/ Language: Русский / Genre:sci_history,

Последняя Стычка У ЙеллоуБатт

Луис Ламур


Ламур Луис

Последняя стычка у Йеллоу-Батт

Луис Ламур

ПОСЛЕДНЯЯ СТЫЧКА У ЙЕЛЛОУ-БАТТ

Вестерн

Перевод с английского

Глава 1

В Мустанге было спокойно - за три дня ни одного выстрела. Впрочем, горожане хорошо знали нравы в здешних краях и не очень-то обманывались на этот счет. Они давным-давно смирились с тем, что неизбежно. Им даже полегчало бы, стань все как прежде: что ни день, новая жертва, а в горячие времена - и вовсе без счету. Сейчас всем было как-то не по себе, томило напряженное ожидание - кто же следующий?

А тут еще Клей Эллисон, прикончивший тридцать человек после того, как продулся в покер, и Черный Джек Кетчум, по которому тоже веревка плачет, не сегодня завтра, конечно, выкинут очередной фортель...

На площадке перед гостиницей "Сент-Джеймс" шла обычная жизнь. Капитан Том Кедрик, только что приехавший, устроился в гладко отполированном кресле у входа в гостиницу и с интересом наблюдал за жизнью города.

Это был высокий молодой человек с волосами цвета ржавчины и зелеными глазами, улыбчивый, со спокойными и сдержанными манерами. Женщины заглядывались на него, а когда встречались с ним взглядом, сердца их начинали биться сильнее, о чем Том Кедрик даже не подозревал. Он видел, конечно, что нравится женщинам, но это всегда приводило его в некоторое недоумение.

Улицу заполняли повозки, грузовые фургоны, вдоль изгородей стояли оседланные лошади с разнообразными клеймами; недавно прибыл дилижанс, другой готовился к отправлению.

Внезапно Кедрик поймал быстрый взгляд молодого человека, стоявшего неподалеку. Это был почти мальчик, с давно нестриженными волосами, и кроткими карими глазами.

- Капитан Кедрик? - осведомился юноша. - Меня послал Джон Гюнтер. Я Дорни Шоу.

- Вот как! - Кедрик встал и, улыбнувшись, протянул руку. - Очень приятно. Вы работаете на Гюнтера?

В карих глазах Шоу промелькнула усмешка.

- С Гюнтером, - поправил юноша. - Я ни на кого не работаю.

- Ясно.

На самом деле Кедрику ничего не было ясно, но он решил, что позже во всем разберется. Было в этот парне что-то настораживающее, вызывающее у Кедрика странную тревогу.

- А где сейчас Гюнтер?

- Там, в конце улицы. Он поручил мне посмотреть, здесь ли вы, и если здесь, попросить вас подождать около гостиницы. Он скоро подойдет.

- Ладно. А почему вы не садитесь?

Шоу быстро взглянул на кресла:

- Я постою. Никогда не сажусь в кресла с подлокотниками. Подлокотники могут помешать.

- Помешать? - Кедрик взглянул на два револьвера, низко висящие на бедрах у Шоу. - Да-да, понимаю. - Он кивнул на оружие. - А шериф не возражает?

Дорни Шоу посмотрел на капитана и весело улыбнулся:

- Не возражает. Знает, что ничего хорошего из этого не выйдет. По крайней мере, - добавил он, - в Мустанге. Слишком уж часто тут случаются всякие неприятности. Я не помню, чтобы шериф орудовал здесь дубинкой.

Кедрик улыбнулся:

- А как же Хикок, Эрп, Мастерсон (Знаменитые ганфайтеры.)?

- Может, и так, но я сомневаюсь, - Дорни усмехнулся. - Тут Эллисон. И Кетчум. Попробуйте, суньтесь к ним с дубинкой. А где-то поблизости Малыш Билли и еще кое-кто из той же компании. Шерифу в этом городе приходится здорово крутиться.

- Пожалуй, вы правы.

Том присматривался к Шоу. Что же в нем так настораживает? Конечно, он вооружен до зубов, но Кедрику не впервой встречать вооруженных людей. В сущности, он среди них вырос. Нет, тут было что-то другое. Том пока не мог определить, что именно, но лишь чувствовал некую скрытую угрозу. Да, странное ощущение вызывал у него этот парень с кротким взглядом.

- Мы подыскали несколько хороших ребят, - сообщил Шоу. - Вот и сегодня нашли парочку. Пожалуй, лучший из них - Ларедо Шэд. У него твердая рука, все удивляются, как ему удается так ловко обращаться с револьвером. А сегодня прибудут еще трое: Фессенден, Пойнсетт и Гофф.

По тому, как говорил Шоу, было ясно, что он хорошо их знает, но для Кедрика эти имена не значили ровно ничего. Пожалуй, какие-то смутные воспоминания возникли в связи с именем Фессендена, но толком он так ничего и не припомнил.

- Думаете, они будут сопротивляться? - спросил Том, кивнув на толпу, запрудившую улицу.

- Эти-то? - сухо переспросил Шоу. - Конечно, будут, в этой компании крутые ребята. Они с индейцами успели схлестнуться, и никакой драки не испугаются. - Дорни с любопытством взглянул на Кедрика. - Гюнтер говорит, вы умеете воевать...

Но Шоу как будто сомневался в этом. Кедрик улыбнулся и пожал плечами:

- Да уж как-то справляюсь. Я служил в армии, если это вас интересует.

- А на Западе раньше бывали?

- Конечно! Я родился в Калифорнии, как раз перед золотой лихорадкой. Когда разразилась война, мне было всего шестнадцать, но я отправился воевать с отрядом из Невады. И после войны остался там на пару лет: дрался с апачами.

Шоу, видимо, ответ удовлетворил.

- Гюнтер о вас хорошего мнения, но он лишь один из компаньонов - и не самый главный.

От потока пешеходов отделился невысокий коренастый мужчина с квадратной бородой, придававшей ему сходство с генералом Грантом. Он курил толстую черную сигару. Это был Гюнтер. Мужчина, шедший рядом с ним, был такого же роста, как Кедрик, - не меньше шести футов. Черты его лица были резкие, а взгляд холодный, как у человека, привыкшего командовать и не привыкшего жалеть. Очевидно, это был полковник Лорен Кейт. Оставался лишь один из компаньонов, с кем Кедрик еще не был знаком, - Бурвик. Из них троих лишь Бурвик был местным уроженцем.

Гюнтер улыбнулся, обнажив белые зубы, сжимавшие сигару, и протянул Тому руку:

- Рад тебя видеть, Кедрик! Полковник, это наш человек! Если есть парень, рожденный для того, чтобы утрясти это дельце, так это он! Я уже рассказывал тебе, что он устроил Петерсону! Подумать только, перегнать стадо, не потеряв за весь путь ни одной головы, и плевать он хотел на апачей!

Кейт кивнул, окинув Кедрика холодным взглядом:

- Капитан - ваше армейское звание?

- Армейское. Я получил его во время Гражданской войны.

- Понятно. А какой-то Томас Кедрик, помнится, воевал с апачами в чине сержанта.

- Это я и есть. Нас всех понизили в чине, когда демобилизовали.

- А сколько времени вы были на войне? - Глаза Кейта изучали Тома.

- Четыре года и еще два участвовал в кампании на юго-западе.

- Недурно. Значит, вы должны знать, что такое война. - Он снисходительно улыбнулся. - Я сам провел двенадцать лет в регулярной армии.

Кедрика задели слова Кейта. Он хотел промолчать, но не удержался:

- Это еще не все, полковник. Я был с Базейном при защите Меца во франко-прусской войне. Я спасся и потом участвовал вместе с Мак-Магом в битве при Седане.

Взгляд Кейта стал острым, губы сжались. Кедрик почувствовал в нем растущую неприязнь.

- Это все? - холодно спросил Кейт.

- Нет. Раз уж вы спрашиваете, то извольте. Я был с Уолсли во второй войне Ашанти в Африке. И на северном Тянь-Шане в двухлетней кампании против туганов - в чине генерала.

- Вы, кажется, много попутешествовали, - сухо произнес Кейт. Настоящий наемник!

Кедрик спокойно улыбнулся:

- Да, если хотите. Это ведь именно то, что вам нужно? Обычная история - одни нанимают, другие дерутся.

Лицо полковника Кейта вспыхнуло, потом побледнело, но прежде чем он начал говорить, сквозь толпу протиснулся крупный человек с квадратным лицом и остановился перед ним.

- В чем дело, Гюнтер? - закричал он. - Я прослышал, чего ты сюда заявился. Если ты надумал отнять у честных работяг землю, на которой они вкалывают, как рабы, лучше убирайся!

Никто не успел и слова сказать, как между Кейтом и Гюнтером вырос Дорни Шоу:

- На неприятности нарываешься, приятель? Пулю захотелось получить?

Голос у него был негромкий, почти мурлыкающий, и Кедрика удивило, что человек с квадратным лицом так испугался. Он подался назад, широко разводя руками:

- Я не имею в виду тебя, Дорни! Я даже не знал, что ты здесь!

- Тогда проваливай! - взорвался вдруг Дорни, его невозмутимость мгновенно сменилась яростью. И что-то еще было в его лице... Кедрик внезапно понял: жажда крови! - Проваливай, если жить. не надоело! повторил взбешенный Шоу.

Человек повернулся и поспешно нырнул в мгновенно сомкнувшуюся толпу. Кедрик смотрел на людей и видел либо холодное безразличие, либо ненависть ни одного теплого или дружелюбного взгляда. Том нахмурился и отвернулся.

Гюнтер схватил его за руку, поспешив воспользоваться этой паузой, чтобы как-то примирить Кедрика и Кейта.

- Видишь, с кем нам приходится иметь дело? - посетовал он. - Это Петерс. Он еще сравнительно безобидный. Но ведь есть и другие - они не будут долго ждать. Пойдем, я познакомлю тебя с Бурвиком.

Кедрик пошел рядом с Гюнтером, который предусмотрительно вклинился между ним и Кейтом. Том поискал глазами Дорни Шоу, но тот куда-то делся. Том уже точно знал, просто нутром чуял, что Дорни, человек, который должен быть его правой рукой в отряде, настоящий убийца. Том встречал таких людей.

Кедрика беспокоил также сегодняшний случай на площади. Петерс, может, и не большой умник, но, похоже, честный человек. Значит, среди его противников есть и такие.

Разумеется, если бы эта земля отошла Гюнтеру, Кейту и Бурвику по решению правительства, сделка была бы вполне законной и скваттеры не имели бы права жить там. Однако, если таких людей, как Петерс, много, Кедрика, возможно, ввели в заблуждение и ему предстоит совсем не та работа, на какую он рассчитывал.

Гюнтер остановился перед прямоугольным каменным домом, стоявшим несколько в стороне от главной улицы.

- Это штаб, - сказал он. - Когда мы в городе, то располагаемся здесь. Входи.

Дом окружала широкая веранда. Когда они поднялись на нее, то увидели девушку в серой юбке и белой блузке, сидевшую там с раскрытой книгой на коленях. Гюнтер остановился.

- Капитан Кедрик, это моя племянница, Консуэла Дьюн.

Взгляды девушки и капитана встретились. Несколько мгновений они молчали. Необъяснимая робость сковала Тома, он не мог пошевелить даже пальцем.

Испуганно и широко раскрыв глаза, Консуэла смотрела не него.

Кедрик первым пришел в себя. Он поклонился и сказал:

- Очень приятно, мисс Дьюн!

- Я тоже рада познакомиться с вами, капитан. - Консуэла встала и подошла к нему. - Надеюсь, вам здесь понравится!

Кедрик не сводил с нее глаз, отчего щеки Консуэлы залились румянцем.

- Конечно, - мягко сказал Том. - И этому ничто не сможет помешать.

- Не будьте слишком самоуверенны, капитан! - Голос Кейта был резким и холодным. - Однако мы опаздываем. Идемте. Простите, Конни. Нас ждет Бурвик.

В дверях Кедрик обернулся: девушка стояла там же и выглядела растерянной.

Кейт был явно раздражен, но Гюнтер, казалось, ничего не заметил. Откуда-то возник Дорни Шоу, скользнул взглядом в сторону Кедрика, но не сказал ни слова, равнодушно свернув самокрутку.

Глава 2

Бурвик сидел за столом, подавшись всем телом вперед. Это был невероятно толстый и невероятно грязный человек. Подбородок и щеки покрывала неопрятная щетина с проседью, близко поставленные глаза смотрели остро и зло; бровей почти не было, а нос казался слишком маленьким для его лица. Рубашка была расстегнута, воротник засален. Под ногтями виднелись черные ободки.

Бурвик быстро оглядел вошедших, потом обратился к Кедрику.

- Садитесь! - сказал он. - Вы опаздываете, а дело не ждет! - Его голова, похожая на луковицу, повернулась от Кедрика к Гюнтеру. - Джон, это и есть тот человек, который наконец вышвырнет этих вонючек с земли? Это он?

- Да, это Кедрик, - торопливо проговорил Гюнтер. Похоже, он побаивается Бурвика. Кейт как будто ушел в тень и не произнес ни слова с тех пор, как они вошли в комнату. Позднее Кедрик заметил, это всегда происходило с ним в присутствии Бурвика. - Все будет в порядке, он все сделает.

Бурвик перевел взгляд на Кедрика и кивнул.

- Я уже знаю о тебе, сынок! - голос был почти добродушным. - Не церемонься с ними! Сам понимаешь, мы не можем терять время! Их уже предупредили о том, чтобы они съезжали. Предупреди еще раз, а потом прогони - или похорони, твое дело. Я не буду ни о чем спрашивать. И думаю, никто другой тоже не станет, - прибавил он. - Все, что здесь происходит, - это наше дело.

И тут же, будто забыв о Кедрике, Бурвик обратился к Гюнтеру:

- Ты распорядился, как я тебе сказал? Припасы на пятьдесят человек и на пятьдесят дней. Когда все будет готово, мы немедленно приступим к делу. Чем раньше начнем, тем скорее закончим. И мы должны выиграть! - Он резко повернулся к Кедрику: - Десять дней! Я даю тебе десять дней! Но буду разочарован, если тебе потребуется больше пяти. Самому смелости не хватит спусти на них Дорни. Он им покажет! - Он внезапно хихикнул: - Да уж, Дорни покажет! - Бурвик успокоился, оглядел лежащие на столе бумаги и сказал, не поднимая глаз: - Можешь идти, Кедрик. Дорни, ты тоже свободен. Действуйте!

Кедрик поколебался, потом все же спросил:

- Сколько там этих людей? И я хотел бы знать, есть ли у них семьи?

Гюнтер торопливо повернулся к нему:

- Я скажу все, что тебе нужно знать, Том. Но позже.

Кедрик пожал плечами и приподнял шляпу, прощаясь. Дорни Шоу уже исчез. Когда Том вышел на веранду, Конни Дьюн все еще сидела там. Она пристально смотрела поверх книги на пыльную, залитую солнцем улицу.

Кедрик остановился возле Конни, держа шляпу в руке:

- Вы давно живете в Мустанге, мисс Дьюн?

Конни подняла на него глаза, помедлила, прежде чем ответить:

- Нет, недавно. Но вполне достаточно, чтобы научиться любить и ненавидеть. - Она взглянула на холмы, потом снова на него. - Я люблю эти места, капитан. Не знаю, поймете ли вы меня. Я родилась и выросла в городе. Но когда впервые увидела эти красные скалы, эти одинокие горы, пустыню, индейских пони, я поняла - тут моя земля. Я хотела бы остаться здесь навсегда.

Кедрик удивленно посмотрел на нее, ему было приятно это слышать.

- Я сам чувствую нечто подобное. Но вы сказали - любить и ненавидеть. Вы любите эту землю. А что же вы ненавидите?

- Некоторых людей, капитан, их много на этой земле. Они волки в человеческом обличье. И есть еще пришельцы из других мест, они готовы сожрать тех, кто оказался здесь раньше, смелых, но не таких хитрых.

Все более удивляясь, Том облокотился на перила.

- Не знаю, понял ли я вас, мисс Дьюн. Правда, я здесь недавно, но пока не встречал тех, о ком вы говорите.

Она посмотрела ему прямо в глаза, медленно закрыла книгу и направилась к двери.

- Не встречали, капитан? - Ее голос внезапно окреп. - Вы уверены? А мне кажется, вы и есть один из них. - Она открыла дверь и исчезла.

Некоторое время Том стоял неподвижно, глядя ей вслед. Потом нахмурившись, отвернулся. Что она имела в виду? И что вообще ей известно о нем? Неожиданно для себя он почувствовал сомнение. И выходка Петерса, и слова Конни растревожили его. Получалось, что Консуэла Дьюн, племянница Джона Гюнтера, думает так же, как и Петерс?

Озадаченный, Кедрик спустился на улицу и остановился, оглядываясь.

Он еще не успел переодеться и был в строгом сером костюме, черной шляпе с плоской тульей и плоскими полями, сохранившейся с незапамятных времен, и черных ковбойских сапогах. Стоя на углу, он медленно свернул самокрутку и закурил. В отлично сшитом костюме Том выглядел красавцем и щеголем, его худощавое, бронзовое от загара лицо было умным и волевым. Своей военной выправкой, широкими плечами и хладнокровием он выделялся в любой толпе.

Нескончаемый поток пешеходов многолюдной Западной улицы завладел вниманием Кедрика. Запад был чем-то вроде магнита, притягивающего людей всех существующих типов. Авантюристы приезжали сюда в поисках золота, новых земель, острых ощущений. Аферисты, женщины древнейшей, но вечно юной профессии, головорезы, бандиты, похитители скота, конокрады, рудокопы, ковбои, грузчики и просто бродяги - все они наполняли эту улицу. Вон тот небритый бородач в выцветшей от солнца красной шерстяной рубашке мог бы при случае декламировать Шекспира. Стройный молодой человек, беседующий с девушкой в повозке, возможно, учился в Оксфорде, а картежник с бледным лицом вполне мог оказаться отпрыском аристократической южной семьи.

Все мужчины имели револьверы, как правило, не пряча их. И при необходимости не постеснялись бы пустить их в дело. Правда, кое-кто предпочитал драться на кулаках, но таких было немного.

Крупный мужчина, пошатываясь, вышел из толпы. Том взглянул на него, и их глаза встретились. Человек выпил, и теперь, очевидно, ему требовалось отвести душу. Кедрика он посчитал подходящим для этого объектом. Несколько прохожих, предвкушая драку, остановились поглазеть.

- Так... - Великан встал, широко расставив ноги, рукава рубашки были закатаны до локтей, открывая толстые, волосатые руки. - Неужели никто так и не проучит этих мошенников? Они же крадут у нас землю! - Он вдруг хихикнул. - Хорошо, что твоего помощника, душегуба этого, нет сейчас здесь и некому спасти твою шкуру. Мне просто не терпится задать тебе хорошую трепку!

Во рту у Кедрика пересохло, но взгляд оставался спокойным. Он вынул изо рта самокрутку:

- Извини, приятель. Я не прихватил с собой оружие. Да если бы и прихватил, все равно не стал бы стрелять в тебя. А насчет земли ты ошибся. Мы претендуем на нее по закону.

- Да неужели? - Верзила приблизился еще на шаг и положил руку на рукоятку револьвера. - Что это за закон такой - отбирать у человека землю, на которой он трудится в поте лица, сносить его дом, выставлять детишек на улицу?

Хотя человек основательно подгулял, Тому было ясно: слова его - не пьяная болтовня. Он был не робкого десятка, не боялся Кедрика, не испугался бы и Дорни Шоу - ему было страшно за свою семью. Эта сцена добавила смятения в душу Кедрика, и без того уже сомневавшегося в выбранном им пути.

В толпе раздался угрожающий ропот. Очевидно, что симпатии зрителей были на стороне великана.

Вдруг ропот стал тише, перешел в шепот, и внезапно воцарилась мертвая тишина. Кедрик увидел, что великан побледнел, и услышал чей-то хриплый шепот:

- Берегись, Барт! Дорни Шоу!

Рядом с Кедриком, будто из-под земли, вырос Шоу.

- Дай-ка я разделаюсь с ним, кэп, - негромко сказал Дорни. - Давно пора это прекратить.

- Нет, уходи, Шоу! Я сам постою за себя! - резко прервал его Кедрик.

- Но у тебя даже револьвера нет с собой! - возразил Шоу.

Барт, по-видимому, и не думал сдаваться. Конечно, появление Шоу его несколько отрезвило, но это был не Петерс, он не собирался отступать. Его настороженный взгляд переходил с Шоу на Кедрика и обратно. Том шагнул вперед, и Барт мог теперь дотянуться до него рукой.

- Шоу здесь ни при чем, - негромко произнес Кедрик. - Я не хочу с тобой ссориться, парень. Конечно, если кому-то охота со мной драться, он может получить такую возможность, я готов. Но если решишь драться, не забудь, что я не вооружен.

Барт смотрел недоверчиво: как же, знаем таких! Поверишь, а револьвер вон он, тут как тут. Барт не сомневался, что Кедрик лжет.

- У тебя есть оружие! - воскликнул он. - Ты просто спрятал его, грязный койот!

Барт рванул из кобуры револьвер, но в тот же миг Том кинулся к нему. Ребром левой руки он ударил по запястью и выбил револьвер, а правую выбросил в апперкоте, несущем всю силу его поджарого тела, напрягшегося, как тетива. Быстрый, точно рассчитанный удар обрушился на подбородок Барта со звуком, похожим на свист кнута погонщика. Барт попытался дотянуться до оружия, секунда - и он схватил бы его, но получил удар по спине.

Потом Кедрик остановился и спокойно поднял оружие - армейский револьвер модели 1851 года. Он стоял над своим противником и рассматривал толпу. Лица были угрюмые, замкнутые. Он взглянул вниз, на Барта. Великан медленно поднимался, качая большой головой. Попробовал поднять правую руку, но застонал от боли. Осмотрев кисть, Барт взглянул на Кедрика.

- Ты сломал мне руку! Все пропало! Как же я теперь буду пахать?

- Вставай, парень, - спокойно сказал Кедрик. - Ты сам напросился.

Когда. Барт встал, Кедрик протянул ему его шестизарядник. Их взгляды встретились, и Том улыбнулся.

- Возьми. Положи в кобуру и забудь о нем. Я уверен: ты не из тех, кто стреляет в спину.

Кедрик повернулся и медленно пошел вниз по улице. У "Сент-Джеймса" он остановился. Когда он вынимал бумагу и насыпал в нее табак, пальцы слегка дрожали.

- Потрясающе! - раздался мягкий голос Дорни Шоу. Его карие глаза с любопытством рассматривали Кедрика. - Никогда не видел ничего подобного! Удар по запястью - и готово!

Появились Джон Гюнтер с Кейтом. Гюнтер широко улыбался:

- Я все видел, сынок! Это получше дюжины убийств! Что-то подобное проделывал старина Том Смит - Том Медвежий Ручей. Даже с самыми крутыми ребятами, если они переходили ему дорожку, он расправлялся кулаками.

- А если бы он успел отдернуть руку и выстрелить? - спросил Кейт.

- У него не было бы времени, - спокойно сказал Кедрик. - Но и в таком случае можно применить кое-какие приемы, - и он пожал плечами, не желая больше обсуждать это происшествие.

- Некоторых ребят сможешь увидеть уже сегодня ночью, Том, - сообщил Гюнтер. - Я сказал Дорни, чтобы он известил Шэда, Фессендена и других. А завтра нужно будет просто проехаться по тем местам. Во всяком случае, для начала. Прогуляйся вместе с ребятами по окрестностям, пусть поймут, что мы не шутим.

Кедрик кивнул, они обсудили некоторые детали, и Том вернулся в свою комнату. Он подумал, что Запад совершенно не изменился. Это только в других местах все меняется быстро.

Том сбросил пиджак, жилет, рубашку и ботинки. Раздевшись до пояса, он присел на кровать и открыл саквояж. Порывшись в нем, вытащил две кобуры и портупею. В кобурах были два хорошо смазанных револьвера 44-го калибра "смит-и-вессон", когда-то они изготовлялись по заказу для русской армии, и еще кольт-"фронтир", один из самых точных по тем временам.

Капитан тщательно проверил заряды, потом вложил шестизарядники в кобуры и отложил в сторону. Снова покопавшись в вещах, извлек еще два револьвера, две кобуры и портупею. Это были двенадцатизарядные армейские револьверы Уэлча 36-го калибра.

Револьверы Уэлча редко встречались на Западе, они не всем нравились. Кедрик, однако, часто пользовался ими и был доволен. Возможность сделать дополнительный выстрел бывает иногда очень кстати. А по убойной силе револьвер 36-го калибра в руках меткого стрелка почти не уступает более тяжелому револьверу 44-го калибра. Всему свое место и время. Боевые качества каждого из них дополняли друг друга. Еще раз проверив оружие и положив его на дно саквояжа Том отыскал винчестер, заботливо почистил, смазал и зарядил его. Покончив с делами, он уже приготовился вздремнуть, когда послышался негромкий стук в дверь.

- Входите, - крикнул Кедрик, - даже если вы враг, с удовольствием познакомлюсь с вами!

Дверь открылась и тут же закрылась. В комнату вошел человек ростом около пяти футов четырех дюймов и в ширину почти такой же, как в высоту. Все в нем демонстрировало исключительную силу: мышцы, кости - и ни капли жира. Его смуглое широкое лицо как будто высеченное из камня, обрамляла щетина черных как вороново крыло волос. Толстая шея плавно переходила в могучие плечи. На правом бедре висел револьвер. В руке вошедший держал шляпу с узкими жесткими полями.

Кедрик вскочил.

- Дэй! - воскликнул он. - Дэй Рейд! Что ты делаешь в этих краях?

-Тебе это интересно? Тогда знай: у меня неприятности, и очень большие. И ты тоже имеешь к ним отношение.

- Я? - Кедрик указал Дэю на стул, приглашая садиться. - Объясни, что ты имеешь в виду?

Дэй Рейд - был родом из Уэльса - посмотрел ему в глаза, потом уселся, положив на колени широкие ладони и подогнув толстые мускулистые ноги.

- Ты связался с Бурвиком, и тебе поручили согнать нас с земли! Ты изменился, Том, - и к худшему!

- Так ты тоже из тех скваттеров? Ты живешь на земле, которую хотят купить Бурвик, Кейт и Гюнтер?

- Да, живу и много работаю на ней. А сейчас эти мошенники хотят со мной разделаться. Да не на того напали: я буду с ними драться, и с тобой тоже, Том Кедрик, если ты останешься с ними.

Кедрик задумчиво разглядывал Дэя. Сомнения возникли снова. Отец Тома был тоже из Уэльса, и Дэй Рейд дружил с их семьей. Дэй приехал из Старого Света вместе с отцом Тома, и хотя был гораздо моложе Гвилима Кедрика, работал бок о бок с ним, еще когда ухаживал за своей будущей женой.

- Дэй, сегодня я впервые начал сомневаться в этом предприятии, медленно заговорил Том. - Видишь ли, после войны я познакомился с Джоном Гюнтером и, как его друг, получил стадо скота. В те времена случались всякие неприятности: индейцы задерживали всех и требовали много скота для себя, воры угоняли целые стада, землевладельцы запрашивали деньги за то, что скот проходил через их территорию. Но мне удалось провести свое стадо, ничего не платя, только отдав нескольких жирных быков индейцам. И не потому, что они требовали, я сам хотел им отдать, они это заслужили. Гюнтер помнил меня еще с тех пор и знал мой военный послужной список. И когда он предложил мне эту работу в Новом Орлеане, условия звучали заманчива. Вот что он мне рассказал:

Его фирма - "Бурвик, Кейт и Гюнтер" - зарегистрировала прошение о покупке и использовании целиком или частично около трехсот земельных участков. Они утверждали, что эта земля заболочена или часто затопляется и попадает под закон Генерального земельного управления как земля, слишком влажная, чтобы орошать ее во время посевной, но требующая орошения впоследствии и, таким образом, подлежащая продаже как заболоченная. Гюнтер утверждал, что компания уже договорилась о продаже земли, но кучка скваттеров, живущих там - воры, преступники, бродяги, - отказывается съезжать. И вот он решил нанять меня, чтобы я возглавил вооруженный отряд и проследил за тем, чтобы земля была освобождена. Возможно вооруженное сопротивление, и тогда применение силы будет необходимо.

Дэй кивнул.

- На самом-то деле стычку затевают именно они, а не поселенцы. Ну да ладно. - Он недобро усмехнулся, держа в зубах трубку. - Вероятно, есть среди нас и бродяги. В любой корзине всегда найдется одно-два гнилых яблока. Но большинство из нас - честные люди. Мы построили дома и выращиваем пшеницу. Значит, он сказал тебе, что прошение было подано, когда земля была еще незанята? Так знай же, на девяноста четырех участках уже стояли дома, пусть неважнецкие, но все же дома. План они придумали коварный. За шесть месяцев до заключения сделки заготовили предупреждение о продаже земли, но напечатали его мелким шрифтом и повесили где-то на отшибе. А у нас-то и читать могут всего несколько человек. Прошло три месяца, пока его обнаружили, и то чисто случайно. А сейчас они пришли, чтобы выселить нас силой и подготовить земли для себя. А что касается болота, то это вранье - здесь пустыня, и всегда была пустыня. А урожай может вырасти только там, где есть вода, хотя бы немного. - Дэй покачал головой и выбил свою трубку с коротким мундштуком. - Денег, чтобы бороться с ними, у нас нет, и юриста среди нас тоже нет. Правда, есть один человек, который, может, и помог бы - он газетчик, - но как пошлешь его в Вашингтон без денег? - Лицо Дэя помрачнело. - Мы знаем, они одолеют нас. У них есть и деньги, и крутые ребята. Но кое-кто из них умрет на этой земле и заплатит за нее своей кровью. И не только простые наемники, но и важные люди. И ты тоже, если останешься с ними.

Кедрик задумался.

- Дэй, мне рассказывали совсем другое. Я подумаю об этом. А завтра мы выезжаем к вам, чтобы осмотреть землю и познакомиться.

Рейд резко мотнул головой.

- Не связывайся с ними, Том! Мы сделаем все, чтобы ни один захватчик не ушел живым с нашей земли.

- Послушай! - Кедрик подался вперед. - Теперь, после нашего с тобой разговора, все изменится. Завтра мы просто покажемся у вас всем отрядом. Мы приедем, посмотрим, что там у вас творится, и вернемся в город. Стрельбы не будет, если только ваши люди не начнут ее. Иди и предупреди их. Пусть они держатся от нас подальше.

Дэй Рейд медленно поднялся.

- Эх, парень! Хорошо бы встретиться с тобой еще. Может, и будут еще счастливые денечки! Я пригласил бы тебя поужинать и сыграть в карты, как в былые дни. Тебе бы понравилась моя жена!

- Ты женился? - удивился Кедрик. - Никогда бы не поверил!

Дэй застенчиво улыбнулся.

- Женился и счастлив, Том. - Потом поправился: - Буду счастлив, если сумею сохранить свой участок. Но одно обещаю точно! Если ваши головорезы отнимут у меня землю, тело мое будет лежать здесь рядом с вашими мертвыми парнями.

Когда Дэй ушел, Том долго сидел и смотрел из окна на улицу. Не это ли имела в виду Консуэла Дьюн? Прежде всего нужно проехаться по тем местам, самому все осмотреть и тогда уже поговорить с Гюнтером. Он представил себе лица компаньонов: холодное, волчье Кейта; жирное, грязное Бурвика, обнаруживающее грубую, деспотическую силу; лицо Гюнтера - дружелюбное, приветливое, но не очень искреннее.

Снаружи донесся звук расстроенного фортепьяно, и хриплый женский голос запел. Хрустел гравий под чьими-то ногами. Где-то звякнула шпора. Том Кедрик встал и натянул на себя рубашку. Одевшись и опоясавшись портупеей с револьверами, он вышел из номера и спустился в холл.

Из ближней комнаты выглянул человек и пристально посмотрел ему вслед. Это был Дорни Шоу.

Глава 3

Только в пустыне может быть такое теплое утро, и такая сонная тишина, прерываемая лишь пением цикад. Только в пустыне так хорошо видно на многие мили вокруг, а холмы, скалы и утесы вырисовываются так отчетливо. Нигде больше облака не образуют таких островков тени на голой земле, предлагая краткий отдых от солнца.

Шесть всадников в скрипящих седлах, шестеро сильных мужчин, целиком поглощенных собственными мыслями, появились в бескрайней пустыне. Это были люди, у которых всегда при себе оружие, им уже приходилось убивать и, наверное, снова придется. Некоторые из них были отмечены безжалостной и беспощадной рукой судьбы.

Каждый из них был одинок, потому что люди, идущие по жизни с оружием, всегда одиноки. Каждый встречный может оказаться врагом, каждая тень таит опасность. Они ехали, прислушиваясь к каждому шороху, жесты их были сдержанны, взгляд - насторожен.

С шумом раздула ноздри лошадь, щелкнуло о камень копыто, кто-то поерзал в седле и вздохнул. И - снова тишина. Том Кедрик сидел на светлом жеребце, ровно пятнадцати ладоней в длину, со стального цвета грудью и совершенно белым крупом, словно обрызганный черными пятнами, по форме напоминающими большие слезы - стройный конь, сильный и быстрый, с живыми, умными глазами и чуткими ушами.

Когда они собирались в дорогу, Ларедо Шэд восхищенно рассматривал коня, обходя его со всех сторон.

- Счастливчик! Вот это жеребец! И где только ты его отыскал?

- У навахов. Это боевой конь индейцев из племени Проколотые Носы, их резервация очень далеко.

Кедрик наблюдал, как люди собираются на дело, как придирчиво разглядывают его западную одежду и низко подвешенные револьверы. Накануне Тома видели в костюме, в котором он приехал из Нового Орлеана, а теперь можно было оценить его по своим собственным меркам.

Том был высок и строен, из вчерашней одежды на нем остались лишь черная шляпа с плоской тульей и сапоги для верховой езды на высоких каблуках. Сегодня он надел серую шерстяную рубашку и повязал вокруг шеи черный шелковый платок. Джинсы тоже были черные, и два револьвера чуть покачивались именно в том положении, чтобы их легко можно выхватить.

Когда все были готовы, Кедрик коротко скомандовал:

- Отлично! Поехали!

Они сели на лошадей. Кедрик отметил худого, жилистого Дорни Шоу, грузного Си Фессендена, тощего, с заостренными чертами лица Пойнсетта, приземистого светловолосого Ли Гоффа, Клаузона с озлобленным лицом - самого старшего в группе - и худощавого техасца Ларедо Шэда. Выехав вперед, Кедрик оглядел свой отряд. Пожалуй, драться они могут. Шоу, поглядывая на его револьверы, спросил:

- У тебя не кольты?

- Нет, предпочитаю русские 44-го калибра. Хорошее оружие, надежное. Кедрик кивнул на тропу перед ними: - Вы уже ходили этой дорогой?

- Да, конечно. Мы сделаем привал у одного источника, прямо за Норс-Форк. Потом надо будет пересечь несколько глубоких каньонов и обойти большую вершину, которую индейцы и испанцы называют Орфан. Все это дикие земли. Ну, а там уж и со скваттерами повстречаемся. - Он слегка осклабился, показав белые ровные зубы. - Городишко их занимает всего-то пол-акра под холмом.

- Дорни, - вдруг спросил Гофф, - а ты не хочешь во время нашей прогулки кое-куда завернуть?

Клаузон хихикнул:

- Хочет, хочет. Ему бы следовало давно отказаться от этой затеи, но нашего Дорни не так-то просто сбить с пути. Да только этой девчонке подавай кого поважнее, чем простой вояка с Запада.

- А какая она хорошенькая! - восхищенно заметил Гофф. - Хорошенькая, а любовь ни с кем не крутит.

- Может, уже и крутит, - сухо предположил Пойнсетт. - Может, от нее он и получает все новости, которые докладывает Кейту. Уж слишком он хорошо знает, что вокруг происходит.

Дорни Шоу с каменным лицом повернулся к спутникам.

- Заткнитесь! - холодно сказал он.

Хотя Пойнсетт был гораздо старше Дорни, он съежился и промолчал, лишь глаза его сверкнули откровенной ненавистью. Притихли и остальные, раз уж Пойнсетт, человек не робкий, суровый и озлобленный, не решился связываться с Дорни.

Кедрик, наблюдая за своими спутниками, заметил, что все они явно избегали ссориться с Шоу, даже большой и сильный Фессенден, на счету которого было двадцать убитых. Он был единственным из группы, кого Кедрик встречал раньше. Интересно, помнит ли его Фессенден? Том решил выяснить это позже. ;

На привале не было той дружеской атмосферы, какая обычно царит в лагере ковбоев. Наемники были угрюмы и раздражительны. Пожалуй, только Шэду было все нипочем. Клаузон, с всеобщего молчаливого согласия, взял на себя роль повара, и оказалось, что готовил он отлично.

Том ел и размышлял. Эту работу ему предложили в Новом Орлеане. В то время он очень нуждался в деньгах. Гюнтер выдал задаток, чтобы Том приехал сюда. Если Кедрик уволится, деньги придется вернуть. Однако чем больше Том присматривался к своему отряду, тем больше убеждался, что оказался в том месте, откуда лучше всего бежать - и поскорее.

Он не раз воевал по найму. Война стала его профессией, можно сказать, он родился воином. Его отец, бывший солдат, увлекался военной наукой, и Том с детства интересовался военным делом. Свои познания он получил большей частью от отца и еще от одного газетчика, который как-то прожил вместе с ними зиму и научил мальчика тому, что знал сам.

Кедрик прошел всю войну Севера и Юга. Это дополнило его теоретические познания практической подготовкой. Но хотя Кедрик был военным и ему приходилось убивать, душа его не огрубела.

Прогнать с земли кучку бродяг казалось достаточно несложным делом, сулившим заработок и острые ощущения. Это была привычная для Тома работа. Но сейчас он сомневался в том, что это была достойная работа. Разговор с Дэем и отношение к этому предприятию жителей Мустанга показало, что все не так просто, как представлялось вначале. Сейчас, перед тем, как сделать решающий шаг, он хотел разобраться в ситуации и понять, с кем ему предстоит воевать. И для него не было секретом, что людей, которые сейчас были рядом с ним, это не интересовало. Они намеревались совершить убийство, получить деньги и уехать.

Из них, пожалуй, только Шэд мог стать его единомышленником. Том решил в течение дня поговорить с техасцем. разузнать, какую позицию он занимает и что знает. Наверное, Шоу прав, Шэд один из лучших стрелков в отряде. У него была уверенность в себе - та твердая уверенность, которая приходит, когда человек научился точно оценивать свои возможности.

Допив кофе, Том встал и направился к роднику, потом пошел к лошади подтянуть подпругу, которую ослабил на время привала. Говорили тихо, но он услышал почти все.

Вопрос он пропустил, но услышал ответ Фессендена:

- Да не беспокойся, Дорни. Он давно в деле. Уж я-то знаю. Это не первая наша встреча.

Даже на таком расстоянии Кедрик почувствовал, с каким вниманием мужчины слушали Фессендена.

- Он попытался отделаться от Петерсона, который пас скот на территории индейцев. Но хорошей драки все равно не избежал.

- А что было? - спросил Гофф. - Стреляли?

- Да, постреляли малость. Моим напарником тогда был Чак Гиббонс из компании Лано. Пару раз мы с Чаком могли бы покончить с этим, но не хотелось лишних неприятностей.

У нас было все в порядке, не хотелось нарываться на ссору. Но Чак был крутым парнем, и когда Кедрик напоролся на него и не захотел ни отступиться, ни поделить скот, Чак тут его и подстерег.

Фессенден потягивал свой кофе, остальные терпеливо ждали. Но любопытство победило, и Гофф не выдержал:

- Ну, и чем все закончилось?

Великан пожал плечами.

- Кедрик-то здесь, правда?

- Я спрашиваю, как все произошло?

- Гиббоне даже не открыл кобуру. Мы и глазом не успели моргнуть, как в левом кармане рубашки Чака Кедрик проделал две дыры размером в полтинник.

Голоса смолкли, и Том занялся подпругой. Потом, оставив лошадь, он прошелся вокруг, внимательно осматривая окрестность.

Том был опытным человеком и понимал, как важно знать рельеф местности. Все эти земли от Мустанга до границы в ближайшем будущем могут стать полем сражения, и жизнь человека будет зависеть от того, как хорошо он знает эти места. Поэтому Том старался запечатлеть в памяти особенности ландшафта может пригодиться.

Раньше ему уже приходилось командовать такими отрядами, и он не боялся трудностей. Однако он знал, что сейчас положение гораздо серьезнее. Когда люди собираются в отряд, ими проще управлять, чем каждым в отдельности. Но здесь все были сами по себе, они не представляли собой единого целого. Если разобраться, они верили лишь в две вещи: в свои револьверы и деньги. Ради денег они жили и за них готовы были умереть.

Его радовало, что Фессенден рассказал о нем в отряде, это могло развеять сомнения, которые оставались у некоторых. Теперь, зная, что он тоже не лыком шит, они будут охотнее выполнять его приказы - не из страха, а потому, что он свой парень, не какой-то там чужак, назначенный командовать над ними.

Когда они снова пустились в путь, жара усилилась. Ничто не нарушало пустынности вокруг, только одинокий ястреб парил высоко над далеким холмом. Том оглядывал эти места, и его мысли постоянно возвращались к девушке на веранде. Все-таки Конни Дьюн была достойной девушкой. Племянница Гюнтера, очевидно, одобряла далеко не все, что делал ее дядя.

Как она здесь оказалась? Что связывало ее с Кейтом? Кедрик чувствовал, что полковник относится к нему враждебно, но он старался не обращать на это внимание. Тома нелегко было вывести из себя, но если уж это происходило, злость поднималась в нем черной волной, приводя в ярость. Зная за собой такую особенность, он старался держать себя в руках.

Внезапно Дорни Шоу остановился.

- Это каньон Ларго, - сказал он, указав на расселину впереди. - А эта вершина впереди и чуть справа от тебя - Орфан. Индейцы не позволяют подниматься на нее белым людям. Говорят, на самом верху есть мощный источник. А вот там начинается земля, которую покупают Бурвик, Кейт и Гюнтер. Конечно, не вся земля до границы с Аризоной, но изрядный ее кусок. Центр скваттерских поселений - городок под названием Йеллоу-Батт. В нем всего десять - двенадцать зданий, но там есть и лавка, и платная конюшня, загон для скота, салун и банк.

Кедрик задумчиво кивнул. Перед ним была пустыня, и она никак не была похожа на заболоченную землю. В том месте, где он стоял, было мало растительности: редкие пучки какой-то темной травы, колючки вперемежку с сорняками и черным кустарником. Лишь кое-где виднелась яркая зелень пионов и можжевельника.

Путники прибавили ходу и пересекли каньон, держа путь прямо на запад. Том старался соблюдать все предосторожности. Внезапно вдали мелькнул человек на лошади. Немного погодя, увидев того же всадника, но ближе, Том понял, что за ними наблюдают, оставалось надеяться, что не с враждебными намерениями.

- Скваттеры в основном живут в самом центре территории, которую собирается знать компания, - пояснил Дорни. - Главный у них один тип по имени Боб Мак-Леннон. У него два помощника - Пит Слэгл и Пит Лэйн. Ты как-то на днях спрашивал меня, будут ли они сопротивляться. Так вот эти трое - крепкие орешки. Слэгл, конечно, староват, зато Мак-Леннону сорок с небольшим, и он однажды был начальником полиции. Лэйн достаточно крут, он мог бы играть в Йеллоу-Батт важную роль, но все время пропадает на пастбище здесь неподалеку. Я слышал, у него были какие-то неприятности по дороге в Дюранго, какая-то перестрелка, но он справился без посторонней помощи.

За спиной Кедрика кто-то тихо пробормотал:

- Это все из-за его сестры!

Дорни сжал губы, но ничего не сказал. Кедрику было ясно, что у Дорни есть свой человек в стане врагов, снабжающий его нужными сведениями. Возможно, именно эта девушка и предавала родного брата и своих друзей. Но как Шоу удавалось встречаться с ней, ничего не опасаясь?

Дорни не упомянул Дэя Рейда, но парень из Уэльса, конечно же, играл важную роль всюду, где бы ни находился. С ним, несомненно, считались.

Внезапно со стороны пересохшего русла реки ярдах в тридцати от них появился всадник и поскакал прямо к ним. Дорни Шоу что-то недовольно пробормотал и натянул поводья. Все остановились.

Это оказалась девушка небольшого роста, стройная, со смуглой, как у индианки, кожей и с черными как смоль волосами. У нее были огромные прекрасные глаза и маленькие руки. Взгляд девушки скользнул с Дорни на остальных и с любопытством остановился на Томе.

- Кто это - твой друг. Дорни? - спросила она. - Познакомь меня с ним.

Шоу обернулся к Тому, взгляд его был мрачным.

- Капитан Кедрик, познакомьтесь: Сью Лэйн.

- Капитан? - Сью продолжала разглядывать Тома. - Вы были в армии?

- Был, - негромко ответил Том. Нет, у всадника, который наблюдал за ними, лошадь была другой масти. Значит, кроме Сью, поблизости находился кто-то еще. Кто же?

- Ты отъехала далеко от дома, Сью! - вмешался Шоу. - Думаешь, это разумно?

- Я сама о себе позабочусь, Дорни, - холодно отчеканила она, и Кедрик заметил, что Шоу покраснел. - Я приехала для того, чтобы предупредить тебя или капитана Кедрика, если он у вас за старшего. Дальше ехать опасно. Сегодня утром Мак-Леннон устроил собрание, и они решили, что будут стрелять по любому отряду или просто незнакомым всадникам, которых увидят. С этого дня территория закрыта. Сегодня ночью в Мустанг отправился посланник с этим известием.

- Вот оно что, - возмутился Гофф. - Они еще и требования предъявляют! А если мы все равно поедем?

Она взглянула на него и спокойно сказала:

- Тогда будет драка.

- А для чего же мы сюда прибыли? Поедем и поглядим, как долго они продержатся, - нетерпеливо сказал Пойнсетт.

Том внимательно рассматривал девушку. Она действительно была хорошенькая, очень хорошенькая. Правда, в ней не было спокойной красоты Конни Дьют, но была своя прелесть.

- У них есть разведчики? - спросил он.

Она быстро повернулась к нему и улыбнулась:

- Пока нет, но будут. Если бы они были, я не отважилась бы ехать сюда.

- А вы за кого, мисс Лэйн? - спросил Кедрик.

Дорни резко повернул голову, его глаза сверкнули. Но прежде, чем он заговорил, Сью ответила сама:

- Я сама за себя. Брат и все остальные здесь ни при чем. Они просто дураки! Бороться за эту пустыню! - Она с презрением махнула рукой. - Только нищий может здесь жить! Если их победят, может, мы наконец покинем эти места! - Сью круто развернула лошадь: - Ладно, я вас предупредила. Теперь поеду назад.

- Я с тобой, - сказал Шоу.

- Не беспокойся! - Девушка посмотрела на него, затем обернулась к Кедрику и снова окинула его своим холодным взглядом с некоторой долей лукавства.

- Если уж надо, чтобы кто-то ехал, то пусть едет капитан. Они его не знают!

Кто-то хихикнул, и Дорни, внезапно побелев, резко повернул лошадь. Он оскалился и поднял правую руку, как будто собираясь кого-то ударить.

- Кто смеялся? - спросил он, его голос почти дрожал.

- Мисс Лэйн, - спокойно сказал Кедрик, - я думаю, пусть лучше Дорни едет. Он знает эти места.

Глаза Шоу сверкнули:

- Я спросил: кто смеялся?

- Прекрати, Шоу, - жестко сказал Том. - Пока командую я, в отряде не будет драк!

Шоу на мгновение застыл. Потом его глаза, почерневшие, как уголь, уставились на Кедрика.

- Ты это мне? - не веря своим ушам спросил Дорни.

Том Кедрик почувствовал угрозу в его голосе, но лишь кивнул в ответ.

- Тебе, Дорни, и всем остальным - тоже. У нас есть дело, и его нужно довести до конца. Тебя наняли на работу, как и всех, кто здесь присутствует. Если мы начнем драться между собой, у нас ничего не получится. Сейчас мы не можем позволить себе попусту терять людей. Я не думаю, - прибавил он, - что Кейт или Бурвик будут в восторге, если их собственные люди начнут убивать друг друга.

Шоу выдержал взгляд Кедрика, какое-то время царила полная тишина. Лишь цикады звенели в кустарнике и лошадь Сью стукнула копытом, отгоняя муху. Кедрик знал, что в этот момент Дорни Шоу его ненавидит. Наверное, впервые нашелся человек, который перешел ему дорогу.

Потом рука Шоу медленно опустилась.

- Ты меня убедил, кэп. - Его голос звучал сухо и равнодушно. - Я согласен, сейчас не время для ссор, да и старик Бурвик, действительно, очень уж нервный.

Сью взглянула на Тома, и он прочитал в ее взгляде удивление - и уважение.

- Я поехала. Будьте осторожны!

Но прежде, чем ее лошадь тронулась с места, Кедрик спросил:

- Мисс Лэйн, кто-нибудь из ваших ездит на длинноногой лошади мышастого цвета?

Сью вздрогнула.

- На мышастом?

- Да, - сказал Том. - Именно такой всадник долго наблюдал за нами утром, а сейчас находится не более чем в полумиле отсюда. И у него есть подзорная труба!

Фессенден, выругавшись, отвернулся, а Пойнсетт свирепо огляделся вокруг.

- Мышастый? Здесь? - Голос у Шоу был встревоженный и даже испуганный.

Больше он ничего не сказал. Кедрик смотрел на него, озадаченный этой фразой. Видимо, Шоу что-то знал о мышастом мустанге, но не ожидал его здесь увидеть. И Сью Лэйн явно обеспокоило сообщение Кедрика. Долго еще, продолжая путь, Кедрик ломал над этим голову. Что бы все это значило?

В дороге говорили мало. Пойнсетт был явно раздосадован тем, что драка откладывается, но, видимо, решил выждать удобный момент.

Глава 4

Дорни Шоу весь вечер молчал. Когда Том начал после ужина седлать лошадь, он вопросительно поднял на него глаза.

- Шоу, я еду в Йеллоу-Батт, - сообщил Том. - Сам все посмотрю. Мне не нужны неприятности, но я хочу знать, за что мы беремся.

Когда он отъехал, Шоу долго глядел ему вслед. Кедрик скакал быстрым аллюром, продвигаясь прямо на запад, чтобы успеть до наступления полной темноты. У него было несколько причин, чтобы поехать. Он хотел ознакомиться с городом и его окрестностями, а главное - увидеть, что за люди там живут. Есть ли у них семьи? До сих пор он не был убежден в том, что скваттеры действительно изгои и бродяги.

Городишко Йеллоу-Батт ютился у подножия длинного холма. Там, на полоске ровной земли, сгрудились каменные здания. Большинство из них были тыльной стороной обращены к холму, а фасадами - к руслу реки. Было очевидно: городок не готов к обороне. Два стрелка на вершине желтого холма могли полностью остановить все движение в селении; городок был открыт обстрелу и с холма, и со стороны русла реки, берега которой могли бы стать прикрытием. Сам холм возвышался примерно на сто сорок футов над городком и смотрел прямо на широкую улицу, тянувшуюся перед домами.

Однако к обороне все же кое-что приготовили - или, вернее, готовили, так как около некоторых зданий появились земляные насыпи. Том разглядывал все вокруг, изучая местность, внимательно осмотрел холм. Догадались ли скваттеры послать туда своих стрелков? Это было необходимо, но ведь иногда и опытный командир забывает об очевидных вещах. Том заметил, что вершина холма является самой высокой точкой на несколько миль вокруг.

Кедрик направил своего мустанга в яблоках к городку. Он ехал, ни от кого не прячась, опустив правую руку. Если даже чужого всадника и заметили, то пока его не останавливали. А если бы в город въехало несколько человек?

Том спешился перед салуном и привязал коня к ограде. Животное устало от долгой езды.

Улица была пуста. Он поднялся на крыльцо и вошел через качающуюся дверь в ярко освещенное помещение. Человек, одиноко сидевший за столом, посмотрел на него, нахмурился, видимо, собираясь что-то сказать, но передумал и продолжал раскладывать пасьянс. Кедрик направился к стойке.

Бармен кивнул и налил стакан. Но не успел Кедрик бросить на прилавок монету, тот спохватился:

- Кто вы? - спросил он. - Что-то раньше я вас не встречал!

К Кедрику приблизились двое незнакомцев. Один был пожилой мужчина с проницательным взглядом, а другой - рыжий парень воинственного вида.

- Налей-ка и для моих друзей, - сказал Том. Потом он повернулся, чтобы ни у кого не возникло сомнений в его намерениях, и прислонился спиной к стойке, внимательно оглядывая комнату.

Там собралась дюжина человек, и все смотрели на него.

- Я угощаю, - спокойно сказал Том. - Составите компанию, джентльмены?

Никто не двинулся. Том, пожав плечами, повернулся к стойке. Его стакан исчез.

Том медленно поднял глаза на бармена.

- Я купил стакан виски, - спокойно сказал он.

Бармен холодно смотрел на него:

- А я и не заметил.

- Я купил стакан виски, заплатил деньги и хочу получить то, за что заплатил.

Все притихли. Человек, стоявший рядом с Томом, прислонился к стойке, не обращая на него внимания.

- Я человек терпеливый, - настойчиво продолжал Том. - Я купил стакан виски и хочу получить свое - и немедленно.

- Мистер, - бармен высунул свое широкое тело из-за стойки, - таким, как вы, здесь ничего не подают. Убирайтесь, пока вас отсюда не выкинули!

Локтями Кедрик опирался на край стойки, и то, что последовало за словами бармена, произошло так быстро, что никто из стоявших рядом и глазом моргнуть не успел. Том выбросил вперед правую руку и схватил бармена за воротник рубашки, стиснув горло, потом стремительно повернулся спиной к бару и выкинул бармена из-за стойки. Тот скользнул по ней, будто она была смазана жиром, и грохнулся на пол. Кедрик отпрянул от двоих, стоявших рядом, и повернулся лицом к остальным.

Все повскакали с мест. Несколько человек бросились к Тому - и тут же остановились: перед ними внезапно, как будто из воздуха, появилось дуло револьвера.

- Джентльмены, - спокойно сказал Кедрик. - Я не ищу неприятностей. Меня наняли на работу. Я пришел посмотреть, верно ли то, что рассказали мне о вас. Очевидно, ваш бармен либо туг на ухо, либо не очень гостеприимен. Я заказал виски. Вот вы, - указал Кедрик на мужчину, раскладывавшего пасьянс, - производите впечатление разумного человека. Налейте мне стакан виски и поставьте его на стойку, поближе ко мне. Теперь, - он окинул взглядом комнату, - налейте по стаканчику каждому из этих джентльменов. - Левой рукой он вынул из кармана золотую десятидолларовую монету и положил ее на стойку. - Вот плата.

Том сделал шаг назад и спокойно вложил револьвер в кобуру. Все внимательно следили за ним, но никто не двигался. Рыжему это не понравилось. Ему очень хотелось показать, какой он крутой парень, но Кедрик предупредил его старания.

- Эй ты! - быстро спросил Том. - У тебя есть жена? Дети?

Рыжий уставился на него, потом угрюмо выдавил:

- Да, я женат, у меня двое ребят. А тебе какое дело?

- Я же сказал - пришел посмотреть, что вы за люди, - спокойно объяснил Кедрик.

Человек, разливший виски, поднял глаза.

- Я отвечу на твои вопросы. Я Пит Слэгл.

- Я о тебе слышал.

На губах Слэгла показалась легкая усмешка.

- Я тоже о тебе слышал, - сказал он.

Пока Слэгл спокойно разливал виски, никто не двигался и все молчали. Потом Пит выпрямился и оглядел комнату.

- Ребята, - сказал он, - не нужно лезть в бутылку и не надо никого убивать. Пусть этот человек скажет, с чем он пришел. Ведь мы можем и не покупать, если товар придется нам не по душе.

- Спасибо, Слэгл. - Кедрик оглядел комнату. Несколько пар глаз смотрели враждебно и холодно, но остальные- с явным интересом. В это время в дверях появился человек с хитрым и злобным лицом. Он вполне мог сойти за двойника Клаузона.

- Всю землю здесь, - спокойно сказал Кедрик, - собирается купить у правительства фирма, которая меня наняла. Это фирма "Бурвик, Кейт и Гюнтер". Когда в Новом Орлеане я нанимался на работу, мне сказали, что здесь живут скваттеры - кучка изгоев, бродяг и всякого отребья и что они, возможно, станут сопротивляться, когда их начнут выгонять, и захотят удержать эти бесплодные земли за собой. Мне приказали вытурить их и освободить землю для компании. Для этого я и приехал сюда.

В комнате раздался тихий ропот. Кедрик не спеша осушил стакан и принялся спокойно Сворачивать самокрутку. Дверь справа от него открылась, и вошли еще двое. Один из них был ростом с Кедрика, с иссиня-черными волосами, поседевшими у висков. Его серые глаза смотрели холодно и решительно. Проницательным взглядом он окинул комнату, потом посмотрел на Кедрика.

- Боб, капитан Кедрик все рассказал, - спокойно сказал Слэгл. - Он объяснил, что нас ему представили как кучку бродяг.

- Узнаю Бурвика, - отозвался Боб Мак-Леннон. - Продолжайте, Кедрик.

- Мне нечего добавить. Конечно, как любой военный, я захотел осмотреть местность. Кроме того, до меня дошли разные слухи и толки. Похоже, что информацию мне дали не совсем верную. Вот я и приехал сюда, чтобы посмотреть на вас и узнать, что вы за люди, действительно ли вы изгои и бродяги, какими вас обрисовали. И еще, я хотел бы подготовить о вас официальный отчет.

Лицо рыжего, которого здесь называли Редом, стало угрожающим.

- Нам нечего тебе сказать, Кедрик, - резко бросил он. - Совсем нечего! Ты пришел сюда вместе со своими убийцами. Посмотрим, сколько из вас вернется назад живыми!

- Подожди минутку, Ред! - прервал его Слэгл. - Дай Бобу сказать.

- Да чего тут говорить? - грубо сказал Ред. - Этот парень просто струсил, иначе он никогда не пришел бы к нам.

Кедрик пристально посмотрел в глаза Реда и медленно сказал:

- Нет, Ред. Я не испугался. Если бы я считал, что компания права и вас надо выгнать, я бы так и сделал. Если бы людей, которые у меня есть, оказалось недостаточно, я нашел бы еще. Мне приходилось воевать. Я провел на войне всю свою жизнь и умею побеждать. Я здесь не потому, что испугался. Я пришел потому, что не хочу воевать против честных людей. Если меня обманули и вы живете здесь по полному праву, то я отсюда уйду. Конечно, добавил он, - я не могу говорить за остальных, но я изложу им свои соображения.

- Справедливо, - согласился Мак-Леннон. - Ладно, я расскажу тебе, что и как. Эта земля, как и вся прочая, принадлежит правительству. На часть ее претендуют навахи и юты, и некоторые из нас торговались с ними из-за земли. Мы пришли сюда и поселились здесь. Четверо или пятеро наших товарищей живут тут более десяти лет, а большинство - больше трех.

Мы построили амбары, очистили источники, возвели ограждения. У нас есть земля, мы пережили здесь несколько скверных лет и еще более скверных зим. У многих есть жены и дети. Мы построили здесь дома. А компания хочет нас обмануть. Они представили дело так, будто земля незанята. Но это не так. Тут живем мы. По закону нас должны были известить заранее, и действительно, предупреждение вывесили за шесть месяцев до того, как правительство продало землю компании. Но это предупреждение было напечатано таким мелким шрифтом, что его невозможно было прочитать без увеличительного стекла.

Месяц назад один парень случайно прочитал предупреждение, он несколько дней пытался разобрать смысл, а потом принес эту бумагу мне. У нас нет денег, чтобы послать человека в правительство. Поэтому единственное, что мы можем делать, это драться. Только на это мы и рассчитываем. Если компания прогонит нас, хотя я считаю, ни ты и никто другой не сможет это сделать, поверь мне, они заплатят за каждый дюйм этой земли своей кровью.

По комнате пробежал шепот одобрения. Кедрик внимательно оглядел лица людей. Дорни Шоу правильно их оценил. Драться они могли, и с такими вожаками, как Мак-Леннон или Слэгл, их трудно будет одолеть.

С точки зрения закона, компания, казалось, была в более выгодном положении, но дело в том, что скваттерам сдавали крапленые карты. Конечно, можно было послать человека, чтобы он за две или за три недели добрался до Вашингтона и, преодолев кратчайшим путем все бюрократические преграды, нашел чиновников которые могли бы приостановить продажу, - если, конечно, это возможно.

- С их стороны это спекуляция, - заявил Мак-Леннон. - Ходят слухи, что эта земля отходит под индейскую резервацию, и если так, они заставят правительство заплатить за эту землю кругленькую сумму.

- Или заплатите вы, - ответил Кедрик. - Похоже, что это палка о двух концах. У компании есть еще один довод. Ведь если Федеральное правительство сделает эту землю резервацией, вам все равно придется уехать.

- Когда это случится, /тогда и будем думать, - сказал Слэгл. - А пока что мы боремся с компанией. Наши люди не спекулянты и не бандиты.

В комнату вошел еще один человек, и Кедрик тут же его узнал. Это был Барт - великан, которого он побил в уличной драке. Барт остановился у стены и оглядывал комнату.

- Не бандиты? - спокойно переспросил Кедрик. - А я слышал столько рассказов о Пите Лэйне.

- Лэйн - отличный парень! - гневно сказал Ред. - С ним море можно переплыть!

Мак-Леннон промолчал, а Слэгл переминался от неловкости с ноги на ногу. Очевидно, здесь были какие-то давние разногласия. Том решил в дальнейшем разузнать о Лэйне побольше.

- Ладно, - наконец сказал он. - Кажется, я немного разобрался в обстановке. Давайте пока жить в мире. Я буду сдерживать своих людей, если вы будете поступать так же.

- Нам не нужны неприятности, - сказал Мак-Леннон. - Пока в нас не будут стрелять и пока компания не будет посягать на нашу землю, мы вас не потревожим.

- Мы послали Робертса к вам с той же целью. Нам не нужны неприятности, - повторил Слэгл.

Кедрик повернулся к двери, но его остановил голос бармена.

- Вы забыли сдачу, - сухо сказал он.

Кедрик взглянул на него, усмехнулся и сгреб мелочь с прилавка.

- До встречи, - сказал он и направился к выходу.

В это мгновение дверь с шумом распахнулась и в комнату ввалился человек, волоча за собой другого. Он вошел и опустил тело на пол.

- Робертс! - сказал вошедший. - Его убили!

Все бросились к человеку на полу. Было видно, что в него много раз стреляли. Кроме того, его топтали лошадьми. Том почувствовал, как его желудок выворачивается наизнанку. Испытывая жалость и возмущение, он поднял глаза на собравшихся в салуне.

На него смотрели с гневом и укором. Возмущенные и потрясенные Мак-Леннон, Слэгл, Ред и другие тесно сгрудились вокруг убитого.

- Это все он! - Ред ткнул в Кедрика пальцем, трясущимся от ненависти. - Он тут трепал языком, а его шайка тем временем убивала Боба!

- Держи его! - завопил кто-то. - Держи! У меня есть веревка!

Кедрик стоял в дверях и понимал, что сейчас эти люди не будут рассуждать. Это потом они поймут, что Том мог ничего не знать об убийстве Робертса. Но сейчас они его не услышат. Когда раздался вопль, Том бросился через качающуюся на петлях дверь, прыгнул в седло и, рванул поводья. Испуганный конь развернулся и поскакал прочь.

За спиной раздавались крики и ругань. Прозвучал выстрел, и пуля просвистела над его головой, когда он петлял между домами. Потом он понял; что бегство привело его в тупик, потому что не более чем в двухстах ярдах от него низина, в которой лежал город, кончалась. Он не знал, есть ли брешь в этой стене, но ему пришло в голову, что вдоль дороги, вверху и внизу русла может быть расставлен караул. Повернув, он бросился в темноту, к желтому холму.

Том вспомнил, что, въезжая в городок, заметил V-образную расщелину у самого подножия холма. Он не знал, проходила ли эта трещина через холм насквозь. Не исключено, что это был каньон-тупик - ловушка ничуть не лучше, чем та, в которую он мог попасть тут.

Том замедлил шаг мустанга, понимая, что сейчас очень важно не нарушать тишины. Если его услышат, то поймают без труда. Низина была маленькой, и, кроме русла, из нее было всего два выхода. За обоими, конечно же, наблюдали.

Холм возвышался над ним, и конь тихо шел вперед в полной темноте. Опасность угрожала каждую минуту. Том знал, что после целого дня пути мустанг изнемог. Дорога была трудной, да и сам он - тяжелая ноша для коня. Спастись бегством на уставшем коне было не просто. Единственный выход в том, чтобы двигаться не спеша, преследователи будут теряться в догадках, и это позволит ему выиграть время. Но уйти нужно до рассвета, иначе с ним покончат. Днем легко прочесать местность и обнаружить беглеца.

Теперь перед ним открылся вход в каньон. Его стены были достаточно высоки, чтобы скрыть человека верхом на лошади.

Крики преследователей стихли, но он знал, что его ищут. К этому времени дежурные, наверное, уже сообщили, что он все еще в низине. Впрочем, возможно, никакой стражи и в помине не было, но если и нет, то будет.

Каньон был узким. Том въехал в него, стараясь не производить шума. Вскоре перед ним появился конец каньона, черный и мрачный. Горло его сжалось, во рту пересохло. Мустанг остановился, и Том сидел, слушая, как тяжело дышит лошадь, и зная, что перед ним каменная стена. Он был в ловушке.

За его спиной раздался крик, вспыхнул огонь и сразу погас. Это зажгли спичку - кто-то искал дорогу. Его обнаружили. Через несколько минут преследователи будут здесь. Рассуждать они не станут. Да, он в западне!

Глава 5

Капитан Том Кедрик напряженно прислушивался, стараясь не шевелиться. Зашуршал гравий, на дно каньона упал камень. Каждое движение сейчас могло оказаться роковым. Его загнали в угол. Он никого не хотел убивать. Но не хотел, чтобы и его убили.

Сойдя с лошади, он осторожно потрогал ногой камешки около себя, прежде чем опуститься на землю всей своей тяжестью. Нужно удостовериться, что не раздастся ни единого звука, сейчас нельзя допустить ни малейшей оплошности. Хотя положение казалось безвыходным, Кедрик по опыту знал, что даже самые головоломные задачи, бывает, удается решить. Главное - не спешить и сохранять спокойствие.

Том стоял рядом с лошадью и пытался разобраться в обстановке. Глаза начинали привыкать к темноте. Он огляделся - песок под ногами, черные валуны, клочковатый кустарник вокруг. Ведя лошадь за собой, он направился к узкой серой полосе между валунами.

Узкая щель, которой едва хватало, чтобы провести лошадь, постепенно расширялась. Каменная стена едва доходила ему до пояса, вдоль нее росли какие-то кусты. Казалось, лошадь тоже чувствовала опасность и шла тихо, почти бесшумно. Том искал дорогу почти на ощупь. Он понимал, что песчаная тропа должна была куда-то вести, в свое время это был ручей, стекавший, очевидно, со склона горы. Он шел не останавливаясь, и вскоре обнаружил, что углубляется в лабиринт валунов, Пробираясь по этой едва заметной тропинке, ведущей неизвестно куда.

Дважды Том останавливался и возвращался, заметая следы шляпой. Он не мог видеть, насколько удачно это у него получалось, но щель была узкой, и, очевидно, он с задачей справлялся. А минут через десять нашел дорогу, которая по склону, через кустарники и разбросанные валуны, вела к самой вершине скалы.

Над ним - явно не досягаемое - было ущелье среди скал. Вероятно, там и начиналась тропинка, по которой он шел. Том оставил лошадь и двинулся вдоль обрыва, отыскивая путь к вершине, ощупывая каждую щель.

Слева Тому не удалось ничего найти. Несколько раз он останавливался и прислушивался, но из устья каньона не долетало ни звука. Если каньон ведет в тупик, об этом знают, и не станут приближаться к нему до утра. Тем более, что в темноте ему легче сопротивляться. Впрочем, сейчас они вне себя от ярости и вполне могут продолжить поиски.

Поглаживая уставшую лошадь, Том попробовал пробраться направо. Склон здесь круто пошел вниз, и капитан оказался в лощине. Там было холодно и сыро. Возможно, поблизости был источник, но шум воды не слышался.

Несмотря на холод, он взмок и остановился, вытирая лицо и прислушиваясь, и тут почувствовал на щеке слабое дуновение ветра!

Том удивленно застыл, потом, внезапно охваченный надеждой, повернулся и начал нетерпеливо обследовать поверхность скалы, но не мог понять, откуда дул этот легкий ветерок. Тогда Том отправился дальше, двигаясь предельно осторожно. Откос становился еще круче. Оставив лошадь и опустив револьвер в карман, он карабкался почти по отвесной скале.

У вершины он повернулся и посмотрел назад, в глубину каньона, на едва заметную серую тропинку, чтобы увидеть, какой путь прошел. Каньон здесь делал небольшой поворот, заканчиваясь чем-то вроде тупичка. Там, рассекая край крутого обрыва, была лощина, откуда крутой подъем вел на вершину. Очевидно, ветерок, коснувшийся его щеки, дул отсюда, сверху.

Спуск был слишком крутым, ничего не стоило поскользнуться, тогда малейший звук тут же выдаст его преследователям. Вдруг у Кедрика подвернулась нога, и только мгновенная реакция, позволившая ему ухватиться за какой-то куст, спасла его и он не упал в яму, оказавшуюся на пути. Заняв снова устойчивое положение, он бросил в яму камешек и услышал стук падения на глубине пятнадцати- двадцати футов. Теперь, продвигаясь по склону, он нащупывал спуск нотой, прежде чем наступить.

Вода, заливавшая склон во время обильных дождей, промыла мягкий слой песка и почвы. Образовался глубокий канал, который, вероятно, уходил в каньон. А вдруг в глубине этого канала есть какое-то потайное место, какое-то укрытие? Он вернулся за лошадью.

Канал привел его на дно ложбины, похожей на трещину. Взглянув наверх, Том увидел, что глубина ее была по крайней мере футов пятнадцать. Над головой он увидел полоску темного неба шириной футов в семь. Он повел лошадь по узкой ложбине и, пройдя немного, заметил, что края ее были покрыты густой порослью. Здесь, внизу, было холодно и тихо. Том продвигался вперед, пока не обнаружил место, где поток воды пробил в трещине что-то вроде пещеры. Вместе с лошадью он вошел внутрь. На самом дне пещеры оставалось немного воды, и он напоил жеребца. Конь выпил всю лужицу до дна.

Кедрик глотнул воды из фляги, снял с жеребца седло и вытер животное пучком жесткой травы. Потом он привязал коня и, расстелив на земле попону, закутался в нее. Кедрик был настроен на философский лад - он сделал все, что мог. Если его сейчас найдут, ну что же, другого выхода не остается, придется отстреливаться.

Незаметно он заснул. Когда проснулся, его насторожило неравномерное дыхание жеребца. Том встал и погладил, успокаивая, коня. Наступило утро, и где-то над ним, но достаточно далеко, слышались голоса.

Пещера, где он находился, была вырыта в песчанике - не более пятнадцати футов в глубину и восьми в высоту. Кедрик подошел к выходу, чтобы рассмотреть трещину, на дне которой он оказался. Это была, как он и предполагал, глубокая промоина, сделанная водой в склоне. Очевидно, во время обильных дождей эту трещину до краев заполнял ревущий поток.

В том месте, где он сейчас стоял, кустарник, росший по обоим краям трещины, сплетался в вышине, и упавший обломок скалы соединял края, подобно мосту. Значительная часть дороги, по которой он шел, также закрыта густой растительностью. Значит, была какая-то вероятность, что преследователи не сумеют обнаружить его убежище. Правда, возможность эта была очень мала, но на большее он и не рассчитывал.

Тому очень хотелось курить, но он не отваживался - табачный дым мог его выдать. Несколько раз он слышал голоса, иногда довольно близко. Он посмотрел в глубь пещеры и увидел, что жеребец снова пьет. Очевидно, за ночь снова набралась лужица, хотя и небольшая. В его фляге воды было достаточно, можно было не волноваться.

Держа в опущенной руке револьвер, он ждал, время от времени выглядывая наружу; Откуда текла вода? Может быть, источник внизу? В таком случае горожане могут знать о трещине. Но за все утро никто так и не приблизился к его укрытию, хотя голоса он слышал. Значит, об этом тайнике не знали. Один раз он рискнул выйти из пещеры и нарвать травы, росшей среди скал. Сначала Том покормил коня, тот с удовольствием ел, затем и сам вытащил из сумки немного вяленого мяса и жевал его, сожалея, что не может выпить кофе.

Потом он решился пройти дальше по трещине, которая круто спускалась, начиная с того места, где он находился. Не слыша голосов, он поспешил вперед. Дойдя до поворота, Том обнаружил в стене огромное углубление, похожее на стоящую боком чашу. Потом дорожка вновь поворачивала и устремлялась вниз по наклонной плоскости в черную утробу пещеры.

Пройдя довольно большое расстояние, он оставил коня одного и пешком спустился к пещере. Вход был высоким и широким, пещера уходила глубоко в гору. На ее уступах было сухо, а вот на дне пещеры скопилось немного воды: видимо, поначалу ее было больше, но потом через трещины она ушла в землю.

Хотя Том шел уже довольно долго, ему так и не удалось найти другой выход или хотя бы почувствовать движение воздуха. Имея пищу, можно неделями прятаться в этом месте, и никто не обнаружит этот тайник, разве что случайно.

Значит, путь со скалы заканчивался здесь, в глубокой полости.

День тянулся медленно. Дважды Том спускался вниз покурить, оставляя лошадь в пещере. Но когда стало смеркаться и он подполз к выходу из трещины, то увидел там двух человек, сидевших на корточках у огня. У них были револьвер. Они, вероятно, догадывались, что он скрывается где-то поблизости, и хотели взять измором.

Кедрик понимал, что к этому времени Дорни Шоу уже вернулся в Мустанг и рассказал о его исчезновении и об убийстве посланца. Том был уверен, что это преступление совершено по приказу Дорни. Сомнительно, чтобы Гюнтер или Кейт допустили подобное насилие у самого города, где оно не могло пройти незамеченным.

Возвращаясь в пещеру, он осмотрел подъем. Пожалуй, лошадь могла бы сюда вскарабкаться. Для человека это дело нехитрое, а его жеребец скорее всего был горной лошадью. Это было бы удачно... если, конечно, его не караулят наверху. Нарвав веток с ближайших кустов, росших среди валунов, он побросал их коню и смотрел, как тот с аппетитом жует сочные зеленые листья.

У Конни Дьюн было неспокойно на душе. Она видела, как пришел Робертс, слышала разговор компаньонов. На следующий день, около полудня, вернулись Дорни Шоу и другие мужчины. Тома с ними не было.

Конни и сама не могла понять, почему это ее так тревожило. Мысли ее вновь и вновь возвращались к Тому. Она сидела на веранде и припоминала, как он поворачивал голову, как пожимал плечами, с каким удивлением на нее смотрел. Что-то отличало его не только от людей, окружавших ее дядю, но и вообще от всех, кого она знала раньше.

Конни ловила себя на том, что ждет возвращения Тома. Но его все не было.

Джон Гюнтер вышел на веранду, нервно покусывая кончик сигары.

- Что-то случилось, дядя? - спросила она. - Где капитан?

- Я и сам хотел бы это знать! - Гюнтер явно тревожился. - Он поехал посмотреть на этих скваттеров и не вернулся. Я не доверяю Шоу, хотя Кейт на него полагается. У нас могут быть большие неприятности, Конни. Поэтому мне и понадобился Кедрик. Он рассудителен и умен.

- Может быть, он не захотел участвовать в этом деле, дядя. Возможно, он понял, что скваттеры не преступники и не отщепенцы.

Гюнтер раздраженно посмотрел на нее:

- Кто тебе это сказал?

- Никто. В этом не было надобности. Я просто походила по их городку и увидела, что многие из преступников и бродяг, как ты их называешь, имеют жен и детей, что работают, покупают продукты и выглядят милыми, симпатичными людьми. Мне не нравится ваша затея, дядя Джон, и я не хочу чтобы мои деньги пошли на это гнусное дело.

- Не думай об этом, Конни. Можешь быть уверена, мы с Лореном сделаем все, что можем, в твоих интересах.

- Оставьте, дядя! - взмолилась Конни. - Мне это совсем не нужно. Я достаточно богата, и я не хочу денег, если ради них нужно выгонять людей из домов. Все они имеют право на жизнь.

- Да, конечно! - нетерпеливо воскликнул Гюнтер. - Мы об этом уже говорили. Но я объясняю тебе, большинство этих людей - отбросы общества, их все равно выгонят оттуда. Правительство собирается выкупить эту землю у тех, кто будет осуществлять над ней контроль. Это будем мы, и значит, мы получим хорошую прибыль.

- От правительства? - Конни холодно посмотрела на дядю. - Я не могу понять людей, которые пытаются обмануть свое правительство. Я понимаю, конечно, что такие люди есть, но не ожидала встретить одного из них в собственной семье.

- Не будь глупышкой, дитя мое. Ты ничего не смыслишь в делах, ты непрактична.

- Наверное. В наше время многие достойные вещи кажутся непрактичными. Нет, - она встала, - я хочу забрать свои деньги и купить маленькое ранчо где-нибудь неподалеку. Я не буду участвовать в ваших делах.

- Ты не сделаешь этого! - не сдержавшись, крикнул Гюнтер. - Твои деньги уже внесены и забрать их нельзя, пока все не кончится. Почему ты мне не веришь? Будь же хорошей девочкой! Раньше ты всегда мне доверяла.

- Да, доверяла, дядя Джон, я никогда не сомневалась в твоей честности! - Она открыто смотрела на него. - Тебе ведь и самому не очень-то сладко придется. Ты же знаешь, - настойчиво продолжала она, - эти люди не сдадутся без боя. Ты думаешь, их можно победить. Нет, нельзя. Я видела Боба Мак-Леннона - он не из тех, кого можно сломить. Даже банда убийц, которых собрал Лорен, не сделает это.

- Это неправда, они не убийцы, - слабо протестовал Гюнтер, избегая, однако, смотреть племяннице в глаза. - Просто безрассудные ребята, горячие головы. Но не убийцы.

- Даже Дорни Шоу? Как же, симпатичный мальчик, убивший дюжину человек! Его все боятся, он беспощадный и жестокий. Если ты поддержишь это дело, то станешь участником убийства невинных людей, тебе не удастся быть в стороне. Лорена это не заботит. Он всегда был бездушным человеком. Хочешь знать, почему я никогда не выйду за него замуж? Как раз поэтому. У него характер, как у тигра. Он уничтожит всех, кто стоит у него на пути. И тебя тоже, дядя.

Гюнтер вздрогнул и с беспокойством посмотрел на нее.

- Почему ты так говоришь?

- Потому что это правда. Я знаю этого красавца. Он никому не позволит встать между собой и предметом его желания. Ты выбрал отличных компаньонов. - Она встала. - Если услышишь что-то о капитане Кедрике, дай мне знать, ладно?

После ее ухода Гюнтер долго стоял в раздумье. Конни была так похожа на свою мать. У нее был особый дар попадать в самую больную точку. И конечно, сейчас она тоже права. Но признаться, гораздо больше, чем Лорен Кейт, его беспокоил Бурвик. Этот странный, толстый, нечистоплотный человек был злобным и порочным, он напоминал притаившуюся змею.

Конни Дьюн была не единственным человеком, кого встревожило странное исчезновение Кедрика.

Боб Мак-Леннон, предводитель скваттеров, сидел в своем домике на окраине Йеллоу-Батт. Пит Слэгл, Барт Вильямс, Дэй Рейд и Пит Лэйн - все собрались здесь. В уголке примостилась Сью Лэйн. Ее прекрасные темные глаза оглядывали собравшихся, она внимательно прислушивалась к разговору.

- Черт побери! - раздраженно сказал Мак-Леннон. - Куда он мог деваться? Могу поклясться, он въехал в этот слепой каньон. Больше он никуда не мог уйти - разве что улетел по воздуху! Он должен быть в каньоне.

- Ты же сам его искал, - сухо отозвался Слэгл. - И что же, нашел? Там его нет - это точно.

- Да уж наверное, - заметил Дэй Рейд. - Он шустрый парень, этот Том Кедрик, очень шустрый!- Дэй вынул трубку и медленно затянулся. - Его голыми руками не возьмешь, - продолжал он. - И он честный человек, я знаю, что говорю. Если что сказал, значит, так оно и есть. Могу присягнуть- он не знал про убийство Робертса.

- Хотелось бы верить, - согласился Мак-Леннон. -Этот парень произвел на меня хорошее впечатление. Нам пригодился бы порядочный человек в стане противника, который смягчил бы удар или вообще бы все остановил.

- Шоу не остановишь. Это настоящий дьявол, - сказал Слэгл. - Он, как ласка в курятнике, будет убивать, пока не уничтожит всех.

- Со мной Кедрик дрался честно, - признал Вильямс. - Это так.

- Да он вообще порядочный малый, - настаивал Дэй. - Я знал его еще мальчишкой. Здесь не может быть ошибки. Я бы отдал пятнадцать акров земли моего участка, чтобы поговорить с ним сейчас.

Рано утром была предпринята первая атака. Случилось это так: несколько всадников ринулись на пыльную улицу Йеллоу-Батт, паля из револьверов. Потом послышался сильный взрыв. Нападавшие исчезли так же внезапно, как и появились. Два человека остались лежать на улице.

Одним из них был Петерс, человек, которого Шоу так унизил недавно на улице Мустанга. Сейчас он получил в грудь три пули и умер прежде, чем упал на землю. Увидев Дорни Шоу во главе конного отряда, Петерс бросился к своему обидчику. Но ему не удалось сделать ни единого выстрела.

У второго были прострелены рука и бедро. Это был швед, он успел снять лишь второй урожай на своей земле.

Всадники хорошо рассчитали свою атаку: они действовали достаточно близко от стражи, но появились в то время, когда нападения не ожидали. Один часовой был сбит несущейся лошадью и чудом отделался лишь синяками. Нападающие бросили два пакета с динамитом. Один разорвался напротив лавки, сорвав дверь с петель и разломав крыльцо. Другой взорвался между домами, не причинив вреда.

Первые звуки выстрелов заставили Тома броситься к своему наблюдательному пункту. Он надеялся увидеть, что делается у выхода. Оказалось, оба часовых кинулись к месту сражения. Том быстро вывел коня из трещины и ринулся в устье каньона. Выехав оттуда, увидел дым над городком. Повернул направо - и оказался на свободе.

Глава 6

В Мустанг Кедрик возвращаться не спешил. Ему во что бы то ни стало нужно было осуществить задуманное. Повернув на северо-запад, он поскакал вверх по течению реки от Йеллоу-Батт и Мустанга. Он должен был побывать в поселениях, о которых так много слышал, посмотреть, как живут эти люди, понять, кто они. День еще не наступил, пустыня была теплой и сонной. Вскоре Кедрик пустил коня шагом и ехал, озираясь по сторонам.

Конечно, никаких болот тут и в помине не было, по крайней мере, уже в этом компания слукавила. Очевидно, ложь требовалась, чтобы представить землю незанятой. Хотя это предприятие Кедрику изрядно опротивело, он выполнил бы свою работу, если бы оказалось, что скваттеры и в самом деле лишь кучка бродяг, тем более, что он получил от Гюнтера задаток и вернуть его было бы нелегко. Впрочем, было еще одно обстоятельство, удерживающее Тома здесь, - Конни Дьюн.

За свою беспокойную и богатую событиями жизнь Том встречал много женщин, но никто не привлекал его так сильно, как эта высокая девушка с задумчивым, настороженным взглядом. Он вернется в Мустанг ради нее.

Тома всерьез тревожил Дорни Шоу, он начал действовать самовольно, без приказа Кедрика - убил посланца и напал на Йеллоу-Батт. Вероятно, Дорни и остальные считали его погибшим.

Том пришпорил коня и поскакал через заросли полыни к синим горам, прикрывавшим эти земли с севера. Слева он увидел какую-то ложбину, очевидно, это был глубокий овраг. Он повернул коня в сторону каньона, вдруг резко натянул поводья и остановился, перед ним отчетливо виднелись следы лошади, бежавшей рысью. Том сразу узнал эти следы: точно такие же оставил всадник на мышастом мустанге, который следил за ними неподалеку от Йеллоу-Батт. Следы были свежими.

Кедрик медленно подъехал к краю каньона и посмотрел вниз. Там расстилался длинный зеленый луг, обнесенный изгородью. По нему протекал маленький ручеек. Вдали, у самого склона, стоял каменный дом, кажется, самый красивый из всех, что довелось ему видеть в этих местах. Том разглядел ведущую к дому тропинку. Он спустился вниз и погнал коня прямо через луг.

Это был славный домик из песчаника с соломенной крышей. Дворик заслоняли от солнца тенистые деревья, с полдюжины кур что-то клевали в траве, в загоне стояло несколько лошадей. Сердце Кедрика забилось, когда он увидел мышастого мустанга, оседланного и ждущего седока.

Он натянул поводья и остановился во дворике перед домом. Дверь открылась, и вышла девушка с миской воды. Увидев Тома, девушка вздрогнула от неожиданности. Он сразу ее узнал. Конечно же, это была Сью Лэйн, они недавно виделись. Кажется, ею интересовался Дорни Шоу.

- Как? Это вы?! - воскликнула Сью, уставившись на Тома. - А мне сказали, вас уже нет в живых!

Он пожал плечами.

- Да вроде жив пока. Только очень хочу есть. Покормишь?

С минуту она смотрела на него, потом кивнула:

- Входите. Но только получше привяжите своего коня, не то он отправится на луг. Кроме того, - ее голос стал очень серьезным, -может случиться так, что он вам срочно понадобится. Здесь не очень-то спокойно.

Кедрик привязал коня рядом с мышастым и вслед за Сью вошел в сени.

- А почему тут неспокойно? - спросил он. - Мне как раз показалось, что ты ничего не имеешь против компании.

- Не говорите так! - вспыхнула она. - Не говорите! - Она понизила голос. - Во всяком случае, здесь. Если услышит мой брат...

Значит, Пит Лэйн и его сестра думают по-разному? Это становится интересным.

Кедрик умылся и причесался. Недовольно потер подбородок.

- У твоего брата есть бритва? Терпеть не могу ходить небритым.

Сью молча принесла бритву. Том побрился, вытер лицо и руки и вошел в комнату. Там было очень чисто. На столе лежало несколько книг. На окнах висели цветные занавески. Медные тарелки были начищены до блеска. Том сел, и девушка принесла еду: говядину, яйца и домашний хлеб с медом.

- Вас ищут, - сказала она. - Где вы были?

- После убийства посланца мне пришлось спешно покинуть Йеллоу-Батт. А что случилось?

- Кейт прислал ультиматум. Или мы уезжаем сами, или нас выгоняют силой - одно из двух. Мак-Леннон отказался уезжать.

- И правильно сделал.

Сью вопросительно посмотрела на Тома.

- Вы так думаете? А я полагала, вы заодно с Кейтом.

Он оторвался от еды, взглянул на нее и покачал головой.

- Нет я не хочу убивать и не хочу выгонять людей из домов.

- Но они все равно не смогут остаться. Если эта земля отойдет под резервацию, им придется уехать. И нам тоже. Глупо бороться.

- По крайней мере, тогда правительство купит эту землю у скваттеров и заплатит каждому его долю. А компания поступает незаконно.

- Какое это имеет значение? - Сью села напротив него. - Они все равно победят. У них есть деньги, связи и власть. А у здешних поселенцев нет ничего. - Она с горечью посмотрела вокруг. - Вы, может быть, думаете, что я иду против своего народа. Это неправда. Это не мой народ. Мы с Питом здесь чужие, всегда были чужими, хотя Пит, наверное, этого не понимает. И потом, мне совсем не хочется губить свою жизнь в этой пустыне. - Сью наклонилась к Тому: - Капитан Кедрик, вы ведь тоже из компании, и вы не простой работник, вы не наемный головорез, как Дорни Шоу. Вы могли бы стать в этих местах большим человеком, да и не только в этих местах. Зачем же делать глупости и переходить на сторону фермеров? Эти бедняки ничего не смогут для вас сделать. Они даже себе не могут помочь. Компания победит, и вы получите свою долю. Не делайте глупостей, капитан. Оставайтесь с ними. Выполняйте свой долг.

- Но деньги - не самое главное в жизни, Сью. Есть кое-что поважнее самоуважение, к примеру.

Она изумленно взглянула на него.

- Вы что, действительно в это верите? Попробуйте-ка на это ваше самоуважение купить продуктов. Впрочем, поступайте, как вам заблагорассудится. А мне нужен человек, который увезет меня из этой пустыни. - Она быстро встала и обошла вокруг стола. - А таким человеком могли бы стать и вы, капитан. Вы могли бы разбогатеть - и прямо здесь.

Том улыбнулся:

- Ты так честолюбива?

- Почему бы и нет? Меня не привлекает участь жены владельца ранчо. Я хочу уехать отсюда, устроить свою жизнь и наслаждаться ею. - Она замолкла и многозначительно посмотрела на него. - Вы могли бы оттеснить Гюнтера, Кейта и, может быть, даже Бурвика. Гюнтера и Кейта легко вывести из игры - и я знаю как.

- Знаете? - Он поднял на нее глаза. Сью стояла рядом с ним и улыбалась. Ничего не скажешь - красивая девушка. И волнующая. Слишком волнующая, мужчине при ней трудно чувствовать себя уверенно - и Сью прекрасно это понимала. - Ну, и как же?

Она покачала головой.

- О нет! Я открою это, но лишь в том случае, если вы будете со мной заодно. Скажу только, что Джон Гюнтер - небольшая шишка. Просто компании нужны были средства, они взяли деньги его племянницы. Потому и его втянули в дело. Кейт - тот опасен, потому что честолюбивый и бессовестный. Но главный, с кем придется иметь дело, - это Бурвик. Когда все кончится, он будет на коне - вот увидите. Он гораздо важнее остальных,

- Кажется, ты много знаешь.

- Да. Я нравлюсь мужчинам, и они мне все рассказывают. Они сами не представляют, как много я из них выуживаю и как много помню.

- А почему ты мне все это говоришь?

- Потому что вы многое можете сделать, вы можете справиться с этой шайкой. Вам бы все подчинились, даже Дорни Шоу. Кстати, вы у него на подозрении.

- Почему ты так думаешь?

- Дорни видел, как из вашей комнаты вышел Дэй Рейд. Он за вами следил.

Кедрик и сам чувствовал, что у Шоу недоброе на уме. Но что именно замышлял этот головорез, почему следил за ним? И сообщил ли Кейту о своих подозрениях?

Покончив с едой, Кедрик закурил. Сью удивила его. Он не думал, что девушка, выросшая в здешних условиях, может быть такой корыстной. Она была почти ребенком - стройная, загорелая, красивая, с быстрым, оценивающим взглядом и пухлыми губами. Сейчас она выбрала Тома на роль своего спасителя.

- Твой брат где-то здесь? - спросил Том.

Сью насторожилась.

- Вы, наверное, не захотите с ним встречаться. Конечно, вам лучше отсюда уйти.

- Напротив, Сью. Я поговорил бы с Питом. Я слышал о нем и хочу познакомиться.

- Вам лучше уйти, - повторила она. - Он скоро вернется, и, может, не один.

- Ты хочешь сказать, что сейчас его здесь нет? Тогда чья лошадь там на улице? Мышастой масти?

Она покачала головой, и на ее лице появилось странное выражение.

- Вы подумаете, что я лгу, но я и в самом деле не знаю. Я никогда не видела этого всадника.

Том смотрел Сью в глаза. Взгляд ее был искренним - и немного испуганным.

- Значит, лошадь иногда появляется здесь, но ты никогда не видела, кто на ней ездит?

- Именно так. Сегодня утром я выглянула вскоре после того, как уехал Пит, а мышастый тут как тут. И это не в первый раз! Он появляется, когда уезжает Пит. Другие его тоже видели, в основном женщины, когда мужей нет дома. Миссис Барт Вильямс сказала, что он как-то простоял привязанным к ее загону три или, четыре часа.

- Неужели никто не видел, как человек садится на коня?

- Никто. Его никто не видел, а конь всегда исчезает!

Кедрик быстро встал и выглянул за дверь. Сью оказалась права. Мустанга мышастого цвета не было. Его собственный, в яблоках, стоял на прежнем месте, а мышастый исчез.

Выйдя во двор, Кедрик внимательно посмотрел вокруг. На холмах никого не было - и коня не было! Том оглянулся на Сью и увидел, что взгляд ее стал напряженным. Он подошел к своему жеребцу. К седлу была приколота записка. Том схватил ее и быстро пробежал глазами, потом передал Сью, которая оказалась рядом с ним: "Больше не приходи".

Кедрик пожал плечами:

- Может, это твой брат?

- Нет, что вы! Я рассказала ему об этом мустанге, но он знает не больше меня. Кроме того, он просто не смог бы этого написать. Пит не умеет ни читать, ни писать.

Мальпэйс осталась далеко позади, а Том все еще ломал голову над этой загадкой. Кажется, кому-то нужно было запугать скваттеров, кто-то еще действовал против поселенцев. Но не похоже, что этим занималась компания.

Кедрик поскакал на север к Голубому холму, потом повернул на восток, пересек Старую мортонскую дорогу и поехал вдоль горного хребта.

Это были отличные пастбища. Изобилие травы позволяло

спокойно прокормить доброе стадо, а горный хребет представлял собой естественную преграду, за которую скот не мог выйти.

Доехав до Соленого ручья, Том повернул и поехал вниз по течению. Потом он двинулся на восток. Миновав Чимни-Рок, опять изменил направление и добрался наконец до Хогбэка. Оттуда путь его лежал прямо на Мустанг.

Как всегда, взгляд Тома был внимателен, слух - чуток. Он любил эту землю, хотя иногда она бывала к нему жестока. Он полюбил неяркий пурпур и синеву небес, низко стелющиеся туманы, ее рассветы и ночи, серо-зеленую полынь и ржаво-красный песчаник. Это была добрая земля, и здесь хватило бы места для всех.

Том никак не мог решить, что же ему делать. Мало того, что в случае отказа выполнять работу пришлось бы вернуть Гюнтеру немалые деньги, у него были бы и другие сложности. Он не хотел неприятностей, а увольнение создаст их множество. Особенно если оставаться в этих местах, о чем он стал серьезно подумывать. Можно было, правда, поговорить с руководством компании и не порывать с ней отношения, но он знал, что почти наверняка потерпит неудачу.

И еще ему хотелось понять, на чьей же стороне Конни Дьюн? Участвовала ли она сама в этом, или дядя просто воспользовался ее деньгами для земельной аферы? Если последнее предположение верно, то уйти из компании и оставить Конни без помощи он не Мог.

Бурвик также озадачивал Тома. Вероятно, его превосходство над остальными объяснялось не только природной смекалкой. Тут было что-то еще, недаром Кейт и Гюнтер так его побаивались.

Кедрик ничего не сказал Сью о своем убежище около Йеллоу-Батт. Юная леди и так уже слишком много знала, а этот тайник мог опять ему понадобиться. Об этом следовало помнить.

Мустанг почти спал, когда Том въехал в город и отправился в конюшню. Он поставил своего коня в стойло, дал ему вдоволь кукурузы и подбросил вилами сена. Потом спокойно направился к "Сент-Джеймс". Когда он приблизился к гостинице, кто-то высокий и худой поднялся из кресла, в котором Том сидел несколько дней назад. Телосложение и широкая шляпа, а также манера носить револьверы не позволяли ошибиться. Это был Ларедо Шэд.

- Кэп? - негромко спросил он. - У вас все нормально?

- Да, а у тебя?

Шэд хохотнул:

- О Шэде не беспокойтесь. Я в порядке. -Он подвинул кресло. - Лучше садитесь. Я знал, что вы объявитесь.

- О чем тут говорят? Что они думают - я умер или удрал?

- Кажется, и так, и так. Кейт рвет и мечет. Он хотел вас видеть, как только вы появитесь - и не важно в какое время.

- Подождет. Я устал.

Шэд кивнул и зажег погасшую сигарету.

- Знаете, у меня что-то возникли сомнения насчет этого дела.

Кедрик кивнул.

- Мне это понятно, я тоже не хочу выгонять людей из домов.

- Вы увольняетесь?

- Пока нет. Сначала поговорю с отрядом.

- Не делайте этого. Они очень мстительны. Это Пойнсетт убил посланца. А скомандовал Дорни. Пойнсетт выстрелил первым, а потом и другие палили в него. Но, по-моему, Фессенден ни разу не выстрелил, и Гофф, кажется, тоже. Можете поставить последний песо, но и я не стрелял. Это слишком нечестно, кэп, слишком нечестно!

- Они за все заплатят. Ты участвовал в нападении на Йеллоу-Батт?

- Да, кэп. Но я ни в кого не стрелял. Я не миссионер, но думаю, что военные не должны нападать на беззащитных людей. Я не могу убивать женщин и ребятишек.

- Что они сейчас замышляют?

- Думаю, вам лучше поговорить с ними, кэп. Если бы я. что и знал, все равно не сказал бы.

Оба молча сидели и курили, потом техасец нетерпеливо махнул рукой.

- Кэп, мне заплатили, как наемнику, я и есть наемник, но в таких делах не участвую. Многие скваттеры гораздо приличнее кое-кого из наших.

Неожиданно к Кедрику пришло решение.

- Я представляю, что ты чувствуешь, но сам поступлю иначе. Если я не смогу начистоту поговорить с Гюнтером и остальными и убедить их, то перейду на сторону скваттеров.

Шэд кивнул.

- Я тоже подумывал об этом.

Кедрик внезапно обернулся и увидел, что менее чем в двадцати футах от них стоит Дорни Шоу. Том медленно встал, и Ларедо сделал то же. Шоу как будто не заметил Кедрика.

- Если ты хочешь нас покинуть, Шэд, тебе придется сразиться со мной.

- Если так, - спокойно ответил Ларедо, - думаю, тебе несдобровать. Можем попробовать хоть сейчас.

- Хватит, Шэд! - резко сказал Кедрик. - Я уже сказал, в нашем отряде драк больше не будет.

Дорни Шоу медленно повернулся к Кедрику и улыбнулся.

- А ты по-прежнему приказываешь? Но ведь все может измениться!

- Если что изменится, - пожал плечами Том, - у меня будет достаточно времени отвыкнуть. А сейчас я иду спать.

- Тебя хочет видеть Кейт.

- Ему придется подождать. Я устал.

- Передать ему это?

- Как хочешь.

Шоу снова улыбнулся.

- Ты можешь сколько угодно выпендриваться там, откуда ты приехал, но не здесь. Не советую взбрыкивать перед Кейтом. И перед Бурвиком тоже.

Кедрик снова пожал плечами.

- Я могу взбрыкивать еще и не так. Но сейчас мне нужно выспаться, и, черт возьми, я так и сделаю. Кейт подождет до утра. Когда я проснусь.

Шоу уже повернулся, чтобы идти, но замешкался, не в силах сдержать любопытства:

- А что с тобой стряслось? Когда ты не вернулся, мы думали, ты погиб или попал в плен.

Кедрик задумался. Почему Шоу убил посланца? Не сделал ли он это умышленно, в надежде, что взбешенные поселенцы убьют Кедрика? Это очень похоже на правду.

- Мне удалось спрятаться, - коротко ответил он.

Шоу повернулся, но не прошел и нескольких шагов, как Кедрик отчетливо произнес:

- Кстати, Дорни, ты не знаешь, кто ездит на мустанге мышастого цвета?

Шоу застыл на месте.

- Нет, понятия не имею, - наконец сказал он.

Ларедо Шэд пристально посмотрел ему вслед.

- Знаете, кэп, или вы когда-нибудь прикончите этого типа, или он вас.

- Увы, - сказал Кедрик, - мне тоже так кажется.

Глава 7

Когда Кедрик вошел к Кейту, тот нервно расхаживал по кабинету. Он остановился и быстро повернулся к Тому:

- Шоу сказал, вы вернулись после полуночи. Почему не явились по моему распоряжению?

- Честно говоря, я устал. К тому же, не могу сообщить ничего нового.

- Вас наняли работать, а не бездельничать, - Кейт стоял, подбоченившись. - Где вы были?

Кедрик коротко объяснил, умолчав только об визите к Лэйнам и о своем укрытии.

- Я разобрался в обстановке и пришел к выводу, что у вас мало шансов выгнать этих людей, - сказал он. - Кроме того, вы с Гюнтером ввели в заблуждение и меня, и правительство. Эта земля занята не изгоями и не бандитами, а вполне нормальными, приличными людьми. И вы не имеете права их выселять.

Кейт высокомерно улыбнулся:

- Что, испугались? А мы-то думали, вы не робкого десятка! А насчет того, что мы можем и чего не можем, позвольте, Кедрик, сказать вам одно: мы начали выгонять этих людей, и мы это сделаем! С вами или без вас! В конце концов, это Гюнтер предложил вас.

- Да, действительно. - Гюнтер, сопровождаемый Бурвиком, вошел в комнату. - Если вы недовольны тем, что он поехал осмотреть землю, так это я его послал.

- Выходит, это вы велели ему струсить и убежать?

Бурвик молчал. Он подошел к большому креслу, стоявшему за столом, и плюхнулся в него. Глубоко зевнул, прикрыв рот рукой, потом проницательно посмотрел на Кедрика:

- Ну, и что ты разузнал?

- Что они намерены защищаться. Я говорил с Мак-Ленноном и Слэглом. Никто Из скваттеров не останется в стороне. Они будут драться без колебаний, до последней капли крови. Они готовы на все. Ваши наемники убили одного человека, другого ранили. Динамитом сорвана дверь и разломано крыльцо.

Бурвик повернулся и свирепо посмотрел на Кейта.

- Ты же сказал мне, что три человека убиты и полностью разрушено здание! В будущем извольте докладывать точно. - Он снова повернулся к Кедрику. - Ас тобой что случилось? Ты что, удрал?

- Я здесь.

Некоторое время они молча смотрели друг на друга. Взгляд Бурвика был холодным, тяжелым, сверлящим.

- И что же ты думаешь об этом деле? - наконец спросил он.

- Эта стычка, - осторожно ответил Кедрик, - поднимет шум в Вашингтоне. Помните войну в округе Линкольна? Нам пришлют кого-нибудь для проверки, и вы прекрасно понимаете, чем все закончится.

Бурвик кивнул.

- Разумно, разумно! Над этим действительно стоит подумать. По крайней мере, - он снова злобно посмотрел на Кейта и Гюнтера, - этот человек высказывает здравые мысли и сделал связное донесение. Вам следовало бы у него поучиться. - Он взглянул на Кедрика: - Еще что-нибудь?

- Несколько слов. В этих краях появляется какой-то загадочный всадник. Он ездит на мустанге мышастого цвета и ввергает тамошних жителей в больший страх, чем все ваши угрозы.

- Да? - Бурвик остался равнодушным к этому сообщению. Он перебирал лежавшие на столе бумаги. - Я слышал, ты хочешь уволиться?

- Я не могу участвовать в убийстве. Эти люди не преступники, а нормальные поселенцы. Лучше выкупите у них землю - или оставьте их в покое.

- Это не ваше дело! - холодно отозвался Кейт. - Мы сами решим, что нам делать.

- Никто не уволится, - спокойно произнес Бурвик, глядя Кедрику прямо в глаза, - пока я не скажу.

Том улыбнулся:

- Тогда вам лучше сказать это, потому что я увольняюсь. И немедленно.

- Том! - запротестовал Гюнтер. - Давай сначала поговорим.

- Сколько денег вы должны фирме? - недовольно спросил Кейт. - Я полагаю, вы можете ответить.

- Он ничего не должен.

На этот голос все повернулись. В дверях стояла Конни Дьюн.

- На это дело вы использовали мои деньги. Когда дядя Джон брал их у меня, он сказал, что это обычная операция по продаже земельных участков. Все, что он делал раньше, было честным и разумным, и я решила не вникать в подробности. Сейчас я разобралась в этом деле. Я забираю свои деньги, Можете не доплатить мне сумму, которую выдали авансом капитану Кедрику. Он вернет ее мне, когда позволят обстоятельства.

Все притихли. Гюнтер побледнел. Бурвик повернулся к нему.

- Вы сказали мне, что это ваши деньги, - рассерженно захрипел он. - Вы дурак! О чем вы думали, впутывая в такое дело женщину? Теперь разбирайтесь с ней, или это сделаю я.

- С этого момента никто не будет управлять ни мной, ни моими делами, ответила Конни. - Я возьму их в свои руки! - Она повернулась к Кедрику. - Я рада, капитан, что вы приняли такое решение. Я уверена, вы не пожалеете.

Кедрик повернулся, чтобы вслед за ней выйти из комнаты, но его остановил голос Бурвика:

- Капитан!

Он обернулся. Кейт смотрел на него с угрозой, а Гюнтер выглядел растерянным и испуганным.

- Капитан Кедрик, - примирительно сказал Бурвик, - я думаю, все мы немного погорячились. Мне нравится ваша осмотрительность. Вы совершенно правы, изгнание этих людей может породить неприятности и толки в Вашингтоне. Я как-то не подумал об этом. Правда, я не знаю Мак-Леннона. Вот Слэгла, - добавил он, - знаю. А Мак-Леннона - нет. Значит, вы против наступления на город. Тогда мы попробуем другие пути. Кроме того, я полагаю: если останетесь вы, останется и мисс Дьюн. Нам не хотелось бы сейчас осложнений. И у меня для вас есть одно предложение. Не хотели бы вы войти в фирму как полноправный компаньон?

Лицо Кейта вспыхнуло от гнева, а Гюнтер, наоборот, несколько приободрился. Бурвик продолжал:

- Мы будем отчислять вам пятнадцать процентов от дохода, который, уж поверьте мне, будет вполне достойным. Я уверен, вы могли бы уговорить мисс Дьюн, и с вашей помощью мы уладили бы все без кровопролития.

Кедрик заколебался. Предложение было соблазнительным, к тому же ему было неловко быть должником Конни. Но дело было не только в деньгах. Именно последняя фраза решила дело.

- Без кровопролития, - повторил он. - На таких условиях я согласен. Однако давайте обговорим все подробнее.

Кейт резко повернулся:

- Бурвик, это бессмысленно! Ты ведь знаешь, единственный способ выселить этих людей- просто разогнать их. Мы ведь так и решили. Кроме того, Кедрик ненадежный человек. Я случайно узнал, что у него приятели среди скваттеров, он поддерживает с ними связь.

- Тем лучше. - Бурвик поджал толстые губы и вытер пот с лица. - Если он будет общаться с ними, ему и делом будет легче заниматься. - Он хихикнул. - Не могли бы вы оставить нас с капитаном наедине?

Спустя несколько часов Том Кедрик шагал по улице и обдумывал все заново. Бурвик показался ему вполне разумным человеком, хотя Кедрик и не склонен был слишком ему доверять. Бурвик охотно согласился с предложением выкупить у части поселенцев их земли, а остальных убедить уехать. Ведь если таким будет правительственное решение, им все равно придется переселяться. А если Мак-Леннон и Слэгл останутся в стороне, то, возможно, поселенцы, лишившись вожаков, не станут сопротивляться. А не будет борьбы - не будет и смертей, и поселенцы получат хоть небольшие, но все же деньги.

Том думал, что Бурвик при всем своем коварстве и лживости все-таки способен мыслить трезво. Он наконец понял, что убийства, без которых не обойдется продажа земли, вызовет переполох, и компания рискует лишиться всего. Во всяком случае, хотя бы на время нужно избежать неприятностей.

На другой день Кедрик. решил возобновить переговоры с Мак-Ленноном и Слэглом. Вечером в Йеллоу-Батт отправился нейтральный посланец.

- В город они не приедут, так почему бы не выбрать какой-нибудь промежуточный пункт? - предложил Бурвик. - Встретимся с ними, скажем, в каньоне Ларго или в Чимни-Рок. И я поеду с тобой. Там и поговорим. Вчетвером: ты, я, Мак-Леннон и Слэгл. Поговорим и, может, решим все миром. Разве это не важно?

Это была единственная возможность избежать крови, так казалось Тому. И сейчас он пытался убедить Конни в том же. Она молча выслушала объяснения Тома, потом обратилась к нему:

- Капитан, вы же все равно им не верите, и я тоже не верю. Дядя Джон никогда не поступал так раньше, я думаю, он просто попал под влияние этих людей. Но если Бурвик хочет вести переговоры, то пусть так и будет. Тут я с вами согласна. Будем надеяться, что нашим бедам придет конец.

На самом деле Кедрик был настроен не так оптимистично; обдумав все еще раз, он понял, что, в сущности, выхода нет. Ясно, что поселенцы с Мак-Ленноном и Слэглом во главе будут защищать свой городок, свои дома до последней капли крови. И они могут предотвратить передел земли. Но и в компании люди настроены решительно. Кейту не нравилось, что дело принимает такой оборот, он рассчитывал на быструю победу. Кейт, безусловно, крепкий орешек, и с ним нужно быть начеку.

Том вернулся в гостиницу и лег спать. Проснувшись рано и выглянув в окно, он увидел, что Кейт верхом на лошади выезжает из города.

Одним прыжком Том выскочил из постели и оделся. Хотел бы он знать, что было на уме у полковника. Том сбежал с лестницы и ринулся в конюшню. Вскочив на коня, он выехал из города, легко нашел следы Кейта и поехал за ним. Кейт свернул с дороги и направился на запад, немного уклоняясь к северу. Проехав несколько миль, Кедрик сбился с пути и сделал большой крюк, чтобы снова напасть на след. Однако ему это не удалось. Кейт исчез где-то неподалеку от каньона Ларго.

Вернувшись в гостиницу, Кедрик обнаружил записку от Боба Мак-Леннона. Он и Слэгл могли бы встретиться с Бурвиком и Кедриком в Чимни-Рок в три часа дня В среду. Был понедельник, и до встречи оставалось двое суток. До конца дня Том ни разу не встретил Дорни Шоу. Ларедо Шэд появлялся несколько раз и тут же исчезал в салуне.

В полночь дверь в комнату Тома медленно приоткрылась. Кедрик вскочил и сел на кровати, сжимая револьвер. Вошел Ларедо Шэд.

- Том, что-то происходит. И выглядит это очень странно. Часа два назад появились Пойнсетт и Гофф. Они сказали, что увольняются, потому что здесь уже не воюют, и уезжают в Дюранго. Примерно через полчаса они сели на лошадей и уехали.

- Что же тут особенного? - спросил Кедрик, скручивая сигарету. Именно об этом мы и говорили с Бурвиком.

- Да, - мрачно ответил Шэд. - Но дело в том, что оба они приехали сюда с большой поклажей, а сейчас уезжают налегке, взяли с собой только то, что можно увезти на одной лошади;

- А Фессенден?

- Я его не видел.

- А кого еще нет?

- Клаузона. По крайней мере, поблизости его не видно. Я не встречал его с утра.

Где же были Шоу с Фессенденом? Кедрик встревожился. Но ведь то, что Бурвик понемногу избавляется от наемников, было хорошим знаком. Может, он, Том Кедрик, стал слишком подозрительным? Шэд сказал, что с ним речи об увольнении не заводили.

- Кроме того, - сказал Шэд, - сегодня утром приехали братья Михусы и направились прямиком к Бурвику.

- Кто это такие?

- Отъявленные головорезы, Бин и Эйб. Они участвовали в том самом деле при Сандовале. Двоих тогда зверски убили, и в этом был каким-то образом замешан Бурвик. Сказать по правде, там-то я с ним и познакомился.

- И ты был в этом деле?

- Нет. Но я был в городе. Я еще поссорился тогда с Роем Гэнглом. Рой и так был крутым парнем, держал в страхе всю округу. А когда дрался, то прямо шалел. Вот мы и поспорили, кто из нас главный. Но он мне проиграл. Он был немного медлительным.

Значит, все было напрасно: одни наемники уходили, другие прибывали. Правда, с Михусами могли договориться еще до того, как положение дел изменилось. Том сказал об этом Ларедо. Техасец кивнул, но как-то неуверенно.

- Может быть... Только что-то не верю я этому типу. Твой Гюнтер совершенно выжил из ума, Кейт - тот всегда был мерзавцем. Но этому Бурвику они оба и в подметки не годятся.

Размышляя об этом, Кедрик не мог предугадать, как развернутся события. Бесспорным оставалось одно: необходимо было встретиться со Слэглом и Мак-Ленноном и договориться о мире. Эта встреча могла решить многое, и у него не было серьезных оснований не доверять Бурвику.

Утро выдалось солнечное и яркое, день обещал быть жарким. Но было еще прохладно, когда Кедрик вышел на улицу и отправился в маленький ресторанчик, где обычно завтракал. Он допивал вторую чашку кофе, когда вошла Конни Дьюн.

При виде Тома лицо девушки озарилось улыбкой, и она подошла к его столику.

- Знаете, Том, вы - единственный луч света в этом месте. Я так устала от этих старых каменных домов, от нечистоплотных людей, что не могу больше этого выносить. Хоть бы скорее все это закончилось.

Он пристально посмотрел на нее.

- А что вы тогда будете делать?

- Сказать по правде, еще не решила. Наверное, куплю ранчо, немного земли с деревьями, лужайкой и ручейком.

- А скот?

- Совсем немного. Мне хочется завести только лошадей. Примерно таких, как эта ваша в яблоках.

- Отличная мысль. Для лошадей требуется меньше земли, а на хорошие породы всегда спрос. - Он вглядывался в ее прекрасные глаза, спокойные и насмешливые. - Я рад, что вы остаетесь. Без вас было бы уже не то.

Конни быстро взглянула на Тома смеющимися глазами.

- Это комплимент, Том? Уж не пытаетесь ли вы ухаживать за мной?

- Нет, Конни, - спокойно отозвался он. - Если бы я ухаживал за вами, это было бы очевидно. Вы бы знали об этом, а я не вел бы себя так глупо.

- Думаю, вы правы. Вы не вели бы себя глупо.

- К западу отсюда, - продолжал Том, - есть большой горный хребет, он тянется на много миль, а на его вершине - великолепный сосновый лес. Я не знаю мест лучше: высокие деревья, замечательный источник, дичь и превосходные горные луга. Я как-то останавливался там.

- Это звучит заманчиво, именно об этом я мечтала с тех пор, как приехала на Запад.

Он откинулся на спинку кресла.

- Может быть, когда все закончится, вы поедете туда со мной? Я бы вам все показал.

Конни подняла глаза:

- Хорошо, Том. Мы поедем туда вместе.

Кедрик держал шляпу в руке и глядел куда-то вдаль.

- Вместе... - Он задумался, потом повернулся к девушке. - Знаете, Конни, это самое прекрасное слово - "вместе".

Том отошел к стойке, оплатил счета - свой и Конни - и вышел на улицу. Неподалеку остановилась повозка, с нее сошел человек. Он выглядел встревоженным. Быстро оглядевшись, человек нырнул в лавку.

Глава 8

Улицу стремительно пересекли двое. Одного из них Кедрик никогда не видел, другой был тот самый бродяга плутоватого вида, которого Кедрик заметил у задней двери салуна Йеллоу-Батт. Звали его Сингер. Со злым выражением лица он что-то втолковывал своему спутнику. Остановившись, Сингер указал на повозку:

- Это, Эйб, зять Мак-Леннона. Он из этой компании.

- Для начала неплохо, - ответил Эйб вполголоса. - Пошли!

Том повернулся и последовал за ними. Когда они вошли в лавку, он придержал дверь, чтобы она не успела захлопнуться, и скользнул внутрь. Его никто не заметил. Вошедшие направились к человеку, стоявшему у. прилавка.

- Привет, Слоун, - ласково сказал Сингер, - встречай Эйба Михуса!

Это имя, должно быть, что-то означало для Слоуна, он повернулся, и лицо его исказилось. В правой руке он держал детскую бутылочку, которую собирался купить. Он затравленно смотрел то на Сингера, то на Эйба. Слоун был явно испуган, но старался не подать вида.

- И ты ввязался в эту драку, Сингер? А я считал, что тебя это не касается.

Сингер хихикнул:

- Пусть все так думают.

Михус, приятель Сингера, худой, сутулый человек с желтыми белками глаз и впалыми щеками, достал из кармана бумагу.

- Это заявление об отказе от земли, Слоун, - сказал он. - Подпиши его - и спасешь себя от неприятностей.

Лицо Слоуна потемнело. Какое-то время он смотрел на документ, потом медленно поднял глаза:

- Я не могу этого сделать. Моя жена вот-вот должна родить. Слишком больших трудов стоило мне обработать эту. землю, чтобы я от нее отказался. Я не подпишу.

- Говорю, тебе же будет лучше, - холодно сказал Михус. Владелец лавки незаметно исчез, и в комнате никого не осталось, кроме них троих и Тома Кедрика, которого никто не видел. Он притаился за висевшими на стене джинсами и плащами. - Я говорю, лучше подпиши, эта земля все равно не твоя. Ты что, хочешь сказать, что я вру?

Слоун смотрел так же затравленно, но, похоже, не собирался отступать. Он был храбрым человеком, и Кедрик знал, что Слоун рискует жизнью.

- Нет, Эйб, - сказал Том. - Это скажу я!

Михус застыл от неожиданности. Он, конечно, был убийцей, но не любил рисковать. Он думал, что в лавке никого нет, кроме Сингера, но оказалось, кто-то был за его спиной. Он медленно повернулся. Сигнер стоял, прислонившись к стене, и увидел Кедрика раньше.

- Это же Кедрик! - сказал он. - Главарь наемников!

Михус нахмурился.

- В чем дело? - раздраженно спросил он. - Зачем ты вмешиваешься?

- Больше убийств не будет, Эйб, - твердо сказал Кедрик. - Завтра у нас мирные переговоры. Убийствам пришел конец.

- У меня приказ, - упорствовал Михус. - Можешь сказать все это Бурвику.

Слоун пошевелился, и Михус повернулся к нему.

- А ты стой спокойно! - рявкнул он.

- Можешь идти, Слоун, - сказал Кедрик. - Иди к своим и передай от меня привет Мак-Леннону. А ты лучше брось это, Эйб. И тебе будет спокойнее, и мне.

Михус смутился. Он знал, что Кедрик возглавляет наемников компании, и был озадачен. Может быть, он делает что-то не так? Да нет, вроде все правильно.

- Ты идиот! - Его замешательство сменилось вспышкой ярости. - Кейт сказал, чтобы я ему всыпал!

- Заткнись! - завопил Сингер. - Черт побери... Ты...

Эйб Михус был закоренелым убийцей. Он действовал как заведенная машина, предназначенная для совершения убийств. Теперь, когда завод кончился, Эйб безнадежно запутался. Сингер повернулся к нему, и Михус посмотрел на напарника, его зубы оскалились, лицо исказилось.

- Молчи, трусливый койот! - огрызнулся Михус.

Его рука автоматически потянулась к кобуре, и Сингер, испугавшись, выхватил собственный револьвер, но Михус выбил его из рук оружие и выстрелил. Сингер дернулся, его колени медленно подкосились, и он рухнул на пол, голова уткнулась в мешок с мукой, и изо рта хлынула кровь.

Михус долго смотрел на него, потом зажмурился и вновь открыл глаза. Казалось, сознание вернулось к нему и возбуждение улеглось. Он смотрел на Сигнера, не веря в случившееся.

- Я... я убил Сингера, - сказал он.

- Да. - Кедрик смотрел на него, понимая, как легко можно вывести из себя этого человека, - Что на это скажет Кейт?

На лошадином лице Эйба появилось хитрое выражение.

- Кейт? А почем ты знаешь, что он имеет к этому отношение?

Люди, заслышав стрельбу, собрались перед лавкой. Когда все стихло, в комнату вошел лавочник с искаженным от испуга лицом и уставился на пол.

Том медленно шагнул назад, едва Эйб от него отвернулся. Раздвинув плащи, он выскользнул в дверь около прилавка, прошел через жилые помещения и вышел в аллею, находившуюся за домом.

Перейдя улицу ниже того места, где собралась толпа, он повернул к гостинице и остановился около нее. Рядом появился Ларедо Шэд.

- Что случилось? - быстро спросил он.

Кедрик все рассказал.

- Значит, Кейт начал действовать по своему усмотрению. Я знаю, ему не понравилось, что мы с Бурвиком секретничали. Он так прямо об этом и сказал.

- А что, разве Сингер не скваттер? - спросил Шэд. - Это, наверное, их возмутит, ведь они не знают, что Сингер был предателем?

- Это и есть самое главное, - задумчиво сказал Кедрик. - Этот случай может раскрыть все карты. Похоже, приятели выбрали Слоуна потому, что он родственник Мак-Леннона. Но очень уж они нервные. Я застал их врасплох, и Михус просто растерялся.

Толпа разошлась, но люди собирались кучками вдоль улицы, обсуждая новость. Шэд стоял рядом с Кедриком, когда подошел Лорен Кейт. Он взглянул на Шэда, потом на Кедрика.

- Что тут произошло?

Кедрик пожал плечами.

- Стреляли. Насколько я знаю, это не так уж необычно для Мустанга.

- Тут был Михус, - пояснил Шэд. - Наверное, это его рук дело.

Кейт повернулся и с подозрением посмотрел на Ларедо.

- В кого стреляли? - спросил он, поочередно глядя то на Ларедо, то на Тома.

- Говорят, в Сингера, - небрежно сказал Шэд. - Кажется, Михус его прикончил.

- Михус? Сингера? - Кейт покачал головой. - Это невозможно.

- Почему же? - возразил Ларедо с невинным видом. - Ведь Михус для того сюда и приехал. Разве Сингер не поселенец?

Полковник несколько растерялся, его суровые глаза смотрели недоверчиво. Глядя на него, Кедрик посмеивался в душе. Лавочник его не заметил, и вряд ли кто-нибудь его видел, кроме Михуса, Сингера и исчезнувшего Слоуна.

Том не знал, как Эйб Михус сумеет объяснить Кейту убийство Сингера, но предатель был мертв, а враг поставлен в тупик. Хотя на самом деле это небольшая победа, но сейчас она была очень кстати. Единственной ложкой дегтя в бочке меда было то, что Сингер был скваттером, и лишь немногие, если такие вообще существовали, знали о его связи с Кейтом и компанией.

Вглядываясь в лица людей, толпившиеся на улице, Том понял еще одно. Бурвик не принял в расчет общественное мнение. Лица людей, обсуждающих происшествие, были суровыми и ожесточенными. Эти, по большей части, бедные люди, зарабатывающие на жизнь тяжким трудом, были возмущены действиями компании. И лишь немногие, хорошо знавшие Сингера терпеть его не могли. Но сейчас им было не важно, кого именно убили. Для них это была борьба кучки тружеников и компании, состоящей большей частью из чужаков, стремящихся получить прибыль за их счет. К тому же, Сингер был не из пришлых, а свой, местный. А про Эйба Михуса все знали, что он наемный убийца.

Том кивнул на улицу.

- Посмотрите-ка, полковник, - сказал он. - Лучше бы вы подумали о них, если не хотите висеть на перекладине. Эти люди обозлены.

Кейт хмуро взглянул на улицу, потом кивнул и поспешил к штабу. Шэд посмотрел ему вслед и повернулся к Кедрику.

- Знаешь, а мы ведь тоже связаны с компанией, и мне что-то не хочется быть повешенным из-за них. Давай-ка смотаемся отсюда и переждем несколько дней в холмах.

- Не могу. Мы с Бурвиком должны быть на переговорах. Но ты в любом случае можешь уйти из города. Разведай, что сможешь, о Гоффе и остальных действительно ли они покинули эти места. А встретимся у Чимни-Рок завтра на закате.

Простившись с Шэдом, Кедрик поспешил в "Сент-Джеймс", собрал вещи, отнес их к конюшне и оседлал жеребца в яблоках. Сделав это, отправился в штаб. Он хотел увидеть не Бурвика и не Кейта, а Конни Дьюн.

Никого из компаньонов в каменном доме не было. Без толку шатаясь по конторе, Том почувствовал наверху какое-то легкое движение. Он окликнул. Над его головой послышались быстрые шаги, и на лестнице показалась Конни Дьюн. Увидев его, она поспешно спустилась.

- Что-нибудь случилось?

Том рассказал ей все без утайки.

- Может быть, это ничего не значит, а может, они что-то задумали. Все знают, что наемников в городе нет. Бурвик, Кейт и ваш дядя тоже куда-то пропали.

- Дяди Джона весь день не было дома. Я видела его за завтраком, а потом он исчез.

- Я обойду дом. А у вас есть револьвер? Впрочем, надеюсь, он вам не понадобится. Поселенцам вы нравитесь, и я, честно говоря, их понимаю. Однако оставайтесь в своей комнате. Я запрещаю вам выходить.

Прежде чем он дошел до двери, она окликнула его.

- Будьте осторожны, Том.

Они долго смотрели друг на друга, потом он кивнул:

- Постараюсь.

Том вышел и остановился на ступеньках. Бурвик и Кейт, конечно, могли сбежать. Но каким бы ни был Гюнтер, вряд ли он бросит племянницу в разгар событий. Озадаченный исчезновением Гюнтера, Кедрик остановился и посмотрел вокруг. Уединенная улочка была безлюдна. Белая пыль толстым слоем покрывала листья деревьев и кустарников.

Кедрик вложил револьверы в кобуры, висящие на бедрах и медленно двинулся вокруг дома. В конюшне обычно было много лошадей. Сейчас она опустела. Том пошел назад, его шпоры чуть позвякивали, и крошечные клубы пыли поднимались от его сапог.

Вернувшись к конюшне, он остановился у корыта с водой и прислушался к негромкому шуму, доносившемуся из города. Он помедлил, тревожась о Конни, потом вошел в широкую дверь, ведущую в холодную и темную конюшню.

Стойла были пусты - все, кроме одного. Том пошел назад, но остановился, чтобы рассмотреть лошадь. Это был гнедой Гюнтера, рядом лежало седло. Может, Гюнтер где-то недалеко? Видно, так оно и есть, подумал Кедрик. Он снял шляпу, вытер платком поля, потом снова надел. Внимательно осмотрел каждое стойло.

Ничего.

Озадаченный, он вышел на яркий солнечный свет. Было тихо. Он осмотрелся, взгляд его остановился на старом сером здании, которое служило конюшней, пока не построили эту, большую. Том направился к ней. Но не успел сделать и нескольких шагов, как услышал стук копыт, быстро нагнулся, почти припав к земле, и тут же выпрямился - с лошади соскочила Сью Лэйн и бросилась к нему.

- Ах, наконец-то я тебя нашла, Том! - закричала она, обхватив его руками. - Том, не ходи завтра на эту встречу. А то случится беда!

- Ты хочешь сказать, что Мак-Леннон что-то подстроил?

- Мак-Леннон? - на мгновение она удивилась. - Ах, нет же! Не Мак! Выражение ее лица изменилось. - Поедем ко мне домой, Том, пожалуйста! Пусть они ничего не получат и свыкнутся с этой мыслью! Поедем со мной!

- Откуда вдруг такая забота обо мне? - Он был искренне озадачен. Ведь мы почти незнакомы и, кажется, по-разному смотрим на многое.

- Ах, не спорь! Том, никто не должен видеть, что я с тобой разговариваю - ни наши, ни ваши! Пойдем со мной! Уходи отсюда, пока все не кончится! Я видела Дорни, он ненавидит тебя, Том! Он тебя ненавидит.

- Ненавидит? - Он похлопал ее по руке. - Ну ладно, поезжай домой. Мне надо еще кое-что сделать.

- Да? - Ее глаза стали холодными. - Ты идешь к ней? К этой девчонке Дьюн? Я только и слышу: ах, как она хороша, ах, как она... Слушай, а какая она?

- Восхитительная, - серьезно сказал Том. - Тебе бы она понравилась, Сью.

Сью застыла на месте.

- Мне? Так. вот как ты знаешь женщин, Том! По-моему, ты их вообще не знаешь. Никогда, слышишь, никогда мне не понравится Конни Дьюн. - Она снова схватила его за руку. - Пойдем скорее. Я услышала об этом прошлой ночью. Я не хочу видеть, как это случится.

- Да что же такое случится?

Она нетерпеливо топнула ногой.

- О, какой же ты дурак! Они хотят убить тебя, Том. Пойдем!

- Потом, - спокойно сказал он. - Вот все успокоится, тогда я, может, к тебе и заеду, А теперь поезжай. Ты видишь, мне надо здесь все осмотреть.

Она повернулась и медленно пошла к лошади. Уже в седле она снова посмотрела на него:

- Но если ты передумаешь...

- Потом, - повторил он.

- Тогда будь осторожен. Будь осторожен, Том.

Кедрик посмотрел ей вслед, потом перевел взгляд на дом. Конни Дью стояла у окна и смотрела на них. Когда Том поднял глаза, она резко отвернулась. Том пошел было к дому, но остановился. Зачем ему туда? Что он мог сейчас сказать Конни? Поколебавшись, он снова направился к дому, но тут же, повинуясь какому-то порыву, повернулся и быстро зашагал назад к маленькой старой постройке и схватился за щеколду. Грязная дверь, давно обветшавшая от дождей и ветра, скрипнула ржавыми петлями и медленно отворилась. Потянуло затхлым запахом гниения. Кедрик постоял так с минуту, глядя, как солнечный свет сочится сквозь затянутое паутиной окно и падает тусклым квадратом на старую солому, устилавшую земляной пол. Шагнув вперед, он вгляделся в ближайшее стойло.

Джон Гюнтер, неуклюже растянувшись, лежал вниз лицом, его голова покоилась на локте, на рубашке было большое темное пятно. Кедрик опустился перед ним на колени.

Гюнтеру вонзили в спину острый нож. Три сильных удара. судя по виду ран, были нанесены сверху вниз - очевидно, когда он сидел за столом.

Он был мертв уже несколько часов.

Глава 9

Элтон Бурвик, при всем своем немалом весе, легко держался в седле и хорошо ездил верхом. Его лошадь была гнедой масти, высокая и длинноногая. Она бежала рядом с серым жеребцом Кедрика. Время от времени Бурвик пришпоривал лошадь, пуская рысью, затем снова замедлял ход. В это утро Бурвик надел старую серую фетровую шляпу с разорванной тульей и грязный шейный платок, один револьвер он укрепил высоко на бедре, чтобы при необходимости его можно было легко выхватить. Казалось, он никогда не стриг свои бакенбарды, но они и не отрастали. Это была грязная, седая щетина. В то утро Бурвик выглядел необычайно добродушным.

- Это великая земля, Кедрик, - сказал он. - И на ней должны жить люди. Если благодаря тебе эта сделка состоится, ты получишь ранчо. Я обязательно это сделаю.

- Неплохая мысль. - Кедрик ехал, опустив правую руку. - Я вчера уже говорил об этом с Конни Дьюн.

Улыбка исчезла с лица Бурвика.

- Ты говорил с ней вчера? В какое время?

- После полудня. - Кедрик попытался сказать это безразличным тоном, его насторожил голос Бурвика. Кто же убил Гюнтера? Бурвик или кто-то из скваттеров? Пока это неизвестно. - Мы долго разговаривали. Конни замечательная девушка.

Бурвик не ответил, губы его сжались. Красные склоны каньона возвышались над ними. В пятистах футах внизу был Соленый ручей. Оставалось ехать совсем немного, и Кедрик заметил, что Бурвик почему-то начал волноваться. Может быть, он опасается предстоящей встречи, но не говорит об этом вслух?

Том снова вспомнил вчерашнее предостережение Сью. Но кто такие "они", кто собирается его убить? В том, что она сказала, для Тома не было ничего нового, кроме того, что ему не следовало идти на сегодняшнюю встречу. Он обдумывал ее слова, пытаясь понять, хотела ли она помешать переговорам или что-то знала и действительно беспокоилась за его жизнь.

Ее брат Пит Лэйн вообще был для Тома загадкой. О нем мало говорили, редко видели, но он постоянно маячил где-то на заднем плане, как и таинственный всадник на мышастом. Все рассказы об этом всаднике и его таинственных появлениях и исчезновениях казались просто байками, но с чего бы Сью распускать такие небылицы?

Каньон Соленого ручья, расширяясь, разветвлялся на несколько рукавов. Они миновали русло ручья и скакали теперь у самого склона горы, возвышавшегося над дорогой футов на семьсот. Держа путь на юг, Бурвик, то и дело вытирая потное лицо грязным носовым платком, больше не разговаривал.

Кедрик сдвинул шляпу на затылок и свернул самокрутку. Раньше он никогда не видел, чтобы Бурвик так нервничал, и терялся в догадках. Том намеренно не рассказал никому из компании о смерти Гюнтера, договорившись с местными жителями, чтобы они унесли тело. Том боялся, что это послужит толчком к кровопролитию и усугубит беды, которым он пытался положить конец. Кроме того, он и сам точно не знал, кто и за что убил Гюнтера. Возможно, это была месть скваттеров за смерть Сингера, но не исключено, что это сделал Кейт или Бурвик.

Внезапно Кедрик остановился, заметив свежие следы лошади, идущие с северо-запада. Бурвик тоже их увидел.

- Знакомые следы, - сказал Том. - Чья же это лошадь?

- Нам лучше поторопиться, - нетерпеливо сказал Бурвик, - а то опоздаем.

Они прибавили ходу. Утро было тихим и ясным. Небо простиралось над ними бескрайним голубым сводом, усеянным кудрявыми облаками похожими на комья ваты. Слева от них возвышались красные склоны, справа простиралась долина, открывая величественную панораму. Там, в голубой дымке, в семи или восьми милях отсюда Мальпэйс, где жила Сью Лэйн. Была ли она сейчас дома? Она, конечно, необыкновенно привлекательна: стройная, темноволосая, темноглазая, с восхитительной кожей, нежной, несмотря на солнце и ветер пустыни. Она приехала к нему, преодолев такое расстояние, чтобы предупредить об опасности. Почему? Может, она влюблена в него? Вряд ли! Сью была холодной, расчетливой девчонкой, она ненавидела землю, на которой жила, и мечтала вырваться отсюда любым способом.

Горячий воздух окутывал долину, под красным склоном ложились тени. Пыльный джинн поднялся, таинственно заплясал по пустыне и затерялся среди густого кустарника. Том вытер лоб и повернул своего мустанга на восток. Высокая остроконечная вершина Чимни-Рок поднималась поодаль, за ней вырисовывались ее более массивные соседи.

- Смотри! - В голосе Бурвика слышались торжествующие нотки. - Это они!

В трех-четырех милях к югу они увидели двух всадников. На таком расстоянии их нельзя было узнать, но явно было, что они направляются к Чимни-Рок.

- Вот и отлично. - Бурвик был доволен. - Они будут здесь как раз вовремя. Знаешь что, - он посмотрел на тяжелые золотые часы, - ты подожди их там, а я съезжу в каньон, тут недавно обнаружили залежи минералов.

Через минуту-другую Кедрик свернул к скале, там оказалась небольшая лужица. Он напоил коня и отвел его подальше в тень, где росла трава, потом вернулся, опустился на землю и закурил. Всадники приближались - один на гнедом жеребце, другой - на сером в яблоках.

Они повернули к нему. Первым оказался Пит Слэгл, второго Кедрик раньше не видел.

- А где Мак-Леннон? - спросил он.

- Подъедет, он еще не вернулся с ранчо, поэтому приехали мы со Стилманом. Он порядочный человек, и мы уполномочили его говорить от имени всех. А если понадобится мнение Боба, то придется немного подождать.

- Бурвик тоже скоро появится. Он осматривает какие-то залежи тут неподалеку.

Всадники спешились. Стилман обратился к Кедрику:

- Дэй Рейд говорил о тебе, как о хорошем и надежном человеке.

- Хотелось бы это оправдать.

Затянувшись в последний раз, Том отвернулся, чтобы выплюнуть окурок в песок - и застыл в недоумении. Он вдруг все понял.

- Осторожно! - крикнул он. - Ложись!

Его голос потонул в грохоте выстрелов, он почувствовал сильный толчок и упал. Что-то еще раз ударило по голове, и мрак окутал его, погружая все глубже, глубже. Темнота все теснее смыкалась вокруг. А потом все исчезло.

Элтон Бурвик улыбнулся и выбросил недокуренную сигару. Он спокойно развернулся и поскакал к четверке, которая двигалась к низкому скалистому парапету у подножия Чимни-Рок. Когда он подъехал, они стояли, держа в руках револьверы и разглядывая три окровавленных тела, распростертых в тени скалы.

- Вот и все! - сказал Шоу. Его взгляд был холодным и спокойным.

Фессенден, Клаузон и Пойнсетт молча смотрели на тела. Со своего наблюдательного пункта подошел к ним Ли Гофф.

Слэгл был изрешечен пулями, его тело было все в крови, рядом лежал Стилман с размозженным черепом. Капитан Кедрик лежал поодаль, неуклюже распластавшись, голова его была окровавлена, и на рубашке растеклось темное пятно.

- Может, прикончить их, чтоб уж наверняка? - спросил Пойнсетт.

- Чего там кончать? - насмешливо сказал Клаузон. - Это все равно, что в тряпичных кукол стрелять.

- А Кедрик? - спросил Фессенден. - Он точно мертв?

- Мертвей Колумба, - сказал Гофф.

- Эй! - прервал их Шоу. - Это не Мак-Леннон! Это Стилман!

Они сгрудились вокруг.

- Точно! - Бурвик злобно выругался. - Ну и влипли! Если не удастся взять Мак-Леннона... - Он осекся, взглянув на Дорни Шоу. Карие глаза Дорни плотоядно сверкали.

- Почему же не удастся, шеф, - мягко возразил он, раздавив окурок носком сапога. - Думаю, тут я вам пригожусь. Оставьте Мак-Леннона мне. Я покончу с ним до завтрашнего заката.

- Составить тебе компанию? - спросил Пойнсетт.

- Как хочешь, - сказал Шоу. - Я слыхал, Мак-Леннон был начальником полиции. Терпеть не могу полицейских.

Они направились к лошадям и разъехались в разные стороны. Дорни Шоу, Пойнсетт и Гофф - на запад, за Мак-Ленноном, Элтон Бурвик держал путь на восток - в Мустанг. С ним ехали остальные.

Фессенден несколько раз оглянулся назад.

- Нужно было все-таки убедиться, что они мертвы.

- Вернись, если хочешь, - сказал Клаузон. - Да все в порядке, все готовы! И Кедрик тоже! Терпеть его не мог! Я целился прямо в его мудрую голову.

Наступал вечер. Солнце садилось, становилось прохладно. Где-то койот выл на большую белую луну, и пустыня лежала тихая и спокойная.

В глубокой тени от высокой скалы не было никакого движения. Койота привлек запах крови, он подошел поближе, но его отпугнули лежащие люди. Он тревожно и жалобно завыл и отступил, потом медленно потрусил назад. Мустанг в яблоках, все еще на привязи, пошел к луже, потом остановился и расширил ноздри, почуяв кровь. Выстрелы, раздавшиеся внизу, за скалами и кустарником, его не напугали, и он продолжал щипать густую зеленую траву, которая росла рядом с крошечной лужицей у подножия Чимни-Рок. Все было спокойно. Ночная прохлада окутала людей, распростертых у скалы.

В десяти милях к северу от условленного места Ларедо Шэд, опоздав на встречу с Кедриком, шел, прихрамывая по тропе и ведя за собой покалеченную лошадь. Двумя часами раньше тропинка вдоль края оврага резко повернула, и лошадь упала, сильно повредив ногу. Шэд в сердцах выругался и пошел пешком. Все это время он мечтал об отдыхе, но, помня, что его ждет Кедрик, продолжал путь.

Через час, все еще тяжело переступая натруженными ногами, он услышал стук копыт и остановился, выхватив револьвер. Из ночной тьмы появился всадник и тоже остановился. Какое-то время оба молчали, потом Шэд спросил:

- Кто вы?

Другой всадник тоже держал оружие наготове.

- Боб Мак-Леннон, - ответил он. - А вы кто?

- Ларедо Шэд. Моя лошадь покалечилась. Я ехал в Чимни-Рок. Мы собирались там встретиться с Кедриком. - Он пристально посмотрел на всадника. - А ведь вы должны быть там? Что же случилось?

- Я там не был. Поехали Стилман и Слэгл, но до сих пор не вернулись, я еду туда.

- Что? - вскричал Шэд. - Именно этого я и боялся. Держу пари, здесь дело нечисто. Я никогда не верил этому Бурвику.

Мак-Леннон разглядывал техасца. Ему понравился этот парень, но он все еще колебался.

- Кто ты такой, Ларедо? Работаешь на компанию?

Шэд покачал головой.

- Дело было так. Я приехал сюда, чтобы подзаработать. Но мне тут не понравилось, здесь что-то нечисто. Мы с Кедриком решили порвать с компанией. Кедрик остался на время и только потому, что надеялся на мир с вами. И я тоже.

- Садись позади меня, - сказал Мак-Леннон. - Моя лошадь выдержит двоих, да и ехать недалеко.

Глава 10

Сначала открылись глаза, а потом окончательно вернулось сознание. Он лежал в чистой, незнакомой ему комнате. Он долго искал в своей памяти нити, которые связали бы все вместе. Кто он такой? Он - капитан Том Кедрик... он приехал на Запад из Нового Орлеана... его взяли на работу... и тут он вспомнил.

У Чимни-Рок должна была состояться встреча, на которую вместо Мак-Леннона приехал Стилман. Том тогда выплюнул окурок и вдруг увидел за камнями этих людей и блики солнечного света на их револьверах. Он крикнул и бросился на землю, но опоздал. Что-то ударило его по голове - и больше он ничего не помнит.

Где он и сколько времени тут лежит? Том повернул голову. Комната, в которой он находился, была квадратной, одной ее стеной служила скала. Все остальное было сложено из камней, хорошо подобранных и пригнанных друг к другу. Рядом с широкой кроватью, на которой он лежал, стояли стол и кресло. Он попытался приподняться. Кровать скрипнула, отворилась дверь - и он увидел Конни Дьюн.

- Конни? - удивился Том. - Как я тут оказался?

- Несколько дней ты был без сознания, - сказала она, подходя к изголовью кровати. - Ты был тяжело ранен и потерял много крови, прежде чем тебя нашли Ларедо и Боб.

- А остальные?

- Погибли. Судя по всему, ты тоже должен был умереть. Этот дом в скале, уединенный и очень старый. Он построен высоко на склоне горы, которая называется Крадущей скалой. Мак-Леннон знал об этом месте, и они с Шэдом перенесли тебя сюда. Тут ты в безопасности, даже если станет известно, что ты жив.

- Ларедо и Мак-Леннон еще здесь?

- Шэд здесь. Он охотится и ездит в Йеллоу-Батт за продуктами, старается не показываться на глаза, кому не надо. Кажется, компаньоны что-то заподозрили.

- А Мак-Леннон?.

- Он погиб. Его убил Дорни Шоу. Боб поехал в Мустанг искать для тебя врача и неожиданно столкнулся на улице с Дорни. Ты знаешь, Боб очень ловок, но Дорни невозможно опередить. Он убил Боба прежде, чем тот успел выстрелить.

- А как ты здесь оказалась?

- Мак-Леннон и Шэд знали, что я против компании и что дядя Джон убит, и пришли ко мне. Я тут же приехала сюда. Я немного умею ухаживать за больными. Том, знаешь, Ларедо - удивительный человек, он настоящий друг.

Кедрик кивнул.

- А кто стрелял? Я, кажется, заметил Пойнсетта.

- Да, он тоже там был. Я слышала, как они об этом говорили, но не понимала о чем шла речь. Там были Пойнсетт, Фессенден, Клаузон и Шоу.

- А что еще случилось?

- Многое. Они сожгли в Йеллоу-Батт салун и конюшню и выгнали почти половину жителей. Сейчас там их землемеры, они следят за переделом земли. Небольшой отряд скваттеров под руководством Пита Лэйна и твоего друга Дэя Рейда отступил в горы. Они пытаются сопротивляться.

- А Сью?

Она быстро взглянула на него:

- Она ведь нравится тебе, правда? Сью сблизилась с Кейтом. Они все время вместе. Он теперь большой человек. Они взяли еще наемников, и Михусы тоже с ними. Сейчас эта земля полностью под властью Элтона Бурвика и Лорена Кейта. Они даже провели выборы.

- Выборы?

- Да, и сами же подвели итоги голосования. Кейт выбран мэром, а Фессенден -шерифом. Бурвик не участвовал в этом, а Дорни Шоу не захотел быть шерифом.

- Похоже, у них все идет по плану, - задумчиво произнес Кедрик. - Так они не знают, что я жив?

- Нет. Шэд вернулся туда и вырыл три могилы. Он похоронил двоих, а потом закопал третью могилу и поставил на ней дощечку с твоим именем.

- Отлично! - Кедрик был доволен. Он поднял глаза на девушку. - А как ты выходишь отсюда и возвращаешься, не вызывая подозрений?

Конни слегка порозовела:

- Я не возвращалась, Том. Я все время здесь, с тобой. У меня не было времени ходить туда и обратно. Я бросила все и ушла из дома.

- А скоро я смогу встать?

- Скоро, если не будешь волноваться. А сейчас тебе нужно отдохнуть.

Кедрик размышлял над создавшимся положением. Возможно, до продажи земли оставалось всего несколько дней. Главное сейчас это не дать компании обогатиться таким нечестным путем. Пока Том лежал и набирался сил, у него зародился план, детали которого прояснялись одна за другой.

Когда план совсем созрел, Том изложил его Ларедо.

- Симаррон? - кивнул Шэд. - Мне кажется, Блумфилд ближе.

- Хорошо, - согласился Кедрик, - только сделай все побыстрее.

- Мне это не трудно, - сказал Ларедо, сдвинув сигарету в угол рта. Но в последнее время они что-то подозревают. А вдруг они выследят тебя, когда я уеду?

- Ладно, рискнем. Вот записка. Поторопись.

Когда Конни принесла Тому завтрак, солнце уже взошло. Девушка вздрогнула от неожиданности:

- Как, ты встал?

Том сконфуженно ухмыльнулся:

- Встал, конечно. Я и так уже достаточно повалялся в постели. Сколько времени я лежал?

- Почти две недели, - сказала Конни. - Но пока тебе нельзя ходить. Сядь и отдохни.

У окна было место, откуда хорошо просматривалась тропинка. По просьбе Тома Конни принесла ему винчестер и свой револьвер. Он почистил их, хорошенько смазал и положил у окна. Потом проверил свою пару револьверов и положил их обратно в кобуры. Достав два револьвера Уэлча, завернутых в попону, проверил и их.

Может быть, уже слишком поздно что-либо предпринимать. И как это он раньше не вспомнил о Рэнсоме? В Вашингтоне не было толковее законодателя, чем Фредерик Рэнсом. Том служил и дружил с ним и во время Гражданской войны и во Франции во время франко-прусской войны, где Рэнсом был наблюдателем. Если кто-то мог помочь им приостановить продажу земли, то только Фредерик.

Вместе с телеграммой Кедрик отправил в Вашингтон письмо, в котором излагались все подробности, и если это дойдет до Рэнсома, он сможет что-то предпринять. Рэнсом - молодой сенатор, талантливый, известный, с обширными связями и хорошими манерами, и Том очень рассчитывал на него.

Дом был построен глубоко в скале и, очевидно, предназначался для укрытия и обороны. Задолго до того, как здесь появились белые люди, эту скалу, как сказала Конни, назвали Крадущей. Индейцы, которые здесь жили, были известные воры. Неподалеку имелся источник, поэтому воды было вдоволь. Пищи тоже хватило бы надолго.

Время тянулось медленно. На утро третьего дня Кедрик, едва успев занять свое место у окна, увидел, что в узкий каньон въехал всадник.

Всадник двигался медленно. Время от времени он останавливался и внимательно смотрел по сторонам. Кедрик рывком поднялся со стула. Взяв винчестер, он, держась за стену, добрался до другой комнаты.

- Конни! - тихо позвал он. - Ответа не было. Он позвал еще раз. И снова никто не ответил.

Том вспомнил, что Конни собирала дикую капусту, чтобы разнообразить их еду.

Он выглянул в окно, и сердце его сильно забилось. Конни собирала капусту у стены каньона, меньше чем в пятидесяти ярдах от неизвестного всадника.

Кедрик прицелился. Расстояние до всадника было около четырехсот ярдов. Кедрик взял чужака на мушку, но тут же опустил винчестер. Всадник был слишком близко к девушке, и пуля рикошетом могла попасть в нее.

Однако нужно было что-то предпринимать. Если всадник увидит следы Конни, то найдет и ее, и укрытие. Внезапно уши у лошади встали торчком, и всадник застыл, опасливо озираясь вокруг. Кедрик снова прицелился. Не в его правилах убивать человека без предупреждения, но при необходимости он не будет колебаться.

Конни выпрямилась и, казалось, прислушивалась. Кедрик напряженно ждал. Между Конни и всадником было не более пятидесяти футов, но они не видели друг друга, разделенные скалой, кустами и деревьями.

И всадник, и девушка не двигались. Кедрик облизнул пересохшие губы. В глазах у него потемнело, и он на мгновение закрыл их.

Всадник спешился, вынул револьвер и осторожно отошел в сторону. Том снова прицелился. Переведя взгляд на Конни, он увидел, что девушка машет рукой, указывая назад. Том решил, что она просит его не стрелять, и остановился, ожидая.

Человек рассматривал следы на песчаном дне каньона, и пока стоял, разглядывая землю, Кедрик заметил какое-то движение. Вглядевшись, он увидел Ларедо Шэда, приближающегося к всаднику. Взглянув в сторону дома, Ларедо махнул рукой, проехал еще немного и сошел с лошади.

Со своего наблюдательного пункта Кедрик увидел, как Ларедо пошел вперед, с трудом продвигаясь по толстому слою песка. Не дойдя до человека дюжины ярдов, он остановился.

Должно быть, Ларедо что-то сказал, потому что чужак застыл как громом пораженный и некоторое время стоял, не двигаясь. Когда он наконец повернулся, Кедрик увидел освещенное солнцем лицо. Это был Клаузон.

Дальше все произошло очень быстро, Ларедо Шэд, пригнувшись, выхватил правой рукой револьвер. И только Клаузон собрался спустить курок, как Ларедо выстрелил - секундой раньше.

Клаузон, пошатнувшись, отступил назад, но Шэд выстрелил еще раз. Бандит стал медленно оседать. Ларедо подошел и, нагнувшись, стащил с него кобуру, потом снял с его лошади седельный вьюк, ружье и боеприпасы. Вместе с Конни они подняли убитого, привязали его к седлу и отпустили лошадь, шлепнув по крупу. Конни вошла в комнату с белым как мел лицом.

- Ты видел?

Том кивнул.

- Его нельзя было отпускать. Иначе мы погибли бы еще до восхода. Сейчас, - сказал он с зловещей улыбкой, - им будет над чем поразмыслить.

Вошел Шэд. Он ухмыльнулся:

- Я сначала не видел, что у него был револьвер, - нога заслоняла. Он запросто мог меня пристрелить.

Шэд бросил седельный вьюк.

- Тут немного еды, - сказал он, - и патроны. Думаю, их можно использовать, хотя я тоже принес кое-что. Телеграмму и письмо я отправил. Один парень на телеграфе задавал мне много всяких вопросов. Кажется, все уже знают об этом деле.

- Тем лучше. Это ведь только в компании боятся, что все выплывает наружу. Что еще слышно?

- Подняли шум насчет смерти Гюнтера. Я слышал, что в убийстве подозревают тебя. Это компания распускает такие слухи.

Кедрик кивнул:

- Пусть распускают. Дня через два я отсюда выберусь, и мы разберемся во всем.

- Время еще есть, - не очень уверенно сказал Шэд, - пока эта воровская братия еще нас не хватилась. - Хотя, - вдруг вспомнил он, - я вчера видел следы этого мышастого жеребца - и совсем недалеко отсюда.

Снова мышастый!

Два следующих дня тянулись бесконечно. Вместе с Ларедо Том рискнул спуститься по тропинке вниз, к каньону. Они навестили своих лошадей, спрятанных на крошечной полянке неподалеку. Мустанг в яблоках заржал и потянулся к нему. Кедрик усмехнулся и потрепал ему холку.

- Как дела, малыш? Готов попутешествовать?

- Да он просто ждет не дождется, - сказал Шэд, зажег сигарету и искоса поглядел на Кедрика. - А куда ты собрался?

- Проедусь немного. Хочу повидать Пита Лэйна и отыскать мерзавцев, которые устроили эту бойню. А особенно, - прибавил он, - Дорни Шоу:

- Не забывай, он отчаянный, - предостерег Ларедо, - быстрее молнии. Сам я, правда, не видел, но спроси у Конни, это у нее на глазах он пристрелил Боба.

- Значит, один из нас умрет, - спокойно сказал Кедрик. - Но я постараюсь прихватить его с собой.

- Дорни, конечно, головорез, но самый старый и самый главный буйвол в этих лесах - Элтон Бурвик, поверь мне, именно он. Кейт всего лишь его правая рука. Он выполняет роль пугала, когда это нужно. Главный - Бурвик..

Том, Шэд и Конни выехали из своего прибежища и поскакали отдаленными тропами к горному хребту, к ранчо Лэйна. Их встретил Дэй Рейд. Увидев Кедрика, он просиял:

- Неужто, Том? Ты ведь мне как сын родной! А мы слышали, будто тебя убили.

Пит Лэйн стоял у огня. Вокруг него на земле сидело человек двенадцать, большинство из них Кедрик знал. Все привстали, когда путники вошли и сели. Пит повернулся к ним. Кедрик видел его впервые и был очень удивлен.

Ростом он оказался не выше своей сестры, но широк в плечах и узок в бедрах. Взгляд его был пронзительным и жестким. Он тоже из породы убийц, понял Кедрик, такой же опасный, как этот маленький дьявол Дорни Шоу.

- Я Кедрик, - сказал он. - А это Конни Дьюн. Надеюсь, Шэда вы знаете.

- Мы вас всех знаем, - отозвался Лэйн, окинув Тома настороженным и любопытным взглядом.

- Спокойно и кратко Кедрик изложил свой план. Закончил он так:

- И вот я попросил своего друга начать расследование этого дела и приостановить продажу земель, пока не будет выяснена правда. Когда продажу приостановят и начнется следствие, компания здесь долго не продержится. Они, скорее всего, попытаются скрыться.

- А мы, значит, будем ждать и позволим им удрать? - нетерпеливо спросил Лэйн.

- Нет. - Кедрик решительно покачал головой. - Мы все поедем в Мустанг. Их поддерживают мэр и шериф, но народ большей частью на нашей стороне. К тому же, - сказал он спокойно, - мы приедем в ту минуту, когда они получат известие, что продажа приостановлена. Если эта новость разойдется по городу, у них не останется друзей. Все их подхалимы быстро разбегутся.

- Они будут отстреливаться, - предположил какой-то старик.

- Будут, - согласился Кедрик. - Но если я добьюсь своего, многих потом накажут. В этом городе есть убийцы - та самая банда, которая расстреляла Стилмана и Слэгла. А того, кто убил Мак-Леннона, я беру на себя.

Пит Лэйн повернулся:

- Его беру на себя я.

- Извини, Лэйн. Ведь он убил Боба, когда тот хотел найти для меня врача. Но у тебя тоже будет шанс, - добавил Кедрик.

- Я и сам не прочь его пристрелить, - сказал Ларедо, - но меня беспокоит еще кое-кто. Что это за всадник на мышастом? Кто-нибудь за вас?

Лэйн покачал головой:

- Нет, нам самим интересно, кто это.

- Постоянно крутится вокруг, - вступил в разговор пожилой человек, - а никто его так и не углядел. Думаю, он лучше любого из нас знает эти места. Должно быть, он уже давно здесь.

- Чего ему надо? - поинтересовался Шэд. - Непонятно.

Кедрик пожал плечами.

- Хотел бы я знать. - Он повернулся к Дэю: - Рад тебя видеть. А я боялся, что у тебя неприятности.

- У меня всю жизнь неприятности. - Дэй улыбнулся своей широкой улыбкой. - Это всегда так: где человек, там и неприятности, не одни, так другие. Без этого не бывает.

Он попыхтел своей короткой трубкой и указал на шрам на лбу Кедрика.

- А ты в рубашке родился. Твое счастье, что у тебя такой крепкий лоб, иначе отправился бы на тот свет.

- Тогда, у Чимни-Рок, я не дал бы за него и дырявого песо, - сказал Ларедо. - Мы-то думали, все уже покойники, лежат в крови, а у этого - дырка насквозь, и голова, думаем, размозжена. А начали его поднимать - живой. Действительно, счастливчик твердолобый!

Утро застало Ларедо и Кедрика снова в седле. Конни Дьюн осталась вместе с женщинами. По дороге к Мустангу Ларедо и Кедрик не спешили. У них не было желания попасться на глаза наемникам компании.

- Пока мы ничего не можем предпринять, - сказал Кедрик. - Я хочу знать, что делается в городе. Тогда мы сможем предположить, что случится, когда новости достигнут этих мест. Сейчас-то многие за компанию. Пока для Бурвика и Кейта все складывается удачно. Посмотри только. Они приехали сюда, когда земля была занята скваттерами, ухитрились добиться передела земли и заявили права на лучшую ее часть. Если бы никто не прочел предупреждения, продажа неминуемо состоялась бы. На их беду кто-то увидел объявление и встревожился. Слэгл и Мак-Леннон стояли у них поперек горла. Сейчас оба мертвы. Стилман также мог быть им помехой, и его тоже убили. Джона Гюнтера уничтожили они же. Я был единственный, кто мог рассказать всю правду, но меня считают мертвым. Теперь они думают, что никто ни о чем не узнает. Еще несколько дней - и сделка состоится, земля перейдет к ним. Никакого организованного отпора им сейчас нет. Пит Лэйн и его отряд будут объявлены вне закона, и их будут преследовать как преступников. Поверь мне, как только земля будет продана, Кейт выследит их с помощью банды убийц.

- Да, - протянул Ларедо. - Поселенцы сели на мель, похоже на то. Но ты забыл еще вот о чем. Ты забыл про Конни Дьюн.

- А в чем дело?

- Смотри, - сказал Ларедо, не выпуская из зубов сигареты, - она удрала из города сразу после того, как убили Мак-Леннона. Они считают, что вы с ней сговорились, прежде чем она отчитала их в конторе и пригрозила, что заберет деньги. А ну как она действительно потребует деньги обратно? И предположим, - добавил он, - она начнет болтать и расскажет все, что знает, а они, должно быть, считают, что она знает много. Она же была племянницей Гюнтера.

- Ты хочешь сказать, что они попытаются ее захватить?

- А ты как думаешь? Захватить или убить.

Глаза Тома сузились.

- У Лэйна она в безопасности, там хорошие люди, - сказал он, впрочем, не очень уверенно.

Шэд согласился:

- Может быть. Не забудь, однако, что и Сингер был из скваттеров, но он, не задумываясь, выдал Слоуна Михусу. Его подкупила компания, а могут найтись и другие продажные шкуры.

В этот самый момент в одной из комнат серого каменного здания напротив Элтона Бурвика сидел именно такой человек. У стены примостился Кейт. Предателя звали Хест. У него было изможденное, желчное лицо.

- Я не вру! - решительно сказал он. - Я потихоньку выбрался из лагеря и всю ночь скакал сюда. Она приехала на лошади вместе с этим головорезом Ларедо Шэдом и Кедриком.

- Как с Кедриком? Он живой? - Кейт подался вперед, лицо его заострилось.

- Да жив, жив, как мы с вами! Если ему выстричь часть волос на голове, то будет виден большой шрам. Ну и повезло ему! Да, его подстрелили. Но сейчас он преспокойно всюду разъезжает.

Но самое главное предатель приберег напоследок.

- Добавьте немного, мистер Бурвик, - сказал он, -и я поведаю вам кое-что еще.

Бурвик впился в него глазами, полез в ящик и швырнул на стол две золотые монеты по десять долларов.

- Держи! Так что ты еще расскажешь?

- Кедрик послал телеграмму в Вашингтон какому-то типу по имени Рэнсом. Он должен приостановить продажу земли, пока не будет проведено полное расследование.

- Что?

Кейт вскочил, лицо его стало мертвенно-бледным. Это никак не входило в его расчеты. Когда мысль о краже земли впервые пришла ему в голову, это казалось простым и легким способом быстро разбогатеть. План выглядел безупречным, тем более, что с ним были Бурвик, хорошо знающий эти места, и Гюнтер, вложивший в дело деньги. Кейт был уверен, что получит хороший доход, потом вернется на Восток и будет спокойно жить на эти деньги. Его не волновало, что дело было нечистым. Но что его знакомые на Востоке могут узнать об этом...

- Рэнсом! - потрясенно вскрикнул он. - Боже мой!

Кейт вместе с Фредериком Рэнсомом служил когда-то в армии, и их взаимоотношения были далеко не дружескими, особенно после одного памятного, случая, о котором Кейт даже вспоминать боялся, но Рэнсом все знал и мог использовать это как основание для судебного процесса. Кедрик даже не догадывался, насколько удачным был его выбор.

Кейт был напуган до смерти, и Бурвик сразу это заметил. Он сидел молча, и его тучное тело заполняло кресло, выпирая из грязной рубашки. Он смотрел на Кейта с раздражением и презрением.

- Иди обратно, - сказал Бурвик Хесту, - и держи меня в курсе событий. Внимательно следи за всем, не упускай ничего. Тебе заплатят.

Когда Хест ушел, Бурвик повернулся к Кейту, и его толстые губы искривила улыбка.

- А если расследование немного отложить? Ну, а потом пусть себе расследуют - будет уже слишком поздно.

- Слишком поздно? - не поверил Кейт. - С такими свидетелями против нас, как Кедрик, Шэд, Конни и остальные скваттеры?

- Когда придет время, - спокойно сказал Бурвик, - свидетелей не будет.

Глава 11

Кейт уставился на Бурвика, удивленный тем, как звучал его голос.

- Что ты имеешь в виду? - спросил он.

Бурвик хмыкнул и пожевал конец сигары толстыми губами, высокомерно глядя на Кейта. Было бы лучше, подумал он, если бы Кейт не был таким сентиментальным ослом.

- Как что? - сказал он. - Если не будет свидетелей, то не будет и дела. Что смогут рассказать комиссии эти люди в городе? О своих подозрениях? Подозрения без доказательств не примет во внимание ни суд, ни комиссия. К тому времени,

когда они тут появятся, все будет тихо и мирно.

- Что ты собираешься делать? - спросил Кейт.

- Делать? А что тут еще можно делать? Избавимся от Кедрика, Ларедо Шэда и этой девчонки. Потом ты возьмешь отряд и уничтожишь это крысиное гнездо за хребтом. И кто тогда будет давать показания? Гюнтер, мог, конечно, нас подвести, но он мертв. А остальные...

- Только не Конни, - запротестовал Кейт. - Ради Бога!

Бурвик фыркнул, и его губы искривились в презрительной усмешке.

- Именно Конни! - сказал он, поднимая свою тушу с кресла. - Ты что, Кейт, полный идиот? Или, может, ты влюбился? Эта девчонка знает больше, чем все они. Гюнтер наверняка ей все рассказал. Она же все знает, говорю тебе!

Бурвик отошел в другой угол комнаты, злобно глядя на Кейта. Вот дурак! Бурвик был раздражен и рассержен. Что за слюнтяи подобрались в этой компании! Только зря время терять с этим Кейтом. Интересно, дотянет ли он до конца дела, а то ведь Дорни не очень-то любит его. Бурвик внезапно хихикнул. Дорни! Вот это парень! Как ловко он подстрелил Боба!

- Давай, начинай, собери ребят. Возьми Фессендена, Гоффа, Клаузона, Пойнсетта и Михусов и отправь их туда вместе с Дорни. Я хочу, чтобы этих троих убрали, слышишь? Я хочу, чтобы они отправились на тот свет в ближайшие дни - и чтобы трупы не нашли, понял?

Кейт облизал пересохшие губы, его глаза забегали. Он не ожидал ничего подобного. Так хорошо все начиналось, так легко можно было разбогатеть, только горсточка скваттеров мешала сделать это быстро. И все шло по плану Бурвика - Гюнтер вложил деньги, а он представлял компанию в Вашингтоне...

Если случится самое плохое, отвечать за все придется ему, с тревогой думал Кейт. О Бурвике в Вашингтоне почти не знают, а здесь Кейт держался в тени. Но если что-то пойдет не так, то виноват во всем будет он. И теперь, при расследовании Рэнсома, наверняка все всплывает.

Конечно, глубоко вздохнул он, Бурвик прав. У них только один выход. Дорни и остальные не станут долго раздумывать. Внезапно он что-то вспомнил.

- Ты сказал - Клаузона? Его больше нет, Бурвик. Клаузона, привязанного к седлу, привезла вчера ночью его лошадь. К тому времени он был мертв уже несколько часов.

- Что? - Бурвик остановился. - И ты об этом только сейчас вспомнил? Он приблизился вплотную к Кейту и. свирепо смотрел на него. -А вы прошли по следам лошади? Ты просто болтливый идиот. Клаузон был быстрее молнии! Его пристрелил кто-то из этой троицы!

Глаза Бурвика налились кровью, и он заходил кругами по комнате, извергая ругательства хриплым голосом. Когда он снова обратился к Кейту, лицо его было перекошено от злости.

- Как ты не понимаешь, - прорычал он, - эти люди опасны! Пока они живы, нам угрожает провал! Ты хорошо знаешь Дорни. Поверь, я бы предпочел, чтобы за мной гонялся он, а не Кедрик. Я знаю Кедрика. Он бывший армейский офицер, о чем ты все время вспоминаешь, и воин, прирожденный воин, он любит борьбу. Под его спокойствием скрывается такая сила, которая Дорни Шоу и не снилась! Дорни, наверное, проворней его, но не забудь: Кедрика может остановить только смерть! И он к тому же еще джентльмен, ты слышишь? Джентльмен!

Лорен Кейт был потрясен. За год совместной работы он никогда не видел Бурвика в таком волнении и никогда не слышал, чтобы он говорил о ком-то с явным уважением и даже - да-да, даже со страхом. Что же такое увидел в Кедрике Бурвик, чего не увидел Кейт?

Кейт, озадаченный и раздраженный, кусая губы, пристально смотрел, как Бурвик расхаживает по комнате. Но волнение Бурвика передалось и ему.

- А кроме Кедрика, там и Шэд, этот тощий техасец. А что касается Лэйна, - глаза Бурвика потемнели, - то он, может быть, в этой компании похлеще всех. Он полагает, что у него личные счеты в этом деле.

- Личные? - Кейт вопросительно посмотрел на него. - Что ты имеешь в виду?

Бурвик отмахнулся.

- Не важно. Пусть ребята едут туда, и поскорее. - Он повернулся, и глаза его снова стали спокойными. - Кейт, ты представляешь наши интересы в Вашингтоне. Если что-то будет не так, отвечать придется тебе. А теперь иди и действуй. У тебя есть еще немного времени и есть люди. Действуй!

Когда Кейт ушел, Бурвик плюхнулся в кресло и невидящими глазами уставился прямо перед собой. Дело зашло слишком далеко, чтобы он мог выйти из игры, даже если бы этого и хотел, а он этого не хотел. Жаль, что у него нет никого получше.

Впрочем, все поправимо. Он знал, как встретить любую комиссию, которая будет заниматься расследованием, как сгладить все шероховатости, представив дело как обычную, ничего не значащую ссору из-за пастбищ. Отсутствие недовольных свидетелей не позволит комиссии продолжать расследование, и он сможет повернуть все так, что дело покажется бурей в стакане воды. Кейт явно боится Рэнсома. Зато Бурвик не боится никого.

Бурвик все еще сидел на прежнем месте, когда маленькая кавалькада всадников пронеслась мимо, отправившись в своей кровавый путь. Как заметил Бурвик, их число увеличилось на пятерых новоприбывших, это все дерзкие, отчаянные ребята. Даже без Кейта они могут сделать свое дело. Он поднялся, подошел к окну и выглянул на улицу. Конечно, ему не хотелось бы убивать Конни Дьюн, потому что он и сам имел на нее некоторые виды. Может быть... Его глаза сузились.

Ветер, дувший из пустыни, не утихал. Высоко в небе кружил одинокий ястреб, как будто ощущая напряжение, которое медленно охватывало землю.

Скупщик скота из Дюранго гнал свою повозку, поглядывая на небо и выискивая место для привала. Не было и намека на бурю, но он чувствовал какую-то тревогу с того момента, как оставил город, отправившись по торговым делам в Йеллоу-Батт и Мустанг. Говорили, там что-то случилось. Но в тех местах постоянно случаются происшествия. Однако в этот раз ему было не по себе, как будто сам воздух был пропитан опасностью...

Ларедо Шэд и Кедрик свернули с тропы, ведущей в Мустанг, и направились к Йеллоу-Батт. Для этого им пришлось сделать небольшой крюк, но необходимо было узнать, что там происходит. Когда они подъехали к городу, все казалось тихим и мирным, за исключением чернеющих развалин и разрушенных зданий. Восемь или десять семей вернулись в город, а некоторые так никуда и не уходили. Они с тревогой смотрели, как два всадника приближались к ним, потом, узнав, кивали, приветствуя их.

Поселенцы понимали, что эти двое на стороне скваттеров и против компании, но борьба и лишения утомили их. Поэтому они без особенной радости наблюдали за тем, как Том и Ларедо въезжают в селение. Салун открылся в большой, вместительной канцелярии платной конюшни, и Кедрик с Ларедо вошли в него. Два человека стояли, прислонившись к стойке бара, и повернулись, приветствуя их, а потом продолжили свой разговор.

На улице похолодало, и было так приятно посидеть в теплом помещении. Они подошли к стойке, Шэд не скрывал тревоги. Вертя в руках стакан, он наклонился к Тому.

- Мне это не нравится, - сказал он, понизив голос. - Все равно Бурвик узнает о Рэнсоме, и они приложат все силы, чтобы убрать Конни, а заодно и нас с тобой.

Кедрик согласился, он сам думал точно так же. Сейчас единственным выходом для компании было представить комиссии, если Рэнсом ее организует, свой, правдоподобный доклад, и потом сделать так, чтобы расследование основывалось на нем.

- Бурвик - змея, - сказал Шэд. - И он не перестанет извиваться, пока солнце не зайдет для него в последний раз. Он не из тех, кто сдается без боя.

На дороге раздался стук копыт, и когда они повернулись к дверям, то увидели, что с лошадей перед самым выходом слезли Пит Лэйн и Дэй Рейд. Они вошли в салун. Лэйн хмуро взглянул на Кедрика, потом подошел к бару. Рейда, казалось, что-то беспокоило, но он молчал. Через несколько минут Лэйн внезапно повернулся и вышел.

- Что это с ним? - спросил Кедрик.

- Переживает из-за своей сестрицы. Подумать только, переметнулась на сторону врагов! Ему стыдно перед людьми. Когда на него смотрят, ему кажется, все думают о его позоре, как она спуталась с этим мошенником Кейтом.

Кедрик пожал плечами.

- Честолюбие и деньги совершают странные вещи. Кроме того, у нее, может быть, какие-то свои женские тайны.

В дверях снова появился Лэйн.

- Выйдем, - сказал он. - У нас неприятности.

Они вышли из салуна. Люди расходились по домам с серьезными лицами.

- Что случилось? - быстро спросил Кедрик.

- Барт Вильямс подал знак с вершины холма. Из Мустанга выехал конный отряд.

Они взглянули наверх. На горе виднелась маленькая фигурка. Человек указал на юго-восток и взмахнул рукой: один раз, два, три... всего шесть раз. Потом он повернулся к юго-западу и махнул еще четыре раза.

- Десять человек, - сказал Лэйн. - У нас здесь больше людей, но наши не такие боевые, как те.

Барт Вильямс, бережно поддерживая сломанную руку, опустился на колени за зарослями кустарника на вершине Желтого холма и навел на приближающихся верховых подзорную трубу. Он знал всех в этом отряде в лицо и по именам. Одного за другим он вслух перечислял их:

- Кейт, Дорни Шоу, Фессенден и Гофф... Пойнсетт. - Он прищурился. Нет, не Пойнсетт. Это же один из братцев Михусов. Ага, а вот и другой.

Барт повернул трубу в другую сторону. Четыре всадника ехали на большом расстоянии друг от друга, двигаясь равномерным аллюром. Кажется, они ему незнакомы. Какое-то время он всматривался в них, но узнал только одного парня из Дюранго, ходившего с компанией Порта Стоктона и Кетчума. Его звали Брокоу.

Волнуясь, Барт осматривал подступы к городу - не приближается ли кто-то еще, потом повернулся к первому отряду. Если бы он задержал свой взгляд на небольшой низине, то увидел бы, как, согнувшись, ее пересекли два человека и прыгнули в широкое русло к северо-востоку от города.

Пока это происходило, Барт вглядывался в приближающийся отряд. Убедился, что Пойнсетта нет и среди них. Его не было ни в одной из групп.

Встревоженный этим, Вильямс, щуря глаза на солнце, думал о том, как предупредить людей об опасности. Он был уверен, что Пойнсетт отсутствовал неспроста, ведь он был одним из наиболее активных и жестоких наёмников компании. Вильямс встревожился бы еще больше, знай он, где находится Пойнсетт сейчас.

Кейт спланировал нападение тщательно, применив все свои знания и опыт. Он догадывался, кого будут выискивать его противники, и надеялся, что их часовой не заметит отсутствия Пойнсетта. Кейт хотел использовать для этой цели именно Пойнсетта, потому что тот был Лучшим стрелком во всем отряде.

В это время менее чем в двухстах ярдах от города Пойнсетт и его напарник Элф Старрет сидели скрючившись в кустарнике за грудой валунов на склоне русла. Пойнсетт достал свой "спенсер" 56-го калибра и приготовился к первому выстрелу. Старрет с пятнадцатизарядным "генри" 44-го калибра расположился в полудюжине ярдов от него.

Пойнсетт вынул огромные серебряные часы и взглянул на них.

- Он сказал, в половине третьего. Ладно, так и сделаем. - С завидным хладнокровием Пойнсетт начал сворачивать самокрутку, и Элф Старрет, маленький человек с суровым морщинистым лицом, отметил, что его пальцы нисколько не дрожали, когда он сыпал табак в бумагу.

Оборону Йеллоу-Батт спланировал Боб Мак-Леннон. Боб умел обращаться с револьвером, но никогда не воевал, даже с индейцами. И он совершил роковую ошибку. Груды валунов и заросли кустарника, представлявшие собой идеальный заслон, давали возможность держать под прицелом почти весь город, его единственную улицу, фасады и задние дворы большинства зданий. Уже во время первых приездов в город Кейт обратил внимание на это обстоятельство. И сейчас он распорядился, чтобы Пойнсетт и Старрет заняли свою позицию на склоне несколько раньше, чем подойдут основные силы. Таким образом, все шло по плану.

Пойнсетт докурил сигарету и поднял ружье, потом устроился поудобнее, поглядывая на часы и внимательно наблюдая за городом. Он получил четкий приказ: поразить первую же цель, любого человека, не важно кого, кто появится ровно в половине третьего. Он должен убить с первого выстрела.

Шэд и Кедрик вернулись в салун. Пит Лэйн замешкался у входа и был вне поля зрения Пойнсетта, а Дэй перешел на другую сторону улицы и представлял собой отличную мишень. Однако он двигался, и Пойнсетт не стал в него стрелять. В следующий момент, возможность выполнить приказ появилась.

Дверь одной из ближайших хижин отворилась, и вышел человек. На нем была широкополая серая шляпа с разодранной тульей и просторная клетчатая рубашка, заправленная в джинсы на подтяжках. В дверях он обернулся и поцеловал жену. Пойнсетт тщательно прицелился в пряжку на левом ремне подтяжек. Глубоко вдохнув, он задержал дыхание и выстрелил.

Пуля вылетела с глухим шумом. Человек тяжело качнулся в сторону, попытался выпрямиться, но стал падать. Жена с криком бросилась к нему. Рядом хлопнула дверь, и на улицу выбежали двое мужчин. Выстрел Старрета выбил из руки одного из них ружье, другая пуля задела ствол дерева. Пойнсетту удалось уложить свою жертву, но человек еще пытался ползти, держась за ногу. Как видно было даже издали, брючина на этой ноге сразу пропиталась кровью. Но Пойнсетт был лишен всякого милосердия. Спокойно прицелившись, он выстрелил второй раз. Человек, судорожно дернулся и затих.

- А я промазал, - виновато сказал Элф. - Правда, железяку его сломал.

Пойнсетт невозмутимо сплюнул.

- С кем не бывает, - философски сказал он. - Но я думаю, ты все-таки его задел.

Кедрик в салуне уже поднес стакан ко рту, когда раздался выстрел. За ним последовали еще два, почти одновременно.

- Черт возьми, - заволновался Шэд. - Они ведь еще не могли дойти сюда.

- Они уже здесь, - сказал Кедрик, сразу все поняв. Он кинулся к двери, выглянул на улицу и увидел неподвижно лежащее тело. Его губы сжались.

- Кто-то простреливает улицу из оврага, - быстро проговорил он. - Тут есть черный ход?

Кедрик бросился к двери, за ним последовали остальные, - бармен, вынимая револьвер, указал им выход. Карманы Кедрика были набиты патронами. В дверях он остановился. Прижавшись спиной к стене, он выглянул наружу и увидел кучу валунов. Наверное, стреляли оттуда.

- Мы в ловушке, - сказал Кедрик.

Никто не двигался. Способность Кедрика запоминать местность сейчас ему пригодилась. Представив себе овраг, он вспомнил, как он выглядел в этом месте. Эти валуны представляли отличную огневую позицию. Конечно, стреляли из русла. Было ясно, что долго выдерживать натиск они не смогут. В комнате воцарилось молчание.

Глава 12

Кедрик принял решение. Оборона города невозможна. Их перестреляют или сожгут заживо.

- Шэд, - быстро сказал он, -иди на ту сторону улицы к Дэю и Питу. Крикни остальных, и пусть они отступают к каньону у подножия Желтого холма, хотя это и опасно.

Он сделал шаг назад и взглянул на люк, ведущий на крышу. Бармен понял его намерение и покачал головой:

- Не сможешь этого сделать, парень. Они подстрелят тебя.

- Я попробую. Думаю, они еще слишком далеко. Если я вас прикрою, вы успеете.

- А ты сам? - требовательно спросил Шэд.

- За меня не беспокойтесь. Ступайте!

Ларедо повернулся и кинулся к дверям, немного помедлил у выхода и перебежал улицу. Бармен, поколебавшись, последовал за ним. Кедрик схватил бутылку виски сунул ее за пазуху, потом бросился к люку, уцепился за край, подтянулся и оказался на маленьком чердаке.

Стреляли из оврага, это было уже очевидно. Том приподнялся и внимательно осмотрел из чердачного окна груду валунов. Внезапно он заметил, как что-то движется, и понял: то, что он сначала принял за серый камень, на самом деле было серой рубашкой. Он тщательно прицелился из винчестера и выстрелил. Человек в серой рубашке дернулся, безвольно взмахнув рукой. Тут же прозвучал ответный выстрел, и пуля отломила кусочек крыши около самого лица Тома и осыпала его щепками. Кедрик пригнулся. Потом, заметив знак из окна на другой стороне улицы, он осторожно высунул револьвер и снова приподнялся, сделав четыре быстрых выстрела, а потом еще два.

Пригнув голову, он перезарядил винчестер. Следующая пуля ударила над головой. Потом начали стрелять наугад, пули прошили крышу в трех-четырех футах ниже верхушки.

Кедрик пошел к люку. У самого спуска он задержался и, увидев в отдалении человека, пытающегося зайти в тыл уходящим людям, выстрелил. Человек был ярдах в пятистах от него, и прицелиться можно было лишь приблизительно.

Пуля взметнула столбик песка рядом с целью. Он понял, что промахнулся, однако у снайпера тотчас же пропала охота к преследованию, и он исчез из вида. Кедрик снова спустился к чердачному люку и спрыгнул в салун. Он с сожалением взглянул на запасы виски, потом выбрал две бутылки и сунул в карманы.

Задержавшись на мгновенье, Том поспешил на улицу, чтобы спрятаться в доме напротив. Затаившийся снайпер только и дожидался этого момента прозвучал выстрел. Пуля попала в него, он качнулся, но продолжал идти, чувствуя, как жидкость течет по животу и ногам. Пуля разбила бутылку у него за пазухой, и в воздухе разлился аромат доброго виски. Выкинув осколки, Том бросился к конюшне и вскочил на своего мустанга.

Снайпер стрелял ему вслед, но пули пролетали мимо. Тома приветствовали громкими возгласами, когда он сломя голову влетел в каньон и спрыгнул на землю.

- Плохо,- сказал Лэйн. - Они могут нас выследить.

Оба снайпера вышли из оврага и продвигались от валуна к валуну. Кедрик огляделся. В городе было всего четырнадцать мужчин и женщин. У одного была раздроблена кисть, другие почти не пострадали.

Том показал, в каком направлении они должны отступать. Люди начали двигаться вглубь, а Дэй и Шэд прикрывали их у входа в каньон.

Том Кедрик придирчиво оценивал свой отряд. Насчет Ларедо, Дэя и Лэйна он не сомневался. В остальных же не был уверен. Они, конечно, были крепкие ребята, но по-настоящему боеспособных было двое. Однако никто не жаловался, мужчина с бледным лицом взял у раненого ружье и подставил свое плечо, чтобы тот мог опереться. Кедрик провел их к трещине и спустился в нее.

Жители Йеллоу-Батт удивленно осматривались вокруг.

- Надо же? - хмыкнул бармен. - Живу здесь почти семь лет и никогда не знал об этом месте!

У отступавших было четыре лошади, всех они провели в пещеру. Кто-то начал жаловаться на тесноту, но Кедрик объяснил:

- Вода здесь есть, но может случиться так, что мы будем рады даже конине.

Человек осекся и виновато посмотрел на него.

Лэйн указал на рубашку Кедрика.

- Смотри-ка, ты весь в крови!

Кедрик усмехнулся:

- Это не кровь, это виски. Они разбили одну из бутылок, которые я прихватил с собой.

Пит хмыкнул.

- По мне, лучше бы это была кровь, - сказал он. - Славное винцо пропало.

Боеспособные мужчины собрались около выхода из трещины. Кто-то из них спросил Кедрика:

- Как это ты так быстро сюда добрался? Есть еще какой-нибудь путь?

Кедрик покачал головой:

- Если и есть, то я его не знаю. Я подождал и проскочил в каньон, пока меня не видели.

Лицо Лэйна посерьезнело.

- Боюсь, мы можем надолго здесь застрять, - сказал он озабоченно.

Кедрик кивнул.

- Я возьму еще одну флягу и немного еды, поднимусь на вершину холма и присоединюсь к Барту. Хорошо, если пойдет еще кто-нибудь. Думаю, наверху мы сможем их задержать.

- Я пойду с тобой, - отозвался Ларедо. - Подожди, я соберусь.

Подошел Дэй Рейд.

- Они приближаются, - сказал он и взглянул на Кедрика. - Там лежит один в валунах мертвый. Я разглядел его в подзорную трубу. Это Элф Старрет. А вторым был Пойнсетт.

- Старрет был скунс, - сказал Барнет, один из поселенцев. - Поганый скунс. Он как-то убил человека на дороге в Канзас, и еще парень из его же компании пропал, думают, что это то же дело рук Элфа.

Кедрик повернулся к Питу Лэйну.

- Похоже, тут раскроются все карты, многое станет известно, - сказал он. - Не стреляй без необходимости. Мы будем наверху.

Он первым вышел из трещины. Нападающих не было видно, и он предположил, что они прячутся, дожидаясь прибытия подкрепления.

Том посмотрел на холм. Он возвышался над ними футов на полтораста, и большая его часть была совершенно голой. Высоко над ними раздался выстрел, и в устье каньона взметнулось облачко пыли. Это обнаружил себя Барт Вильямс.

Первые же их шаги к холму вызвали огонь, и Ларедо отступил.

- Ничего не получится. Придется дождаться вечера. Думаешь, они успеют напасть на нас до темноты?

- Если и нападут, то далеко им не пройти. - Том сидел скорчившись среди обломков скалы у подножия холма. - У нас тут хорошая огневая точка. Он свернул самокрутку и закурил. - А что ты собираешься делать, когда все это закончится, Шэд? Останешься здесь?

Техасец пожал плечами.

- Еще не думал. Само собой решится. А ты?

- Знаешь Моголлон на юго-западе отсюда? Я бы осел там и построил себе ранчо. - Он задумчиво затянулся. - Еще до моего приезда на Запад в Восточный Техас приехал один парень по имени Икард. Он привез с собой коров с белыми головами. Видел бы ты их! В одной их несчастной грудинке больше мяса, чем у трех длиннорогих. Можно завести еще несколько быков и начать разводить стадо. А можно купить пятьдесят или шестьдесят голов сразу, и пусть себе смешиваются с длиннорогими.

- Я бы тоже так сделал, - сказал Ларедо. - Мне всегда хотелось иметь ранчо. На самом деле! Я однажды даже завел, но потом пришлось продать.

Он посмотрел на устье каньона, опустив револьвер. Не глядя на Кедрика, он сказал:

- Нам очень нужна удача, кэп.

- Да, - согласился Кедрик. - А кто там на часах у каньона?

- Говорят, какой-то Хест. Тип с желтым лицом.

- Надо бы с ним поговорить. Он внизу?

- Кажется, нет. Может, он спрятался?

- Или продался. Помнишь Сингера? Вряд ли он один был такой.

Ларедо растоптал окурок.

- Скоро они начнут свою игру. Знаешь, Кедрик, я бы сейчас взял пару лошадей и отправился в Мустанг. А там мы бы захватили Кейта и этого грязнулю Бурвика.

Кедрик кивнул в знак согласия, думая о. людях, оставшихся внизу. Там было четверо крепких ребят, это кроме Шэда, Лэйна и Дэя Рейда. Боевое мастерство и численное преимущество были на стороне врага, в начале сражения у них было по крайней мере двенадцать человек, а потеряли они только Старрета. Получалось одиннадцать против восьми. А компания может ввести и дополнительные резервы, это вполне вероятно. Безусловно, враг ожидал обороны. А если попробовать напасть первыми?..

Кедрик раздумывал. Вдруг на краю каньона в полутораста ярдах от них появилась темная фигура. Человек направил револьвер в выстрелил как раз тогда, когда Шэд и Кедрик одновременно выхватили оружие и выстрелили в ответ. Человек исчез, но попали они в него или нет, понять было трудно.

Началась отрывистая стрельба. Время от времени как будто из-под земли вырастали люди, наступавшие из устья каньона, но они исчезали слишком быстро, чтобы можно было успеть выстрелить. Приближался вечер, и солнце светило в лица оборонявшимся, они целились неуверенно и двигались нерешительно. Несколько выстрелов Шэда и Кедрика лишь осыпали пылью нападающих, не удалось сделать ни одного удачного выстрела. Дважды стреляли с вершины холма, и донесся крик человека: наверное, в него попали.

- Знаешь, Ларедо, - вдруг сказал Кедрик, - эти койоты так просто не отступят. Пойду-ка я отнесу Барту еды. Когда вернусь, мы спустимся в каньон и поглядим, есть ли у них аппетит для хорошей драки.

Шэд усмехнулся:

- Вот это мне по душе. Никогда не умел отсиживаться в стороне. Главное, женщины в безопасности.

- Все, кроме одной, - сказал Кедрик. - Кроме миссис Таггарт, которая живет в крайнем доме. Ее мужа убили, и она не смогла уйти.

- Да, я что-то слышал о ней. У Таггарта не было шансов спастись. Эти двое - очень крутые ребята.

Полковник Лорен Кейт мрачно смотрел на возвышающуюся перед ним громаду Желтого холма. Этот человек на вершине связал их по рукам и ногам. Если бы можно было туда подняться! Он вспомнил людей, которыми командовал раньше, и сравнил с теперешним. Банда убийц. И как это его угораздило? Если бы можно было, делая шаг, знать, куда он приведет. А ведь сначала казалось, что это так легко - взять и разогнать кучку голодранцев.

Богатство! Ему всегда хотелось разбогатеть и проложить путь в желанное общество. Но богатство как-то ускользало, и нынешняя сделка представлялась чудесной возможностью все же получить его. Он с тоской смотрел на холм и вспоминал Бурвика,. засаленный воротник его рубашки и злобу в глазах, Бурвика, который использовал людей, пока они были ему необходимы, и избавлялся, когда больше нужды в них не было.

Вначале Кейт не замечал коварства этого человека. Военная выправка Кейта, холодная ясность мысли давала ему повод презирать всех своих компаньонов; Гюнтера, этого торгаша, и Бурвика, рохлю, которому на все наплевать. Но со временем Бурвик показал свое истинное лицо, и Кейт приходил в ужас, когда этот человек сбрасывал маску. Кейт больше не пытался, как раньше, взять контроль над делом в свои руки. Элтон Бурвик был не просто грязнулей и уродом - он был средоточием порока, хватка его была похожа на стальной капкан, готовый захлопнуться в любую минуту. Его грубая сила заставила Кейта волей-неволей ему подчиниться.

Гюнтер захотел уйти -и поплатился. Сейчас Кейт примерял к себе случай с Гюнтером: он знал, что с ним могут разделаться так же быстро. Сколько раз он замечал откровенную неприязнь в глазах Дорни Шоу, а он-то хорошо знал, как близок был Шоу к Бурвику, в чем-то они были очень похожи.

Кейт чувствовал свою беспомощность, и это приводило его в отчаяние. Он всегда считал себя сильным человеком и шел своим путем. Теперь же Кейт чувствовал, что он лишь орудие в руках презираемого им человека. Он не видел выхода, просто надеялся, что каким-нибудь образом они сумеют вытащить каштаны из огня и получить баснословную прибыль, которую сулило дело.

И лишь один человек занимал более других сейчас мысли Кейта, вызывая его ненависть и злобу. Это был Том Кедрик.

В первый же день знакомства Кедрик поставил его в дурацкое положение. Он, Кейт, сам хотел указать Кедрику его место, упомянув о своем ранге и двенадцати годах службы, но Кедрик преспокойно продемонстрировал не меньший послужной список - в присутствии стольких людей! Он не сомневался, что Кедрик говорил правду: ему смутно припоминались какие-то рассказы о нем, подтверждающие его слова. А то, что Кедрик был другом Рэнсома, еще больше раздражало Кейта.

Он вошел в салун и, налив стакан, мрачно уставился на него. Следом появились Фессенден и Гофф.

- Вышвырнем мы их наконец оттуда или нет, полковник? - спросил Гофф. Скоро стемнеет.

Кейт осушил стакан.

- Конечно. А остальные где?

- Все здесь, кроме Пойнсетта. Он подойдет потом.

Кейт налил себе еще немного, быстро опрокинул стакан и последовал за Гоффом и Фессенденом на улицу Йеллоу-Батт.

Там собрались все, кроме Михусов, которые отправились к каньону, и двоих новеньких, которые все еще пытались подняться по склону туда, где скрывались скваттеры.

Пойнсетт торопился. Он уже поравнялся с первым домом, когда из дверей вышла женщина плотного телосложения, в выцветшем голубом ситцевом платье и мужских башмаках со стоптанными задниками. В руках она держала двухствольное ружье. Как только Пойнсетт, приблизился к ней, она прицелилась в него и спустила курок.

Она выстрелила из обоих стволов в упор. Пули попали Пойнсетту прямо в живот. Разорванный почти пополам на глазах у потрясенных людей, он рухнул на землю, судорожно глотнув воздух. Кровь окрасила серый гравий.

Женщина повернулась. Она была немолода, с опухшим, красным от слез лицом. Несколько прядей седых волос развевались по ветру. Ее загрубевшие от работы руки сжимали неопасное теперь оружие. Она подошла к убитому.

В этот миг никто не замечал ни ее полноты, ни толстых ног в уродливых башмаках. В голубых глазах сейчас не было ни слезинки. Только подбородок немного дрожал, когда она сказала:

- Таггарт был моим мужем. Он никогда не баловал меня, да у него и не было ничего, но по-своему он меня любил. Вы все его убили. Жаль, что у меня больше нет патронов.

Она отвернулась, не оглядывалась, вошла в дом и закрыла за собой дверь.

Помрачнев, бандиты стояли полукругом, и не одному из них подумалось, что они творили Неправедное дело.

Ли Гофф заговорил первым. Он стоял, широко расставив ноги, его массивное тело выпирало из одежды, светлые волосы были взъерошены.

- Если кто-нибудь тронет эту женщину, - сказал он, - я убью его.

Глава 13

Кейт со своими наемниками начал наступление незадолго до сумерек и потерял двух человек прежде, чем им пришлось отступить. Но атака оказалась не напрасной: они узнали о пещере. Дорни Шоу сидел на корточках у стены каньона, где близ русла начиналась равнина.

- Лучше всего воспользоваться динамитом, - сказал он.

Кейт поднял голову и увидел, что глаза у Дорни как-то странно блестят.

- Разве это не то, что нам нужно, полковник? Сбросим в трещину десять пакетов с динамитом, Бурвик получит то, что хотел - и ни одного трупа.

- Но если там пещера, - возразил Кейт, - они будут похоронены заживо.

Никто не ответил. Кейт оглядел своих приспешников, но все опускали глаза. Никому не хотелось брать на себя ответственность за этот поступок, и только Шоу план нравился. Кейт содрогнулся. Каким он был идиотом, что ввязался в это дело!

По камням застучали копыта. Скрипнуло седло, звякнула шпора - перед ними стоял Элтон Бурвик.

Кейт поднялся и вкратце объяснил положение. Бурвик время от времени кивал, потом сказал:

- Используйте динамит. Начните утром. Так мы покончим с этим раз и навсегда.

Он вынул из кармана сигару и откусил кончик.

- Нужно потянуть время. Пусть комиссия выезжает. А вы задержите их, чтобы они добрались сюда лишь через пару недель, не раньше. А там люди обо всем забудут, у них появятся другие темы для разговоров. А вы все получите вознаграждение.

Он уже повернулся к лошади, но вдруг остановился и кивком подозвал Дорни Шоу.

Шоу, сидевший у огня, встал и последовал за Бурвиком. Кейт проводил их настороженным взглядом. Что они задумали?

Отойдя от костра подальше, чтобы их не было видно и слышно, Бурвик остановился и подозвал Шоу поближе.

- Знаешь, Дорни, - сказал он. - Мы могли бы составить пару - ты и я.

- Да, - кивнул Дорни. - Мне кажется, что пары вполне достаточно.

- Замечательно, - Бурвик выпустил кольцо дыма. - Мне нужно, чтобы со мной работали достойные люди, хорошо, хоть Гюнтер больше не мешается под ногами.

- Все равно, мне кажется, в вашей компании, - Дорни. перешел на шепот, - слишком много компаньонов.

- Увы, - согласился Бурвик, - так оно и есть.

- Ладно. - Дорни поправил револьверы на бедрах. - Я навещу вас денька через два.

Бурвик повернулся и пошел прочь, Дорни видел, как он легко вскочил в седло. Шоу стоял на прежнем месте, глядя в темноту и прислушиваясь к медленным шагам лошади. У них был очень забавный звук - да, очень забавный.

Возвращаясь к костру, он насвистывал "О, зеленый куст сирени".

Наступление возобновилось на рассвете. Компания собрала двенадцать человек, двое из них несли пакеты с динамитом. Этот удар должен был стать последним. Со скваттерами нужно было покончить раз и навсегда.

Незадолго до прибытия Бурвика Кейт и Шоу, сопровождаемые Фессенденом, провели тщательную разведку каньона. То, что они обнаружили, их очень обрадовало. Было очевидно, что трещина расположена так, что больше двух человек не могли стрелять из нее одновременно, а разбросанные вокруг валуны обеспечивали отличное прикрытие наступающим. В сущности, они могли перебежками подойти на расстояние выстрела, появляясь в поле зрения противника не более чем на несколько секунд. Скваттерам же будет трудно целиться из-за возвышающихся перед ними валунов.

Наступление началось активно, явились все люди. Они, быстро передвигаясь, проникли в каньон на двенадцать ярдов. Но вдруг большие камни скатившиеся со склона Желтого холма, заставили их сгрудиться. Наступавшие остановились, и были расстреляны сплошной стеной оружейного огня - почти в упор!

Том Кедрик разбирался в искусстве ведения боя и прекрасно понимал, что укрытие в трещине могло стать местом их гибели. Он поставил себя на место Кейта и думал, что предпримет этот человек. Потом он и его отряд, вооруженный четырнадцатью ружьями, пробрались, подобно индейцам, под покровом темноты к тщательно выбранным огневым точкам в нижней части каньона, где Кейт никак не ожидал их встретить.

Пятеро атакующих погибло в первом шквале огня. Остальные кинулись к укрытиям, и по пути упали еще двое. Один, с раздробленной коленной чашечкой, с трудом дотащился до лагеря, где они остановились прошлой ночью. Он оказался там единственным.

Жена Таггарта начала, а лавина ружейного огня завершила операцию.

Наемники выбрались из каньона и бросились к лошадям. Кейт вскочил в седло, радуясь своему спасению. Дорни Шоу, наблюдавший за Кейтом, пристроился рядом, бок о бок. За ними отлично организованным боевым строем гнались защитники города, стреляя на ходу. Вот упала лошадь вместе с всадником. Человек сначала пополз по камням, потом поднялся и побежал. Это был Брокоу. От группы отделился Дэй Рейд и бросился за ним,

Кедрик повернулся к своему отряду.

- Быстрей, ребята. С женщинами все будет в порядке. Нам сейчас надо закончить это дело.

Пробежав с четверть мили, Брокоу обнаружил лошадь, стоявшую без седока, и бросился к ней. Но тут раздался голос:

- Стой!

Брокоу обернулся и увидел, что к нему приближается человек. Это был Дэй Рейд, вооруженный "спенсером". У Брокоу патроны кончились, он отступил назад, не спуская глаз со "спенсера".

- Ружье я потерял, - сказал он, - а кольт не заряжен.

- Тогда бросай его, -спокойно сказал Дэй. - Так даже лучше. Предпочитаю драться на кулаках.

Брокоу удивился, но револьвер бросил. Он был крупным мужчиной и признанным силачом. Дэй аккуратно положил на землю свой "спенсер", а за ним и кобуру, затем вразвалку приблизился к Брокоу.

Тот двинулся ему навстречу. Когда они сблизились, Брокоу размахнулся. Его твердый, как камень, кулак сильно ударил Дэя Рейда по подбородку. Но Дэй, и глазом не моргнув, ударил тоже. Брокоу ответил, но уже не так сильно и уверенно, как в первый раз. Дэй не сумел уклониться, и противники схватились врукопашную. Мощными пальцами Дэй сжал запястье Брокоу и вывернул его руку в сторону. Потом он схватил его за голову и ударил. Искры посыпались из глаз Брокоу, ему показалось, что переносица провалилась внутрь. Он зашатался, а здоровенные ручищи Дэя стиснули его горло и сжимали до тех пор, пока Брокоу не испустил дух. Тогда Дэй Рейд бросил наемника на песок, повернулся и пошел назад. Он не обратил внимания на лошадь, которая стояла поодаль. Это был жеребец мышастой масти.

После безумной бойни у входа в каньон, которая завершилась разгромом наемников, Ли Гофф решил, что сейчас самое время осуществить задуманное. Когда он увидел жену Таггарта, боец из Монтаны прозрел. Она напомнила Гоффу его мать, растившую семерых мальчиков и пятерых девочек на бесплодной земле в Монтане и давным-давно умершую от непосильной работы.

Ли Гофф отправился прямиком в Йеллоу-Батт к дому Таггарта. Он не сошел с лошади, но остановился у двери и тихо постучал. Дверь открыла миссис Таггарт с заплаканным лицом.

- Мэм, - сказал он, - я уезжаю. Не могли бы вы принять это, чтобы доставить мне удовольствие? Для меня одного здесь слишком много.

Он протянул ей толстую пачку банкнот, и его лицо густо покраснело. Миссис Таггарт мгновение колебалась, потом с достоинством приняла деньги.

- Спасибо, сынок. Ты хороший мальчик.

Гофф пришпорил коня и развернул его. Гнедой жеребец с белой отметиной на лбу исчез во тьме ночи. Ли Гофф был сыт по горло. Он держал путь в Колорадо или Юту... Куда угодно, только бы подальше отсюда.

Тем временем Том Кедрик скакал в Мустанг. С ним были Ларедо Шэд, Пит Лэйн, Дэй Рейд, Барт Вильямс и другие. Они ехали, тесной группой, лица их были мрачны, ружья лежали поперек седел.

А недалеко от них разыгрывалась другая драма. Среди всадников, которых преследовали скваттеры, кое-кого не хватало. Дорни Шоу и полковник Лорен Кейт, отделившись от остальных, держали путь на запад. У каждого из них были свои мысли и свои соображения о том, что следует делать дальше. Кейт решил, что с него довольно. Понравится это остальным или нет, Кейт оставляет их и уезжает из страны. В Мустанге у него осталось немного денег, он заберет их и отправится верхом в Калифорнию. Пусть Рэнсом проведет свое расследование. А через несколько лет Кейт вернется. Если их дело дойдет до суда, Кейт присягнет, что он в нем не участвовал, что он только представлял компанию в Вашингтоне, когда это предприятие начиналось.

О чем думал Дорни Шоу, никто никогда не знал. Однако сейчас он вообще ни о чем не думал, его ум не был приспособлен для усиленных размышлений. Его мало что интересовало. Он редко пил и мало ел. Ему нравились хорошие лошади и привлекательные женщины, ему нравилась Сью Лэйн. Но женщина, которая действительно очаровала его, была Конни Дьюн, хотя она, кажется, не подозревала об этом. Однако больше всего он любил оружие. Убить человека для него было так же просто и естественно, как дышать. Он был совершенным орудием разрушения. Ему не встретился еще человек, превосходивший его в искусстве владения револьвером, и он не действовал в бою ничем, кроме револьверов.

Оба всадника ехали быстро, и оба прекрасно держались в седлах. В то время, когда Кедрик со своими людьми, покинув Йеллоу-Батт, ехал в Мустанг, Шоу и Кейт добрались до берега Соленого ручья. Здесь Кейт соскочил на землю, чтобы подтянуть подпругу, пока лошадь пила. Шоу тоже спешился.

Кейт рассеянно произнес:

- Вот все и кончилось, Дорни. Куда ты собираешься отправиться дальше?

- Это не важно, полковник, куда отправляюсь я, - ласково произнес Дорни своим нежным мальчишеским голосом, - но вы уже приехали.

Потребовалось несколько мгновений, чтобы понять смысл этой фразы, и когда Кейт повернулся к Шоу, на его лице застыл ужас. Дорни Шоу стоял в небрежной позе и смотрел на него, слегка раздвинув в улыбке губы, глаза его были темными и пустыми.

Лорен Кейт похолодел. Дорни Шоу собрался убить его.

Он был полным дураком, позволив, чтоб такое случилось. Зачем он отстал от остальных и поехал с Шоу? Почему он не убил этого безумца раньше, в спину, как бешеную собаку?

- Что у тебя на уме, Шоу? - Он все еще, того не сознавая, говорил с Шоу, как с подчиненным. Шоу не почувствовал этой интонации. Он смотрел на портупею Кейта. Полковник набрал лишний вес за последнее время, подумал он, у него появился жирок.

- А я уже сказал. Вы пришли туда, куда привела вас ваша дорога. Не могу сказать, что сожалею об этом.

- Бурвику это не понравится, Дорни. Мы оба - люди, на которых он может положиться.

- Увы, это было раньше. А теперь уже не так. Вон там, - Шоу кивнул в сторону холма, - он сказал, что у него слишком много компаньонов. - Дорни сдвинул шляпу на затылок. - Попытаетесь достать револьвер? Он вам все равно не поможет, но попробуйте.

Кейт понял, что проиграл. Каждый мускул его напрягся, он не мог двинуться. Напоследок слова вырвались сами собой:

- Кедрик убьет тебя, Дорни. Он победит. И Бурвика он тоже осилит.

И вдруг Кейт вспомнил: правда, это было лишь мимолетное выражение на лице Дорни Шоу, но все-таки...

- Дорни! - в отчаянии выкрикнул он. - Тебя преследует тот - на мышастом!

Шоу смешался, побледнел, и глаза его яростно сверкнули. Когда он обернулся, Кейт, хрипло дыша, выхватил револьвер. Но разве ему одолеть такого стрелка, как Дорни. Шоу мгновенно оказался на земле, и пуля пронзила воздух там, где он только что стоял. Сам Дорни выстрелил снизу. Выстрелил раз, потом другой.

Пули попали Кейту в живот, как раз туда, где сосредоточился лишний жир, привлекший внимание Шоу.

Кейт упал и оказался в Соленом ручье. Заряжая револьвер, Дорни Шоу смотрел вниз, в остекленевшие глаза полковника.

- Как ты узнал? Как ты узнал? - угрюмо повторял он.

Глава 14

Фессенден ехал верхом, легко держа свое массивное тело. Он был погружен в мрачные раздумья. Как и других, поступок жены Таггарта потряс его. Он был жестоким человеком и совершил множество убийств. Но он убивал безжалостно, не задумываясь, в смертельной схватке, где и сам мог так же легко погибнуть.

Фессенден не раз служил наемником и всегда сражался на равных, с такими же, как он сам. Ему никогда не доводилось выгонять семьи из домов. Сейчас же ему пришлось делать именно это, и его мучила совесть. Люди, приехавшие на Запад, кем бы они ни были, нуждались в крове. Раньше он мало размышлял о своей работе. Несколько раз он помогал выгонять поселенцев с пастбищ, и это казалось ему справедливым. Люди едят мясо, а коровам нужна трава, тем более, что по большей части пастбища все равно непригодны для обработки.

Но тут было что-то другое, он понял это, задумавшись в первый раз. Сейчас людей выгоняли не ради скота, а ради прибыли. Кому-то это было выгодно, но Фессендену и ему подобным, увидевшим все в подлинном свете, это дело перестало нравиться.

Теперь он был подавлен и растерян. Победа, которую так жаждал Кейт, была совсем близка. Казалось, нет ничего проще, чем захватить несколько человек в каньоне. Не очень раздумывал Фессенден и по поводу динамита. Он пошел в каньон вместе с остальными, чтобы покончить с этим делом, получить деньги и убраться восвояси. И вдруг неожиданно налетел этот шквал огня, особенно губительный в тесном каньоне, где они оказались зажатыми между камнями.

Этот удар породил панику и отбил кое у кого охоту заниматься такими делами, по крайней мере, на время. Трудно было поверить, что Клаузон и Пойнсетт погибли, Ли Гофф ушел, а Брокоу исчез. Из всего отряда Ли Гофф только Фессендену сказал, что уходит, а причину он мог и не объяснять.

Позади Фессендена ехали братья Михусы, мрачные из-за неудачной атаки, обманувшей их ожидания. Они не испытывали никаких сомнений по поводу того убивать или нет, они не пощадили бы и женщин. Они не были воинами в подлинном значении этого слова, они были убийцами. Но даже Михусы почувствовали, что в отряде что-то изменилось. Они не знали, что случилось с Брокоу или Гоффом, но понимали, что отряд распадается, постепенно превращаясь в стаю голодных волков, изливающих гнев и ненависть друг на друга.

Когда наемники въехали в Мустанг, было тихо. Но это было затишье перед бурей. Город, подобно тому скупщику скота, который повернул обратно в Дюранго. чувствовал приближение яростной схватки. На улице не было ни одной женщины, лишь несколько смельчаков слонялись у баров и карточных столов. Кресла перед "Сент-Джеймсом" были пусты, а Клей Эллисон скакал к себе домой, на ранчо, безобразно пьяный.

Тихо было в освещенном солнцем городе, когда Фессенден остановился перед салуном и соскочил с усталого коня. Похлопав шляпой о колени, чтобы отряхнуть пыль, Фессенден встал, как огромный бык, и оглядел притихшую улицу. Он хорошо знал Запад и мог распознать признаки надвигающейся бури. Криво нахлобучив шляпу на взъерошенную голову, он протиснулся в дверь и подошел к стойке.

- Стакан ржаной, - сказал он, и его голос гулко отозвался в пустой комнате. Он окинул салун взглядом, потом посмотрел на бармена.

Тот не мог сдержать любопытства.

- Что случилось? - спросил он, нервно глотая слюну.

В суровых глазах наемника промелькнула ирония.

- Эти поселенцы, похоже, расположились тут надолго, - сказал он, криво улыбнувшись. - Они показали нам, что умеют постоять за себя. -Он опрокинул стакан. - Ловко они нас турнули. - И коротко объяснил: - Можно подумать, в этом каменном перешейке, где они засели, окопалась добрая тысяча человек. Никто не ожидал такого. Как будто в темноте собираешься наступить на ступеньку, а ступеньки-то и нет. - Он налил еще стакан. - А все этот Кедрик, - сказал он мрачно. - Если бы я знал, что он перелетел на другую сторону, я бы подпалил ему перышки.

- А Кейт?

- Он уже не вернется.

Они обернулись на голос. В дверях стоял улыбающийся Дорни Шоу. Не переставая улыбаться, он вошел и прислонился к стойке.

- Кейт не вернется, - повторил Шоу. - Он лежит у Соленого ручья.

Комната встретила известие молчанием. Человек за столом переставил ноги, и стул скрипнул. Фессенден облизнул губы и выпил второй стакан. Нужно было убираться из города, и побыстрее.

- Я видел, как недавно пришла Конни, - внезапно сказал бармен, - эта девочка Дьюн. Она, кажется, переметнулась на другую сторону?

Дорни поднял голову, его глаза вспыхнули и тут же погасли. Он поставил на стол свой стакан и небрежно пошел к двери.

- Не уходи, Фесс. Я вернусь. - Он ухмыльнулся. - Я получу для нас обоих со старика.

Бармен посмотрел на Фессендена.

- Думаешь, принесет?

Наемник рассеянно кивнул.

- Конечно. Дорни не вор. За всю свою жизнь этот мальчишка не стянул ни одной вещи. Он не придает им большого значения. Он не будет ни обманывать, ни клясться, Просто прострелит вам сердце, и при этом будет улыбаться в лицо!

Предприятие было свернуто. Облава окончилась. Нужно было сматываться. Фессенден знал, что пора идти, но странная усталость охватила его. Он заказал еще стакан, позволив налить его бармену. Но виски, который он пил, лился будто в бездонную бочку и не оказывал никакого действия.

На окраине города Том Кедрик натянул поводья.

- Будем держаться вместе, - сказал он. - Нам нужны Кейт, Шоу, Бурвик, оба Михуса и Фессенден. Есть еще человека четыре - я не знаю имена, но вам они знакомы. Действовать нужно быстро и не допускать промахов. Ты, Пит, возьми Дэя и еще двух ребят и пройдитесь по левой стороне улицы. Но не очень рискуйте. Арестуйте, если сможете. Мы будем их судить, - его лицо помрачнело, - и если они виновны, вынесем приговор: высылка из страны или виселица. Михусы и Шоу будут повешены. Они совершили убийство. - Том повернулся к техасцу: - Пойдем, Шэд, - сказал он, - возьмем двух ребят и осмотрим правую сторону улицы: платную конюшню и "Сент-Джеймс". - Потом Кедрик взглянул на Лэйна. - Пит, если тебе встретятся Эллисон или Кетчум, лучше не связывайся. Они нам не нужны.

Лэйн нахмурился.

- Я за ними не гоняюсь, - мрачно сказал он, - но если они сами нарвутся, то свое получат.

Обе группы въехали в город и двинулись каждая по своей стороне улицы. Ларедо улыбнулся Кедрику, но глаза его оставались серьезными.

- Сейчас никто не хочет ссориться с Лэйном, - шепнул он, - парень в ужасном настроении. А все из-за сестры.

- Интересно, что случится, когда они встретятся?

- Надеюсь, ничего, - сказал Ларедо. - Славная девчушка, только свихнулась на деньгах.

Два фермера стояли в нерешительности, ожидая распоряжений. Один держал "спенсер" 56-го калибра, другой - дробовик. Шэд взглянул на них.

- Пусть эти ребята прикрывают улицу, Том, - предложил он. - Ты бери "Сент-Джеймс", а я конюшню.

Кедрик задумался.

- Ладно, - наконец согласился он. - Только не очень рискуй.

Ларедо с усмешкой отмахнулся и вошел в широкие двери конюшни. Он остановился у входа, на первый взгляд спокойный и беззаботный, на самом же деле готовый к нападению, как свернувшаяся кольцами гремучая змея. Он уже увидел гнедого пони Эйба Михуса и понял, что оба головореза в городе. Ларедо сделал еще шаг и увидел дуло револьвера, торчащее из соломы на сеновале.

Шэд бросился вперед, на ходу вынимая шестизарядник, и налетел на Бина Михуса. Тот, потеряв равновесие, упал и покатился по полу, потом вскочил, нацеливая оружие. Ларедо пинком выбил из его руки револьвер, отшвырнув в широкий проход между рядами стойл. Взвыв, Бин Михус бросился следом, упал на колени и схватил револьвер. Прямо в стойле он увидел высокую темную фигуру Ларедо. Михус заметался, как крыса, загнанная в угол, стараясь прицелиться. Но Шэд опередил. Два выстрела прогремели в тишине конюшни. Бин Михус умер.

Снова раздался выстрел, и из опоры крыши около самой головы Ларедо полетели щепки. Он бросился к дверям, на ходу разрядив свой револьвер в кучу соломы. В сене зашевелились, потом снова прозвучал выстрел. Ларедо бросился к сеновалу, где спрятался Эйб Михус, и дважды выстрелил в потолок над своей головой, в то место где прятался убийца.

Поменяв револьвер, Ларедо положил разряженный в кобуру и стал ждать. Потолок скрипнул, наверху послышались шаги. Ларедо стал красться за Михусом, перебегая от стойла к стойлу. Вдруг задняя дверь скрипнула, и широкая полоса света прорезала темноту конюшни. Эйб кинулся туда, но выбежать не успел.

В дверях показался фермер с дробовиком. Это был Слоун. Когда Эйб бросился к выходу, они встретились: их разделяло не более двадцати футов. Эйб выстрелил. Пуля пробила корыто для воды рядом со Слоуном. Фермер разрядил левый ствол своего, дробовика. Заряд дроби угодил Михусу в плечо и шею, отбросив его от двери. Его длинное лицо вытянулось и застыло от ужаса, хлынула кровь. Эйб потянулся за револьвером, и Слоун шагнул к нему. В эту минуту ему вспомнились убийства Мак-Леннона, Стилмана и Слэгла. Короткая вспышка пламени вырвалась из второго ствола ружья.

Уже бездыханный Эйб сполз по дверному косяку, старая шляпа упала с головы, лицо уткнулось в серую пыль, смешанную с кровью.

Выстрелы прекратились, и в конюшне повисла тяжелая тишина. Первым нарушил молчание Ларедо.

- Так держать, Слоун! - Он вышел в дверь, не глядя на убитого. Второй братец тоже не дождался виселицы, - сказал он. - Они были здесь вместе.

Оба отошли от конюшни, лицо Слоуна было серым и осунувшимся. Ему никогда не приходилось убивать людей, и он не хотел, чтобы это когда-нибудь повторилось. Он попытался свернуть самокрутку, но пальцы дрожали. Шед взял у него из рук бумагу и табак и сделал все сам. Фермер виновато посмотрел на него.

- Мне нехорошо, - сказал он, - с непривычки.

Техасец хмуро посмотрел на него.

- Это нормально, - сказал он, подавая Слоуну сигарету. - Возьми. Тебе станет легче. Интересно, как дела у Кедрика?

В дверях одного из домов на другой стороне улицы показался Пит Слэгл.

- Все в порядке? - крикнул он.

- Да, - отозвался фермер. - Михусов можно не искать.

Капитан Кедрик прошел вверх по улице и повернул ко входу в гостиницу "Сент-Джеймс". В просторном холле было пусто, пахло табачным дымом и кожей. Швейцар с морщинистым лицом поднял на него глаза и покачал головой.

- Сегодня тихо, - сказал он. - Вокруг ни души. Что-то не стреляют эти дни.

Тут с другого конца улицы донесся револьверный выстрел, потом еще. Краткий миг тишины вновь нарушил выстрел из дробовика.

Потом стало слышно, как переговариваются Лэйн и фермер. Швейцар кивнул.

- Узнаю родной город, - сказал он. - А то я подумывал, не вернуться ли мне в Огайо. Слишком уж спокойно в последнее время, даже страшно.

Том Кедрик прошел через холл и вышел в заднюю дверь. Солнце припекало. Он спустился по потемневшим от непогоды ступенькам и остановился на газоне за гостиницей. Там была старая водокачка.

Он подошел к насосу и начал качать воду. Сначала ржавый насос сопротивлялся, всхлипывая и вздыхая от непривычной работы, но, наконец, отчаялся и, поняв, что ему все равно не отвертеться, выбросил толстую струю воды в деревянную бадью. Покачав несколько минут, Кедрик подставил под струю бутыль и наполнил ее. Вода была чистая и очень холодная. Он пил жадно, иногда отрываясь от бутылки, чтобы передохнуть, потом снова припадая к ней.

Далеко за домами, на другом конце улицы человек махал топором. Кедрик видел солнечный блик на железе, когда топор ударял в стену дома.

Том постоял, затем вытер рот тыльной стороной ладони и, зайдя за дома, направился к салуну.

Он двигался очень осторожно, ровным шагом, все его чувства были напряжены. На нем была кобура с русским револьвером, и ему нравилось ощущать оружие, готовое к делу. Заднюю дверь салуна давно не красили, она покрылась пузырями от жаркого солнца и висела на ржавых петлях. Значит, дверь могла заскрипеть. Тут он увидел лестницу, прямо с улицы ведущую на второй этаж. Оглянувшись, он на цыпочках поднялся по ступенькам и скользнул в дверь.

Фессенден выпил уже полбутылки виски, но не преодолел того гнетущего ощущения бессмысленности, которое владело им в последние часы. Он сложил разбросанную колоду карт и ловко перебросил ее веером из руки в руку. Значит, еще не утратил своего мастерства, даже несмотря на изрядную порцию виски.

Фессенден раздраженно отшвырнул карты и уставился на бармена.

- Хоть бы Дорни вернулся скорее, - произнес он уже в который раз. - Я хочу уехать из этого города.

Он слышал выстрелы на улице, но не отошел от стойки.

- Какой-нибудь пьяный пастух, - сказал он недовольно.

- Посмотри лучше, - предложил бармен, надеясь избежать драки в салуне, - может быть, это кто-то из вашей компании.

- У меня нет компании, - коротко ответил Фессенден. - Я сыт по горло. Вылазка в Йеллоу-Батт отвадила меня от этого места. Больше я такого не хочу.

Он услышал звук шагов и прислушался к их мерному ритму, взглянул на бармена и усмехнулся:

- Чеканит шаг, как будто военный идет. Послушай-ка!

Вдруг Фессенден понял смысл собственных слов, и усмешка исчезла с его лица. Он распрямился, держась руками за стойку, и посмотрел в глаза бармену.

- Я так и знал! Я знал, что этот тип... - Он залпом выпил стакан. - Я же хотел уехать из города!

Фессенден повернулся и отошел от стойки, встал, широко расставив ноги, как огромный гризли, упершись руками в бока, поглядывая вверх, на лестничную площадку. Шаги затихли: наверху стоял Том Кедрик.

С минуту они молчали, ожидая, кто заговорит первым. Наконец Фессенден нарушил тишину:

- Не меня ли ищешь, Кедрик?

- Может, и тебя. А где Шоу? Где Кейт?

- Кейт умер. Его прикончил Шоу у Соленого ручья после того, как ты перебил наш отряд в каньоне. А где теперь Шоу, я не знаю.

Снова воцарилась тишина, оба собеседника рассматривали друг друга.

- Ты тоже был тогда в Чимни-Рок, Фессенден, - сказал Кедрик. - Это была нечестная засада, Фесс. - Кедрик шагнул на лестницу, которая сначала шла вдоль задней стены, - ступенек шесть, - а потом, после небольшой площадки поворачивала в комнату.

Фессенден стоял на прежнем месте, чуть покачиваясь на плотных, мускулистых ногах и выставив вперед звериную челюсть.

- А, черт! - сказал он и схватился за оружие.

Его револьверы как будто сами выскочили из кобур, извергая пламя. Одна пуля ударила в перила и отлетела в сторону. Другая пробила дыру прямо у плеча Кедрика. Том спустился еще на ступеньку, потом выстрелил: Его пуля задела Фессендена. Кедрик легко сбежал на несколько ступенек вниз, в то время как Фессенден выстрелил еще дважды.

Кедрик стремительно бросился на площадку, прислонился к стене и снова выстрелил в своего противника. Он попал Фессендену в ногу, и тот споткнувшись, налетел на стойку.

Фессенден был ранен уже дважды, но, не теряя присутствия духа, был по-прежнему опасен. Ухватившись левой рукой за стойку, он поднял правую и нажал на спусковой крючок. Кедрик сделал два быстрых выстрела из левого револьвера. Одна пуля оцарапала стойку и попала Фессендену в грудь.

Фессенден выстрелил снова, но промахнулся. Этот выстрел, уже отчаявшись, он сделал из левого шестизарядника, опустив правый в кобуру. Уже никуда не спеша, чувствуя, как жизнь уходит из тела вместе с кровью, но все еще держась на ногах, он переложил револьвер в правую руку.

- Налей-ка мне стаканчик, - сказал он спокойно.

Бармен, лежавший за стойкой вниз лицом, не шевельнулся. Кедрик стоял на краю лестничной площадки, глядя на Фессендена. Великан был ранен в плечо, в ногу и в грудь, но не выпускал оружия - огромный и несокрушимый. Он подался вперед и прицелился в Кедрика.

- Хотел бы я, чтобы на твоем месте был Дорни, - сказал он.

Кедрик спустил курок. Пуля снова угодила Фессендену в грудь. Великан шагнул назад раз, другой. Револьвер выскользнул из его руки, и он схватил со стойки стакан.

- А ну налей! - потребовал он. На его губах выступила кровавая пена.

Том спустился по ступеням, держа оружие наготове, и подошел к Фессендену, левой рукой снял с полки бутылку и наполнил стакан, потом подвинул другой стакан и налил себе.

Фессенден пристально посмотрел на него.

- Ты хороший парень, Кедрик, - сказал он, с трудом произнося слова. И я тоже хороший парень, да только мы с тобой по разные стороны.

- Тогда выпьем за нас, - Кедрик поднял стакан, они чокнулись, и Фессенден криво усмехнулся.

- Поосторожней с Дорни, - посоветовал он. - Это настоящая змея.

На этих словах Фессенден запнулся и сморщился. Он выпил, закашлялся и попытался протянуть свою громадную лапу Кедрику, но вдруг упал вниз лицом. Опустив револьвер в кобуру, Том наклонился и крепко сжал руку Фессендена. Тот усмехнулся и испустил дух.

Глава 15

Конни Дьюн добралась до Мустанга раньше, чем туда начали прибывать уцелевшие в бою у Йеллоу-Батт. После того, как мужчины уехали в городок скваттеров, о чем только она ни думала - о предстоящем расследовании, о Фреде Рэнсоме, о роли своего дяди в этом деле. Все его бумаги в Мустанге. Конни понимала, что только эти документы помогут ей вернуть деньги. Она села на коня и покинула лагерь. Доехав до старой мортонской дороги, повернула на юг. На этой дороге ее застал рассвет, и вот тут-то она услышала звуки далеких выстрелов.

Свернув с дороги, девушка пустила лошадь вдоль Соленого ручья и поскакала мимо того места, где через некоторое время Лорену Кейту предстояло принять смерть от рук Дорни Шоу. Лишь в городе Конни почувствовала себя в безопасности. Она сомневалась, что в сером доме остался кто-нибудь, кроме Бурвика, он редко покидал свое кресло. Поднявшись по улице, она спешилась у черного входа и крадучись вошла в здание. Можно было и не волноваться - Элтона Бурвика в доме не было. Поднявшись по ветхим ступенькам, она отперла комнату, где жила, и закрыла за собой дверь.

Ничего не изменилось. Шторы оставались задернутыми со времени ее отъезда. В комнате царил покой. В лучах солнца, проникающих в просвет между занавесками, была видна скопившаяся повсюду пыль. Подойдя к сундуку, Конни открыла его и вынула окованный железом ящичек, в котором держала свои бумаги. Ящик был в сохранности, очевидно, его никто не открывал. Со дна сундука Конни достала потертый кошелек с двумя дюжинами золотых десятидолларовых монет. Она опустила его в сумочку, которую обычно носила с собой.

Там же, в сундуке хранился огромный старый револьвер. Девушка вынула его и положила на стол рядом с собой. Потом отыскала небольшой семизарядный револьвер 22-го калибра, который подарил ей отец за несколько лет до своей смерти, и спрятала в карман платья.

Конни прошла в следующую комнату и открыла ящик в дядином столе, действуя быстро и уверенно. Бумаги были на месте. Видно, их никто не трогал. Разбирая документы, Конни услышала, как около заднего крыльца дома остановилась лошадь.

Она тут же прервала свое занятие и выпрямилась. Из полуоткрытого окна до нее донесся скрип седла: вероятно, всадник спешился. Потом звякнула шпора и внизу раздались шаги, потом все стихло.

- Как? Это ты?

Вздрогнув, Конни обернулась. Позади нее стояла Сью Лэйн.

- Да, - ответила Конни. - Вот пришла взять кое-что из своих вещей. А ты ведь Сью?

Не ответив на вопрос, девушка кивнула на окно.

- Кто это подъехал? Ты видела?

- Нет. По-моему, мужчина.

- Может, Лорен вернулся? - Сью пристально смотрела на Конни. - Как они там? Все ли в порядке? Ты видела Пита?

- Да. Ты очень огорчила его.

Сью вспыхнула, но тут же гордо вздернула подбородок.

- Я знаю, что огорчила. А чего он ждал? Что я всю жизнь приживу в этой ужасной пустыне? Но меня от нее просто тошнит! Тошнит, говорю тебе!

Конни улыбнулась.

- Как странно! А я люблю ее. И с каждым днем все больше. Я прожила бы здесь всю жизнь, надеюсь, так и будет.

- С Томом Кедриком?

В голосе Сью прозвучали ревнивые нотки. Конни заметила также, с каким любопытством она рассматривает ее одежду, ее лицо.

- С чего ты взяла?

- Я видела его. Какая же девушка откажется от такого мужчины? Во всяком случае, он лучше всех в этой компании.

- А я думала, тебе нравится полковник Кейт.

Сью снова вспыхнула.

- Я... я и сама так думала. Том все равно не обращал на меня внимания. И потом, я хотела вырваться из пустыни. А теперь Пит, наверное, меня ненавидит.

- Я думаю, брат не может ненавидеть свою сестру. Он обрадуется, если ты вернешься.

- Ты его не знаешь. Уж если кто свяжется с Элтоном Бурвиком...

- А ты знала Бурвика раньше?

- Знала? - Сью удивленно посмотрела на Конни. - А ты разве не слышала, он тебе не рассказывал? Ведь Бурвик был нашим отчимом.

- Элтон Бурвик? - Теперь Конни уставилась на Сью.

- Да, и мы всегда подозревали, что именно он убил нашего отца. Мать что-то знала, поэтому убежала от него вместе с нами. А он преследовал нас. Мы так и не поняли, что случилось с матерью. Однажды ночью она ушла и не вернулась. А нас приняла и воспитала другая семья.

В холле скрипнула половица, обе девушки замолкли и прислушались.

С улицы донеслись выстрелы. Девушки переглянулись, затаив дыхание. Потом наступила краткая передышка, за которой последовало еще несколько выстрелов. Дверь медленно открылась: на пороге стоял Дорни Шоу.

Казалось, он удивился, увидев девушек вместе, и переводил взгляд с одной на другую, его карие глаза блестели, но в них не было и тени замешательства.

Наконец он обратился к Сью.

- Тебе лучше уйти, - сказал он. - Кейт мертв.

- Мертв? - От ужаса у Сью перехватило дыхание. - Они... они его убили?

- Нет, его убил я. На Соленом ручье.

- А остальные? Где остальные? - быстро спросила Конни.

Дорни с холодным любопытством посмотрел на нее.

- Кое-кто погиб, - сказал он равнодушно. - Нас разгромили. А все этот Кедрик, - продолжал он спокойно, как будто это его нисколько не касалось. Он это устроил. - Дорни кивнул головой в сторону улицы. - Я думаю, сейчас все заканчивается. Здесь остались только Михусы и Фессенден.

- Они и сюда придут, - с уверенностью сказала Конни.

- Я думаю. - Казалось, ему безразлично и это. - Кедрик будет самым первым. А может быть, - улыбнулся он, - и последним. - Он умолк, оглядел комнату, потом бросил взгляд на Сью. - У ход и. Я хочу поговорить с Конни.

Сью и с места не двинулась.

- Мне и здесь хорошо. Можешь говорить с нами обеими.

Поднеся к губам сигарету, он пристально посмотрел ей в глаза. Но взгляд Сью был спокойным.

- Ты слышала? - повторил он. - Уйди подобру-поздорову!

- Не забывайся, Дорни! - вспыхнула Сью. - Ты ведь знаешь, что бывает, если кто-нибудь в этих краях поднимет руку на женщину! Ты, конечно, можешь убить меня. Но тогда тебе несдобровать, жители не потерпят, если кто-нибудь осмелится обидеть женщин, - тем более такой гаденыш, как ты!

Конни незаметно опустила руку в карман, где у нее лежал револьвер.

Внезапно раздалась пальба: это был поединок Кедрика с Фессенденом. Дорни Шоу с любопытством прислушался к выстрелам.

- Это неподалеку, - сказал он. - Значит, недолго ждать, когда Кедрик объявится здесь.

- Ты бы лучше ушел, пока он не появился. - Конни сама удивилась уверенности, которая прозвучала в ее голосе. - В отличие от многих других он будет драться до конца. Он убьет тебя, Дорни.

Шоу в изумлении уставился на нее, потом рассмеялся:

- Он? Ха-ха! Еще не родился человек, который смог бы переиграть Дорни Шоу. Даже Фесс, на что уж крутой парень, но и он не шутит с Дорни! А иначе я бы давно ему уши отстрелил.

Конни сжала револьвер. Холодный металл оружия придавал ей уверенности.

- И все же тебе лучше уйти, - спокойно сказала она. - Тебя сюда не звали, и нам не хочется с тобой разговаривать.

Дорни не шелохнулся.

- Что, разыгрываешь из себя взрослую и сильную? Брось! Лучше пойдем со мной!

- Да уйдешь ты или нет? - Глаза Конни вспыхнули. - В последний раз спрашиваю!

Шоу хотел что-то сказать, но не успел, потому что Конни выстрелила не вынимая руки из кармана. Она была хорошим стрелком, но ей никогда не приходилось стрелять из такого положения. Первая пуля задела верхнюю часть уха Дорни, вторая обожгла ему ребро, а третья пробила стол, стоящий рядом.

Издав удивленный звук, похожий на мычание, Дорни выскочил в холл. Сью с восторгом уставилась на Конни.

- Вот это да! Я бы так не смогла! - Ее взгляд упал на крошечный револьвер, который Конни вынула из кармана. - Дорни Шоу - и вдруг - такое! А что будет, когда все узнают! - Она так весело захохотала, что и Конни невольно рассмеялась.

Дорни Шоу спустился к двери, задыхаясь, словно от долгого бега, при виде крови на руке, которой он держался за ухо, его лицо исказилось. Пораженный случившимся, он не заметил, как по ступенькам поднялся Кедрик. Лишь когда двери распахнулись, Дорни наконец его увидел. На мгновение он застыл, и это мгновение оказалось роковым. Когда Шоу схватился за оружие, было уже поздно. Кедрик метнулся к нему, сжал руку, державшую револьвер, и резко дернул, да так, что Шоу с маху ударился о стену и отлетел в сторону.

Дорни не умел драться на кулаках, а сила удара была такова, что могла сокрушить человека и покрупнее. Кедрик мощным ударом снова отбросил его к стене.

- Ты как-то спрашивал меня, что бы я сделал с проворным противником. Так смотри, Дорни!

Кедрик поднял правый кулак и ударил наемника по зубам. Яростно крича, Шоу забился в стиснувших его руках капитана. Кедрик прижал его к стене, держа за горло, и снова стукнул.

- Мерзкий убийца! - брезгливо сказал Кедрик. - Кто-то тебе уже пустил немного крови. Я сделаю это еще разок, для верности.

Он рванул на Дорни рубашку.

- Можешь попрощаться со своей славой в этих краях, Дорни. Я покажу всем, кто ты на самом деле - дешевый, трусливый убийца, который не так страшен, как многим кажется. - Он еще раз тряхнул Дорни, потом снова ударил о стену и отступил назад.

- Отлично, Шоу! Ну, где твои револьверы?

Рыча от ярости, Шоу схватился за свое оружие. Но Кедрик опередил его и выстрелом выбил револьвер из правой руки. Шоу выстрелил левой, но промахнулся. Кедрик сделал выпад, взмахнул дулом "смит-и-вессона". Удар пришелся Шоу по запястью, и он с визгом выронил свое оружие.

Дорни снова отлетел к стене, дрожа и глядя на свои руки. Левое запястье было сломано; на правой же руке из большого пальца хлестала кровь.

Кедрик грубо схватил убийцу за шиворот и вытолкнул за дверь. Тот споткнулся и упал, но Кедрик поставил его на ноги. Жители городка, привлеченные борьбой, с изумлением наблюдали, как Дорни Шоу, грозу здешних мест высекли, как мальчишку. В толпе были Пит Лэйн, Дэй Рейд и Ларедо Шэд.

Конь Шоу стоял неподалеку, и Кедрик подошел к нему.

- А ну, живо на коня, да только задом наперед! - Кедрик поднял руку, и Шоу инстинктивно пригнулся.

- Дэй, когда он сядет, свяжи ему лодыжки вместе.

Дорни Шоу, ошеломленный всем случившимся, бессмысленно обводил глазами улицу. Вдруг рядом с каменным домом он увидел стоящего на привязи мышастого. Это была последняя капля, добившая Дорни, посрамление было полным.

Внушавший страх своей жестокостью, страстью к убийствам, Дорни был обречен на одиночество, его боялись, его избегали - или заискивали перед ним. И никто никогда не обходился с ним так жестко, как Том Кедрик. Его вера в себя рухнула.

- Провезите его через город, - распорядился Кедрик, - покажите всем, как выглядит убийца. Потом перевяжите ему руку и отпустите.

- Его? Отпустить? - воскликнул Шэд. - Да ты с ума сошел!

- Ничего, отпустите. Он исчезнет - и здесь его уже больше никто не увидит. Поверь мне, то, что случилось, для него хуже смерти. Я знаю таких людей. Достаточно разок сбить спесь, и человек ломается. Да, Шоу был проворный малый, метко стрелял, вот и вообразил, что непобедим. И многие так думали. Но на самом деле это не так. Сильному человеку приходится и выигрывать и проигрывать. Он должен уметь подниматься после того, как его сбросили вниз, он должен держать удар, он должен знать, что путь к победе труден. Любого можно сбить с ног, - сказал Том, - нужно уметь подняться и одолеть своего врага, только тогда ты имеешь право считаться сильным парнем.

Толпа отступила. В дверях показалась Конни Дьюн. Том посмотрел на нее и улыбнулся. Увидеть ее стоящей вот так в дверях было подобно животворящему дождю, пробуждающему к жизни пустыню после долгой жары.

Она спустилась к нему по лестнице, потом взглянула на Пита, стоящего позади.

- Пит, там, наверху, твоя сестра. Ты бы поговорил с ней.

Лэйн колебался, потом холодно сказал:

- Не уверен, что мне этого хочется.

Ларедо Шэд глубоко затянулся сигаретой и из-за дыма искоса взглянул на Лэйна.

- Не возражаешь, если я поговорю? - спросил он. - Она мне нравится.

Пит был изумлен:

- После всего, что было?

Шэд посмотрел на горящий конец сигареты.

- Да, - серьезно сказал он. - Лучшим конем, на котором я когда-либо ездил, оказался тот, кого было труднее других приучить к поводьям. Лошади, к которым даже подойти трудно, не то, что сесть, обычно лучшей породы.

- Тогда иди сначала ты. - Пит проводил его взглядом и добавил: - Скажи ей, что я приду потом.

Глава 16

Три недели Элтон Бурвик не давал о себе знать. Он как будто сквозь землю провалился, и местные жители, разъезжая по окрестностям, не видели даже его следов.

Трое мужчин сошли с прибывшего после полудня дилижанса. Их проводили в "Сент-Джеймс". Через час, когда они обедали в столовой, распахнулась дверь, и вошел Том Кедрик. Один из прибывших, высокий, безупречно одетый человек с седеющими висками, встал ему навстречу и протянул руку.

- Том? Это замечательно! Джентльмены, это Том Кедрик, о котором я вам рассказывал. Мы служили вместе во время Гражданской войны. Том, это мистер Эджертон и мистер Куммингз. - Рэнсом, а это был он, представил прибывших и Тома друг другу.

Оба джентльмена - один маленький, полный человек с круглым улыбчивым лицом, другой - высокий, с седыми бакенбардами - поклонились. Когда Кедрик присел к столу, его засыпали вопросами о происшедшем. Том коротко рассказал всю историю, начиная со своего присоединения к компании в Новом Орлеане.

- И Бурвик исчез? - спросил Эджертон, человек постарше, с седыми бакенбардами. - Его убили?

- Сомневаюсь, сэр, - ответил Кедрик. - Он просто исчез. У этого человека прямо какой-то дар улетучиваться, как только запахнет паленым. Когда он скрылся, с помощью мисс Дьюн и документов ее дяди удалось более или менее прояснить положение. Однако бумаги самого Бурвика пропали, по крайней мере, большая их часть.

- Пропали? - переспросил Эджертон. - А как это случилось?

- Мисс Дьюн говорит, что как раз перед появлением Шоу она зашла в контору. Там все лежало на своих местах, и стол был в порядке. А когда толпа разошлась и мы вернулись, кто-то уже успел порыться в столе и в сейфе.

- Вы хотите сказать, что Бурвик возвращался? Что это он там побывал?

- Похоже, именно так. Конни, то есть мисс Дьюн, говорит, что только у него был ключ от секретного замка сейфа и что он держал в руках все нити этого дела.

Куммингз холодно смотрел на Кедрика.

- Вы утверждаете, что Кейта убил Шоу. А как знать, может, это ваших рук дело? Ведь вы рассказали, что убили Фессендена.

- Да, убил. В честной схватке при свидетелях. Но я не видел тела Кейта после того, как он был убит.

- А кого вы подозреваете в убийстве Джона Гюнтера? - спросил Куммингз.

- Думаю, это мог сделать Бурвик.

- Я рад, что вы не обвиняете в этом Кейта, - сухо заметил Кумминигз.

- Кейт не мог ударить ножом, - спокойно ответил Кедрик, - и не мог напасть сзади, как это, очевидно, произошло.

- А каково твое участие в этой земельной сделке? - спросил Рэнсом.

- Я? А я в ней вообще не участвую.

Куммингз внимательно посмотрел на Тома.

- Значит, вы совсем не получаете прибыли?

- А как? Я ведь ничем не владею. У. меня нет ни участков, ни претензий на них.

- А вы говорили, что Бурвик обещал вам пятнадцать процентов?

- Обещал. Но теперь-то я понимаю, что он это сделал только для того, чтобы ввести меня в заблуждение и заманить к Чимни-Рок, где меня должны были убить вместе с остальными. Бурвик привез меня туда, а сам отлучился, будто бы желая посмотреть залежи минералов.

- А эта девушка? Конни Дьюн? - продолжал допытываться Куммингз. - Она участвовала в получении прибыли?

- Она будет счастлива вернуть свои деньги, которые вложил в дело ее дядя.

- Вот видишь, Куммингз? - сказал Рэнсом. - Я же говорил тебе, что Кедрик честный человек. Я знаю его.

- Свое мнение я составлю потом, когда расследование будет завершено. Сейчас еще рано. Я хочу поездить тут и основательно вникнуть в дело. Кроме того, я хочу разобраться и с исчезновением Элтона Бурвика. Мне все это очень не нравится.

Он заглянул в записи, которые держал в руках, потом поднял глаза на Тома:

- И еще, Кедрик. Разве Фессенден, когда вы его убили, не был законным должностным лицом? Разве он не был шерифом?

- Эти выборы были просто комедией, - ответил Кедрик. - Получилось, что победили те люди, которые подсчитывали голоса. Он был бы шерифом только в том случае, ели бы выборы были законными.

Когда Том подошел к своему столику, Конни уже ждала его. Она улыбалась. Слушая его рассказ, Конни вдруг нахмурилась, пытаясь что-то вспомнить.

- Куммингз? По-моему, о нем что-то есть в бумагах дяди Джона. Кажется, он работал на них в Вашингтоне.

- Это многое Объясняет, - Кедрик поднял чашку кофе, но тут же опустил, потому что вошел Ларедо Шэд, Он выглядел серьезным и взволнованным. Шэд, увидев Кедрика, поспешил к нему, звеня шпорами. Кедрик встал.

- Что-то не так? Что случилось?

- Многое! Прошлой ночью кто-то ранил Слоуна и поджег Йеллоу-Батт!

- Что?! - Кедрик в изумлении уставился на него.

- Не надо было отпускать эту крысу Дорни Шоу!

Кедрик с досадой покачал головой.

- Я не верю, что это он. Он был совершенно пришибленный, как затравленный заяц. Он не скоро отважится появиться здесь, если вообще отважится. Это кто-то другой.

- Кто же?

Кедрик взглянул на встревоженную Конни, та кивнула:

- Ты знаешь, кто это. Конечно же, Бурвик.

Разумеется, Кедрик и сам об этом подумал. Мысли о Бурвике постоянно беспокоили Тома. Он где-то притаился и выжидает. Вспоминая злобный взгляд этого человека, Кедрик почти не сомневался, что именно он устроил поджог. Бурвик очень рассчитывал на земельную сделку и много занимался этим делом, не жалея сил и времени.

- Шэд, - вдруг спросил Кедрик, - а ты знаешь что-нибудь о мышастом жеребце? Он постоянно где-то возникает. Сдается мне, дело это гораздо серьезнее, чем мы себе представляем. Кто ездит на мышастом? Почему никто никогда не видел этого человека? Почему Дорни так его боялся?

- Он боялся мышастого? - недоуменно переспросил Шэд. - Какое это имеет значение?

- Может, и имеет. Сейчас все важно. Знаешь, в тот последний день, когда я поколотил Шоу, он, увидев мышастого, испугался. Когда Шоу сажали на его лошадь, я осмотрелся, но коня уже не было. Но во время всей этой кутерьмы мышастый стоял перед домом!

В комнату вошел Фредерик Рэнсом и подошел к их столику.

- Куммингз готовит какую-то пакость, - сказал он, опустившись в кресло. - Он ничего не обнаружил и постарается свалить на тебя убийство Кейта и Бурвика... Он уверяет, что твой рассказ - выдумка, прикрытие для убийства всех трех компаньонов. Благодаря его стараниям у скваттеров могут отобрать землю. Нам нужно найти Бурвика.

Ларедо зажег сигарету.

- Да, он дошлый парень, - сказал он. - У меня есть одно подозрение.

- Какое? - Кедрик поднял глаза.

- Кто-нибудь слышал, чтобы Бурвик говорил о мышастом?

- Я не слышал. Однажды при нем упомянули об этой лошади, но, кажется, это его не заинтересовало.

- Может быть, потому и не заинтересовало, что он и так все знал, предположил Шэд. - Этот Бурвик для меня загадка.

Конни подняла глаза:

- Может, ты и прав, Ларедо. Однако Пит и Сью Лэйн были приемными детьми Бурвика, но и они ничего не знают об этой Лошади. Кажется, единственный, кто что-то знает, это Дорни Шоу;

Том встал.

- Мы можем сделать только одно, - сказал он. - Ларедо, нужно пройти по следам этой лошади. Надо найти какой-нибудь старый след и посмотреть, куда он приведет.

На третий день пошел дождь. Всю неделю дул холодный пронизывающий ветер, и все небо от горизонта до горизонта было закрыто низко висевшими облаками. Ежась в своем плаще, Ларедо похлопал руками в перчатках и с досадой выругался:

- Все пропало! Дождь смоет все следы!

- По крайней мере, старые, - согласился Кедрик. - За последнее время мы нашли, наверное, дюжину направлений этих следов, и они никуда нас не привели. Все теряется среди скал или сметено ветром.

- Недалеко от этого каньона хижина Эскавады, - сказал Шэд. - Давай съездим к нему и поедим. По крайней мере, хоть согреемся.

- Ты его знаешь?

- Останавливался там один раз. Он наполовину испанец, наполовину индеец. Крепкий старикан, живет в этих местах с незапамятных времен. Может, он что-нибудь нам расскажет.

Дорога в каньон была скользкой, тускло-красные скалы почернели от ливня. Дождь шел широкими косыми полосами. К тому времени, когда всадники добрались до каменной хижины в холмах, оба они и их лошади вымокли, промерзли и проголодались.

Эскавада открыл дверь, улыбнулся и жестом пригласил войти.

- Рад компании. Я уже три недели не видел людей, - сказал он.

Когда они сняли одежду и расположились у огня просушить рубашки, штаны и обувь, хозяин поставил перед гостями чашки с кофе и добавил туда изрядное количество виски.

- Погрейтесь, - сказал он. - Надеюсь, вы не уедете слишком скоро. Виски - прекрасная вещь, когда человек попадает с холода в тепло. Нельзя только сразу выходить обратно, потому что выпивший виски, человек на холоде замерзает гораздо быстрее.

- Ты когда-нибудь видел в этих местах мустанга мышастого цвета, Эскавада? - спросил Ларедо, посмотрев на старика.

Тот повернулся к гостям и недобро усмехнулся:

- Уж не знаетесь ли вы с привидениями и прочей нечистью?

- Нет, - сказал Кедрик. - А в чем дело?

- Этот мышастый... Старая история. Было это тридцать или сорок лет назад, а может, и раньше. Люди говорят, что он предвещает несчастье или смерть.

Ларедо вопросительно посмотрел на Кедрика, и Кедрик спросил:

- Так ты о нем что-то знаешь? Этот конь ведь на самом деле существует. Мы оба его видели.

- Я тоже, - сказал старик. Он опустился в кресло. Седые волосы Эскавады давно поредели, но глаза остались живыми и молодыми. - Я видел его много раз, и никаких несчастий со мной не случилось, разве что лопату потерял однажды. - Он подбросил несколько поленьев в огонь. - Впервые я услышал о нем давным-давно. Старики частенько рассказывали об испанце в доспехах на коне мышастого цвета. Он обычно появлялся, скакал вокруг холмов и, как поговаривают, очень круто обходился с индейцами. Об этом испанце снова вспомнили пятнадцать лет назад. И с тех пор о нем постоянно говорят.

- Ты хочешь сказать, что тебе приходилось не раз слышать об этом? спросил Кедрик.

- Да. Началось с тога, что индейцы уничтожили караван у Соленого ручья. Говорят, все люди, даже женщины, были убиты. Удалось спастись только мальчонке лет пяти-шести. Он отполз и спрятался в кустах. Потом он божился, что главным у индейцев был белый человек на мышастом коне, белый человек в доспехах!

- Сказки, конечно, - сказал Шэд, - но что возьмешь с ребенка!

- Он уверял, что этот тип в доспехах ходил с длинным ножом и втыкал его в тела, дабы убедиться, что все действительно мертвы. Мальчик сказал, что один раз этот парень взглянул прямо туда, в кусты, где он лежал, но почему-то его /не заметил.

- И с тех пор мышастый постоянно появляется? - спросил Шэд.

- Да, только всадник никогда не приближается, его нельзя рассмотреть. Иногда видят его, иногда- только лошадь. Многие люди убегают, когда она появляется.

Эскавада встал и убрал чашки.

- Странно, что вы именно сейчас меня об этом спросили, - заметил он. Очень странно.

Оба гостя вопросительно смотрели на него, и, почувствовав их интерес, старик продолжил:

- Недавно я поймал на кактусах несколько пчел и решил завести улей. Тут многие разводят пчел. Решил, значит, и я разводить пчел и выследил Их семью в одном местечке к югу отсюда, довольно далеко. А точнее, даже не к югу, а к юго-востоку. И вот - это было несколько дней назад - иду, значит, я за моими пчелками, а они летят. И привели они меня к Хогбэку. Ну, вы, наверно, знаете это место: такой высокий горный хребет, футов в пятьсот шестьсот. И вижу - пещера. Да не простая. Видно, ее люди выкопали. Лет двадцать назад. А зашел я туда из-за лопаты. Только что лежала на уступе и вдруг пропала. Вот я и решил, что ее украли. Начал я искать мою лопату. Вижу, в пещере все для житья приспособлено. Припасы кое-какие, одеяла, два револьвера, а под каким-то мешком в углу старинный нагрудник и шлем.

- Правда? - с недоверием переспросил Кедрик.

- Истинная правда! Но, - подмигнул Эскавада, - это еще цветочки. На полу в пещере лежал парень - мертвей, чем прошлогодние надежды. А в спине у него... Ни за что не догадаетесь! Старинный испанский нож - точь-в-точь, как у того типа в доспехах!

- Значит, мертвый? - Кедрик вдруг подался вперед. - А ничего особенного ты в нем не заметил? Может, у него не было большого пальца на руке?

Эскавада изумленно посмотрел на Тома.

- Вот-вот, в самую точку! У него не было пальца, да и другая рука была покалечена. Она была на повязке.

- Дорни Шоу! - Ларедо Шэд вскочил. -Дорни Шоу, клянусь всеми святыми!

- Дорни Шоу? - Эскавада наморщил брови, и вдруг в его старых глазах что-то блеснуло. - Вот так-так! Ведь как раз так и звали того самого мальчишку, который спасся тогда в кустах!

Кедрик задумался. Дорни Шоу мертв! И если Дорни в самом деле был тем самым мальчиком из. каравана, то понятен его суеверный страх перед мышастым мустангом. Однако предположение, что через столько лет Дорни был убит тем же самым человеком - или привидением, если кто-то еще верит в привидения, который убил всех остальных много лет назад, было слишком нелепым. А впрочем, подумал он, это еще как сказать...

- От судьбы не уйдешь, - мрачно сказал Эскавада. - Однажды мальчишка избежал ножа, но в конце концов он его настиг.

Кедрик встал.

- Вы можете провести нас в это место, Эскавада? К Хогбэку?

- Думаю, да. - Он выглянул на улицу. - Но не в такой же дождь. У меня ревматизм.

- Тогда расскажи, где это, - попросил Кедрик, - мы поедем прямо сейчас!

Они пересекли речку Коал-Майн у ее истока, когда Ларедо внезапно остановился, показывая на следы лошади, хорошо подкованной.

- Мышастый! - мрачно произнес Кедрик. - Я где угодно узнаю эти следы!

Они поспешили дальше. Уже было очень поздно, и дождь поливал их с головы до ног. Дорога была скользкой, приближались сумерки.

- Лучше бы мы остались ночевать у Эскавады, - пожалел Шэд. - В такую погоду мы никогда не найдем эту лошадь!

- К утру следы исчезнут. Я подозреваю, что мы найдем человека, которого ищем, в этой самой пещере, где Эскавада видел тело Дорни!

- Интересно, как Дорни нашел это место?

- Если я не ошибаюсь, - ответил Кедрик, вытирая мокрое от дождя лицо, - он пришел сюда к старому другу, чтобы здесь спрятаться. А этот старый друг и оказался тем самым всадником на мышастом, который убил семью Дорни и остальных, ехавших в караване, когда Шоу увидел эти доспехи, то все понял.

- О чем это ты? - не поверил Шэд. - Ерунда какая-то! Да лошади и не живут так долго.

- Не живут. Но он мог сменить полдюжины мышастых. Наверное, этот человек пугал индейцев и мексиканцев, чтобы те держались от него подальше. Возможно, мы все узнаем, когда окажемся на месте.

Перед ними возникли очертания Хогбэка - черные и зловещие. Дорога, то поднимаясь, то опускаясь, вела на острый, как нож, гребень горы. Лошади с трудом двигались по крутому скользкому подъему. Дважды Том видел на тропинке следы мышастого - и оба раза, по-видимому, всадник проезжал здесь не более часа назад.

Когда они добрались до противоположного склона, Том посмотрел вниз и сошел с лошади.

- Ехать тут очень трудно, - мрачно сказал он. - Проще пешком дойти!

В это мгновение полыхнула молния, и Ларедо крикнул:

- Том, осторожно! Кто-то наверху!

Кедрик пригнулся как раз в тот момент, когда раздался выстрел. Пуля ударилась о скалу рядом с ним, осыпав его лицо осколками камня. Револьвер Тома был под плащом. Один за другим прозвучало еще пять быстрых выстрелов.

Ночную тьму прорезал мучительный стон раненой лошади, и новый выстрел заглушил предостерегающий окрик Шэда. Потом Шэд на время затих у скалы, пытаясь справиться с раненым брыкающимся животным.

Конь Тома несся вниз по тропе с проворством горной козы. Вновь раздался выстрел, и Кедрик скатился на землю.

- Шэд? Как ты?

Тот помедлил с ответом, потом сказал хрипло:

- Ничего страшного.

- Я буду его искать. Тебе помочь?

- Помоги перевязать ногу.

Над блестящей, мокрой от дождя скалой, плыл серый туман. Кедрик опустился на колени. Прикрывшись от дождя плащом, он занялся ногой Шэда. Пуля прошла через мякоть, кость была цела.

Глава 17

Перевязав рану, Кедрик отступил под прикрытие небольшого выступа и осмотрелся. Мгла сгустилась. Где-то внизу остались лошади, одна, вероятно, ранена, другая наверняка покалечилась.

Их обступала ночь, окружали высокие, мокрые скалы. И в этой тьме друзей подстерегал убийца, стрелявший с расстояния трехсот ярдов так метко, что сумел при свете молнии дважды попасть в цель. Следующие выстрелы окажутся смертоносными, можно было не сомневаться. Положение было предельно ясным: либо ты убьешь, либо убьют тебя.

- Уверен, - с трудом произнес Ларедо, - что ты сможешь его подстрелить. Но будь осторожнее. Он неплохо управляется со своим "спенсером".

- Тебе надо уйти с этой скалы, - настаивал Кедрик, - холод и дождь доконают тебя!

- Я справлюсь, - проговорил Шэд. - Потихоньку сползу вниз по тропе и спрячусь в какой-нибудь яме у основания Хогбэка. Может, палевый еще и найдется. А ты положил в седельный вьюк еду и кофе?

- Да, положил. Шэд, тебе лучше не стрелять, пока я не вернусь.

Шэд усмехнулся:

- Возвращайся. Терпеть не могу есть в одиночестве.

Сунув руки в карманы плаща, Том сжал оружие. Его ружье осталось в седельном чехле. Он должен был переиграть искусного убийцу, прекрасного стрелка, который к тому же находился на знакомой ему территории, - и сделать это надо было в совершенной темноте, с обычными револьверами. А у убийцы был "спенсер" 56-го калибра!

Что-то вспыхнуло, но выстрела не последовало. Убийца был где-то неподалеку, он уже не мог отступить. Ему придет конец, если он не убьет их. Его убежище раскрыто, и если они сбегут, он будет в опасности. А он не собирался покидать эти места, иначе сделал бы это давно.

Кедрик пополз, прячась за кустами. Пробираясь по вершине скалы, он двигался к валунам, которые увидел над собой при вспышке молнии. Ветер срывал с него шляпу и раздувал полы плаща. Том вытащил револьвер, пряча его от дождя. Вновь сверкнула молния, и Том прижался к камням. Раздался выстрел, рядом просвистела пуля, и гравий попал Тому в лицо. Перекатившись на бок, он так и не выстрелил, отплевываясь и в отчаянии протирая засыпанные песком глаза.

Установилась короткая тишина, только шумели ветер и дождь. Вдали, среди скалистых вершин, прогрохотал гром. Когда снова вспыхнула молния, Том увидел высокий гребень Хогбэка. Исхлестанные дождем скалы сверкали как огромные мечи. Облака нависали над головой Тома так низко, что казалось, их можно было достать рукой. Туман окутывал его, касаясь мокрого лица своими призрачными руками, и причудливые белые стволы давно засохших деревьев были похожи на острые, костлявые пальцы указывающие в небо.

Дождь хлестал прямо в лицо, и Том сжался, боясь, что при следующей вспышке молнии снова прогремит выстрел. Ощущая запах серы, когда молния пронзила высокий гребень своим острым жезлом, Том облизывал губы и вглядывался во тьму, пока глаза не заболели от напряжения.

Во рту пересохло, что-то сковало его изнутри. Наверное, это был страх. Он не мог больше лежать. Осторожно поднялся и двинулся вперед по краю гребня к корявым черным зарослям можжевельника и косматым деревьям, принимавшим причудливые очертания от трепавшего их ветра.

Ничего не было слышно, кроме завываний бури, и ничего не было видно. Кедрик двигался вперед, пытаясь прикинуть, далеко ли пещера и попадает ли он туда первым или окажется между убийцей и его убежищем. Вспышка прорезала ночь, и ему обожгло плечо. Том с шумом покатился вниз и упал в кучу сухих веток.

Но убийца не ждал. Внезапно его силуэт обрисовался на гребне. Припав к земле, словно готовый к нападению зверь, напрягшись каждой клеточкой своего тела, Кедрик выстрелил.

Темная фигура тяжело покачнулась, прогремел ответный выстрел. Пуля угодила в кустарник рядом с Кедриком, и он понял, что его выстрел спас ему жизнь. Снова выстрелив, он бросился прочь, пригибаясь и падая.

Снова сверкнула молния, и выстрелил "спенсер". Том не понимал, как этому человеку удается следить за его продвижением, пули свистели совсем рядом. Убийца находился слишком близко. В следующий раз он может и не промахнуться.

Плечо Тома горело, что-то текло по позвоночнику, то ли дождевая вода, просочившаяся через плащ, то ли кровь.

Петляя, Кедрик отступал. Еще выстрел, но немного левее него. Том быстро отпрянул влево, и пуля просвистела справа, там, где он только что стоял. Убийца вел прицельный огонь, он приближался.

Кедрик отбежал назад, споткнулся, упал, и пуля рассекла воздух над его головой. Очевидно, убийца основательно запасся патронами.

Кедрик приподнялся. Под пальцами были земля и гравий, а не гладкая поверхность камня. Он осторожно ощупал все вокруг.

Тропа! Он был на тропе, и, несомненно, она вела к пещере в скале.

Том пошел наугад. Слева скатился камень. Он выстрелил - вслепую. Перекатившись три раза, услышал, как пули рассекли воздух, попав в землю там, где он только что стоял. Он выстрелил еще раз, потом еще, постоянно перемещаясь.

Сверкнула молния, и Том увидел, как из черного блестящего предмета вылетело пламя, и почувствовал удар пули. Бегло ощупав себя, выстрелил в ответ.

Том осторожно повернулся и немного пройдя по тропе внезапно почувствовал, что перед ним пустота, и обнаружил, что дорожка здесь резко поворачивает. Еще шаг - и он был бы в пропасти! В следующее мгновение стало ясно, как близка была опасность: сверкнула молния, и он увидел далеко внизу своего серо-белого мустанга.

Кедрик скользил вниз по склону. Вскоре он наткнулся на выступ, и его рука нащупала грубую каменную кладку дома. Пробираясь вдоль нее, он нашел дверь, распахнул ее, вполз внутрь и захлопнул дверь за собой.

После неистовства дождя и ветра это место показалось раем. Том скинул мокрые шляпу и плащ. Вряд ли убийца подозревал, что Кедрику известно это место. Если бы Том о нем не знал, он мог бы пройти мимо, не заметив его в такой темноте.

Передвигаясь по пещере, Том обнаружил занавеску, разделяющую помещение на две части. Он миновал порог и тяжело опустился на койку, попытался нащупать левый револьвер - кобура была пуста. Все пять выстрелов он сделал из правого револьвера. Вдруг занавеска колыхнулась, почувствовалось движение воздуха; Потом все затихло. Убийца был где-то рядом.

Кедрик не решался встать, опасаясь, что кровать скрипнет. Он услышал, как чиркнула спичка: в соседнем отсеке зажгли свечу. Послышалось шарканье ног и раздался голос:

- Я знаю, что ты здесь, Кедрик. На полу осталась вода. Я нахожусь за старой каменной стеной, которую использую как стол. Я недосягаем для тебя. А там, где ты, нет никакой защиты. Брось оружие и подними руки! Если ты этого не сделаешь, я открою огонь и прострелю каждый дюйм этой комнаты!

Над верхним краем занавески, висевшей на шесте, Тому была видна верхняя часть помещения, где находился его преследователь. Несколько тяжелых кедровых балок, поддерживающих потолок, осели. Очевидно, осели они и здесь и можно будет до них дотянуться.

Том услышал какое-то шевеленье и выстрелил.

В ответ раздался короткий смешок:

- Думал, попадешь? Отлично, один револьвер пуст. А теперь бросай другой и выходи. У тебя больше нет шансов!

Кедрик не ответил. В темноте он Протянул руку вверх, нащупал балку, дотронулся до нее обеими руками. А что, если дерево старое и балки не выдержат его?

Том подпрыгнул и уцепился за край балки и, стараясь не производить шума, подтянулся на руках. Теперь он видел часть освещенной комнаты, но не мог определить, где находится убийца. Голос зазвучал снова:

- Я больше не дам тебе времени, Кедрик! Выходи, или я начинаю стрелять!

Какое-то время тишину нарушали лишь выстрелы. Убийца разрядил сначала один шестизарядник, потом другой. Том ждал, понятия не имея, сколько патронов оставалось у его противника. Раздалось еще шесть выстрелов, сделанных с большими интервалами. Одна пуля просвистела совсем рядом с головой Кедрика.

После минутного затишья снова раздался голос:

- Ладно, стреляй, но лучше сдавайся. Мне даже интересно увидеть тебя живым.

Внезапно занавеска отдернулась, и в дверном проеме появился Элтон Бурвик, держа перед собой револьвер, готовый мгновенно выстрелить.

Кедрик не издал ни звука, и его противник сначала застыл в изумлении, а потом бросился в комнату. Рыча от злости, он сбросил с кровати шляпу Кедрика, потом - плащ. Тут нашелся второй револьвер Кедрика, выскользнувший из кобуры и застрявший в дырке плаща. Бурвик мельком взглянул на него и рывком отодвинул кровать. Он метался по комнате в бессильной ярости, как рассвирепевшая гончая на охоте.

Потом Бурвик остановился, стараясь взять себя в руки. Он прерывисто дышал.

- Ушел! Ушел! - повторял он в отчаянии, все еще сжимая оружие. - Прямо из-под носа ушел!

Кедрик отломил маленькую щепочку и сбросил ее на Бурвика. Толстяк вздрогнул как ошпаренный, посмотрел наверх и медленно отступил, улыбаясь.

- Ах, какой же ты хитрец, Кедрик! Какой хитрец! Жаль, что не ты был со мной вместо этого хлюпика Кейта! Он был просто позер, пустышка. Но все же я тебя поймал, - Бурвик вздохнул, - и теперь ты за все ответишь. - Он подобрал с пола второй револьвер Кедрика и отошел назад. - Ладно, спускайся!

Кедрик спрыгнул на пол, и толстяк с раздражением махнул на револьвер, который сжимал Том.

- Не блефуй. Он уже пустой. Брось его!

- Что все это значит, Бурвик? - внезапно спросил Том. - Что это за место? Откуда эти доспехи? И почему убит Дорни Шоу?

- Как, как ты об этом узнал? Впрочем, не важно, сейчас это уже не важно. - Он отступил к стене, не сводя глаз с Кедрика и сжимая револьвер. Золото, мальчик мой! Золото, много золота! Ведь это я навел индейцев на тот караван! Мне нужно было золото, которое они везли. Большая часть его принадлежала семье Дорни! Я знал, сколько золота они взяли из банка и ехал за ними от самого Доджа.

Однако меня надули. Когда напали индейцы, золото уже успели где-то зарыть. Есть множество мест, где можно было его спрятать, но только на этой дороге. Я искал золото. Но я его еще найду - только я, и никто другой! Хочешь знать, зачем мне понадобилась эта земля? Прибыль -это само собой. Но мне нужен был именно этот участок, именно здесь, я должен был все заполучить! Золото где-то здесь, между этим местом и Крадущей скалой.

Кедрик кивнул.

- Теперь все понятно. Ну, а сейчас бросай оружие, Бурвик, ты мой пленник.

Бурвик хмыкнул:

- На пушку берешь? А сам небось трусишь! Держу пари, ты еще и Конни Дьюн заполучил! Черт возьми, вот это женщина! Ничего не побоялась. Бросай револьвер, мальчик мой, или моя пуля угодит тебе прямо в коленную чашечку!

Том знал, что Бурвик выстрелит не задумываясь, и нажал на спусковой крючок первым, на мгновение опередив Бурвика. Он целился в руку, державшую револьвер, но пуля только царапнула ее и попала Бурвику в бок.

Толстяк вздрогнул, его лицо исказилось, он уставился на оружие Кедрика, пытаясь прицелиться. Кедрик выстрелил еще раз, потом еще. Пули вырывались с неприятным свистом. Бурвик стал оседать, оружие выпало из безвольных пальцев. Кедрик подошел и, легко наклонившись, поднял его. Толстые щеки Бурвика вдруг обвисли, и лицо сразу постарело. Он с ненавистью уставился на Кедрика:

- Что... что это?..

- Это двенадцатизарядный револьвер Уэлча, - спокойно объяснил Том. - Я взял его несколько дней назад, вместо русского.

Бурвик смотрел на него уже без злобы.

- Хитрец! - сказал он. - Хитрец! Даже меня надул! Да ты любого одурачишь, парень!

Дождь кончился, и теплое солнышко согрело улицы Мустанга. Том Кедрик, выздоравливая после ранения, стоял рядом с Конни Дьюн. Шэд усмехнулся:

- Шикарно выглядишь, Том. Далеко собрался?

- Мы едем вместе. Обвенчаемся в Санта-Фе и отправимся в Моголлон на то самое ранчо.

- Жаль, не нашли золота, - посетовал Ларедо. - Хотя и этот ящик с бумагами Бурвика настоящий клад. Появись эти бумаги раньше - несладко пришлось бы Куммингзу. Но золота мне жалко.

- А мне нет, - отозвалась Конни. - Уж слишком много из-за него горя. Сколько людей загубил Элтон Бурвик, и сам погиб. Пусть золото лежит там, где лежит. Может быть, его найдет достойный человек.

- Черт возьми, - спохватился Ларедо. - Чуть не забыл! Я ведь должен встретить Сью! Пока! - И он поспешил к остановке дилижанса.

Конни и Том смотрели ему вслед.

В Мустанге было спокойно - три дня ни одного выстрела.