/ Language: Русский / Genre:love_history, / Series: Волшебный Купидон

Поймать молнию

Линда Уинстед

Рената убежала из дома как раз, чтобы выйти замуж – за богатого фермера, а получила в мужья того, кого в Серебряной долине считали хладнокровным убийцей.

ruen Т.Логачева3f21ff18-2a82-102a-9ae1-2dfe723fe7c7 love_history Linda Winstead en Roland FB Editor v2.0 20 February 2009 OCR Larisa_F 389dad7f-50d6-102c-9c5b-e8b0b7836b8f 1.0 Ангел-хранитель. Поймать молнию ОЛМА-Пресс Москва 1995 5-87322-253-3

Линда Уинстед

Поймать молнию

МОЕМУ БРАТУ ТОМУ, КОТОРЫЙ ВСЕГДА УМЕЛ РАССМЕШИТЬ МЕНЯ – ОСОБЕННО ТОГДА, КОГДА МНЕ ЭТО БЫЛО НУЖНЕЕ ВСЕГО.

ГЛАВА 1

Колорадо, 1884 год

Рената Мария Паркхерст откинулась назад, пытаясь не обращать внимания на тряску и пыль, струившуюся в открытые окна дилижанса. Остальные шесть пассажиров, удобно устроившиеся в рассчитанном на девять человек «конкорде», периодически вытирали пот со лба и, закрывая рты туго скрученными платками, постанывали при каждом толчке.

Обращаясь к молодой женщине, сидевшей напротив нее, Рената постаралась перекричать дребезжание повозки, которая неслась по ухабистой дороге.

– Когда-то я знала одну женщину, которая подралась со своим мужем в день их свадьбы.

И с видом человека, который знает, о чем говорит, она наклонилась к только что вышедшей замуж Маргарет Тидуэлл, которую Рената считала молоденькой, несмотря на то, что ей было двадцать два года, а самой Ренате еще не исполнилось двадцати.

– И все из-за якобы какого-то оскорбления, нанесенного отцу невесты. Новобрачная наотрез отказалась сменить гнев на милость, даже когда бедный жених умолял простить его.

Маргарет Тидуэлл окинула своего молодого мужа подозрительным взглядом.

– Какого-то! Он оскорбил мою мать. Он назвал ее мегерой!

Рената приподняла брови:

– Прямо в лицо?

Маргарет покачала головой.

– Нет, но все равно было это оскорблением. Рената кивнула, соглашаясь с нею.

– А эта невеста, о ком я тебе говорила, она отказалась простить своего мужа. Потом она так жалела об этом. – Рассказывая, Рената все время убеждающе кивала головой, однако новоиспеченная жена скептически смотрела на нее.

– Ну, я-то никогда не прощу Сэма и никогда не буду об этом сожалеть, – Маргарет с вызовом вздернула подбородок.

Рената глубоко вздохнула, раздумывая, стоит ли ей пытаться продолжать. Девушка уже приняла решение, но Ренате всегда было больно видеть, как кто-то страдает зря, особенно если она считала, что могла бы все это уладить. Ее мать называла это – «совать нос в чужие дела», а отец – «встревать», но сама Рената называла это «улаживать».

– Надеюсь, что тебя и Сэма не постигнет такая же участь, как… ну, не бери в голову. – Рената выглянула из окна и снова, как только могла, драматически вздохнула.

Прошло несколько минут напряженного молчания. Сэм упорно продолжал смотреть в окно, двое мужчин-пассажиров безуспешно пытались заснуть, а двое похожих на старых добрых волшебниц женщины сосредоточенно разглядывали Ренату.

Наконец Маргарет не выдержала и спросила:

– И что же случилось?

– Жених заболел. Невеста выдворила его из дома, но он был настолько расстроен, что остался у ее двери несмотря на холодный мартовский дождь. Он прождал всю ночь, а на следующее утро, когда невеста обнаружила его, у него был жар, он бредил. Естественно, она поняла, что наделала, но было слишком поздно. Он так и не поправился, и она в восемнадцать лет осталась вдовой. А обида, нанесенная ее отцу, кажется такой незначительной, когда подумаешь… – Голос Ренаты задумчиво стих.

Рената надеялась, что ее старшая сестра не станет возражать против того, что она допустила некоторые вольности, рассказывая эту историю. На самом деле Амалии в то время было четырнадцать, а жених заменил маленькую лохматую собачонку, которую вышвырнули из дома в наказание за то, что та обделала любимый ковер Амалии. Бедная собачка не умерла, хотя и порядочно вымокла, а Амалия почувствовала себя прекрасно, когда наутро нашла ее. Достаточно близко к правде, решила Рената.

Маргарет впервые с того времени, как они уселись в дилижанс, поглядела на своего молодого мужа. Взгляд ее смягчился.

– Это так печально, не правда ли, Сэм? Сэм Тидуэлл повернулся к Маргарет.

– Да, – сказал он, придвигаясь к жене и нерешительно беря ее за руку: – Я сожалею, что обидел твою мать. Ты простишь меня?

Вместо ответа Маргарет положила голову ему на плечо и сжала его руку. Удовлетворенная этим, Рената вновь обратила внимание на мелькающий ландшафт. Поездка была бы гораздо удобнее, но ведь ей всего полдня предстоит провести в дилижансе… всего полдня до Серебряной Долины.

Ее кузина Мелани так много рассказывала ей про Серебряную Долину и ее обитателей, словно как только Рената сойдет с «конкорда», она сможет познакомиться с каждым. Застенчивый, небольшого роста человечек, издававший еженедельную газету, портниха, которая по-матерински опекала половину города, пара, владевшая главным универмагом… и сама Серебряная Долина, о которой Мелани говорила, что она распложена вовсе не в долине, а все серебро, которое в ней имеется, это серебряные доллары, бывшие в ходу. Город преимущественно обеспечивали окружающие его ранчо, одно из которых принадлежало Мелани и ее мужу Габриэлю Максвеллу.

Рената была настолько взволнована, что чувствовала, как бешено бьется ее сердце, а по венам бежит кровь. Отъезд из дома был ее первым вызовом родителям, из ряда вон выходящим событием. Рената оставила записку, в которой было сказано, что она собирается отплыть в Европу: она думала, что это поможет ей выиграть немного времени, чтобы выполнить свою миссию, прежде чем родители вычислят, где она в действительности находится. А когда она получит желаемое, то отправит им телеграмму, но к тому времени для них будет слишком поздно остановить ее. Слишком поздно.

Просить, точнее, требовать, чтобы она вышла замуж за этого глупца-англичанина, было слишком даже для ее матери. Бога ради, этот человек, которого звали Персиваль, по возрасту почти годился ей в отцы. Ее мать говорила, что он стройный и элегантный, но он был тощ! Он не умел танцевать, смешно разговаривал, хотел" увезти ее в Англию – прочь от всего и всех, кого она знала, хотел заставить ее жить в его строгом старом замке. Амалия говорила, что это звучит ужасно романтично. Тогда Рената предложила старшей сестре бросить своего мужа-американца ради графа или кто он там еще, и Амалия пришла в ужас. Она любила своего мужа, она протестовала, она никогда бы… и тогда она поняла Ренату. Любовь ничего не может заменить – даже титул и замок, которому уже триста или четыреста лет.

Теперь Рената знала, чего она хочет. Но до того, пока она не приехала прошлым летом к Мелани и Габриэлю, она смутно представляла себе, что значит любить. Кузина и ее муж явно обожали друг друга, несмотря на то, что прошло три, а теперь уже четыре года после свадьбы и они обзавелись двумя неугомонными дочурками-близнецами. Как смотрел Габриэль на Мелани, когда думал, что никто не замечает его взгляда, и как загорались глаза Мелани, когда в комнату входил Габриэль… Это было именно то, чего хотела Рената. Она не встречала подобных отношений в Филадельфии, и уж тем более не найдет их в Англии у Персиваля.

Итак, она решила, что ей лучше поискать где-нибудь еще, встретить владельца ранчо, вроде Габриэля. Они могут влюбиться друг в друга до беспамятства, разумеется, с первого взгляда, а потом будут жить вместе долго и счастливо.

Мелани удивится, когда увидит ее, но Рената не думала, чтобы ее кузина стала возражать. Она приглашала всю семью посетить их ранчо в Колорадо, и вот Рената просто решила откликнуться на предложение Мелани. Конечно, ей бы сначала следовало написать ей или послать телеграмму, но она не решилась. Рената не хотела давать Мелани возможность сообщить остальным членам семьи о том, где она находится. Рената была уверена, что как только она объяснит кузине свою миссию, Мелани ее поймет. Рената не собиралась объявляться родителям до того, как выйдет замуж и будет уже слишком поздно.

Одна из пожилых дам, сидевшая рядом с Ренатой, нагнулась и негромко проговорила:

– Эта история произошла на самом деле?

– Разумеется, – с серьезным видом прошептала Рената. – По крайней мере, большая ее часть. – Она бросила хитрый взгляд на молодоженов. – Какая они милая парочка, не правда ли?

Седовласая леди улыбнулась и кивнула головой.

– А вы, молодая госпожа? – Она отвернулась отчеты Тидуэллов и обратила пристальный взгляд на Ренату. – У вас есть молодой человек, который ждет вас там… куда вы направляетесь?

– Серебряная Долина, – назвала пункт своего назначения Рената. – А вы следуете дальше?

– Да. Мы с сестрой, – она кивнула головой на спящую слева от нее женщину, – приедем только завтра, не раньше. У вас есть поклонник, который ожидает вас в Серебряной Долине?

Рената заулыбалась. Несмотря на все неудобства путешествия, она была преисполнена надежд и восторгов.

– Да, – наконец ответила она, – есть. Пожилая дама, которая раньше представилась, как миссис Хандли из Сент-Луиса, улыбнулась Ренате в ответ.

– Как это чудесно! Что он там делает?

– Он фермер, – убежденно произнесла Рената, почувствовав, как неожиданно сильно забилось у нее сердце. Будущее ее было ярким, волнующим, она так прекрасно все спланировала!

– Это совершенно изменит вашу жизнь, не так ли? Вы вроде бы говорили, что сами из Филадельфии?

– Да, это так. Конечно же, жизнь жены фермера сильно отличается от жизни дочери врача, но я бросаю вызов судьбе. Здесь неподалеку живет моя двоюродная сестра, я уверена, что она мне поможет во всем.

Миссис Хандли погладила руку Ренаты как раз в тот момент, как они проехали по самой противной колдобине.

– Желаю вам всего наилучшего, дорогая. Вы такая милая, прекрасная девушка. Вашему молодому человеку очень повезло.

– Вы так добры, миссис Хандли, – искренне сказала Рената. От резкого толчка выбившаяся прядь волос упала ей на щеку. Разумеется, милая. Ренате еще не доводилось встречаться с человеком, с которым она бы не поладила. Она была уверена, что именно поэтому получала так много предложений руки и сердца. Но ни один из ее поклонников не вызвал в ней даже искорки страсти. Поцелуи их были приятны, но у нее не перехватывало дыхание, и ей не довелось пережить и половины того волнения, какое испытывала сейчас, приближаясь бешеным галопом к Серебряной Долине.

Прекрасная? Она так не думала. Красивой была Мелани – у нее были светлые волосы и голубые глаза. Красивой была и темноволосая Амалия, старшая дочь, наследница их отца. У нее были бездонные синие глаза. Рената не питала иллюзий относительно своей внешности. Конечно, она не была безобразной, но волосы ее были ни светлыми, ни темными. Глаза у нее были не голубые, как у сестры или кузины, а зеленые, которые, когда она злилась, превращались в серые. Амалия была высокая, гибкая, грациозная, а движения Мелани, также полные врожденного изящества, были окрашены беспечной уверенностью в себе. Порой Рената чувствовала себя неуклюжей и всегда – слишком маленькой, ибо в ней было чуть больше полутора метров.

Конечно же она была самой младшей и многие годы сравнивала себя со старшей сестрой и кузиной… причем всегда не в свою пользу.

– А как зовут вашего молодого человека? – спросила миссис Хандли. – Возможно, я знаю его. За последние десять лет мы не раз приезжали в эти края. Наша старшая сестра живет в сутках езды от Серебряной Долины.

– Как его зовут?

– Да. Если я, конечно, не слишком назойлива, – сдала позиции миссис Хандли. – Я не хотела бы выпытывать.

– Не в этом дело, – поспешно разуверила женщину Рената. – Видите ли… я пока еще не знаю его имени.

Миссис Хандли дальше не стала расспрашивать Ренату, хотя с явным удовольствием сделала бы это.

Рената выглянула в окно – приближался ее пункт назначения. Она с трудом удерживала волнение.

– Вот она! Серебряная Долина! Какое очаровательное название! Серебряная Долина. Оно как бы скатывается с языка и звучит гораздо поэтичнее, чем Филадельфия. – Рената прикусила нижнюю губку. Он был здесь, где-то здесь, она была уверена. Будет ли он наблюдать, как она прибудет, еще не зная о том, что она – его судьба? Может быть. Эта мысль взволновала ее.

«Конкорд» резко остановился, и Рената вдруг занервничала. Прикусила нижнюю губу: мать ненавидела эту ее привычку, – и постаралась пригладить волосы, чтобы убрать непокорные кудри. Она расправила юбку своего серого дорожного костюма и глубоко вздохнула.

– Моя дорогая. – Миссис Хандли наклонилась и сжала руку Ренаты, мягко и в то же время с заботливой суровостью глядя на нее. – Я понимаю, что это не мое дело, но вы такая милая девушка. Я вас правильно расслышала? Вы не знаете имени своего суженого?

Рената кивнула.

Миссис Хандли поджала губы.

– Но почему так? Все заранее оговорено? А вы, – она вспыхнула, ее морщинистые щеки окрасились пунцовым цветом, – невеста по вызову?

Рената подняла голову и решительно выдержала любопытный взгляд женщины.

– Ничего подобного, миссис Хандли. Просто я его еще не встретила.

Серебряная Долина оказалась точно такой, как ее описывала Мелани. В сухой летний день на главной улице клубилась пыль, перед самым большим магазином сидели два старика и о чем-то спорили. У единственного салуна были привязаны лошади, а мужчины в прочной рабочей одежде и широкополых шляпах сновали перед салуном, магазином и конюшнями. Ковбои. Фермеры. А что ее фермер? – раздумывала Рената, выходя из дилижанса.

Единственная замызганная грязью улица была по-деловому оживленной, случайные двухэтажные дома возвышались над остальными строениями. Единственный отель был в три этажа, а магазин одежды – в два.

Рената вспомнила, что у портнихи были жилые комнаты над магазином. Конюшни располагались в дальнем конце улицы, а когда Рената обернулась, она увидела в восточной стороне древнюю белую церковь. Это здание стояло в стороне от города и в то же время являлось его неотъемлемой частью. Церковь окружали высокие деревья, возвышавшиеся даже над шпилем, уходящим в небо.

Рената наблюдала, как выгружают ее дорожный сундук и два больших саквояжа. В этих сундуках было почти все ее имущество. Она не собиралась больше возвращаться в Филадельфию, кроме как со своим будущим мужем и их детьми, так же, как прошлым летом приезжали Мелани с Габриэлем.

Она была единственным пассажиром, выходившим в Серебряной Долине, и заинтересованные взгляды ковбоев и стариков, сидевших перед главным магазином, были в полной мере адресованы ей.

– Добрый день, – весело сказала Рената, входя в главный магазин и приближаясь к мрачного вида женщине, сидевшей за прилавком. – Вы, должно быть, миссис Бойль. Мелани так любезно отзывалась о вас, что, думаю, я где угодно узнала бы вас. У вас чудесный магазин. – Рената одобрительно огляделась вокруг. – Я уверена, что смогу заняться здесь делом.

Миссис Бойль откровенно, с ног до головы оглядела Ренату.

– Вы планируете остаться в Серебряной Долине, мисс?

– Конечно, некоторое время. Но сначала мне надо нанять повозку, которая отвезла бы меня в дом Мелани Максвелл. Кого бы я могла попросить об этом?

Миссис Бойль улыбнулась:

– Значит, вы подруга Мел, ага?

Рената поджала губы. Она никогда не задумывалась о прозвище Мелани. В самом деле, Мел.

– Она – моя кузина. Я приехала к ней в гости. Миссис Бойль сдвинула густые брови, а губы ее при этом сделались тонкими, как полоска.

– Она знала, что вы собираетесь приехать?

– Нет. Это немного неожиданно. Я обещала вскоре к ней приехать, но не…

– Ее здесь нет, – перебила миссис Бойль. – Они с Гейбом и близняшками на прошлой неделе уехали в Техас. И не сказали, когда вернутся.

Рената нахмурилась. Если бы она знала, что они будут у дяди Ричарда, то поехала бы прямо к нему. В конце концов, в Техасе тоже полно фермеров.

– Что ж, я думаю, мне не остается ничего другого, как ждать, – сказал она, подавляя разочарование. – Я уверена, что они уехали ненадолго. Им надо следить за ранчо.

– Гейб позволяет следить за фермой Лестеру Паттону и этому Джейку Вулфу. – Она так произнесла последнее имя, словно во рту у нее стало вдруг кисло, при этом сжала губы и на ее без того суровом лице появилась гримаса явного отвращения.

– Не могу дождаться встречи с ними, – Рената расправила складки на юбке и пригладила непокорную прядь волос. – И со всеми остальными, о которых мне так много рассказывала Мелани. Первым делом надо добраться до ранчо и привести себя немного в порядок. Боюсь, что я никудышная путешественница.

Миссис Бойль изучающим взглядом ответила на дружелюбную улыбку Ренаты, и выражение ее лица немного смягчилось.

– Вы выглядите немного лучше, чем большинство из тех, кто выходит из дилижанса. Эта пыльная ухабистая дорога изматывает даже самых крепких мужчин. Мой муж Донни будет счастлив отвезли вас на ранчо Максвеллов. Вы предпочтете поехать в новый дом или в старую хижину?

– Новый дом?

– Ага. Он еще не совсем закончен. Лестер нанял нескольких парней, так что он будет достроен, когда Мел и Гейб вернутся. Для вас вообще-то тише в хижине.

Рената улыбнулась. Мелани рассказывала ей о жизни в хижине, и она поняла, что это – как раз то место, куда бы она хотела отправиться.

Донни Бойль погрузил сундуки Ренаты на свою повозку. Этот небольшой коренастый мужчина поднял тяжелые сундуки так, словно они вообще ничего не весили. Рената решила, что Дженни и Донни Бойль были так похожи друг на друга, что их можно было принять за брата и сестру, а не за мужа и жену.

Он помог ей взобраться в повозку, предложив Ренате свою широкую ладонь. Некоторое время они молча устраивались на широких необитых сиденьях.

– Надеюсь, вам не слишком неудобно, – сказал Донни, когда они тронулись вдоль пыльной улицы.

Рената поглядела на него и улыбнулась.

– Мистер Бойль, после того, как я провела целое утро в душном дилижансе, я, конечно же, наслаждаюсь свежим воздухом. И кроме того, так я все вижу. Деревня такая милая, не правда ли? Такая зеленая.

Она посмотрела ему прямо в глаза и снова широко улыбнулась. Неудобства и трудности, которые она испытывала, чтобы добраться до Серебряной Долины, были ничтожно малы по сравнению с возбуждением, которое теперь охватило ее.

Донни Бойль, видимо, расслабился и улыбнулся ей в ответ.

– Послушайте, это ведь самая прелестная улыбка, которую я когда-либо видел. Из-за нее я чувствую себя снова молодым. Если бы я не был женат, я тут же сделал бы вам предложение.

Рената засмеялась его шутке. Она уже выслушала целую дюжину предложений, но ни одного такого фамильярного. Она считала, что многие делали ей предложение потому, что Амалия была уже замужем, а Рената благодаря приятному личику смогла бы быть хорошей женой любому. К тому же, ее трудно было разозлить, она, как и ее мать, умела хорошо занимать гостей. И все же Рената всерьез принимала эти предложения, так же, как и шутливые заигрывания Донни Бойля.

Она втянула Донни в беседу о Серебряной Долине, и он подтвердил многое из того, что Рената уже знала. Мелани рассказала ей о всех жителях городка и близлежащих областей. Но прошел уже год с тех пор, как Мелани и Габриэль приезжали в Филадельфию, и Ренате хотелось узнать свежие новости: кто сочетался браком, у кого родились дети, у кого удачно или неудачно сложилась судьба.

– А что насчет Джейка Вулфа? – невинно спросила Рената после того, как у Донни истощился запас информации.

– Гм-м, – нахмурился Донни. – Лучше бы вам надеяться, что он где-нибудь на большой дороге, один Бог знает, на какой.

– Почему? – озадаченно спросила Рената, поворачиваясь к нему. Мелани и Габриэль с такой симпатией говорили о Джейке, и даже, девочки все время спрашивали о «дяденьке Джейке», когда Рената крепко прижимала их к себе и рассказывала увлекательные сказки.

Донни потемнел лицом, посерьезнел, взглянув на нее. А потом еще больше нахмурился. Рената выжидающе смотрела на него. Какие неприятности могли быть сопряжены с человеком, о котором Мелани и Габриэль отзывались, как о члене семьи?

– Джейк Вулф – подлый опасный метис, сукин сын, простите меня за выражение. Если бы он не был другом Гейба, мы вышвырнули бы его еще много лет назад, – сердито ответил Донни.

– За что?

– Я же сказал, что он подлый… опасный… проклятый метис.

Рената отвернулась от него и уставилась на прекрасные холмы и зеленый сочный пейзаж, проплывавший мимо.

– Как это непривычно. Вот если бы мы в Филадельфии вешали людей только за то, что они подлы, у нас бы виселицы строились каждый день.

Донни покачал головой.

– Вы не принимаете меня всерьез. Вы покамест судите только по внешнему виду. Я заеду и погляжу на вас через парочку недель. Если вам что-нибудь понадобится до того, тогда просто прогуляйтесь до большого дома. – Он показал на запад, и Рената увидела его в отдалении, белый и высокий, очень похожий по описанию на техасский дом Мелани. Наиболее отличительной чертой его, на чем Мелани, возможно, настояла, была галерея, которая огибала первый и второй этажи.

– Лестер и еще кое-кто из ребят бывают там почти каждый день, они стараются достроить дом до возвращения Гейба и Мел.

– По правде говоря, вам не обязательно заезжать ко мне, – заверяла его Рената, пока он помогал ей спуститься с повозки. Они уже подъехали к хижине. – Я уверена, что со мной все будет в порядке. Но это мило с вашей стороны – предложить мне это. – И она одарила его еще одной лучезарной улыбкой.

Отведя взгляд от Донни, она внимательным взглядом осмотрела прочную постройку. Хижина была выстроена наподобие крестьянского дома, стеклянные окна сверкали на солнце, а парадный подъезд выглядел так, словно его недавно начисто отмыли. После всего, что она наслышалась о «хижине», Рената почувствовала внезапный прилив тепла и комфорта – это чувство было сродни возвращению домой.

Когда она вошла внутрь, то увидела, что прихожая просторна и безукоризненно чиста. Перед холодным камином, который господствовал в гостиной, стояло кресло-качалка. Выношенный, но все еще не протертый ковер покрывал пол, Рената ступила на него, потом прошла в столовую и заглянула на кухню.

Донни внес ее сундуки в более просторную из двух спален, которая была отделена от коридора зеленым коленкоровым занавесом. Маленькая спальня находилась по другую сторону холла, там висел занавес голубого цвета.

Бойль вывел Ренату на задний двор, показал колодец и научил с ним обращаться, вытащил и принес для нее несколько ведер воды. Они обнаружили продукты, надежно укрытые от жары, но Донни предложил ей съездить еще за чем-нибудь съестным. Она отказалась, поскольку ей явно хватило бы этих запасов на несколько недель.

Как только Донни Бойль отправился восвояси, Рената встала перед парадной дверью и помахала ему рукой на прощанье. На лице ее и в сердце играла победная улыбка.

ГЛАВА 2

Кто-то специально разрезал изгородь. Джейк натянул пару перчаток и начал ремонтировать колючую проволоку. Он ненавидел эту… колючую проволоку и терпеть не мог объезжать границы ранчо Гейба, высматривая, нет ли где-нибудь повреждений. В последнее время изгородь часто нарушалась во многих местах. Это были намеренные повреждения.

Пришло время. Время оставить все это и исчезнуть в горах. Ловить силками дичь, бродить у подножья Скалистых гор, где никогда не появлялся белый человек… и вообще человек. Просыпаться по утрам в ничем не нарушаемой тишине гор, любоваться звездами в ночи, не потревоженной человеческим голосом.

Джейк давно признался себе, что в сущности он не слишком-то любит людей, а они, безусловно, недолюбливают его. Гейб и Мел и их близняшки были исключением. Они были его единственной семьей, единственной семьей, которую он бы желал… поэтому он и пробудет на ранчо, по крайней мере, еще пару месяцев. Он обещал Гейбу, что останется и будет присматривать за домом и владениями.

Прозвучал выстрел, и Джейк понял, что ранен, еще до того, как обжигающая боль начала расти у него в боку. Падая, он огляделся. Еще один выстрел опалил его из-за густой сени деревьев. Пуля прожужжала возле головы Джейка, лежавшего на траве.

Джейк тихо свистнул, и к нему подскакал его черный жеребец. Ружье было прикреплено к седлу, и, после того как прозвучал третий выстрел, Джейк с усилием встал на ноги и вытащил ружье из чехла. Он машинально погладил животное по шее. Жеребец бы хорошим верховым конем, прекрасно выдрессированным. Он не боялся стрельбы. В старые времена из него получилась бы превосходная боевая лошадь.

Джейк слегка подтолкнул лошадь и проследил, как она ускакала прочь, а сам упал в высокую траву. Загремел шальной четвертый выстрел, а Джейк пальнул в заросли деревьев.

После того как его третий выстрел остался без ответа, Джейк понял, что нападавший на него удрал. Кем бы ни был его обидчик, но он наверняка трус, не желавший получить ответный выстрел.

Джейк сел на траву и натянул хлопчатобумажную с начесом рубашку на голову. Пуля прошла навылет, и из раны лилась кровь. Джейк обернул рубашку вокруг туловища, связав как можно крепче длинные рукава. На него напали из засады. Он даже не был удивлен… в самом деле нет. Почти все хотели бы видеть его мертвым.

Медленно поднявшись, Джейк снова свистнул, подзывая лошадь, потом с молчаливым усилием вскарабкался в седло и повернул к ранчо. Он знал, что рана его – как раз над талией, и решил, что сможет сам вылечить себя. Он никогда раньше не обращался ни к кому с просьбой и не собирался сейчас делать это. В доме есть бинты и чистая вода, чтобы промыть рану.

Его самодельная повязка замедлила кровотечение, но оно все еще продолжалось, и вскоре Джейк почувствовал, что у него кружится голова. На короткий миг ему показалось, что он видит впереди Литу, которая ведет его в дом… Но его верная подруга была мертва, убита выстрелом в голову каким-то ковбоем, не разделявшим мысли о том, чтобы волки жили среди людей. Но Джейку волки нравились гораздо больше, чем многие люди.

Мел плакала три дня подряд, настаивала, чтобы предать волчицу, которую она называла Лита, земле и поставить ей на могиле памятный знак. Джейк никогда никому, и даже Мел, не признавался, как он скучал по этому зверю, но это было так.

Солнце садилось, и Джейку начало казаться, что он никогда не доберется до дома и истечет кровью. И там, вдали, силуэтом в лучах заходящего солнца, возникла Берил Гаррет, она высоко подняла руку и помахал ему. Конечно, это не могла быть Верил… Она все еще в Денвере, наверное, замужем за каким-нибудь чистокровным благородным джентльменом.

Постепенно женщина, махавшая ему рукой, превратилась в тоненькое молодое деревце, склонившееся под порывами ветра, а его галлюцинации уступили место реальности.

Никто в Серебряной Долине, даже Гейб, не знали, что случилось во время поездки Джейка в Денвер, где он сменил свою хлопчатобумажную рубашку на строгий черный костюм и собрал свои прямые черные волосы, связав их на затылке кожаной тесьмой. У него было много денег на эту короткую поездку в город: он позволил Гейбу вложить свою долю прибыли от продажи серебряных шахт, сделка принесла им удачу. Джейк понимал, что Гейб иногда ненавидел свой талант, свое умение делать деньги – он унаследовал эту способность от деда, из-под влияния которого вырвался.

Однако нравилось ли это или нет Гейбу, у него было чутье на золото, и Джейк ему был за это признателен. Деньги помогли Джейку войти в общество Денвера, которое относилось к нему иначе, чем к остальным обитателям Серебряной Долины.

Его банкиры приглашали Джейка на танцы и обеденные вечеринки, и он посещал их, испытывая любопытство ко всем этим людям, которые казались такими счастливыми и беззаботными. Он пытался заглянуть в этот, такой чуждый ему мир, где все было ясным, мирным, свободным от ненависти. Разумеется, Джейк никогда не танцевал и мало говорил, и сам понимал, что это лишь добавляло таинственности его облику. Особенно это действовало на женщин, которые всячески флиртовали с ним, бросали на него долгие соблазняющие взгляды.

И тогда известный богач Маркус Гаррет решил, что Джейк будет хорошим мужем для его восемнадцатилетней дочери Верил, у которой были такие же черные, как у Джейка, волосы, милые медово-карие глаза и молочно-белая кожа, которой явно не касались лучи жаркого солнца.

Жизнь Верил настолько отличалась от жизни Джейка, что он почувствовал себя завороженным ею. Она всегда улыбалась, всегда выглядела такой счастливой. Ее явно заинтриговал молчаливый Джейк, которого ее отец все чаще и чаще стал приводить к ним домой на обед. Джейк знал, что он очень ей нравится: она выказывала это страстными взглядами и частыми прикосновениями. Рука ее касалась его ладони, спины. Это были легкие, как пух, прикосновения.

Джейк не ожидал этого от девушки, и если бы он имел это в планах, то сначала сказал бы ей о своей шайеннской крови. И хотя он на одну четверть был шайеннцем, в сердце своем он был больше индейцем, чем белым. И как он мог быть другим, когда видел, как его мать застрелили в Сэнд-крик, а дедушку казнили во время резни на реке Уошито?

Но Маркус Гаррет и его милая дочь Верил по собственному почину выяснили происхождение Джейка и потрясенно узнали, что Вулф – не старая английская фамилия, но часть шайеннского имени Джейка.

Джейк никогда не забудет, как смотрел на него старик Гаррет: в глазах мужчины было написано отвращение, – но еще хуже был взгляд Берил. Девушка, которая заигрывала и поддразнивала Вулфа, вдруг стала бояться его, словно в один прекрасный день он мог появиться у нее в дверях, чтобы снять с нее скальп.

Это было почти два года назад, но Джейк никому не говорил об этом – ни Гейбу, ни даже Мел. Он сам старался забыть об этом. Этот опыт лишь укрепил его уверенность в том, что он должен провести свою жизнь в одиночестве. Когда-нибудь он пойдет в горы и не вернется, он ведь понимает, что семья Гейба на самом деле – не его… хотя он изо всех сил пытался делать вид, что они – его семья.

Он также старался забыть, что почти влюбился в Мел, когда оба поверили, что Гейб мертв. Возможно, он действительно был немножко в нее влюблен, но сердце Мел принадлежало одному Гейбу, даже когда она думала, что потеряла его навсегда.

Джейк отнял от своего бока пропитанную кровью руку в перчатке. Он терял слишком много крови, и слишком быстро. Дом уже виден, но до него не близко. На небе оставалось еще немного драгоценного света, и – Джейк прищурился, – в окне светил мягкий желтый свет. Кто-то включил лампу в доме. Джейк выругался про себя. Если бы он не был ранен, он повернул бы назад. Может, это Лестер или еще кто-нибудь из работяг. Для Гейба и Мел еще слишком рано возвратиться назад.

Джейк медленно соскользнул с жеребца, понимая, что ему лучше бы оставаться на ногах. Он мог бы позвать кого-то, кто находится в доме, попросить о помощи… но он не станет. Он предпочел бы истекать кровью до смерти на ступеньках, чем просить помощи у слуг Гейба или у кого-нибудь из его рабочих.

Жеребец его сам найдет дорогу в конюшню, и Джейк шлепнул его по крупу. Затем сделал первый из трудных шагов, которые ему предстояло сделать, чтобы добраться до парадной двери. Руками он зажимал рану. И хотя кровотечение замедлилось и превратилось в тонкий ручеек, он почувствовал, что если потеряет еще одну каплю крови, то она окажется последней. Дверь поплыла перед ним, и он с отвращением покачал головой. Напали на засады. К утру он умрет, а обитатели Серебряной Долины закатят вечеринку, когда-либо виденную в городке.

Он положил руку на круглую ручку двери и краем глаза заметил, что все еще не снял лайковые перчатки. Обычно он не носил их, но в этот раз перчатки пришлось надеть, так как предстояло работать с колючей проволокой. Он стоял и несколько долгих секунд смотрел на руку, а потом повернул дверную ручку и толкнул тяжелую дверь. Ввалившись внутрь, он почувствовал, как все закружилось вокруг него. И только одно промелькнуло в его быстро угасавшем сознании – высокий пронзительный крик женщины, отдавшейся эхом в его мозгу.

Рената прекратила кричать, как только поняла, что этот похожий на дикаря мужчина, ворвавшийся через парадную дверь, был в таком состоянии, что не представлял для нее никакой опасности. Высокий, широкоплечий, с черными, как ночь, волосами до плеч. Его поясница была обвязана пропитанной кровью рубашкой. Это было последнее, что она заметила перед тем, как он рухнул посередине дверного проема.

Взгляд наружу убедил ее, что он был один; в отдалении видна была лошадь, галопом скачущая на фоне угасавшего лавандово-серого неба. Наверное, это его лошадь?

Она видела, что уже слишком поздно идти в большой дом, и стала соображать, что ей делать.

– Есть только один способ… – заговорила Рената с бесчувственным человеком, который лежал ничком на полу. Она наклонилась над ним, ухватила его под мышки и втянула в комнату. Потом Рената закрыла двери дома, вновь нагнулась и потащила его по полу. Она продвигалась медленно, поскольку раненый был тяжелый и ничем не мог ей помочь.

Положив его на ковер, девушка очень осторожно перевернула раненого на спину и улыбнулась, разглядев его лицо.

– Вы, должно быть, Джейк Вулф, – сказала она не отзывавшемуся на ее голос человеку. – Мелани прекрасно описала вас. – Голос ее звучал чуть громче, чем шепот. – Но она не говорила, что вы красивы.

Рената покачала головой. Как нелепо. Мужчины не бывают красивыми, а у этого – слишком суровое лицо, чтобы называть его красивым. Точеные, энергичные черты, бронзовые, гладко выбритые щеки, прямой, аристократический нос. Она с усилием отвела взгляд от его лица. Он был тяжело ранен и, очевидно, потерял много крови. Вся левая сторона его хлопчатобумажных брюк была пропитана кровью, равно как и рубашка, обернутая вокруг талии.

Оставив его на ковре, Рената бросилась на кухню и намочила несколько чистых тряпок в одном из ведер, которые для нее принес Донни Бойль. Она поискала кастрюлю и наконец нашла ее. И только после этого она вернулась к раненому, подготовившись, как только могла.

Джейк открыл глаза и увидел склонившуюся над ним женщину, которая осторожно обмывала его лицо прохладной тканью, – как будто он мог сломаться, если бы она нажала на него сильнее. Позади нее стояла лампа, и он не мог рассмотреть ее лицо, но он разглядел рыжевато-золотистые волосы и убедился, что она была ему не знакома.

– Ах, как хорошо, – прошептала она. – Вы проснулись. Как вы себя чувствуете?

Джейк искоса поглядел на нее, стараясь получше рассмотреть ее лицо, но не мог, как ни старался. – Похоже, в меня стреляли.

– Похоже да, – просто сказала она, на минутку оставляя его лицо в покое. – Как вы думаете, вы можете передвигаться? Мне ужасно не хочется оставлять вас на полу, но я не могу сама уложить вас в постель.

– Ну конечно, я могу передвигаться, – резко ответил Джейк.

Что она думает? Что он – беспомощен? Он медленно приподнялся, с удивлением обнаружив, что это ему далось с большим трудом, и почувствовал, что рука женщины поддерживает его за спину.

– Я не нуждаюсь в помощи.

– Напротив, нуждаетесь, – любезно, но настойчиво сказала она, помогая ему встать на ноги. – Вы потеряли много крови, и вам придется провести несколько дней, а может быть, недель, в постели, пока не поправитесь. Кровотечение прекратилось, но, если оно начнется вновь, у вас будет много неприятностей.

Джейк посмотрел на свою поясницу. Женщина туго перевязала его полоской из пахнувшего лавандой ситца в розовый мелкий цветочек.

– Я понимаю, понимаю, – мягко сказала она, когда они начали идти по коридору. – Но это было все, что я смогла найти, и, похоже, оно неплохо служит.

Джейку хотелось ей возразить, но он не смог. Он был слишком слаб, и единственное, о чем мог думать – это упасть в постель и пролежать там пару деньков. Завтра он выяснит, кто эта женщина и почему она оказалась в доме Гейба.

– Пошли. – Она крепче обняла его, ибо он слегка покачнулся. – Не отвергайте меня сейчас, Джейк. Вы же не хотите провести ночь на полу в коридоре.

То, что она назвала его по имени, привлекло его внимание, он покорно проследовал вместе с ней в темную спальню. Рената помогла ему улечься в постель. Она стянула его мокасины, внимательно посмотрела на жесткие от крови штаны и решила оставить их на нем. Она осторожно накрыла Джейка стеганым одеялом и подоткнула его, как это делают беспомощным малышам, напуганным надвигающейся ночью.

Он хотел спросить ее, кто она, откуда приехала, хотел коснуться ее волос. Он мог видеть лишь их, волосы казались такими теплыми, мягкими… но это может подождать до утра. Он погрузился в глубокий сон.

И уже заснув, он знал, что она все еще приглядывает за ним. Это должно было вызвать у него раздражение, но не вызывало. Все было как-то странно… хорошо.

ГЛАВА 3

Рената ходила взад и вперед в ногах кровати, сжимая руки и хмурясь каждый раз, когда бросала взгляд на неподвижную фигуру. Насколько она могла судить, Джейк не двигался с того времени, как она вчера ночью помогла ему улечься в постель. Теперь уже почти полдень. А вдруг он умер? Что, если она что-то сделала не так? Чтобы разубедиться, она приподняла стеганое одеяло и проверила повязку. Ситец был сухой и чистый, не было видно ни пятнышка просочившейся крови.

Значит, это был Джейк: тот, о котором с таким увлечением рассказывала Мелани… и тот, которого все жители города так явно ненавидят. Но почему? Просто потому, что у него течет в жилах немного шайеннской крови? Она не могла уразуметь этого. Донни Бойль говорил ей, что Джейк – подлый и опасный. Во сне он выглядел таким умиротворенным, покорным. Вероятно, он был самым красивым из всех мужчин, которых она когда-либо видела. Кожа его была бронзовой от загара, волосы густые, прямые и черные, как ночь. Рената все еще высоко держала одеяло, хотя уже убедилась, что рана Джейка не начала ночью кровоточить. Она никогда не видела мужчин с обнаженной грудью, но была уверена, что никто из них не был похож на этого. Рената была заворожена тугими мышцами его плеч и рук, а также этой гладкой бронзовой грудью, вздымавшейся и падавшей при каждом вздохе и выдохе. Даже шея его была красивой формы, мускулистая, коричневатая и… Тут она заметила под его подбородком небольшой белый шрам и протянула руку, чтобы потрогать его. Он был длинный, но стал виден, только когда человек повернул голову набок.

Рената почти коснулась пальцами его кожи, как вдруг он проснулся, схватил ее запястье внезапным движением, которое потрясло ее. Он раскрыл темно-синие глаза, и от этого взгляда она похолодела. Девушка была так испугана, что почти не могла дышать, не то что двигаться.

– Кто вы? – проскрежетал он.

– Отпустите меня, – слабо попросила она.

– Сначала ответьте мне.

Рената оказалась в неудобной позе: наполовину наклонившись, наполовину стоя, а рука ее немного изогнута.

– Рената Мария Паркхерст, – официально произнесла она. – Ну а сейчас, не будете ли вы столь любезны отпустить меня?

Джейк ослабил свою хватку, однако продолжал держать ее.

– Что вы здесь делаете? – Он так внимательно изучал ее, что Рената подумала: «Не забыл ли он о том, что произошло накануне ночью?» Он переключил внимание с нее на ситцевую повязку на своей пояснице.

– Видите ли, я приехала навестить Мелани, но ее здесь нет. Она с Габриэлем уехала в Техас, так что я собираюсь дождаться здесь их возвращения.

– Они не приедут в течение двух месяцев, а то и больше.

– Двух месяцев? Вы уверены? – Она почувствовала себя подавленной, но это состояние быстро прошло. – Что ж, я смогу подождать. Может, я смогу начать без Мелани.

– Что начать?

Рената постаралась высвободить руку, и он легко отпустил ее.

– А вот это – не ваше дело, мистер Вулф. Он снова закрыл глаза.

– Прошлой ночью вы называли меня Джейком. Никто не зовет меня «мистер Вулф».

– Ночью было другое дело. Тогда были чрезвычайные обстоятельства. – Рената подоткнула Джейку одеяло, укрыв раненого почти до подбородка и разгладив одеяло с обеих сторон. – Я собираюсь приготовить мам чаю.

– Я не хочу пить.

– Вам придется его выпить, иначе я волью вам чай в глотку, мистер Вулф, – предупредила Рената, и он снова открыл глаза.

– Да, мэм, – смиренно согласился он. – Спасибо, что перевязали меня, и за все остальное. Вы хорошо справились с работой.

– Благодарю вас. Мой отец – доктор.

Рената сновала возле кровати, находясь вне зоны его досягаемости и делая вид, что не замечает, как он не сводит с нее глаз.

– Значит, вы помогаете своему отцу в работе? – спросил он.

Рената засмеялась, и Джейк тоже слегка усмехнулся. Боже праведный, нет. Мать никогда не разрешила бы мне этого. Но он много рассказывает о своей работе, а я обычно запоминаю то, что слышу.

Она склонилась над ним и потрогала его лоб.

– Вас не лихорадит, мистер Вулф. Это хорошо. – Она посмотрела на него, прямо в его чудесные темно-синие глаза.

– Я знаю, кто вы, – воскликнул он с торжеством.

– Конечно знаете. Я точно сказала вам…

– Вы – Рыжая Ренни. Рената поспешно отпрянула от него.

– О, я ненавижу это прозвище. Мелани упорно называет меня так, хотя мои волосы совсем не рыжие, и вообще никто, начиная с двенадцати лет, меня так не называет.

– А мне кажется, рыжие. Что-то вроде того, – упорствовал Джейк.

Рената положила руки на кровать и нагнулась к Джейку.

– У меня не рыжие волосы.

Как это может быть? Рыжие волосы не в моде.

– Я… золотистая блондинка, мистер Вулф, и если вы ожидаете, что я буду продолжать ухаживать за вами, то вам придется воздержаться и не называть меня этим именем. Вы можете обращаться ко мне «Мисс Паркхерст» или, быть может, «Рената», раз уж вы так дружны с моей кузиной и ее мужем, но больше никогда не называйте меня…

– Рыжей Ренни, – закончил он за нее.

Рената изо всех сил старалась строго смотреть на него, но ей никогда не удавалось долго сердиться. Джейк смотрел на нее жесткими и холодными, как сапфиры, глазами.

Рената слегка расслабилась, отодвинувшись от Джейка Вулфа, выпрямилась и сложила перед собой руки. В конце концов он был обыкновенным человеком. Она не позволит ему запугать себя.

– Вам чай с сахаром, мистер Вулф? – спросила она и продолжила, заметив, что он, похоже, собирается отказаться: – Не возражайте. Сахар вам нужен, чтобы восстановить энергию. – Она покрутилась немного и оставила его, прежде чем он смог ответить ей и удержать ее своим глубоким темно-синим взглядом.

Джейк допил чай и почти сразу же погрузился в глубокий сон. Она заглядывала к нему каждые несколько минут, подсматривая через раздвинутые ситцевые занавески, чтобы убедиться, что грудь его все так же ритмично поднимается и опускается. Направляясь в очередной раз по коридору к его комнате, она внезапно услышала приближающийся топот копыт. Она подошла к окну в гостиной и увидела, как к дому скачет на лошади какой-то человек. Он явно прибыл со стороны большого дома, и, судя по быстроте, с какой-то целью. Рената разгладила юбку своего бледно-голубого платья, провела рукой по слегка вьющимся волосам и вышла из двери. Она была готова принять своего первого гостя.

Ковбой проворно соскочил с лошади, но даже с парадного крыльца Рената заметила, что он был для нее слишком стар. Он поспешил к дому, а ей на ум пришло слово «седой». Мужчина снял свою широкополую запыленную шляпу и держал ее обеими руками, нервно посматривая то на Ренату, то вниз, на землю.

– Вы, должно быть, кузина миссис Максвелл, – произнес он, остановившись внизу у лестницы и поставив одну ногу на первую ступеньку.

– Да, – выступила вперед Рената. – Рената Мария Паркхерст.

– Лестер Паттон. – Он с трудом преодолел ступеньки и протянул Ренате грязную руку. Она улыбнулась и взяла ее, словно пожимать руку с въевшейся в нее грязью было для Ренаты обычным делом.

– Мне очень не хотелось беспокоить вас, – продолжал Лестер, не сразу отпуская ее руку. – Донни Бойль вчера заезжал и сообщил мне, что вы остановились здесь… он предложил мне навещать вас, но, боюсь, что сегодня меня сюда привело не это. У меня возникла небольшая проблема.

Рената выдохнула, хотя до этого пыталась не дышать. Лестер Паттон, похоже, не только валялся в грязи: от него несло так, словно он не мылся с весны.

– Проблема? Я могу чем-нибудь помочь? – Она старалась не выдать выражением лица или голосом, как ей противно.

– Я не думаю, что вы видели этого полукровку. – э… этого парня где-то здесь поблизости? – На морщинистой грубой физиономии Лестера появилось выражение некоторого замешательства.

Рената попыталась сохранить спокойствие.

– Вы случайно не имеете в виду Джейка Вулфа? Лестер отступил назад.

– Ну да, мэм. Его лошадь прошлой ночью появилась в стойле с залитым кровью седлом, а Джейк никогда никуда не ездит без этого жеребца. Я боюсь, что он лежит где-то мертвый. – В голосе Лестера была какая-то нарочитая нерешительность, и это насторожило Ренату. Человек обнаружил прошлой ночью лошадь Джейка и уже разыскивает его.

– Джейк Вулф здесь, – сдержанно сказала Рената. – Вчера в него стреляли, и сейчас он спит. Не хотели бы вы вызвать для него доктора и взглянуть на него…

Лестер еще отступил назад.

– Доктора? Для Джейка? Черт, он прекрасно обойдется и без доктора. Я просто перевезу ею в барак, и мы за ним присмотрим.

«Пока Он не умрет». Рената поняла, о чем думает этот человек. Она ни в коем случае не должна разрешить ему увозить куда бы то ни было Джейка.

– Нет. Я думаю, он останется здесь. Ему нельзя двигаться.

– Мэм, я не могу разрешить вам это. – Лестер покачал седеющей головой. – Это неладно.

– Мой отец – уважаемый врач в Филадельфии, – слегка повысив голос, произнесла Рената. – В течение нескольких лет я помогала ему в работе и уверяю вас, я знаю, как ухаживать за такими ранеными. – Это было не совсем ложью. Как-то раз ее отец рассказывал о пренеприятном случае, пока мать не настояла, чтобы он сменил тему. Но даже если это была ложь, то вполне необходимая. Она понимала, что Лестер Паттон будет сидеть и наблюдать, как Джейк умирает, если дойдет до этого.

– Я уверен, мэм, что вы умеете, но считаю, что мне лучше…

Рената была готова выйти из себя, что случалось с ней редко. Поэтому она глубоко вздохнула и пристально посмотрела в глаза Лестеру Паттону.

– Когда в прошлый раз я передала больного в другие руки, бедняга через несколько дней умер. Я никогда себе этого не прощу. Так много ночей я размышляла… – Она тяжело вздохнула. – Вы, конечно, понимаете, почему я не хочу переложить заботу об этом человеке на кого-то еще…

– Да, мэм, – сказал Лестер, – но я…

– Пожалуйста, мистер Паттон, – умоляюще сказала Рената, уставив на него широко раскрытые глаза. – Обещаю вам, что пойду в большой дом и попрошу вас о помощи, если раны мистера Вулфа окажутся серьезными и я не смогу с ними справиться.

Лестер все еще колебался, но Рената заметила, как на его лице мелькнуло выражение облегчения.

– Хорошо, – наконец сказал он. – Сейчас я очень занят, мне надо следить за окончанием строительства дома и работой на ранчо. Раз уж вы настаиваете, мисс Паркхерст, мы можем оставить Джейка здесь.

– Я так вам признательна, мистер Паттон. – Увидев, что Лестер собирается уходить, Рената тепло улыбнулась ему.

Итак, она утратила появившуюся возможность избавиться от Джейка Вулфа. Может, ей следовало передать его из рук в руки Лестеру Паттону? Инстинкт подсказывал Ренате, что этого не надо было делать. Она отвечала за Джейка, и никто, кроме нее, не должен был смотреть за ним.

Рената озабоченно наклонилась над плитой и понюхала тушеное мясо, чтобы убедиться, что пахнет съедобным. Это был ее первый обед; по крайней мере, она в первый раз готовила самостоятельно. Мать никогда не позволяла ни ей, ни Амалии приближаться к кухне, но они все же умудрялись просачиваться туда и наблюдать, как готовят еду.

К счастью, у Мелани в кладовке нашлась поваренная книга, хотя у нее был такой вид, словно ее никогда не раскрывали. Рената дословно следовала рекомендациям, так что ее тушеное мясо издавало аппетитный запах.

Джейк не издавал ни звука, но Рената чувствовала, что он наблюдает за нею. Она обернулась и увидела, что ее пациент стоит в дверном проеме, осторожно прислонившись к косяку.

– Что вы делаете? Почему не в кровати? – выпалила она. Ее больше раздражало собственное удивление, нежели то, что он встал и слоняется по дому. – Вам еще несколько дней надо провести в постели, мистер Вулф.

– Джейк.

– Почему вы встали? – повторила она, чувствуя, как быстро проходит ее гнев.

– Я почувствовал запах с кухни, и мне захотелось есть, – ответил Джейк, не продвинувшись ни на дюйм. Она подумала, он сам стоит так прямо или его поддерживает косяк? – Надеюсь, вы лучше готовите, чем Мел.

– Не знаю, так ли это, – заметила Рената. – Это – первая приготовленная мною еда.

Джейк состроил гримасу:

– Жаль.

Рената заметила, как дрожат его ноги, быстро подбежала к нему и, обняв его за талию, придержала руками за плечи. Она не думала, что он окажется таким высоким – почти на голову выше, чем она.

– Я провожу вас обратно в постель, мистер Вулф.

– Джейк.

Рената небольшими шажками продвигалась к коридору, который вел в спальни.

– Вы собираетесь быть трудным пациентом, мистер Вулф?

Он почти не опирался на нее, и казалось, что стоял на ногах твердо, и она уже не боялась, что он упадет.

– Может быть, Рыжая Ренни.

– Я говорила вам, чтобы вы не называли меня так.

– Я говорил вам не называть меня мистером Вулфом.

Голова ее почти коснулась его груди, и Рената подняла глаза, чтобы не смотреть на его торс.

– Рыжая, – пробормотал он. – Определенно, вроде бы… рыжеватая.

– Ну хорошо, Джейк, – уступила Рената, опуская его на кровать. Она пыталась не смотреть на него слишком пристально. Эта обнаженная грудь сбивала ее с толку, а лицо – тем более. Ведь она проделала весь этот путь в Колорадо не ради того, чтобы увлечься смазливым лицом: она могла бы сделать это и в Филадельфии.

Взгляд ее упал на задубевшие от крови брюки, и она нахмурилась.

– Нам надо бы поменять вам одежду.

– У меня в бараке есть чистая одежда… в старом бараке, там, позади. – Джейк откинул голову, закрыл глаза и Протяжно вздохнул.

– Это длинное здание возле амбара? – спросила Рената, склонившись над ним и щупая его лоб.

Джейк слегка приоткрыл один глаз.

– Да, – отрывисто сказал он. – Больше никто им не пользуется. Ближе к большому дому есть новый барак.

Рената отняла руку. Температуры не было, это хороший признак. Он поправится и уйдет, и вот тогда она сосредоточится на поисках фермера и любви с первого взгляда.

– Я принесу вам другую одежду и поесть, если тушеное мясо окажется съедобным. Ну а если нет… тогда в кладовке есть кое-какие консервы. Думаю, я приготовлю что-нибудь из них.

– Что вы здесь делаете, Рената Мария Паркхерст? – устало спросил Джейк.

– Я уже говорила вам: я приехала проведать Мелани, но ее здесь не оказалось.

– Но вы не написали и не прислали телеграмму. Если бы вы это сделали, они бы сообщили вам, что их здесь не будет. Филадельфия достаточно далеко отсюда, чтобы просто так заезжать. – Джейк посмотрел на нее, она нахмурилась и поджала губы. – Вы убежали из дому, мисс Паркхерст?

– А что, если так? – Рената посмотрела мимо его в окно. – Вы должны быть благодарны судьбе, что я решила убежать в это время. Иначе вы сейчас оказались бы в плачевном состоянии.

Джейк взглянул на ситцевую повязку.

– Думаю, это правда. Но я не могу понять, почему маленькая нежная белокурая девушка, которая никогда не марала своих ручек на кухне, убежала из дома.

Рената отвернулась от окна и бросила на него хмурый взгляд.

– Я начинаю понимать, почему вас никто не любит, мистер… Джейк. Это не ваше дело, но я и в самом деле убежала из дому. И у меня есть на это причины. Мой отец собирался насильно выдать меня замуж за человека, который был мне отвратителен.

Насильно? Вас? Не могу себе представить, – сухо сказал Джейк.

– Я тоже не могла. Это так непохоже на папу. – Рената на миг забыла, что Джейк смеется над ней, что ему дела нет до ее проблем. – Лорд Иденуэрт – слишком старый и худой, он совершенно не умеет танцевать, – горячо сказала она. – Папа говорит, что мне нужна дисциплина.

– Нет.

– Да.

– Что за варварство! Заставить выйти замуж за человека – тощего и не умеющего танцевать. – Джейк покачал головой. – И к тому же старого. Сколько лет этому древнему лорду Иденуэрту?

– Я точно не знаю. Думаю, около сорока. – Рената опустила глаза и, заметив усмешку Джейка, поняла, что он поддразнивает ее. – Ах вы, презренный грубиян!

Джейк закрыл глаза, прерывая ее:

– Меня называли и похуже.

Когда Джейк открыл глаза, он заметил, что говорил с пустой комнатой. Рената Мария Паркхерст бесшумно исчезла, остался лишь тонкий аромат ее духов – он напоминал запах увядших цветов. Наверное, это были какие-то дорогие духи, которые купил ей папаша, чтобы она завлекала лорда Иденуэрта в брачные сети!

Что же такое заставило его, Джейка, выбраться из кровати и отправиться на поиски Ренни? Дразнящие вкусные запахи? Нет, все дело в его проклятом любопытстве.

Он слышал, что она на кухне, и ему захотелось… ему необходимо было еще раз взглянуть на нее. Он хотел убедиться, такая ли она на самом деле прелестная, какой он запомнил ее.

Ему также было интересно, расскажет ли она ему о том, что сюда днем заезжал Лестер Паттон и что она отправила восвояси слугу Гейба, солгав ему. Почему она так сделала? И что ей нужно?

Он чувствовал к себе самому отвращение из-за того, что ему было приятно ощущать ее руку на своем лбу, что ему нравилось, как врывавшееся в окно солнце воспламеняло ее волосы. Она всего лишь очередная избалованная богатая девчонка, которая судит о людях по внешности и разбивает сердца мужчин для собственной забавы. Но от нее исходил аромат увядших цветов…

Он все еще размышлял об этом аромате, когда она появилась в дверном проеме и бросила ему на кровать чистую пару штанов и белую рубашку.

– Если вы способны дойти отсюда до кухни, то вы наверняка сможете сами переодеться.

И, прежде чем Джейк смог придумать умный ответ, она снова ушла, оставив за собой лишь облачко своих духов.

* * *

Тушеное мясо оказалось не просто съедобным, но вкусным. Джейк не сказал ей об этом, но закончил свою тарелку и не пожаловался. Она поняла, что ему понравилось. Он прочитал это на ее торжествующем лице.

Рената явно простила его за поддразнивания, поскольку кормила его, улыбалась. Она подносила ложку к его рту, не обращая внимания на возражения Джейка, что он вполне может есть сам. Миска еще не была пустой, когда он подумал, а не хочет ли она отравить его… может быть, поэтому она так удовлетворенно улыбалась.

Джейк устремил на нее свой самый лучший и холодный взгляд, взгляд, который должен был обязательно испугать молодую девушку и удержать любого на расстоянии. Но она открыто выдержала его взгляд и продолжала улыбаться, и он понял, что больше не может смотреть на нее ледяным взором. В ее взгляде было нечто такое, что растопило всю его решимость. У нее были самые зеленые на свете глаза и самая молочно-белая кожа в мире…

Джейк отвел в сторону взгляд. Пусть она кузина Мел, но внутри она духовная сестра Верил Гаррет. Расчетливая. Пустая. Папенькина дочка, удравшая от ужасной судьбы – замужества с человеком, не умеющим танцевать.

Рената молчала и во время трапезы, и когда Джейк воззрился на нее с явным желанием напугать. Но это не сработало. Она понимала его лучше, чем он мог бы представить. Значит, ему нравилось пугать людей. Однако ее беспокоило не это. Она не хотела себе в этом признаться, но ей было тягостно сидеть у постели и кормить человека, которому она явно не нравилась. Она никогда в жизни не встречала человека, у которого вызывала столь откровенную неприязнь. Ее приводило в замешательство его чеканное лицо, смущала обнаженная грудь, которая теперь, слава Богу, была прикрыта чистой рубашкой. Она заметила это, когда вернулась в спальню, принеся ему обед.

Что ж, раз он не хочет с ней разговаривать – прекрасно. Она исполнит свой христианский долг, убедится, что он поправился, и тогда она займется своими делами.

Однако тишина становилась гнетущей, и Рената решила завести с ним любезную беседу.

– Джейк! – Она наклонилась вперед и провела рукой под его подбородком. – Откуда у вас этот шрам?

Джейк схватил девушку за запястье и отвел ее руку от своего лица.

– А это не ваше дело, Рената Мария Паркхерст.

Она одарила его ослепительной улыбкой, не обращая внимания на то, что он крепко держит ее запястье.

– Вы можете называть меня Ренатой. – Она решила, что он ничем не сможет огорчить ее. Абсолютно ничем. Он отпустил ее руку, и она положила ее себе на колено. Джейк явно не хотел говорить о себе.

– Знаете, а вы могли бы мне здорово помочь, Джейк.

Вместо ответа Джейк просто приподнял брови.

– Я думаю, вы очень хорошо знаете эти места. Много ли незанятых фермеров возле Серебряной Долины? – Она наклонила голову набок и устремила взгляд на бесстрастное лицо Джейка.

– Незанятые в смысле неженатые? – холодно спросил он.

Рената кивнула.

– Так вы поэтому приехали сюда? Вы ищете мужа?

Она снова кивнула.

– Да. Владельца ранчо.

Джейк удивленно и недоверчиво покачал головой:

– А почему владельца ранчо?

Рената прикусила нижнюю губу и немного ниже склонилась над кроватью.

– Вы видели, как Габриэль смотрит на Мелани?

– Конечно. Я живу все время или здесь, или неподалеку.

Она зашептала, забыв, с кем разговаривает:

– Я хочу, чтобы на меня тоже кто-то так смотрел. И поскольку Габриэль – владелец ранчо, я решила…

– Так нельзя, – вмешался Джейк. – Во-первых, Гейб – никудышный фермер. Женитьба и семья не излечили его: у него ноги все так же зудят от желания странствовать. И если ему приспичило скитаться, он так же, как и сейчас, пакует вещи и забирает Мел и близняшек с собой. Тогда за всеми работами на ранчо следит Лестер Паттон, а я гарантирую, что Лестер – не вашего типа.

– Но я уверена, что есть и другие…

– Доверьтесь мне, Рената Мария Паркхерст. Мне очень неприятно говорить вам, но я думаю, что Мел и Гейб состоят в браке, который бывает один на миллион. Вас, скорее, ударит молния, чем вы найдете того, кого ищете… особенно в Серебряной Долине.

Рената резко встала. Он начал почти раздражать ее, а она обещала себе, что этого не должно произойти.

– Похоже, я должна воспользоваться советом человека, который умудрился настроить против себя целый городок, – решительно произнесла она. Улыбка ее увяла, но все же не исчезла. – Насколько я слышала, вы никому не нравитесь, Джейк, и я начинаю понимать, почему.

– Никто не любит правду, Рената Мария Паркхерст, – холодно сказал Джейк. – Ее слишком трудно воспринимать.

ГЛАВА 4

Рената стояла в коридоре и подсматривала через ситцевые портьеры, которые она раздвинула пальцами. Он, конечно же, много спал, но она считала, что так и должно быть. По крайней мере, у него не было температуры, и Рената была рада этому.

Она затаила дыхание и вошла в комнату. Что-то такое было в Джейке Вулфе, что привлекало ее к нему: сила, дававшая ему власть, даже в его теперешнем состоянии, энергия, превосходившая все, с чем когда-либо встречалась Рената.

Она создавала, что живет легко и беззаботно. Она ни в чем не испытывала нужды, ей никогда не приходилось сталкиваться с трудностями. У нее были друзья и любимая сестра, родители, которые любили ее, хотя порой они и проявляли свою любовь деспотическим образом. Жизнь ее в Филадельфии была очень удобной, в ней не было ничего подобного той энергии, которую она ощущала в Джейке. Кто-нибудь мог бы назвать его опасным, и, возможно, он был бы прав, – однако Рената ощущала в Вулфе нечто большее. Что-то между опасностью, силой и почти осязаемой энергией.

Рената, не задумываясь, оказалась возле кровати. Наблюдать за спящим Джейком было увлекательно, и она, склонив набок голову, стала открыто изучать его лицо. Даже во сне оно сохраняло напряженность и жесткость, которая, похоже, никогда не оставляла его. Почему этот человек стал таким жестоким?

Она считала, что природный материнский инстинкт повелевает ей забрать его боль, но то, что она испытывала, вот так глядя на него сверху вниз, было чем угодно, но только не материнским чувством. Почему ни один из мужчин, которые ухаживали за ней в Филадельфии, не заставил ее сердце так биться? Почему все они были такими… обычными? И хотя Джейк менее всего был обычным, он все же не годился для брака. Мелани и Габриэль говорили о нем много доброго, но они также упомянули, что этот человек предпочитает людям волков, что он к тому же имеет склонность исчезать, повинуясь собственной прихоти, и зачастую пропадал целыми неделями.

Рената всегда умела реализовывать свои желания. Джейк был привлекателен, несмотря на его ужасную колючую бороду, и ей хотелось дотронуться до его лица. Это было такое сильное, непреодолимое желание, что она невольно сжала руки. Наверное, он и в самом деле заставляет ее сердце быстро биться, а лицо – гореть. Все это, конечно, могло быть страхом… хотя, честно говоря, она знала, что это не страх.

Но ведь он не тот, ради которого она приехала в Колорадо.

Он без предупреждения открыл глаза, темно-синие глаза, которые тут же устремились к ней. Почему он не просыпался, как нормальные люди? Почему он не потягивался, не зевал, не моргал глазами, пока их взгляд постепенно не сосредоточивался на чем-то? Боже, у него даже дыхание не изменилось. Он просто открыл глаза и смотрел на нее пристально, как всегда.

– Что ж, пора, – строго сказала она. – Я подумала, а не стоит ли мне послать Лестера Паттона за доктором для вас.

– Не надо доктора, – угрюмо отозвался Джейк. – Вы и так прекрасно справляетесь.

Рената притворно улыбнулась ему, чтобы скрыть свой испуг.

– Надеюсь, вы не боитесь докторов, а, Джейк? Он покачал головой так, что Рената подумала: есть ли на свете что-нибудь, чего он боится.

– А вы не испугаетесь, если я поднесу бритву к вашему лицу? – спросила она и. протянув руку, коснулась щетины на его подбородке. Пальцы почти коснулись его, и она отдернула руку.

Он слегка приподнял брови в ответ на ее вопрос и коснулся ладонью своей щеки.

– Я сам могу побриться.

Рената позволила себе настоящую улыбку, хотя и несколько натянутую.

– Значит, вы боитесь, – тихо сказала она.

– Черт побери, а почему бы нет. – Джейк медленно приподнялся и сел, простыня упала с него. Мышцы на его руках напряглись и отвердели, и Рената с трудом отвела от них взгляд. Если бы она могла убедить его не снимать рубашку во время сна, она, возможно, не была бы так смущена. Его нагота положительно сбивала ее с толку. Рената чувствовала, как лицо ее начинает пылать, и поняла, что краснеет.

– Я видела бритвенные принадлежности Габриэля в соседней комнате, – поспешно пролепетала она. – Я принесу их. – Девушка повернулась на каблучках и выбежала из комнаты, оставив безмолвного Джейка Вулфа.

Рената сидела у края кровати и размешивала помазком приготовленную ею пену. Джейк не шевелился. Он просто наблюдал своими холодными глазами, как она пытается не смотреть на него. Это было достаточно трудно, раз уж она начала брить его. Интересно, что же в самом деле она думала, когда предложила побрить его?

Возможно, она совсем ни о чем не думала, но в то же время она ожидала, что он отклонит ее предложение. Однако он не отклонил.

Они находились слишком близко друг от друга. Ему стоило лишь протянуть руку, и он коснулся бы ее.

Если бы он продвинулся вперед, их лица оказались бы рядом. Она могла только надеяться, что он ничего такого не сделает.

Слегка дрожащей рукой Рената начала намыливать его бороду. Джейк не шевелился, но глаза его стали еще холоднее.

– Сколько раз вы это делали?

Она заглянула в их синеву, потом закончила его намыливать и отставила миску в сторону.

– Видите ли, честно говоря, ни разу в жизни. Но я видела, как мой отец брился, так что я вполне уверена, что смогу сделать это – если вы не будете двигаться.

– Вы пытаетесь убить меня, не так ли? – простонал Джейк.

Его кислый комментарий заставил Ренату улыбнуться, и на мгновение она забыла, что он угрожает перевернуть весь ее мир с ног на голову.

– Думаю, что, если бы я хотела вашей смерти, я могла бы придумать более удачный и менее хлопотный способ, чем этот. – Она подняла лезвие.

Рената слегка наклонилась вперед и неожиданно твердой рукой соскребла небольшой участок намыленной бороды. Дальше дело пошло лучше. Она вытерла бритву льняным полотенцем, лежавшим у нее на колене, и продолжила свою работу. Джейк был хорошим клиентом, он оставался совершенно неподвижным, пока она медленно сбривала его бороду.

Джейк беззвучно обругал себя. Рената медленно, с усердием сбривала недельную щетину на его лице. По крайней мере, она перестала кусать себе губы, а руки ее больше не дрожали. Все ее внимание сосредоточилось на работе, и он смог открыто рассматривать ее.

У нее были мягкие руки. Она случайно, бессознательным движением дотронулась до его плеча, но, как только поняла, что касается его, убрала ладонь. Она была так близко. Он мог слышать запах ее волос, этот цветочный аромат, который он не мог распознать, но который уже начал связывать с ней.

Она соскребла еще один кусочек намыленной бороды, и Джейк снова выругал себя. Он мог бы сделать это сам или позволить своей бороде еще расти. Но ее намек на то, что он боится разрешить ей коснуться бритвой его лица, заставил Джейка бросить вызов. Глупо. И вот сейчас она так близко к нему, что он ощущает ее дыхание. Ее пальцы терлись о щеку Джейка, а сверкающие зеленые глаза устремились к его лицу.

Она была поглощена работой и не осознавала, что он откровенно изучает ее… в этом-то он не сомневался. В ней было нечто такое, что беспокоило, волновало его. Улыбка? Никто раньше так не улыбался ему. Ее голос? Сейчас она молчала, сосредоточив все внимание на своих усилиях, но обычно она беспрерывно разговаривала с ним. То, как она смотрела на него, когда думала, что он спит?

– Ну вот, – сказала она удовлетворенно. – Все готово, и ни единой царапины. – Рената взяла чистое полотенце и вытерла ему лицо, стирая остатки мыла, рассеянные по щекам. – Вы выглядите гораздо лучше.

Джейк провел рукой по щекам, пытаясь нащупать места, которые она могла пропустить. Но лицо его было гладко выбрито, и она ни разу не порезала его.

– Неплохо, – хмуро заметил он.

– Вы, кажется, разочарованы, что я вас не порезала?

Он следил, как она собирает инструменты и собирается покинуть комнату. Движения ее были слегка торопливыми, лицо пылало, розовое от явного смущения. Она обвела взглядом маленькую комнату, бросив взгляд на все, кроме него.

– Я удивлен, – тихо заверил он ее. – Я не разочарован.

Рената выпрямилась в полный рост и посмотрела на Джейка сверху вниз, устремив на него надменнейший взгляд.

– Отныне вы будете бриться сами.

– Хорошая мысль, – с облегчением вздохнул Джейк.

Рената, побледнев, отвернулась от него, и, прежде чем она выбежала из комнаты, он успел заметить смятение на ее лице.

Джейк лежал в мягкой кровати, находясь между сном и бодрствованием. За последние две недели он спал слишком много, и теперь, несмотря на то, что была ночь и в доме стояла тишина, он не мог погрузиться в глубокий сон.

Его бок заживал быстро, он был сейчас перевязан ровной белой повязкой. Рената наконец разрешила ему обедать за столом и понемногу ходить по дому. Разрешила ему – так она сама говорила, и, хвала Господу, именно так он это и ощущал. На восстановление сил у него уходило гораздо больше времени, чем он хотел бы. Наверное, он был ближе к смерти, чем представлял себе.

Рената весь день напролет суетилась вокруг него, промывала его рану, порой облачко брезгливости пробегало по ее лицу, но руки были мягкими и нежными, как легкий бриз. Прикосновения ее были почти неощутимыми.

Она больше не упоминала о причине приезда в Колорадо, о своей охоте на мужчин, на какого-нибудь беднягу-фермера, который, без сомнения, будет ослеплен ее очарованием, ее глазами и волосами. Джейк не мог решить, кого ему было больше жаль – владельца ли ранчо, за которым она охотилась, или саму Ренату. Она была обречена на разочарование в своих поисках совершенного мужа.

С огромным усилием он сохранял молчание в течение последних двух недель, но она и не возражала. Рената говорила более, чем достаточно, – за них обоих, иногда судачила о жителях Филадельфии, которых он не знал и никогда не увидит. Обычно Джейка раздражало непрерывное звучание голоса, особенно женского, но через некоторое время он привык к тембру Ренаты. Он успокаивал. Джейк лежал, а звуки ее голоса словно омывали его.

За последнюю неделю он каждый день брился сам, из страха, что если откажется от этого занятия, то Рената предложит ему свои услуги. Но больше он бы этого не вынес.

Низкие раскаты грома где-то в отдалении говорили о приближавшейся грозе. Прошло уже несколько недель, а у них все еще не было хорошего дождя, лето оказалось жарким и засушливым, а это было плохо для здоровья и людей, и животных. Ранчо нуждалось в хорошем дожде… и он тоже. Джейк встал с кровати и открыл окно, подперев стеклянные створки палкой, которая специально для этого лежала на подоконнике. Он хотел ощутить запах надвигающегося дождя.

Подул ветер, и порыв холодного воздуха покрыл рябью шторы, охватил его тело. Джейк закрыл глаза и глубоко вздохнул. Раненый или нет, он слишком долго остается взаперти. Ему было душно.

– Почему вы не в кровати? – спросила Рената, и Джейк обернулся; чтобы посмотреть, как она наблюдает за ним из дверного проема. Он уже привык к этому вопросу, но обычно его задавали более энергично. А этот вопрос прозвучал тихо и слегка удивленно.

– Хочу пустить немного свежего воздуха. Вы одобряете это, доктор?

Она не ответила, оправляя на себе платье. – Надвигается гроза. – Джейк отошел от окна, и сквозь облака проникла полоска лунного света, осветившая похожую на призрак фигуру в дверном проеме.

Опять послышались долгие низкие раскаты грома, и Рената вздрогнула.

– Я не люблю грозу, – тихо сказала она. – Еще до того как моя сестра Амалия вышла замуж, я пробиралась в ее комнату, когда ночью начиналась гроза. А когда она уехала из дома, я пережидала грозу в своей комнате. Мне было слишком много лет, чтобы бежать к папе и уткнуться в его плечо… я всегда так делала, когда была маленькой. – Она посмотрела ему прямо в глаза, неулыбчиво и бесстрашно. – Мне надо было оставаться в кровати и спрятаться под одеялами, но я подумала, что мне надо прийти сюда и посидеть здесь немного. Я думала, вы будете спать, так что это, видимо, было глупой затеей.

Джейк вернулся в кровать, но положил пухлые подушки поближе к спинке и уселся, вытянув перед собой ноги. Она и в самом деле испугалась, это было явно.

– Это хороший, надежный дом, – заверил он ее. – Небольшой дождь и ветер не снесут его.

Рената вошла в комнату и бросила взгляд на окно, как только сверкнувшая вдалеке молния осветила небо.

– Вы не очень-то умеете лгать, Рената Мария Паркхерст. – Джейк проследил, как она медленно прошла к окну: эту женщину гроза пугала и в то же время притягивала к себе.

Еще одна вспышка озарила комнату, и Джейк заметил, как по ее лицу стремительно пробежала улыбка.

– Вообще-то я очень хорошо умею придумывать, особенно если есть хоть кусочек правды в том, что я говорю. Я могу почти убедить себя в чем угодно… на некоторое время. Это, наверное, очень плохо, как вы думаете? – Она доверчиво и бесхитростно посмотрела на него. В глазах ее застыл вопрос. Длинная прядь упала ей на плечо, несколько локонов обрамляли лицо. Ее платье было подхвачено поясом, подчеркивавшим фигуру, от которой он трепетал почти так же, как она – от грозы. Гром между тем приближался, сопровождая все чаще вспыхивавшие молнии.

– Не подходите близко к окну, – предупредил он. – Если хотите посмотреть, отодвиньте назад стул и садитесь.

– Я не хочу смотреть, – ответила Рената, но поместила единственный стул в комнате прямо перед окном, потом немного отодвинула его назад и осторожно уселась. Молнии, а за ними гром, приблизились. Раскаты были почти рядом, и Рената вскочила. Упали первые капли дождя, большие, влекомые ветром. Несколько капель залетели в открытое окно и упали на ноги Ренаты. Ветер, который сначала остудил Джейка, налетел на нее, отбросил локоны, обрамлявшие ее лицо, и облепил тело платьем.

– Однако это красиво, – сказала она, все еще тихим голосом. – Ярко, красиво и опасно.

– Да, красиво, – согласился Джейк, не спуская с нее глаз. – Очень красиво и очень опасно.

Она повернулась и поглядела на него.

– Знаете, это очень неприлично, – сказала она с легкой улыбкой. – Сидеть посреди ночи в этом доме без компаньонки. Ужасно неприлично. Но это Колорадо, а не Филадельфия.

Джейк счел, что лучше сменить тему.

– Почему вы так боитесь грозы. Рената засмеялась.

Не знаю. Это бессмысленный страх. На самом деле я не верю, что меня ударит молния или что этот дом снесет ужасная буря. Но во мне что-то дрожит, и я не могу ничего с этим поделать. Сердце мое колотится, и каждый раз, когда гремит гром, оно как будто разрывается на кусочки. – В этот момент как раз над их головой раздался оглушительный грохот, и она тихо добавила: – Как этот.

Джейк смотрел, как она вглядывалась в ночь за окном, на лице ее играли молнии, и оно казалось таким же белым, как сами огненные всполохи.

Он так наблюдал за ней, что чуть не подпрыгнул, когда она внезапно обернулась.

– Расскажите мне что-нибудь, Джейк.

– Что?

– Что-нибудь. – Она улыбнулась, похожая в лунном свете на привидение. – Мелани говорила мне, что вы умеете рассказывать чудесные сказки, которые вы слышали от вашего дедушки, когда были ребенком.

– Мой дедушка был чистокровным шайеннцем, – с вызовом заметил Джейк.

– Я знаю, – тихо сказала Рената, снова обращая взор к окну.

– Знаете?

– Мелани говорила мне.

– Он был убит во время резни на реке Уошито, – отрывисто сказал Джейк.

– Я знаю.

– Мел слишком много болтает. Рената глубоко вздохнула:

– Если не хотите рассказывать сказку, так и скажите. Ради Бога, Джейк.

Он опустился на середину кровати и несколько минут просидел молча.

Почему она всегда поступала столь неожиданно. Ей следовало отослать его с Лестером тогда днем. Она должна была бы трястись от страха, когда он смотрел на нее. Она могла бы передернуться от отвращения, когда он упомянул о своем происхождении. Но она ничего этого не сделала. В сущности, она продолжала смотреть на него так, словно ожидала от него чего-то большего.

Он рассказал ей сказку о Сладкой Травке, о мальчике, который вырос и его стали называть Сладким Лекарством, и о четырех священных стрелах. Эту сказку каждый шайеннец слышал в раннем детстве, и слова легко слетали с языка Джейка, как будто сказка дедушки вернулась к нему самому. Буря разыгралась во всю силу: частые вспышки молнии заполняли светом комнату, а раскаты грома раздавались прямо над их головами.

Когда Джейк кончил рассказывать, гром и молнии утихли, а дождь стал сильнее, чем прежде, и из капель, попадавших на пол через открытое окно, образовалась лужица.

– У вас хороший голос, как раз для сказочника, – сказала Рената, когда он закончил. В ее голосе слышалось облегчение от того, что гроза проходит. Лицо стало спокойным.

Джейк соскочил с кровати – слишком быстро, – и почувствовал боль в боку. Он попытался скрыть это, но, похоже, Рената все замечала.

– Что вы делаете?

– Собираюсь закрыть окно, – стиснув зубы сказал он.

Девушка опустила окно, укрепив кончик палки так, чтобы оставить доступ свежему воздуху.

– Ради Бога, я сама собиралась сделать это.

Вернулась прежняя Рената. Ответственная. Бесстрашная. Приказывающая ему вернуться в кровать. Она придвинула стул к стене и повернулась, чтобы выйти из комнаты.

– Вы не собираетесь подоткнуть мне одеяло? – с усмешкой спросил Джейк, ожидая увидеть в ответ надменный взгляд. Но выражение ее лица было совсем другим: Рената склонилась над ним, расправила одеяло и сильно взбила подушки.

– Клянусь, в моих руках оказался двадцатипятилетний младенец. – Она смотрела мимо него: на одеяло, подушки, на пол даже.

– Похоже, Мел многое вам рассказала обо мне. – С одной стороны, он был сердит, с другой – его разбирало любопытство. – У вас не нашлось лучшей темы, чем говорить обо мне, когда она приезжала к вам в гости?

– Уверяю вас, у нас было немало гораздо более интересных тем, чем вы, мистер Вулф.

– Какая вы нелюбезная, Рыжая Ренни. Что еще Мел сообщила вам обо мне, кроме истории моей семьи, сведений о моем возрасте и умении рассказывать сказки?

Рената посмотрела на него сверху вниз.

– Она говорила, что вы не умеете ни с кем ладить, и, как я уже вам раньше говорила, мне понятно почему.

Джейк схватил ее запястье, когда она попыталась уйти.

– А как насчет поцелуя на ночь? – Его голос прозвучал хмуро, в нем не было ни капли нежности.

– Не смешите меня. – Рената старалась, чтобы ее слова звучали решительно и сурово, но потерпела фиаско и в том и в другом. Он чувствовал, как трепещет ее тело.

– Вы знаете, почему я приехала в Колорадо, и в мои планы не входит общение с… наполовину цивилизованным, мрачным…

– Говорите, Рената. – Он резко отпустил ее руку. – Полукровкой. Это слово готово было сорваться кончика вашего языка?

Она прикусила губы и не стала ни подтверждать, ни отрицать этого обвинения.

– Спокойной ночи, Джейк. – Она повернулась к нему спиной и вышла из комнаты.

ГЛАВА 5

Рената, нахмурив брови, закончила утреннюю работу. Она откинула назад волосы и завязала их розовой ленточкой, которая сочеталась с ее темно-розовым платьем. Она убедилась, что большая часть ее туалетов не подходит для новой жизни, однако несколько простых платьев могли еще неплохо послужить. Но не одежда заставила хмуриться ее обычно счастливое личико. Дело было в ее пациенте. Джейк быстро поправлялся, хотя и двигался по дому немного медленно. Однако шаги его были твердыми, целенаправленными, и она понимала, что в любой день он будет готов уехать, и сделает это как только сможет.

Джейк почти не разговаривал с ней после той ночной грозы, которая была неделю назад. Тогда он решил, что она отвергает его потому, что в его жилах течет индейская кровь. Он сам сказал это, а она позволила ему поверить, так как не стала этого отрицать. Тогда ей было проще не отрицать обвинения Джейка, чем попытаться объяснить ему правду.

Но что это была за правда? – спрашивала она себя уже не в первый раз. То, что ее влекло к нему? Определенно. А почему бы нет? Он был красивым, мускулистым, к тому же она знала о нем достаточно, чтобы читать по его мрачному, угрюмому лицу. Неужели она готова была влюбиться в него? Но это невозможно. Об этом не может быть и речи. Это совершенно не входит в ее планы.

Тогда почему же мысль о его отъезде так расстраивает ее?

Неожиданно поблизости от дома раздался какой-то звук, который заставил ее вздрогнуть и прервал ее раздумья. Стук, сопровождаемый треском, потом еще один громкий стук. Кто-то из рабочих из большого дома? Но что он делает?

Она вытерла руки о чистое льняное полотенце, прошла через главную комнату к парадной двери и вышла на крыльцо. В глазах ее отразились лучи позднего утра. Она повернула голову и увидела источник шума.

Возле амбара стоял Джейк, он поднял руки, сжимавшие топор. На нем ничего не было, кроме хлопковых брюк и старых башмаков, а также тонкой белой повязки, обернутой вокруг талии. Рената настаивала, чтобы он продолжал носить ее, хотя в этом больше не было необходимости.

По спине его рябью пробегали мускулы. Его плечи, спина и руки уже блестели от пота, а когда топор обрушился на бревно, Рената услышала треск. Бревно разлетелось на две половины.

– Чем это вы занимаетесь? – Рената сбежала по ступенькам к своему упрямому пациенту и остановилась на некотором расстоянии от него. Он обернулся и искоса взглянул на нее. Он не слишком долго работал, и было отнюдь не жарко, но на лице его уже выступили капли пота. Ручеек сбегал от виска к подбородку и медленно змеился по щеке. Ее разозлило зрелище этого простого маленького ручейка.

– Колю дрова. Возвращаю свою силу. – Голос его звучал хрипло, глаза смотрели пристально.

Рената покачала головой.

– Этот взгляд не пугает меня, Джейк. У нас уже достаточно дров, а вы не возвращаете себе силу, а растрачиваете то немногое, что у вас есть. Ну а теперь сию же минуту возвращайтесь в постель.

Джейк сердито уставился на нее, и она вернула ему взгляд. Было ясно: он не привык, чтобы ему указывали, что делать, это совсем не нравилось ему. Темно-синие глаза пытались испепелить ее, но она не отступила.

– Я хорошо себя чувствую. Небольшое упражнение пойдет мне на пользу.

– Нет.

Джейк приподнял брови, и Рената почувствовала, что чем дольше он смотрит на нее, тем больше она краснеет.

– Нет? – Он шагнул вперед, и Рената отступила на шаг. – Нет?

Рената наблюдала, как меняется выражение его лица, – злость и раздражение смешались с изумлением. Он не улыбался, но уголки его рта приподнялись. Он еще шагнул к ней, а она машинально отступила.

– Прекратите, Джейк Вулф! – резко сказала она.

– Что прекратить? – Он сделал еще один шаг вперед. – Вы убедили меня, что я – не что иное, как болезненный старый слабый человек, который должен быть прикован к кровати.

Рената поняла, о чем он думает, поскольку в его глазах неожиданно зажглись искорки. Это был вызов… настоящий вызов.

– Вы не поймаете меня, если я даже соглашусь участвовать в вашей детской дурацкой игре.

– Вы уверены, малышка?

Ренате понадобился только миг, чтобы подумать. Наверное, он не может очень быстро бежать. Она повернулась на каблучках и помчалась, как только могла, но, по-видимому, не слишком быстро. Она приподняла юбки и бросилась через лужайку, хохоча против воли. Похоже, сто лет прошло с тех пор, как она позволяла себе резвиться, как дитя.

Она слышала за собой шаги Джейка, его обутые в башмаки ноги топали по заросшей травой земле, хриплое дыхание все приближалось. Она хотела повернуть голову и посмотреть, где он, но понимала, что, если сделает это, он наверняка догонит ее. Она надеялась, что он в какой-то момент остановится, но он все преследовал ее, пока она не почувствовала, как его длинная рука обвила ее за талию и они оба не упали в траву.

Дыхание ее прервалось, когда Джейк накрыл ее тело своим. Его стесненное дыхание щекотало ей ухо. Какой-то миг он не двигался, а Рената старалась выбраться из-под него и заглянуть ему в лицо.

– Джейк? С вами все в порядке?

Лицо его было в нескольких дюймах от нее, и он внимательно рассматривал ее, полуприкрыв темно-синие глаза. В его глазах, в чертах его лица она увидела боль и отчаяние.

– Со мной все в порядке.

Она глубоко вздохнула и почувствовала, как ее тело распростерлось под ним.

– Ну что ж, тогда вы правы. Вам и в самом деле лучше.

Рената на миг задумалась, а не собирается ли он поцеловать ее. Он не пытался подняться, и она была пришпилена к земле его тяжестью. Он продолжал смотреть на нее странным взглядом, и в нем не было обычной жестокости и упрямого своеволия. Черные волосы ниспадали вокруг его лица, и если бы она протянула руки, то смогла бы откинуть эту гриву назад и лучше рассмотреть его лицо. Это противозаконно – мужчине быть таким красивым.

– Нет, – наконец проговорил Джейк. – Были правы вы. Я не могу пошевелиться.

Взгляд Ренаты выражал нечто большее, чем торжество.

– Я же вам говорила. В следующий раз, скажу я вам…

– Вы можете позлорадствовать попозже? – перебил ее Джейк.

– Разумеется. А вы можете хоть немного двигаться? Или у вас опять пошла кровь? Постарайтесь сделать глубокий вдох. – Рената выпалила все это на едином дыхании, не ожидая ответов, а сама все водила руками по его шее. – Медленно отодвиньтесь вправо. Слегка отклонитесь. И остановитесь, если будет слишком больно.

Она прижалась к нему, и они перекатились вместе, медленно и осторожно, пока тяжесть его тела спала с нее, и она не оказалась поверх. Джейк закрыл глаза и сделал глубокий вдох. Рената видела, что это причинило ему боль. Однако он ничего не сказал.

Она чувствовала, как бьется его сердце, ощущала на лице его дыхание. Джейк был такой сильный, но все равно она была ему нужна. Мелани так много рассказывала ей о нем, и Рената вспомнила, что однажды кузина заметила: в один прекрасный день Джейк Вулф встретит женщину, которая не испугается его самого пронзительного взгляда… и когда это случится, да помогут им обоим небеса. Рената выдержала много таких взглядов, и они не испугали ее… ни капельки.

Она поцеловала его и оттолкнула, не давая возможности отреагировать. Она сама не знала, почему она так поступила. Это был порыв, которым она часто была подвержена.

Глаза Джейка распахнулись.

– Черт побери, для чего вы это сделали? Рената надулась: она не ожидала такой реакции.

– У вас просто… был такой вид, – словно вам был нужен поцелуй.

Они могли бы остаться там подольше, и девушка могла бы снова решиться поцеловать его, однако, заслышав чье-то смущенное покашливание, Рената вскочила на ноги. В нескольких футах от них у крыльца стоял Донни Бойль, в обеих руках он держал продукты.

– Я принес вам кое-какую провизию, мисс Паркхерст, – угрюмо сказал Донни, избегая смотреть на нее. – Я оставлю все это на кухне. – Он отвернулся и направился в дом, а Рената поглядела на своего больного, по-прежнему лежавшего на траве.

– Это вы виноваты, – прошипела она. – Можете представить, что подумал мистер Бойль?

Джейк медленно поднялся и сел.

– Наверное, он подумает, что мы катались на траве, а вы решили, что я похож на человека, нуждающегося в поцелуе? Не так ли?

У Ренаты не было возможности ответить, ибо из дома вышел Донни Бойль и, опустив голову, направился к своей повозке. Рената подумала, что могла бы услышать, как он подъезжает к дому, но почему-то не слышала ничего.

– Спасибо, мистер Бойль. – Рената быстро пошла, чтобы догнать его. – Это так любезно с вашей стороны…

Донни Бойль, нахмурившись, повернулся к ней.

– Я предупреждал вас о Джейке Вулфе, – тихо произнес он с явным разочарованием в голосе.

– Я знаю, что предупреждали, но… – Рената остановилась. Бойль широко раскрытыми глазами смотрел ей через плечо. Она обернулась и увидела, что Джейк очень медленно приближается к ним.

– Я вижу, вы опять можете передвигаться, – выпалила она.

– Да, моя сладость, – ответил он, к ее смущению. – Я наконец-то обрел свою силу. – Его слова прозвучали двусмысленно, он произнес их, сардонически приподняв брови. Он протянул руку и вытащил из ее волос длинную травинку, потом бросил ее на землю и фамильярно обнял Ренату за плечи.

Донни Бойль побледнел и отвернулся.

– Сладость? – Рената оттолкнула руку Джейка.

– Да, дорогая, – ответил Джейк, и Рената поняла, что уже поздно. Донни Бойль уезжал.

Рената с упавшим сердцем смотрела, как удаляется его повозка. Ее репутация разрушена. Она никогда не найдет добропорядочного фермера где-нибудь вокруг Серебряной Долины. Кто захочет взять ее в жены? Все ее планы… свелись к нулю.

Джейк смотрел, как она вихрем ворвалась в дом. Ее золотисто-рыжие волосы плясали по ее спине, травинки были и в волосах, и на ее розовом платье. Он не знал точно, для чего сделал это… почему создал у Донни Бойля такое чудовищное представление о Ренате. В сущности, он знал – почему, однако в этом не было смысла.

Он не хотел, чтобы Рената Мария Паркхерст вышла замуж за владельца ранчо и поселилась возле Серебряной Долины. Где-то в глубине души он начал думать о ней, как о своей… хотя и понимал, что это – невозможно. Он не хотел видеть, как она вместе со своим мужем станет приезжать на воскресный обед к Мел и Гейбу, как она будет толстеть, вынашивая ребенка другого мужчины.

Эта мысль окончательно добила его. Наступило время убираться с этого ранчо, подальше от Серебряной Долины, порвать невидимые нити, которые столько времени привязывали его к этим местам. Какое это могло иметь значение, за кого она выйдет замуж? Никакого. Совсем никакого. Он шагнул к дому. Ему было больно. Рената выбежала из двери, словно ждала, пока он сделает шаг.

– Не смейте приближаться к этому дому, Джейк Вулф. – Он заметил настоящий гнев в ее глазах, устремленных на него. – Отныне вы будете спать в сарае.

– А в чем дело? Боитесь, что все это может стать неприличным?

– Вы все разрушили. Вы это понимаете. И вы специально так сделали. – Она топнула ногой, и он увидел даже с того места, где стоял, что глаза ее наполнились слезами. Давно забытая жалость пронзила Джейка.

– Я не хотел…

– Нет, именно хотели. Вы намеренно заставили мистера Бойля подумать… ну вы понимаете. Еще до захода солнца все в Серебряной Долине будут думать то же. Я пропала. Мне, наверное, придется ехать в Техас, чтобы искать там фермера, а в Техасе летом так жарко.

– Вы все еще зациклены на муже-фермере? – холодно спросил Джейк.

– Да, – с вызовом ответила Рената. – Возможно, вы могли бы представить меня вашему отцу.

Джейк не двигался и сохранял бесстрастный вид, хотя она задела его за живое.

– Мой отец уже женат. Шайеннцы часто берут в жены более одной жены, однако большинство фермеров позволяют лишь одной суке вести хозяйство. – Джейк не дал ей возможности ответить. Потрясение, отразившееся на ее лице, вполне его удовлетворило. Она заслужила это. Она, конечно же, знала. Наверняка Мел рассказала ей все – или, по крайней мере, то, что знала сама. Никто не знал. Никто не знал, кроме Джейка, его отца и нескольких духов. Духов, которых он тщетно пытался похоронить.

Но Рената Мария Паркхерст, разумеется, понимала, что он избегает говорить о своем отце. Он не делал этого уже в течение четырнадцати лет. Он направился к сараю и услышал, как хлопнула парадная дверь дома. Он машинально коснулся большим пальцем шрама под подбородком. Джейк несколько раз потер его, не думая, что делает. Сейчас шрам уменьшился, стал тонким, белым. Вулф часто ловил себя на том, что трет большим пальцем огрубевшую кожу, когда о чем-то глубоко задумывается. Это был старый шрам. Если быть точным, ему уже четырнадцать лет.

Джейк медленно опустился на телегу и стал мысленно пробегать прошлое. Самые ранние воспоминания его были связаны с матерью, ее звали Снежный Цветок. Она была дочерью великого шайеннского воина, его звали Шесть Медведей, и белой пленницы, решившей остаться с их племенем. Он помнил, что мать его была очень красива, с черными прямыми волосами и сверкающими карими глазами. Его дедушка. Шесть Медведей, рассказал Джейку, что Снежный Цветок всегда была своевольным ребенком, и когда она встретила Харрисона Саммерса, она не захотела брать себе в мужья никого другого.

Конечно же, Харрисон Саммерс и Снежный Цветок никогда по-настоящему не были женаты, по крайней мере не сочетались браком, как принято у белых людей. И даже когда родился Джейк.

Мать называла его Волчонком, а отец – Джейком Саммерсом. Он помнил утро, когда мать разбудила его и вытащила из постели, прижимая палец к губам, чтобы он молчал. Они убежали с ранчо Саммерса еще до восхода солнца, до того, как пришли рабочие. Она сказала, что его отцу пора обзаводиться новой женой, а для них – настало время возвращаться в деревню, где она выросла. Джейк понял, что отец вышвырнул их, чтобы жениться на белой женщине.

В течение нескольких лет Джейка на лето привозили на ранчо Саммерсов. Мать никогда не сопровождала его в этих доездках, с ним был только родственник, который оставлял Джейка с отцом. После того как Снежный Цветок рано утром убежала с ранчо, она никогда больше не видела Харрисона Саммерса.

Когда наступали холода, за Джейком-Волчонком заезжала его шайеннская кузина, и они вместе возвращались в индейскую деревню до того, как им надо было перебираться в их здешний Лагерь. Отец всегда просил его остаться. И всегда Джейк угрюмо отказывался.

Однажды летом она была там… белая женщина, новая жена его отца. Она ненавидела Джейка. Он понимал это, даже когда она улыбалась ему: в глазах и в сердце у нее была ненависть. Она сказала, что он может называть ее мисс Коринной, и он молча кивнул. Он старался никогда не говорить с ней или о ней, и не мог припомнить, чтобы хоть раз назвал ее по имени.

Когда Джейку было девять лет, он видел, как его мать убили во время резни на Сэнд-Крик. Он сам едва не умер в тот день, но старшая кузина оттащила его от тела матери. Он выжил, и его дед тоже.

На следующее лето Джейка опять, как обычно, привезли на ранчо к его отцу, и он рассказал Харрисону Саммерсу о смерти матери – без слез и эмоций. Саммерс был крепким, жестоким человеком, но в его глазах появились слезы. Джейк подумал, что это слезы вины, поскольку отец выгнал Снежный Цветок.

В тот год, когда за ним приехал его шайеннский дядя, чтобы увезти в деревню, Харрисон Саммерс умолял сына остаться. Джейк отказался, по своему обыкновению; в какой-то момент он подумал, что отец пытается оставить его силой. И только намного позже он осознал, что Харрисон ужасно боялся за своего единственного сына. В жизни индейцев в те времена наступили перемены. Пищи не хватало, так как буйволы были перебиты, чтобы уморить голодом еще оставшихся в живых независимых индейцев. Армейские офицеры, убивавшие их, пришли на запад, чтобы прославиться.

Спустя четыре года после гибели матери Джейк увидел, как его деда застрелили и оскальпировали на реке Уошито. Джейк снова сумел убежать, но в этот раз уже не было деревни, куда можно было вернуться… и не было родственников, кроме его отца и мисс Коринны.

Итак, Джейк вернулся на ранчо к отцу, на этот раз, чтобы остаться. Он нашел мисс Коринну беременной – она ожидала первого ребенка и была, как всегда, исполнена ненависти. Ей совсем не улыбалось принять полукровку-сына, для своего возраста он был высоким. Он носил кожаные штаны с бахромой и мокасины и никогда никуда не ходил, не засунув за пояс хотя бы один нож. В глазах его всегда были Вызов и злость. Своим видом он вызывал страх.

Харрисон Саммерс был в восторге от того, что сын его был с ним на ранчо. Прошло некоторое время, пока Джейка удалось постричь и переодеть в джинсы, хлопчатобумажные рубашки и кожаные ботинки. Ему было неуютно в этой одежде, однако постепенно она начала ему нравиться так же, как и почтение, которое ему оказывали рабочие с ранчо. Джейк сам умел трудиться и много работал, но все равно он был сыном хозяина – и подростком, стоявшим на пороге возмужания.

Он стал даже получать удовольствие от крыши над головой, разнообразной пищи – таким количеством еды можно было кормить небольшое племя целую неделю, и он больше не считал себя Волчонком. Он был Джейком Саммерсом, и у него был настоящий дом.

Это идиллическое существование продолжалось два года… а потом все пришло к разрушительному концу.

Джейк перевернулся, не обращая внимания на боль в боку. Его выдворили из отчего дома, но он получил ценный урок: женщины сделают все, что угодно, чтобы получить то, что хотят, они будут лгать, мошенничать, обманывать. И всем им нужно одно и то же: деньги, власть, муж-фермер…

Он почти забыл этот урок, когда встретил Верил Гаррет, но больше он его не забудет.

ГЛАВА 6

В течение нескольких последующих дней женщины Серебряной Долины приходили в домик поодиночке или с приятельницами и дочерьми и приносили пироги, буханки теплого хлеба, копченое мясо и свежие овощи. И все они надеялись застать Ренату и Джейка Вулфа валяющимися на траве – как их видел Донни Бойль. Рената понимала, что в этом была причина таких визитов, что, несмотря на их подарки и улыбки, женщины приходили за очередной сплетней, этим жизненным соком маленького городишки.

Они надеялись получить еще одно доказательство того, что она ничего не заслуживает, кроме презрения. Но Рената очаровала всех этих женщин, наливая чай чашку за чашкой, воздавая должное каждой конфете, каждому пирожному, куску хлеба, которые предлагались ей. Она записывала рецепты приготовления овощей, восхищалась ситцем, кружевами и шляпками, украшенными оборочками и фестончиками из лент. Она легко склонила на свою сторону дам Серебряной Долины и даже жену проповедника и школьную учительницу, мрачную, осуждающую всех и вся парочку. Приятельницы всегда были заодно, что бы ни обсуждалось в городишке.

Встречи с Джейком всегда были короткими, но запоминающимися, и как только он снял повязку, то отказался также от простых приличий и перестал надевать рубашку, выходя из-под прикрытия конюшни. Он пробегал мимо в одних только хлопчатобумажных брюках и мягких мокасинах, так что она не могла расслышать его шаги, когда он приближался. Не раз, обернувшись, она ловила на себе взгляд, он смотрел на нее все с тем же хорошо знакомым угрюмым выражением на слишком совершенном лице.

Сейчас, глядя на своих гостей, она отогнала от себя мысли о Джейке.

– Наверное, это так тревожно – быть замужем за шерифом, – промолвила Рената, наливая женщинам вторую чашку чая. – Представляю себе, миссис Коллинз, как временами это страшно.

– Называйте меня Сильвия, дорогая. – Жена шерифа наклонилась вперед и приняла дымящуюся чашку. – К счастью, Серебряная Долина – не самый беспокойный город. Уолтер большую часть времени проводит, выясняя, не разнесли ли городские пьяницы салун. Он всегда запирает их на день или два, а потом они опять возвращаются к своей бутылке. И кроме того… но простите меня, мисс Паркхерст. Это неприятная тема.

Рената улыбнулась женщинам. Она уже устала от постоянного парада гостей. И все же в то утро она надела симпатичное, изящно отделанное у ворота кружевами, желтое платье. Его расклешенная юбка, казалось, струилась вокруг нее при ходьбе.

– Я уверена, что присутствие сильного представителя власти в Серебряной Долине дает городку возможность оставаться тихим и маленьким. – Рената переключила внимание на дочь Сильвии Коллинз, поблекшую девицу, хотя ей не могло быть более семнадцати лет. Волосы ее были неопределенного цвета, глаза такие же. Невыразительное желтовато-зеленое платье делало ее лицо болезненно бледным.

– Фелисия, – от Ренаты не ускользнуло, как вздрогнула девица, когда назвали ее имя, – мне так нравится ваша шляпка. – Она кивнула на широкополую соломенную шляпку, лежавшую на коленях Фелисии. – Думаю, что, если мне придется здесь оставаться еще некоторое время, я куплю нечто вроде этого, чтобы защищать лицо от солнца. Вы купили это в главном магазине у Бойлей?

Фелисия кивнула: она была слишком застенчива и не смогла ответить даже на такой простой вопрос. Рената никогда не страдала от такой проблемы – неумения говорить.

– Может быть, мы как-нибудь съездим за покупками, – продолжала Рената, – и вы поможете мне выбрать подходящую шляпку. – Эта тихая молоденькая девушка нравилась ей больше, чем ее мать. Фелисия была близка ей по возрасту и выглядела так, словно в жизни могла обходиться без многого. – Вы познакомили бы меня с вашей портнихой. Мелани говорила, что она – просто талант.

Фелисия слегка улыбнулась.

– Очень она милая. Но у миссис Бойль иногда можно купить готовое платье.

«И все же нет ничего лучше хорошо сшитого платья, скроенного точно по вашей фигуре». – Рената никогда бы не призналась незнакомому человеку, что вся ее одежда была сшита на заказ, потому что она была небольшого роста, грудь ее была слишком велика, а талия чересчур тонка. Ей говорили, что у нее прекрасная, похожая на песочные часы, фигура, но она бы предпочла быть высокой и стройной, как Амалия.

Она готова была вздохнуть с облегчением, когда Сильвия и Фелисия Коллинз собрались уходить, так и не дождавшись появления Джейка. Может, хоть на этот раз…

– Что у нас на обед, милая? – Он решительно вошел через парадную дверь, как всегда без рубашки. – Извините. Я не знал, что у тебя гости.

Ренате пришлось прикусить губу, чтобы не закричать: «Как же, черт тебя раздери, не знал!».

Сильвия Коллинз стала рассматривать кончики своих туфель. Фелисия откровенно уставилась на голую грудь Джейка. Лицо ее порозовело, рот раскрылся. Рената прекрасно понимала, как мог смутить вид этой голой груди, особенно такую молоденькую девушку, как Фелисия. Та мигнула два раза подряд и повернулась к Ренате.

– Приезжайте ко мне в любое время, мисс Паркхерст, и я покажу вам городок. – Глаза ее были по-прежнему широко раскрыты, а лицо заливала краска: она избегала смотреть на стоявшего в проходе мужчину.

– Зовите меня Ренатой, – голос прозвучал настойчиво, глаза устремились на Джейка, а не на гостей. Улыбка ее испарилась, глаза прищурились. Джейк подошел и мимоходом чмокнул ее в щечку. Рената попыталась было отстраниться, но Джейк поймал ее своей длинной мускулистой рукой. Фелисия посмотрела на них и вздохнула.

Рената постаралась попрощаться с новыми приятельницами, соблюдая приличия, однако лицо ее разгорелось, и она знала, что оно сейчас такое же красное, как у Фелисии, а все ее попытки объяснить поведение Джейка тем, что он просто дразнит всех трех женщин, были встречены с недоверием, она сталкивалась с этим уже целую неделю. Никто в Серебряной Долине не воспринимал Джейка как обманщика. Никто.

Судя по выражению лица Фелисии, Рената поняла, что Джейк появился и встал у нее за спиной, когда она на крыльце прощалась с гостями. Повернув голову, она увидела, что он высунулся в дверной проем, держа в руках огромный ломоть хлеба, испеченного женой шерифа. Он откусил большой кусок, а потом положил руку ей на плечо. Она стряхнула ее, но движение его достигло цели: дамы все видели.

Рената повернулась к нему лицом.

– Вы даже не достойны презрения, – холодно сказала она. – Мало того, что вы выставляете себя напоказ, одетый, как дикарь, но вы еще стараетесь увековечить эту… эту ложь… – Он стоял в проходе, преградив ей дорогу, и смотрел на нее твердыми синими глазами. – Вы так и будете стоять там и есть, как дикарь? – Она вырвала хлеб у него из рук.

– Мои манеры поведения за столом – это самое грубое оскорбление? – ледяным тоном поинтересовался он.

– Нет, не только. Это лишь одно из новых оскорблений. – Глаза Ренаты обратились к боку Джейка: не смотреть туда было выше ее сил. Рана хорошо заживала, но вместо нее останется ужасный шрам. На его руках и спине были еще маленькие Шрамы, настолько маленькие, что их можно было бы рассмотреть только, когда он слишком близко подходил к ней. Не успев остановить себя, она подумала, что этот шрам на боку идет его прекрасной внешности. Глупости! Джейк Вулф был далек от совершенства!

– Почему вы все еще здесь? – раздраженно спросила она. – Вы уже достаточно поправились, чтобы ехать.

Несколько минут Джейк не отвечал. А почему она все еще здесь? Он не мог признаться Ренате, что не может объяснить самому себе, почему он до сих пор остается в этом доме, спит в сарае, когда мог бы спать в горах.

Разумеется, он не мог признаться девушке, что чувствовал к ней все возрастающее влечение. Все это было необъяснимо. Каждый день он ждал, как войдет в дом, увидит ее и поймет, что она – не видение, о котором он мечтает каждую ночь… Но всякий раз его ждало своего рода разочарование. Почему-то каждый день она становилась еще прекраснее, чем накануне.

Поэтому ему надо было заставить ее уехать из Серебряной Долины. У нее уже все собрано, и вскоре она будет уже на пути в Филадельфию… вернется туда, где ее место.

– Завтра я уезжаю, – торжественно объявил он, все еще не отходя в сторону. Он скрестил на груди руки и преградил ей дорогу.

Рената улыбнулась. Это была настоящая улыбка, а не растягивание губ, которое он наблюдал последнее время, когда она пыталась вести себя так, словно ее не беспокоят его загадки, а щеки вспыхнули нежным розовым румянцем.

– Завтра? В самом деле?

– В самом деле, – ответил Джейк, отходя в сторону и давая ей дорогу. Она прошла мимо него и направилась в дом. – Как только я доставлю вас на платформу.

– Я никуда не еду. – Рената повернулась к нему. Все движения ее были очень грациозны, а от ее рыжеватых волос, золотисто-желтого платья и молочно-белой кожи исходило сияние.

– Нет, едете. Вы едете домой.

– Конечно же, нет, – настаивала Рената. Джейк замялся. Они могут простоять здесь весь день и так и не закончить эти бесконечные препирательства.

– Если надо помочь вам собраться и погрузить ваши сундуки в повозку, я это для вас сделаю. – Он отвернулся от нее, и ей не удалось ему ответить. Она доверяла ему, это хорошо. Он вышел за дверь и быстро широкими шагами удалился.

Рената стояла посреди гостиной. Впервые в жизни она не находила слов. Домой. Но она не может ехать домой. Еще не время!

Потом Джейк появился в дверях, с угрюмым видом вошел в комнату, тихо выругавшись, притянул ее к себе и поцеловал.

Это не был поцелуй в щечку, какими он награждал ее, когда к ней приходили гости. Этот поцелуй замкнул его губы на ее розовых лепестках, он так сильно прижал ее к своей груди, что она едва могла дышать.

Рената выронила ломоть хлеба и стала отбиваться от пленивших ее рук Джейка. Они напоминали крепкие стальные канаты. Жар его тела окутал ее, сердце громко билось в груди. Рот его был жесткий, настойчивый, а руки – неподатливые, как сам Джейк.

И тут что-то изменилось. Он все еще держал ее, но уже не так крепко. Он все так же целовал ее, но и губы его смягчились. Он осторожно приблизился к ней, раздвинул ее губки и прикоснулся к ее язычку.

Рената перестала трепетать. Это было чуждое, но отнюдь не неприятное ощущение – где-то в глубине желудка, хотя ей казалось, что оно ширится в глубине ее души. «Значит, вот что испытываешь от нормального поцелуя», – подумала она, обняв Джейка за талию и прижимая ладони к его спине. Кожа его была теплая, жесткая, и в то же время шелковистая.

Ей казалось, что она растворяется в его объятиях и не устоит на ногах, если он перестанет держать ее. Он протолкнул язык ей между губ, и она сама раскрыла их, принимая его дар: огонь, пламя, сжигавшие ее, сбегавшие по спине. Мощной рукой он гладил ей затылок, а потом погрузил пальцы в волосы. При этом у него вырвался тихий стон.

Они оба услышали звуки шагов чьих-то обутых в башмаки ног, и Рената отскочила в сторону, как только Джейк отпустил ее. Его синие глаза смотрели как-то странно, он так же, как и она, не понимал, что случилось.

В дверях стоял Лестер Паттон. Лицо его было красным, как спелая клубника. Шляпу он держал в руках. Со времени их первой встречи, когда он хотел забрать Джейка, Рената несколько раз видела Лестера, и он всегда был уважителен и вежлив. При этом он каким-то образом умел сохранять неизменным слой пыли и грязи.

– Я привез повозку, как вы просили, Джейк, – сказал он, не поднимая глаз от пола. – Вы уверены, что не хотите, чтобы я правил…

– Я сам справлюсь, – холодно произнес Джейк.

– Мне будет так неприятно видеть, что вы уезжаете, мисс Паркхерст. – Глаза Лестера были устремлены то ли на пол, то ли на кончик его пыльного башмака.

Рената уставилась на Джейка. Вот его очередное представление! Он видел, что приближается Лестер, поэтому он вошел в дом и поцеловал ее. Ее злило, что она наслаждалась его поцелуем, Джейк Вулф может гордиться собой!

И прежде чем она успела обдумать, что делать, она ударила его со всей силой, на которую была способна. Она раньше никогда никому не давала пощечину, да ее никогда и не выводили из себя. Ладони ее словно опалило ожогом, они покраснели. На его щеке вспыхнуло красное пятно.

Звук удара заставил Лестера вскинуть голову. Он почти боялся… ее? За нее? Рената знала, что Джейка считают опасным и непредсказуемым человеком… он был не из тех, с кем можно шутить. Но она его не боялась. Этот человек мог заставить ее забыться в его поцелуях, а мгновение спустя привести ее в ярость. Это были незнакомые Ренате чувства.

– Я никуда не еду, мистер Паттон, – спокойно сказала она. – По крайней мере, пока я не увижу Мелани. – Она понимала, что никогда не найдет себе мужа в Серебряной Долине. И Джейк приложил к этому руку. Но она не позволит ему выжить ее из городка! Ей почти двадцать лет, и она уже порядком устала от советов, что ей делать!

– Нет, вы едете, – глухим, зловещим голосом сказал Джейк.

– Нет, не еду! – выпалила Рената.

– Едете…

Рената топнула ногой… и как только сделала это, поняла, что это – детский жест.

Джейк просто смотрел на нее, приподняв бровь. Она была так похожа на девочку-задаваку!

Он отвернулся от нее, и Лестер Паттон быстро отошел от проема двери, с облегчением отметив, что оказался в стороне их небольшой ссоры.

ГЛАВА 7

Рената упаковала свои сундуки, поскольку Джейк грозился оставить все ее вещи здесь, если она сама не соберется. Она была одета в муслиновый дорожный костюм абрикосового цвета. В этом наряде ее молочная кожа светилась. Рената вскарабкалась на сиденье повозки, потому что он опять же пригрозил зашвырнуть ее туда вместе с сундуками, если она не усядется сама. Это было долгое мучительное утро для них обоих.

Джейк ехал молча, внешне спокойный, но внутри у него все бушевало. Неведомые до сих пор чувства переполняли его: ненависть, страх, печаль, надежды на счастье… любовь. Джейку не много выпало любви в жизни, но он знал, что она делает людей слабыми, так же, как и другие переживания, которые он отвергал. Но всякий раз, когда он смотрел на Ренату Марию Паркхерст, он чувствовал, как его давно похороненные чувства рвутся наружу.

Но в этом совершенно не было смысла. Она олицетворяла собой все, что он больше всего ненавидел в женщинах: была тщеславна, хороша собой, глупа, в общем – городская болтливая девчонка.

И единственный способ удержать ситуацию в руках – отправить ее из Серебряной Долины, и как можно дальше.

Удивительно, но его невольная пассажирка хранила молчание. Джейк следил за дорогой и не оглядывался, даже когда чувствовал, что она смотрит на него. Это было неуютное ощущение, но он знал, когда она смотрела на него… он почти догадывался, о чем она думает.

– Почему вы так оделись? – резко спросила она, словно до нее только что дошло, в чем он одет. На Джейке были тесные кожаные штаны с бахромой и такая же кожаная рубашка, украшенная – тут она наклонилась поближе, чтобы убедиться, что не ошибается, а потом быстро отодвинулась, увидев, что права, – острыми зубами какого-то мелкого животного. Поверх длинной рубашки Джейк надел украшенный бисером пояс. На бедре его висел зловещего вида нож. Он даже повязал лоб расшитой лентой, закрепив ее узлом на затылке, и был в этом костюме похож на дикого индейца.

– Я всегда так одеваюсь, когда еду в город, – просто ответил он, не глядя на нее.

– Почему? – допытывалась она.

– Потому что от меня этого ждут.

Рената глубоко вздохнула: услышав горечь в его голосе, она утратила немного своей злости.

– Ради Бога, Джейк. От вас этого ждут? Вы считаете себя обязанным разыгрывать дикаря потому, что город ждет от вас этого? – Она покачала головой. – Гораздо забавнее давать людям то, что они меньше всего от тебя ждут.

– Это как раз то, что вы делаете?

Рената собиралась серьезно ответить на его вопрос, несмотря на то, что он довольно цинично задал его.

– Нет. Обычно я делаю то, чего от меня ждут. Бегство из дома – это мой первый вызов. И, возможно, последний. – Она вздохнула. – Все получилось не совсем так, как я планировала. – В ее голосе была печаль. Все ее планы пошли наперекосяк с того момента, как она вышла из поезда и обнаружила, что Мелани в Техасе.

Она могла бы сесть на поезд и поехать в Техас. Она могла явиться прямо на ранчо к дяде Ричарду. Мелани и Габриэль все еще должны быть там, они могли бы представить Ренату любому приличному фермеру в штате, если бы до этого дошло дело. Конечно, она с таким треском не провалится, как здесь, в Колорадо. Как она может провалиться? Там не будет Джейка, который расстроит ее планы, делая вид…

Рената хмуро поглядела на него. Вчерашний поцелуй казался таким настоящим… это была не игра, нет. Трудно было сказать, куда мог завести такой поцелуй. Но он это делал ради Лестера, и это почему-то разозлило ее. Это не должно было беспокоить ее больше, чем его другие фальшивые нежности.

Однако это ее тревожило.

* * *

Джейк бросил на нее мимолетный взгляд, Какая сила привела его в дом и заставила ее поцеловать? Откуда пришло это бесконтрольное желание? Он понимал: она считает, что этот поцелуй – всего лишь очередная часть его замысла разрушить ее репутацию, это объятие должно было обескуражить Лестера, и ничего более. Он должен был позволить ей думать таким образом и, в сущности, был благодарен, что она поверила в это.

Но он не мог отделаться от воспоминания об этом поцелуе. Это было все равно, как если тебя застигнет буря… молнии пронзали его тело, гром гремел в сердце, его окружал вихрь, совершенно сбивающий с пути: Он никогда раньше не испытывал ничего подобного, чувства, когда теряешь контроль над собой. За исключением Мел, все его прошлые отношения с женщинами были холодны и расчетливы, так же, как и вся его жизнь, напрочь лишенная эмоций.

Однако Рената Мария Паркхерст была воплощением чувства. Требовалось лишь взглянуть на ее лицо, чтобы понять, о чем она думает. Только что было ясно, что она очень зла на него, но в глазах ее был огонек, который ему не понравился… совсем не понравился. Она перестала просить его разрешить ей остаться с того момента, как они выехали из дома. С одной стороны, это принесло ему облегчение, а с другой – тревожило его.

– К чему вы готовитесь? – выпалил он.

– К чему готовлюсь? – Рената вопросительно приподняла бровь. – Почему вы думаете, что я к чему-то готовлюсь?

Джейк покачала головой.

– Вы едете домой. Она промолчала в ответ.

– Рената. – Он редко называл ее по первому имени, и почти всегда обращался к ней: Рената Мария Паркхерст, словно это было ее титулом. Она искоса поглядела на него, отмечая его промах.

– Вообще-то я предполагаю возвратиться в Филадельфию, – заявила она.

– Я не об этом спрашиваю, – настаивал Джейк.

– Ну, а вы что собираетесь делать, Джейк? Ехать вместе со мной на железнодорожную станцию? До вокзала еще полдня пути. Вы могли бы посадить меня на поезд… но кто поручится, что я не изменю маршрут по дороге? Или вы поедете со мной в Филадельфию? Привезете меня домой и вручите отцу, как какую-то преступницу? И, кстати, какое вам вообще дело до того, куда я еду? Вы не мой опекун. Я поеду, куда захочу и…

– Ну хорошо, – натянуто сказал Джейк. – Но вам надо ехать домой. Женщине небезопасно путешествовать одной, особенно на Западе, где один только вид хорошенькой девушки может свести с ума мужчин, которые здесь изголодались по женщине.

Рената наклонилась вперед и слегка усмехнулась.

– Это можно считать комплиментом? Вы думаете, что я хорошенькая, Джейк? – При этом голос ее готов был предательски дрогнуть.

Джейк возмущенно фыркнул.

– Черт побери, вы прекрасно знаете, что это так. – Он не верил в ее искренность. Конечно, она знала, что он находит ее хорошенькой. А разве другие нет?

Когда он рискнул еще раз бросить мимолетный взгляд на Ренату, она сохраняла совершенно серьезное выражение лица.

– Благодарю вас, – сказала она. – Мне кажется, это самый странный комплимент, который я когда-либо слышала в жизни.

Некоторое время они молча ехали, и Джейку еще больше захотелось поскорее привезти Ренату-Марию Паркхерст на вокзал и отправить из Серебряной Долины, хотя он не смог бы внятно объяснить почему.

Их прибытие в город вызвало переполох, хотя Рената, казалось, не замечала его. Но Джейк видел каждое любопытное движение.

Школьный учитель положил кусочек грошовой конфетки в ручку ученика, и мальчик побежал… в сторону церкви. Сильвия Коллинз чуть не бросилась бежать домой по тротуару. Два старика, которые вечно сидели перед большим магазином, перестав спорить, стали наблюдать за подъезжавшим экипажем с нескрываемым интересом. И так далее, весь город поддался неконтролируемому безумию.

Джейк засунул свое ружье под сиденье и спрыгнул на землю, потом вразвалку подошел к Ренате и помог ей спуститься с высокой подножки кареты.

– Вы не должны так прыгать, – мягко пожурила она его. – Вам надо быть осторожнее с вашей раной еще некоторое время.

– Да, доктор, – холодно ответил он.

– И вам не следовало поднимать меня, – добавила она. Джейк, взяв ее за талию, спустил на землю. Рената не касалась его, она схватила кружевной изящный зонтик от солнца, который сочетался с ее абрикосового цвета костюмом.

Он быстро отпустил ее, стараясь не задерживать руки дольше, чем было нужно. Потом повернулся к ней спиной и вошел в магазин.

Необычайно много покупателей собралось там. Толпа была и возле магазина Бойлей. Но он, казалось, не обращал внимания на горожан, которые с притворным интересом рассматривали консервированную еду, дешевые конфеты и вновь поступившие галантерейные мелочи.

Не глядя ни на кого, Джейк хмуро обратился к миссис Бойль:

– Билет на дилижанс.

– Не беспокойтесь, миссис Бойль, – сладким голосом сказала Рената из-за его спины. – Я передумала. Я возьму комнату в отеле.

Джейк посмотрел на нее сверху вниз, едва сдерживая гнев.

– Вы поедете на этом дилижансе, – тихо сказал он.

– Я решила подождать в гостинице до возвращения Мелани, – ответила она, решительно сжав рот. – Вас это беспокоит?

Он посмотрел мимо Ренаты на миссис Бойль:

– Дилижанс придет вовремя?

– На прошлой неделе он опоздал на час, но обычно он подъезжает сюда к двум часам. – Глаза миссис Бойль перебегали с Ренаты на Джейка.

– Я не поеду на нем, – сказала Рената так тихо, что ее могли расслышать только Джейк и миссис Бойль. В комнате было полно народу, но все неестественно молчали. – Если вы посадите меня в дилижанс, я буду отбиваться и кричать, и окажусь на улице, не проехав и десяти футов. – Она улыбалась.

Джейк повернулся к ней спиной и положил обе руки на конторку, отделявшую его от миссис Бойль.

– Билет на дилижанс и моток веревки.

Вдруг Джейк почувствовал болезненный удар зонтиком по спине.

– Ты, упрямец, – прошипела Рената, – ты все еще хочешь избавиться от меня. Я буду в городе, далеко от ранчо, и тебе не придется больше меня видеть. Тебе ведь это нужно, не так ли? Убрать меня подальше с глаз долой?

Джейк пожал плечами, спина его горела. Он знал, что люди, собравшиеся в магазине, ждут, что он будет делать. Они не раз видели, как он укладывал на обе лопатки мужчин… Джейк умел молниеносно и точно нанести удар тому, кто хотя бы намеком оскорбил его, так точно, что обидчик часто оказывался в грязи, лишенный способности двигаться и соображать. Эту репутацию Джейк тщательно культивировал:

Сейчас он понимал, что они гадают, а не ударит ли он девушку. Если он и в самом деле такой дикарь, каким кажется…

Он медленно повернулся и посмотрел на ударившую его по спине Ренату. Она глядела на него с вызовом, несмотря на то, что он устремил на нее свой самый суровый взгляд. В ее глазах не было ни капли раскаяния. Она понимала, что он не ударит ее.

– Вы будете на этом дилижансе, Рената Мария Паркхерст, даже если мне придется связать вас и зашвырнуть на крышу вместе с багажом.

Она еще больше помрачнела. – Почему? Почему так важно, чтобы я сейчас уехала? Почему я сначала не могу встретиться с Мелани?

Джейк забрал только что купленную веревку и отвернулся от нее, от этих доверчивых зеленых глаз и нарочито обиженного лица. Он закалил свое сердце, сделал его устойчивым к таким мольбам, однако Рената Мария Паркхерст была слишком искушенной в такого рода уловках. Из-за нее он чувствовал себя виноватым… но всего лишь чуть-чуть.

Сквозь открытую дверь Рената проследила, как Джейк вышел, не глядя на нее. Она задержала взгляд на каждой точке, где только что была его упрямая спина.

– С вами все в порядке? – появилась Фелисия Коллинз и взяла Ренату за руку.

– Мне хорошо, как и следовало ожидать, – Рената с грустной улыбкой повернулась к своей новой приятельнице. – Похоже, Джейк вознамерился избавиться от меня.

– Почему? – прошептала Фелисия. – Я думала… я хочу сказать… я бы просто умерла, если бы мужчина так смотрел на меня. Почему он заставляет вас уехать?

– Потому что он тупоголовый упрямец, – бросила Рената. – Кто скажет, почему мужчины так поступают?

Горожане, столпившиеся на тротуаре, начали расходиться. Внимание Ренаты привлек крик, и она вместе с Фелисией подошла к двери.

Две молодые женщины двигались вместе с людским потоком в конце улицы, и вдруг Рената ощутила что-то неладное. Сердце ее заколотилось, а голова закружилась еще до того, как она увидела, что происходит.

Джейка окружили, по меньшей мере, полдюжины человек. Они стояли вокруг него, как хищные ястребы-канюки, и он медленно поворачивался так, чтобы ни один из них не выпал из его поля зрения. Висевший на бедре нож оказался у Джейка в руках. Это был длинный, тонкий, устрашающего вида клинок, однако окружавшие его мужчины нацелили на него ружья и пистолеты, – это все, что увидела Рената.

– Прекратите! – услышала она свой голос, пытаясь протолкнуться сквозь толпу. Слова ее звучали словно издалека. – Что это вы собираетесь делать? – в голосе ее была паника, и он как-то неестественно громко звучал.

На мгновение Джейк встретился с ней взглядом, И тогда один из ковбоев, стоявший позади него, ударил прикладом своего ружья по пояснице Вулфа. Единственное оружие Джейка выпало из его руки прямо в грязь. Рената услышал треск дерева, увидела, как сверкнуло на солнце лезвие падавшего ножа, а потом толпа сомкнулась, над Джейком, скрыв от нее его жестокое лицо.

ГЛАВА 8

Рената повернулась спиной к схватке и бросилась к карете. Она знала, как много людей в Серебряной Долине ненавидят Джейка. Мелани много рассказывала ей об этом, и она сама видела, какую реакцию вызывает Джейк – в том числе и в главном магазине. Как бы ни злилась она на Джейка за то, что он отправлял ее прочь, она не могла предать его. Если Серебряная Долина одержит верх над Джейком, то значит и над ней – тоже.

Она встала на цыпочки и, подпрыгнув так высоко, как только ей позволяли юбки, ухватилась за сиденье кареты, подтянулась и нащупала пальцами ружье, которое под него запихнул Джейк. Она не дотянулась всего на несколько дюймов. Рената окинула взглядом улицу. За ней никто не следил, толпа как одно целое переместилась дальше. Сдавленные крики и глухой ропот носились в воздухе. Она не видела Джейка, но знала, что он в центре всего этого.

Сердце ее колотилось и готово было выскочить, а руки дрожали: она вспомнила слова Донни Бойля, которые он сказал ей в тот первый день. Что-то насчет того, чтобы вздернуть Джейка…

Осторожно поставив ногу на спину колеса, Рената подтянулась. Рука ее коснулась приклада ружья. Она благодарно обхватила его пальцами, притянула к себе и соскочила на землю. Девушка внимательно осмотрела ружье, а потом поспешила вниз по улице, чтобы присоединиться к остальной толпе. Слава Богу, ружье было почти такое же, как у Мелани.

Расталкивая плечами зевак и глядя вперед, Рената пробивала себе дорогу через толпу. Люди расступались, то ли машинально, то ли при виде ружья, которое Рената крепко сжимала в обеих руках. Когда она, наконец, выбралась из толпы и подняла глаза, то на мгновение у нее перехватило дыхание. Она подумала, что сейчас упадет в обморок. Любая леди сделала бы это.

Джейк стоял на повозке, а веревка, которую он купил, петлей была надета на его шею. Другой конец ее был надежно привязан к крепкой ветке старого дума, отбрасывавшего тень в конец главной улицы Серебряной Долины. Джейка окружали все те же шестеро мужчин, что стояли вокруг него и раньше. И, несмотря на то, что он был связан и с петлей на Шее, их оружие по-прежнему было направлено на него.

В глазах их все еще был страх, и это не ускользнуло от внимания Ренаты. У троих из них были перепачканы кровью лица: у одного была разбита губа, у другого – нос, у третьего быстро распухало веко. Рената знала, что Джейк не сдался бы без боя.

Она выступила вперед в отдалении от толпы. Почувствовав чью-то сдерживающую руку на своем плече, она стряхнула ее, не зная, кто пытается ее удержать.

– Развяжите его, – сказала она удивительно сильным властным голосом. От ее прежней паники не осталось и следа.

Четверо мужчин таращились на нее, двое, стоявших на повозке с Джейком, и двое, топтавшихся на земле в нескольких футах от нее.

– Отойдите-ка, леди, – отрывисто сказал один из них, молодой человек со светлыми волосами и небесно-голубыми глазами. – Это вас не касается.

Рената подняла ружье и прицелилась в говорившего.

– Я говорю, развяжите его сию же секунду.

Ее приказ вызвал приступ смеха у шестерых грубиянов.

– Иди сюда, милочка. Мы знаем, что ты не умеешь пользоваться этой штукой, которую держишь в руках. Ты можешь покалечить кого-нибудь, если не будешь осторожной. – Это был все тот же светловолосый молодой человек, который снисходительно смотрел на нее, словно на ребенка, с палкой в руках, играющий в ковбоя.

Рената облизнула внезапно пересохшие губы, однако продолжала целиться в этого высокомерного ковбоя.

– Это «винчестер» – 73, наиболее эффективное многозарядное ружье. Его еще называют «44–40». 44-калибр, в патронах содержится 40 гран пороха. – Рената взвела курок. – Моя кузина Мелани научила меня стрелять, когда она прошлым летом гостила у нас в Филадельфии. Она сказала, что я быстро схватываю. И очень легко.

В городе все знали, что Мелани Максвелл была прекрасным стрелком, лучшим в городе.

Она побеждала каждого ковбоя, который объявлял себя самым метким стрелком, и попадала в подброшенные в воздух банки, бутылки и монеты.

Молодой человек, который вел все эти переговоры, утратил самоуверенность и опустил свой шестизарядник. Он нервно переминался с ноги на ногу, рот его приоткрылся.

– По-моему, я знаю, кто ты, – сказала Рената. Голос ее окреп, она почувствовала, что ей немного удалось овладеть ситуацией. – Мелани прекрасно описала вас, мистер Мейлз. Кенни, не так ли? Она сказала, что вы довольно красивы… и не слишком умны. Ну а теперь, почему вы не развязываете Джейка, как я прошу?

– Он сжег конюшню Харрисона Саммерса, – пылко ответил один из мужчин. – Это было последней каплей, скажу я вам. Город с удовольствием избавится от этого Нарушителя спокойствия. – И словно, чтобы подтвердить свои слова, он размашистым жестом стер кровь, которая стекала у него по подбородку.

– Я уверена, вы ошибаетесь, – осторожно сказала Рената. – Ничьей конюшни Джейк не сжигал.

– Бен Бичкрофт видел, как он скакал оттуда, – выкрикнул еще кто-то из толпы. – Конюшня была в огне, и он видел, как Джейк скачет на своем проклятом черном жеребце. В том пожаре Саммерс потерял четырех прекрасных лошадей.

– Ага, – отозвался дотоле молчавший мужчина. – Черт, Бен спас несколько лошадей и должен был погнаться за Джейком, как разразилась гроза.

Рената почувствовала, как сердце у нее начало биться медленнее, а паника – угасать. В конце концов все будет в порядке.

– Гроза, которая была пару недель назад? Всю ночь были гром и молнии?

– Угу, – подтвердил мужчина.

– В таком случае я могу подтвердить, что мистер Бичкрофт ошибся. В ту ночь Джейк никуда не выходил. Наверное, пожар получился из-за молний…

Кенни Мейлз выступил вперед.

– Значит, вы утверждаете, что Джейк не выходил из дома всю ту ночь? И даже когда вы спали?

– Я не спала всю ту ночь, – призналась Рената. – И я могу поклясться вам, что Джейк никуда не выходил. – К ней возвращалось беспокойство. Их не волновало, был ли Джейк действительно виновен. Они хотели от него избавиться, и сделают это без всякого сожаления, как если бы им пришлось раздавить тяжелым башмаком паука.

– Значит, вы хотите поклясться перед целым городом… – Кенни Мейлз взмахнул рукой, указывая на молчаливую толпу у него за спиной, – что вы и Джейк жили там во грехе…

– Я никогда это не говорила, – Рената попыталась защитить себя, но это было бесполезно. Им не нужно было ее алиби. Они все думали об одном, как бы повесить Джейка.

Рената набралась смелости, чтобы отвернуться от Кенни Мейлза и посмотреть на Джейка. Он был бесстрастен, как всегда, взгляд его был устремлен вдаль, на лице – выражение горечи. Он принимал ситуацию, словно знал, что в один прекрасный день… все так и кончится.

Взметнув юбки, Рената повернулась лицом к толпе. Для всех это было развлечение. Похоже, никто из них не считал Джейка человеком; человеком, которому грозит смерть. Вот если бы Мелани и Габриэль были здесь! Они бы знали, что делать.

Она глазами обежала толпу. На краю толпы был даже шериф – он молчал и, кажется, был согласен с толпой. Рената бросила на него презрительный взгляд, и он отвел от нее глаза. Что за трус!

– Вы позволите этому произойти? – спросила Рената толпу.

Она всматривалась в лица людей, с которыми ей довелось познакомиться. Донни и Дженни Бойль, женщины, которые навещали ее в доме, приносили еду, дарили дружбу… Было похоже, что они были заворожены линчующей толпой и поддержат любое наказание, которое изберут эти головорезы.

– Вы понимаете, во что превратится ваш город, если вы позволите банде этих проходимцев повесить невиновного человека?

В голосе ее была страсть, и поэтому вопрос, который задала девушка, прозвучал как-то особенно. Она расхаживала перед толпой, часто поворачиваясь к линчующим, чтобы держать их на прицеле своего ружья.

– Я не допущу этого, – сказала она. – Я начну стрелять, и вы остановите меня, только если убьете. И что тогда станут говорить о Серебряной Долине? Что это – бессердечный город, в котором по чьей-то прихоти вешают невинных людей, а молодых девушек убивают из ружья на улице. Вы можете держать это в тайне, но достаточно только одному из вас сказать правду… – Она вглядывалась в лица стоявших перед ней людей и называла по именам всех женщин, которые приходили к ней в гости. Если бы она могла убедить женщин, мужчины последовали бы за ними.

– Правда выйдет наружу и распространится, как буйный огонь, пока в этой стране не останется ни одного мужчины, женщины или ребенка, кто не узнает об этой истории. Кто захочет сюда приехать? Город умрет… и каждый из вас до самой могилы будет нести на себе бремя своей вины.

Рената всегда была хорошей рассказчицей, которая умела угомонить даже двух шаловливых близнецов Мелани своими историями о принцах, драконах и печальных красавицах. Вскоре она держала жадно внимавшую ей толпу в руках.

И только один человек не поддавался: это был Кенни Мейлз, который подошел к повозке и начал похлопывать лошадь по крупу, побуждая ее бежать вперед, а заодно и увлечь Джейка навстречу смерти. Рената развернулась и нацелила на Кенни ружье. Паника вновь охватила ее.

– Нет! – завопила она в отчаянии. – А что будет с моим ребенком?

Кенни остановился. Толпа линчевателей уставилась на нее. Вновь возобновился ропот у нее за спиной. И даже Джейк посмотрел на нее, взгляд его был непроницаемым.

– Если вы повесите Джейка, что случится с моим ребенком? – повторила она громче свой вопрос. – У ребенка не будет отца. Невинный младенец, лишенный имени…

Толпа у нее за спиной зарокотала. Рената могла расслышать лишь обрывки разговоров.

– Что скажет Мел, когда…

– Это неправильно…

– …христианский долг…

– Такая милая девушка…

– Мы все знали, что там происходит…

Двое мужчин выступили вперед: шериф, подталкиваемый женой, и священник. Его жесткий белый воротник отставал от его шеи.

– Кенни, – шериф кивнул заводиле. – Давай-ка сейчас об этом подумаем, пораскинем мозгами. Если она поклянется, что в ту ночь Джейк был дома… тогда я попрошу тебя развязать его.

Кенни выругался, но залез на повозку и с ворчанием отодвинул своих приспешников. Они быстро спрыгнули и растворились в толпе. Кенни поднял из грязи нож Джейка и засунул его себе за пояс, но потом, вспыхнув, извлек его. Он начал разрезать веревки, связывающие Джейка, но потом, заколебавшись, помахал лезвием у него перед лицом.

– Не можешь не трогать белых женщин, да? Обрюхатил кузину Мел, а теперь мы будем смотреть, как ты женишься на этой хорошенькой штучке. Похоже, это несправедливо.

Рената улыбнулась Джейку, когда тот наконец посмотрел на нее. Однако на его лице не было ни ответной улыбки, ни облегчения.

– Ты сумасшедшая, – тихо сказал он ей. – Лучше бы меня повесили.

Это заявление слышали только Рената и Кенни Мейлз. Улыбка Ренаты угасла, а Кенни зловеще усмехнулся.

– Ты знаешь, – сказал Кенни, вытянув нож, чтобы освободить Джейка. – Мы сослужим Мел и Гейбу плохую службу, если не позаботимся об этом безотлагательно. Святой отец! Вы свободны сегодня днем?

Священник кивнул, и Рената повернулась к нему с натянутой улыбкой.

– Право же, в этом нет необходимости. Можно не торопиться…

– Глупости. – Священник положил руку ей на плечо. – Нет смысла медлить.

Пять ружей были вновь направлены на Джейка, как только Кенни наконец развязал его, однако на этот раз они вели его совершенно к другой участи. Он злобно покосился на Ренату, на сей раз по-настоящему испугав ее. Тем не менее она беспечно пожала плечами в ответ на его взгляд.

Выйти замуж за Джейка Вулфа. Ради Бога!

ГЛАВА 9

– Я не выйду замуж без подвенечного платья, – в третий раз заявила Рената. – Оно в сундуке, в карете. – Вокруг нее в гостиной проповедника толпились женщины: Фелисия и Сильвия Коллинз, Дженни Бойль, жена проповедника, ее подруга, – школьная учительница и еще несколько горожанок, которые приходили к ней в дом. Рената хмурилась, что на нее совсем было непохоже. Видно, другого выхода из этого положения не было, и она сдалась. – И цветы. У меня должны быть цветы.

Она знала, что Джейк ждет в церкви, через дверь отсюда. В глубине души она надеялась, что если продержится подольше, то Джейк найдет способ удрать, хотя и понимала, что Джейка охраняют более чем дюжина мужчин, и даже он не сможет преодолеть такое окружение. Похоже, вся Серебряная Долина вознамерилась поглазеть на их свадьбу.

Сильвия Коллинз с суровым лицом решительно выступила вперед.

– Фелисия, попроси отца послать за сундуком и принести его сюда. Алиса, – она повернулась и кивнула школьной учительнице, – срежьте несколько цветов из вашего сада и положите их на алтарь. – Фелисия уже устремилась к выходу, а Алиса – сразу за ней.

Рената ходила по маленькой комнате, сжимая руки.

– Я бы лучше дождалась возвращения Мелани, – ни к кому конкретно не обращаясь, произнесла она.

– И дать этому Джейку Вулфу шанс исчезнуть? – высказалась Дженни Бойль. – Это не слишком-то мудро, дорогая моя.

Рената прекратила ходьбу. Хмурое выражение лица исчезло, и она слегка улыбнулась. Было бы лучше всего подождать возвращения Габриэля и Мелани – они бы знали, что делать. Но этого ей не позволят. Тогда надо провести все это как можно лучше.

– Похоже, на моей свадьбе будет присутствовать весь город, – удивленно сказала она. – А может, стоит после этого устроить прием? – Она вопрошающе повернулась к окружавшим ее женщинам. – Может, на улице, на поле, что за церковью? Мы, конечно же, можем вместе устроить нечто вроде вечеринки… пунш, маленькие сандвичи… музыка. Мелани говорила, что в городе есть несколько местных мужчин, которые играют на танцах и опять-таки…

– Они не очень хорошие, – вмешался чей-то голос из глубины комнаты.

– Но и не плохие, – заметила Дженни. – А у меня на кухонном столе разделывается пирог.

Другие женщины начали выкрикивать, какую лепту могли бы они внести, план приема развернулся вовсю. Рената слушала, а улыбка ее делалась все шире и шире.

Платье было сшито в преддверии ее бракосочетания с лордом Иденуэртом, и, хотя ей была противна сама мысль о свадьбе с Персивалем, она обожала свое подвенечное платье. Белый атлас плотно облегал ее руки и талию, высокий ворот был расшит крошечными жемчужинами, тончайшая кружевная накидка покрывала атласный лиф. Широкая юбка с блестящим шлейфом создавала впечатление, что Рената плывет в сверкающем облаке. Она ощущала себя принцессой из сказки.

Лицо Ренаты прикрывала вуаль, но сквозь нее девушка отчетливо видела Джейка, ожидавшего ее в конце бокового придела. Она улыбнулась, зная, что он не может видеть ее лица. Пусть его страдает, – это пойдет ему на пользу.

Церковь была полна народу, и все мужчины, кроме Джейка, были вооружены, их шестизарядные ружья и винтовки были нацелены на жениха Ренаты. Бракосочетание под прицелом, в присутствии всего города. Магазины закрылись, площадь быстро заполнялась, и даже молчала кузница, ибо в этот будничный день жители Серебряной Долины собрались, чтобы стать свидетелями свадьбы Ренаты с упрямцем, который годами докучал им. Пока она готовилась к бракосочетанию, ей несколько раз повторяли, что если бы и нашелся человек, способный исправить Джейка Вулфа, то это могла быть только она.

И хотя Рената чувствовала себя принцессой, Джейк в тот момент очень мало напоминал Очарованного Принца. Он стоял возле алтаря, ожидая ее, как нетерпеливый воин-дикарь. Его длинные волосы касались хлопчатобумажной рубашки, он широко расставил ноги, а руки скрестил на широкой груди.

Когда она подошла и встала рядом с ним, то почувствовала, что он просто излучает ярость. Руки их почти соприкасались. Священник начал церемонию.

Джейк наклонился к ней и прошептал на ухо:

– Я рассчитаюсь с тобой за это, малышка. Священник немного сбился, но потом продолжил, а Рената приподнялась на цыпочки, чтобы ответить своему жениху в той же манере.

– Вы сами во всем виноваты, мистер Вулф. – Она знала, что Джейк не может отчетливо видеть ее лицо, и поэтому попыталась скрыть насмешку в голосе, но безуспешно. – Ну а теперь помолчите и обратите внимание на церемонию.

– Я задушу вас голыми руками. – Он Выдохнул эти слова ей в ухо, в то время как проповедник возвышенно вещал, держа в руках Библию. – И если это будет последним моим делом…

– Нет, вы этого не сделаете, – доверительно сказала ему Рената.

– Джейк? – вмешался священник. – Я беру… – подсказал он, наклонившись к парочке.

Джейк уставился на бедного служителя.

– Есть ли у меня выбор? – Он поглядел на сидевших на передней скамье мужчин. – Мне кажется, я беру…

Священник повторил клятву невесте; и Рената, которая была гораздо ответственнее, чем ее избранник, ответила своевременно и в подобающей манере.

Они были провозглашены мужем и женой.

– Предполагается, что вы должны приподнять вуаль и поцеловать меня, – прошептала Рената.

Джейк уставился на нее: лицо его было холодно и бесстрастно.

– Я сделал все, что намеревался.

Рената глубоко вздохнула. В церкви было тихо, все ждали.

– Ради Бога, Джейк. Если уж нам приходится делать это, надо сделать все правильно. Достаточно легкого поцелуя в щеку.

Джейк протянул руку и коснулся кончиками пальцев тонкой вуали. Рената видела, как пальцы его сжали тонкую ткань и сорвали вуаль с веночка из шелковых цветов, украшавшего ее голову. Он поднял другую руку и разорвал полупрозрачную маску пополам, обескураживающе резко притянув к себе ее лицо.

Он не хотел бы, чтобы она так смотрела на него: взгляд ее зеленых глаз осуждал его, лицо вспыхнуло румянцем и от этого стало еще прекраснее. Она, как призрак, прошла вместе с ним по проходу, хорошо что не надо было смотреть на нее. Повсюду раздавался смех, обнадеживающие возгласы, и Джейк думал, что не выдержит всего этого. Он должен был поцеловать ее, но не знал, сможет ли это сделать.

Рената ждала его бесстрастного, целомудренного поцелуя в щечку, а люди, нацелившие ему в спину ружья, видимо, ожидали, что он задушит свою невесту.

И тут ему на память пришли ее слова: Гораздо интереснее предоставить им то, чего они не ожидают, Джейк.

Так он и сделал. Он обнял ее, наклонился к ней и поцеловал таким раскаленным поцелуем, который потряс ее до самой души.

Ружья на передней скамье опустились, а он все еще целовал ее.

Священник откашлялся, а Джейк все еще нежно целовал ее.

Мужчины на задних скамьях встали, чтобы лучше видеть, и их тут же одернули недовольные жены, а Джейк все еще целовал ее.

И когда он наконец отпустил ее, Рената глубоко вздохнула, а Джейк дьявольские усмехнулся, поняв, что и в самом деле удивил ее. И, судя по напряженной тишине в церкви, он понял, что не только она была удивлена. Джейк решил, что его молодая жена – права, ведь и в самом деле забавно давать людям то, чего они ожидают меньше всего.

Однако Джейк знал, что это – не единственная причина, почему он поцеловал Ренату. Он поцеловал ее потому, что хотел этого… потому, что ему это было нужно.

Одним быстрым грациозным движением Джейк взял свою невесту на руки. Ее лицо было в нескольких дюймах от него, но он, не сводя глаз с двойных дверей в конце бокового придела, большими шагами пошел прочь от священника.

– Эта часть должна быть позже, Джейк, – прошептала Рената. – Вы должны вести меня…

– Заткнись, женщина, – грубо ответил Джейк. – Теперь ты моя жена и будешь делать, как я скажу. А если я скажу, что вынесу тебя из церкви, тогда…

Рената обвила руками шею Джейка, чтобы лучше держаться, и сомкнула пальцы за его головой.

– У меня не было возможности объяснить тебе свой план…

– План? Так все это – часть плана? – спросил он, пинком растворив тяжелые двери.

– Ну, в некотором роде. Я объясню позже, после приема.

Джейк остановился, и толпа, следовавшая за ними, также остановилась.

– Приема? – недоверчиво переспросил он. Рената кивнула:

– Приглашен весь город. Женщины города обеспечат еду, лимонад, пунш, будет и музыка.

Неужели она не понимала, что в этот солнечный день он предпочел бы оказаться где угодно, но только не в компании жителей Серебряной Долины?

– Пожалуйста, Джейк, – тихо прошептала она. – Ну только ненадолго.

Она смотрела на него большими блестящими глазами, и гнев его почему-то утих.

– Хорошо. Но только не жди, что я буду танцевать.

– Почему бы и нет?

– Я не танцую.

Рената слегка нахмурилась.

– Может, я тебя научу.

– Нет.

Он посмотрел ей в глаза и некоторое время с молчаливым вызовом не отводил от нее взгляда.

– Не беспокойся, Джейк, – нежно Произнесла Рената. – У меня есть план. Я все улажу.

Джейк отвел взгляд и продолжал идти по тропинке, которая вела к поляне за церковью. Здесь всегда собирались на пикник и периодически устраивались танцы, хотя Джейк никогда раньше на них не бывал. С одной стороны был сделан просторный деревянный пол, а на другом краю поляны были установлены накрытые столы. На них были мясо, пироги, хлеб, пунш, фрукты – было похожее, что весь город очистили, а трофеи принесли сюда и сложили высокой горкой. Повсюду стояли вазы с цветами, над танцевальной площадкой развевалось полотнище. На нем было написано неровными буквами, явно рукой ребенка:

ПАЗДРАВЛЯЕМ РЕНАТА И ДЖЕЙК

Джейк внезапно остановился и поглядел на приветствие.

– А ты понравилась людям, Рената Мария Паркхерст, – тихо сказал он.

Рената улыбнулась. – Рената Мария Вулф, с вашего позволения. И не смотри на меня косо. Я… – Она резко остановилась, ибо заметила появившегося возле локтя Джейка священника.

– Быть может, вам следует теперь опустить невесту на землю, Джейк, – сказал он, немного смущенно. Его бледное лицо пылало.

Джейк поставил Ренату на ноги, толпа бросилась мимо них и разделилась, чтобы сопровождать их по обеим сторонам на пути к столам с едой и напитками.

– Что ты? – спросил Джейк, отпустив жену. Рената исподтишка огляделась по сторонам. Она была похожа на маленькую девочку, умирающую от желания поделиться запретной тайной, потом лицо ее приобрело смиренно-грустное выражение.

– Я скажу тебе позже. Ты хочешь есть? – Она усмехнулась ему, и сердце Джейка вдруг подпрыгнуло, удивив и испугав его.

Когда все наелись и поздравили жениха и невесту, начал играть оркестр – небольшая группа, состоявшая из скрипача, банджиста и притопывающего в такт гармониста. Это был один из тех старикашек, которые, казалось, навечно поселились у магазина Бойлей. Сейчас он не казался таким старым, как обычно: он бодро пританцовывал на самодельной сцене.

Пары кружились в кадрили или скользили в тустепе, а Рената стояла в стороне и наблюдала. Это было мукой.

Она любила танцевать. Девочкой она прислушивалась к музыке, доносившейся сверху, когда у матери бывали вечеринки, и танцевала с невидимым партнером. Когда она достаточно повзрослела, чтобы посещать вечеринки и балы, она не пропускала ни одного танца и веселилась, пока музыканты не прекращали играть.

Джейк стоически высился возле нее, а она с грустью смотрела на танцующих. Она могла только догадываться, о чем он думает, окидывая подозрительным взглядом остальных гостей.

– Ну, а теперь мы можем уйти? – устало спросил он.

– Нет еще, Джейк, – ответила она, не сводя глаз с танцующих. – Мы же не хотим показаться невежливым.

– Не хотим показаться невежливыми? – Голос Джейка напрягся. – Меня чуть не повесили, заставили жениться под дулом ружья, а сейчас ты мне говоришь, что я не должен быть невежливым? – Он слегка повысил голос, привлекая к себе внимание, хотя никто не осмеливался подойти к ним поближе.

Рената рассмеялась.

– Это ужасно нелепо, да? – Не думая, она взяла его руку в свою. – В Библии сказано, что лучше жениться, чем быть сожженным. Наверняка лучше жениться, чем быть повешенным.

Его взгляд сказал, что он не согласен, и улыбка ее угасла. Она неохотно отпустила его руку.

– Не беспокойтесь, Джейк. Я говорила вам, что обо всем позабочусь.

Джейк явно был не удовлетворен ее ответом, однако разговор их прервался, ибо сбоку от Ренаты возник Кенни Мейлз. Он взял ее за руку.

– Можно потанцевать с невестой? – Кенни умудрился даже простой вопрос заставить звучать двусмысленно, и Рената стряхнула его руку с своей.

– Нет, благодарю вас, мистер Мейлз, – холодно ответила Рената. – Я и в самом деле не хочу танцевать. Совсем не хочу. – Она поглядела на холодное непроницаемое лицо Джейка.

Джейк сверху вниз посмотрел на нее. Она так сильно хотела танцевать, что это чуть ли не сводило ее с ума, но она отказала Кенни Мейлзу. Слава Богу! Он не перенес бы этого! Вот так стоять и смотреть, как она танцует с другим мужчиной, который будет обнимать ее руками… Джейк помотал головой. Дурацкие мысли. Это не настоящая свадьба. Это притворство, фальшь. Он не может ревновать. Не должен.

И тогда Кенни Мейлз снова дотронулся до нее, на этот раз положив обе руки ей на плечи.

– Тогда, по крайней мере, дайте мне поцеловать невесту.

Светловолосый ковбой наклонил лицо к Ренате, хотя она попыталась отпрянуть от него. Она сжала губы и отвернулась, но в этом не было необходимости. Не успев прикоснуться губами к ее лицу, Кенни Мейлз отлетел назад и упал навзничь в грязь. У него едва хватило времени, чтобы прийти в себя и вдохнуть, как Джейк поднял его за рубашку и тесно придвинул к нему лицо.

– Попробуй еще раз дотронуться до моей жены, и я убью тебя, – прошептал Джейк. Он снова привлек к себе всеобщее внимание, и ждал, что толпа бросится к нему и оттащит его от Кенни, чтобы защитить своего. Такое уже случалось столько раз, что Джейк сбился со счета.

Однако никто не выступил вперед. Все, что слышал Джейк, были шепотом произнесенные ругательства… в адрес Кенни.

– Пытался поцеловать мисс Ренату…

– Этот Кенни Мейлз всегда был невоспитанным…

– Джейк позаботился о нем, но хорошо… Потом к нему подошла Рената, и он посмотрел в перепуганное лицо Кенни, решая, стоит ли еще раз его ударить. Кенни даже не пытался дать ему сдачи. Он просто вытирал рукой окровавленный рот.

– Джейк! – Рената положила ему на плечо руку. Прикосновение ее было робким, нерешительным и нежным.

Он инстинктивно защищал ее, хотя и постарался сделать все, что в его силах, чтобы выжить ее из города, хотя и клялся, что не станет о ней заботиться.

– Отпусти его, – продолжала она, видя, что Джейк не пошевельнулся. – Он не хотел причинить мне вреда. Он просто… невоспитанный олух.

Джейк оттолкнул Кенни так резко, что тот споткнулся. Потом Джейк повернулся и посмотрел на Ренату. Ее рука по-прежнему лежала у него на плече, она была мягче и теплее всего на свете. Нахмурившись, он отступил, и рука Ренаты упала.

Солнце садилось, вечеринка заканчивалась. Лампы не зажигали, темнота должна была означать конец веселью. Рената отошла от Джейка и дотронулась до плеча Донни Бойля.

– Я понимаю, что это не очень прилично, – тихо сказала она, – но не потанцуете ли вы со мной? Я люблю вальс.

На танцевальной площадке было всего несколько человек. Джейк смотрел, как грациозно движется Рената в руках Бойля, как изящно скользит она по шероховатому полу, словно танцует в огромном бальном зале под звуки прекрасного оркестра.

Бойль был старым, полнеющим человеком, и его жена с улыбкой наблюдала за ними, стоя в нескольких шагах от танцующих… Но Джейк вдруг понял, он ревнует. Ревнует! Это было невозможно.

Он молча стоял, пока Рената продолжала танцевать с человеком, по возрасту годившемся ей в отцы, ее длинный шлейф следовал за нею, отражая розовые лучи заходящего солнца. Они играли на ее волосах и сверкающем платье. Джейк очень хотел бы знать, о чем она так доверительно говорит с этим пожилым человеком.

– Я прошу вас оказать мне огромную услугу, мистер Бойль, – сказала Рената мужчине, который кружил ее в танце.

Донни посмотрел на нее сверху вниз и улыбнулся.

– В чем дело, мисс, мисс… – Он не хотел или не мог назвать ее «миссис Вулф». – Мисс Рената?

– Будьте добрым к Джейку, – серьезно сказала она, глядя через плечо партнера, чтобы встретиться глазами с пристальным взглядом жениха.

Донни тихо и неприязненно фыркнул.

– Я не понимаю, что вы нашли в этом…

– Не говорите так, – предупредила Рената. – Нельзя презирать человека за то, что в жилах его течет другая кровь.

– Дело не в этом, а в его подлости, – защищаясь, ответил Донни.

Рената внимательно заглянула в лицо Донни.

– Джейк познал в жизни гораздо больше боли, чем вы или я. – Рената почувствовала, как жгучие слезы наворачиваются ей на глаза. – Конечно, с ним может быть трудно. – Трудно?

– Ну ладно, – согласилась Рената. – Очень трудно. Но ему нужны друзья, и нужны…

«Ему нужна любовь», – подумала Рената, но не смогла высказать этого вслух. Она не любила его, она не могла. Полюбить Джейка Вулфа не входило в ее планы. – Дайте ему шанс… ну дайте ему несколько шансов, поскольку он, скорее всего, испортит первые два.

Музыка закончилась, и Донни Бойль остановился и посмотрел на Ренату сверху вниз. По крайней мере, он хотя бы обдумывал ее просьбу.

– Это самая странная свадьба, которую я когда-либо видел.

– Вы сделаете, как я прошу? – настаивала она. – Вы будете добрым к Джейку? Пусть это будет… свадебным подарком?

Она смотрела на него умоляющими глазами. Она была уверена, что он хотел сказать ей, но не смог этого сделать.

– Я подумаю об этом, – наконец согласился Донни, и у Ренаты больше не было времени, чтобы выжать из него более определенный ответ. Ее встревоженный жених шел, чтобы забрать ее.

ГЛАВА 10

Они могли бы вернуться назад, в дом Максвеллов, однако уже темнело, а дорога была неблизкой. Кто-то из гостей отнес сундуки Ренаты в комнату на втором этаже отеля. Толпа участников свадебного пикника практически внесла новобрачных в гостиницу, вверх по узкой лестнице. Рената была почти уверена, что Джейк столкнет с лестницы кого-нибудь из провожавших, однако он этого не сделал. Она видела по его лицу, что ему очень этого хотелось, но он воздержался.

Рената закрыла глаза и прислонилась к двери, глубоко вдохнув затхлый воздух, когда они с Джейком наконец-то остались одни. Она вдруг почувствовала смертельную усталость. Но ее муки на этом еще не закончились.

Она открыла глаза, и перед ней предстал Джейк, молчаливый, хмурый, но глаза его как-то странно горели. В них был тот самый непроницаемый свет, который зажегся в его глазах, когда он целовал ее тогда в доме и сегодня в церкви. От этого взгляда она затрепетала.

– Какой насыщенный день, – сказала она, и тут же поняла, что напрасно произнесла столь легкомысленную фразу. Джейк еще больше нахмурился и с явной неприязнью отвел от нее взгляд.

– Я не думала, что все это зайдет так далеко, Джейк. – Рената немного отошла от двери. – Все это… немного вышло из-под моего контроля.

– Это было глупо, – ровным голосом заметил Джейк.

– Глупо? – На Ренату с новой силой навалилась усталость, и она сделала еще один шажок к середине комнаты. – Я не могла стоять и смотреть, как они повесили бы тебя.

– Почему не могла? – холодно спросил он. Рената подняла глаза и воздела руки к небу.

– Джейк Вулф, я нисколько не сомневаюсь, что в один прекрасный день вы плохо кончите, но у меня нет желания видеть это. – Она попыталась нагрубить ему, но ведь он, конечно же, еще не знает о ее плане. – И кроме того… – Голос ее оборвался. Как это объяснить?

Джейк прошел в угол комнаты, куда кто-то положил его ружье. Он поднял его и внимательно осмотрел.

– Ты и вправду умеешь стрелять из него? Рената вздохнула и пожала плечами.

– Ну, и да, и нет. – Мелани и в самом деле пыталась научить меня стрелять, и рассказала мне о ружье все, но потом сказала, вряд ли я когда-нибудь куда-либо попаду.

Джейк расхохотался. Это был хороший смех, искренний, неподдельный, она никогда такого раньше не слышала.

– Я не думала, что все это зайдет так далеко, Джейк. Честно, не думала, – торжественно сказала Рената. – И даже все, что касается младенца… это было просто уловкой. Но зато она сработала.

Джейк не сводил с нее глаз, а она стала взад и вперед ходить по маленькой комнате, сжав руки и кусая нижнюю губу. Мягкий свет от единственной стоявшей на столе лампы освещал комнату, простую, но чистую, скудно меблированную одной кроватью, стулом, сундуком, зеркалом и прикроватным столиком.

– Все, что от нас требуется, – сказала Рената, – это притворяться счастливой парочкой несколько недель. А потом что-нибудь выплывет, всегда ведь так бывает, и о нас забудут. Мы поедем в Денвер и возьмем развод. – Теперь она заговорила быстрее. – Ты сможешь сказать всем что угодно. Я все равно не смогу вернуться сюда. Скажи им, что я бросила тебя, если хочешь, или ты вышвырнул меня, потому что я была ужасной женой. Или…

– Я всегда могу сказать им, что ты бросила меня потому, что устала жить с дикарем. Они этому поверят, – сказал Джейк с горечью, которая последнее время часто слышалась в его голосе.

– Джейк, не надо…

Он повернулся и открыл дверь. Губы его решительно сжались, и даже спина выражала желание уйти от нее, и как можно быстрее.

Однако в дверях он остановился, и Рената услышала доносившийся снизу слегка подвыпивший голос.

– Если вам что-то понадобится, дайте нам знать. – Последовал взрыв хохота. – Нет необходимости покидать твою брачную комна-а-ту.

В ответ на это Джейк захлопнул дверь и пересек комнату, чтобы распахнуть окно. Снизу, с улицы, тоже послышались голоса.

Джейк глубоко вздохнул и повернулся к Ренате.

– Похоже, все население Серебряной Долины хочет убедиться, что мы провели ночь вместе, в этой комнате.

Рената снова прикусила нижнюю губу и почувствовала, как жар заливает ее щеки.

– Думаю, что с этим ничего не поделаешь. Здесь с получением развода могут возникнуть проблемы, но если мы поедем в Денвер…

– А что, если я не хочу развода? – спросил Джейк, и Рената, резко обернувшись к нему, увидела его злобную улыбку.

– Что ж, Джейк Вулф. У вас есть чувство юмора. – Рената улыбнулась ему в ответ. В его усмешке было нечто такое, отчего сердце ее сжалось, хотя она и постаралась отмахнуться от этого. Он был невероятно красив, когда улыбался, и для кого-то… когда-нибудь он станет чудесным мужем. Ведь он ясно дал ей понять, что не любит ее. Тем более что, уж конечно, он не был частью ее плана.

Она пыталась преодолеть влечение к нему, заглушить настойчивую мысль о том, что могла бы быть той женщиной, которая упорядочит его жизнь, что могла бы любить его…

Но это было невозможно. Джейк Вулф – не тот человек, ради которого она приехала на Запад. Он не был владельцем ранчо, у него ужасный характер, а что касается любви с первого взгляда… для нее это был ужас с первого взгляда. Тем более он ясно дал ей понять, что она не нравится ему. И вообще, насколько можно ему верить, ему никто не нравился.

– Полагаю, что после развода вы поедете в Техас и найдете там себе мужа-фермера? – На лице Джейка уже не было улыбки, однако отзвуки ее еще сохранились в его голосе.

Рената засмеялась. Почему-то мечта ее поблекла. Ей уже не хотелось обольщать фермера. Она больше не представляла в своем воображении, как спускается из вагона и видит прекрасного мужчину, в которого влюбляется с первого взгляда. Она закрыла глаза и покачала головой. Она устала, и ничего больше:

– Разумеется, – ответила она хмуро.

– А вы уверены, что не сможете выбраться из окна? – спросила Рената, промчавшись мимо него, чтобы посмотреть на собравшуюся внизу толпу.

Она провела с Джейком много ночей, когда он был ранен, глядя на него, спящего, она сидела рядом с ним во время грозы. Но сейчас все изменилось. Он выздоровел. Они были женаты. Они были обвенчаны в церкви в присутствии всего города. А не подумает ли он?.. Станет ли он ждать?.. Конечно же нет…

Рената снова пробежала мимо него и с треском открыла дверь. Четверо мужчин, сидевших на ступеньках, не заметили ее, но она их видела… они перегородили единственный выход наружу. Джейк мог бы легко пройти мимо этих четверых мужчин, но что подумают люди?

Она тихо закрыла дверь и повернулась, тяжело навалившись на нее.

– Что ж. Похоже, нас держат… в ловушке – Его взгляд напомнил ей, как он поцеловал ее… после свадьбы, конечно, но она не забыла потрясения, которое испытала от его поцелуя, когда приехал Лестер Пат-тон. Голова закружилась, а колени ослабли. Если он снова поцелует ее так… но она видела, что он не собирается делать этого.

– Похоже, мы сможем рассказать целую сказку нашим внукам, – дрожавшим голосом произнесла она. – То есть, не нашим внукам, – поспешно поправилась она. – Я расскажу моим внукам, а ты – своим. Сейчас это выглядит как-то скандально, но когда мы станем старыми, седыми и морщинистыми, это станет таким милым, ты так не думаешь? – Она говорила быстро, как всегда, когда нервничала. – У меня в Филадельфии есть подруга, и ее дедушка…

– Заткнись, Рената, – беззлобно сказал Джейк, а Рената прижалась к двери.

– Я только…

– Я не собираюсь нападать на тебя, – заверил ее Джейк, и она слегка расслабилась.

– Я и не думала…

– Нет, думала. Но я полагаю, ты согласишься, что в моих интересах, так же, как и в твоих… знать, что развод возможен.

Джейк повернулся к ней спиной, джентльмен до кончика ногтей, а она сняла свадебное платье, неловко выгибаясь, чтобы расстегнуть пуговицы на спине. Она могла бы попросить Джейка помочь ей, но не осмелилась. Она откопала в маленьком сундучке свою самую скромную ночную рубашку, надела ее, и, забравшись на скрипучую кровать, натянула одеяло до подбородка.

– Теперь можешь повернуться, – сказала она нежнее, чем собиралась.

Джейк застыл от внутреннего восторга. Рената была великолепна в шелке, кружевах и жемчугах, такая нежная, женственная. Но она выглядела еще лучше, сидя в кровати, натянув на себя одеяло так, что ему было видно только ее лицо. Волосы обрамляли его и струились на одеяло.

И словно прочитав его мысли, Рената протянула руку за щеткой, которую она положила на прикроватный столик, и начала расчесывать свои золотисто-рыжие локоны, а потом перекинула их назад. Джейк сидел на полу под окном, прислонившись к стене, и открыто рассматривал ее.

– Как насчет младенца? – внезапно спросил он. – Что я должен буду говорить всем и каждому о ребенке после того, как… ты уедешь в Техас?

Рената глубоко вздохнула, глядя не на Джейка, а через него.

– Думаю, нам придется сказать, что я потеряла его.

Он нахмурился от ее слов, а свет от лампы отразился в ее непролитых слезах.

– Что случилось? – тихо спросил он. Джейк оставался в тени, но она все равно посмотрела прямо на него.

– Это так… грустно, – смущенно сказала Рената, – потерять ребенка.

– Как можно печалиться о потере того, чего на самом деле не было?

– Конечно, это все равно что, сидя в комнате, бояться грозы за окном, но это так же пугает меня. Я люблю, когда все мои истории счастливо заканчиваются.

Джейк не мог оторвать от нее взгляд. Одинокая слезинка скатилась у нее по щеке, и она поспешно, словно устыдившись, смахнула ее с лица.

– Я уверен, что город с облегчением обнаружит, что ему не придется иметь дело еще и с Джейком-младшим. – Он постарался сказать это легко, чтобы развеселить ее, но это не сработало.

– Не говори так, – предостерегла она. – Когда-нибудь у тебя будут дети, и…

– Нет, их не будет, – жестко ответил Джейк. – Наше краткое супружество останется единственным в моей жизни.

– Но тебе нужны…

– Жена-пила? Опекунша? Цепь с ядром каторжника? – закончил он за нее. Этот разговор становился слишком болезненным.

– Это неправда, – сказала она, хотя и не рассердилась, как он мог бы ожидать. – Иногда, конечно, так бывает, но так не должно быть. Где-нибудь тебя ждет совершенная женщина. Та, что будет любить тебя и заботиться о тебе, будет светиться от радости, когда ты улыбнешься ей, и будет понимать твои мысли, даже если ты не скажешь ни слова. Та, кто сможет понять выражение твоих глаз… – Рената резко остановилась и стиснула рот. По лицу ее пробежало нерешительное выражение. – Ну ты понимаешь, что я имею в виду… я хочу сказать… Я думаю…

– Романтические бредни, – холодно произнес Джейк, спасая положение.

Он давно уже бросил думать о любви. Внезапно, пытаясь представить себе образ совершенной женщины, он увидел золотисто-рыжие волосы и зеленые глаза… это было опасно. Он знал, кто она: искательница приключений, способная на обман, несмотря на свой ангельский вид. И он понял это.

Он ждал, что Рената станет возражать ему, но она промолчала.

– Спокойной ночи, Джейк, – сказала она просто, с легкой грустью в голосе, а потом повернулась к нему спиной и выключила свет.

Да, она была способна на обман… но он знал, что никогда не забудет, что Рената стояла на виду у всего города, сочиняя истории, с ружьем в руках. Он никогда не знал ни одной женщины, которая могла бы сделать такое… по крайней мере, ради него. Он до сих пор не знал, почему она это сделала… почему спасла его жизнь.

Она была слишком мягкосердечна. Она бы сделала то же самое ради любого другого мужчины… Рената Мария Паркхерст с ее наивным чувством справедливости.

На миг он поверил, что она и в самом деле хотела выйти за него замуж и окрутила его… Однако она расхаживала по комнате и пыталась объяснить свой план и он понял то, чего не понимал раньше: она была такой же невестой поневоле, как он – женихом. И сердце его оборвалось.

Он сидел в темноте, прислонившись спиной к стене, и прислушивался, пока не уловил ее ровного глубокого дыхания и не убедился, что она крепко уснула.

И тогда он прошептал:

– Спокойной ночи, Рената Мария Вулф.

ГЛАВА 11

Они возвратились в дом, и Рената полностью заняла себя делами, так, чтобы не думать о Джейке, и не видела его. Она чинила… свою и его одежду, приводила в порядок старые вещи Мелани и Габриэля, которые они оставили в доме. От ее внимания не ускользнул ни один уголок в доме. Она не могла позволить, чтобы ее планы были разрушены красивым лицом, за которым скрывались плохие манеры и вспыльчивый нрав.

Джейк перенес свои вещи в дом и ночевал в спальне, отделенной холлом от комнаты Ренаты. Она бы предпочла, чтобы он спал в конюшне, но та стояла слишком близко к новому дому, а Рената не желала, чтобы кто-нибудь из слуг Габриэля понял, что ее свадьба – обман. Если об этом узнают в городе, то можно себе представить, что произойдет с Джейком.

Ее муж поневоле, казалось, тоже беспокоился, чтобы сохранять дистанцию между ними. Он исчезал рано утром и возвращался поздно вечером. Рената была особенно ему благодарна за те дни, когда он приходил уже после того, как она легла в постель. Она слушала, как Джейк тихо входит в дом, думая, что она спит, как он гремит тарелками и столовым серебром, съедая ужин, который она оставляла для него на столе. И только после этого она засыпала.

Иногда он возвращался, когда Рената еще не спала, и заставал ее в гостиной, когда она расчесывала перед сном волосы или занималась починкой одежды. Он мало говорил, когда находился в доме, и, что удивительно, Рената – тоже стала молчаливой. Ее пугало, что нередко ее слова внезапно приобретали двойной смысл. Это заставляло ее краснеть, а Джейк между тем старался не обращать внимания на ее лепет.

Но гости по-прежнему приходили к ним. Но Джейка никогда не оказывалось дома. Рената развлекала их одна, потчуя чаем, занимая легкой болтовней. Временами, слушая их вопросы, вызывавшие у нее порой румянец смущения, она начинала сомневаться, что интерес горожан к их женитьбе скоро пройдет.

Обычно очень общительная, Рената сейчас могла бы прекрасно обойтись без визитеров. Фелисия Коллинз была единственным человеком, который ей по-настоящему нравился. Она была близка по возрасту Ренате, и та думала, что они могли бы стать близкими подругами, если бы Рената оставалась здесь. Но она не собиралась этого делать. К несчастью, Фелисия всегда была в сопровождении матери, и Сильвия Коллинз подавляла ее.

Однажды днем Рената сидела и внимала очередному монологу миссис Коллинз, через некоторое время это ей надоело, так же, как и Фелисии, которая разглядывала комнату, то и дело понимающе посматривая на Ренату.

– Мы так удивились, что не увидели вас с Джейком в церкви в воскресенье, – вдруг донеслось до нее.

– Но Джейк ужасно много работает, ведь Мелани и Габриэль в отъезде, – быстро отреагировала Рената.

– Здесь все в округе работают очень много. Вы должны приводить своего мужа в церковь, если он хочет, чтобы его принимали в обществе. Мы никогда бы не сделали этого, но из-за вас и младенца… – Сильвия прикусила губы. – Может быть, в душе Джейк остался язычником.

– Вовсе нет. – Рената вдруг поняла, что ей надо делать. Если у Джейка появятся друзья, если у него будет чувство причастности к обществу и он станет от этого счастливее, она сможет с чистой совестью оставить Серебряную Долину.

– Я понимаю, что вы правы, миссис Коллинз. Большое спасибо, что вы обратили мое внимание на нашу оплошность.

Миссис Коллинз была очень довольна собой. Будучи самоуверенной женщиной, она очень любила, когда ей говорили, что она права.

– В таком случае, мы увидим вас в это воскресенье.

Рената кивнула. Убедить Джейка будет не так-то просто, но и не возможно.

Фелисия поднялась со своего стула, последовав примеру матери.

– Вам надо будет захватить продукты для пикника. Почти все так делают, и после службы мы идем во двор за церковью… где у вас был прием по случаю свадьбы.

– Спасибо, Фелисия, – весело сказала Рената. – Какое милое предложение. – И это на самом деле так, подумала Рената. Мысли ее опять завертелись, как колеса.

– Церковь? – закричал Джейк, когда Рената во время ужина предложила пойти вместе с ней к воскресной службе. Он удивился, когда пришел и увидел, что она еще не спит и, больше того, собирается разделить с ним ужин. – Ты, наверное, сошла с ума, если думаешь, что я собираюсь отвести тебя в церковь.

– До тех пор, пока мы не станем идеальной семейной парой, такой же скучной и предсказуемой, как все в Серебряной Долине, мы, вероятно, не сможем улизнуть отсюда, чтобы получить развод. – Рената поглядела на его плечи, потом на подбородок, избегая смотреть в глаза.

– И чтобы сделать это, мне придется идти в церковь, где меня заставили под дулом ружья жениться на тебе, и я должен выслушивать проповеди человека, который объявил нас мужем и женой. – Он так произнес последние слова, словно они очень огорчали его. – И сидеть там на виду у людей, которые предпочли бы видеть меня мертвым, а не сидящим на скамье перед ними.

Рената заколебалась, пытаясь найти убедительный аргумент. Наконец она ответила:

– В общем – да.

– Нет.

– Прекрасно. В таком случае нам придется оставаться женатыми немного дольше, – рассудительно сказала Рената. – Если ты не хочешь сотрудничать…

– Ну ладно, – с горечью в голосе согласился Джейк.

Рената слегка улыбнулась.

– Я даже возьму продукты для пикника.

– Для пикника, – простонал Джейк.

С лица Ренаты сбежала улыбка: она прищурилась, глядя на него через стол.

– Приятно видеть, что ты идешь на такие ужасные муки ради того, чтобы получить развод. Такая жертва – провести воскресенье со своей женой! – Она замолчала и посмотрела на него широко раскрытыми глазами.

Джейк наблюдал, как она сердито убирает посуду со стола и смотрит куда угодно, но только не на него. Она взяла слишком много тарелок, и они грозили выпасть из ее рук в любой момент, но Рената так злилась, что не замечала этого. Неожиданно она оступилась и упала. Джейк не успел даже вскочить со стула, как Рената оказалась на полу. Вокруг нее рассыпались оловянные тарелки и куски еды, крошки разбросанной еды оказались у нее в волосах, на желтом платье… На лицо ее налипли съежившиеся вареные фасолины.

У нее был такой комичный вид, что Джейк чуть не расхохотался, но потом заметил, что глаза ее заполнились слезами.

– Ты ударилась? – мрачно спросил он, наклоняясь к ней.

Сморщившись, она со стоном чуть подняла правую руку:

– По-моему, я растянула запястье.

Джейк нежно взял ее за руку и отодвинул желтый кружевной рукав. Запястье уже немного припухло.

– Не так уж плохо, – успокаивающе сказал он, потом протянул руку и снял у нее с лица зеленую фасоль.

Рената всхлипнула и заплакала, но потом, сделав глубокий вдох, остановилась.

Джейк поднял ее на ноги, поддерживая за талию. Кусочки еды упали с нее на пол, и она нахмурилась, с отвращением глядя на мусор.

– Я попозже уберу все это.

Джейк наблюдал, как она разглядывает беспорядок на полу.

– Из меня не получается хорошая жена, да, Джейк? – печально спросила она.

– Ты бы лучше имела виды на богатого владельца ранчо, у которого есть слуги для такой трудной работы, как уборка со стола. – Он сказал это непринужденно-шутливо, стараясь рассмешить ее, но слова его возымели обратное действие. Рената разразилась слезами.

Он никак не мог успокоить ее. Он приказывал ей перестать, он умолял ее остановиться… Наконец Джейк обнял ее, бормоча проклятия, и прижал ее голову к своему плечу, чтобы она выплакалась. Он испытывал странное ощущение беспомощности, несколько недель назад такое чувство ему было неведомо. Нападение, женитьба и вот теперь это… Он был вынужден признаться себе, что именно Рената делала его таким беспомощным.

– Я просто поддразнивал тебя, – тихо сказал он. – Для какого-нибудь фермера ты стала бы прекрасной женой.

Она пробормотала ему в плечо что-то совершенно нечленораздельное.

– Что?

– Нет. Я ужасная жена.

Джейк гладил Ренату по голове. Ее волосы были мягкими и шелковистыми, как он и предполагал. Когда он раньше целовал ее, руки его только касались ее бархатистых локонов, но сейчас он позволил себе гладить ее золотисто-рыжие волосы так, как ему хотелось.

Он желал ее – с того самого момента, как позволил себе поцеловать ее. Это было его первой ошибкой. Но его желание превратилось в наваждение в их брачную ночь, когда он сидел в темноте, прислушиваясь к ее дыханию. И даже сейчас он иногда смотрел на нее по ночам, приоткрыв портьеры. Она всегда крепко спала, не чувствуя, что на нее смотрят, не слыша, как он шагает возле ее комнаты.

Она спала, как уставший ребенок, и он вновь и вновь напоминал себе, что она едва вышла из детского возраста, хотя и играла роль замужней женщины, что она станет ею намного позже. Для него не составило бы труда сделать их брак настоящим… как-нибудь ночью забраться к ней в постель и зарыться туда. Он болезненно мечтал об этом.

Но он не делал этого и не будет делать. Она спасла ему жизнь своим на лету придуманным рассказом, и он не станет разрушать ее жизнь тем, что превратит ее рассказ в реальность.

– Перестань плакать, – сказал он ей в волосы, пахнувшие увядшими цветами. – А я… я пойду в воскресенье в церковь.

– А на пикник? – сквозь слезы спросила она.

– И на пикник. – Какое-то полузабытое чувство проснулось в нем, но это не имело значения. Рыдания ее затихли, дыхание стало ровным.

Нахмурившись, Рената отпрянула от него.

* * *

Джейк туго забинтовал ее запястье, воспользовавшись полоской лавандового ситца, из которого она делала ему повязку. Руки его были ловкие и нежные. Рената молча наблюдала за ним, и с каждой минутой удивление ее возрастало.

Вот он, тот человек, о котором ей так много рассказывала Мелани, он помог ей, когда она нуждалась в этом больше всего, он носил на плечах близняшек и рассказывал им сказки, как это делала Рената, когда Максвеллы гостили у них: в Филадельфии. Человек, который отчаянно пытался скрыть свою нежность под вечно хмурым взглядом и буйным нравом. Как он мог быть то таким злым, то таким нежным.

Запястье Ренаты было туго забинтовано, она едва могла шевелить пальцами, так они распухли. Она не могла расстегнуть платье, поэтому Джейк сделал это за нее. Руки его были тверды и почти целомудренны. Почти. Его пальцы легко прикасались к ее сорочке, следуя от груди к пупку. Но потом, когда он закончил, то развернул ее и легонько подтолкнул к двери в спальню.

Рената сняла свое желтое платье и натянула через голову ночную рубашку, прежде чем завернуться в халат. Это был долгий процесс, поскольку правая рука ее бездействовала. Она слышала, как Джейк возится в соседней комнате, ликвидируя беспорядок, который она учинила, собирает с пола оловянные тарелки и кладет грязную посуду на стол.

Как было глупо с ее стороны расплакаться, тем более глупо, что слезы эти были не от боли. Только что она ворчала на него, как сварливая жена, как тут же оказалась на полу, с перепачканными едой лицом и платьем. Да, правда, запястье ее болело, но она плакала от унижения.

Она чувствовала себя такой глупой. У Мелани и Амалии никогда бы так не подвернулась нога, как у нее. Она просто неуклюжая дура.

Рената принялась неловко расчесывать волосы здоровой левой рукой и тихо побрела в зал. Она понимала, что должна оставаться в своей комнате и лечь в постель, но не могла.

Джейк повернулся к ней, как только она вошла в комнату и в два больших шага оказался рядом. Она почти ожидала, что он прикажет ей ложиться, но он ничего не сказал.

Он озадаченно смотрел на нее своими темно-синими глазами. Потом Джейк подхватил разошедшиеся полы ее халата, соединил их и туго связал поясом.

– Как вижу, полностью беспомощная, – буднично заметил он.

– Вот именно.

Джейк легко повел ее за руку в гостиную. В прохладный вечер там можно было разжечь огонь, но сейчас камин был холоден, а лампа, висевшая на стене, служила единственным источником света. Он усадил ее на ковер, не спуская твердых рук с плеч, потом сел позади нее и взял из ее рук расческу.

Рената просто сидела, где ее посадили. Джейк не касался ее руками – он тщательно за этим следил – и расчесывал ее локоны гораздо нежнее, чем она сама. Он сделал не менее ста движений. Откуда он это знал? Может, он наблюдал за ней по ночам, когда она сидела и расчесывала волосы? И считал?

Она не стала спрашивать. В тот момент она боялась это узнать. Рената закрыла глаза, а Джейк начал заплетать ей волосы. На этот раз она почувствовала на голове его пальцы, они гладили ее затылок, шею, касались спины. Знал ли он, что от его прикосновений у нее быстрее бьется сердце? Понимал ли, что ужасно смущает ее?

– Ну вот. – Он перебросил косу ей через плечо, и в голосе у него появились угрюмые нотки. – Иди спать, Рената.

Она повернулась и посмотрела ему в глаза, в первый раз за несколько дней. Теперь в его лице не было ни мягкости, ни нежности, как раньше.

– Джейк, я… – Что можно сказать человеку, когда чувствуешь, что начинаешь любить его? Любить неправедного человека? Если бы она увидела хотя бы проблеск тепла в его глазах, хотя бы намек на то, что было в них раньше, она сломалась бы и открылась ему. Она не смогла бы сдержаться.

Однако глаза его напоминали кусочки голубого льда, холодные, далекие, и она заставила себя вспомнить, что он считал жену обузой, кандалами, как он сказал однажды. Хорошо, что она ни в чем ему не призналась! Может, утром она будет чувствовать себя иначе.

– Спасибо, – слабо закончила она. – Ты… Скажи мне, где ты научился заплетать женские волосы? – Голос ее изменился, он прозвучал громче и резче.

Джейк приподнял бровь. Когда хотел, он мог напустить на себя неприступный вид, посмотрел на нее и с вызовом в голосе сказал:

– Когда-то я заплетал свои косы. Рената невинно улыбнулась ему.

– Ну да, разумеется, как глупо, что я об этом забыла.

Конечно глупо забывать, кто он на самом деле, и ставить свою жизнь в зависимость от этого красивого лица. Она не могла позволить мимолетному физическому влечению разрушить ее планы на будущее.

Но она не могла отрицать, что чувствует определенную ответственность по отношению к Джейку. Если бы только она могла упорядочить его жизнь до того, как уедет…

ГЛАВА 12

В воскресенье они встали рано, чтобы приготовить продукты для пикника, потом оделись и отправились на церковную службу. С того дня, как Рената упала, Джейк стал помогать ей возиться на кухне. Вместе они приготовили жареных цыплят, печенье и картофельный салат. Потом они упаковали снедь в корзину, положив туда заодно небольшой пирог, который Рената с помощью Джейка испекла накануне вечером. На кухне царил разгром, но у них не было времени приводить ее в порядок.

Рената быстро оделась. Все еще перевязанное запястье немного болело, но пальцы и сама кисть стали более подвижными, так что ей уже не требовалось помощь Джейка при застегивании крошечных пуговичек на зеленом муслиновом платье. Может быть, оно слишком нарядное для воскресной службы в Серебряной Долине, но она любила его больше других своих платьев, и к тому же, у нее еще не было возможности надеть его с тех пор, как она убежала на Запад. Цвет очень шел ей, а вышивка была тонкая, безупречная.

Подвязывая волосы подходящей по цвету ленточкой, Рената все время думала, понравится ли она Джейку в этом наряде.

Она решила, что Вулф будет с нетерпением ждать ее, облаченный в старые хлопчатобумажные брюки, которые он всегда надевал, отправляясь в город, чтобы закрепить за собой образ дикаря, которого следует бояться.

Ей было все равно. В конце концов это всего лишь первый шаг, главное, что Джейк согласился сопровождать ее в церковь.

Он ждал ее, и нетерпеливо, как она себе и представляла. Однако Рената не была готова увидеть его в городской одежде, она даже не подозревала, что она у него есть. На Джейке была белая льняная рубашка, серый жилет под черным сюртуком и превосходно сшитые черные брюки. Он даже собрал на затылке волосы и стянул их в узел, закрепив тонкой кожаной лентой. Прежним оставался лишь его угрюмый вид.

Она стояла на ступеньках перед ним и совсем не светски таращилась на него. Джейк расхаживал перед конюшней, поднимая облачка пыли своими простыми черными ботинками. Корзинка со снедью и старое стеганое одеяло уже лежали в карете. Он повернул голову и посмотрел на нее. Нетерпение его мгновенно улетучилось.

Утреннее солнце играло на ее лице, но не от него запылали ее щеки, когда Джейк, не отрываясь, смотрел на нее, ожидая, пока она подойдет к нему.

С минуту она колебалась, потом подошла к карете. Она была недалеко, но Ренате показалось, что путь к ней занял целую вечность.

– Ты… очень хорошо выглядишь, Джейк, – сказала она с явным удивлением в голосе.

Он помрачнел.

– Ты тоже… хорошо выглядишь. – Ему нелегко дались эти слова, и Рената слегка улыбнулась.

– Что тут смешного?

– Я надела мое самое лучшее платье, а этого никто даже и не заметит. – Она посмотрела на него, и он помог ей сесть. – Все будут смотреть только на тебя. Ты – дьявол. Ни одной женщине не нравится, когда мужчина превосходит ее.

Джейк еще больше насупился:

– Если ты считаешь, что я выгляжу нелепо, я пойду и моментально переоденусь…

– Нет, – поспешно ответила она. – Ты выглядишь… великолепно, Джейк. Любая девушка будет завидовать мне. – Она улыбнулась, но глаза ее оставались серьезными. Конечно, после развода Джейк снова женится, особенно если она добьется того, что город примет его, перед тем как она уедет. И что из этого получится? Она представила себе каждую женщину в городе и у каждой нашла какой-нибудь недостаток. Ни одна из них не будет достаточно хороша для Джейка.

Джейк спустил Ренату с кареты. Она положила ему руки на плечи, а он поддерживал ее за талию. На миг дольше, чем нужно, он задержал свои руки. «Как хорошо», – подумала она. Люди наблюдали за ними. Зная это, она протянула руку и смахнула пыль с широких плеч Джейка.

А люди все смотрели. Рената видела это краешком глаза, отряхивая сюртук Джейка и распрямляя воротник. Женщины остановились и уставились на них… а потом отвели взгляд и вереницей потянулись в церковь. Ничего удивительного, подумала Рената с внезапной ревностью. Он был самым красивым мужчиной, которого она когда-либо видела.

Рената с Джейком, рука об руку направились от кареты. Был чудесный летний день: безоблачное небо, прохладный ветерок. Рената остановилась, заставляя Джейка сделать то же самое. Она закрыла глаза и глубоко вдохнула прекрасный сладостный воздух. Она наслаждалась ароматом зеленых деревьев, окружавших церковь, смешанным с приятным Мужественным запахом Джейка. Она чувствовала мускулистые руки Джейка, ощущала легкий теплый ветерок на своем лице.

– С тобой все в порядке? – наклонившись, прошептал Джейк ей на ухо. Она на миг забылась и не могла больше сдерживаться.

– Да, да. Сейчас я понимаю, что переживаю лучший миг в своей жизни. И я остановилась, чтобы запечатлеть его в памяти. Этот миг больше никогда не повторится, и я хочу запомнить солнце, деревья… «И тебя, Джейк». – Но она не могла сказать ему этого. – …и этот чудесный ветерок.

– Прекрасный миг, – повторил он.

– Угу-мм. – Рената снова пошла вперед, неохотно увлекая Джейка в церковь.

Они шли к церкви, и вдруг воротничок Джейка показался ему тесным. Он не знал, отчего это: то ли оттого, что рядом шла Рената, или от улыбки, которой она одарила его, а может, от перспективы сидеть в церкви и ловить на себе взгляды горожан, а заодно и на своей «жене». Все это раздражало его. И не важно, что было тому причиной, но он почувствовал неодолимое желание удрать. Именно таким способом он и уходил раньше от трудностей. Не от физических столкновений. Нет, здесь он преуспел. Но ему было трудно справиться со своими эмоциями. Он пытался скрыться от чувств, и все, что ему хотелось сделать сейчас – это повернуться и, оставив Ренату одну перед церковью, убежать без оглядки в горы. Вместо этого он наклонился к ней и прошептал на ухо:

– Можно я посплю во время службы? Рената смотрела прямо перед собой:

– Только если ты пообещаешь мне не храпеть.

– Я не храплю.

– Нет, храпишь, – сказала она, изгибая губы в улыбке, которую пыталась подавить.

Она сумела рассеять его тревогу, и Джейк начал успокаиваться, входя в распахнутые двери церкви. Их осматривали с головы до ног, некоторые – открыто, другие – исподтишка, и он снова помрачнел.

– Я чувствую себя, как обезьяна в клетке, выставленная напоказ, – прошептал Джейк.

Рената повела его к скамье в конце церкви. Он был за это ей очень благодарен. Если городским зевакам захочется поглазеть на него и Ренату, то им придется выворачивать шеи, чтобы рассмотреть их. Напряжение его немного спало, а злость сменилась ощущением некоторого дискомфорта. Они сели на свои места, и Рената тепло улыбнулась окружавшим их людям, однако лицо Джейка оставалось бесстрастным. Все это ему было тягостно. Но разумеется, он выживет час или два в обществе этих людей.

И тут через открытые двойные двери вошла дама средних лет. С высоко поднятой головой, в модном голубом платье, которое больше бы подошло для бала, чем для церкви, она величественно поплыла по приделу. Шляпка ее была украшена ленточками и плюмажем, в одной руке она сжимала кружевной веер. Она была со спутником – он сразу это заметил, – но ее сопровождал не его отец, а их управляющий, неотесанный ковбой, который был здесь так же неуместен и чувствовал себя так же неловко, как Джейк. Позади них шли три молоденькие девушки, погодки, с такими же каштановыми волосами, как и женщина, которая явно приходилась им матерью. Они были моложе Ренаты, но уже вышли из детского возраста. У них были очень важные лица. Одеты они были в розовые присборенные платья. Джейк почувствовал, что покою его пришел конец.

Рената повернулась к Джейку и увидела, как он, побледнев, неотрывно смотрит на женщин. Глаза его снова стали жесткими и холодными. Рената заметила в них какое-то странное выражение. Ненависти? Или страха?

Словно почувствовав, что Джейк наблюдает за ней, старшая женщина остановилась и, обернувшись, посмотрела на него. Она явно были удивлена, когда окинула снисходительным взглядом Джейка, а затем перевела оценивающий взор на Ренату. Потом взмахнула веером и с безразличным видом проследовала со своим эскортом – дочерьми к первой скамье.

– Джейк, кто… – начала было Рената, но умолкла под его взглядом.

Началась служба, а Джейк не собирался спать, как грозился. Рената внимательно смотрела на его каменное лицо, а он устремил взгляд в никуда. Он был выше всех в церкви и не мог остаться незамеченным, как бы ни старался, а его ледяной взгляд, которым он скользил по головам молившихся, привлекал к нему еще больше внимания. Люди, сидевшие перед ним, без конца оглядывались на него. Им не было никакого дела до проповеди. Рената понимала, что Джейк готов взорваться.

Когда служба закончилась, они вышли первыми: Джейк чуть не побежал через двойные двери, расположенные в конце церкви, Рената с трудом поспевала за ним. Потом они вместе направились к карете. Она никогда не видела Джейка таким напряженным: ни когда его собирались повесить, ни когда они венчались под дулом ружья. Она почти физически ощущала идущее от его прямой спины и плеч напряжение.

Джейк остановился возле кареты и подал ей сильные руки, чтобы усадить ее, но Рената отпрянула.

– А как, же наш пикник?

– Не сегодня, – тихим и каким-то зловещим голосом ответил Джейк.

– Ты же обещал. – Рената понимала, что говорит, как избалованный ребенок.

Они смотрели друг на друга, каждый по-своему упрямый и несговорчивый. Лицо Джейка могло бы до смерти испугать не менее полдюжины человек, но Рената твердо встретила его гневный взгляд. Вдруг глаза его блеснули, и он отвел от нее взгляд, уставившись куда-то поверх ее плеч. А потом его суровое лицо изменилось… настолько неуловимо, что Рената подумала, что вряд ли кто-нибудь смог бы заметить это. Через некоторое время мимо них проехали несколько карет, запряженных подобранными в цвет лошадьми. Рената оглянулась и увидела Женщину, которая только что пристально смотрела на Джейка, женщину с тремя молодыми девушками. Сопровождавший их человек правил каретой. Он посмотрел на Джейка мимолетным, но исполненным ненависти взглядом. Едва ли он был родственником этих женщин. Он больше походил на наемного рабочего или слугу. У него не было той самоуверенности, которую излучала эта надменная женщина.

– Кто они, Джейк? – Рената подождала, пока карета их проехала мимо, и вся ее прежняя решимость улетучилась при виде смущения Джейка.

– Никто, – бросил он, отвернувшись от нее. Рената встала у него за спиной и положила ладони ему на плечи. Он напрягся от ее прикосновения, но не повернулся. Он ей казался таким загадочным: то грубым, то нежным, равнодушным к насмешкам всего города, и с тайной болью в глазах. Она отчаянно пыталась понять его, но в то же время ужасно боялась оттолкнуть.

– Думаю, ты сегодня и впрямь не готов к пикнику, – тихо сказала она, – иногда я стараюсь сделать… слишком много.

Джейк повернулся и посмотрел на нее сверху вниз. На лице его больше не было оцепенения и боли. Он был по-прежнему холоден.

– У тебя будет пикник, Рената.

Джейк вытащил из кареты корзину со снедью и старое стеганое одеяло. Похоже, он освободился от гнева и сомнений, однако Рената понимала, что не так это просто – отбросить свои эмоции. Они пошли к лужайке позади церкви, где проходил праздник по случаю их бракосочетания, и Джейк приноравливал свои шаги к Ренате, чтобы ей не приходилось бежать, поспевая за ним.

Джейк расстелил одеяло в изломанной тени старого дуба. Неправильные солнечные пятна сверкали на одеяле, как бриллианты, но в тени темно-зеленых листьев было прохладно.

Повсюду на большой, покрытой травой лужайке разместилось множество семей. Детишки бегали на солнце, женщины выкладывали припасенную еду, а мужчины спали… или делали вид, что спят, пока не наступило время приняться за еду. Рената не удивилась, что Джейк выбрал местечко подальше от других, и не разочаровалась. Они были там просто для того, чтобы отметиться, а не общаться. Это придет позже.

Джейк сбросил с себя сюртук и сел, скрестив ноги, на одеяле, как индеец. Потом рывком стянул с себя кожаную ленточку и встряхнул головой. Ослепительная белизна его льняной рубашки потрясающе контрастировала с его смуглой кожей, и Рената не могла отвести взгляда от его шеи, видневшейся в вороте. Потом она тоже встряхнула головой и пришла в себя.

– Ну хорошо, – вздохнула она. – Давай-ка с этим разберемся. – Она говорила деловито, полностью держа себя в руках. – Я готова разорвать тебя, если ты мне не расскажешь, кто были эти люди. – Она сгорала от любопытства, это правда, но в то же время боялась, что именно Джейк вот-вот взорвется.

Подняв брови, с циничным весельем в глазах, Джейк заколебался, словно решая, можно ли ей доверять.

– Эта женщина замужем за моим отцом, – холодно сообщил Джейк.

Рената нагнулась к нему и громко прошептала:

– Она – твоя мачеха?

– Она жена моего отца, – сурово поправил ее Джейк.

– И ты явно с ней не ладишь, – неизвестно для чего заметила Рената.

– И так видно.

– А девушки? Они… – Рената нахмурилась. – Твои сестры? – Она не могла представить себе, что можно иметь сестер и пройти мимо, не замечая их.

– Сводные сестры, – снова поправил ее Джейк таким же ледяным голосом.

Рената моментально потеряла дар речи. Так значит были сестры?

– Мелани никогда мне ничего не говорила…

– Мёл знает, что ту часть моей жизни, которая касается семьи, я не обсуждаю. – Он ясно давал ей понять, чтобы она оставила его в покое.

– А кто был этот человек с ними? – Рената проигнорировала его желание и наклонилась вперед.

– Бен Бичкрофт. Их управляющий.

– Знакомое имя. – Рената порылась в памяти и вскоре вспомнила. – Это тот человек, который сказал, что ты сжег его конюшню, что он в ту ночь видел тебя. Лгун. Ненавижу лжецов.

Джейк злобно улыбнулся. Рената склонила набок голову и поглядела на него, понимая, о чем он думает, а потом похлопала Джейка по колену, предостерегая его:

– Джейк Вулф, я не лгу, я рассказываю сказки. Это большая разница.

Джейк засунул руку в корзину и передал Ренате ножку цыпленка. Она взяла ее, довольная, что злость почти ушла из его глаз. Потом он протянул руку, взял бисквит и также передал ей. Она взяла бисквит свободной рукой.

– Я положила туда тарелки, Джейк, – сказала она со смехом, когда он попытался дать ей еще один кусочек цыпленка.

Джейк положил руку ей на живот. И даже через складки платья она почувствовала тепло его руки, какие-то волны пробежали по ее телу. Ее улыбка медленно угасла от его прикосновения.

– Ты же ешь за двоих, не забывай, – напомнил он ей с полуулыбкой, продолжая держать руку на ее животе.

– Джейк, не надо бы тебе этого делать, – громким шепотом сказала она. – Люди же смотрят.

Джейк медленно убрал руку, лениво провел пальцами по тонкой ткани ее платья. Рената почувствовала, как ее бросило в дрожь. Что-то такое было между ними, какая-то освобождающаяся энергия, которую становилось все труднее и труднее сдерживать.

ГЛАВА 13

Рената заканчивала готовить яблочный пирог, защепляя края коржа и обрезая лишние кусочки теста быстрыми движениями кухонного ножа. Из нее получилась хорошая кулинарка, она почувствовала себя уже достаточно уверенной, чтобы импровизировать с рецептами из кулинарной книги Мелани. Теплые ароматы с примесью трав и специй приятно успокаивали, и она испытывала удовлетворение от того, что впервые в жизни что-то создавала сама, пусть даже это был простой яблочный пирог.

Ее рука почти прошла, но она продолжала носить ситцевую повязку и позволяла Джейку расчесывать по вечерам ее волосы и заплетать их в косу. Она могла легко справиться с этим сама – она была в этом уверена, – но ей нравился этот ритуал и не хотелось расставаться с ним. В эти моменты она чувствовала наибольшую близость к Джейку, хотя он всегда молчал, сидя сзади нее на ковре, а его ловкие пальцы пробегали по ее волосам.

Джейк стал более задумчивым после их неудачной воскресной поездки в Серебряную Долину, а Рената была потрясена открытием, что чуждая Джейку семья жила неподалеку… и что у него были сестры. Мелани говорила, что отец Джейка был владельцем ранчо, но не сказала, что он живет так близко от Серебряной Долины.

Это были три самых долгих тихих дня в ее жизни. Даже когда Джейк был дома, он ничего не говорил и не обращал внимания на болтовню Ренаты. Она понимала, что мысли его где-то далеко, и она не могла ничего сделать, чтобы вернуть его к реальности.

Видимо, все дело было в сестрах. Если бы Джейк смог найти общий язык со своей семьей или хотя бы только с девочками, он не был бы так одинок, и Рената, перестав заботиться о нем, могла бы уехать в Техас. Ей всегда было так легко со своей сестрой. Вот если бы только Джейк смог найти такое же утешение в своей семье. Она решила, что воссоединить его с семьей будет гораздо легче, чем найти для него новую жену. Эта перспектива оказывалась куда сложнее.

Рената, нахмурившись, поставила пирог в печь. Все становилось слишком запутанно. Ее исконный план был таким простым: найти владельца ранчо, подобного Габриэлю, влюбиться в него до безумия с первого взгляда, выйти замуж и жить счастливо, как в сказке. План казался совершенно логичным, когда она вышла из дилижанса и нога ее коснулась пыльной улицы Серебряной Долины. Теперь же, чем больше она о нем думала, тем больше план ее казался детским и нереальным.

Тяжело вздохнув, Рената поняла, что ей надо уезжать из Серебряной Долины и начать все с начала. В Техасе ее планы опять смогут стать реальными.

Она выглянула в окно, надеясь увидеть, как Джейк возвращается домой на своем устрашающе огромном черном жеребце. Но, разумеется, его нигде не было видно. Он чуть ли не избегает ее с прошлого воскресенья. Может, он сожалеет, что рассказал ей, что эта женщина – его мачеха, жена его отца, а девушки – сводные сестры? Может, Джейк хотел держаться на расстоянии от всех, и даже от нее? Она понимала, что размолвка между ними и холодная отчужденность были необходимы, и все же почему-то не хотела этого.

Джейк сложил купленные товары на прилавок Донни Бойля, как всегда молчаливый и хмурый. Дженни Бойль складывала только что прибывшую партию ткани рядом с лентами и кружевами на другой прилавок в глубине магазина. Раз или два взгляд Джейка оказывался на том столе. Он никогда раньше этого не замечал, ни разу за все время, что приходил в большой магазин Бойлей. Конечно, товар всегда был там: просто он никогда его не замечал. Он поймал себя на том, что прикидывает, какой из тех товаров приглянулся бы Ренате. Какой ее любимый цвет? Понравились бы ей шелковистые ленты или воздушные кружева? Он покачал головой и сосредоточил внимание на товарах, что были у него в руках. На прилавке уже лежали несколько банок консервов, и он добавил еще разных дешевых конфет, немного чаю, кофе и сушеных яблок.

Джейк не обращал внимания на то, как на него таращились, пока он выкладывал покупки на прилавок хозяина магазина. Когда он направился к другому прилавку, зеваки отошли прочь. Он привык к испуганным взглядам, стремительному шелесту юбок убегавших от него горожанок, привык к тому, что люди опускали глаза, когда случайно натыкались на его взгляд.

Он увидел, как в магазин забрел Кенни Мейлз с унылой полуусмешкой на лице, в заломленной назад шляпе. Кенни рассматривал табак, но взгляд его то и дело возвращался к Джейку. Светлые волосы и голубые глаза ковбоя придавали ему ангельский вид, но блеск в глазах намекал на его дьявольский характер.

Джейк, как всегда, старался не обращать внимания на Кенни. Он кивком дал понять Донни Бойлю, что закончил, и Бойль начал подсчитывать покупки. Джейк слышал медленный топот башмаков Кенни Мейлза. Это были какие-то зловещие звуки: казалось, Что Мейлз преследует Джейка.

– Ну как тебе женатая жизнь, Вулф? – тихо спросил Кенни, приблизив лицо к плечу Джейка так близко, чтобы тот почувствовал неудобство.

Джейк проигнорировал вопрос, но спина его напряглась.

– Твоя жена – такая миленькая малышка, – продолжал поддразнивать Кенни. – Как ей нравится, что, приехав в Серебряную Долину, она попалась в сети к проклятому язычнику?

Джейк изо всех сил старался стоять спиной к Мейлзу. Этот пастух хочет ввязаться в драку, и это уже не в первый раз. Джейк вообще не пользовался симпатией, но Кенни, похоже, ненавидел его больше остальных и был готов подраться с ним, даже если сам получит несколько хороших зуботычин. Конечный результат будет всегда одним и тем же: Кенни отправится на ранчо Саммерсов с предписанием шерифа, а Джейк проведет от одной ночи до недели в тюрьме. Он не может позволить, чтобы это произошло сейчас, хотя он прекрасно понимал, что именно на это Кенни и рассчитывал. Рената останется дома одна.

Кенни осмотрел лежавшие на прилавке покупки и заметил леденцы.

– А миссис, оказывается, сладкоежка?

Джейк начинал терять терпение. Обычно его легко можно было вывести из себя.

– А что еще она любит, Джейк? – злобно глядя на него, спросил Кенни. – Держу пари, я точно знаю, что она любит.

Джейк почувствовал, как внутри него закипает ярость, которая опасно рвется наружу. Все мышцы его тела были напряжены. Он следил за каждым движением Кенни, от него не укрылось, как Бойль смотрит на них обоих, он заметил и внезапную тишину в магазине. Покупатели замерли, прислушиваясь к оскорбительным словам Кенни.

– Если бы я знал, какая она легкая на подъем, я бы…

Кулак Джейка просвистел так быстро, что Мейлз не заметил его… пока тот не обрушился на его лицо, рассекая ему губу. И пока он очухался, Джейк развернулся и принялся молотить кулаками по его физиономии, а Кенни в ответ лишь слабо отбивался. Джейк был в такой ярости, что все попытки Мейлза нанести ответный удар были тщетны.

Потом Джейк почувствовал прикосновение холодного стального дула шестизарядки у себя на шее и услышал щелчок взводимого курка.

Он и Кенни прекратили драку, две окровавленные фигуры на полу главного магазина. Грудь Кенни тяжело вздымалась, он поднял руку к ране над глазом.

– Вставайте, вы, оба, – холодным усталым голосом приказал шериф.

Кенни вытер окровавленную рану о свою бледно-голубую рубашку и встал. На лице его появилась кривая ухмылка, хотя кровь, которой они оба были перепачканы, была его, Кенни.

– Он безо всякой причины набросился на меня, шериф Коллинз, – нагло заявил Кенни. – Проклятого дикаря для пользы дела следовало бы запереть.

Джейк, сощурившись, смотрел на своего обидчика. Такое и раньше случалось не раз, так что он даже не пытался защищать себя.

Джейк повернул голову и поглядел на Донни Бойля. Ренате он нравился, и он, без сомнения, питал к ней симпатии. Джейку было тошно просить кого-либо о помощи, но здесь речь шла не о нем, а о Ренате.

– Поезжайте в дом и скажите Ренате, что случилось. – Джейк посмотрел через прилавок на Бойля: лицо и голос его ничего не выражали. – Он не обращал внимания на нацеленное на него ружье. – Пожалуйста.

Донни Бойл выступил вперед и посмотрел на кровь на полу своего всегда безукоризненного заведения. Он был озадачен. Джейк ждал, что Бойль поддержит обвинения Кенни. Так уже бывало.

– Шериф Коллинз, – смущенно и хмуро произнес Бойль. – Все это начал Кенни. Он оскорблял жену Джейка. Сказать по правде, если бы Джейк не ударил Кенни, я, наверное, сам бы сделал это.

Шериф посмотрел на Кенни Мейлза. На лице его были усталость и негодование.

– Это правда, Кенни?

– Нет, сэр, – с вызовом ответил Мейлз.

Джейк хранил молчание. Почему Бойль защитил его? Такие же истории случались и раньше, в той или иной форме, и столько раз, что Джейк не смог бы и сосчитать, однако никто ни разу не выступил на его защиту.

– Папа! – послышался тихий нерешительный голос: впереди вышла Фелисия Коллинз.

– Тыквочка! – Лицо шерифа Коллинза смягчилось. – Тебе не надо бы быть здесь…

– Мистер Бойль говорит правду, – перебила Фелисия отца, сжимая руки и глядя в пол. – Мистер Мейлз ужасно оскорбил мою подругу Ренату Вулф. Я не стану повторять…

– В этом нет необходимости, – бросил Коллинз. Дженни Бойль громко заговорила из глубины магазина, где она все так же стояла возле полок с мелочами.

– Вам следовало бы посадить за решетку Кенни. Если бы он был моим сыном, я задала бы ему хорошую трепку и отправила бы спать без ужина. Джейк не сделал ничего такого, чего не сделали бы вы.

Один за другим остальные покупатели согласились с ее словами. У шерифа Коллинза не было другого выбора, кроме как освободить Джейка, который так и не сказал ни единого слова в оправдание своего поступка.

Шериф вывел Кенни из магазина, но Джейк знал, что Мейлза не посадят в тюрьму. Его отправят на ранчо Саммерса, мягко предупредив, а в следующий раз, когда Джейк будет мозолить ему глаза, Кенни не станет долго раздумывать.

Магазин Бойлей медленно возвращался к нормальной жизни, Донни упаковал то, что отобрал Джейк, посетители занялись покупками. Джейк понимал, что ему надо бы поблагодарить Бойля, но слова застряли у него в горле. Он расплатился с Бойлем наличными. В отличие от других жителей Серебряной Долины Джейк не имел здесь кредита, хотя старик и знал, что Джейк мог бы быстрее оплатить свой долг, чем большинство покупателей.

Передавая последний сверток Джейку, Бойль заглянул ему в лицо.

– Ты знаешь, что Кенни охотится за тобой. Теперь тебе надо думать не только о себе. Береги себя, сынок.

Джейк едва не вздрогнул от такого предупреждения. Это все работа Ренаты, он это понимал. Она нравилась людям, и его начали рассматривать как некую часть ее. Он не понял еще, нравится ему это или нет. До сих пор он всегда знал свое место среди этих людей.

Он ушел, не поблагодарив Бойля за его предупреждение, нагрузил седельные сумки и направился в сторону гор. Будет поздно, когда он вернется в дом. И это хорошо. Ему необходимо время, чтобы все обдумать, и поездка в вигвам женщины, по имени Желтая Луна, как раз даст ему это время.

Если бы жители Серебряной Долины знали, что в горах поблизости живет чистокровная шайеннка, жизнь Желтой Луны была бы в опасности. И не важно, что она была старухой, у которой не было семьи, и Желтой Луне некуда было пойти. Она была индианкой, и поэтому они считали ее опасной.

Он обнаружил ее год назад. Когда Мел и Гейб уехали в Филадельфию, Джейк поехал на индейскую территорию, чтобы посмотреть, что осталось от племени его деда. То, что он обнаружил, повергло его в печаль. Большая часть племени погибла, а оставшиеся в живых, худые, слабые, больные, страдали от голода. Желтая Луна сразу узнала его, а он был потрясен, увидев, как она ослабла, прячась в жалком вигваме. Он забрал старуху из резервации и повез ее на родину умереть. Желтая Луна была так близка к смерти, что Джейк боялся не довезти ее до места назначения.

Однако женщина не только выжила, но и расцвела. К ней вернулась былая сила и жизнелюбие. Искорки вновь появились в ее карих глазах.

Она жила высоко в горах, в вигваме, и Джейк снабжал ее мясом, консервами и ее любимыми конфетами. Она стала сладкоежкой.

ГЛАВА 14

– Я думаю, пора, – тихо сказал Джейк, заканчивая заплетать волосы Ренаты.

Рената заерзала, сидя на ковре перед холодным камином. Джейк поздно вернулся домой, но она ждала его, и, заслышав ржание его лошади, начала подогревать ему обед. Она надеялась, что сегодня он не будет от нее так далек. Но он более, чем обычно, был мрачен и молчалив и все время о чем-то размышлял.

– Что – пора? – Она обернулась и поглядела на него, зная, что он имеет в виду, и надеясь, что она ошибается.

– Пора ехать в Денвер, – подтвердил ее опасения Джейк.

– Еще слишком рано. – Рената постаралась говорить спокойно. – Если я сейчас исчезну, они смогут обвинить тебя, что ты со мной расправился и спрятал тело каким-то особо хитрым шайеннским образом. Жестокий Джейк, убивший женщину, на которой его заставили жениться силой, а заодно и ее нерожденного ребенка. Они наверняка тебя повесят, а меня не будет здесь, и я не смогу защитить тебя.

– Ты опять рассказываешь сказки, Рената, – сказал Джейк не изменившись в лице. – Прошло уже достаточно много времени.

Рената поджала губы и отвернулась от него. Боже праведный, он так стремится избавиться от нее. Но может ли она его в этом винить? Ей ведь тоже надо об этом думать.

– Ну хорошо. Но я настаиваю еще на одной… еще на одной поездке. – Она сидела к нему спиной, и он не видел ее лица, на котором отразились разные чувства. Здесь были и разочарование, и надежда.

– Но только не воскресный пикник, – торжественно заявил Джейк.

– Нет. Фактически мы можем сделать это завтра и покончить с этим, если хочешь. – Она пыталась говорить непринужденно. – А после этого мы сможем поехать в Денвер. Я даже соглашусь остановиться возле магазина Бойлей и попрощаться, так что они и вправду поверят, что ты со мной расстаешься.

– Чем скорее, тем лучше.

– Хорошо. Тогда завтра. – Рената встала и повернулась, встав на цыпочках, чтобы посмотреть на Джейка сверху вниз. Ей так хотелось отбросить со лба его волосы, но она не стала этого делать.

– Куда мы поедем?

Рената опустилась на пятки, она была взволнованна и не могла сдержать своего возбуждения.

– Я хочу познакомиться с твоей семьей…

– Нет! – Джейк рывком вскочил на ноги. – У меня нет семьи.

Рената медленно обошла вокруг Джейка.

– Ты позволил этой женщине лишить тебя всего лучшего.

– Ты не знаешь…

– А ты не собираешься мне рассказывать. Я сама от этого отказалась. – Рената чуть ли не пританцовывала перед ним. – Но у меня есть план.

– Мне очень жаль слышать это, – с усмешкой заметил Джейк.

– Месть, Джейк. Маленькая, но все равно месть. – Она попыталась его заинтриговать. – Видишь ли, я знаю твою ма… жену твоего отца.

– Знаешь?

– Лично не знаю, но я знакома с людьми, подобными ей. Женщины, которые надевают лучшие платье в церковь и наряжают дочерей так, чтобы они выглядели моложе, переживают из-за каждой морщины, завидуют тому, что есть у других. Они хотят иметь все самое лучшее. Такие женщины в своем роде столь же амбициозны, как и мужчины.

Джейк не сводил с нее глаз, но настроение у него по-прежнему было мрачное.

– Нет.

Рената уперла руки в бока и с вызовом посмотрела на него.

– Ты хочешь развода? – спросила она.

– Да.

– Тогда помоги мне еще… только один раз. Обещаю тебе, ты увидишь, как разозлится твоя мачеха. Она покраснеет и вытаращит глаза. Господи, она готова будет лопнуть от злости. Ты не хотел бы посмотреть, как с нее слетит вся ее спесь?

– Откуда ты так хорошо можешь знать жену моего отца?

Рената улыбнулась и отошла в сторону, намереваясь пойти в спальню.

– Я всю жизнь знала таких женщин, как она. Это будет забавно.

– Лучше бы ты дала им меня повесить, – угрюмо сказал Джейк.

– Спокойной ночи, Джейк, – весело засмеялась Рената.

Джейк смотрел, как она уходит и уносит с собой жизнь, наполнявшую комнату. Да, им следует скорее получить развод, так чтобы Рената смогла устроить свою судьбу.

По пути к стоянке Желтой Луны Джейк думал о том, что, конечно, горожане могут перенести симпатию к Ренате на него, но не исключено также, что на нее перенесется их ненависть к нему. А она так жить не сможет. Рената нуждается в добром отношении, любви и дружбе… Но если она останется здесь дольше, он не сможет отпустить ее.

Все, что он сейчас мог сделать, – это держаться от нее подальше, не целовать и не касаться ее. Никто из них не считал этот брак настоящим, но что-то менялось… с каждым днем. Какая-то невидимая нить все крепче связывала их друг с другом. К чему это могло привести? Он не хотел об этом думать.

Рената, выпрямившись, сидела на краешке сиденья в карете, в глазах ее горели огоньки возбуждения. На ней было платье, которое Джейк никогда не видел – бирюзово-синего цвета, простое и элегантное, подчеркивающее ее похожую на песочные часы фигурку. В руках Ренаты был гармонирующий с цветом платья зонтик, которым она прикрывалась от ярких солнечных лучей.

Как ни просила Рената, Джейк отказался облачиться в тот же костюм, в котором он был на воскресной службе, но в конце концов они пришли к компромиссу. Джейк надел пару черных брюк и льняную белую сорочку с широкими рукавами, придававшую ему вид франтоватого пирата. Он даже облачился в черные башмаки, которые до блеска начистила для него Рената, и позволил ей убрать назад его гриву.

Он уже сожалел о своем решении, опасаясь неминуемой стычки. Сама мысль встретиться лицом к лицу с Коринной Саммерс ужасала его. Господи, прошло четырнадцать лет! Но она была просто женщиной. Коварной, лживой женщиной.

Только Рената могла вовлечь его в такую ситуацию. Ее следовало забросить на жеребца и отвезти в Денвер, чтобы аннулировать их брак, еще несколько недель назад… хотела она этого или нет. Но он этого не сделал. И не стал бы делать. Как, черт побери, она могла заставить его совершать поступки, о которых он раньше и помыслить не мог.

– Помни, – твердила ему Рената в сотый раз, когда они подъезжали к дому Саммерсов, – не выходи из себя. И что бы я ни говорила, какие бы нелепые вопросы тебе ни задавала, отвечай одно: «Да, дорогая».

– Да, дорогая, – угрюмо согласился Джейк, лишь бы заставить ее замолчать. Он не хотел, чтобы она видела, как он нервничает перед встречей с женой отца. А его отец? Может, в это время его не бывает дома. Встретиться с ним не так уж много шансов, но полностью быть уверенным нельзя. Он готов был развернуть карету и отвезти Ренату назад домой. Однако он этого не сделал.

Дом Саммерсов был красивым двухэтажным зданием с большой верандой, на которой в тщательно продуманном порядке стояли кресла-качалки. Лестницу, которая вела к парадной двери дома, обрамляли ухоженные розовые кусты. Кружевные занавеси трепетали на легком ветерке, но Рената знала, что, несмотря на то что дом выглядел теплым и гостеприимным, он на самом деле таким не был.

Она чувствовала, как напряжены руки Джейка, помогавшего ей сойти с кареты. По лицу заходили желваки, а плечи стали прямее, чем обычно… жестче. Он выглядел внушительно, и она не раз могла видеть, что люди боялись его. Но только не она. Ни в коем случае.

– Джейк? – нерешительно прошептала она, слишком поздно спохватившись, что зря все это затеяла.

– Да, дорогая?

Его ответ вызвал улыбку у нее на устах.

– Я буду молодцом, обещаю тебе.

Джейк повел ее к центральной двери, а она держала ладонь на его руке. Почему-то ей показалось, что они идут в собственный дом. Это было мимолетное неизъяснимое чувство: оно исчезло так же быстро, как и появилось, и обдало ее холодным ветром, который налетел на нее, а потом вдруг исчез.

Коринна Саммерс вплыла в комнату с уверенностью женщины, привыкшей всегда получать то, что ей нужно. Она не стала утруждать себя улыбкой, однако, взглянув на своих гостей, самообладания не потеряла.

– Что ты здесь делаешь? – Она адресовала свой вопрос Джейку. От ее фигуры и голоса веяло ледяным холодом.

– Вообще-то это я настояла на нашем визите. – Рената выступила между Джейком и Коринной Саммерс. Джейк смотрел на женщину так, словно готов был задушить ее, прежде чем он сделает следующий вдох, и Коринна глядела на него с такой же ненавистью.

– Мне кажется, так стыдно – жить близко и не быть на дружеской ноге. Особенно мне хотелось бы познакомиться с вашими дочерьми… сводными сестрами Джейка.

При этих словах Коринна вздрогнула, словно она никогда не признавала того, что ее дочери и Джейк состояли в родстве.

– Нет, – бросила она. – Об этом не может быть и речи.

– Почему? – осадила ее Рената, не желая так легко сдаваться.

Коринна зло поглядела на Ренату, но она не знала, что за крепкий орешек эта девушка.

– Вы даже понятия не имеете, что влезаете в самую гущу…

– А мне все равно, – перебила ее Рената, шокируя этим Джейка и его мачеху. – Все, что разделило эту семью, случилось много лет назад. Очень глупо цепляться за ненависть… и вообще за что-то из прошлого или слишком много размышлять о будущем. У Джейка есть сестры, и я хотела бы познакомиться с ними.

– Об этом не может быть и речи, – повторила Коринна.

Рената вздохнула и начала медленно, почти лениво прохаживаться.

– Жаль, – печально сказала она. – Я так надеялась представить их в свете, от которого они так удалены. – Она драматически вздохнула. – Когда дом будет готов, я предполагаю часто устраивать приемы. Лорд Иденуэрт так мечтает поохотиться на диком Западе. У него есть два младших брата. Уильям вполне красив, хотя и немного повеса, а Дерек – бездельник, но тоже очень симпатичный.

Коринна больше не смотрела на Джейка.

– Вы строите дом?

– Да, – засветилась Рената. – Мы еще не оплатили его, но папа заверил меня, что купит нам все, что я захочу. Цена тут ни при чем. Это свадебный подарок.

Коринна ухмыльнулась, и от этого стала выглядеть старше, ибо самодовольная усмешка высветила все темные стороны ее души.

– Я уверена, что ваши мама с папой взволнованны, получив в зятья Джейка.

– Да, – счастливо согласилась Рената. – Сначала мама была разочарована, что я расторгла помолвку с Персивалем – это лорд Иденуэрт, – пояснила она, – чтобы приехать в Колорадо и быть с Джейком. Но я уверена, что они так же полюбят его, как я.

Она повернулась к Джейку и одарила его ослепительной улыбкой, проигнорировав его хмурый взгляд.

– Правда, любимый? Джейк замялся.

– Да, дорогая.

Рената оглядела обставленную с нарочитой пышностью комнату. Эта гостиная могла быть одной из многих в Филадельфии или Бостоне, но здесь, на ранчо, она выглядела неуместно.

– Какой у вас маленький миленький домик. Такой оригинальный. – В голосе ее не было ни сарказма, ни намека на неискренность.

Коринна покраснела. Ее холодные глаза сузились от такого оскорбления, ноздри раздулись. Она наверняка по кусочкам собирала каждый предмет этой мебели. Коринна открыла рот, чтобы ответить, но Рената не дала сказать ей ни слова.

– Я так надеялась, что мы сможем закончить ремонт до рождения ребенка. – Рената прогуливалась по комнате, трогая руками обивку мебели и фарфоровые фигурки. – Мои родители живут далеко отсюда, и это так хорошо, что бабушка Саммерс будет рядом.

Коринна была почти потрясена, но быстро оправилась.

– Вы собираетесь иметь большую семью?

Рената положила руку на свой плоский живот. Коринна, безусловно, слышала о ее заявлении, когда собирались вешать Джейка.

– Я бы хотела шестерых – три мальчика и три девочки. Но Джейк хочет по меньшей мере восьмерых. – Она повернулась к мужу. – Правда, милый?

Он посмотрел на нее, поколебался, но недолго, и ответил:

– По меньшей мере.

Рената попыталась выразить взглядом легкое изумление. Он должен был дать не такой ответ.

Отдаленное треньканье колокольчика прервало их беседу, и Коринна повернулась к лестнице.

– Извините. Меня зовет Харрисон.

У ступенек она обернулась к непрошенным гостям.

– Харрисон был болен. Его очень огорчит, если он узнает, что в доме Джейк. Прошу вас, оставайся здесь и не говорите громко. – Это была не просьба, а приказ, и она, повернувшись, поплыла по лестнице.

– Пойдем, – сказал Джейк, взяв Ренату за руку, увлекая ее к парадной двери. – Ты и так уже повеселилась.

Рената вырвалась от него и тихо поднялась по лестнице. Джейк стоял внизу, сжав кулаки.

– Я устал от этой игры, девчонка, – прошипел он. – Сейчас же спускайся.

Рената проигнорировала его и пошла по холлу, прислушиваясь к каждой двери. Мысль, что ее могут застать за этим, ужаснула ее, однако не остановила. Наконец, за одной дверью она услышала голос: приглушенный голос мужчины и требовательный – Коринны.

– Это дамы из церкви, Харрисон, – услышала Рената объяснения Коринны. – Болтают о том, как распродать выпечку и набрать денег для ремонта крыши или что-то в этом роде. Я сейчас от них избавлюсь.

Рената не стала дожидаться ответа отца Джейка, но остановилась возле соседней с его комнатой дверью, моля Бога, чтобы комната оказалась пустой. Дверь беззвучно открылась, и Рената тихо закрыла ее.

– Привет.

Рената обернулась и столкнулась лицом к лицу с девочкой примерно двенадцати лет, которая явно не была ни капельки удивлена, что в ее комнате появилась Рената.

– Привет, – прошептала Рената, прижимая к губам палец.

Девочка сидела, скрестив ноги, на кровати и держала в руках книгу. На лице ее было только любопытство. Рената знала, что она сама пришла бы в ужас, если бы к ней, когда она была девочкой, в комнату зашла незнакомая женщина.

– Я знаю, кто вы, – прошептала девочка, слегка улыбаясь. – Вы замужем за моим братом, не так ли?

– Да. – Рената прошла через комнату и посмотрела на хорошенькую девочку. У нее были глаза Джейка, синие, бездонные. – Меня зовут Рената. Ты знаешь что-нибудь о Джейке?

Сестра Джейка пожала плечами.

– Немного. Моя мать говорит, что он – убийца, дикарь, нам даже думать о нем нельзя.

– А что говорит ваш отец?

– Ничего.

– Как тебя зовут? – Рената разговаривала с девочкой, а в голове ее тем временем выстраивался план.

– Селина, но все зовут меня Линой. Рената одарила Лину лучезарной улыбкой.

– Джейк внизу. – Она прочла сомнение в глазах Лины. Конечно, Селина еще ребенок. Чем только мать смогла отравить ее душу?

– Джейк очень милый, правда, – искренне, от души сказала Рената. – Он намного… добрее, чем позволяет думать о нем окружающим. Я думаю, он будет счастлив иметь такую сестричку, как ты. Почему бы тебе не спуститься вниз и не поговорить с ним? Познакомиться? – Рената мгновенно почувствовала к Лине Саммерс симпатию. Джейку будет очень приятно иметь такую смышленую сестру. – Если он хмуро посмотрит на тебя, словно захочет проглотить живьем… просто не обращай на это внимания.

Лина раздумывала меньше минуты и соскочила с кровати. Она остановилась в дверях, заметив, что Рената намеревается оставаться в комнате.

– А вы разве не пойдете со мной? Рената покачала головой.

– Я бы хотела увидеть твоего отца, после того как мать уйдет.

Лина заговорщически усмехнулась Ренате и выскользнула из комнаты, бесшумно закрывая за собой дверь.

Рената вернулась на свою позицию у двери и прислушалась. Через несколько минут она услышала, как дверь комнаты Харрисона Саммерса открылась и закрылась, и Коринна лениво пошла по коридору.

Затаив дыхание, Рената распахнула дверь.

Комната была темной и душной, тяжелые шторы плотно задернуты, преграждая дорогу солнечному свету. Окна были закрыты наглухо, и в невыносимо жаркую спальню не проникало ни единого глотка свежего воздуха.

Единственная свеча горела на прикроватном столике, где стояли бутылочки с лекарствами, оловянная кружка и маленький серебряный колокольчик. Прежде чем сделать шаг вперед, Рената глубоко вздохнула, пытаясь собраться с силами.

Посередине большой кровати неудобно лежал мужчина. Дыхание его было короткое, неровное, руки время от времени судорожно подергивались. Рената молча подошла к кровати и посмотрела на мужчину, с удивлением отмечая огромное сходство Джейка с Харрисоном Саммерсом. На висках его была седина, но в основном волосы были черные. Рената увидела черты Джейка в линии подбородка мужчины, а когда он открыл глаза, чтобы посмотреть, кто ворвался в. его комнату, на нее взглянули глаза Джейка. И это открытие вдруг ясно убедило ее в том, как нелепа разлука отца с сыном.

– Кто вы? – слабо прошептал он.

– Рената Мария Вулф. – Она представилась без своей обычной ясной улыбки. Отец старался держать ее подальше от своих пациентов, вдали от неприятных сторон жизни, но она все же не была полностью от этого изолирована. На этом мужчине была печать и запах смерти. – Жена Джейка, – объяснила она.

Он поднял на нее глаза, в которых появился огонек.

– Джейк здесь?

Рената кивнула: она не могла определить, был ли этот блеск в его глазах вызван волнением или страхом.

– Он не заглянет к вам. По крайней мере, не сегодня. Но я… – Она хотела задать так много вопросов этому человеку, но времени было мало. В любую минуту могла войти Коринна. – Что с вами случилось?

– Желудочная лихорадка, – с отвращением ответил Харрисон Саммерс. – Я всю жизнь был здоров, а сейчас… но я не хочу об этом говорить. Как Джейк? Я рад, что он, наконец, женился. Мне… мне надо увидеть его, пока не будет слишком поздно. Вы приведете его ко мне? – В его глухом голосе прозвучало отчаяние, и Рената поняла, что ему необходимо перед смертью привести в порядок свои дела.

– Я постараюсь. – Рената протянула руку и взяла ладонь Харрисона Саммерса. Трудно было определить в тусклом свете свечи, но ей показалось, что кожа его была желтого цвета, а когда она подняла его руку, то заметила, что на ладонях его сыпь, а кожа шелушится. Рука его была вялая, холодная и липкая. Он был очень болен. – Я многого не понимаю, – призналась Рената свекру. – Но я боюсь, у нас нет времени.

Харрисон слабо сжал ее руку.

– Скажи Джейку, что я… допустил ошибку… ужасную ошибку. – Он разволновался, глаза его забегали, рука конвульсивно сжимала ее ладонь.

Рената нагнулась к нему поближе.

– Ошибки можно исправить.

Она услышала шаги по лестнице, легкие, но решительные шаги, которые могли принадлежать только Коринне Саммерс.

– Вы принимаете лекарства? – быстро спросила Рената.

Ответом ей послужил слабый кивок Саммерса. Она прикусила нижнюю губу. А вдруг она ошибается? Желудочная лихорадка?

– Прекратите принимать это, – настойчиво сказала она, как раз перед тем, как дверь распахнулась настежь и в комнату ворвалась Коринна Саммерс.

– Как вы смеете? – с горечью спросила она. – Харрисон очень болен. Ему нельзя волноваться.

– Я ходила по вашему очаровательному маленькому домику и случайно услышала, что мистер Саммерс зовет кого-то, и вошла. – Рената лучезарно улыбнулась.

– Харрисон никого не звал. – Коринна придвинулась к мужу. – Когда ему что-то нужно, он звонит в колокольчик. – Она хмуро посмотрела на своего больного мужа. – Как вы осмелились бродить тут и высматривать…

– Это правда, Коринна, – тихо произнес Харрисон. – Я услышал, что кто-то ходит по коридору и подумал, что это, наверное, кто-нибудь из девочек.

Харрисон протянул руку и снова взял ладонь Ренаты.

– Вы должны еще приехать, дорогая. Это будет приятная встреча, мы будем долго разговаривать, вы и я, и Джейк… если он приедет. Поговорите с ним. Попросите его…

– Тебе сейчас не до компании, Харрисон. – Коринна попыталась придать своему голосу озабоченность, но ей это плохо удалось. Она говорила больше с раздражением, чем с заботой.

– Я вернусь, мистер Саммерс. – Рената не обратила внимания на возражения Коринны. – И очень скоро. Я уверена, что вы будете в добром здравии.

Коринна выпроводила Ренату из комнаты: она схватила ее за руку и практически выволокла за дверь. Рената не обратила внимания на вонзившиеся в ее руку пальцы и лишь вздрогнула, когда Коринна захлопнула дверь.

Она была уверена в своей правоте.

В доме Саммерсов происходит что-то ужасное, о чем даже страшно было подумать.

Но одно для нее стало очевидным: она не должна уезжать из Серебряной Долины. Еще не время.

ГЛАВА 15

Рената буквально слетела вниз по лестнице, а вслед за ней – Коринна. Не доходя еще до последней ступеньки, Рената увидела слегка наклонившуюся вперед фигуру Джейка. С ним оживленно разговаривала Лина, размахивая руками. Две девушки постарше стояли в отдалении и настороженно наблюдали за ними. Ни одна из них не была такой честолюбивой и смелой, как их младшая сестренка.

Коринна была в гневе.

– Я же сказала вам, девочки, Чтобы вы шли в свои комнаты, – резко бросила она, и с лица Лины исчезла улыбка. Она отошла от Джейка.

– Лина отказалась уходить, и я… мы подумали, что нам не надо оставлять ее одну… здесь, – заговорила старшая девушка, явно ужасно запуганная матерью.

Не обращая внимания на Коринну, Рената подошла прямо к старшим девочкам. Они были такие же миловидные, как Лина, но им недоставало жизненного огня, который был в младшей девчушке. У Ренаты было ощущение, что Коринна Саммерс сделала все, что было в ее силах, чтобы вытравить малейшую искорку жизни из своих дочерей.

– Мне так приятно познакомиться с вами, – с дружеской улыбкой произнесла Рената. – Я – Рената, жена Джейка.

– Меня зовут Гарриетта. Я старшая, а это – Джильда, – ответила девушка, настороженно рассматривая Ренату.

Рената повернулась к Джейку. Лицо его было непроницаемо, но он, по крайней мере, не смотрел на нее сердито.

Бравируя, Лина шагнула вперед.

– Меня зовут Лина, – торжественно представилась она, словно они с Ренатой не встречались. Возбуждение от тайны, которая была между ними, так и светилось в ее глазах, немного более светлого оттенка, чем у Джейка.

– Вы все трое как-нибудь должны приехать к нам на чашку чая, – сказала Рената и, подойдя к Джейку, положила ладонь ему на руку. – Не правда ли, дорогой?

Ее рука немного дрожала, но она все так же улыбалась. Голос ее был, пожалуй, чересчур веселым, но теперь было уже поздно что-то менять.

– Да, дорогая.

– Но сейчас, боюсь, нам пора, – сказала она, не давая Коринне возможности вышвырнуть их. – У меня на завтра намечено множество дел. Было очень приятно познакомиться со всеми вами.

Они быстро удалились, и Рената не выпускала руки Джейка, который неуверенно шел рядом с ней. О чем из увиденного она может рассказать Джейку? В конце концов это ведь просто подозрение. Он проводил ее к карете, и она подождала, пока он помог ей сесть. Но он задержал ее, обеими руками прижав к карете. Она повернулась и встретила его грозный взгляд. Он был близко – слишком близко, а лицо его было настолько рядом, что она заволновалась.

– Что ты сделала, Рената? – тихо спросил он. – Чай? Ты что, сошла с ума?

– Я объясню позже. Они, должно быть, наблюдают за нами.

– Да, наблюдают. Я это чувствую.

Рената не видела дом. Все, что она видела перед собой – это мрачное лицо Джейка и его широкая грудь.

– Это может выглядеть странным…

Джейк нагнулся вперед и поцеловал ее легким поцелуем, который не мог затронуть ее. Но она ощутила его до самых пят, до глубины души. Этот легкий поцелуй перехватил ее дыхание.

– Почему ты это сделал? – прошептала она.

– Ты же сама сказала: все смотрят.

Рената надулась. Ясно, что для него несколько поцелуев ничего не значат, они, конечно же, не действуют на него так, как на нее. В противном случае он не стал бы так злобно улыбаться.

– Кроме того, – он проигнорировал ее смущение, – небольшой поцелуй – это совершенно нормальное поведение для семейной пары, которые собираются иметь восемь козлят.

– Шесть, – слегка нахмурившись, заметила Рената, – и не козлят, а детей. Козлята – это маленькие смешные козлики.

Джейк нагнулся и снова поцеловал ее. Он не касался ее руками, он держался ими за карету. Только их губы коснулись друг друга, но этого было достаточно, чтобы сделать Ренату неподвижной.

Она заставила себя вспомнить, что он целовал ее только на людях, но ни разу, когда они были наедине. И этот простой факт сказал ей больше, чем она хотела бы знать.

Кружевные занавеси были опущены, однако Коринна и Бен Бичкрофт все еще видели парочку возле кареты.

Они были одни, ибо Коринна поспешно выпроводила девочек из комнаты, и даже самоуверенность Лины исчезла, как только Рената и Джейк покинули дом.

Бен положил руку ей на плечо, а пальцами начал поглаживать грудь. Это был жест собственника, а не любящего человека.

– Я могу застрелить его прямо сейчас, – непринужденно предложил Бен. – Пока эта милашка, его жена, отвлекает его, он и знать не будет, кто выстрелит в него.

– Если бы ты был приличным стрелком, он был бы мертв уже несколько недель назад, – огрызнулась Коринна, отбрасывая его руку с плеча. – На сей раз это не сработает. Надо принять в расчет девчонку.

Бен следил, как Джейк помогает жене устроиться на сиденье.

– Мне надо было убить этого проклятого дикаря сто лет назад, – ядовито сказал он. – Поэтому я приехал на Запад… убивать индейцев. Я не угомонюсь, пока хоть одна капля индейской крови останется в этой стране. Мой брат умер при Литл-Бигхорне. Ты знала об этом?

Коринна проглотила резкий ответ, который готов был сорваться с ее губ. Она уже много раз слышала эту историю… и она ей до смерти надоела. Но когда Бен рассказывал ее вновь, он распалялся, а сейчас его гнев был ей нужен.

– У младенца, которого носит эта девчонка, в жилах течет индейская кровь. Хотя, одна восьмая, конечно, – заметила Коринна.

– И этого слишком много, – с пылом сказал Бен. Коринна прекрасно понимала, что у управляющего ее мужа было что-то не в порядке с головой. Он имел склонность к навязчивым идеям… со своей ненавистью к индейцам и любовью к ней. Она использовала это и ложилась с ним в постель, только когда он был ей нужен, а потом резко отталкивала его. Но он вновь и вновь возвращался к ней. Коринна улыбнулась.

– Может, несчастный случай. То, что прервет жизнь им обоим.

У нее были свои причины вывести Джейка Вулфа и его жену из игры. И навсегда. Она не рассказывала о них. Бичкрофту. Он не был меркантильным и не понимал этого. Беном двигали эмоции: ненависть, страсть, мщение.

И хотя она только что убрала его руку со своей груди, она повернулась к нему и прижала к нему ладони.

– Может, пожар? Бен кивнул.

– Этот старый дом сразу вспыхнет. – В голосе его зазвучало волнение. – Как тогда, когда молния ударила в конюшню. Проклятье… ты должна была это видеть, Коринна. Пламя так быстро распространилось. – Лицо его перерезали морщины. – Очень плохо, что за индейца заступилась эта девушка.

– Это же смешно, – сказала Коринна, поглаживая пальцами грудь Бена. – До сегодняшнего дня я была уверена, что эта свадьба была фарсом, обманом – лишь для того только, чтобы спасти шкуру Джейка. Я просто не могла представить себе, что благородная девушка и… Джейк, поэтому я особенно не беспокоилась.

Она приподнялась на цыпочки и поцеловала Бена в щетинистую щеку. То, что она видела в своем доме, изменило ее мнение, она поняла, что ее прежние выводы были неверными. То, как Джейк смотрел на свою жену, когда думал, что за ним никто не наблюдает… то, как Рената положила ладонь на руку Джейка и прильнула к нему…

– Я не вынесу мысли, что эти двое сокрушат наши планы.

Бен улыбнулся, и Коринна заметила в его глазах искорки силы, которую она вдохнула в него.

– Я позабочусь о них обоих, – сказал он. – Пожар. Поздний, ночной, неистовый пожар.

– Когда? – Коринна подняла на него широко раскрытые глаза.

– Сегодня.

Она поцеловала его в губы, и он снова повторил клятву – сделать так, как она хочет.

Они приближались к дому. Рената молчала. Что из того, что она узнала, ей надо сказать Джейку? А вдруг она ошибается?

А что, если она права?

Джейк помог ей спуститься с кареты и отпустил ее, как только она коснулась земли.

– Я займусь лошадьми, – хмуро сказал он. В его темно-синих глазах ничего нельзя было прочитать. – А ты начинай собираться. Завтра мы поедем в Денвер.

– Завтра? – обернулась Рената. Она думала, что у нее в распоряжении еще несколько дней. – Я не могу завтра ехать, Джейк. Еще слишком рано.

– Ты говорила – только один этот визит. Ты не понимаешь, что я лучше встречусь с самим дьяволом, чем проведу день с Коринной Саммерс? – Голос его звучал гневно.

Рената покусала нижнюю губу и нежно сложила руки.

– Я просто не могу сейчас уехать, Джейк, – тихо сказала она.

Он резко обернулся и с угрозой посмотрел на нее.

– А почему?

– Потому что я думаю, что кто-то пытается отравить твоего отца. – Она быстро произнесла эти слова, пока не передумала. – Это мышьяк, если я не ошибаюсь. Мой отец рассказывал мне об одном случае, когда доктор отравил свою жену и сказал, что она умерла от сильнейшей желудочной лихорадки… но это еще не все. У него шелушится кожа, она желтого цвета и…

Джейк отпустил голову.

– Черт побери, Рената Мария Паркхерст. Я уже…

– Рената Мария Вулф, – тихо поправила она его.

– Когда-нибудь тебе надо прекратить рассказывать сказки. Нельзя всю жизнь изобретать… заговоры убийц и несуществующих младенцев, и…

– Я не сочиняю это, – торжественно заявила Рената.

Джейк запрыгнул на козлы кареты и поехал в конюшню, которая была при большом доме. По тому, как он стиснул зубы и по его напряженным рукам было ясно, что их разговор не закончился, однако он оставил ее у центрального крыльца дома. Рената чувствовала себя брошенной.

ГЛАВА 16

Джейк сидел в темноте, прислонившись спиной к стене дома и глядя на серебристую луну. По небу бежали облака, они то прятали ее, то снова отпускали на землю.

Рената наконец уснула. Она долго пыталась убедить Джейка, что кто-то травит его отца. Кто-то? Оба они знали, что в доме только один человек был способен на убийство, и это была Коринна. Джейк слишком хорошо знал, на что она способна.

В конце концов Джейк уговорил Ренату, что это все было ее воображением… что Харрисон Саммерс – просто старый больной человек. На какой-то миг она начала было сомневаться в своих подозрениях: это было видно по ее глазам и нахмуренному лицу. И все же Рената не согласилась с Джейком, что она не права. Она со слезами упаковала свои сундуки, оставив только серый дорожный костюм – тот самый, в котором приехала в Серебряную Долину.

Через несколько дней она уже не будет его женой. Впрочем, она никогда ею и не была… по-настоящему. Она просто жила, играя, жила больше воображением, нежели реальностью. Как он мог винить ее в этом? Реальность могла быть жестокой, и уж кому, как не Джейку не знать об этом!

Но проблема в том, что он, видимо, будет по ней скучать. Слишком скучать. Когда-то, несколько лет назад, он дразнил Гейба за то, что тот влюбился в избалованную городскую девицу. Мел оказалась совсем другой. Она была дочерью владельца ранчо, которая ездила верхом и стреляла лучше, чем многие мужчины в Серебряной Долине… И, по мнению Джейка, не только в Серебряной Долине. Джейк всегда думал, что если он когда-нибудь женится, то это должна быть женщина вроде Мел, единственная женщина, с которой он бы хотел разделить свою жизнь.

И вот он теперь день ото дня все больше привязывается к женщине, каких он всю жизнь презирал. Видимо, дело в ее улыбке, решил он, улыбке, которая освещала все ее лицо и вызывала желание улыбнуться в ответ, независимо от того, что он чувствует. А может – в зеленых глазах. Их взгляд проникал в душу и искал в ней ответа на вопросы, которые Джейк похоронил в себе много лет назад. А может, дело в ее волосах – золотисто-рыжих, густых, шелковистых кудрях, пахнущих увядшими цветами…

Джейк обхватил голову руками. Не надо было ему целовать ее. Он не был опытным соблазнителем и до сих пор имел дело с женщинами, которые понимали, кто он и что ему нужно. Джейк всегда умел держать себя на расстоянии, поэтому он никогда не целовал женщин и не обнимал их так крепко. Он чувствовал, что Рената доверяет ему, что ее удивляют и смущают ощущения, связанные с его прикосновениями.

Он не мог объяснить, он не понимал, что смущает его самого. Простое прикосновение ее губ вызывало в нем чувства, которых он не ведал раньше. И чувства эти были больше чем простое желание, больше чем страсть.

Прежде он был одинок… Он отгородился от людей… и убедил себя, что это к лучшему. Но сейчас он понимал, многое изменилось в нем. Он навсегда сохранит в себе частицу Ренаты, воспоминание о ней, и в сердце его на долгое время поселится пустота.

Внезапно Джейк услышал топот копыт: кто-то приближался к дому. Это были тайные, осторожные звуки, и Джейк мгновенно напрягся. Он медленно поднялся, и, выглянув за угол, увидел двух приближающихся всадников. Они скакали, пригнувшись к шее лошади, лица их скрывали маски.

Рука Джейка скользнула на бедро, он хотел вынуть нож, который всегда был на месте… однако не сегодня. Джейк вылетел из дома в одних только хлопчатобумажных брюках.

Надеясь, что темнота скроет его, Джейк зашел за угол и, перемахнув через перила, вспрыгнул на крыльцо. Летящие по небу облака снова открыли луну, и Джейк замер. Всадники остановились, они тихонько перешептывались и всматривались в дом.

Потом они зажгли факелы, лица их осветились желтым светом разгорающегося пламени. Один из всадников отъехал, и Джейк понял, что он, видимо, решил обогнуть дом с другой стороны. По лицу Джейка потек пот, он выкрикнул имя Ренаты. Ей надо сейчас же покинуть дом! Старая развалина может вспыхнуть мгновенно.

Всадник, находившийся перед домом, снова пригнулся в седле и бросил горящий факел в окно комнаты, где должен был спать Джейк… и тот с отчаянием подумал, что другой человек, наверное, зашвырнул свой факел в комнату Ренаты.

Джейк рывком распахнул дверь и вбежал в гостиную. Дом заполнился дымом, он клубился в коридоре и на кухне. Он услышал за собой шаги и мгновенно обернулся, чтобы схватить нападавшего… его единственной мыслью было задержать его, чтобы он не смог бы пробраться к Ренате. Он снова позвал ее, но не услышал ответа в тот момент, когда швырял мужчину на пол.

Кенни Мейлза легко было узнать даже в маске. Джейк заглянул в его глаза и увидел страх. Кенни всегда был трусом, но все же держался, несмотря на окружавший их дым, который готов был ослепить их обоих. Они покатились по полу, и Джейк, схватив Кенни за руки, наконец прижал его к полу и ударил кулаком, чтобы усмирить ковбоя.

Единственное, что услышал Джейк – это чьи-то шаги, а потом краешком глаза заметил дуло нацеленного ему в голову ружья.

Сила удара опрокинула его назад, отбросила от Кенни, и, теряя сознание, он заметил, как двое мужчин опрометью выбегали из дома.

Когда Джейк открыл глаза, он увидел лишь черный дым и пылающие стены. Поджигатели сбежали, и единственной мыслью Джейка было вытащить Ренату из дома. Стоя на четвереньках, он повернулся к коридору.

Плотный дым окружал Джейка непроницаемым туманом. Он полз по коридору, а языки пламени карабкались по стенам. Он чувствовал обжигающий жар… на лице, руках, спине. Сколько времени он был без сознания? Минуту? Или пять? А вдруг уже слишком поздно?

Он хотел позвать Ренату, но голос его оказался хриплым и слабым. Ситцевые занавески в его спальне яростно горели, и Джейк ускорил свое продвижение.

Огонь как раз начал лизать портьеры, отделявшие комнату Ренаты от коридора, и Джейк с трудом пробрался через них. В сердце его рос ужас.

Она лежала на кровати, чудесным образом не тронутой пламенем, которое ползло по шторам и плясало на стенах. Было что-то неестественное в том, как спокойно она лежала посреди огня.

Джейк почувствовал комок в горле. Неужели он опоздал?

– Рената! – Он склонился над кроватью и закричал ей прямо в лицо, а потом завернул ее в одеяло и взял на руки. Она была вялая, бесчувственная, и невозможно было понять, дышит она или нет.

Портьеры были уже объяты огнем, и Джейк понял, что через коридор, скорее всего, пройти не удастся. Одной рукой он отбросил горящие шторы от окна. Стекло было цело, второй факел, очевидно, попал в кухонное окно. Это была Богом посланная ошибка поджигателя, она спасла Ренату, которая к этому времени была бы наверняка мертва, если бы быстро распространяющийся пожар начался в ее спальне.

Он задыхался. Можно было бы опустить на пол Ренату, поднять нижние ставни, а потом поднять створки и осторожно вытащить девушку наружу. Но на это ушли бы драгоценные секунды, которых у Джейка не было. С пронзительным криком, прижимая к себе Ренату, он выпрыгнул в окно, разнеся стекло. Приземлившись, Джейк откатился от дома и вдохнул чистый прохладный ночной воздух.

Он положил Ренату на траву и осторожно развернул ее. Не было никаких признаков, что ее коснулся огонь, однако глаза ее были закрыты, и она оставалась неподвижной. Джейк прижался ухом к ее груди, сдерживая свое дыхание, чтобы понять, дышит ли она. Дыхание было, легкое, затрудненное и такое слабое, что он едва уловил его.

Он отбросил волосы с ее спокойного лица, понимая, что она, пока спала, вдохнула слишком много дыма.

– Просыпайся, – прошептал он, покачивая девушку и прижав ее голову к своей груди. – Открой глаза и дыши, черт побери! – Голос его был низкий, хриплый, сердце его болезненно сжималось; он глядел на ее спокойное лицо, освещенное всполохами пламени, которое все росло и поглощало их дом.

Наконец он изо всех сил закричал на нее, приказывая:

– Рената Мария Паркхерст, открой глаза и дыши!

Веки ее дрогнули, и маленькая морщинка пробежала между бровей. Рената хрипло закашлялась и, открыв глаза, посмотрела на человека, который так крепко держал ее.

– Рената Мария Вулф, – шепотом поправила она его.

Потом она подняла голову и с благоговейным страхом взглянула на пылающий дом. Сильный жар обдавал их даже на таком расстоянии, и она была заворожена мощью огня. Он был как живое существо, как чудовище, пожиравшее свою жертву.

Джейк все так же прижимал ее к себе, и она даже не пыталась отодвинуться от него.

– Что случилось? – Звук ее голоса напоминал скрежет, словно ей было больно говорить. Она крепко зажмурилась, потом прижалась головой к его груди в ужасе от картины разрушения.

– Это был поджог, – хриплым шепотом сказал Джейк. – Кенни Мейлз и еще кто-то бросали факелы в окна.

– Слава Богу, что ты спишь более чутко, чем я. – Рената подняла голову и снова устремила взор на этот ад.

Джейк не стал говорить ей, что он не спал, а сидел и думал о ней. Если бы он уснул, они оба были бы сейчас мертвы.

Рената могла бы умереть из-за него.

Она взглянула на него, очевидно, понимая, что в глубине души он думает о ней, – и пришла в ужас от его вида. По лицу Джейка упрямым ручейком струилась кровь. Она бежала из раны на голове. Его правое плечо в нескольких местах было изрезано стеклом. Глаза Ренаты блуждали по его рукам, на которых были видны ожоги.

Проследив за ее взглядом, Джейк коснулся рукой раны на голове. Он ничего не чувствовал… ничего, пока вдруг у него не заболело все. Голова, плечо и руки с глубокими ожогами.

– Джейк. – Рената дотронулась рукой до его лица. – Нам надо добраться до большого дома. Тебе нужна немедленная медицинская помощь.

– Нет, – нахмурился Джейк. – Я не знаю, кто был второй мужчина. Им мог быть кто угодно.

Внезапно ужасная мысль, как молния, пронзила его. Тот, кто пытался убить его, хотел и смерти Ренаты. Они могли бы вытащить ее из дома, пока он лежал без сознания, они могли бы напасть на него одного в любое время дня, – однако не сделали этого. Случилось то, чего он боялся больше всего: ненависть горожан к нему перекинулась на Ренату.

Джейк, превозмогая боль, заставил себя встать на ноги, потом взял за руку Ренату и помог ей подняться. Он поддерживал ее сбоку, чувствуя, как неуверенно она держится на ногах.

Он удивился, что она не стала ему возражать, не стала останавливать его, когда он повел ее к конюшне. Они услышали отдаленный шум: это со стороны большого дома к ним приближались всадники – Лестер и другие рабочие.

Джейк неохотно оставил Ренату сидеть под сенью дерева. Лицо ее и обернутое одеялом тело пряталось в тени. Сам Джейк пополз к конюшне. Он видел, что Лестер Паттон и работяги не стали возиться с домом, понимая, что тут уже ничего не поделаешь. Бесшумно, как это умели делать немногие, Джейк вывел своего огромного жеребца из конюшни, потратив время лишь на то, чтобы накинуть попону на спину коню и набросить на его морду уздечку.

Он подвел лошадь к Ренате, высмотрев девушку в черной тени. Она не шевелилась, только подтянула колени к груди. Он предложил ей руку, и она молча взяла ее. Ни единым словом не возражая, она помогла ему поднять себя. Он усадил ее на спину жеребца.

– Я не умею ездить верхом, – тихо сказала она.

– Я буду поддерживать тебя. Не беспокойся. Джейк вспрыгнул на коня и, усевшись позади нее, одной рукой взял поводья, а другой обвил талию Ренаты. Он повернул лошадь прочь от неистового жара и неровных языков пламени, направив ее в сторону гор.

Даже в темноте жеребец знал дорогу. Джейк расслабился и мог теперь поддерживать Ренату. Он оберегал ее, как самое дорогое существо в жизни, а она прильнула к его груди и закрыла глаза. Он чувствовал, как девушка дрожит в тонкой ночной рубашке, и обернул ее плечи одеялом. Его обожженному телу была приятна ночная прохлада.

Джейк молчал, а они ехали все дальше и дальше вперед – прочь от горевшего дома и цивилизации.

ГЛАВА 17

Они упорно молча взбирались выше и выше, минуя и совсем темные участки, и полянки, слабо освещенные луной, и ни разу не оступились.

Наконец Джейк остановил жеребца возле просвета между скалами, через который лился лунный свет. Он соскочил с коня и поднял руки к Ренате. Она, не давая ему возможности взять ее за талию, доверчиво соскочила с седла прямо ему в руки.

Джейк чувствовал, что она безгранично верит ему – об этом говорило ее расслабленное тело, даже само дыхание. Он почти захотел уронить ее, чтобы дать ей понять, что он не стоит такого доверия, но не сделал этого. И он знал, что никогда бы не смог этого сделать.

Неподалеку протекал узенький ручеек. Рената, не колеблясь, оторвала длинную оборку своей ночной рубашки и намочила ее в холодной воде. Джейк сидел на корточках возле нее, когда она выжимала ткань, но отстранился, когда она протянула руку, чтобы промыть ему лицо.

– Неужели ты боишься воды? Я совсем чуть-чуть… – Рената склонилась к нему с прохладной тканью в руках.

– Я сам.

Рената проигнорировала его слова и, нагнувшись вперед, вытерла испачканное засохшей кровью лицо самодельным полотенцем.

– Не глупи, Джейк. Вообще-то я уже начинаю привыкать ухаживать за тобой. – По ее голосу он понял, что она шутит. – Не знаю, что бы ты делал без меня.

Джейк молчал. Как он обходился в жизни без Ренаты? Вполне хорошо, пытался он убедить себя. А она тем временем водила прохладной тряпкой по его лицу.

– Ну вот, – удовлетворенно сказала она. – А как твои руки? – Она взяла запястье каждой руки и попыталась рассмотреть при лунном свете ожоги. Но было слишком темно, чтобы что-нибудь увидеть.

– Не так уж плохо, – мрачно сказал Джейк. – Я завтра займусь этим.

Рената вздохнула, соглашаясь.

Ночь была темная, и лишь небольшая полоска месяца освещала им дорогу. Джейк вел Ренату в скрытое местечко под скалой, защищенное от ветра. Он снял с ее плеч одеяло и положил его на землю.

– Поспи немного, – тихо распорядился он. – Мы не пойдем дальше до утра.

Рената села на жесткую землю, которая стала ненамного мягче от толстого одеяла, и посмотрела на Джейка.

– Иди же, – она хлопнула по одеялу. – Тебе намного больше нужно отдохнуть, чем мне.

Джейк стоял рядом, он уже соскучился по ее прикосновениям, ее теплу, гревшему его замерзшее тело.

– Нет, я буду сторожить.

– За нами никто не гнался, Джейк. Ты бы услышал погоню. – Судя по голосу, она глубоко доверяла ему. – Я не смогу заснуть, если буду переживать за тебя. Если ты не будешь отдыхать, я тоже не стану.

Джейк то ли смотрел на нее, то ли старался посмотреть. Под скалой было так темно. Он сдался, заполз на одеяло, улегся на дальнем краю импровизированной постели и повернулся к Ренате спиной. Он услышал, как она облегченно вздохнула, уловил шелест ее ночной сорочки: она легла за ним. Прошло несколько мгновений, прежде чем он услышал ее ровное дыхание: она была измучена больше, чем сама осознавала это.

Джейк знал, что не сможет уснуть после всего, что было. Из-за боли в голове, руках и плечах. Из-за Ренаты, сладко дремавшей в нескольких дюймах от него…

Рената подкатилась к обнаженной спине Джейка, прильнула к нему в поисках тепла и уюта, спасаясь от ночного холода. Джейк, громко посапывая, повернулся к ней лицом, обнял ее и прижал к груди. Рената глубоко вздохнула, стараясь опять погрузиться в сон. Ей снилось что-то хорошее, но она не могла припомнить, что именно. Рука ее обвивала талию Джейка, а нога пыталась согреться между его икрами.

На рассвете Рената изогнулась, прижалась к Джейку от колен до щек и потерлась лицом о его голую грудь. Рука Джейка машинально прошлась по ее спине, по бедру и ноге, обнажившейся из-за того, что ночная рубашка задралась во время сна. Сквозь сон девушка ощущала его сильную руку на своем бедре, пальцы, ласкающие ее кожу.

Джейк поднял Ренату и прижал к себе ее лицо в счастливом изумлении. Губы ее оставили горящий след на его шее и груди и встретились с его губами в головокружительном поединке.

Руки Ренаты сами по себе странствовали по Джейку. Они танцевали на его широкой груди и спускались вниз, восхищаясь каждым мускулом, каждым дюймом его шелковистой кожи. Пальцы ее ласкали его шею и лицо, а потом сжали затылок, погрузившись в длинные волосы. Она приоткрыла рот, чтобы принять его язык. Эти ощущения возбудили в ней болезненное желание: она хотела его, его всего. Она прижалась к нему, издала глухой протяжный стон.

Джейк крепко обнимал ее, гладя ее волосы и выгнутую спину. Рената вздохнула и удобно устроилась у него в объятиях. Джейк положил ее на спину и возвысился над ней, не отнимая своих губ. Он нащупал ее грудь и через тоненькую ткань рубашки принялся массировать твердый сосок. Рената разъединила губы, и у нее вырвался еще один несдержанный стон.

Джейк водил губами по ее горлу. Потом медленно стянул рубашку до талии, нашел тесемки и развязал ее тонкие батистовые панталончики.

– Ренни, – тихо прошептал он. – Это сон? Рената провела пальцами по его волосам. Дыхание ее участилось, так же, как и его, она почти не дышала, отвечая ему:

– Не думаю, Джейк.

Тогда Джейк перестал двигаться. Он замер, и лишь его теплое дыхание возле ее шеи напоминало о владевшей им страсти. Продолжая сжимать ладонями ее голову, он поднялся, отдалившись от нее, и посмотрел на девушку.

Рената больше не спала и мечтательно улыбалась Джейку.

– Не останавливайся, – прошептала она.

– Я должен… – ответил Джейк, не шевелясь. – Позже… ты очень об этом пожалеешь.

– Не пожалею. – Рената сомкнула руки на шее Джейка и прильнула к нему губами. Ей нравилось пробовать его на вкус, а сейчас никто за ними не наблюдал, никто не разлучал их. Не было никого – только они двое, и она не даст ему убежать. На этот раз нет.

Джейк отнял свои губы.

– Мне надо идти, – прошептал он, несмотря на то что она снова поцеловала его.

– Не бросай меня, Джейк.

Больше она ничего не сказала, но слова и не были нужны. Рената прильнула к Джейку и отдалась инстинктам своего тела. Он был частью ее, она поняла это с неотвратимой ясностью, затмившей все, что она знала до сих пор. Она все время считала, что нужна Джейку, но сейчас поняла, что он нужен ей ничуть не меньше. А может, и больше.

Джейк отнял свои губы как раз настолько, сколько времени ему понадобилось, чтобы стянуть с нее ночную рубашку и отбросить ее в сторону. Он наклонил голову и поцеловал сначала один сосок, потом другой. Рената выгнула спину и закричала.

В мягком свете утреннего солнца Рената следила, как Джейк снял свои хлопковые брюки и бросил их в сторону, туда же, где валялась ее рубашка. Такого великолепия она никогда не видела, она поглощала его отуманенными страстью глазами. Она никогда раньше не видела обнаженного мужчину. Мужское достоинство Джейка, разбухшее от страсти, должно было бы испугать ее. Но нет, Джейк не станет причинять ей боль.

Глаза Джейка блуждали по ее телу, а он тем временем медленно и осторожно снимал с нее батистовые панталончики. Он провел руками от ее колен до талии.

– Ты прекрасна, – прошептал Джейк.

Его жаждущие губы вновь встретились с ее страстными, жадными губами, а когда он прижался к влажной глубине между ее ногами, она приподняла бедра, принимая его.

Он медленно вошел в нее, намного нежнее, чем она могла вообразить. Когда он нарушил ее девственность, Рената едва не задохнулась от острой боли. Джейк покрыл ее губы успокаивающими поцелуями и замер.

Слегка приподняв бедра и шевельнувшись под ним, Рената дала ему знать, что боль прошла. Она возвратила ему поцелуи с большей страстью, а руки, пробежав по спине, сомкнулись на его твердых ягодицах. Каждое проделанное ею движение, каждое покачивание ее бедер или ласковое прикосновение пальцев вызывало у нее какие-то глубинные ощущения, что-то словно сжималось в ней, ждало, пока Джейк освободит ее, снимет напряжение. Это была страсть, о которой он лишь намекал своими поцелуями.

Когда ее сотрясли спазмы, она прижалась к Джейку так, словно готова была умереть, если отпустит его. А когда конвульсии ослабли, она ощутила горячее, восхитительнейшее ощущение восторга, волной обдавшее ее с головы до ног.

Она почувствовала, как освободился от бремени Джейк, еще раз крепко войдя в нее. Он хрипло шептал ей что-то на ухо, называя ее Ренни. Никогда еще это детское прозвище не звучало так уместно, она улыбнулась ему и зарылась лицом в его шею, запоминая его запах. Мягкий утренний свет освещал их любовь. Она любила Джейка. Он был неотъемлемой частицей ее. Навсегда.

Любил ли он ее так же сильно, как она его? Что он скажет, когда она сообщит ему о своей любви? О том, что он для нее – единственный в мире?

Она смотрела в его синие глаза, которые сейчас были темнее, чем мгновения назад. Они опять стали непроницаемыми, и в глубине души она почувствовала страх. Он не любит ее… он совсем не любит ее. Вместо нее могла быть любая другая женщина… просто теплое тело в это холодное утро.

И словно подтверждая ее подозрения, Джейк опустил твердую руку ей на щеку.

– Прости меня, Ренни. Мне не надо было…

– Ради Бога, Джейк. – Рената отвернулась от него и подхватила свою рубашку. – Тебе не надо извиняться. – Она натянула тонкую рубашку через голову, вдруг застыдившись своей наготы, которая мгновениями раньше казалась такой естественной. – Не только ты… увлекся.

Джейк хмуро посмотрел на нее. Она так буднично говорила обо всем этом. Слишком буднично.

– И все же, мне надо было…

Рената вывернулась из его объятий и покинула свое убежище.

– Заткнись ты, Джейк. – Она повернулась к нему спиной. Голос ее был слишком ясным, резким.

Натягивая штаны, он смотрел на ее жесткую спину. Значит, она тоже об этом сожалеет. Ей надо сожалеть больше, чем ему… она ведь отдала свою невинность мужчине, который так стремится от нее избавиться.

Развод.

– Черт побери! – он отошел от пропасти и принес одеяло, бросив его на землю. А потом встал во весь рост. – Ты превзошла себя, Рената, – холодно произнес он.

Рената повернулась к нему лицом. Она прижала руки к себе, ее влажные глаза широко распахнулись.

– Не сейчас. Не надо слез. Я такой дурак. Такой полный, круглый дурак.

Рената отошла от него на шаг.

– О чем ты говоришь?

– Ты не была готова уезжать – ты ведь так говорила? – Он подошел к ней поближе.

– Да, – робко ответила Рената.

– А как же, черт побери, мы теперь получим развод?

Она заметно побледнела. Он решил, что она хорошая актриса.

Мы можем солгать, – прошептала Рената. – Никто не должен знать… никогда…

– А твой техасец не будет удивляться, почему его невеста – не девственница?

Рената вызывающе подняла подбородок:

– Я что-нибудь придумаю.

Джейк печально улыбнулся.

– Не сомневаюсь.

Он смотрел на нее, и улыбка его медленно угасала, потом он отбросил своими страстными пальцами волосы у нее с лица.

– А что, если… – Он почувствовал, словно под ногами его разверзлась пропасть —…младенец. Черт побери, я чувствую, что так может быть.

С лица Ренаты ушли страх и волнение, и место их занял гнев.

– Ты думаешь, что я… сделала это специально?

– А разве нет? – холодно спросил Джейк. – Ты выиграла себе дополнительное время. Нам придется подождать, чтобы убедиться, беременна ты или нет.

– А если да? – робко, нерешительно прошептала она.

– Тогда да поможет нам Бог, – ответил Джейк, отворачиваясь, ибо ему было невыносимо дольше смотреть на нее.

ГЛАВА 18

Рената ожидала, что Джейк будет спускаться с горы, однако он повернул на запад, и они продолжали взбираться все выше. Они ехали по земле, казавшейся совершенно дикой, неприрученной, не известной человеку. Но Джейк, казалось, шел по знакомой тропе.

Рената была непривычно тихой, она старалась держаться как можно дальше от Джейка. Он так же чувствовал себя неловко, рука, которой он поддерживал ее, была напряжена, а похожие на канаты мускулы на предплечьях – тверды, как скала. Рената только однажды поглядела на его руки и сморщилась при виде ожогов. Джейк ни разу не пожаловался ни на них, ни на порезы на плече или рану в голове. Рената два раза пыталась попросить его остановиться, позволить ей промыть его раны, перевязать порезы полоской своей ночной рубашки… но они не остановились. Она не хотела, чтобы он знал, что она переживает за него.

Но теперь она наконец нарушила молчание и спросила, куда они направляются.

– Здесь неподалеку живет одна женщина. Мы останемся с ней, пока я не решу, что с тобой делать. – Его слова звучали так отчужденно, что Ренату даже передернуло. Что с тобой делать. Эти слова прозвучали так зловеще.

– Женщина? – Она смотрела прямо перед собой, не желая останавливать на нем взгляд. – Ты знаешь женщину, которая живет так далеко от всех?

– Никто не знает о ней, кроме меня. Она чистокровная шайеннка. Ее зовут Желтая Луна. Я привез ее сюда в прошлом году, из резервации на индейской территории.

Рената почувствовала, как лицо ее словно загорелось пламенем. Он прятал в горах женщину? Значит, это сюда он ездил, когда так надолго исчезал? А она так волновалась о нем.

– А что подумает Желтая Луна, если ты привезешь к ней свою «жену»? – Рената не стремилась, чтобы в голосе ее оказалось столько яду. Он прозвучал раздражительно, ревниво, но совсем не так, как она хотела.

Сидя позади нее, Джейк равнодушно ответил:

– Желтая Луна – очень приятная женщина. Она тепло и по-доброму встретит тебя, и с твоей стороны будет хорошо, если ты сделаешь то же самое.

– Ты ждешь от меня, что я буду любезна с твоей… – Богатое воображение Ренаты преподнесло ей обескураживающе ясную картину – Джейк и Желтая Луна, прекрасная грациозная индианка с длинными черными волосами, соблазнительно улыбающаяся Джейку. – Кто именно она тебе?

– Она – мой друг, – просто сказал Джейк. «Друг, ничего себе», – подумала Рената. Но потом она оборвала себя. Это что, ревность? Невозможно. Она была сердита на этого грубоватого человека, сердита и на себя. Было так… чудесно – проснуться в объятиях Джейка, но ведь в конце концов все происходило в полусне.

Но это было лишь оправданием. Она могла бы остановить то, что произошло. Джейк даже старался отойти, но она не разрешила ему. Она сама хотела, чтобы он касался ее, любил ее, чтобы он был настоящим мужем для нее. А что теперь будет с ее планами? Джейк сдунул все эти планы прочь, подобно тому, как приближающаяся гроза вздымает пыль.

Боже мой, все эти осложнения не нужны ни одному из них.

Когда они пробрались сквозь заросли и Рената увидела вигвам, она остолбенела. Вигвам был выстроен на заросшей травой полянке, которая с двух сторон была защищена высоким утесом, одна сторона которого плавно переходила в чистый ручей. Это было красивое место, зеленое и укромное.

Джейк помог Ренате спуститься с лошади, и она внезапно почувствовала себя неловко. Она знала, что волосы ее всклокочены, и попыталась причесать их руками. Ее ночная рубашка была грязная, порвана в нескольких местах, на оборке не хватало несколько дюймов.

Стоя перед задернутым занавесом вигвама, Джейк позвал Желтую Луну. Низкий голос пригласил его войти. Он отбросил занавес и улыбнулся одинокой обитательнице вигвама. Рената испытала отвратительный приступ ревности, кольнувший ее изнутри.

– Я привез тебе гостя. – Джейк продолжал всматриваться в вигвам, но теперь он протянул руку Ренате, которая с опаской взяла ее и позволила завести себя в жилище.

Оно было просторное, гораздо больше, чем казалось снаружи, и Рената моргнула, пока глаза ее не привыкли к перемене света. В помещении было сумрачно.

– Желтая Луна, – она услышала, как заговорил тихим спокойным голосом Джейк. – Это Рената Мария Паркхерст.

– Рената Мария Вулф, – поправила она почти по привычке и посмотрела на женщину, которая сидела в глубине вигвама.

Желтая Луна была неопределенного возраста, но ее уже считали старой, когда родился Джейк. Кожа ее была изборождена морщинами, потрескавшаяся и коричневая, как засохшая грязь, грубая и жесткая. Белые волосы ее были жесткие, как проволока. Казалось, что они росли сами по себе. Однако ее черные глаза сверкали жизнью и силой.

– Ты привез мне свою жену, Джейк? – Старая шайеннка улыбнулась, отчего на ее лице появилось еще больше морщин, если это было возможно. – Садитесь… садитесь, – приказала она.

Джейк повиновался и потянул упиравшуюся Ренату, усаживая ее с собой. Пол был покрыт мягкими звериными шкурами, остывший очаг был посередине вигвама. Рената посмотрела вверх и заметила меленько отверстие на острой крыше вигвама, через которое уходил дым.

– Вообще-то она по правде мне не жена… – почти заблеял Джейк.

– Нет, жена, – резко вставила Рената. – Хотя и недавно.

Желтая Луна переводила взгляд с одного на другого, и улыбка ее становилась шире.

– Наконец-то Джейк взял жену, – сказала она, не обращая внимания на их речи. – Рената Мария Вулф. – Она слегка закивала головой. – Я не знаю, что это означает. Мне придется дать тебе шайеннское имя… то, что подойдет тебе.

Рената молчала, а старуха тем временем изучала ее.

– Может быть, имя придет ко мне во сне или в видении. – Она усмехнулась Ренате теплой дружеской улыбкой, от которой девушке мгновенно стало легко. – У тебя волосы, как летний рассвет, а глаза похожи на первые весенние листочки. – Созерцание Ренаты, похоже, нравилось старухе. Она повернулась к Джейку.

– Это хороший знак. Знак новых начинаний. – Глаза ее прошлись по рукам Джейка, и по мере того, как она отмечала каждый ожог и царапину, улыбка ее угасала. – Ты ранен. Я поставлю тебя на ноги.

Она протянула руку к кожаной сумке и вытащила оттуда мешочек поменьше. Ренате показалось, что он сделан из клеенки. Желтая Луна отправила Джейка вымыться в ручье, потом вынула из сумки бинты, травы и сухой порошок.

Джейк вроде бы неохотно оставил Ренату и замялся у выхода. Рената проигнорировала его. Она не собиралась идти вслед за ним к ручью или куда-либо еще.

Когда Джейк ушел, Желтая Луна так внимательно рассматривала Ренату, что той показалось, что она буквально ощущает на себе взгляд индианки, которая видит больше, чем любой другой человек. В этих черных глазах был вопрос, и приговор еще только должен был быть вынесен.

– Я должна показать тебе, как делать эту мазь, так что, когда меня не будет, ты сможешь готовить ее сама. Джейк вечно вовлекает себя в беду и приходит ко мне весь в засохшей крови. Может, теперь, когда он обзавелся женой и семьей, он станет более осторожным. – Она кивнула. – Да. Пришло время Джейку взять жену.

Рената почувствовала себя виноватой. Она не хотела водить женщину в заблуждение.

– Джейк был прав. Я и вправду ему не жена… ну, я жена, но мы собираемся взять развод. Мы должны были давно это сделать, но в то время я думала, что это было бы не мудро.

Рената умолкла, скорее почувствовав, чем услышав, что у нее за спиной стоит Джейк.

Желтая Луна проследила взглядом за Джейком, который сел позади старухи.

– Твоя жена говорит слишком быстро.

– Иногда, – согласился Джейк и, превозмогая боль, поглядел на Ренату.

Пожав плечами, Желтая Луна принялась обрабатывать раны Джейка.

– Я не уверена. Она сказала, что не мудра. Это все, что я поняла.

Джейк не сводил глаз с Ренаты, а Желтая Луна тем временем нанесла мазь на его ожоги, а потом посыпала сушеной травой. Порезы на плече она присыпала порошком, но поскольку они были неглубокими, она не стала их перевязывать. Немигающий взгляд Джейка подтвердил Ренате, что он с нею согласен: она не мудра.

Рената была поражена. Джейк не сморщился, не издал ни звука, а Желтая Луна была с ним отнюдь не нежна. Она быстро работала своими опытными, закаленными, проворными руками.

Вдруг Ренате захотелось выйти из своего укрытия. Стены давили ее, а глаза Джейка высверливали дырочки в ее душе. Ей было неловко из-за его присутствия в вигваме, из-за его неотступных глаз.

– Я схожу к ручью, помоюсь немного. – Рената встала, не дожидаясь ответа. Мысль о том, чтобы погрузиться в прохладный ручей, показалась ей не только желанной – но просто необходимой. Ей хотелось поскрести каждый кусочек кожи, которого касался Джейк. Черт бы побрал его холодные глаза. Она на короткое время испытала так много любви – или то, что она приняла за любовь, – а потом она заглянула в его холодные глаза и увидела в них правду. Он просто использовал ее, потому что она была под рукой.

Она вырвалась из вигвама, убежав, пока Джейк не окликнул ее.

Желтая Луна наложила целую пригоршню мази на маленькие волдыри на спине Джейка, а он повернул к ней голову и вздрогнул.

– Что с тобой? – захихикала старуха. – Теперь тебе больно. Я думала, у тебя кожа стала как железо, с тех пор как я видела тебя в последний раз. Нехорошо притворяться перед теми, кого любишь, Джейк.

– Я никого не люблю, – холодно произнес Джейк. Желтая Луна не обратила на него внимания.

– Мне понравилась твоя Рената Мария Вулф.

– Рената всем нравится, – фыркнул Джейк. Старая женщина вглядывалась в его лицо.

– А это что, плохо? Джейк ей не ответил.

Было в этом ручье что-то такое, что успокоило возбужденные нервы Ренаты. Вода была приятно прохладной, росшие по берегу деревья вытягивали свои гибкие ветви и были похожи на молчаливых ароматных стражей.

Она очень быстро забыла о своем желании стереть со своей кожи память о Джейке и вздрогнула, задумавшись о том, как она проснулась сегодня утром. И этот трепет был вызван не прохладой, но ярким воспоминанием о прикосновениях Джейка. Было ли это любовью? Всегда ли это так… величественно, когда соединяются мужчина и женщина?

Амалия очень мало говорила о таких личных вещах, даже спустя год после замужества. Единственное, что она сказала – это что она не находит неприятной супружескую постель. Не неприятной? Таким словом Рената не стала бы описывать то, как она занималась любовью с Джейком. Величественно, да. Неудержимо.

Волшебно. Опьяняюще. Все это. Молния – вот что это было.

Но была ли любовь молнией?

А имело ли это значение? Если она даже любила Джейка, как она начала подозревать, он-то явно не любил ее. Когда он смотрел на нее, взгляд его синих глаз был холодным, оценивающим, но не теплым и любящим. Но с другой стороны, у Джейка не так-то много было в жизни любви.

Рената обсохла на солнце, сидя на плоской скале, которая выдавалась изводы. Она глубоко задумалась, а пальцы ее машинально пошевеливались в воде. Рябь завораживала ее. Солнце как-то особенно уютно грело ее обнаженную спину, ее пугала мысль вновь надеть на себя грязную ночную рубашку. Но больше у нее ничего не было.

Теперь она впервые поняла, насколько была права. Вся ее одежда, деньги, которые она копила и хранила месяцами, расчески, щетки и зеркало, специальный шампунь, который дала ей мать – ароматный шампунь с запахом сирени, – все пропало. Все, все пропало.

Рената глубоко вздохнула и смирилась. Ничего нет такого, что она не могла бы возместить, и она жива. И Джейк жив. Джейк спас ей жизнь. Этот простой факт – истина, а она даже не поблагодарила его.

И она, конечно, не станет его благодарить. Не сейчас.

Джейк сидел на гребне поросшего травой холма и смотрел на девушку, которая внизу, на скале, грелась на солнце как ленивая кошка. Солнце освещало ее волосы, переливавшиеся медным, золотым, желтым и красным цветами. Летний рассвет. Волосы ее ниспадали ниже талии, но когда она высунулась из воды, он увидел изгиб ее бедра, тонкую талию, светлую кожу… белую кожу, никогда не видевшую солнца.

Он смотрел, как она нехотя натянула ночную рубашку через голову и вытащила через ворот свои длинные волосы, потом встала и повернулась, чтобы карабкаться на холм, который вел к вигваму Желтой Луны. Она подняла голову и заметила его, и даже с такого расстояния он увидел, как лицо ее стало ярко-розовым.

– Что ты делаешь? Шпионишь за мной? – закричала она и поспешила к холму. – Тебе что, больше нечем заняться?

Джейк молча следил, как она пытается взять приступом холм. Щеки ее залились румянцем смущения, волосы развевались вокруг лица и локонами струились по плечам, все еще влажные, волнующиеся дикой необузданной роскошью. Джейк подождал, пока она не доберется до него.

– Я наблюдал за медведями, – просто сказал он. Рената остановилась. Румянец отхлынул с ее щек.

– За медведями? – посмотрела она ему в лицо.

– За медведями, волками, горными львами… – пожал плечами Джейк.

– Ты мне не говорил…

– А ты не дала мне шанса, Рената. Больше так не убегай. Поняла? Это не парк в Филадельфии.

– Я это знаю, – робким неуверенным голоском пискнула Рената.

– Я хочу побыть здесь пару дней, – сказал Джейк, сменив тему.

– Кто… кто устроил пожар? – спросила Рената. – Ты мне говорил, но, по-моему, это неверно.

Джейк поглядел на ручей, избегая смотреть ей в глаза.

– Двое мужчин. Одним из них был Кенни Мейлз. Я не знаю, кто был другой. – Он потрогал пальцами шишку на голове.

Рената хотела было протянуть руку и тоже потрогать шишку, но вовремя остановилась и резко отпрянула… но Джейк успел заметить это, и она поняла, о чем он думает.

– Как скажешь, Джейк. Мы останемся здесь столько, сколько захочешь.

Она была как-то странно сговорчива, он почти желал, чтобы она наседала на него, настаивала на возвращении к цивилизованной жизни. Любая женщина бы так поступила… по крайней мере, любая городская женщина вроде Ренаты.

– Я думаю, я смогу чем-нибудь помочь Желтой Луне, пока мы здесь. – Рената с высоко поднятой головой прошла мимо него, забыв о своем смущении и устремив глаза прямо перед собой.

Джейк проводил ее взглядом, удивляясь, как это Рената может сохранять почти королевское величие, шествуя мимо него босиком и в одной ночной рубашке.

ГЛАВА 19

Желтая Луна вскоре нашла Ренате занятие: вышить бисером пару мягких мокасин. Шайеннке нравилось, что девушка быстро схватывала все, что она ей показывала. Пальцы у Ренаты были ловкие. Она немало часов провела за шитьем и вышиванием, но это было новое дело. Задание потребовало от нее полной сосредоточенности, и она забыла все свои страхи и смущение, хотя полностью забыть о Джейке, конечно, не могла. Иногда она ловила на себе его взгляд и, несмотря на то, что пыталась не замечать его, совладать с собой не могла. Бывали моменты, когда и он казался таким же неуверенным и смущенным, как она.

Он отлучался из лагеря, только когда уходил на охоту, чтобы раздобыть им еду, а Рената была благодарна Желтой Луне за то, что она не пыталась учить ее потрошить и разделывать мелких зверюшек. Старая женщина выполняла эту работу с легкостью и поразительной быстротой.

В тот вечер они сидели вокруг небольшого очага в вигваме Желтой Луны. Глубокая, какая-то невероятная тишина все нарастала и становилась все более невыносимой.

Когда они покончили с едой, старая индианка достала из маленькой сумки несколько леденцов, предлагая их гостям. Рената и Джейк отказались, Желтая Луна пожала плечами и сунула конфету в рот.

– Джейк привозит мне конфеты и консервы на тот случай, если мне надоест сушеное мясо или у меня не будет сил ловить рыбу. Конечно, когда он здесь, он приносит мне много свежего мяса. – Она ласково улыбнулась Джейку. Так мать улыбается своему послушному сыну.

Рената нахмурилась. Джейк заботился о старухе. Разве это не доказательство, что в сердце у него есть место для нежности? Что он не был таким холодным? Он рисковал своей жизнью, чтобы спасти Ренату от огня, однако он смотрел на нее таким жестким взглядом. Неужели возможно, что он так же смущен, как она? Что где-то в глубине его сердца было место и для нее?

Словно прочитав ее мысли, Джейк резко поднялся и схватил сверток, который напоминал скатанные постельные принадлежности, лежавшие в глубине вигвама. Не глядя на нее, он пробормотал нечто похожее на «доброй ночи», «до свидания», или «тем лучше» и вышел, прежде чем Рената успела что-то сказать.

Желтая Луна постелила мягкие удобные постели для них обеих, и Рената с благодарностью улеглась. Она до подбородка натянула теплую оленью шкуру и подтянул к груди коленки. Она очень устала и должна была бы быстро заснуть, однако не смогла. Желтая Луна пристально смотрела на нее, пронзая ее своими острыми черными глазами сквозь затухающий огонь.

Рената приподнялась на локте.

– Вы уже придумали для меня шайеннское имя?

– Нет еще, – усмехнулась старуха. – Может, сегодня, во сне.

– А какое у Джейка шайеннское имя? – Рената сама не знала, почему спрашивает. Из любопытства? А может, чтобы просто заполнить тишину?

– Высокий Волк. Я назвала его этим взрослым именем, когда он вернулся к нам.

– Но вы зовете его Джейк. – Рената волновалась в надежде, что старая женщина сможет помочь ей заглянуть в душу человека, который был ее законным супругом.

– Потому что ему надо ходить по дорогам белых людей, чтобы быть счастливым по-настоящему. Я видела это во сне, и много раз. – Голос Желтой Луны смягчился. – Когда я была девочкой, я радовалась, что я – шайеннка. Тогда было много буйволов и очень мало белых людей. Мы охотились… передвигались вместе со стадом… наша деревня была большой, а люди счастливыми. Но те времена ушли. Из Джейка мог бы получиться хороший воин, но теперь больше нет воинов. Я думаю, он знает, что… что он родился слишком поздно… и что кровь воина течет в его жилах, как огромная река.

– Почему Джейк не позволяет мне любить его? – спросила Рената и сама удивилась своему вопросу еще до того, как он сорвался с ее губ.

– Он упрямый, но он заботится о тебе так, как ни о ком другом, – просто ответила старуха.

– Нет, – настаивала Рената. Она поймала себя на том, что начала рассказывать Желтой Луне все: про ту ночь, когда Джейк пошатнулся и упал у парадной двери дома, о том, как он заставил всех думать, что они – любовники, когда они ими не были, о том, что она спасла его от расправы. Шайеннка смеялась, когда Рената описывала церемонию венчания, но смех ее затих, когда девушка сообщила ей, что они собирались поехать в Денвер и оформить расторжение брака. Рената умолчала лишь о том, что она проснулась в объятиях Джейка и что произошло с ними на рассвете.

– Понимаю, – сказала Желтая Луна, мудро кивнув головой. – Я вижу, в чем тут загвоздка.

– Мне надо было придумать другой способ, чтобы уберечь Джейка от петли. Или нам нужно было сразу же ехать в Денвер и получить развод.

– А почему не поехали?

Рената прикусила нижнюю губу, столкнувшись с этим простым вопросом.

– В то время казалось, что другого способа не было.

– Значит, получилось, что вы поженились по обычаям белых людей, но не по любви.

– Да, – согласилась Рената. – Джейк никогда не считал наш брак союзом по любви.

– А ты? – нежно улыбнулась Желтая Луна.

– Иногда… – Ее прервали низкие раскаты грома, и она повернулась к задернутому пологу у входа. – О нет, не сегодня. – Может, гроза пронесется мимо них, но она с замиранием сердца почувствовала, что все равно она разразится.

– Иногда? – подтолкнула ее женщина.

– Джейк смущает меня. В какое-то мгновение мне кажется, что я знаю его, но через минуту он уже холоден, как лед. Но были мгновения, когда я испытывала к нему любовь. – Она словно рассуждала и открывала себе и Желтой Луне такое, чего раньше не знала сама.

– Ты говорила об этом Джейку?

– О, нет! – быстро ответила перепуганная Рената. – Он не станет… он не будет… Джейку не нужна жена. Совсем не нужна. Я не хочу пытаться… привязать его к себе. Нельзя заставить кого-то полюбить тебя, и не важно, как сильно ты любишь этого человека.

Гром все приближался, и теперь к нему присоединились вспышки молний, которые освещали небо и высвечивали вигвам изнутри.

Рената села и прижала руку к быстро забившемуся сердцу. Как она переживет грозу в этом маленьком вигваме? Она обрушится прямо на хижину, ведь только тонкая шкура, которой обтянут вигвам, защищает его от грозы.

– А где Джейк? – спросила она. В голосе ее почти не было страха. Вспыхнула яркая молния, а вслед за ней близко прогремел гром. Очень, очень близко.

– На утесе, – спокойно ответила Желтая Луна.

– На утесе? – Рената вскочила на ноги. – Он не должен оставаться там во время грозы. Это очень опасно.

Желтая Луна пожала плечами.

– Он всегда оставался на утесе, даже во время очень сильной бури. Там он размышляет. Наверное, сейчас ему надо много думать.

Рената вышла из-под навеса вигвама. Тучи скрывали луну, было совершенно темно. Еще один всполох молнии пронзил ночь, и Рената увидела Джейка, неподвижно сидевшего на высоком утесе. Он явно не замечал надвигающуюся грозу.

– Джейк! – позвала она, стараясь сдержать нарастающий страх. Упали первые капли дождя, но Рената не обратила на них внимания и снова стала звать Джейка, и она увидела при вспышке молнии, как Джейк спускается с утеса. Она почувствовала, как облегчение словно волной, смыло ее.

– Что ты здесь делаешь? – Джейк грубо схватил ее за плечи. – Возвращайся к Желтой Луне. С ней ты будешь вне опасности.

– Нет. – Рената отчетливо видела, что он разъярен. Зубы его сжались, темные глаза сощурились. – Тебе нельзя здесь оставаться. – Дождь все усиливался, они вымокли. Но Рената, казалось, не замечала ничего.

– Иди! – приказал Джейк.

– Я остаюсь с тобой! – настаивала Рената. Голос ее становился громче, он перекрывал шум дождя, обрушившегося на скалы и заросшую травой поляну. – Клянусь, если ты снова полезешь на этот утес, я пойду за тобой.

Джейк схватил ее за руку и потащил за собой, увлекая ее не к вигваму, а от него. Он бежал слишком быстро для нее, она с трудом поспевала, за ним, стараясь не упасть и не отстать. Своей скользкой влажной рукой он держал ее кисть, а дождь стекал по его спине. Его хлопковые брюки были совсем мокрыми. Она не знала, куда он вел ее, но без страха следовала за ним, не обращая внимания на бушевавшую вокруг них грозу.

Вдруг он остановился и затащил Ренату в темную пещеру, сразу же отпуская ее руку. Ниша была темная, теряющаяся в черноте. Рената не могла определить, большая это пещера или маленькая, глубокая или мелкая… но она знала, что Джейк все еще рядом с ней, стоит рядом. Она слышала, как он что-то бормочет и ругается в нескольких футах от нее. Рената протянула руку и потрогала прохладную каменную стену их убежища.

Мгновение спустя она услышала чирканье спички и увидела вспышку пламени. Джейк развел поблизости от входа костер, а когда он разгорелся, то обернулся и поглядел на Ренату. В глазах его была ярость.

Рената, не произнося ни слова, следила, как ярость уступила место чему-то другому… изумлению, что потрясло ее. Но это произошло так же быстро, как и появилось, и Джейк, отвернувшись, принялся возиться с костром, грубо помешивая ветви.

Ее тонкая ночная рубашка промокла насквозь, и вдали от огня Ренате стало холодно. Она начала слегка дрожать, прижимая руки к телу. «Зачем я убежала из вигвама?» – думала она. Окинув быстрым взглядом пещеру, Рената убедилась, что здесь они спасутся от грозы. В пещере даже Джейк мог стоять во весь рост. Позади нее была сужающаяся тропинка в черную расселину… Рената не обратила на нее внимания.

– Почему ты ушла от Желтой Луны? – устало спросил Джейк, наконец поворачиваясь к Ренате.

– Она сказала, что ты на утесе, и я заволновалась Молнии. – Рената вспомнила ту грозу, и то, что произошло с ними во время молнии, яркой, и прекрасной, и грозной. Она снова задрожала.

Джейк развернул шкуру буйвола, которую забрал из вигвама Желтой Луны. Он припрятал ее в пещере, собираясь провести здесь ночь. Здесь внутри была и смена одежды – штаны с бахромой, – и длинный широкий кинжал, вложенный в расшитые ножны.

Он бросил ей рубашку, приказывая снять мокрую одежду, а когда он отвернулся от нее, Рената оглядела себя. Ее влажная рубашка облепила все тело, рельефно подчеркивая формы, кожа просвечивала сквозь тонкую ткань. Рената вспыхнула, стягивая мокрую рубашку через голову. Потом она накинула хлопковую сорочку.

Теплая сухая сорочка закрывала ее до колен, а на подоле и рукавах рубашки была бахрома.

– Спасибо, – тихо сказала она, и только тогда он снова повернулся к ней.

– Я не понимаю тебя, Рената Мария Паркхерст, – сказал он с мрачной печалью в голосе.

– Рената Мария Вулф, – поправила она его. Она сидела, скрестив ноги, на шкуре и дюйм за дюймом придвигалась к огню. – Сегодня утром ты называл меня Ренни. Мне это больше нравится.

– Это опасно, – предупредил Джейк.

Рената повернула голову и обвела взглядом пещеру.

– Надеюсь, здесь нет медведей?

– Ты понимаешь, что я имею в виду, – бросил он. Рената вздохнула. Утром она решила для себя, что ей нужно. Это было довольно просто. Но сейчас она в первый раз в жизни не знала, стоит ли ей повиноваться сердечному влечению. Она протянула руку и погладила шкуру рядом с собой, давая понять Джейку, чтобы он сел рядом. Она хотела видеть его лицо, она устала все время задирать голову, чтобы смотреть на него.

– Да, я понимаю, что ты имеешь в виду, – сказала она, когда он подсел к ней. – Молния.

– Что? – Джейк сидел на шкуре, но так далеко от Ренаты, как только можно.

– Молния, – повторила Рената. – Вот мы кто – ты и я, – грустно сказала она. – Это было так просто. Она думала об этом весь день. – Ты не можешь поймать ее, но она здесь. А если попытаешься удержать ее, это может стать смертельным.

– Ты все никак не поумнеешь, – тихим угрожающим голосом произнес Джейк.

– Никак? – непринужденно переспросила Рената. Она встала на колени и придвинулась к нему. Джейк прислонился к стене, но дальше отступать было некуда. Рената покусала нижнюю губу. Она вдруг почувствовала неуверенность. – Неужели то, что случилось сегодня утром, происходит с каждым мужчиной и женщиной.

– Да, не происходит, – согласился Джейк. – Но это…

Рената стояла перед ним на коленях. Она наклонилась вперед и коснулась его губами. Это был нежный поцелуй, нежное свидание их губ, которому он попытался противостоять. Она хотела лишь потереться о его губы, но помедлила, пока не услышала его тихий гортанный стон. Желание броситься в его объятия было почти непреодолимым.

– Скажи мне, что это не молния, – шептала она. – Скажи только, что это не что-то особенное. Скажи мне, что мы не будем дураками, если позволим этому покинуть нас.

Джейк притянул ее к себе и вновь поцеловал, жадным, неистовым поцелуем, почти диким в своей силе. Она полностью отдалась ему, растворяясь в его объятиях, и раскрыла губы. Язык ее пробрался в его рот. Он руками поддерживал ее затылок и с чувством собственника прижимал ее к себе, завладевая ее ртом.

Потом Джейк с усилием оторвался от нее. В глазах его сверкал огонь, алчный, обжигающий.

– Ты уверена, что хочешь этого? – хрипло и нерешительно спросил он.

– Да, – прошептала она. – Я хочу тебя, Джейк. Я… – Она запнулась. А что, если он не желает того, что она предлагает? – Я люблю тебя. Я не хочу, чтобы ты ехал в Денвер… никогда.

– Ты не понимаешь, что говоришь. – Голос Джейка напоминал шелест ветра в деревьях. Вспышка молнии осветила ночь, близко послышались раскаты грома. Рената не пошевелилась, не подпрыгнула, она едва замечала грозу, которая бушевала снаружи, по ту сторону их убежища.

– Нет, понимаю. – Рената поцеловала его шею, задерживая губы на мягкой коже. – Я хочу быть твоей женой. Я хочу, чтобы мы были женаты по любви так же, как по… закону.

– Женаты по любви? – Джейк лег на спину. Он отбросил волосы с лица Ренаты и с удивительной нежностью поцеловал ее в щеку, в шею, потом наклонился над ней так низко, что она почти могла дотронуться до него. В его глазах она увидела такую же, как у нее, страсть. Страсть и странное удовлетворение. – Женаты по любви, – сказал он, будто только что понял ее по-настоящему.

Его руки были волшебные, и вскоре они оказались обнаженными и лежали рядом на мягкой шкуре. Страсть к Джейку истребляла Ренату. Его прикосновения сжигали каждый дюйм ее кожи, она звала его – свою любовь, своего мужа, – и он вошел в нее, и только тогда она почувствовала, что полна им.

Невозможно, но разрушительное проникновение его было сильнее, чем в первый раз… оно было всепоглощающим и даже пугающим по своей мощи. Может, потому, что она знала, что любит его? А может, потому, что знала, что это – человек, с которым она будет жить до конца дней своих?

– Я люблю тебя, Джейк, – прошептала она ему на ухо, а он выдохнул ее имя и признал ее своей женщиной древним, как звезды, способом.

Она хотела услышать от Джейка слова любви, хотя и понимала, что от него нелегко добиться слов. Но она верила, что это правда, что он любит ее. Она не станет его подталкивать. Она подождет… пусть даже если на это уйдет вся жизнь.

– Теперь ты моя навсегда, Ренни, – прошептал Джейк, и на этот раз этого было достаточно.

Это было прекрасно.

ГЛАВА 20

Последовавшие за этим дни были счастливейшими в жизни Ренаты, и она всем сердцем надеялась, что такими они были и для Джейка. Они проводили дни, купаясь и плавая в ручье, слушая рассказы Желтой Луны о юности Джейка, обследуя дикую местность вокруг. Рената ходила по тенистым тропам, облачившись в хлопковую рубашку Джейка, и крепко держала его за руку, а он с ней вновь познавал красоту гор.

Ночи они проводили в пещере, на постели из шкуры буйвола. Эта пещера стала удивительно уютной для Ренаты, потому что там был Джейк. Он ласкал и любил ее, и в первый раз она почувствовала, как вся его настороженность исчезла. Иногда, когда он смотрел на нее, Рената испытывала уверенность, что он любит ее так же сильно, как она его… но иногда она замечала искорки старой боли, которая все еще не оставляла Джейка…

Желтая Луна подарила Ренате платье из оленьей кожи, с вышивкой на груди и бахромой на подоле, а также мокасины, которые Рената помогала украшать бисером. Рената возражала, она не хотела отбирать у старухи одежду: у нее и так ее было немного. Однако Желтая Луна отмела возражения Ренаты и заверила ее, что платье она сшила, имея в виду будущую жену Джейка. На причудливую вышивку ушли месяцы…

– Откуда вы знали, что Джейк когда-нибудь женится? – спросила Рената. – Он бывает таким вспыльчивым.

– Я видела тебя во сне, – серьезно отвечала Желтая Луна. – Не твое лицо, но существо… Я видела, что ты спасешь Джейка от неправильной жизни.

Джейк нахмурился: ему не очень-то нравилось быть темой их беседы.

– Ты уже придумала шайеннское имя для Ренни? – нетерпеливо спросил он.

– Да, – улыбнулась старуха, и лицо ее превратилось во множество морщин. – Прошлой ночью было видение. – Она повернулась и взяла Ренату за руку. – Женщина Громкое Сердце.

Рената сжала пальцы старухи, с удивлением обнаружив, что у нее мягкая кожа. За эти несколько дней она очень привязалась к шайеннке, которая была частью жизни Джейка. Рената не помнила своих дедушек и бабушек – они умерли, когда она была еще ребенком, – и Желтая Луна заполнила этот пробел в ее жизни.

– Спасибо, – тихо сказала Рената. – За имя, платье и рассказы о детстве Джейка. – Она сильнее сжала ее пальцы. – А вы не поедете с нами в Серебряную Долину, когда мы покинем эти места? Я буду беспокоиться о вас, вы ведь здесь совсем одна.

– Нет, – покачала головой старуха. – Я принадлежу этим местам. Я умру здесь. Я видела это во сне.

– Не говорите о смерти, – нежно сказала Рената. Желтая Луна улыбнулась.

– Я не боюсь смерти. Я уйду, чтобы присоединиться к моей семье и друзьям, и мы вместе будем жить в огромном белом вигваме на небесах, где много буйволов. Мы будем там жить в мире.

– И все же я хочу, чтобы вы пошли с нами… позволили нам о вас заботиться.

Однако Желтая Луна решительно и твердо отказалась. Джейк вывел Ренату из вигвама навстречу солнечным утренним лучам. Она держала платье из оленьей кожи и мокасины в руках и немного хмурилась.

Джейк положил ей на плечо руку и по-хозяйски притянул к себе.

– Не беспокойся о Желтой Луне… Громкое Сердце. – Он улыбнулся ей, и от его улыбки сердце ее перевернулось. Это была такая нежная улыбка.

– Но я все равно буду тревожиться за нее, когда мы уедем. – Они привычно спустились к небольшому склону возле ручья. – Может, нам не надо уезжать. Может, нам просто надо оставаться здесь.

– И насколько же? – Джейк сел, привалившись спиной к дереву, и потянул Ренату за собой. Она уселась у него между ног, прижавшись спиной к его груди, а он обнял ее.

– Навсегда.

Джейк откинул ее волосы и поцеловал в шею. Он умел быть таким нежным.

– Придет зима, и ты передумаешь.

Рената держала ладони на руках Джейка. Его ожоги хорошо заживали благодаря мази Желтой Луны.

– Разве мы сможем жить в Серебряной Долине? Кто-то стрелял в тебя, пытались убить нас обоих, подожгли дом. Наверное, нам лучше поехать в другое место.

Он на мгновение заколебался, прежде чем тихо ответить ей.

– Я тоже думал об этом. Я просто не знал, что ты подумаешь об отъезде. Ты завела себе друзей, и Мел там…

– Но с тех пор как у меня появился ты, ничто другое не имеет значения. – Это было ошеломляющее открытие, но оно являлось истинной правдой. Рената будет счастлива где угодно, лишь бы Джейк был рядом.

– Но ведь ты приехала в Колорадо в поисках владельца ранчо. А не разочарована ли ты… немного?

Рената весело расхохоталась и поднесла к губам его руку.

– Я только думала, что приехала в Колорадо в поисках фермера. Но я приехала сюда ради тебя, Джейк. Просто я этого не знала. – Она переплела его пальцы со своими. – Итак, куда же мы поедем?

– На запад, – уверенно сказал Джейк. – А может, на юго-запад. Мы можем завести конную ферму. Я всегда умел хорошо обращаться с лошадьми.

Рената повернула голову так, чтобы видеть его. Ей никогда не надоест смотреть на лицо Джейка.

– Конная ферма. Ради Бога, я ничего не знаю о лошадях. – Она заметила, как по лицу его пробежало легкое облачко. – Тебе придется учить меня всему.

Облачко миновало, и Джейк, наклонив голову, легко поцеловал ее в губы.

– Я буду учить тебя.

Вдруг ей пришла в голову какая-то мысль, и она широко открыла глаза.

– А как же деньги? Все, что у меня было, сгорело в огне.

На них налетел легкий ветерок и смахнул волосы с лица Джейка. Глаза его заблестели.

– Я накопил немного денег.

– А их хватит, чтобы начать дело? – Рената прижалась к его плечу.

Джейк колебался. Он никогда не говорил Ренате о деньгах – о деньгах, вырученных от продажи серебряных рудников и полученных в результате инвестиций, сделанных для него Гейбом. По правде говоря, он и сам точно не знал, сколько у него денег. Наверняка больше чем достаточно, чтобы поехать на запад и обзавестись конной фермой.

– Хватит, – загадочно сказал он.

Он никогда не думал, что будет чувствовать такое удовлетворение, как в этот миг, когда он сжимает в объятиях любящую жену, и будущее расстилается перед ними. Никогда раньше он не задумывался о будущем… да, в сущности, и не верил, что оно может у него быть. Но теперь оно было, и это будущее сей покоилось в его руках и, мечтательно вздыхая, поглядывало на воду.

– Но как же Желтая Луна? – тихо спросила Рената. – Как ты думаешь, она поедет с нами?

– Нет, – торжественно ответил Джейк.

– Но мы же не можем просто так бросить ее здесь, – настаивала Рената.

Джейк слегка сжал ее.

– Мы подождем, пока вернутся Мел и Гейб. Они уже скоро приедут. Думаю, я смогу убедить Гейба, чтобы он приглядывал за ней, как это делал я.

Он почувствовал, как Рената расслабилась в его руках, удовлетворенная этим решением.

– Хорошо. Это даст нам время выяснить, кто пытается отравить твоего отца.

Напряжение пробежало по его телу, оно проникло в его руки, ноги и даже во взгляд.

– Пойдем, Ренни, – наконец сказал он тихим, но все еще зажатым голосом.

Рената повернулась к нему с любящей улыбкой, на миг забыв свои подозрения.

– Полагаю, раз у меня есть собственное платье, ты захочешь вернуть свою рубашку.

Джейк провел пальцами по рубашке с бахромой, которая вот уже несколько дней служила ей единственной одеждой.

– Она на тебе выглядит намного лучше, чем на мне.

Она соблазнительно улыбалась, а в глазах было приглашение. Она подняла вверх руки. Джейк подхватил подол рубашки и медленно стянул ее через голову. Пальцы его задержались на коже Ренаты. Он раздел ее и отбросил в сторону рубашку.

Всегда такая скромница, Рената стала замечательно раскованной. Ее явно не смущало – сидеть вот так перед ним совершенно нагой под его пожирающим взглядом. Или смотреть, как он раздевается. Ей это казалось таким же естественным, как и ему.

– Мне бы хотелось поплавать, – застенчиво пролепетала Рената, немного отодвигаясь от Джейка.

– Сейчас? – Джейк медленно раздевался, не сводя с нее глаз. Он уже запечатлел в своей памяти каждый дюйм ее тела, каждую веснушку, каждую тонкую жилку, пульсирующую под молочной кожей. Он не мог насмотреться на нее, не уставая касаться ее – и не устанет никогда.

Рената вскочила и бросилась к воде. Она прыгнула в ручей со скалы, на кото