/ / Language: Русский / Genre:adv_geo,

Гуд бай Арктика!..

Марина Москвина

«Гуд бай, Арктика!..» — захватывающий рассказ о мореплавании на острова Шпицберген и Северо-Восточная Земля, куда со всего мира на двухмачтовой голландской шхуне «Ноордерлихт» отправились в 2010 году ученые, писатели, художники и музыканты под предводительством английского независимого сообщества Cape Farewell. Главная цель была достигнуть берегов Арктики и увидеть своими глазами, что там творится, поскольку именно от того, как себя чувствуют Арктика и Антарктида, зависит жизнь на Земле. Исхлестанная дождями, продутая шквальными ветрами, шхуна плясала на волнах, словно щепка, ее сжимало во льдах и течением несло на острые подводные скалы. А эти атлеты духа, замыслившие бегство в неизмеримый мир вечных истин, обуреваемые морской болезнью, плыли и плыли вперед, ощущая мистическую связь с первопроходцами Севера, со всеми, кто тут когда-нибудь прошагал, проплыл или пролетел. Они встречали на своем пути моржей и тюленей, редчайших белых чаек, северных оленей, полярных медведей и голубых китов, наблюдали ночные всполохи северного сияния, хрустальную белую радугу, жизнь ледников и Ледовитого океана, прислушивались к голосам камней и дыханию Гольфстрима. Три недели шхуна «Ноордерлихт» бороздила Норвежское и Гренландское моря. День заднем Марина Москвина описывала это беспримерное путешествие, а Леонид Тишков освещал арктическую ночь огромным двухметровым месяцем — своей собственной странствующей Луной.

Марина Москвина

Гуд бай, Арктика!.

Путешествие в Арктику писателя Марины Москвиной и художника Леонида Тишкова

Глава 1

На полюс!

Однажды Леня пришел домой и сказал:

— Всё, меня пригласили на Северный полюс. Плывут из самых разных стран деятели науки и культуры, которые пекутся о судьбе Арктики. Американский диджей Спуки, например. Слыхала про диджея Спуки?

— Пока нет, — говорю. — А вот про Северный полюс — слыхала. Поэтому одного я тебя туда не пушу!

— Ты что? — вскричал Леня. — Даже и не думай! Там каждое место на вес золота. Плывут одни бриллианты. Алмазы остаются на Большой земле.

Правильно сказал сынок наш Серёня, когда был маленький:

— У тебя, Марин, форсу много, а славы мало. Вот у Лени славы — на весь мир. Хотя я не понимаю — почему.

— Наша задача, — важно заговорил Леня, — привлечь внимание мировой общественности к глобальному изменению климата на Земле. Потому что в Арктике тают ледники! А ледники, чтоб ты знала, отражают девяносто пять процентов солнечных лучей. Можно сказать, благодаря ледникам-то и сохраняется жизнь на Земле. Если они растают, мы тут изжаримся как на сковородке. Кстати, ты что-нибудь на обед приготовила? Что, опять пустая кастрюля?

Мало найдется людей в мире, которые прохладнее, чем Леня, относились к морским путешествиям. И тем не менее именно он понесется на шхуне под парусами. А я, в которой бушевало столько песен об океанах, штормах и капитанах, беззаветный читатель Александра Грина, перелопатившая горы книг о бригах, барках, шхунах, галиотах, истинный ценитель старинных гравюр с изображением финикийских галер, каравелл и клиперов, тупоносых люггеров и прочих диковин, — я остаюсь дома.

Да я этими вот ногами исходила три палубы благородного «Фрама» (пусть это было в музее, в Осло, в сухом ангаре, неважно!), вот этими руками держалась за штурвал, который сжимали Фритьоф Нансен, продвигаясь к дрейфующим льдам Арктики, Отто Свердруп — направляясь к Канадскому арктическому архипелагу, и Руаль Амундсен — устремляясь в Антарктику. Трепеща, заглядывала к ним в каюты. Ладонью гладила шершавые лыжи Нансена, подвешенные к стене на чугунных крюках.

Этими вот глазами буквально пожирала девять бревен бальсы, связанные пеньковой веревкой — без единого гвоздя, костыля и стального троса, плот Хейердала, на котором он, подняв простой прямоугольный парус со священным ликом солнце-короля Кон-Тики, без киля, шпангоутов и опорных балок пересек Тихий океан — от берегов Перу до островов Полинезии.

Да знаете ли вы, что моя мать Люся была страстно влюблена в Тура Хейердала? Я могла бы стать его дочерью. Или дочерью Жак-Ива Кусто. В него Люся тоже была влюблена. Но я родилась у нее от другого великого человека, сухопутного моряка Левы Москвина, ну так что же? Любовь к морским приключениям всосала я с молоком матери, и у меня в голове не укладывалось, что Леню берут на Северный полюс, а меня нет, и никогда уж не побывать мне в высоких северных широтах, потому что такая удача выпадает человеку единственный раз, особенно если тебе уже ближе к восьмидесяти, чем к восемнадцати, как говорит наш сосед по лестничной площадке, профессор Олег Витальевич Сорокин.

Я кинулась узнавать — что там да кто.

Выяснилось, что эту поездку организовывает британское общество «Саре Farewell», его бессменный лидер, художник и борец за сохранение более или менее благоприятного климата на земле Дэвид Баклэнд и два помощника Дэвида — Рут Литтл и Нина Хорстман. А здесь, в Москве, отправкой на Северный полюс заведует Дарья Пархоменко, куратор галереи «Лаборатория», где она осуществляет синтез науки и искусства.

Я написала ей письмо:

«Дорогая Даша! Пишет вам незнакомая Марина. Спасите, помогите! Я просто умираю — хочу на полюс, возьмите меня с собой, я воспою это мореплавание в самых возвышенных тонах, и вы не пожалеете, что со мной связались!»

Еще я отправила в Лондон, в ставку Баклэнда, свои повести-странствия с Леней по Японии, Индии и Непалу, пускай на непонятном русском языке, но все же люди увидят, что я — не такой писатель, который никогда и ничего не написал, и что я, может быть, принесу пользу экспедиции, Арктике и ледяным снежным шапкам планеты.

Так вот, милая Дарья нашла время и попросила «Саре Farewell» прихватить меня с собой, несмотря на ужасную занятость — у себя в «Лаборатории» Даша устраивала выставку мух-художников: мухи летали в стеклянной банке, их движения записывались датчиками, на рулоне бумаги возникали какие-то линии — в общем, у нее там было мух видимо-невидимо, и к тому же вот этим мухам Даша должна была обеспечить и стол, и кров, и приличные условия проживания, чтоб они творили в комфорте.

Управлял мухами американский авангардист с биологическими наклонностями. Стоя возле банки, он придирчиво следил, чтобы мухи не клевали носами, а задорно летали, изображая вдохновенно трудящихся художников. Если он замечал сонную муху, то стучал указательным пальцем по стеклу и говорил: «Davay, davay!»

За время выставки мухи нарисовали сто картин самого разного достоинства, некоторые даже были положительно оценены критиком из «Коммерсанта».

Все там, в «Лаборатории», до того сроднились с этими мухами — как они потом расставались, я не знаю.

А моя Даша — красавица и леди, я видела по телевизору, ходила в длинном черном платье, в туфлях на высоком каблуке — настоящая королева.

Глава 2

«Саре Farewell»

Тут Лене пришла посылка из Лондона. В пакете лежала книга «Burning Ice» и фильм о предыдущем путешествии.

С фотографий на нас смотрели лица, какие можно увидеть только в телепередаче «Наша планета» — загорелые, просоленные, знаете, такие бывают, у них океаны плещутся в глазах.

Кругом тоже простирались океаны, плывущие по океанам льды, и вдалеке возносились к облакам, выглядывали из тумана остроконечные горы.

В книге и фильме рассказывалось, как эти люди, писатели, ученые, художники и музыканты на шхуне «Noorderlicht» (по-голландски «Северное сияние») пустились в опасное плавание по Арктике, но не для того, чтобы «покорять» или «освоить полезные ископаемые», а лишь воочию убедиться, какая она прекрасная и хрупкая, насколько драгоценна в чистом виде для жизни на Земле.

Кто-то записывал аквамузыку, голоса китов и плеск Студеного моря, кто-то в кают-компании на гитаре сочинял «Арктическую симфонию», знаменитый скульптор Энтони Гормли лепил снеговика, а его друг архитектор — домик из снега. Дэвид Баклэнд лазерными лучами проецировал на айсберги слова, и каждое взывало к человечеству — остановиться и оглянуться.

Арктическое паломничество, спасительная миссия, абсолютно мальчишеская затея. На фоне ледяных просторов стоял сам Дэвид Баклэнд — высокий, сухопарый, седой, чем-то смахивающий на моего дорогого друга Толю Топчиева, географа и гляциолога, с которым встретились мы на заре моей юности в Приэльбрусье.

Я только поступила в университет, когда меня с одноклассницей Ленкой отправил на базу кафедры гляциологии географического факультета МГУ Ленкин папа — профессор Юрий Фирсович Книжников.

Впервые мы уезжали одни — на Кавказ, в неведомые края, с незнакомыми географами (Ленка училась на физфаке, я на журналистике).

Хорошо помню, как дядя Юра нам втолковывал:

— Если захотите в туалет, сразу бегите, не стесняйтесь, даже если едете на чем-нибудь, все равно — попросите остановиться. А то был такой случай: одна девушка в экспедиции постеснялась — и у нее лопнул мочевой пузырь.

Эту страшную историю мы с Ленкой запомнили на всю жизнь. И уже сорок лет как просимся, независимо от того, надо нам или не надо.

Дэвид Баклэнд и Толя Топчиев оказались похожи не только греческими носами, излучиной губ, хвойными бровями, разрезом бездонных глаз, но и своей пламенной любовью к ледникам.

Ну, Толик — понятно: гляциолог. А Дэвид-то — художник! Что он Гекубе, что ему Гекуба?

Так вот он придумал пронзительную работу — обнаженная беременная женщина, сотканная из света, шагает по отвесной стене ледника, трепетная, беззащитная — перед человечеством и вселенной.

И в этом странном соединении живого, теплого существа, нацеленного на будущее, и голого льда, столь же уязвимого, тающего, который отламывается и обрушивается в море айсбергами, рождается могучий символ и смысл.

Льдины падают и плывут по Ледовитому океану, она шагает, босая, по льдинам, по ледяной воде — с такой доверчивостью, что прямо оторопь берет.

— Вряд ли можно сказать, что искусство решает все, оно не решает ничего, — сказал кто-то из участников той, предыдущей, экспедиции. — Но мы, художники, писатели и артисты, на языке художественных образов поведаем миру, что изменение климата уже произошло. Само собой, всем пора задуматься, что с этим делать. И, в конце концов, хорошо бы выяснить, черт возьми, сколько нам тут еще осталось?

А то мы как в анекдоте, ей-богу! Рабинович пошел на лекцию по астрономии.

— Через пять триллионов лет, — услышал он, — солнце погаснет, и жизнь на Земле прекратится.

— Простите, — встрепенулся наш герой. — Через сколько лет, вы сказали?

— Через пять триллионов.

— Ну, слава богу, — вздохнул он с облегчением. — А то мне послышалось «через пять миллиардов»!

А мы с Леней хотим, чтобы наши Тишковы-Москвины и через пять триллионов лет увидели небо голубое, речку Клязьму и даже могли бы в ней искупаться. Чтобы лето было — летом, а зима — зимой.

— И чтоб они так же могли кататься на лыжах, — добавил Леня, — как мой папа, географ и учитель физкультуры.

Естественно, я с нетерпением ждала письма из Лондона, и вскоре мне прилетела весточка от координатора Нины Хорстман:

«Дорогая Марина!

Мы посоветовались и решили: пожалуй, ваш семейный подряд — это не самая плохая идея…»

И вопрос к Лене: понимает ли ваша жена английский язык? Нам надо ее биографию на английском.

К счастью, с древнейших времен сохранилось мое жизнеописание — его перевел папа Лев, известный полиглот, когда мне было девятнадцать лет.

— У-у, — сказал Леня разочарованно. — Лучше бы такую, где тебе уже… тридцать девять.

Потом Нина прислала анкету, где спрашивала, какое у нас здоровье. И три ответа на выбор: «excellent», «good» и «so so».

До этого момента мы предпочитали южные теплые страны в бархатный сезон, но и на Красном море Тишков умудрился простудиться и потом кашлять несколько месяцев, разрывая мне сердце в клочья. Все у него протекает в самой зловредной форме. Мыслимое ли дело — подхватив пустяковый насморк, мы потом год исследуем его гайморовы пазухи.

Ослабленный иммунитет Леня объяснял тем, что в 1957 году на Урале около его городка Нижние Серги произошел взрыв ядерного реактора, о чем никого не оповестили. Еще у них в воде, он жаловался, всегда не хватало йода.

К тому же мы только вернулись из Балаклавы, где у входа в бухту Леней был установлен маяк в виде водолаза.

— Это сокровенная идея великого советского скульптора Веры Игнатьевны Мухиной. Она не смогла ее осуществить по причинам, от нее не зависящим, так вот мой долг — сделать это! — заявил Тишков.

Через неделю уже стоял на пирсе огромный водолаз и приветствовал светом своей головы курортников Крыма, проплывающих на катерах и джонках в сторону Серебряного и Золотого пляжей.

Состоялось грандиозное открытие монумента — Леня в мегафон держал речь на теплом ветру, вспоминая о славных водолазных традициях ЭПРОНа: в двадцатые годы на колоссальнейших глубинах Балаклавской бухты местные водолазы по заданию Дзержинского пытались отыскать и поднять со дна затонувшее британское судно «Принц», битком набитое золотом и разными другими сокровищами.

В результате мы перегрелись, простудились и почти смертельно отравились.

Словом, не то чтоб мы были законченные инвалиды, но к арктической экспедиции потихоньку восставали из пепла, как птица Феникс.

— Я подчеркнул слово «good», — сказал Леня после некоторых раздумий, — не стал подчеркивать «excellent».

Третье письмо пришло седьмого сентября, за пару дней до отплытия:

«Было бы неплохо, чтобы Марина как можно скорее написала толстую книгу про наше мореплавание.

И чтоб она уже вышла к Новому году».

Глава 3

Гимн черных пуховиков

Два человека, которых укачивает даже в метро, принялись энергично снаряжаться в трехнедельное плавание по бушующему Северному Ледовитому океану.

Леня сразу положил возле чемодана валенки с галошами, которые подарил ему писатель Сергей Седов, когда перестал быть дворником. И уральский ватник своего отца, учителя физкультуры и географии.

Нас только смущало, что англичане с канадцами станут смеяться над нами, на фотографии они вон какие изображены — стоят на фоне парусника, расправив плечи, в непродуваемых пуховых куртках, непромокаемых штанах, у всех ботинки суперсовременных моделей, рассчитанные на снег и ветер и звезд ночной полет, а на шапке у каждого красуется парусник и подпись «Саре Farewell».

Мы принялись разглядывать их экипировку буквально в лупу, но первая мысль была, конечно: нам это все выдадут. Мы так и решили: приедем и получим со склада — башмаки арктические, шапки с вышитым кораблем, штаны на тюленьем меху. И прекратили волноваться насчет одежды. Сказал ведь Иисус: «Не надо беспокоиться с утра до вечера о том, что вы наденете. Вон лилии не думают о таких вещах, а прекраснее всех!»

И так навалилась куча предотъездных забот.

Мне, например, надо было привести в порядок бумаги, рукопись незавершенного романа. Когда отправляешься в подобные экспедиции, что-то оканчивается в твоей жизни. Даже если ты возвратишься, то уже не таким, как был раньше, а совсем другим. Тот человек, который уехал, в любом случае уже не вернется. Я это предчувствовала, поэтому всех обзвонила, у всех попросила прощения, покаталась на роликах напоследок с другом Седовым в Ботаническом саду…

А поближе к отъезду на всякий случай спрашиваю у Нины: вот эти костюмы английских колонизаторов нам выдадут напрокат или каждый у вас утепляется, кто во что горазд?

Ответ ее грянул как гром среди ясного неба: кто во что горазд.

«Главное для вас, — она писала, — на протяжении всего нашего мореплавания оставаться теплыми и сухими. Для этого лучше покупать вещи из gore-tex и полипропилена, чтоб они «дышали» и не промокали. Ничего нет хуже, — восклицала она, — чем ветер, продувающий вашу насквозь промокшую одежду!»

Далее следовал список довольно специфических предметов, которые по сей день в нашей среднерусской полосе раздобыть одним махом практически невозможно.

Хорошо, Толя Топчиев летом поза-поза-позапрошлого года возил меня в магазин «Экстрим» на другой конец Москвы покупать со скидкой горные лыжи. Мы приобрели лыжи, но забыли о палках, так что все эти годы я еще пока не каталась, а ждала оказии, когда вновь смогу очутиться в столь уникальном магазине.

Случай не замедлил представиться.

Мы добрались на метро до «Речного вокзала» и мгновенно потерялись: за прошедшие несколько лет у меня вылетело из головы, как дальше ехать.

Леня с пристрастием оглядел народ, толпившийся на перроне. Мимо шли усталые женщины с кошелками, гастарбайтеры, батюшка с бородой и в рясе, какие-то зазывалы кричали:

— Брильянты за полцены! Практически бесплатно — в хорошие руки!!!

Спрашивать этих людей о таком особенном магазине значило оскорбить их человеческое достоинство. Ястребиным взором в толпе наметил Тишков культуриста в майке с надписью «No Limits» — именно такой молодой человек, пышущий здоровьем, мог быть в курсе. И угадал.

Маршрутка привезла нас к многоэтажному зданию, бывшей фабрике, где со стен взывали к покупателям рекламные баннеры, изображавшие рыбаков, охотников, лыжников и аквалангистов. Среди типовых жилых построек оно смотрелось ярко и даже празднично.

Открыв дверь, мы очутились в пространстве, где царил дух искателей приключений, острых ощущений и адреналина. Из каждого закоулка подманивали нас продавцы:

— Вам скейтборд, костюм для ныряния, ботинки для скалолазов с шипами из титана, альпенштоки или надувные лодки?

Все они были если не мастерами экстремального спорта, то уж точно хлебнули воды, сплавляясь по горным речкам Урала, подморозились у вершин Эльбруса или, на худой конец, дневали и ночевали в Сорочанах.

Стоило бросить случайный взгляд на какой-то необычный предмет, нам тут же объясняли его назначение и показывали, как удобнее применять, когда мы окажемся в пещере у подземного озера и наши товарищи ушли в неизвестном направлении.

— Сапоги! — сказал Леня. — Первым делом нам надо сапоги по колено! Чтобы вылезать из моторной лодки на берега Шпицбергена. С подкладкой на меху!

Но попадались одни рыболовные боты — в таких, Леня говорил, на Урале обычно сидят на подледной рыбалке.

— Так и представляю, — мечтательно говорил он, — как я на айсберге с удочкой, дырку просверлил и рыбачу. «Подледный лов» называется картина.

Показывая рыбацкие ботфорты, нам предлагали спиннинги и сетки для хранения рыбы, специальные непромокаемые кепки, раскладные домики из полиэтилена, попутно пытаясь вдолбить в наши головы, как нужно буравить метровый лед, чтобы получить нормальную лунку и забросить туда наживку.

— Не забыть бы, зачем мы сюда приехали, — сказал Леня, рассматривая спутниковый прибор для определения местоположения туриста в тайге.

— По сведениям этого прибора, вас найдут и откопают даже из лавины, если, не дай Бог, вы в нее попадете! — гордо сказал продавец, молоденький такой паренек, но, видимо, он у них на хорошем счету. — Джипиэрэс, сделано в Японии, надежный, как черт, сам пробовал. На Тянь-Шане в прошлом году накрыло, только он и спас. Берите, не подведет!

Мы побежали в столовую, поскольку, не подкрепившись, не то что выбрать, а даже обозреть все это жизненно важное снаряжение невозможно. И взяли, не сговариваясь, индейку с гречкой. В другой бы раз мы и смотреть на гречку не стали, но в тот момент она пропала с прилавков магазинов, ее разобрали паникеры в связи с изменением климата Земли, поэтому я и Леня до отвала наелись гречневой каши.

От соседних столов до нас долетали обрывки невероятных разговоров: кто-то сорвался со скалы, но его товарищ по связке мигом сориентировался и прыгнул по другую сторону хребта, вот они оба повисли и висели, пока не прилетели спасатели…

— Сюда можно приходить — набираться адреналина, — сказал Леня. — А что? Посидел, поел гречки, а как будто Джомолунгму покорил!

Мы хотели себе купить все хорошее — «аляску», как у Путина, «берцы», как у Медведева. Но тут же нас поразила стоимость термального белья — прямо сбила с ног ударом под дых. Пришлось приобретать какое-то самопальное белье, выдаваемое за итальянское, — судя по коробочке, явная подделка. Но ткань использована та самая, да и вряд ли у нас купишь что-то оригинальное, сплошная липа.

Поэтому куртку Лене мы решили выбрать русскую, питерскую, абсолютно черную, с вышитым на рукаве российским флагом.

— Это будет патриотично, — сказал Леня. — Федя Конюхов возит всюду российский флаг, почему бы и нам лишний раз не помаячить им в Арктике?

Правда, Леня вдруг начал сомневаться, достаточно ли она теплая, эта куртка, для тех задач, которые перед ним встают? На что краснолицая и закаленная ветрами Таймыра девушка-продавщица насмешливо спросила:

— Вы, случаем, не на Северный полюс собрались?

— Вот именно, на Северный полюс! — скромно ответил Леня.

Даже видавшая виды продавщица «Экстрима» на миг остолбенела, но взяла себя в руки и ответила достойно:

— Что ж! И на Северном полюсе эта куртка не подведет. Подкладка полипропилен, сверху поляртек, дышащий и водонепроницаемый, укрепленный лодочкой локоть, герметичный карман для бумажника. Можете не сомневаться.

Но Леня все равно сомневался и в дополнение к питерской куртке приобрел еще и жилет. Чтоб уж наверняка. Если ударят морозы, сверху на куртку — жилет, и никаких проблем!

Дальше мы стали искать экстремальные ботинки. Горы ботинок для путешественников раскинулись перед нами, разных расцветок и конфигураций. Те, что рекомендовала Нина, идеальные «Wellies» и «Viking boots», мы не повстречали, зато Лене понравились другие, тяжелые, как у водолаза, в них совсем ноги невозможно волочить.

— Ой, — сказал Леня, — я же буду иногда ходить, а не все время стоять, стреноженный, на носу корабля!

Очень внимательный продавец поинтересовался, на кой Лене понадобились такие необычайные ботинки? Леня отвечал уклончиво, дескать, там, куда я собираюсь направить свои стопы, — только льды, снежные заносы, айсберги и вечная мерзлота…

Ему стали предлагать уютные модели, предусматривающие 30, 40, 60 градусов мороза и минус 100. Леня добросовестно все это примерил, взмок, давай охать и причитать:

— Уф, какая жара!..

И в конце концов вынужден был признаться, что Нина предупредила — будет минус шесть градусов по Цельсию.

— Тогда зачем же вы просите на минус шестьдесят? — удивился продавец, хороший такой парнишка, которому Леня окончательно заморочил голову.

— На всякий случай, — смиренно ответил Леня.

Он выбрал модель под названием «Winter Walker».

И еще долго мучил продавца расспросами:

— А они не скользкие?

— Нет, рифленая подошва — не скользит на камнях, — терпеливо отвечал продавец.

— А на айсберге? — доканывал его Леня.

Тот ел землю и клялся на Библии, что везде все будет нормально.

— Я же не хочу, чтоб мне потом икалось! — сказал он нам на прощание.

— Раз мы не такие сильные и закалкой взять не можем, — говорил Леня, обвешанный пакетами, — то возьмем экипировкой.

И зачитал с этикетки:

— «Get Comfortable. Get the Original».

Когда мы вернулись домой, развернули все наши приобретения и стали примерять, то действительно из зеркала на нас смотрели настоящие оригиналы.

Леня вырядился в жилет, а у него — мать честная! — во всю спину расправил крыла венценосный двуглавый орел. Как это мы сразу не заметили? Да еще и сбоку под мышкой вышиты монархические аксессуары — корона, опять-таки орел и чуть ли не скипетр.

В довершение ко всему в нагрудном кармане Тишков обнаружил карточку пунцовую со стихами. Мы без очков сначала не поняли, что это, подумали — Редьярд Киплинг или песня Высоцкого: «Лучше гор могут быть только горы, на которых никто не бывал!..» Потом пригляделись в лупу, а там слова российского гимна: «Славься отечество наше свободное…»

— Это они специально подложили гимн в карман. Если владелец жилета доберется живым на полюс и примет решение во славу России исполнить гимн, а слова не помнит, — вот она, этикетка со словами. Пой, не хочу!

И он торжественно запел:

— Россия священная наша держава.
Россия — любимая наша страна.
Могучая воля, великая слава —
Твое достоянье на все времена.

В его глуховатый голос я вплела свой, высокий и звонкий:

— От южных морей до полярного края
Раскинулись наши леса и поля.
Одна ты на свете! Одна ты такая!
Хранимая Богом родная земля.

А потом мы хором запели, поглядывая сквозь лупу на брусничную картонку:

— Славься, Отечество наше свободное —
Братских народов союз вековой.
Предками данная мудрость народная!
Славься, страна! Мы гордимся тобой!

— Ну и комплект мне подсунули, — удивленно сказал Леня. — Жилет и пуховик патриота. Да еще и китайского производства. Как бы на стельках не обнаружить какие-нибудь агитки!.. Мы теперь все время будем там одеваться, — сказал он. — Причем выбирать только «фирму» — для суровых настоящих мужиков. Чтобы надел и почувствовал себя Вояджером во вселенной, а не каким-то… мешковатым горожанином.

Глава 4

Луна в чемодане

— Каждый день я стараюсь сделать какое-нибудь доброе дело, — благостно говорил Леня, пакуя чемоданы. — Позавчера я отправил гонорар в защиту слонов, вчера нарисовал картинки для аукциона, деньги от него пойдут в больницы и детские дома, сегодня купил смеситель для ванны тестю и поддержал материально сына — ему надо часы новые, швейцарские, хотя бы предпоследней модели — те, что были раньше, уже не соответствуют его статусу; отказался с фашистами выставляться на выставке! Столько дел предстоит хороших и добрых: с внуком поводиться, жену приголубить, съездить на Урал — побродить с Витей по снегам, пожечь костерик, скульптуру снеговика из чугуна отлить, а то у меня водолазы только из бронзы. Нет, ясно, что одной жизни мало человеку. Теперь я все брошу — и отправлюсь на Северный полюс!..

Кое-какие подвиги Леня успел свершить прямо перед отплытием в Арктику, и это согревало его душу.

Например, в Екатеринбурге он предложил остановленному заводу мягких игрушек снова запуститься, чтоб они наладили производство даблоидов, начертил им выкройки и послал по почте. А потом в Челябинске набил под завязку шкаф этими большими красными ногами с кругленькой головкой, шкаф-Дао, откуда исходит вся тьма вещей… Но шкафа не хватило, и даблоидами был завален весь огромный зал галереи «Окно» до самого потолка. Они весело выпирали на улицу, вырвавшись на свободу, полностью подтверждая лозунг, распростертый над ними: «Даблоиды живут и побеждают! А ты?» Лозунг звал людей на радость, на труд и на жизнепостроение в духе первых советских авангардистов.

Леонида сфотографировали для местной газеты и объявили уральским классиком современного искусства. А он уж мчался в Сибирь, в Красноярск. Его ждал необитаемый остров Татышев на Енисее, где Леня от дерева к дереву протянул веревки и развесил сотни старых простыней и пододеяльников. Целый остров увесил простынями, я видела по телевизору: оператор снимал с вертолета.

«Белые пятна моей памяти» называлась эта работа. Для нее было собрано постельное белье с нашей кровати, кроватей родных и близких плюс около месяца по призыву местного телевидения подтаскивали к приезду московского художника ветошь гостеприимные красноярцы.

— Как я могу не поехать? — говорил Леня. — Они же все повесят не так!

Через день из Сибири пришло сообщение:

Полный порядок.

Завтра открытие.

Простыни украли.

Завтра еще повесим.

Целую!

— Понимаете, — слегка обескураженно бормотал Леня в репортаже из Красноярска на канале НТВ, — это щемящая вещь: между деревьями протянуты веревки, простыни есть, а жителей — нет, лишь только выстиранное постельное белье полощется на ветру…

Тишков развесил новую партию простыней с пододеяльниками. И написал обращение, что это произведение искусства, художественный объект. Утром приходит — остров гол, как сокол, а белье опять украли. Видимо, нужда в пододеяльниках у красноярцев сильнее любви к искусству.

А он уже в Австрии, на крыше музея в Линце устанавливал свою электрическую Луну в проем часовни на выставке «Страх высоты». Рядом с Леней вывешивал воздушные шары на крыше испанский авангардист, шаляй-валяй привязал их и ушел. Вдруг случился ураган, ливень, внезапное похолодание, шары беспечного испанца неудержимо стали рваться в небо, Леня схватился за веревки — давай удерживать шары, балансируя на карнизе. Одолеть ураган не удалось — резиновые баллоны с яростью вырвались и улетели в сторону Татр. Слава богу, Тишков догадался вовремя от них отцепиться.

Домой он вернулся с чудовищным бронхитом, заложенным носом, с высокой температурой. Жаль, некогда было лечиться, так как его ждал Тайвань. Всего четырнадцать часов лету. Причем газеты пестрели заголовками: «На Тайвань обрушился беспощадный гремучий тайфун».

— Не смей подрезать мне крылья! — орал Леня, когда я пыталась его остановить. — Как я не полечу? Они же все утратили, китайцы. Как тереть тушь, как сочинять стихи, как писать иероглифы козьей кисточкой, теперь это знаю только я.

Ко мне понеслись будоражащие sms:

В очереди на регистрацию один я русский последний в толпе китайцев.

Взлетаю, положи мне тышу на телефон!

До встречи!

Пекин — Гонконг — Тайвань.

Тайфун.

Целую!

И наконец, умиротворяющее:

В центре тайфуна летают бабочки.

Вместо прогулок по городу Гаосюнь и посещения буддийских храмов Леонид сразу принялся собирать оборванные пальмовые листья в парке, где должна была развернуться его инсталляция. У него мгновенно возникла идея построить из этих листьев хижину прямо в музее и поселить в нее Луну. Потом он увидел на островке рядом с музеем раскидистое тропическое дерево, одно из немногих уцелевших после сокрушительного тайфуна, и решил вывесить Луну там. Вокруг ползали черепахи и водяные змеи, гуси перепутали ночь и день из-за света Луны и с гоготом кружили вокруг электрического месяца.

Но как ни в чем не бывало на деревянном причале в беседке («light wooden construction!») Леня поставил столик со стульчиком, чтобы каждый, кто придет полюбоваться Луной, смог присесть на минутку и написать стихотворение красивыми иероглифами на рисовой бумаге.

— Арктика нуждается в моей помощи, — серьезно сказал Леонид. — Это ледяной венец планеты. Я должен увидать все воочию и поведать людям Земли, что там происходит. Причем я поеду с Луной, чтобы ею высветить для человечества эту проблему!

В разных частях Земли у него в наличии были Луны — одна осталась на Тайване ждать отправки в Новую Зеландию, другая висела на старом платане в Цюрихе на берегу реки Зиль — правда, ее повредили, когда пересылали в Швейцарию из Парижа, но Леня заклеил трещину клейкой лентой.

Третью Луну, изготовленную во Франкфурте, возили по улицам и вешали то на балконы, то на светофоры. Леня уже не успевал отследить ее местонахождение, просто пустил Луну на самотек. Она плавно скользила над головами, переходя из рук в руки, пока не успокоилась в оркестровой яме городского симфонического оркестра, где тихо стояла, прислоняясь к стенке, внимая Дебюсси и Шопену.

Четвертая готовилась поразить Бретань на выставке русского искусства, ей было уготовано уютное темное местечко под сводчатым потолком полуразрушенного кирпичного завода. А пятая зависла над черным водоемом в неработающей градирне Верхне-Исетского метизно-металлургического завода в Екатеринбурге.

Была и шестая — Леонид уповал, что именно она отправится с ним на Шпицберген. Луна лежала на диване в его мастерской, новехонькая, изготовленная взамен старой, вконец покоцанной, как выразился галерист Миша Крокин. Когда Мишину собственную Луну (ах да, существует еще одна — седьмая!), хотели взять на выставку, он сказал: «Возьмут новую, вернут покоцанную». И не дал.

«Даешь Луну! — телеграфировала по e-mail Нина Хорстман. — Просим взять вашу Private Moon, или месяц точнее!»

А в какой-то момент Лене прямо заявили:

— Если вы возьмете вашу Луну — мы возьмем вашу жену.

А Луна-то — огромная! Леня начал обсуждать детали. Выяснилось, что самолет из Тромсё в Лонгиербюен слишком мал и не сможет вместить столь громоздкое небесное светило. Всего лишь 85 см подлинной стороне.

Леня стал думать, как решить этот заковыристый гамбит.

Коллекционер Максим Боксер предложил идею надувной луны. Надуть ее, как шар, и засунуть туда лампочки. Но этот оригинальный проект был технически невозможен — создать крепкую резиновую форму в виде месяца без предварительных полевых испытаний было бы рискованно.

Тогда Леня решил сделать Луну из четырех частей, а потом собрать ее уже на борту шхуны. Целую неделю он занимался инженерными изысканиями по конструированию Portable Moon — так она теперь называлась.

Перед самым отлетом в его мастерской лежали два рога и два изогнутых ящика, которые при соответствующей сноровке можно соединить винтиками, склеить и обтянуть матовой тканью. Внутри должны быть вставлены маленькие лампочки-диоды. Предварительные испытания показали, что, может быть, удастся возжечь Луну не только в Европейской части и в Южном полушарии, но и над Северным Ледовитым океаном.

Дэвид Баклэнд приветствовал смекалку русского Кулибина и обещал обеспечить объект автономным источником питания.

Луна была упакована в чемодан, в нее мы засунули сапоги, свитера и шапки, напихали туда моих шоколадок и сухарей, втиснули всякие проводки, лампочки, отвертки, шурупы и все остальное, что обычно бывает у Луны внутри.

— А если меня спросят на таможне, что это, — говорил Леня, — скажу, что это каяк. Что я его склею и поплыву по Баренцеву морю.

И вот мы прилетаем в Осло, разгружаемся, Леонида представляют Дэвиду, и тот спрашивает:

— Where is your moon, Leonid?

— Here it is, — отвечает Леня, показывая на чемодан. — My moon is in the suitcase!

«Моя Луна в чемодане, сэр!..»

Глава 5

Вперед, и прочь сомнения

Экспедиция «Саре Farewell» стартовала из столицы Норвегии. Почти вся команда прибывала туда из Лондона, а мы, москвичи, воссоединились с ними только в аэропорту Осло.

Одно за другим возникали перед нами одухотворенные лица организаторов экспедиции.

Руководитель — загадочный Дэвид Баклэнд.

Рут Литтл. Это ж надо, с таким непритязательным именем быть столь разносторонним художником, скульптором, хореографом, прозаиком, драматургом, завлитом Лондонского Королевского театра, а также камертоном, настраивающим участников экспедиции на радостное и гармоническое существование.

Нина Хорстман, ас общения, она до того была необходима всем и каждому, что даже заметила с грустью:

— Никто со мной не присядет поболтать, а только зовут отовсюду, окликают: «Нина!», «Нина!», «Нина!..»

Нина-альпинистка, поэтому знала не понаслышке, что человеку понадобится позарез в таком долгом и непредсказуемом походе. Только благодаря ее терпению и заботе все эти рассеянные с улицы Бассейной хоть как-то укомплектовали свои баулы и чемоданы. Для пущей наглядности она фотографировала вещи, которые следовало взять с собой, подробно описывала каждый предмет, просила ни в коем случае не позабыть бинокль или подзорную трубу. В суровых инструкциях, которыми Нина бомбила нас из лондонской ставки, был трогательный пункт: «Захватите свои любимые лакомства…»

Сердце мое дрогнуло, я побежала в магазин и накупила там сахарных сухарей, вафель и шоколада на месяцы плавания в северных широтах. Видимо, от волнения за неделю перед отъездом я все подчистую съела. Пришлось второй раз бежать.

Теперь поистине святая троица, знакомая лишь по фотографиям и письмам, явилась нам во плоти, озарила своим присутствием — вместе с другими участниками экспедиции, среди которых были изысканные англичане, задумчивые канадцы, морально устойчивые немцы, волоокая испанка благородных кровей, океанолог, доктор биологии госпожа Иглесиас-Родригес и птицы высокого полета из Америки — темнокожий Пол Миллер (знаменитый на весь мир DJ Spooky — правда, он не позволял так к нему обращаться в частных беседах), и настороженная, как варакушка, светоносная Синтия Хопкинс, певица, поэт и композитор с зачехленным аккордеоном на спине и банджо на плече. Всего нас было двадцать растерянных мореплавателей из самых разных концов света.

Ну, мы друг другу улыбались — изо всех сил, пытаясь показать свое расположение и выразить надежду, что люди Земли, по крайней мере, эта странная компания неопределенного рода занятий — родные братья. Что мы, русские, на сей раз настроены весьма миролюбиво и в наши ближайшие планы не входит делить с ними шельфы Арктики.

Я даже совсем не к месту вспомнила: когда у меня брал интервью писатель Дмитрий Быков, он сказал:

— Вы все время улыбаетесь. А ведь некоторых людей это раздражает.

— Почему? — говорю. — Есть такая корейская пословица: «Разве в улыбающееся лицо плюнешь?»

— Плюнешь! — радостно ответил Быков, потирая ладони. — Еще как плюнешь!!!

Слава Аллаху, к нашей моряцкой братии этот разговор не имел никакого отношения. Многие друг друга обнимали, совершенно незнакомые люди. Я, конечно, тоже не удержалась, схватила и крепко обняла одного гладко выбритого англичанина с безупречными манерами, более того — запечатлела на его щеке столь жаркий поцелуй, что англичанин зашатался от неожиданности.

Жертвой моей безудержной любви к человечеству оказался английский поэт Ник Дрейк — судя по его славной фамилии, доблестный потомок британских пиратов. Всех остальных от моих безумных объятий и поцелуев спасло то, что объявили посадку на самолет.

Путь наш лежал в Тромсё, почти самую северную оконечность Скандинавского полуострова. Дальше предстоял ночной перелет в городок Лонгиербюен на юго-западе архипелага Шпицберген. А там, в Лонгьире, как его называют бывалые люди, на берегу Гренландского моря уже разводил пары двухмачтовый парусник «Ноордерлихт».

У всех у нас этот корабль был уж на устах и во снах, и на рабочем столе ноутбуков, маячил вдалеке на кромке ледяной пустоши, сквозь снегопад едва были различимы его туманные очертания, которые мы посылали своим друзьям и любимым вместе с неодолимой его окружавшей белизной и океанским простором.

«Толя, — писала я, — Саша, пока! Я уплываю на Северный полюс.

Вот он, мой кораблик, стоит и ждет меня!..»

«Ну, Марина, ну даешь!!! На полюс…))) — отвечал Саша Нариньяни, издатель буддийских манускриптов, брат мой на пути к горнему. — Хоть мы, как буддисты-адвайтисты-мадхьямики, чужды крайностям и тем паче полярностям, но на Северный полюс двинуть — это святое!!!))) Только тогда ведь придется потом и на Южный сплавать, и унять резонанс, воцерквившись экваториально.)))

Я буду ждать фото/видеоматериалов, по мере вашего продвижения во льдах к теменной чакре планеты…

Всех благ вам и семи футов под килем.

Саша фром Раша».

«Марина привет! — отзывался брат на пути к горнему Дэвида Баклэнда, географ и гляциолог Толя Топчиев. — Теперь я поверил, что вы действительно собрались в Арктику. Страшновато за вас стало. Я-то знаю этот мгновенный переход из городской толчеи и уютной квартиры в ураганные ветры и собачий холод, когда на тысячи верст кругом ни души. Только лед и снег. Не зря сказано: «Путник, помни, что ты как слеза на реснице…» Конечно, современная навигация, спутниковые радарные снимки ледовой обстановки в режиме онлайн… Но главное — интуиция капитана и удача. Словом, все как 300 лет назад. Поэтому попутного ветра вам и семь футов под килем (последнее гарантировано), а вот льда я вам желаю рыхлого и трещиноватого… Бррр, страшновато. Но такая удача бывает раз в жизни. Поэтому вперед, и прочь сомнения!!!

Ваш Толя».

Над облаками полыхал закат, окрасивший край войлочного слоистого ковра багровым светом, а когда самолет провалился сквозь облачный покров, внизу уже сгустились сумерки. На горы упала почти непроницаемая тьма, сквозь нее посверкивали горные ледники, мы оказались далеко за Полярным кругом, поблескивала вода Норвежского моря, и теплым оранжевым светом светились высокие окна малоэтажных домов, разбросанных по холмам и островам.

Сынок наш Серега, с младых ногтей шибко уважающий Норвегию и побывавший там со своей бабушкой Люсей — ей было восемьдесят, когда она приняла участие в… рывке, не знаю, какое слово лучше подобрать — штурме? забеге по Норвегии с ветеранами-журналистами, собравшимися, ни больше ни меньше, покорить крайний север Скандинавии… Так вот, Сережа чуть в обморок не упал, когда увидел своих будущих спутников около разболтанного автобуса — ясно было, что этим людям совершенно нечего терять. Избавляясь от уз профанического бытия, в неприспособленном для дальних поездок автобусе они гнали без остановок по местам, где проходят сквозь тела свет сияющего солнца, блеск лунного света, соединенный с ветром, огнем, водой и землей, по пустым ночным улицам, практически вообще никого не встречая на своем пути. А если и встречали в разное время двух-трех человек, то это, как правило, был один и тот же прохожий.

В городке Тромсё, или, как его называют «Северный Париж», сквозь который ветераны журналистики одним живым духом прорывались в Нордкап, они все-таки притормозили на миг, чтобы посетить местную достопримечательность — Арктический собор, построенный полвека назад в стиле модерн. Лютеранский храм, аскетический, гулкий, два-три молчаливых прихожанина. Никто ничего не бубнит, абсолютная тишина, и свечи горят.

А у меня как раз был день рождения.

Люся зажгла свечу, приветливо огляделась и громко произнесла, так что все испуганно вздрогнули:

— Господи! Дай моей Мариночке… Пусть мой Сереженька… Пошли моим детям…

Люся обычно беседовала с Богом громозвучно, дабы Он как следует расслышал, о чем она ведет речь. Может быть, ей казалось, что Бог, конечно, всеведущий, всемогущий и вездесущий, но все-таки глуховатый старичок.

Глава 6

Охота на Снарка

Когда ночь растворила Люнгенские Альпы, ледники на вершинах, изрезанные берега Атлантики и остров Тромс, где обретается священная гора Тромма («барабан» на норвежском языке), выяснилось, что вылет до Лонгиербюена задерживается на неопределенное время.

Эту весть нам принес могучий белобрысый человек, который при ближайшем рассмотрении оказался женщиной, жительницей Лонгьира, очень тосковавшей по своему родному городку в две-три улицы на берегу пустынного Адвент-фьорда.

— Ой, не могу, хочу домой, — вздыхала она в полутемном кафе, потягивая пиво. — А вы кто, студенты? — спрашивала басовито, с любопытством оглядывая нашу перевозбужденную компанию.

Леня притулился на диванчике под гербом губернии Тромс, полярным оленем с короной, не переставая, конечно, сонно улыбаться всем и каждому.

Мы отправлялись в полную неизвестность, у всех в голове царила неразбериха. Я-то с Леней везде чувствую себя как дома. Однако, ей-богу, даже у меня было такое чувство, что мы летим прямо в космос, откуда никем не гарантируется возвращения, а если и удастся возвратиться, то через множество световых лет, когда не то что близкие и родные, а сама планета изменится до неузнаваемости.

Синтия Хопкинс, которую, не знаю отчего, я сразу полюбила как родную, задумчиво сидела в уголке, нежная душа, в большущих сапогах.

Эти сапоги многое говорили о Синтии. Во-первых, что в обычной жизни она вряд ли носила подобную обувь. Во-вторых — о ее неуверенности в собственном выборе и, как следствие, смиренной кротости: она купила в точности такие сапоги, какие велела Нина. И в точности такие же купил мне Леня, благодаря чему я твердо знала, что ходить в них без особой надобности — сущее мучение. И третье — из-за аккордеона и банджо ей пришлось надеть на себя самое теплое и увесистое, как это сделал художник Тишков из-за своей Луны.

Леня еще дома напялил все рассчитанное на шестьдесят градусов мороза и страшно вспотел в метро. Пот лил с него ручьями. Поэтому в битком набитом вагоне, в час пик, он вынужден был уполовинить свою полярную экипировку.

Но Синтия стоически терпела походные невзгоды и выглядела трогательно, как Золушка за месяц до хрустальных башмачков.

Позднее я прочитала у нее в дневнике тот неполный перечень страхов и сомнений, которые у нас у всех были написаны на лбу:

«Сегодня 4 сентября. Я сижу в Бруклинском парке, и деревья колышет божественный бриз. Последнее время Нью-Йорк угнетала сырость, но за ночь она чудесным образом улетучилась.

Составила список — на основе предыдущего списка, который и сам был составлен на основе предыдущего списка, что мне понадобится упаковать для арктического путешествия.

Куплены 2 пачки «Драмины» для профилактики тошноты, два браслета акупунктуры от укачивания и по рецепту приобретены очень действенные лекарства — одно пригодится во время качки, другое — непосредственно от рвоты. А также тонизирующие препараты от сонливости и вялости и всякие разные сладости, шоколадки и водонепроницаемая одежда от макушки до пят.

Научилась вязать основные морские узлы — булинь и пр. Сижу и вяжу их сутками напролет. Я делаю все, что в моих силах, чтобы подготовиться.

В ту ночь, когда мне удалось разгадать секрет пары-тройки морских узлов и таким образом ощутить себя хоть немного полезной для парусного судна, я решила посмотреть фильм о прошлогодней экспедиции «Саре Farewell» и наткнулась на эпизод, где жуткими волнами «Noorderlicht» бросает из стороны в сторону, пассажиры на палубе, как пьяные, сжимают поручни, а сама палуба стоит вертикально.

Меня охватила паника.

Отец мой служил на флоте и много лет преподавал парусное дело, однако он ни черта не учил меня этому, и вот результат: я понятия не имею, как ходить под парусами.

Но самое страшное — перспектива оказаться в ловушке на крохотном судне с чужими людьми. Двадцать два дня подряд! И это при том, что моя социальная тревожность так велика и доставляет мне такие страдания, что праздничный ужин с ближайшими друзьями для меня настоящий вызов судьбы.

И все же — хотя я в ужасе от морской болезни, неловкости в общении, вполне возможной травмы и даже смерти, страх мой пронизан радостью, даже весельем. Ведь я никогда не бывала на судне больше двух часов…»

В отличие от Синтии у нас с Леней имелся некоторый опыт мореплавания в Южном полушарии. У Лени была выставка в Ханое. А в нескольких часах езды от Ханоя раскинулась бухта Халонг с причудливыми скалистыми островами, нависшими над бирюзовыми водами Южно-Китайского моря. Мы сели на автобус и поехали туда.

Парилка, дождь, мгла, ничего не видать — все растворено во всем.

— Fucking rain! — слышался отовсюду разноязыкий говор.

У пристани морская зыбь беззвучно покачивала деревянные корабли с лесом мачт и огнедышащими головами драконов на носу. Это был старый корабль, сумрачный, угрюмый, скрипучая расхристанная посудина «Duong Jonq 36».

Нам долго оформляли документы.

— Если вдруг утонем, — предположил Леня. — Чтобы сообщить в консульство.

Группа наша являла собой некую версию Ноева ковчега: четверо японцев, двое англичан, семеро австралийцев, немцы, шведы, датчане, пара французов, двое русских — это мы с Леней, подданный королевства Лихтенштейн и два не идентифицированных патрульной службой молодых человека с какими-то ксероксами вместо паспортов. Слово «fuck» буквально не сходило с их уст.

К вечеру мы причалили к пристани обитаемого острова, и, что удивительно, большинство мореплавателей выразили желание сойти на берег. Понятно — сумерки, все утонуло в тумане. Дождик моросит. А в гавани горячий душ и танцы…

Автобус быстро заполнился дезертирами, чихнул и пополз вверх, на гору по извилистой и крутой дороге. Где-то вверху светил огонек, теплилась жизнь — уют, отель, сухой чистый номер, кондиционер или, по крайней мере, вентилятор, противомоскитная сетка, свежая постель — все, что мило нашему бренному существу.

У нас же на почерневшей глади океана жизнь как-то съежилась и постепенно затухала, как затухал этот день, превращаясь в кромешную ночь.

Леня спустился посмотреть, куда можно бросить рюкзаки. Вернулся растерянный:

— Ты знаешь, вся наша каюта — одна большая кровать. Она такая большая, — сказал он, — что места хватит и тараканам — даже о-очень крупным! Одеяла истрепанные, волглая простыня, плоские подушки в наволочках, не стиранные с тех пор, как эта посудина сошла со стапелей…

Тем временем «Duong Jonq 36» на всех парусах уносился в темноту.

Кроме нас ночевать на борту остались только австралийцы.

— А! Вы русские? — вскричали они. — Знаем, слышали, есть такая страна. Russian vodka!!!

Так они шутили туповато. Из чего мы с Леней сделали вывод, что умные ушли, а глупые остались, и это нас совсем не ободрило.

Повсюду звенели стаканы, скоро все стали разговаривать на повышенных тонах. Морды красные. Мы решили пойти к себе в каюту.

Спускаемся, зажигаем свет, а прямо на простыне посреди кровати сидит огромный, с ладонь, таракан — шевелит усами. Клянусь, мы не встречали таких тараканов — ни в Индии, ни в Непале, нигде!

Леня решительно сгреб усатого броненосца и сжал в ладони. Тот стал топорщиться, ершиться, судя по всему, разразился ужасной бранью, вырвался на свободу и бросился наутек.

На подушке мы увидели второго. Леня сцапал его, выскочил на палубу и кинул в Южно-Китайское море. Шлепка мы не услышали. Или он нырнул, как чемпион, без брызг, или улетел. На стенках гальюна сидело еще четверо. Увидев нас, они лениво расползлись по углам.

— Давай ляжем, — предложил Леня, — и будем наблюдать.

Мы легли, не раздеваясь, ничем не укрываясь, оставив гореть единственную в каюте тусклую лампочку, и уставились, не мигая, в нависший дощатый потолок. Леню сразу укусила блоха, и нас обоих облепили комары. Дверь закрывать нельзя — удушающая жара. Вентилятор? Нет, вентилятор не работает. Свет не гасим — у нас вся надежда на эту мутную лампочку, чтоб она дотянула до утра, и мы худо-бедно держали ситуацию под контролем.

— Ты даже представить себе не можешь, сколько насекомых кишит на кораблях! — нагнетал и без того густопсовую атмосферу Леня. — Основная пиратская проблема была, что они страдали от укусов насекомых. Комары, клопы, блохи мучили пиратов. Утром вскочат, и давай чесаться. Поэтому они такие кровожадные, свирепые и вне всякой меры употребляли ром.

Несмотря на тучное изобилие невзгод, он решил довериться объятиям Морфея. Однако на беду прямо над нами находилась кают-компания, где австралийцы напились в стельку и давай орать песни под караоке:

— Онли юууу…

После чего вся эта бражка не вытерпела и пустилась в пляс. Парни из Сиднея топали так, что под ними доски прогибались, чуть не касаясь кончиков наших носов. А в глаза нам сыпалась труха.

— Наверное, это танцы австралийских аборигенов, — интеллигентно предположил Тишков. — Хороший склепик, — говорил он, озираясь. — Прелестно, правда? — Леня сардонически улыбался. — Вот ты, Марина, любишь и умеешь отдыхать. В чем в чем, а в этом тебе не откажешь.

Вдруг с верхней палубы метнулась тень, что-то просвистело и тяжело плюхнулось за борт. Следом повалились другие грузные тени, в их очертаниях узнавались наши спутники, которые стали прыгать в Южно-Китайское море, овеянное легендами о драконах, акулах, гигантских скатах, а также медузах-физалиях, чьи щупальца вызывают смертельные ожоги.

Некоторое время над морем разносились ликующий рев, и плеск, и разудалый утробный смех. После чего по нижней палубе прошествовали, словно с Лениных иллюстраций к «Охоте на Снарка» Кэрролла, шляпник — голый, но в шляпе, булочник — голый, но с батоном, барабанщик — голый, но с барабаном, браконьер — голый, а в руках ружье, и только балабон — единственный в галстуке и с колокольчиком. Все они куда-то шли и чего-то искали. Искали Снарка.

Видимо, их поиск увенчался успехом. Ибо когда находят Снарка, он оборачивается Буджумом, ужасным и неописуемым. Это пустота, черная дыра, из которой мы вышли чудесным образом и которой в конце концов будем поглощены. Проще говоря, движок потарахтел-потарахтел и затих. Свет погас. Наступила египетская тьма. Австралийцы мигом унялись. Отовсюду послышался пушечный перекатистый храп.

— А тараканы подумали, — зашептал Леня, — о! Люди угомонились, теперь мы будем хулиганить!..

Я встала, взяла подушку, ковер, наброшенный на эту бесприютную кровать, и отправилась на верхнюю палубу.

— Ну, зря, — Леня ухватил меня за руку. — Давай считать, что у нас тут санаторий. Место, где мы изживаем первобытные страхи.

Когда мы сходили на берег, старый вьетнамский кэп попросил заполнить анкету — как нам понравилась его развалюха с тараканами. Леня на все ответил: «excellent», и только жилищные условия отметил: «good».

После путешествия в Халонг мы опасливо поглядывали на наших новых компаньонов, которые роились и сдвигали кружки с пенящимся пивом местного розлива, оглашая взрывами смеха крошечный зал ожидания.

— Не напоминает тебе Вьетнам? — спросил Леня. — Все так уже говорят одновременно. Скоро купаться начнут прыгать.

Вспомнили, что Рут Литтл родом из Австралии.

— Ладно, если только Рут, — успокоенно сказал Леня. — Один в поле не воин. Наверно, мы, русские, тоже не внушаем им доверия. Прочитали «Братьев Карамазовых» — теперь не знают, чего от нас ждать. Сможем ли мы все ужиться в столь ограниченном пространстве? — Он открыл замусоленный англо-русский словарь, положил ноги на чемодан с Луной и задремал.

Тут наконец прилетел запоздавший самолет.

Мы долго поднимались сквозь непролазный слой облаков — казалось, мы в них совсем увязли. Вторая бессонная ночь. Уже засыпая, я слышала, что принесли бутерброды, правда, их почему-то не дарили, а продавали. Леню давно сон сморил.

Вдруг будто колокольчик звякнул над ухом. Я посмотрела в иллюминатор. В ясной черноте ночи — абсолютно безоблачной — под куполом небесным полыхало изумрудное с лимонным и аметистовым полярное сияние. Корона и развевающиеся протуберанцы, которые разгорались прямо на глазах.

Я крикнула:

— Северное сияние!

Леня с трудом открыл глаза, глянул на игру энергетических токов и волшебных пространств, после чего пробормотал, неумолимо засыпая:

— Да ладно тебе, там, на Груманте, мы это сияние сто раз увидим!

Глава 7

«Северный полюс алкоголя не терпит!»

Прямо из самолета мы шагнули в сырую темень. Лил дождь, с моря задувал колючий ветер. По левое крыло поднималась отвесная гора, скрытая туманом и облаками, справа расстилался дикий брег, свинцовый океан и огоньки горели вдалеке — то ли корабли на приколе, то ли маяки. Вода светилась, а воздух — Леня потом говорил, что вмиг почувствовал, — воздух Лонгиербюена был слишком чистый, явно разреженный.

Название городка мы стали с легкостью произносить лишь к концу нашего путешествия. Что было трудного, почему так ломали язык? Казалось бы, проще простого: Лонгиербюен, что означает «поселение Лонгиера», по имени романтика-бизнесмена, который открыл здесь шахты и начал добывать уголь. Через пару лет он продал свой бизнес норвежской компании. Сквозь клочья тумана вырисовывались на горах остовы башенок — то ли они работают эти шахты, то ли заброшены, то ли серединка на половинку, непонятно.

В аэропорту нас встретило чучело белого медведя. Мы на него посмотрели неодобрительно. Наутро такое же чучело попалось нам на глаза в Полярном музее. В приюте «Base Camp», где мы собрались немного выспаться, дощатые стены были обиты пятнистыми шкурами нерп.

Мы с Леней плохо относимся к шкурам и чучелам. Однако нам объяснили, что жители снежных краев — саамы, эскимосы и алеуты — имеют специальные квоты на морской промысел. Из нерповых шкур они шьют непромокаемые кухлянки, двойные меховые штаны и сапоги-торбоса. Из шкур моржей получаются прочные каркасные каяки и байдары, кости китов с незапамятных времен служили им строительным материалом. На обогрев и освещение жилья шли пропитанные жиром китовые кости, тюлений и олений жир. Да и потом северные люди могут без передышки поглощать десять-четырнадцать килограммов жира, масла и мяса! А если бы эскимосы и алеуты питались продуктами, которыми я кормлю Тишкова, эти народы не дожили бы до наших дней.

Но разрешается только им, для остальных существуют охотничий сезон, лицензии и все такое. А если, к примеру, Леня вздумает ни с того ни с сего застрелить моржа или полярного медведя, он будет иметь дело с норвежской полицией, и ему придется выложить такой штраф, что никаких не хватит гонораров — ни за Луну, ни за чугунных водолазов, ни за бархатных даблоидов.

Еще на крыльце приюта стояли сани с собачьей упряжью, вход украшали корни обглоданных северными морями деревьев, внутри висел старый норвежский герб — лев с короной на голове, комнаты освещались тускловато шахтерскими лампами. А в тупичке на втором этаже показался домик из камня, обломков плавника и тюленьей кожи, где, видимо, в позапрошлом веке, обитал настоящий полярник — на гвозде висело старинное ружье, малица, шапка, истлевший дневник валялся на полу. Вглубь я не стала заглядывать — вдруг его самого сохранили для окончательной достоверности?

Наша комнатка тоже напоминала становье охотника — будто наспех сколоченные дощатые дверь и потолок, стол — чурбак деревянный, покрытый каменным сколом, спальные полки — одна над другой. На рубероидной стене литография с загадочной норвежской надписью. Леня предположительно перевел ее так:

— Это Амундсен говорит кому-то: «Северный полюс алкоголя не терпит!»

Легли в четыре утра, в полвосьмого вскочили выспавшиеся и свежие — неизвестность нас обычно бодрит.

— Что ты волынишь? — закричал Леня. — Я сбегал — посмотрел, уже все завтракают.

Выходим, а там никого.

— Ой, — сказал Тишков. — Мы, видимо, на нервной почве пришли первые. Ну, ничего, зато нам достанется самое вкусное.

Мы сделали бутерброды с маслом и малосольной семгой, сидим, пьем кофе и наскоро наслаждаемся жизнью.

— Пиши, — говорит Леня. — Свальбард. Когда я открыл глаза — гуси пролетали перед окном. Гора в окне вся в тумане. И меня осенила мысль: с горы сползает туман из летучих материалов, а в других, более северных широтах, точно так же сползает с гор ледник, откалывается и плывет по воде.

Я была поражена его научно-поэтическим провидением, но записывать не спешила. Только запомнила. Это еще вернее. Зато когда на завтрак спустился Саймон Боксол, ученый-океанолог из Национального океанографического центра в Саутгемптоне, я сразу достала блокнот и, не теряя времени, задала ему давно интересовавший меня вопрос.

Саймон — ветеран «Саре Farewell», бывал с Дэвидом почти во всех путешествиях, и везде отслеживает состояние океана, его температуру, соленость, уровень загрязнения. И делает выводы.

Саймону доверяют ружье, на фотографиях прежних экспедиций мы видели его с карабином на плече. Словом, это ученый, достойный абсолютного доверия, поэтому я спросила, думает ли он, что изменение климата — это болезнь Земли?

Надо знать Саймона, чтобы понять, какую я допустила оплошность. Восемь утра, ему хотелось бутербродов с ветчиной, йогуртов с кукурузными хлопьями, каши с молоком, а я уже тут как тут с блокнотом и глобальными вопросами современности.

При этом Саймон — само дружелюбие. Хоть среди ночи его разбуди, он будет готов поделиться своими знанием, опытом, подробными результатами экспериментов. Поэтому он, не притронувшись к пище, прочел нам щедрую лекцию на эту животрепещущую тему, ничего не утаив.

С английским языком у нас с Леней дела обстоят блестяще. Я все-таки окончила московскую английскую школу, в далекой юности чуть ли не в подлиннике читала «Ярмарку тщеславия» Уильяма Теккерея и «Сагу о Форсайтах» Джона Голсуорси. Леня же истинный самородок: всему, что знает Тишков, он обучился сам. Родом из маленького уральского городка, типа Лонгиербюена, окончил Медицинский институт, но пересилил судьбу и стал художником-самоучкой.

Решив заняться живописью, он сказал:

— Пойду в Третьяковскую галерею, посмотрю, как это делается.

Английский он освоил, выставляя свои работы в разных уголках Земли, наловчившись медленно, но верно постигать практический смысл беседы.

Если я более или менее к месту могу рассказать английский анекдот, отвесить комплимент или произнести изысканный тост, то Леня посредством напряжения моральных и физических сил способен понять, как добраться хотя бы куда-нибудь, что там есть и сколько это стоит.

Так вот, все, что говорил доктор Боксол, нам обоим показалось «двойным датским». Была ли виной беглость речи, произношение, интонация, нечеловеческий словарный запас, обилие научных терминов — не поняли ни слова!

Я тихо спросила у Лени, о чем хотя бы шла речь. Тишков никогда не признается, что чего-то не понял, поэтому ответ был уклончивый:

— Точно сказать не могу. По сути, он не знает — болезнь или нет, это надо решить, вот Саймон, видимо, и займется. Съездит, посмотрит и поставит диагноз. То ли какой-то цикл подходит к концу, то ли мы набедокурили с нашими промышленными отходами. Я склоняюсь, что мы, — решил Леня. — Просто у него дикция не очень…

Еще оставалось несколько часов до того волнующего момента, когда нам надо было спуститься к морю, погрузить на «Ноордерлихт» Луну в чемодане и отправиться наконец в арктическое плавание.

Мы влезли в наши знаменитые сапоги, чтобы Синтия Хопкинс и Нина Хорстман не чувствовали себя одиноко, а то эти девушки на целый месяц, кроме пары «макбутов» принципиально не взяли с собой никакой обуви. При этом Леня решил распроститься со своими старыми добрыми кроссовками, незаметно оставив их в прихожей нашего перевалочного пункта среди чьих-то сапог, башмаков и тапочек. В приступе сентиментальности он даже сфотографировал эту картину, потом передумал и в пакете притащил их к парусной шхуне, где стал предлагать свои видавшие виды кроссачи в дар прекрасной Синтии. Пока она с аккордеоном, трепеща, всходила на корабль, выяснил, какой у нее размер, а потом долго и горячо убеждал, что его сорок второй будет ей буквально тютелька в тютельку.

Глава 8

Грумант или Свальбард?

Из тумана по склонам гор выглядывали столбы канатной дороги, по которой уголь из шахт доставляли в порт. На центральной улице нам повстречался бронзовый шахтер — его усталая скульптура застыла прямо на площади. Видимо, он шел со смены, тяжело передвигая ноги, в руке у него была масляная лампа, на поясе — кайла для рубки угля. На этой же улице — еще одна скульптура шахтера, лежащего в забое с огромным отбойным молотком или сверлом, вгрызающимся в породу.

Городок чистенький, весь на виду — ни деревьев, ни кустов, по вечной мерзлоте на велосипедах гоняли дети. Среди белейших арктических одуванчиков торопили зиму снегоходы. На стенках домов, на скобах прицеплены лыжи, и в ожидании настоящих писем в бумажных конвертах, написанных пером и чернилами, висели обычные синие почтовые ящики. А на противоположном берегу залива под горой ютились несколько домишек на сваях — видимо, дачи местных жителей, куда они скрываются от «городской суеты».

Ты на Шпицбергене, твердила я себе.

И все равно не верила, глядя на эти горы, море и туман.

Потому что одно дело — дома, на диване, под оранжевым абажуром читать, как во время поиска северо-восточного прохода из Атлантического океана в Индию и Китай 19 июня 1596 года голландский мореплаватель Виллем Баренц увидал на горизонте полоску неизвестной земли, тянувшуюся на север, а потом зубцы раздробленной горной цепи и белоснежные ленты ледниковых потоков.

И совсем другое — ощущать под своей ногой живую земную кору, которая вздымается со скоростью пять миллиметров в год (клянусь, я это почувствовала!), твердую каменистую почву, промороженную вглубь на добрые пару сотен метров, насыщенную множеством волнующих событий.

Когда-то она была океанским дном, оно поднялось и стало болотом с гигантскими хвощами и папоротниками, все это периодически заливалось горными реками, укрывалось толщами ила и — с тысячелетиями — превратилось в уголь.

Потом все покрылось лесами — зашумели кленовые рощи и дубравы, хотите верьте, хотите нет — на Шпицбергене росли наши липы, ясени и буки вперемешку с теплолюбивыми магнолиями, гордо высились болотистый кипарис, платан, исполинская секвойя. В угленосных пластах обнаружены великанские следы динозавров.

Архипелаг переживал землетрясения, извержения вулканов, по сей день на севере Западного Шпицбергена два потухших вулкана окружены горячими источниками и клокочущими гейзерами. В какой-то момент Шпицберген оброс ледовым панцирем, ледники то отступали, то надвигались вновь. Такая своенравная земля — ничего удивительного, что до XX века она оставалась ничейной!

Только в феврале 1920 года в Париже США, Великобритания, Франция, Италия, Нидерланды, Дания, Швеция и Норвегия подписали соглашение о том, что главенствовать на архипелаге будет Норвегия. Остальным пообещали доступ в арктические воды, разрешение заниматься охотой и рыболовством, разными судоходными, промышленными и торговыми делами.

В 1925 году норвежцы решили укрепить позицию. Они объявили Шпицберген и окружающие его острова Белый, Земля Короля Карла, Надежды, Медвежий, а также множество более мелких островов собственными владениями и возвратили архипелагу имя Свальбард — Холодный край, или Страна с холодными берегами. Так его прозвали древние викинги, которые, как полагают некоторые норвежские историки, на веслах и под парусом, на драккарах и кноррах первыми прокладывали дороги в Полярном океане к берегам Шпицбергена и Новой Земли.

На что наши соотечественники деликатно замечают: когда драккары с пурпурными парусами пристали к берегам Холодного края, здесь давно покачивалась на волнах яйцевидная деревянная скорлупка поморского коча. А ихний Свальбард морепроходцы из Новгорода и с верховий Волги, из Холмогоров, Мезени, Кеми уже окрестили Батюшкой Грумантом и до поры до времени полагали его частью Гренландии.

Как бы то ни было, участники Парижского договора не поняли, зачем архипелагу еще одно имя, неважно, Свальбард или Грумант, и дружно — включая нашу страну, которая присоседилась к честной компании в 1935 году, — зовут архипелаг Шпицберген, ведут научные исследования, хозяйственную деятельность и запросто могут сюда наведываться без виз.

Мы, русские, тоже вольны приехать, когда захотим!

Но это сопряжено с огромными трудностями.

Когда я сообщила нашей тете Лиле, куда я уплываю, она мне так и сказала:

— Ты, Маринка, авантюристка! Никто из нормальных людей никогда не поедет туда в здравом уме и твердой памяти.

По разным причинам.

Первая: от нас до Шпицбергена — как в стихотворении Хармса: не допрыгать, ни руками, ни ногами, не доплыть, не долететь!

Мы мчались на метро, на поезде, летели на трех самолетах, по нескольку раз в один и тот же самолет вносили чемоданы, а потом выносили, показывали паспорта с шенгенской визой на всех таможнях. Порой дважды, поскольку Леня с московским драматургом Михаилом Дурненковым в аэропорту Осло, отправившись покупать непромокаемые перчатки, случайно оказались за пределом зоны вылета. Им пришлось дать огромного кругаля, а потом снова отстоять очередь перед рамками миноискателя и снимать пояса и обувь, серьезно опасаясь, как бы норвежцы на контроле не заподозрили, что двое русских парней находят в этом процессе какое-то утонченное, никому не доступное удовольствие.

Второе: невозможно приехать в Лонгиербюен просто так, с кем-то познакомиться поближе, ночь напролет гулять, слушать крики кайр, выйти к морю, камешки побросать. Через полчаса ты этот городок исходил вдоль и поперек. Даже для того, чтобы окончательно отрешиться от мира и достичь просветления, это не совсем подходящее местечко.

Либо тебе придется двинуть на Северный полюс, либо отправиться составлять карту Шпицбергена, исследовать фьорды, мерить температуру воды в разное время суток, запускать зонды, изучать гнездование арктических птиц, добывать, я не знаю, уголь в заброшенных шахтах Баренцбурга… Если ты здесь по путевке, в сплоченном коллективе, садись на корабль и плыви, обозревай окрестности.

Должна быть цель у тебя. А так там нечего делать — только запить.

Естественно, многие из нас терялись в догадках — какова цель экспедиции «Саре Farewell»? В чем заключаются наши права и обязанности? Это ведь не простой вояж! Радушное приглашение в Арктику, трехразовое питание, койку надо будет как-то отработать. Но: ни контрактов, ни договоренностей. Что это — подарок небес? Творческий союз?

Леня — ясно, он осветит Арктику светом личной Луны. А остальные?

Михаил Дурненков гордо отказался строчить для британской радиостанции ВВС ежедневные отчеты на английском, сославшись на то, что не в совершенстве владеет языком. Однако столковались на документальной пьесе про наше мореплавание.

— Разумеется, — рассуждал Миша, — как я могу написать о глобальном потеплении в Арктике, чтобы это соединилось с моей жизнью? Только поместить себя в эту обстановку.

Миша нам очень понравился. На нем была голубая курточка. И глаза у него — голубые, как незабудки. На мне было тоже все голубое, поэтому Леня благодушно заметил, что я и Дурненков — голубые члены Союза писателей.

— Значит, все мы теперь — герои вашей будущей пьесы? — спросил Леонид.

— Ну, не буквально, — расплывчато отвечал Миша.

Видимо, он понятия не имел, что из этого выйдет и выйдет ли вообще.

— Марина будет писать толстую книгу! — заявил Леня, сильно перебарщивая.

(Хоть бы сочинить небольшое эссе с фотографиями для журнала «Вокруг света» — вот был предел моих мечтаний.)

— А что у вас? — Миша спрашивает.

— У меня — Луна, — сказал Леня с лихорадочным блеском в глазах.

— Как Луна?

— А вот так! Я зажгу Луну, и когда корабль пойдет бороздить просторы океана, она будет сиять над нами, как полноправный член экипажа.

Тут в Мишиных глазах заплясали голубые огоньки, и, мне показалось, блеснула надежда, что возникла зацепка, сценический образ, да какой!.. Корабль, Шпицберген, паруса, компания каких-то странных типов, и над всем этим сияет электрическая Луна вот этого старого рокера Тишкова.

А я как раз собиралась написать пьесу, как мы зимой снимали Луну в Париже, куда Леня взял меня с собой, сказав:

— Ты будешь греть мою шляпу.

Пьеса такая: один фантазер, художник фотографирует ночами свою Луну. В машине с ним едет небольшая съемочная команда — некие лучи судеб, следовавшие абсолютно разными, параллельными путями, и вот они соединяются, каждый — в критической точке своей жизни. Постепенно разворачивается драма этих людей.

Неописуемо холодная зима для Франции, снег, ветер ледяной, пронизывающий. Художник фотографируется в чехословацком плаще и шляпе своего покойного отца. Его задача — сохранить ощущение городка на Урале, где он родился и провел детство, сидя на горе, поджав ноги среди колокольчиков, глядя на пруд.

В этом есть что-то чаплинское. Человек и Луна. В саду Тюильри, на Эйфелевой башне, где ветер свищет такой, что сдирает с людей одежду. На юру, на заброшенной железной дороге, которая очерчивает магический круг в самом центре великого города, на остывших берегах Сены, у вокзальных часов Сен-Лазара. Улица Плохих Мальчиков, Райская улица, китайский квартал Бессмертных — там, если человек умирает, его паспорт передают следующему, даже фотографию не меняют, — криминальные третий и тринадцатый кварталы. Лягушачьи лапки в чесночном соусе в семнадцатом. Крыши, печные трубы, винтовые лестницы в преисподнюю. Храм Сердца и неподалеку от Фонтенбло храм Нотр-Дам де Море-сюр-Луэн: Я распространю на вас воду чистую, и будете очищены…

Эмигранты, шейхи, поэты, наркоманы, преступники, легионеры, тень Гийома Аполлинера… Ну, и в центре событий ненормальный художник, вдыхающий жизнь свою в каждый кадр с Луной. Жена орет на него, чтоб он не допускал передозировки. А он ее посылает к черту. И едет, едет, едет, едет — ловить какой-то неуловимый свет, навстречу сумеркам.

Эта вещь должна быть такой, как движение без правил вокруг Триумфальной арки. Там не выплачивают страховку, если что-то случится. Это считается форсмажорным обстоятельством, и все.

Правда, я еще не решила, как подбить бабки.

Верней всего, машина должна разбиться.

В общем, пьеса зрела во мне, но я не могла за нее взяться с лету. Мне нужно закончить эпический эпохальный роман, в который войдет вся история человечества с момента сотворения мира. Пишу я подолгу, мусолю каждую фразу. Старая школа.

А Мишка молодой, горячий, вряд ли он станет церемониться, строчит, небось, не перечитывая. А получается здорово — мы про него смотрели в Интернете, — премии так и сыплются, не отобьешься. Раз — и настрогает про нашу Луну. Премьера на ВВС, а там, глядишь, и в театры перекочует. TeaTp.DOC, Александринский, МХАТ. Самые модные режиссеры — его друзья. Вон он какой веселый, все время шутит. Не потащишь ведь свою пьесу вослед его отгремевшим премьерам — типа то же самое, только в Париже.

— Мэм, — мне дадут от ворот поворот, — все, что вы пишете или собираетесь написать, уже написал, бляха-муха, Мишка Дурненков.

Я высказала свои опасения Лене. Он ответил беззаботно:

— А что? Вполне возможно. Такова неумолимая поступь жизни. Вам, ветхозаветной гвардии, надо половчей поворачиваться. Более того, — прогнозировал Тишков, — он мне скажет: «Лень, ты приходи к нам со своей Луной, будешь фланировать по сцене туда-сюда». Я вынесу Луну, и все мусульмане будут молиться на нее!

Мы забрели в Полярный музей и среди чучел оленей и тюленей внезапно увидели Мишу. Сияющий, безмятежный, он лежал, раскинув руки, на шкурах кольчатых нерп и спал, как дитя. Дарья Пархоменко безмолвно стерегла его сон.

— С Мишей лучше поосторожнее, — рассудительно заметил Леня, глядя на эту мирную сцену. — Я-то, — говорит, — уже привык служить прототипом, а ты можешь не обрадоваться. И учти, — грозно добавил он, — если будешь меня все время пилить, Дурненков тебя выведет в своей пьесе мымрой и занудой!

Глава 9

Вот тебе подарок — белопарусный кораблик

Говорят, наиболее убедительные описания человеческой неугомонности часто делали именно «кресельные странники», по той или иной причине проводившие свою жизнь в четырех стенах: Паскаль из-за желудочных болезней и мигреней, Бодлер — из-за наркотиков, Сан Хуан де ля Крус — из-за решеток на окнах кельи. Или Брюс Чатвин, английский эксперт по импрессионизму, который в одно прекрасное утро ни с того ни с сего проснулся ослепшим.

Собрали консилиум.

Врачи выдвигали разные гипотезы, а один окулист догадался, что это редчайший невроз — аллергия на оседлый образ жизни.

— Вы слишком долго смотрели на картины вблизи, почему бы вам не покинуть насиженные места и не пуститься в путь, обратившись к далеким обширным горизонтам? — предложил он Чатвину.

Тот бросил все и отправился в Африку, где открыл древнейшую культуру кочевников, побывал в Латинской Америке, Западной Европе, вдоль и поперек исходил Австралию, следуя тайными песенными тропами аборигенов, по которым они считывают свою вселенную, как музыкальную партитуру. Он исколесил мир и постиг, что странствие для него — единственный способ существования, что согласно заложенной генетической структуре человеку намного ближе кочевой образ жизни, а по своей природе люди смахивают на дарвиновского гуся Одюбона.

Вечная память и слава этому незабвенному гусю: когда ему подрезали крылья, он отправился в солнечные края по привычному перелетному маршруту — пёхом.

В звездный миг, ярый момент истины, Чатвина осенила идея столь мне близкая, что отныне я считаю Брюса братом по духу: «Мир, — ошеломленно заметил он, — должен быть сотворен человеком посредством скитаний и последующих рассказов обо всем увиденном».

А? Каково? И еще — это главное для нас обоих: «Земли не существует до тех пор, пока человек сам не увидит и не воспоет ее».

Он умер от СПИДа во Франции, отпет в греческом храме на лондонской Moscow Road. А я живу, оплакивая ушедших, тщетно пытаясь разгадать, что такое жизнь и смерть, как они соотносятся друг с другом, со всех сторон меня окружают тайны, и я танцую среди этих тайн — самая большая тайна.

Лонгиербюен, рыжая трава в росе, домики на сваях с острыми крышами, губернатор Шпицбергена, засланный в эту глушь самим норвежским королем, чучела полярной фауны, горные отроги, выглядывая из тумана, махали нам вслед голубым платком, когда Леня шествовал к пристани с таким видом, будто он Христофор Колумб.

Лишь на минуту задержался он у деревянного столба, ощетинившегося указателями, которые гласили:

Лонгиербюен — 78 градусов 15 минут с.ш. — 15 градусов 30 минут в.д.

Осло — 2046 км

Москва — 2611 км

Тромсё — 957 км

Лондон — 3043 км

Бангкок — 8378 км

А над этим съехавшим с катушек указателем, смахивающим издалека на ерш для мытья бутылок, высился грозный дорожный знак, исключительно местный — треугольник с изображением полярного медведя.

Воспользовавшись краткой передышкой, я опустилась на корточки у кромки воды, погрузила в холодное море ладони и забормотала:

— Благодарю Тебя, Боже мой, что не отринул меня, но общником сделал Святынь Твоих, Пречистых и Небесных даров — во благодеяние и освещение душ и телес наших! Я маленький человек, обнимающий эту огромную Землю, и она умещается в моих объятиях. Неисповедимы пути Твои: мы с Леней держим курс в Ледовитый океан. Господи, спаси нас — от бронхита, артрита, гайморита, ринита, тонзиллита, диареи, отита, конъюнктивита, радикулита, и в приложение Божественной Твоей благодати пошли нам ангела сохраняющего и невредимых к славе Твоей от всякого зла во всяком благополучии соблюдающего. Да смилуются небеса над всеми нами, и пресвитерианцами, и язычниками! — воскликнула я напоследок и омочила лицо ледяной соленой водой.

— Я сфотографировал тебя, — сказал Леня, — когда ты молилась Гренландскому морю. Вон видишь точка на краю земли? Это твой вид сзади.

На пристани уже стояла, «разводила пары» бригантина, огромная, с раздутыми боками и отворенными парусами — прямыми на фок-мачте и косыми на гроте. Леня важно двинулся к этой белой лебеди, наивно полагая, что именно такую царицу вод морских снарядили для его дальнего плавания. И очень был удивлен и растерян, когда на борту прочитал «Ariella».

— Не понял, — сказал недовольно Тишков. — При чем тут «Ариэлла»?

Не замечая, что чуть поодаль, за куполами ее могучих парусов над форштевнем, с грехом пополам выглядывая из-за бетонного пирса, покачивался двухмачтовый соколик «Ноордерлихт», привязанный к чугунному кнехту, — всего-то шесть с половиной метров в ширину: ореховая скорлупка, на которой мы собирались пуститься в плавание по Ледовитому океану.

— Ой-ой-ой! — Леня даже не мог найти слова, чтобы передать свое изумление. — Сувенирная лодочка!!! Не ожидал я такого оборота, — стал он нашептывать мне. — Вообще это никакая не шхуна, а шлюпка! Она меньше ботика Петра Первого! Как мы туда все затиснемся?

Да, это было старинное суденышко, музейный экспонат, ему стукнуло сто лет. Ну и что? Мне он сразу глянулся своим аскетизмом. На романтической бригантине я бы всю дорогу вспоминала карикатуру: спиной к окну с видом на море сидят за столом три мужика, отец и сыновья — корявые, суровые. Мать — тоже изрядно потрепана житейскими бурями, половником разливает по тарелкам суп. Глядь — а в окне торжественно скользит по волнам ее припоздавшая бригантина с алыми парусами…

Поэтому я сказала:

— Ты, Леня, давай не умничай, а погружайся на корабль.

И первая деловито взобралась на борт шхуны.

Тем временем из своих переулков и тупиков, улиц и проспектов, с юга и севера, запада и востока, с великой осторожностью, друг за другом наши сухопутные горожане ступали на резиновую покрышку между пристанью и шхуной, стараясь не смотреть с высоты на плещущее под ногами море. С покрышки на фальшборт, потом на такелажный сундук, прыжок на палубу…

Все. Обратной дороги нет.

Прямо перед нами всходила на корабль, как примадонна на подмостки Королевской оперы или Королевского национального театра, театра «Барбикан», лучших оперных театров Парижа и Брюсселя, Дебора Уорнер. Во всех этих прославленных театрах планеты высокая героическая Дебора ставила «Короля Лира», «Гедду Габлер», «Мамашу Кураж» и другие шедевры оперного искусства. Видимо, спектакль по «Бесплодной земле» Т.С. Элиота надоумил, подтолкнул своего титулованного режиссера посетить безлюдный заснеженный Свальбард, оконечность мира, жемчужину Земли.

И хотя в «Ла Скала» намечалась грандиозная постановка оперы «Смерть в Венеции», где лучшие теноры, басы и баритоны застыли в ожидании сигнала Деборы, чтобы запеть арии Беджамина Бриттена, сама она с чемоданом, в песцовой ушанке, купленной сегодня утром возле нашей охотничьей ночлежки, шагала уже по спардеку «Ноордерлихта».

Каким образом такая мировая величина поместится в тесной каюте шхуны — уже неважно, мой-намывай теперь жесткой щеткой в тазу свои почерневшие от угольной пыли «макбуты», поскольку могучая голландка Афка к нашему приходу надраила палубу, хоть глаженым носовым платком протри — не замараешь. И пока эти атлеты духа, замыслившие бегство в неизмеримый мир вечных истин, возятся со своим громоздким скарбом, а на борту царят суматоха и сумятица — вдыхай, черт возьми, этот воздух кочевий, оставляя заставы земли!..

Глава 10

«Да увидит каждый из вас свою родину!»

Постепенно шхуна заполнилась путешественниками. Нина Хорстман распределила всех по двое. Так и вижу, как еще в Лондоне, склонившись над планом судна, в клеточки кают она аккуратно вписывала фамилии будущих сожителей. Взвешивала на тончайших весах за и против, пытаясь соединить несоединимое, вычеркивала, группировала, перетасовывала музыкантов, ученых и художников по парам — кто с кем будет «делить жилье».

А делить-то, в сущности, было нечего, каюты «Ноордерлихта» — идеальное пространство для клаустрофобии. Две шконки с деревянными бортиками, верхняя и нижняя, тонули в полумраке. Слева от коек — раковина и маленькая полочка. На стенке три крюка для одежды. Пожалуй, из мебельного гарнитура — все.

— А что? Чистенько тут, — удовлетворенно сказал Леня. — Конечно, у нас во вьетнамской джонке было намного просторней. Но, как гласит норвежская пословица, в тесноте, да не в обиде.

Мы быстро затащили в каюту рюкзаки, пакеты, чемоданы с Луной, сузив жизненное пространство до такой степени, что не могли пошевелиться.

Нет, никогда нам не достичь сознания аргентинского гаучо, который ел с ножа, боясь, что однажды, воспользовавшись вилкой, захочет присовокупить к ней тарелку. А затем стол, стул, чтобы сидеть за столом, и наконец дом, где все это хранить.

Скорее, мы походили на некоего Конрада Грюнемберга из Констанца, который в свои Средние века, пустившись морем из Венеции ко Гробу Господню, не только запасся всем необходимым, дабы путешествовать с удобствами, ни в чем не испытывая нужды, но и составил для приятеля путевой бревиариум, чем-то неуловимо напоминающий тот, что нам из Лондона слала по электронной почте Нина:

«Купи кровать, — писал Грюнемберг, — четыре полотняных простыни, матрац, две наволочки, две подушки, набитые перьями, ковер и большой сундук. Запасись вином и питьевой водой и не забудь заготовить сухари двойной или тройной закалки. Они не портятся. Закажи в Венеции большую клетку с насестами: в ней ты будешь держать птицу. Затем купи свиные окорока, копченые языки да вяленых щук, если ты в пути на святую землю собираешься чревоугодничать и бражничать».

Далее он предупреждал друга о тонкостях корабельной жизни: «На корабле, — отмечал этот привередливый паломник, — кормят лишь дважды в день, ты не насытишься. Вместо хлеба там дают большей частью старые сухари, жесткие, как камень с личинками, пауками и красными червями. И вино там своеобразно на вкус. Не забудь полотенца для лица — на корабле они всегда липкие и теплые. Затем позаботься о добром благовонном средстве, ибо такой там стоит безмерно злой смрад, что невозможно его описать словами».

О смраде не было и речи на «Ноордерлихте», наоборот, Афка вечно проветривала каюты, аж зуб на зуб не попадал, и брызги летели аквамаринового цвета, но я все равно возжигала свои неразлучные тибетские палочки, согревая душу и, как потом выяснилось, устраивая на корабле невыносимую smell aggression. Люди с нами плыли воспитанные, и если мои благостные гималайские ароматы были кому-то, словно серпом по яйцам, никто мне даже не намекнул ни словом, ни взглядом. Единственное, я сама услышала, что Миша в коридоре жаловался Даше:

— Я ночью проснулся — духота, запах благовоний. Меня чуть не стошнило несколько раз.

Тут зазвонил судовой колокол. Нас приглашали на обед.

Конрад Грюнемберг не поверил бы глазам — стол ломился от яств: среди сыров и свежевыпеченного хлеба дымились супы из шпината с сухариками, салаты, жаркое, соусы и в довершение всего — десерт из суфле, мороженого и вишневых ягод с арбузом.

Завидев такое изобилие, Леня заметил подозрительно:

— Арбуз?! Как у них хорошо с припасами для поддержания жизни! Может, это только начало? Быстро съедим все и будем куковать!..

А Миша, по молодости лет с оптимизмом глядящий в будущее, высказал опасение, что при таком питании недели через две он не влезет в каюту и его соседу, поэту Нику Дрейку придется не на шутку обеспокоиться, как бы драматург Дурненков не задавил его во время качки, сломав шконку.

Ник и Миша были соединены Ниной по красоте и вдохновению — голубоглазый Миша и красавец Ник с загадочной улыбкой и ясным взглядом настоящего поэта.

Миша даже сказал по этому поводу:

— Смотрите нам свадьбу не сыграйте к концу путешествия!

Тут опять ударили в рынду — и мы собрались в кают-компании знакомиться с экипажем. Слово себе предоставил капитан и владелец судна голландец Тед Ван Броекхусен, человек большой природной силы в толстом норвежском свитере.

Зачарованный этой шхуной, ее вольными очертаниями, он пополам с товарищем купил ее в Германии за 180 тысяч голландских гульденов.

Это был кораблик, без малого сто лет мечтавший об океаническом плавании. Ну, что он хорошего видел в жизни? Еще до Первой мировой войны работал плавучим маяком на якоре в Балтийском море. Двигателя у него не было, зато высились три мачты с парусами. В сороковые среднюю мачту убрали, построили рубку и укоротили бушприт — тот, обледенев, весил около пяти тонн. Потом кораблик честно служил плавдомом для портовых рабочих, а в начале 90-х — прибрежным яхт-клубом, который бесславно закончил существование.

В плачевном состоянии, проржавевшую от носа до кормы, Тед отвел шхуну в Нидерланды и назвал ее «Aurora Borearelis» — «Северное сияние», по-голландски — «Noorderlicht».

Два с половиной года они восстанавливали ее из руин.

Не на час, не на неделю — на век.

Все проконопатили, просмолили, остов корабельный укрепили изнутри и снаружи, протянули снасти к мачтам и реям, к штевням и бортам. Стоячий такелаж, бегучий — ничего не забыли. В ноздри корабельные навернули новые цепи и якоря. Белыми полотняными парусами нарядили грот-мачту, и на бизань — косые паруса.

По бортам, по мачтам у рангоута — все ковано железом, и дверцы, и косяки, и оконца окованы медью. Корпус до ватерлинии густо покрасили брусничным цветом, у носа по корме золотыми литерами начертали: «Noorderlicht».

Поморский писатель Борис Шергин сказал бы:

— Кораблик — как сам собой из воды вынырнул. Кто посмотрит — глаз отвести не может.

Хотя старые поморы сердиты были на голландцев, когда заморские корабелы в шестнадцатом веке затмили русскую славу, и царь Петр «определился на них в ученье корабельному делу», а поморов побоку.

Но все-таки художество Теда они бы оценили.

Прянул «Ноордерлихт» со стапелей в большую воду. Качнулся в одну сторону, другую — и прямо встал на ровный киль. В свои сто лет он словно заново родился. Летом бороздит студеные воды Ледовитого океана, зимой отправляется на солнечные Канарские и Азорские острова или зимует в Арктике. Повсюду с ним его капитан Тед — личность весомая, картинная и представительная.

Легко вообразить его — устремившим взор на золотисто-жемчужное небо, уснувшую воду, скалистые острова, поющим за штурвалом богатырские песни.

Но нет, капитан оказался молчун. Не то что песен — иной раз полслова не проронит за целый день. Вступительная речь его состояла из двух положений.

Первое: кормчему должна быть послушна и подручна вся команда шхуны.

И второе: если возникнет конфликт или он умрет, то по всем вопросам обращаться к корабельному коку Соне.

Мощно и по-матросски забористо высказалась Афка:

— Запомните: все ваши вещи — дерьмо. Здесь есть одна ценная вещь — это ваша жизнь.

После чего помощница капитана Рейнске наглядно показала, как надо быстро облачиться в спасательный жилет и гидрокостюм, если кто-то выпадет за борт или шхуна пойдет ко дну.

Почти как голландец, был краток русский проводник по архипелагу, сухопутный капитан, географ и орнитолог Андрей Волков.

— Моя задача, — сказал он, — чтобы все вы остались в живых. А повстречаем ли мы китов, моржей, полярных медведей и чем эта встреча для нас окончится — зависит от вашей удачи.

Будь Тед словоохотливее, он смело мог заключить нашу сходку обращением адмирала Магеллана к товарищам, с которыми он вышел на парусных судах из устья Гвадалквивира, собираясь достичь Молуккских островов.

— Да увидит каждый из вас свою родину! — воскликнул хромой адмирал.

Вместо этого корабельный кок, тонкая светловолосая голландка Соня велела представить ей список вегетарианцев.

Изнуренные благородным духом скитальчества, мы разошлись по каютам, поразившим нас, я уже говорила, отчаянной бесприютностью. Нам с Леней досталось более комфортабельное жилье, видимо, с учетом нашей Луны, — мы оказались счастливыми обладателями душа и туалета, куда можно попасть прямо из каюты. Это пространство имело выход в соседнюю обитель, где поселились биолог из Испании доктор Иглесиас-Родригес, которая искала в Ледовитом океане каких-то неведомых существ, и сама Нина Хорстман. Правда, с нашей стороны был сломан замок, и когда Леня с тысячью и одной предосторожностью пытался проникнуть в отхожее место, его всегда встречали звонким «Sorry!!!».

Постепенно мы привыкли к этому обстоятельству, но грянула новая проруха: выскакивая из уборной на зов судового колокола, я забывала отпереть дверь, ведущую к соседям, а те, как истинные аристократки, знай, помалкивали и грустно улыбались.

Пришлось Лене огромными буквами написать объявление «Marina! Don’t forget to open the door» и повесить над унитазом. Но и это не помогало, вечно приходилось заглядывать и проверять.

Даже для того чтобы лечь в койку и забыться тревожным сном, требовались чудеса изворотливости.

По праву сильного Тишков занял верхнюю позицию под потолочным окошком, чтоб находиться поближе к небесам. Вскоре выяснилось, что из окна зверски дует, периодически капает, а порой заливает. Пришлось Лене, извиваясь ужом, просочиться внутрь узкого оконного створа и туго затянуть задрайки.

Лежа во мраке, уткнувшись лбом в умывальник, я вспоминала кадры из фильма Тарантино «Убить Билла», где Ума Турман очутилась в подобном положении, когда ее затащил в могилу и закидал землей один длинноволосый негодяй.

— Марин, ты спишь? — послышался сверху Ленин голос. — Знаешь, о чем я вспомнил? Как мой приятель Володька Генералов лежал в психбольнице. И там устроил концерт — пел для больных и медперсонала под гитару. «Так всем понравилось, — говорил, — особенно с душой и с энтузиазмом исполнили хором песню «Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались»…»

Глава 11

«Мы с Луной хотим туда, не знаю куда!»

Я ищу то, что никогда не изменится.

Что называют чудесным неуловимым вечно пребывающим окончательным телом реальности.

Я стараюсь рассеивать свои желания и страхи, держать ум ясным и чистым, в полном осознании каждого мгновения. Пытаюсь ухватить — как блуждаю в иллюзиях и теряюсь в миражах.

Но у меня ничего не получается.

Дух долины бессмертия манит меня и прельщает, принимая призрачные формы. Когда еще предупреждал ветхозаветный мудрец Лао-цзы: видоизменения этого духа бесконечны, производительность — неисчерпаема.

Образы моей памяти, памяти родителей, общие сны соединяются и взаимодействуют, создавая новые фантомы. И вот уж современные квантовые физики и нейрофизиологи озарены идеями Лао-цзы: мол, из глубинного Мироздания льется бесконечная симфония волн, которая благополучно превращается в видимость мира исключительно после прохождения через наши мысли и чувства.

Одним словом, просыпаюсь я и вижу — мы едем в поезде, в купе. Ночь, окна глухо занавешены, только над Леней горит синий свет ночной лампы, который я терпеть не могу.

В поисках выключателя я давай шарить по стене, возмущенно бормоча:

— Какого черта? Кто зажег свет?..

— Какой свет? — спросонок отзывается Леня.

— Вот этот! — говорю, показывая на струящееся лазоревое сияние из потолочного окошка.

И вдруг — как обухом по голове: матерь божья, мы на шхуне! На рассвете отдали тросы, отворили паруса, в паруса дохнул ветер, и пошел кораблик, крылом ложась на ветра, покидая, можно сказать, обжитый нами хлебосольный Лонгиербюен.

Однако сколь явственно в тихом шелесте моря, в ровном гуле корабельного дизеля слышался мне перестук вагонных колес!

Стало быть, и то, и это — фата-моргана.

— Первый день плавания — у нее уже глюки, — угрюмо сказал Тишков. — Хороша ты будешь недели через три!

Ударом колокола в адмиральский час нас всех призвали в кают-компанию. Прямо под колоколом, на котором почему-то было написано «Фрам», а не «Ноордерлихт», у карты Свальбарда ждал свою морскую дружину вождь экспедиции Дэвид Баклэнд.

С той минуты колокол и Баклэнд навеки соединены во мне: я говорю «колокол» — подразумеваю Баклэнд, а говорю «Баклэнд» — подразумеваю колокол. Ибо смысл существования этого пилигрима — рыцаря ледовой державы — сзывать под свое ледяное знамя тех, кому дороги белоснежные шапки Земли.

Дай ему волю, он бы странствовал вечно среди просторов Арктики, служил тут божественную мессу в честь голубых обетованных Ледников, причащал неофитов, обращал неверных. А не будь «Ноордерлихта», Дэвид, как святой Албей, расстелил бы по водной глади плащ и пустился в плавание по Северному Ледовитому океану.

Только тот мог с полным правом называться
морским конунгом,
кто никогда не спал под закопченной крышей
и никогда не пировал у очага…[1]

Слова этой древней исландской баллады как нельзя лучше подходили Дэвиду, живущему на яхте даже в родном Лондоне — на Темзе. Стоя возле карты с зеленым фломастером в руке, отец наш собрался поведать о предстоящем плавании и тысяче других туманных вещей, что он предуготовил своим овцам.

— Я хочу показать вам места, которые и так существовали в вашем воображении, — начал Дэвид, — но ожидали того момента, когда вы откроете их для себя. Откроете и полюбите.

Белая голова Дэвида рифмовалась с белизной нарисованного на карте Свальбарда, глаза слились с ультрамарином океана, его бодрствующий дух звал нас в самые отдаленные уголки просторного мира.

— Идем на Север по Гренландскому морю, — Дэвид повел вверх зеленую линию, — по левому борту оставляем Землю Принца Карла, по правому — Землю Принца Альберта, здесь ученые возьмут пробы воды. Достигнув северо-запада острова Западный Шпицберген, берем право на борт и движемся на восток, насколько позволит ледовая обстановка. Однако плохие новости. — На ясное чело Дэвида упала тень. — Оперативные ледовые карты показывают, что северо-западный Шпицберген блокирован льдами. Сплоченность льдов постоянно колеблется — вместе с нашей надеждой пройти по намеченному маршруту. Будем пробиваться на Север — пока не упремся в лед. Если путь открыт, — продолжал он, — по Ледовитому океану обогнем северную оконечность Шпицбергена и проследуем вдоль Северо-Восточной Земли. В районе острова Белый ученые мужи снова проведут свои изыскания. — Дэвид почтительно устремил фломастер на Саймона и доктора Иглесиас-Родригес, желая подчеркнуть невероятную важность присутствия этих персон на борту корабля.

Они-то определенно знали, чем заняться. Доктор Иглесиас-Родригес пустилась в Арктику на поиски редкого вида зоопланктона, птероподов — водяных бабочек или крылоногих улиток. В связи с изменением климата для них наступают не лучшие времена, птероподы стремительно мельчают, у них заметно падает рождаемость, куда ни посмотри — кругом одни неприятности.

Океанограф Саймон Боксол собирался вплотную приблизиться к Гольфстриму, войти в его воды и черпануть ведро-другое, чтобы увидеть, что с ним творится.

Зато у нашего брата гуманитария на лицах была исключительная решимость хоть как-то выдержать спартанские условия обитания, не дрогнуть перед лицом испытаний, не опозориться в качку, избежать злой кручины, не впасть в запой, дословно понять, что говорит Баклэнд, а уж потом, была не была, прорвемся, лишь бы не потонуть.

— Далее проливом Ольги между островами Баренца и Эдж попадаем в пролив Стур-Фьорд, огибаем остров Баренца и бороздим пролив Хинлопен. Таким образом, при благоприятной ледовой обстановке мы снова оказываемся в Ледовитом океане, — сообщал он с достоинством английского пэра, выступающего в Палате лордов. — После чего с заходом в Баренцбург возвращаемся в Лонгьир. Да! На обратном пути нам предстоит существенно углубиться в открытое Гренландское море для исследования вод течения Гольфстрим.

Тут он всех обвел ясным взором и, если я правильно поняла, произнес вообще нечто невообразимое:

— Если ученые замыслят еще куда-то — поплывем туда. Художники также вольны вносить предложения. Пускай выкладывают свои резоны. Может, Леонид с Луной хочет высадиться на какие-нибудь особенно дикие берега?

Все взгляды устремились к Лене, он жутко разволновался, вскочил, щеки с ушами красные:

— Мы с Луной хотим туда… — воскликнул он, — не знаю куда!

Просторные шлюзы, ведущие в мир чудес, раскрылись настежь. Мы наконец без расспросов поняли, что очутились там, где надо. И, будто в подтверждение, из уст проводника Андрея Волкова, «позитивного мужика с ружьем», как его охарактеризовал Миша, изошли два слова — zodiac и landing, которые не оставляли сомнений, что мы в космосе и будем высаживаться на Землю. Или на Марс: буро-красные утесы, погруженные в туман, кусок земной тверди вдали, куда мы вознамерились сойти, живо напоминали фантастические миры Казанцева.

Несмотря на то что Ренске заклинала нас облачаться в спасательный жилет только на корме, особенно в случае тревоги, многие набросили его в каюте, поэтому на выходе образовалась давка. Словно средневековые крестоносцы в доспехах, попавшие в западню, мы тщетно пытались протиснуться на палубу, чтобы продолжить славный поход.

— Можете считать, на сегодняшний день вы уже затонули, — заметила Ренске, наблюдая это позорное столпотворение.

— А если я упаду в Ледовитый океан, — озабоченно спросил Пол Миллер (он же DJ Спуки), — как мне сохранить температуру тела? Физкультура может помочь?

В нашей толпе крестоносцев Пол выгодно отличался ослепительной канареечной курткой, ударно сочетавшейся с оранжевым спасжилетом, а его побритую шоколадную голову, открытую всем ветрам и полярной стуже, венчал элегантный антрацитовый берет. На протяжении трехнедельного арктического плавания из всей дружины он один задал Ренске этот насущный тактический вопрос. Остальные, видимо, и думать не смели о подобной перспективе, всецело полагаясь на блаженного Баклэнда, который — не прямо, конечно, косвенно — всякий день давал нам понять, что наше мореплавание затеяно во славу Божью.

Я посоветовала Полу в этом случае распевать псалом «Услышь нас, Боже, Спаситель наш, упование всех концов земли и находящихся в море далеко!».

Однако он все-таки потребовал от Ренске чисто практическую рекомендацию. И та ему ответила благожелательно, что да, с физкультурой можно продержаться десять минут, без физкультуры — семь. А лучше всего сжаться в комочек — беречь тепло. И тогда уже распевать псалмы.

Мы выстроились перед открытой дверкой в фальшборте. Внизу покачивался на волне «зодиак» — большая резиновая моторка, в ней Афка принимала пассажиров. Я первой спустилась по трапу и, сделав два шага по тонкой мембране дна, уселась на круглый борт.

Тут же Афка всучила мне конец, чтобы я держала лодку у борта шхуны, пока все погрузятся. Леня шел в финале, поэтому притулился у самого носа. Позже мы сообразили, что нам лучите не соваться первыми и не идти замыкающими. Последнему досталась изрядная порция холодной соленой воды, которая захлестывала моторку, когда «зодиак» мчался к берегу наперерез волне. Мне же сильно накрутило руку, и вся моя варежка промокла.

На что Леня сдержанно заметил:

— Мы люди в возрасте, нам пора во всем держаться середины.

Глава 12

Белая радуга

У берега Афка заглушила мотор, и лодка медленно заскользила в прозрачной воде. Под нами колыхались огромные щупальца ламинарий, проплывали красные медузы, какие-то стайки рыбок сновали туда-сюда, мне показалось, я видела креветку.

В отличие от моря, каменистый берег был довольно пустынным. Такое создавалось впечатление, что до нас тут вообще не ступала нога человека. Шаркнула наша лодочка по прибрежному песку-хрящу. Андрей высадился первым в болотных бродах, вытянул нос лодки на гравий и всем велел, не вставая, придвинуться к носу, потом совершить поворот на девяносто градусов, высоко подняв ноги, и приземляться.

Причем, как ни старайся, из лодки ты неминуемо плюхнешься по колено в воду. Не спасут тебя ни галоши, ни чеботы, ни операционные бахилы, ни прорезиненные ботинки для трекинга, обвязанные полиэтиленовыми пакетами из магазина «Перекресток». Такое выдюжат исключительно «макбуты» — пробил их час! Одна за другой мы сходили в прибрежные воды залива Тругхамма, счастливые обладательницы непревзойденных сапог — Синтия, Нина, Дебора Уоррен и я.

На мокрые пески, на гальку, на ковер из упругих ламинарий, в иное пересечение времени и пространства, прислушиваясь к вибрирующему простору, всплескам и раскатам, крику моевок, все это соединялось в одном послании, и судьба говорила в легком пролете птичьего перышка.

Горный пик вздымался над туманом и облаками, словно проплывающий по небу корабль, о котором сохранились сведения в Ольстерских анналах. Жаль, ирландские хронисты не расписали столь знаменательное явление во всех деталях, ограничившись весьма кратким сообщением: «В Клуайн Моху Нойс видели в небе корабли с моряками на них». А сюжет о якоре, брошенном с облаков, изложен и вовсе по-ирландски задиристо: «Если бы британцы не стали хвататься за якорь, спустившийся с неба, — уверенным почерком записано в Ольстерском манускрипте, — то отцеплявший его мореход наверняка остался бы в живых».

Вдали на каменистой гряде кто-то шевелился, медведь или олень. Все давай всматриваться туда невооруженным глазом, и я пожалела, что не захватила из дома свой монокуляр. Зато у Волкова на груди вольготно расположился морской бинокль многократного увеличения для обозревания окрестностей, с которым он не расставался ни днем, ни ночью. Андрей постоянно высматривал — нет ли на горизонте какого-нибудь арктического чуда вроде моржа, или кита, или редчайшей белоснежной чайки, к тому же он неустанно повторял, что у него скромная цель: чтобы никого из нас не съел медведь.

Первое время все это считали блажью, даже помехой в осуществлении разных сумасшедших идей, которые бурлили в наших головах. В свою очередь непредсказуемые творцы с горящими глазами казались Андрею странным и неуправляемым букетом.

Вот было бы идеально, думал он, если б они выстроились в линеечку — впереди вышагивает сам Волков с карабином «рутгер» на плече, калибра 7,9 мм, за ним — наша заполошная ватага, а замыкал бы шествие Саймон Боксол, добросердечный океанолог, вооруженный до зубов.

Куда там! Молодость — это крылья, юность — конь боевой, гласит непальская народная пословица. Пол aka DJ Спуки, лишь только ступал на земную твердь, кидался бежать сломя голову — видимо, в его задачу входило по-быстрому застолбить свои владения, ибо он вздумал основать независимое государство Арктика и стать его королем. Еще он решил собрать все музыкальные сочинения в мире, посвященные холоду, и «сморозить» их в одно целое — музыкальную композицию длиной в несколько суток.

Второй в группе риска была Даша Пархоменко, которая тоже бросалась бежать без оглядки, объясняя это тем, что не в состоянии ходить гурьбой, особенно строем. Не обращая внимания на призывные стоны Андрея, она взбегала на какой-нибудь живописный утес и картинно замирала, мечтательно глядя в океан.

Дебора Уорнер вынашивала идею поставить пьесу в полуразрушенном бараке на заброшенной стоянке скандинавских трапперов, куда Волков строго-настрого запретил вторгаться.

Синтия Хопкинс — сочинить песню и спеть ее на дрейфующей льдине.

Мэтт Кларк, художник в хулиганских кедах «Конверс» и в черном армейском свитере, имел серьезное намерение пронзить лазером разряженный воздух Арктики, чтобы понять ее душу.

А самый молодой участник экспедиции, художественный активист или, как он себя называл, «артивист» Кевин Баклэнд, племянник Дэвида, тот вообще имел планов громадье по всевозможным перформансам, хэппенингам и лэндартистским причудам, поэтому по часу тормозил около сухой клешни краба, выброшенного на берег буйка или оброненной глупышом серебристой кильки.

Все это заранее обрекало скромную цель Андрея на провал.

Мысленно возвращаясь на тот берег, укрытый ламинариями, занесенными из Саргассова моря, я вижу, что он был самым мягким, влажным, южным из всех нами пройденных земель архипелага. Ноги по щиколотку проваливались в лоскутное одеяло мхов на русле пропадавшей под зеленью воды. Сквозь клочья тумана солнце окрашивало языки мха оливковой, табачной, соломенной, салатной, бутылочной акварелью.

И водопад, и горная река, и путь — все это звало в глубь острова, мы шли, завороженные, вверх по ручью, пока нас не остановил тяжелый тусклый морок, проглотивший солнце. Воздух сгустился и потемнел. Андрей поправил карабин на плече и велел всем держаться кучно.

Казалось бы, твердая земля, какой бы ни была диковатой и странной, повсюду родная и своя, она соединяет человека с миром, где он обитает. Но это осыхающее русло некогда безбрежной реки, устланное черным шлаком и мореной, ведущее в глубокое ущелье, клубы тумана, плотного, как электромагнитное поле, они там что-то хранили и скрывали, какой-то скелет в шкафу, как выражаются англичане.

Когда в 2007 году сюда высадилась экспедиция «Саре Farewell», сказал Саймон, здесь царил исполинский ледник Алкебрин. Тысячи эонов он тянулся от гор к морю, охватывая собой побережье. И всего за последние три года превратился в красноватые куски льда, тонкий ледяной щит и ленивый ручеек.

Какофония крошечных импульсов, мгла, таящая невидимый остов Алкебрина, и бестелесный дух — вот все, что от него осталось.

Мы даже вздрогнули, когда из чрева тумана появился пепельный олень и, аккуратно ступая по камням, пересек сухое русло ледникового потока. За ним — другой, третий, дымчатые, мохноногие, дикие олени шли нам доверчиво навстречу, насельники полунощных земель, чем-то одновременно смахивающие и на изысканного лесного оленя, и на могучего лося. Рогами все-таки скорей на лося — у лосей они гладкие, белесые и более сучковатые.

Оленей становилось больше, больше — то ли они спускались с гор, то ли выходили из ущелья, пустынный остров ожил, и я сразу поняла, почему северный орнамент всегда несет в себе очертания оленя.

— А что изображать-то еще, — сказал Миша, — если никого больше нет? Олени да лапландцы в кухлянках — вот и весь узор.

Кося внимательным глазом, олени бродили, пощипывая мох, так близко, что было слышно, как у них похрустывают голеностопные суставы.

Кругом Студеное море, над ним высится промерзлый утесистый бугор, мох, камни, лед, снега, олени, и мы стоим, почти не дыша. Какими судьбами нас сюда забросило с Леней, словно первых груманланов, в поисках «неведомых землиц» и промыслов оследивших Нехоженый берег?

Тех, кто за сотни лет до Баренца поставил на холмистой ленте земли между водой и скалами крест, избу и амбар. Да не избушку-времянку, а, судя по остаткам фундаментов, возле которых нам Андрей не разрешил ни топтать мох, не тронуть ни щепки, ни кирпичика, ни косточки! — целые становища для зимовок.

Темные венцы срубов ставили для прочности на китовых позвонках. Строились-то капитально, с большой земли привозили кирпич, бревна, доски — деревьев нет на архипелаге, щели заделывали мхом, собирали плавник — плавной лес, его звали «ноевщина» или «адамовщина» — до того это стародавние деревья, принесенные течениями, обглоданные волнами, их тоже пускали на строительство и на растопку печей. Готовили гарпуны и копья, рогатины и ножи, ловушки, сети, крючки и ружейные кремни.

Археологи находили тут кости коров. Стало быть, везли скотину на палубах парусных лодий, прихватив на зиму сена, домашнюю утварь из глины, бересты, бронзы. Найдено в изобилии резное художество: шахматы, алфавит, деревянные календари, изображения оленя и орла, феникса, льва, головы лося, украшавшие нос и корму поморских кораблей.

Возле пристанищ временных — вечные дома, домовины. Кто-то здесь оставался навсегда, не все возвращались на материк. Позади хижин, покрытые лишайниками, выпирали из земли иссеченные ветром и солеными брызгами доски гробов, сбитых из корабельного дерева, в них, не до конца истлевшие, покоятся кости северных мореходцев.

Все стояли, как громом пораженные, особенно мы с Леней, Мишей и Дашей, представляя наших далеких свободолюбивых предков, не ведавших ни крепостного права, ни татаро-монгольского ига. Царские чиновники обращались к поморам по имени и отчеству. А решения «Поморского мира» не отваживался отменять даже Иван Грозный.

Это не мужик, а князь, уважительно отзывались о поморах.

Вот как в старинных «Материалах для подробного описания Архангельской губернии» живописуют их крепкое телосложение, статность и приятную наружность: «Они имеют русые волосы, твердую поступь, широкую и выдающуюся грудь, хорошо сложенные мускулистые руки и ноги, железное здоровье, необыкновенную предприимчивость духа, способность к торговым делам. При этом они ловки, сметливы, развязны в движениях, неустрашимы, опрятны, щеголеваты. И в то же время их отличает строгая нравственность, привязанность к семейной жизни и честность», — я с удовольствием привожу этот портрет, почерпнутый из официального документа, не позабыв упомянуть острый, из глубины взгляд, умные глаза, понимающие жизнь и истину, привычку смело смотреть в лицо смерти. А также простую и сильную фразу: «Помор привязан к своей Родине, любит ее, как вечную кормилицу, доволен судьбою и счастлив по-своему».

Взволнованные, в полной тишине, мы окидывали умственным взором ту далекую эпоху, как вдруг Саймон Боксол, простерев длань над нашими священными становищами, во всеуслышание объявил:

— На самом деле, это поселок английских китобоев — Алхорнет.

— Ну здрасьте! — возмущенно сказал Андрей. — Здесь нашли русскую азбуку резную, а мой коллега из туманного Альбиона, вопреки очевидным результатам археологических раскопок, утверждает, что перед нами средневековое поселение англичан.

— Ваша резная азбука — позднейшие наслоения! — не сдавался Саймон. — И вообще наш земляк Хью Уиллоуби за сорок три года до официального открытия архипелага Баренцем достиг 72-го градуса северной широты!

— Ха-ха-ха, за сорок три года! Да наши поморы приплыли сюда из Белого моря, когда вашего Хью Уиллоуби даже в проекте не было! В послании нюрнбергского врача Мюнцера королю Португалии Жуану II упоминается «большой остров Груланд» и находящееся на нем «величайшее поселение людей под господством великого герцога Московии». И это в 1493 году, за сто с лишним лет до Баренца! Просто наши поморы и думать не думали о приоритете и не делали заявок на свои географические открытия.

Словом, двое крупных ученых, вооруженных не только знаниями, но и карабинами, такой затеяли оживленный диспут, настолько весомые выдвигали аргументы и контрдоводы, — мы даже испугались, что дело кончится перестрелкой.

Внезапно пронизанный солнцем туман замерцал и рассеялся. А над нашими головами развернулась белая радуга. Говорят, такое бывает, когда свет проходит сквозь кристаллы льда, а не капли воды. Вполне нормальная радуга — но только белая, радуга — и белая!.. Льняная, меловая, молочно-кипенная!..

Мы ошалели.

В облике этой хрустальной радуги текущий миг предстал перед нами во всем великолепии, великий миг, когда ты никто.

И повинуясь важности мгновенья, все как-то разом, толкаясь, взбежали на бугорок, хотя бы глянуть — торчат ли вдалеке, разнообразят ли морской пейзаж две наши спички-мачты, покачивается ли на волнах, ожидает ли своих пассажиров бумажный кораблик «Ноордерлихт»?

Глава 13

Мрамор Мэнсфилда

На вторую ночь плавания мне приснился Жорик с Кубани, дальний родственник — Жорка, Егор, седьмая вода на киселе, — кто как его называл: Георгий, Юрка. Такой неряшливый, с большим носовым платком, всегда на лице щетина, под носом длиннющие кустистые усы, и сумрачный взгляд куда-то в пол или в сторону.

Это была на редкость дельная и толковая натура. Например, Жора изобрел велосипед. И не его вина, что велосипед к тому времени давно изобрели. Он соорудил весьма простую конструкцию с тележными колесами и разъезжал повсюду в свое удовольствие.

— Сядет на велосипед — и на рынок за арбузами. В каждую руку по арбузу — и вперед, — рассказывала Люся.

— То есть как это — в каждую руку? — удивлялась я.

— А он ездил без рук!

Жорка был вольнодумец и незадачливый парень, пришлось ему вытерпеть в жизни премногие беды. Зато божественный изобретательский дар он сберег и пронес сквозь все жизненные препоны.

На старости лет Георгий решил освоить мотоцикл, но никак ему не удавалось получить водительские права. Тогда из двух оцинкованных ванн, подобранных на свалке, он построил самоходный корабль на мотоциклетных колесах. Так что судно плавало под прямым парусом, а потом выезжало из моря и ехало, как обычный автомобиль по дороге.

Плавать он мог сколько угодно, а двигаться по суше у него прав не было. Его останавливала милиция, и всякий раз благородный изобретатель слышал одну и ту же фразу:

— А ну, Жора, катись обратно в море!

У меня во сне Жорик ловко лавировал среди айсбергов на оцинкованном плавсредстве с помощью паруса и руля в кормовой части, сделанном из водопроводного крана, и сумрачно махал мне огромным носовым платком. «Ноордерлихт» явно проигрывал ему в маневренности, так что через некоторое время Жорино суденышко скрылось за горизонтом. Тед гнал на всех парусах, врубил на полную двигатель, но при всем желании мы не могли догнать этого выскочку. До самого утра гудели моторы, в борт била волна, скрипели шпангоуты.

А на рассвете мы глянули в иллюминаторы — круглые иллюминаторы по прозванию «бычий глаз» — и увидели, что шхуна в самом деле идет во льдах. Это были еще не айсберги, не «ропаки» — многолетняя дружба с гляциологом Топчиевым не прошла для меня даром! — не «ровнушка», не «блинчатый лед», а совсем молодые «ниласы» — иначе их называют «склянка» — укрывали спокойную гладь залива.

Остался за кормой островок, около него мы ночевали на рейде — Blomstrandhalvoya, с мороза не выговоришь, в честь шведского химика Бломстранда. Норвежская приставка «halvoya» намекает на то, что до недавнего времени этот остров был полуостровом. Внушительный ледник Бломстрандбрин соединял его с Западным Шпицбергеном. Несколько лет назад ледник съежился, отступил, и образовался остров.

В 1910 году предприимчивый англичанин Эрнест Мэнсфилд обнаружил здесь запасы мрамора. Мерцающий — розовый с белоснежными прожилками.

Обуреваемый идеями нажить на этом сказочное состояние, он привлек единомышленников, создал Северную Изыскательскую Компанию, зафрахтовал корабль, привез технику, ящики с динамитом, людей — в сезон у него работали по шестьдесят рабочих, — заложил поселок, окрестил его Нью-Лондон и с громадным энтузиазмом и размахом начал добычу мрамора.

Чистый гений — вроде нашего Жорика.

Тонны взрывчатки взломали скалы, разбросав глыбы мрамора по всему острову. На берегу возвели порт, от мраморных копей к порту проложили железную дорогу, на все про все ушло десять долгих лет. И, соответственно, десять полярных зим!..

Глядя на угрюмый островок с таким заковыристым ландшафтом — пешком не пройдешь километра, чтобы не сломать ногу, — я думала о том, сколько же старине Мэнсфилду пришлось тут хлебнуть лиха, сколько сил и средств он угрохал, какие приложил титанические усилия и великие жертвы возложил на алтарь своего мраморного тельца.

Наконец могучие глыбы мрамора отгрузили на корабль, и наш герой с драгоценной добычей тронулся в путь из нового арктического — в старый, добрый Лондон, который он собрался поразить в самое сердце.

Над северными широтами всходило долгожданное солнце. Мрамор сиял в первых солнечных лучах румяными гранулами и алебастровыми прожилками. Мэнсфилд глаз не мог от него оторвать, предвкушая, как будут потрясены заскорузлые души соотечественников, убежденных, что это дохлое дело.

Он сделал крупную ставку и не прогадал, в этом нет сомнения. Такого мрамора свет еще не видывал, и он — его первооткрыватель и добытчик!

По прибытии на родину Мэнсфилд арендовал склад, куда под покровом ночи сгрузил привезенный мрамор. А через пару дней на южном берегу Темзы в Бардж-хаусе он сколотил длинный дубовый стол и положил на него полтора десятка самых красивых плит, подобрав их по цвету и разнообразию орнамента.

На выставку образцов Мэнсфилд пригласил весь лондонский бомонд. Прибыли члены Королевского географического общества, знаменитые архитекторы, скульпторы, строители, явился даже известный масон, магистр восточной ложи.

Мэнсфилд — в твидовом клетчатом пиджаке и башмаках из телячьей кожи — сделал поистине сенсационный доклад с показом карт и фотодокументов, развернутых на большом планшете. Он поведал об уникальности этого месторождения, о неописуемой сложности добычи мрамора в условиях вечной мерзлоты, а главное — о том, что арктический мрамор ничуть не уступает мрамору из Каррары, а может, и превосходит его. И с этими словами распахнул занавес, который прикрывал стол с образцами. Фотографы настроили камеры, приготовились зажечь магний.

И вдруг… о, ужас! Вместо внушительных тяжелых плит, еще вчера сверкавших голубыми вкраплениями и янтарными прожилками, все увидели огромную грязную лужу под столом, а на столе осевшие горки белесоватого песка вперемешку с мелкими розовыми камешками. Мрамор Мэнсфилда оказался смерзшимся мраморным крошевом и осколками, спаянными льдом.

Катастрофа, крах, полное разорение, он стал посмешищем всего Лондона — знаменитый карикатурист Гарри Баффет-младший изобразил его на обложке «Панча» в виде Санта-Клауса, из мешка с подарками раздающего детям ледяные кирпичи.

Мы же, снимая шляпу перед беззаветным экспериментатором, сравним это происшествие с птицей счастья из сказки Метерлинка: очутившись в реальном мире, она неузнаваемо преобразилась, к великому разочарованию тех, кто искал ее, рискуя жизнью, преодолевая мучительные преграды, возлагая на встречу с ней самые безрассудные надежды.

Глядя на тающий вдали необитаемый островок с остатками железной дороги Мэнсфилда, мы с Леней долго стояли на корме и спорили, как он, интересно, отреагировал, этот англичанин, когда в двух шагах от громового триумфа на него обрушились разом утраты, бесславие, хула и несчастья.

Я высказала предположение, что он просветлился.

— Ничего подобного! — возразил Тишков. — Это особая порода людей — флибустьеры и авантюристы! Погоревал-погоревал, что вылетел в трубу, да и пустился на поиски новой золотой жилы.

— Нет, я просто убеждена, — говорю, — что он увидел корни иллюзий и отрекся от мира и мирской суеты.

— Какая чушь, — отмахнулся Леня. — За десять лет, проведенных в этих палестинах, — царственным жестом Тишков охватил изрезанные берега Западного Шпицбергена и прилегающих к нему островов, — лондонский проныра унюхал тут поразительное разнообразие полезных ископаемых, залежи драгоценных камней и малахитов, и ястребиным оком ясно различил в ближайших шельфах приметы нефтяных запасов, значительно превышавших запасы Саудовской Аравии…

А может, и то, и это, или ни это и ни то, я не знаю. Арктика — чистое бытие воображения, уходящее в бесконечность пространство. Ее освоение — летопись заблуждений, поразительных и безумных, как история алхимии или газ флогистон. Мятущиеся души, которые устремлялись на ее зов, неизбежно попадали в расщелину между реальностью и иллюзией, нирваной и сан-сарой. Поскольку все здесь — за пределами ординарной психологии.

Еще не так давно люди терялись в догадках: это материк вообще или что? Или там сплошной лед, и только острые черные скалы торчат из воды? Или под толщей льда все-таки присутствует земная твердь? Не каждому в руки попадались ведические гимны древней Индии, в которых можно встретить все на свете, в том числе и описание арктической природы.

В детстве мне казалось, что Северный полюс — маковка Земли, на которой в безграничной ледяной пустыне растет огромная ель, вершиной уносящаяся в космос, мировое дерево, украшенное сверкающими игрушками и гирляндами, а навершием ему служит настоящая Полярная звезда.

И это недалеко от истины, ведь Северный полюс — точка, где ось вращения планеты пересекает земную поверхность. Пересекает и продолжается неведомо до каких пределов. Скорее всего, она связывает нас с беспредельностью, рождая миражи и галлюцинации, разбросанные в просторе Ледовитого океана, подобно Земле Санникова и Земле Гиллиса, призрачным островам, порою столь ощутимо проступающим на горизонте, что одни мореплаватели уверенно заносили их на карты, а другим оставалось только ждать, пока эти привидения оформятся в устойчивые образы.

Глава 14

Дорога лебедей

Греза о расширяющемся пространстве влекла древних викингов в те края, где бог Тор ударял огромным молотом по ледяной наковальне, высекая искры северного сияния. Североморский путь звали они «Дорогой лебедей», имея в виду белизну полярных птиц и айсбергов. На веслах и парусе шли сквозь штормы, плавучие льды, мрак, туман и холод, не имея ни компаса, ни градштока, чтобы под звездами лицом к лицу найти силу вещей, неисчерпаемость их бытия.

Поморские предания о Груманте, Новой Земле, острове Эдж полны описаний знамений, таинственных и чудесных событий. Будто углубляешься в безграничный мир, отправляясь в паломничество по Студеному океану, говорил Иван Старостин, тридцать две зимы отзимовавший на Шпицбергене в конце восемнадцатого — начале девятнадцатого века.

В одной из древних поморских книг читаем:

«Уже честная седина пала в бороду Гостева, и тут прямой лоб его исказила поперечная дума: «Берег я прибрал себе самый удаленный, путь туда грубый и долгий. Не сыскать ли промысел поближе, чтобы дорога была покороче…»

В таком смятении ума стоит Гостев у кормила лодейного: «Кому надобны неиссчетные версты моих путеплаваний? Кто сочтет морской путь и морской труд?»

…Перед глазами бескрайнее море, волны рядами-грядами. И видит Гостев: у середовой мачты стоит огнезрачная девица… Она что-то считает вслух и счет списывает в золотую книгу.

— Кто ты, о госпожа? — ужаснулся Гостев. — Что ты считаешь и что пишешь?

— Я премудрость божья, София Новгородская. Я считаю версты твоего морского хода. О кормщик! Всякая верста твоих походов счислена, и все пути твоих лодей исчислены и списаны в книгу жизни…

— Ежели так, о госпожа, — воскликнул Гостев, — то и дальше дальних берегов пойду и пути лодей моих удвою!»

Когда скудный северный свет незаметно сменялся ночной тьмой, тот, кого Стивенсон называл Невидимым Спутником, вел затерянных в Студеном океане через голубые вечности над вечными холмами, открывая неожиданную тропу и цепочку новых пересечений, играя с нашей магией и нашей геометрией, как будто проникновение в Арктику было безмерной нуждой в сердце миров, и там, дальше, в галактиках, заманивая неизвестным, которое не откроет себя, пока мы цепляемся за известное.

Поющей необъятностью двигался Нансен к Северному полюсу в сопровождении верного Йохансена, который испытывал к Фритьофу такой громадный пиетет, что, даже угодив медведю в лапы, когда Нансен замешкался с винтовкой, почтительно обратился к нему:

— Вы должны поторопиться, — сказал он, — если не хотите опоздать.

Вморозив деревянный «Фрам» во льды, они дошли до линии горизонта и перешагнули ее, а полюса так и не достигли. Финал вдохновенной арктической эпопеи Нансена стал началом одиссеи Амундсена.

Получив от Нансена «Фрам», Руаль Амундсен приготовился пересечь Атлантический и Тихий океаны, вморозиться в Берингов пролив и вместе со льдом дрейфовать к Северному полюсу.

Одновременно к этой взывающей точке, к этому клочку в пространстве своего существа яростно прорывались Фредерик Кук и Роберт Пири, отважные американские путешественники, первые люди, достигшие Северного полюса.

Или не достигшие его.

Вполне возможно, не добрав пару сотен миль до 90 градусов северной широты, и тот и другой ушли по ледяной дороге куда-то в сторону. В те времена не было точных приборов, спутниковых навигаторов, рации, все измерения делались «на глазок», по расположению солнца на небосводе и по теням на белом ледяном покрове. Как можно отыскать среди бескрайних льдов эту самую точку, которую люди условились называть «полюсом Земли»?

Многолетние полярные экспедиции, сложные зимовки, голод, снежные бури и мороз, болезни, даже смерть не могли остановить жестокую битву за открытие географических полюсов.

Почти десять лет Роберт Пири пытался преодолеть путь до полюса, и каждый раз то его останавливали огромные полыньи и гигантские торосы, то сани сломаются, то заболеют собаки, то сам руководитель экспедиции отморозил пальцы ног.

Наконец, 1 марта 1909 года Пири стартовал с самой северной точки Земли Гранта — мыса Колумбии, и 6 апреля в десять утра был на полюсе вместе со своими помощниками — четырьмя эскимосами и чернокожим матросом Хенсоном.

Как он ни мечтал стать первым и единственным, черный тоже оказался на Северном полюсе, чему Пол Миллер aka DJ Спуки посвятил темпераментный докладу нас на корабле. Как раз была жуткая болтанка, экран раскачивался из стороны в сторону, но портрет первопроходца явственно чернел на белой стене кают-компании. Сколько же было на самом деле безымянных сподвижников Роберта Пири — история умалчивает. Хорошо, мы помним имя Мэтью Хенсона. А ведь, похоже, Пири не без дальнего прицела взял себе в соратники одного черного и нескольких гренландских аборигенов, чтобы они не смогли затмить его славу первооткрывателя. Кто стал бы спрашивать, как их звали, крепких низкорослых эскимосов, которые прокладывали дорогу среди льдов, строили промежуточные лагеря, забрасывали туда продукты и снаряжение для экспедиции. На фотографии их лица скрыты меховыми капюшонами, имена пропали во времени.

Казалось, его экспедиция увенчалась успехом. Но, как внезапно из-за тороса появляется белый медведь, так нежданно возникла на ледяном горизонте фигура Фреда Кука. Фредерик Альберт Кук, судовой врач и полярный путешественник, сделал дерзновенное заявление, что 21 апреля 1908 года он достиг Северного полюса — на целый год раньше, чем Роберт Пири.

И вот тут началось. Когда-то они были соратниками и вместе ходили по окраинам заснеженной Гренландии, мечтая покорить Северный полюс. Узнав, что Кук очутился на полюсе первым, Пири не смог стерпеть поражения и обвинил его в подтасовке фактов, мистификации и лжи.

Пири — этакий берсерк богатырского телосложения, неукротимой энергии, с огромным честолюбием — вздумал повергнуть в прах и самого Кука, и все его свершения. Он объявил, что Кук просто-напросто всех разыграл. А если он и сам поверил в этот миф, то Пири напомнит старому товарищу, что тот никогда не умел точно определять координаты. И конструкция саней у него непригодна для высоких широт, и запаса провианта для такой экспедиции маловато. И что-де, по рассказам сопровождавших его эскимосов, на протяжении всего пути виднелась земля, а это исключено при дальнем переходе по открытому льду…

Пири добился своего: любые начинания Кука, его географические подвиги оказались под большим-большим сомнением. Кук даже угодил в тюрьму, потом в дом для умалишенных. А Роберт Пири был избран Президентом Географического общества, назначен контр-адмиралом и тому подобное. Хотя есть такое мнение, что и сам Пири градуса полтора не дотянул до полюса.

Не знаю, мне Кук почему-то внушает доверие. Те, кто близко знал его и при этом не переметнулся в стан Пири, отзывались о нем очень сердечно. Амундсен, который ходил с Куком в Антарктиду, писал, что доктор Кук всегда был добрым и полным надежд. Болел ли кто-нибудь — он сидел у его постели, падал ли духом — Кук находил слова поддержки. А сколько раз он выручал Пири в совместной гренландской экспедиции! Когда их корабль оказался на мели — не раздумывая, на маленькой шлюпке пустился за помощью по бушующему океану.

Да, он был страстным мечтателем, но и в тюрьме, и в больнице, в ужасающей нищете Фредерик Альберт Кук ни за какие деньги не согласился отречься от своих достижений: покорения высочайшей вершины Аляски Мак-Кинли и открытия Северного полюса. И назло всем чертям написал интереснейшую книгу «Мое обретение Полюса», переведенную на многие языки мира, в том числе и русский.

Лишь спустя много лет после смерти Кука ему было возвращено доброе имя, и его портрет в эскимосской парке торжественно воцарился во всех географических залах славы.

Кстати, узнав, что Пири побывал на Северном полюсе, Амундсен передумал насчет Арктики и направился в южные широты. Скорее, скорее, ведь там сейчас капитан Скотт, а он англичанин, нельзя примириться с тем, что на Южном полюсе взовьется красно-синий английский флаг!

Он обгоняет англичан и 15 декабря 1911 года водружает флаг Норвегии на самой крайней точке Южного полушария.

Капитан Скотт гибнет вместе со своими спутниками на пути с Южного полюса, а мы читаем в его дневнике: «Какая жалость, все напрасно, мы не первые, здесь уже побывали норвежцы!»

Теперь наша команда во главе с Баклэндом идет по пути первопроходцев прямо на север, как можно дальше, за 80-й градус. Так пусть нам сопутствует удача! Ибо все до единого, кто рвался на полюса, уповал на одну только безрассудную удачу.

Нам еще предстояло увидеть бухту Вирго и — северо-западнее Шпицбергена — утонувший в тумане остров Данскоя, откуда летом 1897 года воздухоплаватель Саломон Андре с двумя молодыми спутниками поднялся на ослепительно-разноцветном шелковом воздушном шаре по имени «Орел», развернул три паруса, на лед сбросил тормозные канаты — гайдропы, скинул лишний балласт и взлетел в облачное небо Шпицбергена.

Шар был не просто красив, он был прекрасен. Саломон Андре глядел на этот сказочный летучий корабль (сам король Швеции финансировал его!), и ему казалось, что на таком чуде можно полететь на Луну и ничего с тобой не будет. Поэтому они спокойно сели в гондолу, сплетенную из тростника и пенькового троса, и полетели навстречу своей гибели.

О чем он думал, этот авантюрист, мечтатель и бывший чертежник? Он рассчитывал, что доберется до Северного полюса, даже пролетит над ним и отправится дальше, сбросив пробковый буй, обтянутый медной проволокой, похожим на сосновую шишку, в котором будет его послание миру: «Мы на полюсе!» И в родной Стокгольм отошлет четверку почтовых сизарей с письмами королю, парламенту, географам и семье: «All is well!», «Прекрасная погода!», «Чудесный горизонтальный полет!», «Состояние духа превосходное!», что вот они, парят над самой северной точкой земли, смотрят вниз на ледяное великолепие, сейчас выпьют по кружечке кофе и вернутся домой.

Так они и пропали, растаяли оранжевой точкой в бездонных арктических небесах. И только тридцать три года спустя норвежская научная экспедиция, следовавшая, как и мы, из Ню-Олесунна, примерно в тридцати милях к востоку от Северо-Восточной Земли, на острове Белый, обнаружила останки экипажа «Орла», их вещи, снаряжение, дробовики, одежду, теодолит, лодочный багор из латуни, в хорошем состоянии тридцатитрехлетний примус и тяжеленную пачку книг, которую они тащили на санях целый месяц по дрейфующим льдам… А главное — фотоаппарат и стеклянные негативы в полной сохранности с кадрами окончательного приводнения «Орла» на льдины Полярного моря.

Нашли и дневник Андре, где было написано:

«Довольно-таки странное чувство парить над Полярным морем. Первым пролетать здесь на воздушном шаре. Сочтут ли нас сумасшедшими или последуют нашему примеру? Не стану отрицать, что все трое мы испытываем горделивое чувство. Мы считаем, что спокойно можем принять смерть, сделав то, что мы сделали».

После исчезновения Андре к полюсу снарядил экспедицию американский журналист и путешественник Уолтер Уэллман — на аэростате с пропеллером и мотором. Подобные аэростаты в войну защищали небо Москвы от фашистских самолетов. Уэллман отказался от парусов Андре, зато гайдропы плотно набил мясом и колбасой. По мере продвижения концы гайдропов волочились по ледяным полям и по кусочку отрывались вместе с колбасой, чтобы в случае аварии участники экспедиции, когда в точности тем путем, которым летели ТУДА, побредут обратно, находили по дороге и съедали содержимое своих гайдропов[2].

Сдается мне, первый полет на дирижабле в Арктике оказался бы удачней и не завершился бы через пару часов на соседнем острове, если бы Уэллману составил компанию мой хороший знакомый, старейший русский воздухоплаватель Иван Александрович Шагин, с которым посчастливилось мне точь-в-точь на таком аэростате, только без мотора — потертом, залатанном, марки КАН-640, со звездой на боку — в открытой корзине, сплетенной из ивового прута, подняться над городом Рыльском.

Шагин знал досконально, как строится аэростат, как пилотируется. В ночь и в туман, когда видимость ноль, он благополучно сажал аэростаты на землю, поднимался в открытой гондоле выше десяти тысяч метров, сутками находился в полете в двадцатиградусный мороз… Думаю, свои подвиги он совершал не без дальнего прицела — может, у Ивана Александровича была тайная мысль покорить Северный полюс на аэростате без мотора?

— Это были великие люди, — говорил Леня, подплывая к поселку Ню-Олесунн, раскинувшемуся на побережье залива Кингсбей. — Великие мастодонты, мамонты, прокладывающие лыжню для нас, в общем-то, туристов, в этих заповедных местах. Ты знаешь, что существует такой эффект — «идущего по следу»? Причем это не мистика, не фантастика, я читал в книге одного профессора-анатома. Человек, ступающий по чьим-то следам, может ощутить энергетическую связь с первопроходцем.

И правда, волею случая оказавшись в этих краях, мы сроднились со всеми, кто тут прошагал, проплыл, пролетел. Когда-то Леня придумал историю про Людей, Живущих в Хоботах, про тихих и слабых голых людей. Однажды они забрались в хоботы слонов и остались там навсегда. Слон для них — невыразимое расширение Вселенной, наполняющее легкие вечным воздухом, словно воскрешая, могучая сила, управляющая человеком без его ведома. Куда слон — туда и он. Вот он учит человека срывать бананы в Африке, вот они вместе играют на скрипке, а вот этого слон увлек в безмолвную ледяную пустыню и он стал первопроходцем Севера!

— Помнишь мою картину, — спросил Леня, — как огромный слон, весь в сосульках, идет между торосами, а из его хобота торчит голова в шапке, в зубах — флаг, который этот ЖВХ несет на Северный полюс? Это был Фредерик Кук, Роберт Пири, Руаль Амундсен… А может, Саломон Андре, а слон — огромный воздушный шар, влекущий его к Северному полюсу, в бесконечность, в бессмертие!

Глава 15

Залив Королей

Мы бросили якорь возле маленького поселения Ню-Олесунна, одного из самых что ни на есть северных на Земле — во всяком случае, в 1917 году здесь была открыта наисевернейшая угольная шахта в мире, севернее некуда.

Хотя — это как посмотреть.

Когда мы только собирались на Шпицберген, писатель Дина Рубина прислала мне письмо:

«Маруся, моя дорогая,

мы вчера вернулись с крайнего севера, но только не мира, а Израиля: из городка Метула, прямо на границе с Ливаном. Этот очаровательный городок с видом на гору Хермон представляет собой несколько улиц, огромный спортивный комплекс с ледовым катком, бассейнами и прочими радостями спорта, с цветущими бугенвиллиями. На главной улице — щит с картой городка, над которым гордая надпись: «Ничего севернее, чем Метула, нет!» — до известной степени это правда…»

Слева, на берегу залива, за крошечным палисадником замер паровозик с вагонетками. Когда-то он усердно трудился на угольных копях, таскал по разрушенной железной дороге холодные черные куски угля в порт из ближайших штолен. Сами штольни, давно засыпанные, высились мрачными курганами, из земли торчали ржавые железки, палки, разбитые бочки и чугунные печи. Меховым оранжево-зеленым покрывалом мхи и лишайники маскировали раны земли.

Шахты Ню-Олесунна работали около полувека, ежегодно унося жизни шахтеров. Рудник то закрывали, то открывали вновь, пока в 60-х годах из-за обвалов и взрывов метана его не закрыли окончательно.

В местном горняцком музее, куда мы наивно зашли погреться, об этом рассказывала леденящая душу диорама в виде комнаты, оформленной как забой с полусгнившими бревнами. Кругом тачки с углем, а в тесных, вырубленных в мерзлоте тоннелях застыли шахтеры с отбойными молотками в руках. Право слово, схема кругов Ада в поэме Данте выглядит какой-то неполной без каменноугольных шахт Ню-Олесунна.

Мы чинно шагали по проселочной дороге с лужами, покрытыми хрустящим ледком. Везде предупредительные надписи: с этой стороны — медведи, здесь — осторожно, тебе на голову могут сесть крачки и клюнуть в темя.

На равнинном побережье залива Королей, у подножия пирамидальных гор и ледников, установили свои заставы государства Земли. На красном каменном домике — надпись «Shri Kanil Sibal. Himadri. Indian Meteorological Station». Китайцев у входа в их дом стерегут белоснежные драконоподобные львы. Французы и немцы, англичане, японцы и, конечно, норвежцы меряют температуру земли, сканируют вечную мерзлоту, делают вид, что занимаются научными исследованиями. Хотя на самом деле эти посольства у врат горловины в необъятность пытаются застолбить место на границе Пустоты.

Там и тут из почвы торчат алюминиевые щупы, зонды и градусники. Казалось, мы шагаем не по архипелагу, а по огромному великанскому телу поверженного спящего титана или Гулливера, которого, пока он спал, обмотали веревками, проводками, тонкой разноцветной проволокой любознательные лилипуты и прикрепили специальные датчики для измерения его жизненной активности. Проводки то исчезали в грунте, то взвивались на металлические антенны. Температура, влажность, щелочность и кислотность, микробы и мелкие насекомые — вся информация земли острова Шпицберген собиралась ими и тщательно записывалась.

Из-за домика показался индус в ушанке, валенках, с большим красным шаром в руке. Он отпустил веревку, шар вырвался, вильнул поводком, как нетерпеливый ирландский сеттер, и понесся в небо.

Индус, беззвучно распевая мантры, долгим взглядом провожал тающую алую точку. Мы тоже все смотрели ей вслед, раздумывая о судьбе шара. Куда он полетел? Уж не на Северный ли полюс?

Проводы шара-пилота происходили на перекрестке дорог, скрещении осей высокой и глубокой дали с безмерным горизонтом и простором, в начале и конце Сущего. Там, дальше, не было ни пространства, ни времени, чтобы преодолеть это пространство. И нечего было об этом сказать или написать, а только слиться с жизнью камней и вод — самой Материей мира.

В меня как писателя это вселяло огромные опасения.

— А я наоборот, — сказал Миша. — Я вдруг понял, о чем будет моя пьеса. Один мужик, ученый, запутался в своей жизни, друзья, жена, любовница, работа, диссертация — все разочаровало его, осточертело, он сбегает из дома, увольняется из института… Словом, оставил прошлое на Большой земле и завербовался на Шпицберген измерять градус вечной мерзлоты. Отпустил волосы, бороду, научился охотиться, рыбу ловить, позабыл свое имя… Потому что, — объяснял Миша, — когда ты смешиваешься с этими горами, со льдами, землей и водой — это уже другой состав, понимаете? Местный космос, все это белое величие стало воздействовать на его сознание и тело… Вот он сидит, покуривает, мой герой, тишину караулит…

— …А тут жена и друзья вдруг приплыли на корабле, — говорит Леня, которому только в страшном сне может такое присниться. — С шампанским и подарками на день рождения! Хотели ему сюрприз сделать. Взяли тур, погрузились на шхуну. Приплыли и высыпали на дикий безлюдный берег, увидели вдалеке хибарку, заваливаются, а он там сидит на табуретке — валет на всю голову. Они входят и спрашивают: а где Ларе? Они его не узнали. Пауза. Он им: «Да куда-то вышел».

— Да-да! — согласился Миша. — Не сразу признался, что это он. А то и не сразу вспомнил. Вот они ждут его и в ожидании рассказывают обитателю хижины, довольно смурному типу, какой этот Ларе замечательный. Конечно, он эгоист и сумасброд, но у него доброе сердце. Мы так его любим, они говорят, скучаем, горюем… Кто-то вспоминает, как он старушку спас от грабителя. Наперебой восхищаются его талантом ученого: да, раньше его исследования вызывали споры, а теперь ясно как божий день, что открытие Ларса перевернет представления человечества о происхождении Земли, его диссертацию выдвинули на соискание Государственной премии…

— Он сочиняет прекрасные стихи, — радостно вмешалась я. — Одно время их никто не ценил и не печатал, а вот полюбуйтесь — вышла книга… В прессе сплошь хвалебные рецензии. Его родной дядя, который племянника на порог не пускал, два месяца назад оставил ему громадное наследство. Но главное, Ларе так мечтал о сыне — а у него все дочери, дочери… Так вот, наконец у него родился сын!..

— Тут Ларе понимает, какой он дурак, — подхватывает Леня. — Они его так любят, а он, идиот, не вынес мелких неурядиц, бросил все самое лучшее в своей жизни, тепло, семейное счастье, искусство, научные изыскания… Год вышвырнул из жизни, сидит в ледяной пустыне — сыч сычом. Решил, что он законченный неудачник, а он — счастливец, каких мало!..

— Да это я, Ларе! — заорал Миша на весь Ню-Олесунн. — Вы что меня, черти, — не узнали???

— Как ты? — насторожился Леня. — По всем документам здесь должен быть Ларе Клеберг, а его нет. Где он? Отвечай! Ты прожил с ним год в этой хижине, пережил зимовку, здесь домик один на всю округу, вы были вместе, где он? Вы поссорились? Он такой взбалмошный, хлопнул дверью и ушел, а ты наплевал и не стал его искать? Говори правду!

— Ты что, Хельда, мать твою, — кричит Миша, — родного мужа не узнаешь?

Он протянул к Лене руки, хотел обнять, но Тишков отпрянул от него.

— Как??? — заорал Миша. — Ты же обещала, что будешь давать мне до самой смерти???

Тут я не выдержала и заголосила:

— Ага!!! Теперь я точно знаю, что Ларе был с тобой!.. Только он мог тебе это рассказать. Что ты с ним сделал??? Говори! А то мы сейчас вызовем вертолет с полицией из Лонгиербюена, у нашего капитана есть спутниковая связь!!!

Повисла космическая пауза. За это время возникло несколько миров, и пара-тройка угасла. Убей бог, я понятия не имела, что будет дальше, а Дурненков Михаил — вот-вот сообразит, вот-вот-вот…

— …И вдруг открывается дверь, — нарушил молчание Леня, — и входит он сам, то есть тот, которым он был. Сразу все его узнали, обрадовались! Наш герой спрашивает: ты кто и откуда? А он отвечает: я с охоты вернулся, зовут меня, ну, так же, как его когда-то звали… Вот такая история. В космосе Шпицбергена его расслоило, он думал, что он — Он, а он уже не он. Полярная ночь с ним сыграла шутку. Короче, все вокруг того, пришедшего, хоровод водят, дарят подарки, наливают, тот — довольный, радостный, смеется, обнимает их, целует. А на него, настоящего, ноль внимания… Представляешь, Ларе, — говорит Хельга, — твой приятель уверял нас, что он — это ты! Ну, иди сюда, зовут они того, первого, мы тебя прощаем! Впрочем, да, похож, в профиль — что-то есть. Вечно все во всем подражают Ларсу, но Ларе Клеберг — один-единственный, второго такого не сыскать!

— Действие третье, — объявляет Миша. — В хижине двое — Ларе и его копия. Копия стоит с чемоданом: «Они ждут меня, я уезжаю». Какую-то фотографию снимает со стены: «Я возьму с собой это?»

— Зачем тебе — там? — спрашивает Леня.

— Не знаю, на память, — отвечает Миша. — Завидуешь мне?

Леня пожимает плечами.

— Может, вместе поедем? — предложил Миша. — Давай, поехали!

— Но как? — спрашивает Леня. — Кто я там буду — с тобой?

— Дальше все садятся на корабль и уплывают, — подытоживает Миша. — Герой стоит на причале и смотрит им вслед.

— …Полностью смирившись, что настоящий — тот! Ну? Что? — Леня тоже пошел на посадку. — Финал? Занавес?

Я:

— Не хватает последнего аккорда.

— Ах да, — спохватился Миша. — Вдруг айсберг сталкивается с кораблем. И тот бесследно исчезает, то ли затонул по-настоящему, то ли превратился в льдину или растаял, как мираж.

— А герой стоит и не понимает, что это было такое, — говорит Леня. — Прощание с прошлым? Новое испытание? Очередной круг чистилища? И Космическая Тишина поглотила его. Ты должен написать эту пьесу! — сказал он Мише. — Только ты сможешь это сделать, больше никто… А ты, Марин, не пиши ничего, не надо! — воскликнул Леня, шагая по равнинному побережью залива Королей прямо вдоль семьдесят девятой параллели. — Мишка молодой, он еще только начинает прорываться в другие измерения, к самой сути Бытия. А ты, мать моя, жизнь свою просвистевшая над ксерокопиями просветленных даосов, давно должна прекратить суетливые попытки напоминать человечеству о запредельном. Но уже стать светом, растерять всю тяжесть. И тогда ты и Мишка, к нему это тоже относится, распахнете крылья и полетите.

И он помчался в сторону холмов, по сучьим полярным выселкам, обгоняя нашего Вергилия — Волкова, по бездорожью аллювиальной равнины, приводя в движение огромные массы гравия, принесенные с гор талой ледниковой водой, размахивая руками, убежденный в своем соприкосновении с высшими сферами.

— Ты, Леня, резонер! — крикнул Миша.

— Да, я резонер, — гордо отвечал Леня, прыгая с камня на камень, скользя по обкатанному древнему гравию. — Я резонирую на эти крутые голые склоны!

У подножия горы круглые камни сменились массой расколотых глыб, острыми гранями они цеплялись за башмаки, резали подошвы, но Леня, взвинченный, наэлектризованный, карабкался вверх. Я тоже старалась не отставать. Но быстро устала, замедлила ход: «Леня, Леня!» Да куда там. Суфии говорят — мир так устроен: жены, матери, дети — это всего лишь дорожная встреча. Нет у нас никого, не принадлежим и мы кому-либо. Недаром я всегда опасалась, когда Леня уезжал без меня куда-нибудь, что он за неделю забудет, кем я ему прихожусь. А тут, замечаю, он и со мной начал забывать, как позабыл уже многих и многих, с кем его сводила судьба.

Как-то у себя на Урале Тишков шел на пруд купаться, а ему навстречу мужик с веслом.

— Лень, — говорит, — ты, наверно, меня забыл? Мы с тобой в одном классе учились. Я Вовка Приставка. Дай десять рублей опохмелиться.

Леня дал. А тот говорит:

— На десять рублей ничего не купишь. Дай еще пятьдесят.

Леня дал. Тот взял, и на этом они расстались еще на полвека, а то и навсегда.

Хотя Леня Приставку не вспомнил и не узнал, встреча двух одноклассников подарила мне крошечную надежду, что и в этом случае с моим мужем возможен продуктивный диалог.

Видит Волков: Леня в раж вошел. Ладно, думает, не буду ему совать палки в колеса. Встал посередине склона в ватнике, подпоясанный ремнем, с карабином на плече и кричит вверх:

— Лезь, Леня, лезь! Лезь! Лезь! Ты там такое сейчас увидишь!!!

Потом опустил голову, увидел, что я забуксовала, и мне вниз — доверительно:

— Не лезь, Марина, не лезь! Там вообще ничего нет!..

Все расслабились, притормозили, только Рут Литтл, не замедляя шаг, уверенно преодолела каменистые кручи и оказалась на вершине быстрее Лени. Я всю дорогу исподволь наблюдала за ней и обнаружила, что Рут владела тайной квантового движения, а также древним искусством созидания себя и окружающего мира. Ее сердце настолько полно миролюбия, что вокруг нее постоянно происходило множество маленьких чудес.

Например, она искупалась в Ледовитом океане. Разделась, вошла в воду и поплыла. С наслаждением…

Леня мне потом говорил, что на гребне горы рядом с этой женщиной он ощутил странное погружение в одиночество — но одиночество с бескрайним горизонтом и широко рассеянным светом. Это была огромность в чистом виде, лишенная примет какого-либо пейзажа. Ничего, кроме Истока.

Постепенно внизу стали вырисовываться следы фантастической, никому не нужной жизни среди отрешенных остроконечных заснеженных гор. Слева, у самого берега, как игрушки, разбросанные каким-то небесным ребенком, сыном богов, лежали тут и там домики Ню-Олесунна. Справа в голубом зеркале залива ясно и неподвижно отразились три короны, три короля — три пирамидальные вершины.

Леня достал фотоаппарат и хотел снять бездонную голограмму — солнце, небо, горы, залив, его полутона и переливы и маленькие белые кораблики айсбергов, но потом махнул рукой на свою бессмысленную затею. Все это был если не мираж, то божественный спектакль, разыгранный Рут Литтл специально для Лени, сумевшего взобраться на гребень гор. Фантазия Творения разворачивалась в сознании смотрящих, а никак не в объективной реальности, поэтому не запечатлелась даже на матрице камеры «Кэнон 5D, Марк II».

А на фоне трех корон, трех вершин, высилась четвертой короной треугольная металлическая мачта, три опоры внизу, вверху — площадка для зачаливания дирижаблей. Давно уж нет этих легендарных летательных аппаратов, а мачта все еще стоит, ожидая возвращения последнего дирижабля «Италия», улетевшего отсюда на Северный полюс летом 1928 года. Он пропал в огромном белом пространстве, унося с собой пятерых участников экспедиции Нобиле.

Двумя годами раньше на эту мачту карабкались Руаль Амундсен, Линкольн Элсуорт и полковник Нобиле с собачкой Титиной за пазухой, чтобы забраться в гондолу «Норвегии» и совершить небывалый перелет от западных берегов Шпицбергена — пересечь Северный полюс, сбросив на него флаги Италии, США и Норвегии, и приземлиться на Аляске.

Хотя русский летчик Ян Нагурский за месяц до Первой мировой уверенно сказал: «Только авиация как колоссально быстрый способ передвижения есть единственная возможность пролететь над Северным полюсом».

Такие вот гордые слова произнес отважный Ян Иосифович — не знаю, имел ли он в виду свой крошечный гидросамолетик, который в разобранном и упакованном виде приплыл с ним к берегам Новой Земли для поиска пропавших экспедиций Брусилова и Седова, на борту судна «Печора» в метелях и штормах несколько раз собран, разобран, собран, разобран, мотор у него барахлил, шатун третьего цилиндра сломан, погнулся главный вал, ничего, двигателем в пятьдесят лошадиных сил он распугал всех полярных медведей и, ориентируясь по шлюпочному компасу, полтора месяца парил над забитыми льдом проливами, в сплошных облаках, порой лишь на одной воле пилота.

…Чем страшно воодушевил Амундсена!

Глава 16

Три Амундсена

Рассказывать об Амундсене в прозе не получится, житие этого паломника к святым полюсам нужно петь как песню, или Мише сочинить про него пьесу. Он был не ученым-полярником, но гениальным художником, актером театра мира.

Главное для него — оказаться на Северном полюсе или на Южном. Он вился вокруг Земли, как неприкаянный спутник, ожидая великого мига, который обессмертит его имя.

Собираться на Северный полюс, годами идти к нему, а потом развернуть в одночасье «Фрам» и двинуться в Антарктиду, опередить капитана Скотта и водрузить норвежский флаг на Южном полюсе.

Все запечатлеть, снять фильм, собрать видимые и невидимые свидетельства, а потом выходить к публике в меховой куртке, надвинув капюшон на лоб, и, улыбаясь в усы, рассказывать о приключениях, жмурясь от магниевых вспышек фотокамер.

О, как мечтал покоритель Южного полюса оказаться и на Северном тоже. Но время шло, Руаль старел, силы были уже не те, многолетние зимовки и недостаток витаминов подкосили его здоровье. Несколько лет подряд он вдоль и поперек бороздил Полярное море, побывал на всех мыслимых архипелагах и островах, но полюс ускользал от него. Дрейфуя со льдами на шхуне «Мод», когда они с Харальдом Свердрупом, Оскаром Вистингом и русским телеграфистом Олонкиным год обретались в пути, а все еще не достигли острова, откуда их экспедиция предполагала начаться, Амундсен решил во что бы то ни стало раздобыть самолет. И пролететь над полюсом — хоть на «Фармане», хоть на «Юнкерсе», хоть на «Дорнье-Вале». А лучше на метле или на ковре-самолете. Было бы куда надежней.

За время войны авиация, конечно, расправила крылья. Но еще в октябре 1925 года на Северном Кавказе море беленьких косынок и казачьих папах восторженно, духовым оркестром встречали самолет «Моссовет», на котором совершал агитоблет по станицам секретарь окружкома — мой дед Степан Степанович Захаров.

Народу было — хоть по головам ступай! Его приветствовали пылающими кострами, алыми полотнищами, с земли раздавалось раскатистое «ура». Митинг за митингом открывал Степан Захаров — в ликующей обстановке среди туго закрученных станичных усов. Словами возвышенными оповещал о неминуемо наступающей эре воздушного флота, а также громадной роли авиации в сельском хозяйстве.

В глухом селе Александровском, где отродясь не слыхивали ни гудка паровоза, ни треска пропеллера, на глазах у небольшой толпы со знаменами, распевающей «Интернационал», «Моссовет» упал на бугры александровской степи. Пропеллером в землю, хвостом в небо. Степана подбросило — головой в потолок, в «Инструкцию для пассажиров самолета». Снесло шасси, лопнул ланжерон. Чудо спасло их от взрыва, от огня. На мое счастье, старик отделался легкими ушибами, а то кто бы сейчас писал эту книгу?

Но Амундсен боялся одного — не успеть.

В Нью-Йорке он купил пару «Юнкерсов» — они развалились при первых пробных полетах. Норвежский полярный герой — весь в долгах, лекции и статьи не приносят доходов. Тогда возникает идея выручить средства от продажи почтовых открыток на очень тонкой бумаге, которые совершат путешествие к полюсу на борту самолета. Открытки распродали по доллару за штуку! Выручка в десять тысяч долларов улетела в качестве задатка на строительство двух «Дорнье-Валей», дело за малым — где взять еще семьдесят тысяч?

В газетах легенду Норвегии объявляют банкротом, ему светит долговая яма, кажется, великий спектакль с полюсами Земли бесславно окончен. Как вдруг в Нью-Йорке, в маленьком отеле, где Амундсен скрывался от кредиторов, раздается телефонный звонок… Сын угольного промышленника Линкольн Элсуорт готов предложить восемьдесят пять тысяч, если его тоже возьмут в полет.

В том же 1925 году, когда Степан потерпел авиакатастрофу над Александровском, Амундсен расплачивается за самолеты, разобранными и упакованными везет их на корабле сюда, в Кингсбей, собирает, в каждый «Дорнье-Валь» сажает по механику и пилоту, и со спонсором Элсуортом они вылетают в сторону полюса.

Рация и снаряжение не поспели к сроку? Не беда. Увеличивая риск, он специально не брал с собой рацию, чтобы мир, затаив дыхание, ждал его возвращения из арктических походов, не зная, жив он или его съели белые медведи.

Амундсен приводнился почти у цели — 87-й градус северной широты, всего-то в трехстах километрах от полюса, в такие высокие широты еще никто не забирался. Но самолеты пока несовершенны для полярных просторов. Слишком далеко, слишком мала подъемная сила, а лично Руалю в том полете не хватило горючего.

Управляемый дирижабль конструктора Нобиле — вот что домчит его до полюса. Небольшой маневренный винтовой аэростат «N-1».

Идея уже витала в воздухе. Немцы, американцы, итальянцы раскочегаривали свои могучие воздушные корабли для полета в Арктику, «Графы Цепеллины» и другие исполины, во много раз мощнее и объемнее дирижабля Умберто Нобиле.

Нельзя было терять ни минуты.

Линкольн Элсуорт вновь обращается к отцу за финансовой поддержкой. Тот дает сыну сто двадцать пять тысяч долларов с условием, что Линкольн бросит курить.

Новый дирижабль строить некогда. Подгоняемый Амундсеном, Нобиле пытается приспособить готовый корабль к трансполярному перелету. Воздушную экспедицию на вершину мира Амундсен задумывает как «лебединую песню», которой хочет завершить свою историю покорения полюсов Земли, и уж тогда приниматься за мемуары.

Дирижабль он называет просто и без затей: «Норвегия», собирает экипаж — ровно половина итальянцы, вторая норвежцы — ив апреле 1926 года возвращается в Ню-Олесунн с пилотами, техниками и рабочими. Они сооружают ангар из досок, базу для снаряжения и возводят металлическую мачту, которая — вот она, стоит перед нами, гордая, мнит себя творением Эффеля, коричневая от ржавчины, трехногая, 34-метровая красавица.

Еще одну мачту, изготовленную в Риме, пришлось забросить в Осло — уж больно хотелось норвежцам посмотреть, на чем полетит их кумир. Третью башню построили русские в Гатчине под Ленинградом — по дороге от Рима до Шпицбергена.

Амундсен уже стоял на берегу залива Королей и напряженно всматривался вдаль, ожидая, когда на горизонте появится дирижабль «Норвегия». Внезапно к пирсу, где теперь покачивался наш «Ноордерлихт», пришвартовалось американское судно. И прямо перед носом Амундсена бравый пилот Ричард Бэрд, на славу профинансированный Рокфеллером и Фордом, принялся распаковывать трехмоторный «Фоккер». Сначала Бэрд с механиком не торопились, но, заслышав о приближении «Норвегии», ускорили приготовления — поставили самолет на лыжи и начали пробные вылеты.

Могу себе представить, как это нервировало Амундсена, хотя маэстро не подавал виду.

В ночь с восьмого на девятое мая, пока причалившая к мачте «Норвегия» готовилась к эпохальному событию в истории освоения Арктики, Ричард Бэрд поспешно стартовал к полюсу.

Амундсен, Умберто Нобиле и Элсуорт сидели у себя в домике за обеденным столом, когда старший моторист Чечони принес весть о возвращении «Фоккера». Все вышли приветствовать двух авиаторов. Американцы возвратились через пятнадцать с половиной часов — раньше намеченного срока, поэтому фотографы еще не подготовились к съемке. Пришлось для них повторить сцену приземления с объятиями и поцелуями Амундсена и Бэрда — ко всеобщему веселью.

Сперва они не говорили, покорили они полюс или не покорили, потом сказали, что сами не знают — может, и покорили, а на другой день дружно в один голос давай утверждать, что покорили. Но им никто не поверил: по всем расчетам, если бы «Фоккер» и впрямь достиг полюса, он вернулся бы двумя часами позже.

— Надо было им сразу сказать: были, но очень быстро гнали, — предложил Леня, когда Андрей у подножия легендарной причальной мачты рассказал нам эту историю. — Семь часов туда, семь обратно и час на полюсе.

— Не могли где-то полетать два часа, покружить над соседним островом, — говорит Миша, на ходу придумывая сюжет новой пьесы. — Или присели бы, выпили «Джона Уокера», выкурили по сигаре. А потом обнимались бы с Амундсеном под камерами журналистов.

— А куда они все летели-то, в каком направлении? — спрашиваю, чтоб знать, по крайней мере, где Северный полюс.

— Да туда! — Андрей махнул рукой в сторону залива.

Запах воды, ветерком веет тем же самым, что девяносто лет назад, крик прибрежных куличков… И вдруг мы увидели, как по ржавой металлической лестнице медленно поднимаются темные силуэты. Сначала они мерцали в холодном воздухе, потом четко проявились на фоне голубого неба, полные жизни, зримые. Это был экипаж дирижабля «Норвегия» — Руаль Амундсен, Рисер-Ларсен, Чечони, Умберто Нобиле, Алессандрини, Мальмгрен, Омдаль, Помелла, всего шестнадцать человек. А дирижабль огромным серебристым облаком висел в воздухе, зачаленный штормовыми поясами.

— Отпускай! — Итальянский офицер по команде разомкнул замок сцепления.

— Трави! — Канат медленно заскользил вверх.

— Руби концы! — Рабочий-итальянец ловко перерезал трос.

Свободный от пут, без рывков и без крена дирижабль взмыл над причальной мачтой и стал набирать высоту.

Семьдесят шесть часов длился этот фантастический непрерывный полет над Полярным морем и Беринговым проливом. Крутым круглым лбом воздушный корабль таранил снегопады, густые тучи, дождевые облака, встречал неутихающий ветер штормовой, тяжелея, покрываясь толстой коркой льда, плыл, словно айсберг в тумане, преодолевая последние северные широты.

Три дня и три ночи командир Нобиле не смыкал глаз, стоя за штурвалом. Все остальные тоже следили за работой двигателей и за магнитной стрелкой компаса, по движению тени дирижабля высчитывали скорость полета, измеряли высоту солнца, составляли метеокарты…

Чего стоили бессонные, бессменные вахты мотористов и рулевого высоты. Когда летели низко над землей, проглоченные туманом, Рисер-Ларсен, высунувшись в иллюминатор, предупреждал о выраставших впереди холмах, порой только жестом успевая показать: «Рулить наверх!!!»

Алессандрини сквозь узкую дверь то и дело выбирался наружу, на нос корабля, карабкаясь по стальной лестнице, рискуя сорваться, скользил по ледяному панцирю — взглянуть, хорошо ли закрыты клапаны газа, не оледенели винты?

Часами ремонтировали моторы. Лед нарастал на проводах, солнечном компасе, ледяные глыбы от винта бомбардировали борта гондолы, рвали обшивку, и какой-нибудь шальной снаряд мог в любую минуту пробить стенку газовой камеры, что привело бы к аварийной потере водорода.

В щелях выл ветер, как будто сам архангел Гавриил несся над полярной шапкой рядом с белым от снега и льда дирижаблем и трубил в обледенелую трубу. Кто-то закричал, что явственно слышит фабричный гудок, — видимо, они пролетают над фабрикой, кто-то увидел внизу кавалькаду кавалеристов, кто-то — залежи голубого мрамора: от усталости у экипажа начались галлюцинации.

Пролетая над полюсом, отправили радиограммы, которые извещали мир, что на полюс сброшены три флага. После чего радио на борту замолчало. Оно так и не ожило до конца путешествия: еще трое суток человечество пребывало в тревоге за судьбу экспедиции.

«ГДЕ «НОРВЕГИЯ»???» — кричали набранные крупным шрифтом заголовки газет всей Земли.

А Великий Путешественник в водолазных гетрах, ботинках с зеленой подкладкой и красно-белых перчатках восседал в обтянутом кожей дюралюминиевом кресле и, попивая кофе, глядел в иллюминатор на полностью неисследованное — да что там! — невиданное пространство между полюсом и Аляской, столь же неведомое, как скрытая сторона луны, более неизвестное, чем ближайшие планеты, стараясь обнаружить если не новый континент, не обширный архипелаг, то хотя бы какой-нибудь клочок суши, чтобы подарить ей свое имя.

Но никаких признаков земли, ничего, кроме бледного холодного солнца, ледяного безмолвия, нагромождения торосов, снежных насыпей и борозд, проложенных ветрами, только скованное льдом Полярное море, и Амундсен был первым, кто пересекал его.

Командир вел «Норвегию» точно по курсу в Ном, маленький поселок на побережье Аляски. Там их ждали. Но корабль настолько отяжелел, что решили сразу идти на посадку, завидев первый встречный поселок эскимосов.

Без причальной мачты, без обученного персонала внизу командир Нобиле виртуозно опустил дирижабль с небес на землю. Это отмечали потом в своих книгах и Амундсен, и Элсуорт, и все участники экспедиции. После таких экстремальных походов только ленивый полярный исследователь (что само по себе звучит парадоксально) не публиковал книгу или арктические дневники.

Первая трансполярная воздушная эпопея завершилась не просто благополучно, а по-настоящему счастливо. Все были целы и невредимы. Аэростат привязали к деревянному столбу, спустили газ, уложили на бок и оставили на Аляске. Возможно, там и сейчас покоятся останки «Норвегии», у подножия ледника: изогнутый винт, куски металлических тросов, изъеденная временем и ветрами рубка управления, в кабине — дюралюминиевый скелет кресла и разбитый термос, из которого пил кофе сам Руаль Амундсен, обозревая колоссальное белое пятно на карте мира.

А гибель его — последний трагический акт пьесы «Король Руаль Полярный» — будто написан Габриэле Д’Аннунцио, который мечтал в конце жизни, чтобы его доставили на дирижабле на Северный полюс: «Высадите меня там, внизу, — он просил, — такой человек, как я, не может умереть и лежать в гробу, я должен исчезнуть в тайне, овеянный легендой, я превращусь в ось земли!..»

Вот и Амундсен, понимая, что все полюса исхожены вдоль и поперек, 18 июня 1928 года вылетает из Тромсё на «Латаме-47» с пилотом Дитрихсоном спасать экипаж дирижабля «Италия», летит наугад, куда-то на север, во льды, и растворяется, как мираж над Баренцевым морем.

Через несколько недель судно «Брод» найдет один из поплавков «Латама» в двух милях от маяка Торсваг. Видимо, самолет Амундсена потерпел аварию неподалеку от острова Медвежий.

Так закончился путь мифологического героя, вошедшего в пространство иного времени, и мы, столпившись у его памятника в Ню-Олесунне, знали, что уже не сможем жить дальше, не потрясая и не удивляя человечество.

Бронзовый бюст Руаля взирал с пирамидального постамента на невесть какими ветрами занесенную в Кингсбей публику испытующе и строго, мы же глядели на него с изумлением и восторгом — вот были люди, не чета нам, туристам и эпикурейцам. Хотя и мы тоже собрались на шхуне «Ноордерлихт» не просто так, праздно время провести. У нас есть цель: если не спасти Арктику, то хотя бы привлечь внимание людей всего мира к тому, что все вокруг может исчезнуть, растаять, рассыпаться в прах, и нам будет стыдно перед Руалем Амундсеном, — вон он как смотрит на нас из-под капюшона, требовательно и вопрошающе.

Я встала рядом и попросила Леню сфотографировать меня с легендарным полярником.

— Ой, — сказал Леня, наведя фокус. — Как моя жена похожа на Амундсена.

Поскольку это было метко подмечено, наша команда покатилась со смеху.

С Леней Тишковым мы познакомилась тридцать пять лет назад, я ахнула, когда мы повстречались — до того мы были похожи друг на друга, случайные прохожие принимали нас за близнецов. Правда, Леня считал, да и сейчас считает, что он гораздо фактурнее, хотя я не знаю почему. Оба мы длинноносые и большеглазые, и брови широкой дугой…

Когда же к Амундсену подошел мой муж Леня, всем стало не до смеха.

Два Амундсена стояли рядом. Два Тишкова. Два брата — Руаль и Леонид.

Быстро защелкали затворы. Буквально каждый счел своим долгом запечатлеть эту историческую встречу.

И мы с Леней тоже обрадовались.

Мы нашли Третьего.

Глава 17

Кресло для тюленя

Воскресным утром Тед бросил якорь в заливе Королей на северо-западном побережье Шпицбергена в шестистах милях от Северного полюса. Вдали по-прежнему царили три остроконечные черные вершины, по грудь занесенные снегами. А над водой, над нашими головами, высился километровый отвесный скол глетчера Конгеваген — Королевский Путь: весь в куполах и башенках резных, порталах, арках и колоннах, похожий на белоснежный Домский собор в Милане, только абсолютно голубой.

Приглушив мотор, «Ноордерлихт» плыл в безмолвии вдоль отвесной стены ледяного храма, раздвигая ниласы. Тонкие пластины льда скользили и наползали одна на другую с каким-то заводским перегудом шлифования деталей, и звонко раскалывались, будто граненые стаканы или фарфоровые тарелки, за что их прозвали склянкой.

Снизу ледник выглядел настолько незыблемым и могучим, уносящимся в небеса, что казалось, он, как никто на Земле, готов противостоять изменению климата, парниковым газам, промышленному напору, полностью соответствуя своему королевскому величию. И даже когда весь лед истает на этой планете, останется единственная ледяная громада — Конгсваген-брин…

Однако мы прекрасно знали: его королевская рать несла сокрушительные потери и отступала по всем фронтам.

Баклэнд велел готовиться к высадке. Мы с Леней снова прибежали первые в своих померанцевых жилетах и стали потрясенными свидетелями того, как от ледника с кошмарным грохотом, вспугнув моевок и кайр, отвалилась глыба в несколько десятков тонн. Грохнувшись, она разбила морской припай, подняла облако мелкой ледяной пыли и дала такую волну, что «Ноордерлихт» взлетел на ней, как белокрылая чайка.

А в том месте, где бурно вздымались волны, из моря, сталкиваясь, выныривали громадные айсберги.

— Вот молодчаги, надели спасательные жилеты! — одобрительно сказал Волков. — Вам с Леней надо в них постоянно ходить. Еще в касках. И в масках. Мало ли! Однажды от ледника откололся айсберг, но было мелко, а сила волны зависит от глубины. Такой вырос девятый вал со льдом! А на палубе пассажиры любовались этим удивительным природным явлением. Как их начало льдом колотить!.. Столько было раненых…

— …И убитых? — в ужасе спросил Леня.

— Слава богу, только раненых, — ответил Андрей и стал обозревать ледяные торосы в морской бинокль: нет ли там каких-нибудь признаков жизни.

Баклэндже в отличие от Волкова был не склонен осторожничать. Подвижник ледяного панциря планеты, он рвался войти в соприкосновение с Королевским ледником, то требуя, то умоляя Теда максимально к нему приблизиться, подать «зодиак» и высадить нас на остров.

Но Тед, на которого не влияли ни люди, ни боги, ни сверхъестественные силы, трезво оценил обстановку и вымолвил две фразы, после чего смолк на двое суток.

Первая:

— Льды не подпустят вас к берегу.

И вторая:

— Резиновая шлюпка — не ледокол.

— Росы бояться нечего, если в море заночевать пришлось, — увещевал капитана Баклэнд. — Мы не туристы. Но ищем разрешения великих законов бытия. И тут уж, как говорится, либо грудь в крестах, либо голова в кустах!..

Увы, для Теда вопрос был решенным, а человеческая речь звучала для него, подобно морскому прибою, что подвергало смирение, кротость, человеколюбие и милосердие, терпение и мягкосердечие, присущие Дэвиду, огромному испытанию.

Раз на него стих накатил — сойти на берег, он тут же встанет и благословит вход в любую гавань. Все мы, кто смело бороздил с ним морскую пучину, были уверены, что по одному его взгляду льды раздвинутся, волны стихнут, ибо это был взгляд, который бесстрашно вбирал в себя нечистоты этого мира, а из него изливалась амрита.

Во имя преподобного Баклэнда каждый из нас готовился извлечь из своих душевных кладовых лучшее, что в них есть, считая это вопросом личной доблести. Особенно представитель Страны Кленового Листа, художница и писатель Бет Капуста упорно пыталась постичь его мудрость и учение.

Озаренная верой в Баклэнда и его дерзкую идею спасения Арктики, Бет живо напоминала легендарного монаха по имени Аед, который в похожем плавании за много веков до нас — раньше, чем появились «Беовульф», «Старшая Эдда» и «Книга Бурой Коровы», — однажды замешкался на необитаемом берегу и отстал от своих собратьев. Он принялся кричать вослед кораблю, и тогда Учитель, святой Мохтей, велел ему отломить ветку с дерева и плыть на ней вместо судна. Ни на мгновение не усомнившись, Аед сел на ветку и пустился в открытое море. На своей дурацкой ветке он даже обогнал корабль и встретил Учителя уже в гавани.

Усвоив, что эта великолепная вселенная, изначально лишенная качеств, не пряма и не крива, не велика и не мала, не длинна и не коротка, а главное — что она не умозрительна, у себя в чемодане Бет хранила до поры до времени заветный бумажный мешочек, который привезла из Канады. В нем лежал древесный уголь канадского клена. В один из дней в бухте Кунг-фьорд на сияющей песчаной отмели Бет встретила огромную глыбу льда — стамуху. Та величественно и терпеливо ожидала морского прилива, чтобы с первыми волнами отправиться в плавание по океану.

Пробил час мешочка. Бет вытащила его из-за пазухи и долго стояла — выкладывала угольками на поверхности льдины слово NOMAD, что означает «кочевник». Она так углубилась в это занятие, что и не заметила бы, если б «Ноордерлихт» поднял якорь и умчался на всех парусах.

Негаданно обретя Имя, стамуха-вековуха, избранная и отмеченная тайнописью Бет, качнулась на волне, медленно оторвалась от земли и поплыла.

Бет глядела вслед ледяному кочевнику, окруженному множеством безымянных льдин, и представляла себе его путь — мимо Земли короля Карла, в глубь Полярного моря. Может, он станет на время пристанищем тюленя или уставшего медведя, который плывет уж вторую неделю, исхудал, едва живой, а все нет и нет льдины, где он мог бы преклонить голову, выспаться и подзакусить пойманной рыбой.

Однако, скорее всего, льдину Бет ждала судьба нынешнего арктического льда — той же осенью истаять под лучами солнца, бесследно раствориться в океане, а не стать вечным странником и кочевником, как это было сотни тысяч лет.

Прямо не верилось, что еще недавно жизнь здесь шла своим чередом: поздней осенью заливы покрывались фиордовым льдом и береговым припаем. От столкновения ледяных полей громоздились торосы. Покрытые кристаллами соли, еще неокрепшие, молодые, пускались в странствие по океану, ложились в дрейф колючие «солончаки», бугорчатые и ядреные стамухи, зеркальные или заснеженные «блинчатые» льдины. А также торжественные айсберги — колоссы пресноводного льда, отколовшиеся от береговых ледников.

И все это сияло сверх всякой меры, играло и переливалось — от серебристого и млечного через лазурь и голубизну до кубовой, сапфировой, я не знаю — яхонтовой синевы! В языке эскимосов существует двести эпитетов для обозначения снежного и ледяного цвета. В русском их три-четыре, как нам этого хватает? В английском и вовсе один: white! Я не имею в виду цвет светлого воздуха или отсвет снежной белизны. Без особых метафор.

И эти многомерные льды, дремучие, тяжелые, на первый взгляд недружелюбные, служили надежной опорой и фундаментом, первоосновой всему, что тут движется и существует. Скажем, редкая белая чайка, занесенная в Красную книгу, объект исследования и вожделения орнитолога Волкова, — белая-белая, белее на белом свете не сыскать, лишь на крыле во время заката сверкнет неуловимый розовый отлив. Ее так и зовут «любительница льдов цвета слоновой кости» — она никогда не садится на воду, а только на краешек льдин и с высоты своего положения охотится на проплывающих мимо рыб. Белые чайки непоколебимо верны местам гнездования, а если нет льда — колония исчезает.

Кого ни возьми — хоть кольчатых нерп, хоть моржа или морского зайца-лахтака, — для здешней живности морской лед — это отчий дом, доступ к воде и еде, заслуженный отдых, спасение от хищников, душевное тепло, семья, приплод и родительские заботы.

И местные «лапландцы в кухлянках», как Миша уважительно именует северные народы, промысловики и охотники, своим укладом опирались на родимые арктические льды, свободно до весны передвигаясь по скованному льдом океану на упряжке собак, на оленях, на лыжах.

Лед в Арктике — это их всё.

И вдруг, считай, за последние десять лет, арктическая вселенная неузнаваемо преобразилась. Началось великое таяние льдов. Арктические берега покрыты свежими ледниковыми шрамами, на каждом шагу мы обнаруживали туманные русла недавно отступивших глетчеров. Кингсбей теперь не замерзает зимой, как раньше. Та же история в Гренландии, на Аляске, в Канаде, на севере России. Впервые за 125 тысяч лет Арктика растаяла до такой степени, что в июле можно доплыть до Северного полюса на обычном корабле! Жители вместо саней пользуются лодками. А зверье, прямо на глазах лишаясь гостеприимных и обжитых льдин, бродит сиротливо по береговым скалам и камням.

Бет провожала в плавание своего Кочевника, желая ему продержаться как можно дольше, набраться силы за долгую зиму, нарастить ледяные бока, и весной, и летом продолжать путь, огибая архипелаги, заплывая в проливы, посещая далекие неведомые воды, встретиться с белой чайкой, приютить медведя или тюленя. Будь здоров, лед, странствуй по Арктике, не тай, держись, дружище! So long, до встречи на этой Земле! — как говорят мореманы.

Художественный перформанс Бет подвиг на артистические высказывания весь наш легко воспламеняющийся экипаж. Народ заметался вокруг лениво лежавших на песке льдин, выбирая себе подходящую, каждому хотелось сотворить что-то важное, весомое, нетленное. В средней полосе распространено похожее занятие — когда самодеятельные скульпторы бродят по лесу, высматривают коряги, а потом ваяют одержимо гнома или грибок из корешка или скрученного ствола березы.

Боб Дэвис, вооруженный пилой и топориком, набросился на огромную стамуху, распугав куличков-песочников, «калидрис маритима» — Андрей величал их по-латыни. Осколки льда летели во все стороны, и через полчаса из-под руки известного канадского архитектора возникло на редкость простоватое кресло, которое за минимализм вполне можно причислить к разряду стульев.

— «Экологическое сидение для жителя Арктики»! — прокомментировал свое творение Боб. — Никакого вреда окружающей среде. Когда житель севера отдохнет и отправится дальше, кресло займет тюлень или глупыш!

Рут Литтл колдовала в сторонке над глыбой в форме громадного яйца. Она высекала лик человеческий, а будь у нее побольше времени — сотворила бы ледяного Голема, и дунула в лицо его дыхание жизни, и стал бы он душою живою, и появился бы у нас еще один участник экспедиции.

Неугомонный артивист Кевин акварельными красками рисовал на льдине людей с оленьими головами и человекоптиц, фотографируя каждую фазу их движения. Он начал снимать анимационный фильм, и теперь все вокруг служило ему декорациями: огромные камни, заснеженные ледники, гладь моря и небесный свод.

Поэт Ник Дрейк не стал запариваться с идеями, он просто разделся по пояс и попросил запечатлеть себя рядом с айсбергом. Так они и стояли — Ник и «айс», голые, розовые и беззащитные, только у Ника на голове была шапка, а у айсберга — ничего.

Многие стамухи, обточенные солеными водами Полярного моря, выглядели готовым творением какого-то гениального сюрреалиста. Айрис Хослер, художница из Канады, выбрала ледяную скульптуру — сплошь в излучинах, промоинах и изломах, улеглась, как тюлень, на его вершину и поползла сквозь прозрачные тоннели, подныривая под хрустальные арки, просачиваясь в отполированные волнами полости.

Все мореплавание Айрис не расставалась с блокнотами, в карманах ее большой непромокаемой куртки хранились кисточки, фломастеры и карандаши. В отличие от Лени, который меланхолично обозревал окрестности через видоискатель «Кэнона», пока еще мысленно прилаживая к пейзажу свой недостроенный светящийся месяц, а рисовал карикатуры в теплом кубрике после сытного обеда, Айрис ныряла в норы айсбергов или вскарабкивалась на крутые скалы, чтобы достать огрызок карандаша и свой сто двадцать… мы уже сбились со счету какой альбомчик, и, невзирая на свист ветра, падающий снег или холодный туман, замерзшими пальцами зарисовать потеки ледниковой грязи, пятна растаявшего льда, следы песца или причудливые эрозии почвы, затянутые осенним ледком.

К тому же она переносила на бумагу рельеф окружающей ее реальности. Используя технику фроттажа, прикладывала страницы альбома к поверхности льда, земли, просоленной древесине умерших деревьев и методично протирала мягким грифелем образующийся рельеф. На бумаге возникали странные картины, напоминающие древние карты или медицинские рентгенограммы.

Айрис глубоко интересовал внутренний порядок вещей, их структура, ей хотелось запечатлеть не гору, а скрытый смысл горы, внутреннюю суть камня — а не камень в пространстве.

Перемещаясь в текучем и плотном веществе льда, она, как птица, погружалась в голубую сферу, и этот балет на льду длился до тех пор, пока ее единственная ушанка не упала в воду и не поплыла по волнам.

Тем временем Бет Капуста, писатель и путешественник, подарившая имя льдине, положив угольки своей души на ее голубую спину, задумчиво шагала по кромке моря. А мы ее ждали с Леней и Баклэндом, сидя в «зодиаке», всматриваясь вдаль, где медленно исчезал породнившийся с нами Кочевник, наш ледяной брат, спутник бездонных дорог, которого отныне звали NOMAD.

Когда же все вернулись на корабль, Дебора Уорнер со словами «Бедный Йорик!» внесла в кают-компанию огромный кусок льда, удивительно похожий на череп.

С тех самых пор «Йорик» важно дрейфовал по Ледовитому океану прямо у нас на шхуне, мирно покоился на корме, на носу или с грохотом в шторм перекатывался с борта на борт, весьма приумножая исконное своеобразие «Ноордерлихта». Он плыл с нами всю дорогу, не позволяя забыть о том, что жизнь преходяща и невечна, поскольку даже Земля, гора Меру и океаны погибают в конце каждого космического периода — махакальпы, сгорая в огне семи солнц.

Глава 18

Кит ID 1008

Господи, разве просила я о том, чтобы своими глазами увидеть в Гренландском море живого кита? Разве посмела бы потревожить Тебя просьбой о таком великом Чуде? Столько чудес Ты явил в моей жизни, что еще и моление о ките было б верхом неблагодарности и нахальства.

Я только хотела чуть-чуть раздвинуть горизонт, проветриться, встряхнуться, возвыситься над обыденным. Я попросила хотя бы о тени любви, о белизне и прозрачности и беспричинной радости.

Всего и надо мне было наполнить легкие влажным воздухом морским и свежим ветром — слегка поникшие паруса.

Но — КИТ! Господи, на подобную роскошь я совершенно не рассчитывала, поверь!

Тем более что Волков заранее предупредил:

— Быть может, вы увидите кита, я не знаю. Их тут практически истребили вокруг Шпицбергена. А если встретим, то боюсь загадывать, кого именно: малого полосатика, белуху или голубых китов. Один мой приятель всю жизнь посвятил изучению голубых китов и только однажды увидел — перед выходом на пенсию.

А нам с Леней признался, как соотечественникам, дескать, никому решил не рассказывать, чтоб не травить душу, он в августе встретил тут двух голубых китов. Но это такая редкость — уж как повезет.

Эх, были времена, когда Мировой океан от Арктики до Антарктиды буквально кишел китами разнообразных семейств, габаритов и мастей, фонтаны били повсюду, насколько хватало глаз, при взмахе гигантского китового хвоста вихрями завивался воздух, вскипало море, бурлило, пенилось, киты резвились, сражались, спаривались, отсылая к небесам сквозь трубы и клапаны снопы водяных брызг.

Не перечислить всех видов, подвидов, семейств и подсемейств — раскидистых ветвей генеалогического древа, уходящего корнями в такие глубины, как сама наша вселенная, которая, несмотря на видимую реальность и огромные размеры, — всего лишь мимолетная тень, дальний отголосок реальности еще грандиознее, молоденький побег настолько неизмеримого древа, что трудно и вообразить.

Даже объемный список младшего помощника библиотекаря классической гимназии из романа Мелвилла «Моби Дик», немудрящего буквоеда и книжного червя, перерывшего целые ватиканские библиотеки в поисках любых, пусть мимолетных и случайных, упоминаний о ките, не дают об этом полного представления.

Царем океанов считался зубатый Спермацетовый кашалот. За ним следовал усатый Гренландский, или Великий Лукоголовый кит (это одно лицо!); усатый же оливковый Финвал — Длинный Джон с остроконечным плавником на спине. Горбач, дельфины — Серые и Черные, Носатый кит — Единорог — Нарвал, Рыба-молот и сонмище мифических неуловимых неведомых китов, какие-то Кит-Олух, Кит-Колода, Кит Каптский, Главный, Пушечный, Слоновый, Айсберговый кит, Кит-Медяник, Моллюсковый и Синий…

Киты широконосые, шипоголовые, острокрылые, клюворылые и множество никому не ведомых китов, награжденных самыми неудобоваримыми прозвищами, — от китов на которых стоит мир, до созвездия Кита. Постичь же мыслимое и немыслимое китовое многообразие, вздыхал китобой Измаил, — все равно что классифицировать составляющие мирового хаоса.

Похоже, до сих пор остается загадкой: рыба или не рыба — рыба-кит? Единственный достойный доверия очевидец Иона, перешагнувший скользкую китовую губу и канувший в бездну китовой пасти с высокими сводами, круто уходящими вверх, откуда свисали ворсистые полосы китового уса, будто трубы церковного органа… Иона ступил на мягкий турецкий ковер языка Левиафана, жирного и нежного, после чего низринулся в Мамонтовую пещеру китового чрева и находился там три ночи и три дня, затем был извергнут оттуда под честное слово, данное Отцу Небесному, возвещать истину перед лицом лжи, — так вот Иона всю оставшуюся жизнь потом утверждал, что кит — какая-никакая, а рыба.

Однако с показанием библейского пророка упрямо не соглашался шведский ученый натуралист Карл Линней.

«Я отделяю китов от рыб, — он заявлял в своей «Системе природы», — по причине их теплого двухкамерного сердца, легких, подвижного глазного века, полых ушей, проникающего члена, самок, кормящих молоком грудных желез, и, наконец, — по закону природы, по справедливости и по заслугам!»

В китовых жилах течет густая горячая кровь, огненная, совершенно не рыбья! Кровь полярного кита горячее жгучей крови африканца в разгаре июля! А вертикальный китовый ход, наподобие лошадиного галопа, наводит на мысль о том, что циклопические сухопутные киты, громаднее самых исполинских динозавров, когда-то бороздили континенты в компании с наземными тяжеловесами.

В очередной эсхатологический момент, спасаясь от засухи или всемирного потопа, киты эмигрировали в море, но, повинуясь своей небесной и морской природе, обосновались на смутной границе водного и воздушного океанов.

Не на пустом месте родился миф об усталых мореходах, в разные времена и в разных уголках океана встретивших на пути покатый холмистый остров…

И святой Брендан в своем «Плавании…» к Земле обетованной описывает этот удивительный случай, и Синдбад-мореход, и в точности такая же история записана в Вавилонском Талмуде.

Суда пристали к берегу, матросы высадились, раскинули бивуак, разожгли костер… И тут необозримая суша со вздохом погрузилась в пучину морскую, поскольку оказалась не островом, а живым Левиафаном.

Как в ларце минералов и звезд, в нем накоплены древние эволюционные воспоминания. Он несет в себе скрытые послания богов: его пятна, царапины, полоски исполнены глубочайшего значения. Под верхним маслянистым слоем тело его испещрено бесчисленными косыми и прямыми линиями, какие бывают на гравюрах, но быстрый внимательный взгляд сквозь штриховку может открыть иные очертания, похожие на иероглифы. Китолов Измаил говорил, что запомнил иероглифическую надпись на одном кашалоте и был потрясен, когда нашел ее на какой-то картинке, воспроизводящей древнеиндейские письмена, высеченные на знаменитых скалах Верхней Миссисипи.

Неопределимые, призрачные киты покачивались вокруг меня, когда я парила в маточных водах материнского чрева, поддерживаемая атласным бандажом на мягком упругом китовом усе.

Мне и потом часто грезились очертания повелителей Вселенной — с выпуклой макушкой, облепленной зелеными моллюсками.

Иногда я забывала о них, совсем забывала, погрузившись в материю этого мира. Тогда они таяли, исчезали, голоса их засыпали в минувшем. Вдруг штормовая ночь, ураган над вересковой пустошью, гиперборейская зима, порыв свежего ветра — и окатит тебя благодать, высокая, как брамсель: образуя широкий полукруг, охвативший полгоризонта, играют и искрятся в воздухе тысячи китовых фонтанов.

В дремучие застойные 70-е Леня рисовал карикатуры, некоторые печатал в разных журналах, а иногда посылал на международные конкурсы.

В один прекрасный день он получил по почте из Монреаля толстую книгу-каталог в тысячу страниц от устроителей 14-го Салона юмора «Человек и его мир». На титульном листе ручкой было нацарапано:

«— 604, 653, 664».

И фиолетовый штемпелечек — шестиугольник с номером «170».

Сразу не догадаешься, в чем дело, особенно теперь, а это означало, что посылку с книгой открыли в КГБ, внимательно, чуть ли не под микроскопом, рассмотрели все 1000 страниц, нашли антисоветские карикатуры и аккуратно удалили. А чтобы получатель сей книги не удивлялся, куда пропали три страницы, написали их номера с пометкой «минус».

И сделал это какой-то аккуратный Акакий Акакиевич Башмачкин под номером 170. Или в «Большом доме» на Лубянке существовал 170-й отдел, который ведал карикатурами. Спасибо советским чекистам, только вырвали три страницы, а саму книгу бережно прислали по нашему адресу. Ведь могли взять себе, они любители юмора, а могли просто выбросить или сжечь как вредоносную заграничную пропаганду.

Одной из первых в альбоме стояла карикатура Тишкова, где некто пытается щелкнуть по лбу человека, но у него срослись пальцы, а тот, кого собираются щелкнуть, очень испуганный, зажмурился и ждет щелбана, вместо того чтобы открыть глаза и увидеть, что щелчок невозможен.

В книгу были вложены диплом и письмо.

«Дорогой многоуважаемый мистер Тишков! — сообщали устроители фестиваля — Ваша замечательная карикатура получила приз от ассоциации свободных журналистов. Этот приз выражается в денежном эквиваленте и составляет четыреста канадских долларов. Примите наши поздравления, и ждем Вас на церемонию вручения наград!»

Это было неожиданное богатство. Но как его получить из Канады? По тем советским временам не стоило даже и пытаться. Доллары были под запретом в СССР. Если за границей тебе светил какой-нибудь гонорар, то, в лучшем случае, толику от него могли выдать в виде спецталонов для импортного магазина «Березка». А могли вообще все отобрать и еще поставить на вид, что ты «продался капиталистам».

Однажды по телевизору мы услышали, что в Канаде есть остров Минган в провинции Квебек. И у них там такая программа «Adopt-a-Giant», то есть «Усынови гиганта» — в общем, приюти кита. Корреспондент рассказывал об этом, как о причуде иностранцев: живут же люди! Нет бы усыновить беспризорника, они усыновляют никому не нужных животных.

Тогда Леня решил не искать окольных путей заполучить эти денежки, а попросил устроителей конкурса переправить их на остров Минган в провинцию Квебек и торжественно вручить от него организации «Спасите Голубых Китов» — с приветом от Лени Тишкова, простого карикатуриста из страны СССР, который любит и переживает за судьбу голубых китов на этой планете, хотя никогда их не видел и не увидит.

Леня долго строчил по-английски письмо в оргкомитет конкурса, в Монреаль, мусолил словарь, обращался за помощью к брату и тестю. Еле-еле удалось сформулировать, что по причине занятости мистер Тишков не сможет принять участие в торжестве, а поскольку он полностью обеспеченный гражданин и ни в чем абсолютно не нуждается, то убедительно просит перевести все причитающиеся ему деньги на счет «Спасите Голубых Китов», потому что хочет усыновить голубого кита.

Все это выглядело со стороны, как рассказ Хармса, поскольку голубые киты, зеленые доллары, канадские клены и город Монреаль казались нам атрибутами волшебной сказки. А Леня тогда работал терапевтом с окладом шестьдесят пять рублей, в районной больнице, в желудочном отделении. И в свободное время рисовал карикатуры.

Ну, написал — и написал, еще одна завиральная идея художника.

Вдруг через три месяца нам приходит длинное письмо: «То Mr. Leonid Tishkovfrom Canada», на конверте марка с изображением кленового листа. А в письме — сертификат, в котором говорится, что Леня является приемным отцом Голубого кита ID 1008.

«Ваши деньги, — там было написано, — пойдут на нужды организации, на исследование и наблюдение за Голубым китом ID 1008, а также на уход, лечение, сохранение жизни и размножение.

У голубых китов, — они жаловались Лене, — рождается один детеныш в два-три года. Большая редкость — двойни или тройни. В условиях промышленного уничтожения целых видов и продолжения варварской охоты, невзирая на конвенцию 46-го года и мораторий 67-го, в мире совсем не происходит прироста китового населения. Даже неясно, сумеют ли киты оправиться от нанесенного удара судьбы или критический предел уже перейден, и они вымрут, подобно динозаврам. Ведь из десятков тысяч голубых гигантов, еще недавно бороздивших океаны, уцелело всего несколько сотен.

Наши усилия, — сообщали они, — направлены на поддержку биологов и активистов, которые охраняют жизнь всех китов, но ваш кит будет охраняем вдвойне, уж вы, мистер Тишков, не волнуйтесь, ваш кит в надежных руках, в обиду не дадим, папаша, не беспокойтесь!»

К письму прилагалась фотография немного высунутого из бескрайних морских просторов хвостового плавника, слегка покусанного справа и с вертикальной белой царапиной слева. Но нам и этого было достаточно для счастья. Вообще, китов узнают по хвосту — по форме, по узору. Хоть весь Мировой океан обыщи — второго такого хвоста не найти!

У нас еще тогда с Леней не было детей, вот мы повесили эту фотографию в рамочке над кроватью и все глядели на нее, прямо не могли наглядеться.

Потом нам прислали кассету с голосами и песнями китов.

Мы слушали, завороженные.

Казалось, китовое пение затрагивало глубинные вопросы бытия: жизнь в свободном падении или полете. Слов, конечно, не разобрать, сокровенный смысл ускользал и рассеивался. А то немногое, что удавалось ухватить, было неотчетливым и фрагментарным: все, что есть, — это жизнь, они пели, все, что есть, — бытие. Нету никого, у кого бы не было его или оно было, никого, кто бы всем управлял, — никакой судьбы, никакого Бога. Некуда плыть и идти — лишь безвременное бытие, жизнь, которая поет и ликует, заставляя вскипать океан даже в мертвый штиль.

Будто из иных измерений и неуловимых вибраций нарастало и обретало плоть соло, текучее, как река, впадающая в согласный и вольный хор Левиафанов. Подобное оратории или старинному эпосу исчезнувшего с лица Земли поэтического народа, китовое пение длилось часами. Призывная серенада, вакхическая песнь объятий и яростного соития. Брачные пиры. Колыбельная для китенка. Гимны, плачи, псалмы. Молодецкие посвисты взрослых и тучных самцов, собиравшихся в стаи — на состязания или на кормовые поля.

И отдельно — стук сердца кита, с предварительным обращением к Лене, мол, ученые из канадской организации научились выискивать и прослушивать сердцебиение усатых китов.

«Стоит только ему разинуть пасть, — они гордо заявляли, — особенно когда он с открытым ртом проплывает по планктонному морю, — и на целый Мировой океан слышен медленный ритм его пульса!»

В то время нам с Леней часто снился кит ID 1008. Мы свободно плавали — все втроем, — взявшись за плавники. У кита плавники — совсем как наши руки с пальцами, но короткие и в варежке. Влюбленный кит обнимает свою возлюбленную плавниками, как руками.

В ушах у меня, словно в двух морских раковинах, разносился многоголосый рокот океана. И киты, киты окружали меня со всех сторон — будто шлюпку, спущенную с «Пекода» в Зондском проливе между Суматрой и Явой, по которому капитан Ахав был намерен пройти в Яванское море, а оттуда, держа курс на север, проплыть через те места, где, по слухам, изредка появляются кашалоты и где он рассчитывал померяться силами с Моби Диком.

Киты и в дальнейшем не оставляли меня, то отдаляясь, то вновь приближаясь, показывая на своем примере, что за звездное скопление — наше тело, и что все мы — сновидческие персонажи, не имеющие ни плотности, ни границ.

…Я мирно пила чай из новой стальной кружки с крышечкой, которая дольше обычных кружек хранит тепло, а при корабельной качке из нее непросто расплескать кипяток. Другие участники нашей экспедиции в единственном магазинчике в Ню-Олесунне, специально открытом для подвалившего корабля, накупили шкур диких северных оленей, но мы с Леней ограничились кружкой, тем более на ней написано «Ny-Alezund 79 N», и нарисована причальная вышка, откуда стартовал дирижабль «Норвегия» с Амундсеном и Нобилем, а потом уплыла в неизвестность невезучая «Италия».

Вдруг кто-то закричал:

— Кит, кит!

Ударили в рынду. Все кинулись на палубу.

Леня стучит в иллюминатор:

— Скорей! Сюда!!!

И такое у него лицо озабоченное.

Я выскочила, Андрей, как всегда, на корме — с биноклем.

— Ты видела? Видела? — спрашивает Андрей.

— Я не видела, — говорю. — Леня видел, а я вижу Леню, поэтому…

Тут Леня закричал:

— Фонтан! Два фонтана!!!

— Вижу!!! — кричу. — Андрей! Разве у одного кита может быть два фонтана?

— Два фонтана может быть только у двух китов! — рассудительно отвечает Андрей. — Ту блю вэйлз, — переводит он на английский суть нашего научного разговора[3].

И, как бы откликнувшись географу Волкову, совсем близко от нашей притихшей шхуны появилась громадная и почтенная голова, покатая темная спина в пятнах, вспыхнувшая на солнце, потом острый плавник, слегка крючковатый, а через некоторое, довольно долгое время — гигантский хвост, похожий на два распростертых крыла, настолько могучих, что удара этого грозного оружия было бы довольно, чтобы разбить какое-нибудь китобойное судно в щепки.

И все это с таким звуком, вернее, сонмищем звуков, откуда-то изначально известных мне, — та канадская пленка с пением китов? Реликтовая память?

— Пфффвушщхрцффф!!!

Плюс брызги, бульканье, бурленье — на фоне острых пиков тонущего в тумане фьорда, блескучих вод, поморников, голубого льда.

— Надо же, — бормотал Леня, — как же так? Вот мы плывем, а прямо тут, под нами, плавают и живут такие огромные прекрасные животные!

— Я тебе потом расскажу про этих китов голубых, отдельно! — говорил Андрей, и глаза у него блестели каким-то ликующе-арктическим блеском. — Есть зубатые киты, усатые! Я тебе потом расскажу, а сейчас не могу. Даже кэп наш видит их второй раз, хотя бороздит эти воды много лет. В июне увидел и сейчас. Возможно, это знаешь, о чем свидетельствует? О положительной динамике роста!..

Поднимая волны по бокам и вспенивая перед собой море, медленно и плавно изгибая спины — спинной плавник появлялся, когда голова и передняя часть туловища уже скрывались под водой, — вздымая хвостовые стебли с горизонтальными лопастями хвоста, — казалось, они втягивали в себя тонны воды, после чего извергали их к небесам.

Воспользовавшись своими бесшумными парусами, «Ноордерлихт» осторожно приблизился к голубым китам. А мы сгрудились на борту, повисли на правом фальшборте и не могли оторваться от этих широких блестящих тел эфиопского оттенка устрашающей красоты, которые двигались среди глубинных устоев мира, не зная никаких преград.

Потом, сидя в кают-компании, воспарившие духом на самый топ грот-мачты, с сердцами, наполненными благоговением, мы разглядывали на экранах компьютеров фотографии китов. Сверкающие столбы соленых брызг, широкое чело, исполненное спокойствия, роговые усы, крутоверхие головы и горбы, где-то уж совсем сбоку припеку глаз, похожий на жеребячий: неудивительно ли, что столь огромное существо видит мир таким крошечным глазом? И массивное туловище в пятнах, бороздах и морщинах, оканчивающееся горизонтальным плесом.

Леня увеличил на экране хвостовой плавник большого кита, и мы увидели справа полоску, царапину, а слева изрядную покусанность.

— Наш ID 1008! Это же он! — вскричал Леня.

— Не может быть, — говорю. — Как он сюда попал?..

— Да как-как? Проплыл тысячи километров, чтобы встретиться с нами, поприветствовать своего приемного отца, разузнал, что мы плывем, ему сородичи передали ультразвуковым телеграфом — мол, плывут там художники и музыканты, и твой плывет, из Советского Союза, так и передали, из USSR, они же не знают, что случилось. Вот он и приплыл, — сказал Леня, — махнуть мне хвостом.

Глава 19

Мистер Moon

Так день за днем мы двигались прямиком на север, созерцая плоть земли и образы неба, дымящееся море, чистоту горных цепей, высматривая узоры зверей и птиц, пытаясь постичь взаимодействие всего сущего.

Погода тихая, застывшее спокойствие дрожит, колышется, оно оживлено тысячью жизней. Кроме чаек, неотступно летевших вдогонку за шхуной, иногда появлялись над нами как подарок — гагара краснозобая или белощекая казарка.

Нос по ветру держал свирепый поморник: сверкнет в клюве моевки или тупика рыбий хвост — поморник преследует удачливого рыболова, пока тот не выронит трофей.

Крачки, тупики, люрики и гагарки, благодушные чистики, толстоклювые кайры, похожие на маленьких пингвинов, — Андрей с них не сводил влюбленных глаз.

— Андрей, Андрей! Это кто? Пингвины?

— Пингвинов нет в Арктике, — важно отвечал Волков. — Пингвины водятся только в южном полушарии — до экватора!.. Когда вы приезжаете в Антарктику…

— Да! Скажи, скажи, — просил Миша. — Чтоб мы там не облажались!..

— Андрей! А кто там парит над волной?

— Это? Глупыш!

— А это?

— И это глупыш. И это, и вон то!..

Глупыш — тот самый буревестник, воспетый Горьким, символ революции, который гордо реет над седой равниной моря. Глупыш и впрямь реял как-то особенно гордо, покачиваясь из стороны в сторону, то скользя над водой, то внезапно воспаряя в вышину. Минуту назад я видела его за кормой корабля — а он уж точка над горизонтом.

Шелест крыльев приносил Андрею усладу. Его согревало пение птиц.

— А вон та — моевка, с черными полосками на крыльях, — без устали твердил он, поскольку опрометчиво пообещал за три недели выучить Мишу Дурненкова отличать моевку от бургомистра.

Всеми силами Волков пытался разбудить в нас благоговейный трепет перед фантазией Творения.

— Что они там засели в кубрике? — возмущался он, стоя на штормовом ветру, широко расставив ноги в сапогах, весь в вихрях водяной пыли, забрызганный пеной, брови, борода с усами — в снегу. — Почему не выходят на палубу?! ТУТ ТАКОЕ ТВОРИТСЯ, а они уткнулись носами в экраны своих ноутбуков. Что они там видят? Чему радуются???

— Ник сочиняет поэму, — объяснял Леня.

— Поэму? Ха-ха-ха! — покатывался Андрей. — Дома надо поэмы писать!..

Штормовая качка? Хлещет снег и крупа? Воет встречный пронзительный ветер? Буря мглою небо кроет, вихри снежные крутя? Припадок морской болезни? А ты выскочи на палубу, закрепись по-штормовому, ну, вцепись хоть во что-нибудь из последних сил! Крен под сорок пять градусов? Отклонись в другую сторону! И пей, пей полной грудью бодрящий колючий воздух!

Даша Пархоменко обхватила руками бушприт — мчится перед кораблем над волнами без шапки, только огненная грива развевается, и кричит на ветру. Со стороны Дашу можно принять за корабельную носовую фигуру на форштевне. А Миша ее за сапог обратно тянет — уже у него под ногами не твердь, а рыболовецкая сетка, под ними ревет океан, и он тоже кричит, — когда воет ветер, всегда приходится орать, — пытается стащить ее с бушприта.

Потом Леня Мишу спросил:

— Наверно, там было страшно холодно?

— Там было просто страшно, — ответил Миша.

Что здесь еще? Ничего, кроме неба, моря и воздуха, кристально прозрачного, и плавучего льда, эскадры синих айсбергов, откуда-то взявшихся. Вдруг на льдину выскочил из воды маленький усатый тюлень, кольчатая нерпа, улегся, как на кровати, повернул голову к нашей притихшей шхуне и занял наблюдательную позицию. За ним на фиолетовой глыбе плыл тюлень — лахтак, или морской заяц. Он тоже глядел на нас простодушно и внимательно.

Первый раз в жизни я видела этих зверей на воле. Когда я работала в Уголке Дурова, мне приходилось в бассейне ухаживать за ластоногими — котиками и морскими львами. Поэтому в юности от меня за километр жизнеутверждающе несло треской, и вечно поблескивала на физиономии рыбья чешуя.

У них, у ластоногих, невзирая на грубую кожу, покрытую жесткими волосами, — тонкая нервная система и много извилин в голове. Все они с удовольствием слушали классическую музыку, я им включала радио, чтоб развивать их эстетический вкус. Заслышав первые аккорды Моцарта или Вивальди, мои воспитанники высовывались из воды и благостно шевелили усами.

Помню, как в полутьме у них мерцали зрачки в виде четырехугольной звезды. А когда им больно было или обидно, они по-настоящему плакали — человечьими слезами.

— Два бутерброда для белого медведя, — сказал Андрей, наблюдая в бинокль за тюленями. — Морской заяц уже побывал в медвежьих лапах, но вывернулся. У него на спине вдоль тела пять белых шрамов от когтей.

Тюленей на воле преследуют касатки — от них можно спастись на суше и на льдинах. Белые медведи, от которых можно спастись в воде. И человек, от которого нигде нет спасения. Вечная беда Арктики — браконьеры.

Тюленя убить легко — достаточно одного сильного удара кулаком по переносице. Из ружья труднее — надо попасть ему в голову или в сердце. Правда, можно стрелять отравленными стрелами. Охотятся за тюленями в море с лодок и на берегу, подстерегая во время отдыха. В ход идут толстые дубины, которыми глушат по голове, за час можно истребить целое стадо. Естественно, легче всего расправиться с малышами.

Дальше я не могу про это ничего писать, читайте Фарли Моуэта, смотрите документальные фильмы на эту, увы, до сих пор животрепещущую тему. Я — не смотрю, боюсь, в безмятежной груди буддиста, глубоко постигшего, что все есть часть мирового божественного совершенства и неизменно направлено к добру, заполыхают ярость и смятение.

Лахтак нежился на льдине, почти недвижно, лишь иногда подставлял солнцу то пузо, то бочок, лениво шевелил ластами, жмурился с наслаждением и поглядывал на шхуну, скользящую под парусами.

Я говорю:

— Какие они смелые!

— Не они смелые — мы тихие! — сказал Андрей.

— Вон там какая-то хрень притулилась… — заметил Миша.

— Не, это земля или коряга, — отвечал Волков, не отнимая бинокля от глаз.

— Ну, продолжайте наблюдать, — вздохнул Леня, — а меня Луна зовет.

Он спустился в каюту и стал выуживать из чемоданов части небесного тела.

Обычно в сундуке моряка хранятся личные вещи: ручной лот, подзорная труба, туманный горн, труба подводного наблюдения, курительная трубка с лицом Мефистофеля, градусник, сигареты, шкатулка с документами, песочные часы — склянка, нож из зуба акулы, позвонок кита, открытки с кораблями, тросточка и манишка с бабочкой для прогулки на берег. А на крышке с обратной стороны красуется изображение летящего по волнам парусника.

В отличие от канонического набора, наш с Леней багаж состоял из фрагментов Луны и ее внутренностей: четыре пластиковых короба, которые надо было собрать, скрутить шурупами, внутрь напихать уйму светодиодов и проводов и в конце концов натянуть на месяц, как на скелет барабана, белую ткань, чтобы диодный свет окончательно превратился в желто-молочное небесное сияние.

Леня быстро захватил весь стол в камбузе, пока не расселись путешественники с ноутбуками и книгами, разложил рога месяца, ворох переключателей, запчастей и принялся за дело. Он собирал Луну на «Ноордерлихте», как летчик Ян Нагурский — гидросамолет «Фарман» на борту корабля «Печора».

В очках, с увеличительным стеклом, Леня погружался в космическое пространство, его видение постепенно обретало контуры и форму, диоды вспыхивали, искрились, привлекая плывущих с нами пассионариев своим неизъяснимым свечением.

Еще в Москве он обдумывал микроструктуру Луны, рисовал эскизы и схемы, клал перед сном под подушку блокнот и карандаш — вдруг во сне осенит инженерная идея, как можно сделать такую Луну, чтобы ее собрать в два приема — огромную, двухметровую, и осветить окрестности самых диких уголков мироздания.

— Не с кем даже посоветоваться, — сетовал Леня, — разве что с Леонардо, но он давно уже на Луне…

Только за две недели до путешествия чертеж Луны был готов. Изящная, тонкая, как взмах сабли Саладдина, она красовалась на листе бумаги, ожидая воплощения.

Заменив стеклянные лампы на диоды, Тишков достиг легкости Луны необыкновенной, но никак не мог добиться правильного цвета небесного светила, какой бывает только в Арктике — желтоватая пенка топленого молока.

Тогда он составил свет, как художник смешивает краски. Он разжигал таинственное пламя из двух разновидностей диодов — подслеповатых, золотистых и ослепительных, сверхъярких кристаллов.

Выращенные на фабриках-плантациях Юго-Восточной Азии, диоды опутывали Леню, как елочные гирлянды. Он соединял их проводками — то так, то эдак, но свет выходил чахоточный, скудный или, наоборот, непереносимо сверкал и лучился, резал глаз, ускользал, не давался так просто в руки изобретателю-самоучке.

Тишков злился, приходил в отчаяние, чуть не рехнулся. Пока не удалось отыскать ту самую электрическую схему, когда должны были загореться сначала холодным астральным светом, а после — густым таинственным и теплым аккуратно приклеенные по внутреннему периметру месяца диодные ленты.

Почти на ощупь, интуитивно ему удалось проникнуть по ту сторону обманчивой видимости, зажечь Луну, присоединить к ней диммер — хитрый приборчик, регулирующий силу тока. И — о, чудо — пограничные линии между диодами начали растворяться, само собой появилось множество точек соприкосновения, живая и неживая природа пронизывали друг друга, приоткрывая трепет космических глубин.

Луна не только светила, она меняла оттенки от медового до снежно-белого, могла мерцать, туманиться, яснеть и серебриться по мановению руки ее создателя. Так на шхуне воссиял двухметровый месяц, мистер Moon, чему все несказанно обрадовались. А Леня еще и стихотворение сочинил, посвятил этому волнующему событию:

Луну построил
В небо гвоздик вбил
Завтра вывешу ее и зажгу.

Братия толпилась, грудилась вокруг Лени с его народившимся месяцем. Каждый тут испытал на своей шкуре, что значит иметь дело с мистерией в ее мельчайших проявлениях. Но больше всех радовался Баклэнд — ведь это была его идея, чтобы Леня захватил с собой в Арктику Луну.

Невзирая на гордый английский профиль, Дэвид чем-то неуловимо смахивал на короля джаза Дюка Эллингтона, у которого был тайный ключ к сердцу музыканта, иначе биг-бенд сто раз бы развалился. Говорили: Эллингтон распоряжался музыкантами, как опытный картежник управляется с колодой. Недаром после смерти Дюка его сын Мерсер, отличный трубач, обнаружил в больнице записку: «Мне легко угодить. Нужно только, чтобы все было по-моему»…

По щучьему велению, по Дэвидову хотению Луна прямым курсом движется к 80-й широте, спустилась с неба и осветила кубрик, сделав его если не еще уютней, то во много раз теснее. По этой причине Лене пришлось вытащить ее на палубу, так как столы на корабле — большая ценность, на них обедают, пишут поэмы, рисуют и — хотела написать «играют в карты», но никаких настольных игр у нас не практиковалось, ни шахмат, ни лото, ни карт. Даже в «морской бой» никто не играл.

Вообще никто ни во что не играл — все так уставали за день, что после ужина, хлопнув стаканчик, — нет, не ложились спать, а шли на лекцию: каждый вечер устраивались презентации. То Спуки рассказывал взахлеб, что поднебесной управляют течения и волны и первыми Северный полюс открыли черные люди, кстати, не убедив никого ни первым, ни вторым заявлением. На сей раз Боб Дэвис собирался поведать об экологических домах в лесопарках Канады, поэтому мы взяли за рога Луну и вынесли ее на палубу.

Там Леня положил ее на красный ящик, торжественно возвышавшийся посередине палубы. Андрей посоветовал привязать — вдруг разразится шторм, и она вылетит за борт, так и не выполнив свою миссию. Но привязать лучше к другому ящику, вот к этому. А красный ящик, закрученный шурупами, нам надо оставить на берегу.

— Это, знаешь, что за коробка? — спросил Андрей. — Какой-то незнакомый парень подбросил в Лонгьире. «Слушай, — говорит, — возьми, закинь мой ящик…» «Куда?» — «Ну, в западной части Шпицбергена брось где-нибудь. Куда-нибудь туда!.. — показывает мне на карте. — Тут или тут, мне все подходит. Там у меня жратва, закрученная шурупами. Говядина, хлеб, вода… Отвертку захвачу с собой. Сейчас последние осенние рейсы. Выброси где-нибудь на островах и скажи где. А мы весной пойдем с Северного полюса…» Дождутся света и по солнышку пойдут, — уютно говорил Волков. — Зимой темно, — рассуждал он. — Я сначала не понял, думал, это продукты для нас. Мы с Афкой как раз загружались едой и водой. Она у меня спрашивает: «Андрэй! Мы на сколько идем? Дней на пять?» Я говорю: «На двадцать пять!» Знаешь, как она прореагировала на это сообщение? Просто бросила мимоходом: «Да? Тогда пойду куплю еще сигарет».

Глава 20

По следам Виллема Баренца

На ночь мы встали на якорь в Магдалена-фьорде, открытом Баренцем в 1596 году во время его третьей полярной экспедиции. Стоило Виллему Баренцу этот залив нанести на карту — сюда сразу ринулись китобои. Построили поселок (на берегу чернело какое-то разрушенное строение), установили печи-салотопки — одним словом, возьми с полки «Моби Дика».

Добыча в гиперборейских водах была огромная, барыши баснословные. С величайшей осторожностью лавировали суда меж китовыми стадами. На взрослых самцов китоловы редко отваживались нападать. Божественный и грозный призрак Белого Кита, бессмертного и смертоносного чудовища, витал над всеми, кто жаждал приобщиться к чести и славе китобойного промысла. А чтобы отпугивать кшатриев китового войска, охотники на борту вельбота жгли известь, навоз и можжевельник.

Я, кстати, долгое время, толком не читая Мелвилла, гордо заявляла налево и направо, что это у меня самая любимая книга, чем просто всех поражала. Поэт Еременко за кружкой пива сказал мне, что «Белый Кит» — лучшая в мире книга, и я повторяла за ним, как попугай. Недавно прочитала ее до конца и ужаснулась нескончаемым эпизодам, в самом деле, мастерски прописанным, как дозорные на мачтах замечают великого Левиафана, гонятся за ним по водным пашням и забивают его в бездонной лощине, затем швартуют у борта и обезглавливают, как вываривают китовую тушу, и над кораблем, словно над целой слободой кузниц, поднимаются адские клубы дыма. От дыма салотопок все поручни покрыты копотью и сажей, матросы ходят, с ног до головы пропитанные маслом. Как это масло, точно горячий пунш, разливают по шестибаррелевым бочкам и спускают в трюм…

Леня кричит:

— Немедленно убери Мелвилла из туалета! Видите ли, это ее любимая книга! Я вообще ничего не хочу даже слышать о китобоях. Тоже мне, романтическая профессия![4]

Нет, я и теперь восхищаюсь писательским гением Мелвилла, да и Ереме не доверять нет никаких оснований, но все ж эта книга никак не вяжется с моим агрессивно «зеленым» мировоззрением. Последней, кого я эпатировала «Моби Диком», была художница Айрис Хослер, которая мудро ответила мне:

— Разве можно сказать — какая книга любимая? Когда на свете есть столько прекрасных книг….

От себя же скромно воскликну в поздний след: что может быть пучите чтения «Суттапитаки» Будды, или «Дхаммапады», или «Сутры сердца»? Я иногда смотрю на людей и вижу, как мало осталось времени у всех у нас, а они едут в метро и читают черт-те что.

Залив Магдалены окружал «Ноордерлихт» высокой чашей, шхуна застыла в центре чернильных вод, опоясанных грядами гор, справа на берег вываливался белый язык ледника, а над полоской песчаного пляжа высился курган с могилами китобоев.

В китобойном ремесле, говорил Измаил, смерть дело обычное. Мало кто возвращался на том же судне, что отправлялся в путь. А поднимать острогу на такое чудовище, как спермацетовый кит, значило сразу же оказаться вышвырнутым в текучую вечность.

Над кладбищем розовым светом сиял закат. Солнце скрылось, но акварельный охряный след тянулся за ним, как хвост кометы. В сентябре в полярных широтах мирно соседствуют глубокая звездная ночь на востоке, румяный день на западе, а над головами — синие облака, чуть тронутые красноватым.

Леня заволновался, заходил по палубе кругами, выписывая орбиты вокруг своей Луны, и стал кричать:

— Вот он, этот пейзаж для первого кадра! Все здесь приспособлено — и тишина, и синий свет, и острые верхушки гор, и вода, отражающая горы, и тихое кладбище как будто специально возведено для съемки романтического фильма. Скорей, скорей, надо торопиться, хватать все приспособления — и на берег! Только нужен аккумулятор. Тед! Есть аккумулятор?

Тед молча вытащил из каюты автомобильный аккумулятор со свинцовыми перегородками, который Лене — с его плечевым суставом и позвоночными дисками, радикулитом, артериальным давлением, коленной чашечкой и… не стану продолжать, чтобы не утомлять читателя, — нельзя было поднимать ни при какой погоде. Не говоря уже о том, что чрезмерные физические нагрузки имеют пагубные последствия для эрекции, он мог просто пупок надорвать этой батареей.

Опять же возраст! О чем Леня и слышать не хочет. Как раз перед отъездом мы узнали по радио, что «Rolling Stones» отправились в мировое турне. Парням под шестьдесят: собрались, сосредоточились. Однако в самом начале поездки Кит Ричардс упал с пальмы, повредил позвоночник и сорвал гастроли!

По радио говорят:

— Ну, конечно, все-таки возраст…

— Что значит возраст? — воскликнул Леня. — Он же как-то туда залез???

Пока степенный Тед спускал на воду зодиак, Леня проверил, работают ли диоды, присоединил провода к аккумулятору. Луна нежно вспыхнула желтым светом, расколов прозрачный морской воздух двухметровой радугой.

— Ну, такой я прямо рукастый! — самодовольно сказал Тишков.

— Предупреждаю, — зашипела я ему в самое ухо, — если ты схватишь этот стопудовый генератор и бросишься с ним в глубь Шпицбергена, я устрою дикий скандал и опозорю тебя перед всем честным народом.

Что за комиссия, Создатель, — оберегать Ленину усердную ревностную жизнь! В походах вечно случаются непредвиденные трудности — в дальних краях проще простого заболеть разной дрянью, могут напасть враги или дикие звери, в пути приходится переносить страдания и лишения, мерзнуть в горах, голодать в степи, ночевать в лесу… Только благодаря разумным мерам предосторожности и военным хитростям мне удается оградить его от смертельных опасностей, особенно когда он входит в раж в сиянии своей Луны.

В памяти жив еще ненастный январь, когда Леня в летнем плаще своего заоблачного отца и льняной шляпе не то что НА, а прямо-таки НАД крышами Парижа снимал Луну под снегом и дождем. Холодно, мозгло, мокро, нас всех колотит, старожилы не припомнят таких ледяных ночей. На вторые сутки Тишков был уже с собачьим кашлем, температурой, но часами позировал в плаще на рыбьем меху, невзирая на мои дебоши с обратной стороны Луны — ночи напролет, скрючившись, я подпирала ее собой, чтоб она не шлепнулась в Сену, не свалилась с крыши, не покатилась кубарем с лестницы на Монмартре, и вопила, что этот скудельный сосуд решил оставить меня вдовой, неважно, каким способом — простудившись, надорвавшись, переутомившись или уморив себя голодом…

— Пойби, — он гундосил, заходясь в кашле, — такова жиздь худождика. А тем, кто выбирает легкие пути, де дадо пережить сабих себя.

Напрасно я убеждала его, что все, все в конечном итоге растает без следа. И надо, не цепляясь за настоящее, покоиться в безмятежности неба. В результате я категорически отказалась ехать с ним в Париж на вторую съемочную сессию.

— Как? — возмутился он. — У меня уже билет куплен на тебя! Нет, ты теперь будешь все время ездить в Париж, хочешь ты этого или не хочешь! — Он был в ужасе, потому что сдавать билет очень хлопотно, а пропадет — жалко денег.

— Мне уже во! где этот Париж, — я гордо отвечала. — Ты недостоин такого спутника по романтическим путешествиям, как я. С тобой рядом солнце, а ты только и глядишь на свою Луну.

На Новый год я подарила ему книжку «Любовь и секс после 60» доктора Маккарти — на будущее.

«Недостаточно сказать «Я люблю тебя», — рекомендовал американский сексолог, — перечислите, что именно вы в ней любите, говорите почаще, что она прекрасна, читайте ей стихи, запишите для нее кассету с песнями о любви…»

Автор советовал мужьям, прежде чем заняться сексом, найти в женах пять привлекательных черт и поговорить о том, как они все это любят и как восхищаются. А после соития сразу не отключаться, а как-то продлить дружеское общение, ну, например, затеять шутливую драку подушками…

Нет, понятно: Ленина голова — центрифуга идей, земля горит под ногами — фестиваль современного искусства в Выксе, фестиваль современного искусства в Самаре, в Челябинске, в Ярославле, в Перми, Воронеже, Сургут зовет, открытие Центра современного искусства в Нижнем, биеннале «Глубь» грядет в Красноярске.

— Ты совсем недавно летал в Красноярск, у тебя там дважды украли постельное белье!..

— Тогда была «Даль», — объясняет Леня, — а в этом «Глубь»! Умеют они затронуть струны моей души!.. Позвольте нам, говорят, спустить вашу Луну в Енисей? При великом стечении народа в полночь мы зажжем Луну под водой. Настоящие водолазы будут выуживать ее оттуда… Представь: жемчужный свет Луны, проникающий из-под воды, я плыву на лодочке, а два водолаза поднимают ее, кладут на корму, и мы уплываем с Луной куда глаза глядят. А потом, так и быть, пускай забирают по заявкам — в забой, в шахту, или на ГРЭС… А в земле, — размечтался он, — будет гореть звезда — семиконечная, чтобы вопросов не было: не звезда ли она Давида? Не могендовид ли? Выроем колодец на площади — метров пять глубиной, туда я помешу свою звезду, она воссияет в земле, прикрытая матовым стеклом, чтобы окурки и бутылки не бросали, потому что люди — недостойны доверия!..

Что ж, я сама ему записываю кассету с песнями о любви. И регулярно твержу, раз в три дня — обязательно:

— Я люблю тебя, Леня!..

— Я тоже, — он отвечает, позевывая.

Я — миролюбиво:

— Тебе надо было сначала ответить, а потом зевнуть.

А он:

— Это случайно получилось такое совпадение.

Его счастье, что в какой-то момент — на бегу, на скаку — он придумал для моего исторического романа блистательный поворот: мол, один ученый из Института экспериментальной медицины в 1923 году предложил заморозить В.И. Ленина, пока тот был еще жив, чтобы через пятьдесят лет, когда наука сможет победить склероз, отморозить Ильича и донести до потомков в живом виде, а не в таком, как сейчас. И уже у него якобы успех был на этом пути — замороженная мышь оттаяла и дальше стала шебуршиться, правда, не совсем какая была, слишком много спит, квелая, но все равно.

— Ладно, я поеду, — сказала я тогда, — с условием, если ты пообещаешь, что в Париже будешь щедро дарить мне любовь и сочинять мой роман.

— Договорились, — обреченно сказал Леня. — Мне только бы с твоим билетом не возиться.

Никто никогда не оценит мою беззаветную преданность. А я хочу одного: чтобы Тишков и после шестидесяти оставался энергичным, подтянутым и как можно дольше сохранял живость ума. Но этому многое препятствует: загрязнение окружающей среды, сотовая связь и главное — его всепожирающая страсть к искусству.

Хорошо, плащ со шляпой остались дома, я предупредила, что эти аксессуары отправятся в Арктику только через мой труп. (На что Леня зловеще отозвался: «Ну что ж…»)

Так теперь — аккумулятор, дьявол его дери!

Я взяла с Тишкова страшную клятву, что к неподъемной чугунной хреновине он не притронется. С ней вызвались помочь русский богатырь Волков и Миша Дурненков, хотя у Андрея побаливала шея, у Мишки вся жизнь еще была впереди. А эта автомобильная бандура могла бы и Добрыню Никитича пригробить.

Тед спустил на воду шлюпку, мы в нее погрузились, и с нами еще человек семь поехали проветриться и поглазеть, как будет проходить съемка.

Песчаный пляж, кулички бегают по мокрому песку, камешки, вечерок, все тихо, спокойно, ни ветерка, абсолютная нирвана.

Накачанный валерьянкой, Леня держался десять минут. Пока Андрей высаживал на берег наблюдателей, Тишков мало-помалу заводился, набирал обороты и в считаные минуты достиг такого перевозбуждения, что наплевал на свои обещания, схватил аккумулятор — Миша еле успел подскочить, вцепиться с другой стороны, — и они потаранили его, как реактивные, к едва проступающей в туманной дали развалюхе.

И вот — на фоне островерхих гор, по берегу изрезанного волнами фьорда движется процессия из фильма Феллини: впереди на полусогнутых чешет Леня с аккумулятором, не видя и не слыша ничего, кроме своих необузданных фантазий, с ним в цуге — мужественный драматург Михаил Дурненков. За ними мы с Волковым, едва поспевая, тащим Луну на электропроводе.

Я — рвала и метала: хотя бы два раза в неделю этот гусь-гуменник выполнял упражнения с гантелями, начиная с умеренных нагрузок, постепенно увеличивал вес, наращивал мышечную массу, очищал пищеварительный тракт, провел бы курс профилактики заболеваний предстательной железы — тогда бы и тягал автомобильные батареи!

Андрей — ружье на плече, вполне благодушный, однако нельзя терять бдительность: голодные медведи прячутся повсюду. Каких-то несколько месяцев назад на этом тихом бережке белый медведь убил, оттащил в сторонку и съел австрийского туриста.

А уж за нами — пританцовывая, в прекрасном расположении духа следовали наши попутчики, готовые безудержно всем восхищаться. Лишь на песке под черной скалой зажглась Луна и осветила кладбище китобоев, а по воде до самого «Ноордерлихта» побежала золотая дорожка, послышалось:

— Ах, лавли, эмейзинг, марвелос, бьютифул, перфект, найс, брильянт, маджик, фантастик…

Они летели на огонь, как мотыльки из мглы Шпицбергена. Пока Леонид не крикнул им сердито — на русском языке:

— Стоп! Стоп! Стоп! Ну-ка никому сюда не ходить! И ничего не топтать! Это будет такое необитаемое место, где еще не ступала нога человека!!!

Не знаю, что они там поняли из его тирады, но остановились испуганно и замерли.

Тишков примеривался, искал ту единственную точку отсчета, чтобы в кадр вошла вся панорама фьорда Магдалены — белоснежные пики со звездами на глади вод, маленький кораблик вдали, прибрежные мели, поломанные ветром кресты, бугры земли и доски опустевших гробов, Луна, присевшая на камни, выступающие из воды, — луды, и востроносые кулички, снующие по лунным бликам.

Один глаз у него дальнозоркий, другой близорукий, каждый видит что-то свое, особенное, объективную картину с таким зрением отобразить невозможно, не помогут никакие оптические приборы, только третий глаз выручает Леню, реликтовая шишковидная железа между бровями, которая у него на редкость распахнутая, пышет жаром и светится в темноте.

И когда он сверхчеловеческим усилием воли настроил фокус и приготовился сделать снимок, предназначенный потрясти этот мир, мне, как ни прискорбно, в соответствии с предварительной договоренностью, пробил час приниматься за обещанный скандал.

К неописуемому изумлению наших спутников я подошла к горящей Луне с нацеленным на нее объективом фотоаппарата и с мрачной решимостью истоптала «мак-бутами» все это его «необитаемое место».

Так люди пришли посмотреть лирическую мелодраму, а попали на шекспировскую трагедию.

— Ты что наделала? — возопил он, глядя на меня испепеляющим взглядом. — Ты зачем истоптала?

Обычно Леня тих, кроток и чист, но тут он до того обиделся и разозлился, наверное, мог и плюнуть, и сказать ядовитые слова, я не знаю, что было бы, если б не вмешался Миша.

— Лень, — он сказал ему, — не расстраивайся. Скажешь — это следы Виллема Баренца.

Вернувшись на шхуну, Леня привязал пеньковыми тросами Луну, взял бутылку вина и спустился в капитанскую рубку — поблагодарить за помощь Теда и Андрея. Спуск на воду «зодиака» и высадка десанта в ночи были чисто дружеским жестом со стороны капитанов.

Остальные угощались чипсами, попкорном и веселились в кают-компании — мне было видно в оранжевые иллюминаторы, как они болтали и смеялись. Кто виски брал в баре, кто коньяк, кто джин или вино — и аккуратно ставили галочки. «Дринк» отмечаешь, или «ботл». А в конце путешествия аккордно оплачиваешь выпивку.

Только я совсем одна стояла на палубе у бортика, свесив голову в своем башлыке.

Когда Леня едет куда-нибудь, он всегда меня спрашивает:

— Ну, чего тебе привезти?

Я всегда отвечаю:

— Башлык и бушлат, — почему-то мне кажется, что в крутой моряцкой экипировке я достойней держусь на плаву.

Я глядела на воду и представляла, как они сидят — настоящие мужики после трудового дня, любуются лунным небом с настоящей Луной и калякают. Не помню, может, я плакала или пела, объятая тьмой. Вдруг меня кто-то еще обнял, кроме тьмы.

— Марин, — послышался голос Лени, — а ты будешь в своем романе описывать похороны Ленина?

— Что ты! — ответила я. — Разве мне осилить такую многофигурную композицию?

— Тут надо так! — Он сказал. — Мороз, все люди идут, и над каждым — облако пара изо рта. И только у одного нет пара изо рта — над телом Ленина кристальная пустота. Как у меня в стихотворении: Облачком пара душа отошла…

— Беру! — сказала я, утирая слезы.

Мы обнялись и пошли ночевать в нашу каморку.

— А все-таки, — сказал Леня, паря в вышине, — все-таки, знаешь, Марин, — послышался надо мною глас небесный, — если меня пригласят с Луной на Луну, — бормотал он, уже засыпая, — я тебя обязательно оставлю дома.

Глава 21

«А это Дзига Вертов!..»

На другой день, уже при свете солнца мы высадились опять на тот же берег и обнаружили тянущуюся на песке цепочку таких огромных вмятин косолапых — полметра в диаметре, не меньше, и еще дымящуюся, пять минут назад наваленную кучу.

— Это кто, мамонт? — пришли в ужас мы.

— Обычный полярный медведь, — сказал Андрей, нащупывая на поясе ракетницу в кобуре. — Здоровый самец! Идет, как все равно крюками загребает. У него и удар — сокрушительный хук сбоку. Надеюсь, на всех подействовало?

Мы давай выяснять — не организовал ли вышеописанную композицию сам Волков, дабы придать веса своим бесчисленным опасениям?

Но Волков, с винтовкой на одном плече и рацией на другом, ответил, что он тут всё организовал, однако советует держаться к нему поближе.

— Андрей, а ты хорошо стреляешь? — встревожился, наконец, DJ Спуки.

— Be sure! — ответил Волков — дескать, не сомневайся.

— Значит, сколько раз увидишь, столько убьешь?

— Последовательность обычно такая, — терпеливо объяснял Андрей. — Сначала палишь из ракетницы. Не помогло — в ружье у меня два дула, одно заряжено резиновой пулей: мол, отвали. А если уж явная агрессия со стороны медведя — тогда стреляем по-настоящему. Но убийства пытаемся избежать, пока он кого-нибудь не сцапает. Тут на двоих полярный медведь напал, — рассказывал Волков. — Хотели пройти вокруг Шпицбергена на каяках. Вечером высадились, поставили палатку и оба легли спать. А ночью пришел медведь, одного прихватил и вытащил. У другого шок, но все равно парень молодец, сумел собраться, схватил ружье и убил медведя. Потом они долго были в больнице — одному медведь скальп подснял, но ему повезло — череп и позвоночник целые, его зашили и выписали. А второй очень долго в себя не мог прийти…

Выслушав эту историю, Пол пять минут следовал за Волковым, опасливо озираясь. После чего все-таки прибавил шагу, обогнал Андрея и бросился бежать.

Море, простор, ширь, свет, я понимаю его, он иначе не мог. Наверное, мы ему казались какими-то слишком нордически сдержанными. Пол же с первых минут знакомства норовил всем и каждому дать вкусить плоды своего искусства, показать, как он искромсал разных выдающихся композиторов, а главное, режиссера Дзигу Вертова. Мы только и слышали от него: Дзига Вертов, Дзига Вертов…

Пол ждал восхищения, демонстрировал, с кем он сотрудничал, какие у него крутые знакомые. Вот он продюсер Йоко Оно — стоит с ней на фотографии и улыбается во весь рот. А вот с ним в обнимку еще несколько почтенных и уважаемых фигур.

Все культовые музыканты в Нью-Йорке работали с Полом Миллером или, по крайней мере, мечтали о сотрудничестве. Такой он человек, незаменимый в мире музыки.

Нам даже показалось, композитор Джон Кейдж приходится Полу родным дядей. Легко представить, как великий музыкант изрекает, хлопая по плечу Пола:

— Слушай меня, малыш, и запомни на всю жизнь: даже в звуке жарящейся яичницы можно услышать музыку сфер!

А теперь с ним работает Дзига Вертов, ну, то есть, наоборот, — Пол где-то обзавелся хроникой «Киноглаз», перелопатил ее как следует, добавил музон своего кореша Чака Ди из группы «Паблик Энеми», опять изрезал, перемешал и выдал продукт, которым собирался сразить наповал Музей современного искусства в Нью-Йорке.

На все в этом мире Пол смотрел как на рабочий материал. Словно китайский повар — с ножиком, DJ Спуки не расставался с айпадом, на котором чистил, шинковал и перемешивал музыку с фильмами, а потом предлагал дегустировать чудеса своей заморской кухни.

— Вот, смотрите, — показывал он нам драматические кадры суда над троцкистами, скитания беспризорников на Курском вокзале или голод в Поволжье, — сейчас я такое месиво из этого сделаю, что маму родную не узнаете.

Сердца наши падали куда-то в бездну, когда мы глядели на эти горчайшие документальные кадры нашей многострадальной истории, но оптимистичный Пол хватал нас за нос и снова окунал в экранчик своего компьютера.

Мы думали, он молодой, поэтому немного без царя в голове, и были поражены, узнав, что Полу сорок лет. И он так носится, сломя голову, потому что боится потолстеть за время плавания.

Пол делил жилище с англичанином Мэттом, оба они совершенно лысые, скрывать им нечего было друг от друга, так что Мэтт Полу прямо говорил:

— Я вообще не понимаю, зачем на Земле существуют диджеи, они только небо коптят. Композитор старается, пишет музыку, вкладывает туда свои мысли, переживания, или режиссер снимает фильм. Адиджей тут как тут: все перевернет с ног на голову, порежет — и давай прославляться и деньги загребать. Только в суд можно подать на такого акустика, а не восторгаться почем зря.

Мы с Леней симпатизировали Полу: в сущности, нет ничего плохого, если человек видит чистую возможность все без разбору, что только под руку попадется, перепахать и сделать из этого микс.

К тому же черный Пол потрясающе смотрелся во льдах, в лимонной куртке и в сотне ярчайших шапочек немыслимых фасонов и расцветок, элегантных беретах, кепках-восьмиклинках, модных у нас в 20-е годы, — головных уборов у него было пруд пруди.

— Потому что я безволосый, — объяснял Пол. — Мне надо голову сохранять при комнатной температуре.

Леня нарисовал DJ Спуки, окруженного белыми медведями. Тот показывает им свой айпад и, тыча пальцем в экран, говорит:

— А это Дзига Вертов!

Правда, малодушно прятал эту карикатуру от Пола — побаивался, вдруг у того отсутствует самоирония.

— Рука не поднимается смеяться над Полом, — говорил Тишков, хотя накатал уйму дружеских шаржей на всех без разбору, включая нашего сурового и неулыбчивого капитана. — Понимаете, — объяснял он, — музыканты не любят, когда над ними смеются. Они любят, когда их возвеличивают.

Солнце прорывалось сквозь клочья тумана, освещая каменистую гряду, куда Волков направил стопы. Мы сложили горку из спасжилетов и устремились в глубь острова. Андрей шпарил в сапогах-скороходах, а я за ним — в норвежских ботиночках для трекинга — не жмут, не трут, щиколотку держат! Вообще, у меня экипировка идеальная. (Но и она не шла в сравнение со снаряжением канадки Джой Гийемо, у которой ботинки были с подогревом! Температуру в своих ботинках Джой могла регулировать в зависимости от того, куда ее забросила судьба.)

— Ну, как в штанах, уютно? — спрашивал у меня Леня.

— Это не штаны, а райское наслаждение!

— Я тебя одел, как куколку, — самодовольно говорил Леня. — И вывез на Шпицберген. Первое — многие делали, а чтоб и первое и второе — редкий случай. Даже не знаю, было ли что-либо подобное?..

Будто нескончаемые крутые лестницы к индийским храмам, вели к ледникам Шпицбергена ступени валунов и обломки скал. Срезанные, сколотые, заштрихованные ледниковым потоком, обкатанные и отшлифованные талыми снегами, камни шевелились под ногами — громадные ограненные гальки.

Я всегда любила скалы, камни, я насквозь пропитана горами этой Земли. Говорят, что камни нам главные родственники, наша основа основ, то, на чем мы стоим. В нас живет глубокая ностальгия по состоянию минерала до рождения жизни, когда все еще было спокойно и неподвижно.

И мне часто снятся камни — с причудливым узором, плоские, как письма. Один и тот же сон: кто-то, не видно — кто, их вынимает из шкафа и подносит к моим глазам на большущей ладони.

Вокруг высились моренные холмы и груды щебня, оставленные ледником. Сухие валуны сменились подтаявшей вечной мерзлотой, глиной, галечником — лужи, слякоть, все заскользили на рифленых подошвах по хляби ледяной, едва удерживая равновесие. Внезапно повеяло стылым дыханием, будто распахнули холодильник, причем морозилку — и оттуда дохнуло.

…И пришел хлад от снежных гор, сказал бы поэт Тимур Зульфикаров, и пришел опасный хлад речной от ледовитых волн…

Мы очутились у предела древнего ледника Галли-брин, у его изорванной окраины с очертаниями лап сфинкса, погрузившего пальцы в песок и каменное крошево. Всем стало страшно всходить на вытянутые лапы спящих вод. Один вид ледника, излучавшего волны покоя, один только вид его, царившего на поверхности бытия вопреки взбаламученному миру, казалось, мог избавить от привычных уз времени и пространства.

Вот мы стоим и пытаемся взглядом охватить литое тело ледника — до самых до его истоков — остроконечных снежных гор, прорезанных фиолетовыми скосами и наплывами. В глубине фьорда пики сдвинулись теснее, а седловину самой высокой горы укрывал ледник, разлившийся на множество бирюзовых рек.

Ну как ты опишешь странный минерал, возможно, занесенный когда-то на Землю кометой из космоса, — живой и мертвый, теплый и холодный, хрупкий и ползучий, как дрожжевое тесто. Спокойно тающий на поверхности, он взрывается, когда его поднимают из глубин.

Бывают ледники вогнутые и выпуклые, живущие каждый своей особенной жизнью. Пористые и плотные. Однако тонкие водяные лучи, похожие на веточки снежинок или цветочные лепестки, пронизывают даже самые непроницаемые слои ледяной плоти.

По венам и капиллярам его всегда циркулирует вода. Теплятся, струятся, шевелятся лазоревые реки, вытачивая во льду карманы, полости, гроты, ледниковые пещеры, и наконец, гигантские колодцы, по которым вода обрушивается на ледниковое ложе — подвигая ледник на грандиозные события: пульсации, вибрации, ледоломы, лавины, ледопады, прорывы ледниковых озер.

С ужасным грохотом ползет раскореженный поток, взрываемый продольными, диагональными и поперечными трещинами, сливаясь по дороге с ледяными притоками в колоссальную древовидную стремнину, — двухъярусную, многоярусную, — там уже все непредсказуемо. Случается, что одна ветвь такого ледника наступает, тогда как другая отступает неспешно. И разные другие чудеса. Например, из трещин начинают хлобыстать фонтаны.

Похожее ледяное плато — пока что устойчивое снаружи и бушующее внутри, с буграми и грядами, полями фирна, сетью трещин и разломов, — лежало перед нами. В его объемах слышался то неясный гул, то беспрерывный треск, то как все равно колокольчики звенят. И тут же где-то вдалеке взметались к небу столбы ледяной пыли, и раздавалось подозрительное громыхание.

Доктор Иглесиас-Родригес — глядя бездонными глазами махи с полотен Гойи на то, как Даша Пархоменко, которая только что в поисках нехоженых дорог забурилась куда-то вбок, застряла среди камней и жалобно взывала: «Help! Somebody, help», и вот опять летит, скользя по ледяной корке, сам DJ Спуки ей не брат, — возроптала:

— Andrey, it is not a good idea to go to the glacier!

Дескать, куда ты прешь, черт бородатый, не видишь — люди сплошь неподготовленные, того гляди, загремят в расщелину.

Так наше корабельное содружество, можно сказать, нерушимый монолит, взойдя на Галли-брин, раскололось надвое: люди бывалые, те, кому коварство ледников знакомо не понаслышке, наотрез отказались бороздить его буераки, ухабы и рытвины.

Порой эти трещины метров по двадцать-тридцать глубиной, а то и пятьдесят, и поглубже, перекрываются рыхлыми снежными мостами, поэтому ходить по леднику в одиночку, а не в связке, поддержала доктора биологии альпинистка Нина Хорстман, жутко опасно. Можно ухнуться — ой-ой-ой.

«Север не любит слабых», часто говаривал Волков (после чего обязательно случалось какое-нибудь кошмарное происшествие, вплоть до угрозы кораблекрушения, нам даже пришлось обратиться к нему с воззванием прекратить талдычить эту присказку), а ледники не любят легкомысленных.

В конце позапрошлого века один швейцарец, проходя по Гриндельвальдскому леднику, упал в трещину, проскользил чуть не две сотни метров, но каким-то чудом уцелел. В кромешной тьме он стал искать выход из лабиринта и, продвигаясь на ощупь вдоль туннеля, обнаружил его! Подледные коридоры обычно заканчиваются у края ледника в едином сводчатом гроте, откуда из самых недр ледяных низвергаются талые воды — истоки ледниковых рек.

Я предпочла бы последовать за Андреем, я вижу людей и чую: его интуиции можно доверять. Но Волков не покинул альпинистов и естествоиспытателей, которые в силу своего жизненного опыта замешкались у ледяного порога, он встал возле них с карабином, охраняя от белых медведей, словно Прометей прикованный — ни туда, ни сюда. Блестело необъятное ледяное зеркало, оглашенное лебединым ячаньем Волкова, жалобно умолявшего тех, кому все по барабану, не разбегаться и не исчезать в полосе неразличимости.

— Андрей, а можно есть снег? — издалека кричал ему Пол.

— Можно, — отвечал Волков. — Но только не ешь желтый снег. Мой друг из Великобритании учил меня: Андрей, никогда не ешь желтый снег.

— А почему?

— Туда кто-то пописал!

Мэтт Кларк вдохновенно приступил к съемке ледника для выставки «High Arctic» в Лондонском Национальном Морском музее. Словно под микроскопом, чувствительная камера Мэтта исследовала структуру льда и его неожиданную палитру, вморозившую в себя небесные оттенки: вдруг в объективе заиграл лимонный да светло-осиновый, от изумрудного, через брусничный, клюквенный до беспросветно черного!..

И совершенно другими глазами смотрела на это сокровище мира, богатейшую кладовую Земли, где бережно хранится самая чистая вода, обладательница волшебных ботинок Джой Гийемо, молодой, но очень серьезный и вдумчивый наблюдатель Всемирной организации здравоохранения, которая буквально не вылезает из командировок в «горячие» точки нашей планеты — в прямом смысле этого слова, поскольку Джой посылают в жаркие страны собирать сведения о природных катастрофах.

Наводнение и вспышка холеры в Индии — туда едет Джой. Землетрясение на Гаити, засуха в Конго или цунами в Индонезии… Джой берет рюкзачок, складную тросточку и улетает, не раздумывая, из мирной благополучной Женевы куда-нибудь в Зимбабве, где подробно описывает жизнь людей в эпицентре засухи, эпидемий, после тайфунов и ураганов, посылая срочные донесения во Всемирную организацию здравоохранения: так, мол, и так, нужно то-то и то-то. А уж отовсюду летят в пострадавшие районы по зову Джой спасатели и врачи с лекарствами, еда, вода, гуманитарная помощь.

Тем временем эта маленькая кареглазая девушка, немного похожая на медвежонка Тэдци, уже строчит рекомендации королям и президентам — как бороться со стихией и выжить в этих условиях, несмотря ни на что.

Джой — специалист по адаптации населения в обстановке изменяющегося климата. Высыхают моря, исчезая с географической карты, оскудевают великие реки — Брахмапутра, Ганга, Нигер, Колорадо, Желтая, Меконг… И это в густонаселенных Китае, Индии, Таиланде, в странах Африки, Ближнего Востока, в Южной Австралии, на западном побережье США и в ее родной Канаде…

Вырубают тропические леса — мелеет самая полноводная Амазонка.

А реки, увеличивающие сток, текут на север — в места, непригодные для жизни.

— Люди недооценивают значение льда в жизни планеты, а между тем все взаимосвязано в этом мире, — говорил нам Дэвид Баклэнд.

Мы были ошеломлены, когда Джой показала на экране диаграммы, где отчетливо прослеживается связь роста малярии, наводнений в Пакистане, засухи в Малайзии и в Республике Чад — с таянием арктических ледников.

Джой смотрела на ледник Галли-брин и думала о своих подопечных в жарких странах, где глоток мутной теплой воды куда дороже золота. Хотя такая вода в момент может заразить холерой и разными другими эсхатологическими заболеваниями, которые, по статистике Всемирной организации здравоохранения, каждый год уносят жизни трех миллионов человек.

При этом лесов на Земле ежегодно исчезает семьдесят три тысячи квадратных километров. Зато пустыня Сахара расширяется на полкилометра в месяц и уже помышляет охватить целиком север Африки.

— В эту самую минуту, — говорила Джой, — миллиард людей не имеет свободного доступа к безопасной пресной воде. Для следующего поколения эта цифра может удвоиться. Через какие-нибудь пятьдесят лет спрос на воду превысит водоснабжение на сорок процентов, что повлечет за собой голод, болезни, политическую нестабильность, даже вооруженные конфликты! Мы уже используем накопленные тысячелетиями планетарные запасы, которые никогда не возобновятся. Но большинство стран и в ус не дуют. Да еще загрязняют промышленными отходами уникальные источники пресной воды, такие, как озеро Байкал. — И она строго посмотрела на нас с Леней, а мы виновато понурили головы. — Если отношение к водным ресурсам останется прежним, — грозно сказала крошка Джой, — через двадцать пять лет недостаток воды ощутит все человечество.

Существует ли перспектива у полярных льдов? Нам известно множество вещей: мы знаем, за какой срок Земля обращается вокруг Солнца, мы знаем время наших часов, но мы не знаем мировых часов. Кто владычествует над Вселенной? Кто ее Создатель, Хранитель и Разрушитель, и какие у него планы насчет нашей, скорее всего, абсолютно уникальной планеты.

Мы строим планы искусственной жизни на Марсе или на Луне, мечтаем перенести на Луну экологически вредное производство, присоединить ее к промышленности Земли, добывать на Меркурии полезные минералы, регулировать потоки Солнца специальными парусами и солнечными задвижками — пока непонятно, куда их ставить, но это дело времени… Хотим научиться управлять климатом — если не всей планеты, хотя бы в отдельных областях…

И тут же, у нас на глазах тает полярный ледовый панцирь, который спрессовывался веками, хранилище пресной воды, равное всепланетному стоку рек за последние семьсот лет! Ну, разве это не главное сейчас — подумать о том, как регулировать таяние льдов, найти способ возобновления этих запасов идеально пресной воды и холода?

Льда еще достаточно, чтобы восполнить недостающую воду на Земле. Взять хотя бы вон тот купол ледника, нависший над океаном. Джой представила, как он обрушивается в воду, становится айсбергом. И пять огромных аэростатов с баллонетами, наполненными легким газом, поднимаются вверх, увлекая за собой серебристые паруса, заякоренные во льдах. Айсберг разворачивается и пускается в путь — на сей раз не хаотически, следуя закону морских течений, а строго по направлению к экватору, в тропики, в засушливые районы Африки. Несколько недель спустя, почти не потеряв массы, он оказывается у берегов Нигерии или государства Сомали, половина которого проглотила пустыня Сахара.

Там айсберг нарезается на куски, ледяные глыбы скатывают на платформы, и под палящими лучами солнца они тают, наполняя резервуары древней прозрачной водой, откуда растаявший лед побежит по трубам в удаленные уголки саванны и африканские деревни. Подойдут к цистернам высокие худые женщины с глиняными кувшинами и наберут до краев чистейшую в мире воду, чтобы напоить своих детей.

Так, умирая, айсберги возвращают жизнь позабытым богами потрескавшимся землям, которые задыхаются от засухи, жары и эпидемий.

…В юности я мечтала стать полярником и дрейфовать на льдине. Я даже написала письмо в Ленинградский университет на океанографический факультет: не помешает ли мне тот факт, что я девица, живу в Москве и совершенно не знаю физики?

Вскоре пришел ответ в большом конверте из крафта на официальном бланке. Там было написано одно слово:

«Помешает».

— Не грусти, — утешал меня мой папа Лев. — Что тебе далась эта Арктика? Выйди во двор, сядь в сугроб, подрейфуй немного — и домой!

С тех пор я перечитала горы книг разных мудрецов, и все они твердили мне об одном: надо осторожно мечтать, потому что Существование рано или поздно исполнит все наши желания.

Папа! Видишь? Твоя непутевая дочь сидит на леднике Галли-брин, где сам Баренц останавливался на пути к бессмертию и славе, всего в шестистах милях от Северного полюса, — и тихо поет песню, которую ты когда-то напевал, подыгрывая себе на аккордеоне:

…И-ивушка зеленая,
Над рекой склоненная,
Ты скажи, скажи, не тая,
Где-е любо-овь моя?

Глава 22

«В привилегированном обществе тысяча золотых украшений»

— Ой, — сказал драматург Михаил Дурненков, — опять красота. — Он вчера сочинял пьесу допоздна про изменение климата, поэтому вышел на палубу невыспавшийся, в тапочках и с чашкой кофе.

За бортом проплывали айсберги, голубые в синеву, а за плавучими льдами огромной стеной вставал фронт ледника, вдоль которого, метрах в тридцати, распустив паруса, почтительно и осторожно, как при встрече с китами, плыл «Ноордерлихт», не нарушая тишины, настолько медленно, что казалось, корабль стоит, а ледник проплывает перед нами во всей своей мощи и великолепии. Такого количества льда мы сроду не видели.

Лед был всюду, он окружал нас полупрозрачным куполом, излучая сверкание и колоссальную энергию. Эта энергия обладала огромной проникающей силой: она очищала и наполняла тебя от макушки до пяток, делая соучастником своих таинств.

Для пущей торжественности Пол DJ Спуки всем по очереди давал слушать ораторию Горецкого, попутно инструктируя, как надо совмещать музыку с живым арктическим пейзажем. Льдины отражались в небе, северные капитаны такой белый отблеск зовут «ледяное небо».

Увековечивая игру взаимных отражений, Леня перевел фотокамеру в режим видео, чтобы наши дети и внуки, а когда появятся, и правнуки, могли часами наблюдать эту медитативную картину, сосредоточившись на ощущении Вечности. И чтобы в конце концов доконать их этим зрелищем.

— Идет корабль во льдах и распространяет запах коричного печенья, — заметил Леня. — Нерпы думают: «Елки-палки, какая жизнь-то у них там, где маленькие светлокожие тюлени плывут на красной льдине».

— А представляете, как тут будет, когда нас не будет? — отозвался Миша.

— И не будет этого запаха печенья, — добавила я.

— Запах печенья за спиной дает ощущение жизни и уверенность в том, что мы существуем, — сказал Леня.

— Совершенно работать не хочется в такой обстановке, — вздохнул Миша. — Только циничное сознание должно спасти нас от необратимого преображения. Давайте поговорим о деньгах. Вот вы сколько получаете?

— Мало, хотелось бы еще, — с готовностью поддержал разговор Леня. — А ты, Миша, наверное, много?

— В нефтяные годы набегало, а сейчас — никакого сравнения, — отвечал с грустью Миша. — Помнится, нам с братом отвалили приличный гонорар в Стратфорде-на-Эйвоне, на родине Шекспира. После премьеры актеры быстрей зрителей побежали занимать места в паб «Dark and Dirty». Колоритное местечко — стриптиз-бар, мулатки ходят с силиконовыми грудями. Славка, брат, спустился в туалет, а там огромный негр — намочил ему руки и спрыснул одеколоном. Так Славка все ему деньги с перепугу и отдал.

Разгребая льдины веслами, мы причалили на «зодиаке» к берегу, который приветливо встретил нас беленьким снежком, песчаным пляжем, залитым прозрачным солнечным светом.

Был отлив, поморы говорили: «Вода кротка». Мы даже забоялись бросать около моря спасательные жилеты. Саймон поинтересовался у Волкова, когда, собственно, прилив? И на всякий случай посигналил на корабль, чтоб Афка присматривала в бинокль за нашими вещами на берегу.

— Okay! — отозвалась Афка. — I wish you a nice walk!

Странно было осознавать, что у нас под ногами расстилается дно Ледовитого океана.

Я говорю:

— Миш, а вообще, как пьесы пишутся? По какому принципу?

— Пьесы пишутся так, — отвечал Михаил Дурненков, шагая по спутанным ламинариям и лужам, прошитым вдоль и поперек иглами кристаллов, и это все поскрипывало, похрустывало под его сапогами, простыми, резиновыми, без утеплителя, которые Миша по случаю отхватил в Лонгьире.

Вокруг спокойствие, умиротворенность, лоскутные горы, влажные пески…

— Запомни, драматургия, — звучал посреди этой безмятежности одинокий голос Миши, — работает по схеме. Герой боится одного. Хочет другое. А получается абсолютно третье. А ты преграды ему ставишь на пути. И обязательно существует второй план. Например: перегорела в доме лампочка. Герой собрался в магазин. А женщина его не отпускает, задерживает, находит новые и новые предлоги, чтоб он остался. Он: нет, нет, нет (неуверенно)… И наконец: все, я ухожу.

Миша сказал это решительно и безвозвратно. С такими серьезными глазами. Я даже вздрогнула, настолько бесповоротно он произнес эти слова. И тут же — нейтрально:

— То есть, ты поняла, да? Ему надо в магазин лампочку купить. А речь о том, что — я ухожу. Но он это скажет в конце. Или, — говорил Миша, — из сибирской деревни в Москву приезжает отец. И вот он сидит все время — кемарит и безучастно смотрит в телевизор. Затормозился в городской квартире. Так, правда, было с моим папой. И я представил, если б я пришел домой, а его нет? Герой подумал бы: отец вернулся к себе, и поехал искать, а там, пока ездил по всяким БАМам, Якутиям, документы потерял, жил под чьим-то именем чужим и в результате исчез, растворился. Понимаешь? Он выскочил во двор — кликнуть отца. И чем это оборачивается.

— А отец-то нашелся? — спрашиваю, будто посмотрела пьесу, прониклась судьбой героев, исстрадалась за них душой и позабыла, что тут происходит мастер-класс, а не театральное представление.

— Отец просто забурился куда-то, он потом вернулся. А герой — нет, — бросил Миша и направился к циклопической величины камню, возлежавшему на дороге. — Главное, — прозвучало уже издалека, — смутное ощущение второго плана, которое внезапно обнаруживается в финале!

…Это был грандиозный колобок. Прикатил он сюда откуда-то с небесных гор — кто его слепил, какой великан? Только видно, что этот валун проделал изрядный путь, чтобы здесь оказаться. Гладкий весь, отшлифованный, всего-навсего царапины остались после движения ледника, кривобокий, обрывистый — «бараний лоб», высотой метров двадцать, не меньше. Миша приблизился к нему, похлопал по теплому от солнца шершавому боку, словно богатырского коня.

— Кстати, сегодня вечером у меня премьера пьесы «Хлам» в Хельсинки. Разворачивается некая драма, даже трагедия, — говорил он уже неизвестно кому. — А в конце сценаристу заявляют: «Что за ерунду ты написал? Брось к чертям и напиши-ка снова — о том, зачем ты родился на свет. На все про все тебе два часа!»

…И тут мы увидели, как Миша карабкается по склону вверх, нарушая закон земного тяготения. Ибо это был не перпендикуляр, но очевидный отрицательный угол, что ясно видно на фотографии Лени: Боб Дэвис замер, упершись руками в округлый скальный холм, якобы закатывая его в гору, а тот навис над Бобом, грозя сорваться.

Через секунду Миша стоял наверху, яркий свет растворял в воздухе его профиль. И все вместе это напоминало сказку Андерсена про храброго портняжку, который победил великана. Никто не понял, каким образом Миша попал туда, как взобрался на крутой взлобок без всякой лестницы, альпенштока или веревки с крюком. Похоже, сам камень, словно добрый слон, который берет погонщика хоботом и сажает себе на холку, так и он, этот каменный гигант посадил себе на спину русского драматурга Михаила Дурненкова, чтобы тот ему рассказал что-нибудь, а то ведь скучно лежать тысячу лет на одном месте без друзей и попутчиков.

Перед подъемом на ледник возникло озеро, покрытое толстым слоем чистого льда — вода, видимо, схватилась недавно, ее не успел припорошить снег. Мэтт взял небольшой камень и бросил на лед, как бросают «блинчики» на тихую воду. Камень заскользил по ледяной глади, а озеро, точно огромный бубен, заухало, зазвенело, запело. Звук возникал между льдом и водой, отражался от берегов, множился в котловине между гор. Баклэнд выхватил из-за пазухи микрофон, встал на замерзшее озеро, а мистер Уайнрайт — оператор — настроил видеокамеру. По знаку Дэвида-дирижера мы начали бросать на лед камни. Маленькие звенели, как бубенцы, большие гремели, будто литавры, плоские скользили с виолончельным гулом. Выдержав паузу, шоумен Пол Миллер бросил последний тяжелый булыжник, он закружился на середине озера, загромыхал, как басовый барабан, и нас накрыла невероятная тишина. Такой тишины мы с Леней не встречали ни в Больших Гималаях, ни у нас в Уваровке темными осенними ночами. Лишь в отдалении охал и вздыхал ледник.

Среди крошева льдин во фьорде Сорг виднелась черным пятнышком наша маленькая шхуна, стоявшая на якоре. А на голубой поверхности льда лежали безмолвные камни, напоминая разбредшихся по степи людей — вот они где-то жили, но их вдруг сняли с насиженных мест и вывели на степную ширь, заставили спеть песню и оставили. Так и эти камни остались, одинокие, на ледяном раздолье. Придет лето, лед растает, и они погрузятся в озеро, воссоединятся с другими камнями и снова станут как все.

На подступах к вершине открылся белый простор ледника Дунар. Как будто мы влезли на крышу ледяного дома, старого, потрескавшегося, укрытого черепицей из льда. Вечный удел ледника — величие, сказал Рокуэлл Кент, и он распространяет свой удел на окружающий мир, возвышая все вокруг.

Тишков охватил взглядом покуда еще державную ледяную панораму, снял рюкзак и вытащил оттуда аккуратно упакованный флаг, причем не флаг России, что было бы естественно предположить, а совсем незнакомый для непосвященных флаг Абсолютного Даблоида. Быстрым профессиональным движением Леня развернул его, и сразу стало понятно, что именно этот флаг должен поставить точку в нашем восхождении.

Красный даблоид сиял на желтом атласе, переливался в лучах арктического солнца, полотнище затрепетало от порыва ветра, белые, голубые, серебристые снежные тона обступили его и сделали контрапунктом пейзажа. Даблоидный стяг, водружаемый Леней на всех покоренных им вершинах мира, по крайней мере на склонах или у подножия — куда получится забраться. Он реял на горах Аннапурна в Непале, Нанда-Дэви в Индии и на вулкане Фудзи, его созерцал самый большой на свете Будда в Камакуре, его разворачивали на пороге Парфенона и в музее Энди Уорхола в местечке Меджилаборцы, под светлым месяцем, под чистыми звездами.

Водружая его над Арктикой, художник Леонид Тишков исключал ее принадлежность тому или другому государству. Под флагом Абсолютного Даблоида она опять становилась ничей, как и была миллионы лет, когда здесь спокойно жили и соседствовали киты, медведи, чайки, моржи, вокруг простирались свободные льды, плескалось независимое море, а над ними проплывали свободные облака.

Это мгновение явно имело отношение к нашей эволюции в бесконечной жизни. Поэтому Леня передал мне фотоаппарат и попросил запечатлеть его для грядущего торжества даблоидизации Вселенной.

Ветер заполаскивал желтый атлас, красный даблоид на ветру зябко поджимал пальцы.

Леня ругался:

— Все не в фокусе! И зачем ты обрезаешь мне ноги? Не соблюдаешь золотое сечение! Я тебе сто раз говорил: треть под ногами и две трети над головой! Мельчишь! А теперь слишком крупно! Переделывай!

Тишков может кого угодно замучить своим даблоидом — даже на краю Земли среди вечных льдов, когда явно пришла пора подумать о жизни и смерти, а не об искусстве.

Почему-то мне в плавании по Ледовитому океану все вспоминается моя незаметно промелькнувшая юность, как мы восходили в Закарпатье на вершину горы. А настала пора возвращаться — побросали вниз рюкзаки, легли поперек склона и покатились.

Рюкзаки, подскакивая на ухабах, летели с ветерком к подножию горы.

Самих так раскрутило — не остановишься.

Хлеб и вареные яйца в рюкзаке превратились в сплошное крошево.

Полуденный зной, трава сухая, выгоревшая на солнце, ни скал, ни камней, терпкий запах трав, нагретой земли и острое ощущение счастья.

Сегодня, ступив на Дунар-брин, на самом краю ледника мы увидели вмерзшую в лед книгу. Корешок вморожен, а страницы шевелил ветер, это был дневник какой-то женщины, видимо, китаянки, книга была открыта на главе: «В привилегированном обществе тысяча золотых украшений».

«В 1958 году, когда моя мама впервые повела меня в школу, меня одели в розовый жакет, зеленые брюки, а в волосах у меня был огромный красный бант».

— Она описывает свое детство, школу, как все равно ты, — сказал Леня. — Звали ее Сян-Син-Сяо. Она читала стихи, занималась каллиграфией… Другие ученики смеялись над ней, подложили в парту лягушку… Просто невероятно читать здесь подобный дневник. Как он сюда попал? Главное, вы с ней почти ровесницы!..

Безмолвие гор простирало над нами лиловые знамена. Снега сияли на вершинах. Кругом было только небо, снег и горы вдалеке, с вершин стекал туман, дымные тучи заволокли солнце. Но оно вырвалось и засияло. И я пошла всему этому навстречу нетоптаными полями, вверх, вверх, по снежной целине.

Внезапно послышался грохот. Казалось, что массы льда обрушились в море. А это было дыхание ледника. Он медленно полз к океану, треща и громыхая. Утробный рокочущий гул доносился из его глубин, это тяжелым молотом колотил по камням бог Тор.

Тут Леня спохватился и давай кричать, чтоб я немедленно вернулась. И Андрей с карабином на плече стал кричать. И Дэвид.

Тогда я легла поперек склона и покатилась.

Точь-в-точь как это со мной было сорок лет тому назад.

На что мой учитель Нисаргадатта Махарадж заметил:

— Единственный способ быть юным — это быть вечным.

Глава 23

Встань на цыпочки и стучи зубами

В полночь хватила нас непогода. Стук, скрип, треск!

— Ты что там — рвешь бумагу??? — кричит Леня сверху.

В каюте холод — руку из-под одеяла невозможно высунуть. Стенка ледяная, из иллюминатора тонкой струйкой на Леню текла вода. С вечера мы прилепили клейкой лентой Луну к моей шконке, а началась качка, Луна стала отклеиваться. Сменился атмосферный фронт, мы попали в арктическую воздушную массу. После шторма повалил снег и закрыл толстым слоем всю палубу, потом поднялась вьюга, и, просыпаясь, мы видели все то же свинцовое небо, белые берега, бьющие в борт льдины да легкие хлопья снега, облепившие такелаж.

Наш папас Дэвид Баклэнд на завтраке рассказал, что в бухте Саллихамма, где мы ночевали, месяц назад выбросило на берег тушу кита, потом его смыло волной, теперь кит лежит на мелководье, и белый медведь его ест, уже доедает.

— Мы не будем смотреть это зрелище, — твердо сказал Леня.

Но все повскакали с мест, набросили первые попавшиеся куртки, побежали наверх. А мы что? Лысые? Мы тоже выбежали на палубу. Колючая снежная крупа, копоть, моль слепила глаза, дул-задувал отец густых снегов Борей, а на берегу, весьма каменистом и высоком, бродили медведица с медвежонком. Медвежоночек палевый, мокрый, поджидал медведицу на суше. А она входила в море, ныряла. И выныривала с китовым мясом в зубах.

— Мы сюда собираемся высаживаться? — спросила Даша.

— Нет! — ответил Волков.

— Ну, они же уйдут!

— Они здесь живут и никуда не уйдут, — сказал Андрей, — просто залягут за камни. Она скрип снега под нашими ногами услышит метров за двести, а тюленя на льду почует за три километра, даже сквозь плотный снегопад.

Медведи насытились и давай подниматься в гору. Сбоку — медведь и медведь, а со спины присмотреться — человеческая фигура. Поморы говорили, мол, там человек — под шкурой самца, мужик, безграничной стихийной силы. Ко льду припадет и прислушивается. Почует плывущего подо льдом тюленя — пробьет лапой лед и вытащит его. Такая силища.

Белый медведь — чернокожий. И мех у него — не белый, а совершенно бесцветный, но так преломляет свет, что кажется белым. Каждый волосок — прозрачная полая трубочка, через нее солнечное тепло проникает к медведю и согревает его.

Грумант изобилует преданиями об ошкуе. Ошкуй звали тут медведя. Да и сам архипелаг в его честь именовали Ошкуем. Медвежьи зубы считались верным средством против обмана, коварства, опасностей и злоключений, медвежьи когти — способными привораживать любимого. А лакомиться медвежьими лапами боялись — освобожденные от меха, они поражали охотников невероятным сходством с человеческой ногой.

Леня достал камеру, чтобы сфотографировать эту колоритную парочку, но объектив его «Кэнона» не был рассчитан на такое дальнее расстояние.

— Может, подойдем поближе? — спросил он у Волкова.

Андрей настроил свой фотоаппарат с линзами для съемки диких животных.

— Если получится — скачаешь у меня мишкины портреты, — благодушно сказал Андрей. — Медведя лучше близко не снимать, издали спокойнее. Есть такое местечко в Канаде, Черчилл, там фотографы арендуют специальные домики с узенькими окошками — бойницами для съемки полярных медведей. Вот арендовали такой домик американский фотограф и мой знакомый швед Стефан. Пришел медведь. Американец камеру закрепил на штатив, объектив из окошка высунул, а Стефан с руки снимает. Медведь обернулся — и как бросится на них. Стефан отскочил от окна, а тот не может быстро спрятаться, надо ж хватать аппаратуру и бежать внутрь, а он закрепился, да еще объектив наружу торчит, медведь зацепил лапой камеру, вытащил на снег и — вдребезги. Американец кричит: «Десять тысяч баксов, десять тысяч баксов!!!» А Стефан все это снимает!..

Мы находились на самой северной точке нашего путешествия — тысяча километров оставалось до полюса, всего-то пятьсот с чем-то миль. Из снежной мглы надвинулся на нас исторический остров Чермниседоя. В 1928 году здесь останавливался русский ледокол «Красин» после того, как он снял с льдины экипаж потерпевшего крушение дирижабля «Италия».

Возглавлял экспедицию великий географ Рудольф Самойлович. По дороге они обследовали морские просторы между Шпицбергеном и Землей Франца-Иосифа, мерили океанические глубины и впервые составили карту рельефа дна высоких широт Арктики.

С 1921 по 1927 год Самойлович провел пять арктических экспедиций по изучению Новой Земли.

В 1928 году был награжден орденом Трудового Красного Знамени за спасение экспедиции Нобиле.

В 1931 году руководил научной частью международной воздушной экспедиции на дирижабле «Граф Цеппелин».

В 1938 году его обвинили в шпионаже и антисоветской деятельности.

А в 1939-м — расстреляли.

С грохотом опускается якорная цепь, в это время Волков пристально оглядывает землю в морской бинокль. Если на берегу лежит медведь, он обязательно встанет или хотя бы поднимет голову: что за шум? Острова маленькие, хозяин Арктики бродит по всей прибрежной полосе и может очутиться в любом месте в любое время.

— Если бы он встал, когда загрохотала цепь якоря, — объяснял нам Андрей, — я сразу бы его увидел, и тогда бы мы не высадились. Во всяком случае, в той части острова, где мы высадились, его в этот момент не было. Правда, он мог посмотреть, что за шум, не вставая. Или привстать, но потом лечь опять…

Короче, там пошли уже такие дела, что даже когда Леня просто приближался к задраенному иллюминатору, я говорила ему: Леня, надень куртку! А выход на палубу вообще был равнозначен выходу в открытый космос.

Первый «зодиак» ушел с Андреем и Афкой, мы наблюдали со шхуны, как они медленно плыли, разгребая веслом увесистые льдины-целухи и смерзшиеся комья снега — колтужник это называют, или колтак. А потом долго чалились около заснеженных скал.

В июне 1928 года, когда эти воды бороздил «Красин», море было сковано двухметровым льдом. Чтобы продвинуться на полторы мили, «Красину» требовалось четыре часа…

«Красин» вышел из Кронштадта 16 июня. Через два дня Амундсен на «Латаме» вылетает на поиски Нобиле из норвежского города Бергена. Вылетает и пропадает.

24 августа после спасения части экипажа «Красин» второй раз пускается в путь вокруг Шпицбергена, теперь уже на поиски Амундсена и унесенного в никуда дирижабля «Италия». Тут-то, наверное, красинцы и заглянули на Чермниседою.

Мы стали спускаться в моторку. Лодка отдельно, штормтрап отдельно. Ветер такой, что даже Афка нахлобучила на свою курчавую шевелюру какую-то лихую норвежскую шапку. Леню залило водой, как выражается гляциолог Топчиев, «по самые помидорки». Покуда шлюпка уткнулась в «бараньи лбы», занесенные снегом, всем досталось — кому плеснуло в сапоги, кому за шкирку.

Снежный ветер штормовой не пускал нас на берег, валил с ног, пронизывал до костей. Укутанные, словно астронавты на Луне, стояли мы перед белой горой, из-за которой хлестала метель, казалось, еще пару шагов — и тебя унесет вместе с сапогами и спасжилетом к черту на рога.

— Сейчас мы пойдем искать исторический монумент, но где он, понятия не имею, — звал нас Андрей в пасмурные дали. — Мне мореманы говорили, что в девятнадцатом веке тут якорь бросило шведское судно, они выложили камнями год прибытия и название корабля. Есть и другие достопримечательности. Я, правда, не знаю, где это конкретно…

Вдруг Миша закричал:

— Идите все сюда, здесь кроме нас еще фашисты были!

На белом снегу выделялись бугорки камней, составленных в свастику, — метра четыре, не меньше, рядом какое-то слово по-шведски и год 1890-й, выложенные камнями, а парой метров выше по-русски было начертано: «U.S.S.R. Красин. Красный медведь. 1928».

Да, первыми на Чермниседое побывали шведские геодезисты, которые увековечили название своего судна, потом ледокол «Красин», а еще через десяток лет, в сороковые, забрела сюда немецкая подлодка — вот и свастика.

Аккуратно оставляли они знаки своего присутствия, не ломая предыдущие, как бы говоря этим: вот на какой крайний свет мы с вами забрались, нету дальше земли, только льды, снег и ветер. В таком месте ты не фашист, не советский человек, не швед полтавский, а еле стоящий на краю вечности сухой тростник, еще немного — и пропадешь.

Все задумались над философской силой этих посланий, а наш неугомонный артивист Кевин отошел в сторонку и тоже стал из камешков складывать пирамидку, намереваясь примкнуть к славным посетителям этого острова. Но зоркий Волков сразу приметил его нелегальную акцию.

— Я тебе задам, Кевин! — крикнул он, перекрывая свист ветра. — Тут заповедник, а все, что нас окружает, — музей!

И страшно негодовал, что люди не понимают, в какую Историю они попали! Где, черт возьми, благоговение перед древностью этого места и его натурой?

Первый раз мы видели такой музей, в котором человек не может продержаться лишние пять минут! Скорей вызвали Афку, и она спасла нас: погрузила, как заледенелые бревна, на «зодиак» и забросила в каюты, где мы упали без сил, но все же плеснули себе пару доз «Джона Уокера», поставив еще черточку на доске за столиком бара.

Стих ветер, умолк мотор. Мы откатили в тишайшую бухту Моссел, подальше от замороженного острова-музея, и легли в дрейф. Недвижимый горизонт, снежные горы, замерзшее озерцо, море — топленый перламутр с нисходящим солнцем.

На расстоянии вполовину пушечного выстрела от «Ноордерлихта» на якоре стояло крохотное суденышко, метров десять от носа до кормы. После многодневных скитаний, когда нам вообще ничего не встречалось, кроме моря, и неба, и абсолютно необитаемых островов, мы его приняли за мираж[5].

Оказывается, в июле сюда прибежали на кораблике из Гамбурга профессор Хауке и его жена Мария. Они готовились к зимовке, вмораживали шхуну в лед, пилили плавник, выбеленный морем и снегом, складывали дрова вигвамом и на лайке перевозили на санях поближе к яхте.

Некоторые из нас проявили искреннюю любознательность: как они живут, что у них с бытом и возможен ли секс в таких невыносимых жилищных условиях? Хауке приглашать к себе не стал, видимо, даже боком к нему в каюту не залезешь, зато эти робинзоны сами пожаловали вечером в гости, били челом, поздоровались в охапочку, то есть крепко обняли и прижали к сердцу всю нашу шайку-лейку, включая матросов и капитана.

Профессор был в толстой кофте забубенной, с норвежским узором и костяными пуговицами, от которой шел тяжелый дух мокрой шерсти и дыма, невозможно рядом находиться — наверное, этот запах отпугивает медведей. Все передавали из уст в уста, мол, на берегу сияющего залива, отгороженного горами от ветра, куда мы заехали расслабиться и отдохнуть душой, эти ребята за три месяца встретили их аж семнадцать штук!

— А может, это был один и тот же медведь? — предположил Леня.

— Вот именно! — сказал Миша. — То он сильно голоден, то раздражен, то в расцвете сил, то болеет, поэтому неважно выглядит, то опять взбодрился…

Шутки шутками, а с известным химиком, профессором, ректором Гамбургского университета, случилась такая история. Однажды уловил он какой-то неясный зов дальних странствий, покинул насиженные места, кресло ректора, купил кораблик, пустился в плавание по северным морям, стал вести метеонаблюдения и отправлять их в Осло. За это губернатор дал ему право одному зимовать на Шпицбергене.

Заметим вскользь: тут вообще на все надо разрешение. Пережить полярную ночь может не каждый, а только человек с отменным здоровьем и устойчивой психикой. К тому же на Шпицбергене нельзя умирать из-за проблемы с погребением. Вечная мерзлота. И медведи.

Бывший ректор, а ныне странствующий отшельник, прозимовал в бухте Моссел десять лет. Несколько зим он провел в одиночестве. В первый Новый год старина Хауке открыл шампанское, лег на снег и увидел, что над ним во все небо пламенеет северное сияние.

— Я лежал на снегу, пил из горла шампанское и кайфовал, оттого что этот фейерверк полыхает для меня одного, — рассказывал нам Хауке.

Кого он с собой ни звал, все на него смотрели как на сумасшедшего. Лишь верный ученик отважился его сопроводить. Но перед отъездом сбежал от учителя.

Опять ехать одному!

Хауке забрел в бар пропустить стаканчик виски. По какой-то немыслимой случайности именно в этот бар пришла Мария: она развелась с мужем и решила напиться.

Они познакомились, разговорились, он пригласил ее поехать с ним на Шпицберген, она согласилась.

Долгое время на зимовке они вели раздельное хозяйство — стол пополам, тут его кровать, тут ее. Но не выдержали — и поженились. Теперь у них почти все время посвящено собиранию деревяшек, утеплению, просушке, добыванию пищи — на консервах не просидишь, а сидеть им здесь от июля до июля, пока не растает лед.

Однажды профессор вздумал добыть тюленя, освежевать, завялить мясо, а шкуру просушить, просолить и утеплить ею свою плавучую хижину. Перво-наперво он ознакомился с инструкцией по разделке туши. Надо: положить зверя на спину, отрезать голову, вспороть живот, вытащить требуху, отделить жир от мяса и так далее.

Но прежде всего — убить.

Он взял ружье и на каяке отправился в море. Вскоре перед его носом вынырнул тюлень. Хауке выстрелил, тюлень утонул. Тогда шестидесятипятилетний профессор нырнул за ним в ледяную воду, схватил и стал затаскивать в каяк сто килограммов живого весу. Каяк перевернулся. Хауке поволок свой каяк и тюленя к берегу, а там его ждут медведи…

— В общем, если у тебя депрессняк, ничего не получится, — подвел он итог. — Это по плечу только оптимисту!..

Пока муж охотится, жена сидит дома, вяжет кофту, эту самую, с норвежским узором.

Связь у них есть с матерой землей — спутниковый телефон, пять минут в год можно говорить. А телевизора нет, лишь маленький иллюминатор, в который видны льды, льды, льды, белая полоска берега, край залива и невысокая гора. Смотришь, а по горе идет медведь. Бывает, подойдет к яхте, возьмется пробовать на крепость борт, заглядывать в окно. Чем не кино! Полярной ночью, пару лет назад, один голодный и злой медведь разбил иллюминатор и сунул голову в каюту, пришлось Хауке выстрелить ему в морду из ракетницы, медведь убежал, а профессор упал оглушенный на пол, лицо в порохе, брови сгорели, слух вернулся через пару дней.

— Мы были на вашем полуострове, там никого, — сказал Пол. — Только везде чьи-то кости валяются, крылья и хвосты.

— Ты их не видишь, — ответил Хауке, — а они видят нас и терпеливо ждут. Медведь ждет часами, днями, спит, но ждет. Не вздумайте убегать, случись вам повстречаться на узенькой дорожке! У него скорость сорок километров, догонит в два прыжка. И никогда не показывай медведю, что ты струсил. Встань, выпрямись, расправь плечи и металлическим взглядом упрись ему в глаза. Если ты коротышка, вроде моей Марии, привстань на цыпочки. По-любому, твои глаза будут выше, чем его. Гляди твердо, гордо — сверху вниз. Он не поймет, кто это такой здоровый и наглый, и, может быть, струсит.

— Или совсем разозлится и голову оторвет, — предположил Миша.

— А ты стучи камнями, — радостно вмешалась Мария. — Медведи громко клацают зубами, когда меряются силой, кто кого, — наверняка подумают, что ты зубами стучишь!..

Намолчались, а тут такая компания. Они были просто в ударе!

— Надо иметь уважение к медведю, потому что мы — те же медведи, — сказал на прощание Хауке. — Поживешь тут один, позимуешь и поймешь, что ты крошечная часть универсальной системы. Если Арктика растает, многие связи в этой системе разрушатся и уже никогда не восстановятся, не только в Арктике — на всей Земле. А твои человеческие права… — И он рассмеялся. — Они такие же, как у всех остальных обитателей нашей планеты…

Глава 24

Остров моржей

Был холодный короткий день, мы оказались затерянными в Студеном океане, чьи смерзшиеся брызги скоро облачили нас льдом, словно рыцарскими доспехами. На палубе дул шквальный ветер, гладь моря колыхалась кругом, как и пять тысяч лет тому назад. Арктика раскрывалась перед нами в своем истинном свете — страны мрака, холода, голого камня и льда. Солнце скрылось, небо заволокло сиреневой массой, пейзаж сделался печальным и безжизненным, лишь буревестники и поморники, спутники судов, ложились крылом на воздух, как живые парящие сферы, посредники между вышним и проявленным миром.

Все это нагнало на нашего брата великую меланхолию, так что, увидев рядом со шхуной трех моржей, мы обрадовались им, как родным. Высунувшись по плечи из моря, моржи поглядывали на сбежавшуюся публику, раздувая щеки и напоминая Диззи Гиллеспи во время горячего соло на трубе. Такая радость была видеть их в добром здравии, в хорошем расположении духа! Все при них — жесткая щетина усов, белоснежные бивни, до которых с незапамятных времен было столько охотников.

Морепроходцы сгрудились по правому борту, кораблик дал крен.

— Да вы не суетитесь, — сказал Волков. — Сейчас мы подчалим к Моржовому острову. Там будет лежбище целого стада, только бы их не напугать, а то поднимается паника, они начинают пихать детенышей в море и, часто бывает, давят. К тому же самцы бросаются на защиту и могут атаковать «зодиак».

Сквозь колючую снежуру вглядывалась я в надвигающийся берег, пытаясь различить моржиные очертания. Мне казалось, такое многоголовое стадо будет видно издалека, до наших ушей докатится их громогласный рев, лай, хрюканье и нежное посвистывание. Моржи за сто верст чуют приближение человека, но мы подбирались к ним против ветра, да какого! Волков еле удерживал «зодиак», пока высаживал нас на берег, чтобы лодку не унесло в открытое море.

Все волновались, готовились к встрече с моржами, думали, как они отнесутся к непрошеным гостям? А встретил нас плоский пустынный остров Мофен, жутко неприветливый, напрочь лишенный растительности, без признаков жизни, разве вокруг невысокого взлобья волна о камень плеснет, с камня бежит, да у кромки прибоя бились и позванивали льдинки, меж которых мельтешили, не пугаясь ледовитых волн, кулички-песочники. Мы были подавлены пустотой этого клочка суши, опоясанного водой, продувного со всех сторон, его тяжелым сумрачным небом и морем с налетом ледяного сала.

«Ноордерлихт» медленно канул в снежные завихрения. А его команда, словно блуждающее по лесам и полям воинство короля Херлы, очутилась на необитаемом острове, сплошь усеянном костями.

Много раз мы отмечали на проплывающих мимо берегах могилы первопроходцев и зверобоев, места их захоронений носили хмурые названия: Мыс мертвецов, Гора мертвецов, Остров мертвецов, Залив креста, Бухта скорби, Гора печали.

Мофен был островом упокоения моржей.

Я сразу обнаружила позвонок кита. Потом еще несколько китовых позвонков и череп моржа. Сначала мы шумно удивлялись то одной кости, то другой, потом они стали попадаться на каждом шагу — обглоданные медведями и ветрами, обклеванные чайками, а вскоре возник целый моржовый мемориал, усеянный черепами с отпиленными бивнями, как на картине Верещагина «Апофеоз войны» — гора черепов, челюсти с зубами, лопатки, позвонки…

Мы очутились за пределами мира, достижимыми для рода людского, и назад уже не было возврата. Кругом ни души. Только углубления от покоившихся на песчаном пляже ластоногих великанов, как раз моржи любят песочек и гальку, к чему им царапать брюхо на острых больших камнях? Борозды от объемных тучных тел тянулись к морю, отпечатались на берегу следы ласт, в пальцевые вмятинки сыпался снег. Всюду птичий и моржовый помет, старые гнезда бургомистров с примерзшим пухом, припорошенным снегом, целые стволы деревьев с длинными корнями, приплывшие из Сибири, листья ламинарий, выброшенные на песок, рыбацкие сети с буйками, угловатые льдины — места до того голые и костлявые, прямо страх берет. Самое время распевать псалом, который настойчиво рекомендовал своим спутникам в подобных случаях святой Брендан: «Ниспошли, Господи, Свет Своего Лика на нас!..»

Синтия нашла коробку от вологодского молока и остов детского автомобильчика.

— Lonely Island, — печально сказала Синтия.

Как-то неуютно нам стало, очень неуютно, да еще снег секучий косой затруднял дыхание, обжигал лицо, слепил глаза, — каждый думал: эх, зря я не надел на себя все содержимое чемоданов.

Даже Дэвид Баклэнд, который годами готов слушать рокот Ледовитого океана, и тот, зябко поеживаясь, сказал Андрею:

— Пожалуй, пора на корабль…

Мы уже стали надевать спасательные жилеты. Как вдруг море вспенилось бурливо, и показались пять шаровых макушек! Потом глаза, носы и сахарные клыки. Пятеро моржей разглядывали нас на почтительном расстоянии — с опаской и любопытством.

Леня ахнул и со своей камерой без приближения наперевес бросился к моржам прямо в море.

— Стой, Леня! — закричал Волков. — Я их сейчас выманю на берег! Я буду топать ногами, увидишь, они вылезут, им будет интересно, что за шум?

Он давай топтаться на месте, стучать сапожищами, тонко намекая моржам, что эти выкрутасы несомненно заслуживают их внимания. К его маневрам присоединился океанолог Боксол, который не уступал русскому орнитологу ни общественным весом, ни габаритами. Вместе они притоптывали так, что устроили на острове Мофен небольшое землетрясение. Чем и впрямь возбудили моржовое любопытство. Заинтригованные, моржи по пояс высунулись из воды, обнажив свои аршинные клыки, после чего, не сворачивая, поплыли прямо на Леню.

С каждым взмахом ласт они становились громаднее — исполины со складчатыми шеями! Уж различим был каждый ус толщиною в воронье перо, и чернейшие ноздри полумесяцем.

А Волков-то, Волков! До чего он чувствует натуру всякой живности, в частности, непостижимую, загадочную душу моржа! Все уже представляли себе картину, как тридцать витязей прекрасных чредой из вод выходят ясных, такой восторг нас обуял — невозможно передать: продрогли, промокли — и тут такое чудо.

Но моржи быстро утолили свое любопытство и уплыли, только белые пенные клочья взлетали и рассыпались посреди океанских волн, и на фоне ледяных панорам поблескивали их бурые в пятнышко затылки.

— Ну ладно, — на корабле уже вздохнул Леня, — понемножку и нам досталось: три моржа, пять оленей, два кита и медведь с медвежонком. Правильно делают, что прячутся. Нечего людям доверять после всего, что они тут натворили.

— И что собираются натворить, — сказал Саймон.

Пробил звездный час Саймона!

После благословенной вечерней трапезы, в оранжевом комбинезоне, сияющий, как пожарная машина с включенными сигналами тревоги, он встал перед нами в полный рост, славный океанолог из Саутгемптона, облазивший все на свете моря, с космических высот, из поднебесья и самым непосредственным образом — с борта разновеликих посудин, наперекор бурям и штормам, вел он личный мониторинг загрязнения мировой акватории, целиком посвящая свои силы и душевный огонь борьбе за чистоту океана и благополучие его обитателей.

Он собрал нас, искателей приключений, авантюристов и романтиков, поведать о великой драме, которая разыгрывается в Ледовитом океане.

— Мы смотрим на гладь моря, не ведая, что творится внутри воды! А именно вода сигнализирует об опасности, которая надвигается на нашу Землю, — эпически начал повествование Саймон. — Тают ледяные шапки Земли — главный источник глобального охлаждения планеты. Арктика и Антарктида меняются гораздо быстрее, чем предполагали ученые. Такой, какой встретила нас Арктика, мы ожидали ее увидеть лишь через полвека. Здесь, где еще недавно исполинские ледяные реки простирались от подошвы гор к другим горным хребтам, они дышали, шевелились, громыхали — теперь все берега покрыты свежими ледниковыми шрамами, на каждом шагу опустевшие русла ледников, недавно отступивших, от них остались не то, что озерца, а простые лужи, черные скалы и нагромождение грязных ледышек… Возлюбленные соратники мои! — воскликнул доктор Боксол. — Одно дело размышлять об этом вдали от бескрайних просторов океана, и совсем другое — когда твоему взору приоткрывается трепет его глубин. Тают ледники Арктики, в которых записана вся история Земли, тает ледяная библиотека мира, тают наши тысячелетние запасы пресных вод. Неудивительно, что соленость Северного Ледовитого океана понижается, сам он охлаждается, а верхний слой воды, свободный ото льда, чрезмерно прогревается солнцем. Да еще сибирские реки с канадской Маккензи приносят все больше пресной воды с углеводородами в Ледовитый океан, так что прямо на ваших глазах изменяется состав и циркуляция арктических водных масс. А ведь это самый маленький из всех земных океанов. — Саймон с нежностью посмотрел в иллюминатор. — Вон он — видите? Плещется на «шапочке» Земли… Разумеется, это повлияло на наш родной Гольфстрим, — удрученно продолжал он. — Тот Гольфстрим, который обогревал Европу, делает это с меньшей и меньшей охотой. Если так пойдет дальше, старая добрая Англия зимами напролет будет покрыта льдами и снегами. И не она одна! Зато летние сезоны к 2100-му году могут повсюду сделаться непригодными для жизни на Земле, а не только в Азии и Африке.

О, это был поистине шекспировский монолог:

— Что происходит с Гольфстримом? Вот в чем вопрос! Меняет привычное направление? Остывает? Или покрывается слоем холодной воды, словно крышкой, которая не дает обогревать атмосферу? А может, после катаклизма в Мексиканском заливе огромное количество нефти разрушает границы теплого потока? Жду не дождусь, когда мы выплывем из фьордов на открытый простор, войдем в соприкосновение с Гольфстримом и я погружу в него свой зонд!

Некоторые заявления мистера Боксола русскому уху было нелегко разобрать, я вполне могла упустить наиболее важные моменты и прибавить свои досужие домыслы, но в его непонятных порою словах сквозила нешуточная тревога о хрупкой природе высоких широт в условиях катастрофического изменения климата.

Тут Саймон развернул большой лист бумаги с графиками и предупредил, что это было вступление, а сейчас он расскажет подробней, чем грозит жителям Земли, как морским, так и сухопутным, отступление льдов по всем фронтам вместе с неизбежным повышением уровня Мирового океана и затоплением прибрежных областей суши. И подтвердит свои слова фактами и диаграммами.

— Вся Голландия уйдет под воду. — Он понизил голос и посмотрел на дверь камбуза, за которой Соня мыла наши плошки. — В Индии, Индонезии, Таиланде, Китае начнутся небывалые наводнения. Половина площади Бангладеш будет затоплена, если уровень океана поднимется на один метр. Островное государство Мальдивы, возвышающееся всего на полтора метра над уровнем моря, может стать первым государством, поглощенным водами морскими. А повышение уровня моря на полтора метра приведет к затоплению крупных мегаполисов: Шанхай, Токио, Лондон, Амстердам, Новый Орлеан…

Синтия в блокнотик записывала каждое слово доктора Боксола — видимо, решила превратить его доклад в песню. А художник Тишков, который в принципе не желает слышать о конце света и всякий раз норовит от него отвертеться, присел на нижней ступеньке трапа, одетый в свою черную патриотическую куртку, непромокаемые штаны, в одной руке сумка с фотоаппаратом, в другой — штатив. Когда Саймон стал сыпать цифрами, Леня сделал страшное лицо, намекая мне, Мише и Андрею, что пора, пора — Луна зовет. И медленно пополз вверх по лестнице.

Мы покинули лекцию доктора Боксола, пробормотав:

— Сорри, ви мает би гоинг ту шот зе мун энд вилл кам бак вери сун.

Саймон же, исполненный вдохновения, знай, кивал на череду цифр и даже не заметил нашего исчезновения.

Глава 25

Луна и Морж

На палубе Леня оглядел спокойные ровные берега, показал на деревянную вышку возле покосившейся хижины и сказал:

— Хорошая натура, Андрей, ты ведь сам говорил, что здесь, в Арктике, если можешь сделать что-то сегодня, никогда не откладывай на завтра. Берем Луну и поехали!

Волков с Мишей покорно погрузили в лодку аккумулятор, Луну и всякие другие причиндалы, а также берданку на случай нападения белого медведя.

Подъехав к мягкому от ламинарий, пахнущему йодом берегу, наша команда обнаружила полуразрушенный домик трапперов — охотников за песцами и тюленями. Мы заглянули — а внутри все изрисовано, какие-то петроглифы латиницей, вроде «здесь был Вася». Мы просто возмутились, когда увидели это безобразие, потом пригляделись повнимательней — а там подписано: «1900 год»!

Леня кинулся к высокому деревянному настилу с лестницей.

— Вот оно — место, где отдыхает Луна после долгой дороги с востока на запад! — воскликнул Леня. — Я хочу сделать фотографию — посвящение поэту и художнику Уильяму Блейку: есть у него такая гравюра, как человечек приставил лестницу к месяцу и собирается взобраться по ней на небо. Миша, давай, залезай, — командовал Леня, — ты, Андрей, подавай, а ты, Марина, придерживай проводки, пока я настраиваю камеру.

По ветхим ступенькам Миша вознес Луну и, к своему ужасу, увяз в луже векового тюленьего жира — эту постройку заезжие охотники возвели, чтобы сберечь там добычу от медведей.

— Стой, не двигайся, прячь голову, замри, — кричал Леня, нажимая на спуск фотоаппарата, а бедный Михаил парил вверху на шаткой трухлявой постройке, как архангел в ореоле золотых лучей, весь в жиру, продрогший отчаянный луноносец, понимая, что это сумасшествие не кончится никогда.

— Ладно, Миша, можешь не прятаться, я тебя потом сотру, — сказал Леня и стал собирать аппаратуру.

— А я думал, войду в историю, — скромно заметил Миша.

— Нет, — сказала я со знанием дела, — держатель Луны всегда испаряется из кадра.

— А можно обвести его очертания мелом, — предложил Миша, — тело унесли, а тень осталась. И хотя бы таким образом противостоять исчезновению.

Была уже кромешная ночь, Тед по рации попросил посветить с берега фонариком, чтобы увидеть, куда подогнать «зодиак». Обратно моторка плыла в потемках, мы с Мишей держали холодную, влажную от морского тумана Луну.

Я говорила:

— Вот так стоишь часами, поддерживаешь ночное светило в надлежащем положении, на ветру, под проливным дождем, в холоде и голоде, и вдруг обнаруживаешь, что про тебя забыли.

— Какая-то горечь сквозит в твоих словах, — отвечал Миша. — Но такова природа творчества, ничего не поделаешь. Все это очень похоже на то, как снимают кино.

Причалили. Подняли на борт моторку, Тед привязал ее к борту.

Леня собрался угощать Теда и Андрея виски с содовой, капитаны предпочитали именно этот «дринк», но, спустившись в кают-компанию, мы увидели, что Саймон в своем померанцевом комбинезоне, как раскалившийся вулкан, продолжает воспламенять аудиторию:

— Видите, — демонстрировал он очередную диаграмму, — эта цифра обозначает количество С02, растворенного в воде, а эта — сколько его будет через десять лет. Неуклонно растет кислотность океана, весьма усложнившая жизнь морским обитателям. Возьмем птероподов, что выловила сегодня доктор Родригес, — они стали меньше, чем были пять лет назад! Новым поколениям этих моллюсков не хватает кальция для строительства скелета! Следовательно, животные, например лосось, которые до недавнего времени употребляли в пищу моллюсков и зоопланктон, станут питаться манной небесной, отчего их популяции сократятся. А эта проблема уже наша с вами — весь мировой океан будет более кислым и менее плодоносящим! В целом на планете ежегодно исчезает тридцать тысяч видов животных, — хмуро говорил доктор Боксол. Видно было, что эти ужасные потери прошли сквозь горнило его души. — Окисление океана чревато массовым вымиранием морских обитателей и разрушением связанной с ними пищевой цепочки. Скоро исчезнет великое чудо природы — коралловые рифы, где обитает четверть океанического животного мира! Не будем о красоте. Двести семьдесят миллионов жителей близлежащих районов останутся без пропитания. С начала двадцатого века кислотность Мирового океана повысилась на тридцать процентов, а к 2100 году, судя по всему, вырастет до ста пятидесяти процентов.

Тут Кевин как вскочит с лавки, как закричит:

— Это происки транснациональных компаний, добывающих нефть! Металлургические, химические и автомобильные заводы выбрасывают огромное количество отработанных газов, в том числе С02, надо срочно изыскивать другие энергоресурсы! Ветер, солнце, вода! В Европе начинают применять экологическое топливо, строить солнечные электростанции в Сахаре, а полученную энергию транспортировать по подводным кабелям. Цивилизованные государства отказываются от ископаемых видов топлива — угля, нефти и газа, которые все равно скоро иссякнут при таком неумеренном и несознательном потреблении. Их заменят ветряные электростанции. Дания уже экспортирует в соседние страны энергию из альтернативных источников. США переводят военную авиацию на биотопливо. Долой автомобили, будущее принадлежит электромобилям! Но, черт подери, появились новые индустриальные монстры, такие как Китай и Индия, где огромными темпами увеличивается поглощение энергии, выбросы отработанных газов их стараниями вырастут на планете на тридцать процентов уже в новом десятилетии. Если так пойдет, человеку не будет житья на Земле! И во всем виноват он сам!

— Климат меняется — факт, — отвечал Саймон, проникаясь дружелюбием к собеседнику. — Это обусловлено различными процессами, в их числе — цивилизационный. Но мы обнаруживаем и разогревание верхних слоев Земли. Пепел от извержения вулканов и лесных пожаров оседает на снегах Арктики, понижая его отражательную способность; на фоне усиления активности Солнца изменилась циркуляция арктических воздушных масс, весьма способствуя ускорению выноса льда из арктических в теплые моря. Да, человек в большинстве своем творит нечто противоположное божественному замыслу. Однако, мой юный друг, не комариный ли это укус по отношению к бегемоту?

Но Кевин, худощавый антиглобалист, с косичкой, с бородкой Че Гевары, ни в какую не соглашался с доктором Боксолом. На его майке голубела надпись «350.org», а это означало, что он из непримиримой общественной организации, которая борется за уменьшение С02 в атмосфере Земли и борется бескомпромиссно!

— Мегакорпорации подкупили ученых, правительства многих стран пляшут под их дудку, все замалчивается — и только для того, чтобы заполучить как можно больше денег. Мир меняется быстрее, чем они думают! Нас уже миллионы, и мы заставим политиков взяться за работу! 350 частиц С02 на миллион в нашей атмосфере — предел, а уже 390! Вместо интеллектуального, а главное, духовного вожатого на Земле, человек становится компонентом природной среды, которого надо освобождать от избыточного потребления. И для этого уже требуется медицинское вмешательство!!! Неконтролируемое увеличение потребления уничтожает целые государства и народы, мир катится к экологической и духовной катастрофе. Мы, поколение, живущее в гармонии с планетой, уже кричим вам с крыш: общество должно кардинально измениться. А власти на уступки не пойдут! — Кевин погрозил кулаком куда-то вверх — мне показалось, в сторону капитанской рубки, — тихо сел и задумался.

— Климат на Земле менялся и будет меняться, — проговорил Саймон. — На это чутко реагирует ледяное облачение Земли. Но задержать изменение климата усилием воли… — Саймон развел руками. — Впрочем, поэтому мы здесь, чтобы как следует взвесить «за» и «против» — зрело и обдуманно!

— Все, что меняется вокруг, есть лишь один, но многоликий Бог… — внезапно продекламировал Ник Дрейк. — И это не проблема, которую можно разрешить, — сказал он своим мягким и теплым тембром, — но загадка, которую каждому из нас придется прожить.

— А если человечество у вас на глазах катится в бездну? — ребром поставил вопрос Кевин.

— Ему никто не станет мешать, — спокойно ответил Ник. — Я слышал, ученик пришел к своему Учителю и давай жаловаться на жизнь, а в результате объявил, что близок к суициду. «Убей себя, — согласился мастер. — Но будь внимателен во Втором Бардо…»

Все даже опешили немного, настолько обезоруживающе Ник принял участие в полемике.

А Дэвид Баклэнд, как истинный предводитель, будучи знатоком человеческих душ, заключил:

— Огромная благодарность доктору Боксолу за интереснейшую лекцию. Надеюсь, все поняли его речь, даже русские. Завтра мы будем слушать Кевина, пусть он нам расскажет про свою деятельность: как искусство может совершить переворот в умах граждан этого мира.

…И приснился мне ночью морж, старый, морщинистый, седоусый, он пошлепал меня по щеке мокрым ластом и произнес:

— А ну слушай сюда. Вот нашел я вашу газетку, принесло ее вместе с мусором на наш остров, открываю, читаю на первой полосе: «Разморозить Арктику!» — и фотография: голые люди мужского пола обтираются снегом на фоне ледокола с акульей мордой. И подпись: «Наши моржи на Северном полюсе». Эти ваши «моржи» никакие нам не родственники, что им здесь надо? Из статьи узнаю: они борются за шельф Ломоносова, с одной стороны Россия, с другой — Гренландия и Америка, шельф, дескать, русский, а значит, и Северный полюс — русский, радуются — скоро все растает, льды уйдут и можно гонять баржи со сгущенным газом из Сибири, строить платформы и качать углеводороды из дна Ледовитого океана — словом, шуровать в Арктике, хотя еще и близко не придумали, как добывать нефть из морского дна, чтобы не устроить нам тут светопреставление покруче Мексиканского залива. Слушайте, люди! И в большей степени — русские! — воскликнул он с горечью. — Вы же русские, как я вижу! Это вам я, старый мудрый морж говорю, послушайте старика. Вы ж погубите горючими отходами нашу Арктику. Но разве вас волнует, что даже небольшого количества нефти достаточно, чтобы нанести непоправимый ущерб нашему миру? При минусовой температуре, да еще подо льдом нефть не распадается, ее черные пятна будут везде, особенно они заметны на белом и голубом снегу, на белоснежных крыльях чаек, на лапах белых медведей!.. С тревогой мы ожидаем лета, — продолжал он, вздыхая, — все говорит о том, что к прежней жизни нет возврата. Вот сейчас эта льдина, на ней мы всегда воспитывали моржат, станет тонкой, треснет, растает — и куда нам тогда? Ведь наши моржики начинают плавать, когда подрастут… Нам приходится отступать вслед за льдинами дальше и дальше к полюсу, а там глубоко, за мидиями не нырнешь, — сетовал этот удивительный говорящий морж. — Ледоколы ваши тарахтят, разбивают льды, ходят туда-сюда, бомбардировщики на боевом дежурстве, военные маневры, тренировки взрывников. Да норовите весной, когда мы свое потомство выводим на эти льдины. А вы тут как тут, прямо по нашим деревням, по нашим селам! Сердце болит, в трубочку свивается, когда видишь, как мать оставляет без присмотра на льдине малыша, которого раньше ни на минуту не бросала — обняв его ластами, прижав к животу, ныряла с ним на мелководье. Теперь моржиха пускается в дальний путь за пропитанием, торопится подхватить ракушку, и скорей назад, несется, как торпеда, только бы с малышом не приключилась напасть. Уж на что нам вражины медведи, но объединила нас общая беда. Взрослый медведь худо-бедно преодолеет разросшееся расстояние от льдины до льдины, а медвежонок выбьется из сил, слабо ему, косолапому, так что частенько они теперь пускаются в плавание вдвоем, а приплывает медведица одна. Даже мне, толстокожему моржу, ее жаль, а вам все нипочем. Раньше мы выли от ваших китобоев и охотников, — сурово говорил он, — долбили нас тысячами, чтобы нами топить уличные фонари. По сей день убиваете китов и дельфинов, несмотря на запреты. Тут неподалеку, в Дании, бывает какой-то страшный праздник, мне рассказывал один дельфин, который чудом выскочил из этого ада… Сети везде побросали и забыли, а мы в них запутываемся — киты, моржи, тюлени, птицы, так и пропадаем без надежды на спасение. А дрейфующие острова ядовитого пластика? Море превратили в свалку. У каждого из нас в крови вся таблица химика Менделеева. Но кого заботит наше здоровье, охрана моржового материнства и младенчества? Считаных ботаников!.. Мы звери умные, — говорил он с большим достоинством, — многие из нас занимаются самообразованием, следят за происходящими событиями. Вы готовы здесь все продырявить и качать нефть, а если ее тут нет? Все равно воевать за Северный полюс будете? Люди сбрендили: подледное противостояние ядерных держав! Льды исчезают, а они накручивают ледокольный флот, амфибийные подразделения, русские водрузили флаг под водой! Хотите устроить из океана водяную пустыню? Рыбу повыловили, в Баренцевом море — на сотни миль ни одного косяка сельди или макрели. После вас — хоть потоп? Будет вам потоп. Скоро Земля скинет ледяные «шапки», — он возвещал. — А вместе со льдом исчезнем и мы, моржи, тюлени и все, для кого лед — дом родной! Но и вас ждут великие напасти! Потому что полярные льды — щиты Земли, хранители жизни. Жадные вы, люди, жадные и недобрые! Живете на Земле, как будто все только для вас. Нездешние вы, вас откуда-то прислали, высадили на нашей планете, и ничто вам не дорого тут, никого не жалко. Мы же все слышим, за вами подглядываем. Вот вы нас не видели сегодня вечером, а мы спрятались за камнями и смотрели. Я хотел спросить: тот человек с Луной, мы не поняли — где он ее достал? С неба? Очень было красиво. Нам понравилось.

Морж неуклюже повернулся, с трудом протиснулся сквозь дверь нашей каюты и пропал в темноте дверного проема. Я услышала — шлеп, шлеп, всплеск воды, и тишина.

А я, как чайка, что складывает крылья на закате и, покачиваясь, засыпает меж морских валов, опустила голову на подушку, под которой в глубине пока еще проносились моржи, киты и другие божьи твари.

Глава 26

Затертые во льдах

В полночь, когда мы с Леней крепко спали, «Ноордерлихт», кинувший якорь во фьорде Мурчисон, внезапно уперся в лед. Завидев такое дело, Волков сказал вахтенному матросу Афке:

— Зови капитана — будем уходить из бухты.

Тед немедленно поднял якорь и до утра искал дырки во льдах. Но дырок не было, хотя путь нам преградил не сплошной лед, а кусковой, колотый. Пришлось Теду отступить в надежде, что морским течением дрейфующие льды как принесло, так и отнесет куда подальше.

А мы, как гагары, залетели на островок Гроя, куда лет, наверно, двести, а то и больше, не ступала нога человека — на редкость приветливый, облюбованный тоненькими вилохвостыми крачками для гнездования.

Убежищем крачке служит простая ямка в голой каменистой земле, где она строит свое гнездо.

Погода хорошая — снега нет, дождя нет, солнца нет, ветра нет, ничего нет.

Крачки подняли гвалт у нас над головами, задним числом пугаясь за свои гнезда, откуда уж давно выпорхнули птенцы. И только пустые скорлупки говорили о том, что даже на таком сногсшибательном ветру, на юру, в пустоте, окруженной Ледовитым океаном, возможно простое человеческое счастье.

Кругом громоздились камни, омытые волнами, обдутые ветрами, изрезанные морозами, поросшие рыжими мхами, черными лишайниками, будто специально привезенные сюда древними мастерами каменных садов для разгадки смысла бытия. Я с благоговением притрагивалась к их мокрой прохладной поверхности, чувствуя под рукой медленную живую жизнь.

Как обрести такой взгляд, когда, не стремясь ничего знать или понимать, купаться в том, что видишь, течь в вещах — пока не обнаружишь сердце вещи, ее суть, ее связи с великим ритмом, который пронизывает все, видеть искру чистой истины в сердце вещи, обстоятельства, облика, случая? Когда я есть мир, мир есть я, мир мой собственный, я дома в мире, каждое существование — мое существование, каждое сознание — мое сознание, каждая печаль — моя печаль, каждая радость — моя радость?

Как обратиться к истокам, к самому корню, осознать духовную связь со всем сущим и хотя бы остаток жизни посвятить состраданию и любви?

Бет Капуста озаренно приветствовала каждый чахлый полярный цветок и бледную поганку. Орнитолог Волков недреманным оком просвечивал моренные холмы. DJ Спуки с криком «Arctic rugby!!!» — затеял игру поплавком от выброшенной прибоем на берег рыбачьей сети. Пол и Арктика слишком контрастировали друг с другом. А тут он слился наконец с ее благодатной вибрацией и до того яростно принялся запускать в кого ни попадя увесистым поплавком, что мы кинулись врассыпную и никто не выразил желания поиграть в поплавок со Спуки.

Тогда он давай наматывать круги по берегу, отмахиваясь от Волкова, который уже всем плешь проел насчет полярных медведей.

— Двести метров — и я ничего не смогу сделать! — в отчаянии твердил Андрей, поспешая с карабином на плече за быстроногим диджеем, попутно рассказывая мне анекдот о том, как германскому правительству прибыла депеша из Африки, с прискорбием сообщавшая, что посла Германии съел тигр в джунглях, так что взамен они разрешают съесть африканского посла.

Архитектор Боб Дэвис приладил к штанам сзади длинный стебель упругой ламинарии с кисточкой, и в его пасторском облике появилось что-то демоническое.

Девонские породы сияли на солнце медным цветом, в тени они мерцали глухими охряными слоями и до того поразили Боба своим высоким содержанием оксида железа, что он, не сходя с места, сочинил стихотворение и посвятил его девонским образцам, известным под названием «древний красный песчаник».

Кто бы подумал, что эти скалы
выкрашены в неожиданный цвет —
не белый, нет!

Они цве́та стали, оставленной под дождем,
цве́та ржавых,
лежалых листьев.

Каменистые осыпи мертвых ручьев —
я не знал, что они золотятся, ветвясь,
как прожилки листа,

что цвета́
железа, охры и меди
заполняют контур пустыни[6].

К сожалению, это было единственное стихотворение Боба, посвященное осадочным породам Западного Шпицбергена. Хотя я не понимаю — почему он воспел именно девонские отложения? Его что, совсем не вдохновили осадконакопления Карбонового и Пермского периодов? А ведь к нижней толще карбоновых песчаников приурочены угленосные пласты, я уж не говорю о неземной красоте слоистых пермских пород, сланцев Юры и Триаса или темной базальтовой лавы Мелового периода. Мрамор, гипс, граниты, фосфориты с внедрением меди, цинка, свинца и просверками серебра с золотом — все эти сокровища раскинулись под нашими ногами! Недаром Фритьоф Нансен называл Шпицберген открытой книгой по истории геологии Земли.

Нет, Боб насовал в карманы исключительно багряные девонские самоцветы. И я по его примеру собрала увесистых темно-вишневых камней, червонных, огненных, миллионолетней давности, чем страшно раздосадовала Леню, ему же потом тащить!

Блаженный остров с наипрозрачнейшим воздухом, до того свежим, то водорослями пахнет, то огурцом с арбузом, хранил в своей памяти путешествие Шпицбергена через все возможные климатические пояса от пустыни, тропиков и субтропиков до умеренного, а там, глядишь, и арктического климата. Архипелаг, возлежавший на северо-западной окраине Евразийской плиты, натурально переместился из южного полушария через экватор — на север, к своему теперешнему местопребыванию в арктических широтах. Где мы его с Бобом, собственно, и обнаружили, и где мы друг с другом очень подружились.

Боб Дэвис лучше всех сфотографировал меня на фоне бушующего моря с загадочной улыбкой и прозрачными русалочьими глазами, поскольку был пьян, как Ли Бо.

— Такое впечатление, — заметил Боб, — что у тебя сзади спрятан рыбий хвост.

Я пообещала Бобу, что помешу эту фотографию на заднюю сторонку своей книги о празднике нашего странствия по Ледовитому океану.

— Ты ее сначала напиши, эту книгу, — сказал Леня.

И все залились счастливым смехом: добрая половина обоймы примерно представляла себе, что значит написать книгу, а некоторые, как Рут Литтл или Бет Капуста, знали не понаслышке, поэтому хохотали громче всех.

Мы забрались на верхушку скалы, откуда виднелся остров, усыпанный еще докембрийской галькой. Внизу простиралась огромная черная базальтовая плита в прожилках, будто бы ровно срезанная гигантским ножом. Улегся ветер, выглянуло солнце, всем даже захотелось здесь дачу построить и приезжать каждую неделю на выходные — такая царила идиллия. Правда, вдалеке в горловине бухты все-таки белела тоненькая ледяная полоска, закрывая выход из фьорда в пролив Хинлопен, куда всей душой стремился Дэвид Баклэнд. Но в самом воздухе были разлиты благорастворение и покой.

Вернувшись на корабль, мы собрались в кают-компании — обсудить проблему глобального изменения климата и подумать, что каждый из нас может сделать, чтобы предотвратить его катастрофические последствия.

Кэп снялся с якоря и двинул из фьорда в пролив.

Мы пили кофе, ели коврижки и благодушно поглядывали в иллюминаторы, любуясь редкими голубоватыми льдинами, парившими между небом и водой.

— Будешь писать роман, — предложил Андрей, — назови его так: «Затертые во льдах».

— Банально, — сказала я.

Тогда он дал щедрую россыпь: «Жизнь на льдине», «Вечное безмолвие», «Подвиг во льдах»… Все это мной было с презрением отвергнуто.

Льды подплывали ближе, ближе, медленно и неуклонно обступая корабль.

Снежные, бирюзовые, синие, кобальт смешанный, чистейший ультрамарин! Художники схватили блокноты с карандашами, фотографы — камеры. Все кинулись запечатлевать эти обтекаемые формы, залитые солнцем, а также иероглифы вод морских, огибающих льды.

Вот главное, что мне запомнилось в тот день, — над белыми-белыми снегами белоснежные моевки с черными уголками крыльев, ослепительная полярная красота — и на редкость озабоченное лицо капитана. Голландец Тед в тяжелых башмаках и видавшем виды комбинезоне взобрался по вантам на верхушку мачты и за скоплением льдов углядел свободную воду.

Он принялся лавировать между льдинами, то влево крутанет штурвал, то возьмет резко вправо, шхуна буксовала, мотор то и дело глох, снизу на корме повалил черный дым, а льдины, стукаясь боками, позванивая, напирали со всех сторон, и на одной из них мы увидели четкие медвежьи следы.

Все забегали, решили поднимать паруса, оператор Уайнрайт, легкий веселый паренек, всегда встречающий тебя лучезарной улыбкой, хотел поднять грот, повис на лохматом тросе, но взвился вверх, ему не хватило веса. Тогда Андрей с Мишей тяжестью могучих тел навалились на оператора, втроем они подняли грот, хотя Афка с этой задачей справляется в одиночку — двумя взмахами рук.

Гудели на ветру паруса, протертые, во многих местах заштопанные. Тед выключил мотор из опасений, как бы винты не забило льдом. А льды подваливали, наползали друг на друга, окружали со всех сторон, громоздились, на глазах превращаясь из колотых и кусковых — в стальной монолит. Отступать нам тоже стало некуда, даже если бы захотели. Нас по-настоящему затирало льдами, как «Фрам» Нансена или раздавленный «Челюскин».

— Марин, похоже, то первое название романа, — услышала я крик Андрея сквозь заполаскивание парусов, — больше всего подходит по смыслу!

На этот раз и мне оно показалось совсем не таким банальным.

Вполне свежо звучит.

Я спустилась в кают-компанию выпить кофе, но Афка, промчавшись мимо, велела убрать чашку со стола, поскольку сейчас все полетит вверх тормашками.

Тут пришел мрачный Тед, поднял телефонную трубку (на «Ноордерлихте» есть только «emergency call» — срочный вызов по спутниковой связи), набрал номер спасательной службы и произнес те слова, на которые каждый капитан скрепя сердце пойдет лишь по чрезвычайке:

— Говорит капитан «Ноордерлихта». Мы застряли во льдах во фьорде Мурчисон. Дрейфуем несколько часов. Но это полбеды. Льдами и течением нас несет на подводную скалу. Я вынужден просить о помощи.

Там что-то посоветовали.

— Я пробовал, — ответил Тед. — Но у меня ничего не получилось.

Ему дали другой бесконечный номер.

— Здравствуйте, — снова очень вежливо произнес Тед. — Извините. Мы попали в беду. Координаты такие: 79 градусов 59 минут северной широты, 18 градусов 15 минут восточной долготы… Спасибо.

Столько слов, сколько было сказано им за время срочной спутниковой связи — в том числе два «Sorry» и одно «Thankyou», а также горестное «I need some luck», мы не слышали от молчаливого Теда за недели плавания.

Итак, нас неумолимо тащило к подводной скале, и только чудо могло предотвратить столкновение. Каждый понял, что дело швах, по каким-то своим особенным признакам. Миша кинулся надевать чистую рубаху, когда увидел посреди всеобщей беготни и растерянности, как матрос Афка старательно драит палубу.

— Вот это деталь! — мелькнуло в голове у драматурга. — Сюда летит вертолет, она не хочет, чтобы спасатели подумали: «Какая у них шхуна-то зачуханная! Да еще эти идиоты затонули!»

Второй художественной деталью, подмеченной Михаилом, был красный снег на ближайших льдинах, которые уже буквально сдирали краску с обшивки бортов.

Ударили в рынду, все собрались на палубе, и Дэвид Баклэнд сказал:

— Прошу надеть самые теплые вещи, взять паспорта и приготовить спасательные жилеты. Никаких рюкзаков, чемоданов и сумок, кредитные карточки необязательно.

Мы с Леней бросились в каюту и затолкались на крошечном пятачке.

— Думали ли мы, — говорила я, напяливая все, какие у нас только были трусы, носки, майки, свитера, штаны, куртки, шарфы и шапки с варежками, — что в этой кабинке, которую я придирчиво оглядывала в Москве по Интернету, огорчаясь, почему там, черт возьми, не принайтовлен письменный стол, — что в этом тесном и темном шкафу можно только встать и стоять, втянув животы и прижавшись друг к другу…

— …И что в этой кабинке, — сумрачно подхватывает Леня, — мы проведем два года…

— В лучшем случае! — говорю я, панически рассовывая по карманам шоколадки, орехи, валерьянку и свернутое в трубочку учение Нисаргадатты Махараджа о том, что мир — несомненная иллюзия, что мы никогда не рождались, поэтому при всем желании — не умрем.

В преддверии кораблекрушения все мучительно соображали, что им реально может пригодиться в той абсолютно неизвестной жизни, куда их забросит сейчас судьба.

— Возьмите самое для вас дорогое, только чтоб на дно не потянуло, — велел Дэвид.

И Леня взял ключи от дома. Мы прямо чуть не заплакали оба, когда он их вынул из чемодана и положил в карман. Потом прихватил бутылку — там было на донышке коньяка — и сделал отчаянную попытку незаметно подготовить к эвакуации свою здоровенную искусственную Луну.

— Если не возьмут мою Луну, — говорил Леня, — я буду высаживаться.

— И что — ты с ней поплывешь по Ледовитому океану?

— Зачем — поплыву? Я плавать не умею, — гордо отвечал Леня, оглядывая окрестности в бинокль. — Я побегу по льдинам. Вон земля! Ее хорошо видно. А посредине — древний крест поморов. И покосившаяся хижина. Пойду туда и буду там сидеть, пока за мной не приплывет следующая экспедиция. Кто к нам сюда полетит — Ляпидевский? Льдины тут маленькие — ни самолет, ни вертолет не сядет. Знаешь, картинка есть — корабль лежит на боку, а все остальные сидят на льдинах на ящиках?..

Певица Синтия Хопкинс надела на себя вместо спасательного жилета аккордеон. Исследовательница морских глубин, доктор Иглесиас-Родригес крепко прижимала к груди колбу с крылатыми птероподами. Миша спрятал сумку под куртку: «Там ноутбук, — прошептал он, — там вся моя жизнь».

Народ с пунцовыми щеками носился между ютом и кормой. Афка и Ренске, подобно кузнечикам на майском лугу, прыгали по вантам и реям. Тед каждые пять минут взбегал на верхушку мачты, выглядывая из «вороньего гнезда» свободную воду. Тем не менее корабль несся на скалу, до столкновения оставалось полторы мили, а помощница капитана Соня спокойно запекала на кухне бараньи косточки в чесночном соусе.

— Будет ужасно обидно, — заметил Леня, — если нашу шхуну затрет во льдах и она затонет на свой столетний юбилей. Да еще с таким чудесным ужином. А нам останется только твоя московская горькая шоколадка на фруктозе.

Солнце низко уже висело над морем, но не закатывалось: в восьмидесятых широтах долго сгущаются осенние сумерки, а то хороши бы мы были в темноте. И когда все выстроились, трепеща, в ожидании вертолета, и приготовились высаживаться, на горизонте появился полярный медведь.

Белый на белом, как мираж, возник он вдалеке, потянул носом, в мыслях пробуя на вкус, что там Соня запекает в духовке, и зашагал к кораблю. Он двигался мягко, очень плавно, и в то же время огромная мощь чувствовалась во всем его существе — космическая энергия этих мест, — ив поступи, и во взгляде, и в повороте головы.

Он обошел по периметру корабль и вдруг лег на льдину, положив голову на лапы, прикрыв глаза, в ожидании развязки.

Ренске с карабином велела всем отвалить от бортов поближе к мачтам: как бы не бросился. А за кормой появилась медведица с двумя медвежатами. Медведи выжидательно поглядывали на нас, явно что-то замышляя, словно уже почувствовали, что скоро будет не у нас ужин, а у них.

— И когда ситуация стала совсем говенная, — воскликнул Миша, фотографируя эту редчайшую натуру на мобильный телефон, — нас обложили белые медведи. Я даже не смогу это использовать в работе, — он жаловался мне. — «Не верю!» — скажет Станиславский!

В небе раздался шум — это летел вертолет, чтобы снимать нас с тонущего корабля.

— Геликоптер вмещает только десять человек, — предупредил Дэвид. — Остальные будут ждать возвращения вертолета на льдине.

— А куда нас повезут? — спросил Леня.

— Туда, где мы высаживались вчера, — в становище траппера. Мы будем жечь плавник и пить воду из талого снега, а там видно будет.

Звук вертолета спугнул медведя. Медведь поднялся и, быстро перешагивая с льдины на льдину, растворился в белой дали.

— Ой, это был не медведь, а медведица, — сказал Андрей Волков, настоящий географ и зоолог. — Видишь, у него жопа желтая? Это моча.

Тут корабль дернулся, боком, боком пролез в ледяную расщелину и выскочил на широкое студеное раздолье.

Вертолет сделал еще один круг, прощальный, желая окончательно убедиться, что эти чайники на всех парусах поплыли дальше.

А через двадцать минут мы сидели за ужином и с огромным аппетитом обгладывали бараньи косточки.

Глава 27

Колыбель человечества

Четырежды пытался львиноподобный Баклэнд прорваться в Хинлопен, отдавая приказ вновь и вновь следовать в штормовое горнило. Трижды возвращались мы, встреченные живой стеной льда, и снова бросались в бурную пережабину.

Битвой стихий назвала бы я наше противостояние. В ее разгар Баклэнд данной ему свыше властью сменил на корабле время, как настоящий верховный правитель государства, который вправе переменить и год, и век, и тысячелетие. Он растянул световой день, вынудил Время пойти на уступки, однако Пространство отказывалось подчиняться его умыслам и намерениям.

Мир под нами раскачивался и ходил ходуном. Ветер крепчал, волны сшибались щитами, шхуна плясала на волнах, словно щепка у подножия водопада, а Дэвид, надвинув на лоб капюшон, стоял на палубе, уставившись ярым оком вперед, на море, вскипавшее перед бушпритом.

И в этом пристальном взоре была несгибаемая твердость и целеустремленность.

Хотя гляциолог Захаров Виктор Георгиевич (шесть полярных зим на пульсирующем леднике Фритьофа Нансена!), непревзойденный специалист в области колебания ледников Арктики и Антарктиды, был прямо ошарашен тем, что мы туда так неудержимо продирались.

— Х-хинлопен, — волнуясь, говорил Виктор Георгиевич, когда я забежала к нему в классическую московскую коммуналку на Арбате (кто здесь только не жил — и певец Леонид Собинов, и автор книги «Кондуит и Швамбрания» Лев Кассиль, даже поэт Бальмонт обретался в этом старинном подъезде с истоптанной лестницей без лифта, по которой, отдуваясь и проклиная все на свете, поднимался Самуил Яковлевич Маршак), — Хинлопен, чтоб ты знала, — произнес выдающийся исследователь ледяного покрова Земли, усаживая меня на ветхий диван под гигантской, затрепанной северными ветрами картой Шпицбергена, — в принципе непроходимый пролив! Ни один капитан в трезвом уме и доброй памяти, — возмущался Витя, вытряхивая из портфеля яблоки и откупоривая вермут, — не попрется туда. Если он не самоубийца.

Но никто среди нас не роптал и не сетовал, все вели себя так, будто не страдали от слабостей плоти или духа, распространенных среди рода человеческого. Особенно я, челобитчица — сверх всякой меры напросилась, да я на протяжении всей этой заварухи лишь бормотала исступленно: спасибо, Дэвид, спасибо, ты, прочная палуба и упрямый штурвал, и нос, устремленный в какой-то непрошибаемый пролив, неважно, какой и чем это все закончится, спасибо!..

Один Тед артачился и всем своим видом давал понять, что горделивый стратопедарх ищет на свою задницу приключений.

Зато Баклэнд всем своим видом говорил: если вы сейчас не способны переносить шторм и холод, то что же вы будете делать, когда вам придется вариться в расплавленном свинце или мерзнуть в свирепый буран?

За бортом Гренландское море давно сменилось Северным Ледовитым океаном, там бушевали ветра, штормило. Шхуна шла под восемь узлов, а бешеный встречный ветер с волнами сбрасывал скорость до одного узла, тормозил ее, как коня на скаку. Мотор гудит, заполаскивают паруса, а мы стоим — и ни с места.

В который раз пятились мы под напором ветров и льда, приблизившись к горловине пролива. Напрасно Тед изучал спутниковые карты продвижения ледяных масс в Хинлопене, надеясь обнаружить лазейку. Хинлопен всегда забит льдом, сказал, как отрезал, Захаров Витя, пусть даже лед полностью исчезнет из вселенной, к Хинлопену это не относится.

Осунувшиеся, бледные, в синяках и шишках, пытались мы сладить с морской болезнью. Синтия перочинным ножичком неотступно чистила имбирный корень. Она где-то вычитала, что карибские моряки жуют имбирь перед выходом в открытое море[7].

Боб Дэвис вместо имбирного настоя лечился гомеопатической дозой виски, ловкими ударами молоточка откалывая от Бедного Йорика прозрачнейшие кубики тысячелетнего арктического льда. Миша, пока его не стошнило, вметелил пару таблеток драмины, запил двумя чашками крепкого кофе, и у него начались галлюцинации: ужаленный, бродил он по кораблю, как тень отца Гамлета — в белых тапочках.

— Зачем ты так много принял? — спрашиваю. — Довольно и полтаблетки. По крайней мере, чтобы соблюсти простое человеческое достоинство.

— То есть не бежать сломя голову, если что, — понимающе отозвался Миша, — а достойно выйти из-за стола и величественно прошествовать в гальюн?

Почтенный доктор Боксол, утратив бдительность, загремел с внутреннего трапа. Вслед за ним пересчитал ступеньки Пол aka DJ Спуки. Это происходило в нижнем отсеке корабля около камбуза, где Миша искал гармонию среди всеобщего хаоса. Вдруг, прямо перед ним, как в «Острове сокровищ» у Стивенсона, сверху падает нож и вонзается в пол. Он поднимает голову: по трапу в круглых запотевших очках, потягивая виски, элегантно спускается Боб, истинный джентльмен в шестнадцатом колене, и произносит:

— Sorry…

Кому-кому, а мне в этом смысле нечего терять и не на что надеяться. Меня мутит с детства всюду и везде. Любое средство передвижения вызывает в моем организме неодолимые приступы тошноты. Так что обо мне речи больше не будет.

Я согнала Леню с верхней шконки, чтоб он оттуда не сверзься, легла, обложилась гигиеническими пакетами, включила старенький ноутбук и стала описывать наши приключения, придерживаясь ногой за стенку.

Повествование лилось в три ручья.

Первый — путевой дневник: происшествия, умные и глупые мысли, взлеты и падения, прорывы в неизмеримое, вышучивание сотоварищей, подтрунивание над Леней; по возможности маршрут.

С маршрутом дело стопорилось — уж больно заковыристые норвежские имена фьордов.

— Ничего, я у тебя кое-что спишу? — спрашиваю Михаила Дурненкова. — У нас ведь разные читательские аудитории…

— Понимаешь, — он замялся. — Географические названия в моем дневнике абсолютно растворены во впечатлениях и событиях, там слишком много личного, не предназначенного для посторонних глаз. Скажем: «В заливе Тругхамма я увидел торос, и это внезапно возбудило меня. Объятый страстью, я стал срывать с себя… сапоги…» А, ладно — списывай, — Миша махнул рукой, — опять же критики отметят, что у Москвиной появилась какая-то свежая струя, заиграл неожиданный гормон…

Второй — черновики будущих повестей и рассказов, поток сознания с кучей ошибок, несогласованием падежей, родов, проскакивающими литерами какого-то умершего древнего алфавита — англичане зовут это «недовылизанный детеныш».

И третье — собственно, «бриллианты», которые оттачиваются на основании двух предыдущих ручьев, они должны были вручаться Нине Хорстман, чтобы та помещала их на сайт «Саре Farewell», игравший роль почтового ящика, поскольку ни телеграфа, ни телефона, как я уже отмечала, на маковке Земли не было. А родственники, заглядывая на сайт, получали информацию о продвижении корабля и отвечали коротенькими записочками. Невестка писала нам: «Вчера с Илюшей были в дельфинариуме…»

Леня не любит, когда я про это говорю, и огрызается: «Тогда отсылай сама!» — но у него есть обыкновение по рассеянности отправлять в редакции и в издательства вместо моего третьего ручья — второй, а то и первый!.. Что вселяет в адресата не то что зыбкое подозрение, а твердую уверенность: в самом лучшем случае, автор просто офонарел. Ссылаясь на качку, тот же фортель Леня проделывал и с британским сайтом, а когда я узнала об этом и гневно потребовала заменить первый и второй ручьи на третий, он ответил, что Нину сейчас лучше не беспокоить. Она лежит в отпаде около компьютера и не подает признаков жизни. А стоит Нине пошевелиться, все сразу кидаются пересылать на матерую землю свои видеоматериалы, и ей не до мышиной возни с моими ручьями.

— Но ты не беспокойся, — пообещал Леня. — Я подстерегу Нину, когда она будет принимать душ, ворвусь, протяну ей флешку и скажу: «Нина, ты поместила на сайт не бриллиант, а спутники алмазов, так что вот тебе флешка, там скачен еще один вариант, окончательный, ты те убери с блога, а этот поставь».

Нет, в самом деле: старику-отцу за восемьдесят, дочь месяц болтается то в Норвежском, то в Гренландском морях, так и норовит проскочить в Баренцево, при этом с завидной регулярностью выкладывает на сайт какие-то полоумные тексты. И даже не может перекинуться с ним парой-тройкой вменяемых фраз.

— Тебе надо было сказать, что мне за сто, — шутил Лев, когда мы вернулись домой. — Тогда бы наверняка разрешили воспользоваться спутниковой связью.

— Не думаю, — возразил Леня. — Ей бы ответили, что в таком случае все как-нибудь само собой образуется…

Вообще, это плыли люди, тосковавшие о своих родителях.

На берегах на мокром песке я палочкой писала «ЛЮСЯ». Волны смывали букву за буквой, а я опять: «ЛЮСЯ», «ЛЮСЯ»…

Миша заранее купил у Ренске открытку с видом «Ноордерлихта» и полыхающим над ним полярным сиянием — по прибытии в Лонгиербюен он собирался отослать ее родителям, чтобы его мама с папой во всех подробностях рассмотрели декорации очередного спектакля «TeaTpa.DOC», в котором их сын сыграл отнюдь не последнюю роль.

Синтия Хопкинс на сольном корабельном концерте с огромной нежностью рассказывала нам о больном отце, у него болезнь Паркинсона, вот она решила открыть посвященный отцу музей, поместить туда его пальто и шляпу, фотографии молодости и аккордеон, под который он всю жизнь пел единственную матросскую песню, какую знал. Теперь Синтия, став известной певицей, трепетно вплетает ее в свои композиции. А самого его она хочет сделать бессменным директором этого музея.

Часто вспоминал отца Пол aka Спуки. На фотографии, которую он нам показал со своего айпада, мы увидели красивого темнокожего господина в сером костюме и изысканной шляпе, скромно сидящего на деревянном стуле.

— Он у меня адвокат, был активным членом «Черных пантер», добрый, заботливый и вообще во всех смыслах замечательный человек! — сказал Пол.

Очень грустила о папе Даша Пархоменко. Папа у Даши известный ученый, профессор, крупный физик, изучивший кремний вдоль и поперек. «Я так люблю своего папу!..» — вздыхала Даша.

Даже Леня, чтобы ее подбодрить, сказал:

— Даша, какая ты красивая, прямо прерафаэлиты по тебе плачут!

На что Даша ответила, выгнув бровь:

— Прерафаэлиты? Впервые слышу такое сравнение. Всем на ум обычно приходит Кранах.

— И это тоже, — согласился Леня.

Потом спохватился, хлопнул меня по плечу и великодушно добавил:

— Ты тоже, Марина, неплохо выглядишь для своих лет. Так у тебя нос раскраснелся, физиономия в веснушках. Как будто сошла с полотен… Кукрыниксов.

Кругом все шаталось, трещало, скрипело, валилось на пол и переворачивалось вверх дном. А ты лежишь, будто в люльке: вверх — вниз, с одного бока на другой перекатываешься, и постепенно до твоего сознания доходит смысл слов, исполненный эпической мудрости: море — колыбель человечества.

— Я, пожалуй, больше не буду Илюшу укачивать, — услышала я голос Лени с нижней полки, — пусть так засыпает. Как же это неприятно, когда качают!

Он опрометчиво приподнялся с койки — и его вместе с чемоданами давай швырять по каюте.

Я кричу:

— Леня! Может, ты не будешь хватать меня за ноги?!

— Хватаю, за что попало! — отвечал Тишков.

Изловчившись, он сунулся в туалет, выкарабкался оттуда потрясенный:

— Я услышал в унитазе рев океана!..

Море вспенилось, волны заливали спардек, воздух наполнен водяной пылью и брызгами, на Афку за штурвалом — краснолицую, с сигаретой во рту, без шапки — страшно смотреть. Лед в проливе то сгущался, то рассеивался, то напирал на судно и, качаясь на волнах, основательно колотил в борта, когда мы, побуждаемые Баклэндом, четвертый раз ломанулись в пролив.

За кормой с криком летели чайки, неожиданно на волнах закачались люрики. Гренландские моряки зовут их «ледяными птицами»: появление люриков, частые полосы тумана, стаи кайр-пискунов, эскадры синих айсбергов и резкое падение температуры воды указывали на близость беспросветных скоплений плавучего льда.

Но Дэвиду нипочем ни грозное гудение ветра в снастях, ни то, как заполоскались и захлопали вдруг по мачте обвисшие паруса, словно они пали духом. Всему вокруг он пытался передать огненную страстность, которая пылала в нем самом:

— Пролив перекрыт льдами? Не беда! Курс на Северо-Восточную Землю! Обогнем остров Белый и тогда, миновав остров Баренца, будем бороздить Хинлопен с противоположной стороны!

Хватаясь за канаты, за поручни и другие предметы, мы кое-как притащились на завтрак, я насыпала в миску с молоком кукурузные хлопья, а перед картой архипелага Тед и Баклэнд вели высоковольтный разговор.

— Послал запрос кораблю «Стокгольм», — хмуро говорил Дэвиду капитан. — Тот находится в районе, о котором вы говорите. Мне ответили: у нас громадное судно — его болтает, как скорлупку. Вам здесь нечего делать, немедленно возвращайтесь. Похожая история, — добавил Тед, — случилась на Канарских островах, когда мы не смогли проскочить в перешеек. Пока к нему приближаешься, загораживают от ветра горы, а чуть высунешь нос — из-за угла бьет по кораблю зюйд-вест. Что делать, Дэвид. Надо поворачивать.

Обратно правились на шхуне парусом, бежали шибче парохода, сказал бы Шергин Борис Викторович. На горизонте проступили очертания дикого горного пейзажа — высокие шиферные или диабазовые скалы, на которых гнездились колонии морских птиц. Волков собрался туда прогуляться после обеда.

В обед была гороховая похлебка, и уже не подали второго — ни пирогов, ни блинов, ни десерта, что нас обеспокоило.

— Наверно, продукты на исходе, — заметил Миша. — Какой-нибудь злодей подумал бы: если кто за борт упадет — спасать? Нет? Все суп будет гуще.

К тому же из кранов умывальников тонкой струйкой закапала мутная ржавая вода. А ведь мы ее пили! При этом Афка запретила без особой надобности принимать душ.

— Вы сначала испачкайтесь, а потом — мойтесь! — изрекла эта мудрая девушка.

Леня решил отказаться от вылазки на Птичий остров, мотивируя тем, что хочет остаток дня провести, имея хотя бы эту зыбкую почву под ногами. Но все же доверился Ренске с ее «зодиаком», и мы зашагали по каменистому склону туманного острова. Тучи моевок с криком носились в вышине, люрики, толстоклювые кайры, глупыши сидели на выступах, в трещинах, взлетали с карнизов, это был колоссальный птичий улей.

Вдруг мы повстречали песца.

Начихав на глобальное изменение климата и не дождавшись снега, этот маленький недопесок уже сменил темную шубку на белоснежную. Поэтому, куда бы он ни шел, где бы ни прятался — на земле и на горных склонах, усыпанных серым шлаком, даже на леднике, обильно сдобренном сажей и золой, — его отовсюду было заметно.

— Ох, — услышала я голос Лени.

Он присел на камень и закрыл глаза.

— Что? Что случилось?..

— Знаешь, — сказал он, — пожалуй, я уже стар — карабкаться по таким горам.

Оказывается, у него защемило сердце — то ли от крутого подъема, то ли от вида беззащитного белого песца на черных скалах, открытого всем опасностям этого мира.

Глава 28

Ведро из Гольфстрима

Было около пяти часов утра, но серая туманная заря еще только занималась, когда я открыла глаза и увидела Тишкова, полностью упакованного от макушки до пят — в штанах, в куртке и в ушанке.

— Я решил пойти, вдохнуть свежего морского бриза, — стал рассказывать Леня, — смотрю — свет повсюду включен, тишина какая-то подозрительная, только волны бултыхаются о боковину корабля. Поднялся наверх, компьютер Спуки светится, дверь на палубу настежь распахнута, оттуда завывает ветер. Палуба пуста, за штурвалом никого нет — сущий «Летучий голландец»! Мимо проплыл медведь на льдине в тумане. Дверь в кокпите открыта, Тед стоит и смотрит — не пойми куда: то ли в иллюминатор, то ли в самого себя. На столе у него ни карт морских, ничего. Я потом понял, что он уставился в экран компьютера. Тед меня не заметил. Я походил-походил минуты две и ушел обратно спать.

Наутро знаменосец погибшей надежды Дэвид собрал нас ударом колокола и объявил:

— Оставим затею, братья, пройти в Хинлопен, видно, не судьба. Уходим в открытое море. Саймону необходимо взять пробы из Гольфстрима, что пролегает в ста милях на запад. Поднять паруса!

Предстоял великий географический эксперимент, инструментом которого являлся корабль, а лабораторией — Мировой океан. Якорь поднят, паруса наставлены, «Ноордерлихт» заскользил прочь от Птичьего острова, скрытого в тумане. Где-то в небесах парил одинокий черный шпиль и белая моевка. Над ними вставало солнце.

Вскоре плавучие льды пропали за кормой. Впереди разглядели мы далекий остров — Землю Принца Карла: именно ее остроконечные горы увидел Баренц, когда подошел к архипелагу, приняв его за часть Гренландии, и в судовом журнале назвал эту землю «Шпицберген».

Обогнув северную оконечность острова, кораблик дал право руля и побежал в Гренландское море, рассекая форштевнем зеленые волны, прямиком в тот заповедный пункт назначения, где шесть лет назад океанолог Боксол брал пробы воды и теперь хотел для сравнения черпануть в том же самом месте.

Дул попутный ветерок, живо набиравший ураганную силу. Шхуна летела со скоростью под пятнадцать узлов, кливера и стаксели хлопали с такой яростью, что казалось, мы оторвемся от глади морской и присоединимся к стае буревестников, которые до этого момента сопровождали нас неотступно, однако, почуяв, что эти чудики двинули в серьезное плавание, возвратились на архипелаг.

Ничто нас больше не связывало с землей, кругом расстилалось дымящееся Гренландское море, волны поднимались все выше, корабль повалился набок, будто мотоциклист на вираже, нос то окунался в воду, то задирался в небо. Подняли штормовой трисель. Палубу с каждым кивком корабля заливала вода, пенилась, бурлила, одна волна за другой перекатывались через судно — отцепишься от борта или шпангоута — смоет в океан.

Вот она, свобода воли и выбора. Каждый миг — бездна, хочешь — лети, а хочешь — падай! Опять же — очарование ускользающего бытия, как нам это снится, хотя оно невыносимо пламенеет, и дела ему нету до нашей философии и меланхолии. Как бы мне хотелось оставаться в таком просторном и незаземленном состоянии, переживая всякое мгновение, как большой взрыв разбегающейся вселенной!..

Снег с дождем затруднял видимость, мокрый снегопад, у поморов он «липень» зовется, «липуха». Потеплело, влажность — сто процентов. Чувствовалось приближение Гольфстрима. Климат на западе архипелага благодаря Гольфстриму, считай, голубиный, не то, что на северо-восточном и восточном побережьях, не говоря об удаленных островах Земли Франца-Иосифа, Новой Земли и Северной Земли.

Крен сорок пять градусов, все поехало набок, с грохотом падало, катилось, разливалось. Корабль так наклонило, что Леня лег на дверь в нашей каюте, и полчаса лежал на ней, распластавшись, ждал ужина. Как Соня и Андрей накрывали столы с полными подносами стеклянной посуды и разносили супы — это отдельная песня.

За ужином Леня горячо порекомендовал всем до часу ночи, пока мы не пересекли Западно-Шпицбергенскую ветку Гольфстрима и несемся на левом борту, сходить в туалет по-большому, поскольку наклон унитаза таков, что ощущаешь себя на нем, как казак на коне, взвившемся на дыбы.

— Сантехника до тех пор в строю, — щедро делился Леня своими наблюдениями и размышлениями, — пока наклон происходит в сторону бачка. Когда же мы повернем обратно, держу пари, никто не усидит на унитазе, даже самые проворные всадники, ибо крен под сорок градусов будет в другую сторону, забарахлит спусковой механизм, а содержимое фаянсового фиала выплеснется на пол!

Ренске запретила даже мысленно приближаться к душу: вода из наклоненной душевой не попадает в сток и выливается в каюты и в коридор. Как раз такой потоп сегодня устроила Даша. И у меня случилась та же история, но, своевременно обнаружив, куда все клонится, я своей питьевой чашкой — раз-раз, и, не прошло часа, вычерпала воду с пола, будто из тонущей лодки с пробоиной.

Да еще накрутила бигуди, о которых Леня говорил, что они тут «не выстрелят».

— Брось их где-нибудь в снегу, — он предлагал, — на следующий год приедем, а медведи идут кучерявые.

Наши спутники даже не поняли, что со мной такое произошло. Никому ведь и в голову не могло прийти, особенно иностранцам, что в столь экстремальный морской поход можно прихватить с собой бигуди, дождаться критического момента и применить их по назначению.

Эти не наши люди с удивительными свойствами, пришедшие из других миров, имевшие каждый гусли золотые, ютились по углам, лежали на полу, многие — не в силах сделать пару шагов, но все равно улыбались друг другу и спрашивали: «How are you?»

Мне так хотелось их поддержать и ободрить. Когда Дебора Уорнер слабым голосом поведала мне о своей мечте поставить в России оперу «Евгений Онегин», я до того пронзительно сосвистела ей арию Ленского — она ахнула[8].

Я благодушно собрала у всех посуду и с полными руками вниз по лавке поехала в распахнутую дверь кухни. Когда я приближалась к цели, другой конец тяжелой деревянной скамейки внезапно вздыбился до потолка и грохнулся обратно, лишь только я соскочила с нее, как ошпаренная. Не прояви я абсолютно мне несвойственную прыть, она перевернулась бы и прихлопнула меня, как блоху. Да пригвоздила бы еще пять-шесть сотрапезников.

На что Соня ласково сказала:

— Спасибо, Марина, мы сами все принесем и унесем. Не беспокойся…

Тут должен бы зазвучать псалом: «Как хорошо и как приятно жить братьям вместе!»

Накренившись, неслись мы куда-то вдаль, натянутые снасти звенели, а две высокие мачты выгибались, словно тростинки под ветром. Чтобы в такой обстановке суметь взять рифы на гроте, требовались нечеловеческие усилия. Команда барахталась в путанице такелажа, раскачивалась между небом и палубой на этих качелях, то увеличивая, то уменьшая площадь парусов, от всего усердия старались, пот в башмаки бежал (дух Шергина зову я постоянно себе на помощь, и он незримо витает надо мной).

Те, кто был еще на ногах, взобрались на корму и полегли, как моржи, наблюдая кровавый закат. Шквальными ветрами относило нас в открытый океан.

— Теперь-то я понимаю, — философствовал Леня, после заключительной вечерней молитвы укладываясь на нижнюю полку в нашей келье (на верхнюю я его больше не пускала, как более ценного члена общества), — что обыкновенная качка морская — это вполне нормальное явление. Вообще, я тебе так скажу: если все ровно, только раскачивает в разные стороны, то — ничего из ряда вон выходящего. Но крен — это слишком. Крен очень уж достает. Просто… хрен, а не крен!!!

Спать пришлось по-звериному чутко, упершись ногами и руками в бортики кроватей, чтоб не загреметь вниз, так нас наклонило. Чуть расслабился — неотвратимо сползаешь на пол. Держи, Спас, держи, Микола, а вы, маленькие божки, поддерживай! Ни страховых ремней, ни скобок на стене, увесистые деревянные борта у наших коек всего-то сантиметра на три возвышались над матрасом. Короче, мы не поняли, как надо закрепляться. Оставалось ждать и надеяться, что после полуночи, отмахав под парусами сто шестьдесят миль, Саймон доберется-таки до Гольфстрима. Хэлло, Саймон, окликнет его Гольфстрим, давно не виделись, а ты ничуть не изменился!

Зато про тебя этого не скажешь, ответит Саймон, в чем дело, дружище? И, окруженный помощниками и сочувствующими, во тьме под проливным дождем, пока Тед выключит мотор, а Ренске и Афка ослабят паруса, а то их изорвет в клочья, примется забрасывать фал с приборами для измерения температуры, солености и скорости подводных течений. Да Кевин зачерпнет пару кухонных ведер с поверхности Гольфстрима по просьбе доктора биологии Иглесиас-Родригес — определить, насколько там увеличился С02.

Ревела буря, гром гремел, во мраке молнии блистали.

Все это священнодействие заняло не более пятнадцати минут. После чего «Ноордерлихт» повернул на 180 градусов, перевалился с левого на правый борт и с чувством выполненного долга двинулся обратно.

О том, что дело сделано, я поняла, когда откатилась в угол и улеглась на стену, — это было в тысячу раз более комфортабельно и менее опасно, тем более для пассажира на верхней полке.

Вещи, которые чуть не сутки покоились на двери, угрожающе поползли на Леню — чемоданы, куртки, сумки, фотоаппараты. Зато в каютах на противоположной стороне, наоборот, все выехало из-под кроватей и легло на дверь.

— Вплоть до пения петухов, — жаловался Миша, — я держался неизвестно за что. Проснешься, вцепишься покрепче — и дальше!

— А мне на голову посыпались Маринины камни из умывальника, — возмущался Леня.

Ночь напролет что-то шипело, гремело… То слышался плач снастей, то чьи-то голоса отчаянные, скрипение и треск в остове корабля!..

— Такое впечатление, что корабль живой, как на ките плывешь — дышащее существо, — бормотал Тишков.

И правда, каждый болтик в корпусе ожил в ту штормовую ночь, судно вздрагивало и трепетало, а ты лежишь и беспомощно глядишь, как все медленно валится, прислушиваешься к вою ветра, к ударам волн, звону посуды у мойки и не можешь найти ни носки — ничего. Давно отключилось отопление, сам собой погас свет, помпы засорились, из кранов потекла ржавая вода.

Физически ощущая под собой вздымавшиеся валы, баллов пять или шесть, я вдруг почувствовала, что мое тело, вконец одуревшее от качки, — элементарная частица, в которой таинственным образом отражается целое. Плюс — у меня есть вселенское тело, которое я по неведению называю «миром». Что оба мои тела полны загадок и чудес, как анатомия, так и астрономия, описывает меня, и что отныне — если мы вернемся домой — я буду заботиться о всей вселенной, я буду нежно любить каждое живое существо, всем изъявлять безумную радость, сами мои действия будут приносить добро, каждое движение будет благословением…

Поэтому с утра, когда Леня отказался не только выйти к завтраку, но даже открывать глаза, и лежал, утративший интерес к жизни, я по-пластунски влезла на второй этаж, насовала в карманы яблоки с бананами, положила в чашку пакетик чая и налила кипяток.

В исхлестанный дождями иллюминатор мне было видно Теда — он замер на палубе, словно высеченный из гранита, спиной ко мне, лицом к бушующему океану. С другой стороны — такой же одинокий и бессменный часовой — застыл Дэвид Баклэнд. Безмолвие того и другого можно было уподобить вечному молчанию бездонных пучин.

Другие мореплаватели держались поближе друг к другу, как споровые — лишайники или шляпочные грибы, чтобы не одному выжить, а сплотившись. Нечесаные, взъерошенные, сидели они за столом, никто не шутил, не смеялся, аристократы духа с трехдневной щетиной задумчиво хлебали овсянку. Один Ник Дрейк был по-прежнему гладко выбрит — белый, как полотно, в шелковом шарфе, прямо и неподвижно сидел он, устремив взор на кончик носа, видимо, поражаясь, насколько созвучны огромность мира и глубина мира внутреннего.

Саймон, подобный усердной пчеле, исследовал пробы Гольфстрима за каким-то аппаратом, напоминающим валики, на которые записывали голос Льва Толстого, и уже сделал открытие, что соленость Северо-Атлантического течения, как ни странно, повысилась по сравнению с прошлыми годами. Вот они с доктором Родригес, невзирая на крен с качкой, размышляли: чем это вызвано? Или процесс таяния пошел на убыль, или уже таять нечему, потому что все растаяло?

Остальные совсем в дело не годились — апатия, сплин, хандра. DJ Спуки — бледный, ни кровиночки в лице, а не сдается, внедряет в сознание измученных организмов свои произведения, показывает на экране айпада Дзигу Вертова, рассказывает, как он продюсировал Йоко Оно.

Андрей говорит:

— Есть такая карикатура: корабль тонет, а мужик — приятелю: «Ты знаешь, вот эти помидоры, их надо поливать четыре раза в день!..»

Спасательные жилеты метались под ногами в коридоре, звенели опрокинутые стаканы, с полок низвергались банки, коробки, сыпалась из пакетов крупа. Я, изловчившись, сползла по трапу, только взялась за дверную ручку, дверь к Лене — ба-бах! — всей тяжестью чугунной об стену, и меня этой дверью потащило вниз — прямо на Тишкова, а он в отключке лежит — салатового цвета.

Дальше мне видится все, как в замедленной съемке: чтобы не обдать его кипятком, я поднимаю чашку над верхней полкой, чай плавно заливает мне постель. А моя физиономия с заячьими зубами, как у всех красивых англичанок, неумолимо движется навстречу массивному деревянному брусу верхней полки, который, хотя и не предотвращал от падения с кровати, но въехать в него на полном скаку значило серьезно попортить фотографию.

Каким-то чудом — в миг перед ударом — я приподняла голову и тут же получила мощнейший хук в челюсть снизу. Нокаут!

Слава Богу, что в этот момент я держала язык за зубами: не увещевала и не ободряла Леню. И сделала небольшую паузу, перед тем как ответить на его вопрос: «Живые есть на корабле?»

Тишков не пошевелился, ничего, а тихо простонал:

— Что это за шум и лязг?

И выразил неудовольствие, что на него сверху пролилось несколько горячих капель.

— Если б я откусила себе язык, — ответила я, не веря своему счастью, что легко отделалась, — и стала бы немая, тебе это принесло бы только облегчение.

— Ну да, — он вяло возразил, — тогда бы ты все время дергала меня за нос, чтобы я смотрел, как ты жестикулируешь…

В память о моей легкокрылой удаче потом еще долго сиял огромный радужный фингал на подбородке.

Дальше я плохо помню, как развивались в тот день события. Стоя у ныряющего бушприта, я была настолько поглощена головокружительным зрелищем — все подчистую выветрилось из головы[9].

Помню только неоглядный простор морской, мачты да снасти, шум волн, крики чаек. Лежа на правом борту, временами зачерпывая воду, надув до предела штормовой трисель, грот, фок и два топселя, кораблик наш возвращался на Свальбард.

— А нас поцеловал океан! — гордо сообщила Даша.

Потом подумала и добавила:

— Вернее, меня.

— Именно ее! — возмутилась я. — А может, он поцеловал… Леню.

— Он хотел поцеловать Леню, — умиротворяюще сказал Миша. — Но Лени не было, поэтому ему пришлось поцеловать Дашу.

Что удивительно, в этом первобытном плавании, где были отсечены все тяжести мира, все путы, все привязи и загромождение земли, у Лени вдруг зазвонил телефон. После двух недель молчания он зазвучал давно забытой мелодией латиноамериканской сальсы. Тишков глядел на него потрясенно, пытаясь разобрать незнакомый номер.

— Нет, я не буду брать трубку, — сказал он. — Это же нонсенс, объяснять, что я в Арктике, и в ответ услышать тихий голос из несуществующего мира, приглашающий на выставку или что-то в этом духе… Кто это мог быть? — недоумевал Леня, когда телефон замолчал. — Может, надо было взять трубку? Крикнуть: «Друг, друг! Позвони моим близким и скажи, что все хорошо, мы живы, но у нас качка, у нас, понимаешь… крен. Слышишь, друг? Ты чей вообще? Как сюда дозвонился? А? Не слышу! В общем, передай! Передашь? Ну, бывай здоров, больше не могу разговаривать, я сейчас в Гренландском море, слышишь? В Гренландском море, скоро буду в Баренцбурге. Если вернусь, тогда созвонимся и поговорим…»

Оказывается, около Баренцбурга есть такое место в океане, где включается сотовая связь. Но те, кто попадает сюда, обычно никому не звонят — не видят смысла. Там, далеко, твои родственники, друзья, дети, твои отголоски — выставки, книги, а ты здесь — как в чистилище — проходишь испытания. И эта мимолетная возможность созвониться лишь умножает абсурдность существования.

Летящие космы туч и тумана становились все непроглядней под темью ночи.

Судно выпрямилось, буря унялась. Оставив по левому борту южную оконечность Земли Принца Карла, мы вошли в тихий залив Грён-фьорд, где на фоне дремучей горы выступили четкие силуэты прямоугольников и квадратов, между ними тускло мерцали отблески городских фонарей.

— Велком ту Раша! — гостеприимно сказала я нашим спутникам.

Как только «Ноордерлихт» ткнулся боком к причалу, оператор Уайнрайт, Нина, Джой и Кевин сразу перемахнули через борт, выскочили на пристань и ринулись вверх по лестнице.

Леня тоже выразил желание прогуляться по ночному Баренцбургу.

— Пойду, выйду, — вздохнул он, — все время лежать, спать-то тяжело…

Афка поставила два бака с водой и щетками, строго наказав по возвращении тщательно вымыть ноги.

— Такой грязи, как в Баренцбурге, — предупредила она, — в целой Арктике не сыскать!

Действительно, пристань являла собой огромную лужу, в которой отразились металлическая мачта с огромным прожектором и край деревянного здания с надписью «Баренцбург». Выше располагалось несколько деревянных построек неясного назначения, к ним вела длинная зигзагообразная деревянная лестница. Справа высились холмы отработанных угольных шахт, над ними вставали розовые дымы. А над марсианским ландшафтом в красно-черном небе, в дыме и тумане, плыла круглая луна.

Ночь, вокруг — ни души. Горстка искателей приключений столпилась на площади перед огромным бюстом Ленина и растерянно озирались. Леня спросил:

— Вы что-нибудь ищете?

Не сговариваясь, они ответили просто:

— Мы ищем бар.

— Сразу видно, иностранцы, — усмехнулся Леня, — ищут ночной бар в нашем рабочем поселке на Крайнем Севере. Вы что, с Луны свалились? Какой тут бар? Здесь нет никого, все давно ушли, это ж Баренцбург, город черных призраков.

Однако все были на взводе, поэтому бар нашелся. Они визуализировали его силой своего воображения. В баре взяли по стопочке водки, а взойдя на окутанный пеленой корабль, в ознаменование своего чудесного спасения стали глушить виски, «как вы чай лакаете», рассказывал Миша на другое утро. Пол врубил музыку, и мореплаватели затоптались на крошечном пятачке кают-компании. Мы с Леней слышали наверху нестройный шум голосов, музыкальных инструментов, буйные возгласы, а также звон цимбал, сопровождаемый барабанным боем, улюлюканье и пенье, легко представляя причудливые фигуры участников этих танцев.

Все напились, как в средневековых исландских сагах, включая матросов и капитана, несокрушимого стоика. Тед, вусмерть пьяный, грузно опустился на банку и, насупив брови, осовело поглядывал на своих пассажиров, только ему не хватало ноги из полированной челюсти кашалота.

В конце концов он сказал Полу:

— Ты — другой. Ты чем-то отличаешься от нас. Я это сразу заметил. Только не пойму — чем.

— Потому что я американец, — достойно ответил Пол. — С другого континента.

— …Наверное, — согласился Тед после паузы.

Поговаривали, что видели его писающим в туалете с открытой дверью, бросающим окурки за борт — при его-то душевной замкнутости и редком для моряка внимательно-благоговейном отношении к природе! Стало быть, и кэпа проняло — хотя будь то полярные снега или знойное солнце, взглянув ему в глаза, вы все еще улавливали в них тени тех бесчисленных опасностей, с какими успел он, не дрогнув, столкнуться на своем веку. Верно заметил Волков: «То, что для вас приключение, для капитана — тяжелая работа». Поэтому Теду следовало отдохнуть, ибо члены его устали.

Вдруг, как черт из табакерки, выскочила Афка и — ну отплясывать разудало, невзирая на лица, пол и возраст, дружески хлопая заслуженных деятелей науки и культуры по спинам и по задницам. Рука у нее тяжелая, припечатает так, что мало не покажется, танцоры — боком-боком — давай расходиться по каютам от ее сурового дружелюбия, пока она не осталась наедине с мглистой ночью сырой на пристани Баренцбурга и своей необузданной тарантеллой под звездным куполом после трех недель суровых «собачьих» вахт.

Наутро Миша с больной головой поинтересовался у нас с Леней:

— А вы где были? Почему не выползли на кутеж?

— Мы всю ночь думали, как спасти Землю! — бескомпромиссно ответил Леня.

— Одной ночи для этого недостаточно, — вздохнул Миша. — Тут может понадобиться… две ночи.

Глава 29

Баренцбург и дети капитана Гранта

Из всей нашей братии самое отчаянное потрясение Баренцбургом испытал архитектор Боб Дэвис. Как раз когда он с борта шхуны переступал на резиновые покрышки, а с покрышек — на угольную землю, Боб нам рассказывал о том, каким представляет себе дома будущего.

— Построить правильный дом, — говорил Дэвис, — значит установить благой порядок мироздания. Понимаешь, старик, человек строит дом, а дом выстраивает человека. На Севере дом должен впитывать в себя как можно больше солнечного тепла, с южной стороны я бы оборудовал теплицу, чтобы выращивать цветы и овощи, там могут играть дети. Сад — это первое, что создал Бог после звездного неба! Если на Севере нет садов — разбей свой сад внутри дома. И красота — и неплохой урожай. Это называется формирование гуманной среды обитания.

Посреди нескончаемой деревянной лестницы в триста пятьдесят ступеней, во много раз превышающей одесскую Потемкинскую лестницу, Боб сел на лавочку передохнуть после вчерашнего. Отсюда открывался великолепный вид на широкое горло Ис-фьорда, половину Грён-фьорда и часть ледника Альдегонды — так звали португальскую принцессу, в конце позапрошлого века со своим бурбонским принцем рискнувшую отправиться в далекое путешествие на Шпицберген и Новую Землю. На глыбах льда сидели моевки, над ними летали бургомистры, в тумане они казались огромными.

— Мое архитектурное бюро, старик, — говорил Боб Дэвис, — базируется на том, что эта крошечная Земля среди миллионов планет является полем для экспериментов. И мы экспериментируем, — он быстрым движением легкой линией в воздухе нарисовал модель сборного экодома — они такие дома возводят на севере Канады. — Вот крыша с солнечной батареей, вот теплица. Здесь — биотуалеты. Это — система вентиляции и накопители энергии. А вокруг жилища — микроферма и микрополе в шесть соточек, где при небольшой сноровке можно прокормить двадцать человек. А что мы видим здесь?

Мы оглянулись.

Перед нами вставал Баренцбург, овеянный славой, мифический советский город угольных теней, возведенный на краю света ради опять же света и тепла: здесь были вырублены две угольные шахты, проложенные в вечной мерзлоте с неслыханным упорством.

Первые дома шахтеров, шахты и угольный склад появились тут в 1912 году[10].

Земельный участок Баренцбург на восточном побережье залива Грён-фьорд принадлежал норвежцам. В 20-х годах — голландцам. В 30-х свежеиспеченный трест «Арктикуголь» его у голландцев перекупил. В Баренцбург прибыли советские пароходы, началось строительство жилья для русских шахтеров и добыча «чернослива».

Первым управляющим «Арктикугля» стал Михаил Плисецкий, он приехал сюда с женой и маленькой дочкой — Майей Плисецкой, будущей балериной. При нем здесь добыли первый миллион ископаемого топлива. Три года Плисецкий работал в тресте и два — генеральным консулом СССР В 1938 году он был арестован, осужден и расстрелян. «Такие дела», — говорил в подобных случаях Билли-пилигрим, герой повести Курта Воннегута «Бойня номер пять, или Крестовый поход детей».

К началу сороковых рудник Баренцбург в огромном количестве поставлял уголь в наши северные районы и обеспечивал топливом суда, следовавшие по Северному морскому пути.

22 июня 1941 года после нападения Германии на Советский Союз суда с углем вышли из шпицбергенских портов, и связь с материком временно прекратилась.

25 августа на судне «Королева Канады» жителей поселка вывезли в Архангельск. В Баренцбург прибыл норвежский гарнизон.

В 1943 году немецкая эскадра в составе двух линкоров и девяти эсминцев произвела обстрел Баренцбурга пушками с немецкого линкора «Тирпиз». От застроенного поселка со школой, больницей, клубом и детским садом не осталось ничего, кроме разрушенного здания столовой и стенки угольного склада.

В ноябре 1946-го пароходы «Вега» и «Керчь» доставили сюда триста полярников, которые в течение месяца сняли с четырех судов больше десяти тысяч тонн груза. Люди ели и спали на кораблях, а грузы к временным складам на крутую высокую гору возили вручную на салазках.

В первые послевоенные годы Баренцбург был восстановлен. Сначала на склоне появились портовые деревянные домики — вот они, покрашенные яркой васильковой краской, вполне себе ничего, хотя такие заслуженные памятники старины.

С западного берега Грён-фьорда из озера Стемме по дну залива проложили водопровод с питьевой водой, поэтому заходящим судам не разрешается бросать здесь якорь, о чем предупреждают все лоции мира: случайный якорь может ненароком повредить водопровод.

В 50—80-е выросли многоэтажные кирпичные дома, больница, детский сад, школа, спортивный зал с бассейном, Дворец культуры, станция космической связи — можно смотреть передачи первой программы Центрального телевидения; вертолетное подразделение с пятью вертолетами Ми-8, оснащенное ремонтной базой, мощная радиостанция, способная принимать и посылать сигналы хоть в джунгли Африки, геолого-разведывательная экспедиция — ГРЭ; подсобное хозяйство — коровник, свинарник, курятник, теплица…

Магазин всего один. Малочисленные товары в нем, как и в буфете, — консервы, сигареты, компот — продавались по специальным талонам треста «Арктик-уголь» — зарплата у полярников была повышенная и поступала им на сберкнижки на материк. Теплыми вещами и робой местных жителей снабжал трест, питание бесплатное — столовая, поднятая из руин, открыта круглосуточно, в любое время заходи и ешь вдоволь.

Кормили в советское время замечательно, вспоминают жители того Баренцбурга, одних только холодных закусок — двадцать видов. Соленые огурчики, помидорчики, капустка не переводились, но и свежие овощи, маринованные грибочки, маринованная рыба нескольких сортов и способов приготовления, селедка в маринаде и под шубой, лучок-чесночок, да мало ли чего, что взбадривало душу обитателю «поселка угледобывания высокой категории по степени опасности».

Запрет лишь на спиртное — в Баренцбурге всегда был сухой закон.

На самой окраине у мыса Финнесет помимо дома треста — контора губернатора Шпицбергена, куда он и его служащие прибывали для расследования смертельных случаев на российской шахте.

Бывало, под окнами ходит-бродит полярный медведь, заимевший пристрастие к помойкам. Тогда вызывали норвежскую команду — зверя усыпляли и на вертолете отвозили подальше от людского жилья. Или отгоняли искателя легкой добычи на противоположный берег ветром пропеллера низко летящего вертолета, выстрелами вверх и ревом снегоходов.

Памятниками этой фантастической исчезнувшей цивилизации на фоне отрешенных пирамидальных гор остались отработанные штольни, пустые монументальные постройки на свайных фундаментах в вечной мерзлоте, зияющие черными окнами, нерушимая столовая, обитая почерневшей вагонкой (над входом сохранилась надпись «столо» — последние три буквы «вая» отлетели, на двери висел огромный замок), и черная грязь на дорогах.

— Ни островка живой земли! — бормотал Боб Дэвис, шагая по улице помора Ивана Старостина, пробывшего на этих берегах безвыездно пятнадцать лет из тридцати девяти полярных зим на Шпицбергене и погребенного тут, неподалеку, два века назад, в мерзлой земле, на мысе его легендарного имени. — Ни зимних садов, ничего, — удивлялся Боб, — все строилось так, чтобы отгородиться от природы, замкнуться в собственном жилье, окружить себя отопительными трубами, которые бессмысленно выбрасывают тепло в атмосферу, котельные сжигают огромное количество угля, загрязняя сажей воздух. Насквозь проржавел трубопровод. И еще ошибка — всюду бетон, самый хрупкий материал при низких температурах!

— А что, из соломы ведь не построишь! — смело возражал Леня.

— Пойми, старик, — объяснял Боб, — можно же привезти с материка мягкие камни и немного дерева, а не цемент!..

Справа высился монумент погибшему в 1948 году по пути в Мурманск экипажу парохода «Геркулес» — сложенный из камней и настоящего якоря. Перед въездом на шахту «шумели» три березы на зелененьком лугу — огромное побитое стужей и ветрами панно кисти незамысловатого художника символизировало Родину, чтобы жители Баренцбурга не забывали, как выглядят деревья.

На центральной площади располагалась огромная Доска почета, к ней вели дорожки, посыпанные песком, но самих удостоенных почета не было — доска пустовала. Рядом на бетонной стеле были изображены шахтер на фоне космической ракеты, какие-то трубы и загадочное стихотворение:

Шахтерский труд в людском покое,
в телах космических ракет,
горняк, натруженной рукою
ты даришь всем тепло и свет.

Мы-то с Леней поняли, что автор хотел сказать, а вот Нику и Деборе затруднились объяснить эту жизнеутверждающую систему образов. Поэтому перевели им другой транспарант на закопченной стене столовой с ясным и прозрачным текстом:

Значит, где б ты теперь ни странствовал —
На пороге любой весны,
Будешь бредить полярными трассами,
Будешь видеть снежные сны!

Казалось, это стихотворение советский поэт из прошлого сочинил и для Ника Дрейка, товарища по перу из далекой Англии, сквозь время прозревая, что Ник, отправившись в паломничество по океану, ступит когда-нибудь на бесприютную землю Баренцбурга, окинет ее смятенным взором, покинет как можно скорее, а вот забыть уж не сможет никогда.

Косые качели на лишайниковой лужайке, горки и песочницы во дворе полуразрушенного детского сада говорили о том, что тут было много детей.

Но город оказался без будущего. Люди пришли добывать уголь, измучить до предела землю Арктики и уйти, оставив после себя смешные лозунги на бетонных стелах, гранитный памятник вечно живому Ленину и погибшим кораблям, деревянную часовню на холме из пустой породы, железные бочки, горы мусора и ржавые голубые урны в виде пингвинов.

— Разве им не было понятно, что пингвины не живут в Арктике? — сочувственно сказал Боб.

На деревянных настилах, ведущих к высоким домам, виднелись следы топоров — зимой приходилось постоянно убирать снег и сбивать лед, намерзавший на доски. Все это напоминало огромные декорации, построенные когда-то для съемки высокобюджетного блокбастера, — и вот фильм сняли, а декорации бросили доживать свой век в пустыне.

Несколько десятков лет Баренцбург простоял как форпост цивилизации, но Арктика опрокинула его, скомкала и опустошила. И предложила людям другой путь — не вгрызаться в землю, не мучить недра, не воевать за каждую пядь территории, а принять ее простые законы — жить, как все здесь живут, сливаясь с белым снегом и зелеными лишайниками, радоваться малому солнцу и приспосабливаться к долгой темной зиме.

— Запомни, старик, — сказал Боб, — здесь был возможен только город нового типа, тогда бы он не опустел, но выстоял, люди не уехали бы отсюда. А так — борьба энергий света с антивеществом проиграла на этом отдельно взятом участке. Угрюмая пустота — вот и все, что тут осталось.

Неожиданно из-за угла деревянного дома вышла краснощекая молодая женщина в болоньевой куртке, с большой сумкой в руке, она приветливо улыбнулась смешным иностранцам, размахивающим руками, и пошла куда-то вверх по дороге.

— А все-таки не пустота, — обрадовался Тишков. — Всюду жизнь! Даже в Баренцбурге.

И какая! Из-за угла обмелевшего бассейна появились Дэвид, Дрейк и Дебора Уорнер. У них в руках тоже были сумки. Наши англичане нашли здесь магазинчик с колониальными товарами и опустошили полки: на отвальный ужин все они как один вырядятся в тельняшки, которые здесь прикупили. И будут петь вольные матросские песни про то, как весело жить на волне, но еще веселее — на суше, где заждались морских бродяг тоскующие подружки.

Кевин, антиглобалист, верный своим принципам, не купил ничего.

Айрис приобрела «буденовку» и стала в ней похожа на героя фильма «Красные дьяволята». Кроме того, она сделала зарисовки в опустевшей заброшенной школе, проникнув туда через разбитое окно. После каждой высадки она устраивалась в уголок и перебирала свои блокноты, стараясь упорядочить поток образов, собранных в течение дня. Трудно сказать, сколько у нее было блокнотов, может, три сотни, а может, больше.

— Смотри-ка, у Айрис нет ноутбука, вот она какой оригинал! — заметил Миша.

На простоватом «вайо» он сочинял новую пьесу в окружении навороченных белых «макбуков».

— Ты, Миша, как ботик, зажатый льдами, — шутил над ним Леня.

— Ничего, — парировал Миша, — я себе еще проще куплю — как у вас.

Тщательно вымыв сапоги под присмотром Афки, команда собралась на шхуне.

Туман еще висел над морем, когда мы отчалили под слабый скрип снастей и мачт вместо гремевшего на этой пристани когда-то «Прощания славянки».

Миша в голубой курточке ностальгическим взглядом провожал призрачное селение на окраине мира, поддавшись его потусторонним чарам. Наверно, эта панорама ему напомнила родной город-завод Тольятти, дворовое детство, отрочество, или в нем забродили мысли о будущей пьесе про шахтеров Баренцбурга. Сильная могла быть пьеса. Как все здесь.

Море катило вокруг свои серые волны, катило до самой оконечности мира. Городок углекопов медленно растворялся в дымке. На горизонте остались только горы — черные, древние, они лежали, как медведи.

Оператор Уайнрайт брал интервью у Ника Дрейка, запечатлевал его для вечности:

— Наша цивилизация недостойна Земли, — донесся до меня голос Ника, — мы, люди, не заслужили вечной жизни, мы как вид обречены на исчезновение, чтобы через миллионы лет в океане снова поплыли огромные стада величавых китов. И никто не поднимет на них руку, никто не выстрелит из пушки в их мокрые жемчужно-черные спины, чтобы потом вытопить жир и пустить его на свечки. Сама Арктика — это кит, в который готовятся забросить гарпуны все страны… Или лучше так:

Ледяная библиотека,
Белоснежные, бесчисленные страницы,
Том за томом, полка над полкой, стопка на стопке
Осыпающиеся башни вечного льда.
Где-то там гуляет Шекспир по замерзшей Темзе —
Чем не зимняя сказка, — и Брейгель ведет домой
Заплутавших охотников по голубым сугробам.
Где-то там, в глубине, тончайшей черной прослойкой
Сохранился прах
сгоревших древних столиц[11].

Взгляд мой блуждал в небесах и вдруг остановился на вантах, веревочной лестнице, ведущей к верхушке фок-мачты, где на китобойцах обычно сидел дозорный и высматривал на горизонте китовые фонтаны.

По морю плыли облака, солнечный луч пробил сизый береговой туман и залил воду сплошным потоком солнечного золота. Все были заняты своими делами, никто не обращал на меня внимания, палуба опустела, и я подошла к рундуку с запасными шкотами, на который можно встать, чтобы забраться на борт. Это было опасное предприятие, и все-таки я подумала: если не сейчас — то все.

Врать не буду, в тот день совсем не штормило, дул легкий бриз, «Ноордердлихт» скорее скользил, чем вспарывал волну.

Однако стоило влезть на первую ступень, как мне показалось, я уже нахожусь на чудовищной высоте, рукой подать до облаков, корабль раскачивает из стороны в сторону, а под ногами угрожающе поблескивает суровый Ледовитый океан.

Был такой фильм «Дети капитана Гранта» по одноименному роману Жюля Верна. Сына Гранта сыграл мальчик Яша Сегель. Может, кто-то помнит, как он лихо взбирается на верхушку мачты по веревочной лестнице и поет звонким голосом «А ну-ка песню нам пропой, веселый ветер!..»

Яша учился в 31 — й московской школе в Леонтьевском переулке в одном классе с моей мамой. Не помню, сколько раз мы смотрели с ней этот фильм в общей сложности — сто или, может быть, двести. Но в отличие от Люси, в юнге, взбегающем по лесенке на топ-мачту, я видела совсем не Яшу, который давно уже постарел и потолстел, а самою себя — бесстрашную, невесомую, открытую веселым ветрам.

Тысячу раз в мечтах я взлетала по вантам ввысь, и все тысячу раз это было легко и с песней Исаака Дунаевского. А тут ноги обмякли, колени задрожали, корабль гудит, как подтоком, руки судорожно сжимают тросы. Ой, мать моя, как же это трудно и какой Яша Сегель ловкий паренек.

О том, чтобы забраться на верхушку мачты, и речи быть не может. Но, три тысячи чертей, не с первой же ступеньки поворачивать назад! Хотя бы со второй или с третьей! Так я уговаривала себя, подбадривала, мысленно похлопывала по плечу, а сама все лезла и лезла вверх. Без песни, о песне и речи не было, просто карабкалась из последних сил, и все.

Люся парила надо мною белокрылой чайкой: вперед, вперед!..

А папа стоял внизу и махал рукой:

— Давай слезай!

И я послушалась папу. Потому что к Люсе я еще успею — шаг за шагом, ступенька за ступенькой.

Мне удалось добраться туда, где развевался английский корабельный флаг. И я, стараясь не смотреть вниз, все же пропела для порядка строку старого британского гимна колониальных времен:

— «Правь, Британия, морями…»

На корме Афка что-то строчила в судовом журнале, когда я, заглянувшая в тонкий огненный горний мир, с пылающим, как уголь, сердцем, приблизилась к ней и сказала:

— Запиши: «Сегодня Марина поднималась по корабельным вантам. Впервые в жизни».

— Неужели? — Она так и ахнула. — Действительно, впервые?

Прямо не могла поверить, что человек — немолодой, можно сказать, старый — ни разу не ступал на ванты! Да где ж он был все это время? Чем занимался? На что потратил жизнь?..

Афка вновь взялась за штурвал, паруса пришли на помощь мотору. Рассекая лопастями своего винта волны Гренландского моря, «Ноордерлихт», как сокол, ширясь на ветрах, держал курс к последнему в нашем плавании арктическому леднику.

Глава 30

«Боже, спаси Арктику!»

Вечером шхуна мягко вошла во фьорд и встала на якорь, от киля до звезд окруженная стеной синего ледника Боре-брин. Над ледяным обрывом всходила дымчатая луна, отражаясь мерцающим столбом в тяжелой, словно масляной, зыби. Вторые сутки полнолуния. Все наши факиры, шаманы, йоги и дервиши, бродяги и шатуны, связанные друг с другом незримыми нитями мирового божественного происхождения, выстроились на шканцах, готовые к шабашу.

Дэвид Баклэнд и оператор Уайнрайт подняли на палубу огромную коробку и осторожно извлекли из нее какое-то устройство: серый агрегат с большим количеством кнопок и рычажков венчала труба с линзой. Это был невероятных размеров видеопроектор, посредством которого Дэвид собирался показывать картины на экране ледника.

После провалившейся затеи достичь Северного полюса, после многократных и целеустремленных, но тщетных усилий пробиться к Северо-Восточной Земле и других феерических обломов и осечек, этот сумасброд в сиянии светоносной ризы помышлял зажечь огонь в сердце миров и заронить солнечное семя в воды времени.

Глядя на Дэвида Баклэнда, грех не вспомнить японского мастера дзэн Риндзая, который, стреляя из лука, никогда не попадал в цель, его стрелы всегда летели мимо. Тем не менее он прослыл непревзойденным стрелком. Люди недоумевали: как Риндзай может быть искусным стрелком, если ни одна стрела не попала в цель?

— Нас не интересует поражающая цель стрела, — отвечали его загадочные последователи. — Нас интересует Риндзай. Когда стрела вылетает из лука — он бдителен.

Холодной зимой здесь, на Свальбарде, Дэвид вывел на лед обнаженную беременную женщину, высотой с трехэтажный дом, она шествовала от одного тороса к другому по снежной пустыне, а для пущей иллюзорности он подпустил дыма. Но достиг обратного эффекта. Великанша стала настолько отчетлива и реальна, — считывалась каждая ямочка, складочка, каждый ноготок. Душа Земли вышагивала босиком по льдинам, возвысившись над «Ноордерлихтом» и его командой, наблюдавшей ее потаенный свет.

На сей раз Баклэнд посредством своего аппарата замыслил вступить в контакт с самим духом льда — почему бы и нет, если иметь в виду, что наши тела состоят из атомов, которые прошли через горнило звездных недр, это же относится к земле и воде, льду, огню, живой и «неживой» материи, пространствуй времени.

Баклэнду известна была тайна управления временем, и я бы не удивилась, если бы именно Дэвид основал не только независимый фонд «Саре Farewell», но и «Фонд Долгого Сейчас», цель которого — приучить людей думать о своей судьбе в масштабах десятков тысяч лет. И создал часы, тикающие раз в год, их большая стрелка смещалась бы на одно деление раз в сто лет, а малая — раз в тысячу!

— Мы в прямом смысле — звездная пыль, — говорил нам Дэвид. — И при этом во всем есть жизнь и возможность сознания. Самая большая глупость — думать, что мы отдельны. Oh, NO! Мы должны ощущать Землю, ее стихийные чувства, биоритмы, ее глубинные потребности, как свои тело и душу. Только тогда мы узнаем внутреннюю историю и внутреннюю географию самих себя в детстве, юности и старости. Только тогда вопросы: «Кто я?», «Где я?», «Что я здесь делаю?» — будут достаточно напряженными и жгучими, чтобы от одной жизни к другой мы становились все более человечными, более наполненными тем, чем являемся на самом деле.

А то мы как в одесском анекдоте.

Двухэтажный дом, там живут два соседа: один на первом этаже, другой на втором. В один прекрасный день Рабинович с первого кричит на второй Розенблюму:

— Значит, так: я свою часть — под снос, а ты — как хочешь!

Пытаясь материализовать эту энергоемкую мысль, не расплескав, донести до нас, его сподвижников, а мы уж раструбим по белу свету, прозорливец Баклэнд выудил из загашника волшебный фонарь.

Проектор Дэвида был так силен, что его свет мог достать до луны и отправить туда приветствие от «кэйп-форевитян». Но ослепительный луч своего проектора Дэвид нацелил на цитадель отвесного ледника.

БОЖЕ, СПАСИ АРКТИКУ! —

запылало на ледяном экране, отражаясь в черно-синей воде холодного и очень живого полярного моря.

А следом:

WILL YOU LOOK YOUR GRANDCHILDREN

IN THE EYES

AND TELL THEM YOU DIDN’T KNOW?[12]

После чего огромная коккофора из коллекции доктора Иглесиас-Родригес засветилась перед нами. Не меньше двадцати метров был ее диаметр, хотя в обычной жизни этот представитель планктона, пожиратель углекислого газа, не превышает и пяти миллиметров. Наконец-то ее размер соответствовал значимости в экосистеме Мирового океана.

На леднике проносились формулы углекислого газа и других нежелательных химических соединений. Появилась цифра «350» — Кевин выбросил вверх кулак, напоминая испанского республиканца, который увидел фалангу фашистов, приближающихся к Барселоне.

Излучая блеск и сияние, под звук биения сердца запульсировала надпись — с каждым ударом то увеличиваясь, то уменьшаясь:

Я ЕЩЕ ЖИВ

Как бы говоря человечеству от имени Арктики, от всего льда Земли: «Я еще жив, помните про меня, продлите мою жизнь, ибо исчезну я — все изменится на Земле, и ваша жизнь будет на грани…»

Тут возник, закачался на волне ледяной странник «NOMAD» с угольками канадского клена, что в холщовом мешочке с большого материка привезла Бет Капуста.

Вспыхнули рисунки Айрис, да и сама она сидела к нам спиной — огромная, среди сугробов, обложенная альбомами и карандашами, сухой снежный ветер листал страницы ее альбомов, как бы читая.

На вышку восходил Миша с Лениной горящей Луной. Даша Пархоменко мчалась над волнами, обхватив бушприт. Одетая в небеса, будто в ее венах струилось море, Рут Литтл медленно погружалась в воды пускай слегка потеплевшего, но все же Ледовитого океана. Мэтт бросал камни на ледяную озерную гладь, и они уносились в глубь ледника Боре-брин с гулким уханьем и гудением, оставляя нам только космос, пронзительно бурлящий синими цветами над головой маленького человечка, примиряя с вечностью.

Арктический король Пол aka DJ Спуки в канареечном облачении несся по горам по долам, за ним поспешал Волков. На плече у него восседал гордый глупыш, а за Андреем шли белые медведи, бежали песцы, плыли, отдуваясь, стада моржей и тюленей, живые киты пускали к небесам серебряные фонтаны, летели редчайшие белые чайки, любительницы льдов цвета слоновой кости. И над всем этим реял победно даблоидный стяг, означавший неразделимое единство мира.

Проектор горел, пронзая ночь могущественным лучом. На холодной поверхности льда, как грезы на холсте его памяти, проявлялись мы друг за другом, словно герои комиксов про Супермена, гигантских размеров. Мы были такие громадные, что видели Землю маленьким сине-зеленым шариком, окутанным дымкой, окруженным белыми облаками, переливающимися всеми цветами радуги, — такой, какой ее видят космонавты.

Под напряжением многих атмосфер мы держали ее в своих ладонях, протягивая благословенному Вышнему Существу неописуемого величия, и я опять забормотала:

— Господи! Вот оно — одно из самых удачных Твоих творений, планета Земля, со всеми горами, долами и океанами, лесами, озерами и реками, городами и деревнями, огородами и садами, созданиями большими и малыми, райскими кущами, вкусной едой, чудесными запахами, волнующими прикосновениями, осьминогами и тысяченожками, путеводными книгами, яблоками, кукурузой и малосольными огурцами…

— Короче, — сказал Леня.

— …Прими ее, пожалуйста, заботься обо всех нас, живущих на ней. Мы передаем это сокровище космоса Твоим заботам!

И пока вся планета покоилась под покровительством нашей компании, из многомерных глубин ледника показался малютка «Ноордерлихт». Он рос, рос и рос и превратился в прекрасную громаду, опирающуюся на воды, заключающую в себе безграничность слова, которая сообщает первичность бытия всему, что требует описания.

На палубе и одновременно на ледяном экране, как в зеркале, появилась Синтия с незабвенным папиным аккордеоном. Она пробежала пальцами по клавишам и запела матросскую песню, да не какую-нибудь устарелую — про капитана Флинта и кока, утонувшего в баке супа, пьяных матросов и знойных креолок в прокуренном кабачке, а песню новых людей Земли, твердо укоренившихся в своей солнечной позиции.

Сто лет назад ты родился маяком —
маяком для кораблей, Ноордерлихт.
А потом ты получил другое имя,
стал приютом для людей, Ноордерлихт.
А потом тебя раздели, оголили до костей, о-о!.. —

пела Синтия.

А мы всем биг-бендом подхватили:

Эй, держись, навались, выбираем якоря,
Поднимаем паруса, путь свободен, Но-о-ордерлихт!

Если бы не капитан, капитан Тед —
тут тебе бы и конец, о Ноордерлихт!
Но в твоей пустоте, в беззащитной наготе
Тед узрел твое грядущее величье, Ноордерлихт.
Он работал, он мечтал —
ты, дощечка за дощечкой, новой плотью обрастал.

Эй, держись, навались, выбираем якоря, —

снова грянули мы хором. —

Поднимаем паруса, путь свободен, Но-ордерлихт!..

В девяносто четвертом
ты родился кораблем —
в третий раз — и был крещен: Ноордерлихт.
Паруса на стройной мачте развернулись во всю мощь —
ты из гавани родной унесся прочь…

А в две тысячи десятом, в сентябре, пришла беда:
за кормой сомкнулись горы льда,
а течение толкало и несло тебя на скалы,
где оскалились медведи, так что помощи не жди, о-о!..

Эй, держись, навались, выбираем якоря,
Поднимаем паруса, путь свободен, Но-ордерлихт!..

Если бы не капитан, капитан Тед —
тут нам всем бы и конец, о Ноордерлихт!
Но стоял он у руля и во льдах нашел просвет,
и Афка распугала злых медведей,
и Ренске развернула паруса,
а Соня сотворила пир, какого ты не знал сто лет! —

пела-напевала Синтия Хопкинс. Как она боялась очутиться в ловушке на крохотном судне с чужими людьми. Вот во что это вылилось: все было связано между собой во всепроникающей космической мистерии. Мы столпились вокруг Синтии, единственной наследницы мира, ибо каждый был таким же единственным его наследником, — бродячий оркестр «Prisoners of Love», ожидающий момента, когда сможет разразиться припевом:

Эй, держись, навались, выбираем якоря,
Поднимаем паруса, путь свободен, Но-о-ордерлихт![13]

Песня полетела от шхуны к леднику, соединилась с нашими огромными иллюзорными оболочками и, отразившись, накрыла нас волной, увлекла с палубы прямо в кают-компанию, смертельно уставших, укаченных, голодных и промерзших до костей. Там, посреди окраинных гиперборейских вод и необозримых далей, среди белоснежных льдов и черных каменных глыб уже был накрыт большой стол, на котором возлежал хлеб и стояли кувшины с вином.

Во главе стола сидел наш голубоглазый пастырь Баклэнд, в новой тельняшке, купленной в сувенирной лавке Баренцбурга. Как он здесь оказался, ведь только что колдовал над своим видеопроектором, запуская картины на ледник? Дэвид распростер объятия, мысленно заключая в них своих собратьев, и в последний раз пригласил разделить с ним вечернюю трапезу.

— Вот наступает час, и настал уже, — сказал этот вечный странствующий рыцарь, — когда вы рассеетесь по миру. И меня оставите одного.

— Да, мы покинем сей приют, — отвечали мы, — ступим на твердую землю и побежим по ней в разные стороны света, закинув за плечи рюкзачки, покатив чемоданы, кто куда, urbi et orbi рассказывая, что случилось с нами, что мы здесь увидели и что испытали. А ты будешь продолжать свой священный обетованный поиск, привлекая тысячи учеников силой твоих наставлений!

Мы подкреплялись и подкреплялись, пили отменное бургундское, после чего под цыганские тамбурины и гремящие тамтамы пустились в пляс, и такое пошло у нас веселье, что любо-дорого было посмотреть.

Лишь один человек, я бы почтительно назвала его Птице-человек, сидел на койке у себя в каюте и что-то писал, выкладывая буквы, как зернышки. Андрей Волков сочинял отчет в службу губернатора Свальбарда от имени компании Oceanwide Expedition. Уж стихли голоса прощального ужина, не слышен был звон бокалов и щелканье кастаньет, а он то так напишет под тусклой лампочкой, то этак — в каких фьордах останавливались, на какие ледники ходили, кто да где высаживался, — хоть тресни, не получалось у него по-простому изложить события нашего путешествия. Или надо было писать поэму, как Ник Дрейк, или на протяжении долгих месяцев слагать повесть-странствие, как я.

Поэтому он написал кратко:

«Путешествие закончилось там, откуда оно началось.

Все живы».

Глава 31

Последняя

Снег медленно падал на ели и на кусты сирени, на темную землю за окнами нашего деревенского дома в Уваровке, куда мы приехали за антоновскими яблоками, еще осенью, когда мы были в плавании, собранными нашим соседом Женей и уложенными на терраске.

В печке трещали дрова, дом оживал, согревался, Леня кипятил чайник, я в Люсиных валенках и толстой вязаной кофте, похожей на кофту профессора Хауке, сидела за компьютером, писала эту книгу.

Вдруг зазвонил телефон.

— Леня, Марина! Привет! Это Волков. Есть горящие путевки в Антарктиду — всего за четверть стоимости. Послезавтра самолет в Буэнос-Айрес. Корабль отваливает через неделю. Очень интересный маршрут: Ушевая (это Аргентина, Огненная Земля) — Антарктический полуостров (Южные Шетлендские острова и море Уэдделла) — Фолклендские острова — и перелет в Сантьяго-де-Чили, перелет входит в стоимость путевки. Причем фишка в том, что можно увидеть восемь видов пингвинов, представляете? Целых восемь, а не обычные три! Ну что, поехали?.. Или что? Что молчите?..