/ / Language: Русский / Genre:sf_fantasy,

Узкая специализация

Майк Резник


Майк Резник

Узкая специализация

Этот год был не слишком-то удачным для мау-мауnote 1.

Англичане ввели в страну войска, и то, что поначалу казалось битвой с горсткой белых поселенцев, перешло в нечто несравнимо более тяжелое. Англичане бросили тысячи повстанцев в лагеря для пленных, построенные вдоль дороги в Лангату. Тысячи других отвезли в пустыню, в неистово жаркую Северную пограничную провинцию, и посадили в тюрьмы. Большинство уцелевших засели на хребте Абердар, и англичане по три раза на дню бомбили эту местность, убивая и повстанцев-кикуйю, и своих верноподданных из людей кикуйю, и слонов, и носорогов, и буйволов — всех с одинаковой легкостью.

Дидан Кимаси, верховный командующий мау-мау, объявил, что настал час взяться за дело всерьез.

И теперь Питер Ньоро, командир отряда, оборонявшего часть западного склона, шел вниз по извилистой тропе. Он настороженно оглядывался: за это утро его дважды атаковали носороги, обезумевшие от страха, и меньше чем в двадцати метрах от тропы оленебык наступил на противопехотную мину. А с севера доносилась пальба — Питер знал, что англичане недавно привезли в горы его кровных врагов масаи и самбуруnote 2, чтобы те приняли участие в охоте за его отрядами в густолесье.

Питер покачал головой. Он должен быть там, со своими людьми, отражающими врага, а не исполнять это нелепое поручение. Но Кимаси приказал, и тяжесть приказа легла на широкие плечи Питера Ньоро.

Он переступил через поваленное дерево, перешел через узкий ручей. Крик обезьяны-колобуса заставил его подпрыгнуть от неожиданности. Питер всмотрелся сквозь чащобу. Он знал, что его цель рядом, но видимость была чрезвычайно плохая, особенно здесь, в нижней части хребта, куда англичане не сбрасывали бомб, опасаясь поразить своих собственных коммандос.

Наконец он выбрался на прогалину и увидел длинный ряд пещер. Перед ними сидели у костра три старухи; совсем голый мальчик лет четырех палочкой выводил на земле завитушки. Женщины посмотрели на незнакомца, не пытаясь скрыться.

– Я ищу Матениву, — сказал Питер. — Мне говорили, что его можно найти здесь.

Одна из женщин кивнула и показала на самую дальнюю пещеру.

– Асанте сана, — поблагодарил он.

Прошел к пещере и остановился при входе. Обождал, пока глаза не привыкли к темноте, сделал еще два шага и увидел старика, который сидел, скрестив ноги и не обращая ни малейшего внимания на змей, снующих по сырому дну пещеры.

– Ты Матенива? — спросил Питер. Старик важно кивнул.

– Да, я Матенива.

– Мое имя — Питер Ньоро. Я принес приказ от самого Дидана Кимаси.

– Говорил я другим посланцам Дидана Кимаси, что волшебство мое не в силах победить английских солдат, — сказал Матенива. — И повторяю это тебе, Питер Ньоро.

– Значит, я не первый?

– О, нет. Первым был мужчина по имени Каноти. Ему отрезали язык.

– Как же он сумел повторить тебе приказ Дидана Кимаси?

– Язык ему отрезали потом, когда он сказал генералу Кимаси, что волшебство мое не в силах победить английских солдат, — объяснил Матенива. — Тем не менее этому человеку повезло больше, чем Сибанье, второму посланцу. Я узнал, что Кимаси убил его и съел его сердце. — Он улыбнулся Питеру. — Так что ты — третий. Не завидую я тебе, Питер Ньоро: у меня составилось очень твердое мнение, что ваш генерал не любит получать дурные вести.

Питер с трудом проглотил слюну.

– Говоришь, он съел сердце Сибаньи?

– Так мне передали.

– Может, это всего лишь слухи, — с надеждой проговорил Питер. Старик пожал плечами.

– Все может быть…

– Однако я им верю, — сказал Питер.

– И я верю.

– Так что я не могу вернуться в горы и доложить ему, что ты не в силах победить англичан.

– Но такова правда.

– Какой от этого толк? — спросил Питер, — Теперь он убьет меня и пошлет еще кого-нибудь!

– Очень на то похоже, — согласился Матенива. — Сдается мне, что Кимаси — раб своих привычек.

– Я и дезертировать не могу. Рано или поздно его люди найдут меня и прикончат.

Матенива задумчиво покивал.

– Верно, верно… Генерал Кимаси жалует дезертиров еще меньше, чем горевестников.

– Но что мне делать? — настаивал Питер. Старик еще раз пожал плечами и ответил:

– Представления не имею.

Питер пригнулся к нему и крикнул:

– Ты же искусный ведун! Почему ты не можешь уничтожить англичан?

– Есть свой предел и тому, что может содеять мундумугу. Дабы призвать надлежащих духов, мне понадобится принести в жертву столько коров и быков, сколько не наберется во всех этих горах.

– Хорошо, но разве ты не сумеешь сделать хоть что-нибудь? Наслать на них ужасную болезнь или что-то в этом роде?

– Конечно, это я сумею. Но придется воззвать к Сагбате, богу черной оспы.

– Так призови его!

– Всем англичанам делают прививки, и заболеем мы сами, не они.

– Думай, старик! — Питер был в отчаянии. — Если не можешь их убить, то что ты вообще можешь?

– Я особенно силен в обряде обрезания, — объяснил наконец-то Матенива. — Конечно, магия в нем не участвует, и вам придется доставлять англичан поодиночке. Некоторые из них могут испугаться при виде моих инструментов и перейти на вашу сторону.

– Мало же от тебя толку!..

– Я о том и говорил.

– Эй, ты! — рявкнул воин. — Я не вернусь в горы, пока мы не исчерпаем все возможности!

– Мы уже все перебрали.

– Тебе легко так говорить! Тебе не придется докладывать генералу Кимаси!

– Некоторые из нас — воины, а некоторые — мундумугу, — отвечал Матенива, пожимая плечами.

– Старик, ты от меня так легко не отделаешься. — Питер обнажил свой панга и поднес клинок к горлу Матенивы. — Правила игры меняются. И моя жизнь, и твоя жизнь зависят от того, избавимся ли мы от англичан. Понял это?

Матенивд отвел голову назад, когда лезвие надавило ему на шею, и ответил:

– Мне не призвать богов войны, пока я не принесу в жертву хотя бы две тысячи коров и быков.

– Призови хоть кого-нибудь, кто может их прогнать, иначе мы оба с тобой покойники.

Ведун глубоко вздохнул и промолвил:

– Сделаю, что сумею.

– Вот и хорошо.

– Подай мне вон ту сумку.

Матенива показывал на кожаный мешочек, лежавший в дальнем углу пещеры, и Питер поднял мешочек и подал его старому ведуну. Матенива выудил оттуда двух дохлых ящерок-гекконов; положил у своих ног. Снова запустил руку в мешочек, достал горсточку мелких костей и трижды бросил их об пол, бормоча что-то нараспев. Крепко зажмурился и замер.

– Это и есть оно? — нетерпеливо спросил Питер.

– Нет еще. Теперь надо смочить этих ящериц каплей крови живой змеи. — Старик схватил одну из змей, обитавших в пещере. — Дай мне свой панга.

Питер подал ему клинок.

– Понимаешь ли, — объяснил Матенива, — кровь одной змеи заменяет кровь двух здоровых быков.

– Это и вправду важно? — поинтересовался Питер. Ведун пожал плечами.

– Э, не знаю. Прежде этого не делал. — Он испытующе взглянул на воина. — Ты действительно хочешь, чтобы я продолжал?

Питер кивнул, и старик осторожно проколол кожу змеи, извивающейся в его руке, и выдавил по капле крови на обеих дохлых ящериц.

Прошла секунда, другая. Питер вздохнул:

– Не сработало…

– Прости меня. Я полагал, что она действительно заменяет кровь двух здоровых…

И тут Матенива умолк, потому что взлетел клуб дыма, всколыхнулся воздух, и перед ними возник высокий осанистый белый человек с бородой. На нем был светло-синий костюм в тонкую полоску, с белой гвоздикой в петлице. На макушке красовалась шляпа-котелок, с запястья свисал зонт, а под мышкой был зажат плоский, сильно потертый кожаный портфель.

– Добрый день, господа мои, — произнес человек на безупречном английском. — Не желательно ли вам оставить это темное и сырое обиталище… — Он брезгливо повел рукой, указывая на стены пещеры. — Оставить и повидать мир? Если мы приступим к делу немедля, то путешествие на Бермуды на борту лучшего из роскошных английских лайнеров, в первом классе, обеспечено вам с неправдоподобно высокой скидкой в цене. Поразмыслите об этом, господа мои! Пятизвездочная французская кухня, три — представьте себе, три! — ночных клуба, бассейн олимпийских размеров и телефон в каждой одноместной каюте! — Человек умолк и выжидательно уставился на слушателей.

– Эт-то кто такой? — угрюмо спросил Питер. Матенива пожал плечами.

– Представления не имею.

Человек еще секунду их разглядывал, затем щелкнул пальцами, и тут же костюм его исчез. Взамен появилась драная набедренная повязка; правда, котелок, зонтик и портфель остались, где были.

– Прошу прощения, — произнес этот белый человек на суахили. — Похоже, мне дали неверные сведения. Я полагал, что должен вести дела с группой английских господ.

– Кто вы такой? — осведомился Питер.

– Разве вы не знаете? — ответил вопросом осанистый человек. Он выглядел более чем странно в своем новом облачении. — Напоминаю: вы сами меня призвали.

– Он, он вас призывал, — сказал Питер, указывая на Матениву. — Я только зритель.

– А! Ну, хорошо, я Гермес, сын Зевса.

– Но разве я вас вызывал? — спросил ведун.

– Мне было сказано, что у вас есть группа англичан, желающая посетить дальние страны. Это верно?

– В некотором роде, — буркнул Питер.

– Вот как! — с воодушевлением воскликнул Гермес. — Если кто-то может устроить им путешествие, то именно я. Ибо я бог путешествий.

– Правда?

– Сверх того, я бог ораторского искусства, что вы, без сомнения, заметили, а также бог торговли.

– Торговли? — переспросил Питер.

– Именно так! Меняю свой зонт на ваш панга.

– Не пойдет.

Гермес вскинул голову.

– Если так, что скажете насчет двух открыток с Микки Мэнтлом за одну с Уилли Мэйсом?

– А что это?

– Девятый выпуск «Бэтмена» за шестой «Капитана Марвела»? Юбилейную монету «Мемориал Линкольна» за серию марок с Рузвельтом? Или полное собрание Джейн Остин в кожаных переплетах за — внимание, получите сразу! — иллюстрированное издание «Фанни Хилл»!note 3

– Наверно, нам лучше остановиться на путешествиях, — предложил Матенива.

– Ну, конечно! — Гермес открыл свой портфель, набитый, как оказалось, туристическими проспектами. — Куда желаете отправиться: Очо-Риосnote 4, Фиджи, Самарканд? Говорят, что Дулут, штат Миннесота, исключительно прекрасен в это время года.

– Мы не хотим никуда ехать, — сказал Матенива.

– Какое-то недоразумение, должно быть, — хмуро проговорил Гермес. — Меня уверили, что я должен устроить поездку для большой группы англичан.

– Верно.

– А-а! — Гермес широко улыбнулся. — Теперь понятно! Вы всего-навсего их слуги-нубийцы…

Он снова щелкнул пальцами, и тут же его набедренная повязка сменилась прежним костюмом в полосочку — правда, теперь гвоздика в петлице была красная.

– Ну-с, господа, не покажете ли, как найти ваших хозяев?

– В общем, они не совсем наши хозяева, — ответил Питер.

– Простите?

– Они наши враги.

– Тогда чего ради вам понадобился агент по туризму? — вопросил Гермес. — Вам необходим бог войны.

– Вы сами сказали, что сумеете заставить их убраться.

– Я говорил, что могу организовать для них поездки. Это совсем иное дело. — Он поднял свой портфель. — У меня здесь все новейшие расписания, групповые расценки, проспекты, даже бланки паспортов. Однако не в моих силах заставить людей уехать. Я только могу оформить их путешествие. — Гермес помолчал. — Но вы убеждены, что не хотите посетить Буэнос-Айрес? Мало того, что я вам забронирую комнаты с видом на океан: вы оставите эту войну позади.

– Нет, — сказал Питер. — Нам надо, чтобы англичане выкатились с наших гор.

– Ах, почему вы не сказали об этом с самого начала? — с энтузиазмом откликнулся Гермес. — Могу предоставить «олдсмобили», «кадиллаки», «крайслеры», «фольксвагены». У меня даже сохранилось несколько «студебекеров». Для этой местности, надо заметить, вам понадобятся машины с двумя ведущими осями. Что скажете насчет, э-э, тридцати «ленд-роверов»?

– Вы не понимаете… — начал было объяснять Матенива.

– Он прекрасно все понимает, — сказал Питер и повернулся к Гермесу. — Ясное дело, вы будете договариваться о цене прямо с пассажирами?

– Несомненно. Умение вести переговоры — одна из моих сильных сторон. — Гермес немного помолчал. — Сверх того, в моих таблицах пересчета валюты не упоминаются коровы и козы. По правде говоря, я предпочел бы английские фунты.

Питер проводил Гермеса наружу и показал дорогу.

– Спуститесь с гор по этой извилистой тропе, и все. Ручаюсь, что попадете к англичанам.

– Чертовски благородно с вашей стороны, — отозвался Гермес. — А теперь, господа мои, если позволите, скажу вам сердечное «adieu» и отправлюсь по своим делам.

С этими словами бог путешествий зажал под мышкой портфель и, мурлыкая себе под нос развеселую мелодию, начал спускаться с горы.

Полковник Смит-Роберте восседал за своим столом, барабаня пальцами по гладкой деревянной столешнице.

– Ну, что? — грозно спросил он.

– Э-э… сэр… — мямлил сержант Майкл Уилкокс, тяжело переступая с ноги на ногу. — Это… кажется, что… ну, вроде бы…

– Разродись наконец, парень! — гаркнул Смит-Роберте. — Двадцать семь моих людей дезертировали за два последних дня, и мне надо знать, почему!

– Ужасно нелепая история, сэр, — сказал наконец Уилкокс. — Вы не слышали о старом колдуне, что живет в холмах? Матенива — так, кажется, его зовут…

– Слышал. И ты хочешь сказать, что он за это в ответе?

– Ну, не напрямую, сэр.

– Ты пытаешься со мной говорить не напрямую?

– Нет, сэр. Я говорю, что не совсем в ответе, сэр.

– Объяснись.

– Понимаете, сэр, мне представляется… ну, что он прибег к колдовству, чтобы помочь мау-мау.

Полковник Смит-Роберте сочувственно воззрился на сержанта и пробасил:

– Бедняга, ты слишком долго торчал под здешним солнцем… Что я тебе говорил насчет плетеного шлема?

– Носил постоянно, сэр. Но говорю вам, старик исхитрился призвать бога.

– Ну да, конечно, — не мигнув глазом, согласился полковник.

– Клянусь вам, сэр!

– Как этот бог выглядит?

– Я слышал, совсем как вы или я, сэр.

– Выдыхает дым и пламя? Крушит скалы? Призывает себе на помощь небесные воинства?

– Нет, сэр.

– Так что он делает, черт побери?!

– Он… э-э-э… торгует праздниками, сэр.

– Праздниками? Вроде Рождества, Пасхи и так далее?

– Нет, сэр. Он продает путешествия. Экскурсии… — Уилкокс секунду подумал. — Некоторые поездки по-настоящему шикарные. Например, одна — в Новую Зеландию…

– Это все, что он делает? — прервал сержанта Смит-Роберте.

– Еще меняет французские открытки на оружие.

– Что такое?!

– Французские такие открыточки, сэр. Знаете, вроде…

– Мне известно, как выглядят французские открытки, сержант. И на этом основании вы решили, что он бог?

– Не только на этом основании, сэр.

– Что же еще?

– Он говорит всем, что он бог, сэр.

«Спокойствие, — приказал себе полковник. — Бедолага рехнулся — солнечный удар. Кто-то должен был быть первым. Жаль, что это Уилкокс, но факт остается фактом. Полагаю, разумней всего потакать ему до тех пор, пока не удастся утихомирить и отправить назад в Найроби.

Да, но как, черт побери, потакать человеку, если он в таком состоянии? Хм, он верит, что некий бог разгуливает среди его товарищей… Вот на это и нужно опереться».

– Благодарю за рапорт, сержант, — сказал Смит-Роберте.

– Мы будем что-то делать с этим… ну, с этим самым? — робко спросил Уилкокс.

– Несомненно. Они заполучили бога. Мы должны получить своего!

– Осмелюсь спросить…

– Приказываю этим заняться, сержант, — распорядился полковник, прикидывая в то же время, когда должен вернуться военврач. — Возлагаю на вас эту обязанность. Обеспечьте нам бога к шестнадцати ноль-ноль.

– Но, сэр…

– Не благодари меня, сынок. Ты самый подходящий человек для такого задания.

– Но…

– Кр-ру-угом!

– Капрал! Мне нужен опытный колдун, — сказал сержант Уилкокс.

– Колдун!?

– Да — и бегом.

– Рядовой Джонс!

– Слушаю, капрал!

– Сержант Уилкокс приказал найти искусного колдуна.

– Здорово придумано, сэр. — Джонс покачал головой. — Это солнечный удар, не иначе.

– Раздобудь ему колдуна!

– С вашего .позволения, капрал, где я, черт побери, должен искать колдуна, да еще искусного, сэр?

– Ничего не знаю. С нами вместе сражаются масаи и самбуру. Поспрашивай у них.

– Сэр, ведь вы шутите, правда?

– Нашел шутника… А теперь шевелись. Бегом… марш!

Перед входом в палатку Уилкокса возник длинноногий воин-масаи. Спросил:

– Вы посылал за мной, сэр?

– Посылал. — Сержант поднялся. — Слава Богу, ты говоришь по-английски… Входи.

Масаи вошел в палатку.

– Ты вроде слишком молод для искусного колдуна, — сказал Уилкокс.

– Я не есть он.

– Тогда зачем ты пришел?

– В нашем отряде нет ни один лайбон — по вашему, искусный колдун. Начальник подумал, можно хотя бы послать, кто говорит на вашем языке, и узнать, зачем нужен колдун.

– Мне надо призвать бога, — объяснил Уилкокс, ощущая крайнюю неловкость.

– Это, наверное, можно, — отвечал масаи.

– Прекрасно! Как тебя зовут?

– Олепесаи.

Очень хорошо, Олепесаи. С чего мы с тобой начнем?

– Что начнем?

– Наколдовывать бога.

– Я не сказал: умею колдовать. Я сказал, это можно.

– Но разве ты не видел таких обрядов?

– А, видел, но…

– Вот и славно. Мы должны сделать это без лайбона, и только.

– Прошло много очень времени, — возразил Олепесаи. — Наверное, не сумею помнить всех слов, или правильных напевов, или…

– Нет времени беспокоиться о таких деталях. Полковник требует бога к четырем часам пополудни. — Уилкокс посмотрел на часы. — У нас осталось примерно девяносто минут. Что тебе понадобится?

– Лайбон.

– Не будет. Что еще?

– Понадобится… — масаи потер подбородок. — Последний обряд, что я видел, был как будто костер, лайбон пел хвалу богам, потом принес в жертву трех мышей и ящерицу.

– И только?

– Если верно помню, — сказал Олепесаи.

– Ну, это проще, чем я предполагал… — Уилкокс высунул голову из палатки и распорядился: — Капрал! Поймать трех мышей и ящерицу и доставить их сюда в коробке или клетке! Он посмотрел на масаи, и тот спросил:

– Но что будет, если получится нет?

– Мы сделаем все, что сумеем, и я доложу об этом полковнику. Пойдем собирать хворост.

Дрова они собрали за каких-то пять минут, но пришлось ждать еще тридцать, прежде чем капрал вернулся с добычей и отрапортовал:

– Вот они, сэр.

– Благодарю. Теперь можете идти, — приказал Уилкокс.

– Ну, — промолвил Уилкокс, когда они остались без свидетелей, — ты готов?

– Наверное, готов.

– Хорошо. Поджигаю.

Сержант чиркнул спичкой и попытался разжечь огонь, но ветер немедленно задул пламя. Две последующих попытки также не принесли успеха.

– Может, знак, чтобы вы оставил свою затею, — заметил масаи.

– Э, чепуха! День сегодня ветреный, и все, — ответил Уилкокс.

Он достал брошюру о норвежских фиордах, полученную от Гермеса, поджег ее спичкой и подсунул под хворост. Через секунду костер загорелся.

– Вы действительно хочет через это пройти? — с сомнением спросил Олепесаи.

– Приказ есть приказ.

Масаи пожал плечами и монотонно затянул хвалу богам, а Уилкокс стоял неподалеку и размышлял — не перегрелся ли он действительно под полуденным солнцем. Наконец Олепесаи умолк и одним движением прикончил мышей и ящерицу.

Сержант, собственно говоря, не знал, чего он ждет — но уж точно не бестелесного голоса, продекламировавшего:

Для команды Мадвилла явно не в масть
Сложилась эта игра:
Одна подача осталась всего
При счете «четыре — два».

(Перев. Дм. Раевского.)

– Это ты? — осведомился Уилкокс.

– Не-ет,— ответил масаи и попятился от костра.

– И наверняка не я.

– Это я, — заявил голос.

Теперь он исходил из тела: у костра стоял высокий блондин в меховой одежде и металлическом шлеме.

– Кто вы такой? — спросил Уилкокс.

– Браги, кто же еще?

– Кто-кто?

– Норвежский бог поэзии Браги к вам снизошел, дабы смягчить ваши свирепые души.

Горланит ватага ребят в кабаке
Под вывеской «Черный мастиф».
И парень терзает шарманку свою,
Извлекая рваный мотив.

(Перев. Дм. Раевского.)

Уилкокс долго и напряженно разглядывал белокурого бога и наконец воскликнул:

– Но почему именно вы?!

– Ибо ваш слуга настойчиво призывал именно бога поэзии. Но поелику нет ни одного поэта-масаи — не обижайся, мой друг, — необходимы были хоть примерные указания, дабы определить нужного вам бога поэзии. Поймите, нас очень мало.

– Это брошюра… — тупо промолвил Уилкокс.

– Для первого раза сойдет, — сказал Браги и тяжелой своей рукой обхватил плечи Уилкокса. — Предвижу, мы станем большими друзьями.

– Друзьями?

– Женщины ваши разделают пару телят, приготовят жаркое, а затем мы получим десерт — я же прочту вам стихи. — Браги помолчал задумчиво. — Я вызубрил все эти новые вирши. Вот послушайте.

Будет вздернут Дэнни Дивер ранним-рано, на заре,
Похоронный марш играют, полк построился в каре,
С плеч у Дэнни рвут нашивки — на казарменном дворе
Будет вздернут Дэнни Дивер рано утром.

(Перев. Р. Киплинга, И. Грингольца.)

– Ну да, все это прекрасно, но мы вас призвали, чтобы вы выполнили для нас одно дело, — сказал Уилкокс.

– Дела — назначенье богов вроде Меркурия, Атласа и им подобных. Я только по части поэзии.

– Но идет война; наши враги воззвали к своему богу!

– И что мне в том?

– Мы надеялись выставить вас против него.

Браги внезапно заинтересовался этой перспективой и спросил:

– А он силен в пятистопном ямбе?

– Не знаю, — честно ответил сержант.

– Это одна из моих сильных сторон, — сообщил Браги с откровенной гордостью. — Хотя сонеты я умею декламировать еще лучше. Удается ли моему противнику нежнейше понижать голос, читая двустишья? Может ли он извлечь слезы из ваших очей? Каков он в свободном стихе?

– Одну вещь он делает замечательно — заставляет дезертировать солдат, — проворчал Уилкокс.

– Что? Он даже не умеет удержать при себе слушателей?! — возопил Браги и захохотал. — Веди меня к нему!

– По-моему, вы меня не поняли.

– О, конечно, понял. Вы учиняете состязание между мной и этим обманщиком.

– И да, и нет, — сказал сержант.

– Объяснись, пожалуйста.

– Нам бы очень, очень хотелось устроить состязание, но не такое, какое вы предлагаете.

– Сгодится любое. Я уничтожу этого бездельника. «В Долину смерти поскакали шесть сотен»…

– Что-то в этом роде мы и имели в виду. — Уилкокс улыбнулся.

– Теннисона? — спросил Браги. — О, это один из моих любимцев!

– Нет, чтобы уничтожить бездельника.

– Не сомневайтесь, я ваших людей наполню духом таким, что станут они сильны и непобедимы.

– Действительно станут?

– Практически, — сказал Браги.

– Что в данном случае означает «практически»?

– Они будут отменно хороши по крайней мере пять минут после того, как я закончу декламацию. Уилкокс покачал головой.

– Боюсь, этого недостаточно.

– Но постаравшись, я могу столь их воодушевить, что глянут они смерти в глаза и в смятенье ее приведут, — пообещал Браги. — Здесь пригодится «Тело Джона Брауна».note 5

– И что хорошего в том, что приведут? Они, наверное, сами будут как мертвые, так?

– Но умирать они будут со счастьем! И некоторые сумеют воодушевленно повторить слова отваги, которые услышали из моих бессмертных уст.

– Бесполезно все это, — ответил Уилкокс. Посмотрел на воина, который молча слушал их беседу, и приказал: — Олепесаи, отошли его обратно.

– Но я только что прибыл сюда!

– Ты понял, Олепесаи? Отошли его обратно, и мы призовем другого бога.

– Я протестую! — воскликнул скандинав.

– Протестуй сколько хочешь, — отрезал Уилкокс. — Мы напрасно теряем время.

– Обождите! — возопил Браги так отчаянно, что англичанин и масаи вздрогнули. — Нет, о нет, вы не можете меня отослать! Там, наверху, боги давно меня не слушают. — На глазах его выступили слезы. — Они уже слышали все мои стихи. Они начинают хихикать, едва я приступаю к декламации, и уходят, прежде чем я заканчиваю. Хуже всех — Локи, но и сам Один покидает зал, стоит лишь мне войти. О, позвольте мне попробовать уничтожить того бога! И тогда я сочиню великолепную новую оду самому себе, на три часа чтения, преисполненную столь яркой выразительности, что товарищи мои будут слушать ее с почтением.

Уилкоксу показалось сомнительным, чтобы любое существо, будь оно человеком или богом, согласилось три часа слушать оду, сочиненную Браги в свою честь. Но и его положение было достаточно отчаянным, и он решил позволить плачущему богу попытать счастья.

– Хорошо. Поскольку вы все равно здесь, попробуем это использовать. — Он подумал. — Думаю, что прежде всего нужно найти того, другого бога.

– Да хоть сейчас! Уилкокс так и вскинулся:

– Где он?

– В пещере, что наверху в горах.

– У вас поразительно хорошее зрение.

– Боги способны видеть тех, кто им близок по крови.

– Правда?

– Нас не слишком много в мире, — объяснил Браги, — и мы воистину ощущаем свое родство и взимную приязнь. Скажу вам со всем уважением, что вы оба мне отчаянно наскучили.

– Тогда пошли наверх, в горы, — предложил Уилкокс, который испытывал примерно те же чувства к норвежскому богу поэзии. Но тот возразил:

– Известен мне путь много более легкий, смертный.

– Двадцать семь! — взвизгнул Питер Ньоро. — Вокруг нас десятки тысяч британских солдат, а тебе удалось подбить на дезертирство только двадцать семь!

– Время года неудачное, — оправдывался Гермес. — В Эспене еще мало снега, а в Майами идут дожди. — Он пригорюнился. — И еще «Канард» поставил «Куин Мэри» на переоборудование в сухой док…note 6

– Двадцать семь! — повторил Питер.

– Но есть еще одна блестящая возможность, — объявил Гермес.

– Ну?

– Есть. Начиная со следующей недели, «Пан-Ам» предлагает тридцатипроцентную скидку на кругосветные полеты. Питер в сердцах повернулся к Матениве.

– Говоришь, две тысячи коров и быков? Старый мундумугу покивал в ответ.

– Я делаю все, что могу! — захныкал Гермес.

– И твое «все» — меньше, чем ничего! — гулко ответил кто-то из глубины пещеры.

Питер выхватил пистолет и навел его на высокого белокурого человека в мехах, возникшего неизвестно откуда.

– Кто ты такой? — спросил Гермес.

– Я тот, пред кем вы должны упасть на колени. Слушайте и рыдайте!

Много разных тайн знает дальний край,
Где старатель долбит гранит,
У предела земли вы услышать могли б
То, что в жилах кровь леденит.
Этот мерзлый гранит тьму историй хранит
Под покровом ночной пурги.
Но никто не видал, как у диких скал
Я прикончил Сэма Макги.

(Перевод Дм. Раевского.)

Закончив чтение, человек в мехах воскликнул:

– Ну вот! Что вы об этом скажете?

Ответом ему было ошеломленное молчание. Наконец Гермес промолвил:

– Если серьезно, то мне это понравилось.

– Понравилось? — взволнованно переспросил Браги.

– Несомненно, — ответствовал Гермес. — Ненавижу я все эти новомодные штуки. Не понимаю, почему некоторые называют их поэзией — там даже рифмы нет.

– Точнейше те же чувства, что и у меня! — отозвался Браги.

– Между прочим, у вас на голове изумительный шлем. Не пожелаете ли поменять этот шлем на мой котелок?

– Пожалуй, нет, — сказал Браги после некоторого раздумья.

– Даю в придачу свой зонт. Здесь, в горах, дождь может начаться в любую секунду.

– Решено! — воскликнул Браги и снял шлем. Получив взамен зонтик и шляпу греческого бога, сказал благожелательно: — Вижу, ты парень совсем неплохой.

– Но и ты неплох, — ответил Гермес. — А стихи, если они настоящие, я могу хоть всю ночь слушать.

– Только не в моей пещере, — с неудовольствием сказал Матенива. — Здесь нельзя.

– Мы можем вернуться назад и заняться стихами за линией английских окопов, — продекламировал Браги, которому явно не терпелось выступить перед восприимчивой аудиторией.

– Нелепая затея, — откликнулся Гермес. — Для нас открыт весь мир!

– Неужели?

Гермес расстегнул свой портфель.

– Не далее, чем сегодня, я видел… Где же это?.. А, вот оно! — Он вынул проспектик. — Чего ради нам торчать в этих холодных и сырых горах, если мы можем отправиться в пятинедельный круиз на Таити, а оттуда перебраться в роскошный охотничий домик на Бора-Бора?note 7 Круглосуточное обслуживание прямо в номере, собственная ванна, электрический потолочный вентилятор и шесть километров чистейших бело-песчаных пляжей!

– О, сколь восхитительная перспектива! — сказал Браги. — Но поведай мне и о судне.

– Ну, мы поплывем в первом классе, разумеется. Там будет бассейн, танцевальный зал… — Гермес взял Браги под локоть и повел вниз с горы по тропе, извивающейся вдоль ручья. — Два ночных клуба, библиотека, игра в шафлборд…

– Ночные клубы? Там, возможно, пожелают услышать мою декламацию!

– Весьма вероятно… Ежеутренне — шведский стол с восьми часов до… Больше их не было слышно.

– И это — боги! — с горечью сказал Питер.

– Наверное, мы ждали от них слишком многого, — предположил Матенива. — Но может быть, и нет.

– Я не понял тебя.

– Если бы наши боги войны сошлись в битве с их богами, дело, наверное, кончилось бы вничью — как у этих двоих, — объяснил старик. — Но сейчас, по крайней мере, горы остались на месте, и это хорошо, ибо мы захотим жить в них, когда наша война прекратится.

Через три месяца после этих событий Дидан Кимаси был убит, и на этом неофициально закончился режим чрезвычайного положения.

Питер Ньоро, некоторое время пробыв вольным охотником, затем принял христианство и остаток жизни служил священником в Найроби.

Майкл Уилкокс вернулся в Англию и тоже сменил веру — стал анимистом. Он бросил учебу в колледже и открыл магазин плакатов в лондонском Сохо.

Что же касается Гермеса и Браги, то они первыми открыли агентство путешествий в Папеэте, что на Таити. Прибыль от этого предприятия позволила им основать «ГиБ театр», где Браги и поныне каждый вечер выступает перед верной ему аудиторией из полинезийцев, не приученных высоко ценить свободное стихосложение.

Перевел с английского

Александр МИРЕР