/ Language: Русский / Genre:sf_fantasy, / Series: Ведьмами рождаются

Ведьмами рождаются. Книга 2

Лилия Руднева


Руднева Лилия

Ведьмами рождаются. Книга 2

— Альберт Иосифович, принесите мне бухгалтерские отчёты за прошлый месяц и личное дело шеф-повара нашего ресторана, — Настя оторвалась от изучения бумаг, и устало посмотрела на управляющего отелем.

— Хорошо, Анастасия Михайловна, — сдержанно ответил мужчина, ничем не выдав своих эмоций, хотя Настя чувствовала — ему хочется высказать многое из того, что он думает о её действиях.

Альберт Иосифович руководил этим заведением со дня открытия. Благодаря ему, отель заработал прекрасную репутацию и стал приносить хорошую прибыль. Управляющий относился к вверенному ему объекту трепетно и с большой любовью, словно к собственному ребёнку, вникая в мельчайшие детали, вплоть до стирки белья и вывоза мусора. Никто и никогда не подвергал сомнению действия Альберта Иосифовича, а, тем более, не вмешивался в процесс подбора персонала. В течение двух лет владелица отеля исправно получала прибыль, не устраивая никаких проверок, и ему казалось, что он полностью заслужил её доверие. И всё это изменилось месяц назад, когда Анастасии Михайловне вздумалось переселиться из двухэтажной квартиры в центре города в свой загородный отель. Мало того, она стала активно интересоваться всеми деталями управления. Сначала просто изучала документацию, а затем (о, ужас!) начала вмешиваться в дела! Вот и сейчас ей зачем-то понадобилось личное дело шеф-повара, которого Альберт Иосифович готов был носить на руках, потому что благодаря Марку их ресторан стал любимым местом всей городской элиты. Что ей могло не понравиться в поваре? Но спорить с хозяйкой управляющий, как всегда, не решился. Он пытался много раз, но стоило взглянуть в её чёрные, просто какие-то колдовские глаза, и язык будто бы прирастал к нёбу, а слова протеста куда-то испарялись. Поэтому, в ответ на просьбу хозяйки, Альберт Иосифович чуть заметно кивнул, и вышел из кабинета.

Настя устало прикрыла глаза. Она понимала недовольство своего управляющего, и даже в чём-то признавала его правоту, но девушке просто необходимо было сейчас занять себя делом. Загрузить работой настолько, чтобы, вымотавшись за день, поздно вечером замертво проваливаться в сон. Чтобы не оставалось времени подумать. С тех пор, как она ушла от Виталия, прошло полтора месяца, но рана не желала затягиваться. Боль от разрыва можно было как-то притупить, отвлекая постоянным общением с людьми, но стоило Насте остаться одной, как она просыпалась, тут же набрасываясь тоской и отчаянием, от которых хотелось лезть на стенку. Девушка понимала, что своим поступком причиняет Кузьмину страшную боль, ещё сильнее она ранила себя, но это был единственный выход из тупика, в который она всё больше и больше загоняла их отношения.

Полтора месяца назад Настя осознала, что больше не может смотреть на то, как мучается её любимый человек, живя с ней рядом. Кузьмин два года терпел её ночные кошмары, от которых страдал, наверное, больше, чем она — Насте снился другой мужчина. И, несмотря на то, что соперник из сна был мёртв, имел перед Виталием огромное преимущество — он пожертвовал жизнью ради спасения его любимой женщины. Насте снился Александр.

Началось всё это в тот вечер, когда они отмечали счастливое избавление Насти от чёрных магов, и принудительного тёмного посвящения. В тот момент девушка чувствовала себя абсолютно счастливой. Она любит, любима, рядом друзья, а жизнь впереди казалась безоблачной и яркой. И в это время что-то случилось. Настя услышала, как кто-то тихо позвал её по имени. Сначала девушке показалось, что это шелест потревоженной ветром листвы, прозвучал так причудливо. Но когда имя было произнесено второй раз, Настя поняла, что это не листва, она явно узнала голос Александра. И столько мольбы и муки было в его интонации, что девушка почувствовала, где бы ни пребывала сейчас душа чёрного мага — она испытывает нечеловеческие страдания. Насте вдруг стало совершенно ясно, что она просто не может, не имеет права быть счастливой. За её счастье заплачено слишком дорогой ценой. Александр, вместо неё своей кровью закрыл портал в нижний мир, это она должна быть сейчас там, где находится он. С этой минуты в душе девушки прочно угнездилось чувство вины, отравлявшее её существование. Не радовало ничего, ни посвящение, которое она приняла вскоре после этого, ни возрастание своей магической силы, ни постижение законов магии. Только с Кузьминым ей удавалось забыться, почувствовать себя живой. Но Настя не могла рассказать о своих мучениях даже ему. А через некоторое время, ей стал сниться тот момент, когда Александр шагнул в портал Нижнего мира. В этом сне девушка каждый раз пыталась помешать ему сделать последний шаг, и каждый раз просыпалась в холодном поту, выкрикивая его имя…

Нетерпеливый стук в дверь прервал невесёлые мысли Насти, и в кабинет, не дожидаясь разрешения, вошёл шеф-повар Марк. За его спиной маячила довольная физиономия управляющего, который сообщил, что Марк, узнав о том, что хозяйка потребовала его личное дело, решил сам выяснить, чем она недовольна.

— Хорошо, Альберт Иосифович, можете быть свободы, — ответила Настя и посмотрела на Марка, который всем своим видом показывал, что на любые претензии ему наплевать — работу, в случае чего, он найдёт без труда.

Управляющий закрыл дверь, а Настя жестом пригласила повара присесть. Марк был молодым симпатичным мужчиной, явно избалованным женским вниманием и знающим себе цену. Серые глаза смотрели спокойно и изучающе, а рот кривила едва сдерживаемая ироническая усмешка. Девушке он не понравился с самого первого дня их знакомства — его снисходительно-насмешливая манера себя держать раздражала. А уж когда Настя поняла, кто перед ней на самом деле, встал вопрос о целесообразности его дальнейшей работы в этом отеле.

— Я догадываюсь, почему вам понадобилось моё личное дело, — вдруг сказал он и вальяжно развалился в кресле.

— Ну что ж, — Настя подобралась, — в таком случае, вы упростите мне задачу, если ответите на вопросы.

— Я вас внимательно слушаю.

Девушка постаралась не обращать внимания на его откровенное хамство, решив, что поставит нахала на место после того, как прояснит для себя, что чёрный маг делает в её заведении.

— Я хочу знать, какие цели вы преследуете, работая в этом отеле? — Настя посмотрела на него с открытой неприязнью.

— Здесь хорошо платят, — казалось, его ничуть не огорчил её тон.

— Послушайте, Марк, негласные договорённости между белыми и чёрными магами запрещают мне без причины принимать против вас какие-либо меры. Но я буду за вами следить, и как только оступитесь, будьте уверены, безнаказанным не останетесь.

Тот, казалось, совершенно не воспринял её всерьёз. Он нагло улыбнулся и проговорил:

— Отлично! Изо всех сил буду стараться оступиться, очень хочется посмотреть в деле на ту, которую называют женщиной из пророчества.

Настя резко встала — этот тип нравился ей всё меньше.

— Тогда может не стоит ждать — сейчас и посмотрите? — она угрожающе сузила глаза.

Марк склонил голову набок и с интересом проговорил:

— Неужели спящая красавица проснулась? А я уже подумал, что вы так и останетесь в своей скорлупе, не видя ничего вокруг, кроме своего горя.

От изумления девушка не знала что сказать. Она ожидала чего угодно, но только не обсуждения своего поведения.

— Я уже восемь месяцев работаю в отеле, но вы только сейчас обратили внимание на то, что здесь присутствует тёмная энергия. Более того, я уверен, если бы мне вздумалось прямо на кухне провести один из чёрных ритуалов, вы и тогда бы ничего не заметили. А вот ваш друг Пенёк сразу, как только я здесь появился, устроил мне такую проверку — любая налоговая инспекция отдыхает.

"И не сказал мне ни слова, — помянула Настя Пенька недобрым словом, — поймаю — убью!"

— А то, что на вас было совершено уже два покушения, полагаю, тоже вам неизвестно?

— Этого не может быть.

— Всё ещё хуже, чем я думал, — Марк посмотрел на неё без тени насмешки, — не знаю, о чём думал Совет белых магов, оберегая вас до такой степени, но вы-то сами не могли не понимать, что Мастер не оставит вас в покое. Вся ваша компания переиграла его, как мальчишку. Из-за вас он потерял второго человека своей империи и долго восстанавливал подмоченную репутацию. Да он за меньшее лишал жизни, а тут такое! Из того, что мне известно, на вас было совершено два покушения, которые успели предотвратить приставленные к вам люди. Видимо, действовали настолько профессионально и быстро, что вы ничего не заподозрили. Все чёрные маги, оказывающиеся в этом городе, подвергаются жесткой проверке. Вообще, в последнее время по доброй воле мало кто здесь появляется. Город похож на пограничную зону, а вы живёте в счастливом неведении.

Чувствуя, что от услышанного у неё кругом идёт голова, Настя тихо поговорила:

— И чем же вы заслужили такое доверие белых магов, что они позволили вам здесь работать?

— Не поверите — им нравится, как я готовлю, — открытая улыбка и честные глаза просто нарывались на грубость.

— Можете не отвечать, мне и так всё понятно, — отчеканила Настя, — вы обыкновенный предатель, который в обмен на информацию или какие-то услуги, получил защиту у белых магов.

Девушка ожидала, что сейчас последует гневная отповедь, но Марк её удивил, он печально на неё посмотрел и тихо произнёс:

— Анастасия Михайловна, в вас сейчас говорит обида. У меня есть причина находиться здесь, но не та, о которой вы думаете. А вам пора выходить в реальную жизнь, и оглядеться вокруг. Друзья беспокоятся о вас, их очень огорчает ваше состояние. Поверьте, вы сделаете счастливыми многих людей, если вернётесь к ним.

Не дожидаясь ответа, Марк развернулся и вышел из кабинета. Настя же сначала просто стояла, переваривая услышанное. Нет, ну какой нахал! И это сочувствие в глазах! Что теперь делать? Уволить — глупо, если его проверил Пенёк, значит, этот чёрный маг не опасен. Повар он отличный, да и Альберт Иосифович не переживёт. Её злило то, что Марк открыл ей глаза на саму себя. Да ещё Пенёк, предатель, ничего не сказал об этом типе. А покушения? Даже непонятно откуда взявшийся чёрный маг знает о том, что на неё покушались, но только не сам объект покушения! Господи, что случилось с её жизнью? Думала ли она, что всё так повернётся? Настя отказалась от Виталия, уходя, он сказал ей слова, которые тогда не долетели до её сознания, но сейчас она в полной мере прочувствовала их справедливость — "Ты живёшь только для себя. Всё твоё существование зациклено на тебе и твоих проблемах" А потом, когда она умоляла его понять её правильно, объясняла, что больше не может смотреть, как он мучается, и отпускает его, он сказал: "Лучше бы я умер вместо него. Тогда, быть может, ты любила бы меня, а не Александра!", — Настю будто хлестнули по лицу, это было несправедливо, потому что она любила Виталия и мучилась от того, что невольно приносит столько страданий любимому человеку.

"Хватит! — девушка резко встала и усилием воли вырвала своё сознание из губительных воспоминаний, иначе негативные эмоции будут нарастать, а кончится тем, что она снова проплачет в подушку целую ночь, — Марк, в принципе прав, пора возвращаться в реальную жизнь. Не заметить двух покушений и охраны! А сколько ещё всего произошло за то время, пока она ничем не интересовалась? Для начала нужно связаться с Пеньком и задать ему пару вопросов. А если это чудо природы снова будет в своей обычной манере строить из себя идиота, делая вид, что ничего не понимает, ему не поздоровиться!"

Настя решительно встала и вышла из кабинета, намереваясь пройти в неотреставрированную половину отеля. Вообще всё это строение было старинным дворянским замком в котором родился Александр, и который он так щедро, не раздумывая, подарил ей. В небольшой комнате, в которой всё осталось так, как триста лет назад, стояло зеркало-переход, через которое Настя сейчас надеялась связаться с Пеньком. Но, едва переступив порог своего кабинета, она наткнулась на ожидающего её Альберта Иосифовича. Управляющий нервно сделал шаг вперёд, вопросительно посмотрев на хозяйку отеля.

— Альберт Иосифович, всё в порядке. Я не собиралась увольнять Марка, мне нужно было с ним поговорить, только и всего.

Управляющий обиженно засопел

— Кстати, вы так и не принесли мне его личное дело. Он ведь не из нашего города?

— Переехал сюда год назад, — Альберт Иосифович немного приободрился, но отвечал настороженно, — у него были очень хорошие рекомендации, поэтому я сразу принял его на работу, и ни одной минуты не жалел об этом. Марк — просто находка для нашего отеля!

— Я полностью с вами согласна, — поспешила его успокоить Настя, и решила начать собирать сведения о маге немедленно, — он женат?

Управляющий просиял и так понимающе ей улыбнулся, что девушку передёрнуло:

— Холост, и, насколько я знаю, сердце его сейчас свободно.

— Вот это и настораживает, — произнесла Настя и прошла по коридору, оставив Альберта Иосифовича с открытым от изумления ртом.

Для того чтобы попасть в "старую" половину замка, нужно было пройти в холл и отыскать задрапированную портьерой нишу. Настя уже подходила к мраморной лестнице, когда услышала у себя за спиной какой-то шум. Повернувшись, девушка увидела совершенно нелепую картину — возле стойки администратора металась странная дама. Очень высокая и очень худая в огромной шляпе, полностью закрывавшей лицо — она напоминала гигантский одуванчик. Платье на ней болталось как на вешалке, а тоненькие ножки, казалось, сейчас сломаются. Дама воровато оглядывалась по сторонам и что-то истерично требовала у администратора Нины, размахивая ручками, напоминавшими веточки. Нина продолжала мужественно улыбаться и вежливо что-то объяснять. Но незнакомка, по-видимому, её не слышала, продолжая бегать возле стойки, то и дело с испугом косясь на входную дверь. Увидев, что охранник отеля решил вмешаться, Настя тоже поспешила к месту инцидента. В женщине ей чудилось что-то до боли знакомое, поэтому девушка ускорила шаг. Увидев Настю, "одуванчик" бросился к ней, как к родной.

— Настя, помоги! — дама подбежала к девушке и намертво вцепилась в её предплечья.

А Настя едва не потеряла дар речи, узнав в колоритной даме своего друга Жмурика. Девушка пережила много неприятных и абсурдных ситуаций из-за этого нелепого белого мага, но то, что он исполнил сейчас, было вершиной его способности попадать в переплёты. В его несчастьях, как правило, всегда были виноваты женщины. Жмурик был просто помешан на прекрасной половине человечества. Но ввиду того, что имел два метра роста и дистрофичное телосложение, прекрасная половина его помешательства активно не одобряла. И вот это ходячее несчастье на глазах у всего отеля прижало её к чахлой груди и мелко затряслось. Охранник сделал шаг вперёд, но девушка отрицательно покачала головой. Жмурик, тем временем, отлепился от Насти и громко всхлипывая, поведал свою невесёлую историю, ничуть не смущаясь тем, что его слышат все, кому не лень было выглянуть на шум в холле.

Дело в том, что горе-Казанова, каким-то образом умудрился соблазнить жену очень влиятельного человека. Было непонятно, что она в нём нашла — Жмурик сказал, что её покорила его скромность, а Настя подумала, что дама, скорее всего, безумно скучала и её потянуло на экзотику. Они-то и встретились всего один раз, а муж возьми, да заявись в дом в самый разгар "веселья". Материализоваться герой-любовник не мог, на эту его способность наложили печать за прошлый проступок, поэтому он просто выскочил из квартиры в чём мать родила. Ничего не соображая от страха, прорвался в комнату консьержки, где и отлёживался, пока рогатый муж со своей охраной искали его по всему дому. Консьержка, не смотря на то, что её гость появился в костюме Адама, даже не подумала испугаться, настолько тот выглядел несчастным. У неё Жмурик вызвал одно чувство — ей захотелось его откормить. Поэтому, когда страсти немного улеглись, сердобольная женщина принесла из дома одежду и ужин. В целях конспирации решили, что Жмурику не стоит одевать мужскую одежду, так как охрана хорошо его запомнила, а выходить в открытую опасно — потому что и к вечеру обманутый супруг не успокоился. Жмурик одел платье консьержки — дамы пятьдесят четвёртого размера, и широкополую шляпу, полностью скрывающую его лицо. Ему бы удалось выйти из дома без последствий, но несчастливая судьба, в виде сильного порыва ветра, вмешалась и тут, сорвав с него шляпу прямо перед охранником, который вышел на улицу к машине. Естественно, Жмурик был опознан, но, проявив чудеса хладнокровия, трясущимися руками смог бросить на охранника заклинание обездвижения. Добежал до первого попавшегося такси и, пообещав водителю баснословную сумму, приехал к Насте в отель.

— Настя, — к концу рассказа Жмурик уже дрожал всем телом, — что мне делать? Они же меня теперь из-под земли достанут!

— Да с чего ты взял? — девушка увлекала его в сторону ниши.

— Так в рубашке остался мой паспорт. Этот страшный человек знает, как меня зовут, и где я живу, стоит мне теперь выйти на улицу — всё, я труп! — Жмурик всхлипнул и с надеждой посмотрел на девушку, — можно я поживу пока у тебя в отеле?

Настя вздохнула — похоже, на этот раз её друг влип по-крупному, а разбираться придётся ей. Ну что ж, это даже хорошо. Она задолжала своим друзьям. Бросила их на целых два года.

— Идём, свяжемся с Пеньком, думаю, вместе придумаем, что можно сделать.

— Нет, — Жмурик остановился в испуге, — он на меня до сих пор злится за вечеринку с текилой.

— За какую вечеринку?

— А ты не знаешь? — Жмурик отчего-то обрадовался этому обстоятельству, — я тебе потом расскажу, очень смешная история вышла.

— Анастасия Михайловна, — их догонял охранник отеля, — таксист, который привёз вашу… даму, требует, чтобы ему заплатили триста долларов.

Настя в изумлении посмотрела на Жмурика.

— А что? — тот сделал шаг назад, будто ожидая, что его сейчас начнут бить, — дело шло о моей жизни! Да я бы и тысячу пообещал, лишь бы уехать оттуда!

Девушка отсчитала нужную сумму и, взяв Жмурика за руку, вошла в нишу.

Пора возвращаться в реальную жизнь.

— Насть, а можно мне поселиться в двуспальном номере? — Жмурик, заметно воодушевившись, поднимался за девушкой по винтовой лестнице.

— Зачем тебе? — Настя развернулась и подозрительно посмотрела на друга.

— Так Пенька буду в гости приглашать, — не моргнув глазом, солгал маг.

— Акакий, — чтобы слова её прозвучали внушительно, девушка назвала его настоящим именем, — если ты из-за своей кобелиной натуры превратишь мой отель в дом свиданий, я собственноручно сдам тебя мужу твоей дамы сердца!

Жмурик мученически вздохнул, всем своим видом показывая, что такое недоверие больно ранит его нежную душу.

Поднявшись на третий этаж, Настя вошла в небольшой кабинет. Взгляд сразу остановился на огромном зеркале. Когда-то, два года назад, в этом самом кабинете Александр представил её Мастеру, могущественнейшему чёрному магу, который впоследствии и стал причиной того, что Александру пришлось закрыть портал в Подземный мир ценой своей жизни.

— Жмурик, что ты знаешь о покушениях на мою жизнь? — решив, что Пенька придётся долго уламывать, чтобы получить ответы на свои вопросы, Настя начала допрос с более слабого противника.

Маг подобного коварства не ожидал. Он резко остановился, хотя до этого с интересом рассматривал обстановку, натянул шляпу поглубже на уши, и нервно улыбнулся:

— Откуда ты знаешь?

— Так что? — девушка сделала шаг вперёд, отчего Акакию стало совсем плохо, он страдальчески скривился и, заохал, словно старый дед:

— Настя, ну чего ты ко мне пристала? У Пенька лучше спроси. Он меня очень просил, чтобы я тебе ничего об этом не рассказывал. И если узнает, что я распускал язык… Этот садист, даром, что метр с кепкой — любого замордует на смерть, а уж меня…

Девушка прикинула, стоит ли сейчас применять заклинание правды, и поняла, что Жмурика надо пожалеть.

У них с Пеньком и так всегда были очень напряжённые отношения. Лесной человечек очень ответственно относился к своим обязанностям, и к магии в частности. Акакий же, наоборот, сначала делал глупости, не задумываясь о последствиях, а затем с покаянным видом бежал к друзьям, просить помощи. Как правило, Пенёк всегда помогал другу выпутываться, но после того, как неприятности устранялись, Жмурик получал по полной программе.

Поэтому Настя отвернулась от принявшего уже хныкать мага и подошла к зеркалу. Акакий, поняв, что на сей раз гнев Пенька его не коснётся, приободрился, с комфортом устроился в кресле и закрыл глаза — перипетии сегодняшнего дня сморили его окончательно.

Девушка прикоснулась к зеркалу, и попыталась "прочитать" все дорожки, подключенные сейчас через магические нити. В доме у Жмурика дорожка была закрыта, что естественно, ибо её хранитель в данный момент сладко посапывал в кресле у неё за спиной. Настя сначала долго недоумевала, почему хранителем одной из трёх дорожек в Заповедный лес — святая святых белых магов — был поставлен Акакий — совершенно безответственный и не очень умный маг. Как ни пыталась, не могла найти хотя бы одну причину, по которой он удостоился такой чести. Но девушка безоговорочно верила в чутьё тети Маруси — бабушки Пенька, очень сильной целительницы, входившей в Совет белых магов. Если она посчитала возможным, чтобы Жмурик был хранителем — значит, на то имелись свои причины.

Настя плотнее прижала руку к зеркалу — пара дорожек в городе были открыты — присутствовала белая энергия. Сконцентрировавшись на Заповедном лесу, девушка послала импульс вызова Пеньку, если её друг сейчас находится там, через некоторое время он откликнется. Зеркало было настроено на то, чтобы через него можно было только связаться с этим местом, переход здесь делать не решились. Настя отошла от зеркала и стала ждать, попутно прикидывая, как ей построить разговор с Пеньком, чтобы тот рассказал ей правду о том, что сейчас происходит. Она вообще не могла понять, почему от неё скрывали такую важную информацию. Причина должна быть очень веской. Дело не в её магических навыках, и не в том, что охраняли её "нежную" душу — это просто смешно. Тогда что?

Магический всплеск отвлёк её от размышлений. Зеркало заколыхалось, словно в один момент превратилось в жидкость, и девушка встала, ожидая увидеть Пенька. Но вдруг что-то произошло. Энергия, которая секунду назад воспринималась, как белая, в один момент превратилась в чужеродный выброс тёмной магии. Это было невероятно и невозможно. Растерявшись, Настя упустила те доли секунды, в которые могла бы поставить на себя защиту, её спеленали чёрные потоки и потянули к зеркалу. Девушка с ужасом поняла, что сейчас её затянет в непонятно как открывшуюся чёрную дорожку-переход, и третье покушение окажется успешным. Но вдруг почувствовала, что её ничто больше не держит. Зеркало перестало колыхаться, снова став твёрдым, и прямо перед глазами у Насти на той стороне появился Мастер. Он ничего не делал, просто с ненавистью смотрел на девушку своими кошачьими глазами. На мгновение он показался ей древним стариком, лицо, испещрённое мелкими морщинами, напоминало пергаментную бумагу, а длинные седые волосы только усиливали впечатление. Но вот по зеркалу прошёл блик, и иллюзия расселась, перед Настей стоял противник, полный сил, который ненавидел её так, что девушка ощущала это физически. Сердце постепенно восстанавливало свой ритм — если Мастер не затянул в дорожку сразу, ей пока ничего не угрожает. Но когда вертикальные зрачки мага сузились, Настя поняла, что сейчас ей будет очень плохо. Мастер уже проделывал с ней такую штуку — сканирование, от которого все внутренности выворачивает наизнанку и тебя будто скручивает в жгут. И самое ужасное, девушка почувствовала — несмотря на свои магические способности, она не сможет ему противостоять. Мастер, уловив в её глазах страх, жутко улыбнулся и чуть приблизил лицо к зеркалу со своей стороны. Настя собрала всю свою волю и направила на него мощный импульс энергии, но у неё вдруг закружилась голова, и девушке показалось, что её затягивает чёрная воронка. Остановить или хотя бы притормозить падение не представлялось возможным. Её кружило и бросало в разные стороны, Настя полностью потеряла ориентацию в пространстве, и вдруг всё прекратилось так же неожиданно, как и началось. Когда у девушки прояснилось в глазах, она с удивлением поняла, что находится на одной из улиц своего города. Не понимая, что задумал её враг, Настя не спешила что-либо предпринимать. Она осторожно огляделась — всё было как обычно — машины, несущиеся по улице, возмущёно гудели на пешеходов, перебегающих через дорогу, уличные кафе приветливо манили прохладой своих помещений, предлагая спрятаться от полуденного летнего зноя, люди спешили по своим делам. Аура окружающего её пространства не несла угрозы, и всё же что-то было не так. Медленно, каждую минуту ожидая какого-нибудь подвоха, Настя стала двигаться вперёд. Она заглядывала в лица людей, пыталась поглубже просканировать пространство — ничего необычного. Но Мастер зачем-то перенёс её именно сюда! На секунду девушка замешкалась, и тут же на неё налетел мужчина. Извинившись, он пошёл дальше, а Настя, в ужасе застыла, отказываясь верить в то, что только что узнала. Это было бы слишком невероятно. Её снова толкнула какая-то женщина, которая извиняться не стала, а возмущённо посмотрела на девушку, стоящую посреди тротуара, как вкопанную. Соприкоснувшись с женщиной, Настя окончательно убедилась в том, что не ошиблась. У людей, шедших по улице, не было души. Никаким сканированием это определить было невозможно, только дотронувшись до человека можно понять, в чём дело. Кто-то превратил их в зомби, точно таких же, какими пользовались чёрные маги вместо прислуги. Эти люди безропотно выполняли любые команды, у них не было ни желаний, ни чувств. Поражённая открытием, девушка, повинуясь порыву, схватила очередного прохожего за руку и тут же одёрнула её, поняв, что и этот человек лишён души. Настя посмотрела ему в глаза, но выражение их было осмысленным, и те, предыдущие тоже внешне не были похожи на зомби. Создавалось впечатление, что им пока позволено жить обычной жизнью, до того момента, пока не поступит приказ не исполнить который они не смогут. Уже ничего не понимая, Настя снова и снова подходила к людям — ни один из них не был нормальным человеком! Девушка заметалась по улице, усилием воли пытаясь подавить зарождающуюся истерику, но когда, схватив за руку ребёнка, поняла, что это тоже зомби — паника захлестнула её с головой. Настя стояла посреди города, переполненного людьми без души. Женщины, дети, старики, все они были приговорены и лишены будущего. Ей сделалось так жутко, что захотелось закричать от отчаяния. Девушка стала задыхаться, ноги подкашивались, отказываясь повиноваться хозяйке, в глазах потемнело, но лишь на секунду, а когда она снова обрела способность видеть, поняла, что всё так же стоит перед зеркалом, а на неё смотрит Мастер. Зрачки его расширились, и сила мага отпустила Настю. Девушка едва стояла на ногах, тело сотрясала дрожь, ей потребовалось сделать над собой усилие, чтобы стоять спокойно и не убежать немедленно.

— Через неделю жду тебя в доме Серафимы, — вдруг проговорил чёрный маг таким тоном, словно назначал деловое свидание.

— Обязательно приду, — девушка смотрела на человека, ставшего причиной всех несчастий последних лет, и вдруг поняла — она рада, что её враг, наконец, появился в открытую. Насте хотелось его уничтожить не меньше, чем ему её.

— Ты никому не скажешь о нашей встрече, и придёшь одна.

— Мог бы просто прислать открытку, а не устраивать представление с жителями города, — шок от увиденного стал немного отпускать, — отличная иллюзия! Я, как девушка впечатлительная, прониклась. Только для пущего эффекта тебе нужно было выбрать другой город, наш для тебя закрыт.

— Это не иллюзия, просто чтобы избежать долгих уговоров, я на несколько минут перенёс тебя в будущее. Такое почти невозможно, но маги моего уровня это умеют, — видя недоверие в глазах Насти, он добавил, — можешь уточнить у своих. Нас немного — несколько человек, и одного из них уже нет в живых по твоей милости, — лицо его исказилось, — ну, сейчас не об этом… То, что ты видела, уже случилось, отвратить это событие нельзя, но, если хочешь помочь несчастным — через неделю милости прошу в дорогие твоему сердцу места.

— Неужели проснулось человеколюбие? Или совесть замучила? Стало жаль искалеченных тобой людей? — Насте всё так же было неясно, зачем он здесь появился.

— Ты удивишься, но это сделал не я. Как бы я мог? Ваш город сейчас как неприступная крепость, — уголки его губ тронула недобрая улыбка, — ты многое пропустила и от тебя многое скрывают. Ты ведь у нас очень любишь, чтобы всё было по справедливости, а люди вашего города уже невинно пострадали, и ваши белые маги имеют к этому самое прямое отношение. Правду тебе никто не скажет, кроме меня, поэтому…

— Почему бы тебе не рассказать всё прямо сейчас? Или в данный момент тебе просто до меня не добраться?

— Мне совсем не нужно, чтобы ты умирала, — от выражения его глаз Насте стало жутко, — сейчас сложилась такая ситуация, что мне необходима твоя сила.

— Да? — девушка попыталась придать голосу бодрости, — поэтому ты организовал на меня два покушения?

— Это были всего лишь попытки с тобой связаться. От расплаты тебе не уйти, но я планирую сделать это несколько позже. В любом случае, после встречи со мной тебе захочется во многом разобраться, поэтому понаблюдай за своими, поспрашивай, и через неделю я тебя жду. Поверь, через семь дней ты сама будешь искать со мной встречи.

Раздался звук, будто щёлкнули выключателем. Зеркало погасло, словно экран, и Настя увидела в нём своё отражение — огромные испуганные глаза и бледное взволнованное лицо.

— Настя, что случилось?

Девушка поняла, что этот вопрос слышит уже во второй раз. Она подняла глаза и увидела в зеркале Пенька, который встревожено вглядывался в её лицо.

— Привет, — девушка попыталась улыбнуться, — голова закружилась с непривычки. Нечасто я в последнее время пользовалась такими видами связи.

— Ну ты вообще, — лесной человечек облегчённо вздохнул, — появляюсь — а ты стоишь перед зеркалом с таким видом, будто толпу упырей увидела… Точно ничего не случилось?

Видя неподдельное участие и беспокойство в глазах друга, Насте тут же захотелось ему рассказать о том, что произошло, но Мастер сделал столько намёков насчёт белых магов, что девушка решила не торопиться. Не то, чтобы она допускала мысль о том, чёрный маг сказал правду, но вокруг несомненно происходит что-то непонятное, а информацией делиться с ней не собираются.

— Говорю же, всё в порядке, просто в последнее время много работаю. Отдохнуть мне нужно.

— Ну так а я о чём тебе уже месяц толкую! — Пенёк радостно улыбнулся, отчего его борода цвета соломы растянулась веером, очень потрёпанным веером.

— Я потому и вызвала тебя — спросить, можно ли к вам в гости нагрянуть? — теперь Настя поняла, что "допросом с пристрастием" дела не решить. В том, что происходит, нужно разбираться аккуратно.

— Она ещё спрашивает! — Пенёк даже подпрыгнул от радости, — пойду бабулю обрадую! А ты дуй к Жмурику, пускай открывает дорожку.

— Э-э, — Настя замялась, — ты не мог бы сам открыть с вашей стороны?

— Это почему? — Пенёк изумился совершенно по-детски.

— У Жмурика возникла небольшая проблема, и он пока не может появляться у себя дома.

— Та-ак, — протянул лесной человечек, и его лицо стало покидать выражение врождённого добродушия, — и что эта засушенная сосиска вытворила на этот раз?

— Это просто досадное недоразумение — вдруг послышался тонкий голос Жмурика.

Он проснулся уже давно, и, стараясь отстрочить встречу с Пеньком, спрятался за креслом. Из-за высокой спинки выглядывала только шляпа.

— Пенёчек, не злись, — примирительно сказала Настя, — ему и так досталось.

В ответ на эти слова, шляпа всхлипнула и утвердительно закивала.

— Что, опять побили? — Пенёк и не думал сочувствовать другу, — и кто на этот раз?

— Я тебе расскажу, когда перейду к вам.

Насте не хотелось сейчас участвовать в "воспитательной" работе со Жмуриком. Она всё ещё не могла отойти от того, что показал ей Мастер. Но Пенёк, по-видимому, твёрдо решил разобраться с провинившимся немедленно.

— И что, как всегда прибежал, словно нашкодивший котяра, с криком: "Настя, спасай!"

— А что мне ещё оставалось делать? — огрызнулась шляпа, — меня могли убить!

— А чего это ты за креслом прячешься? — Пенёк подозрительно прищурился, — вылазь, злыдня, на свет божий. Всё равно уже попался!

На несколько секунд воцарилась тишина, видимо Жмурик набирался храбрости, прежде чем предстать перед Пеньком. Настя приложила руку к груди, призывая Пенька успокоиться, но, судя по тому, что Пенёк, даже ещё не зная, что вытворил Жмурик, наливался злостью, девушка поняла, что предыдущая "шалость" — вечеринка с текилой — удалась на славу. Девушка уже приготовилась к слушанию гневно-воспитательной речи Пенька, но последний вдруг покраснел, и из его горла стали вырываться какие-то булькающие звуки, принятые девушкой за сдерживаемый кашель. Но очень скоро лесной человечек перестал сдерживаться, и звуки вылились в приступ гомерического хохота. Он смотрел Насте за спину и буквально сгибался пополам от спазмов смеха, сотрясавших его тело. Девушка оглянулась. Жмурик решился-таки покинуть убежище, и теперь робко жался к стене. Зазор между креслом и стеной был очень узким, и спрятаться туда было трудно даже Акакию, поэтому, когда он оттуда вылез, вид имел особенно потрёпанный. Широкополая шляпа съехала на одну сторону, обнажив оттопыренное ухо, платье перекрутилось, и теперь он стыдливо, словно невинная девушка, пытался привести себя в порядок, прикрывая острые коленки и натягивая глубокое декольте до горла.

— Жмурик, — Пенёк уже не мог стоять, отчего опёрся рукой о зеркало, — пугало ты огородное, да когда же тебе позориться-то надоест? Ты зачем платье нацепил, фотомодель недоделанная? — лесной человечек вытирал выступившие от смеха слёзы, рыдая вголос.

— Да я жизнь свою спасал, — Жмурик задрал дрожавший от обиды подбородок, отчего шляпа наконец-то упала на пол, — Насть, ну скажи ему, чего он!?

После особенно сильного завывания Пенька, Акакий не выдержал и решил возвращать чувство собственного достоинства.

— Ну всё, я больше не намерен терпеть издевательства, — он наградил задыхающегося от смеха Пенька уничижительным взглядом, — Настя, я подожду тебя за дверью.

— Шляпку забыл, — крикнул Пенёк ему в спину, — без неё совсем не тот эффект получается.

Жмурик пулей вылетел из комнаты, а Пенёк ещё некоторое время приходил в себя.

— Значит так, — сказал он, отдышавшись, — материализуйся в квартиру Жмурика, а я открою дорожку со своей стороны. Бабуля будет просто счастлива! И, не рассказывай ей пока о том, что он у тебя живёт. Если это что-то серьёзное — тогда нашему Акакию лучше сразу удавиться. Может, сами справимся — жалко его.

Девушка улыбнулась.

— Всё, тогда я сейчас быстренько селю Жмурика у себя и перемещаюсь. Готовь дорожку!

Пенёк деловито кивнул и зеркало погасло.

Некоторое время девушка стояла на месте, словно чего-то ожидая. Пенёк вышел на связь почти сразу после того, как Мастер закрыл дорожку. И он ничего не заметил — следа чёрной магии не осталось. Значит, Мастер спокойно может действовать на территории города и никто ни о чём не догадывается? Тогда почему чёрный маг захотел поговорить с ней только сейчас?

Томящийся за дверью Жмурик "ненавязчиво" напомнил о себе демонстративным покашливанием в замочную скважину. Настя открыла дверь, Акакий встал по стойке "смирно" и радостно улыбнулся. Глаза его блестели в предвкушении того момента, когда он, наконец, сможет поселиться в номере дорогого отеля и почувствовать себя "белым человеком" Девушка без разговоров повела его к стойке администратора и поручила заботам Нины. Жмурик тут же принялся строить ей глазки. Настя со всей силы наступила Акакию на ногу и выразительно на него посмотрела, отчего герой-любовник присмирел, а администратор благодарно улыбнулась девушке.

— Нина, передайте Альберту Иосифовичу, что меня сегодня не будет до вечера, — девушка кивнула и вручила Жмурику ключ, завладев которым, тот немедленно побежал вселяться.

Настя поднялась в свой номер и через несколько секунд материализовалась в квартире Жмурика. Подойдя к зеркалу, служившему переходом, она с удивлением поняла, что волнуется. Какие бы цели ни преследовал Мастер, одно ему удалось точно — на некоторое время он отделил Настю от друзей. Он посеял зерно сомнения в её душу, и пока они не разрешатся, девушка не сможет быть с ними откровенной до конца.

Настя попыталась придать лицу беззаботное выражение и шагнула в открывшуюся дорожку. Через секунду девушка стояла возле бревенчатой избушки, словно сошедшей с картинки из русских сказок, которую окружал вековой лес. Чистым лесным воздухом невозможно было напиться.

— Настюха!

Пенёк налетел на неё как обрадованная собака на вернувшегося хозяина и едва не сбил с ног. Так как роста в лесном человечке было от силы метр, когда он её обнял, его голова оказалась где-то в районе Настиной груди. Пенька это не смутило, и он, в порыве чувств даже попытался её поднять. Девушка смотрела на друга и все её тревоги и страхи отступали. Искренность и преданность Пенька, неспособность на ложь и предательство, готовность рисковать ради друзей жизнью, не требуя ничего взамен — разве может такой человек участвовать в чём-то ужасном?

У крыльца началась какая-то возня? и через секунду к ним радостно бежал Фантик — лохматый пёс размером с телёнка. Верхом на собаке величественно восседал белый комочек, сверкая изумрудными глазами.

— Яшка!

Настя, едва животные оказались возле неё, схватила пушистое чудо и прижала к себе. Фантик прыгал вокруг и выражал свои эмоции радостным лаем. Девушка погладила собаку, отчего животное тут же начало визжать от удовольствия. Яшке, наверное, показалось, что его персону обделяют вниманием, поэтому он открыл рот. Пенёк закрыть уши успел, а руки Насти были заняты, поэтому она вкусила все прелести Яшкиного коронного воя. Звук, как и всегда, вышел ужасным, и если бы это услышал человек непосвящённый, решил бы, что это воет какой-то чудовищный монстр, а не пушистый колобок с лисьим хвостом, мордочкой, как у пекинеса и огромными изумрудными глазами.

— Яшка, — Пенёк забрал животное из рук Насти и тут же принялся воспитывать, — как тебе не стыдно! Мы же договаривались, что при гостях ты рот не открываешь!

Зверёк невинно заморгал и по-собачьи завилял хвостом. Пришедший в себя Фантик тоже "подключил" хвост и легонько пнул Пенька мордой в живот, словно прося за друга прощения.

— Ну что ты с ними будешь делать!? — заулыбался Пенёк и, не удержавшись, поцеловал Яшку в нос.

Тот, поняв, что прощён, тут же прыгнул хозяину на плечо и уткнулся ему в ухо.

— Настенька! — на крыльце стояла тётя Маруся и с улыбкой смотрела на девушку.

Глядя на тётю Марусю, вряд ли можно было бы заподозрить её в том, что она очень сильный и могущественный белый маг. Крупная полная женщина в неизменном сарафане скорее была похожа на деревенскую знахарку.

Какое-то мгновение Настя помедлила, вглядываясь в лицо женщины, а затем решительно пошла к дому. Тётя Маруся тут же прижала её к огромной груди.

— Наконец-то, девочка моя, — она расцеловала её в обе щеки, и Насте показалось, что в глазах целительницы заблестели слёзы, — ну, идём в дом, чего на пороге стоять.

Пенёк уже открыл дверь и буквально потащил Настю к накрытому столу.

— Садись, хоть поешь по-человечески!

Друг уселся напротив неё и не мигая уставился на Настю, будто вознамерился контролировать каждую калорию употреблённую девушкой. По его лицу можно было понять, что калорий этих должно быть съедено много. Тётя Маруся тоже села за стол и, подперев рукой подбородок, задумчиво смотрела на девушку. В комнату ввалился Яшка верхом на Фантике, которые и со своей стороны решили проконтролировать процесс принятия пищи в надежде, что и им перепадёт что-нибудь вкусненькое.

Настя поняла, что под прицелом стольких взглядов даже из вежливости не сможет проглотить ни кусочка. Особенно её тревожил взгляд тёти Маруси. Девушке казалось, что целительница видит её насквозь и знает, зачем она пришла на самом деле. Пытаясь отделаться малой кровью, Настя налила себе чашку чая.

— Насть, — Пенёк обиженно на неё посмотрел, — ну хоть пироги попробуй. Это ж бабушка пекла — твои любимые! — он ураганом вскочил со стула, схватил тарелку с пирогами и всучил её девушке прямо в руки.

Настя обречённо посмотрела на огромное блюдо и попыталась пристроить его между чашками со своей стороны стола. Но едва тарелка коснулась поверхности, лицо Пенька вдруг изменилось. Он вскочил с такой скоростью, словно только что сел на ежа и стукнул себя ложкой по лбу.

— Ох ты, голова моя садовая! Мне ж людей встретить надо! Я, от радости что ты приехала, совсем о них забыл.

Пенёк заметался по комнате, схватил знакомую Насте котомку, затем снял Яшку с Фантика, подумал и посадил обратно, а котомку забросил в дальний угол.

— Насть, я скоро буду! Ты только не уходи без меня!

Через секунду он уже мчался в лес в одном ему известном направлении. Фантик с Яшкой побежали его провожать — пёс громким лаем, а послушный Яшка только лишь вилял хвостом.

Настя осталась с тётей Марусей, которая не сводила с девушки внимательного взгляда.

— Кого это он встречать помчался? — спросила девушка, только чтобы не молчать.

— Хорошие люди, из наших. Да ты их увидишь скоро. Познакомитесь. Лучше расскажи как ты? Впрочем, сама вижу — душа твоя страдает. Честно говоря, не ожидала я, что ты уйдёшь от Виталия.

— Тётя Маруся, вы ведь ничего не знаете! — горячо воскликнула Настя.

— Да знаю я всё прекрасно! — женщина даже голос повысила от возмущения, — думаешь, легче ему стало от твоего поступка? Так я тебе скажу, что худшего выхода из положения придумать просто невозможно!

— Вы не правы, — Настя пыталась говорить спокойно, — я больше не могла смотреть, как он мучается. Чувствуя свою вину, я непроизвольно отталкивала его, и Виталий стал думать, что я его не люблю. Тётя Маруся, если бы вы видели его глаза каждый раз, когда я просыпалась от кошмаров, и он был рядом!

Девушке стоило больших трудов не разрыдаться после этих слов.

— Он страдал, потому что было больно тебе, а не от какой-то дурацкой ревности! Мой тебе совет, возвращайся к нему. Только искренняя любовь может тебя вылечить! Но и ты должна изменить свою жизнь. Найти в себе силы прекратить каждый день погребать себя под чувством вины. Эти твои сны…Я много раз пыталась помочь тебе магически, но результата не было. По-видимому, между тобой и Александром, пусть и покойным, существует какая-то связь. И только ты сама можешь освободить себя от чувства вины, позволить себе жить дальше. Пойми, Александр сам сделал свой выбор, потому что любил тебя, и я не думаю, что он был бы рад, если бы знал, что его смерть была напрасной — ведь ты тогда будто умерла вместе с ним.

— Вы в первый раз за два года заговорили со мной на эту тему. Почему именно сейчас?

— Потому что это была твоя борьба, ты должна справиться с этим сама, здесь не поможет никто.

— Хорошо, допустим… А два покушения на меня, разве я не имела права об этом узнать?

Тётя Маруся резко развернулась и посмотрела на девушку.

— Это Жмурик тебе рассказал? — женщина пыталась казаться спокойной, но по рукам, теребившим оборку на платье, было видно, что она нервничает.

— Нет, мне рассказал Марк.

Настя, не мигая, смотрела в глаза целительницы, ожидая ответов.

Женщина вздохнула, сделала несколько шагов к двери, затем развернулась и села на своё место за столом.

— То, что тебе не рассказали о покушениях и охране, делалось для твоего же добра, — целительница твёрдо посмотрела Насте в глаза.

— Не понимаю, объясните, пожалуйста.

— Если бы ты знала о том, что на тебя снова полным ходом идёт охота, могла бы наделать глупостей, а нам сейчас нужно продумывать каждый свой шаг.

— Интересно, каких глупостей я могла бы наделать?

В это время Настя отчётливо почувствовала, что в доме появился человек, и это был не Пенёк. Сидели они в комнате, двери которой выходили во двор, значит, незнакомец возник прямо в доме, а не через официальный переход. Выходит, есть ещё дорожка, о которой она не знает. Тётя Маруся, почувствовав мага, вскочила, и лицо её побледнело. Настя не понимала причину тревоги, так как магия человека была белой. Целительница ринулась к стене, в которой тут же появилась дверь. Про эту тайную комнату девушка знала, она появлялась только по желанию хозяйки дома. Во времена, когда у Насти проходили здесь практические занятия, она много раз пыталась понять секрет этой комнаты, но ей ни разу не удалось её даже почувствовать.

Тётя Маруся, тем временем, уже входила в открывшееся помещение, и Настя ринулась за ней. В комнате стоял незнакомый девушке белый маг, который тут же двинулся к целительнице, но, увидев Настю, остановился, и вопросительно посмотрел на хозяйку дома. Женщина, поколебавшись, сказала:

— Всё в порядке, можешь говорить.

Маг заговорил, и от волнения у него сбивалось дыхание.

— Только что с нами на связь вышла Северная Лига чёрных. Они требуют немедленной встречи с Советом.

— На каком основании? — целительница вдруг, просто на глазах превратилась в совсем другого человека. Мягкость и добродушие ушли. Теперь это была властная женщина с железной волей.

— Они ничего не объясняли, — маг стал запинаться ещё больше и под взглядом тёти Маруси пошёл красными пятнами, — просто сказали, что если встреча не состоится немедленно, у них будут развязаны руки.

— Николай и Пётр уже знают?

— Нет, я сразу к вам переместился. Телепатическую связь применять не решился, поэтому и воспользовался этим способом.

— Верное решение, — похвалила его целительница, — точно так же предупреди остальных.

Маг кивнул и шагнул прямо в стену. Тётя Маруся повернулась к Насте.

— Извини, доченька, но мне придётся тебя покинуть. Скоро придёт Пенёк, так что скучно тебе не будет.

— А я не могу пойти с вами? — Настя поняла, что вопросов появляется всё больше, а ответов никаких не предвидится.

— Настя, там будет только Совет белых магов и несколько посвящённых. Ты пока не имеешь таких привилегий, — тон целительницы был таким, что спорить с ней девушка посчитала бессмысленной тратой времени.

Тётя Маруся даже не стала ждать её ответа, развернулась и начала исчезать в стене. Тело Насти вдруг принялось действовать помимо её воли. Из пальцев девушки вылетел лучик энергии, который намертво прикрепился к женщине магическим маячком. Чтобы та его не обнаружила, Настя трансформировала потоки энергии так, что лучик воспринимался целительницей как частичка собственной магии. Убедившись, что тётю Марусю она теперь не потеряет, девушка попыталась привести в порядок мысли. Ответов она не услышит, теперь это стало абсолютно ясно. Мало того, её лишили права управлять собственной судьбой. Два раза её могли убить, и самые родные люди сообщают, что скрывали это только потому, что она, по их мнению, может наделать глупостей! Это каких же, интересно? Разорвала бы тех, кто покушался, на куски? Так она имела на это право. Вместе со злостью Настя ощутила, как сила, до этого дремавшая у неё внутри, стала просыпаться, и требовать выхода. Девушка уже и забыла как её много, настолько редко в последнее время ею пользовалась.

— Насть, что случилось?

На пороге комнаты стоял Пенёк. За спиной лесного человечка маячили два белых мага, которых он, вероятно, и ходил встречать. Настя поняла, что Пенёк ни за что не позволит ей последовать за тётей Марусей, а если она потеряет ещё хотя бы пару минут на объяснения, найти целительницу окажется невозможным. Маячок она поставила несильный, из опасения, что женщина его почувствует. Решение пришло сразу. Мысленно попросив у Пенька прощения, девушка бросила на него и остальных магов замораживающее заклинание. Как и ожидалось, сработало мгновенно. Удобство этого заклинания заключалось в том, что после того, как его снимают, объект не может определить, что на некоторое время выпадал из реальности. Единственное что может навести на мысль — это часы, которые будут показывать реальный отсчёт времени. Настя понимала, что Пенёк может очень на неё за это обидеться, а уж тётя Маруся в жизни не простит, если поймает за тем, что она подслушивала. Но девушка чувствовала, другого шанса приоткрыть завесу того, что от неё скрывают, у неё не будет.

Настя повернулась к стене, в которой исчезла целительница, и попыталась настроиться на свой маячок. Почувствовав едва уловимую пульсацию где-то под землёй, она, не раздумывая, шагнула в стену, и оказалась в точно такой же комнате, из которой появилась, только все предметы стояли зеркально. Маячок упорно звал её куда-то под землю, но прежде, чем идти дальше, нужно было принять меры предосторожности. Настя пожалела о том, что так мало уделяла времени изучению магии и своей силы в частности. Ей говорили, что со временем она станет сильнейшим белым магом, но совершенствоваться девушка не спешила. Ей всё время казалось, что это второстепенно и никуда от неё не убежит, а теперь судорожно вспоминала как можно маскировать свою энергию, чтобы тебя не отследили. Настя понимала, что там, где она находится, чужие люди не появляются, и скоро её присутствие будет обнаружено, но в голову лезли совершенно ненужные сведения о том, как превратить полевой цветок в бабочку посредством изменения потоков энергии. Тем временем маячок стал удаляться а материализироваться, не приняв мер предосторожности, она не могла. Отчаяние, от осознания того, что она ничего не узнает, заполнило её до краёв, и готово уже было вылиться в поток бессильных слёз, но девушка почувствовала, как что-то внутри неё подсказывает как нужно поступить. Она вспомнила один единственно верный сейчас способ маскировки, которому её даже не учили, Настя читала об этом в книге, хранившейся в библиотеке целительницы. Способ был сложнейшим и им практически никогда не пользовались, на поддержание эффекта невидимости уходило слишком много магической энергии. Кроме невидимости он обладал свойством, сродни маскировки, поставленной Настей на маячок. Человек будто бы становился хамелеоном. Его тело и сила обретали свойства того предмета, возле которого они находились, они сливались с ним и почувствовать его было практически невозможно. Собрав все свои силы, девушка немедленно приступила к маскировке. Пот лил с неё градом, руки и ноги дрожали от напряжения, но она не останавливаясь, трансформировала своё тело, изменяя до нужного результата. Где-то в глубине души билась отчаянная мысль, что это чистой воды авантюра, Настя не была уверена в том, что сможет удерживать своё тело в таком состоянии постоянно, но знала, что ни за что теперь не повернёт назад. Убедившись, что ей удалось достигнуть нужного результата, девушка, не позволяя малодушным мыслям взять верх, тут же начала материлизоваться. Чтобы не появиться прямо возле тёти Маруси, Настя настроилась на точку в нескольких метрах от маячка. Мгновение и она уже стояла в незнакомом помещении. Люди, находившиеся там, никак не отреагировали на её появление, это воодушевило девушку, она тихонько стала отходить к стене и забилась в какое-то углубление, напоминавшее нишу. Только тогда смогла перевести дух и осмотреться. Настя находилась в большом зале без окон, но с огромной двустворчатой дверью. Дверь была массивной и обитой железом. Кроме трёх больших кресел в зале больше ничего не было. Девушка ещё раз прошлась взглядом по лицам присутствующих, проверяя, не заметил ли кто-нибудь её появления. Но никто не обращали на неё никакого внимания. Насте стоило большого труда удерживать себя в таком состоянии. Со всех сторон на неё давила защитная магия этого места, но её сила успешно позволяла сопротивляться. Только сейчас она ощутила, насколько она у неё велика. Защита зала была просто невероятной, но девушка стояла в нише, никем не замеченная. В центре зала полукругом располагались три кресла, на которых сидели члены Совета белых магов, облачённые по такому случаю в белые одежды. Тётя Маруся без своего сарафана перестала походить на крестьянку. Сейчас она выглядела величественно, и во всём её облике сквозила скрытая сила. С двумя остальными членами Совета — Николаем и Петром Настя общалась очень мало. В первый раз девушка их увидела, когда она появились в "тронном" зале чёрных магов, чтобы спасти её от принудительного тёмного посвящения. Потом они встречались, когда Настя принимала посвящение белых магов. И Николай, и Пётр, произвели на девушку сильное впечатление. Оба они были сравнительно молоды, но мудрость в их глазах была такая, словно они прожили не одну жизнь. За спинами Совета стояли ещё несколько магов, Настя была с ними незнакома, вероятно, они и были теми самыми посвящёнными, о которых говорила тётя Маруся. Все они напряжённо смотрели на вход в зал и заметно нервничали.

— Может быть, нам стоит усилить охрану? — спросил маг, который принёс целительнице известие о делегации.

— Успокойся, Илья, — тётя Маруся сидела очень прямо, лицо её выражало полное спокойствие, — не думаешь же ты, что они настолько безумны, чтобы пытаться нам навредить на нашей же территории?

— В свете последних событий я допускаю всё, что угодно, — голос мага обрёл уверенность.

В этот момент распахнулись сразу две створки дверей и в зал вошли пятеро чёрных магов. Того, кто шёл впереди, Настя узнала с первого взгляда, хот я и прошло два года. Это был сам глава Северной Лиги. Когда готовилось её посвящение чёрными магами, кресло этого человека стояло по левую сторону от Мастера, и девушка всё время ощущала на себе его взгляд, горящий фанатичным блеском.

Делегация остановилась в нескольких метрах от членов Совета. Сегодня в глазах главы Лиги были гнев и негодование, стоящие позади него маги были сдержаннее, но от этого их вид был не менее угрожающим. Одеты они были в чёрные ритуальные одежды, так же, как и белые маги в свой цвет. Некоторое время обе стороны хранили молчание, словно изучая друг друга.

Наконец, тётя Маруся решила прекратить пустую трату времени и заговорила:

— Здравствуй, Велиар, — обратилась она к главе Лиги, — не скажу, что рада тебя видеть, но готова выслушать объяснения по поводу того, какие причины заставили тебя требовать встречи с Советом, да ещё так настойчиво.

Лицо чёрного мага исказило презрение.

— Я всегда знал, что вы лицемеры, но не думал, что это может трансформироваться в такой неприкрытый цинизм.

Илья, стоявший у целительницы за креслом, при этих словах дёрнулся, словно собираясь броситься на говорившего. Велиар посмотрел на него с насмешкой, и молодой маг не выдержал:

— Те, кто позволял себе такие оскорбления в этом зале, обычно плохо заканчивали.

— Очень легко быть смелым, стоя за спинами Совета, — чёрный маг посмотрел на него, как на противное насекомое, — если хочешь поговорить, мы можем встретиться один на один и обсудить наши разногласия.

Глава Лиги говорил спокойно, но от его взгляда даже у Насти, находившейся в укрытии, непроизвольно пробежали мурашки по телу.

Илья постарался сохранить невозмутимое выражение на лице, но проступившая бледность предательски выдала охвативший его испуг.

— Велиар, перестань отнимать наше время, — Пётр откинулся на спинку кресла, — и скажи, наконец, что у тебя за дело.

Чёрный маг опустил голову, словно собираясь с мыслями, а когда он взглянул на членов Совета, лицо его от гнева стало напоминать ужасную маску.

— Сегодня утром были убиты пятеро магов нашей Лиги, — произнеся эти слова, он впился глазами в лица членов совета, переводя взгляд с одного на другого.

— Если ты думаешь, что нас огорчило это известие, то ошибаешься, — Николай непонимающе переглянулся с остальными, а затем вопросительно посмотрел на Велиара.

— Так я и думал, — чёрный маг повернулся к своим сопровождающим и обменялся с ними многозначительными взглядами, — на месте преступления присутствовала белая энергия. Более подробный анализ показал, что их убила именно ваша магия, — Велиар говорил, распаляясь всё больше, — это нарушение договорённостей. Их убили подло и без каких-либо причин, а затем позорно бежали с места преступления.

Настя неотрывно смотрела на белых магов. Все они пребывали в явном недоумении. Даже тётя Маруся, до этого сохранявшая бесстрастное выражение на лице, была озадачена.

— Этого просто не может быть, — проговорил Николай, — вы хоть понимаете, что обвинения абсурдны? Ни один белый маг на такое просто не способен!

Велиар медленно сделал шаг вперёд.

— Другого ответа я от вас и не ожидал, поэтому требую, чтобы на месте преступления побывали ваши представители и убедились во всём лично.

— Мы придём, — сказала тётя Маруся.

— Только не уверен, что даже под давлением неоспоримых доказательств, вы не перестанете цинично строить из себя жертв недоразумения. Поэтому выдвигаю свои условия. Даю неделю на то, чтобы вы разобрались с происходящим и выдали нам преступников. Война вам не нужна, так же как и нам. Но если в течение семи дней от вас не будет никаких известий, мы будем считать себя вправе забрать жизни у первых попавшихся пяти белых магов.

— Вы не посмеете! — тётя Маруся помимо воли повысила голос.

— Если вы не выдадите преступников, у нас не будет другого выхода.

— А я вам заявляю, что ваше условие невыполнимо! Это очередная провокация! Среди белых магов убийц нет!

— Я сказал всё, что хотел.

Глава Северной Лиги развернулся, и, не прощаясь, покинул помещение.

После короткого молчания, во время которого все присутствующие переваривали услышанное, заговорили все сразу.

— Такие провокации нужно пресекать на корню! — заявил Николай

— Но он же не идиот, и я уверена, что высланная комиссия найдёт на месте преступления следы белой магии!

— Тогда нужно провести более тщательный анализ, и доказать, что это фальсификация!

— Не уверена, что за семь дней это возможно. А значит скоро любой белый маг будет подвергаться опасности. Объявите всем, о грозящей опасности. Илья, в Северную Лигу поедешь ты. Ты должен сделать всё, для того, чтобы конфликт не перерос в нечто большее, ибо если они начнут убивать, нам придётся ввязаться в войну.

Илья кивнул, и удалился, остальные маги последовали за ним, в зале остался только Совет.

Некоторое время они буравили друг друга странными взглядами, затем Пётр произнёс:

— Итак, это случилось.

— А я предупреждал, что такое возможно, — Николай встал и прошёлся совсем близко от Насти, на какое-то мгновение девушке показалось, что он её почувствовал.

— Не нужно бросаться такими обвинениями, у нас всё было под контролем, — тётя Маруся повысила голос.

— Вот именно — было!

Маг никак не уходил от ниши, он словно к чему-то прислушивался, и Настя поняла, ещё некоторое время, и он её обнаружит. Силы девушки были на исходе, с каждой секундой она чувствовала — её защита ослабевает. Нужно было уходить, хотя самое интересное начиналось только сейчас. Девушка мобилизировала все свои силы, надеясь продержаться ещё хотя бы пару минут.

— Ты хочешь сказать, что мои люди где-то прокололись? — целительница тоже встала и пошла к Николаю.

Настя поняла, что два сильнейших мага её "хамелеонство" точно обнаружат, поэтому не стала испытывать судьбу и через несколько секунд уже находилась в доме тёти Маруси.

Убедившись, что Пенёк и маги всё ещё находятся под действием заклинания, девушка обессилено присела на пол и стала освобождаться от защиты. После снятия заклинания осталось такое чувство, будто она всю ночь разгружала вагоны. Но физическая слабость не шла ни в какое сравнение с душевными переживаниями. То, что она услышала на совете, было просто невероятным. Неужели Мастер был прав, и белые маги переступили черту? Но этого не может быть! В саму магию заложена программа обозначающаяся словами "не навреди" При посвящении эта программа активируется, и человек по определению становится неспособным на подобные поступки!

Настя вскочила. Тётя Маруся могла вернуться в любую минуту, да и Пенька с магами в таком состоянии больше держать нельзя — с момента заклинания прошло около двадцати минут. Девушка попыталась как можно точнее определить место, на котором она стояла, когда лесной человечек вошёл в комнату, и щёлкнула пальцами. Пенёк "ожил" и смотрел на Настю, ожидая ответа на свой вопрос.

— Что случилось? — повторил он, видя, что девушка почему-то замерла и пристально на него смотрит. — И где бабушка?

— Тётя Маруся на Совете, — Настя с облегчением поняла, что "замораживания" ни Пенёк, ни двое остальных магов не заметили, и вышла из потайной комнаты.

Дверь в помещение тут же захлопнулась и исчезла.

— А почему меня не предупредила? Что-нибудь произошло? — лесной человечек тревожно переглянулся с магами.

— Боюсь, что да, человек, который пришёл с известием, выглядел очень взволнованным. — Настя, стараясь, чтобы никто не заметил её дрожащих рук и ног, осторожно дошла до стула и присела.

Пенёк тут же закрыл глаза и прижал пальцы к вискам. Девушка поняла, что он пытается телепатически связаться со своей бабушкой. Попытка, видимо, была неудачной, потому что лесной человечек очень скоро открыл глаза и растерянно посмотрел на Настю.

— Надо подождать, — он подошёл к столу и взял с блюда самый большой пирожок. Затем, спохватившись, он посмотрел на магов, а потом на Настю, — знакомьтесь, это Михаил и Сергей, а это Настя.

— Та самая? — тот, кого звали Сергеем, стал бесцеремонно её рассматривать.

— Садитесь к столу, — девушка постаралась как можно быстрее сменить тему, — а то Пенёк совсем забыл о правилах приличия, сам ест, а остальных не приглашает.

Лесной человечек покраснел и с виноватым видом почти насильно усадил магов за стол. Он суетливо нагребал им в тарелки всякой всячины, пытался шутить, рассказал про Яшку и Фантика, но в комнате физически ощущалось напряжение. Все присутствующие с тревогой ожидали появления тёти Маруси. Хотя никто, кроме Насти не знал, что произошло, ни один из них, похоже, не сомневался, что новости будут плохими. Прошло уже больше получаса а целительницы всё не было, Пенёк неоднократно повторял попытки с ней связаться, а Настя находилась на грани, не понимая — она среди друзей, или уже на другой стороне баррикады.

Тётя Маруся появилась не из тайной комнаты, а во дворе. Все, кто был в помещении, как по команде встали с тревогой ожидая известий. Но когда целительница вошла в комнату, её изучающий взгляд сразу остановился на Насте. Девушка с трудом его выдержала, ей показалось, что женщина пытается её прочитать. "Нежели она меня почувствовала в комнате совета?"

— Ба, что случилось? — Пенёк подлетел к тёте Марусе и этим спас Настю от неприятных ощущений.

Целительница отвела взгляд от девушки и посмотрела на встревоженного внука. Затем в поле её зрения попали Михаил и Сергей, она сдержанно им кивнула и присела на стул.

— Беда случилась. В Северной Лиге убиты пятеро чёрных магов. Они уверены, что это сделал кто-то из наших, — целительница снова вперилась глазами в Настю, отчего девушке совсем уж стало нехорошо, — через неделю, если мы не выдадим того, кто это сделал, они в ответ грозятся убить первых попавшихся белых магов.

— Ба, они что, обалдели? — Пенёк растерянно смотрел на целительницу.

— Всё не так просто, как кажется, — тётя Маруся устало потёрла глаза, — Михаил, Сергей, в свете сложившихся обстоятельств, я не смогу уделить вам время, придётся отложить на потом. Да и вам сейчас лучше вернуться к своим. Пока мы не отыщем доказательств того, что это провокация, любой белый маг находится в опасности. Сейчас идёт предупреждение по всем каналам связи и через семь дней, если ничего не прояснится, боюсь, мы будем в состоянии войны.

Побледневшие маги не проронив ни слова, вышли на улицу. Тётя Маруся пошла за ними, и Настя могла видеть из окна, как она что-то им очень оживлённо рассказывает, увлекая в лес, по- видимому к дорожке-переходу из которой они появились.

— Насть, это что же делается? — Пенёк доедал последний пирожок.

Вид у него был до того ошарашенный, что девушка в который раз убедилась — он не имеет ни малейшего понятия о том, что у Совета имеются какие-то тайны от остальных магов. И всё же девушка решилась спросить:

— Как ты думаешь, может быть это действительно сделал кто-то из наших? Мало ли какие могли быть причины? Возможно, они защищали свои жизни?

— Ты что? — Пенёк вскочил и посмотрел на неё взглядом, в котором смешались обида и недоумение, — даже если бы случилось невероятное, и это действительно сделали белые маги, они никогда бы не сбежали с места происшествия, и уж тем более, не допустили того, чтобы мы сейчас находились в состоянии войны! Ты не в курсе всех дел — провокации чёрных магов в последнее время идут одна за другой.

— И покушения на меня, о которых ты предпочёл умолчать? — Настя с упрёком посмотрела на друга.

— Жмурик прокололся? — Пенёк даже притопнул ногой от злости на непутёвого мага.

— Да почему вы все сразу обвиняете Жмурика? Он держался до последнего, а рассказал мне чёрный маг, работающий у меня в отеле, о котором, кстати, ты знал, но мне сообщить не удосужился.

— Насть, ну я же его проверил, и бабушка дала добро, — под гнётом обвинений Пеньку было стоять неудобно, он исподлобья смотрел на девушку пытаясь отбиться от справедливых упрёков.

— А что дал Марк, в обмен на разрешение?

Вернувшаяся тётя Маруся освободила Пенька от необходимости отвечать на вопрос, который, Настя это видела, очень смутил лесного человечка.

— Настенька, — она посмотрела на девушку так, что Настя непроизвольно поставила блок на свои мысли, — я очень рада была тебя видеть, но сейчас тебе лучше находиться в городе.

— Почему? — девушке никак не удавалось определить, знает ли целительница о том, что она подслушивала, а тётя Маруся, как нарочно, своим взглядом держала её в напряжении, и объяснять ничего не собиралась — я ведь могу вам помочь.

— В этом деле вряд ли, — сказала, как отрезала, даже Пенёк, казалось, был удивлён её тоном, — поверь, здесь есть кому этим заниматься.

Глупая надежда на то, что она как-то неправильно поняла последние слова членов Совета перед тем, как исчезнуть из зала заседаний, развеялась. Значит замешаны, однозначно. И Мастер неслучайно появился именно сейчас. Но встречаться с ним, в надежде, что он прояснит ситуацию — самоубийство.

— Хорошо, тогда, если мне не разрешают помогать, можно хотя бы связываться с Пеньком, чтобы узнавать новости? — девушка надеялась, что её тон не был слишком сухим.

— Конечно, — тётя Маруся улыбнулась, и на мгновение стала прежней — доброй и открытой, — а сейчас тебе пора отправляться домой.

"Да она меня просто выставляет! — думала Настя, идя к дорожке переходу, — ну что ж значит, придётся действовать как-то по другому."

Настя улыбнулась Пеньку, который провожал её с похоронным видом, и, не оглядываясь, шагнула в дорожку. А если бы девушка обернулась, смога бы увидеть взгляд целительницы, в котором было сочувствие и какая-то решимость.

Появившись в квартире Жмурика, Настя подумала, что лучше всего сейчас не материализоваться в свой отель, а пройтись по городу, чтобы обдумать сложившуюся ситуацию и решить как ей действовать дальше. Но подойдя к входной двери, девушка поняла, что боится оказаться на улице. До того как она побывала в Заповедном лесу, всё, что показал ей Мастер, казалось нереальным, а сейчас она не была уверена, что, выйдя на улицу, не окажется в городе, населённым потенциальными зомби. Глубоко вздохнув, Настя взялась за ручку входной двери и в этот момент почувствовала, что сзади кто-то есть. Обернуться девушка не успела, на её голову обрушилось что-то тяжёлое, и она отключилась.

— Витёк, карниз забыл, — Раздражённый мужской голос отдавался в голове, словно удары кувалдой, — и шторы порви! Этот недоносок пожалеет, что я не убил его сразу!

Настя открыла глаза, и новый поток боли на минуту снова сделал её слепой. Когда в глазах прояснилось, и девушка попыталась пошевелиться, поняла, что не может сделать ни одного движения. Она сидела привязанная к стулу во второй комнате Жмурика, представлявшей собой живописное зрелище. Всё, что можно было в ней сломать, порвать, разбить и ободрать, было сделано. Тут же находились четверо мужчин, один из которых стоял, ухватившись за шторы, видимо, намереваясь срывать карниз. Настя перевела взгляд влево, и сначала подумала, что у неё от полученной травмы двоится в глазах — над диваном стояли два совершенно одинаковых человека в одинаковых футболках и джинсах. Они с наслаждением распарывали диван и вытаскивали оттуда поролон, радуясь при этом, словно дети. В кресле, до которого ещё не добрались разрушители, сидел довольно красивый мужчина лет сорока, в котором с первого взгляда можно было угадать хозяина жизни. Костюм с иголочки стоимостью в несколько тысяч долларов, волосы выглядели так, будто он только что вышел из парикмахерской, но самое главное — взгляд, выдававший в нём человека, привыкшего, чтобы ему беспрекословно подчинялись. Заметив, что девушка пошевелилась, близнецы развернулись к сидящему в кресле, и хором произнесли:

— Олег Кириллович, она очнулась.

"Ну прямо двое из ларца, одинаковы с лица" не к месту вспомнила Настя русскую сказку, но уж очень они были похожи на этих двух персонажей. И работали с таким же глупым рвением. Похоже, в квартире Жмурика проходила спланированная акция по уничтожению жилища непутёвого любовника, а в кресле сидел сам рогатый муж.

Обманутый супруг, оторвался от созерцания процесса срывания карниза и посмотрел на Настю.

— Милая девушка, прошу прощения за моих людей, которые применили к вам совершенно недопустимые методы воздействия, но ваше появление в квартире было таким неожиданным, и вы так стремительно её покидали, что ребята просто перестраховались.

Наст облизала пересохшие губы, и подумала, что если их срочно не остановить, они доберутся до зеркала, и тогда один из четырёх переходов в Заповедный лес надолго выйдет из строя. Тем временем, сидящий в кресле мужчина, продолжил:

— Мы отпустим вас как только вы нам расскажете где сейчас находится Акакий Ферапонтович.

— Я думала, он сейчас дома, — Настя честно посмотрела мужчине в глаза, мысленно ругая Жмурика на чём свет стоит.

— Дома он вряд ли появится в ближайшее время, а нам срочно необходимо его увидеть, — Олег Кириллович поднялся и подошёл к девушке.

— Мне было бы гораздо удобнее с вами разговаривать, если бы вы отвязали меня от стула, — девушка чувствовала, как начинают неметь связанный руки и ноги.

— Конечно, мы вас развяжем, только скажите нам где его можно найти, — мужчина попытался добавить во взгляд теплоты, но получилось не очень, он сам это почувствовал, и отвернулся.

— Я бы тоже очень хотела об этом узнать, потому что порядочные люди так не поступают. Он пригласил меня в гости, и я никак не предполагала, что меня здесь ждёт такая приятная компания и удар по голове.

Олег Кириллович поморщился, и, повернувшись к Насте, с сожалением произнёс:

— Я честно не хотел портить вашу красоту, но вы не оставляете нам другого выхода.

Он подал знак близнецам, и "двое из ларца" одновременно подскочили к девушке. Настя не собиралась ждать пока они снова её чем-нибудь огреют, и приготовилась отбросить их от себя взглядом, но её отвлекло чьё-то робкое покашливание у порога. Головы всех присутствующих повернулись на звук. У двери стоял Пенёк и приветливо всем улыбался.

— Здрасьте, люди добрые, — он поднял руку вверх и картинно поклонился в пояс, котомка съехала у него с плеча и он бережно поставил её у стенки.

Настя хорошо помнила свою реакцию на внешний вид Пенька во время их первой встречи. Поэтому решила, что секунды три всеобщего замешательства у неё есть на то, чтобы телепатически переговорить с другом.

"Это рогатый муж, жену которого соблазнил Жмурик, требует, чтобы я сказала где он прячется. По словам Акакия очень влиятельный чиновник"

"Убью, заразу" — так же мысленно ответил Пенёк, не переставая наивно улыбаться и делать вид, что ничего странного не происходит.

Он подошёл к Олегу Кирилловичу и протянул ему руку для приветствия:

— А вы, стало быть, и есть тот самый Акакий Ферапонтович Закарлюка? — видя, что тот в полном шоке, Пенёк, ничуть не смущаясь этому факту, взял его руку в свою и крепко пожал, — очень приятно познакомиться.

— Босс, это что? — "двое из ларца", наконец, пришли в себя и синхронно кивнули в сторону Пенька.

— А чего это вы Настьку к стулу привязали? — Пенёк по-хозяйски прошёлся по разгромленной комнате, — уже успела натворить чего?

— Братик, — Настя включилась в игру, — это не Акакий, эти люди сами его ищут.

— А чего, Акакия нету, что ли? — лесной человечек озадаченно посмотрел на каждого по очереди.

Наконец, обманутый муж обрёл способность нормально соображать, подошёл к Пеньку, и, взяв его за шиворот, развернул к себе.

— Ты кто? — он во все глаза смотрел на это чудо природы в лаптях.

— Дык, я это, брат Настьки, — Пенёк кивнул в сторону девушки, — эта дурёха втрескалась, сказала, что уходит жить к любимому, вот я и пришёл посмотреть, что за человек этот Акакий. Чуяло моё сердце, что-то с ним не то, — лесной человечек абсолютно комфортно чувствовал себя поднятым за шиворот и наивно излагал только что придуманную историю.

После слова "втрескалась" Настя закашлялась и опустила голову, чтобы не заметили её покрасневших щёк. Пенёк, как всегда, был в своём репертуаре, это же надо додуматься — выдать её за любовницу Жмурика!

Олег Кириллович перевёл ошарашенный взгляд на Настю.

— Да вы что, с ума все посходили? Что в этой сушёной вешалке такого, что может заинтересовать красивых женщин?

Покраснев ещё больше от того, что ей приходилось сдерживать смех, Настя не удержалась, и решила добить рогатого мужа:

— Да что вы понимаете! Акакий — такой мужчина, о котором можно только мечтать! Он такой… такой необыкновенный! Такой страстный! А какая у него прекрасная душа!

— Что? Что там у него прекрасное? — Олег Кириллович смотрел на девушку во все глаза.

— Душа! — услужливо хором подсказали "двое из ларца", улыбаясь при этом, словно два только что выпущенных на волю идиота.

— Да не нужен он нам, Настюха, ты себе принца можешь отыскать, а не какого-то там Акакия.

Пенёк аккуратно освободил ворот своей рубашки от руки обманутого мужа, и, делая вид, что очень рассержен на Настю, принялся отвязывать её от стула. "Двое из ларца" непроизвольно сделали шаг назад.

— Так что пошли, голуба, домой. Мать убивается, места себе не находит.

И ему бы удалось отвязать Настю, потому что ненавистный совратитель открылся для всех присутствующих в новом свете, и нужно было время, чтобы переварить эту информацию, но в этот момент упал карниз, терзаемый третьим телохранителем. Это словно вывело всех из транса, в который Пенёк ввёл всех присутствующих своим появлением. Олег Кириллович первым пришёл в себя:

— Лёша, Паша, — услышав свои имена, "двое из ларца" синхронно обернулись и преданно посмотрели хозяину в глаза, — а ну-ка, возьмите этого страдальца, и поговорите с ним по нормальному. Думаю, через несколько минут он сам захочет нам рассказать что он делает в этой квартире и где находится Акакий.

Лёша с Пашей синхронно кивнули, и, взяв Пенька подмышки, подняли над полом. Настя поняла, что пора прекращать веселье. Взглядом она отбросила близнецов в противоположный конец комнаты, затем настал черёд Олега Кирилловича, который уткнулся носом в распоротый диван. Оставшийся третий телохранитель не стал ждать своей очереди, и попытался выскочить из комнаты, но юркий Пенёк подставил ему подножку, и тот растянулся на полу.

— Пенёк, обездвижь их, быстро! — Настя отчаянно пыталась освободиться от верёвок.

Лесной человечек щёлкнул пальцами, и, поднимавшиеся с пола, застыли, не в силах пошевелиться.

— Что это? — возмущался рогатый муж, пытаясь выплюнуть поролон изо рта, — прекратите немедленно! Вы хоть знаете, с кем связались? Да я вас по стенке размажу!

Пенёк развязал Настю.

— Пошли в соседнюю комнату, — от угроз, выкрикиваемых разъярённым мужчиной, у Насти снова начала болеть голова.

Пенёк бережно поднял котомку с пола пошёл вслед за девушкой.

— Идём в отель, немедленно! — бушевал Пенёк, — сейчас я этому… Акакию отрежу его… прекрасную душу под корень! Он у меня вообще перестанет смотреть на женщин!

— Пенёк, нам сейчас нужно решить, что делать с этими в соседней комнате. Даже если мы сейчас их отсюда уберём, квартира Жмурика всё равно останется засвеченной, и они в любую минуту смогут нагрянуть и разбить зеркало.

— Поставь щит на вход в квартиру, тогда они не то что войти, приблизиться к ней не смогут!

— Но они смогут найти меня. А неприятности ещё и с этой стороны нам не нужны. Кстати, ты как здесь оказался?

— Обыкновенно, — Пенёк пожал плечами, — я видел, что ты уходила очень расстроенная, решил, что нехорошо оставлять друзей в таком состоянии — Пенёк потупился, и Настя мгновенно всё поняла — врать её друг никогда не умел.

— Это тётя Маруся сказала тебе, что меня нельзя оставлять одну?

— Она очень за тебя переживает, — Пенёк прижал котомку к груди, — я сам должен был догадаться, что тебе сейчас поддержка нужна.

Из соседей комнаты угроз уже не было слышно, Олег Кириллович, теперь просто грубо матерился, растеряв весь свой лоск и сдержанность.

— Пенёк, им нужно удалить воспоминания последних суток — решительно сказала Настя.

— Ты что? — лесной человечек даже подпрыгнул от неожиданного предложения, — ты же знаешь, это запрещено! Нам нельзя ничего такого проделывать с простыми людьми!

— Но они видели наши способности! Вычислить меня пару пустяков, уверена, он бывает в ресторане моего отеля. Ты хочешь, чтобы меня снова били по голове и привязывали к стулу?

— Нет, — Пенёк поник, и после некоторой паузы сказал, — хорошо, только с одним условием — ты сотрёшь им воспоминания о нас, и адрес квартиры Жмурика, а о том, что он застукал эту оглоблю в посели своей жены — оставишь! Пускай учится в конце концов отвечать за свои поступки!

Настя сначала хотела поспорить с этим условием, но шишка на её голове согласилась со справедливостью этих слов.

Девушка кивнула и вышла в соседнюю комнату. Через несколько минут вся четвёрка вышла из квартиры. Вид у них был немного потерянный, будто они действовали на автопилоте.

— Ну как? — Пенёк подлетел к Насте, когда она закрывала за ними дверь.

— Всё нормально, они придут в себя, когда сядут в машину и не смогут вспомнить, почему здесь оказались. Паспорт Жмурика я у них забрала.

— Только ему об этом не говори — пускай помучается. Ну что, в отель?

— Давай пройдёмся немного по городу, — Настя поняла, что рядом с Пеньком, проверить людей на улице ей будет не так страшно, — я так давно никуда не выходила.

— Да уж, — Пенёк не удержался и подарил ей укоризненный взгляд.

На всякий случай Настя всё-таки поставила щит на квартиру. Теперь простой человек, не маг, даже имея ключ, не смог бы войти в квартиру при всём желании. После прохлады подъезда улица выбросила им в лицо поток горячего воздуха, но, не смотря на жару, руки у девушки оставались ледяными. Она панически боялась что то, что показал ей Мастер, уже случилось, и город окажется практически мёртвым. Пенёк не замечал её состояния. Он, бережно взяв котомку в руки, радовался улице как ребёнок.

— Насть, а давай к Грише в гости зайдём. Я уже месяц его не видел! А уж ты…

В это время из-за угла дома показалась какая-то женщина, и Настя непроизвольно остановилась.

— Что, опять пьянку подпольную устроите? — девушка не сводила глаз с неумолимо приближающейся женщины, — я тебя от Клеопатры спасать не буду!

— Настя, ну чего ты опять, — Пенёк обиженно засопел.

— Ладно, — девушка сделала над собой усилие, и быстрым шагом пошла навстречу предполагаемому зомби.

Будто бы случайно девушка задела её рукой и, извинившись, пошла дальше.

— Насть, ну куда ты побежала, меня подожди, и чего улыбаешься сама себе?

Девушка повернулась к Пеньку и улыбнулась уже ему. С женщиной всё было в порядке! Значит, время ещё есть.

Пеньку всё-таки удалось уговорить Настю пойти к Григорию, после этого, лесной человечек напрочь забыл о том, что собирался сделать со Жмуриком и, воодушевленный скорой встречей со старым другом, летел по городу так, что Настя едва за ним успевала. Девушка предлагала взять такси, но Пенёк категорически воспротивился такой неразумной трате денег, и настоял на том, чтобы пойти пешком. Настя уже привычно ловила взгляды прохожих, которые, увидев мужичка ростом около метра, в лаптях и онучах, со спутанными волосами цвета соломы и круглой бородой, останавливались и с открытыми ртами рассматривая это чудо природы. Пенёк же на такие мелочи никогда внимания не обращал. Он прижимал котомку с Яшкой и что-то тихо ему рассказывал. Настя уже совсем почти успокоилась, но по инерции сканировала идущих по улице людей, хотя и понимала, что нужен прямой контакт. Догоняя убежавшего далеко вперёд Пенька, девушка краем глаза заметила свернувшего в подворотню мужчину, который показался ей смутно знакомым. В принципе, ничего странного не произошло, знакомых у неё в городе было очень много, но на душе отчего-то стало тревожно. Привыкшая доверять своим инстинктам, девушка побежала к подворотне и осторожно заглянула за угол.

В маленьком тенистом дворике стоял Марк, шеф-повар ресторана в её отеле.

"Интересно, что ему здесь понадобилось посреди своей рабочей смены? — подумала Настя и постаралась слиться со стеной, — насколько я знаю, Альбер Иосифович скорее вскроет себе вены, нежели отпустит такое "сокровище" из кухни"

Остановившись посреди двора, Марк не делал больше ни одного движения, будто чего-то ожидая. Несмотря на жару, одет он был в кожаные брюки и чёрную майку, которая позволяла всем желающим рассмотреть его неплохо развитую мускулатуру. Это навело Настю на мысль, что у мага, наверняка, назначено здесь свидание — одеть в жару кожаные брюки способен либо идиот, либо человек, стремящийся произвести впечатление на девушку. Скорее всего, чувство опасности, заставившее её свернуть в этот дворик, ни что иное, как просто разыгравшаяся фантазия, после потрясений последних часов. Хотя Насте очень хотелось взглянуть на ту, которая заставила Марка наплевать на работу и примчаться сюда сломя голову, девушка понимала, что будет выглядеть не лучшим образом, если маг её застукает за этим занятием. Она уже собиралась тихонько улизнуть, но то, что совершил Марк в следующее мгновение, заставило Настю застыть на месте. Чёрный маг поднял руку вверх и сделал круговое движение, выпустив в пространство поток энергии. Настя почувствовала, как его магия щитом оплела дома, окружавшие дворик, делая Марка невидимым, на тот случай, если кому-нибудь взбредёт в голову выглянуть в окно. На секунду девушка опешила — тёмная магия в их городе — это было настолько невероятным, что Настя поначалу решила, что чувства её обманывают. Маг, между тем, опустил голову и пошёл к старой раскидистой липе, непонятно как выросшей среди бетона и постоянного отсутствия солнца. Настя сконцентрировала энергию в ладонях и уже двинулась к Марку, готовясь блокировать его силу, но внезапно непонятно откуда, на дворик, со всех сторон окружённый домами, налетел сильнейший порыв ветра. Девушка зажмурилась — ветер поднял в воздух песок, упавшие листья и даже пластиковые бутылки, захлопали створки открытых окон. Это продолжалось всего мгновение, ветер стих так же внезапно, как и появился, и в этот же момент с ветки дерева слетел чёрный ворон и сел на плёчо Марку. Птица громко каркнула и посмотрела магу прямо в глаза. Настя напряглась — всё это производило довольно жуткое впечатление, и девушка решила не торопиться со своим появлением. Марк повернул голову к птице и принялся что-то шептать. Настя поняла, что он напитывает ворона своей магией и сначала не поверила своим глазам — в городе, находящимся практически на осадном положении, чёрный маг, абсолютно не скрываясь, проворачивает какие-то свои тёмные дела. Прямо посреди города делает себе оружие, которое способно сделать что угодно. Как вообще такое возможно? Пенёк проверял его, и белые маги позволили Марку здесь жить. Впрочем, судя по тому, что сейчас происходит, неудивительно, если окажется, что Совет использует его в каких-то своих целях.

Медлить больше было нельзя, птица полностью трансформировалась — живой кусочек силы чёрного мага, способный передвигаться без своего хозяина.

— Что ты здесь делаешь? — Настя вышла из укрытия и остановилась напротив Марка.

Ей потребовалось мгновение, чтобы блокировать энергию Марка, и ту, которую он передал птице. Чёрный маг застыл, увидеть здесь Настю он явно не ожидал.

— Я повторяю вопрос — что ты здесь делаешь?

Девушку стало трясти от напряжения. Для одного дня загадок было больше, чем достаточно, они множились, как снежный ком, и, похоже, это было только начало. Она запуталась, устала, и вдруг поняла, что сделает что угодно, чтобы вытрясти из него всю информацию, которой он владеет.

Марк справился с замешательством, дежурно ухмыльнулся и сделал шаг вперёд. Настя тут же вытянула руку и послала ему сильный импульс боли. Церемониться с магом она была не намерена. Марк дёрнулся, и лицо его исказила гримаса. Ворон жутко каркнул, свалился с его плеча на землю, и застыл. Настя с удивлением поняла, что они составляют единый энергетический организм, а это значит, что Марк может безвылазно находиться в городе, исполняя роль раскаявшегося грешника, тогда как его частичка способна беспрепятственно находиться в любой точке страны, и выполнять заложенную в неё программу! И люди, которых показал ей Мастер, тоже должны исполнить какую-то программу. Так может вот она — разгадка.

— Никогда бы не подумал, что ты настолько жестока, мне казалось, это привилегия чёрных магов, — Марк хватал ртом воздух, но это не стёрло с его лица иронической ухмылки, — пожалей хотя бы птицу, она-то чем провинилась?

— Заткнись, и рассказывай, — Настя вдруг поняла, что действительно не испытывает жалости.

— Увы, не могу, — пользуясь тем, что девушка ослабила хватку, маг выпрямился и снова посмотрел на неё с насмешкой, — если твои же товарищи не сочли нужным посвятить тебя в некоторые детали, то я тем более делать этого не уполномочен.

Он вдруг сделал резкий выпад вперёд, намереваясь сбить Настю с ног, но девушка успела раньше, снова вырубив его мощнейшим импульсом боли. Марк глухо застонал и упал на землю.

— Ты расскажешь мне о том, что происходит, — Настя не узнала своего голоса, да что там, она сама себя не узнавала.

Сейчас, когда сила Марка блокирована, и сам он находится в плачевном состоянии, она могла бы просто залезть в его мысли и найти там ответы, но девушка почему-то не могла остановиться. Всё её существо заполнила просто нереальная злоба, она продолжала посылать болевые импульсы, и в какой-то момент поняла, что ей доставляет удовольствие вид поверженного врага, корчащегося от боли у неё в ногах.

— Настя, что ты делаешь? — отчаянный крик Пенька прозвучал возле самого уха, но девушку это не остановило, — Прекрати!

Лесной человечек повис у неё на руке, но Настя легко отшвырнула его в сторону, даже не оглянувшись.

— Настя, приди в себя! — Пенёк с отчаянием смотрел на Марка, который уже терял сознание, — ты его сейчас убьёшь! А это может вылиться в открытый конфликт с чёрными магами. Он заложник!

— Кто? — девушка, опешивши, посмотрела на Пенька, помимо воли прервав экзекуцию.

— Он заложник белых магов, — лесной человечек, кряхтя, поднялся с земли и заглянул в котомку.

Слова Пенька подействовали на неё, словно холодный душ. Настя посмотрела на Марка, который лежал, не шевелясь, на Пенька, ласково успокаивающего Яшку, сидящего в котомке, и только сейчас осознала, что произошло — она с садистским удовольствием мучила человека. Девушка присела прямо на землю и зарыла лицо руками.

— Это племянник Мастера. Так случилось, что, Мастер вынужден был пойти на этот шаг — оставить нам своего родственника в обмен на… — Пенёк замолчал

— На что? — Настя резко подняла голову.

— Я не знаю, — лесной человечек отвёл глаза, — это тайна Совета.

— Которую знают все, кроме меня, — девушка стала закипать.

— Он и вправду не знает, — Марк закашлялся, пытаясь сесть, — а у тебя действительно большой потенциал, — он посмотрел на Настю, — зря не приняла тёмное посвящение.

Настя проигнорировала его слова и снова набросилась на Пенька

— Тогда почему заложник может спокойно пользоваться своей силой?

— Это единственное место, где он может ею пользоваться, — лесной человечек прожигал девушку осуждающим взглядом, — птица — часть самого Марка, каждую неделю он напитывает её своей магией и посылает Мастеру. Тот считывает информацию с ворона и убеждается, что Марку не причинён вред…

— Или считывает другую, более важную информацию.

— Насть, прекрати, — Пенёк посмотрел на неё, как на слабоумную, — ничего, кроме сведений о самом Марке, птица передать не может, бабушка об этом позаботилась, связала его силу особым способом.

Марк тяжело поднялся, и глядя на Настю, по прежнему сидевшую на земле, сверху вниз, иронично произнёс:

— Теперь, когда все недоразумения разрешены, надеюсь, вы позволите мне продолжить?

— Валяйте! — Настя царственным жестом дала "добро".

Марк прикрыл глаза и пытался унять дрожь в руках и ногах, а Настя посмотрела на мага другими глазами. Ей импонировало то, что, находясь в таком скверном положении, маг держится с достоинством, и его манера себя вести стала понятной.

Марк открыл глаза и выразительно посмотрел на девушку, непрозрачно намекая на то, что ему необходимо остаться одному.

— Насть, пойдём, — деликатный Пенёк поспешно поднялся, намереваясь уходить.

Но девушка продолжала сидеть на земле, всем своим видом показывая, что такое зрелище она пропускать не намерена.

— Всё-таки не доверяешь? — он снова насмешливо прищурился, — даже друзьям? — явная провокация с его стороны.

— Друзьям доверяю, — Настя невозмутимо посмотрела ему в глаза.

— Ну как знаешь, — лесной человечек разозлился, — тогда я к Грише один пойду.

Он сердито забросил котомку на плечо, отчего оттуда раздалось недовольное пыхтение, и, не оглядываясь, ушёл. А Марк вдруг подошёл к Насте, и присел рядом с ней.

— Понимаю твоё желание узнать хоть что-нибудь о том, что творится вокруг, но друзей обижать всё же не стоит, — он посмотрел на девушку и вдруг улыбнулся — искренне и открыто, без иронии.

— Спасибо за заботу о моих друзьях, — Настя не поверила его улыбке, — но я бы хотела услышать объяснения о твоих. Ни за что не поверю, что ты добровольно согласились выступить в роли заложника. Думаю, тебя доставили сюда силой. Так как оно — пережить предательство тех, кому доверяешь?

Лицо Марка на секунду помрачнело, но он быстро взял себя в руки и, ухмыльнувшись в своей обычной манере, вкрадчиво произнёс:

— Такого переживать мне не приходилось, а вот тебе, я думаю, вскоре предстоит нечто подобное. И вот когда это случится, тогда и получишь ответ на свой вопрос.

— И кто же это сделает?

В глазах чёрного мага появилась нечто вроде сочувствия:

— Почему бы тебе не уехать куда-нибудь на время? Поверь, это лучшее, что сейчас можно сделать.

— Давай я сама буду решать, что для меня лучше, — Настя резко встала и сердито посмотрела на мага, — ты что-то говорили о предательстве? Не нужно нагнетать бесполезную таинственность, от этого ты глупо выглядишь.

Марк не обратил внимания на её колкость, продолжая смотреть на девушку с сожалением.

— Ты не такая, как они, — произнёс он задумчиво, — Они пытаются держать тебя вдалеке от всего, словно боятся замарать. Возможно, ты их последняя надежда не переступить черту.

— Какую черту? Если ты что-то знаешь, говори, или убирайся к чёрту.

За злостью Настя пыталась скрыть страх. Страх услышать что-то такое, что действительно разрушит её жизнь, всё то, во что она верила.

Марк поднялся, и пошёл к своему ворону, который пугливо сидел на лавочке. Птица уже была трансформирована, поэтому чёрный маг просто взял её на руки и выпустил в воздух. Ворон, сделав круг над двором, улетел. Марк некоторое время постоял, наблюдая за полётом птицы, на Настю он больше не смотрел. Когда ворон скрылся с глаз, маг медленно пошёл к выходу из переулка. Прежде, чем исчезнуть за поворотом, он остановился, и не поворачиваясь, произнёс:

— Я знаю, что белые собираются радикальным способом решить проблему добра и зла. И любого, кто встанет у них на пути, они попросту уничтожат.

Марк ушёл, а Настя ещё долго стояла во дворике, пытаясь найти в себе силы осмыслить всё то, что она узнала за сегодняшний день. Мысли пугливо путались, не желая выстраиваться в логическую цепочку. Девушке казалось, стоит сделать шаг, и откроется очередное обстоятельство, которое навсегда отделит её от друзей и тогда она останется совсем одна. Хотя, обманываться не стоит, она уже одна, рядом нет никого, с кем Настя могла бы поделиться своими проблемами. Как же ей не хватает Виталия! Щемящее чувство потери вновь стало рвать душу. Девушка поняла, что больше всего на свете ей сейчас хочется прижаться к нему и ни о чём не думать, сказать о том, как она его любит.

Чтобы не расклеиться окончательно, Настя заставила себя мысленно прокрутить в памяти все обстоятельства сегодняшнего дня.

"Первое — подозрительное поведение тёти Маруси. Второе — предположительное несчастье, которое должно случиться с жителями города. Пенёк, в упор не замечающий того, что происходит… Нет, скорее всего, он просто получил задание от бабушки делать всё, для того, чтобы я не разобралась в ситуации. Тому, что говорил Марк, думаю, верить не стоит. Он с первого нашего разговора стремился поселить во мне сомнения. Вполне возможно они с Мастером затеяли какую-то игру, цель которой подвести меня к мысли, что белые маги не те, кем кажутся. Такое вполне возможно. Допустим, Совет чем-то прижал Мастера, и тот был вынужден отдать им своего племянника, но что мешает Мастеру даже в такой скверной для себя ситуации извлечь выгоду — убедить меня в том, что белые маги готовят преступление и в итоге заставить действовать против своих… Да, всё это было бы похоже на правду, если бы не слова членов Совета. Как там сказал тётя Маруся: "Ты хочешь сказать, что мои люди где-то прокололись?" То есть она имела в виду, что белые маги, совершая убийства, не смогли убрать следы белой магии? — Настя застонала, впору было биться головой об стенку, — Значит, для того, чтобы развеять подозрения насчёт белых магов, или же убедиться в их виновности, мне остаётся только одно — отыскать убийц магов Северной Лиги, — девушка нервно захихикала, — И с Мастером, похоже, придётся увидеться ещё раз. Только к встрече стоит подготовиться, и пройдёт она на моей территории, и на моих условиях"

Определив план действий, Настя поняла, что ей стало легче дышать. В голове прояснилось, казалось, в неё влилась новая энергия, захотелось действовать немедленно. Но девушка понимала, что не на шутку обидела Пенька, поэтому все дела придётся отложить, сейчас нужно идти к дяде Грише, и, если лесной человечек у него, попробовать помириться. Впрочем, зачем идти? Настя огляделась по сторонам — защита Марка уже рассеялась, но в окнах никто не маячил. На всякий случай она отошла под липу, на которой сидел ворон, чтобы ветки скрыли её от любопытных глаз. Сконцентрировалась и материализовалась в каморку дяди Гриши…

Дружба Григория, Пенька и Насти началась два года назад. Дядя Гриша работал дворником и жил с Настей в одном подъезде. Но в своей квартире дворник появлялся нечасто. Большую часть времени он проводил в каморке для хранения инвентаря, оборудованной в подвале, потому что по причине беспробудного пьянства до квартиры доползал редко. Два года назад, попав в скверную ситуацию, Настя и Пенёк прятались у Григория в этой каморке от бандитов, которые думали, что Настя обладает сокровищами, ей не принадлежащими. За это время дворник и лесной человечек крепко сдружились. Немаловажную роль в этом деле сыграла водка — дядя Гриша щедро делился с Пеньком сорокоградусной жидкостью. Не смотря на прогрессирующий алкоголизм, Григорий душу имел добрую, поэтому воспринял беду Насти, как свою. Помогал, чем мог, и даже увязался вместе с Пеньком на нашумевшую презентацию, устраиваемую Александром в отеле, владелицей которого теперь является Настя. На этом мероприятии с дядей Гришей вдруг случилось невероятное. Лукавый Амур, видимо, надышавшись винными парами, решил немного похулиганить и пронзил стрелой два сердца — Григория и проходящей мимо жены бизнесмена — дамы бальзаковского возраста, огромной комплекции, и носящей звучное имя Клеопатра Ивановна. Ночь любви перевернула жизни обоих. Клеопатра ушла от мужа, поселилась у дворника, чем вызвала зависть всех своих подруг — они находили это очень романтичным — и принялась за воспитание дяди Гриши. Григорий в любовном угаре был согласен на всё. Для начала Клеопатра заставила дворника бросить пить, а затем настояла на том, чтобы он открыл собственный бизнес. Григория хватило ровно на год. После того, как он надел костюм и галстук, стал ходить на работу чисто выбритым, трезвым, да ещё оказалось, что нужно каждую минуту принимать решения и руководить сотрудниками, он понял, какую совершил ошибку. И каждый день с нежностью вспоминал о своей работе с гибким графиком на свежем воздухе, где был сам себе хозяином. Захотел — взял бутылку, и под закуску конфетами "Золотой ключик" в неторопливой беседе "за жизнь" распивал её с сантехниками, а захотел — метлой погонял шпану, которая в подъездах неприличные слова пишет, и похабные песни под окнами поёт! Пенёк постоянно поддерживал друга, правда, Яшку, которого Григорий полюбил, словно собственного ребёнка, не приносил — Клеопатра панически боялась зверька, пребываючи в твёрдой уверенности, что он ест людей. Зато приносил спиртное и они тайком, спровадив Клеопатру куда-нибудь на девичник, предавались ностальгическим воспоминаниям. В один из таких вечеров дядя Гриша не выдержал, и ушёл жить в свою квартиру (до этого момента он жил в квартире Клеопатры, которую та отсудила у мужа при разводе). Вместе с Пеньком они долго и усердно сочиняли Клёпе прощальную записку, стремясь как можно убедительнее объяснить причины Гришиного поступка, но их двухчасовые труды пропали даром, так как уже через полчаса после возвращения домой, раздался звонок в квартиру Григория. На пороге стояла разгневанная Клеопатра, устроившая грандиозный скандал, о котором соседи вспоминают по сей день. Дядя Гриша проявил чудеса героизма и силы духа, твёрдо сказав Клеопатре, что он свободный человек, и никто, даже любимая женщина, не сможет его заставить жить так, как он не хочет. Клёпа силы духа не оценила, продолжая скандалить и причитать, а когда Григорий от отчаяния вытолкал её на лестницу, попыталась прорваться с боем. С её комплекцией это было плёвое дело. Дама пару раз навалилась на дверь, и та уже стала поддаваться, дворник с Пеньком забились на балкон, опасаясь, что Клеопатра в гневе переломает им все кости. Спасли их перепуганные соседи, которые, когда от ударов Клёпы затрясся весь дом, вызвали милицию. С обезумевшей дамой с трудом справились два наряда милиции, затолкали её в машину и увезли в отделение. Григорий потом несколько дней бегал извиняться перед соседями и уговаривал забрать заявление. После этого Клеопатра исчезла месяца на три — уехала в Египет восстанавливаться после душевного потрясения. Григория, конечно, мучила совесть, но стоило ему вернуться на прежнюю работу и взять в руки метлу, дворник понял, что отныне он самый счастливый человек на планете. Дядя Гриша вернул родной каморке для инвентаря прежний вид, и они с Пеньком как в старые добрые времена частенько засиживались там за бутылкой водки. Яшка при таких застольях восседал прямо посередине стола, бесцеремонно стаскивая с тарелок всё, что ему понравится. Оба приятеля смотрели на такую наглость с умилением, граничащим с обожанием, которые Яшка принимал как должное, справедливо полагая, что такое замечательное животное, как он, вполне заслуживает подобное отношения. А месяца через три в каморку снова нагрянула беда в лице подлечившейся Клеопатры. Вела она себя намного спокойней, но от этого её настойчивое желание вернуть Григория не ослабело, и для дворника начался настоящий кошмар. Клеопатра приходила почти каждый вечер. Она, то плакала, то кричала, угрожала покончить жизнь самоубийством. Когда поняла, что такие методы на Гришу не действуют ей вдруг пришло в голову, что Григорий ей изменяет с другой женщиной. Со словам — "так не доставайся ж ты никому" — грозилась нанять киллера и пыталась выследить коварную соперницу. Григорий отбивался как мог, но сила Клеопатриной любви сметала все оборонительные сооружения, выстроенные несчастным дворником. Когда становилось совсем уж невыносимо, Гриша прибегал к крайним мерам — показывал Клеопатре Яшку, которого та боялась просто панически. После "крайних мер", несколько дней можно было жить спокойно. Но это время быстро пролетало, и Клёпа снова стучала в каморку. Это походило на длительную осаду, и если бы не спасительная водка, которую дворник принимал в больших количествах, он давно бы уже лежал в больнице с нервным срывом.

Материализовавшись в каморке дяди Гриши, Настя поняла, что друзья своим привычкам не изменяют, и пьянка в самом разгаре. Сквозь пелену табачного дыма девушка сначала смогла разглядеть только силуэты двух приятелей, сидящих за столом. Слышался звон посуды и тоскливые причитания дяди Гриши. Пенёк почувствовал Настю сразу же, но сделал вид, что не замечает её. Девушка сделала ша вперёд, Яшка, сидевший на столе, повернул голову и приветливо замахал хвостом. Григорий, до этого что-то слезливо рассказывающий Пеньку, тоже повернулся, и, увидев свою бывшую соседку, сразу просветлел лицом.

— Настя — он вскочил, пошатнулся, снова завалился на стул и, в конце концов, ограничился тем, что просто протянул к ней огромные ручищи, — вот это сюрприз!

Девушка улыбнулась и подошла к дворнику, тот попытался её обнять, но промахнулся. Настя поняла, что пьёт Григорий уже несколько дней. Заплывшие глаза и красное лицо не могли скрыть ни борода, которую дядя Гриша снова начал отпускать, ни буйная нечёсаная шевелюра. У Пенька глазки тоже подозрительно поблёскивали. Настя вздохнула, взяла ящик из-под пива, поставила его к столу и села.

— А мы тут встречу обмываем, — дворник икнул и постарался улыбнуться, — ты не обижайся, Настенька, тошно мне, Клеопатра каждый день нервы мотает, сил уже никаких нет. Я понимаю, виноват, не оправдал её надежд, но ведь каждый человек имеет право делать то, что ему нравится, а она этого никак понять не может! Один Пенёк меня поддерживает в трудную минуту, если бы не он, давно бы уже или Клёпу убил, или сам с балкона бросился.

При этих словах Настя ощутила угрызения совести, ведь за прошедший год она была у Гриши всего два раза. Пенёк по-прежнему делал вид, что её здесь нет. Настя ещё раз вздохнула, отыскала среди завалов на столе стакан и решительно поставила его перед дворником.

— Наливайте, дядя Гриша.

Увидев в руке девушки стакан, Пенёк перестал её игнорировать. Гриша тоже сначала решил, что ослышался, Настя вообще пила редко, а уж водку и подавно.

— Насть, — осторожно спросил Григорий, — у тебя случилось что-то?

— Ничего не случилось, я что, с друзьями водки выпить не могу?

— Можешь, конечно, — дворник, всё ещё не веря своим глазам, осторожно налил сорокоградусную жидкость в стаканы.

— Насть, — Пенёк дёрнул её за рукав, — ну не переживай ты, я тоже погорячился. Просто такой я тебя никогда не видел. Ты словно меня не слышала, а остановить тебя я не мог — ты использовала свою силу на всю катушку. И вообще, чего ты к нему привязалась?

— А что бы ты делал, если бы, не зная всех обстоятельств, увидел подобное посреди города?

Пенёк опустил голову и тяжело вздохнул:

— Ты права, но я не мог я тебе рассказать про Марка, об этом вообще знают человек пять. Я бы и сегодня не рассказал, но иначе ты бы его убила.

Он поднял глаза на девушку, и в его взгляде читался немой вопрос. Девушка отвернулась.

— Прости, я не знаю, что на меня нашло.

— Да что случилось — то? Насть, ты убивать что ли кого собралась? — Григорий переводил вопросительный взгляд с Насти на Пенька.

— Всё в порядке, дядя Гриша, лучше расскажите о себе, — девушка поспешила перевести неприятный разговор в другое русло.

— Эх, да что рассказывать, — дворник схватил свой стакан и выпил его одним глотком, — совсем худо мне, Настя. Вот объясни ты мне, что вы за существа такие — женщины. Ведь не любим мы с Клёпой друг друга, давно уже всё прошло, а она бегает сюда как на работу, всё ей кажется, что без неё мне плохо будет. Вот и вчера говорит мне: " Гришенька, птенчик мой, ты же без меня пропадёшь, похудел, осунулся, тебе ведь кашку овсяную по утрам кушать надо, а не пивом завтракать".

Произнося эти слова, Григорий так точно передал Клеопатрино кудахтанье, что Пенёк с Настей не выдержали, и захохотали. Дядя Гриша вздохнул, отрезал большой кусок колбасы и положил перед Яшкой.

— Закусывай, Яшенька, на тебя одна надежда, если сегодня Клёпа появится, выйду её встречать вместе с тобой.

— Что, Клеопатра Ивановна по-прежнему боится Яшку? — Настя погладила зверька, уминавшего колбасу.

— Ещё как! — Григорий с любовью посмотрел на животное, — слушай, Настя, — дворник, осенённый идеей вскочил, едва не перевернув стол, — а может ты это… ну, поколдуешь как-то, чтобы Клёпа от меня отстала, а? Ты же это умеешь! Я просил Пенька, но он ни в какую. Нельзя, говорит, магию применять в таких недостойных целях. А разве это не благородная цель — избавить друга от такой лютой напасти?

— Нет, дядя Гриша, нам действительно нельзя, — Настя с сожалением посмотрела на дворника.

Григорий сел, всем своим видом показывая, что друзья только что подписали ему смертный приговор.

— Дядя Гриша, не расстраивайтесь, ну хотите, я поговорю с ней, попытаюсь объяснить…

— Да не послушает она никого, — Григорий в отчаянии налил себе снова, — упрямая как двадцать пять ослов.

— Почему именно двадцать пять? — робко уточнил Пенёк.

— Потому что весит, как стадо бегемотов, — дворник снова перевернул в себя стакан и утёрся тыльной стороной ладони.

— А я думал, тебе нравятся такие размеры, — лесной человечек наивно смотрел на друга.

Григорий снова вздохнул и отвернулся.

Настя смотрела на дядю Гришу, и понимала, что держится он из последних сил, а зная характер Клеопатры, девушка вообще поражалась, как он смог так долго выдерживать её осаду.

— Дядя Гриша, может быть вам пожить недельку в моём отеле? — предложила девушка, — Думаю, Клеопатра не станет вас там искать. А вы хоть немного от неё отдохнёте.

— Какой отель, Настя, а двор кто за меня мести будет? За порядком следить? — дворник в отчаянии махнул рукой.

— В самом деле, Гриш, — поддержал девушку Пенёк, — ну не на недельку, дня на два хотя бы, тем более, там сейчас Жмурик прячется, скучно нам не будет.

— А от кого прячется? — поинтересовался Григорий.

Пенёк скривился так, словно выпил стакан водки и не закусил, и коротко поведал другу о непутёвой жизни Акакия. Пока длилось повествование, в голове Насти появились кое-какие мысли насчёт того, как можно выйти из этой непростой ситуации. Клеопатра женщина упёртая, к тому же с сильно развитым материнским инстинктом, ей постоянно нужно о ком-нибудь заботиться. Увидев Гришу на презентации, она почувствовала в нём человека слабого и нуждающегося в опеке, что и принялась делать с большим удовольствием и вдохновением. Одного она не учла, у Григория полностью отсутствовало честолюбие, и он привык к вольной жизни, а уж если его лишить главного смысла — питья водки, то долго его будет не удержать никакими силами. Идея Насти была проста, если Клеопатре непременно нужно о ком-нибудь заботиться, почему бы не попробовать переключить её стремления на кого-то другого. Когда Пенёк заговорил о Жмурике, кандидатура "кого-то другого" определилась сразу же, его вид у многих женщин вызывал сострадание. Если Клеопатра на него клюнет, Жмурик с удовольствием примет покровительство, деваться сейчас ему всё равно некуда, да и остальным польза — неугомонный Казанова будет некоторое время под присмотром.

— Дядя Гриша, — Настя прервала рассказ Пенька, — у меня появилась идея. Звоните Клеопатре Ивановне и приглашайте в мой ресторан на свидание.

Услышав подобное предложение, Григорий выпучил глаза и закашлялся, а Пенёк посмотрел на Настю таким взглядом, словно сомневался в её умственных способностях.

— Настя, — осторожно начал дядя Гриша, — я понимаю, женская солидарность, и всё такое, но я считал тебя своим другом.

Девушка рассказала о своём плане.

— Не знаю, — Григорий пребывал в глубокой задумчивости, — а если это не сработает? Если Жмурик откажется, или Клёпа решит, что должна хранить мне верность до гроба?

— Дядя Гриша, это сейчас единственный выход. Звоните. А со Жмуриком поговорит Пенёк, думаю, с этой стороны проблем не возникнет.

Пеньку план понравился, и вдвоём они уговорили Григория на эту авантюру. Дрожащими руками, всё ещё сомневающийся дворник набрал номер Клеопатры. Услышав приглашение в ресторан, Клёпа сначала не поверила, решив, что Гриша снова перебрал водки, но дворник, был убедительным и, в конце концов, счастливая Клеопатра заверила, что непременно придёт. После разговора, Григорий вытер выступивший пот со лба и посмотрел на друзей.

— Дядя Гриша, вы молодец! — похвалила его Настя, — значит, сейчас действуем так — вы ложитесь спать, набираетесь сил перед завтрашним свиданием. Мы с Пеньком идём в отель. Пенёк поговорит со Жмуриком, и в семь часов вечера встречаемся у меня в отеле.

— Насть, — Пенёк посмотрел на неё с виноватой улыбкой, — ты иди, а я ещё немного побуду с Гришей. Поддержу его в трудную минуту.

Девушка усмехнувшись посмотрела на стол, где стояла недопитая бутылка водки.

— Ну чего ты, нам нужно обдумать линию завтрашнего поведения.

— Ладно, — сил спорить с кем бы то ни было у неё уже не осталось, — комната Жмурика под номером 236. И постарайся не попадаться на глаза Альберту Иосифовичу.

Девушка простилась с дядей Гришей и материализовалась прямо в свой номер. Прошедший день настолько её утомил, что Настя, не раздеваясь, упала на кровать и мгновенно заснула.

Сковозь сон ей стали слышаться монотонные удары барабана. Глухие и тревожные, от этого звука веяло предстоящей казнью. Девушка открыла глаза- она снова была в "тронном зале" перед каменным жертвенным столом, в котором образовалась неумолимо разрастающаяся трещина. В разных углах зала стояли чёрные маги, их горящие ненавистью глаза буквально испепеляли Настю. В трещине бурлила огнедышащая лава, со всех сторон послышались крики с требованием немедленно закрыть проход в Нижний мир, Настя поняла, что должна это сделать. Она глубоко вздохнула и собралась сделала шаг вперёд, ожидая обжигающей боли. В этот момент перед столом появился Александр. Волосы его разметались, губы были красными, как кровь, оттеняя бледность лица.

— Александр, не надо! — Настя закричала, и попыталась оттянуть его от жертвенного стола, но внезапно поняла, что не может пошевелиться.

Её сознание понимало, что это снова кошмарный сон, и Настя уже знала, чем он окончится, но остановиться не могла. Она рвалась к чёрному магу, стремясь помешать ему сделать последний шаг, и, понимала, что не сможет сделать ни одного движения. Александр стоял перед ужасной трещиной в жертвенном столе, из которой изредка появлялись красные чудовища, протягивавшие к нему руки и не мигая смотрел в открывшуюся дорогу в ад. Спокойный, даже бесстрастный, и ослепительно красивый, он не замечал ничего вокруг. А Настя знала, что ещё секунда, и он исчезнет в этой огнедышащей лаве, обрекая свою душу на невероятные страдания.

— Александр, не делай этого! — Настя знала, что он не повернётся, но всё равно пыталась до него докричаться, — я прошу тебя, остановись!

И в тот момент, когда он снова должен был сделать последний шаг, а Настя, уже не сдерживая слёз, рыдала от отчаяния, время будто остановилось. Замерли маги, до этого выкрикивавшие проклятия и угрозы, затихли барабаны, и в этой оглушающей тишине, Александр вдруг вместо того, чтобы сделать шаг в переход, повернул к ней голову. В его взгляде не было ни боли, ни сожаления, только невероятная нежность, окутавшая девушку с головы до ног. Он наклонился к ней и стал что-то говорить. Но в этот момент снова ожили барабаны, и Настя не услышала ни слова. Она пыталась подойти поближе, но тело по-прежнему не слушалось. Александр продолжал ей что-то шептать. Девушка сделала невероятное усилие, и почувствовала, что может двигаться, она рванулась к Александру… и проснулась, сидя на кровати в холодном поту. В ушах по-прежнему стоял нестерпимый гул барабанов, и Настя не сразу поняла, что это стучит её сердце. Дрожащими руками девушка нащупала ночник и включила свет. Знакомая обстановка комнаты постепенно вытесняла жуткую реальность сна. Настя откинулась на подушку и уставилась в потолок. В том, что ей снова приснился последний миг жизни Александра, ничего удивительного не было, девушка уже смирилась с тем, что это происходит каждую ночь, принимая как наказание за то, что душа человека, благодаря которому она осталась жива, сейчас страдает. Слёзы скатывались по щекам на постель, и Настя даже не пыталась их удержать, зная, что всё равно не сможет остановиться. Когда рядом был Виталий, она ещё пыталась загнать боль и угрызения совести глубоко внутрь себя, но сейчас не было никого, для кого стоило бы это делать. Девушка повернулась на бок, свернулась калачиком, и тихонько заскулила. В такие минуты ей казалось, что Александр нарочно шагнул в портал вместо неё, оставив страдать и разрушив жизнь, в отместку за то, что она не ответила на его любовь. А то, что чёрный маг с ней сегодня во сне заговорил, не оставляло надежды что всё это прекратиться в ближайшем будущем. Наоборот, кошмары Насти стали прогрессировать. Скоро она начнёт вести с призраком обстоятельные беседы, и окончательно сойдёт с ума. От таких мыслей стало ещё хуже. По опыту девушка знала, что заснуть уже не удастся, и также знала, что лучшее средство отвлечься, занять себя каким-нибудь делом. Настя решительно встала и начала одеваться. То, что она собиралась сделать, можно было объяснить либо усталостью, либо помутнением рассудка, но девушка старалась не думать о том, что её ждет в случае неудачи. Она посмотрела на часы — три ночи. Не очень подходящее время для того, чтобы нанести визит Марку, но тут уж ничего не поделаешь. Настя открыла дверь и выглянула в коридор. Естественно, он был пуст, любители ночных развлечений тусовались в баре. Настя свернула в левое крыло, в котором находились административные комнаты, надеясь, что управляющий не забрал личное дело Марка с её стола. Девушке нужно было узнать где живёт чёрный маг. Оказавшись в своём кабинете, Настя с облегчением поняла, что Альберт Иосифович не посмел хозяйничать здесь после её ухода. Личное дело лежало там, где она его оставила. Девушка заглянула в графу "место жительства" и с удивлением прочла, что живёт Марк в отеле, в номере 121. Вообще-то никто из обслуживающего персонала здесь не жил, и Настя подумала, что это, наверняка, Альберт Иосифович настоял на том, чтобы Марк жил в отеле — не захотел отпускать такое "сокровище" далеко от кухни. Это упрощало дело, не нужно было никуда ехать. Девушка спустилась на первый этаж и, стараясь не показываться никому на глаза, не то любители ночных разговоров заговорят её до смерти, пошла по коридору к нужному номеру. Остановившись возле двери, Настя вдруг словно опомнилась — "Что я делаю? Возможно, сны и чувство вины доконали меня окончательно, и я бессознательно стремлюсь усложнить себе жизнь? Прав был Виталий, ночами я могу думать только об Александре, какой нормальный мужчина выдержит, когда его любимая женщина думает о другом?.. Стоп, — девушка даже притопнула ногой от досады, — я делаю это для того, чтобы разобраться что в конце концов происходит…"

И, не давая себе больше возможности для сомнений, девушка решительно постучала в номер Марка. Дверь тут же открылась, заставив Настю вздрогнуть от неожиданности. На пороге стоял чёрный маг, несмотря на глубокую ночь, одетый в джинсы и белую футболку, было видно, что ночной визит его ничуть не удивил. Он ухмыльнулся и смерил её ироничным взглядом:

— Я уж думал, ты так и простоишь целую ночь возле моей двери, — он посторонился, приглашая девушку войти, — Ты стояла здесь довольно долго, а уж белого мага на расстоянии двух метров я почувствовать в состоянии, — сказал он в ответ на её вопросительный взгляд.

Девушка кивнула, и вошла в номер. Огляделась — кровать была разобрана и постель смята, значит, что она действительно много времени топталась у порога — Марк успел одеться и привести себя в порядок.

— Ты так смотришь на мою постель, я даже боюсь подумать о цели твоего визита.

Чёрный маг ухмыльнулся, подошёл к бару и налил два бокала виски, а Настя поняла, что кровать — самое удобное место для того, чтобы сделать то, что она задумала, и села на край постели. Марк, тем временем, развернулся с бокалами в руках и, увидев, куда она села, вопросительно поднял брови:

— Неужели я прав?

Настя молча протянула руку к бокалу — спиртное именно то, что ей сейчас нужно, чтобы заглушить предательские нотки страха и сомнения в правильности своего решения. Марк присел рядом с ней и отдал бокал. Девушка выпила его одним махом, и в упор посмотрела на мага. Взгляд её чёрных глаз мало кто выдерживал, не выдержал и Марк, он поспешно опустил глаза и забрал у неё пустой бокал. Некоторое время он молча ухмылялся своим мыслям, поставил бокалы прямо на пол, и, наконец, посмотрел ей в глаза:

— Значит, тебе настолько нужна информация, что ты готова даже переспать со мной?

— Мне не нужна информация, — Настя прикрыла глаза, собираясь с силами, — мне нужно немного твоей энергии.

Девушка открыла глаза и, поймав его взгляд, обездвижила, стараясь не обращать внимания на отчаяние и недоумение, с которым он на неё смотрел. Убедившись, что двигаться чёрный маг не может, девушка положила руку ему на грудь. Лицо Марка посерело.

— Не бойся, — Настя старалась на него не смотреть, — тебе это никак не повредит, я заберу твоей энергии совсем немного, и ты очень быстро восстановишься.

— У тебя с головой не в порядке, тебе говорили?

— Я уже сама начинаю об этом догадываться.

Девушка повалила его спиной на кровать и села верхом, положив ему на грудь обе ладони. Поза была такая двусмысленная, что Настя не удержалась, и, нервно захихикав, произнесла:

— А теперь расслабься, и начни получать удовольствие.

Девушка прикрыла глаза и полностью сосредоточилась на энергетических потоках его тела. Сначала она почувствовала сильное сопротивление, он даже пробовал поставить щит, но Настя легко пресекла его попытки — обездвижив тело, она наполовину связала его силу. Нащупав центр его магии в районе солнечного сплетения, девушка осторожно потянула нити силы на себя и помимо воли вздрогнула, когда чужеродная энергия стала наполнять её тело. Белая магия в ней сопротивлялась, пытаясь вытолкнуть из себя чужую силу, но Настя не останавливалась, пока не вобрала в себя достаточное по её мнению количество. Девушку бросало то в жар, то в холод, на лбу выступила испарина, тело дрожало от напряжения, и закончив, она без сил повалилась на постель рядом с Марком.

— У тебя не то, что нет мозгов, ты оказывается просто идиотка.

Сказать, что Марк был зол, значило сильно преуменьшить действительность. Настя повернула к нему голову и поняла, если бы он мог, то задушил бы её немедленно. Девушка усмехнулась: "Ещё бы, такого крутого парня использовала женщина"

— Ещё хоть раз меня оскорбишь — останешься в таком состоянии на несколько месяцев, — девушка поднялась и пересела в кресло.

Тёмная энергия путешествовала по её телу, вызывая дрожь и тошноту, Настя прикрыла глаза и направила чужеродную силу в левую ладонь — когда наступит момент её использовать, будет удобнее, если она будет находиться в одном месте. Марк сделал попытку пошевелиться, которая успехом не увенчалась.

— Если пообещаешь вести себя спокойно, я тебя освобожу, — сказала Настя.

Марк скрипнул зубами, и едва заметно кивнул. Девушка подошла к магу, наклонилась над ним и, заглянув в глаза, сняла обездвиживание. Марк тут же вскочил с кровати и посмотрел на девушку таким взглядом, что Настя подумала, что нажила себе смертельного врага.

"Ну что ж, — философски подумала она, — всё равно друзьями бы мы не стали, а тёмная сила в этом городе есть только у него"

Девушка пошла к выходу и уже взялась за ручку двери, когда в спину ей полетел вопрос:

— Собралась в Северную Лигу?

Настя развернулась и от неожиданности не успела придать своему лицу нормальное выражение, попросту стояла с открытым ртом, от изумления.

— Значит, я не ошибся, — Марк посмотрел на неё так, как смотрят на тяжелобольного человека, злость у него прошла, осталось только сожаление.

— С чего ты взял? — Настя пришла в себя от изумления и решила немного задержаться.

— Я просто умею думать, в отличии от тебя, — видя, что девушка передумала уходить, он подошёл к бару, налил себе полстакана виски и выпил одним глотком.

И тут Настя всё поняла. Забирая у него силу, она полностью открылась, позорно забыв обо всём, чему её учили полтора года, и Марк успел считать с неё информацию — все её мысли были заняты только предстоящим путешествием в Северную Лигу.

— Похоже, я погорячился, когда рассказал о покушениях на тебя и о том, что происходит в городе. Мне просто было больно наблюдать за тем, как ты прячешься от мира в своей скорлупе, и уж никак не предполагал, что человек, которого ещё с утра не интересовало ничего, кроме своего горя, примется так активно разбираться в том, что происходит.

— Тогда ты просто дурак. Сначала открытым текстом сообщаешь о том, что белые маги собираются кардинальным способом решить проблему добра и зла, предлагаешь уехать, а потом удивляешься тому, что я хочу разобраться.

— И поэтому решила, замаскировав свою белую энергию моей силой, совершить вылазку в стан врага? Почему бы тебе не дожидаться официальной экспертизы белых магов? Поверь, риск себя не оправдывает, даже если тебе удастся попасть на место преступления, ничего, кроме следов белой магии ты там не обнаружишь, — он посмотрел на неё так, что Настя почувствовала себя идиоткой.

Она сделала шаг вперёд и, едва сдерживаясь, чтобы снова его не обездвижить, произнесла:

— То, что я собираюсь делать, тебя не касается.

— Послушай, ты, конечно, мне не поверишь, но я на твоей стороне.

— С чего бы это? — девушка не смогла сдержать усмешки.

— Прекрати иронизировать, а лучше сядь и подумай. Похоже, ты не осознаёшь того, что если тебя обнаружат — это будет лишнее доказательство виновности белых магов в преступлении. А о реакции твоих товарищей я вообще умолчу. Но до этого тебе ещё надо дожить. Прежде всего тебе надо будет как-то обойти патрули белых магов. Они моментально отследят любой открывающийся переход.

— Мы в пригороде, Марк, — насмешливо напомнила ему Настя, — а дорожки отслеживают только в пределах города.

— Да, тяжёлый случай, — констатировал чёрный маг, глядя на неё с сожалением, — вообще-то, если помнишь, я здесь не по своей воле, и за мной наблюдают с особым усердием, а уж с тех пор, как ты поселилась в отеле, количество патрулей увеличилось вдвое.

— Но я никого не чувствую!

— Естественно, глупо было бы ставить людей, которых может засечь любой желающий.

Настя опустила глаза. Со всем, что говорил Марк, она была согласна, и риск огромный, и выйти незамеченной будет трудно, но девушка прекрасно понимала, что если магов Северной Лиги действительно убили белые, она никогда об этом не узнает. Поэтому ей просто необходимо оказаться там раньше, чем они.

— Ну ладно, — Настя посмотрела на часы и поняла, что до рассвета осталось не так много времени, — всё, что ты говоришь, очень познавательно, но мне пора.

— Не боишься, что я расскажу обо всём твоим друзьям? — Марк сделал последнюю попытку её удержать.

— Нет, — Настя отчаянно посмотрела ему в глаза, — думаю, что о своём позоре ты предпочтёшь умолчать.

Чёрный маг дёрнулся как от удара, глаза его превратились в две узкие, горящие бешенством щели:

— Думаю, я с удовольствием буду носить цветы на твою могилку.

Настя не стала ждать дальнейшего развития событий, развернулась и вышла из номера.

К себе в номер девушка почти бежала, пытаясь не обращать внимания на прочно угнездившиеся в мозгу угрызения совести. С Марком она поступила жестоко, но другого выхода не было, не могла же она просто прийти и сказать: "Уважаемый чёрный маг, не соблаговолите ли вы поделиться со мной энергией, в связи с остро возникшей необходимостью нанести визит вашим друзьям из Северной Лиги"… Хотя, если бы было время подумать, она бы нашла другой способ, менее болезненный для его самолюбия… если бы было время… Нет, она всё сделала правильно. В сложившихся обстоятельствах нужно действовать жёстко и немедленно. Она больше не хочет быть жертвой. Хватило одного раза, тогда, когда она сидела в "тронном зале" и чёрные маги, ухмыляясь, решали что лучше сделать — напоить её одурманивающим зельем для ускорения процесса посвящения, или убить друзей у неё на глазах, чтобы строптивая жертва стала посговорчивее. Если в этот раз назревает что-то подобное, врасплох они её не застанут.

Настя настолько углубилась в свои мысли, что не заметила, как оказалась в номере. Чтобы унять нервную дрожь, девушка присела на кровать, прикрыла глаза и стала кропотливо, почти по миллиметру сканировать пространство. В гостинице было два белых мага и оба они находились в одной комнате. Значит, Пенёк уже "поддержал" дядю Гришу в трудную минуту — помог прикончить бутылку водки — и теперь, на "радость" Жмурику, объявился у него в номере. Настя с удовольствием бы посмотрела на выражение лица Акакия, в тот момент, когда Пенёк, без объявления войны, вероломно появился в его апартаментах, но сейчас было не до смеха. Расширив круг сканирования, девушка осторожно прощупала прилегающую к отелю территорию. Или Марк солгал, или у тех, кто её охранял, была очень хорошая маскировка, потому что Настя готова была поклясться — ни одного белого мага, кроме Пенька и Жмурика в округе не было. Девушка сделала небольшую передышку и повторила попытку — ошибки быт не могло — её не охраняли. Вопрос — почему? Ладно, возможно, тётя Маруся, наконец, решила, что она сможет сама о себе позаботиться, но почему никто не контролирует Марка? Значит, Пенёк, как обычно, не сказал ей всей правды… Пенёк! Девушка тихонько рассмеялась. Ну конечно, это самый надёжный охранник, которого только можно представить. Настя до сих пор до конца не смогла уяснить какой силой на самом деле обладает с виду наивный и простоватый лесной человечек. Интересно, как это он ещё не напросился ночевать к ней в номер? Конечно, обманывать друга не хотелось, но на несколько часов усыпить бдительность Пенька всё-таки придётся. Настя встряхнула ладони, и направила силу в кончики пальцев. Левая рука вдруг онемела — белая энергия наткнулась на силу Марка, сконцентрированную в ладони. Резко перекинув всю энергию в одну руку, девушка сплела свой эфирный образ, который теперь было необходимо наполнить частичкой своей силы. Настя широко открыла глаза, и маленькими порциями, чтобы Пенёк, не да бог не засёк сильный всплеск магии, стала напитывать свой контур. Энергия лилась из глаз легко, казалось, что она просто рисует автопортрет. Девушке вообще легче всего удавались магические действия, которые можно исполнять с помощью глаз, хотя Настя знала, если бы кто-нибудь из непосвящённых увидел её в такие моменты, перепугался бы не на шутку — чёрные глаза превращались в два бездонных омута, белков было почти не видно. "Чистая сила, опасная и затягивающая, пугающая и завораживающе-манящая" — так говорил о её глазах Виталий. Настя непроизвольно застонала от щемящего и болезненного воспоминания. Нет, она не будет о нём думать, пора оставить глупые надежды на счастье и жить дальше. Нельзя быть эгоисткой — Виталий был с ней несчастен, а значит, будет лучше, если они никогда больше не встретятся.

Эфирный образ с частичкой её энергии был готов, и Пенёк, который, несомненно, настроен на то, чтобы её чувствовать, будет думать, что Настя в своём номере. Теперь нужно как можно скорее материализоваться, чтобы "страж" не ощутил, что она "разделилась". План Насти был прост — если из отеля или из города нельзя никуда перейти незамеченной, нужно искать переход там, где его по определению быть не может. Девушка предполагала, где может находиться никому не известный портал, и очень надеялась, что её сумасшедшая догадка верна, иначе она бы вообще не затевала эту авантюру.

Пора было материализоваться и желательно туда, где можно будет поймать такси. Она с самого начала решила, что лучше всего, если она будет добираться из города, оттуда, где, никто не ожидает её увидеть. Девушка не сомневалась, что после убийства чёрных магов, белые с особой тщательностью следят за перемещением своих собратьев, но она уже придумала как решить эту проблему.

Материализовавшись на одной из улиц города, и приметив огонёк такси, Настя направилась к машине.

— Доброй ночи, — девушка улыбнулась хмурому засыпающему водителю, — мне нужно в Урюпинку.

— Куда? — таксист моментально проснулся, о чём свидетельствовали широко открывшиеся в изумлении глаза.

Настя назвала сумму, и удивление в глазах мужчины сменилось заинтересованным блеском.

— Получите вдвое больше, если мы доедем за сорок минут.

Таксист, больше не задавая вопросов, рванул с места.

Приоткрыв окно и подставив горящее от волнения лицо холодному ветру, девушка прикрыла глаза. Она могла бы сразу материализоваться в деревне, но была уверена, что след её магии обнаружат, поэтому решилась на ещё один, противоречащий законам белых магов шаг. Тонкой, едва ощутимой ей самой ниточкой силы, она подключилась к биополю таксиста, маскируя свою ауру его энергией. Убедившись, что у неё всё получается, Настя немного расслабилась. Теперь ни один патруль не сможет её отследить. Такое умение было доступно только очень сильным магам а точнее, троим членам Совета и ещё нескольким людям. Настя научилась этому случайно, во время одного из занятий магией, только никому об этом не сказал, тогда ей было всё равно — одним умением больше, одним меньше, для неё имели значения только её переживания. Девушка отдавала себе отчёт в том, что сейчас действует как энергетический вампир, но осознание того, что белые маги, возможно, нарушили не только правила, но и сами законы равновесия, отодвигали моральный аспект её поступка куда-то далеко на задний план. Единственное, что её сейчас заботило, чтобы таксист не заснул за рулём, хотя энергии она у него брала совсем немного, мужчину это довольно-таки ощутимо ослабляло.

— В деревню не въезжайте, — сказала Настя, когда они подъехали к повороту, подъедем по просёлочной дороге прямо к лесу.

В глазах водителя мелькнуло недоумение пополам с зарождающимся беспокойством

— В лес не поеду, — он посмотрел на неё измученными глазами, под которыми залегли тёмные круги, — мы об этом не договаривались.

Настя послала ему успокаивающий импульс, что было нетрудно — они в некотором роде сейчас были связаны и таксист безропотно свернул в нужном направлении.

Дом бабки Серафимы стоял на самом краю деревни возле леса, на довольно большом расстоянии от других домов. Девушка остановила машину, не доезжая до дома метров пятьдесят, попросив водителя остановиться почти вплотную к лесу.

— Подождите меня немного, — Настя поймала его взгляд и лёгким ментальным толчком подавила его желание отказаться.

Она должна возвратиться назад тем же путём. На тот случай, если затея не увенчается успехом, и она не вернётся, к утру, мужчина самостоятельно придёт в себя и сможет уехать. Мысленно перекрестившись, Настя направилась к дому, который сыграл в её судьбе роковую роль. Лес стоял тёмной сплошной чёрно-серой стеной. Ветки старых полусухих деревьев под порывами ветра встревожено скрипели и трещали, пытаясь дотянуться до того, кто посмел нарушить покой этого места. Настя ускорила шаг, но и дом Серафимы в лунном свете смелости не прибавлял. После смерти хозяйки, когда — то исправно побеленные стены облупились и стали почти чёрными, ветер играл с полуотвалившимися открытыми ставнями и кое-где наполовину выдранными досками забора, создавалось впечатление, что дом жутко и протяжно стонал в мучительной агонии. Чем тревожнее у Насти становилось на душе, тем быстрее она шла к своей цели, не давая себе времени на страх и раздумья. У ворот девушка остановилась, на всякий случай сканируя пространство вокруг себя — в окрестности никого не было, как не было и входной двери — проход в дом зиял чёрной пугающей дырой, словно вход в царство теней и злых духов. Именно в этом доме Настя впервые узнала, что является ведьмой, здесь впервые встретилась с Александром, и именно отсюда он перенёс её в главную резиденцию чёрных магов. После всех этих событий, ещё два года назад сюда была выслана группа белых магов, которые сделали когда-то очень сильное магическое место полностью безопасным — разрушив дорожку-переход и оживив когда-то полностью пропитанное злом пространство белой энергией. И, естественно, никому из чёрных магов и в голову бы не пришло сюда соваться. Никому, кроме Мастера, который решил, что самый надёжный способ остаться незамеченным, это действовать прямо под носом у своих врагов. Он назначил ей встречу именно здесь, значит каким-то образом умудрился открывать разрушенный портал, или попросту сделал новый, хотя это и казалось нереальным. Отсюда, скорее всего, он и связался с Настей, используя оставленную белыми магами энергию, чтобы замаскировать свою. Зря она так перепугалась тогда, ничего большего он сделать бы не смог, иначе его бы обнаружили.

Мысленно перекрестившись, девушка шагнула в дом. Внутри оказалось не так страшно, как она себе представляла. Полная луна с любопытством заглядывала в выбитые окна, будто пытаясь разгадать тайну этого места, поэтому Насте и удалось увидеть перевёрнутую лавку, валяющуюся прямо у порога, и вовремя среагировать, иначе она бы непременно споткнулась и растянулась во весь рост. Каждая клеточка её тела была напряжена, девушка готовилась в любую минуту отразить нападение, или дать дёру. Створки старого шифоньера, которым был замаскирован вход в секретную комнату бабки Серафимы, тоже отсутствовали. Там окон не было, поэтому Настя сформировала небольшой импульс-светлячок и запустила его впереди себя. В этом помещении белая энергия ощущалась намного слабее, чем в первом, но девушка чувствовала, что опасности нет. Дальше ей нужно было открыть люк, ведущий в подвал, в котором когда-то стоял треножник с огромным чаном, являющимся переходом. Откинув тяжёлую дверь в подпол, девушка невольно вздрогнула, так как при этом автоматически зажёгся свет, освещая широкую деревянную лестницу, ведущую вниз. Сомнений не осталось — здесь явно кто-то хозяйничал. Настя наклонилась над входом и протянула руку, пытаясь ощутить силу этого места. Белой энергией и не пахло, хотя и следов тёмной магии тоже не было. Но портал должен быть где-то здесь — Мастер ведь наверняка намеренно засветил переход перед Настей, и был уверен, что она никому об этом не расскажет, но вот того, что она полезет сюда добровольно и без принуждения, явно не ожидал, тем более в этот же день. Настя, уже не таясь, спустилась вниз.

Когда-то в этом месте вдоль стен стояло множество полок с самым разными снадобьями для чёрной магии, кропотливо собираемые старой ведьмой. Настя до сих пор помнила, как взяла в руки банку, в которой оказался недоразвитый зародыш младенца — ней тогда случилась истерика. Сейчас подвал был абсолютно пустым и, как ни странно, чистым. Бетонный пол был выметен, и не было запаха затхлости, который обычно присутствует в таких помещениях. Не было и никакого намёка на портал. Настя использовала все органы чувств, чтобы уловить хоть намёк на переход, хотя бы малейшую ниточку силы, которая помогла бы ей вычислить его местоположение, но здесь не было никакой магии, ни чёрной, ни белой. Девушка в отчаянии села прямо на пол и схватилась за голову. Неужели она ошиблась, и Мастер переходил где-то в другом месте?.. Нет, старый лис не стал бы рисковать. Назначая встречу в этом доме, он не мог быть на сто процентов уверен в том, что Настя не приведёт с собой белых магов, а значит, портал должен был находиться в непосредственной близости от места встречи. Настя поднялась с пола и поняла, что левая рука, в которой была частичка тёмной энергии Марка, странно пульсирует. Осенённая внезапной догадкой, девушка направила ладонь на одну из стен подвала — пульсировать стало слабее, у второй стены она оказалась одним прыжком — тёмная энергия бешеным желанием вырваться наружу сообщала, что где-то здесь находится то, что она искала. Девушка прикоснулась рукой к кирпичной кладке и медленно стала продвигаться вдоль стены — в самом углу её мощным толчком притянуло к стене.

"Есть!" — Настя даже подпрыгнула от радости, — портал находится здесь, в этом месте! И, несомненно, Мастер самолично его делал — переход среагировал на родственную силу — энергию Марка. Ай да Мастер, он действительно заслуживает своего титула!"

Девушка позволила тёмной энергии прейти в обе ладони и теперь читала сплетение энергетических потоков, виртуозно соединённых в этом месте. Ни один белый маг, ни при каких обстоятельствах, никогда не обнаружит даже следа этого перехода. Испокон веков порталы создавались с помощью энергии воздуха и земли, эти силы не белые и не чёрные, они общие для всех, поэтому и порталы обладали нейтральной силой, а значит, любой маг, белый или чёрный, мог прейти по любому порталу, главное знать, каким способом его открыть. Этот же переход был полностью соткан из чёрной магии, Мастер каким-то образом смог изменить силы земли и воздуха так, чтобы здесь действовали только законы чёрной магии, и если бы Настя не взяла у Марка тёмной энергии, могла бы до скончания веков бродить по подвалу так ничего и не почувствовав. В принципе, сейчас это играет ей на руку. Переход тайный, вряд ли Мастер поделился с кем-то таким открытием, а значит, перейдя по нему, она не наткнётся на хранителей дорожки. А, оказавшись на территории чёрных магов, можно будет использовать простую материализацию, чтобы добраться в Северную Лигу — Настя была уверена, если её маскировку не засекли члены Совета, простые маги тем более не смогут обнаружить. Осталось самая малость — понять, как он активизируется. Вспоминая, что ей рассказывали о порталах во время обучения, девушка поняла, что ни один способ их активизации здесь не подходит — этот переход единственный в своём роде и создан для одного человека… Стоп, но она же его обнаружила, нашла благодаря силе Марка, то есть родственной силе, вполне возможно, что Мастер готовит своему племянничку возможность отсюда убежать, поэтому и настроил портал и на его силу тоже…

"Так, — девушка возбуждённо заходила по подвалу, — амулеты и прочие магические предметы оставлять здесь глупо, значит, его можно открыть тем, что есть у Марка при себе. Вряд ли бы белые маги ему позволил оставить какую-нибудь магическую штуку, а это значит…"

Настя, не раздумывая, рассекла себе ладонь мощным потоком силы, и когда появилась кровь, положила руку на то место, где был портал. Стена моментально начала становиться мягкой и расплываться в пространстве. Прямо перед девушкой образовалась небольшая дымчатая субстанция. Получилось! Портал открылся, реагируя на силу Марка, находящуюся cейчас в её крови! Можно было переходить, но Настя почувствовала, что её ноги отчего-то не хотят двигаться. Только сейчас девушка по-настоящему осознала, насколько опасно было то, что она задумала. Но отступить за один шаг до заветной цели — она потом никогда себе этого не простит. Поэтому, сконцентрировавшись, Настя стала произносить заклинание невидимости. В это раз было ещё сложнее, чем в первый, так как она должна была ещё контролировать тёмную энергию и вплетать её в свою магию. Когда девушка поняла, что её тело слилось с окружающей средой и полностью невидимо, она шагнула в портал.

Первые мгновения Настя потеряла ориентацию в пространстве. С трансформированным телом, которое, слава богу, не подвело, творилось что-то ужасное. Оно моментально принялось менять структуру, приобретая свойства чего-то непонятного. Девушка не могла видеть, что находится вокруг, так как от боли темнело в глазах, но энергию этого места она чувствовала прекрасно. Настя попала в какое-то невероятное сплетение нитей чёрной магии, энергетические потоки сложились в сумасшедшем рисунке и, если бы не заклинание, которое заставляло её тело растворяться в окружающем пространстве, в свойстве этого места, она давно была бы уже мертва. Когда девушка полностью трансформировалась, во время чего её буквально выворачивало наизнанку, и смогла нормально видеть, поняла, что находится на какой-то горе, почти полностью лишённой растительности и стоит на чёрном выщербленном от времени камне, напоминающем стол. Вокруг него стояли три каменных идола, ужаснее которых Настя в жизни не видела. Похоже, здесь когда-то был языческий алтарь для жертвоприношений. Теперь, когда её органы чувств восстановились, она ощутила, что камень насквозь пропитан эмоциями своих жертв — паническим, просто животным ужасом — девушке даже показалось, что она чувствует запах крови, пролитой здесь много веков назад. Теперь стало понятным, как Мастер смог сотворить портал такого вида — это место было полным, абсолютным злом, которое тысячелетиями вбирало в себя жуткие страдания сотен, а может и тысяч невинно загубленных жизней. Настя поняла- ещё немного, и она просто упадёт в обморок, если немедленно не уйдёт отсюда. Возможно, она переоценила свои возможности. Тёмная энергия в ней, которую нужно контролировать, и ещё контролировать, чтобы ею же поддерживать маскировку, силы тают с каждой секундой, и неизвестно, хватит ли их для возвращения домой.

— Вот это сюрприз, — голос прозвучал где-то совсем рядом.

Настя чуть не упала от неожиданности и испуга — она никого не почувствовала. Быстро проверила прочность заклинания и убедилась, что по-прежнему невидима. Может, обращались не к ней?

— Честно говоря, не ожидал, — из-за одного из идолов появился Мастер и смотрел он именно на жертвенник, — я был уверен, что ты появишься гораздо раньше назначенной мною встречи, но чтобы сразу, в этот же день — барышня, вы просто восхитительны, — он склонился в полуироничном поклоне, в котором, однако, Настя уловила и частицу уважения.

Девушка колоссальным усилием воли подавила желание сорваться с места и бежать без оглядки, понимая, что это не выход. Видеть он её не может, тогда как он знает, что она здесь? Ловушек и сигнализаций не было. Всплеск силы открывшегося портала? Вряд ли, она приобрела свойства этого места почти мгновенно.

— Как тебе удалось уговорить Марка поделиться своей силой?

"Чёрт, — мелькнуло у неё в голове запоздалое прозрение, — ну конечно, портал настроен так, чтобы им мог пользоваться только Мастер, или родственный ему по крови. Я должна была подумать об этом, когда кровь с частицей его силы открыла переход"

Мастер подошёл к камню, на котором стояла девушка почти вплотную. Кошачьи глаза с вертикальными зрачками обшаривали пространство — Настя поняла, что он пытается почувствовать её или увидеть, но не может.

"Значит, я не такая уж бездарная ученица, и всё-таки чего-то стою, — не к месту похвалила себя девушка и тут же одёрнула, — Идиотка, о чём я думаю!"

— Или ты забрала у него энергию без его согласия? — Мастер развернулся и медленно, не спуская глаз с середины камня, обошёл его по кругу, — да нет, это невозможно, если бы ты только попыталась такое проделать, вряд ли могла бы сейчас самостоятельно двигаться.

Настя тихонько ухмыльнулась, вспоминая процесс отбирания силы.

— Значит, тебе удалось как-то его уговорить, — задумчиво произнёс чёрный маг, и вдруг оказался прямо перед лицом у девушки, — что ты ему пообещала? — голос мага звучал глухо, но у Насти мурашки пробежали по коже, — или ты, ведёмское отродье, заставила влюбиться в тебя, и он потерял голову, как когда-то Александр?

Лицо Мастера исказилось от гнева, неизменный чёрный плащ с красной подкладкой взметнулся в воздух, будто гигантские крылья, длинные седые пряди волос под порывами ветра извивались, словно змеи, и глаза — почему они раньше казались ей кошачьими — это были глаза змеи, которая в ярости готова броситься на кого угодно.

— Что бы ты не задумала — Марка я тебе не отдам! — и голос, словно шипение змеи, — я уничтожу тебя прямо сейчас, как ты когда-то уничтожила Александра!

Настя поняла, нужно срочно что-то делать, иначе он действительно её убьёт.

С уверенностью и силой, непонятно откуда взявшейся в отчаянно дожавшем теле, девушка холодно произнесла:

— Прекратите истерику, уважаемый. Я пришла по вашему приглашению, так как вы хотели мне о чём-то рассказать, но если вы немедленно не успокоитесь, разговор не состоится, и я уйду так же, как и пришла.

Настя блефовала, уйти сейчас она не сможет, оставалось надеяться на то, что она действительно для чего-то понадобилась Мастеру и он не убьёт её на месте.

После этих слов чёрный маг на удивление очень быстро взял себя в руки. Ненависть в глазах не исчезла, но порыв бешенства, вызванный предположением насчёт племянника он смог подавить.

— Если ты причинишь ему какой-либо вред, тебя не спасёт даже Совет белых магов. Но сейчас оставим это. Если ты пришла уже сегодня, значит узнала достаточно для того, чтобы у тебя появились сомнения относительно безгрешности твоих товарищей, — Мастер ухмыльнулся, но лишь на долю секунды, — и я никогда не обратился бы к тебе, если бы не был уверен, что ты хоть каким-то боком в этом замешана. На чёрных магов сейчас идёт массированная, ничем не обоснованная атака, сопротивляться которой у нас не хватает сил. Не сомневаюсь, тебя это только порадует, но такое положение дел противоречит самим законам природы. Нарушается равновесие добра и зла, и, не мне тебе рассказывать, чем это грозит человечеству. Поэтому предлагаю, пока ситуация не разъяснится, на некоторое время объединить наши силы и стать союзниками.

Услышав последнее слово, Настя едва не свалилась с камня, на котором стояла.

— Вы хорошо себя чувствуете?

— Намного лучше, чем ты сейчас, — он издевательски посмотрел туда, где по его предположениям находилась девушка, — в таком состоянии и на этом месте ты выдержишь ещё максимум пятнадцать минут, а в мои планы не входит твоё магическое истощение. Поэтому снимай заклятие и сойди с камня, я не собираюсь причинять тебе вред, по крайней мере в ближайшее время.

Настя сама чувствовала, что находится на пределе.

— Ну, если моего слова тебе недостаточно, вспомни, где сейчас находится Марк, не в моих интересах чтобы его из-за тебя порвали на куски.

"А, была, не была" — подумала Настя и, сняв заклинание невидимости шагнула с камня на землю, твёрдо посмотрев Мастеру в глаза, он не должен видеть её страха.

Некоторое время чёрный маг рассматривал её странным взглядом, будто какого-то диковинного зверя. А Настя предавалась невесёлым мыслям о своём незавидном положении.

" Вот это вляпалась! По самые уши. Одна на враждебной территории, рядом с самым сильным магом, который ненавидит её, наверное даже больше, чем весь Совет белых магов. И оказалась я в таком положении исключительно из-за своей самонадеянности и дурости. Но если в словах Мастера есть хоть капля истины, я просто обязана выслушать его аргументы. А если врёт, значит, ему явно от меня что-то нужно, поэтому время на то, чтобы придумать выход из положения у меня есть. Что он там говорил насчёт союзничества?"

Вернув Мастеру его изучающий взгляд, Настя с достоинством произнесла:

— Я вас слушаю, — взгляд чёрного мага вызывал раздражение.

— Для того, чтобы я начал рассказывать, хотелось бы узнать, что тебе уже известно, чтобы не повторяться.

— Для начала перестаньте мне "тыкать", — девушка одарила его пренебрежительным взглядом (блефовать, так блефовать)

Мастер усилием воли подавил желание вцепиться ей в горло.

— Договорились, — выдавил он сквозь зубы, — могу я теперь узнать, куда вы (это слово далось ему с трудом) сейчас направлялись.

— Конечно можете, — энергия Марка, путешествующая по её телу, мешала восстанавливать силы, поэтом девушка снова собрала её в левой ладони, — я намеревалась попасть в Северную Лигу.

— Не зря мне говорили, что после светлого посвящения у тебя… вас, не всё в порядке с головой, — Мастер не отказал себе в удовольствии покуражиться, — хотя, если бы я вас сегодня не ждал, возможно, затея бы увенчалась успехом.

— Если вы предлагаете на некоторое время стать союзниками, — Настя холодно на него посмотрела, — тогда я должна побывать на месте убийства, которое там произошло и убедиться, что виновны именно те, кого вы в этом обвиняете.

— Отличная идея, — Мастер даже повеселел, — это избавит меня от необходимости приводить лишние доказательства.

Чёрный маг сделал круговое движение рукой, и в одном из каменных идолов открылся портал. Мастер жестом пригласил её приблизиться. Настя глубоко вздохнула и сделала шаг к переходу.

— Мой вам совет, — иронично проговорил чёрный маг, — прежде чем ступить в дорожку, замаскируйте снова свою энергию силой Марка. Почувствовав белого мага, там вряд ли станут разбираться с какими намерениями он к ним пожаловал, особенно после таких событий.

Настя выпустила тёмную энергию из ладони в своё тело, попутно проверяя, не повредила ли она её защиты. Мастер, наблюдавший за тем, как у него на глазах белый маг начинает ощущаться, как чёрный, досадливо сказал:

— Всё-таки Александр был редким идиотом, что не позволил тебе принять тёмное посвящение. Такие трюки с чужеродной энергией могут проделывать единицы, а ведь тебя этому даже не учили. Если бы ты сейчас была с нами, мы владели бы миром! А вместо этого ты служишь добру, а его пепел развеялся в Нижнем мире.

— Поменьше текста, уважаемый, — раздражённо сказала Настя, хотя душа её в это время превратилась в комок боли, — в его смерти виновата не только я, ведь это была ваша идея — закрыть портал кровью мага… Может мы всё-таки уже перейдём?

Лицо Мастера стало белее его седых волос, а губы растянулись в такой жуткой улыбке, что Насте снова захотелось убежать.

— Конечно перейдём, прошу, — он крепко схватил её за локоть и грубо втолкнул в переход.

После нескольких неприятных мгновений, Настя почувствовала под ногами твёрдую почву и невольно зажмурилась — яркий свет, освещавший помещение, в котором она оказалась, больно резанул глаза. Из портала следом вышел Мастер и легонько подтолкнул её вперёд:

— Не робейте, барышня, чувствуйте себя как дома.

Глаза девушки привыкли к яркому свету, она, наконец, смогла оглядеться и недоумённо посмотрела на мага. Комната, в которую они перешли, оказалась большим кабинетом, с полной комплектацией офисного оборудования и мебели. Всё это мало сочеталось с магией и Северной Лигой в частности — Настя знала, что маги здесь отличаются особым консерватизмом и не признают прогресса в любом его проявлении. Она уже собралась сказать какую-нибудь колкость по этому поводу, но в это время открылась дверь и на пороге появился Велиар — глава Лиги, он встал на одно колено в почтительном поклоне.

— Да пребудет с вами тьма, мой господин!

Он поднял голову и преданно посмотрел на Мастера. Затем его взгляд остановился на Насте, и почтение в глазах стало сменяться недоумением, а затем яростью.

— Остынь, Велиар, это всего лишь белый маг. Барышня изъявила желание разобраться что происходит на самом деле, а мы должны ей в этом помочь.

— Но это же… — глава Лиги поднялся и сделал шаг к Насте

— Да, ты не ошибся, та самая женщина из пророчества, которая обладает невероятной силой, может делиться ею с другими, и становиться от этого только сильнее, и, если она примкнёт к силам зла, мрак накроет землю, — Мастер почти дословно процитировал пророчество.

— Это вы к чему сейчас сказали? — Настя беспокойно переступила с ноги на ногу.

— А к тому, моя дорогая, что, похоже, вы примкнули к силам, которые медленно, но уверенно меняют свой цвет.

— Не замечала, чтобы среди белых магов прибавилось голубых.

Мастер скривился, всем своим видом показывая, что шутник из неё бездарный.

— Велиар, представителей белых на месте убийства ещё не было?

— Прибывают завтра утром, вернее, уже сегодня, — глаза мага полыхнули огнём, — не могу дождаться момента, чтобы увидеть их лица в тот момент, когда они поймут, что на этот раз выкрутиться не удастся. Если же они и после этого не признают своей вины, мы официально можем начать войну, и никакой Высший разум не в силах будет нам запретить, потому что закон будет на нашей стороне!

Мастер снова сделал круговое движение рукой, открывая очередной портал.

— Вы готовы, барышня?

Нет, Настя не была готова. Уверенность, с которой говорил Велиар, оставляло очень мало надежды на то, что это простая провокация. Девушке вдруг стало страшно до дрожи в коленках. Если она сейчас убедится, что это сделали белые маги, назад, к прежней жизни возврата уже не будет.

Видя, что Настя колеблется, Мастер вкрадчиво произнёс:

— Ну что же вы? Вы ведь шли сюда специально для того, чтобы убедиться, что мы готовим вам провокацию, — Но ведь вам прекрасно известно, что замаскировать белую энергию тёмной, возможно, а вот убить можно только родной энергией, той, которой принимал посвящение. Чёрный маг не может убить, используя светлую энергию.

Настя, собрав волю в кулак, шагнула в портал.

Короткая вспышка, затягивающая пустота, и Настя ощутила под ногами твёрдую землю. Поняв, что она всё ещё жива, девушка не спешила радоваться. Каждая её клеточка по-прежнему была готова в любую минуту отразить нападение. Слишком просто она добилась своей цели — попала на предположительное место убийства чёрных магов.

За спиной девушки закрылся переход — Мастер с Велиаром были на месте. Просканировав помещение, Настя поняла, что кроме них троих здесь никого нет. Более того, она почувствовала, что и на многие километры вокруг нет ни одного человека. Вовсю хозяйничал только сильный ветер, который буквально бесился снаружи. Казалось, он злился, что его не пускают внутрь и пытался снести стены.

Настя похолодела — неужели её заманили сюда, чтобы безнаказанно расправиться? Никто и никогда не сможет отследить её перемещений, она просто исчезнет! Девушка резко развернулась к магам, готовясь драться до последнего. Но ни Мастер, ни Велиар, не высказывали ни малейшего желания на неё нападать. Более того, по тому, какой болью и жаждой мести исказилось лицо главы Северной Лиги, становилось понятно, что она действительно находится на месте убийства. Немного успокоившись, девушка позволила себе оглядеться вокруг.

Она находилась в простой бревенчатой избе, наподобие той, в которой обитала тётя Маруся. Только в этой не было ни домотканых ковриков весёлой расцветки, ни вазонов на подоконнике. Здесь вообще почти ничего не было. Только голые доски почерневшего от времени пола, выструганный из дерева стол, и лавки по всему периметру комнаты. В помещении было очень холодно, и Настя поняла, что ветер снаружи, это полноценная зимняя вьюга. Она выглянула в окно и обомлела — домик стоял на самом краю ущелья. Вокруг были видны только горные вершины в ледяных шапках. Девушка вопросительно посмотрела на магов.

— Это место в горах было нашей святыней, — тихо проговорил Велиар срывающимся от эмоций голосом, — сюда допускались только избранные, самые сильные маги, которые посредством ритуала должны были ступить на следующую ступень в магии… То, что здесь произошло, я расцениваю как чудовищное преступление против законов бытия. Преступник должен умереть в муках, или вместо него погибнут сотни белых магов.

При этих словах у Насти пробежали мурашки по коже. Она не сомневалась, что Велиар непременно выполнит свою угрозу. Перед внутренним взором пронеслись картины, в которых белые маги десятками падали замертво — женщины, старики, дети. Девушка не сомневалась, что своё нападение чёрные начнут с самых незащищённых.

— Велиар, я не для того пригласил сюда нашу гостью, чтобы ты с порога стал её запугивать, — по-видимому Мастер заметил как изменилось лицо Насти, — она здесь, чтобы узнать правду о своих соратниках.

— Действительно, — девушка сделала шаг вперёд, и поняла как сильно замёрзла, — для начала, позвольте мне убедиться в правомерности ваших требований.

Велиар демонстративно отвернулся, а Мастер сделал приглашающий жест рукой. Настя сжала кулаки, собираясь с силами.

— Не могли бы вы осветить помещение, — она посмотрела на Мастера, так как глава Северной Лиги больше не обращал на неё внимания и с отсутствующим видом смотрел перед собой, — полагаю, если я начну здесь использовать свои способности, ваш друг решит, что это проявление враждебных намерений.

Велиар, по-прежнему с отрешённым выражением лица сдвинулся с места и пошёл вглубь комнаты. Щёлкнул пальцами и в противоположной стене весело заполыхал камин, принося с собой хоть какое-то подобие уюта. Тусклый тёплый свет пробежался по комнате, разгоняя мрак. Глава Северной Лиги остался стоять возле камина, всматриваясь в языки пламени. Настя невольно вздрогнула — в свете огня лицо чёрного мага напоминало череп, обтянутый кожей — пергаментной и бледной до синевы. Горели только глаза.

"Интересно, сколько ему лет? — промелькнуло в голове у девушки, — по виду он напоминает высохшую мумию"

— Что же вы застыли, барышня? — Мастер прервал её размышления, — проверяйте, анализируйте. Как я понимаю, времени у вас мало, а мне ещё многое нужно вам рассказать.

— Ну, вы ведь великий кудесник во времени, — не удержалась Настя, — так что поможете, если что.

Лицо мага расплылось в странной улыбке:

— Мне нравится ваша позиция. Вы уже думаете обо мне, как о союзнике.

Девушка едва удержалась от объяснений, что она думает о таких союзниках, понимая, что обмен колкостями может тянуться бесконечно, а времени у неё действительно мало. И она больше не может малодушно оттягивать начало сканирования. Поэтому Настя заставила себя сконцентрироваться и призвала на помощь всю силу, которая у неё была. Энергию Марка она опять собрала в левой ладони, чтобы та не помешала объективному восприятию. Настроившись на энергетику комнаты, поймав нити, Настя принялась считывать информацию.

В первые мгновения девушка едва не задохнулась от окутавших её мощных сгустков энергии. Похоже, тёмная сила обитала здесь не одно столетие. Более того, это была энергия особого типа, не присущая рядовым магам. Такую силу она чувствовала у Мастера, у глав тёмных Лиг, и у Александра. Велиар сказал, что здесь маги должны были перейти на новую ступень развития, значит, возможно, в этом месте находится какой-то из Источников силы.

Девушка поняла, что отвлеклась, и усилием воли снова переключилась на считывание информации. Нащупав нужную нить, Настя крепко привязала её к своему сознанию, и пошла вдоль неё, словно распутывая клубок. Вот она возле лавки, на которой всё и произошло. Потухшая тёмная энергетика, буквально разорванная в клочья какой-то неведомой силой. Девушка продвинулась дальше, и просто отказалась верить своим чувствам. Вокруг ошметков силы тёмных магов, агрессивным, сильным обручем ощущалась белая энергия. Её потоки рассекали чёрную силу, не оставляя сомнений в том, что к убийству имеет отношение белый маг. Настя вышла из своего состояния, чтобы настроиться получше, полагая, что нервное напряжение могло сыграть с ней злую шутку. Но и во второй раз девушка увидела то же самое. Ошибки быть не могло. А значит, или Совет причастен к убийству, или среди белых магов завёлся ренегат. Утешало одно — убийца был один, хотя, нет, утешение слабое. Это какой же нужно обладать силой, чтобы уничтожить пять сильных чёрных магов! Эта сила врезалась в память Насти намертво. Девушка поняла, что узнает её носителя и через сто лет!

Медленно, словно сомнамбула, Настя возвращалась из транса. Огляделась вокруг — на неё смотрели по-кошачьи прищуренные глаза Мастера и горящие, словно угли в камине — Велиара.

— Ну, убедились, барышня? — победоносно спросил Мастер, — надеюсь, теперь вы задумаетесь об истинной сущности своих товарищей.

— Это ещё ничего не значит, — девушка удивилась, насколько глухо прозвучал её голос, — маг был один, возможно, это просто сумасшедший отщепенец, найти которого за неделю будет невозможно. А вы, несмотря на это, начнёте войну.

Велиар, после этих слов издал какой-то рычащий звук, девушке показалось, что он сейчас набросится на неё и задушит. Остановило его, по-видимому, только присутствие Мастера. Глава Лиги, тяжело дыша, отошёл к двери, некоторое время стоял к ним спиной, затем резко развернулся и, стремительно пройдя вперёд, остановился перед Мастером.

— Я говорил вам, мой господин, что белых не проймёт даже такое доказательство их вины! Они придумают тысячи отговорок, но не признаются! И завтрашняя делегация скажет то же самое! Поэтому я считаю, давать им лишние семь дней не имеет смысла, они только лучше подготовятся!

Мастер, видимо, не разделявший отчаяния своего подданного, всё так же спокойно произнёс:

— Ты прав, Велиар, семь дней Совету ни к чему. Они нужны нам, и вот этой барышне, — он склонился в сторону Насти в ироничном полупоклоне, — ей нужно открыть глаза, а нам подготовиться.

— Не собираетесь же вы рассказать ей…

— Именно, — ледяным тоном Мастер будто припечатал главу Лиги к полу, — и не тебе судить о правильности моих решений. К тому же, — он смягчился, скоро ты поймёшь, что я прав, — и, повернувшись к Насте, спросил, — вы закончили? Больше ничего не хотите проверить?

Настя отрицательно покачала головой, потому что комок, подступивший к горлу, не давал возможности говорить.

— Тогда нам пора возвращаться. Вам предстоит узнать более подробные детали всего происходящего.

Мастер открыл портал. Настя равнодушно ступила в переход, сомневаясь, что Мастер сможет ей поведать что-то более страшное чем, то, что она только что увидела. В голове отчаянно пульсировала только одна мысль "Что теперь делать?"

Оказавшись в кабинете Велиара, девушка развернулась к порталу и стала ждать, когда из него выйдут маги. Но появившийся Мастер закрыл портал сразу за собой.

— Велиар остался, — пояснил он, — сейчас ему лучше побыть одному.

— Вы знаете, мне бы тоже, — Настя очень устала, казалось, она на ногах уже несколько дней.

— Понимаю, — Мастер посерьёзнел, — но то, что вы увидели, всего лишь последняя капля в череде событий, неуклонно ведущих к катастрофе.

Девушка обречённо села в ближайшее кресло, предполагая, что ей придётся выслушать очередную версию Мастера насчёт коварства белых магов. И Настя не была уверена, что она окажутся ложью.

— Для начала хочу вас спросить, что вы знаете об Источниках силы? — Мастер сел в соседнее кресло.

— Немного. Столько же, сколько и рядовые маги. Источники существуют для того, чтобы пополнять магическую энергию как чёрных, так и белых магов. Они являются непременным условием существования магии на земле.

— Правильно, — Мастер тяжело вздохнул, — открытые Источники постоянно пополняют магов энергией. Кого-то больше, кого-то меньше, в зависимости от природного дара, но если их закрыть… — маг замолчал.

— Как это — закрыть? — Настя, слушавшая вполуха, встрепенулась, — разве Источники можно закрыть?

— Ещё как, — Мастер встал, и в это мгновение выражение его лица напоминало то, какое было у Велиара несколько минут назад, — это началось больше года тому назад. Внезапно обнаружилось, что один из Источников силы прекратил излучать энергию. Сначала мы не обеспокоились, послали туда магов, чтобы выяснили причину. Но когда вернувшиеся специалисты сообщили, что Источник иссяк, настало время паниковать. Конечно, оставалось ещё три Источника силы, и нам хватило бы, но до этого времени ни в одних летописях не упоминалось о том, что сила в них может закончиться. Через месяц то же самое случилось со вторым Источником. Тогда-то мы и забили тревогу. Естественно, заподозрили, что Совет белых магов имеет к этому прямое отношение. Но следов, указывающих на то, что они замешаны не было. Да мы и сами понимали, что сделать это было бы крайне для них затруднительно. Тогда я проверил всю верхушку чёрных магов, всех тех, кто был бы в состоянии это сделать и убедился, что никто из них не имеет к этому никакого отношения. Вывод напрашивался сам собой. Не знаю как, но белые маги решили нас истребить, даже не смотря на то, что этим они нарушат мировое равновесие. Мы немедленно связались с Советом белых магов и именем Высшего разума потребовали у них открыть наши Источники. Но они гневно заявили, что это очередная наша провокация. После этого они ввели строжайший контроль, и особенно это почему-то коснулось города, в котором жила ты, крича на каждом углу о нашем коварстве и тёмных замыслах. А у нас оставалось всего лишь два Источника, и чёрные маги стали заметно ослабевать. Караулили их днём и ночью, но это не помогло. Третий Источник иссяк, так же, как и предыдущие. Среди магов стала нарастать паника — одного Источника явно недостаточно для нормального поддержания магической энергии. По сути, мы остались совершенно беззащитными. Нужно было срочно напитать силой хотя бы половину магов, чтобы быть в состоянии защититься, если белым вздумается на нас напасть. И тогда я сделал белым предложение, от которого они просто не смогли отказаться, — Мастер скрипнул зубами, по-видимому, воспоминания были не из приятных, — я вызвал Совет белых магов на переговоры, и поставил им ультиматум — если они не замышляют против чёрных магов ничего, противоречащего законам природы, значит, не в их интересах нас обессиливать. Поэтому они, в доказательство своей непричастности должны открыть для нас один из своих Источников силы, чтобы мы могли хоть как-то подпитываться. Совет согласился. Но при этом они заявили, что также не уверены в нашей честности, и вполне может оказаться, что это всего лишь игра, направленная на то, чтобы обессиливать белых магов. Поэтому потребовали от меня гарантий, что я не поверну силу Источника против них. Мне пришлось отдать им Марка, — Мастер посмотрел на Настю, и девушке стало нехорошо — в его взгляде было столько ненависти, что её силой можно было бы напитать закрытый Источник, — когда чёрные маги получили достаточно энергии, и могли защищаться, я снова стал искать доказательства причастности белых магов. Я даже заглянул в будущее, хотя это требует огромной затраты магической энергии, а она теперь у нас на вес золота. То, что я там увидел, повергло в шок. Целый город покорных слуг, готовых выполнить любую команду. И тогда я понял их замысел окончательно! Они отрезали нас от Источников силы, лишая тем самым способности к сопротивлению. Взамен этого, мы пользуемся их энергией, которую они способны перекрыть в любой момент. Не все белые маги одобрят их способы борьбы со злом, поэтому Совет, чтобы не привлекать к этому магической сообщество, сделает из простых людей зомби, даст им частичку магической силы, нам силу перекроет, и эти покорные рабы перебьют нас за считанные дни. А сегодня, когда они в открытую убили чёрных магов для того, чтобы закрыть наш последний Источник, стало ясно, что скоро они этот замысел приведут в исполнение.

Мастер мерил комнату тяжелыми шагами, пытаясь совладать с эмоциями. У Насти же, от услышанного голова просто отказывалась работать. Поверить в такое коварство Совета она не могла. Но Мастер и её переносил в будущее, на улицы города. Она видела это всё своими глазами. И сейчас, рассказывая свою историю, чёрный маг снял все щиты, чтобы она смогла почувствовать, что он говорит правду.

— Хорошо, — Настя облизала пересохшие губы, — даже если всё так, как вы говорите, то я вряд ли смогу чем-нибудь помочь. Моей силы явно недостаточно для того, чтобы противостоять Совету белых магов.

— А тебе и не надо, — Мастер остановился прямо перед ней, нависая, словно огромная глыба, — самое главное для нас сейчас — найти автономный Источник силы.

— И вы хотите, чтобы я помогла вам его найти?

— Ты и есть Источник. Автономный, и никем не управляемый, — Мастер вцепился руками в подлокотники кресла, в котором сидела Настя, — неужели ты никогда не чувствовала, что если отдаёшь кому-то часть своей силы, то она снова возвращается к тебе приумноженная во сто крат?

Настя попыталась отодвинуться от мага, хищно склонившегося над ней, но только сильнее вжалась в спинку кресла.

— Ты не сможешь оставаться в стороне теперь, когда знаешь правду. Никогда не поверю, что женщина из пророчества сможет допустить, чтобы произошла катастрофа!

— Вы правы, — Настя поднялась, для чего ей потребовалось буквально грудью оттолкнуть Мастера, — даже если бы хотела, всё равно не получится. Но мне нужно время, чтобы до конца удостовериться в том, что дела обстоят именно так, как вы об этом говорите.

Девушка стала ходить по комнате, делая вид, что очень нервничает, надеясь, что её попытка подойти поближе к порталу осталась незамеченной. То, что Мастер её не отпустит, она поняла мгновенно, и даже если маг говорил правду, всё равно она ещё не готова принять чью-то сторону, а значит, надо уходить.

— Боюсь, у нас нет на это времени, — девушка почувствовала, как он внутренне подобрался, — я не хочу давить на тебя, мне хотелось бы, чтобы ты приняла это решение добровольно. Ты же чувствуешь — я не лгу. Не дай белым магам переступить черту, за которой они перестанут быть добром.

Настя уже стояла возле портала, готовясь его активизировать.

— Я обещаю, что всеми силами буду стараться не допустить этого.

Девушка выплеснула в закрытый портал энергию Марка, и развернулась, чтобы прыгнуть в переход, который должен был перенести её к алтарю для жертвоприношений. И буквально впечаталась в появившегося из портала Велиара. Маг крепко схватил её за плечи, из его ладоней потоком хлынули импульсы такой парализующей боли, что Настя на мгновение потеряла ориентацию в пространстве.

— Ты вовремя, Велиар, — Мастер оказался возле них, и обратился к Насте, — жаль, что мне не удалось тебя уговорить.

— Я говорил вам, мой господин, что ничего не выйдет, — глава Северной Лиги по садистски играл с силой, то убавляя болевые импульсы, давая девушке вздохнуть, до доводя их до предела, за которым человек сходит с ума.

— Переноси её пока в парализующую комнату. Скоро прибудет делегация белых, они не должны почувствовать ни одного лучика её силы.

В глубине угасающего сознания Насти мелькнула мысль, что парализующая силу комната — это конец, оттуда не выбраться никак. Надо пытаться уйти сейчас, только вот ни руки, ни ноги не слушались. Но у неё оставалась сила особого рода. Девушка подняла голову и посмотрела на Велиара, из её глаз хлынула энергия такой силы, что маг не удержался на ногах и стал падать на спину, увлекая Настю за собой.

Где-то сзади глухо зарычал Мастер, а девушке показалось, что они падают в бездну. Когда глава Лиги упал на землю, оглушенный силой Насти, руки его непроизвольно разжались, и девушка тут же откатилась от него подальше. В голове ещё не прояснилось, поэтому она не сразу поняла, почему стоит на какой-то лысой горе. Появившийся из портала Мастер внёс ясность — Велиар стоял спиной к открытому порталу, и Настя глазами толкнула его в него.

Мастер сразу атаковал её сгустком энергии, девушка едва успела откатиться. Алтарь-переход находился всего в десятке метров, и это окончательно привело Настю в чувство. Второй сгусток силы попал девушке в ногу, и Настя поняла, что идти не сможет. В отчаянии она сформировала огненный шар и бросила его в Мастера, тот уклонился, но девушка тут же послала второй, который, достигнув цели, тут же охватил одежду мага огнём. Настя, цепляясь руками за траву, поползла к алтарю, боль затуманивала сознание, и она не заметила, как пришёл в себя Велиар. Глава Лиги не стал рисковать, и вместе со сгустком силы, в девушку веером полетели ножи. Когда первый нож вошёл в руку, Настя сообразила мгновенно поставить щит, но было поздно. В цель попал ещё один нож, он торчал у девушки в боку.

— Велиар, не смей, — Мастер справился с горящей одеждой и бежал прямо к девушке.

Настя поняла, что больше не сможет сделать ни одного движения и в отчаянии посмотрела на переход, до которого оставалось совсем немного. Сила покидала её вместе с сознанием, она чувствовала, как тёплая кровь вытекает из неё вместе с надеждой на спасение. Маги были уже в двух шагах, и вдруг произошло что-то, что заставило их удивлённо замереть на месте. На алтаре внезапно активировался портал, из него появилась рука, которая послала на девушку поток энергии, окутавший её мощнее, чем её щиты. Рука сжала пальцы в кулак, и этот поток энергии потянул Настю прямо в переход. Когда Мастер с Велиаром опомнились, было уже поздно. Девушка исчезла в портале.

Лёжа на полу в подвале дома бабки Серафимы, Настя все силы тратила на то, чтобы не закричать от боли, при переходе нож, который торчал в боку, вошёл ещё глубже.

— Давай я посмотрю можно ли его вытащить, — чьи-то руки осторожно перевернули её на спину.

— Марк? — девушка удивлённо вздохнула, и отключилась.

— Нужно срочно звать тётю Марусю, без неё мы не справимся!

Над ухом тонко и назойливо, словно комар, пищал Жмурик.

— Да успокойся уже, — голос Пенька звучал сердито, но злость была не на своего друга-паникёра, Настя почувствовала, что он обеспокоен чем-то другим, — ножи мы извлекли, кровотечение остановили, я прочитал нужное заклинание, и ты сам видишь — раны затягиваются на глазах.

— Тогда почему она не приходит в себя? — всхлипнул Акакий, и Насте показалось, что делает он это ей прямо в ухо, — может ты заклинания перепутал?

— Не суди по себе. Я, в отличие от некоторых, текилу в бензин не превращаю!

Интонация Пенька была настолько выразительной, что девушка, не открывая глаз, смогла увидеть, как лесной человечек одним взглядом заставляет Жмурика нервно ёрзать на месте, и прятать глаза.

— Да случайно это получилось, случайно! Я всего лишь хотел, чтобы спиртное в бокалах загорелось само собой. Тысячу раз так делал — знаешь, как девушкам нравится!

— Тогда почему загорелась моя борода? — Пенёк шипел, словно разъярённая змея.

— Мне кажется, сейчас не время снова возвращаться к этой теме, — с укоризной сказал Жмурик.

Некоторое время было тихо, и Настя смогла прислушаться к своему состоянию.

Бок и рука почти не болели, только жуткая слабость во всём теле и ужасно хотелось пить. Тяжёлые веки не хотели подниматься, но если бы девушка и могла открыть глаза, то не спешила бы этого делать. Она ещё плохо соображала, после всего случившегося, а ей необходимо было осмыслить то, во что она вляпалась в очередной раз.

Из портала её вытянул Марк. Как он там оказался и почему не отдал её Мастеру и не ушёл сам — совершенно непонятно.

Интересно, где она находится? Если в доме бабки Серафимы или в отеле, это полбеды, а если у тёти Маруси — даже думать не хочется, что будет в этом случае. Хотя, Пенёк, и так вряд ли станет её покрывать.

— По-моему она не дышит, — вдруг шёпотом пискнул Жмурик, и тут же приложил ухо к груди девушки, навалившись при этом на Настю всем своим весом.

Акакий оказался неожиданно тяжёлым для своего телосложения, и Настя в самом деле стала задыхаться. Сделав усилие, она смогла наконец-таки открыть глаза. Пенёк, стоявший над Жмуриком, и наблюдавший за его действиями, тут же схватил друга за шиворот и оттянул от девушки.

— Настенька!

От радости, что она пришла в себя, Акакий вознамерился снова упасть ей на грудь, но затем выражение его лица изменилось. Переглянувшись с Пеньком, Жмурик скорбно вздохнул и укоризненно посмотрел на девушку. Пенёк уже стоял гневным изваянием и Настя поспешила отвести взгляд. Хоть что-то порадовало — они находились в одном из номеров отеля. Значит, гнев тёти Маруси ей пока не угрожает.

Видя, что девушка никак не реагирует на их молчаливое негодование, Пенёк решил его озвучить.

— Настя, тому, что ты сделала, нет оправдания! И, если бы я не знал тебя так хорошо, то нашёл бы твоему поступку другое название — предательство!

Девушка хотела заговорить, но пересохшее горло смогло выдать только несколько каркающих звуков. Жмурик тут же с страданием в лице поднёс ей стакан с водой и помог напиться. Настя почувствовала, что с каждым глотком в неё вливается сила, и когда стакан был пуст, девушка поняла, что может потихоньку двигаться. Под укоризненными взглядами друзей, медленно и осторожно она приняла сидячее положение. Только после этого посмотрела на Пенька.

— Я не жду от тебя понимания. Возможно, я поступила опрометчиво, но мне необходимо было узнать правду.

— Настолько необходимо, что ты готова была погибнуть? — друг рассердился не на шутку.

— Пенёк, — Настя говорила это почти шёпотом, — убийство действительно совершил белый маг.

Услышав это, лесной человечек повёл себя неадекватно. Он с ужасом стал пятиться от девушки, и смотрел на неё так, будто чёрных магов убила она. Затем, медленно осел на пол и обречённо, словно только что потерял близкого друга, спросил:

— Ты уверена?

Настя утвердительно кивнула.

Жмурик тоже с ужасом смотрел на девушку, и старался держаться поближе к Пеньку.

— Значит, наших представителей в Северной Лиге ожидает большой шок, — лесной человечек запустил руки в спутанные соломенные волосы и задумался, — для начала им предъявят обвинение в том, что в Лигу тайно проник белый маг, несомненно, с целью вредительства…

— Не скажут, — Настя мучительно соображала, какую часть правды следует сказать другу, — тогда им придётся рассказать о том, как они пытались меня убить.

— Чёрные скажут, что имели на это право — ты была на их территории в то время, когда между нами фактически объявлена война.

— Пенёк, они сами с большой охотой показали мне место преступления.

— Так, все объяснения потом, — лесной человечек решительно встал, — Жмурик, проинструктируешь её, как себя вести, а я к бабушке. Настя, прости, но я вынужден посадить тебя под домашний арест для твоего же блага. Ты сейчас сама не понимаешь, что творишь.

— То есть я должна буду сидеть в этой комнате?

— Нет, можешь свободно передвигаться по отелю. Но выйти из него, так же, как и открыть портал не сможешь.

Пенёк выглядел настолько потерянным, что девушке стало его невыносимо жалко, но тут же в голову пришла мысль, вытеснившая жалость.

— А сила у тебя откуда? Значит, тётя Маруся предполагала, что нужно будет посадить меня под замок, и дала тебе особые полномочия?

То, о чём говорил Мастер, подтверждалось с каждой секундой. Если она автономный Источник силы, немудрено, что город, в котором она жила сразу же перевели на осадное положение — не дай бог чёрные доберутся. А сейчас так и вовсе сделают пленницей. Только вот интересно, знает ли Пенёк о планах Совета?

— Бабушка, как видишь, оказалась права, — грустно проговорил лесной человечек, и вознамерился выйти из комнаты.

Но путь ему преградил Жмурик. Уперевшись головой в верхнюю часть дверного косяка, он намертво встал перед дверью.

— Пенёк, я с тобой! Не оставляй меня здесь, — жалобно заканючил он.

— Жмурик, тебя ещё там не хватало! Или соскучился за бабушкой? — он хитро прищурился.

— За текилу она меня давно простила… наверное… не оставляй меня здесь, — Акакий слёзно посмотрел на Пенька.

— Жмурик, да что ты, в самом деле, — Настя не могла понять, отчего он так нервничает, — чёрные маги сюда не доберутся, как бы ни хотели.

Акакий бросил затравленный взгляд на девушку, затем на Пенька, который смотрел на него, как надзиратель на арестанта, и, мученически вздохнув, отступил от двери. Пенёк, не оборачиваясь, вышел.

— Жмурик, где Марк? — от звука голоса Насти белый маг вздрогнул.

— У себя в номере, наверное, отсыпается. Семь утра всего, — он продолжал топтаться у двери, и создавалось впечатление, что он сейчас все-таки бросится бежать вслед за Пеньком.

— Это ведь Марк меня вытащил. Только я не понимаю, как ему позволили добраться до Серафиминого дома.

— А никто ему не позволял, — Акакий, видимо, смирился, что его оставили здесь и устало присел в кресло, — Пенёк его прикрыл.

— Как это?

— Марк пришёл к нам в номер и рассказал, куда ты отправилась.

— Вот дурак, — вырвалось у девушки.

— Он сказал, что чувствует — ты можешь попасть в беду.

— Интересно, как?

— Так в тебе же была частичка его силы, — Жмурик удивлённо на неё посмотрел, — и вообще, не понимаю твоего отношения, ты должна быть ему благодарна — он спас тебе жизнь.

— Мне бы очень хотелось знать, почему… Ну, и дальше что было?

— Дальше… Пенёк рассказал нам всё, что думает о твоих умственных способностях, — Жмурик отвёл глаза, — но испугался он сильно. Как тебя искать, мы не знали, но Марк сказал, что догадывается, по какому порталу ты перешла.

— Он рассекретил свою единственную ниточку к свободе?

Настя вообще перестала что-либо понимать. Мало того, что чёрный маг не позволил Мастеру её пленить, он ещё сдал единственный портал, по которому его дядя мог связываться с этим городом!

— Сила Марка была связана, но это не составляло проблемы, повезло нам и в том, что именно Пенёк сегодня контролировал чёрного мага. Мы всего лишь вышли из отеля, и открыли первый же переход, который переносил нас ближе всего к дому Серафимы. Дальше Марк сразу повёл нас в подвал. Пенёк говорил, что это ерунда, и портала здесь быть не может, даже на некоторое время парализовал Марка, подозревая, что тот ведёт какую-то свою игру. И тогда чёрному магу не оставалось ничего, как открыть свои воспоминания. Ты бы видела выражение лица Пенька в тот момент, когда мы увидели, как ты забираешь у Марка силу. Он сказал, что чувствует, ты где-то рядом, и нужно открывать портал, чтобы помочь тебе вернуться. Пенёк очень рисковал, позволив ему открыть портал к своим, Марк мог в любой момент просто перепрыгнуть, и мы бы потеряли и его, и тебя, — Жмурик укоризненно посмотрел на девушку, потом вздохнул и продолжил, — Марк надрезал себе ладонь, и кровью открыл портал. Когда мы услышали твои крики, я думал, что Пенёк сам туда прыгнет, но Марк сказал, что он успеет тебя вытянуть. Он стал в сам переход так, что мы видели его спину, то есть находился и тут и там, не знаю, как его не разорвало на куски, но вернулся он, неся тебя на руках… — Акакий вдруг как-то странно на неё посмотрел и после некоторой паузы несмело спросил, — когда портал закрывался… мне показалось… там был Мастер?

— Да, — Настя сжала кулаки, вспоминая вероломство этого старого змея.

Жмурик вдруг вскочил, бледный до синевы, и, пятясь к двери, пролепетал:

— Ну, я пойду, а? Пенёк тебя подлечил, и теперь тебе надо поспать, а я мешать буду…

Не дожидаясь ответа, Акакий выскочил из комнаты.

Настя без сил откинулась на подушку.

"Итак, она избежала одного плена, чтобы тут же попасть в другой. Если бы она лучше соображала, то уговорила бы Пенька не сообщать пока тёте Марусе о том, где она была. Хотя бы один день! А теперь… она не сможет скрывать того, что узнала от Мастера, знахарка непременно догадается и тогда, под предлогом, что она слишком ценна для белых магов, и опасна для чёрных, её запрут в каком-нибудь тихом месте, из которого выбраться будет невозможно! И Совет спокойно уничтожит чёрную магию, не смотря на то, что это нарушит законы бытия, и, несомненно обернётся катастрофой.

Стоп! Но в Совете же не идиоты, и так же, как она, понимают все последствия такого шага! Не сходится! Не знаю, как для других членов Совета, но для тёти Маруси справедливость и добро всегда стояли на первом месте. И поступать с чёрными магами так бесчеловечно она не будет! Может, Мастер ей солгал? Да нет, так солгать невозможно! Тогда, возможно, речь идёт не об уничтожении чёрной магии, а всего-навсего о её контроле. А как же зомбированный город? — Настя застонала и сжала виски руками, — нет, ей никогда не разобраться с тем, что происходит. Если бы рядом был Виталий! — тупая боль снова кольнула в сердце чувством утраты, — так, не раскисать! — девушка встала, подождала, пока в глазах перестанут плясать мушки и сделала шаг к двери, — надо поговорить с Марком! Этот точно знает больше, чем она"

Направляясь к номеру чёрного мага, девушка надеялась, что тот не выставит её сразу. Ему ведь пришлось вытерпеть не только процесс отбирания силы, но ещё и рассказать о том, что его так грубо использовали белым магам.

Настя громко постучала в дверь. Ответа не было. Но в комнате он был, Настя хорошо чувствовала его энергию, ставшую на какое-то время её собственной. Постучала ещё раз — по видимому Марк решил её игнорировать. Девушка подумала, что может быть лучше отложить разговор, сил на уговаривания и выпытывания правды у неё не было, но не было так же и времени. Что ж, придётся потерпеть. Она постучала ещё раз, но ответа ждать не стала, а сразу обратилась к магу телепатически, громко закричав у него в мозгах "Марк, открой дверь" После этого ключ в замке повернулся и на пороге появился хмурый чёрный маг.

— Ну? — без намёка на дружелюбие спросил он, по — видимому, не собираясь пускать её внутрь.

— Пришла сказать тебе спасибо за то, что спас.

— Пожалуйста, — проговорил он, и хотел захлопнуть дверь у неё перед носом, но Настя была к этому готова и поставила в щель ногу.

— Я виделась с твоим дядей, — быстро проговорила Настя, морщась от боли — Марк давил на дверь со всей силы.

— Я давно знал, что у тебя нет ума.

Маг всё ещё злился, но дверь отпустил. Настя восприняла это как приглашение войти, чем незамедлительно воспользовалась. В номере царил полумрак — слабый рассвет не мог осветить всё помещение. Девушка сразу упала в кресло — сил не было совершенно. Сначала её вымотали перемещения и маскировка, а затем потеря крови от ран, но она просто обязана была, что называется, по горячим следам, поговорить с Марком, потом ей могут этого не позволить.

— Почему ты меня спас? — девушка пытливо подняла на него глаза.

Марк подошёл к бару и налил себе выпить, отвечать на вопрос он явно не собирался.

— Как там дядя?

— Когда ты меня оттуда вытаскивал — он выглядел очень разъярённым, — Настя буравила его спину взглядом.

— Лучше бы радовался тому, что я не позволил ему сделать глупость.

Маг одним глотком перелил в себя содержимое стакана, и тут же налил ещё.

— Ты решил с утра надраться?

— И тебе советую! Видеть то, что скоро начнётся лучше на пьяную голову, — он повернулся к ней и протянул стакан.

— Почему ты не перешёл по порталу к своим? — Настя встала и подошла к Марку, глядя ему прямо в глаза.

Тот спокойно выдержал её взгляд — что Настю удивило — а затем иронично усмехнулся в своей обычной манере, которая так раздражала девушку.

— Бедная напуганная ведьмочка. Ты с ужасом ждёшь того, что друзья могут оказаться совсем не друзьями, и тогда настанет момент, когда нужно будет выбирать.

— Да, действительно всё очень запутано, — Настя постаралась простить ему и "ведьмочку" и "напуганную", только бы он ответил на её вопросы, — когда я забирала у тебя силу, то думала, что отныне ты станешь моим смертельным врагом, а вместо этого ты, рискуя быть разорванным в переходе, вытаскиваешь меня из передряги.

— У меня хобби по чётным числам спасать красивых девушек, — он вдруг сделался серьёзным, и смотрел на неё так, будто пытался что-то для себя решить.

— Ты забрал у чёрных магов шанс получить автономный Источник силы…

— О, господи, тебя там по голове не били? — в одно мгновение он снова стал ироничным и колючим, — ты говоришь о себе как о неодушевлённом предмете.

— Ты не захотел уходить назад к своим, — Настя, не позволила ему отшутиться, и продолжала, — а ведь если бы у чёрных была я, в твоём пребывании здесь отпала бы надобность. Более того, ты с самого начала сделал всё, чтобы меня предостеречь и даже советовал уехать. Значит, ни чёрных, ни белых магов ты не поддерживаешь. Чего ты добиваешься, Марк?

Он продолжал усмехаться, но в глазах застыла настороженность.

— Я ведь спрашиваю не из праздного любопытства, мне кажется, что в этой ситуации ни одна из сторон не стоит того, чтобы её поддерживали, так может, у нас окажутся общие цели? — Настя отчаянно надеялась, что Марк ответит.

— Всё, что я могу тебе сказать — уезжай отсюда, пока не поздно, — он отвернулся от неё и отошёл к окну.

— Боюсь, что уже поздно, Пенёк сделал так, что выйти из отеля я не могу.

— Да… — задумчиво протянул Марк, — а сам уже пошёл бабушке обо всём докладывать?

То, как пренебрежительно это прозвучало, вывело девушку из себя. Обида за друга среагировала быстрее, чем здравый смысл:

— Не волнуйся, — со злостью сказала Настя, — тебя ругать не будут, по головке погладят и пряник дадут — ты ведь герой — спас меня от злых и коварных чёрных магов!

Марк в бешенстве развернулся, а Настя невольно улыбнулась — ей всё-таки удалось его задеть.

— Ты глупая наивная дурочка, — проговорил он, чеканя каждое слово, — и, если не умеешь отвечать добром, на добро, то хотя бы не оскорбляй тех, кто тебе это добро сделал!

— Может я и глупая, но отнюдь не наивная, — Настя ответила ему с не меньшим бешенством, — ты преследуешь какую-то свою цель, и если она угрожает кому-то из моих друзей, клянусь, ты пожалеешь об этом!

— Настя, — Марк вдруг успокоился, — поверь, я ничего не имею против твоих друзей, — его голос звучал мягко и тихо, — и сейчас, в этой ситуации ни ты, ни я ничего не сможем сделать, как бы не хотели. Тебе нужно отдохнуть, ты еле стоишь на ногах. Я не для того тебя спасал, чтобы ты сама себя угробила.

— А для чего?

— Если ты сейчас не ляжешь, то потеряешь сознание, — его встревоженный голос доносился до девушки словно через закрытую дверь.

— Хорошо, — Настя поняла, что сейчас действительно лишится чувств, — я пойду к себе.

— Ты не дойдёшь, — серые глаза мага смотрели на неё с беспокойством, — боюсь, мне придётся нести тебя на руках до твоего номера по всему отелю…

— Нет, — застонала девушка из последних сил.

— Тогда осмелюсь предложить своё скромное ложе, — в его голосе Насте послышались искорки веселья, видеть на его не могла, в глазах летали разноцветные круги, — обещаю, твоя честь не пострадает.

Последних слов девушка не услышала, она провалилась в забытьё, и Марк едва успел её поймать, чтобы она не упала на пол. Положив Настю на свою кровать, он бережно укрыл её пледом. Сел в изголовье и долго всматривался в её лицо.

Нарастающий звук монотонного барабанного боя возвестил Насте, что она снова очутилась в своём кошмаре. Девушка уже не пыталась ни проснуться, ни что-либо изменить, она просто закрыла глаза в своём сне и поняла, что сквозь веки всё равно может видеть то, что сейчас произойдёт. Слабое утешение, что всё скоро закончится, не смогло сдержать её слёз — Александр снова стоял перед жертвенным столом. Девушка уже не просила его остановиться, во сне она была так же вымотана, как и в реальности, Настя лишь старалась, чтобы её тихие слёзы не перешли в громкие рыдания. Чёрный маг, с презрением смотрел на что-то кричащих ему магов, и без страха собирался сделать шаг в горящую лаву, не зная, что после смерти его ждут нечеловеческие страдания. И Настя не выдержала. Она сорвалась с места и побежала к Александру. Как и всегда, в двух шагах от него, девушка поняла, что руки и ноги не слушаются. Она кричала так, как никогда в жизни и чёрный маг снова, второй раз за всё то время, которое девушке снился этот сон, повернул к ней голову. Настя замолчала, надеясь, что в этот раз он опять с ней заговорит, и она сможет услышать его слова. Барабанная дробь взрывающимися звуками похоронила её надежду, но Александр попытался до неё докричаться. Настя включила все свои способности, стремясь телепатически услышать его мысли, но барабаны словно взбесились, ускоряя удары до сумасшедшего темпа и не давая возможности сосредоточиться. Александр всё продолжал ей что-то говорить, но лицо его стало исчезать в прозрачной дымке, девушка поняла, что просыпается. Звук барабанов медленно удалялся, Настя почти уже ничего не видела, и когда она уже была готова вынырнуть на поверхность, явственно услышала последние слова, которые прокричал ей Александр: "Беги из города!"

— Настя, да проснись же ты! — Пенёк тряс её за плечо со всей силы.

Девушка вскочила, словно ошпаренная, и, находясь под впечатлением сна, испугано проговорила:

— Что, пора? Как мы будем выходить из города?

Лесной человечек удивлённо поднял брови.

— Насть, какого города? Просыпайся, там Клеопатра Гришу убивает!

— Где? — девушка окончательно пришла в себя и огляделась.

Вспомнив, что полусон-полуобморок свалил её в комнате Марка, Настя покраснела, при мысли, о том, что о ней может подумать Пенёк.

— Сейчас не время смущаться, — лесной человечек схватил девушку за руку и потянул к выходу, — объяснять, что ты делала в постели чёрного мага, будешь потом!

— Не буду я тебе ничего объяснять, — Настя возмущённо выдернула свою руку, — дай хоть в зеркало на себя посмотреть.

— Насть, потом посмотришь, а? — Пенёк просительно поднял на неё глаза, — если тебя не волнует судьба Гриши, то подумай о том, что останется от твоего ресторана после Клеопатриных выбрыков!

— А что они вдвоём делают в ресторане? — Настя всё же подошла к зеркалу.

— Так при тебе же Гришка ей назначал встречу. Уже восемь вечера, ты проспала около двенадцати часов.

— И что, они поссорились? — девушка похолодела от нехорошего предчувствия.

— Хуже!

— О, господи, почему же вы меня не разбудили перед встречей! — Настя, подозревая самое худшее, понеслась на первый этаж.

А как же всё хорошо начиналось! В шесть часов вечера, на час раньше срока, Гриша при всём параде уже был в номере у Жмурика. Для такого случая он тряхнул стариной и надел любимый костюм Клеопатры. К нему также прилагался розовый галстук, который дворник очень стеснялся на себя вешать, но Пенёк объяснил, что лучше один раз перемучаться, зато потом можно будет целыми днями в робе ходить. Григорий представил себе столь радужную перспективу, и настолько вдохновился, что тут же надел галстук и ещё сказал, что готов даже розовые носки на себя напялить, только бы это помогло. Жмурик скромно сидел в уголочке, чувствуя себя рабыней на аукционе. Пенёк удосужился сообщить ему о предстоящей авантюре всего полчаса назад. До этого времени лесной человечек пропадал у бабушки, а вернувшись, не сказал ничего о том, что сейчас происходит, а обрадовал Акакия вестью, что тот должен будет участвовать в операции по спасению жизни и здоровья Григория. Сначала Жмурик гневно возмутился, заявив, что он не куртизанка, чтобы его предлагали всяким неуравновешенным особам, но когда Пенёк популярно объяснил все выгоды, которые извлечёт для себя белый маг в случае успеха, поломался ещё для приличия минут десять, и согласился.

— Пенёк, — Жмурик, стоя посреди номера в семейных трусах, судорожно перерывал свои вещи, которые, ради такого случая, лесной человечек перенёс из его квартиры, — мне Клеопатра Ивановна, в принципе, нравится, только тебе не кажется, что мы немного в весовых категориях не подходим друг другу?

— Глупости, — Пенёк уверенно извлёк из большого вороха одежды белые брюки и протянул их Акакию, — вы просто идеальная пара! Будете дополнять друг друга!

— Слушай, а она точно согласится поговорить с…

— С твоим рогатым мужем? — лесной человечек прыснул от смеха.

— У меня нет рогатого мужа — взвился Жмурик, надевая штаны, — и вообще, будешь издеваться, никуда не пойду! — с этими словами Акакий с достоинством и злостью застегнул ширинку.

— Жмурик, не капризничай, — Пенёк беззлобно бросил в него рубашкой, выуженной из того же вороха.

— Она мятая! Ты что, не мог не сваливать всё в одну кучу?..

После долгих препирательств, Акакий всё-таки был одет и причёсан.

— Эх, шляпу бы тебе ещё для солидности, — Пенёк критически оглядывал друга.

Григорий, который к этому времени уже находился в номере, нервно вытирая огромным платком то и дело выступающую испарину, вставил свои пять копеек:

— Да зачем ему солидность? Чем сильнее он вызовет у Клёпы чувство жалости, тем больше шансов, что она к нему… проникнется!

После этих слов обиженный Жмурик сел в кресло и до начала операции больше не проронил ни слова.

— А Настя где? — Гриша не сводил глаз с будильника, стоящего на прикроватной тумбочке, ему казалось, минутная стрелка отсчитывает начало его свободы.

— Спит. Досталось ей немного, поэтому лучше пускай отдохнёт — сами справимся, — объяснил Пенёк.

— Жаль, — дворник приуныл, — с ней как-то спокойнее было бы.

— Гриш, это даже хорошо, что её не будет, Клёпа женщина ревнивая, вдруг подумает, что ты на Настю её променял.

— Да ты что? — Григорий выпучил глаза, — она же мне как дочь!

— Ну, — Пенёк положил другу руку на плёчо, с таким видом, словно провожает того на казнь, — пора тебе, Гриша.

— А вы? — дворник запаниковал.

— Не волнуйся, мы рядом будем. Жмурик появится, когда придёт время!

От волнения у Гриши стали подгибаться колени и в ресторан его почти внесли на руках. Почувствовав магов, из кухни выглянул Марк, он с интересом посмотрел, как негнущегося Григория водворяют за столик, и, хмыкнув, вернулся назад. Пенёк со Жмуриком поспешили скрыться, опасаясь, что лесной человечек попадётся на глаза управляющему отелем. Они нашли укромное место в уголке за огромным аквариумом, и Пенёк для надёжности наложил заклинание отвода глаз, чтобы на них никто не обращал внимания.

К красному как рак Григорию подошла хорошенькая официантка и положила на стол меню. Дворник ей что-то промычал и девушка, недоумённо вскинув брови, поспешно отошла. Было видно, что Грише очень мешает галстук, но ослабить его он не решался, только нервно оттягивал ворот рубашки и постоянно оглядывался. Клеопатра опаздывала. Уже и Жмурик стал проявлять нетерпение и постоянно приставал к Пеньку с вопросом что будет, если она не придёт. Несколько раз выглядывал Марк, ему было интересно, что за авантюру задумали эти нелепые белые маги и так отчаянно нервничающий бородатый мужик за столиком.

Наконец, опоздав на полчаса, в зал медленно вплыла Клеопатра Ивановна. Решив, что Григорий хочет с ней помириться, женщина постаралась выглядеть на все сто. Она надела ярко красное шифоновое платье, которое мягкими складками скрывало все недостатки её необъятного тела, но свой бюст Клёпа недостатком не считала, поэтому декольте было на грани приличия. При каждом шаге, это добро восьмого размера колыхалось, как волны Чёрного моря. Как только Клеопатра Ивановна сделала несколько шагов по залу, не осталось ни одного мужчины, который смог бы оторваться от созерцания её прелестей. Довольная произведённым эффектом, Клёпа величественно шагала к столику Григория. Дворник же, в отличие от остальных особей мужского пола, смотрел в декольте не заворожено, а с негодованием, и как только Клеопатра приблизилась настолько, чтобы можно было говорить шёпотом, Гриша просто взорвался.

— Клеопатра, — строго, начал он, — ты зачем так вырядилась? На тебя все смотрят!

Клёпа растянула ярко накрашенные губы в довольной улыбке и, не дожидаясь, пока Гриша встанет и отодвинет ей стул, сделала это сама. Садилась она нарочито медленно, низко наклонившись вперёд, и от этого казалось, что её грудь сейчас вывалится прямо на стол вместо блюда. Такого тонкая и стеснительная душа дворника вынести не смогла, и он прямо через стол набросил ей на грудь свой огромный носовой платок. Впрочем, попытка прикрыть "срамное место" успехом не увенчалась. Для того, чтобы полностью упаковать бюст Клеопатры нужно было по крайней мере пятнадцать таких платков.

— Прикройся немедленно, — Гриша покраснел ещё больше, — ты что, пришла сюда мужиков завлекать?

— Цыплёночек, — женщина расцвела, — ты ревнуешь?

— Да я… — он осёкся, поняв, что может наговорить лишнего, и кончится тем, что Клёпа опять озвереет, — что будешь заказывать? — он подвинул ей меню.

Клеопатра Ивановна царственным жестом убрала с груди Гришин платок и углубилась в изучение местного ассортимента блюд.

Подозвав официантку, женщина сделала заказ. Причём себе она ни в чём не отказывала, а Григорию заказала отварное белое мясо и листья салата, мотивируя это тем, что его печень, которая в последнее время подвергается постоянным стрессам, требует разгрузки.

— И, девушка, принесите мне красного вина, а моему спутнику минералку без газа. Газированная вода очень плохо влияет на желудок.

Официантка бросила сочувствующий взгляд на Григория и удалилась.

Гриша не хотел минералки, хотя в горле и пересохло, ему до обморока требовалось выпить стакан водки, но он понимал, что в данный момент это невозможно.

Клеопатра же, улыбнулась и посмотрела на дворника, словно кошка, поймавшая мышь.

— Григорий, почему ты такой хмурый и немногословный? Ты ведь зачем-то пригласил меня сюда, — она поправила декольте.

— Да, — Гриша осип и закашлялся, — я… это… ну в общем… потрясающе выглядишь.

Дворник отчаянно ждал, когда же, наконец, Пенёк отправит за их столик Жмурика. Как разговаривать с Клёпой, чтобы дело не переросло в скандал, он не знал, и подмога ему была нужна как воздух.

— А вот ты, Григорий, очень сдал за последнее время, — она укоризненно изогнула нарисованную бровь, — тебе не хватает женской заботы.

В это время официантка принесла минералку и вино, дворник жадно приник к стакану, чтобы женщина не увидела выражения его лица.

— Опять пил вчера? — Клеопатра истолковала его жажду по-своему, — Григорий, опомнись, ты же гробишь себя.

Гриша, чтобы не сорваться, упёрся глазами в Клёпино декольте, чему та несказанно обрадовалась.

— Григорий, — женщина подняла бокал и, изображая соблазнительницу, отпила маленький глоточек, — я считаю, тебе пора возвращаться домой. Ну пошалил немного, я понимаю — большим мальчикам иногда хочется вырваться на свободу и сотворить какую-нибудь глупость — но твоя слишком затянулась.

Клеопатра снова глотнула вина и, то ли случайно, то ли специально, сделала так, чтобы на её губах осталась маленькая капелька, которая тут же скатилась ей на грудь и медленно стала путешествовать прямо в ложбинку между грудями. Григорий заворожено смотрел на это, нервно сглатывая. К своему стыду дворник почувствовал, как в нём просыпается другая жажда. Клеопатра тоже это заметила и была на седьмом небе от счастья — план, который она разрабатывала весь вечер начал приносить свои плоды. Но она никак не предполагала, что плодов будет больше, чем ей нужно.

— Разрэшитэ прыгласыть вас на танэц, — услышала она у себя над ухом.

Рядом с Клёпой стоял горячий грузин и вожделенно смотрел в её декольте. Мужчину звали Важа, и он вместе с друзьями приехал в ресторан, чтобы отметить рождение племянника. До прихода Клеопатры, компания занималась тем, что соревновалась в произнесении тостов за здоровье новорожденного. Но, увидев "женщину в красном", тосты как-то сами собой иссякли, и Важа уже не реагировал ни на что, кроме Клёпиного декольте. А когда она провернула трюк с каплей вина, грузин шумно задышал и, словно кролик на удава, пошёл на Клёпу. В спину ему неслись одобрительные возгласы друзей.

Услышав приглашение, Клеопатра Ивановна тут же решила, что если Григорий её немного поревнует, это только придаст их примирению более высокую ноту. Поэтому, кокетливо улыбнувшись, она приняла приглашение знойного джигита. Тот взял её за руку, и повёл поближе к эстраде. Непонятно как Важа нашёл её руку, и как не перевернул столики, стоящие у них на пути, потому что взгляд его всё время был направлен в декольте. Казалось, будь его воля, он влез бы туда целиком.

Гриша же, как только Клёпа вышла из-за столика, начал поворачиваться во все стороны, стремясь увидеть в какой засаде сидят его друзья. Присутствие Жмурика было необходимо как воздух. Но, так как Пенёк наложил заклятие отвода глаз, естественно, увидеть их не мог. Допив минералку, он повернулся в сторону эстрады. Хотя сейчас музыканты играли какую-то быструю музыку, Важа с Клеопатрой танцевали в обнимку. Грузин бережно, с выражением лица "мама, неужели это всё моё!" обнимал стан Клеопатры. Рост у него был чуть ниже, чем у партнёрши, и было заметно, что он с удовольствием бы устроил свою голову у неё на груди. Клеопатра поощряла вожделение Важи приветливой улыбкой, не забывая кидать взгляды в сторону Григория. Дворник вдруг понял, что ему неприятно смотреть, как чужой мужик так откровенно выражает ей свои чувства.

— Гриша, Пенёк сказал, что мне пора появляться, — Жмурик нервно танцевал возле столика в такт ритмичной музыке.

— Наконец-то, — дворник обрадовался ему как родному, — садись. Сейчас Клёпа вернётся, и начнёшь! Вид пожалостливее, главное сделай!

Гриша понял, что Акакий его совсем не слушает, а увидев, что стало отвлекающим моментом, вдруг просто озверел. Жмурик смотрел на Клеопатру. Причём взгляд его горел не хуже, чем у Важи.

— Ты куда смотришь, вражина?

Жмурик сначала не понял драматизма момента, и, сев за столик, беспечно ответил:

— А как ты думаешь! Вот это… дыни! — Акакий от избытка чувств проиллюстрировал своими руками размер бюста Клеопатры.

— Что ты сказал? — Гриша перегнулся через стол и ухватил Жмурика за грудки. Не учёл он одного — его телосложения. От мощного рывка Акакий оторвался от пола и дворник протянул его к себе через весь стол.

Трусливый Жмурик тут же завизжал, стремясь привлечь внимание к происходящему как можно большего числа народа, и стал отбрыкиваться. В это время официантка как раз подносила к столику заказ Клеопатры и, дёргающий ногами Акакий, лёжа на столике, пяткой перевернул всё содержимое подноса. Звон стоял такой, что если в зале и был человек, не обративший внимания на визг, то звон разбившейся посуды точно привлёк его внимание.

— Григорий, — подоспевшая Клёпа мощным движением оторвала Григория от Жмурика, — ты что себе позволяешь? — и, повернувшись к остолбеневшей официантке, грозно произнесла, — вы что, приносили ему спиртное?

Официантка отрицательно замотала головой и стала пятиться назад.

— Что здесь происходит? — У столика стоял Альберт Иосифович, управляющий отелем, и, округлив глаза, смотрел на перевёрнутые блюда и лежащего на столе Жмурика.

— Все нормально! — Клёпа развернулась к управляющему, лучезарно улыбнулась, чуть наклонившись вперёд, и лёгким движением стянула Акакия со стола, — небольшое недоразумение.

— Я бы попросил вас больше не устраивать подобных сцен в этом заведении, — Альберт Иосифович абсолютно не реагировал на огромный бюст в расползающемся декольте, — в противном случае, я вынужден буду просить вас его покинуть. Здесь отдыхают приличные люди…

— Вы хотите сказать, что я неприличная женщина? — Клеопатра упёрла руки в бока и угрожающе сделала шаг к управляющему.

Альберт Иосифович, для которого престиж заведения стоял превыше всего, готов был хоть козлом скакать, только бы прекратить начавшееся безобразие, поэтому он, мигом сориентировавшись в ситуации, сделал вид, что смотрит на Клёпу с восхищением:

— Ах что вы, конечно же нет! Я имел в виду этих двух мужчин, — он кивнул в сторону так и не остывшего Гриши и слегка потрёпанного Жмурика.

— Обещаю вам, ни один из них больше не позволит себе ничего подобного! — она бросила на обоих мужчин такой взгляд, что управляющий тут же ей поверил.

— Дарагая, этот чэлавэк тебэ мешает?

Альберт Иосифович развернулся — у одного из столиков стояли четверо мужчин кавказской национальности, грозно сдвинув брови. Он схватился за сердце и судорожно полез в карман за нитроглицерином. Важа же, подойдя к управляющему, тихо спросил:

— Слюшай, чего к дэвушкэ прыстал, а?

Клёпа, которую девушкой не называли уже лет двадцать, растаяла, словно мороженое на палящем солнце.

— Нет, нет, — она нежно коснулась плеча грузина, — уже всё в порядке.

Альберт Иосифович усиленно закивал, и поспешил удалиться, бормоча себе под нос, о том, что в такой обстановке работать невозможно.

Клёпа, спровадив Важу за его столик, царственно уселась на своё место. Набежавшие официанты шустро убрали бардак от перевёрнутого подноса и поменяли скатерть, заверив, что заказ принесут с минуты на минуту. Гриша сидел мрачный, словно грозовая туча. Жмурик же, наоборот, радостно улыбался Клеопатре, которая так неожиданно оказалась его спасительницей.

— Клеопатра Ивановна, вы потрясающая женщина! — он взял её руку и со значением поцеловал.

Гриша сначала хотел снова набить Жмурику морду, но, вспомнив, что сам придумал Акакию такую роль, скрепя сердце, сдержался.

— Ах, Акакий, вы всегда такой галантный, — Клёпу просто распирало от счастья. Таким вниманием у мужчин она не пользовалась уже давно, — как вы здесь оказались?

— Я живу в этом отеле, — Жмурик вспомнив, что ему надо изображать ходячее несчастье, тут же постарался сделать вид смертельно больного, — так сложились обстоятельства, что в своей квартире я не могу появляться. Вот, приходится… Без друзей, без семьи…

— Несчастный, — сейчас Клёпа была готова любить весь мир, — а ты, Григорий, бесчувственный чурбан! Зачем ты хотел обидеть Акакия Ферапонтовча?

— А пускай этот… Ферапонтович сам тебе расскажет, — Гриша злобно скривился, и готов был уже рассказать про Жмуриковы "дыни" но тут в поле его зрения появился Пенёк, который, словно услышав, о чём они разговаривают, стал подавать дворнику знаки замолчать.

Промолчать Грише помог подоспевший официант, принёсший еду. Дворник тут же засунул себе в рот листик салата и даже не скривился. Жмурик заказа ещё не делал, и, смотря на тарелки присутствующих, выглядел так, будто только что вырвался из Бухенвальда. Клёпа, увидев, насколько Жмурик голоден, не смогла сдержать слёз. Она тут же подвинула свою тарелку "узнику Бухенвальда"

— Ешьте, Акакий Ферапонтович!

Гриша подавился листиком салата, а Жмурик, поймав руку Клеопатры, нежно поцеловал.

— Ну что вы, Клеопатра Ивановна, я закажу сейчас себе что-нибудь.

— Ешьте, и не спорьте со мной! — Клёпа взяла вилку, нанизала на неё грибочек и почти насильно запихнула его Жмурику в рот, — надо же, так не следить за своим здоровьем! Вас срочно нужно откормить, я это много раз говорила, — как только Акакий попытался возразить, она снова ловко запихнула ему в рот креветку, — отныне, вы будете под моим присмотром! Уж я-то не позволю вам умереть от голода.

Жмурик, с полным ртом еды, и Гриша, кривящийся от салата, удивлённо переглянулись. Они никак не ожидали, что цель так легко будет достигнута. А Клёпа, оседлав своего любимого конька, решила приступать к "спасению" незамедлительно.

— Девушка, — обратилась она к проходившей официантке, — принесите меню, будьте любезны.

Довольный Жмурик уже без Клёпиной помощи уплетал её порцию, а "сестра милосердия" воодушевлённо выбирала блюда. Когда Гриша услышал, сколько всего заказала Клеопатра, почувствовал, что снова начинает нервничать. И дело было не в стоимости блюд, в крайнем случае, можно будет одолжить у Насти, а в самом факте такого фанатичного внимания к Жмуриковой персоне. А когда Клёпа снова принялась сюсюкаться с Акакием и даже вытерла ему измазанный подбородок, дворник вдруг понял, что совершенно не рад тому, что у них получилось.

Сидя за своим столиком, мрачнел и Важа. Он угрюмо наблюдал за Клеопатрой и не мог понять, что в этом долговязом скелете могло привлечь такую выдающуюся во всех отношениях женщину. Счастливым выглядел один Жмурик, который буквально купался в Клёпиной заботе, даже не подозревая о том, что коварная судьба приготовила ему очередную каверзу. Каверза появилась в ресторане в лице его несостоявшейся любовницы и её рогатого мужа.

Олег Кириллович, по совместительству рогатый муж, после ужасных разборок, которые он устроил жене, решил, что нужно немного сбавить обороты, так как супруга в бешенстве уже начала собирать чемоданы. Жену он любил безумно, и её ухода просто бы не перенёс. Поэтому, в целях сохранения чувства собственного достоинства и душевного спокойствия, срочно убедил себя в том, что вся вина лежит только на том долговязом типе — Акакие Ферапонтовиче Закарлюке — одно имя вызывало в нём отвращение. И, чтобы окончательно помириться со своей второй половиной, подумал, что неплохо было бы организовать романтический ужин. Ресторан он выбрал, как ему казалось, удачно — здесь всегда была уютная атмосфера и потрясающая кухня. Альберт Иосифович самолично проводил Олега Кирилловича с его супругой за столик и принёс меню.

Столик, за которым сидел Жмурик, располагался в другом конце зала, и, возможно, рогатый муж и не заметил бы своего врага, но разомлевшего от обильной еды и немало выпитого вина Акакия потянуло танцевать. Он галантно поцеловал Клеопатре руку и выразил надежду, что она окажет ему честь и подарит танец! Клёпа честь оказала, отчего Гриша снова запихнул в себя листик салата, чтобы скрыть бешенство, а Важа, глядя на Акакия, витиевато выругался себе под нос. Не заметить необъятную Клеопатру Ивановну в красном платье и с декольте было просто невозможно. Олег Кириллович, полностью погрузив взгляд в вырез для бюста восьмого размера, сначала не обратил внимания на партнёра по танцам — просмотру он не мешал, для того, чтобы закрыть собой Клеопатру, Жмуриков должно было быть штук пять. Зато Акакия заметила неверная супруга и поняла, если отсюда срочно не уйти, прямо в зале случится побоище.

— Дорогой, — обратилась она к мужу, — мне что-то нехорошо, давай уйдём.

— Что случилось? — рогатый муж тут же переключился на жену.

— Пошли отсюда, — она недовольно нахмурилась и встала.

— Тебя что, задело, что я смотрел на ту бабу, — Олег Кириллович счастливо рассмеялся, — любимая, да она твоего мизинца не стоит, и ещё кавалер у неё — ей под стать, — он развернулся, чтобы посмотреть на кавалера, и смех застрял у него в горле, — та-а-ак, — выражение его лица менялось на глазах, — значит, ты специально затянула меня сюда, чтобы встретиться со своим любовником? — Олег Кириллович так стукнул кулаком по столу, что перекрыл даже звуки музыки.

Жмурик повернулся на шум и, если бы не сильные Клёпины руки, обнимавшие его за шею, свалился бы в обморок. Он мигом развернул Клёпу спиной к рогатому мужу и спрятался за ней, словно за широкой колонной. Продолжая нервно скалиться в улыбке, чтобы женщина ничего не заметила, Акакий стал продвигаться к своему столику, прикрываясь Клёпой, словно ширмой.

А за столиком Олега Кирилловича кипели бразильские страсти. Жена уверяла, что это чистая случайность, но рогатый муж, не желая ничего слушать, словно согнулся под тяжестью своих рогов и лбом вперёд рвался прямо в зале разобраться с обидчиком.

Жмурик, держащийся из последних сил, буквально уронил Клёопатру на её стул, и пробормотав, что ему срочно нужно выйти, убежал искать Пенька.

— Что ты с ним уже успела сделать? — ехидно поинтересовался Гриша у Клёпы.

— Григорий, — Клеопатра посмотрела на дворника, как классный руководитель на нерадивого ученика, — твоё поведение переходит все границы. Мне не нравится, когда меня ревнуют без повода.

— Значит, кормление Акакия из ложечки, и танец с грузином — это просто дружеское участие?

В это время к столику подлетел разъярённый Олег Кириллович и, отшвырнув ногой стул Жмурика, прорычал:

— Где эта наглая сволочь?

Клеопатра потеряла дар речи, и только мощная вздымающая от тяжёлого дыхания грудь, говорила, что она не превратилась в статую. А до Гриши стало доходить, почему это Жмурик ускакал как ошпаренный.

— Я вас спрашиваю, куда вы его дели? — говоря это, Олег Кириллович снова и снова помимо воли возвращал взгляд в Клёпино декольте.

— Олег Кириллович, вы хорошо себя чувствуете? — женщина "отмерла", узнав давнего друга своего бывшего мужа.

— Клеопатра Ивановна? — он недоумённо перевёл взгляд с декольте на её лицо, — простите, я вас не сразу узнал.

— Ещё бы, — хмыкнул Гриша, — ты ж смотрел не на лицо.

Олег Кириллович немного сбавил обороты, и, подтянув стул, присел, доверительно наклонившись к Клёпе:

— Скажите, куда ушёл ваш друг?

Клеопатра, которая смертельно обиделась на мужчину за то, что он не сказал ей ни одного комплимента, доверительности не приняла.

— Какое вы имеете отношение к моим друзьям?

— Самое прямое, — Олег Кириллович улыбнулся, — этот человек, с которым вы танцевали, поступил очень… непорядочно. Мне бы хотелось с ним переговорить.

— Вздор, — осадила его Клеопатра, — Акакий Ферапонтович не может поступить непорядочно!

Гриша хрюкнул, и снова запихнул в рот листик салата.

— И всё же, я настаиваю!

Рогатый муж готов был уже применить другие методы, но тут у него затрезвонил мобильный. Звонили его верные телохранители, близнецы Паша и Лёша, которых в ресторан не допустили, а оставили томиться в машине. Олег Кириллович, прежде, чем идти к столику Клёпы, позвонил им, и сказал, чтобы они глаз не спускали со входа, и, если коварный обольститель вздумает прорываться из здания, скрутить негодяя, и ждать его распоряжений. "Двое из ларца" бодро сообщили, что Акакий у них в руках.

— Ждите, я сейчас выйду, — бросил им Олег Кириллович, и, не попрощавшись, сорвался с места.

Жмурик же в это время, находясь в железных объятиях Лёши и Паши, пытался телепатически докричаться до Пенька. Но лесной человечек всё-таки решил немного проучить это долговязое несчастье, сказав себе, что вмешается только в том случае, если жизни мага будет угрожать опасность. Поэтому Акакий и не нашёл его за аквариумом. И, вместо того, чтобы бежать в свой номер, или к Насте, одурев от паники, побежал на улицу. Там его и схватили "двое из ларца"

— Не нравится мне всё это, — Клеопатра смотрела вслед удаляющемуся Олегу Кирилловичу, — а если Акакию угрожает опасность?

— Да что ему сделается! — Гриша даже повеселел от того, что Жмурик таки нарвался.

Только что он окончательно понял, что не хочет, чтобы Клёпа "опекала" Акакия.

— Григорий, ты стал очень чёрствым в последнее время, — женщина поднялась, и наградила дворника взглядом, полным укоризны, — пойду поищу Акакия Ферапонтовича.

— Иди, — зло бросил Григорий ей в след, — все вы, бабы, одинаковые!

Клеопатра Ивановна посчитала, что отвечать будет ниже её достоинства и, не оглянувшись, прошествовала к выходу из зала. Гриша с тоской наблюдал за женщиной своей мечты, и понимал, что теперь реально погиб. Без Клеопатры он не может, но и без водки тоже не жизнь! Душа дворника разрывалась на части, да ещё эта идея с "пристраиванием" Жмурика!

— Здравствуй, гэнацвалэ! — раздалось у него над ухом.

Гриша поднял голову и увидел, что возле него стоит грузин, танцевавший с Клеопатрой. В руках у него была бутылка коньяка, а в глазах тоска, похлеще, чем у Григория.

— Здравствуй, — Гриша недоумённо переводил взгляд с бутылки на грузина.

— Выпьэм?

Гриша посмотрел в ту сторону, куда ушла Клеопатра, затем на свою минералку, и, махнув рукой, пригласил Важу за стол.

— Выпьем!

Клеопатра Ивановна в это время, шла по следу Жмурика. У стойки администратора она поинтересовалась, не видели ли они красивого худого мужчину, и получила отрицательный ответ. Тогда женщина поняла, что вопрос нужно перефразировать, и спросила, не пробегал ли здесь перепуганный дистрофик. Ей тут же сказали, что похожий экземпляр выбежал на улицу. Клеопатра немедленно двинулась на поиски. Но далеко идти ей не пришлось, визги Акакия она услышала сразу. Пройдя в ближайшую аллею, она увидела страшную картину. Два здоровенных мордоворота с глупыми улыбками на лице держали несчастного Акакия за руки, а Олег Кириллович — благопристойный и интеллигентный человек, друг её бывшего мужа, бесцеремонно тряс Жмурика за лацканы пиджака. Вокруг них бегала взволнованная женщина, Клёпа её узнала — это была жена Олега Кирилловича — напыщенная и тупая стерва, которая всё время ему изменяла.

— Что здесь происходит? — взревела Клеопатра, и, подойдя к мордоворотам, одним рывком оторвала их от Жмурика.

Вместе с мордоворотами оторвались и рукава от пиджака Акакия.

"Двое из ларца" не ожидавшие ничего подобного, тупо переводили взгляды с рукавов у них в руках на своего шефа.

— Клеопатра Ивановна, — взревел рогатый муж, — не вмешивайтесь! Это негодяй посмел меня оскорбить, и, клянусь, он будет жалеть об этом всю жизнь!

— Дорогой, — пискнула супруга рогоносца, — умоляю, оставь его в покое, он перед тобой ни в чём не виноват, когда ты пришёл, мы ещё ничего не успели!

— Идиотка, — рявкнул Олег Кириллович, — пойди, сообщи об этом на весь ресторан.

Жмурик понял, что Клеопатра неприятно поражена открывшимися обстоятельствами, и помогать теперь вряд ли будет, поэтому решил, что пора брать инициативу в свои руки.

— Клеопатра Ивановна, — он страдальчески закатил глаза, — у каждого мужчины в жизни бывают ошибки, за эту я уже расплатился сполна! Каждый день меня гнетут угрызения совести, и каждый час я клянусь себе, что больше такого не повториться. Мне было очень одиноко, а когда человеку одиноко, он просто сходит с ума! Мне хотелось найти родственную душу, которая смогла бы прогнать это изматывающее чувство!

— Сейчас я сделаю так, что у тебя появится совсем другое изматывающее чувство! — прорычал Олег Кириллович, — ни с одной бабой больше не сможешь!

Клеопатра, которую до слёз тронуло Жмуриково одиночество, взревела, словно раненая слониха.

— Если ты, жалкий рогоносец, тронешь его хоть пальцем, обещаю, будешь жалеть об этом всю жизнь! Для начала, я расскажу всему нашему бомонду о том, что твоя жена тебе изменяет, впрочем, об этом и так все знают. А затем, я собственноручно тебя кастрирую!

Олег Кириллович, вместо того, чтобы наплевать на угрозы, и продолжить "казнь" Жмурика, вдруг остановился, и лицо его выражало просто-таки космическое непонимание.

— Хорошо, я отпущу это чудо природы, и даже не буду его преследовать, только ради бога, объясните мне, пожалуйста, что вы, женщины, в нём находите? — последние слова он истерически прокричал, — ты, Жанна, — обратился он к жене, — если бы я застал тебя с каким-нибудь мачо, было бы не так обидно! Потом эта девка у него в квартире, которая от большой любви, ушла из дома и собралась с ним жить, — он вспомнил Настю, — и вы, Клеопатра Ивановна! Конечно, вкусы у вас специфические, — это был намёк на Григория, — но там хоть мужик здоровый, а это? — Олег Кириллович, брызжа слюной, пальцем показал на Жмурика, — что в нём такого особенного, объясните? — к концу тирады рогатый муж, уже не стесняясь, топал ногами.

Клёпа подняла на него глаза, в которых застыла непонятная печаль, и очень тихо и очень серьезно проговорила:

— Я объясню, хотя, боюсь, вам этого не понять. У меня нет детей, и это самое большое горе в моей жизни. А женщины по своей природе так устроены, что им нужно о ком-нибудь заботиться. И когда в поле зрения попадает человек, несчастный, слабый, — Жмурик усиленно кивал, заранее соглашаясь со всем, что скажет Клёпа, — требующий опеки, женщины чувствуют, что нужны ему. А ведь это счастье, когда ты кому-то нужен.

Олег Кириллович стоял, обдумывая только что открывшуюся ему истину. А Клеопатра, отобрав оторванные рукава у Лёши и Паши, взяла Жмурика за руку, и тихо проговорила:

— Пойдёмте, Акакий Ферапонтович, — и, ни на кого больше не обращая внимания, увлекла его обратно в отель.

Рогатый муж проводил парочку задумчивым взглядом, и повернулся к своей жене.

— Жанна, тебе тоже не хватает ребёнка? Но ты ведь никогда об этом не говорила!

— Я думала, ты будешь против, ты никогда не любил детей, — женщина отвернулась.

— Я люблю тебя, а значит, и всё, что любишь ты!.. Боже, какой я осёл! Ну конечно же! Ребёнок! Лёша, Паша, в машину.

— Ты не будешь мстить Акакию? — несмело спросила Жанна.

— Ни в коем случае! — радостно сообщил Олег Кириллович, — а сейчас нам нужно домой!

Он буквально втолкнул супругу на заднее сидение, и запрыгнул сам. Паша завёл мотор, и, супружеская пара поехала срочно делать ребёнка.

В холле отеля Жмурик неистово припал к Клёпиной руке, а затем рассыпался в благодарностях.

— Не стоит, Акакий Ферапонтович, — скромно отвечала женщина, — вы можете и впредь на меня рассчитывать! А сейчас давайте вернёмся в ресторан. Я оставила Григория не в очень хорошем расположении духа, и теперь у меня душа не на месте.

— Клеопатра Ивановна, — Жмурик показал на свои оторванные рукава, — я буду выглядеть нелепо в таком наряде. Вы разрешите мне подняться в номер и сменить пиджак? Хотя, может вы тоже зайдёте… посмотрите как я живу, — Акакий стрельнул в Клёпу глазками.

Клеопатра покраснела, и ответила, что как-нибудь в другой раз.

Акакий понятливо кивнул, и помчался менять пиджак, а Клеопатра, подгоняемая тревожными предчувствиями, поспешила в ресторан.

А в ресторане пять минут назад зародилась крепкая мужская дружба. Григорий и Важа в рекордные сроки выпили полбутылки коньяка, и теперь жарко дискутировали на животрепещущую тему.

Сначала целью грузина было выяснить какие отношения связывают Клеопатру и двух мужчин, сидящих с ней за столиком. Если бы она оказалась замужней дамой, то благородство не позволило бы ему за ней ухаживать. Но дело обстояло гораздо сложнее. Узнав непростую историю отношений Григория и Клеопатры, Важа проникся к дворнику таким сочувствием и уважением, что тут же принялся давать советы как поступить в данной ситуации.

— Ты мужчына, — жарко говорил он, — и паслэднее слово всэгда должно аставаться за табой! Что значыт — не пить? Как эта, мужчыне — и нэ пить каньяк?!

— Не любит Клеопатра этого, — бубнил отчаявшийся Григорий, — но, понимаешь, друг, оказывается, я не могу без неё жить!

— Панымаю, — сочувственно закивал Важа, — но в домэ главным должэн быть мужчына! Пастав эй условие — чтобы ана табой не камандывала! Ты миня понял?

— Понял! — Григорий благодарно посмотрел на новоиспечённого друга, — вот как придёт, так я ей сразу и скажу: "Клеопатра, я мужчина, и буду делать всё, что посчитаю нужным!", и, для усиления эффекта, подпитый дворник трахнул кулаком по столу.

— Это значит, что пить будешь без просыпа? — незаметно появившаяся Клеопатра стояла над мужчинами, словно воплощение правосудия и наказания в одном флаконе, — Григорий, по хорошему прошу, если не можешь бросить пить самостоятельно — закодируйся.

— Молчи, женщина! — Григорий поднялся, и, копируя Важу, гневно посмотрел на Клеопатру, — я захотел выпить — я выпил! И не надо мне указывать!

Клеопатра сделала шаг вперёд, и парочка скрестилась взглядами. В противостоянии явно выигрывала Клёпа, и Важа, чтобы подбодрить друга, налил ему коньяка и вложил бокал в руку. Не отрывая от Клёпы глаз, Григорий демонстративно и медленно вылакал янтарную жидкость.

Клеопатра, обалдев от такой наглости, вырвала пустой бокал из его рук, и разбила об пол.

— Ты уже допился до белой горячки! Скоро санитаров нужно вызывать будет! — проорала она на весь ресторан.

— Не указывай мне, когда вызывать санитаров! — Григорий заорал не менее громко, — я мужчина, и буду решать всё сам!

Клёпа поняла, что дело нечисто, и накинулась на настоящего виновника Гришиного бунта.

— Важа, вы зачем его напоили? Как вам не стыдно? Он слабый человек, ему нужна забота, а не водка!

— Эму нужна свабода! — Важа гурдью встал на защиту друга.

— Да собутыльник ему нужен, а не свобода, — Клёпа одним взглядом усадила Важу на место, — Григорий, собирайся, мы уходим! Дома расскажешь мне что там тебе нужно. И не зли меня, ещё слово, и я за себя не отвечаю!

Она схватила его за руку и попыталась потянуть в сторону выхода, но, Григорий, в котором свободолюбие было изрядно подогрето спиртным, вырвал руку, и проговорил:

— Если ты не перестанешь мне указывать как жить и что делать, то больше никогда меня не увидишь! Живи со своим Жмуриком, а меня оставь в покое!

Важа одобрительно кивнул, и потянулся к бутылке с коньяком. Гриша тоже к ней потянулся, но Клеопатра, оказалась проворнее, она схватила бутылку, и вылила её содержимое прямо на пол.

— Григорий, немедленно домой! — Клеопатра была в ярости, — и, хотя ты меня сейчас и не поймёшь, но я всё равно спасу тебя! Я сделаю так, что ты на спиртное даже смотреть не сможешь!

— И как ты это сделаешь? — Гриша просто впал в буйство, — как ты мне запретишь пить? Вот, смотри, ну что ты сейчас сможешь сделать?

Дворник подошёл к какому-то столику, на котором стояла бутылка водки, и под поражёнными взглядами хозяев бутылки, перевернул её прямо в рот. Клёпа издала протяжный вопль, и накинулась на Григория, стремясь отобрать у того бутылку. Под её весом пьяный дворник не устоял, и повалился на пол, сверху на него упала Клеопатра.

— Я тебя сейчас задушу, пьяница несчастный! — Клёпа хлестала его по щекам, и нажимала на щёки, чтобы он выплюнул водку, которую при падении успел набрать в рот, но проглотить не смог, — выплюнь эту гадость немедленно!

— Вах, какая жэнщына! — восхищённо пробормотал Важа, глядя на то, как Клёпа оседлала Григория.

Гриша отбивался, как мог, но был в другой весовой категории, поэтому сбросить с себя Клёпу никак не получалось. Женщина же, словно это было целью жизни, cхватила его за горло, чтобы он не смог глотнуть, и требовала, чтобы дворник выплюнул водку.

— Если ты не выплюнешь эту гадость, клянусь, я тебя задушу! Пускай я сяду в тюрьму, зато спасу тебя от этой заразы!

В зале наметилась лёгкая паника. Заинтересованные и перепуганные посетители с опаской пытались рассмотреть, что происходит. Прибежал Альберт Иосифович и попытался оттянуть Клеопатру от задыхающегося, но не сдающегося Григория. Но разгневанная Клёпа отшвырнула его одним взмахом руки и Альберт Иосифович отлетел, словно воздушный шарик прямо на чей-то стол. Та же участь постигла и нескольких смельчаков, попытавшихся повторить манёвр управляющего. Звенела разбивающаяся посуда, мычал Григорий, орала Клеопатра, которой вторили некоторые особо впечатлительные женщины, даже Важа не выдержал, он бегал вокруг парочки и витиевато выражался на грузинском языке. Пользуясь тем, что внимание всех присутствующих было обращено на Клеопатру с Григорием, из-за аквариума появился Пенёк. Он, подошёл как можно ближе к разыгрывающейся сцене, и попытался незаметно магически успокоить Клеопатру Ивановну. Но разве может магия справиться с настоящим накалом страстей! После нескольких неудачных попыток, лесной человечек понял, что, либо нужно звать более сильного мага, то есть Настю, либо, как обычно — два наряда милиции.

— Настя спит у меня в номере, — Пенёк и не заметил, как рядом с ним оказался Марк, — возьми ключи, и поторопись, иначе эта особа в самом деле его задушит.

Лесной человечек, не говоря ни слова, выхватил ключи, и помчался в номер Марка, растолкал Настю и теперь они на всех парах мчались на место происшествия. В дверях ресторана они столкнулись с возвращающимся Жмуриком, который сменил испорченный предмет своего туалета на ярко-синий пиджак с блёстками. Если бы не обстоятельства, Пенёк от души бы высказал Акакию всё что он думает о цветовой гамме пиджака в целом и блёстках в частности.

— Анастасия Михайловна, — Альберт Иосифович сразу заметил Настю, это чёрт знает что! Говорят, что эти люди — ваши друзья. Вмешайтесь немедленно, или здесь скоро произойдёт убийство! Эта женщина — маньячка какая-то!

Настя пробралась сквозь толпу болельщиков. Дамы, немного успокоившись, с интересом изучали новый метод борьбы с пьянством, а мужчины затаив дыхание, восхищались стойкостью Григория. Настя увидела, что дворник уже начал синеть, но надутые щёки давали понять, что с любимым продуктом он расстанется только вместе с душой.

— Клеопатра Ивановна, — девушка коснулась её затылка, посылая несильный импульс парализующий волю, — хватит, вы же не хотите его убить?

Клёпа послушалась слова "хватит" и отпустила шею Григория. Дворник с хрипом вдохнул воздух вместе с водкой и от этого судорожно закашлялся. А Клеопатра Ивановна, словно придя в себя, в полной мере осознала, что она сейчас едва не убила Гришу.

— Гришенька, — женщина припала к его груди, — тебе очень больно?

Слезы огромными каплями катились из её глаз, и столько раскаяния и заботы было во всём её облике, что дворник тут же простил ей все её выходки и два года жизни без водки.

— Ну что ты, Клёпа, всё нормально, — он сел, и прижал женщину к себе, — я сам виноват, не следовало мне тебя злить.

— Это ты меня прости, — Клеопатра поцеловала его в лоб, — я всё время веду себя неправильно, а ты ведь самый дорогой для меня человек!

Рядом с парочкой раздался печальный вздох. Клёпа подняла глаза и увидела несчастного Жмурика, который попрощался с надеждой об опеке. Впрочем, теперь, когда проблемы с рогатым мужем были решены, Акакию можно смело было легализироваться и снова вести привычную жизнь. Но, странное дело, ему совершенно не хотелось больше никого соблазнять. Ему хотелось быть на месте Григория.

— Акакий Ферапонтович, — Клёпа поднялась и поправила уже наполовину вылезший из декольте бюст, — мы с Григорием покидаем это заведение, вы ведь пойдёте с нами?

— Я? — Жмурик не мог поверить в то, что слышит.

— Не хочу слушать никаких отговорок! — отрезала Клёпа, — вам просто необходим нормальный уход и здоровое пятиразовое питание, правда, цыплёночек? — она повернулась к Григорию.

— Да, да, — Гриша поспешно кивнул, — делай, как считаешь нужным.

— Ну вот и хорошо, — довольная Клеопатра взяла под руки обоих мужчин и величественно повела их к выходу.

Настя с Пеньком обалдело смотрели на плоды своего "гениального" плана. Возле входа Григорий обернулся и счастливо улыбнулся друзьям.

Внезапно весь зал погрузился в полумрак. По всему помещению пробежал холодный, пронизывающий ветер, и Настя явственно ощутила пришедшую с ним белую магию. Посетители ресторана все, как один стали медленно разворачиваться и идти ко входу. Их лица превратились в бесстрастные маски, они почти бесшумно, не выражая никаких эмоций, словно роботы выходили из помещения один за одним. Стоять остались только Настя, Пенёк и Марк. Так же магически исчезли столы, и зал ресторана теперь казался просто огромным. Пенёк схватил Настю за руку и отчаянно посмотрел в глаза, будто прося за что-то прощения. Девушка смотрела на управляемых людей, и понимала, что сейчас произойдёт что-то страшное.

— Не волнуйся, — девушка услышала голос тёти Маруси, — они приедут к себе домой, и ни о чём не будут помнить. Дальнейшей их жизни и здоровью ничего не угрожает.

Настя повернулась на голос и увидела, что в ресторане собрался Совет белых магов в полном составе. Девушка взглянула в лицо тёти Маруси — не смотря на то, что женщина была одета во всё белое, выражение лица у неё было настолько скорбным, будто бы она собралась кого-то хоронить.

— Тётя Маруся, что происходит? — Настя переводила взгляд с целительницы на остальных членов Совета, стремясь по лицам прочитать их намерения.

— Всё нормально, — женщина смотрела на неё глазами, полными слёз, — теперь всё будет хорошо.

Настя почувствовала, как дёрнулся Пенёк, и напрягся Марк.

— Вы нашли того, кто убил чёрных магов? — у девушки даже дыхание сбилось.

— Да, — сдавленно проговорила женщина.

— Это… кто-то из наших? — напряжение, сковавшее тело достигло своего пика. Неужели это действительно маг-ренегат, и всё разрешится малой кровью?

Хотя никто, кроме тёти Маруси не произносил ни слова, после вопроса Насти воцарилась просто оглушающая тишина, казалось, все вокруг перестали дышать.

— Почему вы молчите? — девушка повысила голос.

Маги посмотрели на целительницу, предоставляя ей право отвечать на неприятный с их точки зрения вопрос.

— Ба, — неожиданно подал голос Пенёк, — ты уверена?

Вместо ответа, женщина подошла к Насте, посмотрела на неё глазами, полными сострадания, и погладила по голове. После этого у девушки не осталось сомнений на чьи "похороны" пришла тётя Маруся.

— Настенька, — тихо проговорила женщина, — ты сейчас должна будешь пойти с нами.

— Зачем? — девушка невольно попятилась.

— Тебе нельзя находиться без присмотра, — целительница бросила умоляющий взгляд на Пенька, словно прося у него поддержки.

Но внук, казалось, ничего вокруг себя не видел и не слышал, он только продолжал держать руку Насти, словно надеясь защитить её от чего-то.

— Да что, в конце концов, происходит, кто-нибудь объяснит?

— Мария, — член Совета Николай не выдержал, — сейчас не время миндальничать! Раньше я не замечал в тебе такой мягкотелости.

— В самом деле, — поддержал его Пётр, — Настя, если мы говорим, что ты должна пойти с нами, значит, имеем на то причины!

— Друзья мои, — обратилась к ним целительница, — вы не должны её винить, сами видите, она ничего не помнит.

— Но это не меняет дела! — отрезал Пётр.

— Что я должна помнить?

— Настя, — тётя Маруся, наконец-то решилась, — Пенёк мне рассказал о твоём неосмотрительном, просто возмутительном походе в Северную Лигу. Страшно подумать, что случилось бы, если бы чёрным магам удалось тебя пленить.

— Всё равно не понимаю зачем мне идти с вами.

— Ты уже знаешь, что происходит сейчас в магическом мире, и знаешь, что чёрных магов убил белый маг. Этот же человек закрыл Источники силы… он опасен… он может навредить не только белым и чёрным магам, но и себе!

— Совершенно с вами согласна, — поспешила её заверить Настя, не понимая, к чему ей всё это рассказывают, — если вы знаете, кто этот маг, его нужно немедленно изолировать.

— Этот белый маг — ты.

Если бы целительница просто дала ей пощечину, девушка изумилась бы меньше, чем сейчас. Нервно засмеявшись, Настя посмотрела на Пенька. Лесной человечек поспешно опустил глаза, и девушка поняла, что это не шутка.

— Вы сами понимаете, что несёте? Если я побывала в Северной Лиге, это ещё не значит, что я предатель.

— Ты не предатель, девочка, — сквозь слёзы произнесла целительница, — просто так сложились обстоятельства…

— Что вам нужно найти козла отпущения? — грубо перебила её Настя, — не выйдет у вас ничего! Я была не только у чёрных, но и у вас на совете, после ухода Велиара. Что вы там говорили, тётя Маруся — "Наши люди где-то прокололись?"

— Я чувствовал, что там кто-то был! — воскликнул Николай, — но не мог поверить, что такое возможно в зале Совещаний! Мария, ты видишь, на что она способна! Я говорил, нужно это сделать сразу, а не уговаривать!

Тётя Маруся так посмотрела на Николая, что тот мгновенно замолчал.

— Эта девушка заслуживает того, чтобы ей дали возможность осознать происходящее и самой принять решение. Девочка моя, хотя ты этого и не помнишь, это действительно делаешь ты, я сама была на месте убийства чёрных и теперь уверена на все сто процентов.

— Тётя Маруся, да как я могу не помнить того, что совершила убийства? — Настя уже кричала.

То, что происходило вокруг, напоминало неумело разыгрываемый фарс.

— Всё дело в тёмном посвящении, от которого, как нам тогда казалось, мы тебя спасли. Мы пришли поздно, когда ритуал уже начался… Ты собственноручно принесла жертву, разорвав чёрного мага прямо на жертвенном столе…

— Но Александр ведь закрыл портал в Нижний мир.

— И всё же, это ничего не изменило, твоя трансформация тогда, видимо, уже началась, и мы её просто прервали, какая-то часть чёрной магии до сих пор живёт в тебе. Но так как после этого ты прошла посвящение белых магов, она не может найти выхода и от этого стремиться стравить белых и чёрных магов, чтобы уничтожить!

— Но я — то как могу не помнить о том, что делаю?

— Очень просто, когда твоя тёмная энергия начинает доминировать, она выключает родную тебе белую энергетику и ты впадаешь в транс.

— Чушь! Никогда в это не поверю!

Настя вырвала свою руку из ладони Пенька, и пошла к выходу. Но девушка едва успела сделать пару шагов, когда путь ей преградили материализовавшиеся белые маги. Людей было очень много, и они опоясывали место действия кольцом, оставляя "героев" в середине. Девушка в отчаянии повернулась к Пеньку, телепатически спрашивая, действительно ли к ней применят силу, и лесной человечек, опустив глаза, кивнул.

— Настя, поверь мне, всё не так страшно, как кажется, — тётя Маруся старалась говорить спокойно, но голос то и дело срывался, — мы придумаем, как тебе помочь, но пока не можем, просто не имеем права оставлять тебя без контроля.

Девушка поняла, что такая армия её действительно одолеет и остановилась.

— Я всё равно не верю ни одному вашему слову! Насчёт закрытых Источников ничего сказать не могу, но я сканировала место убийства чёрных магов! Свою энергию я бы узнала!

— Эта сила внутри тебя очень коварная, и очень хочет жить. Она бы не допустила, чтобы её обнаружили, поэтому ты её и не узнала.

— Это вы не можете допустить, чтобы планы Совета по уничтожению чёрной магии оказались раскрыты и теперь валите на какое-то прервавшееся посвящение!

— Настя, когда я говорила о том, что наши люди где-то прокололись, имелась ввиду твоя охрана. За тобой следят с того времени, когда закрылся второй Источник.

— И что, эти маги видели, как я убивала пятерых человек? — Настя не могла скрыть злого ехидства — тётя Маруся, такая справедливая, несгибаемая и неподкупная сейчас, когда на кону стоит репутация Совета белых магов, готова пожертвовать ею, не задумываясь, — нет, дорогие мои, я уверена, они не видели как я кого-то убивала, потому что этого не было! Ваши мерзкие планы по уничтожению чёрных магов сейчас под угрозой, поэтому вы и валите всё в одну кучу.

— Да что ты её уговариваешь, Мария, — не выдержал Пётр, — ты же видишь, ни к чему хорошему это не приведёт.

В его руке появился огненный шар, и, если бы у Насти была чуть помедленнее реакция, то девушка уже валялась бы на полу оглушённая и поджаренная.

— Пётр, не смей! — запоздало прокричала тётя Маруся, а Пенёк тут же закрыл собой отскочившую девушку.

— Знаете, а я, кажется, начинаю понимать, почему вам так нужно держать меня под контролем, — усмехнулась Настя, — Мастер, с которым я имела длинную и занимательную беседу, рассказал о том, что я являюсь автономным Источником силы. Такое оружие, как я, и без присмотра.

— Ты ошибаешься, — целительница сделала к ней шаг, но Настя поставила между ними барьер, давая понять, что друзей она здесь отныне не видит, — маги, которые вели за тобой наблюдение, действительно не видели, как ты убивала, и закрывала третий Источник, но в это время они не видели и тебя. Ты просто исчезала из их поля зрения, — тётя Маруся не обращала внимания на то, что девушка отгородилась от неё, и продолжала говорить, голос её звучал искренне, да и выражение лица было таким скорбным, что на минуту у Насти возникли сомнения, насчёт правильности своих выводов, — и я бы никогда не посмела предъявить тебе такие обвинения, если бы лично не убедилась, что это делаешь ты!

Душа Насти разрывалась на части. В принципе, всё это может оказаться правдой, но такой же правдой может оказаться и то, что белые маги просто боятся, что автономным Источником силы, то есть ею, завладеют чёрные маги. И эта мысль казалась наиболее здравой.

— Настя, — вдруг заговорил Пенёк, — я всегда был твоим другом, не доверять мне ты не имеешь никаких оснований! И я прошу тебя поверить в то, что здесь находятся твои друзья, которые желают тебе добра. Эта сила, которая в тебе живёт, может уничтожить и белую, и чёрную магию. Если ты мне не доверяешь, я откроюсь, и ты сможешь прочитать все мои мысли!

— Пенёчек, — Настя готова была разрыдаться от осознания того, что отныне у неё не будет друзей, — я верю тебе, но им ничего не стоит, обмануть и тебя! Тётя Маруся, вы отнеслись ко мне по-человечески, не позволив вероломно на меня напасть, и рассказали о причине, по которой вы это делаете. Поэтому считаю своим долгом предупредить и вас — добровольно я никуда с вами не пойду. Я буду защищаться, и надеюсь, вы понимаете, что будут жертвы, — девушка посмотрела на Марка, который стоял всё это время в стороне, почти не двигаясь, — уберите отсюда чёрного мага. Он заложник, и будет не очень хорошо, если он пострадает.

Это всё чем девушка могла отплатить чёрному магу за своё спасение.

— Марк останется, — тихо сказала тётя Маруся, — как только ты окажешься у нас под контролем, мы его отпустим, и он расскажет о том, что тот, кто закрыл Источники, и убил чёрных магов, обезврежен.

Девушку передёрнуло от этих слов.

— Не волнуйся за меня, — чёрный маг иронично усмехнулся, — сейчас тебе лучше подумать о себе. Надеюсь, уважаемый Совет, в ваши планы не входит убийство этой девушки?

— Советую вам, молодой человек, отойти за оцепление белых магов, — процедил Пётр сквозь зубы, — нам действительно не нужно, чтобы вы пострадали.

Марк посмотрел на белого мага с преувеличенной серьёзностью:

— Как скажете, уважаемый.

И, под взглядами белых магов, удивлённых такой покладистостью с его стороны, отошёл за круг, которым маги опоясывали зал.

"Ну и прекрасно, — подумала Настя, — теперь бы ещё куда-нибудь убрать Пенька, и можно будет обрести относительную свободу действий"

— Я никуда не уйду, — проговорил Пенёк, словно прочитав её мысли.

— Тогда тебе придётся выбирать, на чьей ты стороне, — девушке очень не хотелось ставить друга перед таким выбором, но выхода не было.

— Настя, неужели ты не понимаешь, что опасна сама для себя? — лесной человечек отчаянно попытался её вразумить.

— А ты, — в глазах у девушки вдруг неприятно и несвоевременно защипало, — неужели ты можешь допустить хотя бы мысль о том, что я кого-то убила?

— Тебе же объяснили, как это происходит!

И в этот момент началась атака. Белые маги, стоявшие в кольце, одновременно направили на Настю потоки силы, стремясь её обездвижить. Зал просто взорвался от такого количества магии — лопались стёкла, падали люстры, затрещали даже стены. Пенёк залёг на пол и прикрыл голову руками, но Настя стояла, словно заговорённая, ни одна капля магической силы её не коснулась. В ответ на атаку, девушка подняла руки на уровне своих плеч и, медленно разворачиваясь по кругу, стала выпускать на магов сгустки огня. Никто не ожидал, что девушка перенесёт первую атаку, поэтому к огненному дождю готовы не были. Маги загорались, словно их до этого облили бензином, и, оглушённые болью, не сразу справлялись с горящей одеждой. Тётя Маруся ещё в начале атаки материализовалась к Петру и Николаю, и сейчас всех троих прикрывал мощный щит, который Насте пробить не удалось. Но девушка на это и не надеялась, её задачей сейчас были остальные маги. Настя не останавливалась, стоило кому-то справиться с огнём и попытаться атаковать в ответ, как она тут же поворачивалась к счастливчику и одежда на нём снова загоралась. Настя почувствовала, что в ней нарастает какое-то болезненное наслаждение от того, что происходит, это чувство она уже испытывала однажды, когда пытала Марка. Губы сами собой растянулись в улыбке, девушка чувствовала, что сила её всё пребывает, и даже если бы здесь оказались все белые маги вместе взятые, она поджарила бы их без последствий для своей магической силы. Поверженных врагов становилось всё больше и это вызывало в девушке уже какую-то эйфорию, поэтому она и не заметила, как Пенёк, который продолжал лежать на полу, схватил её за ногу и с силой дёрнул на себя. От неожиданности Настя упала и ударилась лбом об пол. Лесной человечек тут же, пока девушка не пришла в себя, спеленал её обездвиживающим заклинанием.

— Пенёк, что ты делаешь? — Настя поняла, что вот теперь ей действительно конец, — как ты можешь так меня предавать?

— Настя, я спасаю тебя, — лесной человечек стоял на коленях перед лежащей девушкой, — ты сама не понимаешь, что творишь!

— Ты сейчас подписал мне смертный приговор, — слёзы отчаяния и обиды бежали по щекам непрерывными дорожками, и как Настя не пыталась их сдержать, не останавливались.

— Моли бога, чтобы никто, из тех, кого ты поджарила, не умер, — жёстко сказал материализовавшийся возле них Пётр, — иначе тебя будут судить, и вряд ли магическое сообщество посчитает нужным оставить тебе жизнь.

Маг, не теряя ни секунды, начал плести над ней заклинание, направленное на подавление воли. Девушка поняла, что вместе с окончанием заклинания закончится и её свобода. Отныне она всю жизнь будет находиться под контролем у белых магов. Они смогут превратить её в безвольное, управляемое существо, выполняющее все их команды. Как зомби! Настя вспомнила картину, которую показал ей Мастер — целый город зомби, покорных и ожидающих приказа. Так вот как это произойдёт!

— Пенёк, помоги мне, — Настя почти зарычала, пытаясь сбросить с себя обездвиживающее заклинание, — неужели ты не видишь, что Совет переступил черту! Они перестали нести добро, в их душах одна ненависть! Сначала они лишать воли меня, а затем настанет черёд остальных. Когда ты поймёшь это, будет поздно!

На какое-то мгновение девушке показалось, что лесной человечек заколебался.

— Не слушай её, — одёрнул Пенька Пётр, — сейчас в ней говорит сила чёрных магов. Ты же видел, что она вытворяла!

Неимоверным усилием воли девушке удалось снять с себя какую-то часть заклинания Пенька, и она стала кататься по полу, чтобы помешать Петру закончить начатое.

— Настя, успокойся, пожалуйста.

Подошедшая тётя Маруся поправила заклинание внука, и девушка не выдержала. Она завыла, словно раненное животное, которое, попав в капкан, понимает, что жить ему осталось всего ничего. Бледный Пенёк, не в силах смотреть на отчаяние девушки, отвернулся, тётя Маруся кусала губы, чтобы удержать эмоции при себе. И только стоящий в стороне Марк остался бесстрастным. В свете произошедших событий никто не вспомнил, что в зале находится чёрный маг. Пока все были отвлечены, кто на Настю, кто на восстановление после ожогов, Марк тихо произнёс какой-то гортанный звук, и через несколько секунд ему на плечо сел чёрный ворон. Маг тут же принялся что-то ему нашёптывать. Птица смотрела на него умными глазами, и, казалось, понимала всё, что тот ей говорит. За несколько секунд до того, как Петр готов был уже завершить своё заклинание и лишить Настю способности к сопротивлению, Марк легонько столкнул ворона со своего плеча. Птица полетела прямо к девушке, Марк пошёл следом.

Первой заметила ворона тётя Маруся. Она тут же поняла, что сейчас будет происходить, и с недоумением и ужасом смотрела на Марка. Чёрный маг ухмыльнулся и, подняв руку, отдал ворону какой-то приказ. Целительница попыталась поставить щит на всех, кто стоял возле Насти, но птица уже находилась в зоне действия щита, между Петром и Пеньком, прямо над девушкой. Маги среагировали моментально, но было поздно, ворон рассыпался между ними чёрными осколками и тётя Маруся, Пенёк и Пётр разлетелись в разные стороны, поражённые тёмной магией. Марк, не теряя ни секунды, схватил обездвиженную девушку на руки, и бросился бежать.

— Марк, скажи мне, что ты их не убил, — не смотря на то, что Настя по прежнему не могла двигаться её тело сотрясала дрожь, — в противном случае, я придушу тебя собственными руками.

— Вряд ли у тебя будет такая возможность, — чёрный маг на мгновение остановился, и, развернувшись назад, поставил барьер на выход из зала, едва не уронив при этом девушку.

— Тогда лучше убей меня сразу, потому что я буду мстить тебе всю жизнь.

— Да живы они, живы, просто оглушил их немного.

— Интересно, как ты мог это сделать, ведь твоя сила связана, — Настя, видя, что маг направляется в неотреставрированную часть замка, забеспокоилась, — куда ты меня несёшь? Нас обнаружат в два счёта.

— Пускай попробуют, — зло бросил Марк и прибавил ходу.

Забежав через нишу в полутёмный коридор, чёрный маг уверенно стал спускаться в подвал. У Насти создалось впечатление, что он заранее приготовил пути к отступлению, потому что двери, не отпиравшиеся десятилетиями, открывались одним ударом его ноги, Марк безошибочно угадывал все повороты и спуски в подземном лабиринте подвала старого замка и бежал так, будто знал, куда ему надо идти.

— Ты можешь снять с меня заклинание? — Настя тяготилась своей беспомощностью.

Хотя Марк её и спас, неизвестно ещё что задумал этот тёмный тип.

— Потерпи, скоро всё закончится.

— Да они же скоро нас отследят, а обороняться лучше, когда тебя руки и ноги слушаются.

— Не успеют, мы уже на месте.

Настя не могла оглядеться, поэтому попыталась представить, какое именно место он имел в виду. По её ощущениям они спустились очень глубоко под землю, девушка даже не предполагала что подвал настолько глубокий.

Внезапно Марк остановился, и некоторое время к чему-то прислушивался. Настя тоже затаила дыхание. Затем чёрный маг стал осторожно ногой что-то нащупывать на полу, а когда он дёрнулся, девушка поняла, что нужное место найдено. Раздался характерный звук открывающегося портала, и они тут же полетели вниз.

От неожиданности девушка к своему стыду громко завизжала и зажмурилась, ожидая, что они расшибутся в лепёшку, но когда снова открыла глаза, поняла, что они уже приземлились. Комната, в которой они очутились, чем-то напоминало старинную комнату в отеле с зеркалом, через которое Настя общалась с магами. Похожее кресло в углу, такие же портьеры на окнах и выцветший гобелен на стене.

— Сними с меня заклинание, — страх, что она попала из одной беды в другую, просыпался ударными темпами.

Марк, не говоря ни слова, посадил девушку на кушетку и провёл руками у неё над головой. Настя, едва почувствовав свободу, вскочила и отошла от мага подальше.

— Где мы, и зачем тебе было нужно моё спасение?

— Твоё спасение нужно было мне, — услышав этот голос, Настя едва устояла на ногах, думая, что у неё на нервной почве начались галлюцинации.

Некоторое время девушка стояла неподвижно, боясь повернуться к его обладателю.

— Любимая, я не галлюцинация и не ночной кошмар.

Настя резко развернулась. В кресле сидел Александр. Расширившимися от ужаса и недоумения глазами, девушка пыталась убедить себя, что зрение её обманывает. Но нет, разве может кто-то с таким королевским достоинством сидеть в кресле, словно на троне. Изящные кисти рук с длинными пальцами небрежно поглаживают подлокотник кресла, голова чуть склонена в сторону. Он был всё так же бледен, и чёрные волосы адским ореолом обрамляли его лицо. Карие глаза, в которые она так стремилась посмотреть два года своих ночных кошмаров, сейчас глядели на неё с теплотой и любовью, на высоком лбу пролегла скорбная складка.

— Александр, ты?.. Как?.. Ты жив?

От нахлынувших эмоций, девушка не смогла устоять на ногах, она медленно сползала по стенке, и глотала слёзы.

Он жив, его душа не страдает сейчас от адских мук, над ним не издеваются горящие твари из преисподней. Господи, она могла об этом только мечтать! Тяжёлая ноша, лежавшая на ней последние два года, свалилась и дала возможность спокойно дышать.

Девушка, уже не сдерживаясь, закрыла лицо руками и разрыдалась. Александр легко вскочил с кресла и подошёл к Насте. Марк же, наоборот, отошёл от них как можно дальше, стараясь даже не смотреть в их сторону. Вообще с появлением Александра, чёрный маг как-то скукожился и даже стал меньше ростом.

— Ну что ты, любимая, — Александр осторожно поднял её с пола и прижал к себе, — не нужно плакать, всё уже закончилось. Тебе ничто больше не угрожает. Теперь я смогу защитить тебя от всего на свете.

Настя продолжала рыдать и никак не могла остановиться. Напряжение последних дней выплёскивались из неё потоком безудержных слёз.

— Марк, — Александр, продолжая гладить Настю по голове, обратился к магу, — я никогда не забуду того, что ты для меня сделал.

После этих слов Настя даже перестала рыдать, настолько поразила догадка, которая её осенила.

— Так вот, на кого ты работал. Я же видела, что ты не поддерживаешь ни чёрных, ни белых магов.

— Да, любимая, Марк помогал мне…

— Предавая при этом родного дядю без зазрения совести, — перебила его Настя.

В голове у неё будто что-то щёлкнуло, и картина происходящего стала постепенно вырисовываться. Она отстранилась от Александра и заглянула в его глаза:

— Марк находится в заложниках восемь месяцев, перед этим, кто-то закрывает Источники силы…

— Я думал, это ты, — вкрадчиво произнёс Александр, тыльной стороной ладони вытирая слёзы с её щёк.

— Нет, не я, — Настя сделала шаг назад, — возможно, я, в конце концов и поверила, что это правда, не появись на сцене ты… А, может, ты и не умирал никогда? — от этой мысли Насте стало совсем плохо, — тебе просто нужно было исчезнуть из поля зрения чёрных магов под серьёзным прикрытием.

— Нет, любимая, я умирал, — лицо Александра на мгновение исказилось, — и умер бы ещё столько раз, сколько потребовалось, если бы это помогло тебе выжить.

— Опять начинаются старые песни о главном, — девушка стала понимать, что вляпалась сильнее, чем до этого, — боже мой, всё оказалось так просто! Ты научился контролировать Источники силы, ты стравил чёрных и белых магов между собой, ты сделал так, чтобы всё указывало на меня, и ты по-прежнему не отказался от своей навязчивой идеи управлять миром!

— Да, родная, я не изменился, — печально сказал Александр, — впрочем, так же, как и ты.

— Только одного я не понимаю, зачем ты посылал мне эти сны? Я и так каждую минуту наказывала себя за то, что жива, а ты нет!

— Я не посылал тебе снов! Для меня тоже остаётся загадкой, почему они к тебе приходили. Разве что, это работало твоё подсознание, которое говорило тебя о том, кого ты любишь на самом деле.

— Прекрати! Мне надоели твои разговоры о любви ещё два года назад! Надеюсь, я не стала твоей пленницей и могу уйти?

— Конечно, любимая, я хорошо усвоил урок о том, что тебя никогда не заставишь делать что-либо против твоей воли. Ты свободна, и можешь идти куда пожелаешь… — Александр отвернулся и прошёлся по комнате, — другой вопрос, куда ты сможешь сейчас пойти?

Настя сжала зубы от бешенства. Действительно, идти ей сейчас некуда. Белые маги тут же сделают из неё овощ, а чёрные будут качать энергию, словно нефть из скважины.

— Не могу не отдать тебе должное, придумал ты всё очень талантливо! Мне действительно сейчас некуда пойти, и, полагаю, у тебя есть предложения?

— О, да! — Александр подошёл к девушке, — хочу пригласить тебя к себе в гости. Там тебя не смогут достать ни белые, ни чёрные маги.

— Интересно, где ты сейчас обитаешь?

Александр воспринял её вопрос как согласие. Его лицо озарила такая яркая улыбка, что Насте захотелось зажмуриться.

— Я с удовольствием тебе покажу своё жилище, — и, развернувшись к Марку, негромко сказал, — Марк, отправляйся сейчас, посмотри, всё ли готово к нашему приходу.

Чёрный маг, сдержанно кивнул, приложил ладони к полу и на том месте сразу открылся портал. Когда Марк исчез, Настя, стараясь, чтобы Александр не заметил, как дрожит её голос, спросила:

— Надеюсь, мы отправимся не в преисподнюю?

Александр не ответил, он порывисто прижал к себе девушку и, зарывшись лицом в её волосы, прошептал:

— Ты представить не можешь, как я по тебе скучал.

От его прикосновения у Насти пробежали мурашки по коже. Она вдыхала его запах и голова кружилась, словно у девушки, которая узнала что такое первый поцелуй. Два года она жила мыслями только о его страданиях и успела забыть, насколько он её привлекал.

— Я люблю Виталия, — Настя вырвалась из его рук, и сделала несколько шагов назад.

— Как скажешь, — Александр примиряющее поднял руки вверх, — только почему же ты от него сбежала?

— Не твоё дело!

— Кто знает, — Александр будто специально прошёлся по комнате, демонстрируя свою королевскую осанку, которую ещё больше подчёркивала чёрная шёлковая рубашка с широкими рукавами.

— Чувствую, что долго твоего общества я не выдержу, — Насте не хотелось бросаться обвинениями в том, что по сути Александр стал причиной её ухода от Кузьмина.

— Боишься себя? — Александр внезапно оказался рядом с девушкой и нежно провёл пальцами по её щеке.

— Я боюсь того, что мог придумать твой больной от ненависти мозг, — Настя резко отстранилась, потому что кожа в том месте, где касались его пальцы, загорелась огнём.

— Всё не так страшно, как тебе кажется.

Чёрный маг подошёл к открытому в полу порталу и жестом пригласил Настю подойти. Девушка колебалась всего несколько секунд. В конце концов, у неё нет другого выхода. Александр высушил Источники и, сделал так, чтобы от неё отвернулись белые маги, и охотились чёрные. Его нужно остановить.

Дорога в жилище Александра оказалась длинной и тревожной. Сначала они перешли по порталу вниз и Александр тут же открыл переход в стене, затем по диагонали и за всё это время девушка не увидела и проблеска света. Чёрный маг ориентировался на магические колебания, а Настя же попросту вцепилась в его руку. Переходы открывались всё быстрее, и, в конце концов, девушке стало казаться, что она просто скачет из одного портала в другой непрерывно. Вверх, вниз, вправо, влево… когда Настя перестала ориентироваться в пространстве Александр, наконец, остановился. Девушка огляделась, они стояли в тёмном коридоре, кажется выдолбленном в камне. Здесь по прежнему не было видно источника света, однако, свет шёл от самих стен — красноватый и горячий. Чёрный маг, не останавливаясь, пошёл вперёд, и Насте не оставалось ничего другого, как последовать за ним. Но это нравилось ей всё меньше и меньше. Воздух вокруг сгущался, и казался горячей осязаемой субстанцией, он, словно живой организм, окутывал девушку, сначала тёплым сквозняком растрепав её волосы, затем обжигающим ветром лизнул щёку и, кажется, собирался проникнуть под футболку. Настя испуганно вцепилась в свою верхнюю одежду и остановилась, так как то, что хотело пролезть под футболку стало жутко настойчивым. Александр, услышав, что шаги Насти прекратились, оглянулся и вопросительно-насмешливо поднял бровь.

— Здесь что-то живое и озабоченное, — Настя уже не пыталась скрыть панику.

Чёрный маг хмыкнул, и, обращаясь просто в пространство, проговорил:

— Сол, если не прекратишь приставать к моей женщине, я поселю тебя в своём холодильнике.

То ли угроза подействовала, то ли Александр нарочно провернул трюк с потоком воздуха, но "посягательства" прекратились.

— Идём, у нас мало времени, — чёрный маг взял её за руку и потянул за собой.

— С каких это пор я стала твоей женщиной? — Настя едва успевала за ним.

— С нашей первой встречи, — Александр даже не повернулся.

— Понятно, — Настя решила, что сейчас не время выяснять отношения.

По тому, как напряглась рука мага, девушка поняла, что в этом коридоре они находятся не в безопасности.

— Что это было за существо? — напряжение Александра передавалось Насте, и она невольно старалась держаться к магу как можно ближе, попутно пытаясь просканировать пространство.

— Так, мелочь, — Александр резко остановился.

— Оно ведь не имеет магической природы, магии в нём я не почувствовала. Ты просто играл с потоками воздуха, чтобы меня напугать?

— Дорогая, помолчи немного, — Александр по прежнему не поворачивался к ней, взгляд его был устремлён только вперёд, и во взгляде не было ничего хорошего.

В этот момент Настя замолчала бы и без его слов. Место, в котором они находились, открылось во всей красе, выплеснув на путников свою сущность. Колоссальная агрессия и чёрная злоба окружила их со всех сторон, она давила на психику, превращая организм в оголённый нерв, вместе с этим пришла удушающая жара, от которой разрывались лёгкие.

— Александр, что происходит? — Настя кашляла и пыталась поставить щиты.

— Всё нормально, — на мага, казалось, всё это не действовало, — нужно просто перетерпеть какое-то время.

— Зачем ты меня сюда привёл, мог бы просто придушить в самом начале, — щиты действовали всего несколько секунд, затем рассыпались, и девушка была вынуждена ставить новые.

Глаза заливал липкий, горячий пот, во рту пересохло, и даже слух начал подводить. Словно в тумане девушка слышала, будто Александр с кем-то разговаривает.

— Пропусти её, Акитон, — это вроде бы говорил Александр.

— Она не принадлежит нам, — второй голос звучал так, словно его намеренно прокручивают с меньшей скоростью на плёнке — , ты не имеешь права приводить её сюда!

— Я имею право делать всё, что сочту нужным.

Сквозь какую-то пелену Настя увидела, как маг поднял руку и в глазах у девушки потемнело. Александр тут же потянул её вперёд, и Настя почувствовала, как они переходят по порталу.

Когда в глазах прояснилось, девушка увидела, что находятся они в роскошной комнате. Настя тут же принялась её сканировать. Комната не несла угрозы, наоборот, спокойствие здесь витало в воздухе.

— Всё, — буднично сообщил Александр, — наши маленькие неудобства закончились.

— Что это было? — Настя облизала пересохшие губы и обняла себя за плечи, чтобы унять дрожь, — с кем ты разговаривал?

— Я думаю, сейчас тебе стоит повременить с расспросами и немного отдохнуть. Располагайся и чувствуй себя как дома.

— Мне показалось, или мы действительно побывали в преисподней? — Настя не хотела отдыхать, ей хотелось получить ответы на вопросы. И вместе с этим она боялась их услышать.

Александр заливисто рассмеялся:

— Любимая, с чего ты это взяла?

— Где мы были? — упрямо, чеканя каждое слово, проговорила девушка.

— Ну, если ты настаиваешь… Скажем так, через это неприятное место лежит дорога к моему дому.

— Ты стал подземным жителем?

— С какой стати?

— Ты забываешь, что я за эти годы тоже кое-чему научилась, и то, что мы были глубоко под землёй я почувствовать в состоянии.

— Очень хорошо, значит, сейчас ты в состоянии почувствовать, что это место абсолютно безопасно?

Девушка огляделась. Жилище, несомненно, было приготовлено для женщины, об этом свидетельствовали милые безделушки и большое количество цветов. Главное место в комнате занимала огромная кровать с балдахином. Но основная достопримечательность комнаты состояла не в этом. Из огромных французских окон открывался потрясающий вид на скалистый морской берег. Нерушимая гладь воды переливалась от бирюзового до сине-чёрного.

— Мы находимся возле моря? — Настя изумлённо посмотрела на Александра.

— Мы там, где ты захочешь, — чёрный маг улыбнулся уголками губ, — добро пожаловать в мой дом, — он щёлкнул пальцами и тут же в воздух взвились разноцветные бабочки, которые мирно сидели в углу и Настя думала что это цветок. Невесомые прекрасные создания подлетели в середину комнаты, сложились в какие-то фигуры, а когда их крылья замерли, перед Настей и Александром стояли два кресла, в одно из которых чёрный маг тут же сел. Девушка же садиться не спешила, она нерешительно замерла возле предложенного места, боясь, что если сядет, то раздавит мотыльков.

— Не бойся, — Александр с улыбкой похлопал по её креслу, давая понять, что она не провалится.

Вообще, как только они очутились в этой комнате, чёрный маг стал радоваться, как ребёнок, который наконец-то получил желанный подарок.

Настя опасливо села, и поняла что под ней действительно кресло. Александр снова щёлкнул пальцами, вновь "ожило" одно из растений, оказавшееся стайкой колибри. Птицы замерли перед креслами красивым резным столиком, на котором тут же появились вино, сок и фрукты.

— Вижу, что ты не оставил своей давней привычки показывать фокусы, — Настя не смогла сдержать шпильки.

Улыбка Александра погасла:

— Я думал известие о том, что я жив, сделает тебя счастливой, но вижу, что получилось всё наоборот — ты злишься на меня за то, что я перед тобой.

— Я злюсь не на это! Все эти годы я жила с чувством вины за то, что жива, а ты умер, спасая меня. Я думала, что твоя душа страдает, но, как вижу, ты жив, здоров, и даже сильнее, чем раньше. И стоило тебе появиться, как вся моя жизнь снова летит под откос.

— Нет, родная, поверь, твоя жизнь только начинается. И она будет прекрасной, не сомневайся!

— Я не сомневаюсь. Теперь. Когда ты "воскрес"- Настя не смогла сдержать усмешки, — я со спокойной совестью могу вернуться к Виталию, и зажить нормальной жизнью.

Александр в бешенстве вскочил.

— Нет, дорогая, туда дороги нет, и не будет! Стоит тебе появиться среди белых магов, как они тут же сделают тебя своей пленницей!

— Ты прав, — девушка постаралась говорить спокойно, — поэтому я и приняла твоё приглашение. Но ведь это не значит, что так будет всё время.

— Кто знает? — чёрный маг снова сел в кресло, — всё-таки, хоть ты и назвала мою магию фокусами, предлагаю выпить за нашу встречу, — он разлил вино в бокалы и один поднёс Насте, — плотной еды не предлагаю, надеюсь, что ты поужинаешь со мной через час.

— Я думаю, сначала стоит выпить за твоё чудесное воскрешение, — девушка посмотрела ему прямо в глаза, — затем за успех твоих замыслов, и, за то, что подставил меня перед белыми магами…

— Любимая, — чёрный маг нахмурился и поставил бокал на стол, — понимаю, что после сегодняшних событий ты на взводе, но я бы на твоём месте не стал делать поспешных выводов.

— Значит, это не ты сделал так, чтобы белые маги подумали что это я закрываю Источники и убиваю чёрных магов?

— Это Марк, — Александр улыбнулся, — твоя любимая тётя Маруся думала, что связала его силу, но она ведь не знала, что Марку помогаю я!

— Ты просто подлец! — Настя встала со своего места и подошла к окну.

— Значит, я подлец, хоть и не позволил белым магам взять тебя под контроль, — Настя услышала, как он встал и подошёл к ней, — а твои любимые и драгоценные друзья, вроде Пенька и Марии — кристальной чистоты люди! Хотя они без колебаний записали тебя в главные злодеи!

— Они ведь не знали, что главный злодей не погиб, — Настя горько усмехнулась, вспомнив, как Пенёк помогал белым магам её обездвижить.

— Настя, ты ведь многое пережила, и я думал, уже перестала рубить с плеча, не разобравшись, — голос Александра вдруг стал глухим, и девушке показалось, что ему больно, — мне просто нужно было как-то выжить, и я не собирался стравливать между собой чёрных и белых, их извращённые умы сами себе всё напридумывали, я просто не мешал им пребывать в неведении.

Его руки опустились девушке на плечи, и Настя невольно вздрогнула.

— Хорошо, я не буду делать поспешных выводов, а выслушаю твою версию происходящего, — девушка сделала шаг вперёд, чтобы освободиться от его рук, но Александр мягко, но настойчиво, удержал её на месте.

— Думаю, ещё не пришло время для взаимных откровений, — Настя чувствовала, что маг наклоняется к ней всё ниже, и понимала, что нужно срочно отойти от него подальше, но тело предательски отказывалось слушаться, — отдыхай, располагайся, встретимся за ужином.

Александр резко развернул её к себе и накрыл её губы поцелуем. Настя даже не успела возмутиться, потому что её тело отреагировало совсем наоборот. Собрав последние силы, девушка собиралась его оттолкнуть, но раздался хлопок, и Настя поняла, что её никто не держит — Александра в комнате уже не было.

Девушка в досаде даже топнула ногой. Почему она так реагирует на прикосновения Александра, она ведь его не любит? Нужно побыстрее во всём разбираться, и бежать из этого дома, куда глаза глядят, если, конечно, получится.

Настя понимала, что уйдя с Александром, возможно, совершила ошибку, но ведь у неё не было другого выхода. Они с Марком сделали всё так, чтобы белые маги считали её каким-то монстром, которым управляет чёрная энергия! Господи, не появись Александр, она бы, возможно, поверила в это!

Взгляд девушки остановился на настенных часах, подозрительно похожих на всё тех же бабочек, и это напомнило, что через час Александр пригласил её на ужин. Совместная трапеза — хорошая возможность присмотреться к нему как следует и начать выяснять, чем же он занимался эти два года, что же он задумал, и как ему всё-таки удалось выжить. Вряд ли можно простить, то время, пока она терзала себя чувством вины, но- Настя не стала лгать самой себе — она безумно рада, что он жив.

Прежде чем начать располагаться во временном жилище, Настя решила детальнее ознакомиться с помещением. Прикрыв глаза и вытянув вперёд руки, девушка просканировала магические потоки в комнате. Везде присутствовала магия Александра. Бабочки и птицы, зеркало, шторы — неужели самолично руку ко всему приложил? Портала, по которому они сюда перешли, девушка не почувствовала. Значит, он может делать временные переходы? Интересно, и настораживающе. Выходит, Александр может появиться здесь когда захочет, и где захочет? Например, когда она будет в ванной, дверь которой находилась в углу комнаты, и Настя поняла, как ей хочется смыть с себя все перипетии сегодняшнего дня. Для того, чтобы хоть как-то обезопасить себя от непрошенного гостя, девушка поставила щиты на комнату и ванную, хотя не была на сто процентов уверена в их эффективности. Сила Александра как-то изменилась, и она ещё не поняла, насколько.

В ванной, сбросив с себя одежду, Настя с наслаждением стала под горячий душ, с удивлением чувствуя, как вода смывает с неё усталость и наполняет новыми силами. Настроение поднималось с каждой секундой. Теперь, когда она знает, что душа Александра не страдает в неведомом мире, она сможет вернуться к Виталию и в её жизнь снова придёт счастье. Он простит её поступок, девушка это знала. Виталий чувствует её, как самого себя, и все эти два года страдал не меньше, чем она. Но, не смотря на то, что ему самому было плохо, он всё время её поддерживал, старался взять на себя хотя бы частичку её боли, а она…

Желание обнять Виталия, попросить у него прощение и сказать о том, как она его любит, стало просто невыносимым, до слёз. Настя тут же одёрнула себя, похоже, начинается вторая серия. Теперь она будет страдать от чувства вины перед Кузьминым. Нет, больше никакого самоедства. Она вернётся к Виталию и сделает всё, чтобы он был счастлив!

Неизвестно, куда бы завели её мысли дальше, если бы в это время девушка не почувствовала, что вода стала почти кипятком. Она тут же попыталась добавить холодной воды, но затея успехом не увенчалась. Выскочив из ванны, Настя поняла, что прохладнее от этого не стало. Поток горячего воздуха продолжал обтекать её тело. Лизнул по руке, обвил ногу, а когда плавно переместился на грудь, девушка поняла, что это, и завизжала, изо всех сил махая руками, чтобы сбросить с себя нечто, с которым она уже встречалась в каменном коридоре.

— Сол, прекрати немедленно, — Настя судорожно схватила с пола свои вещи и попыталась ими прикрыться.

Сол продолжал резвиться, переместившись на поясницу, а затем ещё ниже. Настя завертелась по ванной как юла, она бросила свою одежду, схватила банное полотенце и обмоталась им. Но весь ужас состоял в том, что противный Сол остался под полотенцем. Тогда Настя, продолжая визжать, со всей силы села на пол. Прогнало это "весёлого" духа, или нет, девушка почувствовать не смогла, так как она свалилась на пол с такой силой, что наверняка заработала себе синяк. Вцепившись в полотенце, и тихо скуля от боли, Настя попыталась определить местонахождение Сола. Хотя это существо и не обладало магическими способностями, но его яркие эмоции можно было услышать даже рядовому магу.

Сгусток из веселья и озорства находился перед дверью в ванную комнату, по видимому Сол решил, что это сейчас самое удобное место, ведь из ванной Насте нужно будет выйти, и чтобы это сделать, девушке необходимо будет подойти к двери. Настя мысленно выругалась и резко выпрямила руку. Из пальцев выплеснулась энергия, в полёте превратившаяся в сгусток огня, и через секунду в двери зияла выжженная дыра. Дух же, даже не испугавшись — Настя бы почувствовала его испуг — невесомо переместился к потолку. Поняв, что девушка может его отслеживать на расстоянии, он принялся её дразнить, то приближаясь к её голове, а, когда Настя бросалась в него энергией, весело и проворно отлетал в разные углы ванной. Настя злилась всё больше, а Сол, напротив, был в восторге от игры и напоминал расшалившегося ребёнка. Что Настю приводило в недоумение — ведь судя по началу их "знакомства" дух представлялся озабоченным на всю голову, или что там у него?

После пятиминутной баталии ванная комната напоминала поле военных действий — отвалившиеся куски штукатурки, сбитые краны, из которых хлестала вода, треснутый умывальник и среди всего этого мокрая, злая Настя и сухой, весёлый Сол. Последним своим ударом, девушка снесла двери с петель и, тут же выскочила из ванной комнаты, полотенце при этом с неё упало, но Настя даже не обратила на это внимания. Она молниеносно запечатала выход зеркальным щитом, чтобы Сол не смог проникнуть в комнату. Когда девушка поняла, что дух на некоторое время нейтрализован, с облегчением повернулась к кровати, собираясь упасть на неё и отдышаться, и замерла с открытым ртом. Откинув балдахин, на постели сидел Марк и бесцеремонно её рассматривал. Задохнувшись от возмущения, Настя подскочила к кровати, выдернула из-под мага покрывало и закуталась в него, словно в тогу. Марк от неожиданности не успел среагировать и свалился на пол.

— Что тебе понадобилось в моей комнате?

Настя разозлилась ещё больше — зашёл без приглашения, нагло рассматривал её, да ещё в момент позорного сражения с озабоченным духом.

— Принёс тебе одежду, — маг поднялся с пола и рукой показал на стул, на котором висело красное платье и лежал какой-то свёрток.

— Решил стать моей горничной? — съехидничала Настя.

Маг, ничуть не огорчившись, и не смутившись, окинул всю её фигуру наглым взглядом и проговорил:

— Честно говоря, не отказался бы.

— Мечтать не вредно, — Настя в ответ посмотрела на него взглядом, полным пренебрежения, — как ты вошёл в комнату?

— Ты имеешь в виду твои щиты? Очень просто. Этот дом полностью соткан из магии Александра, поэтому на твоём месте я бы не стал рассчитывать, что сможешь обезопасить себя таким образом.

Девушка поплотнее закуталась в покрывало. Получается, Александр является здесь единственным человеком, который в состоянии управлять магией?

— Без его ведома здесь нельзя не то что открыть портал, но и перейти из комнаты в комнату.

— Но это не объясняет как ты преодолел мои щиты.

— Когда Александр послал меня сюда, он просто их нейтрализовал.

— Хорошенькое дело, — пробормотала Настя себе под нос и села на кровать.

В это время из ванной стали доноситься удары. По-видимому Солу стало скучно, и он решил разбить что-нибудь ещё.

— Как я успел заметить, с местной достопримечательностью — Солом, ты уже познакомилась, — маг бесцеремонно присел на кровать рядом с ней.

— Ты мне можешь объяснить, что это такое, и как оно сюда попало?

— Это обыкновенный дух. Он живёт в… — Марк запнулся.

— Где?

— Рядом с местом, где находится дом. Немного озабоченный, но в целом безобидный и даже забавный.

— Забавный? — Настя вспомнила его "безобидные" прикосновения к своему телу.

— Выпусти его, я тебя с ним познакомлю.

— Спасибо, я уже познакомилась.

— Надеюсь, ты его не покалечила? Когда ты вышибла дверь, я подумал, что Сол, наконец, доигрался.

— Ещё одна такая выходка, и он действительно доиграется!

Эти слова Настя сказал, уже поднявшись с кровати, громко, чтобы её услышал дух. Девушка проверила, насколько плотно держится на ней покрывало, и сняла с ванной зеркальный щит.

Некоторое время из ванной не доносилось ни звука, девушка могла уловить лишь настороженность, с которой Сол замер возле выхода.

Настя решила, что раз уж ей придётся некоторое время жить по соседству с таким персонажем, нужно как-то налаживать контакт.

— Сол, выходи, — примирительно сказала она, — если ты обещаешь больше ко мне не приставать, я забуду об инциденте, и Александру не буду рассказывать, — девушка почувствовала, как дух напрягся, когда она упомянула имя мага, похоже, в пылу "сражения" он забыл об угрозе посадить его в холодильник.

— Да его холодильником уже не испугаешь, — просветил её Марк, — недавно оттуда.

В это время Настя ощутила какое-то движение из ванной. Сол несмело переместился в комнату и завис под потолком.

— И за что его так? — девушка решила не искушать судьбу и снова села на кровать.

— Приставал к поварихам на кухне, после чего там случился пожар. Эти дамы оказались такими впечатлительными, так испугались за свою честь! А ведь здесь нет существа безобиднее, чем Сол.

— Тогда почему он так странно себя ведёт? — Настя подняла голову и посмотрела на притихшего духа.

— Ему просто — напросто скучно! Сол, иди сюда, — Марк похлопал рукой по кровати, дух тут же ринулся к нему, и Настя почувствовала, как нагрелся воздух.

— Это дух огня? — девушка отодвинулась подальше от Сола, который приземлился рядом с рукой Марка, выплёскивая на окружающих радость от того, что на него никто не сердится.

— Что-то в этом роде, — Марк поднял руку над духом и легонько "погладил" его, выпустив поток силы.

Сол моментально отреагировал — даже сидя на некотором расстоянии Настя почувствовала, что воздух раскалился, и на всех присутствующих выплеснулось столько благодарности и признательности, что девушка невольно улыбнулась. Сол, продолжая выражать вою радость, поднялся к потолку, затем стремительно отлетел в угол, отчего один из "цветков" возмущённо "ожил" и перелетел подальше от хулигана. Сделав ещё одни круг по комнате, дух снова вернулся к Марку.

— А он понимает человеческий язык? — Настя решилась на эксперимент, протянула к нему руку и легоньким потоком силы послала ему дружеский импульс.

Сол тут же доверчиво переместился к девушке и лёгким ветерком потёрся об её руку.

— Всё он понимает, и общаться может не только эмпатически, а и телепатически. А то, что он немного озабоченный, — Марк усмехнулся, — так через пару десятилетий это пройдёт. Если перевести его возраст на человеческий, то Сол — обыкновенный подросток, и, естественно, его очень интересуют некоторые части тела, которые, как правило, женщины прячут под одеждой.

Настя рассмеялась! Это всего лишь подросток, а она-то думала!

Внезапно осмелевший Сол "чмокнул" её в щёку и, не дожидаясь гневного возгласа, пулей вылетел из комнаты, просочившись в щель двери.

— Интересный персонаж, — сказала Настя с улыбкой.

— Здесь очень много интересных персонажей, — просветил её Марк.

Он поудобнее устроился на кровати, и Настя поняла, что чувствует он себя здесь как дома, и уходить, похоже, не собирается. Пока разбирались с Солом, девушка не очень обращала внимание на то, что из одежды на ней только покрывало, но сейчас, под недвусмысленными взглядами мага ей стало неуютно.

— Я рад, что ты согласилась уйти с нами, — взгляд Марка стал серьёзным.

— Можно подумать, у меня был выбор, — Настя, собиравшаяся было открытым текстом попросить его уйти, решила не торопиться, — вы неплохо провернули афёру, никто ни о чём не догадался. Даже Мастер и Совет белых магов. Тебе дядю не жалко?

— Скажем так, это была единственная возможность выйти из его тени, — сказал Марк после некоторой паузы.

— И оказаться в ещё большей тени Александра? По-моему ты поменял шило на мыло, да ещё и предателем стал.

После такого недвусмысленного оскорбления ухмылка на лице чёрного мага не только не исчезла, но стала шире. Он выдержал её взгляд и спокойно проговорил:

— Для дяди я всегда был инструментом для достижения цели, а Александр мой друг.

Настя не выдержала и рассмеялась.

— У Александра нет друзей. Даже если ты рассчитываешь на чувство признательности, то зря. Он ведь уже успел забыть, что это твой дядя научил его всему, что он знает, и возвысил его. В благодарность за это Александр со спокойной совестью высушил Источники чёрных магов, предоставив Мастеру разбираться со всем этим. Кстати, очень интересно, как он убил чёрных магов, и спутал нити так, что тётя Маруся, обмануть которую невозможно, могла принять энергию убийцы за мою?

— О, это просто гениальная комбинация! — глаза Марка заблестели от восторга, — высший пилотаж! Даю голову на отсечение, что ни один маг в мире, кроме Александра, на такое не способен!

— Думаю, ты прав, — Настя погрустнела, — его больное воображение иногда рождает такие идеи, до которых нормальным магам просто не додуматься. Не знаю, что с ним произошло, когда он закрыл портал в Нижний мир своей кровью, но полагаю, он стал ещё более озлобленным, чем до этого… Марк, скажи, он снова собирается завоёвывать мир?

— Не знаю, как насчёт мира, сейчас его основная задача завоевать тебя.

— Не нужно считать меня идиоткой, — спокойно проговорила Настя, — не думаю, что его интересую я сама. Он просто решил, что ему не помешает под боком автономный Источник силы.

— Я бы тоже так думал, если бы не всем известный факт. Александр пожертвовал своей жизнью ради того, чтобы ты жила. А на это могут пойти только люди, которые любят по-настоящему.

— Ты уверен, что он собирался умирать? Возможно, он прекрасно знал, как закрыть портал и остаться невредимым?

— Ты в своём уме? Портал можно закрыть только кровью. И здесь не пройдёт финт с порезом ладони, Нижний мир впитывает всю кровь жертвы.

— Тогда как ему удалось выжить?

— Не знаю, — чёрный маг вдруг вскочил и к чему-то прислушался, — кажется, Сол опять решил посетить кухню.

— С чего ты взял?

— Я слышу визги его любимой поварихи, — эти слова чёрный маг произносил уже на ходу, — пойду посмотрю что там, не хочется остаться без ужина.

Марк вышел, а Настя без сил повалилась на кровать, накрыв голову подушкой, чтобы хоть таким образом спрятаться от роящихся в голове мыслей.

Но подушка на голове не самый лучший способ перестать думать. Поэтому девушка очень скоро оставила эту пустую затею и решила, что неплохо было бы и одеться. Судя по тому, что за последние сорок минут у неё было два непрошенных гостя, в комнату может зайти кто угодно и когда угодно.

Настя поднялась с кровати и взяла в руки платье, которое ей так "любезно" принёс Марк. Интересно, почему Александр отправил к ней именно его? Да что тут думать, конечно, чтобы тот посмотрел в каком она состоянии, не собирается ли прямо сейчас предпринимать какие-либо действия, которые помешали бы его планам. Зря, он может пока не волноваться, предпринимать что-либо сейчас было бы глупо, нужна хотя бы минимальная информация.

Платье оказалось на удивление приличным — чёрного цвета, полностью закрытое и длинное, хотя в сложившихся обстоятельствах Настя предпочла бы джинсы и футболку. Но вещи, в которых она пришла, нуждались в стирке, к тому же вряд ли после баталии с Солом их вообще можно было носить. Девушка заглянула в пакет, лежавший рядом с платьем, и оторопела — там было чёрное кружевное бельё. Ничего себе заявочки! Это что — непрозрачный намёк на прозрачные намерения? Похоже, придётся в грубой форме объяснять, что она не испытывает к нему никаких чувств. Она любит Виталия, и то, что Александр согласился ради неё умереть, конечно, очень благородно, но ведь это не даёт ему право отныне распоряжаться её жизнью и телом.

Настраивая себя таким образом, Настя надела на себя всё, что ей прислал Александр и подошла к зеркалу. Едва взглянув на себя, девушка вскрикнула — в зеркальной поверхности платье отражалось кроваво-красным, в точности таким, какое на неё надели, когда собирались проводить тёмное посвящение. Настя опустила голову — платье по-прежнему оставалось чёрным, она ещё раз посмотрела на себя в зеркале — снова кроваво-красное — девушку пробрал озноб — если Александр решил так над ней подшутить, то это очень плохая шутка. Настя сорвала с себя платье и бросилась в ванную подбирать то, что ещё утром было джинсами и футболкой. Всё было мокрое и грязное. Поминая недобрыми словами Сола, девушка пыталась вспомнить хоть какое-то заклинание, которое чистит одежду и понимала, что эти знания в её голове не отложились. И что теперь делать? Идти на ужин в кружевном белье? Настя чувствовала, что лучше пойдёт вообще голой, но ни за что не наденет платье. Сейчас она даже смотреть на него боялась, в нём чувствовалась какая-то угроза. Зачем Александру понадобилось её пугать? Это что, прямая и неприкрытая угроза, чтобы она помнила кто в доме хозяин? Вполне может быть.

Поток горячего воздуха нежно прошёлся по её волосам.

— Сол, уйди, бога ради, — простонала она, — у меня больше нет сил с тобой играть.

Девушка почувствовала, как сгусток из озорства и веселья, до этого собиравшийся, по-видимому пройтись по её почти голому телу, замер.

— Хороший мальчик, — Настя подняла голову к потолку и посмотрела в то место, откуда лились эмоции, — что там на кухне? Поварихи-то хоть живы?

После этих слов на Настю вылился поток такого безудержного веселья и картинок перепуганных лиц бедных женщин, подвергшихся атаке озабоченного подростка, что Настя, не выдержав, расхохоталась.

Сол, обрадовавшись тому, что на него не кидаются предметами, и не ругают, как обычно, а веселятся над его проделками, просто осоловел от восторга. Маленький ветерок закружился по комнате, превращаясь в ураган. Все магические насекомые и птицы, до этого смирно сидевшие в кадках, сорвались со своих мест и беспорядочно заметались по помещению. Сол подхватывал некоторых из них, поднимал высоко вверх и отпускал прямо над головой девушки, решив искупать её в дожде из бабочек. Насте ничего не оставалось делать, как залечь на пол и прикрыть голову руками.

— Сол, прекрати, что ты вытворяешь, — девушка попыталась дотянуться до покрывала, чтобы накрыться, — мне это совсем не нравится!

Дух тут же замер на месте и удивлённая такой покладистостью Настя осторожно выглянула из-под руки, подозревая, что он остановился только для того, чтобы подготовить очередную пакость. Но Сол пакостить не собирался, он плавно спустился к девушке и легонько потёрся об её руку, открывая свои эмоции — лёгкое раскаяние и дружелюбие. Обрадованная Настя тут же села и собиралась погладить его в ответ, но тут же поняла, что сначала нужно было чем-то накрыться. Как только дух увидел её кружевной бюстгальтер и то, что под ним, его эмоции изменились.

— Не вздумай, Сол, — Настя быстро вскочила и схватила покрывало, — мы ведь теперь друзья, правда?

— Да, — мысленно ответил ей дух.

— А с друзьями дружат, и не подглядывают за ними, если они раздеты.

Сол, в знак согласия, коснулся её руки, но девушка, уловив сожаление в его эмоциях, едва удержалась от улыбки.

— Послушай, — внезапная идея, пришедшая в голову, давала надежду на решение вопроса с одеждой, — ты можешь быстро высушить мокрые вещи?

В её голове послышалось удивлённое "да"

— Тогда я сейчас постираю джинсы с футболкой, а ты сделаешь их сухими, хорошо?

И, не дожидаясь его ответа, Настя понеслась в ванную. Ни стиральной машины, ни порошка в разгромленном помещении не было, но девушке всё-таки удалось сделать вещи относительно чистыми. Сол, который присутствовал при всём процессе стирки, тут же направил на них поток горячего воздуха, и через несколько минут Настя радостно рассматривала свою восстановленную одежду.

— Спасибо, Сол, ты настоящий друг!

Девушка послала ему импульс признательности и в ответ получила столько радости, что ей невольно стало жалко этого духа-ребёнка. По-видимому, у него никогда не было друзей, а из-за его шалостей, его постоянно ругали.

В комнату тихо постучали, и дух испуганно метнулся в ванную.

— Войдите, — проговорила Настя, недоумевая, кто это такой вежливый.

Дверь открылась и на пороге появился важный седой мужчина, одетый, как показалось девушке, в униформу.

— Анастасия Михайловна, — проговорил он абсолютно бесстрастно, — меня зовут Фридрих, я дворецкий в замке господина фон Шварца.

— Мы находимся в замке? — Настя так удивилась, что не смогла этого скрыть.

— Естественно, — дворецкий недоумённо вскинул брови, — не думаете же вы, что потомок немецких королей будет жить в простом доме? Мой хозяин ожидает вас к ужину. Если вы готовы, я провожу вас в банкетный зал.

— Благодарю вас, — Настя помимо воли выпрямила спину, — я буду готова через несколько минут.

Мужчина, всё так же бесстрастно отвесил ей лёгкий поклон и вышел из комнаты. Девушка тут же сбросила с себя покрывало и стала натягивать джинсы. Сол вылетел из ванной, нагло наблюдая за процессом.

— Послушай, Сол, — Настя постаралась отключиться от его эмоций, — ты не можешь оказать мне ещё одну услугу? Выброси куда-нибудь это платье, — она рукой показала на валяющийся на полу кусок ткани, который вызывал в ней непонятную дрожь.

Дух тут же с удовольствием ринулся выполнять поручение, но, едва коснувшись платья, отлетел от него, словно ужаленный. Обида и непонимание коснулись Настиных эмоций.

— Прости, — девушка подошла к платью, — я должна была подумать о том, что оно действует не только на меня.

Почувствовав в ней искреннее раскаяние, Сол тут же подлетел к французскому окну и непонятно как его открыл. Воздух в комнате тут же наполнился свежестью морского бриза.

— Спасибо, и как это я сама не догадалась, — Настя подняла руку, платье тут же потянулось за её рукой, и девушка выбросила его в окно.

В дверь снова постучали и Сол, мысленно сказав "пока", вылетел в открытое окно.

— Анастасия Михайловна, — из-за двери послышался голос дворецкого, — господин фон Шварц будет недоволен, если вы опоздаете.

— Правда? — Настя подошла к двери и резко её открыла, отчего мужчина шарахнулся назад, — и что он делает, когда недоволен?

Тот неодобрительно посмотрел на её одежду и степенно проговорил:

— В принципе, ничего особенного, просто, когда господин фон Шварц недоволен, возникает желание исчезнуть с этого света.

— Интересно, — пробормотала девушка себе под нос.

— Ничего интересного в этом нет, — мужчина всё-таки её услышал, — надеюсь, вам не придётся это чувствовать на себе.

— Надеюсь, — Насте стало неуютно.

С чего она решила, что Александр не сделает ей ничего плохого? В память о большой и светлой любви?

— А давно господин фон Шварц владеет этим дворцом? — они шли по анфиладному коридору, который просто давил на психику своим величием и массивностью.

— Полагаю, с рождения.

— А вы давно на него работаете?

— Двадцать лет.

— И что, все эти годы, господин фон Шварц жил здесь?

Фридрих посмотрел на неё взглядом, выражавшим неодобрение такому допросу, но всё же ответил:

— Не всегда. Но никогда больше года он не отсутствовал.

С этими словами дворецкий распахнул высокую кованую дверь и, поклонившись, удалился. Настя несмело сделала шаг вперёд и очутилась в огромном, ярко освещённом зале. Посередине, как и положено стоял длинный стол со множеством стульев. Тяжёлые портьеры тёмного цвета закрывали окна, и, несмотря на то, что на улице ещё было светло, создавалось впечатление что уже глубокая ночь. Во главе стола восседал Александр и Настя поняла, почему дворецкий с таким недоумением воспринял её удивление, насчёт того, что Александр живёт во дворце. Перед ней сидел принц крови, и для того, чтобы это понять, не нужно было знать его титул. Это выражалось во всём — в осанке, в движениях, в повороте головы и даже в том, как он держал сейчас бокал в руке. Причём в этом не было ничего пафосного или напускного. Это было в самой природе Александра и выглядело естественно и красиво.

Увидев девушку, Александр улыбнулся и поднялся с места. Поднялся и Марк, которого Настя заметила не сразу.

— Любимая, мы тебя уже заждались, — чёрный маг отодвинул для неё стул, приглашая к столу.

Девушка выдавила из себя улыбку, и села на предложенное место.

— Значит, мы находимся во дворце? — Настя решила не принимать его игры в аристократов, принялась накладывать себе еду в тарелку.

— Да! И он прекрасен! Я обязательно устрою тебе экскурсию! — он посмотрел, как Настя демонстративно встала, чтобы взять себе очередное блюдо, и усмехнулся, — понимаю твоё желание быть независимой, но, уверяю, гораздо приятнее, когда у тебя есть слуги.

Чёрный маг подал знак, и тут же, словно ниоткуда появились три молодые девушки в униформе прислуги. Они бесшумно подошли к столу, наполнили бокалы вином и застыли за спинами сидящих, ожидая дальнейших распоряжений.

Настя хмыкнула, хотя все девушки были в строгих одеждах, длина их юбок едва прикрывала ягодицы.

"А мальчики тут неплохо устроились"- мелькнуло у неё в голове.

— Знаешь, ты абсолютно прав, — проговорила она, едва сдерживая улыбку, — и, если я здесь не в качестве пленницы, а в качестве гостьи, позволено ли мне будет высказать пожелание?

— Всё, что угодно, — уголки губ Александра приподнялись в улыбке.

— Я тоже, как и вы, хочу получать от ужина не только гастрономическое, но и эстетическое удовольствие.

Оба мага недоумённо переглянулись.

— Хочу, чтобы вместо девушки в мини-юбке мне за ужином прислуживал юноша, и желательно хорошенький, — пояснила Настя и невинно посмотрела на Александра.

Марк уткнулся в стакан с вином, чтобы скрыть улыбку, а Александр, не спуская с неё глаз, просто щёлкнул пальцами, и на месте девушки, стоявшей за спиной у Насти, появился юноша. Настя вздрогнула и поднесла к нему руку. То, что стояло у неё за спиной, не было живым существом. Скорее всего, какая-то биомасса, превращённая Александром в подобие человека. Но ведь это сложнейший уровень магии, который используется очень редко. На это уходит колоссальное количество магической энергии, и это же… это же отвратительно!

Девушка вскочила, и, едва сдерживаясь, чтобы не выбежать сразу, произнесла:

— Благодарю вас, я уже сыта.

Она собиралась покинуть помещение, но Александр щёлкнул пальцами, и "прислуга" растворилась в воздухе.

— Ты в своем репертуаре, — сказал он мрачно, — ну что случиться, если ты позволишь этим милым существам прислуживать тебе за столом?

— Мода среди чёрных магов изменилась? По-моему, года два назад вам прислуживали зомби.

— Я понятия не имею о том, что сейчас модно у чёрных магов.

— Да неужели? — Настя посмотрела на Марка, — этот милый молодой человек не докладывал тебе обо всём, что происходит?

— Этот милый молодой человек дважды спас тебя за одни сутки. Если бы не он, то ты была бы пленницей или у Мастера, или у Совета.

— Если бы не твоя извращённая фантазия, меня бы не обвиняли в убийстве и в том, что я закрываю Источники.

— Любимая, — голос Александра зазвучал мягко и обволакивающе, — поверь, никто не собирался делать тебя виноватой, и тем более, причинять какой-либо вред. Я и сейчас я из кожи вон лезу, чтобы ты чувствовала себя комфортно, но ты ведёшь себя, словно капризный ребёнок.

— Мне действительно очень комфортно в кружевном белье, которое ты так любезно прислал, но вот платье…

— А что с ним не так? — Александр очень искренне удивился.

— Если не считать того, что в зеркале оно отражается тем платьем, в котором меня притащили на тёмное посвящение? — маги недоумённо переглянулись, — в нём ощущается какая-то магия. Какая именно, я исследовать не стала, потому что, честно говоря, оно вызывало во мне страх.

— Где оно сейчас? — Александр выглядел внешне спокойно, но в глазах заплескалась настороженность.

— Выбросила в окно, — запоздавшая тревога говорила о том, что напрасно она не присмотрелась к платью повнимательнее, — я думала, ты таким образом решил меня напугать, чтобы показать кто в доме хозяин.

— Ты его надевала? — Александр немного наклонился вперёд, и девушка почувствовала, как его сила бесцеремонно вторгается в её ауру.

— Конечно, — Настя усилием воли отшвырнула энергию чёрного мага, — ты ведь для этого его и прислал.

— Как долго оно было на тебе надето?

Александр вместе с Марком, словно сговорившись, вскочили со своих мест, и вот уже две чужеродные силы оплели её словно спруты.

— Что вы делаете? — сработал условный рефлекс, и оба мага отлетели от неё в другой конец зала.

— Как долго оно было на тебе? — Александр не стал тратить время на передвижение, и материализовался прямо перед ней, вдавливая в сидение всей своей силой, чтобы она не могла пошевелиться.

— Минуты три, не больше.

Девушка больше не сопротивлялась, понимая — происходит что-то нехорошее. Как только маги вторглись в её ауру, Настя стала ощущать в себе что-то чужеродное, и это не было их силой, оно сидело в ней, и маги его просто активизировали.

— Какого чёрта? — кожа на теле вдруг стала вздуваться, словно её сдирают заживо, боль была настолько сильной, что девушка не выдержала и страшно закричала.

— Марк, отключи её, иначе она умрёт от болевого шока, — и пред тем, как потерять сознание, Настя успела увидеть склонившегося над ней Александра, в его глазах был самый настоящий страх.

— Не могу поверить, что Марта на это решилась, — голос Александра доносился словно через стекло.

— Я тебя предупреждал, — хмуро проговорил Марк.

— Если бы она пробыла в таком состоянии ещё минут двадцать, даже я не смог бы уже ничего сделать, — Настя поняла, что Александр идёт к ней.

Маг остановился, и девушка даже через закрытые веки ощутила его взгляд. Александр нежно провёл рукой по её щеке. Настя хотела пошевелиться, но тело её не слушалось.

— Влюблённая женщина способна на многое, — донёсся голос Марка.

— Марк, я попрошу тебя сейчас отправиться за Мартой и привести её сюда.

— А если она не согласится?

— Приведи силой, — тон Александра не предвещал ничего хорошего для этой Марты.

— Как скажешь, — тихо проговорил Марк.

По характерному хлопку девушка поняла, что чёрный маг исчез в мини портале. Она снова попыталась пошевелиться, или хотя бы открыть глаза, но ничего не выходило.

— Ты не сможешь управлять своим телом ещё несколько минут, — Александр, по-видимому понял, что она пришла в себя.

Он осторожно приподнял её голову и положил под затылок что-то мягкое. Стало гораздо удобнее, Настя начинала ощущать своё тело и поняла, что лежит на чём-то твёрдом и неудобном.

— Прости, я должен был это предугадать, — Александр гладил её волосы, — платье было напитано особой энергией, которая уничтожает того, кто с ней соприкоснётся. Ты незнакома с такой магией, поэтому и не смогла определить, что одежда её носитель.

— Что за бред? — Настя поразилась тому, как глухо зазвучал её голос, — я знакома со всеми видами магии.

Александр ничего на это не ответил, а Настя наконец-то смогла открыть глаза — чёрный высокий потолок, усыпанный лампочками-звёздами, говорил о том, что она всё ещё находится в банкетном зале и лежит прямо на столе.

— Как ты? — Александр склонился над ней, вглядываясь в лицо, — ничего не болит?

— Пока не знаю, я ещё тела не чувствую, — девушка зажмурилась — взгляд Александра подействовал на неё как-то странно.

— Попробуй сесть, я тебе помогу.

Маг приподнял её туловище, ноги подвинул на край стола и осторожно посадил. Голова у Насти тут же закружилась, и она, чтобы снова не свалиться, прислонилась лбом к его груди.

— Что это за Марта, которая настолько меня ненавидит, что хотела убить?

— Я с ней разберусь, — Александр держал её за плечи, и при этих словах девушка почувствовала, как сжались его ладони.

— Может быть, виновата не она, а ты? — Настя попыталась посмотреть на него, но, едва подняв голову, снова уткнулась ему в грудь, — она твоя любовница?

Александр молчал, и девушка продолжила:

— И тут появляюсь я, а ты даёшь ей отставку, естественно, девушка обижена. А уж если она тебя любит, как сказал Марк, то глупо было ожидать, что она оставит всё, как есть.

— Ты не понимаешь, она знала, на что шла!

— Ну, естественно! — тело, наконец, обрело чувствительность и Настя облокотилась руками на стол, — знаешь, спи с кем хочешь, главное, чтобы на мне это поменьше отражалось.

Александр схватил девушку за подбородок, и поднял её голову так, чтобы она не смогла отвести взгляд.

— Я хочу спать только с тобой.

От одного тона, которым была произнесена эта фраза, Настю бросило в жар.

— Но я не хочу этого, — девушка попыталась освободиться от его пальцев

— Хочешь, — его губы приблизились настолько, что почти касались её.

— Ты снова начинаешь разговоры двухлетней давности, — Насте стало трудно дышать, — хватит, пора смириться! У меня есть любимый человек, и спать я буду только с ним.

— Ты не сможешь быть с ним счастливой, неужели ты этого не чувствуешь?

— Я ничего не чувствую к тебе, — проговорила Настя и отшатнулась, потому что желание прижаться к его губам стало просто невыносимым.

— Не лги хотя бы себе, — Александр притянул её к себе, и, уткнувшись в её волосы, зашептал, — то, что ты позволишь своим чувствам выйти наружу, не означает твоего поражения. Ты просто тогда не разобралась, выбрала не того, а у меня было слишком мало времени для того, чтобы убедить тебя остаться со мной.

Он запрокинул её голову и коснулся губами шеи. Нежные прикосновения вначале, становились всё настойчивее, у Насти перехватило дыхание, а тело, которое только пришло в себя, вдруг отказалось подчиняться.

— Александр, прекрати, — девушка поняла, что к своему стыду больше всего на свете она хочет, чтобы его руки и губы не отрывались от её тела.

Вместо этого чёрный маг рывком положил её на стол и, наклонившись, заглянул в лицо. Такой страсти, что бушевала сейчас в его глазах, сыграть было невозможно. Огонь, плескавшийся в зрачках, выплеснулся наружу и зажёгся в Насте пожаром, который выжигает разум, оставляя открытыми только эмоции. Александр не спешил что-либо предпринимать, он всматривался в её лицо, лаская взглядом глаза и губы, и это было настолько сладостно и мучительно, что девушка едва сдерживалась, чтобы не застонать, тело предательски сотрясалось, требуя, чтобы эта сладкая пытка прекратилась.

— Если захочешь, чтобы я остановился, просто скажи мне "нет", — хрипло прошептал Александр и приник губами к её шее.

Даже если бы и хотела, Настя не могла сказать ни слова, сейчас её тело, вопреки разуму, который уже давно отключился, принадлежало ему. Каждое прикосновение Александра будто взрывало её изнутри, она задыхалась от желания и наслаждения.

Александр одним движением разорвал на ней футболку и жадно приник к открывшемуся телу. Настя закричала, потому что то, что стало с ней происходить, было просто нереальным. Она потеряла себя, потерялась во времени и пространстве, единственное, что она ощущала, это его рядом с собой. Руки, которые блуждали по её телу и проникали куда хотели, доводя её до исступления, губы, терзавшие каждый сантиметр тела, превратившегося в оголённый нерв. Для Насти стало неважным, что было до этого момента и что будет потом, было только здесь и сейчас. Этот мужчина, дороже которого не было сейчас на свете, которому она принадлежала всецело и без остатка, и хотелось, чтобы это никогда не прекращалось. Она гладила его плечи, губы сами собой шептали какие-то нежные глупости, ей хотелось прижаться к нему ещё сильнее, раствориться без остатка, забыть, что она когда-то существовала без него, слиться в одно целое.

Внезапно Александр остановился и сквозь гул крови в голове, она услышала:

— Марк, какого чёрта?..

— Александр, я…

Настя подняла голову и увидела обалдевшего Марка и стоящую рядом с ним девушку. Александр поднял с пола свою рубашку и накрыл ею Настю. Девушка тут же сползла со стола вниз, чтобы спрятаться за ним от непрошенных гостей, наступив при этом на валяющуюся на полу тарелку с чем-то мокрым. Настя поняла, что она абсолютно голая, хотя и не заметила, когда Александр успел с неё всё снять. Сам же он был ещё в брюках, что и позволило ему разговаривать, не теряя при этом чувства собственного достоинства.

— Прошу меня простить, — Марк изо всех сил пытался выпутаться из неловкой ситуации, — я, наверное, неправильно тебя понял, когда ты попросил привести Марту сюда.

Настя натянула на себя рубашку и выглянула из-за стола. Марта была высокой, ослепительно красивой брюнеткой с тёмно-синими глазами, в которых сейчас бушевал десятибалльный шторм.

— Наверное, неправильно, — Александр не сводил с Марты недоброго взгляда.

— Я отведу её в кабинет, — торопливо проговорил Марк и хотел уже уходить.

— Не стоит беспокоиться, — хотя Настя ещё плохо соображала, но то, что ей срочно нужно остаться одной, понимала чётко, — я уже ухожу, — и, выудив среди уцелевших блюд свои джинсы, не дав никому опомниться, девушка вылетела из банкетного зала.

Она шла по коридору, то и дело натыкаясь на стены и колонны, чувствуя себя разбитой и выпотрошенной без остатка. Её тело до сих пор горело от его прикосновений, и она с ужасом понимала, что, если бы Александр сейчас догнал её, она бы отдалась ему прямо здесь, и не было бы на свете женщины счастливей.

Но она не может быть с ним! Это неправильно, она белый маг, он чёрный, она несёт добро, а он зло. Проснувшиеся угрызения совести услужливо нарисовали ей образ Виталия, и Настя бессильно сползла по стенке на пол.

"Господи, она, должно быть совсем повредилась умом, если сама, по доброй воле согласилась идти в дом к Александру. Она так обрадовалась тому, что он жив, что не подумала о последствиях своего пребывания рядом с ним. Ведь знала же, как он на неё действует!..И, к чему себя обманывать, она хочет сейчас находиться рядом с ним"

Девушка готова была биться головой об стенку от раздирающих её противоречий.

Будто иллюстрируя состояние её души, анфиладами коридора разнёсся отчаянный душераздирающий крик. Настя мигом пришла в себя и прислушалась — в крике было столько боли и ужаса, что казалось, будто кричавшего режут живьём на куски. Когда он повторился, девушка, забыв о своих переживаниях, сорвалась с места и побежала на голос. Ноги сами собой привели её снова к банкетному залу и последний, третий крик раздался, когда Настя открывала дверь. Она увидела, как падает Марта, и Александр поднимает руку, в которой танцевал сгусток огня.

— Что ты делаешь? — девушка подбежала к магу и схватила его за руку.

Александр повернулся к ней, и было понятно, что маг находится в такой степени бешенства, что не видит ничего вокруг, он отбросил от себя Настю, словно тряпичную куклу, и снова замахнулся на Марту.

Настя оглушила его силовым заклинанием, и это на несколько секунд его остановило.

— Александр, опомнись, прекрати это!

В глазах мага что-то прояснилось, и он уже осмысленно посмотрел на Настю, а затем на лежащую на полу Марту.

— Что ты здесь делаешь? — на щеках заходили желваки, казалось, и Настя прямо сейчас получит такую же порцию огня.

— Ты… ты… — девушка не могла сказать ни слова — перед ней стоял совсем другой человек.

Всего несколько минут назад его глаза были затуманены страстью и нежностью, а сейчас в них горела жестокость и ненависть.

— Настя, уйди отсюда, — он грубо схватил её за руку и буквально отшвырнул к двери.

Девушка упала, и это позволило ей заглянуть в лицо лежащей без сознания Марты. У неё была обожжена правая щека и из уголка рта текла струйка крови.

— Марк, уведи её отсюда! — девушка поняла, что это он сказал телепатически.

Открылась дверь и на пороге появился Марк. Он, без разговоров взял Настю за руку, поднял с пола и вывел из зала. Настя не сопротивлялась, сил не осталось даже на проявление эмоций. Пускай убивают друг друга, закрывают Источники, да хоть землю взрывают, она хочет только одного — чтобы её оставили в покое.

Настя очнулась от своих мыслей только когда хлопнула дверь. Девушка находилась в своей комнате и сидела на кровати. Когда она представила, что сейчас где-то совсем рядом убивают человека, пускай и чёрного мага, пускай ту, которая желала ей смерти, поняла, что не сможет здесь находиться ни минуты. Бежать! Уходить отсюда, пока не поздно.

Настя поднялась, и попыталась настроиться на портал, через который её сюда привёл Александр. Его не было. Она просканировала близлежащую территорию — порталы были, но только те, через которые можно было переходить внутри замка. Прекрасно! Марк ведь говорил ей, что покинуть замок без ведома его хозяина невозможно. Но она чувствовала, что если останется здесь ещё хотя бы на час, то просто умрёт.

"Сол" — внезапное озарение придало сил, и она мысленно позвала своего недавноиспечённого друга. Тот словно ожидал её зова. Появился буквально через секунду.

— Послушай, Сол, ты ведь летаешь, где хочешь, и на большие расстояния?

Дух ответил утвердительно.

— Тогда можешь вывести меня из замка?

Настя ощутила, что он испугался, услышав ё просьбу.

— Сол, ну пожалуйста! Я не могу здесь!

Несколько секунд девушка чувствовала, как в нём борются опасение и желание помочь. Наконец дух подлетел к её голове, потёрся о щеку и полетел к двери, давая понять, что он согласен. Обрадованная Настя даже не обратила внимания, что она до сих пор одета только лишь в рубашку Александра, и пошла за ним.

Сол лёгким ветерком полетел по коридору, нимало не заботясь о том, идёт ли за ним Настя или нет. Девушка поняла, чтобы за ним успеть, нужно перейти на быстрый бег. Силы покидали её с каждой минутой, но ради того, чтобы отсюда выбраться, она готова была на любые подвиги.

Дух вёл её по коридорам, которых в замке оказалось великое множество. Настя давно уже перестала ориентироваться в их хитросплетении и полностью положилась на своего проводника. Удивляло только одно, почему им до сих пор никто не встретился.

"По замку вообще мало кто ходит, — услышала она у себя в голове. Сол, уловив её мысли, решил просветить, — Шварц живёт один, а гости появляются исключительно в правом крыле"

Дух тут же куда-то исчез, а Настя осталась стоять перед огромным гобеленом, висевшим на стене. Протянув руку и просканировав пространство, девушка не ощутила никаких переходов.

"Сол, — мысленно прошептала она, — ты где?"

"Да тут я, — из стены повеяло горячим воздухом и небольшим возмущением, — чего застряла, давай быстрее"

"Но я не чувствую никакого прохода"

"Естественно, эта магия тебе незнакома, и почувствовать её не может никто, кроме обитателей Нижнего мира, просто иди за мной, пока портал не закрылся. Хорошо, что Марк торопился доставить Марту и не потрудился его убрать. Он и сам закроется через несколько минут. Такие порталы не могут долго существовать…"

"Сол, а ты всегда такой разговорчивый?"

Настя закрыла глаза и шагнула вперёд, ожидая удара о стену. Но переход её пропустил, и девушка оказалась в уже знакомом ей коридоре, выдолбленном в камне, в котором она впервые повстречалась с Солом.

"А теперь беги, не останавливаясь, Акитон очень не любит, когда чужие проникают в его владения"

Насте не надо было повторять дважды. Одной только встречи с таинственным Акитоном ей хватило за глаза. Стараясь не потерять несущегося, словно ветер, духа, девушка прибавила ход. Чем дальше они продвигались, тем жарче становилось в коридоре. Мокрая рубашка прилипла к телу, дышать было трудно, и пот заливал глаза.

"Не останавливайся" — прикрикнул Сол, когда уловил её желание хоть на секунду привалиться к стене.

И Настя, чувствуя себя варившейся заживо, поплелась за своим проводником.

"Быстрее, Акитон здесь, — девушка ощутила, как Сол запаниковал, — он же сейчас должен спать!"

Дух подлетел к девушке сзади и стал толкать в спину, помогая идти быстрее, а Настя вдруг поняла, что ноги просто отказываются сделать хоть шаг. Впереди ощущалась какая-то враждебно настроенная сущность, просто переполненная злобой и агрессией. Чёрная, ничем не прикрытая ненависть дотянулась до девушки и стала оплетать со всех стон, проникая в каждый миллиметр тела, и дурманя разум.

"Бежим отсюда!" — пискнул Сол, и стал толкать её в другую сторону.

Но Настя не могла сделать ни шага. Удушающая жара, разрывающая лёгкие, придавила её к полу и заставила закашляться в попытке вдохнуть хоть глоток свежего воздуха.

"Что это?" — прохрипела она, ставя щиты, хотя знала, что они будут действовать недолго.

"Акитон, — Сол кружил вокруг, и паника, исходящая от него удваивала испуг Насти, — я должен был сначала проверить, — если бы он не был духом, девушка решила бы что он плачет, — Настя, тебе не выбраться, он и меня убьёт, если я стану вмешиваться"

"Тогда уходи"

Девушка послала в сторону угрозы мощнейший рассеивающий удар, он должен был раздробить чужую магию на молекулы, и тем самым дать передышку. Но агрессивная энергия почти не ощутила нападения.

Сол подлетел к её щеке и потёрся об неё.

" Я за подмогой"

Настя даже не повернула головы в его сторону, потому что в этот момент ей удалось поставить зеркальный щит на коридор. Существо, нападавшее на неё, глухо охнуло, и ободрённая девушка бросила все свои силы на плетение вокруг себя защитных заклинаний. Она была уверена что у неё получится, когда агрессия, подавляющая волю, её не касалась, дело шло быстрее.

— Не может быть, — Акитон сломал щит, и теперь непонятная сила приближалась к девушке, — неужели в мои владения снова занесло мага с почти безграничной силой?

Настя чувствовала, как её окружает чужеродная сила, попытавшаяся пробиться сквозь её заклинания, но тут же была отброшена. Девушка стояла, словно в коконе, и мелко дрожала. Защита работала, но сделать хотя бы шаг Настя не могла, она чувствовала, что пробиться через эту энергию не сможет, потому что не знала её природы. Зря она высмеяла Александра, когда он говорил ей об этом. Лучше бы попыталась узнать о ней всё, что можно.

— Интересно, чем же ты так не угодила хозяину замка, что он позволил тебе самостоятельно его покинуть?

Жуткая, злобная энергия медленно крутилась вокруг её щитов, словно лиса, обхаживающая ворону, сидящую на дереве, ожидая, когда та потеряет бдительность.

— Не твоё дело, — Настя медленно и глубоко задышала, чтобы унять зарождающуюся панику, — дай мне пройти.

Девушка сделала шаг и тут же нить чужеродной энергии проткнула её щит и ударила по ногам. Настя упала, но каким-то чудом смогла восстановить повреждённый участок, но при этом часть враждебной энергии осталась в коконе. Она тут же впилась в девушку, стремясь проникнуть в её тело. Настя, сама не понимая, что делает, сформировала огненный шар и обрушила его на свою ногу, выжигая не только агрессора, но и собственное тело. Боль была страшная, но чужеродная субстанция уничтожилась.

Акитона это, казалось, ничуть не опечалило.

— Ну ничего себе! Кто же ты такая, что с такой лёгкостью справляешься с моей силой? Александр сделал мне поистине королевский подарок.

Настя сидела на полу и скулила от боли. Она теперь опасалась даже пошевелиться, полагая, что как только сделает какое-нибудь движение, Акитон снова сможет пробить щит.

— Не упрямься, — проговорил Акитон, — будет только хуже. Ну посидишь ты в своём коконе ещё несколько минут, всё равно тебе никак не уйти отсюда. Все, кто сюда приходит, остаются здесь навсегда.

— Но ведь Александр не принадлежит тебе, и может ходить здесь свободно, — воспоминание о нём вселило в девушку надежду, она так отчаянно хотела убежать, и не видеть больше этого человека, но обстоятельства изменились в считанные минуты, и теперь появление Александра она восприняла бы с большой радостью.

— Александр, это особый случай, но даже он тебе уже не сможет помочь.

— Кто же ты такой? — девушка старалась оттянуть время в надежде, что Сол всё-таки не побоялся прийти к Александру и рассказать о том, что происходит, — покажись. Имею я право перед смертью увидеть того, кто меня убивает?

— А кто сказал, что ты умрёшь? — в голосе послышалась лёгкая насмешка, — но, думаю, это желание у тебя скоро возникнет. А насчёт того, чтобы меня увидеть — так я здесь. Я — этот воздух, которым ты дышишь, стены которые тебя окружают, я везде.

— Очень интересно, — Настя сцепила зубы, чтобы не закричать от боли — то место на ноге, которое она выжгла вместе с чужеродной силой болело настолько, что девушке казалось, она сейчас потеряет сознание, — я действительно ещё никогда на сталкивалась с силой подобного рода. Не просветишь?

— А мне кажется, что сталкивалась, — тон Акитона был таким, что не оставалось сомнений — он открыто забавляется ситуацией, — причём совсем недавно. У тебя по всему телу остаточные следы моей магии. Марта постаралась?

— Марты, скорее всего, уже нет в живых.

— Жаль, она мне нравилась, — впрочем, в его голосе жалости не было.

— А кто она такая? Она тоже владеет силой такого рода?

Девушка почувствовала, что тело, которое до этого нестерпимо горело, стало холодеть. Ушла боль, стало легче дышать и начала кружиться голова.

— Ну хватит, — Настя почувствовала как сила вплотную приблизилась к её щиту, — мне надоели твои вопросы. Чувствуешь, что с тобой происходит? Глупышка, ты подумала, что выжгла мою энергию из своего тела, но одного микрона достаточно, чтобы она возродилась и выросла. Как раз сейчас та частичка, что осталась, ломает твой щит. Должен признать, что это было непросто, но у тебя с самого начала не было шансов.

В этот миг Настя поняла, что совсем не может двигаться. Щит обвалился, словно разбитое стекло и девушку потянуло куда-то по коридору. Злоба, агрессия и ненависть, окружившие её, казалось стали материальными, они проникли в её эмоции, разрывали разум, словно собираясь поселиться там навсегда. Настя попыталась закричать, но только надрывно закашлялась.

С ужасом девушка наблюдала, как коридор заканчивается и через секунду её тело повисло посреди огромной шарообразной пещеры. Внизу бурлила и клокотала горящая лава. Раскалённые потоки время от времени выстреливали вверх, принимая форму самых разнообразных чудовищ, которых Настя прежде не то что не видела, но даже и представить не могла, что такое существует. Она хорошо помнила тех существ, которые пытались прорваться из трещины в жертвенном столе во время её посвящения, но эти не шли с ними ни в какое сравнение. Они протягивали к ней подобие рук, с которых капала огненная жидкость, и снова погружались в текущую лаву.

— Ну как тебя мои милые питомцы? — раздался голос Акитона, — можешь не отвечать, по глазам вижу, что ты в восторге. В последнее время, они почти совсем не получают пищи. Большинство Источников силы высохло, и чёрные маги уже не проводят посвящения. А ведь ритуал жертвоприношения при посвящении — это то, чем мы питаемся. Чувствуешь их голод? Но, думаю, теперь вопрос с пищей решён.

Несмотря на то, что воздух вокруг неё был почти раскалённым, Настя покрылась холодным потом — она поняла, что смерть в ближайшее время ей действительно не грозит. "Питомцы" Акитона не собирались её есть в прямом смысле слова. Жадные, голодные твари подключились к её энергетическому полю, и принялись высасывать её эмоции. Чем больший страх и панику испытывала девушка, тем быстрее они насыщались, их были тысячи, и каждый стремился урвать себе кусок побольше. Для этого им даже не нужно было дотягиваться до девушки, из лавы к ней шёл своеобразный энергетический луч, качавший энергию прямо в бурлящую жидкость.

Настя безвольно висела посередине пещеры, и ей казалось, что она медленно сходит с ума. Паника, отчаяние и невыносимая боль не прекращались ни на секунду. Её потрошили заживо, забирая радость, жажду жизни, любые положительные эмоции. Девушке было так плохо, что она молила бога только об одном — чтобы он послал ей смерть. Настя кричала, пыталась двигаться, чтобы упасть в лаву и умереть, в конце концов, завыла, словно смертельно раненное животное и в ответ на это услышала торжествующий смех Акитона. Этот смех привёл её в чувство. Она поняла, чем сильнее становилось отчаяние, тем довольнее были твари. Они с удвоенной силой пили её боль, и она при этом не только не уменьшалась, но становилась сильнее, и вырваться из этого круга не было никакой возможности, это будет продолжаться до тех пор, пока они не выпьют её полностью.

Настя перестала кричать, и попыталась отрешиться от всего, что её окружает. Для начала она попыталась не думать о перспективах и расслабила тело. Это ей удалось не сразу, но паника постепенно унималась. Девушка сразу же почувствовала недовольство тварей, тем, что пища перестала к ним поступать мощным потоком, так, как было до этого. Воодушевлённая этим фактом, Настя усилием воли стала строить в голове воображаемую стену, за которой пыталась похоронить все свои эмоции. Страх, паника, отчаяние исчезали за ней, Настя постепенно превращала себя в безвольную куклу без мыслей и эмоций.

— Я просто в восхищении! — горячий поток воздуха оплёл её фигуру, — никто из побывавших здесь не пытался бороться. За исключением Александра.

— Твои твари питались Александром? — ужас от этой новости выплеснул в кровь девушки порцию адреналина и твари, приободрившись, приготовились качать энергию.

Но Настя усилием воли запрятала эту мысль за построенную стену и те снова недовольно запрыгали в лаве.

— Но даже у Александра ничего не получилось. Мы питались им два месяца, — чтобы снова вызвать в ней эмоции, Акитон, по-видимому, решил в красках расписать его мучения, — слышала бы ты как он кричал и корчился, вися над пропастью. Я думал, он лишится рассудка уже в конце первого дня. Но он выдержал целых шестьдесят дней мучений и страданий, и даже не сошёл с ума.

Настя изо всех сил пыталась не слушать, отрешиться от реальности, но в этот момент её тело резко полетело вниз и замерло в нескольких сантиметрах от лавы. Сердце снова начало бешено колотиться, и твари с удвоенной энергией принялись питаться её страхом.

— И у тебя ничего не получится.

Стена, воздвигнутая Настей рассыпалась, словно карточный домик, и всё возвратилось. Она снова кричала от ужаса и понимала, что в отличие от Александра, очень скоро просто сойдёт с ума.

— Акитон, — голос, прозвучавший в гулкой пещере, казалось, сейчас всё здесь разрушит силой своего гнева, — немедленно прекрати это!

— Александр? — в голосе Акитона послышалась досада, — что тебе здесь нужно?

— Мне нужна эта девушка! Ты не смеешь трогать моих гостей!

— Гостей не отправляют бродить одних по коридорам моих владений.

Настя сцепила зубы, чтобы не кричать, и уже в полуобмороке прислушивалась к разговору.

— Это недоразумение, она не должна была там находиться, — девушка приподняла голову и увидела, что Александр стоит на самом краю пропасти, словно собираясь прыгнуть вниз.

— В любом случае закон на моей стороне. На ней нет твоей метки, значит, я имел полное право забрать её себе.

— Ты немедленно освободишь её, иначе я всё здесь разнесу.

Настя уловила, что Акитон забеспокоился после этих слов.

— Не посмеешь, ты же не самоубийца!

— Поверь, я не задумываясь это сделаю! — губы Александра побелели, а в глазах было столько решимости, что Настя не сомневалась, он действительно это сделает.

— Тогда ты обречёшь на гибель не только себя и всех обитателей этого места, но и…

— Мне всё равно — Александр медленно стал плести какое-то заклинание.

— Похоже, пребывание у меня в гостях всё же повредило тебе разум, — Настя почувствовала, как поток горячего воздуха поднялся вверх, — но я всё же надеюсь, что капля здравого смысла в тебе осталась. Поэтому предлагаю компромисс. Я отдаю тебе твою гостью, а ты позволяешь моим питомцам питаться из одного из Источников силы.

— Это невозможно! — отрезал маг.

— Это будет справедливо! — Акитон повысил голос, — ты поступаешь бесчестно, требуя отдать тебе мою жертву. Ты всегда был человеком слова, и, нарушив наш договор, покроешь себя позором. Я же, предлагаю оптимальный выход из ситуации. Тем более, что это благодаря тебе чёрные маги приостановили жертвоприношения и мы остались без пищи!

Александр опустил голову и сжал кулаки. А когда посмотрел на то место, откуда раздавался голос Акитона, в его глазах плясало дьявольское пламя.

— Договорились. Я открою тебе Источник!

В этот же миг Настя оказалась в руках у Александра, и тот немедленно понёс её прочь из этого места, прижимая к себе с такой силой, словно боялся, что она исчезнет. Когда они оказались в её комнате в замке, маг бережно положил её на кровать. За всю дорогу не было произнесено ни слова, и только сейчас Настя решилась спросить:

— Когда ты закрыл портал в Нижний мир, то оказался жертвой Акитона?

— Сейчас тебе нужно поспать, — маг проигнорировал её вопрос, бережно накрыв её покрывалом.

— Ты два месяца терпел этот кошмар?

Представив весь тот ужас, что ему пришлось пережить по её вине, в глазах у девушки помимо воли появились слёзы.

Александр положил свою руку ей на лоб, и Настя погрузилась в сон. Некоторое время он всматривался в её лицо — гримаса ужаса постепенно разглаживалась, уступая место короткому забвению, в которое он погрузил девушку. Просканировав её тело на предмет каких-либо ран или повреждений, Александр обнаружил на ноге след от ожога. Маг положил свою руку на обожжённый участок кожи и рана затянулась.

С телом Насти всё было в относительном порядке, а вот насчёт душевного состояния Александр мог сказать точно — девушка нескоро отойдёт от пережитого, поэтому ему нужно быть рядом, когда она проснётся.

Настя проспит не меньше восьми часов, так что время, чтобы уладить дела с Акитоном у него есть. Он бросил последний взгляд на разметавшуюся во сне девушку и вышел из комнаты.

Настя осознала, что спит, когда в ушах зазвучала привычная уже монотонная дробь барабана. Снова бешено колотилось сердце, а ноги отказывались подчиняться. Александр стоял перед жертвенным столом и собирался закрыть портал в Нижний мир. Только теперь знания девушки о том, что ждёт мага, едва он переступит черту, основывалось не на внутренних ощущениях и догадках, она испытала это на себе. Мелькнула мысль, что Александру лучше было бы действительно умереть — потому что изо дня в день два месяца подряд висеть над пропастью и быть пищей для голодных тварей, потрошащих тебя, словно телячью тушу, подвешенную на крючок, и знать, что боль никогда не прекратится… Настя уже не пыталась что-либо делать или говорить, глотая слёзы, она заставила себя смотреть, как Александр делает этот последний шаг навстречу нечеловеческим мучениям, беря на себя ту боль, которая должна была достаться ей.

И когда портал за ним закрылся, девушке стало ещё больнее! Как она могла не понять, что он не умер? Она просто обязана была догадаться — в тот же миг, когда впервые услышала его голос, тогда в саду! И должна была попытаться выяснить что с ним случилось. Искать его, наплевать на всё и на всех и искать, а она вместо этого два года малодушно и бессмысленно страдала. Слёзы, которые уже давно струились по щекам, перешли в рыдания, девушка смотрела на жертвенный стол и шептала: "Александр, прости! Прости меня, пожалуйста!

"Любимая, всё в порядке" — голос Александра шёл словно из жертвенного стола. В нём не было ни укора, ни сожаления, только нежность.

"Прости" — Настя потянулась на голос и… проснулась.

Она лежала в своей комнате в замке, возле неё сидел Александр. Он бережно вытирал слёзы с её щек и тихо шептал: "Всё закончилось, родная, всё в порядке"

Настя порывисто обняла его, прижалась к нему всем телом, и, едва сдерживая рыдания, проговорила:

— Прости! Господи, если бы я только знала, если бы могла предположить что с тобой случилось…

— Ты не должна себя винить, — Александр обнимал её и этим словно забрал частичку её боли, — никто не мог знать.

— Как ты смог это перенести? — она отстранилась и посмотрела в его глаза.

— Не думай об этом! — он прижал её голову к своей груди, — я выжил, а значит всё в порядке.

— Нет, не в порядке, это я должна была закрыть портал, я а не ты! — жалость и чувство вины заполнили её до краёв, — если бы я только могла предположить… — девушка гладила его волосы и плечи, прижимаясь всё сильнее, — я должна была догадаться, что ты не умер, и помочь тебе выбраться!

— Слава богу, что не догадалась, иначе погибли бы оба.

— Ну и пускай! То, что делает Акитон и его "питомцы", — при этих словах Настю передёрнуло, — лучше уж сразу умереть.

— Ну уж нет, — Александр взял её за плечи и слегка встряхнул, — прекрати себя казнить. Я ни минуты не жалел о том, что оказался там, вместо тебя. И то, что я выжил, это тоже благодаря тебе. Я знал, что если выберусь оттуда, мы обязательно будем вместе, и эта мысль не позволила мне сойти с ума.

Он сказал это, глядя ей в глаза, и в его взгляде было то, о чём мечтает каждая женщина — любовь, желание, уважение и понимание. Настя чувствовала, что в этот момент он был искренен, и она так устала с собой бороться. Девушка сама не заметила, как потянулась к его губам. Она вложила в поцелуй всю нежность, на которую была способна, ей хотелось компенсировать каждую секунду того, что он перенёс, заставить его забыть о том, что в его жизни вообще когда-либо были страдания, окружить любовью и дать то, что чего он так долго ждал.

Резкий стук в дверь заставил девушку подпрыгнуть от неожиданности. Но Александр по- прежнему держал её в своих объятиях. Тяжело дыша, он прошептал: "пошли все к чёрту", и приник к её губам.

— Александр, можно мне войти? — встревоженный голос Марка дал им обоим понять, что произошла какая-то неприятность.

Чёрный маг оторвался от Насти, и сказал: "Подожди, я сам к тебе выйду"

Девушка поняла, что сказано это было Марку телепатически, но так, чтобы она тоже услышала.

Александр снова приник к её губам, и тут же забыл, что за дверью его ждёт Марк.

— Тебе на до идти, — Настя буквально оторвала его от себя, хотя единственным её желанием было, чтобы он остался.

Маг поднялся, не отпуская её руки, словно опасаясь, что она опять от него ускользнёт.

— Я скоро вернусь. Если захочешь есть, просто мысленно позови Фридриха. В шкафу всё, что тебе необходимо из вещей. Они безопасны.

— Александр, — Марк снова постучал в дверь.

Чёрный маг потянулся к Насте, чтобы поцеловать, но потом, видимо, подумал, что в этом случае он никогда не выйдет из комнаты, поэтому просто провёл пальцами по её щеке и, не оборачиваясь, вышел.

Девушка без сил повалилась на подушку. Ватным было не только тело, но и мысли, но она всё-таки попыталась для себя определить, что только что произошло в этой комнате. Физическое влечение к Александру не удивило, он всегда действовал на неё, словно мощнейший афродизиак, но только что с ней произошло то, чего она совершенно не ожидала, и к чему абсолютно не была готова. Настя почувствовала к Александру не только физическое влечение, это было что-то другое, глубже, острее и…

"Нет, — девушка резко вскочила, словно на неё вылили ушат холодной воды, — это были просто жалость, сочувствие и благодарность"

Настя провела рукой по лицу, чтобы отогнать мысли, и почувствовал, что её рука всё ещё хранит его запах. От этого у Насти перехватило дыхание. А нарисовавшийся в памяти образ заставил сердце забиться быстрее.

"О, господи — простонала девушка — лгать себе не имело смысла, — и что мне теперь делать?"

Чтобы хоть как-то привести в порядок чувства и мысли, Настя решила, что самое разумнее сейчас принять душ. Открыв дверь в ванную комнату и увидев, что следы разгрома от её баталии с Солом исчезли, девушка вспомнила о своём новом друге, который не побоялся гнева Александра и всё-таки позвал его не помощь.

"Сол, — Настя тут же мысленно обратилась к духу, — Сол, ты где?"

Ответа не было. Неужели Александр наказал его? Маленького, глупенького и такого отважного подростка? Опять из-за неё кто-то страдает!

Первым желанием было броситься на поиски Сола, но девушка поняла, что в таком виде лучше по замку не разгуливать. Поэтому она как можно быстрее приняла душ и выскочила из ванной на поиски вещей, о которых ей говорил Александр. Только подбежав к шкафу, Настя заметила что в комнате она на одна. На кровати нагло развалился Марк и снова беззастенчиво её рассматривает.

— Ну ты сам нарвался! — девушка со злостью, которой сама от себя не ожидала, запустила в него ослепляющим заклинанием.

Не ожидавший ничего подобного маг не успел поставить защиту, и его сетчатка на несколько минут перестала воспринимать окружающий мир.

— Ты что, сдурела? — он прижал ладони к глазам, стараясь унять боль.

— Я запрещаю тебе появляться в моей комнате, ты понял? — жёстко сказала Настя, и, не обращая больше на пострадавшего никакого внимания, принялась осматривать шкаф.

Вещей было много, но девушка не стала тратить время на изучение гардероба. Взяв нижнее бельё, джинсы и футболку и надев их с такой скоростью, которой позавидовал бы любой новобранец, она с надеждой заглянула в отделение для обуви. Слава богу, помимо разнообразных туфель там имелись и кроссовки.

— Выметайся из моей комнаты, — сказала она Марку, который безуспешно пытался поправить своё зрение, — мне нужно выйти.

— Ты просто сумасшедшая, я тебе об этом говорил? — чёрный маг поднял голову, и Настя увидела, что со злости перестаралась с ударом.

Глаза у Марка ужасно покраснели, так, что почти не было видно зрачков. Он всё время моргал и вытирал непрерывно льющиеся слёзы.

— А я, кажется, говорила, чтобы ты не появлялся больше в моей комнате без приглашения.

Девушка присела рядом с ним на кровать и приложила свои ладони к его глазам. Маг дёрнулся, но, почувствовав, что ему становится легче, решил не сопротивляться. Настя осторожно выпускала из середины ладоней заживляющее заклинание и через некоторое время с удовлетворением отметила, что зрение Марка постепенно восстанавливается.

— Ты не знаешь, где Сол?

Она опустила ладони и смотрела на щурящегося Марка.

— Нет, — маг сердито протёр глаза и встал, — где-то прячется и думаю, появится не скоро, потому что Александр его просто уничтожит, если поймает.

— Но он ведь ни в чём не виноват.

— Конечно! Только должен же кто-то ответить за то, что случилось. Тебя он трогать не будет, а вот маленькому гадёнышу не поздоровится.

— Где Александр? Мне нужно срочно с ним поговорить, — Настя просто не могла допустить, чтобы Сол пострадал.

— Его нет в замке. Обстоятельства сложились так, что его некоторое время не будет. И я зашёл, чтобы сказать тебе об этом… по его же просьбе, а ты… — Марк наградил её таким взглядом, что девушка невольно поёжилась.

— А тебя не учили стучать, когда входишь?

— А тебя? Никто не говорил, что в незнакомом и враждебном месте нужно быть предельно осторожной, и уж тем более не ходить туда, где смертельно опасно? Скажи спасибо Солу, что он не побоялся рассказать о вашей глупости. Это же надо было додуматься — самой идти Акитону в руки!

— Знаешь, иди-ка ты туда, куда собирался, — Настя еле себя сдерживала.

Конечно, можно сколько угодно распинаться о её глупом и необдуманном поступке, но ведь не рассказывать же ему о том, что она чувствовала, когда уходила отсюда.

— Надеюсь, приобретённый опыт удержит тебя от глупостей, — Марк пробурчал это, идя к двери, и вдруг остановился, — послушай, неужели тебя так расстроила расправа над Мартой? — он с любопытством посмотрел в её глаза.

— Не твоё дело, что меня расстроило, — образ обожжённой Марты заставил содрогнуться.

— И тебе её жаль, несмотря на то, что она хотела тебя убить?

— Ты, кажется, собирался уходить, — Настя не собралась вступать с ним в полемику.

— Зря ты приняла то, что увидела, так близко к сердцу. Александр не собирался её убивать. Наказать — да, но убивать сейчас её не имеет смысла.

— Почему? — Настя схватила его за руку.

В ответ на это, Марк только хитро улыбнулся, и, высвободив свою руку, вышел из комнаты.

Девушка смотрела на закрывшуюся за ним дверь, и решала, что же ей делать дальше. С Солом всё в порядке- это её порадовало, да и факт, что Марта жива тоже вдохновлял.

"То, что он не убил Марту, ещё ни о чём не говорит, — Настя попыталась думать здраво, отбросив все сентиментальные мысли, — Александр не перестанет быть убийцей. Чёрных магов убил он, закрытые Источники тоже его работа, а подставил меня так, что врагу не пожелаешь… Только почему все эти факты не заставляют меня его ненавидеть? — девушка в отчаянии схватилась за голову, — ничего, для того, чтобы его остановить, совсем необязательно его ненавидеть, — Настя заставила себя не думать о своих не вовремя разыгравшихся чувствах, — выйти отсюда без помощи Александра я не смогу, но ничто не мешает мне передвигаться по замку. Конечно, вряд ли его обитатели расскажут что-нибудь стоящее, но вот Марта вполне может это сделать. Она хотела уничтожить меня, но раз ей не удалось этого сделать, может быть, ей захочется как-то навредить своему любовнику?"

Если бы она не лечила Марка от своего же заклинания, то, скорее всего мысль поговорить с Мартой не пришла бы ей в голову. Во время лечения между ними была установлена кратковременная телепатическая связь, и Настя не случайно взяла его за руку перед тем, как маг вышел. На какой-то миг ей удалось проникнуть в его мысли, и девушка теперь знала, где держат Марту. Настя проделала это за доли секунды, и Марк ничего не успел почувствовать, так что единственная проблема — как незаметно навестить свою несостоявшуюся убийцу. Александр, конечно, здесь царь и бог, но в данный момент его нет в замке. А рассеивать чужую магию может только он. Поэтому если Настя сейчас воспользуется заклинанием невидимости — её не обнаружат. Она просто-напросто будет принимать свойства предметов, с которыми соприкасается и таким образом беспрепятственно дойдёт до подвала.

Вспомнив, сколько энергии и магических сил забирает это заклинание, девушка невольно вздохнула, но, прислушавшись к себе, вдруг поняла, что сил у неё много, как никогда, даже больше, чем было до встречи с Акитоном, а ведь до прихода Александра твари успели прилично её "выкачать".

"Значит, пророчество действительно правда — чем больше я отдаю сил, тем больше их у меня появляется. Только почему я тогда не могла противиться Акитону? И почему не могу определить природу этой магии?"

Процесс становления невидимой забрал не больше пяти минут, и девушка уверенно вышла из комнаты. Путь её был неблизок. Подземная часть дворца занимала гораздо больше пространства, чем наземная. Конечно через портал оказаться в подземелье, где держат Марту, можно было бы за несколько секунд, но, увы, этим способом девушка воспользоваться не могла.

Она шла по замку уже около пятнадцати минут, но до сих пор никого не встретила. Он словно вымер, и это производило жуткое впечатление. Сол говорил, что в левом крыле почти никто не ходит, но она сейчас, если правильно разобралась в картинке, которую считала у Марка из памяти, находилась в правом. Подойдя к двери, которая должна была привести её в подземелье, Настя вдруг поняла, что просто панически боится спускаться под землю. Слишком свежи ещё были в памяти голодные подземные твари. Она несколько раз глубоко вдохнула, успокаивая себя мыслью, что в замке ей ничто угрожать не может, и открыла дверь. От вида лестницы, идущей вниз, потемнело в глазах, но девушка упрямо, держась за стенку, начала спуск, снова восстанавливая в памяти картинку Марка. Здесь было труднее, так как поворотов, спусков и переходов имелось невероятное количество, но именно эти трудности и спасли Настю от всё больше охватывающей её паники. Девушка была сосредоточена на том, чтобы попасть в нужное место и это отвлекало её от всего остального.

Марта содержалась на третьем уровне подземелья и, едва спустившись туда, Настя поняла, что коридор, перед которым она стояла — самая настоящая тюрьма, причём ещё оформлена в средневековом стиле. По всей длине были каменные казематы с решётками. Девушка шла, боясь дышать, настолько жутким выглядело это место, заглядывая в очередную камеру, казалось, что сейчас она увидит комнату пыток с висящим человеком на дыбе. Но все камеры были пусты, и только в самой дальней Настя чувствовала живое тепло. Дойдя до неё, девушка осторожно заглянула через решётку внутрь.

Марта неподвижно лежала на чём-то напоминающем солому прямо на полу. Чёрные волосы спутались и полностью закрывали лицо. Но и не заглядывая в лицо, по позе, в которой она находилась, можно было сказать, что девушке здорово досталось. Руки безвольно, словно плети, лежали вдоль туловища, ноги в нелепой позе подогнутые под себя, время от времени вздрагивали, словно их сводила судорога. Настя поняла, что Марта спит, или просто потеряла сознание.

"И что Александр намерен с ней делать дальше? До скончания веков держать в этом сыром каземате? Марк сказал, что убивать сейчас её не имеет смысла. Значит ли это, что её убьют позже?"

Странно, но глядя на распластанное на полу тело, Настя не чувствовала ненависти к той, что хотела её убить, наоборот, ей было безумно жаль девушку, которая — Настя не сомневалась-любила Александра, а он её бросил. Неудивительно, что Марте было больно, и она захотела отомстить ему подобным образом.

Марта вдруг застонала и перевернулась. Волосы упали с лица, и Настя увидела обожженную левую половину. Зрелище было настолько жутким, что девушка не смогла сдержать вскрик. Марта тут же испуганно замерла и прислушалась. Настя застыла на месте, но просто физически ощущала, как Марта сканирует пространство. Конечно, она никого не почувствовала, но, видимо, интуиция у неё была развита хорошо, для того, чтобы понять, что здесь кто-то есть.

— Кто здесь? — девушка испуганно отползла к стенке, — Александр, что ты ещё придумал? Больнее, чем сделал, мне уже не будет, так что можешь не стараться.

Не смотря на вызов, с каким это было сказано, Настя отчётливо ощущала её страх. Марта боялась просто панически и это заставило её подать глос.

— Не бойся, я не сделаю тебе ничего плохого.

Марта очень активно начала вертеть головой, стремясь понять, кто с ней разговаривает, и от того, что определить это было невозможно, паника захлестнула её с новой силой. Вместе с ней пришла злость, и девушка, словно взбешённая тигрица, бросилась на решётку прямо в то место, где стояла Настя.

— Оставь меня в покое! Хочешь уверить, что я схожу с ума и слышу голоса? Так ничего у тебя не выйдет!

Прямо перед носом у Насти были её руки — сплошь покрытые волдырями. И они стали лопаться, когда девушка схватилась за железные прутья.

— Марта, успокойся, — волна жалости захлестнула Настю, — ты не сходишь с ума. Просто я сейчас невидима. Мне необходимо с тобой поговорить.

Марта отпрянула от решётки и снова села на солому, прижав к себе израненные руки. Из её горла стали вырываться какие-то каркающие звуки и Настя не сразу поняла, что это смех.

— Кажется, я догадываюсь, кто меня посетил, — девушка изо всех сил всматривалась в то место, откуда доносился голос Насти, — пришла порадоваться? Ну так покажись, чего робеешь!

— Увы, если я сниму с себя заклятие, меня могут обнаружить.

— А от кого же мы прячемся? Неужели он уже ставит тебе условия и указывает, что можно, а что нельзя! — удовлетворению Марты не было предела, — подожди, то ли ещё будет!

— А что будет? — Настя решила играть наивную испуганную дурочку, полагая, что это поможет ей разговорить Марту.

— А будет так же, как и со мной! Он тебя использует по полной программе, а потом выбросит, как ненужную вещь! И если ты думаешь, что его неземная любовь к тебе это остановит, то ошибаешься! Он переступит через любого, кто встанет у него на пути.

— Вот я и хочу его остановить. Но для этого мне нужно знать его планы.

— Ты полагаешь, что сможешь хоть как-то ему помешать? — презрительно проговорила Марта, — милая, да у тебя ума не хватит для этого. Одно то, что ты пришла сюда, говорит о многом. Здесь ведь куча ловушек и сигнализаций и очень скоро Александру станет известно, что ты здесь.

Настя похолодела — никаких ловушек и сигнализаций она не почувствовала. Но тут же в голову пришла мысль, что никакие ловушки её не обнаружат. Она ведь сейчас принимает свойства тех предметов и магической материи, с которыми соприкасается, а это значит, что в таком состоянии, как сейчас, она может быть той, неизвестной ей магией.

— Ну, тогда у нас мало времени, — проговорила Настя, стараясь, чтобы голос звучал испуганно, — ты ведь хочешь отомстить Александру?

— Я бы предпочла стереть с лица земли тебя, — прорычала Марта, — но, видимо, это мне не удастся.

— Ну, тогда у тебя есть возможность отомстить ему. Я хочу его остановить, и думаю, что у меня это получится. Каковы его планы?

Марта некоторое время молчала, а затем, подняв голову, азартно сверкнула синими глазами, и улыбнулась. Улыбка вышла однобокой, из-за ожога, но Настя смогла в ней прочитать издёвку и триумф.

— Ну что ж, я буду рада, если тебе удастся ему помешать, ну а если он тебя убьёт раньше, тоже горевать не буду…

— Марта, у нас мало времени, ты же сама сказала, что меня скоро обнаружат.

— Ладно… Александр хочет полностью уничтожить белую магию, а чёрных магов сделать фактически своими рабами. Его всегда угнетало положение второго человека в империи, а Мастер подвигаться не спешил, поэтому он решил поторопить этот процесс. Все считают его мёртвым, что существенно упрощает ему задачу. И пока ты находишься "в бегах" и чёрные, и белые будут считать виновницей всего тебя. Теперь, когда ты у него в замке, Александр спокойно, прикрываясь твоим именем, начнёт закрывать источники белых магов, дождётся, пока они все лишатся силы, и передавит их голыми руками.

Настя нервно сглотнула.

— Ну не сам, конечно. Марк хорошо поработал в твоём городе. В каждого жителя там заложена программа, стоит отдать приказ, и они превратятся в послушных бездушных зомби. Они передушат белых магов голыми руками, а чёрным ничего не останется, как в обмен на Источник принять все его условия.

Настя похолодела. Так вот, что показывал ей Мастер! Целый город людей без души! И он говорил, что в будущем это уже случилось.

— Но ведь белые маги живут везде, а не только в моём городе.

— В твоём городе находится дорожка в Заповедный лес. Куда ты думаешь, побежит прятаться большинство белых магов когда запахнет жареным?.. Правильно, главное уничтожить Совет и элиту, а остальных можно потом переловить по одному… Но самое главное для Александра было завладеть автономным Источником силы. Он даст ему независимость и в этом случае он действительно станет всемогущим.

Настя молчала, поражённая услышанным, и Марта не смогла удержаться:

— Глупышка, а ты подумала, что это от неземной к тебе любви он подставил тебя перед всеми, кем только можно?! Не знаю, какую участь он тебе уготовил, но думаю, она не слишком сильно будет отличаться от моей.

— Думаю, что всё-таки будет, — хрипло проговорила Настя, — я смотрю, Александр погорячился, посвятив тебя во все подробности своего плана. Сейчас ты для него враг, а врагов, как ты сама говорила, он безжалостно уничтожает.

На ватных ногах девушка развернулась и пошла к выходу. Марта что-то кричала ей, но Настя ничего не воспринимала, она думала только о том ужасе, который уготовил Александр для белых магов.

"Господи, что же за монстр живёт в его душе? — Настя сидела у себя в комнате и глотала слёзы, — Он просто болен! Зачем? Зачем ему нужно могущество, если оно достанется такой ценой? Что он будет с ним делать?"

А от мысли, что Александр хочет использовать её как Источник, впору было биться головой о стену. Впрочем, а чего она ожидала? Не зря ведь Александр загнал её в угол! Она теперь враг номер один для белых магов, и единственный шанс на спасение для чёрных. Стоит выйти из замка — и она станет пленницей тех, или других. Даже если сможет спрятаться, всё равно будет изгоем, вынужденным каждую секунду ждать нападения!

А люди в её городе? Только больной мозг смог придумать такой план! Значит, в Александре не осталось ничего человеческого!

Настя упала на кровать, и положила на голову подушку, чтобы никто не смог услышать, как она стонет от отчаяния.

Стоп… Снова на одни и те же грабли. Почему она сразу же поверила Марте? Эта женщина сейчас не чувствует ничего, кроме жгучей ненависти, и то, что она говорила, нужно делить наполовину.

Но Александр ведь и вправду закрыл Источники чёрных магов! Значит, стоит ждать закрытия остальных Источников, а потом…

Настя подумала о маме, Григории и Клеопатре, которые тоже станут биомашинами, запрограммированными на убийство белых магов, и ей стало дурно…

Нет, человек, пожертвовавший собой, ради спасения другого не может так поступать. На подобное самопожертвование способны единицы и это свидетельствует о душевном мужестве и благородстве!.. Да, Александр не придерживается принципов высокой морали, но ведь он имеет дело только с теми, кто играет в эту игру под названием чёрная и белая магия, простых людей он никогда не трогал!

Настя снова застонала, осознав, что сейчас просто находит Александру оправдания, она поняла, что очень не хочет, чтобы всё оказалось так, как рассказывала Марта.

Девушка потеряла счёт времени, она прокручивала в голове возможные варианты развития событий, горевала о своей судьбе, и сама не заметила, как провалилась в сон.

Сновидение было путаным и вязким, словно болото. Ей снился Акитон с огромной пастью, которая потом оказалась жерлом вулкана. Настя парила над жерлом, и лава выстреливала горящими потоками, стремясь до неё дотянуться, но девушка только смеялась, вдруг осознав, что теперь умеет летать.

Она поднялась высоко в небо, замирая от радости ощущения полёта, и не заметила, как вокруг неё собрался туман. Огромные серые тучи, словно почуяв добычу, тут же залепил ей глаза, Настя задёргалась, потеряв ориентир, она бросалась в разные стороны, стремясь выбраться из серого тумана, но никак не находила дорогу. Наконец о в тучах появился просвет и девушка полетела к нему, словно к спасительному острову в бескрайнем океане, больно стукнулась обо что-то головой и оказалась в каморке дяди Гриши. Дворник угрюмо сидел за импровизированным столом и печально смотрел на пустой стакан, в котором лазил, пытаясь выбраться, маленький паучок. Девушка засмеялась и наклонилась над стаканом. Паучок вдруг стал трансформироваться, превращаясь в миниатюрный смерч, который очень быстро набирал силу. Настя поняла, что её затягивает в дорожку.

Очнулась она на поляне в Заповедном лесу. Рядом сидел Пенёк, но он не смотрел на девушку, его мысли, казалось, были где-то очень далеко. Настя осторожно поднялась с влажной травы и тогда лесной человечек поднял на неё глаза. Лучше бы он этого не делал, потому что в его взгляде было столько немого укора, что Настя готова была провалиться сквозь землю от стыда, хотя и не была ни в чём виновата.

— Пенёк, это не я, — тихо сказала девушка, — ты мне веришь?

Лесной человечек поднялся и грустно улыбнулся.

— Ты должен чувствовать, что это не могу быть я! — Настя отчего-то знала, что для неё сейчас самое главное в жизни это чтобы он ей поверил, — Это Александр. Он специально обставил всё так, чтобы все подумали на меня. Пенёк, умоляю, поверь мне. У меня больше никого не осталось в этой жизни! И если я потеряю единственного друга, то мне незачем будет жить!

В глазах лесного человечка появилось что-то наподобие внезапного прозрения, он протянул к ней руку, но Настя стала от него отдаляться. Сырой туман окутал её с головы до ног, и вот уже ничего не было видно на расстоянии вытянутой руки. Голова закружилась, словно она снова проваливалась в переход, и Настя проснулась.

В комнате было темно. Только слабый голубоватый свет из окна освещал помещение. И здесь определённо был кто-то ещё. Девушка вскочила, готовая в любую минуту огреть Марка таким мощным заклинанием, чтобы он на долгие месяцы забыл сюда дорогу. Но это был не Марк. Возле портьер стоял Александр и смотрел в окно. Настя внутренне подобралась.

Он, казалось, не заметил того, что девушка испуганно вскочила с кровати, маг смотрел на лазурное море, и для него не существовало ничего вокруг.

— Привет, — Настя постаралась, чтобы её голос звучал спокойно, хотя девушке хотелось сейчас кричать и швыряться заклинаниями.

Александр развернулся, на его лице блуждала мечтательная улыбка.

— Мечтаем о власти над миром? — ехидно поинтересовалась девушка.

Злость на него требовала немедленного выхода, и Настя не удержалась. Улыбка мага медленно погасла, и в глазах застыл немой вопрос.

— Как ты себя чувствуешь? — поинтересовался он, видимо, решив, не обращать внимания на её колкость.

— Отлично, — девушка смотрела в его глаза стремясь прочитать в них ответы на свои вопросы.

— Тогда, может быть, прогуляемся? — он протянул к ней руку и снова улыбнулся.

Его взгляд обволакивал и успокаивал, а ещё в нём была любовь.

Настя отвернулась, потому что всё, что она старалась выбросить из сердца, вернулось. Ему стоило только посмотреть на неё — и всё вернулось!

— Прогуляемся! — она, отчаянно сделала шаг вперёд и вложила свою руку в его.

И в этот же момент они оказались на берегу, который был виден из окна её комнаты. На мгновение у Насти перехватило дыхание от красоты и величия этого места. Лазурные волны, лизнув бархатный песок, медленно возвращались в открытое море, постепенно меня свой цвет с бирюзового до тёмно-синего, а скалистые серые горы, опоясывавшие бухту с двух сторон, словно оберегали это место от всего, что может его потревожить.

Но состояние эйфории длилось недолго. Взгляд Насти упал на Александра, и её будто выбросило из тёплой воды на холодный берег.

— Красиво, правда? — Александр смотрел вдаль и взгляд его становился умиротворённым и одновременно восторженным.

— Красиво.

Настя наблюдала за такой метаморфозой с удивлением. Восторженный Александр — зрелище непривычное. Она даже не подозревала, что в его душе может найтись место романтизму.

— Я очень люблю это место, особенно во время заката.

Александр сел прямо на песок, жестом приглашая Настю сделать то же самое. Девушка присела рядом с ним, продолжая наблюдать за магом. Выражение его лица менялось с каждой секундой. Вот он, закрыв глаза, подставил лицо морскому бризу, и стал почти счастливым. Ветер трепал его волосы, и губ мага коснулась едва заметная улыбка. И столько умиротворения было во всём его облике, что девушка решила, ей просто показалось.

Настя вспомнила выражение его лица в тот момент, когда он наказывал Марту, и когда пришёл к Акитону спасать её от тварей, и просто не могла поверить — тогда и сейчас это были два разных человека, абсолютно противоположных друг другу.

— Прекрати так смотреть, иначе скоро прожжёшь во мне дыру, — тихо, и по-прежнему улыбаясь, сказал Александр и открыл глаза.

От неожиданности Настя смутилась, будто её застали за чем-то непристойным. Она уже собиралась сказать какую-нибудь колкость, чтобы стереть улыбку с его лица, но Александр вдруг поднялся и подошёл к воде.

— Смотри!

Девушка подняла глаза и ахнула. Заходящее солнце в этот момент коснулось горизонта, и на воде образовалась солнечная дорожка, идущая прямо к берегу. Уставшее светило сейчас не опаляло своим сиянием, а мягко грело берег и океан. И солнечная дорожка казалась тёплой и манящей. На неё хотелось стать и пройти прямо к Солнцу.

Видимо и у Александра возникли подобные мысли, потому что он стоял в воде, там, где заканчивалась дорожка и, замерев, смотрел прямо перед собой. Настя не видела его лица, но почти физически ощущала эмоции мага. Ему хотелось оказаться на этих золотых нитях, протянутых через океан, туда, где нет людей, где существует только гармония природы.

Настя смотрела на одинокую фигуру Александра, стоящую на берегу океана и вдруг подумала, что у него ведь никого нет, ни семьи, ни друзей, ни любимой женщины. Даже если он её и любит по-настоящему, она ведь не отвечает ему взаимностью. Насчёт друзей — вряд ли его и Марка связывают дружеские отношения. Настоящая дружба зарождается только в детстве или в юности. Семью Александра убили, причём жестоко и на его глазах, когда он был ещё ребёнком. Такую душевную травму может залечить только своя собственная семья. Но у него никогда не было, ни жены, ни детей. Всегда один, и ещё в среде чёрных магов, где сделать гадость ближнему в порядке вещей. А потом этот ад у Акитона…

Волны острой жалости накрыли Настю с головой, ей захотелось подойти к нему и обнять. Ещё секунда, и она бы это сделала, но, словно для того, чтобы её удержать, память услужливо подсунула последние слова Марты о том, что она нужна Александру только как Источник.

Настя будто очнулась… Да, всё, что он пережил, заслуживало сочувствия, но это озлобило его. Он ненавидит весь мир, и уничтожит любого просто потому, что ему в этой жизни не повезло. И плевать ему, что те, кого он уничтожает, ни в чём не виноваты.

Солнце продолжало медленно опускаться в море, и Александр, бросив последний взгляд на исчезающую дорожку, вернулся к Насте. Сел рядом на песок и провёл руками по своей мокрой обуви, которая тут же высохла.

— Если спектакль окончен, я, пожалуй, вернусь в свою комнату, — Настя сама удивилась с какой злостью прозвучал её голос.

— Какой спектакль? — Александр, видимо, ещё не вышел из мечтательного состояния, и потому непонимающе смотрел на девушку.

Настя отвернулась. Она действительно злилась за те чувства, которые он в ней вызывал. Ведь наверняка специально привёл её сюда, чтобы показать, что он не законченный садист, а чистый романтик и она, расчувствовавшись, бросится ему на шею.

— К чему всё это? — она сделала круговое движение рукой, — романтичный пейзаж, одинокий и страдающий герой с разбитым сердцем…

С лица Александра в один момент схлынули все положительные эмоции.

— Я привёл тебя сюда только потому, что это место действует успокаивающе на психику. Ты много пережила за последнее время и я хотел, чтобы ты хоть немного развеялась.

Произнося эти слова, он не злился, как если бы она задела его за живое, не иронизировал, чтобы попытаться показать, что она слишком высокого мнения о своей персоне. Александр говорил тихо и искренне, и Настя почувствовала, что это действительно правда. Он на секунду открылся, и девушка поняла, что это его место, куда он приходит, когда на душе совсем уж плохо. Поняв состояние Насти, Александр решил поделиться с ней "своим" местом.

— Спасибо, конечно, — девушка не собиралась показывать раскаяния, — но, согласись, моя психика была бы в абсолютном порядке, если бы тебе не вздумалось затевать свои игры.

— Я не мог по-другому, — тихо сказал Александр.

— А, может, просто не хотел?

— Ты многого не знаешь, — по сравнению с Настей, которая готова была в любую минуту взорваться криком, маг был само спокойствие.

— Конечно! Моя среднестатистическая фантазия не в состоянии себе представить, что мог придумать твой больной мозг!

Александр всматривался в неё, словно пытался прочитать.

— Настя, — сказал он после некоторой паузы, ведь когда я уходил из твоей комнаты, всё было по-другому. Что произошло за то время, пока я отсутствовал?

— Ты имеешь в виду то, что я тебя поцеловала? — Настя накручивала себя из последних сил, чтобы не поддаться его обаянию, — неужели ты не понял, что я просто была не в себе? После визита к Акитону я вообще плохо соображала.

— Нет, на тот момент ты была вполне адекватна, и то, что ты чувствовала ко мне…

— Было всего лишь угрызениями совести, — грубо перебила его девушка.

Александр дёрнулся как от удара.

— Меньше всего мне нужно, чтобы ты меня жалела.

— Да, мне жаль, что по моей вине тебе пришлось пережить подобный ужас, но это не значит, что я перестану с тобой бороться. Ты закрыл Источники чёрных магов, ну, это ваши разборки, пускай. Но я не думаю, что ты на этом остановишься. Что дальше, Александр?

— Придёт время, я посвящу тебя в свои планы. Поверь, скрывать ничего не буду.

— Расскажешь, когда всё уже закончится? Поставишь перед фактом?

— Если будешь продолжать в том же духе, то, возможно, так и будет.

Настя вспыхнула. На фоне абсолютно спокойного мага она действительно сейчас выглядела истеричкой. Только легко быть спокойным, когда всё идёт так, как задумал, а когда узнаёшь, что маги обречены, люди в твоём городе тоже, а ты нужна всего лишь как автономный Источник…

— Я хочу уйти! — усилием воли Настя заставила свой голос звучать спокойно.

— Я тебя не держу, можешь вернуться в свою комнату, когда захочешь.

— Ты не понял. Я хочу уйти из замка. Ты сказал, что я смогу уйти в любой момент. Проведи меня через Акитона.

Настя впилась глазами в Александра. Если согласится, значит то, что говорила Марта неправда, и как Источник она ему не нужна.

— Ты уверена, что действительно хочешь этого? Ведь и чёрные, и белые маги сейчас представляют для тебя угрозу.

— Я тронута твоей заботой, но хочу уйти.

Девушка напряжённо ждала его ответа.

— Значит ли это что все те чувства, что ты испытывала ко мне за последние дни, ты готова подавить и выбросить из своей души?

— Какие чувства?

— Не лги, я очень хорошо чувствую эмоции, — он вдруг оказался рядом с ней и схватил её за плечи, — Настя, всего несколько часов назад ты чувствовала ко мне…

— Это было всего лишь минутной слабостью, — Настя вырвалась из его рук, потому что его близость снова лишала воли.

Глаза Александра в один момент стали тусклыми, будто кто-то затушил горящий в них огонь.

— Ты обещал, что я не стану пленницей в твоём замке.

Настя отвернулась, не в силах смотреть на его лицо, оно превратилось в безжизненную маску, и девушке было больно от такого зрелища.

— Я всегда выполняю свои обещания, — и голос стал безжизненным, — завтра утром я проведу тебя через Акитона.

Александр развернулся, собираясь уходить.

— Подожди, — радость от того, что он её отпускает, перемешивалась с горечью расставания, — ты был честен со мной, и я тоже хочу быть честной до конца. Если ты меня отпустишь, я свяжусь с белыми магами и расскажу обо всём, что мне известно.

— Делай, что хочешь.

Миг, и он исчез в портале.

Первым порывом Насти было бросится за ним, но здравый смысл, как всегда, взял верх, и девушка опустилась на песок, обхватив себя руками.

Почему-то в этой ситуации она чувствовала себя виноватой. Но ведь она ему ничего не обещала, а Александр повёл себя так, будто Настя клялась ему в вечной любви, а теперь предала.

"Нет, нужно просто выбросить его из сердца и жить дальше. Вернуться к Виталию…"

От этой мысли девушке стало совсем нехорошо. Она поняла, что отныне испытывает к Кузьмину уважение, дружеские чувства, но не любовь!

Что с ней происходит? Ведь всего день тому назад она любила Виталия и страдала от того, что они не вместе! Разве может человек в один день разлюбить того, кого, казалось, любит больше жизни, и полюбить другого?.. А, может, это случилось уже давно?..

Как-то Виталий сказал слова, которые тогда её больно ранили, потому что она сочла их несправедливыми. Он сказал: "Лучше бы я умер вместо него, тогда, может быть, ты любила бы меня, а не Александра!"

Получается, Виталий понял это уже давно, тогда как она осознала очевидное только сейчас!.. Очевидное… Да, она любит Александра, но она должна его остановить!

Девушка застонала и упала прямо на песок.

"Итак, долг или любовь?.. Глупости, она всё равно не будет с ним счастлива — станет мучиться от того, что предала друзей и всё, во что верила… Значит, долг… По крайней мере, совесть будет чиста. Но, чёрт возьми, она завтра уйдёт, и, возможно, они с Александром никогда больше не увидятся. Она будет утешаться спокойной совестью, и представлять, как у них всё могло бы случиться, останься она с ним рядом, — девушка скрутилась калачиком и ей захотелось оказаться далеко отсюда, там, где перед ней не стояла такая страшная дилемма, — господи, ну почему это случилось именно с ней? Почему она должна выбирать между долгом и чувствами? Она должна поговорить с Александром, может быть всё не так страшно, может он просто хочет подмять под себя только чёрных магов? Как Источник она ему не нужна, значит, есть шанс, что всё разрешится малой кровью…

Глупости, ну опять я себя обманываю, ведь если я останусь с ним рядом, это значит, что дорога к белым магам для меня будет закрыта. Всё, чем я жила, станет для меня недосягаемым… Нет, это просто невозможно, и невыносимо!"

Настя едва не плакала. Она предаёт Виталия, она не хочет уходить от Александра, и она не хочет, чтобы он творил зло!

Неразрешимые, взаимоисключающие желания и проблемы, казалось, разорвут её душу в клочья, и Настя поняла, что если сейчас же не начнёт действовать, то к утру просто сойдёт с ума. Нужно просто поговорить с Александром, возможно, всё не так страшно, как кажется.

Девушка решительно поднялась. Оглядевшись вокруг, она почувствовала открытый портал, который оставил Александр, чтобы она могла вернуться. Оказавшись в своей комнате, Настя сразу вышла в коридор. Найти Александра не составило труда. Едва только она о нём подумала, как поняла, что знает, куда нужно идти, словно между ними была установлена невидимая связь. Миновав с десяток поворотов и коридоров, девушка остановилась перед дверью, за которой, несомненно, была спальня Александра. Не дав себе на колебания ни секунды, Настя распахнула дверь.

Александра она увидела сразу. Он стоял перед кроватью к ней спиной, снимая рубашку. На звук открывающейся двери он даже не оглянулся. Медленно сложил рубашку и повесил её на стул.

— Что-то ещё? — он спросил он, внешне спокойно и только прямая спина выдавала его напряжение.

Настя собиралась ответить, но голос почему-то перестал её слушаться. Она, не отрываясь, смотрела на его плечи, которые ей вдруг безумно захотелось погладить, прижаться губами, провести ладонями по линии спины, такой совершенной…

— Настя, — голос Александра привёл девушку в чувство, — я очень устал сегодня. Говори, что тебе нужно, и будь добра, дай мне хоть немного поспать.

Он, наконец, развернулся, и девушка увидела перед собой не могущественного и опасного мага, а смертельно уставшего человека.

— У тебя что-то случилось? — вопрос вырвался раньше, чем она успела прикусить себе язык.

По-видимому, сочувствие слишком явно проступило на её лице, потому что Александр моментально переменился. Глаза стали жёсткими и колючими, и на щеках заходили желваки.

— Нет, дорогая, даже не надейся! У меня всё в порядке. Ты сама скоро об этом узнаешь, если, конечно, твои друзья не закроют тебя в карцере и не запечатают силу!

Александр прошёл к столу, взял бутылку коньяка и щедро плеснул себе в бокал.

— Какой же ты негодяй! — Настя моментально завелась, — сам же меня подставил, а теперь потешаешься! Не волнуйся, белые маги разберутся, что к чему, а тебя я уничтожу лично!

— Сделай одолжение! — Александр одним глотком перевернул в себя содержимое бокала, — может, хоть на том свете ты перестанешь мелькать у меня перед глазами!

— Я мелькаю? Это ты постоянно становишься у меня на пути, ты рушишь мою жизнь! Сначала со своим дурацким посвящением, и теперь, когда всё у меня в жизни налаживалось, ты снова появляешься, и всё летит к чертям собачьим!

— Завтра ты покинешь мой дом и мы больше не увидимся! Строй свою жизнь как хочешь! — Александр поставил бокал на стол с такой силой, что тот треснул.

— Да не получится у меня ничего! — Настя сорвалась на крик, — потому что я должна буду тебя уничтожить, ты хоть понимаешь это? Господи, ну почему ты не родился белым магом?

Александр подскочил к ней и глаза его метали молнии:

— Не дай мне бог когда-нибудь стать белым! Вы не бываете честными даже с самими собой, прикрывая пороки сказочками о мировом добре! Я ненавижу лицемеров! Они предали тебя, не задумываясь, поверили косвенным уликам! Они пожертвовали тобой, лишь только что-то стало угрожать их безопасности!

Вот сейчас Настя по-настоящему осознала, что надеяться на счастливый конец глупо и наивно — между ними всегда будет стоять пропасть чёрной и белой магии. Но именно в этот момент, остро, как никогда, она почувствовала, как сильно его любит, и как же ей хочется прижаться к нему, немедленно, иначе она задохнётся от эмоций.

— Каждый раз с твоим появлением моя жизнь превращается в ад, — девушке не хватало воздуха, но она продолжала говорить, — и, клянусь, я уничтожу тебя, не задумываясь, как только пойму, что ты угрожаешь окружающим, сил у меня хватит, поверь, — Александр поднял уголки губ в ироничной усмешке, — но я начну действовать только завтра, а сегодня ты мне кое-что должен, — девушка еле сдерживалась, желание вперемешку с отчаянием кружили ей голову похлеще, чем спиртное.

— Интересно, что ещё я тебе должен?

— Себя! — Настя выдохнула эти слова, и словно бросилась в омут с головой.

Она повалила Александра на кровать и приникла к его губам, словно к спасительному источнику. Руки ласкали и исследовали его тело, жадно и нетерпеливо, Настя понимала, что это первый и последний раз, когда вместе, и боялась, что ей не хватит времени на то, чтобы познать его, насладиться им до конца. Девушка вдыхала его запах, изучала каждую чёрточку, стремясь навсегда запечатлеть его в своей памяти. Она гладила его лицо, целовала, исследовала рельеф груди, опускаясь всё ниже. Руки натолкнулись на пряжку ремня, и Настя нетерпеливо, словно боясь не успеть, принялась расстегивать её непослушными, дрожащими пальцами.

— Подожди, — прохрипел Александр.

Он бережно взял её за талию, и одним махом перевернул девушку на спину, оказавшись сверху. Настя потянулась к нему, боясь хоть на секунду прервать свой бешеный ритм, но маг легонько прижал её руки к кровати, лишая возможности двигаться, и девушка вопросительно и недоумённо посмотрела в его глаза. В отличие от неё, Александр никуда не спешил, он просто смотрел в её лицо, и от этого взгляда сбивалось дыхание и кружилась голова. Он отпустил её руки, но Настя боялась даже пошевелится, чтобы не прервать этот момент — когда на тебя смотрит влюблённый мужчина, глазами, полными нежности и желания. Александр стал медленно наклоняться к ней и когда губы их почти соприкоснулись, так же медленно, словно дразня, отстранился, Настя потянулась к нему, но он снова прижал её руки к кровати, не давая возможности двигаться. Затем легонько поцеловал её, и снова отстранился, продолжая сладкую пытку. Девушка почувствовала, что ещё мгновение, и она больше не выдержит, и тогда Александр поцеловал её так, что девушка перестала воспринимать окружающий мир. Он отдавал ей всю страсть и нерастраченную любовь, накопившуюся за это время. Все его эмоции и мысли принадлежали только ей, его тело, всё, без остатка, принадлежало ей.

Дальнейшие события Настя воспринимала урывками, только изредка выныривая на поверхность. Александр то окутывал её такой нежностью, что, казалось, это невозможно выдержать, то набрасывался на её тело с такой страстью, словно собирался выпить её до капли. Его руки ни на секунду не оставляли её в покое, а губы, превратили тело в пылающий факел. Он шептал ей такие слова, которые туманили разум больше, чем прикосновения и Настя чувствовала, что соединяются не только их тела, но и души. Она любит его до безумия — жестокого и нежного, коварного и благородного, такого, какой он есть. Девушка заглянула в его глаза, и прочла в них всё то, что чувствовала сама. И ей захотелось раствориться в нём до конца, без остатка, стереть все границы, что когда-то существовали между ними. Александр моментально всё понял. И когда они стали одним целым, Настя потерялась окончательно. Эмоции, которые она испытывала, были настолько яркими и сильными, что девушка не смогла сдержать слёз, когда их одновременно выбросило на самый высокий пик наслаждения.

Несколько минут спустя, когда Настя обрела способность соображать, она поняла, что не сможет уйти. Как это ни банально звучало, но жизнь без него отныне теряла всякий смысл.

— Не уходи, — тихо прошептал Александр, — останься со мной.

Девушка зажмурилась от счастья.

— Давай убежим, — тихо прошептала Настя. Её голова находилась у него на груди, и его руки крепко и бережно её обнимали, — бросим всё, и белых, и чёрных. Только ты и я.

Александр уткнулся в её волосы и прижал к себе ещё сильнее.

— Ты согласен? — Настя приподняла голову, чтобы заглянуть в его лицо.

Он нежно провёл рукой по её щеке, но в глазах почему-то не было радости. Наоборот, девушке показалось, что в лице появилась какая-то безысходность.

— Я не могу.

Сердце Насти будто оборвалось, камнем рухнув куда-то вниз.

— Настя, ты меня не так поняла, — Александр приподнялся, и взял её за руки, — дай мне неделю, и мы уедем туда, куда ты захочешь!

— А тебе хватит, чтобы закрыть все Источники? — Настя смотрела на него и понимала, что ничего не изменилось, глупо было и пытаться, только неужели он думает, что она позволит ему совершить то, что он задумал.

— Настя, послушай меня, — Александр попытался её удержать, но девушка уже стояла на полу, пытаясь отыскать свою одежду, — всё не так, как ты думаешь!

— А как? — Настя отвернулась, чтобы он не увидел её слёз.

— Я не могу тебе сейчас рассказать, — Александр тоже вскочил с кровати и стал судорожно натягивать брюки, — послушай, ты должна мне поверить, я не сделаю белым магам ничего плохого, клянусь!

— Я верю поступкам, а не словам, — Настя, наконец, отыскала футболку, — одного не могу понять, если ты меня отпускаешь, значит, как Источник я тебе не нужна. Но и быть со мной рядом ты не хочешь, тогда зачем тебе понадобилась такая сложная комбинация, чтобы маги подумали, что во всём виновата я.

— Да чтобы ты оказалась рядом со мной, — он буквально прорычал эти слова и подскочил к девушке, — я люблю тебя, понимаешь? И всё, что я прошу, это подождать неделю! Всего одну неделю!

— Значит, на этой неделе ты запланировал превратить людей моего города в зомби? — Настя сейчас сама себе напоминала зомби, который говорит и двигается только по инерции, преодолевая огромную усталость.

— Что? Ты о чём сейчас говоришь? — Во взгляде Александра было неподдельное непонимание.

— Ты хороший актёр, — усмехнулась Настя, хотя ей сейчас хотелось кричать от боли, — а я полная дура.

— Да я действительно не понимаю, о чём ты говоришь! — Александр схватил её за плечи, видя, что девушка собирается уходить, — с чего ты взяла, что я собираюсь превращать людей в зомби?

— Проводи меня, пожалуйста, через Акитона, — девушка высвободилась из его рук, она не хотела слушать, как он сейчас начнёт изворачиваться и лгать.

— Да почему же ты мне никогда не веришь? — Александр в бешенстве схватил стоявшую на столе бутылку и запустил её в стену.

— Наверное, потому что ты не хочешь говорить мне правду, — спокойно сказала Настя и пошла к двери.

Как по мановению волшебной палочки дверь открылась у неё перед носом, и на пороге появился Марк. Вид у него был встревоженный и решительный. Увидев Настю, и бросив взгляд на смятую постель, он неопределённо хмыкнул, но под взглядом Александра взял себя в руки:

— Мне нужно поговорить.

— Говори, — Александр устало присел на стул.

— А… — он указал глазами на девушку.

— Можешь говорить при ней.

— Это касается Марты, — Марк кашлянул и отвёл глаза.

— Что там ещё? — Александр никак не прореагировал на это имя.

— После того, как ты её… наказал, и лишил силы, она не может восстанавливаться магическим путём. Ей становится хуже с каждым часом. Боюсь, она долго не протянет.

— Если она тебе так дорога, можешь подлечить её своими силами, только не выпускай из камеры.

— Александр, это жестоко, — Марк сделал шаг вперёд, — девушка и так достаточно наказана. В конце концов, Настя жива…

— Не замечал в тебе раньше такого человеколюбия, — Александр жёстко посмотрел на мага, отчего тот невольно сжался, — я же сказал, подлечи, и хватит с неё. Пускай благодарит за то, что я оставил ей жизнь.

— Это действительно жестоко! — в душе Насти боролось сочувствие с ревностью.

Марта была его любовницей, и кто знает, может, она одна из причин, по которой он отказался с ней уйти.

— Настя, будь добра, не лезь не в своё дело, — он сказал это очень мягко, но от этого его слова не стали менее обидными.

— Как скажешь, — девушка бросила на него сердитый взгляд, и вышла из спальни.

До своей комнаты она добиралась почти бегом, и только там дала выход эмоциям. Она швыряла в стенки всё, что попадалось под руку. Испуганные бабочки вперемешку с вещами, летающими по комнате, делали происходящее настоящим хаосом.

"Гад, лжец! Как же я его ненавижу!"

Но её тело до сих пор ощущало всё то, что происходило полчаса назад, и Настя понимала, что её злость вызвана отнюдь не ненавистью.

"Я всё равно поломаю его планы! Я уничтожу его, чтобы он никогда больше не попадался у меня на пути!"

Но девушка знала, что если она его уничтожит, она уничтожит и себя! Снова замкнутый круг! И с ним не может, и без него!

Вещи полетел по комнате по второму кругу! Бедные бабочки, выбиваясь из сил, пытались хоть как-то лавировать между летающими предметами, но тут Настя заметила, что по комнате лавирует что-то ещё. Она замерла, готовясь отразить нападение, если оно последует, но тут же уловила дружеский импульс.

— Сол! — Настя обрадовалась ему так, словно он был самым дорогим для неё существом, — как ты? С тобой всё в порядке?

Вместо ответа, в руках у Насти оказалась записка. Девушка непонимающе посмотрела туда, где сгусток энергии нетерпеливо ёрзал, ожидая, пока она её откроет. Настя развернула бумажку. Корявый, неразборчивый почерк привёл её в ещё большее замешательство.

"Настя, я всё знаю. Не волнуйся, скоро всё разрешится. Оставайся там, где ты сейчас находишься. Пенёк"

Девушка изумлённо подняла глаза на Сола, зависшего под потолком. Тот, видя, что Настя прочла всё, что там было написано, тут же опустился к ней, девушка почувствовала тепло на своих руках, и записка в считанные секунды превратилась в пепел.

— Что всё это значит? — Настя непонимающе смотрела, как с её ладошек падают остатки записки.

"Тебе просил передать это твой друг" — услышала она у себя в голове.

— Пенёк? — изумлению девушки не было предела.

"Да. Такой бородатый, смешной и в лаптях, — Сол хихикнул, — мне он понравился"

— Но как? Где вы встретились?

"Я, когда прятался от Шварца… вобщем, с перепугу вылетел на поверхность — там бы он меня точно не достал, — Сол возбуждённо стал летать по комнате, — вообщем оказался в каком-то вроде замке, а вроде и не замке, подвалы там как у нас, а вот наверху…"

— Это был отель, — перебила его Настя, — что дальше?

"Ну вот, сижу я тихонько, никого не трогаю… Слушай, какие там девушки ходили! Но я, понятное дело, не трогаю их, терплю, не хватало ещё, чтобы меня обнаружили. Там хоть магов и не было, но мало ли что…"

— Сол, не отвлекайся, пожалуйста! — Настя еле сдерживалась, чтобы не накричать на не в меру разговорчивого друга.

"Да ты же сама просила всё по порядку! — обиделся Сол, — вообщем, засмотрелся я на одну, но тут почувствовал, как меня что-то будто парализовало, и тянет к себе. Я перепугался до ужаса. А меня всё тянет и тянет. Затянуло в какую-то комнату с большим зеркалом. Я уже думал всё, каюк мне, смотрю, а там мужичок сидит, бородатый. И смотрит на меня так, будто душу выворачивает. Бр… Ты, говорит, друг Насти? Ну я, понятное дело, спрашиваю: "Это какая Настя?" Мало ли что за мужичок, а вдруг он плохое что задумал? А он улыбнулся так по доброму, и приоткрыл свои воспоминания, чтобы я, значит, убедиться смог, что он твой друг… Слушай, а классно ты мужикам тем задницы поджигала! — на девушку полилися просто эмоциональный восторг, настолько удачной казалась Солу её проделки, но, уловив состояние Насти, дух моментально успокоился и продолжил, — Вообщем, после этого он мне и говорит, если хочешь помочь своему другу, ты должен срочно передать ей записку. И на словах ещё просил передать, что он виноват перед тобой, и просит прощения. Всё!"

Отчитавшись, Сол весело закружился вокруг девушки, радуясь, что так удачно выполнил поручение.

— Спасибо, Сол! Ты настоящий руг! — Настя послала ему импульс такой благодарности, что Сол просто обалдел. Он, словно взбесившийся мячик, стал летать от стенки к стенке, пугая многострадальных бабочек, а Настя не знала радоваться ей или огорчаться.

Значит сон, в котором она разговаривала с Пеньком, был не простым сном. Получается, тогда она действительно с ним разговаривала. Девушка не знала, как это вышло, то ли Пенёк специально на неё настроился — ведь должны же были её искать — то ли она вышла из своего тела, и астрально путешествовала в пространстве, но белые маги узнали, что Александр жив, и всё, что приписывали ей, на самом деле совершал он.

Значит, можно спокойно появляться в городе… Стоп, но Пенёк написал, чтобы она оставалась там, где находится сейчас. Значит ли это, что ей по-прежнему угрожает опасность, если она появится в городе? А плевать! Она больше не может здесь оставаться.

В это время дверь сотряс удар, и она едва не слетела с петель, такое впечатление, что её открывали ногой с разбега. Сол испуганно забился в угол под потолком, а Настя удивлённо смотрела на взбешённого Александра.

— Уже собралась? — он окинул взглядом разгромленное помещение.

— Как видишь, — спокойно ответила Настя, стараясь выдержать его взгляд.

— Сожалею, но я смогу тебя вывести только вечером, — он снова смотрел на неё так, будто она его предала.

— Объясни спокойно, что случилось.

Он собирался ответить что-то резкое, но, подавив порыв, спокойно подошёл к Насте и остановился, буравя её взглядом. От его близости Насте стало нечем дышать.

— Ты ведь уже давно как-то связалась со своими друзьями, и они знают, что я жив?

Смысл его слов плохо доходил до девушки, она смотрела на его губы, и ей снова захотелось оказаться с ним в постели.

— Тогда к чему были все твои разговоры о том, чтобы уехать?

— Я ничего никому не говорила, — Настя усилием воли вернула себя на землю, — мне просто приснился Пенёк. И ты ведь отказался от моего предложения.

— Я не отказывался, а всего-навсего попросил тебя подождать, — он схватил её за плечи.

— А я не хочу ждать, пока ты уничтожишь всех, кого я люблю! — девушка попыталась освободиться, но Александр не дал ей этого сделать.

— Ты любишь меня! Признайся себе в этом, наконец!

Он впился губами в её губы, и Настя тут же ответила на поцелуй. Она готова была простоять так целую вечность, да и Александр напрочь забыл, с какой целью сюда пришёл. Девушка почувствовала, что одна ночь, это всего лишь капля в море, желание разгоралось в ней с новой силой, она снова перестала принадлежать сама себе.

Они целовались, не в силах оторваться друг от друга, Настя почувствовала, что даже воздух вокруг них стал горячим.

— Опять этот озабоченный дух возле тебя ошивается, — Александр отстранился от Насти, смотря куда-то поверх её головы.

И девушка поняла, что Солу по-видимому захотелось посмотреть на них поближе, отсюда и горячий воздух.

— Александр, не смей его трогать! — Настя схватила мага за руки, видя, что тот собирается применить к Солу какое-то заклинание.

Дух прижался к Настиной спине, и мелко трясся.

— Настя, ну, допустим, ты не знала, что тебя ожидает в коридоре, но он-то прекрасно осознавал, кто такой Акитон и чем это может для тебя закончится!

Александр попытался развернуть девушку, чтобы добраться до Сола.

— Он ещё ребёнок! И не всегда может адекватно оценить ситуацию!

Стук в дверь прервал их баталию и на пороге появился Марк.

— Александр, они уже на подходе, — мрачно сообщил он.

— Хорошо, я сейчас буду.

Марк кивнул, и вышел из комнаты.

— У тебя гости? — поинтересовалась Настя.

— Да, — Александр как-то странно на неё посмотрел, — скоро здесь будут твои друзья вместе с твоими врагами.

— Я не понимаю.

— А что здесь непонятного? Ты ведь сама рассказала магам о том, что я жив. И теперь белые и чёрные маги жаждут объяснений.

— А что ты на меня так смотришь? Тебя никто не заставлял закрывать Источники и убивать своих же сородичей!

Александр некоторое время изучающее смотрел на девушку, а затем, словно на что-то решившись, проговорил:

— Ты хотела знать правду? Отлично, скоро тебе представится такая возможность, — он взял её за руку, — ты спрячешься в одной из ниш, и будешь свидетелем нашего разговора. Интересно, что ты скажешь после этого?

Глаза Александра азартно блеснули, и весь он внутренне подобрался, будто бы готовясь к схватке.

Маг открыл портал и через мгновение они оказались в небольшой комнатке без окон, но зато в ней имелись две двери. Александр подошёл к одной из них, распахнул, жестом приглашая Настю последовать за ним. Оказалось, что дверь ведёт на маленький балкончик, но, к удивлению девушки, это не был выход на улицу. С балкончика можно было лицезреть огромный зал круглой формы, ярко освещённый, хотя видимых источников света Настя не обнаружила. Помещение было абсолютно пустым и серые стены отнюдь его не красили.

— Здесь ты всё будешь хорошо видеть и слышать, — проговорил Александр, — не волнуйся, тебя никто не увидит, и не почувствует.

Настя только молча кивнула. Она представляла, что сейчас увидит тётю Марусю, Совет, и сердце её бешено колотилось от волнения. Девушка не могла представить, как повернётся разговор Александра с магами, но ей отчаянно не хотелось, чтобы встреча закончилась плохо. Словно иллюстрируя её опасения, Александр тихо сказал:

— Если вдруг что-то пойдёт не так, просто покинь балкон и жди. Придёт Марк и выведет тебя из моего замка.

— Что может случиться? Ты же на своей территории? — девушка не смогла скрыть волнения.

— Надеюсь, всё пройдёт нормально, и это всего лишь меры предосторожности, — Александр подбодрил её улыбкой.

— А я надеюсь, что ты не станешь ни на кого нападать, — девушка не смогла вернуть ему улыбку, слишком многого она не понимала, и слишком боялась и за него и за своих друзей. Хотя, разве друзья нападают с целой армией боевых магов?

— Обещаю, я сделаю всё, от меня зависящее, чтобы встреча прошла в "тёплой и дружественной обстановке", — губы его улыбались, но глаза оставались серьёзными, — но не всё зависит от меня. Впрочем, я специально для этого пригласил тебя быть свидетелем нашего разговора, чтобы ты перестала метаться и приняла, наконец, решение, на чьей ты стороне.

Настя хотела сказать, что своим поступком он уже подтолкнул её к принятию решения, но маг вдруг вздрогнул и стал к чему-то прислушиваться.

— Прости, уже пора.

Он в одно мгновение исчез в портале, а девушка с содроганием стала смотреть в зал, ожидая развития событий. Она уже чувствовала, что и белые и чёрные маги находятся совсем близко.

В зале, между тем, происходили изменения. Миллионы разноцветных бабочек, появившись просто из ниоткуда, садились на стены и замирали, превращаясь в удивительную по своей красоте и цвету мозаику. Если бы Настя не наблюдала весь процесс, то никогда бы не догадалась, что это произведение искусства сложилось из живых существ.

После бабочек настала очередь колибри. Пугливые стайки птиц одна за одной складывались в большие кресла, и когда процесс завершился, в помещении находилось шесть кресел, стоящих в ряд, с одной стороны, и одно кресло напротив остальных на довольно большом расстоянии.

Как только последняя птица замерла кусочком кресла, в зале появились маги.

Первой шла тётя Маруся, величественно и с достоинством, но, как ни старалась скрыть усталость и растерянность, этого ей не удавалось. Хмурые Пётр и Николай молча следовали за целительницей.

Затем в зал вошли чёрные маги. Выражением лица Мастера можно было смело пугать непослушных детей. Злоба и ненависть распирали его изнутри, превращая лицо в отвратительную, страшную маску. Велиар выглядел его братом-близнецом, только цвет лица был бледнее, и взгляду недоставало внутреннего огня. Вместе с ними пришёл ещё один глава Лиги, Настя не знала его имени, но его лицо было знакомо по посвящению.

"Александр рискует, приглашая в своё убежище сильнейших магов обеих сторон, — подумала девушка, — природа магии в этом месте хоть и незнакома, но маги такого уровня и в таком количестве вполне могут с ним справиться"

От дальнейших рассуждений её отвлекла очередные новоприбывшие. Человек десять белых и чёрных магов, общей толпой стала неторопливо рассредоточиваться за креслами, и только тогда Настя заметила, что среди них был Пенёк, до этого его просто невозможно было разглядеть за широкими спинами магов. Лесной человечек пытливо осматривался, словно сканируя каждый миллиметр зала, девушка даже невольно присела, когда взгляд Пенька прошёлся по её балкону.

Маги, между тем, степенно заняли кресла, всем своим видом стараясь показать, что именно они хозяева положения, а не тот, кто так вероломно и с такой легкостью оставил их в дураках.

— Добрый день, господа!

Голос Александра заставил всех вздрогнуть. Он появился в кресле, стоявшем напротив шести остальных внезапно, и, видимо, открывающийся переход никто не засёк.

Настя представила состояние сильнейших магов, привыкших реагировать на малейший всплеск магии, и оказавшихся не в силах засечь банальнейший переход, и почувствовала в душе некоторое злорадство, которое, впрочем, тут же в себе подавила.

— Здравствуй, Александр, — тёте Марусе первой удалось взять себя в руки, — хотя не могу сказать, что рада видеть тебя живым.

Александр широко улыбнулся ей в ответ на это заявление и откинулся на спинку кресла. Руки его свободно лежали на подлокотнике, и вообще вся поза свидетельствовала о совершеннейшем спокойствии.

Маги, сидевшие напротив, похвастать выдержкой не могли. Мастер вцепился руками в подлокотники так, что побелели костяшки пальцев, Пётр и Николай помимоволи ёрзали, словно им кто-то на сидения подложил кнопки. Велиар же вообще, казалось, сейчас вскочит и вцепится Александру в горло. Третий глава Лиги сидел тихо как мышка, вжавшись в кресло как можно сильнее, в надежде, что его не заметят.

— Ты ещё смеешь улыбаться, ничтожный предатель! — прохрипел Мастер, — я вырастил тебя, научил всему, что знаю сам, я возвысил тебя, а ты расплатился чёрной неблагодарностью, да ещё и Марка сбил с истинного пути! Будь ты проклят!

— Поберегите красноречие для своей паствы, уважаемый, — Александр небрежно откинул со лба упавшую прядь волос, — за всё, что вы для меня сделали, я расплатился сполна, и, если вы