/ Language: Русский / Genre:prose_rus_classic,

Бессмысленные Мечтания

Лев Толстой


Толстой Лев Николевич

Бессмысленные мечтния

Л.Н.Толстой

БЕССМЫСЛЕННЫЕ МЕЧТАНИЯ

17 янвря нынешнего 1895 г. русские предствители дворянств и земств всех 70 с чем-то губерний и облстей России собрлись в Петербурге для поздрвления нового, вступившего н место своего умершего отц, молодого русского импертор.

З несколько месяцев до выезд предствителей во всех губерниях России в продолжение нескольких месяцев шли усиленные рботы приготовлений для этого поздрвления: собирлись экстренные собрния, предлгли, избирли, интриговли; придумывли форму верноподдннических дресов, спорили, придумывли подрки для подношения, опять спорили, собирли деньги, зкзывли, избирли счстливцев, которые должны были ехть и иметь счстье лично передть дресы и подрки; и, нконец, люди ехли иногд по несколько тысяч верст со всех концов России с подркми, новыми мундирми, зготовленными речми и рдостными ожидниями увидть цря, црицу и говорить с ними.

И вот все приехли, собрлись, доложились, явились к министрм тому и другому, подверглись всем мытрствм, через которые проводили их, нконец дождлись торжественного дня и явились во дворец со своими подркми. Рзные курьеры, гофмейстеры, фурьеры, церемониймейстеры, кмер-лкеи, дъютнты и т.п. зхвтили их, водили, проводили, устнвливли, и, нконец, нступил торжествення минут, и все эти сотни, большей чстью стрые, семейные, седые, почитемые в своей среде люди змерли в ожиднии.

И вот отворилсь дверь, вошел мленький, молодой человек в мундире и нчл говорить, глядя в шпку, которую он держл перед собой и в которой у него был нписн т речь, которую он хотел скзть. Речь зключлсь в следующем.

"Я рд видеть предствителей всех сословий, съехвшихся для зявления верноподдннических чувств. Верю искренности этих чувств, искони присущих кждому русскому. Но мне известно, что в последнее время слышлись в некоторых земских собрниях голос людей, увлеквшихся бессмысленными мечтниями об учстии предствителей земств в делх внутреннего упрвления. Путь все знют, что я, посвящя все свои силы блгу нродному, буду охрнять нчло смодержвия тк же твердо и неуклонно, кк охрнял его мой незбвенный покойный родитель". Когд молодой црь дошел до того мест речи, в котором он хотел вырзить мысль о том, что он желет делть все по-своему и не хочет, чтобы никто не только не руководил им, но дже не двл советов, чувствуя, вероятно, в глубине души, что и мысль эт дурня и что форм, в которой он выржен, неприличн, он смешлся и, чтобы скрыть свой конфуз, стл кричть визгливым, озлобленным голосом.

Что же ткое было? З что ткое оскорбление всех этих добродушных людей?

А было то, что в нескольких губерниях: Тверской, глвное Тверской, Тульской, Уфимской, еще ккой-то земцы в своих дресх, исполненных всякой бессмысленной лжи и лести, нмекли в смых темных и неопределенных словх о том, что хорошо бы земству быть тем, чем оно по своему смыслу должно быть и для чего оно было учреждено, т.е. чтобы иметь прво доводить до сведения цря о своих нуждх. Н эти-то нмеки стрых, умных, опытных людей, желвших сделть для цря возможным ккое-нибудь рзумное упрвление госудрством, потому что, не зня, кк живут люди, что им нужно, нельзя упрвлять людьми, н эти-то слов молодой црь, ничего не понимющий ни в упрвлении, ни в жизни, ответил, что это - бессмысленные мечтния.

Когд речь кончилсь, нступило молчние. Но придворные прервли его крикми "ур", и почти все присутствующие зкричли тоже "ур".

После этого все предствители поехли в собор и тм служили молебен блгодрственный. Некоторые из бывших тут говорят, что они не кричли "ур" и не ездили в собор; но если и были тковые, то их было мло, и не кричвшие "ур" и не ездившие в собор не зявили этого публично; тк что не неспрведливо скзть, что все или огромное большинство предствителей рдостно приветствовли ругтельную речь цря и ездили в собор служить блгодрственный молебен з то, что црь удостоил их з их поздрвления и подрки нзвть глупыми мльчишкми.

Прошло 4 месяц, и ни црь не ншел нужным отречься от своих слов, ни общество не вырзило своего осуждения его поступк (кроме одного нонимного письм). И кк будто всеми решено, что тк и должно быть. И депутции продолжют ездить и подличть, и црь тк же принимет их подлости, кк должное. Мло того, что все вошло в прежнее положение, все вступило в положение горздо худшее, чем прежде. Необдумнный, дерзкий, мльчишеский поступок молодого цря стл совершившимся фктом; общество, все русское общество проглотило оскорбление, и оскорбивший получил прво думть (если он и не думет, то чувствует), что общество этого смого и стоит, что тк и ндо с ним обрщться, и теперь он может попробовть еще высшую меру дерзости и оскорбления и унижения обществ.

Эпизод 17-го янвря был одним из тех моментов, когд две стороны, вступющие в борьбу между собою, примеряются друг к другу, и между ними устнвливются новые отношения. Сильный рбочий человек встречет в дверях слбого мльчишку, брчук. Кждый имеет ткое же прво пройти первым, но вот нхльный мльчишк, брчук, оттлкивет в грудь входящего рбочего и дерзко кричит: "Долой с дороги, дрянь эткя!"

Момент этот решющий: отведет ли рбочий спокойно руку мльчик, пройдет впереди его и тихо скжет: "Нехорошо тк, миленькой, делть, я пострше тебе, и ты вперед тк не делй". Или покорится, уступит дорогу и снимет шпку и извинится.

От этого момент звисят дльнейшие отношения этих людей и нрвственное душевное состояние их. В первом случе мльчик опомнится, стнет умнее и добрее, рбочий свободнее и мужественнее; во втором случе нхльный мльчик сделется еще нхльнее и рбочий еще покорнее.

То же столкновение произошло между русским обществом и црем, и блгодря своей необдумнности молодой црь сделл ход, окзвшийся очень выгодным для него и невыгодном для русского обществ. Русское общество проглотило оскорбление, и столкновение рзрешилось в пользу цря. Теперь он должен стть еще дерзновеннее и будет совершенно прв, если он еще больше будет презирть русское общество; русское же общество, сделв этот шг, неизбежно сделет и следующие шги в том же нпрвлении и стнет еще покорнее и подлее. Тк оно и сделлось. Прошло 4 месяц, и не только не появилось протест, но все с великим успехом готовятся к приему цря в Москве, к коронции и новым подркм икон и всяких глупостей, и в гзетх восхвляли мужество цря, отстоявшего святыню русского нрод - смодержвие. Ншелся дже ткой сочинитель, который упрекет цря з то, что он слишком мягко отозвлся н неслыхнную дерзость людей, решившихся нмекнуть н! то, что для того, чтобы упрвлять людьми, ндо знть, кк они живут и что им нужно; и что ндо было скзть: не "бессмысленные мечтния", ндо было рзрзиться громом н тех, которые посмели посягнуть н смодержвие - святыню русского нрод.

В гзетх инострнных ('"Times", "Daily News" и др.) были сттьи о том, что для всякого другого нрод, кроме русского, ткя речь госудря был бы оскорбительн, но нм, нгличнм, судить об этом с своей точки зрения нельзя: русские любят это и им нужно это.

Прошло 4 месяц, и в известных, тк нзывемых высших кругх русского обществ устновилось мнение, что молодой црь поступил прекрсно, тк, кк должно было поступить. "Молодец Ники, - говорят про него его бесчисленные кузены, - молодец Ники, тк их и ндо".

И течение жизни и упрвление пошло не только по-строму, но хуже, чем по-строму; те же ссылки без суд; те же отнятия детей у родителей; те же виселицы, кторги, кзни; т же нелепя до комизм цензур, зпрещющя все, что вздумется цензору или его нчльнику; те же одурение и рзврщение нрод.

Положение дел ведь ткое: существует огромное госудрство с нселением свыше 100 миллионов людей, и госудрство это упрвляемо одним человеком. И человек этот нзнчется случйно, не то что избирется из смых лучших и опытных людей ниболее опытный и способный упрвлять, нзнчется тот, который прежде родился того человек, который прежде упрвлял госудрством. А тк кк тот, который прежде упрвлял госудрством, тоже нзнчлся случйно по первородству, точно тк же, кк и его предшественник, - и только родончльник их всех был влстителем, потому что достиг влсти или избрнием, или выдющимися дровниями, или, кк это бывло большей чстью, тем, что не остнвливлся ни перед ккими обмнми и злодеяниями, - то выходит, что стновится упрвителем 100-миллионного нрод не человек, способный к этому, внук ! или потомок того человек, который выдющимися способностями или злодеяниями, или и тем и другим вместе, кк это чще всего бывло, достиг влсти, - хотя бы этот потомок не имел ни млейших способностей упрвлять, был бы смым глупым и дрянным человеком. Положение это, если прямо посмотреть н него, предствляется действительно бессмысленным мечтнием.

Ни один рзумный человек не сядет в экипж, если не знет, что кучер умеет првить, и в поезд железной дороги, если мшинист не умеет ездить, только сын кучер или мшинист, который когд-то, по мнению некоторых, умел ездить; и тем менее не поедет в море н проходе с кпитном, прв которого н упрвление корблем состоят только в том, что он - внучтный племянник человек, который когд-то упрвлял корблем. Ни один рзумный человек не вверит себя и свою семью в руки тких кучеров, мшинистов, кпитнов, все мы живем в госудрстве, которое упрвляется, и неогрниченно, ткими сыновьями и внучтными племянникми не только не хороших првителей, но н деле покзвших свою неспособность к упрвлению людей. Положение это действительно совершенно бессмысленно и может быть опрвдывемо только тем, что было время, когд люди верили, что эти влстители суть ккие-то особенные, сверхъестественные и! ли избрнные Богом помзнные существ, которым нельзя не повиновться. Но в нше время, - когд уже никто не верит в сверхъестественное призвние этих людей к влсти, никто не верит в святость помзния и нследственности, когд история уже покзл людям, кк свергли, прогоняли, кзнили этих помзнников, положение это не имеет никких опрвдний, кроме того, что если предполгть, что верховня влсть необходим, то нследственность ткой влсти избвляет госудрство от интриг, смут, междоусобий дже, которые неизбежны при другом роде избрния верховного влстителя, и что смуты и интриги обойдутся нроду дороже и тяжелее, чем неспособность, рзврщенность, жестокость упрвителей по нследству, если неспособность их будет восполняться учстием предствителей нрод, рзврщенность и жестокость их будет держться в пределх огрничениями, поствленными их влсти.

И вот н желния этих-то смых - нерздельных с нследственностью влсти учстия в делх првительств и огрничения влсти (хотя эти желния и были скрыты под толстым слоем смой грубой лести), н эти-то желния молодой црь с решительностью и дерзостью ответил: "Не хочу, не позволю. Я см".

Эпизод 17-го янвря нпоминет то, что чсто случется с детьми. Ребенок нчинет делть ккое-нибудь непосильное ему дело. Стршие хотят помочь ему, сделть з него то, что он не в силх сделть, но ребенок кпризничет, кричит визгливым голосом: "Я см, см" - и нчинет делть; и тогд, если никто не помогет ему, то очень скоро ребенок обрзумливется, потому что или обжигется, или пдет в воду, или рсшибет себе нос и нчинет плкть. И ткое предоствление ребенку делть смому то, что он хочет делть, бывет, если не опсно, то поучительно для него. Но бед в том, что при ребенке тком всегд бывют льстивые няньки, прислужницы, которые водят рукми ребенк и делют з него то, что он хочет см сделть, и он рдуется, вообржя, что он сделл см, - и см не нучется и другим чсто делет вред.

То же бывет и с првителями. Если бы они действительно упрвляли сми, то упрвление их продолжлось бы недолго, они сейчс же бы нделли тких явных глупостей, что погубили бы других и себя, и црство их тотчс кончилось бы, что и было бы очень полезно для всех. Но бед в том, что кк у кпризных детей есть няньки, делющие з них то, что они вообржют сми делть, тк и у црей всегд есть ткие няньки - министры, нчльники, дорожщие своими местми и влстью, и знющие, что они пользуются ими только до тех пор, пок црь считется неогрниченным.

Считется и предполгется, что првит делми госудрств црь; но ведь это только считется и предполгется: првить делми госудрств один црь не может, потому что дел эти слишком сложны, он может только сделть все то, что ему вздумется по отношению тех дел, которые дойдут до него, и может нзнчть себе помощникми тех, кого ему вздумется; првить делми он не может потому, что это совершенно невозможно для одного человек. Првят действительно: министры, члены рзных советов, директоры и всякого род нчльники. Попдют же в эти министры и нчльники люди никк не по достоинствм, по проискм, интригм, большей чстью женским, по связям, родству, угодливости и случйности. Льстецы и лгуны, пишущие сттьи о святыне смодержвия, о том, что эт форм (форм смя древняя, бывшя у всех нродов) есть особенно священное достояние русского нрод, и что првить нродом црь должен неогрниченно, но, к сож! лению, никто из них не объясняет, кк должно действовть смодержвие, кк именно должен и может првить црь см, один своим нродом. В прежнее время, когд слвянофилы проповедовли смодержвие, то они проповедовли его нерздельно с земским собором, и тогд, кк ни нивны были мечтния слвянофилов (сделвших много зл), понятно было, кк должен был упрвлять смодержвный црь, узнвший от соборов нужды и волю нрод. Но кк может упрвлять теперь црь без соборов? Кк кокндский хн? Д это нельзя, потому что в кокндском хнстве все дел можно было рссмотреть в одно утро, в России в нше время для того, чтобы упрвлять госудрством, нужны десять тысяч ежедневных решений. Кто же поствляет эти решения? Чиновники. Кто же эти чиновники? Это люди, для достижения своих личных целей пролезющие во влсть и руководимые только тем, чтобы им получть побольше денег. В последнее время люди эти до ткой степени у нс в России пли в нрвственном и умственном знчении, что е! сли они прямо не воруют, кк воровли те, которых обличили и прогнли, - они дже не умеют притвориться, что преследуют ккие-нибудь общие госудрственные интересы, они только стрются кк можно дольше получть свои жловнья, квртирные, рзъездные. Тк что упрвляет госудрством не смодержвня влсть, - ккое-то особенное, священное лицо, мудрое, неподкупное, почитемое нродом, - упрвляет в действительности стя ждных, пронырливых, безнрвственных чиновников, пристроившихся к молодому, ничего не понимющему и не могущему понимть молодому мльчику, которому нговорили, что он может прекрсно упрвлять см один. И он смело отклоняет всякое учстие в упрвлении предствителей нрод и говорит: "Нет, я см".

Тк что выходит, что упрвляемы мы не только не волей нрод, не только не смодержвным црем, стоящим выше всех интриг и личных желний, кк хотят предствить нм цря нстоящие слвянофилы, - но упрвляемы мы несколькими десяткми смых безнрвственных, хитрых, корыстных людей, не имеющих з себя ни, кк прежде, родовитости, ни дже обрзовния и ум, кк тому свидетельствуют рзные Дурново, Кривошеины, Деляновы и т.п., упрвляемы теми, которые одренны теми способностями посредственности и низости, при которых только, кк это верно определил Бомрше, можно достигнуть высших мест влсти: Меdiocre еt гmpant, еt оn рrvient tоut (Будь посредственным и рболепным и достигнешь всего). Можно подчиняться и повиновться одному человеку, поствленному своим рождением в особенное положение, но оскорбительно и унизительно повиновться и подчиняться людям, ншим сверстникм, н нших глзх рзными подлостями и гдостями вылезшим н высшие мест и зхвтившим влсть. Можно было скрепя сердце подчиняться Ионну Грозному и Петру Третьему, но подчиняться и исполнять волю Млюты Скуртов и немецких кпрлов, любимцев Петр III - обидно.

В делх, нрушющих волю Бог, - в делх, противных этой воле, я не могу подчиняться и повиновться никому; но в делх, не нрушющих волю Бог, я готов подчиняться и повиновться црю, ккой бы он ни был. Он не см стл н свое место. Его поствили н это место зконы стрны, соствленные или одобренные ншими предкми. Но зчем же я буду подчиняться людям, зведомо подлым или глупым, или и то и другое вместе, которые 30-летней подлостью пролезли во влсть и предписывют мне зконы и обрз действий? Мне говорят, что по высочйшему повелению мне предписно [не] издвть тких-то сочинений, не собирться н молитву, не учить моих детей, кк я считю хорошим, по тким-то нчлм и книгм, которые определяет г-н Победоносцев; мне говорят, что по высочйшему повелению я должен отдвть подти н постройку броненосцев, должен отдть своих детей или имение тому и тому-то, или смому перестть жить, где я хочу, жить в нзнченном мне месте. Все это еще можно было бы перенести, если бы это точно било повеление цря; но ведь я зню, что высочйшее повеление тут только слов, что делется это вовсе не тем црем, который номинльно упрвляет нми, делется это г-ном Победоносцевым, Рихтером, Мурвьевым и т.п., которых прошедшее я зню двно, и тк зню, что я не желю иметь с ними ничего общего. И этим-то людям я должен повиновться и отдть им все, что есть у меня дорогого в жизни.

Но и это бы можно было перенести, если бы дело шло только об унижении своем. Но, к сожлению, дело не в одном этом. Црствовть и упрвлять нродом нельзя без того, чтобы не рзврщть, не одурять нрод и не рзврщть и не одурять его тем в большей степени, чем несовершеннее обрз првления, чем меньше упрвители выржют собою волю нрод. А тк кк у нс смое бессмысленное и длекое от выржения воли нрод првление, то при ншем упрвлении необходимо смое большое нпряжение деятельности для одурения и рзврщения нрод. И вот это одурение и рзврщение нрод, совершющееся в тких огромных рзмерх в России, и не должны переносить люди, видящие средств этого одурения и рзврщения и последствия его.