/ Language: Русский / Genre:nonf_publicism,

Литературная Газета 6373 № 21 2012

Литературка ЛитературнаяГазета

"Литературная газета" общественно-политический еженедельник Главный редактор "Литературной газеты" Поляков Юрий Михайлович http://www.lgz.ru/

За Обломова или за Штольца?

За Обломова или за Штольца?

Исполнилось 200 лет со дня рождения Ивана Александровича Гончарова

Хорошо или дурно жить на свете? И да и нет. Жизнь состоит из двух различных половин: одна практическая, другая идеальная. В первой мы - рабы труда и забот; она отравлена существенными потребностями: каждый, как пчела, ежедневно обязан принести, для общей пользы, каплю своего мёда в бездонный улей света. В той жизни самодержавный властелин ум: много жертв приносит человек этому деспоту, много отдаёт лучших своих минут и радостей на обмен огорчений, сухих, чуждых душе, трудов и усилий. Как там не хочется, как скучно бывает жить - жить для других! Та жизнь как томительный сон, как давление ночного духа; от неё пробуждаешься, как от обморока, к другой половине жизни. Не такова последняя: в ней уже нет муравьиных хлопот и  мышьей беготни к пользе общей. Там перестаёшь жить для всех и живёшь для себя не одной головой, но и душой, и сердцем, и умом вместе. То половина эстетическая: в ней простор сердцу, открывающемуся тогда для нежных впечатлений, простор сладким думам, тревожным ощущениям и бурям, тоже не умственным и политическим, бурям души, освежающим тяготу вялого существования. Тут свои идеальные радости и печали, как улыбка сквозь слёзы, как солнечный луч при дожде. Мгновения той жизни исполнены игры ума и чувств, цветущих, живых наслаждений всем, что есть прекрасного в мире: для мужчин есть природа, высокие искусства, мечты и женщины, для женщин тоже - природа, искусства, мечты и мужчины, то есть мы. Тогда в существовании господствует какая-то лёгкость, свобода, и человек не клонит головы под тяжестию неотвязчивой мысли о долге, труде и обязанностях.

Иван ГОНЧАРОВ. Философический этюд.

Материалы, посвящённые юбилею писателя

Межнациональный просвет

Межнациональный просвет

ЗЛОБА ДНЯ

Указом Владимира Путина создан Совет при президенте страны по межнациональным отношениям. Совет призван способствовать решению вопросов, "связанных с реализацией государственной национальной политики Российской Федерации". Принесёт ли он пользу или превратится в очередную формальную структуру?

Пора вспомнить про русских

Валерий СОЛОВЕЙ, профессор, лидер партии "Новая сила":

- Созданный Совет при президенте - исключительно формальная структура, призванная служить неким пропагандистским инструментом. Власть хочет показать, что она интересуется межнациональными отношениями, осознаёт их важность и отдаёт себе отчёт, что они обостряются. Более - ничего. Никаких основополагающих решений от созданной структуры ждать не приходится. Существуют президентские советы по правам человека, по делам религии. Разве они на что-нибудь ощутимо влияют? Здесь, скорее всего, будет схожая история. Не думаю, что и создание Министерства по делам национальностей было бы более разумным шагом. Похоже на то, что Совет при президенте - лишь более экономная версия этого министерства. Его создание отражает состояние умов во власти: вроде бы что-то делать надо, а что - никто толком не просчитывал на перспективу по принципу "шаг за шагом".

Чтобы в стране наступил межнациональный мир, надо, во-первых, не просто говорить о необходимости мира в такой полиэтнической стране, как Россия, но и признать, и официально продекларировать, что судьба России в основе своей зависит от положения русских, составляющих 80 процентов населения. Пока всё на уровне деклараций, а документального подтверждения нет. Как известно, такой народ, как русский, даже не упоминается в Конституции России. Парадокс!

Что касается реальной политики, главный раздражитель межнациональных отношений для многих - подчас вопиющее поведение выходцев с Северного Кавказа на улицах русских городов. Политику Кремля в отношении Кавказа надо менять кардинально. Например, ввести режим нулевой толерантности по отношению к тем выходцам с Кавказа, которые не соблюдают российские законы и не уважают русский образ жизни, русскую культуру. Второе: осуществить то, о чём говорил новый министр внутренних дел Колокольцев, - создать подразделение по борьбе с этнической преступностью и наделить его чрезвычайными полномочиями. Третье: резко сократить финансирование кавказских республик, которое осуществляется за счёт иных областей страны. При этом деньги ведь зачастую не решают социальных проблем и на самом Кавказе, они нередко разворовываются. Вот тот минимум, с которого, на мой взгляд, надо начинать.

Равенство всех перед законом

Павел САЛИН, ведущий эксперт Центра политической конъюнктуры :

- С одной стороны, есть надежда, что Совет заработает, поскольку его возглавил сам президент. И возможность на площадке такого уровня донести свою точку зрения до первых лиц государства - это хорошо. Но если судить по уровню авторитетности других членов его состава, то, на мой взгляд, есть некоторый перекос в сторону специалистов, которые находятся на периферии представлений о существе процессов, влияющих на рост межнациональной напряжённости. При этом, например, там нет людей, представляющих русских националистов. Правда, стоит, конечно, оговориться, что у самих националистов сейчас кризис лидерства. Старые фигуры теряют легитимность, а новых полноценных претендентов на лидерство пока нет. Поэтому отсутствие националистов в совете можно объяснить не только просчётом власти. Зампредседателя совета утверждён Вячеслав Володин. По-моему, это фигура техническая. Он отвечает, как можно понять, за всё политическое планирование. И если Путин будет давать какие-то поручения, то Володин будет контролировать их исполнение. Проявивший себя довольно успешным управленцем, теперь, возможно, он будет больше внимания уделять и "региональному блоку" проблем. Наряду с госчиновниками (министры культуры, регионального развития, образования и науки, директор ФМС) в составе Совета есть общественные деятели, лидеры национально-культурных автономий, например В. Тишков, М. Хубутия, И. Саввиди, А. Мулиуолис и др.

Возникает вопрос: Совет при президенте - это адекватная замена Министерству по делам национальностей, о необходимости воссоздания которого многие говорили? Думаю, что да. Хотя проблема не в том, что нет ведомства, которое занималось бы межнациональной проблематикой. Просто власть в упор не хочет видеть существующие в этой сфере острые и глубинные проблемы. Очень часто вспышки обострений списываются на происки внешних врагов, радикализм подростков и т.п. В то время как рост националистических настроений в стране - одно из следствий большой социальной дифференциации российского общества, когда человек в зависимости от принадлежности к профессиональной или этнической корпорации обладает преимущественными правами по отношению к тем, кто "сам по себе". Проблема роста национальной нетерпимости гораздо глубже, чем просто рост радикальных настроений.

Это реакция части общества на то, что реального равноправия в стране нет. И вот эту проблему власть, судя по всему, не видит или не хочет видеть. А ведь она затрагивает фундаментальные основы нынешней политсистемы.

Власть делает ставку на поддержку тех или иных сословий. Она привыкла иметь дело не с гражданским обществом, которое только начинает набирать силу, а именно с сословиями или группами элит. Например, с силовиками. Или просто внешне демонстрирует, что намерена больше опираться на "человека труда". Пока власть не научится мыслить и действовать по-другому, ничего не произойдёт. А особого желания изменить мышление я пока не вижу. Более того, ставка на сословную составляющую, похоже, только увеличивается.

Слышатся голоса, особенно в рядах русских националистов, что надо взять и отрезать Кавказ от России. Этот рецепт является неверным. В своё время были отрезаны центральноазиатские республики, но ни проблемы межнациональных взаимоотношений, ни проблемы миграции от этого лучше решаться не стали. В принципе есть универсальный инструмент, который лежит на поверхности: надо обеспечить равенство всех перед законом вне зависимости от этнической и социальной принадлежности. Но это, учитывая нынешнее состояние нашего общества, очень трудно сделать как при действующей власти, так, скорее всего, и при любой другой.

Молодым нужны общие дела

Азамат МИНЦАЕВ, председатель Совета вайнахской молодёжи :

- То, что председателем Совета является сам президент, даст возможность представителям этнических групп непосредственно доносить свою позицию до главы государства, обращать его внимание на реальные проблемы. До сих пор такие возможности были очень ограниченными.

Правда, на мой взгляд, в Совет помимо людей, имеющих некий официальный статус, следовало включить и тех, кто знает и понимает проблемы своих народов, живя на местах, напрямую общаясь с населением. Среди чеченцев это, например, Исмаил Дадалаев, возглавляющий Ассоциацию чеченских общественно-культурных объединений. Несмотря на то что он уважаем гражданами Чеченской Республики и не только ими, его в Совет не позвали.

Но это - частности. В целом правильно, что не было создано Министерство по делам национальностей - чиновничий бюрократизм мог убить сам замысел. А вот живое общение в Совете при президенте на межнациональную тему, определение самых больных точек, методов решения существующих проблем - это в настоящий момент более разумный путь. Нужно только, чтобы потом исполнительная власть на основе решений Совета действовала чётко и не только контролировалась им, но и публично отчитывалась о проделанной работе.

Что касается самих проблем, то это прежде всего проблема молодёжи. Именно со спонтанных подчас стычек молодёжи начинается неприятие иных национальностей уже во "взрослой жизни". А почему? Да потому, что молодёжь, это надо откровенно признать, предоставлена сама себе. Та же стычка у торгового центра "Европейский" в Москве показывает, что молодые люди или плохо знают, или вообще не знают культуры друг друга, традиций своих народов. Родители пытаются выжить, заработать деньги, им некогда заниматься культурным воспитанием детей.

Надо воссоздавать подлинно всероссийские юношеские и молодёжные организации, где ребята знакомились бы, узнавали не только свою культуру, но и культуру соседних народов. Вот, насколько я осведомлён, "Молодая гвардия" работает довольно эффективно. Но она не в силах пока привлечь в свои ряды всю российскую молодёжь. Нужна система из нескольких мощных молодёжных организаций (но без большого дробления), пользующихся широкой поддержкой государства. Если студентами сегодня хоть немного занимаются, то школьники практически предоставлены сами себе. А ведь именно в школьные годы закладываются основы человеческой личности.

Кто не сталкивался с тем, что после окончания школы многие молодые люди, причём не только на Кавказе, даже не знают элементарного: где находятся крупные российские города, где какой народ проживает? Поэтому ребята не могут адекватно воспринимать всю нашу многонациональную страну, где народы столетиями жили рядом и в их взаимодействии было очень много хорошего, а не только вражда или стычки. Об этом надо больше говорить, а не акцентировать внимание на плохих моментах в истории межнациональных отношений. Ведь в результате подростки изначально воспринимают представителей других национальностей едва ли не как врагов. Нужны серьёзные совместные проекты, осуществляя которые ребята разных национальностей не только бы приносили пользу родной стране, но и лучше узнавали друг друга, приобретали положительный опыт общения.

Самоорганизация граждан

Игорь КРУГОВЫХ, председатель Координационного совета традиционных русских организаций :

- Объявленный Владимиром Путиным при вступлении в должность президента "новый этап национального развития", когда "нам потребуется решать задачи принципиально иного уровня, иного качества и масштаба", наполняется реальным содержанием.

Вслед за Указом "О межнациональном согласии" были подписаны Указ "О Совете при Президенте Российской Федерации по межнациональным отношениям" и ряд других. Они предполагают, в частности, до конца года разработать и утвердить стратегию государственной национальной политики РФ. Учитывая десятилетнее "затишье" в сфере национальной политики, темпы головокружительные. На рассуждения о роли и месте русского народа, кто мы и куда идём, требуется к началу декабря дать ответ в виде чётко сформулированных государственно-правовых категорий. Тут уж точно, что пропишем, то и пожнём.

Очень важна гражданская самоорганизация. На мой взгляд, было бы полезно, чтобы редакция "ЛГ" с учётом того, что газета постоянно обращалась и обращается к этой теме, продолжила обсуждение вопросов государственной национальной политики, сфокусировав внимание на таких направлениях: русский народ, русский язык, русская культура. Учитывая, что стратегия "будет утверждена только после широкого общественного обсуждения", можно было бы публиковать на страницах газеты оценки и рекомендации экспертов, а в итоге сформулировать конкретные предложения с тем, чтобы голос общественности и мнение представителей экспертного актива были не только услышаны, но и учтены.

Знай наших!

Знай наших!

Многие москвичи и гости столицы в День России, несмотря на капризы погоды - а дождь был сильный, - побывали на Поклонной горе, где традиционно проходит фестиваль московской прессы. Многие подписались на "ЛГ" по льготным ценам, получили призы. Тем, кто не успел оформить подписку на старейшее культурологическое издание России на второе полугодие, напоминаем: это не поздно сделать с любого месяца. До встречи каждую среду!

27 июня в 14 часов в Москве состоится открытие мемориальной доски писателю, создателю обновлённой "Литературной газеты" и её многолетнему главному редактору, Герою Социалистического Труда, лауреату Ленинской и Государственных премий Александру Борисовичу Чаковскому на фасаде дома (Тверская ул., 8), где он жил в 1969-1994 гг.

Приглашаем ветеранов "Литературной газеты", наших авторов и читателей принять участие в торжественной церемонии открытия мемориальной доски.

Фотоглас

Фотоглас

Состоялось первое заседание Совета по культуре при председателе Госдумы. Открывая его, председатель Сергей Нарышкин отметил, что в обществе ощущается потребность в объединяющих ценностях. Таковыми, по его убеждению, должны стать ценности культуры.

В совет вошли деятели культуры и искусства, депутаты нижней палаты парламента, учёные и эксперты в области культуры.

"Не хочу, чтобы ты выходила замуж за принца[?]" - так назвала свой спектакль по знаменитой пьесе Евгения Шварца "Тень" его создатель, режиссёр-постановщик, художественный руководитель МХАТа им. Горького Татьяна Доронина. С успехом прошли первые спектакли, в которых заняты артисты М. Кабанов, М. Дахненко, А. Самойлов, В. Клементьев, А. Титоренко, В. Ровинский, Е. Коробейникова, Е. Кондратьева и другие. Рецензия на новую режиссёрскую работу народной артистки СССР Т.В. Дорониной - в одном из ближайших номеров "ЛГ".

В "Фотоцентре" на Гоголевском бульваре открылась выставка "Русскiй Нобель", организованная Фондом Людвига Нобеля и Фондом исторической фотографии имени Карла Буллы. Здесь представлены уникальные фотоматериалы и экспонаты, посвящённые жизни и деятельности семьи Нобелей в России. Это документальный рассказ о первой Нобелевской премии (1888 г.), которая была учреждена в С.-Петербурге задолго до шведского аналога, и возвращении её на Родину в 2005 году. Выставка уникальна и тем, что в ней соединены истории жизни русского промышленника и мецената Людвига Нобеля и легендарного фотографа Карла Буллы, ставшего светописцем семьи Нобелей.

И невозможное возможно

И невозможное возможно

ЮБИЛЯЦИЯ

Исполнилось 65 лет Александру Григорьевичу ЛОБКО, известному российскому учёному-экономисту с мировым именем, авторитетному педагогу и наставнику, популяризатору научных знаний, выдающемуся организатору и реформатору современного высшего образования, основателю (1992 г.) и бессменному ректору самого первого в постсоветской России независимого вуза - Международной ордена Признания академии маркетинга и менеджмента (МАМАРМЕН), ставшей за 20 лет деятельности современной кузницей по подготовке высококвалифицированных кадров для народного хозяйства. Лобко А.Г. является также создателем (2012 г.) и ректором другого перспективного инновационного вуза нового поколения российско-итальянской МАМАРМЕН (РИМ) в городе Салерно - первого совместного вуза в истории двух стран - России и Италии, число абитуриентов в котором уже превысило 20 тысяч человек не только из России, но и стран СНГ.

А.Г. Лобко по праву принадлежит к числу лучших представителей российской интеллигенции - широко образованных, творчески одарённых, душевно щедрых людей - истинных подвижников и просветителей.

Его знают и ценят не только как доброго и отзывчивого человека, настоящего профессионала своего дела, искренне радеющего о духовно-нравственном возрождении нашего Отечества, но и как неутомимого мыслителя и исследователя, автора огромного количества актуальных публикаций.

"ЛГ" присоединяется к многочисленным поздравлениям в адрес юбиляра и желает Александру Григорьевичу Лобко и его родным и близким крепкого здоровья, активного долголетия, душевного мира, семейного счастья, успехов, поддержки и помощи во всех добрых делах и начинаниях.

Спуститесь на землю!

Спуститесь на землю!

ДИСКУССИЯ

Михаил АНТОНОВ

Когда читаешь статьи участников дискуссии о современной российской идеологии, порой создаётся впечатление, что их писали инопланетяне. Может быть, из той галактики, где они обитают, планету Земля и можно разглядеть, но понять, чем живут её обитатели, из их "прекрасного далёка" невозможно. И остаётся им писать о ней, руководствуясь своими представлениями о нас, если не сказать - фантазиями.

Самый большой порок прожектов этих "научных фантазёров" - в том, что они, выражаясь словами Евангелия, знамений времён различать не могут. А в чём оно, главное знамение наших дней? В том, что Россию ждут грозные события, при которых выбора идеологии просто не может быть, она определяется однозначно, и вовсе не так, как её представляют себе идеологи-фантасты.

Запад из нынешнего кризиса без большой войны выйти не сможет. Словом, в воздухе пахнет грозой, которая скоро, не дай бог, разразится, и вряд кто из нас останется ею незатронутым. А народ живёт так, будто его это не касается[?] Да что народ, и политики от него недалеко ушли.

Идеологии "с чистого листа"

Какую же идеологию в качестве общегражданской предлагает России в это грозовое время открывший дискуссию Б. Славин? Он произвёл, так сказать, "конвергенцию" самых разных идеологий, уподобившись Агафье Тихоновне из гоголевской "Женитьбы", мечтавшей об идеальном женихе. Тут и губы консерватизма, и нос социализма, и развязность либерализма. Хорошо хоть при перечислении прочих задач государства упомянул (одним словом) обороноспособность, и на том спасибо. Отсюда у него и ложный выбор, перед которым якобы стоит страна: либо деиндустриализация (которая уже произошла, философ её проглядел!), авторитаризм и коррупция, либо справедливость, демократия и модернизация.

Как и все современные "гуманисты", Б. Славин ставит на первое место "права и свободы человека", хотя кому ныне неизвестно, что под "правами человека" в мировой научной литературе принято понимать либо права собственника (гражданское общество - это общество собственников), либо права англосаксов. Идеал Б. Славина - свободный человек в справедливом и демократическом обществе. Ведь свободный, творческий человек - главная производительная сила XXI века.

Хотелось бы предложить две поправочки к этому распространённому тезису. Во-первых, свободный и творческий человек может быть и разрушителем. 90-е годы нам это показали наглядно, да и сегодня многие "творцы" (точнее сказать - почти вся либеральная творческая интеллигенция) преуспевают на ниве развращения и дебилизации народа. Во-вторых, не следует забывать и о правах и свободе народа. Он ведь тоже имеет права, в первую очередь - право на суверенитет, на безопасное существование и на освобождение от колониальной зависимости. И эти свободы индивида-творца и народа далеко не всегда совпадают.

Б. Славин выступает за равенство всех форм собственности - государственной, коллективной и частной, их конкуренцию друг с другом. Но в развитых странах Запада частная собственность становится год от года всё менее частной, её ограничивают всё более жёсткие требования экологического, административного и политического характера. Исторически частная собственность - уже архаизм. А в современной России многие частные предприятия работают в ущерб стране.

Б. Славин далее ратует за ликвидацию социальной несправедливости, колоссального разрыва в доходах между самыми богатыми и самыми бедными. Действительно, это наш позор. Мечта философа - об обществе, в котором комфортно жилось бы и "сильным", и "слабым", то есть и "волкам", и "овцам". Но разве не ясно, что богатые добровольно своих богатств, как и обусловленных этим рычагов власти, не отдадут? Уже из этого следует, что идеология, которая должна сплотить большинство, должна быть идеологией борьбы, а не набором причитаний или благих пожеланий.

Б. Славину милы западноевропейская демократия и тамошнее "социальное государство" - эти две обманки, на которые уже вряд ли клюнут грамотные россияне, в последние годы повидавшие мир, а Европу в особенности. Его печалит факт доминирования исполнительной власти над всеми остальными её ветвями. Не нравится ему и советский строй, при котором бюрократия подавляла инициативу и предприимчивость граждан.

Б. Славину в этой части отчасти ответил другой участник дискуссии Е. Пашинцев, который назвал централизованную мощь государства "высшим достижением российской и мировой цивилизации". Ему только надо было бы добавить, что носителем этой мощи была именно номенклатура - величайшее российское ноу-хау, позволявшее на протяжении почти всей нашей истории, но особенно в советский период, мобилизовать все ресурсы на решение тех задач, которые в данный момент становились судьбоносными.

Если нынешней демократической Америкой, по словам Е. Пашинцева, правят "триста семей" и эта власть практически наследственная, то в СССР правил "партхозактив", который объединял наиболее выдающихся хозяйственников, политиков, военных, деятелей культуры, передовиков производства и пр., и он регулярно обновлялся.

Единство, нераздельность власти - это основа русской государственности, отступление от которой почти всегда приводило к разорению, а то и к распаду страны. Но, видимо, Е. Пашинцеву эта мысль чужда. Его выбор - "левый" путь, а именно - социализм как "общество самоуправляющихся трудящихся, свободных как от свирепой власти капитала, так и от могучей "корпоративной" хватки государственных чиновников". А я-то полагал, что времена Дон Кихотов давно прошли.

России нужен не "левый" путь и не социализм вообще. В Европе почти везде уже царит социализм, точнее, полтора десятка его разновидностей. И некоторые российские деятели публично заявляли, что шведская (или норвежская) модель социализма была более эффективной, чем советская. Во многих странах Европы социалисты постоянно на протяжении десятилетий или попеременно с консерваторами находятся у власти. Недавно по приказу премьера Испании социалиста Сапатеры полиция так отдубасила его избирателей, протестовавших против "шоковой терапии", что поливальные машины несколько часов смывали кровь с асфальта площади. На внеочередных выборах оскорблённые избиратели прокатили социалистов и отдали свои голоса консерваторам, но вряд ли они от этого выиграли. Недавняя всеобщая забастовка, также не обошедшаяся без потасовок, это показала. Западноевропейский социализм продемонстрировал, что он - вернейший слуга монополий, и зашёл в безнадёжный тупик.

России нужен не сконструированный фантастами "самоуправляющийся" социализм, а советский социализм в более совершенной форме, чем бывший в СССР, с большей вертикальной мобильностью.

Статья Леонтия Бызова "Где искать идеологию большинства?" как наиболее содержательная нуждалась бы в отдельном рассмотрении, здесь я отмечу три её недостатка. Во-первых, автор, отметив, что нынешняя идеология большинства - это идеология частной жизни, забыл упомянуть, что это - следствие восстановления в России частной собственности. Потому-то титанические усилия страны приводят к столь мизерным результатам, что общенародные задачи не могут решаться частными собственниками, каждый из которых "тянет одеяло на себя". В итоге это "одеяло" настолько прохудилось, что не может уже скрывать язвы общественного организма.

Во-вторых, социолога подвело излишнее доверие к итогам социологических опросов. Ведь эти итоги зависят от того, как сформулированы вопросы. А их обычно формулируют те, кто сами мыслят лишь в рамках общепринятых представлений. Допустим на минуту, что вопрос был бы сформулирован так (условно): "Поддержите ли вы усилия власти по восстановлению полного суверенитета, экономической и военной мощи России с целью полной ликвидации её колониального статуса? Соответственно - согласны ли вы с тем, что умышленный вывоз капитала, казнокрадство и взяточничество в особо крупных размерах следует приравнять к измене Родине?" Думается, что тогда большинство тех молодых людей, которые не хотят работать на "дядю", ответили бы на поставленный вопрос утвердительно.

В-третьих, зря Л. Бызов придаёт такое значение "столичному субэтносу" прозападных мелких буржуа, которые смотрят на провинциальных россиян как на "быдло", "дикарей и варваров". Этот слой кончает своё существование, едва его начав. И мировая тенденция заключается в том, что крупный капитал уничтожает "средний класс" (сначала экономически, а затем начнёт уничтожать и физически). Запад идёт к строю "Железной пяты" (сторонников которого немало и в российской правящей элите).

Самое положительное в статье Л. Бызова то, что он при неверных посылках интуитивно пришёл к правильному выводу: "Лучше всего для страны, чтобы власть была в руках правых государственников", лидером которых он считает Владимира Путина.

Идеология "боевого строя" Какая же идеология нам нужна?

Россия, которой на протяжении многих веков приходилось отражать нападения внешних врагов со всех сторон, выработала особый образ жизни. Дмитрий Менделеев назвал его "боевым строем". Высшим его проявлением стал образ жизни советских людей, выразившийся в лозунге: "Всё для фронта, всё для победы!" В мирное время такой жертвенности и самоотдачи не требовалось, но моральным законом жизни всё же считалось: "Думай прежде о Родине, а потом о себе!" Всякий раз, когда этим законом пренебрегали и наступала долгожданная свобода индивида, дело кончалось катастрофой.

В феврале 1917 года Россия, освободившись из-под деспотической власти царизма, в один день стала самой свободной, самой демократической страной мира. Чем это кончилось, известно. Ельцин, придя к власти в 1991 году, дал россиянам все мыслимые свободы, законодательно, в конституции, запретив устанавливать в стране какую-либо идеологию в качестве государственной, для всех обязательной. И натворили столько всего, что до сих пор расхлебать не можем. Только ценного, чем обогатили бы культуру и порадовали бы потомков, не создали почти ничего.

А ведь русский идеал правителя выражен в короткой фразе-формуле: "Строг, но справедлив". Да, без справедливости и равенства мы не можем жить, как без воздуха, но как только отпадает строгость (не жестокость!), мы становимся способными пускаться во все тяжкие. А ведь строгость означает всего-навсего ответственность, спрос за порученное дело. Но Россия уже более полувека не знает, что такое ответственность.

Высшие руководители государства ставят задачи, щедро раздают обещания. Проходит время - ставятся новые задачи, даются новые обещания, и никто не вспоминает, что прежние задачи не решены, а обещания не выполнены. Лидеры политических партий идут на выборы, заверяя своих сторонников, что победят, но получают свои мизерные проценты голосов - и остаются лидерами, причём некоторые из них проделывают этот цикл по нескольку раз. Учёные и журналисты, бывшие трубадурами перехода страны к рынку, ныне в первых рядах критиков неизбежных последствий рыночных отношений и, так и не покаявшись за свои прежние прегрешения, критикуют руководителей государства, подают им советы, как строить экономику.

И так - сверху донизу. А потом удивляемся, почему десятки миллионов граждан РФ ютятся в непригодных для жилья трущобах, почему в стране миллионы беспризорников, почему ширятся пьянство и наркомания[?] Безответственный политик или чиновник не думает о деле, для него политическая деятельность или служба становятся бизнесом.

Ну ладно, сейчас мирное время, а если ситуация изменится? Даже если на нас никто не нападёт, как только Россия начнёт действительно восстанавливать своё могущество, Запад непременно вновь воздвигнет железный занавес. Запретит продавать нам высокотехнологичное оборудование, эффективные лекарства, продовольствие[?] Полной блокады России он на этот раз установить не сможет, есть Китай и другие рынки, но жизнь нам осложнит до крайности. Крики о том, что Россия - главный геополитический противник США, раздаются за океаном так громко, что кажется, их было бы слышно у нас и без радио и телевидения. А о Европе и говорить нечего: ощущение жизни ей придаёт только стремление к "окончательному решению русского вопроса" - чтобы отбросить нас хотя бы за Урал.

Ныне в России многопартийность, завтра она станет ещё цветистее. С. Кара-Мурза так определяет задачи идеологии для партии, выражающей интересы определённой социальной группы: выработать картину мира и человека, государства и хозяйства согласно с представлениями о добре и зле этой группы. Ясно, что идеологии партии ходорковских и партии большинства народа (пока не существующей) будут не просто разными, но и антагонистическими. Комфортного существования "сильных" и "слабых", о котором мечтает Б. Славин, никакая идеология не гарантирует.

Может быть, тогда правы те, кто утверждает, что Россия ещё в XX веке исчерпала лимит на революцию, и никакая идеология народного большинства нам не нужна? Напротив, именно сейчас России остро необходима революция, но не с оружием в руках, а идеологическая.

Идеологи забыли главный закон идеологической жизни, открытый ещё К. Марксом: идея может овладеть массами и стать материальной силой, если только она радикальна. А в тех условиях, какие сложились в России, для каждого её патриота возможна только одна идеология - идеология национально-освободительной борьбы, которая будет иметь своими целями:

- полное восстановление суверенитета РФ и ликвидацию до конца её колониального статуса;

- проведение новой индустриализации и многократный рост экономического и военного потенциала страны, надёжное обеспечение её безопасности;

- восстановление контроля народа над её природными ресурсами, важнейшими предприятиями, земельными угодьями, финансами, поэтапное обуздание аппетитов олигархов и прочих хищников;

- установление строя справедливости, равенства и демократического централизма при строгой ответственности каждого за порученное ему дело, и всё это в максимальных пределах, какие позволяет предвоенная или военная обстановка;

- мобилизацию всех сил в мире, выступающих против диктата единственной сверхдержавы, произвола и хищничества транснациональных корпораций, эксплуатации Юга Севером. Кроме России, эти силы в мире возглавить некому.

И всё это надо проделать хотя и не бесконфликтно, но без гражданской войны.

Я представляю, какой взрыв возмущения вызовет такая постановка вопроса об общегражданской идеологии. Но возмущаться можно сколько угодно, а страну спасать надо. Страх же перед какой-либо идеологией, о котором говорится в редакционном призыве к дискуссии, присущ лишь тем, кто привык к жизни в обстановке комфорта и безответственности и не хочет с таким существованием расставаться. Гражданина, а не обывателя общенародной идеологией борьбы не испугаешь. Да и большинство населения её, хотя бы пассивно, поддержит. Думаю, что и идеологи пришли бы к таким же выводам, если бы не витали в заоблачных высотах, а были бы поближе к земле, к народу.

Местное самоуправление набирает вес

Местное самоуправление набирает вес

МОСКОВСКИЙ 

  ВЕСТНИК

Рост гражданской активности в последнее время заметен всем. Но уличные выступления с их не очень чёткими политическими лозунгами увлекают далеко не всех. В то же время каждого москвича волнует состояние его ближайшего окружения - двора, микрорайона. Многие считают, что лучше начать, как говорится, с себя и попытаться сделать что-то для улучшения своей жизни. Для тех, кому интересно участие в жизни города, появился реальный шанс - в Москве по инициативе мэра города Сергея Собянина запущена реформа местного самоуправления.

В настоящий момент сфера ответственности местных депутатов Москвы - детский спорт, досуг и опека. Вопросы ЖКХ, благоустройства, безопасности и строительства - вне их компетенции. В некоторых районах в инициативном порядке передавали муниципальным депутатам на согласование, например, проекты благоустройства территорий. Теперь это станет обязательным требованием по всему городу. И не только это. Столичные муниципальные депутаты получат полномочия, сравнимые с функционалом их коллег из других российских регионов. У москвичей появится "власть шаговой доступности", лично ответственная перед ними. Кроме того, со временем муниципальные депутаты могут стать "кадровым резервом" города, людьми, которые уже получили непосредственный управленческий опыт в сфере местного самоуправления.

Предложения мэра столицы по расширению полномочий местного самоуправления можно разделить на три большие группы.

Первая - это полномочия в сфере благоустройства и жилищно-коммунального хозяйства.

Местным депутатам предоставляется право утверждения перечней работ по благоустройству дворов, парков и скверов, а также работа по выборочному капитальному ремонту многоквартирных домов. Депутаты также будут входить в комиссии, осуществляющие приёмку работ.

Кроме того, местное депутатское собрание сможет пригласить руководителя любой управляющей компании, работающей на подведомственной им территории, и заслушать отчёт о текущей работе по содержанию дома. А если работа ведётся некачественно, есть жалобы жителей, то депутаты могут составить обращение в Мосжилинспекцию или префектуру для принятия мер.

Вторая группа передаваемых полномочий - согласование строительства объектов до 1,5 тыс. кв. метров, а также согласование схемы размещения некапитальных объектов. То есть отныне все магазины, рынки, пункты бытового обслуживания, ремонтные мастерские, аптеки, клубы, физкультурно-оздоровительные комплексы, гаражи и даже храмы будут строиться в районе только по согласованию с местными депутатами, которые представляют интересы жителей.

Большинство активно работающих депутатов считают, что полномочия по согласованию строительства - очень важные. "Мы с коллегами поддерживаем основные положения по расширению полномочий муниципальных депутатов. Это прежде всего полномочия по согласованию строительства объектов до 1,5 тыс. кв. метров, - говорит депутат муниципального собрания Тропарёво-Никулино и лидер движения "Гражданская инициатива московских депутатов" Леонид Ольшанский. - Конечно, хотелось бы, чтобы депутаты получили право согласовывать строительство и объектов большей площади. И вообще мы считаем, что строительство должно быть взято под особый контроль и мэра и депутатов. Потому что недостаточный учёт мнения жителей при строительстве чревато социальным взрывом. И я бы предложил ещё добавить право вето на снос, потому что вопросы сноса часто тоже конфликтные". Своего коллегу поддерживает и муниципальный депутат из Дорогомилова Зоя Шаргатова, которая считает, что депутатам можно было бы предоставить право согласовывать строительство и более масштабных строек. "Нынешних полутора тысяч квадратных метров недостаточно, - считает она. - Ситуацию с согласованием жителями строительства объектов большей площади можно было бы исправить, если поменять статус публичных слушаний. Сейчас у этих мероприятий нет обязательной силы".

Третья группа полномочий, которые получают местные столичные депутаты, - это влияние на кадровую политику в районе. Муниципалы будут обсуждать кандидатуры на замещение должности главы управы и, если работа главы не устраивает народных избранников, то двумя третями голосов они могут инициировать его отставку.

Также перед депутатами будут в обязательном порядке ежегодно отчитываться не только глава управы, но и руководители коммунальных служб и других подразделений.

Многие специалисты обращают внимание на то, что вместе с ростом объёма полномочий возрастает и ответственность депутатов, которым, возможно, придётся учиться качественному выполнению новых обязанностей.

"Депутатам необходимо будет войти в новое русло, научиться пользоваться полученными инструментами, - говорит председатель комиссии Мосгордумы по государственному и местному самоуправлению Татьяна Портнова. - Ко мне обращались некоторые главы муниципальных образований. У многих чувствовалась растерянность, у людей ещё нет понимания, как и что делать. Необходимо выработать механизм. Зато потом порядка будет больше".

О возросшей ответственности говорит и член Общественной палаты Светлана Разворотнева, которая считает, что в первую очередь районные депутаты должны заниматься жилищным просвещением граждан. "Люди должны научиться разбираться со своими управляющими компаниями, подрядчиками", - считает Разворотнева.

Её поддерживает президент фонда "Институт экономики города" Надежда Косарева. "Муниципальный депутат должен многое знать и уметь, - говорит она. - К примеру, народные избранники должны хорошо разбираться в вопросах, связанных с жилищным управлением. Жители района будут приходить и жаловаться им на свою эксплуатирующую организацию. Чтобы обращения не уходили впустую, народные избранники должны контролировать местные управляющие компании. Если же никакие жалобы не помогают, то справиться с УК можно, только выбрав другую организацию. Для этого надо провести общее собрание собственников. Задача непростая, но нужная. Вряд ли этим будет заниматься кто-то кроме муниципалов. Значит, последние должны уметь общаться с людьми".

Многие профессионалы знают, что изначально в Москве полномочия местных депутатов были ограничены. Для "двух столиц" действовал особый порядок, который обусловлен тем, что в большом городе повышенное значение уделяется единству управления, слаженной работе всех систем городского хозяйства. В других российских городах полномочия мест[?]ных депутатов шире. Но, с другой стороны, специалисты понимают, что полномочия - это ещё не всё, должно быть соответствующее финансирование. И с этим в столице как раз всё в порядке. Под контроль местных депутатов передаётся более 60 процентов бюджетов районов. А это огромные деньги. Например, в 2012 году на благоустройство дворов и выборочный капитальный ремонт домов в Москве направляется более 20 млрд. рублей. В среднем на район - 164 млн. На благоустройство парков и скверов - 5,5 млрд. В среднем на район - 44 млн. рублей.

Существенные суммы говорят о том, что депутатам даются реальные рычаги воздействия на политику в районе, а не просто красивые декларации.

Расширение полномочий местного самоуправления - часть общей городской политики по всё большему вовлечению горожан в управление своим городом. "Расширение полномочий местных депутатов говорит о том, что город и исполнительная власть начали диалог с гражданским обществом, - считает Татьяна Портнова. - Районные собрания получили существенные рычаги давления на процессы, происходящие на подконтрольной им территории". Росту гражданского участия в жизни города будет способствовать не только реформа МСУ, но и создание Общественной палаты Москвы, о котором заявил недавно мэр Собянин, и смягчение условий выдвижения кандидатов в мэры города, которое позволяет участвовать в выборах всем конструктивным силам. Не надо забывать и о ряде электронных ресурсов, таких как "Наш город" или "Дороги Москвы", которые позволяют москвичам в режиме онлайн высказывать свои комментарии по самым разным городским вопросам и тем самым оперативно влиять на то, что происходит в городе.

Наталья ФИЛАТОВА, Виктория ЯДЫКИНА

Русский Екклесиаст

Русский Екклесиаст

ИВАН ГОНЧАРОВ - 200

Главное - наличие в произведении составляющей, понятной всем и всегда. Со временем такое произведение может быть перетолковано. Исторические реалии, отражение действительности - всё это окажется отодвинутым на второй план. Зато вперёд выйдут новые смыслы, возможно, невнятные даже автору. Речь, разумеется, не идёт о так называемом новом прочтении, практикуемом в современном театре. Когда вдруг выясняется, что ничего, кроме подавленной сексуальности, причём в самых извращённых формах, в русской литературе отродясь не водилось. Речь идёт о вечных и проклятых вопросах, не дающих человеку покоя от дней творения. О тех самых терзаниях, возникающих при мысли "зачем я?", "для чего я?" Если произведение содержит такие вопросы, то в каждую новую эпоху неизбежно появление новых смыслов. Потому что каждое новое поколение читателей ищет свои ответы на вечные вопросы.

Какое, например, сегодняшнему читателю дело до смены помещиков разночинцами в России XIX века? Хотя бы даже эти самые разночинцы содействовали развитию промышленности и буржуазных отношений. Чтение художественной литературы не должно превращаться в археологию. Как не должно оно превращаться и в подглядывание в замочную скважину за теми подробностями личной жизни писателя, что так или иначе проникают в произведение и с горячим затем усердием извлекаются из него стараниями отдельных исследователей. Тот кристалл вечного, заключённый в великом произведении, испытывается временем, очищаясь постепенно от сиюминутного и поворачиваясь к читателю разными гранями, в которых отражаются или, напротив, просвечиваются разные смыслы.

Желая того или нет, И.А. Гончаров создал глубоко религиозный роман с неповторимым, ускользающим от прямолинейных трактовок главным героем. Уникальность Обломова состоит в его двойственности и парадоксальности. Это трудноуловимый, не поддающийся однозначному истолкованию персонаж, персонаж с двойным дном. Внешне он совершенно бездеятелен и проводит дни, распластавшись на диване. Но по-своему, внутри собственной системы ценностей и взглядов, он последователен и деятелен чрезвычайно. Обломов и Штольц традиционно противопоставляются друг другу, являясь равноправно существующими противоречиями. Наметив ещё в "Обыкновенной истории" подобную же антиномию, на примере дяди и племянника Адуевых, Гончаров только усилил её в "Обломове", превратив к тому же двух разнополюсных героев в выразителей двух философских систем. Штольц, существующий и действующий "для самого труда, больше ни для чего", потому что "труд - образ, содержание, стихия и цель жизни", выражает философию кальвинизма, в соответствии с которой труд понимается как религиозная обязанность, а бездействие, леность приравниваются к греху. Обломов выступает продолжателем Екклесиаста, провозгласившего: "Ибо что будет иметь человек от всего труда своего и заботы сердца своего, что трудится он под солнцем? Потому что все дни его - скорби, и труды его - беспокойство; даже и ночью сердце его не знает покоя. И это - суета!" (Еккл., 2:22-23) "Всё вечная беготня взапуски, - вторит Екклесиасту Илья Ильич, - вечная игра дрянных страстишек, особенно жадности, перебиванья друг у друга дороги, сплетни, пересуды, щелчки друг другу <[?]> Скука, скука, скука!.."

В системе Кальвина-Штольца Обломов - лежебока и бездельник. В системе Екклесиаста-Обломова Илья Ильич - самый что ни на есть деятель. Н.А. Добролюбов истолковал "обломовщину" как проявление разлада между словом и делом. Но в отличие от древнего мудреца, вздыхавшего: "Всё суета!" и вместе с тем то испытывавшего себя весельем, то пытавшегося насладиться добром, а в общем, ведшего себя крайне непоследовательно, Илья Ильич, оглянувшись как-то, сказал о жизни: "Какая скука!" После чего облачился в шлафрок и лёг на диван, проявив себя человеком в высшей степени последовательным и деятельным. Если понимать, что деятельный человек следует принципу: "сказано - сделано".

Лишь однажды, подобно Екклесиасту, позволил себе Илья Ильич испытать своё сердце. Гонимый чувством к Ольге Ильинской, Обломов покинул свой диван. Покинул, чтобы в ближайшее затем время понять: "Лучше горсть с покоем, чем пригоршни с трудом и томлением духа" (Еккл., 4:6).

Обломовский диван занимает в романе одно из центральных мест. Значительную часть времени Илья Ильич проводит именно на нём. Здесь то в форме монолога, то диалога размышляет он о скуке и суетности жизни. Это особая территория, недоступная для других, для внешних, подающая Илье Ильичу единственное потребное для него и ценимое им благо - покой и беззаботность. Сделав попытку покинуть эту территорию, разочарованный Обломов довольно скоро вернулся, чтобы никогда уже не выходить за её пределы. Можно даже сказать, что на Агафье Матвеевне Пшеницыной Обломов женился, не сходя с дивана. Диван - это своего рода Эдем, хоть и сжавшийся до смехотворных размеров. Именно на диване видит Обломов свой знаменитый сон, содержащий апофеоз "обломовщины", или философии, Ильи Ильича.

Характерно, что IX глава была написана прежде самого романа. Гончаров называл "Сон Обломова" увертюрой, подчёркивая, что роман не просто начался с этой главы, но и вышел из неё. И хотя Илья Ильич действительно спит, "сон" в данном случае используется не только и не столько в значении "не явь". "Сон" выступает синонимом "мечты". Обломов грезит блаженством, навсегда и безвозвратно утраченным. Блаженством, сводимым к созерцательному покою, чуждому заботам и попечениям. Обломовка, которую он видит во сне, более всего напоминает утерянный рай, память и мечту о котором хранит Илья Ильич.

До своего грехопадения первые люди жили в саду Едемском, вкушая от всякого древа и обладая землёй, владычествуя над тварями и не стесняясь наготы своей. То же и обломовцы, без труда вкушающие плоды. Всё, что есть на подвластной им земле, подчиняется им беспрекословно. Кругом царят нерушимые тишина и покой. Сон перемежается вкусными кушаньями, и никто не стесняется наготы своей сиречь непосредственности, искренности и даже невежества. "Скука!" - восклицает Штольц, глядя на обломовскую идиллию. "Скука! - отвечает ему Обломов, указуя на петербургскую жизнь. - Разве это не мертвецы? Разве не спят они всю жизнь сидя? <[?]> Разве это живые, неспящие люди? <[?]> Собираются, кормят друг друга, ни радушия, ни доброты, ни взаимного влечения!.."

Обитателей Обломовки Гончаров рисует богатырями, обладателями отменного здоровья. Даже внешностью напоминают они первых людей: "В то время были на земле исполины <[?]> Это сильные, издревле славные люди" (Быт., 6:4). Но Илья Ильич, хоть и хранит память об Обломовке, будучи всё же сыном века сего, время от времени принимается рефлексировать, то жалея нерастраченных сил, то стыдясь собственной неразвитости и остановки в росте. Правда, Екклесиаст и тут берёт верх над Кальвином. "Всё суета сует и томление духа. Одна участь постигает всех", - нашёптывают волны сна, несущие забвение и стирающие следы рефлексии. И верный себе, Илья Ильич засыпает[?]

Перу И.А. Гончарова принадлежат три романа - "Обыкновенная история", "Обломов", "Обрыв". Сам писатель говорил, что "это не три романа, а один", поскольку трудился над разработкой одной и той же идеи, развивая и обогащая её последовательно. Но всё же центральной фигурой этого триптиха остаётся Илья Ильич Обломов, которому предшествовал Александр Адуев и из которого затем вышел Борис Райский. Но ни Адуев, ни Райский не смогли стать фигурами, равновеликими Обломову. Адуев - это словно бы намеченный абрис Ильи Ильича, в то время как Райский - его тень.

В романе "Обломов" нет ни правых, ни виноватых. Каждый прав по-своему и не прав, с точки зрения оппонента. При этом противостоящие системы взглядов в равной мере обладают как преимуществами, так и недостатками. Читателю словно предлагается выбрать и самому решить, с кем он и что ему ближе - личное ли преуспеяние и самозабвенный труд, окружённые расчётом и лицемерием, или бесславное существование среди простых, искренних людей. Тем более что всё равно - конец у всех один.

Светлана ЗАМЛЕЛОВА

«Бог знает, что за солнце!»

«Бог знает, что за солнце!»

ИВАН ГОНЧАРОВ - 200

Давным-давно, когда мне было 13 лет, произошёл такой "конфликт культур": я просил у мамы на день рождения "Всадника без головы", а она мне подарила книгу И.А. Гончарова о плавании фрегата "Паллады" в Японию (1852-1854 гг.). Очень была красивая: с белым парусником на синем переплёте, с множеством картинок (в том числе и с потрясающими, как я теперь понимаю, японскими) - но до чего занудная! Ни одной перестрелки!..

Сегодня, когда мама давно уже живёт лишь в моей памяти, я ничего не помню про того "Всадника" (помню только, что без головы). А гончаровский фрегат так и плывёт параллельным со мною курсом по жизни.

Что же я вижу в той книге сегодня?

Представьте себе описанный волшебным гончаровским пером кусок планеты от Кронштадта до Нагасаки - через три океана. Ураганы в "гремящих широтах", жуткие, удушающие безветрия на экваторе, самые разные небеса, самые разные берега с чудесами ботаники. И вот мимо всех тех чудес (или даже сквозь них) плывёт уморительно трогательный народ - букет из белобрысых и простодушных лиц тамбовско-симбирской национальности. Поют свои "Белы снеги". Пляшут "Барыню". Удивляются: "Надысь в том вот порту за такой же товар полшильника просили, а тут, глядь, цельный шильник!" (шиллинг). Матрос Мотыгин вернулся из увольнения с подбитым глазом - вздумал "поиграть" на портсмутском базаре с "леди, продающей рыбу" ("Это, - поясняет автор, - всё равно, что поиграть с волчицей в лесу"). С матроса Фадеева в тропиках слезла вся шкура: "Бог знает, что за солнце! У нас в Тамбове, бывало, весь день лежишь[?]" А вот около Зондского архипелага, в открытом море, в непроглядной тропической тьме, под бортом корабля вдруг раздаётся плеск вёсел. "Кто идёт?!" - кричат с мостика. "Чухны приплыли, ваше благородие", - докладывает вахтенный матрос. "Или литва", - уточняет другой.[?]

Этот жанровый юмор - знакомство русской деревни с планетой - на каждом шагу зорко оттеняется картинами эпохи, в которой умные люди уже усматривали проблемы посерьёзнее подбитого глаза. Ибо именно к середине XIX века, когда была предпринята экспедиция адмирала Е.В. Путятина (в которую специально взяли одного из лучших русских писателей), европейская цивилизация вышла на новый уровень развития - глобальный. Сегодня ты ещё гордишься белокрылой красавицей "Палладой", но завтра и "Паллада", и "Диана", и прочие парусники окажутся вдруг оружием вчерашнего дня. Сегодня Япония ещё шлёпает по твоей палубе в деревянных сандалиях, но эту страну уже взламывает американская эскадра Д. Перри, и завтра над бамбуковыми домиками с бумажными стенками сверкнёт самурайская сталь. И вся перепуганная деревня Азия от Сингапура до Шанхая вдруг вырастет над двумя океанами проснувшимся жёлтым гигантом. Как говорится, есть над чем подумать. Накануне Крымской войны плывёте, ребята! По маршруту, которым спустя 50 лет проследуют к цусимской могиле броненосцы З.П. Рожественского!..

Понимал ли Иван Александрович историчность момента, в который он, принципиальный лежебока, вдруг очутился лицом к лицу с глобальной цивилизацией?

Ещё как! Ведь едва ли не он и есть автор теории о "большой деревне" (Азии) и "большом городе" (Европе). Очень зоркий культуролог. Как пристально вглядывается он, например, в Кейптаун, Сингапур, Гонконг - зародыши нового мира, островки новой планеты, которая уже всплывает из будущего! Да и в Японию. И в Китай. И в русских на фоне англосаксов[?]

А кто не понимал?

Говорят, что Николай Палкин. Тупой крепостник. Домаршировался до сдачи Севастополя!..

Это неправда. Точнее, клевета (других великих русских писателей). Царь Николай Павлович хорошо понимал вызов цивилизации - сам специализировался в инженерном деле. И паровозы уже вводил, и пароходные фрегаты. Железные дороги, системы водного сообщения, городские центры и прочие сооружения Первониколаевской эпохи по сей день остаются образцами (как, кстати, и литература: почти весь наш золотой век - оттуда). Более того: именно он ввёл у нас само понятие прогресса!

В общем, все всё понимали. Так что же случилось?

СЛУЧИЛОСЬ ТО ЖЕ, ЧТО И С НАМИ: после Великой Победы в Отечественной войне и сорока лет мира, а также долгого общеевропейского краснобайства о святости мира и нерушимости границ Запад вдруг ловко хлопнул Русь "фейсом об тэйбл". Или, если воспользоваться выражением Герострата Сергеевича Меченого, показал "кто есть ху". После чего, естественно, началась другая эпоха.

После крымской катастрофы, как известно, русское общество пришло к выводу, что мы отстаём от Запада не как-нибудь, а принципиально - на целую фазу развития. В силу чего у нас тогда впервые прозвучало словцо "перестройка" (и тоже с немалыми последствиями).

Тогда же И.А. Гончаров предъявил нам и одно из тяжелейших национальных обвинений - в обломовщине (знаменитый роман "Обломов" увидел свет в 1859 году - сразу после "Фрегата").

Суть того обвинения общеизвестна: каждый знаком с ней на собственной шкуре. Скажу больше: ради здоровья души никогда не надо забывать, что наш первый враг - лень, нежелание (а то и боязнь) шевелить мозгами и прочими мускулами. "Мы ленивы и нелюбопытны" - это сказано про нас.

Тем не менее и тут дело не так просто, как кажется. Существует, например, мнение, что мы тогда опростоволосились не в силу национального характера (в 1854 году наши "обломы", затопив бесполезные корабли, насмерть дрались от Камчатки до Дуная - враг так и не рискнул двинуться дальше Крыма), а имел место международный заговор в лице трёх империй - Австро-Венгрии, Франции и Британии. За что наш великий канцлер А.М. Горчаков и пообещал им большие неприятности. Что они и получили: первой - в 1870 году - погорела Французская империя, а к столетию высадки десанта в Крыму не стало и Британской (попутно товарищ Сталин выплатил сдачу и за Цусиму).

Да и что такое вообще эти "национальные характеры", если сколько людей, столько и характеров, причём что ни день, то разных?

Возьмём, к примеру, тех же японцев, к которым плавал наш классик. В их национальном характере созерцательность занимает ведь ничуть не меньшее место, чем у русских. И они, как и мы, казались Гончарову "большой деревней". И обломовский вопрос: "Зачем мне ваша цивилизация?" - они задавали ещё в XVI веке, когда сбрасывали в море иезуитов.

В 1854 году, когда американский флот нагло вошёл в их воды, они испытали не меньшее унижение и отчаяние, чем Россия. И тоже провозгласили нечто вроде "перестройки" - "эпоху Мэйдзи". Однако ни императора своего не убили, ни государство не разрушили. Даже над предками своими покойными не потешались. В 1945 году им снова набили морду, ещё страшнее. Атомным огнём жгли. Но они - ничего. Не слыхать, чтобы какой-нибудь японец спился. Или чтоб японки разменивали честь на доллары. Никакого разложения. Только злее вкалывают.

Чего, как говорится, и нам желаем.

Библиотекарь Георгий, Виленский православный монастырь Святого Духа, ЛИТВА

Курочка по зёрнышку

Курочка по зёрнышку

ЗОЛОТАЯ СОТНЯ

Свою "Золотую сотню" представил писатель, автор более тридцати книг романов и повестей, член СП России Юрий Красавин из Тверской области, г. Конаково.

Понятно, что писатель - это не литературовед, придерживающийся определённых канонов в выборе книг. Поэтому, с одной стороны, в данной сотне оказались произведения, к которым Красавин неравнодушен лично, как писатель, с другой стороны, здесь есть попытка более широкого охвата литературы по определённым периодам и направлениям, в результате чего почти в каждом из пунктов перечислено по нескольку авторов.

Отдана дань нашим литературным истокам. Первые два пункта обозначены как "Памятники древней русской литературы", куда входят: "Повесть временных лет", "Хождение игумена Даниила", "Поучение Владимира Мономаха", "Слово о полку Игореве", "Слово о законе и Благодати" митрополита Илариона, послания протопопа Аввакума. Кончается этот список многоточием, то есть предполагается, что возможно включение и иных произведений. Пункт 3 - период: "Русская литература XVIII века: Ломоносов, Фонвизин, Державин[?]" Пункт 4 - "Русская литература начала XIX века: Жуковский, Крылов, Рылеев, Баратынский, Грибоедов[?]". Пункты 5, 6 - "История государства Российского" Н. Карамзина. Несомненно, если рассматривать литературу по периодам, то гораздо большее число авторов можно включить в список, и, возможно, именно таким образом есть шанс выйти за жёсткие рамки сотни.

Отрадно, что в списке появились такие имена, как Аксаков ("Детские годы Багрова-внука"), Белинский (хотя, может быть, два пункта для критика всё же многовато, тем более что по два пункта отдано Толстому и Достоевскому. Несколько неожиданно появление в сотне Помяловского, Григоровича и Писемского, писателей, конечно, не плохих, но явно не первого ряда.

Любопытна подборка "Писатели о Гражданской войне" (пункты 41, 42): А. Фадеев "Разгром", А. Весёлый "Россия, кровью умытая", А. Серафимович "Железный поток", И. Бабель "Конармия". Или вот, например, "Лейтенантская проза" о Великой Отечественной" (пункты 53, 54): В. Некрасов, К. Воробьёв, Ю. Бондарев, Г. Бакланов, В. Кондратьев.

Не забыл автор включить и себя аж в три пункта из всего списка: в "Деревенскую прозу" (пункты 58, 59) вместе с Беловым, Распутиным, Шукшиным и Абрамовым, в пункт 69 - "Новая русская фантастика": "Русские снега" и пункт 70 - роман "Письмена".

Несколько странной смотрится "Литература соцреализма", где с Н. Островским ("Как закалялась сталь") и Л. Леоновым ("Русский лес") соседствуют С. Бабаевский с произведением "Кавалер Золотой Звезды", В. Кочетов - "Журбины" и Ф. Гладков "Цемент".

Вошла и Библия: Бытие, Новый Завет.

Зарубежной литературе в отличие от предыдущего списка уделена одна треть из ста пунктов. Начинается с "Мифов Древней Греции", Гомера и Плутарха.

Прекрасно, что в этой части не забыты такие писатели, как Гюго, Бальзак, Мериме. Однако жаль, что не нашлось места для Мопассана, Т. Манна и Фицджеральда, хотя, скажем, Стендалю отданы сразу два пункта, кстати, и Джеку Лондону тоже. Снова, как и в предыдущем списке, появился Конан Дойл ("Рассказы о Шерлоке Холмсе").

Совершенно обойдена вниманием зарубежная поэзия (кроме Гомера, Шекспира и Гёте), что представляется уж совсем странным. Но скорее всего просто-напросто не хватило места.

В список попали и книги для детей и подростков: сказки бр. Гримм и Андерсена, Жюль Верн "20 тысяч лье под водой", Дефо "Робинзон Крузо", Дюма "Три мушкетёра", Марк Твен "Приключения Тома Сойера" и "Приключения Гекльберри Финна". Как было замечено в предыдущем обзоре "ЛГ" № 23-24, для детской и юношеской литературы необходимо составлять отдельную сотню.

Что ж, список Юрия Красавина по-своему интересен и своеобразен. В него включено довольно много книг, о которых забыли предыдущие составители, но и появились книги, вызывающие искреннее недоумение: насколько обосновано их право находиться в "Золотой сотне"? Однако не будем судить строго - такое понятие, как субъективность, никто не отменял. Будем надеяться, что концентрация субъективных мнений рано или поздно перейдёт в убедительную объективную картину.

Кира ТВЕРДЕЕВА

Часть битвы

Часть битвы

ПИСАТЕЛЬ У ДИКТОФОНА

Александру Проханову всё надоело, но на покой он не собирается

"ЛГ"-ДОСЬЕ":

Проханов Александр Андреевич - прозаик, публицист, политический и общественный деятель. Родился в Тбилиси в 1938 году. С 70-х работал корреспондентом "Правды" и "Литературной газеты" в Афганистане, Никарагуа, Камбодже, Анголе и в других странах. Основатель и главный редактор газет "День", "Завтра". Автор многих романов, повестей, рассказов, очерков. Увлекается рисованием. Коллекционирует мотыльков. Женат, имеет двух сыновей и дочь.

- Александр Андреевич, у вас вышел роман под названием "Человек звезды". О чём это произведение?

- Этот роман - моё представление о современном русском человеке, который живёт в атмосфере беспросветного кошмара. Но человек не сдаётся, а пытается своей внутренней мистической энергией противодействовать этому кошмару и в конце концов побеждает, выстаивает перед страшным и грозным игом, которое впустилось в сегодняшнюю Россию.

- Вас считают чрезмерно политизированным писателем, далёким от жизни простого человека. Вы с этим согласны?

- Я живу в контексте крупных общественно-политических событий, сваливающихся на наши головы. Эти события - две чеченские войны, например. Или государственный переворот 1991 года. Или взрывы домов в Москве. И мимо этих грозных, знаковых явлений, разумеется, не может пройти неравнодушный человек, тем более писатель. Я стараюсь всё это отражать в своих романах, где действуют и самые обычные люди, и крупные, достаточно известные личности. Для меня политика не является запретным плодом, напротив - я живо интересуюсь всеми процессами, происходящими в нашем государстве.

- Вы очень плодовитый прозаик, выпускающий роман за романом. Между тем ваши книги остаются практически незамеченными крупными литературными премиями. Ну разве что присуждение вам "Нацбеста" в 2002 году за роман "Господин Гексоген" можно считать исключением. В чём причина того, что ваши произведения не попадают не только в шорт, но и в лонг-листы литературных премий?

- Может быть, это просто плохие тексты, недостойные рассмотрения? Либеральные критики - существа утончённые, задающие крайне высокие критерии. Если ты не пишешь о каком-нибудь несчастном еврее, о каком-нибудь музыканте, умершем в гетто, то и относиться к тебе будут как к плебейскому романисту. Я объясняю сложившуюся ситуацию именно этим - несовершенством своих произведений и утончённостью вкусов членов жюри премий. Считаю, что присуждение мне "Национального бестселлера" было ошибкой. Дали, что называется, по недогляду. А Бунинская премия, которую я получил совсем недавно, - это вообще недоразумение. За такие тексты, как мои, не дают премий.

- А что вы можете сказать о современном романе? Говорят, что роман в его классическом понимании давно умер. Но многие современные писатели, в том числе и вы, своим творчеством опровергают данное утверждение.

- Мне трудно ответить на этот вопрос. Я мало читаю, практически не слежу за современным литературным процессом и не провожу сравнительного анализа - какой роман считать классическим, а какой модернистским или постмодернистским. Для меня важна в первую очередь реальность. Родина, человек, судьба. И всё это я помещаю в метафоры, которые мне предлагает сама история. Я очень озабочен тем, чтобы не пропустить, не проворонить очередную историческую метафору. Всё, что находится вне этого контекста, мало меня интересует. Да и плохой из меня литературный критик и теоретик, если честно[?]

- Трудно поверить, что вы мало читаете. Ну ладно - либералы вам не интересны по понятным причинам. Но разве мало писателей так называемого патриотического стана, многие из которых достаточно успешны?

- В последнее время практически не читаю, это правда. В том числе и писателей-патриотов. Последние прочитанные мною книги Лимонова - это те, которые он писал ещё в тюрьме, то есть выходившие достаточно давно.

- Вас чаще можно увидеть в политических ток-шоу, чем в новостях о культуре[?]

- Ну и что? Мне это абсолютно не мешает. Во мне, как говорится, живёт дух публицистичности, я полон сил, желания бороться за свои идеалы, у меня немало противников, недругов. И сражаться с этими людьми на широкой авансцене - большая радость. Есть тихие камерные писатели, которые так же яростно любят и ненавидят, но витийствуют, только сидючи в ресторанах. А я стараюсь выступать перед широкой аудиторией. Всё это в русле моих переживаний, деяний, но от этого я вовсе не перестал быть писателем и, как вы заметили, издаю книгу за книгой.

- Почти 20 лет вы являетесь главным редактором газеты "Завтра". А если отсчитывать с момента её основания, когда она называлась "День", то получается, что и больше 20[?] Вам не надоело?

- Вообще всё когда-то надоедает. Жить, например, надоело. Каждое утро просыпаться, каждую ночь засыпать. Писать надоело. Интервью регулярно давать надоело[?]

- И политика?

- Ну вот, наверное, нет. Всё-таки давайте понимать политику несколько шире самого термина. Политика для меня - это и жизнь, и литература, и всё, что угодно. Все мы зависим от политики, и хочешь не хочешь, а приходится с этим считаться. Я изначально был "имперцем", патриотом "Красной империи". Теперь, когда её нет, я прогнозирую появление новой, так называемой "Пятой империи". Много размышляю об этом, пишу, говорю. И вот именно сейчас, когда продолжается битва за нашу Родину, я не могу просто так исчезнуть по доброй воле с арены, пойти на какие-то компромиссы[?] Ради чего? Чтобы получить ещё раз "Национальный бестселлер" или "Большую книгу"? Я - часть этой битвы и продолжаю стоять на позициях русского империализма, нравится это кому-то или нет.

Беседу вёл Игорь ПАНИН

Сын Веры

Сын Веры

РОБЕРТ РОЖДЕСТВЕНСКИЙ - 80

"Дальше всех, я думаю, Роберт пойдёт. Рождественский. Не слышали? Есть в нём какая-то сила, дух бунтарский[?]" - так один из героев знаменитого фильма "Москва слезам не верит" безапелляционно подвёл итоги творческих состязаний поэтов-шестидесятников. Действительно, в 70-е и 80-е годы имя Роберта Рождественского было, что называется, на слуху. Ведущий регулярной телепередачи "Документальный экран", автор текстов суперпопулярных песен, простое перечисление которых займёт несколько страниц, талантливый поэт, чей размашистый "рубленый" стиль часто сравнивали со стилем Маяковского, он, как никто иной, сумел выразить и воплотить в слове хрупкую романтику эпохи заката некогда великой сверхдержавы, а возможно, её так и не понятую до конца историческую миссию.

Зигзаги биографии Роберта Рождественского, особенно в детстве и юности, были не менее драматичны, чем водовороты истории его Родины. Будущий поэт родился 20 июня 1932 года в селе Косиха ныне Алтайского края, в семье военнослужащего, поляка по национальности, Станислава Никодимовича Петкевича, и врача Веры Павловны Фёдоровой.

Я - сын Веры...

Я давно не писал тебе писем,

Вера Павловна.

Унесли меня ветры,

напевали мне ветры то нахально, то грозно, то жалобно.

Когда мальчику было пять лет, отец ушёл из семьи, а в 1945 году погиб на фронте. В том же победном году Вера Павловна выходит замуж за Ивана Ивановича Рождественского. Отчим дал пасынку, до этого проведшему какое-то время в Даниловском детском приёмнике, свои отчество и фамилию, которым было суждено прославиться и войти в анналы российской поэзии ХХ века. Война же стала одной из главных тем поэзии Роберта Рождественского, воплощением трагического и в то же время величественного откровения, происходящего в жизни далеко не каждого поколения. Уже в 80-е годы в автобиографии Роберт Рождественский напишет: "На моём письменном столе давно уже лежит старая фотография. На ней изображены шесть очень молодых, красивых, улыбающихся парней. Это - шесть братьев моей матери. В 1941 году самому младшему из них было 18 лет, самому старшему - 29. Все они в том же самом сорок первом ушли на фронт. Шестеро. А с фронта вернулся один. Я не помню, как эти ребята выглядели в жизни. Сейчас я уже старше любого из них. Кем бы они стали? Инженерами? Моряками? Поэтами? Не знаю. Они успели только стать солдатами. И погибнуть. Я писал свой "Реквием" и для этих шестерых, которые до сих пор глядят на меня с фотографии. Писал и чувствовал свой долг перед ними. И ещё что-то: может быть, вину". Опубликованная в 1962 году поэма "Реквием" стала, как мне кажется, одной из лучших в советской поэзии эпитафий Великой войне.

Вспомним всех поимённо,

горем

вспомним

своим[?]

Это нужно -

не мёртвым!

Это надо -

живым!

Первая подборка стихов поэта появляется в 1950 году в петрозаводском журнале "На рубеже", в том же году он безуспешно пытается поступить в Литературный институт. "Узнал, что в Москве существует Литературный институт, мечтал о нём, выучил наизусть правила приёма. После школы собрал документы, пачку стихов и отослал всё это в Москву. Отказали. Причина: "творческая несостоятельность" (между прочим, правильно сделали. Недавно я смог посмотреть эти стихи в архивах Литинститута. Ужас! Тихий ужас!)" - так Роберт Рождественский описывает этот эпизод в своей автобиографии. Во второй раз фортуна оказалась более благосклонной к литературным талантам юноши, и в 1951 году он становится студентом и переезжает в Москву.

Я богат.

Повезло мне и родом

и племенем.

У меня есть

Арбат.

И немножко свободного времени[?]

В 1953 году поэт женится на сокурснице Алле Киреевой, с которой проживёт 41 год, до самой смерти. "Этот[?] провинциал (но при этом боксёр, волейболист и баскетболист, игравший за сборную Карелии) был просто "начинён" стихами. Привлекали в нём доброта и застенчивость. Мы действительно совпали с ним. У нас во многом схожие судьбы. У него были очень честные, очень добрые и нежные глаза, что необыкновенно притягивало", - так Алла Борисовна Киреева описала знакомство с супругом в одном из своих интервью.

Пусть с тобой всё время будет

свет моей любви,

зов моей любви!

боль моей любви!

Только ты останься прежней -

трепетно живи,

солнечно живи,

радостно живи!

Что бы ни случилось, ты,

пожалуйста, живи,

счастливо живи всегда.

Эти переложенные на музыку Арно Бабаджаняном и посвящённые супруге стихи превратились в одну из самых трогательных лирических песен Рождественского. И коль уж мы заговорили о лирике, нельзя не вспомнить ещё одну песню - "Эхо любви" - в пронзительном исполнении Анны Герман. Помните: "Мы - эхо, мы - эхо, мы - долгое эхо друг друга[?]" В последние десятилетия СССР мощно звучала и гражданская лирика Рождественского, особенно его песни из известных фильмов. А началась эта песенная карьера ещё в 1955 году знакомством со студентом консерватории Александром Флярковским во время студенческой практики на Алтае. Тогда молодые люди вместе написали песню "Твоё окно". Список композиторов, с которыми работал Роберт Рождественский, включает чуть ли не весь музыкальный Олимп того времени. Александра Пахмутова, Давид Тухманов, Оскар Фельцман, Марк Фрадкин, Раймонд Паулс, Борис Мокроусов, Евгений Птичкин, Максим Дунаевский, Евгений Дога и многие другие охотно писали музыку на его стихи. Возможно, и потому, что в стихах эта музыка была уже изначально!

Я прошу, хоть ненадолго,

Грусть моя, ты покинь меня.

Облаком, сизым облаком

ты полети к родному дому.

Отсюда к родному дому.

Думаю, разведчик Штирлиц в блистательном исполнении Вячеслава Тихонова из сериала "Семнадцать мгновений весны" обязан частью своего мужского обаяния песням на стихи Роберта Рождественского. Хорошо помню, как 80-е, уже почти десятилетие спустя после премьеры, улицы моих родных Сум буквально вымирали, когда по телевизору в очередной раз транслировали этот культовый фильм Татьяны Лиозновой.

Я всё смогу, я клятвы не нарушу,

Своим дыханьем землю обогрею.

Ты только прикажи -

и я не струшу,

товарищ Время, товарищ Время!

Эта песня украинского композитора Игоря Шамо на стихи Роберта Рождественского из телефильма "Как закалялась сталь" воплотила квинтэссенцию какой-то обречённой романтики эпохи застоя. Поэтому, исполняет ли её артист Владимир Конкин, мэтр украинской оперы Анатолий Мокренко или же солист Большого детского хора Серёжа Парамонов, в ней по-разному, но тем не менее убедительно и искренне звучит какая-то высокая и в то же время щемящая нота.

Роберт Рождественский умер в Москве 19 августа 1994 года от инфаркта, первым из знаменитых поэтов-шестидесятников уйдя "дальше всех". В последние месяцы жизни, несмотря на тяжёлую болезнь, он много писал - как будто тело не могло расстаться с поэзией, которая навсегда остаётся в душе:

Я подкуплен

зарождающимся словом,

не разменянным  пока

на пустяки.

Я подкуплен

Маяковским и Светловым,

и землёй,

в которой сбудутся

стихи!..

Сергей КУРБАТОВ, Центр российских и евразийских исследований, Университет Упсалы, ШВЕЦИЯ

ЛитпраздникТоржества, посвящённые 200-летию со дня рождения И.А. Гончарова, прошли в Ульяновске. В ХХХIV Всероссийском Гончаровском празднике приняли участие лауреаты Всероссийской литературной премии, посвящённой юбилею автора "Обломова". Участники праздника познакомились с презентационными площадками литературных фестивалей России. Центральным событием стала театрализованная программа "В Симбирск стремился я всю жизнь!" на летней эстраде парка "Винновская роща". Сотрудники Музея И.А. Гончарова провели экскурсию "Киндяковка и Киндяковы в романе И.А. Гончарова "Обрыв", которая завершилась у беседки-памятника И.А. Гончарову возложением цветов.

Литпраздник

Торжества, посвящённые 200-летию со дня рождения И.А. Гончарова, прошли в Ульяновске. В ХХХIV Всероссийском Гончаровском празднике приняли участие лауреаты Всероссийской литературной премии, посвящённой юбилею автора "Обломова". Участники праздника познакомились с презентационными площадками литературных фестивалей России. Центральным событием стала театрализованная программа "В Симбирск стремился я всю жизнь!" на летней эстраде парка "Винновская роща". Сотрудники Музея И.А. Гончарова провели экскурсию "Киндяковка и Киндяковы в романе И.А. Гончарова "Обрыв", которая завершилась у беседки-памятника И.А. Гончарову возложением цветов.

Литфестивали

Седьмой Московский международный открытый книжный фестиваль прошёл в Центральном Доме художника. В рамках форума состоялись презентации, дискуссионные встречи и круглые столы, посвящённые современному литературному процессу. В мероприятии приняли участие более 300 писателей, издателей, культурологов, критиков и публицистов из разных стран. Юные читатели посетили интерактивную программу "Путешествие в 1812 год", которая познакомила с героями и событиями Отечественной войны 1812 года, а также с тонкостями этикета, особенностями письма и чтения той эпохи.

Фестиваль "Великое русское слово" прошёл в Крыму. Учёные-филологи, учителя русского языка, журналисты и преподаватели из стран СНГ приняли участие в двухдневной научной конференции "Русский язык в поликультурном мире". Президент России Владимир Путин направил организаторам и участникам приветствие, в котором, в частности, сказано: "На этой благодатной, счастливой земле на протяжении столетий в мире и согласии живут люди самых разных национальностей, и огромную роль в их общении играет именно русский язык".

Международный Платоновский фестиваль искусств, созданный под патронатом губернатора Воронежской области Алексея Гордеева, во второй раз прошёл в Воронеже. Воронежский государственный университет - одна из площадок фестиваля - приготовил программу мероприятий, в которой приняли участие ведущие российские и европейские специалисты в области современной русской литературы и межкультурной коммуникации. В стенах университета проведены круглые столы, посвящённые проблемам перевода произведений Андрея Платонова, взаимосвязи творчества писателя и немецкой философии ХХ века, мастер-класс на тему "Теория перевода и практические уроки".

Литфорум

В рамках Дней русской культуры в Латвии в Балтийском представительстве агентства "Росбалт" прошёл круглый стол "Как русская поэзия соединяет людей и народы". Член-корреспондент Российской академии поэзии, доцент Балтийской международной академии Пётр Антропов подчеркнул в выступлении, что сегодня в Риге располагается штаб-квартира Международной ассоциации писателей и публицистов (МАПП), которая объединяет свыше 3 тыс. литераторов из 50 стран. Под эгидой МАПП в Риге был дан старт Всемирного поэтического марафона, в котором приняли участие сотни поэтов из многих стран. По инициативе ассоциации и Даугавпилсского университета создаётся Европейская академия литературы и искусства.

Литакция

По Москве начал путешествие уникальный по технологическому оснащению детский библиомобиль, предназначенный для проведения культурно-массовых и досуговых мероприятий. Первая остановка была сделана у ЦДХ в рамках VII Московского книжного фестиваля. Проект создан по инициативе Министерства культуры РФ в рамках федеральной целевой программы "Культура России". Сейчас в регионах уже работают 32 библиомобиля. Передвижная библиотека будет стоять у детских домов, больниц. Пока что она работает как читальный зал.

Литпремии

Лонг-лист юбилейного сезона литературной премии "Ясная Поляна" составили 77 произведений в двух номинациях. В числе авторов номинации "XXI век" - Юрий Буйда, Андрей Волос, Борис Евсеев, Александр Иличевский, Павел Крусанов, Евгений Попов, Юрий Мамлеев, Руслан Киреев, Марина Степнова, Андрей Рубанов, Валерий Попов. В номинации "Детство, отрочество, юность" лонг-лист составили 23 произведения для детей и подростков. Среди них "Евангельские рассказы для детей" Майи Кучерской, "Там, откуда облака" Игоря Малышева, "Убыр" Наиля Измайлова, "Крестьянин и тинейджер" Андрея Дмитриева.

В Северной столице прошла церемония вручения третьей национальной литературной премии "Рукопись года", присуждаемой за лучшие рукописи молодых авторов. Гран-при получила екатеринбургская писательница Елена Соловьёва ("Цветник бабушки Корицы"). Первое место завоевала Евгения Мелемина (фантастический роман "Солнце в рюкзаке"), второе - Ксения Медведевич ("Ястреб халифа"), третье место - Ольга Камаева ("В лесу родилась Ёлочка"). Также были вручены призы в специальных номинациях: "Сюжет" - Виктория Лебедева ("В ролях"), "Язык" - Алиса Ханцис ("И вянут розы в зной январский"). Петербургский писатель Сергей Рябухин был отмечен в номинации "Оригинальная идея" за сборник "100 рассказов, написанных до Нового года".

На Московском международном открытом книжном фестивале в очередной раз вручали поэтическую премию "Московский счёт". Главной награды удостоен костромич Иван Волков; за дебютную книжку награждён Кирилл Корчагин; специальные премии достались москвичу Максиму Амелину и Нате Сучковой из Вологды.

«ЛГ»-рейтинг

«ЛГ»-рейтинг

[?] Владимир Личутин. Душа неизъяснимая . - М.: Вече, 2012. - 608 с. - 3000 экз.

Эта книга - многолетний труд, некий итог раздумий автора о русском характере, его утратах и приобретениях. Это свод размышлений о духовной природе русского человека, его обычаях, опыте жизни, простых и горьких человеческих судьбах, о тускнеющем и исчезающем прошлом, о быте и обрядах, о северной и срединной Руси. Владимир Личутин выступает здесь не только как мастер слова и философ, но и как этнограф, бережно собирающий сказки, легенды и байки. Подобно шаману, он слово в слово пересказывает народные предания, заговоры и заклинания, уводя читателя в магический мир непознанного и необъяснимого.

[?] Роберт Рождественский. Мгновения. Мгновения. Мгновения[?] - М.: Астрель, 2012. - 352 с. - 4000 экз.

Прекрасно изданный сборник лирики, статей и черновых записей Роберта Рождественского, одного из самых ярких шестидесятников, поэтов "оттепели". Перед читателем - лучшие стихи автора, интонационно своеобразные, ни на кого не похожие. В своих статьях Рождественский пылко и одновременно вдумчиво рассуждает и о литературе, и о судьбе России. Несомненный интерес для литературоведов представляют черновые наброски поэта, по которым можно судить об атмосфере его творческой мастерской, о том, как трудно порой появлялись на свет эти удивительные по своей внутренней энергии стихи.

[?] И.А. Гончаров. Обломов . - М.: Детская литература, 2012. - 558 с. - (серия "Школьная библиотека"). - 5000 экз.

Вновь переиздан приличным по нашим временам тиражом один из самых русских романов - "Обломов". Впервые он увидел свет в 1859 году и сразу же был замечен критиками и читающей публикой. Отрадно, что сегодня, спустя более чем сто пятьдесят лет, роман кажется современным и читается-перечитывается с интересом. Приятно и то, что книга появилась в серии "Школьная библиотека", - это несомненно одно из тех произведений, которое должно быть прочитано всеми без исключения. Ведь, пожалуй, никем из классиков не раскрыт так полно парадоксальный русский характер.

Дети ссыльных

Дети ссыльных

ДИКОРОССЫ-8

Юрий БЕЛИКОВ, ПЕРМЬ

Это не анекдот. Но встретились армянин, немец и малоросс. Казалось бы, что между ними общего? "Родина", - пророкотал немец. "Большая?" - уточнил малоросс. "Для кого-то - большая, а для нас с немцем - малая", - всё запутал армянин. "Такая малая, что стала большой?" - приложил свою меру малоросс. "Или - такая большая", - задумался над аргументом немец[?]" - "[?]что стала малой", - рассудил за него армянин. Их диалог подслушал русский: "А ведь они - о матушке России!"

Вот строки, подтверждённые судьбой Александра Рудта: "[?]друзья, я тоже гражданин Вселенной, но есть Россия.. есть Урал.. там - дом.." А это свидетельство, как большая Родина становится малой, и они существуют в неразмыкаемом единстве: "Он железной стези не менял, возвращаясь с женой на Урал". Так Юрий Асланьян пишет о своём отце, юном крымском партизане Великой Отечественной, по навету сосланном на север со всей армянской деревней, а когда пожаловали помиловку, орден и Крым, уже "без конвоя" воротившемся в тот самый дом - на ссыльном Урале. Вряд ли Асланьян и Рудт слышали друг о друге и тем более друг друга читали. Но как перекликаются, с точностью до болевого эпитета, их голоса: "Образ оболганный в книги войдёт" - у Рудта. "Воевавшие в предгорьях моряки горевали об оболганном Иване" - у Асланьяна.

Итак, с берегов Волги, где Рудты вырастили сад и возвели плотину, их вывезли по известному указу от 28 августа 1941 года. В 1952-м, за год до кончины "жителя Кремля", подписавшего этот указ и бросившего трубку на карту с обозначением Республики немцев Поволжья (читайте отрывок из поэмы "Плотина"), в городе Краснотурьинске Свердловской области явился на свет Александр, родным языком которого стал русский. И, хотя мальчик хорошо учился в школе, он был принят всего лишь кандидатом на истфак университета. "Недостудентом" зваться не пожелал - ушёл в слесаря и[?] поэты. Последние шестнадцать лет - среди грузоподъёмных механизмов в Тюментрансгазе. Там-то и произошло падение с трёхметровой высоты на бетонный пол. Перелом позвоночника. Выкарабкался. "Для человека с такой травмой у нас работы нет!" - заявили ему. Теперь живёт безработным, но со "встроенным в спине барометром". Так что не по Гидрометцентру, а по Рудту можно сверять сегодня прогноз погоды в стране:

в барокко и ампире

блестит, но рвётся нить..

пойдём-ка, брат Елдырин,

в исподнем, так и быть..

Если Краснотурьинск красен Рудтом, то Красновишерск - Асланьяном. Здесь, уже на Пермском Севере, где отбывал срок Варлам Шаламов и всю жизнь проработал шофёром сперва оболганный, а затем реабилитированный отец Юрия, в посёлке с единственно верным названием Лагерь, и родился будущий солдат Империи:

Я - сын ссыльного пацана,

стал солдатом Империи.

Крал патроны, не пил вина,

посылал капитана на,

воздавая кэпу по вере.

Что касается его тёзки Годованца, тот вообще внук украинского классика-баснописца Микыты Годованца, высланного с Подолья на Колыму в 1937 году. Деду инкриминировали "националистический характер" басен, но "баснословные" следаки даже не догадывались, что часть из этих творений - переводы на украинский сочинений самого Демьяна Бедного! Зато, по предположению внука, оболганный дед стал автором легендарных строк: "Колыма, ты, Колыма - чудная планета: девять месяцев зима, остальное - лето". А внук, служивший, между прочим, смотрителем гробницы патриарха Никона в Воскресенском соборе Ново-Иерусалимского монастыря, продолжает донашивать то, что, видимо, "не износил" дед:

когда зайду

к соседям за ключами

и к косяку тихонько прислонюсь

их испугает светлый призрак деда

Все трое - и малоросс, и немец, и армянин - дикороссы. С чего бы это в потомке тевтонов Рудте восстаёт дух Нестора Махно: "вот и опять хлебороб подневолен.. / всяк колосок строго взят на учёт.. / но растворилось в крови Гуляй-поле, / рано ли, поздно - ещё полыхнёт.."? Откуда эта неумолимая воля крестоносцев у Годованца: "Мы родились ещё при коммунизме / И помним поэтическую знать. Стихи - как завещание: при жизни / Их и не полагается читать"? На чём взошла эта коварная просьба Асланьяна о снисхождении, граничащая с лермонтовским превосходством северного отпрыска армян, бежавших от турецкой резни: "Страна пустот и газовой заслонки, / Страна господ, как говорил один поэт, / Ты мне простишь дешёвые коронки / И мой недорогой менталитет"? Но вот парадокс: особенность этого "недорогого менталитета" в том, что армянин, немец и малоросс до самозабвения любят свою Родину - Россию. Несмотря на то, что "живут в жестокой стране" (Асланьян). Размышляя о наследстве отца - орден, тесак, толстый свитер и старинный фотоснимок, - тот же Асланьян признаётся: "Чтобы я чурался Родины своей - ничего такого он мне не оставил". Не об этом ли говорит и Годованец: "Никакого он мне не оставил наследства. Только целое небо - с диктантами птиц!"? А Рудт не только набирается мужества заявить о себе в прошедшем времени: "[?]я, живший, похороненный в России[?]", но вдобавок не забывает "кольнуть тевтонский подостывший дух.. / тем, что с толпой в Германию не рвался[?]" 

В первом номере журнала "Интерпоэзия" за этот год меня остановило эссе Бориса Херсонского с акцентированным названием "Нераздельно и неслиянно" и подзаголовком "О русско-еврейской поэзии". Оно напоминает лабораторию по забору крови: "Осталась кровь. И, скажем прямо, практическое значение в дискуссиях имеет еврейская кровь. Здесь имеют значение даже доли, примесь еврейства - половинка, четвертушка, восьмушка[?]" Читая результаты этих лихорадочных анализов, я подумал: "Вот у Юрия Асланьяна, Александра Рудта и Юрия Годованца нет проблем с самоидентификацией. Русские они. И в отличие от херсонских живут и пишут по вроде бы схожему, но полярному на ту самую восьмушку принципу. Он звучит так: "Нераздельно и слиянно".

Небо – с диктантами птиц

Небо – с диктантами птиц

Юрий АСЛАНЬЯН

ЗАВЕЩАНИЕ

Памяти Ивана Асланьяна,

юного крымского партизана  

Мне отец оставил орден и тесак,

толстый свитер и старинный фотоснимок,

кровь армянскую и память, будто знак

на пустынных перекрёстках Крыма.

Мне отец оставил Землю и Луну,

всю вселенную оставил, все миры!

Он в Крыму прошёл великую войну

от Джанкоя до самой Бурлюк-горы.

Завещал отец мне гордость и стихи

всех поэтов от Перми до Эривани.

Воевавшие в предгорьях моряки

горевали об оболганном Иване.

Он показывал мне карту и маршрут,

по которому хулу прошёл как воин.

"Если снова под конвоем поведут, -

говорил он за стаканом, - будь спокоен".

Мне не надо ваших праздничных соплей,

куршевелей и корпоративных правил.

Чтобы я чурался Родины своей -

ничего такого он мне не оставил.

БАЛЛАДА ОБ ОТЦЕ

Мой отец награждён и прощён,

водку пьёт и не плачется он.

И дорогой железной, прямой

возвращается в Крым как герой.

Он стоит под высоким холмом,

на котором стоял его дом.

Ни саманной стены, ни плетня,

ни печи из камней, ни огня.

Он проходит по горной тропе,

он негромко поёт сам себе,

вспоминает, как бил по врагу,

и молчит на морском берегу.

Мой отец возвращению рад -

возит рожь или рвёт виноград.

Только видит, уже никому

он не нужен в родимом Крыму.

Тут упырь - из партийных теперь:

бьёт фазанов и ловит форель,

пьёт "Абрау-Дюрсо" и дерёт

в Ливадийском дворце свой народ.

Не видать ни огня, ни золы

у подножия Белой скалы.

И стоит за деревней Пролом

недостроенный каменный дом.

Он железной стези не менял,

возвращаясь с женой на Урал.

С папиросой из тамбура он

без конвоя сошёл на перрон.

Мой отец никуда не вступал,

не писал - сам себе генерал.

Он возил по дорогам земным

виноград полуострова Крым.

СОЛДАТ

Я - сын ссыльного пацана,

стал солдатом Империи.

Крал патроны, не пил вина,

посылал капитана на,

воздавая кэпу по вере.

Я порвал на сорок дорог

сапоги - и стою на том.

Сделал всё, что смог и не смог,

шёл один и всем поперёк

с автоматом и штык-ножом.

Я видал Урал и Байкал,

уходил в запой и в бега,

на постах Толстого читал

и вставлял золотой металл

вместо выбитого клыка.

Я лежал с большой головой

в боксе смертников, как в гробу,

торговал бессмертной душой,

"Беломор" курил с анашой

и срывал с бутылок резьбу.

Я живу в жестокой стране

без успеха и без пристанища.

И молюсь, отвернувшись к стене,

чтоб узнать, что достанется мне,

что, даст бог, не достанется.

* * *

Выхожу один я на дорогу[?]

М. Лермонтов

Мне не хватило на бутылку пива,

Когда начался ядерный распад[?]

Кому светила эта перспектива,

Тому, наверно, не уйти назад.

Как уклониться, если для курсива

Мне не хватило виноградных лоз?

И я молчал, чураясь коллектива

И этих трезвых, бесполезных слёз.

Я перешёл из андеграунда в обоз!

Я постарел, заматерел и побелел

С тех пор, когда размеры звёзд

Определял в оптический прицел.

Я примерял свой личностный изъян!

Жевал с похмелья клюкву и глядел

В пустое небо, как шахтёр в стакан,

Как в межконтинентальный беспредел.

Страна пустот и газовой заслонки,

Страна господ, как говорил один поэт,

Ты мне простишь дешёвые коронки

И мой недорогой менталитет.

Не беспокойся! Пачку сигарет

Я приобрёл на средства синекуры

И не оставил самобытный след

В контексте мировой литературы.

Что энтропия! Мифология фактуры,

Натуры в морозилках этих моргов.

Мне всё равно - бутылка политуры

Безвредна для бессмертных йогов.

Мне не хватило суффикса и слога

С фигурой своевольного покоя,

Когда я тоже вышел на дорогу

Один - как говорится, без конвоя.

Александр РУДТ

ИЗ ПОЭМЫ "ПЛОТИНА"                                                                                               

Это 28-е. Над Волгой стоят облака.

Некурящий отец у соседа стрельнул папиросу.

И лежат их две тени на бочке, на куче песка,

И едва шевелит своей кроною ясень белёсый.

Это 28-е. С утра объявили указ:

"Немцев выслать. Они все - предатели.

В спину ударят.

Только смену белья. И к вокзалу

в указанный час".

Это август палящий. И сумерки свежесть

не дарят.

- Что, твои собрались?

- Подпоясаться много ли дел?

- У меня-то вон трое. А младший -

двухмесячный вовсе.

- Потому военком в добровольцы

нас брать не хотел,

Что указ сочиняли. Теперь - хоть

к расстрелу готовься.

- С нами ясно: на зоны. А Вилька

с Карлушкой? Они?

Из-под Бреста, где служат -

сам помнишь - нам слали приветы.

(Да о чём ты, отец? - и архив это

не сохранит!

И Смирнов никакой никогда не напишет

про это!).

Ты попробуй пока хоть разок

папиросой пыхнуть.

Мать уложит детишек, помолится -

утром в дорогу.

Но и сад свой прощально не дали

до сердца вдохнуть:

Глянь-ка - Мойша-портной припадает

на левую ногу.

- Слышал, гонят вас завтра.

- Ну, гонят. А ты-то при чём?

- Да хочу застолбить твой диванчик

и библиотеку.

- Вон! Уедем - бери с потрохами хоть мебель,

хоть дом.

А пока - пропади! Не сдержусь -

измочалю, калека.

[?]Бросил житель Кремля свою трубку

на карту страны.

Разломал папиросу. Взял трубку опять,

а под нею -

Нет на карте республики! Даже следы

не видны! -

Воплотили уже дорогого владыки идею.

* * *

..Вот и посты усиляются на ночь..

только какой тут, родимые, сон?

Нестор Иваныч, Нестор Иваныч,

самое время рвануть за кордон..

вот и прошло Гуляй-польское счастье..

и от трудов, от свобод - ничего..

не по пути с большевистскою властью..

орден сорвать - и в болото его..

Троцкий спокойно людей расстреляет..

надо - использовал - и на прицел..

хватку железную не ослабляет..

только могилы махновцам в удел..

а за рекой на румынских просторах

можно исчезнуть иголкой в стогу..

вытравят правду наветами скоро -

не пожелаешь такого врагу..

деток пугать будут именем на ночь,

образ оболганный в книги войдёт..

Нестор Иваныч, Нестор Иваныч,

кони готовы и время не ждёт..

вот и опять хлебороб подневолен..

всяк колосок строго взят на учёт..

но растворилось в крови Гуляй-поле,

рано ли, поздно - ещё полыхнёт..

Нестор Иваныч, что было, то было..

зёрна от плевел ещё отделят..

может быть, правнукам будет по силам..

звёзды тускнеют.. ни взгляда назад..

* * *

[?]гуси забивали вожака..

яростно и весело, и дружно..

будто подлеца и чужака.. -

перелёт не одобряя южный..

пусть над ними - мимо - косяки, -

здесь тепло и сыто, и спокойно..

зёрна, потроха, в пруду - мальки,

а враги - за частоколом стройным..

в холода - в тепле и при еде..

ну, зарежут парочку - не боле..

погибают родичи везде..

вот и здесь.. такая, значит, доля..

разверзались раны на боку,

сердце кровь последнюю толкало..

и смотрел вожак вслед косяку..

и беспечно рабство гоготало..

* * *

Я с Митей Карамазовым напился,

Ноздрёву морду наглую набил,

в Каренину влюблённым притворился,

у Лариных в усадьбе погостил -

и - нет в России счастья без щербинки,

надрыва, драк, раскаянья, тоски..

и целого искрятся половинки,

и сын кусает матери соски..

бедою осенённая Россия!

что я тебе? Мне эта боль зачем?

зачем в разлив вошли леса босые?..

и этот вздох: "кому печаль повем?"

и почему, как прежде - обездолен?

и не крещусь, хотя со всех сторон

с поспешно возведённых колоколен

плывёт. живёт перерождённый звон?..

а что сболтнул про человека Сатин?..

был Данко.., кто-то лёг на пулемёт..

опять, Россия, чувствую некстати,

как в венах моих кровь твоя течёт..

ВЫДОХ

..Из Гамбурга мою прислали книгу..

издали эмигранты - текст гласит..

поскольку сопричастны вздоху, мигу,

и всё ещё Россия в них болит..

но я-то понимаю: это эхо..

оно во внуках стихнет навсегда..

в германскую уютность, как в прореху,

уйдут надрыв и давняя беда..

в истории сотрётся закавыка..

притушится, а после канет суть..

что было харей, станет светлым ликом,

но все пылинки всё же не стряхнуть..

однажды кто-то, книги разбирая,

раскроет старый томик не спеша -

кричащая, болящая, живая

проклюнется забытая душа..

и строки - так их факты замесили -

прольются кровью, потревожат слух..

я, живший, похороненный в России -

кольну тевтонский подостывший дух..

тем, что с толпой в Германию не рвался,

деля беду и радость с той землёй,

где был рождён, где до конца остался

поволжским немцем с русскою судьбой..

и суть не в том, что это я конкретно,

а в том, что есть и будут - мир таков -

кто сохраняет огонёк заветный,

не убегая от могил отцов..

ах, всё иное в жизни современной?

ах, каждый роком собственным влеком?

друзья, я тоже гражданин Вселенной,

но есть Россия.. есть Урал.. там - дом..

Юрий ГОДОВАНЕЦ

КАМЕНЕЦ-ПОДОЛЬСКИЙ                                                                                                     

когда я скорбно

складываю губы

я превращаюсь

в своего отца

о как тогда

себя я ненавижу

когда задумаюсь

и к зеркалу приближусь

встречаюсь с матерью

усиливая скорбь

когда зайду

к соседям за ключами

и к косяку тихонько прислонюсь

их испугает светлый призрак деда

и я как должное

приму немую сцену

за каждым жестом

кто-нибудь стоит

и если я пошевелюсь

о Боже

меня пронижет прошлое

ведь люди

в моё продеты сердце

как в иглу

вот руки

слепленные из рукопожатий

а на груди

вериги общежитий

и по лицу

мимический монтаж

а в лёгких

библиотека запахов

и если завести рулетку слуха

становится совсем не по себе

от голосов и музыки и мыслей

и лишь когда приму

египетскую дозу

врождённой неподвижности

тогда уж

никто мне не мешает

быть собой

лишь потому

что с камнем совпадаю

ШКОЛА КОЛДОВСТВА                                                                                   

Трубы стали гудеть, отзываться суставы,

Ты играешь со мной, повторяя припев.

Мне хотелось домой - за дубовые ставни,

Ларь пропах керосином и овцами - хлев.

С колокольцами - чтобы овца не терялась[?]

С прибауткой - нажарить картошки

да исть[?]

Вьюга пенная вечером пела и пряла,

И от голода грызла рябину за кисть[?]

Для себя я творил, задвигая запоры,

Древних снимков божницы и скрип половиц.

В старых валенках вызрели помидоры,

И живой проявился румянец у лиц.

Неспроста на меже вспоминается детство

И речного песка босоногий стриптиз.

Никакого он мне не оставил наследства.

Только целое небо - с диктантами птиц!

ОСЕНЬ НОВОЛЕТИЯ

Никогда мы не бываем вместе,

Но, предвосхищая резонанс,

Новое топтание на месте

Прямо в космос запускает нас!

Там такое качество трансляций,

Что никто на сцене не статист;

Невозможно лишь, готов поклясться,

В космосе расстаться иль сойтись[?]

СЛЁЗЫ, ЗЕРКАЛО, РЕЗЕЦ

Сошлись сегодня жизнь и смерть,

Держались за руки: держись!

Какая глупость не хотеть

Поруки вашей - смерть и жизнь. 

Стояли свечи хорошо,

Гоняя пламенный челнок;

Святой вошёл - и вышел шов -

Как путь, текущий из-под ног.

Моей - навстречу по нему

Идёт Твоя босая Мать.

А можно, я их обниму?

Рук не хватает обнимать[?]

НЕПРОИЗВОЛЬНАЯ ВОЛЯ

Теперь, когда сплелись ресницы,

Сердца забились, хоть убей,

Из тайной каменной темницы

Мы выпускаем голубей.

Уже от пуха в небе сладко.

И кто бы это опроверг?

Всех - кто остался - без остатка -

Бросая - сизых - прямо - вверх!

Один сигать не хочет в прорубь,

Стать ближе к чёрным небесам!

- А это, Боже, что за голубь?

- Так это, Господи, я сам, -

Кто не устал от тёплой плоти,

Хочу всего, чего нельзя,

Но, карими слезами - против,

Обеими руками - за.

ОСОБАЯ СУББОТА

Я на кресте, и крест на мне,

Крестом - свобода между нами,

Где сложены в кромешной тьме

Огни сигнальные крестами!

Бог вновь сошёл, когда воскрес,

На землю, крест, костёр и камень[?]

Россия - это Божий крест -

С завязанными рукавами.

МОМЕНТ ИСТИНЫ

Мы родились ещё при коммунизме

И помним поэтическую знать.

Стихи - как завещание: при жизни

Их и не полагается читать.

Нас хорошо в плохой учили школе;

Пройдя цветущей сложности испуг,

Мы пишем в стол, а сядет на престоле

По вертикали Слово - не из букв!

Пятикнижие

Пятикнижие

ПРОЗА

Анатолий Санжаровский. Оренбургский платок . - М.: Художественная литература, 2012. - 176 с. - 500 экз.

В России, стране ещё недавно преимущественно деревенской, ремесленных биографий мало. Интеллигентских много, пишущие люди часто о себе и пишут, а вот деревенская проза - обычно зарисовки, этюды с натуры, словно сельский житель - объект, а не субъект биографии. "Оренбургский платок" - книга совсем другого рода, рассказ от первого лица, рассказ женщины, которая всю жизнь не знала отдыха, любимой работой перемогалась в самые тяжёлые времена, а плоды её труда были произведениями искусства. Читатель наверняка вспомнит таких людей из числа своих предков, которыми гордится: солью земли называют именно их. Язык книги производит потрясающее впечатление. Он порой довольно сложен для понимания: местный колорит замешан в нём так густо, что ложка стоит. Но когда ещё испытаешь такую радость узнавания: вот так и у нас говорили, а это острое словцо я не слышал с самого детства! Тёплая, фактурная, узорчатая проза. Не какой-то полушерстяной платок, а оренбургский.

ПОЭЗИЯ

Лучшие стихи 2010 года : Антология / Сост. М. Амелин. - М.: ОГИ, 2012. - 264 с. - 3000 экз.

"Составитель взял на себя труд прочесть внушительный массив поэтических текстов", - пишет Максим Амелин в предисловии. Читая то, что составитель затем счёл нужным отобрать, веришь: труд был немалый, а местами и неблагодарный. Амелин предупреждает - и зачем бы ему тут кривить душой? - что антология отражает вкусы и пристрастия составителя. При изучении подборки чувствуешь: отражает. Спектр здесь, скорее, формальный (и вправду очень широкий), чем содержательный. Любителю поэзии, ищущему эксперимента и новизны, есть что отметить для себя. Тому, кто уже утвердился в собственных вкусах и предпочтениях, антология вряд ли существенно расширит горизонты. Хотя сам по себе географический размах обзора - от владивостокского "Рубежа" и "Байкала" до "Иерусалимского журнала" и нью-йоркских "Сторон света" - не оставляет равнодушным. Ну а в лучшее и наиболее характерное каждый отберёт своё - стоит взять на себя труд изучить поэтическую географию.

ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ

Сергей Казначеев. Судьба русского реализма : происхождение, развитие, возрождение. - М.: Издательство Литературного института им. А.М. Горького, 2012. - 392 с. - 500 экз.

Монография С.М. Казначеева - не столько о реализме на русской почве, сколько о его позиционировании (sic): приближениях (теснейшее - "Анна Каренина"), удалениях (вплоть до Набокова и Пелевина), национальных особенностях. Даже в самом завершении мы не прочтём о реализме ничего более сущностного, чем то, что ему свойствен "нравственный императив, заключающийся в уважении действительности и преклонении художника перед жизнью как таковой, как перед высшей Идеей". Однако такой подход оказывается неожиданно продуктивным, позволяя выстроить цепочку от Пушкина с его "истинным романтизмом" через мистицизм и "монологический реализм" Достоевского к Блоку и Газданову. Казначеев и их позиционирует на фоне реализма и так ищет подходы к реализму "новому", смыкающемуся с инструментарием постмодерна. В результате выстраивается исследование, где движение мысли и постановка проблем выглядят интереснее заключений.

 БИОГРАФИЯ

Эраст Кузнецов. Звери и птицы Евгения Чарушина. - СПб.: Дет[?]гиз, 2012. - 192 с. - 3000 экз .

На кого рассчитана эта книга, изданная Дет[?]гизом и в книжных магазинах ошибочно классифицируемая как "детская"? Серьёзность изложения, технические подробности писательского и художественного мастерства - вряд ли приметы детской литературы. Скорее, это книга для взрослых, которые помнят, что в детстве одним из их любимых писателей был Евгений Чарушин. А что он был за человек? Книга Кузнецова - сжатый и доброжелательный рассказ, из которого можно заключить, что с детства и до преклонных лет живший в весьма непростое время Чарушин был человек счастливый. Полезной будет эта книга для учителей литературы и учителей рисования, которые мечтают, чтобы их ученики чувствовали предмет изображения сердцем, не ограничиваясь техникой. Найдётся, что почерпнуть в ней художникам-анималистам. Наконец, это скупой (мимоходом), но интересный рассказ о детском книгоиздании в России 30-50-х годов. Но в первую очередь, конечно, это книга о человеке, у которого была мечта, и она сбылась.

ДЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

Игорь Ефимов. Таврический сад . - М.: Самокат, 2012. - 152 с. - 3000 экз.

Откуда появляется в людях чувство собственного достоинства? Что помогает его обретению? Почему мы жаждем признания, да не от всех, а от определённых людей, чьё мнение для нас важно? И часто это именно те, кто обладает сознанием собственного достоинства, не разменивается по пустякам. Это глубокие вопросы, которые волнуют всю жизнь, а начинаются в детстве. Игорь Ефимов в книге "Таврический сад" совершает удивительное: отвечает на тончайшие психологические вопросы без зауми, просто рассказывая историю. Довольно обычную и невеликую по объёму историю ленинградского послевоенного детства. В ней есть яркие картины разворошённого быта, который приходится собирать вновь, мальчишеские глупости и подрост[?]ковые банды. Главный герой проходит этот путь: от желания стать членом банды до понимания, что он будет учёным-физиком. И очень важной на его пути была мечта о дружбе всего с одним человеком, с простым мальчиком-ровесником, который, сам о том не задумываясь, обладал тайной: чувством собственного достоинства.

Книги предоставлены магазинами "Библио-Глобус" и "Фаланстер"

Татьяна ШАБАЕВА

Преображение пространства

Преображение пространства

КНИЖНЫЙ  

  РЯД

Михаил Попов. Преображенская площадь . - М.: НИЦ "Академика", 2012. - 478 с. - 3000 экз .

Стилистическую манеру Михаила Попова, писателя традиционного, можно назвать так: экзотический реализм. Реальность интересна писателю только в неожиданном ракурсе, именно за этим едут туристы в дальние страны, Попов же путешествует по собственным текстам. Сюжеты его рассказов абсолютно непредсказуемы, однако поступки героев всегда мотивированы и композиционная логика присутствует. Письмо плотное, но не громоздкое, с точной, но не навязчивой образностью; смысловые пласты спрессованы, но не встают комом в горле, будто круто сваренное яйцо. Граница между реальным миром и фантасмагорией всегда тонка. Гротеск и ирония употребляются в меру, как специи к основному блюду. Самые яркие в книге - рассказы "Испытание", "Парикмахер", "Чуб", "Дворец".

Лирична и трогательна написанная с нежностью и доброй иронией повесть о матери "Идея", одно из самых лучших, на мой взгляд, произведений о матери в русской классической литературе.

Повесть "Преображенская площадь" - грустное размышление о России, о её миссии и месте в мире, о русских как о загадочной и великой нации. Это одновременно ответ и русофобам, и русофилам, диалог и с теми, и с другими, это попытка признаться в любви своей Родине.

Проза Михаила Попова, что особенно проявляется в рассказах, - драматургична, с оригинальными сюжетными ходами, выразительными персонажами, крепкой настойкой разнообразных настроений. Вышеперечисленные рассказы по эмоционально-смысловой природе - трагифарс. Автор одинаково чуток как к трагической составляющей жизни, так и к комической. Не сказать чтобы юмор плескался на страницах и переливался через край, но он растворён в самом построении фразы, в отношении героев к происходящему: "Мне пришла в голову хорошая идея. Вместо того чтобы в очередной раз давать слово, лезть с подлыми сыновьими поцелуями, цель которых перевести мать из состояния тихой, скорбной обиды в состояние не менее скорбной покорности судьбе, я решил сделать доброе дело" (повесть "Идея").

Читать Михаила Попова интересно. А это можно сказать сегодня далеко не о каждом писателе. Редко бывает, когда серьёзная литература не вгоняет в чёрную меланхолию, а наоборот, улучшает настроение. Книга "Преображенская площадь" именно такова - способна преобразить не только московскую площадь, но и душевную атмосферу.

Анастасия ЕРМАКОВА

«Никто» и все остальные

«Никто» и все остальные

ПРЕЗЕНТАЦИЯ

Большая витрина центрального книжного магазина на Маршалковской в центре старой Варшавы целиком занята стильно оформленными книгами Альберта Лиханова. Варшавское издательство "Трио" выпустило его роман "Никто" в переводе на польский Валентины Миколайчук-Тршинской с предисловием директора Института русистики Варшавского университета профессора Алиции Володзько и послесловием уполномоченного по правам ребёнка Республики Польша, министра Марка Михаляка, который так оценил книгу русского писателя: "Роман Альберта Лиханова "Никто" - чрезвычайно волнующее произведение[?] Роман поднимает очень трудные темы: детство брошенного ребёнка, его детдомовская судьба. Писатель показывает мир глазами молодого человека, оказавшегося один на один со своими проблемами[?]"

Писатель посетил столицу Польши, побывал в реабилитационном центре помощи ближнему "Монар", в благотворительном фонде "Успеть с помощью", опекающем детей-инвалидов, в детском доме в посёлке Константин под Варшавой. Издательство "Трио" организовало пресс-конференцию, посвящённую изданию книги и деятельности Российского детского фонда, который Альберт Лиханов возглавляет уже четверть века. В Российском центре науки и культуры в Варшаве прошли творческий вечер писателя и презентация книги. В мероприятии приняли участие представители польских благотворительных организаций, журналисты, любители русской литературы, а также депутаты польского сейма Эльжбета Радишевская и Мирон Сыч.

Лола ЗВОНАРЁВА

Последние акты трагедии

Последние акты трагедии

ОБЪЕКТИВ

Это последнее произведение недавно ушедшего известного прозаика Евгения Богданова (1940-2011). Главный герой романа Глеб Елахов - в некотором роде альтер эго автора - писатель, работающий над книгой о расстреле семьи Николая II - финальном эпизоде падения царской империи. Книга пишется в начале 90-х годов прошлого столетия, т.е. во время крушения империи советской. Это даёт возможность показать и осмыслить параллели событий начала и конца ХХ века, однозначно воспринимаемых автором и главным героем как звенья национальной трагедии: "Ситуация в стране один в один повторяла безвременье февраля семнадцатого. Те же развязные молодые люди на улицах, та же праздная вседозволенность, и так же по ничтожному поводу вспыхивали потасовки, заканчивающиеся бестолковым митингом, и затевались косноязыкие дискуссии, переходящие в потасовку".

Столь же однозначно отношение Е. Богданова к последнему российскому самодержцу, его семье и к Григорию Распутину - они предстают в романе как люди, верные своему долгу, умные, высоконравственные, ставшие жертвами предательства, коварства, провокаций. Известно, что на этот счёт мнения историков, представителей Церкви, общественности расходятся, что отражено в литературе. В романе есть сцена, где журналист, берущий интервью у Глеба Елахова, напоминает об этом ему. Тот отвечает: "Существует великое множество описаний, воспоминаний, научных исследований и трудов. С отменой цензуры их ещё прибавилось. Начнём с того, что мемуары, как правило, субъективны. Вспомните известное выражение: врёт, как очевидец. Кроме того, любой исторический документ может оказаться липой, как пресловутый дневник Анны Вырубовой-Танеевой, фрейлины императрицы. Состряпал его, как ни прискорбно, Алексей Николаевич Толстой. В соавторстве с историком Павлом Щёголевым".

Немало места автор уделяет разоблачению мифов о Распутине. Это и понятно: "старец" из сибирского села Покровское в восприятии как современников, так и потомков - наиболее тёмное и уязвимое звено в истории последних Романовых. Елахова не устраивает "исторически сложившаяся оценка этой неординарной личности. Простой мужик, чалдон синепупый, сумел подняться в самые верхи общества, сделаться наставником царствующей четы".

В романе показано, что Распутин был ненавистен многим, причём самым разным силам - от западных военно-политических кругов и их агентов влияния в России, стремившихся втянуть её в войну, до доморощенных революционеров всех мастей, которые действовали по принципу: чем хуже для страны, тем лучше. "Вот тут-то Распутин, заклинающий Николая не ввязываться в войну, стал не то что не нужен, но опасен мировому капиталу, так же как, с точки зрения Ильича, и мировому пролетариату, не ведающему ни сном ни духом о своей исторической роли в развитии человечества. Чего уж говорить про столичный свет, про монархические круги, возненавидевшие покровского мужика за сам факт его земного существования. Приговор был вынесен[?]"

Автор прослеживает, как фигура Распутина массированно демонизировалась в прессе. В результате покушения Хионии Гусевой, совершённого в Покровском, "старец" был ранен и оказался на больничной койке, сумев отправить письмо императору, где утверждал, что война будет "на гибель" России. Но сам приехать в столицу не мог, а маховик войны неумолимо набирал обороты. Е. Богданов обращает внимание, что это покушение случилось на следующий день после убийства эрцгерцога Франца-Фердинанда и замечает: "Совпадение удивительное, наводящее на совершенно определённые размышления". И таких совпадений немало.

Вообще надо отметить основательность, продуманность общей повествовательной конструкции романа и отдельных его деталей. Это результат тщательного изучения исторического материала - весьма сложного и противоречивого. Но задача романиста (в отличие от историка) - воссоздать художественно-убедительные образы людей и версии событий - задача, с которой автор справился. Это следует отметить, если следовать завету классика судить писателя "по законам, им самим над собою признанным". Сами "законы" можно встретить в тексте романа, например, в уже упоминавшемся интервью Глеба Елахова.

Там также обосновывается выбор жанра (роман-дознание), говорится об использовании "простонародных слов и диалектизмов" - проблема, остро волновавшая сибиряка Е. Богданова, который в своих вещах "постоянно обращался к фольклорным нетронутым пластам". В этом смысле не исключение "Ушёл и не вернулся", тем более что место действия романа - не только столицы, но и Сибирь, Урал, где разворачивались последние акты трагедии венценосной семьи. Кстати, здесь автор основное внимание уделяет событиям, происходившим в Тобольске, куда Романовы были отправлены из Царского Села. Об этом написано гораздо меньше, чем о кровавом финале в Екатеринбурге.

Внимание Е. Богданова к тобольскому периоду тем более понятно, что здесь предпринимались попытки спасения царской семьи. Свидетельства об этом существуют, но они, как и многое в расследуемой истории, туманны и противоречивы. Романисту это развязывает руки - он выстраивает свою версию событий. Согласно ей, двадцатилетний штабс-капитан князь Андрей Воротынский осенью 18-го отправляется в Тобольск, "чтобы ни много ни мало спасти царя". Он пытается наладить контакт с цесаревной Анастасией, с которой познакомился во время лечения в госпитале, где она ухаживала за ранеными[?] В этой авантюрной истории есть любовный треугольник, много стрельбы и крови, действие переносится из Тобольска в вогульское зимовье, оттуда в партизанский отряд красных, где, между прочим, мы встречаем будущего маршала Югославии Тито, который действительно в 18-м году находился в Сибири[?] Здесь действуют множество самых разных персонажей, в том числе предки писателя Елахова, которые оказываются во враждующих лагерях[?] Действительно, чего только не случалось в то фантастическое, трагическое и безумное время[?]

Автору удалось передать ощущение этого безумия, невменяемости, клинической глупости, иррациональной жестокости, вдруг охвативших людей, целую страну от рабочих и интеллигентов до министров и генералов: "В последние дни Российской империи (как и в последние дни СССР) все слои общества были изъязвлены проказой либерального нигилизма. Всем вдруг сейчас и разом захотелось государственных перемен". Специалисты называют это "социальной заразой", распространяющейся путём коллективного заражения". Роман Евгения Богданова появился как раз накануне событий, ставших очередным проявлением застарелой болезни.

Александр НЕВЕРОВ

Евгений Богданов. Ушёл и не вернулся : Роман-дознание. - М.: Роман-газета, 2011. - № 23. - 80 с.; № 24. - 80 с. - 4000 экз.

Катание на паромобиле

Катание на паромобиле

ЛЮДИ И КНИГИ

Несколько слов о книгоиздании и об издателях нашего времени

Василий ДОБРЫНИН, издатель

ПОЧЕМУ ТАК?

Положение в книгоиздании - катастрофа. Об этом не скажет лишь тот, кто не читает. Тем не менее катастрофа книгоиздания болезненна для общества - потому что способному думать книга нужна. Утрата обществом книги - тот же замедленный процесс её уничтожения, всегда приводивший к краху общества, допустившего этот процесс.  

От чиновников подразделений культуры и потенциальных инвесторов я не однажды слышал обезоруживающий довод: "Но книги ведь есть. Вон их сколько! Читайте классиков или Маринину, Шилову, Донцову[?]"

Я не издаю никого из перечисленных, но и с тезисом не спорю: полно книг - плати, покупай и читай. У меня свой довод: общественное развитие как следствие поиска и самопостижения неизбежно рождает новых авторов. Процесс мышления всегда тяготеет к новизне и побуждает автора к созданию новых вещей. Поэтому книга всегда современна, как творчество в целом. Кризис книгоиздания медленно, неумолимо ведёт к свёртыванию духовного потенциала общества. Таков мой довод в поддержку современного автора, в большинстве своём  начинающего, неизвестного. Он, современный автор, - плоть от плоти своего (нашего с вами) общества, загнан в угол. Множество обращений, как и коллеги, я получаю в свой адрес: с надеждой на то, что выйдет в свет книга, как и должно быть, за счёт издательства. Ответ понятен[?]. Милые доводы, без саркастической улыбки читаю я в обращениях авторов: "Признаюсь, господин издатель, я сторонник советского стиля книгоиздания[?]" Печатайте и платите автору деньги, как было в СССР, как продолжает быть в цивилизованном мире! - так ведь мыслим "советский" или просто нормальный прин[?]цип книгоиздания?!

У нас напрочь нет ни того, ни другого. Почему и доколе? Могу компетентно ответить и делаю это сейчас. Мой печатный станок работает точно так же, как и советский: с затратами и последующим их возмещением с положительным балансом. Затраты успешно и щедро возмещало Советское государство. Прост секрет. И настолько же прост ответ. Инвестор, спонсор и меценат, естественно, могут вполне заменить государственного гаранта. Но есть ли они в нашем обществе? Лишь в одном случае производство, в том числе книгоиздание, может быть беззатратным - отсутствие производства. Мы один на один - Издатель и Автор[?] Считаю долгом Издателя и гражданина содействовать не духовному свёртыванию, а духовному развитию общества.

КАК БЫТЬ?

В упрёк себе и коллегам могу сказать: мы инертны. Производственники в сфере "проходняка" и быстрых денег мобильны, изобретательны, рискованны и неутомимы в поиске обновлений. Книгоиздание - тот же паромобиль на обочине современных дорог. Конкурируя в прошлом веке с бензиновым собратом, паромобиль давал скорость до 108 км/час. Лидером книгопечатного производства в это время была Паровая Типография и Литография М. Зильберберг и С-вья в Харькове. Но паромобиль[?]  Ездить на нём и сейчас, и довольно быстро, вполне, разумеется, можно: те же колёса и тот же руль.  Но время его отпело. А книгоиздание - и ныне там[?]

Как же быть? Вариантов как минимум два.

1. Ждать благоразумия и материальных средств поддержки от государства (благоразумие, допускаю, держава проявит, но со[?]мневаюсь в материальных средствах).

2. Ждать появления блистательной и щедрой плеяды инвесторов, спонсоров, меценатов, радеющих за творческую судьбу литератора.

Либо, если мы один на один - Издатель и Автор, приемлемый выход найти самим[?]

Прежде всего - это поиск новых форм, новых способов взаимодействия в чёткой структуре: Автор - Издатель - Читатель. Важно понять, что это три неразрывных звена, три точки опоры. Одна из причин плачевности нынешней ситуации в том, что эти звенья раздельны.

Мы обречены на внедрение новых форм. Первая, простая и актуальная, среди них - сочетание традиционной, бумажной формы издания и современной - электронной. Между ними существует соперничество, рождённое прежде всего ностальгией по утра[?]ченным временам. Ностальгия понятна, довод несостоятелен. Электронные формы издания теснят традицию, подобно бензиновому собрату автомобиля (с тем же, весьма вероятно, исходом).

Но ведь, во-первых, ст. 2 Закона "Об издательской деятельности" толкует: "[?]изготовление издательской продукции - производственно-технологический процесс воспроизводства определённым тиражом издательского оригинала полиграфическими или другими техническими средствами; распространение издательской продукции - доведение издательской продукции к потребителю как через торговую сеть, так и другими способами".

Бумажным носителем издание не ограничено. Под "другими способами" подразумевается - и разрешена - не только традиционная продажа бумажной книги с прилавка. Электронная публикация - тот же факт и процесс "доведения издательской продукции к потребителю". Я просто внимательно читаю закон.

Неоспоримое преимущество электронного способа тиража - мобильность и широта охвата аудитории. То есть цель доведения до конечного потребителя достигается наилучшим образом. В данный момент - это теория, хилой спичкой на сквозняке гаснущая в реалиях. Одна из причин, на мой взгляд, банальна: большинство мэтров чаще всего - мои ровесники, ещё чаще - старше меня и моего поколения. Их принцип прост: "Истинный гений этого не знал и в таком не нуждался! Книга есть книга и будет ею, а это всё - изыски, бзики, каприз!" То есть большинство  мэтров искать новизну не намерены категорически. Другие живут как все. Воз и ныне там[?]

Конечно, электронные формы издания, как и всякий новорождённый ребёнок, - беспокойная, во много неопределённая сфера. Среди главных проблем - оформление авторского права. "Как же, - волнуется автор, - вы издадите меня в Интернете, и все меня будут читать бесплатно? А мне нужна полноценная книжка с ISBN[?]"

Наивное переживание неосведомлённого человека. В соответствии с Законом об издательской деятельности ISBN с полной процедурой закрепления авторских прав сохраняется за автором в случае официальной публикации на издательском сайте.

Не говорю о мировой практике - только о нашей. Может быть, книгоиздатель у нас в большинстве своём ретроград, но, потеряв, как листву осеннюю, традиции и среду преж[?]него времени, новых мы до сих пор обрести не сумели. Так, как должно быть, уже не идёт, а как надо - никто не знает[?]

Дворец музыкальных сокровищ

Дворец музыкальных сокровищ

СОБЫТИЕ

В Москве завершился 7-й фестиваль симфонических оркестров мира

Вот уже седьмой год подряд, в начале июня, Колонный зал Дома союзов становится местом паломничества любителей оркестровой музыки - именно здесь в это время проходит фестиваль симфонических оркестров мира, организованный Ассоциацией симфонических и камерных оркестров России (АСКОР) во главе с Лолитой Сильвиан. Принцип формирования программы фестиваля, его участников остаётся неизменным все эти годы - это наряду с зарубежными коллективами обязательное участие двух отечественных оркестров, один из которых должен быть региональным. В этом году это был Ярославский академический симфонический оркестр под руководством Мурада Аннамамедова и Академический симфонический оркестр Московской филармонии Юрия Симонова. Вот с него-то и хочется начать отчёт о работе фестиваля, в первую очередь в силу уникальности проекта, в который оркестр был вовлечён.

Речь идёт о последнем концерте фестиваля, как всегда, приуроченном к Дню России. На этот раз музыканты представили совершенно необычную программу - музыка гимнов России разных времён. Идея столь экзотического подхода принадлежит члену оргкомитета фестиваля, народному артисту России, режиссёру и прекрасному вокалисту-баритону Юрию Лаптеву. Как признавался сам Юрий Константинович, "когда эта идея меня посетила, я, будучи тогда чиновником (советником президента по культуре), с опаской к ней отнёсся, ибо мы, чиновники, - народ боязливый. А как только перестал быть чиновником, подумалось: а почему бы и нет?" Идею с энтузиазмом поддержали не только члены оргкомитета, но и дирижёр Юрий Симонов, и руководитель Свешниковского хора Борис Тевлин.

А работа предстояла поистине титаническая - нужно было не только отыскать в пыли архивов нотный материал, но и частично оркестровать его заново (что сделал завкафедрой композиции музыкальной Академии Гнесиных Кирилл Волков), а затем разучить совершенно незнакомый материал и убедительно его исполнить. Музыка даже для искушённого слушателя довольно необычная - произведения царей Ивана Грозного и Фёдора Алексеевича (старшего брата Петра I), который был ох как не прост. Просвещённый монарх своего времени, немало сделавший для реформ армии и образования за короткое время своего царствования, оказывается, писал и музыку. И его "Достойно есть" в переложении Ивана Гарднера и исполнении Свешниковского хора действительно слушалось очень достойно. Затем зрители услышали "Гром победы, раздавайся" поляка Осипа Козловского на стихи Державина - неофициальный русский гимн конца XVIII века (именно его насвистывал Троекуров в знаменитом "Дубровском" Пушкина) и уникальное произведение Бортнянского "Коль славен наш Господь", бывшее также неофициальным духовным гимном России. Качество этого произведения было столь высоко, что представители всех христианских конфессий, от староверов до протестантов, приняли его для исполнения на своих богослужениях. Особое место было отведено сочинениям, написанным для знаменательных исторических дат, - 1000-летию Росиии (Балакирев, симфоническая поэма "Русь"), коронации Николая II ("Коронационная кантата" Глазунова со сложнейшей партией сопрано, сопоставимой с оперной арией, в исполнении Венеры Гимадиевой) и удивительно тонкая, красивейшая кантата Цезаря Кюи "В честь 300-летия дома Романовых". Ну и конечно же не обошлось без "Боже, Царя храни!" Алексея Львова. На смену ему пришёл "Гимн свободной России" Гречанинова-Бальмонта, написанный в дни Февральской революции 1914 года и долго звучавший в качестве заставки радио "Свобода". Затем пришло время советского периода - прозвучали проекты гимнов России и СССР, соответственно Прокофьева и Свиридова. Что же касается музыкальной стороны этих произведений, то гимн Свиридова очень похож на трудовые марши того времени, а гимну Прокофьева явно не хватило пафоса и широты, даже по сравнению с александровским. Наиболее остро это ощутилось во время исполнения последнего сочинения в концерте - увертюры Чайковского "1812 год", особенно уместной в нынешнем году, году 200-летия войны с Наполеоном. Оркестр и хор исполнили её с удивительным подъёмом, вдохновенно, мощно и торжественно. Впечатление усиливалось и от компьютерного коллажа икон, колоколов и салюта.

Кроме оркестра Московской филармонии, Россию представлял довольно крепкий Академический оркестр из Ярославля, исполнивший Пятые симфонии - Чайковского и Ашота Тертеряна.

Зарубежные оркестры на этот раз, как и обещала год назад Лолита Сильвиан, представляли Американский континент. По её словам, накоплен жирок за предыдущие годы, который и позволил нам осуществить это, отнюдь не дешёвое мероприятие. На нынешнем фестивале немного поменялся формат: каждому коллективу давалось два дня на выступления. И если Национальный оркестр Кубы, особенно в первый день, когда исполнялась музыка национальных композиторов, вызывал лёгкое недоумение - уж очень по-ресторанному звучали румбы и босса-новы кубинских музыкантов, то филармонический оркестр Боготы оставил очень приятное впечатление. Да это и неудивительно, если, как утверждает главный дирижёр оркестра Энрике Димекке, любимая музыка у колумбийской молодёжи - это Малер и Брукнер. Музыка национальных колумбийских композиторов, например, представляла собой своеобразный сплав Малера и Гершвина. От Малера у оркестра стройность и мистическая строгость звука, чёткость формы, а от Гершвина - терпкость гармоний, синкопы и свобода ритмики. Неудивительно, что 5-я симфония Малера, исполнявшаяся во второй день, была абсолютно органичным продолжением дня первого.

В качестве фестивального "тяжеловеса" был приглашён Хьюстонский симфонический оркестр из США - коллектив с богатейшими традициями и историей. Нынешний дирижёр Ханс Граф, прекрасно говорящий, между прочим, по-русски, пытается эти традиции сохранить и приумножить. Один из важнейших принципов существования оркестра - строжайшая творческая и административная дисциплина. Достаточно сказать, что новый материал в оркестре разучивается каждым участником индивидуально и не менее чем за три месяца до премьеры. Что же касается фестивальной программы, она оказалась очень неровной - так, Пражская симфония Моцарта звучала несколько тяжеловесно, да и при исполнении 9-й симфонии Брукнера не всегда хватало тонкости в проработке деталей. Зато 11-я симфония Шостаковича прозвучала просто блестяще - мощно, ярко и убедительно, абсолютно по-русски. Поневоле напрашивалось сравнение с "Атомным доктором" Джона Адамса, звучавшим в первом отделении второго дня. И хотя композитор делал переложение одноимённой оперы для оркестра и даже убрал одну часть, всё равно сочинение, написанное через 50 лет после Шостаковича, значительно уступает ему по мастерству, по крайней мере складывалось такое впечатление.

Куда направится фантазия организаторов и кого услышат зрители Колонного зала в следующем году? Поживём - увидим.

Юрий АЛЯБОВ, Стелла АРГАТУ

Памяти непокорённых

Памяти непокорённых

ЭХО ВОЙНЫ

В годы войны вышла в свет талантливая повесть Бориса Горбатова "Непокорённые". Она оказалась едва ли не единственным в литературе правдивым откликом на судьбы миллионов советских людей, оказавшихся в зоне фашистской оккупации. Душевная боль продиктовала писателю спасительный для него и для его современников гоголевский пафос. В знак нравственной преемственности он назвал своих главных героев Тарас, Степан (Остап), Андрий (Андрей).

Миновало 65 лет, и другой писатель, Александр Кравцов, переживший ту кровавую войну и посвятивший подвигу народа свою прозу, поэзию, драматургию, стал автором пьесы "Расстрелянная соната" и её постановщиком в московском театре "Мир искусства".

Спектакль быстро завоевал интерес и благодарность зрителей. Ветераны подтверждают достоверность событий, характеров, взаимоотношений людей тех лет. Молодое поколение увлекает пронзительная искренность всех участ[?]ников спектакля. Трудом и талантом режиссёра и ведущих актёров Светланы Авиловой, заслуженного артиста России Сергея Блохина, их коллег Константина Новикова, Алексея Гусарова, Елены Заложных, Александра Пархоменко, Людмилы Шаховой наши предки спустя десятилетия ожили на сцене и посмотрели в глаза внукам.

Центральный музей Великой Отечественной войны на Поклонной горе столицы и Центральный Дом работников искусств увидели в "Расстрелянной сонате" основание для серьёзной общественной акции - просмотра и обсуждения спектакля. Участие ЦДРИ в этом вполне закономерно, известна его прямая связь с историей создания фронтовых концертных бригад. В 1941 году этот Дом всех муз стал штабом их формирования: было организовано 33 творческих коллектива, в воинских частях, часто на передовой, дано свыше 17 000 концертов. О трагической судьбе одной из таких бригад, попавших в окружение, и повествует пьеса. Роли искусства на войне посвящена и часть экспозиции музея. После спектакля об этом взволнованно говорили заместитель директора музея генерал-майор М. Михальчев, народная артистка России А. Антоненко-Луконина, вдова выдающегося поэта-фронтовика Михаила Луконина, директор - художественный руководитель ЦДРИ, заслуженный деятель искусств России Э. Погорелова, журналисты В. Бонч-Бруевич и Ю. Казарин. С живым интересом зрители слушали рассказ А. Кравцова об истории создания пьесы и спектакля.

Екатерина МОСКВИНА, кандидат филологических наук

Преодоление

Преодоление

КНИЖНЫЙ  

  РЯД

Умри или Будь! Вспоминая Веру Лотар-Шевченко. - М., 2012 / Редактор-составитель Ю. Данилин.

В Екатеринбурге открывается IV Международный конкурс пианистов памяти Веры Лотар-Шевченко, издана и книга о судьбе и творчестве талантливой пианистки Франции и России.

Впервые я узнал о ней в декабре 1965 года. Был день выборов, каких - уже и не помню. Но поскольку все мы в тогдашней "Комсомольской правде" несли общественную нагрузку агитаторов, то, прежде чем отправиться на избирательный участок, заглянули к себе на шестой этаж за свежим газетным номером. Раскрыли. А там - очерк Симы Соловейчика (он тогда блестяще играл им же самим и придуманную, никакими штатными расписаниями не предусмотренную роль блуждающего временного разъездного собкора по Алтаю и Южной Сибири) "Пианистка". Прочли. И тут же кинулись на почту давать Симе телеграмму-поздравление. Не с днём выборов, естественно. С Открытием Личности. А вскоре - благодаря Симе, конечно, - мы слушали её игру "вживую" в Голубом зале "Комсомолки". Пианистку звали Вера Лотар-Шевченко.

Чуть ли не полвека спустя этот давний очерк стал украшением только что вышедшей в свет книги "Умри или Будь! Вспоминая Веру Лотар-Шевченко". Этот элегантно, со вкусом изданный сборник адресован участникам открывающегося в июне в Екатеринбурге под патронатом фонда Ельцина очередного Международного конкурса памяти Веры Лотар-Шевченко. Но его значение выходит далеко за рамки такой чисто просветительской задачи. Это новое Открытие Личности. Может быть, самое глубокое и полное по сравнению с тем, что публиковалось на эту тему ранее, несмотря на скромный полиграфический объём и даже некоторый разнобой в воспоминаниях разных людей об одних и тех же событиях. Когда была предпринята попытка устранить этот разнобой, обратившись к документам, наткнулись на бюрократические запреты. Оказывается, доступ к архивным документам, связанным с реабилитацией репрессированных лиц (а героиня книги прошла гулаговские лагеря), "другим лицам", кроме самих реабилитированных или их наследников, может быть открыт только через[?] 75 лет. Вера Августовна умерла в 1982 году. Похоронена в Новосибирском академгородке. Наследников к настоящему времени у неё не осталось. Ну как объяснить чиновникам, тупо следующим параграфным предписаниям, что в некотором роде все мы нынче - её наследники?! Что докопаться до полной правды - наш долг не только перед её памятью, но и перед собственной историей.

Эта книга - первая удачная попытка свести в единое целое многоголосье сведений о ней, накопленных в наших и зарубежных СМИ, но, к сожалению, малоизвестных широкой читательской аудитории. И первое, что поражает: сколько воистину замечательных людей - "великих" и "не великих" - пересеклись с её жизненным путём, с её трагической судьбой; сколько знаковых зарубок сделали в этой судьбе и наша отечественная, и всемирная история.

Слава богу, что нашлось столько замечательных людей, поддержавших её сопротивление обстоятельствам: и директор музыкальной школы в Нижнем Тагиле Мария Машкова, и сотрудница музыкальной редакции Курганского ТВ Наталья Круглова, и сёстры Ангелина и Татьяна Гуськовы - отсюда, между прочим, ниточка к Булату Окуджаве, помянувшему в романе "Упразднённый театр" Гелю Гуськову, с которой учился в одном классе, - позднее она стала крупнейшим специалистом по лучевой болезни.

И встреча в Нижнем Тагиле с начинающим режиссёром Владимиром Мотылём - потом над кинематографическим образом Полины Геббль в его знаменитом фильме о декабристах и их жёнах "Звезда пленительного счастья" будет довлеть реальная судьба Веры Лотар-Шевченко. И над Анни Жирардо она будет довлеть. Во включённых в книгу воспоминаниях Владимира Мотыля есть такие строки: "Вспоминаю фильм "Руфь" только в связи с тем, что Анни Жирардо, которая играла главную роль (прообраз её героини - Лотар-Шевченко), точно выбрана режиссёром по типу женщины. Вера Лотар, её манера разговаривать, её физическая стать, внешность в чём-то перекликались с внешностью актрисы. В остальном фильм не имеет никакого отношения к судьбе Веры Августовны".

И авторитетное слово в её защиту выдающейся пианистки, профессора двух самых престижных наших консерваторий - Московской и Ленинградской - Марии Юдиной как раз в тот момент, когда она в такой поддержке особо нуждалась, когда, уже после её возвращения в лучшие концертные залы Советского Союза, её необычная, энергичная манера исполнения подвергалась нападкам консервативно настроенных критиков.

И, наконец, её "последняя гавань", где она обрела достойные её таланта, личности, судьбы всеобщее внимание, уважение, любовь, - Новосибирский академгородок в лучшие, "лаврентьевские" его времена. Дружба с его "фамышатами" (ребятами из физико-математической школы при НГУ).

Неслучайно в своё время она решительно отвергла приглашение вернуться во Францию, каким-то седьмым чувством предвидя этот сибирский венец своей жизни. "Да воздастся!.."

Да, великое множество людей оставило след в её судьбе (как и она оставила незабываемый след в их судьбах).

Международные конкурсы пианистов её памяти набирают обороты популярности в России и за её рубежами, особенно во Франции, они уже открыли немало новых исполнительских имён. На мой взгляд, особенно большие надежды подают Филипп Копачевский и Дмитрий Аблогин. Бога молю, чтобы не сбило их с пути истинного Служения наше жестокое время с его всёпоглощающей диктатурой "модуса обладания" и внешнего успеха. Надеюсь, верую, что не позволит это сделать вполне земной образ замечательной женщины, давшей имя конкурсу, где они стали первыми лауреатами.

Вышедшая книга - это впервые собранные под одной обложкой личные впечатления знавших её людей. И читателю даётся право "овеществить", наполнить реальным содержанием это измерение по собственному разумению. Или это - потрясающий пример преодоления нечеловеческих мук и препятствий ради сохранения человеческого в человеке. Или - профессиональный подвиг: подъём со дна пропасти, откуда в принципе не поднимаются, до мировых Эверестов исполнительского мастерства. Впрочем, может быть, это одно и то же и нет никакого "или - или"[?]

Ким СМИРНОВ

Придут ли актёры к зрителям?

Придут ли актёры к зрителям?

МОСКОВСКИЙ  

  ВЕСТНИК

В столице стартует новая городская целевая программа по созданию своего рода телефонда лучших столичных театральных постановок. Об этом беседа обозревателя "ЛГ" с депутатом Московской городской думы, председателем Комиссии по культуре и массовым коммуникациям, народным артистом России Евгением ГЕРАСИМОВЫМ.

- Евгений Владимирович, хочу напомнить, что "ЛГ", в том числе с вашей помощью, не раз рассказывала о действовавшей более десяти лет городской целевой программе правительства Москвы по созданию отечественных телефильмов, мы издавали специальную вкладку "Наше московское кино". У программы были достижения, однако из года в год выявлялся принципиальный изъян: большинство фильмов до зрителя не доходили. Не повторится ли ситуация вновь? И поставлен ли крест на поддержке Москвой телесериалов, направленных на воспитание высоких человеческих качеств? Какая позиция сегодняшнего руководства города?

- В Москве огромное внимание уделяется развитию культуры, несмотря на финансовые и прочие проблемы. За последние десять лет финансирование по разделу "Культура" увеличилось в 12 раз и в нынешнем году составляет около 48 миллиардов рублей. Если же вспоминать программу по созданию отечественных телефильмов, то она в своё время, по сути, сохранила московскую киноиндустрию, прежде всего кадры. Однако следует прямо сказать, что в последние годы в рамках программы отчётливо проявилась тенденция к выпуску, мягко говоря, не очень качественной продукции. На это были объективные причины, но во многом виноваты и сами кинематографисты.

Отбор компаний, которым давались возможности получать финансирование в рамках программы, шёл на основе печально известного 94-го закона. В ходе тендеров среди соискателей проводился и творческий конкурс, но некоторые компании настолько занижали цену, что их творческие возможности в сравнении с другими на фоне объявленной цены практически не принимались в расчёт. Несмотря на то что реально снять качественное кино за такие деньги было невозможно. За сто рублей ведь дворец не построишь! Но в силу разных причин возобладал подход: лишь бы выиграть, получить деньги, а там уж не так и важно, какой будет художественный результат.

- Но при этом было создано немало превосходных лент! И вы, и я многие из них видели, пользуясь дисками, подаренными нам самими кинематографистами!

- В том-то и дело. Самое печальное, отчего и был приостановлен (подчеркну: приостановлен) этот замечательный проект, - это прокат телесериалов. Разбираясь в этом, новое правительство Москвы увидело, что реализация отснятых телесериалов, как и весь отснятый материал, были переданы лишь одной компании. Сейчас идут судебные разбирательства, и как депутат я не вправе предварять их итоги, пусть суд во всём разберётся (для наших читателей сообщаем, что речь идёт о компании ООО "АртПикчерс Групп ТВ". - Прим. ред.).

Да, был договор, всё вроде бы законно, но, по словам представителя Департамента СМИ и рекламы, налицо явное нарушение закона о госзакупках! Москва перестала быть хозяином созданной на её средства кинопродукции, ей диктуют условия продажи и использования того, что ей принадлежит. Продолжать в таких условиях программу - значит позволить неэффективно использовать бюджетные средства.

Парадокс. К нам обращаются из-за рубежа с просьбами предоставить кино, снятое при поддержке правительства Москвы, особенно интересуют экранизации русских писателей-классиков. Таких работ в рамках программы немало! Не можем! Не хозяева! В итоге единственным возможным решением была приостановка действия программы.

- Выходит, новая программа "театральных фильмов-спектаклей" возникла как бы спонтанно?

- Я бы так не говорил. Я много раз предлагал качественно снять блистательные театральные работы наших великих мастеров. И сейчас мы реально можем создать золотую коллекцию лучших театральных спектаклей, сделав это на самом высоком уровне, а не с кондачка, не одной-двумя телекамерами. Нужна качественная режиссура со съёмками за кулисами, с диалогами с артистами во время спектакля, передающая атмосферу подмостков. Это должен быть своего рода качественный телефильм-спектакль как самостоятельное художественное произведение на основе той или иной постановки.

- Что уже предпринято?

- Город объявил конкурс по разделам: русская классика, живые легенды, музыкальный спектакль, спектакль для молодёжной аудитории[?] Всего 8 номинаций. Перед конкурсной комиссией, а в неё вошли творцы, уважаемые представители театрального и киномира, стоит непростая задача. Проходит конкурс на съёмку спектаклей, проходит открыто, все заявки можно найти в Интернете. К сожалению, опять появляются компании, готовые демпинговать, сбрасывать цену вполовину. Есть такие, которые готовы снять четыре спектакля за два летних (!) месяца, хотя в это время практически все театры в основном находятся на гастролях. В этой ситуации особая ответственность лежит на конкурсной комиссии. Откровенно дем[?]пингующим компаниям надо выставлять понижающие баллы. И, конечно, основным критерием отбора должен быть профессиональный потенциал компании, а не финансы и сроки, как это пока часто происходит. Другие надеются представить заранее снятые и не всегда качественные спектакли (снятые 1-2 камерами - такие случаи уже были) и т.д.

Сегодня необходимо создать такой механизм, который позволил бы профессиональным кинематографистам становиться победителями конкурсов и создателями качественных сериалов с учётом авторских прав. И одновременно не допускать к таким проектам случайных или недобросовестных людей.

В случае положительного результата при реализации творческого замысла по созданию кинотелеспектаклей я готов обратиться к мэру Москвы с просьбой возобновить финансирование телесериалов. Хочется верить, что и в этой области совместными усилиями удастся навести порядок. Удалось же усилиями правительства Москвы и общественности ликвидировать лишнюю перегружавшую город рекламу, искажавшую историческую перспективу, не говоря уже о её содержании. За это особое спасибо Департаменту СМИ и рекламы.

Беседовал Владимир СУХОМЛИНОВ

«Нашествие двунадесяти языков»

«Нашествие двунадесяти языков»

22 июня 1812 года (если считать по новому стилю) император Наполеон обратился к своей армии с воинственным воззванием: "Солдаты! Вторая польская война началась. Первая окончилась в Фридланде и в Тильзите. В Тильзите Россия поклялась быть в вечном союзе с Францией и в войне с Англией; ныне она нарушает свои клятвы! Она не желает дать никакого объяснения в странных своих поступках, покуда французские орлы не отойдут за Рейн и тем не покинут своих союзников на её произвол.

Россия увлечена роком. Судьба её должна свершиться. Не думает ли она, что мы переродились? Или мы более уже не солдаты Аустерлица? Она постановляет нас между бесчестием и войной. Выбор не может быть сомнителен. Идём же вперёд, перейдём Неман, внесём войну в её пределы.

Вторая польская война будет для французского оружия столь же славна, как и первая; но мир, который мы заключим, принесёт с собою и ручательство за себя и положит конец гибельному влиянию России, которое она в течение пятидесяти лет оказывала на дела Европы".

Польский вопрос, как и ужесточение континентальной блокады, направленной против Британии, - всё это были лишь поводы для войны. Причина монументальнее: не мог Наполеон смириться с существованием неподвластной ему и мощной Русской армии, которая вплоть до Аустерлица сто лет не знала серьёзных поражений. С существованием независимого государства Российского[?]

А воззвание вышло яростное и лицемерное, как и положено по законам пропаганды. Да, бывший артиллерийский офицер умел разговаривать с солдатами[?] Но только пыл, свойственный удачливым завоевателям, мешал увидеть в позиции императора несусветный авантюризм. Он искал войны, стремился к мировому господству. Верил в свою звезду, в свою славу, воспитал в себе дух победителя. Напрашивается хрестоматийный вывод: недооценил Россию, впал в самоуверенность[?]

Бесспорно, Наполеон был великим мобилизатором. В июне удалось оперативно перебросить в Россию 450-тысячное войско. Позже к захватчикам присоединились новые части - около 200 тысяч. Столь дальний поход такой армии - это по тем временам немыслимая операция и большой успех дипломатии Наполеона. Дипломатии, подкреплённой штыками.

Есть очень точное народное выражение: "Нашествие двунадесяти языков". В армии Наполеона французов было меньше половины. Поляки, баварцы, итальянцы, датчане, голландцы[?] Объединённая Европа, сыны воинской интеграции. Даже недавние союзники императора Александра - пруссаки и австрийцы - теперь готовы были сражаться под знамёнами Наполеона. Ему многое удавалось по праву сильного, до поры до времени, а точнее - до вторжения в Россию. Неслучайно в те годы ни в Петербурге, ни в Лондоне, ни в Риме выражение "великий человек" не требовало пояснений. Всем было ясно, что речь идёт о Бонапарте.

После революции французская армия по праву считалась самой закалённой и искусной. Но была в Европе ещё одна армия, постигшая науку побеждать. Было государство Российское, готовое к испытаниям на прочность. В этом походе революционный император потеряет армию, а Россия[?] А Россия получит[?] На таких подвигах государство держится веками. Память о них - наш палладиум. Французы скромно называют эту войну - нет, не Второй польской, как первоначально замышлял Наполеон, но русской, или зимней, кампанией. Победу под Москвой воспринимают как великую победу императора - и редко вспоминают о том, что "Великая армия" была разбита именно в России, а вместе с ней разбились вдребезги мечты генерала Бонапарта о мировой сверхдержаве. На оценки итогов той войны и сегодня влияет политическая конъюнктура. Иначе и не бывает. Казалось бы, сюжет хрестоматийный, но сколько разночтений, сколько трактовок, оттенков[?] Фабула той войны как будто повторяет судьбу России, нашего народа - терпеливого и потому непобедимого. Не время списывать в архив споры об Отечественной войне, о кампании 1812-го.

От Наполеона до Гитлера

От Наполеона до Гитлера

- Оцените, пожалуйста, предвоенную ситуацию 1812 года. Какие просматриваются варианты развития событий?

- Насколько могу судить, Наполеон готовился к войне с Россией коварно и неуклонно. В мае 1812 года его "Великая армия" сосредоточилась в Польше, на Висле, а через три недели началась её скрытная, по частям, переброска на Неман, то есть непосредственно к нашей границе. Такого варианта, чтобы он вдруг взял да "соблюл" Тильзитский мир (по которому Франция и Россия считались не более и не менее как союзниками!), как-то не просматривается.

Жаль, что редко и неглубоко проводится параллель между нападением на нас Наполеона и Гитлера. Речь не только об однотипности зловещих фигур этих деятелей, заливших кровью Европу, и не только Европу. Ведь сами события вначале развивались очень похоже!

- А в 1941-м аналогия ни у кого не вызывала сомнений! В одном из первых боевых киносборников Наполеон посылал телеграмму Гитлеру: "Не советую. Пробовал - не вышло. Наполеон". А знаменитый плакат Кукрыниксов "Наполеон потерпел поражение. То же будет и с зазнавшимся Гитлером".

- Правильный плакат. Бросается в глаза, что немцы отчаянно подражали Бонапарту!

- Даже войну начали практически день в день если не с переходом через Неман, то с опубликованием рокового наполеоновского воззвания к армии.

- Это самое очевидное, но были и другие попытки подражать Наполеону. Немецкие генералы даже останавливаться любили там, где он квартировал, продвигаясь вперёд по России. А 13 октября 1941 года, начиная 400 танками первый бросок на Москву (и не где-то там, а через Бородинское поле!), эсэсовцы не ограничились этой символикой. Они пустили в "первом эшелоне" французов-коллаборационистов, перед которыми немецкий генерал и соответствующую напутственную речь толкнул, помянув "великие дела" Наполеона. Этим французским эсэсовцам первым тут же и наклепали по загривкам на Бородинском поле сибирские стрелки В.И. Полосухина.

- Какое значение имела в те годы европейская русофобия? Когда она появилась и в чём выражалась? Можно ли здесь говорить о традиции, которая не прерывается до нашего времени?

- Ну английская и ещё кое-какая западная пропаганда после Тильзитского мира, то есть без малого пять лет, изощрённо поливала Россию политической грязью за "союз с узурпатором". И здесь впору вспомнить для сравнения предвоенную ярость Запада по поводу пакта Молотова-Риббентропа 1939 года. Полагаю, в обоих случаях столь уж возбуждало тамошних политиков то, что сорвалась (пусть и до поры до времени) их надежда русскими руками жар загребать, максимально ослабив как Наполеона с Гитлером, так и нас.

Что до проведения нити аналогий в наши дни, то напомню две группы фактов. Поставки по ленд-лизу наши союзники начали лишь после советской победы в 1941 году под Москвой - до этого выжидали, кто кого. В 1942-м они их прервали на несколько месяцев, опять выжидая, кто победит под Сталинградом. А поставлялось ими, кроме неплохих консервов и недурных грузовиков-внедорожников "студебеккер", в основном устаревшее оружие. Как говорится, чего нам негоже[?]

В войну они ввязались лишь во второй половине 1944 года, понимая, что русские вот-вот пройдут с боями сквозь всю Германию и надо срочно отсекать от них её индустриальные западные регионы. Теперь о второй группе фактов. Как всем известно, уже лет двадцать на Западе правители промывают мозги своему населению на тему, что русские почти и ни при чём, а победили фашизм якобы англо-американцы, которым чуток подмогли французы. У них школьники, и не только троечники, уже уверены, что Россия-де воевала на стороне Гитлера! А уж как варварски-разварварски (согласно нынешним западным басням) вели мы себя в Германии - не то что Эйзенхауэр!..

Нечто подобное мы видим и в истории Наполеоновских войн. Кампанию 1812 года воспринимают как второстепенный эпизод в биографии Наполеона, а ведь именно тогда именно Русская армия сломала ему хребет.

- Было ли нападение Наполеона чем-то уникальным для взаимоотношений России и Запада?

- Уже несколько веков с завидной регулярностью повторяются аналогичные нападения, которые я бы назвал попытками "окончательно решить русский вопрос". Смутное время с кульминационной точкой в 1612 году, война Петра I с Карлом XII (кульминационная точка - под Полтавой в 1709 году), наполеоновский визит в 1812 году и 1941-1945 годы имеют немало общего.

Нынешний век лишь начинается, и может, к огромному сожалению, оказаться, что все наши беды в очередной раз впереди. Тем более мы очень ослаблены. Немалая надежда на то, что предполагаемых агрессоров на сей раз обуздает понимание одной простой вещи: Россия имеет способ в виде ответной меры "окончательно решить" нью-йоркский вопрос, вашингтонский вопрос, лондонский вопрос и иные аналогичные натовские вопросы. Я о русских межконтинентальных ракетах.

Наши победы над Карлом, Наполеоном и Гитлером всякий раз означали освобождение для народов Европы. Карл - молодой завоеватель - успел подмять не так уж много стран: Данию, Саксонию, Польшу. Зато Наполеон и Гитлер, как известно, контролировали почти все страны к западу от России. Безобразничали они оба отменно, хотя и с вариациями.

- Имелась ли в России 1812 года "пятая колонна"?

- Вспомним статс-секретаря Сперанского и иже с ним, вспомним и многолетнего "друга" Александра I князя Адама Чарторыйского. Не забудем и тех, кто подвизался в масонских ложах. Сперанского царь даже расстрелять грозил, но в итоге лишь сослал в Нижний Новгород.

"Благородное дворянство"? Всякое тогда было дворянство. Вот что писал в стихотворном послании другу современник событий - Сергей Тимофеевич Аксаков:

Могила свежая Москвы опустошённой,

К спасенью жертвою святой определённой. -

Забыто всё. Зови французов к нам на бал!

Все скачут, все бегут к тому,

кто их позвал! [?][?][?]

Иль брата, иль отца на ком дымится кровь -

Тот дочке иль сестре болтает про любовь!..

Там - мужа светлый взор

мрак смертный покрывает,

А здесь - его жена его убийц ласкает[?]

- Это всё про куртуазных французских офицериков, про военнопленных. Перечитайте ещё, кстати, роман Михаила Николаевича Загоскина "Рославлев". Многое помогает понять. Слава богу, во время Великой Отечественной пленные фашисты жили, где положено, а не вертелись у русских помещиков на балах. Но, как я читал, между собой спорили, отчего русские, зная о зверствах оккупантов, и кормят пленных немцев прилично, и вообще миндальничают. Один из ответов, почему мы с ними ведём себя так, был истинно фашистский: потому, дескать, что русские, как народ "расово неполноценный", даже победив, не смеют аналогично поступать с арийцами, "сверхчеловеками".

Возвращаясь в 1812 год: да, была "пятая колонна". Как же без неё[?]

- В чём тактическое своеобразие и стратегический смысл Бородинского сражения?

- С французской стороны это была упрямая лобовая атака на русские позиции. Вернее, затяжная серия непрерывных лобовых атак - ни одной пресловутой наполеоновской хитрой придумки. Кутузовская армия была несколько меньше французской, так что если и был у Наполеона расчёт, это был расчёт на силовое превосходство. "Высокая стратегия" Бонапарта явно состояла в намерении непременно покончить на этом поле с русским сопротивлением, точку поставить, принудить Россию к позорному миру.

Что до Кутузова, он первые часы после окончания сражения был убеждён, что безусловно победил. Так написал царю и жене. Кутузов даже приказал готовиться к новому сражению буквально на следующий день, то есть он явно намеревался на Бородинском поле добить врага. Войска ликовали. Но к утру стало известно, что артиллерийские заряды почти исчерпаны, потери огромны, и Кутузов приказал армии отойти. Как стратег, Кутузов оказался проницательнее. Он понимал, что судьба кампании не решится под Москвой.

- Когда всё-таки в 1812-м вступил в дело генерал Мороз?

- Давным-давно установлено - проявился сей генерал в декабре, во время бегства французов через земли тогдашней Польши. Вот этот мороз и запомнился впечатлительным французам. Но боевые действия тогда уже не шли на территории нашей страны. Удирая из России, реку Березину они форсировали в середине ноября (по старому стилю) ещё по воде - хилый ледок был лишь у самых берегов реки. Какой там генерал Мороз, это не более чем капрал Холод, вполне привычный для европейцев. Но вскоре с подачи самого Наполеона западноевропейские газеты и журналы начали врать про "генерала". Русские участники войны (например, генералы Денис Давыдов и Михаил Орлов) только смеялись над этим.

Давыдов даже написал статью "Мороз ли истребил французскую армию в 1812 году?". После Березины, говорит Денис Давыдов, действительно "настала смертоносная стужа", да только "армии, в смысле военном, уже не существовало, и ужасное явление природы губило уже не армию, способную маневрировать и сражаться, а одну сволочь, толпы людей, скитавшихся без начальства, без послушания, без устройства, даже без оружия".

- Наполеон занял Москву. Что это была за операция?

- Взятие Москвы было для французов лёгким. Все, кто мог, из города ушли. Из примерно 270 тысяч москвичей в столице осталось, по разным данным, от трёх до десяти тысяч. Русская армия, выполняя приказ Кутузова, тоже рано утром 14 сентября ушла из города по Старой Рязанской дороге. Прямо на ней сделали первую ночёвку. Мой нынешний дом находится возле места, где тогда протекала река Люберка. По её берегам ночевала кавалерия. Кутузов со штабом расположились в деревне Панки.

Александр I негодовал, узнав, что Кутузов ушёл из Москвы, не попытавшись её оборонять. Известно, что победителей не судят: через пару месяцев Кутузов раздавил "Великую армию". Но всё-таки можно было, видимо, и иначе - вспомним 1941 год[?]

Наполеон на Поклонной горе по великой грамотности своей долго ждал каких-то мифических бояр с ключами от города, но не дождался, благо они все остались где-то в русском XVII веке[?] Не дождался он и иной какой депутации, всё понял и в озлоблении двинулся в пустой город. Из Кремля по французскому авангарду стали стрелять какие-то смельчаки. Французы из пушек разбили кремлёвские ворота и "образцово-показательно" без всякого суда казнили этих патриотов, имена которых, к великому сожалению, так и остались неизвестными. Потом продолжились массовые расстрелы горожан по любому поводу, а то и спьяну, начались грабежи, в церквях устраивались конюшни[?]

О делах Наполеона в Москве расскажу для краткости и научной сухости цитатой из книги замечательного историка Любомира Бескровного "Отечественная война 1812 года":

"Уже на другой день после вступления французской армии в Москву город был отдан войскам на разграбление. Причём в это дело был внесён известный "порядок". Войскам назначался день и час, когда они могли идти на грабёж; в приказе это так и называлось: aller a la maurode[?] Офицер 2-го кирасирского полка Тирион жаловался, что "гвардия решительно всем овладела, отодвинула чинов армии и жила и полном довольстве[?] Гвардейцы устроили себе лавочки и открыли для армии торговлю чем только можно".

4(16) сентября французские мародёры разгромили университет, выломав двери во всех его зданиях, а в ночь на 5(17) сентября подожгли его. Сгорели главное здание, обсерватория и другие помещения со всеми собранными в них научными ценностями.

Была учинена жестокая расправа с русскими ранеными, которые, по мнению французского командования, могли стать организаторами партизанских отрядов. 15(27) сентября гвардейцы напали на Кудринский госпиталь, размещённый во Вдовьем доме, где находилось до 3 тыс. раненых русских солдат. Французы стреляли по госпиталю из пушек, бросали в окна горючие вещества. И как ни пытался смотритель Вдовьего дома Мирицкий остановить этот акт бессмысленной жестокости, дом был сожжён и в нём сгорело до 700 человек раненых".

- В Первую мировую армию предала буржуазия, повсюду извлекавшая выгоду. Насколько остро стоял этот вопрос в 1812-м? Известно, скажем, что купцы в пять раз повысили цены на оружие после царского призыва вооружаться[?] Известно, что многие будущие миллионщики начали делать состояние на военных трудностях, восстанавливая (по завышенным расценкам) разрушенные города. Есть ли примеры иного поведения купцов?

- Ничего подобного не знаю.

- Одна из загадок героической кампании 1812-го - это Березина, где не состоялся разгром Наполеона. Как вы оцениваете действия Кутузова, Чичагова и Витгенштейна? Насколько справедлива басня Крылова "Щука и кот"?

- Басня "Щука и кот" про Чичагова, "моряка на суше". "Беда, коль пироги начнёт печь сапожник, А сапоги тачать пирожник". Гениально. Кутузов тут, конечно, ни при чём. Про него в другой басне Крылова - "Ты сер, а я, приятель, сед. И волчью вашу я давно натуру знаю". А Витгенштейн выполнял приказ, исходивший от царя. Он фактически почти всю войну с боями охранял дороги на Петербург. Затем они с Чичаговым прошляпили форсирование Наполеоном Березины. Всё потом свалили на одного Чичагова, хотя виноваты были оба. "Загадка Березины", по-моему, не столь уж сложна. Дело в эгоизме и нерасторопности военачальников.

Конечно, приятно было бы взять в плен Наполеона на Березине. Но ведь его европейские государи всё равно засунули бы потом куда-нибудь на Эльбу, а он с неё непременно сбежал бы[?] И нам опять-таки пришлось бы идти на Париж, чтобы всё сделать до конца, хотя и немного в другом формате[?] Наполеон сдался нам в 1814 году, Париж мы взяли, и это впечатляющие реальные исторические факты.

- Каким было взятие Парижа?

- Париж капитулировал перед Русской армией 31 марта 1814 года. Про это грандиозное событие в либеральных кругах нынче вспоминать "нерукопожатно".

Русские в Париже никого не расстреляли, ни одной церкви не осквернили, ни одной лавочки не ограбили. Когда роялисты пытались нам в угоду крушить памятники Наполеону, русские войска их оттесняли и ставили у таких сооружений охрану из казаков и пехотинцев. Чтобы предотвратить конфликты с бонапартистами, офицерам было приказано переодеться в гражданское платье. Они все прекрасно говорили по-французски и растворились в парижской толпе - вероятно, имея на случай нужды пару пистолетов за пазухой.

Но главное, каким конкретно манером капитулировал Париж! Об этом вы почти нигде не узнаете. Париж сдался единственному русскому - 26-летнему полковнику Михаилу Орлову. Он был послан парламентёром и провёл ночь в штабе у маршала Мармона, руководившего обороной города. До утра распивал шампанское с адьютантами маршала, спорил с ними по-французски, травил анекдоты. Под утро и удручённый Мармон присоединился к молодёжи. Наши войска уже взяли гору Монмартр, господствующую высоту. Дело было швах.

В конце концов Мармон спросил Орлова: "Какой бы трактат о нашей капитуляции составили вы как благородный противник?" Орлов немедленно набросал по-французски несколько пунктов. Французы тут же подписали эту его бумагу! Царь Александр I был ещё в постели, когда Михаил Орлов вошёл к нему со словами: "Вот капитуляция Парижа!"

За это его сделали генерал-майором, но с тех пор и французы, и наши мудрецы избегают упоминать, как конкретно всё получилось. Почему? Во-первых, Александр был болезненно самолюбив и славу ни с кем делить не хотел. Вон как он не любил Кутузова! Орлова задвинули служить в провинцию, в город Кишинёв. Это было тогда место глухое, ссыльное - Пушкин как раз там был в "южной ссылке" и дружил с Орловым. Позже обиженный генерал-герой оказался причастным к восстанию декабристов. Он был одним из немногих, кто на допросах ничего ни про кого не стал рассказывать, чем взбесил Николая I. После этого вспоминать его и любые его дела на весь XIX век вообще сделалось делом запретным.

В советское время роль личности в истории стали трактовать по Марксу[?] Ну "не полагалось", чтобы личность в одиночку (без поддержки "народных масс") совершила историческое деяние - столицу Франции побудила к капитуляции. А ныне, как известно, о русских и их великих делах вообще принято умалчивать или, ещё хуже, всё перевирать.

Впрочем, Орлов подробнейшим образом рассказал, как оно было, в книге "Капитуляция Парижа". Переиздание 1963 года можно найти в Интернете.

- Насколько разной выглядит история в документах и исследованиях - и в поэзии, в прозе свидетелей и непосредственных участников сражений? Что вы выделяете из поэзии и прозы об Отечественной войне?

- Лев Толстой был убеждён, что пишущие о ней историки "нагло лгут". Так и написал однажды. Из литературы о той войне выделяется именно его великий роман, романы Загоскина, Данилевского, Мордовцева, записки Дуровой, ряд воспоминаний офицеров-участников и, конечно, "Бородино" Лермонтова.

Беседу вёл Арсений ЗАМОСТЬЯНОВ

Поздравляем!

Поздравляем!

ТЕЛЕНАГРАДА

Владимир Путин: "Несомненно, значимую роль в возрождении интереса к родной истории, традициям, искусству играет и канал "Культура", который, по сути, сохраняет и развивает интеллектуальный потенциал нации и является во многом уникальным, по-настоящему просветительским каналом, просветительским информационным ресурсом, активно использует архивные материалы и телевизионную классику, выпускает содержательные новостные и авторские программы, яркую публицистику. Здесь сложилась крепкая команда профессионалов, и заслуги трёх её представителей отмечены государственными премиями. Это глава телеканала "Культура" Сергей Леонидович Шумаков, блестящий ведущий Святослав Игоревич Бэлза и генеральный директор ВГТРК Олег Борисович Добродеев. Поздравляю вас и прошу передать слова самой искренней благодарности всему вашему творческому коллективу".

"ЛГ" с удовольствием присоединяется к этим словам президента, обращённым к лауреатам Государственной премии России, всем труженикам телеканала "Культура".

УДО. Недосказанное

УДО. Недосказанное

А НАМ ПРИСЛАЛИ

12 мая на 3-м канале вышел очередной выпуск передачи "Право голоса". Тема "Кто заслуживает условно-досрочного освобождения?". Участвовали в передаче многие известные юристы и правозащитники.

Обсуждение проходило в увязке с расхожим тезисом о том, что "надо разгружать российские тюрьмы". Обозначился также и новый (по крайней мере, для меня) тезис о роли УДО - по мнению ряда гостей студии, оно необходимо для того, чтобы уменьшать наказание лицам, необоснованно и незаконно осуждённым, если не сработали процедуры обжалования приговоров. Причём разговор не ограничился темой УДО, он затронул вопросы необоснованного осуждения, предназначения и действительной роли наказания, общего и специального предупреждения преступлений, возмещения вреда от преступлений, кадрового состава исправительных учреждений и мотивации их сотрудников к работе, коррупции в структурах, имеющих отношение к условно-досрочному освобождению.

Всплыли любопытные детали российской действительности (достоверность которых гарантируется лишь авторитетом ораторов): кому легче получить УДО - насильнику или лицу, осуждённому за имущественное преступление; как относятся руководители исправительных учреждений к экономическим преступникам; каковы коррупционные ставки за УДО; каков принцип исчисления взяток в данной сфере и т.д.

Жанр передачи, её рваный ритм и неформальные правила не способствуют последовательному и чёткому восприятию. Приведу те мысли, которые я пытался озвучить по ходу передачи (не всё вошло в отредактированную версию передачи, представленную в эфире, не всё я высказал доходчиво и полно):

1. В подводке к передаче в который раз (в публичных обсуждениях) фигурировало заявление-сожаление о том, что российские суды выносят менее 1% оправдательных приговоров. Это заявление страдает однобокостью, оно игнорирует особенности отечественного уголовного процесса. Дело в том, что главные фильтры в нём стоят не на выходе, а на входе. Самый мощный - на стадии возбуждения уголовного дела. Дополнительный - на стадии предварительного расследования.

Лишь по четверти заявлений о преступлении возбуждаются уголовные дела. В остальных случаях в этом отказывается. А из тех дел, что были возбуждены, значительная часть затем прекращается производством без направления в суд.

В результате в суды, как правило, попадают лишь самые простые и очевидные дела. При таком порядке неудивительно, что оправдательных приговоров немного. Ведь по факту подавляющее большинство подозреваемых (около семи миллионов человек в год!) оправдывается во внесудебном порядке. И это не 1%, это 300-400% от общего числа подсудимых.

По ходу передачи часто звучало слово "тюрьма". Часто и безосновательно, создавая определённый эмоциональный фон. Ведь в тюрьмах в России по состоянию на 1 апреля т.г. содержалось всего 900 чел., или 0,1% от общего числа лиц, находящихся в местах лишения свободы. Остальные пребывают в колониях-поселениях, колониях общего режима и т.д.

2. Искусственное уменьшение населения мест лишения свободы не приведёт и не может привести к уменьшению преступности в стране (как не может привести к уменьшению количества больных и болезней уменьшение койко-мест в больницах и врачей в поликлиниках). Напротив, этот метод неизбежно приводит к увеличению масштаба преступности, ухудшению её основных характеристик.

3. Вопрос об УДО правильно было бы рассматривать в контексте более общей и более важной проблемы - защищённости прав потерпевшего от преступления. Он, потерпевший, ныне изолирован от процесса рассмотрения ходатайства об УДО. А ведь на нём это решение скажется в первую очередь. Его права ущемляются необоснованным освобождением преступника. Он несёт значительные риски в связи с этим, в том числе риски преследования и расправы со стороны преступника.

Изменения института УДО давно назрели. Однако это далеко не все те изменения, о которых говорили в студии. Необходимо изменить УИК РФ (ст. 175) и другие кодексы таким образом, чтобы потерпевший уведомлялся о том, что в суд направляется представление об УДО, чтобы потерпевший мог изучить соответствующие материалы, представить суду свою позицию по этому вопросу. Чтобы потерпевший мог рассказать суду, возмещён ли ущерб от преступления, заглажен ли вред, извинился ли преступник, раскаялся ли (по мнению потерпевшего), не поступали ли к нему угрозы, не опасается ли он за свою безопасность.

В аналогичных изменениях нуждаются сходные правовые институты - отсрочка от отбывания наказания осуждённым и замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания.

В настоящее время несправедливостью является не столько суровость обвинительных приговоров России, сколько их необоснованная мягкость. А главная несправедливость - в безнаказанности основной массы преступников, которые даже не привлекаются к уголовной ответственности.

Пётр СКОБЛИКОВ, доктор юридических наук

Кривовато зеркало

Кривовато зеркало

ТЕЛЕДНЕВНИК ПИСАТЕЛЯ

Дмитрий КАРАЛИС

Социологи утверждают, что большинство зрителей верит телевизионной картинке, как своим личным наблюдениям, добытым в хождениях за правдой. Это моё: я подсмотрел в телевизионном зеркале, уцепил информацию, сделал выводы[?] А если зеркало кривое?

Голос за кадром вкрадчиво маркирует людей и расставляет акценты. Вот этот говорун из замка на реке Истре - непревзойдённый талант современной России. Тот поэт-фронтовик с подрагивающими руками - неудачник, восхвалявший победу сталинских винтиков-шпунтиков над здравым смыслом свободной торговли. А сей господин в тельняшке специально отпилил себе ноги, чтобы удачнее побираться в метро. И после этого хоть бейся головой об стенку, но большинство запомнит: говорун - талант, поэт - бездарь, а безногий в голубом берете - финансовый аферист подземки, сознательный членовредитель. В кривом зеркале самый благообразный гражданин будет выглядеть уродом. И наоборот.

Где герои страны? Да вот же они - телеведущие, хохмачи, шутники, пародисты, шпаго[?]глотатели, клоуны - у них вся правда. Господа Познер, Сванидзе, Галкин, Цекало, Иван Ургант[?] О последнем особо. Недавно по одному из каналов показали фильм под названием, кажется, "Божественные Урганты". Я смотрел его, что называется, назло себе, заранее не соглашаясь с названием. До этого видел Ивана Урганта в нескольких передачах - симпатичный мальчик, продолжающий семейную артистическую династию. Немного знаю его отца. Помню народную артистку Нину Ургант - в первую очередь по фильму "Белорусский вокзал"...

К чему этот гипертрофированный пафос? Вот Ваня в школе. Вот на дискотеке. Вот учительница вспоминает, как Ваня всегда собирал вокруг себя девочек и славно озорничал. Просто герой! Уникум! Его судьба - мечта всей российской молодёжи! Смотрите, затаив дыхание, Ване в рот и постигайте формулу успеха. Записывайте. Тренируйтесь. Пытайтесь повторить. У вас всё равно не получится, но как сладко верить, что ваш гонорар за один вечер может составить 80 тысяч долларов! Зачем учиться и летать в космос, охранять границу государства или строить корабли? Помните выдох 90-х: "Россия, ты одурела!" Как про сейчас сказано.

Героини Нины Ургант в советских фильмах - это героини. Но какого рода лирический герой представлен Иваном Ургантом? Мне могут посоветовать: расслабься, старина, не ищи глубины на мелком месте, обычное хохоталово и развлекалово не требуют высот духа[?] Ваня славный интеллигентный мальчик, что ты к нему прикопался!

Конферансье, клоун, телеведущий, хохмач, политик-эксцентрик, конечно же, могут быть любимцами страны. Только жалко страну, где поверят таким телевизионным героям. Кривое зеркало уродует не только плоть, но и дух народа.

В одном из интервью, опубликованных в "ЛГ", Даниил Гранин сетовал, что страна живёт без героев, стоят, дескать, пустые пьедесталы. Ан нет, в кривом зеркале телевизионные пьедесталы не пустуют. Более того, возможны перескоки с одного пьедестала на другой. Вот, например, Ксения Собчак! Героическая дочка героических родителей. Несколько лет её взращивали в программе "Дом-2", где она, в свою очередь, взращивала дебильное сознание молодых зрителей. На том пьедестале она смотрелась пэтэушницей, после бутылки портвейна переспавшей с физруком, головной болью для мамочки. И вдруг другой пьедестал - лидер оппозиции и светская львица в одном флаконе! Держатель оппозиционного общака и разоблачитель любой неправды. Перековалась? Так извинитесь, Ксения Анатольевна, с телевизионного амвона перед своей паствой - дескать, ошибочка вышла, пересмотрела свои взгляды, публично отрекаюсь от вертепа и перехожу в лагерь гуманистов и поборников высокой морали. Но все прекрасно понимают, что это понарошку, игра такая, и не требуют извинений.

Тут надо сделать паузу, чтобы не проскочить очень важное место. Чтобы быть оппозицией, надо иметь свою позицию. Иначе хождения по московским бульварам с хоругвями и фигами в карманах напоминают болтовню в стиле Матвея Ганопольского с "Эха Москвы", где на десять либеральных притопов и десять русофобских прихлопов одно значащее слово. Так вот, чего хотят те, кто называет себя оппозицией? Вы за рабочий класс, за крестьян, против олигархического беспредела, против коррупции и повышения цен? Тогда мы с вами! Однако телевизионная картинка с московских митингов совсем другая. Вот бывшие премьеры господа Касьянов и Немцов, которых никак не назовёшь заступниками простого народа и пенсионеров. Вот совершенно незнакомые мне люди, которые просто против всего. Сказать, что ты против, ещё не позиция. Сформулируйте, с кем вы, покажите ваши ключи от города счастья, а не ломы и фомки для разрушения, и вам, быть может, поверят. Пока могут показать только невинные глазки, как у Маньки Облигации, деньги в конвертах и пальцы в бриллиантах. Но разве могут неестественно богатые люди искренне бунтовать против других неестественно богатых, которым принадлежит реальная власть в стране? Даже если Собчак снимет бриллианты и будет стучать половником в пустую кастрюлю, никто уже не поверит, что она, как говорится, за гуманизм и дело мира.

Мне тоже отвратительно многое из того, что творит наша власть, - колонки, которые я три года вёл в "ЛГ", тому свидетельство. Но ещё отвратительнее, когда телевизор затаскивает на пьедестал пустых и хитрых людей. Кланяйтесь им, люди, кланяйтесь! Теперь они наше всё!

Мне могут возразить, что телевизор лишь отражает реальную действительность. Не соглашусь. Кривое зеркало не отражает, а искажает. И кто его выправит, если не мы?

Дети колбасы

Дети колбасы

ТЕЛЕКНИГА

Евгений Ю. Додолев. Влад Листьев. Пристрастный реквием, или 12 мифов о "Взгляде". - М.: Зелёная лампа, 2012. - 256 с. - 2000 экз.

После прекрасных, пристрастных "Битлов перестройки" (книги того же автора, о которой я уже писал) это грустное исследование (расследование) должно было появиться. Не могло не появиться.

Поэтичный, трогательный "нас возвышающий обман", да и не обман вовсе, и не самообман, а ностальгически влюблённый взгляд на "когда мы были молодыми", друзей и время, обещавшее новые, всё более головокружительные, счастливые перемены, вдруг упёрся[?]

В землю.

В смерть.

Убили человека. Его считали самым ярким, везучим, талантливым, успешным[?]

Один взгляд, другой, третий[?] Присмотревшись, стало понятно, что нечто страшное случилось и со всеми другими участниками сказочного взлёта, обернувшегося пошлым криминалом с реальными трупами, убитыми судьбами, разрушенными душами.

И страной.

"Низкие истины" второй "битловской" книги Евгения Додолева о жизни и смерти "Взгляда" не низкие, а просто истины. Печальные, вечные.

Горькие.

Кто убил Влада?

Владислава Николаевича Листьева, героя нашего времени, простого русского парня из "полуподвальной" рабочей семьи, на перестроечной волне взлетевшего выше некуда[?]

Кто его убил?

Кто?

Фамилия?

Ответ не даётся.

И в прямом, и в переносном смысле.

Трудно дать ответ на этот вопрос, потому что в его смерти так или иначе были заинтересованы (виновны) многие. Его хотели убить и убивали все начиная с него самого.

Мне к концу книги стало и не так важно знать, кто конкретно это преступление совершил.

Все почти убийцы. Или самоубийцы. Жертвы.

Такого времени у нас ведь не было. Мы и представить себе не могли, что с людьми могут сделать деньги.

Большие деньги - с небольшими людьми.

Перевернулись представления о добре и зле, дружбе и службе, власти и страсти[?]

Схлопнулись.

Те из "битлов перестройки", о которых с такой нежностью в первой книге писал Додолев, - юных, талантливых, ярких, самоотверженных, обаятельных, что выросли, перестроились и удобно приспособились к миру, в котором место светлых мечтаний занято баблом, все погибли.

То есть стали другими людьми (людьми ли?) - переродились.

Вот некоторые беспощадно вырванные из контекста фразы:

"Отдельный разговор про то, как Влад пил. Вообще говоря, у него так сложилась биография, что на его месте любой бы спился".

"Мукусев, будучи депутатом в 90-93-м годах, получил доступ к гэбэшным архивам и увидел доносы на себя и своих коллег в исполнении Лысенко".

"[?]медведковские беспредельщики делили в начале 1997 года Рижский рынок с могучими солнцевскими, под которыми ходили и Егор Гайдар, и всё "Видео Интернешнл[?]"

"[?]и тут Листьев произносит сакраментальную фразу: "В Останкино легче убить человека, чем пропустить впереди себя".

"[?]я лично склоняюсь к мысли, что за трагедией 1 марта 1995 года стоял именно харизматичный обаяшка Бадри <[?]> Березовский использовал мавра из "Взгляда" и сделал то, что с маврами делать положено".

"Костя Эрнст, эстетствующий гений креатива или же чудовище, привнёсшее на экраны полчища малаховых?"

"В качестве отступного Александр получил РБК-ТВ, которым владеет Прохоров. И как бы ни сложилось политическое будущее Любимова, оно незавидно. Поскольку Александр может быть только Первым. А не получается"

"[?]ведущие "Взгляда" - лузеры по большому счёту".

"Все, преуспевающие до уровня пресловутого списка Forbse = убийцы в той или иной степени. Кто-то просто принимал решения, а у кого-то и пыточные были обустроены рядом с кабинетами".

"[?]он не сдал Листа, когда соратники похитили Леонида Аркадича и прессовали его на конспиративной квартире, заставляя подписать бумаги: мол, ухожу от Листьева со всеми потрохами "Поля". Правильно повёл себя Якубович, зачёт".

"Наши чиновники - яростные патриоты Соединённых Штатов Америки.

Про царских и/или сталинских бюрократов можно помыслить и говорить что угодно. Некомпетентные садисты. Тупые подхалимы. Жадные глупцы. Но! Они все поголовно ассоциировали Власть с Отчизной. Вынужденно любили Родину. Не рубили сук, на котором восседали".

"В своё время Парфёнов сделал <[?]> революционный мини-сериал "Дети ХХ съезда". Снимет ли кто-нибудь эпохальную документалку про детей колбасы?"

Эта книга - "документалка" про нас.

Повторяю, она должна быть написана, и хорошо, что Евгений Додолев начал её.

Спасибо ему.

Александр КОНДРАШОВ

Не допустить оскорбления ветеранов

Не допустить оскорбления ветеранов

ТЕЛЕВОЙНА

Из письма министра культуры России Владимира Мединского Генеральному директору НТВ Владимиру Кулистикову от 18 июня.

"22 июня 2012 года на канале НТВ запланирована демонстрация художественного фильма "Служу Советскому Союзу". Содержание фильма и факт его показа именно в этот день по федеральному каналу вызвали бурную реакцию в средствах массовой информации и в Общественной палате Российской Федерации.

В Минкультуры России и на мой личный адрес лишь за 2 дня поступило больше 2000 писем граждан с требованием "снять фильм с показа по ТВ". <[?]>

[?]я убеждён: свобода творчества должна опираться на уважительное отношение к мнению граждан; необходимо ответственно подходить к темам, вольная интерпретация которых может вызвать раскол в обществе.

Полагаю неуместной демонстрацию более чем спорного фильма "Служу Советскому Союзу" 22 июня, в День памяти и скорби. Это может быть воспринято многими как оскорбление ветеранов Великой Отечественной войны и нашей исторической памяти.

Хочу ещё раз подтвердить готовность Министерства культуры РФ поддерживать реализацию проектов, в том числе и в СМИ, направленных на объективное освещение важнейших событий отечественной истории, прежде всего бессмертного подвига нашего народа в Великой Отечественной войне.

Чем дальше от нас она, тем бережнее мы должны относиться к исторической памяти".

"ЛГ" и большинство тех, кто знаком с романом Леонида Менакера "Обед с дьяволом" или смотрел фильм "Служу Советскому Союзу", снятый на его основе, уже показанный на Украине, безусловно согласны с позицией Владимира Мединского. Нельзя допустить, чтобы НТВ превратило День памяти и скорби в день глумления над ветеранами.

Без редактуры

Без редактуры

А ВЫ СМОТРЕЛИ?

Фильм с малообещающим названием "Багровый цвет снегопада" был анонсирован Первым каналом как "последний фильм Владимира Мотыля" и сопровождён знаменитой песней из 1975 года "Не обещайте деве юной[?]". Авторы ролика напоминали зрителям не только о славном прошлом советского режиссёра, но и заставили задуматься об утраченном институте редактуры, без которого отечественное кино не могло бы состояться. Сценарий "Багрового цвета[?]" яркое тому подтверждение. Основой картины стала странная история, полная нестыковок, сомнительных допущений и исторических ляпов. Её движущая сила - стремление автора заявить о своих политических взглядах средствами кинематографа, реабилитировать Февральскую революцию, осудить монархию и заклеймить большевиков. Конечно, каждый художник имеет право на высказывание, однако в случае с "последним фильмом Мотыля" вышел конфуз. С точки зрения художественности, исторических обобщений и целостности образа картина, скажем мягко, не удалась. В новые времена продюсер Мотыль оказался талантливее Мотыля-сценариста и режиссёра, получилось организовать масштабный проект, а зрителю так хотелось увидеть хорошее кино.

Сергей ОРЛОВ

televed@mail.ru

Верните Градского

Верните Градского

А ВЫ СМОТРЕЛИ?

Выпуск "Большой разницы", который предшествовал историческому матчу "Россия - Греция", оказался смешным и ознаменовался редким для нашего ТВ событием - в ящике появился Градский. Яркого, умного, остроумного Александра Борисовича не хватает нашему предсказуемому телевидению, он мыслит парадоксально, вдумчиво готовится к редким эфирам, в чём мы смогли убедиться, когда он блестяще вывел на чистую воду Познера в одноимённой программе, да и сейчас в качестве комментатора пародии на самого себя. Он приходит на ТВ так редко, что невольно начинаешь задумываться: а может, действительно существуют некие зловещие "стоп-листы"?

Вадим ПОПОВ

televed@mail.ru

Левые левые

Левые левые

А ВЫ СМОТРЕЛИ?

"Оппозиция готовит к осени свою альтернативу федеральным телеканалам и создаваемому Общественному ТВ. Вещание будет идти только в Сети, создавать контент позовут независимых журналистов, не согласных с официальной государственной пропагандой. К работе могут подключиться журналист Андрей Лошак, телеведущая Ксения Собчак и один из лидеров оппозиции Алексей Навальный. Об этом "Известиям" рассказал один из лидеров оппозиции депутат Дмитрий Гудков".

Это известие от Гудкова-сына многими было воспринято с недоумением, ну действительно: мало, что ли, "Дождя", который многие смотрят в Интернете, или сетевизора "Эха Москвы", да и чисто сетевых телепроектов?

Попытка дополнительно "заболотить" Интернет (и так уже сверх меры "болотный") свидетельствует о том, что лидеры "бульварного протеста" простились с идеей "приватизации" создаваемого правительством Общественного телевидения - оппозиционным оно не будет.

Кроме того, на федеральных каналах, которые тоже тотально "заболочены", многие почувствовали, что грядёт некоторое "осушение", возможны существенные перемены. И не только политические.

1 сентября вступает в силу Закон "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию". Если следовать букве и духу этого закона, то контент всех телеканалов должен существенно измениться, а таких, как НТВ, ТНТ, СТС, MTV и многих других, - до неузнаваемости. Будут недовольные, будут и уволенные, которых надо будет куда-то трудоустраивать, а тут как раз Гудков-сын и расстарался[?]

Третье обстоятельство, на которое стоит обратить внимание: эсер Гудков, который вроде по своей партийной принадлежности должен отстаивать левые, социал-демократические взгляды, нигде не сказал, что чаемый им канал должен быть социалистического толка, нет, он откровенно солидаризуется с несистемными капиталистами.

В воскресенье у памятника Карлу Марксу состоялся митинг, который в отличие от болотных был проигнорирован телевидением. Там с лозунгами не вообще против, а конкретно против ювенальной юстиции, вступления в ВТО, новой волны приватизации и роста тарифов ЖКХ выступали известные теле- и радиоведущие Михаил Леонтьев, Анатолий Вассерман, Андрей Бунич, Сергей Кургинян (заявлен был и Максим Шевченко), но господа Гудковы, Яшины и Пономарёвы в митинге не участвовали. У них другая тусовка. Никакие они не защитники сирых и убогих, не служат они народу России, а обслуживают социально близких им бывших министров-капиталистов вроде Немцова и Касьянова[?]

А.К.

televed@mail.ru

Путешествие к отцу

Путешествие к отцу

ПАМЯТЬ

В годы Великой Отечественной войны армяне приняли в ней активнейшее участие. В ходе войны на фронт ушли около 600 тысяч сыновей и дочерей армянского народа. Около половины из них не вернулись с полей войны. 107 армян - участников Великой Отечественной войны удостоились звания Героя Советского Союза, в том числе такие прославленные военные, как маршал Иван Баграмян и полковник авиации Нельсон Степанян, - дважды. Ещё 27 стали полными кавалерами ордена Славы, что также приравнивалось к званию Героя Советского Союза. В ходе войны прекрасно проявили себя десятки генералов, а более 70 000 воинов были награждены боевыми орденами и медалями.

И в День Победы, и в День памяти и скорби непременно вспоминаю отца, лётчика-истребителя, провоевавшего менее года в суровом небе Заполярья. 9 Мая побывал в Мурманске. Эмоции захлестнули меня! И немудрено, ведь я сделал то, к чему стремился последние годы. Увидел те места, где сражался отец - Диланян Эмиль Маркосович, кавалер орденов боевого Красного Знамени, Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды и многих медалей. Для меня он был не просто отцом, но и старшим и верным другом, с которого я брал пример во всём. Вот уже четверть века как его нет рядом, я же никак не смирюсь с его ранним уходом[?]

Путешествие началось с Ленинградского вокзала Москвы в солнечный предпраздничный день. Поезд стремительно набирал скорость, унося нас на Север - места, мне абсолютно не знакомые. Ошеломляющее впечатление произвела красавица Карелия - край синеоких озёр неземной красоты.

Волшебная машина времени уносит в московское детство, в легендарный район Лефортово, где находится Московский энергетический институт, в аспирантуру которого поступил отец в начале 50-х. Там он успешно защитил кандидатскую диссертацию, которая была посвящена разработке нового авиаоборудования. Небо не отпускало отца. В 1985 году он блестяще прошёл предзащиту в Энергетическом. Тема - создание электромобиля. Осенью была назначена защита, он и приехал из Еревана в Москву, но только не на защиту, а в[?] Онкологический центр. Страшный диагноз - рак лёгких. Уход из жизни длиною в год! Шок и бессилье членов нашей семьи. Трагедия!

И вновь накатывают воспоминания. Военное лихолетье отец встретил в Заполярье, в Мурманске, в составе 78-го авиаполка, провоевал недолго, но ярко, менее чем за год сбив несколько "мессершмиттов" и "юнкерсов".

6 августа 1942 года во время воздушного боя, прикрывая своего ведомого Петра Коломийца, впоследствии Героя Советского Союза, отец был тяжело ранен разрывной пулей в левую руку, что, как это ни дико звучит, спасло ему жизнь. Пуля не задела сердце! Трое суток, истекая кровью, он шёл, а потом и полз к своим по кишащей злобной мошкарой кольской тайге. Потом госпиталь. Немедленная ампутация левой руки, при этом обезболивание осуществлялось гранёным стаканом спирта. Инвалид в 25 лет плюс до конца жизни сильнейшие фантомные боли в несуществующей конечности[?]

В 1943 году после малоэффективного годичного лечения в Московской клинике им. Бурденко отец вернулся в Ереван, где поступил в Политехнический институт, по окончании которого проработал недолгое время в партийных органах. Однако его тянуло в науку. Был он инженером от бога, а не только по диплому. После МЭИ отец вернулся в Ереван, который очень любил и уже не покидал его надолго. В Ереванском политехническом практически на пустом месте создал кафедру электропривода и автоматизации производственных процессов, которая, без преувеличения, стала одной из кузниц технических кадров Армении. Венцом же его творчества, а был он выдающийся творец, и к этому выводу приходишь спустя десятилетия, стало создание лаборатории электромобиля, где я имел честь проработать несколько лет. Посудите сами: в начале 70-х впервые в Советском Союзе в нашей лаборатории были созданы, не на бумаге, а в металле, три разных вида (!!!) электромобиля. Мы испытывали эти внешне непрезентабельные машины и на равнине, и в гористой местности, добираясь до высокогорного озера Севан и до Эчмиадзина, где располагается резиденция Католикоса всех армян.

Поезд пересекает чудную Карелию и стремительно врывается в заполярные широты. Кое-где у берегов многочисленных рек крошево льда. А на дворе, между прочим, май! Суровость природы наложила свой отпечаток на характер мурманчан, и, несмотря на внешнюю холодноватость, они душевны, человечны, обладают мягким чувством юмора. Сразу же вспоминаются старший научный сотрудник Музея Северного флота Алевтина Васильевна Кривенко и её коллеги; таксист, сделавший посещение достопримечательностей города реальным, а в конце во время моих погодных дифирамбов, которую небесная канцелярия словно специально подобрала ко Дню Победы, сказал: "А ведь может завтра и снежить". Самое забавное, он оказался прав! Узнал я об этом на следующий день, возвращаясь в Москву[?]

По ходу движения поезда стали всё чаще появляться знаменитые сопки Заполярья, вершины которых, несмотря на их небольшую высоту, покрыты снегом. Тут же перед глазами встаёт другой пейзаж. Армения. Большинство её горных вершин тоже покрыты снегом, причём и в летнее пекло. Но на то они и горы!

С огромным удовольствием фотографирую проносящиеся за окном удивительные пейзажи суровой природы. Чем дальше на Север, тем всё больше прогибаются деревья, а вскоре они и вовсе исчезнут, уступив место жухлой, серого цвета траве, скрученной в странные пучки словно чей-то неведомой рукой, и это сюрреалистическое природное явление всё ближе подбирается к железнодорожному полотну. Поражает и то, что на протяжении долгого пути не видно ни одной живой души, ни зверья и птах, лишь мчится поезд, стремительно приближаясь к конечной точке путешествия - городу-герою Мурманску. Каждый раз 9 Мая, если удастся, кладу цветы на мраморную тумбу с золотистой надписью "Мурманск" в Александровском саду у стен Кремля. В этот святой день официальные лица и простой люд возлагают цветы на каждую из тумб, символизирующих города-герои Великой войны. А вот в Парк культуры им. Горького уже не хожу - тяжело видеть, как с каждым годом всё меньше ветеранов приходит туда.

Поздний вечер второго дня путешествия, темнеет, и поезд не несётся, а ползёт вдоль залива, вклинившегося в сопки, на которых 95 лет назад был основан Мурманск - жемчужина Севера России. Въезжаем на городской железнодорожный вокзал. Первая часть путешествия завершена! Меня встречает и помогает разместиться в гостинице мой новый знакомый, полковник в отставке Юрий Григорьевич Балаян.

В назначенное время я в Музее Северного флота. Здесь в течение нескольких часов общался с удивительными людьми, сотрудницами музея, среди которых выделялась упомянутая мною А.В. Кривенко. Человек, бережно хранивший память о воинах-североморцах. Низкий ей поклон. Она сразу ведёт в тот зал музея, где висит на стене фотография отца с пояснительным текстом. Не буду скрывать - полились слёзы! Рядом с фотографией отца висит фотография его фронтового друга, тоже, к сожалению, ушедшего из жизни, Героя Советского Союза П. Коломийца. Этих молодых ребят навечно связал воздушный бой 6 августа 1942 года. Они барражировали над Кольским заливом, и вдруг отец увидел, как три "мессершмитта" готовят атаку, заходя со стороны солнца. Он подал команду Коломийцу, слегка замешкавшемуся, чтобы тот не пропустил момента атаки. Но было поздно. Тогда отец резко развернул машину, чтобы прикрыть друга. В ответ немцами был открыт шквальный огонь, что, как это дико ни звучит, спасло ему жизнь, так как пуля разорвалась, не достигнув сердца. Затяжной прыжок, чтобы выйти из зоны боя, а уж потом - раскрытие парашюта. Такая вот философия выживания в воздухе. Что же произошло за относительно короткий период времени от начала войны? Дело в том, что существовал неписаный кодекс джентльменского отношения к сбитому пилоту. Он заключался в том, чтобы дать ему спокойно, раскрыв парашют, приземлиться, если повезёт, на своей территории. Но после того как немцы начали лютовать на территориях Белоруссии и Украины, пилоты, которые были оттуда родом, решили в одностороннем порядке отменить действие этого кодекса. И понеслось! Вот почему отец избрал вариант длительного, свободного полёта.

Ну и напоследок ещё раз о ставшем любезным моему сердцу Мурманске. Я был в сильнейшем цейтноте, ведь вечером того же дня надо было возвращаться в Москву. Портье гостиницы, где я остановился, милейшая девушка Юлия, рассказала, что мне надо посмотреть в Мурманске в первую очередь. Первое - памятник воинам-североморцам, павшим в Великую Отечественную. Огромная фигура воина со склонённой головой из гранита, нависающая над заливом. Люди, несущие цветы к подножию памятника, идут и идут, не замечая холодного ветра с залива[?]

Второе - храм Спасо-Преображенский, там, где стоит рубка атомохода "Курск", этой плохо заживающей ране Российского флота. В самом храме много замечательных икон и, несмотря на небольшую историю, намоленная аура.

И наконец, третье. Морской порт Мурманска, где на вечном приколе стоит легендарный атомный ледокол "Ленин", краса и гордость гражданского флота великой страны. Помню, как мальчишкой смотрел в кинотеатрах жаркого Еревана хронику, в которой показывали, как "Ленин" крушил ледяные торосы в холодной Арктике. И вот он рядом. Обидно - опоздал на последнюю экскурсию на корабль. Не страшно. Ведь я приеду в Мурманск ещё.

Уезжал я в ясный и солнечный вечер. Прошло три месяца, как завершилось это удивительное путешествие. А я ловлю себя на том, что меня опять тянет в эти удивительные места. Третья часть путешествия к отцу повторяла маршрут первой части, но в душе была особая гордость за отца и за тех внешне не особо приметных людей, которые удивительным образом хранят память о воинах той грозной поры. И ещё одно.

Дети, если даже они и пенсионного возраста, должны свято хранить память об ушедших родителях и быть опорой живым и здравствующим. В противном случае на ум приходит строчка из стихотворения Булата Окуджавы: "А иначе, зачем на земле этой вечной живу?"

Владимир ДИЛАНЯН

Имени поэта-фронтовика

Имени поэта-фронтовика

Три года назад культурная общественность и писатели Урала с чувством большой горечи простились с поэтом-фронтовиком Венедиктом Тимофеевичем Станцевым. Оплакивали не только талантливого Поэта, но и замечательного человека, друга, наставника молодёжи.

Ушедший на фронт чуть ли не со школьной скамьи, Венедикт Станцев познал и трагедию отступлений, и окопную жизнь под Сталинградом, и госпитальное братство, и победное шествие Красной армии к Победе. Война, увиденная глазами солдата, стала источником его творчества. Об этом свидетельствуют названия книг стихотворений и поэм: "Роса на стволе", "Иду в бой", "Залп", "Звёздный дождь", "Эхо грозы", "Ожог", "Смотрю я памяти в глаза". Напомним: одно из программных произведений поэта "Апрельская баллада" пришло к широкому читателю через "ЛГ" (24.11.2010, № 47).

Большой жизнелюб Венедикт Тимофеевич был мастером и лирического стихотворения. Его афористичная строка стала прямо-таки наказом стихотворцам: "Когда поэт перестаёт влюбляться, он и поэтом быть перестаёт"[?]

Очень хотелось землякам В.Т. Станцева увековечить память о нём, отблагодарить, воздать за заслуги в отечественной словесности. И вот Ассоциация писателей Урала, Управление культуры Екатеринбурга, дочь поэта Елена Венедиктовна не только учредили премию имени В.Т. Станцева, но и нашли возможность материально поощрить лауреатов.

Среди конкурсантов предпочтение, естественно, отдаётся военно-патриотической тематике, однако приветствуются и другие произведения, главное, чтобы они были правдивы и талантливы. Первыми лауреатами-станцевцами за 2011 год стали участники локальных войн конца ХХ века - поэт-екатеринбуржец Вадим Дулепов (книга "Стихотворения") и прозаик-москвич Николай Иванов (сборник лирических новелл "Семь нот о любви"), а также боевая подруга Станцева, журналист Ираида Очеретина за книгу "Шли по войне девчата".

В канун праздника Победы в Камерном театре Музея писателей Урала при большом стечении публики объявлены очередные лауреаты: поэты Александр Шалобаев из Каменск-Уральского ("Воспоминания об Афганистане") и орловец Геннадий Попов ("Дороги утреннего света").

Не менее важным событием, чем премия, стало открытие мемориальной доски на доме писателя в центре Екатеринбурга с изображением тепло улыбающегося молодого лейтенанта Венедикта Станцева, вернувшегося с войны. Вполне уместно и символично прозвучали при открытии памятного знака строки его стихов:

Смерть над нами

юнкерсом кружит,

Метит в грудь нам

трассами косыми[?]

Но, сгоревшие,

мы продолжаем жить,

Прорастая в памяти России.

Владимир БЛИНОВ, ЕКАТЕРИНБУРГ

Последняя почесть

Последняя почесть

ПОИСК

На месте гибели лётчика Ивана Коваленко, недалеко от деревни Ермашевка Перемышльского района Калужской области, установлен памятник погибшему лётчику - огромный валун весом в 10 тонн, на котором закреплена табличка из чёрного гранита с текстом, фотография погибшего и летящий самолёт ЯК-7б, на котором и принял свой последний бой 6 июня 1943 года младший лейтенант. Останки Ивана Тихоновича Коваленко, уроженца Краснодарского края станицы Голубицкой, были обнаружены в ходе поисковой экспедиции Калужской областной военно-патриотической общественной организацией "Военный историк" осенью 2011 года.

Отдать последние почести пилоту Великой Отечественной прилетели лётчики, которые сейчас служат в той эскадрилье, что и младший лейтенант Коваленко 70 лет назад. В честь погибшего лётчика они пролетели на низкой высоте над памятником на самолётах Як-52 и Як-18.

Это не первая важная находка ребят из этой поисковой организации. В 2010 году в Ульяновском районе (пос. Дудоровский) ими были найдены останки лётчика Ивана Семёновича Гайдамакина (погиб 14 июля 1943 года), которые впоследствии были перезахоронены со всеми воинскими почестями на его родине в Ростовской области.

Соб. инф.

Дегероизация прошлого недопустима

Дегероизация прошлого недопустима

КНИЖНЫЙ  

  РЯД

Роль СССР в разгроме фашистской Германии во Второй мировой войне и послевоенном устройстве мира: исторические реалии и попытки фальсификации истории : Материалы Международной научно-практической конференции, посвящённой 65-летию победы СССР в Великой Отечественной войне (28-29 апреля 2010 г.). - М.: МГИУ, 2011. - 414 с. - 400 экз.

Одним из главных событий прошлого России, в которых судьба нашего Отечества была тесно сплетена с судьбой мира, по праву считается Великая Отечественная война 1941-1945 гг. - важнейшая и решающая часть Второй мировой войны. Но чем дальше в историю уходит 9 мая 1945 г., тем настойчивее становятся попытки умалить вклад СССР в Победу над германским фашизмом. На идеологическом фронте идёт ожесточённая борьба за сознание наших соотечественников, особенно молодёжи, которых стремятся лишить исторической памяти и исторической правды. Этот процесс не может восприниматься иначе как угроза духовной и национальной безопасности Российской Федерации.

Этим проблемам и была посвящена международная научно-практическая конференция, проведённая Московским индустриальным университетом (МГИУ). В мероприятии участвовали 60 докладчиков из ведущих научных и образовательных учреждений России и Украины по трём направлениям: "Роль СССР в разгроме фашистской Германии и послевоенном устройстве мира: итоги, уроки, интерпретации"; "Исторические реалии и попытки фальсификации истории Второй мировой войны и Великой Отечественной войны"; "Место и роль отечественной истории в мировоззренческой подготовке и патриотическом воспитании учащейся молодёжи в свете итогов Второй мировой войны и Великой Отечественной войны".

Следует особо отметить доклады некоторых участников, которые исследуют малоизученные и недоступные широкой общественности вопросы.

М.В. Зотова (Московский го[?]су[?]дарственный университет печати) в докладе "Органы государственной безопасности в начальный период Великой Отечественной войны" раскрывает многогранную деятельность органов  НКГБ - НКВД во взаимосвязи с развитием военных действий на фронтах Великой Отечественной войны.

"Так, представляет исторический интерес документ № 505 от 26 августа 1941 года, содержанием которого является директива НКВД СССР № 217, раскрывающая деятельность националистических организаций Прибалтики: "Таутининки", "Шаулю саюнга" и "Яунои Листува" в Литве, Крестьянская партия "Айзсарги" и "Перконкруст" в Латвии, "Измалиит", "Кайтселлиит" и "Вабс" в Эстонии по созданию антисоветских формирований под руководством германской разведки".

Авторы М.В. Вагабов (Дагестанская сельскохозяйственная академия) и М.М. Вагабов (МГИУ) в докладе "Попытки фальсификации истории Великой Отечественной войны на примерах Республики Дагестан" дают мощный отпор псевдоисторикам и лживым журналистам, утверждающим, что "в Красной армии встречались добровольцы из Дагестана, но основная масса земляков не очень-то рвалась на фронт".

"К исходу пятого дня войны число добровольцев-дагестанцев превысило 3,5 тыс. человек[?] На 1 октября 1941 года в армию народного ополчения республики добровольно вступили 11 тыс. 469 человек[?] На фронтах Великой Отечественной войны участвовало около 200 тысяч дагестанцев[?] 59 дагестанцев удостоены высокого звания Героя Советского Союза, 7 воинов из Дагестана стали кавалерами ордена Славы трёх степеней".

По словам ректора Московского государственного индустриального университета В.А. Дёмина, большинство докладов конференции отличали научная новизна, историзм, аргументированная оценка попыток фальсификации науки, исторических фактов и событий.

Софья АНДРЕЕВА

Война и Победа Джеммы Фирсовой

Война и Победа Джеммы Фирсовой

СОРОКОВИНЫ

Легендарное имя в отечественном кинематографе - Джемма Фирсова. Ей было шесть лет, когда началась Великая Отечественная война, и девочка как дочь военнослужащего всю войну провела на фронте. В одном из интервью она скажет: "Моим домом была война".

Стать режиссёром Джемма решила в 11 лет, после встречи с Михаилом Роммом, у которого на фильме "Секретная миссия" был ассистентом её отец. Школьные годы прошли в Кёнигсберге (Калининграде), потом был ВГИК (режиссёрский факультет, курс А. Довженко). Училась также у Ромма. Однако обладательница незаурядной внешности начала свою карьеру в кино с актёрских работ, и пусть небольшой список картин - всего 14, но это "Хождение по мукам", "Русский Сувенир", "Алые паруса", "Война и мир", "Белая птица с чёрной отметиной", "Это сладкое слово - свобода!"[?] В 1966-м Джемма Сергеевна дебютировала в качестве режиссёра игрового фильма. Но настоящий прорыв ждал Фирсову в документалистике, куда привёл её муж - знаменитый кинооператор-документалист, прошедший всю войну, - Владислав Микоша.

Первое, что ей предложили сделать, - фильм о Дне Победы. Очень пригодилась военная библиотека отца с воспоминаниями Черчилля, Монтгомери, Эйзенхауэра, советских военных, но Фирсова поняла, что неинтересно делать фильм только о финале войны, важнее проследить, как кончаются войны и меняются отношения между союзниками. Работая с военной хроникой, она узнавала места, которые сама в 1945 году прошла с нашими войсками в Польше, Германии, Пруссии. В результате получилось четыре часовых фильма - сериал "Зима и весна сорок пятого" (1972 г.). Впервые в нашем кино она сделала фильм не о Великой Отечественной войне, а о Второй мировой. Высокие награды (Ленинская премия, Государственная премия СССР) и призы международных кинофестивалей принесли автору 11 замечательных лент мировую известность. Среди её работ - "Поезд в Революцию", "Зима и весна сорок пятого", "Битва за Кавказ" в 20-серийной эпопее "Великая Отечественная", "Память навсегда", "Предупреждение об опасности", "Государь Император Николай II", "Владислав Микоша: Остановивший время"[?]

С конца 1970-х - начала 1980-х гг. работала в Госкино СССР главным редактором групп военно-патриотических художественных фильмов. В конце 1980-х - начале 1990-х гг. - эксперт-координатор программ сохранения и развития российских музеев (Архангельское, Абрамцево, Пушкинский комплекс в Санкт-Петербурге: Музей-лицей, Музей-квартира Пушкина на Мойке, Музей "Современника" и др.). В 1987-м после аварии на Чернобыльской АЭС она ушла из кино, участвовала в создании экологической организации "Союз Чернобыль" и написала несколько публицистических книг.

В канун празднования Дня Победы, 8 мая, Джемма Фирсова ушла из жизни на 77-м году. Остались её фильмы, мысли, чувства и светлая память о ней.

Арина АБРОСИМОВА