/ Language: Русский / Genre:love_short, / Series: Любовный роман

Сердце за семью замками

Линда Гуднайт

Меган, девятилетняя дочь известной топ-модели Джулиан Рейнолдс, тяжело больна. Спасти ее может только родной отец - шериф провинциального города Блеквуд Тейт Макинтайр. Однако он даже не знает о существовании дочери.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

     - У меня было пять баксов и бутылка бренди, а это означало, что целых два дня моя крошка будет со мной. Эй, ты только взгляни, какая красотка идет по улице! Спорим на пиво, что я знаю, как ее зовут.

     Шериф Тейт Макинтайр и его заместитель Джит Хэммонд сидели в небольшом кафе, где фирменным блюдом были жареные пончики. Облокотясь на стойку бара, Джит Хэммонд небрежно тыкал чашкой кофе в сторону длинноногой брюнетки, которая плавной скользящей походкой шла по улице. Шериф добродушно усмехнулся и напомнил своему заместителю о том, о чем знали все в округе.

     - Я не спорю на пиво, Джит. Ты же знаешь, я не пью.

     - Да знаю я, знаю. И в карты не играешь. - В глазах Джита вспыхнули озорные огоньки. - А я, признаться, люблю рискнуть разок-другой.

     Тейт засмеялся и.., чуть не поперхнулся куском вкусного орехового пирога. В тот самый момент, когда ветерок за окном, как будто заигрывая с прелестной незнакомкой, немного приподнял краешек ее юбки и обнажил стройные ножки, Тейт вдруг понял, кто эта женщина. Его кинуло в жар, сердце заколотилось. Он не знал, что она вернулась.

     Было смешно наблюдать, как Джит, вытянув шею, с вожделением взирал на ноги женщины за окном.

     - Ну, выше, выше! - шептал он. - Черт побери, да у нее самые классные ножки, которые я когда-либо видел. Неудивительно, что они всем так нравятся.

     - Услышь твоя жена, как ты болтаешь о пиве и чьих-то ножках, тебе бы снова пришлось ночевать у меня.

     Ради приличия Джит сделал виноватое лицо, что не помешало ему провожать взглядом брюнетку до тех пор, пока та не скрылась из виду.

     - Да-а, с такой поразвлечься - одно удовольствие, - заметил он блаженно. - Тейт, дружище, ну ты и крепкий орешек! Неужели неожиданное появление Джулиан Рейнолдс в нашем городишке спустя столько времени ничуточки не взволновало тебя?

     Тейт поежился и постарался сосредоточиться на горячем, сладком кофе. Ну, конечно же, он был не на шутку взволнован. Но совсем не так, как представлял себе Джит. Десять лет назад, когда Джулиан оставила Тейта, она украла у него любовь и сердце. И Тейт решил, что ни одной женщине больше не удастся стать причиной его душевных страданий.

     - Странно, почему мы ни разу не видели ее фотографий? - спросил Джит, по-прежнему вглядываясь в окно.

     - Джит, фотографируют ее ноги, а не лицо. А по ногам человека узнать трудно.

     Тейт не стал рассказывать о том, что он много раз видел эти божественные ноги в разных журналах и на рекламных плакатах. Их невозможно было не узнать, столь совершенными они были. До сих пор каждый раз, когда он вспоминал Джулиан, Тейт будто ощущал прикосновение ее гладкой как шелк кожи, тепло тела и чувствовал запах волос.

     Проклятье, опять он думает о ней! Сейчас не время. Лучше никогда не вспоминать о ней. Никогда!

     - Помните тот фильмец о балерине, что шел в прошлом году. Говорят, что в нем крупным планом сняты ее ножки.

     - Ну да. Я что-то слышал такое.

     - Точно! Тот рекламный щит, почти на границе нашего и соседнего штата. Я чуть не вылетел в кювет, когда увидел его. Клянусь, это она.

     Да, Джит был абсолютно прав. Как-то Тейт доехал туда, заглушил мотор и просидел в машине почти до рассвета. Неподвижно уставясь на освещенную картинку перед ним, он снова и снова воскрешал в памяти ту сцену, которая всегда преследовала его и которую он обычно гнал прочь.

     Тейт запил горечь от воспоминаний о Джулиан глотком остывшего кофе. Он был готов умереть за нее, так сильно он ее любил. Но они никогда не были парой. Тейт знал это тогда, он понимал это и сейчас. Джулиан достойна лучшей жизни. Что мог дать такой красавице незаконнорожденный полукровка? С досады он звонко шлепнул белой кружкой о блюдце.

     Швырнув деньги на стол, Тейт поднялся.

     - Пошли, Джит. Хватит рассиживаться, у нас полно дел.

     Тучный Джит с грохотом отодвинул стул, подтянул мешковатые штаны и пошел за шефом, бросив напоследок:

     - А интересно, что она делает здесь спустя столько времени?

     Именно на этот вопрос Тейт и пытался сейчас найти ответ.

     Джулиан Рейнолдс приехала в Блэквуд по очень важному делу.

     Нарочито покачивая великолепными бедрами, она шагала по залитой солнцем главной улице города к муниципальному зданию. С каждым шагом она была ближе к человеку, в чьих руках сейчас находилась вся ее жизнь. Джулиан волновалась. Этот мужчина был женат, счастлив, и успех сопутствовал ему. Джулиан не собиралась вставать на пути той, которую выбрал Тейт, но безнадежная ситуация требовала отчаянных поступков. Она еще не решила, как попросит его о помощи. Ей не хотелось раскрывать настоящую причину ее столь неожиданного возвращения в Блэквуд, Огромные часы в парке при доме ритуальных услуг показывали начало первого. Взглянув на них, Джулиан побелела от страха. Часы казались ей неумолимым напоминанием о смерти. Как зловещий коршун, что парит над добычей, неся ей смерть, часы беспощадно отстукивали время, забирая ее дни и ночи. С каждым мгновением смерть подкрадывалась все ближе. И только милость божья и современная медицина помогали Джулиан.

     Теплый весенний ветер разносил нежный аромат тюльпанов, которые росли по обе стороны от высокой лестницы к зданию ратуши. Джулиан поднялась по лестнице и вошла в прохладный, темный холл.

     Ее единственный ребенок, солнышко, которое грело и заставляло Джулиан жить, бедняжка Меган, умирала. И только пересадка костного мозга могла ее спасти. Даже после нескольких недель настойчивых поисков и исследований не удалось найти донора для ее малышки. Обстоятельства заставили Джулиан нарушить клятву никогда не вмешиваться в жизнь Тейта. Она собрала чемодан и поехала в Блэквуд искать отца Меган. Джулиан вернулась в родной город, чтобы найти Тейта Макинтайра.

     В приемной шерифа было пусто. Джулиан помедлила, собирая все свое мужество, чтобы открыть дверь. В горле пересохло. Уверенность таяла быстро, как снежинка в теплой ладони. А вдруг он откажет? Глубокий вдох помог унять дрожь. Джулиан повернула круглую ручку двери в кабинет Тейта.

     Дверь оказалась запертой. С досады Джулиан прислонилась лбом к прохладной табличке из меди с надписью "Шериф Тейт Макинтайр" и заплакала. Сказывалось напряжение. Слез, которые Джулиан выплакала за последнее время, хватило бы на то, чтобы наполнить океан. Но они приносили облегчение и давали силы дальше бороться с бедой.

     - Вы кого-то ищете?

     Низкий, резкий голос заставил ее встрепенуться.

     Джулиан рывком расправила плечи, смахнула слезы и обернулась. Всего в трех шагах от нее стоял Тейт "Макинтайр. С годами он возмужал и теперь выглядел намного интереснее, чем десять лет назад.

     Сердце екнуло и ушло в пятки. Это все нервы, подумала Джулиан. Любая женщина расплылась бы в улыбке при виде такого высокого, смуглого и симпатичного полицейского. Но Джулиан испугалась. Испугалась его неожиданного появления.

     Как он изменился! На нем была накрахмаленная полицейская рубаха, голубые джинсы с отглаженными стрелками, начищенные коричневые ботинки. Профессия полицейского оставила отпечаток беспристрастности и сдержанности на лице. В нем чувствовались большая физическая сила, уверенность, спокойствие. Накачанные мускулы буграми выпирали из-под рубахи. Ее оливковый цвет оттенял смуглую кожу и зеленые глаза. Черные, короткие, почти по-военному постриженные волосы подчеркивали высокие скулы. Джулиан оторопела.

     Красивый парень превратился в мачо, мечту любой женщины.

     Откуда-то из глубины здания послышались позывные полицейской рации. Тейт прислушался, ни на минуту не сводя глаз с Джулиан.

     За эти годы она много раз представляла его. Но все-таки оказалась не готовой к встрече с ним. Ее застали врасплох. Уши горели, кровь пульсировала в висках.

     Глубоко запрятанные эмоции грозились вырваться на свободу и обрушиться с новой силой на человека, которого Джулиан когда-то любила страстной подростковой любовью. Джулиан подавила их. Тейт - это прошлое! Она была здесь ради Меган. Только ради Меган.

     У Тейта перехватило дыхание. Не может быть!

     Не веря своим глазам, Тейт глядел на высокую брюнетку с гибким, изящным станом. Джулиан Рейнолдс не только вернулась в город, но и сейчас, здесь стояла перед ним и смотрела на него обеспокоенными голубыми глазами. Впервые за десять лет Тейт почувствовал, что ему трудно справиться с искушением все бросить и поплыть по течению реки любви и страсти.

     Чтобы сохранить самообладание, он вдохнул побольше воздуха в легкие. Джулиан всегда нравилась Тейту, даже когда парни называли ее дылдой и жердью. Подобно алмазу, который после огранки становится бриллиантом, Джулиан после десяти лет работы в модельном бизнесе, где красоту холят и лелеют, превратилась в принцессу, небожительницу.

     Тейт не хотел этого замечать. Не хотел! Сопротивлялся. Но ничего не мог с собой поделать. Волшебство ее красоты действовало на него как наркотик.

     - Здравствуй, Тейт.

     Джулиан протянула руку. Накладные ногти украшали длинные ровные пальчики. Какой же он был дурак! Ну зачем он пожал ее руку! Тейта как будто оглушили током. Настолько сильным было ощущение от прикосновения к ее теплой, бархатной коже.

     Боже, что с ним делала женщина, которая уже однажды завладела его сердцем. Тейт задыхался, не в силах заговорить. Черт, он даже не мог думать!

     Нужно было как-то жить после того ухода Джулиан. Как когда-то он вычеркнул из памяти своего отца, Тейт забыл, заморозил все воспоминания о Джулиан. Но она вернулась. И неуправляемая лавина прежних чувств хлынула снова. Тейту трудно было справиться с собой. Сила ее обаяния была безгранична. Время и напряженная работа помогли зарубцевать сердечную рану, унять душевную боль. Но ничто за долгие десять лет не заполнило пустоту в душе, которую оставила Джулиан, когда уехала в большой мир искать удачу.

     Тейт помнил, что ей пришлось отослать свое фото в модельное агентство. Для Джулиан тогда наступили тяжелые времена. Им с мамой пришлось заложить дом. Они едва сводили концы с концами. Но Тейт даже представить не мог, что ему будет так больно, когда Джулиан не вернулась. Она не приехала даже тогда, когда Тейт получил травму, после которой ему пришлось завершить спортивную карьеру. Со временем душевная боль превратилась в гнев, а гнев - в горечь. Впрочем, Джулиан права. Она никогда не клялась ему в любви до гроба. После ее отъезда Тейт попал в нехорошую историю, наделал долгов - в общем, покатился по наклонной плоскости. Именно тогда он решил упрятать сердце за семью замками. Не дай бог еще раз почувствовать себя брошенным.

     Если бы у Тейта была развита интуиция, он бы понял, зачем приехала Джулиан, и, возможно, отправил бы ее обратно в Лос-Анджелес.

     - Как твои дела? - спросила Джулиан вкрадчивым, медовым голосом, который когда-то приводил Тейта, созревшего подростка, в состояние сильнейшего возбуждения. Сексуальные фантазии возникали даже тогда, когда Тейт просто болтал с Джулиан по телефону. О боже! Самый сексуальный голос, самые сексуальные ножки, самая сладкая девочка на свете...

     - Ничего, спасибо. А ты как? - Усилием воли Тейт заставил себя наконец-то выпустить ее руку.

     Затем он сделал шаг вперед и открыл кабинет.

     Только господу богу было известно, как ему необходимо сесть и постараться взять себя в руки.

     Тейт пропустил Джулиан вперед. Она первой вошла в кабинет, оставив за собой едва уловимый аромат вкусных дорогих духов. Тейт не знал их названия. Да он никогда и не разбирался в таких вещах. Зато он мог с закрытыми глазами, по одному запаху учуять выпившего водителя.

     - Много времени прошло, - сказала Джулиан, внимательно разглядывая старый небольшой кабинет. Чтобы заслужить его, Тейту пришлось немало поработать. Его стол, впрочем как и всегда, был завален бумагами. Старый кондиционер работал с натугой. Тейт почувствовал себя неуютно. Наверное, Джулиан привыкла к богатству, к блеску и его кабинет напоминал ей вонючую дыру.

     - Много, - повторил Тейт и мельком взглянул на календарь на столе. Если быть точным, то десять лет, семь месяцев и тринадцать дней. Дата ее отъезда глубоким шрамом отпечаталась на его сердце.

     Рубец был похож на неудачную татуировку, которую невозможно свести никакой операцией. - Я слышал, твои дела идут хорошо.

     - Слышал?

     Тейт недоуменно пожал плечами. Он не желал, чтобы Джулиан догадалась о том, как он по крупицам добывал информацию о ней. Тейт молил бога, чтобы Джулиан стала звездой. И тогда бы все журналы и газеты пестрили ее фотоснимками и статьями. А иногда Тейт фантазировал, что однажды Джулиан вернется домой, сломленная и одинокая.

     В своих мечтах он представлял себя единственным мужчиной, который нужен ей, единственным, кто смог бы помочь. Тейт, как глупенький ребенок, верил в несбыточное.

     Он переступил с больной ноги на здоровую. Колено ныло. Должно быть, к перемене погоды, если давнишняя рана так болит. А может быть, сказывался восемнадцатичасовой рабочий день. Девять из них он провел на ногах, прочесывая лес в поисках потерявшегося ребенка. Но нет, ни в коем случае Тейт не жаловался. Он любил свою работу.

     Когда Тейт вернул ребенка обезумевшим от страха родителям, он испытал радость и ликование. Будто получил миллион долларов.

     Тейт стоял, стараясь не наступать на больную ногу. Джулиан это заметила. С чисто женским любопытством она внимательно посмотрела на него и опустила взгляд на колено. От такого пристального взгляда Тейту стало жарко, хотя за окном был лишь апрель.

     - У меня никак не получалось сказать тебе, насколько я сожалею о травме. Она все еще беспокоит тебя?

     Так она все знала. И даже ни разу не позвонила.

     - Иногда, - отрезал Тейт. Почему она говорит об этом только сейчас?

     Джулиан нежно взяла его за руку. И снова Тейту показалось, будто его ударило током. Ему вдруг захотелось положить голову ей на грудь и заплакать от слабости и облегчения. Глупец! Эти годы страданий ничему не научили его.

     - Я всегда сочувствовала тебе.

     Если Джулиан так переживала, почему же она не приехала? Почему она не стала той единственной, которая могла помочь пережить черную полосу в жизни? Почему Джулиан оставила его в одиночестве утопать в алкоголе и изнывать от жалости к себе. Если бы не Джулиан, Тейт никогда не женился бы на первой встречной женщине, которая добровольно согласилась вынести весь этот кошмар.

     - Ну, это было давно. - Тейт шагнул вперед. Теперь между ними был стол. Невозможно было постоянно слышать тонкий, соблазнительный аромат ее духов. - Давным-давно.

     Тогда они были молоды. И им казалось, что молодость вечна. Джулиан станет известной моделью. Тейт профессиональным футболистом. И они всегда будут вместе, богатые и успешные. Но все сложилось совсем не так, как хотелось. Мечта Джулиан сбылась, а мечта Тейта разбилась, как хрусталь, на мелкие осколки. Все случилось во время матча, открывавшего футбольный сезон. Три минуты перечеркнули всю его жизнь: мечты, надежды, стремления...

     После того несчастного случая Тейт погрузился в пьяную пучину, топя гнев и злобу в алкоголе.

     Гордость не позволяла Тейту позвонить Джулиан.

     А оттого, что Джулиан не звонила, Тейт впадал в бешенство. Потом появилась Шелли, женственная и симпатичная. Она была готова терпеть его пьяные приступы гнева и жалости к себе. Шелли оказалась для Тейта спасительным якорем, символом надежды тогда, когда он желал смерти. А искаженное алкоголем чувство благодарности и жизненная необходимость верить в то, что ты кому-то нужен, подтолкнули Тейта к женитьбе. Он женился на Шелли спустя меньше месяца после их знакомства.

     Чтобы отогнать нахлынувшие воспоминания, Тейт встряхнул головой. Не было никакой необходимости воскрешать в памяти давно прошедшие дни.

     - Итак, что привело тебя в Блэквуд?

     И скоро ли ты улетаешь обратно? - добавил он про себя.

     В прекрасных голубых глазах Джулиан читалось волнение. Что это? Нервы? Тревога?

     Тейт искоса взглянул на Джулиан. Ему было хорошо знакомо подобное выражение. По ее напряженному лицу он понял, что она чего-то боится.

     Тейт потянул к себе кресло. Его разболтанные ролики с грохотом прокатились по коричневому кафелю. Он выжидал время. Профессиональное чутье подсказывало, что нужно быть настороже.

     - Не возражаешь, если я сяду? - спросила Джулиан, шевеля пухлыми соблазнительными губками. - Мне нужно обсудить с тобой одно очень важное дело.

     В душе Тейта шла напряженная борьба между благородством и здравым смыслом. С одной стороны, Тейт был готов прямо сейчас броситься защищать Джулиан от любого врага, который посмеет обидеть ее. Но с другой стороны, кто защитит самого Тейта от Джулиан? Он пригласил Джулиан присесть на зеленый стул, который стоял прямо напротив стола. И тут же пожалел об этом. Ее красивые длинные ноги оказались в поле его зрения. У него защемило в груди. По-хорошему ему следовало сразу выставить ее за дверь.

     - Дело? - Любопытство взяло вверх. - Какое же дело могло привести Джулиан Рейнолдс назад в Блэквуд?

     Сохраняя озабоченное выражение лица, Джулиан потянулась вперед. Ее шелковая голубая блузка немного оттопырилась, привлекая невольный взгляд. Тейт почему-то вдруг подумал, что красота этой женщины может толкнуть на преступление.

     Он же ничего о ней не знает. Тейт не встречался с Джулиан все эти годы. Их связывает только прошлое, которое лучше сейчас не ворошить.

     Послышался мягкий звук звонка. Тейт едва не выругался. Этого еще не хватало! И вообще он слишком занят, чтобы разбираться с проблемами Джулиан Рейнолдс. Чем скорее он выяснит, что ей надо, тем скорее она уйдет и тем скорее нежелательные воспоминания отпустят его.

     Сделав указательным пальцем левой руки жест, означавший "подожди минуточку", Тейт нажал кнопку.

     - Да?

     Из спикерфона послышался голос секретарши:

     - Миссис Барклей просит вас заехать к ней. Она утверждает, что этот извращенец-вуаерист вновь объявился.

     С раздражением в голосе Тейт зарычал в ответ:

     - Почему тебя не было на месте?

     - У любого человека есть мочевой пузырь, Тейт.

     Не надо спускать на меня всех собак.

     Тейт украдкой посмотрел на Джулиан. Едва сдержав улыбку, та встала и начала прохаживаться по кабинету, шурша голубой юбкой. Тейт резко повернулся на роликовом кресле в противоположную сторону. Невозможно сохранять спокойствие, глядя на нее.

     Для Тейта было унизительно в присутствии Джулиан выслушивать бесцеремонную болтовню своей секретарши. Чертовка! Как она разговаривает! Но по опыту он хорошо знал, что не стоит перечить Рите Магнифисент. Она больше, чем просто секретарь. Без нее Тейту придется трудно.

     - Передай миссис Барклей, что я подъеду к ней, как только освобожусь.

     - Она сказала, чтобы вы не торопились. А еще попросила, не смогли бы вы заехать по пути в магазин и купить кошачьего корма для Пенелопы.

     Тейт недовольно усмехнулся. Опять то же самое! Он уже не раз бывал у миссис Барклей. Бедная старушка. Чего не сделаешь от одиночества?

     Интересно, какой пирог она испекла на этот раз?

     Хорошо бы съесть кусочек-другой, пока она будет развлекать его игрой на пианино.

     - Договорились.

     Боковым зрением Тейт наблюдал, как Джулиан внимательно разглядывала его дипломы и похвальные грамоты. Они были развешаны на стенах, придавая маленькому, захламленному всякой всячиной кабинету торжественный вид. Тейту очень хотелось, чтобы она заметила диплом, который он получил в колледже. Тейт гордился им и тем, что ему пришлось немало потрудиться над ним. Это только Джулиан все доставалось на блюдечке с голубой каемочкой.

     Когда Тейт собрался отключить спикерфон, Рита снова заговорила:

     - Не забудьте, вы должны вернуться вовремя. У вас занятие по стрельбе.

     - Что-нибудь еще?

     - Список на вашем столе. Встреча с окружным комиссаром в четыре. Завтра утром оперативка. А после работы вечеринка по случаю дня рождения Марты...

     - Все понятно. Спасибо.

     Джулиан посмотрела на Тейта любопытными глазами.

     - А ты, оказывается, очень занятой человек.

     - Работа есть работа. Поэтому, если ты не возражаешь.. - Тейт говорил тише и тише в надежде, что это заденет Джулиан и она уйдет. Ее затянувшийся визит начал действовать ему на нервы.

     Но Тейту не удалось вывести Джулиан из себя.

     Наоборот, она поудобнее устроилась на зеленом стуле и начала спокойно рассказывать историю, легенду, которую она заранее придумала и отрепетировала.

     - Я вернулась домой, чтобы заняться благотворительностью. Ну, ты, наверное, знаешь, так иногда делают известные люди, когда хотят снизить налог на доходы.

     Джулиан ослепила Тейта обворожительной белоснежной улыбкой, которая была такой же фальшивой, как и ее слова. Еще Джулиан сказала, что ее идея не имеет никакого отношения ни к ее известности, ни к налогу на доходы. Она совершенно бесплатно принимала участие в работе общественной благотворительной организации, искала добровольных доноров для пересадки костного мозга.

     Последнее время она даже возглавляла эту организацию. В общем, благотворительность стала для нее жизненной необходимостью. Джулиан помогает больным детям из чувства сострадания и милосердия.

     От удивления Тейт поднял брови. Такого поворота в разговоре он никак не ожидал. Сжав руки в замок на затылке, Тейт откинулся на спинку стула.

     - А какое все это имеет отношение ко мне?

     Джулиан скрестила руки под грудью. Спустя столько лет она и не надеялась на доброжелательный прием. Но она никак не ожидала наткнуться на такое дремучее равнодушие. На нее как будто бы выплеснули ушат холодной воды.

     Джулиан посмотрела в окно и задумалась.

     Два месяца назад пришла пугающая новость.

     Количество лейкоцитов вновь начало расти. Оказалось, что химиотерапия лишь на время затормозила развитие болезни. Остался последний шанс.

     Единственной надеждой на излечение была пересадка костного мозга. Джулиан не могла не обратиться к Тейту за помощью. А пока Меган проходила второй курс химиотерапии. Эта вынужденная мера была сейчас жизненно необходима. Она сдерживала рост белых кровяных телец и помогала выиграть время. Но никто не гарантировал того, что донор найдется раньше, чем количество лейкоцитов опять начнет увеличиваться.

     С тех пор каждый день был наполнен страхом.

     Меган, ее дочурка, красавица, в свои девять лет уже столько пережила и выстрадала! Впрочем, как и десятки других детишек, которые тоже ждали пересадки костного мозга.

     Если бы только Джулиан удалось уговорить Тейта, не рассказывая ему о Меган! Всем было бы лучше: и Меган, и Тейту, и его жене... Ведь любой жене, даже бывшей, неприятно вдруг узнать о том, что у ее мужа есть дети от первой любви. Поэтому Джулиан просто не имела права обижаться на холодность со стороны Тейта. Она не могла вот так повернуться и уйти. Джулиан должна была вытерпеть все! Ради Меган.

     Джулиан облокотилась на кучу документов на столе и посмотрела Тейту прямо в глаза. Тяжело, с глухим уханьем кондиционер гнал освежающую струю прохладного воздуха. Но это не спасало от неприятного пощипывания на затылке. Джулиан вспотела.

     - Я хочу пополнить базу данных новыми именами потенциальных доноров для пересадки костного мозга. Так как мой родной город является столицей племен индейцев семинолов, я подумала, что было бы хорошо начать с родных пенатов.

     Тейт нахмурился. Ее слова озадачили и, несомненно, заинтриговали его.

     - Донорство, говоришь?

     - Ну да. Для начала будет достаточно анализа крови. Все результаты заносятся в компьютер. А потом, если кому-то понадобится трансплантат, врачи всегда смогут через базу данных быстро найти подходящего донора.

     - А я думал, что обычно это делают родственники.

     У Джулиан подскочило давление. Она поторопилась натянуть на лицо счастливую и радостную улыбку. Получилось неестественно.

     - Ну это в идеале. А в жизни не всегда у членов семьи совпадают характеристики крови.

     Нервы ни к черту! Джулиан было необходимо срочно успокоиться.

     - А почему ты решила начать с национальных меньшинств?

     Именно! Это была самая важная причина на свете. Все дело в том, что Меган унаследовала генетический тип Тейта. А в его жилах текла кровь индейцев семинолов!

     - Да, я согласна, среди представителей национальных меньшинств трудно найти потенциальных доноров. Почти невозможно, потому что они, как правило, имеют неповторимый генетический код.

     Но чем разнообразнее донорская база данных, тем больше шансов спасти нуждающихся в операции детей. Поэтому нам необходимо тестировать все местное население.

     - Нам?

     Джулиан пожала плечами. Она чуть не выдала себя. У нее не было сейчас ни малейшего желания обсуждать с ним ни свою, ни его жизнь. Но участие Тейта могло спасти жизнь Меган.

     - Я собирала статистические данные некоторое время. И пришла к выводу, что подавляющее большинство детишек можно было спасти, если бы человек с подходящей группой крови был занесен в картотеку.

     Десятки раз сердце Джулиан разрывалось на части, когда красивые дети, которых они с Меган знали, увядали, так и не дождавшись донора. А другие просто теряли надежду на выздоровление. Так или иначе Джулиан должна разорвать этот замкнутый круг!

     - Но почему ты пришла ко мне? Почему бы тебе не обратиться в больницу или в любую другую здравоохранительную организацию. Может быть, даже коммерческую.

     - Я уже была в одной больнице. Главный врач заявил, что моя идея - это прекрасная возможность для развития общественных отношений. Например, компания мобильной связи "Сатурн" согласилась стать спонсором. Все расходы за связь между потенциальными донорами и нашей общественной благотворительной организацией "Сатурн" берет на себя. Через эту компанию мобильной связи люди будут присылать сообщения о том, что они готовы сдать кровь, а если понадобится, то и костный мозг.

     Тейт снова откинулся на спинку стула, нахмурил брови и задумался. Яркий луч солнца заглянул в окно и озорным отблеском сверкнул на черных как смоль волосах Тейта.

     - И все-таки, при чем здесь я?

     - Я стараюсь привлечь к этой деятельности все общественные организации, всех руководителей. И мэра, и школьную администрацию, и начальника пожарной охраны... А ты бы мог повлиять на участие семинолов... - Джулиан осеклась на полуслове. По лицу Тейта было видно, что в нем закипает ярость. Дуреха! Она-то думала, что Тейт наконец проникся ее идеей. Но нет! Это его только разозлило. Невозможно достучаться до него!

     - Если тебе нужны индейцы семинолы, обращайся к племенным вождям. И не надейся, что я займусь этим.

     Ее сердце замерло.

     - Но я думала...

     - Думала что, Джулиан? Ты считаешь, что можешь вот так запросто прийти сюда, как будто и не было этих десяти лет. А я наплюю на все дела по округу и брошусь зазывать народ ради твоей выгоды?!

     - Да нет же! Это вовсе не то, что я имела в виду. Боже! Что она сделала не так? Чего она не учла? Я же говорю. Ты - шериф. У тебя есть определенный авторитет. И ты мог бы им воспользоваться...

     - Воспользоваться?! Ну уж нет! Как-нибудь без меня.

     Джулиан так сильно сжала кулаки, что ногти впились в кожу. От отчаяния ей хотелось орать, плакать, побить Тейта. Только бы он ее услышал.

     Все вышло не так, как надо.

     - Да нет же, ты все не правильно понял.

     Тейт шумно выдохнул.

     - Послушай, Джулиан, ты можешь думать обо мне что хочешь. Но я действительно очень занят. И меня утомил весь этот разговор. Существует много людей, которые смогут тебе помочь. И я надеюсь оказаться последним в этом списке.

     Конечно, она все это выдумала. Но что ей оставалось делать? Ну не могла она, не осмелилась рассказать правду.

     Джулиан с трудом удалось сохранить спокойствие. Не время устраивать истерику. Если она сейчас не сдержится, то Тейт поймет, что дело вовсе не в благотворительной организации.

     - Когда-то мы были хорошими друзьями...

     - Да, когда-то, - прервал ее Тейт. - Но это "когда-то" было очень давно. И я не хочу к нему возвращаться. А теперь извини... Он воткнул ручку в подставку и резко встал из-за стола. - Мне необходимо навестить миссис Барклей.

     - Подожди, пожалуйста.

     Но Тейт не слушал Джулиан.

     Она с тревогой в глазах посмотрела, как Тейт схватил фуражку и поспешил выйти из кабинета.

     Все в нем говорило о том, что он ни минуты больше не желает выносить ее присутствие.

ГЛАВА ВТОРАЯ

     - Мама, он отказал. - Джулиан крепко сжимала трубку телефона, стараясь не паниковать.

     - Надо заставить! - послышался резкий скрипучий голос Беверли Рейнолдс.

     - Это я и сама знаю! Но как?! - закричала Джулиан в трубку. Плюхнувшись на зелено-коричневое гостиничное покрывало, Джулиан заговорила мягче, спокойнее:

     - Извини. Мне так страшно. Что будет, если мне не удастся уговорить его? - Джулиан помассировала виски. Головная боль усиливалась. - Я не знаю, что мне делать.

     По телевизору шла реклама. Ее ноги рекламировали какой-то новый суперкрем для депиляции.

     Джулиан отвернулась. Какая фигня! Вранье все это..

     - Солнышко, даже не знаю, чем могу тебе помочь, - с горечью в голосе ответила миссис Рейнолдс. - Если бы не я, ты смогла бы спокойно рассказать Тейту все как есть. Ведь все, особенно Меган, уверены, что Тейта нет в живых.

     - Я не хочу стать причиной раздора в его семье.

     Но если он не согласится, то у меня не останется выбора.

     - Нет, только не это! Ты не можешь рисковать Меган! - Визгливый крик миссис Рейнолдс едва не разорвал барабанную перепонку Джулиан. - Врачи десятки раз говорили нам, что нельзя волновать, огорчать Меган. Спокойствие и эмоциональное равновесие жизненно важны для хрупкой иммунной системы. Неожиданная новость, что отец жив, может убить ее. - Беверли измученно вздохнула. Это я во всем виновата. Мне не надо было врать и сочинять всю эту чепуху о смерти Тейта.

     - Мама, ты думала, что так будет лучше. Я ни в чем тебя не виню.

     Когда Джулиан с мамой перебрались в Лос-Анджелес, Джулиан поняла, что беременна. Ради спасения доброго имени миссис Рейнолдс выдумала историю о гибели зятя.

     - Ты была такой молоденькой и такой упрямой.

     Вбила себе в голову, что нельзя, видите ли, мешать его футбольной карьере. Я тогда возненавидела этого парня. А ты о себе думала?! Беременная лезла из кожи вон, чтобы пробиться в этом сумасшедшем модельном бизнесе. Ты решила во что бы то ни стало обойтись без него. А ведь именно он был причиной всех твоих проблем! Я только хотела защитить тебя и Меган от злых языков.

     - Я знаю, мама, знаю. - Джулиан уставилась на черные пятна на потолке. Она тысячи раз мысленно возвращалась к тем тяжелым дням. И каждый раз задавала себе один и тот же вопрос: можно ли было сделать что-то иначе? И каждый раз не находила ответа.

     Миссис Рейнолдс всегда была против Тейта. Но она негодовала, когда Джулиан запретила рассказывать ему о ребенке. Джулиан защищала Тейта.

     Она боялась, что если он узнает о беременности, то бросит спортивную школу, его единственную возможность выбраться из ужасающей нищеты. Бедность всегда угнетала Тейта. Ему пришлось бы возвратиться на прежнюю работу, чтобы прокормить жену и ребенка и навсегда распрощаться с мечтой стать лучшим футболистом. Он бы сломался. Спустя некоторое время Джулиан передумала.

     Но было поздно. Тейт уже предал ее. Женился на другой. Так Джулиан и стала жить во лжи во имя спасения.

     - Ты никогда не одобряла мой выбор, мама. Но сейчас Тейт очень сильно изменился.

     - Изменился? Доченька, я с трудом могу в это поверить.

     - Правда. Он совершенно не похож на того плохого парня с длинными черными патлами, наглым взглядом и вызывающим поведением, которого ты знала десять лет назад. Теперь его все уважают.

     Ему только нимба не хватает. Все обращаются к нему за помощью, за советом. А он ко всем добрый и внимательный. Ко всем, кроме меня!

     - Не понимаю, какие у него основания сердиться на тебя, - фыркнула Беверли. Она пыталась поддержать Джулиан. - Ты ведь не виновата в том, что он бросил спортивную школу и женился на этой девице. А ты, между прочим, в это время носила его ребенка. Я никогда не прощу ему Меган.

     - Мама, не надо так. Пожалуйста. Мне и без того тошно. - Джулиан еще сильнее сжала трубку телефона. - Как там Меган? Дома?

     - Нет, в школе. С тех пор как ты сказала ей, что постараешься найти донора среди родственников папы, она повеселела.

     В безмолвной молитве Джулиан поблагодарила бога за Меган. Болезнь давала небольшую передышку. От радости и от боли переживаний у Джулиан защемило в груди.

     - Она поправилась?

     - За два-то дня? Джулиан, ну ты сама прекрасно знаешь. - Голос Беверли вдруг наполнился гордостью. - Меган вся в тебя. Такая высокая, стройная.

     Джулиан представила худенькое, с высокими, как у Тейта, скулами лицо Меган, темно-зеленые глаза и открытую улыбку. Меган всегда улыбалась.

     Ее тоненькие, как хворостинки, ручки торчали из рукавов футболки. У Меган так часто выпадали волосы, что она привыкла ходить в бейсболке. Впрочем, она не снимала ее даже тогда, когда волосы отрастали. Сердце Джулиан наполнилось горячей материнской любовью. Меган была удивительным ребенком. В ней было столько жизни и столько любви. В голове не укладывалось, что она умирает.

     - У меня скоро встреча с главным врачом больницы, а позже с менеджером радиостанции. Так что я, пожалуй, пойду. - Джулиан села на краешек постели. - Передай Меган, что я ее очень люблю.

     - Постарайся не волноваться, Джулиан.

     - Ладно, если ты сама не будешь нервничать. Почти каждый их телефонный разговор заканчивался этими словами.

     - У нас все прекрасно. Вон идет Юджин на обед, а за ним Меган. А еще начался мой любимый сериал.

     Бухгалтер Юджин Ричмонд всегда был внимательным к ним. Джулиан прекрасно понимала, что ее маму и этого человека связывало более глубокое, чем дружба, чувство. Джулиан была не против их отношений. Но она без особого энтузиазма думала о возможной женитьбе. По правде говоря, если бы не Беверли, которая бросила все свои дела и ухаживала за Меган, Джулиан вряд ли смогла бы работать в модельном бизнесе, с его безумным графиком съемок. А деньги были очень нужны. Оплата медицинских услуг съедала большую часть доходов. Каждый доллар был на счету. Но мистер Ричмонд оказался благороднейшим человеком. Учитывая бремя ответственности, которое лежало на Джулиан и ее маме, Юджин предложил миссис Ричмонд только дружбу. Хотя мог и хотел предложить руку и сердце.

     Джулиан повесила трубку и растянулась на двуспальной кровати. По старой привычке она начала делать комплекс упражнений для ног. Скучное, но крайне необходимое занятие. Оно помогало поддерживать ноги в той форме, которая была высоко востребована в рекламе на телевидении, в журналах и на съемках в кино. Время от времени Джулиан задумывалась над тем, что она будет делать, когда ее ноги выйдут в тираж. Как Джулиан будет поднимать больного ребенка? Агентства любили Джулиан. Она приносила бешеные доходы. Но у Джулиан давно не было иллюзий насчет этого глупого и пустого бизнеса, полного фальши и мыльных пузырей. Зарабатывать на жизнь красотой тела - дело для молодых. Но как быть, когда красота увянет, а тело постареет?

     В миллионный раз она пожалела, что не получила образования, не выучилась на медсестру или учительницу. У нее сейчас был бы пусть небольшой, но стабильный заработок. И ей не пришлось бы с ужасом думать о будущем. Со злостью Джулиан накручивала педали воздушного велосипеда.

     Джулиан ничего из себя не представляла. Ничего.

     Только пара стройных ножек.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

     - Шах!

     Тейт тяжело вздохнул, изображая сильную досаду.

     - Да ты опять жульничаешь, старина, - дружелюбно обратился он к мужчине, который сидел напротив.

     Каждый вторник, в полдень, а любую погоду Тейт посещал заседание комиссии по благотворительности. А потом быстренько сматывался в комнату для пенсионеров, где любил сыграть пару-тройку партий в домино или шахматы. Сегодня Тейт отбивал атаки давнишнего друга и бывшего наставника Берта Аткинса.

     - Ха! Да тебя и обманывать не надо, когда ты так играешь. - В голосе послышалось ликование.

     Старик засунул в рог еще один мятный леденец суперсредство против курения. - Вижу, тебе не до игры. Похоже, твоя голова занята очередным делом. Я могу тебе чем-нибудь помочь?

     Берт Аткинс служил шерифом в Семинольском округе до тех пор, пока второй инфаркт не отправил его на пенсию. Но ум у старика был таким же острым, как и много лет назад. Он всегда с невероятной точностью определял, когда у Тейта возникали проблемы на работе.

     И правда, Тейт пытался раскрыть одно очень подозрительное дельце об ограблении магазина.

     Ему никак не удавалось схватить заказчика. Хотя он уже понял, что главной действующей фигурой в этом деле был один очень уважаемый в округе человек. Будет нелегко вывести его на чистую воду.

     Тем более что разоблачение может вызвать неодобрение у многих людей. А в этом году выборы.

     На мгновение Тейт нахмурил брови и задумался над шахматной доской. Удачный ход черным конем уничтожил пешку противника.

     - Не так уж я и плох. Поберегись, дружище.

     Но если быть откровенным, то Тейт действительно не мог сосредоточиться на игре. Мысли о Джулиан не оставляли его ни на минуту. Он вспоминал первое мгновение их встречи, когда она стояла понурая и сломленная, с поникшей головой возле его кабинета. Или ему показалось? Новость о возвращении Джулиан Рейнолдс уже облетела Блэквуд. И Тейту казалось, что все жители города обсуждают идею о донорстве. Брр! Тейт встряхнул головой. Приезд Джулиан нарушил покой в его душе, все перевернул с ног на голову. В данный момент он ощущал себя сопляком, таким же мальчишкой, как и десять лет назад.

     Бодрый голос Берта прервал ход его мыслей.

     - Ну и задачку ты мне задал. Придется пораскинуть мозгами. А ты пока угощайся. - Берт протянул Тейту коробочку с леденцами.

     Чтобы уважить старика, Тейт вытащил конфетку и положил в рот. Пока Берт обдумывал ход, склонив седую голову над шахматной доской, Тейт огляделся. В комнате находилось около дюжины людей. Тейт подумал, что десять лет напряженного труда во благо людей не прошли даром. Горожане Блэквуда уважали Тейта. И вроде бы все у него хорошо и всем он доволен. А на душе тревожно. Неожиданное появление Джулиан разбередило старую сердечную рану. В дальнем углу комнаты на диване сидели три женщины. Они вышивали тамбуром и о чем-то мило судачили. По взглядам, которые они бросали в его сторону, Тейт догадался, что речь идет о нем. Скорее всего, они обсуждают его личную жизнь.

     Кого на этот раз сосватали ему кумушки? Какую-нибудь новенькую библиотекаршу? Или, может быть, внучку Мери? Она, кажется, недавно развелась. Женщинам Блэквуда было чрезвычайно любопытно, почему их красавец шериф не женится. Столько неустроенных прелестниц, постарше и помоложе, мечтали стать верными супругами Тейта. Как говорится, и в печали, и в радости... Но шериф оставался со всеми одинаково любезным и безразличным, несмотря на все попытки замужних дам устроить личную жизнь незамужних подруг.

     Прежде чем Берт успел сделать ответный ход, Милдред Перкинс отложила в сторону розовые прямоугольные пяльцы и направилась к Тейту. Эту чересчур любопытную особу знал весь Блэквуд.

     Она постоянно совала нос не в свои дела и была в курсе всех сплетен и слухов. И, что самое ужасное, почему-то считала своим святым долгом найти жену для Тейта. Но ни она, ни ее товарки не понимали, что Тейт был сыт по горло двумя неудачными попытками устроить свою личную жизнь. С него хватит! Больше никаких жен! Тейт во многом преуспел в жизни. Но, к сожалению, любовь оказалась самым сложным испытанием для Тейта.

     - Шериф, - обратилась к нему Милдред, теребя цепочку на которой висели очки.

     - Да, миссис Перкинс, - вежливо ответил Тейт. Как поживаете? Как дела в кружке вышивания?

     - О, замечательно! Мы уже почти вышили одеяло для новорожденной внучки Синди. И я как раз хотела об этом поговорить с вами. Милдред скрутила цепочку в узелок. - То есть не о самом ребенке, а о Синди. Вы видели утреннюю газету? Там на первой странице Синди. А рядом Джулиан Рейнолдс.

     Удовольствие, с которым Милдред произнесла имя Джулиан, заставило Тейта вздрогнуть.

     Тейт подавился пончиком, когда утром Рита подсунула ему под нос свежий выпуск местной газеты. Он остолбенел. С первой страницы ему улыбалась Джулиан. Ее ослепительная улыбка призывала всех жителей откликнуться и помочь бедным детям. А Рита начала бранить Тейта за то, что он не принимает активного участия в благотворительной компании, которую развернула Джулиан.

     - Да, мадам. Я в курсе. Синди великолепно выглядит.

     - Синди?! Да господи боже мой, шериф, разве я говорю о Синди. Я имею в виду Джулиан, которая вернулась в Блэквуд, чтобы спасти жертв рака.

     - Да, конечно, мадам. - Тейт все еще пытался сохранить хорошую мину при плохой игре в надежде, что Милдред отстанет от него. - Очень мило с ее стороны.

     - А вы знаете, что торговая фирма по продаже машин устраивает лотерею? И победитель получит право целый месяц бесплатно ездить на новом авто.

     - Да, я слышал. - А кто не слышал? За два дня Джулиан перевернула весь городок. Каждые пятнадцать минут по радио звучало напоминание о том, что у людей есть прекрасная возможность проявить милосердие и помочь детям, которые нуждаются в пересадке костного мозга Местная газета уже успела напечатать несколько радужных статей о провинциальной девушке, творящей добро. И вообще, где бы ни появлялся Тейт, ему везде напоминали о милой, безупречной и одинокой Джулиан. Если прислушаться ко всей этой болтовне, то она была не иначе как ангелом во плоти или Матерью Терезой на худой конец.

     - Ну? - Милдред скрестила руки на огромном красном цветке, который украшал крахмальную грудь блузки, и не мигая уставилась на Тейта.

     Он пощипал верхнюю губу большим и указательным пальцами и вопросительно поднял брови.

     Разве он что-то пропустил?

     - Я не нашла вашего имени в списке руководителей общественных организаций города, которые согласились принять участие в этой благотворительной кампании.

     Тейт расстроенно вздохнул. От внезапно нахлынувшего чувства вины у него вспотел затылок. Он повертел в руке шахматную фигурку, потом покатал ее вперед-назад вдоль края шахматной доски.

     - Я вашего имени тоже не нашел.

     - Вам еще далеко до шестидесяти, - бесцеремонно настаивала Милдред. - А о моем возрасте уже неприлично вспоминать. Бог тому свидетель.

     Вы молоды, совершенно здоровы и не имеете права отказывать в помощи этим бедненьким страдающим крошкам.

     Чувство вины не давало покоя Тейту. Оно каленым железом жгло его душу.

     - Все дело в том, что я боюсь уколов.

     Милдред засмеялась и похлопала Тейта по руке.

     - Ax, шериф, вы такой шалун. Но я почему-то уверена, что вы сделаете все правильно. Вы только представьте, что Джулиан держит вас за руку, пока они будут брать у вас кровь. - Милдред лучезарно улыбнулась. Она пришла в восхищение от собственной мысли.

     Берт съел еще одну фигуру Тейта.

     - Милдред, ты не даешь мне сосредоточиться.

     Может быть, ты сделаешь доброе дело и принесешь мне чашечку кофе.

     Пока Тейт безмолвно благодарил старого друга за освобождение от этой навязчивой особы, Милдред сделала шаг назад и зашипела как гадюка.

     - Послушай, Берт Аткинс, сам принесешь себе кофе.

     В припадке раздражения Милдред резкими шагами возвратилась к подругам, которые все это время не спускали глаз с шерифа. Шесть доброжелательных леди с заговорщицким видом поудобнее устроились возле Милдред. И когда она сообщила им о своей абсолютной уверенности в том, что Тейт не подведет Джулиан, шесть лучезарных улыбок осветили комнату.

     Иногда Тейт не знал, благодарить ему этих пожилых женщин или ненавидеть. Они относились к нему с материнской теплотой и заботой. Он очень ценил их запеканки и пирожки, которые они пекли, и пуховые платки, которые они вязали для него. Но иногда их опека становилась невыносимой. Особенно когда она касалась личной жизни. Например, сейчас Тейт меньше всего нуждался в еще одном напоминании о женщине, которую он и без того не мог забыть.

     - Почему бы тебе и впрямь не сдать кровь, Тейт? - произнес неожиданно Берт.

     Тейт покатал языком мятный леденец во рту и сделал вид, что изучает расположение фигур на доске.

     - Пусть мои заместители выручают ее. А мне некогда жертвовать собой ради снижения налога на ее доходы. Она - знаменитость. Вот пусть сама и разбирается.

     - Думаю, Джулиан затеяла все это не ради денег. И не стоит избегать ее только лишь потому, что когда-то у вас был роман. Ну, разве что у тебя остались нежные чувства к ней.

     Тейт побледнел. Нежные чувства. А ведь и правда! Он все еще был неравнодушен к ней. С одной стороны, он не верил Джулиан, даже боялся. А с другой стороны, он постоянно был томим страстным желанием обладать этой женщиной. Прошлой ночью он проснулся в три часа мокрый от пота.

     Ему снилась Джулиан.

     - Что до меня, то я был бы рад, если бы она уехала.

     - Возникает вопрос: почему? - Берт показал пешкой на Тейта. - Шелли всегда говорила, что ты так и не смог забыть Джулиан.

     Господи, все сговорились, что ли!? Он потратил десять трудных долгих лет на то, чтобы научиться жить без нее. Он чуть не загнал себя в гроб. Если он сейчас сделает шаг ей навстречу, то он пропал. Еще одного расставания с Джулиан ему не пережить.

     - Да, я оказался плохим мужем для Шелли, сказал Тейт, пытаясь уклониться от разговора о Джулиан. - И ты, и Шелли знаете об этом. - Его короткий и гибельный брак с дочкой Берта стал последней главой в книге под названием "Моя любовь".

     - Это уж точно. Невозможно осчастливить женщину, работая круглосуточно, без выходных.

     - Ты сам прекрасно знаешь, что работа шерифа не заканчивается, как у клерка, в пять часов.

     - Да, но для того, чтобы быть хорошим шерифом, вовсе не обязательно проводить все ночи напролет в своем кабинете.

     - Понимаешь, люди поверили в меня. Они избрали меня шерифом. Я перед ними в долгу. Так же как и перед тобой.

     - Брось. Ничего ты мне не должен. Просто нашему округу нужен был хороший шериф, и нам чертовски повезло с тобой.

     - И все же жизнь Шелли могла бы сложиться по-другому.

     - Я знаю. Знаю, что ты раскаиваешься, и поэтому не держу на тебя обиды. - Берт улыбнулся и потянулся за следующим мятным леденцом. - Не мучь себя. У Шелли все устроилось: она нашла себе хорошего парня, который работает с девяти до пяти, и родила мне внучат.

     - Она заслужила лучшего парня, чем я.

     Тейт женился на Шелли из чувства признательности. В своих чувствах к ней он был похож на собаку, которая заискивает перед хозяином, когда ее гладят по голове. Тейт был благодарен Шелли за все то, что она сделала для него. Она поддержала его в самые трудные минуты его жизни. Рядом с Шелли Тейт вновь почувствовал себя любимым и желанным. И за ее доброту он расплатился тем, что превратил ее жизнь в сущий кошмар. И теперь Тейт испытывал чувство неловкости и сожаления перед своим наставником. Ведь Берт был единственным человеком, который всегда верил в Тейта и ни разу не предал его.

     Тейт отодвинул стул и посмотрел на часы.

     - Ну что ж, пора приниматься за работу, пока жители Блэквуда не изменили своего мнения обо мне.

     - Не хочешь поговорить о Джулиан? - спросил Берт с едва заметной улыбкой на лице.

     - Не о чем разговаривать. - Тейт нагнулся, чтобы потереть затекшее колено. Думы о Джулиан лишь разбередили старые раны. - Она прилетела сюда как комар. Высосет всю необходимую ей кровь и смотается. Вот увидите, я окажусь прав.

     Чем скорее вы это поймете, тем лучше.

     Тейт встал из-за стола в тот момент, когда, постукивая каблучками, в комнату вошла главврач больницы, чтобы повесить большой плакат на доску объявлений. От изумления Тейт снова опустился на стул. Под заголовком, призывающим принять самое активное участие в судьбе больных детей, размещалась фотография Джулиан. Но если бы на этом все закончилось! Сама знаменитость собственной персоной выплыла на середину комнаты, привлекая всеобщее внимание великолепными длинными ногами.

     Джулиан онемела, когда увидела Тейта. Его сексуальное обаяние подействовало на нее, как парализующий газ. Сотни раз, с тех пор как они виделись в его кабинете, Джулиан спрашивала себя, почему Тейт испытывает такую сильную неприязнь к ней? Он ведь был единственным человеком, который отказался поддержать ее. Скорее всего, он просто играл в любовь много лет назад.

     Джулиан прекрасно помнила то утро, когда она покинула Блэквуд. Как будто бы это было вчера.

     Тейт в школьном пиджаке, с длинными черными волосами, собранными в тугой хвост, сел на капот старенького разбитого "форда", притянул ее к себе и крепко зажал между ног. Он держал ее так до тех пор, пока не приехал автобус.

     Джулиан могла немногое вспомнить из того, что они тогда друг другу говорили. Но она до сих пор ощущала его сильные руки, которые заботливо обнимали ее в то утро, рождая ощущение надежности и защищенности, терпкий запах шерсти и кожи от его пиджака и тепло дыхания на своих волосах.

     Им было очень трудно расстаться. Когда приехал автобус и звук пневматических тормозов расколол утреннюю тишину, Джулиан заплакала. Растрепанные на ветру волосы закрыли ей лицо. Тейт нежно пригладил их и смахнул со щек слезы.

     - Обещай, что ты вернешься, - горячо прошептал Тейт. - Обещай.

     С того самого дня, когда Джулиан получила приглашение из Калифорнийского агентства фотомоделей, Тейт решил, что она должна ехать. Он знал, как Джулиан и ее овдовевшая мама нуждались в деньгах, которые были обещаны по контракту. Проза жизни оказалась сильнее самой пылкой любви. Джулиан не могла не использовать шанс, который ей предоставляла судьба.

     - Я обязательно вернусь. Я обещаю.

     Но в его прекрасных зеленых глазах читалась глубокая тоска. Не то чтобы Тейт не верил Джулиан. Он скорее что-то чувствовал, как и Джулиан, он боялся и не хотел расставаться.

     Ожидание предстоящей разлуки разрывало сердце на части. Невозможно было терпеть эту боль. Джулиан поддалась эмоциям и почти приняла решение остаться, когда Тейт втолкнул ее в автобус.

     - Ты должна ехать. - Тейт сунул ей в ладонь двадцать долларов и отошел. - Удачи. Я люблю тебя.

     Когда двери-гармошка захлопнулись, Тейт прижал два пальца к своим губам и послал воздушный поцелуй Джулиан, которая смотрела ему в глаза сквозь пыльное стекло и неистово шептала: "Я люблю тебя, я люблю тебя..." Мотор взревел, и автобус увез Джулиан, оставив Тейту лишь черное вонючее облако выхлопного газа. Тейт засунул руки поглубже в карманы пиджака и застывшим взглядом провожал автобус, который очень быстро превратился в точку и исчез. Джулиан проплакала всю дорогу до Лос-Анджелеса. Она тщетно старалась прогнать ощущение, что последний поцелуй Тейта был прощальным.

     Так оно и вышло. Несмотря на пылкие обещания дождаться, Тейт вскоре нашел другую и женился прежде, чем Джулиан успела сообщить о том, что носит под сердцем его ребенка. Грош цена его клятвам в вечной любви. Тейт предпочел жить своей жизнью, а Джулиан ничего не оставалось, как устраивать свою. Но если каждый сделал выбор, почему же сейчас Тейт смотрел на Джулиан с таким пренебрежением и неприязнью?

     Испытующий взгляд аудитории смутил Джулиан. Она застенчиво огладила узкое, облегающее фигуру платье нежно-голубого цвета. Джулиан рассчитывала произвести впечатление успешной и благополучной женщины. Но просчиталась. Она чувствовала себя крайне неуклюже и неловко, как много лет назад, когда была тощим, нескладным подростком с длинными ногами - этакий гадкий утенок.

     Хуже того, главврач, одержимая идеей донорства так же сильно, как и Джулиан, во всеуслышанье заявила:

     - Джулиан, посмотри, это именно тот человек, который тебе нужен.

     От страха Джулиан съежилась. Этот человек действительно был ей нужен, но она всегда молила бога о том, чтобы Тейт никогда не понял, насколько сильно Джулиан нуждалась в нем. Ноги стали ватными. Не подавая виду, Джулиан направилась в сторону Тейта. После провального разговора в его кабинете она действовала по тщательно продуманному плану, в надежде, что влияние общественного мнения все-таки убедит Тейта стать донором.

     Времени оставалось все меньше и меньше. И она должна была удостовериться в том, что Тейт никуда не уедет из города в намеченный день. В случае, если Джулиан не удастся осуществить задуманное,! она будет вынуждена пойти ва-банк. Рискуя навредить Тейту и его жене, наперекор совету матери, Джулиан расскажет ему о Меган.

     Когда Джулиан подошла к столу, она узнала Берта Аткинса, который был шерифом в ее школьные годы. Да, ей пришлось вспомнить многие прежние знакомства и приятельские отношения с тех пор, как она возвратилась в Блэквуд.

     - Здравствуйте, мистер Аткинс, - сердечно поздоровалась Джулиан, стараясь не смотреть в сторону Тейта. Бедняжка! Она даже не представляла, насколько сильной была буря гнева, кипевшая в душе молодого шерифа. Лишь глухие удары пульса в висках предупреждали ее об опасности.

     - Как поживаете, мисс Джулиан? Как там большой город?

     - Лихорадит и шумит.

     Берт крякнул.

     - Ну да, именно таким я его и помню.

     - Лос-Анджелес - удивительный город, - поспешила прервать рассуждения Берта Джулиан. Сейчас ей не хотелось разговоров о себе. - А как ваши дела? Как ваша семья?

     - О, спасибо, спасибо. Все хорошо. Шелли работает в школе, и у нее двое ребятишек: Зак и Ами.

     Я счастливый дед.

     В школе. Джулиан почувствовала себя полным ничтожеством. Значит, пока она кривлялась перед камерой, выставляя напоказ ножки, жена Тейта помогала молодым людям встать на путь истины.

     И у него есть другие дети. Джулиан посмотрела на Тейта и наткнулась на безжалостный, суровый взгляд его зеленых глаз.

     - Я очень рада за вас. Передайте ей мой привет.

     - А ты сама сможешь поболтать с ней. Она собирается на благотворительную акцию, которую ты устроила. Я так думаю, не меньше, чем половина округа, придет.

     - Надеюсь. Я, собственно, по этому вопросу и хочу обратиться к шерифу.

     - Да, да. Садись. - Берт встал и пододвинул стул Джулиан. - Вы тут поговорите вдвоем, а я пойду разыщу себе чашечку кофе. А то от Милдред, похоже, не дождешься, - усмехнулся старик, глядя на Тейта.

     И хотя Джулиан не поняла, что он имел в виду, она на всякий случай улыбнулась в ответ и робко села на стул напротив Тейта. От неожиданной близости к нему ноги сделались ватными. А когда она попыталась спрятать их под стол, то случайно коленом задела колено Тейта. Джулиан ощутила приятное тепло от этого прикосновения. У Тейта это вызвало противоположную реакцию. Он судорожно дернулся, как будто Джулиан ранила его чем-то острым.

     - Больное колено? - испуганно спросила Джулиан.

     Вопрос застал Тейта врасплох. Он сощурился и машинально схватился за старую рану.

     - Нет, колено здесь ни при чем.

     - Слава богу! - Между ними повисла неловкая тишина. Джулиан не знала, с чего начать. Что еще она может сказать этому близкому и одновременно чужому человеку, чтобы он изменил свое решение? Может быть, мы помиримся и начнем все сначала?

     Правая бровь Тейта взлетела вверх.

     - Сначала?

     Джулиан нервно улыбнулась. Не выйдет у них разговора по душам. Между ними была стена непонимания.

     - Главврач сказала, что только ты можешь проконтролировать уличное движение.

     Тейт отодвинулся в сторону. При ярком свете Джулиан увидела узкий белый шрам. Она вдруг вспомнила ночь, когда он заработал этот шрам... по ее вине.

     - Какая связь между благотворительной акцией по сбору крови и уличным движением?

     По зеленым, цвета мха, глазам Джулиан поняла, что разговор начинает раздражать Тейта.

     - Потому что школьный оркестр выступил с инициативой промаршировать с музыкой вниз по главной улице утром в назначенный день. Люди услышат музыку и поймут, что акция началась.

     Сплетницы в углу комнаты захихикали, подталкивая друг друга локтем в бок каждый раз, когда бросали многозначительные взгляды в сторону красавца шерифа. Тейт вежливо кивнул им, стараясь скрыть злобу, которую вызывали в нем развлекающиеся дамы.

     - Послушай, Джулиан, - произнес Тейт, наклонясь к ней так близко, что она почувствовала едва уловимый запах мяты и удивительный пьянящий аромат мужчины. - Я шериф, а не начальник полицейского участка. Это дело полиции - обеспечивать порядок на парадах.

     Джулиан слушала Тейта и вспоминала, как им было хорошо, когда они однажды вдвоем ехали на старом "шевроле" на футбольную игру и слушали музыку. Ведь именно тогда они впервые... Но мозг жестко контролировал эмоции: это запретная тема.

     - Полиция уже помогает, - спокойно ответила Джулиан. Удивительно, но голос не выдал ее переживаний. - Они считают, что пустить транспорт по объездному маршруту на время акции можешь только ты. И что вам нужно договориться об этом.

     Тейт выдохнул струю воздуха, откинулся на спинку стула и взглянул на часы.

     - Хорошо, я поговорю с ними.

     Отлично! Главное, что Тейт будет. А уж люди как-нибудь уговорят его поучаствовать в мероприятии. Придет суббота, и Меган будет спасена. - Огромное спасибо. Я очень благодарна.

     В знак согласия Тейт кивнул головой, и его взгляд упал ей на руку.

     - Оригинальное кольцо.

     - Спасибо. - Джулиан нервно покрутила колечко липкими от пота пальцами, - Обручальное?

     - Нет.

     Вопрос смутил Джулиан. Щеки стали пунцовыми. Это был подарок бывшего любовника. Красивое кольцо с большим сапфиром необычной огранки очень шло Джулиан в той жизни, в большом городе. Но в провинциальном Блэквуде оно смотрелось вычурно и не к месту.

     - То есть ты не замужем? - Во взгляде Тейта Джулиан уловила что-то незнакомое и пока непонятное ей.

     Она почувствовала себя неуютно. Ей не хотелось разговаривать о личной жизни.

     - В данный момент нет. Я слишком занята.

     Джулиан никогда бы не созналась в том, что мужчина, с которым она встречалась, бросил ее, когда у Меган началось обострение рака. Джулиан не пришлось оплакивать бывшего любовника, так как все время и все силы уходили на то, чтобы хоть как-то помочь дочке. Но в душу закралось ощущение, что мужчины смотрят на нее как на красивую игрушку, приятное дополнение к беззаботной жизни. А Джулиан, как и любой женщине, хотелось прежде всего любви и участия.

     - Слишком занята, - тихо повторил Тейт. Слова были горьким напоминанием о том, что когда-то они пренебрегли любовью ради карьеры. А стоило ли?

     Двери комнаты распахнулись. И легкий сквозняк, который влетел в комнату и закружился вокруг ног Джулиан, принес вкусный аромат кофе и печенья. Вокруг жужжал рой голосов, люди что-то обсуждали. Но Джулиан ничего не слышала. Она была окутана облаком обаяния Тейта Макинтайра.

     - Извини, я должен идти, дела, - прервал Тейт неловкую минуту молчания.

     Джулиан подняла глаза и с благодарностью посмотрела на Тейта. Он хотя бы дал ей надежду на то, что все может быть хорошо: и с Меган, и с... ними.

     - Чувствуется, ты любишь свою работу.

     - Я живу работой. И это мне нравится.

     Джулиан бросила быстрый взгляд на упругие ягодицы, когда Тейт повернулся, чтобы уйти.

     - Тейт, - окликнула Джулиан. - Я очень рада, что у тебя в жизни все сложилось и ты счастлив.

     Тейт обернулся. В его долгом взгляде было столько притяжения, столько силы, что Джулиан замерла, не в силах отвести глаз.

     - А ты? Ты счастлива? - Его слова прозвучали напряженно и резко.

     - Я... Я... - Джулиан начала заикаться. - Конечно.

     - Я рад.

     Тейт продолжал еще некоторое время смотреть Джулиан прямо в глаза. Минута казалась бесконечной. Но потом он резко повернулся и вышел из аудитории энергичной, пружинистой походкой.

     Почему он задал этот вопрос? Почему она стушевалась? Разве Джулиан была несчастна? Ведь у нее была интересная работа, хорошие друзья, Меган. Она сама сделала свой выбор. И ей не о чем было жалеть.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

     Школьный оркестр возвестил о начале благотворительной акции. Тейту частенько приходилось засыпать и просыпаться в машине прямо на посту.

     Он помассировал больное колено, положил ногу на руль и выругался. Грохот школьного оркестра заставил его вздрогнуть. На соседнем сиденье заерзал, а потом затявкал горячий пушистый комочек.

     Всю прошлую ночь Тейт просидел в проржавевшем насквозь вагоне на железнодорожных путях, но никаких новых улик по делу об ограблении магазина не добыл.

     Тейт пришел в умиление, когда теплый влажный язычок обслюнявил ему руку.

     - Здорово, напарник! - Тейт погладил тощего рыжего щенка, которого он нашел ночью. Шериф поделился с собачонкой чипсами и сосиской, но с тех пор прошел целый час.

     - Держу пари, ты голоден как волк. - У Тейта заурчало в животе.

     Тейт поиграл со щенком и отправился в офис.

     Он открыл дверь черного хода и направился в душевую сполоснуться и побриться. По пути Тейт заглянул в комнату отдыха, где стоял холодильник, и взял несколько кусочков ветчины.

     - Иди поешь, друган. - Тейт положил кусочки на бумажку и налил воды в блюдечко. - Пока все.

     Остальное будет, когда приедем домой.

     Но, по всей видимости, это случится не скоро.

     Несмотря на вчерашнюю усталость, сегодня придется немало потрудиться. Скорее бы этот день закончился. Джулиан получит свое, уедет в Лос-Анджелес и наконец-то оставит Тейта в покое.

     Не то чтобы она донимала его своими просьбами, а просто ее присутствие в городе причиняло ему немало неудобств.

     Каждый, кто помнил их роман, заводил разговор на эту тему. Казалось, что все сговорились в своем стремлении непременно вовлечь Тейта в проект Джулиан. Он старался не думать о ней. Но каждый раз, когда слышал ее имя, Тейт испытывал приливы желания, которые напрочь выбивали его из рабочего состояния.

     С улицы доносились звуки тубы. Тейту следовало поторопиться.

     С появлением Джулиан все мужское население Блэквуда пребывало в состоянии легкого возбуждения. Еще бы! Какой мужик устоит перед красотой и успехом такой женщины. Каково было Тейту! Он пока лишь знал, что она не замужем и счастлива. А вот спросить напрямую, есть ли у нее любимый мужчина, Тейт не осмеливался. Он боялся, что Джулиан скажет "да". Тем более было опасно рассчитывать на взаимность.

     Тейт разделся и швырнул смятые джинсы в угол.

     Мысль о том, что у Джулиан кто-то есть, вызывала у него раздражение.

     Тейту очень хотелось, чтобы Джулиан осталась прежней. Но она изменилась, очень изменилась.

     Тейт вдруг вспомнил, о чем всегда мечтала Джулиан. Ей хотелось вначале заработать достаточно денег, чтобы обеспечить маму. А потом нарожать Тейту кучу детишек и прожить с ним жизнь в любви и согласии. Но было очевидно, что сегодня семья для Джулиан была на последнем месте.

     Тейт уже тогда понимал, что мечта была слишком высокой, чтобы осуществиться. Джулиан родилась в приличной семье с неплохим достатком.

     А Тейт даже не знал своего отца. У его матери было много любовников. Он родился нищим в городских трущобах.

     Джулиан была такой хорошей, доброй девочкой. Всегда жалела проигравших и неудачников.

     Смело шла на хулиганов и задир. Тейт улыбнулся.

     Он вспомнил, как ей частенько приходилось утихомиривать его, когда он собирался сломать нос или выбить зуб какому-нибудь парню только потому, что был зол или обижен на весь белый свет. Удивительно, как нежная, хрупкая девушка покорила дикого, агрессивного парня. Ей всегда удавалось склонить его на свою сторону.

     Тейт до упора открыл вентиль душа.

     Но не сейчас! Он ни за что этого не допустит.

     Главное - держать Джулиан на расстоянии следующие двадцать четыре часа. Потом она уедет, и все возвратится на круги своя.

     Тейт встал под душ. Сильная, горячая струя воды смывала все мысли о Джулиан Рейнолдс.

     Когда тело и чувства пришли в полный порядок, Тейт вытерся, надел запасной комплект формы, которая всегда лежала в шкафчике ванной комнаты, и через несколько минут уже был на улице. Приблудившийся щенок увязался за ним.

     Обычно шериф приходил на работу рано. Но в это утро опоздал, что разозлило его. Хуже того, он увидел Джулиан, которая стояла в центре улицы и беседовала с его заместителями.

     - Доброе утро, шеф! - Джит помахал ему жареным пирожком. - (У Тейта снова заурчало в животе. Всю ветчину съел щенок.) - Что это плетется за тобой? Обрывок рыжего шнурка? - заржал Джит.

     Все принялись разглядывать щенка и подшучивать над ним, пока Тейт рассказывал смешную историю про собачонку, которая ходила теперь за ним по пятам.

     - А, бродяжка. Подобрал этой ночью.

     - Еще один? - Мясистые щеки Джита затряслись от хохота. - Их полагается сдавать в отдел контроля над численностью животных. Но Тейт всегда оставляет.

     Слова Джита как будто напугали щенка. Он сорвался с места и помчался к ближайшему пожарному гидранту. Потом задрал лапку и пописал, чем вызвал всеобщий смех. Забавная выходка щенка немного смягчила Тейта.

     - Глупыш, - ласково произнес Тейт.

     Джулиан от души заливисто засмеялась. Как приятно было снова услышать ее звонкий, заразительный смех. Тейту так не хватало его все эти годы.

     - У тебя действительно целая куча бездомных собак? Сколько? Дюжина?

     Тейт посмотрел на Джулиан. Она была необычайно хороша в лучах утреннего солнца. Ее длинные каштановые волосы развевались на легком апрельском ветерке. Как завороженный, Тейт не сводил с нее глаз. Ему так хотелось поцеловать мягкие горячие губы и ощутить ее пыл.

     Барабанная дробь вернула Тейта из мира фантазий. Он встрепенулся и отвел взгляд в твердой решимости не очаровываться Джулиан.

     - Меньше, - нехотя ответил он.

     - Ну сколько? - продолжала настаивать Джулиан.

     - Много.

     - А почему ты оставляешь их у себя?

     Тейт нахмурился, и улыбка сползла с лица Джулиан. Полицейские были обязаны отлавливать всех бездомных собак, которых они находили во время смены. Бродячих собак сдавали в отдел контроля, где их усыпляли. А Тейту было жалко бедняжек, и он оставлял их у себя.

     - Пусть живут.

     Лицо Джулиан вытянулось.

     - То есть ты хочешь сказать, что иначе их просто усыпят?

     - Да.

     - Как жестоко, - расчувствовалась Джулиан.

     Она присела на корточки, чтобы почесать за ушком песика, который робко подошел к ней, высунув алый язычок. Прямая красная юбка поползла вверх и оголила ноги, которые тут же привлекли любопытные мужские взгляды. Тейту это не понравилось. Печальные мысли о том, что они не пара, снова лезли в голову. Ну кто он? Все тот же безродный парень из трущоб, хоть и всеми уважаемый шериф. А Джулиан? Она недосягаемая в своем богатстве и известности успешная столичная топ-модель. В ней все было безупречно и совершенно: манера одеваться, выглядеть, говорить, двигаться.

     Настроение совсем испортилось.

     Тейт окинул улицу быстрым профессиональным взглядом. И с облегчением отметил, что заградительные барьеры находились на месте.

     - Похоже, все готово.

     - Да. Мисс Рейнолдс не спускала с нас глаз, пока мы все не закончили. - Глядя на Джулиан, Джит расплылся в глупой сияющей улыбке. - С восходом солнца она была уже здесь.

     Надо же, она умеет работать! К своему неудовольствию, Тейт отметил, что всю неделю Джулиан не покладая рук агитировала людей принять участие в благотворительной акции. Тейт и сам умел грамотно и удачно проводить всякого рода массовые мероприятия, но такие потрясающие организаторские способности он наблюдал впервые.

     Джулиан улыбнулась Джиту в ответ.

     - Вы не представляете, что вы сделали для меня. Я даже не знаю, как вас благодарить.

     Улыбка Джита сделалась еще шире.

     - Ну что вы, что вы, мисс Рейнолдс. Нам так приятно сотрудничать с вами. Нам бы так хотелось, чтобы вы остались у нас навсегда. И это не только мое мнение. Так все думают.

     На лице Тейта появилась презрительная гримаса. Какая откровенная лесть!

     Но Джит не унимался.

     - Скажите пожалуйста, мисс Рейнолдс. Может быть, вам нужен эскорт после окончания уличных мероприятий? Сочту за честь подвести вас на своей машине до городского культурно-развлекательного центра, где будет производиться сама акция по забору крови.

     - Нет, Джит, - неожиданно отозвался Тейт. - Ты останешься со мной, а то вдруг твоя жена заметит.

     Щеки Джита залились пунцовой краской. Господи, какой дурак! Как же заткнуть ему рот. Но Джит продолжал ломать комедию перед женщиной, которая забудет его имя, как только сядет на борт самолета.

     Пронзительный вой сирены расколол атмосферу. Городская полиция требовала освободить путь вниз по улице. От неожиданности щенок взвизгнул, поджал хвост и прижался к ботинкам Тейта.

     - Ну вот и они, - воскликнула Джулиан. Она перепрыгнула через бордюрный камень и встала на тротуар рядом с Тейтом.

     Он взял дрожащего щенка на руки и сделал шаг назад, так было удобнее наблюдать за Джулиан.

     Было видно, что ей нравится вся эта веселая суета.

     Ее глаза горели страстью. Страстью, которая была присуща Джулиан всегда и во всем: учебе, работе, любви. Тейт вспомнил, какой пылкой была она в его объятиях. Но это, кажется, из другой жизни.

     - Похоже, ты получишь то, что задумала, - сказал Тейт, пытаясь перекричать шум.

     Джулиан взглянула на Тейта. В голубых глазах забрезжил огонек надежды.

     - Означают ли твои слова, что ты тоже примешь участие в акции? Соглашайся, Тейт. Пожалуйста. А вдруг твоя кровь спасет жизнь ребенку.

     Представляешь, как это здорово?

     - Я не переношу уколов, - произнес Тейт дежурную фразу.

     И сразу блеск в глазах Джулиан потускнел, огонек погас. Она начала нервно покусывать нижнюю губу. Так и не сказав в ответ ни слова, Джулиан отвернулась. Она была явно удручена его ответом.

     Как же Тейту хотелось объясниться, приласкать Джулиан сейчас. Но страх, все тот же панический страх быть отвергнутым, останавливал его, не давая раскрыть душу и чувства.

     - Джулиан, - мягко начал Тейт. Дурак, дурак, дурак, тысячу раз дурак! Острая боль просверлила мозг.

     Голубые глаза снова наполнились надеждой.

     - Да?

     Но судьба вмешалась раньше, чем Тейт успел что-то сказать. Школьный оркестр в нарядной красно-белой форме выдувал энергичную мелодию марша. Сквозь звуки барабанов, труб и тромбонов Тейт услышал крик и повернулся на шум.

     Парочка болванов, выбрав именно это утро для выяснения отношений, мутузила друг друга что есть мочи. А неподалеку стояла девушка и вопила от ужаса и страха.

     Тейт так обрадовался возможности избежать непростых для него объяснений, что тут же поспешил к драчунам.

     Спустя некоторое время, когда Тейт наконец-то добрался до городского культурно-спортивного центра, он едва поверил своим глазам. Там царила атмосфера карнавала. Как пчелы на медовых сотах, народ роился на залитом солнцем газоне. Из динамиков доносились хриплые звуки ритмичной танцевальной музыки. Повсюду слышался аппетитный аромат жареного мяса. Желудок Тейта напомнил, что было бы неплохо подзаправиться. По всей видимости, щенок мечтал о том же самом, кидая голодные взгляды в сторону шашлыков и поскуливая.

     - Сейчас, дружище! - пробормотал Тейт. Даже собака понимала, что служба превыше всего. Сначала Тейт должен был проверить посты наблюдения за общественным порядком.

     Через весь газон к передвижной станции переливания крови тянулась бесконечная очередь людей. Все они пришли, чтобы сдать кровь в надежде помочь детям, больным раком крови. Джулиан без устали целый день ходила вдоль вереницы людей, благодаря их за участие в акции и пожимая им руки.

     Тейт одновременно восхищался и завидовал Джулиан. Ей удалось сделать то, что она задумала.

     Всего лишь за неделю она собрала вместе представителей разных национальных групп. Больше всего Джулиан интересовалась самой маленькой группой - семинолами, занося их в отдельный список.

     Тейта мучили угрызения совести. Да, он рассказал кое-кому из своих о предстоящем мероприятии.

     Но он мог бы сделать больше, если бы захотел.

     Ведь, несмотря на то что индейцы, подшучивая, называли Тейта "яблоком" - красный снаружи и белый внутри, - они его уважали и прислушивались к его мнению. Обида на Джулиан помешала Тейту проявить милосердие к умирающим детям.

     И от этого было паршиво на душе.

     Джулиан любовалась высоким шерифом, которого все знали, здоровались с ним и выказывали ему свое почтение и уважение. Интересно, каким отцом был бы Тейт для их дочери?

     - Ну как тебе наш шериф? Мужик что надо! сказала старшая медсестра, подойдя к Джулиан. - Детишки обожают его.

     - Он, должно быть, прекрасный отец.

     - Несомненно, он был бы хорошим отцом, будь у него дети.

     Джулиан нахмурилась.

     - А я думала, что у них с Шелли двое детей.

     - Господь с тобой, Джулиан! Впрочем, откуда тебе знать. - Женщина скептически посмотрела на Джулиан. - Они прожили всего два года. А пять лет назад Шелли вышла замуж за Ларри Уилкинса. Это их дети.

     - О, да я совсем отстала от вашей жизни, - попыталась отшутиться Джулиан. О таком повороте событий она даже не предполагала. Тейт не женат?

     Уже давно?

     Старшая медсестра пошла дальше и потерялась в толпе. А Джулиан все продолжала смотреть на Тейта. Не женат много лет! Ну надо же! Кровь загудела в висках. Это многое меняет!

     Весь день стайка восторженных мальчишек следовала за Тейтом по пятам. К нему постоянно подходили привлекательные женщины. И с каждой он находил время поболтать и посмеяться. Джулиан не верила своим глазам. Такого дружелюбного и великодушного Тейта она еще не знала!

     Джулиан решительно откинула назад шикарные каштановые волосы и направилась к передвижной станции переливания крови. Теперь она знала наверняка: если до конца дня он не сдаст кровь, она расскажет ему о дочери!

     Она поднялась по ступенькам и вошла в прохладный, тихий салон автофургона. Увидев, что все кабинки заняты донорами, она очень обрадовалась.

     Это означало, что многие детишки будут спасены, а их мамочкам не придется пройти сквозь агонию бесплодных поисков донорской крови.

     Джулиан сменила на посту медсестру, которая разливала апельсиновый сок для доноров. В ту самую секунду, когда Джулиан передавала бумажный стаканчик с соком одному из пожарников, дверь фургона открылась и высокая фигура в форме заслонила свет в дверном проеме.

     Не может быть! Шериф! Сердце Джулиан замерло. Тейт был здесь! Он пришел сюда! Означает ли это...

     - Я ненавижу иголки, - заявил Тейт симпатичной блондинистой лаборантке.

     - У вас прекрасные вены, шериф. А я лучше всех умею делать уколы.

     - Ну если вы меня обманули, то я вас арестую, пальцем пригрозил Тейт.

     Лаборантка заулыбалась.

     Когда Джулиан увидела, что Тейт вытянул руку на специально приспособленной для забора крови подставочке, она испытала прилив дикой радости.

     Он пришел! Он спасет Меган!

     С возбуждением голодного вампира Джулиан смотрела, как его кровь бежит по прозрачной трубке. Меган будет жить! Раз он все-таки согласился сдать кровь, значит, в нужный момент сдаст и костный мозг. А врачебная тайна навсегда скроет от него правду о том, что Тейт спас жизнь собственной дочери.

ГЛАВА ПЯТАЯ

     Джулиан нервно шагала вперед-назад по своей квартире в Лос-Анджелесе. Она ждала звонка. Именно сегодня ей должны были сообщить результаты анализов, и станет ясно, подойдет ли кровь Тейта. Джулиан уже четыре раза звонила в лабораторию. И каждый раз ей вежливо отвечали, что результаты еще не готовы. Тревожное ожидание изматывало. Джулиан практически ничего не ела, спала урывками с тех пор, как вернулась из Оклахомы.

     Несмотря на опасения Джулиан, благотворительная акция в Блэквуде оказалась успешной. А новость о том, что Тейт вот уже восемь лет как не женат, до сих пор с трудом укладывалась у нее в голове. Если бы Джулиан знала об этом, ей было бы значительно проще попросить его о донорской крови. Но результат оправдывал затраченные нервы и усилия. Джулиан удалось пополнить национальную базу данных о донорах сотнями имен коренных американцев, а значит, спасти жизни многим и многим детишкам. Она вспомнила, как боялась, что семинолы не придут. И как она обрадовалась, когда увидела плотный поток смуглых людей, которые пришли поделиться кровью с теми, кому она была жизненно необходима.

     Джулиан подошла к старинному резному шкафчику из дерева с множеством выдвижных ящичков, распахнула стеклянные дверцы и достала фотографию Меган. Худенькое, бледное личико. И потрясающе лучезарные зеленые глаза. Это была любимая фотография Джулиан. Она прижала ее к груди.

     Вряд ли Джулиан удастся скрыть правду от девчушки, которую жизнь научила быть мудрее своих лет.

     - Лапочка, оттого, что ты совсем изведешь себя, они не позвонят быстрее.

     Беверли Рейнолдс свернула полотенце, положила его на стопку чистого белья и сочувственно посмотрела на Джулиан.

     - Ну почему они молчат?

     - Они обязательно сообщат тебе, как толь...

     Резкий звонок телефона прервал Беверли на полуслове.

     - Господи! - Джулиан прижала руки к груди. - Господи!

     Телефон снова зазвонил.

     Бросив исступленный взгляд на мать, Джулиан застыла на месте.

     - Я боюсь брать трубку.

     - Ну, давай я, - тихо сказала Беверли.

     - Нет. - На ватных ногах, спотыкаясь, Джулиан доплелась до журнального столика и рывком сняла трубку.

     - Алло.

     Пульс учащенно забился: звонили из лаборатории.

     Трясущимися руками Джулиан убрала волосы с лица. В ушах звенело. Черные точки плясали перед глазами. Джулиан схватилась за стену" чтобы не рухнуть на пол.

     - Да. Я поняла. Да. Я знаю. Спасибо за звонок.

     Она медленно положила трубку на место и повернулась к матери, которая с выражением страха и надежды на лице ждала.

     Джулиан била неистовая дрожь. Колени подкосились, и она упала на ковер, произнеся ужасные слова, которые прозвучали как приговор.

     - Кровь не подходит. Не подходит. - Плач перешел в вой. - О, боже, мама, кровь Тейта не подходит.

     - Солнышко! - Из глаз Беверли покатились крупные капли слез. Она опустилась на пол рядом с Джулиан, ласково ее обняла, и женщины дали волю слезам.

     - Моя крошка. Моя крошка, - выла Джулиан. - Мама, моя девочка умрет. Умрет. А я ничем не могу ей помочь.

     Последняя надежда на исцеление исчезла. Она так была уверена, что все будет хорошо и Тейт во второй раз подарит их красавице дочурке жизнь.

     Ну как же так случилось? Что теперь делать?

     Телефон звонил еще дважды, но женщины как будто бы не слышали его. Они так и сидели на полу, обнявшись, и плакали до тех пор, пока горькие рыдания не превратились в редкие всхлипывания.

     - Ну почему, почему именно она? - Джулиан уронила голову на грудь и снова горько запричитала: Ну за что ей такое наказание? Может быть, все дело в этом чертовом городе? Здесь нечем дышать.

     - Ну конечно же, нет, дорогая.

     - Тогда в чем причина? Скажи мне. Может быть, во мне? Что я сделала не так? - Джулиан пустым взглядом окинула комнату. - Я жрала черт знает что и как попало, пока была беременной. Постоянно нервничала, тряслась от страха, чтобы удержаться в этом чертовом модельном бизнесе. И вот результат! Моя дочка больна. Я только одного не могу понять. Почему господь бог наказывает ребенка за мои ошибки?

     Эти вопросы давно мучили Джулиан. Но она боялась произнести их вслух.

     У нее всегда были нерегулярные месячные.

     Плюс постоянный стресс от нервной работы.

     Прежде чем Джулиан поняла, что она беременна, прошло пять месяцев. Было уже поздно что-то делать.

     - Тес. Перестань. Я не хочу слушать эту чепуху. - Мама встряхнула дочь за плечи. - Послушай, Джулиан, мы все равно не сдадимся. Мы не имеем права сдаваться. Ну, кто-то ведь должен подойти!

     Мы будем искать. Мы обязаны найти выход.

     Джулиан задыхалась от слез и рыданий, которые душили ее.

     - Лучше бы я вообще не уезжала из Блэквуда.

     Лучше бы я вышла замуж за Тейта. И у нас был бы дом, полный детей. И тогда кто-нибудь из них обязательно подошел бы Меган.

     - Тихо, Джулиан. - Мама крепко обняла ее. Успокойся, у тебя истерика.

     Но ничто не могло утешить Джулиан сейчас, когда жизнь рушилась у нее прямо на глазах.

     - Если бы я не была такой эгоисткой, то выбрала бы семью и детей, а не карьеру.

     - Джулиан, послушай меня! Хорошенько меня послушай. Если бы не этот контракт, то мы с тобой подохли бы с голоду, когда умер твой отец. Ты не просто так приняла этот контракт. Ты сделала это для нас. Нам были нужны деньги.

     И хотя в словах мамы была правда, Джулиан не унималась. Она не могла простить себе, что ценой за ее выбор была жизнь Меган!

     - Но что такое деньги без семьи? Тогда я была дурой и считала, что главное - это деньги. А все остальное - замужество, дети - само собой как-нибудь приложится. Если бы я вышла замуж за Тейта, то у Меган сейчас было бы много сестричек и братишек, о которых она всегда мечтает.

     - Вы оба тогда были слишком молоды. А Тейт - слишком озлобленный парень. Ни о какой женитьбе не могло быть и речи.

     - Но ты видела бы его сейчас, мама. Его как будто бы подменили. Он мог бы стать прекрасным отцом для Меган.

     - Мы не можем изменить прошлое, дорогая.

     Джулиан встала, подошла к окну и прижалась лбом к прохладному стеклу. Мама права. Прошлого не воротишь.

     Вдруг нелепая мысль мелькнула в голове Джулиан. Пусть нелепая, но все-таки мысль.

     - Мам, - начала Джулиан. - Помнишь прошлым вечером Меган читала мне свою историю?

     Беверли кивнула, вопросительно глядя на Джулиан.

     - Мы лежали с ней вон там. Я гладила ее по голове и чувствовала, что любовь переполняет меня.

     И что я способна на любое безумство ради Меган.

     - Да, да, конечно. Я тоже. Только бы знать, что спасет девочку.

     От возбуждения и страха надпочечники Джулиан мощными струями выбрасывали адреналин в кровь. Может быть, это легкое помутнение рассудка, раз такие мысли приходят в голову?

     - Я сама обеспечу донора для Меган.

     В недоумении Беверли покусывала нижнюю губу.

     - Разве это возможно?

     - Я думаю, что да. - Сердце Джулиан глухими ударами билось в груди. Наверняка ее предложение шокирует маму. - Обещай, что вначале ты меня внимательно выслушаешь и постараешься понять.

     - Хорошо. Но ты заставляешь меня нервничать.

     Надеюсь, твоя идея никак не связана с криминалом.

     - Ну, что ты, мамочка, конечно, нет. Может быть, она дурная, но мне все равно. Как ты смотришь на то, что у Меган будет братик или сестренка? Что, если мы с Тейтом родим еще одного ребенка?

     Слова Джулиан ошарашили Беверли.

     - Как это? Вы ведь... - Она осеклась на полуслове, внимательно глядя на Джулиан. - Ты серьезно?

     - Да. Я слышала о пересадке крови из пуповины. Нужно будет поподробнее расспросить об этом доктора Падински. Я поняла, что кровь в пуповине родного брата или сестры всегда подходит. Поэтому, если мы с Тейтом родим еще одного ребенка, то у Меган будет донор.

     - Но как ты себе это представляешь? Ведь за столько лет вы даже ничего друг про друга не знаете, - изумилась Беверли.

     - Надеюсь, это спасет мою дочку. - Джулиан закрыла лицо руками и прошептала:

     - Должно быть, я схожу с ума.

     Беверли села рядом с Джулиан на диван и ласково погладила ее по спине.

     - Нет, дорогая, с тобой все в порядке. Просто ты любым способом стараешься спасти своего ребенка.

     - Ты же понимаешь, что состояние ремиссии в любой момент может закончиться. - Комок слез раздирал Джулиан горло. - Я не могу потерять ее.

     Я должна сделать все, что в моих силах, чтобы спасти Меган. Иначе я никогда не прощу себя.

     Слезы вырвались наружу, и хрупкие плечики Джулиан затряслись от беззвучных рыданий.

     Беверли откинулась на спинку мягкого дивана и задумалась. Тягостная тишина повисла в комнате.

     - Да, - решительно произнесла Беверли спустя минуту, которая показалась вечностью. - Ты абсолютно права. Меган заслуживает любого безумства. И если нужно попросить Макинтайра о ребенке, значит, нужно.

     Джулиан вздрогнула, когда услышала слова матери. Она поднялась и внимательно посмотрела маме в глаза. Они светились любовью и пониманием.

     - Ты уверена? - с робкой надеждой в голосе спросила Джулиан.

     - У нас нет другого выхода, - массируя себе затылок, произнесла Беверли низким голосом.

     Джулиан прижала прохладные ладони к горячим щекам. Она была согласна продать душу дьяволу, только бы Меган жила. Но ее мучила совесть.

     Решение казалось Джулиан гнусным.

     - Наверное, родить ребенка только ради спасения другого - большой грех?

     - Разве грешно спасти жизнь человеку?

     - Да, но ребенок появляется на свет, чтобы быть любимым и желанным, а не ради какой-то цели.

     - Дорогая моя девочка, ты будешь любить второго ребенка так же сильно, как и Меган, независимо от того, как и почему он был зачат. Будь уверена в этом, дорогая, будь уверена.

     А может быть, мама права? Джулиан жадно вслушивалась в ее слова. Может быть, идея со вторым ребенком и правда не такая уж безумная?

     - Большинство из нас на протяжении жизни пытается найти ответ на вопрос: зачем я живу, какая цель моей жизни? А братик или сестренка Меган всегда будут знать, что они пришли в этот мир с великой миссией - спасти жизнь родному человеку.

     Что может быть прекраснее, чем своим рождением даровать сестре вторую жизнь?

     Закрыв глаза, Джулиан молилась, молилась всем сердцем, чтобы мама оказалась права. Время все расставит по местам. А пока Джулиан должна действовать. Она вернется в Блэквуд и попросит Тейта Макинтайра о втором ребенке.

     Собачий лай заставил Тейта выйти из кухни к входной двери. По роду профессии он знал, что рано утром хороших новостей не бывает.

     Даже при тусклом свете розового рассвета Тейт узнал посетителя. Сердце как-то сразу оборвалось и ушло в пятки. Джулиан.

     Проклиная себя за чувство радости от ее неожиданного появления, Тейт вышел на длинное крыльцо, которое тянулось во всю ширину небольшого загородного дома.

     - Фу! - скомандовал Тейт. И дюжина шариков и бобиков во весь опор помчалась к нему, стараясь потереться о его ноги. Снисходительно ухмыльнувшись, Тейт нагнулся и потрепал первого попавшегося пса за ухом.

     - Что-нибудь случилось? - окликнул Тейт, прежде чем Джулиан успела заметить его.

     Она подняла удивленные глаза. Тейт стоял на крыльце с обнаженным торсом и внимательно разглядывал гостью.

     - Откуда ты знаешь?

     - А иначе почему ты здесь... - Тейт посмотрел на часы, - в шесть часов утра?

     - Мне нужно поговорить с тобой. Это крайне важно.

     - Понимаю. - Тейт жестом пригласил Джулиан в дом. - Я как раз варю кофе. Хочешь чашечку?

     - Да. Спасибо.

     Как только она вошла в освещенную комнату, Тейт заметил следы усталости и тревоги на ее лице: мешки под глазами, глубокие складки вокруг рта. На самом деле случилось что-то очень серьезное. Но при чем здесь он?

     Тейту пришлось хорошенько попотеть, чтобы купить это ранчо. Он любил свой дом и ни за что бы не променял его на самую лучшую прибрежную виллу в Малибу. Но, взглянув на чистую кухоньку глазами Джулиан, он вдруг подумал, что, наверное, в сравнении с модными апартаментами Джулиан в Калифорнии его дом похож на обшарпанную, жалкую халупу. Тейт сразу почувствовал себя неуютно. Джулиан была права, когда уехала в Лос-Анджелес строить свою карьеру. Тейту вряд ли бы удалось обеспечить Джулиан всем, о чем она мечтала.

     - Сахар?

     - Если можно.

     - Похоже, пара пончиков тебе не помешает. Джулиан выглядела изрядно похудевшей за две недели, которые они не виделись. - И глоток виски вместо кофе.

     Такое гастрономическое сочетание позабавило Джулиан, и она улыбнулась.

     - Кофе будет достаточно.

     Тейт протянул ей чашку и пригласил к небольшому деревянному столу. - Устраивайся, пока я что-нибудь накину.

     Когда Тейт вернулся на кухню, натягивая белую футболку, Джулиан сидела понурая, сгорбившись над чашкой кофе. Взяв свою кружку, Тейт сел напротив.

     - Так. Ты собираешься что-нибудь рассказывать мне? Или мне придется устроить тебе допрос?

     Джулиан снова улыбнулась Тейту.

     - Спасибо.

     - За что?

     - За то, что ты подбадриваешь меня. Мне так будет проще начать.

     - Просто ты меня застала в хороший день.

     Практически первый раз за последние несколько недель у Тейта появился выходной. А вчера вечером был подписан документ о начале его перевыборной компании. В общем, если не считать раннего визита Джулиан Рейнолдс, жизнь была прекрасна. - Итак, может быть, ты наконец расскажешь мне, что привело тебя в Блэквуд во второй раз за эти две недели?

     - Да. Но я не знаю, с чего начать. - Джулиан нервно постукивала бледными кончиками пальцев по стеклянной чашке. - Я несколько дней думала, как получше все объяснить, подыскивала нужные слова, но я все равно не знаю, с чего начать.

     Ее пухлые розовые губки дрожали. Ища поддержки, Джулиан с тревогой в глазах посмотрела на своего собеседника.

     Что-то очень серьезное должно произойти прямо сейчас, почувствовал Тейт.

     - Это имеет какое-то отношение к благотворительной акции?

     - Да. - Джулиан кивнула. - То есть нет.

     Тейт вопросительно поднял бровь, и Джулиан поспешила объяснить:

     - Акция носила не общественный характер, а личный.

     - Ага. - Что-то начинало проясняться. Тейт откинулся на спинку стула, пытаясь понять Джулиан. Что значит "личный"?

     - У моей дочери лейкемия. И без пересадки костного мозга она умрет.

     Жуткие слова прозвучали как гром среди ясного неба, и звенящая тишина повисла на кухне.

     Только собаки возились и тявкали на улице. Тейт поставил кофе на стол.

     - Мне очень жаль. Я не знал, что у тебя есть дочь.

     Тейт никогда не слышал о ее замужестве, не то что о ребенке! Зато теперь понятно, почему Джулиан с таким фанатизмом организовывала донорскую акцию.

     Голубые глаза заблестели от слез, - Ее зовут Меган. Она очень красивая девочка.

     Тейт, она такая... Я не прощу себе ее смерть.

     - Я очень сочувствую тебе, Джулиан. Очень, Чтобы хоть как-то утешить женщину, Тейт дотронулся до ее руки. - Я всем сердцем с тобой и готов тебе помочь. Но я никак не соображу, почему ты приехала ко мне? Что я могу сделать для твоей дочери?

     - Не только для моей дочери, Тейт... - Джулиан положила ледяную ладонь на его руку. - Для нашей.

     - Нашей?! - Тейт часто-часто заморгал, не веря своим ушам. - Как это?

     - Когда десять лет назад я уехала из Блэквуда, я была беременна твоим ребенком.

     - Дочка? Господи боже мой! У меня есть маленькая девочка? Не может быть! - Новость ошеломила Тейта. Рассеянно он посмотрел на Джулиан. Потом в задумчивости провел рукой по волосам.

     - У нее твои глаза.

     Тейт вздрогнул. Радость, гнев, умиление, злоба, испуг и тысячи других эмоций вихрем неслись в его душе. Допустим, что у него есть дочь в Калифорнии. С такими же глазами. С такой же кровью.

     Тейт недоверчиво взглянул на Джулиан.

     - Моя кровь подходит, и ты хочешь, чтобы я стал донором?

     - Нет. - Джулиан взяла Тейта за руку, и ее остренькие коготки впились ему в кожу. Глаза наполнились слезами. - Ты не подходишь.

     Тейт немного занервничал. Ее слезы всегда выбивали его из равновесия.

     - Ты хочешь, чтобы я помог организовать новую благотворительную акцию для твоей.., то есть нашей дочери?

     Джулиан отрицательно покачала головой, встала из-за стола и подошла к широкому окну залитой солнцем кухни. За окном на зеленой лужайке нежились собаки, подставляя свои пестрые бока ласковому солнышку. Вряд ли злой и бесчувственный человек приютил бы бездомных и никому не нужных собак. Эта мысль подбодрила Джулиан.

     Она обернулась и встретила напряженный взгляд зеленых глаз.

     - Идеальным донором может стать только родной брат или сестра Меган. - Джулиан казалось, что Тейт слышит, как сильно бьется ее сердце. Она набрала побольше воздуха в легкие. - Если бы я родила второго ребенка...

     Не произнося ни звука, Тейт внимательно смотрел на Джулиан.

     - В общем, чтобы ребенок точно подошел, у него должны быть те же родители, что и у Меган, произнесла Джулиан и медленно выдохнула.

     Такого поворота в разговоре Тейт даже представить себе не мог. Он смотрел на Джулиан немигающим, озадаченным взглядом.

     - То есть... Я правильно тебя понял?

     Джулиан поспешила продолжить:

     - Это последняя возможность спасти Меган.

     Мне нужно забеременеть и родить второго ребенка. От тебя. - От напряжения жилы на шее Джулиан набухли. Ей казалось, что она вот-вот рухнет на пол без чувств. О чем должен думать Тейт, когда после стольких лет она приезжает к нему рано утром, сообщает о дочери и просит сделать ей второго ребенка. - Я больше никогда и ни о чем тебя не попрошу. Я обещаю, - отчаянно затараторила Джулиан, страшась ответа. - Мне не нужны деньги. Ты будешь жить так, как ты привык. - С мольбой в глазах Джулиан протянула руки к Тейту. - Я только прошу тебя о ребенке. Умоляю. Пожалуйста.

     - Всего лишь ребенок, - медленно, чеканя каждое слово, произнес Тейт.

     Джулиан насторожилась. Тон не предвещал ничего хорошего.

     - Подожди, подожди, я, кажется, понял. Ты хочешь, чтобы мы переспали, сделали ребенка, а потом как ни в чем не бывало разбежались каждый в свою сторону? Так? Да?

     - Я имела в виду, что, как только забеременею, навсегда исчезну из твоей жизни. Все заботы о детях я беру на себя. И не доставлю тебе никаких хлопот.

     Тейт отрицательно покачал головой.

     - Я так не могу.

     Голова закружилась, и Джулиан почувствовала, что готова упасть в обморок в любой момент.

     - Но ты не можешь так поступить! От твоего решения зависит жизнь Меган! Понимаешь ты это? Покачиваясь, Джулиан подошла к Тейту и схватила его за руку. - Я даже заплачу тебе. Любую сумму.

     Сколько попросишь. Все что угодно. Господи, вразуми его!

     Тейт резко отдернул руку. На его лице снова появилось выражение отчужденности и холодности.

     В одно мгновение дружелюбный и добросердечный человек исчез, оставив ее одну на кухне с чужаком, до которого невозможно было достучаться.

     Джулиан стало жутко.

     Звонок мобильного телефона нарушил тягостную тишину. И Джулиан засуетилась, стараясь достать трубку из сумки. Звонила мама.

     - Алло. Что случилось? - спросила Джулиан, нервно постукивая костяшками пальцев по трубке. Когда?

     Не сводя глаз с Джулиан, Тейт прислушивался к немногословному разговору.

     И откуда у нее столько сил? Джулиан присела в кресло.

     - Я вылечу на первом же самолете. Скажи, что я ее люблю и что я уже еду.

     Джулиан отключила связь и закрыла глаза. Когда же закончится этот тяжелый день?

     - Что-то случилось с Меган?

     Джулиан открыла глаза и посмотрела на Тейта.

     Какого черта он спрашивает, если ему все равно наплевать на собственную дочь?

     - Я должна немедленно вылететь в Калифорнию. Меган в больнице.

     - А что с ней? - Его лицо сделалось мрачным и непроницаемым.

     - У нее жар.

     - Но почему в больнице? Разве температура так опасна?

     - Для ребенка с лейкемией это может быть смертельно. Повышенная температура может означать инфекцию, с которой ослабленная иммунная система Меган не справится. Или хуже. Начало расти количество белых кровяных телец. - Последняя мысль ужаснула Джулиан. - Если это так, то Меган не выжить. - Она встала. - Мне нужно воз-, вращаться прямо сейчас.

     - А как же наш разговор?

     Джулиан немного помедлила.

     - А о чем нам говорить? Тут и так все ясно. Ты не знаешь Меган, презираешь меня. И ты будешь жить, как и прежде, пока моя девочка будет умирать от болезни, которую в твоих силах остановить.

     - Как у тебя все просто, - безжалостно сказал Тейт.

     Джулиан судорожно зарыдала.

     - Этого еще не хватало, - процедил Тейт, резко повернулся и отошел к окну. Разглядывая залитый солнцем двор, он принялся размышлять над неожиданным поворотом в его жизни. Как объяснить Джулиан, что она не права, что все гораздо сложнее? Что Тейт не отказывается помочь Меган, но вот так сразу согласиться на все, о чем она просит, он не может.

     Наплакавшись, Джулиан успокоилась, допила остывший кофе, припудрила опухшие веки и встала. Ей действительно надо было спешить.

     Тейт обернулся и вдруг заговорил с удивительной мягкостью в голосе:

     - Подожди. Не уезжай вот так. Выпей еще кофе или соку, пока я сделаю несколько звонков.

     - Но я не могу, - в замешательстве глядя на Тейта, сказала Джулиан.

     - Подожди. - Тейт насильно усадил Джулиан в кресло. - Я быстро. - Джулиан озадаченно смотрела на Тейта. - Мне надо встретиться со своей дочерью. Я еду с тобой.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

     Джулиан искоса посмотрела на смуглого напряженного мужчину, который сидел рядом. Самолет готовился к взлету.

     - Ты не обязан так поступать.

     - Я знаю, - ответил Тейт с ледяными нотками в голосе. Он бросил свирепый взгляд на Джулиан и повернулся к иллюминатору, давая понять, что не расположен к разговорам.

     Решение Тейта поехать в Калифорнию вызывало у Джулиан одновременно изумление и уважение.

     Тейт быстро отменил несколько ответственных и важных встреч. Позвонил секретарше и сказал, что Джит и Том заменят его. Но когда на вопрос Риты Магнифисент о причине столь неожиданного отъезда Тейт ответил "по семейным обстоятельствам", у Джулиан защемило в груди.

     И все-таки Джулиан не совсем понимала его. С одной стороны, он бросил все дела, чтобы встретиться с дочерью, о которой до сегодняшнего утра даже не подозревал, а с другой - отказал Джулиан в ее просьбе. Что Тейт ждет от этой поездки?

     Джулиан оставалось только молить бога о том, что, когда Тейт увидит их красавицу дочку, он все-таки решится.

     Может быть, Тейт и собирается промолчать до самой Калифорнии, но только не Джулиан.

     - Извини, я не очень-то с тобой вежливо обошлась.

     - Я не хочу об этом говорить.

     Джулиан вздохнула.

     - Тогда, может быть, поговорим о Меган? Тебе, наверное, интересно, почему я не рассказала о ней раньше?

     - Я знаю, почему, - скорее прорычал, чем ответил Тейт.

     Знает? Но откуда? Когда она звонила Тейту, чтобы сообщить о ребенке, он уже съехал с квартиры.

     Его хозяйка рассказала Джулиан о травме Тейта, о том, что он вылетел из спортшколы и что больше не снимает здесь комнату. Он женился.

     Каково ей было услышать такое! Именно тогда впервые Джулиан посетила мысль, что Тейт никогда не любил ее. И тогда она постаралась забыть все, что связывало ее с Блэквудом и Тейтом Макинтайром. Интересно, понимает ли Тейт, сколько боли причинил ей?

     - Тебе может показаться странным, но я до пятого месяца не знала, что беременна.

     - Действительно, в это трудно поверить.

     - Но это правда. Я списала тогда все недомогание на нервы. Только когда Меган зашевелилась, я поняла, что беременна. Поначалу я не собиралась рассказывать тебе. Но потом мне стало так тяжко.

     Тейт вполоборота повернулся к Джулиан. Недоверие сквозило из каждой поры.

     - Я правда пыталась дозвониться до тебя. На День благодарения.

     - День благодарения? - смягчился Тейт. Подсчитав, он понял, что, когда звонила Джулиан, он был уже женат.

     Тейт облегченно вздохнул, когда самолет приземлился в аэропорту Лос-Анджелеса. Он ненавидел самолеты. Но маленькая зеленоглазая девочка очень нуждается в нем. Она может умереть, даже не узнав своего отца и того, что тот очень хочет ей помочь. Сердце сжалось при мысли, что он столько пропустил за девять лет.

     - Подкинь меня до любого отеля поблизости, сказал Тейт, загружая сумку в багажник такси. - И дай мне адрес больницы. Как только я сниму номер, сразу же приеду.

     - Ты можешь остановиться у нас. - Джулиан наклонилась к таксисту, чтобы назвать адрес, и Тейт вновь почувствовал нежный, волнующий аромат ее духов.

     Он был сердит на Джулиан. Но предложение остановиться у нее вызвало у Тейта сильнейшее желание. Прежде всего он мужчина и когда-то страстно был влюблен в Джулиан. За кого Джулиан его принимает? За племенного быка-производителя, которого можно взять напрокат? За мальчика из трущоб, который готов на все ради пачки баксов? Ее намерение заплатить за секс крайне оскорбительно.

     Заявление Джулиан о том, что она не знала о беременности вплоть до женитьбы Тейта, не давало ему покоя, вызывая сомнение. Даже если это так, почему она ни разу не поинтересовалась его жизнью, полученной травмой, тем, что ему пришлось уйти из спортшколы? Просто Джулиан никогда и не думала возвращаться в Блэквуд и тем более общаться с Тейтом. Размышления, вопросы и ответы тяжким бременем навалились на Тейта.

     Спустя некоторое время машина затормозила возле громадного корпуса из стекла и бетона.

     Достав из багажника свою сумку и небольшой саквояж Джулиан, Тейт последовал за ней сквозь двойные стеклянные двери внутрь здания детской больницы. Было очевидно, что Джулиан провела здесь много времени. Она уверенно прошла через просторный холл к лифтам и нажала на кнопку.

     Когда они оказались наедине, Джулиан повернулась лицом к Тейту. Она нервно крутила колечко на пальчике.

     - Можно попросить тебя об одолжении?

     Тейт насторожился, со страхом ожидая следующей просьбы Джулиан. Не слишком ли для одного дня?

     - Что еще?

     - Понимаешь, для Меган крайне важно сохранять душевное равновесие. Любое огорчение, даже самое незначительное, может оказаться...

     - Я не собираюсь расстраивать ее. Я хочу лишь познакомиться. Она моя дочь.

     Лифт с грохотом проехал еще два этажа, прежде чем Джулиан продолжила:

     - Но она не знает об этом. - Джулиан снова нервозно покрутила колечко. Тейт понял, что самое страшное еще впереди. - Меган думает, что ее отец умер до того, как она родилась.

     Лучше бы Джулиан ударила его. Боль была бы не такой сильной. Неужели Джулиан стыдится его происхождения. Тейт снова испытал жуткое унижение. Как в детстве, когда чужие люди из жалости к нищему и голодному оборванцу, отдавали ему поношенную одежду и еду.

     - Я ее отец. Зачем скрывать от нее правду?

     - Потому что правда очень опасна. Хрупкое здоровье Меган может не выдержать, когда она узнает, что отец жив, а мать обманывала ее всю жизнь. Ты даже не представляешь, что может случиться.

     - Хорошо, кто в этом виноват?

     - Не время искать виноватых. Главное сейчас это здоровье Меган. Мы должны выиграть битву со смертью. И если нужно пожертвовать правдой ради жизни, то мы пожертвуем.

     Тейту пришлось уступить. Здоровье Меган было важнее раненого самолюбия.

     - Ну хорошо. Пусть будет по-твоему. Только что мне делать? Я собираюсь не просто познакомиться с ней, а стать частью ее жизни.

     - Договорились. Я представлю тебя как старого приятеля из Блэквуда, который хорошо знал ее отца.

     - А как ты объяснишь мое неожиданное появление?

     - Никак. Сейчас это неважно. А когда она поправится, мы что-нибудь придумаем.

     Выйдя из лифта, молодые люди молча направились по длинному коридору. Они старались шагать беззвучно, дабы не нарушить тишину больничного покоя.

     Перед входом в палату Джулиан остановилась.

     - Позволь мне сначала войти одной.

     На мгновение Тейт задумался.

     - Да, да, конечно, - ответил он, неловко переминаясь с ноги на ногу.

     Джулиан толкнула дверь и исчезла внутри.

     Оставшись в коридоре один, Тейт поставил сумки на пол, прислонился к стене и закрыл глаза.

     Ему вспомнилось детство. Как он мечтал тогда познакомиться с отцом! Как ему хотелось восхищаться им, уважать его. Тейт ждал, что наступит день, когда тот появится и все будет по-другому...

     Вдруг дверь открылась, и из палаты вышла миссис Рейнолдс. Она заметно постарела с тех пор, когда Тейт видел ее в последний раз. Судя по тому, что она нисколько не удивилась неожиданному появлению Тейта, она все знала. Если бы Тейт умел краснеть, то его лицо и уши были бы сейчас пунцовыми.

     - Здравствуйте, миссис Рейнолдс, - произнес Тейт.

     - Здравствуй, Тейт, - ответила она, устало улыбаясь. - Пойдем положим ваши сумки в багажник, пока Джулиан разговаривает с докторами.

     - Врачи сейчас у Меган?

     Беверли положила ладонь на руку Тейта.

     - Не волнуйся. Мы быстро.

     Когда они вернулись, Джулиан поджидала их возле двери.

     - Она спит.

     Досада охватила Тейта.

     - Что сказали врачи?

     - Слава богу, у нее всего лишь небольшая инфекция. Нужны антибиотики.

     - С ней все будет хорошо?

     - Пока да.

     - Я хочу посмотреть на нее, - спокойно сказал Тейт. Но когда он увидел сомнение в глазах Джулиан, его терпение лопнуло. - Послушай, Джулиан. Я проехал сто пятьдесят миль не для того, чтобы постоять возле палаты моей дочери. Дочери, о которой я узнал всего лишь несколько часов назад. И я не уеду, пока по крайней мере не взгляну на нее.

     - Ну хорошо, извини.

     Когда он вошел в палату и остановился возле детской кроватки, сердце бешено забилось. Что нужно делать в такой ситуации, Тейт не знал. Он лишь таращил глаза, изо всех сил пытаясь разглядеть Меган.

     Девочка уютно свернулась в клубочек, подложила ладошку под щечку и сладко спала. Она была чересчур худенькой и бледной. Тейт невольно залюбовался Меган. Его распирало от гордости.

     - Она такая красивая, - с благоговением прошептал Тейт. - Господи, Джулиан, она прекрасна.

     К руке Меган тянулась прозрачная трубка, по которой мерно капала желтоватая жидкость. Тейт поморщился при мысли о том, что кто-то воткнул иглу в худенькую, как тростиночка, ручку.

     - Пусть поспит, - шепотом сказала Джулиан, нежно глядя на Меган. - Пойдем пока в кафетерий и чего-нибудь перекусим.

     - Ты иди. А я посижу здесь. - Тейту хотелось повнимательнее рассмотреть дочку, чтобы запомнить каждую черточку ее лица. Ведь ему еще не приходилось быть папой.

     - Мама посидит с ней. А нам надо поговорить. Джулиан бросила взгляд на свою спящую дочку. - Но не здесь.

     Джулиан права. Сейчас нельзя допустить, чтобы Меган услышала правду об отце. С неохотой, бросив последний взгляд на дочку, Тейт пошел к выходу.

     Весь день, с самого утра, когда Джулиан ошеломила его рассказом о дочери, Тейт старательно сдерживал ярость, которая бурлила и клокотала в нем. Но, посмотрев на тяжело больную хрупкую девчушку, Тейт ощутил полную беспомощность и отчаяние. Он крепко сжал кулаки и прижался лбом к прохладной стене.

     - Ну почему? - процедил Тейт сквозь стиснутые зубы. - Почему болезнь выбрала именно ее, беззащитного, ни в чем не повинного ребенка?

     - Я не знаю, - кротко ответила Джулиан.

     - А почему я не подошел? Ведь я готов отдать все, не только кровь, все, что нужно. Только бы она поправилась. Может быть, я виноват в этой чертовой болезни? А что, если все дело в моей смешанной крови?

     - Нет, Тейт, нет. Ты здесь ни при чем. - Джулиан осторожно потянула его за плечо. Он повернулся и увидел мольбу в голубых, как небо Оклахомы, глазах Джулиан. - Никто из нас не виноват в этой болезни. Но вместе мы можем спасти нашу дочь.

     - А нет ли других способов спасти нашу дочь? - тихо проговорил Тейт.

     - Мы уже все испробовали. Это единственная возможность.

     - Да, да. Я понимаю. - Он еще крепче сжал кулаки.

     - То есть ты хочешь сказать, что ты... - Надежда вспыхнула в глазах Джулиан. Но Тейт не торопился давать клятвенные обещания.

     - Давай поговорим начистоту. Я не мальчик по вызову и не донор спермы. И мне не нужны твои деньги. Мне просто очень хочется помочь Меган.

     И если ради нее надо пойти на такое безумство, как второй ребенок, то я пойду.

     - Ты не пожалеешь об этом, обещаю.

     Тейт поднял руку.

     - Подожди, я еще не все сказал.

     Джулиан удивленно подняла брови.

     - Я вырос без отца. Поверь мне, это очень болезненно. Каждому ребенку нужен отец. И было бы лучше, если бы Меган знала обо мне и носила мою фамилию.

     - Это невозможно. Слишком опасно.

     - Не бойся. Я не сделаю ничего, что могло бы навредить Меган. Но у второго ребенка должен быть отец. Не хочу плодить безотцовщину.

     - А я думала...

     - Думала, что я сделаю тебе ребеночка и испарюсь еще на десять лет? - Тейт отрицательно покачал головой. - Ни за что! Если мы собираемся завести ребенка, то мы это сделаем так, как полагается.

     - Я не понимаю тебя.

     - Ну хорошо. Я согласен стать отцом при условии, что ребенок официально будет носить мою фамилию. А для этого нам придется пожениться.

     От изумления Джулиан взмахнула руками.

     - Пожениться?!

     Бурная реакция Джулиан рассердила Тейта. И он довольно резко ответил ей:

     - Да. Если ты хочешь второго ребенка, то тебе придется выйти за меня замуж. Выбирай.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

     Джулиан не раздумывая приняла предложение Тейта. Замуж, значит, замуж. Главное, что Меган спокойно восприняла новость. Она охотно поверила в историю о любви со второго взгляда. А Тейт явно вызвал у нее симпатию и расположение.

     - Джулиан, эта крошка переплюнет даже мисс Америку, - сказал Тейт, когда они стояли возле кроватки Меган. Девочке понравился комплимент, и она улыбнулась. А розовое от лихорадки личико засветилось любопытством.

     Джулиан чувствовала, что Тейт очень волнуется перед первой встречей с дочерью, но ему удалось сохранить спокойствие и невозмутимость.

     - Вы правда собираетесь жениться на моей маме? - по-детски простодушно спросила Меган, вызвав у Джулиан умиление.

     - Чем быстрее, тем лучше, - незамедлительно ответил Тейт, осторожно обнимая Джулиан за талию. Такое смелое проявление чувств немного смутило женщину. Но она была благодарна ему за желание и стремление понравиться Меган, расположить ее, убедить в своей любви к ней. Джулиан прекрасно понимала, что, если бы не ее предложение переночевать сегодня вместе с ней, Тейт вряд ли осмелился бы обнять ее.

     - А вы правда супершериф?

     Явно польщенный, Тейт засмеялся.

     - Да, я непобедимый супершериф, - подыгрывая девочке, продекламировал Тейт.

     Меган захихикала.

     - Вы такой забавный, - сказала девчушка и посмотрела на маму. - А ты правда ходила в школу с супершерифом?

     - Да. Но тогда он был обыкновенным мальчишкой, который обожал играть в футбол.

     - Готова поспорить, что вы были самым лучшим футболистом.

     На мгновение в глазах Тейта появилось странное выражение.

     - Не успел. Я повредил колено, и мне пришлось бросить футбол.

     Меган сочувственно взяла Тейта за руку. Трубки капельницы натянулись, сдерживая ее движения.

     - Обидно, когда ты не можешь что-то делать из-за болезни. - Только что познакомившись, они прекрасно понимали друг друга.

     - Ну, ничего страшного. Теперь мне нравится быть шерифом. А когда ты поправишься, мы будем делать с тобой все, что захотим.

     Так и состоялось их знакомство. Проще и легче, чем ожидалось.

     А позже, спустя два часа, Тейт и Джулиан предстали перед мировым судьей, произнося клятвы в верности и вечной любви.

     После того, как они поставили подписи в свидетельстве о браке, Тейт предложил сходить куда-нибудь пообедать и отметить событие, но Джулиан отказалась.

     Замужество, которое будет длиться до рождения ребенка, не вызывало желания праздновать. Просто они заключили сделку. Как только появится ребенок и Меган получит необходимую ей кровь, они разведутся, и каждый продолжит уже самостоятельно свою жизнь. Как ни печально в день замужества думать о разводе, но предаваться иллюзиям ни к чему. Они женились только ради Меган.

     В конце концов они отправились обратно в больницу, где и просидели возле кроватки дочери до позднего вечера. Новость о том, что мама вышла замуж, очень обрадовала девочку. И она заснула со счастливой улыбкой на лице.

     Беверли тактично осталась с внучкой на ночь, а Джулиан с Тейтом пошли домой. Было поздно. Кушать и спать не хотелось. Сказывалась усталость.

     Джулиан чувствовала, как нервная дрожь разливается теплом внизу живота, а потом поднимается вверх к затылку, вызывая сладкий озноб по всему телу. Предвкушение любви с Тейтом спустя столько лет одновременно пугало и возбуждало.

     Пока Джулиан, не решаясь лечь в постель, щелкала пультом с канала на канал, Тейт бродил по шикарной просторной квартире, выглядывая в окно и почти не разговаривая. Он чувствовал себя зверем в клетке. Наконец Джулиан не выдержала, больше не в силах откладывать неизбежности встала.

     - Я пойду приму душ и лягу.

     Тейт оторвал взгляд от окна. По его лицу невозможно было понять, что он чувствует.

     - Хорошо.

     Прежде чем взять свое полотенце, Тейт тактично дождался, пока Джулиан ляжет. А потом, сохраняя полное внешнее спокойствие, не спеша отправился в душ.

     В горле пересохло. Джулиан, затаив дыхание, прислушивалась к доносившимся из ванны звукам.

     Господи, это моется ее муж! Наверное, она сошла с ума.

     Длинная тень поползла по полу, когда Тейт вышел из ванной. По его неуверенной походке было понятно, что он нервничает. Сердце Джулиан бешено забилось. Тейт был почти нагой, не считая узких плавок на стройных бедрах. Джулиан залюбовалась мощным торсом, мускулистыми руками, мокрыми прядями темных волос, поблескивавших при слабом свете ночной лампы.

     Быстрый взгляд Тейта смутил Джулиан. Она отодвинулась на краешек постели и замерла ни живая ни мертвая, стараясь не смотреть в сторону Тейта.

     - С тобой все хорошо?

     Джулиан задрожала. Судорожно сглотнув воздух, она кивнула.

     - Извини, просто все так неловко.

     Тейт приподнял одеяло и скользнул под него. От его чистого влажного теплого тела исходил манящий аромат, который вызывал желание. Но мысль о том, что они совершают чудовищную ошибку, не оставляла Джулиан.

     - Правильно ли мы поступаем?

     Тейт подвинулся к Джулиан.

     - У тебя есть еще время передумать.

     - Может быть, безнравственно ради излечения одного ребенка рожать другого? Но ведь я не делаю ничего плохого, правда? Я лишь хочу...

     Мысли, страхи, переживания создавали полный сумбур в ее голове.

     Тейт терпеливо слушал, понимая, что Джулиан необходимо выговориться.

     - Каждый из нас наделал много ошибок. Но разве стремление спасти нашу дочь может быть ошибкой?

     Сочувствие в голосе Тейта успокоило Джулиан.

     Она глубоко с облегчением вздохнула.

     - Ты прав, чувства здесь ни при чем. Главное - это Меган.

     На душе у Джулиан стало теплее. Тейт ближе пододвинулся к ней. И от прикосновения его сильного крепкого тела она ощутила прилив желания, охватившего ее тело сладкой негой.

     Темнота коконом окутывала мужчину и женщину, создавая ощущение тепла и уюта. Больше не нужно было обороняться и скрывать свои чувства.

     Интимная обстановка расслабляла, вызывая желание довериться друг другу.

     - Расскажи мне о ней.

     - Что ты хочешь услышать?

     - Все. Что ей нравится? Какие у нее таланты?

     Какая ее любимая еда?

     - Она самая обыкновенная девочка. Забавная и бесхитростная. Записывает свои тайны в дневник, а потом оставляет его на самом видном месте. Обожает пиццу и мороженое. Гораздо лучше меня соображает в математике. А еще она прекрасно рисует, как и ее отец.

     От удовольствия Тейту захотелось рассмеяться.

     - Она любит рисовать?

     - Да, у нее хорошо получается. Я покажу тебе ее рисунки утром.

     Дрожащими пальцами Тейт дотронулся до мягких спутанных волос Джулиан. Слыша учащенное сердцебиение друг друга, они оба чувствовали, как прошлое настойчиво рвется в настоящее.

     - Тейт, - чуть слышно прошептала Джулиан, поцелуй меня как тогда.

     Волна страсти захлестнула Тейта, отсекая все мысли и унося его в пучину наслаждения. Он принялся целовать Джулиан. Сначала нежно, едва касаясь ее губ, потом с любопытством и наконец жадно и настойчиво. Он чувствовал запах луговых цветов, исходивший от ее шелковистой кожи, мятный аромат сладких губ и, растворяясь в пространстве и времени, постепенно терял над собой контроль.

     Чуть позже, когда учащенное биение сердца успокоилось, а пот испарился с уставших тел, они крепко обнялись и посмотрели друг другу в глаза.

     - Спасибо. Все было замечательно, - прошептала Джулиан. Ровная, беспристрастная интонация в голосе сразу напомнила Тейту о сделке. Он словно опустился с небес на землю. Тейту стало горько.

     Джулиан была единственной женщиной, которую он любил. Самым близким и дорогим ему человеком на свете. Но, скорее всего, ему так и не удастся завоевать ее. Не чета он Джулиан. Она слишком хорошая девочка для безродного шерифа из маленького провинциального городка.

     Джулиан проснулась отдохнувшей и счастливой. Она томно потянулась. Прошедшая ночь вызывала приятные воспоминания. Вчера она вышла замуж за Тейта Макинтайра. А ночью... Ласковые руки... Страстные объятия... Джулиан почувствовала, что снова возбуждается.

     - Доброе утро. - Тейт вошел в спальню с высоким стаканом апельсинового сока. Он был тщательно выбрит, аккуратно причесан. Но к великому разочарованию Джулиан, полностью одет.

     Размечталась, дура! Густая краска залила лицо Джулиан. Какая любовь?! Какой секс?! Ночь прошла, и пора просыпаться, трезветь!

     - Ничего, что я воспользовался твоим телефоном?

     Настроение совсем испортилось. Неужели мужу надо спрашивать разрешения у жены, чтобы позвонить?! Значит, ни брак, ни ночь любви ничего не меняют в их отношениях. Тейт ведет себя словно чужой. Обидно. Очень обидно.

     - Ну что ты. Звони, когда хочешь. - Слова прозвучали натянуто и как-то официально. Боже, что происходит?

     - Я позвонил в больницу, и твоя мама ответила, что ночь прошла спокойно. Температура упала, и Меган чувствует себя гораздо лучше. Если результаты анализа крови будут удовлетворительными, то после обеда Меган сможет вернуться домой.

     - Не стоит так торопиться, - сердито отозвалась Джулиан.

     - Еще я позвонил в офис. - По тому, как Тейт мялся на месте, растягивая слова, Джулиан поняла, что он собирается сказать что-то неприятное. Мне очень нужно возвратиться в Блэквуд.

     Вот это да-а! Один день женаты, а он уже мечтает побыстрее смыться. Новость больно задела Джулиан. Он думает только о себе.

     - А как же наш договор? Как я забеременею, если ты уедешь?

     На самом деле, детально обсудив женитьбу и развод, они даже не вспомнили о том, где и как они собираются жить все это время. А ведь это не день и даже не месяц.

     Джулиан задумчиво прихлебывала кисло-сладкий апельсиновый сок маленькими глоточками.

     Потом поставила стакан на прикроватную тумбочку.

     - Послушай, разве ты никак не можешь на время перебраться ко мне? Ну, до тех пор, пока я не забеременею.

     - Нет, - сказал как отрезал Тейт. И по его грозному выражению лица стало ясно, что никаких обсуждений на эту тему больше не будет.

     - Ладно. - Джулиан дунула на пряди волос, которые лезли в глаза и мешали смотреть. - Я надеюсь, ты понимаешь, что здесь врачи, моя работа. Я не могу все вот так бросить и уехать.

     - Насколько я помню, для тебя работа и карьера всегда были на первом месте.

     - Я говорю не о себе, а о Меган.

     Конечно же, Тейт понимал, как Джулиан боится потерять работу. Ведь ее гонорары - единственная возможность оплатить лечение Меган. Он понимал, что у Джулиан нет никакой профессии и что она старается не для себя.

     Тейт подошел к кровати и сел рядом с Джулиан, но так, чтобы их тела не соприкасались.

     - А может быть, ты будешь приезжать в Блэквуд время от времени, предположим пару раз в месяц?

     Джулиан отрицательно покачала головой.

     - Это займет очень много времени. Чем чаще мы будем... - Джулиан закусила губу. Краска смущения снова залила лицо. - В общем, мне надо забеременеть, и чем быстрее, тем лучше.

     Тейт поднялся, распрямил плечи и подошел к окну. Некоторое время он стоял неподвижно, глубоко засунув руки в карманы.

     - Я понимаю. Значит, некоторое время нам придется пожить вместе. Хотим мы этого или нет.

     Его тон задел Джулиан. Вчера все было ясно.

     Тейт женился ради Меган. А ночью Джулиан показалось, что не только беда вновь соединила их. В его сильных руках она чувствовала себя самой любимой и самой желанной. Неужели она ошиблась?

     Не может быть. Джулиан привыкла доверять своим ощущениям. Ну да ладно! Всякое бывает. Главное сейчас - это здоровье Меган.

     И хотя Джулиан поклялась никогда не возвращаться в эту забытую богом дыру, им, скорее всего, придется поехать в Блэквуд. Они с Тейтом смогут много времени проводить вместе, а для Меган свежий воздух пойдет на пользу.

     И пока решимость не покинула ее, Джулиан набрала побольше воздуха в легкие и сказала:

     - Хорошо, мы с Меган поедем в Оклахому.

     Тейт замер. Он не мог поверить своим ушам.

     - Что, что ты сказала?

     - Я собираюсь сделать то, что должна в этой ситуации.

     Боже, но, если она уедет из Калифорнии, пусть даже на время, как она будет зарабатывать? Кто оплатит счета в больнице?

     - А как же Меган? Разве ей не нужно постоянное наблюдение врачей?

     Джулиан поторопилась объяснить:

     - Наблюдающий Меган онколог сказал, что в Медицинском центре штата Оклахома есть профессор, который недавно получил грант на исследование стволовых недифференцированных клеток.

     Тейт нахмурился.

     - Но какое отношение имеет это исследование к Меган?

     Тейт подошел к Джулиан, вопросительно склонив голову набок. Вчера он так же смотрел на нее, прежде чем поцеловать. Джулиан почувствовала, что начинает сердиться на себя. Этого еще не хватало! Воспоминания прошлой ночи никак не вписывались в серьезный разговор.

     - Одной частью исследования стволовых клеток является изучение крови в пуповине новорожденного. То есть, вместо пересадки клеток костного мозга больному ребенку вводят стволовые клетки крови из пуповины новорожденного брата или сестры. Исследования еще не закончились, но врачи уже говорят о высокой эффективности нового метода. Стволовые клетки родных братьев и сестер всегда подходят. Врачи опасаются только одного, сможет ли ослабленный организм Меган воспроизвести эти клетки после пересадки в нужном количестве.

     - Ты обсудила все это с врачом Меган до того, как собралась обратиться ко мне?

     - Да нет же. Я просто слышала о такой возможности. Но не знала, поможет ли это Меган, пока не поговорила с ее лечащими докторами.

     - И ты была уверена, что я соглашусь на второго ребенка? - процедил сквозь зубы Тейт, как будто бы Джулиан обманывала его.

     - Ну, конечно же, нет. Просто мне пришла в голову такая мысль. И я решила, что нужно попытаться использовать и эту возможность.

     Тейт заметался по комнате. Потом остановился возле трюмо, взял фотографию Меган и долго, не отрываясь, смотрел на нее.

     Сердце Джулиан затрепыхалось. Нет, нет. Он не сделает этого. Он ни за что не бросит Меган.

     Жизнь научила его наступать на горло собственной песне.

     - Значит, вы с Меган проведете следующий год в Блэквуде?

     - Если понадобится.

     - А как же модельный бизнес? Ты собираешься его бросить?

     - Конечно же, нет. Не навсегда. Хотя нужно совсем немного времени, чтобы про тебя забыли. В этом бизнесе жестокая конкуренция. Но здоровье Меган превыше всего.

     - А что, если Меган не захочет поехать?

     - Ей всего девять лет. Она воспримет переезд как приключение, возможность приобрести новых друзей.

     - Ну что ж, неплохо. - Тейт осторожно вернул фотографию на место и пошел к выходу. Он справился с собой. Самообладание вернулось к нему. Надеюсь, ты все хорошо обдумала.

     Нет, не все. Пока она еще не придумала, как сохранить работу. И где взять денег на оплату предстоящих расходов на лечение. И как, родив от этого потрясающего мужчины второго ребенка, она сможет вернуться в Калифорнию к своей одинокой жизни.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

     Весь Блэквуд обсуждал новость о неожиданной женитьбе Тейта Макинтайра на Джулиан Рейнолдс. Город жужжал, как улей. Согласно слухам, их прежняя любовь снова воспламенилась именно во время благотворительной акции. Внезапная поездка шерифа в Калифорнию была тому подтверждением. Все знали, что шериф ненавидит летать на самолете. И только обезумевший от любви человек способен наплевать на все страхи, только бы оказаться рядом с возлюбленной. Более того, за все время Тейт ни разу не брал отгулов, а тут аж целых Два.

     Некоторые даже высказывали предположение, что дочка Джулиан от Тейта. Но все-таки эта мысль была слишком абсурдной, чтобы завоевать всеобщий интерес. А вот женитьба стала лакомым кусочком для любителей почесать языки и перемыть косточки.

     Тейт давно привык, что его жизнь рождает слухи. Плевать он хотел на них. Пусть развлекаются.

     Ему было не до этого Он с нетерпением ждал приезда своей новой семьи.

     Прошло уже пять долгих дней с тех пор, как он покинул Лос-Анджелес. Чтобы не мучить себя томительными воспоминаниями об умопомрачительной свадебной ночи, Тейт работал круглыми сутками без устали. Ему казалось, что время так быстрее бежит.

     Наконец в полдень незнакомая машина въехала во двор.

     Тейт не спеша вышел на крыльцо. Ничто не выдало его внутреннего волнения при виде дочери и жены, которые вылезли из голубого седана. Тейту вдруг показалось, что его семья просто вернулась из долгого путешествия домой.

     Джулиан была похожа на подсолнух в желтом кардигане, с копной каштановых волос, разметавшихся по плечам. Она подняла глаза и улыбнулась.

     - Привет!

     - Здорово! - Не в силах отвести взгляд от Джулиан, Тейт неуклюже спустился с крыльца. Судя по тому, как Джулиан не отрываясь смотрела на Тейта, безмолвно улыбаясь, было видно, что она тоже растеряна. Изо всех сил стараясь не поддаться искушению крепко обнять Джулиан и зацеловать ее до потери пульса, Тейт до боли в ладонях сжал перила.

     - Они меня не укусят?

     Нежный голосок заставил Джулиан и Тейта оторваться друг от друга. Меган так и стояла, не шелохнувшись, возле машины, зажатая со всех сторон лохматыми дворнягами. Те добродушно махали хвостами, с любопытством обнюхивая гостью.

     - Ты же не косточка, чтобы тебя кусать.

     В ответ он услышал заливистый смех. Но в следующий момент сердце Тейта екнуло от испуга.

     Меган опустилась на колени так, что осталась видна только ее голова с короткими, торчащими во все стороны волосами, и обняла за шею самую большую, лохматую и задиристую собаку. Псина помельче, приревновав девочку, начала настырно тыкаться ей в ладошку мокрым носом.

     - Эй вы, бездельники, а ну брысь отсюда! - Тейт подошел к девочке, отогнал собак и поднял ее с колен. - Как поживаете, мисс Америка?

     - Хорошо, супершериф, - в том же игриво-шутливом тоне ответила Меган. - Мне нравятся твои собаки. У нас никогда не было собак. - Она засунула руку в задний кармашек розовых шортиков и оглянулась вокруг. - Твой дом мне тоже нравится. У тебя, наверное, много земли. А у тебя есть коровы, лошади и там всякие хрюшки, курочки?

     - Ни одной. Но если хочешь, то заведу.

     - Тейт, не надо обещать ей такие вещи, - предостерегла Джулиан.

     - А почему бы и нет?

     - Потому что!

     Его сердце ушло в пятки. Они ведь здесь не навсегда. Джулиан боится, что Меган привяжется к животным и не захочет потом уезжать в Калифорнию.

     - Как долетели? - спросил Тейт, помогая выгружать вещи из багажника.

     - Отлично. Без происшествий.

     Тейту очень хотелось, чтобы его скромный и такой любимый дом непременно понравился гостьям. Но, судя по апартаментам в Лос-Анджелесе, такая простота могла оказаться не в их вкусе. Он чувствовал себя неуверенно, и это раздражало его.

     Джулиан понюхала воздух в доме.

     - Здесь кто-нибудь убирается? - с одобрением в голосе спросила она.

     - Пылесос. - Обычно Тейт сам убирал свой дом. Но вчера он не доверил себе уборку и обратился за помощью в местную сервисную фирму.

     Спустя полминуты Меган вбежала в дом вместе с лохматым псом, который плелся за ней, звонко цокая когтями по полу.

     - А где моя комната?

     - Дальше по коридору. - Тейт проводил Меган и открыл дверь в комнату. - Вот здесь ванная.

     - Круто, - воскликнула Меган с любопытством заглядывая в комнату. И тут же с разбегу плюхнулась на кровать. Джулиан не спеша шла следом, пристально вглядываясь в каждую комнату.

     - Ты позволяешь собакам входить в дом?

     - Считай, только сейчас.

     Улыбка не сходила с лица Меган. Она окинула счастливым взглядом свою комнату и снова плюхнулась на кровать. Лохматый пес радостно запрыгнул на краешек кровати, глухо ударяя хвостом по одеялу. - Симпотное одеялко. А вы, ребята, будите спать в соседней комнате?

     Вопрос был простым, но он сильно смутил Тейта. Джулиан повернулась к окну, раздвинула жалюзи и посмотрела во двор.

     - Моя комната в другом конце дома. Ближе к гаражу. На случай, если меня ночью вызовут на работу. - Не было необходимости объясняться и оправдываться. Он ведь всегда спал там. Но все получилось как-то само собой.

     А вообще комната любопытного ребенка должна быть подальше от родительской спальни.

     - Хотите чего-нибудь выпить? - поторопился Тейт сменить тему разговора. - У меня есть чай, лимонад, ну и всякие такие напитки. Если хотите, то есть сок. Апельсиновый, яблочный, виноградный.

     Джулиан позабавило такое усердие. Она с улыбкой посмотрела на Тейта.

     - Ты предлагаешь нам все это выпить?

     - Что, много?

     - Да. Но нам очень приятно твое гостеприимство.

     - А где твоя машина?

     - Я оставила ее маме. В целях экономии у нас всегда была одна на двоих. Мы еще не выплатили кредит на квартиру. Я уехала. И мама ищет сейчас работу. А когда устроится, ей понадобится машина.

     Ответ Джулиан озадачил Тейта. Он всегда думал, что известные модели не считают денег.

     - А если бы я не взяла напрокат машину, то тебе пришлось бы возить нас по всем врачам.

     - Я бы не стал возражать. Нужно как-то наверстывать упущенные девять лет.

     - У тебя своя жизнь, и мы постараемся, насколько это возможно, не мешать тебе.

     - Разве общение с семьей может стать обузой?

     - Не говори так, Тейт, - сказала Джулиан тихо, чтобы Меган не услышала. Но он понял, что она имела в виду. Джулиан приехала всего пять минут назад и уже думает об отъезде. Господи, ведь когда Меган поправится и узнает, что он ее отец, Джулиан все равно уедет в Калифорнию и увезет с собой его детей.

     Джулиан страшно волновалась перед встречей с Тейтом. Но он оказал настоящее гостеприимство и был искренне рад их приезду. Джулиан полагала, что причина такой радости кроется в Меган. Тейт был очарован дочерью с момента первой встречи, и не скрывал этого. После натянутого разговора в Калифорнии, перед отъездом Тейта, Джулиан никак не могла поверить в его дружелюбие.

     - Мама, мама. - Меган влетела в дверь со двора раскрасневшаяся, с горящими глазами. - Пойдем, я кое-что тебе покажу. Это так круто.

     Меган взяла маму за руку и потащила за собой.

     Тейт пошел следом. Крытое навесом крыльцо тянулось на десять футов по всей ширине дома. На нем стояли два шезлонга, барбекю и несколько больших мисок с кормом для собак.

     За домом на гигантском дубе, мерно покачиваясь, висела шина на толстой веревке. Меган подбежала к дереву, залезла в кольцо шины и оттолкнулась.

     - Я еще не разу не видела ее такой оживленной.

     Тейт нахмурился.

     - Такое возбуждение ей не повредит?

     - Нет. Только пойдет на пользу. Пока она находится в состоянии ремиссии, она может делать все, что ей нравится.

     Неожиданно Тейт схватил Джулиан за руку и потащил за собой.

     - Пойдем. У меня есть кое-что для тебя.

     Джулиан послушно пошла за ним в ожидании чего-то необыкновенного.

     А Меган настолько была увлечена новым занятием, что не заметила, как они ушли. Но бояться было нечего. Лежа на брюхе, надежная охрана из четырех собак смотрела на девочку восхищенными глазами.

     Тейт с Джулиан подошли к большому хозяйственному строению.

     - Это сарай?

     - Что-то вроде того.

     - А что там внутри?

     - Сейчас увидишь, - произнес Тейт таинственно.

     У Джулиан защемило в груди. Никогда не знаешь, чего от него ожидать! С ним всегда весело и интересно!

     Открыв дверь, Тейт включил рубильник - и яркий свет ламп заполнил помещение.

     - Вот здесь. Смотри.

     Джулиан с любопытством огляделась по сторонам. Сарай одновременно служил складом для всякого хлама и мастерской. Клещи, плоскогубцы, стамески, напильники и другие инструменты были аккуратно развешаны на крючочках над верстаком.

     Красная газонокосилка, лопаты, грабли, тяпки стояли в углу. А в центе сарая находился большой автомобиль, покрытый брезентом.

     - Что это? - Джулиан сделала шаг вперед, чтобы подойти ближе, но Тейт загородил ей путь. Оказавшись с ним лицом к лицу, Джулиан посмотрела Тейту в глаза, и ее сердце учащенно забилось. Он пристально смотрел на нее с полуулыбкой.

     - Закрой глаза.

     Чувствуя себя глупой и беззаботной девочкой, Джулиан подчинилась. Она услышала, как зашуршал брезент.

     - Теперь можно смотреть.

     Джулиан открыла глаза. Довольный Тейт стоял возле старого грузовика, барабаня кончиками пальцев по капоту.

     - Ты все еще хранишь его? - недоверчиво спросила Джулиан.

     - Рука не поднимается отвезти на помойку. Временами у меня возникает желание полностью восстановить его. Проблема в том, что у меня мало времени. Я могу поработать с ним лишь тогда, когда ко мне приходит мой подшефный.

     - Ты его покрасил? - Джулиан осторожно провела пальчиком по глянцевой поверхности, вспоминая ржавчину и поблекшую краску, которые покрывали грузовик много лет назад. - Дверца все так же заедает?

     - Ага. - Ухмыляясь, Тейт с усилием дернул дверцу. - Присаживайся.

     Джулиан устроилась на серо-черном сиденье, и приятные воспоминания пронеслись в ее голове.

     - Да, мы проехали сотни тысяч километров на этом старом грузовичке.

     - Я думал, ты не вспомнишь. - Тейт сел рядом. Кино, бейсбол, старое шоссе.

     Место, где они больше всего любили останавливаться. Тогда они были молодыми, дурными и не понимали, что можно, а что нет. Даже сейчас, повзрослев и став умудренной опытом женщиной, она с дрожью в груди вспоминала все то, что они вытворяли в старом грузовичке.

     Каждый задумался о своем, а скорее всего, об одном и том же. Стало тихо и грустно. Джулиан попыталась вернуть прежнюю беззаботно-веселую атмосферу и похлопала Тейта по руке. Тот вздрогнул и засмеялся.

     - Да, старое шоссе было моим любимым местом.

     Тейт был чертовски красив в облегающих голубых джинсах и желтой футболке. Джулиан с любовью и восхищением смотрела на Тейта и улыбалась. У себя дома он был особенно милый и сердечный. А воспоминания о прошлом настроили его на лирический лад.

     - Магнитола все еще крутит?

     - Да, но только старые шлягеры, - сказал Тейт шутливо. - Например, это.

     Тейт начал отстукивать кончиками пальцев ритм популярной десять лет назад песни. Джулиан с любопытством смотрела на него. Куда делся прежний строгий шериф, который ни за что не хотел участвовать в благотворительной акции? От Тейта со спасительной маской равнодушия на лице не осталось и следа.

     - А это помнишь? - Джулиан запела свою любимую песню Хьюстон "Я всегда буду любить тебя".

     - Э, нет. - Тейт остановился, и его красивое лицо сделалось серьезным. - Это была наша песня.

     Джулиан замолчала. Действительно, почему она вспомнила именно ее?

     Прежде чем она успела найти ответ, Тейт притянул ее к себе. Ласково напевая ей на ухо песню любви, Тейт словно закружил Джулиан в медленном танце. Его теплое дыхание шевелило волоски, которые приятно щекотали шею. У Джулиан побежали мурашки по телу.

     Чувство вины зашевелилось в душе Джулиан.

     Она просто использует Тейта. Ей нужен его ребенок. Для Меган. Ведь если бы не Меган, то Джулиан не оказалась бы в объятиях Тейта и не испытала всю глубину чувств, которые он в ней вызывал.

     Джулиан плотнее прижалась к Тейту, встала на цыпочки и дотронулась до его губ губами.

     - Тейт, - прошептала она, слушая стук собственного сердца, - ты мне очень нужен.

     С ласковой настойчивостью любящего мужчины Тейт погружался в поцелуй, жадный, нежный и страстный, не оставляя сомнения в искренности своих чувств.

     Джулиан боялась признаться себе в том, что всегда любила Тейта и любит его сейчас. Ее поступками двигали материнский инстинкт и непрощенная обида на Тейта. А страсть и чувства - это очень даже хорошо, потому что так проще будет забеременеть. А как только у них все получится, она сразу вернется в Калифорнию и больше не будет обременять Тейта.

     Запах плесени, машинного масла и незабываемый аромат, который исходил от Тейта, наполнили ноздри Джулиан. Металл старого грузовика врезался ей в спину. Через несколько минут страстных поцелуев Тейт ловко подхватил ее, чтобы положить на сиденье машины.

     - Мама, - нежный голосок послышался где-то совсем рядом.

     И хотя страсть замутила сознание, Тейт мгновенно сообразил, что нужно делать. Он быстро поставил Джулиан на ноги и отошел в сторону.

     Меган в сопровождении целого зверинца робко вошла в сарай.

     - Мама, ну куда вы все делись? - слегка насупив брови, произнесла она.

     Стараясь унять учащенное дыхание, Джулиан пошла навстречу девочке.

     - Мы здесь, дорогая.

     Меган прошла дальше в помещение и с удивлением посмотрела на Джулиан.

     - Вы бегали, что ли?

     Джулиан растерялась, не найдя нужного ответа.

     Но Тейт выручил ее:

     - Танцевали. Твоя мама и я слушали радио и танцевали.

     - А, поэтому вы так запыхались. - Меган взобралась на подножку машины и заглянула внутрь. Круто. Вы с мамой катались на этой машине, когда встречались в школе?

     Джулиан кинула взгляд на Тейта. Он продолжал сохранять олимпийское спокойствие.

     - Я даже возил твою маму на выпускной вечер на этой старушке.

     - А теперь вы поженились. - Меган лучезарно улыбнулась. - Моя подруга, Эшли, говорит, что это очень романтично - встретиться после стольких лет.

     Джулиан легонько шлепнула Меган по попе.

     - Твоя Эшли слишком взрослая для своего возраста. А как насчет лимонада, который обещал нам Тейт?

     - Я согласна. - Меган повернулась на болезненно тоненьких ножках и пошла к выходу. - Я немножко устала, - сказала она.

     Джулиан напряглась. Конечно, длинное путешествие и новые впечатления утомили ребенка. Но слово "устала" беспощадно напомнило ей о том, что Меган нездорова.

     - С ней все в порядке? - Голос Тейт прозвучал над ухом Джулиан.

     - Я не знаю, - с тревогой в голосе ответила Джулиан. - Но, надеюсь, Господь не оставит нас.

     К удивлению Джулиан, Тейт обнял ее за плечи и прижал к себе.

     - В таком случае нам нужно закончить то, что мы начали. И чем быстрее, тем лучше, - совсем тихо и чертовски соблазнительно прошептал Тейт.

     Приятная дрожь, пробежав по телу Джулиан, всколыхнула нестерпимое желание снова оказаться в объятиях Тейта. На этот раз ни договор, ни замужество не имели никакого значения.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

     - Супершериф дома? - Меган подняла голову от тарелки с геркулесовой кашей. - Я видела его машину во дворе.

     Доставая стакан из навесного шкафа со стеклянными дверками, Джулиан оглянулась и посмотрела на Меган поверх плеча. Было субботнее утро.

     Начало выходных для всех обычных людей. Но не для Тейта.

     - Он пришел вчера очень поздно, и ему необходимо выспаться прежде, чем начнутся звонки из полицейского участка. Так что сделай телевизор потише и не шуми.

     Они уже три недели жили вместе. Тейт, как всегда, много работал. И каждый вечер, поздно возвращаясь, он буквально валился с ног от смертельной усталости. Джулиан заботливо приводила его в чувства. Она кормила его вкусным ужином, готовила расслабляющую ванну с душистым маслом или массажировала уставшие ноги. Потом, пожелав Меган спокойной ночи, они оправлялись в комнату Тейта и спустя некоторое время обессиленные от любви засыпали в объятиях друг друга.

     Тейт позволял обитателям города использовать его на полную катушку. Он считал, что только таким образом он может рассчитывать на преданность со стороны горожан. Джулиан была не согласна с ним. Ей не нравилось, что Тейт не бережет себя и бессмысленно растрачивает силы направо и налево.

     - У нас сегодня матч, - засовывая ложку в рот пробубнила Меган. - Я думала, что он потренирует меня делать передачи. А то я как дура.

     Джулиан налила себе сок и внимательно посмотрела на дочь.

     - Ты не дура. Просто тебе надо хорошенько потренироваться. Если Тейт будет занят, то я покидаю тебе мяч.

     Меган была на седьмом небе от счастья, когда Тейт позвал ее в Малую лигу. Она уже успела познакомиться со многими ребятами в новой школе и в футбольной команде. Но больше всего ей нравилось общаться с Тейтом. Она, как цветочек под солнцем, обожала греться в лучах его внимания.

     - Спасибо, мамочка. Я лучше подожду Тейта. - Она отодвинула тарелку с кашей и выпила пригоршню пилюль, которые дала ей Джулиан. - Можно я возьму несколько кусочков копченой колбасы для собак? Я их дрессирую.

     Джулиан улыбнулась. Меган нянчилась с собаками, как с детьми.

     - И чему ты их учишь?

     - Подходить ко мне, сидеть, служить.

     Здесь, за городом, ребенок менялся на глазах.

     Джулиан понимала, что в этом была большая заслуга Тейта. Несмотря на занятость, он всегда находил время для Меган.

     В прошлую субботу Тейт привел домой маленького мальчишку, своего подшефного по программе "Большой брат", и попросил Меган помочь им.

     Вместе они чинили старый грузовичок, наслаждаясь прекрасной апрельской погодой, а Джулиан жарила для них курицу.

     Джулиан легко приспособилась к размеренной и неспешной жизни маленького городка. Она записалась в группу здоровья, чтобы тело не теряло рабочую форму, стала ходить в церковь и даже завела новые знакомства.

     Но не проходило и дня без мысли о том, что она будет делать, когда понадобятся деньги на новое лечение. Джулиан думала о Калифорнии. Она должна быть там и работать. Кто будет кормить их с Меган, если вдруг ее карьера сойдет на нет?

     Формальное отношение Джулиан к замужеству таяло с каждым мгновением, проведенным с Тейтом. Она выходила замуж с твердой уверенностью, что это нужно Меган и что через год она спокойно разведется и продолжит жить своей жизнью. Но теперь Джулиан чувствовала, что все далеко не так просто. У них была настоящая семья, где была любовь, желание заботиться о друг друге и помогать.

     Тейт души не чаял в Меган. А она ходила за ним по пятам, как котенок, и ждала каждой свободной минутки, которую он мог уделить ей. И это пугало Джулиан. Она боялась, что через год дочери не захочется уезжать отсюда, а деньги и карьера отойдут на второй план.

     Из спальни донеслись звуки шагов. Джулиан почувствовала, как сладкая дрожь наслаждения побежала по ее телу. Она посмотрела на часы. Тейт проспал чуть больше четырех часов.

     Встряхнув головой, Джулиан наполнила кофеварку и нажала кнопку. Затем принялась внимательно отсчитывать таблетки. Она разделила их на порции. Бедняжка Меган! Как ее тельце выдерживает такое количество химии? Но ничего не поделаешь! Они помогают продлить период ремиссии.

     - Доброе утро! - низкий и скрипучий спросонья голос звучал очень сексуально.

     Джулиан ласково улыбнулась.

     - Ты слишком мало спал.

     - Нормально.

     Тейт уже принял душ и оделся. На нем были брюки и расстегнутая рубаха, обнажавшая крепкую грудь с гладкой смуглой кожей.

     Каждый раз, когда Джулиан видела его красивое тело, она испытывала легкое возбуждение.

     - Кофе готов. Тебе налить?

     - С удовольствием. Что ты делаешь?

     Джулиан оглянулась и через плечо увидела, что он нахмурился, наблюдая за тем, как она сортирует таблетки для Меган. Тейт впервые застал Джулиан за этим занятием. На его лице появилось выражение тревоги.

     - Готовлю для Меган препараты на неделю. Она открыла один пузырек и высыпала перед ним горсть таблеток. - Это на один день.

     - На один день?!

     Джулиан пожала плечами.

     - К этому привыкаешь.

     Чашка с кофе стукнула по стойке.

     - Как это? К такому нельзя привыкнуть.

     Джулиан вздрогнула и опустила глаза. Она вспомнила, как ей было страшно, когда она сама впервые увидела такую же горсть пилюль.

     - Ты прав. Невозможно свыкнуться с мыслью, что жизнь твоей дочери напрямую зависит от такой вот горки таблеток. И страх, что однажды они перестанут действовать и болезнь вернется, никогда не оставляет тебя. Всякий раз, когда я раскладываю их по баночкам, я благодарю Бога и надеюсь на чудо. Потому что это все, что мы можем сейчас сделать.

     Джулиан закрыла лицо руками и заплакала. Все, что таилось в ее душе последние недели, вдруг вырвалось наружу потоком спасительных слез.

     Но в следующую минуту Джулиан встряхнула головой и отвернулась. Она не хотела, чтобы Тейт видел ее слабой. Стараясь успокоиться, Джулиан изо всех сил сдерживала душившие ее рыдания.

     Она должна быть сильной. Нельзя распускать нюни. Тейту вряд ли понравятся ее истерики. Не стоит обременять человека своими страданиями.

     По мягкому шлепанью босых ног Джулиан поняла, что Тейт подошел к ней. Она глубоко вздохнула и постаралась взять себя в руки.

     Тейт осторожно повернул ее к себе лицом и, крепко обняв, прижал к широкой груди. От него исходило тепло и сострадание.

     - Если бы можно было взять ее болезнь на себя, я согласился бы не задумываясь, - многозначительно сказал Тейт.

     - Я так ее люблю. - Джулиан снова тихо заплакала, уткнувшись покрасневшим носиком в плечо Тейта.

     Он трепетно держал Джулиан.

     - Мы обязательно поможем ей. Мы. Вместе, ласково нашептывал Тейт ей на ухо.

     Его слова вдохнули в Джулиан силы. Она положила голову на широкое плечо, обняла его за талию и затихла. Она думала о том, что Тейт Макинтайр - очень хороший человек, который может глубоко сопереживать. Ей очень захотелось, чтобы все было по-другому. Чтобы ей нравился этот городишко. Чтобы у нее была надежная профессия и ей не приходилось быть рабыней в своей пусть даже и очень прибыльной карьере. И чтобы Тейт женился на ней по любви, а не по необходимости. Но какой смысл в пустых фантазиях. Нужно реально смотреть на жизнь. У них фиктивный брак, и точка.

     - Ты, наверное, думаешь, что я плакса. - Джулиан пошмыгала носом и улыбнулась. - За последние недели я выплакала норму нескольких лет, - пошутила она.

     Тейт еще крепче обнял Джулиан.

     - Нет, ты не плакса. - Тейт запрокинул голову Джулиан, чтобы посмотреть ей в глаза. - Все эти годы ты храбро сражалась за дочь. Но теперь у тебя есть я. И мы будем вместе бороться за нашу Меган.

     Сердце Джулиан екнуло. А на душе стало тепло и появилось ощущение надежности.

     - Вопреки всему мы победим. Слышишь меня?

     Обязательно победим. С нашей помощью Меган справится с болезнью.

     Ласковые слова, которые были наполнены желанием поддержать и утешить, и нежный поцелуй вернули Джулиан мужество.

     - Ты прав. Мы должны победить. Я не знаю, как благодарить тебя за все, что ты делаешь для нее.

     - Никак не надо. Просто она моя дочь. - Тейт ни разу не усомнился в этом. Он верил Джулиан на слово, не требуя доказательств.

     - Ради нас ты многое изменил в своей жизни.

     - Я делаю это с удовольствием. А теперь садись рядышком и расскажи, чем ты собираешься заниматься сегодня?

     Джулиан понимала, что Тейт старается отвлечь ее от беспокойных дум и развлечь. Она уютно устроилась в кресле, которое он пододвинул, и подобрала ноги.

     - Ничего особенного. Меган собирается поплавать в бассейне. А я займусь домашними делами.

     Позже мы договорились с пастором Вэриком обсудить условия проведения весенней благотворительной акции и сбора пожертвований.

     - Ты, наверное, скучаешь по большой церкви в Лос-Анджелесе.

     - Конечно. Но здешняя церквушка.., очень даже милая и гостеприимная. Она мне нравится.

     Джулиан взяла ножницы, открыла газету на странице объявлений и начала что-то вырезать.

     - Что ты делаешь?

     - Вырезаю рекламу на шампунь. Если ты предъявишь этот купон, то тебе сделают скидку на доллар.

     Тейт с удивлением посмотрел на нее.

     - Но зачем?

     - Экономное отношение к деньгам еще никому не помешало.

     - Не нужно экономить на шампунях, зубной пасте и мыльных пузырях. Я куплю тебе все, что тебе необходимо.

     Прежде чем Джулиан успела ответить, зазвонил телефон.

     - Да, он дома. - С недовольным вздохом Джулиан передала трубку Тейту. После краткого разговора он начал собираться.

     - Ты уже уходишь?

     - Да, - застегивая пуговицы, сказал Тейт.

     - Но ты выглядишь уставшим, Тейт. Неужели нельзя взять денек и нормально отдохнуть? - Боже мой, кажется она становится похожей на ворчливую жену! - Ты работаешь на износ. Если думаешь, что хоть кто-то это заметит и скажет спасибо, то глубоко ошибаешься. Город воспринимает твой альтруизм как должное.

     Все уже давно привыкли, что Тейт готов расшибиться в лепешку ради любого, кто попросит его помощи. Супершериф, одним словом!

     - Как-нибудь. Но сегодня я должен быть на работе.

     - Неужели тебя уволят, если ты пропустишь одно совещание?

     - Все может быть. В этом году выборы. - Тейт допил остывший кофе и поставил чашку. - Может быть, поужинаем сегодня все вместе?

     Его предложение остудило возмущение Джулиан, и она не смогла сдержать довольной улыбки. Ей было приятно.

     - И у тебя найдется для нас время? - съязвила Джулиан.

     - Для вас обязательно. - Тейт замолчал, так пристально разглядывая Джулиан пронзительными зелеными глазами, что той стало не по себе. - Дай мне шанс вывести тебя в свет. Далеко не каждый мужчина в Блэквуде женат на паре стройных ножек.

     Джулиан играючи легонько пнула Тейт изящной ножкой.

     - Значит, так обо мне думаешь? Пара ножек? Но вопрос прозвучал вполне серьезно.

     Тейт перегнулся через спинку кресла и поцеловал Джулиан в губы. Потом подмигнул, весело улыбнулся и вышел.

     Прохладный душ освежил Джулиан. Она чувствовала приятное нервное возбуждение. Хотелось петь и танцевать. Удивительно.

     Где-то в глубине дома послышался голос Тейта.

     Волнение усилилось. После двух месяцев нетерпеливого ожидания... Джулиан проверила несколько раз. Ошибки быть не может. Сегодня вечером она обязательно скажет ему.

     Еще раз проведя щеткой по мокрым волосам, Джулиан отправилась на звук его голоса в комнату дочери. Там ее ожидала трогательная картина:

     Тейт и Меган сидели на кровати, плотно прижимаясь друг к другу. Ее голова доверчиво лежала на его плече. Слушая сказку, дочка мечтательно смотрела в пространство широко распахнутыми глазами.

     - Привет, мама! Супершериф так здорово читает!

     Он даже меняет голос, - радостно сказала Меган.

     За то короткое время, пока они были вместе, папа и дочь по-настоящему сдружились. Тейт научил Меган фотографировать, играть в бейсбол и правильно сажать арбузы. А в дни, когда Меган возвращалась из больницы абсолютно измотанная, Тейт терпеливо просиживал вечера в ее комнате.

     Он читал ей или играл с ней в настольные игры. Не раз Джулиан заставала их за рисованием.

     - Вы такие забавные, - захихикала Меган, зажимая рот ладошкой. - Я очень рада, что вы поженились. А ты, мам?

     Джулиан задумалась.

     Тейт бросил короткий хитрый взгляд на Джулиан, потом на Меган.

     - Пусть радуется, что хоть я на ней женился.

     Кто же возьмет в жены такую длинноногую? - Он понизил голос до шепота:

     - Она вдобавок храпит по ночам.

     Меган взвизгнула от смеха.

     - Не правда. Мам, ну скажи!

     Джулиан изобразила улыбку, явно не вписываясь в их веселье. Тейт заметил настроение Джулиан и отложил книгу в сторону.

     - Тебя что-то беспокоит, Джулиан?

     Она встряхнула головой.

     - Нет-нет, все хорошо.

     Тейт нагнулся и поцеловал Меган в лоб.

     - Спокойной ночи, мисс Америка.

     - Спокойной ночи, супершериф. - Меган нырнула под одеяло. - Ты научишь меня завтра делать фокус с картами? Я хочу показать его своей подруге.

     Тейт натянул Меган простынь до подбородка.

     - Обязательно. - Взглянув еще раз на дочь, он выключил свет и пошел за Джулиан.

     - Что случилось? - резко спросил Тейт, едва они вошли в гостиную. - Ты сама не своя.

     - Я... - От волнения у Джулиан перехватило дыхание. Испытает ли Тейт такой же трепет, как она? Или вздохнет с облегчением и скажет, что он выполнил свой долг и теперь свободен?

     Тейт взял Джулиан за плечи и нахмурился.

     - Что? Меган? Плохие анализы крови? - Его голос был полон тревоги. - Началось обострение?

     - Нет, нет. Успокойся. Это хорошая новость. Она улыбнулась уголками губ.

     - Слава богу, - на выдохе произнес Тейт. Но тут же смекнул, в чем дело. Брови поползли вверх. В глазах читалось удивление. - Ты беременна?

     Она кивнула.

     - Тест на беременность показал положительный результат.

     Неожиданная радость словно парализовала его.

     Он не мог поверить своим ушам. И некоторое время стоял неподвижно, глядя жене в глаза.

     - Джулиан, - с придыханием сказал Тейт. - О господи! У нас будет малыш. - Он подхватил Джулиан и закружил по комнате в ликующем танце. Получилось! Получилось! - Он смеялся как ребенок, которому на Рождество подарили то, о чем он долго мечтал. Его смех исходил от сердца и был наполнен радостью. Все сомнения и страхи, которые мучили Джулиан, отступили. Тейт был искренен в своих чувствах.

     - Отпусти, мы меня уронишь, - ласково проговорила она.

     - Красавица, умница ты моя! - Не выпуская Джулиан из своих объятий, Тейт понес ее в спальню, продолжая нашептывать слова восхищения и обожания.

     Тейт умиротворенно вздохнул, любуясь Джулиан, которая сладко спала на его плече. Она совсем не такая, какой кажется и какой ее заставляет быть жизнь. Просто домашней, чуткой, хрупкой Джулиан пришлось играть мужскую роль добытчика и защитника. Постоянная борьба за выживание наложила свой отпечаток на ее характер и отношение к жизни. Невозможно за пару месяцев измениться и стать другим человеком. Вот почему Джулиан так рвется в Калифорнию. Его жена еще не поняла, что здесь, в Блэквуде, и есть та самая счастливая и настоящая жизнь, о которой она всегда мечтала.

     Тейт чувствовал, как любовь сладким нектаром разливается по его телу, попадая в каждую клеточку. Он всегда любил Джулиан. Но сейчас, когда она беременна вторым ребенком от него, Тейт буквально таял, изнывая от любви к ней. Он был бы абсолютно счастлив, если бы не.., не Калифорния.

     Тейт вздрогнул, отгоняя дурные мысли и предчувствия. Он обязательно что-нибудь придумает.

     Он будет бороться за свою любовь к Джулиан, за счастье жить с ней и растить их детей. Но это будет завтра. А сейчас нужно у спеть, хоть немного поспать.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

     - Тебе лучше? - Тейт заботливо вытер испарину со лба Джулиан.

     Он стоял возле нее с мокрым полотенцем в руке, терпеливо ожидая, когда пройдет приступ слабости.

     Джулиан не хотела, чтобы Тейт видел ее такой бледной, с дрожащими коленками. Но он наотрез отказался оставлять ее одну.

     - Отлегло. - Джулиан закинула голову и сделала глубокий вдох. - Слава богу!

     Она еще раз прополоскала рот и, пошатываясь, пошла в спальню.

     - Нет, нет, постой. Я помогу тебе. - И Тейт на руках отнес Джулиан в постель.

     Облегченно вздохнув, она блаженно растянулась на подушках.

     Тейт стоял рядом с кроватью и смотрел на Джулиан. В его глазах была тревога.

     - Ты бледная, как привидение. Ты уверена, что с тобой все в порядке?

     - Да. А вот минут через десять, скорее всего, мне опять будет плохо.

     - Может быть принести тебе соку или что-нибудь покушать?

     Джулиан содрогнулась.

     - Даже не напоминай мне о еде. Ну разве что мятный леденец.

     Тейт принес коробку с леденцами, взял расческу и прилег возле жены. Тошнота отступила, и Джулиан стало легче.

     Нежными движениями Тейт принялся расчесывать ей волосы, неторопливо проводя расческой от корней до кончиков волос. Его забота тронула Джулиан до глубины души. Удивительно, как в нем сочетаются сила и нежность, мужественность и ласка.

     - Спасибо, мне очень приятно, - сказала Джулиан и поцеловала Тейта в губы.

     Он осторожно положил большую тяжелую руку ей на живот. Туда где уже зародилась новая жизнь.

     - Надеюсь у тебя обычное недомогание беременной женщины. Или, может быть, наш мальчик бунтует так же, как когда-то его отец?

     Джулиан улыбнулась.

     - Мальчик? Было бы хорошо.

     Мягкими круговыми движениями Тейт поглаживал живот Джулиан.

     - Хотя я буду очень рад, если родится еще одна девочка.

     - Мне всегда хотелось много детей.

     - А я всегда мечтал о рождении первого ребенка.

     - Ты сердишься на меня? Ну за то, что я скрывала Меган? - Джулиан внимательно посмотрела на Тейта. - Я не хотела сделать тебе больно. Просто, когда я собралась сказать о том, что я беременна, ты уже женился...

     Голос задрожал. Джулиан было трудно спокойно говорить о том времени.

     - В те времена из меня вышел бы паршивый папаша. После травмы колена и отчисления из спортивного колледжа мне было ни до кого. Уж тем более не до ребенка. Я не мог совладать сам с собой. Я запил, пытаясь справиться с отчаянием. Пьяный постоянно ввязывался в драки. В результате проводил в отделении у Аткинса больше времени, чем где бы то ни было. - Тейт усмехнулся. - Может быть, поэтому я особенно хорошо себя чувствую в роли шерифа.

     - Бедняжка, тебе столько пришлось пережить!

     - Это точно.

     Но оплакивать прошлое было не в характере Тейта. Джулиан и Меган - разве они не награда за перенесенные невзгоды и разочарования. Жаль только, что он не видел первых неуверенных шагов Меган и не слышал ее забавного лепета, когда она училась говорить. Но теперь он постарается сделать для дочери все, что в его силах.

     - Я так рад, что у нас будет ребенок, - нежно прошептал Тейт на ухо Джулиан.

     Она благодарными глазами посмотрела на него в ответ.

     - Спасибо тебе, Тейт. За брак, за Меган, за будущего малыша.

     В знак согласия Тейт молча кивнул. Ему не хватало духу открыться и сказать Джулиан о том, что она стала для него неожиданно сбывшейся мечтой.

     Что он всегда любил ее и что уже не представляет жизни без своих девочек. Но даже если Тейт разлюбит Джулиан, он ни за не повторит ошибку своего отца. Ведь до сих пор детское одиночество острой болью отзывалось в его сердце. А невысказанная сыновья любовь обидой сидела в груди. Никогда он не позволит Меган пережить то, что пришлось ему.

     - Просто мы делаем то, что должны. Иногда обстоятельства оказываются сильнее нас.

     Тейт задумался о том, как Джулиан было не просто решиться приехать к нему и попросить второго ребенка. И каково было Меган пройти через ад химиотерапии и облучения!

     Джулиан потянулась и вдруг заговорила тихим отстраненным голосом:

     - Кстати, о делах, которые мы должны делать помимо наших желаний. Я тебе говорила, что мне вчера звонили из агентства?

     Холодок пробежал по телу Тейта. Он ненавидел, когда она говорила о работе. Это напоминало ему о том, что все временно.

     - Нет.

     - У них отличные новости.

     - Что может быть лучше, чем новость о ребенке? - категорично спросил Тейт.

     - Ничего. Но если серьезно, то одна компания предлагает очень выгодный контракт.

     - После того, как родится ребенок, я надеюсь?

     - В этом-то и заключается вся прелесть контракта. В агентстве знают, что я забеременела, и нашли фирму, которая рекламирует одежду для беременных. Если меня утвердят, то я впервые буду сниматься в рекламе целиком. Представляешь, как это здорово. Такого еще не было в моей практике.

     В глазах Тейта появилась грусть. Пока не было этой чертовой работы, Джулиан принадлежала только ему. Но ненавистная карьера, которою Джулиан когда-то предпочла ему, снова отнимает ее у Тейта. Он слышал возбуждение в голосе Джулиан, когда она говорила о контракте, значит, она точно уедет. Черт, мысленно она уже там!

     - Тейт, я всегда мечтала сняться в рекламе в полный рост. К тому же ролик снимает один из самых известных и модных дизайнеров в Голливуде.

     Ты представляешь, какие деньги может принести работа с его студией? Реклама пойдет по телевизору. Возможно, в течение длительного времени. Это же не только профессиональная, но и народная известность.

     Тейт понимал стремление Джулиан заработать.

     Он слышал ее разговор с кредитором, видел, как она нервно грызет карандаш, просматривая банковские чеки и счета за медицинские услуги. Тейт получал приличные деньги. Но его зарплата не выдерживала никакого сравнения с гонораром, который обещали Джулиан. Если эта работа сделает ее счастливее, даст возможность расплатиться с долгами, пусть едет. Но ему все это совершенно не нравится! Да!

     Тейт вдохнул нежный аромат ее духов и задержал дыхание. Разве он в силах ее удержать?

     - Когда ты уезжаешь?

     - Пока я никуда не еду. Агентство отослало мое портфолио. Если дизайнер решит, что я подхожу, то мне придется попросить маму приехать сюда на время и помочь с Меган.

     - То есть все еще под вопросом? - надежда в голосе выдала его чувства.

     - Нет, все решено. Конечно, мою кандидатуру могут отвергнуть. Но я столько ждала и надеялась на такой контракт. И мне так хочется его получить, Тейт. Я буду молиться и просить у Бога милости.

     Тейт почувствовал щемящую боль в сердце.

     Джулиан недостаточно простых семейных радостей. Для полноты жизни ей необходимы шик большого красивого города, дорогие контракты. Ей нужно то, что ни Блэквуд, ни Тейт не могли ей предложить. Ему стало грустно и одиноко.

     - Я рад, что у тебя есть любимая работа.

     - Правда? Спасибо. - Уголки губ едва приподнялись. - Мне бы только заполучить этот контракт.

     Тейт попытался улыбнуться, но у него ничего не вышло. Он нежно поцеловал Джулиан в лоб, отложил расческу в сторону и встал с постели.

     - Ну, если мадам себя хорошо чувствует, то я, пожалуй, начну собираться на работу.

     Джулиан протянула руку и провела кончиками пальцев по его груди.

     - Ты уверен, что не хочешь задержаться и повеселиться? Ведь у нас две прекрасные новости.

     Тейт боялся, что Джулиан не вернется. А зачем?

     Она получила то, зачем приезжала. Что еще может ее удерживать в маленьком провинциальном Блэквуде?

     - Я думаю, нам не следует, - сдерживая обиду, проговорил Тейт. Подобно ребенку, который требует любви и внимания, он капризничал.

     - Не следует? Но почему? - озадаченно спросила Джулиан, тараща на Тейта огромные голубые глаза.

     - Послушай, Джулиан, мы добились, чего хотели. Ты беременна. Может быть, имеет смысл закончить.

     - Что закончить?

     - Все.

     - То есть ты не хочешь, чтобы мы...

     - Да. Не хочу, - соврал Тейт.

     Больше не в силах вынести ее раненый взгляд, Тейт отвернулся и начал одеваться. Он испугался собственных чувств. Ему вдруг захотелось упасть на колени перед Джулиан и умолять ее, чтобы она никуда не уезжала и навсегда осталась рядом с ним. Но сработал инстинкт самосохранения, и Тейт сдержался.

     Весь день в душе Джулиан бушевали обида и гнев, ни на минуту не давая ей расслабиться. Нахал! Грубиян! Так унизить! Оставил ее стоять на коленях как нищенку, а сам, видите ли, демонстративно оделся и хлопнул дверью! Как он мог!

     Его слова как холодный душ отрезвили Джулиан. Где были ее глаза? Какие чувства? Он же служака и ко всему относиться с позиции долга. Он спал с ней из-за Меган. Неужели непонятно? Дура!

     А чего еще она ждала? Это ведь была ее идея: разойтись, как только наступит беременность.

     Ну и ладно! Все равно невозможно совместить жизнь в Калифорнии и замужество в Блэквуде. А Тейт никогда и ни за что не согласится уехать из своего дома. Что бог не делает, все к лучшему. Так она сможет спокойно продолжить свою карьеру. А если подфартит подписать выгодный контракт, то все будет просто замечательно. Переживем.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

     Прекрасным осенним вечером Тейт шел на манящий аромат жареной курицы. Совсем скоро Джулиан прочитает грязные обвинения против него в сегодняшнем номере местной газетенки. А пока Тейт старался отбросить тягостные думы о выборах, чтобы не испортить аппетит и хорошее настроение своим девочкам.

     В белом фартуке поверх округлившегося животика Джулиан весело хозяйничала на кухне.

     - Голоден?

     - Как волк, - клацнул зубами Тейт и зачарованно посмотрел на жену.

     Она выглядела просто восхитительно. Изгибы тела стали женственнее. В голосе и движениях появилось какая-то особенная чувственность, которая сводила Тейта с ума.

     - Погода великолепная. Может быть, поужинаем на свежем воздухе? Во внутреннем дворике? Джулиан махнула рукой в сторону круглого стола, покрытого голубой скатертью.

     - Идет, - Тейт нагнулся и поцеловал Джулиан в плечо. Это стало приятной для обоих традицией. А где Меган?

     - В своей комнате. Скажи ей, что мы будем ужинать на улице, - крикнула Джулиан Тейту вдогонку.

     Через несколько минут все трое сидели за столом.

     - Курочка, рис с подливой и соленая кукуруза в початках. М-м-м, пальчики оближешь, - протяжно сказал Тейт, наполняя тарелку. Какое счастье каждый день возвращаться домой, зная, что тебя ждут и накормят вкусным горячим ужином.

     - И шоколадный торт на десерт.

     - Десерт?

     Джулиан редко готовила десерт, считая сладкое лишними калориями.

     - Мы что-то отмечаем?

     - Сегодня агентство прислало вызов.

     Аппетит сразу пропал. Курица потеряла всю свою привлекательность.

     - Твое модельное агентство?

     Джулиан кивнула, глядя на Тейта горящими от возбуждения глазами.

     Еще одна паршивая новость за день! Прошло уже несколько месяцев с тех пор, как Джулиан рассказала о выгодном предложении сняться в рекламе одежды для беременных. Тейт медленно взял салфетку и вытер пальцы. Он, конечно, догадывался, что этот день рано или поздно наступит, но не предполагал, что известие об отъезде Джулиан причинит ему боль.

     - Мои поздравления.

     Улыбка Джулиан задрожала.

     - Разве ты не рад?

     Рад?! Чему?! Тейту нравилось переживать беременность вместе с женой, нравилось общаться с Меган, нравились все семейные радости и мелочи, которых у него никогда не было. Если Джулиан уедет, она увезет все это с собой.

     - Тебе придется по двенадцать часов в сутки позировать перед камерой. Это может повредить ребенку.

     Джулиан взглянула на Меган.

     - Будь добра, сходи, пожалуйста, в дом и принеси десерт.

     Девочка внимательно посмотрела сначала на маму, потом на папу.

     - Мороженое тоже? - с надеждой в голосе спросила она.

     - Конечно.

     Когда Меган скрылась в доме, Джулиан прошипела Тейту:

     - Я не работала несколько месяцев. Ты вообще представляешь, сколько стоит пересадка стволовых клеток? А восстановительный период после операции? Никто ведь не знает, сколько он продлится.

     - Я не нищий, в конце концов. У меня есть кое-какие накопления. А если меня не перевыберут, то мы продадим эту землю, дом. Я найду другую работу. Справимся. - Тейту хотелось упасть перед Джулиан на колени и умолять, умолять, умолять ее остаться. - Дай мне возможность позаботиться о вас с Меган. Поверь, у меня получится.

     Джулиан остолбенела. Такого поворота в разговоре она никак не ожидала.

     - Сама подумай, Джулиан. Меган не может сейчас поехать в Лос-Анджелес. У нее здесь школа, медицинское наблюдение. А если ты уедешь одна, то кто будет присматривать за ней? Ты же знаешь, я весь день пропадаю на работе.

     - Моя мама. Она приедет и поможет вам с хозяйством, пока меня не будет. Я, кажется, уже говорила об этом.

     Тейт вдруг подумал, что он похож на бездомного, никому не нужного пса, который готов на все ради ничтожной порции любви. Его бродячая ватага так же заискивает перед ним, выпрашивая ласку. Ну почему Джулиан все пытается решить сама? Почему она не принимает всерьез его предложение? Отказ больно задел мужское самолюбие Тейта.

     Меган принесла разрезанный на маленькие кусочки торт и мороженое. Она, должно быть, почувствовала напряжение между взрослыми, потому что насупилась и спросила:

     - Вы что, ругаетесь?

     - Ну что ты. Конечно же, нет, - спокойно ответил Тейт. Зачем обременять девочку взрослыми проблемами? - Просто твоя мама рассказывает мне о новой работе. Она собирается ненадолго вернуться в Калифорнию.

     - А я тоже поеду? Карла устраивает вечеринку на Хеллоуин, - вгрызаясь в початок кукурузы, спросила Меган.

     - Думаю, тебе придется остаться со мной и с бабушкой.

     - С бабушкой? А когда она приезжает?

     Джулиан протянула руку и смахнула маслянистое зернышко кукурузы со щеки Меган.

     - Через пару недель.

     Разочарование, как яд, начало медленно разливаться по телу Тейта, отравляя печалью каждую клеточку его организма.

     - Да, но у меня через три недели выборы.

     Джулиан положила руку поверх его руки.

     - Извини. Мне бы хотелось быть с тобой.

     Тейт почувствовал резкую боль в груди. Возможно, совсем скоро он лишится работы. А прямо сейчас он теряет любимую женщину. Тейт постарался подавить горечь отчаяния. Он всегда говорил себе, что Джулиан здесь временно, что она уедет.

     Но спасти свою душу от страданий ему не удалось.

     События следующей недели напрочь вытеснили мысли о новой работе из головы Джулиан.

     Предвыборная кампания набирала обороты. Сначала Тейта оклеветали друзья его соперника, Мелтона. Потом появились грязные статьи о мятежной молодости Тейта. Заказчики добросовестно покопались в его грязном белье. И наконец, поползли слухи о коррумпированности шерифа Блэквуда.

     Но в среду в полдень Джулиан стала невольным свидетелем разговора, который переполнил чашу ее терпения. Она делала покупки в местном супермаркете и случайно услышала разговор двух мужчин:

     - Знаешь, почему шериф ополчился на Мелтона?

     - Я слышал, там не обошлось без Джулиан Рейнолдс?

     - Вот именно. Когда они учились в старших классах, Макинтайр страшно завидовал деньгам Мелтона. А когда крошка Джулиан решила бросить этого полукровку и уйти к Мелтону, они жестоко подрались. С тех пор Макинтайр заимел зуб на Мертона.

     Джулиан пришла в негодование. Она прекрасно помнила ту драку. Однажды ночью, после танцев, Мелтон попытался силой затащить ее в машину. А Тейт заступился. У него до сих пор остался крошечный шрам от удара бутылкой из-под пива.

     Мелтон еще долго не мог простить Тейту поражение. Он каждый раз не упускал случая побольнее задеть и без того раненное самолюбие Тейта, обзывая его мать шлюхой. Впрочем, Мелтон всегда был порядочной скотиной, прокладывая свой путь по головам других людей.

     В крайнем возмущении Джулиан вылетела из магазина, так ничего и не купив. После всего, что Тейт сделал для города, люди охотно верят в ложь.

     Что-то они быстро забыли, как Тейт работал по двенадцать-шестнадцать часов в сутки, стараясь сделать улицы города безопасными в любое время суток. Им не мешало бы вспомнить, сколько сил и времени он потратил, участвуя в работе детских и подростковых кружков. Очевидно, им стоит напомнить, как, подвергая свою жизнь опасности, он отстаивал политические и социальные права семинолов.

     И что он получил взамен? Черную неблагодарность! Перспективу потерять работу, которой он так дорожит!

     Чем же ему помочь? Как объяснить людям, что они ошибаются? От возмущения Джулиан трясло.

     Она с трудом вставила ключ в машину. И наконец открыв дверцу, плюхнулась на сиденье. Она должна что-то придумать.

     Вечеринка! Точно! И как ей сразу в Голову не пришло? Она устроит старомодную вечеринку с речами о патриотизме и живой музыкой. Ну, Блэквуд, держись!

     Всю следующую неделю с рассвета и до заката с завидным упрямством Джулиан обивала пороги офисов, убеждая их владельцев внести свой скромный материальный вклад в счастливое будущее любимого города. Проявляя прекрасные организаторские качества, она собирала вокруг себя добровольцев и готовила нападение.

     Теперь, когда Тейт так нуждался в ее поддержке, ничто не могло остановить Джулиан. Желание помочь и восстановить справедливость победило желание поехать в Лос-Анджелес, и Джулиан осталась. Но не навсегда. Иначе это было бы уже похоже на жертву. На время предвыборной кампании.

     Что не сделаешь ради любимого человека!

:., В газетах, на радио и телевидении появилась реклама, которая ненавязчиво приглашала всех желающих посетить вечеринку по случаю предстоящих выборов в родном городе. Повсюду были расклеены красочные плакаты, нарисованные Меган и ее друзьями. Но главной рекламой была сама Джулиан, чье неожиданное возвращение домой, замужество и беременность, как оказалось, не переставали вызывать всеобщее любопытство.

     В назначенный день вечером в городском парке собралась уйма народу. Толпа заинтересованных, неравнодушных, общительных и просто любопытных заполонила все пространство лужайки. Натянув лицемерные улыбки, тут же вальяжно прохаживались конкуренты и злопыхатели.

     Вокруг летней сцены стояли ряды стульев. Из огромной коптильни, установленной неподалеку, доносился аппетитный аромат жареного мяса. Но изюминкой вечера, несомненно, был небольшой оркестр струнных инструментов. Его музыка придавала вечеру особенную праздничность и торжественность.

     Тейт и Джулиан стояли вместе, с удовольствием наблюдая за происходящим. , - Джулиан, ты только посмотри, сколько народу. Как тебе это удалось? - Ее организаторские способности снова изумили Тейта.

     Джулиан небрежно махнула рукой.

     - Ой, ну что ты! Все очень просто.

     - Просто? Я бы не сказал. - Тейт с восхищением посмотрел на жену. Она даже не представляет, насколько талантлива. - Ты во второй раз собираешь почти половину округа. Не у каждого получится.

     Ты могла бы этим зарабатывать.

     - Шутишь?

     Тейт с любовью посмотрел на круглый животик, который придавал Джулиан особенную привлекательность, и нежно поцеловал в лоб. После того, что Джулиан сделала для него, Тейт обожал и боготворил ее.

     - Нет, я не шучу. У тебя действительно уникальные организаторские способности. Твой дар возбуждать в людях интерес дорогого стоит. Я знаю многих политиков, которые были бы рады заполучить в свой штат такого человека, как ты.

     - Перестань. Любой может организовать вечеринку.

     - Нет, дорогушечка, не любой.

     Наконец простые люди стали выходить по очереди на сцену и высказываться в пользу Тейта Макинтайра. Каждый хотел рассказать свою историю о мальчишке из бедного квартала, который стал хорошим шерифом и ни разу никому не отказал в помощи. Крепко сжимая руку Джулиан, Тейт слушал с робким изумлением на лице. Честно говоря, он не ожидал таких признаний в любви. Значит, он не зря трудился, не щадя живота своего.

     Тейт посмотрел на Джулиан глубоким печальным взглядом, полным любви и благодарности.

     - Спасибо. Ты столько для меня сделала.

     Она улыбнулась в ответ.

     - Это ничто по сравнению с тем, что нам предстоит успеть сделать до выборов, шериф.

     - Но ты уезжаешь во вторник.

     Джулиан провела рукой по его гладко выбритой щеке.

     - Есть вещи поважнее денег, Тейт. После всего, что ты для меня сделал, я не могу оставить тебя в одиночестве бороться на выборах.

     В недоумении Тейт отпрянул.

     - Я не ослышался? Ты не едешь в Лос-Анджелес? А как же контракт? Ты так долго его ждала.

     - Я отказалась. Ничего, будут другие предложения. Сейчас главное - победить на выборах.

     Тейт почувствовал, как кровь пульсирует в висках. Ради него Джулиан отменила крайне важный для нее контракт?! Что это значит? Неужели она и вправду его любит? Неужели она поверила в него, поверила, что он сможет обеспечить своих девочек. А он, дурак, думал, что нужен ей только для зачатия ребенка.

     - Тейт прижался щекой к ее голове и вдохнул ара-. мат пропахших дымом волос. Впервые в жизни он почувствовал, что его просто любят, ничего не требуя взамен. Джулиан была его болью и радостью.

     Вместе им было нелегко, но без Джулиан жизнь Тейта становилась пресной и бесцветной.

     - Джулиан, я обязательно придумаю, где взять деньги на лечение. Мы справимся. Я обещаю.

     - Теперь я в этом не сомневаюсь.

     Горечь обид и разочарований, которую Тейт много лет старательно прятал в самом дальнем уголке души, вдруг поднялась и улетучилась, словно ее и не было никогда. Тейту стало легко и светло на душе.

     - Я люблю тебя, Джулиан. Люблю. И всегда любил, - зашептал он, осыпая ее руку поцелуями.

     Джулиан слушала ласковые слова и молчала.

     Его признания напомнили ей, как десять лет назад на автобусной остановке он точно так же шептал ей о любви. А потом быстро женился. Воспоминание о предательстве не отпускало ее.

     Две следующие недели до выборов Джулиан без устали работала на предвыборной кампании. А когда наконец пришла полная и безоговорочная победа, Джулиан возликовала. Она ощущала себя самым счастливым и нужным человеком на свете. Победа чрезвычайно обрадовала и Тейта. Он теперь практически всегда пребывал в приподнятом настроении, и шутки так и сыпались из его уст. Победа окрылила Тейта, дала большую уверенность в себе.

     Настал День благодарения, а за ним наступило и Рождество. И вроде бы все было у них хорошо.

     Но чем большую тяжесть ощущала Джулиан под сердцем, тем сильнее ее тянуло в Калифорнию.

     Она соскучилась по прежней шумной и яркой жизни. А мысль о том, что она должна работать, не оставляла ее, с каждым днем становясь все навязчивее и навязчивее.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

     Холодным январским утром Джулиан проснулась от ужасных звуков рвоты. Джулиан вскочила и помчалась в комнату Меган. Девочка была бела как мел. Ее трясло.

     - Мамочка, мне плохо, - прошептала бедняжка бескровными губами.

     Джулиан дотронулась прохладной рукой до горячего лба девочки. Главное сейчас - не паниковать.

     - Что случилось? - в дверях послышался хриплый голос Тейта. , - Боюсь, нам срочно надо ехать в больницу.

     Тейт исчез и вскоре появился уже одетый, держа в руке фланелевое одеяло.

     - Одевайся. Если ты поторопишься, то через полчаса мы будем в Оклахоме.

     - Тейт, - позвала его Меган слабым, дрожащим голосом. Ему стало страшно. Она никогда прежде не называла его так.

     Настолько быстро, насколько могла беременная женщина на последних месяцах беременности, Джулиан натянула черные брюки, черный свитер с высоким воротом и красную вельветовую куртку.

     Все это время она прислушивалась, как Тейт старается успокоить больного, напуганного ребенка. Когда она вернулась, то увидела бережно укутанную в одеяло Меган на сильных и заботливых руках Тейта.

     - Вы готовы, мисс Америка? - нарочито весело сказал Тейт. В ответ Меган улыбнулась уголками губ.

     С невероятным мастерством на сумасшедшей скорости Тейт домчал их до больницы меньше чем за тридцать минут. Врачи уже ждали в дверях.

     Когда медсестры унесли Меган в приемный покой, Тейт и Джулиан остались одни в пустом коридоре больницы. Стараясь утешить жену, шериф нежно обнял ее за плечи.

     - Как ты?

     - Плохо. А ты?

     Глубоко вздохнув, он прижал ее к груди.

     - Может быть, это обыкновенная простуда и все обойдется? В это время года многие болеют. Может, не надо было отдавать Меган в обычную школу?

     - Надо, - твердо ответила Джулиан. - Помнишь ее выступление в рождественском концерте?

     Сколько счастья и гордости было в ее глазах. В этой школе она живет той же жизнью, что и остальные ребята. Для нее очень важно ощущать себя нормальным ребенком.

     Дверь открылась, и они увидели хрупкую женщину в белом халате и чрезмерно больших очках, которые совершенно не сочетались с ее миниатюрностью.

     - Доктор Найт, как она? Что происходит? - стараясь не паниковать, спросила Джулиан.

     - Да не волнуйтесь вы так. Это, может быть, реакция на какие-то медикаменты. А может быть, обыкновенная простуда. Мы сейчас делаем анализы. - Доктор Найт посмотрела на шерифа, который был на голову выше ее. - Почему бы вам не помочь Меган устроиться на новом месте. Поговорите с ней, утешьте. А вам, - доктор перевела взгляд на Джулиан, - необходимо подойти к дежурному администратору и уладить все формальности. Как только прояснится причина недомогания Меган, я сразу же подойду к вам.

     Джулиан кивнула и направилась к лифту. А Тейт пошел в палату Меган.

     Девочка лежала, свернувшись калачиком, на чистых простынях. Испарина выступила на ее бледном, изнуренном лице. Трубки капельницы, словно щупальца осьминога, тянулись к тоненькой, прозрачной ручке девочки.

     Тейт поцеловал Меган в лоб и весело подмигнул ей. Ему хотелось кричать от несправедливости.

     Ну почему такой красивой, доброй, нежной, жизнерадостной девочке приходится столько страдать?! Чем она прогневала Бога?! Но Тейт, тщательно маскируя свое отчаяние, принялся шутить и смешить бедняжку.

     Когда Джулиан тихонечко вошла в палату, она увидела Тейта склоненным над Меган. Он сидел рядом с ней и нежно держал маленькую горячую ладошку в огромной руке. Джулиан почувствовала прилив любви и благодарности к человеку, без которого она теперь не мыслила своей жизни. Сколько раз ей приходилось в одиночку противостоять болезни, собирать в кулак все силы и мужество. С Тейтом все было по-другому. Рядом с ним возникало ощущение, что достаточно одного его присутствия, чтобы ненавистный рак отступил. От Тейта веяло такой надежностью и спокойствием, что Джулиан становилось легче.

     - Они дали ей что-то от тошноты. Нянечка сказала, что это поможет ей успокоиться и заснуть.

     Услышав разговор, Меган открыла сонные глаза.

     - Не волнуйтесь, мне уже лучше, - прошептала девочка слабым голосом.

     - Ты скоро поправишься, малыш, и мы поедем домой, - Тейт погладил дочку по голове.

     К сожалению, предсказание Тейта не сбылось.

     Спустя пару часов появились доктор Найт, акушерка и специалист по стволовым клеткам. Джулиан сразу поняла, что это означает, и заплакала.

     Доктор Найт сочувственно посмотрела поверх больших очков.

     - Предварительные анализы крови показали, что произошло резкое увеличение количества белых кровяных телец. То есть период ремиссии закончился и лейкемия снова набирает силу. Времени у нас немного, действовать надо решительно.

     После повторных анализов мы назначим день операции. Придется стимулировать роды, миссис Макинтайр. А пока, чтобы выиграть время, мы повторим курс лучевой терапии.

     Джулиан схватилась за живот. Жертвовать здоровьем одного ребенка ради здоровья другого жестоко. Но разве у нее есть выбор?!

     - Мне еще рано рожать.

     - Дней через десять, после того как вы сдадите все анализы, а Меган пройдет курс облучения, у вас будет тридцать четыре недели. Искусственное стимулирование родовой деятельности на этом сроке не повредит плоду. Доктор Тревис сделает вам сегодня ультразвуковое обследование. А потом мы примем окончательное решение и назначим день родов и пересадки, - сказала твердо миниатюрная женщина.

     Больше Джулиан не требовалось пояснений.

     Она знала, что ждет их с Меган. Облучение убьет все до единой раковые клетки, при этом снова разрушив иммунную систему девочки. Потом Меган несколько недель будет находиться в полной изоляции от мира, в стерильных условиях. Не дай бог, какой-нибудь микроб проберется в ее палату! В это время Джулиан помогут родить и доктор Фрэнке извлечет здоровые стволовые клетки из пуповины новорожденного. После чего их пересадят Меган.

     И если все пройдет как надо, ее костный мозг начнет вырабатывать здоровые клетки. И рак навсегда отступит!

     Джулиан растерянными, беспомощными глазами посмотрела на Тейта. Ей вдруг стало страшно.

     Страшно за малыша. Он еще не успел родиться, а на него уже столько возложено. Кто, как не мать, защитит его.

     - Тейт, я боюсь за малыша. А вдруг с ним что-нибудь случится? Я не смогу себе простить этого.

     - С ним ничего не случится. Слышишь? Ничего. Все будет хорошо. Поверь мне, - глядя жене в глаза, спокойно и уверенно сказал Тейт.

     Девять дней спустя Джулиан стояла в кассе магазина. Она впервые оставила Меган с тех пор, как началось облучение. Джулиан очень торопилась.

     Ей нужно было успеть забежать домой, переодеться, захватить чистое белье для Меган и вернуться в больницу как можно скорее. Даже несмотря на то, что рядом с девочкой постоянно находились либо Тейт, либо мама, Джулиан не могла надолго оставить ее.

     Джулиан ласково, с любовью погладила живот.

     Малыш уловил настроение мамы и весело зашевелился в ответ. Ему было уютно в утробе матери. Он чувствовал, что завтра должно произойти что-то очень важное для них обоих. И ему было чрезвычайно любопытно, что же его ждет. Только непонятно, почему мама так волнуется?

     Просто на завтра, прекрасный праздник всех влюбленных, был назначен день его рождения.

     Джулиан с удовольствием потянула носом аппетитный аромат свежеиспеченных булочек с вишней и корицей.

     - Привет! - радостно поприветствовала Джулиан разрумянившаяся от печной жары хозяйка булочной. - Как твоя девчушка?

     - Спасибо. Вроде бы все хорошо. - Джулиан боялась сглазить и поэтому избегала подробностей. Вот хочу побаловать Меган твоими булочками.

     Она их так любит.

     - О боже! Какая досада! Я только что продала последний десяток. Но у меня есть готовое тесто.

     И если ты подождешь, то минут через десять они испекутся, - затараторила Клер.

     - Вообще-то я тороплюсь.

     - Джулиан, восемь минут. Присядь, отдохни. А я мигом. Я не могу оставить девочку без угощения. И Клер побежала на кухню.

     Джулиан присела на старомодный стул ручной ковки. Оглянувшись по сторонам, она улыбнулась.

     За десять лет здесь ничего не изменилось. Такое постоянство, с одной стороны, наводит скуку, а с другой, вносит размеренность и неспешность в жизнь людей провинциального городка. Счастливцы, позавидовала Джулиан, вспомнив бешеный ритм Лос-Анджелеса.

     Неожиданно дверь открылась, и в булочную вошла невысокая блондинка. Джулиан очнулась от своих размышлений. Этого еще не хватало! Все эти месяцы она старательно избегала встреч с бывшей женой Тейта. И надо же было такому случиться, что именно сегодня это произошло! Джулиан сглотнула горечь, которую вызывало любое воспоминание о его предательстве.

     Лоснящееся от пота лицо Клер тут же возникло в дверном проеме.

     - А, Шелли, привет. Ты за пирогом для своего благоверного? У меня все готово. - Булочница бросила быстрый любопытный взгляд на Джулиан: Еще, чуть-чуть.

     Только сейчас Шелли заметила Джулиан.

     - Привет! Как твоя дочка? Я слышала, она снова в больнице, - добродушно улыбаясь, спросила Шелли.

     - Спасибо, она идет на поправку. - Не будешь ведь рассказывать людям правду. Правду о том, что болезнь не отступает и что в любой момент ты можешь потерять дочь.

     - Завтра операция?

     Вот что значит жить в маленьком городишке! О твоих делах знают раньше, чем ты решишься рассказать о них.

     - Да, завтра.

     - Значит, роды тоже завтра. - Шелли вытащила стул из-за стола и, не спрашивая приглашения, села рядом.

     - Да. - Джулиан покрутила колечко на пальчике, моля бога, чтобы Клер поторопилась.

     - Тейт, наверное, ждет не дождется рождения малыша. Он ведь обожает детей.

     Джулиан поежилась. Она чувствовала себя неуютно. Чего ей сейчас меньше всего хотелось, так это разговора о Тейте с его бывшей женой.

     - Джулиан... - Шелли помялась, не решаясь продолжить. - Надеюсь, я вас не стесняю?

     - Нет, нет. Ну что вы. - Джулиан выдавила из себя улыбку. Ну где же эти чертовы булки с вишнями?

     - Хорошо. Вы не должны меня избегать. Тейт мой друг. И всегда был только другом.

     Друг? Интересненькое дельце, подумала Джулиан.

     Шелли, не обращая внимания на ее удивление, продолжила:

     - Вам Тейт, наверное, рассказывал про нас, про то, что произошло между нами?

     Джулиан промолчала. Ей не хотелось разговаривать на эту тему.

     - Понятно. Все дело в том, что тогда для Тейта были очень трудные времена. - Шелли внимательно посмотрела на Джулиан выразительными карими глазами. Они светились добротой. - А вы знаете, почему он так отчаянно старался стать лучшим футболистом?

     Еще бы она не знала.

     - Конечно. Футбол был для него единственной возможностью уехать отсюда.

     - Не совсем. Он хотел заработать денег и доброе имя. А потом приехать в Лос-Анджелес не безродным, нищим мальчишкой, а успешным, знаменитым футболистом и сделать вам предложение.

     Он мечтал только о вас.

     - Возможно, поначалу так оно и было. Но... Джулиан помахала изящными пальчиками с модным маникюром, подыскивая слова.

     - Но он женился на мне? Вы это хотите сказать? Шелли опустила глаза и помолчала. - Тейт отличный парень. Из уважения ко мне и моей семье он не стал бы рассказывать всего. Но на вашем месте мне было бы очень интересно, что же произошло на самом деле.

     - Послушайте, Шелли, это не мое дело. Я и Тейт, мы... - Джулиан засомневалась, стоит ли рассказывать правду. Ведь послезавтра брак будет расторгнут. - В общем, все осталось в прошлом.

     - Да, но без прошлого не бывает будущего. Понимаете, Тейт всегда мне нравился. Еще в колледже.

     Надо же, а она даже не знала, что девочки с младших курсов заглядывались на Тейта. Ничего не знала.

     - Я понимала, что, пока вы рядом с Тейтом, мои шансы привлечь его внимание к себе были равны нулю. А когда вы уехали, Тейт попал в трудную ситуацию, и я оказалась единственным человеком, который выслушал и поддержал его. Тейт был благодарен мне за участие, и, когда я предложила ему пожениться, он не смог отказать.

     Шелли криво усмехнулась.

     - Да, да, это была моя идея. Я сходила по нему с ума, и мне казалось, что если мы поженимся, то я смогу сделать его счастливым. Юношеский максимализм. Нельзя осчастливить человека против его воли. Он всегда любил только вас. - Искренность, с которой говорила Шелли, подкупала. - Я была слепа в своей любви и желании непременно находиться рядом с Тейтом. Но через два года замужества, когда сошла пелена влюбленности и романтики, я поняла, что мы оба ошиблись. Понимаете, мы хорошо жили.

     Тейт был внимательным и заботливым. Но все-таки наши отношения были больше похожи на дружбу, чем на любовь. Как-то ночью я проснулась от страшной головной боли. Я встала и пошла на кухню, чтобы выпить таблетку. Когда я вернулась, то увидела, что Тейт что-то бормочет. Я прислушалась. Он произносил ваше имя. Я нагнулась, чтобы поцеловать его, и почувствовала, что его щеки соленые от слез.

     Он плакал во сне, произнося ваше имя.

     Джулиан оторопела.

     - Плакал? Во сне?

     Значит, пока она там, в Лос-Анджелесе, пыталась найти замену утраченной любви, Тейт, тоскуя, шептал по ночам ее имя. Джулиан стало страшно.

     Она вдруг подумала, что обида и гордыня, которые все десять лет мучили ее, могли навсегда разлучить ее с любимым человеком.

     Правда, которая так неожиданно вышла наружу, подействовала как лекарство, и боль от обиды на Тейта отпустила. На сердце стало легко и радостно.

     Боже! Как же она была слепа! Разве может пусть даже самая успешная карьера заменить любовь? Ну как она, дуреха, не понимала этого раньше?

     Из кухни вышла Клер, светясь радостной улыбкой.

     - Джулиан, милочка, они готовы. Я хорошенько упаковала их в коробку. Поторопитесь, пока не остыли. Горяченькие все-таки вкуснее.

     Как она могла плохо думать о жителях Блэквуда!

     Они горячо поддержали идею благотворительной акции. Клер не поленилась напечь булочек специально для Меган. Шелли, которая невольно стала разлучницей между Тейтом и Джулиан, бесстрашно обнажила душу перед ней, потому что поняла, что прошлые ошибки могут встать на пути двух горячо любящих друг друга людей. Тейт, жертвуя сном и свободным временем, делает все, что в его силах, для Меган. Слезы очищения наполнили глаза Джулиан. Ведь, если бы не болезнь Меган, она так бы никогда и не поняла, что настоящие счастье и любовь все это время ждали ее здесь, в Блэквуде.

     Утро Дня святого Валентина выдалось холодным и облачным.

     Накинув на плечи больничный халат, Тейт вошел в палату дочери. Все стены были увешаны пестрыми плакатами и поздравлениями с Днем святого Валентина. Пылкие приветы от одноклассников и друзей Меган внесли радость в однообразные больничные будни.

     - Как дела, мисс Америка? Выглядишь прекрасно.

     По правде говоря, под глазами у девочки были черные круги, кожа бледная, а на голове совсем не осталось волос. Но Меган была бы не Меган, если бы не накрасила губы розовым блеском. Ее неиссякаемое жизнелюбие не позволяло ей унывать, и она выглядела вполне счастливой.

     - Привет, супершериф. Как там мама?

     Тейт присел на кровать и положил руку дочери на колено.

     - Отлично. Она сейчас на втором этаже. Готовится. Примерно в полдень ты станешь старшей сестрой, а ближе к вечеру доктор Фрэнке сделает тебе пересадку. И уж совсем скоро ты сможешь снова играть в бейсбол за школьную команду.

     - Здорово. - Меган помолчала. - Тейт... - тихо сказала она.

     Тейт насторожился. Девочка называла его по имени только тогда, когда хотела поговорить о чем-то очень серьезном и важном для нее.

     - Слушаю, дорогая.

     - Я не хотела спрашивать об этом маму, чтобы не волновать ее, - упавшим голосом сказала Меган. Было видно, что девочка собирает все свое мужество, чтобы задать вопрос. - А вдруг я умру? выдохнув струю воздуха, прошептала она.

     Боже, при всем оптимизме и браваде девочка боялась. Боялась того, о чем здесь старались не говорить.

     - Нет, ты будешь жить, - попытался успокоить дочку Тейт. Сама мысль о возможной смерти пугала его. Каково же было девятилетнему ребенку осознавать это.

     - А если я все-таки умру? - От волнения на лбу девочки выступили капельки пота, а зрачки расширились. - Натан умер.

     Три ночи назад, сидя в палате и стараясь приободрить измученную и подавленную болезнью Меган, они услышали жуткий плач в соседней комнате. Восьмилетний мальчик умер, не выдержав борьбы с лейкемией.

     Тейт снова почувствовал, как тошнотворный страх перед возможной смертью липким потом расползается по его телу. Что ей ответить? Как он пообещает то, что не в его силах сделать?

     - Я знаю, что отправлюсь на небеса, - продолжила девочка. - Но мне не хочется, папа. Вот бы остаться здесь.., с тобой, мамой и малышом. Мне еще столько нужно сделать!

     Комок слез в горле мешал дышать. Усилием воли Тейт заставил себя спокойно спросить:

     - Например? - Может быть, ему удастся разговорить ее и отвлечь от тягостных мыслей.

     - Я тебе уже говорила, - оживилась Меган. Научиться водить машину. Ходить на свидания.

     - Что? Водить машину? - Тейт притворился сердитым. - Опасно. (Меган развеселила такая игра.) - Свидания! Да я на пушечный выстрел не подпущу к тебе ни одного мальчишку.

     Меган довольно захихикала.

     - Ты шутишь.

     - Нисколечко, - шутливо возразил Тейт. - Вот увидишь! Перед выпускным балом они выстроятся в очередь, чтобы пригласить тебя. А я буду отстреливать их по одному. Не веришь? Я, между прочим,. очень хорошо стреляю.

     - Не смешно. И потом, я ни за что не пойду на выпускной бал.

     - Почему? - Ответ Меган заставил Тейта напрячься.

     Девочка опустила глаза и немного помолчала.

     - Потому что я не умею танцевать.

     - Это пустяки. Хочешь, я тебя научу. - Осторожно, стараясь не задеть трубки, Тейт подхватил Меган. Легкая как перышко. - Позвольте пригласить вас на танец!

     Глаза девочки загорелись радостью. Мурлыча песню Уитни Хьюстон "Я всегда буду любить тебя", Тейт сделал несколько кругов по комнате с Меган на руках. Сердце Тейта истекало любовью и страхом, что это их первый и последний танец.

     Спустя минуту он осторожно положил девочку в постель и присел рядом.

     - Ты будешь настоящей королевой выпускного бала.

     Меган довольно улыбнулась.

     - Ты меня еще поучишь?

     - Клянусь.

     - А у меня для тебя сюрприз. - Из ящичка прикроватной тумбочки она вынула красное бумажное сердце. - Это тебе валентинка.

     Меган положила голову на подушку и стала с любопытством наблюдать за Тейтом.

     На обороте старательным детским почерком было написано то, от чего Тейту захотелось плакать. От счастья и горя.

     "Дорогой супершериф! Иногда мне кажется, что ты мой настоящий папа. Мне бы этого очень хотелось. Я тебя люблю. Меган".

     - Понравилось?

     Тейт задумчиво зажал бумажное сердечко между ладонями.

     - Очень. Я тебя тоже люблю.

     Меган закивала головой.

     - Я знаю. Ты и маму тоже любишь?

     - Да, - искренне ответил Тейт.

     - Я очень рада. Мы тоже тебя любим. Пока ты не женился на маме, она все время нервничала. А с тех пор как мы переехали к тебе, она много смеется. Я вижу, что она счастлива, особенно когда ты дома.

     Мысли понеслись в голове Тейта. Может, Меган права? Может быть, Джулиан действительно здесь лучше, чем в Лос-Анджелесе? В искренности Меган не приходится сомневаться.

     Тейт посмотрел на часы.

     - Кстати, мне надо быть с ней сейчас. Роды могут начаться в любую минуту.

     Меган кивнула.

     - Ты придешь, когда родится малыш?

     - Клянусь. - Тейт медленно поднялся. -А когда мама сможет, она тоже сразу же придет к тебе. Тейт наклонился и поцеловал дочку в лысую макушку.

     Девочка довольно хихикнула в ответ.

     Пройдя несколько шагов по коридору, Тейт услышал стук по стеклу и обернулся. Меган прижалась носом к маленькому окошечку в двери, через которое обычно медсестры наблюдают за больными. В руке она держала трубку переносной рации для внутреннего общения больных.

     Тейт подошел к стене, где висела такая же точно рация, и нажал кнопку.

     - Уже соскучилась, крошка? - плаксиво сказал Тейт, дурачась.

     Лишь едва уловимая улыбка промелькнула на лице девочки.

     - Если со мной что-нибудь случится...

     Значит, не удалось отвлечь ее от печальных мыслей, с горечью подумал Тейт.

     - С тобой все будет хорошо.

     Но Меган настойчиво продолжила:

     - Если все-таки случится, то обещай, что не бросишь мою маму. Ей будет очень плохо. Не позволяй ей долго грустить.

     - Меган... - Тейт запнулся, пытаясь подобрать нужные слова.

     - Обещай, - настаивала Меган.

     Сдерживая душившие его слезы, Тейт прижал ладонь к стеклу, к ладошке Меган. Пообещать и не выполнить - значит обмануть. Но отказать - означало предать.

     - Обещаю, - тихо произнес Тейт. - Я буду рядом с твоей мамой, даже если мне придется бросить работу и поехать за ней в Лос-Анджелес. Я люблю ее и очень люблю тебя. Вы самое дорогое, что у меня есть в жизни. И я сделаю все, что могу, чтобы вы были счастливы. - Тейт немного помолчал и добавил:

     - Меган, все будет хорошо. Я обещаю.

     В это время Джулиан лежала в своей палате и с нетерпением ожидала прихода Тейта. Ей было необходимо рассказать ему о том, что она больше не может и не хочет жить как прежде. Что она его любит и хочет остаться в Блэквуде. Что деньги и карьера перестали играть главную роль для нее.

     Джулиан многое успела передумать со вчерашнего вечера. Она поняла, что Меган сейчас прежде всего нужны семья, свежий воздух и добрые, открытые люди. А их с Тейтом любовь поможет преодолеть все трудности, связанные с болезнью дочери.

     - Я передумал. Я не смогу этого сделать, - чрезвычайно серьезно сказал Тейт, войдя в палату жены.

     - О чем ты?

     - Ты только не волнуйся. Я сейчас все тебе объясню. Я только что был у Меган.

     - Как она?

     - Хорошо. - Тейт замялся. - Не совсем. Она напугана. Знаешь, о чем она меня попросила?

     Джулиан почувствовала, как живот напрягся.

     Малышу явно не нравилось волнение мамы.

     - Она попросила меня позаботиться о тебе и ребенке, если с ней что-нибудь случится. Она переживает за тебя.

     Глаза Джулиан намокли от слез, и она заплакала.

     - Бедняжечка! Моя маленькая девочка...

     - Понимаешь, я пообещал, что сделаю так, как она хочет. Джулиан, я сказал тебе, что мы разведемся, как только родится ребенок, но я передумал.

     Я не смогу этого сделать.

     - Слава богу, - облегченно вздохнула Джулиан. Ты заставил меня волноваться.

     - Ей нужен отец. Понимаешь? Ей нужен я. Ты, я, Меган, малыш - мы семья. Мы нужны друг другу. Вы - моя единственная семья в жизни. И я не позволю ей развалиться.

     Джулиан внимательно слушала Тейта, силясь понять, к чему он клонит. Новый приступ сильной боли внизу живота заставил ее скорчиться. Но Тейт не заметил этого, настолько он был сосредоточен на своих мыслях.

     - Вот что я решил. Если ты хочешь жить в Калифорнии, то я буду жить с тобой. Я согласен работать садовником, шофером, нянькой, только бы ты была рядом. Думаю, копы всегда и везде нужны, особенно в больших городах. В общем, не пропаду.

     - Ты согласен жить в Лос-Анджелесе? - наконец-то дошло до Джулиан.

     - Если ты хочешь.

     - Нет, я не хочу.

     - Возможно, мне так и не удастся заработать достаточно денег, но я буду стараться изо всех сил. Я могу водить автобус, развозить еду. Что угодно.

     Заливистый хохот Джулиан наконец-то прервал его монолог.

     - Тейт, ты что, не слышишь меня? Я больше не хочу жить в Лос-Анджелесе.

     Тейт замолчал и в недоумении уставился на Джулиан.

     - Разве нет?

     - Нет. Спасибо Господу за добрых людей и прозрение.

     - А что ты хочешь?

     - Мне приятно и лестно слышать, что ради меня ты готов оставить любимую работу, но мне не нужна такая жертва. Я хочу вместе с тобой растить наших детей здесь, в Блэквуде. Я люблю тебя, шериф Макинтайр.

     Тейт запрокинул голову назад и закрыл глаза.

     - Спасибо, Господи, что ты услышал мои молитвы. Джулиан, я всю жизнь любил и люблю только тебя. Единственное, чего я по-настоящему хочу в этой жизни, - сделать счастливой тебя и наших детей.

     - А мне понадобилось столько времени, чтобы понять это. Когда я позвонила рассказать тебе о Меган и узнала о твоей свадьбе, то решила, что ты никогда не любил меня. Мне было очень больно.

     Нам нужно было просто встретиться и поговорить обо всем. Но ни у кого не хватило духу сделать первый шаг.

     - Если бы только ты рассказала мне о Меган, я бы ни за что не... - Глаза Тейта наполнились печалью и сожалением. - У меня тогда был тяжелый период в жизни.

     - Знаю. Я вчера разговаривала с Шелли.

     Лицо Тейта просветлело при упоминании о первой жене.

     - Шелли - удивительная женщина. Даже когда она поняла, что я не люблю ее, она ни разу ни в чем меня не упрекнула.

     - Да, очень добрая и открытая женщина. И вообще в Блэквуде много хороших людей, готовых в любой момент прийти на помощь.

     Тейт нагнулся и нежно поцеловал Джулиан в лоб.

     - Я всегда думал, что ты ненавидишь Блэквуд.

     - Раньше - да, но теперь все изменилось. Не скрою, я никогда не хотела возвращаться. Но когда я приехала сюда и встретила любовь, понимание, участие и заботу, я передумала. Теперь мне нравится Блэквуд за то, что здешний воздух идет Меган на пользу, и за то, что я почувствовала себя здесь по-настоящему счастливым человеком.

     - А как же твоя карьера? Ты потратила столько сил, чтобы достичь успеха. Стоит ли отказываться от любимого дела?

     - Мои взгляды на жизнь сильно изменились за год, который мы прожили вместе. Теперь для меня на первом месте дети и ты.

     - В любом случае не стоит впадать в крайность.

     Зачем бросать то, что у тебя получается и хорошо оплачивается. Ты могла бы время от времени ездить в Лос-Анджелес на фотосессии. А я бы с нетерпением ждал тебя дома. Нечастые разлуки полезны, она обостряют чувства.

     - Ну, я... - Джулиан улыбнулась. - Почему бы и нет?

     Она погладила Тейта по щеке.

     - Ты так добр ко мне. Я люблю тебя, Тейт.

     - Неужели? Ты уверена? - Он нагнулся и поцеловал Джулиан в губы.

     - Ты выйдешь за меня замуж? Только на этот раз навсегда?

     - Да. Если ты обещаешь, что всегда будешь любить меня.

     Тейт легонько ущипнул Джулиан за руку.

     - Послушайте, леди, я любил вас сопливым подростком, я любил вас все десять лет, пока вы покоряли своей красотой мир. А сейчас, когда наша девочка ждет чуда и вот-вот должен родиться сын, я люблю вас еще больше. И обещаю - это навсегда.

     Долгий, страстный поцелуй стал подтверждением взаимных чувств. Вдруг резкая пронзительная боль передернула Джулиан. Она схватила Тейта за руку.

     - О-о, подожди, подожди, подожди, - завыла она. - Похоже, нам придется отложить разговор.

     Кажется, началось.

ЭПИЛОГ

     - Мам, ну пасуй же!

     Со всех сил Меган неслась к двум кустам сирени, которые служили воротами.

     Джулиан оглянулась. Тейт и его пятилетний товарищ по команде Натаниэль мчались на нее. У обоих одинаковое выражение решимости на лице.

     Издав пронзительный визг, Джулиан что есть мочи пнула мяч и побежала к дочери, пытаясь преградить путь мужу и сыну.

     Меган приняла пас и с мастерством хорошего игрока отправила мяч в ворота.

     - Гол! - заорала она и запрыгала в неистовом танце победителя. - Мы выиграли! Мы выиграли!

     Мы сделали их!

     - Отличный удар, мисс Америка, - подбегая к девочке, радостно прокричал Тейт.

     - Спасибо, папа. - Меган похлопала Тейта по плечу. - У меня отличный тренер.

     Джулиан посмотрела на мужа. Каждый раз, когда Меган называла Тейта папой, его лицо озаряла радость. А Меган была очень счастлива, когда узнала, что супершериф ее настоящий отец.

     - Может быть, еще сыграем?

     - Обязательно, - с готовностью ответил Натаниэль. - Я хочу выиграть.

     - Какой деловой. Ты в прошлый раз выиграл, возразила Меган.

     - Так, друзья, давайте матч-реванш отложим на потом. Честно говоря, я уже устала. - Джулиан сделала глубокий вдох, стараясь восстановить дыхание.

     - А-а-а-а, - заныл Натаниэль, обиженно оттопырив нижнюю губу. При этом он выразительно посмотрел на всех огромными голубыми глазами.

     Джулиан засмеялась. Симпатичный, смуглый мальчишка уже знал силу своего мужского обаяния.

     - Ладно, не ной. - Меган дружески обняла брата за плечи. - Пойдем поиграем во что-нибудь другое. - Подмигнув родителям, она нагнулась и громко прошептала на ухо Натаниэлю:

     - Родителям пора отдохнуть.

     - Хорошо. Пусть отдыхают. - И тут же его глаза загорелись. - Ты меня подержишь на велосипеде?

     Последние три недели мальчишка учился ездить на двухколесном велосипеде. И все это время Меган терпеливо бегала рядом с братом, поддерживая его за сиденье.

     - Договорились. Давай, кто первый добежит до крыльца. - Чтобы соревнование выглядело честным, Меган сначала вырвалась вперед, чем вызвала злость у Натаниэля, потом поравнялась с братом и лишь перед самым финишем отстала, позволив брату победить. Мальчишка всерьез воспринял поединок, и справедливость, по его мнению, была восстановлена. И он со спокойной душой полез на велосипед.

     Взявшись за руки, Тейт и Джулиан не спеша шли к дому, наслаждаясь друг другом и ярким солнышком, которое ласкало теплыми лучами.

     - И откуда в них столько энергии? - изумилась все еще тяжело дышавшая Джулиан.

     - Да, это на самом деле удивительно.

     - Пять лет назад я могла лишь мечтать о таком счастье. Тейт, у нас самые красивые и замечательные дети на свете! Но главное, они здоровы. Это счастье, настоящее счастье!

     Спустя пять лет после операции ежегодное плановое обследование показало, что Меган абсолютно здорова. Любовь и жажда жизни помогли победить смертельный недуг по имени лейкемия.

     Лохматый пес, подбежав к хозяевам за своей порцией ласки и внимания, ткнулся мокрым, холодным носом в руку Джулиан. Это был еще один счастливец, которого недавно подобрал Тейт.

     - Вчера мама звонила, - задумчиво произнесла Джулиан, почесывая подлизу за ухом.

     - Как у них дела?

     Беверли и Юджин поженились спустя две недели после того, как Джулиан сказала, что остается в Блэквуде.

     - Юджин уходит на пенсию в следующем месяце, и они собираются отправиться в путешествие. Я попросила их оставить ключ от квартиры на случай, если мне придется оказаться в Лос-Анджелесе.

     Свой шикарный особняк Джулиан вынуждена была продать.

     - Надеюсь, тебе не придется теперь часто бывать там?

     - Нет. Меня вполне устраивает агентство в Далласе.

     - Правда? - оживился Тейт.

     Сейчас, когда Меган поправилась и отпала необходимость больших контрактов, Джулиан подыскала работу в более скромном агентстве. Конечно же, она проигрывала а деньгах, но зато могла каждый вечер возвращаться домой. Работа теперь стала для Джулиан приятным времяпрепровождением, за которое платят неплохие деньги.

     - И знаешь, почему? Потому, что работа в Далласе не мешает мне проводить много времени с тобой и детьми. А еще мне нравится организовывать предвыборные кампании, и, кажется, у меня это неплохо получается. Это даже интереснее, чем фотосессии и дефиле. Спасибо тебе за то, что ты всегда стараешься понять и почувствовать меня. Ты помог мне открыть в себе такие способности, о которых я даже и не подозревала.

     - И тебе спасибо, любимая. До того момента, как ты ворвалась в Блэквуд, в моей жизни были лишь работа и пустота в душе. А теперь я чувствую себя самым счастливым человеком на свете, потому что у меня самая красивая и умная жена и двое самых очаровательных детей. Я даже не знал, что бывает такое счастье.

     Любовь, радость и чувство огромной благодарности друг другу переполняли их пылкие сердца и чистые души.

     - А помнишь, как мы мечтали с тобой родить дюжину детей? Мы были такими смешными и наивными.

     - Вовсе нет. Лично я всегда готов. Ты только скажи - и я сделаю тебе столько детей, сколько ты пожелаешь.

     - То есть ты не прочь заняться зачатием еще одного ребеночка, - кокетливо усмехнулась Джулиан.

     - Я в полной боевой готовности. Могу прямо сейчас, - соблазнительно улыбаясь, промурлыкал Тейт и осторожно усадил ее на крыльцо.

     Смех Джулиан потонул в страстном поцелуе.

     - Ма! Па! Смотрите! - вытаращив от возбуждения глаза, орал Натаниэль.

     - Похоже, нашу встречу придется отложить на время, - засмеялся Тейт и еще раз нежно поцеловал жену.

     - Но мы обязательно продолжим.

     - Натаниэль уже сам едет. Я его совсем не держу. - Меган бежала рядом, готовая в любой момент подхватить брата. - Мама, это чудо! Ты видишь?

     - Самое чудесное чудо, - с любовью и интересом наблюдая за сыном, проговорила Джулиан.

     Она обняла Тейта и крепко прижалась к его груди.