/ Language: Русский / Genre:sci_history,

Тропа В ПайТаун

Луис Ламур


Ламур Луис

Тропа в Пай-таун

Льюис Ламур

Тропа в Пай-таун

Перевод Александра Савинова

Билли Гамильтон, траппер с гор и человек многих профессий расказывает о стрелковых состязаниях, состоявшихся на сборе трапперов в Браунс-Хоул: "В землю на расстоянии 25 ярдов друг от друга врыли три столба. Они были шести футов высотой и десяти дюймов в диаметре. Сверху столбы плоско стесали на длину примерно двенадцать дюймов. Стреляли из шестизарядных "кольтов". Лошади должны были мчаться галопом, проходя столбы на расстоянии не более десяти футов, каждый участник должен был выстрелить в каждый столб не менее двух раз.

Некоторые из нашего отряда дважды попали в каждый столб и все попали по крайней мере один раз. Я пробовал два раза и был несколько удивлен, что лучшее, на что я способен, - это положить по пуле в каждый столб".

---------------------------------------------------------

Дасти Баррон повернул своего пепельно-серого жеребца вниз по склону, к оврагу. Ему нужно было побыстрее найти воду иначе они с конем погибнут. Если бы он не встретил в городе Эммета Фиска с Гасом Меттисом, все сложилось бы по-другому.

Но они появились в тот самый момент, когда Дасти бежал из салуна, и перекрыли дорогу в холмы, где он чувствовал бы себя в безопасности. Оба, увидев его, потянулись за оружием, и он развернул коня и галопом послал его по тропе, ведущей в пустыню. Поскольку в салуне лежал труп Дэна Хикмена, у Дасти не было времени вступать в объяснения или перестрелку, пока за ним в погоню собирался клан Хикменов.

Идея поехать в Харилью поговорить об окончании кровной вражды была хорошей, да только она не сработала. Дэн Хикмен обозвал его трусом и попытался выхватить револьвер. Дэн малость опоздал, а потому сейчас лежал мертвым на полу салуна.

В Харилье жили девять Хикменов, с ними были солидарны Меттисы и трое парней Фисков. Братья Дасти, все, как на подбор, высокие и сильные, жили в холмах, к юго-западу от Харилльи, но поскольку тот путь был перекрыт, он направил пепельно-серого коня вниз, в пустыню.

Жеребец спас его шкуру, это точно. Только благодаря скорости и выносливости крупного, выращенного в пустыне коня он успел выбраться из города, пока его не настигли Хакмены. Благодаря коню, у него была фора, которая позволила дождаться темноты, а там уже было легче.

Дасти повернул под прямым углом к тропе, по которой ехал. Вряд ли преследователи будут ожидать такой маневр, потому что этот путь вел по длинному, пологому склону в обширное и пустынное пространство огромной впадины, сплошь покрытой щелочной пылью. Туда не направится ни один человек, у которого есть хоть капелька здравого смысла.

Но для него это была единственная безопасная тропа. Погоня из Харилли подумает, что он поехал кружным путем к родным холмам, и станет поджидать его на этой дороге. Нужно было слушаться Элли, когда она сказала, что бесполезно пытаться уладить струю междоусобную вражду.

К этому времени он ехал с немногими установками уже немало часов. Несколько раз он останавливался, чтобы дать передохнуть жеребцу, стараясь сохранить его силы для того, что могло ожидать впереди. А иногда просто спешивался и вел крупного коня в поводу.

Дасти Баррон смутно представлял, куда ехал. Впадина простиралась на тридцать восемь миль в поперечнике, а он направлялся прямо в ее центр. Судя по слухам, в том направлении не было воды на протяжении более восьмидесяти миль.

В течение первого часа Дасти ориентировался по звездам, потом выбрал горную вершину впереди и чуть слева и держал курс на нее. Постепенно он приблизился к западному краю впадины.

Где-то в той стороне находилась Гальо-Гэп, маленькая зеленая долина, расположенная высоко в горах, рядом с перевалом, которым мало кто пользовался. Если он до нее доберется, там есть вода, однако Дасти знал о ее существовании только со слов старателя, встретившегося ему однажды в холмах недалеко от дома.

Рассвет застал его в пути - маленькая одинокая точка на огромном белом пространстве. Солнце обожгло его огненными лучами, а поднявшись повыше, залило щелочную пустыню ослепительно белым светом и пышащим жаром. Дасти ехал, сощурив глаза, чтобы не так резало солнце. До гор было по меньшей мере миль двенадцать.

Он увидел следы, когда до гор оставалось пройти еще четыре мили по взлетающей при каждом шаге щелочной пыли. Вначале он не поверил своим глазам. Фургон - здесь!

Решив дать отдых серому, он спешился и осмотрел следы. Это был тяжелый фургон, который тянули четыре лошади или мула. В тончайшей пыли он не смог отличить, кто именно.

Фургон ехал с сияющего белизной востока и повернул на север, направляясь точно туда же, куда стремился он. Гальо-Гэп, как он помнил из рассказа старателя, лежал к северу и немного к западу.

Неужели погонщик знал о существовании долины? Или просто повернул, чтобы найти проход через горы? Оглядевшись в поисках ориентиров, Дасти не нашел ни одного, который помог бы погонщику выбрать направление. Харилья находилась на юго-западе, но отсюда тропы к ней не было.

Снова сев в седло, Дасти двинулся дальше, а когда подъехал к границе невысоких холмов, окаймлявших горы, опять обратил внимание на следы фургона, проезжавшего по раскиданным там и тут камням, пожухлой, высохшей траве и кустарнику. Он все еще направлялся на север. Но осмотрев местность впереди, он не заметил ничего, кроме дрожания нагретого зноем воздуха и маленьких пыльных смерчей.

Загадка фургона заняла его настолько, что он забыл собственные проблемы. Он двигался с востока по щелочной пустыне. Если так, он должен был ехать со стороны Мансано, если только не свернул на тропу где-нибудь дальше на севере, по дороге в Конехос.

Сколько Дасти ни думал, смысла в этом не находил. Это была земля апачей, слишком опасная, чтобы путешествовать на фургоне. Один человек на быстром коне - да, но и в этом случае ехать в одиночку было глупо. Тем не менее погонщик фургона, слишком смелый или слишком отчаянный, поехал по мертвой белой равнине впадины - мероприятие, надо сказать, малоприятное.

Снова надвигалась темнота, но Дасти продолжал путь. Фургон заинтересовал его, и теперь, когда он сбежал от Хикменов, ему хотелось посмотреть на погонщика и узнать, чего он добивался. Этот человек явно был чужаком в здешних местах.

Именно тогда, в неверном свете уходящего дня, он увидел мула. Серый фыркнул и пугливо попятился, но Дасти шенкелями подогнал его ближе. Мул был крупным, великолепным животным, но теперь он был мертв. Жестокое путешествие по пустыне не прошло даром: здесь, на другом краю впадины, мул пал от жары и истощения.

И только сейчас он заметил сундук. Он застрял между двумя валунами, и был частично скрыт ими. Дасти подошел к нему и оглядел. Тяжелый и громоздкий груз явно скинули с фургона, чтобы облегчить работу оставшимся животным, Он попытался открыть его, но не смог. Сундук был крепко заперт. Рядом с ним валялись пара стульев и кровать.

- Бросает лишний груз, - задумчиво пробормотал Дасти. - Лучше бы нашел воду для других мулов или они тоже помрут.

На сундуке он обнаружил табличку: "Д.С. Лоуи. Сент-Луис, штат Миссури".

- Далеко же ты забрался, - заметил Дасти.

Он закинул ногу в седло, отправился дальше и проехал почти пять миль, прежде чем увидел огонь костра.

Вначале ему показалось, что это звезда, но приблизившись, он понял, что она висит слишком низко, хотя и выше, чем дно впадины. Тропа постепенно вела в холмы и начинала подниматься. Он ехал, взяв яркую точку за ориентир.

Не доехав до костра довольно приличное расстояние, он спешился, привязал коня к кустам и зашагал пешком.

Три мула, свободно привязанные, лежали у заднего борта фургона. Над огнем склонилась девушка, а маленький мальчик, не старше девяти лет, в кустах меските собирал хворост для костра. Больше никого видно не было.

Удивляясь про себя, Дасти потихоньку вернулся к коню, забрался в седло и, не таясь, поехал обратно. немного не доезжая до лагеря, начал петь. Горло его пересохло от жажды, и пение получалось жалким, но он не хотел пугать их. Когда он верхом на сером показался в свете костра, то увидел, что мальчик смотрит на него широко раскрытыми глазами, а у девушка держит в руке "кольт" пограничной модели.

- Все в порядке, мэм, - сказал Дасти, соскакивая с коня. - Я просто проезжал мимо и не желаю вам зла.

- Кто вы? - требовательно спросила она.

- Меня зовут Дасти Баррон, мэм. Я шел по вашему следу.

- Зачем?

Ее тон показался ему резким и немного испуганным. Ей было не больше семнадцати или восемнадцати лет.

- Вообще-то потому что я двигался в том же направлении, и мне стало интересно, что здесь делает фургон, куда он может ехать.

- Разве эта дорога нас никуда не выведет? - спросила она.

- Мэм, - ответил Дасти, - если вы ищете поселения, в той стороне их нет по меньше мере миль на сто. Ну а дальше лежит городишко под названием Пай-таун.

- Но откуда вы сами едете?

Ее глаза были большими и темными. Если ее привести в порядок, она будет очень даже ничего, решил Дасти.

- Из Харильи, - сказал он, - но это город Хикменов, а они поганые людишки. И вообще лучше путешествовать одному.

- Мой отец недавно умер, - она положила револьвер в кобуру, прибитую к борту фургона. - Мы с Билли похоронили его.

- Вы пересекли впадину одни? - с недоверием спросил он.

- Да. Отец умер в горах на другой ее стороне. Три дня назад.

Дасти принялся расседлывать коня, а девушка склонилась над костром, готовя ужин. В седельной сумке он нашел кусок бекона.

- У вас есть бекон? - спросил он. - Я обычно вожу его с собой.

Она, раскрасневшись от жара, выпрямилась и отбросила со лба непослушную прядь.

- Мы с неделю не ели мясо. - Она быстро отвернулась, справилась с дрожащим подбородком и снова стала строгой. - У нас мало еды, но милости просим к костру.

Дасти уселся на землю и прислонился спиной к седлу, пока девушка раскладывала пищу. Ужин был скромным. Немного сухих бобов и кукурузный хлеб.

- У вас есть где-нибудь родственники?

- Нет. - Она передала ему тарелку, но Дасти слишком хотелось пить, поэтому он съел лишь пару ложек. - У отца здесь есть земля. У него были больные легкие, и ему сказали, что поможет сухой климат. Мать умерла при рождении Билли, и оттого нас ничто не держало в Миссури. Вот мы и отправились на Запад.

- Вы сказали, что у отца есть здесь земля. Где именно?

- Точно не знаю. Он одолжил одному человеку деньги, а точнее, снабдил его деньгами для покупки скота. Этот человек должен был уехать на запад, обосноваться там на свободной земле, купить скот и послать за папой.

Дасти медленно ел, раздумывая над ее словами.

- У вас есть какие-нибудь документы?

- Да, у папы было письменное соглашение, заверенное нотариусом. Оно лежит в кожаном бумажнике. Он дал ему пять тысяч долларов. Все, что у нас было.

Поужинав, девушка с мальчиком забрались спать в фургон, а Дасти растянулся поблизости на земле.

- Ну и дела, - пробормотал он себе под нос. - Дети едут неизвестно куда, им не на кого опереться, а деньги, скорее всего, давно уже проиграны в карты!"

Утром Дасти сам запряг мулов.

- Поезжайте за мной, - посоветовал он и повернул жеребца по тропе на север.

Около полудня показалась высокая одинокая гора, которая отмечала вход в Гальо-Гэп. Он направился к ней, разведывая путь и время от времени спешиваясь, чтобы откатить с дороги камни и расчистить ее для фургона.

Въехав на вершину невысокого холма, он вдруг увидел долину. Его покрасневшие жадно рассматривали зеленую траву и деревья. Жеребец почуял воду и стремился вперед, поэтому, махнул девушке рукой, чтобы она следовала за ним, Дасти начал спускаться в долину.

Площадь ее, вероятно, не превышала двухсот акров, но сочная зеленая трава выросла по пояс, а прямые желтоствольные сосны были очень высокими и старыми. Впечатление было такое, словно из пустоши переместился в великолепный парк. По звуку он нашел прекрасный ручей, вода из которого журчала по камням и спадала в кристально чистый красивый водоем ярдов двести в поперечнике. Рядом было вычищено место под основание хижины, но потом заброшено.

Пока конь пил, Дасти повернулся в седле. Фургон остановился.

- Кусочек рая, - сказал он, улыбаясь девушке. - Кстати, а как вас зовут?

- Руфь Грант, - ответила она, потупясь.

При виде деревьев и воды усталость, казалось, покинула ее. Она весело улыбалась, а через несколько минут, когда он шел к деревьям, Дасти услышал смех и пение. Он вдруг остановился, наблюдая за пасущимся невдалеке оленем и прислушиваясь к ее голосу. Его внезапно захлестнуло острое чувство одиночества.

Тем вечером, после ужина, приготовленного из мяса жирного оленя, которое принес Дасти - первый настоящий ужин за долгое время, - он посмотрел на девушку.

- Знаешь, Руфь, - сказал он, - наверное, я здесь построю дом. Давно искал себе такое место.

По-моему, нам всем надо остаться здесь, покуда вы не отдохнете. Я построю хижину, а ваши мулы тем временем нагуляют себе немного мяса. Потом я поеду в Пай-таун и найду того человека, которому ваш отец ссудил деньги, и посмотрю, как обстоят дела.

Так и решили. В последующие дни Дасти Баррон был счастлив, как никогда в жизни. Он свалил несколько деревьев и построил хижину, обнаружив в себе способности к работе, о которых прежде не подозревал. Руфь подала массу предложений относительно строительства дома - толковых и полезных. В работе Дасти использовал мулов, но только по одному и поочередно.

Он много охотился. Поблизости он отыскал выход соли и подстрелил пару антилоп, а несколько раз брал ружье Руфи и приносил голубых куропаток. В небольшой роще он нашел спелые черные ягоды, похожие на те, что росли в горах Гуадалупе на западе Техаса. Попадалась также мексиканская слива.

Когда хижина была готова, а запасы мяса значительно пополнились, он привел в порядок свое снаряжение и тщательно вычистил и смазал оружие.

Руфь заметила то, что он делал, и ее лицо слегка побледнело.

- Думаешь, могут быть неприятности? - быстро спросила она. - Я не хочу, чтобы ты...

- Не волнуйся, - прервал он. - У меня хватает своих.

Он рассказал, как ему пришлось убить Дэна Хикмена, объяснив это давней кровной враждой.

Он уехал на рассвете. В кармане у него в кожаном бумажнике лежало соглашение между Роджером Грантом и Диком Лоуи. От Гальо-Гэп до ручья Эймлесс-Крик, где он заночевал, был полный день хода. На следующий день он въехал в Пай-таун. Из разговоров с Руфью он кое-что узнал о Лоуи и о вероятном размещение ранчо, если оно вообще существовало.

На верхней жерди кораля сидел ковбой со светло-желтыми волосами и слегка косящими глазами. Дасти натянул поводья, оперся локтем о луку седла и достал кисет с бумагой. Свернув сигарету, он передал кисет ковбою.

- Знаешь что-нибудь о человеке по имени Дик Лоуи?

- Знаю. - Они прикурили от одной спички и, глядя друг на друга сквозь дым сигарет, решили, что они люди одного сорта. - Он сейчас сидит в салуне "Шпора".

Дасти не спешил. Пару раз затянувшись, он посмотрел на огонек сигареты.

- Что он за парень?

- Тертый. - Ковбой глубоко затянулся. - Тертый и подлый. С револьвером - настоящий дьявол, а расплачивается с ковбоями, как захочет. Если думаешь, что он тебя надул при расчете, можешь прямо так и сказать, но если сказал, тут же выхватывай пушку.

- Вот так, да?

- Вот так. - Пару минут он молча курил. - Четверым не понравилось, сколько он им заплатил. Он похоронил их на личном кладбище, к северу от построек ранчо.

Хуже не придумаешь. Он все делает сам или ему кто-то помогает?

- Помогают. Кот Маккилл и Утконосый Бендер. Только в глаза его не называют Утконосым.

- А что насчет ранчо? Хорошее место?

- Лучшее в округе. Он приехал сюда с деньгами. Говорят у него было пять тысяч долларов. Купил много скота, обустроил ранчо.

Косоглазый ковбой, щурясь от табачного дыма, посмотрел на Дасти.

- Меня зовут Блю Риддл. Я на него работал.

- Я так понимаю, что ты с ним не спорил? - сказал, усмехаясь, Дасти.

- У моей мамы не было глупых детей! - ухмыльнулся Риддл. - Они меня держали на мушке. Будь Лоуи один, я может и попытался бы, но тут они бы меня быстро уложили. Поэтому и ушел ни с чем, но не уезжаю, а жду. Я предупредил его, что собираюсь получить свои деньги, но он только засмеялся.

Дасти выпрямился и снял ременную петлю, удерживавшую левый револьвер в кобуре. Потом поудобнее уселся в седле.

- Ну, - сказал он, - у меня есть бумаги, в которых говорится, что одна девушка имеет право на половину его логова. Попробую предъявить их.

Риддл цинично усмехнулся.

- А почему бы тебе просто не застрелиться - легче обойдется. Они тебя прибьют. - Затем оценивающе оглядел Баррона. - Я запамятовал, как тебя зовут?

Дасти улыбнулся.

- Я не говорил, но зовут меня Дасти Баррон.

- Блу Риддл соскочил с жерди.

- Ты из тех Барронов, что с Кэсл-Рок? - Он снова усмехнулся. - На это стоит поглядеть!

Дасти искал крупного мужчину, однако Дик Лоуи, которого он сразу узнал, войдя в салун, оказался лишь немногим крупнее его самого, а он был самым маленьким среди Барронов.

Когда они вошли, Лоуи оглянулся. Черты лица у него были острые, а быстрые глаза бегали с Баррона на Риддла и обратно. Дасти зашагал к бару, а Риддл остался у двери.

Человек, стоявший рядом с Лоуи у стойки, был, должно быть, Котом Маккиллом. Кличку ему дали не случайно: в его облике, и особенно лице, было что-то кошачье.

- Лоуи? - осведомился Дасти.

- Точно. - Лоуи медленно повернулся к нему. - Ты что-то от меня хочешь?

-Ага. - Дасти беспечно облокотился на стойку и заказал выпивку. - Я представляю вашего напарника.

Лицо Дика Лоуи стало бесстрастным, а потом каменно-суровым. Глаза заблестели. Однако ему удалось совладать с собой и растянуть губы в улыбке.

- Какого напарника? У меня нет напарника.

Дасти повернул голову, глядя, как ему наливают виски. Он не спешил.

Лоуи смотрел на него, постепенно выходя из себя.

- Ну, - резко сказал он. - Если хочешь что-то сказать, так говори!

Дасти поднял на него взгляд, прикидываясь удивленным.

- Да я только дал вам время вспомнить, Лоуи! Вы же не хотите заявить, что подписали с человеком соглашение, заверили его должным образом у нотариуса, получили пять тысяч долларов, чтобы купить скот на ранчо, а потом позабыли об этом!

Дасти нарочно говорил громко, и это нервировало Лоуи.

- У вас есть это соглашение? - требовательно спросил он.

- Конечно, есть.

- А где же человек, с которым я якобы подписал его? Почему он сам не приехал?

- Он мертв. У него были больные легкие, и он умер по дороге на запад.

Лоуи вздохнул с явным облегчением.

- Боюсь, - сказал он, - что это похоже на попытку выманить у меня деньги. Это у вас не пройдет.

- Ничего подобного. Грант мертв, но у него остались дочь и сын. Я прослежу, чтобы они получили все, что им причитается, мистер Лоуи. Надеюсь, мы договоримся мирно.

Лицо Лоуи затвердело, но он выдавил улыбку. Скотовод сознавал, что в Пай-тауне у него были враги, и не хотел, чтобы они слышали этот разговор. Он также понимал, что очень многим известен тот факт, что он приехал сюда с пятью тысячами долларов наличными и покупал скот, когда все окрестные ранчеры жили в нищете.

- Думаю, что мы все легко устроим, - сказал он. - Привезите соглашение на ранчо, и если оно имеет законную силу, мы с вами договоримся.

- Конечно! - согласился Дасти. - До завтра!

На деревянных ступеньках гостиницы он подождал, пока его не догнал Риддл.

- Ты ведь на самом деле не поедешь туда? - почти утвердительно произнес он. - Иначе нарвешься на крупные неприятности.

- Поеду, - возразил Дасти. - Хочу сам оценить ранчо. Погляжу, что за скот у него, в каком состоянии пастбища. У меня подозрение, что если мы договоримся о выплате, Лоуи, если сможет, не даст все как следует осмотреть. Кроме того, наш разговор слышали многие, и какие бы они ни были, никто не позволит обижать сирот. На Западе такого не делают, если только это не преступники типа Лоуи и двух его дружков.

Риддл медленно отошел, с сомнением покачивая головой. Дасти посмотрел ему вслед и вошел в гостиницу.

Следующим утром он накидывал седло на пепельно-серого жеребца, когда услышал тихий стон. С револьвером в руке он подошел к углу корраля. За связкой жердей пытался подняться на ноги Блю Риддл.

- Что случилось? - спросил Дасти.

- Бендер и Маккилл. Решили со мной попрощаться. Сказали, что я слишком надолго здесь задержался. Но это не беспокоило Лоуи, пока я не связался с тобой. Дали мне время до рассвета, чтобы я убирался прочь.

Он, шатаясь, встал и поднес к голове руку.

- А потом Бендер огрел меня револьвером по тыкве.

Глаза Баррона сузились.

- Значит, они играют не по правилам? - Он посмотрел на Риддла. - Что ты собираешься делать?

- Ты ведь не рассчитываешь, что я с испугу брошусь бежать? - вопросом на вопрос ответил тот. - Останусь!

- Тогда умойся, - предложил Дасти, - и пойдем позавтракаем.

- Иди, - сказал Риддл. - Я тебя догоню.

Немного отойдя, Дасти оглянулся и увидел, что Блю Риддл захромал к индейским хибарам, которые сгрудились на окраине Пай-тауна.

Выехав часом позже из города, Дасти не испытывал особого оптимизма. Он настоял, чтобы Риддл остался, но теперь, направляясь к ранчо Лоуи, Дасти не чувствовал себя так уверенно. Дик Лоуи так просто не сдастся, не вернет ни ранчо, ни какую-либо его часть без драки. Избиение Риддла было достаточным свидетельством того, насколько далеко они готовы были пойти.

Пастбища, через которые проезжал Дасти, были хорошими. Именно в этом он и хотел удостовериться, поскольку не знал, как торговаться с ранчером в городе. Он сомневался, что в этом случае вступился бы кто-то из горожан. Убедиться, чтобы Лоуи не обманул Руфь с Билли, - это его проблема, а он не может ее решить, пока не узнает что-нибудь о ранчо, по крайней мере, о состоянии скота и пастбищ.

Теперь Дасти был совершенно уверен: Лоуи не ждал, что чахоточный Роджер Грант приедет на запад и заявит свои права на часть ранчо. Но даже если бы приехал, то ничего бы не получил. Баррон очень хорошо сознавал, что сам сует голову в пасть льва, но считал, что может положиться на свои силы и что Лоуи не зайдет слишком далеко после разговора в салуне, который слышали посторонние. Он должен отдавать себе отчет, что к этому времени история стала достоянием всех его врагов.

Когда Дасти подъехал, Кот Маккилл бездельничал на крыльце. При виде противника глаза ганмена загорелись торжеством.

- Привет, - дружелюбно сказал он. - Заходи! Босс тебя ждет.

Утконосый Бендер стоял, прислонившись к камину, Лоуи сидел за письменным столом.

- Вот он, босс! - объявил Маккилл, входя в комнату.

Лоуи поднял колкий взгляд.

- Где соглашение? - спросил он, протягивая руку.

Баррон передал ему документ, и ранчер раскрыл его, коротко просмотрел и глянул на Маккила:

- Оно самое, Кот!

Дасти слишком поздно услышал шорох вытаскиваемого револьвера и хотел было обернуться лицом к ганмену, но дуло уже ударило его по голове, и он упал. Падая, понял, какого же он свалял дурака, но ведь он надеялся, что они, по крайней мере, немного поговорят, что Лоуи попытается запугать или подешевле от него отделаться.

К нему прыгнул Бендер и двинул сапогом по ребрам. Затем его поднял Лоуи и три раза заехал в лицо. Снова опустилось дуло револьвера, и Дасти провалился в черноту.

Он не представлял, сколько его били. Открыв глаза, он напряг всю свою волю, чтобы определить, где он. Понадобилось несколько минут, чтобы осознать, что он на дороге чуть ли не стоит на голове, а носок его сапога застрял в стремени серого жеребца!

Конь, как его и учили, стоял, как вкопанный, повернув голову к хозяину.

- Спокойно, малыш, - простонал Дасти. - Спокойно!

Он покрутил ногой, стараясь освободить ее, но безрезультатно.

Баррон понял, что они хотели сделать. Избив, его отнесли на тропу, закрутили ногу в стремя, ударили коня, и когда он побежал, быстро уехали, опасаясь, чтобы их кто-нибудь случайно не увидел. Большинство лошадей, напуганных незнакомым грузом в стремени, понеслись бы по пустыне, не разбирая дороги, тогда он бы наверняка умер. Это случалось со многими.

Но они не приняли в расчет серого. Дасти Баррон вырастил жеребца, начиная с крохотного жеребенка. К тому же они были неразлучны. Конь немедленно понял, что с хозяином что-то не то и, немного пробежав, остановился. В таких случаях его учили стоять, и он стоял, не шелохнувшись.

Дасти еще раз попытался освободить ногу, но не смог. Не мог он и подняться и ухватиться за стремя. Он все еще извивался в бесполезных попытках, когда на дороге послышался стук копыт.

Он со страхом оглянулся, боясь возвращения Лоуи, затем на него нахлынуло облегчение. Это был Блу Риддл.

- Эй, - воскликнул он, - Что тут случилось?

Он спрыгнул с лошади и торопливо освободил Дасти.

- Они хотели меня убить, - объяснил тот, - поэтому обставили все так, будто меня тащил конь. Хорошо, что они быстро сбежали - наверное боялись, что их увидят.

- Но ведь они забрали соглашение! - возразил Риддл.

- Не-а, - ухмыльнулся было Баррон, но тут же лицо его искривилось от боли. - Это была копия. Я его переписал. Лоуи только взглянул на него и подумал, что оно настоящее. Теперь нам надо попасть в город прежде, чем они поняли, в чем дело.

Несмотря на боль в избитом, покрытом синяками теле, Дасти забрался в седло, и они помчались по дороге в Пай-таун.

На крыльце гостиницы стояли двое мужчин. Один из них глянул на Дасти Баррона.

- Привет. Вас хочет видеть какая-то молодая леди.

Дасти кинулся в холл и в удивлении остановился. Напротив него стояла Руфь Грант, держа за руку Билли. Ее улыбка исчезла, когда она увидела его лицо.

- О! - воскликнула она. - Что с тобой случилось?

Он коротко объяснил. Затем требовательно спросил:

- Как ты сюда попала?

- После того, как ты уехал, - рассказала ему Руфь, - я стала беспокоиться. После смерти отца и трудностями с переездом у меня совершенно не оставалось времени подумать: все мысли занимала дорога - куда мы поедем, что будем делать... Потом я вспомнила о том, что однажды мельком сказал отец.

Понимаешь, Мистер Лоуи оставил нам сундук, чтобы мы привезли его на запад или отослали попозже. Он не был заполнен до конца, поэтому папа открыл его, чтобы доложить наши вещи. Там он кое-что нашел, что его очень обеспокоило, и он несколько раз говорил мне, что, когда мы приедем на запад, у нас могут быть неприятности. Из того, что он говорил, я примерно поняла, что это было, поэтому после того, как ты уехал, я поискала в сундуке и нашла кое-какие письма и объявление о награде в пять тысяч долларов за поимку Лоуи. Не представляю, зачем он его сохранил, но шериф говорит, что некоторые преступники очень тщеславные и часто хранят такие вещи.

- И тогда ты направилась сюда?

Она кивнула.

- Мы встретили двоих людей, которые шли по твоим следам, а поскольку у них были запасные лошади, мы поехали с ними.

Дасти насторожился.

- Двое, идущих по моему следу?

- Вон Дик Лоуи едет в город! - прервал его Риддл.

Дасти Баррон повернулся, расстегнув ремешки кобур, и пошел к двери.

- Я с тобой, - поспешил за ним Риддл.

Они вышли на крыльцо и на улицу, разойдясь в стороны. Дик Лоуи со своими подручными спешились и направлялись в салун, когда что-то заставило их остановиться.

- Лоуи, - закричал Дасти. - Ты хотел убить меня! Вот я!

Грубое лицо Дика Лоуи исказилось гримасой ярости, он развернулся и ступил в пыль.

Он остановился посреди улицы, по его бокам встали Кот Маккилл и Бендер.

Дасти Баррон шел по улице, не отрывая глаз от Дика Лоуи. Опасными были все трое, но он хотел добраться до Лоуи и прикончить его первым.

- Этот человек - преступник! - сказал он, обращаясь к Бендеру и Маккиллу. - Его разыскивают за убийство в Сент-Луисе! Если хотите, выходите из игры.

- Ты врешь! - прорычал Бендер.

Дасти Баррон шел вперед. Улицу освещало яркое солнце, с каждым шагом из-под каблуков взлетала пыль. У коновязи позади бандитов стояли пять лошадей, и Дасти надеялся, что в них не попадет шальная пуля. Справа рядом с ним шагал Блу Риддл, держа свои большие руки над револьверами.

Дасти не сводил глаз с Дика Лоуи, словно никогов мире больше не существовало. Он видел, как тот пригнулся, заметил как выпирает кисет из нагрудного кармана рубашки с двумя рядами пуговиц... Под полями шляпы чернели прямые брови и жестко блестели глаза, и вдруг почти неподвижная картинка разлетелась в сверкающей выстрелами круговерти.

Рука Лоуи скользнула к оружию, но Дасти на долю секунды опередил его, но не стрелял, медленно поднимая револьвер. Быстрый выстрел Лоуи ожег ему ухо, и близость промелькнувшей смерти заставила его внутренне сжаться. Ганмен опять выстрелил, и пуля нетерпеливо рванула его за край жилетки. Дасти выдохнул и плавно нажал на спусковой крючок, затем еще раз.

Лоуи поднялся на носках, широко раскрыл рот, будто не мог вдохнуть, на секунду замер в этом положении и упал на землю.

Дасти перевел взгляд на Бендера, увидел, что тот стоит на коленях, и открыл огонь по Маккиллу. Кот конвульсивно дернулся, затем начал отступать, неслышно ругаясь и не переставая стрелять. Курок его револьвера сухо щелкнул, и он уставился на него, снова отвел и потянулся к патронам в оружейном поясе.

Баррон стоял, широко расставив ноги, и смотрел, как рука Кота шарит по поясу. Вот она вынула патрон и передвинулась к револьверу, но в этот момент его глаза застыли и он опустил оружие. Повернувшись, будто забыв, зачем он здесь, Кот шагнул к салуну. Сделав еще пару шагов, он поднял ногу, как бы нащупывая первую ступеньку крыльца, и бревном грохнулся на выщербленные доски деревянного тротуара.

Блу Риддл опустился на колени, по его ноге струилась кровь. Бендер валялся в пыли, под ним растекалась темная лужа.

Внезапно улица наполнилась людьми. К Дасти подбежала Руфь, и он обнял ее. С неожиданным потрясением он вспомнил.

- Ты сказала, что меня искали двое. Кто?

- Всего лишь мы.

Он с удивлением обернулся. Перед ним, усмехаясь, стояли двое здоровенных парней.

- Бак и Бен! Как вы смогли меня найти?

Бак Баррон улыбнулся.

- Мы беспокоились, как бы с тобой чего-нибудь не случилось. Приехали в город и слегка поцапались с Хикменами. То, что от них осталось, бежали в Эль Пасо - в большой спешке. Потом к нам подъехал индейский мальчуган на измотанной лошадке и сказал, что у тебя крупные неприятности, поэтому мы решили поехать и посмотреть, как ты из них выберешься.

- Индейский мальчонка? - озадаченно спросил Дасти.

- Ага, - ответил ему Риддл. - Это я устроил. Мне показалось, что у тебя возникнут проблемы, вот и послал мальчишку за твоими братьями. Черт возьми, если б я знал, что ты так хорошо обращаешься с железяками, я бы и не подумал просить помощи!

Бен Баррон усмехнулся и почесал щетину на висках.

- А если б мы знали, что их всего трое, то и не подумали ехать! - Он перевел взгляд с Дасти на Руфь. - Судя по месту, которое ты приглядел в Гальо-Гэп, и по тому, кого ты обнял, ты не скоро появишься дома. Что нам сказать Элли?

- Какой Элли? - Руфь отодвинулась, вопросительно глядя на него. - Кто такая Элли? Ты не говорил, что у тебя есть девушка!

Дасти подмигнул братьям.

- Элли? Она боевой вождь племени Барронов. Это моя мама.

Он повернулся к Риддлу.

- Блу, не хочешь вроде как присмотреть за землей в Гальо-Гэп недельку-другую? Думаю, мне вначале лучше отвезти Руфь домой. Элли так любит свадьбы!

Ответное пожатие девушки было тем ответом, которого он ждал.