/ Language: Русский / Genre:fantasy_fight, popadanec / Series: Полный набор

Свой замок

Милослав Князев

Итак, добро пожаловать в полный набор!

Будет всё! И даже кое-что ещё, чего не было в первых двух книгах. Будет месть уничтоженного пиратского братства и очередное окончательное сражение со сликовниками, долгая дорога через пустыни покинутых земель. Даже тайна эльфийской крови и та будет раскрыта. И дракон, между прочим, тоже будет, хотя на фига он нужен, автор совершенно не представляет.

А вот линейного магозвездолёта, полностью укомплектованного командой магобиороботов, вооружённого по самое не хочу, не будет. Вернее, он как раз будет стоять в подземном ангаре где-то рядом с долиной Единорога, дожидаясь нового капитана, но Ва'Дим его так и не найдёт.

Ну, и самое главное, фотосессий больше не будет! Жестокий автор лишает своего героя одной из радостей путешествия. Хватит чувствовать себя туристом, пора и делом заняться.


Литагент «Эксмо»334eb225-f845-102a-9d2a-1f07c3bd69d8 Князев М. Полный набор. Свой замок : фантастический роман Эксмо Москва 2012 978-5-699-54098-3

Милослав Князев

Полный набор. Свой замок

Написано на литературном форуме «В вихре времен». Выражаю благодарность всем форумчанам и читателям с СамИздата за оказанную помощь.

Пролог

Барон Норсорт. Пиратский капитан

Ага. Пригодился-таки амулетик «последний шанс». Очень пригодился!

В пещере, когда шли с факелами, сзади из темноты совершенно неожиданно полетели стрелы. Да густо так. Я инстинктивно присел, стрела мне лишь лоб расцарапала, ну и как-то само собой получилось амулетик активировать. Именно что само, подумать я точно ни о чем не успел.

Когда сознание угасало, разглядел наконечник стрелы, прилетевшей мне в лоб и упавшей рядом с лицом. Хорошо, что после того, как от стены отскочила, а не до. Не в голове, так в сознании он у меня намертво засел, во всех подробностях за долю мгновения успел я его рассмотреть, хоть и темно было. Приметный такой наконечник, аккуратно сажей или какой-то краской вымазан, ровным слоем. Четырехгранный вытянутый конус, вдоль боковых плоскостей глубокие бороздки, по граням очень мелкие зубчики. А потом сознание погасло совсем, и очнулся я уже в могиле.

Хорошо, что на самом деле нас и не хоронили вовсе, просто поскидывали в какую-то канаву не канаву, но в овражек. И еще хорошо, что поверх остальных мертвецов положили. Впрочем, последнее «хорошо» наверняка есть следствие того, что меня долго «потрошили». Пока все амулеты поснимали, все тайники в одежде нашли, остальных горемык в могилу и покидали уже. Таким образом сверху и очутился. Пригодились-таки денежки и драгоценности мне даже после «смерти», сослужили последнюю службу. Ха, а отравленное проволочное шило в шве рукава и не заметили! Поэтому я не совсем безоружным оказался. Как выбрался, первым делом остальные трупы сложил так, чтоб мое исчезновение заметно не было, незачем другим знать, что один из «убитых» воскрес.

Потом сразу в ближайшие кусты залег и стал думать. Амулетик мой, нечисть чуявший, не предупредил о стрелках. Значит что? Живые по нам стреляли. Да и так, в общем-то, догадаться нетрудно. Нежить с нечистью и прочие разные демоны редко когда луки используют, сам я, во всяком случае, ни о чем подобном и не слыхивал. И наконечник этот приметный опять же. Только эльфы так на свои стрелы красоту наводят.

Что им, бессмертным – живешь долго, в лесу скучно, вот дурью и маются от нечего делать. У других рас наконечники стрел попроще. Не парадное оружие все-таки, тут эффективность важнее внешнего вида. Хотя, нужно признать, и у ушастых с последним все в порядке. Даже более того. Значит, стрелял эльф, в смысле, живой эльф. Или даже несколько, что, впрочем, на результат не сильно влияет. Моя команда так и так была обречена.

Как говорил мой дед: если не знаешь, что делать – займись разведкой. Ну, я и пополз. Хорошо, кровь на лбу запеклась, пока в могиле лежал. Поэтому след не оставлял. Увидел, где дым от костра поднимается, да направился туда. Совсем близко не стал подползать – ежели это и вправду эльфы, охранный полог поставить могут. В воду залез и дальше уже вплавь, за рифами прячась. Риск, конечно, на мне кровь, акулы и другие морские хищники напасть могли. Ну, я уж лучше с акулой попробую справиться, чем от эльфийских стрел опять уворачиваться, второй раз так не повезет. Тем более шило мое акулу если не убьет, так отгонит.

Повезло, не напал никто. Хотя в этих водах серьезных опасностей никогда много не было. Подобрался я к вражескому лагерю близко, вот там и насмотрелся. Две разноцветные эльфийки рядышком ходят. Быть такого не может, но ведь так и есть. А если флагу верить, то не простые это эльфийки, а принцессы. Светлая размешивает что-то в котле. Принцесса – кашеварит! Ну не может такого быть.

Вообще народу там увидел много. Графиню, что в плену у меня была, с дочкой, слуг ее и охрану. В том числе и тех, что якобы с корабля пропали. Да, это эльфы шутят так. Купец один сказывал, как он с обозом не туда свернул и невзначай в эльфийский лес заехал. Вышел навстречу старичок в сером плаще и говорит:

– Зря вы к эльфам без разрешения полезли, они над такими шутки шутят, хорошо, если половина из вас живыми останется.

Еще сказал, что у него самого разрешение от эльфов есть. Купец тогда взмолился, попросил из эльфийского леса вывести. Старичок и повел. За два часа так вымотались, будто весь день шли. Ну и вывел аккурат на стоянку черных орков. Треть воинов обоза тогда полегла. Как старичка того искать после начали – нашли лишь его плащ. Оказалось, это наизнанку вывернутый эльфийский. И еще выяснилось, что не два часа они шли, а три недели, и ушли аж в орочьи степи. Вот такие они, шутки, у длинноухих. Только толку от этих знаний сейчас было ноль, вот если бы раньше, когда люди с корабля начали пропадать, вспомнить…

Кроме людей графини были там гном и двое мужчин. Один в одежде, в какой обычно капитаны ходят, а вот второй очень интересный персонаж. Слов было не слышно, я так близко не подбирался, зато видно, что главный тут именно он. Заметно, как команды отдает. Графине что-то сказал и рукой для наглядности показал, та лишь поклонилась. Слегка, но поклонилась. И моя команда не вся оказалась перебита. Осталось несколько десятков. Собрались на пляже и не уходят. Пленные. Наверно, вокруг них магический барьер сделан, или такие же ловушки, или еще что-то. Незаметно, чтобы их кто охранял. Тоже готовят что-то.

Потом и вовсе чудеса начались. Принцесса эльфийская своих позвала, сели ужинать. Первому этому главарю тарелку дали. Он на бревно сел, так графья дочка ему под бок полезла. Темная эльфийка свою тарелку взяла, причем даже проверять не стала, не бросила ли ей светлая яду, после чего села меж младшей графиней и этим главарем. Что за диво – эльфийская принцесса ревнует к человеку! Дальше – больше, светлая уселась с другого боку да оперлась на него плечом так, что сразу как бы ясно говорит графине и дочке ее – он мой, не суйтесь, покусаю.

Ой-ой-ой! Теперь окончательно стало ясно, кто тут жеребец-единорог, а кто ветки на гербе.

Рассмотрев все, тихонько уплыл подальше. На их корабль забрался по якорному канату, благо охраны не было. Пошарил по каютам, нашел сокровищницу в трюме. Там и мои вещички были. Отыскал и еду в камбузе, поел. Сокровищ трогать не стал, а то заметят, искать начнут. Из того, что их в трюм погрузили, следовал очевидный вывод: скоро уплывают. Наверное, для этого и пленных набирали. Маловато у самих народу с таким кораблем сладить.

Потом сел думать. Поведение эльфиек ясно говорило, что герб на флаге настоящий. Только вот никогда две разноцветные эльфийские принцессы, как, впрочем, и не принцессы, за одного человека замуж не выйдут. Это аксиома, то есть истина, не требующая доказательств. Да и по отдельности настоящие эльфийские принцессы за человека тоже не выйдут, кем бы он ни был. Единственный вывод, который из этого следовал, – длинноухие околдованы. Навряд ли приворотным зельем, уж лесной народ таким образом не поймаешь. Выходит, этот главарь – маг разума, очень сильный, влюбил в себя эльфиек.

Обстановку я уяснил, теперь продумать надо было свою дальнейшую тактику со стратегией. Как дед учил. Сначала сформулировать главную стратегическую цель. А цель простая (к сожалению, не в смысле выполнения) – вернуть себе свою долю, а получится, то и еще чего лишнего заработать. Дальше тактика. Первейшая задача – не дать уплыть этим сокровищам без меня. Отсюда следовал вывод, что плыть мне на этом корабле вместе с ними. Однако появляться перед магом разума нельзя, расколет он меня на раз-два. Ага, и графиня припомнит все обиды. Значит, плыву тайно.

Вот и первая тактическая задача – оборудовать в трюме тайник, натаскать туда еды на месяц. Похоже, что этот корабль на той же верфи, что и мой, строился. Контрабандный люк в корме точно такой, как у меня. А вот тайник рядом с люком отсутствовал, что резко уменьшало мои шансы. Будучи честным с собой, понял: их с самого начала было не так уж и много.

Поднять команду на бунт не стоило и пытаться. Две эльфийские лучницы плюс сильнейший маг разума. Поэтому задействовал план «Б» – просто выжить. Остаюсь на острове в ожидании следующего корабля. Рано или поздно, но он обязательно придет.

Второй пролог

Барон Норсорт. Пиратский капитан

Полгода! Целых полгода я провел на этом всеми богами забытом острове. Уже тысячу раз успел пожалеть, что не рискнул спрятаться в трюме. Но в конце концов на горизонте показался парус, и я забыл обо всех своих сожалениях.

Прибыл не пират и не какой случайный купец, а военный корабль империи. Заказчики, можно сказать. Раньше я точно не стал бы выбегать к ним навстречу, не выяснив предварительно что к чему, хотя бы визуально. Однако полгода на острове в полном одиночестве плохо сказываются на мозгах.

Приняли меня с распростертыми объятиями, объявили мерзким пиратом и сразу заковали в цепи, а потом без всяких разговоров бросили в трюм. Неприятно, но и в этом тоже можно найти свои плюсы. Например, появился стимул начать думать головою, а не только в нее есть, тем более что роскошной кормежки явно не предвиделось.

Военные на острове пробыли всего пару дней, после чего отчалили. Уж стоящий на якоре корабль от плывущего я отличать не разучился, даже сидя в темном трюме. Прошло всего три дня плавания, и меня потащили в капитанскую каюту. Но увидел я там не капитана, как ожидал, а столичного чиновника. Вот он и начал подробно рассказывать, как нехорошо, когда благородные люди вроде меня занимаются пиратством, позоря этим не только свой род, но и всю империю, лучшими гражданами которой должны являться. Забавно было слышать такое от того, кто до этого сам же пиратов и курировал. Но я сидел и помалкивал, тем более что кроме моралей и нравоучений в его речи и полезная информация тоже проскакивала. Главное – уметь ее отсеять от пустопорожней болтовни.

И эта самая информация была совсем не радостной. Конкретно меня решили в наказание за потерянный корабль обвинить в пиратстве и показательно казнить. И другим в назидание, и продемонстрировать, что в империи с пиратами активно и успешно борются. Да так успешно, что уничтожили всю пиратскую организацию, во всяком случае, ту, что до этого работала на империю Шокар. Как только выяснилось, что государство содержит пиратов, так сразу все списали на личную инициативу нескольких чиновников, которых тут же казнили. Как и всех морских разбойников, что на тот момент были в портах. А на охоту за теми, что все же успели выйти в море, послали военный флот. Ну, против военных у нас изначально не было никаких шансов, у них на каждом корабле как минимум по одному боевому магу, о лучшем оружии и подготовке даже не упоминаю.

Потом чиновник приказал мне рассказать о том, что же произошло со мной на этом острове. Я ничего скрывать не стал и поведал все честно и с подробностями. То, что допрашивают без пыток, нужно ценить. Вопреки моим опасениям, рассказу о человеке, имеющем в женах двух эльфийских принцесс, он мало того, что поверил, так даже не удивился. Оказывается, этот человек как раз во всех неприятностях и виновен.

Вот тут-то я и получил предложение, от которого невозможно отказаться, как раз с этим персонажем и связанное. Чиновничий клан, курировавший пиратов, не только понес огромные финансовые потери, что в принципе поправимо, но еще и получил удар по репутации. И не попытаться отомстить значило ее окончательно потерять. Вот мне и предлагалось этим заняться. Не получится – во всем виноват буду только я, а получится – тоже я. Прелестная перспектива, однако.

Ладно, как дед учил, сначала определить главное, затем второстепенное. А главное для меня в данный момент выжить. И получить свободу. То и другое возможно лишь в случае, если я соглашусь с этим чинушей. Замок мой наверняка уже кредиторами продан, так что соглашаюсь пока со всем, что этот хмырь предложит. Об остальном буду думать, как время придет.

Выделили мне корабль не хуже, чем был у меня раньше. С командой, разумеется. Не забыли при этом просветить, что предыдущий капитан был публично казнен за пиратство в самой столице. Ну и рассказали все, что известно об объекте, которому я должен мстить.

Князь Ва’Дим. Имеет дальнее родство с каким-то из княжеских родов северных варваров, каким именно, выяснить пока не удалось, да в принципе и не суть важно. Подлинность титула в любом случае сомнения не вызывает, так как он его совершенно законно купил. Эльфийские принцессы, находящиеся при нем, – самые настоящие. Вот по ним его и удалось отследить. Точно известно, что сейчас они направляются домой к темной, в Первый Лес.

Моя теория о сильном маге разума, женившего эльфийских принцесс на себе принудительно с помощью заклинаний, с треском провалилась. Такой бы точно не рвался знакомиться с родственниками жены. Уж те-то без сомнения не забудут проверить, не было ли принуждения, а среди эльфов магов хватает. Тем более стало интересно во всем разобраться. За эти полгода, что я провел на острове, каких только фантастических предположений по этому поводу не строил. Чуть с ума не сошел. Возможно, и наоборот, только потому и не сошел, что существовала загадка, над которой можно было постоянно размышлять.

Напоследок чиновник приберег самое неприятное. Оказывается, за этим князем и эльфийками еще и сликовники охотятся. Успели они и жрецам бога Слика насолить. И не просто насолить, а совершить небывалое – расколоть алтарь. Так вот, мне категорически запрещалось вступать в какие-либо контакты со сликовниками. Только сказано это было таким тоном, что не вызывало сомнений – ждут от меня как раз противоположного. Не иначе кто-то в чиновничьем клане имеет отношение к секте. С чего бы еще стали делать такие официальные заявления в неофициальном деле? Да и такая информированность о предполагаемой жертве тоже становилась куда более понятной.

Ну и ладно, все равно выбор у меня отсутствовал. Решил, что доберусь до полуострова, на котором стоит Первый Лес темных эльфов, и там видно будет. Южными проливами путь туда неблизкий, но в любом случае побыстрее сухопутного будет. Так что шансы нагнать странную компанию имелись вполне реальные.

А потом этот чинуша меня добил. В самом конце, когда я уже на все согласился. Замок мой он, оказывается, выкупил и купчую на предъявителя оформил. Редкое дело, но вполне законное. И если я этого князя сумею прибить, обещал мне замок вернуть, при условии что жив останусь. Причем поклялся на магическом амулете. Так что, как говорил дед, вариант безальтернативный. Буду работать и за страх, и за совесть.

Глава 1

Ларинэ. Темная эльфийка

На ночлег остановились, выйдя из Первого Леса, в нейтральных землях. И я наконец решилась во всем сознаться мужу. Дальше откладывать не имело смысла, и так уже давно решила, что признаюсь сразу, как только покинем лес, а это значит сегодня вечером. Или, может, лучше завтра утром? Нет, решила сегодня, значит, сегодня!

– Ва’Дим, Эледриэль, я вам должна кое в чем признаться, – сказала я, как только были закончены приготовления к ночлегу.

– У тебя есть другой муж кроме меня?! – тут же пошутил человек.

– Вот пускай к нему и уходит, а ты останешься только мой, как и было с самого начала, – тут же поддержала его светлая, причем не так уж и в шутку.

– Нет, другого мужа у меня никогда не было.

– Жаль, – не захотела так просто сдаваться Эледриэль.

Что-то она не в настроении. Не самое удачное время я выбрала для признания.

– Помните, когда вы вытащили меня из клетки сликовников, я первым делом спросила, кому конкретно обязана своим спасением?

– Помню, – ответил Ва’Дим.

– Я тогда была категорически против, – посчитала нужным вставить светлая.

Будто я сама не догадалась!

– Так вот, сидя в той клетке и ожидая, когда меня принесут в жертву одному богу, я дала клятву другому. Древнему божеству мести и злых шуток, во всяком случае, это его основная специализация.

– И что пообещала взамен? – спросил человек.

– Ему – ничего, он никогда ничего себе и не просит. Плата всегда стандартная – служба всю оставшуюся жизнь тому, кого он изберет орудием мести.

– Меня никто не избирал, я сам пришел! – тут же отозвался Ва’Дим.

– Вот теперь мне все понятно, – заявила, в свою очередь, светлая.

– А почему ты нам сознаешься только сейчас? – спросил человек. – Или молчание было одним из условий?

Как бы мне хотелось ответить, что да! Но Эледриэль тут же почует ложь, да и не хочу я больше мужа обманывать.

– Потому что если бы ты узнал тогда, что я обязана выполнять абсолютно любые твои приказы, то, скорей всего, затащил бы к себе в постель. Вы, люди, очень уж неравнодушны к эльфийкам. А мне тогда этого не хотелось.

– А сейчас, значит, думаешь, что я возьму и освобожу тебя от клятвы?

– От нее меня уже никто освободить не сможет, так что я в любом случае твоя на всю оставшуюся жизнь.

– А приказать всегда предупреждать меня, если тебе какой-нибудь из приказов не нравится, могу? – спросил Ва’Дим то, на что я и рассчитывала.

Он у меня умный, поэтому я ни на одно мгновение не сомневалась, что придет к правильным выводам.

– Еще можешь приказать, чтобы темная катилась к демонам, – проворчала Эледриэль.

Я ее понимаю. Узнать, что многие действия за последнее время, возможно, совершены ею не по собственной воле, а по желанию неизвестного бога… Мне бы тоже не понравилось.

– Этот приказ не смогу выполнить, – сочла нужным ответить я. – Есть еще одно условие, не позволяющее мне отходить от Дима так далеко.

– Значит, так и сделаем, – пришел к окончательному решению человек, – но для начала нужно все проверить.

Молча ждала, чего он еще придумал.

– Лара, приказываю тебе меня поцеловать! – начал свою проверку Ва’Дим.

Подошла, обняла, поцеловала. Светлая недовольно хмурилась – оно и понятно, вместо наказания я стала получать ласки.

– Надо же! Действует! – делано удивился муж.

Пожала плечами в ответ, принимая правила игры.

– Только есть у меня смутное подозрение, что этот приказ ты выполнила бы и без всяких клятв. Так что жулик твой бог!

– Не говори так! – испуганно произнесла я.

– Это еще почему? – удивленно спросил Ва’Дим.

– Я еще не до конца все рассказала.

– Значит, другой муж все-таки есть, а байки про клятвы богам только для отвода глаз, – повторил свою шутку человек.

У него вообще есть такая склонность – повторять одну и ту же, по его мнению, удачную шутку до тех пор, пока над ней не засмеются.

– Нету у меня никого, кроме тебя, и никогда не будет, – пообещала я.

Решила, что, если продолжит и дальше шутить в том же духе, возьму и расскажу ему про демона проклятий. Чтоб знал, что не такой уж он и подарок.

– Все сохранившиеся истории, связанные с этим богом мести, заканчиваются смертью мстителей, а мы почему-то остались живы, – наконец-то призналась я окончательно во всем.

– Ну, я знаю почему, – ответил человек.

– Почему? – удивленно спросила я.

– Во-первых, меня никакой бог ни для чего не избирал и никуда не назначал. А во-вторых, у нас на севере есть что-то вроде поговорки: боги видят все!

Ва’Дим сделал паузу, явно ожидая нашей со светлой реакции, потом продолжил:

– Вот и нужно жить так, чтоб им интересно было смотреть.

А ведь это может быть ответом! По преданиям, то божество славилось не только злыми шутками, но и очень специфическим чувством юмора. С моим мужем они бы точно нашли общий язык.

Барон Норсорт. Пиратский капитан

Всю дорогу до эльфийского порта нас сопровождал попутный ветер. Переплыли три моря, два пролива и один океан. Так просто не бывает! Надо бы радоваться подобному везению, но я не верю, что богиня удачи приложила к этому свою руку. Капризная она дама и ветреная, так надолго на одном корабле свое внимание сосредоточить не может в принципе. Не способна она на такое. И это значит, что подтверждаются мои наихудшие подозрения о сликовниках. Не иначе жрецы попросили своего бога нам помочь. Не удивлюсь тому, что часть якобы казненных пиратов на это дело и ушла.

Теперь припоминаю, что раньше хозяева брали у нас не только тех пленных, за которых можно было получить приличный выкуп от родни или выгодно продать в рабство. Но и совсем никчемных, чья кормежка и перевозка стоит в разы больше, чем любая возможная прибыль. Тогда об этом не задумывался, платят и ладно, а теперь начинаю понимать что к чему. И настроения такое понимание мне точно не прибавило. Оказалось, что уже тогда был повязан со сликовниками дальше некуда и сейчас просто продолжаю сотрудничать.

Несмотря на весь попутный ветер, мы все равно опоздали. Был князь с эльфийками в этом порту – к эльфам тут народ привычный, но светлую в таком месте не заметит разве что слепой, да и ему соседи расскажут. Почти месяц они здесь проторчали, чего-то дожидаясь, и буквально на днях ушли в сторону Первого Леса. Но были и хорошие новости. Целый караван вещей и охрана остались в этом эльфийском порту, поэтому шансы на то, что вернутся, очень неплохие. Вообще-то это людской город, и порт тоже, однако многие моряки его так называют, а в настоящий эльфийский человеческим кораблям путь закрыт. Потопят и разговаривать не станут.

Искать сликовников не пришлось, сами меня нашли. Конечно же, не представились жрецами бога Слика и амулетов не предъявили, но и так было понятно. Вот они-то мне и рассказали все об объекте мести. Оставалось только дождаться.

Когда вернулись гном, мальчишка и полулис с целым табуном груженых эльфийских лошадей, я забеспокоился. И прежде всего оттого, что они в тот же день собрались и покинули город вместе со всей охраной, которая дожидалась тут. И что можно было подумать? Может, нужный мне человек давно уже уплыл на эльфийском корабле? Эльфы хотя и не любят мореплавание, но при необходимости им успешно занимаются, и корабли у них получше, чем у всех прочих. Или, может, наоборот, князь остался жить в Первом Лесу у своей новой родни?

Последний вариант самый худший, так как там их уже точно никому не достать. Однако, к счастью, и самый маловероятный. Куда больше шансов, что его там прибили. С одной стороны, хорошо бы, по условиям договора, по какой бы причине он ни умер, я считаюсь выполнившим свои обязательства. А с другой, ничего хорошего, так как в эльфийском лесу ни концов, ни тем более доказательств не найдешь.

Ведь я с самого начала хотел им в отряд своего человека подсунуть. Как узнал, что начальник охраны, здоровый северный варвар, интересуется наемниками, так сразу эта идея и возникла. Но сликовники, чтоб их самих в жертву принесли, отговорили. Светлая эльфийка, оказывается, маг разума и всех претендентов тщательно проверяет. Зря я их тогда послушал. Побыл бы мой человек претендентом до возвращения светлой, а потом бы просто исчез. Мало ли что, может, загулял, может, другого нанимателя нашел, а может, просто передумал. Зато сейчас бы точно знали что к чему. Еще одно доказательство, что полагаться на жрецов бога Слика никогда нельзя!

Но уже на следующий день представители сликовников, чтоб глаза мои их не видели, явились с информацией. Их человеку в трактире удалось подслушать разговор, чуть не перешедший в скандал. Наемники получили приказ от князя Ва’Дима срочно перебираться в соседний город и ждать его с эльфийками там ровно месяц. После чего, в случае их невозвращения, отправляться домой. Причины разногласий в отряде этот шпион так и не выяснил, да и не это главное.

Значит, не очень-то радушно приняли эльфийские родственнички человека, и ему в любой момент может понадобиться рвать когти. А чего он еще ожидал? Каким-то невероятным образом двух эльфиек охмурил и теперь думает, что и все остальные ушастые безумно ему рады? В любом случае, для меня такое развитие событий крайне удобно. Можно будет подловить их по пути и без охраны. Нужно разослать часть людей по всему маршруту до соседнего города, пусть расселятся по всем придорожным трактирам и ждут приказа. Не сомневаюсь, что сликовники сделают то же самое. И хотя моряки на суше вояки не самые лучшие, но у меня двести человек команды, у жрецов, как я понял по их намекам, наемников еще больше. Не думал, что будет все так просто. Но тут не сожалеть, а радоваться нужно.

Глава 2

Дим. Попаданец

Еще в городе Лара обнаружила, что за нами следят. Люди, не эльфы. Хотя те и нанять людей для этого дела могли. Ума много не надо. Но после того как мы сдали почти все деньги в гномий банк, слежка прекратилась. Странно, откуда предполагаемые злоумышленники могли знать о том, что мы при очень немаленьких деньгах? Значит, все-таки эльфы? Или не они? Ничего было не понять, а необоснованные подозрения в таких случаях опасны возможностью совершить ошибку.

Потом, через несколько часов после того, как мы покинули город, сзади появились всадники. Темная каким-то невероятным на таком расстоянии образом опознала в одном из них шпиона, следившего за нами еще в городе, и мы прибавили ходу. Можно было, конечно, остановиться и разобраться с ними, но кто знает, сколько их там на самом деле? Те пытались нас нагнать, но с эльфийскими конями их лошади тягаться не могли.

На этом все бы и закончилось, если бы не засада, в которую нас, собственно, и гнали. Ее заметил Ларин Ужас. Он вдруг встал на дыбы, перекрыв дорогу и чуть не собрав всех нас в кучу. Но уже через мгновение там, где мы должны были быть, засвистели стрелы. И из-за поворота впереди появился еще один, куда более крупный конный отряд. Лара не растерялась и рванула в сторону с дороги. Мы за ней.

Вот так несколько дней и скакали. Сначала отрывались от преследователей, потом останавливались на отдых, и они нас опять нагоняли. Если бы не скорость и выносливость эльфийских коней, то нас давным-давно уже поймали бы. Но и они не мифриловые и даже не железные, тем более что если мы еще могли поесть и в седле, то кони на ходу – нет. Так что рано или поздно, но нас непременно должны были нагнать.

Один раз устроили засаду преследователям и потом сами еле вырвались. Отряд из двух десятков всадников мы уничтожили почти мгновенно. Эльфийки стреляли из луков, я из магобластера, так что ничего сложного в этом не было. Подъехали посмотреть поближе, кто это нас преследует, и чуть не попались. К нам уже неслись с разных сторон еще три отряда по полсотни всадников. Еле выскочили до того, как они замкнули свое кольцо.

Так и бежали все дальше и дальше на запад. А там, по рассказам Лары, брошенные земли. Ни городов, ни крепостей, в которых можно было бы укрыться, а сплошные пустыни.

Эледриэль. Светлая эльфийка

Третий день бежим от преследователей. И во всем виновата темная с ее забытыми богами! Я уже начала мечтать, как буду сидеть в замке, в безопасной долине, собирать библиотеку, и опять все рухнуло. Ну сколько можно! Как там темная сказала? Бог злых шуток? Точно, он руку приложил. Только я одного не понимаю: как преследователи от нас не отстают? У них ведь самые обыкновенные кони и должны уставать сильнее наших. Как будто их подпитывают сильной магией. Жаль, в тот раз, когда устроили засаду одной из групп, что охотились на нас, не успели рассмотреть получше, кто они такие. Я бы и лошадей проверила – уж что-что, а магию, придающую силы, обнаружить сумела бы. По такой магии иной раз и владельца определить можно, и еще много чего.

– Нас специально куда-то гонят, – заявила в очередной раз темная.

Никто не стал спорить. Она боевой маг и воин и в таких вещах хорошо разбирается, да и нам с Димом это уже и так было понятно.

– Наверняка куда-то в пустыню, чтоб не имелось возможности укрыться от преследователей, – продолжила делиться предположениями более знакомая с местной географией темная.

– А разве у маленького отряда в пустыне не больше шансов? – спросил Дим. – Нет, я понимаю, что у большого неспешно идущего каравана все преимущества, но вот когда нужно, наоборот, быстро…

– Так и есть, – ответила я, – но если не вмешивается магия, а тут без нее точно не обошлось.

Мы с Ларинэ ладно, еще долго сможем так скакать, в любом случае намного дольше, чем выдержат сами кони, а человек уже еле держится. Я его по нескольку раз в день подпитываю магией жизни, но и этот резерв не бесконечен.

Когда впереди показались какие-то невысокие горы, темная предложила прорываться туда. Наверное, правильно предложила, совершенно неважно, какой магией преследователи своих коней подстегивают, эльфийские в любом случае превзойдут их проходимостью. Лишь бы в тупик или что-то вроде того не попасть. Но и это не смертельно – какими бы крутыми там ни были склоны, мы с темной по-любому сумеем подняться и человека за собой следом затащить. Лошадей придется бросить, но и от преследователей гарантированно оторвемся. Наверное, я совсем уже отчаялась, если считала такой шаг хорошей идеей.

Судя по тому, что преследователи попытались не пропустить нас в сторону этих гор, мысль темной была правильной. Еле прорвались, пришлось отстреливаться. Но это даже хорошо, десятком врагов стало меньше. В конце концов, они не бесчисленны, и если не хотят уставать, то пусть умирают.

Ларинэ. Темная эльфийка

Вот и предгорья. Значит, теперь точно сумеем спастись. Но мне от этого совсем не весело. Мы-то выберемся, а коней придется бросить. Именно это-то для меня самое худшее в сложившихся обстоятельствах, уж лучше что из вещей потерять. И вовсе не потому, что потом нас ждет очень долгая дорога пешком, а позже на тех лошадях, что удастся купить. Нет. Привыкла я к своему Ужасу и не хотела его бросать.

Вообще рано я обрадовалась тому, что бог оставил меня в покое и решил позволить жить после того, как выполнил свои обязательства. Покоя мне уже точно не видать. Всем нам не видать! Как там сказал Ва’Дим? Жить так, чтоб богам было интересно смотреть? Варварская пословица, но в этом случае очень точная. Все они – что боги, что демоны – просто так своего не отдадут. И я теперь, можно сказать, меченая на всю оставшуюся жизнь, какой бы долгой она у меня ни была. Что для божества тысячи лет эльфийской жизни? Наверное, даже меньше, чем для эльфа человеческая. Мгновение.

Еще и Эледриэль постоянно на меня косится, считает во всем виноватой. И ведь права, возразить на такие обвинения совершенно нечего. Только наши с ней отношения наладились, и опять все сначала. А ведь она о своей Великой Миссии тоже до последнего молчала. Чем я хуже?!

Горная тропа становится все более крутой, если это вообще можно назвать тропой. Вряд ли тут часто ходят. Скоро и кони по ней не пройдут. Нужно с ними что-то решать уже сейчас, иначе, если будем тянуть, у них вообще не останется никаких шансов.

Развилка на пути определилась за нас. Тропа, идущая вперед, становилась еще круче, если кони по ней и пройдут, то с большим трудом. Зато ответвление, уходящее вправо, наоборот, полого шло вниз.

– Я, конечно, не гном, и врожденного чувства гор у меня нет, – обратилась я к спутникам (светлая тут же улыбнулась, идея сравнить меня с бородатым коротышкой ей явно понравилась), – но откуда-то уверена, что там выход.

– Также нет никаких сомнений, что на этом пути засада, – ответил человек.

– Но если у нас нет шансов, то кони без всадников могут и проскочить, – продолжила я свою мысль. – Даже, скорей всего, проскочат – противник, увидев таких коней, непременно решит, что это уловка, и, наоборот, сосредоточит все внимание на предполагаемом месте нашего прорыва. И потом, не станут же враги, кем бы они ни были, преследовать лошадей, не поймав предварительно нас самих?

– Наверное, ты права, – согласился муж.

Светлая тоже была вынуждена это признать.

Перед развилкой остановились ненадолго отдохнуть. Пересмотрели все вещи, которые возьмем с собой. Уж лишнего-то брать точно нельзя. А я все это время проговорила со своим Ужасом. Не хотел он меня оставлять, хотя и прекрасно понимал, что в горах не пройдет никак. Но я ему дала задание – довести табун домой, в долину Единорога. Хоть какое-то оправдание тому, что бросает хозяйку.

Сняли седла и из вьюков тоже вытащили почти все. Оставили там только самое ценное из того, что не сможем взять сами. Чем боги не шутят, может, и дойдет мой Ужас Летящий На Крыльях Ночи до долины, и остальных коней за собой приведет. На всякий случай повесила ему на шею сумку с письмами для Гилии и князя Ва’Лета.

Ну, вот и все, дальше пешком. Уж теперь-то нас никто не сможет догнать.

Ужас Летящий На Крыльях Ночи. Конь эльфийский, вороной

Я оборачиваюсь. Пусть табун видит, что вожак всегда начеку, все их мелкие хитрости и интриги для него открытая книга. Вороной жеребец, как бы случайно бегущий рядом с пышногривой кобылой, пряча взгляд, отворачивается от своей соседки, гнедая с белыми чулками делает вид, что ненароком сделала шаг в сторону, а не пыталась дотянуться до колосьев дикого овса, растущих рядом с нашей тропой. Только Северный Ветер, редкой для своих мест белой масти, укоризненно смотрит на меня и недовольно фыркает, не понимая, к чему вся эта гонка. Из всей этой компании лишь он успел заработать себе имя, но не строит козни, тайно претендуя на лидерство, как вороной, а добровольно взял на себя заботу следить за отстающими. В долине он станет моим помощником, а вороного обязательно обломаю – интриганы должны знать свое место. Но я смотрю не на них – настоящий вожак и так чует всю возню в табуне, я вспоминаю о случившемся в дне пути отсюда, на тропе, ведущей к перевалу.

Давшая мне имя сказала:

– Ужас. Здесь мы должны расстаться, отведи всех коней домой, в долину. Пожалуйста. Я знаю, ты это сможешь. И не смотри на меня с укором – так надо.

Я уводил свой (теперь уже действительно свой) табун по боковой тропе, стараясь идти бодрой и уверенной рысью, а сам разрывался между двумя Долгами и ее просьбой.

Долг имени обязывал быть рядом с Давшим Имя, защищать и оберегать его. Если погибает Давший, вместе с ним умирает имя и все свершенное под ним принадлежит уже не тебе, дважды безымянному, а тому – носившему его когда-то. Горька участь лишенного имени, многие предпочитают ей смерть. Двуногим этого не понять.

Долг вожака – главный долг жеребца – требовал заботиться о табуне, оберегать его от опасностей, защищать будущее продолжение себя, жертвуя и своей нынешней жизнью, и именем. Дорога через Проклятые Земли трудна и очень опасна, особенно без двуногих, что владеют магией, а перевалы почти неприступны. Любой другой на моем месте повел бы табун в степь – постоянное соседство орков и обычных хищников все же предпочтительнее даже краткой встречи с тварями и переходов по каменистым осыпям. Но просьба… Ее я не выполнить не мог.

Пришедшее решение было непростым, но другого я не видел. Я поведу своих коней в долину Единорога – это самое лучшее и безопасное место на свете, где табун сможет благоденствовать и множиться. Что же до опасностей пути – ломаная подкова мне цена, если я, лучший жеребец Первого Леса, не смогу их преодолеть и довести свой табун без потерь. Но пойдем мы не просто так: остаток дня и первую ночь табун будет двигаться в походном строю, не останавливаясь – как отряд, уходящий от погони. Лишь на рассвете на опушке густого леса или у начала крутой горной тропы я позволю устроить привал. А когда преследователи будут близко, уведу табун беспорядочной толпой, как бы вспугнутый погоней. Пусть враги думают, что двуногие покинули нас здесь, а не днем раньше. Невеликая хитрость, и вряд ли на нее клюнут, но хоть кого-то пошлют на проверку, а значит, и у хозяйки шансов спастись прибавится.

Я смотрю на залитый рассветными лучами луг у входа в недоступное нам крутое ущелье. Наша первая гонка окончена, пусть уставшие кони отдохнут и наберутся сил перед дальней дорогой. Половина дня у нас есть, раньше никакая погоня сюда не доберется. Двуногая, я сделал все, что мог, чтобы исполнить долг имени и помочь выжить тебе и твоим спутникам. Засаду чужих двуногих, встреченную ночью, мы проскочили так, что те нас разглядеть не успели и теперь уверены, что идут по вашим следам.

Обещаю, когда вы доберетесь до долины Единорога, вас будет ждать табун эльфийских коней, многочисленный и процветающий. И если я сам не дождусь встречи, его вожак будет похож на меня, как два волоска в гриве, – уж об этом-то я позабочусь. Хотя было бы куда лучше, если бы ты встретила совсем малый табун, потому что вернулась не намного позже нас самих. Но это все мечты, скорость у двуногих совсем мала, и на преодоление такого пути им могут понадобиться годы.

Глава 3

Дим. Попаданец

Когда оставили лошадей и полезли в горы, мои ушастые повеселели. Считали на тот момент, что уж теперь-то оторвемся от любых преследователей. Хотя сам я в горах являюсь больше грузом, который нужно тащить на себе, чем надежным попутчиком, но их уверенность разделял. С эльфами в скалолазании точно никто не сравнится – была возможность убедиться. С моими женами хоть на Эверест без снаряжения отправляться можно.

Но нашим планам в очередной раз суждено было рухнуть. Нет, не вниз со скал. Хоть какое-то утешение. Планы сами по себе вообще-то были хорошими, а вот скалы не очень. После очередного крутого подъема мы неожиданно оказались на плоскогорье, ровном таком, аккуратном, как стол. Хоть самолеты сажай. Не знаю, как «Боинг», а «Руслан» точно бы приземлился. Местами, правда, виднелись небольшие чахлые рощицы (будто под тонким слоем земли корни встречались с монолитом камня), но они погоды не делали. Спрятаться тут в любом случае негде. Одна надежда – пересечь этот так некстати оказавшийся у нас на пути космодром (или там аэродром) раньше, чем появятся преследователи.

Но как мы ни старались, нам это не удалось. С другого конца плоскогорья нам навстречу двигался еще один вражеский отряд. Похоже, это была ловушка, или просто удача отвернулась от нас окончательно. В самом центре равнины виднелись развалины какого-то строения. Что это было, непонятно, может, храм, а может, и нет, так как только ступени и сохранились. В любом случае каждый знает, что у богов разваленного храма помощи просить бесполезно. А сама ситуация прямо как в той песне, что так нравилась моим эльфийкам:

На ступенях забытого храма,
В лабиринте минувших эпох,
Мы стояли, нас было так мало,
Мы стояли и ждали врагов.
Нам бежать бы, забывши о чести,
Вроде нечего больше терять,
Но сказал кто-то: «Мы еще вместе,
Им нас не взять».

Только вот бежать, забывши о чести, было некуда, враги со всех сторон.

Зато хоть узнали, кто они такие. Противник выслал переговорщиков. Я даже не стал в них стрелять, как обычно делаю, но не потому, что считал их достойными высокого звания парламентеров, а исключительно из любопытства. Что они скажут, и так было ясно: «Сдавайтесь!» Что они еще могут предложить? Но один из подошедших троих хоть представился:

– Барон Норсорт.

– Кто мы такие, думаю, вы и сами знаете, иначе не стали бы так назойливо стремиться к встрече, – начал говорить я. – Но есть один вопрос: что делает барон Норсорт так далеко от своего баронства?

Где это самое баронство находится, я понятия не имел, да и неинтересно мне было, просто наугад сказал, тем более что на данный момент мы далеко от любых баронств, княжеств и прочих феодов. А так хоть время выиграть можно. Неизвестно для чего, но можно.

– Так оно вместе с фамильным замком давно за долги продано, благодаря вам троим, – с какой-то нехорошей иронией ответил он.

Вот те на! Оказывается, это наш личный враг, которого мы и не знали. Только вот для человека, у которого отобрали за долги замок, слишком у него отряд немаленький. Или для того и заложил, чтобы было на что нам отомстить? Хотя последнее навряд ли – не любят благородные со своими фамильными гнездами расставаться.

– И когда мы успели пересечься? Что-то я тебя не припоминаю, а у меня врагов-баронов не так уж и много, – продолжил я тянуть время, раз жены не хотели этим заниматься.

– На одном маленьком острове, – напомнил он и показал небольшой шрам у себя на лбу. – Вот память об одной из эльфийских стрел.

– Так, уже интересно. Если не секрет, скажи, которая из моих ушастых жен умудрилась промахнуться? Я ей позже, как с вами разберемся, разбор полетов устрою, чтоб, значит, мужа не позорила.

На то, что я спокойно обещаю с ними разобраться, собеседник никак не отреагировал. Вместо этого ответил на заданный вопрос:

– Не знаю, но дело было в пещере, из которой вы украли наши сокровища. Помните такую? На острове была.

Понятно, значит, Лара. Повернулся к темной и сказал ей официальным тоном:

– Ларинэ, как только покончим с этими недобитыми пиратами, получишь строгий выговор в письменном виде.

Она хотела что-то возразить, видимо, обвинить барона во лжи, но сдержалась. А зря, могли бы еще время потянуть. Потом были взаимные предложения на тему «сдавайтесь, а то хуже будет», и такой же обоюдный отказ. Когда кончились слова, заговорило оружие.

Прошло совсем немного времени, и я понял, что все. В смысле, совсем все. Похоже, настал конец моих приключений в этом мире. Все мы, я и обе эльфийки, уже по нескольку раз были ранены, стрелы как у длинноухих лучниц, так и у меня давно закончились, патроны в «макарове» и заряды в магобластере тоже. Да и все, что было в других амулетах, а также резерв сил у Лары. А враги все еще исчислялись сотнями. Во всяком случае, больше одной их точно насчитывалось. А может, и больше двух, считать точно не было ни времени, ни желания. Вместо этого с губ шепотом срывались слова той песни. Ее окончание:

На асфальте заплеванных улиц
В лабиринте больших городов
Мы стояли, мы снова вернулись.
Наши знания, честь и любовь.
И сегодня, как лет через двести,
Ад ли? Рай? Или там еще где?
Кто-то скажет кому-то: «Мы вместе!
Спина к спине!»

Эледриэль. Светлая эльфийка

Ну вот, мое знакомство с человеком заканчивается тем, с чего и началось. Выходит, Дим дал мне тогда только отсрочку, и сейчас время истекло. Последний неравный бой, и спасения ждать неоткуда. И если тогда был хоть какой-то шанс, то теперь совершенно никакого. Три сотни врагов вместо трех десятков не дают ни капли надежды. Ни стрел, ни магии уже не осталось. Я сама вся в крови, как своей, так и человека, измазалась, когда залечивала очередную его тяжелую рану. На легкие уже и внимания не обращала. Темная тоже в крови, но ее я лечить не могу, да и нечем уже.

Враги, похоже, вознамерились взять нас живыми. Иначе давно завалили бы массой, а так пока только старались измотать. И это у них очень хорошо получалось, если не принимать во внимание потери, что они несли.

После очередной атаки, которую мы отбили, Дим упал. Встала перед ним на колени и обняла. Помочь уже ничем не могла, просто не было сил. Совсем! На глаза от бессилия наворачивались слезы. Ларинэ все еще стояла над нами, защищая, но это уже был конец. С самого начала не возникало в этом сомнений, и теперь он наступил. Еще одна атака, и меня обдало фонтаном крови, хлынувшим из раны темной. Обжигающая боль и приближающаяся темнота накрыли с головой.

Ларинэ. Темная эльфийка

Успела убить еще четырех врагов, но пятый достал меня, причем не просто так, а копьем в глаз. Наконечник не пробил кость черепа только потому, что сам нападающий упал, сраженный моим ударом. Ничего непоправимого – эльфы не люди и потерянные глаза выращивают со временем, как и многое другое тоже. И вообще, это люди часто умирают от ран, не успев получить помощь целителя или мага жизни, мы нет – эльф если не умер сразу, то почти наверняка выживет. Да и боль, пожалуй, даже меньше, чем от других уже имеющихся ран. О чем я думала?! Кто даст мне время на то, чтоб заживить раны и вырастить утраченный глаз? На это, если без помощи мага жизни, нужны годы, а то и десятилетия.

Все эти мысли пролетели у меня в голове за доли мгновения, что я падала сверху на Ва’Дима и Эледриэль. И в тот момент почувствовала волну сильнейшей боли, идущую через все тело. Предыдущая боль от ран просто померкла по сравнению с ней, как будто вовсе не являлась чем-то страшным – так, просто легкой неприятностью. Это перемешалась наша со светлой кровь, да и человеческой там тоже было немало.

«Ну вот, теперь точно умру, – пронеслось у меня в голове, – и не от вражеского оружия, а от светлой крови».

Странно, так точно не должно было быть, ведь это не мы сами пролили кровь друг друга, а значит, должен появиться только неприятный, долго не заживающий ожог, а совсем не то, что я чувствую сейчас. Меня всегда так учили. Правда, никогда не проверяла на практике, но этого и не требовалось, так как было испытано задолго да меня.

Жгучая боль все нарастала. Хотя, казалось бы, куда уж дальше? Но одновременно чувствовала, что вместе с выжигающей меня изнутри адской болью оттуда же идет какая-то незнакомая, но могучая сила. Чем-то похожая на мою собственную магическую силу, но другая и несравненно большая.

Да что там большая?! Просто огромная!!!

И шла она не только через меня, но и через светлую с человеком. Не знаю, сколько мощи у архимага или верховного жреца в момент его слияния с Древом Жизни, но у нас троих в тот момент сил было однозначно больше. Намного больше. Ни на секунду в этом не сомневалась.

А меня никто и никогда не учил оперировать такими огромными ее количествами. Эледриэль пыталась помочь контролировать неизвестно откуда взявшегося внутри нас дракона, но она была обучена этому еще хуже. Да и что Эледриэль может сделать? Попытаться направить эту силу на наше исцеление? Так неиспользованные излишки создадут такой откат, что вреда от него будет несравненно больше, чем любой предполагаемой пользы. Тут нужно что-то другое, что смогло бы поглотить всю эту энергию и желательно без остатка. Ва’Дим вообще в бессознательном состоянии, и от него никакой помощи ждать не стоит, да и не смог бы он нам помочь, совершенно не владея магией.

Нужно было срочно что-то делать, иначе мы просто рисковали сгореть, я буквально ощущала, как начинает нарастать жар, усиливая и так непереносимую боль. А вокруг уже столпились враги, но даже не пытались нас добить. Может, считали нас мертвыми? Наконец решилась и бросила всю неизвестную силу в заклинание стены огня.

Получилось!

Магия уходила туда без каких-либо усилий, но не убывала, а, наоборот, нарастала, как лавина. Последнее, что я видела, теряя сознание, – это как стена огня высотой до самого неба уходит от нас и как горим мы сами.

Барон Норсорт

Хотя мы ждали князя и не очень долго, я все же не бездельничал. Завел себе в отряде платных информаторов, чтоб в курсе быть, чем народ дышит. Стребовал со сликовников, которые уже и притворяться перестали, что они к Слику не имеют никакого отношения, самую подробную карту местных земель. Принесли – просто чудо! Было заметно, что за основу взята древняя, еще до эпохи Великих Войн сделанная, и уже на нее современные подробности наложены. Встречал я раньше такие карты, но настолько подробной и качественной – ни разу. Такая, пожалуй, под сотню золотых стоит, у тех, кто в этом деле толк знает. Правда, сразу предупредили, что после того, как я задание выполню, карту должен вернуть.

Я, понятно, к местным картографам сунулся, карту скопировать, а те только руками развели. Магический амулет, позволяющий изображение копировать, с этой картой не сработал. Защита там невероятно сильная стояла. И просто вручную перерисовать не очень получалось, как будто что-то на мозги давило. А то, что в конце концов выходило, было ничуть не лучше обычного барахла, которого в любой лавке навалом. Так что, как выражался дед, с копией этой карты я пролетел. Оставалось только надеяться, что под конец хозяева про свое сокровище забудут. Не верил в это совершенно, но мечтать не переставал, уж больно она мне понравилась.

Зато благодаря этой карте план битвы разработал – классика! Учел все – особенности местности, силы противника, численность собственных войск и способности врагов. Сам собой горжусь. С множеством засад и планом продвижения загонных малых отрядов так, чтоб на помощь каждому не менее двух в случае чего приходило. А если князь и эльфийки эти засады обойдут – отжимать их в пустые земли. С одной стороны, там моих людей почти не было, только дозоры, а с другой – если сунутся, то уже не упустим. Не просто так те земли пустынными называются, людей нет, спрятаться или затеряться негде.

Сликовники сказали, что у них всего один маг жизни, светлая эльфийка, так что долго поддерживать силы коней она не сможет. Догоним. А если попробуют к горам прорваться – тоже нормально. Там такое плато есть, которое им не обойти, а с конями на то плоскогорье не подняться. Так что остается только засаду на столь удобном направлении устроить, и никуда они не денутся. Еще лучше не на самом плато, а в достаточном отдалении от него. Сликовникам я подробно все объяснил. Без них план сработать не мог изначально, ведь именно им предстоит наших коней поддерживать. Уговаривать не пришлось, сами жаждали с князем и эльфийками расправиться. Вообще после рассмотрения всех альтернативных вариантов было принято решение именно туда и гнать добычу.

Вот на том совещании, где жрецам этим клятым план объяснял, я первый раз и почувствовал тревогу, что далеко не все так гладко на самом деле. Маски были сброшены окончательно! Девять жрецов с золотыми амулетами! Мне аж поплохело. Это же, считай, девять архимагов! Каждый приблизительно тысячному отряду элитной гвардии Шокара равен. Во всяком случае, так в Империи их военную силу рассчитывают. Не сликовников, конечно же, а архимагов, но в данном случае не суть важно. И тут их девять!

И зачем, спрашивается, я со своим войском им нужен? Интересный вопрос, даже очень. Чтоб потом все на пиратов свалить? Это само собой, но похоже, что не только. Однако спрашивать, понятно, не стал. Просто решил для себя, что в первые ряды во время боя не полезу. И кое-какой амулетик в городе прикупил. От эльфийских стрел. Дорогой, зараза, но своей цены стоящий, потому что не отводил стрелу, а поглощал, создавая иллюзию попадания и смерти жертвы. Правда, и серьезный недостаток имелся, всей его силы только на одну стрелу и хватало. Все это, конечно, так, на всякий случай. Полководец должен боем руководить, а личным примером пусть малые командиры вдохновляют. А что? Раз меня, пусть и чисто формально, назначили главным, то грех не воспользоваться.

Когда только начали гнать отряд князя, поступил второй тревожный сигнал. Один из информаторов на привале подпоил не в меру словоохотливого вояку из телохранителей жрецов, тот и выболтал. Оказывается, этот Ва’Дим уже трижды сликовников бил! В первый раз внаглую перебил их малый отряд. За ним послали погоню, и не слабую, с золотыми амулетами там был не один, побольше. Но это оказалось банальной ловушкой. Что с ними стало, никто не знает, только ни один из того отряда сликовников не выжил.

Князя потом по амулетам вычислили, когда он их в деньги обращать стал. Знакомая ситуация, не один из пиратов на этом погорел. Ну а в третий раз сликовники уже набрали отряд наемников и устроили ему засаду по всем правилам. Сам тот болтун-телохранитель в ней не участвовал, но его друг там был. Выжил чудом, потому как бежал в самом начале бойни. Тоже знакомая стратегия, не раз мне самому жизнь спасала. Так вот, этот герой уверяет, что сам князь во всех этих схватках не потерял ни одного бойца. Врал, конечно, как он это мог узнать, если сбежал, но все равно тревожно.

План мой сработал полностью! Загнали их на то горное плато и окружили. Всего трое, а у меня более шести сотен бойцов! Да за спиной отряд сликовников, в котором только архимагов девять. Тут бы и послать воинов вперед, в атаку. Все равно живыми князь с эльфийками мне были не нужны, я их убить подвизался.

Да только те два тревожных сигнала покоя не давали. И решился я на переговоры. Сам не знаю почему, но сделал именно так. Понятно было, что откажутся сдаться, наверняка жрецов сликовников уже к тому времени почуяли. Лично я бы предпочел сам себе горло перерезать, чем на их алтаре умереть.

Хотя врал я даже самому себе, когда говорил, что не знаю, зачем решился на переговоры. Прекрасно знаю! Захотел вблизи на них посмотреть. Тем более что мне давно любопытно было. Второй раз уже такого случая не представится.

Посмотрел. Эльфийки понятно, по их бесстрастным лицам никаких эмоций не прочтешь. Но князь своих чувств не скрывал. Предстоящего боя не боялся, совершенно искренне интересовался, где это он мне любимую мозоль отдавил. Вот тут мне страшно стало. Любопытно ему. Перед смертью так спокойно себя не ведут. А на предложение сдаться издеваться начал, предложил то же самое нам. Или не издевался, а всерьез говорил?

Я развернулся и пошел прочь, и не останавливался, пока не удалился на пять сотен метров, как раз на такое расстояние, где сами сликовники предпочитали оставаться. Какими бы эльфийки ни были искусными лучницами, сюда им не дострельнуть. Вскоре ко мне и жрецы притащились.

– Барон! Почему не начинается бой?! – спросил один из них, тот, что чаще всего говорил за всех.

– Хороший командир своих людей бережет, – попытался оправдаться я.

Тем более что говорил абсолютную правду. Так поступал, когда был пиратом, так собирался делать и теперь. Во всяком случае, пока опасность, угрожающая лично мне, не переходила определенных пределов. Тогда уже каждый за себя.

– Под видом переговоров провел разведку, – продолжил рассказывать я. – У них пять полных колчанов стрел! Как эльфийки стреляют, думаю, рассказывать не надо, вы и сами наверняка знаете. Это сотня трупов еще на дальних подступах. Насчет боевых амулетов не знаю, но в том пиратском кладе два десятка таких имелось точно. Да и собственные у них просто обязаны быть. Вы прикрывать бойцов магией почему-то не хотите.

Сделал паузу, но ответа не получил. Тогда продолжил:

– А воды у них нет совсем. Пару дней подождать, сами сдадутся. Предлагаю именно так и сделать.

Но мои доводы не подействовали. Все тот же сликовник ответил:

– Барон, это не люди! Это сброд! А хороший командир от сброда избавляется. Командуй атаку!

Вот так и начался тот бой. Подошел я на расстояние полета эльфийской стрелы и приказал нападать. Специально так рассчитал и не ошибся. Первая же стрела предназначалась мне. Не любят эльфийки промахиваться, вот и темная решила исправить свою ошибку. Риск, конечно, был, новый амулет я пока не испытывал, но все прошло, как и планировал. Стрела вонзилась мне в голову (опять в лоб!), и я упал замертво. Со стороны, во всяком случае, должно было выглядеть именно так.

Плато было плоским, пока мои бойцы не поднялись по ступеням развалин, я князя с эльфийками видел. В основном, когда оглядывался, отползая подальше. И ведь, казалось бы, нет у человека с эльфийками никаких шансов, весь вопрос только в том, сколько моих людей перебьют, но что-то внутри говорило об опасности именно для меня. А я своим чувствам привык верить, поэтому и прожил так долго.

Уползал не назад, к жрецам, а чуть в сторону. Когда огненная стена двинулась к нам, я был от развалин гораздо дальше, чем сликовники. В тот момент как раз смотрел на них и думал, как бы к спуску с плоскогорья попасть. Успел увидеть, как жрецы активировали свои амулеты, начали защиту ставить. И как их это не спасло, вспыхнули, словно сухая трава. Потом обожгло и меня самого, после чего наступила боль, сразу сменившаяся темнотой.

Очнулся я от вернувшейся боли. Все тело было в ожогах, особенно спина. Поднялся и увидел, что почти вся моя одежда сгорела, меч расплавился. Войска больше не было, а вот князь с эльфийками целые лежат все на тех же ступенях в центре плоскогорья. То ли без сознания, то ли отдыхают, слишком далеко, чтобы точно рассмотреть, а приближаться я не рискнул.

Тут я и понял, что бежать надо. Пока еще шанс есть. На той карте подробной, помнил, была с этого плато тропка неприметная. Можно, конечно, было и по той же дороге, что сюда пришли, вернуться, там кони, одежда, оружие. И свидетели! А мне светиться совсем не хотелось. Вот только хоть какую-то одежду и денег решил раздобыть у жрецов. Амулеты брать не стал, понимая, что вычислят меня по ним, как до этого князя вычислили. Одежда сликовников тоже сильно подпортилась, но все же была целее моей. А кошельки и того лучше сохранились. Взялся я раздевать одного жреца и от неожиданности даже вскрикнул:

– Да морского ежа вам в глотки!!!

Живыми сликовники оказались, что с золотыми амулетами были. Обгоревшие, без сознания, но живые!

– Извините, ребята, но вы мне больше не нужны, – проговорил я, принимая решение.

Быстренько придушил всех девятерых. От других обгоревших тел теперь их было не отличить. Все решат, что это князь их убил, если вообще кто-нибудь проверять станет. По-быстрому обыскал трупы, оделся в воняющую гарью рвань и побежал, вернее, поковылял, настолько быстро, насколько позволяло ноющее от ожогов тело, чувствовал, что время, отпущенное мне богиней удачи, уходит.

«Все, торопись! – приказал я сам себе, в зародыше душа жадность. – И так в кошельках немало золота и серебра, на первое время хватит».

Прости, дед, но сегодня барон Норсорт официально умер. Погиб в неравном бою. А родился… Потом посчитаю, сколько все эти перстни и пояса в золоте стоят, решу, кто родился. Знал я в одном порту слабого мага жизни, что внешность может поменять. Вот к нему, в первую очередь, и обращусь. Ауру, в отличие от внешности, увы, ни за какие деньги не сменишь, но кто меня по ауре помнит? Правильно, или никто, или очень немногие, а морду, наоборот, узнать могут. Есть кому.

Глава 4

Дим. Попаданец

Проснулся я в прекрасном настроении и в таком же состоянии. Но что-то все равно было не так. И совсем не чувство утренней прохлады. Возможно, то, что совершенно не помню, как ложился спать, зато прекрасно помню, как упал тяжелораненым?

Совершенно некстати пришел в голову анекдот.

Спят Шерлок Холмс с доктором Ватсоном в палатке. Ватсон просыпается, смотрит, а вокруг ночь, звезды, красота. «Скажите, Холмс, а почему такая красота?» – спрашивает он у своего друга. «Это элементарно, Ватсон, у нас украли палатку», – отвечает ему Холмс.

К чему я это? Все очень просто – у нас тоже украли палатку, и похоже, что не только ее одну. Во всяком случае, на мне из одежды были только мифриловая кольчуга и эльфийский поддоспешник, а также поножи и наручи.

Посмотрел по сторонам. Обе ушастые лежали рядом на широких каменных ступенях. Одетые по точно такой же моде, что и я. Встал. Странно, но чувствовал себя превосходно, несмотря на то что неизвестно, сколько времени пролежал на пускай и теплом, но все же камне.

– И, кстати, почему он теплый, камню вроде бы холодным положено быть, если не на солнце в очень жаркий день, а тут довольно прохладно? – спросил вслух сам не знаю кого.

Проверил эльфиек. Обе живы, но либо без сознания, либо крепко спят. Скорее первое, так как сон у моих ушастых очень чуткий, и на довольно бесцеремонное тормошение точно отреагировали бы.

– Интересно, сколько мы так пролежали? И где все остальные? – продолжил разговаривать я сам с собой.

Нет, я был совершенно не в претензии за их отсутствие, так как они вроде хотели нас немножко убить. Кстати, об убить – я не просто прекрасно себя чувствую, но также отсутствуют раны, полученные в бою. Это хоть и подозрительно, но все равно приятно. На эльфийках, кстати, тоже не заметил – ни ран, ни крови.

Осмотрелся по сторонам уже внимательнее. Из вещей остались только мечи, наши, мифриловые, и их ножны, и вообще все, что у меня алюминиевого было. Да еще пистолет валялся, почти целый. То, что в последнем бою я потратил все патроны, уже не имело значения, потому что сам «макаров» слегка оплавился и теперь ни на что, кроме груза для кистеня, не годился. Рядом с совершенно не пострадавшей алюминиевой посудой это смотрелось дико.

А вот фотоаппарат расплавился совсем. Жалко. И ведь у меня была мысль оставить его в седельной сумке, но решил, что при мне целее будет. Зря. Хорошо, что зеркалку и еще один запасной отправил с Гилией. Зато магобластер прекрасно сохранился, как, похоже, и все магическое. Еще рядом с тем местом, где лежал, нашел оба желудя и свой осколок алтаря сликовников. С алтарем все понятно, камень и камень, что ему будет, а вот что желуди не пострадали, обрадовало, имелись у меня на них планы.

– Стоп. Интересно, а арбалет почему уцелел?

Странно, в нем-то точно магии никакой не было и быть не могло. Заводское изделие, как-никак. Хотя из чего там оптические прицелы делают? Подобрал мифриловый кинжал и царапнул им черную поверхность корпуса. Так и есть – алюминий. Странно, но, похоже, если хотя бы часть изделия состояла из этого металла, то все оно сохранилось.

Все остальное либо исчезло, либо превратилось в ненужный хлам. Враги тоже, что можно было считать компенсацией. В стороне рощица стояла, совсем недалеко, так и ее теперь там не было, и вообще ни одной не было на всей поверхности небольшого плато. Подумал бы, что это мы вместе с остатками храма перенеслись в другое место или сам храм нас перенес на ступени своей копии, но рельеф местности и виднеющаяся вдали приметная вершина оставались там, где и были. Так что телепортация отменялась.

Первой из ушастых очнулась Эль. Если судить по выражению лица, то чувствовала она себя прекрасно, как и я сам. И как уже заметил с самого начала, никаких ран или их следов на ней видно не было. Хороший признак.

– С добрым утром, дорогая, – поздоровался я.

Светлая только кивнула мне в ответ. Первым делом проверила меня с помощью своего магического медицинского сканера, или как там ее магия жизни, на это нацеленная, называется? Убедилась, что все в порядке, и проделала то же самое со спящей темной. Странно, раньше она к Ларе со своей медицинской помощью не лезла, так как любая их магия друг для друга как минимум вредна, а то и смертельна.

– Сама не знаю, – ответила Эль. – Откуда-то возникла уверенность, что все получится.

Потом проснулась, наконец, темная, и мы вместе стали собирать немногие уцелевшие вещи. Одежды и обуви, как я уже успел убедиться, не было совсем. Все магические амулеты совершенно не пострадали и, как определили эльфийки, были теперь заряжены под завязку, а мифриловые даже сильнее, чем после нападения вампиров. По мнению ушастых, мой универсальный щит теперь не только выглядел как настоящий, но и работал как надо.

– К сожалению, только до очередной разрядки накопителя, – разочаровала меня Лара.

Из оружия – кроме магических амулетов – сохранились только мифриловые мечи и ножи, мой арбалет совершенно без стрел и болтов, а также, как ни странно, лук темной. С луками ушастых вообще интересно получилось: Ларин, который мне Алиса еще в Первом Лесу светлых подарила, имел какую-то магическую составляющую и не пострадал, а от того, что был у Эль, – не осталось ничего, кроме пепла. Ситуация по сравнению с первоначальной теперь менялась на противоположную. Тогда темная была без лука, а теперь, наоборот, – светлая.

Стрел, правда, было всего две – те, что с мифриловыми наконечниками. Как ни странно, но они сохранились полностью, вплоть до оперения. Лара как увидела, что вещи, содержащие мифрил, нисколько не пострадали, так сразу и отправилась их искать. Долго ходила, но нашла. Тела тех, кто был убит этими стрелами, сгорели, а сами стрелы как новенькие. Наши вещи, похоже, пострадали от огня вообще меньше всего – врагу досталось куда сильнее. Там в радиусе на пару сотен метров вообще все испарилось, и тела, и оружие. Еще через сотню метров попались оплавленные куски металла, потом обгоревшие тела.

Позже обнаружили девять тел, лежащих отдельно и на большом расстоянии. Все были, естественно, мертвы, но на них сохранились некоторые клочки обгоревшей одежды и кое-что из вещей. Вот они-то и дали окончательный ответ на вопрос, кто и почему нас преследовал. Вовсе не пираты заокеанского Шокара, как мы подумали, когда на переговоры вышел их капитан.

– Сликовники! – воскликнула Ларинэ.

– Они самые, – ответил я, снимая с тел амулеты. – Все девять золотые. Хорошо же у нас шарахнуло, если они на таком расстоянии и со всей своей силой не смогли спастись.

Еще наш взрыв сорвал оказавшийся совсем тонким слой почвы, и под ним открылась совершенно ровная, если не сказать зеркальная, поверхность камня. Похоже, что кто-то когда-то очень давно не просто выровнял, но и отполировал плато. Это же сколько сил нужно потратить на такое? В моем мире, при всей современной технике, затраты были бы колоссальными. Правда, тут технику с успехом заменяет магия, но и с ее помощью все это не могло бы быть проделано просто так, из любви к искусству. Видимо, бог, во славу которого этот храм построен, в свое время был очень почитаем. Или сам, лично, к этому чуду руку приложил.

А сила нашего бабаха была совсем не маленькой. Жаль, плохо в ядерных боеголовках разбираюсь и не могу оценить, килотонны тут были или мегатонны? Скорее, все-таки килотонны, но не одна-две, а десятки или сотни. Зато теперь представляю, какие силы применялись в здешних Великих Войнах. Понятно, почему до сих пор, по прошествии более чем трех тысячелетий, их все еще вспоминают. Причем совсем не так, как у нас о том же Александре Филиппыче – мол, герой, но мебель ломать не стоит – или там о Батые Чингисханыче, а примерно как о Великой Отечественной или, в крайнем случае, о Первой мировой.

Эледриэль. Светлая эльфийка

Первое, что я вспомнила, очнувшись, – это смешанную кровь, невероятную боль, с ней связанную, и огромную силу, которая должна была сжечь нас троих без остатка. Но похоже, что не сожгла, а даже наоборот. Сама я чувствовала себя полностью восстановившейся, как в физическом, так и в магическом плане. Сначала проверила уже проснувшегося Дима. С ним оказалось все в порядке. И не просто в порядке, а буквально весь его организм был в идеальном состоянии. Причем все те усовершенствования, которые я постепенно и ненавязчиво делала, не только не исчезли, но и закрепились.

Лучшая реакция, зрение, слух, больше силы в мышцах, отсутствие лишних волос не только на лице, но и на всем теле, совсем другой запах. Продолжительность жизни даже без моего дальнейшего вмешательства в три-четыре сотни лет, а уж при постоянной поддержке вообще не ограничена. Правда, уши трогать не стала, чтоб ничего лишнего не заподозрил. Дороги они ему как память, или просто не хочет лишаться возможности называть нас с Ларинэ ушастыми. И теперь все это не просто закрепилось, но явно будет передаваться по наследству. Более точные исследования проведу позже, но думаю, что не ошиблась.

Затем проверила темную. Не знаю, почему вообще это сделала? Раньше такая проверка мало того, что была бы крайне неприятна нам обеим, но еще и немалый вред причинила бы. Опять же обеим, хотя ей больше, чем мне. А на этот раз ничего такого не произошло, и я почему-то была абсолютно уверена, что не произойдет. Воспринималась Ларинэ, как если бы была светлой эльфийкой или человеческой женщиной, но при этом я не только не сомневалась, но и прекрасно чувствовала, что передо мной темная. Что-то это смешение крови с нами сделало. Что-то абсолютно невозможное, о чем никто и никогда не слышал. И причина наверняка в крови человека, которая тоже присутствовала в реакции. Но до чего же это было больно! Ни за что не хотела бы повторить!

Ларинэ. Темная эльфийка

Первое, что я обнаружила, это то, что выбитый копьем глаз у меня на месте и прекрасно видит. Они оба на месте и прекрасно видят! Это радовало. Все другие раны тоже исчезли без следа. Резерв магической силы был полностью восстановлен, хотя в бою я истратила все без остатка, даже чуть больше, поэтому на восполнение потерянного должны были уйти недели, а то и месяцы. Почти как после сидения в подавляющей магию клетке сликовников.

И только после этого обнаружила, что на мне поддоспешник и сами доспехи, а вся одежда и обувь куда-то исчезли. Очнувшиеся до меня Ва’Дим со светлой, похоже, находились в аналогичной ситуации. Не специально же они штаны поснимали и где-то спрятали? Муж, с его странным чувством юмора, вполне мог так поступить, но Эледриэль точно нет.

Потом, собирая немногие уцелевшие вещи, мы обсуждали, пытаясь понять, что же с нами произошло.

– Все дело в крови, – сразу же заявила светлая.

Ну, допустим, в этом я и сама ничуть не сомневаюсь, но вот почему и как, совершенно непонятно.

– Возможно, дело в том, что кроме темной и светлой крови в реакции принимала участие и человеческая? – предположила я. – Но за многие тысячи лет такая возможность непременно была бы обнаружена.

– Тем более что во время эпохи Великих Войн в этом направлении велись целенаправленные исследования, – добавила светлая. – Были даже достигнуты некоторые результаты в совместимости, но потом все работы в данной области были свернуты, а позже вообще запрещены.

Еще какое-то время мы обсуждали случившееся с нами, а также то, что уже не ощущаем по отношению друг к другу отрицательных эмоций. Потом вмешался человек.

– Ничего вы, ушастые, не понимаете, – сказал он, – а ведь ответ лежит на поверхности.

– Какой ответ? – спросила я.

Эледриэль меня поддержала.

– Какова вероятность того, что две эльфийки, светлая и темная, не просто полюбят человека, но еще и одного, и при этом друг друга не поубивают? – задал он совершенно риторический вопрос.

Мы со светлой молчали. И так ясно, что вероятность не просто мала, а ее вообще нет.

– Так что любовь и есть та сила, которая нас спасла. А учитывая тот факт, что повторить никто не сможет, мы теперь счастливые и единственные обладатели непобедимой вундервафли вроде тех, которыми баловались предки во времена Великих Войн.

Тут тоже особо не поспоришь, так как экспериментальным путем такую теорию не опровергнуть, за полным отсутствием подопытного материала. Даже если найдутся желающие заполучить такую силу, а они найдутся, то правильно полюбить у них не получится. Вернее, человека влюбить в эльфийку совсем не трудно, а вот наоборот никак.

– Так что лучше давайте проверим, – предлагает Ва’Дим, уже готовясь уколоть себе палец ножом.

Меня от такого предложения аж всю передернуло. Воспоминания о той боли, что пришлось испытать, нахлынули с новой силой и чуть не накрыли всю меня с головой. И это только воспоминания! Эледриэль вообще мне за спину убежала и там спряталась. А мне самой где прятаться? Так и захотелось вытолкать светлую вперед. Человек сознание тогда потерял еще до того, как все произошло, и не представляет, каково это было. В общем, мы со светлой категорически и единогласно решили не экспериментировать.

– Зря, – ответил муж. – Как раз сейчас самое время, потому как терять в любом случае нечего, все, что могло сгореть, уже сгорело.

– Нет! – категорически заявила Эледриэль.

– Лучше вообще обойтись без экспериментов и всячески избегать ситуаций, в которых эта сила сможет нам понадобиться, – поддержала я ее.

Собрали все вещи, которые уцелели. Частично пострадавших и не было вовсе – или-или. Все заплечные мешки тоже сгорели, но и вещей осталось очень мало, так что можно было в руках нести. Хотя бы какое-то время.

Дим. Попаданец

Мое предположение о том, что все дело в любви, мне очень понравилось. Красивая теория. Правда, у меня была еще одна, по ней выходило, что на самом деле все дело в том, что я из другого мира и моя кровь чем-то отличается от местной. Но об этом я предпочел умолчать – пускай лучше будет любовь.

Экспериментировать ушастые почему-то отказались, обе, категорически. А я уже начал планы строить. Если эту силу сконцентрировать в один луч, то и тоннель в горах прожечь можно, решив тем самым проблему перевалов в Проклятых Землях. И с нечистью разобраться, просто выжигая площади. Но ничего, к тому времени, как вернемся домой, может, и уговорю.

То, что сгорела одежда, не так страшно. Эльфийские поддоспешники по своему виду похожи на термобелье, так что совсем голыми мы не были. И сами мифриловые кольчуги – тоже что-то. Плюс к тому еще и наручи с поножами, да и шлемы в придачу. Поэтому на вид были вполне одетыми. Кто их знает, этих эльфов, вдруг у них мода такая?

Но вот отсутствие обуви для меня очень критично, даже при ходьбе по ровной поверхности, да что там по поверхности, я и по пляжу никогда не любил босиком ходить, а уж в горах тем более. Идти дальше так мне крайне не нравилось. Эль что-то поколдовала над подошвами моих ног, и кожа стала толще и менее чувствительной, но все равно с этим нужно что-то делать. Привычки горожанина всегда и везде ходить обутым эльфийской магией не побороть.

Лапти плести я не обучен, сапоги тачать тоже, да и лыка с кожей тут взять было совершенно негде. Лавок с магазинами опять же поблизости не наблюдалось, ярмарок с базарами не предвиделось, поэтому пришлось идти так. Не оставаться же на этом плоскогорье? А вот ушастых факт отсутствия обуви сам по себе, похоже, совершенно не беспокоил. Жаловались, правда, что по камням ходить холодно, да и то только как начали спускаться. Само плато после нашего фейерверка стало ощутимо теплым.

Хотя тропа, по которой мы теперь шли, была пологой, а местами даже сохранились вырубленные в камне ступени, за один день ее все равно не преодолели. Так что спать пришлось голодными и в маленькой пещерке. Она была, видимо, вымыта горной речкой, за что мы ее и предпочли всем другим, а вернее, за имеющийся там в нескольких щелях нанесенный водой песок. Этот песок нас и привлек, потому что спать на нем всяко лучше, чем на голом камне. Вот мы его и собрали изо всех щелей в один закуток с более-менее ровным полом.

Дежурств на ночь не устанавливали, ограничились магической защитой. Было понятно, что преследователи должны оставить где-то лошадей и охрану, но ни их самих, ни следов мы не нашли. Видимо, увидев выброс силы и что после этого осталось от нападающих, охранники просто сбежали.

Спали, просто сбившись в кучу. Хорошо хоть, эльфийки больше не испытывали дискомфорта от близкого присутствия и особенно прикосновений друг друга. А утром, как ни странно, встали вполне свежими и полными сил. И вообще, новый день обещал быть удачным.

Уже с первых же шагов по тропе спугнули какую-то птицу, и Лара ее тут же подстрелила. Пернатое было размером с утку и незнакомо не только мне, но и ушастым, однако общим голосованием признали его съедобным. От демократии, оказывается, тоже может быть польза. Отсутствие костра возместили боевой магией – тут главное не перестараться, а то можно остаться без еды. Чтоб не рисковать получить на завтрак вместо дичи обуглившиеся косточки, вернулись обратно к пещерке. Лара раскалила боевой магией песок, в котором мы и запекли птицу. Позавтракав, пусть и довольно скудно, пошли куда веселее.

К полудню нашли место, где наши преследователи оставляли своих лошадей. Но, увы, пары сапог моего размера там никто не забыл, не моего, впрочем, тоже. Только черные кляксы кострищ и много конского навоза. Еще обрывок веревки меньше метра длиной и какая-то рваная тряпка, судя по запаху, портянка. Даже дров, которые они наверняка привезли с собой, не оставили. При таком-то излишке лошадей забрали абсолютно все. Кстати, о дровах, кое-что могло и не догореть. Разворошив остатки костров, насобирали кучку таких огарков, но не в руках же их нести? Вот и портянка пригодилась, собрал я все горючее в нее и замотал веревкой – вечером хоть на какой-то костерок можно было рассчитывать.

К концу дня все еще не выбрались из горного ущелья, по которому шла тропа, хотя она и стала куда более пологой. Босиком быстро не походишь. По пути Ларе удалось застрелить какого-то горного грызуна, хорошо, хоть не крысу. Судя по многочисленному помету вокруг, их тут должно было быть куда больше, но, видимо, они селились в скальных щелях и пещерках и умели хорошо прятаться. Ужином такое мизерное количество мяса было назвать трудно, но хоть что-то. Вода в моей алюминиевой фляге тоже уже заканчивалась, хотя мы и старались экономить. Спали опять в пещере, но на этот раз не повезло, и песка в ней не обнаружили.

Где-то к полудню вышли в предгорья. Голые и пустынные. Вскоре нашли заросли какого-то кустарника и родничок, который поддерживал этот оазис. Темная там очень быстро подстрелила нескольких кроликов. Развели костерок из хвороста, зажарили добычу и, наконец, прилично пообедали. Решили в этот день никуда оттуда не ходить, помылись в ручейке и стали готовиться к ночлегу. Спать легли уже в шалаше на подстилке из веток и листьев.

– После путешествия по горам прямо царская роскошь, – объявил я женам.

– Скорее княжеская, – уточнила Эль.

– Многие северные князья до сих пор живут в землянках. Не шалаш, конечно, но очень близко, – закончила Лара.

Утром ушастые смастерили три пары обуви, чем-то похожей на мокасины. Кроличья шкурка, конечно, для такой цели не самый лучший материал, но при наличии магии и отсутствии чего-либо другого тоже подойдет. Теперь идти стало куда легче. Хотя ботинки все равно жалко, сколько я в них дорог исходил, и до сих пор были целы. Правда, не сами по себе, а благодаря Эль и ее бытовой магии, с помощью которой она мне их, как и все остальные вещи, поддерживала в идеальном состоянии. После магии жизни – самая полезная штука, а все остальное и техникой легко заменить можно.

Еще мы в тех кустах запаслись вязанками хвороста, мало ли что, а Лара нарезала прутьев для стрел, которые тут же и изготовила. Без наконечников, конечно, а просто заостренные древки, но, по ее словам, для охоты на мелкую дичь подойдет. Использовать для этих целей имеющуюся пару с мифриловыми наконечниками, по мнению ушастых, было чуть ли не кощунством. А вот для моего арбалета тем же методом стрел, к сожалению, не изготовишь. Вернее, изготовить оно, конечно, можно, но с какой бы то ни было прицельной стрельбой будут проблемы. Ну а от стрельбы в упор при охоте на тех же зайцев толку мало, не станут они ждать, пока я подойду да прицелюсь.

Глава 5

Дим. Попаданец

Девушка вышла нам навстречу совершенно неожиданно и, что самое странное, непонятно откуда. Из предгорий мы уже выбрались, ни рощ, ни холмов, ни каких других укрытий поблизости не было. Вообще никакого места, где можно спрятаться, чтоб неожиданно выскочить.

А так вполне обычная девушка. Человек, красивая, вот только глаза какие-то странные, но тоже красивые, в простой одежде, с гитарой за спиной и с маленьким кинжалом за поясом. Скорее, украшением, чем оружием. На правой щеке, правда, татуировка или, скорее, рисунок в виде орнамента. Никаких других вещей при ней не было. Не такое уж и необычное явление, случись встреча на городской улице (из тех, что побезопаснее), но тут, в пустынных землях, – подозрительно. И спутникам, если у нее такие есть, прятаться совершенно негде. И вообще непонятно, каким образом мы могли ее сразу не заметить. Мне-то ладно, глаза отведет любой начинающий маг разума, а эльфийки куда смотрели?

– И что такая красавица делает тут совершенно одна? – начал я разговор с вопроса, раз все остальные молчат.

Специально так сказал, в отместку ушастым за то, что проворонили. Однако эльфийки у меня за спиной на «красавицу» никак не прореагировали, что тоже странно.

– Да вот, случайно мимо проходила, – ответила незнакомка поразительно сильным и низким голосом (любой бард обзавидуется, сразу стало понятно, зачем ей гитара). – Тоже не ожидала никого увидеть в этих землях, а уж тем более таких странных путников, ну и решила посмотреть поближе.

То, что мы странные – это она в самую точку попала. Но тут и не нужно быть ясновидцем, достаточно на нас всего лишь взглянуть. Из одежды только мифриловые кольчуги и эльфийские поддоспешники, а из вещей в основном оружие, причем тоже мифриловое. Но это еще не повод с ней соглашаться. Во всяком случае, у меня на такое заявление всегда что сказать имеется.

– И вовсе мы не странные, – на полном серьезе заявил я в ответ. – Самые что ни на есть обычные путники. Князь – северный варвар и его жены – эльфийские принцессы, темная и светлая. Чего в нас странного-то?

– Ты не северный варвар и не князь, – совершенно серьезно заявила девушка.

Возможно, она и права. В чем-то. Однако со мной такой номер не пройдет.

– А вот и князь! У меня документ есть! – гордо заявил я (то, что он почему-то сгорел, несмотря на магические печати, уточнять не будем, дубликат в любой королевской канцелярии выдадут).

Незнакомка только пожала плечами в ответ. Что-то моих ушастых не было слышно, нетипично это для них. Оглянулся назад, а они обе на коленях стоят, головы в плечи втянуты, уши прижаты, глаза опущены. Да кто она такая, что смогла так сильно испугать моих эльфиек?! И не просто испугать. И Эль, и тем более Лара, когда боятся – готовы драться, а тут полная покорность судьбе. Обернулся обратно к случайной прохожей, а той уже и след простыл, исчезла таким же непонятным образом, как и появилась. Неужели в самом деле архимаг с гитарой? Но и архимагов мои длинноухие не так чтобы боятся. Скорее опасаются.

– Эль, Лара, поднимайтесь, опасность миновала, – сказал я, когда понял, что ничего больше все равно не увижу.

Реакция обеих эльфиек на мои слова была абсолютно одинаковой. Сначала неуверенно ожили уши, сканируя пространство вокруг, потом поднялись головы, опасливо осматриваясь по сторонам, и, только убедившись, что так сильно испугавшей их гостьи действительно нет, ушастые встали с колен. Но вот скованность и неуверенность в их движениях еще оставалась, и по сторонам они тоже продолжали оглядываться.

– И что это было? – первым делом спросил я их.

– Дракон! – почти хором ответили обе.

– Надо же, а я представлял себе драконов несколько иначе. Большой, чешуйчатый, с крыльями… А тут красивая девушка.

На красивую девушку жены опять никак не отреагировали.

– Она была в своем человеческом обличье, – объяснила Эль.

– Самый худший вариант, – добавила Лара. – Невозможно заранее почувствовать и уклониться от встречи. И вообще, драконы, умеющие менять облик, самые опасные, непредсказуемые и неприятные, – закончила она почти шепотом, как будто опасалась, что та, о которой она сейчас говорит, может услышать.

– А не умеющие? – спросил я.

– Читала, что таких не бывает, – ответила светлая. – Просто когда-то очень давно встречались еще молодые и по этой причине еще не научившиеся.

Темная оспаривать не стала, хотя было видно, что осталась при своем мнении.

– А мне понравилась, – сказал я, чтоб хоть немного растормошить ушастых. – Как раз приятная, симпатичная молодая девушка. До вас ей, конечно, далеко, но по человеческим меркам – красавица.

– Действительно молодая, от трех до пяти тысяч лет, – совершенно без иронии заявила Эль.

– Лучше рассмотреть мы не успели, – добавила Лара. И попробуй угадай, врут мне в отместку или правду говорят.

– Как вы вообще смогли хоть что-то рассмотреть, уперев глаза в землю? И, кстати, я так и не услышал ответа на вопрос, почему вы так ее испугались?

– Так ведь дракон! – удивленно воскликнула светлая, как будто такого ответа было более чем достаточно.

– Все эльфы боятся драконов, – добавила темная, видимо думая, что этим что-то пояснила.

– Почему? – спросил я их. – Объясните мне, глупому человеку, совершенно не разбирающемуся в ваших эльфийских высших материях.

– Драконы – единственные существа, которые могут нападать на эльфийские леса и от которых у нас почти нет защиты, – начала лекцию Лара.

– Мы их не просто боимся, это врожденное чувство, – продолжила светлая. – Любой эльф знает, как себя нужно вести при встрече с драконом, хотя нас этому никто и никогда не учит.

– Понятно, сильнее кошки зверя нет, – констатировал я.

Заметил, ушастые меня не поняли. Почему бы им не рассказать? Тем более что всем известно – советский мультик врать не может!

– Увидел какой-то бог плачущую мышку, – начал я свой рассказ. – «Почему ты плачешь?» – спрашивает он у нее. «Кошку боюсь», – отвечает та. Взял и превратил ее в кошку. Идет довольная мышка по лесу, вдруг встретила настоящую кошку, испугалась и убежала. Опять сидит и плачет. Увидел бог, узнал, в чем дело, и превратил ее уже в собаку. Но история повторилась, будучи собакой, мышка опять испугалась кошки. Тогда бог превратил ее во льва, но все повторилось и со львом. «В чем дело, ты ведь теперь лев?» – спрашивает бог у мышки. «Сильнее кошки зверя нет!» – отвечает та.

Посмотрел, история про трусливую мышь эльфиек совсем не отвлекла и не взбодрила. Как раз на такой случай у меня всегда есть другой способ, безотказный и неоднократно проверенный. Правда, в сложившейся ситуации он может быть не совсем безопасным для меня самого, но ничего, решил, что в случае чего потерплю.

– Кстати, ушастые, знаете, какая у меня идея возникла?

Вопросительно посмотрели. Не знали, мыслей пока читать не научились (к счастью).

– Будете себя плохо вести, возьму себе третью жену, дракона. Особенно если они все такие красивые.

Вопреки моим ожиданиям, эльфийки не стали шипеть и фыркать, а опять прижали уши к головам, на этот раз не от страха, скорее обиженно. Похоже, боязнь драконов у них действительно на уровне инстинктов. Чем бы их попытаться еще растормошить, но только так, чтоб хуже не стало? Последняя моя шутка была явно неудачной.

– Помню, мне Нарин рассказывал, что один его то ли родич, то ли просто знакомый гном, тоже непоседа и путешественник, Торин, имел подругу-дракониху. Маленькая, толстенькая, в обоих своих обличьях. С ней ее сородичи дел иметь не желали, а гному приглянулась. Даже сын у них был, полугном-полудракон. Раньше я считал, что это байка, вроде моих анекдотов про маленького Торина, а теперь начинаю думать, что, возможно, в этой истории была какая-то доля правды.

– Не было! Он все наврал! Гномы вообще, когда о своих любовных похождениях рассказывают, всегда врут! – тут же отозвалась Эль.

– К тому же гномы боятся драконов куда больше, чем эльфы, – поддержала ее Лара.

– По словам Нарина, этот Торин сначала и не знал, что его новая подруга – дракон, он ее из какой-то клетки-ловушки в Проклятых Землях полумертвую вытащил, потом выходил, – попытался я защитить отсутствующего гнома.

– Все равно врет!

Ну вот, слегка приободрились. Приятно думать, что кто-то должен бояться таких страшных драконов еще больше, чем ты.

– И, кстати, откуда вы обе так много о драконах знаете, если с ходу, почти не глядя, возраст сумели определить, и вообще? Насколько я помню, ты, Эль, мне говорила, что их три тысячи лет уже никто не видел.

– Всех эльфов этому учат, – ответила светлая, – а несколько тысяч лет не так уж и много, что для нас, что для драконов.

Ну вот, ушастые почти оттаяли, хотя и не совсем. Но у меня, похоже, в запасе еще один аргумент имелся.

– А если нашу кровь опять смешать, что будет с не вовремя оказавшимся рядом драконом?

Когда упомянул про кровь, их обеих аж передернуло, уж очень неприятными были воспоминания, а вот идея, что они теперь могут шугануть любого дракона, им понравилась. А кровь? Что кровь? Не очень-то и больно было. Уши, во всяком случае, у обеих поднялись торчком.

– Вот так-то лучше, – сказал я им, – и чтоб ухи к головам больше не прижимали!

Ларинэ. Темная эльфийка

Пронесло!

Я уже думала, что именно такой конец придумал для нас тот бог. Шутка в его духе, во всяком случае, очень похоже. Но нет, это был просто случайный дракон.

Инстинкт заставил меня сразу упасть на колени и склонить голову, рядом точно так же рухнула светлая. Даже Ва’Дима предупредить не успели. Уж о том, чтоб защитить в случае необходимости, вообще не могло быть и речи. Наверное, если человек отдаст мне прямой приказ напасть на дракона, то и тогда не смогу. Или все же смогу? Правда, толку от этого в любом случае не будет никакого. И как мне теперь защищать своего мужа? Какой я воин и боевой маг после этого?!

Ва’Дим же еще и заигрывать начал с драконой, красавицей назвал. По голосу чувствую, что искренне сказал, а не из вежливости. Знал бы он, какие они опасные, злобные и коварные твари. Но, похоже, пронесло. Дракона исчезла, как и появилась. Ва’Дим нас начал расспрашивать, кто это был и почему мы так себя вели? И что ему ответить?

Не самая приятная тема для любого эльфа. И не зря, кстати, эти земли брошенными называют. Очень давно, несколько тысяч лет назад, ходили упорные слухи об их возникновении. Помню, как ту историю мне впервые рассказали, когда я была еще совсем маленькой девочкой: «Много тысяч лет назад утащили у одной драконицы яйцо… Слышала про пустыни далеко на западе? Вот те пустыни оттого и получились. Дракона яйцо искала. Там, между прочим, пять человеческих городов были, две эльфийские рощи и одна община вампиров». Позже, когда выросла, узнала, что никаких эльфийских лесов там не было, да и не все пустыни в покинутых землях драконом сделаны, многие и со времен Великих Войн остались. И все равно такие слухи на пустом месте не появляются.

– А откуда тогда у князя Ва’Лета броня из драконьей чешуи? – продолжил нас расспрашивать Ва’Дим. – Он еще, помню, рассказывал, что это кто-то из его предков лично дракона в честном бою победил. И вообще, на севере много историй о драконоборцах.

– Извини, Ва’Дим, но врут у вас на севере, – отвечаю я.

Светлая активно закивала, поддерживая меня.

– А доспехи из драконьей шкуры тогда откуда? – не желает сдаваться человек. – Да и Ва’Лет не единственный обладатель таковых. Никого они особо не удивляют, что говорит о привычности таких вещей.

– Большая часть таких доспехов делается, когда кто-то находит уже мертвого дракона, – отвечает за меня светлая. – Случай, конечно, очень редкий, но, в отличие от рассказов об убийстве дракона в честном бою, хотя бы возможный. Они тоже иногда умирают. А уж из одной шкуры, особенно старого дракона, доспехов понаделать на целую армию можно. И потом, у таких вещей есть одно очень важное свойство – они не портятся от старости. Поэтому могут накапливаться количеством, оставаясь редкими, но привычными.

– Значит, все рассказы о победе над драконом не более чем сказки? – спросил человек.

– Нет, – ответила я, – у эльфов, как темных, так и светлых, есть несколько правдивых историй о великих воинах, побеждавших драконов.

– Ага, – усмехнулся Ва’Дим, – у гномов наверняка тоже найдется несколько не менее правдивых историй, и у орков, и у людей, а уж сколько их у северных варваров…

– Только эльфийские истории единственные, в которых не только рассказывается о победе над драконом, но еще всегда подчеркивается, что эльф убил его, когда тот был в своем человеческом обличье. Причем всегда только выстрелом в спину, издалека и стрелой с мифриловым наконечником. У всех остальных почему-то исключительно о победах в честном поединке, и непременно когда дракон был в своем зверином облике.

– Ну, это совсем не интересно – ни шкуры, ни клыков, ни когтей с такого дракона уже не получишь, – разочарованно сказал Ва’Дим.

– Почему же не получишь? – разъяснила я в ответ. – Все создания, способные принимать разные обличья, после смерти возвращаются в свой истинный облик.

– Так вот зачем у тебя стрелы с мифриловыми наконечниками! А я думал, какую-то особую броню пробивать собиралась. Еще в связи с этим вопрос возник: зачем, если и так в любую щель попасть можешь?

– Именно для этого, – ответила я, – причем ни у одного эльфа никогда не бывает больше одной такой стрелы. Надеяться на то, что в течение пусть и длинной эльфийской жизни удастся встретить и убить более одного дракона, действительно крайне глупо.

– Понятно. Эль, а почему у тебя была только одна такая стрела? Вас ведь выполнять эту самую Великую Миссию целая команда шла, причем в мифриловых кольчугах и прочих доспехах, с оружием. Неужели на наконечник для каждого не наскребли? Или тоже традиция?

– Именно традиция, – ответила ему Эледриэль. – Неважно, сколько эльфов в группе, у них может быть только одна стрела с мифриловым наконечником.

– Но теперь-то у вас две. И до этого две было.

– А светлые традиции на темных не распространяются, как и наоборот, даже если они одинаковые.

Потом Ва’Дим вспомнил, что у него есть анекдот в запасе, как раз про дракона и маленького Торина. И, как обычно, тут же его рассказал, не интересуясь, хотим ли мы со светлой его слушать или нет.

– Стащил как-то раз маленький Торин у деда его любимый боевой топор и думает: какой бы теперь с его помощью подвиг совершить? Думал, думал и придумал. С таким замечательным топором запросто можно и дракона победить, так что на меньшее и размениваться не стоит. Вот и отправился на поиски. Искал, искал – нигде найти не может. Оно и понятно, кто-то успел проболтаться о таких намерениях маленького Торина, вот все драконы и попрятались. Потом, после долгих поисков, нашел самую большую пещеру. Ну, думает, точно там дракон спрятался, больше негде. Подходит гном к пещере и кричит туда: «Дракон, выходи! Драться будем!» – «Драться так драться, – отвечает дракон, – но зачем же в задницу орать?»

– Таких больших драконов не бывает, – тут же заявила светлая.

– Да и к тому же еще ни один гном, каким бы глупым он ни был, не перепутает пещеру с драконьей задницей, – поддержала ее я.

– Тяжелый случай, – пробормотал Ва’Дим. – Вот вернемся домой, расскажу этот анекдот Нарину, он оценит.

Думает, мы со светлой не поняли, в чем смысл шутки. Прекрасно поняли. Только мы с ней давно уже договорились именно так реагировать на все его анекдоты. А что? Муж развлекается, рассказывая несмешные шутки, мы тоже развлекаемся, их демонстративно не понимая.

Глава 6

Ларинэ. Темная эльфийка

Легенду о том, как появились пустынные земли, я Ва’Диму рассказала. И ведь понимала, что придется через эти пустыни идти, назад лучше не возвращаться. Особенно пешком и почти без оружия. При такой большой облаве, которая была на нас устроена, не могло быть, чтоб там никого не осталось.

И что вообще я знала о покинутых землях, кроме легенд о яйце дракона?

По официальной версии, опустошены и покинуты эти территории были еще в эпоху Великих Войн, причем не за один раз, а поэтапно, во время каждой из таких войн по кусочку. Но в наши дни вообще почти все принято валить на те войны, как будто без них ничего глобального в мире не случалось. Нередко приписывают даже то, что произошло намного позже, и уж тем более то, что случилось еще до них. И большинство людей, с их короткой жизнью и почти такой же короткой памятью, в это верит. Мы, эльфы, нет. У нас еще есть живые свидетели тех времен. На этот раз все действительно произошло именно в ту эпоху и в соответствии с официальной версией.

Покинуты эти земли, правда, не совсем или, вернее, не до конца. Конечно же, и тут кто-то живет. И совсем не нечисть, хотя и она тоже попадается, есть тут и свои проклятые земли, но намного меньших размеров, чем наше княжество. Люди, орки, коротышки-гномы, а возможно, и настоящие гномы тоже, дикие эльфы. Да мало ли кто еще? Вон, даже драконы имеются. Хотя вообще-то мало. Территории в основном собой представляют именно пустыни и полупустыни, а значит, многих прокормить просто не могут.

– Так какой дорогой пойдем дальше? – вывел меня из задумчивости человек.

Светлая тоже на меня посмотрела. Будто раз мой лес отсюда самый близкий, то я и должна знать, что тут да как. В теории так оно и есть, а на практике мои знания местной географии в частности и мира вообще почерпнуты из таких же книг, что и у Эледриэль. А вопрос с каждым днем становился все более актуальным, так как до этого мы особых планов не строили, а хотели просто отойти от того места, где попали в засаду.

– Назад, на восток, нам нельзя, – начала перечислять я.

С этим все согласились. Оно и понятно, самая большая опасность именно там.

– На юге моря, и было бы удобно нанять корабль, на котором можно доплыть если не до дома, то достаточно близко. Но, учитывая последние события, туда тоже лучше не соваться.

– Да, южных морей с нас еще надолго хватит, – сказал Ва’Дим. – И далековато до них, насколько я знаю.

– Вообще-то не очень, – ответила я. – Начать плавание можно и в заливе, на берегах которого Первый Лес темных стоит…

– В любом случае не стоит туда возвращаться, – вмешалась светлая.

– На севере тоже есть моря, – продолжила я, – и по ним также можно доплыть почти в те места, куда нам нужно, только с другой стороны, но путь туда преграждают довольно высокие горы, и их в любом случае придется обходить. Но это значительно дальше на западе, и уже там придется искать выход к морю.

– Тогда туда и пойдем, – подытожил Ва’Дим.

Светлая тоже согласилась. А у меня возникло ощущение, что человек хотя и не стал спорить со мной, но на самом деле на север, к себе на родину, не очень-то и хочет. Еще осталось неозвученным западное направление, но оно ничего принципиально не меняло. После долгого путешествия через пустыни можно было выйти к морю, а потом выбирать, куда плыть, на юг или на север.

Дим. Попаданец

Очередные попавшиеся нам уже после встречи с драконом кусты были все в паутине. Судя по количеству и плотности плетения, сами пауки должны были быть огромными. Не меньше чем с кулак размером. А вот и нет, оказались всего с ноготь, зато очень много. Мне наличие таких соседей по понятным причинам не понравилось, зато эльфийки чуть ли не пришли в восторг. Не замечал раньше за ними такой любви к паукообразным, хотя нужно признать, что страха или брезгливости, присущих многим женщинам, они тоже по этому поводу никогда не испытывали. Но выяснилось, что моих длинноухих жен интересуют вовсе не пауки, а паутина сама по себе. Вот ее-то ушастые аккуратненько собрали, разогнав обитателей.

Немного магии, и мы стали счастливыми обладателями куска тончайшего шелка. Вот только был он слишком уж маленьким, и теперь предстояло решить, что же из него сшить? Я голосовал за рюкзак, так как на штаны все равно маловато, а корзины, сплетенные эльфийками, уже порядком надоело таскать в руках. Но был откровенно не понят своими женами, и весь шелк ушел ушастым на белье. Так что формально с голым задом, пусть и прикрытым мифриловой кольчугой, из всей нашей компании остался только я один.

Как рассказала Лара, у них из Первого Леса совсем недавно, лет сто назад, сюда ходила группа эльфов. Зачем – темная и сама объяснить не смогла, история была довольно туманная, но зато информацию о самих территориях эти путешественники принесли точную, даже подробнейший отчет написали, в котором было все, кроме цели и результатов визита. Никакой центральной власти тут нет, не центральной, впрочем, тоже, но люди живут. С нелюдями аналогично.

Время от времени нам попадались маленькие деревеньки, обнесенные частоколами, а то и каменными стенами. Такие населенные пункты мы старались обходить по широкой дуге, потому как с торговлей там туго, а у нас все равно денег нет. Не рассчитывать же на наличие гномьего банка в такой дыре? Нет, купить продуктов тут, конечно, можно, но деньги имеют совершенно другую цену. Если в обжитых, пусть и глухих, местах чем дальше от местных центров цивилизации, тем выше покупательная способность монеты за простой натуральный продукт местного производства, то тут как бы и наоборот. Медную монету так вообще за деньги не признают. А серебром и золотом расплачиваться за чахлые местные овощи дороговато будет. Хотя такая система как раз вполне понятна: если тратить деньги негде, то зачем они тогда вообще нужны? Ну а копить на всякий случай ту же медь вообще неинтересно.

Так что останавливаться в таких местах мы не стремились, тем более выглядели сейчас не самым лучшим образом, прямо голодранцы, одетые в мифрил. Даже очень честного человека можно ввести в соблазн. Да и населена такая деревенька может быть кем угодно, теми же орками, например. Но что интересно, жители таких мест, как люди, так и нелюди, без серьезных причин ограбить или убить одинокого путника не стремятся. Как, впрочем, и общаться с таковым. Бандиты и прочие отходы общества, бегущие от властей и соседей в покинутые земли, предпочитают селиться как раз на самых окраинах, чтоб иметь возможность продолжать свою деятельность и тут. А те, кто забирается поглубже, этим обычно не промышляют или долго не живут, нарвавшись на добычу, которая оказывается не по зубам. Так что если никого не провоцировать, то можно путешествовать без лишних приключений.

Очередной населенный пункт, встретившийся нам на пути, стоял на довольно крутом холме. Как и все в этой местности, был окружен частоколом, бревна для которого, судя по всему, пришлось тащить издалека, так как в пределах видимости никакого леса не наблюдалось. Тут нам настоящий лес вообще пока не встречался, все больше кустарники и отдельные деревья. Вокруг холма имелись какие-то поля и огороды. Неудобно, наверное, каждый раз туда-сюда спускаться-подниматься, но безопасность явно важнее.

Ситуация оказалась для нас не самой приятной. Скоро вечер, а останавливаться в деревне на ночлег категорически не хотелось, да и не пустят нас, скорей всего. А если пустят, то вообще подозрительно и лучше не принимать таких щедрых предложений. Ночевать невдалеке от них в чистом поле – тоже не самая хорошая идея. Еще заподозрят, что овощи в огородах воруем. Да и самым удобным местом тут как раз и был уже занятый деревней холм, а все остальные строго наоборот.

– Там никого нет, – вдруг сказала Лара.

– Точно нет, – подтвердила Эль, просканировав магией холм вслед за темной.

Решили подойти поближе. Частокол уже не выглядел таким надежным, как издалека, было видно, что, хотя он все еще крепкий, за ним не присматривают, и рано или поздно время возьмет свое. В любом случае ворота все равно закрыты. Эльфийки повторно проверили населенный пункт магией и опять не обнаружили там ничего живого. Немертвого тоже. Темная легко запрыгнула на совсем не низкий частокол с луком наготове и заглянула вовнутрь.

– Никого нет, – подтвердила она.

Эль залезла следом, взяла у Лары лук и приготовилась ее прикрывать. Да, раньше они свои луки друг другу никогда не давали. Меня как-то поделили, а луки нет. Тем временем темная с мечом в руках прыгнула вовнутрь. Я сам стоял с магобластером наготове, собираясь в случае чего просто прожечь ворота. Но не понадобилось, через несколько минут Лара их открыла изнутри.

Во всяком случае, попыталась. Их давно уже никто не трогал, и створки основательно заросли. Кое-как сдвинули одну из них до образования узкой щели, в которую я смог протиснуться, уж лучше бы тоже через забор полез, как ушастые. Осмотрелись все вместе. В деревне явно был бой, но очень давно, как минимум в прошлом сезоне. Кто с кем дрался, непонятно – все свободное пространство заросло травой, и из нее местами выглядывали белые кости и истлевшие остатки одежды. Ни те ни другие ничего нам не могли рассказать. Было такое впечатление, что жители сами поубивали друг друга. Единственные ворота надежно закрыты, и если нападавшие могли проникнуть вовнутрь через частокол, то с какой им стати и уходить тем же путем?

– Не на крыльях же они прилетели? – задал я последний вопрос уже вслух.

– Прилететь мог дракон, но это точно не его работа, – ответила Лара.

– А если прилетел в драконьем обличье, превратился в человека, всех поубивал мечом или каким другим оружием, перекинулся обратно в дракона и опять улетел? – с ходу выдал я теорию возможного развития событий.

Однако ушастые посмотрели на меня как на идиота. Я и сам, даже не будучи специалистом по драконам, понимал, что ничего подобного ни одной рептилии не пришло бы в голову, но теоретически-то в моем предположении не было ничего невозможного. Так им и сказал.

– Логика – великая сила! С ее помощью объяснить можно практически все, что угодно.

Оспорить меня эльфийки не смогли, хотя подозреваю, что и не собирались. В любом случае ничего не понятно было не только нам с Эль, но и Ларе, которая как бы и специалист во всем, что связано с военным делом. Отсюда и глупые теории.

В двух десятках домишек никаких костей мы не нашли, а вот в сараях, наоборот, имелись останки павшей скотины, за которой некому было ухаживать или хотя бы отпустить на волю. Единственный вывод, какой нам удалось сделать, что это были не вампиры, хотя как раз их-то мы и не боялись. Все равно решили заночевать в деревеньке, предположив, что кто бы ни был виновен в этих событиях, его давно тут нет. Частокол являлся хоть какой-то защитой на ночь, да и крыша над головой – тоже плюс. И колодец опять же, вернее, родник со свежей водой. Тому, что тут родники бьют на вершинах холмов или в городских дворах, я давно уже не удивлялся, такое чудо без труда мог сотворить любой не самый сильный маг земли или воды.

Утром начали сбор трофеев или, в данном случае уместнее сказать, археологические изыскания. Нашли немало одежды и одеял из шерсти и каких-то растительных волокон, нечто среднее между льном и коноплей, и еще всякой-разной нехитрой утвари. Все это было в плачевном состоянии, но обе эльфийки прекрасно владели бытовой магией, позволяющей восстановить и привести в порядок любую одежду, какой бы степени бомжеватости та ни достигла. И, что для меня немаловажно, обувь тоже – надоели уже мокасины, которые лишь символически защищали ноги.

Одежда, пусть и состоящая из простых, домотканых крестьянских вещей, имела для нас еще и то преимущество, что позволяла спрятать мифриловые кольчуги, а то, как только выйдем в более населенные земли, придется отбиваться ото всех, кто вздумает положить на них глаз. Того, что в таких грубоватых одеяниях в основном серых и грязно-коричневых расцветок мы и сами сойдем за крестьян, причем не по статусу хорошо вооруженных, совершенно не опасались. Эльфы в любых человеческих землях воспринимаются не иначе как аристократы, во что бы они ни были одеты. Ну а я с ними. Не иначе как шутки ради жены изобразили что-то вроде камуфляжного узора на моих штанах и куртке. Я не возражал, уже давно привык.

Также было немало оружия, но у нас и своего хватало, да и качество того, чем обладали местные, заставляло желать лучшего. В одном из домов я нашел лук. Понятно, что совсем не эльфийский, но все же. Думал обрадовать Эль, но не получилось.

– Палка с веревкой! И это самая лестная характеристика, – заявила она.

– Может, хоть на первое время сойдет? – предположил я. – Всяко лучше, чем совсем ничего.

Но Эль была непреклонна:

– Нет! Уж лучше я сама что-нибудь выстрогаю, как только найдем подходящее дерево.

А вот Лара находке обрадовалась, так как кроме лука там еще и стрелы были. Их темная забраковала, как и светлая до этого сам лук, а вот наконечники поснимала. Грубые, кованные из простого железа, но все равно наконечники. Правда, пожалела, что мало.

– Так тут металл еще есть, почему бы не разогреть его с помощью той же боевой магии и потом придать нужную форму? – предложил я.

Но Ларе, как ни странно, такая идея совершенно не понравилась.

– Я что, похожа на гнома? – явно обиженно спросила она.

– Нет, совершенно не похожа, – на всякий случай начал оправдываться я. – И даже совсем без бороды. И вообще, вся такая красивая, ушастая, большеглазая, а также приятная на ощупь, в некоторых местах даже очень. А в чем, собственно, дело?

– Только гномьи маги умеют размягчать металлы с помощью заклинаний и потом лепить из них, как из глины.

– Полезное умение, – начал я, но, поймав красноречивый взгляд темной, тут же добавил: – Все, молчу, молчу! И вообще ты у меня самая лучшая и с любой проблемой справишься без дешевых гномьих фокусов.

А я все равно уверен, что это умение гномьих магов очень полезное. И Лара наверняка о моих таких мыслях подозревала, но больше спорить не стала. А ведь с мифрилом у них подобные фокусы прекрасно получались и почему-то вовсе не считались гномьими. Зато оказалось, что и темная кое-что может. Например, работать миноискателем. Прошла по всем домам и показала мне места, где нужно копать. Соотношение меди и серебра в тайниках было совсем не таким, как везде. На одиннадцать серебряных монет нашлось всего три медяка. Как и рассказывала Лара, медь здесь не в цене.

В общем, прибарахлились мы тут вполне прилично, насколько это вообще было возможно в нищей деревеньке у черта на рогах, главной ценностью в которой был частокол, который, в свою очередь, так и не смог защитить жителей от неведомой опасности.

Пока договорились провести тут весь день и еще одну ночь. Отдохнуть от монотонного путешествия. Я вспомнил детство и решил поработать на местной кузнице или, вернее, в том сарае, который ее тут заменял.

Нет, родственников-кузнецов у меня не было, и кузниц в детстве посещать не доводилось, воспоминания были несколько иные. После того как в очередной раз по телику показали фильм то ли про индейцев, то ли про Робин Гуда, неважно, и все мальчишки во дворе изготовили себе луки, я надумал быть оригинальным. Вместо того чтоб, как все, прикручивать к стрелам проволокой гвозди в качестве наконечников, залез к отцу в мастерскую, нарезал ножницами по металлу из листовой латуни треугольников и свернул их в конусообразные кулечки. Наконечники получились убойными, даже слишком. Никто в тот раз не пострадал только потому, что отец обнаружил это изобретение уже на следующий день, конфисковал весь арсенал и посадил меня под домашний арест.

Вот и теперь я решил сделать нечто подобное. Расковал до состояния, близкого к листовому, какой-то медный котел, нарубил из него мифриловым мечом металлических треугольников (эльфийки аж шипели от такого варварского использования благородного оружия) и изготовил наконечники. Не шедевр кузнечного искусства, но за неимением лучшего сойдет. Длинноухие высказали все, что думают о таких наконечниках, однако все до единого забрали.

Какое-то время шли по настоящей пустыне, поэтому мираж, превратившийся в оазис, нас обрадовал. Это был самый что ни на есть классический оазис в песках, с той лишь разницей, что вместо пальм, или что обычно растет в таких местах, тут стояли куда более привычные деревья. И еще не было ни людей, ни других разумных, что тоже странно, ведь в покинутых землях поселения тоже встречаются, а тут такое удобное место. Единственное удобное на довольно значительной площади. Отсутствие как самого населенного пункта, так и следов такого, существовавшего ранее, наводило на подозрения. Поэтому эльфийки обследовали всю территорию оазиса в магическом плане самым тщательнейшим образом, однако ничего угрожающего не нашли.

В центре был родник, питающий небольшое озеро, которое и поддерживало жизнь вокруг себя. Эль сказала, что этот родничок не единственный, остальные находятся под водой. На озере, богатом рыбой, водилась и птица, в лесу вокруг – мелкая дичь, а сам лес был смешанным, с ягодниками и орешниками. Действительно, райский уголок, в котором стоит остановиться на отдых. Тем более что никакой опасности не наблюдалось. Первым делом искупались в озере.

– Жаль, что фотоаппарат расплавился, – пожаловался я эльфийкам, – тут такую фотосессию устроить можно, и, что немаловажно, никто не помешает.

– Мы и без твоего артефакта можем потом все нарисовать, – успокоила меня Эль.

– Даже лучше, чем на самом деле, – добавила Лара.

Действительно, могут, была возможность убедиться. Но я все равно воспользовался случаем, чтоб сказать комплимент, так как это дело лишним не бывает. Как правильно кто-то заметил: «Говорить комплименты женщине до того, как на ней жениться, – право мужчины, а говорить их ей после свадьбы – его обязанность».

– Лучше, чем на самом деле, невозможно, потому как вы у меня два самых красивых ушастых чуда, какие только бывают.

Оспаривать мое такое заявление длинноухие не собирались.

В оазисе мы отдыхали неделю. И не только отдыхали, еще и едой запаслись: птица, рыба, кролики, кое-какие ягоды и орехи, плюс всякие травки в качестве приправ. Хорошая все-таки штука эта магия, позволяет консервировать мясо, и не только его, хоть свежим, хоть жареным, и причем без консервных банок, автоклавов и прочих достижений технической мысли. Долго потом все это не портится. Ушастые еще нормальных корзин наплели вместо уже у нас имеющихся, теперь сделав их в виде рюкзаков. В них было куда удобнее нести запасы. Еще Эль, наконец, выстрогала себе лук. Осталась недовольна, но в любом случае он получился намного лучше той палки с веревкой, которую я тогда нашел. О чем тоже не забыл сказать вслух и похвалить свою светлую жену.

Глава 7

Дим. Попаданец

Запастись продуктами в том оазисе оказалось хорошей идеей. Даже очень. Дальше довольно долго наш путь шел через пустыню, и охотиться было просто не на кого. С водой дело обстояло куда хуже – ее много не запасешь.

Эльфийки на всех привалах и ночлегах выстраивали какую-то магическую конструкцию, которая давала хоть и мало, буквально по капле, но все же воду. Непременным условием было наличие растений с длинной корневой системой. К счастью, в пустынях только такие и встречаются. Вода каждый раз получалась с разным привкусом, чаще всего горьковатым, иногда кислым, иной раз солоноватым, а пару раз даже со сладковатым. Все зависело от растений, у которых эльфийки ее выпрашивали (именно что выпрашивали, а не отнимали).

Последние несколько переходов вообще шли ночами, а днем отсыпались или просто отдыхали в найденной тени. Нужно было с самого начала так делать. Но постепенно пустыня стала переходить в степь. Теперь ушастым удавалось получать больше воды от растений, а потом нам даже попался первый настоящий источник.

Тогда мы снова перешли на нормальный режим дневных переходов, так как жара практически спала, как будто ее и не было вовсе. В этом мире климат вообще какой-то странный, не подчиняющийся синоптическим законам, имеющимся на Земле. Правда, у нас синоптик ошибается только один раз, но каждый день, а здесь их вообще нет, так как погоду предсказывают шаманы и маги, причем куда точней. Но дело не в этом, просто тут, в покинутых землях, любые климатические зоны могли чередоваться между собой чуть ли не в шахматном порядке. Разве что снежная тундра отсутствовала, но ее нам и не надо было совершенно. Вообще снег тут, можно сказать, в дефиците, он, по слухам, и у северных варваров далеко не каждую зиму выпадает и притом не везде. От Лары слышал, что в боевой магии есть заклинания с использованием мороза и льда, очень мощные, но сама она таковые творить не умела.

– Ты же боевой маг! – удивился я. – Причем, насколько мог понять, далеко не из последних.

– Ну и что? Именно этого не умею. И не только его.

– Почему-то думал, что умеешь все из арсенала боевой магии, только что-то лучше, а что-то хуже, в смысле, сильнее и слабее.

– Про лучше и хуже ты прав, – вмешалась в наш спор Эль. – А насчет всех заклинаний какого-то раздела магии – нет. Этим и архимаги похвастать не могут.

Вот так и заполнял пробелы в своих знаниях о мире и магии, время от времени делая глупые заявления и получая объяснения от жен. Все же лучше, чем попасть в подобное положение при разговоре с кем-нибудь посторонним.

В степи, по которой мы шли, жизнь била ключом, но только по сравнению с уже пройденной пустыней. А так та же пустыня, только без жары. Редкая, какая-то уставшая трава, такие же редкие животные, и уж точно – никаких стад травоядных от горизонта и до горизонта. Но в любом случае идти тут было намного легче. Вот так и шли.

Эледриэль. Светлая эльфийка

Приближался к середине еще один самый обычный день. Их таких уже было много, и каждый следующий непременно становился самым долгим, пока не наступал следующий, чтобы отвоевать у него этот совсем не почетный титул. Шли по пустыне, которую Дим почему-то упорно называл степью. Ничего не предвещало неприятностей, и вдруг человек провалился сквозь землю. На его крик от падения ответил звериный вой снизу. Я была гораздо ближе, в то время как Ларинэ шла немного впереди, но в образовавшуюся дыру в земле она прыгнула первой, головой вниз. При этом и заплечную корзину сбросить успела.

Не смогла бы я так!

Но зато, замешкавшись, увидела, как из небольшого холмика, чуть в стороне, выскочил довольно крупный пещерный лев. Сначала с рыком рванул на меня, потом остановился – на эльфов звери, какими бы дикими и злыми они ни были, не нападают. Через минуту из провала вылезли человек с темной. Увидев их, зверь злобно зарычал, одинокий лев без прайда всегда самый опасный, но на нас все равно не станет нападать. Еще раз рыкнул и сделал попытку обойти меня и Ларинэ, чтобы достать человека, понял, что это у него не получится, и гордо, не торопясь, убежал в пустыню.

– Значит, не врали, ушастые: звери, кроме моего Дрейка, действительно на вас не нападают, – прокомментировал увиденное Дим.

– У тебя просто неправильный пес, – тут же ответила я.

– Самый неправильный, – подтвердила темная.

– Ничего вы в собаках не понимаете, – ответил человек, – они должны быть большими и лохматыми и, разумеется, злобными, а вы привыкли к карманным комнатным собачкам и думаете, что все такие. Но вместо того чтобы спорить, давайте лучше проверим, куда это я провалился.

– В львиное логово, – констатировала очевидный факт я, – это и так ясно.

– Нет, – сказала в ответ темная, – там какое-то искусственное помещение.

Вниз спустились все вместе.

– Сильно же ты льва испугался, – завела разговор Ларинэ, – так кричал, что и мы с Эледриэль перепугались.

– Чтобы я испугался какой-то лошади, в смысле, льва?! Требую опровержения! – заявил Дим.

Это была явно какая-то шутка, понятная только ему одному. Мы с темной давно на такие внимания не обращаем. Мало того, что не смешно, так нужно еще знать какую-то никому не известную историю, с которой шутка связана.

– И вообще, – продолжил тем временем мой человек, – это лев меня испугался, а не я его. Вот! Когда я на него упал, в смысле, отважно прыгнул, он заорал от страха и трусливо сбежал. Видели, как деру дал? Потом на вас напасть хотел, но увидел, что вы под моей защитой, и решил не связываться.

Мы с темной тоже решили не связываться и замолчали. Ждали продолжения, нетрудно было угадать, что оно обязательно последует.

– Во всяком случае, когда будем писать летопись княжества, то я не сомневаюсь, что туда попадет именно эта, официальная версия событий.

– Ладно, – согласилась я, – но только в публичном варианте.

– А в настоящем, том, что для своих, напишем, как все было на самом деле, – продолжила мою мысль Ларинэ.

– Но ведь так и было, – с самым невинным и искренним видом сказал наш муж.

Cлушая его болтовню, осмотрели помещение, в которое спустились. Предположение, что это склеп, оказалось самым верным. Освещаемые магическими шариками, в нишах вдоль стен стояли каменные саркофаги. Рядом с некоторыми – статуи, по всей видимости, изображавшие тех, кто там покоится. В основном люди, но также эльфы, гномы и даже орки.

– Странно все это. Представителей разных рас никогда не хоронили в общих склепах, – похоже, вслух произнесла я.

– Есть легенды, что до эпохи Великих Войн такое случалось, – вставила темная.

– Но большинство историков придерживаются мнения, что это послевоенная пропаганда, запущенная религиозными фанатиками из секты объединения и возрождения старых традиций. И никто никогда всерьез такие сказки не воспринимал, особенно эльфы – уж мы-то запомнили бы.

Все это я сказала скорее для мужа, чем для Ларинэ. Она и сама прекрасно знала, чего стоят такого рода легенды.

На полу, кроме пыли и мусора от обвалившегося потолка, имелись многочисленные следы долгого проживания в этом помещении пещерного льва. Состояли они в основном из старых, давно обглоданных костей и свалявшейся шерсти. Дополнял картину очень специфический запах, который трудно было назвать приятным.

– Ушастые, я вам говорил, что с детства мечтал стать археологом? Нет? Тогда сейчас говорю, – намекнул о своих намерениях Дим.

Тревожить могилы не хотелось, но вместе с тем имелось желание узнать, действительно ли в саркофагах лежат представители разных рас. На лице у темной я увидела похожее стремление. В общем, мы согласились.

– Начнем с этого, – сказал человек, пройдя вдоль стены и почему-то выбрав одну из ниш, ничем примечательным не отличающуюся от многих других.

Но стоило нам с Ларинэ подойти, как мы сразу поняли причину выбора. Крышка была выполнена как единое целое со скульптурой, и на поверхности саркофага возлежала молодая, очень красивая мраморная эльфийка. Даже толстый слой пыли не мог помешать ее рассмотреть. Это люди не могут определить по внешности возраст эльфов, мы-то делаем это не задумываясь. Белый мрамор и мастерство скульптора не давали понять только одного, светлая перед нами или темная.

Ларинэ пустила воздушную волну, объединенную с бытовым заклинанием, убирающим пыль. Зря она это сделала. Как любит говорить наш муж: «Хотели как лучше, а получилось как всегда». Именно такой случай. Вместо того чтоб ускорить процесс, волна только подняла пыль, и нам пришлось выйти из ниши и дожидаться, пока второе заклинание сделает свое дело. Когда пыль развеялась, мы с темной подошли к саркофагу с разных сторон, взяли крышку, приподняли и быстро положили на пол рядом. Не человеку же это делать, хотя он явно намеревался помочь, тем более что крышка оказалась очень тяжелой.

Первое, что мы увидели, подняв головы, – удивление на лице мужа. Потом стала понятна причина. Эльфийка в саркофаге была еще красивее, чем ее изображение в мраморе. Сохранилась она так, как будто умерла даже не вчера, а всего пару минут назад. Одежда – военная форма образца Первой Великой Войны, самого ее начала, тоже не истлела от времени. Надписи на саркофагах были как раз из тех далеких времен, но это единственное, что я смогла определить, а о прочтении не могло быть и речи, не сохранили мы язык предков. Но все это несущественные мелочи, потому что главным был цвет ее волос. Он не был ни таким, как у темных, ни таким, как у светлых.

Он был рыжим!!!

Так не бывает!!!

Мы с Ларинэ посмотрели друг на друга, потом на неизвестную эльфийку, потом опять друг на друга и не поверили своим глазам. Человек, завороженный не меньше нашего, начал наклоняться к самому лицу рыжеволосой с явным намерением ее поцеловать, но в самый последний момент стряхнул с себя непонятные чары.

– Не будем играть в спящую красавицу, – пробормотал он еле слышно себе под нос, – все равно не проснется. И вообще не понимаю, что на меня нашло?

– Ты хотел нам изменить! – обвинила его темная.

– Ладно бы с живой женщиной, – добавила я. – Так ведь с покойницей!

– Совсем нас не любишь!

Однако муж не поддался на провокацию и сразу спросил в ответ:

– Так, значит, с живой можно?

– Нельзя!!! – ответили мы хором.

Наваждение спало с нас всех, и мы, не сговариваясь, перешли к другому саркофагу. Там оказался гном, вернее, его истлевшие останки, а по остаткам одежды можно было определить, что когда-то и она была военной формой, похожей на ту, что была на эльфийке. Потом человек, еще человек, эльф, орк… Все в той же самой форме, и ото всех остались только кости. Почему так хорошо, буквально идеально, сохранилась первая странная эльфийка, было совершенно непонятно. А ведь я успела проверить ее магией жизни – точно мертвая.

Однако подходить к тому саркофагу и проверять еще раз, но более тщательно, не было ни малейшего желания. И вообще, дальше вскрывать саркофаги – тоже. И так все уже выяснили. В конце концов, мы с Ларинэ взбунтовались и отказались поднимать крышки, пусть Дим сам их таскает, если ему так нужно. Но оказалось, что и ему совсем не нужно.

Дим. Попаданец

Это я удачно упал на что-то мягкое. Как в той поговорке сказано? Поймать в темной комнате тигра за хвост. Ты сам еще не знаешь, кто это тебе попался, но и тигр пока не знает, кто там его поймал. Первые секунды хрупкого равновесия, а затем кого-то ждет большой сюрприз. Хотя понятно, что, упади я сам по себе, без приличного куска потолка в придачу, неприятный сюрприз ждал бы меня, а не льва. На самом деле я и так успел довольно сильно испугаться – сначала само падение, потом понимание того, куда упал и чего избежал.

Когда отходил от стресса, ворчал на своих ушастых. Они оказались идеальными женами, все поняли и вели себя прилично, а вообще могли и ответить. Странное все-таки дело: когда чудом избегал смерти, столкнувшись с орками или, например, вампирами, так не пугался, а вот от обыкновенного льва проняло.

Затем начали обследовать саркофаги. Не знаю, какая сила чуть не заставила меня поцеловать мертвую эльфийку, но археологические исследования после этого были каким-то странным образом скомканы. Быстро посмотрели несколько саркофагов, убедились, что содержимое соответствует выставленным скульптурам, и все. Ушли через львиный лаз, даже не попытавшись ничего взять.

Вся моя тонкая душевная организация требовала компенсации, и не только моральной. У самого выхода, на каменном столбике или тумбе, стояла коробка со щелкой сверху, как для монет, такие обычно бывают в церквях и супермаркетах для сбора пожертвований. Вот я ее и схватил, тем более что оказалась никак не закрепленной. Внутри при каждом движении звенело, что наводило на приятные мысли.

Выйдя на поверхность, вернулись к вещам, оставленным рядом с провалом.

– Ну что, красавицы, раз о добыче никто, кроме меня, не позаботился, то и делить тоже буду я.

Эльфийки не возражали. Осмотрев коробку со всех сторон, не обнаружил на ней никаких замков – как выяснилось, их и не было, потому как ларчик просто открывался. Внутри нашлись только деньги, немного, сантиметра два, притом что коробка представляла собой куб со стороной примерно в тридцать сантиметров. Все монеты были исключительно из мифрила. Не алюминия, а именно из оружейного варианта металла. Качество чеканки сравнимо своей технологичностью с монетами моего мира (я Землю имел в виду, хотя и этот мир уже давно считал своим). Надписи на непонятном языке, явно том же, что и на саркофагах.

Мы втроем уселись на землю прямо там, где были, и стали разглядывать диковинные монеты. Орел, в смысле, герб был на всех один и тот же – звездное небо, перечеркнутое зигзагом в виде стилизованной молнии, и с надписью по кругу. Зато решки различались. На большинстве находились профили то ли правителей, то ли просто известных в свое время персон. Эльфы, люди, гномы, орки. Некоторые в мундирах, явно похожих на тот, что был на рыжей эльфийке из склепа.

Зато на некоторых изображались явно космические корабли, какими они бывают в фантастических фильмах. Или что-то очень на них похожее, тут трудно судить, вон, всякие египтяне с майями на своих пирамидах тоже ракеты с вертолетами изображать не стеснялись и неважно, что их тогда еще не изобрели. Но меня все равно больше всего впечатлили именно эти монеты, наверное, потому, что только я и знал, на что такие изображения похожи, а вот моих ушастых жен – те, на которых были орки.

– На древних мифриловых монетах и орки, уму непостижимо! – сказала Лара.

– И сколько сейчас такие могут стоить? – задал я более актуальный вопрос, чем древняя история.

– Очень дорого, причем дороже мифрила, из которого отчеканены, так как являются огромной нумизматической ценностью, – пояснила Лара.

– С чего бы им быть такими редкими, если в прошлом явно чеканились в немалых количествах? – спросил я, представляя технологию и масштабы производства денег в моем мире. – Это, в конце концов, не медь и даже не золото, а мифрил, над которым время как бы бессильно.

– Время, может, и бессильно, а вот маги нет, – ответила темная. – Можно снять заклинание, дающее мифрилу его прочность, перековать в оружие и опять наложить. Процесс очень длительный, трудоемкий и затратный, но большинство древних вещей из этого металла постигла именно такая участь. Думаешь, откуда у нас, эльфов, столько мифрилового оружия? Мы дольше живем и лучше других умеем копить сокровища, а источник все тот же – древние клады.

– Сейчас такие монеты действительно очень дороги, – сказала уже Эль, – но я читала, что до Великих Войн, когда маги с легкостью превращали свинец в золото, а обыкновенную глину в мифрил, из этого металла чеканили в основном самую мелкую монету, а крупные суммы хранились в амулетах, похожих на те, что сейчас выдают в гномьих банках. И денег самих по себе там вообще не было, просто при расчетах нужная сумма переводилась с одного амулета на другой. Но сама я в эти сказки не верю. Чтоб из мифрила чеканить монеты, по цене сопоставимые с теперешними медяками, – такого просто не может быть.

– А я верю. Глины много, на всех хватит, – выдал я аргумент, на который она не нашла что ответить.

И действительно, почему бы не поверить? У нас на Земле тоже из алюминия только самую мелкую монету и штампуют.

Налюбовавшись на монеты, собрались и пошли дальше своей дорогой. Если бы не прохудившийся потолок в львином логове, мы вообще бы тут не задержались. Идея остаться ночевать в склепе никому даже в голову не пришла, хотя уже близился вечер, а место, в принципе, удобное. Казалось, после находки такого богатства логичнее всего было бы задержаться и перерыть все, что можно и чего нельзя, а нет, стоило об этом подумать, как каждый раз вспоминалась рыжая красавица и возникало иррациональное желание оказаться отсюда как можно дальше. Эль с Ларой признались, что ощущают то же самое.

– Сама удивляюсь, – пробормотала, как бы размышляя, светлая, – там ведь столько ценностей, а мне о них даже думать не хочется.

– Что-то тут нечисто, – сделал единственный правильный вывод я.

– Да, – согласилась со мной темная (Эль кивнула, подтверждая, что и она так думает), – и лучше туда не возвращаться.

Мы, собственно, и не собирались. Разговоры – одно, а рискованные действия – совсем другое. Неизвестно, какие там еще заклинания могут быть наложены.

С деньгами же у нас по-прежнему имелись некоторые проблемы. Нет, как только доберемся до ближайшего гномьего банка, все будет в полном порядке. Но вся неприятность состояла в том, что на границах покинутых земель вряд ли можно отыскать такой. А в мелких поселениях на несколько серебрушек ничего толком не купишь, на лошадь точно рассчитывать не стоит. От приличного мешочка мифриловых монет тоже толку никакого, такие и в столицах мало кто сумеет разменять, а ненужное внимание привлечь можно очень даже запросто.

Глава 8

Лирмилиэль. Кадет-капитан. Эльфийка

Очнулась, совершенно ничего не помня и не понимая, где я. На всякий случай сначала осмотрелась магическим зрением. Обнаружила, что лежу на камне в явно древнем, но защищенном помещении. Недалеко чем-то заняты две эльфийки и непонятный человек. Странные какие-то эльфийки, неполноценные, что ли. Да и маги они очень слабенькие, каменные плиты и те руками поднимают, даже боевым пехотным роботом управлять ни одна из них не сможет, просто сил не хватит. Человек, тот вообще без капли магии и при этом жив – непонятно, как вообще такое возможно. Вражеская раса тоже магией не обладает, но он явно не из них.

Вот стоило мне о нем подумать, как возникла уверенность, что это он меня и разбудил. Совершенно непонятно как, но точно он. И еще между ним и этими странными эльфийками чувствовалась какая-то непонятная связь, а за ней притаившаяся сила. Грозная сила – пару звездных линкоров с орбиты стряхнут и не заметят. Что крайне странно, при их слабых магических способностях оперировать такими силами опасно, как для окружающих, так и для себя.

Откуда у меня такие ассоциации? Пехотные роботы, звездные линкоры? Только стоило задать себе этот вопрос, как сразу нахлынули воспоминания. Я – капитан-кадет. Еще не закончила академию, но война требует все новых офицеров. Первый мой самостоятельный боевой вылет на звездном линкоре стал и заключительным. А из воспоминаний последнее – это как пытаюсь посадить сбитый неуправляемый корабль. И то, что врагу мой линкор стоил восьми, – слабое утешение. Они построят новые и, главное, обучат капитанов намного быстрее, чем мы.

Пока предавалась воспоминаниям, человек с эльфийками успели уйти. Развернула более дальний поиск: метки их аур удалялись от меня в сторону горизонта, которого уже почти достигли.

Что ж, пора было и мне вставать. Оказывается, я находилась в склепе, в каких обычно хоронят героев войны, и, судя по его состоянию, за ним уже давно никто не присматривает. Очень давно, даже звери завелись: всюду кости, да и запашок характерный присутствует. Без труда обнаружила, что в ближайшем овраге пещерный лев прячется – наверняка его работа.

Взглянула, что там написано на моем саркофаге? «Лирмилиэль, капитан-кадет звездного флота, герой галактической империи, погибла в неравном бою, спасая экипаж линкора. Причина смерти – полное магическое истощение. Она умерла, чтобы жили вы». Герой галактики, значит? Есть чем гордиться. Но после полного магического истощения не просыпаются. Прописная истина, которую знают даже дети.

Посмотрела на следующий саркофаг, вскрытый недавними гостями. «Торин, офицер-инженер, герой галактической империи, погиб, спасая экипаж, ценой своей жизни не дав взорваться реактору. Он умер, чтобы жили вы». И еще семьдесят один саркофаг со стандартным окончанием эпитафии для героев. Семьдесят два члена моего экипажа из двух тысяч семисот восемнадцати. Значит, остальных нам удалось спасти. Иначе и они бы лежали рядом. Даже если бы ничего не осталось, плиты все равно поставили бы.

Человек с эльфийками вскрыли несколько саркофагов, а крышки назад потом положить не посчитали нужным. Хорошо хоть ничего не взяли, хотя и не могли взять, магическая система, отпугивающая расхитителей гробниц, еще работала. Над могилами героев войны всегда ставили самую лучшую. Телекинетик из меня довольно слабый, без подключения к системе управления едва приподнимаю десантный бот, рассчитанный на половину сотни пехотных мехов, в то время как по нормативам положено подымать свой корабль, но при нехватке капитанов на такие вещи уже начали смотреть сквозь пальцы.

Впрочем, крышки назад положить мне нетрудно. Все, в том числе и свою. Восстановить крышу тоже. Странно, у выхода охранные заклинания тоже действовали, но гостям каким-то образом удалось унести шкатулку для пожертвований, собираемых на поддержание склепа в порядке. Буду считать это платой за мое невероятное пробуждение. Чтобы больше никто сюда не лез, вырастила из-под земли каменную плиту. Льву теперь придется искать себе новое логово.

Ну вот, я снова в мире живых. Что тут произошло за время моего отсутствия? Когда закончилась война? И вообще, сколько времени прошло? В любом случае мне сильно переживать нечего – маги-капитаны звездных линкоров всегда нужны, а герои галактики тем более.

А мир сильно изменился. Во-первых, отсутствовала какая бы то ни было связь с инфосетью. Вообще! Такого просто не могло быть, но факт оставался фактом. Во-вторых, эта пустыня. Возможно, на планете такие и имелись, не знаю, но ставить в ее центре склеп героям войны – точно никому не пришло бы в голову. Значит, это новое образование, но по внутренним ощущениям она тут была всегда. Осуществила более тщательную проверку, в том числе и на глубину. Да, дела. Прошлись тут когда-то мощным энергетическим оружием, но следов уже почти не осталось, а это значит, что прошло не менее десяти тысяч лет. Невероятно!

Уже из этой минимальной информации напрашивались простейшие выводы. Кто бы ни победил в войне, мне афишировать свое происхождение раньше времени не стоит. Сначала сбор и анализ информации, потом решение на основе выводов.

Взять тех же неполноценных эльфиек – у каждой как будто вырван целый кусок естества, причем противоположный, недаром они держатся вместе, инстинктивно или как-то еще чувствуя недостающее. Что они собой представляют? Случайную ошибку природы или норму для современного мира? Если второе, то это плохо. Гибель расы в результате проигранной войны была бы понятна, а вот такое вырождение нет. В любом случае нужно будет замаскировать свою внешнюю ауру под одну из них, чтоб не выделяться. Думаю, это будет просто, так как моего внимания в склепе, когда я их обследовала, эта троица не обнаружила.

Только остается вопрос, может ли эльф с такими недостатками в теперешнем обществе жить сам по себе или обязательно должен иметь пару из своей противоположности, как эти две эльфийки? Если нет, то отсутствие напарника, возможно, вызовет подозрения, что в моем положении может стать проблемой. Надеюсь, удастся решить этот вопрос до того, как из-за незнания возникнут серьезные недоразумения или, что еще хуже, конфликты.

Вот и первая задача: выяснить этот аспект современного мира. Решила для начала последовать за человеком и эльфийками на безопасном расстоянии, а там видно будет. Тем более что пока мне все равно, куда идти.

Дим. Попаданец

Обсуждать склеп с так хорошо сохранившейся рыжей эльфийкой ушастые не пожелали. Даже, чтоб уйти от почему-то оказавшейся неприятной для них темы, изобразили, что ревнуют. Неумело, между прочим, изобразили. Каким бы бабником они меня ни считали, но ревновать к покойнице – явный перебор. Так им и сказал. Попытались не поверить, но тоже неубедительно.

После моего падения в склеп шли несколько дней, пока на горизонте не показался довольно серьезный лес. По сравнению с теми редкими рощицами, что тут иногда попадались, самый настоящий. У меня несколько раз возникало ощущение, будто за нами кто-то наблюдает, но ушастые были уверены, что это только кажется. В конце концов, они маги, им виднее.

К опушке подошли ближе к вечеру, чтоб в случае чего иметь возможность переночевать или под деревьями, или еще в степи, смотря по обстановке. Это был довольно странный лес, нездоровый, во всяком случае, точно не цветущий. Хотя в последнем как раз ничего странного и нет, в этих местах найденный нами оазис – исключение. Судя по виду обеих ушастых, не только я один заметил какую-то необъяснимую странность. Этот самый вид у эльфиек был пришибленный, что ли?

Деревья, насколько мы могли разглядеть, были исключительно старые, без намека на молодую поросль. Но и эти не создавали впечатления нерушимой стены. И листьев на ветках имелось не особо много, уж точно далеко не полный комплект, да и сами листья какие-то увядшие или уставшие. И вообще…

– Что приуныли, ушастые? – спросил я у жен.

– Это эльфийская роща, – чуть ли не шепотом ответила Эль.

– И что? Как будто эльфийских лесов мы никогда не видели. Обойдем, и все.

– Она мертвая!

– Многие леса со временем засыхают, а этот вроде как еще не совсем, – сказал я, пожимая плечами.

– Эльфийские – никогда! – заявила Лара. – Уничтожить еще можно, но от времени точно не умрет!

Эль ее полностью в этом поддержала.

– Ну а от нечисти, плохой магии или еще чего-нибудь в этом роде?

– Тоже. То, что не смогло убить сразу, – уже нестрашно.

– А это тогда что? – задал я резонный вопрос, указывая на стоящие перед нами деревья. – И, кстати, какая она, светлая или темная?

– Непонятно, – ответила светлая.

– И это тоже странно, – добавила темная.

– Как это так? Тут у меня две разноцветные эльфийки, и ни одна не может определить, какая это была, и все еще есть, роща?!

– Главное и иной раз единственное отличие эльфийских лесов – Древо Жизни и его магия, – начала тоном лектора просвещать меня Эль.

– А тут этой магии нет! Совсем! – добавила Лара.

– Не нужно так нервничать, – попытался успокоить я своих эльфиек. – Давайте просто сходим к Древу Жизни и на месте все выясним.

Так и сделали. Шли по широкой лесной дороге, которая за тысячи лет так и не заросла. Про примерный срок меня ушастые просветили, по каким-то только им понятным признакам. Животных, птиц и даже насекомых нам по дороге тоже не попалось, хотя роща эта была совсем не маленькой – на то, чтобы добраться до центральной части, нам понадобилось два дня.

Ларинэ. Темная эльфийка

Мертвый эльфийский лес. Никогда о таком не слышала. Выжженные драконами или вражескими армиями во время Великих Войн были. Но именно выжженные и уничтоженные, а этот стоял почти как живой, даже листья на деревьях были. Эледриэль тоже ни о чем подобном никогда не слышала. И полное отсутствие магической силы – также невероятная вещь. Даже в неэльфийском лесу хоть какая-то всегда имеется, а тут вообще ничего.

Когда Ва’Дим предложил зайти и посмотреть, чей это лес, мы не сразу решились. А ведь нам со светлой не просто любопытно, что там произошло и почему, нам это необходимо знать. Но все равно было как-то жутковато заходить под кроны этих мертвых деревьев.

– Эльфийки и боятся леса?! Не ожидал! – произнес человек, глядя на нас с Эледриэль, топчущихся на месте. – Сказать кому, не поверят!

И что ему было ответить? Это не страх, а что-то другое, мне самой непонятное.

– Или думаете, что там, в лесу, драконы прячутся? – продолжил муж. – Так сами же хвастались, что как раз в лесу сумеете от любого дракона сбежать.

– Драконы в лесах не живут! – заявила светлая.

– Тем более.

Так мы и вошли в этот неизвестный эльфийский лес. Он оказался большим и совершенно безжизненным. На охоту тут можно было не рассчитывать. Хорошо хоть, перед этим мне удалось подстрелить в степи довольно крупную антилопу. Иначе пришлось бы уходить, чтоб не умереть с голоду, так ничего и не узнав, а теперь у нас имелись запасы.

Дворец местного лорда и прочие постройки были вроде как и целыми, но совершенно пустыми. Совсем ничего, как будто хозяева, покидая лес, забрали с собой все, даже барельефы со стен. Прошли к центральной поляне с Древом Жизни. Никогда не думала, что увижу высохшее Древо. Ни магии, ни листьев, ни желудей, вообще ничего, только сухие ветви.

– Ну как? – спросил Ва’Дим. – Светлое или темное?

Мы с Эледриэль только плечами пожать и могли, так как определить невозможно.

– Ничего вы не умеете, ушастые. Учитесь, как надо!

Человек вытащил оба желудя, уже привязанных к концам одной веревочки, повесил ее на палец посередине длины и приблизил двойной маятник ко мне. Тот желудь, что имел едва заметный бронзовый отлив, явно качнулся в мою сторону. Потом повторил эксперимент со светлой, в ее сторону отклонился золотистый желудь. Нам с Эледриэль было очень интересно – ни я, ни она даже не подозревали, что желуди Древа Жизни обладают такими свойствами. Да и откуда нам знать? Эльфы их никогда не рвут, а сами они не падают. Затем Ва’Дим поднес свой эльфодетектор, как он его назвал, к стволу засохшего Древа. Мы с Эледриэль замерли в ожидании.

К стволу отклонились оба желудя!

– Ничего у тебя не получилось, – заявила светлая, – это Древо Жизни полностью лишено магии, поэтому на него и отреагировали оба желудя одинаково.

– Все получилось, – ответил Ва’Дим. – Отрицательный результат – тоже результат, просто ты не поняла его значения.

– Ну и какой же, по-твоему, это был результат? – спросила уже я.

– Раз это Древо оба желудя признали своим, значит, оно не светлое и не темное, а общее, от которого произошли и те и другие.

Мы со светлой аж дара речи на какое-то время лишились от такой ереси.

– Не было никакого общего Древа Жизни! – воскликнула Эледриэль.

– Об этом любой ребенок знает! – поддержала ее я.

– Ну, знания любого ребенка – это, конечно, аргумент, – ответил Ва’Дим. – Вы даже не представляете себе, что знает любой ребенок у гномов, причем об эльфах в том числе. А уж у орков так вообще.

На том, что мое сравнение было не самым удачным, человек нас поймал, но не более того. И как ему доказать, что не было и не могло быть общего Древа Жизни, от которого и произошли все эльфы? Это же всем известная аксиома. Боги создали и нас, и светлых одновременно, и ни мы, ни они этого права первенства друг у друга никогда не оспаривали. Так было, так есть, так будет. Всегда!

Эледриэль. Светлая эльфийка

Нет! Дим у меня, конечно, большой умелец по части глупых и невозможных идей, но на этот раз сумел превзойти даже самого себя. Это надо же до такого додуматься, что светлые и темные произошли от одного Древа Жизни и раньше были единым народом. Хотя, нужно признать, нередко его невероятные предположения неожиданно оказываются верными. Но не на этот раз! А то, что ему с помощью извращенной логики удалось ненадолго смутить темную – ничего не значит. Ларинэ сама была виновата, выбирая неудачный пример.

– Есть такое слово «пропаганда», – продолжает человек, – любимейшее развлечение жрецов, да и правители тоже не упускают случая ею воспользоваться. Вы у меня, как принцессы, должны бы знать.

Вот опять! Я же говорила, что извращенная логика, которую трудно оспорить.

– Пропаганда не обязательно врет, – ответила я ему.

Такой аргумент тоже трудно оспорить, но Диму, по его мнению, удалось.

– Даже чаще всего не врет. И в данном случае, скорей всего, не врет.

– Дорогой, а тебе не кажется, что теперь ты уже противоречишь сам себе? – спросила Ларинэ. – Ведь это два взаимоисключающих утверждения!

– С чего бы это? Ваши жрецы утверждают, что всегда было так, как сейчас?

– Да, – ответила я.

– А что было до «всегда»?

– Но всегда это и есть всегда, – уверенно заявила темная.

– Э нет, – не согласился человек. – Это не совсем так, а вернее, совсем не так. Наверняка изначально это звучало примерно следующим образом: «Всегда, сколько существуют светлые и темные эльфы». О том, что было до разделения на светлых и темных, просто умалчивается.

Муж был, разумеется, не прав, но ответить мы ничего не смогли, а повторяться не хотелось.

– Ладно, не будем спорить, – вдруг уступил он, – мне вообще без разницы, сколько там было деревьев и каких. Вы у меня самые красивые, и я только рад, что две такие разные. Я даже про рыжую эльфийку, виденную нами в склепе, напоминать не буду.

Ну вот, и как с ним после этого спорить?! Не будет он ее упоминать, совсем, даже цвет волос уже забыл.

Дим. Попаданец

Не стал я дальше спорить с ушастыми. Оно мне надо? Правильно, совершенно не надо, да и без разницы, от кого там эльфы произошли в далекой древности, от общего Древа Жизни или, как мы, люди, от обезьян. А для них это, похоже, очень важно. Мне же, наоборот, казалось совершенно естественным, что ушастые, как те, так и другие, возникли из одного народа, слишком уж у них много общего. Язык, обычаи, культура. Растения в лесах, кроме Древа Жизни, и то одни и те же, да и сами Древа слишком уж похожи одно на другое. Дуб дубом, как говорится. Одежда также у обоих народов совпадает до однообразия. Отличия практически только два – магия и цвет волос. Поэтому думаю, наверное, и раскололись на два народа, когда с магией чего-то намудрили. А волосы, при эльфийских возможностях, – тоже не аргумент. Любая из моих жен поменять их цвет при желании может на раз-два, вот только не хотят ни та ни другая.

Эль про правдивую пропаганду я тоже много чего мог бы рассказать, но не стал. Как кто-то очень точно заметил после распада СССР: «Половина всего хорошего, что нам рассказывали о социализме, оказалась ложью, но абсолютно все плохое, что нам рассказывали о капитализме, оказалось правдой». Наверное, потому мою родину и сумели развалить, что слишком много правды она вкладывала в свою пропаганду. Как там всем известный персонаж в одном фильме сказал? Сила в правде? Оно, конечно, так. Один на один правда несомненно сильнее, но когда лжи значительно больше…

Вот и эльфов, похоже, слишком уж старательно кто-то до сих пор пытается убедить, что они были созданы богами именно такими, какие есть сейчас, а не произошли из одного общего вида. Жаль, у этого Древа желудей нет, вот был бы номер, если бы такой желудь не только на моих ушастых, но еще и на полулисов отреагировал. Но мечтать, как говорится, не вредно.

Все-таки своим эльфийкам, в их ушастых умах, я какие-то сомнения посеял. Как-то по-другому они начали смотреть на местные постройки. Без благоговения, конечно, но все же. Тем более что и смотреть тут, как я уже говорил, было особо нечего. В том же тронном зале даже трона не было, как, в общем, и табуретки, что должна стоять рядом с ним. Или табуретка – это только у темных? Лишь каменный постамент, на котором это кресло когда-то стояло. Жаль. На темноэльфийском я уже сидел, а на общеэльфийском, похоже, не придется.

Для компенсации предложил устроиться на ночлег прямо на этом постаменте. Мебели все равно нигде нет, а тут хоть какое-то возвышение вместо кровати. Но ушастые не одобрили – неуютно им было в этом большом и пустом зале. Пришлось согласиться, так как действительно неуютно. Поэтому выбрали на ночь помещение поменьше.

Ну а с самого утра отправились дальше. Правда, перед уходом я еще раз к Древу Жизни сходил, вдруг какой случайный желудь найдется. Не нашелся. А задерживаться больше не имело смысла. В этом лесу-призраке охотиться все равно не на кого, запас мяса кончался, а идти до границы не меньше двух дней, и еще непонятно, как там дальше с охотой будет. Тайна этого эльфийского леса так и осталась неразгаданной.

Глава 9

Дим. Попаданец

Вот и загадочный эльфийский лес остался позади. Ничего из материальных ценностей мы там, к сожалению, не прихватили, если не считать палку без веревки. Это Эль подобрала рядом с Древом Жизни толстую ветку и теперь намеревалась вырезать из нее нормальный лук.

– И не просто нормальный, а такой, какого ни у кого из эльфов еще не было, – гордо заявила она.

Никто с ней не спорил. Еще бы, пока ни один эльф не додумался использовать в этих целях такой сорт древесины. Теперь Эль все свободное время этим и занималась, а Лара ей активно помогала. Причем обе совершенно никуда не торопились, все больше созерцали, бывало, в день снимали всего одну стружечку.

Также были приобретены нематериальные, но и неоднозначные знания, которые ставили больше вопросов, чем давали ответов. Но пока мы их даже не обсуждали. Посеял я в умах своих жен зерна сомнения, и ладно. Пускай зреют.

Из леса мы уже давно вышли, и какое-то время дорога вела в гору, но подъем был таким пологим, что почти не ощущался. А подъем начался потому, что сразу после мертвой эльфийской рощи мы взяли на северо-запад, и вот впереди появились они – северные горы. Если и дальше склоны будут такими удобными, то, возможно, и перейдем без проблем, во всяком случае, без больших. Хотелось бы, но подозреваю, что так просто не получится. Мои длинноухие жены – альпинистки превосходные, а я сам прохожу далеко не везде. Был случай убедиться, когда в первый раз выбирались из долины, что в Проклятых Землях.

Ближе к вечеру нам на пути попались развалины замка или какого-то другого большого строения. Слишком уж их время не пощадило, поэтому определить было трудно, что же тут стояло в древности. Кроме времени постарались и растения, развалины обильно заросли кустарником, а кое-где и деревьями, о всяких плющах даже не говорю. Уже было решили их обследовать на предмет удобного места для ночлега, но ушастые вдруг остановились как вкопанные, а потом обе буквально синхронно сделали по шагу назад.

– Не ходи туда! – крикнула мне Эль.

– Там очень нехорошее место, – добавила Лара.

Пусть я ничего и не заметил, но эльфийки зря кричать не станут. Так что вернулся на всякий случай за невидимую черту, которую определили для себя ушастые.

– И чего же там такого нехорошего? – спрашиваю у своих жен.

– Нет магии! – сказала Эль.

– Ну и что? – не понял я, что в этом может быть такого страшного.

Мне действительно это было непонятно.

– Ее не просто нет, магия там вообще не действует, – попыталась объяснить Лара.

В доказательство темная зажгла у себя на ладони простой осветительный шарик и запустила его в сторону развалин. Не пролетев и метра, тот бесследно погас. Что такого страшного может быть в простом отсутствии магии, я так и не понял, тем более что до того, как попасть в этот мир, всю жизнь без нее прожил, и ничего со мной не случилось, если не считать самого факта попадания. А вот эльфийки даже заходить туда не желали – как-никак, а частично магические существа, недаром такие красивые.

Однако с тем, что место совершенно не пригодно для ночлега, я полностью согласен. Мы так привыкли, что ночью нас охраняет магия моих ушастых жен, что теперь не было ни малейшего желания от нее отказываться и устраивать дежурства. Так что просто обошли развалины по широкой дуге и устроились на холмике, тоже заросшем кустами и деревьями. Но мечтать, как говорится, не вредно…

Переночевать на том холме нам так и не удалось. Мы только начали готовить лагерь, как услышали страшный рев.

– Это еще что за бармаглот? – спросил я, указывая на приближающегося зверя.

Объект, привлекший к себе наше внимание, был гибридом носорога, тигра и дикобраза, причем размерами совсем не с последнего, а даже немного больше первого. А вот расцветка иголок ему досталась от тигра. Лара произнесла длинное название, видимо, на древнеэльфийском, но я его ни повторить, ни тем более запомнить не смог. Да и не собирался себе язык такими словами ломать, я вообще матом не ругаюсь, даже когда молотком по пальцу бью, так что просто переименовал его официально в бармаглота, тем более что похож. Вот только меча из бабочкиных крыльев у меня, к сожалению, с собой не было.

– Тварь магическая и очень редкая, – начала рассказывать темная. – Весьма надежно защищена как от магии, так и от обычного оружия. Охотится только в сумерках и по ночам, из известных недостатков – относительная медлительность.

– И что предлагаете делать? – спросил я.

– Обычно от них просто убегают, – ответила мне Эль.

– Мы с Эледриэль смогли бы без проблем от него уйти, – продолжила рассказывать Лара, – а ты нет, потому что бежать пришлось бы всю ночь до рассвета.

Бармаглот тем временем медленно, но уверенно приближался к нам. Стрельнул я в него на пробу из магобластера, тем более что ни одна из ушастых не попыталась меня остановить. Реакция на врезавшийся в морду огненный шар была как у кошки на едва начавший моросить дождик – может, и не понравилось, но намерений менять не заставило.

– Так, ушастые, переходим к плану «Б», вещи и ноги в руки и бежим! – скомандовал я.

– Но ты не сможешь так долго бежать, – попыталась возразить Лара.

Я не совсем понял причины ее слов, не ждать же на месте. Тем более что и не собирался бегать всю ночь, как предлагали эльфийки.

– До тех развалин добегу, а дальше, думаю, не понадобится.

Ушастые опять хотели возражать, но бармаглот уже приблизился на опасное расстояние, и нам пришлось спешно отступить. На самой границе безмаговой аномалии Эль с Ларой задержались на несколько секунд, а потом чуть ли не обреченно побежали дальше за мной. Я оказался прав, дикобраз-переросток, неудачно замаскированный под тигра, нас преследовать не стал.

Радости на лицах у эльфиек от этого не обнаружилось. Они вообще не проявляли никаких эмоций. Можно было подумать, что аномалия блокирует не только магию, но и чувства. Но сам я ничего подобного не ощущал.

– Если вам тут так плохо, то можете выйти наружу и бегать наперегонки с бармаглотом вокруг аномалии, – попытался приободрить я их шуткой.

Но сразу понял, что юмор в данном случае оказался неудачным. Эльфийки явно на полном серьезе обдумывали мое предложение.

– Если станет совсем плохо, то, наверное, так и сделаю, – ответила Лара. – А пока потерплю.

Эль с ней согласилась.

Сумерки сгущались и уже скоро должны были смениться полной темнотой, а костер-то разжечь некому. Я знаю множество способов добывания огня без спичек. Самый лучший – зажигалка. Но именно ее у меня с собой и не имелось. А с трением нужно поторопиться, так как в темноте будет куда труднее. Срезал с куста гибкую ветку, привязал шнурок – вот и лук. Но самое сложное – придумать, чем прижать колышек сверху.

В фильмах про индейцев герой всегда находит обыкновенный камень, лежащий в пределах вытянутой руки. И это, как правило, в лесу, не говоря о том, что таким камнем вращающийся колышек не очень-то и прижмешь. Вон, тут в развалинах камней как раз навалом, а не подходят. Зато крышечка от фляги очень даже подойдет, особенно если не забыть резиновую прокладку вытащить. Правда, камень тоже взять пришлось, чтоб прижать уже ее, а то она, зараза, перегревается, алюминий – металл один из самых теплопроводных.

Крутить пришлось долго, даже очень долго. В детстве у меня получилось не больше чем за минуту, но тогда я два дня готовился и имел в своем распоряжении медицинскую вату, а сейчас ни времени на подготовку, ни ваты как-то не нашлось. Уже совсем стемнело, и, как назло, ночь была совершенно безлунной, только едва заметный свет звезд. Длинноухим и этого достаточно, вот Эль с Ларой и смотрели на мою возню довольно отстраненно. Однако стоило им учуять запах дыма, как все изменилось, даже я в темноте заметил. Похоже, то, что таким примитивным способом можно добыть огонь, было для них настоящим откровением. Когда я все-таки его добыл, раздувая пламя из сухого мха и трав, бросились собирать хворост и дрова.

– Победа разума над грубой силой! – гордо заявил я.

Впечатленные эльфийки даже возражать не стали, хотя я уже приготовился выслушать лекцию на тему о том, что с помощью грубой силы огонь добыл как раз я, а магия предполагает прежде всего работу разума. А когда огонь уже разгорелся, до меня вдруг дошло, что все можно было сделать намного проще. Послать одну из эльфиек за пределы аномалии с противоположной от бармаглота стороны, чтоб с помощью магии зажгла там ветку и вернулась уже с огнем. Но признаваться женам в своей гениальности не стал.

Вскоре на развалинах пылал настоящий пионерский костер. Помню, как мы с Эль только познакомились, какой она была противницей костров вообще, и больших в особенности. Теперь же так и норовила лишнюю хворостину подкинуть, и Лара от нее в этом деле не отставала. Да, неуютно они себя совсем без магии чувствуют. Потом ночные дежурства эльфийки разделили между собой, резонно заявив, что от человеческих слуха и зрения все равно не будет никакого толку.

Когда ушастые разбудили меня, были еще предутренние сумерки и на границе аномалии можно было разглядеть топчущегося бармаглота. Упрямая зверюга, но глупая, раз думает, что нас дождется. Предложение воспользоваться стрелами с мифриловыми наконечниками эльфийки дружно отвергли.

– Это не дракон, так что толку никакого не будет, только стрел лишимся, – объяснила Лара.

– Как знаете. Мое дело предложить.

Но ждать долго не пришлось, стоило рассвету более серьезно заявить о своих правах, как магический зверь развернулся и, неспешно переваливаясь, убежал туда, откуда пришел. Значит, логово у него где-то неподалеку, но зачем было его устраивать рядом с таким неудобным для себя местом, я не понимал, однако и выяснять не собирался.

Жены настаивали, чтоб весь этот день идти быстро, без остановок на привалы и вообще… Так я и сам не возражал, и так прекрасно было понятно, что нужно сделать рывок и уйти как можно дальше от охотничьих угодий опасного ночного хищника. Надеюсь, что нам это удалось, во всяком случае, лично я устал за день более чем. А вот ушастые были бодры и энергичны. Под вечер темная даже пещерку нашла, находящуюся высоко в скалах. И как только заметила, с земли ведь не видно? Эльфийки туда на ночь залезли и меня с большим трудом затащили (трудно было скорее мне, чем им, во всяком случае, затруднениями они остались очень довольны).

– Значит, и большой неповоротливый зверь залезть не сможет, – заявила мне Лара.

– Вообще мало какой сможет, – добавила Эль.

– Лично я без посторонней помощи и слезть не сумею…

– Так, значит, мы теперь посторонние?! – решила пошутить светлая.

– Ни в коем случае! – осознал ошибку я. – Обе родные, любимые, самые-самые…

И дальше рассказывал в том же духе, вплоть до того, что никуда спускаться и не нужно.

– Прямо в этой пещере поселимся и будем жить долго и счастливо.

Но только высотой в качестве преграды не ограничились, и каждая эльфийка еще свою сигнализацию поставила, причем Лара с какими-то ловушками.

Постепенно, по чуть-чуть, мы и добрались до настоящих предгорий. По мнению обеих эльфиек, горы, перегораживающие нам путь к северным морям, должны быть проходимыми как раз где-то тут. Карты у нас, понятно, не было, а ушастые хотя и видели ее в учебниках географии, но никогда не планировали тут путешествовать, поэтому наизусть заучивать не сочли нужным (эльфийская память, конечно, вещь очень хорошая, но и она не абсолютна). Да и карт именно этих земель не было, но имелись тех, что расположены вокруг, и по ним можно было делать косвенные выводы.

– Если же не пройдем здесь, то придется идти на запад еще дальше, и только, – спокойно заявила темная.

Никто с нею не спорил. И так было понятно. Хотя удлинять путь сверх меры никому из нас не хотелось.

Чем выше поднимались, тем чаще встречали следы, говорящие о том, что когда-то тут жили гномы. Увеличивалось и количество признаков, по которым можно было понять, что с проходимостью дальше будет только хуже. Любая попытка свернуть с остатков дороги, проложенной гномами, сильно затрудняла движение. Эль с Ларой что – они пройдут где угодно, а я не хотел опять быть грузом. Ну не альпинист я ни разу. Вся надежда была на гномьи тропы, ведь куда-то они должны вести.

Еще ушастые начали ворчать на погоду, а вернее, на одну ее особенность. Мы, похоже, забрались уже довольно высоко, и температура заметно упала. Вершины, виднеющиеся вдали, имели снежные шапки. Раньше снега я в этом мире вообще не видел. Успел узнать, что даже далеко на севере он большая редкость и выпадает далеко не каждый год.

Ну вот, еще вчера любовался далекими заснеженными вершинами, а утром пошел уже самый настоящий снег. Первый мой снег в этом мире. Встал, вытянул руки в стороны и подставил лицо снежинкам.

Собрался будить ушастых, в этот день я почему-то встал раньше их, хотя обычно бывает наоборот. Посмотрел, а они уже тоже проснулись, сбились в кучу, завернулись во все наши одеяла и вылезать из-под полупалатки-полунавеса явно не собирались. Да им же холодно!!! Это открытие стало для меня своего рода потрясением. И дров тут поблизости собрать негде, чтоб хоть какой-то костерок развести. Хотя какое тут холодно? Температура была явно плюсовая, даже нуля и того нет. Снежинки таяли сразу, как только касались любой поверхности.

Эледриэль. Светлая эльфийка

Разбудил меня ужасный холод. Проснулась и увидела, что Дима рядом нет, только темная с другой стороны навеса вся дрожит во сне. Поползла к ней, стаскивая по пути в кучу все одеяла. Обняла, и мы укутались вместе, она тоже проснулась. Раньше еще было бы неизвестно, что легче терпеть, холод или объятия друг друга, а теперь, после того как смешали кровь и не умерли, прикосновения больше не вызывали никаких отрицательных эмоций. Зато вместе хоть чуть-чуть теплее. Самую малость, но все же.

Однако до чего же холодно! Где наш муж?! Посмотрела в сторону выхода из-под навеса, а он там стоит, подставив лицо падающей с неба замерзшей воде. И меня, и увидевшую то же самое Ларинэ аж передернуло от такого зрелища. При этом сам человек чуть ли не лучился от удовольствия. И что в холоде может быть приятного? Повернулся, наконец, к нам и уставился удивленно.

– Ушастые, вылезайте скорей, смотрите, какая красота!

От этих его слов стало еще холодней. Я даже на всякий случай покрепче одеяло к себе прижала. Ну уж нет, никуда мы из-под навеса, пока не потеплеет, не полезем! Совсем никуда!

– Это прямой приказ? – впервые воспользовалась данной ей привилегией темная.

– Нет, сидите и грейтесь, а я попытаюсь дров отыскать, – ответил муж, наконец-то понявший, как мы себя чувствуем, и начавший проявлять заботу.

Глава 10

Лирмилиэль. Кадет-капитан. Эльфийка

Идя по следу разбудившего меня человека и его странных эльфийских спутниц, много чего о них успела узнать. Казалось бы, что можно выяснить о тех, кто все время находится за горизонтом, на расстоянии одного дневного перехода от тебя? Можно, и очень многое, тем более что о сокрытии следов своего тут пребывания они совершенно не заботились.

Во-первых, эльфийки хоть и маги, но использовать эту магию для поддержания жизненных функций своих организмов не способны. Не знаю, где и чему их учили, но факт остается фактом. Иначе зачем им еще тратить столько времени и усилий на охоту и приготовление пищи? Нет, мы тоже в свое время использовали не только энергию в чистом виде, но и органические продукты питания. В основном для поддержки гармонии в организме и ради удовольствия. А какое может быть удовольствие от зажаренного на костре мяса пустынных зверей? Правильно, никакого. Значит, это им просто необходимо для поддержания жизненных функций организма. Если бы были совсем слабыми магами, понять еще можно, так ведь нет, уровень пусть и ниже среднего, но вполне достаточный.

От умирающего леса, в который свернули человек и эльфийки, на меня повеяло невероятной древностью. Когда-то, очень давно, в те далекие времена, когда мы не только не летали между звезд, но даже не умели строить реакторы термоядерного синтеза и превращать даваемую ими энергию в магическую, эльфы выращивали такие леса. В центре всегда стояло главное дерево, которое собирало энергию всего леса и передавало ее живущим там эльфам. Самое начало эволюционного пути.

Война войной, но до какой же степени нужно было деградировать потомкам, чтобы вернуться к таким примитивнейшим технологиям? Если судить по состоянию находящегося передо мной леса, то можно заподозрить, что и это еще был не предел упадка. Неужели совсем одичали? Откуда же тогда они берут магию? Своей природной эльфу хватит совсем ненадолго. На пару столетий и все. Гномы и те дольше живут.

Идя по мертвому лесу, чувствовала себя так, будто попала в далекое первобытное прошлое своего народа. Покинутые постройки только подтвердили самые худшие подозрения. Это вовсе не стилизация под старину, а она и есть, во всей своей примитивности. Не она сама, конечно, в мое время уже ничего такого не сохранилось, а возвращение к ней. Подошла к главному дереву. В самом лесу еще сохранилось хоть какое-то подобие жизни, а центральное древо уже было мертво, причем давно.

Хотя…

Приложила руку к стволу. Так и есть, где-то в глубине еще теплилась жизнь. Странно, магии не было, а жизнь все еще присутствовала. И что еще необычно, там, где-то очень далеко, можно было различить следы спящего и просящего во сне о помощи разума. Невероятно! Это как если бы реактор моего линкора вдруг о чем-нибудь у меня попросил. До того удивилась, что не задумываясь послала порцию силы в ответ на этот призыв. Нет, чтобы полностью оживить это дерево и тем более весь лес, у меня сил не хватит, да и умения тоже, не та специализация. Это уже и не так важно, само теперь все выздоровеет и восстановится, а сколько на это тысячелетий понадобится – уже дело десятое.

А это еще что такое? К моим ногам упал на вид засохший, но точно живой желудь. Ведь только что на ветках не было ни одного. Благодарность? Только зачем он мне? Обосновываться в глуши и выращивать вокруг себя дикую эльфийскую рощу я точно не собиралась. Но, сама не знаю почему, подарок приняла.

Выйдя из леса, человек с эльфийками свернули в сторону гор. Какое-то время они шли без приключений и происшествий. Думала так, пока не обнаружила то, чего сразу понять не смогла. Мои подопечные умеют загадывать загадки. Вот зачем им понадобилось останавливаться в немагической аномалии? Не знаю, что это было за строение, но ударили по нему крепко и явно с орбиты. Только корабельные орудия главного калибра могли дать разряд такой силы, что он держится до сих пор. Человек ладно, он, скорей всего, вообще ничего не почувствовал, но эльфийки-то зачем сюда полезли?

Я сама, несмотря на всю имеющуюся у меня многоуровневую защиту, и то неуютно себя почувствовала. Магию почти не теряла, но воспользоваться ею точно не смогла бы, возникни такая необходимость. Они же тут вообще ночевали! И костер большой развели, только вот как разжигали? Магия-то тут не действует. Неужели одна из них уходила за пределы аномалии, чтоб поджечь там факел? Все возможно. Я в таком месте точно ночевать не стану, вон, лучше на том холмике невдалеке.

Ответ на один из вопросов сам пришел. Мутант. Жизнеспособный. Не в первом поколении. Количество магии аж зашкаливает. Явно имел в виду меня. Посылала отгоняющий импульс и не увидела никакой реакции. Вообще никакой. Еще один, уже посильнее, смешанный с болевым, и опять ничего. Это уже вызвало у меня некоторые опасения. Бью грубой силой, внешнюю броню корабля таким ударом, конечно, не пробить, но на внутренние переборки вполне хватит. Результата почти никакого, кроме недовольства зверя. Какая же у него защита? И, кстати, монстр уже в опасной близости, неужели придется бежать?

Ну уж нет! Вспомнила, чему нас учили на первом курсе академии. Абордажный бой? Нет, не очень подходит. Ближний, вплоть до рукопашного, против пехотного меха? Вот это самое оно, хотя в рукопашную лезть не буду, с легкими мехами я справлялась, со средними – когда как, с тяжелыми не очень, а защите этого мутанта и сверхтяжелый позавидует.

Отбежала на сотню шагов от уже опасно приблизившегося ко мне зверя, вызвала из памяти виртуальный лук, выбрала бронебойную стрелу, прицелилась и спокойно, как в тире, выстрелила. Есть поражение! Но все еще живой монстр продолжил идти на меня. Вторая стрела, третья, восьмая, двенадцатая. Ну, наконец-то.

Подошла к мертвому мутанту и посмотрела, как тают виртуальные стрелы. Они ненадолго вырвались в реальный мир и теперь возвращались обратно. Надо же, попала в скатившийся в древность мир и сама вынуждена пользоваться устаревшим оружием, которое в мое время использовалось не столько для практических целей, сколько для тренировок первокурсников. Сконцентрируйся и преврати воображаемый объект в осязаемый при помощи минимального количества магии. Потому и называется виртуальным, что так с ходу не сделаешь. Необходимо заранее подготовить очень сложное плетение, повторяющее как внешнюю, так и внутреннюю структуру настоящего предмета. Нужно вспомнить на всякий случай и остальные приемы из моей юности, вдруг пригодятся.

Дим. Попаданец

Уже довольно долго шли по высокогорному ущелью. Подниматься наверх ушастые отказываются, потому что им и тут холодно, и вообще по нескольку раз на дню повторяют, что лучше вернуться назад и обойти эти негостеприимные горы. Это при том, что на нас очень даже теплые шубы из шкур горных козлов или очень на них похожих животных. Эльфийки, отогревшись после утра, встретившего нас снегом, первым делом отправились на охоту ради меха. Повезло полярной лисичке, что она в этих горах не водится, а то мои женушки ей бы полный песец устроили. Как по мне, так не очень и холодно, температура вообще ни разу ниже нуля не опустилась.

У ушастых просто мерзнут их длинные уши, вот они и преувеличивают. Правда, вслух говорить я ничего такого не стал. Шутки по поводу ушей мои эльфийки давно уже спокойно воспринимать научились, а на такие же, но о низких температурах почему-то реагируют крайне болезненно.

Выбранный нами путь явно когда-то являлся широкой и ровной дорогой. Правда, сейчас от нее сохранились только жалкие остатки былого величия, но пройти еще было можно. Вот мы и шли. И пришли. Стоило еще хоть немного ухудшиться проходимости или упасть температуре, и мне не удалось бы уговорить ушастых продолжать путь. А так все должно было решиться здесь и сейчас.

Гномья дорога, идущая по дну ущелья, закончилась тупиком. Вернее, уперлась в большую каменную арку с письменами, за которой виднелась гладкая каменная (естественно, какая же еще?!) стена. Явно вход в подземелье. Не памятник же в честь чего-то неведомого и древнего. Никто не станет ставить такой монумент в столь труднодоступном месте. Даже гномам такое в голову не пришло бы.

– Ну и что сии гномьи надписи означают? – спросил я у своих очень образованных жен.

Эльфийки заволновались, выяснилось, что ни та ни другая не могут прочесть высеченного на камне. Язык оказался для них слишком древним. Попытки открыть проход с помощью магии тоже провалились. Ни одно из стандартных заклинаний, используемых для таких целей, не сработало.

– Не получается, – призналась наконец светлая.

– Мы же говорили, что лучше идти вокруг, – не забыла напомнить темная.

Они обе мне это не меньше чем десять раз в день напоминали, хотя и продолжали идти дальше. Уже скорее из привычки, чем с целью уговорить.

Ну, думаю, сейчас я вас, ушастые, еще раз удивлю. Встал напротив арки, зачем-то закатал рукава, вернее, изобразил намерение их закатить, после чего громко и на эльфийском языке произнес:

– Друг!

Тяжелая каменная плита, закрывающая вход в гномьи подземелья, и не подумала никуда отодвигаться. Мало того, что профессор все наврал, так еще и меня перед женами дураком выставил. Действительно, с чего это вдруг входу в гномье подземелье открываться на пароль, произнесенный на эльфийском языке? Правильно, не с чего. Но мне об этом раньше нужно было думать, не выглядел бы так глупо. Понадеялся на авторитет и получил по заслугам.

Но результат все же был. И вовсе не эльфийки, смотрящие на меня, как на идиота. Так получилось, что для произнесения своей торжественной речи из одного слова я умудрился встать в единственном месте, с которого была видна трещина или пролом, находящийся чуть в стороне над аркой.

Поманил к себе скептически настроенных ушастых и продемонстрировал им находку. Посмотрели они друг на друга, пришли к какому-то решению без обсуждения, потом Лара неохотно сняла теплую шубу, передала ее мне, не желая оставлять лежать на камнях, и быстро забралась по отвесной стене, чтобы осмотреть то, что я обнаружил. Залезла и сразу исчезла в проломе. Через какое-то недолгое время появилась ее голова. Мы с Эль уже стояли у самой стены, и нам отсюда казалось, словно она вылезла прямо из камня.

– Тут есть проход в подземелья, – крикнула темная, – и там намного теплее.

Последнюю новость она сообщила куда более радостным голосом. Светлая тут же скинула шубу, взяла веревку и залезла следом. Ушастые быстро затащили наши нехитрые вещи и меня самого.

Пролом вел в помещение с механизмами, которые должны были открывать проход через арку. На мой взгляд, тут все было в порядке, шестеренки целы, цепи не оборваны, и даже ржавчины не видно. А стеночка-то с проломом оказалась совсем тоненькой, всего полметра, не больше. И зачем тогда такой толстенной плитой сам проход закрывать?

Я думал, это только у нас при демократической рыночной экономике могут запросто поставить супердорогую бронированную дверь на пару болтов, а потом задуть щели монтажной пеной. Оказалось, что и гномы на нечто подобное способны. Но для нас сейчас главным было наличие технического прохода, который вел в основной коридор. Вот туда и направились, тем более что Лара оказалась права, чем дальше мы отходили от пролома, тем теплее становилось.

Центральный коридор оказался очень широким, похожим на железнодорожный тоннель или очень длинную станцию метро. Просторную и красивую, советского образца, а не убогую западную. Освещения в виде факелов, все эти тысячи лет горящих на стенах в ожидании нас любимых, почему-то не было. Не позаботились гномы, не проявили гостеприимства. Ничего страшного, мы и не гордые, сами зажгли. Не факелы, конечно, а осветительные магические шарики. От центрального коридора отходило множество боковых, но мы пока решили туда не соваться.

Все вокруг совсем не выглядело давно покинутым, но откуда-то все равно возникало такое впечатление, и почему именно, сказать было трудно. Ни многосантиметрового слоя пыли, ни свисающей повсюду паутины, ни обвалившихся местами стен или еще чего-нибудь подобного мы пока не увидели. Хотя о таких вещах судить еще было слишком рано, возможно, именно эта часть подземелий по каким-то магическим причинам и не была затронута временем.

– Жаль, что вы в гномах не разбираетесь, – сказал я своим ушастым, – смогли бы рассказать, почему тут такие чистота и порядок.

– Насчет порядка не скажу, – ответила Лара, – не знаю, как и почему гномы покидали свои подземелья, а вот с чистотой и отсутствием пыли как раз все просто – бытовая магия. Вообще гномы, по сравнению с другими народами, маги не самые сильные, но в подземных городах их слабенькие заклинания могут держаться сколь угодно долго.

– Хорошая штука, – признал я, – вернемся домой, обязательно наложите и в нашем замке такие же, и на прислуге сэкономим, и вообще… Сможете? Или гномов нанимать придется?

– Сможем, – уверенно отвечает Эль.

– Причем куда лучше бородатых коротышек, – обиженно проворчала Лара.

– Вот и хорошо. Вы у меня самые лучшие!

Ночевать решили не в центральном коридоре, а в одном из отдельных помещений. Тут, под горами, было совершенно непонятно, что сейчас наверху, день или ночь, но ушастые такие вещи прекрасно чуяли. В этом деле им можно было верить не меньше, чем моим «Командирским» часам. Все-таки хорошо, что в свое время попросил у Эль сделать мне для них из кусочка алюминия магический синхронизатор, чтобы каждый день их не заводить и, что самое главное, стрелки не переводить. Вот они и не сгорели во время большого БУМа. И почему я не вытребовал нечто подобное и в фотоаппарат вставить? Ведь были же успешные эксперименты по магическому аккумулятору, МР3-плеер, вон, на них прекрасно работает, а с фотоаппаратом решил не спешить, пока старые заряжать получается, вот и доосторожничался.

Стоило свернуть в поисках места, подходящего под ночлег, как нас ждал сюрприз. Нет, к счастью, вовсе не в виде ворчливого гнома, требующего убираться из его дома. Первое же помещение, в которое мы забрались, оказалось нетронутым. В смысле, вообще. Все вещи и обстановка находились на своих местах. Погостить у гномов приходилось, поэтому имеем представление, как может выглядеть жилое помещение.

– Если тут везде так, то, возможно, мы в этих помещениях задержимся надолго, – выдал я намек, в надежде, что эльфийки не станут возражать.

Хотя с чего это вдруг? Тут тепло, а там холодно, а это для длинноухих куда важнее, чем нелюбовь к гномам и подземельям. Так и оказалось.

– Да, – согласилась Лара, – только завтра нужно будет сбегать наружу на охоту, пока мы не ушли слишком далеко от выхода.

– Не надо! – торжественно возразила светлая. – На кухне есть продуктовый шкаф, магия все еще действует, и с содержимым полный порядок, так что с голоду не умрем.

Лично я поостерегся бы пробовать продукты, пролежавшие неизвестно сколько тысячелетий, а ушастым хоть бы что. Раз в магическом шкафу, предназначенном для этих целей, лежали – значит, можно. Даже обрадовались, что теперь будем питаться более разнообразно, хотя и на гномий вкус. Магия же сохранилась вовсе не в зарядном кристалле, как можно было ожидать, а в энергосети, благодаря которой тут все и действовало.

Одежда, кстати, тоже имелась, но уже в обыкновенных шкафах, однако сохранилась куда лучше, чем в той деревне, хоть разница во времени была, и не в пользу гномов. А то, что размеры слегка другие, ничего страшного, ушастые с самого утра нашим гардеробом занялись и сумели превратить гномью ширину в эльфийскую длину. Интересно будет увидеть Эль с Ларой, переодетых в гномье платье. Вот и еще один повод пожалеть о потерянном фотоаппарате, уж этого они точно потом рисовать ни за что не станут.

При появлении новой одежды деревенские штаны и рубахи были сразу брошены на том же месте, где сняты. А вот шубки эльфийки оставлять явно не собирались. Второй раз мерзнуть не намерены. Решили тащить до самого замка.

Вообще богато раньше гномы жили. Взять тот же холодильник, а вернее, продуктовый шкаф, в котором еда без всякого холода любое время сохраняется. Сейчас такой далеко не каждый гном себе позволить может. Когда были в их торговом городе и заходили в гости к одному деловому партнеру, он таким полдня хвастался. Весь шкаф резьбой был покрыт, как произведение искусства, а тут в любой квартире стоят, причем без всяких украшений, именно как на Земле холодильники. И мы ведь не в богатом районе находились. Когда-то тут магия действительно серьезно заменяла технику.

– Жаль, что в моем замке ничего такого не сохранилось, если оно там вообще когда-нибудь имелось, – пожаловался я.

– Такого точно не имелось, – ответила Эль.

Ну, это я и сам заметил. Сразу возникла идея: может, стоит отсюда завезти? Сразу решил, что надо у ушастых спросить.

– Эль, Лара, красавицы, а что вы думаете об экспедиции в эти горы на предмет вывоза бытовой техники, в смысле, бытовой магии, в наш замок?

– Одни не осилим, – сразу сказала темная.

Значит, принципиальных возражений не было. И с чего бы им взяться? Пускай эльфы недолюбливают гномов, и это взаимно, но они прекрасно понимают, что гномье вовсе не означает плохое. Чаще даже наоборот.

– Придется серьезно делиться с партнерами, – ответила, недовольно сморщив носик, светлая.

Да, делиться с посторонними она у меня очень не любит. Каких же усилий ей стоило в первые месяцы нашего знакомства делать вид, что трофеи ее совершенно не интересуют.

– Почему бы и не поделиться, если честно? – продолжал я разговор.

– Вот в том-то и дело, что как ни дели, а честно все равно не получится, – начала возражать Эль. – Нас мало, поэтому с кем бы мы ни объединились для этой цели, партнерам все равно достанется больше. Устраивать же маленькие экспедиции для вывоза не более нескольких вещей за раз – тоже невыгодно.

– Договоримся с гномами, они не обманут, – предложил я.

– Вот только с гномами не надо, они отсюда все до последнего камешка выгребут.

– Удивительно, как до сих пор не выгребли, – поддержала светлую Лара.

– Не знают, наверное, – предположил я. – Эльфы о покинутой роще ничего не слышали, вот и гномы об этом городе тоже.

– Но в роще вообще ничего не осталось, а тут такое впечатление, что хозяева вышли на несколько минут и не вернулись.

В общем, на этот раз мы так и не пришли ни к какому конкретному решению по поводу экспедиции за древними артефактами. Но ничего, время еще имеется, может, что и придумаем. Во всяком случае, я на это надеюсь. Очень уж мне местная бытовая техника понравилась.

Чем дальше, тем больше всего интересного попадалось нам в этом подгорном городе. И что характерно, ни одна из ушастых не настаивала на быстрейшем уходе, как это было, когда мы останавливались у гномов в торговом поселении. Чувствовал, что их отсюда теперь и за уши не вытащишь. После первых находок чуть не в каждое помещение заглядывали, в любую щель готовы были нос сунуть. Эль сокрушалась, что до сих пор библиотеку не нашли.

– Зачем она тебе, если надписи всюду на непонятном языке? – откровенно спросил я. – Или думаешь, что книги специально для одной хитрой светлой принцессы на современном эльфийском будут?

Но для Эль такие аргументы ничего не значили. Надо, и все тут!

– С собой в крайнем случае что-нибудь возьмем, – заявила она.

– Много?

– Там видно будет.

Я в очередной раз остался отдыхать в чем-то вроде центральной аллеи, только с колоннами вместо деревьев, а ушастые опять отправились на разведку ближайших районов. Такими темпами мы имели все шансы отсюда вообще никогда не выбраться. Но я не возражал. Этот гномий город мне и самому был интересен. Да и возможность отдохнуть после долгого пути через пустыни тоже радовала.

Первой прибежала Лара, явно нашла что-то интересное. У нее в руках была обувная коробка или шкатулка, очень на такую похожая, только с двумя ручками по бокам под гномьи лапы, как будто в ней исключительно золото переносили. Хотя, кто знает, может, именно его и хранили. Эльфийка сияла от удовольствия аж до самых кончиков ушей и даже больше. И чего такого может лежать в этой коробке, что смогло так обрадовать мою темную жену? Уж явно не драгоценности. Лара в ответ поставила свою находку на каменную скамью рядом со мной и с видом фокусницы вытащила оттуда большой резной стул, почти кресло. Понятно, внутри шкатулка больше, чем снаружи.

– Молодец, ушастая! – похвалил ее я. – Теперь нам никакие экспедиции не понадобятся, все в этой коробке унесем.

– Не унесем, – сразу разочаровала меня темная.

– Это еще почему? – не сразу понял я.

– Размер уменьшается, а вес остается прежним, – объяснила эльфийка. – Да и внутренний объем тоже небезграничен.

– Да, не подумали предки гномов, – уже окончательно разочаровался я в находке.

– Вообще-то подумали, – стала защищать хозяев (и свою коробку) Лара, – внутри есть магический кристалл, который и вес уменьшает от двух до десяти раз, но его нужно постоянно заряжать.

– А что, он не самозарядный, как большинство, которые я уже видел?

– Почему же не самозарядный? Именно такой, но все, что он накапливает из внешнего мира, идет на уменьшение объема, а для сокращения веса нужна дополнительная зарядка, причем расход магии очень большой, особенно при максимальном уменьшении.

В общем, это только я разочаровался в шкатулке пиратской мамаши, да и то в основном поначалу, а обе ушастые находке очень обрадовались, обшарили все вокруг и нашли еще три такие. Но вопрос оставался в силе. Набьют ушастые, положим, туда пару «КамАЗов» (если поместятся) гномьего барахла, и что дальше? Вот были бы у нас телеги, тогда да, появилась бы возможность попробовать и перевезти. Однако длинноухие и меня сумели обрадовать.

– Кристалл-накопитель там почти такой, как в универсальном щите, и после некоторой переделки, правда, не в походных условиях, сможет подойти, – сообщила Лара.

А вообще на самом деле я был вполне доволен, просто восторгов Эль с Ларой не разделял. Те же шубы теперь не нужно было в руках тащить, а они совсем не маленький объем занимали.

Еще эльфийки нашли энергетическую систему для подзарядки этих самых кристаллов, так что наполнили имеющиеся контейнеры всякими нужными вещами и поставили на десятую часть реальной массы.

– Вот только что мы будем делать, когда придется отсюда уходить и розетку прихватить с собой не получится? – спросил у них.

– Там видно будет, – ответила темная.

– В крайнем случае, часть тут оставим, – добавила светлая.

Ага, именно Эль та самая, которая легко согласится хоть что-нибудь оставить. Но действительно, там видно будет. Я сам пока взял только местный магический холодильник, причем скромно, не весь, а исключительно основной агрегат, который оказался не таким и тяжелым. Жены смотрели на варварский демонтаж древнего устройства с упреком, но я на то и варвар, мне можно. А чтоб собрать, я гномов найму, сделают лучше, чем был. Боялся представить, что будет, если мы обнаружим местную библиотеку, Эль ведь всю ее попытается засунуть вот в такие контейнеры. А ведь непременно найдем, никуда не денемся.

Глава 11

Дим. Попаданец

Что при обследовании города больше всего удивило моих ушастых, буквально шокировало – это деньги. Самые обыкновенные монеты гномьей чеканки, золотые, серебряные, медные и качества изготовления тоже такого, как у гномов сейчас, а не те супертехнологичные, что были найдены в склепе. Вообще единственным отличием от современных были надписи на непонятном языке, а так те же молоты и топоры, те же бородатые профили, ничем друг от друга не отличимые. Если про эльфов говорят, что они все на одни уши, то про гномов, что у них у всех одна борода, и в этом, кстати, очень большая доля правды, тем более что и все остальное мало отличается.

Но удивил эльфиек не вид монет как таковых, а сам факт наличия. Чтоб гномы покинули город навсегда и пооставляли свои заначки – это у ушастых (особенно светлой) в голове не укладывалось. И это при том, что мы даже специально не искали, просто брали лежащее на поверхности, в ящиках столов или шкафов. По всему было видно, что находим в основном небольшие суммы, предназначенные на повседневные расходы. Также находили и ювелирные украшения, если их вообще можно назвать ювелирными. Самые обычные гномьи, то есть много золота, а если с камнями, то непременно крупными. Пока не нашли грузовые контейнеры, мы даже не все это брали, уж больно много тяжестей у нас скопилось.

А вообще, на мой взгляд, мнение эльфов о жадности гномов сильно преувеличено. Насколько успел заметить, у самих длинноухих хомячьи инстинкты развиты ничуть не слабее, а то и сильнее, чем у бородатых коротышек. Подозреваю, что если люди произошли от обезьян, то у эльфов в предках хомяки точно были.

Эледриэль. Светлая эльфийка

Библиотеку, понятное дело, нашли. Огромную, занимающую несколько больших пещер. Уж лучше бы мы ее не находили, тогда бы я испытывала сожаление по этому поводу, и не более того, а теперь сожалеть придется куда больше. Столько книг с древними знаниями, и невозможно ни одной прочесть. Набивать же в шкатулки, уменьшающие объем, в надежде, что позже смогу расшифровать, к сожалению, тоже нельзя. Не унесем мы столько, никак не унесем. Но одну я все равно набрала почти полную! До выхода как-нибудь дотащу, а там видно будет, что взять, а что оставить. Книги, они любые тяжелые, а уж гномьи в особенности.

В самый последний момент набрела на отдел детской литературы. Вернее, это Дим его нашел. Смотрю, а он сидит и увлеченно книгу читает, причем страницы перелистывает слишком уж быстро. Подошла поближе и поняла, что человек просто картинки разглядывает. Письмена большие, текста мало, а этих самых картинок, как раз наоборот, много. Взяла и таких книжек, теперь-то не сомневалась, что старогномские тексты расшифровать сумею.

Почти сразу после библиотеки нашли арсенал, и там уже надолго застряла Ларинэ, да и Дим к ней присоединился. Это еще хорошо, что Нарина с нами не было, вообще бы тут остались. Много чего обнаружили интересного, даже целую стену одинаковых комплектов полного мифрилового доспеха. Наверное, на весь хирд хватило бы! Гномы оказались верны себе, и мифрил был обильно окован сталью, нужно признать, что тоже хорошего качества. Муж несколько таких комплектов все же засунул в шкатулку. Явно в подарок. Хотя уж лучше бы на продажу прихватил.

Универсальные щиты в этом арсенале тоже имелись, и так же, как и в случае с мифриловыми доспехами, целая стена. Только у гномов все не как у эльфов и даже не как у людей. У всех народов эти артефакты в далекой древности делались в виде символического щитка, крепящегося на доспехе, а то и просто на одежде. И только гномы додумались совместить универсальный щит с настоящим боевым, причем даже не облегченным, а самым большим и тяжелым из всех имеющихся. Абсолютно нерациональны они в таких вещах, чего не скажешь, когда с ними торговать приходится.

Понятно, что гномий хирд за стеной таких щитов превратится в нечто грозное и неуязвимое, даже дракон с такой армией предпочтет не связываться и улетит по своим драконьим делам. Но нам-то что с этими неподъемными плитами делать? Громоздкая и неудобная вещь, практически неприменимая в одиночном бою. Дим один такой в шкатулку все же положил, а еще из десятка кристаллы-накопители выковырял. Именно выковырял, мы с Ларинэ не могли без содрогания смотреть на то, как человек обращается с древними бесценными артефактами.

– У кого-нибудь из здесь присутствующих есть специальный гномий инструмент и куча времени на его правильное применение? – спросил муж, когда увидел, как мы смотрим.

Отрицательно покачала головой.

– Тогда не мешайте работать. Нужно взять с собой легкие кристаллы, а не десяток совершенно ненужных щитов.

Вообще он был прав. Чувствовала, подойдем к выходу и перед нами во весь рост встанет проблема – что брать с собой, а что оставить тут, и второй список будет куда длиннее первого. Намного длиннее.

Нужно признать, что оружие тут действительно неплохое, хоть я сама к таким игрушкам не испытывала особой склонности, однако от некоторых образцов не отказалась бы, представься возможность их транспортировать не в ущерб другим, куда более полезным вещам. А уж о темной и говорить нечего, она, дай ей волю, половину арсенала утащила бы и считала, что мало взяла. Но реализм и здравый смысл на этот раз победили. Даже позавидовала ее стойкости, взяла оружия куда меньше, чем я книг.

Дим. Попаданец

Этим залом мои исследовательницы почему-то не заинтересовались. А зря. Самым близким термином, которым я смог бы его с ходу охарактеризовать, был «политехнический музей». Правда, странноватый музей, ни паровоза, ни двигателя внутреннего сгорания в разрезе, ни даже спутника с луноходом тут не было. Хотя насчет последних, пожалуй, вру, нечто подобное как раз имелось, и, похоже, вовсе не муляжи, а настоящее, так как модели из папье-маше такими покореженными и со следами воздействия энергетическим оружием, как правило, не бывают.

Имелись также образцы стрелкового оружия, но опять же подборка не шла, как в привычных мне музеях, начиная от стрел с костяными и кремневыми наконечниками через арбалеты и кремневые мушкеты и заканчивая непременным автоматом Калашникова, являющимся непревзойденным венцом огнестрела. Нет, все начиналось как раз со следующей за «калашом» ступени. На витринах лежали то ли лазеры, то ли бластеры, то ли гауссы, то ли еще что-то из той же оперы. Причем опять не муляжи, а самое настоящее боевое оружие, во всяком случае, когда-то несомненно бывшее таковым. И те, кто сложил все это по полкам, явно уже не умели такое ни делать, ни ремонтировать.

Жемчужиной всей коллекции был стоящий на специальном пьедестале боевой мех. Возможно, конечно, что и не боевой вовсе, а складской погрузчик, но очень вряд ли. У погрузчиков обычно такого количества стволов и ракетных установок не бывает, да и отметин на броне от попаданий всевозможным оружием тоже, как, впрочем, и самой брони. Ушастые моих восторгов по этому поводу не разделяли. А мне он сразу и безоговорочно понравился. Красивая машина. Вспомнилась шутка про шагающих человекоподобных роботов, охраняющих границы России от американо-фашистских оккупантов.

– Боевой голем древних, – прокомментировала Лара, – неоправданно усложненный и потому слишком уязвимый. Этот, похоже, еще со времен Первой Великой Войны, потому что позже научились делать получше. Пусть и не таких управляемых, зато куда более труднопоражаемых. У этого вон сколько всего внутри. Какие-то трубочки, тросики, колесики и вообще непонятно что, стоит хоть что-то повредить, и все, а позже стали делать цельнокаменных или металлических, там и повреждать уже было нечего, только сразу полностью уничтожать.

И что ей на это возразить? Рассказать о стволах и ракетах? Учитывая, что сам я ни в мехах, ни в големах ни черта не смыслю, то и возражать особо не могу. Сунулся внутрь и удивился. Даже не куче мониторов, индикаторов и клавиш, их-то я как раз был готов увидеть, а тому, что кабина по своим габаритам рассчитана явно не на гнома, а на человека или, в крайнем случае, на эльфа. Я, во всяком случае, прекрасно там себя чувствовал, удобно и комфортно, однозначно размерчик на меня, что только увеличило ценность машины в моих глазах.

Было желание сгрести половину экспонатов в транспортный контейнер, но прекрасно понимал, что раз уж гномам не удалось починить, то у северного варвара тем более не получится, и то, что этот варвар с планеты Земля начала двадцать первого века, ничего не изменит. Правда, меха бы взял и без шансов отремонтировать, у себя в замке для красоты поставить самое то было бы. Но нужно быть реалистом, в контейнер он все равно не поместится, а даже если бы и влез, то и при десятикратном уменьшении веса тот останется таким же неподъемным, как и без уменьшения.

Ознакомившись с экспозицией, сделал вывод, что первое предположение о политехническом музее, скорей всего, неверно. То, что музей, не вызывает сомнений, но наверняка боевой славы, посвященный древней войне или отдельному ее сражению. И ведь к каждому экспонату табличка с пояснительной надписью имелась, а прочесть некому. Вот и пришлось покинуть его без сувениров.

Дальше какое-то время ничего интересного не попадалось, пока не вышли в один интересный круглый зал со множеством коридоров по периметру. В центре стояло каменное колесо. И что это ушастые уставились на круглую достопримечательность? Большое колесо, и зал, в котором оно стоит, тоже не маленький. По кругу надписи гномьими буквами, если это, конечно, не иероглифы. Конструкция чем-то похожа на звездные врата из одноименного фильма и сериалов. Глядя на своих впечатленных жен, заподозрил, что это те самые врата и есть.

– Эль, Лара, что нашли? – решил все же спросить я.

– Портал! – ответила светлая.

– И работает?

– На первый взгляд нет, но нужно смотреть, – сказала темная.

Хорошая штука, особенно если окажется рабочим, а второй найдется где-то в подвалах моего замка. Или второй вообще не нужен?

– Он как работает? Сам по себе, или между двумя одинаковыми? – продолжил задавать вопросы я.

– Увы, только в паре, – ответила мне Эль, – поэтому даже если получится включить этот, все равно нет никакой гарантии, что удастся воспользоваться. А если и удастся, то рискуем пройти по дороге в никуда.

– Тогда зачем он нам вообще нужен? Тут и так есть много чего интересного.

Но меня слушать не стали. Возле кольца звездных врат мы застряли надолго. Я и не подозревал, что мои ушастые жены такие все из себя исследовательницы, да еще и археологи. Две расхитительницы гробниц в самом натуральном виде (будто археологи представляют собой что-то другое). Раньше они эту свою часть натуры умело скрывали. Тем более что портал нерабочий, уж это мы, вернее, они, выяснили в первый же день. Поскольку отвинтить чего-нибудь на память они мне не позволили (в общем-то, и не собирался, а специально дразнил), то я просто отдыхал все эти дни в стороне, ожидая, когда же они закончат или когда им просто надоест.

От нечего делать начал экспериментировать с контейнерами, которые внутри больше, чем снаружи. Их на данный момент набралось уже десять штук, и я опытным путем обнаружил один интересный эффект. Если в один контейнер сложить восемь других и поставить его на двойное сокращение массы, а потом положить его в оставшийся включенный на максимальное, то есть десятикратное, то двадцать килограммов груза превратятся всего в один.

На поддержание двойного уменьшения для одного контейнера у моих ушастых сил хватит, они сами мне говорили, остальные же будут работать на десятикратное по очереди, пока не истратят весь запас энергии в кристаллах, которые мы зарядим перед самым уходом. Вот и будем перекладывать вещи из одного в другой, пока в этих кристаллах-накопителях хоть капля силы останется. Так появлялась возможность хоть что-то из подземелий донести до цивилизации, где можно купить приемлемый транспорт, который выдержит наш груз при его реальной массе. Найти бы тут еще какой-нибудь магоаккумулятор, чтоб не играться с матрешками, вообще хорошо бы было. Но подозревал, что эти мечты так и останутся мечтами.

Что что-то не так, я заподозрил, когда начало мигать освещение. Странно так мигать, как это бывает с еще не до конца испорченными лампами дневного света. Сначала подумал на ушастых, наверняка чего-то намудрили со звездными вратами, замыкание, например, устроили в местной энергосистеме. А на кого же еще думать-то? Глянул в их сторону – Эль с Ларой лежат на полу, и не просто лежат, как будто на минутку остановились отдохнуть, а где работали, прямо там и упали. Это уже серьезно, тут не до шуток, сразу подбежал к ним, проверить.

Обе, к счастью, оказались живы. Но без сознания, причем в похожем состоянии, как была светлая после передачи мне местного языка. А тогда она до утра так провалялась, и по ее же словам, это было совсем немного – могла и несколько дней или даже неделю проваляться. Ну все, очнутся, еще и от меня по ушам получат, потому что с такими опасными экспериментами пора заканчивать.

Свет тем временем все продолжает моргать, как будто эльфийки действительно повредили что-то важное в энергосистеме подгорного города. Неизвестно, сколько тысяч лет работало, потом пришли мои жены и испортили за неделю. А еще смели на меня ворчать, когда я, чтоб достать основной агрегат, разбирал холодильник инструментом, похожим на маленькую кувалдочку. Это я им тоже припомню. Вот если совсем погаснет, и что я буду делать? Их дожидаться, пока проснутся, а ведь у меня и фонарика-то нет, и амулет осветительный заказать не додумался. Это, между прочим, тоже повод к размышлению.

Тем временем в одном из коридоров, отходящих от зала портала радиальными лучами, свет погас окончательно. И не просто потух, постепенно можно было рассмотреть, как там клубится какая-то непонятная, неприятная на вид тьма. Может, зря я на ушастых наговариваю? Если, конечно, эту тьму не они своими экспериментами вызвали. В любом случае отключились они очень не вовремя, и теперь со всем придется разбираться самому и еще их в придачу спасать. Эта штука несомненно была магической, а я в магии ни черта не смыслю, да и никаких приборов вроде магодетектора тоже не имею. Вот выберемся отсюда, непременно закажу.

И что мне теперь делать? Для начала сложил эльфиек в кучу, в смысле, рядом, чтоб не бегать от одной к другой. Когда клубящаяся тьма начала заползать из своего коридора в зал, я решил испытать на ней свой магобластер. Хорошая штуковина получилась у Лары с Нарином. Я его вообще предпочитаю использовать для знакомства со всем новым и неизведанным. Правда, стараюсь перед этим убедиться, что хоть одна из жен видит мои такие варварские намерения и не возражает, а то мало ли что. И кстати, зарядов в нем я не расходовал еще со взрыва на плоскогорье, так что выстрел должен получиться помощнее, чем после вампиров, а после них получалось очень даже ничего.

Но меня ждало разочарование, эффект оказался очень слабым – тьма на какое-то мгновение отпрянула назад, а потом опять стала вываливаться в зал врат. Упрямая зараза оказалась, не желала понимать, что тут ей совершенно не рады. Немного подумав, вспомнил, что после аномалии, в которой не работала никакая магия, алюминиевые пластинки-накопители в бластере тоже должны были полностью разрядиться. Так что стрелял я в тьму самыми обыкновенными, а вовсе не сверхмощными зарядами. Но и они тоже не подарок, а ей хоть бы что.

К тому времени, как имеющиеся заряды к магобластеру закончились, тьма заполнила собой весь зал, кроме центрального островка со мной и эльфийками. Попытки отогнать эту упрямую заразу желудями, куском алтаря бога Слика, другими имеющимися амулетами, вплоть до алюминиевой ложки, и даже палкой, выигранной в Первом Лесу темных, о назначении которой я так и не спросил, результатов не дали. Рубанул мифриловым клинком, но тоже не помогло, лезвие прошло, как сквозь дым, и только. Странно, но создавалось впечатление, что это клубящееся нечто или ничто само пока не может решиться напасть на меня, не потерявшего сознания, и копит силы, даже светильник, горящий прямо над головой, и тот не погас, единственный из всех.

Понял, что такое равновесие не может быть долгим, и решился на последнее средство. Взял нож, проколол себе указательный палец на левой руке, потом то же самое проделал с тоненькими пальчиками ушастых. Жалко, но ничего не поделаешь. Выдавил каплю Лариной крови себе на большой, а кровь Эль на средний и, зачем-то зажмурившись, с обреченностью человека, наполнившего нитроглицерином кухонный миксер, соединил все три своих пальца вместе.

Ничего не произошло!

Во всяком случае, я не почувствовал совершенно никаких изменений.

Дурак! Зачем глаза нужно было закрывать?! Магического-то зрения у меня нету, не предусмотрено оно проектом. Открыл один глаз – точно, ничего не изменилось, вышло именно то, что и должно выйти при сложении именно этих трех пальцев, то есть самая обыкновенная фига. Почти. Тьма все же слегка приблизилась, самую малость, но заметно. Некультурная какая-то тьма, не знает, что в древности на Руси всякую нечисть как раз фигой и отпугивали.

Нужно было торопиться. Капнул своей кровью на указательные, уже надрезанные пальчики обеих эльфиек и потянул их друг к другу. Хорошо, что на этот раз не стал зажмуриваться. В самый последний момент неведомый враг почуял опасность, и тьма отпрянула. Но явно не ушла полностью, а только отступила за ближайший поворот коридора и затаилась там на время.

Я же понял, что наша кровь является страшным оружием, только будучи смешанной прямо в телах эльфиек, а отдельно ничем не отличается от самой обыкновенной.

Глава 12

Дим. Попаданец

Двадцать восемь часов сидел над отключившимися эльфийками, время от времени отгоняя возвращающееся непонятное черное нечто. Делать это пришлось еще шесть раз, сосчитал по надрезанным пальцам – все пять на левой руке и два на правой. Из средств первой помощи у меня был только амулет с магией жизни, но им разбудить ушастых не удалось, так что пришлось просто ждать. Потом очнулась Эль, выглядела она как с похмелья, судя по всему, именно так себя и чувствовала, но Лару разбудить сумела и даже нам всем пальцы заживила.

– Что случилось? – спросила светлая, когда выполнила свои целительские обязанности.

Давно заметил, что она всегда так делает. Сначала заживляет рану и только потом интересуется ее причинами.

– Действительно, что? – присоединилась к вопросу Лара.

Рассказал женам, как все было, и узнал много матерных выражений на эльфийском.

Меня ругали!

Вообще они девушки культурные и обычно не выражаются, но на этот раз прорвало. Но я и не думал спорить – когда сам провалился в древний склеп прямо на спину льву, тоже на них ворчал. Было дело. И они так же в тот раз со мной не спорили, потому что понятливые, белые и пушистые. Так ведь и им муж попался хороший и не дурак, знает, когда спорить, а когда лучше помолчать. Вообще причины ругаться на этот раз у ушастых как бы и были. Средство спасения не должно быть опаснее того, от чего спасаешься, и пожар крайне нежелательно тушить бензином.

– Не подумай, что мы ругаемся из-за того, что неприятно вспоминать прошлый раз, – немного успокоившись, сказала светлая.

– Кто бы управлял той силой, что высвобождается при слиянии нашей крови? – спросила темная.

В общем-то, вопрос был резонным. Они-то без сознания, а я вообще магии не чувствую. По единодушному мнению эльфиек, мы просто сгорели бы, и все. А если бы и не сгорели, как, например, в прошлый раз, то утешение от этого было бы очень маленьким, так как своды уж по-любому такая сила обрушить обязана по определению.

Зато теперь стало понятно, почему ушли гномы. Если, конечно, ушли, а не были, как мои ушастые археологи, лишены сознания, а потом поглощены тьмой. В любом случае, программу исследования как звездных врат в частности, так и гномьего города вообще пришлось сворачивать. По-быстрому собрали вещи и пошли по центральной магистрали в надежде на то, что она нас приведет к выходу по другую сторону гор.

Восемь дней пути по подземельям! Эльфийки за это время почти не спали, а я, поддерживаемый магией жизни, не спал вообще. Доверять ночные дежурства женам, после того что произошло в зале портала, было никак нельзя. Да и на отдых мы останавливались в общей сложности всего на несколько часов в сутки. За все эти восемь дней тьма к нам вплотную больше не приблизилась ни разу, но ее постоянное присутствие за ближайшим поворотом угадывалось мною и явно ощущалось Эль с Ларой.

Город давно закончился, но широкая подземная дорога продолжала вести нас дальше, причем в нужном направлении. Именно она была серьезным аргументом в пользу того, что по другую сторону просто обязан быть выход.

По пути нам попалось еще два городка поменьше, таких же покинутых жителями, как и первый, но там мы вообще не останавливались. Даже в поисках продуктов, сохранившихся в магических холодильниках, не заходили в помещения, все несли с собой, запасенное еще в самом начале в одном из транспортных контейнеров.

Пока энергосеть функционировала и имелось от чего подзаряжать кристаллы, они все работали на десятикратное уменьшение массы и были сложены в такой же, тоже включенный на десятку, так что шли налегке, таща при этом, как я подозреваю, несколько тонн груза. На окраине маленького городка обнаружили комплекс складских помещений, в котором остановились на отдых. Один из складов (а может, и не один) был буквально забит такими контейнерами. Их тут, возможно, были даже не сотни тысяч, а миллионы, причем не пустых, а полных всевозможных товаров.

– Вот бы пожить тут недельку, а то и месяц и все проверить, – мечтательно проговорила Эль.

– Но придется идти дальше, – ответила Лара.

Светлая и не думала спорить, сама все прекрасно понимала. Я только вывалил на пол из трех десятков тюки с какой-то тканью и собрал еще одну матрешку. Осталось только надеяться, что склады строят поближе к выходам и скоро дорога выведет нас к одному из них.

Ларинэ. Темная эльфийка

Не знаю, что за древнее зло мы разбудили в этом гномьем городе. Вернее, я неправильно ставлю вопрос, нужно так: что жадные гномы разбудили тут когда-то, копая все глубже и глубже? И почему сила, так просто лишившая сознания нас с Эледриэль, ничего не смогла сделать Ва’Диму? По словам мужа, описанная им тьма даже слегка его опасалась и никак не могла решиться напасть сразу. То, что он сам не владеет магией, еще не дает никакой защиты от магического воздействия, уж этот факт общеизвестен.

Жаль, что не удалось закончить исследование портала. Хотя не нужно себя обманывать, ничего бы у нас не получилось. Тут целая команда археологов нужна под руководством множества архимагов, да и то результат не был бы гарантирован. Знания, позволявшие открывать порталы, утеряны уже давно и надежно. То, что выбрались из той ловушки живыми, уже хорошо. Радоваться нужно, а не сожалеть.

Зато теперь понятно, почему гномы даже не пытались сюда возвращаться, несмотря на несметные богатства, тут оставленные. Не заметили мы никаких следов таких попыток, похоже, до нас с момента катастрофы, уничтожившей жителей, тут вообще никто не появлялся. Не исключено, что гномы со временем вообще забыли об этом подгорном городе, у нас, эльфов, память куда длиннее, а о той засохшей роще тоже никаких сведений не сохранилось, даже откуда-то точно известно, что в покинутых землях эльфы никогда не жили, ни темные, ни светлые.

Ва’Дим молодец, не только нас со светлой вытащил, но и о собранных вещах не забыл. А то, что мы с Эледриэль его тогда немного поругали, так оттого, что еще в себя до конца не пришли. Нет, наш муж точно молодец. И не ругался в ответ, и как все унести придумал. Сделал, как он это назвал, матрешку. Нескольких десятков полностью заряженных шкатулок-артефактов, если их переносить способом, который придумал человек, хватит довольно надолго, пока совсем не разрядятся кристаллы.

Даже не экономя, каждая может держать десятикратное уменьшение веса три дня, а учитывая то, что стоит ее поставить на землю и она отключится, так и на все пять рассчитывать можно. Поэтому, выйдя из подземелий, не стали сразу останавливаться для сортировки находок, а решили для начала отойти как можно дальше.

Выход из подгорных пещер оказался таким же, как и вход, только в рабочем состоянии, так что ни дыру искать, ни пробивать ее не пришлось. И кстати, никаких паролей в виде слова «друг» на эльфийском говорить тоже не понадобилось (и что тогда Ва’Диму в голову пришло? но с ним иногда случается такое), просто нужно было потянуть за рычаг, и плита ушла в сторону.

Выбрались сразу на дорогу, которая и тут шла по дну ущелья, только здесь было намного теплее, почти нормально. Стоило вспомнить про холода, которые свирепствуют по другую сторону гор, как сразу та тьма, что мы встретили у гномов, перестала казаться такой страшной.

– Хуже холода вообще ничего нет! – громко заявила я.

Просто так, чтоб развеять накопившийся страх и неприятные впечатления. Эледриэль, по всей видимости, в то же самое время пришли в голову те же мысли, так что она меня горячо поддержала. Вообще заметила, что чем дальше, тем чаще у нас со светлой совпадают мнения и мысли по разным вопросам.

– Это я на вас так дурно, в смысле положительно, влияю, – заметил муж.

Очень точно сказано. И дурно, и положительно одновременно.

Целый день шли по ущелью. Дорога оказалась почти разбитой и заваленной камнями, но пройти было можно, даже несмотря на усталость, накопившуюся за дни без отдыха и сна. Отойдя на дневной переход и убедившись, что древнее зло за пределами гномьих подземелий нас преследовать не собирается, остановились на привал. Ночь, день и еще одну ночь Ва’Дим отсыпался. Да и нам со светлой тоже отдых был необходим.

Дим. Попаданец

Ну вот, дорога, пусть и с легким уклоном, но пошла вниз, и достаточно скоро мы сможем выйти к первым людским поселениям по эту сторону от покинутых земель. Я, во всяком случае, на это надеялся. Если в здешних местах вообще люди живут.

Вон и Эль свое произведение искусства полировать закончила, в гномьих подземельях им с темной было не до него. Этот лук в музей отдать нужно, а она из него стрелять собирается. Весь в резьбе, плечи – драконьи хвосты, дальше идут выполненные в виде барельефов сами драконы, а в центре явно я стою, но с эльфийскими ушами, по сторонам обе моих жены, целящиеся из луков в нападающих на нас драконов.

Мне почему-то показалось, что из этой скульптурной композиции не то что стрелять, ее в руках держать будет неудобно. Ан нет, стоило взять, и возникло такое ощущение, что лук продолжение руки, как будто там и вырос. Вот только тетива на нем пока была очень временная, оно и понятно – для такого далеко не любая подойдет, специальную делать нужно.

– Интересно, как далеко будет бить эта игрушка? – поинтересовался я.

Эль вовсе не обиделась, а сочла вопрос за комплимент.

– Дальше любого существующего, – гордо ответила она.

Скорей всего, так и будет. Светлой можно было верить. Мало того, что вырезан из ветви Древа Жизни, так ушастые на него еще и целый алюминиевый значок извели, клыки у драконов из него сделаны. Учла Эль урок, когда ее лук, не содержавший магии, сгорел, а Ларин сохранился, и сделала все, чтоб больше такого не повторилось. Да и сам мифрил там явно не только для красоты и защиты от большого БА-БАХА, наверняка туда какие-то заклинания вставлены.

Главное, что по эту сторону гор нас встретили леса, полные жизни, а это значит, пустыни покинутых земель однозначно остались позади. Теперь и до обжитых краев недалеко, а там и дороги, идущие в нужном направлении, и транспорт, и отсутствие тех, кто нас будет ловить. Так что иди и радуйся.

Но не получилось. В смысле, радоваться. Сначала я заметил какую-то тень, проскочившую над нами. Потом были довольно громкие хлопки где-то в вышине. Поднял голову и увидел дракона. На красивого и грациозного ящера, что европейского, что китайского, этот урод был похож примерно как апельсин на паровоз, то есть совсем не походил. Какая-то невероятная смесь птеродактиля и самой безобразной годзилы, какую только сумели придумать японцы еще до появления компьютерных технологий. Не зря эльфы этих монстров боятся, совсем не зря. Черный урод весь в наростах и бородавках.

Кстати, об эльфах. Мои ушастые опять бухнулись на колени и ничего не собирались делать для нашего спасения! А дракон тем временем разворачивался в небе, явно не имея в виду никого другого. Выстрел из магобластера зверя не остановил, хотя похоже, что не понравился. Когда сгусток плазмы ударил монстра в бок, тот громко заревел, но продолжил лететь на нас. Я еле успел отпрыгнуть сам и утащить за собой Эль, буквально выхватив ее из-под когтистой лапы. Лару не успел, но, по моим расчетам, ее и не должно было задеть.

Так и получилось! Две трехпалые борозды появились на твердой каменистой земле, причем одна из них в опасной близости от так и оставшейся стоять на коленях темной.

– Нет, я понимаю, традиции, инстинкты и все такое, но и меру нужно знать, – пробормотал я, не очень аккуратно укладывая Эль на землю (ставить обратно на колени я ее точно не собирался).

Странно, но, брошенная на жесткую землю, она немного очухалась. Пока монстр разворачивался для второго захода, я попытался светлую растормошить. Эль вроде и согласилась, что нужно попробовать смешать кровь, но как-то совсем вяло и без энтузиазма. Тем временем зверь опять приблизился. Еще два выстрела по крыльям атакующего дракона не остановили, но изменили траекторию полета, заставив снова промахнуться.

Начали тормошить вместе Лару, вернее, я тормошил, а дрожащая от страха Эль только рядом присутствовала. Времени мало, и его можно использовать либо на перезарядку магобластера, от которого толку чуть, да и третий раз может вообще не сработать, либо все же расшевелить ушастых, чтобы смешали кровь. Вообще-то я и сам могу это сделать, но без их сознательного участия может плохо кончиться. Недаром там, возле звездных врат, они так на меня за подобную попытку напали.

Дракон уже летел на третий заход, а мы никак не успевали. Моя и светлой кровь уже были смешаны, а темная все еще не присоединилась к нам.

– Быстрей, Лара, не успеваем! Это приказ! – закричал я.

Если слова и подействовали, то слабо. Мгновения уходили слишком быстро, и мы действительно не успевали.

Вдруг монстр начал кувыркаться в воздухе, как будто обо что-то споткнулся, потом упал на землю и продолжил кувыркаться уже там. Я приготовился хватать за шиворот все еще не желающих окончательно приходить в себя и адекватно реагировать на окружающие угрозы ушастых, но не пришлось, дракон затих, не докатившись до нас самую малость. У него из правого глаза торчало оперение не совсем обычной стрелы.

Глава 13

Лирмилиэль. Кадет-капитан. Эльфийка

Врата, преграждающие проход в гномье подземелье, не открывались уже много тысяч лет, но человек с эльфийками как-то тут прошли. Плита же не простая и магическому сканированию не поддавалась, что не позволяло разглядеть механизм и лишало возможности его запустить дистанционно. Только эту плиту явно с какого-то другого места сняли, сама арка такими свойствами не обладала. Можно было бы перейти горы и поверху, не так здесь и холодно, но мне уже стало любопытно, как эти трое тут умудрились пробраться. Просканировала стены вокруг и тут же нашла дыру чуть выше ворот. Вот и ответ. Причем самый простой из всех возможных.

Поскольку через щель был доступ не только к механизму, открывающему ворота, но и к ним самим, не поленилась залезть и осмотреть вблизи то, что меня заинтересовало. Мои подозрения полностью подтвердились: с верхнего торца было видно, что между двумя слоями самого обыкновенного камня вставлена простая мифриловая бронеплита от звездолета. А ведь в мое время гномы умели придавать почти такие же свойства самому камню и не стали бы возиться со слойкой из разных материалов.

От города возникало очень странное впечатление. С одной стороны, полный упадок, но с другой – попадались вкрапления сохранившихся технологий, никак не соответствующих общему уровню развития. Причем иные, как та самая бронеплита, были сняты откуда-то, а другие произведены самими обитателями. Но и те и другие в большинстве своем использовались крайне примитивно. О том, что некоторые из них могут функционировать так, как их заставили работать гномы, я даже предположить не могла.

Вот библиотека меня заинтересовала. Первое место, в котором можно получить хоть какую-то информацию о теперешнем мире. Поскольку подопечные тоже никуда не спешили, а занимались какими-то непонятными исследованиями чуть впереди, даже примитивную магию использовали, то и я могла задержаться.

Но рано я обрадовалась, отдел исторических книг не вызывал никакого энтузиазма. Моя война тут называлась Первой Великой Войной, да и то я поняла это по очень косвенным признакам. Ни империи, занимающей весь рукав галактики, ни космических сражений, ни сожженных планет, ни взорванных звезд не упоминалось, как будто ничего этого и не было. Какая-то абстрактная борьба добра со злом, в которой добро хоть и победило, но понесло невосполнимые потери. Если отнятые звезды можно назвать победой, пусть и с серьезными потерями, то что же тогда потомки называют поражением? Полное уничтожение? Наверное, потому что упадок до дикарского состояния они и так получили.

Правда, я понимала необходимость учитывать, что на момент написания книги прошло более четырех тысяч лет и успела отгреметь Третья Великая Война, уже местного масштаба. Так что не стоит ждать точных сведений, у них и более актуальные герои прошлого появились, о которых информации было куда больше.

То, что та война была на самом деле проиграна, я и так уже догадалась. Столкнулись мы с чисто технической цивилизацией из соседнего рукава, равной нам по силам и ресурсам. Тоже эльфы, люди, гномы, а также множество других рас. И никакой магии! Вообще! Война шла на уничтожение, и потери с обеих сторон были огромными. Благодаря маготехнологиям мы могли штамповать новые звездные крейсеры и линкоры куда быстрее, чем враги, но они выбили наш самый трудновосполнимый ресурс – капитанов магозвездолетов. Иначе кто бы пустил таких недоучившихся кадетов, как я, на мостики боевых кораблей? А это уже был путь к поражению.

Пусть мы и проиграли, но в одном я абсолютно уверена – победа точно не принесла счастья врагу. Посмертное проклятие сильного мага – это то, против чего любая техника бессильна, а когда такие маги умирают миллионами, победителей можно только пожалеть. Наверное, было бы интересно посмотреть, в какую дикость скатились эти самые победители, и сравнить.

Если подробностей своей войны я не узнала, то кое-что выяснила о странных эльфийках. Все эльфы, оказывается, сейчас разделены на светлых и темных. Полная информация отсутствовала, но даже из намеков было ясно, что что-то тут не так. Недостающая эльфийская магия – ладно, такое может случиться и естественным путем, но две половины, несовместимые друг с другом, да еще и ядовитая кровь в придачу, – это могло быть сделано только искусственно. Только вот кем? Враги на такое были не способны по определению, магия не их стихия.

Неужели древние боги, о которых мы давно уже забыли? Слишком уж часто они упоминаются в текстах, причем так, будто пишущий ни на мгновение не сомневается в их существовании, а то и сам общался. Что тоже очень странно для меня, рожденной и воспитанной в культуре, где о богах всегда вспоминали исключительно как о чем-то давно и навсегда ушедшем.

Зря я думала, что про мою войну тут совсем забыли. Помнят. Вон, даже музей имеется, посвященный Первой Великой Войне. Только экспозиция этого музея, как бы ее помягче охарактеризовать, выглядит довольно забавно. То, что экспонаты не в самом лучшем состоянии – понятно, все же тысячелетия прошли, но так безбожно перепутать детали от разного оружия, такого я от гномов не ожидала. Взять основной пехотный бластер и приставить к нему вместо магического энергокристалла батарею от вражеского аналога, это нужно додуматься. А то, что гнездо совершенно не подходит, уже неважно? Или гномы предлагают ее веревкой приматывать, чтоб в бою не упала? Это не говоря о том, что энергии разного порядка, да и просто несовместимы.

Главный же экспонат меня вообще убил. Одна только табличка чего стоит: «Основной боевой голем сил света «Торин», благодаря которому и была одержана победа. Строился гномами для всех народов-союзников». Так вот, эта надпись даже не возмущала, хотя гномы к боевым мехам только некоторые узлы производили. Дикость была не в табличке, а в самом экспонате. Стоит посреди зала вражеский боевой мех основной четвертой модели, обвешанный нашим оружием. На левую руку поставлен пучковый излучатель кронидов, из труб которого торчат боеголовки ракетных аннигиляторов магии Северной Диктатории. А на правой руке – эльфийский метатель огненных шаров повышенной мощности с прикрученной к нему проволокой лентой гномского крупнокалиберного пулемета, причем полностью укомплектованной патронами с очень нехорошей пробивной магией. Что гномы ему на спину приварили, я так и не опознала. Какая-то дикая помесь антиграва и постановщика защитных полей, причем оба собраны из деталей как наших, так и вражеских, а подгонка шла не иначе как с помощью любимых гномами молотов. Все блоки и компоненты меха, кроме патронов в ленте, в абсолютно нерабочем состоянии, как, впрочем, и все в этом дурацком музее.

Нет, я понимаю, что вражеская четверка слегка похожа на наш мех модели СЗЭ-117, то есть средний золотой эльф сто семнадцать, и издалека, особенно со снятым вооружением, их даже можно спутать, но вблизи – никак. Даже если на четверку со сто семнадцатого вооружение перевесить, все равно никак.

Тем временем мои подопечные застряли в одном месте. Провела чуть более углубленное сканирование (я давно убедилась, что эльфийки его, несмотря на магический дар, не замечают) и поняла, в чем дело. Нашли врата портала и пытались запустить. Дикари! Я и отсюда увидела, что там отсутствует основной внепространственный контур, а без него это каменное колесо, и не более. Эльфийки же обнаружили несколько оставшихся управляющих схем и пробовали что-то с ними сделать. Ну что ж, пускай изучают. Пока они заняты, я решила исследовать город вглубь, может, еще какой музей найду, оставила только на всякий случай следящее плетение с сигнализацией.

Ментальную атаку я пропустила. Очень мощную атаку, даже, знай заранее, могла и не справиться. Хорошо, что на будущих капитанах такую защиту чуть не с самого рождения ставят, что мало не покажется. Кто же это тут, в брошенном городе, на меня захотел напасть? Быстрое сканирование сразу обнаружило врага.

Гномья Тьма!

Сразу увидела в магическом зрении и ее саму, клубящуюся и подбирающуюся ко мне. Непонятная сила, обитающая глубоко под землей. Гномы ее разбудили когда-то в незапамятной древности, они же и придумали простейшее заклинание, загоняющее эту тьму обратно. Составила несложное плетение, вкладывая в него чуток силы, и отправила адресату.

Ничего не произошло!

Повторила плетение, вложила куда больше силы, чем нужно, и опять ничего. В самый последний момент успела на рефлексах выбросить щит, который ставят при внезапной разгерметизации корабля. Получилось! Тьма билась о невидимую преграду, но вопрос, почему не помогло специальное плетение, остался более чем актуален.

Потом послышался какой-то назойливый писк. Не сразу поняла, что это такое. Оказалось, сработала сигнализация. Эльфийки без сознания, ничего удивительного, у них ментальных щитов капитанского уровня нет и быть не может, а вот человек атаки даже не заметил. Странно. Пока наблюдала за действиями человека, обнаружилась очень неприятная вещь: Гномья Тьма начала медленно проедать мою космическую защиту. Невозможно! Не зная, сколько я смогу ее обновлять, чувствовала себя очень неуютно, поэтому понимала, что нужно побыстрее выбираться из этих негостеприимных подземелий.

Решила бежать к человеку и бессознательным эльфийкам, взять их в свое скафандровое поле и побыстрей убираться, пока есть возможность, все же они меня разбудили, так что нужно помочь. Только хватит ли у меня сил на четверых? В обычных условиях могла бы защитить и четыре десятка, и четыре сотни, а на короткий срок и тысячи, то есть весь экипаж линкора, а тут не было никакой уверенности. Но что это? Человек начал мешать свою кровь с кровью эльфиек. Повеяло непонятной, но могучей силой.

Он что, с ума сошел?! Выброс такой мощности просто обрушит на нас горы, а не спасет от Гномьей Тьмы.

Не знаю, разумна ли Гномья Тьма, или это всего лишь инстинкт, но она тоже почуяла готовую вырваться на свободу силу и отступила. В смысле, от человека отступила, а вот от меня – нет. Все – и мифические силы добра, и силы зла, и разумные народы, и неразумные животные, – все одинаково боятся сумасшедших. Но странно другое – эта тьма на человека с самого начала нападать опасалась и почему-то медлила, в то время как на меня набросилась практически сразу.

Перебралась поближе к порталу, туда, где нет тьмы, и дала отдохнуть своей защите. Собиралась бежать им помогать, а теперь сама спасалась тем, что пряталась возле этой троицы. Гномья Тьма подходила еще несколько раз, и человек, ничего не выдумывая, отгонял ее все тем же способом. Точно безумец!

Через довольно большой промежуток времени очнулись эльфийки, компания быстро собралась и пошла в противоположную от ближайшего выхода сторону. Зря, намного умнее было бы выйти там, где и вошли, а потом, если уж так надо, перейти горы поверху. Было у меня желание нагнать их и предложить свой вариант, но решила, что не самое лучшее время для знакомства и изучения чужого языка. Так и шли: троица впереди, Гномья Тьма за ней, а я держалась все время между. Хорошо хоть на отдых почти не останавливались.

Когда выбрались из подземелья, я не стала, как раньше, отставать от человека и эльфиек на дневной переход, а держалась практически в пределах видимости, только поставила отводящее глаза плетение. Эльфийки, как я успела убедиться, несмотря на всю свою магию, сквозь него не видели, хотя светловолосая должна бы, так как имеет отношение к магии разума. А вот человек временами оглядывался, как будто что-то чувствовал или подозревал.

Зверя я заметила еще издали. Какой-то маг-недоучка пытался сделать дракона и, разумеется, не преуспел, даже близко было не похоже. Да и не могло такое получиться. Мутант явно нацелился на троицу, а эльфийки повели себя крайне странно: упали на колени, прижали уши к головам и сами головы опустили. Только человек пытался защищаться, пускать огненные шары из какого-то слабенького артефакта.

Бестолковые какие-то эльфийки, такие же недоделанные, как и этот дракон! И что только человек в них нашел? Да пара эльфов с луками, даже не будучи магами, без труда могла бы и от настоящего дракона отбиться, не говоря о прилетевшем не-пойми-что, а эти – сразу на колени.

Пока наблюдала, но быстро поняла, что это уже не смешно. У человека что, мания? На все случаи жизни один ответ? Сразу кровь смешивать? Вон, одной эльфийке палец уже разрезал, теперь второй собирается. Не стала дожидаться, пока он осуществит свои намерения, вызвала виртуальный лук. Прицелилась и выстрелила. Одна стрела в глаз, и мутант свалился на землю. И кто мешал этим двум ушастым недоразумениям сделать то же самое? Да никто, кроме их собственной глупости!

Дим. Попаданец

Странная стрела, вернее, как раз для меня совершенно обычная, ее оперение, по форме напоминающее эльфийское, было сделано явно из пластика или чего-то очень на него похожего. Пока я и вроде бы ожившие ушастые смотрели на это чудо, торчащее из глаза мертвого дракона, стрела медленно, как бы нехотя, растворилась в воздухе. Осталось ждать таинственного стрелка, который нас спас. Минут через десять я начал подозревать, что он растворился вместе со своей стрелой. Не знаю, сколько бы мы еще так прождали, если бы не Лара.

– Дракон ненастоящий! – вдруг воскликнула она.

Эль, быстро проверив тушу монстра, тут же ее поддержала. Обе сразу же преобразились и полезли исследовать поддельного дракона. Какой-то маг пытался сотворить древнего ящера. Оболочка у него почти получилась. Но в том-то и дело, что именно зверь – магическая же составляющая, присущая драконам и делающая их теми, кем они являются, отсутствовала напрочь. Нет, магия, конечно, имелась и очень похожая, иначе этот монстр не смог бы взлететь, но совсем не та.

– А на нужную даже малейшего намека нет – только следы того, что при сотворении ему искусственно такую пытались привить, – продолжала читать лекцию осмелевшая Эль. – Ну и такая же искусственная защита от магии тоже имеется, не очень, правда, надежная, вон тебе из магобластера ее даже почти удалось пробить.

В ее речи имелись некоторые противоречия, но я не стал заострять на них внимание. Оправились длинноухие от дракона, и ладно.

Эльфийки начали сокрушаться, как это они не заметили, что перед ними обыкновенный зверь, которого можно застрелить из луков. А я им еще добавил. Можно сказать, скандал устроил. Заявил, что, если хотя бы еще раз, хоть перед кем-нибудь на колени опустятся, сразу по ушам получат. Даже административный ресурс использовал:

– Кстати, Ларинэ, это прямой приказ!

Темная аж вся съежилась, но возражать не стала.

– Эледриэль, на тебя он тоже распространяется!

У светлой от этих моих слов на глазах аж слезы выступили.

– Так нечестно, – с обидой в голосе заявила она, – Лара этот приказ выполнит, а я не смогу.

Надо же, она так разволновалась, что впервые назвала свою темную подругу сокращенным именем. Я обнял и прижал к себе Эль. Второй рукой притянул Лару. Потерся об их щеки своими.

– Мне совсем не нужно, чтобы вы выполняли мои приказы, я хочу, чтоб вы это делали потому, что любите меня, а я люблю вас и не хочу потерять ни одной из-за такого дурацкого недоразумения, как сегодня. Я, если вы забыли, вовсе не эльф, а всего лишь слабый человек и не смогу вырвать из пасти дракона вас обеих. Просто сил не хватит. Ведь тебя, Эль, я выдернул из-под когтей в самый последний момент, а тебя, Лара, никак не успевал, хорошо хоть правильно рассчитал траекторию.

После таких признаний ушастые заявили, что тоже меня любят и не поддадутся на провокации никаких драконов.

– Ты совсем не слабый, – сказала Лара.

– Да, ты у нас сильный, – поддержала ее Эль.

– Я, конечно, люблю комплименты, особенно от таких красавиц, но врать-то зачем?

– Мы не врем, – тут же заявила светлая.

– Ни один эльф не смог бы вырвать эльфийку ни из пасти, ни из-под когтей дракона, а ты сумел, значит, ты сильней, – начала меня убеждать темная.

Не стал я с ними спорить, хотя подобная логика мне знакома. С ее помощью сам могу почти кого угодно почти в чем угодно убедить. Интересно, от кого это они научились? Пальцем показывать не будем, тем более что зеркала все равно рядом нет.

Между тем у меня опять появилось ощущение, что таинственный стрелок вовсе не растворился вместе со своей стрелой, а прячется где-то рядом и подглядывает за нами. Но ушастым ничего говорить не стал, чтобы не беспокоить лишний раз, они и так сегодня у меня переволновались. Тем более что и в прошлый раз ничего учуять не смогли, так и в этот наверняка не сумеют. Главное, что таинственный наблюдатель стреляет в нужную сторону.

Ни клыков, ни когтей, ни тем более шкуры мы с этого дракона не брали.

– Не нами подстрелен, не нам и трофеи собирать, – объявил я.

Мотив у меня на самом деле был несколько другой. Мы и так были загружены под завязку, чтоб еще заниматься освежеванием драконьих туш. Эльфийки со мной согласились. Подозреваю, что на самом деле они не желали иметь трофей, который постоянно напоминал бы им о допущенной ошибке.

– И потом, возможно, таинственный стрелок вернется и захочет взять что-нибудь от своей законной добычи, – подвела итог Лара.

– Да! – быстро согласилась Эль.

Дальше по горному лесу ушастые шли полные решимости уже лично подстрелить первого же попавшегося нам на пути дракона, причем желательно поддельного. Но ни таких, ни каких-либо других рептилий больше не попадалось. Вот и ладно, самое главное в охоте на драконов – с ними не встретиться. Я эльфиек вовсе не для того накручивал, чтоб они на самом деле драконью охоту устроили, а для того, чтоб при следующей встрече на колени не падали, покорно ожидая смерти.

Глава 14

Ларинэ. Темная эльфийка

Через пять дней пути после встречи с фальшивым драконом, во время которой мы со светлой так опозорились (найду мага, его сотворившего, убью), встретилось первое жилье по эту сторону гор. К счастью, человеческое, так как нам тут уже несколько раз попадались следы горных троллей, и деревня издали была похожа именно на поселение этого дикого народа.

Мощный частокол из бревен толщиной в два-три обхвата перемежался огромными валунами. Примерно так тролли и строят, но в данном случае люди, похоже, нашли возвышение с удобно расположенными каменными глыбами и укрепили проходы между ними. Следы троллей и характер укреплений людского селения – как раз в расчете на этих горных великанов – красноречиво говорят, что соседи тут друг с другом не ладят. Хотя именно в этом-то и нет ничего удивительного, мне так вообще не приходилось слышать, чтоб тролли хоть с кем-нибудь уживались мирно. А историй, рассказывающих об обратном, сколько угодно. Поделилась этими своими соображениями с мужем и светлой. Те и не думали спорить.

Кстати, о муже – после нападения дракона он нам впервые признался в любви. Нет, он и раньше говорил, что любит, но на этот раз было все по-настоящему. Искренне и трогательно. Назвал себя слабым человеком, но при этом был сильнее любого эльфа… Убью любого, кто попробует его тронуть! И любую…

Поселение оказалось куда больше, чем можно было представить с первого взгляда. Населяли эту деревню люди, своей внешностью похожие на северных варваров, ничего удивительно, скоро уже их земли. Тут даже свой трактир имелся, правда, рассчитанный на местный контингент, так как путники сюда вряд ли часто захаживали. Дорога, можно сказать, отсюда только начиналась. Жили эти люди, как ни странно, за счет продажи древесины. Зачем так далеко для этого забираться, леса тут везде хватает, расспрашивать мы не стали. Раз так обстоит дело, значит, причины тоже есть.

Лошадей купить не удалось – местным и для своих нужд не хватало. Торговаться же, предлагая цену, от которой трудно отказаться, мы не стали – мало ли что, не стоит вводить в соблазн. Гостиничных услуг заведение на постоянной основе не оказывало, но за одну серебряную монету старинной гномьей чеканки нам и комнату подготовили, и баню затопили, и стол накрыли. Знали бы они, какова истинная нумизматическая цена этой монетки. Тут вообще-то и медь была в ходу, но мы, когда были в подземельях, ее не брали, предпочитая более дорогие металлы. Трактирщик, между прочим, сдачу давать не спешил, но мы пока и не требовали, ни я, ни Дим, ни даже Эледриэль. Или мне ее теперь тоже Эль называть, как она меня Ларой? Наверное, можно.

В бане мылись сразу втроем. Мы со светлой настоящими женами Диму стали после ее Первого Леса, а настоящей семьей после моего. Правда, я так и не поняла, что человек в этой бане находит? Но раз ему тут нравится сидеть с нами вместе, то почему бы и нет. А ему нравится. Давно заметила, что один он ни в бане, ни в купальне подолгу не засиживается, а с любой из нас готов хоть весь день не вылезать. Ну а после водных процедур отправились в свою комнату спать. На этот раз только спать.

Спокойно отдохнуть нам так и не дали. Эдак хорошо после полуночи за окнами послышались удары набата и крики людей. Явно случилось что-то серьезное – во время ночных праздников так не шумят. Мы со светлой, разумеется, проснулись первыми и разбудили лежащего между нами Дима. Быстро оделись, вооружились и вместе вышли наружу. Жители деревни, в основном мужчины, с оружием в руках спешили в сторону ворот. Точно нападение, впрочем, ничего другого я и не ожидала.

– Горные тролли! – выкрикнул кто-то из толпы.

– Тролли не драконы, их бояться нечего, – уверенно заявила светлая.

– Так что можно помочь хозяевам, – согласилась я.

Дим не возражал.

– Нам не туда, – сказала направившемуся было тоже к воротам мужу.

– А куда же?!

Вместо ответа указала на один из валунов с приличный дом размером, стоящий заметно в стороне. Еще когда входили в поселение, заметила, что у каждого такого камешка с внутренней стороны есть специальные лестницы, позволяющие залезать на эти глыбы. Основная схватка шла за ворота, но и тут, на стенах, немного народа тоже имелось. Караулили. Нас пропустили беспрепятственно – еще бы, два эльфийских лука не могут быть лишними, особенно против такого противника.

За северными горами вообще и в княжествах варваров в особенности эльфийских рощ мало – не любят саженцы Древа Жизни расти в этих краях. Нас самих тут тоже недолюбливают, но в способностях эльфов в стрельбе из лука сомневающиеся вряд ли найдутся. Нередко даже, наоборот, это наше умение сильно преувеличивается теми, кто ни разу в жизни эльфа в глаза не видел.

С площадки на вершине валуна прекрасно просматривалось все сражение, если его можно так назвать. Во всяком случае, нам с Эль вполне хватало света луны и редких факелов на стенах; что видели люди, судить не берусь. Кстати, отсюда также было прекрасно видно, что это самые настоящие стены, а не частокол, как можно подумать, глядя снаружи.

До ворот было метров восемьдесят. Четыре тролля с бревном соответствующих размеров как раз эти ворота и таранили. Еще два десятка занимались тем, что швыряли камни, причем немаленькие, и ждали, пока ограда будет разрушена. Почему просто не перелезут через ограду, я не понимала. Ведь это великанам вполне по силам.

Люди отстреливались из луков, но толку это приносило мало. Тролли, особенно те, что с тараном, были утыканы стрелами, как еж иголками, что им не мешало долбить дальше. Но с эльфийской стрелой, попавшей в глаз, трудно выжить, и один из троллей, держащих бревно, упал. Эледриэль убила второго. Места павших заняли другие, и удары по воротам продолжились, а те уже начинали нехорошо трещать. Мы со светлой повторили урок еще раз, ожидая, что враг побежит. Но нет, места убитых опять были заняты, и штурм продолжался.

– Странные тут какие-то тролли, непуганые. Они что, с эльфами никогда не сталкивались? – спросил муж.

– Похоже, что нет, – ответила я.

А тролли действительно оказались странными. И умными. Даже более того, вычислили, откуда летят смертоносные стрелы, и с десяток нападавших побежали к нашему валуну. Шестерых мы с Эль подстрелили, пока они приближались, а вот четверо прикрывали глаза дубинами. Нас наверху троллям видно не было, но под ноги это смотреть совсем не мешало. Шкуру горного тролля пробить, конечно, можно, но толку от этого чуть. Тем не менее светлая вогнала одному из них стрелу в шею, я тут же добавила, Эль еще одну, и враг упал раненый, выжить выживет, но на данный момент неопасен.

Тем временем муж тоже вступил в бой, выпустил огненный шар из своего амулета ближайшему врагу чуть ниже живота. Тот заорал, выронил дубину, и его правый глаз тут же украсило оперение моей стрелы. С двумя оставшимися троллями справились быстро. Правда, последний успел-таки швырнуть свое оружие в нашу сторону. Я пригнулась, а вот Эледриэль решила погеройствовать и воспользоваться моментом, чтоб добить этого метателя. Пристрелить его она пристрелила, но и сама чуть не получила, вовремя ее Дим дернул вниз, но все равно эта дубина пролетела буквально в волоске от ее головы. Преувеличиваю, конечно, но все же светлая рисковала.

– Осторожней, любимая! – прокричал Дим. – Не хочу тебя терять.

– Извини, случайно так получилось, – ответила она, целуя человека в щеку.

Ага, случайно. Так я и поверила! Наверняка специально этого и добивалась.

Пока мы расправлялись с этим десятком, остальные тролли проломили, наконец, ворота и ворвались в селение. Вернее, попытались. Первый проскочивший через обломки ворот тут же провалился в аккуратное квадратное отверстие, образовавшееся в дощатой мостовой. Рев, полный боли, красноречиво говорил о кольях на дне ловушки. Ну, тут все понятно, яма без кольев – это все равно что гномы без пива.

Второй великан угодил в ту же западню, но кольев, к сожалению, не достиг, приземлившись на своего предшественника. Начал было выбираться, но к нему подскочил человек с копьем и вогнал его прямо в открытую пасть. Смельчак получил удар рукой от агонизирующего горного тролля и улетел в сторону сломанной куклой. Явно не жилец, но и его убийца тоже затих в своей яме.

Третий враг перескочил через уже полную ловушку и понесся на отступающих людей, размахивая нерационально большой дубиной. Мы видели, как двоих он достал, и после таких ударов у обоих было мало шансов выжить. Но помочь ни я, ни светлая не могли, так как этот враг был к нам спиной. Стрелять в такого – только зря расходовать стрелы. А их запасы у нас с самого начала были далеко не безграничны. В гномьем подземелье взяли несколько сотен прекрасных наконечников и потом, как в лес попали, стрел наделали, но большая честь их сейчас в контейнерах лежала.

Четвертого тролля я подстрелила в самом проходе разломанных ворот, устроив там временный затор. Пролезть, конечно, можно, но хоть на несколько мгновений, а задержит. Все же лучше, чем ничего, у нас со светлой больше возможностей при стрельбе, а у местных есть время отскочить или сориентироваться.

Пятый не стал перебираться через труп соплеменника, а залез на него, после чего забрался на саму стену и, опустив голову, словно атакующий бык, побежал в нашу сторону, сбрасывая при этом немногих оставшихся там людей. Но у этих еще были шансы, выжить после падения с не очень-то и большой высоты – дело нехитрое. Сломать шею, впрочем, тоже.

Узковата, конечно, стена для горного великана, особенно для бегущего, на их габариты не рассчитывалась, но мог и добежать, даже, скорей всего, добежал бы. И выстрелить-то было некуда, я уже начала готовить боевое заклинание, но Дим опять успел раньше. Огненный шар, выпущенный из амулета, именуемого им магобластером, попал в ногу атакующему троллю, опалив заодно и часть стены. Тот потерял равновесие и рухнул со всего маху на землю, к сожалению, не наружу, а вовнутрь защитных укреплений. Он не успел не то что очухаться, а даже пошевелиться, как получил еще один огненный шар, уже в морду.

Обгорелый тролль вскочил на ноги, ринулся в первую попавшуюся сторону, наткнулся на стену и начал колотить ее кулаками. Нам этот точно теперь не был опасен, тем более что за него уже взялись местные. Вот один подбежал и рубанул топором по ноге, после чего сразу же отскочил от мечущегося полуслепого противника. Вот второй… Вскоре они его повалили и стали добивать. На ум почему-то пришел глупейший анекдот, рассказанный как-то мужем про слона и муравьев, но я выбросила его из головы, так как бой еще не закончился.

Пока последний несся на нас, через ворота успели пробраться еще два и вовсю буянили в поселке. Восьмого, пытающегося пролезть, подстрелила светлая, окончательно завалив остатки ворот, а я тем временем промахнулась в девятого. Шаман! Редко, но среди троллей они попадаются. Зато он наконец почуял нас и что-то проорал, видимо, команду на отступление, так как один из великанов, что были в деревне, подбежал к валуну, похожему на наш, только поменьше, взобрался на него по такой же лестнице, приведя ее в негодность, спрыгнул вниз, и троица отступила обратно в лес. Два других не вернулись, позже выяснилось, что попались в такие же ловушки, как и самый первый.

Поскольку новых нападений не ожидалось, а трофеев с горных троллей, кроме набедренных повязок из сырых вонючих шкур, не соберешь, мы втроем отправились досыпать, предоставив местным самим наводить порядок.

Дим. Попаданец

Как можно отправиться досыпать после боя? Врукопашную нам схватиться не пришлось, но все равно. Эльфийкам можно, они умеют, а у меня на такие случаи есть Эль, усыпляет магией в лучшем виде, и никаких побочных эффектов. Так что отдохнуть вполне удалось.

С утра нам все уважительно кланялись, и на моих ушастых косо, как вчера, уже никто не смотрел. А уж когда светлая предложила раненых посмотреть и не только посмотрела, но и помогла, и даже денег не потребовала, к эльфам в этом поселке отношение изменилось всерьез и надолго. Местные и сами, наверное, смогли бы отбиться, но потери были бы в разы больше, и этого никто не оспаривал. Без помощи мага жизни пара раненых тоже не выжила бы, и это тоже все понимали.

Но лошадей нам все равно продавать отказались, самим не хватало, и идея дороже продать, а потом купить вдвое больше в городе им почему-то на ум не приходила. А вот подвезти на телеге совершенно бесплатно до ближайшей цивилизации, которой являлся замок местного барона и городок при нем, согласились. Вариант с телегой нас, кстати, устраивал даже больше, чем вьючные лошади. Контейнеры там могли стоять и не расходовать магию кристаллов. Тем более что при постройке телег в этом поселке древесины явно не жалели.

Только все это после наведения порядка, хоть какой-то починки ворот, уборки территории от вражеских трупов и похорон своих погибших. До того мы были объявлены гостями деревни. Чем, собственно, и воспользовались.

Перед отъездом пришлось поприсутствовать и на упомянутых похоронах. Хоронили, разумеется, только жителей деревни. На местном кладбище появилось восемь новых могил. Над горными троллями никто погребальных обрядов совершать не собирался, ни на кладбище, ни вообще, просто оттягивали тела подальше в лес, зачастую предварительно разрубив их на части, уж больно тяжелые. У местных хищников намечался большой праздник. Я поинтересовался, не боятся ли жители таких опасных соседей.

– Ведь тролли, какими бы большими они ни были, все равно закончатся, а приглашенные на пир звери останутся.

Мне ответили, что не только не боятся, но даже наоборот. Потому как ценный мех и вообще.

– Мех, особенно ценный, это, конечно, аргумент, – согласился я.

Как выяснилось, ушастые рано решили, что с троллей нечего взять в качестве трофеев. Эльфийские стрелы с гномьими наконечниками местные сами вытащили, почистили и принесли еще первым же утром. Для того чтоб их достать, троллям пришлось вскрывать черепа, поэтому мои жены сами и не собирались возвращать эти стрелы, списав их на боевые потери.

Хорошо хоть мы в подземном городе такими наконечниками запаслись, а то представляю удивление поселенцев, когда они увидели бы те, что по-быстрому сварганил я из медной посуды. Это был бы номер. Поделился этим своим мнением с эльфийками, но им шутка вовсе не показалась забавной.

– Опозорились бы дальше некуда, – заявила Лара.

Эль ее полностью поддержала.

Что до трофеев, выяснилось, с троллей тоже можно таковые взять. Но ушастым такое незнание простительно, так как этими самыми трофеями оказались как раз уши. Местный барон давал за пару таких украшений пару же медных монет. Учитывая то, как трудно убить великана, награда выглядела неадекватно, но местные ее ценили вовсе не за денежный эквивалент. Позже, когда распределялись налоги и прочие привилегии, количество сданных ушей играло не самую последнюю роль. Если вообще не первую.

Я заинтересовался ловушками, в которые проваливались горные тролли. Не просто так мостовые во всей деревне были крыты досками. С одной стороны, не такая уж и роскошь для поселения, где как раз дерево и заготавливают, а с другой – все равно дополнительные трудозатраты, и немалые. Такие ямы имелись много где, и маскировка увеличивала шансы даже в случае нападения очень умного противника, а уж тролли вообще попадались гарантированно.

Не сработавших мне никто не показал, но и против моего рассматривания тех, из которых вытаскивались незадачливые нападавшие, тоже никто не возражал. Колышки на дне были такие, что хоть на драконов эти ямы ставь. Подозреваю, что у местных имелись и другие сюрпризы на случай прорыва большого количества нападавших, но они не были склонны ими хвастать.

Кстати, о драконах. Перед отъездом рассказали местным о ящере, что на нас напал. Сначала они не очень хотели верить, хотя слухи о летающих рептилиях тут уже давно ходили. Но расстрел такого количества троллей оказался в глазах лесорубов очень серьезным аргументом в пользу того, что мы говорим правду.

– Позволь тебя спросить, князь, – обратился ко мне староста поселка. – Можем ли мы взять с того дракона некоторые трофеи, раз вам самим не нужно?

– Да хоть все! – щедро разрешил я. – Если там еще что-нибудь кроме костей осталось, хищники, как подозреваю, не только троллей любят.

– Положим, на дракона, даже мертвого, так сразу не накинутся, – ответил староста.

– Вам виднее, – не стал спорить я. – В любом случае череп можете оставить себе от меня и моих жен на память.

О том, что дракон не совсем настоящий, я им рассказывать, естественно, не стал. Раз нужен, пускай забирают такого, какой есть.

Поселение действительно оказалось самым глухим из имеющихся в этих местах, хотя и далеко не самым маленьким. Даже наоборот, одним из самых больших и в силу своей удаленности самым укрепленным. До баронского замка и городка рядом с ним ехали четыре дня. По пути попалось еще три таких же, серьезно укрепленных, потом два с частоколом попроще, после пошли вообще с самыми обычными заборами, стоящими больше для порядка, чем для реальной защиты. Было заметно, как с каждым шагом места становятся все более обжитыми и безопасными.

Глава 15

Дим. Попаданец

Войдя в городок, мы не то что остановиться в гостинице не успели, а даже найти ее. Именно потому, что город маленький, местный барон узнал о князе и двух эльфийских принцессах очень быстро. Вот мы и получили приглашение в его замок. Не люблю я внимания властей, и пока его удавалось успешно избегать, но тут нравы куда проще, и на условности, которые так хорошо помогали нам раньше, внимания не обращают.

Стало местному барону интересно посмотреть на человека, имеющего в женах двух эльфиек, да еще одну светлую, другую темную, взял и запросто пригласил в гости. А то, что титулы у них повыше, чем у него, так тем более нечего им в гостиницах останавливаться, когда место и в крепости найдется. Так что со всем положенным уважением милости просим. И ведь не отвертишься от такой милости, как ни старайся.

– Ну что, заглянем на огонек? – спросил я у своих ушастых.

– Придется, – ответила Лара.

Жены от приглашения тоже были не в восторге.

Баронский замок представлял собой четырехэтажную башню, но зато какую. Каменные блоки, из которых она состояла, были таких размеров, что пирамиды обзавидуются. Целой армии троллей ничего не светит под ее стенами. Вокруг башни шла деревянная стена с угловыми и воротными башенками тоже из дерева.

Совсем не нужно разбираться в замковой архитектуре, чтоб понять – эти элементы фортификации были явно более поздней постройки. Хотя для замков такое как раз типично, обороны не может быть слишком много, и каждый следующий владелец при наличии возможностей ее укрепляет и умножает. По сравнению с донжоном деревянные стены смотрелись несерьезно и выглядели игрушечными, хотя на деле были помощнее тех, что нам пришлось оборонять от горных великанов.

В замке нам выделили отдельные комнаты на втором этаже. Обед в честь победителей троллей устроили в главном зале на первом. Героями были назначены, естественно, мы. Присутствующие староста поселка и все те, кто приехал с нами, не возражали, тем более что уши самих троллей уже были засчитаны именно им. Также на празднике присутствовала вся дружина барона в два десятка воинов, его жена, вполне еще красавица, дети – уже взрослый сын и дочь лет одиннадцати-двенадцати, а также еще несколько человек, вроде управляющего или еще кого из свиты.

Барон явно не собирался захватывать понравившихся ему эльфиек, грабить нас или совершать еще что-нибудь подобное. Ему просто было любопытно, тем более что с развлечениями в этой глуши не очень. Даже менестрель и тот в замке отсутствовал. Штатная единица и оборудование, то есть гитара, имелись, а человек под все это – нет. Моим женам было предложено что-нибудь спеть, и они согласились, хотя и та и другая кривились, беря в руки такую гитару.

Исполнили несколько песен из уже ставшего привычным репертуара, а также одну новую, про победу над драконом. Раньше мои ушастые эту тематику предпочитали избегать. А закончили песней Мартиэль из моего МР3 плеера «Строители невидимых дорог». Ее вообще можно было назвать гимном путешественников, хоть по другим мирам, хоть просто, и нам она тоже очень подходила.

Строители невидимых дорог,
Крылатые бродяги Мирозданья…
Кружит листвой попутный ветерок —
Чьего-то «здравствуй» эхо «до свиданья».

На сколько стен пришлось нарваться лбом,
Не знающему слова «невозможно».
Ведь мы же сами выбрали судьбой
Сшивать путями раны бездорожья…

Еще у меня попросили документы показать, но не потому, что не поверили на слово, а опять-таки из любопытства. Причем всех больше интересовала не грамота, подтверждающая мои права на Проклятые Земли и княжеский титул, а хоть что-то, доказывающее законность такого брака. Официально утвержденный герб с двумя эльфийскими ветвями был вполне достаточным аргументом. Хорошо, что и грамота, и герб были защищены от подделки магией и тогда не сгорели, а то пока до ближайшей королевской канцелярии доберемся, чтоб получить копии, потом пока подтверждение придет, потом… в общем, волокиты может быть совсем немало.

Затем пошли не самые приятные для нас вопросы. Откуда мы путь держим и тому подобные. Ага, так взяли и рассказали про гномий город. Но ничего выдумывать не пришлось, вмешалась баронская дочка с более интересным предложением.

– Папа, расскажи про дракона, – попросила она.

Наверное, песня ее на такие мысли навела. Или еще что-то, но в любом случае получилось очень кстати.

Рассказывать свои истории куда приятнее, чем слушать чужие. Даже в такой глуши, где все друг друга знают, человек со стороны ценится не столько за то, что может рассказать что-то новое, а прежде всего за то, что ему можно поведать свою, уже тысячу раз слышанную всеми местными историю. Вот и барон не стал упускать такой возможности, тем более что и я, и эльфийки очень внимательно слушали.

Поведал он историю о страшном и опасном драконе, который вот уже лет десять терроризировал всю округу. Вообще-то он прилетал не больше раза в год, да и то если считать все баронства, а не только это, но его все равно боялись. Похищал людей, иногда скот и опять улетал в неизвестном направлении. Никто не сомневался, что в покинутые земли, которые лежат за южными горами. Заподозрив, что речь идет о нашем старом знакомом, я воспользовался случаем и подлил масла в огонь:

– Это случайно не тот дракон, что весь в бородавках и наростах вместо чешуи на черной шкуре? – спросил я таким тоном, как будто это далеко не единственный дракон, с которым мне приходилось встречаться.

А ведь действительно получалось, что не единственный. Поэтому вполне справедливый уточняющий вопрос, на всякий случай, чтоб не перепутать. Мало ли, может, тут охотничьи угодья той девушки с гитарой? Кто этих драконов знает? Но нет, мои подозрения оказались правильными.

– Он самый! – воскликнул барон. – Откуда ты знаешь?!

– Так напал на нас по пути сюда. Хотел моих жен украсть. Но не на тех нарвался, со стрелой в глазу по самое оперение даже драконы не выживают. Спроси у старосты, как мои эльфийки в троллей стреляли.

Староста не только подтвердил, но даже приукрасил героизм ушастых красавиц.

– А почему вы не взяли шкуру? – задал глупейший вопрос сын барона.

– Так она слегка того, тяжелая, а нам даже лошадей никто продавать тут не желает.

– Я могу продать, – отвечает барон.

– Спасибо, обязательно купим, но возвращаться не будем. Это же четыре дня до последнего поселка и еще пять дневных переходов по лесам. Да и тушу наверняка уже сожрали падальщики.

– Драконов, даже мертвых, остальные звери боятся и никогда не трогают, – ответил один из придворных.

– Все равно не будем возвращаться в такую даль, – ответил я. – Ну а броня из драконьей кожи хоть и хороша, но неоправданно тяжела, совсем не для эльфов, да и шкура у того дракона какая-то слишком уж подозрительная.

Потом барон попросил меня подробней описать дорогу к тому месту, но это сделали Эль с Ларой, так как я в таких делах не силен. Сам же барон тем временем старался незаметно бросить взгляд на придворного, что про боязнь зверей к драконам говорил. Понятно, наверняка маг и нас проверял. А мне-то что, я человек честный и вообще никогда не вру. Ну, почти никогда.

После этих новостей праздник как-то сам собой закончился, а в замке начались непонятные движения и приготовления. Хотя чего уж тут непонятного, симптомы у драконьей лихорадки мало чем отличаются от золотой.

Вечером Лара меня спросила:

– Дим, зачем ты всем врал, что это мы того дракона убили?

– Разве? И когда это я успел соврать? Совершенно ничем не обоснованные обвинения! Эль, дорогая, ты почувствовала в моих словах ложь?

– Нет, и не понимаю почему, – ответила светлая.

– А чего тут непонятного? Дракон на нас нападал?

– Нападал, – отвечает Эль.

– Вас похитить пытался?

– Пытался, – не очень уверенно соглашается Лара. – Во всяком случае, обратного утверждать точно не возьмусь.

– Теперь он мертв?

Обе эльфийки закивали в ответ.

– Умер от стрелы в глаз?

– Да.

– Вы троллей убивали тем же способом?

Опять синхронный кивок.

– Так где же я соврал?

Ушастые молчали. Дошло наконец, в чем дело. Не сказал я ни полслова, что это они дракона убили. Дал понять, это было, но сам не сказал, следовательно, и во лжи уличить не получится.

– То-то же, а то развелось тут магов разума, честному человеку не продохнуть.

Наутро, как я и предполагал, барон с половиной дружины и множеством слуг отправился в экспедицию. Золотая лихорадка, она такая: тем, кто заразился, на месте сидеть не позволяет. Ну а то, что вместо желтого металла их ждал черный дракон, особой роли уже не играло. С собой феодал взял целый караван из телег – как они собираются с таким транспортом идти по лесу, постепенно переходящему в горный, я не знаю. Их проблемы, тем более мои жены очень подробно описали топографию предстоящего маршрута.

Но не тут-то было. Во всяком случае, не сразу. В замок нагрянули гости, причем такие, от которых не очень-то отмахнешься. Местный король объезжал свои владения, забыв заранее предупредить вассалов. Ревизор в короне, иначе не назовешь. И тут история с драконом оказалась как нельзя кстати. Мною и эльфийками он интересовался именно с этой позиции. А мне что, жалко, что ли? Рассказал еще раз, как дело было, предупредил, что череп успел подарить жителям ближайшего к гибели дракона поселения (обладаю ли я таким правом, никто не спрашивал), и поехали мы с ушастыми своей дорогой. А король с бароном своей, делить то, что осталось от фальшивого дракона.

Главное, что нам – как и было обещано – продали одну повозку и к ней тройку лошадей: двух запряжных, а одну под седло. И цена была вполне приемлемой, куда меньшей, чем я был готов заплатить. Телегу выбрали самую грузоподъемную из всех имевшихся на продажу. Даже отшучиваться пришлось, мол, на случай еще одного дракона, чтоб, значит, было на чем трофеи перевозить. А то расплодилось тут этих самых ящеров, буквально проходу путнику не дают.

Зато теперь появилась реальная возможность довезти до дома все то, что мы у гномов захомячили, в смысле, нажили непосильным трудом. Матрешка была раскомплектована, и контейнеры равномерно расставлены по самым крепким местам транспортного средства. В гонках участвовать не получилось бы при всем желании, но не спеша передвигаться можно, не расходуя при этом энергию в кристаллах, что самое главное.

Дальше дорога шла по более обжитым местам, можно сказать, по-настоящему цивилизованным. Не центральные королевства, конечно, но и в тех же центральных такая глухомань попадается, даже и не подумаешь, что в паре недель, а то и дней от столицы находишься. Я сам видел.

Кстати, о столицах, мы теперь путь как раз в ближайшую и держим, а там отдых, гномий банк, транспорт получше имеющейся телеги, возможность нанять охрану и вообще цивилизация. И все это нам необходимо. Начиная с отдыха в приемлемых условиях, банка – жалко и подозрительно нумизматическими раритетами расплачиваться, охраны опять же, а то тех, кого можно нанять в городках по пути, самим охранять придется, и заканчивая транспортом.

– Зафрахтовать бы большой корабль и плыть на нем до самых Проклятых Земель, – поделился я своими мыслями с ушастыми.

Те на меня как-то подозрительно посмотрели.

– Да знаю я, – ответил им. – Мечтать, конечно, не вредно, наше княжество выходов к морю не имеет, но две трети пути можно проделать и по северным морям.

Глава 16

Зара. Командир отряда наемников

Как же надоел мне этот Дузбур! Не столица, а одно название. Королевство граничит с землями северных варваров, но само от последних мало чем отличается. Разве что только правителя королем величают, а не великим князем, да его вассалов – баронами. Но вообще это все ерунда, гораздо хуже то, что работы для моего отряда тут нет и не предвидится. Совсем. Здесь и своим ее не хватает, а они гораздо лучше к местной специфике подготовлены.

А как все хорошо начиналось.

Рассталась с Ва’Димом и эльфийками, добралась без приключений до ближайшего города, в котором было представительство гильдии наемников, и зарегистрировала отряд «Мифриловый дракон». Вместо медной бляхи простого наемника, состоящего в гильдии, получила такую же серебряную, говорящую о моем статусе командира. В отличие от первой, эта еще и магическую защиту имела от подделки, чтоб кто попало шайки разбойников под видом наемных отрядов не сколачивал.

Затем получилось быстро собрать нормальный отряд – пять ветеранов, пять новичков и даже целитель. Особенно мне повезло с Нуром, который практически сразу стал моим заместителем – хороший воин и надежный помощник, не мечтающий занять место командира. Ну и с целителем, разумеется, тоже повезло. Маг жизни десятой ступени на дороге не валяется, в наемные отряды они, бывает, идут, но чтоб в маленький и только что сформированный – редкость.

Совсем еще мальчишка, романтики ему захотелось. Сидел бы в каком-нибудь небольшом городке и деньги греб, так нет, в наемники подался. Вообще-то целитель и среди воинов может неплохо устроиться, мага жизни в любой отряд с удовольствием возьмут, работа у нас такая, не позволяющая пренебрегать подобными вещами. Так ведь нет, возомнил Клип себя великим мечником и только в этом качестве хотел вступить в гильдию.

А кому он такой нужен? Правильно, никому. Этот маг и меч-то не знал, с какой стороны брать, а все туда же. Вот никто и не хотел его принимать в свой отряд в таком качестве, все уговаривали на должность целителя, а я взяла как есть. Предупредила, что никаких поблажек ему как магу не будет. Согласился, даже с радостью, наконец: в нем хоть кто-то воина оценил. Еще про боевое братство рассказала сегодня ты спасешь товарищу жизнь, не дав умереть от ран, а завтра он тебе, вовремя прикрыв спину. Тоже согласился, кто ж с таким спорить станет?

Позже я Клипа от ночных дежурств освободила, при условии, что при необходимости раненых лечить будет. А то, что мечник из него никакой, так в бою всегда одного из ветеранов приставить можно, чтоб приглядывал. Научил меня князь Ва’Дим мыслить нестандартно, вот и заполучила в отряд мага-целителя за долю простого мечника. Казалось бы, обманула, так он еще и доволен остался.

Взяли мы несколько удачных заказов, в основном по охране купцов на небольших переходах. А также охрана на короткое время в черте города, в случае ярмарки, или, возможно, клиент сделку заключал с не самыми надежными партнерами. Потом смогли принять в отряд еще десять человек, и на этот раз новичков всего трое было. Еще пара удачных заказов, а потом везение как-то сразу закончилось. Но, к сожалению, я сразу этого не заметила, даже, наоборот, подумала, что опять подфартило.

Нанял нас один богатый купец на провод небольшого каравана вокруг Проклятых Земель и потом дальше на запад. И аванс заплатил, больше половины от оговоренной суммы, и премии обещал как за скорость, так и за удачные выходы из опасных ситуаций, и даже все трофеи, в случае появления таковых, отходили нам. Хорошие условия. Просто замечательные. Не клиент, а мечта наемника. Уже тогда нужно было заподозрить, что слишком уж все гладко.

Вокруг Проклятых Земель обошли без особых проблем. Из всех опасностей на пути встретили только одного живого мертвеца, так даже за него премию получили, как за настоящее нападение нежити. Дальше тоже все было прекрасно, ни разбойников, ни каких других опасностей. Всегда бы так. А в столице графства, городе Шер, в котором мы остановились на ночлег, нас ждала засада. Это была графская стража. Купец тоже оказался человеком графа, чьей задачей было заманить мой отряд в город.

Откуда граф Шер узнал, что командир «Мифрилового дракона» имеет отношение к тому делу с Али из Шера, я не знала и не горела желанием выяснять. Главное было вырваться из ловушки, что мы и сделали, хотя и потеряли четверых убитыми, и еще трое были ранены. Также пришлось бросить телеги, принадлежащие отряду, со всем имуществом. Не ожидали люди графа, что отряд сразу же окажет сопротивление, но они сами виноваты. Потребуй выдать командира на графский суд по серьезным обвинениям, могло бы все кончиться совсем по-другому, а так при неожиданном нападении без разговоров получили отпор, и последующие требования и угрозы уже не сработали.

Уходили мы по северной дороге, а не напролом через лес и холмы, только потому, что у всех были лошади, правда, часть их до этого принадлежала людям графа, но мертвым они не нужны, а нам пригодились. И еще потому, что стражникам досталось куда больше, чем нам, мы не меньше десятка положили, не считая раненых, и теперь имелось какое-то время на отрыв. Северная же граница графства была ближе всего. Остановились уже в темноте, доковыляв до какого-то придорожного трактира. Решили ночевать там, так как ночью вряд ли нас станет преследовать большой отряд, и до утра время точно имелось, а отдых необходим и нам, особенно раненым, и, самое главное, лошадям.

Ранним утром, не успели мы еще собраться, к нам подкатил купец со столь же щедрым на первый взгляд предложением, что и предыдущий. Но на этот раз ничего подозрительного не было, даже наоборот. Такие условия и оплата за обход вокруг Проклятых Земель и проводку каравана дальше по обжитым странам – подозрительно хорошие, а в случае далекого путешествия по землям и морям, находящимся чуть ли не у демонов на рогах, наоборот, слишком недостаточные. Не будь мы в таком сложном положении, точно не согласились бы. А купец как будто учуял, что отряд от кого-то убегает, и предложил сопроводить его в такое место, где точно преследовать вряд ли кто станет. Да что там вряд ли, точно не станет! Сначала в земли северных варваров, а потом далеко на запад по их морям.

То, что купец захотел нанять отряд еще тут, а не стал рассчитывать на местных, вполне понятно – сразу видно, что не первый год торгует и специфику знает. Это по нашу сторону горного хребта северные варвары вполне надежные наемники, даже более чем, а там, у них, в распрях, которым не одна сотня лет, сами боги ногу сломят. Или демоны рога, что скорей всего.

От одного разбойника такой наемник будет защищать купца и его товар до последнего вздоха, а другому, наоборот, может и грабить помочь. И все дело в том, что с первым у его рода кровная вражда неизвестно с каких времен, а предку второго его прадед присягу давал, и та присяга важнее его обязательств перед нанимателем. Хуже всего то, что никогда не угадаешь, на кого нарвешься в следующий раз. Хорошо хоть, все эти распри и союзы они оставляют у себя, когда отправляются в чужие края наемниками. Но этому купцу-то как раз и нужно было на север, и он точно знал, чего там можно ожидать, особенно в дальнем путешествии.

Уже на следующий день перешли границу графства. Не догнали нас люди Шера, ну и ладно. В ближайшем городке или скорее крупном поселке долечили раненых, закупили все, что надо в дорогу, и отправились дальше на север. Был, конечно, риск, что не сумевшие нас поймать люди графа наплюют на границы и продолжат преследование, но не очень большой.

Хотя, с другой стороны, взбешенный нашим наглым сопротивлением граф Шер мог послать в погоню свою конницу с приказом взять нас любой ценой. Иные благородные в таких случаях бывают чрезмерно вспыльчивы, но те, которые не в состоянии эту черту характера контролировать, как правило, долго не правят. Свободное баронство было в натянутых отношениях с графством, так что вряд ли кто рискнул бы их еще сильнее нарушать без гарантии, что при этом поймают тех, кого ищут.

Что-то очень ценное вез наш купец, потому что весь его товар легко помещался в единственную небольшую телегу или даже в один большой окованный железом сундук. Представился он Алькуром из южных королевств и действительно был похож на южанина. Сказал, что везет важные магические ингредиенты для опытов одному архимагу, проживающему далеко на северо-западе. И правильно, кстати, сделал, что сказал, сразу видно, что не дурак. Пошли бы ненужные слухи, что в сундуке драгоценные камни или редкие магические амулеты, а так ингредиенты, чем бы они ни были, товар специфический и труднореализуемый, следовательно, и опасности меньше. С купцом было четверо молчаливых охранников, на вид тоже южан, двое из которых никогда не отходили от сундука, дежуря на этом посту посменно.

Пока дошли до перевала через северные горы, за которыми и были земли варваров, набрали в отряд еще одиннадцать человек и двух зеленых орков. За счет купца, разумеется, но он не возражал, сам считал, что «Мифриловый дракон» маловат для такого путешествия. А вот с оружием для новых людей пожадничал, у кого что было, с тем и предстояло воевать. Почему-то абсолютно уверена, что князь Ва’Дим поступил бы иначе. Большинство же других нанимателей как раз ведут себя как этот купец.

Потерянная удача, можно сказать, вернулась ко мне и моему отряду. За весь долгий путь пришлось только дважды браться за мечи. В первый раз пираты напали на нанятый нами корабль. Хотя тут на севере любую лодку так гордо называют, а уж если она еще и большая… Но команде с нашей помощью удалось легко отбиться. Обошлось вообще без потерь, несерьезные какие-то пираты попались.

Во второй раз нарвались на хорошо подготовленную засаду, когда шли по прибрежному тракту. Но разбойники имели в виду явно не нас. Похоже, они рассчитывали на менее охраняемую добычу, неверно оценив количество телег. В общем, отбились, но уже не так благополучно, как в прошлый раз. Были потери. Один мой человек из новеньких, нанятых уже после заключения сделки с купцом, и один из четырех охранников самого Алькура. И еще четыре северных варвара из дополнительного отряда. Купец вообще постоянно нанимал таких на короткие переходы. Даже два бойца из одного такого отряда решили присоединиться к «Мифриловому дракону» на постоянной основе – то ли дома с родней что-то не поделили, то ли по какой другой причине.

Когда прибыли в столицу нужного и единственного в этих краях королевства, купец полностью с нами расплатился и отправился к заказчику, проживающему в семи или восьми днях пути от города. От охраны отказался, заявив, что обо всем договорено. Но и нас не отпустил, оставил сторожить свои вещи и телегу, заплатив на месяц вперед. Крайне странно, за те же деньги мог пройти с нами почти до самого места и уже в дне пути оставить. Но кто платит, тот и устанавливает правила.

Еще он заявил перед отходом, что намерен идти обратно и мой отряд его более чем устраивает, даже маленький предварительный аванс под это дело оставил. Однако назад в условленный срок не вернулся и вообще не вернулся. Выяснять же, что произошло, если в деле замешан тот архимаг, а он наверняка замешан, себе дороже. Вот и торчали в этом городишке уже третий месяц. Деньги кончались, а в наших услугах никто не нуждался.

Большую часть времени я теперь проводила за отдельным столиком в трактире «У наемника». Хозяин заведения, как нетрудно догадаться, бывший наемник, и контингент тут соответственный. То есть те, кто ищет работу по декларируемой специальности, и потенциальные наниматели. Однако как выяснилось вскоре после нашего прибытия, для «Мифрилового дракона» на местном рынке просто не было ниши. Двадцать девять человек и два орка – это или слишком много, или, наоборот, мало.

Тут обычно пользовались спросом отдельные наемники или маленькие группы менее десятка, они почти всегда находили работу. Но расформировывать «Мифриловый дракон» я не желала, а выделять маленькие группы для отдельных заданий, в принципе, было можно, но пока не получалось – конкуренты всегда успевали увести клиента. Еще имелся спрос на большие дружины в сотню и более воинов, и тут, по понятным причинам, у нас шансы отсутствовали, а вливаться в чужой отряд не было совершенно никакого желания. Вот и ждали в надежде на нестандартного нанимателя.

Обычно со мной сидел мой помощник Нур – очень крупный мужчина, большинство северных варваров рядом с ним маленькими кажутся. И еще кто-нибудь из отряда третьим. Первое время это был наш целитель Клип. Для солидности мага брали, но потом поняли, что толку все равно никакого, и в дальнейшем эту вахту делили все по очереди. Вообще-то я могла бы сидеть за столом и бездельничать в одиночку, но тут, на севере, к женщине – командиру отряда наемников пока не очень привыкли и, бывало, пытались затеять драку, но, когда рядом Нур, не рисковал никто.

– Зара! Красавица! А тебя сюда каким ветром занесло?! – вдруг закричал на весь трактир кто-то подозрительно знакомым голосом, а манера говорить была еще более знакомая.

Подняла глаза и увидела того, кого уже не ожидала увидеть, то есть Ва’Дима, а с ним, чуть сзади, обе эльфийки, значит, друг друга пока не убили. Только одета вся троица не так, как раньше, хотя тоже странно, на всех что-то неуловимо гномье.

– Зара, ты, помню, свой отряд мечтала собрать, и как, получилось? – с ходу спросил он.

Только кивнула в ответ.

– Вот и прекрасно! Я вас всех нанимаю. Надеюсь, ты никаких других обязательств не имеешь? Но это не так важно, если что, перекуплю договор.

– Нет, мы свободны, – быстро ответила я, опережая намеревающегося начать торговаться помощника.

– Вот и замечательно. Сколько вас?

– Я и тридцать один воин, – начала отвечать Ва’Диму, а потом, глянув на эльфиек, на всякий случай добавила: – Двое из них – зеленые орки.

– Маловато, но для начала хватит. Если что, я с женами в лучшей гостинице. Удивлена? Эль с Ларой действительно мои жены, самые что ни на есть настоящие и совершенно официально. Да и ты тогда вовремя сбежала, иначе была бы сейчас третьей.

Сказав это, человек вместе с эльфийками удалился из трактира. Красиво ушел, в своей манере, а на меня теперь все, кто присутствовал в зале, пялились.

– Зара, ты согласилась, даже не поинтересовавшись, куда и зачем мы идем, не похоже это на тебя, – начал Нур.

– А нам не без разницы? Все равно сидим без работы, и деньги уже все закончились, скоро отряд распускать пришлось бы.

– Кстати, о деньгах, об оплате тоже не было сказано ни полслова, ты даже не пыталась торговаться и мне не дала, хотя возможности намечались, и неплохие. Можно было намекнуть на договоренности с другими клиентами.

– Совсем не тот случай, Нур, – ответила на претензии помощника, – знаю я Ва’Дима, и хорошо знаю. Чем меньше с этим человеком торгуешься и вообще о деньгах говоришь, тем больше он заплатит.

– Да кто он вообще такой? – опять спросил помощник.

Воин, дежуривший в этот день с нами, в разговор не вмешивался, хотя прекрасно было видно, что и ему очень интересно.

– Ва’Дим – северный варвар, немножко князь. Да, знаю, что не похож, но что есть, то есть.

– Все равно они мне не нравятся, – закончил Нур.

Еще бы ему такое понравилось – целых две эльфийки в нашем отряде, а ушастое племя он, мягко говоря, недолюбливает. Вообще-то моего помощника зовут вовсе не Нур, а очень даже Нуриэль. Имя мало того, что эльфийское, так еще и женское. У его мамаши в свое время один из клиентов был эльф-полукровка, и она почему-то вбила себе в голову, что ребенок от него. Даже когда мальчик подрос и стало совершенно ясно – эльфы там даже рядом не лежали. А вот кто-то из северных варваров, что тоже имелись среди клиентов, вполне мог поучаствовать. Но она все равно мнения не изменила. Вот он с тех пор эльфов терпеть не может, и Нуриэлью (а даже и Нуриэлем) его лучше не называть. Если потом вырубишься после первого удара – считай, повезло. Северных варваров он, кстати, тоже не любит, и если встречает под стать себе, то дело непременно заканчивается дракой. К счастью, такие редко попадаются.

– Нет, Нур, это неправильные эльфийки, хорошие. Сам видишь, даже за человека замуж вышли. И потом, темная сильный боевой маг, да и на мечах превосходно дерется, с тобой точно справится, можешь мне поверить. А светлая – маг жизни посильнее нашего Клипа, мне в свое время именно она жизнь спасла, причем сама, бесплатно. Просто проходила мимо, исцелила и дальше пошла. К тому же она еще и маг разума, так что, пока они наши наниматели, забудь об эльфах плохо думать. Опять же, мой мифриловый амулет как раз эти эльфийки сотворили, а сам мифрил для него Ва’Дим подарил. Так что я совершенно официально объявляю – полоса неудач для «Мифрилового дракона» сегодня закончилась!

Глава 17

Дим. Попаданец

Это мы удачно зашли. Сразу, с ходу наняли старую знакомую Зару с ее отрядом. Не пришлось весь день на местной бирже наемников выяснять, кто чего стоит, и вообще… А скорей всего, и дня не хватило бы, нудное это дело, неинтересное. И даже все тщательно проверив, рискуешь все равно каких-нибудь бандитов нанять. Или пиратов, как уже однажды было.

– Не поспешил ли ты? – спросила меня Лара. – Можно было и некоторые подробности уточнить, и вообще поговорить.

– Так завтра и уточним. Зато представь, как отреагируют Зарины помощники на ее практически безоговорочное согласие со всеми моими предложениями.

– Тоже странно.

– Ничего странного, она хитрая и выгоду чует почти как наша Эль.

– Вот именно, бессовестно пользуется твоей добротой и неумением считать деньги, – тут же ответила светлая.

Тем не менее принципиальных возражений она не имела. Как, впрочем, и темная.

На следующий день, с самого утра, Зара и ее помощник явились к нам в гостиницу. Идея идти по землям и морям северных варваров обратно к цивилизации им понравилась. Как я понял, северные земли успели надоесть им до чертиков (или тут все больше демонов предпочитают? В любом случае надоели). По признанию самой Зары, ее отряд тут застрял всерьез, и сохранить его уже было мало надежды. Заместитель, огромный наемник с гномьим именем, несколько раз порывался заговорить о деньгах, но каждый раз затыкался на полуслове, явно получая пинок под столом от своей начальницы. Как правильно заметила моя Эль, Зара действительно в этом смысле хитрая.

Обсудив предварительный маршрут, пошли смотреть сам отряд. Двое зеленых орков, остальные все люди. Вооружены кто как, одни лучше, другие хуже. Ясно было видно, что «Мифриловый дракон» переживает не самые счастливые времена.

– Да… – только и произнес я.

Зара молчала, сама придерживается похожего мнения, а то ли Нур, то ли Нар, в общем, помощник с неподходящим ему совершенно гномьим именем, уже заранее изготовился возмущаться. Но у меня как раз на такой случай имелись неоспоримые аргументы, не зря я еще вчера к гномам в банк сходил. Просто бросил Заре кошелек с серебром.

– Закупишь оружия, кому чего не хватает, но самого лучшего, что найдется в этой дыре. Про арбалеты не забудь, но опять же, чтоб все одинаковые, а если уже сколько-то есть, то лучше заменить на однотипные. Да и обувь с одеждой некоторым, как я вижу, обновить не помешает. И вообще, бери все, что может пригодиться в дальнем путешествии – тут хоть и захолустье, гордо именуемое местными столицей, но дальше, как я слышал, будет только хуже. Так что зря не экономь, если не хватит, еще дам. Выходим через три дня, надеюсь, успеешь привести отряд в порядок. Вопросы и возражения есть?

Ни того, ни тем более другого не последовало. Я давно заметил, какие наниматели нравятся окружающим. Только был заранее уверен, что Эль потом ворчать будет, ничего она не понимает, по реакции на мое поведение я наемников оценить смогу куда лучше, чем она со своей магией разума.

Потом я еще отозвал Зару и наедине объяснил, что все ею закупленное отойдет отряду сразу, как только дойдем до той самой долины в Проклятых Землях.

Нур. Наемник

Мне этот князь Ва’Дим сразу не понравился. Не похож он ни на князя, ни на северного варвара. Хотя последнее скорее плюс, северный варвар – тоже рекомендация не из лучших, но дело совсем не в этом. Ни один нормальный человек не возьмет себе в жены эльфийку, а уж про двух и говорить нечего. Мало того, что тощие и на нормальных женщин не похожи, так еще и командовать в семье непременно будут. Кому нужна жена, которая неизвестно на сколько столетий тебя старше? Совершенно правильно, никому не нужна, во всяком случае, никому нормальному.

И пусть чужие семейные отношения не мое дело, но то, как он с нашим командиром разговаривал, как раз наоборот. Да любой, кто только попробовал бы с Зарой в таком тоне заговорить, сразу по морде получил бы, а я ему еще и добавил. А тут ее как будто подменили – только кивала в ответ, улыбалась и со всем соглашалась. Вот не знал бы я нашего командира так хорошо, точно подумал бы, что глупая шутка про третью жену имела под собой какие-то основания. Но нет, тут скорее эльфийская магия виновата, ушастым вообще доверять нельзя.

Как только князь с эльфийками гордо удалились, оставив Зару в глупом положении, та, ничуть не смущаясь, послала меня и Гирда на постоялый двор в пригороде, где весь «Мифриловый дракон» и размещался. С ходу объявила, что у нас есть наниматели и нужно готовиться.

«Зря она так, – подумал я, – еще никаких договоренностей нет, и все может в любой момент сорваться. Плохая примета. Вот помяните мое слово, это добром не кончится».

На следующее утро в гостинице, где остановились человек и эльфийки, Зара тоже только со всем соглашалась и меня под столом ногами била, чтоб не вмешивался. А я и не собирался, но ведь самые обычные вопросы о цене и других условиях задать-то нужно. Глупо мы с ней выглядели, так как не заметить такое вряд ли возможно. Ну, точно эльфийская магия. Что там командир про светлую говорила? Маг разума? Хорошо, хоть на меня такие штучки не действуют. Я любого эльфа разоблачить могу!

Когда этот князь отряд рассматривал, то такую рожу скорчил, будто планировал вместо наемников увидеть лучшую сотню имперской гвардии и эти его ожидания не оправдались. Я надеялся, что он сразу начнет высказывать все, что думает, и от договора откажется. Вот тогда-то я ему морду и набью. Но нет, ни слова не сказал, а просто бросил Заре кошель приличных размеров явно с серебром (уж я-то звон серебряных монет никогда не спутаю со звоном медных, да и ни один разумный, у которого в голове хоть капля мозгов есть, не спутает). Уже потом распорядился закупить не только припасов на дорогу, но и всем, кто нуждается, полную экипировку вплоть до обуви.

Да, не так этот князь Ва’Дим и плох, каким кажется на первый взгляд. Понимает, что чем лучше наемник вооружен, одет и обут, тем выше, в конечном счете, безопасность нанимателя. До других клиентов эта простая, в общем-то, мысль почему-то не доходит. И если намерен выдать воину хорошее оружие, то, конечно, можешь иметь нелестное мнение о том, что у него было до того. Тут никто спорить не станет, потому что все честно, а если просто покритиковать хочешь, то никому твое мнение не интересно, так как недостатки своей экипировки и так все знают куда лучше, чем посторонние.

Что еще понравилось, командир мне потом сказала, после выполнения работы все купленное – наше. Это не считая оплаты. Кстати, об этой самой оплате пока вообще не было сказано ни слова, но теперь я начинал верить, что она может быть и приличной. Недаром князь такими кошельками разбрасывался и даже отчета не требовал.

Ну а то, что он на эльфийках женат, так и у хороших людей бывают свои недостатки. И вообще, я уже говорил, что чужие семейные дела не моя забота. Не лезу я туда и остальным не советую. Другие вон, даже на оркитянках женятся, и ничего, живут. Сам одного такого наемника знал. Ни полслова плохого сказать о нем не могу.

Дим. Попаданец

Выяснилось, что навигация на северных морях – дело довольно своеобразное. По каким-то неведомым причинам взойти на борт корабля в пункте А и сойти в пункте Б было нельзя. Между этими двумя точками непременно располагалось несчетное количество всевозможных В, Г, Д и так далее, миновать большую часть которых почему-то не было никакой возможности.

Доходило до явного и абсолютного абсурда; до-плываешь до определенного острова, сходишь на берег, переходишь за пару-тройку часов весь островок, нанимаешь на следующем берегу другой драккар или еще какой корабль и плывешь до очередного пункта. Почему нельзя на первом корабле плыть вокруг того острова, а потом дальше, никто объяснить не мог. Вернее, местные как раз могли и очень охотно объясняли, но понять северную логику без пол-литры не представлялось возможным. А поскольку я непьющий, то у меня вообще таких шансов не было. Но если бы только местные; та же Зара полностью подтверждала здешнюю нелогичную специфику, мол, всегда так было.

Учитывая то количество пересадок и переходов по суше, которые нам предстояло сделать, купить сам корабль в собственность получилось бы куда дешевле, чем арендовать каждый раз по необходимости новый. Но, увы, от этой идеи пришлось отказаться, ее сочли совершенно нежизнеспособной те, у кого мы консультировались. И в первую очередь по чисто объективной причине – купив корабль, все равно придется нанимать команду, а такого количества сумасшедших, которые согласились бы проплыть весь этот путь от начала до конца, мы среди местных просто не наберем. Да если бы и нашли, то, по мнению консультантов, все равно не доплыли бы, нас просто не пропустят.

– Ну, раз уклонитесь от проверки местным князьком, от другого сбежите, третьего сами утопите, четвертому в тот момент будет не до вас, но рано или поздно везение кончится, – объяснял капитан, у которого мы интересовались. – Путь-то предстоит совсем не короткий.

До меня наконец стала доходить логика такого дикого отношения к торговле и мореплаванию. На то они и дикари, чтоб так организовать таможенные сборы. Но из этой ситуации, возможно, был выход.

– Понятно, – сказал я, – всем хочется денег. Так в чем проблема? Мы готовы платить. Покупаем корабль, нанимаем команду и спокойно себе плывем, выплачивая каждому местному Великому князю плату за право пересечь его территориальные воды.

– Ничего не получится, – заявил наш консультант.

– Это еще почему? Князьям не нужны деньги?

– Очень нужны, поэтому и не получится. Во-первых, цена будет неимоверно большая. Но даже не это главное, одна половина местных правителей попытается вас захватить со всеми деньгами, вместо того чтобы довольствоваться частью, а вторая сделает то же самое, но уже после того, как получит плату.

Опять моя идея оказалась пустышкой. Другие уже даже подозрительно коситься начали, я вроде как тоже северный варвар, пусть и не местный, но такие простые вещи должен знать с детства. Рискнул задать еще один вопрос.

– А почему нельзя плыть так? – спросил я, проводя по карте большую дугу значительно севернее всех этих островов, морей, полуостровов, заливов и всего прочего, что мешало нормальному мореплаванию. – Вон какое чистое море.

– Нельзя, – ответил отставной капитан, у которого мы и консультировались и который любезно согласился продать одну из своих карт, – там никто не плавает.

– Вот и хорошо, не будут мешать, – обрадовался я.

– А не плавают только потому, что никто из пытавшихся больше не вернулся, – добавил он.

Так и рушатся планы, но я не собирался просто сдаваться. Правда, пока не придумал, как перехитрить систему.

– Но этим способом вполне можно плыть на запад, потом через проливы на юг, потом опять на запад, ну и через год-полтора доберетесь куда вам нужно уже южными морями, – дал заключение эксперта капитан.

Эта идея никому не понравилась, год по южным морям – не для нас.

– А почему бы тогда не выйти из северных земель где-нибудь поближе и потом путешествовать по более цивилизованным королевствам?

– Насколько мне известно, два ближайших перевала как раз там, куда нам нужно, – объяснила Зара. – Один напротив графства Шер, а другой чуть дальше, уже над Проклятыми Землями. Иначе тот купец, с которым я сюда пришла, тоже воспользовался бы более близким перевалом.

– А может, есть не перевалы, а какие горные тропы попроще? – не терял надежду я.

– Наверняка есть, – сказал капитан, – но горы почти везде заселены троллями, а где их нет, там ничуть не менее дикие орки. Даже приходилось слышать о вполне безопасных, но там можно пройти только пешком.

– Этих северных варваров пока никто не завоевал по двум причинам, и вторая как раз в том и состоит, что сюда ведет очень ограниченное число дорог. Плацдарм захватить нетрудно, но этим все и закончится, – добавила Лара.

– А первая причина?

– Они просто никому не нужны.

Понятно, как неуловимый Джо, которого только потому поймать и не могут, что он и на фиг никому не нужен.

Эледриэль. Светлая эльфийка

Когда начали загружать в телеги имущество, которое может понадобиться в долгом походе, у меня появилось какое-то смутное, но точно нехорошее ощущение. Непонятно, откуда оно возникло, но что источник где-то в отряде наемников, не было никаких сомнений. А ведь я их всех проверила, задала по нескольку вопросов и убедилась, что ничего плохого ни один из них против нас не замышляет. Было какое-то негативное отношение к эльфам вообще со стороны заместителя командира «Мифрилового дракона», ну и орки, разумеется, тоже теплых чувств не испытывали, но это в пределах нормы – не всем мы нравимся. Тут чувствовалось что-то другое, вроде бы и не представляющее непосредственной опасности, но нехорошее. Более внимательный осмотр в магическом зрении привел к обозной телеге и большому, обитому железом, ящику.

– Зара, скажи, что лежит в этом сундуке? – спросила я присутствующую тут же командира наемников.

– Ничего особенного, – ответила та, – обычные запасы.

– Можно посмотреть?

Зара увидела, что я чем-то обеспокоена, не стала удивляться и возражать, а просто позвала двух своих людей. Те сняли его с телеги, открыли и вытащили вещи. Содержимое действительно оказалось обычными припасами, но они меня не заинтересовали, магический послеслед исходил от самого ящика и внутри был куда сильнее, чем снаружи. Этот сундук оказался совсем не простым, а чем-то вроде артефакта, скрывающего от магического зрения свое содержимое. Совсем не дешевая вещь, хотя и не такая уж редкая, среди купцов они популярны. Но наемники, к счастью, этого не знали и неправильно использовали, вот я и заметила то, что кто-то хотел скрыть. Самое главное заключалось в том, что на внутренних стенках явно чувствовался след драконьей ауры. Позвала Лару, и темная полностью подтвердила мои подозрения – в сундуке перевозили сосуды с драконьей кровью.

– Что было раньше в этом ящике? – спросила темная у Зары.

– Не знаю, – ответила наемница, – он принадлежал нашему последнему клиенту и был оставлен вместе с телегой на сохранение, но купец так и не вернулся в оговоренный срок и не смог оплатить за вынужденный простой, так что теперь вещи по закону наши.

Дальнейший опрос показал, что речь идет о том самом купце, о котором Зара уже рассказывала и из-за которого «Мифриловый дракон» оказался так далеко от родных мест. Весь товар у него был только в этом сундуке, причем южанин Алькур не скрывал, что внутри редкие ингредиенты для магических опытов, заказанные одним архимагом. Из города отправился только в сопровождении трех помощников, из сундука взял единственную маленькую шкатулку, приказал ждать две недели, максимум месяц, но так и не вернулся.

Ни я, ни Лара ни на мгновение не сомневались, что это тот самый маг, который сотворил напавшего на нас дракона. И теперь он явно планировал делать еще одного, более настоящего, если уже не преуспел в этом. Реальный дракон, разумеется, не мог получиться, но должен был, несомненно, стать куда более похожим, как минимум в магическом зрении, – кровь-то драконья. Маловероятно, но, возможно, магу даже удастся сотворить звериную форму, неотличимую от оригинала, только не имеющую возможности перевоплощаться.

Против такого сильного архимага, да еще сидящего в своей башне или замке, у нас не было никаких шансов. Тут даже дело не в желании отомстить за тот случай, таких экспериментов просто нельзя допускать.

– Позвать на помощь эльфов? – обратилась я к Ларинэ.

– Как светлые, так и темные не оставят это безнаказанным, – поняла она меня. – Но ближайший лес светлых находится на побережье, далеко на запад, а темный на крупном острове одного из архипелагов северных варваров почти у нас на пути, но тоже далеко.

В любом случае мы решили, прежде чем что-либо предпринимать, посоветоваться с мужем.

Глава 18

Лирмилиэль. Кадет-капитан. Эльфийка

Когда человеку и эльфийкам надоело меня ждать возле поверженной рептилии и они, наконец, ушли, я проверила мертвого дракона поближе. Он оказался совсем не мутантом, а искусственно сотворенным зверем. Не иначе неудачный эксперимент какого-то мага-неуча. Руки за такое нужно отрывать, вместе с головой. Неужели в этом мире никто не контролирует такого рода магических экспериментов? Хотя чему удивляться? Дикари – они и есть дикари.

Наверное, зря я не вышла знакомиться с троицей сразу после того, как подстрелила этого недоделанного дракона. Уж очень был момент подходящий. Благодарность за своевременное спасение сняла бы множество неудобных вопросов. Но, с другой стороны, не готова я еще, тем более что те вопросы непременно возникли бы, просто чуть позже. Нужны легенда и знания о мире, в который попала, причем не одноразовые, а позволяющие легализоваться, и желательно надолго. Вот и ладно, решила, что понаблюдаю еще немного со стороны, а там видно будет.

Видно стало очень скоро, а именно когда мы подошли к первому поселению. Троица вошла внутрь, а я осталась ночевать на дереве. Там (в деревне, а не на моем дереве) жили люди, причем люди, которые боятся. Иначе зачем строить такие укрепления? Враг, от которого они защищаются, был очевиден – тролли. Видела я уже следы их пребывания в этих горах.

Помню великанов еще по службе, у меня на линкоре было две десантные сотни прорыва. Умом тролли никогда не отличались, но воины из них получались хорошие. При наличии соответствующих брони и вооружения способны прорывать даже неплотный строй мехов противника. Теперь же скатились в каменный век и воюют с людьми, совсем неудивительно, что проигрывают. Я сразу увидела, что людская крепость стоит в чужих охотничьих угодьях.

Еще вечером вспоминала о боевых качествах десанта троллей, а уже ночью они напали на поселение. С выбранного мною дерева все сражение было видно, как на мониторах мостика управления. Мои подопечные тоже вышли на стену. На этот раз вмешиваться не пришлось, эльфийки большую часть троллей перебили, а человек их неплохо поддерживал с помощью своего амулета.

И кто им мешал поступить точно так же при нападении фальшивого дракона? Результат был бы ничуть не хуже, чем в этом случае. Когда тролли наконец поняли, что деревню им не взять, в живых осталось только трое. Могла бы без труда добить, но не стала. В прошлом их предки были хорошими солдатами и мы сражались вместе на одной стороне, а теперешние разборки их и людей меня не касались никаким боком.

Наутро поселение напоминало разворошенный муравейник. Люди восстанавливали ворота и оттаскивали тела троллей подальше в лес. Дикари! Никакого почтения к поверженному врагу. Некоторые тела они вообще разрубали на части, чтоб облегчить свой труд. Хотя подозреваю, что в случае победы великанов те вели бы себя ничуть не лучше, а то и хуже – в пище они никогда не были особо разборчивыми. Нужно просто признать, что цивилизация давно оставила эти места, иначе так и буду постоянно удивляться, забывая, куда попала.

Ну что ж, пора знакомиться с местными, решила я, только им об этом знать было совершенно не обязательно. Дождалась, когда из очередной телеги выгрузили тело тролля, и трое мужчин поехали назад, а один зачем-то задержался. Не сам он, конечно, решил остаться, а получив мой ментальный приказ. На незащищенный мозг нетрудно воздействовать, особенно если не ставить себе целью нанести вред. Вот с эльфийками бы у меня такого не получилось, да и с их человеком тоже, защита на нем стояла неслабая, наверное, они и постарались. А с этим все было просто, тем более что я специально самого податливого из четверки выбрала, с другими бы пришлось повозиться. И никаких подозрений ни у него, ни у его товарищей не возникло.

Задержался, сам не зная зачем, потом почти сразу опомнился и побежал догонять телегу. Этого времени мне хватило, чтоб подойти со спины, приложить ладонь к голове (вообще-то прямой контакт вовсе не обязателен, но желателен, особенно когда нужно сделать быстро) и снять матрицу памяти. Не всю, конечно, за такой короткий срок не получилось бы и у специалиста, моя же подготовка рассчитана только на экстренный допрос пленных, да и то только потому, что положено по уставу, а не в расчете, что буду реально этим заниматься. Но для получения языка, общего представления об окружающем мире и последних самых ярких воспоминаний вполне достаточно.

Анализ полученной информации много времени не занял, да и не мог занять в принципе. Язык оказался примитивным, другого я уже и не ожидала, но для общения с местными вполне и такого хватит, тем более что он так и назывался – общий. Знаний о мире тоже было крайне мало, так как человек практически всю свою недолгую жизнь прожил в этом поселке лесорубов и покидал его всего несколько раз, отправляясь в ближайший городок на ярмарку.

А вот об эльфах информации, наоборот, было больше, чем можно ожидать. Но это как раз неудивительно: человек впервые в жизни увидел эльфиек и вспомнил все, что вообще слышал о нашем народе. Вот эти-то знания меня и озадачили. Оказывается, эльфы представляют два отдельных вида: светлых и темных, причем постоянно враждующих между собой. Местных вообще очень удивил тот факт, что две разные эльфийки не только путешествуют вместе, но еще и замужем за одним человеком.

Меня последнее тоже немало удивило. Межрасовые браки и в мое время были довольно редким явлением, хотя особого ажиотажа и не вызывали, а вот чтоб две эльфийки согласились одновременно выйти замуж за одного, хоть человека, хоть эльфа, хоть еще кого-нибудь, слышать не приходилось. Не было такого.

Какими бы неполными полученные мной от этого человека знания ни были, но одну вещь я из них уяснила однозначно. Других эльфов, иначе как темных или светлых, в этом мире нет и по определению быть не может. Отсюда следовал вывод, что мне придется маскироваться либо под тех, либо под других. Хорошо, что еще в склепе успела обратить внимание на особенности в различии их аур. Наверное, буду светлой. Не то чтобы всю жизнь мечтала стать блондинкой, но о брюнетке вообще никогда не задумывалась. В любом случае замаскировать ауру и изменить цвет глаз и волос, а также внешность мне нетрудно. Это любая обладающая хоть крупицей магии эльфийка может. Не сомневаюсь, что и местным такое под силу.

Еще через день из деревни выехал караван из трех телег – если, конечно, можно применить такое выражение к этим деревянным убожествам – с моими эльфийками и человеком «на борту». А следом, по той же дороге, отставая на пару часов, шла еще одна светлая эльфийка. Одета я, конечно, по местным меркам была странно, но, как успела понять, от эльфов примерно этого и ожидают. Главное – с настоящими не встречаться, что тут крайне маловероятно. Для остальных же мой мундир вполне сойдет за эльфийскую походную одежду. Позже с этим нужно будет что-нибудь сделать, но пока и так приемлемо.

Для проверки зашла в несколько поселений по пути. На меня, конечно, смотрели удивленно, но и только. С языком тоже никаких проблем не возникло, на пробу пару раз спросила у местных, не проезжали ли тут недавно две эльфийки, от которых я отстала. Мне вполне охотно ответили. Вот ночевать и дальше приходилось на деревьях, потому что с деньгами у меня было не очень, в том смысле, что вообще никак. Вот не подумала я о них в гномьем городе, а там имелось, и немало.

На второй день такого путешествия на меня напали разбойники. Попытались напасть. Едущие впереди телеги пропустили, а одинокую безоружную эльфийку посчитали легкой добычей. Странные тут какие-то бандиты – ни ума, ни фантазии. Подумать о том, что раз женщина путешествует одна и без вывешенного напоказ оружия, то, значит, может о себе позаботиться другими методами, им в голову не пришло.

Легко взяла всю четверку под ментальный контроль. Уж тут я не церемонилась и действовала грубой силой. Сняла со всех матрицы памяти, на этот раз более тщательно, хотя и оказалось, что почти зря, ничего нового не узнала, кроме подтверждения своей теории о том, что в эти головы мысли приходят крайне редко. Хотя нет, узнала, что у главаря во внутреннем поясе штанов хитро зашита золотая монета, при обычном обыске, скорей всего, ее пропустила бы. А так у меня теперь появился начальный капитал из одной золотой, двух полновесных и четвертушки серебром и горсти меди. Имелась еще пара бронзовых монет, но из почерпнутых чужих воспоминаний узнала, что везде, кроме редких стран, их чеканящих, они идут наравне с медными.

Из одежды взяла самое приличное, что у этой четверки было, а именно куртку и плащ главаря. Встал вопрос, что делать с оружием? Оно тут не только для нападения и обороны, но еще и показатель статуса, а также того, что ты готов защитить себя. Все очень просто и понятно, раз не носишь, значит, сам признаешь себя слабым. Но ничего из имеющегося у бандитов мне брать не хотелось. Два грубых и примитивных меча из плохого железа, два таких же топора, хоть у одного рубящая кромка и из стали чуть получше, ну и несколько ножей такого же качества. Повесила себе на пояс кинжал главаря, хотя он мало чем отличался от остальных.

– На первое время сойдет, а там видно будет, – сказала я вслух.

Остался последний вопрос, что делать с самими разбойниками? Вообще-то мне до местной преступности никакого дела не было, но напавших лично на меня я отпускать не собиралась. Например, я могла бы им приказать сдаться властям, но выглядело бы это крайне подозрительно. Не поверили бы местные власти в то, что бандиты просто взяли и раскаялись. Так что они просто умерли, от остановки сердца, а я пошла дальше.

Тем же вечером устроилась на ночлег в одном из дорожных трактиров. Выбрала одинокий, а не из тех, что были в деревнях. За один медяк получила комнату с койкой. Зря я это сделала, уж лучше спать на дереве или просто под открытым небом, чем пользоваться подобными достижениями местной цивилизации. Вот такие мелочи дают представление, в какую же задницу я попала, куда более красочно, чем любая другая информация. Все! Больше никаких придорожных гостиниц, тем более что и в этом заведении хозяин начал подозрительно на меня коситься, когда понял, что еду я заказывать не собираюсь. Надеюсь, в городах подобного рода услуги окажутся на более качественном уровне, потому как там на улице ночевать куда сложнее, хотя, скорей всего, тоже можно, особенно если парк имеется. Вариант с крышами домов тоже стоит иметь в виду.

В городке рядом со старинной башней, именуемой баронским замком, купила в лавке штаны из светло-коричневой кожи и зеленую шелковую рубашку. Размеры опять были не мои, но ничего страшного – раз справилась с курткой того бандита, то эти тем более подогнать не составит труда. У курсантов это вообще бывает чуть ли не первым неофициальным заданием, получить форму не своего размера, порой даже кем-то уже ношенную, и утром на построении выглядеть как с иголочки.

Теперь я могла к разбудившим меня человеку и эльфийкам подойти, точно не узнают. Утром, кстати, почти так и сделала. Повесила на себя плетение, рассеивающее внимание, и несколько раз прошлась неподалеку, подслушивая разговор. Оказалось, что они в столицу местную собираются. Ну что ж, нам по пути. Они уже телегу с упряжкой успели раздобыть и верховую лошадь в придачу, а у меня пока денег на такие покупки не хватало, золотой решила не трогать. Но это все ерунда, я и пешком до нужного города доберусь раньше, чем они на телеге. Вот там и встретимся.

Когда подходила к ним близко и подслушивала, обратила внимание на странную вещь. Эльфийки в мою сторону и не думали смотреть, а человек время от времени бессознательно косился. Присмотрелась к нему внимательнее в магическом зрении и обнаружила очень мощный амулет от ментальной магии. Хорошо, что мое плетение направлено на рассеивание внимания и не обладает прямым действием. Иначе меня давно бы обнаружили.

Столица маленького королевства меня встретила неприятностями. Стоило только войти в город, как сразу же нашлись те, кто решил, что одинокая эльфийка их законная добыча. Отчасти я сама виновата, зашла не через центральные ворота, а в районе местных трущоб. Понадеялась на свое плетение, рассеивающее внимание, но на одном из троицы, преградившей мне дорогу, был какой-то амулет ментальной защиты. Еще один! Так что абориген разглядел, кто прячется под плащом. Что оказалось крайне странным, так как его амулет был по всем показателям намного примитивнее того, что носил человек Ва’Дим.

И под контроль взять этого тоже не получилось, да и нежелательно – могли быть свидетели, а этот вид магии тут мало распространен. Вообще-то странно все это, зачем тогда, спрашивается, бандиту амулет именно от подобных воздействий? Или не знал о реальном предназначении и использовал исключительно для распознания личин? Все в этом одичавшем мире возможно.

– Ты пойдешь с нами, – заявил главарь.

Я уже успела перебрать в голове некоторые возможные варианты ответных действий. Самым простым решением было бросить этому наглецу огненный шар в грудь, переступить через тело и пойти дальше, даже не преследуя убегающих сообщников. Поскольку речь шла вовсе не о ментальной магии, к которой тут относились крайне предвзято, то свидетелей можно не опасаться.

Из памяти дорожных разбойников выудила полезную информацию как раз по этой теме. Даже если потом опознают и найдут, ничего страшного, я в данном случае закона не нарушу. Любой маг в сложившейся ситуации имеет полное право поступить именно так, если может, конечно. И неважно, кто преградил тебе дорогу, простые разбойники или люди барона с ним самим во главе. Хотя в случае с бароном и выше есть некоторые ограничения. Нужно вежливо предупредить, что являешься магом, назвать ступень и специализацию, подтвердить, что не имеешь желания общаться, а уж потом, если все еще будут настаивать, имеешь право применять силу.

Но самый простой путь далеко не всегда самый лучший. А с этих бандитов можно было кое-что и поиметь, а еще лучше не с них самих, а с их хозяев. Например, деньги и информацию.

– И не боитесь? – бросила я им.

– Мы сейчас не в лесу, а в этом городе нам бояться нечего. Тут все нас боятся! – соврал главарь.

– Ну что ж, тогда пошли.

Привели меня в неприметный каменный дом с запутанными коридорами. Может, кому из местных он и показался бы таковым, но я точно себе представляла, куда мы шли и где находимся в любой момент времени. Например, комната, в которую меня и завели, была совсем в другом здании, а вовсе не в том, в которое мы только что вошли. В помещении за массивным дубовым столом сидели трое, и грозный главарь «захватившей» меня банды в их присутствии превратился в мелкого порученца. Не показная, а реальная уверенность в себе, что была у него на улице, куда-то исчезла, и теперь от него несло страхом и готовностью немедленно исполнить любой приказ начальства.

– Вот, эльфийку поймали. По нашей территории ходила, – доложил он, лишь уловив вопросительный взгляд одного из тройки. – В личине человеческой женщины.

– Ходить по чужой территории не заплатив – нехорошо, – начал один из главарей.

– Не платить действительно нехорошо, – полностью согласилась я с этой нехитрой истиной.

– Ну, раз ты такая понятливая, что у эльфов редкость, сейчас мы обсудим, сколько же ты нам должна. Если денег не хватит, ничего страшного, мы цивилизованные люди, позволим честно отработать. И еще…

– Маленькое замечание, – перебила я его разглагольствования, – уточнять мы будем не то, сколько я якобы вам должна, а то, сколько на самом деле должны вы мне за непроходимую тупость своего мальчика на побегушках.

Сказав это, я зажгла на ладони огненный шар. Небольшой, всего полметра в диаметре. Правда, сместила большую часть спектра в красную и инфракрасную зону. От шарика прокатилась волна жара и, в отличие от настоящей, морской, так и не отхлынула. С одной стороны, ход со спектром позволяет уменьшить расход энергии, и реальный жар при этом можно свести к минимуму, хотя по ощущениям этого никак не скажешь. То, что я могу и настоящий шарик таких размеров сколь угодно долго поддерживать, вовсе не означает, что должна тратить силу на такие фокусы. А с другой стороны, всем окружающим в подобных случаях кажется, что еще чуть – и все вокруг загорится, а они сами зажарятся.

Некоторые легко воспламеняющиеся предметы уже начали дымиться. Немного подождав, увеличила шар до метра. Всем, кроме меня, стало вообще невыносимо от неумолимого излучения (себе-то я щит поставить не забыла). Уловив момент, когда еще чуть и бандиты начнут падать в обморок от температурного шока, убрала бутафорию, которую и сильный маг не сразу отличит от настоящего боевого плетения.

– Приносим свои извинения, госпожа маг, такого больше не повторится. Виновные будут строго наказаны, – затараторил один из главарей.

Молча стояла, ожидая продолжения.

– Что мы тебе должны? – наконец спросил другой, самый догадливый.

– Деньги, одежду, оружие, информацию, – перечислила я, после чего добавила: – Для начала.

В общем, договорились быстро и без возражений. А куда им было деваться? Пока я живу в этом городе, воровская гильдия работает на меня, а как уйду, опять все будет так, как раньше. Меня такой вариант более чем устраивал, а преступному миру пришлось потерпеть. Надолго я тут все равно задерживаться не собиралась, о чем их и предупредила. Можно сказать, легко отделались.

Меньше всего проблем возникло с деньгами и информацией. И то и другое мне предоставлялось по первому требованию. Тем более что денег много я не просила, а если нужная информация отсутствовала, то не настаивала на добывании ее любой ценой. Никто обманывать меня или что-либо утаивать даже не пытался, поэтому-то я такая добрая оказалась. С одеждой было труднее, не живут поблизости мои соплеменники, но настоящую эльфийскую мне кое-как раздобыли.

Труднее всего пришлось с оружием, не было в этом городе эльфийского, ни темного, ни светлого, вообще. Пришлось выбирать из того, что имелось. Взяла дорогой легкий меч из хорошей стали, чисто для статуса. Да и, судя по всему, это скорее декоративное, чем боевое оружие. Как раз то, что мне надо, в любом случае я не собиралась ни с кем этой железкой драться, да и не учили меня. Нет, полный курс владения мечом и необходимых приемов вложили ментальным способом прямо в мозг, но практики для закрепления и овладения не было никакой. Не нужно нам этого. Космические абордажи явление редкое, и точно в них не применяется холодное оружие, все больше магия.

Поселилась в лучшей гостинице города. Дома, принадлежащие воровской гильдии, меня никак не устраивали, а снимать особняк на короткое время не имело смысла. Ну и те, кого я ждала, тоже наверняка должны были тут остановиться, что для моих целей вполне удобно. Через три дня именно так и случилось.

– Госпожа Лирмилиэль, – обратился пришедший ко мне с докладом представитель воровской гильдии, – как ты и предупреждала, в город прибыл человек в сопровождении двух эльфиек, светлой и темной. В соответствии с приказом наблюдение не ведется, никаких других действий не предпринимается.

– Хорошо, можешь идти, – отпустила я вора.

Пока человек Ва’Дим и эльфийки со странными именами, Эль и Лара, были в городе, я за ними наблюдала и подслушивала разговоры. В первый же день они встретили знакомую наемницу и наняли весь ее отряд. Собирались идти далеко на восток, а потом на юг в свое княжество. Человек князем и оказался, а эльфийки – принцессами. Осталось решить, что теперь делать мне.

Оставаться в этой захолустной столице на посту главы воровской гильдии точно не собиралась. Пусть даже не просят. Хотя и не попросили – спали и видели, чтоб я быстрее убралась. Перестаралась я с тем огненным шариком, причем очень. Полуметровый тут, оказывается, редкий архимаг создать может, и если осилит, то удержать дольше одного удара сердца точно не сумеет. А уж метровый вообще в этом мире никому не под силу.

В дальнейшем нужно следить за собой и не повторять подобных ошибок. Я – маг-универсал чуть выше среднего, и точка. Тем более что по меркам моего мира как раз так и есть, во всем, что не касается управления звездолетами, мои способности всегда были примерно на таком уровне. В том, что мои мерки сильно отличаются от теперешних, моей вины нет.

Самый лучший момент для присоединения к этой троице я упустила, а теперь не знала, нужно ли это мне вообще? Но вот идти за ними и дальше с небольшим отставанием или опережением уже точно не получится. Решать нужно было побыстрее, так как они последний день в городе, вовсю заняты приготовлениями к походу. Человек сидел за соседним столиком гостиничного ресторана и чего-то ждал, пока его эльфийки контролировали сборы.

Подойти познакомиться? Но не успела – в зал вбежали его жены, обе чем-то взволнованы. Тут же начали рассказывать, что нашли мага, делающего драконов, и сожалеть о том, что поблизости нет ни одного эльфийского леса и отсутствует возможность предупредить соотечественников.

Вообще-то они перед началом разговора полог молчания опустили, но я все-таки капитан, мне по роду службы сквозь такие преграды слышать положено. Также были высказаны сомнения по поводу светлых, которые в любом случае не станут слушать отверженную, в то время как темная, будучи только изгнанной, могла бы в особом случае ненадолго войти в лес, если, конечно, причина достаточно важная.

А вот это уже интересно, даже очень. Оказывается, в этом мире существуют эльфы, которым ограничено право общения с сородичами. Любопытно, за что их так? Неправильно замуж вышли? Тогда почему наказания разные? Или темные в этом смысле более терпимы? В любом случае для меня может оказаться довольно удобным. Всегда смогу прикинуться такой же отверженной или изгнанной, только спешить не стоит, сначала выяснить, не накладывает ли это каких неизвестных условий.

– Так, ушастые, я не понял, вы что, предлагаете штурмовать башню мага имеющимися у нас силами? – спросил человек своих жен.

– Нет! – ответили эльфийки хором.

– Хорошо, а то не похоже на вас.

– Но разведать и все выяснить нужно, – ответила темная.

Ну что ж, тоже неплохой повод познакомиться.

Глава 19

Дим. Попаданец

Вдруг обе ушастые прекратили разговор и уставились на непонятно как сумевшую незаметно подойти к нашему столику девушку. Вот буквально только что ее тут точно не было, а потом стоит, будто всегда присутствовала. Эльфийка, светлая, разумеется, красивая, лицо чем-то неуловимо знакомое, но где я ее видел, и видел ли вообще, припомнить не мог. В любом случае только в Первом Лесу светлых, больше негде. Правильно тут говорят об эльфах, что все они на одни уши.

– Прошу прощения, что оказалась невольной свидетельницей вашего разговора, – начала она. – По ряду причин личного характера не могу вернуться в лес, но любые возможные результаты вашей предполагаемой разведки считаю для себя важными и хотела бы присоединиться, если вы не против.

Почему так напряжена Лара, мне вполне понятно, ведь незнакомка все-таки светлая, а вот почему и Эль обеспокоена – загадка.

– Я Эледриэль, дочь Буриэли и Электреля, светлая эльфийка, племянница лорда Иранкюильского леса, – представилась моя светлая жена, и после небольшой паузы добавила: – Отверженная.

– Я Ларинэ, дочь Ниэриль Румасиэ и Ротишиамо Седого Волка, лордов Первого Леса.

А вот Лара о том, что она изгнанная, сообщать всем подряд не считает нужным. Хотя, насколько я помню, Эль, будучи в гостях у темных, о своей отверженности тоже никому не сообщала. Возможно, о таких интимных вещах необходимо предупреждать только своих.

Получил пинок ногой под столом и даже не успел определить, от которой из жен. Не дожидаясь второго, представился сам:

– Князь Вадим, Великий и Ужасный повелитель Проклятых Земель и прочая, прочая, прочая… Но можно просто Дим.

Мои эльфийки смотрели с осуждением, а зря. Вон, незнакомка тоже слегка удивилась, в то время как на отверженную вообще никак не отреагировала и поклонов специальных не делала.

– Извините, что забыла сразу представиться, – сказала эльфийка. – Я Лирмилиэль, просто Лирмилиэль, маг-универсал средних способностей, хотя боевая магия у меня чуть выше среднего уровня.

– Лисирмисисилисиэль, – как бы пытаюсь выговорить я. – Эль, Лара, почему у всех эльфов такие непроизносимые имена?

Опять посмотрели с укором, мол, зачем нас ставишь в глупое положение при посторонних. Не желают они у меня понимать, что это я гостью проверяю, стоит ли с ней идти в разведку или нет? Если вздумает возмутиться и уйти, откуда пришла, то лучше пусть сейчас, чем потом, в самый неподходящий момент.

– Друзья называли меня Ли, – сказала новая знакомая.

– Вот! Слышали? Меня в друзья приглашают, и нечего под столом ногами пинаться.

В общем, договорились мы с Ли о совместной разведке. Возник вопрос, что делать с наемниками. Они вроде как уже в дальнее путешествие собрались, а тут оно явно откладывается. Причем для них не просто так, а опять. Брать с собой? Так мы не китайцы, которые на такого рода мероприятия меньше чем по миллиону не ходят. Да и толку от всего отряда, как в разведке, так и при штурме башни серьезного мага, точно не будет никакого.

Но саму Зару мы пригласили, а с ней увязался и ее заместитель. Всем остальным же объявили отдых на пару недель или весь месяц, по обстоятельствам, перед дальней дорогой. То, что они в последнее время и так ничем другим не занимаются, никого не смутило, так как был выдан небольшой аванс, а это совсем другое дело. Можно очень культурно отдохнуть. Так что самый последний орк в отряде окончательно поверил, что наниматель на этот раз попался правильный и впереди их ждет удача.

До обиталища мага была ровно неделя пути. Жил он в древней башне, закрывающей вход в небольшую долину. Удобное, наверное, место для разведения драконов.

Ларинэ. Темная эльфийка

Не понравилась мне эта светлая. Неправильная она какая-то. И пускай Дим считает, что эльфы, а особенно эльфийки, как раз такими и должны быть, мне все равно не нравится. Бывает, эльфа изгоняют из леса, бывает, объявляют отверженным, а еще случается, очень редко, кто-то из нас сам уходит навсегда. Никогда таких не понимала, и вот, похоже, с одной из них мы как раз и встретились. И это мне тоже не понравилось – никогда не знаешь, чего от подобной можно ожидать.

Но и боевой маг в случае столкновения с производителем фальшивых драконов нам тоже может очень пригодиться. Да и всю информацию об этом архимаге как раз Лирмилиэль собрала. Оказывается, у нее есть подход к местной воровской гильдии, и она даже не посчитала нужным этого скрывать. Вот чего не ожидала, так встретить эльфийку, пусть и светлую, связанную с людским преступным миром. Невероятно, но факт.

По имевшейся информации маг жил один, без слуг. Из охраны только созданные с помощью магии полуразумные животные. В любом другом месте его уже только за это призвали бы к ответу, а тут, в глуши, сходило с рук. Потому и поселился в этом королевстве. Обычно у архимагов ни земли северных варваров, ни граничащие с ними государства популярностью не пользуются. Наоборот, даже местные маги при первой возможности бегут в более цивилизованные края. Но некоторых вещей нашей новой знакомой о нем выяснить так и не удалось. Во-первых, имени. Для всех окрестных жителей он всегда был просто Маг, именно так, с большой буквы. Также никто не мог описать его внешность или хотя бы сказать, к какому из народов он принадлежит.

Добирались до владений Мага вовсе не неделю, а целых полторы, так как решили проигнорировать парадные врата и поискать черный ход, что требовало, кроме всего прочего, пообщаться с жителями ближайших деревень. Переговоры вела, как правило, Лирмилиэль, и это у нее, нужно признать, прекрасно получалось.

В общем, надумали перелезть через окружающие всю долину невысокие горы или, скорее, высокие холмы. Зару с Нуром оставили с лошадьми, а сами пошли дальше. Я бы и мужа оставила, да и Эль тоже, но с ним такой номер не пройдет, так что пришлось присматривать как минимум за Димом, чтоб куда не влез.

Холмы совсем не были крутыми, и идея перейти через них поначалу казалась очень даже неплохой, пока мы не встали перед невидимой преградой. Ею оказалась сигнализация, явно идущая по всем границам владений мага. И она являлась совсем не простой защитной сигнализацией, через которую я пройду, практически не задерживаясь. В магическом зрении передо мной предстало сложнейшее плетение из линий силы, которое ни обойти, ни передвинуть, ни обмануть. Неслабым архимаг оказался, и источник магической силы у него должен иметься, чтоб такую разорительную вещь поддерживать в постоянной готовности.

Вот и рухнул наш гениальный план. А чего мы, собственно, ожидали? Что хозяин долины понадеется только на свою зловещую репутацию? Хотела рассказать об этом спутникам, но не успела.

– Простейшая сигнализация, работающая по принципу «свой-чужой», – заявила Лирмилиэль, – но такой примитивной мне еще не приходилось видеть.

– Может, ты еще и знаешь, как нам ее обойти? – спросила я зазнавшуюся светлую.

– Очень просто, – ответила она, как бы не замечая ехидства в моем голосе. – Обычно образец метки, по которой и определяется, кто из нарушителей периметра свой, находится в управляющем кристалле или каком другом артефакте, выполняющем аналогичные функции. При пересечении плетения кем-либо оттуда поступает запрос, и если на ауре нарушителя имеется соответствующая метка, то он опознается как свой и сигнализация не срабатывает.

– Вся проблема в том, чтобы заполучить для копирования образец этой самой метки, – вставил наш Дим.

И ведь не просто так сказал, а прекрасно понял, о чем идет речь. Одни мы с Эль стояли и удивленно слушали. Нет, общий смысл, конечно, понятен, но не все тонкости описываемого процесса. И это было крайне странно.

– Именно так, – тем временем ответила ему Лирмилиэль. – Весь примитивизм конкретно этой охранной системы как раз в том и заключается, что эталонная метка вплетена в саму структуру.

– И ты можешь выделить именно то, что нужно?

– Вот, смотри.

Сказав это, она направила на невидимую стену немного силы, и плетение как бы материализовалось, его нити стали видны обычным зрением, похожими на плотный слегка мерцающий туман, а одна часть светилась не белым, а красным. Рискованный шаг, но эта странная эльфийка, видимо, знала, что делала.

– Копируем.

Перед светлой возникает такое же плетение.

– Закрываем концы вот таким образом, чтоб из эталонного образца, замкнутого на сеть, оно превратилось в стандартную опознавательную метку, потом наносим на свою ауру, и можно проходить.

Говоря, она проделала все перечисленное, а потом еще и на наши ауры копию своего изделия повесила. И шагнула через невидимые нити плетения.

– Я же говорила, что защита примитивная, рассчитанная разве что только на немага, да и тот при наличии простейших приборов, то есть артефактов, смог бы ее обойти.

Если это сложнейшее из возможных плетений, сотворенное архимагом, на обход или снятие которого понадобился бы другой архимаг или, желательно, несколько, которым для выполнения такой работы потребовалось бы несколько часов, а то и дней, она считает примитивным (причем совершенно искренне), то что тогда в ее понимании может быть сложным? Даже если ее основное магическое направление – охранные сигнализации, все равно что-то не вяжется. Зачем она тогда объявила, что более сильна в боевой магии? И самое главное, почему Дим слушал и обсуждал ее объяснения как нечто само собой разумеющееся?!

Да, я знаю, он умеет с умным видом разговаривать о том, о чем не имеет ни малейшего представления, но в данном конкретном случае все иначе. Совсем не нужно быть магом разума, чтоб заметить, что Дим прекрасно понимал, о чем идет речь. Странная эльфийка, но и муж у меня тоже странный. Будь она человеческой женщиной, я решила бы, что они оба прибыли из одного и того же места. А кстати, откуда он на самом деле появился? И почему ни я, ни светлая так ни разу его об этом и не спросили?

Нет, оно, конечно, понятно, эльфийской принцессе не очень приятно осознавать, что ее избранник не только человек, а еще и северный варвар в придачу. Так что желания выяснять подробно, из какой именно он деревни, гордо именующей себя княжеством, не возникает. Да и сам Дим не любит о прошлом рассказывать, так что ситуация вполне всех устраивала. Но теперь точно допрос мужу устроим, при первом удобном случае. Мало ли что, вдруг еще что-нибудь интересное выяснится.

Глава 20

Дим. Попаданец

Эта Ли в магии действительно хорошо разбирается. И, что самое главное, все понятно и доступно объясняет. Не то что мои ушастые. О чем у них ни спроси, объяснение всегда одно: произносишь мысленно нужное заклинание, наполняешь его силой, и получается желаемое плетение. Вслух эти заклинания не произносятся, так как там вовсе не в звуке дело, да и не пойму я, потому что у меня нет магического зрения, чтоб услышать-увидеть-понять.

Это как если бы я сам захотел рассказать им о принципе работы электричества на примере выключателя. Нажал – и лампочка горит, еще раз нажал – и не горит. Да и то в таком случае они увидели бы не только результат, то есть свет, но и саму лампочку и даже выключатель. Во всяком случае, на старика Хоттабыча именно он произвел наибольшее впечатление, а великий советский фильм врать не станет.

Когда пересекли границы владений архимага, я на всякий случай достал свой магобластер. Ли еще до выхода попросила его ей показать. Мол, что это у тебя за штука? Видя ревнивый взгляд Лары, благоразумно не стала критиковать, но заявила, что емкость пластин вполне можно увеличить, как количественно, так и качественно. И тут же, не отходя от кассы, это сделала. Правда, потом пришлось ставить на сам бластер регулятор мощности.

Но зато теперь у меня было вполне серьезное оружие. Или пять выстрелов вроде тех, что получались после нападения вампиров, или полсотни самых слабых, но человека, если в голову попасть, убить хватит, а в какое другое место – уж как повезет. Фактически получилось оружие примерно в диапазоне от двадцать второго калибра, то есть мелкашки, до ручного противотанкового гранатомета РПГ-7. Жаль только, очередями не стреляло. Испытаний не проводили, но Эль с Ларой проверили и подтвердили слова Ли. Разведка разведкой, но оружие держать лучше наготове, мало ли что. Вдруг с этим чокнутым профессором, то есть архимагом, драться придется?

То, что фальшивый дракон долгое время обитал в этой долине, подтвердилось. Во всяком случае, все три эльфийки заявили, будто повсюду чувствуют следы его ауры, которые могли возникнуть только в результате длительного пребывания, а не одноразового посещения. А Ли-то откуда знает, как та аура выглядеть должна? Или просто чувствует, что она есть, а какая – ей без разницы? Сам не знаю почему, но вопроса так и не задал.

Понадеявшись на то, что с тыла башня не должна охраняться, мы в ее сторону и направились. Со всей возможной осторожностью, разумеется. Я сказал «с осторожностью»? Бывает, погорячился. За очередным поворотом нас ждал совершенно неожиданный сюрприз. Им была маленькая деревенька. Чистенькая, красивенькая, вся как на картинке. Подозрительно, потому как только на картинках такие и бывают. А если в каких Европах и встретишь «настоящую», но чуть присмотрись – и поймешь, что показуха для туристов, и не более того. Миниатюрные разукрашенные домики, аккуратные прямоугольники полей и огородов. Всюду работают чистые и опрятные крестьяне, одетые явно не в рабочую одежду, а во что-то похожее на праздничные национальные костюмы.

Вот я и говорю, что совершенно ненатуральная деревня. Разве что у них как раз сегодня нечто вроде праздника урожая и плодородия проводится. Хотя тоже не похоже – эти люди явно на самом деле работали, а не веселились. В любом случае отступать уже не имело смысла, так как не заметить нас просто не могли. Вот мы и вышли на дорогу, ведущую через эту декоративную деревеньку, и пошли с таким видом, как будто нас приглашали.

Все крестьяне, и особенно крестьянки, были молодыми и красивыми. Они продолжали сосредоточенно работать на своих полях и огородах и не обращали на нас совершенно никакого внимания. Как будто странные незнакомцы вроде нас по десять раз на дню через их деревню проходят, а то и чаще. Надоело уже на каждого оборачиваться.

– Они все неживые, – вдруг объявила или скорее констатировала Ли.

Встрепенувшиеся Эль с Ларой проверили и подтвердили, что точно, мертвые. А ведь выглядели совсем как настоящие, в смысле живые. Во всяком случае, на тех поднявшихся мертвецов, что я успел повидать в Проклятых Землях, совершенно не похожи, те красотой и свежестью не отличались. Да и на тех, что я видел в фильме «Обитель зла», тоже, а больше мне сравнивать и не с чем, так как других фильмов на эту тему я не смотрел, не любитель.

Но все это не суть важно, главное, что эти живые мертвецы на нас никак не реагировали, так как их внимание в свете новой информации воспринималось бы совсем по-другому. Теперь, кстати, стали понятны слухи о том, что у архимага не только слуг нет, но и продуктов в не таких уж и близких соседних селениях он никогда не покупает. Неплохо устроился. Хуже то, что кроме идеальных крепостных у хозяина долины непременно должны такие же воины иметься. Просто не могут не иметься.

– Кстати, красавицы, а не кажется ли вам, что открыто гулять по деревням, принадлежащим предполагаемому противнику, не самая лучшая идея при разведке этого самого противника? – задал я риторический вопрос, который, впрочем, так же справедлив и в отношении меня самого.

Эль с Ларой даже слегка растерялись от такой постановки вопроса, а вот Ли явно так не казалось. И откуда у меня ощущения, что у нее свои соображения имелись? Мои жены, например, к архимагам всегда относились со всем должным уважением и считали, что нападать на них нужно не меньше чем отрядом в несколько десятков эльфийских лучников, половина из которых сами боевые маги. А вот Ли слишком самоуверенна. Мол, подумаешь, архимаг какой-то, прихлопнем и дальше по своим делам пойдем.

Нет, вслух она ничего такого не говорила, но настроена была примерно так. Маг она, конечно, сильный, вон как сигнализацию играючи взломала, мои ушастые до сих пор под впечатлением. И мой магобластер тоже шутя усовершенствовала, что опять же, учитывая, сколько времени понадобилось Ларе с Нарином на его изобретение, задача не из простейших. Но и архимаги, как, впрочем, и маги слегка попроще, тут не на тронах сидят только потому, что когда-то давно договорились об этом между собой. И пока всякие короли с императорами в их дела не лезут, они монархов тоже не трогают, а порой даже им служат. Эльфийские архимаги тут посильнее любых других будут, но не намного и при прочих равных условиях, то есть один на один и в чистом поле.

Однако, во-первых, Ли, какой бы крутой она ни была, ни разу не архимаг, а во-вторых, наш безымянный противник совсем не в поле сидел, а у себя в башне, наверняка на источнике силы и прочих полезных ресурсах. Моим женам, похоже, пришли в головы аналогичные мысли, так как они начали с подозрением коситься на эльфийку. Хотя и раньше испытывали к ней не самые теплые чувства. Я даже пошутить успел, что ревнуют.

Лирмилиэль. Кадет-капитан. Эльфийка

С зомби воевать меня никогда не учили, тем более что в войне они и использовались. Но только нашей стороной – в чем нет ничего удивительного, поскольку у врага некромантов как-то не наблюдалось. Я в любом случае не видела в сложившемся положении совершенно никакой опасности, пускай наваливаются в любом количестве, мой щит все выдержит.

В случае отказа боевых артефактов и реактора могла держать такой вокруг всего линкора секунд двадцать во время боя с равным противником и целых три секунды при обстреле всей эскадрой. Пару боев именно за счет этого и выиграла. Приказала перевести всю энергию на орудия и во время залпа сама щиты держала. Обычная тактика из учебника, но против чисто технологического противника вполне эффективная.

Так что за такой нерушимой стеной мне ни местные зомби, ни архимаги, ни драконы, ни все прочие совершенно не опасны. Я вообще в любой момент могу выгнать такого мага из его башни, занять ее и жить там, предложив всему остальному миру катиться к демонам или не катиться, но, самое главное, оставить меня в покое. А в долине рядом с башней возродить маленький кусочек утраченного мира. Любой другой постарше тысячи лет, окажись он на моем месте, так бы и сделал.

– Хорошая долина, мне нравится, – произнесла в результате таких своих мыслей. – Можно поселиться и жить.

– Долго и счастливо, – вставил человек.

На самом деле ничего подобного не планировала. Я еще совсем молодая (тысячелетия, проведенные в саркофаге, не в счет), и закрываться в пузырьке собственной реальности у меня не было ни малейшего желания. Если бы не война, я в таком возрасте все еще была бы кадетом, только мечтающим о звездах. И теперь отказываться от своей мечты вовсе не собиралась.

Так что план у меня был самый простой: накопить необходимые ресурсы и построить космический корабль. Это технам для такого необходима целая инфраструктура со множеством сложнейших производств. Техномагам же одновременно и намного сложнее, и намного проще. По сути, я сама и являюсь боевым звездолетом высшего класса, а все остальное – это обшивка и дополнительное оборудование. Линкор, конечно, мне в одиночку не осилить, тут нечего и мечтать, но крейсерскую яхту вполне смогу построить. Понятно, что до имперских стандартов ей будет очень и очень далеко, но и контролеров от флота, дающих разрешения на полеты на основе этих нормативов и правил, вокруг не наблюдается.

Решено: лет сто на выбор места для будущей верфи, подготовку и сбор ресурсов, еще столько же – на саму постройку, параллельно обучение членов будущего экипажа из наиболее талантливых аборигенов, а потом – к звездам. Вдруг где-нибудь там уцелел осколок моей империи. Да если и не уцелел, построить новый на нетронутом месте будет куда проще, чем тут.

Что-то я размечталась. Вон и спутники начали вести себя слишком настороженно. Нас заметили. Впереди на дороге стоял зверь явно искусственного происхождения. Смесь тигра и какой-то рептилии. Сам по себе зверь не представлял собой никакой реальной опасности, хуже другое – он был соединен магическими линиями с сигнализацией. От него отходила силовая нить, по которой уже побежал импульс. Совсем не трудно догадаться, что это было сообщение об обнаружении чужаков. Вот и кончилась скрытая разведка, если ее вообще можно было так назвать. Странные представления об этом процессе у моих спутников, а я сама не вмешивалась. Теперь нам предстояло либо уходить, отбиваясь от преследования, либо нападать самим. Тем временем зверь передал сигнал и пошел в атаку, решив таким образом этот вопрос.

Могла бы его прибить без труда, но не стала показывать всех своих возможностей. Просто поставила вокруг нас односторонний щит. Эльфийки его сразу оценили. Ларинэ, которая Лара, убила создание одним выстрелом в глаз. Потом, когда мы подошли поближе, она с легкостью выдернула свою стрелу с помощью специальной магии. Никогда не видела подобного плетения. Хотя где я, собственно, могла его видеть? Никогда в жизни из настоящего лука не стреляла, а дальнейшая судьба виртуальной стрелы никому не интересна.

– И что будем делать дальше? – первым делом спросил Ва’Дим.

– Уходим! – тут же сказала светлая.

– Медленно отступаем, уничтожая монстров, которых этот архимаг пошлет за нами в погоню, – предложила по сути то же самое темная.

– А почему бы не напасть самим? – спросила я.

– А вот это уже явное нарушение субординации, – делано возмутился человек. – Безумные идеи – исключительно моя прерогатива. И вообще, правильно план звучит так: нападаем на мага, убиваем, сносим к демонам его башню и на ее месте разбиваем клумбу с фиалками. Вот!

Результат такой речи был вполне предсказуем: Эль закатывает глаза, Лара тяжело вздыхает. Всем своим видом показывают, что подобного рода спектакли они видят далеко не в первый раз. Хотя их поведение не что иное, как хорошо отрепетированная роль в этом спектакле.

– Э нет, мою будущую башню разрушать не надо, – присоединилась я. – У бедной бездомной эльфийки угла своего нет, а они сразу разрушить.

– Так если хочешь, можешь к нам в княжество идти, – ответил Ва’Дим, – будешь тр…

Что это за «тр» такое, он так и не договорил, потому что поймал на себе не предвещающие ничего хорошего взгляды обеих эльфиек. Стой он к ним чуть ближе, наверняка и пару подзатыльников получил бы.

– Я хотел сказать, что мы у себя давно собираемся магическую академию открывать, а на должность заведующего отделом ТеоРетической магии до сих пор никого не нашли. И вообще, пока мы тут обсуждаем всякие посторонние вопросы, архимаг там готовит нападение. Так что подведем итоги, поступило два предложения: организованно отступить на заранее выбранные позиции или произвести нападение на недооценивающего нас противника.

Еще не хватало, чтоб они решили отступать. Да я этого мага вместе с башней пришибу и не замечу. Только говорить о таких моих возможностях никак нельзя, по легенде у меня средние способности, хотя в некоторых областях и чуть выше.

– Могу поставить непробиваемый щит, – предложила им. – Я в любых защитных системах хорошо разбираюсь, не только в сигнализации.

– На какое время? – тут же уточнила Ларинэ.

И что им ответить? Правду? Неограниченно долгое, за исключением тех случаев, когда по мне будут вести огонь орудия звездного линкора или что-то сопоставимое по мощности. Не думала, что такое стоит рассказывать, да и не поняли бы они в любом случае.

– При отсутствии внешних воздействий хоть на весь день или больше. И не представляю в этом мире такого мага, против которого не продержалась бы часа.

И ведь не соврала! А маленькая оговорка, что, может, и больше, вещь очень растяжимая, может, и год, может, и сотню лет. Но эльфийки все равно на меня с удивлением и недоверием посмотрели. Как ни старалась, а местные нормы превысила, и явно намного. Думаю, ничего страшного не произошло, одна из них отверженная, а другая изгнанная, что бы это ни значило, но почему-то подозреваю, что распространяться обо мне они не станут. Поэтому присоединиться к их компании было правильным решением. Нужно будет и княжество посетить, тем более что пригласили, вдруг подойдет в качестве временной базы.

– Покажи, – попросила темная.

Не самая умная идея демонстрировать свои возможности в ожидании нападения, но у меня кроме щита еще и радар имелся, и он все время был включен. Никакой опасности на данный момент в пределах его действия не наблюдалось. Так что развернула я полный щит линкора, да еще и подсветила в видимом спектре. Даже не разбирающийся в магии поймет, что видит нерушимую структуру. Если теперь сбросить на нас метеорит в несколько тонн, то ничего не случится, правда, второго мой щит может и не выдержать. Сколько эльфийки ни приглядывались, а придраться ни к чему не смогли. Я бы очень удивилась, если бы у них это получилось. Убедившись, что щит вполне реален, темная была склонна согласиться на более активные действия. Но голосовать не пришлось, у меня на радаре появились первые засветки.

– У нас гости, – сообщила я, делая щит опять невидимым.

– Где? – тут же спросил Ва’Дим.

– Еще не видно, но скоро будут здесь. Пять похожих животных и десяток двуногих, предположительно мертвые воины.

Глава 21

Эледриэль. Светлая эльфийка

Чем дальше, тем больше мне эта новая светлая не нравится. Какая-то она не такая, и на светлую не очень похожа. Да если бы пусть и теоретически, хоть на мгновение, возможно было предположить, что темная может замаскироваться под светлую, то я в этом ее первая и заподозрила бы. Но это полная глупость. И на добровольно покинувшую лес тоже мало похожа. Никогда таких не видела, но все равно не похожа.

Правила поведения по отношению к отверженным на таких, кстати, тоже распространяются, а она, как высказался бы мой человек, даже ухом не повела, когда я призналась. За все время ни разу не соврала, но при этом ее слова не желают совпадать с фактами. Мой Дим тоже так умеет, но он это делает намного тоньше и виртуозней, и такие несовпадения если и замечаешь, то далеко не сразу. А тут они буквально на каждом шагу. Как будто она даже не пытается их скрыть или просто нас за неразумных держит.

Например, маги средних ступеней не могут подслушивать через сферу молчания, далеко не каждому архимагу такое под силу, а она слушает и не стесняется. И что с этим делать? А как с сигнализацией справилась? Я в этих делах не большой специалист, и то впечатлилась, а уж темная, та вообще. Да еще пренебрежительно так отзывалась, мол, примитив. Ладно, Дим с ней согласился, он в магии ничего не смыслит, а ведь всем магам прекрасно известно – чтобы обойти чужое плетение, нужно иметь ступень никак не ниже, а желательно выше, да и опыт побольше.

Кстати, о муже, тут еще одна странность, такое впечатление, что он лучше всех понял ее объяснения по этому поводу. Ну, а ее щит – это вообще последняя капля. Абсолютно нерушимая структура, собранная из ячеек наподобие пчелиных сот. Нет, разрушить, наверное, можно, но я просто не представляю, какой должна быть сила, способная это сделать. Слабые же удары, которые, по идее, должны пройти сквозь ячейки, не задевая их, будут остановлены специальным элементом плетения, существующим для прикрытия нужных сот сеткой помельче. Все очень просто и абсолютно понятно. Можно было бы легко повторить по образцу, если бы не одно «но». Количество силы, необходимое для постройки такого щита, просто невообразимо. Круг из десяти архимагов, может, и справится с такой задачей, а может, и нет. Но зато потом на поддержание щита силы уже уходит очень немного. Совершенная конструкция.

И откуда она такая взялась, «средних способностей»? И почему я не чувствую в ее словах лжи? Неужели врать магу разума тоже умеет? Не должна. Когда я и Дим экспериментировали с его выигранным в Первом Лесу светлых в пари у Пургениила амулетом ментальной защиты, ощущения были совсем другими. Либо точно знаю, где правда, а где ложь, либо вообще ничего не чувствую, тут же не сомневалась, что слышу правду.

И что нам теперь с нею такой распрекрасной делать? В случае боя с архимагом или драконом союзник из нее потенциально полезный, даже более чем. И что потом? Дим вон уже успел к нам в долину пригласить. Зря. Поторопился. Не нужна она там! Ни в каком виде. И не в долине тоже не нужна. А за намеки про третью жену точно получит! Шутки шутками, но и меру нужно знать. Вот договорюсь с темной, и мы ему устроим. Почему-то уверена, что Ларинэ меня поддержит.

Может, эта Лирмилиэль и есть тот самый маг, на которого мы сейчас охотимся? А что? Вполне возможно. В лицо его никто не видел, и даже имени местные жители не знают. Почему бы ему не быть эльфийкой? Вот и развлекается, присоединяясь к командам тех, кто идет штурмовать ее башню или там разведывать, что не суть важно. Приходилось слышать, что у архимагов порой бывает очень странное чувство юмора. Даже у моего мужа, по сравнению с ними, оно вполне нормальное. Эта моя теория, кстати, прекрасно объясняла некоторые странности. Например, то, с какой легкостью она разделалась с охранной сигнализацией. Ничего удивительного – сама поставила, сама и отключила. Правда, это не объясняет возможность создания щита такого уровня, но такое вообще никакой правдоподобной теорией не объяснишь. Неправдоподобной, впрочем, тоже.

В любом случае решила, что необходимо предупредить мужа и темную. И наши обручальные кольца с телепатической связью тут как раз оказались кстати.

«Дим, Лара, – обратилась я к ним, – у меня есть серьезное подозрение, что архимаг, которого мы ищем, – это Лирмилиэль и есть».

«Мне она тоже не нравится, – тут же поддержала меня темная, стоило ей выслушать высказанные мной аргументы. – Мои собственные наблюдения совершенно этому не противоречат».

Сразу передала ответ Лары мужу. Только он не счел наши подозрения серьезными. Но тут как раз все понятно, ему покажи смазливую мордашку, да еще и с эльфийскими ушами, как сразу начинает сильно экономить имеющийся ум.

«До чего же мне ревнивые жены достались, – ответил со вздохом Дим, – готовы сочинить целую теорию заговора, чтоб избавиться от потенциальной конкурентки. Если вам верить, то получается, что эта хитрая и коварная архимагичка нас еще при выходе с гор подкараулила, натравила своего дракона, сама же его пристрелила и потом дальше следила, куда мы пойдем. Может, нападение троллей на то поселение тоже ее рук дело? Да я скорее поверю, что Ли – это материализовавшаяся тьма из брошенного гномьего города».

«С чего ты взял, что она следила за нами от самых гор? – спросила я за нас обеих. – Ни я, ни Лара ничего такого не чувствовали».

Но ответить он так и не успел, подозрительная эльфийка объявила о приближающемся противнике, хотя мы с темной ничего такого не замечали ни в каком зрении. Это нам ответить он не успел, а вообще его такие условности не беспокоили, что тут же и подтвердилось.

– Ли, красавица, тут возник вопрос, зачем ты за нами от самого нападения дракона следила? – неожиданно, как для нас, так и для нее, спросил он Лирмилиэль.

– Давай это обсудим после того, как разберемся с архимагом, – предложила та.

«Вот видите, – сказал муж уже нам через амулет, – она даже не пытается возражать или возмущаться. А вы мне не верили».

Дим. Попаданец

Не успели мы ни договорить с Ли, ни до конца распутать теорию заговора, придуманную Эль, как появились обещанные гости. Новенькая эльфийка решила ограничить свое участие в сражении постановкой щита. Эль с Ларой сочли такое ее участие более чем справедливым, по их мнению, этот самый щит вообще нечто запредельное. Наверное, поэтому и недолюбливают светлую, что завидуют. И, кстати, никакого оружия, кроме короткого, чуть ли не игрушечного меча, у нее не было. А лук тогда где? Не вручную же она ту стрелу в дракона запустила. Или с помощью магии? Может, и так, потому что сама стрела тоже была магической.

Тем временем противник приближался. Двух тигрокрысов, или кто они там, Эль с Ларой прикончили первыми же выстрелами, осталось всего три. Но как раз остальные твари оказались совсем не глупыми, а очень даже наоборот, и сразу же скрылись в складках местности, не подставляя больше уязвимых мест. А стрелы, втыкающиеся в спины, похоже, им даже неудобств не доставляли. Для моего арбалета они мишенями тоже не являлись – слишком уж быстро передвигались. Солдаты же были значительно медленнее, но имели броню и находились на куда большем расстоянии, так что и их я не мог подстрелить гарантированно. Вот просто держал арбалет заряженным, но в основном рассчитывал на магобластер, давно заметил, что с ним у меня куда больше шансов.

Один из тигрокрысов подобрался к нам поближе, скрываясь все в тех же складках местности, выскочил на открытое пространство и совершил последний рывок. Но очередной его прыжок сорвала невидимая стена. Убился он об стену или нет, неважно, в любом случае получил эльфийскую стрелу в глаз, когда падал. Так оно понадежней будет, а то знаем мы эти фокусы – подойдем поближе, передвигая тем самым щит вперед, а он окажется живым и внутри.

Управлял ли наш противник своими зверушками, или они сами по себе такие сообразительные, но две оставшиеся сменили тактику, отбежали на безопасное расстояние и начали кружить по широкой дуге, не упуская нас из виду. В бой тем временем двинулась пехота. И это было совсем не серьезно. Закованные в доспехи мертвецы шли строем в нашу сторону, и Эль с Ларой посылали стрелу за стрелой в щели их забрал. До невидимой преграды добрался только один, да и тот исключительно чтоб убедиться, что она непреодолима и для него, а потом умереть от эльфийской стрелы уже окончательно. Лично я ни на секунду не сомневался, что это нас всего лишь прощупывают. О чем тут же и сообщил спутницам. Те согласились.

– И что будем делать дальше? – спросил я их. – Отступать или нападать? В любом случае наша скрытная разведка как таковая провалилась окончательно, если архимаг уже нам самим разведку боем устраивает.

– Я гарантирую, что смогу продержать щит столько, сколько понадобится, – напомнила Ли, – поэтому отступить мы всегда сможем.

– При наличии такой защиты можно смело нападать, – поддержала Лара.

С темной все понятно, ей новая игрушка понравилась, теперь хочет испытать. А вот Эль, наоборот, за прекращение разведки, раз уж она однозначно не удалась. Теперь все ждут моего решения.

– Поскольку нам этот маг известен еще и тем, что не любит оставлять живых свидетелей, то, думаю, неважно, продолжим мы или уйдем немедленно – в покое он нас уже не оставит. Тем более что мы тут уже накуролесить успели. Лучше напасть и решить вопрос сразу, не откладывая в долгий ящик. Считаю это разумной идеей. А то жди потом все оставшееся путешествие удара в спину. Перспектива не из приятных.

С этим все согласились, и мы пошли дальше. Два тигрокрыса, продолжая держаться на безопасном расстоянии, шли параллельными маршрутами с обеих сторон. В любом случае враг наверняка был в курсе наших передвижений, и не имело никакого смысла им мешать. Что тем не менее не могло не раздражать. Не удивился бы, если они еще и как камеры видеонаблюдения работать могли. Так до самой башни и добрались. Ни ловушек, ни каких других неприятных сюрпризов по пути не встретили. Видимо, потому, что зашли через черный ход.

Лирмилиэль. Кадет-капитан. Эльфийка

Башня нас встретила обманчивой тишиной. Можно было подумать, что маг просто сбежал, не дожидаясь прихода своих врагов. Знай он о моих реальных возможностях, несомненно, так бы и сделал, причем еще вчера, месяц назад, а то и раньше. А теперь увидел всего лишь малую часть, заинтересовался и затаился. Нетрудно было угадать, что надеялся заманить в ловушку. Если он тут занимался исследованиями драконов и попытками их вывести, то и мои необычные способности не мог пропустить просто так. Вот и хорошо, даже очень, сам теперь в свою же ловушку и попадет, не придется по всей долине вылавливать. По большому счету, уже и попал, только никто, кроме меня, об этом пока не догадывается.

Дорога, ведущая в долину, проходила между двумя не такими уж и высокими, но довольно серьезными на вид скалами, на одной из которых как раз и стояла древняя башня. Складывалось впечатление, что она вросла в камень. Судя по развалинам, имеющимся на втором скальном основании, когда-то тут их было две одинаковые, но и сохранившаяся башня прекрасно перекрывала проход в долину. По теперешним меркам, более чем надежно.

По всем инструкциям, при подходе к объекту провела полное сканирование. Никакой защиты от этого тут не оказалось, видимо, хозяин решил, что толстые стены сами по себе смогут противостоять таким действиям, или, наоборот, не рассчитывал, что кто-то сумеет подойти так близко. Самым неприятным открытием было то, что в башне оказался довольно мощный источник магической силы, идущей откуда-то из недр. Всем известно, что при наличии неограниченной энергии даже слабый маг может стать серьезным противником.

В остальном же все полностью соответствовало моим ожиданиям. Четыре десятка двуногих, скорей всего, мертвые воины, хотя часть из них вполне может быть и просто слугами. Все почему-то находятся в одном помещении, наверное, казармах. В отдельных стойлах три десятка четвероногих. Через всю толщу камня подробно рассмотреть не получалось, но не думаю, что это лошади, скорее, те самые звери, с которыми нам уже пришлось иметь дело, тем более что их, при желании, тоже можно использовать для верховой езды.

Сам хозяин башни, разумеется, находился около источника. Где же ему еще быть перед боем? Непонятный он какой-то, не эльф, не человек, для гнома великоват, а среди орков сильных магов никогда не было, да и сейчас, как я успела узнать, нет. Ну и не тролль, что само собой разумеется. Аура мага в результате подпитки из источника даже сквозь толщу стен светилась достаточно ярко, и можно было с уверенностью сказать, что ни к какой из перечисленных рас он отношения не имеет. Но я по этому поводу совершенно не переживала, так как была абсолютно уверена, что совсем недолго осталось, и уж эту-то загадку мы разгадаем.

Сообщать о результатах наблюдений, естественно, не стала, чтоб не выбиваться из роли. Пока пыталась сообразить, что собой представляет этот архимаг, чуть не упустила одну важную вещь. Под башней имелся целый комплекс пещер, в одной из которых обитал небольших размеров дракон. И он как раз в это самое время удалялся, по всей видимости, к выходу.

Наплевала на маскировку и перечислила спутникам все, что узнала.

– Ты можешь видеть сквозь стены? – спросил человек.

Эльфийки тоже смотрели очень уж заинтересованно. Перестаралась, но уже было поздно скрывать очевидное.

– Если нет защиты от сканирования, а тут ее нет, – ответила я. – Да и при наличии таковой многое зависит от силы и сложности.

Ну вот, опять сделала естественную для себя вещь и выдала еще одну из своих возможностей, которая, с точки зрения местных, если и не запредельна, то невероятно высока. И ведь ничего особенного в таком сканировании нет, а обе эльфийки уже с подозрением смотрят. Дим это тоже заметил.

– Мне, конечно, все равно, я даже рад, но как только покончим с этим магом, тебе предстоит серьезный разговор с моими ушастыми.

Только кивнула в ответ. Сама знала, что предстоит. Провалилась по полной программе. Не учили меня на тайного агента, и вообще капитану это не нужно.

Тем временем маг замкнул свою ловушку. Мы уже стояли напротив башни, а чуть сзади и чуть впереди от скалы к скале побежали силовые линии. В связи с причиной, по которой мы вообще приперлись в эту долину, вспомнилась старая пословица еще из моего прошлого. Поймать в темной пещере дракона за хвост. Поймавший не знает, кто это ему попался, но и дракону неизвестно, что за наглец схватил его за хвост. В нашей же ситуации есть одно маленькое, но существенное отличие, я знала, кто нас поймал и чем это для него закончится.

А вот и дракон! Прилетел! Очень хорошо. Значит, маг не приказал тому улетать подальше и прятаться, пока все не кончится, а, наоборот, направил сюда, чтоб с нами разделался. А может, просто решил испытать в условиях, близких к боевым. В любом случае нам же проще.

Вообще-то это был совсем маленький еще дракончик, всего метров пять в длину, молодой, но при этом совершенно настоящий. Правда, только звериная форма, без возможности превращаться в двуногого разумного, но все равно, и то, что у мага получилось, – огромное достижение для здешнего уровня развития. Никогда бы не подумала, что в этом примитивном мире возможны такие научные подвиги. Занимайся он чем-нибудь другим, я бы его только поздравила и мирно ушла, но экспериментов с драконами допускать не стоило. Не нужны они ни в каком виде. И пускай это не мой мир, все равно не нужны, тем более что и мне тоже теперь тут жить. Во всяком случае, какое-то время.

Заметив летящего на нас ящера, Эледриэль с Ларинэ занервничали. Даже за спину человеку спрятались, как будто он смог бы их защитить. Странная у них реакция на драконов. Понятно, что твари опасные, но ведь не настолько, чтобы наводить неконтролируемый ужас. Однако на этот раз хоть за луки обе схватились, в отличие от того, что я уже видела раньше.

Дракон тем временем подлетел поближе и заорал от боли, когда со всего маху наткнулся на невидимую стену. Что, не ожидал? Но кувыркающийся по куполу моего щита зверь, несмотря на боль и внезапность ситуации, сумел восстановить равновесие и взлететь. Немного придя в себя, он окатил нас волной огня. Пустое дело – с такими щитами можно и в корону звезды нырнуть, правда, только при работающем реакторе. Однако дракон далеко не звезда, так что бояться было совершенно нечего.

Увидев, что щит держит, эльфийки осмелели. Стали из луков активно стрелять. Если бы понадобилось развеять устоявшийся местный миф о том, что эльфы никогда не промахиваются, то случай был бы самым подходящим. Раз по пять, не меньше, каждая выстрелила, прежде чем сначала темная, а потом и светлая вогнали дракону по стреле в глаз. Тварь, опять кувыркаясь, покатилась по куполу щита, но на этот раз равновесия уже не восстановила, а свалилась как раз на одну из силовых линий ловушки. Теперь, реши мы отступать, у нас даже имелось куда, то есть обратно в долину. Линия полностью выгорела и по новой не зарядилась. Если такая возможность и подразумевалась, то лежащая на пути туша ящера мешала.

Смерть рептилии сопровождалась нечеловеческим ревом, но орал, как ни странно, не дракон, а сам маг.

– Вот мы его и разозлили, сейчас начнет делать ошибки, – объявила об очевидном я.

Так и получилось, выбежал на балкон, вознамерился убивать нас лично. Эль с Ларой тут же выпустили по стреле, но фигуру на балконе они не задели, как, впрочем, и сгусток плазмы из кустарного бластера. Защита у мага оказалась вполне на уровне и прекрасно спасала от такого рода атак. Его ответный удар не заставил себя ждать, но результат был тем же. Очень сложное плетение, насыщенное силой, рассыпалось, ударившись о щит, и всего лишь осветило сетку из шестиугольников.

А вот этого не должно бы быть! Никак! Но, в принципе, неважно, главное, щит держал, а то, что в момент удара становился видимым, – мелочи. Издержки особенностей местной магии. Архимаг начал плести еще одно, хотя и такое же сложное, но более слабое заклинание. Глупый маг, я была о нем лучшего мнения. Раз не сработало мощное, то и от слабого не будет никакого толку. Пусть играется, тратит силы, если не магические (при его-то источнике), то просто физические.

Этого не должно было быть!

Этого просто не могло быть!

Вообще!

Сплетенный противником конус беспрепятственно прошел между шестигранными ячейками, а система, которая должна была его задержать, просто не включилась. Я ничего не увидела. Это было для меня настолько неожиданным и невероятным, что не успела ничего предпринять и поставить на пути аномального конуса хоть какую-то дополнительную преграду.

Почти между мной и магом стоял Ва’Дим, и часть удара сначала досталась ему. То, что местные называют универсальным щитом, когда-то было гражданской системой защиты от случайных магических воздействий ниже среднего уровня. Впрочем, каким бы примитивным ни был этот универсальный щит, но доставшуюся человеку магическую составляющую атаки он поглотил, а вот с чисто физической не смог ничего поделать. Дима сбило с ног, и он полетел прямо на меня. Энергия была совсем не маленькой, и дальше мы покатились оба, оставшаяся часть плетения досталась уже мне. У меня же дополнительной защиты не оказалось совсем. Не предусмотрела я такого развития событий. Да и как можно предвидеть невозможное?

Это было больно!

Очень больно! Но щит я продолжала держать, несмотря ни на что. Совсем неважно, что он оказался проницаемым для нового вражеского оружия. Сработали вбитые за годы обучения рефлексы. Что бы ни случилось, как бы ни трясло сам линкор, но без защиты будет еще хуже. И вообще, начатое нужно довести до конца. Последовательные действия всегда лучше паники.

Светлая бросилась помогать человеку, а темная успела прикрыть нужную ячейку уже своим плетением. Молодец, быстро сориентировалась! Само по себе оно не удержало бы атаку мага, но, положенное на каркас моей структуры, выстояло. Правда, при этом исчерпало весь запас сил, что имелся у Ларинэ, и теперь она мало что могла.

Было абсолютно ясно, что третьего такого удара нам уже не пережить.

Ну все, хватит маскировки. И так уже доигралась.

Дальнейшие мои действия были просты и привычны. Быстрый расчет приоритетных целей. Отключение щита. Три энергетических выстрела на всю имеющуюся у меня мощь, прожигающих башню насквозь и испепеляющих все на своем пути.

Первая цель – архимаг.

Уничтожена!

Вторая цель – стойло с запертыми там боевыми животными.

Уничтожена!

Третья цель – казармы с находящимися там двуногими.

Уничтожена!

Видимо, и тех и других хозяин сам не пустил в бой, не желая зря расходовать имеющиеся ресурсы. Провела сканирование, еще раз подтвердившее уничтожение всех назначенных целей и не обнаружившее новых.

Вот и все, теперь можно было и сознание терять. Пропущенное вражеское плетение все же прожгло немаленькую дыру у меня в ауре, и держалась я исключительно на рефлексах, приобретенных во время учебы.

Глава 22

Ларинэ. Темная эльфийка

Дура полная эта Лирмилиэль!

Таких еще поискать нужно, и неизвестно, получится ли найти. Не понимает, что бой не игра и в нем необходимо использовать по назначению все имеющиеся средства в полной мере. Додумалась, мол, поставлю непробиваемый щит, а вы потом из-за него врагов как в тире отстреливайте.

Вот и доигралась! Такой замечательный «непробиваемый щит» оказался очень даже пробиваемым. Архимагов не просто так архимагами называют. Чтоб получить такое звание, просто первую ступень иметь недостаточно, это еще и огромный опыт, и знания. Эта дура сама чуть не погибла по собственной же глупости, так и нас чуть не погубила. А Дим еще и пострадал из-за нее. Хорошо хоть только парой синяков отделался, Эль вылечит, а то я этой светлой еще и добавила бы.

Муж, кстати, на нее и упал, поэтому большая часть синяков и ссадин заслуженно ей и досталась. Сама виновата. Могла в любой момент уничтожить архимага, так вместо этого игру устроила. Вон какие три дыры в стенах башни зияют. В каждую войти не нагибаясь можно. И это все теряя сознание. На что же она способна в полную силу?

Эль, кстати, тоже считала, что во всем виновата эта странная эльфийка. Вон, мужа привела в сознание и даже оба несерьезных синяка вылечить успела, а ту принципиально не замечала.

– Эль, красавица, а ее ты лечить не будешь? – спросил Дим, указывая на Лирмилиэль.

– Нет, сама очухается.

– А как же серьезный разговор, который мы ей обещали? Вдруг все же не очухается, и мы ничего не узнаем? – привел муж немаловажный аргумент.

– Не очень-то и надо, – проворчала светлая, но все же взялась за дело.

Не слишком старалась. Залатала дыру в ауре до состояния, не угрожающего жизни, привела в сознание и отвернулась.

– Все живы? – спросил об и так очевидном Ва’Дим.

Но все равно дождался положительных ответов от каждой из нас и только потом продолжил:

– На повестке дня два основных вопроса: сбор законных трофеев и серьезный разговор с нашей новой подругой. Кто что предлагает?

Я была за трофеи. Не самое лучшее время и место для таких разговоров, да и проверить сначала не помешает, вдруг кто живой остался. Так и сказала. Остальные (особенно Эледриэль) придерживались похожего мнения, и мы все вместе пошли исследовать башню.

Пройти через проплавленные Лирмилиэль дыры не было никакой возможности, так как они находились слишком высоко. Вернее, залезть, конечно, можно, но оно того не стоит. Решили поискать другой выход и, пройдя немного вокруг, в маленьком скальном закутке нашли небольшие ворота. Створки оказались мощными, дубовыми, обильно обитыми железом, которого на первый взгляд было даже больше, чем дерева. В магическом зрении без труда угадывались остатки защитного плетения. Судя по всему, оно было замкнуто на самого мага или еще как-то с ним связано и после смерти последнего распалось на части, утратив работоспособность и став совершенно неопасным.

– Ну что, Ли, раз уж так получилось, что за грубую силу у нас в основном ты, так и давай вышибай, – предложил Дим.

– Не могу, – ответила та.

– Почему? Камень вон как плавила, а дерево, выходит, эльфийская религия не позволяет?

– Не в этом дело, – стала объяснять светлая, – я немного, а если быть более честной, то довольно сильно, не рассчитала с последними ударами и заработала магическое истощение. Некоторое время толку от меня как от мага будет совсем мало.

Как будто от нее до этого толку было много. Кроме как договариваться с воровской гильдией, ничего и не умеет. Бестолковая какая-то светлая. Эль, когда мы познакомились, и то была более приспособлена к жизни. Но, как ни странно, после признания о потере сил мне даже полегчало. Слишком уж безграничными выглядели ее возможности.

Теперь же пусть далеко не все, но кое-что понятно. Способна нанести запредельный по силе удар, но и от последствий не застрахована. Потеря способностей в результате магического истощения – штука неприятная, а с дырой в ауре – тем более. Могут и годы на восстановление понадобиться. Я, вон, с ошейником, блокирующим магию, всего ничего посидела, и то несколько месяцев понадобилось, чтоб полностью восстановиться.

Поскольку защита на воротах исчезла, то дырку в том месте, где находился засов, без труда прожгла я сама. Хоть и потратила практически весь свой резерв на попытку залатать не сработавший щит Ли, но уже чуток восстановилась. Тем более что на огненный шар много энергии и не надо.

Зашли. Башня как башня, ничего особенного. И маг оказался не таким уж и богатым, если не сказать вообще бедным. В том смысле, что для архимага. Складывалось впечатление, что все свои средства он тратил на библиотеку и лабораторию. Во всяком случае, на фоне всего остального они казались поистине роскошными. По сути такими и были. Не удивлюсь, если купца, привезшего кровь дракона, он убил только потому, что просто было нечем заплатить.

Архимаг без денег – явление очень редкое. Прежде всего потому, что в любой момент может их заработать. Услуги такого уровня всегда в цене. Ну а если все свое время и средства тратит на эксперименты, да еще закрывается от любых посетителей, тогда да, конечно, останется нищим. А ведь мог, сидя на источнике силы, вообще ничего не делать, просто кристаллы заряжать всем желающим. Однако архимаги редко бывают полностью нормальными. У каждого своя мания. У этого – драконы.

Дим. Попаданец

Дыры, прожженные Ли, впечатляли. Они и снаружи круто выглядели, а изнутри тем более. Оплавленные коридоры метра два в диаметре шли через все помещения и терялись в монолите скалы, частью которой, собственно, и были нижние этажи башни. В одном месте даже трудно пройти было, так как испарились перекрытия между этажами.

А вообще Ли еще очень повезло, что ни один из ее выстрелов не задел библиотеку, иначе точно бы от Эль по ушам получила. И не только по ним. Лара также книгами заинтересовалась. У меня сразу зародилось предчувствие, что придется искать транспорт для вывоза. Не всего, конечно, но самого ценного. Без этого точно не было никаких шансов отсюда уехать.

Одна Ли осталась к книгам равнодушной. Быстро пробежала глазами корешки и заявила, что ничего заслуживающего внимания здесь нет. Теперь с ней все понятно. Если она и магию так изучала, надеясь исключительно на свою немаленькую силу, то ничего удивительного в том, что такой дырявый щит поставила. На лицах своих жен прочитал похожие мысли.

Ладно, с библиотекой понятно. Если транспорт найдем, то погрузим все, а там разберемся. Очень не вовремя эта ушастая свою силу потеряла – могли бы вообще все забрать, не только книги. Сложили бы трофеи в контейнеры, туда много поместится, и место еще останется, а она бы кристаллы заряжала. Все было бы компактно, а так слишком большой караван нанимать придется. В принципе, было можно, средств хватало, но привлекать излишнее внимание к большому количеству разных товаров не хотелось – желающие пограбить непременно найдутся.

– Тогда и охрану серьезную подыскивать тоже придется, Зариного отряда никак не хватит, – подвела итог Лара.

Из лаборатории также решили забрать все самое ценное и записи архимага в том числе. В остальном же башня не впечатляла. Гномьи подземелья и то были интереснее. И побогаче. Вот и хорошо, меньше придется сожалеть о брошенном добре. А то ведь у нас еще туша дракона имелась. Как минимум голову нужно было забрать.

– Повешу в замке на стену и буду всем хвастать, что это мои ушастые его убили, – пообещал я.

Лирмилиэль. Кадет-капитан. Эльфийка

Нанося последние удары, я перестаралась. Не ожидала такого расхода энергии. Но в тот момент не видела другого выхода, нужно было немедленно уничтожить опасного врага, что я и сделала. Да и у моей растраты сил целый комплекс причин имеется. С одной стороны, привыкла, что всегда под боком стоит реактор в качестве почти безграничного источника энергии. С другой, похоже, еще не до конца отошла от полного магического истощения и переоценила свои силы. Ну и ошибок, разумеется, наделала. Причем нужно признать, что глупых.

Или просто пропущенный удар так сказался? Дыру в ауре Эль мне залатала, спасибо ей за это. Хотя явно могла и лучше. Но ничего страшного, поправлюсь немного, сама все восстановлю. Куда хуже другое. С этой игрой в маскировку я теперь лишилась большей части своих возможностей. И неизвестно, сколько времени понадобится на полное восстановление. Надеюсь, что на этот раз не пятнадцать тысяч лет. Правда, есть вероятность, что получится хотя бы частично восстановить утраченное с помощью источника, что в башне. Этим и нужно было заняться в первую очередь.

Но все это ерунда. Можно сказать, последствия. Главное же – причина. Чего я до сих пор не понимала – как такое вообще могло случиться? Почему не сработала автоматическая система, перекрывающая при малейшей угрозе крупные ячейки щита сеткой из более мелких? У нее же абсолютная чувствительность. Реагирует даже на самые слабые и примитивные плетения, не говоря о сырой силе. И ту сложнейшую конструкцию, которую запустил в нас маг, просто не могла не заметить. Сейчас, анализируя ситуацию, я вдруг поняла, что все гораздо хуже. Защита сработала в штатном режиме, но не только не задержала вражеского атакующего плетения, но вообще никак на его проход не повлияла. Отсюда и сложилось ложное впечатление, что не активировалась.

Имеющийся же у человека переделанный универсальный щит, о котором я до этого была столь невысокого мнения, наоборот, частично задержал это странное плетение. И заплата, поставленная вовремя сориентировавшейся темной, тоже оказалась вполне эффективной. А то, что исчерпала все имеющиеся у Ларинэ силы, так это не от недостатка ее заклинания, а от того, что самих резервов у нее очень мало.

«Вот тебе и деградировавший мир», – проговорила я про себя.

Потом оглянулась на спутников, чтоб убедиться, не произнесла ли вслух? Вроде нет, а то показалось.

Оставалось надеяться, что это был единственный случайный сбой. Иначе мне тут придется туго, когда мои собственные плетения перестанут давать гарантию успеха, но при тестировании показывать штатное срабатывание. Хуже всего, когда нельзя заранее предсказать результат.

В башне меня ждало два неприятных сюрприза. Первый из них был вполне ожидаем, подзарядиться от источника силы не удалось. Вернее, именно подзарядиться, то есть восполнить резерв силы, доступный в моем теперешнем состоянии, как раз прекрасно получилось, а вот восстановиться до своего нормального уровня – никак. Так что теперь засов в воротах я смогла бы прожечь не хуже, чем Лара, а уж ауру себе подлатать намного лучше, чем это сделала Эль, но повторить удары, которыми прожгла дыры в башне, еще долго не стоило и мечтать. Полный щит линкора тоже, скорей всего, не поставлю. Ничего не поделаешь, нужно ждать естественного восстановления своего уровня.

Самое неприятное в таком положении – это неизвестность. Я просто не представляла, сколько на такое может потребоваться времени. Дни, недели, годы, столетия? Все может быть. Никогда не попадала в ситуацию, когда приходится дожидаться естественного восстановления. Да и не рассказывал никто ничего подобного. Всегда к услугам капитана были маги жизни высокого уровня и неограниченные источники энергии, так что процесс занимал даже не часы, а минуты. Остальным, кстати, медицинское обслуживание такого уровня тоже было вполне доступно.

Второй сюрприз был куда хуже. Архимага я не убила!

Нет, он, конечно, умер. Но умер вовсе не от моего удара самого по себе. Залп, равный по силе бортовому орудию линкора, его хлипкая на вид защита смогла выдержать. Он просто сварился в расплавленной лаве из скальных пород, куда его и забросило ударом. И это плохо. Нет, это не просто плохо, а очень плохо! Один раз может быть случайностью, а два подряд – уже статистика. Теперь у меня не было никакой уверенности, против кого сработают мои плетения из далекого прошлого, а против кого нет. Каким бы примитивным ни казался этот мир, но мне придется постигать его законы и науку магии. Что там человек про магическую академию говорил? Шутил, конечно, но мысль стоящая.

В любом случае целесообразно держаться этой компании, пока не научусь не выделяться среди местных. Значит, придется кое-что рассказать о себе. Может, правду?

Глава 23

Эледриэль. Светлая эльфийка

Лаборатория у архимага оказалась оборудованной более чем серьезно. И отношение к экспериментам было такое же. Дневник, во всяком случае, он вел очень аккуратно. Все подробнейшим образом записывалось, поэтому мы без труда узнали и об окончательной цели всех его экспериментов с драконами.

Архимаг, как выяснилось, был оборотнем-ящером. Редкая порода сама по себе, а уж сильные маги среди них встречаются еще реже. И главной целью всей его деятельности являлось вовсе не желание заиметь дрессированного дракона, а сменить свой звериный облик. То есть самому превратиться в истинного дракона или нечто к нему максимально близкое.

– Никогда не слышала о возможности смены второго облика, а уж чтоб на драконий, вообще уму непостижимо, – сказала я.

– Теоретически такое возможно, – ответила мне новая эльфийка. – Но именно теоретически, очень сомневаюсь, что у него получилось бы.

– В любом случае, все его записи я намерена забрать себе, – на всякий случай предупредила я. – Возможно, когда-нибудь научную книгу напишу на их основе.

Та и не думала возражать.

Законный военный трофей как-никак. Во всяком случае, я считала именно так. И то, что мага убила Лирмилиэль, ничего не значит. Она же нас в это опасное положение и поставила. К тому же еще и весь имевшийся в замке транспорт уничтожила. Звери, которых насылал на нас враг, у него еще и в телеги запрягались, вот она все это хозяйство и сожгла. И на чем нам теперь трофеи было отсюда вывозить?

Кстати, о Лирмилиэль, серьезный разговор с ней все же состоялся этим же вечером.

– Я кадет-капитан звездного линкора имперского флота, контролировавшего весь этот рукав галактики, – сразу призналась она.

И сразу стало все понятно. Нет, честно. Знать бы еще, что означают многие из этих слов как сами по себе, так и в использованном ею контексте, вообще бы было хорошо.

– И с каких таких пор кадетов капитанами линкоров назначают? – тем временем спросил Дим. – Это, если я не ошибаюсь, чуть ли не адмиральская должность.

– Война, – просто, чуть ли не буднично, ответила Лирмилиэль. – Корабли мы могли строить быстрее, чем обучать капитанов, да и мало кто на такую должность подходит. Я, например, в мирное время и обычных условиях больше чем на мостик малого крейсера не могла и рассчитывать, да и то не меньше чем после полусотни лет обучения. Нужный потенциал имела с рождения, без него никак, но, в любом случае, необходимого уровня достичь могла столетия через четыре, а то и пять. А так ускоренные курсы с выпуском по мере строительства кораблей, и в бой. Там научитесь всему остальному, если выживете. Ужасно расточительно, но другого выхода у нас уже просто не было.

– Понятно, бывает, – согласился Дим. – Некоторым даже удается научиться.

– Все это, конечно, хорошо, даже замечательно, – вмешалась в их разговор Лара, – но не затруднит ли вас просветить двух скромных эльфийских принцесс, о чем вообще идет речь?

Спрашивала она у Лирмилиэль, а сама при этом больше смотрела на Дима. Я тоже на него смотрела. Похоже, все-таки не зря мы эту эльфийку приняли. Теперь узнали, вернее, могли узнать, о своем муже много нового и интересного. Позже серьезный разговор предстоял и с ним.

– Вот именно, – тут же поддержал Ва’Дим, – интересно услышать подробности.

Поздно он опомнился, теперь уже не выкрутится. И темная на меня очень красноречиво глянула, несомненно, подумала о том же самом.

– Примерно пятнадцать тысяч лет назад империя эльфов, людей, гномов, орков, троллей, фей, дриад, русалок и драконов занимала весь этот рукав галактики, – начала свое повествование Ли. – Наша сила была в техномагии, и мы легко покоряли как чисто магические, так и полностью технические цивилизации. Но однажды столкнулись с равной по силе федерацией (на самом деле тоже империей) технов из соседнего рукава. Война началась за двести лет до моего рождения, и неизвестно, сколько еще длилась после того, как я погибла в бою. В ваших летописях никаких подробностей не сохранилось. Вы, кстати, называете ее Первой Великой Войной.

– Погибла?! – удивилась я.

– А здесь ты как тогда оказалась? – спросила темная.

– Можно сказать, что умерла. Полное магическое истощение, что равносильно смерти. Уход за ту грань, откуда не возвращаются. Была похоронена вместе с погибшими членами своего экипажа и пролежала в саркофаге все эти тысячелетия, пока вы меня не разбудили.

– Мы?!

– Он, – ответила Лирмилиэль, указывая на Дима.

Пока она произносила последние слова, волосы у нее стали рыжими, да и лицо неуловимо изменилось. Теперь не узнать было просто невозможно.

– Врет она все! Я ее не целовал! – тут же заявил муж. – Точно не целовал. Вы же сами там были и все видели.

– Мы не все время на тебя смотрели, – сочла нужным вставить Лара.

– Да, – поддержала я ее, – когда крышку саркофага опускали на пол, нагнулись, вот тогда ты ее, скорей всего, и поцеловал.

Дим посмотрел на рыжую, ища поддержки, но она приняла нашу сторону:

– Я вообще спала, не знаю, каким образом он меня разбудил. Может, и поцеловал, но в любом случае я не виновата, это все он.

– Теперь я понял! – воскликнул муж. – Это заговор! Собрались вместе три разноцветные ушастые и теперь издеваются над наивным северным варваром. Как вам не стыдно? Вон, даже ухи не краснеют. И вообще, мы о звездных войнах разговаривали. Лучше расскажи, Ли, кто там в вашей ветви галактики императором работал. И про его дочек тоже, я принцесс люблю, особенно если остроухие.

– Он был фигурой чисто номинальной. Реально правили сильнейшие маги, то есть совет капитанов, который и выбирал императора, – спокойно ответила рыжая. – А о принцессах ничего сказать не могу, никогда не интересовалась этим вопросом. Но в любом случае точно не эльфийки.

– Так ты у нас особа, приближенная к императору? Гигант мысли, сильнейший маг и бывший член Государственной думы, в смысле, совета капитанов? – спросил в своей любимой манере Дим.

– Я не успела, – совершенно серьезно ответила Ли, – кадеты в совете капитанов не участвуют. К тому же туда допускаются только корабли классом не ниже линкора, а мой реальный магический потенциал – малый крейсер.

– Не понял, – удивился Дим, – при чем тут магический потенциал? На чем научилась, на том и летаешь.

– У технов именно так и было, а у нас капитан – это и есть корабль. Я сама одновременно и щиты, и орудия, и двигатели, и вообще все, что есть на борту.

– Так что, получается, ты одна всем кораблем и управляла?

– Нет, конечно, у меня была команда в две тысячи с лишним разумных, причем, если не считать десанта, то в основном магов, каждый из которых как бы является отдельным узлом корабля. Да и десант тоже нередко из магов состоял. В случае необходимости я могу заменить любого из членов экипажа, а на короткий срок и всех сразу, но боевой корабль – это одновременно и капитан, и вся команда. Полноценно управлять им мы не могли друг без друга.

– Да, интересно получается, – проговорил Дим. – Что еще можешь рассказать о тех далеких временах?

– Что именно тебя интересует?

– Даже не знаю. Боевые шагающие роботы в той войне участвовали? Мы в музее у гномов один такой видели.

– То, что вы видели в том музее, в приличных выражениях описать очень трудно. Гномы умудрились собрать в кучу детали от вражеского меха и вооружение от нашего. Назвав при этом боевым големом гномов «Торином».

– Бородатые коротышки никогда особо в технике не разбирались, – не упустила случая вставить Ларинэ.

Я же сделала заметку на память, что древняя эльфийка может читать на древнегномском. Будет теперь кому выбранные мною книги переводить. Зря мы ее с собой взяли, что ли?

В общем, они еще довольно долго разговаривали на эту тему, а мы с темной поняли главное: Лирмилиэль – древняя, пролежавшая в своем саркофаге еще со времен Первой Великой Войны. И маг она очень сильный, только с дефектами, что немудрено, за такое-то время. И еще было понятно то, что она хочет присоединиться к нам, не претендуя при этом на первые роли, иначе не стала бы о себе рассказывать, а просто ушла бы. Незаметной у нее еще долго не получится существовать в нашем мире, вот и решила стать замеченной и причисленной к определенной категории, чтоб не быть отличной от остальных таких же.

Компания, нужно признать, у нас довольно странная, и еще одна необычная эльфийка не будет выделяться. Если на нашего мужа претендовать не станет, то пускай остается. Но не бесплатно! Знаниями ей делиться придется, это тоже не обсуждается. Но муж-то наш каков! Все глупым варваром прикидывался (ну к этому мы, пожалуй, уже давно привыкли и внимания не обращаем), а сам в таких вещах разбирается, что мы не можем понять, о чем они говорят!

Оставался еще вопрос о древних эльфах, не светлых и не темных, однако мы с Ларинэ по молчаливому согласию решили отложить его на потом. И так слишком много всего…

Дим. Попаданец

Интересно получалось. Нет, я уже давно понял, что попал не только в магический, но еще и в постапокалиптический мир. Но чтоб настолько… Они, оказывается, не просто летали в космос на ступах и метлах или, на худой конец, воздушных шарах, как это делали у нас при царе Горохе, а предпочитали космические корабли и владели приличным куском галактики. Это вам не развал Римской империи, отбросивший Европу чуть ли не в каменный век, а куда серьезней. Теперь понятно, почему у них даже после пятнадцати тысяч лет так и не началась своя эпоха Возрождения.

Как послушал Ли, так сразу и захотелось к звездам. Мне вообще всегда туда хотелось. Все мы, рожденные в СССР, в детстве мечтали стать космонавтами. Это уже потом появились совсем другие, общечеловеческие идеалы: банкиры, бандиты, шлюхи… Все почему-то на букву «Б» и, по сути, ничем друг от друга не отличающиеся.

А уж когда рыжая заявила, что собирается построить космический корабль и слетать посмотреть, что там от ее цивилизации осталось, я сразу же загорелся этой идеей. Ага, размечтался. Она меня тут же с ходу и обломала. По самым нескромным, то есть оптимистическим, подсчетам, только на постройку корабля как таковую может понадобиться несколько столетий. Это без учета времени, которое потребуется Ли, чтобы восстановить свои силы. А еще собрать и обучить экипаж – тоже задача не из легких, потому что сильные маги и так себя неплохо чувствуют. Не нужно им это. А если учесть, что длинноухие жены все равно никуда меня не отпустят…

Да и столько ждать неинтересно! Но в любом случае место в долине под верфь я ей выделю, пускай строит. Или отдельную маленькую долинку, там их много вокруг, я на карте видел. Кстати, о рыжей эльфийке и долине. Именно рыжей она мне больше нравится. У меня в княжестве пускай такой и ходит, там точно можно, все равно ушастые вряд ли будут частыми гостями. Но по дороге домой ей придется маскироваться, так как даже на моих эльфиек куда большее впечатление произвело не то, что она древняя, а то, что не темная и не светлая.

Ужинали мы в башне, из хозяйских запасов, которые Ли, к счастью, не сожгла. Не королевский пир, конечно, но моя Эль из чего угодно нормальную еду приготовить может. А вот рыжая, как оказалось, подобным делам вообще не обучена. Таким признанием она чуть не шокировала обеих моих ушастых. И аппетита тоже особого не проявила, так, пожевала немного и отправилась спать. Ночевали мы в специальных гостевых спальнях. Для чего они у архимага вообще были оборудованы, непонятно, посетителей-то он не принимал. Но мы этим и не интересовались – есть и хорошо.

Наутро решили поискать транспорт типа телеги в деревне, тем более что лошади у нас имелись. По пути в игрушечную деревеньку строили всевозможные предположения по поводу не очень живых ее жителей. Предполагалось, что, лишившись хозяина и связи с ним, они либо умрут окончательно, либо выйдут из-под контроля и разбредутся по долине. Еще и на живых, то есть на нас, любимых, нападать начнут, что в корне не есть хорошо.

На полях и огородах действительно никто не работал. Но и замертво крестьяне падать не стали, как, впрочем, и разбредаться. Все собрались в центре деревеньки и что-то активно обсуждали. Уже странно. Хотя активно – это если для мертвецов, а как для живых, вообще-то вяло. Сначала Эль, а потом и другие ушастые определили, что крестьяне все-таки живые.

– Ты хотела эту башню с долиной? – в шутку спросил я Ли. – Вот и подданные уже имеются.

– Я тогда пошутила, – тут же отказалась от своих слов рыжая.

– Как же ты оставишь этих людей без защиты? – вмешалась в наш разговор Эль. – Убила их хозяина, теперь просто обязана о них позаботиться.

– Вот именно, – поддержала ее Лара.

– Кто бы обо мне самой теперь позаботился, пока силы не восстановила, – ответила Ли. – И вообще, меня князь Ва’Дим совершенно официально в свою долину приглашал.

– Поторопился, – вставила моя светлая.

– Всегда он так, – согласилась с ней темная, – наобещает, а с женами посоветоваться забывает.

– Так и знал, что всю вину на меня свалите, – закончил я.

Тем временем мы подошли поближе. На этот раз крестьяне на нас внимание очень даже обратили.

– Всем привет, а особенно мне, – с ходу заявил я.

Посмотрели на меня удивленно. Сам знаю, что необычное приветствие, даже эльфийки слегка недоумевают.

– Я князь Ва’Дим, новый хозяин этой долины. Пришел обсудить с вами налоговую политику на ближайшие годы.

Никто из налогоплательщиков не любит обсуждать налоги, за исключением тех редких случаев, конечно, когда их уменьшают. В общем, местным жителям их новый правитель понравился. Во всем, наверное, виновато мое личное обаяние. А может, все дело в том, что я их от налогов на десять лет освободил? Правда, с условием, что за эти же десять лет заделают дыры в башне.

Также порекомендовал свести контакты с внешним миром к минимуму, в идеале вообще от них отказаться. По принципу всех впускать, никого не выпускать. Для их же, в общем-то, блага. Так как неизвестно, когда я сам в следующий раз тут появлюсь, а если кто узнает, что долина временно осталась без хозяина, то может попробовать к рукам прибрать и налогом таким обложить, что точно мало не покажется. Что неудивительно – в этом со мной согласились, даром что неизвестно, сколько лет пробыли зомби, у крестьян в таких делах смекалка работает будь здоров.

Ну и под конец вытребовал у них самую большую телегу. Дали, но во всей деревне не оказалось ни одной лошади. Земля обрабатывалась исключительно вручную, а если появлялась необходимость привезти что-либо в башню или еще куда-нибудь, маг присылал своих зверей. Может, лошади хуже зомбировались, может, еще по какой причине, но факт оставался фактом.

Потом мы решали, кто из эльфиек сбегает к Заре и ее помощнику, чтоб ехали сюда с нашими лошадьми. Выбор, в общем-то, стоял только между Эль и Ларой, и отправили темную. Они втроем прибыли уже после обеда, по всей видимости, Лара именно сбегала в самом буквальном смысле, иначе так быстро не получилось бы.

Глава 24

Нур. Наемник

Мне этот князь Ва’Дим нравился все больше и больше. Есть причины. А меня в чем-то переубедить очень трудно – спросите любого, все знают.

С самого начала все мы отправились только на разведку, не более. Вообще князь с эльфийками звали только Зару, но я решил не отпускать командира одну. Мало ли что, тем более еще одна светлая неизвестно откуда появилась, а с эльфами всегда нужно держаться настороже.

Разведка оказалась пусть и долгой, но при этом легкой прогулкой до холмов, окружающих долину, в которой жил архимаг. День посидели с Зарой в карауле, и все. Прибежала темная и заявила, что уже полный порядок. Архимаг побежден и уничтожен, башня взята, и можно ехать собирать трофеи. Всегда бы так. Мечта любого наемника. Жаль, что они редко сбываются.

Мне новость пришлась по душе. Только Зара ворчала, почему без нас? Не понимаю я порой таких ее претензий, нам-то часть трофеев все равно полагалась. И ведь не из молодых, что идут в наемники ради выдуманных славы и приключений. Уж она-то реалистка куда большая, чем я сам. Таких еще поискать нужно.

Наша часть трофеев оказалась совсем не маленькой. Целая башня всякого добра. Князь с эльфийками себе взяли в основном книги. Правильный выбор, одобряю, книги – это вечные ценности, их всегда хорошо продать можно. Еще собрали все, что было связано с магией. Тоже понятно и тоже не из дешевых товаров, но если сам не маг, то лучше не связываться, может очень плохо кончиться. А вот практически все остальное могли забирать мы с командиром на нужды отряда. Вот только места в телеге уже совсем мало осталось, так что пришлось выбирать наиболее ценное.

То, что помимо нас на добро претендуют еще и крестьяне, не раздражало – нам в любом случае всего не увезти. Мужиков князь созвал для того, чтоб грузили библиотеку и все остальное. Я бы удивился, если бы эльфийки сами стали таскать свои книги. Не любят они работать. Ва’Дим не запрещал крестьянам забирать себе все то, что мы не сможем увезти. Правильно, все равно бы потом разворовали.

Еще наниматели прихватили с собой голову дракона, а от шкуры отказались. Странно. Очень странно. Но кто я такой, чтоб возражать? К тому же давно мечтал завести себе такой доспех. Не весь, конечно, она, зараза, тяжелая, но нагрудник будет в самый раз. Да и остальную шкуру сколько получилось взял, ее всегда продать неплохо можно. Или всему отряду нагрудники сделать. Будем еще больше названию соответствовать.

– Драконы мы или нет? – обратился к Заре.

– Решено, так и сделаем, – одобрила она.

Короче, мы с Зарой загрузились по полной. Шкура места практически не заняла, хоть и весит немало, – сложили в несколько слоев и все остальное ею же прикрыли. И лошадей своих заодно навьючили – все равно телега быстро не поедет. Брали в основном оружие, какое нашли, и вообще все ценное. Собственный отряд – дорогое удовольствие, и теперь мы могли его усилить, еще людей нанять.

До столицы добрались без приключений, правда, шли на четыре дня дольше, чем рассчитывали. Уже на следующее утро отправились в поход, ради которого нас, собственно, и нанимали. Думал на подготовку уйдет несколько дней, в основном время нужно для упаковки и сортировки трофеев. Но нет, я так и не понял, куда князь Ва’Дим с эльфийками все дели, еще вечером было, а утром уже нет. У них вообще почти весь груз из маленьких, но явно тяжелых сундучков состоял.

План путешествия был простым и вполне надежным. Сначала идем до серьезного порта, единственного в королевстве – все остальные, что так называются, на самом деле просто рыбацкие поселки. Потом нанимаем самый крупный корабль с многочисленной командой и плывем до ближайшего большого северного княжества, что встретится нам по пути. И только там пересаживаемся на местный транспорт. А на территориальные воды и претензии князьков поменьше не обращаем внимания. Так тут тоже плавают, если деньги и силы имеются.

Дим. Попаданец

Ушастые твердо решили допросить меня по полной и от своих намерений явно отказываться не собирались. И забывать тоже, они вообще ничего не забывают. Пока выкручивался исключительно за счет того, что рядом рыжая, а она, как стало известно, и через сферу молчания подслушивать умеет.

– Наши семейные разговоры не для посторонних ушей, – заявил я женам.

С этим они спорить не стали, на чем и попались.

– Разве что вы собираетесь пригласить Ли третьей женой, – продолжил я.

Не собирались и потому терпели. И не важно, слышала ли звездный капитан из прошлого этот наш разговор или нет, Эль с Ларой теперь все время будут подозревать ее в подслушивании.

Мне самому давно уже было интересно, как мои ушастые воспримут то, что я из другого мира? Вообще-то я уже давно бы им все рассказал, но они не спрашивали, да и повода говорить на такую тему не было. Надеюсь, что с этим проблем не возникнет. Ведь не смущало же их то, что я до сих пор считался северным варваром. Только поначалу мне казалось, что князь – это звучит гордо! Вообще-то оно так и звучит, но только если не северный.

А отношение к северным варварам тут мало чем отличается от такого же, как у нас к викингам до того, как они вошли в силу. У Гаррисона в «Фантастической саге», кстати, очень хорошо описано. Полновластный правитель целой землянки – и уже, считай, практически князь. А уж если под твоей рукой две такие землянки или целая деревня, то, как минимум, великий князь, если не король. Ну и тут примерно то же самое. Вот во всех землях, которые здесь считаются цивилизованными, и держат северных князей кем-то вроде наследных деревенских старост, приравненных к дворянству. Разумеется, есть у северян и вполне настоящие, в нашем понимании, князья. С княжествами приличных размеров. Иные покрупнее некоторых центральных королевств будут. Но стереотип, причем имеющий под собой реальную основу, уже сложился, и так просто его не отменишь.

А я, дурак, поначалу в столицы заходить опасался, все думал, придется с местными королями и прочей аристократией общаться. И потом еще удивлялся, что практически внимания не обращают. Ага, нужен я им был очень. Прям всю жизнь мечтали меня на бал пригласить. В любом случае мой покупной титул в этом мире котируется повыше, чем любого из великих князей северян. Так что не зря деньги потратил.

И ведь именно из-за крупных местных правителей навигация в этих водах такая запутанная. От мелочи еще можно отбиться, с этими же приходится считаться, а у них все давно поделено на сферы влияния.

Кстати, о всякой княжеской мелочи, от которой можно отбиться, и особенностях местной навигации, с этим связанных. Мы так и делали. Наняли серьезный корабль и просто топили на фиг всех сомалийских викингов, что подплывали к нам на больших и совсем малых лодках с целью взимания налога или вообще объявления, что для дальнейшего плавания необходимо нанять местный корабль. Хотя не всех, конечно, а самых отмороженных. То, что они северные варвары, еще не делает их идиотами.

Продемонстрировать, что не боятся, это да, а на самом деле нападать – дураков нет. Почти нет. Считай, четверть пути без пересадок преодолели. Можно было бы и дальше таким образом прорываться, но кроме правила: кто сильный, тот и прав, тут еще и всякие договоры между княжествами покрупней и почти королевствами имеются. А поскольку эти самые договоры еще и реальной силой подкреплены, то приходится им следовать. Цивилизация называется.

Зара. Наемница

Не ошиблась я, когда сказала, что с князем Ва’Димом к моему отряду вернулась удача. Вывесили на мачте княжеское знамя. Интересный у него флаг, красивый, а если не знать, что эльфийские принцессы в женах, то невероятный. А кроме этого знамени еще и знак, объявляющий войну, и плыли себе, топя всех, кто пытается стать у нас на пути. И никаких местных законов, как писаных, так и неписаных, не нарушали. Да и желающих принять вызов находилось не очень много. Обычно подплывали на лодке, пускали стрелу нам в борт, получали такую же и убирались к своему берегу. Это они так себе и окружающим доказывали, что не испугались. В любом случае формальности были соблюдены, и считалось, что морское сражение состоялось и закончилось вничью.

Правда, на днях столкнулись с вполне серьезным кораблем одного из крупных княжеств. Что он в этих водах делал, непонятно. По словам нашего капитана, опознавшего флаг, до вод их влияния еще не меньше трех дней пути. В общем, оказались такими же нарушителями, как и мы.

Разойтись миром с соблюдением формальностей не пожелали. Сразу атаковали, как только увидели знак у нас на мачте. До абордажа, на который рассчитывал противник, дело не дошло. У них мага не было, хотя и имелась магическая защита. Из-за этой защиты Ларинэ и Лирмилиэль его потопить не смогли, да и не собирались, но потрепали прилично. Удиравших их мы потом даже не преследовали.

Победа в почти настоящем морском бою – это, конечно, хорошо, но в то княжество нам теперь лучше не соваться. Ничего страшного, обойдем по побережью, тем более что в любом случае где-то тут пришлось бы прощаться с нашим капитаном, он с самого начала предупредил о своем намерении довезти нас только до этих вод и не плыть дальше.

Лирмилиэль. Кадет-капитан. Эльфийка

Когда я впервые поднялась на палубу этого сплошного недоразумения, называемого военным кораблем, спутники посмеивались. Особенно Дим, который начал это делать чуть ли не заранее, еще не увидев моей реакции.

– А ты что, звездный линкор, способный гасить солнца и сжигать планеты, ожидала? – спросил он.

– Нет, – ответила я, – но и деревянного корыта, даже не укрепленного магией, не предполагала увидеть. Как вы вообще не боитесь на таком плавать?

– А чего тут бояться? – явно пошутил человек. – Дерево, оно такое, не тонет, хоть ты тресни.

Когда же я увидела, как этой посудиной управляют… Никакой магии! Совсем! Все делается чисто механически, вручную. Почувствовала себя попавшей в каменный век мира технов. Да я сама, даже в теперешнем состоянии, смогла бы организовать управление тем же такелажем с помощью специально созданных плетений. Ну и всем остальным тоже. Но решила не выделяться лишний раз и не лезть не в свое дело. Хотя и продолжала чувствовать себя по меньшей мере неуютно.

В качестве каюты мне досталась мизерная каморка с гамаком. И это, по местным меркам, еще чуть ли не роскошью считается. Вместо такой тесноты, которая к тому же и плохо проветривается (через открытую дверь), лично я предпочла бы спать на мачте. Это почти как на дереве. Хотя я, в отличие от местных эльфов, вовсе не лесной житель, но чувствую себя там совсем неплохо, никакого дискомфорта, во всяком случае, не испытываю. Но мачта точно не дерево. Боюсь, так как совершенно ненадежная конструкция. Того и гляди рухнет.

Вспомнила свою капитанскую, пятикомнатную, с большим залом и маленьким бассейном, каюту на линкоре. Самое время поностальгировать. Как мне всего этого не хватает. А тогда еще ворчала – линкор был военной постройки, без роскоши и излишеств. Вот довоенные, те да… У Эль, Лары и Дима каюта не намного больше, но на троих, так что им еще теснее. Остальные могли поступать, как хотят, а я свою каморку укрепила плетением изнутри. Мало ли что, у меня эта посудина доверия не вызывала, и все тут.

О плавании ничего хорошего сказать не могу. Не понравилось мне.

– Быстрей бы добраться до твердой земли, – не стеснялась твердить своим спутникам. – Неправильный этот корабль, и вообще все неправильное.

Что интересно, все они со мной полностью соглашались. Подшучивать надо мной – это, возможно, и весело, но полной уверенности в деревянной посудине никто не испытывал.

– Единственный недостаток у твердой земли заключается в том, что путешествовать по ней получается дольше, – сочла нужным напомнить Ларинэ.

– А так, да, ничего хорошего в морских путешествиях не вижу, – добавила Эледриэль.

– Кроме тех случаев, когда корабли эльфийские, – уточнила темная.

На морской бой тут взгляды тоже довольно интересные (это если вежливо сформулировать). То, что полный щит линкора я сейчас поставить не могла, еще вовсе не значит, что совсем беззащитная. Щит второго класса для десантного бота тоже вещь, по местным меркам, более чем серьезная. Вот его и соорудила. На посудину вполне хватило, если нужно, и две такие поместятся, а то и три.

Только оказалось, что зря я старалась. Никто нас с помощью магии не атаковал и не собирался. Не было у нападавших магов. У них тут, оказывается, основной прием корабельных боев – абордаж. Дикари! Я, Лара и Дим несколькими слабыми, чисто символическими залпами легко отогнали собравшийся атаковать нас корабль, заодно его и повредив. Надо же, так низко пасть. От капитана звездного линкора до артиллериста деревянного парусника. Надеюсь, что ниже уже некуда и осталась одна дорога – наверх.

Как выяснилось, последний морской бой означал начало войны с крупным местным государством, путь через которое теперь закрыт. Все единодушно решили плыть чуть южнее и дальше идти по территории континентальных княжеств, главных его соперников в этом регионе. Попыталась было заикнуться, что если весь флот предполагаемого противника состоит точно из таких кораблей, что мы чуть не потопили, то я просто поставлю щит на нашем и можно плыть дальше, ни на кого не обращая внимания.

– Тебе напомнить, чем все кончилось, когда мы доверились твоему щиту? – спросила Ларинэ.

– Это было случайностью, – ответила я. – Больше такого не повторится. И потом, архимаги в здешних морях не водятся, я интересовалась.

– Я тоже кое о чем интересовался у капитана, – вставил человек. – Сколько бы мы ни заплатили и какие бы маги ни присутствовали на борту, плыть по всему нашему маршруту он все равно не согласится. Мы доберемся до нужного перевала и уйдем своей дорогой, а ему в этих водах еще работать. Репутацию нарушителя традиций получить не хочет.

Возразить мне было нечего, да я, в общем-то, и настаивать на своем не собиралась. Предложила как возможность, не хотят и не надо. Так что вскоре мы уже шли пешком по твердой земле, как я с самого начала и мечтала. В этом имелось немало преимуществ. Спать, например, теперь можно не в тесной каюте, а под открытым небом или в закрытом фургоне, один из которых в моем полном распоряжении.

В городах же, или, скорее, в том, что местные гордо именуют городами, бывало, и в гостиницах останавливались. Кстати, об этих самых гостиницах и им подобных заведениях, не буду говорить о качестве обслуживания, за полным отсутствием таковых (как качества, так и обслуживания). Меня другое удивило. Стоит добраться до такого места, как Ва’Дим с женами первым делом заказывают баню и лезут туда вместе. С человеком все понятно, ему это необходимо, вон, наемники тоже себе заказывают и тоже моются при каждой возможности. Но эльфийкам-то зачем? У нас проблем с гигиеной нет, а те, что могут возникнуть, прекрасно решаются с помощью минимальной магии.

Ладно, если бы были совсем дикими и не умели. Так ведь определенно умеют. Я точно знаю, сама видела. И о муже, при желании, могли бы позаботиться таким же образом. Вместо этого лезут мыться, так еще и с удовольствием. Я чувствую. И не понимаю.

Уже давно обнаружила, что у этой странной троицы имеется немало вещей из сырого мифрила. Он тут почему-то крайне редким металлом считается. В некоторые такие предметы, чаще самые маленькие, вставлены примитивные плетения, делающие их амулетами. Предложила вложить туда заодно и плетение щита. Возражать не стали, но и чтоб в восторге были, не заметила. Из-за той глупой ошибки теперь все мои плетения с недоверием воспринимают.

Только командир наемников, Зара, которой я такой же щит поставила, осталась искренне довольна без всяких «но». И мое предупреждение, что против заклинаний сильного мага может и не сработать, ее совершенно не смутило и не разочаровало. От мага попроще, связавшегося с бандитами, или от орочьего шамана защитит, а на большее она и не рассчитывает. Не собиралась Зара с архимагами воевать. Реалистка.

Глава 25

Зара. Наемница

Уже вторую неделю идем по прибрежному тракту. По сути, настоящая работа для моего отряда только сейчас и началась. Но, как бы это странно ни звучало, никакие разбойники тут на нас пока не нападали. А ведь наш караван представлял собой довольно заманчивую цель, и в тавернах не умолкали рассказы о бандах, орудующих на дорогах. Видимо, они не такие уж крупные, и наша компания им не по зубам.

Кроме моего «Мифрилового дракона», который уже успел увеличиться еще на пять человек, князь нанял и здешний отряд. Вполне разумный поступок, к тому же тут так принято. Когда купцов или других путников охраняют местные, то местные же бандиты их обычно не трогают. Не желают драться со своими, а учитывая, что нередко они оказываются друзьями и соседями, еще и заработать друг другу дают. Однако случаются и исключения, поэтому необходимость постоянно быть наготове никто не отменяет.

Но как раз именно в этом и заключается наша работа. К тому же один раз северные моря я уже пересекла, причем тогда в отряде не было магов, если не считать целителя. А сейчас целых три эльфийки, две из которых боевые маги. И у Ва’Дима серьезный магический артефакт имеется. Да и мой амулет в виде мифрилового дракона, после того как над ним поработала госпожа Лирмилиэль, превратился в оружие куда более высокого уровня, чем был до этого. Эльфийка туда приличный щит, отклоняющий магические атаки, вставила и увеличила емкость заклинания темной. Теперь я могла выпустить не один, а целых три огненных шара подряд.

И все это совершенно бесплатно. Как до этого Эледриэль и Ларинэ сделали. Где только этот Ва’Дим таких эльфиек достает? Нетипично для эльфов такое поведение.

Все шло как обычно, и этот день, ничем не отличающийся от остальных, не предвещал ничего плохого. Но на очередном повороте нас остановила небольшая группа людей, по виду похожих на разбойников, и потребовала плату за проезд. Справедливости ради стоит заметить, что большинство местных на разбойников похожи, так что эти ничем не выбивались из числа остальных.

– Так вот ты какой, северный олень, – сказал Ва’Дим.

– Это не олень, хотя и северный, тут не поспоришь, – ответила Эледриэль.

Человек со своими эльфийками часто такими вот непонятными фразами перекидывается, и порой, как сейчас, например, не ко времени и не к месту.

– Разве я сказал «олень»? – продолжил как ни в чем не бывало Ва’Дим. – Я имел в виду северного гаишника.

Пока они так развлекались, мы с Нуром готовили отряд к отражению нападения бандитов, которыми эти сборщики подорожного налога и являлись.

– Не советую сопротивляться, с нами маг девятой ступени! – прокричал один из разбойников.

Услышь я такое заявление раньше (подкрепленное фактами, разумеется), непременно испугалась бы. С магами лучше не связываться. Сейчас я и сама боевой маг, пусть и амулетчик, одиннадцатой, а то и десятой ступени. А князь Ва’Дим, со всеми своими мифриловыми штучками, наверное, повыше восьмой будет. Точно никак не ниже. И это не считая Ларинэ и Лирмилиэль, у которых средние ступени боевой магии. В общем, влипли разбойнички вместе со своим магом по полной программе.

Главарь наконец сумел перечислить все свои требования. Складно говорил, наверное, заранее наизусть по списку выучил (если, конечно, вообще читать умеет). Его даже непонятные реплики Ва’Дима не сбили. Было похоже на условия мирного договора между двумя великими державами, одна из которых за этот мир должна хорошо заплатить.

– А может, вам еще и на спинку пописать, чтоб морем пахло? – спросил князь Ва’Дим. – И маг, опять же, у вас имеется, целой девятой ступени, ему наверняка не составит труда привести запах к полному соответствию.

То, что при имеющемся у нас превосходстве никто и не подумает выполнять требования самозваных сборщиков податей, и так было ясно, но такого ответа не ожидала ни я, ни эльфийки. Что же тогда говорить о разбойниках?

– Зачем нам запах моря? – удивился один из них. – Оно и так рядом.

– А чтоб каждый раз не бегать, когда подышать свежим воздухом захочется, – ответил совершенно серьезным тоном князь.

Наконец и до самого тупого бандита дошло, что над ними просто издеваются. Не привыкли они к такому обращению. Не по правилам это. Обычно или их боятся, или им самим приходится испытывать страх. А тут ничем не обоснованные откровенные насмешки.

– Ва’Зирик, что ты с ними разговариваешь? – обратился к главарю как раз этот самый тупой, но не самый последний в иерархии банды.

А атаман тоже оказался княжеского рода, что, впрочем, неудивительно – тут таких как минимум каждый десятый.

– Давай перебьем, и дело с концом, – продолжил свою мысль бандитский интеллектуал.

– Ну, раз они не хотят по-хорошему, – театрально заявил разбойничий князь, – придется применить силу. Но боги свидетели, мы пытались этого избежать.

– У меня встречное предложение, – тут же воспользовался паузой наш князь Ва’Дим. – Вы складываете оружие, сдаете нам все имеющиеся у вас деньги и ценности, после чего мы сопровождаем вас до ближайшего правителя, который и решит, что с вами такими красивыми делать дальше. Захочет, казнит, а захочет, помилует, захочет, еще что-нибудь придумает. В любом случае это будет уже не наше дело.

– Свирл, сожги кого-нибудь для начала, а то мои слова почему-то не кажутся этим наглецам достаточно убедительными, – обратился предводитель к, по всей видимости, своему магу. – И знаешь что, лучше всего начни с этого, говорливого.

Один из бандитов пожал плечами. Он ничем не отличался от остальных. Так же одет, так же вооружен, такой же простой северный варвар, как и большинство. Обыкновенный, точь-в-точь такой же, какими они все бывают у себя дома. И вот он не спеша и с почти эльфийским достоинством вытянул руку вперед. С раскрытой ладони слетел огненный шар примерно с кулак размером. Если конкретнее, то с небольшой эльфийский кулачок. Точно меньше моего, а уж с кулачищами как бы на четверть эльфа Нуриэля даже сравнивать нет никакого смысла. Шар довольно резво долетел до нашего князя и был поглощен засветившимся красивыми цветными сполохами магическим щитом.

Ва’Дим пожал плечами, явно копируя вражеского мага. Вытянул руку вперед, но не пустую, а со своим артефактом, именуемым магобластером. Его шар был раза в три-четыре крупнее, точно побольше, чем кулак у Нура. И летел он, пожалуй, побыстрее, хотя и не намного. Щит вражеского мага совсем не засиял и не поглотил заклинания, а просто его отклонил без всяких эффектов, и шар уже медленно полетел неизвестно куда, теряя по пути скорость и яркость.

– Ноль-ноль в мою пользу, – счел нужным объявить Ва’Дим.

– Почему в твою? – спросила непривычная еще к таким заявлениям Лирмилиэль.

Разбойники тоже пока ничего не предпринимали. Ждали ответа, и им, видимо, было интересно. Да и с нашей стороны так же всем, кто слышал.

– Так все очень просто, – охотно ответил наш князь. – Он самый настоящий маг, аж целой девятой ступени, можно сказать, что, по местным меркам, почти архимаг. Нет, я совершенно серьезно. И у него при этом ничего не получилось. Я ни разу не маг, даже рядом не стоял. Хотя вру, стоял, как, впрочем, и лежал, но это к делу не относится. Короче, я весь такой скромный просто погулять вышел, и у меня тоже ничего не получилось. Вот и выходит, что вроде как и ничья, но явно в мою пользу. Логика!

Может, в этом заявлении какая-то логика и была скрыта, но я ее не уловила. Бандиты тоже. Главарь свистнул хитрым, особым образом, и из-за невысоких холмов, что имелись по обе стороны дороги, появились ждавшие в засаде люди. Где-то по десятку с каждой стороны, а скорее, больше. И впереди еще никак не менее двух десятков. Не удивлюсь, если и сзади кто-то есть, да и в резерве. Хорошо разбойники подготовились, не только на мага рассчитывали.

Я тоже отдала команду, и весь «Мифриловый дракон» прицелился из уже давно заряженных новеньких одинаковых арбалетов, закупленных для нас нанимателем. Вот и представился случай испытать их в бою.

Вражеский маг опять вытянул руку, но ничего не успел. Трех огненных шаров, ударивших одновременно, его защита не выдержала, и он загорелся факелом, довольно ярким, несмотря на дневной свет. Мне даже присоединяться не пришлось, Ва’Дим, Ларинэ и Лирмилиэль и так справились. Вот и хорошо, мой резерв всего три шара, и его нужно экономить на крайний случай. Князь Ва’Дим еще раз выстрелил из магобластра, уже в главаря, а вот эльфийки взялись за луки, тоже силы берегли. Эледриэль с Ларинэ понятно, но откуда взялся лук у второй светлой? У нее же не было!

Три эльфийские лучницы – это сила! И лучше не вставать у нее на пути. Да и мои люди тоже арбалеты далеко не впервые в руках держат. Не повезло на этот раз разбойникам. Не на тех напали. Во всех смыслах. Они нам, кстати, тоже отвечали. И из луков, и из арбалетов, но стрелков среди них было немного, и не самых лучших притом. До рукопашной так и не дошло.

Когда немногие выжившие бандиты разбежались, мы подвели итоги. Не такими и плохими стрелками оказались эти северные варвары, как я подумала во время боя. Семеро раненых, двое из которых серьезно. Один тяжелый и трое легких мои, остальные из второго отряда. Ничего удивительного, в «Мифриловом драконе» людей больше, а значит, и шансы получить случайную стрелу выше, что и произошло. Могло быть и хуже, но на всех нас хорошие доспехи.

Обоих тяжелораненых лечила Эледриэль. Лирмилиэль, будучи магом-универсалом, предложила помощь, но маг жизни почему-то отказалась. Троих наших легкораненых приводил в порядок Клип, не пожелавший ударить перед эльфийками в грязь лицом, а оставшиеся два все же достались второй светлой. Вот им-то и повезло больше всех, так как она их исцелила и быстрее, и лучше, так, что даже шрамов не осталось.

Все трофеи делились между «Мифриловым драконом» и отрядом местных северных варваров. Хоть сами наниматели ни на что не претендовали, но я не забыла, что князь Ва’Дим неравнодушен к ножам, и приказала сначала собрать десяток самых лучших, которые ему и предложила. Он выбрал парочку, а вот Эледриэль с Ларинэ на меня при этом смотрели неодобрительно. Не нравится почему-то эльфийкам такое увлечение мужа. Странные они, неужели думают, что если бы вместо собирания ненужных ножей он не пропускал ни одной юбки, было бы лучше? Тут радоваться нужно, что у мужа такое безобидное и недорогое хобби.

Дим. Попаданец

После того как удачно отбились от засады, в которой даже маг имелся, и не из самых слабых, сразу пятеро северных варваров из дополнительно нанятого отряда возжелали перейти в «Мифриловый дракон». Они и до этого с нескрываемой завистью поглядывали на наемников с юга, а теперь окончательно решились. Как я успел узнать, в этом мире для северных варваров вообще такое нормально. Они всегда составляли немалый процент наемников в более цивилизованных центральных и южных странах, успешно конкурируя с орками. Их земли просто не могли прокормить всего населения, а детская смертность от болезней в этом мире благодаря магии вообще явление редкое.

Так что наемники были одной из постоянных статей их экспорта. И для этого отдельным воинам было вовсе не обязательно совершать долгое путешествие к главному перевалу, куда сейчас направлялись мы. Троп, пересекающих горный хребет, отделяющий земли северных варваров от всего остального мира, имелось великое множество. Правда, с телегами и лошадьми там пройти было, как правило, невозможно, но налегке – всегда пожалуйста. Вот через эти маленькие перевальчики они в основном и просачивались.

Лично я был совсем не против увеличения отряда. Тем более что и с деньгами проблем нет, можно себе позволить приличную охрану. Вон, даже Эль почти не ворчала, значит, бедствовать не будем. А ведь она эльфийка и вовсе не на годы и десятилетия вперед смотрит.

Дальше по побережью шли практически без приключений. Останавливались в маленьких городках и крупных деревнях. Даже, бывало, визиты вежливости наносили местным князьям. Отряд рос, а слухи о сильных эльфийских магах в его составе намного нас опережали, что избавляло от обычных неудобств, связанных с разбойниками, хотя и лишало трофеев. Добрались, в конце концов, до преградившего дорогу залива, а нас никто на этом пути не тронул. Не попытался ограбить или обмануть. Вон, князья и те чисто символические налоги взимали.

– Вот что значит правильная репутация, – объявил я своим женам.

– Надеюсь, в эльфийские леса не все из этих слухов просочатся, – ответила Лара.

– Даже десятой части будет многовато, – поддержала ее Эль.

О том, что одна из них отверженная, а другая изгнанная и, следовательно, такие мелочи их интересовать не должны, напоминать не стал. Эта тема моим ушастым все еще неприятна, и я стараюсь лишний раз ее не затрагивать.

Остановились на несколько дней в маленьком городке, стоящем на берегу. Обдумать дальнейшие планы и просто отдохнуть после очередного пройденного этапа пути. Правда, нужно заметить, что маленьким он был только по нашим меркам, местные же его считали чуть ли не мегаполисом. Культурным и торговым центром региона. Правитель и тот был не просто князем, а Великим князем, причем настоящим, а не из тех, у которых в вассалах две деревни в три дома.

– Сколько бы мы свои планы ни обдумывали, а вариантов у нас совсем немного, и остается лишь решить, который из имеющихся выбрать, – произнес я на чем-то вроде военного совета.

– Хотелось бы узнать, как ты их видишь? – спросила моя темная жена.

– Переплыть залив и потом до самого перевала идти по прибрежным княжествам, платя местным правителям приемлемые налоги или не платя совсем, если у князя в дружине нет и десятка воинов, а запросы как у императоров, – начал я.

– Этот вариант самый очевидный, – согласилась она.

– Долго, но надежно, – подтвердила Зара.

– Обойти залив и дальше опять топать по берегу, – продолжил перечислять я, – тоже можно, но этот путь мало того, что слишком и неоправданно долог, намного длиннее первого, так еще и довольно условно проходим.

– Все дело в том, что южнее в залив вклиниваются горы, распадающиеся там на лабиринт островков и фьордов. И тамошние дороги, если они вообще есть, нашим телегам могут не понравиться, – поделилась имеющейся у нее информацией командир наемников. – Мы, когда сюда шли, имели в виду и его, но отказались.

– Или опять нанять корабль побольше, вывесить на мачте знак, объявляющий войну всем, кто пожелает принять вызов, и переть до самого места назначения, топя по пути всех посчитавших себя самыми крутыми?