/ Language: Русский / Genre:love_short, / Series: По королевской договоренности

Принцесса с собачкой

Марион Леннокс

Скромной ветеринарше из английской глубинки однажды приходится вспомнить, что она – знатных кровей и может претендовать на корону в Альп-де-Монтезье, маленькой стране, разоренной продажными правителями. Но чтобы иметь реальный шанс взойти на трон и помочь своему народу, ей надо сочетаться браком с неким Николаем де Монтезье…

2008 ruen М.Туруноваe55f5c8e-2a82-102a-9ae1-2dfe723fe7c7 love_short Marion Lennox A Royal Marriage Of Convenience en Roland doc2fb, FictionBook Editor Release 2.6 2010-10-23 OCR & SpellCheck: Dinny 3b79d0df-2fbf-102e-95ce-27ce957fbe3a 2 Марион Леннокс «Принцесса с собачкой» Радуга Москва 2009 978-5-05-006946-7

Марион Леннокс

Принцесса с собачкой

Глава первая

– Роз-Анитра, у нас для тебя сюрприз.

Роз вздохнула. Сюрпризы от родителей мужа всегда были чем-то вроде кирпича, свалившегося на голову. Встала она с зарей, и сейчас ей хотелось лишь поскорее рухнуть в постель.

А еще ее ждало письмо. Утром она только пробежала его глазами, решив разобраться с ним позднее. Но от родственников так просто не отделаешься. Она присела и послушно приготовилась слушать.

– Чудесный сюрприз, – немного нервно сказала Глэдис.

Размеры кирпича стремительно увеличивались. Ожидать можно чего угодно.

– Сегодня годовщина смерти Макса, помнишь?

– Конечно. – Как тут забудешь? Да, она до сих пор горевала о смерти любимого, но изобилие цветов, заполнивших ветеринарную клинику так же, как и после смерти Макса два года назад, – уже перебор.

– Мы дали тебе достаточно времени. Думаю, Макс тоже хотел бы, чтобы мы подождали, пока ты не оправишься от горя. Оно помешало бы тебе уделять достаточное внимание ребенку.

– Я… О чем это вы?

– Но сейчас время настало.

– Время? Для чего?

– Продолжить род, – торжественно ответил Боб. – Когда Макс заболел, он был еще подростком. Врачи сказали нам, что после лечения он может остаться бесплодным. Уже тогда мы задумались о том, кто должен заменить его. О том, кто продолжит наше дело.

И правда, кто? Роза смотрела на них с нарастающим страхом.

– Поэтому мы заморозили его сперму, – поведала Глэдис. – Мы хотели, чтобы это стало сюрпризом. Его подарком на годовщину вашей свадьбы. От Макса тебе. Теперь ты родишь от него ребенка.

А за пятьсот миль от места, где происходил этот разговор, в Лондоне, в офисе международной юридической фирмы «Гудмэн, Стерн и Хэддок», сюрприз преподносили другому человеку. Николай де Монтезье, адвокат, в немом изумлении глядел на пожилого человека по другую сторону стола. На поданной им визитной карточке значилось просто: «Эрхард Фриц, советник короны».

– Вопросу меня самый простой, – без преамбулы начал Эрхард. – Готовы ли вы жениться и, как следствие этого, стать наследником трона?

В качестве юриста Ник привык выслушивать самые невероятные предложения, но от такого ему стало дурно.

– Готов ли я жениться? – медленно переспросил он, осторожно пробуя слова, как будто в них спрятана бомба. – Могу я спросить… на ком?

– Ее зовут Роз Маккрэй. Возможно, вам она известна под именем Роз-Анитры де Монтезье. Она ветеринар в Йоркшире, но похоже, что в настоящий момент она первая из списка претендентов на трон Альп де Монтезье.

Могла ли она все бросить и сбежать? Нет, не могла. Но в последние два дня Роз просто изнемогала – прошлое давило на нее со всех сторон.

Просыпаясь, она утыкалась взглядом в фотографию Макса. Его рубашки и брюки так и висели в шкафу – когда Роз предложила убрать вещи, у Глэдис случилась истерика. В коридоре на вешалке осталось его пальто, внизу стояли ботинки.

Горе Роз было неподдельным, но жить в доме, который превратился в храм поклонения Максу, становилось невыносимо. А теперь его родители захотели получить внука.

За прошедшие два дня эта тема поднималась снова и снова, и пришло время дать ответ – больше тянуть нельзя. Макс мертв уже целых два года. Будь у нее деньги, она уехала бы и поселилась одна, но весь ее доход уходил по поддержание клиники на плаву. Если только…

Предложение, содержащееся в письме, казалось безумным, но не более чем поступившее от родителей Макса. Альп-де-Монтезье… страна, которую она любила. Роз вынула из конверта фотографию Николая де Монтезье. Высокий, худощавый, темноволосый. Очень красивый и совершенно непохожий на Макса. Нет. Глупость. Отложив письмо, она прошла в гостиную. Они ждали ее. Боб налил ей хереса.

– Мы все продумали, – Глэдис не дала Роз произнести ни слова, – ты должна поспешить. Спермы больше, чем на один раз, а тебе почти тридцать. Если с первого раза мальчика не получится, то мы… – Она поправила себя: – Ты захочешь еще одного ребенка. Мы уже договорились со специалистом в Ньюкасле на завтра. Боб тебя подменит.

– Очень хорошо, – слабым голосом ответила Роз, не отпив из бокала ни капли.

Глэдис одобрительно улыбнулась.

– Молодец. Я говорила Бобу: никакого алкоголя. Беременным нельзя.

– Я пока не беременна.

– Но будешь.

– Нет, – тихо ответила Роз. Затем громче: – Нет, я не поеду в Ньюкасл. Прошу меня простить… – она глубоко вздохнула. – Очень хорошо, что вы готовы меня заменить. Мне надо на два дня съездить в Лондон. Я получила письмо.

– Письмо?

– Пришло на адрес клиники. – Роз было прекрасно известно, что все письма, пришедшие на ее имя, вскрываются. – Помните, моя семья имеет связи с королевским домом?

– Да, – Глэдис поджала губы.

– Кто-то вроде бы приезжал сюда повидаться со мной неделю назад. Из Альп-де-Монтезье. Вы сказали, что меня нет?

– Я… – Глэдис оглянулась на Боба в поисках поддержки. – Он говорил, что приехал с каким-то предложением. К чему тебе какие-то предложения?

Роз кивнула. Два предложения – одно чище другого.

Глэдис выразилась достаточно определенно: они все продумали. Девочки им будет недостаточно. Понадобится еще мальчик. Которому предназначено стать живым памятником Максу. Недурное основание для рождения ребенка!

– Похоже, во мне возникла необходимость. Поначалу предложение в письме показалось мне безумием, но, выслушав ваше, я решила рассмотреть его всерьез. Так что я еду в Лондон узнать, какие у меня шансы наследовать корону.

Глава вторая

Уотер, метрдотель, встретил Ника как старого знакомого:

– Добрый вечер, мистер де Монтезье. Выходной сегодня?

Выходной? Ах да, он же сменил свой обычный строгий костюм на более свободную форму одежды. Ну, пусть будет выходной. Ник редко отдыхал. Свободное время он обычно использовал, чтобы съездить в Австралию, к своей приемной матери Руби. Иногда катался с важными клиентами на лыжах. Но большую часть времени отдавал работе.

Эрхард уже ждал его.

– Прошу прощения, что заставил ждать, – извинился Ник. Взглянув на официальный черный костюм Эрхарда и на себя, добавил: – И за это тоже.

– Вы решили, что Роз-Анитре будет неловко в официальной обстановке? – улыбнулся Эрхард.

– Да, – согласился Ник. У него было время рассмотреть снимок Роз, сделанный частным детективом месяц назад. Роз застигли на работе – на фотографии она стояла рядом с потрепанным фургоном, разговаривая с кем-то, оставшимся за кадром. Темно-коричневый комбинезон, сапоги, заляпанные грязью. Бледное лицо с редкими, веснушками. Единственное яркое пятно – густые, волнистые, золотистого цвета волосы, заплетенные в косу.

Довольно привлекательная, хоть и провинциалка, решил Ник. Женщины его круга обладали большей утонченностью. Вот почему, одеваясь сегодня, он решил, что излишняя официальность будет ее смущать.

– Возможно, вы ее недооцениваете, – заметил Эрхард.

– Она – деревенский ветеринар.

– Да. Прекрасный специалист. И, судя по моим источникам, достаточно образованная женщина. – Он замолчал, увидев, что Уотер ведет кого-то к их столу.

Роз-Анитра? Дама в комбинезоне? Сходство есть, но самое отдаленное. Темно-красное платье превосходно подчеркивает изящную фигурку. Волосы собраны в простой пучок, из которого выпадают мягкие локоны. Макияжа – самая малость, только чтобы скрыть веснушки.

И красные туфли на шпильках, в которых ее роскошные ноги кажутся еще длиннее.

– По-моему, я был прав, – тихо поделился с ним Эрхард и, крякнув, поднялся навстречу гостье. – Миссис Маккрэй?

– Роз, – ответила она и лучезарно улыбнулась. Вздернутый носик чуть сморщился. – Думаю, я вас помню – мсье Фриц. Вы были советником моего дяди.

– Был, – обрадованно улыбнулся тот. – Прошу вас, зовите меня Эрхард.

– Рада вас видеть. Прошло почти пятнадцать лет, но я вас помню. – Она повернулась к Нику. – А вы, вероятно, Николай? Мсье де Монтезье?

– Ник.

– Мы вроде с вами не встречались?

– К сожалению.

Уотер придвинул стул, и она села, лишив Ника возможности и дальше любоваться ее ногами. О чем она думает, пряча их в комбинезон? Это просто преступление! Пока Уотер суетился вокруг них, принимая заказы, Ник не переставал разглядывать девушку, искренне восхищаясь ее красотой.

– Да, пожалуйста, – просияла Роз в ответ на предложение принести шампанского. И когда оно прибыло, она с наслаждением пригубила бокал, зажмурив глаза от удовольствия, словно пила его впервые за долгое время.

– Вы так любите шампанское?

– Даже не представляете, как. Куда там хересу.

– Мы очень рады, что вы сумели приехать, – заметил Эрхард. – Верно, Ник?

– Да, – немедленно согласился тот.

– Прошу прощения за то, что не могли сразу со мной связаться. Семья моего покойного мужа испытывает несколько нездоровое желание оберегать меня от всех и вся.

– А вас оберегать не требуется? – спросил Ник.

– Нет, – она вызывающе мотнула головой. – Определенно нет.

– Вероятно, мне стоит обрисовать ситуацию, – сказал Эрхард, сочувственно улыбнувшись Нику, словно понимая причину его замешательства. – Не знаю, Роз, многое ли вам известно.

– Почти ничего, – подтвердила она. – Похоже, весь городок объединился ради того, чтобы наша встреча не состоялась. Меня не подзывали к телефону и не передавали сообщений. Не будь Бен, работающий на почте, столь честным человеком, я бы вообще о вас не узнала.

– Чем Эрхард их так напугал? – удивился Ник.

– Родители мужа пользуются в городке большим авторитетом, и они знают о моем происхождении. Мой муж даже гордился им. Но после его смерти родственники стали бояться, как бы я не уехала. А приезд Эрхарда, с его акцентом и аристократичными манерами, заставил их забеспокоиться. Прошу прощения.

– Это не ваша вина, – заверил ее Эрхард. – И потом, вы сейчас здесь, а значит, цель все-таки достигнута. Возможно, услышанное вас удивит…

– Сильно сомневаюсь, что бы вы ни сказали… – загадочно заметила Роз. – Прошу вас, продолжайте.

– С Ником я уже имел беседу, но теперь мне, вероятно, надо начать сначала.

– Сначала так сначала. – Роз отпила еще один глоток шампанского и улыбнулась.

Улыбаясь, она становилась просто неотразимой.

Эрхард насмешливо взглянул на Ника. А он весьма проницателен, этот мсье Фриц, подумал тот. Или встреча с Роз так его потрясла, что все мысли отражаются на лице?

– Не знаю, знакомы ли вы с историей Альп-де-Монтезье, – продолжил Эрхард. – Началось это в шестнадцатом веке, у правящего тогда короля было пять сыновей. Братья не ладили между собой, и король принял, как ему казалось, верное решение. Выделив рядом со своими границами четыре области, он поставил во главе каждой одного из сыновей с условием, что все княжества будут в вассальной зависимости от королевства, которое унаследует их: старший брат. Но, хоть и разделенная границей, вражда никуда не исчезла. Непрерывные войны и междоусобицы довели четыре чудесных страны почти до полного уничтожения.

– Но две из них оправились, – заметил Ник.

Эрхард кивнул.

– Да. Они взяли курс на демократические реформы и сейчас пришли к конституционной монархии. Из остальных Альп-де-Монтезье в наиболее плачевном состоянии. Старый принц – ваш общий дедушка – еще при жизни утратил контроль над страной. Сейчас всем заправляет глава совета Жак Сент-Ив. Ситуация критическая. Налоги непомерно высоки. Страна на грани банкротства, люди бегут.

Несколько лет назад Ник, интересуясь страной – родиной его матери, – был там в турне. И его неприятно поразила бедность, царившая повсюду.

– Я многие годы был советником старого принца. И видел, как власть постепенно ускользает из его рук в руки Жака. Старый принц умер в прошлом году. У него было четверо сыновей и дочь. Жиль погиб молодым, не оставив детей – несчастный случай, произошедший во время катания на горных лыжах. Годфред умер от передозировки наркотиков в девятнадцать лет. Кифер спился, а его единственный сын Конрад две недели назад разбился в автомобильной катастрофе. Эрик – твой отец, Роз, умер давно. И Зия, твоя мать, Ник, младшая из пятерых, мертва. Остаются три внука – три претендента на трон. Дочери Эрика: ты, Роз, и твоя сестра Джулиана – первая и вторая в списке, и ты, Николай, – третий.

– Вы знали это? – спросил Ник у Роз.

– Что отец умер – да, но наследовать трон я и не надеялась. Мы с мамой уехали из Альп-де-Монтезье, когда мне было пятнадцать. А вы там бывали?

– Как-то катался на лыжах, – признался Ник.

– Думаете, этого достаточно, чтобы претендовать на трон? – лукаво спросила Роз.

– Я почти добрался до сути, – сказал Эрхард, и Нику пришлось проглотить уже готовую сорваться ответную шутку и изобразить внимание. – Нам нужен коронованный монарх. Конституция Альп-де-Монтезье такова, что без его согласия в стране ничего не сделаешь. И провести реформы можно, лишь получив одобрение коронованной особы.

– И тут появляемся мы, – сказала Роз.

– Да.

– Но я – не королевская особа. Эрик не был моим отцом. – Она коснулась своих золотистых волос. – Вы ведь помните ту шумиху, Эрхард? Эрик назвал мою мать шлюхой и изгнал из страны, хотя дедушка и защищал нас, не придавая значения этим обвинениям. Он знал, что его сын – бабник, и мама поступила так только из постоянного чувства одиночества. Отец смог выслать нас, только когда дедушка сильно заболел.

– Следовательно, вы уступаете трон Джулиане?

– Мы с мамой думали, что его наследуют Кифер и Конрад. Откуда нам было знать, что они умрут.

– Значит, официально вы не отрекались?

– В этом не было необходимости, ведь я не королевской крови…

– Ошибаетесь, вы королевской крови и рождены в законном браке.

– У меня светлые волосы. Ни у кого в семье таких нет. И мама призналась…

– Никаких официальных признаний не было.

– Но анализ ДНК…

– Половина королевских династий Европы может лишиться прав на корону, сделай им анализ ДНК. Ваша мать вышла замуж не по любви, но такие вещи происходят сплошь и рядом. Ваши родители мертвы. Никаких доказательств нет.

– Джулиана – королевской крови.

– Думаете? – Эрхард хитро улыбнулся. – Тут тоже нет никаких доказательств, и никто не посмеет предложить анализ ДНК. Поэтому обратимся к специалистам по международному праву. Независимые эксперты могут решить, чьи притязания более обоснованны. Как я говорил в письме, Джулиана вышла замуж за Жака Сент-Ива. Она единственная из вас троих, кто проживает в стране и кто замужем за местным жителем. Суд решит дело в пользу Джулианы, если им не предоставить альтернативы. Вы, Роз, старшая. Мать Николая определенно королевской крови. Нужно выступить общим фронтом. Женатая пара – номер один и номер три – занимает трон.

Что там Эрхард ни написал в письме, Роз имела возможность подготовиться, подумал Ник, видя, что она не выказывает особого изумления. Его-то предложение поразило, а она реагировала вполне спокойно. Сидела и смотрела на пузырьки в бокале. Она не болтает попусту, подумалось ему. Молчание сейчас очень его устраивало.

– Брак по расчету, – наконец задумчиво сказала она.

– Да.

– Я предполагала нечто подобное, прочитав письмо. Что ж… А вы уверены, что Джулиана и Жак не станут хорошими правителями?

– Разве вы не знаете свою сестру? – с любопытством спросил Ник.

– Маленькими мы дружили. Но старый принц почему-то предпочитал меня. Баловал. Называл меня своей маленькой принцессой, и Джулиана жутко злилась на меня. Так же, как отец. После моего отъезда она никогда не отвечала на мои письма и звонки. Откуда мне знать, какая она стала теперь?

– Может, я смогу тут помочь, – ответил Ник. – За последнюю неделю я провел кое-какие исследования. Альп-де-Монтезье в серьезной беде, смена власти пошла бы стране на пользу. Правительство не проявляет никакого интереса к возрождению страны. Ни Жак, ни подконтрольный ему совет, ни Джулиана. Кругом сплошная коррупция.

– О, – тихо произнесла Роз. И сделала видимое усилие, чтобы встряхнуться. – Еда великолепная.

Действительно. Ник выбрал бифштекс. К его удивлению, Роз последовала его примеру. Он привык, что женщины заказывают нечто типа рыбы с салатом – или просто салат, – а потом вяло ковыряют еду, но к Роз это не относилось. Она с удовольствием налегла на мясо. Им подали жареную картошку, и она расправилась с ней раньше его.

– Вначале дамы, – улыбнулась она ему, и его вновь обдало жаром.

Эрхард, единственный из троих выбравший рыбу, тихо хмыкнул, глядя на них:

– Пара получится отличная.

Эй, не так скоро, одернул себя Ник. Отставь гормоны в сторону и сконцентрируйся.

– Мы пока ничего не решили, – буркнул он. – В целом история похожа на сказку.

– Никто из нас не считает ее невозможной, иначе бы мы здесь не сидели. Роз тоже так думает.

– Роз ничего не обещает, – фыркнула Роз. – Я только согласилась повидаться с Ником.

– И повидалась. И он заставляет тебя улыбаться.

– Потому что я обставила его с картошкой. Сомнительная основа для брака.

– Общий круг интересов – хорошая основа для брака, – спокойно парировал Эрхард. – И участие в одном деле. Познакомившись с вами обоими, я понял, что предприятие возможно.

– Разве нет другого пути? – благоразумно поинтересовался Ник. Благоразумным он себя не чувствовал. С тех пор как Эрхард впервые вошел в его контору, возбуждение в нем росло. Вначале оно связывалось с возможностью изменить судьбу нации. Но теперь…

Никогда он не думал о браке. Отчего эта идея внезапно приобрела неслыханную привлекательность?

– Давайте говорить прямо, – сказал он. – Почему не одна Роз?

Эрхард кивнул. Он явно подготовился к ответу.

– За – она первая из претендентов, и когда-то люди любили ее. Против – с тех пор как старый принц перестал Эрику мешать, тот кричал на каждом углу, что Роз – не его дочь.

– Почему не Джулиана тогда?

– За – Джулиана живет в стране, люди ее знают. Но ее не любят. Или они не любят ее мужа, а Джулиана делает так, как он ей велит.

– Тогда почему не Ник? – спросила Роз.

– Его не знают. Я сам его не знал неделю назад. Он был в стране как турист, и все. Люди его не примут.

– Возможно, я могу помочь Роз, не женясь. – Ник услышал, как неохотно произнесены им эти слова. Тихий внутренний голос твердил «хватай ее и сматывайся». Усилием воли он подавил его. – Я ведь могу поддержать Роз просто так?

– Как и президент нашего совета, – резко сказал Эрхард. – Он поддерживает Джулиану. Требуются очень значительные доводы за Роз, чтобы получить перевес над Джулианой. Единственным решением может стать бракосочетание.

– А вы? – Ник обернулся к Роз. – Вы правда рассматриваете брак как возможность пробиться к трону?

Она застыла. Улыбка слетела с ее лица.

– Полегче. Не надо изображать меня охотницей за легкой поживой.

– Я не говорил…

– Именно говорил. Сокровища короны меня не интересуют. Принцесса крови – это из репертуара Джулианы. Но скажите, часто ли вам выпадает случай творить добро в таких масштабах? – Она улыбнулась Уотеру, убирающему тарелки. – Ваши десерты так же хороши, как основные блюда?

– Несомненно, мисс, – просиял Уотер.

– Мне хотелось бы чего-нибудь густого и тягучего.

– Уверен, это можно устроить, мисс.

Уотер горел желанием услужить. Она словно околдовала его. Почему бы нет? – подумал Ник. Он и сам ею околдован.

– Вам тоже десерт? – все еще сияя, обратился к нему Уотер. Ник кивнул, не успев понять вопроса.

Зачем он это сделал? Он редко заказывал десерт. Нет, надо взять себя в руки. А не то мозги откажут окончательно.

– Я ничего о вас не знаю, – обратился он к Роз, в то время как Уотер понесся за десертами. – Как в таких условиях рассуждать о браке?

– Вы обеспокоены? – спросила она. – Я не кровавый убийца. Мужа обещаю не бить. А вы?

Он игнорировал ее вопрос:

– Эрхард сказал, вы вдова.

– Да, – ответила она голосом, предостерегающим: «ни шагу дальше».

– Помех браку нет, – бросился в бой Эрхард.

– Кроме той, что я не слишком хочу жениться, – сказал Ник. Или думает, что не хочет.

– Как и я, – жизнерадостно ответила Роз. – Разве не удачное совпадение? Нам ведь не обязательно оставаться женатыми, верно, Эрхард?

– Конечно нет, – сказал Эрхард. – Я не требую от вас «любви и верности до гроба». Идея в том, что вы вступаете в брак немедленно. Я подготовлю необходимые документы, и мы представим вас в стране как альтернативный вариант. С советом договариваюсь я. Ник, вы остаетесь в Альп-де-Монтезье на несколько недель, пока страсти не улягутся. Может быть, на месяц. Потом под предлогом того, что не можете бросить свою профессию, возвращаетесь в Лондон. Роз останется в Аль-де-Монтезье, пока мы не сформируем приличное правительство. После этого вы можете спокойно развестись.

– Вам нужна Роз, чтобы держать ситуацию под контролем?

– Вы юрист-международник. Уверен, вы и сами понимаете, что нам следует сделать.

Ник понимал. Обдумывал это всю неделю. Свой шанс повлиять на положение в стране.

Ни одну страну в мире он не мог назвать своей. Его мать, беременная им, прибилась наконец к Австралии. Уже тогда она страдала от наркотической зависимости. Его детство до восьми лет стало сплошной борьбой за выживание – и тогда, когда он жил с непредсказуемой материю, и когда его отдавали в приемные семьи.

Потом была Руби. Она подобрала его на одной из улиц Сиднея, и с тех пор он вошел в ее семью приемных сыновей. Руби дала ему защищенность, но корней своих он так и не обрел.

В какой-то момент предложение Эрхарда оглушило его. Как сказала Роз? Возможность творить добро в широких масштабах?

Он вспомнил испуганную девочку, бывшую его матерью. Она хотела бы этого. Она отчаянно желала вернуться, но семья, исполненная отвращения к ней, не желала ее принять.

Теперь он может вернуться вместо нее. Рука об руку с этой женщиной.

Брак. Не так уж он страшен, если заключается по верным мотивам. Верные ли мотивы у Роз? Как может женщина хотеть выйти замуж за совершенно незнакомого человека?

Она его кузина.

Нет. Даже не так. Она продукт связи жены его дяди неизвестно с кем.

Все равно. Она великолепна.

– А что с Джулианой? – спросил он, ища ловушку. – Не можете вы образумить ее?

– Джулиана со мной не разговаривает.

– А с вами? – обратился он к Роз. – Вы ее сестра.

– Со мной она тоже не разговаривает, – грустно сказала Роз. – Знаю, это глупо, но это так.

– Значит, предложение действительно серьезное.

– Похоже на то. – Роз грустно улыбнулась в пустой бокал. – А я поклялась себе никогда больше не выходить замуж.

– Ну это зря.

– Кто бы говорил, сам никогда не был женат, – неожиданно разозлилась она.

– Извините. – Мысли его приобрели другое направление. – Мне не понадобится оставаться в Альп-де-Монтезье?

– Вы останетесь на несколько недель, – сказал Эрхард. – Можете взять отпуск?

Отпуск. Хорошенькое дело. С Роз? Никогда не встречал такой удивительной женщины. Сногсшибательной.

– Пожалуй, смогу. А вы? – обратился он к Роз. – Как надолго вы можете бросить вашу ветеринарную практику?

– На год, – ответил вместо нее Эрхард. – По меньшей мере. Сожалею, Роз, но от вас требуется больше, чем от Ника. Вы первая из претендентов. Разве что-нибудь случится с Джулианой…

– Ничего не должно случиться, – Роз вздрогнула. – Не волнуйтесь. Мне все равно придется закрыть клинику. Есть… причины.

– Думаю, возможность годик поиграть в принцессу выглядит заманчиво, – рискнул высказаться Ник.

Роз нахмурилась.

– Вы перешли к оскорблениям.

Как она сказала? Не так уж часто представляется возможность творить добро в широких масштабах.

Она встретила его взгляд с холодным безразличием, даже презрением. Он опустил глаза на ее руки. Вот еще отличие – громадное отличие – от женщин, с которыми он встречался раньше. Ее руки явно успели хорошо поработать.

Роз тоже смотрела на его руки, и внезапно он понял, о чем думает она. У него были руки юриста. На них следов тяжелой работы не осталось.

Возможно, она и заслужила годик отдыха, подумалось ему. Все-таки потеряла мужа…

В дальнем конце ресторана ожил оркестр. К удивлению Ника, Эрхард встал. Но не танцевать.

– Нет, – сказал он, когда Ник поднялся тоже. – Прошу прощения. Я не совсем здоров. Вы меня извините… Может, пока потанцуете?

– Я не… – начал Ник, но Эрхард покачал головой.

– Мои информаторы сообщали, что танцуете. И Роз тоже. – Эрхард неуверенно улыбнулся им обоим. – Простите меня. – Прижав к губам салфетку, он направился к выходу.

Роз с тревогой проводила его взглядом.

– Он кажется надежным человеком. Но, похоже, болен. Что с ним может…

– А если он надеется таким образом повлиять на нас? – предположил Ник.

– Не думаю. Если и так, не вижу тут ничего постыдного.

Оба помолчали. За их спинами оркестр заиграл зажигательную латиноамериканскую мелодию.

Ник приподнялся, потом хотел было сесть снова, но подумал, что это выглядело бы грубо. К тому же сидящая перед ним женщина невероятно хороша собой. А эти обнаженные плечи…

– Вы сейчас не похожи на сельского ветеринара, – его слова прозвучали почти упреком.

– Я всегда такая, – улыбнулась она.

Любая бы так сказала, выгляди она столь же красивой. Даже если бы целый день перед тем прихорашивалась. Возможно, его мысли были написаны у него на лице, потому что ее улыбка сменилась гневом.

– Перестаньте так смотреть. Я имею право носить все, что хочу.

– Конечно.

– Мой муж купил мне это платье в медовый месяц, – все еще зло сказала она, и он замер.

– Следовательно, это некий символ.

– Может, и так.

– Говорящий о вашей доступности?

Ее глаза неожиданно стали похожи на кусочки льда.

– Не думаю, что смогу выйти за вас замуж. Вы чрезвычайно грубы. Если вы надеваете красивый костюм, это тоже символ доступности?

– Нет, – в ужасе попятился он. Земля у него под ногами пошатнулась. Как он мог задать ей подобный вопрос? Помимо его оскорбительности, такой вопрос еще и ранил ее. Он понял это по тому, как она отпрянула от него. – Роз, простите меня. Сам не пойму, почему я так сказал. Черт, заключим мы брак или нет, в какой-то момент мы перешли границу, за которой я утратил понятие о любых правилах. Знаю, это не оправдание. Но, пожалуйста, простите.

Ее лицо смягчилось – слегка.

– Действительно, предприятие выглядит безумным, – признала она и оглядела свое платье. – Возможно, это впрямь некий символ. Потому вы так разозлили меня. Знаете, последние пять лет это платье не доставали из шкафа. Такое ощущение, что я тоже… хранилась под замком. Сегодня я надела его в знак того, что… нет, не того, что я доступна, а того, что свободна. Да, пожалуй, так. – Она помотала головой. – Хотя последнее, чего мне хочется, – опять связывать себя с кем-то. Семьей я сыта по горло. Я свободна.

– Борьба за трон Альп-де-Монтезье – сомнительный путь к свободе, – осторожно заметил он.

– Все зависит от того, в какой тюрьме вы были раньше, – ответила она. – Вы хотите пригласить меня танцевать?

– Я… Какого черта?

– Да.

– Отлично. – Поднявшись, она взяла его за руку. Его вроде бы простили. – Надо немного покрутиться – выветрить запах нафталина из этого платья.

Нафталином от нее не пахло.

Роз двигалась с интуитивной непринужденностью, ноги сами несли ее – легко и грациозно. Ника основам танца обучала приемная мать, танцевать ему нравилось. При хорошей музыке и чуткой партнерше он вполне мог забыться в танце.

Но не сегодня. Танцуя с Роз, забываться он не намерен.

Эрхард все не возвращался. Ник прижал ее крепче, повел, чувствуя, как ладно подошли друг к другу их тела.

И она не пахла нафталином. Она пахла Роз.

Что она делает? Платье из шкафа она достала случайно. Но когда свекровь воздела руки и завела: «Роз, ты не можешь уйти. Ты наша дочь. Что подумает Макс?» – она отставила сомнения в сторону, снова разозлившись.

Платье и туфли лежали на полке, казалось, целую жизнь. Прежде чем закрыть дверцу, она взяла со стола фотографию Макса и положила в шкаф на их место. И захлопнула дверцу.

Пять минут спустя Эрхард вернулся к столу. Музыканты сделали перерыв. Повода оставаться на танцевальной площадке не было, но, ведя ее обратно, Ник ощутил сожаление.

Лишь потому, что ему нравится танцевать, решил он. Лишь поэтому.

Эрхард улыбнулся им навстречу.

– Два прекрасных танцора. Понимаете теперь, что все может получиться? Ну так как?

Ник взглянул на Роз и встретил ее пристальный взгляд.

Похоже, пора принимать решение. Означает ли это, что Роз уже решила?

– Вы должны положиться на меня, – тихо произнес Эрхард. – Очень вас прошу. Нам надо доверять друг другу.

– Отлично, – сказала Роз со внезапно прорвавшимся раздражением. Казалось, ей не терпится хоть немного продвинуться вперед. – Я согласна попробовать. Дело за вами, Ник. Если вы против, Эрхард будет искать другой выход.

– Другого выхода нет, – невыразительно заметил Эрхард.

Она, следовательно, решилась. Решилась выйти за него замуж, зная его чуть больше часа.

Мысли его лихорадочно заметались. И виной тому не только бредовое предложение, на которое его уговаривают согласиться. Ощущение, испытанное во время танца с Роз. Ощущение от нее…

Ему требуется холодный душ, а затем – совет хорошего юриста.

– Вы приставляете мне нож к горлу, – огрызнулся он, и старик покачал головой.

– Именно этого мы пытаемся избежать. Вооруженного решения конфликта.

– Вы серьезно?

– Абсолютно.

– Так что, – обратилась Роз к Нику, больше не оглядываясь на Эрхарда, – с нами вы или нет?

– Я бы хотел еще немного изучить обстановку.

– Отлично. Я сама неделю копалась в Интернете. Если вы придете к тому же заключению, что и я – а вы придете к нему, – готовы ли действовать?

– Вы серьезно просите меня на вас жениться?

– Я думала, это вы просите меня выйти за вас замуж.

– Похоже, предложение взаимно.

– Только я согласна, а вы нет. Решайтесь же. Повеселимся.

– Я не гоняюсь за развлечениями.

– Я тоже. Вот уже много лет. У нас стопроцентная совместимость. Я желаю рискнуть. А вы? Да или нет?

Они ждали. Что может сказать человек в таких условиях?

– Да.

Мгновение царило изумленное молчание, потом Роз и Эрхард просияли.

– По рукам, – удовлетворенно сказала Роз наконец. – Предложение принято. Нас всех можно поздравить, вот и десерт несут. Как думаете, могу я выпить еще шампанского?

Глава третья

Роз моментально расправилась с десертом и поднялась, не ожидая кофе.

– Я встала с зарей, и мне надо теперь немного проветриться, тем более после шампанского. Нет, компания мне не нужна. Я хочу обдумать план мероприятий на ближайшие недели. Надо найти кого-нибудь, кто будет ухаживать за животными в моем районе.

– Если не возникнет препятствий, через четыре недели вы можете пожениться, – сказал Эрхард. – Самое разумное – организовать свадьбу в Альп-де-Монтезье. Будете готовы к тому времени?

– Постараюсь. – Поколебавшись, Роз наклонилась и поцеловала старика в лоб. – Поберегите себя. Для меня.

И ушла.

Ник смотрел, как она идет по залу, улыбаясь официанту, пропускающему ее мимо себя, улыбаясь швейцару, открывающему ей дверь, улыбаясь навстречу ночи.

– Истинная леди, – сказал Эрхард, и Ник очнулся.

– Извините. Я задумался.

– О ней стоит подумать.

– Нет, я не…

– Конечно, «нет», не правда ли? Хотя в общем-то вы не слишком серьезно относитесь к женщинам. Самый продолжительный ваш роман – менее девяти недель.

Это застало Ника врасплох.

– Откуда вы знаете?

– Детективное агентство, в которое я обратился, очень скрупулезно в работе.

– Значит, вы все обо мне знаете.

– Зачем хлопотать, если в результате получишь второго Жака? Но вы пользуетесь репутацией честного человека. Беретесь за дела, интересные не только в смысле денег, но и с точки зрения морали. И женщина, воспитавшая вас, сказала, что вы честны, добры и достойны доверия. Ее оценка особенно ценна.

– А к Руби-то вы как подобрались?

– Одна из наших агентов вступила в кружок макраме, который ведет ваша мать. – Он широко улыбнулся при виде удивления Ника. – Отчаянные времена требуют соответствующих действий. Никто, кроме Руби, не мог бы дать столь исчерпывающую вашу характеристику, но вряд ли она проявила бы такую откровенность в разговоре с официальным лицом.

– Кружок макраме, – потрясенно повторил Ник. А Роз? Хоть на что-нибудь сгодятся ему Эрхард с его «агентами»? – Что вы узнали о Роз?

– По большей части я уже рассказал.

– Повторите еще раз, – прорычал Ник. В первый раз он не интересовался объектом беседы.

– Ей пришлось нелегко в жизни. Ее мать сильно болела, работать не могла, а Эрик со времени их отъезда вел себя так, словно жены и дочери вообще не существовало. Роз приходилось крутиться. Студенткой она познакомилась с Максом Маккрэем. Он был старше, хотя и учился с ней на одном курсе – упустил время, восстанавливаясь после рака. Макс был единственным сыном в семье ветеринара из Йоркшира. Роз вошла в их семью, а после окончания учебы – и в семейный бизнес. Потом болезнь вернулась. Роз преданно ухаживала за мужем – одновременно работая – до самой его смерти два года назад. И до сих пор работает ветеринаром.

– Но она согласилась уехать.

– И думаю, с облегчением. Городок, где она живет, крохотный, и там она прежде, всего вдова Макса. Все, с кем мы говорили, отмечали, какая Роз замечательная и как благородно с ее стороны продолжать работу мужа. В ближайшем городе есть крупный ветеринарный конгломерат, который моментально купил бы ее дело, но родители мужа и слышать об этом не хотят. Вот Роз и приходится делать работу, которая раньше была обязанностью свекра и ее мужа. Физически очень тяжелую. Там и денежная проблема стоит достаточно остро. Из-за болезни Макса она влезла в долги.

– Но все же уезжает.

– Мы дали ей громадный стимул уехать. Сейчас от нее зависит целая страна, а не один городок. Она может больше не оглядываться назад.

– Не ждете ли вы, что я брошу свою профессию по ее примеру?

– Никто ничего от вас не ждет, – терпеливо ответил Эрхард. – Только несколько недель вашего времени и имя на документе. Вам нет нужды оставаться в Альп-де-Монтезье надолго. Или сильно менять свою жизнь. Роз, похоже, не против взять основную часть работы на себя.

– Вы сказали, ей и так приходится тяжело трудиться, – хмуро заметил Ник.

– Я присмотрю за ней.

Дело, следовательно, решенное. Эрхард приступил к подготовке королевской свадьбы. Ник с тяжелым вздохом отправился переговорить со старшими партнерами фирмы. К его облегчению, они не видели в предстоящем ничего, кроме преимуществ. Даже Блэйк, сводный брак Ника, работающий в той же фирме, загорелся энтузиазмом.

После исследования, аналогичного проведенному Ником, он полностью поддержал предложенный план.

– По праву рождения ты можешь так поступить, – убеждал Блэйк. – Обстановка в стране достаточно стабильная, чтобы устроить бракосочетание. А после ты по мере сил поможешь Роз-Анитре.

– Но жениться…

Блэйк ухмыльнулся.

– Для таких, как мы, – самое то. Ты же не хочешь жениться по-настоящему. А на бумаге – почему нет?

Почему нет? Потому что это обман.

Брак для Ника был слишком связан с наглядными примерами. У него шесть сводных братьев, и у всех что-нибудь да не ладится, когда речь заходит о супружестве. Даже Руби, обожаемая приемная мать, в свое время пережила личную трагедию.

Он встречался со многими женщинами – конечно, встречался, – но прочных связей как-то не завязывалось. А тут…

– Это всего на месяц, точно? – спрашивал Блэйк.

– Основная идея в том, что мы сохраняем брак столько, сколько нужно. Минимум месяц. Я уезжаю лишь тогда, когда Роз закрепит свои позиции.

– Но идея помочь стране подняться с колен тебя вдохновляет?

– Очень, – признался Ник.

– А мысль жениться на Роз?

Он усмехнулся и не ответил. Но возбуждение в груди поднялось, словно морской прилив.

Эрхард постоянно созванивался с ним, обговаривая все до мельчайших деталей – когда состоится бракосочетание, где они будут жить, транспорт, встречи с нужными людьми.

А что Роз? Ник не знал.

– Мне надо провернуть кучу дел, – сказала она в их единственном коротком телефонной разговоре. – Тут просто массовая истерика разразилась. Занимайтесь уж вы юридической стороной вопроса. Знаю, это глупо, но я подпишу все, что нужно. Мне придется положиться на вас с Эрхардом.

Немного прояснил обстановку другой звонок. Звонила ее свекровь.

– Вы не имеете права, – шипела она в трубку. – От нее зависит целый город. Она говорит, что мы должны влиться в конгломерат. Говорит, что денег, которые там заплатят, нам вполне хватит, но мы не хотим денег. Мой бедный сын перевернулся бы в гробу. Как вы смеете?

Нику оставалось лишь положить трубку. А потом, за несколько дней до отъезда, Эрхард пропал. Позвонил лишь раз:

– Николай, для вас все готово. Мне придется пока оставаться в тени. Удачи вам.

Он не объяснился, но по голосу Ник решил, что у него возникли проблемы со здоровьем. Эрхард дал им старт, а дальше все зависит от них самих.

Временами его охватывала паника. Он убеждал себя, что никаких причин для беспокойства нет. Обычный брак по расчету. Почему бы и нет?

– Ты будешь вторым из приемных сыновей Руби, которого окольцевали, – издевался Блэйк. – Счастливым ты не кажешься. Предсвадебный мандраж?

– Тебе ведь известно, что это не настоящая свадьба, – нервно огрызнулся Ник, но Блэйк лишь хмыкнул и пожал плечами.

– Что ты Руби сказал?

– Что мы договорились побыть женатыми месяц, пока Роз не утвердится на троне. Что это чистый бизнес.

– А она?

– Она… как будто слегка рассердилась. Я думал, она тебе позвонит.

– Когда ты ей это сказал?

– Утром. Передай ей, что волноваться, не о чем.

– Хочешь, чтобы я уверил Руби, что ты женишься на принцессе, но это ерунда? Представляешь, как она раскричится?

– Тогда не объясняй ничего. Руби подрядилась посидеть с отпрысками Пьерса пару недель, может, ей будет недосуг нападать на нас?

– Не надейся, что Австралия далеко, если речь идет о королевской свадьбе. Ты, кстати, приглашал гостей?

– Только местных сановников. Можешь сказать это Руби. Я сам пытался, но она ругала меня непрерывно и не дала и слова вставить.

Откуда взялись эти фотографы? Хочется верить, что они не успеют растрезвонить новость по всему миру.

Возможно, стоило посвятить Руби в подробности. Может быть, даже пригласить на свадьбу. Но Руби на свадьбе? Она ж будет рыдать. Обнимать их обоих. Примет это очень, очень близко к сердцу.

Напугает Роз.

И его.

Добравшись до сравнительного уединения в своем «БМВ», Ник получил возможность подумать. И чем больше он думал, тем более убеждался, что его ждут крупные неприятности. Обидеть Руби, не пригласив ее…

Он не мог ее пригласить. Сказал же ей, что это только бизнес.

Нажав на педаль газа, Ник подумал: может, еще не поздно отказаться.

Зазвонил мобильный телефон.

– Ник?

– Роз. – Судя по голосу, она тоже напугана. – Приятно тебя услышать.

– Тут фотографы, – сказала она. – Везде. Объявились час назад и все прибывают. Моя свекровь рыдает страшно. Телефон звонит, не переставая. Это что… катастрофа?

Значит, не только у него голова кругом.

– Наверное, этого следовало ожидать, – осторожно заметил он.

– Я не думала…

– Я тоже.

– Еще не поздно отказаться, – прошептала она.

– Ты хочешь отказаться?

– Не знаю. Сначала казалось, все легко. Но теперь…

– Что ты будешь делать, если откажешься?

– Останусь здесь, наверное.

– Ты не хочешь?

– Нет. – Это очевидно. – Ник, мы ведь совершаем правильный поступок, а?

– Думаю, да. Моя фирма имеет своих людей по всему свету. Результаты исследований показали, что мы действительно можем изменить положение в Альп-де-Монтезье.

– Тогда у нас нет выбора.

Глава четвертая

Самолет казался порождением фильмов о Джеймсе Бонде. Путешествовать с комфортом Нику было не впервой, но здесь он столкнулся с чем-то запредельным.

Бежать, бросить Роз на произвол судьбы представлялось ему невозможным, но очень хотелось. Он со вздохом пристегнулся. Пройдем и через это.

На первом этапе полета у него было такое ощущение, что он летит один, если не считать стюарда, изъясняющегося односложными словами. Где-то еще должны находиться пилоты, но их видно не было. Эрхард все устроил. Только почему Эрхард последние дни не выходит на связь? Неужели он серьезно болен?

Во что ты вляпался, Ник?

Роз они возьмут на борт в Ньюкасле. Как договаривались. Чтобы пожениться. Его не покидало ощущение нереальности происходящего.

Это вполне цивилизованная страна, утешал он себя. В худшем случае их просто вежливо попросят вернуться восвояси. Или откажут в разрешении на посадку.

– Не желаете прохладительного? Пива?

Ник покачал головой. Никакого пива. Голову надо сохранять ясной.

В Ньюкасле стюард снова возник рядом.

– Снаружи дождь. Советую вам оставаться в салоне. Принцесса Роз-Анитра сейчас прибудет.

Принцесса Роз-Анитра сейчас сядет в самолет, принадлежащий королевской семье Альп-де-Монтезье. Чтобы присоединиться к своему жениху. Какая-то фантастика.

И невеста появилась. Хотя появление королевской особы он представлял себе несколько иначе. Роз бежала под дождем по бетонному полю. Служащий аэропорта бежал рядом, пытаясь держать зонтику нее над головой. На ней были джинсы и потрепанное драповое пальто.

И еще она несла собачку. Что-то вроде терьера.

Словно и не замечая дождя, она улыбнулась у трапа стюарду, и Ник обнаружил, что сам заулыбался. Никакая это не фантазия. Роз – провинциальный ветеринар с кудлатой собачонкой и в изрядно поношенной одежке.

В салон она вошла, смеясь чему-то, что сказал стюард. Заметила Ника и остановилась. Улыбка ее померкла, похоже, что она немного растерялась. Или даже испугалась.

– Хм… привет, – сказала она.

– Привет. – Случай требовал более изысканного приветствия, но ничего подходящего ему в голову не приходило.

– Не возражаешь, если Хоппи посидит с нами?

– Хоппи?

– Из-за лапы, – пояснила Роз терпеливо, словно разговаривая с умственно неполноценным. Прижав к себе собачонку, она огляделась. Окружающее великолепие заметно поразило ее. – Bay, – прошептала она. – Раньше я почти не летала. Но самолеты не все ведь такие?

– Нет, – ответил Ник. Определенно не все. Сдвоенные сиденья были самыми роскошными пассажирскими сиденьями, которые ему случалось видеть в жизни. Их снабдили ремнями безопасности, но на том и кончались уступки обычным транспортным стандартам. На полу лежал ворсистый ковер. Перед сиденьями располагались столики красного дерева. Сзади находился проход в спальню – видна была величественная кровать. Все убранство – в бело-розовых тонах. Мягкие драпировки скрывали жесткую внешнюю оболочку.

Уж никак не эконом-класс.

Роз посадила собачку на сиденье. Стюард, который с Ником двух слов не произнес, опять улыбнулся.

– Собачка не голодна? Может, она не откажется от бифштекса?

– Хоппи с удовольствием съест бифштекс, – сказала Роз, просияв в ответ. – И я тоже. Спасибо большое.

– Может, шампанское для мадам?

– О да. Спасибо еще раз. – Она взяла собачонку, прижала ее к груди и хмыкнула. – Ну разве не удивительно?

У собаки было только три лапы. Хоппи-попрыгунчик. Еще бы не удивительно. Никогда ему не приходилось так остро чувствовать себя не в своей тарелке. Хоть бы она перестала так неотразимо улыбаться.

– Как считаешь, можно мне попросить икры? – спросила она, и Ник решил, что с этим идиотизмом пока кончать.

– Мне казалось, идея состояла в том, чтобы прекратить экстравагантные траты королевского семейства.

– О, – оживление ее увяло. – Разве надо сегодня же начинать? Я думала, вначале мы можем немного повеселиться. – После его выговора она больше не смеялась. Откинулась на спинку, пристегнула ремень и прижала к себе собачку.

Ник засовестился. Не хотел он, чтобы она совсем прекратила улыбаться.

Весь ее вид говорил об ожидании следующего нападения. Ощущение вины не оставляло его. Более того – неожиданно у него возникло желание обнять ее и пожалеть. И поцеловать.

Как глупо, сказал себе Ник, удивленный остротой желания и его внезапностью. Дурь полнейшая. Как и ее реакция, подумал он, пытаясь успокоиться. Ведет себя так, словно он ее серьезно оскорбил. Ему начало казаться, что он вечно извиняется перед этой женщиной. Она умеет заставить его почувствовать, что он кругом виноват.

Но раз уж он настроен извиняться, то нечего откладывать.

– Возможно, я был излишне резок. Прошу прощения.

– Ну что ты. Конечно, ты прав. Дело серьезное.

Брак по расчету. Для шуток нет повода.

Пока самолет взлетал, они молчали, сидя бок о бок, и он чувствовал себя… странно. Она так близко от него…

Но вот моргнуло, выключаясь, табло, требующее пристегнуться. В то же мгновение Роз подхватила Хоппи, отстегнула свой ремень и пересела на другое сиденье. То, что подальше от него.

Словно ударила его по лицу. Даже Хоппи смотрел на него сердито, будто он и его оскорбил тоже.

– Я тебя обидел.

– Нет. Просто я решила, что ты прав. Раз это формальность, мне следует привыкать к официальным отношениям.

– Можешь заказать икру. Если она есть на борту.

– Что-то не хочется.

– Но ты спрашивала…

– Я подумала, что было бы забавно немного поиграть в принцессу, – она хмуро оглядела свои вылинявшие джинсы и хромую собачку. – Но я не гожусь в принцессы.

– Золушка без крестной?

– Да. В роли крестной – деньги. Бич моей жизни.

Появился стюард, неся поднос с хрустальным бокалом, в котором пенилось шампанское.

– Может, попросить слить его обратно в бутылку?

– Не думаю, что это возможно, – кисло промямлил Ник. Умеют некоторые раздавить человека…

– Ты хочешь сказать, что мне придется его выпить? – воодушевилась Роз. – Чтобы спасти? Ура. – Стюард с улыбкой смотрел, как она почти сунула нос в бокал. – А ты не выпьешь?

– Я выпил бокал вина за обедом.

Она подняла брови.

– А больше одного бокала ты себе не позволяешь?

– Просто я думаю, что хотя бы одному из нас стоит позаботиться о своих мозгах. – Хм… Этого он говорить не собирался.

Но Роз неожиданно согласилась с ним.

– Правильно, – она отсалютовала ему бокалом. – Очень мудро. Стой на страже. Заботься о своих мозгах, а я буду пить шампанское.

И зачем он это сказал? Теперь чувствует себя брюзгой.

Ник взглянул в ее сторону. Она сидела, прижимая к себе собачку как щит. И выглядела обиженной маленькой девочкой.

– Прошу прощения за резкость, – сказал он, и она метнула в него подозрительный взгляд.

– Юристы не извиняются. Если ты признаешь свою вину, я предъявлю иск, требуя компенсацию за моральный ущерб.

Значит, она не маленькая девочка.

– Расскажи мне про свою собаку.

– Его зовут Хоппи.

– Это я уже знаю. А подробнее?

– Хоппи два года. Трактор наехал на него, когда ему было недель пять. Одна лапа была так сильно повреждена, что пришлось ее удалить, но в целом все обошлось. Когда я его доставала, он даже вилял хвостом. Фермер жалел, что его совсем не раздавило. Он слишком мал, чтобы ловить крыс, а таких собак для того и разводят. Ну а я очень люблю моего бесполезного, не пригодного для ловли крыс Хоппи.

Роз печально уставилась в опустевший бокал. Стюард мгновенно возник из-за перегородки с новой порцией. Он улыбался. Мне он улыбаться не хотел, подумал Ник.

– Нет-нет, – начала отказываться Роз.

– За мозги отвечаю я, – успокоил ее Ник. – Можешь расслабиться.

– Не уверена, что могу тебе доверять.

– Ты же моя кузина?

– Могла бы быть кузиной. Но даже и тогда семья – не обязательно доверие. Посмотри на меня и мою сестру.

– Вот чего мне не понять. Вы были близки в детстве?

– Да, в очень далеком детстве. Но мой отец думал, что Джулиана во всех отношениях превосходит меня, и везде брал ее с собой. А меня с матерью потом и вовсе выгнал. Ну и ладно. Мы с мамой и так неплохо жили. В Лондоне.

– А потом ты встретила Макса.

– Да. Он был отличный парень.

– Но больной?

– Когда мы познакомились – нет. Почти год казалось, что он полностью излечился.

– Ты вышла за него, потому что любила его? – спросил Ник, не удержавшись. – Или из жалости?

К его удивлению, она ответила серьезно:

– Трудно сказать. Максу было двадцать, но из-за болезни выглядел он старше. И так радовался выздоровлению… Хотел все попробовать, везде успеть. А его семья… Когда мы впервые приехали на Рождество, как нас встречали… Целый город – как одна семья. Только после я ощутила…

– Что?

– Когда Макс умер и осталась только я, они перенесли любовь на меня.

– И ты устала от их любви?

– Немного, – призналась Роз виновато. – Та жизнь… Мы настроились на приключения. Я и Хоппи. А ты? – спросила она с любопытством. – Эрхард говорил, что ты предан своей приемной матери?

– Руби очень славная. – Ответ получился довольно лаконичным. Ник не любил, когда спрашивали о его личной жизни. Казался себе выставленным напоказ.

– Эй, если мы вступаем в брак, мне надо побольше о тебе знать.

– Что? Сколько масла я мажу на хлеб по утрам?

– С маслом торопиться не будем. Но есть же другие вещи. Страшно представить – вдруг обнаружится, что у тебя уже есть невеста или дюжина детей.

– Ни невесты, ни детей, – с излишней поспешностью ответил Ник. – Уверен, Эрхард уж поставил бы тебя в известность. А вы с Максом хотели детей?

Лицо ее вдруг приобрело замкнутое выражение.

– Нет.

– Извини. Мне не следует совать нос не в свое дело.

– Сколько извинений от юриста, – насмешливо сказала Роз.

– Следовательно, ты меня разбила подчистую.

– У меня нет такой уверенности. – Она улыбнулась, но как-то рассеянно. И отвернулась к окну. Разговор окончен.

Ник решил не навязываться. Достал пачку документов, требующих изучения. Отпуск отпуском, но есть вещи, которые он не может поручить другим. Время в самолете – для работы.

Поэтому он занялся изучением бумаг. Или пытался заняться. Нос его невесты оставался повернутым к окну. Прелестный носик.

– На что ты там смотришь? – не выдержал он наконец, но она не повернулась.

– На горы.

– Ты разве гор не видела?

– Эти пики я видела ребенком.

– И никогда больше сюда не приезжали?

– Мама болела. А отец… Для него существовала только Джулиана.

– Ты никогда не путешествовала? – удивился он.

– Не считая поездок в Лондон. Когда мне было двадцать, мы получили деньги по страховке после тети Кэт. Она оговорила, что я должна использовать их для путешествия. Мама чувствовала себя хорошо и настаивала, чтобы я куда-нибудь поехала. Каникулы у меня были десять недель. Раньше я каждые каникулы работала. Но в тот раз казалось, что стоит развеяться. Я полетела в Австралию. Со мной связались в сиднейском аэропорту. У мамы случился сердечный приступ. Умерла она еще до моего возвращения. Остаток денег я истратила на похороны.

У него сдавило грудь.

– А твой отец? Не помог?

– Шутишь? Нет, конечно. Они с Джулианой были далеко. В любом случае… Ну а ты? Как ты стал юристом-международником? Привлекла возможность хорошо заработать?

Она выводила его из равновесия. Руби после окончания школы спрашивала его о том же: «Скажи, не хочешь ли ты стать юристом из-за денег?»

– Не знаю, – ответил он с той же неохотой, с какой когда-то отвечал Руби. – Думаю, большое влияние оказало мое детство. Хотелось получить работу, которая дала бы мне уверенность в себе. Кроме того, моя мать… Работа помогла мне ответить на многие вопросы, ощутить, насколько мал мир.

– Хороший ответ.

– А ветеринария?

– Мне всегда хотелось собаку. Может, не самая основательная причина для выбора профессии, но уж какая есть. Выходить на международный уровень мне никогда не хотелось – даже чтобы узнать об Альп-де-Монтезье.

– Ты не забыла родной язык?

– В университете я практиковалась в итальянском и французском – просто для себя. Стыдно казалось терять язык. А ты?

– Когда я был маленьким, мама разговаривала со мной. И в университете я учил французский и итальянский. Насколько я понимаю, во всех пяти княжествах говорят на том и другом.

– О, смотри, снег. И множество цветных точек. Лыжники?

– Здесь лучшие горнолыжные спуски в мире.

– Ты катаешься?

– Да.

– В этих горах?

– Иногда. – Горные лыжи были хорошим предлогом для общения с нужными людьми.

– Ничего себе.

– Многие люди катаются на лыжах, – он слышал оправдывающиеся нотки в своем голосе и не умел их скрыть.

– Но не в моем мире. И летом и зимой им надо работать.

– Ты никогда не каталась на лыжах?

– Подозреваю, на свете есть много такого, чего я никогда не делала. – Она повернулась к нему. – Например, никогда не выходила замуж за человека, катавшегося на лыжах в этих горах. – Она покачала головой. – Это совсем иной мир.

– Ты знаешь, на что идешь?

– Нет. Я знаю людей. А в политике ничего не понимаю. А ты?

– Я изучал эти вопросы.

– Значит, ты в более выгодном положении, чем я.

– Сыграть принцессу – звучит довольно привлекательно.

– Не думаю, что придется играть принцессу. Как ты заметил, есть икру глупо. Думаю, начать следует с продажи этого до нелепости шикарного самолета.

Вероятно, говорить этого не следовало. Ширму, отделяющую их от другого помещения, резко отдернули. За ней, в ужасе глядя на них, стоял стюард.

– Вы не должны так поступать, – с отчаянием произнес он.

Роз, смущенная его неожиданным появлением, нахмурилась.

– Не должны его продавать?

– Нет.

– Наверное, тогда вы потеряете работу, – сочувственно предположила она.

– Это не моя работа. По крайней мере, выполнять ее мне приходится не часто. Извините меня. Не мое это дело. Не надо было мне ничего говорить. Ваш обед скоро будет готов.

– И все же объясните, почему мы не должны продавать самолет? – спросил Ник.

– Я не могу.

– Не можете что?

– Я… Есть приказ.

– От кого?

– Мсье Жака.

– Какой приказ?

– Ничего вам не говорить, – жалобно признался стюард. – Позволить вам заключить ваш фальшивый брак.

– Он не фальшивый. – Роз хмурилась все сильнее. – Напротив, вполне реальный.

– Я подслушивал, – признался стюард. – Джулиана и Жак говорят людям правду. Ваш брак заключается по расчету.

– Тем не менее, это брак.

– Говорят, что вы притворщики и не собираетесь ничего делать для людей. Просто подмахнете бумаги и снова пропадете неизвестно куда. Ничего не исправив. Из страны продолжат выкачивать деньги и посылать их за границу. Нашей стране станет только хуже.

– Потому мы и здесь, – недоумевающее сказал Ник. – Эрхард Фриц…

– В последнее время местные газеты изрядно подпортили Эрхарду Фрицу репутацию. В них была развернута целая разоблачительная кампания. Вас изобразили как пришельцев со стороны, которым только дай добраться до ресурсов страны.

– Почему вы нам это рассказываете? – удивленно спросила Роз.

– Возможно… из-за собаки? Знаю, звучит глупо, но у моей дочери почти такая же. Услышав, как вы выхаживали больную собаку, я подумал, что не можете вы быть таким монстром, каким вас изображают. Вспомнил то, что писали о вас, когда вы были ребенком. Говорили, вы больше интересуетесь животными, чем приобретением светских манер. Да и теперешнее ваше поведение… Мелочи, но брак по расчету идет с ними вразрез.

– Это лишь способ исправить ситуацию. Мы могли бы провести нужные стране реформы.

– Нет, если люди против вас поднимутся. А они так и поступят, как только решат, что вы преследуете собственные цели. Если вы продадите самолет, это могут расценить как первый шаг к выкачиванию денег.

– Ничего подобного не слышал, – отрезал Ник.

– Жак и его друзья слишком умны, чтобы распространять слухи через центральные газеты. Тем не менее такие слухи ходят.

– Не знаю, что тут можно сделать, – с сомнением сказала Роз. – Нам говорили, все будет просто.

– Вам надо перетянуть людей на свою сторону. Простых людей. Позвольте им убедиться, что не хотите их обмануть.

Глава пятая

Скоро они приземлились, так ничего и не решив. Эрхард молчал, и Ник связался с кем-то, назвавшимся старшим по персоналу и заверившим Ника, что их встретят.

– По типу приема официальной делегации, – добавил он.

Выйдя из самолета, они поняли, что он имел в виду.

Перед ними выстроились десятка два солдат, от них отделился офицер средних лет.

– Добрый день, – приветствовал он их на плохом английском. – Добро пожаловать в Альп-де-Монтезье, ваши высочества. Не желаете ли проверить караул?

– Нет, – сказал Ник, прежде чем Роз успела открыть рот. – Мы ведь не хотим проверять караул, дорогая?

Дорогая?

Роз моргнула. Потом до нее дошло. Стюард в самолете говорил, что люди ждут от них брака по расчету, заключаемого, чтобы обмануть страну.

Созданный стереотип следует сломать.

Сглотнув, Роз удержала Ника за руку.

– А почему бы и нет? – сказала она. – Мы так рады, что приехали сюда, – продолжила она на местном диалекте – смеси итальянского и французского. – Девочкой я любила эту страну. В пятнадцать лет мне пришлось уехать – вы ведь знаете, что мои родители разошлись? – а Ник рано осиротел. Поэтому мы оторвались от своих корней. Вы должны нас простить, если что-то здесь будет нам непонятно. И научить нас.

И она сладко улыбнулась принимающему официальному лицу, глядящему на нее с изумлением и даже с некоторым ужасом.

– Спасибо, что встретили нас. – А потом, сунув ошарашенному офицеру Хоппи, расцеловала его в обе щеки. – Уверена, нам будут рады. Вы очень добры.

Ник и офицер застыли друг против друга в состоянии ступора. А она, не давая никому опомниться, потащила Ника за руку к выстроившейся шеренге. Улыбнулась первому в строю и спросила его имя. Ник покорно плелся за ней вдоль строя, перед каждым останавливался, пожимал руку, вынуждая солдат опускать для этого ружья. Роз каждого из них награждала чарующей улыбкой.

К концу процедуры Ник плохо понимал, что происходит, и подозревал, что не он один. Ровная линия строя уже несколько разрушилась, а солдаты хоть и пытались выглядеть сурово, но все равно начинали улыбаться.

– Что делаем дальше? – все еще сияя, спросила Роз, вернувшись к офицеру. Забрав у него Хоппи, она и его одарила улыбкой.

– Ваш лимузин доставит вас во дворец, – напряженно отрапортовал офицер.

– Я не успела узнать ваше имя, – сказала Роз.

– Я старший по персоналу.

– А имя?

Офицер смотрел на нее так, словно она несла бог весть какую тарабарщину.

– Я – Роз, – привела она доступный для его понимания пример. – Это – Ник.

– Сэр. Мадам.

– Да, но у нас и имена есть. – Ее улыбка пригвоздила его к месту. Сразу становилось понятно, что она намерена настоять на своем.

– Жан Дюпье, – пробормотал он.

– Приятно познакомиться, Жан. Раз вы старший по персоналу, то нам, вероятно, придется часто встречаться. Это моя собачка, Хоппи. Вы поедете с нами в лимузине?

– Я – нет.

– Очень жаль. В таком случае встретимся во дворце. Водитель знает дорогу?

– Конечно. – Офицер явно оскорбился.

– Ой, простите. Конечно, знает. Вы должны простить мне, что я сразу не поняла. Но не волнуйтесь. Мы здесь надолго, так что время научиться у нас будет.

Первые несколько минут в лимузине они не разговаривали. Обоим требовалось время, чтобы оправиться. Нику, во всяком случае, требовалось. Он до сих пор находился под впечатлением от выстроенного для их встречи караула. И от представления, устроенного Роз.

– Стюард был прав, – сказала она, глядя в окно на проплывающий мимо пейзаж. Горные пики со снежными шапками, возвышающиеся вдали, завораживали. На полях вдоль дороги фермеры убирали сено, складывая его в стога.

– Кажется, мы нажили врагов еще до приезда, – медленно произнесла она. – Как такое могло случиться?

– Наверное, иного и не следовало ждать.

А чего им следовало ждать? Взгляды, которыми награждали их солдаты – по крайней мере до импровизированного приветствия Роз, – были отчужденными и презрительными. А это крохотная часть армии, представляющей собой значительную силу.

Роз задумалась. По ее лицу пробежала тень страха.

Хоппи спрыгнул с ее колен, приблизился к Нику, тронул его лапой.

– Он полагает, ты нуждаешься в утешительных объятиях.

– Я не нуждаюсь в объятиях.

– Возможно, я нуждаюсь, – робко сказала она.

– Вряд ли нам стоит расслабляться.

– Ладно. – Она взяла Хоппи, обняла его. – Извини.

Почему он не захотел ее обнять? Почему она так легко выводит его из равновесия? Они оба в беде. Обрести поддержку друг в друге будет нелишне.

Но если он сейчас ее обнимет…

– Нам надо быстро сориентироваться, – сказал он, отчаянно пытаясь не забуксовать на этой мысли. Отбросить эмоции. – Роз, мы ничего не знаем. Куда, к дьяволу, делся Эрхард?

– Я была уверена, что он нас встретит.

Его практический ум пытался разобраться в происходящем. Отвлечься от сидевший рядом Роз. Зацепиться за что-то важное.

В Лондоне идея наследования казалась разумной. Здесь его уверенность сильно поколебалась. Два человека в незнакомой стране, угрожающие тем, кто у власти.

– Нам следует как можно скорее принять решение, что делать. Черт, этого я не предвидел. Мои люди…

– Твои люди?

– Мои коллеги проверяли здешнюю ситуацию. Ничто не сулило возможности вооруженного восстания. Ничего угрожающего. Но сейчас…

– Домой я не вернусь.

– Возможно, придется.

– Домой я не вернусь, – повторила Роз и прижала к себе Хоппи сильней. Хоппи лишь страдальчески вздохнул, видимо, ему было не привыкать служить средством утешения. – Меня можно уговорить ухаживать за животными где угодно, только не в Йоркшире.

– Что неладно с Йоркширом?

– Семья. Это и тебя касается тоже. Можешь не рассчитывать, что после бракосочетания у тебя появятся какие-либо права. Только на бумаге. Никакой семьи. Никаких цепей. И я хочу разобраться с этим местом в конце концов. Понятно?

Хорошенькое дело. Желание ее обнять следует задавить в себе прямо сейчас. Хотя по какой-то причине оно лишь усугубилось. Чтобы выразить согласие, ему пришлось переступить через себя.

– Конечно. Я сам так считаю, – выдавил он. – Насчет семьи.

– Просто чтоб ты знал, – сказала она все еще сердито. – И убегать я не стану. Да, отсутствие Эрхарда меня смутило, а репортеры напугали, но назад пути нет, так что двигаться можно только вперед.

Он не мог не улыбнуться ее злости. Им придется трудновато, но, похоже, он, как и Роз, готов принять вызов. И совсем не против, если при этом она будет рядом. Следует только подавить в себе желание… обнимать ее.

Нет. Скорее даже желание целовать, и целовать, и целовать.

Что ему требуется, так это холодный душ. Сделай он что-нибудь подобное, на ее снисхождение рассчитывать не приходится.

– Надо немедленно организовать встречи со всеми важными персонами страны, – предложил он. – С командующим армией. Объяснить им наши намерения. Узнать, чего хотят они. Переговорить с каждым советником.

– Так ты остаешься?

– Пока мы к чему-нибудь не придем, да.

Обещаю тебе.

– Только… Кажется, сувереном должна была стать я. А я не умею.

– Подозреваю, мы оба не умеем. Но других вариантов нет, или бороться, или сбежать. Пока ты остаешься, я с тобой.

– Спасибо. Он улыбнулся.

– Насколько мне известно, принцу-консорту не так плохо живется. Плети себе интриги за закрытыми дверями. Я буду указывать, кому рубить голову, а вся грязная работа достанется тебе.

– Приятная перспектива.

– Такова жизнь.

Роз попыталась не улыбаться, и все же улыбнулась.

Она просто очаровательна, подумалось ему. Чем больше он смотрел на нее, тем сильнее подпадал под ее очарование. Она все еще куталась в свое пальто, наверное, не из-за того, что замерзла, а просто находя утешение в его знакомом запахе. Хоппи точно находил в нем утешение. Собачонка приткнулась к ней, выставив наружу только любопытный нос.

Я и мой пес против всего мира. Они уже подъезжали к окраинам города. Был субботний вечер, понемногу смеркалось.

– Куда все здесь ходят в субботу вечером? – внезапно спросила Роз. Ник не знал. Тогда она наклонилась вперед и отодвинула стекло, отделяющее их от водителя.

– Если вы и ваша семья захотели бы отдохнуть вечером, таким как сегодня, – сказала она водителю, – куда бы вы пошли?

– Мадам? – сконфуженно переспросил водитель, и она повторила вопрос.

– Есть здесь хороший ресторан в центре города? Где, скажем, оркестр играет. Есть тут что-нибудь подобное?

– Офицеры ходят в «Мэйсон д'Эчрэ».

– Нет, не для военных, – сказала она. Ник был в таком же недоумении, что и водитель. – Я про вас. Или фермеров, которых мы видели. Куда ходят обычные люди?

– Я живу всего в двух милях отсюда, – с сомнением проговорил шофер. – Сегодня субботний вечер. Время сбора урожая, и погода хорошая. По традиции многие собираются на берегу реки недалеко отсюда. – Он поколебался и добавил: – Не у многих семей есть деньги, чтобы ходить по барам. Налоги страшно высокие. Армия и политики рестораны посещают, конечно, но по большей части они позакрывались – не окупаются.

– А вниз по реке?

– Мы туда и ходим. В каждом районе есть такие места. Люди собираются там или сидят дома.

– А молодежь как же? Они-то бывают в кино или еще где?

– Те, у кого есть хорошо оплачиваемая работа.

Только таких мест мало осталось.

– Значит, если мы хотим повидать людей…

– Может, вам стоит подумать о выступлении по телевизору?

– Нет, – сказала Роз. – Может, потом. Не думаю, что буду хорошо выглядеть на телеэкране.

– Так что ты придумала? – подозрительно спросил Ник, заглядывая ей в лицо. Если эта женщина что-то решила, то пойдет напролом. Не побоится даже телевидения.

– В Йоркшир я не вернусь. Особенно из-за того, что мне не хватило находчивости.

– Никто тебя не заставляет.

– Здесь меня могут прижать, но ты даже не представляешь, как меня могут прижать в Йоркшире. Следовательно, надо действовать. Тебе обязательно было надевать костюм?

– А тебе обязательно было надевать драповое пальто?

– Драповое пальто подходит гораздо больше, чем твой костюм, – отрезала Роз. – Сними галстук. Есть у тебя в багаже куртка?

– Не уверен, где сейчас багаж.

– Его доставят отдельно, – смущенно пояснил водитель, наблюдая за ними в зеркало заднего вида.

– Если б мы захотели пойти на ваш пикник… – медленно произнесла Роз, посмотрев вперед и назад на их эскорт. Впереди ехали двенадцать военных на мотоциклах. Столько же – сзади. – Как думаете, они арестуют нас, если мы остановимся у реки?

– Мадам, мы не можем остановиться.

– Прекрасно можем.

– У меня приказ везти вас прямо во дворец.

– Чей приказ? – спросила Роз с неожиданной надменностью.

Водитель посмотрел на нее с изумлением. И Ник тоже. Глаза двух мужчин встретились. Оба одновременно пожали плечами, поняв друг друга без слов. Водитель слегка улыбнулся.

– Вы желаете поехать на наш пикник?

– Нам надо пообщаться с людьми. Это самый быстрый к ним путь, верно?

– Пожалуй.

– Тогда наш эскорт тоже может присоединиться. Но у нас нет еды для пикника. На дармовщинку ехать нельзя.

– Люди с вами поделятся.

– Я не собираюсь являться на первый пикник в Альп-де-Монтезье в качестве прихлебательницы. Мой жених согласен со мной.

– Да? – удивился Ник.

– Конечно, дорогой. Что можно предпринять?

– Если мне будет позволено предложить… – Водитель лимузина смотрел на нее так, словно у нее выросла вторая голова. Ник был с ним солидарен.

– Предлагайте, – позволила Роз.

– Если б вы привезли бочонок пива… Пиво дорого и распределяется по талонам.

– Пиво по талонам? – не поверила она.

– Может, у вас есть карточка «Diners Club»?

– Уверена, у моего жениха есть.

– Есть у вас, сэр?

– А? – Ник уже начал бояться, что ему никогда больше не удастся выйти из потрясенного состояния.

Роз усмехнулась.

– Мой жених вам заплатит. Эрхард меня предупреждал, что ты неприлично богат. Я – нет, но работаю над этой проблемой. Скоро я буду принцессой, только пока жду первой зарплаты. До нее мне требуется заем на бочонок пива.

Это уж слишком. Королевский лимузин с эскортом вооруженных солдат везет их на прием во дворце, а она спокойно обсуждает возможность занять денег на пиво.

Ник фыркнул. Водитель фыркнул тоже. Ник послушно достал бумажник и вынул оттуда карточку «Diners Club».

– И чем она может помочь? – спросила Роз у водителя.

– Муж моей родственницы доставляет продукты в одну из гостиниц для военных, – водитель заразился ее энтузиазмом. – Если я передам ему сведения с вашей карточки, через час он сможет организовать бочонок пива.

– Два бочонка, – сказал Ник, решив: гулять так гулять. – И лимонад для детей.

– Бочонок лимонада?

– Не знаю, как его поставляют, – признался Ник. – Положусь на мужа вашей родственницы. Скажите ему, пусть привозит все, что посчитает нужным для собрания. Сколько чего надо, вы, полагаю, представляете себе. Хотя откуда нам знать, что мы можем вам доверять…

– В высших эшелонах власти вообще мало людей, которым можно доверять, – невыразительно сказал шофер. Потом снова улыбнулся. – Но мы не привыкли видеть наших королевских особ в пальто, пахнущих фермой. И пока вы проверяли караул, стюард мне сказал, что на вас можно надеяться. Мы на вас рассчитываем.

– Вас не уволят, если вы свернете? – спросила Роз.

– К тому времени, как «конвой» опомнится, мы окажемся уже на месте. Я буду следовать вашим прямым указаниям. Может, вы заранее все организовали вместе с Эрхардом. Я знать ничего не знаю.

– Вы ничего не знаете, – согласилась Роз.

Водитель опять взглянул на нее в зеркало заднего вида и решительно кивнул. Затем взял свое радио и быстро заговорил: назвал номер карточки Ника, сделал заказ, после чего вернул карточку Нику.

– Спасибо вам обоим. – Он улыбнулся Нику. – Под передним сиденьем есть куртка. Можете взять ее на время. Она не настолько компрометирующего вида, как наряд вашей невесты, но сойдет. Возьмите, пожалуйста.

Взвизгнув тормозами, машина развернулась на девяносто градусов и съехала вниз к реке. Во что я ввязался? – думал Ник. Беспокоила его не ситуация. Проблема в женщине, сидящей рядом. И в том, как он реагирует на нее. Роз. Потенциальная принцесса. Потенциальная жена.

До сих пор относительно жены он не думал. Это казалось неуместным.

А теперь, когда ему можно было бы подумать о сотне разных вещей, слово звенело у него в голове, отзывалось в груди сладким предвкушением.

Жена.

Глава шестая

Следовало ожидать возражений от их сопровождающих. Естественно, следовало. После минуты блаженного спокойствия эскорт перестроился, свернул с магистрали и взревел моторами сзади. Его глава – Жан Дюпье – поравнялся с лимузином и сердито замахал водителю, приказывая остановиться. Потом бросил мотоцикл поперек дороги, вынудив лимузин свернуть на обочину.

Но не остановиться. Водитель казался столь же одержимым намерением добиться цели, как и Роз.

Мотоцикл снова затарахтел рядом с ними. Роз опустила стекло со своей стороны, высунула голову и закричала:

– Водитель следует нашим указаниям, мсье Дюпье! Мы хотим посмотреть на реку.

– Немедленно остановитесь! – проорал в ответ Дюпье.

Роз радостно улыбнулась, помахала и закрыла окно.

Каков будет следующий ход старшего по персоналу? – подумал Ник. И сразу затем, более нервно: что вообще из этого выйдет?

Дюпье снова поставил мотоцикл перед машиной. Водитель мастерски объехал его.

Чем бы закончилось преследование, Ник судить не брался, но они уже достигли скал, сходящих к реке естественным амфитеатром. Над медленно текущей водой склонялись ивы. Под деревьями были припаркованы несколько машин, но в основном стояли лошади с повозками. И еще тут были люди.

В стране царит настоящая бедность, решил Ник. Лошади и повозки выглядели живописно, но эти женщины и мужчины использовали их совсем не для развлечений. Лошади были из породы рабочих, и все взрослые – и даже подростки – выглядели так, словно провели сегодня долгий, тяжелый день в полях. Таким недоступна роскошь спокойного возвращения домой, долгой теплой ванны, но все равно они решили повеселиться.

Собравшиеся одновременно обернулись на лимузин с хвостом из мотоциклов. На их лицах выразилось изумление.

А затем неудовольствие. Ник четко уловил момент, когда одно перешло в другое – в них признали посторонних. Им тут не место. Если власть в этой стране не жалуют, то чего ждать ее сомнительным представителям?

Но Роз уже выбиралась из машины. Он последовал за ней, но его окликнули. Водитель оказался настойчивым. Он протягивал Нику поношенную кожаную куртку.

– Потом вернете, – робко сказал шофер. – Постарайтесь не потерять. – И улыбнулся: – Кстати, леди просила снять галстук.

Галстук. Точно. Стащив его с себя, Ник расстегнул верхние пуговицы рубашки, надел куртку и обошел машину, присоединяясь к Роз.

– Привет, – сказала она глазеющим на нее людям.

Сзади с грохотом начали подтягиваться мотоциклисты. А тут лошади.

Ник понял опасность.

– Заглушите моторы. Скорей! – крикнул он, но было уже поздно.

Одна из лошадей – та, что оказалась ближайшей к мотоциклам, – начала пятиться в оглоблях. Ее ноздри раздувались, глаза испуганно округлились.

Роз среагировала мгновенно. Бесцеремонно бросив Хоппи на землю, она подхватила лошадь под уздцы и, успокаивающе приговаривая, потянула ее назад, заставляя вернуться на прежнее место.

Даже Ник, плохо понимающий в лошадях, видел, что перед ним специалист своего дела. Несколькими быстрыми движениями Роз предотвратила ситуацию, грозившую оказаться критической.

– Ну тише, тише. – Видя, что лошадь начала слушаться, Роз обратилась к столпившимся вокруг людям: – Прошу прощения. Я совсем забыла, что за нами подъедут мотоциклы.

Похлопывая лошадь, почесывая ее за ушами, Роз добилась, что животное успокоилось. Хоппи вертелся у ее ног, негодующе повизгивая. Она подобрала его и тоже начала чесать у него за ушами.

Сейчас она располагала полнейшим вниманием всех собравшихся.

– Извините нас, – обратилась она к стоявшим перед ней людям. – Мы с Ником только что из аэропорта. Не уверена, что вы знаете… Я – Роз-Анитра. Я уехала из страны, когда мне было пятнадцать, но идо того у меня не часто была возможность покидать территорию дворца, поэтому мы мало знакомы. Это мой жених, Николай де Монтезье. Сын дочери старого принца, Зии. Нам сказали, что мы можем претендовать на трон. Мы приехали, чтобы обсудить этот вопрос, и хотим познакомиться с местными жителями. Верно, Ник? – Она обернулась к нему, и он встал рядом. Ему приятно было находиться рядом с ней. Этой женщиной можно гордиться.

– Я – хирург-ветеринар, – сообщала она собранию. – Поэтому мне следовало быть более предусмотрительной, зная, что мы можем напугать ваших животных.

– Вам нечего тут делать! – выкрикнул Дюпье. – Этим людям вы не нужны. – Крупный и явно довольно сильный человек, Дюпье повел себя совсем бесцеремонно. – Садись в машину, женщина, – рявкнул он, и по толпе прошел легкий ропот. – Оставь этих людей. Вам тут не место.

Несколькими резкими словами он пытался призвать Роз к покорности, но способ выбрал неверный.

– Эрхард Фриц сказал, что мы здесь нужны, – ответила Роз вежливо, но твердо.

– Принцев нам не нужно, – донеслось из толпы, и Роз смешалась.

Пора прийти ей на выручку, решил Ник. Не собирается же он укрываться за ее спиной.

– Нам с Роз и в голову не приходило претендовать на трон, – громко заявил он. – Но Эрхард нас разыскал. Он указал нам на то, что происходит в соседних с вашей странах. – Альп-д'Азур и Альп-д'Эстелла. На то, чего можно добиться правильным правлением. Эрхард убедил нас попробовать. Конечно, если мы не правы, если нас действительно не хотят, мы уедем.

Молчание. Люди стояли неподвижно.

За их спиной переминались с ноги на ногу солдаты. Мотоциклисты были теми же людьми, которых Роз очаровала в аэропорту.

Здесь она попыталась сделать то же самое.

Роз сжала руку Ника. Ему было приятно чувствовать себя ее опорой.

– Как зовут твою собачку? – спросил малыш из толпы.

– Хоппи. Из-за лапы. Он может прыгать лучше всех знакомых мне собак.

– Он не похож на королевскую собаку.

– Я пыталась приучить его носить тиару, – хмыкнула Роз. – Но он посчитал, что мужчине она не к лицу.

В толпе рассмеялись.

– Хочет он поиграть с моей собакой? – мальчик махнул в сторону щенка колли, худого и всклокоченного, но помахивающего хвостом с видом пса, ожидающего от жизни одних радостей.

– Конечно, – ответила Роз и спустила Хоппи с рук.

Две собачки осторожно оглядели друг друга, затем занялись сложной процедурой обнюхивания. Шок и угрюмое молчание толпы сменилось улыбками.

– Вы правда принц и принцесса? – спросил кто-то.

– Мы сын и дочь детей старого принца, – ответил Ник.

– Сядете вы наконец в машину? – снова надвинулся на них Дюпье. Он сделал шаг к Роз, но Ник заступил ему дорогу. И оказался не единственным, в ком пробудился инстинкт защитника. Как по мановению волшебной палочки между ними и офицером оказалось не меньше десятка крепких мужчин!

– Это ты здесь не нужен, Дюпье! – крикнул кто-то, и лицо офицера потемнело.

– Послушайте, это частная вечеринка, – быстро заговорил Ник, стремясь не допустить конфликта. – Мы с Роз не имеем никакого права являться без приглашения. Мы заказали пару бочонков пива и еще по мелочи, чтобы сделать вечер приятнее для вас. Их доставят с минуты на минуту, останемся мы или нет. Мы просто хотели поздороваться. А теперь нам, должно быть, следует уйти.

– Но мы вас приглашаем. Можете присоединяться к нам! – крикнули им.

– И к нам.

– Или сюда идите.

– Эти люди – наш эскорт, – снова расхрабрилась Роз, улыбнувшись мотоциклистам. – Можно им тоже остаться?

– Нет, – тут же вмешался Дюпье. – Они на службе.

– Повезло нам, что мы-то не на службе, – ответила Роз и потянула Ника вперед, туда, где пожилая дама распаковывала свою корзинку. – Шоколадные эклеры? Мои любимые. – Обернувшись к офицеру, она послала ему самую нежную из своих улыбок: – Если вы оставите нам лимузин, мы доберемся домой сами. Спасибо, что проводили.

Выбора у Дюпье не было. Вокруг собралось человек двести, и люди все прибывали. Используя силу, можно было спровоцировать ситуацию, контролировать которую он был не в состоянии. Поэтому он и его люди, взревев моторами, удалились.

Сразу после их отъезда к поляне подрулил обшарпанный фургончик.

– Два бочонка пива, ящик лимонада и вино для дам, – сообщил водитель. – Пьер сказал, что готовится вечеринка, поэтому я позволил себе вольность…

– Здорово, – просияла Роз. Лишь по тому, как сильно она сжимала его руку, Ник мог догадаться, насколько она нервничает под маской бравады. Но виду не показывает.

И вечеринка пошла своим ходом. Все, кто мог играть на каком-нибудь инструменте, сплотились в приличный оркестр. Еды оказалось вволю – сплошь домашнего приготовления. Пиво, лимонад и вино лились рекой. Роз оказалась в центре внимания.

По правде сказать, они оба оказались. Ник был достаточно опытен во встречах разного рода, чтобы задавать нужные вопросы, поддерживать приятную беседу, позволяя ей разворачиваться гладко, не касаясь ничьих больных мест. Этому он был неплохо обучен. Роз это удавалось естественно.

Может показаться, что он снова на работе, подумал Ник. Хотя и разница есть. Каждый, с кем ему приходилось разговаривать, усердно пытался все о нем выведать, узнать, насколько он искренен. Роз подверглась такому же испытанию. Они провели вдвоем слишком мало времени, и ему оставалось лишь надеяться, что сейчас они выступят единым фронтом. Их быстро разъединили – слишком многие хотели поговорить с ними, чтобы они могли оставаться вдвоем, – но он видел, что люди общаются с ней легко, смеются ее шуткам, радуются ее присутствию.

Как и он. Было в ней нечто, чему не научишься при всем старании. Живой интерес к каждому человеку. То, чего не подделаешь.

– Какая милая женщина, – сказал ему старик, оказавшийся рядом. Ник понял, что смотрит на Роз дольше, чем намеревался. Хотя почему бы и нет? Фермер тоже на нее смотрел, и на его лице отражалось то же одобрение, что чувствовал Ник.

– Она куда привлекательнее своей сестры, – продолжил между тем фермер, и Ник разом очнулся. Вот с чем они пока не сталкивались. Их эскорт исчез. Есть силы, которым происходящее вряд ли понравится. Что они предпримут?

– Простите… – к нему обращался молодой человек, приехавший на подержанном мотороллере. На шее у него висела камера. Стоящая рядом с ним женщина пристально смотрела на Ника. – Нам позвонили, – сказал молодой человек, – и сказали, что вы, здесь.

– Ли с друзьями выпускает газету, – объяснил старик.

– Нелегально, – добавил кто-то еще. – Правительство не может ее закрыть, потому что они не зарегистрированы. Она выходит раз в месяц на двух-четырех страницах.

– С новостями, о которых нас ставить в известность не хотят, – уточнил третий собеседник.

У них с Роз взяли интервью, работая очень профессионально, с точки зрения Ника. Он вдруг понял, что симпатизирует целям этих людей. Журналистка больше всего интересовалась ими как шансом улучшить жизнь населения страны. По мере того, как задавались новые вопросы, шум вокруг стихал. Кто-то дал знак музыкантам отложить инструменты. Все прислушивались к их ответам. Когда Ник описал изменения в Альп-д'Азур и Альп-д'Эстелла – соседних с ними странах – и выразил надежду, что то же самое можно сделать здесь, толпа одобрительно загудела.

Наконец, журналистка убрала свой блокнот, кивком дав понять, что интервью окончено. Настала очередь фотографа.

– Потанцуйте, – предложил кто-то. – Выйдет отличный снимок.

Музыканты послушно начали играть снова, но не народную мелодию, как до того. На сей раз они заиграли медленный вальс, чтобы фотограф мог поймать танцующих в кадр.

Роз снова оказалась в его объятиях.

– Мы неплохо продвинулись, – прошептал он в ее волосы, ведя ее по покрытой травой танцплощадке. Больше никто не танцевал – все смотрели на них.

– Я знаю, – сказала Роз, но голос ее звучал неуверенно.

– Есть проблемы?

– Я просто подумала… Такое ощущение, что это обман.

– Что?

– Скажем то, что мы тут танцуем вместе…

Он сбился с такта. Парень с камерой бегал вокруг, снимая со всех сторон.

– По мне, так все нормально, – осторожно заметил Ник. – Ты неплохо танцуешь.

– Спасибо, – ответила Роз, но не улыбнулась.

– Так в чем обман?

– Ни в чем.

– Но ты только что сказала…

– Я знаю, что я сказала, – огрызнулась она.

– Роз…

– Да?

– Уверен, ничего дурного мы не делаем.

– Ты вообще ничего не делаешь, – сердито сказала она. – В этом вся беда.

Они помолчали.

– У тебя здорово выходит, – напряженно произнесла наконец она.

– Танцевать?

– Вести политические игры.

– Я то же самое подумал о тебе.

– Но ты просто виртуоз. Сразу видно профессионала. Я только не пойму, насколько это правда.

– В каком смысле?

– Мне пришло в голову, что я совершенно не знаю, кто ты. Как мебель с покрытием из шпона. Снаружи блестит и сверкает, а внутри что?

– Все проедено червями, вероятно, – поторопился подсказать Ник.

– Нет, не думаю. Но у тебя все получается так… гладко.

– Тебя это беспокоит?

– Видишь ли, я нахожу тебя невероятно привлекательным.

Разговор явно мешал танцу. Он снова споткнулся.

– Следи, куда ступаешь, – добродушно посоветовала она. – Фотограф отслеживает каждый шаг.

– Никогда раньше мне не говорили…

– Что ты невероятно привлекателен? Трудно поверить.

Он обнаружил, что улыбается в ответ на ее смех.

– Это мужская линия поведения.

– Способ кого-нибудь подцепить, – согласилась она. – Потому я и решила, что обязана это сказать.

– Пытаешься меня подцепить?

– Напротив. – Они проплыли мимо фотографа, и она широко улыбнулась прямо в объектив. – Это просто пришло мне в голову в процессе наблюдений за тобой.

– За тем, как я танцую?

– За тем, как ты общаешься с людьми. Заставляешь их тебе улыбаться. Думать, что ты искренен с ними и готов блюсти их интересы.

– Это проблема? – осторожно спросил он.

– Да.

– Не хочешь объяснить, почему?

– Потому что я начинаю верить тебе. А то, что ты хорошо танцуешь, усугубляет проблему.

– Ты хотела бы, чтоб я плохо танцевал?

– Не знаю, чего бы я хотела. Знаю лишь, что нас вынудили изображать пару, и это меня пугает. Ты-то привык встречаться с женщинами, а я…

– Похоже, я утратил нить беседы, – сказал Ник, и она явно рассердилась. Как можно вести столь личный разговор перед такой большой аудиторией, было выше его понимания. Роз говорила, словно они были совсем одни. Словно сказанное требовалось донести до него незамедлительно.

– Макса я встретила на втором году учебы, в двадцать лет. Он был вторым моим бойфрендом. До него у меня был парень по имени Роберт, в которого я влюбилась из-за его замечательных спортивных достижений. Вот вся история моих увлечений, такая короткая, что рассказ о ней уместится на почтовой марке.

– Все равно я не пойму.

– Что тебе понимать? Я только хочу объяснить, что не интересуюсь никакими личными отношениями. Так что, даже если я смеюсь твоим словам и нахожу тебя привлекательным, тебе следует вовремя притормаживать. Если надо, можешь использовать ведро холодной воды, только не дай нам зайти далеко.

– Ладно, – тупо согласился Ник.

– Повторю еще раз: я хочу свободы. По крайней мере на ближайшие пять лет. Абсолютной свободы.

– Я усвоил.

– Отлично.

– Никаких заигрываний.

– Можешь заигрывать с кем угодно. Только не со мной.

– Но мы вроде собираемся пожениться?

– Да, но это ничего не значит. Извини, – внезапно она снова разозлилась. – Уверена, у тебя и не было никаких намерений в отношении меня. И все мои выступления выглядят глупо. Поэтому постараюсь заткнуться.

– Хм… ладно.

Что это – неужели и она чувствует невидимые токи, пробегающие между нами, когда он держит ее в своих объятиях?

И также выбита из колеи?

Возможно, искреннее объяснение – именно то, что нужно. Он тоже не хочет никаких отношений.

Разве?

Они продолжали, танцевать, но больше уже не в одиночестве. Фотограф больше не снимал, и на танцплощадку начали выходить другие пары. Остатки дневного света померкли, но среди ветвей деревьев висели фонари, и вечер оттого казался особенно прекрасным – мерцание реки, луна, поднимающаяся над скалами.

Ему надо потанцевать с кем-нибудь еще, подумал Ник. Плохо танцевать только с Роз. Тем более после ее предупреждений. Но с ней его охватывали такие чувства… Просто непередаваемые.

Вполне нормально танцевать только с ней, почти яростно начал убеждать он себя. Она же не предлагала поменять партнеров. Никаких отношений она не хочет, так что расслабься. Можно жениться на ней, не боясь, что она навсегда к нему прицепится, а пока просто еще немного побыть рядом с ней. Ощущать под руками мягкие, плавные изгибы ее тела. Вдыхать аромат ее волос. Но так можно… потерять себя? Ничего. Ничего страшного с ним не случится. Очарование танца было грубо нарушено вторжением извне. Вдали послышались звуки сирен, показались огни.

Мотоциклы и машины. Эскорт. Вооруженные люди.

Музыка и танцы прекратились. Мужчины спешили к повозкам, женщины звали детей.

Из подъехавшего роскошного «роллс-ройса» торопливо вышел шофер, открыл дверцу, выпуская своих пассажиров. Мужчину в военной форме.

Женщину.

Джулиана. Они были достаточно похожи, чтобы узнать в них сестер, но тем не менее Роз – провинциальный ветеринар, Джулиана же – светская дама, холеная и надменная.

Роз все еще была в его объятиях. Они стояли посреди опустевшей танцплощадки. Ник ощутил, как она напряглась при виде Джулианы.

– Это Джулиана, – прошептала она. – А с ней, должно быть, Жак.

Крупные шишки. Оппозиция.

– Будем оптимистами, – прошептал он в ответ. – Это твоя сестра. Подойди и скажи, как рада ей. Не провоцируй беду, ожидая ее.

Но беда была уже совсем близко.

– Джулиана… – Роз, решив воспользоваться советом, шагнула навстречу сестре.

Джулиана не улыбнулась в ответ.

– Тебя тут не ждали, – ее беспокойство видно было невооруженным глазом. Не беспокойство даже, а страх. – Не нужна ты нам тут.

– Эрхард сказал, нужна, – Роз по мере сил изображала беззаботность. – Страна переживает не лучшие времена, и мы с Ником можем помочь.

– Глупости. Отец выгнал тебя отсюда, вот и оставалась бы там, где была. Жак говорит, вы проникли к нам нелегально.

– Мы прилетели на королевском самолете.

– По недосмотру. Жак говорит, чтоб вы убирались.

– Довольно, – вперед выступил Жак, крупный мужчина с мрачным выражением лица. – Вопрос о наследовании давно решен. Мы пытались отменить полет, но Эрхард… Ладно. Больше у него командовать не выйдет. Вы побудете под надзором моих людей, пока вас не вышлют.

Вокруг зашумели. Толпа придвинулась ближе, чтобы лучше видеть происходящее.

– Вы не имеете права нас задерживать, – спокойно заметил Ник. – Мои документы в порядке, у Роз – тоже.

– Возможно, моя сестра демонстрирует так свое гостеприимство, – Роз прижалась к нему ближе. – Да, Джулиана?

– Я… – Джулиана смутилась, – ты…

– Нас отвезут во дворец? – спросила Роз.

– Помещение для поднадзорных во дворце? – усомнился Ник.

– Что тут странного? Надзор не обязательно означает тюрьму.

– Во дворце есть подземные казематы! – крикнул кто-то.

– Не посадит же твоя сестра нас в подземный каземат, – насмешливо бросил Ник. – Как-то не по-семейному.

– Семья у нас не слишком дружная, – с сомнением сказала Роз.

– Не сажать же в тюрьму всех, кто забывает вовремя отправить рождественские открытки. Правда, Джулиана? – заметил Ник.

– Я – принцесса Джулиана, – не очень уверенно ответила та.

– Я скоро стану твоим зятем, – ответил Ник. – К чему нам лишние формальности? Ты же не захочешь называть свою сестру принцессой Роз-Анитрой? Она принцесса не меньше, чем ты. Может, даже больше – ведь она наследница трона.

Чего бы Джулиана и Жак ни ожидали, но пока они явно растерялись. Толпа жадно впитывала подробности разговора. Со всех сторон на них смотрели объективы камер, журналисты бешено строчили в блокнотах.

– Это уже хулиганство, – в бешенстве прорычал Жак.

– Вы ошибаетесь, это просто пикник, – ответила Роз, для верности цепляясь за руку Ника. – Эти люди очень гостеприимны. Но если у вас другие планы…

– Взять их, – приказал Жак, и люди в форме надвинулись на них, готовые хватать и тащить.

– Эй, мы и так идем, Джулиана, – по-прежнему весело сказала Роз. – Не стоит утруждать ваших людей. Пошли, Ник? По-видимому, от нас ждут, что мы сядем в эту машину.

И, прежде чем кто-либо успел опомниться, она дернула Ника и скользнула в «роллс-ройс».

Ник, севший следом, оценил ее ход. Жак и Джулиана попали в сложное положение. Они могли силком вытащить их из своего лимузина и запихнуть в одну из черных машин сопровождения – как, вероятно, и задумывалось вначале.

Могли присоединиться к ним, усилив впечатление от трогательного единения семьи.

Или сами могли воспользоваться черным автомобилем.

Откинувшись на мягкие подушки, Ник с удовольствием наблюдал за сменой настроений Жака. От нерешительности к ярости. Налитое кровью лицо заставляло предположить, что недалеко и до удара.

– Пошли, – Джулиана неуверенно потянула мужа к «роллс-ройсу».

Тот вырвался, отбросив от себя руку жены.

– Пусть едут одни. Авось недолго им роскошествовать. Вышвырнем их как миленьких.

– Хоппи, – Роз лишь сейчас вспомнила, что собака осталась снаружи. – Хоппи!

– Увезите их! – заорал Жак и, заметив Хоппи, с запозданием оторвавшегося от поглощения сосиски, пнул его ногой. – Езжай! – и машина тронулась.

– Похоже, мы попали в передрягу, – после трех минут езды в полном молчании Ник наконец обрел голос.

– Хоппи попал в передрягу, – прошептала Роз со слезами. – Жак его пнул.

– Ничего, не пропадет. Его подозвал к себе мальчик с колли.

– Точно?

– Да, – заверил Ник, стараясь говорить с максимумом уверенности.

– Он нас ненавидит. – От недавней бравады Роз ничего не осталось. Сейчас она казалась маленькой, ранимой и… испуганной? Нет. Просто грустной. – Оба они. Джулиана моя сестра, но она тоже.

– Относительно Джулианы я не уверен. А для Жака ты представляешь угрозу его будущему.

– Думаешь, нам следует уехать домой?

Ник лишь слабо усмехнулся. Во что они ввязались?

– Йоркшир кажется все привлекательнее.

Роз выпрямилась, оглянулась на их мотоциклетный эскорт и покачала головой.

– Нет.

– Что ж это за место такое жуткое?

– Тебе когда-нибудь приходилось перевозить теленка из деревни в деревню, когда на улице снег с дождем?

– Хм… нет.

– Темницы тоже имеют свои достоинства. Там тебя никто не станет рассматривать как племенную кобылу.

– Как кого?

– А, вздор. То, что не убивает нас, закаляет наш дух.

– Моя приемная мать обычно говорила это по поводу зубной боли. Но я серьезно опасаюсь, что нам предстоит кое-что похуже.

– Нечего меня пугать. Ты дипломат. Заговори их, чтоб нас отпустили.

– Я не могу заговорить этот «роллс-ройс». Давай посмотрим, куда нас поместят, а потом начнем испытывать мои способности заговаривать зубы.

Да, я дипломат, подумал Ник, но ее дипломатия, позволившая ей так изящно провести разговор с сестрой и зятем, выше всяких похвал. Теперь, правда, наступила реакция. Ее трясло. Он выругался и прижал ее к себе.

– Мы… сейчас мы не на публике, – пробормотала она.

– Хочешь сказать, что мне необязательно вести себя, как положено мужу? Но мне кажется, самое время действовать как людям, вместе попавшим в беду. Я мог бы заранее знать.

– Что знать? Что с нами могут сделать? Отправить в аэропорт и выставить из страны?

– Могут возникнуть проблемы и похуже.

– Типа тюрьмы?

– Да.

Роз не расслабилась, но он ощутил, как она теснее прижалась к нему, ища в нем опоры.

– Думаешь, кто-нибудь приглядит за Хоппи?

– Конечно.

– Только не люди Жака.

– Зато другие нам симпатизируют.

– Но его ударили.

– С ним все будет в порядке. – Ник с удивлением понял, что и сам тревожится за судьбу собачонки. Когда он успел к ней привязаться? Ник вспомнил, как радостно завизжал и завилял хвостом Хоппи в самолете, увидев две тарелки в руках у стюарда. А поняв, что обед для Ника и Роз, разом изобразил вселенскую скорбь – бедный-несчастный сирота, которого никто на свете не любит, – пока не принесли еду и ему.

– Ты улыбаешься.

– Я думаю, что уж Хоппи-то не пропадет.

– Полагаешь, нам стоит побеспокоиться о себе?

– Возможно. – Она свернулась комочком рядом с ним. Ему хотелось прижать ее крепче, но неизвестно, как она прореагирует на такую вольность. – Я хочу свободы.

Как и он. Так что все отлично.

– Ты, значит, предполагаешь расстрельную команду на рассвете?

Хоть тут он может ее успокоить.

– Роз, не пойдут они на это, – ответил Ник, подавляя желание прикоснуться губами к ее волосам – просто чтобы подбодрить. Но она уже выпрямилась, словно постепенно начала обретать присутствие духа, так что и ему следует вести себя соответственно.

– Эти люди не преступники. Они тут хозяева, но в их планы не входит довести страну до банкротства и сбежать. Члены Совета имеют виллы во Франции, на Капри и в тому подобных местах. Если мы исчезнем без следа, они станут международными преступниками.

Она обдумала сказанное.

– Ты проверял?

– Проверял, – заверил он ее. – Я, может, не большой специалист в области престолонаследия, но одно знаю точно – мы в безопасности. Так что давай спокойно подождем, пока не выясним, куда нас завезут.

– Во дворец? – спросила она с надеждой.

– Пятизвездочная роскошь открывает нам свои объятия, – ухмыльнулся он.

Глава седьмая

Их действительно привезли во дворец.

– Я забыла, какой он величественный, – прошептала Роз, глядя на сверкающие белые башни, зубчатые стены, мраморные ступени.

Это было похоже на сказку. Потом машину окружили люди в форме, и сказка кончилась.

– Выходите, – рявкнул кто-то, и грубые руки потащили ее наружу так сильно, что она не удержалась на ногах.

Но у нее был защитник. Ник мгновенно оказался рядом, помог ей подняться, спокойно отодвинув военных в сторону, словно не эти люди, а он был здесь главным, и ободряюще улыбнулся ей. Тут они увидели Жака. Черная машина остановилась рядом с ними, и тот вылез из нее вместе со своей дамой.

– Если вы хоть пальцем тронете принцессу Роз, вам придется ответить перед международным сообществом, – с холодным достоинством, отточенным годами адвокатской практики, произнес Ник. И повысил голос: – Принцесса Роз-Анитра и я, Ник де Монтезье, доставлены в королевский замок Альп-де-Монтезье против нашей воли. Жак и Джулиана де Монтезье заключили нас под стражу. Жак и Джулиана находятся в поле моего зрения, командуя удерживающими нас людьми. Что он делает?

– В любой момент мой мобильный телефон могут отнять, – продолжил он. – Тогда я закончу передачу, но это сообщение зафиксировано. Блэйк, ты знаешь, что предпринять.

После минутного всеобщего замешательства раздался рев Жака, понявшего, что делает Ник. Уже знакомый им Жан Дюпье отдал короткий приказ. Ника обыскали и нашли в кармане мобильный телефон.

– Он продолжает передавать сообщение, – любезно пояснил Ник, пока Дюпье протягивал телефон Жаку. И. снова повысил голос: – Телефон насильственно отобрали у меня.

Жак швырнул телефон на землю и придавил каблуком.

– Полагаю, теперь он уже не передает, – сказал Ник и улыбнулся, прижав Роз к себе. – Я связался с моим сводным братом, Блэйком, который работает вместе со мной в фирме «Гудмэн, Стерн и Хэддок». Если Блэйк и мои друзья – практически в каждом посольстве в Лондоне – в самом ближайшем будущем не получат от меня известий, они будут знать, где нас искать.

Жак не стал улыбаться ему в ответ.

– Уберите их, – приказал он, глядя на телефон, словно на раздавленного скорпиона.

Но Джулиана?..

– Джулиана! – обернулась Роз к сестре. Та казалась совершенно ошеломленной происходящим. И молчала, пока их уводили.

В… темницу?

Они прошли через три толстые двери – так быстро, что даже не поняли, мимо чего идут. Потом их бесцеремонно втолкнули в последнюю дверь, и лязганье металла возвестило, что они остались одни.

Роз в смятении огляделась. Сейчас она уже готова была оказаться в пыточной камере. Ребенком она ни с чем подобным не сталкивалась, но кто знает – времена изменились.

Это не была темница. Просто комната с бетонным полом, в которой Роз узнала складское помещение, каких много было в подвале замка. Две простые кровати, покрытые белыми покрывалами. Маленький коврик перед каждой из кроватей – скромная уступка комфорту. Через дверь в соседнее помещение видны были простейшие удобства.

Спартанские условия, но ничего жуткого.

– Отличное местечко для содержания принцесс, – как ни крепилась, дрожи в голосе она скрыть не сумела.

– Роз…

– Ничего. Все равно лучше, чем Йоркшир. – Она осторожно подергала дверь. – Закрыто.

– Черт, Роз…

– Все в порядке, – прошептала она.

– Ты не будешь сильно возражать, если я обниму тебя? – спросил Ник.

– Я…

– Видишь ли, я недолюбливаю закрытые помещения, – признался он. – По-моему, это клаустрофобия.

– Да?

– Меня надо поддержать, – и он заключил ее в объятия.

У него клаустрофобия?

Что-то не верится. Он говорит так, потому что считает, что она сама нуждается в поддержке. И он совершенно прав. Тут очень, очень страшно. И где сейчас бедный Хоппи?

Она позволила ему обнять себя. Объятия ему нужны, чтобы преодолеть страх? Должно быть, он прав, страх прошел. Осталось лишь ощущение его силы, уверенности в себе. У этого мужчины репутация бабника, и ясно почему. Какая женщина перед ним устоит?

– Эй, все хорошо. Все хорошо, Роз. Это всего лишь кратковременный неприятный эпизод. Мы скоро выберемся отсюда, увидишь.

– Предполагалось, что это ты боишься, – огрызнулась она, но не вырвалась. Пусть еще немного погладит ее по голове.

– Кто-нибудь позаботиться о Хоппи. – Удивительно, он словно слышит ее мысли.

– Хоппи истратил всего пару своих жизней. Чего о нем волноваться?

– Ты перестала бы быть собой, не волнуясь о нем. Ведь потому ты и оставалась так долго с родителями мужа?

Она нахмурилась, но все возмущение приняло на себя его сильное и теплое плечо. Пока еще она не собиралась вырываться.

– Это еще при чем?

– Ни при чем. Мы же в тюрьме. И вполне можем занять время, общаясь.

– Обнимаясь.

– И разговаривая. Спасая меня от клаустрофобии.

– Нет у тебя никакой клаустрофобии.

– Только отойди от меня, и я начну лезть, на стену. И орать. Этого ты добиваешься?

В его глазах блестел смех, опровергающий его уверения. Этот человек опасен, сказала она себе. Вся ситуация опасна, но самое опасное в ней то, что она заперта наедине с Ником.

– Спасайся сам. – Отойдя, она села на одну из кроватей, ожидая, что та спружинит. Как бы не так. Матрас лежал на досках. – Жесткая, как камень. – Он попытался сесть рядом, но она переместилась к середине, не давая ему такой возможности. – Прыгай на своей кровати.

– Какое ж тут удовольствие?

– В том, что происходит, никакого удовольствия быть не может.

– Притворимся, что может. – Он послушно сел на другую кровать и взглянул на нее с улыбкой, которую послушной назвать никак было нельзя. – Просто чтобы уберечь меня от клаустрофобии.

– Закругляйся уже с этой клаустрофобией.

– Приказывать в таком случае – гиблое дело. Вот мой вариант: отвлечь – гораздо эффективнее.

– Сколько они могут нас тут продержать?

Он пожал плечами.

– Кто их знает. – Внезапно он посерьезнел. Но мы славно поработали. Познакомили с нашим вариантом множество людей. Эрхард говорил, что эту страну подавляли так долго, что для взрыва достаточно искры.

– И мы в центре.

– Нет, потому что являемся альтернативой взрыву. Эти люди не желают анархии – не зря же они так долго мирились с самыми ужасными правителями. Следовательно, с нами они могут сохранить порядок. Им лишь надо настоять на выполнении закона.

– Как же они это сделают? Вежливо попросят Джулиану и Жака освободить место?

– Понятия не имею.

– Ты ринулся в это так же слепо, как и я.

– Возможно, не так. Меня поддерживали многие знакомые. И брат.

– Брат, – машинально повторила она.

– У меня шесть сводных братьев. Блэйк работает в той же фирме, что и я. В случае чего звони мне, сказал он, когда я уезжал. Я позвонил.

– И Блэйк приедет с бригадой вооруженных десантников.

– До этого не дойдет.

– Ты уверен?

– Нет, – сознался он.

– У Блэйка же нет своей армии?

– Хм, нет.

– А моя собака сейчас скитается по стране, одинокая и беззащитная.

– Тоже нет.

– Лягу-ка я спать. – Она вновь похлопала по кровати. – Наш разговор ни к чему не приведет.

– Ты будешь спать?

– Уже почти полночь. Почему нет? Как по-твоему, если попросить по-хорошему, не отдадут они наш багаж?

– Хм…

– Этого ты тоже не знаешь. – Она вздохнула. И неожиданно просияла: – О, везет мне.

– Везет?

Роз порылась в кармане и с торжеством извлекла зубную щетку в футляре и полупустой тюбик зубной пасты.

– Бьюсь об заклад, что юристы высокого полета при себе зубной пасты не держат, – самодовольно заявила она.

– Хм… нет. Откуда она у тебя?

– Что значит запасливость! Я провозилась с коровой дотемна, а фермер попросил еще задержаться, пока опоросится свинья. Домой было некогда возвращаться, пришлось заночевать у них на кушетке. Отсюда зубная паста. – Она улыбнулась. – Ее я тебе ссужу, но предупреждаю – придется воспользоваться пальцем, потому что зубными щетками я не делюсь. Даже если мы поженимся, в чем я начинаю сомневаться.

И она вошла в ванную комнату.

Она спала. Ник был искренне поражен. Просто закрыть глаза и уснуть… Это великая способность. Хотелось бы ему обладать ею. Даже ребенком он боялся засыпать. Когда ты спишь, может случиться что-нибудь дурное.

Откуда такая уверенность? Вероятно, виной тому смутная фигура матери и тени, вечно окружающие ее. Люди, приходящие в темноте, слезы матери, ее внезапные исчезновения. Он тогда просыпался, а ее не было.

Руби была достаточно разумна, чтобы понять: он никогда не избавится от ночных кошмаров. Поэтому должен научиться жить с ними. Памятуя уроки Руби, он не пытался сейчас уснуть. Просто лежал и смотрел в потолок. А после – на Роз. Час. Два. Воздух в комнате стал прохладнее.

– Я замерзла, – внезапно произнесла Роз.

Он вздрогнул от неожиданности.

– Я думал, ты спишь.

– Я спала. И только что проснулась. Одного одеяла явно мало.

– У тебя еще есть пальто.

– Есть, – покладисто согласилась она. – Моей верхней половине уютно. А нижняя часть ей завидует. У тебя только одно одеяло?

– Я… да.

– Могу я довериться тебе, если приглашу разделить со мной постель?

У него перехватило дыхание.

– Ты предлагаешь спать вместе? – осторожно спросил он.

– В буквальном смысле.

– То есть спать.

– Давай решай быстрей – да или нет. Уникальное предложение, когда еще такое получишь?

– Правило номер один: никогда не отказывай даме, – сказал Ник и в две секунды накрыл ее своим одеялом и сам нырнул к ней.

– У меня еще одно предложение, – заявила Роз прежде, чем он успел устроиться.

– Какое?

– У меня ноги мерзнут. У нас у обоих есть прекрасная верхняя одежда. Если я расстелю мое великолепное пальто на наших ногах, ты можешь положить куртку водителя лимузина на оставшиеся части. Заметь, это большая уступка с моей стороны, – добавила она. – Потому что мое пальто очень-очень теплое, а твоя куртка – так себе, не говоря уж о том, что ее ссудили нам обоим. Поэтому я могла бы оставить пальто себе, но настоять, чтобы ты положил куртку нам на ноги. Но я великодушна.

Он хмыкнул. Некоторое время они устраивали постель. Два одеяла. Пальто внизу. Куртка вверху. И оба подо всем этим.

Она была в джинсах и блузке. Он в брюках и рубашке. Галстук по-прежнему оставался в кармане.

Спать в джинсах не слишком удобно. Теперь они достаточно тепло укрыты, чтобы избавиться от верхней одежды. Но предложить этого Ник не посмел.

Кровать была слишком узкой, чтобы лежать на расстоянии. Их тела поневоле соприкасались. Он старался по возможности меньше шевелиться. Нет, это немыслимо. Двое взрослых людей и…

– Это сумасшествие, – сказала она. – Так мы никогда не заснем.

– Какое же решение ты предлагаешь?

– Расслабиться. Если я лягу на бок, и ты повернешься на тот же бок и прижмешься ко мне, мне будет тепло. Я вдова. И знаю.

– Вероятно… так, – с сомнением ответил Ник, пытаясь представить, как можно удержать ситуацию в невинных, платонических рамках.

– Ты не вдовец, но наверняка отлично знаешь, что люди могут спать друг с другом, не желая секса. Прекрати изображать стойку «смирно». Расслабься.

– Да, мэм.

– Вот так-то лучше. – Она повернулась на бок, терпеливо дождалась, пока он сделает то же самое, и изогнулась, прижавшись спиной к его груди.

Его руки непроизвольно обвились вокруг нее. Она оцепенела – всего на мгновенье – и снова расслабилась.

– Видишь, хорошие мысли появляются не только у меня. Отлично. Теперь спим. Если, конечно, ты не волнуешься, что нас разбудят на рассвете и поведут расстреливать. Но ведь Блэйк начеку, верно?

– Ага.

– Тогда о чем нам беспокоиться? Разве что о Хоппи. Но пока нас не выпустят, невозможно ничего предпринять. Следовательно, можно и поспать. Спи!

– Да, мэм.

Он закрыл глаза, а открыв их, с удивлением обнаружил, что проспал несколько часов. Роз до сих пор спала, прильнув к его груди, словно там ей самое место. Он все еще крепко прижимал ее к себе. Ему пришлось слегка передвинуться, чтобы взглянуть на часы, а Роз и не шелохнулась.

Должно быть, она совершенно измучилась. Проклятие, ему следовало тщательнее исследовать ее прошлое. Но храбрая она несказанно. И держится великолепно, смеясь там, где только можно, не позволяя себя запугать, во всем ища повод для оптимизма.

И эта женщина согласилась стать его женой.

Лишь на словах.

Хотя многое изменилось. Он сам изменился. Или влюбился?

Мысль так взбаламутила его, что он либо вздохнул, либо шевельнулся слишком' сильно. Роз все так же неподвижно лежала в его объятиях, но он чувствовал – она проснулась.

– Сколько времени?

– Семь.

– Как думаешь, нас покормят?

Словно по сигналу дверь открылась. На пол поставили поднос, и дверь снова хлопнула. Они даже не успели разглядеть своего тюремщика.

– Ответ, стало быть, «да». – Она заворочалась, и Ник неохотно выпустил ее.

– Не смотри так, – сказала она немного сердито, потом сползла к ногам кровати, чтобы не касаться его, вставая.

– Как?

– Не знаю. Не знаю, о чем ты думаешь, и спрашивать не собираюсь, – резко ответила она. – Я первая иду в ванную, и не вздумай съесть один все тосты.

Тостов не было. Каша и прокисшее молоко, чуть теплая вода и растворимый кофе.

– Не на то я рассчитывала, соглашаясь стать принцессой, – пробормотала Роз. – Не знаю, самый ли сейчас удобный момент сообщать, что я привыкла к хорошему кофе и, если меня его лишают, становлюсь просто невыносимой?

– Я тоже.

– Что же нам делать? – спросила Роз, решительно, хоть и морщась, расправляясь со своим кофе.

– Думаю, ждать.

– Сколько примерно?

– Возможно, лет двадцать.

– Могли бы тогда снабдить нас колодой карт. Иначе я буду жаловаться в ООН.

Он хмыкнул. Жизнь продолжается. Они стали ждать.

Скажи кто-нибудь Роз, что она будет делиться историей своей жизни с человеком, которого знает не больше месяца, она бы не поверила. Она не экстраверт. Вышла замуж за Макса, но даже ему не всегда удавалось пробиться через ее защитную оболочку. И вот она сидит тут, выдавая подробную информацию, словно ничего тут такого нет. Почему? Возможно, потому, что Ник особо не интересуется ею. Просто слушает со скуки – ведь больше заняться нечем.

– Ты играешь в теннис?

– Нет, мне нравится хоккей. Играю плохо – я ведь не пробовала даже до приезда в Англию, но все равно мне нравится. И до сих пор играю. То есть до последней недели.

– Нападающим?

– Полузащитником по большей части. А ты?

– С правого края. Левый удар у меня сильнее. Будь у нас пара клюшек, мы бы сыграли.

– Если нас долго тут будут держать, мы разберем кровать и возьмем доски. Отложим матч до завтра. Как насчет мороженого? Какое у тебя любимое?

– Шоколадное.

– С кокосовой стружкой?

– Фу, нет. Чисто шоколадное, без примесей, портящих вкус.

– Ага, – неожиданно она ощутила голод. – Как думаешь, скоро обед?

– Думаю, наши шансы на мороженое минимальны. А плавание?

– Пять взмахов рук – и тону. Никогда тут не было приличного бассейна. Может, сейчас построили. Будем надеяться. А ты?

– За коттеджем моей приемной матери был пруд. Нам всем полагалось научиться его переплывать, прежде чем Руби позволяла гулять без нее.

– Руби тебя учила?

– Руби всему меня учила.

– Повезло тебе.

– Что у меня приемная мать?

– Я… Извини. Глупое замечание.

– Ничего. Но ты… когда мы переселимся в роскошный дворец с грандиозным бассейном…

– …то купим мне надувной жилет и выгоним всех фотографов. Ник, что, по-твоему, происходит снаружи?

– Не знаю.

Сразу после завтрака их внимание привлек шум. Вначале он был приглушенным, словно где-то неподалеку шли спортивные соревнования и кричали болельщики. Отдельных голосов не слышалось, только общий гул. Но в последние минуты шум так приблизился, что стали слышны и выкрики.

– Время обеда давно прошло, – нервно сказала Роз. – Может, надо поскандалить с ними?

– Давай не будем. У меня ощущение, что ответственного за обед отвлекли.

Некоторое время они прислушивались. Крики становились громче. Что бы это ни было, оно приближалось.

– Ты любишь петь? – спросил Ник. Роз поразмыслила о пении, но поняла, что звуки снаружи становятся серьезной помехой и уже не дают от них отвлечься. Очень громкие. И определенно рядом.

– Знаешь, если это революция, то старый метод свергнуть монарха – хорошо поработать топором.

– Русские были последними, – ответил он, тоже прислушиваясь. – С тех пор многое изменилось. Достаточно только заглянуть в женские журналы. Сплошь принцы и принцессы, без тронов, но головы у всех в целости и сохранности.

– Ник…

В три больших шага он подошел к ней и обнял.

– Не бойся, мы вдвоем.

С этим надо что-то делать. Он так держит ее… как будто любит.

Она больше не позволит себя окольцевать, яростно воспротивилась Роз мелькнувшей мысли. Никаких эмоций. Хватит.

Но что все же происходит? Революция за дверью их темницы? Что? Может, война началась?

Они сидели, уставившись на закрытую дверь. И вдруг рев раздался прямо за дверью. В замке повернулся ключ.

Дверь открылась, и внутрь ввалилась толпа. Прямо перед ними оказался молодой журналист, бравший у них вчера интервью. Сзади фотографы, поднимающие камеры над головами.

– Пропусти его, – сказал один из мужчин. – У мальчика собака леди.

Репортеры посторонились, в комнату пробрался мальчик. И он держал Хоппи.

– Хоппи! – вскрикнула Роз, бросившись на колени и обнимая его. – О, Хоппи. Я знала – ты придешь меня спасти.

Глава восьмая

О таком дне для свадьбы невеста может только мечтать. Чудесный весенний денек. Горничная раздвинула шторы и обернулась к Роз.

– Счастлива та невеста, которую приветствует солнце.

– Да? – Роз вновь откинулась на подушки и подтащила к себе Хоппи. Оказавшись в столь громадном и подозрительном дворце, Хоппи решил, что хозяйка нуждается в круглосуточной охране.

Особой нужды в ней не было. Бурчание несогласных потонуло в возгласах одобрения. Население пришло к замку выразить свое мнение о происходящем. Сотни превратились в тысячи. Последовал единственный залп над головами, но толпа продолжала расти.

Жак и Джулиана исчезли, вопрос о наследовании еще должен был решиться, но в целом Эрхард оказался прав. Если свадьба состоится, трон перейдет к Роз.

Хорошо ли это? Роз ни в чем не была уверена, Ник тоже, но им ничего не оставалось, как действовать по заранее намеченному плану.

Свадьба. Сегодня.

– Принц Николай позавтракал сегодня пораньше, мэм, – сообщила горничная. – Плохая примета, если жених видит невесту до свадьбы.

Нам плохих примет не надо, подумала Роз. Не сейчас.

Пока все шло нормально. Сегодня Ник на ней женится. Потом выяснится проблема с троном. И затем Ник сможет покинуть ее, вернувшись к своей карьере.

Почему же она не чувствует себя счастливой?

Просто… Перспектива жизни в качестве правительницы страны не представлялась заманчивой. Что она будет делать одна?

– Парикмахер придет через час, – сообщила служанка. – А платье будет готово к двенадцати. Фотографы явятся к двум.

Вот они, проблемы. Стиль жизни принцессы не для нее.

Ничего не делать, как только править.

Без Ника.

Мама была женой принца и этим обрекла себя на изоляцию. К чему она себя приговаривает?

– Я хочу быть себе хозяйкой, – сказала она Хоппи, когда горничная вышла. Хоппи бросил на нее загадочный взгляд, спрыгнул с постели и потрусил к двери из спальни. Они были здесь всего неделю, но Хоппи уже выучил и одобрил сложившееся расписание. Завтрак с Ником. Пара часов в кабинете, возня с бумагами, в которых Ник понимал куда больше нее. Но его скоро не будет тут, чтобы ей помочь. Потом обычно прогулка по лесу. С Ником. Плавание с Ником… Да, как только старый принц выпустил из рук бразды правления, его сын построил бассейн. Шикарный, как и ожидалось. Ник ее учил, и она уже плавала по-собачьи.

Пикники.

Затем ужин и долгие разговоры заполночь. А после – одинокая постель.

Он станет твоим мужем. Робкий внутренний голос твердил это снова и снова. Ничего страшного не произойдет, если…

Но страшное как раз и произойдёт.

– Я сумею стать счастливой и без своего принца, – объяснила Роз собаке. – И последний шаг к счастливому будущему – выйти замуж.

Так сделаем его.

Ник стоял один в приделе дворцовой часовни. Никакими архитектурными излишествами часовня не отличалась. Строили ее с другой целью – она должна была стать убежищем людям, стремящимся получить утешение от мирских бед. Часовня казалась совсем, крохотной. Особенно битком наполненная многочисленными сановниками. И с телевизионными камерами, смотрящими из каждого угла.

Роз вошла в церковь – и остановилась на пороге.

До сих пор происходящее казалось сном. Побегом. Она убегала от ситуации, представлявшей для нее нешуточную угрозу. С того момента, как она вошла в ресторан пять недель назад, события развивались с невероятной быстротой, не давая остановиться и задуматься. Организационные проблемы. Хаос прибытия сюда. Суматоха' подготовки в свадьбе.

Одно платье чего стоило! Королевские портные несколько часов возились с фамильным подвенечным нарядом, подгоняя его точно по фигуре. Публика желала пышной свадьбы. Разодетой невесты. Ей снова и снова повторяли это, не успев извлечь их с Ником из подземной тюрьмы.

– Новости о вашем появлении взбудоражили всю страну. Смена правителя без кровопролития – о, моя дорогая, как чудесно. Вы и принц Николай… Какая романтическая, пара.

Роз пыталась не обращать внимания на комментарии, исходящие от главного портного. По всей видимости, большинство населения разделяло его мнение. Но сейчас, когда орган выдал первые аккорды свадебного марша, она застыла.

Что она делает?

Последний раз такую музыку Роз слышала в маленькой церквушке в Йоркшире, где ее ждал Макс.

Теперь ее ждет Ник. А ловушка прежняя.

Она уже раскрылась, чтобы поймать свою жертву. Роз охватила паника. Ноги отказывались повиноваться.

Ник был на другом конце прохода. Она видела его как сквозь дымку, он слишком далеко, чтобы заметить ее ужас, прийти на помощь.

Со скамьи рядом с дверью поднялся старик. Тронул ее за руку, и она повернулась к нему.

Эрхард.

Целых пять недель они не виделись. Ей сказали, что он выздоравливает после болезни. Он сделал пару организационных звонков, но оставался на расстоянии. Они с Ником беспокоились, но Эрхард отказывался встречаться с ними. Просто чудо, что сегодня он здесь. Он немного усох, но в целом выглядел неплохо. В полной военной форме. Всюду кисточки и шитье. С саблей. И улыбался.

– Николай не то же самое, что Макс, – негромко произнес он и пожал ей локоть с удивительной силой. – Ты сама знаешь.

Она внимательно посмотрела ему в лицо. Как он узнал?

– Он ждет тебя.

Она повернулась к Нику. Паника отступила.

Ник казался встревоженным. Он стоял спокойно, но брови были сдвинуты.

Выглядел он замечательно. В такой же военной форме, что и Эрхард, – темно-синей, украшенной красным и золотым шитьем, с золотым кушаком и при сабле.

Николай де Монтезье. Принц, вернувшийся домой. Внешность его вполне соответствовала статусу.

Вся часовня ждала, пока она решится подойти к нему. Давление Эрхарда не было настойчивым – он тоже ждал. Давая ей время.

Ник вдруг улыбнулся. Наклонился и поднял что-то с пола.

Хоппи.

Она оставила Хоппи на попечение одного из садовников. Маленькая собачка успела перезнакомиться и подружиться со всеми, дав Нику возможность высказать предположение – мол, восстание возникло потому, что Жак пнул Хоппи. Маленькая деталь, но камеры ее зафиксировали и представили перед широкой публикой. Поэтому Хоппи пользовался бешеным успехом.

Роз предположила, что собаке не место на такой официальной церемонии. Очевидно, у Хоппи был свой взгляд на вещи.

Ник погладил Хоппи, потом опустил вниз. Выглядел пес почти по-королевски. На груди у него красовалась сине-золотая лента, практически совпадающая с такой же на груди у Ника.

– Иди к Роз, – приказал Ник. Хоппи увидел ее платье. Узнал в этом ворохе кружев и лент свою хозяйку. Радостно вильнул хвостом и поспешил по проходу ей навстречу.

Роз, усмехнувшись, наклонилась к нему. Хоппи мигом оказался у нее на руках, изо всех сил выражая полное удовлетворение. Она посмотрела на Ника. Тот улыбался.

И внезапно происходящее стало совершенно не похоже на венчание с Максом. Она отчетливо вспомнила его. Маленькая церковь в Йоркшире. Макс, тонкий и растерянный. Его родители, сидящие рядом с ним, беспокоящиеся, чтобы все прошло, как следует.

Гости невесты сидели слева, жениха – справа. Так положено, и мать Макса строго контролировала соблюдение порядка.

– Вы друг Макса? – спрашивал привратник по ее указанию, и если человек говорил «да», несмотря на то, что они с Максом имели много общих друзей, его направляли направо.

Поэтому, когда она вошла в церковь, по левую сторону сидели всего трое, не обративших внимания на требование свекрови и севших не туда, куда было велено.

Это была свадьба Макса. К Роз она отношения не имела.

Сегодня обе стороны церкви были заняты, пусть даже совершенно незнакомыми людьми. Эрхард стоял рядом с ней, спокойно улыбаясь. Хоппи пытался лизнуть в лицо.

Ник улыбался ей.

Это была ее жизнь. Тут никто не пытался тянуть за невидимые ниточки. Не было золотой сети, готовой ее поймать и удерживать, как удерживала ее мать. Ник делал это, чтобы освободить родную страну. Конечно, он целовал, и обнимал ее, и был ее опорой все последние дни, но никаких условий не выставлял.

Она может выйти за него замуж, а потом он уйдет и оставит ее свободной.

Он с надеждой смотрел на нее. Вся церковь смотрела с надеждой. Что же она делает? Собирается передумать перед лицом всей мировой прессы? Будь здесь Жак с Джулианой, они прыгали бы от восторга. Или всенародно объявили бы: смотрите, она сомневается.

Сомневалась она только относительно необходимости бракосочетания.

– Ты готова идти? – прошептал Эрхард, и Роз сумела улыбнуться.

– Пусть жених поволнуется, – попыталась пошутить она. Эрхард переглянулся через проход с Ником, и она легко сумела распознать смысл их взглядов: женщины – мы их не понимаем, но все равно любим.

– Это не настоящая свадьба, – прошептала Роз, беря Эрхарда под руку. – Я смогу.

Это была не настоящая свадьба. Беда в том, что по ощущениям она становилась все больше похожа на настоящую. Они стояли рядом, и Ник произносил слова обета, удивляясь искренности своих чувств.

Берешь ли ты эту женщину?..

Роз прекрасна. Не только сейчас, когда от ее красоты перехватывает дыхание. Она была удивительно красива и тогда, в ресторане, когда он впервые ее увидел. Сейчас. же он знал, какая прекрасная душа у Роз, и это тоже его завораживало. – Я, Роз-Анитра, беру тебя, Николай-Жульничество. Сплошное притворство. Пока смерть нас не разлучит. Нет, только до развода. Но сейчас поверить этому невозможно, и он позволил себе какое-то время не верить.

Забыть о необходимости сдерживаться, о контроле над собой.

Взять Роз за руку и удерживать рядом. Эрхард смотрел сбоку. Хоппи – снизу. А он произносил нужные слова:

– Я, Николай, беру тебя, Роз-Анитра… Отрекаюсь от других, обращаюсь сердцем лишь к тебе… Пока мы живы…

Не имеет значения, с триумфом думал Ник, нежно целуя ее в губы перед громадным собранием. Не имеет значения, что уже сказано и что планируется на ближайшее будущее.

Ситуация изменилась.

Он, Николай де Монтезье, стал женатым человеком.

Формальности утомили их невероятно. Подписи, подписи и снова подписи, тем более что Ник твердо следовал правилу ничего не подписывать без тщательной проверки документа. Потом фотографирование, и опять же фотографирование. Потом…

Празднество.

Танцы на громадной лужайке перед дворцом. По предложению Эрхарда, сделанному по телефону, в список приглашенных включили представителей изо всех уголков страны. Празднование во дворце дублировалось многочисленными празднествами по всей Альп-де-Монтезье. Местные жители, смотрели телевизор, поднимали тосты за жениха и невесту и позволяли себе надеяться. Казалось, что страна достигла некой поворотной точки.

Когда поздний вечер плавно перетек в раннее утро, а Роз уже изнемогала от усталости, ища опоры в поддерживающих ее руках мужа, жениха и невесту проводили в замок, сопровождая приветственными воплями каждый шаг их пути.

Ник и Роз остались наедине. Даже Хоппи удалился на покой раньше их, найдя пристанище у собак, живущих при кухне. Завтра он успеет заявить свои права на Роз, надо же и собаке когда-то отдохнуть.

Поэтому Ник и Роз были предоставлены друг другу. На первой ступеньке она споткнулась, наступив на свой шлейф, и он внезапно подхватил ее на руки: и понес. Роз пыталась протестовать, но ее голос заглушили восторженные крики собравшихся.

– Попрощайся с нашими друзьями, – вкрадчиво предложил ей Ник, оглядываясь через плечо на оставшихся позади гостей. – Помаши.

Она была слишком ошеломлена, чтобы сопротивляться, И помахала.

Ник хмыкнул и толкнул плечом дверь ближайшей спальни.

Своей.

Дверь за ними захлопнулась с решительным «бум».

Еще один взрыв восторгов, пришедшийся весьма кстати, поскольку почти заглушил возмущенный вопль:

– Поставь меня на пол! Немедленно!

Он поставил ее на пол. Осторожность не повредит, когда ты уверен, что женился, но пока не знаешь, согласна ли с этим твоя жена. Выходит, у нее под ногами земля не качается.

– Думаю, раздельные спальни на сегодня одобрены не будут.

– Кем?

– Теми, кто собрался внизу. Обе наши двери хорошо проглядываются из холла.

– Дождемся, пока гости уйдут, и спокойно разойдемся.

– Ладно, – согласился Ник с прежней осторожностью. – Знаешь, выглядишь ты замечательно.

– Ты сам шикарно смотришься, – сделала она ответный комплимент. – Золотые кисточки и сабля. Bay.

– Она мне весь бок отбила, – пожаловался он и подумал: будь здесь его сводные братья, они б его насмерть задразнили этой саблей. Но Блэйку и другим дали твердые инструкции не приезжать. Венчание-то – шутовское.

О семье можно подумать попозже. А пока следует умиротворить новообретенную жену – она всем своим видом показывает желание отступить в собственные апартаменты.

– Мне надо идти. Даже если меня увидят.

– Довольно странное выйдет зрелище – невеста, запирающаяся в своей комнате.

Роз помрачнела.

– Свадьба вышла чудесная, – сказал он, попытавшись завязать беседу.

– Да.

– Не надо так смотреть на меня, – вздохнул он. – Я не собираюсь на тебя набрасываться.

– Да уж, постарайся.

– С чего ты решила, что у меня может появиться такое желание?

Подозрительность на ее лице сменилась смущением.

– У тебя нет такого желания?

– Если ты не хочешь.

– Я не хочу.

– Даже совсем чуть-чуть? – поинтересовался Ник, и она едва не задохнулась.

– Нет. Я…

– Я только подумал, – с невинным видом продолжил Ник, – ты так долго была вдовой, и есть некоторые вещи… Тебе разве не нужен секс?

– Это тебя не касается.

– Нет, но, по мне, секс – это здорово, – откровенно признался он, думая… почему нет? Она великолепна. И его жена. – Страшно представить, что моя жена будет лишена радостей секса.

Она вновь едва не задохнулась и отступила на два шага назад.

– Не смей.

– Ты действительно не хочешь…

– Этот брак – по расчету.

– Так и есть. Но я подумал, что ты очень красива и сама призналась, что находишь меня привлекательным…

– Только шитье на твоем мундире, – глотая воздух, выдавила Роз.

– Хочешь посмотреть на меня без мундира? – спросил он и начал расстегивать пуговицы.

Она взвизгнула. Его руки замерли.

– Ты не хочешь, чтобы я раздевался?

– Нет. Нет!

– Тогда этот брак останется не консумированным.

– Да, – неуверенно заявила она. Глаза ее уклонялись от его взгляда.

– Роз-Анитра…

– Да?

– Я говорил, что у тебя красивое имя?

– Роз.

– Но ты не англичанка. Ты принцесса Альп-де-Монтезье. И моя жена.

– У тебя нет никаких прав.

– Знаю. Я не прошу тебя делать ничего такого, что тебе не хочется. Но если ты вдруг захочешь…

– Я не хочу.

– Нет так нет.

Он кивнул. Комната была чудовищных размеров. По правде сказать, это была не комната, а отдельные апартаменты, гостиная с примыкающей к ней спальней. Впервые попав сюда, он был смущен. Хозяин замка всегда пользуется этими комнатами, сказали ему. Оставалось примириться. Но все же было в этих покоях нечто чрезмерное.

Громадная кровать под малиновым балдахином, шитым золотом. Золотые кисти, раз в сто больше украшающих его китель. Мебель с позолотой. Пара львов по обеим сторонам пылающего камина.

– Наверное, твои пациенты в Йоркшире тебя теперь не признают, – мягко заметил Ник.

Роз подняла голову, улыбнулась.

– Нет.

– Твои родственники по мужу не приехали на свадьбу?

– А ты как думаешь? – с горечью спросила она. – Я их звала, но они отказались. Я ведь их предала.

– Как ты их предала?

– Бросила Макса.

– Макс умер, – нахмурился Ник. – Два года назад.

– Я не стала вынашивать его ребенка.

– Ясно. – На самом деле ему ничего ясно не было. – И потому ты не хочешь спать со мной?

– Я не люблю тебя.

– Нет, но если б любила? – рискнул спросить он. Вопрос, внезапно ставший очень важным. Она так прелестна. Его невеста.

Платье Роз было фамильным достоянием. Экономка извлекла его откуда-то в тот же день, как они с Ником утвердились во дворце.

– Мы прятали его, – сообщила она, показывая платье Роз. – Прятали от вашей сестры, потому что она не была истинной наследницей.

Платью было лет сто, а то и больше. Облегающий лиф и пышная юбка, белый шелк с вышивкой золотом, золотистая нижняя юбка – любой счел бы его пригодным для повторного венчания вдовы.

– Я не могу тебя любить. Любить и быть свободной.

– Я не стану привязывать тебя к себе.

Ее брови сошлись к переносице.

– Это звучит почти как предложение.

– Нет, я просто подумал… – замялся Ник, сам не зная, что он подумал. Просто она здесь, такая очаровательная, даже с бровями, сошедшимися в одну линию. И он принес эти обеты, которые почему-то уже не казались такими уж глупыми. Или ужасными.

Но она испугалась. Отступила на шаг.

– Ник, мы не должны заходить слишком далеко.

– Нет.

– Я могу забеременеть.

Да?

– Такое может случиться, – заметил он. – Но когда-то, в отдаленном прошлом, мне приходилось слышать, что есть способы это предотвратить.

– Самая лучшая контрацепция – кирпичная стена.

– Ты случайно не сговорилась с моей приемной матерью? – пошутил он, но она не засмеялась.

– Я не могу позволить себе ребенка.

Он нахмурился. До сих пор разговор не выходил за рамки легкомысленного обмена мнениями. Шутками даже. Нет, она не желает ложиться с ним с постель, а принуждать ее он не собирается. Но немного поболтать о том о сем совсем неплохо после напряженного дня, и если в результате дойдет до чего-нибудь еще…

Ник бы не возражал. Чем больше он смотрел на Роз, тем желаннее она казалась. Сегодня у него было такое ощущение, что они попали в сказку. Так почему не плыть по течению? Какой тут вред?

Но сейчас в ее тоне легкомыслия не было и в помине. Я не могу позволить себе ребенка.

– Что-то не так? – ее хмурое лицо его тревожило.

– Все в порядке.

– Но у тебя не может быть детей?

– Я – нет.

– Вы с Максом пытались?

– Нет!

– О, – сказал он. – Знаешь, есть кое-что, о чем мы не подумали.

– О чем?

– О наследнике.

– Зачем нам думать о наследнике?

– Если ты умрешь, трон унаследует Джулиана.

– Эрхард сказал, что мы сделаем все нужные изменения. Долговременные изменения. Эта страна никогда больше не будет зависеть от суверена.

– Нет, конечно, – с сомнением ответил Ник.

– Не смей заявлять мне, что мой долг – завести ребенка, – взорвалась вдруг Роз с поразившей его яростью.

– Эй, – он шутливо поднял руки вверх. – Я не смею.

– Ты подразумевал это.

– Я только сказал, что было бы забавно поучиться тому, как не надо заводить детей.

– Ник, кончай.

– С детьми я определенно заканчиваю. Я сам их не хочу, и если ты их заводить не собираешься, то…

– Дискуссия окончена.

– Ладно, – ответил он и вытащил свою саблю.

– Что ты собираешься делать? – нервно спросила она.

– Эй, Роз, я не собираюсь изнасиловать тебя под угрозой сабли. Просто подумал, может, повесить ее у двери. Мне пришло в голову, что раз я обещал своей невесте не принуждать ее силой, то мне лучше разоружиться.

– Все твое оружие.

– У меня только сабля.

– И улыбаться прекрати, – сказала Роз, и Ник, сделав каменное лицо, аккуратно повесил саблю и повернулся к Роз.

– Неужели моя улыбка делает с тобой то же самое, что твоя – со мной?

– Я – что?

– Вот в чем корень зла. Мы его отыскали. Ты выглядишь очаровательно, когда смеешься. И когда сердишься. И пугаешься. Ты знаешь это?' Любое выражение твоего лица рождает у меня желание целовать тебя до бесчувствия.

– Это… какая-то ерунда, – промямлила Роз.

– Действительно. Но будь я проклят, если знаю, что тут можно поделать.

– Уверена, мне уже можно идти в свою комнату.

– Прислушайся. – Снизу раздавались смех, говор множества голосов. – Зачем мы приглашали так много народу?

– Они скоро уйдут. Я могу прокрасться…

– О, несомненно. Открыть дверь очень, очень тихо, проверить каждый дюйм коридорного пространства – нет ли кого. Опуститься на четвереньки, чтобы не высовываться за балюстраду. Медленно проползти вперед, надеясь, что никто не выглянет. Да, можно тебе напомнить, что некоторых гостей поселили на нашем этаже? Иностранные сановники разные. Любой из них может случайно выглянуть и наткнуться на невесту, ползущую в свою спальню. Вид будет потрясающий.

– Наверное, – согласилась она и улыбнулась. Проклятие, снова эта улыбка. – Так что нам делать?

– Почитать, – предложил Ник. – У меня где-то завалялись кое-какие документы.

– Поспать, по-моему, идея получше. Я совершенно без сил.

– Я тоже. – Он с надеждой взглянул через дверь на широченную кровать.

– Ты ложись в постель, – сказала она. – А я посплю на диване.

Диван был большущий. И выглядел очень, очень удобным. Ник посмотрел на него, вздохнул и понял, в чем его долг.

– Я порядочный человек.

– И что?

– Следовательно, ты ложишься на кровать, а я на диван.

– Но…

– Ничего не говори. Я знаю. Героизм у меня в крови. Просто перебрось мне подушки и пару одеял, и я буду тут страдать в одиночестве, пока ты занимаешь мое законное место принца.

Она фыркнула.

И на том спасибо. Он сумел рассмешить ее. Есть в ней что-то, что он никак не поймет. Ему отчаянно хотелось целовать ее, подобраться к ней поближе, попробовать, нельзя ли продвинуть отношения чуть дальше. Он всегда был противником брака – вообще прочных отношений, – но Роз медленно забирала над ним необъяснимую власть.

Он пытался обольстить ее сегодня и потерпел неудачу. Но не чувствовал себя уязвленным, а только хотел знать – почему? Не для себя, для нее. И радовался, что сумел ее рассмешить.

И с вопросом о детях тоже что-то неладно. Там тоже следует разобраться. Но пока Ник мог лишь наслаждаться весельем, сверкающим в ее глазах.

– Спокойной ночи, женушка, – он притянул ее к себе и чмокнул в нос. Одному богу известно, как сложно на том и закончить, но он сумел. – Сладких снов. Спи на своем королевском ложе, пока твой верный рыцарь сторожит твой сон.

– Мой верный рыцарь?

– По-моему, звучит очень трогательно. Это означает, что я буду спать в обнимку с моей саблей.

Хотя куда с большим удовольствием спал бы со своей дамой, добавил он про себя. Ему хотелось, чтобы смех остался в ее глазах.

Хотелось, чтобы его дама улыбалась.

Глава девятая

Роз лежала в слишком большой кровати, одетая в мягкую сорочку, которая сегодня днем выполняла роль нижнего белья. Пуховое одеяло казалось таким роскошным – куда там грубым одеялам, привычным по Йоркширу.

Она замужем. Второй раз замужем, напомнила себе Роз. Снова она повторяла те же обеты, что и тогда. Но не так. Сегодня она лгала.

Она лежала в громадной постели Ника и чувствовала себя очень маленькой. И потерянной.

Одинокой.

Хоппи остался внизу, в кухне. Надо бы пойти отыскать его.

Здорово – невеста, шлепающая босиком по коридорам с криком: Хоппи, Хоппи, Хоппи…

Сгодится для газетных заголовков.

А на что она рассчитывала? Заключение этого брака касалось не только их двоих. Всей страны. Ей хотелось свободы, по какой же дурацкой причине она решила, что обретет свободу, став принцессой и невестой принца?

А уступи она Нику, неприкрытому желанию, сверкавшему в его глазах… Где была бы ее свобода?

Ник так близко от нее, в нескольких шагах. Спит. Она надеялась, что он спит. Мысль о его возможном бодрствовании – по ее примеру – была почти невыносима.

Ей хотелось позвать его, но она сдержалась.

Надо подумать о чем-нибудь другом. Обо всем хорошем, что она может тут сделать. Эрхард был с ними сегодня, вид у него довольный, хотя и очень болезненный. «Я горжусь тобой», – сказал он ей. По какой-то странной причине он казался почти родным человеком. Эрхард знал ее мать. И саму Роз, когда она была ребенком. Он – связующее звено с прошлым.

А Джулианы сегодня нигде не было.

Роз это беспокоило. Пора бы ей смириться с утратой сестры, но все никак не получается. Больше всего ее тревожило, что Джулиана относится к ней как к врагу.

Мысли не давали ей лежать спокойно, хотелось… скажем, выйти в другую комнату и сказать Нику: «Подвинься, я лягу с тобой».

Она не станет. Как можно?

Секс – это было бы здорово.

Откуда такие безответственные мысли? Впрочем, не столь уж они плохи, вынуждена была признать Роз, тоскливо пялясь в темноту. Она замужем. Да, секс с Ником – это было бы более чем здорово. Но…

Единственная надежная контрацепция – кирпичная стена.

Или кровать и диван в разных комнатах.

Она снова вздохнула, перевернулась на другой бок и зарылась лицом в подушки.

Новобрачная в свою свадебную ночь. Даже собаки нет, чтобы составить ей компанию.

* * *

Ник в принципе спал мало – четыре-пять часов ему было вполне достаточно, а сегодня сон и вовсе к нему не шел. Поэтому он лишь лежал с закрытыми глазами, когда дверь открылась.

Дремал, позволяя мыслям обращаться на то, на что им хотелось. А обращаться хотелось им к Роз. Поэтому вначале он решил, что ему это снится.

Диван находился в дальней части гостиной, напротив камина. Камин почти прогорел, лишь иногда в нем вспыхивали последние угольки. Ник скорее почувствовал, чем услышал звук открываемой двери, слабое поскрипывание петель было почти неуловимо.

Роз, должно быть, встала и бродит по комнатам. Но почему? Прошла она мимо него? Может, идет поискать свою собаку? Или уже возвращается к себе в спальню?

Но дверь закрылась, а тот, кто прошел через нее, остался. И все еще был в комнате. Вот прошел мимо него – шаги столь легки, что, не прислушиваясь, не услышишь.

Не Роз. Ник знал это теперь совершенно точно, руководствуясь не логикой, а инстинктом. Будь это Роз, которая вышла за собакой, он услышал бы ее, у нее не было причин красться по-воровски. Она достаточно его знает, чтобы не ожидать от него нападения.

Но если не Роз, то кто?

Диван, на котором он лежал, был древним, туго набитым пухом. Никаких современных пружин, которые могли бы выдать его своим скрипом. Дюйм за дюймом он переместился из полосы света, отбрасываемой на него догорающим пламенем камина.

Один из сводных братьев Ника, Сэм, служил в десантных войсках. Еще мальчишкой Сэм бредил комиксами о войнах, фильмами о Джеймсе Бонде, супергероями. Подростком он перешел к вполне серьезному изучению боевых искусств.

Лишних денег у Руби никогда не водилось. Мальчики должны были сами занимать себя, но когда поблизости был Сэм, никаких проблем не возникало. Он организовывал братьев в отряд искателей приключений или отважных воинов всякий раз, как удавалось отвлечь их от крикета и футбола.

Инструкции Сэма теперь пригодились: никогда не оказывайся между врагом и источником света. Никогда не двигайся, пока точно не знаешь, что хочешь сделать.

Мальчишеские фантазии, внезапно приобретающие серьезность, оказывающиеся руководством к действию.

Кто бы ни был в комнате, он почти добрался до спальни. Один человек, подумал Ник, один человек, стоящий сейчас к нему спиной. Медленно открывающий дверь спальни. Черт, ему нужно оружие.

Кочерга. Соскользнув с дивана, Ник потянулся вперед, и холодная сталь массивной кочерги бесшумно легла ему в руку. Он откинулся назад, съежившись рядом с диваном, ожидая.

Сердце, по ощущениям, совсем перестало биться. Сэм, где тебя черти носят?

Дверь уже полностью открыта. Лунный свет заливает спальню. Занавески на окне были задернуты, но Роз, должно быть, приоткрыла одну из них. В проеме двери Ник видел теперь четкий силуэт человека. Высокого, худого и целиком в черном. Одна рука на ручке двери.

А другая… Другая поднимает пистолет. После Ник не мог вспомнить, как двигался. Рука пришельца поднималась, он вошел в спальню, сосредоточившись на своей цели.

Кочерга Ника обрушилась на него со всей силой, которую он сумел вложить в свой удар.

Должно быть, его противник услышал шум, потому что рванулся в сторону и удар пришелся не по голове, как намечалось, а по предплечью. Пистолет вывалился у него из руки, отлетев в сторону.

Ник навалился на пришельца, разом вспомнив все свое умение, полученное в боях с братьями. Руби ненавидела их драки, но все они успели хлебнуть лиха и знали, как устроен мир. Каждый из мальчиков Руби на своей шкуре успел понять, что нельзя зависеть от других, надо уметь защитить себя.

Человек извернулся и ударил его в ответ. Ник был слишком близко от него, чтобы как следует размахнуться кочергой. Оставалось рассчитывать на кулаки.

– Роз! – заорал Ник, нанося удары один за другим. – Возьми пистолет!

– А? – Роз в две секунды очнулась от сна. – Пистолет? – недоумевающее переспросила она.

– Под кроватью, с твоей стороны! – крикнул Пик, пытаясь удержать соперника. Если тот владеет какими-нибудь приемами борьбы, дело плохо. Ник был юристом. Да, драться он учился, но на практике свое умение не применял уже много лет. Он не давал противнику возможности опомниться, возя его по стене, нанося удар за ударом.

– Одно движение, и я стреляю, – чистый голос Роз прорезал темноту. Щелкнул выключатель ночника.

Должно быть, ее воспитывали в той же школе, что и его, с уважением подумал Ник, потому что она поставила лампу впереди себя, укрывшись в тени.

Во всяком случае, он видел достаточно, чтобы знать: пистолет у нее.

Он дернулся назад, что было ошибкой. Незнакомец наклонился, в руке его что-то блеснуло. Нож…

Пистолет выстрелил. Жуткий, разрывающий ночную тишину звук. Все на мгновение замерли. Черная фигура накренилась, ухватилась рукой за плечо. Нож упал на пол.

– Я снова буду стрелять, – сказала Роз без всякого выражения. – Советую вам не двигаться.

Незнакомец замер. И Ник тоже. Все походило на ночной кошмар. На игру с братьями. Но это был не сон. Ник совершенно проснулся и чувствовал слабость в коленях.

Черт, она выстрелила в человека…

– К стене, – сказала Роз тем же холодным, мертвым голосом, потом легко спрыгнула с постели и зажгла верхний свет. Ник ухватился за шнурок звонка и дернул его что есть мочи.

Звонок отозвался оглушительной трелью. Ничего мягкого и мелодичного. Старый принц, звоня, желал поставить о том в известность весь замок. Человек в черном сделал непроизвольное движение к двери.

– Стоять, – тут же среагировала Роз. – Я буду стрелять.

– Роз…

– Отойди от него, – велела Роз.

Он не верил своим глазам. В одной сорочке, босая, с волосами, взлохмаченными со сна, ужасно бледная, она обеими руками держала пистолет, направленный на незваного гостя.

Тот замер. Хотя что ему оставалось? Он был молод, худ, лицо прикрывала маска. Одной своей рукой он поддерживал другую, из которой на пол сочилась кровь.

Потом стали появляться люди. Пожилой лакей. Пара сановников в ночном белье. И сзади них наконец-то сотрудник дворцовой охраны. Тот пробрался между остальными и удивленно уставился на открывшуюся ему сцену.

– Он пришел убить нас, – сказал Ник.

Роз не двигалась. Она все еще держала человека в черном под прицелом.

– Могу я опустить пистолет? – прошептала она.

– Вначале надо подыскать ему замену, – Ник выжидающе посмотрел на охранника. Тот спохватился, оторвал завороженный взгляд от Роз и начал действовать.

Следующий час прошел как в тумане.

Нападавшему скрутили руки. Ник позвонил Эрхарду. Этой ночью старик ночевал в замке. Нику не хотелось его тревожить, но в свете произошедших событий другого выхода он не видел. Ему нужен был кто-нибудь, кому он мог доверять.

Эрхард прибыл в халате и шлепанцах, бледный, старый и замученный до крайности, – но не утративший достоинства.

– Мне так жаль, – бросился он к Роз. – Я никогда не стал бы к тебе обращаться, если бы мог подумать…

– Все нормально, – отозвалась Роз, но осталась стоять там же, где стояла. То есть тесно прижавшись к Нику. С момента, как он осторожно вынул пистолет у нее из рук, она начала дрожать и никак не могла успокоиться. Ник предложил уложить ее в постель, вызвать доктора, чтобы дал ей успокоительное, но она гневно взглянула на него и сразу перестала дрожать.

– Кто-то пытался меня застрелить, а я теперь приму снотворное и спокойно лягу спать, не узнав, что к чему? Похоже, все вокруг сошли с ума. – Ник прижал ее к себе, и она немного успокоилась. – У меня есть муж, – заявила она с достоинством. – Я лягу, когда ляжет он, и ни секундой раньше.

Собравшаяся аудитория с почтением ей внимала, поскольку зевак скапливалось все больше. Гости, занимавшие близлежащие спальни, весь обслуживающий персонал – все находили какой-нибудь предлог для своего присутствия тут. Все хотели видеть, что происходит.

Особых событий больше не было. Охранники ждали, пока Эрхард сочтет нужным разобраться с пленником.

– Этим людям можно доверять, – сказал Эрхард Нику, кивая на четверых из службы безопасности. – Каждого я знаю. Хотя не пойму, как…

– У одной из стен замка не так давно поднялся шум, – сказал один из них. Виду него был потрясенный и извиняющийся одновременно. – Группа молодежи пыталась пробиться на охраняемую территорию. Она были пьяны, дерзки по молодости. Мы все на какое-то время отвлеклись. – Он поколебался. – Здесь так долго жил только старый принц. Замком никто не интересовался. Мои люди расслабились.

– В прошлом не было большой потребности в службе безопасности, – мрачно сказал Эрхард. – Теперь она появилась. Какова вероятность, что той группе молодых людей заплатили, чтобы они пошумели?

– Я выясню, – не менее мрачно ответил офицер. Он посмотрел на человека, которого держали его подчиненные. Пуля Роз лишь рассекла ему кожу. Один из официантов наложил ему повязку. – Мы разберемся, кто он.

– И кто ему платит, – добавил Эрхард. – Можете вы сегодня утроить свой состав, привлечь только проверенных людей? Я хочу, чтобы вы расставили людей снаружи и в коридорах. – Потом он повернулся к Роз. – Мне так жаль, – повторил он снова. – Мы не были готовы. Теперь ты в безопасности.

– У меня есть Ник, – снова ответила она.

– Да. – Старик встретился глазами с Ником. – Если б не ты…

– Стреляла Роз.

– Спасибо вам обоим. Мои два… – поколебался Эрхард и решил не продолжать. – Мы убережем вас. – Он повернулся, жестом велев охране и задержанному следовать за ним.

Из ниоткуда появились еще двое охранников и проводили их в кухню.

Там они нашли Хоппи. Стража с почтительного расстояния наблюдала, как они вновь поднимаются наверх.

– Не в твою комнату, – настойчиво сказала Роз, прижимая Хоппи к себе.

Ник кивнул.

– Конечно, солнышко, – ответил он. Должно быть, там все еще кровь на полу. – Я провожу тебя до твоей двери.

– Нет… – Она издала глубокий, прерывистый вздох. – Я имею в виду: мы оба не в твою спальню. Может, ты зайдешь ко мне?

Телохранители у них за спиной остановились в ожидании. Может, они не понимают по-английски, с надеждой подумал Ник.

– Конечно, – ответил он. Вполне понятно, что ей не хочется оставаться в спальне одной. Почему же тогда так дрогнуло сердце?

– Спасибо, – просто сказала она. Оба не произнесли больше ни слова, пока закрывали за собой дверь. На ключ и на засовы.

Роз поставила Хоппи на пол. Хоппи оглянулся на хозяйку, сонно взмахнул хвостом – в самом деле, четыре утра, надо же собаке выспаться. Он прыгнул на большую кровать в соседней комнате, потоптался немного на ней и устроился спать дальше.

– Отличный сторож, – улыбнулся Ник.

– Думаю, до утра мы в безопасности.

– Да.

– Должно быть, это Жак.

– Вероятно.

– И Джулиана. – Роз до сих пор была очень бледна. Одетая в одну сорочку, она дрожала. В комнате было довольно тепло, а огонь в камине ярко пылал, тем не менее дрожь не проходила. – Джулиана – моя сестра, – в расстройстве сказала она. – Я и подумать не могла… Должно быть, она ненавидит меня.

Роз всхлипнула. Ник, мигом оказавшись рядом, прижимал ее к себе, пока она плакала и плакала. Рубашка у него на груди промокла, а она продолжала плакать, всем телом сотрясаясь от рыданий.

Он держал ее, пока она не выплакалась. Наконец она умолкла. Он ощутил, как ослабело ее тело. Роз почти повисла у него на руках. Она была такой, такой…

Какой должна быть его жена. Он поклялся никогда не влюбляться, но все равно влюбился. Если бы сегодня ее убили…

Он нежно поцеловал ее в макушку и, должно быть, сам задрожал, потому что она подняла глаза и какое-то время смотрела на него при свете огня от камина.

– Извини, – заикаясь, произнесла она. – Я не буду больше плакать.

– Я вполне могу это вынести.

– Нет, правда. Не буду. Не знаю, что на меня сегодня нашло.

– Ты стреляла в человека, – произнес Ник мягко. – Как ты смогла… – Он почувствовал, что внутренности у него выворачиваются при мысли о ее поступке. – Как ты смогла? Проснуться, найти пистолет и выстрелить?

– Я ветеринар, – просто ответила она.

– Не думаю, что это все объясняет. – Он притянул ее ближе.

– Я работаю с крупными животными.

– И?

– Мне пришлось научиться обращаться с оружием. Первый раз, когда мое умение пригодилось… это был раненый бык. Я не могла подойти к нему близко, и оставить его так, как есть, было нельзя. Фермер дал мне ружье и ожидал, что я им воспользуюсь.

– Дал тебе ружье? – Что же он был за слизняк?

– Фермеры привязываются к своим животным. Трудно их винить.

– И стрелять пришлось тебе.

– Не в тот раз. Я не смогла. Я… Фермеру пришлось самому. Он сделал два выстрела, сел и заплакал. В тот день я вернулась домой и заявила, что не могу больше этим заниматься. Мой свекор тогда сказал, что на неделю возьмет работу на себя, а я пока пройду курсы владения оружием.

– Ты? – Черт. – А где был Макс?

– Болел. Он был здоров очень недолго.

– И тебе приходилось отстреливать животных?

– Не очень часто. – Но в ее голосе он услышал: слишком часто.

– Но ты сама выбрала уход за крупными животными?

– Поступая учиться, я планировала работать с собаками. Ну, еще с кошками, канарейками и детскими черепашками. Со случаями, когда, чтобы помочь больному животному, силы применять не требуется. – Она приникла к нему так естественно, словно по привычке. – Но семья во мне нуждалась.

– Семья Макса. А теперь твоя семья пытается тебя убить. Сомнительные у тебя родственники.

– Нет. – Как с ним спокойно! – Я выясню. Может, Джулиана ничего не знала?

– Может быть. Может, это один Жак.

– Ты думаешь, нас правда хотели убить?

– Да. – Лгать ей не имело смысла. Человек с пистолетом не колебался, он наводил оружие на спящую фигуру с очевидной целью. В пистолете было шесть пуль. Он пришел убивать. Даже прихватил нож на всякий случай – закончить начатое.

Роз знала это не хуже его.

– Джулиана моя сестра. Моя семья. У меня никого больше нет.

Это невыносимо.

– У тебя есть еще кое-кто. Муж. С сегодняшнего дня, Пора ему о тебе позаботиться.

– Ты здесь всего четыре недели.

– Я останусь, пока буду тебе нужен.

– Я не… не думаю…

– Тебе не надо думать. Отложи мысли на утро, солнышко. Ты совсем выдохлась.

– Да. – Она поколебалась. – На кровати спит Хоппи.

– Точно. Хочешь, я перенесу его на диван?

– Я… нет. Не стоит его беспокоить.

Апартаменты Роз были такими же, как у него. Спальня, смежная с гостиной. Кровать казалась огромной. Слишком большой для одного человека. Там было полно места для Роз, чтобы спать и не потревожить собаку. Но…

– Ник?

– Ммм?

– Ты не хочешь лечь со мной на диване?

Последовала секундная пауза, пока он обдумывал это. Ее сердце билось в унисон с его, и казалось, что так только и должно быть.

Лечь вместе на диване. Спать. При том, как он к ней относится…

– Если мы так поступим, – растерянно сказал Ник, – мы можем просто не…

– Да, – ответила она. Ответ на невысказанный вопрос.

– Да?

– Да, – повторила она опять.

Он отстранил ее на расстояние вытянутой руки, с изумлением разглядывая ее лицо в лунном свете.

– Роз, ты уверена?

– Да.

– Но ты так настаивала на обратном.

– Обстоятельства изменились, – прошептала она. – На сегодня они совсем иные. Сегодня я не хочу быть искательницей приключений. Хочу быть женой.

– Ты и есть моя жена.

– Да.

– И ты уверена?

– Да.

И тогда он поцеловал ее, нежно, ласково. С непроходящим удивлением. Она растаяла под его поцелуем, обвила руками его шею.

– Да. Ник, ты нужен мне. Нужен мне в моей постели. Ты мой муж, Ник, и я хочу быть твоей женой.

И не давая глупым сомнениям снова взять верх над собой, она скинула с себя сорочку. Под ней были только тоненькие трусики. Ничего больше. Не отрывая глаз от его лица, она спустила их вниз, уронила на пол и перешагнула через них.

Оставшись стоять– перед ним величественно обнаженной.

Его жена.

Ее волосы, вобравшие цвет огня, рассыпались по плечам, словно танцуя. Глаза были слишком велики для бледного лица. И она улыбалась, может быть, немного смущенно, словно боясь, что ее дар могут отвергнуть.

Как могла она сомневаться?

Он схватил ее за руки, любуясь ее красотой. Упиваясь предвкушением. Такая женщина захотела его.

Такая женщина стала его женой.

Как мог он предполагать, что никогда не женится? До сих пор он не понимал, что это значит. Брак. Единение мужчины и женщины, ставших одним целым.

Но ему нужна уверенность. Он не может взять ее, пока она не поймет…

– Роз, а как же контрацепция?

– У меня в туалетных принадлежностях есть презервативы, – сказала она, и он чуть не задохнулся.

– Но ты говорила…

– Я знаю, что говорила. Но я приехала сюда выйти замуж за самого сексуального мужчину в мире, и надо быть сумасшедшей, чтобы не предусмотреть разные случайности.

Самый сексуальный мужчина в мире… Это обсудим после.

– Но если будет ребенок?

– Не будет.

– Роз…

– Ладно, может быть. С минимальной вероятностью. Я готова рискнуть.

– Не так давно ты рисковать не собиралась.

– Не так давно я была моложе лет на десять, чем теперь. Ник, ты нужен мне. Ты отказываешься?

Она приподнялась на цыпочки, чтобы поцеловать его. Его руки легли ей на талию, коснулись шелковистой гладкой кожи…

Если она собирается отступить, то ей лучше поторопиться, подумал Ник, пока еще сознавая, как путаются мысли. Он давал ей шанс изменить решение, но человеческое терпение не беспредельно. Если она скажет сейчас «нет»…

Она не сказала. Похоже, у нее не осталось больше сомнений. Этой ночью она была его женой. Этой ночью их обеты будут исполнены.

Недавние ужасы казались сейчас дурным сном. Осталась одна реальность, только эта.

– Ник.

Он нагнулся и поцеловал ее.

В это мгновение ее мир стал иным. Повернулся другой стороной. К Нику. К чуду его присутствия рядом. К любви. Губы Ника накрывали ее губы, и вкус их был чудесным. Его руки обнимали ее за талию. Большие, сильные руки, но исполненные такой нежности, что ей хотелось плакать.

Как давно мужчина не держал ее так. Она любила Макса, но он годами болел, и нежными должны были быть ее прикосновения. Дающей стороной была она.

Но не здесь. Не сейчас. Роз ощущала силу Ника, пока еще сдерживаемую, и тянулась к ней. Но до сих пор даже не отдавала себе отчета, насколько эта сила нужна ей.

В глазах Ника виднелось отражение пламени от камина, и когда он заговорил, голос его был глубоким и охрипшим от желания:

– Роз, это любовь. Я должен сказать…

Она знала, что он хочет сказать. Что брак они заключили по расчету. На месяц. Что он не хочет никаких обязательств и что он порядочный человек.

Слишком порядочный.

– Пусть сегодня это будет любовь, – прошептала она, зная, что он это хочет услышать. Она сама так хотела, разве нет? Завтра будет завтра. – Сегодня – да, я люблю тебя. И хочу, чтобы ты тоже меня любил. Пожалуйста, Ник. Сейчас.

«Сейчас» прозвучало не очень внятно, потому что он снова овладел ее губами. Ее руки пробрались под тонкую ткань его рубашки, поглаживая его, подлаживаясь к нему, приникая к нему. Для Роз, которой так долго приходилось быть сильной, так упоительно было противопоставлять сейчас его силе свою слабость.

Он ее муж. Она имеет полное право требовать, чтобы он взял ее, а он – ожидать ее капитуляции. Ник тихо застонал, и она поняла – он тоже теряет контроль над собой, так же как она.

Он опустил ее на ковер перед камином и сам улегся рядом. Но все еще был одет. Ей хотелось быть ближе к нему. Ощутить его кожу своей кожей. Он с напряженным, выжидательным выражением смотрел на нее, когда ее пальцы расстегивали пуговицы его рубашки. Они лежали лицом к лицу, и его дыхание становилось все чаще по мере ее продвижения вниз. Пуговка за пуговкой. Медленно, но верно. Никакой спешки. У нее есть время, этот человек – ее мужчина.

Рубашка отлетела в сторону, она даже не поняла, как. Ей и не требовалось понимать. Его пальцы перебирали ее волосы, а она целовала его грудь. Пробовала его на вкус, тормошила, снова заставляла стонать. Он был в ее власти. Ее мужчина.

Она хотела заняться брюками, но он остановил ее.

– Я сам могу раздеться, мадам Жена.

– Недостаточно быстро.

Как она могла желать брака, реального лишь на бумаге? Отказывать себе в такой радости? Да, это ненадолго. Ник не хочет постоянной жены, она хочет свободы. Или думает, что хочет. Но все это завтра, а пока – не узнать этого удовольствия, этого чуда, ощущения, что ты – самая желанная в мире и наконец нашла свой дом…

– Где твои чертовы презервативы? – прорычал он, и она близка уже была к тому, чтобы ответить «нет, не ходи», лишь бы не расставаться с ним, лишь бы он не уходил ни на мгновение. Разум возобладал, она сумела прошептать, где их искать, отпустить его и затаить дыхание на случай, если волшебство пугливо и может уйти.

Но он вернулся и опустился рядом с ней, улыбаясь.

– А теперь, – прошептал он едва слышно – тихий, чувственный шепот, от которого дрожь пробежала по всему ее телу, – а теперь…

Глава десятая

Утро наступило слишком быстро. А может, то было не утро вовсе. Роз заворочалась в полусне. Она все еще лежала перед камином, в котором сейчас остались одни угольки. На каком-то этапе Ник подбросил в огонь еще одно полено и принес подушки и громадное одеяло, поэтому, даже когда огонь потух, им было тепло. Она все еще прижималась к его телу, положив голову ему на грудь. Словно всегда тут и была.

В дверь тихо постучали. Может, стук ее и разбудил. Она подняла запястье Ника, чтобы посмотреть на часы, – и взвизгнула.

Вместо того чтобы отпустить ее, руки Ника сжались крепче. Его теплое дыхание чувствовалось у самого ее уха.

– Куда собралась, женушка?

– Дверь… Ник, уже два часа дня.

– Надо же, – сказал он, прижал ее крепче и поцеловал в висок. Она хмыкнула, перекатилась на бок и села. Сквозь щель в занавесках пробивалось солнце. Хоппи сидел на диване, укоризненно глядя на них.

Стук повторился снова, тактичный, но настойчивый. Мир желал войти к ним. Кто бы там ни стучал, уходить он не собирался.

Ник подобрал свои брюки.

– Откатись отсюда, пока я открою.

– Куда откатываться?

– Куда-нибудь. – Он улыбнулся. – Ты ведь не хочешь, чтобы тебя обнаружили сидящей голой посреди гостиной?

– Хмм. – Прошлой ночью кто-то пытался с ней покончить, но сегодня она чувствовала себя легкой, свободной и безумно счастливой.

– Откатывайся. – Он склонился к ней, хорошенько обмотал одеялом и подтолкнул.

Роз фыркнула, отодвинулась за диван и пригнулась, чтобы не быть на виду. Ник, обнаженный до пояса, направился к двери. Роз подглядывала из-за дивана – ее трусики лежали на том самом месте, где она их вчера сняла.

– Ник, погоди…

Поздно.

– Что? – спросил Ник и открыл дверь.

Там оказалась горничная, одна, из неизменно серьезного обслуживающего персонала, занятого поддержанием порядка во дворце. При виде полуголого Ника она отшатнулась:

– Чем могу служить? – вежливо спросил Ник.

– Прошу прощения, сэр, – начала она и запнулась, растеряв все слова. Посмотрела на его грудь, потом ему за спину. Рот ее открылся.

– Я слушаю вас, – поощрил он ее, и горничная снова набрала воздуху.

– Я… мсье Эрхард просил сказать вам…

– Ммм?

Она сглотнула и сделала отчаянную попытку выполнить задание до конца:

– Он хочет вас видеть. Он сказал… сказал, что извиняется, но дело очень срочное. Мы предупредили его, что вы еще не завтракали, и он распорядился подать круассаны и сок в оранжерею.

– Я думал, мы позавтракаем здесь, – ответил Ник.

Девушка между тем заметила трусы. Ее губы сжались. Плотно. Неодобрительно?

– Ммм… нет, – промямлила она и снова поджала губы.

– Нет?

– Мсье Эрхард сказал, что у вас гости. – Губы вновь приняли то же положение.

– Гости?

– Сам мсье Эрхард. Принцесса Джулиана, сестра принцессы Роз-Анитры. И дама, мне незнакомая. Она сказала, что знает вас, что ее зовут Руби.

– Руби, – тупо повторил Ник.

– К вашему сведению, сэр, они все в оранжерее, и мсье Эрхард просил вас спуститься где-нибудь через полчаса, но если до того вам что-нибудь будет нужно… ну что-нибудь…

– Полагаю, все нужное у нас есть, – сказал Ник, пытаясь выглядеть сурово, и девушка наконец не выдержала.

– Да, сэр, – ответила она и улыбнулась. А потом фыркнула. – Да, сэр. Я вижу, что есть.

– Ты понимаешь, что дисциплина в замке трещит по швам?

– Понимаю, – ответила Роз, фыркая ничуть не хуже покинувшей их горничной и вытаскивая с собой Хоппи, пришедшего к ней за диван. – Мне кажется, вы, сэр, стоите на моих трусах.

Он нагнулся и поднял их. Они были розово-белыми, кружевными и с вышитыми бабочками.

– О боже, – выдохнул он с почтением! – И я на них стоял. Почему прошлой ночью я их не заметил? Они специально приобретены для свадьбы?

– Естественно, – ответила она, потом снова рассмеялась. – Чушь. Я тебя надула. Я. всегда ношу трусы такого рода.

– Ты шутишь. – Он рассматривал их на свет, как некое произведение искусства. – Носить это? Провинциальному ветеринару?

– Девушке, которая постоянно носит замызганный комбинезон и покрытые грязью сапоги, хочется хоть на чем-то отыграться.

– Это трагедия. Все это время они прятались под коричневым комбинезоном?

– Хм… – Роз подавила очередной смешок, потом вспомнила, что сказала горничная, и желание смеяться пропало само собой. – Она сказала, Джулиана здесь.

– И Руби, – в тон ей добавил Ник.

– Руби?

– Если это та Руби, о которой я думаю, она – моя приемная мать.

– Да? – Подхватив одеяло, Роз вскочила на ноги. – Я и не… – она нахмурилась. – Ты не пригласил ее на свадьбу?

– В общем, пригласил. Я сказал, что она может приехать, но это обычный политический ход, сплошной бизнес, и ей не стоит себя беспокоить. Вот ты звала своих свекра со свекровью? – огрызнулся он.

– Звала. Сообщила им дату и сказала, что они могут присутствовать. Глэдис бросила трубку. Так почему приезд Руби так тебя пугает?

– Потому.

Она усмехнулась.

– Ты говоришь так, словно тебе лет десять. Почему «потому»?

– Потому что ей не все равно.

– Ага. И это плохо?

– Она ужасается, что это не настоящий брак. Что это обман.

Роз отпрянула, словно получив пощечину.

– Обман, – пробормотала она чуть слышно. – Я… Да, конечно. Прости.

– Она всегда хотела, чтобы ее мальчики женились, – продолжал он, не замечая ее замешательства в своем стремлении разобраться с возможными, последствиями прибытия Руби. – Сама она вышла замуж по любви и жаждет, чтобы мы тоже влюблялись. Руби никогда нас не поймет, хотя знает, что я иду своей дорогой. И зачем она теперь…

– И Джулиана. – Собственные проблемы беспокоили Роз ничуть не меньше проблем Ника. – Что она тут делает? Ее звали на свадьбу, но она не пришла. С той ужасной ночи мы не виделись.

– И все они ждут нас в оранжерее, – мрачно резюмировал Ник. – Может, связать простыни и сбежать через окно?

– Не такие уж они страшные.

– Ты не видела Руби в гневе.

– Если Руби на тебя гневается, значит, заслужил.

– Эй, ты на моей стороне.

– Кто сказал? Могу я получить мои трусы?

– Ты собираешься их надеть?

– Сегодня я надену трусы с птичками, – с достоинством заявила Роз. – Хочу напомнить вам, сэр, что тут моя спальня и все находящиеся в ней вещи тоже мои. А ваша – дальше по коридору. Поэтому извольте покинуть помещение.

– Ладно. – И он ошеломленно добавил: – С синими птичками. Роз…

– Да?

– Я подожду тебя у лестницы. Думаю, нам стоит спуститься вместе.

– Хочешь взять их числом?

– Надеюсь.

Ник вернулся к себе Прислуга побывала тут раньше его. Все следы ночного происшествия исчезли. Он принял душ и оделся так быстро, как только мог, потом направился к лестнице.

Роз уже ждала его.

– Как же ты?..

– Совершенно очевидно, что ты накладываешь макияж дольше меня, – сказала она, усмехнувшись, и начала спускаться.

На ней были старые джинсы, растянутый свитер и растоптанные кроссовки. Волосы стянуты в хвост на затылке. Никакой косметики на лице. Антипод элегантной невесты, знакомой ему по вчерашнему дню.

Но где-то под джинсами скрывались синие птички. Ник застрял на верхней ступени лестницы, не в силах шелохнуться. На первой площадке она остановилась и сердито обернулась к нему.

– Идешь?

– Конечно, – неуверенно ответил он.

Она вдруг усмехнулась.

– Синих птичек я не нашла. Пришлось взять со шмелями.

Ник споткнулся и едва не пролетел остаток ступенек кувырком. Шмели.

По дороге им встретились три человека из обслуги, и у каждого был рот до ушей. Тоже мне дом, сраженный известием о покушении на убийство, подумал он. Их передвижения с момента нападения, похоже, где-то фиксировались, развлекая всех посвященных. Возможно, новости о бабочках уже тоже гуляют по дворцу.

Но не о шмелях. Право собственности на эти сведения он полагал исключительно своим.

Мысли его ни на чем другом сосредоточиваться не желали, поэтому сильным облегчением было все-таки прибытие к месту назначения. Роз открыла дверь оранжереи, и они оказались среди апельсиновых деревьев, выстроившихся стройными рядами под величественной стеклянной крышей.

Пол был вымощен искусно подобранной плиткой – в целом все производило исключительный по красоте эффект.

Но Ник не удостоил оранжерею особым вниманием. У одного из окон стоял стол. И там сидели трое человек.

Эрхард. Джулиана.

Руби.

Проклятие.

Может, не стоило ей вообще ничего говорить, пронеслось у него в голове. Хотя все равно она бы узнала.

Руби, миниатюрная седовласая дама, была в обычной своей двойке в пастельным тонах, юбке из твида и удобных туфлях. Нитка жемчуга на шее, подаренная ей сыновьями на шестидесятилетие, давала понять, что она считает этот день достойным такого украшения. Но в самой Руби праздничного было мало. Выглядела она очень, очень враждебно.

Она поднялась, и Нику захотелось сбежать. Такое же чувство он испытал, когда ему было десять лет и она застигла его за вылизыванием банки с вареньем, сутра абсолютно полной.

– Николай де Монтезье, – совершенно с тем же выражением, как тогда, произнесла она, – что, скажите мне, вы делаете?

Ему жутко хотелось спрятаться за Роз. Удержало его лишь выражение ее лица: Роз смотрела на Джулиану – примерно так же, как он на Руби.

– Я ведь говорил, ты можешь прилететь, если хочешь, – слабо попытался он защититься. Даже после случая с вареньем Руби не казалась такой рассерженной. Тогда ему всего-то пришлось неделю обходиться без сладкого. Сейчас только этим не отделаешься.

– Ты сказал, – ледяным тоном проговорила Руби, – что женишься на европейской принцессе только на бумаге, чтобы она могла наследовать трон. Сказал – это будет не настоящая свадьба. Всего две подписи на документах. Зачем бы мне являться и глядеть на такое безобразие?

– Это только предполагалось… – Ник помотал головой, не зная, как продолжать. – Как ты сюда проникла? – попытался зайти он с другой стороны.

– Не твое дело, – огрызнулась Руби. – Сэм никому не велел говорить. Такие милые у него солдаты. Забросили меня сюда как раз к завтраку.

Ему следовало знать. У Руби свои методы получать желаемое. И разборка с ним только началась.

– Мне следовало бы явиться сюда пораньше, – хмурясь, заявила она. – Но Пьере как раз подкинул мне своих детей. И вот, с четырьмя малышами на руках, я открываю еженедельный «Женский журнал» – там лучшие образцы макраме – и вижу тебя! И Роз тоже, окруженную выводком новорожденных поросят. Да на нее достаточно раз взглянуть, чтобы понять – ни о каких свадьбах только на бумаге и речи быть не может! Пришлось ждать, пока Пьере заберет свою мелюзгу, а Сэм организует транспорт. В результате свадьбу я пропустила.

Пригвоздив его напоследок к месту суровым взглядом, Руби повернулась к Роз.

Но та была одержима собственными демонами. Джулиана.

За столом действительно сидела Джулиана, хотя и сильно отличающаяся от прежней. Элегантная молодая дама, встретившая их по прибытии в страну, бесследно исчезла. Громадный синяк украшал ее левый глаз. Волосы, ранее собранные в сложную прическу, представляли теперь собой воронье гнездо. Лицо опухло от слез, на щеках остались следы от потекшей туши.

– Роз, я никогда… – пробормотала она сестре, смотрящей на нее как на привидение.

– Что?

– Я клянусь… Прошлая ночь… Я понятия не имела… – Джулиана разразилась рыданиями. Сквозь них невнятно пробивалось: – Роз, я вышла за Жака, когда мне было шестнадцать, я была совсем глупой, ничего не понимала. Наверное, мне следовало оставить его, но я продолжала надеяться, что со временем все наладится. Отец всегда так меня любил, я чувствовала себя избранной. Конечно, были еще Кифер и Конрад, и престол казался недоступным. А после оказалось – Жак предполагал, что Конрад умрет молодым. Потому что…

Она сбилась, судорожно провела рукой по заплаканному лицу.

– Клянусь, я не знала. Может, отец знал. Думаю, потому Жак и женился на мне.

– Ох, Джули.

– Что знал ваш отец? – спросил Эрхард, но она только покачала головой.

– К тому времени, как умер Конрад, я знала, что Жак меня не любит. Я была так несчастна. Я решила, что мне все равно, – пусть он делает со страной, что хочет.

Теперь все смотрели на нее. Руби отвлеклась от Ника и оглядывала Джулиану с выражением, хорошо знакомым Нику. Так она смотрела, когда у них в семье появлялся новый мальчик.

Вот цыпленок, нуждающийся в маме-курице, говорил ее взгляд.

– У вас, вероятно, жуткая депрессия, милочка, – сочувственно заявила Руби Джулиане. – У меня так было, когда умер мой муж. Такое ощущение, что вокруг тебя туман и прорвать его невозможно.

– Так и есть, – подтвердила Джулиана. – На прошлой неделе, после того ужасного происшествия с толпой, мы уехали в Париж, но потом Жак решил вернуться. Сказал, что нам следует быть поблизости.

– Зачем?

– Мне он не объяснил. Он давно мне ничего не объясняет. Часто замолкает в разговорах с другими на полуслове, когда думает, что я могу услышать. Я знаю, я сама виновата. Было проще соглашаться со всем, что он предлагал, лишь бы ко мне не приставали.

– А прошлой ночью… – поторопил Эрхард.

– Он был возбужден. Мы остановились в охотничьем домике, что было очень странно, совсем одни. Я легла спать. Но слышала, как он ходит внизу. Слышала, как он сказал по телефону, что мы всего в двадцати милях и через час можем уже быть во дворце. Что-то относительно Конрада и Эрхарда.

Диким взглядом она оглянулась на Эрхарда, словно не веря, что он здесь.

– Он говорил: «А вот с Фрицем вы недоработали. Старик оправился. Снова будет совать нос куда не следует». Они ведь избили вас? Он…

– Ничего они не сделали, – хмуро ответил Эрхард. – Его головорезы явились к нам две недели назад. Пудель моей жены поднял тревогу. Его они убили, но нам удалось убежать. – Он взглянул на Ника, потом на Роз. – Простите меня. Я должен был сказать вам. Но мне казалось, в условиях такой газетной шумихи он не посмеет открыто вредить вам обоим. Я ошибся…

– Мы все ошибались, – прошептала Джулиана. – Я никогда бы не подумала, что он решится. Но он решился. «Мы избавимся сразу от обоих», – сказал он тому, с кем говорил по телефону. Я поняла, что он имеет в виду. Он убил Конрада и собирался убить Роз и Ника.

Джулиану снова сотрясли рыдания. Все молча ждали продолжения.

– Ты моя сестра, Роз. Когда я узнала о его планах… Я спустилась и спросила у него. Но он смотрел на меня как на дуру, как на пустое место. А потом ударил. Затолкал меня обратно в спальню и запер. Обрезал мне телефон. Говорил, что я в этом по самую шею, и если вякну хоть слово, сама и пострадаю. Я не могла выбраться. Утром меня нашли, но Жака уже не было. Я позвонила сюда, и мне сказали, что ты жива, но мне надо было самой убедиться. Роз, клянусь, я никогда бы…

– Я верю тебе, – мягко ответила Роз. – Даже прошлой ночью, когда Ник сказал, что это Жак, я знала, что ты не виновата. Ты – моя сестра.

– О боже, – Джулиана спрятала лицо в ладонях. – Что вы должны думать обо мне? Что мне делать? Я не хочу чувствовать себя виноватой. Не хочу быть принцессой. Лучше быть как все. Уехать куда-нибудь, чистить конюшни, работать прачкой, что угодно. Забыть.

– Со стиркой ты немного перебрала, – заметила Роз, и Джулиана ответила полусмешком-полувсхлипом.

– Мне все равно. Но что я могу? Жак мне не позволит…

– Ты – не чья-то собственность, – перебила ее Роз. – Для себя я это уже давно решила. Делай то, что считаешь нужным.

Слишком много эмоций для небольшого промежутка времени, подумал Ник. Если не разрядить обстановку, кто-то из нас может не выдержать.

– Давайте немного выпьем, – предложил он. – Можно считать, что мы выиграли с минимальными потерями. Наш убийца сидит под замком. Эрхард потерял собаку. Хотя Роз, пожалуй, скажет, что ничего ужаснее произойти не могло.

Эрхард взглянул на него, Ник улыбнулся.

– Мы все тут. И живы. И найдем Жака.

– И ты скажешь мне правду, – сказала Руби. Она молчала больше пяти минут – почти рекорд для нее, – но теперь вновь принялась за Ника. – Роз говорит, что эта свадьба действительно обман. Брак по расчету.

– Роз? – беспомощно переспросил он.

Роз пожала плечами и попыталась улыбнуться.

– Почему не признаться? Это же обман.

– Но…

– Ты сам так его назвал утром. Назвал. Но прошлой ночью…

Роз продолжила.

– Если Джулиана отказывается от престола, я тоже, – с нарочитой деловитостью заявила она. – Я просто подумала – если мы обе отходим в сторону, остается Ник. Это имеет смысл. Мой отец ведь не был принцем. Как, Ник?

Внезапно все посмотрели на него.

– Моя мать была принцессой, – задумчиво сказал он. – И так скучала по дому. Она хотела бы, чтобы я принял трон.

– Тогда решено. Ты его принимаешь.

– Только вдвоем с тобой, – сердито сказала Руби, чувствуя беду. – Потому что вы женаты.

– Нет. – Ник сделал глубокий вдох. – Может, Роз пора снова стать незамужней.

Руби уперла руки в бока и пристально оглядела его.

– Ладно, – вынесла она свое заключение. – Знаете, вы меня совсем запутали. Разве вы не только вчера поженились?

– Да, но Роз не хочет быть замужем, – пояснил Ник. – Она сделала это из чувства долга. Роз слишком много обязательств принимает на себя. Как и Джулиане, ей нужна свобода.

– Мне кажется, люди в этой стране будут сильно сбиты с толку, – мрачно предрекла Руби. – По-моему, им долго придется разбираться, что к чему.

– А потом возьмут Ника за шкирку и вышвырнут вон, – высказала очередное предположение Роз. Что Нику в ней нравилось, так это ее неисчерпаемый оптимизм. Нику все в ней нравилось. Он любил ее до безумия. Как он мог отпустить ее?

Должен был отпустить, потому что любил.

– А знаете, они могут, – встряла в разговор Джулиана. Она постепенно оживала. Словно очнулась от тяжелого кошмара и начала жить заново. – Восстание, когда мы посадили вас под арест, было очень страшным. Ничего подобного я в жизни не видела. Только тогда поняла… До того я плохо понимала, какая сила может быть в троне.

– Не представляю, чтобы Ник получил трон один, – сказал Эрхард.

Руби, казалось, уже готова была переходить к решительным действиям.

– Ник сделает все, что нужно, – объявила она. – Он ответственный мальчик.

– Да? – удивилась Роз. – Не замечала за ним.

Внезапно Ник понял, что умеет еще краснеть.

– Почему ты не хочешь занять трон? – спросила Джулиана сестру.

– Подозреваю, что очень долгое время никто не спрашивал Роз, чего она хочет, а чего не хочет, – сказала Руби, вновь беря на себя главную роль в разговоре. – Вы знаете, что ее свекор и свекровь пытались заставить ее забеременеть от спермы умершего мужа?

Никто не нашелся, что на это сказать. Особенно Ник. Он взглянул на Руби. Потом на Роз.

– Это правда?

Роз, подозрительно блестя глазами, кивнула.

– Да, но как Руби узнала…

– Тем же самым способом, каким мсье Фриц добыл сведения о Нике, – сурово ответила Руби. – Моя подружка Элоиза рассказала мне, что кто-то в клубе интересовался тобой, Ник. Я поступила так же. У меня есть подружка, проживающая в вашем районе Йоркшира, Роз. От нее и поступил полный отчет.

Понятно. Нику вообще многое стало понятно.

– Почему вы решили попросить Роз об услуге? – спросил он Эрхарда таким тоном, что все обернулись к нему. – Отец Роз не признавал ее своей дочерью. Джулиана – незаконная дочь. Почему не предложили мне взять на себя всю ответственность?

– Вас я не знал.

– И Роз тоже.

– Нет, почему же. До пятнадцати лет Роз жила здесь. На нее всегда можно было положиться. Ее мать была больна. Отец пил. Старый принц доживал последние годы. Она все брала на себя, обо всем заботилась: По моим сведениям, в Йоркшире она делала то же самое.

– Вы хотели, чтобы Роз взяла на себя и это бремя.

– Не стал бы так говорить.

– И зря. Нельзя ожидать, что вы беспокоились бы о благополучии Роз. Вас тревожила судьба вашей страны, вы хотели для нее лучшего. Роз оказалась лучшей. Мы все знаем это. Пора кому-то подумать о ее интересах. Этим кем-то буду я, – беспрекословно объявил Ник. – План таков. Джулиана, ты отрекаешься. Мы постараемся найти Жака и посадить его в тюрьму, но пока тебе, возможно, лучше побыть с Руби.

Джулиана покорно кивнула. Ник улыбнулся Руби.

– Я знаю, ты сердишься на меня, но когда ты отказывала мне в помощи? Эрхард, Руби живет в Долфин-Бае, лучшем месте для выздоровления. Вы тоже можете туда поехать. Выглядите вы больным. Берите свою жену. Гарантирую, что назад вы вернетесь с новым щенком.

– А Роз? – настороженно спросила Руби.

– Думаю, Роз тоже с тобой поедет.

– Никуда я не еду, – моментально возмутилась Роз.

– Ты должна.

– Ну конечно. Оставить тебя на растерзание новым убийцам?

– Этого не случится, – заверила всех Руби. – Я все предусмотрела.

– Ты? – заморгал Ник.

– Не у тебя одного есть организаторские способности, – отрезала Руби. – Что за бедлам! Люди рыскают по ночам, стреляя в других людей. Я воспитала моих мальчиков ответственными людьми, поэтому все они сегодня прилетают.

– Все?

– Пьере немного задержится, потому что ему придется добираться из Австралии. Сэм не мог за ним возвращаться. Но когда я приехала сюда и узнала, что тут стреляют, я себе сказала: мне нужны все мои мальчики. Сэм займется безопасностью – мсье Фриц уже проделал всю предварительную работу, и Сэм клянется, что арестует этого Жака к обеду. Блэйк будет отвечать за юридическую сторону вопроса. Дарси разберется с армией. Когда мы все уладим, Роз сможет решить, хочет ли она оставаться.

– Я не… – начала Роз, но. Ник усмехнулся и покачал головой.

– Ты пытаешься спорить с Руби?

– Я тебя не оставлю.

– Не волнуйся, – сказала Руби. – Его, братья его защитят.

– Но я не могу себе позволить…

– Можешь. На неделе я заглянул в королевскую казну. Пусть в стране бедность, денег там достаточно. Конечно, их следует первым делом вложить в экономику страны, но останется и вам с Джулианой, чтобы жить в комфорте. Если хочешь, можешь совершить путешествие вокруг Австралии. Ответственность с тебя снята, Роз.

– Значит, я свободна. Когда я сказала, что откажусь от престола… – она сглотнула, – я не подумала… И я не могу взять с собой Хоппи.

– Кто такой Хоппи? – спросила Руби, и Роз указала на собачонку, сидящую поблизости. На происходящее Хоппи внимания не обращал, но только до поры до времени.

– В Австралии строгий карантин, – сказала Роз. – Я не могу оставить свою собаку. Так что ответственность у меня осталась.

– Ник присмотрит за твоей собакой, – сказала Руби.

– Ник не очень ответственный, – возразила Роз.

– Тебе лучше знать, – улыбнулся Ник. – Ты моя жена.

– Ты сказал, что ваша женитьба – только симуляция, – резко бросила Руби, глядя то на одного, то на другого.

– Это все Ник.

– А тебе бы как хотелось? – спросил Ник. – Симуляции или?..

– Я еще не научилась плавать, – робко улыбнулась Роз.

Все замолчали.

– Знаете что, – наконец заявила Руби, не глядя ни на кого в отдельности, – я бы выпила бренди. Очень непродуманно со стороны Ника Эрхарду принести, а мне нет. Я хрупкая старая дама и нуждаюсь в заботе. Джулиана, Эрхард, если каждый из вас возьмет меня под руку, то я, возможно, сумею доковылять до места, где получу свою выпивку.

Глава одиннадцатая

Их оставили одних. Не считая Хоппи, явно намеревающегося придерживаться политики невмешательства.

Ник понимал, что следует вести себя очень, очень осторожно: Слишком многое поставлено на карту.

– Не знаю, с чего начать, – сказал он, думая, что в сложившихся обстоятельствах начало в самый раз.

– Скажи, почему ты решил взяться за эту работу.

Он поколебался.

– До конца я пока что не обдумал. Но перспективы, похоже, самые радужные. Чем плохо – провести здесь несколько недель, пользуясь полнейшей безнаказанностью?

– Но…

– Что «но»? Я не могу просто уехать. От нас – от меня – зависит парень, выручивший Хоппи. И родители его, дяди и тети. В стране надо что-то делать. Я желал получить эту работу, Роз, и намерен ею заняться.

– Значит, я правда могу уехать?

– Да. Я же говорил. В казне денег достаточно. – Он улыбнулся. – Джулиане все же не придется идти в прачки.

– Легкая жизнь мне не нужна.

– Ты же хотела путешествовать. Сама говорила. А после можешь возвращаться. Решишь, хочешь ты или нет садиться на трон, а я тогда уеду или останусь, как скажешь.

– Но в таком случае твоя жизнь окажется в состоянии неопределенности.

– Нет. Я хочу эту работу, Роз. Тут так много можно сделать. Это самая волнующая работа, которую мне когда-либо предлагали, – и выполнить ее очень почетно.

– Но… – Но?

– Я бы хотела помочь.

– Присоединишься в конце года. Или еще когда.

– Но я не настоящая принцесса.

– Ты известна как дочь принца. Ты моя жена. Что может быть законнее?

– Но у нас фальшивый брак.

– Все документы подписаны. Уж не знаю, что может быть более настоящим.

– Но ты не хочешь, чтобы я осталась… с тобой.

– Ты сама хочешь быть свободной, – Ник попытался унять бешеный стук сердца. Она не хочет его. Но нельзя отпустить ее, не сделав еще одну попытку. – Хотя я не буду возражать, если ты надумаешь остаться. Свобода ведь означает свободу выбора.

– Свобода означает выбор, – прошептала она в ответ. – Значит, если я выберу путешествие не вокруг Австралии, а, скажем, по периметру этого замка… В компании, чтоб не было скучно…

– Какого плана компания?

– Ну, к примеру, мой муж.

Мир замер. Затаил дыхание в ожидании ответа.

– Как тебе идея? Чисто теоретически имеет она привлекательные черты?

– Пожалуй.

– И какие?

– Делить палатку на двоих мне представляется довольно заманчивым.

Глаза ее засветились улыбкой. Той улыбкой, что покорила его сердце.

– Но, Роз, а как же твоя свобода?

– А твоя? Ты же никогда не хотел жениться.

– Я не хотел жениться, пока не встретил тебя. Теперь я не хочу жениться ни на ком, кроме тебя. Но я не буду тебя удерживать, Роз.

– Я желаю, чтобы меня удерживали.

– Ты никогда не была свободной.

– Свобода – вещь противоречивая. И я намерена получить к ней еще кое-что.

– Что?

– Тебя.

Кто кого поцеловал в конце концов? Они и сами не знали.

За стеклянными дверями оранжереи трое человек любовались этой второй брачной церемонией. Соединением мужчины и женщины.

– Все-таки я при этом присутствовала, – удовлетворенно заявила Руби.