/ Language: Русский / Genre:sf,

Стpанное Дело

Любовь Романчук


Романчук Любовь

Стpанное дело

Любовь Романчук

Странное дело

Следователя Р. так и называли - Следователь. Поговаривали (в шутку, конечно, а там - кто знает?), будто он был продуктом эксперимента по созданию идеального интеллектуального детектива ХХХ, разрабатываемого еще в сталинские времена под началом Берии в лабиринтах уединенной крымской дачи, расположенной в Судаке под Фирсовой горой. Так или иначе, однако о Следователе не было известно ничего, кроме скупого перечня открытых им дел, да и то по большей части засекреченных. Даже возраст его устанавливался не по точным анкетным даннм, которые хранились неизвестно где или, как предполагали многие, были попросту утеряны, - а в зависимости от того, как Следователь выглядел: в отдельные дни, когда, напав на верный след либо подводя порученное ему дело к логическому завершению, он казался полным энергии юнцом, восторженным и немного наивным, с особым, свойственным лишь юности блеском в глазах; в иные же периоды, отмеченные в его жизни какими-то неудачами, провалами, просто бездействием, обретал вид все познавшего и давно утратившего веру и надежды старика, стоящего полутора ногами в могиле. Однако стоило сдвинуть дело с мертвой точки, произвести едва уловимый глазом оборот, как налет старости мгновенно слетал с него, сообщая всем членам утраченную было гибкость и подвижность. Ни семьи, ни друзей у него не было, по крайней мере, никто ничего о таковых не знал. Дела, которые Следователь выбирал себе (ибо никто давно ничего ему не поручал сам, полагаясь на его безошибочное чутье и питая к его персоне положенный его статусу пиетет), отличались одной странностью: все их исполнители (или/и жертвы), равно как и их действия, согласно его итоговому заключению, представляли последствия некоего глобального эксперимента над человеческой природой, цель которого была никому (в том числе и ему) не ясна. Впрочем, подобная замеченая приверженность Следователя к глобалистике, даже некоей мистификации была возведена в ранг свойственных ему причуд в числе прочих многочисленных странностей, относящихся к его прошлому и к самой натуре. Подобные глобалистские выводы, как правило, к делу не подшивались, а хранились отдельно в виде дополнений и комментариев, не имеющих прямого отношения к следствию. Говоря в общем, Следователь работал со столь хрупким и не поддающимся однозначному толкованию материалом, как возможности человеческой природы, и стимулирующими (либо гасящими) их внешними факторами (условно называемыми им Экспериментаторами). Справедливости ради следует отметить, что для проведения расследования ему вовсе не обязательно было ездить на место, как говорится, совершения преступления, а также участвовать в доносах и погонях. Вполне достаточным для этого был письменный стол, папка с документами и фотографии преступника и/или жертвы. Иногда он требовал дополнительной информации, и запросы его отличались непредсказуемостью и каким-то даже издевательством: он, например, мог попросить достать материалы о детских годах, обидах и друзьях обвиняемого (жертвы), запись беседы с подозреваемым о проблемах НЛО или СПИДа (выдумка или реальность?, совпадение или взаимосвязь?), или же пересказ снов, к которым Следователь имел особое пристрастие. Получаемая информация отображалась в виде переплетения схем и рисунков, разобраться в которых не было доступно, кроме него, никому, и в неуловимом пересечении которых, надо полагать, и таилась разгадка. Следователь Р. распутывал не только современные загадки и преступления, в неограниченном количестве поставляемые ему несовершенным обществом. В свободное от работы время он погружался в расследование древних парадоксов и исторических преступлений, черпая в том неиссякаемую пищу своему уму. Так, между прочим, на основании многочисленных сопоставлений он установил, что отец Гамлета умер вовсе не от яда белены, капнутого ему в ухо, а от передозировки беладонной, в качестве наркотического средства используемого в высших кругах средневекового общества в опытных целях (как гласила легенда, "ужален был змеей" - то есть уколот). Сон, в который он погрузился, был вскоре сменен кошмаром и муками ("и мерзостные струпья облепили, / Как Лазарю, мгновенною коростой /Все тело мне"). Гамлет же, по всей видимости, страдал обыкновенной паранойей с галлюцинаторными видениями, стирающими грань между реальным и нереальным, в различении которых и бился постоянно его ум ("Он одержим своим воображеньем", говорит Горацио в 4-й сцене 1-го акта); мучительное "быть или не быть" в этом плане можно трактовать как "быль или небыль?". Разрешил Р. и загадку Джека-Потрошителя, доказав путем исторической дедукции, что странные лондонские убийства были экспериментом по совершению идеального преступления, поставленным самим Шерлоком Холмсом (не удивительно, что это было единственное преступление, не разгаданное великим сыщиком). О реальном же существовании литературного персонажа Р. имел самые неопровержимые сведения. Далее в числе его исторических ребусов значилась история Иуды Искариота, обвиняемого в предательстве, но на протяжении стольких же лет оправдываемого гностиками, писателями и различными теологами на совершенно различных основаниях. Как установил Р., Иуда действительно и неопровержимо был виновен в предательстве Учителя, но не потому, что указал место его обитания (об этом знали многие), и не в связи с проклятым поцелуем, якобы выдавшим Мессию стражникам (ибо его в лицо знали лучше, чем нынешнего Президента США), и не по причине кражи общественной казны (в которой и так уже ничего не оставалось), а потому что, нарушив условия договора, повесился на следующий день после смерти Христа, между тем как именно на него возлагалась миссия зафиксировать Воскрешение (для того и отправлялся Мессия на Крест). Также он установил, что Христос не мог умереть на кресте от мук, ибо мучения его длились лишь три часа, между тем как смерть на кресте занимала обычно несколько суток. Скорей всего, Сын Бога впал в летаргическое состояние (настоящее, вызванное измождением, либо спровоцированное искусственно, путем предварительных тренировок), тем и спасся. И воскрешение Его означало возобновление жизни, а не возвращение из смерти. Далее в списке внерабочих оперативных дел значились: гибель "Титаника" и "Нахимова", тайна Сен-Жермена и трех карт, египетские пирамиды, железнодорожные аварии и т.д. и т.п. Неизвестно, на кого работал Следователь, и кому были нужны его изыски, кроме него самого, однако внимательное прочтение всех его дел позволяло выявить одну общую связующую нить: всюду речь шла о некоем эксперименте/экспериментах, следы которого были разбросаны по всей истории человеческой и отслеживались Р. трепетно и настойчиво, словно именно в них заключался таинственный "смысл истории". Раз в году Следователь, как и положено, отправлялся на отдых, неизменно посещая при сем упомянутую дачу. Впрочем, это скорее следует отнести к области слухов, ибо о точном маршруте его странствий не мог знать никто, а тот факт, что пролегали они где-то около, еще ни о чем не говорит, и даже то обстоятельство, что возвращался Р. непременно не только свежим, загорелым и полным энергией, но и явно омоложенным, нисколько не свидетельствовало о связи этого явления с полуразрушенной усадьбой, а могло быть вызвано обыкновенными любовными похождениями, как известно, улучшающими кровеобращение и обновляющими отмершие было клетки. Тем не менее, упорные слухи повествовали о том, что каждый год Р. обновляли в специальных термических барокамерах, расположенных под землей; что под зловещей дачкой располагался целый подземный городок, вход в который был известен лишь избранным, и что в том городке происходили многие странные вещи, например, продление жизни за счет клонирования, практическая инкарнация, гипнотическое оболванивание как новое оружие массового поражения и другие не менее поразительные опыты. По крайней мере, все это утверждала медсестра, каждый день заходившая к Следователю с уколом. А уж ей-то было видней. Поздними вечерами, когда число посетителей резко сокращалось, и выпадал свободный час-другой в нудной работе, медсестра, бывшая по совместительству лейтенантом контрразведки особого отдела, брала со стола Следователя какое-нибудь дельце, аккуратно перевязанное атласной ленточкой, и, раскрыв его, с неустанным вниманием и служебным рвением принималась читать.

***

Одно из таких дел начиналось словами: "Май - месяц, когда расцветает чертополох". Под ними следовал рисунок означенного растения, выполненный со всей тщательностью, хотя и не совсем точный, а ниже шел текст, перемежаемый иными натуралистическими зарисовками, призванными, надо думать, пояснять излагаемое. Текст был написан левой рукой и содержал следующее: "Май - месяц, когда расцветает чертополох. Именно в это время, ближе к концу рабочего дня, ко мне обратилась м-м С. с заявлением о преследовании. О м-м С. и ее довольно странных привычках я был наслышан ранее: в молодости она долгое время возглавляла клуб ДОСААФ нашего города, и на ее счету значилось 35,5 прыжков с парашютом. Последний прыжок, собственно, и значился в ее послужном списке как половинчатый, поскольку до земли она не дотянула, а на высоте метров в 300 спланировала на возносящуюся вверх гирлянду воздушных шаров, запущенных со стадиона в честь празднования годовщины города. Куда делась вместе с гирляндой С. после этого, долгое время не было известно. Обнаружили ее на третий день возле самой границы с пучком травы в руках. Надо полагать, это была именно та растительность, которая спасла ее при приземлении и с которой она с тех пор не расставалась. Засушенный экспонат сей травы, говорят, до сих пор неизменно висит над ее кроватью. Уйдя с поста председателя полувоенной организации, С. занялась травопоклонством, достигнув по части травоведения и травосбора таких знаний, что была вскорости приглашена в качестве консультанта в сферу наркобизнеса. В частности, говорят, именно ей принадлежал рецепт изготовления наркоты из молочая путем проваривания его в спирту и настаивания в чифирном растворе. Сейчас С. отошла от всех дел. Ее последний любовник, граф Перецкий, скончался в прошлом году от удушья, и именно это обстоятельство, собственно, привело ее сюда.

Итак, мы сели. М-м С. было лет 50, и она еще слыла за приятную во всех отношениях даму. Я пододвинул к ней пепельницу, открыл окно, выходящее в благоуханный сад, и приготовился слушать. Курила она какие-то свои особые сигареты, изготовленные саморучно и обладающие довольно резким запахом, напоминающим испарения морских водорослей. - Я слышала, вы человек серьезный, - начала она, закуривая и откидываясь неестественно ровной, оголенной до пояса спиной к креслу, - и отнесетесь к моим словам с должным вниманием. Человеку, как известно, свойственно любое явление воспринимать однобоко, с какой-то одной грани. Это касается и моего случая. Она помолчала и, выждав моей реакции, выраженной одобрительным кивком головы, продолжила. - Так вот. Я, как вам должно быть известно, на данный час состою в Совете директоров Зеленых пигмеев. Деятельность нашей организации состоит не только в банальной защите природы, а в предоставлении ей шанса, понимаете? - Нет, - признался я. Она слегка наклонилась вперед и с подчеркнутым нажимом произнесла: - Шанса эволюции. Человек долгое время угнетал ее развитие в угоду себе, боясь, так сказать, нечаянной конкуренции. Но его время вышло. Надо, пока не поздно, предоставить свободу всем, на равных. Всем живущим и даже неживому. Это, кстати, дало бы стимул для совершенствования и самому человеку. Мне нет смысла утаивать от вас, что мы поддерживали любые эксперименты в области биологии, в том числе такие всемирные программы как "Экс-клонирование", "Искусственный интеллект-Х", "Живой космос" и "Клеточный разум". Нам удалось установить, что клетка, которая сама по себе бессмертна, может быть, при определенном положении и составе протоплазмы, разумной; что сознание в отличие от тела не клонируется, а только переносится (отсюда создание двойников невозможно); что искусственный интеллект-Х давно существует в природе в виде отдельных "оразумненных" местностей либо природных объектов; но самое главное не это. Нам удалось, не буду говорить как, по новому перечитать историю человечества - с точки зрения растений. Да, да, я не ошиблась, - повторила она, заметив мой в удивлении вскинутый взгляд, - именно так. Попробуйте под этим углом зрения посмотреть на наш мир. Мы привыкли ко многим историческим шаблонам, например, к констатации факта покорения Европой Америки в 16 столетии. А на самом деле..., - она глубоко затянулась и проглотила дым, - на самом деле шла совсем иная война, суть которой, если говорить в общем, заключалась в завоевании американскими растениями Европы. Колумб и Америго для них были всего лишь средствами, переносчиками генофонда (наподобие вшей или крыс для болезнетворных микробов). А раз так, то следует признать наличие в природе растительного разума, гораздо более сильного чем человеческий. В отличие от нас, этот разум не индивидуализирован, а существует в совокупности, более того, объем этой совокупности определяет его мощь и темп развития. Отсюда следует вывод: для своего развития этот разум нуждается в как можно более широком расширении ареала данного вида и в безустанном продуцировании составляющих этот вид компонент (особей, или, скорее, экземпляров). Растение, в отличие от животного, не умирает от съедания - оно распространяется. А теперь вспомните, что происходило в Испании накануне открытия благословенной Америки? - Признаюсь, в истории я не силен, - вынужден был я соврать. - А зря. Иначе вам пришла бы на ум многочисленная череда отравлений, которые буквально вошли в тот период в моду. По изготовлению разнообразных ядов человек достиг во времена испанского владычества невиданных высот. И в Америку его сподвигла трогаться не мечта о некоем рае, а слухи о наличии в ней еще неизвестных в Европе ядов - в виде яда цураре и разных кактусовых. - Допустим. - А теперь представим дело иначе. Америку от Европы отделяет огромное водное пространство океана. Растениям его не преодолеть. Необходимы средства - корабли, торговля, активный обмен. Так получилось, что американские цивилизации еще до злосчастного Колумба пошли на убыль, и их судьба была предрешена. Следовало найти нового потребителя/переносчика. Огромный растительный арсенал, накопленный Америкой, пропадал втуне, законсервированный в первозданных джунглях Юга и пустынных прериях Севера. Высшие плодовые растения были буквально поставлены на грань вымирания, заглушенные своими более древними сородичами. И они находят выход. Яды, которыми была буквально пропитана испанская атмосфера тех лет, вызывали в умах людей галлюцинаторные видения, заставив броситься на рискованные поиски обетованных стран, новых караванных путей и несметных богатств. Наркотическое же опьянение было вызвано особыми ферментами, выделяемыми растениями под влиянием действия растительного разума. - Так вот, оказывается, как было дело, - произнес я, не сдержав невольной усмешки, но тут же осекся. М-м С. пронзила меня таким взглядом, что если бы я хоть немного поверил в наличие растительного, каменного, клеточного или какого-либо иного разума, я бы, безусловно, посчитал в данный момент себя частицей ее зеленой воли. Утомленный последовавшим вслед за этим молчанием, я уже хотел было поторопить ее, как она сама прервала затянувшуюся тишину: - Понимаю, что все это выглядит похожим на бредни. Видимо, вы меня так и воспринимаете. Но со временем, - она хитро подмигнула и безжалостно раздавила потухшую сигарету в пепельнице, - я покажу вам одну штучку, и ваше мнение изменится. А пока я доскажу. Если, конечно, позволите. - Граф Перецкий в нашей организации выполнял роль чтеца. Он обладал редким умением читать запахи, благодаря чему научился распознавать кое-какие, как он их называл, "кванты информации", исходящие от растений. Одно из таких сообщений, по его словам, гласило, что в растительном мире готовилась революция по замене покрытосеменных волносеменными, после которой им станут не нужны внешние переносчики и опылители. И кто знает, как тогда пойдет развиваться мир? Ведь, по большому счету, направление эволюции задается и регулируется именно растительным миром. Так вот, упомянутый граф был большой любитель кактусов, которые занимали у него абсолютно все окна, верха шкафов и полок. Он считал их разумными, - по-своему, конечно. Любил перекинуться парой словечек, некоторые даже брал с собой в поездки, считая, что без него они по-настоящему скучают. И вдруг умер. Вы понимаете? - Нет. - Ведь он был здоров, абсолютно, и никогда никакими астмами до этого не страдал. - Возможно, смерть наступила как раз от переизбытка в его доме цветов? высказал я предположение. - Ведь они, как мне помнится, ночью дышат, как и все мы, кислородом, выделяя углекислый газ... - Но тогда ему следовало умереть уже давно. Такое количество цветов у него было всегда, ну по крайней мере последние десять лет. - Ну тогда, возможно, они зацвели, а при этом потребление кислорода увеличивается, к тому же выделяемые цветами ферменты (что, собственно, придает им запах) обладают слабым нейропарализующим действием, в совокупности же.. - Кактусы цветут раз в несколько лет, - резко оборвала меня м-м С. - И они не пахнут. - Хорошо, какова же тогда ваша версия? - сдался я. - Его убили, - отчетливо выговорила С., зажимая в губах очередную сигарету. - А теперь подбираются ко мне. - Растения? - естественно предположил я. М-м С. немного помолчала. - Это не так просто, - тихо продолжила она. - У меня нет никаких доказательств, я просто знаю. - И теперь вы хотите, чтобы я начал расследовать дело годичной давности? улыбнулся я, откидываясь назад и, как оказалось, вовремя. - Я не хочу - я требую! - вскрикнула м-м С., стукнув маленьким кулачком по столу и сделав угрожающий выпад в мою сторону. - Вы слышите? Это гораздо важнее, чем вам кажется. - Ну допустим. Допустим, я соглашусь. Но что у меня есть? Труп, съеденный червями? Кактусы, выброшенные за ненадобностью? Показания переехавших соседей? Отсутствующие свидетели? - У вас есть я, а это главное, - напомнила м-м С., и я счел нужным учтиво поклониться.