/ / Language: Русский / Genre:love_short, / Series: Любовный роман

Впереди самое лучшее

Мари Феррарелла

Что может помешать блестящему молодому человеку, богатому и свободному, завести интрижку с очаровательной журналисткой? Да, и никто и ничто! Рассуждая так, Грант и не думал, что его настигнет стрела Купидона…

Мари Феррарелла

Впереди — самое лучшее

Глава первая

Он не отрываясь смотрел на приближающуюся женщину.

Шикарная. Это определение как нельзя более соответствовало ей. Шикарная! Точно пригрезившееся поэту видение, она уверенно, легко прошествовала по залу. Каждый ее шаг был продолжением предыдущего и началом следующего. Из нее словно лилась некая вечная, переделанная на новый лад и будоражащая кровь мелодия.

Грант не сводил с нее глаз, пока она не подошла ближе. Его рот растянулся в улыбке. Стэн в своем репертуаре: забыл сообщить, что посланная им женщина — красотка. Просто Стэн Келлер считал красоту чем-то само собой разумеющимся. Гораздо больше, нежели наружность, ценил он доброе имя и профессиональные навыки тех, кто приходил работать в его журнал.

Вряд ли нежелание Стэна обращать внимание на красивых женщин можно целиком объяснить его любимой отговоркой: он, дескать, слишком стар, чтобы замечать длинные стройные ноги и нежную кожу. Ведь Стэн лишь пятью годами старше его, а в свои сорок лет Грант О’Хара ощущал себя крепким, да еще каким, молодцом и не упускал случая окинуть красотку плотоядным взглядом. Особенно когда красота предстает перед ним в таком величественном одеянии, столь небрежно и естественно носимом, словно эта женщина не заметила, что, как только она вошла в переполненный ресторан, все головы обратились в ее сторону.

Быть может, и не заметила.

Принадлежа к светскому кругу, Грант привык к присутствию в его жизни красивых женщин… или женщин, воображавших себя красивыми. Даже когда они бормотали в ответ на его ухаживания оскорбительный для его самолюбия отказ, то и тогда в их глазах появлялся блеск. Блеск, свидетельствовавший о том, что они провели немало часов перед зеркалом, чтобы стать неотразимыми. Они чертовски хорошо знали, какие будут последствия, и упивались этим, точно изнеженные, хитрющие кошки.

В глазах Шайен Тарантино сверкала одна решимость. Грант, прекрасно знакомый с этим особым качеством человеческого характера, тотчас же признал его. Черты ее лица озаряла спокойная уверенность в собственных силах.

«Она, несомненно, самонадеянна», — размышлял Грант. Такой вывод он сделал, вспомнив ее имя — Шайен Тарантино. Девушка, безусловно, сама присвоила его себе. Никого сейчас не называют Шайен. Подходящее имечко для вигвамов и давно исчезнувших вестернов, изредка появляющихся на телевизионных экранах с целью возродить тоску по прошлому.

Он едва не рассмеялся вслух, когда в первый раз услышал ее имя. Спасли только хорошее воспитание и самообладание. Однако сейчас ему не удалось удержаться от насмешливой улыбки.

Прежде чем она подошла к нему, Грант поднялся из-за стола. Он с любопытством ждал, обидит или удивит ее эта галантность. Для него такое приветствие было привычным, однако интересно, как она отнесется к нему.

Его уж не переделать. Своими манерами Грант гордился. А если они отличались от манер нового поколения, ну, таков уж он. На его взгляд, Шайен Тарантино было сильно за двадцать; пожалуй, около тридцати лет, если принять во внимание ее репутацию и профессиональные навыки. Быть может, чуть за тридцать, если ей повезло с генами или попался хороший косметолог.

Серо-голубой костюм не только весьма подчеркивал синеву ее глаз, но и оттенял волнистые, светлые волосы, в беспорядке вьющиеся по плечам. При движении каждый изгиб ее тела удачно подчеркивался этим нарядом.

«Она похожа на кошку, — подумал он. — На холеную кошку, идущую по следу своей жертвы».

Ему стало интересно, кто он, в конце концов, для нее. Добыча? Это было бы забавно. Быть может, их встреча, теперь, когда он наконец-то решился на нее, окажется не таким мучительным испытанием, как ему сдалось вначале. Определенно не столь тяжкой пыткой, к которой он приготовился.

Нет, отметил про себя Грант, он не подготовлен к такому испытанию. Во всяком случае, не готов к спокойному восприятию подобной чувственной красоты. Надо надеяться, это останется незамеченным: ей придется все же его расспрашивать и даже возиться с фотоаппаратом.

Худшее, вероятно, ждет его впереди. Ну что ж, время покажет.

«От него исходит мощь и уверенность», — думала Шайен, наблюдая за ним с другого конца зала. Она уже была наслышана, что он не из тех, кто сомневается в собственных силах. То, что вокруг Гранта О’Хара — третьего сына и наследника клана О’Хара из Ньюпорта — царит атмосфера властности, было ясно и раньше, когда она разглядывала подборку фотографий в его досье. Ее глаза, такой же профессиональный инструмент, как и фотоаппарат, примечали все. «Голубая кровь», — про себя отметила она. Ну да, он ведь из аристократического семейства. Даже самый ненаблюдательный простофиля понял бы это, взглянув на пуговицы его темно-синего двубортного пиджака.

И величественность. Настоящая, в полном смысле этого слова.

Раньше Шайен не осознавала, как ошеломляюще красив Грант О’Хара. Некоторые люди бывают на снимках невероятно привлекательны, но, когда встречаешься с ними лично, оказываешься разочарованным. На сей раз все было иначе. Если уж на то пошло, то фотографии О’Хара лишь умаляли его мужскую стать.

И вот сейчас, стоя перед ним, она одновременно поражалась и его властной силе, и его неординарной внешности. Дьявольски опасное сочетание.

«Моя матушка, верно, тут же попросила бы позволения нарожать ему детей», — подумала Шайен. Даже эта неприятная мысль не вполне отрезвила ее. Тягостное жизненное обстоятельство, к которому она привыкла, пусть и не смирилась с ним, с раннего детства… Красивые мужчины всегда влекли Аниту Тарантино: она казалась тем пресловутым мотыльком, которого всегда притягивает пламя. По расчетам Шайен, ее матушка и трех секунд не выдержала бы возле О'Хара, чтобы тут же не распластаться у его ног. Ну, самое большее четырех.

«Он, вероятно, за завтраком питается женщинами, подобными моей маме», — предположила она. Правда, Грант О’Хара — человек из совсем другого мира, нежели официантка из племени шайенов, что принимает и разносит заказы в дешевой вайомингской закусочной… — или ее дочь.

Но она тут же напомнила себе: прошлая жизнь осталась позади.

— С вашей стороны, мисс Тарантино, весьма любезно прийти на встречу со мной.

Поздоровавшись с ней, Грант кивнул ближайшему официанту. Тот немедленно очутился возле столика и отодвинул для Шайен стул.

Перед тем как сесть, она бережно положила футляр с фотоаппаратом, затем осторожно опустила рядом с ним свою большую сумку. Словно испустив дух, баул тотчас съежился и стал походить на слежавшийся зефир.

Официант споро придвинул стул, и Шайен села не глядя.

— Это мне следует благодарить вас, — поправила она Гранта. Ее улыбка была точной копией его ослепительной светской улыбки. Она весьма ловко копировала манеры других людей. И когда хотела успокоить своих собеседников, дать им свыкнуться с окружающей обстановкой, то непременно подражала их манерам.

Сплетя пальцы, Шайен опустила на них подбородок. «У него зеленые глаза», — заметила про себя она. Насыщенного зеленого оттенка. Таким цветом отсвечивает мох в первых утренних лучах солнца. Интересно, скольких женщин затащил О’Хара в постель с помощью вот этих чуть улыбающихся глаз? Как будто не довольно высоких скул и ямочки на подбородке.

Этот мужчина — просто воплощение чувственности. И она постарается запечатлеть все оттенки этой чувственности на пленку. И вообще попытается выжать все возможное из этого интервью, которое он согласился дать в одну из редких для него праздных минут. Читательницы «Моды» придут в восторг от следующего номера. Мужчины же, вероятно, просто приколют фотографию с обложки на мишень для метания дротиков и будут на ней практиковаться в бросках. Возможно и другое: взирая на Гранта О’Хара, они станут пытаться внешне походить на него.

«Дело не в том, что Гранту О’Хара не пришлось выбиваться из нищеты, — подумала она, продолжая глядеть в его глаза. — Просто этот мужчина родился не с одной, а сразу с двумя серебряными ложками во рту». Однако всего, что он имеет, — по слухам, которые подтвердил Стэн Келлер, — он достиг сам, без помощи своего отца, Шона О’Хара. И без его денег.

Только благодаря упрямству в характере О’Хара. Ну, вероятно, он не столь упорный, как сама Шайен, но уступит немногим. Черта, достойная восхищения. «Если, конечно, прочитанная мною краткая биография была правдой и если Стэн Келлер не навешал мне лапшу на уши: ему ведь так хотелось заполучить статью», — подумала она. А Стэну и впрямь не терпелось увидеть готовый материал. Публика устала от рассказов о бедствиях королевского, обретающегося за океаном, дома. Ей подавай его или ее величеств местного происхождения. А богатые, особенно достигшие богатства собственным трудом, в этой стране считаются чуть ли не королями.

Она попыталась представить, что прекрасные, черные, точно вороново крыло, волосы украшает корона. Интересно, есть ли у О’Хара подходящий костюм для празднества на Марди Грас и удастся ли уговорить его надеть корону и сняться в ней.

«Если ей несколько не по себе из-за этого интервью, — подумал про себя Грант, — то она не показывает вида». Ему нравилась ее выдержка.

— Итак, — начал он, — мы выразили друг другу благодарность за встречу и на том сравнялись по очкам.

Ее губы тронула легкая улыбка. Всем было прекрасно известно, какого рода мыслей придерживается Грант О’Хара о персонах, пытающихся взять у него интервью.

— Отчего вам не приберечь свое мнение к концу встречи?

Грант, соглашаясь с ее предложением, склонил голову. По крайней мере она не обещает ему, что будет ненавязчива и он даже не заметит ее присутствия. Честность в человеке он ценил.

— Хорошо, я так и поступлю, — он посмотрел налево.

Поняв намек, официант подал им два меню с золотой каемкой. Грант не стал открывать свое. Из-за постоянной занятости он редко по-настоящему обедал и даже тогда бумагам, оказавшимся под рукой, уделял больше внимания, чем содержимому тарелки. Однако ему пришла в голову мысль, что быть может, его интервьюерша голодна.

— Прекрасная выучка, — заметила Шайен, кивнув головой в сторону официанта, который тихо появлялся всякий раз, как в нем возникала необходимость.

— Дело не в выучке. Мне принадлежит часть ресторана. Служащим доставляет удовольствие угождать мне.

Интересно, подумала Шайен, как далеко они могут зайти, угождая ему.

— Немного легкого вина, а? — спросил Грант. — В винном погребке у нас найдется несколько бутылочек, которые придутся вам по вкусу.

Шайен покачала головой.

— Минеральной воды, — попросила она.

Грант, подняв два пальца, показал их официанту. Тот, понимающе кивнув головой, удалился. Грант перевел взгляд на нее:

— Не пьете?

Она небрежно пожала плечами.

— Нет необходимости.

Его взгляд скользнул по пустому фужеру.

— Вот никогда не думал, что вино пьют в силу необходимости.

Она вспомнила о своей матушке — о том, как та искала и не находила на дне бутылки решение собственных проблем.

— Вам повезло. Некоторым же без стакана и жизнь невмоготу.

Он внимательно рассматривал ее. Ему удалось обнаружить в линии подбородка небольшой, почти неприметный налет жесткости. В ее прошлом кто-то злоупотреблял спиртным.

— Но не вам.

Шайен спрашивала себя, кто же у кого берет интервью. Впрочем, не будет вреда, если О’Хара задаст несколько вопросов. От этого он лишь почувствует себя свободнее.

— Алкоголь только мешает, — Шайен положила руку на футляр с фотоаппаратом. — Работа отнимает много сил.

Она нежно, словно по руке любимого человека, провела по аппарату.

— К счастью для вас.

— И Стэна Келлера, — вставила она. И, заметив, как О’Хара приподнял бровь, добавила: — Ему по душе то, что я делаю.

Вновь появившийся официант, поставив два бокала с минеральной водой, убрал со стола пустые фужеры.

— Мне нравится Стэн, — как бы между прочим произнес Грант.

— Теперь я понимаю, почему вы согласились дать интервью.

Она внутренне улыбнулась, вспомнив буйную радость Стэна два дня назад, когда он позвонил ей по телефону. «О’Хара у меня в кармане! — ликовал он. — Я заполучил, прямо со всеми потрохами, этого сукина сына. Он наш, только и осталось, что взять его на блюдечке. Предупреждал же я его, что мне везет в карты!» — со смехом добавил он.

Им обоим, пояснил Стэн, не везет в любви. Единственная разница в том, что у Гранта намного больший выбор, но все равно удача отворачивается от него.

Грант уклончиво пожал плечами.

— Мы со Стэном в университете учились на одном факультете.

Стэн никогда не говорил, откуда он знает Гранта, а она не совала нос в чужие дела.

— Он старше вас, — удивленно проговорила она.

— Выбрали что-нибудь? — спросил Грант, указывая на меню и пропуская мимо ушей ее замечание.

Шайен отмахнулась от вопроса.

— Благодарю вас, я потом выберу.

«Да, — подумал он, — она-то уж несомненно выберет». И наконец ответил на ее реплику:

— Стэн, прежде чем поступить в университет, в течение пяти лет зарабатывал деньги.

Тогда ему сразу же пришелся по душе этот ушлый, занимающийся журналистикой студент, с которым судьба свела его в одной комнате.

— У меня не было подобной благоприятной возможности.

Отпив немного воды из бокала, Шайен откинулась на спинку стула и с любопытством посмотрела на сидящего напротив мужчину. Неужто он пытается произвести на нее впечатление?

«Как интересно он сказал. Большинство не сочли бы это обстоятельство благоприятным».

На глазах Гранта четырех его братьев большие деньги затянули в трясину. Тогда он поклялся, что с ним подобного не случится. И чаша сия его миновала. Где-то в глубине души Гранту нравилось считать, будто он такой же жесткий малый, как и его старик. Вот только не такой несносный.

— Когда пробиваешься сам, то отношение к собственным достижениям совсем иное.

Слова его звучали искренне, но почему бы этому мужчине не быть превосходным актером, ведь все знают его как хитроумного дельца. Хотя и не время было заигрывать, она попыталась поддразнить его:

— Вам это по слухам известно?

Он ничуть не обиделся.

— Вы желаете знать, заработал ли я хоть цент в этой жизни самостоятельно? Отвечу «да». Кое-чего в жизни я достиг собственным трудом.

Она не сдавалась:

— В поте лица своего?

Даже ее живому воображению не под силу было представить Гранта, исходящего на работе семью потами. Слишком уж он аристократичен, чересчур на вид изящен. Гораздо правдоподобнее совсем другая картинка: он обрызгивает себя дорогим одеколоном, а вовсе не обливается потом.

Настал черед Гранта улыбнуться. Широко.

— Я изнемогаю на работе от потоков пота, мисс Тарантино.

Последняя фраза навела его на мысль: а как выглядит ее тело, покрытое при ярком свете свечей поблескивающими бусинками?

— Я-то полагала, будто вы платите другим, чтобы они трудились за вас.

Неужто она и впрямь считает, что за него все делают другие? Передавать управление своими делами в чужие руки ему и в голову не приходило, ни разу. Грант перепоручал свою работу лишь тогда, когда все другие пути бывали испробованы. Некогда он обнаружил: нет ничего более бодрящего, нежели быть на переднем крае, всем управлять самому, знать о малейших изменениях ситуации. Его занятие давало ему дополнительный стимул в жизни.

Он сомневался, что она поверила ему.

— Кое-что приходится делать самому. В противном случае задуманное меркнет и теряет свою привлекательность.

Он отвечал, не сводя с нее настороженного взгляда. Когда она задавала вопросы, глаза ее оживали, то и дело вспыхивали. И в них жила мысль. Они словно были зеркалом ее души.

Шайен сделала небольшой глоток, холодная вода взбодрила. Ей не хотелось больше ограничиваться разговором о работе. Самое время перейти к обсуждению других тем.

— Так мне сказали, — пояснила она. — Я бы ни за что не смогла представить, что кто-то делает за меня мою работу.

Одним из главных талантов Гранта было умение с относительной легкостью читать мысли людей. Он редко ошибался.

— У меня сложилось мнение, что вы тоже не откажетесь от своей работы, даже если вам и представится подобная возможность.

Их глаза встретились, и ее губы медленно растянулись в улыбке. Точно солнышко, подумал он, поднимается на горизонте.

— Вы правы, — она мягко улыбнулась. — Я бы ни за какие коврижки не отказалась. Мне нравится делать все самой. — Она принялась перечислять: — Продумывать все от начала и до конца, искать место будущих съемок. Самой снимать.

Он оказался прав, когда почувствовал, что она ни от кого не зависит. Интересно, угадал ли он также и остальное. Внешне она выглядела шикарной штучкой. А если содрать с нее покровы… что он найдет внутри? Сосульку? Или океан страстей?

— Вы работаете одна?

Стэн неоднократно предлагал дать ей, главному редактору, группу помощников, и его всегда удивлял ее отказ.

— Я одиночка, мистер О’Хара. Одной мне как-то лучше, — она по-прежнему улыбалась. — Когда нет помощников, то и под ногами никто не путается. И наоборот, когда работа не заладилась, то и винить, кроме себя, некого.

Если он не обманывается, она принадлежит к той породе людей, кто собственные ошибки никогда не будет ставить в вину другим, пускай на нее и трудилось бы все население Нью-Йорка.

Грант игриво прикрыл своей ладонью ее руку.

— Коль весь следующий день вы намерены тенью следовать за мной, зовите меня Грантом.

Совершенно спокойно Шайен высвободила руку. На ее лице все так же играла улыбка.

— Хорошо. Два дня я буду звать вас Грантом.

Он помнил, что таков был уговор. Однако надеялся, что она согласится и на меньший срок.

— Два дня?

Выражение напускной наивности не обескуражило ее. Она догадалась о его намерениях. Благородство не позволяло ему уклониться от условий уговора как-то иначе.

— Таков ваш уговор со Стэном.

И все в результате дружеской игры в покер — одного из тех немногих развлечений, что он изредка позволял себе. Когда играли последнюю партию, Стэн сделался непреклонен и соглашался принять за ставку только интервью с ним — против он ставил весь свой выигрыш. Грант полагал, что это всего лишь шутка, даже тогда, когда Стэн побил своими картами его «полный дом». Но нет, тот подловил его всерьез.

Грант тихо рассмеялся:

— Говорил же я себе: никогда, не имея при себе чековой книжки, не садись играть в покер.

От его смеха у нее по коже пробежали мурашки. Хорошо бы заснять все это на пленку. Журнал разошелся бы в мгновение ока.

— Стэн заявил, будто это интервью он выиграл у вас в карты, но я так и не смогла поверить ему. Вы не похожи на игрока.

Ему понравилось, что его, оказывается, не так-то легко раскусить. Больше всего на свете Гранта раздражало, когда ему вменялся определенный стиль поведения. Именно нежелание соответствовать общепринятому о нем мнению и стало настоящей причиной его согласия дать интервью.

— Покер успокаивает меня. Последняя игра — исключение, — он ослепительно улыбнулся.

«Другого слова-то и не подберешь, — подумала Шайен. — Ослепительно. Ослепительный блеск». Ей следовало бы прихватить с собой солнечные очки.

— И теперь, когда я увидел его хваленую фотожурналистку, мне, полагаю, следует изменить свое отношение к этой встрече.

Интересно, уж не потому ли О’Хара столь обворожителен, что ищет предлог отказаться от интервью! Если он надеется на это, то его ждет разочарование. Сам-то он не пойдет на попятный. Стэн уверил ее, что Грант ни разу не изменил своему слову.

— Я фотожурналистка в журнале, — слегка поправила она собеседника, как бы невзначай смахивая с его лацкана золотой волосок. — Не у Стэна.

Грант припомнил, как заблестели глаза ее шефа, когда он заговорил о Шайен.

— То, как он говорил о вас, навело меня на мысль, что тут кое-что есть… — О’Хара умолк, предоставляя ей самой закончить фразу.

И она закончила:

— Да, кое-что. Ему по душе моя работа, а я уважаю его за острый ум. Что и требуется для хороших взаимоотношений.

Разговор приобрел для нее несколько личный характер, однако она досконально знала эту кухню, ее не собьешь с пути.

«Какова она в любви? — заинтересовало его. — Таится ли за ее дымчатыми глазами огонь?»

Небрежно отбросив лежавшие на плечах волосы, Шайен продолжала:

— Кстати, насчет взаимоотношений: почему ваши любовные похождения никогда не кончались браком?

«Touche[1]», — подумал он.

— Такого рода вопросы вы намерены задавать мне?

Такие и еще поострее, если у нее появится к тому склонность. Смотря какой характер примет интервью. Она не видела оснований прибегать ко лжи:

— Ну, если они возникнут по ходу.

— Око за око, — промолвил Грант.

Его слова прозвучали по-библейски сурово, однако Шайен улыбнулась.

— Что-то вроде этого. Я не стану касаться личного, если почувствую, что вам неприятны мои расспросы. — Она решила честно высказаться на сей счет: — Мне не составит труда определить ваше отношение к моим вопросам.

Это был ее стиль работы. Свои интервью она больше строила на сделанных ею снимках, чем на письменном материале.

— Я видел некоторые из ваших фотографий в других журналах. И вашу выставку в Ньюпорте.

В его родном городе. Ее удивляло, почему он уехал оттуда. На мгновение авторское тщеславие отвлекло ее от профессиональных обязанностей.

— Неужели вы видели ее?

— Стэн посоветовал мне наведаться туда, чтобы поднять настроение. Он считал, что ваша выставка поможет мне. — Так оно и случилось. Друзья друзьями, но Грант никогда бы не дал ей интервью, если бы не ощутил в ее работах беспристрастие. — Ваш фотоаппарат весьма красноречив.

Простодушие и искренность его слов застали ее врасплох.

— Благодарю вас, — она отвела взгляд в сторону. В его глазах было так много сердечности… что-то от способности ее фотоаппарата проникать в суть вещей. — Временами он лучше видит, нежели я.

«Скромность, обнаруживаемая исподволь, — привлекательное свойство», — подумалось Гранту.

— Я так не считаю: неодушевленные предметы настолько хороши, насколько хорош пользующийся ими хозяин, — откинувшись на спинку стула, он скользнул взглядом по ее фигуре. Становилось все интересней. — Вы хотите сейчас приступить к работе?

Где-то в сокровенном уголке ее души выстрелил стартовый пистолет.

— Да, но не здесь.

Он огляделся вокруг, стараясь увидеть зал ее глазами. Что такого заметила она, чего он не видит?

— Почему? Только на ремонт ресторана я потратил миллион долларов.

И не зря. Ресторан быстро превратился в популярное в Новом Орлеане место.

Он вроде бы не обиделся, но она заметила в его словах легкий собственнический налет. Неужто он так относится ко всему, чем владеет? Или ему просто жалко, что не оценили интерьер, над которым он трудился?

— Здесь очень красиво, — уверила она, — но я полагаю, что у вас есть декорации и получше, чем ресторан. Особенно на время Марди Грас. Как, по-вашему, не отправиться ли нам на место до сумерек? — Ее глаза загорелись. — Быть может, я сниму вас где-нибудь на авеню Святого Карла, — предложила она, зная, что это одна из главных дорог, по которым будет проходить парадное шествие.

Гранту пришлось по нраву ее рвение.

— Вы бывали здесь прежде?

Шайен утвердительно кивнула. Тут она сделала первый снимок на похоронах великого джаз-музыканта. Ее сердце было покорено Новым Орлеаном после первого сделанного ею снимка. Этот мир во всем отличался от того, что она до тех пор видела вокруг себя. Он искрился жизнью.

— Это самое живописное место в Америке.

«Она предана этому городу искренне, и не потому, что у меня, как ей известно, на побережье есть дом», — подумал Грант.

— Особенно во время Марди Грас, — согласился он. — Хорошо, мы едем сейчас же.

Сказав это, он досадливо тряхнул головой. Во что он согласился вовлечь себя? У него просто нет времени. Вымолить себе свободу — вот самое разумное. Однако обещание остается обещанием, а ставка ставкой. Он всегда держал свое слово.

Грант заметил ее понимающий и сочувственный взгляд.

— Вы осчастливите Стэна. — Приподняв бокал, она провозгласила тост: — Долой сожаления!

За это выпьет и он. В самом деле, ни о чем не стоит сожалеть.

— Долой сожаления!

Глава вторая

Грант рассматривал поверх бокала сидящую напротив женщину. «Она пережила гораздо больше, — решил он, — чем кажется на первый взгляд». В ее глазах сквозила ранимость. Нет, не постоянно: появлялась на мгновение и затем вновь пропадала. Это состояние длилось миг, но и его было достаточно, чтобы у мужчины появилось желание защитить ее. Интересно, известно ли ей об этом.

— Вы бывали в Новом Орлеане во время карнавала, мисс Тарантино?

— Я приезжала в Новый Орлеан, но ни разу не попадала на Марди Грас.

Она, вероятно, полагает, что это словосочетание характеризует все празднество. Приезжие всегда совершают одну и ту же ошибку. Хотя Грант и проживал в Калифорнии, он, частенько наведываясь в Новый Орлеан, считал себя старожилом. Ему нравилась яркость, праздничность города, особенно в эту пору года. Тут он оживал, на короткое время забывал о своих обязанностях и просто радовался жизни.

— На карнавал, — небрежно поправил ее Грант, водя пальцами по длинной ножке бокала. — Марди Грас — всего лишь последний день празднеств, праздничное неистовство перед тем, как мир затянет потуже пояс, предастся покаянию и сядет на сорокадневный пост. — Встретившись с ее взглядом, он улыбнулся собственной фразе, дословно заимствованной из тех книг по истории, которые его заставляли читать и запоминать в детстве. — Во всяком случае, таков был обычай. Теперь же, разумеется, это удобный повод для проведения массовых вечеринок.

Разговор на эту тему был ему симпатичен. Гранту всегда нравилось знакомить приезжих с местными нравами. Он любил эту пору года с ее неистовым безумием, которое было совершенной противоположностью его обычному стилю жизни. Вот почему он взял за правило приезжать сюда, как бы ни был занят.

— Карнавал длится целых одиннадцать дней. Начинается он шестого января. Двенадцать ночей, — уточнил он, а затем замолк. Его удивило выражение ее лица. Все, кто думал, будто знает его, постоянно приноравливались к нему, полагая, что так быстрее приобретешь его благосклонность. Она явно не собиралась подлаживаться. — Вы улыбаетесь. Неужто я сказал что-то потешное? Хотелось бы знать, что именно, чтобы время от времени я мог это повторить. Если только не я сам вызвал вашу улыбку.

Пожми сильно она его руку, разве не просочилось бы несколько капель его очарования на ладонь? Пожалуй. Этот мужчина, казалось, источал одни чары. Даже легкое прикосновение пальцев к ножке бокала казалось чувственным. Возникло такое ощущение, будто это он к ней прикоснулся.

Она мгновенно вскочила со стула.

— Я здесь не для того, чтобы брать интервью о карнавале, мистер О’Хара. Я тут для того, чтобы говорить о вас.

Лицо О’Хара расплылось в широкой улыбке. Она мне нравится, решил он. Эта женщина знает, чего хочет.

— Как вам угодно, — покладисто произнес он.

Если б он присмотрелся повнимательней, то смог бы обнаружить под маской решимости смущение.

— Я лишь пытался понять, насколько хорошо вы знакомы с подобными празднествами, — пояснил Грант.

— Зачем? — Ей вечно бывали подозрительны мотивы, которыми руководствовались люди. Она считала, что как раз это качество помогает проникать ей в суть событий. Но именно это и привело ее к одиночеству, побочному следствию подозрительности. — Неужели я отправляюсь в большое путешествие?

Он вспомнил о приглашении на королевский бал, что прислали ему.

— Ну, это позже, — пообещал Грант. — Однако вам, думаю, сегодня вечером следует быть поосторожней на улицах. В городе ожидается мощнейший ураган, но горожане решительно настроены на проведение празднества. То, что вы видели до сих пор, к вечеру усилится вдесятеро, гарантирую. Весь день праздничные шествия и парады сменяли друг друга, но настоящее столпотворение… — он произнес эти слова с нежной улыбкой, словно речь шла о любимой, но немного эксцентричной двоюродной бабушке, — начнется этим вечером. Стэн предупредил вас насчет бросков?

«Вероятно, нет», — догадался Грант. Он сомневался, что Стэн помнит, какой сейчас месяц, тем более — о том, что сейчас в Новом Орлеане проходит карнавал. Этот человек забыл обо всем на свете, кроме своего нынешнего занятия — а в последние десять лет им был журнал, — даже о личной жизни.

«Порой и я забываюсь за работой», — подумалось Гранту. Конечно, у него была личная жизнь, внешне удовлетворяющая его, на которую другие мужчины смотрели с завистью. Но ему чего-то не хватало. Он надеялся, что впереди его ждет нечто большее, нежели президентство в компании «О’Хара Коммюникейшнз».

— Броски? — Шайен растерянно посмотрела на него. — Что это, своего рода местный жаргон?

Так он и думал. Склонившись над маленьким столиком, он мгновенно создал доверительную атмосферу, в чем его соперникам всегда было трудно сравняться с ним.

— Местный ритуал. Во время шествия люди на платформах бросают вещи в толпу. Подарки, жетоны, — уточнил он. — Если что-нибудь упадет возле ваших ног, не подбирайте.

— И это все?

— Да, пожалуй. Если вы тотчас же попытаетесь подобрать эту вещь, то рискуете потерять палец или по крайней мере сломать его.

У всех, кто не раз бывал на карнавале, есть собственный набор страшных историй вперемешку с рассказами о грандиозных попойках.

— Если кто-нибудь бросит какую-то вещицу в вашу сторону и вы заметите это, поставьте на нее ногу в знак того, что это ваша собственность. Подождите, когда интерес поугаснет, и затем подберите ее.

«Великолепно, — храбро подумала Шайен, — я ему подыграю».

— Ногу-то я не потеряю?

«Неужто она заядлая спорщица?» — огорчился он.

Для шуток у него был слишком серьезный вид. Шайен начинала верить ему.

— Что за безделушки они бросают?

— Бусы из поддельного жемчуга, медальоны, иногда цветные фишки, — перечислял Грант традиционный набор предметов.

Шайен подняла брови.

— Вряд ли из-за этого стоит терять палец.

Он согласился с ней, но в поведении толпы есть нечто необъяснимое. Трудно понять, отчего люди стараются заполучить эти безделушки, а ведь он не раз присутствовал при подобном безумии.

— Толпу охватывает возбуждение. Люди борются друг с другом за маленькие символы минувшего праздника.

«Что же придумать, — размышлял он, — чтобы и в ее глазах вспыхнуло подобное волнение?»

— Каждый так или иначе оказывается вовлечен в происходящее здесь безумие, — их взгляды скрестились. — Даже самые хладнокровные.

«Уж я-то не окажусь вовлеченной», — подумала Шайен, но промолчала: не ребенок же она, чтобы говорить об этом вслух. А в интервью она отразит не собственные мысли по этому поводу, а взгляды О’Хара, за которым стоят корпорация, деньги, платежеспособная репутация.

— Все кричат бросальщикам, — продолжал объяснять Грант, — стараясь привлечь их внимание, умоляя, чтобы им что-нибудь кинули. — Он тихо рассмеялся, вспомнив женщин в черном одеянии и с серьезными глазами, которые длинной чередой прошли через его детство, приучая его к повиновению. — Говорят, лучше всего бросать в монашек, хотя всегда найдутся предприимчивые женщины, переодетые в монашек. Но много и таких, что сочтут: уж лучшей мишени, чем оголенное до пояса женское тело, не сыскать.

«Он, верно, шутит?» Шайен с трудом переварила странную картину: люди в ярких маскарадных нарядах на платформах швыряют в одетых монашками женщин декоративной бижутерией.

Однако О’Хара не походил на шутника, сочиняющего неправдоподобные байки.

— Ладно. Суть ясна, — промолвила она. — Я не стану охотиться за безделушками.

Грант довольно кивнул головой.

— Могу я осведомиться: какой маскарадный костюм вы выбрали?

Он по-прежнему спрашивает больше, чем она. Такое положение дел следует поскорее изменить.

— Я и не думала надевать маскарадный костюм, — честно ответила она. Подобная мысль не приходила ей в голову. Она приехала сюда работать, а не разгуливать по вечеринкам.

Ему не верилось, что кто-то сможет, оказавшись здесь во время Марди Грас, не надеть маскарадный наряд.

— Да, но так принято. Все носят.

«Почему бы нам не заняться любовью, Шайен? Все занимаются».

«Я не все, Джефф. Я не хочу вступать с мужчиной в интимные отношения, пока не выйду за него замуж: если ты не уважаешь мое решение, уходи».

И он ушел… прихватив с собой ее сердце.

«О чем это я?» — упрекнула себя Шайен. Она ведь долгие годы не вспоминала о Джеффе Долане. Тщательно запрятала всякое воспоминание о нем, вместе со своим выпускным альбомом, на дно картонной коробки и засунула ее в глубь большого стенного шкафа. Он был ее первой любовью, первым, кому она открыла свое сердце. А он-то лишь хотел насладиться ее грудью… так же, как и прочими сокровенными прелестями.

Шайен рассердилась:

— Пожалуй, я не надену маскарадный костюм единственно из желания выделиться.

«Ну, с этим у нее заминки не будет», — рассудил Грант. С таким лицом и с такой фигурой! И с таким голосом, который рождает воспоминания о выдержанном виски, налитом поверх меда.

— Всему свое время: есть время выделяться и время общности… хотя, должен заметить, вы бы выделялись даже в бесформенном балахоне.

Он понял, что смутил ее, и тактично пошел на попятный. Обычно стесненное положение деловых партнеров лишь подхлестывало его, когда он вел переговоры по приобретению какого-нибудь предприятия. Что же касается личностных отношений, он полагал: пользоваться чужой неловкостью нечестно.

Грант вынул небольшую книжечку из внутреннего кармана пиджака. Интерес, что тут же появился в ее глазах, не остался незамеченным. На страничке, уже наполовину исписанной, он набросал несколько слов.

— Я приглашу портного, чтобы он подобрал для вас маскарадный костюм на сегодняшний вечер.

Если она поддастся обаянию О’Хара, напомнила себе Шайен, это скажется на статье. А единственное влияние на свою работу, которое она признавала, было ее собственное. Да еще она, строго говоря, в долгу перед ним. Она ведь в гостинице остановилась под его именем. Свободных номеров на время карнавала не было, но О’Хара постоянно держал за собой в «Мэджести» два номера люкс на случай, если ему захочется остаться в городе, повеселиться здесь на празднике, а не ехать к себе на остров.

— Это не обязательно… — начала она было возражать.

Он отмахнулся.

— О нет, это необходимо. Вам уж не достать ничего подходящего — слишком поздно. — Бросив взгляд на наручные часы, Грант встал со стула. — Мне надо идти на встречу, но я, как и обещал, вечером буду свободен.

В первый раз с тех пор, как он проиграл Стэну интервью, оно, казалось, заинтересовало его.

— Вы не против, если я явлюсь к вам в номер, скажем, часов в шесть?

Уж на это она пойдет в последнюю очередь. Шайен не собиралась встречаться с этим мужчиной в интимной обстановке.

— Нет, полагаю, будет лучше, если мы встретимся, как и договаривались, на авеню Святого Карла. Скажем, на углу Святого Карла и Лафайета, как раз напротив площади?

Эта женщина не желает оставаться с ним наедине — вот так поворот.

— Уверяю вас, мисс Тарантино, я не кусаюсь.

— Зато я кусаюсь.

Ее резкий ответ можно было принять за скрытое предостережение, но он не внял ему.

— Послушайте, я не придерживаюсь каких-то общепринятых правил и норм в общении ни с кем, кроме как с отцом и Богом. Кстати, как ваше имя?

Она уже сказала ему. Очевидно, память у мужчин не так уж крепка, как говорят.

— Шайен.

Грант покачал головой.

— Я имею в виду ваше настоящее имя, то, что стоит в свидетельстве о рождении.

— Шайен, — повторила она снова. Он несколько промедлил с улыбкой, поэтому она решила: не будет вреда, если она уточнит кое-что. — Родители мои встретились на автобусной остановке в Шайене, штат Вайоминг.

Говорить, что они расстались там же несколько дней спустя, не стоило.

— Моя матушка была с причудами.

По его мнению, существует иное определение для людей, что дают собственным детям немыслимые имена. И все же оно было единственное в своем роде. Как и его хозяйка.

— Ясно, — промолвил он. — Ладно, Шайен, встретимся в шесть часов.

— Погодите, — окликнула она его, прежде чем он успел выйти из ресторана и сесть в ожидающий его белый лимузин. — Как я вас узнаю?

Черная бровь Гранта удивленно взметнулась.

— Я полагал, что вы хорошая журналистка. — Он ожидал, что ее рассердит его замечание, и обрадовался, когда она не приняла вызов. Ему были по нраву люди, уверенные в себе. — Это я вас узнаю.

Слишком уж неопределенно.

— Мужчины обычно не держат слова, как показывает жизнь.

Пожалуй, он неправильно судил о ней. Было кое-что, что ему не нравилось: матримониальный интерес, рассчитанный на потрясающую внешность.

— Феминизм?

— Жизнь, — поправила Шайен.

Бросив последнюю реплику, она быстро прошла мимо него и вышла на улицу.

Шайен хмуро рассматривала у окна греческую хламиду. Солнечные лучи проходили сквозь нее, как через решето.

— И для кого это? — спросила она стоящего позади мужчину.

Верный слову, О’Хара прислал посыльного, едва она добралась до своего номера. Посыльный, представившийся просто «Пьер», вкатил внутрь целый гардероб на колесиках и отказался уйти, пока она не подберет себе платье на сегодняшний вечер.

Пьер изобразил удивление. Его тонкое лицо, казалось, говорило ей, что ответ очевиден: «Для вас».

— Разве мистер О’Хара не сказал вам, чтобы принесли подходящую одежду?

— Не мистер О’Хара выбрал эти наряды, а я, — сообщил Пьер с обидой. — Он только назвал мне ваш размер.

— Мой размер? — Она прищурила глаза. — Откуда он знает мой размер?

— У мистера О’Хара наметанный глаз.

Пьер предложил ей еще один маскарадный костюм, назвав его платьем Снежной королевы. Прозрачный лиф был расшит узорами.

— Кто-то вашего, судя по всему, телосложения не прятал свои самые привлекательные формы, — ухмыльнулся он.

Шайен повесила костюм на вешалку.

— Глаза и душа — вот что во мне самое привлекательное, — сухо заметила она.

Пьер кротко вздохнул:

— Прекрасно. На тот случай, если вы окажетесь более склонны к романтике, нежели уверили его, он предложил еще кое-что.

Она не вполне поняла, что хотел сказать Пьер, а потому пропустила его слова мимо ушей.

Мгновенно Пьер достал длинное темно-зеленое платье с длинными рукавами и золотистой бахромой на одном плече. К нему прилагалась кокетливая шляпка, которую, заметил он, следует носить слегка набок.

Разложив перед ней новый маскарадный костюм, Пьер в ожидании поднял брови вверх.

Шайен провела ладонью по ворсистой ткани. Бархат. Он вызвал в ней смутные воспоминания.

— Что-то знакомое.

— В таком наряде Скарлетт О’Хара отправилась просить денег у Рэтта Батлера, — изрек Пьер. — Она сшила его из…

— …занавески, — продолжила Шайен, стараясь не показывать, что заинтригована. — Да. Я видела фильм. — Пять раз, но не обязательно всем знать об этом. Взяв из рук Пьера платье и приложив его к своей фигуре, она против воли улыбнулась собственному отражению в зеркале. — Ну что ж, коль мне все равно придется что-то надеть, то, полагаю, этот костюм подойдет.

Она положила платье на кровать. Кинув на нее раздраженный взгляд, Пьер быстро нагнулся и принялся расправлять юбку, чтобы та не помялась.

— А что будет на мистере О’Хара?

Пьер, продолжая хлопотливо равнять складки на платье, самодовольно ухмыльнулся:

— Мне не велено говорить.

Вздохнув, Шайен достала из тумбочки сумку и вынула оттуда бумажник.

— Двадцать долларов освободят вас от обета молчания?

Выпрямившись, Пьер закатил глаза, а затем изобразил тоску на лице.

— Помилосердствуйте. Сегодня вечером двадцати долларов не хватит и таксисту на чай.

Ему не повезло. Шайен могла позволить себе потратить лишь двадцатку. И, как сказал сам О’Хара, она журналистка. Отыщет его без подсказки.

— Что ж, в такое случае мне придется положиться на судьбу.

Выражение лица у Пьера было скорее удивленным, нежели обиженным.

— Как вам угодно.

«Дела идут не так хорошо, как я надеялась», — подумала Шайен, стараясь не давать воли своему раздражению. И виной всему это чертово платье.

Она качнула юбку вперед, чтобы легче было идти. Вечер оказался не по сезону прохладен, но даже это обстоятельство не шло на пользу: платье было таким тяжелым, словно весило целую тонну, и от ходьбы она покрылась потом. Шайен даже раскаялась в своем выборе. Во всяком случае, в греческом наряде ее походка выглядела бы непринужденней.

— Пожалуй, стоило надеть хламиду, — пробормотала она про себя.

К ее удивлению, Стэн, позвонив ей как раз тогда, когда она собралась покинуть гостиничный номер, подтвердил слова О’Хара: сегодня вечером будь осторожна.

— События надвигаются, — монотонно бубнил ей Стэн на ухо. — Гляди в оба. К такому ты, возможно, не готова.

Шайен тут же припомнила водителей грузовиков, останавливавшихся у придорожной закусочной, где она выросла, и покушавшихся на ее невинность. А ведь в ту пору она была почти ребенком. Она с ранних лет научилась защищаться. Благодаря советам добродушного повара из буфета, который более заботился о ее благополучии, нежели ее родительница. Мигель научил ее защищать себя и определять по глазам намерения мужчины.

— Ты, Стэн, даже не представляешь, к чему я привыкла, — сказала ему Шайен. — Однако благодарю тебя за внимание. — Прижав телефонную трубку плечом к уху, она пыталась при помощи двух заколок прикрепить шляпку к волосам. — Как ни странно, меня сейчас больше заботит твой приятель, чем толпы народа.

— Грант? — в его монотонном голосе появилась легкая нотка недоверия. — У него репутация дамского угодника, а не бабника.

Шайен не видела разницы:

— Одно и то же.

В первый раз на ее памяти Стэн выказал раздражение:

— В таком случае тебе следует подправить твой словарный запас. Первый любит женское общество, второй пользуется ими для собственного удовольствия. Знай ты подольше О’Хара, ты бы увидела разницу.

«Может быть, да, а может быть, нет», — подумала она, протягивая руку к небольшой, на шнурке, сумочке, что прилагалась к маскарадному костюму.

— Извини, но я не собираюсь так долго оставаться здесь.

Она в четвертый раз проверила, на месте ли фотоаппараты. Она привезла с собой и старую, обыкновенную камеру, и новый цифровой аппарат.

— Тут я пробуду столько времени, сколько понадобится, чтобы «Style», благодаря эсклюзивному интервью, сделался самым продаваемым журналом года.

— Кстати, не выпускай из рук фотоаппарата, когда выйдешь на улицу. Говорят, будто воришки половиной годовой прибыли обязаны одному этому вечеру.

— Благодарствую, теперь-то я буду чувствовать себя в полной безопасности, — с холодной язвительностью заметила она. — Я начинаю думать, что мне следовало одеться питбультерьером, а не изысканной сукой.

— Он что, заставил тебя нарядиться собакой? — недоверчиво осведомился Стэн.

— Нет, на мне платье Скарлетт О’Хара. — Она помолчала, а потом подумала вслух: — Интересно, связаны ли как-то эти фамилии.

Но тут ей стало ясно, что Стэн положил трубку.

Сейчас же, когда она старалась продраться сквозь толчею, ей нестерпимо хотелось избавиться от платья или, на худой конец, от юбки.

«Ни одна книга, ни один фильм не подготовили меня к тому, что я вижу воочию», — подумала она. Казалось, будто все гуляки поверили, что им дана полная свобода действий.

«Если можешь, сохраняй ясный ум, когда другие теряют его», — про себя бормотала она отрывок из стихотворения Киплинга, фотографируя безумные толпы на улицах и пытаясь протиснуться вперед, сохранив кости и фотоаппарат в целости.

Парадные шествия сходились на главных улицах. Все городские артерии затопил народ. Насколько хватало глаз, везде к одетым в маскарадные костюмы людям на платформах тянулся лес рук.

В воздухе стоял гвалт, и во все стороны летели подарки. Шайен пыталась разобрать слова и увернуться от даров.

Грузный мужчина прошмыгнул мимо нее, пытаясь поймать блестящее жемчужное ожерелье, брошенное со второго яруса платформы из папье-маше, которая, верно, представляла собой царскую барку Клеопатры. Шайен едва успела отскочить в сторону.

Ничего не трогать — таков был ее девиз.

Когда она вновь подняла фотоаппарат, перед ней оказался выделывающий ногами кренделя шут: он явно хотел попасть в кадр. Шайен, рассмеявшись, сняла его. Как знать? Быть может, сделанные здесь снимки помогут ей позже написать статью о том, что человеку необходимо время от времени давать выход своим чувствам.

Некто в маске Геракла попытался привлечь ее к себе. Удар локтем в солнечное сплетение заставил его отказаться от своих намерений, и они тут же быстренько расстались. Шайен стремительно пробиралась к авеню Святого Карла, несмотря на препятствия. Она оказалась там раньше назначенного для встречи часа. Если О’Хара появится, она узнает его. Хотя он может и не прийти, это представлялось ей весьма реальным, пусть Стэн и говорил обратное. Ей была нестерпима сама мысль заниматься поисками в этом громоздком наряде.

Какой-то человек на едущей следом платформе вместо того, чтобы бросать всякие безделушки, выпустил из клетки голубей. «Ну, только голубей еще этому городу и недоставало», — пробормотала она. Однако, когда в воздух выпустили еще трех голубей, сделала снимок. Ей нравилось все, что попадало в поле зрения видоискателя.

Новый Орлеан по-прежнему искрился красками и шумел, когда его накрыла ночная мгла. Взяв другой фотоаппарат — ей не хотелось их перезаряжать, — Шайен увлеченно направляла свой объектив на все, что двигалось. «Разберу позже, — решила она про себя, — и выужу лучшие снимки. Сейчас же главное — скорость».

Делая снимки, Шайен не сразу поняла, что сама стала объектом внимания и мишенью целой серии бросков.

В переулке стояли ряженые в красных костюмах чертей. Они нисколько не скрывали, что ищут для мучений новую жертву. Первая лежала у их ног. На землю, рядом с упавшим пиратом», сочилась какая-то жидкость. Темная, расползающаяся лужа.

Кровь?

Один из ряженых, со сползшей маской, поднял голову и посмотрел в сторону Шайен, когда она опустила фотоаппарат. Даже на таком расстоянии она почувствовала, что их взгляды встретились. Потом и другие посмотрели в ее сторону.

Вся четверка помчалась к ней бегом. Один из ряженых задел маской за острый выступ в стене, как раз на углу улицы. Маска порвалась, и стало видно лицо. Шайен сфотографировала его, а затем бросилась улепетывать.

Глава третья

— Рэтт Батлер, верно?

В голосе, прошептавшем ему на ухо вопрос, слышался говорок южных штатов. Грант взглянул на женщину, стоящую возле его локтя. Он с удивлением отметил, что она босонога и что обе лодыжки украшены веночком из цветов. На ее золотисто-каштановых волосах тоже был водружен венок, а тело украшал маскарадный костюм селянки. Маска, прикрывавшая лишь глаза, была немногим меньше лифа. Все говорило о том, что очаровательная селянка благосклонно отнесется к мужскому вниманию.

«В другое время, — подумал Грант, — я, пожалуй, поддавшись искушению, нашел бы для разговора более укромное место, чем-то, где мы сейчас находимся». Но ныне долг чести зовет его.

Улыбнувшись женщине, он сорвал с головы шляпу и ответил:

— Верно, и я дожидаюсь встречи со Скарлетт.

Женщина кокетливо вскинула голову, и по ее обнаженным плечам рассыпалась копна волос.

— Спорю, что твоя Скарлетт как женщина не стоит и половины меня.

Грант тихо рассмеялся про себя. Тело у селянки было, пожалуй, лучше, чем у Шайен. Зато остальное — ум, характер…

— Еще неизвестно, — вслух подумал он. Женщина протестующе, с надутым видом, проговорила что-то, но вряд ли до Гранта дошли ее слова. Пробираясь сквозь толпу, в его сторону бежала Шайен. Как и на женщине, претендующей на роль его искусительницы, на ней была небольшая кокетливая маска, которая почти не скрывала черты ее лица. Кроме того, Пьер сообщил ему, какой она выбрала костюм. Кстати, вот почему на нем такой наряд. Соглашаясь на интервью, он намеревался вволю позабавиться.

«Шайен, очевидно, пытается от кого-то оторваться», — подумал он, наблюдая за тем, как она пробивалась сквозь толпу с целеустремленностью атакующего пехотинца. Даже издали ему было видно, что дышит она тяжело. Сомнительно, что одышка у нее от предвкушения сегодняшней ночи. «Жаль, — подумал он, отодвигаясь потихоньку от стоящей рядом женщины, — что она и эта особа не могут поменяться ролями». Если бы он увидел тот же яркий блеск в глазах Шайен, он бы поддался искушению и забыл бы про интервью, про Марди Грас и предстоящий бал.

Даже не оглядываясь назад, Шайен знала, что ее продолжают преследовать.

Где же он? — спрашивала она себя с растущим отчаянием. Как отыскать его в этом бурном людском море, если она даже не знает, что за костюм на нем?

Она и впрямь не ожидала, что сегодня вечером на улицу выплеснется столько народу. Вздохнув, она поправила съехавшую шляпку и постаралась взять себя в руки и рассуждать логически. Невозможно представить О’Хара в костюме гориллы или клоуна. Это просто не в его вкусе. Он бы выбрал что-нибудь, не связывающее движения, что-нибудь романтическое и яркое. Такое, что явно было бы ему к лицу. У него прекрасные черты лица, пускай и грубоватые. Он не стал бы прятать его под маску.

Однако вокруг было слишком много мужчин, которых она могла принять за него. Увидев в нескольких шагах от себя полицейского, Шайен отказалась от мысли найти О’Хара. Полицейский в настоящий момент был ей гораздо нужнее. Нужно отвести стража порядка в переулок к упавшему телу. Хоть она несколько раз сворачивала за угол или бросалась в сторону, стараясь сбить со следа своих преследователей, но дорогу обратно найдет.

Распихивая гуляющих локтями, Шайен стала продираться к полицейскому. Наконец она схватила его за руку.

— Констебль, я только что стала свидетельницей… — Она вдруг замолкла, когда тот повернулся к ней лицом с нарисованной на нем широкой ухмылкой. Полицейский оказался ряженым. — Извините, — пробормотала она и отпустила его руку.

Ее охватила досада. Черт подери, есть ли в этом сошедшем с ума городе хоть кто-нибудь всамделишный? Почему на улицах нет полиции?

Однако мнимый полицейский вдруг заинтересовался ею.

— Эй, подождите минуточку! — Он загородил ей дорогу. — А не устроить ли нам друг другу допрос? — предложил он, и его густые брови смешно запрыгали над карими глазами.

— В другой раз, — отмахнулась она. Ей необходимо было отыскать полицейского… или О’Хара. Все равно, кого. Кого-нибудь, к кому она могла бы обратиться.

Шайен бросила взгляд через плечо. Ряженые черти подбирались все ближе. Они, кажется, не видят ее, но, верно, ищут. Она инстинктивно накрыла футляр фотоаппарата рукой.

Ее жест привлек внимание ряженого полисмена. Его потешная улыбка сделалась шире и превратилась в плотоядную ухмылку.

— А у вас с собой даже фотоаппарат. Весьма предусмотрительно с вашей стороны. — Он положил свою руку на ее плечо. — Мы могли бы сделать снимки, когда закончим. Или даже во время процесса.

Шайен сбросила его руку.

— К вам у меня дел нет.

Однако отделаться от ряженого оказалось нелегко.

— Ах, не будьте такой несговорчивой, милочка. У меня имеются наручники. — Он вынул железные браслеты и покачал ими у нее перед глазами. Его физиономия весьма явственно выдавала его намерения.

— В таком случае наденьте их на себя, — проговорила Шайен, повернувшись на каблуках. Но тут приземистый коротышка в наряде Санта-Клауса преградил ей путь.

Полицейский притянул ее к себе:

— Я бы предпочел надеть их на вас.

Шайен чуть не заплакала от облегчения, когда увидела позади «полисмена» О’Хара. Опустив руку на плечо гуляки, он развернул его лицом к себе.

— Дама сказала «нет».

Рык, сорвавшийся с губ мужчины, умолк, когда он заглянул в лицо О’Хара. Сдаваясь, он поднял руки вверх.

— Ладно. Рядом бродит немало покладистых женщин. Не стану я ввязываться из-за этой в драку.

«Полицейского» тут же поглотила толпа.

Довольный тем, что противник исчез, Грант повернулся к Шайен. «Она покраснела, — подумал он. — Весьма трогательная картина». Согнувшись в поклоне, он улыбнулся, глядя ей в глаза.

— Скарлетт О’Хара, полагаю?

Шайен не ответила. Скользнув взглядом по толпе, она увидала, что ряженые черти уже заметили ее и направляются в их сторону.

Схватив О’Хара за руку, она потащила его за собой. Продвигаться вперед становилось все трудней и трудней.

Отчего так получается, раздраженно думала она, что все, кажется, идут ей навстречу? Озадаченный Грант позволил увлечь себя.

— Не то чтобы я не любил сюрпризов, — промолвил он ей в затылок, стараясь перекричать шум, — но вы не могли бы сообщить мне, куда мы направляемся?

Таща его через улицу в образовавшийся между двумя платформами узкий проход, Шайен и не подумала обернуться. Она боялась остановиться, боялась увидеть, что ряженые подбираются все ближе и ближе.

— Просто следуйте за мной. Объяснения потом.

По настойчивости, прозвучавшей в ее голосе, он понял, что она не поддалась царящему в городе духу и не играет в жеманство. Определенно тут что-то не так.

— Все в порядке?

— Потом, — вновь ответила она.

Теперь не она, а он оказался в роли добычи. Гранту это не нравилось. Тут что-то не так, и она не намерена сообщить ему, в чем дело. Судя по всему, Шайен собирается без лишних слов волоком протащить его через весь город.

В такие игры играть он не собирался. Выбрав подходящее место, Грант неожиданным рывком усадил Шайен на землю. Они сидели перед одноэтажным зданием. Через приоткрытые двери виднелся огромный, ярко залитый светом зал. Он удержал ее на месте, когда она попыталась было снова увлечь его за собой.

— Объяснитесь, и немедленно.

Она не привыкла, чтобы ей приказывали. Ее первым побуждением было сбросить его руку и оставить его сидеть на месте, если он не последует за ней. Но нет, ясно, что он не пойдет за ней, если не сказать ему, от чего она бежит.

Объяснение должно быть кратким и внятным. Глубоко вздохнув, она сказала:

— Кажется, я видела убийцу.

Он чуть не рассмеялся, но в последний момент сдержался. Она, вероятно, находилась под впечатлением розыгрыша, принятого ею за правду.

— То, что вы видели, — спокойным голосом стал разубеждать ее Грант, — скорее всего было сценкой, клоунадой. Такое бывает во время карнавала.

Но она, уверенная в собственной правоте, покачала головой.

— Это не были актеры или уличные мимы. Поверьте мне: я видела, как кого-то убили.

Она приподняла и показала фотоаппарат.

— И я все сфотографировала. Один из убийц поднял голову и увидел меня. И теперь они меня преследуют. Четыре черта.

«Боже мой, я говорю, словно помешанная», — подумала Шайен.

— Четверо мужчин в костюмах чертей, — поправилась она. — Я видела лицо одного их них.

В глазах ее был страх. Грант взял ее ладонь в свою.

— Мне и вправду сомнительно…

Она выдернула руку. Незачем ее успокаивать, как ребенка.

— Поглядите на меня, — настойчиво проговорила она. — Разве я похожа на пугливую девицу, удирающую во все лопатки от каких-то уличных мимов?

Он помедлил, пристально глядя на нее.

— Нет, не похожи.

Да, она не из тех женщин, что легко впадают в истерику или всего пугаются. Быть может, она действительно стала свидетелем чего-то необычного.

— Хорошо, — согласился Грант. — Если сказанное вами правда, то нам, пожалуй, следует…

Он увидел, как она, поглядев мимо него, побледнела.

— В чем дело?

— О Боже, вот они.

Времени удирать не было: ряженые слишком близко. В любую секунду кто-нибудь из преследователей увидит ее… увидит их…

— Быстро сюда.

Прежде чем Грант успел произнести хоть слово, Шайен затащила его внутрь зала.

Как и на площади, в огромном помещении толпилось множество народу. Все были разбиты на пары. Казалось, что они с Грантом попали на свадебную церемонию. Брачующиеся, держась за руки, смотрели на мужчину, стоявшего перед алтарем. Алтарь и стены были богато убраны цветами и искусственными голубками. В зале звучал свадебный марш.

Шайен оглядывалась по сторонам. Большинство пар были одеты в подходящие маскарадные костюмы. На некоторых женщинах настоящие подвенечные платья, а на их избранниках смокинги. Лишь немногие были в повседневной одежде.

Страх вновь отступил перед инстинктом журналиста. Подняв цифровой фотоаппарат, она моментально сделала несколько снимков. Жених и невеста, стоявшие рядом, позировали ей. Они остались довольны: судьбоносное мгновение было запечатлено навеки.

«Еще несколько минут назад ее чуть ли не трясло от страха, — подумал Грант, — а теперь она превратилась в виртуозного фотографа, спокойно щелкающего все вокруг. Необыкновенная женщина».

— Вы постоянно снимаете все, что попадается вам на пути? — прошептал Грант ей на ухо: гвалт все усиливался.

Она попыталась сдержать дразнящую дрожь волнения, пробежавшую по ее позвоночнику.

— Так легче восстановить в памяти картину событий. — Шайен направила объектив на переднюю часть зала.

Она сделала несколько снимков коренастого коротышки, стоявшего перед толпой, — очевидно, он исполнял роль служки. Улыбка на его лице была доброжелательной и какой-то умиротворяющей. Белый костюм на нем как нельзя лучше сочетался по цвету с густой гривой волос. Только руки его сверкали разными красками: огромные драгоценные камни в перстнях, преломляясь в свете множества свечей, отбрасывали разноцветные блики на лица стоявших перед ним.

Шайен опустила фотоаппарат.

— Что это за место? — шепотом осведомилась она у Гранта.

В ответ он лишь пожал плечами. Взглянув назад, он увидел мужчину в костюме черта, пробегающего мимо открытой двери. Выражение на лице ряженого было столь злобным, что по спине Гранта пробежала холодная дрожь.

Пожалуй, Шайен и впрямь стала свидетельницей убийства.

Грант обнял ее за плечи. Когда она удивленно взглянула на него, он просто показал ей жестом, чтобы она отодвинулась подальше от входа и влилась в завороженную толпу.

— Они снаружи, — шепотом сообщил он ей и, увидев, как в ее глазах промелькнул ужас, еще крепче прижал ее к себе.

Коротышка шаркающей походкой подошел к Шайен и вложил ей в руки увядающий букет.

— Последний, — объявил он. Отсутствующий зуб портил ему улыбку. — Сегодня, должно быть, счастливейший день в вашей жизни.

— Пожалуй, — согласилась Шайен. Она украдкой поглядела на входную дверь, молясь, чтобы этот человек оказался прав.

Грант ощутил, как напряглась ее спина. Он сам никогда не ведал страха… не считая страха перед неудачей в делах, но тот лишь придавал ему сил. В его душе шевельнулось и укрепилось желание защитить ее. «Виной тому, должно быть, маскарадный наряд», — задумчиво пробормотал Грант.

Он опустил голову и прошептал ей в ухо:

— Просто смотрите перед собой и притворяйтесь, будто вы являетесь частицей этого сборища. В зале полно пар. — Кивком головы он показал на людей, стоявших впереди них в три ряда: — Тут даже есть еще одна Скарлетт и еще один Рэтт.

Он заметил, что вторая Скарлетт брюнетка. Однако первое, что привлекло взгляд, так это цвет ее платья. Сочный изумрудно-зеленый — точно такой же, как и у Шайен. Если преследователи будут их искать, то сначала увидят ту пару. Быть может, это совпадение позволит им удрать.

Шайен согласно кивнула головой, однако все ее внимание было сосредоточено на мужчине, что дал ей букет. Он, по всей видимости, работал на пару с человеком, стоявшим у алтаря.

— Что здесь происходит? — спросила она его, прежде чем он смешался с толпой.

Коротышка, похожий на переросшего эльфа, сердито посмотрел на нее, словно ответ представлялся очевидным.

— Да ведь вы выходите, разумеется, замуж, — поставил он ее в известность, а затем поспешил к своему хозяину.

— Разумеется, — тихо повторила она, обменявшись взглядом с Грантом. У него здесь связи. Ему ли не знать?..

— Еще одна комедия?

— Кажется, да.

На последний день масленицы было намечено множество программ, и каким-то пяти комитетам не уследить за всем: Грант мог высказать лишь предположение насчет творящегося здесь.

«Ну, что бы тут ни происходило, все идет к концу», — подумала Шайен. В какой-то миг она потянулась за висящим на плече фотоаппаратом, но затем, чтобы не мешать, решила не трогать его.

Человек у алтаря мановением руки призвал толпу подойти ближе. Казалось, что физически это невозможно. Однако собравшиеся сплотились еще теснее.

— Рождается новый смысл слова «сплоченность», — прошептал ей на ухо Грант.

«Ну что ж, по крайней мере, хоть он получает от происходящего удовольствие», — подумала она, стараясь не придавать значения тому, что его тело прижимается к ней… и эта близость волнует ее.

— А теперь, господа мужчины, повторяйте за мной, — произнес человек у алтаря. — Я… назовите свое имя, — настойчиво продолжал он. По толпе прошелестел монотонный шепот. — Ох, громче, будто вы гордитесь этим мгновением. Снова. Я… — священнослужитель повторил свою речь во второй раз.

Пожав плечами, Грант присоединился к всеобщему хору, повторяя слова, которые священник произносил речитативом.

Порой в снах Гранту представлялось, как он стоит рядом с женщиной и говорит эти фразы, и сердце подсказывает ему, что она — та, которую он так долго и втайне ото всех искал. Вот только никак не мог разглядеть ее лицо. Единственное, что имело значение, — ощущение. Безошибочное ощущение: она.

И всякий раз, когда он просыпался, его охватывало чувство тяжелой утраты. Будто некая драгоценность выскользнула между пальцев. Он всегда по нескольку минут не мог избавиться от этого ощущения. И не раз лишь отсутствие уверенности, что в его объятиях действительно некая драгоценность, удерживало его от брачного обета в церкви.

Он не просто хотел, чтобы рядом лежало теплое женское тело. Ему хотелось не только делить с кем-то ночью ложе. Так поступал его отец, и пять неудачных браков показали, что ему чего-то недоставало. Грант жаждал большего. Он нуждался в товарище, подруге сердца, с которой мог бы прожить остаток дней своих. Конечно, он желает от нынешних времен слишком многого, но на меньшее не согласен.

«И это означает, вероятно, что мне придется провести жизнь в одиночестве», — философски думал он.

Но вот теперь, единственно для новизны впечатлений, он произносил требуемые от него слова. На его губах блуждала усмешка, когда он обещал любить и лелеять стоявшую подле него женщину во все дни его бессмертной жизни.

«Преподобный» с довольным видом кивнул головой. И обратился к женщинам:

— Прекрасно. А сейчас черед дам. Я… назовите свое имя, пожалуйста… даю обет…

Краем глаза Шайен видела, что О’Хара с веселой улыбкой на устах смотрит на нее. Что ж, черт подери, описание этой церемонии может даже оказаться пикантной подробностью в ее статье. Она уже сочинила подзаголовок «Я была миссис О’Хара… пять минут».

Она громко произнесла: «Я, Шайен Тарантино, даю обет…» Голос ее, казалось, выделялся на фоне монотонного бормотания десятков других женских голосов.

«Преподобный», скрестив пальцы, с блаженной улыбкой смотрел на невест и женихов.

— Властью, данной мне свыше, отныне объявляю вас мужьями и женами.

Расцепив пальцы, он жестом показал парам сойтись ближе.

— Можете поцеловать своих новобрачных, господа.

Пожалуй, их вторжение сюда не было, в конце концов, такой уж ошибкой. Грант, взглянув в лицо Шайен, легонько провел пальцами по ее щеке.

— Если мы не поцелуемся, то, видишь ли, рискуем выделиться из толпы.

У нее не было ни малейшей причины для прерывистого вздоха. Ни малейшего основания. Так что же с ней? Почему, когда он прикоснулся, ей показалось, будто на какое-то мгновение все вокруг замерло?

Бессмыслица какая-то.

— Стало быть, и нет нужды выделяться, — послушно промолвила Шайен почти что шепотом. Только шептать она и могла. В легких, казалось, не было воздуха, и одновременно сердце учащенно билось — так же оно стучало, когда она удирала от ряженых чертей.

За секунду до того, как Грант привлек ее в свои объятия — менее чем за один удар сердца, — Шайен осознала: ей не так легко будет забыть этот поцелуй, похоронить его среди прочих ничего не значащих поцелуев.

Она надеялась, что ошибается.

Но она не ошиблась.

Как только их губы встретились, она поняла: Грант О’Хара столь же нежен, сколь и искусен. Тому она получила подтверждение, да и сама втайне подозревала это. Однако опытности и вкрадчивости можно противостоять, их можно описать, ими, пожалуй, даже можно пренебречь. Это же было нечто другое.

Нечто большее.

Сначала его губы легко касались ее, затем настойчиво впились в ее уста, унося из окружающего мира и создавая заново иную действительность — где все население земли состояло только из них двоих, где не было необходимости в других обитателях.

Черт возьми, у нее под ногами зашаталась почва, а ведь здесь не Калифорния. Нельзя даже оправдаться тем, что виной всему землетрясение.

Где-то далеко-далеко из онемевших пальцев Шайен выпал букет. В следующее мгновение кровь заструилась по ее жилам — так на сигнал тревоги устремляются пожарные машины, — и она зарылась руками в его волосы, зажала их в своих кулачках и приникла к его телу. Она впилась в его губы, и этот поцелуй не оставил от ее равнодушия камня на камне.

Глава четвертая

Более ошеломленный, нежели ему хотелось себе признаться, Грант медленно откинул голову назад и поглядел на эту женщину, словно прежде никогда не видел ее.

А пожалуй, и не видел. То, как он смотрел на нее раньше, принимать в расчет нельзя: привлекательная, шикарная, изящная — все эти прилагательные годились для описания скаковой лошади или чего-нибудь в том же роде. Но нигде в этом описании нет и намека на неукротимую пылкость, ждущую, чтоб ее освободили.

Или происшедшее просто игра?

Игра это или нет, но Грантом овладело чувство, будто по нему проехался паровой каток и оставил позади себя его труп. И выпутаться из этого чертовски сложного положения можно было только одним способом.

Если бы усы, принадлежность его маскарадного костюма, были настоящими, их бы концы завились и затрепетали от радости. У него даже закружилась голова. Подобного с ним не случалось с тех пор, как он впервые совершил налет на принадлежащую противоположному полу территорию, и даже тогда чувство меры не покидало его.

Возможно, виной всему недостаток — из-за большой скученности в помещении — кислорода. Ему и впрямь не хотелось думать, будто его чувство порождено чем-то иным. Подобная мысль, пусть и в малой степени, лишала спокойствия.

— Да, Скарлетт, — протянул он, смеясь ей в глаза. — Я приятно удивлен. Ты лишила меня дара речи.

— Тогда как же ты говоришь?

Поняв, что она в ответ резко огрызнулась, Шайен постаралась укоротить себя. На нее это так непохоже: ей несвойственна грубость, да и чувство, овладевшее ею, она прежде не испытывала. Первое было прямым следствием второго и ее желанием скрыть от О’Хара охватившее ее волнение. Не хватало еще, чтобы он узнал: ему удалось расщепить ее, словно атом, и вызвать ядерное деление.

И еще ее ужасно беспокоило, что она не сможет идти, — ноги сделались вдруг ватными. В последний раз, когда она пережила нечто отдаленно похожее, мужчину интересовало только, сумеет ли он похвастаться, что лишил ее девственности. На ее чувства ему было наплевать. Его истинные намерения стали абсолютно ясны во время последовавшего затем отвратительного спора.

Ей не хотелось вновь проходить через то же самое. Особенно с таким человеком, как О’Хара, имеющим определенный опыт и репутацию. Ясно одно: она не одержит верх, просто борьба истощит ее силы.

Грант, подумав, произнес:

— Хороший вопрос.

Скрывая растерянность, он потер подбородок. Отгадать по ее взгляду, кто из них больше взволнован, было невозможно.

— Не знаю, имеет ли отношение охватившее меня чувство к надвигающейся буре, но вы, женщина, определенно вызываете у меня приятное волнение.

«Слыхали уже», — подумала Шайен.

Она попыталась собраться с духом, но не смогла даже пошевелиться, хотя смутно осознавала: несколько пар уже покинули зал.

Глупо. Она же взрослая женщина. Овладевшее ею чувство — результат столпотворения и духоты в этом зале. И все же, когда она попыталась ответить тоже шуткой, у нее едва прорезался голос. Ее внимание полностью сосредоточилось на губах О’Хара, на его улыбке, на том, как шевелился его рот, когда он говорил.

— Вы не видали мой двойной удар, — только и удалось пробормотать ей.

— Почему бы вам не продемонстрировать его?

Губы Гранта во второй раз коснулись ее, и тут он вдруг почувствовал, что кто-то берет его за руку. Подняв голову, он увидел сбоку прислужника и постарался подавить раздражение, вызванное несвоевременным вмешательством.

Коротышка порицающе покачал головой:

— Извините, но, боюсь, вам придется целоваться в другом месте. Этот зал арендован только до семи часов. — Чтобы подкрепить свои слова, он легонько постучал по циферблату. Подобно двум крошечным мраморным шарикам, его глаза перебегали с одного лица на другое. — Вы расписались в свидетельстве?

Грант удивленно приподнял бровь.

— В свидетельстве?

— Я так и думал, — недовольно произнес коротышка. — Следуйте за мной, — велел он, повернувшись на высоких каблуках. Пройдя два шага, он через плечо обернулся: они стояли на месте. — Ну же? Почему вы не идете? Смелее.

— Слыхали? — Грант храбро взял Шайен под руку и повел ее с собой. Он обратил внимание, что зал уже покинула чуть ли не половина присутствующих. Кажется, эта своеобразная вечеринка подошла к концу. — А зачем, — осведомился Грант, следуя за коротышкой в переднюю часть помещения, — нам нужно идти с вами?

Служка остановился невдалеке от алтаря. По одну сторону от него стоял — совершенно не к месту — зеленый карточный стол. На нем возвышались аккуратно сложенные бумажные стопки. Коротышка взял лист из последней пачки и положил его перед Грантом. Одновременно протянул ему ручку.

— Ба, да чтобы расписаться в брачном свидетельстве.

— В брачном свидетельстве? — Грант взглянул на документ.

На верху страницы синим шрифтом было напечатано: «Брачное Свидетельство», после чего шло название графства и штата. «Священник» и его помощник немало постарались, чтобы придать происходящему надлежащий вид. Свидетельство даже украшали печать штата и подпись адвоката.

Полагая, что такая бумага могла бы стать забавным подарком на память для Шайен, Грант решил подыграть и, расписавшись, передал ей перо.

Она прикусила губу, ощущая некоторую нервозность — пусть даже документ и не настоящий. Затем, пожав плечами, последовала его примеру и подписалась внизу его фамилией. Не успела она вывести последнюю букву, как служка выхватил у нее ручку и быстро расписался в графе «свидетель».

У Шайен свело живот.

— Вы не думаете, что мы зашли слишком уж далеко?

При этих словах служка фыркнул. Взяв свидетельство, он сделал копию на небольшом копировальном аппарате и положил свидетельство на стол.

— Все согласно законам штата Луизиана.

Грант вновь взглянул на документ, лежавший на столе. Он и вправду походил на настоящий. Быть может, даже слишком походил.

— Минутку, разве это мероприятие не часть просто празднества?

От возмущенного вида служки Гранту сделалось не по себе.

— Да, — медленно проговорил тот. — Это часть празднества. Лучшая часть. — Он выпрямился во весь рост: несмотря на высокую обувь, в нем не было и пяти футов росту. — Священник полагал, что данное мероприятие станет прекрасным противовесом творящемуся вокруг нас бесстыдному идолопоклонству — будет сотворено хоть что-то достойное.

Смысл произносимых мужчиной слов стал доходить до сознания Шайен. Все внутри в ней сжалось. Глаза округлились:

— Чем-чем?..

Служка посмотрел на них так, словно они сошли с ума. Засунув оставшиеся пачки в портфель, он щелкнул замками.

— Послушайте, вы пришли сюда вдвоем. Никто не тащил вас внутрь с улицы. Вы оказались среди тех, кто желал обвенчаться. — Он сокрушенно потряс головой. — Я слыхал, что, бывает, трусят до свадебной церемонии, но не после же!

Не успел он повернуться, как Грант схватил его за плечо и прижал к стене. Человечек попытался было вырваться, но тщетно. О’Хара намеревался держать его у стены, пока на его вопросы не будут даны ответы.

— Давайте выкладывайте все начистоту. Мы женаты?

Взор служки метнулся в сторону алтаря в поисках священнослужителя, но того там не было. Мужчину проняла дрожь.

— Да.

Шайен, отодвинув Гранта в сторону, пригвоздила служку к месту не руками, а взглядом. Она постаралась не выдать голосом охвативший ее ужас. Да разве такое возможно?

— Женаты в самом деле?

— В самом деле, — повторил служка. Он потер плечо, за которое Грант схватил его, а затем быстро передвинулся к Шайен, подальше от лап О’Хара. — Не приближайтесь ко мне, — предостерег он.

Шайен отказывалась верить ему.

— Но ведь это невозможно. Требуется сдать анализ крови, затем отводится время на раздумья, и, наконец, необходимо получить разрешение на брак… — возмущалась она, пытаясь подавить панику в голосе.

Она и раньше знала о священнослужителях, что проводят бракосочетания в массовом порядке. Однако то всегда было либо составной частью некоего массового обращения, либо просто рекламным трюком. Но о такой церемонии венчания слышать ей не доводилось. Если бы Стэн ведал, что подобное произойдет в Новом Орлеане, он бы сказал ей: поезжай туда ради одних фотографий с этой церемонии.

Ага, Стэн. Он-то и год какой не всегда знает, пускай прямо под его носом календарь.

Шайен с мольбой глядела на служку. Как же ей хотелось, чтобы тот сказал, будто происшедшее всего лишь колоссальный розыгрыш!

— Было сделано исключение, — гордо произнес служка. — Я сам все улаживал. У мэра хватило ума решить, что эта церемония может благосклонно отразиться на городе. — Морщины на его лбу чуть разгладились, и терпеливая улыбка скользнула по устам. — Послушайте, не портите хорошего начинания. Оставьте все как есть. Ну а если и завтра утром будете настроены по-прежнему, — он пожал плечами, — тогда дело за разводом. На настоящий же момент вы состоите в браке. — Он постучал по свидетельству на столе. — Поздравляю.

Шайен, ошеломленная и сбитая с толку, взяла свидетельство и посмотрела на него.

— Полагаю, что мы не в Канзасе, — тихо пробормотала она.

Служка как-то странно поглядел на нее.

— Нет, в Новом Орлеане, в Луизиане, женщина. Разве что буря перенесет нас. — Его работа была завершена, и он сунул портфель под мышку. — Будь я на вашем месте, я бы направился прямо домой или в гостиничный номер и переждал бы грозу. Кажется, синоптики на сей раз, наконец-то не дали промашки. Надвигается большая буря. От ее приближения у меня ломит кости.

С этими словами он поспешно прошмыгнул мимо них и торопливо вышел на улицу.

— Дайте-ка взглянуть. — Грант вырвал свидетельство из рук Шайен. Быстро просматривая его, он хмурился, будто искал какой-нибудь изъян или несоответствие.

Шайен вздохнула:

— Составлено вроде бы юридически правильно.

В его взгляде появилось жесткое выражение, когда он, подняв голову, посмотрел на нее.

— Оформлена ли эта бумага юридически верно или нет, нас она ни к чему не обязывает.

Ей не понравился его тон. Неужто он считает, будто она станет использовать в своих целях эту бумажонку? Да за кого же он ее принимает? Необдуманный и резкий ответ чуть было не сорвался с ее губ, однако она вовремя спохватилась. Может быть, не права она. Стэн поручился за нее перед О’Хара — вот и все. Откуда ему знать, что она за женщина?

— Не беспокойтесь, — заверила она, — я не намерена этой бумажкой держать вас на привязи. — Она небрежно щелкнула пальцем по свидетельству, которое было в его руке. — Я, пожалуй, совестлива не менее вас. И когда выйду замуж по-настоящему, то это будет брак по любви, а не по расчету.

Не спуская с нее глаз, Грант, сложив документ, сунул его в карман куртки. «От кого же раньше доводилось слышать мне эти слова?» — язвительно подумал он. Да почти от всякой женщины, с которой он когда-либо имел интрижку.

— Весьма благородно с вашей стороны.

Довольно искать ему оправдания. Ей не нравился тот сорт людей, с которыми привык общаться О’Хара. Она сказала ему, что не больше его желает быть связанной этой бумажкой. Что он думает, когда позволяет себе такой тон?

— Вы, кажется, не верите, — фыркнула она.

Да, он не верил. Женщины, что встречались на его пути, постоянно думали о собственных интересах, и это прекрасно, пока одна из них не захочет водрузить тебя в качестве трофея у камелька.

— Две женщины подали на меня иск о нарушении брачных обещаний, которых я не давал, и о признании меня отцом их детей. Простите меня, коль я слишком недоверчив, чтобы принять ваше возмущение за чистую монету.

Шайен гневно вспыхнула. Он для собственного удовольствия заставил ее таскать двухтонный маскарадный костюм. Ей пришлось удирать от убийц, переодетых в чертей. Ей было жарко. Она устала и вспотела, не говоря уже о легком возбуждении. Она не в настроении разыгрывать благородство, пока он ведет себя точно коронованная особа. Стэн, черт возьми, мог бы и сам снять его для журнала.

— Нет, не прощу, — сухо проговорила она, тыча пальцем в его грудь. — Все, что было, — было с другими женщинами, а не со мной! — Она для пущей убедительности дважды ударила его. — Я говорю, что не желаю быть вашей женой, и у вас нет оснований не верить мне.

Разгорячившись, Шайен не заметила, что к ним подошел еще кто-то, пока чья-то рука не опустилась на ее плечо. Едва не вскрикнув, она вздрогнула, и сердце у нее забилось вдвое быстрей.

Сзади них стоял преподобный, возложив руки им на плечи. По его округлому лику разливался умиротворяющий покой.

— Ну, ну, дети, страх — вещь вполне естественная. Вы отправляетесь вдвоем в совершенно неизведанную, полную тайн дорогу. Отбросьте прочь свои страхи и в пору бедствий крепче сливайтесь друг с другом. — Он воззрился прямо в глаза Шайен. — В горестные и бедственные времена нет ничего более утешительного, нежели прикосновение руки возлюбленного.

Чтобы подчеркнуть свою мысль, он взял их руки и соединил их.

Устав кому бы то ни было подыгрывать, Шайен вырвала руку.

— Прикосновение этой руки — вот что сейчас приводит меня в негодование.

Преподобный, поджав губы, с грустным неодобрением покачал головой.

— Я вам сочувствую, молодой человек, — сказал он Гранту. — Вы по собственной воле возложили на свои плечи нелегкую ношу. — Добродушно улыбнувшись, он потрепал О’Хара по плечу: — Но помните, сын мой, чем тяжелее труд, тем слаще плод. — Ловким движением он набросил на плечи желтый дождевик. — Грозы, кажется, не миновать, но она пройдет. Проживите счастливую жизнь. — Последняя фраза скорее походила на приказ, нежели на прощальные слова. — Кстати, — присовокупил он, не меняя тембра голоса, — вскоре сюда должны заявиться уборщики.

Он покинул их, одиноко стоящих в зале. Неловкость сковала их тела. Из открытых дверей с улицы доносился шум.

— Послушайте, — начал Грант, — мне жаль, что я вышел из себя. Сказать по правде, я довольно пуглив.

Она приняла его извинение:

— Хороши были мы оба.

— Завтра утром первым же делом примемся оформлять развод.

Шайен сжала пальцами ремешок, на котором висел фотоаппарат. Привычное прикосновение к коже успокоило ее.

— Мне ваше «завтра» покажется вечностью.

«Звучит довольно искренне», — подумал он.

Что тому причиной? Неудачное замужество? Он вспомнил своего отца. Что ж, все возможно.

Грант выглянул за дверь. Улицы запрудил народ, но священнослужитель насчет погоды оказался прав. Ветер, раньше игривый, дул сильнее и вел себя, как невоспитанный незваный гость, расталкивающий всех прочих. Пора было выбираться отсюда.

— У меня есть приглашение на королевский бал, — промолвил Грант, дотронувшись до кармана. — Почему бы нам сейчас не отправиться туда?

Шайен было не до веселья:

— Четверо мужчин рыщут, чтобы разделаться со мной. Вот-вот над городом разразится гроза, и мы, судя по всему, только что поженились, причем безо всякого желания. Не очень-то удачный момент, чтобы идти на званый вечер. Вам не кажется?

В зал вошли два уборщика в серой униформе. Они толкали перед собой тележку с инструментом. Младший вопросительно взглянул на них.

Схватив Шайен за руку, Грант вытащил ее на улицу.

— Это сказано женщиной, которая никогда не ведала, что такое подлинное веселье.

Нервное напряжение не оставило сил для дипломатии.

— Я умею развлекаться, О’Хара, но такое… О, Боже мой! — Нырнув за угол здания, она притянула его к себе.

На секунду он подумал, будто она рехнулась. Тем не менее, ему вновь сделалось приятно от ее близости.

— Вот они, — быстро прошептала она.

Грант огляделся по сторонам и увидел мужчину, вынудившего Шайен скакнуть за угол. Трудно сказать точно, но этот ряженый был вроде ниже ростом тех, на кого она указала раньше.

В следующее мгновение он почувствовал, что его с силой тянут назад.

— Отчего бы вам просто не помахать перед ним красным флагом? Скорей всего, он не приметит вас. — Грант понимал ее волнение, но оно казалось безосновательным. — Шайен, так мы никогда не узнаем, тот ли это ряженый или нет.

Она хмуро, с раздражением посмотрела на него.

— Вы что, намерены остаться здесь и пуститься с ним в разговоры?

— Ваши слова, пожалуй, не лишены смысла.

Взяв ее за руку, Грант принялся проталкиваться сквозь толпу, двигаясь в противоположном направлении. Увидев еще одного ряженого черта, они повернули к улице Баронессы и гостинице.

Ветер, становясь все сильнее, сорвал с нее шляпку и понес прямо к ногам второго ряженого. Комок подкатил к горлу Шайен, когда она увидела, что тот потянулся за шляпкой. Поймав ее, он подал кому-то знак и стал пристально разглядывать толпу. Она поняла: он ищет ее.

Шайен настойчиво потянула Гранта за руку.

— Быть может, нам лучше забыть о бале и сейчас же отправиться в полицейский участок?

Грант знал: полиция не в силах предложить ей защиту, на которую она надеялась, пусть даже сделанные ею фотографии окажутся тем, чем она считала их, — доказательством совершенного преступления.

Но он-то мог защитить ее.

— У полиции и без того дел невпроворот — последний день празднества, да еще грозовое предупреждение. — Взяв инициативу в свои руки, он повел ее в переулок. — У меня есть предложение получше.

Достав сотовый телефон, Грант нажал кнопку.

— Кому вы звоните, телохранителю? — Шайен обернулась и посмотрела через его плечо. Преследователей видно не было, но они могли объявиться в любую минуту.

Он поднял руку, призывая ее к молчанию, и в ответ отрицательно покачал головой. Из-за гвалта и ветра ничего не было слышно.

— Алло? Рили? — Ему показалось, что его шофер ответил ему. — Тебя плохо слышно. Слушай внимательно: сегодня же вечером мне нужен мой самолет. Немедленно.

Грант бросил взгляд на Шайен. Он не был уверен, что его план придется ей по душе, но сейчас не придумать ничего лучше. К тому же он и без того собирался провести на острове день-два. Не страшно, если придется полететь туда раньше намеченного срока.

Слышимость ухудшалась. Грант прикрыл ухо рукой:

— Летим на остров. Да, я знаю о штормовом предупреждении, но если вылететь в ближайшие полчаса, то опередим бурю. Позвони пилоту и скажи, чтобы ждал нас на аэродроме. Затем подашь лимузин на угол Кэронделет и Говарда. Да поживей.

Захлопнув футляр телефона, он сунул его в карман.

— Мы летим на ваш остров?

«Он что, спятил? В такую бурю не летают. Здравомыслящие люди прячутся под одеяло и пережидают грозу».

Снова взяв ее за руку, Грант направился к улице Говарда. Его шофер быстро доберется туда. Рили знал город как свои пять пальцев и гордился, что, несмотря на пробки, всегда является к назначенному сроку.

— До утра вы будете на острове в безопасности. А затем мы прямиком отправимся в полицейский участок, где вы и поведаете об увиденном.

— И покажу сделанные мною снимки, — подчеркнула она.

— И покажете сделанные вами снимки, — поддакнул он.

— А что же станет с моим заданием? — Ей непременно хотелось знать и об этом. — Ну, понимаете… я должна была неотступно, в течение двух дней, сопровождать вас.

Ему следовало провериться у психиатра сразу же после того, как он согласился на столь бесцеремонное вторжение в свою жизнь.

— Для вас, полагаю, станет наградой то, что вы останетесь в живых.

— Для меня — да, но не для Стэна. Он потребует статью… вы ведь дали честное слово, — напомнила она. — И свои обещания никогда не нарушаете.

Дойдя до угла, он вздохнул:

— Что-нибудь придумаем. — И облегченно улыбнулся: к ним медленно пробирался его лимузин. Рили, как всегда, не подвел его. — Пойдемте. Машина подана.

Майкл Рили был больше похож на коммандос, нежели на шофера. Ей он определенно показался не простым водителем. Интересно, где О’Хара умудрился отыскать его и что за рекомендации тот представил. Когда Рили открыл для нее заднюю дверцу, она мысленно решила щелкнуть несколько раз и его.

— Ты дозвонился до Джека? — осведомился у него Грант, залезая в машину.

— Все сделано, сэр. — Рили захлопнул дверцу и сел за руль.

— Джек? — вопросительно промолвила Шайен.

— Пилот, — пояснил Грант.

У нее вновь подступила к горлу тошнота, но уже по другой причине.

— Итак, мы и впрямь летим на остров?

Грант утвердительно кивнул головой. Припустил дождь. Ненастье сломало боевой дух только у самых невыносливых гуляк. Остальные же вроде бы даже и не обращали внимания на непогоду.

— Невозможно представить более подходящего места для медового месяца.

Грант видел, как у Рили брови поползли вверх, однако он знал, что шофер оставит вопросы при себе, и не будет совать нос в чужие дела.

— Для медового месяца? — Шайен на короткое время позабыла о брачном недоразумении. Она припомнила свой спор со Стэном насчет репутации О’Хара. Полет на остров стал ей казаться еще менее привлекательным, чем минуту назад. — Я не считаю…

«Она нервничает», — удивленно и слегка заинтересованно подумал Грант и пустил в ход приманку:

— Вы желаете получить материал для статьи, не так ли?

Принуждение? С созданного Стэном образа О’Хара стремительно слетали покровы благовоспитанности.

— Да, но я не рассчитывала на такой оборот событий. Я им не воспользуюсь, мистер О’Хара. Жду подобной деликатности и от вас.

Он решил успокоить ее.

— Не волнуйтесь, я всегда веду себя по-джентельменски. — И, увидев, что она не поверила ему, добавил: — Спросите Стэна.

— Почему в таком случае от вас в судебном порядке требовали признать детей?

Эти судебные иски были для него больным местом.

— Дело в том, — как можно беззаботнее проговорил он, — что женщины стали невероятно изобретательными и невероятно жадными. Одной из них, чтобы я оказался отцом ее ребенка, пришлось бы проходить беременной тринадцать месяцев.

Шайен знала таких мужчин, как Грант. Привлекательная внешность, деньги и сладкие речи приводили к желаемому, и тут их одолевало пресыщение. Перед ее глазами был пример матери, неоднократно испытавшей на себе мужскую неблагодарность.

— Они что, не удовлетворялись теми крохами, что вы бросали им?

— Пятьдесят тысяч долларов вряд ли можно назвать «крохами».

Да, нельзя. Названная сумма удивила ее.

— Что, совесть замучила?

— Прощальный дар, — уточнил он. — А если мне и случится зачать когда-нибудь ребенка, пускай даже случайно, я намерен не только исполнить свой долг, но и стать воистину частью его жизни. Послушайте, у меня что, разыгралось воображение или вы действительно проявляете ко мне враждебность?

Больше всего ей не нравилось, когда ей платили ее же монетой, и еще больше — когда к ней начинали пристально присматриваться. О’Хара удалось сделать и то, и другое на протяжении двух минут.

— Назовем мое чувство подозрительностью.

О’Хара предпочитал называть вещи своими именами. Если эта женщина желает, чтобы он был с нею честен, то и ему хотелось бы, чтобы она не виляла перед ним.

— Вас кто-то бросил, мисс Тарантино?

Шайен надменно приподняла подбородок, задетая подобным предположением.

— Бросали мою матушку, О’Хара. — Хотя она и защищала свою мать, между ними никогда не было той близости, о которой она когда-то так долго мечтала. У ее родительницы, казалось, не было на проявление ответных чувств времени. Упорно ища любовь, ее матушка ни разу не обратила внимания на того единственного человечка, что мог бы любить ее без всяких ухищрений. — На самом деле бросали, и не однажды. Моя мать была простодушной женщиной и имела склонность верить всему, что мужчина в таких случаях говорил ей. — Рот у Шайен сжался. — И доверчивость эта постоянно выходила ей боком.

— Но не вам.

«Вот она, истина», — подумал Грант. Шайен, по всей видимости, воспитывалась матерью, которая была более озабочена собой, нежели дочерью. «В некотором смысле, — подумалось ему, — у нас есть нечто общее». Только он при этом купался в деньгах — вот и вся разница.

— Но не мне, — согласилась Шайен. — Во мне мало веры. Я предпочитаю докапываться до сути сама: напрасный труд стараться внушить мне что-нибудь.

Откинувшись назад, Грант принялся с любопытством рассматривать ее.

— Вам не кажется, что придерживаться такого принципа довольно затруднительно, когда вмешивается любовь?

Вот о любви-то она точно ничего не знала. Но ему не обязательно быть в курсе ее сердечных дел.

— Нет. Любовь нисколько не мешает. Я не верю словесам, О’Хара. Поступки гораздо красноречивей слов.

Он задумчиво покачал головой:

— Попробую зарубить на носу ваше изречение.

У Шайен появилось раздражающее чувство, что она попала впросак.

Глава пятая

— Знаете, у вас побелели пальцы.

Слова Гранта не сразу дошли до Шайен. Она плохо переносила полеты — с той поры, как однажды один из приятелей ее матушки взялся прокатить их на собственном самолете. Тогда они едва избежали гибели: вспыхнул двигатель. В то время ей было семь лет. Кошмары мучили ее до тринадцати. Да и сейчас они иногда врывались в ее сон, и у нее пересыхало в горле, и потели ладони.

То же самое Шайен испытывала и теперь. Она принудила себя дышать ровно. Взрослая женщина, успешно делающая карьеру, не должна перед малознакомым человеком с натугой хватать воздух.

— Меня мутит, — сквозь стиснутые зубы пробормотала она.

Вид у нее был такой, словно в любое мгновение она сиганет прочь из кресла. Он не знал, что ему делать — смеяться или беспокоиться.

— Полагаю, у вас спазмы не от голода.

Шайен предостерегающе покосилась на него.

— Еще одно упоминание о еде, и вам придется пожалеть о собственной неосторожности.

— Гроза еще далеко. Мы в полной безопасности, Шайен.

Он что, шутит?

— Пребывание в серебристом гробу высоко над землей, на мой взгляд, безопасным назвать нельзя.

— Вам не нравится летать?

Мягко сказано.

— Точнее — ненавижу.

Гранту трудно было в это поверить.

— Как же вы добираетесь в своих командировках до места?

— Прекрасно, спасибо за заботу.

«Порой бывает нелегко, — подумала она, — но в общем справляюсь».

— Существует много доступных видов транспорта кроме авиации.

На ее лбу выступил пот. «А ведь она и впрямь боится», — подумал Грант. И ее страх был ему непонятен. Он очень любил летать и даже получил летное свидетельство. Впрочем, в такую непогоду Грант больше полагался на умение Джека, чем на свое собственное. Пилот, везший их на остров, в прошлом военный летчик, имел на счету немало боевых вылетов.

— А если все-таки нужно лететь? — настаивал он.

— Тогда лечу, но подлокотники кресел, когда я прибываю на место, требуется обивать заново, — ответила она.

Шайен, глубоко вздохнув, попыталась справиться с сумасшедшим биением сердца. Сейчас оно билось даже сильнее, чем когда он поцеловал ее.

Грант посмотрел на часы. Они уже должны были добраться до острова: ветер не благоприятствовал им, и полет отнял вдвое больше времени. Ему хотелось, ради нее, чтобы полет поскорее завершился. Сам он не тревожился.

— Вы обращались к врачу по поводу своего страха?

Выбор богатого мужчины.

— К психиатру? — Ее губы презрительно скривились. — Нет, благодарю вас. В самом лучшем случае они исполняют роль платных друзей. Если мне нужно поболтать, я звоню кому-нибудь, кто не предъявит мне непомерного счета за беседу. Кроме того, это не фобия, — подчеркнула она. Фобия связана с беспричинной боязнью. Ее же страх имеет под собой довольно веское основание: крушение самолетов.

— О, тогда что же это? — осведомился Грант, удивленный тем, что она спорит по мелочам.

Шайен почувствовала, что к горлу вновь подступила тошнота. Во рту ощущался привкус горечи.

— Весьма здоровое и уважительное отношение к законам физики, — ответила она.

Цвет ее лица начинал приобретать зеленый оттенок, под стать темно-зеленому костюму. Если невозможно отвлечь ее от мыслей об авиакатастрофах, то по крайней мере нужно сделать все, чтобы она говорила не переставая.

— В таком случае вы должны понимать, что в воздухе мы в большей безопасности, нежели на земле.

Шайен принудила себя оторвать взгляд от иллюминатора и ответить О’Хара:

— Если я попадаю в катастрофу на земле, я могу на собственных ногах покинуть место аварии. Но с каждым футом вверх подобная возможность катастрофически уменьшается.

Удар молнии, казалось, прорезал все небо и кабину самолета. Грант заметил ужас, промелькнувший в ее глазах. Ему тоже стало немного не по себе, но надо поддерживать разговор.

— Вы не производите на меня впечатления человека, одержимого страхом, Шайен.

Как он может сидеть в салоне так, словно они находятся в его гостиной и обсуждают результаты бейсбольного матча? Ведь только что молния расколола небо пополам. От второго удара им не увернуться.

— Вам нравятся «русские горки»? — не сдавался Грант.

С этими страхами пора кончать, приказала себе Шайен. До полета ее не покидала тревога, что один из ряженых намерен убить ее. Она должна работать над интервью, а вместо этого мучается здесь из-за безрассудства О’Хара.

— Да, — устало ответила она.

— Прекрасно, тогда вообразите, будто наш полет — это гигантские «русские горки».

Самолет накренился и нырнул вниз. У нее вновь взбунтовался желудок.

Грант нажал на подлокотнике кнопку вызова пилота.

— Джек?

— Болтанка, мистер О’Хара. Все погода. Ничего, я справлюсь, — заверил его низкий, урчащий голос.

Грант отпустил кнопку.

— Слышали? Беспокоиться не о чем. Джек принимал участие в воздушных боях.

— Если вокруг начнут сверкать молнии, то он прикроет нас, верно?

«Или я совладаю со своим страхом, — подумала она, — или О’Хара совсем запрезирает меня».

— Сколько до вашего острова?

Скажи он ей, сколько миль до его острова, она бы поняла, что им давно пора быть на месте.

— Вы и не заметите, как окажетесь там.

— Я уж и не рассчитываю на это. У меня такое впечатление, будто мы летим всю ночь.

К ее удивлению, он взял ее за руку. Ладонь у нее была холодной и потной. Пальцы, казалось, вот-вот сломаются, стоит лишь крепче сжать их. Он продел свою пятерню сквозь ее пальчики.

— Быть может, если вы попробуете занять себя иными мыслями, страх перед полетом исчезнет.

Ее первым порывом было вырвать ладонь.

Однако пришлось признать, что пожатие мужской руки как-то успокаивает. Ей стало бы еще спокойнее, если б он обнял ее. Однако подобное желание будет неправильно истолковано.

— Полет меня не пугает, — поправила она. — Меня беспокоит то, что мы можем разбиться.

Рассмеявшись, Грант заметил сочувственным тоном:

— Как вы простодушны, Шайен.

Рассерженная его хохотом, она вскинула подбородок.

— Извините, что разочаровала вас.

Ледяной тон пробудил в нем надежду. Он отвлечет ее.

— О, вы не разочаровали меня.

Совсем наоборот. С того момента, когда он впервые встретился с ней, Гранта не покидало чувство, что его жизнь превращается в сплошное приключение. Проведя большим пальцем по ее руке, он припомнил их поцелуй.

— В сущности, я должен быть даже благодарен Стэну, что он заставил меня сыграть в покер. Насчет вашей статьи… Надеюсь, она не будет слишком агрессивной или правдивой, — уточнил он.

— Представить себе не могу, что вас можно подать в негативном свете.

Она ответила, не подумав. А ведь полагала, что с этой привычкой давным-давно покончено. О’Хара изумленно приподнял бровь.

— Это что, комплимент?

На сей раз Шайен вырвала ладонь и положила ее на колено. Она надеялась, что у нее достанет духу не впиться вновь пальцами в подлокотник.

— Наблюдение. Фотоаппарат не выносит оценочных суждений. Он лишь запечатлевает окружающее.

Интересное замечание, но он не купится на него.

— Фотоаппарат в ваших руках. И снимает то, что вы видите. Выбор за вами, — возразил он. — Фотоаппарат существует не сам по себе.

В первый раз с момента посадки он увидел на ее лице улыбку.

— Вы бы поразились, но я лишь совершаю прогулки. — Порой она полагала, будто фотоаппарат себе на уме.

Он засомневался, что работа Шайен Тарантино состоит из увеселительных путешествий. Страх ее прошел, и он начинал осознавать, что она из тех женщин, которые либо садятся на место водителя, либо вообще никуда не едут.

Бледность сошла с ее щек, и лицо покрылось естественными красками. «Хорошо, — подумал он. — Сработало. Она больше не думает о полете».

— Давно вы увлекаетесь фотографией?

Она вспомнила старый, простенький фотоаппарат, который мама подарила ей на десятилетие. Его купили в ломбарде. В том ломбарде, где, когда с деньгами становилось туго, Анита Тарантино регулярно закладывала бабушкино кольцо с бриллиантом — единственную ценную вещь, какая была у них. На день рождения Шайен хотела куклу, а не фотоаппарат. Такую же, что была у ее подружек: с длинными золотистыми волосами и красивым платьем. Ее матушка не придала значения тому, что она указала на куклу.

Недовольная, она забросила фотоаппарат в чулан, пока скука и разочарование не привлекли к нему ее взгляд. Мигель дал денег на кассету с пленкой, с последующей бесплатной проявкой, и перед ней открылся совершенно новый мир.

Однако детскими воспоминаниями не поделишься с первым встречным.

Шайен неопределенно пожала плечами:

— Всю жизнь.

Вот опять ее глаза сделались ранимыми, и вновь это обстоятельство удивило Гранта. Его охватило ощущение, что она ему говорит не все.

— Вы не в таких уж преклонных летах.

Шайен тихо рассмеялась:

— Иногда я чувствую себя столетней старухой. — Она и впрямь не лгала: ей казалось, будто она посторонний наблюдатель, который, взирая на проходящую мимо жизнь, запечатлевает ее мгновения на пленку, но участия в ней не принимает.

Гранту вдруг захотелось узнать, что эта девушка скрывает. Но она, видимо, не была готова делиться своими тайнами.

— Отчего же?

— Должно быть, дают знать о себе прожитые годы, — приврала она. Не слишком ли много вопросов он задает? — Разве Стэн давал обещание, что и вам при встрече будет позволено расспрашивать меня?

— Простите, — промолвил он, поднимая руки вверх. — Тайны очаровательных женщин влекут меня к себе.

Шайен где-то слышала эту фразу. Будучи дочерью доверчивой матери, она слишком рано поняла, что все похвалы лживы.

— Сражать женщин наповал вы обучались на первом курсе колледжа?

— Извините, никогда не проходил такого курса. И никогда не сражал женщин наповал, хотя раз или два меня навещала мысль придушить неких особ. — Грант многозначительно поглядел на нее. — Но уходило мрачное настроение, и свойственное мне добродушие брало верх.

— Скромно сказал он, — закончила фразу Шайен.

Она сомневалась, что на его совести нет убиенных жертв — или по крайней мере смертельно раненных. Он происходил из той породы мужчин, которых ее матушка называла улыбчивыми убийцами. Он улыбался все время, и иногда в ее душе что-то шевелилось в ответ. Но большей частью ей удавалось игнорировать его постоянную дежурную улыбку.

— Я говорил о добродушии, а вовсе не о привлекательности, — напомнил он. — Скажи я последнее, я бы польстил себе.

— А вот и нет — попали бы в точку, — промолвила Шайен, невольно впадая в бесстрастный тон фотожурналистки. Со скрупулезностью бухгалтера она перечислила его основные достоинства: — Вы хороши собой, богаты и в расцвете сил. И еще вы не женаты. Почему?

Расспросы о семейном положении всегда раздражали его. Как будто посторонним людям дано право копаться в его личной жизни. Однако он обещал, поэтому и сказал ей, пускай ответ и прозвучал тривиально: «Не встретил той, единственной».

— Так просто? — При его-то образе жизни и репутации она ожидала гораздо более продуманного ответа.

— Правда не может быть простой. Она такова, какова есть. — Грант полагал, что на этом допрос и кончится, однако его подытоживающие слова заставили ее вспомнить о самолете. Грант решил добавить немного информации — для продолжения разговора: — Мой отец был женат пять раз. Все его браки кончались разводом… и всегда задолго до развода его жизнь делалась невыносимой. Не знаю, почему для женитьбы он выбирал таких женщин. Быть может, полагал, что влюблен в них. Или, пожалуй, просто боялся одиночества.

«Вероятно, за его хвастовством и грубостью скрывалась боязнь, — подумал Грант, — страх остаться одному». Ведь отцу отчего-то никак не удавалось, щедро одаривая сыновей деньгами, навести мост через пропасть, что существовала между ними. Деньгами не купишь прочных отношений, не говоря уже о любви и силе воли. Сводные братья Гранта, каждый по-своему, были живым доказательством сей непреложной истины.

— А вами страхи, стало быть, не владеют, — проговорила она. Это был не вопрос, а скорее утверждение.

Его никогда не покидала надежда найти ту единственную. Однако теперь он довольно трезво смотрел на мир и знал, что не всегда получается так, как хочется.

— Я бы предпочел одиночество страданию с женщиной, выбранной от отчаяния.

И после этих слов он улыбнулся.

«Опять что-то затрепетало во мне», — подумала Шайен. Ей захотелось снять эту улыбку на пленку. Пожалуй, она пошла бы на обложку.

Журналу был бы обеспечен беспрецедентный рост продаж… да и она бы сделала на ней имя.

— Что-то не так? — осведомилась Шайен. Ей хотелось, чтобы он прекратил так смотреть на нее.

Грант кивком головы показал на ее руки, сложенные на коленях.

— Взгляните на свои пальцы.

Потянувшись за фотоаппаратом, она недоуменно поглядела на ладони.

— А что с ними?

— Они приобрели естественный цвет. — Грант почувствовал удовлетворение: — Видите, разум в данном случае взял верх над натурой. — Повернувшись в кресле, он посмотрел сквозь иллюминатор. Хлеставший дождь не мешал обзору. — Взгляните, — произнес он для ее спокойствия, — вот и остров. Смерть как близко…

— Н-да, хотелось бы мне, чтоб вы выбирали слова поудачней. — Склонившись к иллюминатору, она стала всматриваться, но даже при его подсказке не сразу приметила остров. — Не очень-то он большой.

Размеры острова при его приобретении не имели значения.

— Мне много пространства не надо. Лишь бы было место, где можно уединиться.

Ее губы скривились. Чуть-чуть.

— Да еще место для собственной взлетной полосы.

— Верно. — Он ухмыльнулся. — А без нее просто как без рук.

— Как и без огромного расползшегося особняка, — пошутила Шайен.

Несмотря на свою сдержанность и решимость не поддаваться его чарам, она обнаружила, что стала сердечнее относиться к Гранту. Пожалуй, как и говорил Стэн, у него были не только деньги и соблазнительная внешность.

— Не такого уж и расползшегося, — возразил Грант. Он знал многих, чьи загородные дома были гораздо больше его собственного.

Когда самолет стал снижаться, она вновь посмотрела в иллюминатор.

— Есть королевства с меньшей площадью.

— Назовите хоть одно.

— Монако.

— Пристегните ремень, — распорядился он, улыбаясь.

Прячась от его улыбки, она опустила глаза и подчинилась приказу.

Майлз Тейлор стоял возле взлетной полосы, защищаясь от ветра громадным черным зонтом. Ветер неистовствовал с такой силой, что зонт мог быть порванным еще до того, как сядет самолет. Когда наконец крылатая машина коснулась земли и, пробежав по полю, остановилась, Майлз бросился к люку.

Сгорбившись от порывов ветра и дождя, Грант первым вышел из салона, подав Шайен руку. Она схватила ее. Другой рукой Шайен прижимала к груди фотоаппарат. Боясь намочить, она спрятала его под свою зеленую куртку. Следом из кабины вылезал Джек.

Грант кивнул головой Майлзу.

— Привет. Спасибо, что пришел.

Майлз наклонил зонт, чтобы защитить их от дождя:

— Вы выбрали ужасную ночь для визита, сэр.

— После празднеств мать-природа дает выход энергии. — Повернувшись, Грант представил спутницу: — Шайен Тарантино, Майлз Тейлор, смотритель. Майлз и его супруга Сара управляют хозяйством, когда меня нет.

Шайен едва успела поздороваться. Обняв ее за плечи и склонив голову под зонт, Грант побежал к машине.

Майлз отступил назад, чтобы они сели на заднее сиденье автомобиля, заметив при этом:

— Это больше наш дом, нежели ваш. Вы в нем никогда не бываете.

О’Хара плюхнулся рядом с Шайен. Его лицо блестело от дождя.

— Многие не стали бы жаловаться, что их работодатель отсутствует.

Сев за руль, Майлз пристроил капающий зонт между передними сиденьями и, ожидая, пока Джек пристегнет ремень, обернулся и принялся внимательно рассматривать Шайен.

Пристальный взгляд привел ее в чувство. Она провела ладонью по мокрым волосам.

— Должно быть, я похожа на мокрую кошку.

Не в силах противиться внезапному желанию, Грант коснулся ее вьющейся пряди.

— Лишь чуть-чуть. — Он многозначительно взглянул на управляющего. — Майлз не привык видеть здесь гостей, вот, кажется, и позабыл о манерах. Трогай, Майлз.

— Простите, — пробормотал тот. Его бородатое лицо расползлось в широкой ухмылке. — Обычно мистер О’Хара не появляется на острове с женщинами, мисс.

«Удивительно», — подумала Шайен, а вслух сказала:

— На мой вкус, остров этот — прекрасное место для идиллии по выходным. Когда, разумеется, тебя не сдувает ветром.

— В последнее время на мою долю выпало не так уж много безмятежных и праздных дней.

Затем Грант переменил тему разговора. Он не собирался обсуждать с нею свои мимолетные, канувшие в прошлое связи.

— Джек, похоже, ты застрял здесь на всю ночь.

Джек предполагал улететь сейчас на материк, а утром вернуться и забрать их. Однако погода становилась угрожающей. У Гранта не было желания потерять личного пилота… или свой самолет.

— Ты можешь устроиться в задней спальне.

Пилот пробурчал что-то в знак благодарности, очевидно понимая, что возражать бесполезно.

«Застрял — подходящее слово», — подумала Шайен.

Вспомнив о фотографиях, она спросила:

— У вас есть компьютер?

— И самый современный. Со всякими там прибамбасами, какие вам заблагорассудятся. А вы что, намерены потрудиться ночью?

Он подумал о чем-то ином, не о работе. Грант ведь видел, как ее глаза потеплели там, в зале для новобрачных, когда он поцеловал ее.

Шайен утвердительно кивнула:

— Хочу побыстрей взглянуть на снимки мужчин в переулке. — Ей хотелось убедиться, что фотографии получились отчетливыми.

Джек оперся рукой о спинку сиденья:

— Разве не надо сначала проявить пленку?

Она покачала головой.

— Я сняла их цифровым фотоаппаратом. Все, что мне надо, — это соответствующее программное обеспечение. — И тут она вспомнила: — О черт. Во всей этой суматохе я не сфотографировала вас.

Интересно, сумеет ли она впечатать лицо О’Хара на снимки, сделанные ею во время парада? Конечно, это подлог, но и само задание назвать обычным уж никак нельзя.

— Завтра будет день.

Грант заметил, как Майлз вопросительно взглянул на него в зеркало заднего обзора.

— Мисс Тарантино собирается написать эссе об одном дне из жизни Гранта О’Хара, сопроводив его снимками.

— О двух днях из жизни Гранта О’Хара, — поправила Шайен.

— Когда они заканчиваются? — со вздохом осведомился он. В некоторых отношениях эта женщина походила на питбультерьера.

Она мгновенно подсчитала:

— Послезавтра в шесть часов.

— Мы встретились в ресторане в два, — напомнил он.

— Где и договорились, что приступим к интервью в шесть, — возразила она, и удар грома поставил точку в ее фразе.

Неожиданно машина вильнула в сторону: Майлз попытался увернуться от падающего сука. Задержав дыхание, Шайен схватила Гранта за руку. Тут же его ладонь легла на ее пальчики.

Она смущенно покраснела и вновь откинулась назад.

— Вот мы и дома, — объявил Майлз, ставя машину на ручной тормоз.

Шайен, выбираясь из автомобиля следом за Грантом, скользнула по сиденью. Майлз наклонил зонт, чтобы дождь не попал на них.

— И куда мне идти? — пробормотала она, прижимая фотоаппарат к груди.

— Вы же хотели проследить каждый мой шаг, — напомнил ей Грант, пытаясь перекричать завывания ветра.

— Нет нужды напоминать мне.

Если бы не свет из окон, она бы в кромешной тьме и не приметила перед собой двух ступенек. Дождь хлестал со всех сторон — так мародеры нападают на беззащитных путников. Они промокли до нитки, хотя от машины до дома было несколько шагов.

— Мне необходимо переодеться… неважно во что, — промолвила она. Положив фотоаппарат на стол в передней, она стащила с себя мокрую куртку. Блузка прилипла к телу, словно была сшита из целлофана. Шайен встретилась взглядом с Грантом и тут же почувствовала, как ее бросило в жар.

— Снимите с себя это и оденьтесь во что-нибудь более приличное и удобное. — У Гранта хватило такта подавить улыбку. — Уверен, что мы найдем какое-нибудь платье, которое священник счел бы пристойным.

— Священник? — Майлз обменялся взглядом с Джеком. Вроде бы никого больше и не ждали.

— Преподобный Минг, — пояснил О’Хара, а потом покосился на Шайен. — Тот, кто обвенчал нас.

Женщина, вошедшая в переднюю, уронила чашку с подноса, который она несла. Чашка с грохотом упала на кафельный пол и вдребезги разбилась.

Глава шестая

— Сара, погляди, что ты натворила. — Майлз бросился подбирать осколки. По кафелю побежали темные потеки кофе.

Шайен первой оказалась возле ошеломленной женщины. Взяв у нее поднос, она быстро собрала острые осколки, а затем стала вытирать принесенным Сарой полотенцем пролитую жидкость.

Явно удивленный, Майлз переглянулся с Грантом и Джеком.

— Сара не совсем здорова, мистер Грант, — пробормотал Майлз, по-прежнему не сводя глаз с Шайен. — Ей бы следовало лежать в постели, но она не слушает меня.

Сара отмахнулась от слов мужа. Ее снедало любопытство.

— Вы женились, сэр?

— Одно название, — в унисон ответили Грант и Шайен.

Засмеявшись, Шайен с подносом в руках встала на ноги.

— Долго рассказывать, — доверительно сообщила она Саре, сразу почувствовав в ней родственную душу. «Сара мне более близка, нежели Грант», — подумала она. У нее те же самые корни. Грант же происходил из среды, куда Шайен пробилась лишь благодаря собственной решительности.

«Долго рассказывать», — повторил про себя О’Хара; если он не ошибается, дело тут обстоит не так просто.

— Не разбирайся я в людях лучше, я бы сказал, что вам, как и мне, не терпится разделаться с этим «браком».

Шайен мягко улыбнулась ему:

— Очевидно, вы не разбираетесь в людях: я жду не дождусь его отмены. — Взглянув на Сару, она кивком головы указала на поднос: — Куда его?

Пришедший в себя Майлз забрал у нее поднос.

— Дайте его мне. Вам не след утруждать себя, мисс, гм, миссис… — Майлз беспомощно запнулся.

— Просто Шайен, — спокойно улыбнувшись, сказала она ему. Ей стало неудобно, что человек, годящийся ей в отцы, обращается к ней столь церемонно. Она повернулась к Гранту: — Хорошо бы найти для меня сухое платье, а затем, если можно, проведите меня к своему компьютеру… — Она с надеждой умолкла.

Неожиданно перед внутренним взором Гранта промелькнула картина: он помогает Шайен снять мокрую одежду. Промелькнула? Если честно, картина надолго задержалась перед его глазами. Она была столь явственной, что ему казалось, будто он чувствует, как его руки медленно, оценивающе движутся по ее телу, вдоль холеных и нежных изгибов. Усилием воли он вернул себя к действительности.

— Сара, как вы думаете, для нашей гостьи найдется подходящий наряд?

Сара, будучи на пятнадцать сантиметров ниже Шайен, пребывала в нерешительности.

— Можно попробовать подыскать, — наконец ответила она.

— Любое платье, только длинное и сухое, — сказала ей Шайен. Она дружески взяла женщину под руку, отчего Сара сразу же прониклась к ней сердечностью. — Скажите, где мне взять платье, а сами отправляйтесь обратно в постель. Я не хочу, чтобы из-за меня вам стало хуже.

— Она очаровательна, правда, сэр? — заметил Майлз, выходя из холла с подносом.

Грант постоял с минуту, глядя, как в конце коридора скрывается тень Шайен.

— И я того же мнения.

Пилот, известный своей несловоохотливостью, улыбкой выразил согласие.

«В моем наряде определенно было удобнее», — сидя за компьютером, подумала Шайен и передернула под тесной кофтой плечами. Правда, сухая блузка все же лучше, чем промокшее насквозь платье, которое она только что сняла. Намокнув, маскарадный костюм Скарлетт стал в два раза тяжелее. И все же узкая кофта казалась смирительной рубашкой.

Закатанные рукава спасали положение, но движения все так же были стеснены. И пробирало холодом. Кофта не очень-то грела ее. Казалось, будто по одноэтажному дому беспрепятственно гуляет ветер.

Она вновь, надеясь, что не порвет ткань, передернула плечами. Ее пронзило ощущение, что такое с ней уже случалось. Она припомнила, что в детстве не раз испытывала подобное чувство. С деньгами приходилось туго. Их никогда не хватало, особенно на новую одежду для дочери, которая слишком быстро росла.

Воспоминания хлынули потоком. Одноклассники и одноклассницы хихикали над ней и показывали на нее пальцами: она казалась такой странной и долговязой, словно это она, а не Алиса надкусила в Стране чудес гриб и превратилась в исполинскую девочку. Долгие годы она была самой высокой девушкой в классе, застенчивой и неуклюжей, точно новорожденный жеребенок, нетвердо стоящий на ногах.

Она прогнала прочь это воспоминание. Детям невдомек, сколь жестоки они бывают. Кроме того, бездна времени пролегла между нею и той неповоротливой девочкой, что никогда не могла найти для себя места. Вздохнув, Шайен снова уставилась на экран, ожидая появления выбранного ею снимка.

— Есть что-нибудь?

Вздрогнув, она повернулась на вращающемся кресле лицом к говорящему. Прямо перед ней стоял Грант. Как она не заметила его прихода?

— Нет, — смущенно пробормотала Шайен. Она вновь повернулась к компьютеру, ненавидя приливший к щекам горячий румянец. — Я не слыхала, как вы вошли.

— Я не хотел напугать вас, — извиняющимся тоном произнес Грант. Коснувшись ее руки, он нахмурил брови. — У вас гусиная кожа.

— Должно быть, оттого, что вы так близко подошли, — язвительно заметила она. — Или, пожалуй, оттого, что здесь не мешало бы натопить.

Его губы скривились:

— Я скажу Майлзу. — Он окинул взглядом ее фигуру. На ней были кофта и юбка, которые, помнится, он видел на Саре. Они тесно облегали ее тело: от взора не ускользало ни одно движение, ни один вздох. — Кажется, одежда пришлась вам не совсем впору.

— Вы весьма наблюдательны. — Шайен глубоко вздохнула, и одежда еще больше стеснила ее. Не будь она осторожной, кофта так и разошлась бы на спине. — Это напоминает мне детство, — рассеянно заметила она, глядя на монитор. — Тогда мне тоже все было мало. Матушка моя говорила, что я расту, как сорная трава. — Шайен, раздраженно вздохнув, встряхнула головой: компьютер в редакции был гораздо мощнее — у этого же, кажется, на поиски снимка уйдет целая вечность. — Меня удивляло, что она вообще что-то замечает.

Грант уселся на краешек стола: его больше интересовала женщина, чем фотография.

— Она совсем не уделяла вам внимания?

Шайен, подняв глаза, вдруг поняла, что слишком много болтает, и беспечно пожала плечами:

— Она постоянно была занята работой… и другими делами.

— Делами? — не унимался он. — Какими, например?

О матушкиных проделках ей было неудобно вспоминать, особенно в присутствии почти незнакомого мужчины.

— Взгляните. — Шайен постучала по экрану: чем четче становился снимок, тем большее волнение ее охватывало. — Вот они.

Встав за ее спиной, Грант посмотрел на монитор. Четверо ряженных чертями собрались возле обмякшего и простертого на земле тела. Шайен, придвинув курсор к телу, дважды щелкнула мышью. Изображение, с каждым щелчком становясь вдвое больше, наконец закрыло весь экран. Крупный мужчина в пиратском костюме плашмя лежал на земле.

Она указала на лужу вокруг его головы:

— Видите? Это кровь. Я так и знала.

Грант, склонившись поближе, положил ей руку на плечо:

— Вы правы. Это кровь.

Да что с ней? Они смотрят на фотографию мертвого мужчины — мертвого человека, ради всего святого, — а все ее мысли заняты тем, что О’Хара касается ее. «Я сама не своя, — настойчиво повторяла она про себя. — Неужели в конце концов стану копией своей матери?» От этой мысли ее пробрала холодная дрожь.

Придав себе высокомерный вид, она сбросила его руку.

— Будь у вас цветной принтер, я бы напечатала четкую фотографию, и завтра мы смогли бы отнести снимок в полицию.

Освещение в доме два раза подряд погасло и вспыхнуло. Шайен, вскинув голову, посмотрела на светильники. В то же мгновение пропало изображение на мониторе. В следующую секунду потух свет, и все погрузилось в кромешную тьму.

— Полагаю, вы проделали это не нарочно, — со вздохом заметила Шайен.

Она услышала его смех. Он раздался гораздо ближе, нежели ей хотелось.

— Когда я устраиваю романтические вечера, то обычно выключаю свет, но никогда еще не рассматривал труп мужчины перед этим.

Интересно, что за романтические вечера он устраивает? Может быть, спросить его об этом: только для статьи, для журнала. Безо всякой задней мысли.

Грант недоумевал: почему так долго не включается аварийный генератор?

Пытаясь найти опору, чтобы встать на ноги, Шайен, нащупав край стола, оттолкнула кресло от себя. Прямиком в Гранта.

— Ой!

— Извините, — тихо проговорила она, обернувшись на звук его голоса. Она прижалась к чему-то твердому… и чересчур подвижному. Доля секунды понадобилась ей, чтобы понять, что это тело Гранта.

— Ох — Она постаралась скрыть собственное легкое потрясение. — Извините еще раз.

Нет, он не собирался извинять ее. Мимолетное касание их тел возбудило его. Странно. Ему бы не отказала ни одна женщина, а он, точно неопытный юнец, возбуждается от секундного прикосновения в темноте к телу Шайен.

Он был слишком молод, чтобы снова впасть в детство, и слишком опытен, чтобы питать юношеские чувства. «Определенно что-то будет», — подумал он. Буря предоставила ему прекрасную возможность.

Грант улыбнулся про себя.

Очевидно, пытаясь увеличить расстояние между ними, Шайен обо что-то чуть не споткнулась. Инстинктивно Грант протянул руки и подхватил ее. Но его ладони легли на ее грудь. У него перехватило дыхание, когда он услышал ее короткий вздох.

Грант отпустил ее, хотя и не так быстро, как следовало. Его пронзило сладкое чувство. Он решил, что лучше будет притвориться, словно ничего не случилось.

— Нам надо найти фонарь, — нарочито будничным тоном сказал он. — Дайте мне вашу руку.

Протянув свою, он поймал только воздух.

— Стойте смирно, — велела она. Не в силах совладать с собственными чувствами, Шайен в смятении нащупала его плечо, и пальцы ее медленно заскользили по его руке, пока не встретились с ладонью. — Превосходно, вот моя рука. Теперь что?

— Теперь мы ощупью проберемся в зал.

Вытянув свободную руку перед собой, Грант cтал не спеша двигаться вдоль стены, пока не дошел до двери.

— В доме есть на непредвиденный случай запасной генератор, который должен был уже заработать.

— Быть может, его не поставили в известность, что это — непредвиденный случай, — колко заметила она.

Грант продолжал сантиметр за сантиметром пробираться вперед:

— Не знаю. Во всем имеются свои преимущества. Темная ночь, рядом прекрасная женщина…

— У дверей бушует буря, готовая снести дом, — вставила она, передразнивая его голос. — Во всем этом нет романтики.

— Мистер О’Хара? — донесся из глубины длинного коридора низкий голос.

— Ой, глядите, свет! — вскрикнула Шайен.

Моряк, прокричавший на корабле Колумба: «Земля, впереди по курсу земля!» — вряд ли испытал больший восторг. Вырвавшись вперед, Шайен поспешила навстречу лучу света.

На полпути они наткнулись на Майлза. Над головой он держал электрический фонарь. Под мышкой торчали еще два больших ручных фонарика.

— Я отыскал несколько карманных фонарей. С вами все ладно?

— Лучше и быть не может, особенно когда ты здесь. — Взяв фонарики, Грант вручил один Шайен. — Что там с генератором?

Майлз недоуменно покачал головой:

— Не мне соваться туда. Джек чинит его. Нам повезло, что он остался. — Виновато поглядев на Шайен, он повернулся к Гранту: — Есть и плохие новости. Обед будет готов не скоро. Плита не работает, а Сара снова в постели.

— Да-да, пусть отдохнет, — согласился Грант. — Что же насчет обеда…

— Найдутся яйца и сковородка? — осведомилась Шайен у Майлза. Ей пришлось по душе, что О’Хара проявил о здоровье домоправительницы большую заботу, чем о собственных удобствах. Нашлось бы множество мужчин, которые при малейшем неудобстве пришли бы в ярость. Пожалуй, Стэн был прав относительно своего друга.

Майлзу казалось странным, что гостья спрашивает его о кухонной утвари.

— Да, но…

— Ага, вот и камин, — произнесла Шайен, оборачиваясь к Гранту. — Полагаю, он не ради бутафории, а?

— Нет, камин в рабочем состоянии. Вам холодно? Вы хотите, чтобы Майлз растопил камин?

— Нет, мне не холодно, однако я хочу, чтобы он зажег в нем огонь. — Шайен потерла руки, довольная тем, что принесет хоть какую-то пользу. Она не любила поддаваться обстоятельствам. — Господа, за дело. Майлз, проведите меня на кухню. Я посмотрю, что можно соорудить нам на обед.

Майлз вопросительно взглянул на Гранта, но тот на ходу отмахнулся от него:

— Вы слышали, что сказала дама. Отведите ее на кухню. Я пойду посмотрю, нужна ли Джеку моя помощь.

Лицо Шайен выразило удивление:

— Вы намерены марать руки?

Грант состроил точно такую же мину:

— Вы собираетесь готовить?

Склонив голову, она парировала выпад:

— Туше. — Затем, повернувшись к управляющему, взяла его под руку. — Пошли, Майлз. У меня свидание со сковородкой и гудящим пламенем.

Перед камином на полу, скрестив ноги, сидел Грант. На его коленях стояла изящная тарелка, предназначенная для более изысканных яств, нежели омлет с колбасой.

Быть может, виной тому опасность, что следовала за ним по пятам весь вечер. Или, пожалуй, он просто голоден. Однако ничего вкуснее он ни разу не ел. Ворочая двумя сковородами, Шайен приготовила достаточно еды, чтобы утолить их голод, да еще осталось и ей.

Он не спускал с нее глаз. Отблеск пламени играл на ее волосах, отчего их цвет приобретал насыщенный золотистый оттенок. Кожа тоже отливала золотом.

Прося добавки, Грант показал на пустую тарелку:

— Прекрасно. Где вы так научились готовить?

Его вопрос пробудил в ней воспоминания. Об обшарпанной закусочной, одиноко стоящей недалеко от автомагистрали, где лишь изредка, в зависимости от времени суток, наступала тишина.

— Моя мать, когда я была девочкой, работала в закусочной. Чуть ли не все время я болталась поблизости.

Он заметил, что при этих словах она старалась не глядеть на него.

— Она научила вас?

Шайен отрицательно покачала головой. Матушка никогда и ничему ее не учила. Ну разве только тому, что легкая капитуляция перед мужчиной ведет к боли и разочарованию.

— Нет. Мигель научил меня.

«Мигель? Ее первый возлюбленный? Тот, с кем она жила?»

— Так звали повара в буфете.

Она улыбнулась, вспомнив, как сначала боялась его. Ей было семь лет, когда он вошел в ее жизнь. Тогда он показался ей неулыбчивым великаном. Одну половину его лица украшал длинный красный рубец, который все никак не заживал. Кто-то нашептал, будто подростком он участвовал в поножовщине. Позже она узнала, что он заработал шрам, спасая из пожара новорожденную сестру. Впрочем, вся семья своими жизнями была обязана ему.

— Славный малый, при виде которого и дьявол бы пустился наутек, — сообщила она Гранту. — Злющий, точно все черти в пекле. Он спорил со всеми и обо всем. Спорт, политика, его поварское искусство. Но ко мне он проникся симпатией.

В ее голосе Гранту послышалась нежность.

— Похоже, он был парнем что надо.

Она припомнила то время, когда Мигель убеждал ее не убегать из дому. Осыпал ее всяческими мудрыми изречениями, а она сидела в углу кухни и делала домашнее задание. Временами ей казалось, будто он ее единственный друг. Когда она как-то раз сказала ему об этом, он лишь фыркнул.

Обняв колени и прижав их к груди, Шайен всматривалась в огонь. Порядочно отхлебнув вина, она ощутила, что согревается. Вино принес О’Хара.

— Да, был, — помолчав, сказала она.

Грант, отставив тарелку, придвинулся к ней чуть ближе:

— А где он сейчас?

— Не знаю… — ею овладела тихая грусть, — я потеряла его след, когда он оставил закусочную. Из-за спора с хозяином.

«Пожалуйста, не уходи, Мигель. Как я буду без тебя?

— Я тебе не нужен, репей. С тобой все будет хорошо. Ты сильная девочка. Полагайся только на себя».

Она вздохнула и прогнала воспоминание прочь.

— Хотелось бы надеяться, что он обрел где-то свое счастье.

Грант поиграл с ее прядью и убрал ее за ухо. И с трудом поборол искушение провести кончиком языка по хрупкой шейке.

— А что ваша матушка? Она по-прежнему трудится в закусочной?

Подавив дрожь, вызванную его прикосновением, Шайен все так же смотрела на языки пламени.

— Нет. Я купила ей небольшую кооперативную квартиру в Сан-Франциско. Полагаю, она там довольно счастлива. — Она коротко, с грустью в голосе рассмеялась. — Вероятно, все еще ищет своего мужчину.

Будто зачарованный, Грант наблюдал, как напряглись ее скулы.

— Вероятно? Вы не знаете?

Она едва заметно пожала плечами:

— Дело в том, что мы не переписываемся, не созваниваемся, не навещаем друг друга.

«Материнское упущение», — подумал он.

— Ну а вы?

При этом вопросе она, обернувшись, поглядела на него. На ее лице явственно читалось, что, отдавшись собственным думам, она была застигнута врасплох и не понимает, о чем же ее спрашивают.

— А что я? О чем вы?

Ему ли не знать, какое раздражение испытываешь, когда тебя пытают насчет личной жизни, однако удержаться он не смог. Он хотел знать. Сегодня вечером, когда за окном ярилась буря, а на ее коже вспыхивали отблески каминного пламени, он жаждал знать о ней всю подноготную.

— Вы не ищете мужчину?

Шайен подумала, прежде чем ответить.

— Н-да, ищу, — созналась она. — Спустя рукава. Однако я не тороплюсь. Если он явится — великолепно, если же нет — прекрасно. Я и без мужчины не ущербна.

Да, он видел, что она не ущербна.

— Фотограф, повар, сыщик-любитель — я бы сказал: вы довольно цельная личность.

Она искоса посмотрела на него. На его лице играла тревожащая ее улыбка.

— Вы насмехаетесь надо мной. — Шайен поставила бокал на пол. — Пожалуй, я много пью.

От изумления его брови сошлись:

— Да это же ваш первый бокал!

Она взяла за правило не касаться спиртного. Сегодня был исключительный день.

— Но в голове у меня туман.

Он провел ладонью по ее щеке.

— На мой взгляд, все обстоит чудесно.

— Туман у меня в голове, а не на лице, — рассмеялась Шайен, убирая его руку. Или делая попытку убрать ее. Во всяком случае, их пальцы переплелись.

— По-моему, все в вас чудесно.

На мгновение она затаила дыхание. Их глаза встретились. Шайен понимала: она пропадет, если не сумеет отвести взгляд.

Потупившись, она осведомилась:

— Итак, вы часто сюда наезжаете? Майлз сказал, что вы не приглашаете сюда женщин. Почему?

Грант неопределенно пожал плечами:

— Здесь мое убежище. Я приезжаю сюда, чтобы отдохнуть. Мне по душе здешняя уединенность. Большую часть жизни вокруг меня толпится слишком много народа.

— Однако вы привезли сюда меня. — Не в силах противиться искушению, она посмотрела на него.

— Оттого лишь, что за вами охотились, — напомнил он ей. — А тут самое безопасное место.

Ветер, будто отвергнутая женщина, выл и стенал под дверью, и окна дрожали от его порывов.

— Мне не верится, что здесь нет опасности.

Повинуясь естественному и старому, как мир, инстинкту, он обнял ее за плечи:

— На острове вам не грозит никакая опасность. Мы с Джеком починили аварийный генератор.

Она огляделась вокруг. Если бы не зажженные свечи и камин, дом казался бы погруженным во тьму.

— В таком случае, почему мы сидим в темноте?

— Не в темноте, — поправил он, не спуская глаз с ее губ. Все его естество изнывало от болезненного желания. Подобного желания он не испытывал давно: во всяком случае, припомнить не мог, когда это было. Он жаждал впиться в ее уста, ощутить, как она, уступая, отдается ему. Ради ее и его удовольствия. — Пламя камина освещает все вокруг нас. Я подумал, что следует поберечь электричество, вдруг оно понадобится нам позже. К тому же так романтичнее.

Шайен сознавала, что ей лучше отодвинуться от него, пока есть еще возможность. Однако она почему-то не могла принудить себя к этому.

— Вам не кажется, что мы теряем попусту время?

О’Хара погладил ее по щеке. Он видел, как в глазах ее появилось желание.

— Нет, не думаю.

— Грант, я должна взять у вас интервью для журнала.

Он постарался припомнить, когда в последний раз женщина пробуждала в нем такое желание. И не сумел. Ни одного имени, ни единого лица не всплыло в памяти. Она заслоняла собой все.

— Это не для печати.

Она почувствовала на своем лице его дыхание, ощутила, что какое-то неведомое наслаждение шевельнулось в ней. Похожее она пережила, когда он поцеловал ее. Но на сей раз Шайен овладело чувство более страстное, более нетерпеливое и более требовательное.

— Вы не о том думаете, О’Хара.

— Зовите меня Грантом. — Обхватив ее лицо руками, он жадно впился в него взглядом. — Я скажу вам, если с другой женщиной мне было лучше, — пообещал он, приникая губами к ее устам.

Глава седьмая

Он поцеловал ее. Вот только на сей раз все произошло стремительнее. Шайен лишь ощутила, что утопает в поцелуе, что ее тело пронзают молнии, сердце учащенно бьется и голова идет кругом. Казалось, будто каждая часть тела упивается переживаемыми ощущениями по отдельности.

И о большем не просит.

Хотя огонь в камине пылал столь же ярко, что и секунду назад, окружающий мир исчез, и Шайен очертя голову погрузилась в кромешную тьму, которая, лаская, околдовала ее и подчинила себе.

Ничего больше не существовало: ни грозы, ни неполадок с подачей электроэнергии, ни самого дома. Ничего, кроме Гранта и этого всеобъемлющего, восхитительного чувства, пробуждаемого его губами.

Сумасшествие. Это было настоящее, чистой воды сумасшествие. Иного названия и не подобрать. По-другому и не передашь, что испытал Грант, держа эту женщину в своих объятиях. Ему хотелось касаться ее, упиваться ею, вдыхать ее запах, слиться с ней в единое целое.

Охватившее его чувство перепугало его до смерти.

Подобного он ни разу в жизни не испытал. Никогда О’Хара не пронзало столь неистовое желание обладать женщиной. Грант не понимал, чем она так его соблазнила. У него не хватало духу дать себе отчет в том, что с ним творится.

Его руки обвились вокруг ее талии. Грант провел ладонями по ее бокам, слегка коснувшись округлых грудей.

Ее мгновенный вздох чуть не свел его с ума. Он решился только на это, остановясь на краю потери самообладания.

Черт, да что же здесь такое творится? Что она делает с ним? Заставляет его терять голову, словно у него нет ни воли, ни рассудка!

Он желал, чтобы она вся, каждой клеточкой, отдалась ему… чтобы его боготворили и ласкали. Он желал ею обладать, и больше ничего ему не было нужно.

Грант покрыл поцелуями ее подбородок, щеки, веки. Горячим венчиком поцелуев, от которых по телу Шайен пробегала дрожь, прошелся по ее лбу.

Шайен застонала, когда он коснулся ее языка своим. Они переплелись, и рот наполнился тяжелым, пьянящим ароматом. Когда его руки вновь прошлись по ее телу, она сомлела. Огненные языки пробегали по ней, а ей хотелось целиком сгореть в пламени.

Без остатка.

В ее душе шла борьба — между разумом и страстью, требовавшей поверить в сказку. Поверить в то, что их отношения не кончатся одной этой ночью. Она жаждала, чтобы ею обладали, ей отчаянно хотелось ощущать его руки, его плоть. Неважно, какие будут последствия.

Подобного раньше Шайен не переживала — ничего похожего: она словно оказалась в центре урагана.

«Никогда прежде я не испытывала к мужчине чего-нибудь такого. От его ласк я становлюсь сама не своя. Прекрасное чувство. Полагаю, он — тот, кого я так долго ждала».

Эти слова — слова ее матушки — молнией пронеслись в мозгу Шайен. Они разом разрушили всю романтику.

Трясущаяся, сбитая с толку, она откинула голову назад. Руки ее по-прежнему лежали на плечах Гранта.

— Кажется, здесь становится душно.

Так же думал и он. Во всяком случае, только эту мысль он вычленил из смутного, горячего потока сознания.

— Можно пройти в более прохладное место.

Грант поцеловал ее в шею один раз, второй, третий.

У нее кружилась голова. Ей страстно хотелось быть любимой, даже дыхание перехватило. Но когда-то давно Шайен дала себе слово, поклялась: никогда не пойдет она по стопам матери, никогда не отдаст свое сердце мужчине, если тот не полюбит ее. И отдастся ему лишь тогда, когда их свяжут узы не на одну ночь, а на всю жизнь.

А Грант и слова не произнес о чем-то таком.

— Мы можем остаться тут и поостыть, — прошептала она.

— Полагаю, это невозможно.

Небывалый жар разлился по его телу. И судя по краске смущения на щеках и учащенному дыханию, она тоже разгорячилась.

Однако он приметил в ее глазах сомнение, увидел, что она ведет борьбу сама с собой. И оттого, что и с ним происходило нечто ранее им не изведанное и это его состояние внушало ему беспокойство, Грант быстро сдался: неизвестно, куда заведут его собственные чувства.

Будь на ее месте другая женщина, он бы еще немного поуговаривал и продолжил бы начатую игру. Вместо этого он, подняв руки, отступил.

— Хорошо, хорошо. Я ни разу еще не принуждал женщину и впредь не буду. Хотя, черт подери, женщина, — хриплым шепотом прибавил он, запустив ладонь в ее волосы, — ты и вправду можешь зажечь во мне желание взять тебя силой.

Глубоко вздохнув, Грант совладал с собой. Обессиленно откинувшись на софу, он повернул голову в ее сторону:

— Поправьте меня, если я ошибаюсь: вы жаждете меня так же, как и я вас?

Боже, да сможет ли она когда-нибудь отдышаться? Ей нельзя смотреть на него. Только не сейчас. Стоит ей заглянуть в его глаза, бросить взор на его губы, и капитуляция будет неизбежной. Не перед ним, а перед собственным ее желанием. Вот что по-настоящему приводило ее в ужас.

— Не знаю, — ответила она. — Как сильно вы желаете меня?

Он что, неверно о ней судил? Гнев, что так сродни иным чувствам, вспыхнув мгновенно, прорвался наружу:

— Стало быть, вы хотите знать глубину моих желаний? Хотите, чтобы я вас умолял?

Его гнев придал ей сил. Когда она повернулась к нему, ее глаза сверкали от ярости:

— Нет, я не желаю, чтобы вы умоляли меня. Я вообще ничего не хочу, и меньше всего — ваших поцелуев.

— Минуту назад дело обстояло иначе, — хмыкнул Грант.

Что, черт подери, с ним творится? Он был единственным здравомыслящим человеком в семье — хладнокровным, спокойным и собранным. А теперь от его сдержанности не осталось следа.

— Не много мы преуспели в первую брачную ночь, а? — за риторическим вопросом последовал бессмысленный смешок.

Она напряглась, на мгновение почувствовав себя той девочкой, какой была когда-то в детстве. И возненавидела его за то, что он заставил ее вернуться в детские годы.

— Извините, что не оправдала ваших ожиданий.

— Не ожиданий. Предвкушений. — Он потряс головой: — Вы чертовка, Шайен Тарантино. Я никак не могу раскусить вас. Вы не кокетка и не ледышка. — Только в гневе он мог подумать такое. Нет, она им не крутит. Он коротко рассмеялся. — Вы ведете себя так, что и сам черт не разберет, как к вам относиться.

Шайен в задумчивости прикусила нижнюю губу. Она по-прежнему ощущала привкус его языка во рту, вкус его губ. Пожалуй, ей следует объясниться с Грантом.

— Мне жаль, Грант. Давным-давно я дала себе слово.

— Какое? Сводить мужчин с ума?

— Нет.

Неужто? — засомневалась Шайен. Что, разве она не свела его с ума? Быть может, это мелочно, но ей стало несколько легче оттого, что и его чувства затронуты не меньше, нежели ее. Сложив ладони на коленях, Шайен уставилась в огонь. Нет, она не станет, смотря в сторону и избегая его взгляда, откровенничать с ним. Пусть не думает, что она сожалеет о принятом решении. Конечно, нелегко сохранить верность данному слову, однако это не значит, что она от него отступится.

Шайен заставила себя поднять на него глаза:

— Сказать по-простому, я решила подождать.

Грант не понял:

— Подождать? Что подождать?

Она понимала: ответ ей дастся нелегко. В нем крылось нечто презренное. Над ней посмеются за ее былые переживания.

— Пока я не выйду замуж. — Она видела: возражение так и вертится у него на языке. — По-настоящему. — Ее голос сделался сентиментальным: — Мне не нужен ни брак на одну ночь, ни шестимесячная любовная интрижка, ни двухгодичные отношения. Я хочу стать женой на всю жизнь.

Грант с минуту молчал, заинтригованный решимостью в ее взгляде.

— Трудная задача.

— Быть может, но задала я ее себе сама, стало быть, мне и выполнять ее. — Подтянув колени к подбородку, она снова уставилась на пламя в камине: ее показная храбрость мгновенно куда-то пропала. — Неважно, что я чувствую сейчас. — Заключительные слова легче сказать, не глядя на него: — Я видела, как делалось плохо моей матушке каждый раз, когда мужчина бросал ее. Я видела, как она постепенно, с годами, теряет свой облик, теряет себя. А все потому, что мужчины недостаточно ее любили и не желали прожить с ней всю жизнь. — Ее ресницы намокли от выступивших слез, и она, досадуя, моргнула. — Она отдавала им все, что могла, — безрассудную любовь. И собственное тело. Лишь бы они не покинули ее. Но они всегда бросали ее.

Анита Тарантино когда-то была красивой женщиной, но любовные невзгоды рано состарили ее. Шайен всегда казалось, что подобные связи — пустая трата времени. «Это не мое, — страстно говорила она себе. — Я не стану отдаваться на одну ночь лишь для того, чтобы ощутить на какое-то время подле себя тепло мужского тела».

Шайен вновь посмотрела ему в глаза.

— Когда я наконец отдамся мужчине, — произнесла она мягко, но тем не менее энергично, — то отдамся навеки.

Со вздохом она поднялась на ноги:

— Итак, поскольку вы, очевидно, намерены подпалить мне пятки и копаться у меня в душе, удалюсь-ка я на покой.

Но не успела она выйти, как Грант схватил ее за кисть. Вскочив на ноги, он недоверчиво уставился ей в лицо. Неужто она и впрямь девственница? Как же ей это удалось?

— Объясните: вы прежде никогда не были с мужчиной?

Так она и знала. Как в своем вопросе он похож на других мужчин, на тех, что заставляли ее чувствовать себя пришедшей из иного мира!

— Разве я сказала что-то другое? — Ее глаза сузились; она разозлилась, что позволила задержать себя. — Вы желаете, чтобы я лила мед на ваше самолюбие? Хорошо. Большего, нежели сейчас, между нами я не позволю. Но если есть мужчина, ради которого я откажусь от своих принципов, то им станете вы. Однако произойдет это не сегодня ночью. — Она выдернула руку, ненавидя его за то, что он вынудил ее на это признание. — Ну вот, удовлетворены?

Грант рассмеялся. Его поражала невероятность произошедшего: ее признание, ее девственность и то обстоятельство, что он по-прежнему жаждет обладать ею. Завтра, отоспавшись, он поостынет.

— Сейчас я далек от удовлетворения, Шайен. Вам, очевидно, не приходилось иметь дела с испытавшими разочарование мужчинами. — Грант пристально посмотрел ей в лицо. Томящая боль вновь разливалась по его телу. Он легко провел костяшками пальцев по ее щеке и тихо осведомился: — Вы в самом деле говорите серьезно, да?

— Если угодно, могу связать вас с Джеффом Доланом.

— С отвергнутым воздыхателем? — догадался О’Хара. Какое-то мерзкое чувство зашевелилось в его груди. Ревность? Он понимал, какое искушение испытывал этот Долан. В наши дни редко встретишь еще не познавшую мужчину девушку. Это редкость, диковинка. — Знаете, а ведь девство для мужчины палка о двух концах. Для бессовестного парня лишить девушку невинности значит лишь, что его коллекция пополнилась еще одним трофеем. Тогда как на человека с принципами данное обстоятельство налагает немалую ответственность.

«О? Он о себе, что ли, говорит? — подумала она. — Да нет, не может быть».

— В ваши годы, — задумчиво молвил Грант, — вы, верно, немало ждете от интимной близости. Мужчина понимает это. А что, если он не оправдает ваших ожиданий? Что тогда произойдет с его самолюбием?

— Вам-то чего волноваться? — успокоила она его.

— А отчего бы и нет? — смеясь, осведомился Грант. — В конце концов, я ваш супруг.

— Пока завтра утром не покажется из-за горизонта первый луч солнца, — напомнила она ему. А затем им дадут развод. Она улыбнулась: — Неплохой литературный материал для сказки, а?

Представился удобный момент, и он обвил ее плечи рукой — дружеский жест. Сладостное чувство пронзило все его тело, когда ее голова склонилась к его плечу.

— Прекрасная, неприступная дева. Буря бушует вокруг замка. Несчастный, пресыщенный жизнью принц… — фыркнул Грант. — Да, я бы сказал: у нас есть все необходимое для создания восхитительной сказки.

Последняя деталь в этом перечислении разожгла ее любопытство. «Это нужно для интервью», — сказала она себе.

— Расскажите-ка мне побольше об этом пресыщенном жизнью принце. Что же в жизни вас утомило?

Она была откровенна с ним. Грант посчитал, что будет только справедливо, если он отплатит ей той же монетой. «Своего рода душевный стриптиз», — подумал он.

— Поиски той единственной.

Шайен приподняла голову. Он и раньше говорил об этом; тогда она не поверила, впрочем, и сейчас верит не больше прежнего.

— Бог ты мой, да вокруг вас кишмя кишат женщины.

— Я же говорил о «той единственной», а не о гареме, — хмыкнул он.

Впрочем, Грант бы испугался, если начистоту, найди он ту единственную. Нужно было бы менять привычный образ жизни. Готов ли он по-настоящему к такой перемене? Что-то говорило ему в душе, что со всеми сомнениями вот-вот будет покончено.

— Забавно, — молвил он, — кажется, нашлось то, что нас объединяет.

— Уж не хотите ли сказать, что и вы тоже девственник, а?

Грант расхохотался. Вот уже почти четверть века у него нет права претендовать на невинность.

— Нет, я был удачливым поклонником нескольких весьма красивых женщин.

— Ставите ударение на «был»? — Теперь, когда ему известны ее условия, он, вероятно, объявит о намерении жениться.

— Нет, ставлю ударение на слове «поклонник». Я преклоняюсь перед женщинами, Шайен, — без обиняков признался он. — Мне нравится вдыхать женский аромат. Я теряю рассудок от близости с женщиной. От того, как они призывно смотрят на тебя. — Он многозначительно поглядел на нее. — Кстати, вам тоже это свойственно.

У нее даже рот открылся. Она никогда, ни разу не завлекала мужчин.

— Нет.

— Ошибаетесь, уж поверьте мне. — В ответ на ее негодующую гримасу на его губах появилась ехидная усмешка. — Однако речь обо мне, а не о вас. Я считаю, что женщины и впрямь удивительные, чудные создания. Но, боюсь, я еще не встретил ту единственную, с которой бы разделил свою жизнь. Я уже говорил вам, что не желаю повторить судьбу отца. Итак, мы некоторым образом похожи. Не желаем идти по проторенной родителями дорожке, пребываем в поиске. Только одно разнит нас: вы даже ради пробы не согласны войти в пекарню…

— …где вы стремитесь надкусить любое попавшееся вам на глаза пирожное, — подхватила она.

— Мне, вероятно, никогда не оправдать вашей веры в меня. — Он засмеялся. — Если б я вступал в интимную связь со всеми милыми, кокетливыми женщинами, что встречались мне на пути, я бы давно был хладным трупом. Похороненным с улыбкой на лице, но все же трупом.

«Прошу прощения, но ваши слова не подействовали на меня, — мысленно заявила Шайен. — Сегодня ночью я буду спать одна. Даже если для этого придется закрыться в стенном шкафу».

Вдруг до нее дошло, что доносившийся снаружи шум прекратился. Подняв руку вверх, Шайен прервала Гранта:

— Прислушайтесь.

Грант недоуменно вскинулся.

— К чему?

— К тишине, — с восторгом ответила она. — Нет завываний, нет стонов, деревья не барабанят по стенам. Полнейшая тишина.

Подойдя к окну, Шайен приложила руку к стеклу. На улице стояла кромешная тьма. Но, подуй малейший ветерок, она сумела бы ощутить его по подрагиванию стекла.

— Полагаете, что буря закончилась? — Грант стоял рядом с ней, но больше глядел на ее повернутое в профиль лицо.

— Послушайте: сюда не доносится ни одного звука.

Слова замерли у нее на устах, когда она увидела устремленный на нее взгляд. Она словно была стаканом с водой, а он умирал от жажды, и умрет, если не сможет выпить его.

Прежде она всегда была верна своему решению и никогда не испытывала, как в этот раз, соблазна отдаться дурманящей страсти. Ей надо думать о чем-то другом, только не о Гранте О’Хара. Вернее, не о том, что она желает принадлежать ему.

— Я бы хотела утром проявить до отлета несколько фотографий.

— Как вам будет угодно. — Он взглянул на наручные часы. — Уже поздно, и для нас обоих будет лучше, если я отпущу вас прямо сейчас.

Шайен была благодарна ему за эти слова. Уходя, она быстро поцеловала его в щеку.

— Спасибо, — торопливо проговорила она. — Увидимся утром. Приятных сновидений.

Глядя ей вслед, Грант устало вздохнул. Приятных сновидений?

— Вряд ли, — пробормотал он.

Глава восьмая

Ночь, казалось, не кончится никогда. Сон, если и смежал веки Гранту, приходил к нему по крохам. А после коротких мгновений забытья усталость наваливалась на него с новой силой.

И виной тому пригрезившееся сновидение.

Всякий раз, засыпая, он видел во сне ее, Шайен, и не состоявшуюся на самом деле свадьбу. Свадебную церемонию, где она шла ему навстречу не в зеленом бархатном платье, которое было безвозвратно испорчено, а в традиционном венчальном наряде.

С каждым ее шагом, сделанным навстречу, в нем росло желание. Каждый ее шаг отдавался в груди сильным сердцебиением.

А затем вдруг она оказывалась подле него. Обещала любить его до гробовой доски, заботиться о нем, посвятить себя ему. Отсутствовала некая неопределенность, обычно присущая сновидениям, благодаря которой спящие понимают: все происходящее с ними далеко от действительности. Нынешний сон был сама реальность. Грант, когда соединили их руки, отчетливо понял: он нашел женщину, которую так долго и страстно искал, и теперь связан с ней навеки.

Когда он поцеловал ее, не дожидаясь повеления священника, его пронизало насквозь чувство счастья и покоя. Поцелуй навел его на мысль, что происходящее с ним не сон. Ведь он испытал подобное ощущение, когда поцеловал ее тогда возле камина.

А потом все неожиданно исчезло. Клятвы, церковь и Шайен — все куда-то пропало. Грант вновь был один-одинешенек. Один на своем ложе.

Одинок на жизненном пути.

Одиночество и чувство утраты пронзили его. Вздрогнув, Грант проснулся и сел на кровати. Его сердце стучало, как молот, тело покрылось потом. Он огляделся вокруг, пытаясь сообразить, где находится.

Он был в своем доме на острове. В собственной спальне. Чтобы пробраться в ее комнату, надо было пройти половину коридора.

Впрочем, она с равным успехом могла быть и на обратной стороне Луны, угрюмо подумал Грант. Не может же он, словно нетерпеливый влюбленный юнец, вламываться в ее спальню.

На улице по-прежнему стояла темень. Грант со вздохом улегся в кровать.

Это сон. Всего лишь сон.

Вот сейчас перестанет учащенно биться сердце, он станет нормально дышать.

Скомкав подушку под головой, Грант еще раз попытался заснуть.

И когда наконец уснул, ему вновь привиделась Шайен и свадебный обряд.

В конце концов он почувствовал себя Сизифом, осужденным вечно вкатывать на крутую гору камень, который вновь и вновь срывается с самой вершины и несется вниз мимо него. Часам к пяти Грант понял, что ему не уснуть, и отправился на кухню. Настроение у него было таково, что он скорее согласился бы жевать кофейную гущу, нежели варить кофе.

На кухне он оказался не первым посетителем.

Подавив досаду, Грант быстро провел ладонью по волосам. Глядя в спину Шайен, он горько пожалел, что не побрился и не принял ванну.

— Что вам здесь надо? — вырвалось у него.

Глубоко вздохнув, чтобы успокоиться, Шайен через плечо глянула на него.

— Готовлю кофе. Пошел ток, — сообщила она с вымученной беспечностью. — Понимаете ли вы, насколько зависимы от подачи электроэнергии, пока не смоетесь отсюда?

— Не смоюсь? — повторил он.

— Простите. Словечко из детства.

Она не раз слышала его от официанток в закусочной, когда исчезал очередной возлюбленный ее мамаши.

«Похоже, что еще один ее красавчик смылся».

— Не спится? — Грант прошел на середину кухни. — Позвали бы Майлза или Сару…

— Сара, вероятно, еще больна, а Майлз, несомненно, спит в этот час. Ведь утро еще не настало. Я, — она повернулась спиной к кофеварке, — удивлена вашим столь ранним пробуждением.

— Никак не могу уснуть, — тихо сообщил он, опустившись на стул. — Кофе еще не готов?

— Минутку.

Кофеварка в последний раз забулькала, и в стеклянный кувшин полилась тонкая струя черной жидкости.

— У вас такой вид, словно вы напропалую веселились всю ночь.

Грант взял протянутую ему чашку обеими руками, жадно вдыхая бодрящий аромат. Уж не пытается ли она вежливо сказать ему, что у него далеко не лучший вид?

— Хуже. Я спал… и почти всю ночь меня мучили сны.

То же самое могла сказать и Шайен. Усевшись рядом, она взглянула на него.

— И что ж такого особенного вам привиделось? Или, когда вы проснулись, все позабылось?

— Нет, не позабылось.

Если уж на то пошло, сновидение, казалось, обрело более реальные формы. Со странным чувством довольства он вдруг понял, что на ней одна из его старых рубашек. Ему нравилось, что его одежда касается ее кожи.

Кажется, Шайен прочла его мысли.

— Я отыскала рубаху в стенном шкафу, — пояснила она. — Надеюсь, вы не против. В ней удобнее, чем в Сариной кофте. Я даже спала в ней, — призналась она и быстро добавила: — Я отправлю ее в прачечную, а затем верну вам.

Интересно, останется ли на рубашке ее запах? Эта мысль взволновала Гранта.

— Вовсе не обязательно. У меня есть что надеть.

Шайен глотнула кофе.

— Старая привычка, — созналась она. — Нам приходилось беречь как зеницу ока каждую вещь. Даже старую.

— Вы были очень бедны? — осведомился он. В его голосе слышались сочувственные нотки.

Быть может, прежняя Шайен легко поддалась бы на его сострадание. Однако сейчас она в нем не нуждалась. Она просто великолепно устроилась в жизни. Причин для сострадания нет.

— Довольно бедны, — беззаботно отвечала она. — Что, вам приснилось, будто перед вами еще шестьдесят километров по бездорожью?

Он понимал, что Шайен намеренно меняет тему разговора.

— Вид у меня настолько плох, да?

— Ну что ж, — подумав, промолвила она, — речь, верно, все-таки идет о шестнадцати километрах.

Ему хотелось солгать, однако он решил сказать правду. Интересно, как она воспримет его слова.

— Мне снились вы.

Внезапная радость на ее лице быстро сменилась подозрительностью.

— Я?

— Да, вы. Точнее, мы вдвоем, — пояснил Грант. — Мы сочетались браком. На сей раз без дураков. — Он поднялся, чтобы долить себе кофе. — В церкви.

Налив полную чашку, Грант обернулся, чтобы предложить еще кофе и Шайен. Та была бледна. Обеспокоенный, он быстро подошел к ней.

— В чем дело?

Шайен пристально смотрела на него, вернее — сквозь него, представляя его таким, каким он снился ей этой ночью. В парадном смокинге и такой красивый, что глазам было больно.

Моргнув, она прогнала видение прочь.

— Пустяки. Я чувствую себя хорошо. Просто бывает…

«О Боже, как же сказать ему об этом?»

— Что бывает? — нетерпеливо, почти грубо переспросил он. Нервы его были истощены.

Странно. В самом деле странно. Одновременно так просто одинаковые сны не снятся. Такое встречается только в фантастических рассказах или на сеансах гипноза.

— Что просто бывает? — повторил Грант.

Казалось, она вот-вот упадет в обморок.

— Мне приснилось то же самое, — наконец чуть ли не шепотом произнесла она. — Мы снова венчались. В церкви. На мне было…

Не веря собственным ушам, он подхватил:

— …длинное белое платье, отражавшее пламя свечек…

Глаза Шайен широко распахнулись от благоговейного ужаса.

— …и сверкавшее, когда я шла к вам, — прошептала она. — И вы поцеловали меня…

Как зачарованный, он докончил фразу:

— …прежде чем священник успел дать дозволение.

Шайен прикрыла рот ладонями. Ее мозг лихорадочно искал правдоподобного объяснения.

— Слишком все странно. Слишком, — подняв голову, она обвиняюще поглядела на него. — Что было в предложенном вами вине?

Не может же она всерьез полагать, будто он подсунул ей галлюциногенный наркотик. Но даже если бы и так, то предсказать, что ей приснится, немыслимо.

— Перебродивший виноград, — огрызнулся Грант. Спустя мгновение он взял себя в руки. — Быть может, наши сны — это знамение.

— Конечно, вполне естественно, — чересчур поспешно проговорила Шайен, — что нам привиделся одинаковый сон. Вчера на свадебной церемонии мы присутствовали вместе. Думаю, нам обоим желательно поскорее разобраться с нашим браком.

Она взглянула на него, ожидая подтверждения.

— Да, желательно покончить с ним побыстрее, — согласился Грант.

Однако он знал, что его голосу не хватает убежденности. Предложенное ею объяснение — единственно разумное. И все же… и все же создавалось впечатление, будто некая могущественная сила пытается подспудно внушить им какую-то мысль. Пожалуй, им не следует торопиться с расторжением союза, который они невольно заключили впопыхах. И Грант присовокупил:

— Но развод займет некоторое время.

Тогда хватило минуты, чтобы подписать брачное свидетельство. Почему на исправление допущенной ошибки потребуется времени больше?

— Мы же не знали, что подписываемый нами документ имеет юридическую силу, — возразила она.

Грант пожал плечами:

— Все равно потребуется какое-то время. Исполнение закона всегда продвигается черепашьим шагом.

Держа в руке пустую чашку, Шайен встала со стула и направилась к раковине.

— Вы так думаете?

— Я сейчас не думаю, — подойдя к ней сзади, ответил он. — Я сейчас лишь чувствую.

Шайен открыла кран и прополоскала чашку. Ей не надо было задавать последний вопрос. Ей следует просто вернуться к себе в спальню, к своим фотоаппаратам. «Нужно еще проявить снимки», — напомнила себе Шайен. У нее куча дел, а она тут болтает с О’Хара.

Однако словно какой-то бес толкал ее на дальнейшие расспросы.

— И что же вы чувствуете сейчас?

Грант окинул быстрым взглядом ее лицо, волосы, тело. И вновь ощутил то же самое волнение, то же самое желание, что минувшей ночью не давало ему покоя в его видениях. Ему никуда не деться от этого наваждения.

— Я хочу вас, Шайен. Я страстно желаю вас.

Медленно повернувшись, она поглядела на него. Его голос, полный плотского желания, заставил ее сжать колени.

— Ну что ж, вы не получите меня. Я не лекарство, которое можно приобрести без рецепта в местной аптеке. Я — не женщина на одну ночь, запамятовали?

Разозленная и испуганная собственным взрывом, она сделала шаг в сторону и тут же остановилась от прикосновения его ладони к ее руке.

— Я помню. Я помню все, что вы сказали. И все, что при этом чувствовал. — Он неуверенно подыскивал слова. — По какой-то причине я ощущаю… что столкнулся с тем, от чего мне не уйти. От моей судьбы, от моего будущего…

— От ваших гормонов, — скупым мазком подвела она черту.

«В них все дело, — неустанно повторяла она про себя. — В этих самых гормонах». Его и ее. Вот вся причина влечения, верно?

— Послушайте, я польщена, весьма польщена…

Ему хотелось услышать другое.

— И испытываете искушение?

Она уступила:

— Да, и испытываю искушение, но…

Здесь нет места никаким «но». Вот стоят два взрослых, разумных человека, которые, судя по их признаниям, могли бы иметь любовную связь…

— Тогда почему вы не уступите своим желаниям?

Отчаяние мертвой хваткой схватило ее за горло. Она старалась убедить не только его, но и себя.

— Я уже сказала, почему. И, по-моему, вы говорили, будто никогда не принуждаете женщин.

— Не принуждаю. И не собираюсь. — Грант отпустил ее руку, но его взгляд по-прежнему приковывал ее к месту. — Однако я не говорил, что не буду настойчив.

Как бы ей хотелось, чтобы он умолк! Иначе она уступит ему. Шайен попыталась пристыдить его:

— И не воспользуетесь благоприятной возможностью? Разве это не благоприятный случай, а?

Грант понял, что она по-своему борется с собственным желанием, как и он со своим. Она боялась его так же, как и он ее. «Забавно, растрачиваешь собственную жизнь, говоря себе, будто ты что-то ищешь, а когда наконец находишь, то от страха теряешь рассудок». Он обнял ее за плечи.

— Послушайте, я не стану говорить банальности, вроде «Это чувство сильнее нас», хотя, черт подери, со мной что-то творится. Глядя на вас, я испытываю такое неукротимое влечение, что оно приводит меня в ужас. Теперь, когда мы женаты — официально — и вы сказали, что отдадитесь своему супругу…

«Господи, что за чушь я несу, — мысленно выругался он, — словно какой-то сексуально озабоченный юнец, не умеющий и двух слов связать».

— Итак, если мое признание избавит вашу совесть от зарока…

Неужто до него не дошло?

— Моя совесть никоим образом не связана данным мною словом, — вспылила Шайен. — Причина, почему я ни разу не была с мужчиной, не в «пунктике» насчет соблюдения морали, а в том, что я не желаю привязываться к кому бы то ни было. Не хочу поступиться и частичкой себя ради удовлетворения чьей-то мимолетной похоти.

Грант тряхнул головой, сознавая, что вот-вот наступит ясность.

— В моем чувстве нет ничего мимолетного.

Она обратила внимание, что он не отрекся от решающего слова.

— Но все же это похоть.

Было бы подло солгать ей. А честный ответ таков: он и представления не имеет о собственных чувствах. Только одно ему известно: они чрезмерны.

— Еще не знаю.

Она так и думала. Вдруг почувствовав ужасную усталость, Шайен направилась к двери.

— Позовете меня, когда определитесь.

Она открыла было дверь, но тут вспомнила, что далеко ей не уйти.

— Теперь Джек может отвезти меня обратно? Мне хочется представить в полицейский участок сделанные мною снимки.

Он обо всем забыл: о фотографиях, о буре, не говоря уже о своем соглашении со Стэном. Все его мысли были заняты исключительно ею.

Быть может, так чувствовал себя и его старик, когда влюблялся? Или Шон О’Хара принимал по ошибке похоть за любовь, в чем только что его обвинила Шайен? Пожалуй, некоторая дистанция пойдет им только на пользу.

Но, черт возьми, Гранту не нужна разлука. Он страстно желает обладать этой женщиной. Больше всего ему хотелось прояснить, что за чувство мучает его.

— А как же фотографии?

— Я только что сказала…

— Мои, — пояснил он.

Ужас, но она позабыла о редакционном задании. Однако ей сейчас нельзя оставаться здесь. Не сейчас, когда она легко может поддаться искушению.

— Я скажу Стэну, что после бури на вашем острове остались одни руины. Мы отложим публикацию статьи до следующего раза. Пожалуй, пришлем кого-нибудь другого.

— Я не стану давать интервью кому попало.

От собственной язвительной реплики на его губах заиграла кривая улыбка.

— А как же соглашение, мистер О’Хара?

Он не потрудился ответить. Вместо этого, взяв за руку, вытащил Шайен из кухни.

— Живей, пошли будить Джека.

— Знаете, ведь вам не обязательно идти туда, — сказала ему Шайен раз в двадцатый, когда перед полицейским участком они выбрались из машины. — Я и сама могу отправиться в полицию.

— Никто не сомневается, что вы умеете ходить, Шайен. — Захлопнув дверцу, Грант почти насильно взял ее под руку.

Джек благополучно посадил самолет на взлетную полосу. Там их уже поджидал Рили, чтобы отвезти в гостиницу. Грант настоял на том, чтобы проводить ее до номера. Она боялась, что О’Хара пройдет внутрь. У него был такой сердитый вид. Однако он оставил ее у дверей, объявив, что в полицейский участок они отправятся вдвоем. Разубеждать его было бесполезно.

Она спешно переоделась, и, когда отворила дверь гостиничного номера, Грант уже ожидал ее в коридоре.

— Полагаю, — заявил он, когда они поднимались в участок по каменной лестнице, — вашему заявлению поверят охотнее, если я поддержу вас.

Заявлению? Какому заявлению? Ведь не во сне же все ей привиделось. У нее имеются доказательства.

— У меня есть снимки, подтверждающие мои слова, — буркнула она.

Он попридержал для нее дверь:

— Вы не хуже меня знаете, что их можно подделать.

Это смешно.

— Ради Бога, зачем мне возиться с их подделкой?

— Как раз данное обстоятельство и может заинтересовать полицию. Однако я пользуюсь некоторым авторитетом, — произнес он без чванства. — Им известно: у меня нет времени для шуток.

А у нее что, есть? Шайен постаралась совладать с неожиданной вспышкой гнева.

— Стало быть, вы нужны мне, чтобы в участке мне поверили? — спокойно осведомилась она.

— Я необходим вам, чтобы вам поверили быстрее, — подчеркнул он. — В конце концов, вас же не заденет, что я буду рядом с вами, правда?

Улыбка снова засияла на его лице… и вновь проникла ей в душу. «Он ошибается, — подумала она. — Конечно же, заденет. И причем здорово».

Сыщик с помятым лицом и вчерашней щетиной на подбородке принял сначала заявление у Шайен, а затем у Гранта. И взял фотографии, что она принесла с собой. Положив заявления и снимки в бумажную папку, он бросил ее на стол рядом с табличкой, на которой красовалось его имя: «Детектив Алекс Моро», затем пристально уставился на стоявшую перед ним парочку. Он не знал их, но имя О’Хара было ему известно. Хорошо, что они пришли в его дежурство. Найденный сегодня рано утром труп члена муниципального совета Фелпса подтверждал рассказ женщины. Тело обнаружили уборщики, сгребавшие мусор, оставшийся после вчерашнего гулянья и разыгравшейся затем бури. И никаких улик на месте преступления.

Хотя детектив Моро и не подавал вида, он был признателен за показания.

— Я хотел бы поблагодарить вас за снимки. — Он встал из-за стола и пожал им по очереди руки. — Прошу извинить меня за внешний вид, но у нас выдалась по-настоящему трудная ночка. Вы хорошо представляете себе, что творилось здесь в промежутке между ураганом и праздником. — Показывая на папку, он выглядел виновато. — Мне, вероятно, понадобится переговорить с вами, как только я доложу обо всем шефу. Где я смогу вас найти? — спросил он Шайен.

Вот в этом-то и загвоздка.

— Вечером я должна лететь в Лос-Анджелес… — начала она.

Однако Грант прервал ее:

— Мисс Тарантино остановится в гостинице «Мэджести», номер люкс.

Шайен открыла было рот, чтобы возразить.

— Вы еще не выполнили редакционного задания, — напомнил он ей.

Да, не выполнила, спорить она не будет. Не сейчас.

— Я полагала, мы решили отложить интервью.

— Вы единственная, кто так решил. Кроме того, вам придется остаться. Вы ведь важный свидетель. Нельзя же теперь вносить сумятицу в расследуемое дело, не так ли? — Он взглянул на Моро. Тот, несмотря на потрепанный вид, выглядел удивленным. — Верно, детектив Моро?

— Н-да, правильно.

Ему показалось, будто между этими двумя сейчас происходит нечто интересное, однако он слишком устал и не придал этому особого значения. То была не ночь, а сущий ад. Хотя буря, по счастью, лишь краешком задела город, все же оставила после себя немало разрушений. Как и большинство полицейских, он недолюбливал последний день масленицы, однако сейчас ему было жаль, что праздник удался не совсем.

Моро провел их к выходу.

— Мы свяжемся с вами, мисс Тарантино. И еще раз спасибо за то, что пришли. Благодарю, также и вас, мистер О’Хара.

— Что дальше? — с металлом в голосе спросила Шайен, когда они спустились с лестницы. — Мне что, придется сидеть и бить баклуши?

Взяв под локоток, Грант повел ее к машине.

— Сейчас я отвезу вас в одно место и угощу приличным завтраком.

Помнится, прежде статьи о нем не выходили потому, что он постоянно отговаривался занятостью, подумала Шайен. Почему же сейчас он ведет себя, словно богатый бездельник?

— Вам нечем заняться?

Сегодня утром он послал несколько факсов и сделал все, что требовалось от него.

— Я решил подышать ароматом роз.

Шайен нахмурилась.

— Они уже отцвели.

О’Хара безмятежно пожал плечами:

— Опоздал. Я нигде не бываю первым. Третий сын, второй в выпускном классе, вот так всегда. — Он взглянул на нее. — Полагаю, мне стоит постараться, хоть для разнообразия, быть в чем-то первым.

— В цветоводстве?

— Да в чем угодно.

«Вот только со мной у вас ничего не выйдет, О’Хара», — подумала Шайен.

— Ладно, — нехотя согласилась она. — Мы продолжим работу над интервью. Я назову его «Грант О’Хара: на следующий день после масленицы». — Она искоса поглядела на него, вполне справедливо ожидая с его стороны возражений как против самого названия, так и против содержащегося в нем намека.

Он спокойно улыбнулся:

— Годится. — И, распахнув дверцу автомобиля, придержал ее для Шайен.

После секундного промедления она скользнула внутрь. Будь у нее больше опыта, она бы подумала, будто за ней ухаживают.

Глава девятая

— Итак, — произнесла Шайен, ставя чашку с кофе на столик и устремляя на Гранта долгий, пристальный взгляд, — приступим, что ли?

О’Хара сделал вид, что оглядывает залитый мягким светом ресторанный зал, где они завтракали. В эту пору тут было больше обслуживающего персонала, нежели посетителей. Данное обстоятельство пришлось ему по душе. Обстановка располагала к откровению.

— Что, прямо здесь? — Чувственная ухмылка тронула края его губ. — Неужто нельзя найти более укромное местечко?

Достав из сумочки небольшой диктофон, Шайен включила его, решив до конца оставаться профессионалом… неважно, какие ее будут обуревать чувства.

— Вам прекрасно известно, что я хотела сказать. Начнем с вопросов.

На его губах играла улыбка:

— Ладно. Что желаете узнать?

Поскольку теперь идея с интервью стала и его инициативой, она воспользуется данным обстоятельством.

— Все, что бы вам хотелось рассказать мне.

Он понял, что она имеет в виду. Что ж, ее ждет разочарование.

— За мной не числится тайн, которыми дразнят пресыщенную публику, Шайен. У меня нет детей от тайных любовниц. Я не затыкаю рты своим служащим денежными подачками, чтобы они молчали о моих сомнительных делишках. Я не подкупаю ответственных работников других компаний. Я даже не приказываю своим бухгалтерам прятать от налогов прибыль. У меня все честно.

«Не бывает таких чистеньких», — подумала Шайен. Она провела пальцем по диктофону, раздумывая, выключить его или нет. Нет смысла продолжать запись, коль он не станет говорить правду.

Их взгляды встретились.

— Полагаю, вы неверно поняли цель данного интервью, О’Хара. Я пишу о вас статью, а не представляю вас в Ватикан на сан святого.

Его взгляд, казалось, срывает защитный покров, в который она попыталась облечься снова. Сумеет ли она противостоять ему?

— О, — протянул он задумчиво, — полагаю, что уже в достаточной мере доказал, что я не святой.

— Верно, вы с успехом доказали, что вы не святой, — храбро согласилась она. — Давайте разберемся, кто вы на самом деле такой.

Он поменялся с ней ролями.

— А что вы думаете обо мне?

Ответить на этот вопрос не составляло труда.

— Вы сын миллионера и одновременно глава собственной быстро развивающейся компании.

Шайен не посмела прибавить к этому, что он невероятно чувственен и пленительно сексуален. Впрочем, он не раз слышат эти слова. И ему не обязательно слышать то же самое от нее.

— И это все?

«Он отнесся к моим словам так, словно перечисленное мною — пустяк, — подумала она. — Люди всю жизнь работают на износ. Однако у них и сотой части нет того, чем обладает он. Но те не рождаются в рубашке».

— По меркам некоторых людей, — подчеркнула она, — это много.

Последняя фраза въелась ему в печенки. Уж не снисходит ли она до него?

— Но не по вашим.

— Мы говорим о вас, а не обо мне.

— О, как бы мне хотелось обнять вас. Не спеша… — Его голос замирал по мере того, как перед его внутренним взором картинка становилась все живее. И тут в ее глазах он заметил раздражение. — Простите, минутная забывчивость. Вернемся к интервью и вашему страшно ограниченному понятию обо мне.

«Кажется, его самого интервью чрезвычайно забавляет», — подумала Шайен, спрашивая себя, уж не разыгрывает ли он ее. Но ничего, интуиция поможет ей отделить вымысел от правды.

— Правильно, поучите меня. Расширьте, так сказать, мой кругозор. — Она даже подсказала ему, с чего начать. — Давайте с детских переживаний.

С минуту О’Хара пребывал в задумчивости, однако мало что вспомнил. Он обладал способностью вымарывать неприятные воспоминания или засовывать их в дальний угол памяти, где они никому не причиняли вреда.

Небрежно пожав плечами, Грант взял с подноса, принесенного официантом, яичницу с грудинкой и колбасой.

— Я мало что помню. Только бесчисленный ряд школ-интернатов. У меня и вправду от детства осталось не так уж много воспоминаний.

Ну, тут уж ничего не попишешь.

— Вам известно, что эта дрянь может убить вас? — осведомилась она, показывая на его тарелку.

Ее завтрак состоял из миски с тремя сортами дынь, образующих изысканную цветовую гармонию. Однако она их не тронула.

У него же частенько с утра разыгрывался аппетит, и сегодняшний день не стал исключением.

— Прошлой ночью вы кормили меня как раз такой дрянью.

— Прошлой ночью, при довольно ограниченных возможностях, яичницу было легче всего приготовить. — Она тряхнула головой. Какая ей разница, что он ест: О’Хара давно не ребенок, и нянька ему не нужна. Ну, а если он и впрямь нуждается в уходе, то эта вакансия ее не прельщает. Шайен вновь вернулась к интервью.

— Почему бесконечный ряд школ-интернатов? Отчего не одна?

Грант рассмеялся:

— Я надеялся, что вы не обратите на это внимания. Дело в том, что меня выгнали из двух школ. — Он помолчал, поняв, что, если захочет, она быстро докопается до правды: — На самом деле из пяти, — поправился он. — Директора интернатов неодобрительно смотрели на проявление индивидуальности в своих учениках. А я никогда не был овцой.

Шайен вспомнила слова Стэна о нем: Грант О’Хара сам выбирал себе дорогу.

— Даже паршивой?

Ему понравилось скрытое значение ее вопроса, однако он не содержал правды.

— Я не был паршивой овцой, Шайен. Среди своих домочадцев я был единственным невинным ягненком. Быть может, с несколькими серыми вкраплениями, — допустил он такую возможность.

Шайен рассеянно глотнула кофе и задала очередной вопрос:

— Почему вы основали собственную компанию? Отчего не работаете в фирме отца?

По ее мнению, так было бы проще жить. Однако Грант не был тем человеком, который ищет легких путей, и она начинала это сознавать. Не зная почему, она находила такой образ жизни столь же волнующим, сколь и притягательным.

— Да по единственной причине, — напомнил он ей, — мой отец все еще жив и управляет своим хозяйством сам. По крайней мере, тогда, когда не занят приготовлениями к женитьбе.

Шайен услыхала в его голосе уничижительную нотку, и она напомнила ей об их с матушкой отношениях. Возможно, Грант и прав: у них и впрямь есть нечто общее.

— Почему бы вам, прямому наследнику, не работать у отца, дожидаясь своего часа? — спросила она, желая получить четкий ответ на вопрос. Для большинства такое развитие событий представлялось естественным. — Вы, по всей видимости, единственный человек в семье, кто обладает деловым чутьем.

Грант коротко рассмеялся.

— Да, вероятно, единственный, кто имеет в моей семье деловое чутье. У моих братьев это качество либо удалили хирургическим путем, либо по крайней мере заглушили.

В этой фразе содержалась не столько горечь, сколько грусть. Хорошо, если он готов к откровенным излияниям, она ему мешать не будет.

— Слишком много алкоголя, наркотиков и секса?

Она поражала его. Он счел было ее человеком, который сторонится мрачных тем.

— Вы не смягчаете свои выражения, да?

А почему бы ей смягчать? Зачем? Ее девичество еще не значит, что она закрывает глаза на всяческую грязь. Она журналистка, а не келейная монашка.

— Нет, не смягчаю, — жестко проговорила Шайен. Она гордилась своей работой, своим инстинктивным умением откапывать материал и никому не позволит мешать ей. — Ладно, сформулирую вопрос по-другому. Отчего бы вам не пойти проторенным путем, ведь так поступили ваши братья? Так проще.

На его губах медленно появилась пленительная, задумчивая улыбка.

— А может, мне не по душе легкая жизнь. Возможно, я люблю, когда судьба бросает мне вызов. — Он посмотрел ей прямо в глаза. — И будит во мне дремлющие силы. Впрочем, все в прошлом — несчастный, непонятый богатый ребенок, стремящийся на всех званых вечерах проявить собственную индивидуальность.

Его тон вновь изменился.

— Вы говорите зло.

Грант не хотел, чтобы злость прорвалась наружу. Он неопределенно пожал плечами и отвернулся:

— Пожалуй.

Нет, так просто он не ускользнет от нее. «Я на что-то набрела», — подумала Шайен. Неизвестно только, что откроется ей.

— Вы на кого-то злы?

Ну что ж, коль ей не терпится узнать, он скажет ей.

— На моих братьев. На моих сводных братьев, — уточнил он. — Все мы рождены от разных матерей. — Ему порой казалось, что это некая игра: его отец, стремясь сохранить свою фамилию, бросает свое семя в целинную и — надеялся старик — более плодородную почву. — Они попусту тратят отведенный им природой срок.

Вдруг до Гранта дошло, что он, заплутав, позволил Шайен ступить туда, куда до сих пор никого не пускал.

— Однако интервью не о них, а обо мне, не так ли?

Она не желала отступать.

— Они ведь часть вас.

«Когда-то, возможно, и были, — подумал он, — но с братской близостью давно покончено». Теперь у него со служащими больше общего, нежели с братьями. Разве что кровь. Вместо ответа Грант беззаботно пожал плечами:

— У нас один отец.

— Но разные воспоминания? — осторожно нащупывала Шайен слабые места, надеясь таким образом проникнуть хоть немного в его мир. Его внутренний мир. Уж она-то знала, что читатели ждут именно душевного стриптиза. Да и ей хотелось, нечего греха таить, проведать, что кроется за его оболочкой. — О школах, каникулах, о всякой всячине?

Грант с минуту думал.

— Пожалуй, я вспомнил кое-что, — натужным голосом произнес он. — Мне пришло на память одно Рождество. — Он слабо улыбнулся: — Мой отец как раз был дома и видел, как мы рождественским утром развертывали подарки. — Он попытался восстановить давнюю сцену в памяти. — Это случилось, когда он женился на матери Джорджа Белинде.

Шайен моментально сделала в уме пометку.

— Джордж младше вас?

— Да. — Он улыбнулся. — Вы неплохо справляетесь со своим домашним заданием.

Игриво подражая первой ученице в классе, она оттараторила и остальные имена:

— Ваших братьев зовут Гари, Грегори и Гарт. Почему все имена начинаются с «Г»?

О’Хара рассмеялся:

— Это первая буква в словах «годный» и «Господь». Пожалуй, отец претендовал на вторую роль, полагая, что создает нечто, достойное первых ролей. — Ему стало интересно, прозвучала ли в его словах та горечь, что он ощущал в себе. — По крайней мере, у меня сложилось такое впечатление. Между нами никогда не было долгих разговоров. Старик всегда предпочитал, чтобы за него говорили деньги.

Видя, что ему не по себе, Шайен постаралась избавить его от мучительных воспоминаний.

— Мне жаль прерывать ваш рассказ, но вы говорили, что провели Рождество с братьями.

О’Хара пожал плечами:

— Много тут не порасскажешь. Ну, только то, что тогда мы были вместе и один раз у нас и впрямь все было как в настоящей семье. — В то время он, мальчишка, еще на что-то надеялся, но бабушка назвала его романтиком. — Однако, — небрежно продолжил он, — старику и Белинде надо было после полудня лететь на Багамы, так что праздник длился всего несколько часов.

«Этого обстоятельства он не забыл по сию пору», — подумала Шайен. Ясно, что для него семья очень важна. Тронутая до глубины души, она протянула через стол руку и положила на его ладонь.

Грант изумленно поднял голову, а потом улыбнулся.

Опасаясь, что в этот жест вложено много личного, Шайен убрала руку.

«Она добра, — подумал Грант, — весьма добра». Как ей удалось столько вытянуть из него?

— Стэн знал, что делал, когда посылал вас.

— Ему просто нравится, как я снимаю.

Грант покачал головой.

— Я говорю не о вашем умении обращаться с камерой. Вы знаете, как ублажить человека и вызвать его на откровенность.

— Я никого не ублажаю, — возразила Шайен. — Я просто слушаю.

— Да, — тихо признал он, — вы просто слушаете.

Не многие в наше время умеют слушать и слышать. Правда, некоторых Грант знал, но не желал, чтобы кто-нибудь из них оказался в его постели.

А вот ею он хотел обладать.

«Для нас обоих будет лучше, если я вернусь к интервью», — подумала Шайен.

— Итак, о детстве у вас сохранилось воспоминание, что вы отличались яркой индивидуальностью. Перейдем прямиком к вашим зрелым годам: почему вы основали собственную компанию?

— Да потому, что мне не нравится без толку сидеть и ждать, пока мне что-то поручат. — Ему припомнилась бесконечная череда вечеринок на заре его взросления, которые, вероятно, заставили бы организаторов вчерашнего празднества позеленеть от зависти. Это была сумасшедшая пора, кружение в вихре удовольствий, дорога в никуда. Поняв это, он довольно быстро распрощался с таким времяпрепровождением. — Я хотел не только загорать на пляжах и пьянками разрушать печень, но и заниматься делом… а СМИ невероятно быстро развивались.

Однако она проделала более тщательную подготовительную работу, чем он предполагал.

— Но не тогда, когда вы влезли в эту сферу.

Нет, тогда средства массовой информации находились в зачаточном состоянии и подавали лишь слабую, едва ощутимую надежду, что со временем станут всесильными. Он шел на откровенный риск, но тут ничего не попишешь.

— Скажем так: я унаследовал от отца его деловую интуицию.

Возможно, деловые качества не обошли стороной и его сводных братьев. Вот только никто из них не попытался проверить это на практике. Они предпочли растрачивать попусту собственную жизнь.

— Кроме того, меня привлекла мысль стать в чем-то первым.

— Вы и прежде говорили об этом вашем стремлении.

«Неужто отгадка в этом, — спросила она себя, — или он просто одержим?» На одержимого он не походил, но внешность обманчива.

— Именно это привлекло вас?

Положив на ее руку свою, он легонько провел по ней большим пальцем, завороженно глядя в ее темнеющие зрачки.

— Женщина, вы не имеете представления о первенстве. — Он жаждал стать ее первым мужчиной. Сказанное им прошлой ночью об ответственности и чести не пугало его. Неторопливо, чуть ли не осязаемо его глаза ласкали ее тело. На ее щеках появился легкий румянец, который очаровал его. — Сегодня вечером я должен присутствовать на одной благотворительной акции. Почему бы вам не пойти со мной?

«Он меняет тему разговора, словно перчатки. За ним не поспеть», — подумала она и очень осторожно, хотя и с внезапным чувством некоторого сожаления, высвободила ладонь из его руки.

— Только не рассказывайте мне, будто Гранту О’Хара не с кем отправиться на прием.

— На сей раз не с кем. Что вы надумали?

Она подозревала, что в ее чемодане, во всем ее гардеробе не найдется чего-нибудь, даже отдаленно приемлемого для таких мероприятий.

— У меня нет подходящей одежды.

— Простите, но это несерьезный аргумент. — Достав бумажник, О’Хара вынул кредитную карточку. — На первом этаже гостиницы расположено несколько небольших магазинов женской одежды. Подыщите себе какой-нибудь наряд и купите его за мой счет. — Он протянул ей кредитку.

Шайен и не пошевелилась, чтобы взять ее.

— От мужчин я одежду не принимаю.

Он покачал головой.

— Правда? Не многовато для вас одной-то правил, а? А если по делу нужно, то тоже не принимаете? — Он помахал перед ней карточкой, однако Шайен не соблазнилась. Со вздохом он вложил ее в бумажник и сунул во внутренний карман пиджака. — Или, если вам угодно, воспользуйтесь собственной платежной карточкой. — И тут его внезапно осенило: — А еще лучше — отправьте счет Стэну… Пусть знает, как выигрывать у меня в покер.

Шайен про себя раздумывала над его приглашением. Наверное, следует пойти. Ведь, в конце концов, она не сфотографировала его во время праздника. Что ж, благотворительный бал заменит Марди Грас.

— Где будет прием?

— Не волнуйтесь, лететь нам не придется, хотя обратный перелет вы перенесли гораздо лучше.

Он был прав: причина, видимо, в том, что ее мысли были заняты другим. Им.

— На сей раз нас не болтало, — заметила она.

Грант показал себя настоящим джентльменом, приняв ее отговорку.

— Вечер состоится в гостинице «Бельведер».

Шайен сдалась. Отчего бы не пойти? В конечном счете, он прекрасный спутник. И если где-то в глубине души она подумывала о более близких отношениях с Грантом, то, увидев его в привычной стихии, окруженного роем поклонниц, быстренько прогонит эти мысли.

— Я могу взять с собой фотоаппарат?

— Вы можете прихватить с собой, если захотите, целиком съемочную бригаду. Итак, согласны?

«Какого черта, ведь иду-то я ради снимков для журнала, верно?»

— Хорошо. В котором часу?

«Одна победа одержана, и немало предстоит впереди», — подумал Грант. Поняв, что прощен, он по-мальчишески торжествующе улыбнулся.

— В восемь. Я пришлю за вами лимузин.

Стоя перед овальным зеркалом во весь рост, Шайен с некоторым страхом смотрела на собственное отражение.

Она чувствовала себя Золушкой. «Впрочем, мне на помощь не явятся полчища мышей и птиц», — задумчиво пробормотала она. Лишь волшебная палочка феи-крестной могла совершить такое превращение.

«Фея-крестная, или индивидуальная портниха, запрашивающая такую сумму, на которую мы с матерью в стародавние времена могли бы прожить чуть ли не целый год», — подумала Шайен, поворачиваясь, чтобы взглянуть на себя со спины.

Не так уж и плохо.

Она решила потратиться и сделать также прическу. Раз уж выпал такой случай, то следует испытать, как живет меньшая часть человечества.

Меньшая часть жила роскошно.

Шайен медленно повертелась, любуясь блеском люрекса на ярко-розовом платье. Впечатляюще.

Спереди соблазнительный вырез. Спину не прикрывал ни один кусочек материи. Тонкий ремешок перетягивал в талии платье, ниспадавшее до щиколоток и плотно облегавшее все тело. Справа — длинный сексуальный разрез почти от верхней части бедра, позволявший увидеть каждое движение длинной, стройной ножки.

Шайен повернулась, и платье искушающе распахнулось. Отраженные в зеркале блики напомнили крошечные звезды. «Это же подвенечный наряд из моего сна», — дошло до нее.

Быть может, неожиданное сходство и привлекло в первую очередь ее взгляд к этому платью. Хотя его живой, ярко-розовый цвет не соответствовал общепринятому свадебному наряду.

Ее губы расползлись в лукавой улыбке, когда она снова встала лицом к зеркалу.

«Совсем не плохо».

— Ох, мамочка, если б ты могла видеть сейчас свою невзрачную малышку Энни, — пробормотала Шайен.

Для матери она всегда была дурнушкой Энни. Анита Тарантино всерьез обращала свое внимание на внешность дочери всего несколько раз, и всякий раз ей казалось, будто никто в мире не посмотрит на ее Энни. И каждый раз она приходила в отчаяние.

«Как же нам отыскать мужчину для гадкого утенка, Энни?»

«Гляди, что я нашла, даже не прилагая стараний», — подумала Шайен. Хотя, как и боа, взятое ею напрокат, Гранта О’Хара в конце вечера придется возвратить на прежнее место.

Улыбаясь самой себе, Шайен потянулась за белым боа. Оно настолько было похоже на настоящее, что она заставила хозяина магазинчика показать ей сертификат на продажу, где говорилось: данное изделие сделано из искусственного меха под горностая. Довольная тем, что ни одно животное не погибло, чтобы украсить ее этим вечером, Шайен подмахнула чек. Хоть ее и одолевало искушение произвести все траты за счет журнала, она понимала: слишком уж большое удовольствие получит она от сегодняшнего вечера, чтобы позволить журналу оплачивать ее счета. Это было бы несправедливо.

Она за все заплатит сама. Пусть и будет нанесен значительный ущерб ее банковскому счету.

— Время от времени, — тихо проговорила Шайен, глядя на свое отражение в зеркале, — ради собственного блага приходится становиться чертовски честной.

Впрочем, другой быть она и не могла. Иначе бы ее совесть замучила. Природу нельзя переделать.

Как нельзя пересмотреть данного себе обещания.

От легкого стука в дверь сердце у нее забилось чаще. «Пожалуй, — подумала она, охваченная внезапной паникой, — покупка этого платья была не такой уж отличной мыслью. Быть может, я не так уж и хорошо смотрюсь в нем. Быть может, этот наряд не слишком подходит для благотворительного мероприятия…»

Быть может, пора перестать думать как дурнушка Энни и отворить дверь, упрекнула себя Шайен. Пройдя через всю комнату, она, глубоко вздохнув, взялась за дверную ручку.

Глава десятая

— Вы молчите.

Лишь чрезмерным усилием воли Шайен удалось не выдать своего смущения. Грант, молча разглядывая ее, стоял в дверном проеме. Ей захотелось повернуться и убежать, захлопнув дверь перед самым его носом. Она допустила огромную ошибку: не ей носить подобные наряды. Она остается, да и всегда будет, просто дурнушкой Энни Тарантино из Шайен, штат Вайоминг.

Грант откашлялся. Не помогло. В аризонской пустыне в середине июля больше влаги, нежели сейчас у него во рту.

«Боже, как она прекрасна. Как обезоруживающе и трогательно прекрасна».

— Трудно говорить, проглотив язык.

Шайен посмотрела ему прямо в глаза, чтобы убедиться, не смеется ли он над ней. В них читалась некая оценка, но то была не насмешка. Она приободрилась.

— Стало быть, платье вам нравится?

«Неужто в ее номере нет зеркал?» — недоверчиво подумал он.

— Если бы не ваш зарок, я бы ни секунды не медля показал, насколько этот наряд мне по душе.

Его взгляд говорил, что он вполне искренен. По оголенной спине Шайен прошла дрожь. Она с облегчением улыбнулась, беря сумочку и обычный фотоаппарат.

— Надеюсь, я не буду белой вороной.

Надев ремень от футляра фотоаппарата на плечо, она просунула под него боа.

Когда они вышли в коридор, Грант закрыл дверь на ключ и, держа ее под руку, довел до лифта.

— О, вы не будете белой вороной, однако наступите на многие мозоли. И виной тому самомнение некоторых особ. Ведь вы будете со мной.

Почему его слова прозвучали для нее так сладко, так заманчиво? Ей ли не знать, что ее преображение временное, лишь на сегодняшний вечер, да и то принять его приглашение ее вынудила работа?

— Я не желаю стеснять вас, — сказала Шайен, зная, что ее слова одно лукавство. Она всегда, когда нервничала, несла чушь — ужасная привычка, но, кажется, ей никогда с этим не справиться. — Мне бы хотелось, чтобы вы чувствовали себя свободным. Я же просто уйду на задний план и буду снимать вас. «Не слушайте меня», — про себя взмолилась она.

Подошел лифт. Грант нажал кнопку первого этажа.

— Насколько я могу судить, вам вряд ли удастся спрятаться в тени. — Он быстро оглядел ее. — Сколько бы ни стоило это платье, его цена явно недостаточна. Не знаю, стоит ли мне появляться рядом с вами, одетой в такой наряд, — он тихо рассмеялся про себя, — не имея при себе ящика с дуэльными пистолетами.

Ей было известно, что Роща дуэлянтов в городском парке славилась состоявшимися здесь когда-то дуэлями, но то время отошло в далекое прошлое.

— Тут более ста лет не было дуэлей.

Ее духи заглушали все прочие запахи, дурманили ему голову. Сейчас он мог думать только о Шайен.

— Вы без особых усилий способны вернуть те времена.

Как она поступит, если он поцелует ее прямо здесь? — подумал Грант. Обидится? Или на поцелуй ответит поцелуем?

— Все зависит от…

Появившееся в его глазах выражение будоражило ее, по телу волной пробежала дрожь.

— От чего?

— От того, что вы желаете услышать.

— Правду.

Всегда правду. Ей оставалось лишь надеяться, что в какой-то момент он скажет правду, от которой у нее перехватит от счастья дух. О Боже, о чем она думает? Ведь ей известно: их отношения не будут иметь продолжения.

Грант играл с ее длинной, свешивающейся серьгой с круглой жемчужиной, покачивая ее. Ему хотелось вынуть эту серьгу из уха зубами, а затем легко покусывать ее мочку.

— Дело в том, что я не хочу идти на этот прием, — признался Грант.

Чуть подавшись вперед, он прижал ее своим телом, опершись руками о стену. Шайен зачарованно глядела в его лицо.

— Говоря по правде, мне хотелось бы отвести вас в свой или ваш гостиничный номер, или остаться в лифте, или пойти куда вам заблагорассудится… и ласкать вас медленно, всю ночь напролет, пока я не лишусь сил.

Ею овладело чувство, будто он уже приступил к ласкам. Ей стало трудно дышать. Пульс учащенно забился. Она обставила всех, от осознания этого факта делалось смешно. Могла ли она когда-нибудь подумать, что сумеет «вертеть» таким мужчиной?

— Я полагала, что люди с вашим честолюбием строят более серьезные планы.

Улыбка медленно тронула его губы — так тонкой струйкой наполняется стакан бренди.

— Я тем и занят. Я намерен окрепнуть и снова любить вас завтра. И послезавтра. И послепослезавтра.

Призывая к молчанию, она приложила пальчик к его губам.

— Похоже, если б я сказала «да», у вас был бы весьма плотный рабочий график.

— А вы скажете? — От его вопроса дрожь пробежала по спине: ее решимость постепенно давала брешь и слабела воля. — Вы скажете «да»?

Она мужественно старалась взять себя в руки. Трудно противиться, когда нет сил.

— Нет. Мне надо выполнить редакционное задание, а вам управлять вашей информационной империей. Для любовных похождений у нас просто нет времени.

Но, Боже сохрани ее, как ей хотелось, как хотелось, чтобы у нее было время!

«Ну, за этим дело не станет», — напомнила она себе.

Их тела почти соприкасались. Она вся горела и задыхалась.

— Вы же знаете, что говорят о тех, кто работает, но не развлекается, — нежно произнес Грант.

Отчего они еще не добрались до первого этажа? Каким образом им удалось забраться в самый медленный из существующих лифтов?

За секунду до того, как их губы встретились, дверцы лифта наконец-то открылись. Несколько человек, стоявших в ожидании кабины, откровенно уставились на них.

Шайен от смущения поежилась. Бросив искоса взгляд на Гранта, она увидела: тот вовсе не обескуражен.

— Доброго всем вечера, — непринужденно кивнул он головой изумленным людям. Словно не было никакой щекотливой ситуации. Небрежно взяв Шайен под локоток, он вышел с ней из кабины лифта.

Этот мужчина бесподобен.

— Ловко, — дала свою оценку его маневрам Шайен.

Склонив голову и пропуская ее вперед, он промолвил: «Стараюсь».

О’Хара больше чем старался. Целый вечер он тем и занимался, что очаровывал присутствующих. Безо всяких усилий. Будто пленять других для него столь же естественно, как и дышать. Пожалуй, так оно и есть.

Шайен обратила внимание, что Грант пользовался своей колдовской силой для того, чтобы склонить пришедших на прием женщин расстаться с большей суммой, нежели те предполагали вначале.

Она узнала, что это не простой благотворительный вечер по сбору денег: в конце его должен был состояться аукцион. Аукцион холостяков, на котором Грант играл роль аукциониста. Справившись с охватившим ее в первое мгновение удивлением, Шайен приступила к работе, делая весьма красноречивые снимки дам — здесь их собралось более двух десятков, и все принадлежали к сливкам общества, — которые собирались поторговаться за вечер в компании кого-нибудь из самых красивых холостяков Нового Орлеана.

Взяв короткую передышку, Грант, сойдя с подиума, подошел к Шайен. Обняв ее за талию с беспечностью старинного друга — а ведь повстречала она его совершенно недавно, — он притянул ее к себе настолько близко, что ими обоими овладело возбуждение.

— Веселитесь? — Он, хоть и распоряжался торгами, глаз с нее не спускал. Она сновала туда-сюда в толпе, точно тонкая струйка дыма, и засняла практически все.

Присутствующие женщины, наверно, забыли о ее существовании, но Грант помнил о ней постоянно. Не раз во время аукциона он замолкал, дабы убедиться, что она в зале. От ее вида у него горячилась кровь, а тело испытывало томительное желание.

— И весьма, — не колеблясь, созналась Шайен. — Вы мне не говорили, что здесь будет аукцион. — Она не стала бы одеваться столь шикарно, если бы знала о предстоящем мероприятии. Явилась бы в простеньком черном платьице и избавила бы себя от расходов.

Его рука неторопливо скользнула по ее спине:

— Как-то вылетело из головы.

Шайен засомневалась, что он способен что-нибудь позабыть. Выловив еще одну кассету с пленкой, она принялась перезаряжать фотоаппарат.

— Да, и то, что вы аукционист, у вас тоже «вылетело из головы»?

Глядя ей прямо в глаза, О’Хара улыбнулся и с удовлетворением отметил, что она прекратила перезаряжать пленку. Как бы то ни было, кое-какое впечатление он производит на нее.

— От вашей близости у меня все вылетает из головы. — Он увидел Милли, казначея детского фонда, которая призывно махала ему рукой. — Похоже, мне пора обратно. Подождите меня. — Прежде чем уйти, он подмигнул ей.

«Будто у меня есть выбор», — задумчиво сказала она себе, делая очередной снимок.

Грант вновь взялся за дело, пока не объявили и не продали последнего холостяка в его списке. Весь аукцион отнял чуть больше полутора часов. О’Хара устал, но остался очень доволен. Удалось собрать значительную сумму для его любимого детского приюта.

От накаленных ламп в зале стало душно. Он развязал галстук и расстегнул пуговицу у ворота. «Так вот, — подумал он, — будет легче».

— Спасибо, дамы. Вечер удался на славу. Детский фонд благодарит вас от своего нуждающегося, но достойного сердца.

О’Хара уже сходил с возвышения, когда кто-то из присутствующих воскликнул: «А что же вы?»

Вопрос заставил его застыть на месте. Грант обернулся и посмотрел туда, откуда донесся голос.

— Простите?

— А что же вы? — повторила женщина в ярко-синем платье. Она обменялась взглядами с сидевшими за одним столом подругами, и те рассмеялись.

Шайен, глядя на спросившую женщину, опустила фотоаппарат. Ей не понравился этот смех.

— Вы не собираетесь выставить себя на аукцион? — осведомилась настойчивая дама.

Грант расхохотался и отрицательно покачал головой:

— Нет, я…

— Почему? — захотел кто-то узнать. — Деньги-то пойдут на детский приют, верно?

— Правильно, — согласился Грант, — однако…

Он не намеревался выставлять себя на продажу. Из-за этого и согласился стать аукционистом.

Женщина в ярко-синем наряде, вскочив на ноги, заявила:

— Даю для начала триста долларов.

Грант беспомощно поглядел на Шайен, и тут его чары, пусть всего лишь раз, не сработали. Она инстинктивно сделала моментальный снимок, понимая, что другой такой возможности больше не представится. А потом она опустила камеру. Если сейчас заниматься съемкой, то не удастся сосредоточиться на происходящем.

Вклинившись в середину толпы, Шайен вслушивалась в предлагаемые суммы. От поднявшегося ажиотажа ей сделалось несколько неловко. И ею овладела ревность. Да, она с удивлением обнаружила в себе это чувство. Она-то считала, что наблюдение за Грантом в окружении поклонниц навеки пресечет пустившее в ней корни желание. Вместо этого они проросли еще глубже.

В конце концов, ей долго не выдержать. Ну вот, цветущая брюнетка объявляет цену, а Грант в ответ улыбается ей.

— Семьсот, — внезапно услышала Шайен собственный голос.

Изумление уступило место радости, когда О’Хара посмотрел в ее сторону.

— Кажется, дама с фотоаппаратом…

— Восемьсот, — громко объявила брюнетка.

Шайен бросила косой взгляд на ее самоуверенное лицо.

— Восемьсот пятьдесят.

Брюнетка посмотрела на нее, и ее темно-зеленые глаза превратились в щелки.

— Тысяча долларов, — надменно проговорила она.

Шайен, примолкнув, сделала быстрый подсчет в голове. Если удастся приклеить обратно ярлыки на купленное платье, она сможет позволить себе немного поднять цену. Она не раз была свидетельницей того, как такой же фокус проделывала ее матушка.

«Похоже, этот трюк сейчас пригодится и мне», — задумчиво подумала Шайен. Она подняла руку:

— Полторы тысячи.

Толпа взволнованно ахнула. Грант и сам выглядел ошарашенным, с некоторым удовлетворением отметила Шайен. Ее удовлетворение стало еще больше, когда она увидела, что брюнетка, нахмурившись, отрицательно покачала головой и оставила борьбу.

— Кажется, я достанусь даме с фотоаппаратом за полторы тысячи долларов. На этом позвольте объявить наш аукцион закрытым. — Грант быстро ударил молоточком по кафедре, одарив собравшихся обворожительной улыбкой, а Шайен поймала себя на том, что расстегивает платье. — Еще раз благодарю вас, дамы, за участие и щедрость. Надеюсь, все получили здесь то, на что рассчитывали.

Он торопливо подошел к почтенной на вид женщине, сидевшей у края сцены.

— Прошу, не забудьте передать чеки Милли.

Спустившись с подиума, Грант быстро направился к Шайен. Он обратил внимание, что ей как-то не по себе. «Мучают угрызения совести из-за неожиданной покупки», — предположил он.

Подойдя к ней, он обнял ее за плечи.

— Вы не перестаете изумлять меня, Шайен.

Она порывисто вздохнула. Сегодня вечером она за одну минуту истратила на него полторы тысячи долларов, а сама досталась ему бесплатно. Он станет просто невыносим.

— Как и вы меня, — попыталась она сгладить значимость своего поступка. — Полагаю, мною овладел азарт.

«Лгунья», — подумал О’Хара, гладя согнутым пальцем ее щеку.

— Как вам угодно, — тихо промолвил он.

Шайен склонила голову набок:

— Пожалуйста, не фантазируйте, О’Хара. Я подумала, что данное обстоятельство придаст больше пикантности статье в журнале.

Все понятно, она хочет спрятаться за этой отговоркой. «Итак, — подумал он, — она неравнодушна ко мне».

— Я не стану возражать и отдам всего себя журналу, коль и вы не против. А вы ночь напролет будете принадлежать мне, Шайен, вся целиком. Вам остается выбрать, когда наступит эта ночь. — Он старался не смотреть на ее грудь, вздымающуюся при каждом вздохе над глубоким вырезом. — Мы можем даже заключить долгосрочное соглашение.

«Срок которого, вероятно, истечет в выходные», — подумала она.

— Не фантазируйте ни о чем таком, О’Хара. — Она отчаянно искала способ сохранить собственное лицо. — Я просто…

«Она, когда волнуется, восхитительна», — подумалось ему.

— Просто что? — провоцировал он ее.

— Ну, мне просто не понравился взгляд той женщины.

Он усиленно старался согнать улыбку со своих губ:

— Вы видели, что происходило здесь?

— Через фотообъектив, — мрачно проговорила она.

— Люблю технику, — язвительно заметил он, а затем тихо рассмеялся.

— Не волнуйтесь, — успокоил он ее, ища по карманам чековую книжку. — Я избавлю вас от необходимости делать излишние траты. Во всяком случае, я, по договоренности, не стоял в списке.

Шайен запихнула его чековую книжку ему в карман:

— Я назначила цену. Я и рассчитаюсь.

О’Хара собрался было вступить с ней в спор, но затем, следуя интуиции, замолк. Она неверно воспримет его вмешательство.

— Гордость… — В задумчивости глядя на нее, он кивнул головой. — Мне по душе гордость в женщине. Притягательная черта. Все в вас волнует, Шайен. — Понизив голос до шепота, он проговорил ей на ухо: — И возбуждает. Чертовски возбуждает. Почему бы нам не отправиться в гостиницу и…

Шайен не могла позволить ему закончить фразу. Она не желала, чтобы его предложения туманили ей голову, приводили в беспорядок мысли. Очень осторожно она отодвинулась от него, уперев руку ему в грудь: между ними образовался зазор. Лишь в нем она и видела свое спасение.

— Постойте. Я ведь купила вас. Стало быть, мне и решать, как поступить с вами.

— Звучит заманчиво.

Собрав всю силу воли, Шайен сумела прикинуться равнодушной.

— Покажите мне Новый Орлеан.

Просьба удивила его.

— Вот этого я не ожидал.

Она усмехнулась: неплохой ход.

«Мне нужно многое ей сказать», — неожиданно подумал Грант. Пока существует такая возможность.

Шайен не могла вспомнить, когда в последний раз была так измотана. И так довольна. Вероятно, никогда. Время после окончания аукциона запомнилось окутанными туманной дымкой прогулками по городу, смехом, лицами и музыкой. И красочностью, перед которой бледнела радуга с ее многоцветьем. Все приобрело неясные очертания. Одно было ясно: все это озарялось присутствием рядом с нею Гранта.

О’Хара, как она и просила, познакомил ее с городом. Более детально, нежели могли предложить местные экскурсионные бюро. Смысл словосочетания «ночная жизнь» применительно к Новому Орлеану приобретает особое значение, тем более для женщины, выросшей на окраине Шайена.

Ночью в Новом Орлеане, казалось, было больше жизни, чем днем. Переставали действовать все мыслимые запреты. Они с Грантом посетили несколько непристойных ночных клубов, затем остановились перекусить у крошечного необычного бистро, где стойкой бара служила… плаха. Гранту удалось пробраться к ней самому и протащить за собой Шайен. Тут он с удивлением узнал, что Шайен никогда не пробовала каджунской кухни, а она с изумлением обнаружила, что едва не упустила нечто поразительное.

— Такое же ощущение будет у вас и при знакомстве кое с чем другим, — уверил он ее. Не надо быть оксфордским студентом, чтобы понять, на что он намекает.

И чем дольше они были вместе, тем больше она восхищалась им. Наконец они решили отправиться к себе на отдых.

Музыка по-прежнему звучала в ее ушах, когда она вышла из кабины лифта. Шайен напевала, двигаясь в такт запомнившейся ей мелодии.

Грант взял ее за руку и, буквально кружась в танце, довел до двери. Смущенная Шайен бросила вдоль коридора быстрый взгляд, нет ли там кого. Обрадованная, что нет свидетелей, она приготовилась пасть в его объятия и отдаться восторженному чувству, переполнявшему ее.

Смеясь и еле переводя дыхание, с головой, кружащейся, точно у девочки, от счастья, она прислонилась к двери. Вечер обошелся ей в полторы тысячи долларов, но потрачены эти деньги не зря. Она посмотрела на часы. Уже утро, начало пятого.

— Полагаю, за свои деньги я получила все, что мне причиталось.

Взяв у нее сумочку, Грант принялся искать карточку, чтобы открыть дверь. Найдя, он просунул ее в щель.

Шайен раскраснелась и вся сияла, и он мог бы овладеть ею там, где она стояла, — он так хотел обладать ею! Грант повернул ручку и открыл дверь. И отступил в сторону, пропуская ее.

— Вечер еще не кончился.

Шайен взглянула в окно. Снаружи по-прежнему была ночь, но рассвет вот-вот вступит в свои права.

— По-моему, вечер кончился несколько часов назад. Уже утро.

Она не сможет противиться неизбежному. Ее тон, ее глаза говорили о капитуляции. Грант обнял ее. Казалось, она имеет больше прав находиться в его объятиях, чем все те женщины, что претендовали на это и когда-то добились своего. Эта мысль все меньше и меньше страшила О’Хара.

Он прижался к ней.

— Если мы пожелаем, утро не наступит.

Ее сердце сильно забилось, грозя выпрыгнуть из груди. Прямо ему в руки.

— Я ничего не пила, — пробормотала она, борясь с собой. — Так почему же чувствую себя такой хмельной?

Грант рассмеялся, и от его дыхания стало щекотно шее.

— Тот же вопрос и я сегодня постоянно задаю себе.

Их тела крепко прижались друг к другу, и, казалось, ей с этим уже ничего не поделать.

— Пришли к какому-нибудь решению? — шепотом осведомилась она.

— К одному. — Поцеловав ее в шейку сбоку, Грант почувствовал ее податливость. Он никогда в жизни не испытывал такого влечения. — Хочешь узнать его?

— Возможно.

Казалось, будто последнее слово пришлось силой исторгать из ее уст.

— Мы пьяны от счастья.

Во всяком случае, он уж точно. Покрыв ее шею быстрыми поцелуями с другой стороны, Грант ожидал, что с ее губ вот-вот сорвется стон.

— И друг от друга.

— Да.

Шайен опустила голову, и губы их встретились.

Грант взахлеб целовал ее рот, лицо, плечи, шею. Череда поцелуев влекла ее в сладостную бездну: туда она и стремилась попасть. Она его. Пусть он возьмет ее.

О’Хара ни разу не чувствовал себя таким смиренным, трепетным. Ни перед одним из своих завоеваний. Его сердце гулко билось, когда ее пальцы занимались пуговицами на его рубашке.

Моя.

Глава одиннадцатая

Он не смог.

Да поможет ему Бог, но он оказался не в силах заставить себя. Не сумел принудить себя взять то, что столь обольстительно предлагали ему.

Подавив в себе безмерное желание, совладав с собой так, что ему бы позавидовал и супергерой, Грант положил ладони на руки Шайен: ее пальцы прекратили расстегивать пуговицы на его рубахе и перестали касаться его разгоряченной кожи.

Обозвав себя дураком, Грант осторожно развел ее руки.

Шайен ошеломленно смотрела снизу вверх на Гранта. Ее содрогающееся тело по-прежнему было охвачено огнем. В ее взоре читалось удивление и смущение. Ее взгляд требовал объяснения.

— Полагаю, будет лучше, если мы здесь и остановимся.

«Она, вероятно, никогда не узнает и никогда не поймет, чего стоил этот отказ», — подумал он. Только что в знак протеста у него скрутило желудок.

— В чем причина? Я что-то делаю неправильно?

Неправильно? Да он никогда не чувствовал себя в более верных руках. Не из-за себя он отступает. Из-за нее, из-за того, что будет с нею, если он не остановится.

— Нет, это я неверно веду себя. — Ему хотелось прижать ее к себе, однако он не смел. Дотронься он до нее, почувствуй, как ее кожа трепещет под его ладонью, его бы уже ничто не остановило. — Так неправильно. Ты же не хочешь быть со мной.

— Нет, хочу.

Ее голос выдал безграничность ее желания. Играя сама с собой, пытаясь усмирить собственные чувства, Шайен все равно знала: она желает быть его женщиной, страстно жаждет, чтобы ею обладали. Пусть он даже и не полюбит ее. Она бы пошла и на этот шаг, потому что ей были нужны его ласки. Она нуждалась в его прикосновениях. Ей была необходима его плотская любовь.

Она была на грани нервного срыва.

Грант не мог позволить ей допустить подобную ошибку. Пускай он и пробудил в ней желание, но не воспользуется ее минутной слабостью.

— Сейчас — да, — согласился он. — Ты потому желаешь близости, что я весь вечер пытался соблазнить тебя. Впрочем, я старался совратить тебя, как только ты вошла тогда в ресторан и направилась ко мне. У тебя не было выбора.

Шайен не поняла, к чему он клонит. До нее дошло лишь то, что он отвергает ее. Какое-то неприятное чувство стало разливаться по ее телу — неприятное и обидное.

— Ты передумал?

О’Хара видел вспыхнувшую в ее глазах обиду. Ему захотелось обнять Шайен. Но тогда все его усилия пошли бы насмарку. А они стоили ему немало.

Грант хотел, чтоб она поняла его.

— Ох, я по-прежнему хочу обладать тобой, хочу столь сильно, что весь горю. Однако я не желаю, чтобы ты была на моей совести, Шайен. Ты совершенно четко и ясно объяснила, какого рода тебе требуются отношения, и это не та связь, что я могу предложить.

Неужто он считает ее умственно неполноценной? Как будто она не брала этого в расчет? Разве она надеялась настолько пленить его, что он кинется на колени и тут же сделает ей предложение? Неужели он полагает, что она такая дура?

Она уязвленно вскинула подбородок.

— Мне это известно.

Грант испытующе взглянул ей в лицо, желая убедиться, что она осознала его мотивы. Он поступает так ради ее блага. Не ради себя. Если бы дело касалось только его, он бы удовлетворил свое желание, которое не оставляло его с тех пор, как он впервые увидел ее.

— Итак, тебе ясно?

Потрясение пронзило Шайен с ног до головы.

— Нет, мне нет. Ты совсем сбил меня с толку. Но, полагаю, понимать свою маму я стала немного больше.

«О Боже, мамочка, никогда я не испытывала такого ужасного унижения. Мне крайне жаль, что я не стремилась понять тебя лучше».

Проведя рукой по волосам, Шайен глубоко вздохнула. Не помогло. Она никак не могла справиться с внутренним трепетом. Страх овладел ею. А ведь следовало бы почувствовать облегчение.

В сущности, Грант правдиво сказал, что ему нужно, и ничего нового она не услышала. Одна ночь. Все, что ему надо, — провести с ней одну ночь. А потом они вежливо раскланяются, и каждый пойдет своей дорогой. Быть может, они не узнают друг друга, если повстречаются когда-нибудь вновь.

Он считает себя, предположила Шайен, благородным человеком. На глаза ее навернулись слезы, и она старалась прогнать их прочь.

— Вы поражаете меня, О’Хара, — хрипло проговорила она, желая придать своим словам язвительность. Но только и сумела, что не расплакаться навзрыд.

— Тебя? — Он рассмеялся, в голосе его ощущался привкус странной горечи. — Уж себя я точно поразил.

— Полагаю, в вас больше нравственной силы, чем вы сами считаете.

«Он не дурачит меня», — подумала Шайен. Она бы распознала обман. Всегда бы унюхала вранье. Однако ее собственная слабость застила ей глаза. Ее податливость и его обаяние.

— Есть и иное объяснение: вы не столь сильно желаете обладать мною, как утверждали.

В ее взгляде, точно спичка во тьме, вспыхнул гнев. Пытаясь совершить благородный поступок, он пренебрег ею.

«Если б можно было спорить на сей счет, я бы показал, как «мало» хочу тебя».

— Ошибаетесь, женщина. Мне доводилось совершать разное, но я никогда не лгал. Я говорю то, что думаю, и делаю то, что нахожу нужным делать.

Подняв руки кверху, он начал пятиться к двери.

— Я должен уйти, прежде чем мои предки, перестав ворочаться в собственных могилах, встанут из них и дадут мне хорошего пинка в нужном направлении.

Сердце в ее груди разорвалось на части:

— В направлении?..

Грант посмотрел на кровать в соседней комнате.

— По-моему, вам оно известно.

Чтобы не передумать, он быстро захлопнул за собой дверь.

Шайен долго стояла на месте, пристально глядя на дверь. Она была так потрясена, что не могла пошевелиться. В голове — пусто, на душе — стужа: она не понимала, что за чувство владеет ею.

Бешенство! Гнев! — вот что она чувствовала. Но на что, на кого, сказать не могла.

Шайен знала лишь, что осталась одна.

Он, должно быть, кретин.

Настоящий, первостатейный, первоклассный идиот. Самая красивая женщина на всем белом свете, самая желанная, самая умная, обворожительная и замечательная чуть ли не преподнесла себя на серебряной тарелочке, а он отверг ее.

Грант, войдя в кабину лифта, ударил по кнопке того этажа, на котором проживала Шайен.

Кретин. Пробка и то умнее его.

Целый час он убеждал себя, что совершил хороший, великодушный поступок. Потом бросил оправдывать себя. Он вернется к Шайен. Готов отречься от собственных слов, унижаться и, пожалуй, даже молить о снисхождении. Разумеется, он скажет ей, что был невменяем, когда отказался любить ее.

И он, определенно, не в себе. Идиотизм не бывает благородным. И великодушным.

Грант тряхнул головой, не веря еще в допущенную им глупость. Некоторые любящие сердца всю жизнь ждут, когда раздастся треск и между ними сверкнет искра, а он получил от судьбы такой подарок. И не понял этого, полагая, будто поступает по справедливости. Глупость не бывает справедливой.

Он сотворил глупость.

Перед тем, как постучать в дверь, О’Хара повторил слова, что он скажет ей. Его речь лишь местами имела смысл, да и то туманный. Но он здесь и не намерен ретироваться. На сей раз — нет.

Почему она не отворяет дверь? Как может спать после случившегося? Он даже и не пытался прикорнуть, зная — бесполезно. Давая выход раздражению, охватившему его, О’Хара забарабанил в дверь:

— Шайен, это я, открой дверь!

По-прежнему тишина.

Непонятно. Почему она не остановит его, а то ведь он всех перебудит?

Быть может, что-то случилось.

Быть может…

Прекратив гадать, он отправился на поиски коридорного. Если что-то не так, то ему нужен ключ, чтобы войти в ее номер.

В коридоре никого не было. Грант бросился к конторке. Молодой, с проплешиной, служащий поднял на него слегка сонные глаза.

— По-моему, женщина в люксе чувствует себя плохо. Она не отворяет дверь и…

Коридорный умело подавил зевок. Еще и часа не минуло с начала его дежурства, а уже второй постоялец поднимает шум. Вот не спится людям, куда бы сам он отправился с превеликим удовольствием — так это в кровать.

Просмотрев список на экране, он убедился, что не ошибается. Вот она, запись.

— Женщина из номера не открывает дверь потому, что уехала, сэр.

— Уехала? — недоверчиво переспросил Грант. — Но это невозможно. — Наверно, какая-то ошибка. — Я недавно разговаривал с ней, и часа не прошло. Я…

Служащий не стал спорить. Просто повернул монитор экраном к постояльцу.

— Убедитесь сами, сэр. Она выписалась сорок пять минут назад.

Грант не спускал глаз со строки, на которую ему показывал коридорный. Его разум отказывался воспринимать увиденное. Однако придется. Шайен уехала из гостиницы. Так запросто. Не сказав ни единого слова, не попрощавшись и не предупредив. Тишком.

Наконец Грант спохватился: должно быть, он производит впечатление спятившего.

— Она сообщила, куда направляется?

Служащий повернул монитор к себе:

— Нет, сэр.

Грант поблагодарил кивком головы. Он не помнил, как повернулся и подошел к лифту. Но, должно быть, все же проделал это, потому что очнулся перед его серебристыми дверцами.

Голова у него шла кругом. Не позвонить ли Рили, чтобы тот пригнал лимузин? Нужно что-то предпринять, отправиться на поиски, что-то делать! Но откуда ему начинать? Неужели она поехала в аэропорт, чтобы первым самолетом улететь в Лос-Анджелес? Если так, то с какого аэровокзала, каким рейсом?

Однако она не любит летать, так что, возможно, поехала поездом или автобусом.

Выбор громадный, а вот времени гадать нет. Он не найдет ее до отъезда из Нового Орлеана.

Быть может, она отправится и не в Лос-Анджелес.

Вздохнув, Грант почувствовал, что не прочь разбить какую-нибудь вещицу. Кулаки у него так и чесались, он бы с удовольствием прошелся ими по чему-нибудь твердому, например по собственной голове.

Тряхнув головой, он вошел в лифт. Вот уже его одолевает злость. Что дальше? Никогда раньше он не испытывал такого выворачивающего наизнанку гнева.

Серебристые дверцы затворились, и он остался один на один со своим адом.

«Пожалуй, так даже лучше», — сказал он себе. Быть может, это рок, или судьба, или как это там называется, остановило его от досадной ошибки. Шайен Тарантино не похожа ни на одну из знакомых ему женщин. Она забралась ему в душу и все там перевернула вверх тормашками.

Взгляните, во что превратила его эта женщина, а ведь он даже еще и не спал с ней.

Он получит развод. Ему лучше не встречаться с ней, ни в коем случае не заниматься с ней любовью. Тогда, пожалуй, он и сумеет переключиться на что-то другое…

«На что другое?» — резко спросил он себя, поднявшись на свой этаж. Доставит ли это другое ему радость? Осчастливит ли его?

Да и от чего он, черт подери, собирается спастись?

Войдя в номер, Грант грязно выругался. Им овладело чувство, будто кто-то забавляется его мозгом.

Время. Ему нужно время, чтобы прояснилось в голове. Время подумать, как и пристало человеку, а не ходячей половой клетке. «Это все из-за них», — настойчиво повторял он, захлопнув за собой дверь. Одни лишь гормоны, и ничего больше. И чем быстрее он втемяшит эту мысль себе в голову, тем скорее позабудется происшедшее, и он вновь заживет спокойно.

Ни одна женщина не превратит остаток его дней черт знает во что. Довольно с них и его отца. Никакой сладкоречивой красотке он не позволит вмешиваться в его жизнь.

Шайен, просунув в пряжку серебряный язычок, опустила руки на колени. Ее холодные пальцы сплелись вместе.

«Не знаю, прощу ли я когда-нибудь его, — подумала она, сидя в бегущем по взлетной дорожке самолете. На самом деле Шайен была уверена: она никогда не простит Гранта О’Хара.

Он воспользовался ею для забавы. Развлекался за ее счет. Сбивал ее с толку. Не давал ей проходу, говоря о своем желании. Он дурачил ее. Когда же она была готова отдаться ему, отказался от своих же слов, которым она поверила, оправдываясь перед ней какой-то жалкой отговоркой.

Не желает, чтобы она была на его совести.

Ха!

У мужчин, подобных Гранту О’Хара, нет ни капли совести. Он все тщательнейшим образом продумал. Довел ее до того, что она едва не сошла с ума от вожделения. А все зачем? Чтобы удостовериться, что сумеет соблазнить ее. А когда убедился, что задача ему по плечу, даже не довел дела до конца, настолько она ему безразлична.

«Ну что ж, я ему задам, — подумала она, глядя из иллюминатора на уменьшающееся в размерах взлетное поле. — Я покажу ему, где раки зимуют. Пускай лишь дождется статьи вместе с фотографиями в журнале. Это произведет на него впечатление, где бы он ни находился».

Она отберет самые нелестные снимки. Они украсят ее статью. Покажет его ханжой и лицемером. Пусть читатели увидят, каков на самом деле этот благородный и могущественный мистер О’Хара.

Последние слова эхом отдались в ее голове.

Шайен испуганно закрыла лицо руками. Ох, что же она замышляет? Бабью месть. Ну уж нет! Интервью должно быть беспристрастным. Ради Бога, она же опытный журналист, а не новичок. Она же гордится тем, что пишет одну правду.

Даже если он не таков.

Грязный, отвратительный скот. Да как он смел целовать ее, влюбленно смотреть на нее, восхищаться каждым движением ее сильного, упругого тела… а затем сбежать, отговорившись, будто поступает так ради ее блага?

Да будь он проклят!

Моргнув, Шайен стряхнула с ресниц слезы. Только сейчас она поняла, что плачет.

Ну, самое большее, что в ее силах, — это приостановить оплату по ее чеку. Ни за что ни про что платить полторы тысячи долларов? Если она передаст эту сумму, он умрет со смеху. Как только откроется банк, надо позвонить туда и…

И что? Распорядиться не оплачивать чек?

Так нельзя. Деньги пойдут детскому приюту, не ему. Она не способна выместить досаду на невинных созданиях, которым, возможно, нужны ненароком пожертвованные ею деньги. Дети не виноваты, что ее надули, словно пустоголовую, поклоняющуюся знаменитостям девчонку.

Виновен Грант. Однако не в ее силах заставить его платить по счетам. Никак.

Стерев слезы кончиками пальцев, Шайен глубже вжалась в кресло. Такой несчастной она не чувствовала себя ни разу в жизни. Она была такой жалкой, что даже не поняла, что с нею говорит стюардесса, пока та не коснулась ее плеча.

Подавив вздох, Шайен выпрямилась в кресле и пристегнула ремень.

— Вы хорошо себя чувствуете? — обеспокоенно повторила женщина. — Могу ли я помочь вам?

«Нет, со мной не все ладно, — подумала Шайен. — Я, возможно, никогда не оправлюсь после случившегося».

Она досадливо сжала губы и отрицательно покачала головой.

— Ничего страшного. В самолете я постоянно нервничаю, — промямлила она и затем запоздало поняла: во время взлета ее не тошнило.

Ну что ж, хоть какая-то польза от случившегося. Занявшись мыслями о мщении, она позабыла, что боится летать.

«Пошлю ему медаль, — язвительно подумала она. — Наградим змею».

Стюардесса сочувственно посмотрела на нее.

— Метеорологическое бюро передало: отсюда до Лос-Анджелеса чистое небо, — доброжелательно сообщила она. — Для беспокойства причин нет. — Она внимательно всматривалась в лицо Шайен: — Вы уверены, что я ничем не могу вам помочь?

— Да, — убежденно произнесла Шайен. Стюардесса, вероятно, увидела следы слез на ее щеках. Она повернулась к иллюминатору и тут вспомнила одного человека, о котором забыла на долгое время. Шайен окликнула стюардессу: — Постойте. В самолете есть телефон?

Та утвердительно кивнула головой.

— Да, есть. В хвостовой части, рядом с комнатой для отдыха. Вас проводить?

Шайен, расстегивая пряжку ремня, кивнула головой:

— Будьте любезны.

— В первом классе полагается телефон, но его еще не подключили, — извинялась стюардесса. — Вот. Работает, как обычный аппарат.

Она отступила назад, оставив Шайен в одиночестве. Самолет, вылетевший рано утром в Лос-Анджелес, был заполнен только наполовину. Ближайший пассажир находился в пяти рядах от нее. Шайен почувствовала себя немного спокойнее. Трудно говорить, когда тебя слышит кто-то посторонний.

Усевшись, Шайен собралась с мыслями и затем принялась набирать номер. Но не успела набрать и половину цифр, как храбрость покинула ее. Она повесила трубку.

«Что сталось с моим характером?» — молча задала она себе вопрос. Ей удалось многое преодолеть за последние десять лет. Она не позволит, чтобы эти несколько дней и мужчина с каменным сердцем уничтожили приобретенные ею качества… превратили ее снова в трусиху.

Но она вдруг ощутила себя такой потерянной…

Шайен долго разглядывала телефонную трубку. Она видела, что стюардесса, стоя в проходе, смотрит в ее сторону. Встретившись с нею взглядом, женщина улыбнулась.

Шайен снова взяла трубку. На этот раз она набрала номер полностью, хотя ее вдруг вспотевшие пальцы и соскальзывали с кнопок.

Телефонный аппарат на другом конце прозвенел несколько раз. Потом она услышала, как трубку взяли. Решимость опять едва не покинула ее. Лишь из одного страха, что будет считать себя трусихой, Шайен не повесила трубку. Затаив дыхание, она ждала, надеясь, что включен автоответчик.

Автоответчик не был включен.

— Алло?

Она узнала голос.

— Алло, мама? Мама, это я, Шайен. — Она облегченно вздохнула. — Мама, мне надо поговорить с тобой.

Глава двенадцатая

Стэн Келлер шумно, шаркая ногами, прошелся по крошечной, комнатке, где обычно располагалась полная энергии Шайен, когда бывала в редакции. Ей предлагалось помещение побольше — с окном и дверью, — но она сказала, что довольна и комнатушкой. С тех пор всякий раз, когда кто-нибудь настойчиво требовал улучшения условий труда, он ставил в пример Шайен, которую Бог не обидел и талантом, и хорошими человеческими качествами.

Вот почему он направил ее к О’Хара. Стэн считал, что тот достаточно умен и быстро оценит ее достоинства, так что работа пойдет.

Теперь у него появились сомнения, особенно в последние дни, относительно проницательности его бывшего соседа по колледжу.

Заглянув в комнатушку, Стэн увидел, что там сидит Шайен. Компьютер работал, однако редактируемый ею текст к снимку давно исчез, уступив место заставке с рыбой, отливающей всеми цветами радуги, которая, по-видимому, отплясывала перекроенный на современный лад чарльстон.

«Она опять сидит и ничего не делает», — покачав головой, подумал Стэн. Вернувшись на прошлой неделе из Нового Орлеана, она, казалось, только тем и занималась, что била баклуши.

Что же не так? Не часто брал он на себя труд возиться с людьми, а не с текстами. Однако если уж возлагал такой груз на свои плечи, то ожидал результатов. Положительных результатов.

Стэн откашлялся, чтобы привлечь ее внимание. В последний раз, когда он без предупреждения проходил сзади нее, Шайен подпрыгнула так высоко, что ей позавидовали бы претенденты на олимпийские медали.

Моргнув, Шайен оглянулась и посмотрела на него через плечо. У нее был такой вид, словно она только что вышла из транса.

— О, привет, Стэн, — пробурчала она. — Я как раз… — Она увидела, что на экране вместо масленичного парада плавает рыба, и наугад нажала кнопку, после чего заставка пропала, — работаю.

— Вижу, — Стэн оперся об угол ее стола своим коротким, костлявым телом и стал пристально рассматривать Шайен. С ней, несомненно, было что-то не то. — Тарантино, я взял за правило не вмешиваться в жизнь других людей. Не желаю, чтобы они вмешивались в мою, поэтому не вмешиваюсь в их. — После этого вступления он наклонился к ней: — Что, черт побери, творится с тобой?

«Хватит считать, что никто не видит, в каком я состоянии», — подумала Шайен. Будь проклят этот О’Хара. Почему бы не позабыть его и не жить, как будто ничего не случилось?

Да потому, что случилось. И нравится ей это обстоятельство или нет, но придется работать — она надеялась, что временно, — без весьма важного для жизни органа. Она вынуждена обходиться без сердца, которое только заживает. Сколько времени уйдет на то, чтобы снова стать здоровой и бодрой журналисткой, а?

— Что, напортачила со статьей? — Она попыталась скрыть нотки настороженности.

— Нет, твоя статья, как всегда, прекрасна, бесподобна. Однако у тебя такой вид, будто тебе на днях придется идти во главе похоронной процессии.

Ему было тревожно за нее, хотя он и не смел признаться себе в этом. Беспокоился он потому, что именно ему первому пришла в голову мысль послать Шайен на встречу с О’Хара. Стэн искренне любил Шайен, и ему не нравилось, что она в таком настроении.

Она как-то неопределенно пожала плечами и заставила себя внимательно посмотреть на монитор. Что же она хотела сделать с этим фото, а? Верно, собиралась разбить его на куски и увеличить сфотографированных на заднем плане людей.

— Я сегодня несколько не в своей тарелке, — небрежно произнесла она.

Он взглянул на нее пристальней.

— Вот уже более недели?

Она подняла голову, и в ней вспыхнул гнев.

— Просто приступ паршивого настроения, ясно? — Шайен попыталась совладать с собой. В последнее время, казалось, она готова вцепиться людям в глотку за малейшее слово. — Послушайте, — хрипло проговорила она, — если у вас есть претензии к моей работе, скажите мне. Ну, а если ваши замечания касаются моего настроения, молчите.

На лице Стэна появилось удивленное выражение:

— Тарантино, разве тебе неизвестно, что подобным образом нельзя разговаривать с начальством? — За шутливым тоном скрывалась тревога. Теперь-то уж он заставит ее выговориться.

— Прости.

И она действительно жалела о своих словах. Не кривила душой.

— Неделя как-то кувырком прошла.

— В чем же причина? — настаивал Стэн. Он вновь увидел настороженность в ее взгляде. — Скажи мне. Мой лучший фотограф расклеивается прямо на глазах. Я имею право знать, почему. — Она промолчала, и он тихо добавил: — Вернемся назад, Тарантино. — Если не сработал заданный напрямую вопрос, то следует воздействовать на нее исподволь: — Я первый дал тебе по-настоящему дельную работу.

Она отвела взгляд от экрана и, посмотрев снизу вверх на Стэна, вздохнула. Он славился своей цепкостью.

— Ты намерен пытать меня, пока я не расскажу тебе все, так?

Ответом послужила довольная ухмылка на его лице.

— Ну теперь, когда мы поняли друг друга, рассказывай. Что тебя гложет?

Она вздохнула опять. Стэн был больше, нежели ее редактор, ее начальник. Каким-то потешным, оригинальным образом он был также ее приятелем, даже другом. Пожалуй, ее друг, редактор и начальник имел право знать, что происходит. А если б даже и не имел, ей необходимо снять груз с души. Беседа с матерью по телефону на обратном пути тронула лишь верх айсберга.

Закрыв глаза, Шайен откинулась назад во вращающемся кресле. Она постаралась не заострять внимания на том факте, что Стэн мужчина и, вероятно, не поймет, что она думает и чувствует. У него роль стены с ушами. Вновь открыв глаза, она поглядела на него.

— Я не ожидаю, что ты поймешь меня… Всю жизнь я стремилась не походить на собственную маму, не следовать ее примеру: я не хочу закончить свою жизнь там, где она заканчивает свою. — В едкой улыбке, искривившей ее губы, было столько печали, что Стэн не мог без боли смотреть на нее. — И несмотря на все старания, я, однако, закончила там же.

К своей чести, Стэн старался понять, что она говорит.

— И где же?..

— На мужской свалке.

Вот она, неприкрашенная правда. Ее выбросили на свалку… даже ни разу не использовав. Гранту она не сильно была нужна. Его даже не заинтересовал самый прекрасный дар, что она могла предложить: свою девственность.

— И это так задело меня, что теперь у меня в груди вместо сердца осколки стекла.

Пожалуй, речь идет, в конце концов, не об О’Хара. Грант не черствый сухарь. Он бы непременно оценил Шайен по достоинству. Она, должно быть, пока была в Новом Орлеане, повстречала какого-то другого мужчину. Стэну на память пришли слова о том, куда ведут благие намерения.

— Какой подонок бросил тебя? — Увидев ее удивленное лицо, он постарался дать ей понять, что правильно понял ее. — Послушай, хоть я и ухожу домой с пачкой журналов под мышкой, это вовсе не значит, будто я слеп и глух. Итак, я спрашиваю во второй раз: кто бросил тебя?

О, Боже. Конечно! Стэн приходится О’Хара другом. Она не намерена вставать между ними. Дело касается только ее. «Если вообще таковое имеется», — холодно подумала она.

— Сложно объяснить. — Она собрала снимки, наконец закончив вносить в них исправления, затем решительно выключила компьютер. Стэн понял, что его ждет неожиданность. — Сегодня после полудня я ухожу в отпуск.

Он впервые об этом слышал.

— Разве не полагается для начала обсудить этот вопрос со мной?

Да, ей так и следовало поступить, но она все решила прошедшей ночью под влиянием минуты. И она нуждалась в отпуске. Отчаянно. Уже и так впустую потрачена бездна времени. Вся жизнь.

— Вот я и обсуждаю, — сообщила она ему, и в этой фразе почудилась прежняя Шайен. — Я отправляюсь в Сан-Франциско повидаться с мамой.

Она почти что никогда не заговаривала о своих родственниках. Однако ему было известно, что они с матерью не в лучших отношениях.

— Вот так новость.

Шайен смущенно пожала плечами:

— Что ж, мне тоже надо навести кое в чем порядок. На прошлой неделе я разговаривала с ней и поняла: нам пора помириться друг с другом. Во всяком случае, я сделаю попытку. — Шайен кивнула в сторону компьютера: ей было удобнее говорить о работе, нежели о себе. — Все данные на винчестере. Маллоун быстро разберется, не зря ж его учили. Он заменит меня, пока я буду в отпуске.

Стэн нахмурился:

— Только с понедельника.

Его не волновал день. Он тревожился за Шайен и ее душевное состояние.

— Твой отпуск не связан как-то с тем, что тебя бросили, а?

— Пожалуй. — Вот и все, что Шайен пожелала сообщить. Она оттолкнула кресло от стола. — Итак, если ты не против, то, я полагаю…

— Я не помешал?

Шайен, точно марионетка, вскинула голову. Ее глаза широко распахнулись, она оцепенела. Служащие говорили, что Стэн Келлер вечно ходит по редакции как сомнамбула. Однако он редко что упускал из виду. Напротив, замечал каждую мелочь. Реакция Шайен на появление О’Хара дала ответ на подавляющую часть вопросов.

Ему оставалось лишь удалиться, отложив расспросы на потом, и надеяться, что они разберутся сами.

— Я уже ухожу. — Проходя мимо Гранта, стоявшего в дверном проеме, он кивнул тому головой: — Что, встретимся в воскресенье за покером?

— Может быть.

Грант не потрудился даже взглянуть на Стэна, когда тот покидал комнатушку. Шайен приковала все его внимание. Ему хотелось обнять ее, прижать к груди, убедиться: вот она, живая.

Он сердито посмотрел на пустое пространство за спиной. Мимо пробежал посыльный.

— Почему у вас нет двери?

— Не знаю. Вероятно, по той же причине, по которой у вас нет манер, — невпопад парировала она.

Что он здесь делает? Отчего просто не оставит ее в покое?

Он поступился собственным самолюбием и явился к ней, а она теперь обращается с ним как с мальчишкой. Еще чуть-чуть, и его гнев прорвет все преграды.

— Что значат ваши слова?

— Догадайтесь. — Вынув из нижнего ящика стола сумочку, она пинком захлопнула его. — Мне надо поспеть на самолет.

Вот теперь она лжет ему. «Пожалуй, с моей стороны было ошибкой приехать сюда», — подумал он.

— Я полагал, вы не любите летать.

Шайен вскинула подбородок. Сейчас она была готова провести с ним парочку раундов.

— Я приняла решение: отныне я неподвластна страху.

Когда она вот так гордо вскинулась, ему страстно захотелось поцеловать ее. Стоп. К нему вернулось благоразумие. Его страсть остыла, и он напомнил самому себе, зачем в первую очередь прибыл сюда.

— По-прежнему стоите на своем.

Шайен не имела представления, о чем он ведет речь. Единственная мысль не покидала ее: унести ноги из редакции и подальше от Гранта. Ей нисколько не удалось заглушить боль, внушить себе, что она равнодушна к нему. А его присутствие лишь разрушало тот обман, которым она стремилась одурачить себя.

Настала пора возмездия.

Когда она попыталась проскользнуть мимо него, он схватил Шайен за руку.

— Мы кое-что не довели до конца.

О нет, не будет же он начинать все сызнова, подумала она, не намерен же он опять беспрерывно соблазнять ее, сводя с ума. Она не умнее его, но и не так глупа.

В его голосе слышался холод, от которого перемерзли бы все перелетные птицы, так и не добравшись до места миграции.

— По-моему, между нами все кончено.

— Осталось небольшое дельце, касающееся брачного свидетельства.

Румянец сбежал с ее щек, и она перестала противиться. Грант отпустил ее кисть.

Она совершенно забыла о свидетельстве. Ну, конечно, вот и отгадка, почему он здесь. Явился сюда не повидаться с ней, а избавиться от досадной помехи.

— Ладно. — Она протянула руку. — Дайте мне документы на развод. Я прямо сейчас подпишу их.

Однако он покачал головой:

— У меня нет их с собой.

Странно. Если он хочет, чтобы она поставила под ними подпись, то почему не привез их?

— Ну, и где же они?

— Да нигде. — О’Хара видел, как в недоумении сошлись ее брови. — Я еще не подготовил их.

— Вы не…

Шайен недоверчиво уставилась на него. Возможно ли?

— Мы все еще состоим в браке, и, судя по отвращению на вашем лице, вы, вероятно, причините мне немало неприятностей, прежде чем согласитесь дать развод.

Деньги. Все его помыслы о деньгах. Только они имеют значение.

— Я не желаю причинять вам «неприятности», О’Хара, разве что разок переехать вас на грузовике. Так что же вы ждете от меня?

— Ну, как обычно. — Он смотрел ей прямо в глаза во время своей неспешной речи. — Любая женщина на вашем месте попыталась бы ободрать меня как липку.

В ее венах от ярости вскипела кровь.

— Вы можете оставить при себе ваши деньги… и вашу липку… мне одно надо — развод.

«Она не кривит душой», — с облегчением подумал Грант. Пожалуй, он поступил нечестно, однако ему необходимо было узнать, не обманывается ли он, не ошибся ли в ней.

— Ни одного цента? — настойчиво вопрошал он. — Ни слова о возмещении за ваши «боль и страдание»?

Ее синие глаза превратились в узенькие щелочки:

— Вам не расплатиться за мои боль и страдание.

Его губы медленно расплылись в улыбке — легкомысленной, доверчивой и безнадежно привлекательной.

— Испытайте меня.

Все ее чувства смешались. Почему бы ему не вернуться к тому, с чего он начал?

— Что вам нужно от меня, О’Хара? — раздраженно спросила она.

— Ничего. — Не в силах противиться дольше, он коснулся ее лица кончиками пальцев. И увидел в ее глазах вспышку плотского желания. — Все.

«Теперь порядок», — подумал он.

— И что дальше?

— Что?

Грант уставился в пространство, словно надеясь отыскать там нужные слова, однако ничего не приходило ему на ум. Он положился на ее сострадание, понадеялся, что она сжалится над ним и сама найдет верные слова.

— Несмотря на то, что пишет обо мне бульварная пресса, мне ни разу прежде не доводилось делать женщине предложение. Я не знаю, что говорят в таких случаях.

Шайен пристально смотрела на него, не смея верить собственным ушам. На ее губах появилась ехидная улыбка:

— А для чего вам знать, что говорят в таких случаях?

Он обнял ее за талию:

— Я хочу сделать вам предложение. Вот для чего.

У нее в груди екнуло сердце. Однако ей хотелось знать больше. Что же случилось и что привело его сюда?

— С какой стати?

Грант сделал то, что сделал бы всякий хороший игрок в покер. Если Шайен желает знать все, то пусть все и узнает.

— Я думаю только о вас. После вашего ухода я был не в силах сосредоточиться на делах. — Он посмотрел ей в глаза. — Я люблю вас.

Вдруг испугавшись, Шайен прикусила губу:

— Как в прошлый раз?

— Нет, не как в прошлый, — возразил Грант. — Я много думал о случившемся… даже когда не хотел. — Последнее лишнее. Черт, он не умеет вот так… обнажать свои чувства, душу. Он начал снова: — Вы отличаетесь…

— Просто прежде вам никто не говорил «нет».

Вот, он поймал ее.

— В конце концов, вы тоже не сказали «нет». — Вновь и вновь Грант мысленно переживал те последние минуты с нею, терзая самого себя. — Я тогда услышал от вас «да».

На ее лице появилось жесткое выражение:

— И вы после моего согласия убежали.

— Да, убежал. — Его взгляд гипнотизировал ее. — Так вот в чем дело! Вы полагаете, будто я и прежде удирал от женщин, которые открыто предлагали себя? — Она не понимает, чего стоил ему отказ. Что побудило его поступить так. Ведь все ради нее. Только ради нее.

Шайен глубоко вздохнула, стараясь не думать о женщинах, с которыми у него были близкие отношения… А вот ее он отверг.

— По всей видимости, нет, — прошептала она.

— Конечно, нет, черт возьми! Как вы считаете, почему в таком случае я ушел?

Она подняла голову, и их глаза встретились. В ее взгляде сквозила обида вперемешку с обвинением:

— Вы не пожелали обладать мной.

«Да как ей пришла подобная мысль?» — удивился он.

— Я страстно хотел вас. И мое желание до чертиков напугало меня.

Грант видел, что она не верит ему. Он заставит ее понять, заставит поверить ему!

— Я уже сказал вам, что ни разу не любил какую-то определенную женщину. Еще ни одна женщина не имела надо мной такой власти, какую имеете вы, ни одна не внушала мне желания видеть только ее, быть только с ней. До этого у меня не прерывалось дыхание от упоминания чьего-то имени. Только сейчас я встретил такую женщину.

— И я — эта женщина, — медленно проговорила она, испытывая отчаянное желание поверить и одновременно смертельно боясь обмануться.

— Вы — эта женщина, — повторил он.

Его слова не внесли в ее смятенную душу большей ясности.

— Тогда отчего вы так долго не появлялись здесь?

— Чувство самосохранения. Я думаю, что мною на время овладело помешательство. Безрассудная страсть. И я это переживу. Однако становилось только хуже. С каждым днем я все больше походил на кочевника, дрейфующего на льдине.

«С географией у него не все в порядке. Почему я верю ему?» — удивленно подумала, она.

— Это переутомление.

— Нет, просто мне нельзя без вас. — О’Хара обнял ее. Его сердце учащенно забилось, когда он прижал ее тело к своему. — Я прошу вас выйти за меня замуж… еще раз. На сей раз обычным способом. Как в моем сне. И в вашем сне, — добавил он.

Он всматривался в ее лицо, ожидая ответа. Неужто, приехав сюда, он взял на себя слишком много? Питал чересчур большие надежды?

— Если вы не испытываете того же…

«Бесчувственный тупица. Он и собственного носа, стоя перед зеркалом, не увидит», — подумала Шайен.

— Почему, по-вашему, я сказала «да» там, в своем номере? Из любопытства? — Шайен обняла его за шею. Он желал ее, действительно желал обладать ею. На всю жизнь. Как ей всегда мечталось. — Ничуть. Когда вы ушли, я думала, что умру. Тогда я поняла, что, должно быть, чувствовала моя матушка давным-давно.

Она замолчала и задумалась.

— Но нет худа без добра: происшедшее сблизило меня с моей мамой. Сегодня я отправляюсь повидать ее. — Шайен по-прежнему хотелось повидаться с родительницей… и чтобы рядышком стоял Грант. — Вы не хотите поехать со мной?

— С превеликим удовольствием. Но в качестве кого я поеду — ее будущего зятя или друга ее дочери?

Ее глаза дразнили его.

— В качестве моего друга. — Тут она широко улыбнулась. — И будущего зятя. Я люблю вас, Грант О’Хара. Очень, очень люблю. Да, я выйду за вас замуж. Столько раз, сколько потребуется.

— У нас должно быть исключительное право на съемку свадьбы, — прозвучал из-за перегородки голос Стэна, куда его несколько минут назад загнало беззастенчивое любопытство.

Не получив ответа, Стэн вышел из своего укрытия и остановился перед входом в комнатушку. Слышали ли они его или нет?

Очевидно, нет. Занятые друг другом, Грант и Шайен скрепляли договор единственно верным способом, не обращая внимания на посторонних.

Вздохнув, Стэн удалился. На поцелуи уйдет бездна времени, а ему ведь надо заниматься журналом. Надо будет заглянуть к ним попозже. Он принялся тихо насвистывать «Вот и вновь наступили счастливые деньки».

Эпилог

Нелегко держать слово, данное самой себе. Особенно если есть смягчающие обстоятельства.

Правда, Грант, не настаивал на своих правах, — справедливости ради уточнила Шайен, принимая букет розовых и белых гвоздик от мамы. Он говорил: любовь и уважение к ней помогут ему дождаться венчального обряда.

И он сделал все возможное и невозможное, чтобы торжественный день наступил как можно раньше.

Шайен улыбнулась про себя. Значительно раньше.

И вот она здесь, в церкви, переполненной людьми, которые желают им счастья. Настала минута, которую она запомнит на всю жизнь.

Она стояла в англиканской церкви перед внутренними богородичными дверями. На нее словно снизошло небывалое спокойствие. Ее не покидала уверенность: этот брак — самый правильный поступок в ее жизни.

— Ты прекрасна, — тихо прошептала Анита Тарантино. Она вытерла платком струящиеся из глаз слезы. И поправила на дочери вуаль с вышивкой по краю.

«Вот платье и в самом деле прекрасно», — подумала Шайен. Грант перевернул вверх дном два штата, чтобы отыскать то самое платье. На ней был наряд, который она видела во сне.

Платье из их сна.

— Разумеется, она прекрасна, — подтвердил Стэн. — Вся в вас. Снял, Малоун? — Он оглянулся через плечо, желая убедиться, что фотограф сделал снимок невесты с матерью.

— Порядок, Стэн, — уверил его Малоун.

— Ну, а теперь давайте снимемся вместе с вами, — предложила Шайен, беря Стэна под руку и кивая Малоуну. — Иначе никто не поверит, что мне удалось стащить с вас изъеденный молью и залитый вином свитер. — На Стэне, как и на остальных мужчинах, присутствующих на свадебной церемонии, был смокинг. Она рассмеялась, увидев на его лице сердитую гримасу. — Улыбнитесь.

— Ага, как же, — воспротивился Стэн и погрозил Малоуну кулаком, когда тот снял их вместе. — Ладно, иди вперед. Я хочу, чтобы ты сфотографировал ее несколько раз, когда она будет шествовать к алтарю.

И Стэн подставил свой локоть Аните, чтобы провести даму внутрь церкви.

— Я отведу даму на ее место, — заявил он. — У вас не дочь, а чудо, Анита. Не всякой женщине случается помочь полиции выловить четырех убийц и выйти замуж за одного из самых завидных в стране женихов. И все за один месяц. — Он оглянулся на Шайен через плечо. — Не сутулься.

Шайен кивнула головой, изумленная и обрадованная своим открытием. Стэн Келлер положил глаз на ее матушку. А Анита Тарантино сияет, точно новогодняя елка. Ей стало тепло на душе. Просто не верится! Получается вроде, что женщин из семьи Тарантино наконец-то оценили по достоинству.

«Да, Стэн. Месяц и впрямь оказался безумным», — подумала Шайен, наблюдая за тем, как ее подружки парами появляются в сопровождении служек и медленно идут по проходу. Просто новоорлеанская мистерия: карнавал, убийство в суматохе карнавального шествия, полет на самолете в бурю, почти необитаемый остров, мистическое бракосочетание. Интервью, ее фотографии. А потом детектив Моро задержал убийц члена магистрата Фелпса, который вымогал у них деньги. Полиция, возможно, и не раскрыла бы это преступление, не будь у них ее фотографий. А если б не ее снимки и не ее преследователи, она не выходила бы сейчас замуж за мужчину, которого искала всю жизнь.

Совершенно невероятно.

Зазвучали аккорды марша Мендельсона.

«Вот оно, — подумала она, — я действительно выхожу замуж. Как в приснившемся сне».

Глубоко вздохнув, Шайен начала долгое шествие к алтарю, к мужчине, которого полюбила всей душой, до скончания века.

Лучшее еще впереди!!