/ Language: Русский / Genre:sci_history,nonf_publicism,

Мифы о великой войне

Марк Аврутин


Марк Аврутин

Мифы о великой войне

Многие представители старшего поколения, кому сегодня за шестьдесят, с трудом расставаясь с советскими мифами о войне, которые им «вдалбливались» с раннего детства, с энтузиазмом начинают воспринимать новые мифы, якобы разоблачающие те мифы советских времён. При этом особую остроту приобретают вопросы, связанные с подготовкой и началом войны. Одна ложь — советская — порождает новую ложь — антисоветскую. Старый миф о миролюбивой политике предвоенного периода советского государства, не готового к войне, породил новый миф об угрожающей концентрации советских войск на западной границе, якобы побудившей Германию предпринять вынужденно упреждающий удар летом 1941 года. Наряду с мифом о великой победе Красной Армии, укореняются мифы о стихийном бунте в армии против сталинского режима, о второй гражданской войне, развернувшейся на фоне Отечественной войны 1941 — 45 годов. Миф о сталинской ошибке, спровоцированной умело составленной гестаповской фальшивкой, в результате которой произошло «обезглавливание» Красной Армии, породил миф о якобы преднамеренном «очищении» высшего командного состава армии в порядке её подготовки Сталиным к большой войне.

Так происходило и происходит оттого, что правда о войне мешала жить всем: и Сталину с Жуковым — основным виновникам огромных жертв, понесённых Советским Союзом в той войне; и Хрущёву с Брежневым; помешала она и Горбачёву, пытавшемуся уничтожить документы о неблаговидной роли коммунистов в 1939 — 41 годах, поскольку они (документы) оказались востребованными как раз в период наивысшего подъёма антикоммунистического движения в бывшем СССР. По-видимому, небывалой силы эмоциональный порыв, захлестнувший демократическую общественность в то время, помешал ей заметить явные противоречия в вышедшей именно тогда на русском языке «ледокольной» версии. Новый миф оказался, как нельзя, кстати правителям новой России, строившим свою политику на фундаменте борьбы с коммунизмом. Поэтому не удивляют миллионные тиражи. Однако удивительно было обнаружить среди «загипнотизированных» и прогрессивного историка Ю. Афанасьева, и бывшего диссидента В. Буковского, и сочинителя популярной литературы на исторические темы И. Бунича, и даже автора религиозной литературы по ортодоксальному иудаизму М. Гитика, и множество других. Конечно, и сам я, чего греха таить, не избежал этой участи. Однако при внимательном прочтении вместе с массой обнаруженных внутренних противоречий и явных искажений в представлении исторических событий постепенно исчезало это гипнотическое состояние.

«Ледокольный» миф, обрушившийся на неподготовленного читателя, которому не были доступны книги о войне, вышедшие на Западе и написанные на основе документов немецких военных архивов, захваченных армиями союзников, просто ошеломил его. Благодаря этому ошеломляющему эффекту в массовое сознание было внедрено до того мало кому известное высказывание Гитлера о причинах войны, относящееся к 1945 году, которое впервые было озвучено его генералами Кейтелем и Йодлем на Нюрнбергском процессе и тоже, естественно, не приобрело широкой известности. Но главным мне представляется даже не то, что гитлеровская версия, созданная им незадолго до смерти в качестве своего алиби перед потомками, была растиражирована в миллионах экземпляров, а то, что таким образом удалось ещё глубже скрыть истинную причину катастрофы 1941 г., причину, которую до того скрывали советские историки.

Причиной действительно преждевременного нападения на СССР в июне 1941 г. стали, с одной стороны, явно опережающее превосходство германской армии над армиями всех других стран мира, а с другой стороны, столь же явное ослабление и деморализация Красной Армии, вызванные не прекращавшимися «чистками». Кроме этой чисто ситуационной причины у Гитлера не было никакой другой для начала войны с Советским Союзом в 1941 г., не дожидаясь окончания работ над новейшими видами вооружений. Таким образом, своей популярностью «ледокольная» и сопутствующие ей версии обязаны содержащейся в них «патриотической составляющей», которая ещё более укрепила миф о Великой и Непобедимой Красной, Советской, Русской армиях. Казалось бы, тупость и бездарность высшего военного командования в лице Ворошилова, Тимошенко и Жукова не требует дополнительных доказательств, кроме понесенных невероятных жертв, многократно превысивших потери Вермахта. Только в СССР не принято было при оценке военных операций учитывать потери, а в сознание людей гвоздём была вколочена кощунственная фраза «мы за ценой не постоим», ибо заплаченной ценой были человеческие жизни, которые бездумно и, главное, безжалостно растрачивались. Ещё до официального вступления Советского Союза в войну, только во время финской кампании 1939-40 годов потери Красной Армии превысили суммарные потери США за всю войну и на всех театрах боевых действий.

I

«Ледокольная» версия призвана была в первую очередь разрушить сталинский миф о войне, суть которого, как известно, состоит в следующем. Советский Союз, строивший под руководством Сталина социализм, последовательно проводя миролюбивую политику, возглавлял движение за коллективную безопасность в Европе и борьбу с фашизмом. Однако, несмотря на все предпринимавшиеся Советским Союзом усилия, избежать войны не удалось. Германия, вероломно напав на совершенно неподготовленную Красную армию, добилась некоторых успехов на начальной стадии войны. Но стране удалось под руководством коммунистической партии и тов. Сталина в кратчайшие сроки мобилизовать все свои ресурсы на борьбу с врагом и в конечном счете одолеть его.

Поскольку вождь контролировал не только настоящее, но и прошлое, историки создавали историю не того, что действительно произошло, а того, что должно было произойти в соответствии с его — вождя, указаниями. Так многие трагедии, катастрофы впоследствии были представлены как наши успехи, а то и явные победы. Для этого прежде всего необходимо было скрыть, занизить величину потерь, а лучше всего о них не говорить вообще. Этот сталинский миф, слегка пошатнувшийся во времена хрущевской «оттепели», в брежневский период начали срочно восстанавливать. И в основном с этой целью тогда «наладили» массовый выпуск военных мемуаров. Автор же «ледокольной» версии использовал как раз именно эти воспоминания советских военачальников и государственных деятелей в качестве основы своей информативной базы. Таким образом, произведения, созданные, чтобы упрочить сталинский миф о войне, послужили основой мифа, призванного его разрушить. В этом тоже можно обнаружить противоречие, но скорее методологическое. Мы же ограничимся рассмотрением лишь противоречий содержательного, логического характера.

II

Перейдем теперь к рассмотрению основных положений «ледокольного» мифа, позволив себе некоторые из них пока только кратко прокомментировать. Итак, Сталин в 1937 г. приступил к формированию своей команды для большой войны. «Дураков убрал, умных возвысил». О дураках, которых Сталин убрал, т. е. физически уничтожил, мы ещё позднее поговорим. А кто же оказался среди первых умников? Ворошилов — Председатель Совета Обороны, которого Сталин в узком кругу иначе как дураком не называл, говоря о нём: «Мы то с Вами знаем, что он дурак. Это для народа он первый маршал». В. Суворов в данном случае решается Сталину противоречить, утверждая, что Ворошилов — трижды политик. Он, оказывается, ещё в 1906 г. на съезде РСДРП возражал самому Ленину (вероятно, спутал его с кем-нибудь), а впоследствии стал членом ЦК и членом Политбюро. Не согласившись со сталинской оценкой Ворошилова, Суворов вместе с этим самого Сталина постоянно превозносит, особо отмечая его аналитические способности: «…способность к анализу и обобщениям, которую не смог превзойти ни один из его современников…». Это тоже противоречие, хотя и не столь существенное для нашего анализа.

Следующим «умником» был нарком обороны Тимошенко, сменивший на этом посту «первого умника» Ворошилова. Тимошенко привлёк внимание Сталина ещё во время гражданской войны, но не умом, а своей физической силой (помните: «Сила есть, ума не надо»). В период финской кампании Тимошенко «отличился» тем, что, неся просто катастрофические потери (порядка одного к двадцати, т. е. на каждого погибшего финна пришлось по двадцати красноармейцев) прорвал всё-таки на узком участке линию Маннергейма, что вынудило финнов согласиться пойти на мирные переговоры.

Замыкал «тройку» Зам. Наркома Обороны и начальник Генерального штаба Жуков, который даже Сталина поразил почти полным отсутствием образования (начальная школа и кавалерийские курсы).

Но главным подтверждением «большого ума» первых руководителей сталинской военной машины являются всё-таки результаты, достигнутые в начале войны. Конечно, главная роль в этом «достижении» принадлежит Сталину, но и «заслуги» этих троих, занимавших перед войной и на её начальном этапе высшие командные посты в Красной Армии, умалять никак нельзя. Так что в основу «кадрового процесса», начатого в армии в 1937 году, был положен совершенно другой принцип, нежели тот, который указан автором «ледокольной» версии, и ему будет посвящена отдельная глава. А пока что продолжим рассмотрение основных положений этой версии.

Без большого преувеличения можно сказать, что главным лейтмотивом рассматриваемой версии является страх Гитлера, его союзников и приспешников, который внушала им Красная Армия, сосредоточенная на восточных границах Германии. Впервые о сталинской угрозе Гитлер заговорил якобы уже летом 1940 года — как раз тогда, когда германская армия шла от победы к победе. В июне 1940 года завершился молниеносный разгром считавшейся до того самой сильной в Европе французской армии. Франция капитулировала, в Париже развевались флаги со свастикой. В тоже время (а если точнее, то всего кварталом раньше) Советский Союз ценой невероятных потерь принудил Финляндию лишь пойти на мирные переговоры, результатом которых хотя и стала аннексия значительной части её территории, но страна сохранила суверенитет и полную политическую независимость, т. е. не попала в сферу влияния СССР, более того, с началом войны тут же примкнула к Германии. Поэтому всем международным сообществом финская кампания была оценена как явное военное поражение Советского Союза.

И вот читателя убеждают, что именно тогда Гитлера начали мучить кошмары, будто Сталин нападёт на него. В кошмарных снах ему видится, как завершается процесс окружения Германии, и со следующего года начнётся её уничтожение. Эти страхи якобы подогреваются донесениями от Антонеску: «СССР уже полгода находится в милитаристском угаре. Советские войска могут каждую минуту начать вторжение в Румынию». Нефть вообще, румынская, в частности, — объект особого внимания Гитлера. Он вообще «помешан» на нефти. Перечитал все книги о нефти, знает о ней всё — от истории её первого применения до новейших технологий её переработки. Угроза нефтяным полям Румынии становится, по мнению авторов версии, чуть ли не основной причиной нападения на СССР в июне 1941 года.

Под влиянием якобы усиливающегося страха перед Сталиным в Берлине происходит подписание Тройственного союза Берлин-Рим-Токио. Боясь сталинского наступления на Балканах или в Польше, Гитлер замышляет переориентировать Сталина на юг, к Ирану или Индии. «Движение на юг означало бы войну с Англией, что дало бы возможность без помех подготовиться к нападению на СССР…». С этой целью Риббентроп организует переговоры в Берлине Гитлера с Молотовым. Однако, убедившись вскоре в стойкости сталинского интереса к европейским проблемам, Гитлер теряет сам интерес к этим переговорам, которые заканчиваются практически ничем.

Учения Красной Армии летом-осенью 1940 года будто бы так сильно напугали Гитлера, создав у него впечатление, что Сталин может начать военные действия, не ожидая немецкого вторжения на Британские острова. «Начни Сталин сейчас военные действия, нетрудно себе представить, что может произойти. У нас нет реальных сил, которые можно было бы противопоставить его гигантской военной машине». Мне это кажется лишенным всякого смысла: ведь не прошло ещё и полугода, как крошечная Финляндия нашла силы противостоять Красной Армии, а вот у Вермахта, буквально «разметавшего» французов с союзниками, сил нет просто никаких. «Если Сталин ведет собственную дьявольскую игру…, то обстановка становится катастрофической…». Гитлер чувствует себя уже в мышеловке: «Петля, которую Сталин ловко набросил на горло Гитлера в августе 1939 года, затягивается быстрее, чем он думал. Гитлер подспудно уже понимает, что какие-то силы втянули его в борьбу, к которой он не готов ни психологически, ни физически. „Силы русских почти втрое превосходят немецкие. Напасть на Сталина — безумие,…но нет другого выхода. Если Сталин ударит первым, трудно представить себе катастрофу,…Это будет вообще конец. Но германский воин не ждет гибели, а идет ей навстречу с мечом…“.» И это Гитлер, который ненавидел пессимистов и продолжал верить в Провидение почти до самого конца, а тут вдруг такие настроения в 1940 году. К тому же откуда это превосходство в численности. Ведь чуть раньше читателю под видом государственной тайны «высочайшей категории» было сообщено: «…к июню 1940 года в СССР было создано семнадцать армий — это больше, чем их существовало при всеобщей тотальной мобилизации всего населения…». (Наверное, имеется в виду, во время гражданской войны). Но семнадцать армий — это менее двух миллионов человек. Откуда же тройное превосходство? К тому же, почти столько же будет разгромлено всего за один месяц боёв — под Киевом, Брянском и Вязьмой в 1941 году. В преддверии сталинского наступления уже «17 октября 1940 г. в Вермахте была введена повышенная боевая готовность…», т. е. возникла ситуация близкая к панической.

Так, «сливая» потоки будто бы самой достоверной информации, бедного читателя постепенно подводят к мысли о том, что Сталин, «не понимая основ стратегии», совершил роковую ошибку, и загнал Гитлера, как волка, в угол, не оставив ему другого выхода, как только броситься на врага первым, что он и сделал на рассвете 22 июня 1941 года. Но осенью 1940 года ничего страшного пока ещё не случилось: Гитлер перенёс в связи с непогодой высадку на острова на следующий год, а Сталин, несмотря на якобы полную боевую готовность своей армии, наступление не начал, продолжая ждать немецкого вторжения в Англию. До трагической даты оставалось ещё без малого девять месяцев. Посмотрим, как представлен этот период в «ледокольной» версии.

III

Сталин продолжает наращивать концентрацию частей Красной Армии на западной границе, которая по всем меркам начинает превышать необходимую для оборонительных целей. «Из дислокации советских войск становилась очевидной их агрессивно-наступательная направленность.…Никто на свете не сможет охарактеризовать это развёртывание русских сил как оборонительное…». (Запомним эту последнюю фразу, чтобы в дальнейшем к ней вернуться). Огромные группировки русских сосредоточены на границах Румынии и Болгарии. Эти страны будто бы, по мнению германского руководства, не смогут противостоять русскому наступлению, что представляет смертельную угрозу потерять румынскую нефть. Говоря о единственном для немцев выходе из этой ситуации, авторы версии фактически указали не один, а два выхода (наверное, по неряшливости): первый — «…нанести русским упреждающий удар, чтобы уничтожить все придвинутые к границам части Красной Армии…»; и второй — «…чтобы защитить Румынию, надо нанести удар в другом месте, отвлекая внимание Красной Армии от нефтяных полей…». Реально же, как мы знаем, произошло совершенно другое. После захвата Советским Союзом Бессарабии и Буковины, который, вопреки утверждению авторов версии, не вспугнул, а только разозлил Гитлера, он тут же овладел контролем над ситуацией, введя в Румынию свои войска, а её саму, сделав союзницей по «Оси».

Читателя убеждают в полнейшей безнадёжности ситуации, в которой оказался Гитлер. Нападая на СССР и оставляя в тылу Англию и США, «Гитлер замыкал кольцо окружения против себя…». Гитлер, который, заключив договор со Сталиным, обезопасил себя с востока, чтобы разбить французов и сбросить с континента англичан, а теперь готовится осуществить свой давний план — захватить европейскую часть России, оказывается, уже находится в ловушке, которую осталось только захлопнуть. А Сталин уже торжествует победу, которую он обеспечил себе ещё в августе 1939 года. И это, при том, что Рузвельт только начинал свои «игры» с Конгрессом по преодолению политики изоляционизма, которой твёрдо придерживались США, а Япония была столь же далека от окончательного выбора направления своего главного удара. «В 1940 году Сталин занёс топор над Гитлером с двух сторон: на севере — над железной рудой, никелем и лесом Скандинавии; на юге — над нефтью Румынии. А далее Сталин выжидал, когда Гитлер бросится на Британию…». Только что было показано, каким образом Гитлер устранил угрозу нефтяным полям Румынии. Скандинавская проблема была решена опять же благодаря «мудрому» Сталину, предоставившему Гитлеру свою незамерзающую морскую базу в районе Мурманска, с помощью которой он оккупировал Норвегию. Так что версия относительно Гитлера, попавшего под сталинский «топор», мягко говоря, не вполне логична.

«Главный принцип стратегии — концентрация мощи против слабости» — образовывает своего читателя автор «ледокольной» версии. Ну, ладно, Сталин — абсолютно не военный человек, но его верные и такие умные генералы, которых он возвысил, как они то смогли увидеть в немцах совсем слабого противника, при том, что сами получили такой удар от Финляндии, которую намеревались сокрушить за две недели? И, тем не менее, уже якобы в июле 1940 года «по приказу Мерецкова была проведена рекогносцировка на всей западной границе». А рекогносцировка, как нам объяснили, «это явный признак приближения войны» (однако это «приближение» растянулось почти на год). Якобы в ответ на эту советскую рекогносцировку немцы с начала 1941 года начинают проводить свои рекогносцировки, которые ведутся параллельно с советскими (прямо так и хочется сказать, совместно). И действительно, советские и немецкие генералы, не реагируя друг на друга и уж, тем более, не мешая друг другу, занимаются одним и тем же делом — рекогносцировкой своего будущего противника. Казалось бы, вполне естественным предположить, что каждая сторона действует согласно своему собственному совершенно независимому плану. Нет, авторы версии настаивают на том, что немецкие рекогносцировки стали проводится в ответ на советские.

Итак, Гитлер, по утверждению автора «Ледокола», будучи в полном отчаянии, не имея выбора — «Сталин с топором стоял позади», решается воевать на два фронта и 21 июля 1940 года отдаёт приказ начать разработку операции «Барбаросса». Хотя, как всем хорошо известно, Сталин не переставал настаивать на открытии второго фронта вплоть до 1944 года, не воспринимая всё происходившее на севере Африки, в Средиземноморье, на юге Италии и в Греции за боевые операции, достойные называться вторым фронтом. После июня 1941 года он считал свой восточный фронт не только первым, но и единственным. В 1940 году ни на Западе, ни на Юге ещё вообще ничего не происходило. Поэтому Гитлеру удалось убедить и себя, и своих генералов в том, что второго фронта фактически не существует, ибо все они слишком хорошо знали, какую смертельную опасность для Германии представляет война на два фронта. Таким образом, Сталин считал, что «втравил» в августе 1939 года Гитлера в войну с Западом, которая не закончена, а значит продолжается. Гитлер же со своими генералами пришел к выводу, что угроза с Запада с помощью Сталина была в 1940 году ликвидирована, и теперь настал черёд для решения восточной проблемы. И действительно, Красная Армия слаба как никогда, что подтвердили результаты финской кампании; Англия обескровлена настолько, что уже не представляет угрозы; США вообще нет оснований рассматривать в качестве военной державы; СССР представлялся Гитлеру «колоссом на глиняных ногах», который рассыплется при первом же ударе. Подобный взгляд на ситуацию мне кажется более правдоподобным, нежели тот, который изображён в «Ледоколе» сплошь в черных красках.

Правда, тот «колосс» обладал бескрайними просторами, что и обыгрывает автор «Ледокола», задавая читателям каверзный вопрос: «Был ли Гитлер готов воевать в Сибири?». Таким образом, читателя продолжают подводить к мысли о безысходности положения, в котором у Гитлера оставался выбор либо получить «удар топором в спину», либо замёрзнуть и бесславно исчезнуть в снегах Сибири. Но, во-первых, Гитлер никогда и не собирался воевать в Сибири, тем более, покорять её (не нужно путать его с Ермаком). Гитлер намеревался предоставить Сибирь японцам. Что же касается неготовности его армии к сибирским морозам, то в 1941 году под Москвой они не уступали по силе сибирским, и если уж говорить о каком-то чуде, то оно состояло именно в том, что немцам удалось в эти морозы выстоять.

Армия, на которую «с тревогой поглядывали» из Берлина, докладывая Гитлеру о приготовлениях Сталина к большой войне, по оценкам самого Сталина продемонстрировала «полную бездарность в решении оперативных вопросов». Сталин после финской войны перестал доверять своей армии, которая «ничего не умеет, кроме как погибать без всякой пользы». В армии беспробудное пьянство и небывалое воровство. В связи с этим ещё в 1939 году вышел секретный приказ Ворошилова «О борьбе с пьянством в РККА». «С такой армией нельзя затевать ничего серьезного — её необходимо реформировать» — заключает вождь. И вот, спустя всего три месяца, за которые вряд ли возможно было добиться существенных успехов, тем более, под руководством такого «умника», как Тимошенко, эта армия начинает наводить ужас на Гитлера и его генералов: «…если сталинская орда хлынет в Европу, её не удержать…».

К тому же зачем Сталину, который, как ему казалось и хотелось, втянул Германию в войну с Западом, пугать Гитлера «растущей активностью советских войск в Закавказье, активностью Черноморского флота у берегов Румынии и Болгарии, на Балтике». Ведь Сталин мечтает об «освободительном походе в истекающую кровью Европу, чтобы взять всех голыми руками, как Прибалтику, Бессарабию и Буковину». Ему следовало бы тихо дожидаться этого момента, а он так вызывающе громко бряцает оружием, что якобы до смерти перепугал Гитлера, который со страху, будучи совсем неподготовленным ни к большой войне, ни, тем более, к войне в условиях российских морозов, бросается на противника, да ещё «втрое превосходящего его по силе». Ну, не бред ли это? Однако авторы «ледокольной» версии, по-видимому, полагают, что читателя уже достаточно подготовили в течение многих десятилетий советской пропагандой к мысли о том, что «бесноватый» фюрер ни на что другое и не был способен

Напуганный Гитлер решает «немедленно перекидывать армию на Восток. …Если большевистская орда нападёт первой, её уже не остановить, тем более, что Вермахт обороняться не любит и не умеет». Однако, когда обстоятельства его вынудили, очень хорошо научился обороняться, начиная ещё с Ельни, но особую стойкость проявил под Москвой зимой 1941-42 годов. Сталин же, ожидая немецкое вторжение в Англию и не сомневаясь в том, что оно состоится, и задействованы в нём будут естественно лучшие части Вермахта, тем не менее, стремится избежать непосредственного столкновения с немецкими войсками, и поэтому переносит планируемое направление своего главного удара с Запада на Юг. Спрашивается: так, кто же на самом деле кого боится? Здравый смысл однозначно подсказывает, что Сталин. Это ему впору бояться не только Вермахта, не знавшего поражений, но и собственную армию, в руководстве которой зреют бесконечные заговоры. Но вопреки здравому смыслу авторы «ледокольной» версии настаивают на противоположном: Гитлера мучают кошмары, а Сталин уже торжествует победу, за которую ещё предстоит заплатить более двадцати миллионов жизней. Впрочем, цена победы, как мы уже упоминали, никого тогда не волновала. Стараются о ней не вспоминать и сейчас, включая и сам народ, для которого песня со словами «мы за ценой не постоим…» стала любимой.

Расчеты Сталина на истощение Германии в войне на Западе не оправдались. Теперь он ждёт вторжения немецких войск в Англию. Наконец Сталин якобы получает копию долгожданной директивы Кейтеля с указанием даты начала высадки: 21 сентября 1940 года. Сталин тут же отдаёт распоряжение подготовить к этому сроку армию. 27 сентября 1940 года Тимошенко доложил, что Красная Армия достигла наивысшей степени готовности (мы ещё вспомним эту дату при обсуждении вопроса о необратимости процесса подготовки Красной Армии).

Сталин не любит рисковать и привык действовать наверняка, поэтому его беспокоит подготовка Германией союзного блока с Италией и, особенно, с Японией, — за этим кроется опасность второго фронта на Востоке. Вождь считает, что сил недостаточно, «чтобы одновременно наводить порядок в Европе и Азии».

Мы знаем, что осенью 1940 года Красной Армии не пришлось «наводить порядок» ни на Западе, ни на Востоке. Тем не менее, по версии о «вынужденном ударе» она находилась в состоянии полной боевой готовности уже в конце сентября 1940 года. По-видимому, авторы версии полагают, что пределов в повышении боевой готовности армии, также как и в достижении совершенства вообще, не существует, а своим же собственным словам — «полная готовность», «наивысшая степень готовности» — они не придают никакого значения. Во всяком случае, никаких критериев для оценки этой «степени готовности» нам не предлагается, зато о продолжении наращивания концентрации частей Красной Армии теперь уже в первой половине 1941 года на западной границе говорится через чур много, и, конечно, не обходится без противоречий. Например, в одном месте говорится о том, что Генеральный штаб передал транспортному ведомству документы по перевозкам войск 21 февраля 1941 года. В другом месте говорится, что переброска началась в феврале 1941 года, хотя, как известно, требуется время и немалое на обработку генштабовских документов, прежде чем они превратятся в график движения воинских эшелонов.

Однако более интересным по сравнению с вопросом, когда действительно началась переброска войск — в феврале или в марте — мне представляется вопрос о том, что стало с той частью Красной Армии, которая полностью была готова к наступлению осенью 1940 года. Не вымерзла ли она за зиму? Почему нас так волнует этот вопрос? Дело в том, что в «Ледоколе» очень часто подчёркивается, что перебрасывавшиеся к западным границам войска совсем не обустраивались, т. е. не строили ни казарм, ни бараков, так как зимовать они собирались уже в центральной и даже южной Европе. Тем не менее, либо они перезимовали где-то на территории СССР, либо, что более вероятно, содержащиеся в «Ледоколе» — «Грозе» сведения и о полной готовности Красной Армии к наступлению, и о секретном приказе Сталина начать это наступление 22 октября 1940 года не более, чем пустой вымысел.

Если оценивать важность вопроса объёмом использованного материала при его рассмотрении, то, вне всякого сомнения, вопрос о концентрации и дислокации частей Красной Армии вдоль западной границы СССР в «ледокольной» версии поставлен на первое место. И это не удивительно, ибо других доказательств того, что обстоятельства принудили Гитлера нанести упреждающий удар, нет и быть не может. В свою очередь, обстоятельствами этими была якобы чудовищная концентрация советских войск вдоль западной границы СССР. Причём, представление о концентрации и дислокации Красной Армии перед началом войны составлено исключительно на воспоминаниях советских военачальников. Конечно, рядовому читателю в бывшем Советском Союзе были не доступны мемуары гитлеровских полководцев. Иное дело автор «Ледокола», который обрёл этот доступ задолго до распада Союза, и, тем не менее, он ими не воспользовался. Значит, были у него на то основания. В самой книге встречается лишь одно единственное сравнение советских и немецких мемуаров: «У нас в мемуарах — школа мужества, у немцев — школа мышления». Я бы предпочёл второе, т. е. школу мышления. Но, как говорится: «На вкус и на цвет…». Помимо мемуаров, в распоряжении западных историков оказалось огромное количество военных донесений и других документов вплоть до записей «Застольных бесед Гитлера».

IV

Переходя к рассмотрению ситуации, сложившейся накануне войны, с использованием документов, которые нам, но не автору «Ледокола», стали доступны, к сожалению, лишь после распада СССР, приведём для начала короткие выдержки из воспоминаний двух прославленных немецких полководцев. Манштейн: «То, как дислоцировались советские войска 22 июня 1941 года, не говорило о намерении наступать немедленно. Глубина расположения советских войск была такова, что применять их можно было только в оборонительных операциях». Гот: «На Белостокском выступе русские сосредоточили поразительно много войск, больше, чем может показаться необходимым для ведения оборонительных действий». Ни в первом, ни даже во втором высказывании ничто не указывает на страх от нависшей угрозы со стороны Красной Армии. Что же касается ранее упоминавшихся высказываний Кейтеля и Йодля на Нюрнбергском процессе, то они лишь повторили слова из завещания Гитлера. Тем самым, они не захотели отделить себя от шефа даже после его смерти, сохраняя верность не только ему, но и его посмертному завещанию, за что и понесли отличное от всех других военачальников наказание.

По множеству источников известно о той необыкновенной радости Сталина, которую он проявил по поводу подписания договора с Германией в августе 1939 года. Советская историография интерпретирует этот факт в рамках мифа о миролюбивой политике, проводившейся в тот период Советским Союзом под руководством Сталина. Для поддержания этого мифа приходилось вплоть до распада СССР отрицать согласованную с Германией «советизацию» Польши, прибалтийских государств, Бессарабии и Буковины, расстрел польских военнопленных и др. исторические события.

Но и другое объяснение причины сталинской радости не соответствует реальности. Дело в том, что только в сталинском воображении существовала та ловушка, в которую, как ему казалось, он, наконец то заманил Гитлера, втравив его в войну с Западом. Гитлер с гораздо большим почтением относился к Сталину, и поэтому знал о нём намного больше и, соответственно, понимал его много лучше, чем Сталин Гитлера. Сталин лишь накануне подписания договора удосужился ознакомиться с книгой Гитлера «Майн Кампф», точнее с переводом нескольких отрывков из книги. Сталинская пропагандистская машина внедрила в массовое сознание советских людей крайне упрощенное представление о Гитлере, как о «бесноватом фюрере», малограмотном ефрейторе и т. д. Гитлер был ничуть не менее последовательным в достижении своих целей, чем Сталин своих. Не известно, перевели Сталину тот отрывок из книги Гитлера, в котором указывалось решение проблемы жизненного пространства Германии за счет покорения европейской части России. Но Гитлер никогда не отказывался от этой цели. Незадолго до подписания германо-советского договора Гитлер сказал комиссару Лиги Наций Карлу Буркхардту: «Всё, что я предпринимаю, направлено против русских. Если Запад слишком глуп и слеп, чтобы понять это, тогда я вынужден буду пойти на соглашение с русскими, побить Запад и затем, после его поражения снова повернуть против Советского Союза со всеми моими силами». И ведь именно так всё и произошло.

Современников вообще поражала последовательность и системный характер взглядов Гитлера, которые не изменились со времени написания «Майн Кампф». В «Застольных беседах» 1940-х годов безошибочно узнаётся Гитлер 1920-х годов. Он всё так же не только верил во всё, что говорил, но и действовал соответственно, и по-прежнему считал твёрдость характера высшей добродетелью (в чем походил на своего старшего «друга» Сталина).

Гитлер правильно разгадал замысел Сталина, раскрыв его своим генералам на совещании с высшим военным командованием 9 января 1941 года: «Сталин не станет открыто выступать против Германии. Он хочет унаследовать истощенную войной Европу…». Сталин же в своих расчетах относительно планов Гитлера ошибся и не только в «последнем знаке».

Какими же соображениями руководствовался Гитлер, отдавая приказ на подготовку плана нападения на СССР. Да, он знал, конечно, о переброске советских войск к западным границам, но рассматривал её как чисто оборонительную операцию. Более того, Главное командование Вермахта «приветствовало то, что Красная Армия стягивает силы в районы Львова и Белостока. Считалось, что это содействовало бы плану окружения русских войск, и одновременно давало возможность немецкой пропаганде представить события так, будто бы русские готовы были начать наступление, а немецкое наступление было только военной необходимостью». Из-за грохота пушек тогда не был услышан голос немецкой пропаганды. Зато сорок лет спустя «Ледокол» взломал стену молчания вокруг истинных причин неготовности Красной Армии отразить удар Вермахта и успешно начал распространять версию гитлеровской пропаганды об угрозе, нависшей над Германией летом 1941 года.

Из причин нападения на СССР первой я бы выделил всё-таки не стремление Гитлера к разрешению проблемы жизненного пространства Германии, которая является наиболее известной (разумеется, после «ледокольной»), а политическую причину. После разгрома Франции Гитлер, рассматривая различные способы достижения победы над Англией, пришел, как многим показалось, к парадоксальному решению, о котором сообщил на совещании с руководителями вооруженных сил 31 июля 1940 года: «Англия надеется на Россию и США. Если надежды на Россию не оправдаются, то и США останутся в стороне. Россия — фактор, на который больше всего полагается Англия». Итак, добиться победы над Россией, не обращая внимания на Англию, а после этого нанести поражение Англии в середине 1940-х годов, когда будет закончено строительство флота и создание нового поколения реактивных самолётов. «Когда мы разгромим сталинскую армию в молниеносной кампании, Англия, поняв, наконец, нашу силу, увидев, что осталось от Красной Армии, либо капитулирует, либо запросит мира. Разгром русских отобьёт и у Рузвельта желание соваться не в своё дело». В случае же, если Англия не сдастся, Гитлер предполагал продолжить войну с ней, опираясь на ресурсы целого континента. Когда Россия будет разбита, Япония сможет выступить против США и помешать американцам, вступить в войну в Европе. (Когда Япония приняла окончательное решение о нападении на американскую базу в Перл-Харбор, Москва лежала перед немецкими передовыми частями совершенно незащищенной).

Конечно, такая постановка на первый план политической причины вовсе не умаляет значение всех остальных, в особенности, территориально-экономических. Обсуждая возможности покрытия огромнейших расходов на перевооружение германской армии, Гитлер говорил о существовании двух альтернативных путей: либо взвалить все тяготы на плечи своих соотечественников (подобно тому, как это сделал Сталин), либо пустить на покрытие расходов прибыль, которую можно будет извлечь из оккупированных восточных территорий. Незадолго до нападения на СССР Гитлер несколько высокопарно заявил своим генералам: «Я взял на себя ответственность за разрешение проблемы жизненного пространства Германии…». Особенно много он говорит на эту тему в «Застольных беседах» уже после начала войны с Советским Союзом: «…мы возьмём южную Украину, особенно, Крым, и превратим её в немецкую колонию…» (таким образом, Гитлер присоединил Крым к Украине ещё задолго до Хрущёва). Возвращаясь к этой теме в связи со строительством дорог на Востоке, он говорил: «…дороги, ведущие в южную часть Крыма и на Кавказ, будут усеяны немецкими городами.…Через двадцать лет Украина станет домом для двадцати миллионов немцев…» Всё это не было сиюминутной импровизацией Гитлера, что подтверждается секретным меморандумом, разработанным ведомством Гиммлера ещё в мае 1940 года, т. е. более, чем за год до нападения на СССР, в котором были детально проработаны все вопросы, связанные с судьбой коренных жителей. Их предполагалось отодвинуть дальше на Восток и положить им конец как «расовым сущностям».

При подготовке плана нападения на СССР в сознании Гитлера на стратегический аспект наложился идеологический, причём, превалировал последний. Стратегический аспект, как известно, состоял в приобретении путем захвата ресурсов, необходимых для разгрома англосаксов в борьбе за мировое господство. Суть идеологического аспекта состояла в спасении Европы от «чумы еврейского большевизма» и в уничтожении его истоков в советской России, которая представлялась Гитлеру «новой Иудеей». Теория мирового еврейского заговора поставила СССР в один ряд с Америкой и Англией. И Гитлер решил покончить с Советским Союзом, пока Америка ещё не набрала силу. И эта цель несомненно имела для Гитлера куда более сокровенный смысл, чем для Сталина — освобождение той же Европы от фашизма и капитализма.

Среди причин нападения на СССР может быть выделена и такая, которую мы условно назвали ситуационной. Гитлер, вдохновлённый столь грандиозными победами германской армии и одновременно докладами о крайне низкой боеспособности Красной Армии, на одном из совещаний с военным руководством в январе 1941 года высказал соображение о том, что русские вооруженные силы представляют собою обезглавленный колосс на глиняных ногах. (Это в то самое время, когда согласно «Ледоколу» Гитлера мучили кошмары из-за нависшей угрозы со стороны СССР). Закончил он своё выступление на том совещании утверждением: «Россия должна быть разбита сейчас, когда русские войска лишены хорошего руководства». Перед нападением же на Советский Союз Гитлер, как всегда, в официальном заявлении взвалил всю вину на СССР, который якобы «готовился напасть на Германию сзади». Гитлер, конечно, не смог тогда привести достаточно убедительные доказательства. Этот пробел спустя сорок лет восполнил В. Суворов при помощи специально подобранных цитат из мемуаров советских военачальников.

V

Не согласившись с авторами «ледокольной» версии в том, что фактором, ускорившим нападение Германии на Советский Союз летом 1941 года, явилась концентрация частей Красной Армии вдоль западной границы СССР, мы, тем не менее, не сомневаемся в самом существовании такого фактора ускорения. Сегодня, когда пишутся эти строки, с момента окончания Второй мировой войны минуло шестьдесят лет. Период между Первой и Второй мировыми войнами был втрое короче. Европейские страны не успели «насладится» миром и всячески старались избежать новой войны, к которой их толкали Германия и Советский Союз. Что касается Германии, то её агрессивно-экспансионистские устремления были всем очевидны, чего нельзя сказать о Советском Союзе. До сих пор официальные историки отстаивают концепцию, согласно которой Советский Союз нуждался в мире, боролся за мир и т. д. Советская дипломатия в лице наркома Литвинова действительно чуть ли не возглавляла борьбу европейских стран за мир и коллективную безопасность. Вот только борьба та на деле преследовала совсем иную цель. Советский Союз сыграл провокационную роль, накаляя страсти в Европе, подталкивая прогрессивную общественность на борьбу с гитлеровской экспансией. Когда эти страсти достигли предела и под давлением общественности лидеры европейских стран начали вместо политики умиротворения Германии проводить политику жёстких ультиматумов, советская дипломатия, сделав своё дело руками Литвинова, резко сменила курс. Сознавал ли Литвинов, что исполнял роль марионетки в руках Сталина? Хотелось бы верить, что нет. Впрочем, это не имеет значения для нашего последующего изложения.

Гитлер всегда хорошо понимал Сталина и почти мгновенно отреагировал на смещение Литвинова, предложив в мае 1939 года через своего посла в Москве возобновить переговоры по экономическим проблемам. Гитлер не мог останавливаться в своих экспансионистских планах, так как они служили основой его политики. Политика же была для Гитлера не прибыльной или почётной профессией, а средством достижения давно поставленных целей, поэтому менять он её не мог. Это хорошо понимал и Сталин, фактически предложив Гитлеру выход из угрожавшей ему со стороны Запада блокады. Конечно, ошибки Сталина способствовали приближению начала войны с Германией, но не те, на которые указывают авторы «Ледокола-Грозы». Первой такой ошибкой стала Польша. Сталин, стремившийся разжечь пламя большой европейской войны, на деле сыграл роль брандмейстера. Польша ещё имела достаточно сил и желания сопротивляться гитлеровской агрессии и сопротивлялась бы, не начни Сталин свой «освободительный поход», — уж очень ему не терпелось. Нельзя же, в самом деле, поверить, что Сталина волновала судьба украинцев, белорусов, а главное, евреев, проживавших в Польше. Только благодаря вероломному сталинскому вторжению, осуществился первый германский блитцкриг. Сознавал ли Сталин, что способствовал его осуществлению? В1939-40-х годах Сталина-стратега «совратил» Сталин-колонизатор. Упустив главную стратегическую цель, он занялся присоединениями территорий, которые могли бы ему достаться, как говорится, даром, т. е. без боя, чем, в конце концов, сильно разгневал Гитлера.

Ещё большей неожиданностью даже для Гитлера, не говоря уже о Сталине, стал молниеносный разгром Франции. Сталин был уверен, что Гитлер надолго застрянет во Франции. Только на преодоление линии Мажино, по его расчетам, должно было уйти не менее шести месяцев. Как мог он предположить, имея опыт финской кампании, что немецким генералам не потребуется и месяца, чтобы разгромить лучшую в Европе армию. Капитуляция Франции просто потрясла Сталина. Широкомасштабные учения Красной Армии были начаты летом 1940 года не иначе, как с перепуга, чтобы показать немцам, что с нами у вас не получится, как с французами. Гитлер же, как и Сталин, верил лишь тому, в чём убедил себя сам: Красная Армия после сталинской чистки совершенно не боеспособна, лишена боевого духа, преисполнена желанием расквитаться за сталинский террор, короче, находится в состоянии, близком к стихийному бунту. Это представление Гитлера о состоянии Красной Армии, подтверждения которому он видел и в бездарно проведенной финской кампании, и в рассказах финских генералов о полном отсутствии связи и взаимодействия в Красной Армии, как раз и стало одним из важнейших факторов, ускоривших нападение Германии на Советский Союз. Подгоняли также Гитлера не прекращавшиеся усилия Рузвельта преодолеть изоляционизм Конгресса США.

Немецкие генералы тоже разделяли уверенность Гитлера в лёгкой и быстрой победе. Впервые между Гитлером и представителями высшего руководства Вермахта летом 1940 года установилось полное согласие. Никто из них не испытывал никакого страха перед Красной Армией, о котором без устали твердят нам авторы «Ледокола-Грозы». Все они были, напротив, уверены в лёгкости затеянного Гитлером похода против России. «Не пройдёт и трёх месяцев, как мы увидим крах России…» — вдохновлял Гитлер своих приближенных в ночь с 21 на 22 июня 1941 года. (Поэтому забой нескольких миллионов баранов как свидетельство начала подготовки немецкого вторжения в Россию не более, чем байка, придуманная автором «Ледокола»). Впоследствии, уже почти перед самым концом войны Гитлер выскажет сожаление о том, что не начал войну с Советским Союзом ещё в 1940 году. И начал бы, если смог бы отказаться от подготовительного этапа так же, как он отказался от зимнего обмундирования и зимней смазки.

VI

Конечно, предпосылки, на которых основывался гитлеровский план нападения на Советский Союз, были авантюрными. Чего стоит только гитлеровское указание действовать при разработке этого плана так, как если бы англичане были уже разбиты, т. е. не обращать на них внимания, и на США тоже. Далее Гитлер делает ставку на то, что сможет победить СССР в ходе одной военной операции. При этом он совершенно пренебрегает возможностями тоталитарного строя по мобилизации всех ресурсов страны, равно как и самими этими ресурсами, особенно, людскими. Гитлер также убедил себя, что Англия и США не выступят на стороне Советского Союза. Его воображение рисовало, как они с «удовольствием и с ужасом» наблюдают за уничтожением СССР. В этом проявилось его глубокое непонимание сути западной демократии и той роли, которую в ней может играть общественное мнение и общественность вообще.

И всё же, надо признать, что Гитлер был близок к успеху, но вовсе не благодаря тому стихийному бунту в в Красной Армии, который якобы имел место летом 1941 года. В дополнение к уже существовавшим мифам добавился ещё один, суть которого состоит в следующем. Ловко манипулирую цифрами о численности предвоенной армии, о количестве военнослужащих, сдавшихся в плен, перешедших на сторону противника, дезертировавших, пропавших без вести и т. д., сначала делается предположение: а не мо8 г ли произойти в Красной Армии летом 1941 года стихийный мятеж? Затем к первому предположению начинаю относиться, как к реальному факту, и выдвигают второе предположение: а был ли тот мятеж стихийным, не был ли он подготовлен теми сотнями замученных в застенках генералов? Заговор военных или заговор маршалов, как он значится в советской историографии, отдельная большая и важная тема, которой не хотелось бы здесь касаться походя. Ограничимся пока лишь одним замечанием. Даже в Вермахте, который, наряду с церковью, сохранил в нацистской Германии некоторую независимость, удалось охватить заговором летом 1944 года лишь несколько тыловых и резервных соединений.

А теперь посмотрим на этот «стихийный бунт» в Красной Армии глазами немецких офицеров и полководцев, составлявших рапорты и донесения о боевых операциях, а впоследствии написавших военные мемуары. «Русские отступали, но так было не везде. …Немцам приходилось вести трудные, кровопролитные бои, неся большие потери. …Все, кто думал, что части уже разгромлены, скоро утратили подобные иллюзии. Разбитые сегодня, они вновь собирались завтра. Русские отступали, но чуть позднее вновь дрались насмерть, … с дьявольским упорством… Враг заставлял немцев вгрызаться в землю. Приходилось сдерживать яростные фланговые контратаки советских частей. Немецкие солдаты забыли, что такое сон. …». Генерал-фельдмаршал Кюхлер: «… они сражаются как звери до последнего дыхания, и их приходится убивать одного за другим. Явлений, подобных тем, которые происходили во время Первой мировой войны, когда русские в окопах втыкали штыки в землю и уходили с позиций, нигде не наблюдается».

Там, где советское командование охватывал паралич, победа доставалась немцам легко, когда же у них находилось время на организацию обороны, русские дрались как черти. (Вот, где собака зарыта!). Вскоре вся Германия узнала о сражениях в «зеленом аду» — в Беловежской чаще, ставшей укрепленным районом в тылу и на флангах у немцев. Это те, «разбежавшиеся по лесам» миллионы солдат показали себя непревзойдёнными мастерами войны в лесу. Маскируя дзоты и окопы с дьявольской изобретательностью, делая только задний сектор обстрела, русские оставались незамеченными спереди и сверху. Немцы, углубляясь в заросли, получали пулю в спину. Им пришлось заплатить дорогую цену, прежде чем они освоили тактику ведения боевых действий в лесу. Остатки дивизий, бригад и др. подразделений быстро переформировывались в боеспособные подразделения и постоянно атаковали, пытаясь прорваться. Из дневника начальника Генштаба Гальдера: «Из-за огромных размеров страны и упорного сопротивления, с которым мы сталкиваемся повсеместно, нашим войскам не приходится отдыхать».

Приведём теперь несколько цифр. За первые десять дней яростных боёв танковые дивизии Рундштедта продвинулись только на 100 км. Это значит по 10 км в день. Ограничивая продолжительность дня всего 10 часами (хотя всё происходило в самое светлое время года), получим скорость продвижения танковых частей — 1 км в час. На центральном участке, где немцы продвигались наиболее успешно, на 25 сутки передовые части, покрыв расстояние в 700 км, вышли к Смоленску. Здесь максимальная скорость составила менее 3 км в час.

Список подобных примеров и высказываний можно было бы при желании продолжить. Кстати, битва под Смоленском, о которой советским людям было мало, что известно, военными историками на Запада приравнивается по своей жестокости и кровопролитности к Сталинградской. Именно там, в боях под Смоленском и Ельней выдохся немецкий блитцкриг. Может ли всё это быть согласовано с представлением о стихийном бунте, о массовой добровольной сдаче в плен и т. д.?

На 1 января 1942 года в плену у немцев находилось якобы 3,9 миллиона человек. Из этого делается вывод, что четырёх миллионная немецкая армия просто физически не смогла бы захватить в плен такое количество солдат противника. Но, уважаемые авторы мифа о бунте в Красной Армии, скажите, пожалуйста, откуда вы взяли эти цифры? Может быть, столько было выделено для пленных комплектов спального белья в концлагерях? А как же с теми военнопленными, которых перевозили зимой на открытых платформах, они прибывали к месту назначения насмерть замёрзшими? Для подтверждения мифа о стихийном бунте в армии используется ещё такой довод: у каждого красноармейца от сталинских репрессий пострадал кто-нибудь из близких. Но ведь Сталин в тридцатые годы проявлял невиданную заботу о материнстве и детях. Так вот, что касается детей, то их подвергали такой массированной идеологической обработке, в их головы буквально вдалбливались идеалы сталинского социализма, — в результате у них формировалось чисто культовое сознание. Вспомним Павлика Морозова. Это ведь был далеко не единичный случай, также как и Александр Матросов, Гастелло и многие другие. Что же касается массовой сдачи в плен, то и немцы, и итальянцы, и все прочие, оставшиеся без помощи, без продовольствия и боеприпасов, прекращали боевые действия и сдавались в плен. Всем известный Сталинград был не единственным из таких случаев. Немецкий экспедиционный корпус численностью почти в полторы сотни тысяч солдат и офицеров сдался в плен англичанам в сев. Африке вместе с таким же по численности итальянским соединением ещё задолго до Сталинграда. И после Сталинграда немцы сдавались массово в плен и не только на Западе, но и советским войскам тоже.

Со второй половины мая 1941 года по указанию тов. Сталина особисты усилили контроль над соблюдением в армии режима «армии мирного времени» чтобы свести к минимуму вероятность возникновения провокаций на границе. В дни, непосредственно предшествовавшие немецкому вторжению, многим офицерам были предоставлены отпуска с пятницы по понедельник; многие солдаты, особенно старослужащие, тоже получили увольнения. Так что Красная Армия действительно была застигнута врасплох. Это, возможно, единственная правда о той войне.

Сталин считал только себя способным уловить момент начала наступления Красной Армии, когда противник будет находиться в самом невыгодном для себя положении. Этим объясняется занятие им 6 мая 1941 года высшего государственного поста. Однако уловить «тот самый, самый» момент удалось не Сталину, а Гитлеру. Итак, немцам на рассвете 22 июня 1941 года удалось застигнуть Красную армию не только «обезглавленной», но и в значительной степени обезоруженной. Поэтому в первые дни войны немецким танковым частям удавалось покрывать по 70–80 км в день. Они фактически разбили советский фронт на отдельные очаги, которые затем были окружены войсками второго эшелона, отрезавшими их от складов с продовольствием и боеприпасами. Отсюда такое большое число военнопленных.

VII

Казалось бы, события 1940 — 41 годов развивались достаточно логично и предсказуемо. Зачем же потребовалось создание всех этих мифов о необычайной концентрации советских войск, будто бы так сильно напугавших Гитлера, что он, руководствуясь принципом древних германцев, очертя голову «кинулся навстречу своей гибели…», не дожидаясь, когда страны, объединённые «еврейским заговором», задушат Германию. Кому- то этого показалось мало. Извольте — вот вам миф то ли о стихийном, то ли об организованном бунте в Красной Армии против Сталина. И на этом не остановились: военнопленных, лишённых всякой защиты и помощи, которые предпочли побоям, унижениям и голодной смерти в концлагере смерть на поле боя, сделали русскими патриотами, борцами с советской властью.

Сталинские мифы о войне — порождение созданной им пропагандистской машины. Рассмотренные здесь мифы, конечно, «производились» на другом оборудовании — это очевидно. Но, вот вопрос, — каким образом, а главное, с какой целью? Не мне судить, насколько убедительными оказались приведенные здесь доводы относительно того, что версия о вынужденно превентивном ударе Гитлера в июне 1941 года не выдерживает проверки фактами, является логически противоречивой и т. д. К тому же использованный авторами версии аргумент об отсутствии якобы у Гитлера выбора перед угрозой нападения России был достаточно популярным в послевоенной Германии. Придуман же он был самим Гитлером. В уже окруженном Берлине в конце февраля 1945 года он стал утверждать, что у него не было другого выбора. Но и тогда он говорил не об угрозе со стороны русских, а о том, что единственный способ заставить британцев заключить мир состоял в лишении их надежды на русское наступление. Причём, эта гитлеровская легенда была не первой. Всем хорошо известный реммовский путч, якобы предотвращенный внезапными действиями Гитлера, был ничем иным, как сочинённой им легендой для оправдания устроенной в ночь на 30 июня 1934 года расправы над бывшими соратниками по движению. Не было обнаружено даже признаков подготовки путча.

Интересным мне представляется ещё вопрос о том, чем обусловлено массовое восприятие суворовской версии. Ведь, как известно, упомянутые чуть выше высказывания самого Гитлера, позже повторенные Кейтелем и Йодлем на Нюрнбергском процессе, никоим образом не повлияли на мировую общественность. «Красные» патриоты считают, что суворовский миф буквально потряс советских людей, «проник до самого сердца страны, вызвав её внутреннюю слабость», благодаря которой удалось разрушить в 1991 году ненавистное Западу государство. Здравый смысл не позволяет согласиться с подобной оценкой. Во-первых, «Ледокол» впервые вышел на русском языке уже после распада СССР. Во-вторых, потенциальные читатели в то время были заняты куда более прозаическими и вместе с тем гораздо более важными проблемами собственного выживания. Нужно было срочно приспосабливаться к резко изменившимся условиям жизни, чтобы, как минимум, не умереть с голоду. Огромнейшая масса людей лишилась тогда не только всех своих сбережений, но и мест работы. Точнее, рабочие места пока ещё сохранялись, но вот зарплату, к которой так привыкли за годы советской власти, выплачивать перестали. Короче говоря, людям стало не до чтения. Поэтому лишь во второй половине девяностых годов теперь уже прошлого столетия «Ледокол» привлёк к себе массовое внимание.

Я, конечно, понимаю, что эти мои воспоминания не могут служить ответом на поставленный выше вопрос. Возможно, подсказка содержится в рекламной информации к первому на русском языке изданию «Ледокола», в которой, в частности, сообщается, что Виктор Суворов, тогда ещё Владимир Резун приступил к написанию своей книги в 1968 году. Возможно, для молодого офицера, как и для множества советских людей, стала потрясением арабо-израильская война 1967 года, в которой Израиль действительно нанёс упреждающий удар исключительно с целью обезопасить себя. Только внезапный удар израильской армии позволил предотвратить вторжение египетской, а затем сирийской армий, катастрофический результат которого нетрудно себе представить. Крошечный Израиль, выступивший против в десятки раз превосходивших его арабских соседей снискал тогда сочувствие и понимание у значительной части мировой общественности, которая не усмотрела в действиях Израиля ничего, кроме стремления обезопасить себя. Все известные обвинения, выдвинутые впоследствии против Израиля, — не что иное, как политика чистой воды. И, тем не менее, несмотря на полное отсутствие реальных аналогий с событиями лета 1941 года, определённые ассоциации, безусловно, могли возникнуть, особенно на фоне резко возросших антисоветских настроений в связи с вторжением советских войск в Чехословакию весной 1968 года. Точно такие же ассоциации, которые возникли тогда у начинающего автора, подтолкнувшие его к сочинению своего мифа о возможных причинах гитлеровского нападения на СССР, не исключено, позднее способствовали массовому восприятию этого мифа. Впрочем, история создания и успешного распространения самого «Ледокола» пока ещё к самой Истории отношения не имеет.