/ Language: Русский / Genre:sci_history,

Дорога На СквоСпрингс Рассказы

Луис Ламур


Ламур Луис

Дорога на Скво-Спрингс (рассказы)

Луис ЛАМУР

Дорога на Скво-Спрингс

Вестерны

Сборник рассказов

ДОРОГА НА СКВО-СПРИНГС

МЕРРАНО ИЗ СУХОЙ СТРАНЫ

ЛЮБОВНАЯ АВАНТЮРА БИЛЛА

ХЭТТАН-КАСЛ

ЧЕЛОВЕК ДАФФИ

БОЛЬШОЙ ЧЕЛОВЕК

СТАНЦИЯ БЛАФФ-КРИК

Джексону и Мери Джейн, с любовью

ПРЕДИСЛОВИЕ

Я счастлив познакомить вас с новой книгой. В основном она предназначена для тех читателей, которые предпочитают мои короткие рассказы. Предыдущий сборник увидел свет под названием "Военный отряд". Некоторые из рассказов, включенные в нынешний сборник, написаны уже очень много лет назад, другие только сейчас. Всех их объединяет название сборника.

Не так давно, пытаясь определить основную тенденцию при выборе сюжетов и действующих лиц моих рассказов, я предположил, что основным героем неизбежно должен стать один из тех, кто по-настоящему пустил корни на этой земле. В этом сборнике таким героем является Меррано, хотя, конечно, было много и других.

Мои короткие новеллы не ставят глобальных проблем - расовых, национальных или социальных. Более того, в них нет "героев" в полном смысле этого слова. Это незатейливые рассказы о людях, трудная жизнь которых проходит как бы на передовой, где естественный отбор происходит сам собой и слабые, неприспособленные не могут выстоять в столь суровых условиях. И люди эти очень разные. Если иногда они и напоминают один другого, то просто потому, что речь идет о современниках в одной стране, одержимых одними и теми же идеями.

Их жизнь проходит в борьбе, когда требуются все силы, чтобы просто уцелеть, а иногда и этого мало. Эти люди пытаются найти свой способ выжить в совершенно чужом для них мире, оставив позади свое прошлое и стараясь найти себя в новой обстановке.

Условия передовой всегда определяют свои законы - рассчитывать только на себя. Редко, когда люди подолгу жили вместе.

Дикий Запад часто считают местом беззакония. На самом деле это не совсем так. Пионеры принесли на новые земли свою веру, свои школы, и все это осталось в основанных ими городах. Конечно, бывало, и не однажды, что закон нарушался, да и жизнь в необычных условиях часто диктовала свои правила, но тем не менее законы существовали и там. Правда и то, что на Запад чаще других отправлялись именно "лихие головы", которые и рассчитывали на то, что смогут творить в новых местах все что вздумается. Кладбище в Бут-Хилл очень характерный пример тому, как складывалась жизнь в маленьких городках Дикого Запада и как обстановка передовой ставила людям свои условия.

С древнейших времен люди решали все проблемы с помощью оружия. Это правда. Как мы знаем из истории, вначале это были каменные топоры, затем стрелы и мечи, а потом и пистолеты. Государственные мужи, штабные офицеры, адмиралы и генералы во все времена прибегали к оружию в споре. Я нисколько не сомневаюсь в том, что на американском флоте дрались на дуэлях ничуть не меньше, чем в любом городке Дикого Запада. Стивен Декатур, один из героев морских сражений, застрелил на дуэлях ничуть не меньше людей, чем Бат Мастерсон, который неожиданно стал писать спортивные хроники и закончил жизнь не с револьвером в руках, как этого можно было ожидать, а за пишущей машинкой.

ДОРОГА НА СКВО-СПРИНГС

TRAIL TO SQUAW SPRINDS

Джим Боствик, ворча, уложил свои вещи, оседлал чубарую кентуккийскую лошадку и отправился в горы, чтобы застолбить себе участок. Ему не было дела до тех, кто знал об этом.

Дождь, который вначале, казалось, намеревался лишь слегка прибить пыль, превратился во вселенский потоп и лил беспрерывно уже третий день.

Извергаясь из низко нависших туч, косые потоки отливали металлическим блеском, а тропа, раскиснув, превратилась в болото, и не верилось, что здесь, по обе стороны от дороги, еще два дня назад расстилалась иссушенная солнцем земля и что не пройдет и двух часов после того, как упадет последняя капля, солнце высушит ее и снова превратит в пустыню. Серая пелена затянула все вокруг, холодные струи нещадно хлестали по плечам, груди путника, скатываясь по его желтой куртке. Наконец Боствик почувствовал, что промок до костей.

Лениво ругая своего коня, он покачивался в седле, а чалый за долгие годы службы, хорошо изучив ковбоев и их привычки, лишь невозмутимо шевелил в ответ ушами. Он прекрасно знал, что на самом деле проклятия, которые слышал, не имеют к нему никакого отношения, а человек, сидевший в седле, давно доказал, что не способен на дурное обращение. Боствик чертыхался и проклинал все на свете, потому что проголодался и мечтал о завтраке, потому что у него пересохло в горле и он не спал накануне всю ночь, потому что давно не мылся и все тело у него зудело, короче - он проклинал все на свете.

Хозяин ранчо на Слэш-Файв отпустил его на пять дней, чтобы он мог сделать заявку на участок, отпраздновал это и вернулся, а проклятый дождь, похоже, собирался лить все пять дней напролет, и Джим воспринимал его намерение как личное оскорбление.

Боствик был ковбоем. Не управляющим, обычным ковбоем за сорок долларов в месяц, который в седле шесть дней в неделю, а каждый день - четырнадцать часов. За это время чего только не приходится делать! И гоняться с лассо за норовистым бычком, и ставить тавро на брыкающуюся корову; копать ямы под столбы, ставить изгороди, постоянно чистить водопои, менять подковы у лошадей и долгими ночами играть в покер. Примерно раз в две недели парням удавалось выпить и славно повеселиться. А веселье всегда начиналось с кулачного боя.

Имея рост пять футов и одиннадцать дюймов и веся не меньше ста семидесяти фунтов, Джим с удовольствием участвовал в потасовках, при этом никогда даже не пытался воспользоваться какими-то приемами, а просто сжимал противника изо всех сил, выжидая, сколько тот выдержит, а потом швырял того на землю. Он любил драться. Теперь он лишился и этого удовольствия, и, если проигрывал, не бесился и не держал зла на соперника.

Боствику стукнуло уже двадцать девять, и он никогда не был женат. За плечами у него висела винтовка, но никто не мог упрекнуть его в том, что он пользовался ею в гневе или просто от злости. За всю свою жизнь он убил только одного человека - индейца, который пытался украсть у него лошадь. Это случилось, когда ему не исполнилось еще шестнадцати, и Джим только что приехал на Запад в простом почтовом фургоне.

Дождь стал понемногу стихать. Боствик продолжал подниматься по залитой водой тропе, пока она после крутого поворота не вывела его к неописуемо безобразному нагромождению домишек, большей частью некрашеных и изрядно пострадавших от непогоды. Это и был Йеллоуджекет.

На пустой главной улице, угрожающе накренившись, стоял крытый фургон. С него для чего-то сняли передние колеса, и они лежали неподалеку. Пожилой мужчина в старом, забрызганном грязью дождевике разговаривал с девушкой, находившейся в фургоне. Ее лицо скрывали наполовину задернутые занавески.

- Он не собирается отдавать их, Руфь, - расстроенно объяснил мужчина. И никогда даже не думал их возвращать. Говорит, что мы по-прежнему остались должны ему, ведь он их кормил.

До Боствика, который невольно поглядывал на эту пару, донесся нежный, тихий голос девушки. Было в ее больших темных глазах и полудетском личике с тонкими чертами что-то такое, что вдруг странно взволновало его и заставило глухо забиться сердце. Когда ковбой медленно проезжал мимо фургона, мужчина глянул на него, но, увидев незнакомое лицо, вновь повернулся к девушке.

- Ты бы лучше забрался в фургон, дедушка. Все равно мы ничего не сможем сделать, пока не перестанет этот ужасный ливень.

Боствик подъехал к примеченной им издалека конюшне, завел в нее своего усталого коня и, взяв в руки пучки сена, принялся вытирать его насухо. Но неблагодарная скотина, видно вспомнив все проклятия, беспричинно сыпавшиеся на ее голову всю дорогу, вдруг укусила его за локоть, да так неожиданно, что он, отскочив, стукнулся о стену, а лошадь стала игриво приплясывать, кокетливо хватая его губами, что он терпел больше по привычке, чем по необходимости. Устроив чалого, Джим покинул конюшню и, перейдя через дорогу, вошел в салун. Из фургона не доносилось ни звука.

Салун в Йеллоуджекете, как его громко называли горожане, представлял собой средних размеров комнату, не больше пятнадцати футов в длину. На полке вдоль одной из стен тянулся ряд бутылок, пол покрывал толстый слой опилок, в углу стояла пузатая печка, раскалившаяся докрасна. За стойкой бара распоряжался здоровенный детина с блестевшим от пота раскрасневшимся лицом, которое украшали неимоверной величины усы. Из-за большой залысины на лбу казалось, что черные как смоль волосы растут у бармена почему-то начиная лишь с середины головы. Оперевшись о стойку бара огромными, похожими на пушечные ядра кулаками, он с философским видом поглядывал на собравшуюся публику.

Напротив стойки, надвинув шляпу на глаза, развалился на стуле один из постоянных посетителей салуна, другой крепко спал рядом, уронив голову на карточный стол. Рядом четверо завсегдатаев лениво играли в покер, вернее, даже не играли, а скорее просто перекидывались в карты; колода была старая и потрепанная, а углы карт свисали как собачьи уши. Время от времени они поворачивались к стоявшему в углу ящику с опилками и так же лениво соревновались, кто доплюнет до него.

Боствик стащил с головы насквозь промокшую под дождем шляпу с обвисшими полями и постарался, насколько мог, отряхнуть ее о колено.

- Ржаного виски, и побыстрей, - буркнул он раздраженно.

Бармен бросил оценивающий взгляд на сломанный нос Джима и молча налил в стакан янтарную жидкость.

Мужчина в плотном шерстяном пальто в клетку, покуривавший трубку возле печки, продолжал говорить, не обращая внимания на вновь вошедшего:

- Я как раз об этом и думал. Чертовски хорошая мысль - снять с фургона колеса. Куда ж они теперь денутся?

Сидевший напротив плотный светловолосый усач цинично хмыкнул:

- А то ты не знаешь Пеннока. Разве он их отпустит? Черта с два!

- Похоже, ему приглянулась девчонка, - ухмыляясь, продолжал человек в клетчатом пальто. - Здесь, в Йеллоуджекете, с женщинами негусто. Кроме того, старик собирался сделать заявку на весь участок в Скво-Спрингс, а Пеннок сам хотел прибрать его к рукам.

Боствик поперхнулся от неожиданности. Скво-Спрингс? Так ведь он приехал, чтобы именно там застолбить себе участок! Протянув стакан бармену, ковбой попросил повторить.

- А что, он еще не сделал заявку на Скво-Спрингс? - поинтересовался усатый.

- Кто? Пеннок? С какой стати ему торопиться? Разве найдется ненормальный, кто захочет перебежать ему дорогу? Тут всем хорошо известно, что после удачного выстрела он ставит зарубку на прикладе, а сколько зарубок он уже сделал - семь?

- Вот именно, - вступил в разговор бармен. - Я хорошо помню, как у него появилась одна зарубка. Сэнди Чейз решил поиграть с Пенноком, и чем это кончилось? Чейз проиграл.

- Должен быть закон, парни: не стрелять, пока земля мерзлая. Копать кому-то могилу всегда противно, но ковырять промерзшую землю - бррр!

- Копайте не очень глубоко, - подсказал какой-то остряк из угла. - На Судный день легче откапываться будет.

- А той девчонке ведь не больше шестнадцати-семнадцати. Неловко как-то.

- Пойди скажи это Пенноку.

В комнате воцарилось молчание. Боствик допил вино. Впрочем, ему-то что за дело до этих людей? Разве что имеет смысл подумать, как быть с его заявкой, если оказалось столько желающих прибрать к рукам этот участок.

- Где тут можно поесть? - поинтересовался он, ставя стакан на стойку.

- Через два дома дальше по улице, - объяснил бармен и, бросив еще один оценивающий взгляд на сломанный нос Джима и торчавшую у него за спиной винтовку, не удержался: - Стреляешь хорошо?

- Только если разозлюсь, - невозмутимо ответил ковбой, застегивая свой плащ на все пуговицы.

Боствик направился к дверям, а в салуне возобновился разговор на волновавшую всех в городе тему.

- С Чейзом они не поделили женщину, - констатировал человек в клетчатом пальто. - А второго-то он за что?

- Тому парню приглянулся участок на Скво-Спрингс, и он уж собрался было застолбить его. Пеннок предупредил его по-хорошему, а тот, дурачок, возьми да и обидься. Начал кричать, что он, дескать, кое-что из себя представляет. Может, так оно и есть там, откуда он приехал...

- Не надо было ему приезжать сюда. Лично я, парни, ни за что бы не решился перейти дорогу Кэпу Пенноку.

Джим низко надвинул шляпу на глаза и, ссутулившись, зашлепал по грязи, торопясь добраться до постоялого двора прежде, чем окончательно промокнет. Крытый фургон по-прежнему стоял на том же месте. Проходя мимо, Боствик краем глаза заметил девушку. Она стояла на ступеньке, видимо не решаясь выйти. Отведя взгляд, он толкнул дверь в салун.

Толстуха с красным лицом, с виду настоящая ирландка, свирепо ткнула пальцем в тряпку, брошенную у входа.

- Вытирайте-ка ноги, да почище! - скомандовала она.

Боствик покорно выполнил приказ и, повесив промокшую шляпу вместе с тяжелым дождевиком на вешалку, расположился за длинным обеденным столом.

- Вы что-то рано, незнакомец, - добродушно проворчала ирландка. - Ну да ладно, так уж и быть, покормлю вас, а то, похоже, пришлось вам попоститься.

Вдруг хлопнула дверь, и Боствик невольно поднял глаза. Вошла та самая девушка, которую он видел минуту назад на ступеньках фургона. Глаза у нее были темно-карие, и такие же темные волосы тяжелыми прядями лежали на плечах, изящно обрамляя хорошенькое удлиненное личико. В руке у нее был кофейник. Заметив Боствика, она с недовольной гримаской отвернулась, будто он ей смертельно наскучил. А Джим вдруг мучительно покраснел.

- Можно немного кофе, мэм? Дедушка никак не согреется.

- Ничего удивительного! Надо же, уехать из дому в такую погоду, когда дождь льет как из ведра. Говорят, вы задолжали Кэпу Пенноку; наверное, приехали расплатиться?

Губы девушки, даже издалека показавшиеся Боствику нежнее розовых лепестков, беспомощно задрожали.

- Мы не сможем. Видите ли... нам просто нечем.

Толстуха наполнила кофейник и недовольно отмахнулась от денег, которые протянула ей девушка.

- Спрячь-ка их в карман, милочка. Не хватает еще, чтобы я брала деньги за пару глотков кофе.

- Но так нельзя! Позвольте мне заплатить.

- Иди, иди, девочка. Все в порядке.

Когда девушка вышла, толстуха вспомнила о Боствике и взялась накрывать на стол.

- Жалость-то какая, - причитала она, ставя одну тарелку за другой. Постыдился бы, негодяй!

Боствик в этот момент расправлялся с огромным куском жареной говядины, рядом с которым хозяйка щедрой рукой положила ему порцию вареного картофеля.

- Кто такой Пеннок? - спросил он, не оборачиваясь.

Женщина с интересом поглядела на него, но не заметила ничего необычного в парне с копной спутанных волос, небритым обветренным лицом и широченными мускулистыми плечами, обтянутыми дешевенькой курткой, из-под которой выглядывал расстегнутый ворот клетчатой рубахи.

- Он шериф нашего города. Кроме того, ему здесь принадлежит почти все, и ребятам это хорошо известно.

- Кто-нибудь пытался справиться с ним?

- Были такие, только все плохо кончилось. У Кэпа Пеннока тяжелая рука.

Эта повторяющаяся на разные лады фраза стала уже действовать Боствику на нервы.

- А те из фургона когда приехали в город?

- Вчера. Пеннок забрал их лошадей, придравшись к тому, что они, видите ли, ночью мешают проезду по улице. Раньше, во время бума, когда город кишел старателями, прежний шериф смотрел на это правило сквозь пальцы, все равно улицы были переполнены. Когда бум кончился, люди вообще забыли об этом, и так продолжалось до тех пор, пока следить за порядком в городе не взялся Пеннок. Он первым делом принялся копаться в городских законах и вытащил на свет Божий кучу таких, о которых уже никто не помнил, но все они, как один, шли только ему на пользу.

Открылась дверь, и появился мужчина в клетчатом пальто, который недавно так восторженно обсуждал в салуне дела Пеннока. Следом за ним вошел его приятель с пышными светлыми усами. Джим вспомнил, как эти двое приглядывались к нему, когда он пил виски.

- Привет, Кэти!

- Привет, Харбридж! Как дела, Гроув? А как поживает Эмма? приветствовала их барменша.

- Все отлично, - весело откликнулся Гроув.

Следом за ними пришел бармен из салуна, а вскоре и еще один человек. Беседа за столом моментально угасла, и Боствик невольно оглянулся. Незнакомец, вошедший последним, был крупным мужчиной, с тяжелыми, чуть сутулыми плечами и холодными темными глазами. Боствик сразу догадался, что перед ним Пеннок. Он присел за стол рядом с Боствиком, и тот внезапно с удивлением почувствовал, как в нем постепенно растет тяжелая злоба. Что-то в этом человеке пришлось ему не по нутру.

Как многие американцы того времени, Боствик не всегда уважительно относился к властям. Более того, часто они его безумно раздражали. Прекрасно понимая, что без них не обойтись, он их терпел, но как только ощущал попытку давления, его сразу же охватывало знакомое чувство протеста.

А кроме того, его всегда бесило, когда крупный и физически сильный человек использовал свою власть против тех, кто не мог противостоять ему. Этим, кстати, и объяснялось то, что он чаще проигрывал во время кулачных схваток, всегда выбирая себе партнеров среди самых мощных парней. Здоровяки действовали на него как красная тряпка на быка, и сейчас Боствик уже чувствовал, что находится на пределе.

- Это ты только что явился в наш город? - коротко осведомился Пеннок.

- Не совсем так, - усмехнулся Боствик, сам не понимая, что его заставляет дразнить этого незнакомца, намеренно превращая во врага. - Я здесь уже больше часа.

Пеннок, судя по всему, пропустил его слова мимо ушей, но ковбой заметил, что за столом возникло напряжение. Резко поднявшись, он демонстративно схватил стоявший перед шерифом кофейник и налил себе кофе. Глаза Пеннока потемнели от гнева, и он поднял на молодого человека тяжелый взгляд.

- Нет смысла так смотреть на меня, - вызывающе бросил Джим. - Я свою лошадь отвел на конюшню.

Кто-то за его спиной тихонько хихикнул, и Пеннок не выдержал:

- По-моему, я не спрашивал вас о лошадях. У меня почему-то такое чувство, будто вы, молодой человек, намеренно ищете неприятностей.

- Я? - с показным удивлением спросил Боствик. - Я никогда не ищу неприятностей и никогда не бегу от них. Конечно, если бы я был стариком или молоденькой девушкой, то, возможно, вел бы себя иначе.

Пеннок с грохотом опустил на стол пустую кружку.

- Мне не нравятся ваши слова, молодой человек. Повторяю, если хотите нарваться на неприятности, продолжайте в том же духе, вы попали как раз по адресу.

- Я уже сказал, что не ищу неприятностей, но мне тоже не нравится, когда не позволяют говорить вслух то, что думаешь. И вообще, уверен, что город, где позволено обижать старика и беспомощную девушку, вряд ли ждет светлое будущее.

- Твоего мнения, кажется, никто не спрашивал, - проворчал Пеннок.

Злоба, исказившая его черты, сделала лицо Пеннока почти уродливым. Однако что-то вдруг подсказало Боствику, что Пеннок отнюдь не стремится к продолжению ссоры. Его это заинтриговало. Почему? Потому, что Джим чужой в городе? Или шериф удивился, неожиданно для себя получив отпор? А может, он просто боялся связываться с незнакомцем, внешность которого говорила сама за себя? Интересная проблема! Тут стоило поломать голову. У каждого человека есть какое-то прошлое. Не исключено, что где-то такой человек, как Пеннок, оставил о себе не очень хорошую память. Он вполне мог быть замешан в какую-то некрасивую историю. "Пеннок... Пеннок... - мучительно вспоминал ковбой. - Дьявольски знакомое имя!"

Неожиданно все вокруг громко заговорили, перебивая друг друга, и потекла вполне мирная беседа. К столу подошла Кэти и положила Джиму на тарелку огромный кусок яблочного пирога. Он поднял на нее глаза: она одобрительно улыбнулась.

- А кстати, - Боствик холодно оглядел капитана, - вы-то сами давно появились в этом городе?

Губы Пеннока сжались в тонкую линию, словно проведенную на лице лезвием ножа, но и на сей раз ему удалось не взорваться.

- Послушай, парень, здесь я задаю вопросы. Что тебе понадобилось в нашем городе?

- Ничего особенного, проезжал мимо, заехал отдохнуть.

- Ты что, бродяга?

- Нет, я работаю на большом ранчо к югу отсюда. Называется Слэш-Файв, может, слыхали?

Боствик заметил, как Гроув встрепенулся, когда он упомянул название ранчо.

- Это не то ранчо, где недавно случилась перестрелка? Там еще подстрелили Уивера!

Действительно, пару недель назад на Слэш-Файв произошла обычная стычка между ковбоями и заезжими пьяными хвастунами, но Боствик на сей раз покривил душой.

- Во-во, именно там! Городской шериф невзлюбил одного парня с нашего ранчо и устроил ему веселую жизнь, вот и пришлось нам вмешаться.

- Что же с ним случилось? - заинтересованно спросила Кэти.

- С ним-то? Да ничего. А вот шерифа мы вздернули, - беззаботно объяснил Боствик. - То есть не совсем так. Вздернуть-то мы его вздернули, да только мертвое тело. Строго говоря, он уже отдал Богу душу к тому времени. Мы сначала накинули петлю ему на шею да проволокли за лошадью ярдов этак триста, и еще один из наших ребят беспрестанно палил по нему из револьвера. Ох уж и здоровенный был мужик! Кстати, немного похож на вас.

- Нам-то что до этого! - возмутился Пеннок. От лица его отхлынула кровь, но выражение глаз не изменилось.

- Так интересно же! Небось и не догадываетесь, как трудно вешать здоровенных мужиков вроде вас. Веревка не выдерживает! Слишком тяжелые! А то и голова может запросто оторваться, как у этого вот, - уж больно вес велик! Вы когда-нибудь такое видели?

Пит и Коротышка животы бы надорвали со смеху, слушая его. Когда вернется, он им обязательно все перескажет! Они-то до сих пор ни о повешенном, ни тем более изрешеченном пулями и слыхом не слыхали. Всего-то и делов было - парочка хвастливых недоумков с пьяных глаз решила пострелять, а Коротышка, который для простого ковбоя очень прилично управлялся с револьвером, снял с седла одного из хулиганов, Пит ранил другого. Затем вместе они вытолкали оставшихся буянов на улицу и выгнали их из города.

Джиму показалось, что кое-кто из слушателей просто-таки наслаждался его рассказом о печальном конце шерифа. Честно говоря, изложенная версия и ему самому понравилась, а к тому времени, как он доел мясо, раздражение и вовсе покинуло его. Однако в результате столь блистательного выступления он вряд ли стал ближе к своей цели - получить участок в Скво-Спрингс, да и старику с девушкой тоже скорее всего не помог. Тут Боствик внезапно вспомнил, что и они хотели сделать заявку на участок в том же самом Скво-Спрингс. Так стоит ли ему выручать их из беды и так уж лезть из кожи вон?

Он резко остановился. А кто, собственно, сказал, что он обязан это делать? Какое ему вообще дело до этих совершенно чужих людей? К тому же из-за них очень легко схлопотать пулю. Да и потом, стоит им выпутаться из этой истории, как они тут же займут тот участок, который он облюбовал для себя!

О, это был замечательный участок! Ручей с кристально чистой ледяной водой, и земля на многие мили кругом, хоть пшеницу на ней сей, хоть скот разводи. Если руки на месте, так на этой земле можно развести райский сад. Такие участки он видел только на Восточном побережье.

Пеннок, правда, тоже зарится на примеченную им землю, а от него так просто не избавишься.

Закончив есть, Кэп Пеннок встал из-за стола и вышел на улицу, намеренно игнорируя Боствика. Он прислонился к стене у окна и принялся ковырять в зубах висевшей у него на цепочке изящной зубочисткой из слоновой кости. Время от времени он поглядывал на колченогий крытый фургон, что и вывело Боствика из себя и решило дело. "Сначала разберусь с этим негодяем, - решил он, - а потом будет видно".

- Не связывайся ты с Пенноком, - посоветовал Харбридж. - Он самый настоящий убийца. А уж теперь он на все пойдет, чтобы так или иначе достать тебя. Наверное, опять начнет копаться в городских законах, чтобы подобрать такой, который позволит ему заставить тебя уехать.

У Боствика в голове молнией сверкнула мысль.

- А где бы найти и почитать эти законы? Может быть, у кого-нибудь в городе есть копия?

- По-моему, у меня была, - с ноткой сомнения в голосе сказала Кэти. Моего старика когда-то избирали мэром нашего городка. Только давно это случилось, еще при старательском буме. Кажется, у меня где-то завалялся один экземпляр.

- Поищите его, будьте добры, а я пока поговорю с девушкой.

В глазах Кэти он заметил тревогу.

- Будь осторожен, парень! С Пенноком шутки плохи!

- Конечно, конечно, - постарался он успокоить ее. - Я и не собирался с ним шутить. Мне неприятности ни к чему. К тому же я сам положил глаз на тот участок у Скво-Крик.

Он перебежал через дорогу, где по-прежнему стоял покосившийся крытый фургон, и взобрался на подножку. Сгущались сумерки, но Боствик мог бы поклясться - на лице Руфь страх сменился облегчением, как только она узнала его.

- Скажите, мэм, сколько требует Пеннок, чтобы вернуть вам лошадей?

- Пятьдесят долларов.

- Понятно. А как себя чувствует ваш дед?

- Боюсь, что не очень хорошо, - мягко ответила она. - Честно говоря, я волнуюсь за него.

- Может, лучше отвести его в дом Кэти? Здесь ведь, наверное, сыро и холодно.

- Боже мой, мы не можем этого сделать! Если мы оставим пустой фургон, Пеннок тут же его заберет!

- Знаете, - предложил Боствик, - займитесь-ка вашим дедом, а Пеннока предоставьте мне.

Когда он посвятил Кэти в свой план, она немедленно согласилась помочь ему, но потом в ее глазах Боствик уловил тень сомнения.

- А что будет с фургоном? - спросила она с тревогой.

- Постараюсь придумать, как с ним быть, - неуверенно пообещал он.

- Кстати, я отыскала книгу городских законов, - вдруг вспомнила Кэти и с сомнением покачала головой. - Надеюсь, парень, ты знаешь, что делаешь.

Книгой это трудно было назвать, все городское законодательство Йеллоуджекет уместилось на нескольких потрепанных листах бумаги, исписанных чьим-то корявым почерком. На первом листе гордо значилось "Городские законы".

Боствику редко доводилось помногу читать, но сейчас он тяжело вздохнул и углубился в работу: лежащие перед ним с полудюжины растрепанных страниц вмещали все законы, составленные давным-давно и обязательные для каждого жителя Йеллоуджекета.

Несколькими часами позже, благополучно водворив старика в комнату, где когда-то жил муж Кэти, он долго о чем-то беседовал с ней самой.

- Клянусь, сделаю все, как ты сказал! Я буду не я, если не помогу тебе провернуть такое дельце! - пообещала сообразительная ирландка, подводя итог их разговору.

Спустя несколько минут Джим выбрался на улицу через конюшню и, крадучись, пробрался в фургон. Стояла непроглядная темень. Изо всех сил стараясь не шуметь, он тем не менее то и дело натыкался то на угол кровати, то на какой-то шкафчик и тихонько шипел от боли сквозь стиснутые зубы. Скорчившись наконец за спинкой сиденья, ковбой стал ждать развития событий. Ему пришлось пробыть внутри совсем недолго, когда он услышал снаружи негромкое цоканье подков, шлепанье чьих-то ног по лужам и позвякиванье цепи. Как и предполагал Боствик, Пенноку немедленно стало известно, что дед девушки перебрался к Кэти в гостиницу, но, конечно, он и вообразить не мог, что этот проклятый нахал, невесть откуда взявшийся, засел в фургоне, который шериф, воспользовавшись отсутствием старика, решил забрать.

Вскоре Джим почувствовал, как повозку приподняли и поставили на место передние колеса, потом запрягли лошадей.

Дождь по-прежнему лил как из ведра, и, взбираясь по шатким ступенькам фургона, Пеннок внимательно смотрел себе под ноги. Именно поэтому он и не замечал ничего подозрительного до тех пор, пока чья-то рука не выхватила у него поводья и мощный удар ногой в грудь не выбросил его на мостовую.

Подняться Пенноку удалось не сразу. Наконец, постанывая и потирая ушибленную грудь, он с трудом встал, едва успев заметить исчезавший за плотной пеленой дождя фургон.

Откинувшись на спинку сиденья и прищелкивая языком, Боствик гнал лошадей, которых "любезно" оставил ему шериф. Вслед ему неслись проклятия и яростные крики. Обернувшись, он увидел своего противника. Тот стоял посреди дороги, потрясая могучими кулаками.

Джим мчался не менее получаса, прежде чем ему удалось наконец обнаружить то, что он искал: заброшенную ферму, где еще сохранились стойла для лошадей. Въехав во двор, он тщательно закрыл за собой ворота, закатил фургон в старый сарай и завел лошадей в конюшню. К его радости, конюшней, судя по всему, кто-то недавно пользовался, и в яслях осталось сено. Расседлав лошадей, он подвел их к кормушке, а затем вышел во двор, чтобы уничтожить следы своего пребывания здесь. Дождь, надеялся он, довершит остальное.

Убедившись, что ему удалось надежно спрятать фургон, ковбой вернулся в город верхом на одной из лошадей, ведя другую на поводу. Подъехав к гостинице, он поставил их в конюшню и обтер досуха, а потом подкрался к освещенному окну. Как и предвидела Кэти, салун ломился от посетителей, казалось, здесь собрался весь город.

Когда Боствик вошел, Кэп Пеннок уже намеревался уходить, но, заметив, что Боствик снял с плеча винтовку и уже держит палец на спусковом крючке, медленно опустился на стул.

- Так это ты увел фургон?

- Я, и, прошу заметить, имел на это полное право.

От удивления Пеннок на минуту потерял дар речи.

- Как ты сказал, - переспросил он, - полное право? Я не ослышался?!

- Нет, ты все правильно понял, Пеннок. Просто ты не совсем в курсе событий. - Боствик повернулся и бросил взгляд на Кэти: - Прошу вас, судья, если вы не против, приступим.

- Судья? - Пеннок с силой грохнул об стол огромными кулаками. Он напоминал разъяренного быка, который обводит арену налитыми кровью глазами. - Что здесь происходит, черт вас возьми?

Не обращая на него никакого внимания, Кэти подняла молоточек и стукнула по столу, призывая всех к молчанию.

- Заседание суда объявляю открытым!

По-прежнему ничего не понимая, шериф переводил ошеломленный взгляд с одного лица на другое.

- Что за дурацкие шутки?! - взревел он наконец.

- Никто и не думает шутить, - ответил Боствик. - Нынешним вечером состоялось собрание городского совета, и на нем меня выбрали шерифом. Все происходило в полном соответствии с законодательством города Йеллоуджекета, а статью, которой руководствовался совет, сейчас зачитает Кэти. Кэти, прошу вас!

- Вышеупомянутый городской совет должен собираться на заседания каждый пятый день января ежегодно с тем, чтобы выбрать городского судью, шерифа и судебного исполнителя. Они выполняют свои обязанности до пятого января следующего года, когда вновь будет проведено заседание городского совета. Все должностные лица имеют право быть переизбранными на второй срок или передают свои полномочия вновь избранным кандидатам.

Во время чтения документа взгляд Боствика ни на минуту не отрывался от лица соперника. Похоже, впервые кто-то осмелился поставить под сомнение его власть. Атмосфера в комнате сгущалась на глазах. Вот уже почти три года Пеннок единолично вершил все дела в этом городе и всегда - к собственной выгоде. Даже собирая штрафы, он изрядно набивал свои карманы.

- Из оглашенного здесь закона следует, - вступил Джим, - что вы, Пеннок, более не являетесь шерифом города, на эту должность назначен я. Более того, совершенно очевидно, что два года вы занимали должность, не имея на то никакого права, а следовательно, действовали незаконно. Поскольку городской совет все это время не собирался, решено оставить ваше самозванство без последствий, но совет настаивает, чтобы вы дали отчет по всем суммам, полученным за два года в виде штрафов.

- Что?! Да вы, похоже, оба просто сошли с ума!

- В соответствии с городскими законами, вы имели право удерживать в свою пользу десять процентов от всех полученных денег. Все остальное вам придется вернуть.

Кэп Пеннок стиснул край стола так, что его пальцы даже побелели. День за днем он водил за нос всех этих людей, обирая и их, и тех, кто останавливался в городе, налагая на них штрафы на каждом шагу, и до сих пор никто не осмеливался пикнуть. А теперь в этом городе, который он уже привычно считал своим, появился никому не известный парень и за несколько минут сумел рассеять его власть как дым.

И что же, неужели он оставит все как есть? Наблюдая за Пенноком, Боствик отчетливо понял, что тот колеблется, не решаясь открыто выступить против человека, о котором ничего не знал и который мог оказаться кем угодно, даже наемным убийцей. Но поскольку его загнали в угол, Пеннок не видел пути назад. Ему оставалось либо сражаться, либо уехать из этого города навсегда.

- У меня денег нет, - наконец холодно процедил Пеннок сквозь стиснутые зубы. - Пусть тебе черти на том свете деньги возвращают.

- Мы предвидели такую возможность, поэтому предлагаем на выбор: либо вы немедленно возвращаете все деньги, которые украли у города, либо должны покинуть его до восхода солнца.

- А если я наплюю на ваш опереточный совет?

- Тогда уж, - веско заявил Боствик, - этим займусь я как законно избранный шериф.

Кэп Пеннок встал. Он услышал то, что и предполагал услышать, и теперь, когда корабли были сожжены, решил драться до конца.

- Тебе не придется искать меня, Боствик, - злобно процедил он, - когда бы я тебе ни понадобился, всегда к твоим услугам.

Широкими шагами Пеннок направился к дверям. И тут его вдруг окликнула Кэти:

- Эй, погодите-ка, Кэп. Вы мне задолжали доллар за ужин, не забудьте расплатиться!

Лицо Пеннока передернулось от гнева, он помедлил секунду, потом повернулся и швырнул доллар на стойку. За ним с грохотом захлопнулась дверь.

- Ну, Джим, - обведя собравшихся взглядом, медленно произнес Харбридж, - ты, кажется, сказал, что как шериф сам доведешь это дело до конца. Тебе и карты в руки. Похоже, Пеннок предоставляет тебе возможность показать, на что ты способен. - Затем добавил: - Он опасный человек и хорошо стреляет. Сэнди Чейз тоже неплохо стрелял, но это его не спасло. Лично я бы никогда не решился на такое, но Кэти пообещала, что если мы поддержим тебя, то ты сам разберешься с Пенноком.

- Классно стреляешь? - поинтересовался Гроув.

- Да нет, наверное, как любой из вас. Но я все равно намерен встретиться с ним, и лучше для него, если ему удастся подстрелить меня с первого выстрела, поскольку потом уж я не промахнусь.

Боствик терпеть не мог хвастаться, но эти люди должны были поверить в него. Если Пеннок победит, то гнев его обрушится на них.

Когда все гурьбой вышли из салуна и, возбужденно переговариваясь, отправились по домам, Боствик снова сел за стол, почувствовав вдруг, как у него от страха ослабели ноги. Он поднял голову и встретился взглядом с Руфь, которая, похоже, уже давно долго наблюдала за ним.

- Я все слышала. Вы это сделали ради меня? Ради нас, не так ли?

Суровые черты лица Джима невольно смягчились.

- Вы знаете, мэм, не такой уж я отчаянно-храбрый парень, просто когда встречаю наглецов, в меня словно черт вселяется!

- Побольше бы таких, как вы, - сказала Кэти, подходя к столу с пирогом. - Мне так и не удалось его попробовать сегодня, кусок в горло не лез. - Она оглянулась на Руфь: - А ты, детка, выглядишь так, что немного подкрепиться тебе не помешает.

Немного погодя Боствик стоял в дверях гостиницы и ломал голову над тем, какого черта он полез в эту историю. Даже Коротышка, который управлялся с винтовкой гораздо лучше, чем он, не решился бы на такую глупость. Ладно, чего теперь рассуждать, сам ведь заварил кашу! Жизнь сделала его крутым парнем, который прошел хорошую школу благодаря многим годам тяжелого труда и бесконечным схваткам с врагами, и он знал себе цену, однако не строил иллюзий и готовился достойно встретить свою судьбу.

Джим не рассчитывал на то, что успеет выстрелить первым. Он никогда не мог похвастаться хорошей реакцией, и было бы глупо надеяться на это сейчас. Придется заранее смириться с мыслью, что его сразу же подстрелят, и остается только уповать на то, что первая пуля окажется смертельной. Скорее всего, ему удастся сделать только один выстрел, и он должен постараться прикончить Пеннока, ибо второй возможности тот ему не даст.

Правда, в последний раз, когда они стреляли по мишеням из револьвера, он показал совсем неплохие результаты, по крайней мере, не хуже других, а может быть, и получше, только на этот раз "мишень" будет стрелять в ответ.

Под жаркими лучами солнца, вдруг выглянувшего из-за туч, оставшиеся после дождя лужи стали исчезать прямо на глазах, и даже обшарпанные дома, просохнув, казалось, похорошели. Откуда-то доносились звуки пианино. Ковбой вышел на улицу.

- Боствик!

Неожиданно для Джима окрик прозвучал откуда-то сзади! Выходит, Пеннок все это время просидел, спрятавшись где-то возле конюшни, и в результате обвел его вокруг пальца, как какого-то сосунка.

Разжалованный шериф показался теперь ковбою еще огромней, чем прежде, когда он обернулся и увидел его, стоявшего с револьвером в руке и ухмылявшегося от радости, что его уловка удалась. Грянул выстрел.

Спокойнее! Это слово прозвучало у Джима в голове подобно звону колокола. В мгновение ока он вскинул к плечу винтовку и выстрелил одновременно с Пенноком. Боствика как будто раскаленным прутом ударили по ноге, и он вдруг понял: противник промазал, стреляя в первый раз!

В эту минуту его взгляд приковала изящная зубочистка из слоновой кости, висевшая на цепочке для часов и отчетливо выделявшаяся на фоне темного жилета гиганта. Даже падая, он не мог отвести от нее взгляд, потом, с трудом поднявшись, собрал все свои силы и аккуратно спустил курок.

Пеннок стоял перед ним, повернувшись боком, как опытный стрелок, за плечами которого не один выигранный поединок. Боствик послал пулю, держа винтовку в вытянутой руке, как будто указывая пальцем на своего врага. На этот раз ковбой не промахнулся. На месте зубочистки расплылось большое багровое пятно, и он выстрелил еще раз, а затем рухнул на колени, все еще крепко сжимая в руках винтовку.

Где-то неподалеку хлопнула дверь, послышались шаги. Джим попытался дотянуться до винтовки, но рука бессильно упала. Щекой он ощущал тепло влажной после дождя земли, потом успел почувствовать, как кто-то дотронулся до его плеча, и провалился в темноту.

- Мне кажется, он наконец приходит в себя, - прозвучал будто издалека женский голос.

Джим пошевелился, услышал, как под ним скрипнула кровать, и, открыв глаза, с удивлением обнаружил над собой потолок.

- О, Кэти, он очнулся! Он пришел в сознание! - Эти слова Руфь окончательно вернули его к действительности.

- Очнулся и голоден как волк, - проворчал он и перевел взгляд на нее. Как дедушка?

- Он умер вскоре после того, как вы стрелялись. Он сказал, что вы, должно быть, очень хороший человек.

- А Кэп Пеннок?

- Вы застрелили его. Уже больше двух недель как его похоронили.

- Двух недель? Вы хотите сказать, что я провалялся тут без памяти две недели?!

- Вот именно. Две недели и один день, если уж точно. - Она взяла его руку в свои. - Джим, Кэти сообщила мне, что вы приехали, чтобы оформить на себя тот самый участок земли в Скво-Спрингс.

- Забудьте об этом. Вам там будет хорошо, а что до меня, так кто я такой? Обычный ковбой, который работает за сорок долларов в неделю.

- Мы могли бы поехать туда вместе.

- Господи, вы же понимаете, что об этом скажут! Вы ведь Молодая одинокая девушка, и вообще!..

- А если мы поженимся? - робко спросила она.

- Ну, - озадаченно пробормотал он, - тогда, конечно... - Он осторожно покосился на нее. - Скажите, а вы хоть когда-нибудь смотрели на меня внимательно? Даже если я побреюсь...

- Вас побрили, глупый вы человек! - расхохоталась она. - Кэти вас побрила. Ей безумно захотелось узнать, какой вы без этой ужасной щетины.

Он осторожно дотронулся до подбородка. Действительно, побрили.

- Вы вправду думаете, что вам подойдет такой человек, как я?

- По-моему, - улыбнулась она, - будет лучше, если вы помолчите.

МЕРРАНО ИЗ СУХОЙ СТРАНЫ

MERRANO OF THE DRY COUNTRY

Никто даже не повернул головы в сторону Барри Меррано, когда он вошел в магазин, но ненависть, которую они испытывали к нему, становилась временами просто невыносимой. Он физически ощущал ее, когда направлялся с покупками к кассе.

Мейер, хозяин магазина, в этот момент беседовал с Томом Дрейком, владельцем ранчо "ТД", который считался одним из самых богатых людей в долине, Джимом Хиллом, первым поселившимся в этих местах, и Джо Стэнглом, тоже одним из старожилов. Помедлив немного для приличия, он оставил их и направился к Меррано.

Хозяин магазина не счел нужным приветствовать молодого человека улыбкой, как других покупателей, но Барри готов был присягнуть, что заметил симпатию в глазах пожилого торговца.

Негромко перечисляя отобранный товар, Барри пару раз поймал на себе взгляды собеседников. Они не могли разобрать и половины из того, что он называл, но и того, что слышали, было достаточно, чтобы понять: этот мозоливший всем глаза выскочка покупает то, что они уже давно не могли себе позволить.

- Я бы попросил вас заплатить наличными, если можно, - твердо заявил Мейер. - Понимаете, из-за этой ужасной засухи деньги стали редкостью, да и вообще...

Волна ярости захлестнула Меррано. На мгновение он почувствовал, что готов сам вызвать взрыв, спросив напрямую, когда все присутствовавшие в последний раз платили наличными. Он прекрасно понимал, что за этим последует. Все они будут поставлены лицом к лицу с реальностью. Им придется признать, что Зеркальная долина умирает, почти умерла. Но гнев и ярость тут же схлынули, не найдя выхода.

Ненависть преследовала его давно. Его ненавидели все, и он прекрасно это знал. Его ненавидели просто потому, что он был сыном Мигуэля Меррано, мексиканца, которому посчастливилось жениться на самой красивой и желанной девушке в Зеркальной долине. Его ненавидели потому, что он имел смелость вернуться после того, как они выжили с этой земли его отца и мать. Его ненавидели еще и из-за Изгороди, которую они возвели, чтобы закрыть ему проход к воде и отделить его от остального мира. Однако самым большим оскорблением для местного сообщества явилось то, что он даже не пытался ее разрушить, а отыскав источник где-то еще, не только оставил все как есть, но даже сам укрепил стену со своей стороны.

Они возненавидели его еще больше, когда он имел смелость заявить им, что они сами истощают свою землю и с приходом засухи скот их погибнет от жажды и голода.

- Ладно, нет проблем, - кивнул он, - деньги у меня есть, и я могу заплатить.

Быстро просмотрев счет, Барри аккуратно выложил на стол три золотые монеты. Джо Стэнгл бросил взгляд на золото, и Меррано, перехватив его, ясно прочел: "Интересно, откуда у этого мерзавца такие деньги? Надо бы намекнуть шерифу, чтобы он копнул поглубже".

Меррано вышел и скоро вернулся за второй коробкой с покупками, а затем и за третьей.

- Твой подонок папаша знал, что делает, когда покупал участок, завистливо присвистнул Стэнгл.

- Земля на моем участке точь-в-точь такая же, как у вас всех. Раньше здесь везде росла зеленая трава, но вы сами погубили свои пастбища. И теперь они стали зарастать кустарником. А ведь вам хорошо известно: где растет кустарник, там нет места траве. Исчезла трава - и скоту приходится есть сорняки. Я совершенно уверен, что с вашей землей не произошло ничего такого, что нельзя исправить, дав ей отдохнуть года два.

- Мы уже слыхали эти глупости и раньше! Не хватало, чтобы какой-то мексикашка учил меня, как я должен обращаться со своей собственной землей! Мы с Джимом Хиллом разводили коров, когда тебя еще и на свете не было, горячился Стэнгл.

Меррано устало вздохнул и, подхватив последнюю коробку с покупками, направился к дверям. Побелев от ярости, Джо вскочил, будто собираясь преградить ему дорогу. От неожиданности Барри поскользнулся и, рассыпав свертки, растянулся на полу.

Никто не засмеялся. Том Дрейк метнул на Стэнгла раздраженный взгляд, но тоже промолчал.

Меррано собрал пакеты и повернулся к ним.

- Дешевка ты, Стэнгл, - холодно произнес он, лицо его превратилось в бесстрастную маску. - Впрочем, ты всегда был таким, насколько мне известно.

Даже пощечину Стэнгл легче бы снес, чем эти слова, сказанные прилюдно. Он вздрогнул, и рука его сама собой потянулась к револьверу. Быстро среагировав, Джим Хилл прижал его руку к столу, не дав выстрелить в спину Меррано, пока тот нес к дверям свою коробку.

- Желтопузый! - взорвался Джо. - Вонючий мексикашка!

- Ты ошибаешься, приятель, - примирительно сказал Хилл, - он никакой не желтопузый, и, кстати, его отец тоже.

- Но он же сбежал, так ведь? - завопил Стэнгл. - Он ведь все бросил и сбежал! - Его голос дрожал от злобы.

- Да, конечно, Мигуэль уехал, но, если мне не изменяет память, когда-то именно он заставил тебя капитулировать, Джо.

Не обращая больше внимания на разъяренного Стэнгла, Хилл повернулся к нему спиной и обратился к Мейеру:

- Мне бы кое-что купить, но в кредит, ты не возражаешь?

Барри Меррано гнал своего коня, удаляясь от города. Копыта его лошади с грохотом опускались на растрескавшуюся от долгой засухи, ставшую твердой как камень дорогу к Виллоу-Спрингс.

Солнце почти опустилось за горизонт, но Зеркальная долина еще вся пылала, раскалившись за день, и поднятая копытами коня пыль мягко золотилась и плясала в воздухе. Там, где раньше зеленела трава, теперь над оголившейся землей всегда висело облако пыли, и зрелище это стало привычным. Пастбища умирали под испепеляющими лучами, а над потрескавшейся землей ветер гонял сухие пучки сорняков. Но мать рассказывала ему, каким дивным местом была когда-то эта долина. Свежая и пышная зелень радовала глаз, а встречавшиеся путникам ручьи манили прохладной и чистой водой. Именно здесь она встретила человека, которого полюбила и который затем стал его отцом, - красивого молодого мексиканца с открытым приветливым лицом и гибкой мускулистой фигурой, - здесь они дали друг другу слово и вскоре стали мужем и женой.

- Слава Богу, что она до этого не дожила, - прошептал Барри, оглядываясь по сторонам. - Если бы она увидела, во что превратилась ее любимая земля, это разбило бы ей сердце!

Казавшиеся раньше изумрудными пастбища теперь почти сплошь были выбиты скотом. С каждым годом его разводили все больше и больше, не задумываясь о будущем, и вот все вокруг заполонили жесткие, несъедобные сорняки. Трава здесь росла редкая; местами, там, где коровы съели ее до основания или просто вытоптали копытами, виднелись проплешины. Ветер постепенно выдувал сухую, ставшую похожей на пыль почву, а остатки травы вместе с корнями вымывали редкие, но сильные в этих местах дожди. Водопои и ключи, раньше щедро питавшие всю долину, теперь почти пересохли и редко-редко наполнялись до краев.

- Климат меняется! - упрямо твердили Дрейк, Хилл и другие старожилы.

Но постоянно сокрушаясь по поводу постигшего их бедствия, ни один из них не желал взглянуть правде в глаза.

В свое время местные ранчеро с угрюмой настороженностью наблюдали за тем, как Барри Меррано, вернувшись, обживается на отцовском ранчо, и только презрительно усмехнулись, услышав от него, что они сами истощают свою землю, разводя больше скота, чем она может прокормить, а перемена климата тут ни при чем. Но разве они могли прислушаться к его советам!

Повернув направо, дорога стала подниматься в гору. Это была даже не дорога, скорее коровья тропа, выбитая в земле бесчисленными копытами и продувавшаяся ветрами до самого верха. Но вот впереди замаячила Изгородь. Погрузившись в невеселые воспоминания, Барри медленно приближался к дому, который Мигуэль Меррано когда-то построил для своей юной жены у подножия столовой горы.

С тех пор как он вернулся в Виллоу-Спрингс, прошло четыре года, но молодому ранчеро они показались вечностью. Конечно, когда он вознамерился поселиться здесь, ему было хорошо известно о ненависти соседей к его отцу. Однако про себя он твердо решил встретить все невзгоды лицом к лицу и завоевать себе место на полюбившейся земле, ведь это ранчо - все, что осталось ему от родителей.

Но не прошло и трех дней с его появления в этих местах, как дюжина вооруженных людей прискакала на ранчо и поставила его в известность, что им, жителям Зеркальной долины, соседи-мексиканцы не нужны.

Барри выслушал их, стоя в дверях отцовского дома, и, неожиданно улыбнувшись, стал в эту минуту больше похож на ирландку-мать.

- Мне страшно жаль, что вы напрасно проделали такой долгий путь, вежливо заявил он тогда, - но я твердо решил остаться.

- Убирайся отсюда, - взревел Стэнгл, - или мы вышвырнем тебя прочь!

- Тогда зачем попусту время терять, - спокойно промолвил Меррано, почему бы вам не приступить к делу?

Грязно выругавшись, Стэнгл схватился за винтовку, но его рука, стиснувшая приклад, неохотно разжалась, и очень осторожно он убрал ее прочь. Никто из них не заметил, где до этого Меррано прятал дробовик, но теперь его дуло смотрело прямо им в глаза.

- Простите, джентльмены, но я терпеть не могу, когда в меня стреляют. Я очень мирный человек и ненавижу насилие, но в доме у меня достаточно боеприпасов и, поверьте на слово, обычно мой дробовик не промахивается. Если я пущу его в ход, уверен, даже на людей вроде вас он произведет сильное впечатление. Поэтому не стоит испытывать судьбу. А теперь, джентльмены, если не возражаете, я бы хотел вернуться к делам. Вы предпочитаете уехать сами или мне сделать парочку выстрелов?

Бормоча про себя проклятия, они удалились. Джо Стэнгл убрался последним.

Еще три дня спустя налетчики вернулись, чтобы построить знаменитую теперь Изгородь. Они перегородили тропинку, которая вела от фермы Меррано в Виллоу-Спрингс к городу. Ненависть и недавняя обида придали им сил. Изгородь получилась не меньше двух метров в высоту, крепкая, будто из камня, даже разъяренный бык вряд ли справился бы с ней. А затем шестеро с винтовками затаились возле нее, поджидая Барри, чтобы помешать ему сломать их творение.

Рано утром они увидели, как Меррано поднимался по тропинке на своем чубаром коньке, и уже вскинули винтовки, приготовившись в любой момент открыть огонь. Но то, что случилось дальше, заставило их забыть обо всем. Подъехав к Изгороди почти вплотную, Барри спешился и аккуратно снял притороченный к седлу большой моток крепкой проволоки. Не понимая, что за игру он затеял, фермеры не отрывали от него глаз. Вдруг до них дошло: молодой Меррано строил изгородь со своей стороны, еще выше, еще крепче той, что не так давно возвели они. Такими дураками они еще никогда себя не чувствовали. Цедя сквозь зубы бессильные ругательства и сжимая от злобы кулаки, они беспомощно наблюдали, как ненавистный мексиканец, словно в насмешку над ними, делал в своей стене пять бойниц против их четырех. Он не остановился до тех пор, пока его изгородь не поднялась высоко над первой, а потом все так же молча сел на своего коня и неторопливо поехал к дому.

Кэб Кэссиди, имевший, похоже, самую дурную репутацию среди ранчеро Зеркальной долины, хохотал тогда, утирая слезы, - так он не смеялся никогда в жизни. Но потом его смех внезапно оборвался.

- Дураки мы, - безнадежно махнув рукой, тяжело вздохнул он. - Не знаю, как вы, ребята, но я чувствую себя полным идиотом и, честно говоря, мне стыдно перед этим мальчишкой. Вы как хотите, а я возвращаюсь домой!

Пряча глаза, они один за другим оседлали лошадей и разъехались по домам. Больше никто из них никогда не вспоминал об этом эпизоде. Изгородь с тех пор в разговорах тоже не упоминалась.

Тем не менее все они про себя гадали, что предпримет Меррано, так как другого пути из долины, кроме как по тропе, не существовало. Они терпели целых три недели, и вдруг, к их величайшему изумлению, Барри Меррано как ни в чем не бывало приехал в город за припасами. Едва дождавшись, когда он уедет, они помчались взглянуть на Изгородь. Казалось, произошло чудо: Изгородь оставалась нетронутой. Не поверив своим глазам, фермеры тщательно осмотрели ее - ни одного прохода!

Хотя он никогда в жизни не признал бы этого, но в глубине души Джим Хилл почувствовал странное облегчение. Тем не менее он недоумевал, как и все остальные. И поскольку любопытство снедало его, то не поленился подняться в горы, рыская на коне то тут, то там среди ущелий. Прошло не меньше месяца, пока Джим снова объявился в городе. Зайдя промочить горло в Фаро-Хаус, он восхищенно объявил столпившимся вокруг него и изнывающим от нетерпения фермерам:

- Знаете, что придумал проклятый мексикашка? Он просто-напросто проложил туннель через Шею!

Любого, кроме Джима Хилла, за такие слова неминуемо назвали бы лжецом. Шеей они именовали небольшую базальтовую перемычку, соединявшую столовую гору с остальной горной цепью. Уже не в силах сдерживать свои чувства, все немедленно вскочили в седла и понеслись в горы. Хилл не соврал - в базальтовой стене действительно чернел проход.

Черт возьми, как ему это удалось? Пробить ход в скале было практически невозможно, и тем не менее вот он, зиял перед ними.

К их чести, никто даже не заикнулся о том, чтобы перегородить проход в горах. А разгоревшаяся было открытая вражда постепенно перешла в постоянно тлеющую холодную неприязнь.

Прошло несколько дней после того, как Меррано посетил магазин. Проезжая через Виллоу-Спрингс, он неожиданно увидел всадницу, которая, выехав из редких зарослей колючего кустарника, направилась по тропе прямо к нему. В какой-то момент девушка подняла голову, и он узнал Кэнди Дрейк.

Натянув поводья, Барри подождал ее.

- Как поживаете, мэм? - вежливо притронулся он к шляпе.

Они обменялись избитыми фразами по поводу страшной жары, наступившей засухи, сами не зная, как бы половчее закончить пустой разговор, не нарушая правил приличия, и поехали рядом.

Красивее Кэнди Дрейк Барри не знал ни одной девушки в Зеркальной долине. Почти три месяца ему удавалось бороться с собой, но теперь он уже не мог не понимать, что просто по уши влюблен в Кэнди, хотя ни одна живая душа не подозревала о его чувствах. Все, о чем он давно мечтал, - это вот так ехать с ней, не боясь повредить ее репутации, и чтобы их беседа продолжалась как можно дольше.

Бросив взгляд на ногу ее пегого конька, Барри спросил:

- Похоже, нога заживает неплохо?

- Да, вышло так, как ты и сказал, - улыбнулась девушка. - Засуха тоже началась именно так, как ты предупреждал.

Ему показалось, что в ее голосе прозвучали обвиняющие нотки.

- Похоже, все твои предсказания всегда сбываются.

Его щеки покраснели от незаслуженной обиды.

- Любой, кто не поленился бы внимательно посмотреть вокруг, сразу же понял бы, что с этой землей что-то неладно, - сухо парировал он. - Здесь пасется столько скота, что уже не хватает травы, а нет травы - значит, влага не задерживается в земле. Если бы два года назад хоть кто-нибудь внял моим советам, то сейчас все могло быть совсем иначе. - Сняв шляпу, он задумчиво провел рукой по густым темным волосам. - Все отвергли меня, когда я предлагал свою помощь. Действительно, кто я такой, чтобы прислушиваться к моим советам! Всего-навсего сын несчастной Молли О'Брайен и проклятого мексиканца.

Он прилагал большие усилия, чтобы сдержаться, но в его голосе явственно звучала горечь. Слишком давно он жил в атмосфере всеобщей неприязни и недоверия.

Жители Зеркальной долины были возмущены, когда красотка Молли О'Брайен стала женой мексиканца Меррано, простого ковбоя с ранчо. На Молли заглядывались многие, и Пит Дрейк в том числе, но она ни на кого не смотрела до тех пор, пока не появился Мигуэль.

Сразу после свадьбы Меррано купил немного земли у подножия столовой горы и четыре года упорно пытался бороться с ненавистью и подозрительностью местных фермеров. Наконец, когда маленькому Барри исполнилось уже два года, его родители сдались: бросили и землю, и ферму и уехали, не сказав никому ни слова.

Как ни странно, но им сопутствовала удача. Барри много слышал о Зеркальной долине, но не думал о том, чтобы вернуться туда, пока однажды, лет в пятнадцать, ему не пришла в голову мысль о том, что кто-то должен позаботиться об отцовской земле. Он решил, что вернется и будет бороться с той ненавистью, которая когда-то выгнала из долины его родителей, и непременно добьется того, что станет на этой земле своим, сколько бы ни понадобилось для этого времени.

- Ну уж моему-то отцу хорошо известно, как разводить скот, - возразила Кэнди, - он вырастил больше коров, чем ты видел на своем веку.

- Мне двадцать шесть, - упрямо заявил Барри, - в жизни пришлось до многого доходить своим умом, и одно я знаю совершенно точно: возраст человека сам по себе ничего не значит. Когда-то твой отец приехал в богатую плодородную страну и начал разводить скот; он почему-то уверовал в то, что прерия навсегда останется такой же, как в первый день, когда он ее увидел. Все остальные рассуждали примерно так же. Их стада все росли и росли. Наконец коров стало больше, чем могли прокормить пастбища. Как-то заехав к твоему отцу, я пытался объяснить ему это, убедить в том, что нужны перемены, но все бесполезно - он просто счел меня полным дураком.

- Но, Барри, - запротестовала Кэнди, - ведь давным-давно по этим прериям бродили миллионы и миллионы бизонов, и ничего не менялось, так почему же теперь здесь не могут прокормиться всего несколько тысяч голов скота?

- Так же возразил мне и твой отец, - печально улыбнулся Барри. - Но вы оба забыли, что бизоны перемещались с одного пастбища на другое. Они никогда не паслись на одном месте и бродили по огромной территории. К тому времени, как они возвращались, трава успевала снова вырасти. А теперь каждый фермер тщательно огородил свои земли, и скот фактически топчется на пятачке. Трава просто не успевает подняться заново.

Кэнди возмущенно вскинула хорошенькую головку.

- Вечно ты об одном и том же, - раздраженно буркнула она, - неужели нельзя поговорить о чем-то еще?

- Поговорить-то можно, Кэнди, и о многом, если, конечно, слушать друг друга. Почему бы тебе самой не побывать на моей ферме и не взглянуть, что можно сделать с землей, если правильно обращаться с ней?

- К тебе на ферму? - страшно удивилась девушка, но чем больше она думала над его предложением, тем больше ей нравилась эта мысль. Наконец она призналась себе, что просто заинтригована.

Как и всех фермеров в долине, Кэнди давно мучило жгучее любопытство. Чем занимался этот непонятный человек на своей земле? С тех пор как он возвел Изгородь, никто ни разу не решился побывать на его ферме, и в то же время все хорошо знали, что за все покупки Барри всегда платил наличными. Как ему это удавалось - вот над чем ломали головы под каждой крышей в городе и его окрестностях.

Все в округе знали, что Меррано тоже разводит скот. Продает своих коров в Арагоне, а Арагон всегда лежал в стороне от обычных торговых путей фермеров из долины. Они догадывались, что Барри гонит туда своих коров только ради того, чтобы избежать встречи с ними.

- Это, наверное, не совсем прилично, - неуверенно возразила мисс Дрейк, прекрасно понимая, что предлог выглядит не очень убедительно. Откровенно говоря, за свою жизнь она уже совершила множество поступков, которые с трудом укладывались в рамки приличия. - К тому же я ни за что не решусь проехать в темноте по этому ужасному скальному туннелю. Кстати, как это тебе удалось проложить его?

- Ну, это как раз оказалось нетрудно. Так как, поедем?

Вполне вероятное недовольство отца, когда он узнает о ее поездке, и мысль о том, что о ней подумают другие, боролись в ее душе со жгучим любопытством. И конечно, любопытство победило.

Помимо своей воли заинтригованная его словами, Кэнди отправилась вслед за Барри по узкой тропе. Наконец он направил своего коня в темное отверстие туннеля; она терпеливо следовала за ним по пятам, боясь потеряться. В кромешной тьме, обступившей ее со всех сторон, Кэнди не могла различить даже лошади своего спутника и с облегчением вздохнула, когда впереди внезапно забрезжил слабый свет. Только снова оказавшись на залитой солнцем тропе, девушка перевела дыхание и вдруг вскрикнула от неожиданности и восхищения.

Без преувеличения, она попала в сказочную страну. Ей почему-то всегда казалось, что ферма Меррано довольно маленькая, а тут перед ней расстилалась огромная долина, окруженная цепью холмов. Тысячи акров плодородной земли!

Но больше всего ее поразило то, что, насколько хватало глаз, везде зеленела пышная сочная трава. Это был поистине волшебный уголок. Меж изумрудных холмов петляла тропинка, словно маня усталых путников к каменному дому, стоявшему немного поодаль. По обе стороны дороги расстилались заботливо возделанные и огороженные поля, справа она увидела сочный клевер, слева - кукурузу, доходившую ей почти до плеча, когда она проезжала мимо, удивленно глядя вокруг.

Старые великаны-деревья, запомнившиеся ей, когда она ребенком побывала на этом брошенном и запущенном ранчо, теперь уже срубили, но везде поднимались молодые деревца, а возле самого дома рос фруктовый сад, за которым заботливо ухаживали. А вокруг буйно зеленела трава, и кое-где лучи солнца отражались в воде.

- Господи, неужели это действительно трава?!

- Да, трава, и сразу несколько видов. Здесь у меня растет даже кудрявая мескитовая трава, раньше она покрывала всю долину внизу, а теперь я слежу, чтобы скот не слишком выбивал ее. Долина, в которой стоит мой дом, другим концом спускается в каньон, а затем переходит в Длинное ущелье - старинное овечье пастбище индейцев навахо. У меня прекрасные отношения с ними, и они многому меня научили. Здесь на каждом акре пасется примерно пятнадцать голов, но земля могла бы прокормить и вдвое больше.

- А откуда ты взял воду? Я видела источники или мне просто показалось?

- Ты знаешь, этой земле всегда не хватало воды, ведь большая часть дождей выпадает в начале осени. Я учел это, когда решил вернуться сюда. Сначала пробурил несколько скважин в поисках воды и в первое же лето построил три дамбы, запрудив небольшие ручьи, спускавшиеся с гор. Где бы мне ни попадалась впадина, я старался использовать ее как резервуар для воды. Теперь у меня есть два небольших озера, там, где я когда-то сделал запруды, и целая цепь водоемов по всей долине почти до самого Длинного ущелья. Ближе к концу лета большинство из них конечно же пересыхает, но к тому времени уже недалеко и до дождей.

В этих краях во время дождя вода течет с холмов, как с крыш домов, поэтому так важно сохранить все, что можно. Между прочим, я еще выкопал парочку колодцев.

Девушка была настолько поражена увиденным, что слушала вполуха, захваченная своими мыслями. "Вот бы отцу взглянуть на это, - с тоской и завистью подумала она. - Никогда бы не поверила, если бы не увидела собственными глазами". Внезапно ее охватил страх. Не дай Бог, до этого волшебного места доберется Джо Стэнгл, трудно даже вообразить себе его ярость.

Наконец она вспомнила, что ее интересовало больше всего.

- Барри, но все же как тебе удалось проложить туннель сквозь скалу?

- Ты не поверишь, - довольно хмыкнул он, - но мой туннель на две трети - большая пещера естественного происхождения, которую я просто слегка продолжил. Я исследовал ее, а потом рассчитал, сколько мне необходимо прорыть, чтобы сделать проход с другой стороны. Частично порода там уже осыпалась, так что мне пришлось только вытащить камни на поверхность и укрепить потолок. Что касается травы, так я просто внимательно слежу за тем, чтобы скот никогда не выбивал ее полностью, и время от времени перегоняю коров на "отдохнувшие" пастбища.

- А у тебя не возникло неприятностей со старым Две Луны, вождем навахо?

- Нет, я объяснил ему, чего хочу, и он, представь себе, прекрасно меня понял. Кто-кто, а навахо всегда умели ухаживать за скотом так, чтобы при этом и пастбища не страдали.

Молодые люди повернули и поехали обратно к горам. Кэнди с тоской бросила взгляд на уютный каменный домик внизу в долине, ей очень хотелось бы заглянуть в него, но Барри не пригласил ее, а она была слишком горда, чтобы самой напроситься в гости.

Он только вывел из корраля свежую лошадь и, оседлав ее, вскочил в седло.

- Уже поздно, - промолвил он глухо, - я провожу тебя.

До самого ранчо "ТД" они не произнесли ни слова; почему-то ни ему, ни ей разговаривать не хотелось. Барри был счастлив и несчастлив одновременно. Он любил Кэнди, но ее отец принадлежал к числу тех, кто спал и видел, как бы выгнать его с той самой земли, которую он до последнего клочка полил своим потом. Вместе с другими Том Дрейк возвел эту проклятую Изгородь, отгородив его от всего мира.

Последнее время Барри казалось, что его ненавидят даже больше, чем прежде. Тот случай в магазине Мейера ясно показал, что фермеры уже почти готовы зайти гораздо дальше, чем позволял закон, а так как они, все как один, терпеть его не могли, то его разговор со Стэнглом при желании вполне могли бы счесть за оскорбление.

Когда наконец молодые люди добрались до ворот ранчо "ТД" и Кэнди повернулась, чтобы попрощаться, он кашлянул и нерешительно взглянул на нее.

- Я был бы рад, если бы ты нашла время приехать еще раз, может быть, даже с отцом.

- Ты же знаешь, Барри, он ни за что не согласится, - грустно ответила девушка, слегка смущенная и испуганная странным и нежным чувством, которое последнее время вызывал у нее этот молодой мексиканец.

Впервые он так много говорил и впервые ей удалось хоть чуть-чуть заглянуть под таинственную завесу, которой он обычно окружал себя. Впрочем, она до сих пор до конца не понимала, что Меррано за человек, хотя и подозревала, что он - гораздо более сложный и интересный, чем те, с которыми жизнь сталкивала ее до сих пор.

- Какая ты красивая, Кэнди! - Эти слова вырвались у него так неожиданно, что она от удивления даже отшатнулась, ошарашенно взглянув на него. - Ты сейчас такая красивая, что даже больно!

Вдруг из темноты вынырнула высокая фигура.

- Кэнди? Неужели ты? А кто с тобой?

- Это я, Прайс. Как раз прощаюсь с Барри Меррано.

- С кем прощаешься? - Изумление в голосе ковбоя сменилось гневом. Неужели этот грязный мексикашка приставал к тебе?! Если так, то я...

- Я только проводил мисс Дрейк до дому, поскольку уже стемнело, спокойно произнес Барри. - Не стоит так нервничать из-за этого.

Прайс Тэйлор с шумом распахнул ворота и вышел к ним.

- Послушай-ка, ты, желтопузый! Поворачивай лошадь да мотай отсюда побыстрей! И не тебе указывать, из-за чего мне нервничать. Давай проваливай, а то стащу тебя с лошади да намну бока, чтобы забыл сюда дорогу!

- Прайс! - с возмущением вскрикнула Кэнди. - Что ты несешь?!

Тэйлор, крупный, мускулистый парень с тяжелой головой, уже схватил под уздцы лошадь Барри. Будучи старшим пастухом, он считал себя почти членом семьи и поглядывал на Кэнди Дрейк с приятным чувством будущего собственника, как на что-то предназначенное только для него одного. Его не смущало ни то, что Кэнди не обращала на него ни малейшего внимания, ни то, что сам Дрейк никогда не думал о нем, как о будущем зяте. Приятное лицо Тэйлора исказила уродливая гримаса, когда он увидел Меррано рядом с Кэнди.

- Поезжай к дому, Кэнди, это не женское дело. С ним я сам разберусь!

Прайс протянул к Барри свою ручищу, больше похожую на лопату, но тот неожиданно перекинул ногу через седло и каблуком изо всех сил ударил верзилу в грудь. Освободившись, он соскочил на землю и стал невозмутимо ждать, пока неуклюжий ковбой наконец выпрямится.

- По-моему, - холодно предложил он Тэйлору, - на этом лучше закончить, но если тебе так не терпится получить трепку, только скажи.

- Трепку?! Мне?! - Громадный рост и мощные мускулы не раз выручали Тэйлора в потасовках, и он вообразил себя непобедимым.

Обезумев от оскорбления, Прайс ринулся на Меррано с кулаками, но короткий удар слева остановил его, и из разбитых губ на рубашку струйкой потекла кровь. Тэйлор резко согнулся, раскинув руки и хватая воздух широко раскрытым ртом, а затем рванулся вперед. Барри отскочил в сторону, пропуская неуклюжего здоровяка мимо, и, резко схватив его за руку, сшиб с ног, а затем, подцепив под колени, изо всех сил рванул на себя. Тэйлор мешком рухнул на землю.

Меррано молча стоял над ним, наблюдая, как ковбой барахтается в пыли, тщетно пытаясь приподняться, упираясь в землю дрожащими руками. Он не удержался и снова растянулся. Барри молча отступил на несколько шагов в сторону.

Медленно, покачиваясь на подкашивающихся от слабости ногах, Тэйлор наконец встал. Выставив перед собой сжатые кулаки, подобно боксеру, получившему сокрушительный удар, он слепо ринулся на соперника. Меррано, слегка покачнувшись от неуклюжего наскока Прайса, ответил ему тремя быстрыми, сокрушительными ударами по корпусу, за ними последовал немедленный и жесткий апперкот, который заставил того резко откинуть голову назад, так что едва не хрустнули позвонки.

Тэйлор все еще держался на ногах, хотя и шатался. Еще один его удар настиг Барри, но он даже не вздрогнул и тут же коротко и резко рубанул правой в верхнюю часть живота, а потом согнутой левой - в лицо противника.

Тому еще удалось развернуться, но в этот момент Барри отвлек его внимание, и Прайс, проскочив по инерции несколько шагов, чуть не ткнулся носом в землю. Не успел он опомниться, как его настиг сокрушительный удар слева, а потом еще и еще. Тэйлор обладал поистине бычьей силой и считал себя в неплохой форме, но, как выяснилось, он совершенно не умел драться. Широко расставив ноги и с трудом сохраняя равновесие, силач неуклюже развернулся, чтобы встретить противника лицом к лицу. Словно играя, Барри слегка ткнул его слева в челюсть, послав затем в нокдаун резким коротким ударом справа. Тэйлор потерял ориентацию, и последний удар свалил его на землю почти без сознания.

Прошло несколько минут. Прайсу удалось встать на колени, но ноги отказывались его держать, и он был вынужден ухватиться за изгородь. Барри протянул ему руку.

- Я не в обиде на тебя, может, забудем об этом? Мне очень жаль, приятель, но ты сам напросился. Драться ты совершенно не умеешь, так что надо учиться проигрывать.

Тэйлор сделал вид, что не заметил протянутой руки.

Барри пожал плечами и тяжело вздохнул.

- Извини, Кэнди. Жаль, что все так вышло.

- Тебе лучше уехать, - сухо сказала она.

Он кивнул и, вскочив в седло, тронул лошадь шпорами. Погрузившись в невеселые мысли, молодой человек долго ехал по равнине, не обращая внимания на пыльную серую землю под копытами коня.

Тэйлор осторожно потрогал разбитое лицо и, застонав от боли, коснулся опухшей губы.

- Черт, ты, наверное, считаешь меня полным идиотом.

- Нет, Прайс, ну что ты. - Кэнди с жалостью вгляделась в его казавшееся незнакомым лицо и с сочувствием покачала головой. - Наверное, все мы сделали ужасную ошибку.

Тэйлор скривил губы и неожиданно добродушно хмыкнул.

- Да уж, похоже на то.

Открыв дверь в большую гостиную, Кэнди с удивлением обнаружила, что в доме гости. Пять или шесть фермеров с соседних ранчо вполголоса толковали о чем-то с ее отцом. Здесь были Джим Хилл и Джо Стэнгл. За столом сидели Кэб Кэссиди и Рок Дулин, а позади них стояли, обсуждая что-то, Винни Лэйк, Харди Бенсон и еще какой-то незнакомый ей крупный широкоплечий человек, которого она раньше не встречала.

- Надо что-то решать, ребята, или всем нам конец, - говорил Бенсон, мои коровы дохнут как мухи!

- Мои тоже, - мрачно кивнул Стэнгл, - все водоемы пересохли, травы нет.

- Если хотите знать, тут не в одной засухе дело, - вмешался Дулин, по-моему, тут еще кое-кто промышляет, угоняя скот.

- Побойся Бога, Дулин, скот не пропадал ни разу с тех пор, как мы избавились от того бандита, помнишь, Берта Скуви и его головорезов.

- У паршивого мексикашки всегда водятся деньги, - проворчал сквозь зубы Стэнгл, - интересно, откуда они берутся?

- Господи, да если бы вы хоть раз увидели его ранчо, не задавали бы дурацких вопросов! - вдруг не выдержала Кэнди. - Почему вы не послушали его тогда?! Сейчас все могло бы быть по-другому!

Отец бросил на нее тяжелый взгляд исподлобья.

- Кэнди? О чем ты говоришь, девочка? Ты была у него? Когда?

- Сегодня, - как можно равнодушнее объявила она. - Он пригласил меня посмотреть, вот я и подумала, а почему бы и нет?!

- Так ты что, ездила на ранчо к этому вонючему чикано?

- Помолчи-ка, Том. - Стэнгл поднял руку и обвел взглядом взволнованных фермеров, затем с любопытством посмотрел на Кэнди. - Ты хочешь сказать, у него там есть трава?

- Ну да. - Кэнди была польщена тем жгучим интересом, с которым все эти мужчины слушали ее. - Его долина вся зеленая и такая красивая! У него много воды, он рассказывал мне, как построил запруды, а теперь они превратились в маленькие озера. Его скот не страдает от жажды. Он выращивает пшеницу. Это просто чудо, никогда бы не поверила, если бы не видела сама!

- Пшеницу?! - недоверчиво воскликнул Хилл, переглянувшись с остальными. - Ты утверждаешь, что он не только разводит скот, но и выращивает что-то?

- Да нет, он сажает совсем немного, не на продажу, а так, чтобы самому хватало.

- Скажи-ка, Кэнди, ты действительно своими глазами видела и траву и воду? - все еще сомневаясь, недоверчиво переспросил Хилл.

- Да, видела, и он добился всего сам за какие-то четыре года! Кстати, он не сделал ничего, что вам было бы не под силу! И теперь его земля цветет, как встарь. Да, конечно, я все это видела собственными глазами, торжествующе закончила она.

- Так ты, значит, теперь с ним водишь дружбу? - с мрачной иронией в голосе поинтересовался Дулин.

- Какие глупости, Рок! Конечно нет, я только пытаюсь втолковать вам, что он оказался прав во всем. И теперь вы ломаете руки, видя, как умирает ваш скот, а он процветает.

Склонившись к самому ее лицу, Стэнгл обдал ее запахом табачного перегара.

- А где же он взял воду? Не из Хлопкового ли ручья?

- Да, он запрудил его, и Спрингс-Вэлли тоже. И посадил деревья вдоль берегов, корни которых не дают земле осыпаться и хорошо удерживают врагу.

- Ну вот и славно. - Стэнгл в восторге хлопнул себя по колену. - Что, ребята, похоже, это решает наши проблемы!

- При чем же здесь мы? - В голосе Дрейка звучала безнадежность.

- А при том. У этого парня полно воды. Почему бы нам не сломать ту дурацкую Изгородь и не пустить к нему коров? Наш скот умирает от жажды, а этот ворюга-мексиканец забрал всю воду и живет себе припеваючи. Разве это справедливо?!

Наступила тишина. Наконец Кэссиди откинулся на спинку стула и, вытянув длинные худые ноги, заговорил:

- Ты считаешь, что после того, как столько лет мы все чуть не плевали ему в лицо, у кого-то из нас хватит смелости попросить этого парня помочь нам с водой?

- А ни о чем просить не надо! - лениво процедил сквозь зубы Стэнгл. Мы разрушим Изгородь и пустим вперед скотину. Коровы сами отыщут и воду и траву.

- Но мы не можем так поступить, - запротестовал Дрейк. - Это же незаконно!

- Незаконно? - взвился Стэнгл. - С каких пор тебя это волнует? Или хочешь увидеть, как все твои коровы передохнут?

- Ребята, это уже не шутка, - возмутился Кэссиди, переводя взгляд с одного смущенного лица на другое. - Вы не посмеете! Никто из вас не пойдет на это.

- А вот тут ты ошибаешься, дружище, - раздался голос Рока Дулина. - Я на все пойду, лишь бы спасти свой скот. Да и ты так думаешь, я уверен, только руки замарать боишься.

Оцепенев, Кэнди с ужасом смотрела на Дулина.

- Нет, Рок, - спокойно возразил Кэссиди. - Я не боюсь замарать руки, но считаю, что играть нужно честно. Мы много лет травили парня и, наверное, превратили его жизнь в ад. Вспомните-ка, как каждый старался заставить его все бросить и уехать. Мы даже построили эту проклятую Изгородь, отрезали его от города. И все-таки, несмотря на это, он остался. Он долго пытался образумить нас и помочь сберечь нашу землю и скот. Но куда там! Мы слишком горды, чтобы прислушаться к советам какого-то мексиканца! А теперь, словно этого мало, вы хотите еще разрушить то, что он создал собственными руками! Ну и на сколько дней хватит травы на его маленьком ранчо, если вы все пригоните туда своих изголодавшихся коров?! Ведь у нас всех вместе взятых не меньше семи, а то и восьми тысяч голов!

- Какое мне до него дело! - Стэнгл грохнул по столу пудовым кулаком. Разве он был с нами, когда мы поселились в этой долине? А сейчас мне нужно сохранить мой скот, и ради этого я на все пойду!

- Ну, насколько я знаю этого парня, - вступил в разговор Хилл, - за здорово живешь он со своей землей не расстанется.

- Надеюсь, что так, - злобно ощерился Стэнгл, - вот и сведем счеты! А то я уже слышать не могу о нем и его хваленом ранчо. Подумать только, какой-то вонючий мексиканец таскает золото прямо из-под ног! Да еще тычет мне его в нос. Он, видите ли, хочет меня учить жить!

- А что, если он будет сражаться? - тихо спросил Дрейк.

- И давно ты стал волноваться из-за такой ерунды? - с неприязнью, которую и не пытался скрыть, посмотрел на него Дулин. - Разве не ты пристрелил в свое время пару крутых парней из шайки Скуви?

Кэнди никак не могла собраться с мыслями, ей казалось, что она все глубже и глубже погружается в какой-то темный ужас. Она обвела испуганным, недоверчивым взглядом так хорошо знакомые лица.

- Господи, неужели вы пойдете на это?! Что ты за человек, Джо Стэнгл?! Вы собираетесь за несколько часов разрушить то, что он создавал своими руками несколько лет! Все уничтожить!

- Но ведь это может спасти наши стада, мисс Кэнди, - примирительно сказал Бенсон. - Мы же должны подумать о своих семьях. Возьмите, к примеру, вашего отца, у него дела идут не лучше, чем у меня, а я так вообще по уши в долгах.

- А как бы вы, интересно мне знать, поступили, если бы Барри здесь не было? Чтобы вы делали, если бы я не сваляла дурака и не рассказала вам о его ранчо?

- Но его ранчо существует, и это - удача для нас, - возразил Дулин, - и благодаря вам, деточка, мы теперь знаем, что там наш скот найдет и корм, и воду. А если этой воды хватит до начала дождей, то мы, глядишь, и выкрутимся. Я - за!

- Я тоже согласен, - объявил Стэнгл.

- Нет, так не пойдет! - возмутился Дрейк. - Если у него есть вода, так она ему и принадлежит, раз он сам ее нашел и сумел сохранить.

- Ну вот что, Том, - нетерпеливо прервал его Стэнгл, всем своим видом показывая, что говорить больше не о чем, - если тебе не дорога собственная скотина - дело твое. А я, черт возьми, не хочу потерять свое стадо. Да и потом, если бы в твоих водоемах была вода, разве ты не помог бы мне по-соседски, не предложил бы поделиться? Почему же, в конце концов, этот парень отгораживается от всего света и живет так, как будто нас тут нет?

Кэссиди наконец не выдержал. Последняя реплика Стэнгл а окончательно вывела его из себя.

- Скажи-ка на милость, а разве этот парнишка возвел ту проклятую Изгородь?! Что-то мне помнится, будто и тут ты руку приложил, Стэнгл.

- По-моему, все ясно. - Стэнгл предпочел сделать вид, будто ничего не слышал. - Все обсудили, обо всем договорились. Значит, так: разбираем Изгородь, загоняем скот в долину, а там будет видно. Лично я не собираюсь молча смотреть, как мои коровы дохнут от голода и жажды одна за другой, в то время как он купается в воде за своей Изгородью и плюет на нас.

- Я, пожалуй, с вами, - кивнул Харди Бенсон, - еще немного, и я разорен. Мне деваться некуда.

- В самую точку попал, - буркнул Винни Лэйк.

Кэб презрительно оглядел всех и выпрямился во весь рост.

- Ладно, с этих что взять. А ты, Том, неужели и ты с ними?

Дрейк колебался. Ему казалось, что он слышит жалобное мычание умирающих от жажды коров, а перед глазами внезапно появилась внушительная цифра его долга в магазине Мейера.

- Да, - глухо выдавил он. - У меня нет выбора.

Кэссиди еще раз обвел всех взглядом из-под косматых, насупленных бровей и, презрительно сплюнув, направился к выходу.

- Да пусть лучше все мои коровы передохнут! - возмутился он. - Доброй ночи, джентльмены! - И хлопнул дверью.

Вскочив, Дулин метнулся к тому месту, где оставил свою винтовку.

- Будь я проклят, если позволю этому сукиному сыну...

- Лучше и не пытайся! - сухо предупредил его Хилл. - Ты мертвец, если выстрелишь в спину Кэбу Кэссиди. - Он оглядел оставшихся фермеров и недовольно нахмурился. - Не по нутру мне то, что вы задумали, и хочу, чтобы все об этом знали.

- Ну ладно, - грубо оборвал его Стэнгл. - Итак, кто с нами? Дулин, Лэйк, Бенсон, Дрейк и Хилл. А ты как, Маккессон?

- С вами, ребята, - откликнулся тот. - Я всегда терпеть не мог этого паршивого мексиканца.

Том Дрейк с сомнением взглянул на него. Курт Маккессон, крупный, угрюмый человек, со смуглым, словно вырубленным из камня лицом, появился в их краях совсем недавно. Всего один раз Дрейку довелось видеть его в ярости, но он сразу понял, что от этого бродяги с лицом убийцы лучше держаться подальше. Тот забил лошадь до смерти, прежде чем кто-то успел вмешаться. После того случая Дрейк возненавидел Курта, и его давно уже беспокоило, что Маккессон проявляет уж слишком повышенный интерес к Кэнди. При виде ее в глазах этого садиста загорался опасный огонек, что пугало Тома.

Выпрямившись, Джо Стэнгл заговорил. В голосе его слышалось явное удовлетворение.

- Встречаемся у долины Ив утром в понедельник. Как только разберем Изгородь, скот ринется в долину, и остановить его будет уже невозможно.

С трудом борясь с подступившей к горлу тошнотой, Кэнди молчала, ей казалось, что она. вот-вот упадет в обморок от ужаса и стыда за отца. Девушке хотелось крикнуть, чтобы они остановились, но она прекрасно понимала, что теперь ее никто не станет слушать. Их безнадежное положение, их горе и отчаяние, искусно подогретые благодаря жгучей ненависти Стэнгла и угрюмой жестокости Дулина, втянули всех этих простых, трудолюбивых людей в нечто такое, о чем, она была уверена, все они будут жалеть до конца дней. А теперь они готовы на преступление ради временной передышки. Мужчины расходились один за другим, и, наконец оставшись наедине с отцом, Кэнди решительно повернулась к нему.

- Неужели ты не мог остановить их, отец?! Ты не должен позволить им разрушить все, что создал этот бедняга!

- Бедняга, скажешь тоже! Разве у него есть право одному поить свое стадо, когда наш скот умирает от жажды?!

- А кто строил запруды? Может, ты или твой дружок Джо Стэнгл?! Что вы оба сделали для того, чтобы ваш скот уцелел? Сидели вместе с остальными бездельниками и смеялись над Барри, пока он работал засучив рукава!

- Замолчи, девчонка! - взревел Дрейк, еще больше разозлившись, так как сам в глубине души сознавал, что она права и то, что они задумали, не только незаконно, но еще и подло по отношению к человеку, не причинившему им никакого вреда. - Я не потерплю, чтобы ты водила дружбу с этим полукровкой! И уж тем более не позволю тебе обсуждать мои поступки! - гремел Том.

- Папа, - голос Кэнди стал холоднее льда, - постарайся понять меня. Барри Меррано не такой человек, чтобы сдаться без боя. Если вы придете к нему, он будет сражаться, и кто-то может погибнуть. На твоем месте я бы десять раз подумала, прежде чем ввязываться в эту грязную затею. Это совсем не то, что прогнать шайку бандитов Скуви! Вы сами станете как они, а в нашей стране закон таких не прощает.

Поразмыслив над ее словами, отец вздохнул.

- Не выдумывай, дочка! Он полукровка и не будет драться! Да конечно же побоится. Джо Стэнгл издевался над ним, как мог, а он все стерпел. Этот парень не решится!

- Тогда, может, тебе будет интересно взглянуть на Прайса Тэйлора? Он тоже был уверен, что Барри Меррано не будет драться.

- Что?

- Барри проводил меня сегодня до самого ранчо. Он вел себя как настоящий джентльмен. Но Прайс оскорбил его, и Меррано преподал ему хороший урок на всю жизнь.

- Ты утверждаешь, что этот мозгляк избил Прайса Тэйлора?! Девочка, ты сошла с ума!

- Пойди посмотри сам, если не веришь мне! И заодно спроси своего старшего ковбоя, испугался ли его Барри. Да, кстати, когда-то ведь и ты тоже пытался запугать его и заставить уехать, да только ничего не вышло! Он никогда не был трусом. А теперь у него есть что защищать! - Она помолчала немного. - Запомни мои слова, папа. Он будет сражаться, и если кто-то погибнет, его кровь падет на ваши головы!

Дрейк только возмущенно фыркнул в ответ, но слова дочери поразили его. Кэнди достаточно хорошо знала отца, чтобы понимать - эта затея вовсе ему не по душе, он согласился только из чувства солидарности, поскольку считал, что обязан до конца быть вместе с людьми, рядом с которыми год за годом прожил долгую трудную жизнь, кого хорошо знал и любил, с кем раньше делил и радость и беду. Он согласился пойти за ними потому, что это сулило хоть какой-то выход, могло спасти от разорения и голода. Да и был ли у него выбор?

Когда-то Том Дрейк сражался с индейцами, угонщиками скота, бандитскими шайками. Он был храбрым человеком и уважал храбрость в других, и поэтому сейчас он молчал, отлично сознавая, что, будь на месте Меррано, тоже дрался бы до конца на своей земле. Ему никогда не нравилось убивать, одно время он искренне надеялся, что у мальчишки хватит ума сбежать; слушая Кэнди, он все больше сомневался в этом.

- Папа? - Тихий голос дочери насторожил его. - Я хочу тебя предупредить - если не передумаешь, я встану бок о бок с Барри Меррано! Я возьму твою винтовку и пойду с ним до конца, каков бы ни был этот конец!

- Что?! - Отец смотрел на Кэнди, не веря своим ушам. Но, заглянув в глаза дочери, которую очень любил, Том вдруг увидел в ней что-то до боли напоминавшее ему жену и его самого почти тридцать лет назад, когда их, совсем молодых, переполняли надежды и жизнь еще не успела потрепать.

Не сказав больше ни слова, Кэнди повернулась и выбежала из комнаты, где остался старый человек, уязвленный в самое сердце, раздираемый сомнениями и стыдящийся самого себя. Услышав, как хлопнула дверь, он рухнул в кресло, да так и остался, не в силах пошевельнуться.

Вдруг он почувствовал, как слаб и как безумно устал. Он сидел и смотрел в огонь и видел высохшие ручьи, деревья со скрученными от жары листьями и свой умирающий скот. В языках пламени гибло все, что он любил и за что боролся всю свою жизнь. Перед его мысленным взором пронеслись прожитые годы, когда он работал и сражался, не жалея сил, уверенный в своей правоте. Только когда за окном стало светлеть, он понял, что просидел так всю ночь.

Случилось это вечером в пятницу. А уже ранним субботним утром небольшая чубарая лошадка с неуклюжим седоком бодрой рысцой миновала Зеркальную долину и, обогнув огромные каменные глыбы, свернула к проходу в скалах, явно направляясь к ранчо Барри Меррано. Клайд Мейер принял очень важное для себя решение, и вот пришло время выполнить его. Правда, пока он ничего не знал о том, что доведенные до отчаяния фермеры собрались напасть на ранчо Барри. Его терзали собственные заботы: похоже, ни у кого в долине не осталось наличных денег, и он решил обратиться к единственному человеку, который мог ему помочь.

Как он и рассчитывал, вход в туннель оказался свободен, и, немного поколебавшись, торговец тронул каблуками своего конька и погрузился в темноту. Выехав в долину, он на мгновение зажмурился от внезапно брызнувших лучей солнца, но как только восстановилось зрение, тут же увидел Барри Меррано, стоявшего на пороге своего дома. Клайд догадался, что стук копыт его лошади, многократно усиленный эхом в пещере, должно быть, хорошо слышен в каждом уголке дома.

Мейер молодцевато въехал во двор и наклонился, чтобы зацепить поводья за колышек забора, потом осторожно спешился, тихонько чертыхаясь сквозь зубы, так как давным-давно не ездил верхом и порядком устал от дороги.

- Привет, сынок! - приветствовал он Барри. - Надеюсь, не слишком неприятный сюрприз для тебя?

- Входите, - пригласил хозяин, - я только что вернулся, запруду прорвало в одном месте, пришлось срочно чинить, ведь воды и так немного. Похоже, какая-то зверюга постаралась, еще чуть-чуть, и вода совсем ушла бы.

- О-го-го! - Мейер огляделся по сторонам, не скрывая восхищения. - Будь жива твоя мать, она гордилась бы тобой. Молли была чудесная женщина, необыкновенная, поверь мне!

- Спасибо, приятно это услышать. Я очень любил ее.

Позже, когда они сидели в доме, попивая крепкий кофе, Мейер наконец решился:

- Сынок, я ведь к тебе приехал не просто так, мне нужна помощь. Оптовики недавно отказали мне в кредите, требуют заплатить наличными. А у меня в магазине совсем пусто и, если кто-нибудь приедет за припасами, сам понимаешь, что будет.

- Сколько вам нужно?

- Страшно даже сказать, - пятьсот долларов, не меньше. Если хочешь, могу за эту сумму уступить тебе половинную долю в своем бизнесе. Конечно, дурак я, что давал кредит всем и каждому. Так ведь я здесь с первого дня, сынок. Они, в общем, неплохие люди и дело свое знают. Каждый из них расплатится со мной, даже если это будут их последние деньги, но ведь сейчас меня это не спасет.

- А что будет, если вы не достанете денег? Вам придется закрыть магазин?

- Да уж, видно, беды не миновать.

- А как же тогда быть владельцам ранчо?

- Боюсь даже думать об этом. Все дело в том, что из-за проклятой засухи скот так отощал, что, пожалуй, ни одной коровы из нашей долины сейчас не продашь. Нужно года два, чтобы фермеры смогли встать на ноги, а у них уже ни еды, ни воды, ни припасов.

Меррано задумчиво смотрел в чашку, как будто искал там ответ. Смуглое, обветренное лицо его стало не по-юношески суровым. Наконец он вздохнул.

- Так и быть. Я готов дать вам деньги и стать вашим партнером, но с условием: никому ни слова!

Похоже, это встревожило Мейера.

- А фермеры? Как насчет товаров для них? Все они - мои друзья, не могу же я бросить их в трудную минуту!

- Конечно. Я вовсе не собирался выбивать у них скамейку из-под ног. В конце концов, надо же кому-нибудь доверять. Может, теперь, получив урок, они наконец перестанут упираться и бездумно разорять и самих себя, и свои земли.

Лицо Мейера расцвело от радости, казалось, с души его свалился камень.

- А ведь я струсил, сынок, честно тебе признаюсь. Мне же больше не на что было и надеяться. - Уже взгромоздившись на лошадь, он вдруг нагнулся к уху Барри. - Ты вот что, сынок, будь осторожен. Этот Джо Стэнгл - темная лошадка, да и Дулин такой же. От них всего можно ждать.

- Спасибо, я учту.

Мейер уехал. Барри вернулся в дом и, задумчиво насвистывая что-то, принялся смазывать и протирать винчестер. Подумав немного, он достал портупею и надел ее. Пришло время перегонять скот с пастбищ Длинного ущелья обратно в долину. Не имело смысла дольше оставлять его там. Через пару недель можно будет продать не меньше тридцати голов в Арагоне. Это позволит сэкономить корм и воду, а ему добавит немного наличных.

Он уже вывел из стойла лошадь и собрался вскочить в седло, когда из туннеля до него донесся топот копыт, многократно повторенный эхом. Барри обернулся и не поверил своим глазам - навстречу ему скакала Кэнди.

Заметив расстроенное и испуганное лицо девушки, он схватил ее за руку.

- Кэнди, с тобой что-то случилось?!

Торопясь и глотая в спешке слова, она рассказала ему о том, что произошло после его отъезда, как ее отец и другие фермеры договорились согнать весь свой скот в его долину.

- Пожалуйста, Барри, не осуждай отца! Он каждый день видит, как дохнут коровы, и просто не может ни о чем другом думать!

- Я понимаю, - тяжело вздохнул он, - беда в том, что и этой воды хватит ненадолго, если они пустят в долину весь скот. Маленькие водоемы иссякнут почти сразу же или будут затоптаны обезумевшей от жажды скотиной, а что касается построенных мной запруд, так и их запасы иссякнут в течение нескольких часов. И что это им даст? Я разорюсь вместе со всеми, только и всего, и ранчо мое погибнет! Поверь мне, Кэнди, я бы рад помочь, если бы мог. Однако у них все же есть шанс поправить свои дела, если, конечно, возьмутся за ум. Знаешь холмы Уайт-Хорс? Там достаточно воды, и они могли бы воспользоваться ею, правда, это чертовски трудно.

- Они тебя не послушают, Барри. По крайней мере, сейчас.

- Тогда и я ничего не обещаю, Кэнди. Понимаешь, когда-то они разбили сердце моей матери, а отец из молодого веселого ковбоя превратился в угрюмого, одинокого человека. Я могу только одно - и так поступил бы на моем месте и твой отец, и любой другой из этих фермеров, которые собираются разорить меня, - я буду сражаться. И суждено мне погибнуть или победить - я останусь на своей земле! - Он обнял ее за плечи и мягко повернул лицом к долине. - Взгляни, - указал он на сияющую свежей зеленью землю. - Перед тобой то, чего я добился за четыре тяжких года: я работал, боролся за то, чтобы эта земля стала такой живой и прекрасной. Днем и ночью, всегда совсем один! Иногда я был несчастен так, что думал: еще немного - и сойду с ума! Собственными руками я соорудил эти запруды, и у меня есть вода. Я таскал камни, чтобы привести в порядок этот дом, в нем каждая вещь сделана мной, я даже сам смастерил всю мебель, что стоит в нем. Теперь это - часть меня, и так просто я ничего не отдам! Им придется сначала убить меня, чтобы пустить свой скот в долину. И знай, если стадо все же появится здесь, внизу, значит, меня уже нет. Но я погибну не один! Скажи это своему отцу, Кэнди, может быть, хоть он послушает тебя. Пролитая кровь не спасет от голода их стада, но если они хотят крови, они ее получат!

- Они убьют тебя, Барри. Их слишком много.

- Я не один. Не смейся надо мной, я понимаю, что все это звучит глупо и сентиментально, но мне кажется, что мать и отец сейчас со мной рядом. Ведь раньше, до того, как стала моей, эта земля принадлежала им, они были здесь счастливы. И души всех тех, кто до меня сражался, защищая свой дом, тоже будут со мной.

- Барри, я предупредила отца, что, если он не одумается, я приду сражаться рядом с тобой.

Ему показалось, что он ослышался. Он провел кончиком языка по пересохшим от волнения губам.

- Ты сказала отцу что?!

- Ты все правильно понял, Барри. И я клянусь, что так и сделаю.

Онемев от волнения, он стоял и смотрел на нее, но потом покачал головой.

- Нет, как бы сильно я ни ценил твою храбрость и благородство, я не могу допустить, чтобы тебе пришлось стрелять в родного отца. Это мое дело и моя битва. Спасибо, что предупредила, но сейчас тебе лучше уехать. И знай, что бы ни случилось, я до последнего вздоха буду помнить твои слова!

- Хорошо, я уеду, но, ради Бога, Барри, будь осторожен! Джо Стэнгл ненавидит тебя! И еще. С ними один человек, Маккессон, я его не знаю, но он пугает меня!

После того как вдалеке стих стук копыт ее лошади, Барри долго сидел на крыльце дома, глубоко задумавшись и время от времени поглядывая на зеленую долину. "Пожалуй, не стоит сейчас перегонять коров на новое пастбище", решил он и вошел в дом.

Давно привыкнув жить и трудиться в одиночку, он всегда рассчитывал только на самого себя и сейчас принялся обдумывать все, что ему потребуется для обороны ранчо. Он давно предвидел, что рано или поздно это должно случиться, радовало его только то, что сама природа сделала его ранчо почти неприступным. Столовая гора и Шея закрывали доступ в Зеркальную долину, и попасть в нее можно было, только сломав Изгородь и пробравшись по туннелю. С другой стороны лежал каньон, спускавшийся в Длинное ущелье, но и оттуда ему не грозила опасность нападения. Каньон простирался не меньше чем на семьдесят миль, а дальше дорога вела через резервацию, где индейцы не потерпели бы присутствия шайки вооруженных людей.

Даже сейчас, с минуты на минуту ожидая атаки, когда обезумевшие от отчаяния люди готовились уничтожить все, что ему дорого, чтобы спасти свой собственный скот, он невольно ловил себя на том, что не испытывает к ним ненависти. Скорее в его душе была жалость: он прекрасно понимал, какую боль должен испытывать животновод, видя, как гибнет его стадо. Фермеры и сами напоминали ему стадо коров. Подгоняемые голодом и жаждой, они слепо следовали за своими вожаками. Но он так же ясно видел, что его скромные запасы воды лишь на несколько дней продлят агонию.

Что касается Стэнгла и Дулина, то их ненависть к Барри, сыну прекрасной Молли, отвергшей когда-то их чувства, была искренней и неизбывной.

Холодная усмешка искривила его губы, и он почти с радостью принялся думать о том, что скоро они наконец встретятся лицом к лицу.

К воскресенью в голове Меррано постепенно сложился план обороны. К полудню он уже вырыл несколько ям и заполнил их порохом, зная, что при необходимости попадет в них с одного выстрела.

Взобравшись по отрогам столовой горы на самый верх, Барри внимательно оглядел Зеркальную долину. Когда-то, много лет назад, ему, мальчишке, отец подарил полевой бинокль, и вот теперь он видел в него, как далеко-далеко над горизонтом поднялось большое облако пыли и стало медленно приближаться. Барри с горечью понял, что фермеры не передумали и гонят своих коров, направляясь к Виллоу-Спрингс. Пока скот еще не дошел до долины, где, как ему сказала Кэнди, ковбои с разных ранчо должны были встретиться, чтобы соединить свои стада в одно. Но он не сомневался, что к утру это уже будет сделано.

По дороге домой он закрыл выход из туннеля тяжелыми бревенчатыми воротами, а затем, оседлав коня и ведя в поводу тяжело нагруженную вьючную лошадь, торопливо направился к Изгороди.

На сей раз он осмотрел ее очень внимательно, куда внимательнее, чем когда ее только что построили. Фермеры потрудились на славу, она и сейчас выглядела достаточно прочной, а та стена, что он построил сам, казалась и того крепче. Разобрать их, чтобы сделать проход для скота, будет не так-то просто. Взбираясь по узкой тропинке в гору, он устроил два наблюдательных пункта, один за другим, оставив в каждом достаточно боеприпасов. Если потребуется, он быстро поднимется туда так, что никто его не заметит.

На обратном пути Барри остановился и опять окинул Изгородь испытующим взглядом. Нет, никакое стадо, даже очень большое, не смогло бы ее сломать, тут понадобится немало усилий, а может, и динамит.

Сняв привязанный к седлу вьючной лошади лом и орудуя им как рычагом, он принялся один за другим выворачивать из земли огромные валуны и острые обломки скал и сваливать их вниз, по обе стороны тропы, чтобы еще сильнее сузить проход.

Пройдя еще немного назад по тропе, он навалил с краю огромную кучу камней, оставив за ней винтовку и достаточно патронов, потом тщательно замаскировал следы своей деятельности, придав груде камней вид обычной осыпи. Барри трудился не покладая рук, пока на землю не спустились сумерки и вдалеке не заклубилась пыль. Он почувствовал, как под ногами чуть задрожала земля - это двигалось огромное стадо.

Как Барри ни боялся даже на минуту покинуть свои укрепления, пришлось все-таки ненадолго вернуться домой, чтобы на скорую руку приготовить обед и подкрепиться. Он как раз собирался сесть за стол, когда услышал, что кто-то кричит. Голос доносился из туннеля.

- Меррано! - Наконец он разобрал свое имя и удивился, узнав, кто зовет его. - Это я, Кэб Кэссиди! Мне нужно поговорить с тобой.

Сжимая в руке винтовку и чувствуя под мышкой приятную тяжесть револьвера, Барри, не колеблясь ни минуты, направился к выходу из туннеля.

- Я слышу, Кэб. В чем дело, зачем ты пришел?

Великан нетерпеливо загрохотал прикладом по толстым бревнам ворот.

- Эй, Меррано, пропади оно пропадом, я не умею красиво говорить! Но зато я пока еще могу соображать, что хорошо, а что плохо, и понять, что порядочно, а что нет. Поэтому я и пришел сюда. Не желаю иметь ничего общего со Стэнглом и его шайкой! У меня здесь винтовка и достаточно патронов. Можешь с этой минуты считать меня своим партнером.

- Ты действительно хочешь сражаться вместе со мной? - не веря своим ушам, спросил Барри и вдруг вспомнил, что Кэнди рассказывала об этом человеке.

- Да, мой мальчик, ты все правильно понял. Хочу доказать этим баранам, что остались еще на свете порядочные люди и никакой паршивый койот вроде Джо Стэнгла не заставит меня поступать по-своему.

Барри прислонил к скале винтовку и широко распахнул ворота.

- Добро пожаловать, Кэб! Даже и сказать не могу, как я рад тебе!

Двое мужчин повернули к дому. С удовольствием потягивая горячий кофе и объясняя Кэбу, как устроил свою систему обороны, Барри увлекся и вдруг неожиданно услышал довольный смешок Кэссиди.

- Хотел бы я полюбоваться, какое выражение лица будет у Джо Стэнгла, когда он появится у Изгороди! - И он захохотал во все горло.

Они решили по очереди караулить проезд в долину, но похоже, что фермеры не спешили. Настала очередь Барри заступить на дежурство, когда у выхода из туннеля появился еще один нежданный гость. Нет, сразу два!

Впереди на своем чубаром коньке, перекинув винтовку через седло и довольно улыбаясь, выехал из темноты Клайд Мейер, а из-за его спины выглядывало улыбающееся личико Кэнди. Заметив, как озабоченно сдвинул брови Меррано, она быстро затараторила, не давая ему и слова вставить:

- О'кей, если ты не хочешь, чтобы я сражалась, спорить не буду, но ведь я могу вам готовить, варить кофе и еще что-нибудь делать. Ведь вы же не можете сражаться на голодный желудок?

- Хорошо, хорошо, я не возражаю, если честно, даже рад, что ты приехала. Давай, Мейер, нам лучше двигаться поближе к дому. Следи за туннелем, Кэнди, - распорядился Барри, снова повернувшись к девушке. - Как услышишь, что кто-то пробирается к нам, крикни, чтобы они убирались прочь. Если не послушаются, пальни в воздух пару раз, а если я это не остановит их, тогда поджигай фитиль.

Лицо ее вытянулось и слегка побледнело, потемневшие от страха глаза показались ему огромными.

- Не волнуйся за меня, Барри, я все сделаю, как ты сказал. Они сами напросились.

Солнце садилось, в сумерках все казалось каким-то призрачным и таинственным, порой незнакомым, но до настоящей темноты было еще далеко. Когда они подъехали к дому, гигант Кэссиди сполз с валуна, на котором отдыхал, и двинулся им навстречу.

- Здорово, Мейер, дружище. - Он радостно хлопнул торговца по плечу. Вступил в действующую армию, как я понимаю?

- Да, сам видишь.

Вдруг Кэссиди замолк на полуслове и стал внимательно прислушиваться, широкие плечи его казались вырубленными из каменной глыбы на фоне вечернего неба, а веселые голубые глаза, когда он обернулся, точь-в-точь напоминали две льдинки.

- Они приближаются, - процедил он сквозь зубы, - нам лучше вернуться к Кэнди, ребята.

- Давайте, я попробую отговорить их, - предложил Меррано, - мне все-таки хотелось бы избежать кровопролития.

- Сомневаюсь, что тебе это удастся, - пожал широченными плечами Кэссиди, - там командует Стэнгл.

Подпустив поближе группу всадников, скакавших впереди огромного стада, Барри выехал из-за прикрытия и, подняв винтовку, выстрелил в воздух. Некоторые лошади от страха встали на дыбы, другие испуганно заржали. Всадники натянули поводья.

- Поворачивайте лучше домой, парни, - крикнул он, привстав в стременах. - Клянусь, что никто не переступит через эту Изгородь, ни сегодня, ни когда-либо потом! Я человек мирный и не хочу стрелять, но, Бог свидетель, готов защищать до последней капли крови то, что принадлежит мне по праву.

Плечом к плечу рядом с ним встал известный всем гигант.

- Эй, ребята, я на его стороне, - крикнул он. - И даю вам слово Кэба Кэссиди: первый, кто попытается переступить через проволоку, получит пулю!

За ним подал голос Клайд Мейер:

- Хилл, дружище, ты здесь? - Он вышел вперед. - Ты ведь знаешь меня, я никогда не воевал, но сейчас я с ними. В этой стране должны быть справедливость и закон. Послушайтесь моего совета, друзья, поезжайте домой, пока не случилось того, о чем мы будем потом жалеть всю жизнь.

- Мейер?! - Голос Хилла дрогнул. - Так, значит, ты предал нас?

- Я никогда не был предателем. Защищать того, на чьей стороне закон, не предательство. Если у тебя осталась хоть капля здравого смысла, на что я сильно рассчитываю, то ты повернешь лошадь и двинешься к дому. Ты всегда нравился мне, Хилл, я уважал тебя, но, клянусь Богом, я всажу тебе пулю между глаз, как только ты дотронешься до Изгороди!

Вооруженные фермеры сбились в кучку.

- Они не посмеют стрелять в нас, - убеждал их Стэнгл, размахивая винтовкой, - они просто блефуют!

- С меня достаточно, - вдруг спокойно заявил молчавший до сих пор Прайс Тэйлор.

- Ты что, тоже полукровка? - презрительно сощурившись, бросил Дулин.

- Тебе прекрасно известно, что нет, - очень спокойно возразил Тэйлор. Я размышлял всю дорогу, пока мы ехали сюда. Недавно у нас с Меррано вышла потасовка, он, можно сказать, честно и благородно победил меня, а когда я упал, не воспользовался этим, как поступили бы многие из вас, а подал мне руку и помог встать. Он хорошо держался, когда мы все высмеивали его и пытались выставить дураком, а теперь мы пришли на его землю и удивляемся, что он собирается защищать ее! Что же до Мейера, то он порядочнее вас, а никакой не предатель, и будь я проклят, если выстрелю в него, так и знайте!

- Тогда почему бы тебе не присоединиться к ним? - ехидно поинтересовался Дулин.

- Ты сам предложил это, Рок! - крикнул Тэйлор. - Это как раз то, что я собирался сделать! Я за свою жизнь совершил много ошибок и уж совсем не считаю себя святым, но я никогда не подниму руку на мужественного и честного человека, которого уважаю. Руки прочь, ребята! Я теперь на его стороне!

Он пришпорил коня и поскакал к Изгороди.

- Не стреляй, Меррано, - крикнул он, подняв руку. - Я с вами!

Вдруг неожиданно для всех Рок Дулин схватил винтовку и выстрелил.

Прайс Тэйлор взмахнул руками и на полном скаку рухнул на землю.

- Проклятый предатель! - пробормотал Рок, бросив исподлобья злобный взгляд в сторону остальных. - Пусть это послужит им уроком.

Ссутулив могучие плечи, Том Дрейк горестно ахнул, не сводя глаз с тела Прайса Тэйлора, лежавшего в пыли. Что теперь скрывать, он любил этого мальчика. Когда-то давно он в первый раз посадил его на лошадь. А сейчас старому фермеру казалось, что он спит и видит кошмарный сон.

Том обвел столпившихся вокруг приятелей обезумевшим взглядом.

- Господи, что же с нами происходит? - Голос его дрогнул и прервался. Что мы наделали?!

Соскочив с коня, он бросился к неподвижному телу Тэйлора.

Лицо Джима Хилла стало белее снега. Харди Бенсон, казалось, так и не понял, что произошло, на губах его застыла неуверенная улыбка. Могло показаться, что он никак не может пробудиться ото сна. Наконец он повернулся к Року Дулину и устремил на него неуверенный взгляд.

- Но ведь это же убийство! - прошептал он, еле шевеля губами. - Самое настоящее убийство!

Дулин ощетинился, словно волк, попавший в западню. В поисках поддержки глаза его перебегали с одного ошеломленного, испуганного лица на другое.

- В чем дело? - повторял он. - Вы что, ребята, тоже желтопузыми сделались?! Давайте, наконец, покончим с этим!

Не взглянув на него, Хилл взобрался на лошадь и перекинул винтовку через плечо.

- Прайс Тэйлор был очень хороший человек, - угрюмо произнес он, - он сделал правильный выбор и поступил как настоящий мужчина. Каждый должен иметь право выбирать, как ему поступить, и даже ты, Дулин. - Он обвел взглядом молчавших людей вокруг. - А вы со Стэнглом подняли оружие против нас! Какого же дурака мы сваляли, что пошли за вами! - Он привстал в стременах. - Поехали домой, ребята!

Заметив, что Джим Хилл начал отделять свое стадо от остальных коров, Том Дрейк последний раз бросил взгляд на защитников долины и кивнул своим людям.

- Давайте поднимем Прайса, его нужно отвезти домой.

Лу Бэрроу исподлобья бросил мрачный взгляд на Дрейка.

- Хозяин, Прайс Тэйлор честный парень. Он не заслужил пули в спину.

- Знаю, Лу, но на сегодня достаточно. Мы и так натворили бед. - Он подъехал к месту, где стояли Хилл и Харди Бенсон, о чем-то переговариваясь вполголоса. - Похоже, я постарел, Джим. Не удержал ситуацию под контролем.

- Да, Том, и мы тоже.

Ковбои отогнали своих коров от чужих, разделяя стадо. Дулин безуспешно пытался заговорить то с одним, то с другим, но на него подчеркнуто не обращали внимания, словно он уже не существовал для этих людей.

Не помня себя от бессильной ярости, он обернулся к Стэнглу.

- У меня огромное желание закончить это дело в одиночку!

- И не пытайся! - посоветовал Стэнгл. - Даже если ты и достанешь Меррано, тебе не справиться с Кэссиди. Не волнуйся, мы сведем с ними счеты в свое время.

Трое мужчин внутри изгороди наблюдали, как вооруженные всадники один за другим исчезали в темноте.

- Сейчас бы поесть чего-нибудь горячего, - сказал Кэб.

Они повернули своих коней и поскакали к дому.

- Я всегда знал, что Дулин - убийца. Еще пару лет назад он уложил человека во время перестрелки в Тринидаде, - вздохнул Кэссиди. - Курт Маккессон того же поля ягода.

Мейер поднял седло и направился к своему чубарому коньку.

- Я уезжаю, ребята.

- Будь осторожен, - посоветовал Кэссиди.

- Ну, теперь никто не осмелится тронуть меня даже пальцем, - улыбнулся Мейер. - Они же тогда помрут с голоду.

Кэнди уезжала последней, и Барри собирался проводить ее. Уже возле ворот ранчо она повернулась, чтобы попрощаться, но он покачал головой.

- Я должен увидеться с твоим отцом.

- Ты уверен, что это необходимо?

- Да нет. Но если он хочет спасти хотя бы часть стада, то ему лучше выслушать меня.

Дрейк даже не поднял головы, когда они вошли. Он сидел в старом кресле, ссутулившись и обхватив руками седую голову.

- Отец, здесь один человек, он хотел бы поговорить с тобой.

Дрейк неохотно поднял голову и посмотрел на них, как смертельно раненный гризли.

- Добрый вечер, Меррано. Пришел взглянуть на старого дурака?

- Дрейк, - Барри шагнул вперед, - если вы хотите спасти свое стадо, то не теряйте времени, пока оно есть!

- Уже нет, парень. Коровы мрут одна за другой, как мухи.

- Скажите-ка, вы давно в последний раз были у Белых Холмов?

- У Белых Холмов? Лет пять или шесть назад, по меньшей мере. Да и тогда там ничего не было, кроме колючек да зарослей можжевельника.

- Мне кажется, там должна быть вода, - уверенно сказал Барри. - Когда я был в Техасе, то однажды видел, как в земле бурили артезианские скважины, а местность там точь-в-точь как в долине у Белых Холмов. Если пробурить скважину чуть ниже старой хижины трапперов, то, уверен, вы найдете воду.

Дрейк с сомнением покачал головой.

- Никогда ни о чем подобном не слышал, тем более в наших местах, проворчал он.

- А я пробурил уже четыре таких, - возразил Барри, - и в каждой до сих пор есть вода.

Дрейк раскурил трубку и глубоко затянулся.

- Ну что ж, - тяжело вздохнул он и опустил голову. - Наверно, пришло время признаться, что я не прав. Понимаешь, сынок, мы, старики, часто бываем уверены, что знаем все на свете. - Он еще раз пыхнул трубкой и окутался дымом. - Не возражаешь, если я съезжу посмотреть твое ранчо? Кэнди все уши мне про него прожужжала.

- Конечно, буду рад. Приезжайте, когда хотите. Кстати, года два назад я даже привез из Арагона специальную машину для копания колодцев.

Он неторопливо ехал домой и радовался, что отношения с Дрейком налажены, но от Стэнгла и Дулина следовало ждать любых неприятностей. Эти двое не успокоятся, хотя и сразу скрылись после неудачного нападения. Маккессон тоже удрал вместе с ними.

Дрейку не терпелось, и он появился на ранчо Меррано уже на следующий день, вместе с ним приехали и Джим Хилл, и Винни Лэйк, и Харди Бенсон. Увидев Барри, который устанавливал новый бур, они лишь слегка кивнули в знак приветствия. Ответив таким же кивком, Меррано повел их осматривать ранчо. Внезапно Дрейк, вскинув руку, указал на небольшую земляную насыпь, которая косо пересекала склон небольшого холма.

- А это что такое? - с любопытством спросил он.

- Я заметил, что ручей в этом месте образовал промоину, - охотно объяснил Барри, - поэтому решил устроить здесь что-то вроде запруды. Она делит поток на несколько небольших струй, которые равномерно расходятся по всему склону холма и увлажняют землю. Немного ниже располагался естественный водоем. Я лишь слегка углубил его. А теперь уже образовалось настоящее озерцо, хотя, конечно, и оно заметно обмелело из-за засухи.

- Да ведь в нем и сейчас больше воды, чем у меня на всем ранчо! - в сердцах воскликнул Хилл.

Барри повел их дальше, с удовольствием показывая и озера, которые появились на его земле благодаря многочисленным запрудам, и несколько скважин, обязанных своим происхождением ему. Радушный хозяин не упустил случая и похвастался недавно появившимся колодцем с ветряной вращающейся помпой для откачки воды, которая исправно снабжала поилки на части пастбищ. Еще дальше была устроена артезианская скважина.

Познакомив гостей со всеми достопримечательностями на ранчо, Барри повернулся и не без гордости сообщил:

- Я сам засеял землю курчавой мескитовой травой и черной грамой. На каждом участке ранчо скот пасется не больше двух недель, а потом я перегоняю его на новое место, чтобы трава успевала восстановиться. Мое стадо, наверное, раза в три меньше ваших, но зато посмотрите на моих коров, какие они откормленные!

- А мои пастбища все заросли кактусами, - горестно вздохнул Дрейк.

- Эти участки надо выжечь, - посоветовал Барри, - зола послужит удобрением для истощенной земли, а огонь уничтожит сухие шипы кактусов, не повредив при этом сам стебель. Кактусы чолла, оставшиеся без колючек, прекрасный корм для скота, так, по крайней мере, я слышал от навахо.

- Ну, тогда мне хватит моих кактусов, чтобы прокормить весь скот до Второго пришествия, - мрачно пошутил Хилл.

- Мой мальчик, - Дрейк хлопнул Барри по плечу, - ты славно потрудился! Нам бы давным-давно следовало тебя послушать!

Снова побежали дни, Барри все так же трудился от рассвета до заката, но временами от сознания своего полного одиночества на него накатывала такая тоска, что даже работа не помогала. Все валилось у него из рук, по нескольку раз в день он возвращался домой, слонялся по пустым комнатам, заглядывая на кухню, где несколько дней назад Кэнди варила ему кофе. А вечерами он подолгу засиживался у камина, где в пляшущих языках пламени ему снова мерещилась она. Наконец наступил момент, когда он не выдержал и, оседлав коня, поскакал к туннелю. Выехав из него, он прищурился от яркого солнца и вдруг застыл от удивления.

Изгородь исчезла! Не осталось и следа от скрученной толстой проволоки, столбов, даже ямы засыпали и заровняли. Все выглядело так, будто Изгороди никогда не было и в помине, будто все это приснилось ему в дурном сне. Он сдернул с головы шляпу и ликующе помахал ею.

- Видела бы ты это, мама! - громко воскликнул он.

Кэнди Дрейк, погрузившись в свои мысли, неторопливо седлала свою чалую лошадь, собираясь съездить в долину. Ей уже было известно, что Изгородь уничтожена. Отец послушался совета Барри, выжег часть пастбища, которое заросло кактусами, и загнал туда коров. Теперь появилась надежда, что удастся спасти хотя бы часть стада, а если дожди начнутся в обычное время или где-нибудь под землей посчастливится найти воду, у них появится шанс.

Ее тревожило другое. Лу Бэрроу не простил Дулину убийство Тэйлора, своего лучшего друга, и собирался в город за шерифом. Перед этим Бэрроу отправился прямиком к Дулину, в лицо назвал его убийцей, и тот схватился за винтовку. Мало кто лучше Бэрроу мог накинуть лассо на шею одичавшей корове, но стрелком Лу считался неважным. Дулин всадил в него три пули, и все удивлялись, что парень еще жив.

Рок Дулин скрывался где-то, бросив ранчо на произвол судьбы, скот падал. Джо Стэнгл и Курт Маккессон, похоже, уехали с ним.

Забавная и многообещающая мысль вдруг пришла в голову Кэнди: а не пора ли и женщинам сказать наконец свое слово? Элис, жена Бенсона, немедленно ухватилась за эту идею, и трем дочкам Лэйка она тоже пришлась по душе. Тогда, поломав голову, они решили устроить большой праздник с танцами, собрать всех вместе и заставить забыть старые обиды. А Кэнди взяла на себя обязательство съездить и пригласить Барри Меррано.

Однако на другом конце долины события принимали совсем иной оборот. На ранчо Стэнгла прискакал Маккессон, и сейчас они вдвоем сидели в пыльной, месяцами не убиравшейся гостиной за бутылкой виски. Не имея возможности выместить на ком-либо свою ненависть, Стэнгл затаил ее глубоко в душе. День за днем горечь и зависть терзали его все нестерпимей. Мысли о Барри Меррано и его цветущем ранчо жгли его огнем и преследовали даже во сне. Он ненавидел его, и чем дальше, тем сильнее. Когда-то без памяти влюбленный в Молли О'Брайен и отвергнутый ею, Стэнгл испытал жестокий шок. Он так и не смог простить ее брака с Мигуэлем Меррано. То, что Молли не давала ему шанса, ничего не меняло. Его мучительная любовь обернулась маниакальной ненавистью ко всему, что имело отношение к Молли. Стэнгл делал все, чтобы отравить жизнь Мигуэлю и заставить его бросить ранчо. Он не раз оскорблял его, рассчитывая, что мексиканец струсит, как только дело дойдет до перестрелки.

Еще большая беда заключалась в том, что у него так ничего и не вышло. Смуглый, белозубый молодой мексиканец просто смеялся ему в лицо, повторяя, что готов драться, как только Стэнгл на то решится.

Но одно дело - дразнить человека, который заведомо слабее, и знать, что не получишь отпор, и совсем другое - рисковать нарваться на пулю. Это напоминало то, как если бы Джо дразнил домашнюю собаку, а та вдруг, оскалив клыки, вцепилась ему в горло. Стэнглу с горечью пришлось признать, что трусость или храбрость не являются принадлежностью какой-либо расы или национальности, и решимость драться у него значительно ослабла.

На какое-то время он оставил Меррано в покое, но при этом испытывал муки, терзаясь подозрениями, что все его презирают за пустую болтовню и трусость. Когда на ранчо вернулся сын Меррано, ненависть в душе Джо вспыхнула с новой силой.

Оба собеседника были уже здорово навеселе. Протянув громадную руку, Маккессон неуклюже взял бутылку, и в ту же секунду Стэнгл дернул ее к себе. Минуту собутыльники смотрели в глаза друг другу, Стэнгла душила ярость. Внезапно он рванул бутылку из рук Маккессона.

Взревев от нанесенного оскорбления, Маккессон ударил приятеля кулаком в лицо, и Джо как пушинка отлетел к стене. К счастью для него, Маккессон оставил винтовку в соседней комнате.

Почти ослепнув от гнева и забыв обо всем на свете, Джо Стэнгл видел сквозь кровь, заливавшую ему глаза, как на него надвигается огромная, неуклюжая фигура. Его ярость, изрядно подогретая виски, требовала выхода. Он и сам не знал, откуда в его руке оказался винчестер, его пальцы сами несколько раз нажали на спуск.

Грохот выстрелов эхом отдался в полупустой комнате, запахло едкой пороховой гарью. Как только дым рассеялся, вмиг протрезвевший Джо вскочил на ноги.

С первого взгляда он понял, что Маккессон мертв. Великана буквально изрешетило, все шесть пуль угодили в него почти в упор. Схватив стоявшую на столе бутылку, Стэнгл одним глотком опрокинул в себя остатки виски. Потом повернулся к дверям и вышел, не оглянувшись.

Несмотря на то что пьяный угар еще гулял в голове, Стэнгл сознавал, что обречен, так как застрелил безоружного человека. Он знал, что скоро в город приедет шериф, а как только это произойдет, ни ему, ни Року Дулину надеяться будет не на что.

Вскочив в седло, Стэнгл во весь опор поскакал к долине Ив. Ему почему-то казалось, что и в этой беде, несомненно, виноват Барри Меррано. Выкрикивая неясные угрозы, он ехал туда же, что и Кэнди, и, к несчастью, пути их пересеклись на тропе, ведущей к ранчо Барри.

А в это же время, не замеченный ни одним из них, сам Меррано выехал Из ущелья, и пегая лошадка Кэнди сразу издалека бросилась ему в глаза. Между ними лежал овраг, и хотя до места, где он заметил девушку, оставалось не меньше мили, Меррано подумал, что ему очень повезет, если он успеет перехватить ее у Виллоу-Спрингс.

Он скакал вперед, напевая песенку, которую сложил одинокими вечерами, сидя у камина и стараясь хоть как-то разогнать тоску и охватившее его ужасное чувство одиночества.

Соберемся, друзья,

и бокалы наполним,

Сядем в круг у огня,

песни старые вспомним.

Жил однажды на свете

ковбой-молодец.

Он мустангов ловил,

звался Джонни-храбрец.

Он скакал по степи

на коне вороном,

И жара, и мороз

все ему нипочем.

Гордый дикий мустанг

не сдается без боя,

Но не страшен тот враг

для лихого ковбоя.

Больной, отравленный виски и многолетней ненавистью мозг Джо Стэнгла уже не способен был спокойно воспринимать людей, более привлекательных и счастливых, чем он: все они казались ему заклятыми врагами. Теперь не меньше, чем Меррано, он ненавидел и Кэнди.

Эта хорошенькая, приветливая и добродушная Кэнди всегда охотно болтала со всеми, но от Стэнгла не укрылось, что его она старательно избегала. Он не допускал и мысли, что причиной тому лишь его угрюмый и неуравновешенный характер, а также и то, что он никогда не упускал случая отпустить грязное ругательство в адрес любой женщины. "Просто девчонка вбила себе в голову, что слишком хороша для меня", - злобно решил он.

Погоняя лошадь, Кэнди добралась до одного из погибших пастбищ. Совсем недавно отец похвастался, что они наконец отыскали здесь воду и смогли поднять ее на поверхность. Девушка издали увидела буровую установку, которую пока не успели увезти, и, подъехав к ней, спешилась, с интересом разглядывая небольшое, еще мутное озерцо. Радуясь успеху, она пыталась представить, какой станет их долина через пару лет.

Эту буровую установку одолжил ее отцу Барри Меррано. Именно благодаря ему у них на ранчо теперь появилась вода и коровы ели досыта - их пищей стала мягкая мякоть кактусов. Стадо Дрейков выжило, и за это она была благодарна Барри. Та неприязнь, которую еще совсем недавно питали к нему все окрестные фермеры, вдруг исчезла, как по волшебству. У Барри начиналась совсем другая жизнь, а это могло означать и кое-что еще...

Погрузившись в мечты, она не услышала, как за ее спиной стукнула копытом о камень чужая лошадь. Джо Стэнгл наблюдал за ней из своего укрытия. Он видел, как Кэнди подъехала, и точно знал, что здесь, в сгущающихся сумерках, она совершенно одна. Осторожно запустив руку в притороченную к седлу сумку, он вытащил пинту виски и отхлебнул глоток. Теперь, когда он все равно вынужден покинуть долину, никто не помешает ему немного задержаться и показать этой спесивой девчонке, кто он такой. Наконец она у него в руках, и ей не помогут ни заносчивость, ни ее независимый нрав.

Тронув лошадь каблуками, он направил ее сквозь тощий кустарник прямо к Кэнди. Хрустнула ветка под копытом, и девушка испуганно отпрянула в сторону, заметив Стэнгла, который явно искал встречи с ней.

Джо не мог похвастаться высоким ростом, но широкая грудь и мускулы придавали ему внушительности. Однако приятное прежде лицо от постоянного пьянства стало одутловатым и не вызывало симпатии.

Кэнди сразу почувствовала, что он взбешен и опасен, но даже и не подумала звать на помощь. Она только пожалела, что так далеко отошла от лошади. Бежать не имело смысла: не успеет она сделать и нескольких шагов, как он догонит ее.

Трезво оценив обстановку, девушка собрала все свое мужество и спокойно спросила:

- Что вы тут делаете, Джо? Уж не потеряли ли чего?

Он не ответил, гаденькая улыбка змеилась на тонких губах. Кэнди отшатнулась, но сапожок ее скользнул по лужице грязи, и она покатилась вниз, безуспешно пытаясь ухватиться за что-нибудь.

В это мгновение до них донеслась песня, которую распевал хорошо знакомый им обоим голос:

А вернется Джонни

с табуном домой,

Девушки в салуне

вкруг него гурьбой.

За столом веселье,

слышен звонкий смех,

Шепчут ему девчонки:

"Джонни! Ты лучше всех".

Мозолистая рука Стэнгла зажала девушке рот, прежде чем она успела позвать на помощь или предупредить об опасности. Ее пегая лошадка стояла на виду, но своего коня Стэнгл предусмотрительно оставил в зарослях.

Скрутив ее с силой, которой она в нем не предполагала, и прижав всем телом к буровой установке, Джо свободной рукой снял с плеча винчестер.

Песня оборвалась, и они услышали поскрипывание седла, когда Барри спешился, а потом треск кустарника и свист. Через минуту молодой человек опять принялся напевать.

Медленно-медленно ствол ружья поднимался вверх: убийца тщательно прицелился и спустил курок. Раздался щелчок, но выстрела не последовало, и Джо Стэнгл с ужасом понял, что убив Маккессона, он остался без патронов.

Уловив хорошо знакомый звук, Барри мгновенно замер, а Джо Стэнгл с хриплым проклятием отшвырнул от себя Кэнди и дрожащими от нетерпения руками стал лихорадочно нащупывать патронташ. В спешке он уронил два патрона, но остальные ему удалось кое-как вставить на место.

Обезумевшая от страха, Кэнди осторожно поползла к кустам, но не выдержала и крикнула:

- Барри! Берегись, это Стэнгл, он хочет убить тебя!

Барри схватился за винтовку, но ему мешал моток колючей проволоки, все еще висевшей через плечо. Он сбросил его на землю и затаился. Упав на одно колено и крепко упершись другой ногой в скалу, он ждал, когда противник выдаст себя. Барри слышал хруст сухих веток и тихие всхлипывания Кэнди неподалеку, но ничего не видел, так как в зарослях кустарника уже стало совсем темно. Подобрав камень, он кинул его в сторону и снова затих. Выстрела не последовало.

Подождав чуть-чуть, он сделал шаг вперед, но тут перед глазами у него вспыхнуло пламя, и пуля с противным чавкающим звуком ударила в ствол дерева прямо у него над головой. Барри вскинул винтовку и выстрелил в ответ, догадавшись по донесшемуся до него металлическому звуку, что его пуля срикошетила от буровой установки.

Он взял немного ниже и еще раз нажал на спуск. Ему показалось, что в кустах произошло какое-то неясное движение. Он отпрянул в сторону и снова затих, держа наготове винтовку. На минуту воцарилась тишина, а потом снова раздался выстрел. На этот раз Стэнгл промахнулся совсем ненамного.

С того места, где он стоял, Барри уже видел Кэнди, лежавшую возле буровой на открытом пространстве. Стараясь не произвести даже шороха, он сделал несколько шагов в сторону от девушки, чтобы шальная пуля не попала в нее.

Ненависть и страх по-прежнему бушевали в душе Джо Стэнгла, но даже храбрость загнанного в угол зверя имеет свои пределы. Винные пары улетучились, и до него наконец дошло, что его противник - Барри Меррано, что он вооружен и пощады не будет. Последние остатки мужества покинули его, и, крадучись как тень, Джо двинулся через кустарник к оставленной неподалеку лошади, моля Бога о том, чтобы под ногой не хрустнула ветка. Он не раз убивал, но сам при этом отнюдь не предполагал быть убитым и сейчас мечтал только о том, чтобы поскорее снова почувствовать под собой седло и ветер, бьющий в лицо. Ему уже почти удалось спастись. Но Меррано раскусил его маневр и медленно двинулся вперед, чтобы перехватить его на полпути. Стэнгл уже коснулся рукой седла, когда Барри внезапно появился перед ним. Джо вздрогнул и вскинул ружье. У него в запасе остался только один выстрел, и он им воспользовался.

Два выстрела прогрохотали одновременно, но Барри успел выпустить еще одну пулю вслед за первой. Лошадь испуганно шарахнулась в сторону, а Джо Стэнгл, сраженный насмерть, расширенными от удивления глазами разглядывал кровь, проступившую сквозь рубаху. Он выпустил из ослабевших рук винчестер и навзничь рухнул на землю.

Барри уже повернулся, чтобы помочь Кэнди, но вдруг, как ему показалось, поскользнулся и упал, потеряв сознание.

Он был невероятно удивлен, когда, очнувшись, увидел, что лежит на кровати, а доктор прячет в сумку инструменты. Рядом сидела Кэнди; склонившись над ним, стоял Кэб Кэссиди.

- Стэнгл? - Барри вздрогнул и попытался приподняться.

- Можешь не волноваться, его похоронили. Кстати, он пристрелил Курта Маккессона во время пьяной ссоры и, похоже, как раз уносил ноги, а вы случайно попались ему на пути.

- А Дулин?

- Видишь ли, я как раз проезжал мимо, когда тебя подстрелили. Пришлось задержаться и помочь Кэнди перенести тебя в дом. Потом я вернулся в город и прямиком напоролся на Рока. Слово за слово, вышла ссора. Опять пришлось задержаться. Ну, в общем, разобрался с ним.

Вдруг Кэссиди спохватился и, бросив на парочку насмешливый взгляд, направился к дверям.

- По-моему, вам есть что сказать друг другу, - усмехнулся он. Пойду-ка полюбуюсь, как дождик поливает. Кажется, я уже забыл, какой он бывает, настоящий-то дождь!

ЛЮБОВНАЯ АВАНТЮРА БИЛЛА

THE ROMANCE OF PIUTE BILL

Том Гэлуэй выехал на своей гнедой из зарослей можжевельника и, спустившись по склону холма, направился легкой рысцой через луг, пестревший нежными соцветиями калохортуса, голубого дельфиниума и диких лилий. До каменного домика, видневшегося в излучине реки, оставалось около двух сотен ярдов, когда в дверях незаметно появился Билл с винчестером в руках.

Гэлуэй подъехал к крыльцу и, перекинув ногу через луку седла, принялся неторопливо сворачивать сигарету.

- Похоже, это ружье тебе вскоре понадобится, Билл. Если ты, конечно, не прочь подстрелить парочку конокрадов.

- А что стряслось? Угнали твоих лошадей? - Билл сдвинул видавшую виды шляпу на затылок и прислонил винчестер к стене. Взяв из рук Гэлуэя кисет с табаком, он поинтересовался: - И сколько голов пропало?

- Не меньше двадцати. Сдается мне, это те самые парни из Руби. Они крутились здесь прошлой ночью. Я хочу догнать их.

- Идет. - Билл неторопливо провел языком по краю скрученной сигаретки. - В шайке, кажется, бандитов восемь или девять. Скольких ты думаешь взять на себя?

- Поедем вдвоем, нечего шум поднимать. Нужно, чтобы кто-то прикрывал меня.

- Понял. Подожди, я мигом. Только выведу лошадь.

Он вернулся из корраля, ведя за собой лошадь совершенно невообразимой масти, к тому же с глазами разного цвета: один - карий, а другой - голубой. Том поджидал его, сидя на крылечке с тыквенной бутылью в руках.

- Там внутри виски, - кивнул Билл, накидывая седло на спину коня. - Сам делал. Между прочим, неплохое виски получилось. Я добавил немного соли, по-моему, так вкуснее.

- Может быть. - Гэлуэй поднес бутыль к губам, поболтал ее и сделал большой глоток. - Может быть, - повторил он задумчиво. - Между нами, Билл, я все чаще думаю, что тебе необходима женщина. Обычная, хорошая женщина, которая будет заботиться о порядке в доме, стирать тебе рубашки и варить суп. А у тебя прибавится времени, чтобы следить за скотом и гнать виски.

Билл бросил на него обиженный взгляд.

- По-моему, я и так неплохо справляюсь, разве нет? Кстати, ты готов?

Прихлопнув ногой дверь поплотнее, Гэлуэй вскочил в седло, и они пустили лошадей по цветущему лугу.

- В банде Кэссиди, - помолчав, бросил Билл, - и Горман тоже наверняка с ним. - Он исподлобья взглянул на Тома. - Не спускай глаз с Кэссиди, он неплохой стрелок.

- Твоя правда. Но это не значит, что ему позволено безнаказанно красть у меня скот. Помнишь, чего мне стоило когда-то заарканить этих мустангов? Сколько я возился с ними, пока приручил! Ничего, у Кэссиди забот прибавится, как только я до него доберусь. В конце концов, мне наплевать, чем он там занимается, на той стороне реки, пока не портит мне жизнь; но уж если осмелился перейти мне дорогу, пусть лучше побережется! А еще лучше, пусть оставит в покое моих лошадок да забьется в какую-нибудь нору, а то я покажу ему, где раки зимуют!

Каменистая тропинка, петляя по склону холма и пропадая временами в цветущих зарослях можжевельника, вела их наверх.

- Знаешь, Билл, - помолчав, сменил тему Гэлуэй, - чем больше я размышляю, тем больше убеждаюсь, что тебе без женщины не обойтись! Мне нравится эта идея, ей-богу! - Он прикрыл ладонью глаза от слепящих лучей полуденного солнца и оглядел окрестности с вершины холма. - Возможно, хорошей женщине удастся облагородить тебя. Так бывает, когда попадаешь в цивилизованные места. Ты ведь не молодеешь, Билл, да и прожил в этой глуши уже чертову уйму времени! Мне почему-то кажется, старина, что женщина скрасит твою жизнь, даже если станет следить, чтобы ты регулярно мыл за ушами!

- Я понял, почему тебе так неймется меня женить, - с кислым видом кивнул Билл. - Ты небось рассчитываешь заезжать почаще, чтобы побаловать и себя домашней стряпней. Знаю я тебя, старый лис. Недаром за последние пять лет мы ни дня не провели порознь.

- Да ведь я о тебе же забочусь! - возразил Гэлуэй, изо всех сил стараясь сохранить безучастное выражение лица. - Подумай хотя бы о той школьной учительнице в Саммите, - продолжал он, всем своим видом показывая, что не даст уйти в сторону от интересующей его темы. - Очень достойная дама и, насколько мне удалось выяснить, готовит замечательно!

- Может, лучше поговорим о Диггере Кэссиди? Право, больше пользы будет. Говорят, он крутой, а если увел твоих лошадей, значит, уж больно они ему приглянулись и за здорово живешь с ними не расстанется. Ведь это он начинил свинцом Дина Рассела в перестрелке на Бэттл-Маунтин месяца два-три назад. Его считают самым опасным головорезом из шайки Чарльстона.

- Горман ничуть не лучше.

- Там с ними еще один молодой парнишка, у него такие смешные уши, как будто приклеенные к голове. Роббинс, кажется. Он еще устроил перестрелку в салуне на Десятой Миле, на прошлой неделе, если не ошибаюсь.

- Слышал о нем. Это тот, что делает зарубки на прикладе.

- А, так ты тоже в курсе? Никогда не видел по-настоящему хорошего стрелка, который бы так поступал. Скорее всего, просто пустоголовый хвастун.

Тропинка вскоре круто свернула в сторону, и они оказались на совершенно плоском плато, выжженном солнцем и покрытом белой, как соль, пылью. Они еще раз круто свернули и поехали шагом, даже их лошади старались ступать как можно осторожнее, чтобы едкая пыль не поднималась облаком вокруг них. На небе не было ни тучки, синева его, казалось, выгорела на солнце, и оно стало белесым, как пыль под ногами лошадей. Вскоре губы всадников покрылись белой коркой и потрескались от иссушающей жары. Глаза мучительно слезились. Над раскаленной землей поднималось марево. Мужчины ехали молча, разговаривать не хотелось, и каждый погрузился в собственные мысли.

Прошло часа два, прежде чем узкая тропинка снова повела их в гору. Пустыня осталась позади. После палящего зноя и режущего глаза белого песка особенно нежным казался запах цветущей полыни и шалфея.

До Хлопкового ручья оставалось уже не так далеко, и путники пришпорили лошадей, послав их наискосок, в сторону от следов угнанного табуна, по которым ехали с самого утра. Они были уверены, что те, за кем гнались, тоже будут искать воду и, выйдя к ручью, им удастся снова отыскать след бандитов. Уставшие лошади, почуяв поблизости воду, прибавили шагу.

Ручей оказался невелик, но вода в нем, от которой никак не могли оторваться ни люди, ни лошади, была свежей и холодной как лед. Присев на ствол упавшего дерева, Том Гэлуэй вытянул затекшие ноги и осмотрелся. Его табун находился тут не больше двух часов назад. Он отчетливо видел следы в траве на берегу.

- Они не больше чем в двух милях от нас, наверняка заночуют в хижине.

- У тебя есть какой-нибудь план?

- Я хочу потолковать с Кэссиди.

- Ты хочешь потолковать с ним? Ты в своем уме? Думаешь, он вот так и будет дожидаться, когда ты доберешься до него?

Угнанные лошади принадлежали Тому Гэлуэю, а за те годы, что они жили вместе, Билл не раз убеждался: его приятель знает, что делает, и умеет добиваться своего. Но толковать с Кэссиди! Нет, ничего хорошего из этого не получится. Иногда Билл просто не понимал своего друга. Когда Том впервые появился в этих краях, о нем много говорили, но никто не представлял до конца, что он за человек.

- Ему придется поговорить со мной, - процедил Том.

Дурная слава шла по пятам за Кэссиди и Горманом всюду, где они появлялись. Числилось за ними и несколько перестрелок, после которых оставались убитые. Билл считал, что с ними еще по меньшей мере шестеро отчаянных головорезов, каждый из которых, если понадобится отстреливаться, способен, не моргнув и глазом, спустить курок. Еще немного, и они объединят угнанных лошадей с каким-нибудь большим табуном, тогда у Гэлуэя пропадет всякая надежда их вернуть. Лошади всегда слишком большое искушение для бандитов, а Том Гэлуэй, хоть и прожил здесь немало лет, по-прежнему считался в этих краях чужаком. Так уж сложилось, что все эти годы ему удавалось избегать конфликтов с соседями. Он работал не покладая рук и заслуженно считался человеком, знающим толк в лошадях.

Подойдя к коню, щипавшему неподалеку траву, Гэлуэй порылся в притороченной к седлу сумке и, вынув два куска сыромятной веревки, прикрепил к бедру кобуру, в которой зловеще блеснул револьвер. Достав пояс, на котором висела вторая кобура, Том точно так же прикрепил ее с другой стороны. В первый раз Билл увидел подобное, хотя знал, что есть люди, стреляющие одинаково метко с двух рук.

Билл повнимательнее пригляделся к другу. Перед ним стоял высокий худощавый человек с бронзовым от загара, обветренным лицом. Веко на одном глазу морщил старый шрам, другой, побольше, был хорошо заметен на подбородке.

Билл повернул лошадь и, пришпорив ее, заставил в два прыжка пересечь ручей. Гэлуэй ехал за ним почти вплотную.

- Взгляни, как берег зарос лесом, - заметил он, - и всего-то ярдах в пятидесяти от хижины. Можно будет там укрыться, если они откроют огонь.

Билл по-прежнему не знал, что и думать по поводу Гэлуэя. Он то и дело поглядывал искоса на своего молодого друга, но, как ни странно, не заметил ни волнения, ни страха. Казалось, они просто преследуют отбившуюся от стада корову.

Постепенно его мысли вернулись к предыдущему разговору. Может, действительно Гэлуэй прав, и ему пора жениться. Он готов был признать, что в его домике у излучины реки временами довольно одиноко. Может, и впрямь пора ему завести жену? Он уже не мальчик, скоро сорок, да и здоровье хоть куда, а если вспомнить, какое славное у него стадо, так за него любая пойдет. Ранчо его процветает, если, конечно, не считать угнанного на этой неделе скота. Он не какой-нибудь ворчун и брюзга и, уж конечно, сумеет сделать женщину счастливой.

Тропинка повернула на запад и скоро привела их к каньону. Узкий вход в него закрывал густой осинник и несколько больших елей. Под их прикрытием Тому и Биллу удалось прокрасться незамеченными почти до самых дверей небольшой, но достаточно крепкой хижины. Позади нее в пристроенном удобном коррале Гэлуэй с радостью обнаружил своих лошадей. Возле крыльца стояли три оседланные лошади.

Неподалеку двое мужчин что-то озабоченно обсуждали, затем к ним присоединились еще двое. В одном из них Билл узнал Гормана, второй, несомненно, был Роббинс. Остальных приятели не знали. И того и другого беспокоило, что они нигде не заметили огромного, больше похожего на быка, чем на человека. Диггера Кэссиди.

- Здорово, парни! - невозмутимо приветствовал Гэлуэй беседовавших бандитов. Его взгляд быстро пробежал по их удивленным лицам. - А где Диггер?

- А зачем он тебе? - глядя исподлобья, процедил Роббинс.

- Ну-ка, замолкни! - цыкнул на него Горман. - Говорить буду я.

Он внимательно оглядел Гэлуэя, затем перевел взгляд на Билла, отметив про себя, что тот предусмотрительно остановил коня в десяти футах за его спиной и несколько правее.

- Чего надо?

- Я хотел только объяснить Диггеру, что он, по-видимому, ошибся, вежливо начал Гэлуэй, - он случайно прихватил с собой двадцать моих лошадей. Тут у вас хорошие пастбища, ребята, но мне как-то приятнее, когда мой табун пасется у меня на глазах. Я уж жду не дождусь, когда перегоню их обратно, поближе к дому.

- Что ты сказал?! - Роббинс побагровел от возмущения. - Да кто ты такой!

- А ну заткнись! - нетерпеливо гаркнул Горман.

Что-то во всем этом было такое, чего он не понимал, но что ему крепко не понравилось. Перед ним стояли всего двое, но выглядели они настоящими мужчинами. Он узнал Билла и вспомнил кое-что о нем. Билл имел репутацию человека, с которым лучше не ссориться.

Но он был уверен, и это как раз и сбивало его с толку, что командовал парадом не Билл, а другой, тихий и вежливый незнакомец.

- Спросите Кэссиди, - неуверенно пробормотал сбитый с толку Горман, здесь он босс.

- Знаю, - кивнул Гэлуэй, - но я, к сожалению, не могу ждать. Времени нет, нам ведь еще возвращаться. Вы передайте Кэссиди, что заезжал Гэлуэй и забрал своих лошадей. Он поймет.

- Так вы что, выходит, знакомы с Кэссиди?

- Да, конечно. Более того, Кэссиди хорошо меня знает. Вы только передайте, что я приезжал за своими лошадьми. Если у него будут вопросы, он знает, где меня найти. Скажите, что я всегда к его услугам, днем или ночью.

Не повернув головы, он бросил Биллу:

- Ну-ка, открой ворота, мы и так уже задержались.

Роббинс наконец пришел в себя и шагнул к ним.

- Эй, ребята! Руки прочь от корраля, - гаркнул он. - Убирайтесь-ка отсюда, да поживее, пока живы оба!

Горман по-прежнему был в растерянности. Конечно, их здесь четверо, и они все вооружены; с другой стороны, этот парень утверждает, что он знакомый Диггера.

Билл и ухом не повел, не обратил ни малейшего внимания на крики Роббинса. Подъехав к корралю, он широко распахнул ворота. Роббинс повернулся к Гэлуэю с искаженным от злобы лицом.

- Ну-ка, останови своего приятеля, не то буду стрелять!

Губы Гэлуэя скривились в улыбке, но глаза стали холодны, как две льдинки.

- Горман, уйми парнишку.

Роббинс схватился за винтовку, но гнедой Гэлуэя, повинуясь хозяину, сделал молниеносный скачок в сторону. Раздался выстрел, потом еще один.

Пули сразили Роббинса наповал. Он еще постоял несколько мгновений, покачиваясь и не сводя с Гэлуэя непонимающего и уже невидящего взгляда, потом пальцы его разжались, и, выронив винтовку, он тяжело рухнул на землю.

Опомнившись, Горман схватился за оружие, проклиная в душе мальчишку, втянувшего его в перестрелку, которой он вовсе не хотел. Гэлуэй успел выпустить еще одну пулю, свалив человека, стоявшего, небрежно привалившись, у коновязи. Он упал, увлекая за собой на землю еще одного бандита.

Как только прозвучал первый выстрел, Билл мгновенно обернулся и не раздумывая всадил пулю в остолбеневшего Гормана. Того отбросило к стене, он тяжело сполз, цепляясь за нее скрюченными пальцами.

Последний оставшийся в живых бандит отбросил винчестер, как будто обжегшись, и, подняв руки, прижался к стене дома. Гэлуэй держал его на прицеле.

Лошади уже успели выскочить из корраля и во весь дух неслись к выходу из каньона.

Билл держал наготове заряженный винчестер, но Гэлуэй, подняв руку, обратился ко все еще стоявшему возле стены бандиту:

- Слушай, ты, не забудь передать Диггеру Кэссиди, что Гэлуэй забрал своих лошадей и очень советовал ему оставаться на своем берегу реки, если он не хочет неприятностей. Не забудь, мое имя - Гэлуэй, Гэлуэй из Томбстоуна! Он тронул лошадь шпорами, но, вспомнив, бросил через плечо: - И не забудь, это не я заварил кашу, а ваш дурачок Роббинс.

Друзья не сомневались, что, оказавшись на свободе, лошади теперь будут идти не останавливаясь, пока не окажутся дома, но, не собираясь особо задерживаться в пути, время от времени подгоняли их.

Они уже почти достигли выхода из каньона, когда их остановил угрожающий женский голос:

- Стоять, ни с места!

К их изумлению, из-за деревьев появилась полногрудая, пышущая здоровьем женщина лет тридцати. Она так уверенно держала двустволку, направив ее на остолбеневших мужчин, что стало ясно - оружие для нее вещь привычная.

Гэлуэй и Билл замерли как вкопанные. Мужчина с двустволкой способен отбить всякую охоту ссориться с ним, а уж если оружие в руках женщины!

- В чем дело, мэм? - как можно вежливее осведомился Гэлуэй. - Чем мы можем вам помочь?

- Вы убили моего мужа всего несколько часов назад и, наверное, думаете, это вам так сойдет с рук?!

Билл уже открыл рот, чтобы возразить, но смешался, покраснел и беспомощно оглянулся на Гэлуэя.

Медленно подняв руку, тот снял шляпу.

- Мне, право, очень жаль, мэм, но эти люди украли моих лошадей, а когда я пришел за ними, хотели пристрелить меня и моего друга. - 4Не похоже, чтобы она очень убивалась", - мрачно подумал он. - Мэм, а кто из них ваш муж Роббинс?

- Этот щенок? - презрительно фыркнула она. - Подумаешь, подстрелил пару "желторотиков" и заважничал, как петух, думал, круче его и на свете не бывает. Нет, моего мужа звать Нед Уэйверс.

- Я действительно сожалею, мэм, но мы пришли, чтобы вернуть украденных лошадей. Мы вовсе не собирались никого убивать.

- Но ведь убили! - В голосе ее не было слез, лишь какая-то странная горечь, казалось, она просто констатирует факт. - Ничего особенного, конечно, в Неде не было, но благодаря ему у меня появилась крыша над головой, он даже заботился обо мне по-своему, если не напивался в стельку. А теперь он связался с Кэссиди и оставил меня в этой глухомани.

На губах Тома Гэлуэя появилась улыбка.

- Ну что ж, мэм, кажется, я знаю, как вам помочь! Если вы не хотите больше оставаться здесь и вам нужен дом, у меня есть один на примете, и я уверен, он подойдет вам как нельзя лучше! - "А ведь она довольно хорошенькая, - решил про себя Том, - и выглядит опрятной и ухоженной". Но, - добавил он вслух, - вы должны хорошо готовить.

- Во всей округе не найдешь никого, кто бы готовил лучше меня. - Она приосанилась и неожиданно горделиво взглянула на них. - А попробовали бы вы мои пироги!

- Ну, раз так, - радостно улыбнулся Том, - я знаю, где вы поселитесь! Тут, совсем недалеко, у излучины реки, стоит хорошенький домик, а вместе с ним вы получите в мужья и честного, порядочного человека.

- Эй! - завопил Билл, внезапно начиная понимать, куда клонит его приятель; в глазах его появился страх. - Послушай-ка, ты не можешь так поступить со мной!

- Честный парень, работящий, - продолжал Том, - и хозяин хороший. Лучший охотник в этих краях. У вас всегда будет мясо на столе.

Двустволка медленно опустилась.

- Что-то я не пойму... - Голос женщины звучал неуверенно. - Это что, какая-то шутка?

- Мэм, - Гэлуэй торжественным жестом прижал обе ладони к груди, взгляните на джентльмена рядом со мной. Это мой лучший друг Билл, он человек известный в этих краях и пользуется всеобщим уважением. Ему, правда, уже скоро сорок, но здоровье у него отменное. Он легко поднимает вилами копну сена, а какие зоркие глаза! И тот каменный дом, о котором я упоминал, принадлежит ему. Очень уютный домик, мэм, но ему недостает женской руки. Вы понимаете, что я имею в виду? Он стал бы еще лучше, если бы там поселилась хорошая женщина. Я хочу сказать, такая женщина, как вы, красивая и домовитая, которая будет вкусно готовить и держать его в чистоте. Вы не обижайтесь, что Билл молчит, мэм, он очень стеснительный, никогда не умел красиво говорить. Я-то уж его хорошо изучил! Ему очень нужна хорошая женщина.

- Том! Бога ради! Послушай меня! - испуганный голос Билла беспомощно оборвался, так как Том уже не мог остановиться и продолжал заливаться соловьем.

- И к тому же человек он веселый, не какой-то угрюмый ворчун. И не пьет, так, чуть-чуть, иногда за компанию. А уж хозяин какой! У него на ранчо не меньше семисот голов пасется, да еще и молочная корова есть!

- Как вы сказали, и корова?! Я всегда считала, что корову может завести только серьезный человек, который о будущем думает. Ну что ж, мистер, похоже, ваша взяла, я согласна, по рукам!

- Раз так - прыгайте в седло! - весело скомандовал Том. - Вот ваш будущий муж, мэм, обхватите его за плечи и держитесь крепко! И я уверен, что к тому времени, как мы доберемся домой, он поймет, как ему повезло!

Опустив глаза и краснея от смущения, Билл неловко помог молодой женщине устроиться на лошади у него за спиной. Она обернулась и, заметив, что Гэлуэй выжидающе смотрит на нее, послала ему сияющую улыбку.

- Ну, коль уж так получилось, должна вам признаться: Нед не слишком-то заботился обо мне, да и колотил меня всякий раз, как напивался. Не очень-то я о нем убиваюсь, но все же мы с ним были обвенчаны по всем правилам.

- Конечно, конечно, я понимаю. - Это откровение и смутило, и позабавило Тома. - Как только мы доставим вас домой в целости и сохранности, я немедленно поеду на Десятую Милю. Еще до захода солнца священник обвенчает вас. Хозяин салуна хвастался, что у них в поселке недавно появился священник. Его я и привезу. А вы, пока меня не будет, не теряйте времени. Надеюсь, вы успеете испечь настоящий свадебный пирог? Такой, без которого свадьба - не свадьба?

- А вдруг священник не сможет приехать? - с надеждой предположил Билл.

- Приедет! - успокоил друга Гэлуэй. - Не волнуйся, я об этом позабочусь.

- Да уж, не сомневаюсь, - ядовито прошипел Билл ему в спину.

Весело насвистывая, Том повернул своего гнедого в сторону Десятой Мили.

- Ну, дружок, - поделился он с конем, - никогда не думал, что превращусь в Купидона, но бывают в жизни минуты, когда от тебя зависит счастье друга. А потом, если помнишь, у этой дамы в руках была двустволка.

К тому времени, как Том Гэлуэй въехал в поселок, единственным местом, где кипела жизнь, оставался салун "Голд Кэмп". Привязав у коновязи лошадь, он похлопал ее по крупу и, толкнув дверь, вошел. В салуне сидело шестеро.

Гэлуэй направился прямо к стойке, мимоходом отметив, что один из этой компании - сам Диггер Кэссиди, а рядом с ним Тинто Билл. Толстячок с рыжими прилизанными волосами и елейным взглядом что-то ел за столиком в углу.

- Пожалуйста, виски, - попросил Том и, поднеся стакан к губам, указал взглядом на рыжеволосого человечка. - Этот, что ли, священник?

- Он самый. - Хозяин салуна был явно заинтригован.

- Если у вас есть лошадь, святой отец, - сказал Том, незаметно подойдя к священнику, - седлайте ее, и побыстрей! У нас тут свадьба намечается.

- Свадьба? Конечно, я готов обвенчать, но...

- Не волнуйтесь, все совершенно законно. Есть одна женщина, которая хочет выйти замуж, и поскорее, и мужчина, - он вдруг хихикнул, - который тоже не прочь жениться. И если она его еще не убедила в этом, так, значит, я здорово в ней ошибся! Мне она показалась женщиной с головой.

- А кто женится? - полюбопытствовал хозяин.

- Билл Пьют. Он давно уже подумывал о женитьбе.

- А на ком? В этих краях ведь не больше трех-четырех незамужних женщин.

- Билл женится, - вежливо объяснил Гэлуэй, - на миссис Нед Уэйверс.

Тинто Билл поперхнулся от удивления. Диггер Кэссиди повернул голову и в первый раз за это время бросил внимательный взгляд на Тома.

- На ком? - переспросил он, видимо предполагая, что ослышался.

- Миссис Нед Уэйверс и Билл, - терпеливо повторил Гэлуэй, - собираются пожениться и хотят, чтобы святой отец сегодня же вечером обвенчал их.

- Так ведь она же замужем! - растерянно промолвил Тинто Билл. - У нее уже есть муж, и будь я проклят, если вру!

- Должно быть, вы что-то спутали, - подтвердил Кэссиди. В салуне было довольно темно, и под надвинутой низко на лоб шляпой Диггер не мог узнать Гэлуэя. - Я хорошо знаю Уэйверса и...

- К сожалению, он недавно умер, - перебил его Том, - миссис Уэйверс вдовствует вот уже скоро четыре часа.

- Мертв? Вы сказали, Нед мертв? - Голос Диггера прозвучал неестественно спокойно.

- Мертвее не бывает. Видишь ли, Диггер, кое-кто из твоих парней прошлой ночью угнал моих лучших лошадей, поэтому мне пришлось погнаться за ними, чтобы вернуть свое добро. Роббинс свалял дурака, хотя ни Горман, ни Уэйверс этого не хотели.

Кэссиди и его приятель, казалось, онемели. В салуне сто- ' яла мертвая тишина. Священник кашлянул и испуганно притих в углу.

- Поскольку миссис Уэйверс не хотела оставаться там одна, да и Билл, сразу видно, пришелся ей по душе, вот они и решили пожениться. - Гэлуэй не сводил глаз с Кэссиди, да и с Тинто Билла тоже. - А кстати, Кэссиди, я попросил одного из твоих людей, ну, того, что остался в живых, передать тебе, что ты меня очень обяжешь, если не станешь появляться на этом берегу залива, и все тогда будет в порядке. Дело в том, что я потратил много сил, пока заарканил да приручил этих лошадей, и мне совсем не хотелось бы потерять их!

Ни Кэссиди, ни Тинто Билл не проронили ни звука. По-прежнему ни на миг не выпуская их из виду, Том кивнул священнику.

- Ну же, отец мой, поторапливайтесь. Я присоединюсь к вам через минуту.

Священник поспешно вскочил и заторопился к выходу.

Внезапно раздался голос Кэссиди:

- А ну, стой! Ты не можешь так просто уехать! Мне наплевать, что ты Гэлуэй из Томбстоуна.

- Не возникай, Диггер. Если мы с тобой сейчас схватимся за оружие, я наверняка убью тебя. И даже если ты попадешь в меня, то какая тебе с этого будет радость? Ты-то ведь тоже умрешь! Я еще никогда не промахивался с такого расстояния. Для чего тебе рисковать жизнью из-за лошадей, которые тебе и нужны-то никогда не были, и женщины, с которой обращались как с собакой?!

- Да не крал я твоих проклятых лошадей! - Лицо Кэссиди исказилось от ярости. - Это все Роббинс!

- Пусть так, - согласился Гэлуэй, - я готов поверить тебе на слово. Тогда тем более: что нам делить и из-за чего убивать друг друга? Не вижу никакого смысла! Ну а теперь мне пора. Есть одна очень порядочная женщина неподалеку, которой срочно нужен священник.

- Черт побери, Гэлуэй! - завопил Диггер. - Ну что бы тебе приехать за своими проклятыми лошадьми, когда я был дома? Я бы даже сам отогнал их обратно!

- Верю тебе на слово, Диггер, - улыбнулся Гэлуэй, неохотно поворачиваясь к бандитам спиной. В ту же минуту Тинто Билл схватился за винтовку.

Молниеносно вскинув револьвер, Том обернулся. Раздался выстрел. На жилетке Тинто проступило багрово-красное пятно. Рука его дрогнула, и пуля пробила потолок, а сам он, сделав несколько неуверенных шагов вперед, тяжело рухнул ничком, уронив откатившуюся с грохотом винтовку.

Диггер Кэссиди застыл возле стойки, положив на нее обе руки так, чтобы их хорошо было видно.

- Послушай-ка, Диггер, - тихо сказал Том Гэлуэй, - ты не очень-то пришелся здесь ко двору. Почему бы тебе не съездить проветриться в Монтану, например?

Он круто повернулся на каблуках и вышел из салуна.

Диггер Кэссиди, чувствуя, как у него предательски дрожат ноги, одним махом опрокинул стакан, услужливо наполненный хозяином.

- Проклятье! - прорычал он. - Какой стрелок, чтоб ему вечно гореть в аду! - Сделав еще глоток, он повернулся к хозяину: - И вот что я скажу тебе, парень: никогда не слушай юнцов, которые воображают себя взрослыми мужчинами!

Край солнца еще виднелся над горизонтом, когда Гэлуэй, ведя в поводу коня, на котором молча сидел священник, подъехал к домику в излучине. Распахнув дверь, он остолбенел: Билл, свежевыбритый, в белоснежной хрустящей рубашке, сидел перед камином, читая газету. Из кухни плыли чрезвычайно аппетитные запахи.

Будущая миссис Билл Пьют выглянула из соседней комнаты.

- Располагайтесь поудобнее, я через минуту буду готова. Я подумала: а и правда, что за свадьба без пирога?!

- Полностью согласен с вами, мэм! - кивнул Гэлуэй. - Вряд ли кто здесь больше меня любит вкусно поесть!

Билл обернулся к Гэлуэю, затравленное выражение постепенно исчезло у него из глаз, уступая место веселому озорству.

- Ах ты подлый предатель, вонючий койот! Ты, проклятый ирландский сукин сын!

- Шшш! - одернул его Гэлуэй. - Тут же святой отец!

ХЭТТАН-КАСЛ

HATTAN'S CASTLE

Огромное, издалека похожее на башню нагромождение остроконечных скал, устремленное в небо подобно указующему персту, издавна носило имя Хэттан-Касл - Замок Хэттана. Казалось, что сверху, со своей высоты, он надменно поглядывает на заброшенный одинокий домишко с покосившейся крышей и несколько жалких, покрытых полусгнившей соломой хижин - все, что осталось от поселка, жители которого некогда гордо именовали его городом Хэттан-Касл.

В четверти мили от него вдоль невысокой насыпи еще можно различить три могильных холмика с неразборчивыми надписями и семьдесят два безымянных, хотя прежде чем деревянные кресты с них исчезли навсегда, на доброй дюжине значились имена здешних старожилов.

К востоку от каркаса глинобитной хижины еще сохранился каменный фундамент какого-то строения. Вокруг него, да и по всей территории поселка по-прежнему лежат кучи битого стекла и великое множество всякого старья: черепков, углей, полуобгоревших бревен - этих немых свидетелей бушевавших здесь в давние времена огня и страстей. Если пройти вперед еще футов двадцать, то можно наткнуться на то, что осталось от укромного пристанища жалкого воришки, прозванного местными жителями "крысиной норой". В нем валяется побелевший от времени череп, в центре которого, не больше чем в полудюйме друг от друга, отчетливо видны два круглых отверстия. Несколько лет назад рядом лежали кучкой и остальные кости, но время, проливные дожди и прожорливые койоты сделали наконец свое дело, и теперь в "норе" остался только один череп.

Так выглядят останки возникшего во времена золотого бума и выросшего как на дрожжах поселка, известного как Хэттан-Касл.

В 1874 году никому прежде не известный старатель по имени Коротышка Беккер устроился на этом самом месте, чтобы спокойно распить в одиночестве украденную бутылку виски. Пьяный, он не удержался на ногах, когда наклонился над ручьем, и свалился в ледяную воду. Мигом протрезвев, Беккер стал барахтаться, пытаясь ухватиться за что-нибудь, и вдруг в его руке случайно оказался корень мансаниты. С этого-то дня и началась история Хэттан-Касл.

Под этими скалами в песке были рассыпаны бесчисленные драгоценные крупинки, большие и маленькие тускло блестевшие камушки - тут находилось одно из самых богатых в истории штата месторождений золота, и именно здесь Коротышка Беккер застолбил свой участок.

Участки вокруг него расхватали девятнадцать других счастливчиков, а остальным, слетевшимся, как мухи на мед, достались менее жирные куски. За семь дней из пустыни Хэттан-Касл превратился в поселок с населением более четырехсот старателей, и по меньшей мере триста из них явились сюда с тем, чтобы лгать, мошенничать, красть, убивать друг друга и всех остальных честных обывателей: впрочем, и тех с большой натяжкой можно было считать таковыми.

Возникнув благодаря чудовищному всплеску жадности и порока, поселок существовал как островок беспорядка и беззакония до тех пор, пока не появился Джон Дэниел. С его приходом город получил наконец хозяина. Он приехал не один: его правой рукой стал верзила Берни Ли, а верным другом и незаменимым помощником - наемный убийца, крошечного роста человек по прозвищу Расе Чито.

Вскоре Джон Дэниел не поделил чего-то с шерифом Дейвом Алленом. Слово за слово, собеседники схватились за оружие, и во время перестрелки шериф погиб. Никого не удивило, что Дэниел, хоть и стоял с шерифом лицом к лицу, остался невредим и успел выстрелить всего лишь раз. Впрочем, все видели, как Расс Чито и Берни Ли с противоположных концов улицы открыли огонь, и шериф оказался в ловушке.

Всего два дня спустя Коротышку Беккера нашли мертвым, он крепко сжимал в руке винтовку, череп его пробила пуля. Джон Дэниел, предложивший свои услуги в качестве коронера, объявил, что он покончил с собой. На теле Коротышки нашли завещание, в котором он назначил наследником всего имущества своего единственного друга Джона Дэниела.

Дэниел поручил руководство шахтой своим ближайшим помощникам, а сам открыл в поселке заведение под пышным названием "Палас Салун энд Гэмблинг Холл". Из ближайшего города он доставил сюда нескольких женщин и парочку барменов, умевших не только смешивать коктейли.

Прошло четыре года, и Хэттан-Касл стал истинным вместилищем порока, греха и разврата. На шахтах по-прежнему продолжалась работа, а старатели пьянствовали, швыряли нажитые деньги на ветер и в конце концов погибали, оставаясь в Хэттан-Касл навсегда. Нескольких, попытавшихся уехать из поселка с намытым золотом, нашли потом убитыми на дороге. Очередного покойника обнаруживали часто благодаря канюкам и хоронили с большей или меньшей поспешностью. Безжалостный, высокомерный и равнодушный, Джон Дэниел правил поселком железной рукой.

Чито и Ли по-прежнему верно служили ему, но кроме них у Дэниела появилось полсотни новых подручных. Всегда безупречно одетый, он отличался какой-то нездешней красотой и был опасен как гремучая змея. Власть его никто и никогда не пытался оспорить. Не меньше двадцати из семидесяти пяти могильных холмиков появились на кладбище благодаря ему или его присным. Это число не подвергалось сомнению, да и из тех бедняг, кого нашли мертвыми на дороге, на счет Дэниела относили не меньше половины. А затем как-то в воскресенье в поселок приехал Бон Кэддо.

Фамилия его, тяжелая, мощная челюсть, холодные серые глаза и густая копна рыжеватых волос позволяли предположить, что он происходил из валлийцев, но кто он и откуда, никто точно не знал. В поселке, где все жители узнавали друг друга в лицо, высокий, могучего сложения, широкоплечий и мускулистый Бон Кэддо не остался незамеченным. Участок, который он застолбил в четырех милях от Касла, оказался одним из богатейших.

Не прошло и двух часов с тех пор, как он установил это, а Расс Чито уже постучал в дверь "Паласа". Джон Дэниел находился здесь, OF стоял в глубине зала, держа рюмку шерри.

- Босс, - голос Чито дрожал от возбуждения, - говорят, участок в Лонтри того парня, что только приехал, - это что-то!

- Что, так много золота?

- Сказали, не меньше двадцати тысяч на тонну. Другого такого я не видел!

Про себя Джон Дэниел разделил эту цифру пополам, но даже если сплетни преувеличили добычу не вдвое, а втрое, все равно новое месторождение было богатейшим. Сердце его глухо застучало: похоже, это как раз то, чего он так ждал все годы, - возможность уехать наконец навсегда, поселиться в доме на Ноб-Хилл, жить как настоящий джентльмен, жизнью, в которой не будет места Рассу Чито и его головорезам.

- Я хочу поговорить с ним. Передай, чтобы он пришел сюда.

- Пытался, но он послал меня куда подальше. - В глазах Расса Чито загорелась злоба. - Ну, доберусь я до этого сукиного сына!

- Не раньше, чем я поговорю с ним!

Бон Кэддо так и не появился в Хэттан-Касл, но Дэниел не сомневался, что золото, которое тот добывал, никуда не уплыло. Каждый, кто покидал поселок, пеший или конный, каждый почтовый фургон тщательно обыскивался. Не нашли ни крупинки золота, а Бон Кэддо все так же день за днем без отдыха трудился на своем участке. Казалось, то, что происходило в поселке, не имело к нему ни малейшего отношения. На приглашения Дэниела он не обращал ни малейшего внимания и трудился как вол, с рассвета до заката. Тех же, кто желал поговорить с ним на его территории, встречали неприветливо: чей-то голос коротко приказывал убираться прочь, а направленное на незваного гостя дуло ружья не оставляло ему выбора.

Когда с приезда Кэддо пошел уже третий месяц, Джон Дэниел пригласил к себе для разговора Черри Креслин. Она появилась почти тотчас же, хрупкая, изящная, с очаровательными кудряшками, с повадками профессиональной соблазнительницы.

- Я помню, ты обожаешь ездить верхом, - попыхивая сигарой, сказал Дэниел, - надень серую амазонку, она тебе к лицу, и возьми моего вороного. У меня для тебя поручение. Как ты с ним справишься - твоя забота, меня это не касается. Тебе надо познакомиться с одним парнем, его зовут Бон Кэддо. Неплохо будет, если ты ему понравишься.

- Ну уж нет, Джон, - вспыхнула она, - пошли к нему одну из своих девчонок. А я не желаю иметь ничего общего ни с одним из этих грязных пьянчуг.

- Ты сделаешь, как я скажу, Черри, и притом немедленно. А что касается этого парня, успокойся, он не пьяница. Насколько я слышал, он довольно крутой и здоровый, как медведь гризли: думаю, он может быть иногда опасен. Кстати, он не игрок и не выносит спиртного.

- Ладно, будь по-твоему. - Она встала. - Но помяни мое слово, ты еще пожалеешь об этом! Я сыта по горло твоими делишками, Джон! Почему ты не хочешь продать все и уехать из этого проклятого поселка? Мы могли бы перебраться в Нью-Йорк или в Сан-Франциско.

- Не болтай ерунду. Поезжай куда велено.

Каньон Лонтри весь был залит солнечными лучами. Высокие остроконечные тополя, казалось, нашептывали друг другу на ушко свои секреты, а ручеек, весело струившийся среди камней и громадных валунов, хихикал и бормотал что-то себе под нос. Среди ветвей весело щебетали какие-то пичужки, да издалека, с другого берега ручья, доносилось, как Кэддо возится на своем участке.

Даже во время работы он не расставался с револьвером, на расстоянии вытянутой руки возле стены стояла винтовка, а в глубине вырытой шахты, так, чтобы не бросался в глаза, лежал кольт. Кэддо казался сказочным великаном, когда стоял вот так, на дне шахты, широко расставив ноги в грубых башмаках, которые обычно носят старатели. Как ни странно, он был свежевыбрит, а копна непокорных волос тщательно расчесана. Расстегнутая красная фланелевая рубаха обнажала могучую шею, а на спине, где при каждом движении вздувались громадные мускулы, она, казалось, того гляди треснет. Черри смотрела как завороженная и не могла отвести от него глаз.

Когда лошадь Черри вошла в ручей и плеск воды достиг его слуха, гигант оглянулся и с удивлением обнаружил амазонку на высоком вороном жеребце, притом чрезвычайно привлекательную. Его губы тронула улыбка.

Еще до того как приехать в Хэттан-Касл, он много чего наслушался о Джоне Дэниеле и о том, какими методами он действует. Больше того, он давно знал об этой женщине, знал, как ее зовут и даже то, что ее считают любовницей самого Дэниела. Он с интересом разглядывал ее, пока она неторопливо направлялась к нему, и наконец был вынужден признать, что она восхитительна. Даже несмотря на жесткое выражение лица, в ней сквозила какая-то неуловимая мягкая женственность и теплота, но тщательно скрываемая, незаметная с первого взгляда.

- Доброе утро, Бон Кэддо, - произнесла женщина низким, волнующим, чуть хрипловатым голосом.

Он с удивлением почувствовал, как что-то в глубине его души дрогнуло в ответ; выглядело бы нелепо, если бы он потянулся за винтовкой, чтобы припугнуть гостью и заставить ее уехать. Он попытался взять себя в руки, напомнив себе, кто она такая, но внезапно это показалось несущественным, перед ним была просто прекрасная незнакомка.

- Доброе утро, Черри.

- Мы с вами знакомы? Я что-то не припоминаю. - Еще раз внимательно взглянув на него, она наморщила лоб. - Может быть, я забыла?

- Скажем так, мы с вами никогда не встречались раньше, но я чувствовал, что вы приедете. - Он жестом пригласил ее присесть на заросший травой бугорок под деревом. - Не хотите поболтать здесь со мной? Иногда бывает немного одиноко.

- Как вы сказали - вы ждали меня?! - Вначале она опешила, но вскоре поняла, что кипит от возмущения. Привыкнув всегда повелевать, когда дело касалось мужчин, и держать ситуацию под контролем, она впервые столкнулась с человеком, который, казалось, не поддавался ее чарам. Может, все дело в том, что он такой огромный? Но в лице его она отметила ум, и ей пришлось с неохотой признать, что он очень привлекателен.

- Ну конечно. - Он ласково улыбнулся, и она опять невольно залюбовалась им. - Ведь все свои обычные методы Джон Дэниел уже испробовал на мне. Остались два: вы и наемный убийца.

Он заметил, как внезапно ожесточилось ее лицо, как потемнели от гнева глаза, но надо отдать должное: она и не пыталась изображать негодование или возмущение.

- Так вы считаете, что меня послал он, не так ли? Вы уверены, что я из числа тех женщин, которые с удовольствием помогают мужчинам обстряпывать их грязные делишки?

- Да, - кивнул он, облокачиваясь на лопату, и в ту же секунду удар хлыста обжег ему лицо.

Не вздрогнув, он все так же твердо смотрел ей в глаза, хотя щека опухала на глазах и болела нестерпимо, а красный кровоподтек, пересекая губы, поднимался к виску.

- Да, - так же твердо повторил он, - а жаль, ведь вы женщина с сердцем и умом. Вы мужественная женщина, а пляшете под его дудку.

- Считаете себя очень проницательным?

- Да нет! Какие уж тут загадки! С вами все предельно ясно, Черри Креслин. А жаль, - повторил он задумчиво, - очень жаль, что вам приходится выполнять грязные поручения. Вы необыкновенная женщина, и кто-нибудь мог бы быть с вами счастлив всю жизнь, да и вас сделать счастливой.

Она изумленно глядела на него, не в силах отвести взгляд. Все шло не так, как она рассчитывала. Будет трудновато перевести разговор на то, ради чего она здесь. Да, впрочем, ей уже не очень-то и хотелось этого.

- Может быть, вы и правы, - запинаясь, пробормотала она. - Может, действительно вы тот человек, который мне нужен.

Он весело расхохотался и с силой всадил лопату глубоко в землю. Выпрыгнув из ямы с неожиданной для такого великана легкостью, он подошел к ней. Вороной фыркнул и потянулся к нему.

- Не торопись, Черри, не так быстро. Ведь я не такой уж простачок, поверь. Не стоит хитрить со мной, девочка, это не поможет.

Она подняла на него глаза, тщетно пытаясь разобраться в своих чувствах.

- Не хитрить, говоришь? Да я уж и не помню, когда это было!

- А, вот сейчас ты не лукавишь! Ну что ж, мне это нравится! - Он прислонился к вороному богатырским плечом. - Да и ты мне нравишься, Черри.

- Я вам нравлюсь? - Как ни пыталась она взять себя в руки, странное чувство поднималось в ней: она не могла понять, как можно испытывать что-то подобное к совершенно чужому человеку. - Разве вы не знаете, кто я такая?

- Кто ты такая? По-моему, прежде всего ты женщина. Похоже, такая же, как и все. Трудно иногда определить с первого раза, на самом ли деле человек такой или просто хочет таким казаться. Будущее покажет.

- Вы действительно так считаете? А как насчет прошлого?

Бон Кэддо с досадой передернул плечами.

- Если женщина полюбит меня, я буду считать, что ее жизнь началась в тот самый день, как она призналась мне в этом. И судить о ней я буду лишь по тому, что произойдет после этого дня, но судить буду строго.

В душе ее шла тяжелая борьба; она осознавала, что это совсем не то, зачем она сюда явилась.

- Как это случилось? - недоумевающе пробормотала она. - Я ведь не за этим приехала.

- Конечно, ты приехала, если не ошибаюсь, чтобы заставить меня потерять из-за тебя голову и, по меньшей мере, уговорить приехать в этот ваш Хэттан-Касл, не правда ли? Первое тебе, может, и удастся, а вот остального не обещаю!

- А если вы в меня влюблены и я попрошу вас приехать, неужели откажетесь?

- Безусловно, даже не сомневайся. Я вообще считаю, что выполнять дурацкие женские капризы - не значит доказывать свою любовь. Грош цена тому мужчине, что готов потерять голову из-за каждого смазливого женского личика. Нет уж, пока у меня с головой все в порядке, и я уверен, что чем дальше я буду от Хэттан-Касл и "Паласа", тем мне же лучше. - Его глаза вдруг потемнели как грозовая туча. - Мы с тобой оба из Уэльса или из Ирландии, моя девочка, а это значит, что мы обладаем даром предвидения, или называй это как угодно: так вот, сейчас мне что-то подсказывает, что мое появление в Хэттан-Касл повлечет за собой разрушение и чью-то смерть: твою, мою или гибель всего поселка.

Холодок пробежал у нее по спине, и она, как ребенок, потянулась к нему.

- Тогда не приезжай, Бон. Не приезжай туда никогда! Оставайся здесь или, лучше всего, забирай все золото, что уже намыл, и уезжай куда-нибудь подальше отсюда!

- Так вот что ты мне советуешь?! А что же скажет Джон Дэниел?

- Боюсь, ему это не понравится, - усмехнулась она. - Думаю, он страшно разозлится, но это лучшее, что я могу тебе посоветовать.

- Нет уж, так просто я не уеду. И вообще не уеду, пока не добуду все золото, которое есть на участке.

- А можно мне еще приехать?

- Приезжай, буду рад. Приезжай поскорее.

Кэддо проводил ее взглядом, а потом, вздохнув, снова взялся за лопату. Так просто все это не кончится, с тревогой думал он, без прежнего азарта копаясь в земле. Он не сомневался, что Черри вряд ли посвятит Дэниела в подробности своей поездки, да и о своей неудаче скорее всего промолчит. Во всяком случае, на первых порах. Она наверняка приедет снова, а потом и еще не раз. И если план Джона Дэниела не сработает, то он придумает что-нибудь еще.

Три дня подряд Черри приезжала к нему на участок и каждый раз оставалась у него все дольше и дольше. И наконец неизбежно пришел тот день, когда, вернувшись в Хэттан-Касл, она столкнулась лицом к лицу с поджидавшим ее Джоном. Как только их взгляды встретились, женщина похолодела от страха, догадавшись, что встреча не сулит ей ничего хорошего.

- Ну? - нетерпеливо спросил Дэниел. - Когда он обещал приехать?

- Он не приедет. - Уже не имело смысла оттягивать этот неизбежный разговор. Тем более не исключено, что люди Дэниела следили за ней последние дни. - Он не приедет, Джон. Больше того, я уезжаю. Уезжаю, чтобы стать его женой.

- Что?! - Его как будто ударили под дых. Всякого он ожидал, но такое даже не могло прийти ему в голову. - Ты что, дурачить меня вздумала? Думаешь, выйдешь за него замуж и приберешь все себе?!

- Боюсь, ты не понимаешь, Джон. Видишь ли, я люблю его. Он прекрасный человек и настоящий мужчина. Я надеюсь, ты не собираешься меня отговаривать?

- Что?! Да я и слушать не собираюсь весь этот вздор! - Его глаза превратились в две узкие щелочки, отчего лицо вдруг стало невообразимо уродливым и страшным. - Не вздумай и шагу сделать из города, ты меня поняла?! Теперь этим займется кто-нибудь другой.

- Извини, Джон. - Ей пришлось собрать всю свою волю в кулак, чтобы он не заметил, как она боится. - Мне пора ехать, Бон ждет меня.

Его тяжелая рука с такой силой хлестнула ее по лицу, что из разбитых губ брызнула кровь, а сама она рухнула на пол, пятная его своей кровью. Собравшись с силами, она подняла на него глаза, стараясь справиться с подступившей к горлу тошнотой.

- Ты об этом еще пожалеешь, Джон. Я бы могла простить тебя, но, боюсь, ты конченый человек.

Кипя от ярости, он выскочил из комнаты и вернулся в "Палас". Первый, кто попался ему на глаза, был Чито.

- Ты-то мне и нужен, - бросил Дэниел. - Кажется, тебе не терпится разделаться с Кэддо. Сделай это хоть сейчас.

Не сказав ни слова, обрадованный Расс ринулся к конюшне, а из окна за ним следили глаза Черри, которая очень быстро поняла, что он задумал. Не помня себя от ужаса, она рванулась к дверям, но на пороге ее перехватил ухмылявшийся Берни Ли.

- Куда торопишься, детка? Джон велел тебе оставаться в комнате, так что давай назад.

Она отшатнулась. Дверь с грохотом захлопнулась, и в замке повернулся ключ. Так, значит, ей не удастся предупредить Бона! Сейчас Чито уже наверняка проехал не меньше половины пути, он будет стрелять из-за деревьев, так, чтобы не ранить, а убить.

Из окна "Паласа" Джон Дэниел задумчиво разглядывал безлюдную улицу, думая о том, что старательский бум уже на исходе. Пора распродавать здесь все, что у него есть, и уезжать. За последние три месяца население поселка сократилось на треть. Да, пожалуй, самое время сматывать удочки. Заполучив золото, намытое Кэддо, он обеспечит себя до конца своих дней, поедет в Сан-Франциско, как и собирался, и возьмет с собой Черри. Как только они окажутся далеко, все ее глупые фантазии насчет брака с Кэддо вылетят из головы, и она снова будет принадлежать ему.

Впервые за много месяцев, с тех пор как он узнал Черри, ему пришло в голову, что она никогда не признавалась ему в любви, а ее твердая решимость оставить его ради Бона заставила предположить, что Кэддо оказался удачливее его.

Дэниела душила ненависть: он не переносил, когда кто-то становился ему поперек дороги.

С трудом дождавшись полудня, он, наконец, не выдержал и вышел на улицу. Чито до сих пор не вернулся. Конечно, успокаивал себя Дэниел, он очень осторожен, никогда не торопится, стреляет только наверняка. Но все-таки ему стало не по себе.

Запертая в комнате Черри каким-то чудом взяла себя в руки и заставила успокоиться. Конечно, она по-прежнему безумно боялась за Бона, но странная тишина за дверью и отсутствие известий от Чито почему-то действовали успокаивающе. Временами на нее снова накатывали волны ужаса, первобытного страха за мужчину, которого она полюбила, но какое-то шестое чувство подсказывало ей, что волнуется она напрасно и что с Боном все будет хорошо.

А в "Палас салуне" Джон уже не пытался скрывать своей тревоги. Закурив сигару, он глубоко затянулся и снова вышел на улицу, пытаясь издали разглядеть возвращающегося Чито. Но тот все не появлялся.

Наконец солнце село, поселок окутала тьма, и ждать снаружи больше не имело смысла. Дэниел вернулся в салун, но там, где раньше в это время кипела жизнь, теперь было пусто. Немногочисленные посетители вяло переговаривались, наблюдая за хозяином. Казалось, весь город притих в ожидании чего-то. Пробило семь часов, затем восемь. Метавшийся из угла в угол Дэниел внезапно остановился, будто ему пришла в голову какая-то идея, и обвел взглядом знакомые лица, отметив про себя, что многих недостает. Кто-то входил, кто-то прощался, уходя. Вдруг с громким звоном посыпались стекла и вылетело окно салуна, выходившее в лес. Мужчины вскочили на ноги, хватаясь за оружие, и с ужасом увидели, что образовавшуюся дыру кто-то просунул тело Расса Чито. Его грудь была прострелена навылет.

К нему бросились со всех сторон, и только Джон Дэниел застыл на месте с белым как мел лицом, крепко сжав зубами потухшую сигару.

Затем распахнулись двери салуна, и Берни Ли, зверски избитый, тяжело рухнул на пол.

Наконец, опомнившись, Дэниел зашел за стойку бара и достал из ящика под ней спрятанный револьвер. Неторопливо зарядив, он заткнул его за пояс и, прихватив еще винтовку, вышел на улицу.

Как он и предвидел, Черри исчезла.

Во всех комнатах горел свет, дверь открыта, но Черри нигде не было.

Грязно выругавшись, Дэниел позвал:

- Пит! Дэйв! Эд! Черри сбежала! Быстро в погоню, догнать ее, а Кэддо пристрелить!

- Пожар! - донесся крик откуда-то с другого конца улицы.

Дэниел кинулся к дверям. Одного взгляда оказалось достаточно, чтобы понять: кто-то поджег пустырь вокруг его салуна.

Он прекрасно понимал, что достаточно легкого ветерка, чтобы от его заведения в считанные мгновения остались одни головешки. Потом огонь перекинется дальше, и вся улица обречена. А ведь здесь ему принадлежал каждый дом.

Внезапно холодок пробежал у него по спине: он осознал вдруг, что ни один из стоявших рядом не попытался погасить пламя, даже не пошевельнулся. Многие, казалось, равнодушно наблюдали или ждали чего-то, а другие поливали водой стены домов через дорогу, не имевшие к нему никакого отношения. Его самого словно не замечали.

Убедившись, что помощи ждать неоткуда, Джон круто повернулся и вошел в салун. Ярость и отчаяние ослепили его, в висках стучала мысль, что все погибло, все, за что он жестоко боролся столько лет! Но пока еще у него оставались деньги.

Воровато оглядевшись по сторонам, он нащупал секретный замок и открыл сейф, куда столько лет складывал попадавшее в его руки золото. Аккуратно опорожнив ящик, разложил все в несколько мешков, чтобы легче было забрать. Под фундаментом находился еще один тайник, в котором лежали слитки. Он решил, что за ними еще успеет вернуться. Ну а теперь, пока все на улице заняты пожаром, у него есть шанс незаметно скрыться.

Джон принес пару седельных сумок из своей комнаты, которые заботливо держал там на всякий случай, и аккуратно переложил в них мешки с золотым песком и самородками. Перекинув их через плечо, он крякнул под тяжестью сумок и двинулся на выход. До конюшни, где стоял его вороной, оставалось всего несколько шагов.

Но ему не суждено было пройти их. Вздрогнув, Дэниел увидел в дверях исполинскую фигуру, загородившую путь к спасению.

- Ты, никак, собрался куда-то, приятель? - мягко поинтересовался Кэддо.

Дэниел, казалось, окаменел. В первый раз в своей жизни он почувствовал, как от страха зашевелились волосы на затылке и неприятный холодок пробежал по спине.

Перед лицом смертельной опасности он остался один. Расс Чито мертв, что же касается Берни, тот вряд ли смог бы помочь ему, даже если бы захотел. Похоже, этому верзиле так не доставалось ни разу в жизни. А остальные его головорезы, напуганные происшедшим, скорее всего воспользовались случаем и сбежали из поселка. Кэддо пришел за ним.

Дэниел никогда не считал себя трусом. Вот и сейчас ему довольно быстро удалось овладеть собой, хотя что-то по-прежнему подсознательно тревожило его.

- Всю свою жизнь, Джон Дэниел, ты грабил и убивал, теперь этому пришел конец. Скоро "твой" поселок превратится в кучу углей, да и ты его ненадолго переживешь, - прогремел великан.

Краем глаза заметив на стойке бара несколько бутылок, Дэниел схватил одну из них и с силой метнул в своего врага, но тот мгновенно уклонился, и бутылка, ударившись о стену, с грохотом разлетелась на мелкие осколки. Кэддо рванулся вперед.

Выхода у Джона не оставалось, и он бросился ему навстречу, вложив в удар всю свою ярость и отчаяние. Кэддо не пытался увернуться, он принял удар не дрогнув и, казалось, даже не почувствовав его, а затем ударил сам. У Дэниела подкосились ноги, и он рухнул на колени.

Кэддо не торопился добить своего врага, отлично сознавая, что еще один удар может оказаться для того последним. Его холодный немигающий взгляд привел Джона в ужас.

- Ну что, говорят, ты любишь избивать женщин, Дэниел? А каково попробовать самому? Я слышал, тебе и убивать нравится, может, тоже хочешь испытать на себе? Как тебе моя идея?

Дикий, панический ужас придал Джону сил, и, неожиданно вскочив, он рванулся к выходу. Кэддо попытался перехватить его, но не успел - с мужеством отчаяния Дэниел отшвырнул его прочь, и тот тяжело рухнул на пол, уронив по дороге стул.

Кубарем скатившись по черной лестнице, бандит изо всех сил бежал к конюшне, он мог ускользнуть, только успев туда раньше Бона. За спиной раздавался грохот сапогов его преследователя. Ну, еще немного! И вдруг в ушах его зазвенел колокольный звон - его вороного не было в стойле!

Как попавшая в капкан лиса, он затравленно озирался по сторонам, надеясь найти хоть какое-то оружие. Две огненные вспышки, почти мгновенно озарившие суровые черты Бона Кэддо, оказались последним, что увидел Джон в своей непутевой жизни. Он скорее почувствовал, чем услышал грохот выстрелов, и что-то с неимоверной силой ударило его в грудь, отбросив далеко назад. Он уже не увидел, как винтовка снова изрыгнула язычок огня, потому что был мертв и падал, падал, ломая ветки мансаниты.

В Тонто-Бейсин по-прежнему стоит одинокий большой фермерский дом, окна которого смотрят на долину. Тополя шелестят над ним, как будто нашептывают обитателям свои секреты, а на веранде часто стоит немолодая, по-прежнему красивая женщина и с улыбкой смотрит вслед мужу, идущему по полю вместе с двумя долговязыми пареньками. А в доме весело напевает дочка, и мать узнает песенку, которую сама когда-то пела, будучи молодой. Она погружается в воспоминания и ничего не замечает вокруг, пока тяжелая рука ласково не ляжет ей на плечо, и ее муж, чьи волосы уже тоже поседели, не обнимет ее за плечи.

Перед ними далеко расстилается мирная долина, и сыновья весело плещутся в ручье, перед тем как собраться за ужином; в доме щебечет дочь.

- Да, мать, у нас с тобой вышла неплохая жизнь, - вздыхает мужчина.

К северу от их ранчо еще виден остов дома, в стене которого, если знать, где искать, можно обнаружить глубоко застрявшую пулю. Эту пулю никто никогда не видел, как и простреленный навылет череп в яме, бывшей некогда домом несчастного старателя, и побелевшие от ветра и времени кости в зарослях мансаниты. А если бы какому-нибудь случайному путнику пришла охота разглядеть их получше, он смог бы заметить в них две аккуратные дырочки всего в полудюйме друг от друга.

ЧЕЛОВЕК ДАФФИ

DUFFY'S MAN

Ковбой нанялся к Даффи дней за шесть до того, как все случилось.

Даффи, много чего повидавший за свою долгую жизнь и похожий на старый, кряжистый дуб с узловатой корой, сразу догадался, что добром это не кончится, как только увидел направлявшегося к его конюшне Клипа Харта. Память пока его не подводила: он не забывал ни человека, ни животного ничего из того, что увидел или узнал, достаточно поколесив по свету.

Семь лет назад в Эль-Пасо Клип Харт пристрелил человека, и Даффи случайно оказался свидетелем этого. С тех пор в разных городах происходило много схожих убийств, а три года назад в тюрьме штата в упор застрелили парня, осужденного за угон скота. Харт иногда попадал под подозрение, но чаще всего в связи с грабежами, и ему всегда удавалось благополучно вывернуться.

Теперь, через семь лет после их последней встречи, Даффи показалось, что Харт немного постарел, обрюзг и выглядел угрюмым и озлобленным. Он обвел все вокруг холодным подозрительным взглядом человека, знающего, что за ним идет охота. С ним прибыли еще двое, их Даффи не знал. Один из них проехал дальше, затем, остановившись у дверей салуна и укрывшись за лошадью, стал внимательно наблюдать за всем, что происходит на улице.

Харт бросил взгляд на вывеску над входом в платную конюшню, а затем подозрительно поглядел на сидевшего в большом кресле рыхлого толстяка.

- Это вы Даффи? - Его глаза впились в лицо старика.

- Да, я самый и есть. - Старик поерзал в кресле, устраиваясь поудобнее. - Чем я могу вам помочь, мистер?

- Мне нужно воспользоваться вашей конюшней. Моих лошадей пригонят сюда вечером, в табуне семь голов. На какое-то время они останутся у вас, но пусть стоят оседланные, чтобы я мог забрать их в любую минуту.

Даффи уселся поплотнее и, собравшись с духом, помотал головой.

- Нет, мистер, не пойдет. Свои дела обделывайте где-нибудь еще, а мне и собственных забот хватает. Я не хочу связываться с вашими.

- Мне нужно, чтобы вы просто подержали их у себя. Я доверяю вам, Даффи, ведь вы далеко от этого места не уйдете. - Чиркнув спичкой о подошву и самодовольно усмехнувшись, Харт прикрыл пламя от ветра и прикурил сигарету. - А уж ваша конюшня и подавно никуда не денется, так что я могу не беспокоиться о своих лошадях. Где же ваш конюх, я бы хотел перекинуться с ним парой слов.

Даффи, кряхтя и отдуваясь, обернулся. Чем-чем, а уж глупостью он никогда не страдал и сейчас отлично понимал, что Харт не блефует. Он уже открыл было рот, чтобы кликнуть нового конюха, как вдруг увидел его самого, стоявшего подбоченившись в дверях конюшни.

Долговязый, широкоплечий парень, с лицом бесстрастным, как у индейца, казался еще выше благодаря своей худобе. Пару раз Даффи видел, как он улыбался одними глазами, но губы его при этом оставались все так же плотно сжаты в узкую полоску. Давно не бритая щетина, густо покрывавшая щеки в тот день, когда он в первый раз появился в конюшне Даффи, сейчас исчезла, но голова по-прежнему была непокрыта, и он все так же носил потертые туфли, что выглядело довольно странно, поскольку в тех местах обычной обувью считались сапоги или грубые башмаки. На скуле у конюха белел небольшой шрам, и внимательный глаз заметил бы, что когда-то давно ему сломали нос. Парню, наверное, исполнилось лет двадцать пять, но выглядел он старше, видно, жизнь не баловала его.

Угрюмый взгляд Харта остановился на нем.

- Сегодня вечером к тебе пригонят семь лошадей. Ты должен держать их оседланными и готовыми к отъезду в любое время дня и ночи, понял?

Ковбой коротко кивнул в сторону Даффи.

- Я служу у него.

Харт вспыхнул от гнева: он принадлежал к числу тех тяжелых людей, которые не принимают никаких возражений. Даффи давно знал, что любое противодействие его желаниям, действительное или мнимое, способно повлечь за собой вспышку дикой ярости, и сердце у него екнуло.

- Ты теперь будешь делать то, что я говорю, слышал?! А сейчас ступай!

Ковбой многозначительно взглянул на Даффи, и старик торопливо закивал. Круто повернувшись на каблуках, парень вернулся в конюшню.

- Тебе хорошо заплатят за лошадей, - повернувшись к Даффи, продолжал Харт; он уже овладел собой. - Но чтобы никаких возражений, понял? - Затем исполненным презрения голосом процедил сквозь зубы: - Да и кто в этом городишке сможет потревожить нас?

Заметив, что Харт направился к салуну, человек Даффи снова появился на пороге.

- Вы собираетесь разрешить ему держать здесь лошадей?

- У меня нет выбора, парень. Я уже давно не держал в руках винтовку, а в городе осталось сейчас всего несколько мужчин, и все они - люди пожилые, даже трусоватые. В любом случае, жены им никогда не позволят вмешаться. Рано или поздно что-то подобное должно было произойти. - Он осторожно оглянулся и продолжал: - Ты недавно в этих местах, парень. Остерегайся его, это опасный человек, от него жди беды.

Ковбой пытливо взглянул на него, словно сомневаясь в этом.

- Да неужто?

Как ни в чем не бывало, он вернулся в конюшню, долго возился в стойлах, убирая и меняя подстилки, потом принес свежего сена и засыпал овес в кормушку возле пустующих стойл. Постоял немного, покачиваясь на каблуках и что-то обдумывая, а потом, пробормотав: "Я бы, пожалуй, съел чего-нибудь", закутался в пальто и вышел. На Даффи он больше не взглянул. Переходя через дорогу, бросил взгляд на трех оседланных лошадей, по-прежнему привязанных возле салуна, и вошел.

Аппетитный запах, говоривший о том, что Ма уже священнодействует на кухне, витал в столовой. За одним из двух деревянных столов не меньше восьми футов в длину спиной к стене сидел Клип Харт. Человек Даффи устроился напротив за другим.

Он родился на Западе, но мать увезла его отсюда десятилетним мальчишкой, и он вырос на улицах Нью-Йорка. К пятнадцати, успев почти два года проплавать на рыболовецком судне, уже считал себя бывалым моряком, поскольку обогнул мыс Горн. Сдавал карты в Барбери-Кост, участвовал в жесточайшей поножовщине и уцелел. Потом подружился с Джемом Мейсом, величайшим боксером своего времени, и тот многому научил его. К семнадцати годам он уже бороздил на паруснике Китайское море. Вернулся в Нью-Йорк и снова дрался с уличной шпаной.

Жизнь ничем его не радовала, но одну отдушину он все-таки нашел, осознав в какой-то момент, что уйти от действительности можно в мир книжных героев и их приключений. Бессознательно он искал в книгах идеал для себя или, вернее, человека, который бы мог им стать. Оставшись в один прекрасный день совершенно без денег, он нанялся кочегаром на железную дорогу и, наконец, без единого цента и совсем без сил оказался на перроне в Вествотере, небольшом городке, какие в то время росли как грибы на Западе, всего один ресторанчик, один салун, платная конюшня, скобяная лавка, небольшой магазинчик на перекрестке и почтовая станция.

Погрузившись в воспоминания, он пришел в себя, вздрогнув от неожиданности, когда сзади неслышно подошла Джули и поставила перед ним тарелку. Он поблагодарил ее и молча наблюдал, как она наливает ему суп, над которым еще поднимался пар. Со своими ирландскими голубыми глазами, черными, как вороново крыло волосами и веснушками на точеном носике Джули выглядела очень милой. Обслужив его, она принялась собирать со стола грязные кружки и тарелки.

- А ну-ка, девушка, плесни мне кофе. - Нагловато ухмыляясь, Харт поманил к себе Джули.

Она неохотно подошла, и вдруг, крепко обхватив за талию, он притянул к себе растерявшуюся от неожиданности девушку.

Придя в себя, она отпрянула в сторону, и это получилось настолько резко, что Харт на мгновение потерял равновесие, а затем его лицо побагровело от ярости.

- Поставь кофейник и иди ко мне! - зло скомандовал он.

- Держи свои руки при себе! - огрызнулась она в ответ, вспыхнув от обиды. - Если я прислуживаю тебе за столом, это совсем не значит, что ты можешь их распускать!

Клип уже приподнялся было, как вдруг ковбой Даффи, ухватившись за край стола, с силой толкнул его за Харта: того ударило в бок, и он, пошатнувшись, с трудом удержался на ногах. Харт не упал бы, но скамья под ним покачнулась, и он рухнул на пол с размаху так, что даже ноги в ковбойских сапогах взметнулись вверх.

Когда он смог наконец перевести дыхание, то увидел над собой человека Даффи.

- Оставь девушку в покое, - невозмутимо посоветовал тот, - человек твоей профессии не может позволить себе валять дурака и привлекать к себе внимание.

- Ты еще меня учить собираешься?! - возмутился Харт, но поскольку подняться с пола он еще не успел, то не чувствовал себя достаточно уверенно, чтобы проучить мальчишку.

К тому же в последний момент ему что-то сильно не понравилось в лице человека Даффи. В то же время он прекрасно отдавал себе отчет, что этот конюх в чем-то прав. Действительно, он находился в той ситуации, когда излишнее внимание совсем ни к чему. В конце концов, он же не юнец, может и подождать немного. Осторожно схватившись за угол стола, он встал, изобразив на лице кривую улыбку.

- Да ладно вам, ребята, шуток, что ли, не понимаете? Я ведь валял дурака. - Он еще раз попытался выдавить улыбку, но получалось у него плохо. - Подумаешь, недотрога какая! - фыркнул он.

Однако, немного передохнув, Клип снова почувствовал, как в нем закипает гнев.

- Ты ведь нарочно толкнул стол, парень? - рявкнул он.

- Быстро соображаешь, - хмыкнул человек Даффи, он казался совершенно спокойным, когда стоял вот так, заложив за пояс большие пальцы и глядя на Харта. А тот постепенно все больше разъярялся, хотя и отдавал себе отчет, что сейчас не имеет права рисковать. С мальчишкой он рассчитается позже.

Не сказав больше ни слова, бандит рывком поставил на место упавшую скамейку и уселся. Закончив есть, он швырнул на стол полдоллара и вышел, даже не обернувшись.

Джули подлила супу в тарелку молодому человеку.

- Он этого так не оставит, - испуганно прошептала она.

- Я знаю.

- Он убьет тебя. Он уже многих убил.

- Все может быть.

Человек Даффи молча и быстро покончил с едой, похоже, он вообще позабыл о девушке. Оставив на столе два доллара, он направился к выходу.

- Будь осторожен, - тихо сказала она ему вслед.

Переходя улицу, он заметил, что привязанные лошади, на которых в город приехали головорезы Харта, исчезли, и, увидев Даффи, все так же сидевшего в старом кресле у входа в конюшню, он поинтересовался, привели ли табун.

- Пока нет. - Под Даффи скрипнуло кресло. - Что там у вас произошло?

- Он попытался вольничать с Джули, и я сшиб его с ног, двинув столом. По-моему, ему это не понравилось.

- Он попытается убить тебя.

- Я еще не собираюсь умирать.

- Послушай-ка моего совета, сынок, - вздохнул Даффи, - бери гнедого или любую другую лошадь и уезжай. Если когда-нибудь разбогатеешь, расплатишься за нее, а если нет, ну что ж, тогда просто забудь об этом. Ты мне понравился, парень.

- Спасибо, но мне не нужна лошадь.

- Поверь мне, старику, у тебя нет ни малейшего шанса.

- Не волнуйтесь за меня, мистер Даффи, идите отдыхать, а завтра подольше не выходите из дому. Это мое дело.

Кресло снова скрипнуло, Даффи тяжело поднялся.

- Если передумаешь, гнедой в твоем распоряжении. - Он замялся немного. - А оружие у тебя есть?

- Не думаю, что оно понадобится.

Воцарилось молчание, но молодой человек знал, что Даффи все еще не решается уйти, хотя в сумерках его и не было видно.

- Я уже заранее предвижу, как все произойдет, - вздохнул старик. Постепенно они начнут заправлять тут всем. Они будут делать все, что хотят. Сначала наш город станет перевалочным пунктом, где их всегда будут ждать свежие лошади, затем потихоньку они приберут к рукам магазины, продовольственные склады, салуны, а потом и людей. Мужчины будут убиты, а женщины окажутся в их власти.

- Может быть, вы и правы. Идите домой, мистер Даффи. Вам лучше держаться подальше от этого.

Он долго о чем-то задумавшись стоял в темноте, прислушиваясь к неровным, шаркающим шагам. Даффи, по всей видимости, подкатило под восемьдесят. Хозяину единственного в городе магазина - много больше шестидесяти. Все молодые мужчины покинули город, они перегоняли скот и вернутся не скоро. Может быть, на следующий год, а может быть, и вообще никогда, ведь перегон скота для многих становился тяжелым испытанием. Теперь это не имело значения. Он и сам знал, что необходимо сделать, а только просить о помощи не привык.

Конюх присел в кресло, в котором полдня проводил Даффи, и погрузился в воспоминания. Когда он работал на железной дороге, встретил там одного чудака, который мог часами цитировать то, что когда-то вычитал в книгах. Все это странным образом отпечаталось у него в памяти. Человек Даффи откинулся на спинку кресла и вспомнил то, что тот повторял особенно часто. Постепенно вся фраза всплыла у него в памяти: "Они говорят нам, Господи, мы слабы, не способны справиться с таким сильным и грозным противником. Но когда мы станем сильнее? Может быть, через неделю? Или через год? А может, это случится, когда мы будем разбиты и враг войдет в каждый дом? Откуда возьмутся силы, если мы будем пребывать в нерешительности и сомнениях? Нет, Господи, мы не рождаемся слабыми, просто мы не умеем пользоваться даже тем, что Ты дал нам".

Речь его текла плавно и свободно, голос, хоть и звучал громко, но казался необыкновенно мягким и певучим. Как и всякий ирландец, молодой человек с детства любил слушать красиво звучащую речь, особенно если она была вложена в уста свободолюбивого бунтаря. Откинув голову на спинку кресла, он прикрыл глаза. "Этот чудак с железной дороги, - подумал он лениво, - даже лучше, чем книги. Все, что ему требовалось для вдохновения, это хлебнуть добрую порцию ржаного виски".

Было далеко за полночь, когда наконец пригнали лошадей. Двое всадников вывели их из чащи на окраине города и, согнав в небольшой табун, подогнали к конюшне. Один из сопровождавших развалился в кресле Даффи у входа, пока другой помогал конюху развести лошадей по стойлам. Все они оказались как на подбор: стройные, великолепно сложенные, с гладкой лоснящейся шкурой.

Погонщик, невысокий, но крепкий и, похоже, сильный парень, схватив лампу, ткнул ее чуть ли не в лицо человеку Даффи.

- Новенький?

- Приезжий.

- Смотри, парень, они должны быть готовы к отъезду в любую минуту. Сделаешь это - и никаких неприятностей у тебя не будет. Может, как все кончится, еще богаче станешь на пару кругляшек. Ты меня понял?

- Понял.

Мужчина направился к дверям, стараясь держаться в тени. Над входом висел фонарь, который обычно оставляли на ночь, он, хоть и слабо, но освещал порог.

Человек Даффи увидел в темноте тлеющие огоньки сигарет и, бесшумно повернувшись, прошел в маленькую комнату в конце конюшни, которая обычно использовалась как склад. На полу валялись кучей старые седла, обрезки кожи и остатки упряжи, непарные сапоги и всякий хлам. А в углу лежал неприметный, завернутый в старый дождевик и покрытый толстым слоем пыли сверток.

Это был кольт с коротким стволом.

Вдруг ему послышалось, как скрипнула дверь. Поставив фонарь на пол, он отошел в темноту и затаил дыхание. Наверное, ему показалось. Взяв винтовку, он сдул с нее пыль, внимательно осмотрел в тусклом свете фонаря и принялся, потихоньку насвистывая, приводить ее в порядок.

Он все время прислушивался к звукам, доносившимся со стороны конюшни, а пару раз подходил к дверям и подолгу стоял. Почти два часа провозился он с винтовкой, разбирая, чистя, смазывая и снова собирая ее, пока не убедился, что привел оружие в рабочее состояние. Правда, барабан больше не вращался, так что, по всей видимости, придется перезаряжать ее вручную. Еще раз придирчиво осмотрев винтовку, он снова завернул ее в дождевик и спрятал на старое место.

Плотный коротышка перебрался в кресло Даффи, а второй, набрав в конюшне сена, соорудил себе постель у входа и заснул. Конюх остановился в дверях, о чем-то размышляя.

- В котором часу заберете лошадей? - коротко спросил он.

Коротышка смерил его подозрительным взглядом.

- Может, к полудню. А тебе-то что?

- Думаю, стоит ли их кормить. С полным животом они далеко не убегут.

- Корми, все нормально. Прямо сейчас и покорми. Идет?

- Угу.

Он вернулся в конюшню и, переходя от стойла к стойлу, засыпал корм всем лошадям, негромко бормоча:

- И говорят, что мы слабы. Когда мы станем сильнее? - Он все еще размышлял над этими словами, задумчиво поглаживая шею гнедого, который довольно пофыркивал и переступал ногами. - Красиво звучит, - шепнул он на ухо коню, - просто как музыка.

Парень снова направился к дверям.

- Светает, - буркнул он, - небо уже посерело.

- Да, - коротышка кряхтя встал и с хрустом потянулся. И в этот момент на него обрушился кулак.

Это был сокрушительный удар левой в солнечное сплетение. Убедившись, что он попал в цель, человек Даффи прыгнул вперед и провел апперкот, как профессиональный боксер, а затем, не дав противнику опомниться, ударил еще раз справа. Удар пришелся несчастному в скулу, но он его уже не почувствовал, да и вообще вряд ли успел понять, что произошло. Похоже, что он потерял сознание уже после первого удара.

Конюх прислушался и, не услышав ничего подозрительного, перевел дыхание и оттащил оглушенного бандита в темный дальний угол в конце конюшни. Связав ему руки и ноги, немного подумал и, вздохнув, заткнул еще и рот грязной тряпкой.

Дошла очередь и до второго. Тихо склонившись над спящим, человек Даффи осторожно поднял его руку и затянул на ней петлю. Тот, ничего не понимая, приоткрыл глаза, но короткий и страшный прямой удар в лицо снова погрузил его в темноту.

Повернув бандита на живот и не обращая внимания на то, что уложил его лицом прямо в перемешанный с остатками сена навоз, конюх прижал его коленом к полу и резко дернул за вторую руку, накинув петлю и на нее. Как бывалый моряк, быстро и ловко связал их обе вместе морским узлом, то же самое проделал с ногами и, заткнув рот тряпкой, оттащил в сторону.

"А вдруг они освободятся, да еще в самый неподходящий момент?" - пришла ему в голову мысль. Подумав немного, он вытащил их на середину, стропила крыши оказались почти в сорока футах у них над головой. Принес лестницу, проворно вскарабкался по ней и, перекинув через стропила две прочные веревки, бросил взгляд на своих врагов.

Оба бандита уже пришли в себя и уставились на него с нескрываемым ужасом.

- Собираюсь вздернуть вас, - весело прокомментировал парень, с удовольствием вглядываясь в их перекошенные от страха лица, - но не за шею, если вы, конечно, не будете сопротивляться, ребята.

Двадцать минут спустя он закончил с ними и, отступив на пару шагов, с удовольствием посмотрел на результат своих трудов. Теперь он мог спокойно уйти. Свободно наброшенные на шеи бандитов петли неминуемо затянутся, как только им придет в голову хоть немного потрепыхаться. Ради спасения собственных жизней они будут вынуждены сохранять неподвижность.

- Ну, ребята, теперь все в ваших руках, - объявил он, - можете тихонько полежать здесь и подождать меня, а я вернусь и отпущу вас, как только справлюсь с одним дельцем. А если попробуете освободиться сами, тогда у вас есть отличный шанс покончить со своей никчемной жизнью.

Он быстро направился к выходу. Из трубы на крыше кухни Ма уже поднимался дымок и слышались торопливые шаги Джули, которая хлопотала по хозяйству. Он подходил к дому, когда ее милое заспанное личико появилось в окне, и она радостно улыбнулась ему. Вдруг он заметил, как ее глаза упали на пустое кресло у входа в конюшню и расширились от удивления.

Когда он наконец появился в дверях, она взяла кофейник и молча налила ему кружку, не сводя испытующего взгляда с его бесстрастного лица. Ночью ее разбудил стук копыт, она поняла, что это пригнали лошадей в конюшню, а это значило, что где-то неподалеку планируется ограбление банка.

Опасаясь преследования, бандиты гонят свои лошадей изо всех сил, зная, что здесь их ждут свежие лошади и что вскоре они все окажутся в горах, в безопасности и с сумками награбленных денег. Свежие лошади для бандитов верное спасение. Те, кто бросится за ними в погоню, тоже будут гнать во весь опор, и их лошади будут загнаны до смерти еще до того, как они появятся в Вествотере.

Человек Даффи молча ел. Позавтракав, он положил на стол двадцать пять центов и повернулся к Джули.

- Лучше побудь сегодня дома, - посоветовал он как бы между прочим, - и Ма передай, чтобы тоже не выходила.

Вздрогнув от неожиданности Джули так и замерла у стола.

- Что бы ты ни задумал, - пробормотала она умоляюще, - не делай этого. Ты не знаешь Клипа Харта.

- Таких, как этот Харт, везде полно. И если ты думаешь, что можно спастись бегством, то такого места на свете нет, уж поверь мне. Придется либо сделать это, либо бежать, а я не люблю пасовать перед подонками. Кроме того, любой человек должен когда-то остановиться и начать жить нормально. Мне здесь по душе. Можно будет со временем завести ранчо.

Джули показалось, что его голос смягчился.

- Для этого понадобятся деньги.

- Тот, кто умеет управляться с топором, всегда способен заработать немного денег, - заявил он уверенно, - вот хотя бы на строительстве железной дороги. Ее скоро начнут прокладывать в этих местах, значит, понадобятся шпалы, много шпал. Не станут же их возить издалека.

Помолчав немного, он направился к выходу и уже на лестнице услышал, как Ма одобрительно проворчала:

- Мне этот парень по душе.

И почти немедленно прозвучал дрожащий голосок Джули:

- Если он не оставит в покое Харта, то ему конец.

Спускаясь по ступенькам, человек Даффи продолжал ломать голову. Как ему одному задержать семерых бандитов? Намного ли отстали от них люди шерифа? Когда они доберутся до Вествотера?

В голове у него возникали один за другим десятки планов, как справиться с семерыми, да еще самому при этом не расстаться с жизнью. Спутать ноги лошадям? Бесполезно, они перережут веревки. Открыть по ним огонь, как только они появятся в городе? У него не хватит на это пуль, даже если стрелять без промаха, - ведь их семеро. Кто-нибудь уцелеет, и тогда ему конец.

Выхода, похоже, не было. Дурак он, что связался с бандитами, раз уж не продумал, как довести дело до конца. Слава Богу, с мрачной радостью подумал он, что еще не втянул никого больше в это безнадежное, обреченное с самого начала безумие. Легко мечтать о подобных подвигах, но, видно, тот, кто слаб, никогда не станет сильнее.

Однако он понимал, что, заварив на свою беду эту кашу, выйти из игры вот так запросто уже не в его власти. Что он начал, он и должен закончить, и надо хотя бы напугать бандитов так, чтобы они и дорогу забыли в Вествотер.

Естественно, перебирая в голове все варианты, он старался не думать о том, чем столь рискованное дело может обернуться для него. Не то чтобы он сознательно закрывал глаза на угрожавшую ему смертельную опасность, но просто еще перед тем, как ввязаться в эту историю, он реально оценил свои шансы, а теперь, решив идти до конца, ясно сознавал, что рассчитывать на спасение ему не приходится. Во всяком случае, это маловероятно.

В конце концов, придя к выводу, что хуже не будет, он все-таки вывел из конюшни всех лошадей и, связав их между собой, привязал к изгороди другим концом веревки. Тщательно спутав им ноги, он постарался, чтобы предназначенная для Клипа Харта лошадь оказалась ближе всех к конюшне, и привязал ее отдельно, немного поодаль. Затем прошел в кладовку, снова вытащил винтовку из тайника и припрятал ее за дверью конюшни, так, чтобы снаружи ее никто не заметил.

Теперь он сделал все, что мог, и ничего больше не оставалось, как терпеливо ждать развязки. Опустившись в любимое кресло Даффи, конюх попытался хоть немного расслабиться.

Слухи о его ссоре с Хартом, похоже, уже облетели весь город, и улица совсем обезлюдела. Двери магазинчика давно распахнулись настежь, салун тоже уже открылся, но ни покупатели, ни завсегдатаи питейного заведения не высовывали нос. Город выглядел вымершим. Пару раз встревоженная Джули появлялась в дверях, поглядывая на молодого человека, по-прежнему сидевшего в кресле у дверей. Он казался спокойным, даже что-то насвистывал, обстругивая какую-то палочку, однажды ей показалось, что он спит.

Было уже почти одиннадцать, когда послышался приближающийся топот копыт. Всадники вихрем пронеслись по мосту за городом, галопом спустились к лесу, и вскоре их фигуры замелькали между деревьев. Бандиты гнали лошадей, безжалостно нахлестывая их, не боясь загнать несчастных животных, уверенные, что впереди им уже приготовлены свежие, отдохнувшие и накормленные кони. Выскочивший из салуна. Харт опрометью кинулся к своей лошади, но запутался ногой в скользящей петле, предусмотрительно оставленной для него, и человек Даффи немедленно нанес удар. Его прямой слева сокрушил челюсть бандита, заставив его завертеться волчком. Это ошеломило Харта. Опомнившись и тряхнув головой, Клип потянулся за винтовкой.

Человеку Даффи удалось избежать удара прикладом и снова нанести удар Харту большой, развитой от тяжелой работы рукой. Отлетев к изгороди, тот почти рухнул на нее, а его противник продолжал наступать, преследуя его короткими, но сильными ударами в живот, а затем внезапно обрушил оба кулака ему на голову. Харт рухнул на землю, кашляя и захлебываясь кровью. Только после этого парень наклонился за упавшей винтовкой.

Остальным бандитам, похоже, было не до них. Они увидели свежих лошадей и бросились к ним, как будто за ними гнался сам сатана. Но лошади вдруг как по команде вставали на дыбы, испуская пронзительное ржание всякий раз, когда кто-то из бандитов пытался вскочить в седло.

Внезапно лопнула подпруга, за ней другая, и несколько бандитов с размаху шлепнулись в дорожную пыль. И тут город словно ожил. Из полуоткрытых дверей салуна и лавки выскочили люди, и вскоре ошеломленные бандиты, которых безжалостно лупили по головам дубинками и прикладами ружей, распростерлись на дороге, беспомощные и неопасные.

Среди нападавших горожан сновал и сам Даффи, передвигаясь со скоростью, несвойственной обычно людям его возраста и комплекции. Только одному из бандитов удалось выбраться из этой свалки и удрать. Он успел добежать до конюшни, и подпруга его лошади оказалась покрепче, чем У других. Скорее всего, ее просто пропустили, когда перерезали все остальные. Вскочив в седло, он круто развернулся и, подняв револьвер, прицелился в человека Даффи.

Ковбой рванулся к дверям конюшни за спрятанной там винтовкой, хотя и был уверен, что не успеет добежать. Прогремел выстрел, и, удивляясь, что стрелявший промахнулся, человек Даффи схватил винтовку и, обернувшись, увидел, как последний уцелевший бандит качнулся в седле и кулем свалился в пыль.

В дверях салуна стояла Джули со старым охотничьим ружьем в руках, а из дула еще тонкой струйкой поднимался дымок.

Все закончилось так же внезапно, как началось. Качая затуманенной головой, Клип Харт пытался приподняться, придерживая рукой окровавленную и, похоже, сломанную челюсть. Под глазом у него наливался огромный синяк, указательный палец был сломан, - то ли тогда, когда он упал, то ли когда человек Даффи выбил у него из рук винтовку.

Один из бандитов был убит наповал, еще одному пуля перебила руку и оставила огромную рваную рану, превратив плечо в кровавое месиво, другие отделались шишками и ссадинами, и у одного оказалась сломана ключица.

Их отвели в конюшню и оставили там связанными под надежной охраной, чтобы передать в руки людей шерифа. Так они и стояли, с изумлением оглядывая своих противников: четырех стариков, двух подростков, хрупкую девушку с ружьем и человека Даффи. Там их и арестовал подоспевший шериф.

- Застрелив кассира, эта банда ограбила банк в нашем городе, рассказал человек с повязкой, - и, если бы тут они получили свежих лошадей, только бы мы их и видели. Так как же вам это удалось?

Даффи, который как раз в этот момент расседлывал лошадей, стянул со спины одной из них попону и продемонстрировал уродливую колючку со следами засохшей крови на многочисленных шипах.

- Один из нас, - гордо пояснил он, - сунул их под каждую попону, а затем надрезал подпруги.

Шериф, не веря своим глазам, воскликнул:

- Вы хотите сказать, что это сделали вы?

- Единственная штука, которая могла заставить лошадей внезапно взбеситься. А что мне оставалось? Я ведь не стрелок и не военный, и уже старый человек.

Шериф покосился на окровавленную физиономию Харта и усмехнулся.

- Ну что ж, хотя я бы так не сказал, по-моему, вы очень даже неплохо сегодня повоевали. Спасибо, старина!

Даффи хитровато взглянул на своего ковбоя.

- Небось считал, что я уже вышел в тираж? А вот и ошибся, правда, ребята? Мы ведь задали им жару, верно?

Хозяин салуна махал руками, зазывая всех в свое заведение.

- Ставлю всем выпивку, парни! - весело кричал он.

- С радостью выпью с вами, - ковбой Даффи повернулся к своему хозяину, - идите, я вас догоню через пару минут.

Он взглянул на притихшую Джули, стоящую рядом с ним.

- Помнишь, я говорил, что в таком городке хорошо остаться навсегда.

- А что, ты неплохо управляешься с топором?

- С топором я управляюсь замечательно. А кроме того, - и он усмехнулся, - здесь, в горах, иногда бывает здорово одиноко, особенно если нет никого, кто бы мог состряпать горячий ужин, когда парень вроде меня возвращается домой.

- Так ты совсем не умеешь готовить?

- Совсем.

- Ну ладно, это я возьму на себя.

Он указал на крышу маленькой церквушки, едва видневшейся из-за высоких тополей на окраине городка.

- Священник вернется только утром. И нам придется встать пораньше.

- Я успею собраться. - Внезапно ей стало грустно. Она сложила руки под передником и отвернулась. - А ты иди, выпей с остальными, - прошептала она и направилась к дому.

В салуне праздновали победу. Мужчины со звоном сдвинули стаканы, приветствуя его.

- Нет, нет, за меня пить не стоит, - запротестовал он. - Я бы никогда не решился на это, если бы не один человек, который сказал мне когда-то очень важную вещь. - Он высоко поднял стакан. - Итак, за здоровье того, кто вдохновил меня. За здоровье Патрика Генри. - И залпом осушил его.

- За Пата Генри! - прогремело вокруг.

БОЛЬШОЙ ЧЕЛОВЕК

BIG MAN

Черри Нобл впервые появился в Вэгонстоп верхом на черном муле. Соскочив на землю, он сразу повел его и еще трех усталых вьючных животных к воде. Когда он стоял возле них, держа в руках уздечки, горожане, прогуливавшиеся поодаль, оглядывали его с любопытством и почтительно перешептываясь. Ибо росту в нем было, не считая сапог на толстой подошве, шесть футов и семь дюймов, и это при весе не меньше ста тридцати фунтов.

Неожиданно он поднял голову и, очнувшись от своих мыслей, весело улыбнулся.

- А что там? - спросил он, конкретно не обращаясь ни к кому, и кивком указал на запад.

Прохожие непроизвольно повернули головы, но ничего особенного не увидели. Если не считать заходившего солнца, которое окрашивало в багровый цвет остроконечные шпили утесов и горы, издалека похожие на гигантские столбы.

- Ничего, - равнодушно отозвался Лей Бентон, - ничего, кроме Богом проклятой пустыни да еще кровожадных дикарей.

- И людей там нет?

- Ни души.

- А вода? Пастбища?

- А черт его знает. Может, и есть.

- Вот так, значит! Ну что ж, парни, поеду-ка туда и буду там жить, а когда еще кто-то нагрянет, он уже придет не на пустое место. Рано или поздно, но люди появляются всюду, а после долгих скитаний как приятно отдохнуть и напиться вволю! У меня же там будут и вода, и пастбища, и путников будет ждать сочный кусок мяса.

- Ты, приятель, спятил, не иначе! - усмехнулся Бентон. - Ни один белый не выживет в таком пекле, откуда уходят даже индейцы, а ведь это их родной край.

Громко расхохотавшись, Черри Нобл стукнул себя кулаком в грудь.

- Ну да ладно, попробуем. Я уверен, нет таких мест, где парень вроде меня не смог бы выжить, если бы захотел. - Он отвязал от седла небольшой мешочек и хвастливо помахал им перед лицами собеседников. - А вы знаете, что у меня здесь? Ни за что не угадаете - вишневые косточки! Я всегда мечтал развести вишневый сад, если уж осяду где-нибудь насовсем. Нет на свете ягод вкуснее, между прочим, меня и прозвали Черри - вишенка - из-за этого! Фамилия моя Нобл, а друзья зовут Черри. И там, где я проезжал, я везде сажал вишневые деревца, так что, ребята, за мной вроде как след тянется!

Лей Бентон, известный буян, обожавший острые ощущения, сразу невзлюбил Черри Нобла. До появления этого великана, взявшегося Бог весть откуда, он слыл самым здоровенным парнем в этих местах и привык к мысли, что его считают крутым ковбоем во всей округе. Добродушный тон и приветливая улыбка незнакомца раздражали его.

- Если ты действительно собрался в такую глухомань, - с презрением процедил он сквозь стиснутые зубы, - значит, ты дурак!

- Лучше быть дураком, чем негодяем, - бросил Нобл.

Он по-прежнему улыбался, но глаза его настороженно и цепко оглядывали Бентона. Черри старался понять, насколько тот опасен.

Радуясь предлогу завязать ссору, Лей тут же изобразил безумно оскорбленного.

- Как ты посмел назвать меня?

Сделав всего один шаг, Черри Нобл оказался почти вплотную с Бентоном и смерил его внимательным взглядом.

- Послушай, дружище, - все так же улыбаясь, вежливо сказал он, - я ведь не хотел тебя обидеть и если тебе что-то вдруг померещилось, я не виноват.

Бентон предпочел промолчать. Что-то в мягких, почти кошачьих повадках этого верзилы показалось ему подозрительным.

- Глупость какая-то, - раздраженно буркнул он. - В чем дело? Что ты ко мне прицепился?

Нобл расхохотался, небрежно заложив за пояс ручищи, больше похожие на лопаты.

- Ну, что до этого, - примирительно произнес он, - так у каждого может быть свое мнение. Кто-то одобрит, кому-то не понравится. Если честно, так я сам до конца не уверен, что хорошо все задумал. Ну, так меня, по правде говоря, никто никогда еще не признавал благоразумным.

Как-то пару лет назад я совсем было собрался оседлать свою скотину и перебраться куда-нибудь, да вот встретил дружка, который только что вернулся в Миссури. Он-то и подарил мне пять книг, которые переиначили всю мою жизнь. Он мне так и сказал: "Сынок, возьми их, прочти от корки до корки, а закроешь последнюю страницу, снова открой на первой, да читай повнимательней, а потом посиди, подумай над ними. А после этого отдай кому-нибудь еще". Так вот, я сейчас тебе их подарю. Глядишь, что-то в голове и останется, а может, и сама жизнь твоя по-другому повернется. Учти, даю тебе самое дорогое, что только бывает. - Великан подошел к притихшим слушателям. - Прочел я эти книги, даже и не два раза, а побольше. Одна из них оказалась Библией, полезная книга, что и говорить, и не важно, верующий человек ее читает или нет. Другая сборник стихов, а кто написал, точно не скажу, фамилия уж больно заковыристая, Шекспир, что ли? Эту книгу, парни, честно вам говорю, читал три раза, и уж тогда только слова ее чудные понемногу в голове улеглись. Зато теперь я эти самые стихи на всю, почитай, жизнь запомнил. Еще одна книга о разных законах, во всяком случае, мне так объяснили. Автор, по-моему, Блэкстон. Мне показалось, что ежели эту книгу повнимательнее прочитать, из нее много полезного узнать можно, ведь Блэкстон этот самый объясняет, как людям между собой уживаться надо. Еще одну книгу написал какой-то Платон, так это, если я правильно понял, разговоры с его друзьями. Но, скажу я вам, что меня совсем доконало, так это, как он описал смерть одного своего знакомого - Сократа. Не иначе как они на ножах были, эти двое. Да и власти в то время, похоже, ни к черту не годились, раз приняли на веру, что им набрехали, - он, дескать, отравился соком болиголова. Ну, если знать, что там раньше случилось, так понятно, что Платон сам ничего не видел, а написал, что услышал от кого-то. Слава Богу, уж мы с вами, парни, в этих-то краях болиголова повидали достаточно, и знаем, что если глотнуть его сока, так никакой тихой да спокойной смерти не видать. Будешь мучиться до самой последней минуты да о смерти молить, чтоб поскорей пришла! Довелось мне как-то с одним парнем встретиться, который в этих делах собаку съел. Так вот, он мне объяснил, что Платона этого даже в тех краях и близко в то время не было, когда Сократ, бедняга, помер. По-моему, это не дело - писать, если не знаешь точно, как оно произошло. Зато последняя книга - это нечто! Разные умные мысли всяких замечательных парней вроде Джефферсона, Франклина и других. Просто диву даешься, до чего только умный человек за свою жизнь не додумается!

Вот так все и вышло. Я изучил эти книжки вдоль и поперек, пока не выучил их наизусть. И ничто в них не указывало на то, что я не в своем уме. Поэтому, - и он лучезарно улыбнулся, - я и решил, что отложу-ка их на время да посмотрю на деле, что я за человек и на что способен.

Грохоча огромными сапогами, Нобл поднялся по ступенькам и исчез за дверями магазина. Бентон проводил его недоуменным взглядом и, пожав плечами, сплюнул. Что за черт, вот чудак! Еще один из местных старожилов, Хэк, окинул Бентона лукавым взглядом.

- Ну и здоров же этот парень! - И восхищенно присвистнул.

- Здоровый, не спорю, но только с головой у него не все ладно! Высокий рост еще ничего не значит, - презрительно бросил Лей.

Старик довольно хихикнул и подчеркнуто медленно смерил взглядом Бентона с головы до ног.

- Как раз это я и имел в виду, - закивал он, - вот-вот, именно!

В дверях магазина появился Нобл и зрители ахнули: под мышкой он держал два стофунтовых мешка с мукой, небрежно поддерживая их другой рукой. Подойдя к мулам, он начал аккуратно пристраивать мешки на спинах животных. Сбегав в корраль, он через минуту вернулся, ведя в поводу трех лошадей. А затем принялся таскать из магазина мешок за мешком и все грузить на лошадей.

Бентон испытывал неприятное разочарование человека, опоздавшего на распродажу. Даже не отдавая себе отчет, как и почему оно возникло, он с растущей неприязнью наблюдал за занятым погрузкой Ноблом.

- Мормоны когда-то пытались поселиться в тех местах, да краснокожие выгнали их вон. Ребята Грина погнали как-то скот на те пастбища, там их всех и убили. Так какой же шанс у тебя уцелеть? Ты один, а ковбоев Грина было человек шесть-семь. Кроме того, - никак не мог успокоиться Лей, - на что ты будешь жить? Ну, предположим, вырастут твои вишневые деревья, а дальше что? Ведь ягоду где-то продавать надо.

Густой раскатистый смех Черри Нобла после его слов прозвучал как-то особенно жизнерадостно.

- Да будет тебе, дружище, стану я еще над этим голову ломать! Бог даст день, Бог даст пищу, я всегда так говорю, и уверен, что, когда ко мне приедут гости, они увидят землю, цветущую, как райский сад, там будут вишневые деревья, усыпанные спелыми, сочными вишенками. И если мне не повезет и краснокожие прикончат меня, вишневые-то деревья останутся. Я так считаю, тот, кто сажает дерево, угоден Господу, вернее, я где-то это слышал много лет назад. Даже если вдруг мои деревья и не будут плодоносить, все равно от них будет тень и кто-то сможет отдохнуть в ее прохладе.

- Ты говоришь, как долбаный проповедник, - проворчал Бентон.

- Да нет, какой из меня проповедник?! Если честно, то меня и по-настоящему верующим назвать-то нельзя. И в школу я почти не ходил. Тот парень, который когда-то дал мне книги, говорил: "Сынок, не важно, сколько книг ты прочел в жизни, важно, чему ты научился, прочитав их. Вот прочтешь книги, что я дал, и ничего тебе страшно не будет: ни человек, ни жизнь, ни смерть". Так он мне тогда сказал и, похоже, оказался чертовски прав!

- Язык у тебя здорово подвешен, как я вижу, но тебя это не спасет, если появятся пиуты, - возразил Бентон.

Снова прогрохотал довольный смех.

- Ну что ж, если они не поймут моих слов, я всегда готов убедить их по-другому! - Подняв валявшуюся в пыли на дороге пустую бутылку из-под виски, он подбросил ее в воздух. Бутылка взлетела в небо над головами завороженных зрителей, и не успела она замедлить полет, как Нобл мгновенно выхватил револьвер и выстрелил.

Первая пуля разнесла бутылку вдребезги, вторая и третья, к изумлению стоявших вокруг и много повидавших людей, превратили крупные осколки в сверкающий дождь.

У Бентона как-то неприятно засосало под ложечкой, и он присел на верхнюю ступеньку, не желая, чтобы кто-нибудь из его приятелей заметил охватившую его слабость. Ну и осел же он! Подумать такое о человеке, который так стреляет!

Нобл оседлал самого крупного из мулов, такого же громадного и статного, как его хозяин, и тот, к удивлению зрителей, даже не покачнулся под тяжестью дополнительных трехсот фунтов.

- Приезжайте в гости, ребята, - весело крикнул Черри, - думаю, к тому времени, как вы выберетесь, у меня там уже будет и зелень, и деревья, а если вы мне дадите чуть побольше времени, то я вас угощу спелыми, нагретыми солнцем вишнями!

- Пристрелят его, помяните мое слово! - Бентон с сожалением покачал головой.

- Может, и так, - не стал спорить Хэк, - хотя индейцы таких уважают.

Они смотрели ему вслед, когда он не спеша вел свой маленький караван вдоль пыльной улицы, направляясь на запад, и остановился только однажды, чтобы, вежливо приподняв шляпу, пропустить Руфь Макгэнн. Ей как раз срочно понадобился сахар, и пришлось выйти в лавку Бордера. Во всяком случае, она так сказала.

Все видели, как молодые люди обменялись несколькими репликами, и вскоре любопытство горожан было удовлетворено, так как старик Бордер все слышал и передал им весь разговор слово в слово.

Оказывается, натянув поводья, Нобл приподнялся и галантно раскланялся.

- Дорогу красоте, мэм, а все остальное может подождать. Проходите первой, чтобы пыль от копыт моего мула не попала в ваши прекрасные глаза, приветствовал он девушку, бросившую на него удивленный взгляд. - Меня зовут Нобл, мисс, - представился парень, - и смею надеяться, я достоин этого имени, Нобл [Нобл (от англ, noble) - благородный, честный.]. Друзья прозвали меня Черри, потому что я развожу вишневые деревья везде, куда меня ни забрасывает судьба. А вас как зовут?

- Руфь, - медленно произнесла она, не в силах оторвать восхищенный взгляд от его широченной груди и богатырских плеч. - Можно узнать, куда вы направляетесь?

- Я иду наугад, как Вечный Жид, но обязательно вернусь. Я вернусь за тобой, Руфь, и тогда ты скажешь мне, как твоя библейская тезка своему избраннику: "Куда ты пойдешь, туда пойду и я, где будет твой дом, там буду жить и я, и твой народ будет моим народом, и твой Бог - моим Богом".

Руфь смерила его холодным взглядом. Семнадцати лет от роду и свежая как утренняя заря, с волосами цвета огня и ореховыми глазами, Руфь считалась самой красивой девушкой в этих краях, но мужчины для нее пока не существовали.

- О, вот даже как?! А ты уверен в этом? Язык у тебя хорошо подвешен, это видно, а еще чем ты можешь гордиться?

- Двумя крепкими руками да горячим сердцем. А что еще человеку нужно?

- Голова на плечах! - любезно ответила она и спохватилась. Заболталась я с тобой, а у меня еще дел по горло.

- Хорошо сказано, - одобрительно присвистнул он и, дождавшись, когда девушка перейдет через дорогу, водрузил на голову шляпу и грустно посмотрел ей вслед.

- Прощай, любовь моя, до встречи в мире, который лучше и добрее, чем тот, в котором мы живем, и там, я надеюсь, ты будешь крепче любить меня.

Руфь Макгэнн взбежала по ступенькам магазина, но, не удержавшись, все-таки обернулась, прежде чем он скрылся за поворотом.

Дорога, которую он выбрал, больше напоминала тропинку. Ездили по ней немногие, и уж совсем мало кому посчастливилось возвратиться назад.

- Кто это был? - небрежно спросила Руфь у хозяина лавки. - Никогда раньше его не встречала.

- Какой-то парень, он в городе проездом, - охотно пояснил тот, - ну и верзила, верно?! Я таких никогда не видел!

Руфь рассеянным взглядом обвела прилавок и купила фунт сахара, что, по мнению мистера Бордера, выглядело довольно-таки странно, ведь он прекрасно помнил, что почтенная маменька Руфь на днях приобрела целый мешок, собираясь варить варенье. Эта история весьма широко обсуждалась за утренним и вечерним чаем, за шитьем и вязанием, а потом перекочевала в коррали и кузницу, надолго завладев вниманием горожан. Руфь несколько раз на дню выслушивала едкие шуточки и колкие намеки на "ее" великана, но высокомерно предпочитала их не замечать.

Прошел месяц, потом еще шесть, и в городе появился Порт Гиддингс и с ним трое ковбоев. Они проехали через пустыню на западе и остановились у Макгэннов.

- Гнусное местечко, - рассказывал Порт, - кстати, Руфь, тебе привет от парня по имени Нобл. Он просил не забывать его. А еще сказал, когда его ранчо превратится в цветущий сад, вернется за тобой.

Глаза девушки радостно вспыхнули, но она промолчала, продолжая трудолюбиво шить. Но все сразу заметили, что ни одно слово из разговора не ускользнуло от нее.

- Вы бы не узнали эту долину, - продолжал восхищаться Гиддингс, - я просто глазам своим не поверил. Он распахал около сотни акров и засеял поля пшеницей и овсом. А еще посадил больше двух сотен вишневых деревьев да огородил те пастбища, помните, из-за которых убили ребят Грина? Там теперь трава по колено. Знаете, как он это сделал? Нашел старые колодцы, что остались еще от мормонов, очистил их, провел воду на пастбище и уже заготовил сено на зиму. Но самое удивительное - это его дом, лучший дом, который я в жизни видел: каменный, настоящая крепость. Да, этот парень не сидел сложа руки!

- А индейцы? - спросил Макгэнн.

- Это вообще отдельный разговор. Похоже, у него с ними нет проблем. Когда он только появился в тех местах, сразу же поехал к ним в деревню и прямиком отправился к вождю. О чем-то потолковал с ним и старейшинами, и теперь они друзья, так что нападения ему можно не опасаться.

Впрочем, сам Черри Нобл вряд ли мог поручиться за это. Правда, жившие с ним по соседству индейцы не тревожили его, да и он остерегался хоть чем-то задевать их интересы. Стычки между их племенами его не касались. Но случилось так, что банда кочующих пиутов вихрем промчалась через долину, уводя лошадей у других племен. В этот момент Нобл исследовал новый источник в горах и был захвачен ими врасплох.

К счастью, он краем глаза успел заметить какое-то движение и поднять голову, когда отряд только появился на виду. Одним прыжком он укрылся под скалой, козырьком нависавшей над источником. Первый же выстрел поразил скакавшего впереди индейца, а остальные, тут же спешившись, попрятались. Воспользовавшись их замешательством, Нобл быстро отвел мула с линии огня и привязал его между камнями. Положив винчестер так, чтобы лежал под рукой, он быстро перезарядил револьвер.

Стоял жаркий полдень. Над раскаленной землей поднималось марево. Ближайший источник находился милях в пятнадцати. Вода сохранилась только под землей, там, где ее нашел Нобл. И пиуты знали это так же хорошо, как и он.

Великан провел ладонью по лицу и отер пот со лба. Он протянул руку и дернул мула за уздечку. Умное животное, которое с рождения учили, как себя вести в таких обстоятельствах, тихонько улеглось на землю за его спиной. Черри ласково потрепал его по холке.

Индейцы атаковали внезапно, свалившись на него будто с неба, но Нобл держался начеку. Скакавший впереди пиут кубарем покатился под ноги лошади, но второй выстрел пропал впустую, так как индейцы опять исчезли, как по волшебству.

По расчетам Черри, в отряде оставалось не меньше пяти воинов. В небе стервятники описывали круги, заранее почуяв добычу. Вдруг как будто что-то толкнуло его, он резко отпрянул назад и скрылся в расщелине. И в ту же секунду огромный индеец, высоко занеся нож, коршуном кинулся на него со скалы, Нобл едва успел отклониться в сторону и, резко рванув нападавшего за руку, с силой швырнул его на землю. Тот тяжело рухнул, едва не угодив в источник.

Подняв глаза, пиут увидел направленное прямо ему в грудь дуло револьвера и перевел горящий ненавистью взгляд на Нобла, пытаясь понять, что за участь его ожидает.

- Нехорошо, - укоризненно произнес тот. - Ты! - Он резко ткнул индейца пальцем в грудь, а потом указал на источник. - Пей!

В глазах воина мелькнула тень сомнения, он явно колебался, боясь угодить в ловушку.

- Пей же, черт тебя побери!

Индеец наконец решился и, став на колени, сделал осторожный глоток, а потом принялся жадно пить.

- Теперь вставай и уходи. И скажи своим воинам, чтобы оставили меня в покое. Я не хочу кровопролития, ты меня понял? Мне нужен мир! Но только попробуйте угнать у меня хоть одну лошадь! Вам это дорого обойдется. Я выслежу вас и перебью всех до единого. - Он, правда, не имел ни малейшего понятия, много ли понял индеец, да и понял ли он вообще хоть что-нибудь, поэтому сделал тому знак убираться. - А теперь прочь!

Индейцы действительно убрались восвояси, не пожелав связываться с этим непонятным для них и не похожим на других белых человеком.

Время бежало быстро. Нобл продолжал трудиться на ранчо, дел у него все прибавлялось, и он не видел им конца. То он сажал деревья, то возводил изгородь вокруг огорода, то вдруг срочно потребовалось поставить силки на кроликов, которые повадились к нему, чтобы объедать сладкие молодые побеги.

Четыре дня спустя, как бы желая проверить его, индейцы вернулись и, угнав несколько молодых бычков, удрали в пустыню. Бросившись за ними в погоню, он несколько дней шел по их следу и настиг, когда они уже добрались до своего лагеря. Зажарив бычка, беспечные индейцы крепко уснули после сытной трапезы, не сомневаясь, что ни один белый в одиночку никогда не решится преследовать их.

Ступая неслышно, как гигантский кот, Черри пробирался между спящими. Собрав в кучу все винтовки, он принялся разыскивать и сносить туда же и револьверы, как вдруг один из индейцев открыл глаза. Даже в темноте Нобл заметил, как исказилось от ужаса лицо воина. Он открыл было рот, чтобы поднять тревогу, но страшный удар прикладом по голове помешал ему это сделать.

Приводя в исполнение свой план, Нобл одну за другой отвязал всех лошадей и бесшумно перегнал их к тому месту, где он оставил своего коня. Ему удалось проделать все настолько тихо, что никто из спящих не всполошился. Вначале это насторожило его, но потом, обратив внимание на их раскатистый храп, он догадался, что скорее всего во время одного из набегов им удалось захватить несколько бутылок виски, это-то их и усыпило.

Схватив большую охапку валежника, Черри с размаху швырнул ее в костер. Взметнувшееся пламя и треск сучьев разбудили индейцев. Ничего не соображая со сна, они ошеломленно смотрели на него, не веря собственным глазам, а он спокойно стоял среди них, держа наготове винчестер.

Кое-кто из индейцев зашевелился и попытался встать, и тогда он угрожающе крикнул:

- Всем сидеть!

Не пытаясь бежать, индейцы молча наблюдали за ним, гадая, что он задумал. Среди молодых индейцев оказался один уже в годах, по-видимому старейшина. Именно он первым отважился нарушить тягостное молчание, подняв руку.

- Не стреляй! - произнес он. - Давай решим дело миром!

- Это мои бычки! - Нобл показал на стадо. - А теперь я хочу, чтобы вы все ушли из этих мест и никогда больше не нарушали мой покой!

Старик не отводил испытующего взгляда от разгневанного великана.

- Помнишь, в прошлый раз ты грозился убить всех нас до единого, если мы вернемся?

- Пойми, я не хочу никого убивать. Вождь Белый Камень - мой друг. И с тобой мы тоже могли бы подружиться.

- Ты сказал, что будешь убивать, - упрямо повторил старик. - Ты мог бы убить меня?

- Я могу убить тебя, - терпеливо согласился Черри. - Но я не хочу этого. Я люблю сажать сады. И выращивать пшеницу. Если кто-нибудь из твоих воинов будет голодать, пусть придет ко мне. Если кто-то из них заболеет, я попробую спасти его, но если вдруг кто-то уничтожит пшеницу, которую я вырастил собственными руками, если кто-то попытается угнать мой скот или убить меня, я пристрелю его, не колеблясь ни минуты. Я уже убил многих твоих воинов, вождь, сколько же их еще умрет, прежде чем ты поймешь меня и поверишь моим словам?!

- Хорошо, мы согласны уйти, - покорно произнес старый вождь. - Ты отдаешь нам лошадей?

- Нет, не отдам, - решительно заявил Нобл. - Вы отняли у меня время, теперь я отнимаю у вас лошадей. Уходите! А решите вернуться, приходите с миром, иначе, клянусь Богом, я буду преследовать вас до тех пор, пока не уничтожу всех до единого!

После этого случая, устраивая свои набеги, индейцы далеко обходили ранчо Черри, но, когда наступила зима и снег шел много дней подряд, накрыв землю тяжелым белым ковром, а потом начались сильные морозы и индейцы стали умирать от голода, он внезапно появился в деревне, и они не поверили своим глазам.

Он привез разрубленную на куски коровью тушу и несколько мешков муки. Все это сложил к ногам старого вождя, с которым говорил, когда индейцы в первый раз напали на него.

- Пусть между нами будет мир, - медленно произнес он, - я хочу, чтобы вы поняли - я ваш друг!

Не сказав больше ни слова, он повернул коня и ускакал, а они молча смотрели ему вслед.

Гиддингс опять заехал проведать семью Макгэннов.

- Хотел купить несколько бычков у того парня, Нобла, - весело рассказывал он, - так мне его скотина так по душе пришлась, что приобрел пятьдесят штук! Чтоб мне провалиться на месте, в его стаде уже не меньше трех сотен голов, да еще три молочные коровы!

- Три коровы?! - Макгэнн не поверил своим ушам. - Никогда не слышал, чтобы кто-то держал молочных коров к западу от наших гор.

- А вот он держит! - Гиддингс лукаво подмигнул Руфь. - Мне он заметил, что ни одна женщина не устоит перед соблазном иметь дойную корову. Ведь можно делать домашнее масло, сметану и сыр. Если женщина любит готовить и печь, сказал он, так без коровы в хозяйстве никак не обойтись! - За этим последовала еще одна ухмылка и подмигивание в сторону хозяйской дочери, которая продолжала невозмутимо шить, делая вид, что ее это не касается. Все вишневые деревья, что он посадил, принялись и замечательно выглядят. Глазам не веришь, честное слово - ряды вишневых деревьев! Еще у него неплохой огород, вообще, похоже, он обо всем позаботился заранее. Да ведь и сам он любит покушать, если не ошибаюсь. Я у него на кухне видел пшеничный хлеб, капусту, морковь, горох, лук, уж и не помню, что еще! Да, самое главное - этот парень нашел на своем участке золото!

Слова Гиддингса привлекли внимание сидевшего до сих пор молча Лея Бентона... "Как это похоже на того ненормального, - с горечью подумал он, он умудрился даже золото найти на той Богом забытой земле!" И по мере того, как гость с восхищением продолжал перечислять все, чего за это время добился Нобл, в душе Бентона разгоралась ненависть, и каждый успех соперника воспринимался им как пощечина, как свидетельство его собственного поражения.

Поздно ночью, дня через два после приезда Гиддингса, Лей Бентон встретился со своими дружками Джином Ниверсом и Эбом Слейдом.

- Ну, парни, это наш шанс! - заявил он. - У него на ранчо полно золота, а еще лошади, коровы да те деньги, что ему заплатил Гиддингс. Это не меньше семи-восьми сотен долларов.

- Ну и как ты собираешься прибрать все к рукам? - с сомнением спросил Слейд.

- Не беспокойся об этом. Подстережем его и пристрелим по-тихому. Вокруг нет ни души на много миль, и если его найдут, то наверняка подумают, что индейцы разделались с ним.

Они выехали на рассвете, и Гиддингс, заметив, в какую сторону двинулась компания, заподозрил неладное.

- Ох и дурак же я, - спохватился он, в отчаянии схватившись за голову, - зачем я только растрепался о золоте! А теперь эти мерзавцы Бентон, Слейд и Ниверс тайком выехали из города, сделали крюк и поскакали на запад, - через несколько минут рассказывал он Макгэнну.

- Так ты думаешь, они задумали недоброе и сейчас направились к Ноблу? недоверчиво переспросил тот.

- А куда же еще?! Бентон с самого начала невзлюбил его, а мы с вами, слава Богу, знаем, какой он негодяй!

Руфь все так же тихо шила в своем уголке, не поднимая глаз. Гиддингс недоуменно взглянул на нее.

- А вы как будто совсем не напуганы!

Она подняла на него глаза.

- А из-за чего мне, по-вашему, волноваться?! Что стоит мужчина, если он не может постоять за себя?

- Между прочим, - улыбнулся Гиддингс, - я прошлый раз забыл передать, что он просил вас позаботиться о приданом.

- Он что, за дурочку меня считает?! - От возмущения ее лицо вспыхнуло.

Прошло еще три дня, жизнь в городе текла своим чередом, не менялась и Руфь. Во всяком случае, даже старик Бордер, который обычно видел все на свете, на сей раз не заметил ничего подозрительного, разве что ему показалось странным, что в последнее время девушка по десять раз на дню поливала цветы и при этом подолгу стояла, прикрывая рукой глаза от солнца, и вглядывалась в даль, туда, где узенькая тропинка, ведущая на запад, извиваясь, поднималась в горы. Она тяжело вздыхала всякий раз, когда видела, что дорога по-прежнему пустынна, а на горизонте мрачные отроги гор, пурпурные в лучах заходящего солнца, казались залитыми кровью.

Бентон был обыкновенным хвастуном, Слейд - просто трусом, но Джин Ниверс - ни тем, ни другим. Этот законченный негодяй годами промышлял угоном скота, и руки его уже не раз обагрялись кровью.

Бентон вполне удовлетворился бы, если бы Нобл бросил свое ранчо и уехал куда-нибудь подальше, но Ниверс хорошо помнил неосторожные слова Гиддингса о золоте, найденном Ноблом.

- Если он удерет, мы никогда не найдем его, - волновался он, торопясь.

- Мы его догоним и немного подпалим ему пятки. Все сразу выложит! успокаивал его Бентон.

- Не валяй дурака! - взорвался Ниверс. - На таких, как он, это не действует!

В конце концов приятели решили напасть на ранчо немедленно. Втроем они окружили дом и долго ждали, когда Нобл отправится за водой к источнику. Наконец так и случилось. И только когда, набрав воды, Черри выпрямился во весь рост, то случайно заметил, как блеснуло солнце на стволе винтовки. Сам он, к несчастью, оказался без оружия.

Нобл прекрасно понимал, какую большую и удобную мишень он собой представляет. Наверняка эти люди появились возле его дома, чтобы ограбить, а потом убить его. Если бы им понадобилась только его жизнь, он давно был бы мертв. Мозг работал по-прежнему с холодной четкостью. Он ясно сознавал, что жив до сих пор только потому, что незваные гости надеются выведать, где он спрятал добытое золото.

Вдруг из кустов появились трое вооруженных людей. Он испытующе оглядел их одного за другим. И сразу определил, что самый опасный среди них Ниверс. Такого труднее всего обмануть. Слейд держался позади, либо он слишком осторожен, либо просто трусил. Бентона он узнал с первого взгляда.

- Приветствую вас, джентльмены! Вы, наверное, охотитесь?

- Мы охотимся на тебя, - зловеще усмехнулся Бентон.

- Да, далеко же вы заехали, не иначе как у вас есть серьезные причины меня ненавидеть! - покачал головой Нобл.

- Где золото, Нобл? - оборвал его Ниверс. - Говори побыстрее, если хочешь избавить себя от многих неприятностей.

- Наверное, вы правы, джентльмены, но я никогда не старался бежать от опасностей. А потом, знаете ли, мне всегда нравилось рисковать, это помогает держать себя в форме. - Он старался говорить как можно беззаботнее, лихорадочно соображая, как бы отвлечь их внимание хоть на минуту.

Черри сделал осторожный шаг в сторону, но ствол винчестера моментально уперся ему в грудь.

- Ни с места! - рявкнул Бентон, и глаза его говорили о том, что он готов выстрелить в любую минуту.

- Зря волнуетесь, джентльмены! Я подумал, не зайти ли нам в дом, чтобы обсудить проблемы. Какой смысл жариться на солнце?! Я собирался завтракать, вот за чашечкой кофе все и обсудим. Не знаю, как вы, а я голоден как волк.

- И я. - Слейд развернулся к дому.

- Эб, - остановил его Ниверс, - собери все оружие, которое найдешь в доме. Сложи его в одном месте, где-нибудь подальше, но чтобы оно всегда было на глазах. Пусть он приготовит завтрак, как предложил, а там поговорим. Я тоже проголодался.

Эб Слейд скрылся за дверью, и Ноблу показалось, что он видит, как тот бродит по комнатам в поисках оружия. Наконец Эб появился в дверях.

- Порядок, парни. Всего один винчестер да парочка револьверов.

Они вошли в дом. Поставив в угол ведро с родниковой водой, Черри принялся за дело. Пока у него не возникло никакого плана, даже идеи не мелькнуло, как спастись. Он намеревался приготовить завтрак, как обещал. Кроме того, он и сам изрядно проголодался. Трое бандитов разбрелись по дому, но Ниверс оставался начеку. С остальными Нобл уже давно бы справился, но с Ниверсом все обстояло не так просто.

- Ну что же, ребята, вы не ошиблись, - заговорил он, продолжая хлопотать по хозяйству, - я действительно нашел золото, хотя и не так много, как вы, должно быть, думаете. Вы слишком поторопились. Следовало подождать хотя бы месяц, может, я бы наткнулся на более богатый участок, а то здесь результаты пока не радуют. Да и потом, как вы предполагаете воспользоваться золотом? Ничего у вас не выйдет.

- Это почему же не выйдет? - возмутился Бентон.

- А вот почему - вы потеряете участок. Ведь я сделал на него заявку от своего имени, и если вы пристрелите меня, то вам придется покинуть страну несолоно хлебавши. Явиться сюда снова вы никогда не осмелитесь, золото останется в земле, а вы, ребята, с носом!

- А нам не придется уезжать, - рассмеялся ему в лицо Слейд. - Мы представим все так, будто это краснокожие добрались до тебя.

- Не выйдет, - фыркнул Нобл и положил на сковородку еще кусок говядины. - Всем известно, что с индейцами у меня мир. Кстати, они сами скоро будут здесь, я пообещал им немного говядины и табаку, так что они приедут, чтобы забрать подарки.

Ниверс осторожно покосился на окно. Действительно, ведь Гиддингс упоминал о дружбе Нобла с индейцами. Что будет, если они и в самом деле нагрянут, да еще заподозрят неладное? Мысли были написаны у него на лице, а Нобл продолжал:

- Вам, парни, придется до смерти загнать лошадей, унося отсюда ноги, ведь индейцы будут гнаться за вами по пятам. Дело в том, что в трудные времена я помогал им, как мог, и сейчас они надеются на меня, как на Господа Бога. - Он перевернул шипящее на сковородке мясо. - А как вы планируете выбираться отсюда? Если не знаете эти места, как пять своих пальцев, вероятнее всего вы окажетесь в ловушке.

- А мы подадимся на юго-восток, - заявил Бентон, - в Аризону.

- Да неужели? Похоже, вы действительно не знаете эту местность. Или вы забыли, что каньон Колорадо, который в глубину не меньше мили, окажется у вас на пути?

Джин Ниверс грязно выругался, только сейчас вспомнив о каньоне. Да ведь он никогда и не бывал на юге, ездил только на восток и на север. Но к востоку от ранчо лежал Вэгонстоп, а на севере начинались земли индейцев. И он встревожился, в первый раз с тех пор, как они задумали свой набег.

- Ты бы лучше покараулил на дворе, Эб, на тот случай, если нагрянут индейцы.

- Обидчивые они, эти индейцы, - хмыкнул Нобл, - стоит только пристрелить одного из них, и все племя погонит тебя, как собаки бизонов.

Черри разложил свою стряпню по тарелкам и поставил их перед сидевшими за столом притихшими Бентоном и Ниверсом. Оба, не сговариваясь, принесли винчестеры и прислонили их к столу, зажав между колен. Нобл покосился на оружие, но промолчал и, повернувшись к огню, перевернул мясо на сковородке.

Уже давно, вскоре после своей первой стычки с индейцами, он спрятал за поленницей винтовки, которые тогда отобрал у пиутов, завернув их в джутовый мешок. Сверху их прикрывала старая попона. Да, до оружия он мог бы добраться, но заряжено ли оно, вспоминал лихорадочно Черри. Однако полной уверенности у него не было. И как выбрать именно заряженную винтовку за несколько секунд, мрачно подумал он, ведь времени ему едва хватит на то, чтобы нагнуться и выхватить первую попавшуюся. Но это его единственный шанс, и второго не будет.

Аккуратно поставив перед бандитами кружки, он потянулся за кофейником. Ниверс ни на минуту не спускал с него подозрительного взгляда, следя, как он разливает горячий, дымящийся кофе. Незваные гости пили кофе, каждый осторожно держал кружку в левой руке. Внезапно, когда он наполнял собственную чашку, его осенила счастливая мысль. Потянувшись за чайной ложкой, он покачнулся, и ложка выскользнула у него из рук. Нагнувшись за ней, Нобл сделал резкое движение и со всей силы навалился на массивный деревянный стол.

Триста тридцать фунтов живого веса сделали свое дело - стол отлетел в сторону и рухнул прямо на ошеломленных бандитов. Ниверс успел-таки протянуть руку к винтовке, раздался оглушительный выстрел, но в этот момент край стола врезался ему в живот, и пуля попала в стену. Оглушенные, облитые с ног до головы горячим кофе, оба бандита распростерлись возле стены.

С минуту полюбовавшись на них, Нобл склонился над Бентоном и со всего маху врезал тяжеленным кулаком ему в челюсть. Голова бандита откинулась назад, с каким-то чавканьем стукнувшись затылком об стену.

Придя в себя, Ниверс бросился к винтовке, валявшейся на полу. Он уже достал ее, когда Нобл обернулся. В руках он держал винчестер Бентона. Ниверс спустил курок, но пуля лишь поцарапала Нобла; как во сне, он видел, что его противник вскинул винчестер, и в наступившей тишине оглушительно прогремел выстрел.

Ниверс еще стоял покачиваясь, а Нобл смотрел на него, когда на крыльце раздался топот, и в комнату ворвался Слейд. Нобл обернулся, выстрелил, и пуля попала Эбу в грудь.

Слейд свалился как подкошенный. Еще в сознании он поднял голову, и его затуманенный взгляд остановился на лице Нобла.

- Ты убил Джина? - прошептал он.

- Да.

- И Бентона?

- Он без сознания.

Слейд посмотрел на него со странной кривой улыбкой.

- Я пытался, правда ведь? Они не могут сказать, что я струсил, не могут, верно?

- Ты не струсил, Эб. Ты мог сбежать, но не сделал этого.

- Скажи всем им! Скажи, что я... - Он вздрогнул и, рухнув навзничь, скатился со ступенек крыльца.

Когда Нобл склонился над ним, он уже не дышал.

Прошло шесть дней после того, как Бентон, Ниверс и Слейд покинули город. Руфь Макгэнн вышла из дому и направилась в магазин. Томительно долго выбирала, что купить, потом медленно складывала покупки в корзинку, прислушиваясь к разговорам и пытаясь узнать последние новости. Напрасно. Никто ничего не знал.

Вдруг на улице раздался пронзительный крик. Все покупатели, как по команде, мгновенно высыпали из лавки.

По городской улице ехал всадник на огромной вороной лошади, не узнать которого было невозможно. В руках он держал поводья еще трех оседланных лошадей, которых вел за собой. Только на одной из них сидел крепко связанный человек с разбитым в кровь, опухшим лицом. Черри Нобл остановил коня у дверей магазина.

- Эта банда напала на мое ранчо. Двоих я закопал там, не хотелось тащить их в город. Если они кому-нибудь понадобятся, могу показать их могилу. Одного пришлось успокоить кулаками, но, думаю, он выживет. По-моему, не стоит волноваться из-за него. Именно он, - и Черри указал на Бентона, навел их на мысль напасть на мое ранчо, а поскольку он вроде как считал себя настоящим воякой, я дал ему возможность показать себя в деле. Так вот, считаю, что он и гроша ломаного не стоит.

Руфь как во сне спустилась с крыльца и медленно пошла по дороге, над которой еще клубилась поднятая копытами лошадей пыль. Черри Нобл бросил на нее быстрый взгляд, затем обернулся и с сожалением взглянул на салун. Вкус пива он ощущал на губах последние тридцать миль. Но, тряхнув головой, решительно двинулся за девушкой.

Он догнал ее в три прыжка. Она чуть замедлила шаг, услышав за спиной его дыхание. Какое-то время они молчали, затем он собрался с духом и прошептал:

- Я вернулся.

- Я вижу, - холодно произнесла она.

- Мы можем обвенчаться немедленно и выехать рано утром. До ранчо путь неблизкий.

- Ты меня за дурочку принимаешь! - взорвалась она. - Зачем ты просил Гиддингса передать мне, чтобы я готовила приданое?!

- А что, разве это уж так глупо? Я ведь влюбился в тебя в ту самую минуту, как увидел в первый раз, и тут же понял, что ты для меня единственная женщина. Руфь, ты выйдешь за меня?

- Ты велел ему передать, чтобы я готовила приданое! - Она не слушала его, захлебываясь от возмущения. - Нет, этому просто названия нет!

- Ну что ты, я ведь просто хотел...

- Ты дурак! - воскликнула она в отчаянии. - Если хочешь знать, я готовила приданое с того самого дня, когда мы познакомились!

- Господи! - Горло Нобла перехватило от волнения. - Ох уж эти женщины!

- С этой минуты, - сладким голосом произнесла Руфь, - это слово для тебя будет существовать только в единственном числе.

СТАНЦИЯ БЛАФФ-КРИК

BLUFF CREEK STATION

Развязка наступила два часа спустя после того, как человек, на чьем попечении находился почтовый перегон в Блафф-Крик, в третий раз пришел в себя. Он слабо пошевелился, пытаясь приподнять свое, вдруг ставшее чужим и непослушным тело, но быстро сдался и лежал, распростершись на грязном полу, тяжело дыша. У него был перебит позвоночник и в боку зияла уродливая рваная рана.

Это был человек средних лет, небритый, с растрепанными волосами, в которых кое-где пробивалась седина. Грязную рубаху и брюки из домотканой материи залила кровь. Босая нога посинела от холода, на другой болтался старый незашнурованный башмак. Парный ему, разношенный и со сбитым каблуком, валялся возле очага.

В комнате, где он умирал, стоял большой стол с еще грязной после ужина посудой, возле него - две длинные скамьи, на которых лежали старые инструменты, кусочки упряжи и обрезки кожи да пара перевернутых стульев, теперь отброшенных по углам. Рука мужчины еще сжимала винтовку, а рядом с ним упал и дробовик-двустволка... Рассыпанные по полу гильзы свидетельствовали о том, что огонь вели и из винтовки, и из дробовика. Крыльцо тоже изрешетили пулями. Сложенный из каменных глыб с крышей из кедровых бревен, засыпанных толстым слоем земли, домик смотрителя неловко примостился у подножия громадного утеса. С виду приземистый и неказистый, он оказался надежной крепостью, в которой его хозяин уже четыре часа сражался один против банды кочевых индейцев.

После их последней безуспешной попытки ворваться в дом прошло уже больше двух часов, но он знал, что они все еще здесь, затаились неподалеку, ожидая прибытия почтового дилижанса, который страстно мечтали заполучить, как ребенок запретную игрушку, кроме того, ничуть не меньше их привлекали лошади, а также оружие. Никакой возможности предупредить об опасности кучера дилижанса или пассажиров у смотрителя не осталось, если, конечно, он сам не сделает это. И именно потому он был все еще жив, не позволяя себе провалиться в блаженное забытье, держась из последних сил, чтобы успеть выстрелить еще один только раз - подать сигнал о смертельной опасности, которая подстерегала путешественников на станции Блафф-Крик.

Ему не повезло, последним выстрелом из "шарпса" перебило позвоночник, теперь он оказался совсем беспомощен. В бок его ранило гораздо раньше, почти в самом начале перестрелки, тогда он даже не почувствовал боли и лишь наспех перевязал рану обрывком полотняной тряпки, которую впопыхах оторвал от старого матраса.

Там, снаружи, над домиком смотрителя нависли тяжелые серые тучи, угрожая проливным дождем. Первые редкие, крупные капли его уже тяжело стучали, падая кое-где на пожухлую от жары листву или зарывались в густую пыль на дороге. И два крошечных подслеповатых окошка, казалось, удивленно таращились на лежавшую перед ними пустую дорогу, а в кустах неподалеку терпеливо ждали индейцы.

Смотритель не сомневался, что пристрелил по крайней мере троих и столько же ранил, прежде чем они отступили. Он не знал точно, сколько было человек нападавших, и не мог утверждать, что правильно подсчитал их потери, ведь, как обычно, всех убитых индейцы унесли с собой. Но это его уже мало тревожило. Лежа на полу, израненный человек думал о том, удастся ли ему продержаться достаточно, чтобы предупредить людей, и ему казалось, что потолок качается у него над головой.

У него не было семьи, и сейчас он впервые порадовался этому, хотя несколько лет назад сильно горевал, когда Руби вдруг сбежала от него с каким-то щелкопером из Альто. Мало-помалу он успокоился и потом уже не скучал по ней, а теперь даже вдруг почувствовал странное умиротворение. Время от времени и раньше он вспоминал о жене, но уже без горечи и злобы. Себя он считал не таким уж приятным и легким человеком, с кем женщина могла быть счастлива и спокойна, да и особого достатка не имел. Простой, трудолюбивый и добросовестный, он любил на свободе хлебнуть лишку, а выпив, и поскандалить слегка.

Иллюзий он не питал, прекрасно понимая, что умирает, и знал, что живет пока почти что чудом, только благодаря застрявшему в спине кусочку свинца, раздробившему кости. Но насколько его еще хватит? Ног он уже давно не чувствовал, они отнялись сразу. Теперь по телу разливался мертвящий холод, и вдруг он впервые испугался, почувствовав, что руки тоже постепенно отказываются ему служить. Он представил, что не сможет выстрелить, и чуть не разрыдался от отчаяния.

Очень медленно он потянулся к дробовику, дотронулся до него дрожавшими пальцами и, всхлипнув от облегчения, накрыл ладонью. Отдохнув немного, непослушной, холодеющей рукой смотритель подтащил дробовик поближе к себе. Оружие уже не могло спасти ему жизнь, да этого и не требовалось. Все, о чем он мечтал, - это сделать один-единственный выстрел, и заранее радовался тому, что почувствует в тот момент, когда грохот его разнесется, отдавшись эхом в горах, и предупредит об опасности тех, кто приближался к станции.

Зацепив куском бечевки спусковой крючок, он с облегчением перевел дыхание; теперь, даже если окончательно ослабеет и у него не хватит сил дотянуться до дробовика, он все равно сможет выстрелить. Догадываясь, что скоро ему откажут и руки, он рассчитывал дернуть за бечевку зубами.

Совершенно обессилев, он откинулся назад, тяжело дыша, и помутневшими глазами уставился в потолок, который, казалось, навис прямо у него над головой. Ни горечи, ни сожаления он уже не испытывал - ждал, что с минуты на минуту услышит щелканье кнута, топот копыт и скрип тяжелых колес неуклюжей кареты.

А в пяти милях к востоку от места, где разыгрывалась эта трагедия, по покрытой рытвинами дороге катил почтовый дилижанс, и за ним тянулся огромный пыльный шлейф. Те же плотные темные тучи затянули небо над ним, цепляясь за острые неровные пики гор и оставляя на них рваные клочья. Вышибала Джексон, сидя впереди, крепко сжимал поводья, не давая разогнаться лошадям, а рядом с ним Хэнк Уэллс, настороженно поглядывая по сторонам, не выпускал из рук дробовик. Делал он это больше по привычке, так как считалось, что к западу от горной цепи им уже ничего не угрожает. Но давно въевшаяся в кровь привычка всегда оставаться начеку заставила его, кроме дробовика, прихватить с собой еще и винчестер, а с револьвером он вообще не расставался. Над ними, на крыше дилижанса, развалившись на мешках с почтой, лежал шериф Брэд Делани, бывший охотник на бизонов, не раз понюхавший пороху в схватках с индейцами.

А внутри дилижанса напротив хорошенькой девушки в помятом, запылившемся платье сидел высокий, стройный молодой человек, озабоченно поглядывая в окно. Оба они выглядели смертельно уставшими, да на самом деле так оно и было, но даже сейчас, посмотрев на их сияющие лица, любой бы признал в них молодоженов. Действительно, они поженились совсем недавно и ехали из Канзас-Сити. Полпути прошло в разговорах о том, что их ждет на новом месте, они предавались радужным мечтам и наивно радовались жизни, потому что были молоды и любили друг друга. Их счастью радовались и ехавшие вместе с ними, и те, кто, сидя снаружи, стали невольными слушателями их болтовни.

Дремавший в углу доктор Дэйв Муди, высокий мужчина лет сорока с совершенно седыми висками, много лет успешно руководил шахтами в Неваде, а сейчас решил переехать на Запад, расставшись на время со своим детищем в Новой Англии. Рядом с ним, глядя в окно, сидел майор Глен Фарадей. Бывший выпускник Вест-Пойнта, выйдя в отставку, вознамерился перебраться на новые земли и воплотить в жизнь свой проект ирригационного канала. Мысль об этом уже несколько лет не давала ему покоя.

Мамаша Харриган, хозяйка гостиницы в Остине, о которой шла слава как о лучшей стряпухе к западу от Скалистых гор, о пирогах которой мечтал каждый побывавший у нее постоялец, расположилась бок о бок с Джимми Райаном, направлявшимся на Запад, чтобы увидеться с отцом, которого он не знал.

Джексон перекинул через колено свой "конкорд" и, обернувшись к приятелям, мрачно кивнул, указывая на узкий проход между скалами.

- Никогда не любил это проклятое место! - крикнул он. - Слишком оно удобно для засады, и краснокожим это прекрасно известно!

- Ты заметил кого-нибудь? - прокричал в ответ Делани.

- Нет, пока ничего. Но смотритель в Блафф-Крик не так давно устроил им хорошую трепку! Он рассказывал, как эти краснокожие налетели на него из засады, но ему удалось отбиться. Да, парень он не трус, это уж точно!

- Кстати, это ведь его сын сидит внизу, - вставил Уэллс, очень довольный, что может поделиться новостью. - А сам-то он знает, что мальчик едет к нему?

- Знает?! - На выдубленном солнцем лице Джексона появилось неподдельное возмущение. - Да Райан даже и не слыхал никогда, что у него есть сын! Его женушка, черт бы ее побрал, через пару лет после свадьбы сбежала с каким-то подлецом без гроша в кармане, а тот немедленно бросил ее, как только узнал, что она ждет ребенка от мужа. Бедняжка сама не подозревала, что беременна, когда решилась бросить навсегда Райана и уехать с тем парнем.

- И что же, она так и не вернулась потом?

- Да нет, куда там! Гордость проклятая не дала, готов поспорить на что угодно. Она несколько лет проработала в Канзас-Сити официанткой в каком-то кабаке, а потом заболела и очень скоро померла. Ребята, которые потом приютили у себя парнишку, попросили меня забрать его и отвезти к отцу. Вот уж удивится старина Райан!

Дорога стала понемногу подниматься в гору, и Джексон слегка натянул вожжи, чтобы не дать лошадям выдохнуться раньше времени. Брэд Делани выпрямился и, прищурившись, обвел настороженным взглядом заросшие полынью холмы, покрепче сжав в руках винчестер. У индейцев, слава Богу, нет ни малейшего шанса застать их врасплох, с облегчением подумал он про себя. И вряд ли они решатся устроить засаду в таком месте, где будут видны как на ладони. Единственное, что постоянно тревожило его, это ползущий как черепаха дилижанс. За своих товарищей он не волновался, Хэнк Уэллс охотился и воевал всю жизнь, и старина Джексон был самым надежным парнем из всех, кого он знал.

Он с облегчением подумал, что внизу под ними сидит док, воевавший еще в Гражданскую войну между штатами, и майор, который тоже слыл закаленным в боях ветераном. Юноша - новобрачный, и тот имел оружие и, как приметил внимательный глаз Делани, держал винтовку с привычной небрежностью человека, привыкшего к ней. Поэтому, чтобы справиться с ними, нужно было бы уж очень постараться, а иначе любой налетчик сильно рисковал нарваться на неприятности.

На станции Блафф-Крик стояла тишина. Райан с тревогой вглядывался в сгущавшиеся сумерки и продолжал ждать развязки. Время от времени он с трудом приподнимал голову и, приникнув к отверстию от пули в стене, вглядывался в даль, но по-прежнему перед ним лежала только пустынная дорога. Индейцы тоже заметались, как и Дад Райан, они ждали.

Вспомнив, что сегодня дилижанс должны сопровождать Делани и Уэллс, он с облегчением подумал, что эти двое - крутые ребята и смогут постоять за себя. Но тут же представил, как они подъедут и, не подозревая о присутствии индейцев, сразу же будут убиты на месте, прежде чем поймут, что происходит. Как только дилижанс появится в пределах досягаемости выстрела и охрана заметит индейцев, прозвучит залп, и все рухнут под колеса.

А когда Брэд и Хэнк, а может быть и Вышибала Джексон вместе с ними, будут мертвы, пассажиры вряд ли окажут сопротивление, скорее всего, они сразу присмиреют и будут сидеть тихо, как мыши. Запертые в дилижансе, как в мышеловке, дрожащие за его тонкими стенками, да еще окруженные со всех сторон индейцами, озверевшими от пролитой крови, разве смогут они спастись?!

Оставалось только одно. Он должен прожить достаточно долго, чтобы успеть предупредить их. Выстрел заставит их насторожиться, Хэнк Уэллс человек бывалый, он соберет своих людей вокруг дилижанса, и они смогут прорваться, если погонят лошадей галопом. Вот ради этого он и должен протянуть подольше.

Протянуть подольше?!

Ну что же, он не дурак и прекрасно понимает, что жить ему осталось недолго. Он догадался об этом еще тогда, когда получил пулю в спину и, с ужасом убедившись, что не чувствует нижней половины тела, пришел к выводу, что ему раздробило позвоночник. Он смирился с этим неожиданно легко. В конце концов, жизнь никогда не баловала его и редко поворачивалась к нему праздничной стороной. И не так уж обидно умирать, когда знаешь, что ты спас сразу несколько жизней.

Жаль только, что, как и всякий человек, он оказался неподготовленным к смерти. Всегда что-то остается несделанным, а что-то - незаконченным.

Он вспоминал все годы, которые прожил в этом доме, эти длинные, одинокие годы. Даже те несколько лет, когда с ним была Руби, которые раньше казались ему самыми счастливыми в жизни, сейчас, после долгих лет одиночества, выглядели странно пустыми и потускневшими. Ему так и не удалось дать ей хоть немного счастья, и, может быть, именно поэтому он и запил. Будучи зеленым юнцом, он мечтал добиться многого и ради этой цели намеревался взять судьбу за горло и трясти до тех пор, пока не получит все, что нужно для счастья. Но жизнь сложилась совсем по-другому, и он понял, что только сильным и уверенным в себе удается добиться исполнения своих желаний. Только их женщины получают все, чего захотят, а ведь не было на свете такого, на что бы он не пошел ради Руби. Но на его и ее долю выпал только тяжкий безрадостный труд.

Он вдруг с запоздалым раскаянием вспомнил, как долго Руби продолжала верить в него даже после того, как у него вошло в привычку прикладываться к бутылке. Она часто мечтала, что когда-нибудь у них появится красивый дом где-нибудь в этих местах, а может быть, они будут путешествовать, переезжая с места на место, повидают мир и познакомятся с интересными людьми. Но все, что она увидела за несколько безрадостных лет, проведенных с ним, это грязные лачуги старателей и ветхие хижины, в которых обычно ночевали пастухи, - ничего, о чем вспоминалось бы без горечи. Как и многие другие, он готовился к одной серьезной схватке с судьбой, но она не состоялась, а тяжкую ежедневную борьбу он проиграл.

Потом вдруг на их пути появился тот хлыщ, ему приглянулась Руби, да и кому бы она не приглянулась. Язык у парня оказался что помело, он трещал, не переставая, обо всех интересных местах, где успел побывать и которые хоть сейчас готов показать Руби. Как же могла устоять бедная девочка?! Даже когда однажды Райан подстерег его возле дома и основательно разукрасил тяжеленными кулаками, Руби продолжала бегать к нему. А затем они уехали вместе.

И надо же такому случиться, как раз когда он, вне себя от счастья, бежал к ней, чтобы сказать, что наконец-то получил постоянную работу на почтовой станции в Хейвер-Холле, что кочевая жизнь закончилась и у них теперь будет свой дом. Он ворвался в комнату, забыв закрыть дверь, и, захлебываясь от радости, начал с порога выкладывать новости про работу, про хорошенький маленький домик, о котором она мечтала, о том, что во дворе будут бегать цыплята, а она наконец сможет завести садик и сажать все, что только захочет. Это будет их собственный дом, кричал он, и он уже видел его, и они поедут туда вместе. И все это время, пока говорил, Райан не замечал, что никто не слышит его. Он был так счастлив тогда, так невероятно горд!

А потом он остановился, внезапно почувствовав тишину, и увидел, что дом пуст. Но не так пуст, как бывал, когда она выходила куда-то, а ужасающе пуст. Пуст, потому что она ушла навсегда, потому что исчезли ее платья, ее смех, осталась только коротенькая записка - он все эти годы хранил ее, где она прощалась с ним навсегда.

Он тогда отказался и от дома, и от работы, как будто нарочно хотел причинить себе боль, и словно в наказание стал трудиться на станции, где и работа была тяжелее, да и жизнь намного опаснее. Но за риск неплохо платили, и, когда ему удалось скопить немного денег, он купил парочку лошадей и, мало-помалу увлекшись, стал разводить их на продажу. У него неплохо получалось, и почти всех он продавал удачно, многих - для почтовых дилижансов. Впервые в жизни Райан узнал, что такое достаток, ему даже удалось скопить кое-что на черный день.

О Руби он больше ничего не слышал, хотя в глубине души всегда надеялся, что когда-нибудь она даст о себе знать. Не то чтобы он хотел снова увидеть ее, просто чувствовал бы себя спокойнее, если бы знал, что у нее все хорошо и она счастлива. А еще, наверное, его мужскому тщеславию польстило бы, если бы до нее дошли слухи о том, как он теперь преуспевает.

Спустя пару лет Брэд Делани случайно в разговоре мельком упомянул имя того молодого хлыща, который когда-то разбил его жизнь. Заинтересовавшись и надеясь узнать что-нибудь и о Руби, он принялся расспрашивать ничего не подозревавшего Делани, но тот не смог сообщить ничего нового, он знал только, что молодчика видели в Эль-Пасо и тот жил один. Оттуда он, если верить доходившим до Райана слухам, перебрался в Мобити и, наконец, в Форт-Гриффин. Там он свалял дурака, пытаясь надуть человека, который оказался гораздо умнее его, а когда это не удалось, схватился за оружие.

- И что же произошло? - продолжал расспрашивать Райан.

- Ну а ты как думаешь? Он попытался сделать дурака из человека, который до тех пор никому не позволял становиться ему поперек дороги, да учти еще, что тот болел туберкулезом: так что ему вообще тогда было море по колено. Поэтому парень, который тебя интересует, получил две пули и лежит сейчас в безымянной могиле на кладбище Бут-Хилл.

Райан недолго колебался. Он написал в Эль-Пасо, надеясь, что его письмо застанет Руби, но оно вернулось нераспечатанным. Руби исчезла, и никто не знал, куда она уехала. Никто не мог сказать, откуда родом и тот погибший парень, и в конце концов Райан смирился с мыслью, что Руби потеряна для него навсегда.

Раненый вздрогнул от боли, он перевел дыхание и еще раз попытался привстать. Вдруг волна дикой боли снова захлестнула его, так что он едва не потерял сознание. О Господи! Только бы прожить еще немного! И куда, к черту, запропастился этот проклятый дилижанс?! Он ведь должен прибыть уже несколько часов назад!

Сцепив зубы от нестерпимой боли, он старался не думать ни о чем.

"Жить, жить, жить!" - повторял он про себя как молитву.

Ведь он знал их всех - Делани, Уэллса и старину Джексона. Они слишком хорошие парни, чтобы дать им погибнуть вот тут среди пустынных скал. Все трое сильные, порядочные и честные люди, он уважал и любил их и верил, что жизнь могла бы быть другой, если бы таких людей стало побольше. Он знал, что и они никогда бы не бросили его, окажись на его месте. И, будь он проклят, если даст им погибнуть!

"Я сильный, - стиснув зубы, думал он, когда перед глазами у него все темнело от боли, - я все выдержу и продержусь до их приезда!"

Отдохнув немного, он собрал все силы и наконец оторвал от пола онемевшую руку. Попробовал пошевелить пальцами, но они слушались с трудом, и единственное, что он ощущал, это страшный холод в руке. Он уже плохо слышал и не знал, ушли ли индейцы, но стрелять боялся, во-первых, дилижанс мог быть еще далеко, и его выстрел просто не докатился бы до него, а во-вторых, он понимал, что уже не сможет перезарядить дробовик. Ему нужно набраться терпения и ждать - ждать, сколько сможет!

Его все больше тревожили сгущавшиеся под потолком тени, в комнате заметно стало темнее, и Райан заволновался. Что это - неужели действительно уже так поздно? Или это пришла смерть, и в глазах темнеет от потери крови? А может, он впадает в забытье?

Внезапно ему послышался издалека топот копыт и звуки почтового рожка, он потянулся за дробовиком, но вдруг воцарилась тишина, и он догадался, что ошибся. Пересохшие губы с трудом шевельнулись, в умирающем мозгу ворочалась одна мысль.

- ЖИТЬ! - повторял он упрямо. - Мне нужно прожить еще совсем немного. Руби! - вдруг вспомнил он. Потрескавшиеся губы дрогнули. - Все хорошо, Руби. Я больше не сержусь, я давно простил тебя, Руби! - Райан попытался еще что-то сказать, но сухие губы не шевелились, и отяжелевший язык не повиновался ему больше. - Жить! - прохрипел он в последний раз. - О Господи, помоги мне!

Там, где дорога делала крутой поворот, вдруг шевельнулись кусты, и раненый краем глаза заметил какое-то движение, на миг выглянула и исчезла голова индейца, и внезапно громко и отчетливо прогремел над дорогой крик Джексона: "Йе-ху-у!"

Безумная радость охватила Райана. Наконец-то! Ему все-таки удалось дождаться! Боже правый, он сделал это! Он попытался было сжать кулак, но рука подвела его, пальцы слабо шевельнулись, и рука бессильно упала, с глухим стуком ударившись об пол.

Он уже ясно слышал грохот копыт по твердой, как камень, земле, и пронзительное поскрипывание колес, когда дилижанс сворачивал к станции.

Райан понял, что все пропало. Последним отчаянным усилием он изо всех сил рванулся вперед, стараясь не обращать внимания на боль, которая, казалось, рвала на куски его несчастное, измученное тело, и, сжав в зубах бечевку, дернул за нее. Грохот выстрела прокатился по комнате, как гром, и разорвал мертвую тишину. И вслед за ним, подобно обвалу в горах, затрещали выстрелы вокруг дома. Казалось, он попал в ад.

Джексон как раз придерживал лошадей, огибая небольшой холм на подъезде к Блафф-Крик, когда раздался первый выстрел. Брэд Делани мгновенно выпрямился, схватив винтовку, но его опередил Уэллс, который успел заметить показавшегося из кустов индейца. Он вскинул револьвер, выстрелил, успев услышать грохот винтовки Делани, и пригнулся, когда из окон дилижанса раздалась беспорядочная пальба. Затем опять прогрохотала винтовка.

Сражение началось и закончилось почти мгновенно, поскольку у индейцев хватило ума сообразить, что внезапного нападения не получилось и придется уносить ноги. Они растаяли в кустах, воспользовавшись сгустившимися сумерками, унося с собой погибших.

Джексон с трудом успокоил испуганных лошадей, позволив Делани соскочить на землю и пару раз выстрелить вслед убегавшим индейцам.

Док Муди заторопился к дому. Резким движением распахнув дверь, он с трудом различил в темноте распростертое на полу беспомощное тело умирающего. В зубах он по-прежнему крепко держал бечевку. Нагнувшись к раненому, док осторожно высвободил ее.

- Нет нужды объяснять мне, что случилось, док. Я успел! - Бледное лицо стало мокрым от пота. - Я знал, нужно было предупредить!

С другой стороны подошел Хэнк Уэллс и тоже склонился над умирающим.

- Послушай, старина, ты спас нас всех, но ты даже не представляешь, кого еще ты спас! Ты сохранил жизнь собственному сыну!

- Сыну?!

- У Руби родился мальчик, твой сын. Ему уже четыре года, и он сейчас там, внизу, вместе с мамашей Харриган.

- Мой мальчик? Так я спас своего сына?!

- Руби недавно умерла, Райан, - печально сказал Делани. - Перед смертью она отослала мальчика к тебе, теперь мы позаботимся о нем, мы все сделаем это.

Казалось, он расслышал последние слова, губы его шевельнулись, но это был конец. Голова Райана упала, и он умер тут же на полу в доме на станции Блафф-Крик.

Док Муди с трудом поднялся на ноги.

- Если я что-то понимаю в медицине, - он растерянно оглядел всех, этому человеку следовало умереть уже несколько часов назад.

- Мужество, - вздохнул Уэллс, - вот что удержало его на краю.

Док Муди обвел всех суровым взглядом и кивнул.

- Не знаю, как вы, ребята, но я считаю, что мы должны позаботиться о малыше.

- Ну что ж, - с удовольствием согласился Джексон, - значит, паренек получит четырех дядюшек разом. Будем считать, что мы теперь - его семья.

- Мы тоже участвуем, - вдруг раздался от дверей робкий голос молодого человека, и, подняв головы, они увидели стоявшую в дверях молодую пару. Никто не заметил, как они появились в комнате. - Мы бы тоже хотели стать кем-нибудь для него, например, братом и сестрой, это же не важно, в конце концов.

На том месте, где когда-то прижимался к утесу небольшой каменный дом смотрителя, теперь возвышается красивый мотель, и недавно внук и правнук Райана медленно поднялись по поросшему старыми соснами холму и встали, склонив головы, у могилы их предка, погибшего здесь много лет назад. А потом спустились вниз, в долину, где жила теперь вся семья.

Их стало пятьдесят девять человек, прямых потомков старого Райана, и не важно, что они носили другую фамилию. Один из них умер от ран в лесу под Арденном, двое погибли при высадке союзных войск в Нормандии, и еще один во Вьетнаме. Среди его потомков одиннадцать врачей и военных хирургов, один из них - в прошлом член правительства, двое - сенаторы, есть среди них и инженер, и школьный учитель, и домохозяйка, и деревенский торговец, и полицейский. Но одно у них общее - в их жилах течет кровь Райана, давным-давно осенней ночью погибшего на станции Блафф-Крик.