/ / Language: Русский / Genre:nonf_publicism,

Литературная Газета 6333 № 29 2011

Литературка ЛитературнаяГазета

"Литературная газета" общественно-политический еженедельник Главный редактор "Литературной газеты" Поляков Юрий Михайлович http://www.lgz.ru/

В огне брода нет

Первая полоса

В огне брода нет

Лето. Жара. Горят леса. Опять горят. Как и прошлым летом, когда вместе со строевым лесом сгорали целые деревни. И – гибли люди. Потому что (напоминает поговорка, ставшая названием замечательного фильма)  в огне брода нет. Из него не выплывешь. Не убежишь, если оказался в смертельном его кольце. Как это случилось в прошлом году с жителями посёлка Верхняя Верея Нижегородской области (погибли 22 человека).

А там, на Нижегородчине, снова бушует пламя. Пылает лес в Якутии, Ханты-Мансийском округе, Хабаровском крае, в Волгоградской, Рязанской, Владимирской областях. Улицы Архангельска и Сыктывкара заволокло дымом. Потери лесов от пожаров вдвое больше прошлогодних, констатирует Рослесхоз. И – первая жертва этого года: в Ростовской области погиб при тушении лесного пожара замдиректора Селивановского лесхоза Вячеслав Нешитый. Сколько ещё жизней унесёт огонь? И почему всё повторяется? Нам что, мало прошлогоднего урока?

Видимо, мало. Да, был повышен статус Федерального агентства лесного хозяйства. Выросли его штаты. Внесены изменения в Лесной кодекс. Да, увеличено финансирование лесного хозяйства из федерального бюджета – выделены деньги на пожарную технику. Но система госуправления лесами так разрушена (введением нового, от 4 декабря 2006 года Лесного кодекса), что процесс её последующего распада остановить не удалось.

Из этой системы продолжают уходить специалисты лесного дела (их число с 2006 года сократилось втрое!). Оставшиеся не обеспечены ни современной техникой, ни средствами связи. Отпущенные деньги на технику и прочие нужды не смогли вовремя дойти до адресата – такие у нас непреодолимые бюрократические барьеры. А эффект от использования, например, дорогостоящих самолётов-танкеров крайне мал (доли процента от числа потушенных пожаров). В тушении же дымящихся круглый год торфяников они просто бесполезны. Ко всему прочему, бесхозными оказались леса на заброшенных сельскохозяйственных землях – у них нет ясного правового статуса, за них никто не отвечает!

И ещё одна, самоубийственная, по сути, особенность происходящего: чиновники искажают информацию о пожарах, умалчивая об их масштабах. В духе известной песенки: «Всё хорошо, прекрасная маркиза!» В результате режим чрезвычайной ситуации в некоторых горящих регионах был введён с опозданием примерно на месяц. Хоть бы одного из этих чиновников наше обалдевшее от светских скандальчиков телевидение показало бы крупным планом. Его лицо. Желательно – уже за решёткой.

Или кто-то может предложить другой способ борьбы с преступной халатностью и лжесвидетельством облечённого властью лица?

Статья опубликована :

№31 (6333) (2011-08-03) 1

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 4,4 Проголосовало: 8 чел. 12345

Комментарии: 04.08.2011 15:20:20 - Вячеслав Константинович Стародубов пишет:

Надо решать вопрос о собственности на природные ресурсы. "Каждому равную долю в каждом природном ресурсе" !!!

04.08.2011 15:19:11 - Вячеслав Константинович Стародубов пишет:

Надо решать вопрос о собственности на природные ресурсы.

Фронт, слушай мою команду!

Первая полоса

Фронт, слушай мою команду!

НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ

Олег ПОПЦОВ

И ВДРУГ…

Почему идея премьера вызвала такой резонанс? Почему возмущается оппозиция: «Мало ему «Единой России», ещё и «Народный фронт» подавай!» Объяснение простое. Путин сорвал банк. Идея витала в воздухе, и её успешность либо неуспешность соотносима с ситуацией: «Оказаться в нужный час в нужном месте», а это уже из статуса «Разведчики». Первое сложилось со вторым.

А теперь о сути. Наша страна потеряла общество. Это результат экономической и социальной политики государства, а значит, власти. Индивидуализм не успел сложиться как философия, направленная на формирование личности, возрастание роли твоего «я», а значит, бесспорного наращивания ресурса общества.

Он превратился в энергию отчуждения и враждебности внутри общества. Как показал опрос, проведённый Институтом социологии РАН, о чём недавно написала «Независимая газета», 52 процента граждан России готовы навсегда покинуть Россию. Вдумайтесь в эту цифру, и тогда вам станет ясно, что политика внутри страны превратилась в игру власти вне сущности процессов, происходящих в обществе. Страна начинает захлёбываться от риторики власти, и навязчивый вопрос: «Когда же наконец всё это кончится?» – преследует нас повсеместно.

И ещё одна удручающая цифра: 50 процентов молодых людей допризывного возраста не понимают, за что и почему они должны защищать «эту» страну. Эту… Данное местоимение не оговорка, именно так называет страну опрошенная молодёжь. И я должен расстроить читателя, который, конечно же, подумал: так ответили студенты платных вузов. Увы, опрос был общим.

Хочется верить, что Владимир Путин, предлагая «Народный фронт», думал не только о выборах (хотя их итог был главным беспокойством) – он думал о сущности партии «Единая Россия». Если я не прав, поправьте меня, Владимир Владимирович.

Замысел был разумный – России, предрасположенной к шараханьям то вправо, то влево, нужна как воздух центристская партия. И Владислав Юрьевич Сурков стал мастерить партию именно по этому лекалу. Но весь вопрос в том, что зачатие плода, которое совершил Борис Березовский, создавая политическое движение «Единство», оказалось порочным. Борис Абрамович создавал выгодную партию, а там, где правит бал выгода, рассуждения о морали, справедливости, нравственности бессмысленны. В партию вступали под обещание сохранения собственной власти, которой располагали до того, а это были высокие и среднего уровня чиновники, губернаторы. Они были основой движения «Единство», переродившегося потом в «Единую Россию». Неслучайно после первых выборов с участием «Единой России» Сергей Шойгу обронил фразу: «Партия нуждается в чистке». Это было сказано о партии, которая только что была создана. И по мере дальнейшего движения партия не приближалась, а отдалялась от народа, ибо её довлеющим большинством стали чиновники. Народ живёт в сверхумеренности по большей своей части. А чиновник в России к нужде не предрасположен. Так «Единая Россия» стала партией буржуазии, а точнее, партией богатых и сверхбогатых людей. Посмотрите на парламент, на сенат.

И Путин делает попытку обнародить партию. Это единственный путь сохранения её как партии, значимой для общества, ибо эту самую общественную воплощённость она теряет на глазах. Идея здравая и своевременная, что из неё получится – другой вопрос.

Вообще «Народный фронт» мог бы объединить оппозицию. Но оппозиция упустила свой шанс и проспала ситуацию, поэтому она настроена столь агрессивно к замыслу Путина и предсказывает его крушение. Но чтобы создать «Народный фронт», надо уметь объединяться. Российская оппозиция в своём нынешнем состоянии попросту утратила этот навык.

«Народный фронт» могли бы создать коммунисты, объединившись со «Справедливой Россией» и рядом других партий. Приятно это кому-либо или нет – при всех изъянах коммунисты более, чем кто-либо, сохранили свою близость к рядовым людям. И это не только пенсионеры. Прошедший кризис усилил эту близость, он ещё раз подтвердил: изъятие государства из управления экономикой равносильно краху капиталистической системы.

Сила идеи Путина именно в её предвыборности, как говорится, обновление партии на следующий сезон. Вопрос по существу: кто попадёт под гребень чистки? Наглядный пример есть – полиция. Президент работает в изнуряющем режиме, всё чистит и чистит, а результат?.. Я понимаю, что транспорт президента работает в ином режиме. Так вот, уважаемые господа, надо менять не форму, а принципы работы. Менять понятие ответственности. Вопрос по существу: в какую сторону чистим – кто остаётся, кто уходит? Есть тревожный сигнал – убирают неудобных, высоких профессионалов, но у которых есть изъян: им не нравится, когда их считают послушным быдлом. Разве для Дмитрия Анатольевича секрет, что все постовые ГИБДД платят оброк начальнику? Это не исключение, это норма, и она на правах преемственности сохранилась в полиции. Как сидели в кустах, выслеживая жертву, так и сидят. Вместо того чтобы на трассе установить световые табло с текстом: «Внимание, водитель! Вдоль трассы установлены камеры наблюдения. Штраф за нарушение правил движения – 5 тысяч рублей. Будьте внимательны!» Вот и всё. И нарушения сократятся в разы.

Да кто же на это пойдёт? «А как же мой навар?» – спросит постовой.

ПОТЕШНЫЕ ИГРЫ

Но вернёмся к «Народному фронту». Можно критиковать оппозицию, что она упустила свой шанс. И коммунисты, поняв, что упустили его, тоже вышли со своей вымученной инициативой – заговорили о создании «Народного ополчения». Выборы 2011–2012 гг. – «Народный фронт» против «Народного ополчения». Впору звать Минина и Пожарского, что и сделали коммунисты. А по сути – «потешные игры».

Путин сыграл безошибочно. Он прекрасно понимал, что движение «Народный фронт» обретёт формат всеохватности. И бросил в толпу призыв: в «Народный фронт» каждый может вступить добровольно – индивидуально и коллективно. Ну прямо Медведев наоборот, тот призывал освободиться от фабрик, заводов, пароходов. А Владимир Владимирович зовёт их в «Народный фронт». Одно бесспорно: приватизированных «фронтовые игры» вряд ли увлекут. Стоп, я не прав, РСПП во главе с господином Шохиным уже отрапортовал – мы «фронтовики».

Почему эта идея при всей её значимости мертва для оппозиции, даже если случится невозможное – оппозиция объединится? Рынок уничтожил идею как объединяющий ресурс. Правят бал деньги. Объединяются с теми, кто может что-то предложить. С Путиным объединяются – он премьер, он глава «Единой России». Единороссы обещают депутатство. Премьер может и в национальный проект зачислить. И преференции среднему бизнесу пообещать. И парламент, где единороссы правят бал, может пообещать закон, который внесёт то же самое правительство.

Есть такой ресурс у оппозиции? Разумеется, нет. В лучшем случае она может сказать; «Вот когда мы станем властью, вот тогда…» «Шалишь, – ответят «фронтовики», – такой «Народный фронт» нам не нужен. Сначала деньги, а потом стулья».

«Народный фронт» мало объявить, его надо создать. И Путин в центре этой круговерти. Ничего не поделаешь. Инициатива наказуема. А схема взаимодействия идеальная. Путин на съезде врачей. И как результат – в составе «Фронта» люди в белых халатах. Путин на съезде аграриев.

– Нам нужна продовольственная безопасность, – провозглашает премьер.

И зал ответствует:

– Ох как нужна!

И слова Путина – словно эхо из 1917 года:

– Мы за то, чтобы вернуть землю крестьянам.

Редакция иная, а суть та же самая.

– Запретить сельскохозяйственные земли использовать не по назначению.

Зал взрывается овациями. Ещё минута – и непременно кто-нибудь взорвётся: «Да здравствует «Народный фронт»!» Вот так. Всё, как говорится, грамотно, продуманно, эффективно. Выступая перед каждой аудиторией – максимальное погружение в суть проблем, которыми живут участники встречи.

Смотришь всё это, и хочется обратиться к либералам и неолибералам всех мастей, или, как их окрестил Прохоров, маргиналам. И сказать: «Вот, господа, как надо вербовать массы, учитесь!»

Однако есть одно «но»… В этих поездках по «фронтовым дорогам» Путина отличает избыточная дарственность. «Единая Россия» как бы присутствует, отсутствуя. Встречают премьера, а не председателя партии «Единая Россия». Ситуация, по сути, алогичная. «Народному фронту» нужен Путин, а «Единой России» – «Народный фронт».

ВЫХОЖУ ОДИН Я НА ДОРОГУ

А на другом политическом полюсе – своя погода. Президент буквально на третий день после избрания «российского Рокфеллера» Михаила Прохорова на пост лидера партии «Правое дело» принимает его и высказывает одобрение по поводу его решения. Прохоров свою фрагментарную речь на съезде изложил в стиле полунамёков – и относительно курса партии, и относительно её менталитета, а точнее, на какого избирателя она рассчитывает.

И тут сразу стало ясно, что перед вами не традиционный политик, а абсолютный индивидуалист, желающий сочинить свою политику. Назвав в качестве главного избирателя семью, родителей, которые желают счастья своим детям, исключив сословность как таковую – мы не партия рабочих, не партия интеллигенции, – Прохоров, мягко говоря, погорячился. Уверен, что сидящий в этот момент в зале прекрасный кинорежиссёр Павел Лунгин поёжился. Эту фразу Прохорову не следовало произносить. Он как бы дал понять, что все стоны об отсутствии гражданского общества – это не для партии «Правое дело». Вряд ли выигрышными можно считать и рассуждения о запрете на термин «оппозиционная партия», ибо в понимании Прохорова оппозиция, по сути, всё те же маргиналы, чуждые убеждениям прозревшего «Рокфеллера».

Как я уже написал, президент решение Прохорова возглавить партию «Правое дело» принял благосклонно. Атмосферу этой благосклонности создал господин Юргенс, рассматривающий партию «Правое дело» как партийный формат неолиберализма и опору господина Медведева.

Как ни парадоксально, но сидящие в зале на так называемом съезде члены партии «Правое дело» пришли туда под другими знамёнами. И Прохоров прямо на съезде эти знамёна поменял. Он не стал погружаться в дискуссию, а вышел на трибуну и сказал: «Будете делать так, как я скажу!»

Не в силу каприза, а на правах, дарованных ему партией, правах беспрекословного лидера. Были дискуссии до того? Не были. Но многофигурная структура руководства партии перестала существовать. Прохоров, по существу, выдвинул ультиматум: либо я бог и царь (в этом случае я беру партию), либо… Второе «либо» было, как мы понимаем, достаточно безутешным, и либералы, а они таковыми себя числят, приняли ультиматум. «Приди к нам и правь нами!» – согласным хором произнесли вчерашние либералы – кто-то восторженно, кто-то раздумчиво, кто-то сквозь зубы. Программы оглашено не было, но отрывочные посылы нового лидера партии для либералов были озвучены и произвели отрезвляющий эффект: партия не будет отныне числить себя либеральной. Так как нынешние либералы воспринимаются обществом наподобие маргиналов, вечно талдычащих о своей оппозиционности.

Партия «Правое дело» не будет оппозиционной, её задача – стать партией власти, а там посмотрим. То, что удел Прохорова с этого момента – содержать партию, не подлежит обсуждению. Как это делал некогда Анатолий Чубайс, будучи главой РАО ЕЭС. Но тогда он был подвергнут руководством страны резкой критике за это. Тогда «Союз правых сил», а партия называлась именно так, был обозначен как непрофильные активы РАО ЕЭС.

О Прохорове этого не скажешь. Миллиардер – сам себе хозяин. Нет сомнения, что партия в ближайшее время обзаведётся и достойным офисом, и транспортом, и рекламными активами. Перед нами стопроцентный бизнесмен. И его суждения обо всём: и об электорате, и о СМИ, и о Конституции – это рассуждения бизнесмена, что абсолютно правомерно, но не политика. Все проблемы на весах: выгодно – невыгодно.

Если концепция управления страной в 2000 году строилась по принципу: бизнес вне политики, и это считалось правомерным, – то случай с Прохоровым опрокидывает этот принцип. И когда олигарх говорит, что он ушёл из бизнеса, мы понимаем относительность этой риторики. Точно так же из бизнеса ушли наши депутаты-миллионеры, а равно и сенаторы. Из бизнеса, как и некогда из КГБ, не уходят.

Случилось нечто иное. Бизнес подчинил политику себе, а проще говоря, её купил. Произошло сращивание власти с бизнесом. И Прохоров должен осознавать, что вошёл в политику на этом фоне. И кому-то доказать, что он из иного мира бизнеса, нежели те, кто был зачат в лихие 90-е и стал разбухать в не менее лихие 2000-е, будет трудно.

Утверждения Медведева на международных форумах, которым несть числа, а равно и реакция Путина на вопрос о системе капитализма, который мы строим, отдают удручающей похожестью: дескать, государственный капитализм не наше будущее: «Чур нас!»

Уважаемые высоковластные господа, не надо так спешить. Ибо недавний опрос Социологического института РАН дал интересные результаты. За либеральную модель капитализма вне государственного контроля выступает лишь 9 процентов населения. Этим сказано всё, а посему, идеологи-неолибералы, надо креститься, прежде чем бить в колокола! Иначе говоря, менее 9 процентов граждан России поддерживают модель, рекомендуемую ИНСОРом. Вот такая правда жизни, господин Юргенс. И я, как человек, рискну заметить, разбирающийся в политике, очень обеспокоен по поводу рекомендаций, которые вы постоянно готовите президенту страны, о чём вы сообщили в преддверии Международного форума в Ярославле.

Существует одна закономерность. Сильным объединяться проще, потому что они сильные. Слабым – сложнее. Не став самостоятельно сильными, но мечтая об этом, они страшатся объединения, ибо в их понимании это всегда претензия на их самостоятельность, которая и есть единственный капитал. Результатов дела нет, потому как отсутствует дело, остаётся единственный ресурс – крик: «Мы – оппозиция!»

Хитрый Гозман не вторил Немцову во время его «буйства» в «Правом деле», он избегал оппозиционных модуляций. Гозман сидел на носу лодки, именуемой «Правое дело», вёл её вдоль берега и искал причал. А вдруг Кудрин, а вдруг Дворкович, а вдруг Шувалов кинут причальный канат: сюда подплывай! Не кинули, хотя президент очень рассчитывал. Юргенс на правах лоцмана карту президента отработал и номера причалов обозначил. Не получилось, «противный» Путин помешал.

И тут Прохоров – как звезда с небес. В расчёт господина Гозмана это не входило. Ждали административный ресурс, а получился приватизационный тендер. В поисках лидера партию вроде как выставили на торги. А ежели так, ребяты, то рынок теперича всё отрегулирует, победит богатейший. Он и победил. Сделка состоялась. Прохоров приобрёл партию. И его нестандартность как лидера именно в этом. Он всегда был вне политики и вдруг с бизнес-вершины самостийно бросился в политический океан и поплыл. Куда? Вопрос, конечно, интересный.

НА ПЕРВЫЙ-ВТОРОЙ РАССЧИТАЙСЬ!

«Фронт» – понятие мобилизующее. И тотчас два вопроса: во имя чего? И против кого?

Самое опасное в претворении идеи – это чрезмерная инициативность холопов. Создание «Народного фронта», повторюсь, – идея здравая и своевременная. Разобщённость в обществе обретает угрожающие размеры. Страна не выдерживает испытания индивидуализмом. Ориентированная в прошлом на объединяющую идею фундаментом, которым был коллективизм, страна рухнула в пропасть разобщённости, где превыше всего «моё».

Мне зададут вопрос: а разве в Америке нет торжества индивидуализма? Отвечу: есть, но рядом с ним существует объединяющая идея – Америка превыше всего! Напомню слова американского президента Джона Кеннеди, которые в 60-е меня сразили наповал: «Американец, прежде чем задать вопрос, что для тебя сделала Америка, спросит себя: что ты сделал для неё».

Не правда ли, что-то знакомое. «Раньше думай о родине, а потом о себе» – советская песня, рождённая примерно в то же время в стране, преисполненной духа коллективизма.

Вы, Владимир Владимирович, с завидной настойчивостью повторяете: ««Народный фронт» – дело добровольное», речь идёт о вступлении в его ряды. А «холопы» не способны к перерождению. Разве вы забыли, как принимали сенаторов в «Единую Россию»? Как школьников в пионеры страны. Нечто подобное было в депутатском корпусе на уровне регионов. Чиновники шли потоком.

Когда начался крах КПСС? Не при Горбачёве, не при Ельцине, а много, много ранее, когда количество людей, вступающих в КПСС из корыстных целей, стало превышать количество тех, кто вступил в партию, руководствуясь идейными соображениями. Это было началом конца.

А «Единая Россия» с этого началась – Борис Березовский создавал движение, партию выгоды.

Поэтому чиновник, и только чиновник, поэтому миллионеры – оплот партии, кем бы они ни были: депутатами, министрами, сотрудниками аппарата, бизнесменами, известными спортсменами. Понимал ли это Путин? Конечно же, понимал. Но следует учесть, Владимир Владимирович, что люди, отладившие механизм расширения партии за счёт административного ресурса, по-другому работать не будут и этот принцип перенесут на формирование «Народного фронта». Уже вступают институтами, заводами, больницами, союзами, объединениями, фондами, школами. Толпа множится толпой. И никто ни с кем не советуется. В объединениях тысячи людей. А решение вступать или не вступать принимает узкий круг начальников. И над всей этой теперь уже почти вакханалией знамя со словами идейного руководителя: «В «Народный фронт» – только добровольно!»

Драматизм происходящего в одной частности – добровольность, по сути, программируется. Путин в Дубне. Обращаясь к учёным, он заявляет: «Наше время настало, Россия готова заявить о вхождении в лидирующий пул сверхсовершенных технологий». А далее – осмотр достижений оплотного центра современной науки и вдохновляющий выпад: обещано поддержать. И воображение рисует ответное эхо за спиной, как единый выдох: «Мы за «Народный фронт»!»

Приходят не для того, чтобы поддер­жать, хотя с этих слов всё начинается. Приходят, чтобы получить. А иначе зачем, какой смысл? А это, господа, плата за отсутствие идеи. За отсутствие бескорыстия, без которого нет объединяющей идеи. Ныне и призыв «За Родину!» вызывает недоумение и непременный вопрос: «Что вы имеете в виду?»

Уважаемый Владимир Владимирович! Идут не в «Единую Россию», идут к премьеру Владимиру Владимировичу Путину. Дабы сотворилось благо. Да не оскудела рука дающего.

Чиновники от «Единой России», а это аппаратный люд всех уровней власти, вступили в партию во благо корысти своего продвижения по службе. Вот так выглядит правда жизни. Одно непонятно – кто для кого? «Народный фронт» для «Единой России» или «Единая Россия» для «Народного фронта»?

Первый вопрос – за кого «Народный фронт»? – понятен. А вот со вторым –сложность немалая: против кого? Это не либеральный фронт, это не фронт спасения. Это фронт, объединяющий народ страны. А кто тогда те, против кого он выступает, – не народ? Я угадываю возможный ответ – народ же разный, так вот мы против тех, кто и не народ вовсе, а жулики и воры. Сейчас модно произносить подобные аттестации. Но, увы, очень часто оказывается, что люди, обладающие этими грантами жуликов и воров, оказываются среди тех, кто призывает к борьбе с ними. Согласитесь, «Народный фронт» против жуликов и воров выглядит, скорее, отчаянно, нежели здраво. «Фронт» – понятие обязывающее, мобилизующее. Вечны в памяти слова: «Вставай, страна огромная, вставай на смертный бой!» Это тоже был фронт. Там было всё понятно: против кого.

Поэтому, пережив эйфорию торжества идеи, следует задуматься о смысловых последствиях. Образ этого самого: «Против кого?» – может разобщить фронт. Ибо народ велик только тогда, когда он един.

Вопрос «Против кого?» – вопрос не праздный. Обязывает название «Народный фронт». И если быть справедливым, единороссы не видели в КПРФ главного противника. Они были убеждены, что время коммунистов кончилось и они существуют лишь как теневая реальность, как воспоминание о достаточно отдалённом прошлом, как музей в настоящем. И в этой роли они и останутся в политике. Полагаю, что похороны коммунистов преждевременны. И как ни странно, именно кризис дал коммунистам второе дыхание, ибо со всей очевидностью показал краховую уязвимость капитализма.

Но появление некой контрсилы, противостоящей «Народному фронту», ещё и возвращение «Народному ополчению» символических героев Минина и Пожарского доводит объединяющую идею до абсурда. Коммунисты не адресуются к собственной истории, не говорят о союзе рабочего класса и крестьянства. Они уходят в далёкое прошлое российской истории, ищут там созвучность. Но «Народное ополчение» – это образ войны. Получается, что КПРФ помогла единороссам в решении очень непростой задачи: против кого «Народный фронт»? Они сами выплеснулись. И если раньше удачной уловкой Путина могли бы стать слова, расставляющие все точки над «i»: «Не против кого, а во имя чего», – то теперь ситуация изменилась: народ против народа. Иначе говоря, осмысление объединяющей народ идеи вызывает отторжение ревнивых политиков, потому что объединяются не вокруг них.

После шумного съезда «Народного ополчения» в Нижнем Новгороде случилось досадное погружение «ополчения» в идею агрессивного национализма: «Россия для русских», которой КПРФ, судя по всему, не сумела противостоять и пошла не в ту сторону – догонять ЛДПР. Тогда, в далёкие времена, русским противостояли поляки, а теперь, Геннадий Андреевич, кому вы противостоите? Ах да, совсем забыл, вы чистые и пушистые, противостоите ворам и жуликам, а ещё «понаехавшим тут». Ну что ж, может быть. Но, на мой взгляд, для КПРФ это путь в пропасть – ненависть плохой союзник.

ВЕЛЕНО ОТМЫВАТЬСЯ

У Прохорова свои проблемы. Если у единороссов очередь в 4 тысячи человек на желание участвовать в праймериз по выборам кандидатов в будущие депутаты, то у Прохорова своя очередь – на предмет членства в партии. Объёмный пиар дал результат. Вспоминаются парткомы по приёму в члены КПСС.

Мне интересно другое. Есть слова, сказанные Гозманом в кулуарах съезда (слова вещие): с идеями основателей партии Гайдара и Чубайса покончено. И есть тезис Прохорова (оппозиция – явление маргинальное), который далёк от бесспорности. Как, впрочем, и адресность своего избирателя. Мы должны обращаться к главам семьи, к мужчинам и женщинам, которые каждый день принимают ответственность за себя, за своих детей, за их будущее. Иначе говоря, партия «Правое дело» – это партия всех.

Увы, уважаемый господин Прохоров, партии для всех не бывает. Одна таковой себя считала, она называлась КПСС, был взлёт и был крах. Я сомневаюсь, что вы рассчитывали стать её прообразом.

Олигархи или их ставленники, погружающиеся в политику, совершают похожий маневр – Касьянов ли это, Прохоров или тот же Ходорковский: идут во власть, заверяя малоимущих в верности таковым. Малоимущие бедны – это факт, но не глупы – это тоже факт. Они не верят в мгновенное перерождение.

 Вряд ли поверят они и в прохоровскую эволюцию: вчера требование 60-часовой рабочей недели и повышения пенсионного возраста, а сегодня – прямо противоположное: «Капитализм для всех – это не наш путь. Семья, её заботы – вот наши цели». Столь скорое перерождение взглядов не может не насторожить. Прохоров – один из самых богатых людей России. И вот теперь он прозрел. Почти библейская история. Он полон желания вернуть долг тем, кого ранее обобрал, следуя законам социальной несправедливости, в эпоху приватизации. Он хочет искупить свой грех. Впору встать перед иконой на колени и разрыдаться: «Прости меня, Господи! Тогда я был молод и не просвещён жизнью, а сейчас я всё понял». Как бы хотелось, чтобы всё было именно так, а не осталось плодами писательской фантазии. Но жизнь пишет свою историю.

И уже было прозревший Прохоров как руководитель одного из комитетов РСПП возвращается к своей идее пересмотра Трудового кодекса и пытается расколоть профсоюзы, ставя на первое место интересы работодателей, а не работников, то есть рабочих. Тогда придётся уточнить, господа, что «Правое дело» – партия работодателей, а значит, партия очень богатых. И вся съездовская риторика не более чем…

Усохший было либеральный фланг (Прохоров настроен вывести «Правое дело» из этой зоны) опять заскрипел, опять забурлил. Оплотные фигуры протестного либерализма, бывшие ранее соратниками по партии, опять разъединились и создают свою партию «Парнас». А значит, свою биографию, свою любовь, свой скандал. И теперь вчерашние сотоварищи – полнообъёмные оппоненты «Правому делу». А после отказа партии в регистрации, что, по сути, глупость очевидная, скандал стал опережать сущность. Уважаемые власти предержащие, зачем вы это делаете? «Парнас» не станет правящей партией, но ландшафт политический он расширит. И, как я понял, президент настаивает на расширении игрового поля, а иначе зачем снижать барьер?.. Кстати, эти бодания преждевременны. Надо пройти 7-процентный барьер. А это очень непросто для партии, объединившей ранее разобщённых.

И ПОСЛЕДНЕЕ

Приближаются выборы, и очеловечивание партии, на что решилась «Единая Россия», – путь непростой. Самое досадное, если единороссы начнут освобождаться от неудобных, и тогда чистка партии превратится в зачистку, а это разные субстанции. Первые ласточки уже полетели. Уважаемых и неудобных среди думских, единороссов, Владимир Владимирович, не один-два, а намного больше. Потерять легко, найти трудно.

Предстоит самое главное испытание – выборы. А потому: «Фронтовики, наденьте ордена!»

Статья опубликована :

№31 (6333) (2011-08-03) 1

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 2,6 Проголосовало: 20 чел. 12345

Комментарии: 04.08.2011 23:49:41 - Михаил Рядовкин пишет:

TO: Alexander V Lavrov

С Вами не соглашусь. Причина другая - СТРАНА ПОГРЯЗЛА ВО ЛЖИ. Ничего не мешает автору зарегистрировать 10 е-мэйлов, 10 раз зарегистрироваться на ЛГ, и 10 раз поставить самому себе 5 - чтобы не позориться с ужасно низкой оценкой.

04.08.2011 22:43:27 - Alexander V Lavrov пишет:

Я поставил за эту статью единицу. Всего голосовало 20 человек. Получается, что половина тоже поставили единицу. А вторая половина поставили пятерку. Если считать, что форум ЛГ отражает настроения в России, то Видимо, страна расколота пополам.

Я поставил за эту статью единицу. Всего голосовало 20 человек. Получается, что половина тоже поставили единицу. А вторая половина поставили пятерку. (в среднем получилась тройка) Если считать, что форум ЛГ отражает настроения в России, то Видимо, страна расколота пополам.

04.08.2011 19:23:51 - Stanislav Alexandrovich Krechet пишет:

Полезно, однако

Полезно прямое изложение автором тех фактов, о которых сказать у многих (кроме коллег-комментаторов) язык не поворачивается, а именно: о существующих жестоких избирательных тенологиях, о КПРФ, которую не надо сбрасывать со счетов, о выкрутасах Майкла Прохорова, о том, как бизнес покупает политику, о "подскащике" Юргенсе, о других технологических операциях. Правда, интересно было бы узнать, строительство чего идет у нас? Не государственный капитализм, а что? Сказавши одно, зачем секретить другое?

04.08.2011 14:59:19 - Вячеслав Константинович Стародубов пишет:

Ни о чём !

...

04.08.2011 13:33:27 - Николай Алексеевич Барболин пишет:

В столицах шум, гремят витии...

А здесь, во глубине России, да нет пожалуй, не совсем тишина, а просто жизнь очень далекая от этих страстей, в полуавтономном режиме, на который происходящее наверху прямого влияния чаще всего не оказывает. И в этом я совершенно солидарен с Ю.А. Кузнецовым. Местные, муниципальные власти давно поняли бесперспективность хождения с протянутой рукой в вышестоящие инстанции (а жить сколько нибудь сносно на остающиеся в местной казне налоговые крохи совершенно невозможно), а обратили свой взор на пасущийся на подведомственных территориях мелкий и средний бизнес. Без его где вольного, где подневольного участия в местных делах всякая жизнь на просторах нашей глубинки, наверное скоро бы замерла. Впрочем, живая жизнь как может пробивается сквозь нагромождения, создаваемые непродуманным (непродуманными ли?) реформированием, которое, в результате меняет лишь внешнюю оболочку происходящего. Но сколько сил уходит на это! Уходит зря! Получается, что мы живем более не благодаря, а вопреки тому, что делается якобы для блага народа. Отчуждение глубинки от происходящего наверху только лишь возрастает и никакие фронты не смогут реанимировать утраченное доверие.

04.08.2011 10:36:17 - Борис Иванович Сотников пишет:

С какой целью автор "взялся за перо"?

В начале статьи прозвучали весьма серьезные вещи: «50 процентов молодых людей допризывного возраста не понимают, за что и почему они должны защищать «эту» страну», «Наша страна потеряла общество». Но без пояснения и анализа, эти слова звучат, как простая банальность. ____________________ Да, отсутствие альтруистической составляющей в любом обществе обязательно разрушает это общество. А как же она вновь возникнет, эта составляющая? Сама собой? Разве опытный политик и один из создателей нового ТВ не понимает, что надо делать? А если понимает, то почему скрывает? Он же, наверняка, знает о механизмах воздействия на населения наших СМИ и, прежде всего, ТВ. Вот бы и поделился автор с нами своими суждениями. Но мне представляется, что Олег Максимович просто не готов затронуть интересы очень влиятельных сил. ________________ Вместо этого, автор многословно рассуждает, какая это замечательная идея – создание «Народного фронта». Компплиментарность и поверхностность суждений по этому поводу, по-моему, является слабым поводом для того, чтобы «браться за перо».

03.08.2011 11:46:30 - Михаил Рядовкин пишет:

надеюсь

публикации этого автора больше не появятся на 1-вой странице ЛГ

03.08.2011 06:35:23 - Леонид Серафимович Татарин пишет:

"КАК ОБУСТРОИТЬ ЭКОНОМИКУ И ВЛАСТЬ РОССИИ: анализ инженера и математика"

Под таким названием два года назад вышла книга академика РАН Нигматулина Роберта Искандеровича.

Грамотно и просто, доступно для любого читателя.

Он не политик.

Учёный, который искренне озабочен судьбой России.

Настоящий патриот нашей страны.

А рассуждения О. Попцова ...

Короче и более грамотно эту тему изложил Вячеслав Сысоев в своих двустишиях:

"Отстала мысль от дела -

И дело в лужу село."

"В лакеях у богатства стыд.

И что? Да ничего - он сыт."

03.08.2011 02:58:41 - Юрий Алексеевич Кузнецов пишет:

О чём Вы,Олег Максимович?

При всём моём уважении к Олегу Максимовичу Попцову вынужден сказать, что статья написана зря. Ни о чём. Возможно в пределах,ограниченных МКАД ситуация и выглядит подобным образом,но,как говорил В.И.Ленин: "Узок круг этих революционеров. Страшно далеки они от народа..." ________Спуститесь на грешную землю,Олег Максимович! Административными мерами можно,конечно,согнать народ куда угодно - хоть в "Народный фронт",хоть в "ополчение" - какая разница ? Жизнь за пределами МКАДа от этого не изменится ни на гран. Реальной жизнью внизу сейчас уже управляют даже не чиновники - без связей до них не достучишься,даже взятку просто так не возьмут,только по знакомству. Управляют те (или подобные тем),против коих поднялся с ружьями в Сагре действительно реальный русский народ (то,что от него осталось). Речь даже не о криминале,как было в Кущёвке,Сагре,Гусь-Хрустальном. Речь о когорте предпринимателей (по большей части - пришлых),кои держат в российской глубинке торговлю,транспорт,строительство,различные услуги и т.д. Вот они удивительно быстро нашли ходы к власти,и теперь от них зависит в этой самой глубинке жизнь большинства наших с Вами сограждан. Какие там КЗоТы,СНИПы,ЕНиРы и прочие соцпакеты? Всё проще. Для большинства занятых в этой сфере вопрос стоит на уровне "заплатит - не заплатит?". И если не заплатит (ну вот нет у него настроения),так семье и жрать будет нечего.________ А Вы ,Олег Максимович,всё о Путине... Да,у Путина в своё время был шанс. После ельцинских "лихих 90-х" все ждали государственника, собирателя ,строителя земли Русской. Поначалу Путин таковым и казался. Но...не более. За 8 лет путинской власти мафиозно - клановая структура управления страной выросла,окрепла и окостенела. К этой структуре накрепко прилипла прослойка вышеупомянутых предпринимателей. Монолит - пушкой не прошибёшь ! Надежды были в очередной раз обмануты, и прошло уже достаточно времени,чтобы большинство народа(не задействованного во власти) это осознало . И сейчас создание "Народных фронтов" под эгидой Путина - не более,чем гальванизация дохлой лягушки. Она будет дёргать лапами,пока вливают деньги,но она всё равно останется дохлой - поезд ушёл,кредит доверия кончился.______ У Медведева тоже был шанс стать лидером нации - меньший,но был. Но Дмитрий Анатольевич своими бездарными реформами ЖКХ ,здравоохранения ,образования и всего,что только можно - этот шанс подорвал. А намерением доприватизировать то,что ещё недоприватизировано,он этот шанс,похоже,упустил окончательно. ________ Прохоров ? Вы это серьёзно ? Помнится,кто-то из близких ему по духу "локомотивов бизнеса"(по выражению К. Собчак) отправил по известному адресу всех "у кого нет миллиарда". Ирина Муцуовна Хакамада тоже в своё время посылала безработных шахтёров ..."собирать морошку", иначе говоря,по тому же адресу. Такого Россия не прощает,так,что ,говорить о какой-то поддержке праволиберальной партии,наверное,наивно._______ И вообще,кажется,сейчас уже, к сожалению не поверят и коммунистам,и "Справедливороссам". За 20 лет насмотрелись и наслушались радеющих "за народ",за "великую Россию",за "Правое дело" и прочие "либертэ, эгалитэ..." Всем бы только до кормушки дорваться,а там - хоть трава не расти.______ Горько об этом писать,но похоже,что без великих потрясений в духе 1917 года не обойдётся. А если обойдётся,если всё пойдёт,как идёт - Россия прекратит своё существование,как держава,а русский народ будет окончательно задвинут на задворки мировой политики,а потом и мировой истории. Такие вот безрадостные мысли приходят в голову по поводу вышеизложенного.

Московский вестник

Первая полоса

Московский вестник

Свой юбилей отметила известная лётчица-испытатель Марина Лаврентьевна Попович в гарнизонном Доме офицеров Московского военного округа. За свою карьеру она освоила более 40 типов самолётов и вертолётов, первая в мире женщина-лётчик, которая преодолела звуковой барьер на истребителе МиГ-21, за что получила прозвище Мадам МиГ, а ещё она автор более полутора десятков книг.

В третий раз в минувшие выходные южнее Москвы в селе Троицком прошёл военно-исторический фестиваль «Битва при Молодях». Молодинская битва-сражение, произошедшее в 1572 году, в котором сошлись в бою русские войска воеводы князя Михаила Воротынского и армия крымского хана Девлета I Гирея.

В День Крещения Руси на Поклонной горе прошёл концерт, в котором приняли участие известные российские музыканты. Праздничное мероприятие открылось колокольным звоном и выступлением Московского синодального хора перед многотысячными зрителями. Статья опубликована :

№31 (6333) (2011-08-03) 1

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 1 чел. 12345

Комментарии: 04.08.2011 19:28:38 - Stanislav Alexandrovich Krechet пишет:

Поздравляю и я изумительного человека Марину Попович! Восхищаюсь этой героической, незабываемой женщиной! Живите долго, сколько захотите!

Не связанные одной цепью?

События и мнения

Не связанные одной цепью?

ОЧЕВИДЕЦ

Юрий БОЛДЫРЕВ

Что есть идеальное общество с точки зрения способности ставить перед собой какие-либо цели и их добиваться? Это общество, связанное воедино эмоционально, охваченное единым духом.

Утонули сто человек на перевернувшемся прогулочном пароходике? Мы все скорбим. Выяснилось, что утонули не в силу непредсказуемого стечения обстоятельств и буйства природных сил, а в силу чьего-то разгильдяйства или даже преступной корысти – негодуем, требуем привлечения к ответу, добиваемся этого.

Рассказывают нам о чудодейственном превращении прежней никуда не годной милиции в какую-то прямо-таки новую и замечательную, сплошь теперь переаттестованную полицию – надеемся на лучшее. Выясняется затем, как в истории с событиями в Сагре, что острие меча правоохраны остаётся заточено не против нарко- и прочей мафии, но против любой самоорганизации граждан, включая организацию для самообороны от этой самой мафии – требуем разгона такой «правоохраны» независимо от того, прошли ли «правоохранители» переаттестацию как индульгенцию за будущие грехи…

Наконец, рассказывают нам о достижениях «модернизации» – что новые месторождения осваиваются, сталепрокатные мощности вводятся – вместе радуемся и гордимся. Выясняется затем, что всё это либо пока прожекты, либо явь, но ориентированная лишь на закрепление полуколониального статуса страны как сырьевого придатка развитого мира – вместе критически осмысливаем реальность, ищем иного пути и иных лидеров, способных по иному пути повести…

Это всё – если мы более или менее едины. Но наше общество совсем не едино. Нет ни общего единого информационного тона, воспринимаемого подавляющим большинством граждан, ни общей системы ценностей, позволяющей одну и ту же информацию воспринять как единый побудительный мотив к действию.

И особенно это заметно не в макромасштабе, а на примере личных контактов. Я как-то рассказывал про своего старого приятеля, по тональности разговора с которым и, главное, по степени его заинтересованной включённости в широкий контекст жизни страны сразу легко определить, как у него дела. Если дела у него идут хорошо, то тон разговора становится покровительственным, а интерес к любым общественным проблемам – поверхностным. Мол, да, всякие проблемы бывают, но нельзя же к ним относиться всерьёз: все люди как-то проблемы решают, как-то находят выходы, а общего ничего и нет – каждый всё решает сам…

Если же дела у него плохи, то откуда-то вдруг просыпаются пытливый ум и интерес к макропроцессам, общим подходам, общим решениям. Мой приятель, с такими проявлениями в столь чистом виде, может быть, конечно, и не типичен – в конце концов нас всех как-то воспитывали, в том числе учили симулировать интерес и поддерживать разговор. Но, согласитесь, очень и очень многое в нашей неспособности к единому мировосприятию и к единому коллективному действию определяется чем-то подобным.

Что же должно происходить или произойти, чтобы общество на какое-то время стало единым и дееспособным? Произойти должно такое, что, как говорится, не дай бог.

Например, недавние кровавые события в Норвегии – перевернут ли они сознание и представления большинства о норме и о праве? Конечно, мило и приятно жить в отдельной цивилизованной стране, в которой вы прекрасно защищены от всяческих угроз – настолько, что вопрос о личном оружии для постоянной самообороны даже и не возникает. Но если мы понимаем, что живём в мире, где рядом с нами живут маньяки и просто идиоты, не говоря уже о том, что этот мир открыт и, значит, бесконтролен, допустимо ли так расслабляться?

Представим себе, что маньяк напал бы не на группу участников семинара «за всё хорошее», а, например, на туристов (или тем более охотников), готовых к отражению нападения хотя бы диких зверей, то есть вооружённых… Так легко расстреливать жертвы, как в компьютерной игре-стрелялке, ему бы не удалось. Аналогично, если бы проведение подобных мероприятий изначально требовало вооружённой охраны – тоже всё стало бы не так просто. По какому пути пойдут норвежцы? Предсказать не берусь. Но норвежское общество, есть основания полагать, средство защиты от повторения возможности подобных массовых убийств найти должно.

Другой пример: события в нашей Сагре. Для тамошних жителей, надо понимать, произошедшего достаточно. Были бы они отдельным народом и государством, так наплевали бы на все европейские протоколы и сейчас же ввели бы у себя смертную казнь за распространение наркотиков. Или как минимум пожизненное заключение без права УДО. И, разумеется, право на ношение законопослушными гражданами оружия. Всеобщее счастье сразу, разумеется, не наступило бы, но жизнь бы нормализовалась и, главное, оздоровилась бы – появилась бы перспектива.

Но вот беда: они не есть целый народ, образующий самостоятельное государство. Более того, они на самом деле толком, несмотря на все декларации, даже и не самоуправляемая единица. Шерифа, вооружённого и имеющего право обезвреживать преступников и даже организовывать вооружённую самооборону силами вооружённых или вооружаемых им добровольцев, они избрать не вправе. Им его делегируют сверху – от высшей власти, действующей якобы от имени всего народа. А весь народ – не только страны, но даже и региона – воспринимает локальные события как частность, которая пока никоим образом не влечёт за собой радикального изменения правил, порядков, условий…

Конечно, произошли бы события, подобные сагринским, одновременно по всей стране, да ещё и в преддверии выборов, так, может быть, мы одновременно осознали бы суть проблемы и нашли бы её решение. Но вот беда: нарко- и прочая покрываемая властью мафия берётся нас учить не всех одновременно, а по очереди. А в силу слабости, мозаичности сознания и отсутствия минимума общенациональной солидарности мы оказываемся не способны воспринимать локальные события как глобальные вызовы. И это – то главное, что не позволяет нам реагировать на события адекватно, видеть подлинные проблемы и находить эффективные решения.

Точка зрения авторов колонки может не совпадать с позицией редакции

Статья опубликована :

№31 (6333) (2011-08-03) 1

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 4,4 Проголосовало: 15 чел. 12345

Комментарии: 05.08.2011 08:56:21 - Николай Алексеевич Барболин пишет:

В.К. Стародубову.

Уважаемый Василий Константинович!. С вашими воззрениями на справедливое устройство общества уже неоднократно имели возможность ознакомиться большинство читателей электронной версии. Думаю, многие, если не большинство, их разделяют. Ну а те, кто реально могут повлиять на ситуацию, - вряд ли до них достучишься подобным образом. А что касается вышерасположенной статьи Ю.Ю.Болдырева, - она как всегда что называется "в яблочко".

04.08.2011 15:37:26 - Вячеслав Константинович Стародубов пишет:

Решение давно найдено.

Я извиняюсь, что комментарий больше комментируемой статьи. С чего начинается общество С решения вопроса о собственности на природные ресурсы, в том числе - землю (и территорию). От решения именно этого вопроса зависят все остальные параметры общества. На сегодняшний день мы знаем два варианта решения этого вопроса: первый вариант: - природные ресурсы являются исключительной собственностью государства; второй вариант: - природные ресурсы являются частной собственностью. Если все является исключительной собственностью государства, то у граждан получается - ничего, они становятся никем и ничего не решают в своей жизни. Если у всех но "нулю", то, может быть, это тоже "равенство", но как жить "без ничего"? Во втором варианте природные ресурсы обязательно сосредоточатся в немногих руках. Подавляющая часть населения опять останется ни с чем и никем, и опять ничего не решает в своей жизни. К тому же эти немногие обязательно возьмут власть. То есть разницы между этими вариантами фактически, практически нет никакой. В обоих вариантах у людей будет ничего и будет только две дороги: или погибнуть; или работать на тех, в чьих руках находятся природные ресурсы. Ну, есть еще третья дорога - большая. Однако, несмотря ни на какие, самые тяжелые условия, в преступники идет только часть людей, остальные все равно будут работать. Но тут вступает в силу закон спроса и предложения. Предложение рабочих рук максимальное, спрос - минимальный. Результат: цена рабочих рук - минимальная. К тому же работы, мягко говоря, хватит не всем. Образуются лишние люди. В следствие минимальной цены труда барьер для перехода из группы, не владеющих природными ресурсами, в группу, владеющих природными ресурсами, становится не преодолимым. В следствие минимальной оплаты труда большую часть произведенного продукта присваивают собственники природных ресурсов, что даст им возможность хорошо жить, не работая, и вершить судьбы людей и мира. Объективно возможен третий вариант: КАЖДОМУ РАВНУЮ ДОЛЮ КАЖДОГО ПРИРОДНОГО РЕСУРСА Долю каждого природного ресурса человек получает в момент рождения, имеет ее всю жизнь и теряет в момент смерти. Доля эта не продается и по наследству не передается. Просто каждый вновь родившийся получает свою долю каждого природного ресурса. Понятно, что величина доли будет постоянно меняться в зависимости от поступления в оборот и выбытия из оборота (исчерпания) природных ресурсов, и от роста или падения численности населения. Но неизменным остается одно - равенство долей каждого. Откуда этот основополагающий принцип - каждому равную долю каждого природного ресурса - берется? Первое. Быть может вы и духовные создания, автор же, к своему глубокому сожалению, всего-навсего кусок органики, которая может существовать единственным способом - через обмен с остальной природой, и отгородить его от природы - природных ресурсов, не допустить к природным ресурсам, значит - убить. Причем это относится не только к непосредственно потребляемым "съедобным" ресурсам (воздух, вода, еда, которая растет на земле, а, значит, и земля), но и к "несъедобным" (территория, руда, нефть, газ и прочее). "Несъедобные" ресурсы вошли в оборот общества только потому, что дальше люди без них обходиться не могли, значит не может и автор. К тому же не надо ни большого ума, ни высокого образования, чтобы видеть, что после нескольких переделов и обмена "несъедобные" ресурсы все равно превращаются в "съедобные", иначе бы их никто не добывал. Короче: ни один из нас без природных ресурсов жить не может. И если в "Декларацию о правах человека" и Конституцию не внести первым пунктом основополагающий принцип - каждому равную долю каждого природного ресурса, то вся эта "Декларация..." и Конституция - туфта. Второе. Никто из нас природные ресурсы не создавал, они достались нам от Бога и бесплатно, и ни у кого не может быть больших или меньших прав на природные ресурсы. Права могут быть только равными. Вот, пожалуй, и все предпосылки: как говорится - необходимо и достаточно. Так мы и получаем основополагающий принцип - каждому равную долю каждого природного ресурса. Что нам всем дает СОГЛАСИЕ на предлагаемый основополагающий принцип: -каждому равную долю каждого природного ресурса? Первое: Каждый в момент рождения получает средства к существованию. И получает их в течение всей жизни, до момента смерти. Поэтому у человека не возникают в жизни такие моменты или промежутки (болезнь, потеря работы, освобождение...), когда бы он остался совсем без куска. Второе. Человек с момента рождения оказывается включенным в экономические отношения. Третье. Наконец-то мы действительно становимся равными, причем - не декларативно, а в натуре, на самом деле. За каждым из нас равная доля природных ресурсов, одинаковая по величине и структуре. Это и есть равные возможности. Только реализация ЭТОГО принципа заставит считаться с каждым из нас. Четвертое. Автоматически не образуется слишком большая разница между самыми богатыми и самыми бедными. Общество становится ровнее (что очень важно для экономики). Не образуются такие группы, как сословия, классы. Пятое. Постоянно имеется в наличии максимально возможный платежеспособный спрос, а значит - максимально возможная занятость. Так называемые периодические кризисы становятся менее глубокими. Шестое. Не образуются лишние люди... Этот перечень можно продолжать бесконечно, ибо от вышеуказанного основополагающего принципа берут начало все стороны, грани, параметры жизни. Один из практических выходов предлагаемого основополагающего принципа. Не секрет, что сейчас очень много беспризорников. Плюс к этому считается, что ни у кого, в том числе у государства, нет на них средств. Но за каждым ребенком огромные средства - его доля в каждом природном ресурсе. Сейчас эти средства забирают так называемые олигархи. Автора удивляет и поражает, почему этим взрослым дяденькам не стыдно. Если уж мы произвели ребенка, то надо бы всем потесниться и дать ему место под солнцем, а не ставить перед ним задачу, мол, толкайся и занимай свое место сам, чтобы потом не удивляться, почему у нас такие (сами знаете - какие) дети. И первое, что будет узнавать и понимать человек, постигая этот мир, это то, что его не обманули, не кинули, что ему сразу же дали кусок, такой же как и всем. Тогда, в отличие от нынешней ситуации, у общества будет моральное право сказать любому вору: "Братан, у тебя есть такой же кусок, как у каждого из нас. Так в чем дело?! " - и дать ему на полную катушку. Сейчас у общества такого права нет. Ну, а когда за каждым ребенком будут эти средства, станет меньше проблем с усыновлением, с семейными детскими домами, с плачевным состоянием приютов, детских домов, интернатов, хотя только этих средств, конечно, не хватит. И, само собой, каждая семья с появлением в ней ребенка приобретает дополнительный источник дохода - долю этого ребенка в каждом природном ресурсе. Этот основополагающий принцип - каждому равную долю каждого природного ресурса -может стать составной частью общенациональной идеи: кому не захочется жить в государстве, в котором каждому сразу, в момент рождения и на всю жизнь, дается равная доля каждого природного ресурса. А у русского народа если и была испокон веков какая мечта, то это как раз мечта о справедливости. Именно этот основополагающий принцип - каждому равную долю каждого природного ресурса - будет самым крепким цементом для общества и государства, ибо обеспечить каждому равную долю без государства не возможно. И регулярно периодически получаемая всеми-каждым равная для всех-каждого пайка (деньгами) будет выполнять скрепляющую центростремительную функцию. На земле есть только земля и люди - природные ресурсы и граждане. И кроме природных ресурсов дать человеку нечего. Только обладание природными ресурсами дает человеку свободу и уверенность в завтрашнем дне, причем - далеко не стопроцентную, но большей свободы и гарантии на завтрашний день не существует в природе. И наиболее возможную свободу и уверенность дает именно этот вариант: человек может работать кем угодно, переезжать куда угодно - доля всегда остается при нем. Сегодня все говорят об экономике, дают советы, рекомендации, и даже, может быть, правильные. Ну никак не доходит до докторов и кандидатов, что дело не в этом, а в том, что это делаться не будет, потому, что тем, в чьих руках все, этого не надо, а те, кому это надо, ничего не решают. Сначала надо создать социально-экономическую единицу, то есть - гражданина с равной со всеми долей природных ресурсов, чтобы решали именно мы. И результаты экономических отношений для каждого из нас пропорциональны тому, с чем мы вошли в эти экономические отношения. И если кто-то вошел в экономические отношения с природными ресурсами и средствами производства, а кто-то - с парой голых рук, то результаты (отдача) будут соответственные. То есть сначала граждане, с равной долей природных ресурсов каждый, чтобы решали именно граждане, и чтобы результаты труда доставались именно им (а иначе - к кому вы, собственно, взываете, уважаемые доктора и кандидаты, кому адресованы ваши советы и рекомендации), а потом уже прочие экономические отношения. Нашлись умники, утверждающие, что производительность труда не зависит от формы собственности, а зависит от эффективного управления. Зато от формы собственности зависит, кто заберет себе результаты этой самой производительности и эффективного управления. И производительность труда от формы собственности зависит. Особенно от того, кому достанутся результаты труда. Ниже мы рассмотрим этот вопрос чуть конкретнее на примере одного из природных ресурсов - земли. О ЗЕМЛЕ Сначала основополагающий принцип: каждому равную долю каждого природного ресурса. В этой статье мы будем говорить об одном из природных ресурсов - о земле. Земля, как и положено, делится на категории, каждая из которых имеет свой статус. Мы ограничимся одной категорией - земли сельскохозяйственного назначения и еще конкретнее пахотные земли - пашня. Итак. Площадь пахотных земель известна. Делим ее (арифметически - на бумаге) на всех жителей, получаем что-то около гектара. Это и есть ДОЛЯ пахотной земли каждого из нас. Каждый из нас имеет право частной собственности на равную долю пахотной земли. На ДОЛЮ, А НЕ НА КОНКРЕТНЫЙ УЧАСТОК. Долю эту человек получает в момент рождения, имеет ее всю жизнь и теряет в момент смерти. Доля эта не продается и по наследству не передается, просто каждый вновь родившийся получает свою долю. Величина доли постоянно меняется, в зависимости от перехода земель из категории в категорию, и от роста или падения численности населения. Выделять долю в натуре НЕ надо. Во-первых, это не возможно, во-вторых, это бред пьяного президента, в-третьих, в этом нет никакой нужды. Землю надо сдавать в аренду, самим себе. Каждый, с одной стороны, является собственником доли (по факту рождения), арендодателем (автоматически), с другой стороны - кто желает - арендатором. Кстати о собственности. В этой статье автор не станет распространяться, только коротко скажет, что собственность может быть только - ЧАСТНОЙ СОБСТВЕННОСТЬЮ ГРАЖДАНИНА-ФИЗИЧЕСКОГО ЛИЦА. Ну, можно еще выделить две вариации: частная собственность гражданина - физического лица на конкретную вещь; и на долю, выраженную в коэффициентах (процентах, долях единицы) и в деньгах. Разными бывают формы ОРГАНИЗАЦИИ граждан в те или иные структуры - организационно-правовые формы, в которые, по мере нужды, и объединяются граждане, каждый со своей долей, в том числе и в государство. Поэтому при проведении процессов приватизации и национализации, которые не являются чем-то из ряда вон выходящим, а являются обычным делом, никто из граждан-физических лиц, в отдельности - по сравнению друг с другом, ничего не теряет и ничего не выигрывает, так как доля каждого априори известна и в результате этих процессов не изменяется - меняется только субъект управления. Точно так же обстоит дело и с природными ресурсами: собственность на пахотные земли - это частная собственность каждого на долю (равную). Для управления, распоряжения землями собственники долей пахотной земли (все мы) создают ОТДЕЛЬНУЮ ВЕТВЬ ВЛАСТИ. Исполнительная полуветвь этой отдельной ветви власти и проводит периодические конкурсы по сдаче пахотных земель в аренду, на срок, от конкурса до конкурса. На конкурсе решаются три задачи: первая - каждый участок земли получает свою цену; вторая - собственники долей (все мы) получают, как и положено, максимальную отдачу от своей частной собственности на долю; третья - арендаторы априори оказываются в равных условиях, так как за хорошие участки придется платить больше, за плохие - меньше. Принимать участие в конкурсе могут: отдельные граждане (семьи) - фермеры; небольшие группы граждан - кооперативы; большие группы граждан - колхозы. Стоимость арендной платы для арендаторов будет разной, для арендодателей (всех нас)одинаковой. Все мы собственники равных долей. Деньги за аренду собираются в одну сумму в одном месте и делятся на всех арендодателей (всех нас) - поровну, и каждый из нас получает сумму, приходящуюся на долю, в том числе и арендаторы, так как каждый из них, как гражданин, является собственником одной доли. Таким образом человек получает деньги за свою долю независимо от того, вошел ли он в колхоз, или вышел из него. Любой человек или группа людей, могут в любой момент положить на председателя и выйти из колхоза, ничего при этом не потеряв, доля-то всегда при себе, на очередном конкурсе взять землю в аренду (перехватить у того же колхоза) и создать другой колхоз, кооператив, фермерские хозяйства. Цена земли постоянно меняется, поэтому конкурсы должны проводиться регулярно, периодически. На конкурсах участки могут переходить из рук в руки. Но, чтобы земля содержалась надлежащим образом, она должна находиться в одних руках долгое время. Эта проблема легко решается. Все улучшения, вложения в землю, сделанные арендатором, оцениваются, документируются и являются частной собственностью этого арендатора. Чтобы перехватить на очередном конкурсе этот участок, потенциальный арендатор должен не только дать большую цену, но и, кроме этого, заплатить настоящему арендатору за его улучшения, вложения в землю, которые, как мы помним, оценены, задокументированы и являются его частной собственностью. То есть чем больше улучшений, вложений в землю сделает арендатор, тем труднее перехватить у него участок на очередном конкурсе. Таким образом арендатор имеет обе возможности: отказаться в любой момент от своего участка, если он почему-либо ему не понравился, и на очередном конкурсе взять другой; или сохранить участок за собой на любой срок, ведь право частной собственности на улучшения, вложения в землю, в отличие от права частной собственности на долю, он может передать по наследству. Как видите, в купле-продаже земли нет никакой нужды. О СОГЛАШЕНИИ О РАЗДЕЛЕ ПРОДУКЦИИ (СРП) Закон о СРП должен носить более общий характер, нежели это полагают наши горе-депутаты. Продукция добывающего предприятия должна делиться между собственником природного ресурса (коим являются все граждане государства в равной доле) и добывающим предприятием. Собственник природного ресурса (все мы) получает свою долю потому, что он -собственник; добывающее предприятие получает свою долю потому, что работает, добывает -за труд. А является ли добывающее предприятие иностранным - это уже другой вопрос, не входящий в рамки СРП. Проходя процедуру СРП, предприятия оказываются в равных условиях, так как пропорция раздела продукции будет отклоняться в пользу добывающего предприятия пропорционально сложности условий месторождения. То есть - пройдя процедуру СРП, добывающие предприятия будут иметь одинаковую рентабельность. В этом смысл закона СРП, после отстегивания доли собственнику природного ресурса -всем нам в равной доле. Вячеслав СТАРОДУБОВ. 624480 Свердловская обл. г. Североуральск ул. Чайковского 4-87 Стародубову В.К. (Вячеслав Константинович) Starodubov_vk@rambler.ru

03.08.2011 07:11:54 - Леонид Серафимович Татарин пишет:

ВАШИ БЫ СЛОВА, ДА БОГУ В УШИ!

"...вот беда: нарко- и прочая покрываемая властью мафия берётся нас учить..."

А церковь - всякие попы, архиереи, патриархи, имамы, раввины и прочие бизнесмены от религии - обнимаются с этой самой властью, садятся с нею за один стол...

Хотя в русском народе говорят: "Да с ним и на одном поле ... не сяду!"

Трудный кодекс

События и мнения

Трудный кодекс

ОПРОС

Почему вдруг закипели политические битвы вокруг Трудового кодекса? Действительно ли существующее трудовое законодательство мешает «нормально развиваться постиндустриальному обществу»?

Геннадий ГУДКОВ, депутат Госдумы РФ:

– Главным из того, что предлагает новоиспечённый лидер «Правого дела» Прохоров и примкнувшие к нему профсоюзные начальники, – это увеличение рабочей недели. Скажу сразу: опасный путь. Допустим, будет законодательно закреплён добровольный выбор сорокачасовой или шестидесятичасовой недели. Но ведь абсолютно ясно, что в самом ближайшем будущем это может привести к принудиловке. Заинтересованный работодатель всегда найдёт возможность избавиться от тех, кто не захочет работать по 12 часов в день.

В России даже при нынешнем Трудовом кодексе на каждом шагу мы встречаемся с бесправием работника, его возможности отстоять свои интересы весьма хилые. Как бывший работодатель, я могу со знанием дела сказать, что возможностей манипуляции рабочим временем сотрудников – масса. У людей, особенно семейных, множество забот и интересов помимо работы. Однако любой работодатель заинтересован в том, чтобы они проводили на работе больше времени, и поневоле ценит больше трудоголиков. Поэтому здесь конфликт интересов очень серьёзный. Я не вижу сдерживающих факторов, которые бы помогли предотвратить злоупотребления в случае увеличения недели до 60 часов. Всё это может аукнуться новыми Ленскими восстаниями и протестами, как это было уже в нашей истории.

«Справедливая Россия», конечно, не поддержит инициатив, которые поставят наших работников в ещё более уязвимое положение, чем сейчас.

Что касается профсоюзов, которые решили поучаствовать в столь сомнительном мероприятии… Признаем сразу: настоящих профсоюзов в России нет. У нас есть группы людей, назначенные руководить структурами, носящими такие названия, но, по сути, не являющимися ими. Эти люди, как правило, абсолютно зависимы от власти и потому лояльны к ней. Следовательно, и неожиданное единение лидеров некоторых профсоюзов с олигархом санкционировано сверху. Защитой интересов трудящихся они занимаются постольку-поскольку. И конечно, они не смогут контролировать принцип добровольности при определении продолжительности рабочей недели. Как, впрочем, и другие положения Трудового кодекса.

Спросите у любого наёмного работника: часто ли его поддерживали профсоюзы? Много ли он на них надеется, когда пытается отстоять свои права? Ответ всем известен.

Наталья ЗУБАРЕВИЧ, профессор географического факультета МГУ, директор региональной программы Независимого института социальной политики:

– Я согласна с мнением, что Трудовой кодекс не отвечает реалиям сегодняшнего дня. Он очень жёсткий по отношению к работодателям. Он, например, ведёт к тому, что людей с льготами стараются не брать на работу, потому что их очень трудно уволить. А когда человека трудно уволить, то он нередко может позволить себе работать вполсилы. Но ведь если человека будет легче уволить, если он будет знать об этом, то работодатели будут смелее брать новых работников. Наш Трудовой кодекс плохо приспособлен для гибких систем занятости, он, по сути, ещё очень советский. Он устарел и потому, что всячески препятствует повышению трудовой мобильности. Вследствие чего на нашем рынке труда огромное количество малоэффективных рабочих мест.

Дмитрий ОРЛОВ, генеральный директор Агентства политических и экономических коммуникаций:

– Мотивы действий главы «Правого дела» очевидны: ему нужно исправить имидж антинародного политика, который лоббирует интересы крупного бизнеса, не считаясь с правами рядовых граждан. Именно поэтому он пошёл на контакт с профсоюзами, выступил инициатором мини-коалиции, радеющей об изменении Трудового кодекса, якобы для лучшего выполнения «различных социальных гарантий». Я не думаю, что воззрения его на права работников при этом поменяются. Это традиционный пиар-приём, который не достигнет успеха. Прохоров достаточно определённо и жёстко высказывал свою позицию, не будучи политическим лидером, его прежняя позиция не забудется ни населением, ни экспертами.

В нынешнем Трудовом кодексе, конечно, не всё предусмотрено, но он минимально гарантирует социальные права работников. А вот предложения о его пересмотре, может быть, и создадут дополнительные возможности для тех, кто желает больше зарабатывать, но социальная защищённость основной массы работников уменьшится. У работодателей появятся лишние возможности навязывать кабальные условия труда.

СУММА ПРОПИСЬЮ

В спорах о Трудовом кодексе принял участие и президент. С одной стороны, он призвал не менять его после каждого чиха того или иного деятеля. А с другой – заметил, что Трудовой кодекс не идеален, но это живой документ, в который постоянно вносятся изменения, соответствующие времени. Как это понимать? Очевидно, так. В ближайшее время, до выборов, кодекс трогать не будут. А вот после… В соответствии с требованиями времени. Но в зависимости от того, кто их будет определять.

Статья опубликована :

№31 (6333) (2011-08-03) 1

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 2,6 Проголосовало: 7 чел. 12345

Комментарии:

Акт с печатью для Архимеда

События и мнения

Акт с печатью для Архимеда

НАУЧНАЯ СРЕДА

«Отлучение от гравитации» – так называлась статья, опубликованная в далёком уже 1978 году в «Литературной газете» (№ 1). В ней цитировались строки из письма, посланного мной в газету. Самое же удивительное – проблема, затронутая в публикации, становится, похоже, весьма актуальной сегодня. Особенно, так сказать, в свете провозглашённого курса на модернизацию.

Речь в давнишней статье шла об актах экспертизы. Сей документ являлся инструментом советской цензуры в области науки и техники. Цензоры Главлита в вопросах гравитации, Общей теории относительности разбирались неважно, а потому требовалось представить документ с места выполнения научной работы. Документ, где бы официально подтверждалось, что статья может быть опубликована в открытой печати, поскольку в ней не имеется информации с грифами секретности, а публикуемый материал не может составить предмета изобретения или открытия. В случае же отправки статьи в какое-нибудь зарубежное издание надо было ещё и разрешение получить министерства или же ведомства, в учреждении которого работа была выполнена.

Могут спросить: а как быть прикажете, если научная статья, например, в области теоретической физики была выполнена не в процессе служебного задания, а дома, по личной инициативе и в свободное от служебных обязанностей время? А никак. Потому-то много лет назад и написал я в «ЛГ» письмо, где были следующие строчки:

«Архимед открыл свой знаменитый закон не потому, что обязан был делать это по должности. Недоучившийся студент Галуа создал теорию групп отнюдь не в порядке служебного задания. Эксперту третьего класса в бернском бюро патентов Эйнштейну не поручали придумать теорию относительности…»

Чтобы получить акт экспертизы, авторам научной публикации приходилось организовывать у себя на работе экспертную комиссию, куда входили разного рода начальники, включая начальников первого отдела и патентно-лицензионного бюро. В конечном итоге документ утверждался руководителем предприятия или же его заместителем. Частенько в состав авторов научной статьи приходилось включать кого-то из начальства, хотя его вклад в решение научной проблемы мог равняться нулю. А попробуй не включи – не получишь нужной подписи и заработаешь вдобавок большие неприятности по работе.

Но вот наступил 1990 год, и цензура была отменена вместе с Главлитом и актами экспертизы. Вместо последних появились так называемые экспертные заключения – упро­щённый вариант осточертевших актов, но их можно было и не оформлять. И вообще не до науки было тогда властям предержащим. Зато сегодня они о ней вспомнили. И что же мы имеем теперь?

Два года назад мной был сформулирован новый термодинамический принцип, названный «Обобщённый принцип Кюри». Встал вопрос о публикации работы. Но куда конкретно посылать? Внезапно приходит решение: посылать статью надо сразу в два места, поскольку она должна быть изложена двояко – в четырёхмерном формате и в трёхмерном.

Задумано – сделано. Вариант номер один направляется в «Журнал технической физики», где он и публикуется в мае 2010 года в разделе «Теоретическая и математическая физика». Вариант номер два предлагается журналу «Теоретические основы химической технологии (ТОХТ)». Оба журнала являются изданиями Российской академии наук. В обоих журналах я неоднократно публиковался. Без соавторов.

В сентябре 2009 года статью в ТОХТе принимают к публикации, и в самом конце 2010 года я получаю по электронной почте корректуру моей работы. Меня просят исправить ошибки и извещают, что статья должна выйти в свет на русском и английском языках во втором номере журнала. И вдруг на тебе – вместо оттисков опубликованной статьи получаю из редакции письмо, в котором меня ставят в известность, что согласно решению редакционной коллегии статья моя отклоняется «как не соответствующая технологическому профилю журнала».

Что же получается? В сентябре 2009 года редколлегия принимает статью к печати, о чём свидетельствует присланная мне на проверку корректура моей работы, и вдруг полтора года спустя та же редколлегия совершенно неожиданно принимает новое решение с точностью до наоборот. Со всеми вытекающими отсюда последствиями, включающими в себя, в частности, возврат издающей фирме денег, потраченных на подготовку статьи к изданию. Денег немаленьких.

Вероятнее всего, решение по статье было принято где-то вне журнала на стадии перевода текста на английский. Кем? Неужто опять цензура? И ведь подобные истории случаются не только со мной. Что, у нас введено что-то вроде негласной цензуры научно-технической информации, готовящейся к открытой печати? Возвращаемся к временам почивших было актов экспертизы? О какой модернизации тогда можно говорить? Если судьбу научных статей и судьбу учёных будут тайком решать люди, ничего не смыслящие в науке?

Если всё это так, то ничего глупее по нынешним временам и придумать нельзя. Во-первых, мне не так уж трудно в очередной раз переписать статью по-английски (уже переписал!) и отправить её за границу. А во-вторых, я ведь могу по примеру Григория Перельмана выставить свою статью в Интернете.

По старой памяти пишу именно в «ЛГ». А куда прикажете ещё обращаться?

Эмиль ВЕЙЦМАН, кандидат технических наук

Статья опубликована :

№31 (6333) (2011-08-03) 1

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 3,7 Проголосовало: 3 чел. 12345

Комментарии: 03.08.2011 22:37:59 - Alexander V Lavrov пишет:

автор делает вид, что проблема существует. Но проблемы последние 20 лет НЕТ. Отправьте Вашу статью в один из журналов Шпрингера или Елбзевиера. И, если статья толковая, ее опубликуют. Естественно без всяких актов экспертизы...

автор делает вид, что проблема существует. Но проблемы последние 20 лет НЕТ. Отправьте Вашу статью в один из журналов Шпрингера или Елбзевиера. И, если статья толковая, ее опубликуют. Естественно без всяких актов экспертизы...

Оставим грёзы

Новейшая история

Оставим грёзы

РЕЗОНАНС

Доктор философских наук Евгений Пашинцев, автор статьи «Кто покусится на «святое» («ЛГ», № 28), как и все здравомыслящие люди, озабочен настоящим и будущим России. Пашинцев возлагает надежды на возможность «синтеза власти и независимого интеллекта». Он надеется на такое сотрудничество, при котором независимая интеллигенция вооружает политическую элиту «идеологическими средствами для конструирования и создания новых социальных форм и отношений», чтобы «обеспечить в обществе реальное господство технократической идеологии».

Мечте Платона, который две с половиной тысячи лет назад тоже мечтал о государстве, править которым будут философы, как известно, до сих пор не было дано осуществиться. Но российского философа это нисколько не смущает, он предлагает заменить известную формулу «политика есть искусство возможного» изобретённой им формулой «политика – это искусство невозможного».

О том, что политика для того, чтобы стать «искусством», должна быть наукой, у Пашинцева, увы, ни слова. Зато он предлагает покуситься на «святое» – номенклатурные правила функционирования бюрократии – и создать в сфере государственного управления аналог «естественного отбора кадров». Для чего «ввести выборность всех звеньев государственного аппарата сверху донизу». Но вопрос о том, кто сможет покуситься на «номенклатурно-святое», так и остаётся открытым.

Ответить на этот вопрос поможет лишь знание о реальном мире, которое было добыто экономической наукой. Политической экономией в первую очередь.

И тогда придётся признать, что все люди без исключения, независимо от их профессии и места в обществе, прежде чем читать, писать, заниматься политикой, молиться или погружаться в мир «интеллигентского экзистенциализма» и покушаться на «святое», должны есть, пить, одеваться и обустраивать своё жилище. Вслед за этим придётся признать, что в основе всей истории человечества лежит постоянный, ни на день не прекращающийся обмен людей с природой в виде их экономической деятельности. Прямым следствием чего становится стихийное «разделение труда» между самими людьми и потому их неодинаковое отношение к средствам производства со всеми вытекающими отсюда социальными последствиями, выливающимися в бесконечные конфликты и войны, экономические и политические кризисы.

Регулятором стихийного развития общества, предупреждающим наступление социального хаоса, выступает государство. Никогда в истории классового общества ещё ни одному государству не удавалось в полной мере справиться со своей управленческой миссией, поскольку в конечном счёте оно всегда, явно или неявно, оказывалось на стороне института частной собственности и его представителей.

В отличие от частных собственников средств производства интеллигенция прямого и непосредственного отношения к материальному производству, обеспечивающему жизнь всем и каждому, включая всякого интеллигента, не имеет. Поэтому-то она всегда вместе со своим «профессиональным интеллектом» была лишь социальной прослойкой.

Интеллигенция никогда не была (и как «прослойка» не может быть) «независимой», поскольку, как и все, она зависела от результатов материально-производственной деятельности людей. Как «прослойка» она всегда выбирала сторону «сильных мира сего», и лишь отдель­ные её представители находили в себе силы сделать другой выбор и встать на защиту угнетаемых классов.

Поэтому грёзы Пашинцева о «независимой» интеллигенции – из области «невозможного». Грубо говоря, того, чего нет и быть не может. Пашинцев полагает, что мировая цивилизация «исчерпала лимит стихийного, «естественно-исторического» способа развития, поскольку она «упёрлась в свой интеллектуальный и нравственный потолок». Однако знание реального мира подсказывает, что дело здесь не в интеллекте и нравственности, а опять-таки в экономике. С учётом роста мирового рынка за счёт ряда развивающихся стран, Китая и Индии в первую очередь, человечество ещё не достигло потолка стихийного развития. Глобализация мира по-капиталистически ещё не закончена, хотя пределы экономического роста и безудержного потребления сегодня уже очевидны.

Что же до России, которая с концом Советского Союза перестала играть ключевую политическую роль в мире, то её будущее зависит от того, какое место ей удастся занять в стихийно сложившемся международном разделении труда, где она традиционно уступает развитым странам Запада, а сегодня ещё и бурно развивающемуся Востоку.

В сравнении с «коммунистическим» Китаем, который обеспечивает всевозможными, в том числе и высокотехнологичными, товарами не только себя, но и большинство стран мира, шансы современной коррупционно и олигархически «либеральной» России с её патриархальной ориентацией на развитие сырьевого сектора выглядят удручающе. И уж точно, что на импортных «Сапсанах», производимых немецкой компанией Siemens, мы никогда не догоним более скоростные поезда с маркой Made in China, которыми сегодня всерьёз интересуются в США. «Гигантский источник человеческой энергии» в нашей стране, безусловно, надо привести в действие, но те способы, что предлагает Пашинцев, не имеют отношения к действительности. Синтез бюрократии и независимого интеллекта – из области несбыточного.

Вадим МУХАЧЁВ, главный научный сотрудник ИСПИ РАН

Статья опубликована :

№31 (6333) (2011-08-03) 1

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 4,2 Проголосовало: 8 чел. 12345

Комментарии: 04.08.2011 19:05:58 - Stanislav Alexandrovich Krechet пишет:

Внушительная убедительность, спасибо. Действительно - прослойка...

04.08.2011 16:32:26 - Вячеслав Константинович Стародубов пишет:

Плюс механизм управления

http://gidepark.ru/community/88/article/344799 .

04.08.2011 16:28:17 - Вячеслав Константинович Стародубов пишет:

Каждому кусочек Родины !

"КАЖДОМУ РАВНУЮ ДОЛЮ В КАЖДОМ ПРИРОДНОМ РЕСУРСЕ" !!! В том числе и КАЖДОМУ ИНТЕЛЛИГЕНТУ !

Те, кто стрелял в Федерико

Литература

Те, кто стрелял в Федерико

ПОВЕРХ БАРЬЕРОВ

Новые подробности убийства Гарсии Лорки

Хуан КОБО, ИСПАНИЯ

Великий испанский поэт и драматург Федерико Гарсия Лорка, с середины прошлого века органически вписавшийся в русскую культуру, всегда находился в центре внимания «Литературной газеты». Она постоянно печатала статьи о его жизни и творчестве, а также переводы его произведений Фёдора Кельина, Овадия Савича, Льва Осповата (его перу принадлежит биография поэта в серии «ЖЗЛ»), Инны Тертерян, Анатолия Гелескула, Натальи Малиновской и других видных испанистов. С конца 60-годов прошлого века «ЛГ» систематически следила за ходом своего рода расследования, которое историки и писатели многих стран мира вели по поводу обстоятельств убийства поэта под Гранадой в августе 1936 года, вскоре после начала гражданской войны в Испании. Автор серии статей на эту тему, журналист Хуан Кобо, ныне живущий в Испании, вновь обращается к ней в канун 75-летия чудовищного преступления, вызвавшего гнев и негодование во всём мире и до сих пор продолжающего волновать многих.

Казалось бы, кроме точного места захоронения поэта возле оврага Виснар в многотысячной братской могиле, трудно обнаружить что-либо новое в истории зверской расправы франкистов с Лоркой. Однако вышедшая в конце июня книга испанского историка Мигеля Кабальеро «13 последних часов в жизни Гарсии Лорки», судя по всему, может стать серьёзным вкладом в это давнее расследование.

Новое в этой работе то, что в ней впервые названы не только идейные вдохновители этого преступления и его организаторы на высшем и среднем уровне франкистов. В книге поимённо перечислены и непосредственные исполнители убийства, шестеро членов расстрельной команды, убившей поэта и его спутников – двух тореадоров-анархистов и хромого школьного учителя. Подробно рассказано в книге, откуда взялись эти палачи, как они ими стали, как сложилась их судьба.

КТО ЖЕ ОТДАЛ ПРИКАЗ О РАССТРЕЛЕ?

Об убийстве Лорки написаны книги, каждая из которых открывала что-то новое в этой зловещей странице испанской истории. Главный вопрос, который они задавали: кто именно велел расстрелять поэта. Эта тема была актуальной, так как режим Франко лгал и изворачивался по поводу этого преступления, пытаясь поначалу представить его разборкой среди лиц нетрадиционной сексуальной ориентации, сведением счётов между разными кланами Гранады. Первым подступился к правде англичанин Джералд Бреннан в книге «Лики Испании», опубликованной в 1950 году. Затем своё слово сказали француз Клод Куффон («Преступление свершилось в Гранаде. Так погиб Федерико Гарсия Лорка», 1951), итальянец Энцо Кобели («Гарсия Лорка», 1959), француженка Марсель Оклер («Жизнь и смерть Гарсии Лорки», 1968). Раз за разом они соскребали пелену лжи и клеветы, созданную франкистской пропагандой вокруг гибели поэта. Лишь в 1975 году, перед самой смертью Франко, появилась первая серьёзная книга на эту тему, написанная испанцем: «Убийство Гарсии Лорки: вся правда» Хосе Луиса Вила-Сан-Хуана. За нею в 1983 году последовала работа Мануэля Молины Фахардо «Последние дни Гарсии Лорки».

Самой известной работой на эту тему, однако, стала книга ирландца Яна Гибсона «Гранада 1936 года. Убийство Федерико Гарсии Лорки». Она была опубликована в эмигрантском издании «Руэдо Иберико» в Париже, стала мировым бестселлером. Лишь в 1979 году книга увидела свет в Испании в расширенном и дополненном виде. Главным выводом ирландского исследователя стало утверждение, что решение об убийстве поэта было принято не в Гранаде, а в Севилье, где находилась штаб-квартира командующего войсками мятежников в Андалусии генерала Кейпо-де-Льяно. И что этот генерал 18 августа отдал Вальдесу приказ покончить с Лоркой.

В 1983 году работа Гибсона была переведена и опубликована московским издательством «Прогресс» (под общей редакцией и с предисловием Хуана Кобо). В предисловии к русскому изданию книги Гибсона, а затем в двух номерах «ЛГ» (от 23 и 30 марта 1983 года) «Кто отдал приказ об убийстве Лорки?» автор предложил свою версию. При более тщательном уточнении дат в испанских газетах того времени стало ясно: судьба Лорки была решена не 18-го, как утверждает ирландский автор, а 16 августа, и в ночь на 17 августа его расстреляли. Но самое важное: в момент, когда решалась судьба поэта, в Севилье находился (с 7 по 16 августа) уже признанный фактическим главнокомандующим мятежников генерал Франко. Он возглавлял двигавшийся на Мадрид колониальный корпус, переброшенный из Марокко на материк немцами и итальянцами через первый в истории «воздушный мост». Анализ ситуации показывает, что Кейпо-де-Льяно, не без оснований боявшийся Франко, не мог сам принять в его присутствии столь важное решение об уничтожении поэта, уже тогда очень популярного и любимого в Испании и в мире. Франко терпеть не мог Кейпо-де-Льяно, считал его слишком неумным и своевольным, после окончания гражданской войны при первой же возможности подверг его опале, заставив уйти в отставку со всех постов.

В 1937 году Франко заявил, что гибель Лорки якобы явилась результатом «политической и военной необходимости». В этом была своя страшная логика. Франко, прославившийся холодной жестокостью, с самого начала поставил перед своими сторонниками стратегическую задачу: физически искоренить по всей стране не только «красных», но и «жидомасонов», и вообще инакомыслящих. Такая кровавая мясорубка принялась методично действовать сразу после начала мятежа и продолжалась долго после окончания гражданской войны. Но особенно важно было настоять на такой «стратегии» в самом начале войны, дать всем понять: никакие заслуги не защитят врагов от чистки, никакая родственная, дружеская и чисто человеческая поддержка не должна помочь избежать уготованной им участи. Фигура Лорки и ситуация вокруг неё были, с точки зрения Франко, «идеальными» для таких замыслов.

Поэт прибыл в родную Гранаду 14 июля и остановился в усадьбе Сан-Висенте на окраине города, надеясь пережить там наступавшую грозу. Об этом сообщили все газеты. Но его враги долго не осмеливались трогать Лорку – слишком он был известен, да и политикой впрямую не занимался. Когда принять меры против поэта как сторонника Республики и даже «шпиона Москвы» потребовали несколько соперничавших между собой местных политиков, давние друзья Лорки – семья фалангистов Росалес – 10 августа дала ему прибежище в своём доме в центре Гранады, о чём тоже стало всем известно.

На примере поэта Франко, судя по всему, решил доказать, что в Испании нет «неприкасаемых». Правда, ограниченный солдафон, он не предполагал, что эхо этого преступления отзовётся столь громко во всём мире – иначе, возможно, будучи в то же время прагматиком, он остерёгся бы принять такое решение. Но в тот момент главным для каудильо было действовать крайне жёстко, не позволять никому оказывать ни малейшего покровительства врагам. Например, всемирно известного композитора Мануэля де-Фалья, пытавшегося вступиться за Лорку, так запугали, угрожая самого посадить, что он в спешке покинул Испанию. Приютившие поэта братья Росалес хотя и были видными активными фалангистами, чудом избежали крутой расправы, но сильно поплатились за своё заступничество. Гражданский губернатор Хосе Вальдес, которому было приказано уничтожить Лорку, но он, не желая делать это сам, убыл из города «по делам», предоставив решать вопрос другим, был снят со своего поста, послан на фронт и вскоре скончался от ран. «Его убили», – утверждал сын губернатора.

Кстати, Вальдес-младший, пытаясь оградить отца от обвинений в причастности к убийству поэта, многие годы добивался права взглянуть на личное дело родителя. В конце концов ему выдали папку, которая оказалась пустой. Зачем изъяли её содержимое? Если бы приказ об убийстве Лорки отдал Кейпо-де-Льяно (а его к тому времени уже не существовало на свете) или кто-то другой, это было бы только на руку Франко – он оказался бы ни при чём. Значит…

ИСПОЛНИТЕЛИ «ИЗ НАРОДА»

Что касается прямых убийц поэта, то до недавнего времени этому вопросу не придавали особого значения. Назывались разные имена, которые потом не подтверждались. Мигелю Кабальеро удалось сделать это, опросив новых свидетелей, проделав в течение многих лет огромную работу в архивах, в актах о записях гражданского состояния, в управлении кадров испанской полиции и армии.

Возглавлял расстрельную команду некий Мариано Асенхо, родившийся в многодетной семье батраков под Толедо. Ему удалось вырваться из нищеты, поступив в армию. После службы он был принят в так называемую штурмовую гвардию – разновидность жандармерии. Несмотря на военный опыт, его, учитывая солидный возраст – 53 года, – послали под Гранаду командовать группой палачей из шести человек. На их счету более трёх тысяч жертв, которых официально именовали «без вести пропавшими». Отметим, что ещё больше республиканцев были расстреляны, также без суда и следствия, у стен муниципального кладбища близ дворца Альгамбры, но эти жертвы вносились в списки. Ровно через 13 дней после расстрела Лорки Асенхо был повышен по службе до сержанта, чего ожидал многие годы. Умер своей смертью 15 лет спустя.

Из «чёрных эскадронов» – групп фашистов, привычных к насилию и творивших репрессии по своему произволу, – в расстрельную команду добровольцем пришёл самый «живописный» её представитель – фалангист Антонио Бенавидес. Можно лишь представить ужас, который испытал при виде его Лорка, – это был его дальний родственник, внук сестры первой жены отца поэта. Бенавидес был представителем гранадского клана Альба. Члены его издавна ненавидели более удачливый и зажиточный клан Рольданов, в который входил род Лорки. Ещё одной причиной ненависти Бенавидеса могло быть то, как поэт в своей пьесе «Дом Бернарды Альбы» описал его родню: героиня этого произведения – эдакая горьковская Васса Железнова, тиран и деспот, подчинившая себе всю семью и мучающая её. Кстати, двоюродный брат Бенавидеса Хосе выведен в пьесе под именем Пепе эль-Романо, гуляки и повесы, для которого нет ничего святого. После службы в армии Антонио Бенавидес был простым пахарем, потом в поисках удачи эмигрировал в Аргентину, но ничего там не добился и вернулся на родину. После убийства Лорки он был принят в штурмовую гвардию и стал получать твёрдый годовой оклад в 3250 песет плюс 300 песет за «специальные услуги» (участие в расстрелах). После войны его изгнали из армии как «пьяницу» (из служебной характеристики), он покатился по наклонной плоскости, стал сутенёром.

Третий член расстрельной команды – тоже штурмовой гвардеец Сальвадор Варо – родился в Кадисе в семье сапожника. Поступил на военную службу, участвовал в операциях против анархистов. Он был единственным из палачей, не получившим повышения после убийства Лорки. После ухода со службы занимался продажей недвижимости под Гранадой.

Четвёртый – Антонио Эрнандес Мартин – был повышен по службе до капрала. Никогда не говорил о своём прошлом. В 1940 году уволен из армии, не выдержав «социально-политической проверки». Став пенсионером, днями просиживал за картами в одном из баров Гранады.

Пятый – родившийся в селе в Альпухарре (Андалусия) Фернандо Корреа. Когда он был ребёнком, убили его отца, лесного обходчика, мачеху и сводного брата. Служил в армии, где прославился тем, что в ходе колониальной войны в Марокко в 1921 году водрузил испанское знамя на горе Гуругу. Его умение обращаться с оружием стало причиной того, что он был зачислен в палачи. После войны остался безо всего. Когда он умер, никто не попросил выдать его тело для похорон, а потому его погребли в общей могиле.

Шестой – Хуан Хименес Каскалес, отличный стрелок из пистолета и победитель многих соревнований, после войны участвовал в борьбе с анархистами, воевал против партизан-республиканцев, действовавших на протяжении многих лет в Испании после победы Франко. В частности, участвовал в сражении против армии бывших партизанских бойцов, попавших во Францию после поражения Республики, принявших активное участие во французском Сопротивлении, а в 1945 году предпринявших неудачную попытку через Пиренеи проникнуть в Испанию и свергнуть режим Франко. Он был единственным из шести палачей, стрелявших в Лорку, который страдал от угрызений совести. «Это не для меня», – повторял он. Многие считали, что он окончит жизнь сумасшедшим. Но о его последних днях ничего не известно.

«МЕНЯ ПОЖРУТ ИСПАНСКИЕ КРЕСТЬЯНЕ…»

Итак, 16 августа Франко покинул Севилью и двинулся дальше, на север. Именно в тот же день вопреки сопротивлению Росалесов Лорка был арестован – приказ был отдан чёткий. Кабальеро утверждает, что в отсутствие губернатора Вальдеса распоряжение было отдано его заместителем, отставным подполковником жандармерии Николасом Веласко Симарро. Сделал он это безотлагательно и без внутреннего сопротивления – он принадлежал к клану Альба. К тому же он не мог испытывать симпатий к поэту, написавшему знаменитые убийственные строки про жандармов, которых народ ненавидел как верных прислужников богатеев:

Надёжен череп свинцовый –

заплакать жандарм не может;

въезжают, стянув ремнями

сердца из лаковой кожи.

Полуночны и горбаты,

несут они за плечами

песчаные смерчи страха,

клейкую мглу молчанья.

От них никуда не деться –

скачут, тая в глубинах

тусклые зодиаки

призрачных карабинов.

(Перевод А. Гелескула)

Не дожидаясь возвращения губернатора Вальдеса, бывший жандарм повелел отвезти Лорку в Виснар. Около четырёх утра в ночь с 16 на 17 августа грянул залп. Говорят, поэт был в пижаме и дрожал…

Это случилось в десяти километрах от Гранады, неподалёку от знаменитого со времён арабов источника Айнадамар («Источник слёз»). Словно сбылись слова поэта: «Испания – источник, из которого мертвецы хлебают воду, словно скот».

Мигель Кабальеро утверждает, также со слов своих очевидцев, что поэт был погребён в 400 метрах от места, которое было указано Гибсоном, и где в октябре-ноябре 2009 года целая команда учёных безуспешно пыталась найти и идентифицировать останки Лорки. Ирландский исследователь сейчас жалуется, что круг поисков по его приметам был «слишком ограничен». Другие утверждают, что к этим поискам плохо подготовились и вели их наспех. Гибсон считает, что попытку следует повторить. Получится ли это? Потомки поэта полагают, что прах его не стоит тревожить: пусть он как символ покоится и дальше среди тысячи своих братьев по несчастью.

«…И я готов к тому, что меня пожрут испанские крестьяне». Эти пророческие слова Лорки в январе нынешнего года профессор Бостонского университета Кристофер Маурер обнаружил в Библиотеке Конгресса США. Они из фрагмента черновика поэмы «Поэт в Нью-Йорке», приобретённого в своё время на аукционе за 230 долларов. И почему-то лежавшего в отделе музыки, из-за чего никто не обращал на него внимания.

Как это ни больно, но, хотя решение о физическом устранении поэта было принято в самых верхах, непосредственными убийцами его стали простолюдины, насчёт которых Лорка при всей своей демократичности и любви к народу не обольщался, особенно учитывая мракобесие, всегда отличавшее его родной город. К тому же для этих крестьян, которые хотя и были от земли, но превратились в деклассированных люмпенов на службе у фашизма, поэт был не человеком, искренне любившим простых людей и черпавшим в недрах народа свою неповторимую поэзию, – он был «барчуком-педиком», баловавшимся фортепиано, кропавшим стишки и писавшим для балаганов.

Из песни, даже такой страшной, слов не выкинешь.

Статья опубликована :

№31 (6333) (2011-08-03) 1

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 1 чел. 12345

Комментарии:

«Остарбайтер»

Литература

«Остарбайтер»

ВЕЧНЫЙ ОГОНЬ

Писателю Юрию Слепухину исполнилось бы 85 лет

Даже в романтичные 60-е годы Юрий Слепухин, автор знаменитого «Перекрёстка», романа о предвоенной молодёжи, и его продолжения – «Тьма в полдень», человек с биографией совершенно невероятной, казался на литературном горизонте фигурой несколько экзотической, ни на кого не похожей. Что знали о нём тогдашние читатели? Что мальчишкой он пережил войну, что попал каким-то чудом в Южную Америку, откуда и вернулся потом в СССР. И что живёт, кажется, где-то в Ленинградской области.

На самом деле за пунктирными этими сведениями стояла по-настоящему трагическая, яркая человеческая судьба талантливого писателя, настоящего самородка, невольного изгоя, превыше всего любившего родину.

Юрий Григорьевич не любил делать особый акцент на своей биографии. Он был прежде всего писателем и хотел, чтобы его воспринимали первым делом как прозаика. В его творческом багаже 10 романов, три повести и множество публицистических статей. Но что поделать, если в творчестве судьба-то и сыграла решающую роль?..

До войны он, 15-летний школьник, родившийся в городке Шахты Ростовской области, носил фамилию Кочетков. Его отец был главным агрономом Северного Кавказа, и семья то и дело переезжала из одного города в другой. Войну семья Кочетковых встретила в Ставрополе, куда летом 1942-го вошли немцы. Так семья оказалась в оккупации. Вот откуда в романе «Тьма в полдень», одной из лучших книг Слепухина, так много точных, пронзительных примет оккупационного быта. То, что видел и пережил Слепухин в те времена, отнюдь не укладывалось в привычные схемы, которыми изобиловала советская литература этой тематики. Он, в частности, преотлично знал, каким ужасом оборачивалась чаще всего злосчастная подпольная борьба с оккупантами, к которой так яростно призывала официальная пропаганда, и сколько тысяч неповинных жизней положено, в сущности, совершенно напрасно. Жизней не только подпольщиков, но и мирных жителей-заложников, вообще не имевших отношения к партизанам.

А в ноябре 1943-го всю семью Кочетковых угнали в Германию. Где они и стали бесправными «остарбайтерами», восточными рабочими. Сначала попали в лагерь «Шарнхорст» в городе Эссен, потом батрачили в помещичьей усадьбе на Нижнем Рейне. И так – до самого 1945-го, когда в западную часть Германии вошли войска союзников, освободившие остарбайтеров и вывезшие их в Бельгию.

От вполне реальной угрозы попасть из немецкого плена в советский конц­лагерь Кочетковых спасли русские эмигранты. К этим русским людям, всегда ощущавшим свою кровную, неразрывную связь с родной землёй и соплеменниками, будущий писатель испытывал самые добрые и благодарные чувства. Они спасли всю семью – сначала в Европе, а потом в Южной Америке, где тоже была значительная русская диаспора.

Русские эмигранты и посоветовали Кочетковым взять, во-первых, фамилию бабушки по отцу – Слепухины, а во-вторых, повременить с возвращением на родину. Их близкие родственники в 1937-м были репрессированы, и перспектива оказаться вместо родного города в ГУЛАГе была вполне реальной. Слепухины в качестве «перемещённых лиц» два года прожили в Бельгии, а затем, уже в 1947-м, перебрались в Аргентину.

В этой экзотичнейшей для европейцев стране Юрий переменил множество профессий. Был и разнорабочим на стройке, и автомехаником, и монтажником, и электриком, и дизайнером ювелирных изделий. Изучал иностранные языки, много читал, активно занимался общественной деятельностью, публиковался в русских эмигрантских изданиях, подружился с эмигрантами первой волны, хранившими дух старой России. Мечтал о возвращении.

И вернулся домой в 1957-м, едва дождавшись открытия пограничных шлюзов. Родина, правда, сначала отнюдь не обласкала молодого человека. Ему не разрешили жить в столичных городах, где литературная жизнь была наиболее активной, а допустили только в провинциальный Воронеж. Оттуда он через несколько лет переехал сначала в Ломоносов (Ораниенбаум), а потом во Всеволожск под Ленинградом, где существуют сейчас улица писателя Юрия Слепухина и библиотека его имени. Его имя, кстати, носит и литературное объединение при Петербургском (Ленинградском) Доме учёных, в котором он более 30 лет руководил секцией прозы.

А его собственная проза была и остаётся настоящей, лирической и, между прочим, почти авантюрной по накалу событий. Забудешь ли предвоенную школьницу Таню Николаеву из романа «Перекрёсток», этого бесёнка в юбке, которую щедрая на всякого рода нежданные подарки российская судьба одарила перед войной яркой, как вспышка молнии, любовью, а потом бросила в самый круговорот войны, проведя и через оккупацию, и через рабочий лагерь в Германии?

Есть у Юрия Слепухина и романы, построенные на аргентинском материале, – «У черты заката» и «Ступи за ограду». Южная Америка присутствует и в романе «Южный Крест», во многом автобиографичном, посвящённом жизни русской диаспоры в Аргентине и теме возвращения на родину. Есть у него и серьёзный исторический роман об эпохе Ивана Грозного – «Государева крестница», и повесть «Пантократор» – «опыт художественного исследования истории» уже сравнительно недавнего времени. Остался незавершённым роман «Не подводя итогов», где события XX века даны сквозь приз­му судьбы русского человека Николая Болотова…

В 2003 году в Санкт-Петербурге по инициативе творческой интеллигенции был основан литературный фонд имени Слепухина, который в 2005 году начал издание его произведений. Впервые была полностью издана тетралогия о Второй мировой войне, куда вошло продолжение «Перекрёстка» и «Тьмы в полдень». В нынешнем году, году его 85-летнего юбилея, выйдут практически все его книги. Часть из них безвозмездно передаётся в фонды библиотек.

Судьба отмерила ему не слишком долгий век. Он скончался в 1998-м, лишь немного перешагнув за 70. Добрый, весёлый, обаятельный, невероятно щедрый русский человек. Любящий жизнь и литературу как самое своё кровное, самое драгоценное дело жизни.

Евгения ЩЕГЛОВА

Статья опубликована :

№31 (6333) (2011-08-03) 1

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Слово в музыку вернётся

Литература

Слово в музыку вернётся

ЛИТКАРТА

Представляем читателям «ЛГ» самого юного победителя.

Никита ГОЛОВАЧ

Окончил 4-й класс Подойниковской средней общеобразовательной школы им. Героя Советского Союза М.И. Рогачёва.

МОЁ СЕЛО

Маленький милый рай

Мне распахнул мой край:

Вкусный брусничный чай,

Яркий цветущий май.

Это моё село.

Мне в нём всегда светло,

Даже когда печаль

Или о чём-то жаль.

Чаща глуши лесной,

Моря простор степной

Нежно ласкают взгляд,

Тайны села хранят.

Шелест травы густой

Даст мне совет простой:

«Помни всегда, сынок, –

Здесь ты не одинок!»

Впервые за свою историю XXIV Собиновский музыкальный фестиваль в Саратове начался со своеобразного пролога – 14 марта 2011 года был дан старт проводимому в рамках фестиваля Всероссийскому конкурсу поэтических работ «Музыка слова». Учредителями и организаторами конкурса выступили ГАУК «Саратовский академический театр оперы и балета» и Благотворительный фонд им. Л.В. Собинова поддержки и развития музыкального театра. На конкурс принимались работы в номинациях «Муза театра» (стихотворные произведения о музыке и музыкальном театре, опере, балете); «Рифмы родного края» (стихотворные произведения, посвящённые своей малой родине); «Музыка космоса» (стихотворные произведения, посвящённые 50-летию первого полёта в космос). Возрастные категории участников конкурса: 1-я группа – до 16 лет; 2-я группа – с 17 и старше.

В оргкомитет поступило свыше 2 тысяч заявок, возрастной диапазон – от 5 до 89 лет. География конкурса представлена 46 регионами России и 10 странами ближнего зарубежья – от Еревана до Алматы, от Батуми до Житомира, от Минска до Бишкека, от Риги до Кишинёва…

В финальную часть конкурса авторитетное жюри во главе с саратовским поэтом, заслуженным работником культуры РФ Николаем Палькиным и заведующим кафедрой русской литературы и фольклора Саратовского государственного университета им. Н. Чернышевского Юрием Борисовым отобрало 72 лучшие работы, которые будут опубликованы в поэтическом сборнике. Сборник взялось подготовить саратовское издательство «Сателлит», он уже в печати, тираж – 500 экз. Лучшие произведения конкурсантов будут предложены композиторам Саратовской области и других регионов России для написания вокальных произведений. Торжественная церемония награждения победителей состоится в сентябре 2011 года в Саратовском академическом театре оперы и балета.

Победителями конкурса в первой возрастной категории (до 17 лет) стали: Никита Головач (10 лет, Алтайский край, Панкрушихинский район, с. Подойниково); Софья Медведева (15 лет, г. Тольятти); Наталья Шаройченко (14 лет, г. Саратов). Специальные дипломы получили Валерия Демидова (14 лет, г. Самара) и Мария Мельникова (13 лет, с. Весело­ярск). В старшей возрастной категории были отмечены Наталья Крофтс (Украина, г. Херсон); Таисия Лаврищева (Тая Ларина, г. Москва); Ирина Шевченко (Украина, Горловка); Анатолий Лемыш (Украина, г. Киев); Игорь Иванченко (Кемеровская обл., г. Юрга); Геннадий Авласенко (Беларусь, Минская обл., г. Червень); Гурген Баренц (Армения, г. Ереван); Валерий Ременюк (Ленинградская обл., г. Выборг). Специальными дипломами награждены Надежда Груненкова (г. Кимры) и Ирина Касаткина (г. Ростов-на-Дону).

Оргкомитет возглавлял директор Собиновского музыкального фестиваля, директор ГАУК «Саратовский академический театр оперы и балета», заслуженный работник культуры России Илья Кияненко. Автор и руководитель проекта – лауреат международных конкурсов Николай Шиянов.

Соб. инф., САРАТОВ

Статья опубликована :

№31 (6333) (2011-08-03) 1

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 1 чел. 12345

Комментарии: 04.08.2011 19:30:18 - Stanislav Alexandrovich Krechet пишет:

От таких мероприятий веет светлой надеждой!

По морям, по волнам

Литература

По морям, по волнам

ЛИТВЕРНИСАЖ

В выставочном зале «Пакгауз» Музея Мирового океана в Калининграде открылась выставка Государственного Литературного музея «Морской роман».

Море всегда привлекало внимание художников. Присущий морской стихии драматизм давал богатый материал для поэтов, живописцев, музыкантов. Сложная, энергичная и таинственная жизнь моря насыщена самыми невероятными сюжетами – героическими, приключенческими, фантастическими.

Совместная выставка Государственного Литературного музея и Музея Мирового океана «Морской роман» обращена к тематическому и образному богатству отечественной маринистики – литературной и изобразительной. «Морской роман» – это не только литературный жанр, давший имя популярной серии Калинин­градского книжного издательства, выходившей в 1960–1980-е, это ещё и тип отношений человека, художника с морской стихией. Именно об этом в первую очередь рассказывают экспонаты выставки. Перелистывая страницы русской литературы – от XVIII века до наших дней, разглядывая работы выдающихся отечественных художников, всматриваясь в лица прозаиков и поэтов, слушая их голоса, посетители создают свой «морской роман», изобилующий героями и событиями, чувствами и мыслями.

В структуре выставки лежит тематический принцип. Её материалы сгруппированы вокруг нескольких больших сюжетов: «Поэзия моря», «Становление русского флота в Петровскую эпоху», «Героические страницы военно-морской истории России», «Трудовые будни рыбаков», «Романтика моря», «Открытие новых миров: писатели-моряки и писатели-путешественники», «Благотворная стихия: писатели на отдыхе и лечении». В основе – музейные предметы из фондов ГЛМ: оригинальная и печатная графика XVIII–XX вв., редкие книжные издания и лубки, фотографии, рукописи, личные вещи писателей. Литературную часть экспозиции поддерживает и уточняет коллекция типологических предметов из собрания Музея Мирового океана.

Среди предоставленных Государственным Литературным музеем экспонатов следует особо выделить редкие и уникальные книги: «Регламент об управлении Адмиралтейства и верфи», составленный по распоряжению Петра I и изданный в 1722 г., «Устав морской Его Величества Петра Великого императора» (1785), первоиздания произведений А.А. Бестужева-Марлинского, Н. Бестужева, А. Шишкова, В. Даля, И. Гончарова, К. Станюковича, А. Ахматовой, А. Платонова, В. Катаева, Г. Владимова, книги с автографами А. Грина, А. Новикова-Прибоя, В. Вишневского, Л. Соболева, В. Аксёнова. Большую художественную ценность представляют собой гравюры XVIII века, выполненные А.Ф. и И.Ф. Зубовыми, П. Пикартом, красочные литографии с полотен И.К. Айвазовского и А.П. Боголюбова, акварели М.А. Волошина, оригиналы иллюстраций Г.Г. Нисского к роману А. Новикова-Прибоя «Цусима». Интерес вызовут редкие фотографии: групповой снимок офицерского состава экипажа знаменитого фрегата «Паллада», на котором можно отыскать И. Гончарова, малоизвестные фотопортреты Д. Григоровича, К. Станюковича, Д. Мордовцева, Б. Лавренёва, В. Вишневского, К. Симонова, К. Паустовского, В. Каверина, А. Крона, В. Конецкого, К. Бадигина, «пляжные» снимки В. Маяковского и Л. Брик, С. Есенина, А. Белого, М. Цветаевой, А.Н. Толстого.

Посетители выставки имеют счастливую возможность услышать голоса И. Бунина, А. Ахматовой, В. Маяковского, А. Новикова-Прибоя, В. Луговского, Н. Тихонова, И. Сельвинского, Б. Слуцкого, С. Маршака, Б. Ахмадулиной, Н. Рубцова, И. Бродского, Б. Чичибабина и др.

Большинство экспонатов демонстрируются широкой публике впервые.

Выставка продлится до 15 октября.

Павел ФОКИН

Статья опубликована :

№31 (6333) (2011-08-03) 1

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Кольцевая линия

Литература

Кольцевая линия

ЛИТЕРАТОРСКИЕ МОСТКИ

Не успеем оглянуться – «вот и лето прошло». А с ним закончится пауза и в бурной литературной жизни столицы. Со времён Серебряного века, пожалуй, самая распространённая и «живая» форма литературных площадок – салоны и гостиные. Правда, разница между некоторыми из них настолько велика, что порой бывает даже трудно причислить их к одному и тому же виду литературной деятельности.

На исходе сезона мне совершенно случайно довелось побывать в литературной гостиной Лолы Звонарёвой в Доме-музее Булгакова. Обсуждалось творчество поэта, а некогда успешного дипломата Владимира Масалова. Неплохие стихи, и публика подобралась соответствующая, но как-то груст­но стало. Вечер – только «для своих», читают вполголоса. Всё будто застыло вне времени и пространства.

В салонной практике просматривается очевидная тенденция – чем харизматичнее и интереснее фигура организатора, тем бóльшим успехом пользуются мероприятия. Так, например, происходит с многочисленными инициативами Натальи Никифоровой (на Арбате и в клубе «Алиби»). В качестве ответственного секретаря Союза поэтов Интернета Наталья провела немало мероприятий, в том числе открывала «День Поэзии» в ЦДЛ и отмечала одиннадцатилетие портала «Стихи.ру». Как ни относись к этому ресурсу, его посещаемость устойчиво растёт. Проекты Никифоровой вообще регулярно собирают целые толпы слушателей и участников. Правда, чаще всего площадки, гордо именуемые «салонами» и «гостиными», представляют собой поэтические чтения в формате «свободного микрофона». Редко когда удаётся поприсутствовать на настоящих тематических дебатах, лекциях или дискуссиях по тому или иному животрепещущему вопросу, касающемуся литературы.

Наталья Никифорова да ещё Андрей Коровин, пожалуй, – одни из самых популярных и активных деятелей в контексте литературной жизни столицы. Они сотрудничают с крупными площадками, участвуют во всевозможных фестивалях, а также альтернативных проектах, направленных на завоевание молодёжной аудитории. Но далеко не все имеют такие возможности. Поэтесса Людмила Уварова работает в библиотеке № 137 в районе Люблино на юго-востоке Москвы. Она – основатель и руководитель гостиной «Литературные среды» – наверное, единственной площадки на окраине города, которая по своему уровню не уступает центральным. В литературной гостиной Людмилы Уваровой проходят разнообразные мероприятия – начиная от презентаций книг и заканчивая тематическими встречами. Одни из наиболее распространённых жанров «Литературных сред» – юбилеи и вечера памяти. Сама Людмила Уварова признаётся, что за основу берёт классику, но не обходит вниманием и современных авторов, особенно тех, кто живёт в том же микрорайоне.

К сожалению, такая деятельность – скорее исключение из правил. В Москве за потенциальную аудиторию борются многие литературные объединения и проекты. Шансы, что кто-либо из них обратит внимание на удалённую от центра площадку, минимальны. Городские жители привыкли к комфорту и вряд ли готовы потратить несколько часов, чтобы добраться до места проведения мероприятия. Вот районные салоны и гостиные и обречены на взаимодействие лишь с теми, кто обитает по соседству.

Литературная жизнь в Москве концентрируется в пределах Садового кольца – это, конечно, плохо, зато там она стремительно набирает обороты, и это не может не радовать.

Оксана НОСОВА

Статья опубликована :

№31 (6333) (2011-08-03) 1

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 1 чел. 12345

Комментарии:

Апология графомана

Литература

Апология графомана

ВОПРЕКИ

Полтора десятка лет назад СССР ещё существовал в сознании местных писателей. Их грела единственная мысль, которая может греть в этой профессии: нас ждут. Кто ждёт? Те, кто не смог дождаться при советской власти, потому что советская власть всегда боролась с талантом и свободой. Здесь надо сделать паузу. И понять, что советская власть не хотела умирать и потому боролась со всяким, кто покушался на неё.

Но я не знаю ни одного действительно одарённого автора, который бы не шарахался от советской власти, когда она хотела его приголубить. Этот феномен до сих пор не понят. И не исследован. Почему писатели (а именно они провели всю работу по свержению советской власти) так жёстко стояли против неё? Чего они добивались? Братания с западными коллегами? Но всегда было известно, что западные писатели никогда не имели и десятой доли того влияния на общество, какое имели русские писатели. А говорить о такого рода отзывчивости с их стороны было просто смешно: никто на Западе никогда не выделял нравственное – только успешность была там в цене. Поэтому основной причиной неприязни писателей к власти в СССР была жажда абсолютной славы. Их не устраивала уже роль любимцев общества, не грели льготы квартирные, профессиональные и прочие. Их сжигала бешеная зависть к писательской славе идолов XIX – начала XX века. Каждый из них видел свои книги выложенными в каждой квартире в качестве учебника жизни. Естественно, чем больше был градус нетерпения, тем мельче становился талант.

Но русский читатель также несопоставим с западным. Он ждёт и надеется, что завтра или уже сегодня вечером над страной вознесётся новый Пушкин. Только этим можно объяснить безумные вечера в Политехническом и расцвет самиздата.

В начале 90-х годов XX века в России произошло событие, сравнимое с распадом СССР: русский читатель массово отвернулся от русской литературы вообще. Почему?

Только не потому, что вдруг понял нравственное падение писателей, их продажность властям. Сам читатель всегда жил по понятиям, дисциплинированно ходил на собрания и состоял в правильных организациях. Так что правдолюбие писателей ему было, скорее, неприятно. Я не говорю о наиболее громкой экзальтированной части читателей, которые в основном и раздували вопрос о необходимости писательского целомудрия. Но сами писатели относились к своей роли совести народной довольно потребительски. Я не говорю опять же о небольшой части писателей, красиво соответствующих этой роли. Но не могу назвать в качестве примеров известные имена Солженицына, Твардовского или Шолохова. Не потому, что сомневаюсь в их искренности, а только лишь потому, что известные люди по определению не могут быть свободными и нравственно чистыми: карьера не позволит им это сделать. Это не требует даже доказательств, поскольку очевидно.

Совестью народа могут считаться те незаметные, часто малоискусные, но предельно искренние самодеятельные писатели, которые, собственно, и составляют золотой фонд не только русской, но и мировой культуры.

Критика и обыватели называют их графоманами. Их существование почему-то страшно нервирует пишущую публику. От них шарахаются, их всячески поносят. За что? За их безмерную любовь к слову? За то, что все их силы идут на оплодотворение литературой и именно они рожают новые имена? Ведь написать сильный текст – половина дела. Нужно, чтобы кто-то этот текст выносил и родил. И требовать от роженицы ещё и оплодотворения – нелепо.

Итак, именно т.н. графоманы пропускают через себя напряжение прошлых текстов литературы или глубокого малоизвестного знания, чтобы эти тексты стали каноническими. Именно они обеспечивают странную истину «рукописи не горят» – они не дают им пропасть.

Говорить о значении в этом вопросе литературной критики невозможно. Я не читал ни одного критического обзора, где бы открывалось новое имя: только известные ряды с небольшими изменениями в иерархии. Не думаю, что критика хотя бы способствовала возвращению текстов Платонова или Мандельштама, что она не позволяла забыть Есенина или Хлебникова. Это делали только самодеятельные писатели, их низовой (народный по ощущению) напор. Это сравнимо с протестом, которому умные власти не дают стать бунтом.

Однако сами писатели, от которых можно ждать сильных текстов, после распада страны перестали искать читателя, потеряли его. Адрес неизвестен. Поэтому сильные тексты не могут быть определены. Потерялась сцепка низовой (народной) необходимости в художественном слове (не путать со словом историческим и нравственным) и его проявлением в известных местах – журналах, издательствах, в разговорах о современной литературе. Массово отшатнувшийся от русской литературы читатель магнитно потянул за собой и золотой фонд человечества.

Где теперь искать друг друга? Кому доказывать крепость текстов? Сколько рукописей должно сгореть, пока их не подхватят надёжные руки? Неизвестно.

Шумит, гремит мутная волна, в которой ничего не услышишь – не то что разглядишь.

Александр ОБРАЗЦОВ, САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

Примечание отдела литературы

Каждый имеет право быть услышанным. Но необязательно разделять точку зрения каждого – в том числе и защитника графоманов.

Статья опубликована :

№31 (6333) (2011-08-03) 1

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 2,7 Проголосовало: 3 чел. 12345

Комментарии: 03.08.2011 16:41:51 - Алексей Фёдорович Буряк пишет:

Напписано как чемптонская пробежка на одном дыхании... Всё верно.... Вот только в одном добавление... В советские времена литература всеми возможными средствами пропагандировалась... Были и читатели из власть имеющих... Читал и сам Иочиф Сталин.. и прислушивался к писателям... Читали и после него первые люди стоящие у власти... Сегодня первые люди стоящие у власти не являются читателями!! И вся литература стало совершенно безразлична властям... Пиши что угодно, издавай если сможешь, где угодно - никто и не заметит НАПИСАННОЕ !! ДА и век другим стал - Электронных СМИ полным полно,, ИНТЕРНЕТ пестрит от произведений писателей разного калибра... И опять это почти никому не надо... Нужны сильные ТАЛАНТЫ и их надо разглядеть... и, конечно, пропагандировать всеми способами... как-то достучаться до "безразличного" читателя... И, настоящее... и стоящее, действиденьно содержательное и художественное будет ВОСТРЕБОВАННО... --- burur@mail.ru

03.08.2011 13:38:13 - Александр Николаевич Зрячкин пишет:

"Однако сами писатели, от которых можно ждать сильных текстов, после распада страны перестали искать читателя, потеряли его" - пишет Александр Образцов. Уважаемый автор, как только писатель начинает непосредственно искать своего читателя, он перестаёт быть писателем в истинном смысле этого слова, становится менеджером-от-литературы. А отсюда и вывод, почему сегодня снизилось качество продукта... О Настоящем Творчестве забывается, выдаётся кич...

Литинформбюро

Литература

Литинформбюро

ЛИТФЕСТИВАЛЬ

За пять лет настоящим брендом Томской области стал летний фестиваль «Чеховские Пятницы». Каждую неделю любители музыки, живописи и поэзии встречаются у памятника Чехову на набережной Томи. В минувшую пятницу собравшиеся слушали томских поэтов Николая Хоничева, Никиту Зонова, Галину Оксёнову, Виктора Вайнштейна. Президент фестиваля – сотрудник Томского научного центра СО РАН Евгений Ковалевский.

ЛИТКОНКУРСЫ

Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям в очередной раз созвало номинантов для участия в традиционных ежегодных национальных конкурсах.

На XIII конкурс «Книга года» принимаются издания, вышедшие в свет в период с 1 августа 2010 года по 1 августа 2011 года. Нынешние номинации: «Проза года», «Поэзия года», «Вместе с книгой мы растём», «Учебник XXI века», Humanitas, «Страна высоких вдохновений…» (Италия – почётный гость XXIV ММКВЯ), «Art-книга», «Отпечатано в России», «Книга года».

На IV конкурс «Образ книги» выдвинуты книжные иллюстрации, созданные за последний год, а также творческие работы, длительное время не публиковавшиеся по тем или иным, в том числе не зависящим от автора, причинам. Заявленные номинации: «Лучшие иллюстрации к произведениям художественной литературы», «Лучшие иллюстрации к произведениям для детей и юношества», «Лучшие иллюстрации к non-fiction», «Дизайн книги», «Авторская книга», «Новые имена в книжной иллюстрации», «Явление» (Гран-при). Награждение победителей обоих конкурсов состоится в день открытия ХХIV Московской международной книжной выставки-ярмарки 7 сентября 2011 года.

ЛИТРАРИТЕТЫ

Издательство «Умляут», созданное по инициативе участников «Книготоргового объединения на Тверском бульваре, 9» («Гилея»), займётся публикацией неизвестных широкой публике модернистских текстов. В ближайших планах выпуск как русских, так и переводных книг – малоизвестных и неизвестных произведений Алексея Гастева, Алексея Ремизова, Тихона Чурилина и Кирилла Мариенгофа, Константина Гургенова и Пимена Карпова, Сержа Шаршуна и Ханны Хех, Брайона Гайсина и Дженезиса Пи-Орриджа, антологий ничевоков, примитивистов и многое другое. Выход первой книги издательства ожидается уже будущей осенью. Интересно, готовят ли «симметричный ответ» поборники реализма?

ЛИТПРЕМИИ

В рамках «Книжной премии Рунета» началось голосование, в ходе которого будут выбраны «лучшие книги, по мнению пользователей русскоязычной части Интернета». В шорт-лист, составленный «книжной командой Ozonа», попали книги российских и зарубежных авторов и книжные проекты, изданные за последний год. В каждой из четырёх номинаций (художественная литература, non-fiction, бизнес-книги и детская литература) представлено 12 книг. В списке изданий в жанре художественной литературы оказались сразу две книги Дины Рубиной (одна – в аудиоформате), с которыми соседствуют «Застольные беседы» английского писателя и критика XIX века Уильяма Хэзлитта плюс книги мемуаров Мэрилин Монро и Сергея Шаргунова и биография Габриэля Гарсиа Маркеса. С 1 июля по 20 августа можно выбрать своих фаворитов в каждой из категорий. Лауреаты «Книжной премии Рунета» будут объявлены на Московской международной книжной выставке-ярмарке в сентябре. Денежный приз не предусмотрен.

ЛИТНАГРАДЫ

Известный сценарист Эдуард Володарский стал золотым лауреатом литературной премии имени легендарного разведчика Николая Кузнецова. Премия приурочена к 100-летию Кузнецова, которое отмечалось 27 июля. В конкурсе участвовали 30 человек, которые представили литературные произведения героико-патриотического и приключенческого жанра – прозу, стихи, сценарии, пьесы, мемуары защитников Родины, участников тайных и фронтовых операций, опубликованные на русском языке. В состав жюри конкурса вошли представители «Уралмашзавода», известные писатели, критики, литературоведы Уральского федерального округа. Золотой медалью им. Николая Кузнецова Володарского наградили за общий вклад в развитие кинематографии России.

ЛИТСЕМИНАР

Очередная XXVII сессия Творческого проблемного семинара директоров литературных музеев России (Совет директоров литературных музеев) прошла 25–29 июля в Калининграде на базе Музея Мирового океана. Тема семинара: «Сотрудничество литературных музеев с музеями других профилей». Семинар организован по инициативе Государственного Литературного музея, его работой в течение 22 лет руководила директор Государственного Литературного музея, заслуженный работник культуры России Наталия Владимировна Шахалова (1924–2006). В 2007 году, на XXIII сессии семинара, было принято решение присвоить ему имя Н.В. Шахаловой. Сессии семинара проводятся ежегодно; помимо руководителей литературных музеев России в работе семинаров участвуют художники-дизайнеры, архитекторы, руководители региональных и местных органов культуры. В работе ряда семинаров принимали участие руководители зарубежных литературных музеев.

ЛИТМЕМОРИЯ

В московской школе № 19 имени В.Г. Белинского в 1-м Ка­дашёвском переулке к юбилею великого критика открыта мемориальная доска (автор – скульптор И.А. Селезнёв). Имя В.Г. Белинского было присвоено школе в 1936 году.

ЛИТПАМЯТЬ

Умер Владимир Гнеушев, поэт, писатель-документалист, участник Великой Отечественной войны. Автор более 30 книг стихотворений и прозы, изданных в Ставрополе, Москве, Ленинграде. Человек непростой судьбы, интересной биографии, подлинной творческой одарённости, чья поэзия стала одной из наиболее ярких страниц в ставропольской литературе. Е.А. Евтушенко, вспоминая строку Гнеушева «Мы не актёры – мы шаги за сценой», назвал её символом поколения шестидесятников: «Эта гениальная строка (…) множество раз цитировалась, повторялась устно и оказалась своего рода манифестом времени». Стихи Гнеушева, лишённые надрывного пафоса, велеречивой зауми, всегда были честны перед самими собой и перед читателем. Они запоминались неожиданной точностью и глубиной образа, пронзительной искренностью и, пожалуй, главным – сердечной беззащитностью, граничащей с самоистязанием: «И я подумал, Господи помилуй! Живут же люди, зная лишь своих. А тут живёшь, как будто в сердце вилы воткнули и не вспомнили о них…»

Несколько лет назад, отвечая на вопрос анкеты одной из газет «Чем дорожите в жизни?», Владимир Григорьевич сказал: «Мой старый друг по морю и вредным привычкам, уже покинувший этот мир Виктор Конецкий, написал перед смертью в журнале «Знамя»: «Володя Гнеушев – скромный поэт. А где-то мне уже приходилось писать, что скромность украшает человека, но делает это не спеша…» Не знаю, как насчёт скромности, но тщеславия я действительно лишён, нахрапистости и желания играть желваками тоже. Рвущихся в президиумы мне жаль, ибо в кулуарах всегда веселее. Именно это имел в виду Виктор, всегда говоривший о друзьях так, словно произносит за них тост. Я дорожу друзьями больше, чем удачами. У меня одна дочь, один сын и внук. За мною один флаг, одна присяга и единая верность им».

Светлая память о Владимире Гнеушеве да пребудет в наших сердцах.

Статья опубликована :

№31 (6333) (2011-08-03) 1

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

«ЛГ»-рейтинг

Литература

«ЛГ»-рейтинг

[?] Вадим Кожинов, Виктор Кожемяко. Уроки русского : Роковые силы. – М.: Эксмо, 2011. – 288 с. – (Национальный бестселлер). – 3000 экз.

Публицисту Виктору Кожемяко доводилось не раз беседовать с замечательным русским мыслителем, литературоведом, историком Вадимом Кожиновым (1930–2001). И сегодня, перечитывая эти беседы, включённые в сборник, убеждаешься в том, что идеи учёного не только не утратили своей актуальности, но, напротив, обрели новые оттенки смыслов, доказали свою жизненность, необходимость их учёта при осмыслении прошлого, настоящего и будущего России. В. Кожинов в последнее десятилетие своей жизни написал немало книг, каждая из которых вызывала серьёзный общественный резонанс. Однако нельзя не согласиться с мыслью В. Кожемяко о «самодовлеющем весе большинства выступлений Вадима Кожинова в «разговорном жанре», хотя бы потому, что здесь встречаются темы, «до которых в прижизненных книгах он либо вообще не дошёл, либо коснулся их только вскользь. Такова, например, тема соотношения социализма и патриотизма, или попытка обобщить свои размышления о том, что такое есть Солженицын, или взгляд через призму истории на ряд горячих современных событий…». Вадим Валерианович хотел, чтобы эти беседы были собраны в книгу. Теперь его желание исполнено.

[?] Юнна Мориц. Лимон Малинович Компресс : Стихи. – М.: Время, 2011. – 96 с.: ил. – 10 000 экз.

В новом замечательном, оформленном по традиции Евгением Антоненковым сборнике Юнны Мориц – стихи-хи-хи для детей от 5 до 500 лет. Книга – весёлая, задорно-прекрасная и, как всегда, с потрясающими придумками, на которые способна только Поэтка. Ну кто, кроме неё, мог придумать Лимона Малиновича Компресса, «чудака с фамилией Кирпич», академика Домового, профессоров Вагон Вагоновича Вокзала и Дельфина Дельфиновича Винегрета? А сочинить смешную страшилку «Как обманула тётя Рита настоящего бандита»? А написать считалочку, запоминающуюся с первого раза? Целых десять стихотворений – про пятилетнего Артёма Агапкина, про его удивительные приключения, которые бывают только в детстве. Он плывёт по морю на спине, его приглашает на день рождения с пирогами собачка, ему мяукает сметана «с хвостом, усами и Улыбкой до ушей», он едет в автобусе с волшебным старичком и глобусом и даже попадает на весёлую рыбалку.

Остаётся только позавидовать взрослым, которые в огромном книжном море найдут эту книгу – с упругим молодым позвоночником.

[?] Даниил Гранин. Три любви Петра Великого . – М.: ЗАО «ОЛМА Медиа Групп», 2011. – 512 с. – 4000 экз.

О Петре I написаны тысячи книг. Казалось бы, жизнь выдающегося реформатора, навсегда изменившего облик России, изучена вдоль и поперёк. Тем не менее новый роман Даниила Гранина добавляет новые штрихи к портрету Петра. Каким человеком он был в обиходе, как строил отношения с близкими людьми, каких женщин любил и как переживал душевные муки, – обо всём этом пишет Гранин, мастерски исследуя внутренний мир императора.

Мы привыкли думать о Петре как о незаурядном правителе, военачальнике, строителе, мыслителе, но его личная жизнь при этом всегда отходила на второй план. Между тем она была столь насыщенной, богатой на события и драматичной, что, вне всяких сомнений, заслуживает отдельного разговора. Книгу Даниила Гранина можно назвать приглашением к такому – давно назревшему – разговору.

Статья опубликована :

№31 (6333) (2011-08-03) 1

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 3,0 Проголосовало: 2 чел. 12345

Комментарии:

«Кострома, первый дом от угла»

Литература

«Кострома, первый дом от угла»

ПОЭЗИЯ                                                                                                                                                                                               

Станислав ГОРОХОВ

***

Ю. Кузнецову

Что важно  гостю?

Не застрять в дверях.

Ломай капкан домашнего уюта!

Айда в тайгу, без всякого маршрута:

Нет подлости в растеньях и зверях.

И нет разгула рыночных страстей…

Цветы в рублях не ценят аромата.

Здесь, салютуя в честь больших дождей,

Из пней стреляют залпами опята!

Тайга не огород, она ничья.

И может, потому в ней так интимно.

А детский лепет чистого ручья –

Он громче государственного гимна.

***

Сколько раз на веку вспоминаю:

Кострома, первый дом от угла,

Во дворе – дровяные сараи,

Пара кленов, вдали – купола,

Стая шумных ворон в поднебесье,

Холодок предвечерний речной

И какая-то вечная песня

Над старинной моей стороной…

В знаменитом моём захолустье,

Среди сёл, колоколен, лесов –

Я постиг философию грусти,

Русской грусти – на сто голосов.

Лиха, лиха прошло полосами!

Но – густы костромские леса.

И скорбит на граните Сусанин,

Глядя пристально в наши глаза.

***

О. Хлебникову

На полу она, значит, спала.

А техничка полы подметала –

И увидела, что… умерла

Та – бичиха ночного вокзала.

Ну, конечно, милиция тут:

Непорядок под люстрами в зале!

Труп убрали, понятно, в медпункт,

Утром – в морг, а потом – закопали.

А была она чья-нибудь мать…

Где-нибудь ныне здравствуют дети.

Что ж, у смерти мы все на примете.

Надо чаще полы подметать.

***

Был когда ещё мальцом

(под забором пролезал),

После бани мы с отцом

Шли в аптеку пить нарзан.

Вдоль по волжским берегам

Расстилалась Кострома.

Вековали там и сям

Деревянные дома.

Там, на площади Сенной,

Возле рыночных ворот,

И безногий, и хмельной

Колобродился народ.

Мне навстречу фронтовик,

Подсобрав остатки сил,

Под невнятный хриплый крик

На подшипниках катил…

…От нарзана пузырьки

Колко ёжились в носу.

На закуску от тоски

Мой отец любил хамсу.

***

Когда сутулясь по планете

Идёт печальный Гулливер,

Ни женщины, ни даже дети,

Ни президент и ни премьер

Ему, громадному, немилы!

Он так устал от лишней силы…

Его издёвками тиранят,

Он в горы прячется, в леса,

А в нём бессонно  партизанит

Несчастной  матери  слеза.

***

Жизнь мерцала алмазными гранями,

Я спешил к ней, восторг распаля…

Отрезвил на фабричной окраине

Запах кожи, мазута, угля.

Вроде что там – сапожная фабрика,

А жевала – стальным языком!

Чуть живые, при свете фонарика,

Волоклись мы со смены пешком.

Мышцы, помнится, были как ватные

И гудела в мозгах пустота:

Силы напрочь конвейер выматывал!

…В тьмущей тьме –

за верстою  верста –

Лужи, помню, присыпаны листьями,

Сапоги увязают в грязи…

В чёрном небе над нашими лицами

Тлели вечные звёзды Руси.

***

Имея глупость быть самим собой

В кошмарный век

продажности повальной,

Я вынужден своё существованье

Оплачивать подёнщиной тупой.

Примучен маетой, но – не прибит.

Сквозь подневольный ежедневный быт

Тащу крамолу внутренней свободы,

Шепча сквозь зубы лишь одно:

держись…

Так, по-солдатски, убиваю годы,

По-маршальски – выигрываю жизнь.

Статья опубликована :

№31 (6333) (2011-08-03) 1

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 4,5 Проголосовало: 4 чел. 12345

Комментарии: 04.08.2011 20:43:02 - тамара феликсовна тимофеева пишет:

Желаю удачи. и впредь, по-маршальски-выигрывать жизнь.С уважением Тамара

Три кровинки

Литература

Три кровинки

ПОЭЗИЯ                                                                                                                                                                                             

Владимир ТОЦКИЙ

***

Посвящается

моим сёстрам

Сон знакомый – подмалёвок,

Отпечаток дум моих.

Мы младенцы… Из пелёнок

Достаёт нас мать троих.

Руки к свету и улыбке

Протянули малыши.

Из одной утробы, зыбки –

Три кровинки, три души.

А проснусь – в подушку плачу,

Как в песок ушли года…

Не решу никак задачу,

Время жизни только трачу:

Где мне лучше? С кем? Когда?..

ВОЗВРАЩЕНИЕ

Уткнуться б головой в янтарную «пониклую»*,

В уральский наливной рябиновый закат.

И окровавить кисть июльскою клубникою,

И сгинуть в забытье под пение цикад.

Но тело воскресит гудок узкоколейки,

И встанет день с трудом со своего одра…

Вот жмутся воробьи друг к другу на скамейке.

На полотенцах гроб выносят со двора.

Короче тот же путь к учительнице-школе,

И на заборах те же пошлые слова.

Но некому сказать: «Пришёл, соколик…

Проголодался? Руки мой сперва…»

_________

*«Пониклая» – сорт ранних яблок.

Статья опубликована :

№31 (6333) (2011-08-03) 1

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 4,0 Проголосовало: 2 чел. 12345

Комментарии:

«Степей степенный монолог»

Литература

«Степей степенный монолог»

ЛИТРЕЗЕРВ

Николай ЧЕРНОВ

Николаю Чернову 29 лет. Живёт в городе Камызяк Астраханской области, работает учителем общественных дисциплин в школе-девятилетке.

***

Приходит время собирать страну:

По камушку, по зёрнышку, по слогу.

Как долго мы, у гибели в плену,

Не жили – выживали понемногу…

В угоду недалёкому уму

Мы долго и мучительно трудились:

Мы строили великую тюрьму

И в той тюрьме безвременно томились.

Но вот свобода лёгкая дана

Всем палачам, и судьям, и присяжным –

Лежит в руинах пьяная страна,

И разбудить её как будто страшно!

Она лежит, как незнакомый зверь,

Как птица, не одевшаяся в крылья!

И давит груз бессмысленных потерь,

И будоражат дали изобилья.

Но если вместе соберёмся мы

И соберём разбросанные камни,

Уставшие от воли и тюрьмы,

Мы встретим Русь,

как час рассвета ранний!

Но ей нельзя подняться кое-как.

Страна должна исполниться величья,

Чтоб выстоять в стремительных веках!

Но прежде – обрести своё обличье!

***                                                                                                                               

Вздыхают туманные дали,

Запомнить навеки веля:

Таинственно, исповедально

За далями светит земля.

И каждой щербинкой на камне,

И каждой щетинкой травы

Она прикасается к тайне

Летящей с небес синевы.

И сердце когда бы без фальши

Сказало б: «Ну что же, идём!» –

Я шёл бы всё дальше и дальше –

Туда, за земной окоём.

Туда, где дороженька вьётся…

Туда, где, тревожа мой взгляд,

Качает осеннее солнце

Росой окрещённый закат.

***

Ещё одна рассеянная осень

В провинции, затерянной в России.

И вот уже не думаешь о прозе –

Глазами шаришь в поднебесной сини.

А может быть, давно пора смириться,

Что эта даль душе твоей не впору,

Что на зимовку улетают птицы

В другие страны, за моря и горы,

И с одиноким эхом препираться,

Скупые отмечая именины

В холодном доме в роли самозванца,

Обросшего трёхдневною щетиной…

Но словно птица вдалеке пропела!

И выйдешь в ночь,

встречая неизбежность

Родимой речи пьяных децибелов…

Вот берега знакомая небрежность,

Где осень гонит медленные волны,

Где колкий мрак и ветер нелюдимый

Стучатся в сердце, а душе –

 просторно!

Вся жизнь как будто проплывает мимо.

И думаешь: «Россия бесконечна…»

И смотришь в небеса неторопливо:

Несутся кони по дороге Млечной –

Они невидимы, но дьявольски красивы!

***

Степей степенный монолог

Листала пыльная дорога…

О, если есть на свете Бог,

Живёт он здесь, в краю убогом.

Где, как ступени в небеса,

Всё длятся степи, степи длятся!

Легко идти, закрыв глаза,

И вдруг на небе затеряться.

И что Нью-Йорк или Москва

На этом длящемся просторе,

Где вся вселенская тоска –

Как будто капля в синем море?!

Статья опубликована :

№31 (6333) (2011-08-03) 1

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Отзвуки симфонии

Литература

Отзвуки симфонии

ВПЕРВЫЕ В «ЛГ»

Лада ПОСТОЕВА

Родилась в 1967 году в г. Березники Пермской области. Выросла и духовно сформировалась во Владимире. Там окончила музыкальное училище по специальностям фортепиано, теория музыки, а также Владимирский педагогический институт. Много лет работала преподавателем музыки, концертмейстером, режиссёром детского самодеятельного театра. Живёт в Москве. Публиковалась в литературных альманахах «Владимир», «Годова гора», в журнале «Духовно-нравственное воспитание», мест­ных периодических изданиях.

СТРАНА СТРАВИНСКОГО

Симфония. Стравинский.

Священный древний гул:

Славянский, аравийский,

Шотландский ли, индийский –

Чуть кукольный «разгул»...

Игрушечные танцы.

Монисты облаков.

Стук каменных клыков –

Иль ведьмины романсы

С притопом каблуков?

То стройный «хор», то лязги

И вздохи духовых...

Иль – под волынку пляски?

Иль скоморошьи «дрязги»?

Свирельный всхлип травы?

Вот пенье кобылицы,

Смех флейт и бубенцов:

Кентаврик ли резвится?

Жар-птица веселится

Средь сказочных лесов?

...То гул чудесных странствий,

Вибраций, миражей.

Мерцанье витражей...

Звенящее пространство!..

САРАБАНДА

Как звоны райского стекла,

Как зов неодолимой силы,

Как с неба гость, –

она пришла

Из тишины сереброкрылой.

В ней нет навязчивых

сфорцандо:

Хорально-ясна, глубока

Скупая поступь сарабанды,

Печаль, бредущая в века.

Изящно-сдержанны

морденты,

Хрустальны трели и легки.

Напудренные парики,

Камзолов строгих силуэты

И кружевные рукава

Над прахом трепетно

склонились –

И молча медленно кружились,

Как вечной жизни жернова.

Тянули бас виолончели,

Вздыхала флейта, как вдова,

Виолы ангельские пели,

И клавесин шептал едва

Те драгоценные слова,

В которых сердце

растворилось:

Чтоб не рыдало – а молилось,

Чтоб не шумела зря молва...

Но почему душа моя

Музыки звон

так жадно ловит?

Уж не меня ли

в путь готовят –

В те невозвратные края?

МЕЛОДИЯ ИЗ ДЕТСТВА

Пахнет мандаринами

Мелодия из детства,

Мягкими регистрами

И тембрами органными,

Шляпками старинными

(Ах, никуда не деться!),

Темпами небыстрыми,

Арпеджио и гаммами;

Синими тетрадками,

Исписанными густо,

Книжкой разноцветною

Про шалуна Пиноккио,

Мамиными грядками

С клубникой и капустой,

Грёзой предрассветной,

Сундучками да биноклями...

Пахнут ноты речкою

Под ивами седыми,

Папиной тропинкою,

К источнику ведущею,

Ладаном и свечками,

Такими золотыми!

В памяти плывущую, –

Сыграю без запинки я

Тему кантиленную,

Блаженную, полётную,

С ясною гармонией

(Я слышу все аккорды!) –

Детская вселенная,

Денёчки беззаботные!

Отзвуки симфонии,

Где не бывает скорби...

Навеяно Симфонией для духовых – поздним сочинением И. Стравинского, которое он посвятил композитору-импрессионисту К. Дебюсси.

**** Мордент (лат. mordens – «кусающий»; ит. mordente – «кусающий, острый») – мелодическая фигура из трёх звуков (с использованием соседней ноты и возвратом к предыдущей), украшающая основную мелодию.

Статья опубликована :

№31 (6333) (2011-08-03) 1

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 1 чел. 12345

Комментарии: 03.08.2011 18:45:40 - Елена Николаева пишет:

Отзвуки симфонии

Восхитительные, очень глубокие, трогательные и проникновенные стихи замечательного человека! Очень рада видеть творчество Лады Вячеславовны на страницах вашей газеты!

03.08.2011 18:28:27 - Елена Николаева пишет:

Отзвуки симфонии

Восхитительные, очень глубокие, трогательные и проникновенные стихи замечательного человека! Очень рада видеть творчество Лады Вячеславовны на страницах вашей газеты!

Сумрачное величество

Литература

Сумрачное величество

ВПЕРВЫЕ В «ЛГ»

Вячеслав ТЮРИН

Родился в 1967 году в Якутии. Живёт в Лесогорске Иркутской области. Лауреат «Илья-премии»-2002.

***

Дождь увлажняет жухлую траву,

и цвет лица становится

землистым,

как небо в ноябре, когда во рву

сгнил листопад,

ветрами перелистан;

и, словно штукатурка с потолка,

снег сыплется

на головы сограждан,

текущих по бульвару как река,

мелея с каждым днём

и с часом каждым.

1.

К людям выйти –

что душу вынуть.

И затеплится разговор.

Можно книгу меж книг задвинуть,

можно слово сказать в упор.

2.

Одиночество так устроено,

что, выдерживая твой взгляд, –

как вино – говорит порой оно

то, о чём свысока молчат.

Эхо комнатного гекзаметра,

роковая пора баллад,

осыпающихся, но замертво

продолжающих хит-парад

изначального летования,

листопадного волшебства,

суеверного ликования,

когда траурная листва

зацветает огнём язычества;

когда хочется лишь успеть

это сумрачное величество

на родном языке воспеть.

***

Легко сказать: родился там-то,

работал кем-то на кого-то.

Давно я не писал диктанта.

Да и кому служить охота

сосудом для чернил, быть вещью.

Хотя бы на листе бумаги.

Терять осанку человечью.

Как будто думать о ГУЛАГе

промозглой осенью в Вермонте.

Легко сказать: окончил школу,

стал одеваться от Ле Монти,

бить кулаком по дыроколу,

смотреть на женщин обалдело

до той поры, пока одна из

них на тебя не поглядела

и кончился психоанализ.

***

Мы жизнь откладываем на потом

и существуем,

а та врывается в наш дом

морозным жгучим поцелуем.

Мы жизни говорим «пока,

до скорой встречи».

На нас наваливается тоска,

чужие речи

и междометья, брошенные вслед

почти вслепую.

От жизни получаем мы в ответ

шальную пулю.

И начинаем приходить в себя,

рождаться свыше,

о днях, бездумно канувших, скорбя

в алтарной нише.

НАЧАЛО

В начале, в юношестве дней

изображенье было проще.

(Со стороны оно видней.)

Я вряд ли вглядывался в рощи.

Скорее – в лица. Да и то,

чтобы переспросить о чём-то.

Блестели спицы шапито,

где заводилою – девчонка.

Давили в школе потолки,

крошился мел в руках отличниц

и требовали дневники

у тех, кто на уроке дичь нёс.

Директор, ежели порой

надоедал ему наш клирос,

наведывался, дабы строй

учащихся перед ним вырос.

Адресом был СССР.

Я жил там, не подозревая,

что времени присущ размер,

пока меня судьбы кривая

не завела прямо в тетрадь,

открытую за чашкой чая,

дабы я знал, как вещи звать,

хитёр по части невзначая.

А между тем устала твердь

и было сказано немало

теми людьми, которых смерть

ещё при жизни понимала.

Стояли тесно, вполшага

все вместе на широкой льдине,

друг дружку взяв за обшлага,

но треснуло посередине.

Залихорадило страну,

перевернулись идеалы.

Ходили голыми по дну,

закутывались в одеяло,

на стогнах шли против рожна,

цену свободе назначали.

Тогда расторглась тишина,

такая трудная вначале.

ВОСТОЧНО-СИБИРСКАЯ ВЕТКА

На пустынном вокзале художницы карандаш

изображает транзитного пассажира.

Беглый набросок выглядит, как пейзаж

осени. Ветви нищенствуют. И сыро

в воздухе. Проступает одна черта

за другою, как иероглифы листопада.

Гибнет улыбка в хищном разрезе рта.

Спят улитки в глазах усталого психопата,

размышляющего, как отличить искусство от ремесла.

Дескать, действуя по заказу, ваша кисть остаётся мёртвой.

А та, ничтоже сумняшеся, на ватман перенесла

дремлющего пассажира. Совесть – вот контролёр твой.

Отрывая взгляд от окна, вижу полупроводника –

полупризрака в износившейся кацавейке.

Спрашивает билет. Надрывает. И снова тоска.

Стоит уйти покурить, как заняты все скамейки.

В общем вагоне дорога делится пополам.

Исповедьми богата Восточно-Сибирская ветка.

Но радио начинает транслировать тарарам,

и подпевает ему вполголоса малолетка.

Скоро все будем там, где выспимся, как сурки.

Что же нас гонит из дому? Внутренняя поломка?

Все мы паломники в мире, написанном от руки

тобою, прости, художница-незнакомка.

Статья опубликована :

№31 (6333) (2011-08-03) 1

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 4,0 Проголосовало: 3 чел. 12345

Комментарии:

Места слагаемых

Библиосфера

Места слагаемых

Продолжаем обсуждение произведений, вошедших в шорт-лист «Большой книги»

Ксения АНОСОВА

Алексей Слаповский. Большая книга перемен . – М.: АСТ, 2011. – 640 с. – 5000 экз.

Глухоманная Санта-Барбара

Жизнь в провинциальном городе Сарынске по своему социальному устройству напоминает трёхпалубный корабль: «Нижняя заплёванная и грязная палуба маргиналов, асоциальных элементов, бездельников, людей пассивных, бедных. Верхняя – с бассейнами, дорогими ресторанами и номерами-люкс – власть, политики, богачи-бизнесмены, но в плюс к ним и крупные учёные, деятели искусства. Элита. А между ними – вторая, средняя палуба, в которой довольно вольготно обитает средний класс». Пассажиры разных палуб старательно изолированы друг от друга, и всё же столкновения между ними неизбежны.

Так, однажды журналист-краевед местной газеты Илья Немчинов получает необычный заказ – написать книгу о влиятельном в округе политике и бизнесмене Павле Костякове. Роскошное иллюстрированное издание, восхваляющее деятельность успешного предпринимателя, его семью и окружение, – именно такой подарок к дню рождения Павла задумывают его младшие братья – родной, Максим, и двоюродный, Пётр (оба опять-таки не последние люди в Сарынске). Немчинов соглашается, несмотря на то что уверен: братья Костяковы – мошенники, воры, а то и убийцы, готовые пойти на всё ради денег и власти.

Одновременно с этим развивается история молодой девушки Даши, в которую, как в Елену Прекрасную, влюбляются все, кто только на неё посмотрит: школьные друзья Немчинова (Валера Сторожев и Коля Иванчук), один из которых (Иванчук) оказывается её отчимом (то есть наоборот – отчим по ходу действия оказывается влюблённым в свою падчерицу); юный фотограф Вова; уже упомянутый выше бизнесмен Павел Костяков и даже сын бизнесмена – драматург Егор. Все перечисленные герои помимо общей любви к Даше связаны между собой и другими сюжетными линиями и знакомы – в крайнем случае через одно рукопожатие.

Такая подчас угловатая мозаика из десятков, а то и сотен мелких фрагментов (скрупулёзные биографии даже незначительных персонажей, переходящие из уст в уста городские слухи, легенды, истории, рассказанные кем-то в прошлом, бытовые зарисовки), с трудом прилегающих друг другу и постоянно норовящих где-то облупиться, выцвести, иссохнуть, а то и вовсе обвалиться. То ли вся эта мешанина – одна из многочисленных аллегорий провинциального города, – мол, развернуться негде, все друг друга знают; то ли композиционная особенность, изначально задуманная писателем; то ли издержки чересчур активной его работы на отечественном телевидении (для тех, кто не знает: Слаповский – автор сценариев таких нашумевших телевизионных сериалов, как «Остановка по требованию» и «Участок»).

Сам же прозаик-сценарист в одном из своих интервью, описывая идею и героев «Большой книги перемен», выражается предельно конкретно: «Наверное, главное – любовь. Девушка полюбила богатого разбойника. Такое бывает. Он очень успешный человек с сомнительным прошлым. Прошлое раскапывает один из персонажей… То есть отчасти получается такое расследование. Хотя не менее важно, что книга о трёх товарищах. И о трёх братьях…»

Бытовая драма имперских масштабов

Сюжет романа заключён в непроницаемо жёсткие скобки его места действия. Город Сарынск – географически размытая, но тем не менее почти опознанная читателями (не то Саратов, не то Саранск) провинция, безликая в своей обыденности и в то же время легко узнаваемая, вобравшая в себя расхожие стереотипы и столь любимые нашими прозаиками «характерные черты». Такой своего рода индустриальный город N, на площадях и в переулках которого звенит отголосками эхо современной России.

И звон этот, надо признаться, довольно навязчив.

Собственно, обобщение – именно тот приём, что делает прозу Слаповского такой увесистой, значимой и одновременно такой художественно неприглядной. Осознанно расширяя границы литературного замысла, экспериментируя с масштабами смыслов и образов (то в одном персонаже – характер целого поколения, то в диалогах о судьбе родины – лишь авторская позиция), Слаповский, видимо, забывает о том, что фабула всё-таки «не резиновая» и что, громоздя её и дальше подобным образом, рискуешь в качестве ответа на вопрос: «Так о чём же книга?» – услышать недоумённое молчание.

Принцип «обобщённости» как способ особого выражения авторской мысли у Слаповского в «Большой книге перемен» преобладает буквально во всём. Потому и выходит, что персонажи все сплошь одинаковые, словно спички в коробке, события предсказуемы, а мысль вроде бы и есть, и вертится на языке, но так и забывается, не вспомнившись. Всё где-то рядом, вокруг да около, при том что автор не ставит себе цели запутать читателя, не подменяет реальные значения символами («говорящие» фамилии не в счёт), по большей части не усложняет текст, а изъясняется прямо и открыто, как и подобает народному писателю (о том, насколько Слаповский – народный, речь пойдёт ниже). Герои и события романа «склеиваются» между собой и получают оценку всегда лишь по критериям того дуалистичного, чёрно-белого мира, в котором существуют по воле автора. Братья Костяковы явно нечисты на руку, но умны и рассудительны, не лишены человеческих качеств; Даша – естественна, благородна, но на самом деле эгоистична, мелочна и фальшива, хотя в первую очередь обманывает саму себя; Немчинов в кульминационной сцене хочет восстановить справедливость, но в итоге сам становится виновником нелепого убийства; Шура стреляет в Немчинова, а попадает в Дашу. Кто виноват? Непонятно, да и в контексте не так уж важно. Таким образом выстраивается внутренний мир романа. «У каждого своя правда» – осознание героями этой нетривиальной истины и есть, пожалуй, главная перемена в меню «Большой книги перемен».

Народная мыльная опера

Что касается «народности»… Я считаю, что народность – это прежде всего для народа и только во вторую очередь – о народе. Жаль только, что современный русский народ так слабо нуждается в высокой литературе. В этом отношении Слаповский – безусловно народный писатель. Он не только реалистично описывает проблемы сложившегося общества, его «палубного» устроения, его природной, исторически укоренившейся неоднородности, контрастности, его сложного и противоречивого характера, но и блестяще умудряется воссоздать на бумаге ту форму повествования, которая бы больше всего этот народ заинтересовала, – форму захватывающей мыльной оперы, телевизионного сериала. Художественность здесь отступает под наплывом многочисленных перипетий, неоправданных сюжетных коллизий и словесно безликих образов, которые создавались с расчётом на последующую визуализацию. Так масскультура неотступно и целенаправленно подминает под себя отечественную прозу.

В «Большой книге перемен» Слаповский развивает сразу и подчас параллельно целый ряд вопросов, большинство из которых остаются риторическими и абстрактными. Цель заключается не в поиске окончательного ответа, не в конкретном решении той или иной задачи, а в самой вопросительной интонации, в силе и броскости авторского жеста. Подчас в науке тот, кто выдвинул гипотезу, становится более известным, чем тот, кто её развил и доказал. Так же в последнее время получается и в литературе: чем ярче демонстрирует автор степень своей «наболевшести», чем больше вопросов задаёт, тем лучше принимает его литобщественность. И пусть его возгласы истеричны, вопросы безответны, а желание расставить точки над «i» не всегда вызывает доверие, зато престижная премия практически обеспечена. И хитроумное название к тому располагает.

Статья опубликована :

№31 (6333) (2011-08-03) 1

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Исповедь неприсоединения

Библиосфера

Исповедь неприсоединения

ОБЪЕКТИВ

Сергей Есин. Дневник ректора 2004 . – М.: Издательство Литературного института им. А.М. Горького, 2011. – 560 с. – 1000 экз.

Сергей Есин. Дневник 2009 . – М.: Издательство Литературного института им. А.М. Горького, 2011. – 624 с. – 1000 экз.

Искусство рождается там, где начинают бить часы. То есть где начат отсчёт и введено ограничение по времени. Поставлен предел, за который хочется вырваться.

В случае Есина эти часы министерски хриплые, напольные, в коробе красного дерева, с матово отсвечивающим маятником и римско-циферным циферблатом. Почему, например, не собранный в Китае электронный будильник? Исключительно из-за ритма.

Русская проза почти всегда трёхсложна, когда смысловой разлив её максимален, и двусложна, когда сжимается для обрамления абзаца или периода. Если этот закон нарушается, стереотип национального восприятия сбивается, появляется «переводной эффект». Русские писатели или пишут свою прозу как стихи, или «ищут жанры», то есть занимаются всякой дребеденью. Есин знает, чем и как утолять русское ухо.

Наугад:

Вчера на дачу, где в теплице

 без воды

Томятся (и) пропадают

помидоры,

Попасть не удалось –

была защита

(дипломов. – С.А.).

Простим поэту вольный стих – первая ямбическая строка шестистопна, вторые отчётливо пятистопны. Передать трагический выбор удаётся с лёту, тем более что за скупым, «фактическим» слогом нет-нет да проступит ухмылка противопоставления и (!) уравнивания по смыслу огородничества и преподавательства. Побеждает синтез – высокая ирония и над первым, и над вторым.

Дальше:

Сегодня в институте

презентация

Большого альманаха

«Дважды два».

Игровое начало цитаты отъявленно превалирует над прочими. Так мог бы говорить цирковой шпрехшталмейстер, лично открывающий действо: Есин примеривается к ролям. Инстинкт актёрства? Никак нет. Предельного соучастия, претендующего на философию, основанную на едином базовом принципе: все – это он, а он – это все.

Сегодня русская литература так плоха, что нет ничего легче, чем вылавливать в ней ещё живое. Оно просвечивает сквозь корку глянцевитых «премиальных поделок»: лучшее в русской литературе сегодня покрыто холодным потом пустоты, разверзшейся под ногами нации метафизической пропасти. Сегодня в лучшее каждый день бьют разряды личных и общественных драм. Первые традиционно молчаливы и, когда выдают себя за вторые, в координатах информационного века с его растлением пересекающимися смыслами, неизбежно теряют достоинство. Золото испытания, выпавшего лично одному тебе, не может содержать ни грана презентационной примеси: в горе человек неизбежно одинок. Друзья чувствуют это и перестают звонить. Мудрым окажется тот, кто не сочтёт обрыв связей обычным предательством. Это не предательство, а нежелание заражаться бациллами горя, попытка наивно эгоистической духовной гигиены (вдруг минует?), становящаяся невольно лучшим проверочным искусом для оставленного наедине с собой: если выживет в мёртвой тишине, будет жить долго.

Главный подвиг дневников – сохранение способности говорить, темпа жизни и повествования, реакций на происходящее, могучее отодвигание от себя старости, энтропии.

Я думал, что после смерти В.С., жены и друга, которая маячила перед Есиным давным-давно, он не устоит, сдастся. Я не то чтобы ждал этого! Хотел, разумеется, обратного, но вероятность такого исхода была не исключена. Думалось: неужели один из самых сильных согнётся, превратится в призрак самого себя?

Десять лет назад в одном из интервью Есин говорил, что, если диализ, спасающий В.С., станет для него непосильно дорогим, он купит пистолет и застрелится. Шуткой это не звучало ни теперь, ни тогда.

Ничего этого не случилось: крепкий, крестьянской закваски интеллигент выжил и остался в здравом уме и ещё более обострённой долгом перед В.С. памяти. Есть в этом что-то сологубовское, привкус первого приподнявшегося над «социальной средой» и победившего страшной ценой – одиночества.

От таких, битых и наживо скрученных судьбой в комки чувств и мыслей, редко услышишь жалобу. Это ведь именно русская равнина поразительно чутка к ним в одном сокровенном смысле – норовит пнуть побольнее, ницшеански толкнуть падающего. Оттого особым искусством среди русских людей стало прибеднение – жалоба на судьбу с оттенком гордости за то, как жёстко и неправедно она с ними обошлась.

Есин и прибедняется художественно. Чувствуя себя и на отшибе, и в центре событий, он воссоздаёт мир внешний и внутренний, причудливо противопоставляя и уравнивая их, словно готовя из них щедрую окрошку. Как настоящий (завидую!) русский, он любит накормить до отвала, по-демьяновски. И кормит досыта – борщами из светских раутов, салом дачной, институтской и заграничной туристской печали. Но и здесь – учит отделять одно от другого, «смешивать, но не взбалтывать», не превращая в балаган ни свою судьбу, ни, что ещё важнее, веру в неё.

Вера – это у Есина основное. Не говорю «надежда», потому что звучит явно слабее.

Подлинный баланс (художественность) наступает тогда, когда обращённость к себе приравнивается обращённости к миру от имени одного из россиян – в данном случае далеко не последнего, где «не последнего» – точка самоидентификации русского писателя. «Не последнего» означает «имеющего право слушать, видеть и подмечать». В пределе – учить.

Одна из важнейших учительских функций дневников – фильтрация информационного потока, в котором годами способна безнаказанно для себя купаться лишь психически устойчивая натура с классической закваской. Косвенно школа фиксации важного и отбрасывания ненужного преподаёт метод художественности как нанесения на страницу текста: размер события в строках и измеряемой в тех же единицах рефлексии по его поводу. В век модернизма мозаичность неизбежна, но лишь упорная и тренированная воля может заставить служить себе весь ад информационного дня.

Давнишний читатель дневников может убедиться, что метод постоянно совершенствуется: обработка избранных мест год от года становится всё более филигранной. События поляризованы: одному событию Есин кидает с поклоном подаяние в виде штриха или намёка, другое развёртывает до страниц и целых глав, заставляя вглядеться – а всё ли здесь «так»? Конечно, нет. Финальное «ура» с точкой вместо восклицательного знака на конце чаще всего обозначает мучительный, разрывающий лёгкие и понятно к кому обращённый крик: «Да пропадите вы все пропадом, ворьё!»

Есинские дневники демонстрируют и корневую противительную разницу с жанром мемуаров, который есть не что иное, как подкрашенное выгодными для мемуариста красками прошлое. А дневниковство есть соглядатайство за собой в «режиме реального времени», где скорость изложения даже не намекает на последующее редактирование. Оттого, думается, в тексте оставлены опечатки, технические пометы, до которых якобы не дошли руки, но выделенные жирным шрифтом. Но не настолько же мы наивны, чтобы понять – никакие это не технические пометы, а знаки конца периода.

«Сюда большую цитату» толкуется однозначно: не нужна сюда большая цитата, я уже всё сказал.

Есин не может не знать, что Михалков играл у Хуциева не в «Заставе Ильича», а в «Я шагаю по Москве». Однако, прельщённый лимоновским методом припоминания из «У нас была великая эпоха», путает следы, перепроверяя на всякий случай память читателя. Вот зуд преподавательский, неистощимый на выдумки! Зла не хватает.

Из-за того, что дневники злят неточностями, они точны в главном: интегральной мере сегодняшнего бытия, взятого с пылу с жару.

Сегодня в оболганной и изолгавшейся России правды нет нигде. Правдой, исчислил Есин, волей-неволей будут выглядеть неотредактированные дневники. Сегодня, понял он, в подённой исповеди человек предстанет куда значительнее, чем в своих даже самых отчаянных художественных фантазиях. Если искусство стало ложью по лекалу, формульной канвой, по которой вышивать скучно, нужно освободиться от искусства, улететь в сумрачный рассвет, где тебя не поймают и не обвинят ни в чём придуманном, – вот побег.

Отсюда берёт начало самоопределение для стиля дневников – полифония («…Речь скорее должна идти о полифонии…»). Обилие зеркал, в которых Есин старается отразиться хотя бы на бегу, в суете, делают его несомненной фигурой века.

Рассматривая стиль дневников, легко обнаруживаешь в зачинах новелл классицистическое единство места и действия. Так упорядочивается хаос. Так упорядочивал хаос века Просвещения с его мутагенным христианством сам классицизм. Классицистическая добросовестность и сегодня успокаивает, настраивает на нормальный ход жизни, а не выворачивает умственные суставы и сочленения. Терапия? Несомненно, сначала авторская, позже – индуктивно – читательская.

По сути, дневники ректора (2004) и заведующего кафедрой творчества (2009) пользуют не так уже много сегментов данной реальности. Домашние хлопоты, дача и Литинститут – хозяйство. Театр, зарубежные впечатления, окрестности информационного поля – политика, экономика, культура – общественная и представительская деятельность разом. Встречи с людьми и писательство – папка «личное».

Сферы эти пересекаются мало. И потому в постоянном тасовании их душа расслабляется, сочувствуя бешеной смене родов деятельности, питаясь соками свежих впечатлений и невольно приободряясь, влачится вслед за вездесущим героем, идентифицируясь с ним как со спортивным рекордсменом: возьмёт или не возьмёт вес, выбежит ли из десяти секунд?

Возьмёт и выбежит, поскольку это дневники победителя, дневники состоявшейся, как любят у нас говаривать и к месту, и не к месту, жизни.

Она состоялась в том, что ни к «красным», ни к «белым» по-настоящему и русский, и советский, и постсоветский интеллигент не примыкает. Это и есть заповедь: не присоединись, борись за правду свою один, так, чтобы один Господь знал, чего тебе это стоит. И не наращивай в себе, ради Господа, рабства чиновничьего и холопского – его на Руси достаточно и без тебя.

Есин пытается пройти сквозь валтасарово пиршество, не обременяя душу святыми обетами: бессмысленно клясться в том, что изначально не в твоей воле.

В нашей же воле – прочесть дневники с благодарностью уже за то, что ни от кого другого, кроме Есина, мы таких дневников не получим.

Сергей АРУТЮНОВ

Статья опубликована :

№31 (6333) (2011-08-03) 1

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 2,0 Проголосовало: 1 чел. 12345

Комментарии:

Латентный роман

Библиосфера

Латентный роман

КНИЖНЫЙ  

  РЯД

Дмитрий Шеваров. Добрые лица : Книга портретов. – М.: Феория, 2010. – 496 с. – 2500 экз. – (Издательская программа правительства Москвы).

«Но, слава Богу, есть сердце, и, пока нам некогда, оно пишет свою книгу – книгу поклонов». Так заканчивает автор предисловие к первой тетради. И дальше начинается первая главка – интонацией классического романа: «Был один из тех первых осенних вечеров…»

Дмитрий Шеваров – колумнист «Российской газеты», постоянный автор «Нового мира». В его книге собраны многолетние заметки о самых разных людях: от ночной нянечки из Уфимского детского дома до писателя Бориса Екимова. Всего 99 персонажей – и малоизвестных, и самых прославленных – вроде Юрия Никулина и Булата Окуджавы. А сотый герой – автор, который в тексты о самых громких именах вопреки тренду времени всегда вставляет собственные воспоминания о детстве и попутные наблюдения. Нет, речь не о намерении попиариться на фоне эпохи. Как были «тихие лирики», так Шеваров – тихий прозаик, он и писателем себя называет не очень охотно. Но даже самый крохотный газетный материал пишет прозрачной русской прозой. И, как теперь можно догадаться, в журналистской рутине сосредоточенно держит в уме план будущей книги.

На середине книги очерков вдруг догадываешься, что это латентный роман. Роман читателя, слушателя, собеседника, современника. Если СМИ сейчас продвигают деловой стиль, прячут автора в тень ради фантома объективности, то Шеваров, несмотря на журналистскую карму, в своих заметках хоть и держит себя на вторых ролях, никогда не исчезает полностью. По прочтении главы это практически незаметно. Только в масштабе книги различаешь предельно тактичный автобиографический лейтмотив. В одном месте, рассказывая о детстве того или иного героя, автор вспоминает о своей родне, оговаривая, что у него редкий случай – были в детстве две бабушки и двое дедушек. И по штриху в разных главках создаёт их законченные портреты.

В другом, приступая к интервью, может вдруг бросить, что трамваи звенят, как будильники. А во время разговора – выйти из роли классического интервьюера и рассказать своему герою, как сам когда-то косил с дедом и открыл для себя, что свежескошенная трава под вечерним солнцем оседает и потрескивает, словно костерок. И собеседники отзываются на эти наблюдения предельно детальными воспоминаниями и сокровенными мыслями.

В очерке о мультипликаторе Юрии Норштейне автор вспоминает, как в детстве в нижнем уголке толстой тетради на каждой странице последовательно рисовал человечка и заставлял его двигаться перелистыванием страниц. В книге похожим образом на полях живёт анимационный портрет автора. Кому-то такая роль покажется несолидной. А Шеваров ничуть не тяготится второплановостью в собственном творении. Только в отличие от человечка из детства не пляшет, он серьёзен, лаконичен, чуток. Он не воздевает рук в рисованных приступах счастья и горя. Только чуть поворачивает лампу, чтобы осветить собеседника с лучшей стороны. И улыбается по-чеширски.

Андрей КУЛЬБА

Статья опубликована :

№31 (6333) (2011-08-03) 1

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 2,0 Проголосовало: 1 чел. 12345

Комментарии:

Под знаком истёртой купюры

Библиосфера

Под знаком истёртой купюры

КНИЖНЫЙ  

  РЯД

Десятка : Антология современной русской прозы / Составитель Захар Прилепин. – М.: Ad Marginem, 2011. – 432 с. – 3000 экз.

Захар Прилепин – писатель, в аннотации не нуждающийся, – представляет антологию современной отечественной прозы. Сборник «Десятка» объединяет четырнадцать новелл десяти авторов из «поколения нулевых». Это помимо самого Прилепина Сергей Самсонов, Сергей Шаргунов, Ильдар Абузяров, Герман Садулаев, Михаил Елизаров, Роман Сенчин, Денис Гуцко, Андрей Рубанов, Дмитрий Данилов. В предисловии составитель заверяет, будто «никаких причудливых форм компанейства тут нету», кроме одной – писательского дебюта между 2000 и 2010 годами. Эта оговорка ещё больше убедит подозрительного читателя в том, что Прилепин решил представить своих товарищей «портретом поколения». Выбор, что ни говори, более чем «пристрастный и личный». Ведь в «нулевые» стартовали многие оригинальные прозаики: писатель слов руками Сергей Минаев, историк Лев Прозоров, поклонник аниме и губной гармошки Андрей Кузечкин… Можно назвать не один десяток имён, но зачем? Во-первых, тогда «Десятку» пришлось бы переименовать в «Полтинник», во-вторых, нет ничего преступного в том, чтобы порадовать друзей.

Конечно, со стороны Прилепина было самонадеянно называть получившийся сборник «антологией современной прозы», однако и жаловаться на однообразие представленной художественной продукции было бы несправедливо. А ведь именно однообразием грешат порой тематические сборники. Это не наш случай: депрессивные хроники Сенчина совсем не похожи на рассказы Рубанова, напоминающие наброски к детективу про братву, а бессодержательные зарисовки Данилова разительно отличаются от прохановского барокко (избыточный лиризм в описаниях, православный мистицизм и немного навязчивый эротизм), в котором творят Шаргунов и сам составитель. Кстати, свои новеллы Захар Прилепин в соответствии с правилами хорошего тона задвинул в середину сборника, а возглавляет «Десятку» непременная, как георгиевская ленточка на антенне «форд-фокуса», повесть «про войну».

Её автор Сергей Самсонов явно пребывал под впечатлением «лейтенантской прозы», хотя и приметы времени, указующие, что повесть написана не в 60-е, а полвека спустя, налицо. Тут и «враньё и дурость трепливых комиссаров», и фрейдистский анализ нацизма с политически корректным выводом о том, что лидеры рейха – закомплексованные неудачники. Советский народ – это рабы, «прощающие своей верховной власти, будто Богу, насилие, голод, притеснение, рабство, нищету». Войну выиграли, завалив фрицев мясом необученных мальчишек в красноармейской форме, а национальный дух наилучшим образом проявляется в футбольных битвах. Словом, всё, что доктор прописал. Вот только, стремясь повысить градус брутальности, автор порой увлекается. Так, пассаж про «жеребцов с избытком семени в крепко скрученных яйцах» отправит под стол самого невозмутимого читателя.

Другая военная повесть сборника – «Когда проснулись танки» Германа Садулаева – несёт неизгладимую печать дилетантизма. Он проявляется в неровном стиле, когда в пределах одного абзаца арго мешается с казёнщиной: «Первые полгода (в армии. – В.Т.) было тяжело, как всем. Но зачмырить себя я не дал. А когда сошёлся с парнями с Кавказа, которые признали меня своим земляком, вопрос о моём статусе даже в условиях дедовщины больше вообще не стоял». Или в невообразимых метафизических пассажах, состоящих из штампов «чуть больше, чем полностью»: «Эта секунда, она прорвала плотную ткань времени, она затянула весь мир в чёрную дыру, прошлое, настоящее, будущее слились в едином зареве…»

Странно видеть подобные огрехи не у «молодого да раннего» дебютанта, а вроде бы у состоявшегося писателя, выпустившего уже не одну книгу. Впрочем, едва ли не более чем своими литературными достижениями Садулаев знаменит заочной пикировкой с Героем России, Хозяином Чечни, академиком и футболистом Рамзаном Кадыровым. Что ж, слава, завоёванная на гражданском поприще, сама по себе не дарует писательского мастерства. И умение зарабатывать очки на скандалах не всегда идёт рука об руку с чувством слова. А при чтении повести Садулаева временами создаётся впечатление, что он написал пародию на самого себя.

Схожее чувство вызывают и некоторые другие произведения сборника.

Удивительно, насколько точно обложка может выразить суть книги. «Лицом» сборника «Десятка» является увеличенная в несколько раз десятирублёвая купюра. Ирония судьбы в том, что к моменту выхода сборника инфляция истрепала и обескровила «десятку», которую давно уже никто не называл гордым именем «червонец», и с 2010 года истёртые бумажки заменяются латунными монетками. Публикация под знаком ветхой купюры – не самая приятная ассоциация для когорты молодых литераторов.

Владимир ТИТОВ

Статья опубликована :

№31 (6333) (2011-08-03) 1

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 3,0 Проголосовало: 1 чел. 12345

Комментарии:

Хоббит в тигровой шкуре

Искусство

Хоббит в тигровой шкуре

КИНОМЕХАНИКА

Алексей ШОРОХОВ

Большое человеческое спасибо великому американскому кинематографу и лично товарищу Шэрон Стоун. Пятидесятилетняя кинодива, торопившаяся на встречу с Католикосом всея Грузии, не рискнула демонстрировать в Тбилиси то, чего от неё привычно ждут после «Основного инстинкта», зато продемонстрировала нечто не менее интересное и радостное. Фильм «5 дней в августе». Голливудская сага о российско-грузинском конфликте в Южной Осетии. Эпическое полотно, создающее новые архетипы национального сознания для нового поколения грузин. В духе Толкиена и Хиллари Клинтон. Своего рода «Хоббит в тигровой шкуре». Горячо всем рекомендую. Бóльшее удовольствие могут доставить только репортажи СNN о преступлениях Муамара Каддафи, рассуждения «Эха Москвы» о «русском фашизме» и книги Суворова-Резуна о кровавой гэбне.

Режиссёр Ренни Харлин («Крепкий орешек-2», «Скалолаз»), видимо, ещё во время работы со Сталлоне напитался идейно-художественным пафосом «Рэмбо-3» и спустя 15 лет явил миру очередной шедевр (уже с поправкой на «Властелина колец») на нестареющую тему: звероподобные русские обижают маленькие народы и нехорошо косятся на большие.

Сюжет фильма прост и нашпигован гуманизмом по самые гусеницы: мировое сообщество ведёт долгую и безуспешную борьбу с терроризмом в Ираке. В семье цивилизованных народов особенно выделяется Грузия, её патрули шныряют туда-сюда по пустыне и спасают заблудившихся американских репортёров, угодивших под пули «Аль-Каиды». Все мужественно терпят лишения и непреклонны в стремлении победить терроризм, одни лишь русские подло отсиживаются у себя на одной шестой мировой суши, пьют водку и танцуют с белыми медведями.

Но на самом деле понятно: они что-то затевают…

По ночам со стороны Мордора (территория Российской Федерации) видны отблески пожарищ, слышен лязг гусениц и шум винтов боевых вертолётов. Что-то сгущается. Что-то нехорошее.

Приграничные грузины зябко поёживаются, влюблённые пары на всякий случай спешат узаконить свои отношения.

А в это время на другой стороне земли чудесно спасённый грузинами американский репортёр получает приглашение приехать в Джорджию. Только в самолёте по прошествии уже многих часов полёта он начинает догадываться (парень не промах, Йельский университет плюс высшие ветеринарные курсы), что это не соседний штат, а родина героического грузинского спецназа.

Однако атмосфера на границе Грузии с царством тьмы и насилия – тоталитарным Мордором – уже не просто сгущается, оттуда отчётливо слышен стук молотов по наковальням. Что-то подсказывает проницательным хоббитам, что это злобные орки с севера штампуют танки Т-80 и боевые вертолёты Ми-24.

И вот! Бронированные чудища Мордора переползают через границу маленькой соседней страны с большим демократическим будущим, на гусеницах (крупным планом) запеклась кровь правозащитников. В небе темно от военно-транспортных вертолётов и вертолётов огневой поддержки. Пилоты российских штурмовиков (назгулы Мордора) на спор (на бутылку водки) расстреливают гражданский автотранспорт, свадебные кортежи, больницы и дома престарелых. Горные реки краснеют от крови. На всё это явно одобрительно взирает памятник вождю народов Сталину-Саурону на центральной площади: его дело живёт и побеждает. Тоталитаризм гнусно торжествует. О грядущей десталинизации памятник ещё не догадывается…

Между тем шустрый репортёр со своим оператором снимает людоедские хроники русского наступления, дело пахнет Гаагским трибуналом, Кремль явно нервничает. Спасать репутацию преступного режима посылают казака-садиста и все наличные танки Российской Федерации. От танков темно в глазах.

Казак (он же главный урукхай Мордора) весь в наколках. Среди церковных куполов, огромных пятиконечных звёзд и «Не забуду мать родную» выделяется профиль вождя. Здесь (тонкий сюжетный ход, изысканный символ и отчасти даже гипербола) возникает ненавязчивая параллель: тоталитарный вождь (он же Саурон) грозится демократии не только из камня, он неизменно оживает в плоти каждого настоящего спецназовца-урукхая и чекиста-некроманта.

А тем временем «крёстный отец» грузинской демократии (если быть точным – «Крёстный отец – 3») в исполнении Энди Гарсия (он же Винсент Корлеоне, он же Михаил Саакашвили) нервно жуёт галстук и ждёт помощи от мирового сообщества. Мировое сообщество посылает к нему вестников света и эльфов гуманизма. Среди них выделяются президенты прибалтийских республик, Украины и Польши. Все эльфы со значками «Ваффен-СС» и портретами Степана Бандеры.

В результате: над Тбилиси парят голуби мира и гуси-лебеди Евросоюза; на неусыпающий Огненный глаз Саурона наворачивается скупая мужская слеза; полурослики спасены.

Как ни странно, но даже русские устают убивать. Это официально объявляет постаревший и, судя по всему, горько пьющий Саруман Белый (в погонах полковника Российской армии). Танки с северными орками отправляются обратно в царство тьмы и льда: пить водку и танцевать с белыми медведями. Израненный грузинский спецназ выводит из-под завалов недоизнасилованных и выносит недорезанных. Лица горцев в натовском камуфляже полны скорби – они за весь фильм так ни разу не спели и не потанцевали. Члены кабинета министров Грузии, напротив, довольны и счастливы, они по очереди прикладываются к руке Энди Гарсия и шепчут: «Мы с вами, Дон Корлеоне». Из спальни президента доносится шаловливый женский смех. Предположительно – Шэрон Стоун.

Такой вот развесистый «сникерс» от создателей «Рэмбо» и Хиросимы, творцов «Основного инстинкта» и ковровых бомбардировок. В общем – всё как в добрые старые времена.

…Лишь одно напоследок. В Youtube, там же, где размещён англоязычный вариант очередного голливудского кинодетища «5 дней в августе» (русскоязычный дубляж ещё только предстоит), рядом выложены документальные съёмки сорокалетней давности. Рядовая и ничем не выдающаяся бомбёжка вьетнамской деревни напалмом. Годовалые вьетнамские мальчики с лоскутками отваливающейся кожи – на руках матерей, пятилетняя девочка – совсем без кожи. Над сожжённой деревней кружат не голуби мира, а совсем другие птицы. Но всё из тех же «добрых старых времён».

Статья опубликована :

№31 (6333) (2011-08-03) 1

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 4,6 Проголосовало: 9 чел. 12345

Комментарии: 04.08.2011 19:35:49 - Stanislav Alexandrovich Krechet пишет:

Автора благодарю за хороший, прямой язык! И за ясную позицию! Поддерживаю.

03.08.2011 23:15:46 - Ефим Суббота пишет:

Опа-на! Вот и Сукашвили вылез под ником Иван Иванович Иванов.... Понапьются чачи и уже герои, самые демократичные демократы в мире!

03.08.2011 22:20:01 - Иван Иванович Иванов1956 пишет:

Печально все это

“о “русском фашизме”” – Что его нет? Что мало фашистских группировок? “и книги Суворова о кровавой гэбне” – Что гебни не было? Эти существа не занимались грабежом (т.н. экспроприацией), не участвовали в пытках, расстрелах российских граждан? Сам фильм “5 дней” слабоват. Слабовата раскрыта тема ненависти кремля к Грузии, За то что она сумела справится, довольно таки успешно, с коррупцией и орг. преступностью. Это как бы напоминание, что за захват чужой собственности (Юкос и многие другие компании), может последовать наказание по закону. Что бывшая республика перестала жить по понятиям, и стала жить по закону.

Волна и камень

Искусство

Волна и камень

АРТ-ХРОНИКА

Почти одновременно в Москве в рамках перекрёстного Года культуры «Италия–Россия» проходят персональные выставки очень известных как у себя на родине, так и на Западе, но, к сожалению, практически неизвестных у нас в стране двух итальянских художников. Организованы они были Российской академией художеств и Институтом итальянской культуры. Выставка Бруно Бруни ANDATA/RITORNO («Туда и обратно») в Галерее искусств Зураба Церетели на Пречистенке, 19, и выставка Агостино Боналуми «Рациональное и видимое» в Московском музее современного искусства на Петровке, 25. И если первая знакомит с наиболее известными работами, а это живопись, графика и скульптура, – плоды полувековой творческой деятельности художника, с которыми, кстати, летом прошлого года уже смогли познакомиться любители искусства Северной столицы (экспозиция размещалась в стенах Государственного музея истории Санкт-Петербурга), то вторая, состоящая из работ последних лет, – это подлинное открытие нового для московских зрителей имени. Но объединяет эти две выставки очень разных художников не только их мировая известность и московская премьера с разницей в пару дней.

Оба художника родились в 1935 году неподалёку друг от друга. Бруно Бруни родился в будке обходчика железнодорожных путей между городами Католика и Пезаро в регионе Эмилия-Романья, который граничит с Ломбардией, где в городке Вимеркате неподалёку от Милана начал свою жизнь Агостино Боналуми. Именно эта прекрасная земля, пропитанная кровью лангобардов и ариан, гибеллинов и гвельфов, солдат Каролингов и Фридриха Барбароссы, Габсбургов и Наполеона Бонапарте, столетия принадлежавшая семьям Висконти и Сфорца и по сей день принимающая паломников со всего света, приезжающих поклониться величайшим произведениям искусства (например, «Тайной вечере» Леонардо да Винчи из церкви Санта-Мария-делле-Грацие), большинство которых включены в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, производящая «феррари» и «ламборгини», одни из лучших в мире обувь, одежду и вина и многое многое другое, и объединяет этих совсем непохожих и незаурядных художников.

Бруно Бруни учился в Институте искусства имени Ф. Мегарони в городе Пезаро, затем в Гамбургской высшей школе изобразительных искусств (а там преподавали Георг Греско, Пауль Вундерлих, Хорст Янссен, Арнольф Хаузнер и арт-критик Ханс Теодор Флеминг), но из учителей он считает самым любимым Ренато Гуттузо, свою жизнь он десятилетия­ми делит между Италией и Германией. Агостино Боналуми учился на чертёжника, так и остался художником-самоучкой и никогда не предавал свою любимую Италию. Их искусство подлинно итальянское. И неважно, что Бруно Бруни – виртуозный рисовальщик и знаток человеческой анатомии, приверженец классической традиции фигуративного искусства, иногда обращающий свой взгляд в сторону сюрреализма, и замечательный скульптор, автор прекрасных бронзовых (отливаются крайне редко сейчас встречающимся методом «растаявшего воска») и беломраморных женских фигурок, дорогих фарфоровых изделий, которые по его эскизам изготавливают на Баварской мануфактуре, тогда как Агостино Боналуми всю жизнь остаётся верен холсту и масляным краскам, а вместе с ними цвету, линии и пространству, вытворяя с ними самые невероятные вещи: искривляя и выпрямляя, накладывая и убирая, противопоставляя и вдавливая, создавая в результате подлинные белые, чёрные, малиновые, лиловые, изумрудные, синие шедевры.

Они оба – неисправимые мечтатели и романтики. Выражается ли это в сюжетах Бруно Бруни с их самоиронией и постоянной темой ожидания, несостоявшейся встречи, разрыва или в холодных на первый взгляд абстракциях Агостино Боналуми, пытающегося принести нам своими завораживающими яркими холстами гармонию и праздник. И ещё – профессионалы высочайшего уровня.

Юлия ЛОГИНОВА

Статья опубликована :

№31 (6333) (2011-08-03) 1

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Большие Оперные игры

Искусство

Большие Оперные игры

МУЗЫКАЛЬНЫЙ МОМЕНТ

В этом году звёзды расположились так, что плотность серьёзных событий в течение последних трёх месяцев для знатоков классической музыки была чрезвычайно высока. Помимо традиционных фестивалей – Пасхального и Симфонических оркестров мира – в нынешнем году Москва принимала два престижнейших конкурса – Чайковского и «Опералию». Последний был учреждён Пласидо Доминго и Люсьенн Телль в Париже в 1993 году, и с тех пор каждый год фестиваль проводится в одной из культурных столиц мира. Лауреатами «Опералии» были многие из действующих оперных звёзд – достаточно назвать имена Роландо Виллазона, Эрвина Шротта или Нину Штемме. Наконец настала очередь Москвы.

На пресс-конференции открытия девятнадцатого по счёту фестиваля маэстро Доминго продекларировал принципы, по которым жюри будет вести отбор конкурсантов. По его словам, сейчас в мире острый недостаток драматических, «вердиевских» и «пуччиниевских» голосов. Но одно дело – продекларировать, другое – оценить то, что есть. И хотя по регламенту Доминго не имеет права голосовать и влиять на результаты конкурсных прослушиваний, это положение тоже, как будет видно из дальнейшего, носит формальный характер. Ибо Доминго на этом конкурсе – царь и бог. Именно он решал, какую из четырёх представленных арий спеть участнику в финале, какую – на предварительном прослушивании, довольно точно, надо сказать, определяя сильные и слабые стороны конкурсантов. Это касалось не только классического оперного репертуара, но и сарсуэл – испанских оперетт, для которых в рамках конкурса проводилось отдельное соревнование, носившее, правда, добровольный характер. Приз за лучшее исполнение сарсуэл носит имя родителей Пласидо Доминго, а финальную песню-гимн «Опералии» написал его сын.

Поскольку впечатления от недавно завершившегося конкурса Чайковского ещё весьма свежи, сравнения поневоле неизбежны, тем более что схож и сам регламент конкурсов. Из более чем тысячи претендентов к московскому этапу были допущены чуть более сорока. Первый и второй туры проходили под рояль, финал – под оркестр Театра Станиславского, которым дирижировал – вы думаете, кто? Правильно – сам маэстро. Так вот по сравнению с конкурсом Чайковского состав участников был явно сильнее по уровню исполнения и гораздо шире по географии. Более того, двое из участников конкурса Чайковского, один из которых – победитель Чжонмин Парк из Южной Кореи – и россиянка Ольга Пудова, не прошедшая на третий тур, участвовали и здесь. Правда, программа на «Опералии», конечно, попроще – только оперный репертуар. Но зато на конкурсе Чайковского не было такого количества ярких теноров, как здесь.

Маэстро Доминго был предельно доброжелателен ко всем без исключения конкурсантам, предлагая начать с того, «что лучше всего получается…». Потом, уже исходя из услышанного, назначал второй номер. С первого же дня обозначились явные лидеры – тенора: американец Рене Барбера, кореец Джаесиг Ли (оба блестяще исполнили труднейшую арию из «Дочери полка» Доницетти с немыслимым количеством верхних «до»), наш Хачатур Бадалян – и южноафриканская сопрано Претти Йенде. Остальные участники, прошедшие в следующую стадию соревнований, также выглядели весьма достойно, что обещало интересную, напряжённую борьбу. Но результаты второго тура показали, что психология – не менее важный компонент подготовки певца, чем техника и музыкальность, – сошли с дистанции, не справившись с волнением, очень крепкая сопрано из Уругвая Мария Антуанез и зрелая, серьёзная меццо из Израиля Майя Лахиани – обе фаворитки первого раунда.

Всё должен был решить третий тур. И тут выяснилось, что от исполнения под рояль до пения под оркестр – дистанция огромного размера. К сожалению, совершенно потерялся, растворился в оркестре красивый голос Хачатура Бадаляна в его коронном Вертере Массне. Не очень убедительны были аргентинский бас Фернандо Радо и наш тенор Сергей Поляков. Зато другие участники конкурса вдруг раскрылись совершенно по-новому, как, например, поляк Адам Палка (бас). И совершенно по-другому – ярко, певуче-возвышенно, зазвучали под оркестр сарсуэлы – все гармонические, мелодические и тембровые красоты этих лёгких «испаньол» практически не читались под пальцами не всегда безупречных концертмейстеров на предыдущих стадиях.

В конечном итоге победителями стали Рене Барбера и Претти Йенде. Они же завоевали призы зрительских симпатий и победили в номинации «сарсуэла» – то есть налицо единение партии и народа в лице жюри и слушателей. И всё бы хорошо, если бы не одно грустное обстоятельство.

Анализ результатов большинства музыкальных конкурсов показывает, что на сегодняшний день повсеместно торжествует принцип show must go on. Именно этот принцип наиболее близок и понятен членам жюри «Опералии», большинство из которых – менеджеры и арт-директора оперных театров, из музыкантов там только Доминго и Вишневская. А когда во главу угла поставлен принцип «развлекухи», пусть и под эгидой классического искусства, нечего удивляться, что второе место занимает молдаванка Ольга Бусуйок, обладательница огромного голоса, которым надо ещё научиться пользоваться (а до этого ещё ох как далеко, судя по арии Татьяны), а хрустальное, мистическое сопрано Хаеран Хонг из Южной Кореи оказывается за чертой призёров. Да и у победительницы не всё гладко с бельканто, зато в избытке харизма и яркость подачи. Что же должно поменяться в сознании людей, чтобы они начали ценить глубину и содержание? Время покажет.

Юрий АЛЯБОВ

Статья опубликована :

№31 (6333) (2011-08-03) 1

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 3 чел. 12345

Комментарии:

Игра для уха стоит свеч

Искусство

Игра для уха стоит свеч

РАДИОРУБКА

Постоянные слушатели «Радио России», как и все, кто интересуется новинками литературно-художественных записей на компакт-дисках, знают Виктора Трухана как одного из наиболее интересно работающих сегодня радиорежиссёров. Он представляет немногочисленную плеяду мастеров полнометражной художественной радиопостановки, которые вопреки моде на «переигрывание» на собственный манер остаются приверженцами бережного обращения с литературным материалом.

С ПРОФИ – И ПОДАВНО!

«Некоммерческое учреждение культуры «Слово» и студия Vox records представляют…» – эти слова каждый раз предваряют постановку. За более чем два десятилетия работы на радио Виктор Трухан смог создать не просто свою студию, а свой аудиотеатр, где актёры разных поколений и разных, подчас несопоставимых, школ добиваются поразительной гармонии. Жизненный выбор и творческая биография Трухана убеждают: за жанр можно быть спокойным, традиции советского радиотеатра живут, обогащаясь свежими идеями и формами.

В радиоискусство, вероятно, и сама того не подозревая, решительной родительской рукой его наставила мама, отправив стихи сына не в газету и не в журнал, а на Всесоюзное радио. Прозвучали они в передаче «Ровесники». А чуть позже с Виктором как с юным поэтом пожелали пообщаться журналисты из детской редакции радио.

Спустя годы, когда Виктор окончил Московский институт культуры и отслужил в армии, «случайность» его попадания на радио аукнулась из отроческих лет. Трухан узнаёт от редактора радио Татьяны Фёдоровой, которая и организовывала интервью с ним, 14-летним, что той же детской редакции срочно требуется нештатный ассистент. Беседовать пришлось с главным режиссёром детской редакции Николаем Литвиновым, голос которого каждый день Виктор слышал из радиоприёмника. Через несколько дней ему предложили работу в штате Всесоюзного радио. И не в качестве ассистента, а сразу режиссёром-постановщиком. 23-летний выпускник Института культуры невольно установил своеобразный «рекорд» трудоустройства в Комитет по телевидению и радиовещанию СССР, так как в эту структуру в столь молодом возрасте штатным режиссёром взять не могли «по определению», даже по большому знакомству. Литвинов спросил коротко: «Сможешь?» Трухан ответил: «Смогу, Николай Владимирович! Уж если по полученной специальности с самодеятельными артистами могу работать, то с профессиональными – и подавно».

ТАНГО ДЛЯ ИНОЙ ЭПОХИ

В работе с актёрами выработал принцип сводить перед микрофоном «огонь и пламень» и… не мешать. Правило это раскрывает уникальные возможности актёрского самовыражения – опять-таки благодаря специфике радио. И Трухан, судя по диапазону задействованных им артистических амплуа, прекрасно это правило воплощает, притягивая к себе всё новых и новых исполнителей и выстраивая в итоге полноценный «театр слова», а не комбинацию крикливых заставок и разорванных реплик, что стало практиковаться в ряде новых аудиопостановок.

В многосерийном радиоспектакле «Преступление и наказание» обладатель напористого голоса, звучащего на многих телеканалах, ленкомовец Сергей Чонишвили оказался почти неузнаваем в роли Раскольникова, выдавая порой «смоктуновские» интонации, – особенно в дуэте с Ч. Хаматовой (Соня). Примечательно, как Трухан органично вписал музыку в ткань спектакля: она не оглушает, а помогает, сохраняя всю собственную самоценность, раскрыть каждый поворот сюжета. Известный композитор Шандор Каллош, которого Трухан научился понимать с «полузвука», предложил ему в трактовке кульминационных сцен с Раскольниковым «танго бесов». Непосвящённые в замысел трактовки сразу усомнятся в ценности находки: в эпоху Достоевского об этом танце никто и слыхом не слыхивал. Однако музыка прозвучала так действенно, что невольно вовлекла в свою «воронку» и исполнителя роли от Автора – маститого Л. Кулагина, который при дьявольских звуках вынужден был уступить своё место именно музыке.

ТВОРЧЕСКИЕ РЕКОРДЫ VOX RECORDS

В 1992 году, после фактического развала Всесоюзного радио, В. Трухан с супругой организовал фирму Vox records. Писали рекламные ролики, коммерческие программы – надо было выжить. Но желание записать спектакль не оставляло. И в 1999 году он записывает на свои средства(!) «Ночь перед Рождеством» с феерическим составом актёров: Евгений Весник, Вячеслав Невинный, Лев Дуров, Дмитрий Назаров, Авангард Леонтьев, Александр Леньков, Ирина Муравьёва, Алина Покровская…  А ведь это было время, когда радиоспектакли просто исчезали как жанр. Чтобы сохранить традиции радиотеатра, в 2000 году Трухан и создаёт «Некоммерческое учреждение культуры «Слово», а студия Vox records, организованная им ранее, органично влилась в это учреждение.

Его старания не прошли даром: записанное совсем скоро зазвучало на волнах «Радио России». Более 150 часов общего хронометража, десятки спектаклей, в том числе новаторские для начала 90-х годов постановочные программы «Благовест» и «Евангельские чтения» на его счету. Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям заметило и оценило режиссёра; его коллектив стал получать от государства поддерж­ку. Теперь их детище не узнать: студия стала полнокровным звукозаписывающим предприятием, куда нестыдно пригласить самых-самых…