/ Language: Русский / Genre:det_action,

Персидский треугольник

Максим Шахов

Полковник Виктор Логинов из антитеррористического управления ФСБ получил новое задание – уничтожить агента ЦРУ по кличке Волк. Логинову задание показалось несложным, но на сей раз он ошибся. Видно, не зря прозвали Волком этого хитрого и беспощадного профессионала, который способен на любой непредсказуемый ход. Он похитил находящегося в Иране русского физика-ядерщика и теперь хочет переправить его на американское судно, стоящее на якоре в Персидском заливе. За Волком охотится иранская служба безопасности, и, чтобы вывезти ученого за пределы страны, тот решил устроить крупный теракт, который отвлечет внимание спецслужб. Так что сначала Логинову надо предотвратить теракт, а потом уж ставить на Волка свои «капканы»…

Максим ШАХОВ

ПЕРСИДСКИЙ ТРЕУГОЛЬНИК

* * *

Волк открыл кабинку душа и вышел в санузел. Стряхнув с себя ребром ладони воду, он отерся полотенцем, после чего повязал его на бедрах. Проведя рукой по запотевшему зеркалу, Волк наклонился к нему и зачесал свои черные как смоль волосы назад.

Он был очень красивым мужчиной – как большинство сербов. Правда, Волк был наполовину греком. Но эллинская кровь только придавала ему шарма. Волк любил женщин, и они любили его. Особой его гордостью было фото, где он был изображен с Дженифер Лопес. И, хотя это было против законов конспирации, Волк иногда демонстрировал своим подружкам. Но только когда был твердо уверен, что этот его секрет не станет достоянием кого-то другого…

– Стив! Ты скоро?.. – приглушенно донеслось из-за двери.

Задумавшийся Волк с небольшим опозданием понял, что обращаются к нему. Просто Стивом он был всего несколько часов и еще не успел привыкнуть к этому имени.

– Я уже! – шагнул к двери Волк.

На пороге санузла стояла Сюзи, во всяком случае, именно этим именем она подписывалась в Интернете. Наверное, на самом деле ее тоже звали как-то по-другому, но Волку это было все равно. Сюзи не была ни красавицей, ни дурнушкой – довольно симпатичное, хотя и не совсем пропорциональное лицо с черными бровями, оливковыми глазами, чуть вздернутым носиком и тонкими губками, ну и плюс к этому тоже не классическое, но довольно стройное тело. Которое сейчас весьма отчетливо проступало под легким халатиком…

Конечно, Волк видывал женщин и покраше. Но какое это сейчас имело значение?.. Сюзи прикипела глазами к мускулистому, еще покрытому капельками воды торсу Волка. А торс у него действительно был потрясающий. Только вот в некоторых местах подпорченный…

– Что это, Стив? – спросила Сюзи, протягивая руку.

Ее пальцы коснулись едва заметного шрама на ребрах под левой грудной мышцей. Несмотря на две пластические операции, скрыть следы того ранения Волку так и не удалось.

– В аварию попал, – сказал Волк. – Засмотрелся в Ницце на пейзаж…

– На пейзаж или на какую-то красотку-француженку? – спросила Сюзи.

Ее пальцы скользнули к соску, в глазах запрыгали чертики.

– Француженки не в моем вкусе, – с честным выражением лица сказал Волк.

– Да?.. А кто в твоем вкусе?.. – с придыханием спросила Сюзи.

Ее пальцы сжали сосок Волка и начали его тереть.

– Ты в моем вкусе! – выдохнул Волк, привлекая Сюзи к себе.

Та впилась губами в сосок Волка, зачмокала. Одновременно ее руки лихорадочно размотали полотенце на поясе мужчины. Волк с опаской бросил взгляд через распахнутую дверь в квартиру и быстро сказал:

– А сын?..

– Я его уже уложила!.. – подняла голову Сюзи. – Пообещала, что завтра заберу его из школы пораньше! А до того мы сможем любить друг друга! Да?..

– Еще бы! Но начнем прямо сейчас!

С этими словами Волк прикрыл дверь и подхватил Сюзи под ягодицы.

Припечатав женщину к стенке, он резко опустил ее чуть вниз.

– О-о!.. – задрожала Сюзи.

Ее оливковые глаза мгновенно покрылись поволокой. Зрачки закатились. Коготки Сюзи впились в мускулистую спину Волка.

– О, Стив!.. Стив!.. Стив!.. – постанывала она в такт.

Волк глаз не закрывал. При его работе это была недопустимая роскошь. Доведя Сюзи почти до пика, он неожиданно поставил ее на пол.

– Что случилось?.. – вскрикнула женщина.

Волк не стал ничего говорить, просто развернул ее лицом к стенке.

Сюзи уперлась в нее ладонями. В санузле снова разнеслись ее стоны:

– А!.. А!.. А!..

Ладони Сюзи с характерным звуком ерзали по запотевшему кафелю, оставляя на нем следы. Ее голова со спутавшимися волосами моталась из стороны в сторону, иногда со стуком ударяясь о стенку, но Сюзи этого не замечала…

– Есть! – отрывисто бросил в трубку адъютант и тут же резво вскочил на ноги, распахнул перед Логиновым дверь: – Прошу, товарищ полковник!

В большом кабинете замдиректора ФСБ приглушенно шуршал сдвоенный кондиционер, в воздухе витал запах дорогих сигарет. Замдиректора – подтянутый, моложавый, в шикарном светлом костюме – приветствовал Логинова исключительно доброжелательно. Однако Логинов был тертым калачом и с ходу заподозрил неладное. Кроме самого хозяина в кабинете замдиректора ФСБ находился непосредственный начальник Виктора – генерал Ватлин. Здороваться он с Виктором не стал, и в этом не было ничего странного – сегодня они уже виделись. Но вот то, что Ватлин старательно избегал смотреть Виктору в глаза, сказало опытному оперативнику Управления антитеррора ФСБ о многом. И чутье полковника не подвело…

Предложив Логинову сигарету, замдиректора откинулся в кресле и вдруг спросил:

– Как у вас с фарси, полковник?

Логинов ответил:

– Да, честно говоря, никак, товарищ генерал!

Ватлин посмотрел на замдиректора и едва заметно пожал плечами – мол, я же вас предупреждал. Замдиректора ФСБ слегка поколебался, но не более двух секунд. Выпустив струю дыма в сторону кондиционеров, он решительно сказал:

– Я думаю, это не проблема. Все равно по легенде он будет европейцем!

– Позволю себе не согласиться, товарищ генерал! – покачал головой Ватлин. – Без знания языка выполнить задание будет…

– Да все я понимаю, Валерий Иванович! – резко сев прямо, ткнул сигарету в пепельницу замдиректора. – Но нет у нас оперативников такого класса, владеющих фарси! И времени нет на их подготовку!

– И все же, товарищ генерал… – снова начал было Ватлин, но на этот раз его перебил Логинов.

– Прошу прощения! Может, я лучше в коридоре подожду? – пружинисто поднялся он на ноги. – Заодно и чаю попью?

Удовольствия от препирательств генералитета Виктор не получал. Уже давно.

– Да будет вам чай, полковник! – нервно повернулся к нему замдиректора. – Сядьте! Добить вы меня, что ли, решили сегодня на пару?..

– Есть, товарищ генерал! – кивнул Логинов, снова опускаясь на стул.

Замдиректора ткнул пальцем в кнопку селектора:

– Дима, три чая!..

– Есть!

Замдиректора вздохнул, снова повернувшись к Виктору. И невесело улыбнулся:

– Хорошо у вас начальство, да, полковник? Вызывает подчиненного, не зная, чего от него хочет…

– Нормальное начальство, товарищ генерал! Как везде! – не моргнув глазом сказал Логинов.

Замдиректора шутку оценил. И ответил в том же тоне:

– Ты мне, Логинов, в моем кабинете брось крамолу разводить! Устои подрывать, понимаешь! Начальство на то и начальство, чтобы не знать, чего хочет… А если серьезно, то нам просто нужно очень быстро провести одну операцию. С хирургической точностью…

Дверь приоткрылась, от нее донесся голос адъютанта:

– Разрешите, товарищ генерал!

– Да!

Несмотря на то что этого самого адъютанта Диму Служба собственной безопасности ФСБ наверняка вела денно и нощно, фиксируя на цифровые носители даже оргазмы его половых партнерш, замдиректора ФСБ на то время, что адъютант разносил чай, разговор прекратил. Потому как и сам когда-то был оперативником и знал, что малейшее нарушение правил конспирации может стоить его подчиненным жизни. Только когда дверь за адъютантом закрылась, замдиректора открыл папку и протянул Логинову через стол фото:

– Это тебе, так сказать, исходная точка, полковник…

Чуть отодвинув чашку, Логинов взял фото в руки и невольно вскинул бровь. На фото была изображена Дженифер Лопес во всей красе своего щедрого тела. С каким-то очередным красавчиком-бойфрендом, примостившимся у ее ног, по-восточному подогнув ноги. Некоторое время Логинов смотрел на фото, потом перевел взгляд на замдиректора:

– Извините, товарищ генерал, не понял? Какую ей еще проводить хирургическую операцию? Она же и так вся вдоль-поперек прооперированная… И при чем тут фарси?..

Шум воды в душевой кабинке стих. На стенку в коридоре упал свет из приоткрывшейся двери санузла. Щелкнул выключатель, по полу прошлепали ноги.

– Ты где?.. – негромко спросила в темноте Сюзи.

– Я здесь, – отозвался с кровати Волк.

– Ты ждешь меня? Или спишь? – осторожно ступая, спросила женщина.

– Хочешь проверить?

– А как это можно проверить?.. – с капризными нотками спросила Сюзи.

– Элементарно! – хмыкнул Волк, откидывая одеяло.

Нащупав в темноте затылок Сюзи, он наклонил ее голову к своему паху.

– О-о!.. – вскрикнула женщина.

Опустившись возле кровати на колени, она немедленно принялась за дело. Волк, держа руку на ее затылке, откинулся на подушки. Вскоре Сюзи переместилась к нему, и жаркая ночь продолжилась. Только накувыркавшись до изнеможения, женщина наконец успокоилась. Пристроив свою голову на плече Волка, она расслабленно проговорила:

– Боже, как мне было хорошо!

– Будет еще лучше! – заверил ее Волк. – Впереди у нас два выходных! С работы ведь тебя беспокоить не будут?

– Нет.

– Тогда спокойной ночи!

– Спокойной ночи, Стив! – чмокнула мужчину в плечо Сюзи.

Секунду спустя она уже безмятежно спала на плече мужчины своей мечты. Во всяком случае, так ей казалось…

– Не туда смотришь, полковник, – сказал замдиректора, отхлебнув чая. – Эта самая Лопес нас не интересует. Поет себе и пусть поет, на здоровье… А вот тип, который сидит у ее ног, как раз и есть объект нашей заинтересованности. Только вот известно нам о нем, к сожалению, не много. Национальность – греко-серб. Специальность – диверсант-террорист экстра-класса. Работает на США – то ли на ЦРУ, то ли на АНБ…

– Террорист, работающий на ЦРУ?

– Именно так, полковник. Американцы – мастера двойных стандартов. Тот же Усама бен Ладен, если ты не знал, выкормыш ЦРУ…

– Да нет, насчет бен Ладена я в курсе, товарищ генерал. А этот красавчик что, вроде как его преемник?

– В принципе, нет, хотя пути спецслужб неисповедимы… Бен Ладена-то американцы сотворили, чтобы его руками воевать против нас в Афгане, а обернулось все для них одиннадцатым сентября. Ну а этот тип, которого ты видишь, загребает для американцев жар в Иране. Как только он там появляется, на юге страны гремят взрывы. Или израильские истребители наносят удары по иранским ядерным объектам. Ясно, что за фрукт?

– Так точно. А мы здесь, прошу прощения, с какой стороны?

– А мы здесь с той стороны, что в Иране работает очень много наших мирных специалистов. В том числе и на ядерных объектах. Трое из них уже исчезли бесследно…

– Считаете, это его рук дело? – кивнул Виктор на фотографию.

– Это не я так считаю, а наша иранская резидентура, которая провела соответствующую работу. Само собой, что мы больше не можем мириться с подобными фактами. Ведь речь идет и о жизнях наших людей, и о ядерных секретах, которыми кое-кто из работающих в Иране наших специалистов располагает. Утечка наших ядерных технологий в США недопустима…

– Извините, но это понятно, товарищ генерал, – кивнул Логинов, глядя на сидящего у ног Дженифер Лопес типа совсем другими глазами. – Зато, честно говоря, непонятно другое: а почему бы всю эту информацию не передать иранским властям? Уж им-то обезвредить этого товарища было бы намного сподручнее. Или есть какие-то нюансы?

– Есть, полковник, нюансы! – кивнул замдиректора. – Ты «Белое солнце пустыни» смотрел?

– Смотрел, конечно.

– Помнишь, что там говорил товарищ Сухов?

– Восток – дело тонкое?

– Точно. Причем очень тонкое, Логинов… – развел руками замдиректора. – Иран – то, что принято называть полицейским государством. В каждом коллективе там имеется секретный сотрудник службы безопасности. И эта служба безопасности очень не любит, когда кто-то работает не на нее, а на кого-то другого… Короче, если мы передадим наши скудные материалы иранцам, они обязательно захотят докопаться, кто нам помог их раздобыть. И наверняка докопаются. А наш тамошний резидент категорически против, чтобы его агентов из местных вешали на подъемных кранах на площадях при большом стечении народа. Гуманист он, Логинов, понял?..

– Так точно, товарищ генерал. Понял…

– А если понял, тогда сдавай текущие дела, – отодвинул чашку замдиректора. – Времени мало. За день-два нужно слепить тебе легенду и натаскать на иранских особенностях. И все, вылетаешь. Фарси изучать, извини, некогда…

– Мы уже поехали, – заглянула в спальню Сюзи. – Не скучай, я завезу Абу в школу и сразу назад!

– Я буду ждать! – кивнул Волк. – И вот еще что…

– Что?..

– Сегодняшний день мы посвятим друг другу. А завтра я хочу поближе познакомиться с Абу. Ведь когда мы поженимся… В общем, ты можешь сказать в школе, что завтра его не будет на занятиях?..

– О, Стив! – прижала к груди руку Сюзи. – Конечно!

– Только предупреди Абу, чтобы он не проболтался обо мне!

– Конечно! Он у меня умный мальчик, сам завтра убедишься! Пока-пока! Я скоро!

– Буду ждать! – послал воздушный поцелуй Волк.

Сюзи с сыном вышли из дома. Едва щелкнула дверь, Волк резко вскочил и тремя бесшумными шагами оказался возле окна. Сквозь щель в жалюзи он посмотрел на выехавшую со двора машину. Убедившись, что опасности нет, Волк сел за компьютер Сюзи.

Интернет очень полезная штука во многих смыслах. В профессии же Волка он совершил настоящий переворот. Во все века самым слабым местом шпионов и диверсантов была связь. Именно на связи их ловили. С появлением же Интернета отследить сообщения стало намного сложнее, а уж «запеленговать» шпиона и вовсе практически невозможно.

Волк пробежал пальцами по клавиатуре, послав адресату с восьмизначным номером вполне невинное с виду сообщение. И тут же получил ответ. Все это напоминало переписку обычных бизнесменов, поскольку Волк давно использовал в своей работе коммерческие термины.

Он вроде как спросил, когда поступит транспорт и экспедиторы. Ему сообщили, что вовремя. На что Волк подтвердил поставку товара.

«Товаром» в данном случае выступал русский физик-ядерщик по фамилии Иванов. Видимо, это был псевдоним. Насколько удалось выяснить Волку, в Иран русский попал через Западную Европу. То есть работал он не в рамках межправительственных соглашений, а по личному контракту с ядерным департаментом Ирана.

Еще о русском было известно, что он вроде бы выходец из знаменитого на весь мир уральского ядерного центра. А это означало, что он может владеть не только сведениями по иранской ядерной программе, но секретами гораздо более современных разработок русских в этой области.

Наружное наблюдение за Ивановым косвенно подтвердило эти данные. Он жил в огромной квартире, ездил на дорогом авто и практически ни в чем себе не отказывал. Еще и много пил, как все русские, причем не особенно-то и таясь. Ну а поскольку иранские власти на это закрывали глаза, значит, Иванов представлял для них очень большую ценность.

Видимо, табу для него существовало только одно – выезд за рубеж.

Именно поэтому свой краткосрочный отпуск (а в Иране отпусков как таковых нет в принципе) русский и решил провести в Бушире, на берегу теплого моря…

Когда Сюзи вернулась, Волк уже как ни в чем не бывало валялся в постели. Для начала они занялись сексом, а потом начали строить планы на будущее. То есть планы строила Сюзи, а Волк с ней соглашался.

– Я хотела бы провести свой медовый месяц в Ницце! Как ты на это смотришь?

– Как скажешь, дорогая…

– Боже, ты согласен?.. Дай я тебя поцелую! А сколько гостей мы пригласим на свадьбу?

– Я хотел бы, чтобы все прошло скромно… – почесал грудь Волк. – Ты, я, Абу и самые близкие друзья. Но если ты захочешь пригласить сто пятьдесят человек, мне придется согласиться…

– Ты просто чудо!

– Я знаю, – скромно сказал Волк. – Кстати, а завтраками кормить ты меня будешь, когда мы поженимся?

– Ой, извини! Сейчас! – спохватилась Сюзи.

Чмокнув Волка в щеку, она отправилась на кухню. Тот проводил ее ухмылкой. Он научился пользоваться женской глупостью, но так и не мог к ней до конца привыкнуть. Неужели эта дура не понимает, что ни она со своими кудряшками, прикрывающими куриные мозги, ни ее щенок от бывшего мужа-перса не нужны Волку?.. Тем более что он прислал ей по Интернету свое фото с Дженифер Лопес…

Кое-как дождавшись вечера, когда Сюзи уложила привезенного из школы Абу спать, Волк извлек из своего чемодана бутылку водки. Обняв женщину, он сказал:

– Составишь мне компанию?..

– Я так и не научилась пить водку! – махнула та кудряшками. – Вот если бы хорошее французское вино…

– Вино будет в Ницце, когда у нас будет медовый месяц. А сейчас давай выпьем немного водки. За нас троих – тебя, меня и Абу…

У Сюзи даже слезы на глаза навернулись. Естественно, отказаться после этих слов она уже не могла. Опьянела она быстро. Волк посмотрел на нее и сказал:

– Я тебя хочу!

– Я тебя тоже хочу! – с готовностью распахнула халатик Сюзи.

– Не здесь, в душе! – сказал Волк. – Я хочу, чтобы на нас с тобой лилась вода…

– Как скажешь, любимый!

Сюзи вошла в санузел первой. Волк нырнул за ней и прикрыл дверь.

Женщина прижалась к нему и обняла. Волк поцеловал ее в губы, отстранился и вдруг развернул.

– Ты хочешь сзади, да?.. – спросила Сюзи.

– Не совсем… – мотнул головой Волк.

В следующий миг он сделал то, чего женщина не могла ожидать. Волк подцепил опорную ногу Сюзи, одновременно изо всей силы дернув ее ладонью за лоб.

– А!.. – успела вскрикнуть от удивления женщина.

И тут же умолкла, поскольку ее затылок с громким стуком ударился о кафельный пол. Смерть наступила мгновенно – от перелома основания черепа и обильного кровоизлияния в мозг. Волк доктором не был, но толк в таких вещах знал.

Покончив с Сюзи, Волк отправился в спальню. Ее щенок сопел в две дырки на своем ложе на полу. Комнатка у него была совсем крошечной, и это здорово облегчило Волку задачу. Бытовых газопроводов в Иране почти нет. Газ привозят в баллонах. Именно такой баллон Волк и принес из кухни в спальню. Открыв вентиль, Волк плотно прикрыл дверь и засек время. Пару минут спустя он с закрытым носом нырнул в спальню и газ перекрыл. Потом снова быстро вынырнул в коридор.

В принципе бытовой газ абсолютно безвреден, просто вытесняет воздух. Ну, и еще может взорваться. Но Волк пока что не собирался включать свет. Выждав еще пару минут, он снова нырнул в спальню.

Мальчик уже не дышал. И пульс на его шее не прощупывался. Волк быстро прошел к окну и распахнул его. Дышать он начал только в коридоре, закрыв за собой дверь.

Десять минут Волк выждал на кухне. Когда он вернулся в спальню мальчика, газ уже почти выветрился, хотя характерный запах еще оставался. Но это был запах не газа, а специального вещества, которое в него добавляют в целях безопасности. Бытовой газ запаха не имеет. На всякий случай Волк еще раз ощупал мальчика. Тот уже начал остывать.

С чувством выполненного долга Волк забрал баллон, отнес его на кухню и снова подключил к плите. Чтобы все случившееся в доме выглядело несчастным случаем, оставалось только поставить на конфорку турку, довести ее до кипения и дать сбежать…

Брюхатый аэробус «Внуковских авиалиний» наконец прорвал пелену облаков. Внизу показался укрытый сизой дымкой Тегеран. Шпили и купола мечетей торчали среди вполне современного вида зданий. Улицы, насколько можно было рассмотреть с высоты, были запружены бесконечными вереницами машин. «Вот и приехали…» – подумал Виктор и потянулся в кресле.

Двадцать минут спустя он уже покинул вместе с другими пассажирами московского рейса зону вылета, остановился и огляделся по сторонам.

На него тут же обратили внимание двое полицейских в белой форме, весьма напоминающей выцветший прикид товарища Сухова. Только вооружены исламские стражи порядка были не «наганами», а более современными «кольтами». Подошедший первым к Виктору полисмен что-то сказал на фарси. Ничего такого в багаже у Виктора не было, но он все равно напрягся. Ситуацию неожиданно разрядил один из пассажиров московского рейса – добродушный веснушчатый толстяк.

– Спрашивают – помощь нужна?.. – сказал он, ставя два своих чемодана позади Виктора.

– Да нет, спасибо… – покачал головой Виктор.

Толстяк быстро перевел его фразу, и полисмены тут же потеряли к пассажиру интерес.

– Так тебя встречает кто-то?.. – спросил толстяк.

– Да.

– Ну, тогда удачи!

Отерев взмокший лоб платком, толстяк снова подхватил свои чемоданы и направился на выход. Полицейские за это время успели отойти метров на десять. И тут из-за колонны вдруг вынырнул помятый молодой мужчина лет тридцати славянской внешности. В руках он торопливо развернул вверх тормашками плакат, на котором было написано: «Инженер Гарин».

Логинов направился к мужчине. Тот был довольно худощавым, но вспотел намного больше, чем прилетевший с Виктором толстяк. И лицо имел такое красное, что, казалось, вот-вот расплавится.

– Привет, я Гарин! – сказал Виктор подходя.

– Инженер Гарин? Виктор Павлович?

– Точно!

– Ф-фух! – быстро сказал мужчина, комкая плакат, разворачиваясь к выходу и оглядываясь на полисменов.

При этом «фухе» встречающий одарил Логинова таким ядреным перегаром, что Виктор сразу все понял. Алкоголь-то в Иране под запретом. За его употребление на подъемных кранах, слава Аллаху, не вешают, но в тюрьму сажают за милую душу…

При выходе из аэропорта торчали еще двое полицейских, так что встречающему снова пришлось затаить дыхание. В результате на заднее сиденье довольно потрепанного «Форда», ожидавшего их на стоянке, он буквально рухнул. Несколько секунд мужчина хватал воздух ртом, словно выброшенная на берег рыба. Потом повернулся к успевшему усесться рядом Виктору и сипло выдохнул:

– Блядская страна, блядские законы, блядские полицейские! Меня Игорем зовут! Перебрал вчера, думал, не выживу! За встречу?..

В руках Игоря словно по мановению волшебной палочки появилась извлеченная откуда-то из-под сиденья фляжка. Судя по запаху, с каким-то жутким самогоном. Виктор невольно отвернулся.

Как раз в этот момент за руль «Форда» сел наконец уложивший в багажник чемоданы Виктора водитель-перс. Игорь решил, что Виктор опасается его, и тут же горячо заверил:

– Да это свой человек, три года на меня службе безопасности исправно стучит! А той на спиртное наплевать! У-у?..

– Спасибо, я пас! – осторожно, чтобы не обидеть Игоря, отстранил протянутую фляжку Логинов. – Бросил…

– Анонимный алкоголик?.. – понимающе кивнул Игорь. – Ну, тогда за тебя! На этот счет тут хорошо, конечно! Не запьешь. Только импотентом станешь…

Водитель-перс белозубо улыбнулся в зеркало заднего вида и начал заводить двигатель. Заводился тот примерно так же, как и багажник у «Форда» закрывался. Чтобы двигатель зарычал, персу понадобилось не менее пяти попыток. Игорь тем временем булькал фляжкой.

– Ик!.. – наконец сказал он. – Блядский самогон!.. Ты порнуху с собой привез?..

– Нет.

– Это зря. Без порнухи тут никак. А с Интернета качать дюже опасно, с работы выгоняют… Я только вчера двоих отправил на историческую родину. На зоофильских сайтах паслись. Нормальные мужики, но засиделись тут слишком долго без отпуска, поневоле крышу подорвет… А вообще-то страна нормальная, Витя. Килограммовый шашлык – семь баксов – пальчики оближешь. Квартиру сто метров снять – шестьдесят долларов в месяц. Коммунальные услуги вообще курам на смех – один доллар. В общем, если ты анонимный алкоголик да еще и импотент, то кататься тут можно как сыр в масле! Эх!..

За этим восклицанием последовали новые бульки. Видимо, Игорь настроился прикончить фляжку как можно быстрее, чтобы в корне пресечь ностальгию по исторической родине, где и квартиры дорогие, и шашлык жесткий, и коммуналка кусается, зато пить можно не таясь, да еще и с женщинами спать сколько влезет – без бакшишей, штампов в паспорте и прочих исламских заморочек…

Логинов тоску земляка отлично понял и отвернулся к окошку. А там посмотреть было на что. «Форд» как раз обгонял такси, на переднем сиденье которого разместилось два человека. Это в Иране оказалось в порядке вещей. Хочешь сидеть один, плати за двоих. Сколько человек набилось на заднее сиденье, Виктор сосчитать не смог, поскольку такси неожиданно утонуло в фиолетовой дымке. Вскоре в этой дымке материализовался вроде как мотоцикл. С виду чадящему и грохочущему чудовищу с равным успехом можно было дать и пятьдесят, и сто лет. За рулем его гордо восседал глава семьи, на бензобаке разместилось двое отпрысков, а сзади еще с тремя детьми сидела закутанная с ног до головы в черные одежды жена. Ей тоже с равным успехом можно было дать сколько угодно лет, поскольку, кроме глаз, ничего иного увидеть было нельзя.

Вдоволь налюбовавшись подобной экзотикой, Логинов наконец повернул голову. Истосковавшийся по родине Игорь, привалившись головой к стойке кабины, уже беспокойно дремал, бормоча во сне: «Блядская страна… блядские законы… блядские полицейские…» Впрочем, в голове встречающего оказался включен круиз-контроль, поскольку примерно за пять минут до приезда в гостиницу он вдруг вскинулся, огляделся мутноватым взглядом по сторонам и сказал:

– Извини, Витя, сморило… Значит, гостиницу я тебе на ночь забронировал, оплатил. А билеты вот… Завтра в семь тридцать по местному вылетаешь в Бушир. Водитель мой тебя в аэропорт отвезет. Из машины, извини, выходить сегодня уже не буду. Ты ж не обидишься?..

– Нет, конечно, – мотнул головой Логинов, пытаясь хоть что-то понять в арабской вязи на авиабилете. И на всякий случай уточнил: —Значит, завтра в семь тридцать? Рейс на Бушир? Правильно?

– Да, точно так. Хорошее, кстати, место. Знаешь, как переводится с фарси?

– Нет.

– «Бу» – это вонь, а «шир» – город. Вот такая тут блядская география…

Сказав это, Игорь сунул руку под сиденье, нашарил фляжку и влил в себя скудные остатки былой роскоши. Потом икнул и проинструктировал земляка насчет того, что из гостиницы лучше не выходить. Чтобы по незнанию не влезть в какие-нибудь непонятки…

Подсоединив баллон с газом, Волк помыл руки и прошел к компьютеру убитой Сюзи. Через Интернет он связался со своими людьми. Те сообщили, что у них все в порядке. Договорившись о встрече, Волк посмотрел на время. Минут десять у него в запасе еще было.

И он за это время удалил из компьютера Сюзи все, что могло кого-либо навести на его след. Покончив с этим, Волк быстро собрался и покинул дом. В принципе он мог взять машину Сюзи, но не стал рисковать.

В условном месте его поджидал черный «БМВ». За рулем сидел Хамад, на заднем сиденье – Киркун. Оба были персами, один когда-то работал в местной службе безопасности, другой – в полиции. Оба были готовы ради денег на все и имели на своем счету не по одному десятку трупов. В общем, о таких помощниках можно было только мечтать. Особенно если учесть, что предать Волка они не могли, поскольку в этом случае автоматически получили бы смертную казнь за сотрудничество с ним.

– С прибытием в Бушир! – поздоровались с Волком подручные.

– Салам алейкум! – ответил тот. – Документы у вас надежные?

– Как всегда, хозяин! – кивнул Хамад.

Именно он раньше служил в службе безопасности Ирана и в документах был докой. Иногда Хамад даже шутил, что может сделать самое настоящее удостоверение президента страны.

– Тогда поехали! – велел Волк.

Русский физик-ядерщик Иванов, находясь на отдыхе в Бушире, каждый вечер ужинал в одном и том же ресторане. Располагался он на берегу моря. Но привлекал он Иванова не этим, а тем, что туалет находился не в самом ресторане, а в углу территории за кустами. В этих-то кустах Иванов и оставлял принесенную с собой фляжку с самогоном.

В этот вечер Иванов уже дважды сходил в туалет, само собой, не забыв по дороге заглянуть в кусты, чтобы приложиться к фляжке.

Настроение у него по этому случаю было очень хорошее. Проглотив удивительно вкусный кусок мяса, Иванов покосился на мобильный.

Вообще-то проституток в Иране как бы нет. Официально. Но если подойти к делу осторожно, то кое-что можно нащупать даже в такой дыре, как Бушир.

Это «кое-что» имело рабочий псевдоним Шехерезада и стоило огромных денег. Правда, женщиной это бесформенное создание назвать было трудно, но детородный орган оно имело. А это лучше, чем ничего. Иванов совсем уже было решил позвонить проститутке, когда его мобильный задергался сам. Номер был какой-то незнакомый.

– Алло! – ответил русский.

Гостиница по иранским меркам оказалась очень даже ничего. Самое главное, что персонал владел английским, так что процесс поселения занял у Виктора не более минуты. Взяв ключ от номера, он вернулся к «Форду» за чемоданами. Мальчик-портье увязался было за ним, но Виктор его остановил. Попрощавшись с Игорем, он вернулся в небольшой холл и пешком поднялся на второй этаж.

Комната оказалась не очень большой, но уютной. По-быстрому распаковав чемоданы, Виктор спустился вниз, в ресторан. Шашлык в Иране и вправду оказался божественным на вкус и дешевым до неприличия. Зато, вернувшись в номер, Виктор сразу заметил следы торопливого обыска.

Нахмурившись, он быстро вернулся к двери, запер ее на фиксатор и принялся перебирать вещи. За этим занятием его и застал дребезжащий телефонный звонок.

Виктор прошел к допотопному аппарату, снял трубку и ответил по-английски.

– Джона можно? – спросили на другом конце.

– Нет, это Виктор.

– А когда будет Джон?

– Боюсь, он уже съехал…

– Жаль, мы договорились с ним встретиться.

– Мне тоже жаль. Могу быть еще чем-то полезен?

– Увы, нет. Извините за беспокойство.

– Ничего страшного… – сказал Виктор и опустил трубку.

Этот разговор означал, что резидентура отследила его приезд. И вскоре Виктору дадут знать о встрече. Виктор закончил проверку своих вещей, но никаких сюрпризов не обнаружил. Как и пропаж. Видимо, речь шла просто о превентивном досмотре. Уж в коллективе-то гостиницы сексотов службы безопасности должно было быть не один и не два.

Видимо, кто-то из них и расстарался, пока новый постоялец обедал…

Улегшись на диван, Виктор закинул руки за голову и принялся ждать.

С улицы доносился характерный шум восточного города – крики, рев и гудки допотопных машин. Тегеран жил своей малопонятной европейцам жизнью. А Виктор просто ждал звонка резидентуры. Такая у него была работа.

Ахмад был красавчиком, каких поискать. Высокий, стройный, черноволосый, он притягивал к себе словно магнитом девушек всех рас и национальностей. За время учебы в Европе он успел переспать и с француженками, и с китаянками, и с негритянками, и с немками… Список этот был почти бесконечен. Самой младшей партнерше перса было тринадцать. Самой старшей – около пятидесяти. Это была отчаянно борющаяся со старостью французская виконтесса. С ней Ахмад переспал из спортивного интереса, после чего к аристократке охладел. Та же ради смазливого перса была готова на все. Ахмад не смог устоять перед новеньким «Пежо», и связь продолжилась. Через полгода Ахмад начал подумывать о том, чтобы остаться в Европе навсегда. Идея жениться на старой карге с учетом ее состояния не казалась Ахмаду столь ужасной. Ведь стоило ему повести своей черной бровью, как практически любая из женщин готова была плюхнуться на спину и развести ноги…

Однако судьба сыграла с персом-альфонсом злую шутку. Старушенция зацепила где-то по дороге в свое поместье мускулистого алжирца. И трахнулась с ним прямо в салоне своего лимузина «Майбах». После чего дала Ахмаду пинка под зад. Спасибо, хоть подаренный красавец «Пежо-407» назад не потребовала. Однако к подобному повороту перс все равно оказался не готов. Его виза закончилась вместе с учебой. Продлить ее персу не удалось – по всей Европе правила на этот счет весьма ужесточились. И Ахмаду пришлось возвращаться в Иран.

Слава Аллаху, хоть с работой персу повезло. Он устроился в представительство западной фирмы в Иране инженером. Сразу после чего получил приглашение посетить службу безопасности. Там с Ахмадом провели небольшую беседу. В конце перс горячо заверил толстого майора, что станет исправно сообщать обо всем, что будет происходить в представительстве. Поскольку фирма торговала компьютерами, то ничего предосудительного там не происходило, о чем Ахмад с чистой совестью регулярно и докладывал в службу безопасности. Зарабатывал он неплохо и вскоре обнаружил, что жить в Иране можно тоже. Во всех смыслах.

Несмотря на тотальную слежку и суровые законы, молодое поколение на некоторые запреты смотрело сквозь пальцы. За деньги, вырученные от продажи «Пежо» во Франции, Ахмад почти сразу приобрел себе довольно сносный даже по европейским меркам «Мерседес». И вскоре выяснил, что если молодая иранка садится к тебе покататься, то это означает, что она готова на все.

И Ахмада снова понесло. За год он успевал покатать на своем «Мерседесе» не меньше сотни девушек. При всем при этом смертной казни за внебрачные связи в Иране никто не отменял. Но это даже придавало «автомобильному» сексу еще большую прелесть. И Ахмад не заметил, как стал не только сексуальным, но и адреналиновым наркоманом. Он понимал, что ему нужно остановиться. Хотя бы на одной партнерше. Но сделать этого Ахмад уже не мог.

Сегодня у него была назначена очередная встреча. С новой соседкой по дому. Она с пятидесятилетним мужем пару недель назад въехала в освободившуюся квартиру. Самой соседке было шестнадцать, замуж она вышла в тринадцать. Но до сих пор была девственницей. Для Ирана, где большинство мужчин предпочитает анальный секс, это довольно распространенное явление. Ну а новый сосед к тому же был уже почти импотентом…

Все это соседка выложила Ахмаду как бы невзначай, периодически в отсутствие мужа наведываясь в его квартиру за какими-то мелочами. В таких нарядах, что Ахмад едва сдерживался, чтобы не завалить ее прямо в прихожей. Однако Ахмад был не так глуп. В Иране даже стены имеют уши. Заподозри кто-то из бдительных соседей неладное, и полиция уже через пару минут была бы тут как тут.

И вот сегодня Ахмад наконец должен был овладеть девственницей-соседкой. Ее муж уехал в командировку на юг, и соседка договорилась переночевать у подруги. Все меры предосторожности были предприняты, и Ахмад уже в сумерках покинул квартиру и уселся в свой «Мерседес». Едва уловимое движение жалюзи окна соседской квартиры вызвало легкую ухмылку Ахмада. Райская птичка проследила за его отъездом и теперь должна была вызвать такси, чтобы ехать якобы к подруге.

Ахмад завел двигатель, чуть прогрел его и двинул «мерс» с места.

Когда он выезжал со двора, навстречу ему завернуло такси. Все шло по плану. Ахмад отправился на автозаправочную станцию, где залил полный бак. В отличие от Европы, бензин в Иране был дешевый, так что кататься можно было хоть круглые сутки.

После этого Ахмад отправился к дому соседской подруги. И остановился неподалеку от него в укромном месте. Три минуты спустя из-за угла вынырнула темная тень. Ахмад быстро распахнул дверцу.

Соседка, с ног до головы одетая в черное, шмыгнула на переднее сиденье.

– Привет! – улыбнулся Ахмад.

Девушка порывисто сдернула платок и подалась к нему. Ее мягкие, пахнущие мятой губы впились в рот Ахмада, маленькая ручка метнулась к его поясу и начала поспешно расстегивать его. У Ахмада сладко задурманилось в голове. Все-таки иранские жены – это нечто особенное. Ни одна француженка не будет три года терпеть мужа-импотента. А в Иране это в порядке вещей и даже не обсуждается…

В этот самый миг на заднее стекло «Мерседеса» лег отблеск фар какой-то машины. Задыхающаяся от желания соседка даже не заметила этого. Однако Ахмад был начеку и наконец овладел собой. Резко отстранившись, он ухватил тонкое запястье уже нырнувшей в его брюки руки.

– Стоп! Стоп! Не здесь…

Желание девушки было столь велико, что Ахмад справился с ней не без труда. Из груди соседки вырвался гортанный стон.

– Не здесь! – сипло повторил Ахмад. – Слишком опасно! Сейчас поедем в одно место! Уж там нам никто не помешает… Только поправь на всякий случай платок.

В следующий миг «Мерседес» тронулся с места и направился к проезжей части. Соседка часто дышала на пассажирском сиденье. У Ахмада бугрились на гульфике брюки. В предвкушении безудержного секса ему хотелось гнать машину на всей скорости, но он заставлял себя сдерживаться…

Дребезжащий звонок прозвучал в номере, когда на Тегеран уже спускались сумерки. Виктор снял трубку и ответил по-английски.

– Здравствуйте, это гостиница? – спросили на другом конце.

– Да.

– Второй номер?

– Нет, вы ошиблись.

– Извините…

Голос был другим, но это не имело значения. Виктору сообщили условной фразой, что встреча состоится по второму варианту. В чемодане у него имелась схема Тегерана. Быстро просмотрев план интересующего его района, Виктор распихал по карманам документы и деньги, после чего покинул номер.

– Такси господину? – с угодливой улыбкой поинтересовался внизу сотрудник гостиницы, возможно, как раз тот самый, что совсем недавно рылся в вещах Виктора.

– Спасибо, я хочу просто прогуляться, – тоже с улыбкой ответил Виктор.

Вынырнув в раскаленную за день атмосферу Тегерана, он незаметно оглянулся. Сотрудник гостиницы, к счастью, никуда не звонил. Впрочем, ищейки службы безопасности вполне могли приклеиться к Виктору на улице. Просто потому, что каждый европеец для иранцев потенциальный враг.

Чтобы проверить это предположение, Виктор пару кварталов прошелся пешком и только потом сел в такси. Его водитель английским не владел, но, после того как Виктор трижды по слогам повторил название нужной улицы, таксист радостно вскрикнул и тронул свой драндулет с места.

Примерно через тридцать минут езды такси остановилось в одном из западных кварталов Тегерана. Виктор щедро расплатился и неторопливо двинулся по тротуару. Когда такси скрылось из вида, он дважды повернул и направился по параллельной улице в другую сторону. Освещение квартала оставляло желать лучшего, но именно поэтому резидентура и назначила в нем встречу.

Когда Логинов проходил мимо ряда припаркованных у тротуара машин, окошко одной из них вдруг приоткрылось. Логинов напрягся, но из салона донеслась условная фраза. Виктор проговорил отзыв. Тот же голос сказал:

– С прибытием в Исламскую Республику Иран, прошу!

В Иране уши имеют не только стены. Опутанная сетью информаторов службы безопасности страна может преподнести не один сюрприз беспечному иностранцу. Даже в туалете нельзя чувствовать себя комфортно. Однако тот же Интернет в Иране бесконтролен.

При тотальной прослушке обычных телефонных разговоров мобильные телефоны тоже практически не прослушиваются. Просто из-за того, что у службы безопасности нет в достаточном количестве необходимого оборудования и специалистов. Все это работающий в компьютерной фирме Ахмад знал очень хорошо. Также он знал и места, где можно без опаски заниматься любовью с девушками в машине.

Ни полиции, ни секретной службе, ни огромной армии ее добровольных помощников, одним из которых номинально являлся сам Ахмад, не приходило в голову то, что пришло Ахмаду. Отъехав от дома подруги с повязавшей платок соседкой, перс направил «Мерседес» к старинному мусульманскому кладбищу. Подъезды к нему Ахмад успел изучить хорошо. И вскоре припарковался неподалеку от надгробных камней.

Усопших, согласно канонам ислама, хоронят до захода солнца и так же проведывают. Так что никаких родственников или посетителей в вечернее время на кладбище не может быть в принципе. Гробокопателям здесь делать тоже нечего, поскольку никаких материальных ценностей с прахом покойного земле не предают. И собак, которые могли бы поднять шум, на мусульманских кладбищах тоже нет и быть не может…

Ахмад остановил «Мерседес» и погасил фары. Соседка подобного, конечно, не ожидала. И с некоторой опаской посмотрела в сторону могил.

Перс улыбнулся в темноте. Потом сказал:

– Не бойся! Нам никто не помешает! Правоверные давно в раю… Ты где?..

Рука Ахмада скользнула между ног девушки. Однако соседка судорожно сжала их. Ее недавнее желание куда-то испарилось. Тонкая, холодная как лед ручка крепко ухватила руку Ахмада и отвела в сторону.

«Девственницу из себя решила строить?.. – удивленно подумал перс, но тут же спохватился: —Хотя чего ей строить?.. Она же и так девственница…»

– Ты чего? – спросил Ахмад. – Передумала?

Соседка промолчала. Перс почесал затылок. Такой поворот стал для него неожиданностью, но брать внезапно замкнувшуюся соседку силой Ахмад не собирался. Нет так нет. Одной женщиной больше, одной меньше – это значения для него не имело.

– Ладно, понял, – поспешно проговорил Ахмад, включив подсветку часов. – Быстро завезу тебя, а то у меня сегодня еще дела!..

С этими словами перс повернул было ключ зажигания, однако соседка его остановила. Ее ручка снова ухватила его запястье.

– Не надо! Не торопись! Мне просто нужно немного времени!

Рука соседки была уже намного теплее. Судя по этому, ее страх и скованность быстро проходили. Ахмад послушно выключил зажигание и открыл окошко. На улице было жарковато, но Ахмад собирался покурить.

Достав самокрутку с гашишем, он щелкнул прикуривателем, затянулся и выпустил струю на улицу.

Сладковатый дым почти сразу расслабил перса. Откинувшись на подголовник, он с закрытыми глазами сделал еще одну затяжку.

Напряжение ушло окончательно…

– Дай мне! – донеслось справа словно сквозь вату.

Ахмад протянул руку с самокруткой. Соседка невзначай коснулась его пальцев своими губами, нащупала кончик сигареты и осторожно затянулась. Ахмад подождал, пока девушка сделает еще одну затяжку, и затянулся сам.

– Будешь еще?.. – спросил Ахмад, при этом его голос показался ему каким-то чужим.

– Да! – сказала соседка.

Притянув к себе руку перса, она трижды торопливо затянулась.

Догоревшая самокрутка обожгла пальцы Ахмада, тот быстро перехватил ее другой рукой и швырнул окурок за окошко. Соседка же крепко вцепилась в его правую руку и начала лизать пальцы. Сперва указательный, потом средний. Ахмад повернул голову, соседка взяла его пальцы в рот и с глухим стоном едва не проглотила…

У Ахмада сладко заныло в паху. Он откинулся на подголовник. Соседка сосала его пальцы, все больше возбуждаясь. Минуту спустя она уже лихорадочно выпутывалась из своего глухого платья, а Ахмад опускал спинки кресел.

Потом на образовавшемся импровизированном сексодроме творилось что-то невообразимое. Соседка за один раз пыталась получить все, чего ей недодал импотент-муж за три года совместной жизни. Временами Ахмаду даже казалось, что он вот-вот потеряет какую-нибудь из частей своего тела, но Аллах миловал.

Наконец салон «Мерседеса» огласили сладострастным дуэтом вскрики. Оседлавшая Ахмада соседка несколько раз дернулась, словно от удара электротока, стукнулась запрокинутой головой о потолок и наконец обмякла. Удары ее сердца постепенно затихли. Мокрое маленькое тельце съехало с волосатой груди Ахмада. В темноте послышались всхлипы.

– Ты чего? – спросил перс.

– Ничего, – едва слышно прошелестела соседка. – Мне просто очень хорошо…

– А-а… – сказал Ахмад.

Убрав с себя маленькую ножку, он наспех вытерся. Чего не хватало в его «Мерседесе», так это душевой кабины. Впрочем, часто меняющихся подружек Ахмада это не очень смущало. Насчет личной гигиены иранские девушки как-то не очень. А еще не бреют под мышками…

Но это, конечно, были детали, на которых перс старался не зацикливаться. Все-таки не Европа, а исламская страна. Менталитет и все такое. Не онанизмом же из-за этих самых подмышек заниматься.

Соседка тем временем очень быстро пришла в себя и попросила косячка.

Ахмад прикурил самокрутку, они немного подымили, после чего опять совокупились, но уже не так безудержно.

Соседка, словно насосавшаяся крови пиявка, отлипла от Ахмада и завалилась боком на пассажирское кресло. Немного повалявшись, перс посмотрел на часы, вздохнул и начал одеваться.

– Ты чего?.. – сквозь полудрему спросила соседка.

– Ехать пора.

– Так быстро?

– Уже поздно, если завалишься к подруге среди ночи, что ее муж подумает? – вполне логично заметил Ахмад.

Логинов нырнул в прохладное нутро «Мерседеса».

– Андрей! – протянул руку сидящий за рулем мужчина.

– Виктор!

Опущенное стекло беззвучно поднялось. Логинов чуть повернул лопатки кондиционера и облеченно вздохнул. Андрей осторожно тронул машину с места, вырулил на проезжую часть, потом сказал:

– Жарковато здесь, да?..

– Не то слово, – кивнул Виктор.

– В Бушире не лучше, хотя там и море рядом… Зато крабов можно наесться на всю оставшуюся жизнь. Мусульманам их употреблять запрещено – грязная пища. Но креветок при этом уплетают за милую душу. Ну а мы сегодня пройдемся по традиционной восточной кухне…

Логинов чуть повернул голову, и Андрей мгновенно уловил его невысказанную обеспокоенность:

– Место надежное… Машина-то не посольская, стражи порядка вполне могут тормознуть, а там, куда мы поедем, все схвачено…

«Мерс» несколько раз повернул, проехал по темной узкой улочке и остановился у глухой стены с одной-единственной дверью. Выбравшись из машины, Андрей огляделся по сторонам и постучался. Через некоторое время из-за двери донесся приглушенный голос. Андрей сказал несколько слов на фарси. Дверь открылась.

Пару минут спустя Андрей и Логинов уже сидели в небольшом аккуратном кабинете за столом. Освещение здесь было приглушенным.

Откуда-то из-за стенки доносился едва слышный гомон ресторанного зала.

В ожидании, пока принесут еду, Андрей закурил и выдал Логинову пару оперативных секретов:

– Хозяин заведения у нас на крючке. Любитель женского пола, а здесь это, мягко говоря, не приветствуется. У меня в надежном месте хранятся цифровые записи, за которые ему светит несколько смертных казней… Никаких заданий ему не поручаем, просто используем этот ресторан как явку. Ну и еще кое для каких целей… В Иране это самый оптимальный вариант.

Поужинали местным шашлыком, который Логинову очень понравился, и какими-то голубцами в виноградных листьях. В голубцах ничего особенного не оказалось – рис, чеснок и немного мяса. Покончив с едой, Андрей снова закурил и спросил:

– Ну что, приступим?

– Приступим, – кивнул Виктор, тоже закуривая сигарету.

– Вчера в Бушире исчез еще один наш бывший соотечественник, – нахмурившись, сообщил сотрудник резидентуры. – И как раз там, по последним данным, находится объект нашей заинтересованности…

– А откуда данные? Или это секрет? – спросил Виктор.

– Как раз это не секрет, – пожал плечами Андрей. – В нашей резидентуре работают классные специалисты радиоэлектронной разведки…

– Запеленговали его мобильный? – быстро спросил Виктор.

– Нет. Все намного прозаичней. Они засекли Волка в Интернете. Под этим псевдонимом мы его разрабатываем… А тот большой любитель женского пола. И весьма активно переписывается с женщинами в Сети. На этой-то переписке он и попался… На всякого мудреца довольно простоты!

Логинов нахмурился. Андрей снова тонко прочувствовал его сомнения и объяснил:

– Просто местная служба безопасности Интернетом не занимается. Вот Волк и решил воспользоваться этим. Судя по сообщениям, которые нам удалось отследить, он таким образом готовит себе запасные логова…

Кладбище утопало в темноте. Далеко за ним в ночном небе торчал шпиль мечети с полумесяцем. Ахмад повернул голову и спросил:

– Порядок?

– Да, – ответила соседка.

– Все было просто восхитительно, – сказал набравшийся в Европе галантности перс. – Ты просто чудо…

Для иранской женщины подобные слова в диковинку. В Коране ясно написано, что женщина создана для ублажения мужчины, так что никакой благодарности ей не полагается в принципе. И соседка слова Ахмада истолковала как призыв. Ее шаловливая ручка снова скользнула к поясу Ахмада.

– Э, стоп-стоп! – быстро проговорил тот. – Сегодня уже нет времени, в следующий раз!

Чтобы его спутница успокоилась, перс тут же тронул «Мерседес» с места. Соседка вздохнула, ремень оставила в покое, но ручку не убрала. Ахмад направил машину к выезду на ближайшую улицу, а придвинувшаяся к нему девушка продолжила легонько поглаживать его между ног.

Перс пару раз пытался этот эротический массаж прекратить, однако девушка упрямилась. И Ахмад смирился. Зря он это сделал. Ненасытная соседка мало-помалу незаметно расстегнула его «молнию» и вдруг нырнула под руль. Ахмад глазом моргнуть не успел, как его достоинство оказалось во власти ее мягких губ.

Причем случилось это как раз в тот момент, когда «Мерседес» выехал на освещенную улицу. Ахмад невольно дернулся, машина вильнула. А язык и губы соседки уже заработали вовсю. Не в силах сопротивляться, перс вывернул руль и кое-как припарковал машину у обочины. После чего откинулся в сладкой истоме на подголовник и прикрыл глаза.

Соседка делала минет так, словно это было последний раз в ее жизни. Ахмад ничего подобного не испытывал уже давно. Наконец он выгнулся и напряг ноги. С губ перса слетел вскрик. Пару раз дернув головой, он наконец открыл глаза и вдруг увидел в зеркале медленно приближающийся сзади к «Мерседесу» джип полиции…

– Вот такой у нас план, Виктор, – выдохнув сигаретный дым, сказал Андрей.

– Толково, – кивнул Логинов.

– Замечания имеются?

– Пока нет.

– «Пока» в данном случае не проходит, – покачал головой Андрей. – По согласованию с руководством, ты имеешь право либо отказаться, либо согласиться. Поэтому я должен получить однозначный ответ – да или нет?

– Бюрократию в резидентуре развели? – улыбнулся Виктор. – Да, я согласен выполнить это задание! Теперь на Коране клясться заставишь?..

– Извини, Корана с собой нет… – мотнул головой Андрей. – А ну-ка, Витя, отодвинься чуток…

Логинов немного удивился, но полминуты спустя все прояснилось. В стену отдельного ресторанного кабинета для личных гостей хозяина Андрей вмонтировал очень хитрый тайник. Вскрыв его, он извлек оттуда средних размеров кожаную сумку.

– Это твоя амуниция, сейчас покажу и расскажу…

Андрей принялся устанавливать панель стены на место. Виктор затянулся и вздохнул. Только что, сказав «да», он перешел Рубикон.

Руководство ФСБ оставило за ним право отказаться от задания после ознакомления с обстановкой. Слишком уж необычным оно было. Незнакомая страна, незнакомый язык… Но Виктор хорошо понимал, что тому, кого пришлют в этом случае в Иран вместо него, придется не легче – даже если его обучат фарси. А за это время нанятый США террорист Волк лишит жизни еще кого-нибудь из наших соотечественников. И перед смертью вырвет пытками ядерный секрет стоимостью не в один миллион долларов…

Поэтому-то Логинов и согласился. Волка нужно было остановить – как можно скорее и навсегда.

– Ф-фух!.. – наконец разогнулся Андрей.

Отерев тыльной стороной ладони взмокший лоб, он открыл сумку и вытащил из нее мобильный телефон.

– Береги его как зеницу ока! Даже в сортир с собой таскай, только не утопи!

– Он что, из чистого золота? – удивленно спросил Виктор.

– В принципе даже дороже, если посчитать, – сказал Андрей. – Мобильная связь тут предмет роскоши – одна линия больше тысячи баксов стоит. Плюс всякие заморочки с регистрацией в службе безопасности… А этот уже зарегистрирован на одного перса, который укатил за границу. Плюс с него налажен доступ в Интернет. Лишишься телефона – лишишься оперативной связи с нами, со всеми вытекающими последствиями…

– Понял, – сказал Виктор. – Какие-нибудь особенности тут есть?

– В принципе нет. Для начала поставь свой пароль, чтобы не забыл, а потом я тебе продиктую номер экстренной связи…

Логинов включил телефон, потыкал в кнопки пальцами и наконец сказал:

– Ясно… Я вообще-то «Сони-Эрикссоны» предпочитаю, но раз такое дело, потаскаюсь с этим… Зарядка имеется?

– В сумке, – кивнул Андрей, – проверь на всякий случай.

– Втыкать все равно некуда, – огляделся по сторонам Виктор, – так что верю на слово.

– Ну, тогда будем считать, что со связью разобрались, – подвел черту Андрей. Затушив в пепельнице окурок, он осторожно извлек из кармана сумки футляр с надписью «Паркер». Щелкнув кнопкой, сотрудник резидентуры вытащил самую обычную с виду авторучку. Однако впечатление оказалось обманчивым. – Писать она пишет как обычная… Но внутри, кроме чернильного, есть еще один резервуар. На боевой взвод ставится он вот так… Уяснил?..

– Уяснил, – кивнул Виктор.

– Обратно переключается вот так, – продолжил демонстрацию действия смертоносной авторучки сотрудник резидентуры. – Поражающее вещество – пары усовершенствованной синильной кислоты. Зона распыла – около трех метров. Но чтоб наверняка, применять лучше с расстояния полтора-два метра. Действует мгновенно, попавший в организм человека яд распадается в течение очень короткого промежутка времени. Так что смерть выглядит естественной. Все ясно?

– Да, – кивнул Виктор. – Про ликвидацию Бандеры, помню, писал в Лесной школе имени Юрия Владимировича Андропова курсовую. Так что по спецсредству вопросов нет. Кроме одного – а что у нас с антидотом?

– Антидот вот, – вытащил из сумки таблетки в ячейковой упаковке Андрей. – Одну штуку не позже чем за десять минут до применения. Действует в течение трех часов…

Таблетки антидота были замаскированы под обычный аспирин, даже срок годности струйным принтером оказался пропечатан. Андрей поспешил успокоить Виктора:

– Не волнуйся, я упаковки не перепутал. Это то, что пришло диппочтой из Центра.

– Ну, тогда проверять тоже не будем, – кивнул Виктор. – Оружие с боезапасом и инструкцией по применению получил, что там еще?

– Напоследок – самое главное, – без тени улыбки сказал Андрей, извлекая из сумки аккуратно сложенные вещи из темной ткани.

– Паранджа?.. – хмыкнул Виктор.

– Можешь называть так, если тебе нравится, – не стал спорить Андрей. – Главное, если ты будешь в Иране в этой одежде, ни один мужчина не имеет права не то что с тобой заговорить, но даже приблизиться. В том числе и полицейский, если, конечно, ничего не заподозрит… Поэтому сейчас проведем дефиле…

Логинову пришлось под руководством Андрея напялить на себя извлеченные из сумки одежды. К счастью, их было не так много – глухое свободное черное платье, такой же платок и пояс. Но даже в ношении этих трех предметов туалета оказалось немало тонкостей, в которых Андрей Логинова, не жалея времени, и натаскал. К концу занятия с Логинова сошло семь потов. Зато теперь он мог в течение полуминуты превратиться из мужчины в женщину и бесследно затеряться в любом городе Ирана…

Сердце Ахмада провалилось в пятки. Трое сидевших в джипе полицейских смотрели на косо припаркованный «Мерседес». Можно было не сомневаться, что они остановятся, чтобы удостовериться, все ли у водителя в порядке…

– Черт!.. – невольно вырвалось у Ахмада.

Откинув голову соседки в сторону, он рывком включил вторую передачу и рванул машину с места. Соседка вскрикнула, но Ахмад не обратил на это внимания. Он, глядя в зеркало, включил третью скорость.

Рывок припаркованной машины застиг полицейских врасплох. Джип чуть ускорил ход, но было уже поздно.

Оторвавшийся от него «Мерседес» резко повернул на первом же перекрестке и исчез из вида преследователей. Чтобы запутать их, Ахмад тут же повернул снова.

– Я тебя сейчас высажу! – крикнул он соседке. – Поймаешь такси!

– А что случилось?

– Полиция!

Соседка охнула, мгновенно вытерла мокрый рот платком и испуганно сжалась в комок на сиденье. За измену мужу ей полагалось публичное забивание камнями. Подобная перспектива могла лишить либидо кого угодно.

Чтобы запутать полицию окончательно, Ахмад решил, прежде чем высадить соседку, свернуть еще один раз. После этого он собирался сразу же бросить «Мерседес» и сделать заявление о том, что его угнали…

Однако случилось то, чего перс предусмотреть не мог. Полисмены не стали тягаться с ним в скорости. И, едва свернув, Ахмад вдруг увидел тот самый джип. Он ехал навстречу, и расстояние до него было каких-то тридцать метров.

Ахмад резко затормозил. Джип, наоборот, увеличил скорость. В руках двоих вскочивших в джипе полицейских Ахмад увидел «кольты». И перс с ужасом осознал, что ни сдать назад, ни развернуться он уже не успеет.

– Черт! – выдохнул Ахмад, обхватывая голову руками и опускаясь на руль.

«Мерседес» застыл посреди улицы. Джип взвизгнул тормозами и встал чуть наискосок метрах в пяти. Из него выпрыгнули двое полисменов – один невысокий и толстый, второй среднего роста, худощавый. Держа «кольты» в поднятых руках, они с двух сторон направились к «Мерседесу». Соседка приглушенно вскрикнула и съехала на сиденье вниз, задергавшись в рыданиях.

Это, как ни странно, привело Ахмада в чувство. Подняв голову, он посмотрел поверх руля на приближающихся стражей порядка и в отчаянии скрипнул зубами. Шариатский суд можно обвинять в чем угодно, только не в забюрократизированности. Бумажную волокиту там разводить не станут.

Показаний полицейских будет вполне достаточно. На апелляции и кассации надеяться тоже не стоит. Так что уже в ближайшие выходные Ахмада вздернут на подъемном кране. А соседку на одной из площадей Тегерана все желающие смогут забить камнями. Если желающих окажется достаточно, то умрет она сравнительно быстро. Если же нет, то мука продлится сутки или даже больше…

– Выходи! Открой дверцу! – кричали полицейские.

И тут Ахмад вдруг понял, что надо делать. Потянувшись левой рукой к дверце, он открыл ее. Правая же рука перса легла на рычаг коробки передач. Двигатель он не заглушил…

Приближаясь к «Мерседесу», полицейские слишком далеко разошлись в стороны. Когда же Ахмад открыл дверцу, они расслабились окончательно.

Именно поэтому рывок «Мерседеса» и застал их врасплох. Худощавый инстинктивно отпрыгнул в сторону. Толстый замешкался, и его слегка задело открытой дверцей.

Мгновенно набрав скорость, Ахмад направил машину в проем между обочиной и стоящим чуть поперек проезжей части джипом. И тут в этом проеме неожиданно возник силуэт водителя. То ли он решил прийти на помощь своим коллегам, то ли с перепугу выскочил из-за руля…

Ни свернуть, ни затормозить Ахмад уже не мог. Все заняло какие-то доли секунды. Перекошенное лицо водителя джипа вдруг возникло перед капотом, потом последовал короткий удар, и водитель сломанным манекеном просвистел над крышей «Мерседеса». В следующий миг джип остался далеко позади. Ахмад опасался выстрелов, поэтому вильнул влево. Несколько секунд спустя «Мерседес», визжа тормозами, влетел в ближайший переулок.

Оглядываться в зеркало заднего вида Ахмаду было некогда, поскольку на такой скорости управление машиной требовало полной концентрации.

Поэтому-то перс и не увидел, что сбитый им водитель упал на худого полицейского. Из-за этого тот и не успел выстрелить. Что касается второго полисмена – толстого, – то при ударе дверцей он выронил свой «кольт». Когда толстяк поднял его, «Мерседеса» уже и след простыл…

– Все запомнил? – спросил Андрей.

– Да.

– Ну тогда можешь демаскироваться… – удовлетворенно кивнул сотрудник резидентуры, и в тот же миг из зала ресторана донесся какой-то шум. – Что за черт? – быстро повернул голову Андрей.

По узкому коридорчику протопали ноги, в двери возникло испуганное лицо хозяина. Тот что-то быстро пролопотал на фарси. Андрей что-то так же быстро уточнил, бросил еще пару слов и повернулся к Виктору:

– В районе, как назло, облава! Кто-то вроде убил полицейского! Теперь будут проверять всех! Уходим!

Раздумывать было некогда, из зала уже доносились крики полиции.

Хозяин бегом метнулся за угол коридорчика к задней двери и распахнул ее. Андрей быстро выглянул на улицу и тут же бросился к машине.

Виктор, подобрав одной рукой длинные полы платья, устремился за ним.

Дверь тут же беззвучно закрылась.

С улицы, на которую выходил парадный вход ресторана, доносился шум.

Где-то далеко, примерно за квартал, небо озаряла всполохами мигалка «Скорой помощи». На задворках ресторана было тихо. Пока…

Едва Логинов прыгнул на переднее сиденье «мерса», как Андрей рванул авто с места:

– Держись! Чуть отъедем, я тебя высажу! Потом созвонимся!

Логинов кивнул. Идиотская, конечно, ситуация. Еще ничего не сделали, а уже приходилось убегать.

Едва «Мерседес» набрал скорость, как в заднем зеркале возникли фары вывернувшего на задворки ресторана автомобиля. Логинов рассмотреть его не смог, зато Андрей идентифицировал сразу:

– Полицейский джип! Ничего, прорвемся!

«Мерседес» стремительно пронесся по узкой улочке и так же стремительно повернул в еще более узкую. Логинов невольно ухватился за ручку в ожидании удара, но Андрею каким-то образом удалось вписаться в поворот. Снова последовало ускорение. Глинобитные стены домов стремительно проносились буквально в миллиметрах от крыльев «Мерседеса», но ни одну из них Андрей даже не царапнул. Пожалуй, его технике вождения мог позавидовать сам Шумахер.

Впереди в свете фар показалась серая стена. Андрей выключил фары и сбросил скорость. Каким-то образом он не только не врезался в стенку, но и практически вслепую смог повернуть.

– Все, Витя! Оторвались! Уходи назад, все время прямо, там будет фонтан, заберись в кусты и жди. Машина тут не пройдет, так что я в объезд. Пообщаюсь с полицией, отзвонюсь!

– Понял! – уже с улицы ответил Виктор.

Сделав несколько быстрых шагов в указанном Андреем направлении, он оглянулся. «Мерседес» на малой скорости удалялся. Только свернув за угол, Андрей снова включил фары. Он сделал все, что мог, выводя коллегу из-под удара.

«Мерседес» сотрудника резидентуры растаял за углом. Логинов остался один в незнакомом городе, в незнакомой стране. Но такая уж у него была работа…

Прежде чем продолжить путь, он подобрал полу платья, вытащил телефон и поменял звонок на вибровызов. Не в том он был положении, чтобы так рисковать. Глаза уже привыкли к темноте, и Виктор двинулся по узкому проходу прямо, как сказал Андрей. Справа тонкой струйкой по дну канавы стекала чья-то моча. Запах стоял соответствующий, но для Ирана это вполне обычное явление – насчет обязательности канализации в Коране никаких указаний нет.

С окрестных улиц изредка доносились приглушенные гудки. Пару раз во дворах Виктор слышал какие-то голоса. Остальное время его путь вдоль зловонной канавы проходил под мерное музыкальное сопровождение цикад.

Через несколько минут дома немного расступились. Виктор продолжил двигаться по узкой улочке. Здесь было посветлее. По крайней мере, споткнуться о какой-нибудь булыжник и загреметь, запутавшись в полах своего маскировочного платья, Виктор теперь не опасался.

Вскоре его чуткое ухо уловило приглушенное дребезжание. Доносилось оно сзади. Виктор оглянулся. Несколько секунд спустя из-за поворота вынырнул тусклый треугольник света. Велосипедист на своем драндулете начал нагонять Виктора. Поскольку никакой опасности он представлять не мог, Логинов слегка расслабился. И оказался совершенно не готов к тому, что случилось несколькими секундами позже…

«Мерседес» промчался до конца переулка. Слева Ахмад увидел какой-то тупик. Быстро посмотрев в зеркало, перс сбросил скорость и загнал машину туда. Сразу же погасив фары, он повернулся к соседке:

– Все! Расходимся! Ты меня не видела! Я тебя тоже!

Сказав это, Ахмад быстро распахнул дверцу и выскочил из машины.

Соседка же не двинулась с места. Видимо, от всего случившего она впала в ступор.

– Черт! – быстро оглянулся в сторону переулка Ахмад.

Обежав «Мерседес», он распахнул дверцу машины и выдернул девушку из салона. Однако ноги ее не слушались. Соседка весила едва ли больше пятидесяти килограммов. Держа ее одной рукой, перс ладонью второй наотмашь хлестнул ее по лицу. Раз и сразу второй.

От боли соседка напряглась и кое-как встала на ноги. Ахмад снова оглянулся и поволок ее в просвет между домами. Оттуда вроде бы можно было выбраться на одну из соседних улиц. Убедившись, что это действительно так, перс остановился в проходе и, приблизив лицо соседки к своему, быстро проговорил:

– Ты все запомнила? Мы с тобой не виделись! Ты тут оказалась случайно! Едешь к подруге!

Соседка судорожно всхлипнула, однако на ногах она уже могла держаться самостоятельно. Ахмад отпустил ее и подтолкнул к видневшейся в конце прохода улице. Девушка снова всхлипнула, оглянувшись на перса, но двинулась в нужном направлении. Ахмад махнул ей рукой, хотя она вряд ли могла рассмотреть этот жест в темноте. Но главное, что Ахмад наконец-то от нее избавился и мог теперь действовать.

Он собирался как можно быстрее заявить об угоне машины в полицию.

Но, сунув руку в карман за мобильным, перс вдруг обнаружил, что телефона там нет.

– Черт! – невольно проговорил он.

Похлопав себя по другим карманам, он понял, что оставил мобильный в «Мерседесе». Резко развернувшись, Ахмад метнулся назад к машине. Когда он приблизился к углу крайнего дома, от переулка донесся какой-то шум.

Ахмад остановился и осторожно выглянул. И тут же подался назад.

По переулку проехал полицейский джип. Не тот, который преследовал Ахмада, а другой. Перс не ожидал, что подмога подоспеет так быстро, но, видимо, сообщение о «Мерседесе» передали по рации. Еще хуже было то, что кто-то из проехавших полисменов оказался слишком глазастым. И высмотрел в тупике силуэт брошенной машины.

Джип остановился и сдал назад. Кто-то из полицейских направил в тупик вращающуюся фару. Ахмад понял, что это конец, и бросился наутек.

Единственное, что радовало, так это то, что соседка уже выбралась на улицу – в проходе ее не было.

Только вот бегущий Ахмад уже начал осознавать, что даже это его теперь вряд ли спасет. Все случилось слишком быстро. И слишком неудачно. Пока он доберется до какого-нибудь таксофона и позвонит в полицию, его уже будут искать. И вряд ли следователь поверит в его сказку о том, что у него украли машину. Тем более что у Ахмада не было ни одного свидетеля, который бы мог подтвердить, что он во время наезда находился в другом месте…

Овал света от велосипедной фары наконец настиг Виктора и начал огибать его справа. Виктор чуть повернул голову и в тот же миг ощутил на своем теле руку велосипедиста. На ходу облапив Виктора за ягодицы, тот с довольным смехом проскочил мимо. Мгновение спустя Виктор уже видел быстро удаляющиеся и оскаленные в счастливой улыбке зубы перса.

С гибкостью тела у того явно все было в порядке, а вот с головой не совсем.

Секунду Логинов колебался. Золотое правило оперативника – никогда не ввязываться ни в какие конфликты на задании. Даже если какой-нибудь алкаш с пьяных глаз перепутал тебя со столбом и невзначай помочился на ногу, рекомендуется просто отряхнуть ботинок, при этом не спуская глаз с объекта оперативной заинтересованности.

Однако в данном случае Логинов ничем не рисковал. Поэтому он не стал себя сдерживать и совершил стремительный спурт. Подобного велосипедист не ожидал. Он не только не успел ускорить движение, но даже смеяться еще не перестал, как Логинов вдруг оказался рядом.

Виктор решил ограничиться простой оплеухой. Его правая рука описала короткую дугу, ладонь соприкоснулась с тюрбаном велосипедиста. Все еще улыбаясь, тот вылетел из седла и грохнулся на дорогу. Раритетный велосипед с жалобным перезвоном рухнул на хозяина. Логинов же ловко увернулся от него, обогнул место аварии справа и как ни в чем не бывало продолжил свой путь.

Только когда он отошел на несколько метров, велосипедист наконец пришел в себя и произнес пару слов. Судя по тону, он был весьма удивлен случившимся. Логинов ухмыльнулся. Конечно, перса можно было понять – став половозрелым в тринадцать-четырнадцать лет, жениться и, соответственно, получить возможность иметь сексуальную связь с женщиной он мог только лет в сорок, заработав достаточно денег. А к тому времени, увы, большинство персов из-за отсутствия половой жизни как таковой становятся импотентами. И своих жен по прямому назначению использовать уже не могут. Такой вот восточный парадокс. Однако, даже понимая это, Логинов не собирался терпеть, когда его хватают за задницу аборигены. Хочется, пусть хватают кого-нибудь другого…

При падении у драндулета, кажется, провернулся руль. Пока перс возился с ним, Виктор прошел улицу до конца и снова нырнул в узкий проем между домами. Вонь от сточной канавы стала ощутимей. Однако Логинов не стал концентрироваться на этом. Ведь завтра ему предстояло улететь в город, который даже своим названием был обязан нечистотам.

Только вот оказалось, что до завтра еще нужно дожить. Метров через пятьдесят движения по узкому проему Логинов вдруг уловил впереди чье-то присутствие. Слегка сбавив шаг, Виктор вгляделся в темноту. То, что он рассмотрел, оптимизма ему не добавило.

В нескольких метрах впереди к стенке прижимался человек в тюрбане.

Над его головой Виктор рассмотрел веревку. Та уходила вверх. Логинов был сыт местной экзотикой по горло. Однако то ли Аллах, то ли злодейка-судьба решили посмеяться над ним, подкинув ему в этот вечер еще и встречу с тегеранским вором…

Правоверные мусульмане свято чтут Коран и не держат дома собак. Чем создают раздолье для воров. Один из них и встал на пути Логинова в узком проеме между домами на западной окраине Тегерана. Рассмотрев женский силуэт, вор мгновенно отлепился от стены и метнулся навстречу Виктору. Тот не столько увидел, сколько почувствовал, что противник обнажил нож.

Логинов чуть притормозил в ожидании выпада. Вор, опасаясь обычного для восточных женщин заполошного крика, торопливо ткнул ножом Виктору в печень. Тот отработанным до автоматизма движением рук заблокировал удар и тут же приложился коленом в пах противника. С беззвучным стоном перс перегнулся напополам, нож стал легкой добычей Виктора. На всякий случай он быстро проверил противника на предмет наличия другого оружия, но ничего такого не обнаружил. Оттолкнув вора в сторону, Виктор двинулся дальше. Перс ничком рухнул под стенку, суча от боли ногами.

Логинов посчитал инцидент исчерпанным, но поторопился. Сделав пару шагов, он услышал за стенкой шорох. Свисающая с нее веревка дернулась.

Виктор остановился и поднял голову. Веревка дернулась снова, потом из-за стенки донесся приглушенный голос.

Второй вор позвал напарника, и, не дождавшись ответа, очень быстро вскарабкался на стенку со стороны двора. Увидев его высунувшуюся вверху голову, Логинов коротко вздохнул. В следующий миг его рука сделала резкое движение. Трофейный нож беззвучно рассек воздух и вонзился второму вору в горло. Промахнуться с такого расстояния было невозможно.

Голова на миг замерла на фоне ночного неба и тут же исчезла. Тело упало во двор с весьма необычным звуком. По этому звуку Логинов догадался, что случилось. При приближении Виктора второй вор, видимо, привязал баул с ворованными вещами к веревке и дал знак напарнику тащить добычу. И на этот же баул второй вор упал с ножом в горле…

Логинов никого не хотел убивать. Без крайней необходимости. Но теперь другого выхода у него не было. Резко развернувшись, он метнулся назад. Первый вор с трудом поднялся на ноги и попытался убежать.

Логинов настиг его, сбил с ног и, прижав коленом к земле, коротким движением рук сломал шею.

Двинувшись дальше в ночи, Виктор вдруг подумал, что, как ни странно, только что впервые за все время пребывания в Иране он поступил в точном соответствии с заповедями ислама. Потому что если кто-то хочет убить тебя, ты имеешь полное право убить его… «Если так дело пойдет и дальше, – промелькнуло в голове Логинова, – то к концу командировки я, чего доброго, стану настоящим правоверным…»

Добежав до конца прохода, Ахмад вынырнул на улицу. Его «Мерседес» в тупике уже был освещен близким светом подъехавшего джипа. Несколько секунд спустя полиции будет известно имя Ахмада, поскольку его водительское удостоверение, как и другие документы, осталось в машине.

И его начнут искать…

От недавнего возбуждения Ахмада не осталось и следа. Он окончательно понял, что теперь его не спасет уже ничто. Найдут его очень быстро. Потом он проведет трое-четверо ужасных суток в тюрьме, после чего то, что от него останется после истязаний в полиции, повесят на площади.

Еще несколько минут назад Ахмаду казалось, что впереди у него бесконечная череда счастливых лет жизни, которые он проведет в удовольствиях и не очень тяжелой работе. И вот все это вдруг закончилось. Не было впереди ни многих лет, ни удовольствий. А были пытки и мучительная смерть.

Но перс был слишком молод и жизнелюбив, чтобы вот так сразу смириться с неизбежным. Когда умудренный опытом человек понимает, что все кончено, он прекращает сопротивляться судьбе. Молодежь же, как правило, вопреки всему продолжает бессмысленную борьбу. И обреченный Ахмад тоже не стал сдаваться полиции, очень быстро окружившей район.

Несколько раз казалось, что наводнившие улицы патрульные вот-вот заметят и схватят перса. Но в самый последний миг Ахмаду удавалось юркнуть в какую-нибудь щель и отсидеться там с выскакивающим из груди сердцем. Конечно, можно было бы попытаться взять такси. Но Ахмад прекрасно знал, что практически каждый тегеранский таксист работает на полицию. Да и гарантии не было, что полиция не проверит таксомотор…

Напряжение было столь велико, что Ахмад как-то незаметно потерял чувство времени. Ему казалось, что с начала погони и наезда на полицейских он прожил целую жизнь. На самом же деле все события уместились в полчаса. Как ни усердствовала оцепившая и запрудившая район наезда полиция, персу все же удалось ускользнуть.

Покинув опасные кварталы, он немного осмелел. Теперь Ахмад шел по тротуару, оглядываясь по сторонам. Такси брать он по-прежнему не собирался. Перс высматривал автобусы, хоть и редко, но курсирующие по Тегерану в это время.

В какой-то миг сзади из переулка неожиданно выехала машина. Ахмад испуганно оглянулся, но тут же успокоился. Это был вовсе не полицейский джип, а «Мерседес». Полиция Тегерана такими машинами не пользуется. Обогнав Ахмада, «Мерседес» вдруг сбросил скорость и остановился у бордюра. Дверца распахнулась. Ахмад невольно замедлил шаг, глядя вперед.

Однако и на этот раз его тревога оказалась напрасной. Из «Мерседеса» буквально вывалился какой-то пьяный иностранец и начал громко благодарить водителя авто за доставку. Ахмад почувствовал к пьяному невольную симпатию – ведь он, как и перс, был сейчас вне закона. Появись на улице полиция, она бы загребла в каталажку их обоих…

Иностранец, пошатываясь, продолжил молоть пьяную ерунду. Когда же Ахмад приблизился к «Мерседесу», мужчина неловко повернулся и спросил, где здесь ближайшая заправка. Пока Ахмад думал, иностранец вдруг оказался возле него. А еще мгновение спустя кисть перса словно тисками сжали…

«Мерседес» объехал фонтан по кругу и наконец остановился в густой тени. Логинов скользнул к пассажирской дверце и беззвучно нырнул в салон. Андрей в это время оглядывался по сторонам. Не заметив ничего подозрительного, он тронул машину с места и спросил:

– У тебя порядок?..

– Не совсем, – мотнул головой Виктор и кратко изложил свои приключения.

– Нехорошо получилось, – жестко сказал Андрей. – Придется сейчас лепить шифротелеграмму в Центр. И ждать ответа…

Логинов только вздохнул. Таковы правила – о каждом подобном инциденте необходимо немедленно докладывать в Москву. А потом ждать – даст Центр добро на продолжение операции или сбросит команду на эвакуацию…

– Ты хоть не наследил там?.. – спросил расстроенный Андрей.

– Если ты имеешь в виду, не оставил ли я возле трупов своего паспорта, визитки или мобильного, то нет, – невесело пошутил Логинов. – А вот лазить по дворам и пальчики с ножа стирать, извини, времени не было.

– Ну, пальчики не проблема. Тем более что их вполне могло кровью смыть… Жаль будет, если Центр из-за этой херни отбой даст. Кучу времени потеряем.

– В Центре не дураки, – сказал Виктор. За время разговора он успел по-быстрому освободиться от своих женских одежд. – Сумка где?

– На заднем сиденье, – кивнул Андрей. – Кстати, полицейские ее проверяли…

– Сильно трясли тебя?

– Да нет. Сперва в багажник заглянули, а потом на заднее сиденье фонариком посветили. Наверное, подумали, что спиртное. Я им и показал…

– А что, диппаспорт тут не действует?

– Действует в принципе. Но машина-то обычная, не дипломатическая, чего зря с ними заводиться? А так я по ходу узнал, из-за чего весь этот сыр-бор…

– И из-за чего? – с интересом спросил Виктор.

– Да перс какой-то двоих полицейских машиной сбил тут недалеко, когда те пытались ее остановить. Машину уже нашли, он ее сразу бросил. Мне даже его права показывали, молодой совсем пацан. Двадцать шесть лет. Отъездил свое, поймают, повесят. Зато народу развлекуха, вместо дискотеки…

Логинов наконец сложил женскую одежду в сумку, и Андрей направил «Мерседес» к центру. Вскоре он повернул на более-менее освещенную улицу. По ней шел одинокий прохожий. Услышав шум двигателя, он оглянулся через плечо. Обгоняя его, Андрей повернул голову и вдруг сказал:

– Кстати, это он!

Логинову хватило одного взгляда, чтобы понять смысл сказанного.

Шедшему по тротуару персу было на вид до тридцати лет. Одет он был в рамках дозволенного местными обычаями, но в европейском стиле. И чисто выбрит…

– Ты сможешь перебросить его в Бушир? – вдруг спросил Виктор.

– Не понял?..

– А что тут понимать? Он же готовый агент! Бери голыми руками! При этом явно в Европе учился, языки знает! Мне такой очень даже пригодится!

– А риск?..

– Да втемную его использовать! Паркуйся!

– А санкция?.. – оглянулся через плечо Андрей, однако невольно поддался натиску Логинова.

«Мерседес» вильнул к тротуару и остановился. Удача очень часто улыбается людям. Но они к ней в подавляющем большинстве случаев просто не готовы. Девушка твоей мечты улыбается тебе в метро, но ты долго не решаешься с ней заговорить. Она вдруг выходит, ты как дурак бросаешься к двери, но уже поздно. А потом полжизни коришь себя за нерешительность и тщетно ищешь каждый день ее глазами в толпе…

Логинов приучил себя подобными подарками судьбы не пренебрегать. И женщинами не разбрасывался, и агентами. Его уверенность заставила Андрея в нарушение всех инструкций стать участником спонтанной вербовки. Он бы, может, и возражал, но Логинов просто не дал ему на это времени. Едва «Мерседес» остановился, Виктор распахнул дверцу и вывалился на тротуар.

Остановка машины напугала молодого перса, он даже невольно сбавил шаг. Однако Логинов знал свое дело. Очень натурально изображая пьяного, он встал у распахнутой дверцы и довольно громко проговорил по-английски:

– Спасибо, Джон! Я твой должник! Может, зайдешь ко мне в гости, а?..

Боковым зрением Виктор уловил, как перс мгновенно расслабился.

Иностранцы, да еще подвыпившие, само собой, никакой опасности для невольного убийцы полицейского представлять не могли. Перс снова ускорил шаг, оглядываясь через плечо. Видимо, он высматривал такси или просто опасался преследования. Однако ни то, ни другое уже не имело значения.

Логинов, покачиваясь и наклонившись в салон, продолжил молоть какую-то чепуху. При этом он умудрялся не только наблюдать за персом, но и контролировать улицу. Нежелательных свидетелей на ней, к счастью, не наблюдалось. Поэтому, когда перс поравнялся с «Мерседесом», Логинов неловко повернулся и спросил по-английски:

– Извините, а где тут бензозаправка, не подскажете?

За доли секунды, которые перс думал, Виктор оказался рядом с ним. И проговорил совсем тихо, но твердо:

– У тебя проблема, парень, я знаю! Садись, мы тебе поможем!

– Что?.. – невольно вздрогнул молодой перс, пытаясь отскочить.

Но с Логиновым такие штуки не проходили. Он успел зафиксировать кисть перса железным захватом из арсенала айкидо. И тот сразу превратился в подобие биоробота, покорно отрабатывающего любое движение руки Виктора.

– Не бойся! – сказал тот. – Садись! Поболтаться в петле ты всегда успеешь. Но нужно ли это тебе? Верно?..

Говоря это, Логинов подвел деморализованного перса к задней дверце «Мерседеса», распахнул ее и усадил молодого человека внутрь. Потом сел сам и сказал по-английски:

– Куда-нибудь, где мы сможем спокойно поговорить с нашим другом, Джон! Я уверен, мы сможем быть полезны ему!

Киркун нырнул в машину и сказал, повернувшись к Волку:

– Сидит на своем обычном месте!

– Один?

– Да. Причем уже прилично выпил!

– А ты откуда знаешь?

– Проходил мимо, унюхал.

– Молодец! – кивнул Волк. – Возвращайся к ресторану, проследишь за ним.

Когда Киркун занял наблюдательный пост и сообщил об этом по телефону, Волк повернул голову к Хамаду:

– Кем лучше представиться?

– Скажи, что ты адъютант или помощник полковника Барси! Он сейчас ядерной программой в службе занимается!

Волк набрал номер. В трубке послышался голос Иванова.

– Добрый вечер, инженер! – поздоровался Волк.

– Добрый вечер…

– С вами говорит адъютант полковника Барси!

– Очень приятно… – совсем без радости ответил русский.

– Полковник находится по делам в Бушире! – продолжил врать Волк. Однако, поскольку на фарси он говорил без малейшего акцента, русский в принципе не мог ничего заподозрить. – Встретиться с вами лично он не сможет, однако попросил меня кое-что вам передать!

– Это срочно?

– Да. Но не займет много времени. Машина службы находится неподалеку от ресторана. Просто выйдете и свернете за угол. Я думаю, все займет не более двух минут, после чего вы сможете продолжить свой заслуженный отдых, инженер!

– Хорошо, я понял!

– Тогда повернете налево, дойдете до угла и еще раз свернете налево. Там метрах в двадцати увидите большую машину.

– Я понял…

«Мерседес» остановился в небольшом переулке. Логинов повернулся к персу.

– Мы работаем в Иране по заданию организации «Международная амнистия», слыхал о такой, парень?

– Да, – кивнул перс.

– Ну, тогда тебе не надо объяснять, что мы выступаем против смертной казни. Верно?

– Да.

– Совершенно случайно мы узнали, что именно она тебе и угрожает. Наш долг – помочь тебе. Однако сделать это мы сможем при одном условии…

Здесь Логинов специально сделал паузу, доставая сигарету.

– Каком?.. – не выдержал перс, которому Логинов успел подарить надежду.

– Мы должны быть уверены, что твое правонарушение было не умышленным! Что ты на это скажешь?

– Я не хотел их сбивать, клянусь Аллахом! – сложил руки на груди перс. – Просто у меня в машине была девушка и… И если бы я остановился, нам бы обоим угрожала смертная казнь!

– За что?..

– Ей за измену, а мне за связь с замужней женщиной… – вздохнул перс.

– Ну что же, если ты сказал правду… – снова сделал паузу Логинов.

– Клянусь Аллахом, это чистая правда! Какой смысл мне вам врать – ведь за внебрачную связь мне все равно угрожает смертная казнь!

– Хорошо, – кивнул Логинов. – Ты меня убедил. Мы беремся спасти твою жизнь. Однако эвакуировать тебя из страны будет не так-то просто. У «Международной амнистии», к сожалению, нет подобных возможностей. Но мы прибегнем к помощи соотечественников. Ты готов беспрекословно выполнять все наши указания? Потому что в противном случае мы не станем рисковать жизнью и свободой своих сотрудников…

– Да, я готов!

– Хорошо, парень! Тебя как зовут?

– Ахмад!

– Это Джон! Он займется переправкой тебя в более безопасное место. Если все пройдет нормально, мы познакомимся с тобой уже там.

– Чертовы персы!.. – вздохнул Иванов, отключив мобильный.

Звонок сотрудника службы безопасности пришелся очень некстати. Во всех смыслах. Иванов поспешно проглотил еще один кусок восхитительной говядины, на этот раз совсем не почувствовав вкуса. После этого инженер распахнул барсетку, где у него на такие случаи имелись капсулы олиметина. Вообще-то это лекарство предназначалось для лечения почек. Но Иванов еще в студенческие годы научился использовать его вместо «Антиполицая».

Инженер сунул в рот и раскусил две мягкие податливые капсулы. По языку разлилась пахучая вязкая жидкость с мятным привкусом. На полчаса-час она надежно забила запах алкоголя. Иванов поспешно сунул упаковку в барсетку, застегнул ее и поднялся на ноги. Официант вопросительно повернулся к нему, однако инженер помахал головой и сказал на ходу:

– Я скоро вернусь!

В другом случае официант потребовал бы расчета, но русский был постоянным клиентом. Поэтому официант только кивнул. Инженер вышел из ресторана. Несмотря на позднее время, в Бушире было очень жарко. За время пребывания в Иране Иванов к этому так и не привык. Как в свое время не смог привыкнуть к полчищам гнуса на Урале.

Закончив университет, Иванов получил распределение в знаменитую «забабаховку». Так в среде ядерщиков именовался институт технической физики всероссийского ядерного центра, расположенный неподалеку от завода «Маяк» в тайге между Челябинском и Екатеринбургом. Сам «Маяк» в среде физиков именовался «сороковкой», по одному из названий – Челябинск-40.

«Сороковка» синтезировала на своих реакторах ядерное сырье – уран и плутоний. А в «забабаховке» из этого сырья производили все более и более совершенные ядерные боеприпасы. Именовали так институт технической физики по имени его бывшего руководителя – покойного академика Забабахина.

Попасть в этот российский Лос-Аламос было мечтой любого физика-ядерщика. Ведь Арзамас-16, или институт экспериментальной физики, хоть и располагался ближе к Москве, но таких мощностей не имел. Иванов приехал в «забабаховку» с молодой женой и большими надеждами.

Однако вскоре лишился и того, и другого. Великая советская империя рухнула, и на какое-то время в Москве стало не до ядерных программ. В результате элита мировой физики – сотрудники «забабаховки» полгода не получали зарплаты. Жена сделала Иванову ручкой уже месяца через два.

Иванов взял отпуск и на неделю ушел в тайгу с коллегами. Такой вид отдыха весьма распространен среди уральских ядерных дел мастеров.

Охота и выпивка помогли Иванову пережить это предательство, однако боль давала о себе знать еще долго.

Ну, а для института технической физики наступили смутные времена.

Иногда зарплату могли дать два месяца кряду, а иногда словно бы забывали о ней. И из «забабаховки» начался массовый исход специалистов. Многих из них хотели бы видеть у себя самые знаменитые зарубежные ядерные лаборатории. Однако выезд за рубеж носителям ядерных секретов был запрещен.

Кто-то уходил в бизнес, но многие все же находили лазейки и уезжали из России. Кто в Штаты, кто на Запад, а кто и на Восток. Пару лет спустя «забабаховских» спецов уже можно было встретить по всему миру. Они работали в Китае и Индии, Пакистане и Ираке, Штатах и Западной Европе. Речь, правда, шла о специалистах с большим опытом. У Иванова такого опыта не было, однако и он кое-что умел.

Завязав на какое-то время с пьянкой, он подсуетился, уволился с работы и продал квартиру. А потом поехал к родственникам в Молдову.

Уже там Иванов выправил себе загранпаспорт и вскоре оказался в Бухаресте. Эпопея была довольно длинной, но в конце концов Иванов списался через Интернет со своим бывшим коллегой. Тот работал в Канаде. На просьбу помочь в трудоустройстве он ответил отказом, поскольку специалистов профиля Иванова в Северной Америке не требовалось. Зато бывший коллега дал ценный совет – сходить или позвонить в посольство Ирана или Пакистана. Иванов так и сделал. И вскоре уже беседовал с сотрудником службы безопасности Ирана, работавшим в Румынии под дипломатическим прикрытием. Через месяц, после проверок, Иванову предложили подписать секретный контракт с ядерным департаментом Исламской Республики Иран.

Так Иванов и оказался в Тегеране…

– Ты все понял, Сахаб?

– Так точно, господин полковник!

– Займись этим лично! Немедленно! И звони мне сразу, как только что-то выяснишь! В любое время!

– Я понял, господин полковник!

– Жду!

Полковник Барси наконец отключился. Майор Сахаб, начальник отдела службы безопасности в Бушире, опустил трубку и отер платком взмокший лоб. После чего вызвал адъютанта.

– Слушаю, господин майор!

– Ты звонил насчет кондиционера?

– Да, господин майор!

– И что?

– Они сказали, что вышлют мастера немедленно!

– А сколько в их слове «немедленно» часов, ты спросил?

– Нет…

– Так позвони и спроси! И скажи, что если мастер не прибудет в ближайшее время, я займусь их фирмой лично!

– Я понял, господин майор!.. – подался к двери адъютант.

– Подожди!.. – нервно проговорил Сахаб. – Я тебя что, отпускал?

– Никак нет! – вытянулся по стойке «смирно» адъютант, глядя в глаза начальника взглядом преданного пса. – Прошу прощения!

Майор явно был не в духе. А тут еще этот чертов кондиционер с самого утра стал барахлить…

– Вызови ко мне Абудаса. Срочно! Насчет кондиционера позвонишь потом.

– Есть, господин майор… – немного растерянно проговорил адъютант.

– Я помню, что у него сегодня выходной, – кивнул Сахаб. – Но он мне нужен.

– Разрешите выполнять?

– Да! – сказал Сахаб уже почти спокойно.

Адъютант вышел, майор сунул платок в карман и потянулся к сводке происшествий по городу за истекшие сутки. И в самом конце нашел строку, касающуюся исчезнувшего вчера русского. Хозяин расположенного на берегу моря ресторана вызвал полицию и заявил, что тот не расплатился по счету. В другой раз полиция могла бы и не заниматься такой ерундой, но хозяин ресторана был родственником одного из влиятельных мулл…

Отложив сводку, майор Сахаб снова потянулся за платком.

Должность начальника службы безопасности Бушира давала ему практически неограниченную власть над любым из граждан города. Теоретически. На практике же, куда ни плюнь, кто-то обязательно имел какого-нибудь влиятельного родственника. И с этим приходилось считаться. Сопливый владелец фирмы, установившей в кабинете Сахаба кондиционер, был родственником главного судьи Бушира. И вот майору приходилось душиться в жаре, дожидаясь, пока этот чертов сопляк пришлет мастера. Вместо того, чтобы арестовать его и бросить на пару дней в тюрьму, чтобы поучить почтению к старшим…

Впрочем, далеко не все имели таких родственников. Так что жилось майору Сахабу неплохо. Вчера он провел вечер в гостях у знакомого коммерсанта. Тот был выходцем из бедной семьи, поэтому и хотел майору угодить. И угодил. В результате вернулся домой майор уже под утро. И теперь усиленно потел, поскольку ночь выдалась бурной. Проституток коммерсант привез из самого Эль-Кувейта. И они стоили того…

Инженер отер платком мгновенно вспотевший лоб и направился по тротуару к перекрестку. На набережной было довольно людно. Машин тоже хватало. Киркун незаметно для русского двинулся следом за ним. Тот повернул влево и пересек проезжую часть. В глубине уже не такой оживленной улочки он увидел припаркованный особняком «БМВ-501». Не новый, но и не слишком старый. Совсем новые машины нечасто встречаются даже в Тегеране. А уж в Бушире и подавно.

Инженер от предстоящей встречи с сотрудниками службы безопасности испытывал скорее не волнение, а досаду. Но таков уж удел физика, работающего на ядерную программу Ирана. Да и нет худа без добра. В случае любых неприятностей с полицией Иванову просто стоило набрать номер одного из департаментов службы безопасности. И любой, даже самый кровожадный полицейский тут же становился шелковым…

Иванов без опаски приблизился к машине. Она тоже никаких подозрений вызвать не могла. Служба безопасности, как правило, использовала большие и мощные немецкие авто. Однако в самый последний момент на душе у Иванова вдруг стало неспокойно. И он, сам не понимая почему, замедлил шаг.

Шедший сзади Киркун быстро оглянулся. Если бы понадобилось, он должен был не только преградить путь русскому к бегству, но и по возможности незаметно довести его до авто. Впрочем, Волк тоже заметил неожиданную заминку русского. И тут же на нее отреагировал. Поскольку прохожих поблизости не было, Волк приоткрыл дверцу и очень любезно сказал:

– Мы ждем вас, господин инженер! Прошу!

Фарси Волка был безупречен. А тон, каким он произнес приглашение, сразу развеял неожиданные опасения Иванова. Тот шагнул к задней дверце, Волк отодвинулся в глубь салона и повторил:

– Прошу, инженер!

Русский плюхнулся на сиденье рядом с ним. Подоспевший Киркун быстро прикрыл дверцу и уселся на переднее сиденье. Хамад немедленно завел двигатель. Волк сообщил Иванову:

– Полковник Барси все же решил с вами коротко переговорить, инженер! Но это не займет много времени!

«БМВ» тронулся с места. Иванову ужасно не хотелось никуда ехать от ресторана, где он спрятал вожделенную фляжку, но делать было нечего.

– А что случилось? – на всякий случай спросил он.

– Поступили сведения, что израильские спецслужбы готовят какую-то операцию на юге. Поэтому-то полковник Барси и находится здесь, – доверительным тоном сообщил Волк. Он был прирожденным психологом и чисто интуитивно мог почти мгновенно подобрать ключ к любому собеседнику. Сделав характерный жест руками – мол, извините, инженер, большего я вам сказать не могу, Волк спросил: – Ну, как ваш отдых, в море купаетесь?

– Редко, – сказал Иванов. – Жарковато днем. А вот ночью хорошо…

– Будьте, пожалуйста, поосторожнее, – тут же счел нужным предупредить Волк. – Полковник Барси приехал, чтобы обезвредить израильских псов. Но пока они на свободе, поглядывайте по сторонам.

– Буду стараться, – вздохнул Иванов.

Ему в принципе было все едино – что персы, что арабы, что израильтяне. Как истинный русский, не лишенный некоторых предрассудков, он недолюбливал и первых, и вторых, и третьих. Персов и арабов за то, что чурки, а евреев за то, что евреи… И то, что сейчас Иванов вроде как находился на стороне персов, особого значения не имело. Местная политика была столь запутанной, что Иванов даже не пытался в ней разобраться.

И персы, и арабы считали своими смертельными врагами израильтян, что не помешало им нещадно изничтожать друг друга в ходе кровавой ирано-иракской войны. Израильтяне же бомбили все окрестные страны, стоило лишь американцам дать им соответствующую команду. В общем, в этом ближневосточном осином гнезде черт ногу сломит…

«БМВ» направился к жилым кварталам Бушира. Но не тем, что были застроены многоэтажками, а в более элитный район с одноэтажными домами-коттеджами. Коттеджи были скрыты высокими заборами – на Востоке не любят выставлять напоказ свою жизнь. Повинуясь указаниям Волка, водитель повернул в один из проездов.

При этом свет фонаря на миг осветил его лицо. Иванов наконец рассмотрел Волка и невольно вздрогнул. Сидящий рядом с ним человек был темноволос. Однако, вне всяких сомнений, это был европеец. А европеец никак не мог быть сотрудником службы безопасности Ирана!..

– Разрешите, господин майор?..

– Заходи, Абудас! – кивнул майор Сахаб.

Он ценил свою должность, поэтому и старался, чтобы в его окружении не было конкурентов. Подчиненные должны быть исполнительными, а не умными. Эту истину Сахаб понял давно. Однако нет правил без исключений. Капитан Абудас был по-настоящему умным офицером. Но именно такой человек и нужен был майору Сахабу для выполнения особых поручений.

Слишком уж завидная у Сахаба была должность. И многие хотели бы посадить в его кресло кого-нибудь из своих родственников. Но Сахаб был начеку. На каждого влиятельного гражданина Бушира у него был компромат. Сахаб сознательно этим материалам не давал хода. И только когда кто-то пытался сместить его с насиженного места, он доставал заветные папки…

Как раз сбором таких вот материалов и занимался Абудас. Поручить такое дураку было невозможно. Вот и вчера капитан порадовал Сахаба целой серией снимков, сделанных на острове Харк. Там, в одноименном городке, Абудас выследил, как отдыхает один из влиятельных жителей Бушира. Теперь и он, и его родственники не представляли для Сахаба большой опасности.

На радостях Сахаб сам дал Абудасу выходной. И теперь капитан выглядел встревоженным. Прикрыв за собой дверь, он быстро спросил:

– Что-то случилось, господин майор?

– Ничего страшного, – мотнул головой Сахаб. – Присаживайся. Чаю хочешь?

– Нет, спасибо, – отказался Абудас. – Я слушаю вас, господин майор!

Сахаб кивнул. Он ценил Абудаса не только за ум, но и за то, что тот всегда был готов к работе. Сахаб доверительно сообщил:

– Мне позвонил из Тегерана этот жирный индюк полковник Барси…

– Начальник отдела безопасности ядерной программы? – уточнил Абудас.

– Да, он самый. Оказывается, у нас тут отдыхал какой-то русский, работающий в Исфахане. Вчера он утонул…

– Пьяный?

– Тела не нашли. Полковник сказал, что этот русский очень ценный сотрудник. Очень…

– Так сообщили бы нам, мы бы за ним присмотрели, – пожал плечами Абудас.

– Я тоже так думаю, но Барси носится со своей секретностью и значимостью. Ведь эта должность дает доступ на самый верх… В общем, он хочет, чтобы мы проверили случай с этим русским досконально. И сообщили ему о результатах.

– Он конкретно что-то подозревает?

– Он мне не сказал. Но ты проверь все версии. Все! Понял?

– Да!

– Выполняй! Извини, что не дал отдохнуть…

– Ну что вы, господин майор!

В этот момент позвонил адъютант.

– Да! – проговорил в трубку майор Сахаб.

– Мастер прибыл, господин майор!

– Наконец-то! Заходи с ним! Присморишь, пока он будет тут возиться. А я пока пройдусь по отделам!

Рука Волка тут же метнулась к руке Иванова. Греко-серб мгновенно прочувствовал ситуацию. Сделав болевой захват, он проговорил:

– Не делайте глупостей, инженер! Выпрыгнуть вам все равно не удастся!

Инженер сразу вспотел. Потом упавшим голосом спросил:

– Вы израильтяне?

Волк засмеялся.

– Нет. Мы сами по себе. Но об этом поговорим чуть позже. В более подходящей обстановке…

Сказано было абсолютно спокойным тоном, однако это напугало Иванова еще больше. Насколько он знал, спецслужбы Израиля с теми, кого считают своими врагами, не церемонятся.

– Я иностранный гражданин, – на всякий случай сообщил Иванов. – Работаю здесь по контракту.

– Да-да, мы в курсе… Хамад, вон там направо!

«БМВ» проехал по аккуратной, абсолютно пустынной улочке. Свободной рукой Волк вытащил пульт и нажал кнопку. Ворота одного из коттеджей открылись. «БМВ» въехал за высокий забор. Ворота тут же закрылись, отгородив территорию от окружающего мира и отняв у Иванова всякую надежду на спасение.

– Останешься пока на улице! – приказал Волк Киркуну. – Прошу, инженер!

Аккуратный коттедж утопал в темноте. Не зажигая над крыльцом свет, Волк отпер дверь. Минуту спустя Иванов уже сидел в кресле в довольно просторной комнате, от которой барной стойкой была отделена кухня.

Волк уселся напротив. За спиной инженера на высоком табурете в расслабленной позе расположился Хамад. Однако расслабленность перса была обманчивой. Он обладал отменной реакцией.

– Курите? – протянул через журнальный столик пачку Волк.

– Нет, спасибо, – помотал головой Иванов.

– Правильно, – согласно кивнул Волк, прикуривая сигарету и с удовольствием затягиваясь. – Курение вредно для здоровья, инженер. Мой друг, – кивнул Волк на Хамада, – табак тоже не курит. Зато иногда он балуется гашишем. Например, когда нужно кому-нибудь развязать язык. Общение с ним, инженер, поверьте моему опыту, намного вреднее для здоровья, чем табакокурение…

– Я верю… – кивнул Иванов, невольно косясь через плечо. Застывший на табурете Хамад, чуть прищурившись, смотрел на него с мечтательной садистской улыбкой. – Так вы работаете на Тель-Авив?.. У меня в Израиле много знакомых…

– Оставим в покое тех, кто находится в Израиле, – прервал Иванова Волк. – Нас интересуете вы. Вернее, ваша работа. Вы все поняли?

– Да, – сглотнул слюну инженер. – Кхм-кхм… Извините, попить у вас ничего нет? Что-то в горле…

Волк кивнул. Хамад перегнулся назад и дотянулся до пластиковой бутылки с минералкой. Не вставая, он коснулся горлышком плеча русского. Тот испуганно вздрогнул и повернулся. Однако, увидев, что Хамад просто подал ему воду, он благодарно кивнул, взял бутылку и жадно припал к горлышку.

– Итак, чем вы занимаетесь в рамках ядерной программы Ирана? – спросил Волк, дав Иванову напиться.

– Материаловедением, – проговорил русский. – Это моя специальность…

Лицо Волка стало жестким.

– Боюсь, вы неправильно расценили нашу доброту, инженер. Если вы думаете, что, запираясь, вы сможете убедить нас в ошибке, вы глубоко заблуждаетесь. Некоторое время назад мы беседовали на востоке страны с одним вашим соотечественником… Он оказался ужасно упрямым, но в конце концов все рассказал. Все, что успел, поскольку мой друг Хамад слегка перестарался. Вы же не хотите висеть на люстре с вывернутыми назад руками и получать каждую минуту по десять ударов палкой по пяткам?..

– Нет, конечно! – испуганно прижал руку к груди Иванов. – Но я говорю вам правду! Я действительно занимаюсь материаловедением! Это моя специальность! По ней я работал и в «забабаховке»!

– Где-где?.. – спросил Волк.

– Ну, на Урале, во ВНИИТФ!

– В русском Лос-Аламосе?..

– Да, можно и так сказать!

– Хорошо, и в чем же тогда заключается ваша работа? Зачем нужны специалисты по материаловедению в ядерной программе?

– Как зачем?.. – удивился Иванов.

– Вы что, занимаетесь проектированием ядерных реакторов? – уточнил Волк.

– Нет. Я занимаюсь исследованием прочностных характеристик ядерных материалов…

– А по-английски вы говорите? – спросил Волк.

– Да, но не очень хорошо…

– И все же давайте перейдем на английский, – сказал Волк.

Фарси весьма примитивный язык. В нем нет родов и чисел. Это упрощает его изучение, но весьма затрудняет понимание, особенно когда речь идет о более-менее точных материях…

– Давайте, – кивнул русский.

– Так чем более конкретно вы занимаетесь? Только, пожалуйста, объясните так, чтобы я понял…

– Хорошо, – на миг задумался Иванов. – Вы себе примерно представляете ядерный боеприпас?

– Вы имеете в виду ядерную бомбу?

– Нет. Я имею в виду ядерную боеголовку ракеты.

– Ракеты?..

– Да.

– Не очень.

– Ну, она состоит из заряда обычного ВВ достаточной мощности, а также из ядерного компонента очень сложной формы. Так вот, как раз исследованием прочностных характеристик этого ядерного компонента я и занимаюсь…

На миг Волк растерялся, что с ним случалось крайне редко. Потом спросил, стараясь, чтобы его голос звучал как можно спокойнее:

– Вы хотите сказать, что вы занимаетесь ядерными боеголовками для ракет?

– Не совсем боеголовками. А тем, выдержит ли стартовые и полетные перегрузки ее ядерная составляющая.

– Так! – быстро сказал Волк, поднимаясь на ноги. – Не спускай с него глаз!

В следующий миг Волк уже нырнул в соседнюю комнату, в которой Сюзи обустроила себе вроде как домашний кабинет. Включив ее компьютер, Волк выстучал на клавиатуре короткое кодированное сообщение в программе ICQ. Предназначалось оно лично заместителю начальника оперативного управления ЦРУ…

– Сразу звони, Абудас! – легонько хлопнул капитана по плечу Сахаб.

– Конечно, господин майор, – кивнул Абудас.

Выйдя из здания службы безопасности Бушира, он направился к своему «Фольксвагену Гольф». Автомобилю было уже десять лет, но для Ирана это была вполне приличная машина. В Иране много красивых мужчин, однако Абудаса к числу красавчиков отнести было трудно. Он был чуть повыше среднего роста, худощав и лицо имел весьма невыразительное. Но в этом было и свое преимущество. Абудасу было легче скрывать свои истинные чувства.

Усевшись в машину, капитан быстро оглянулся. Страх, который он все это время тщательно маскировал, наконец проступил на его лице.

Абудас быстро завел двигатель и тронул машину с места. Выбравшись на проезжую часть, он специально не стал слишком увеличивать скорость.

«Фольксваген» направился к управлению полиции. Абудас то и дело поглядывал в зеркало. Он не без оснований опасался слежки, но «хвоста» не было. Убедившись в этом окончательно, капитан резко повернул и направил свое авто совсем в другую сторону.

Небольшой частный дом на окраине Бушира служба безопасности использовала в качестве конспиративной квартиры. Причем знали о ее существовании только два офицера – майор Сахаб и капитан Абудас.

Заехав во двор, капитан Абудас быстро запер ворота и огляделся по сторонам. Занавеска на одном из окон дрогнула. Абудас сделал успокоительный жест рукой и быстро вошел в дом, отперев дверь своим ключом.

В прихожей на шею ему бросилась совсем молодая женщина, фактически – девочка. Ее тонкие руки обвили шею Абудаса, щека прижалась к покрытой жесткой щетиной щеке капитана.

– Ну что, милый?.. – с придыханием спросила она.

– Все нормально, Фатима, – ответил Абудас. – Просто нужно кое-что сделать по заданию министерства.

– Хвала Аллаху! – выдохнула Фатима.

Ее влажные губы нашли рот Абудаса и впились в него восхитительным поцелуем. Шаловливая ручка скользнула с плеча капитана вниз и принялась быстро расстегивать его брюки…

– Подожди! – с трудом отстранился Абудас.

– В чем дело, милый?.. – воскликнула Фатима. – Я делаю что-то не так? Скажи как, и я научусь…

Говоря это, девушка опустилась на колени и принялась расстегивать ремень Абудаса обеими руками. Тот нахмурился и резко поднял ее на ноги.

– Я сказал, подожди! – тряхнул он Фатиму.

– Я опять что-то делаю не так, да?.. – посмотрела на него огромными коричневыми глазищами девушка.

– Дело не в этом! – мотнул головой Абудас. – Просто так больше продолжаться не может. Мы не можем так рисковать! Рано или поздно твой муж застукает нас!

– Сахаб что-то подозревает?.. – быстро спросила Фатима, меняясь в лице.

– Нет. То есть я думаю, что нет… Но это ничего не меняет. Нам больше нельзя встречаться…

– Как?! – вскрикнула Фатима, снова падая на колени. Обхватив ноги Абудаса, она заплакала: —Милый, я без тебя не смогу!.. Я не смогу жить без тебя!..

Лицо капитана исказила страдальческая гримаса. Связь с малолетней женой шефа, конечно же, была настоящим безумием. Но так случилось. Само собой. Причем виноват в этом в какой-то мере был сам майор Сахаб. Он настолько доверял Абудасу, что поручил ему присмотреть за Фатимой на время своей командировки в Тегеран.

– Встань, Фатима! – резко сказал Абудас.

Это подействовало. Восточные женщины не поддаются уговорам. Зато они инстинктивно реагируют на приказы. Такой менталитет. Абудас довел Фатиму до дивана, усадил рядом с собой и сказал:

– Я должен все обдумать…

– Что обдумать, милый?.. – ткнулась мокрой щечкой в его подбородок девушка.

– Как… – вздохнул Абудас, – как нам быть дальше…

– Я тебя не понимаю, – сказала Фатима. – Есть ты, и есть я, и нам хорошо… Что тут думать? Или ты меня разлюбил?

– Нет. В том-то и дело, что я хочу быть с тобой. Но Сахаб ни за что не допустит этого. Если только… – посмотрел невидящим взглядом в угол Абудас.

– Если только что?..

– Если только я не займу его место, – чужим голосом сказал Абудас. – Тогда я смогу заставить его развестись с тобой… И мы поженимся…

– Но разве это возможно?

– В этом подлунном мире нет ничего невозможного. Нужно только терпение. И воля Аллаха…

– Ты говоришь это серьезно?

– Да. Но чтобы все получилось, мне нужно время. Твой муж не так прост. И чтобы свалить его, действовать надо наверняка. Ты согласна ждать?

– Милый! Ради того, чтобы быть с тобой, я согласна на все!

– Тогда поехали! – сказал Абудас, глядя на часы и поднимаясь.

– Как?.. Разве мы не будем сегодня любить друг друга?

– Сегодня на это нет времени! – жестко сказал Абудас.

– Тогда завтра?..

– Нет. Мы не будем встречаться, пока я не найду способ избавиться от твоего мужа.

– Но я не смогу без тебя!

– Ты сказала, что согласна ждать!

– Да, но…

– Все, Фатима!

– Один раз, милый!

– Нет! – тряхнул головой Абудас. – Ради нашего будущего тебе придется потерпеть.

Фатиме пришлось подчиниться. Закутавшись в свой платок, она выскользнула из дома и уселась на заднее сиденье «Гольфа». Абудас высадил ее в одном из переулков возле центрального рынка Бушира.

Фатима прошла несколько шагов и растворилась в толпе таких же черных безликих женщин с кошелками…

Ответ пришел довольно быстро. У Волка спросили, имеет ли он возможность говорить непосредственно через спутник. Волк сообщил, что имеет, но не хочет рисковать из-за важности информации. Его успокоили, сказав, что разговор будет автоматически контролироваться. Это означало, что в случае попытки прослушки главный сервер ЦРУ немедленно прекратит связь.

На крыше дома Сюзи была установлена спутниковая тарелка. Это в Иране не приветствовалось, но завинчивали гайки только во время выборов. Благодаря этому Волк и смог переговорить со своим работодателем непосредственно через спутник.

– Здравствуй, что за срочность? – услышал греко-серб в компьютерных наушниках.

Судя по интершумам, высокопоставленный чиновник ЦРУ ехал в машине. Но это сейчас значения не имело.

– Мы только что начали беседовать с нашим другом.

– Так. И что?

– Он говорит, что работает над головками. Для сигар…

Чтобы понять смысл сказанного, заместителю начальника оперативного управления ЦРУ понадобилось несколько секунд. Потом он спросил изменившимся голосом:

– Ты имеешь в виду те самые сигары, что недавно показывали на выставке?

Замдиректора оперативного управления имел в виду недавний военный парад в Тегеране, на котором власти с гордостью продемонстрировали всему миру свои баллистические ракеты с дальностью полета две тысячи километров.

– Да, именно те, – сказал Волк.

– Это не ошибка?.. – спросил американец.

Ему было трудно представить, что иранцы продвинулись столь далеко.

Запуск баллистических ракет с ядерными боеголовками с территории Ирана мог в одночасье перевернуть весь хрупкий паритет на Ближнем Востоке.

Даже если израильским ПВО удастся сбить большую часть из них, даже одного ядерного взрыва будет достаточно, чтобы превратить карликовый Израиль в чернобыльскую зону. Со всеми вытекающими последствиями…

– Я не специалист по… сигарам, – сказал Волк. – Но я уверен, что наш друг вполне откровенен. Поэтому-то я и оторвал вас от дел.

– Ты можешь оставаться на связи? – быстро спросил замначальника оперативного управления.

– Да.

– Какое время?

– У меня в запасе около полутора суток, – сообщил Волк.

Это было время, в которое никто не мог хватиться Сюзи и ее щенка.

– Отлично. Тогда ожидай сообщения. Я сейчас же привлеку кого-нибудь из департамента э-э… табачных изделий.

– Тогда я пока проведу с нашим другом переговоры по стандартному бизнес-плану, о’кей? Чтобы не терять времени.

– О’кей! Но только по протоколу. Без форс-мажоров! – счел нужным предупредить замначальника оперативного управления.

Это означало запрет на применение пыток и спецсредств.

– О’кей! Жду ваших сообщений!

Прежде чем выйти из кабинета, Волк включил на максимум регулятор компьютерных колонок – чтобы не пропустить звуковой сигнал о сообщении.

Фатима буквально растворилась среди закутанных с ног до головы в черное буширских женщин. Теперь вычленить ее из толпы не мог даже наметанный глаз капитана Абудаса. Абудас тронул машину с места и свернул на одну из улиц, ведущих к морю.

Встреча с Фатимой перевернула жизнь капитана. До этого он просто боготворил Сахаба. Ведь майор выделил Абудаса из числа своих подчиненных, приблизил к себе и протащил по служебной лестнице наверх.

Абудас платил ему за все это своей работой и преданностью. До того самого момента, когда попал в дом Сахаба в его отсутствие. И увидел Фатиму без паранджи…

Абудас не успел опомниться, как все зашло слишком далеко. Они встречались при каждом удобном случае. Благо ходить на базар иранским женщинам не только не возбраняется, но, наоборот, предписывается.

И вот сегодня Абудас окончательно понял, что дороги назад нет. Либо Сахаб застукает Абудаса и уберет его, либо Абудас уберет Сахаба…

«Фольксваген» остановился у полицейского участка, который обслуживал припортовый район. Молоденький полицейский у входа был из новых. Окинув Абудаса презрительным взглядом, он ткнул ему в грудь палку:

– Эй, куда прешь?

Абудас одевался по-простому, и полицейский, видимо, принял его за обычного посетителя. Капитан вытащил из кармана удостоверение:

– Служба безопасности…

Полицейский изменился в лице и побледнел:

– Извините, господин, я не…

– Начальник у себя? – спросил Абудас.

– Да! – отступил в сторону полицейский.

Минуту спустя капитан уже входил в кабинет начальника участка.

Тот тоже был капитаном и тоже любил одеваться по-простому.

– Как поживаешь, Аббас? – улыбнулся с порога Абудас.

– Хвала Аллаху, уже лучше! Если ты, конечно, не пожаловал, чтобы арестовать меня!

Аббасу было уже за сорок. Это был огромный низкорослый перс с широченными плечами. Один глаз начальника полицейского участка был полуприкрыт. Глаз Аббасу повредили ножом контрабандисты во время схватки в порту.

– Ну что ты, я друзей не арестовываю! – протянул руку Абудас.

Мужчины поздоровались, Аббас указал гостю на стул, потом уселся сам.

– Как поживает твой уважаемый шеф?

– Нормально.

– Передавай мое почтение! Давненько он к нам не заглядывал. Скажешь, что Аббас всегда рад видеть майора Сахаба. В любое время!

– Непременно, – кивнул Абудас. – Я по делу…

– Не сомневаюсь! Всегда рад помочь, – кивнул начальник участка. – Что конкретно нужно?

– У вас вчера утонул один русский.

– По фамилии Иванов, – кивнул Аббас. – С ним что-то не так?

– Просто нам поручили проверить все обстоятельства. Из Тегерана.

Аббас слегка нахмурился. Потом сказал:

– Там нечего проверять… Сказать, чтобы принесли материалы сюда?

– Не хочу отрывать тебя от дел. Просто дай команду и все.

Аббас потянулся к телефону.

– Минаб, зайди!

Группа Волка не впервые захватывала «языков» в Иране. И успела выработать структуру допроса. Чисто технические сведения были нужны для анализа американцам. По ним эксперты ЦРУ примерно определяли, на какой стадии в данный момент находятся ядерные разработки Ирана. После этого аналитические выводы поступали в Белый дом и госдеп. А те, опираясь на них, вырабатывали стратегию. Заключалась она, естественно, в том, чтобы не допустить появления у Тегерана оружия массового поражения.

Другой блок информации был чисто конкретным. С точной привязкой к местности. Эти сведения ЦРУ передавало израильским ВВС. А те наносили по территории Ирана точечные ракетно-бомбовые удары.

Вернувшись из кабинета Сюзи, Волк разложил на столе подробную карту Ирана. После чего спросил:

– Итак, где располагается ваша лаборатория, инженер?

– Вот здесь! – ткнул пальцем в кружок на карте Иванов.

Волк уточнил:

– Где именно? В северном, западном или восточном подземном крыле?

Инженер удивленно посмотрел на собеседника.

– Не удивляйтесь, инженер, – улыбнулся Волк. – Мы знаем очень много.

– Вообще-то это так не называется, но моя лаборатория располагается скорее в южном крыле.

Волку снова пришлось скрыть удивление. О существовании южного крыла в новом ядерном центре в окрестностях Исфахана он даже не догадывался.

Если, конечно, русский не врал. Но это было легко проверить – даже без применения пыток.

– Нарисуйте, пожалуйста, как вы попадаете на свое рабочее место, инженер, – с улыбкой проговорил Волк, придвигая к русскому лист бумаги.

– Ну, сперва на лифте…

– Вы рисуйте, рисуйте, расскажете потом, – кивнул Волк.

Русский углубился в составление схемы. Волк откинулся в кресле и встретился глазами с Хамадом. Тот покосился на кухонный набор Сюзи, состоящий из разнокалиберных ножей, щипцов и ножниц, потом вопросительно кивнул. Волк едва заметно мотнул головой. Хамад вздохнул. Работая в службе безопасности, он пристрастился к пыткам и теперь был откровенно разочарован.

Впрочем, Волку на состояние души Хамада было наплевать. Если надо, он был безжалостен, однако, если цели можно было достичь более простым путем, Волк так и делал. Он был очень рациональным человеком. И всегда поступал, исходя только из соображений эффективности.

– Вот, – наконец протянул лист русский. – Извините, я не художник, так что изобразил схематически.

Волк быстро посмотрел на схему, потом задал пару вопросов и сделал на чертеже пометки своей рукой. При этом он убедился, что русский не врет. Инженер абсолютно верно изобразил входы в северное, западное и восточное подземные крылья центра. Просто южное крыло, о существовании которого ни американцы, ни израильтяне до сегодняшнего дня не догадывались, располагалось гораздо глубже под землей…

Иранцы явно усвоили уроки, преподнесенные им израильскими ВВС. И очень быстро построили новое подземелье, достать которое были не в состоянии даже самые современные бомбы и ракеты. Теперь, чтобы добраться до лабораторий ядерного центра, нужно было проводить полномасштабную войсковую операцию – с высадкой десанта и штурмом многоуровнего подземного укрепрайона, в который иранцы превратили ядерный центр.

Размышления Волка прервал характерный сигнал, донесшийся из кабинета. Он быстро поднялся и прошел к компьютеру. Заместитель начальника оперативного управления ЦРУ сработал очень оперативно.

Волку прислали готовый вопросник, явно составленный специалистом.

– Хамад! Проведи, пожалуйста, инженера сюда! – велел через дверь Волк.

Десять минут спустя он уже отправил ответы Иванова в Лэнгли. А еще через десять минут с ним на связь вышел замначальника оперативного управления.

– Поздравляю! На этот раз ты действительно попал в «десятку»! Судя по ответам, наш друг является исключительно ценным сотрудником! Похоже, он смог совершить настоящий прорыв в своей области, хотя сам этого не понимает! Ты все уяснил?

Волк был дилетантом в ядерной проблематике, как, собственно, и сам заместитель начальника оперативного управления. Но если привлеченные эксперты сделали такой вывод, значит, русский действительно оказался каким-то гением.

– Да. И что теперь? – спросил Волк. – Получить от него все, что можно, и…

Волк хотел сказать «имитировать несчастный случай», но замешкался, пытаясь подобрать обтекаемую формулировку. Однако заместитель начальника оперативного управления не дал ему договорить.

– Ни в коем случае! Он должен работать на нас!

– А как… с визой? – спросил Волк.

Одно дело – похитить кого-то и допросить в укромном месте на территории Ирана. И совсем другое – тайно вывезти в тот же Израиль.

Группа Волка к выполнению такой задачи была не приспособлена.

– Этим сейчас же займутся мои сотрудники! – быстро сказал замначальника оперативного управления ЦРУ. – А ты запомни одно: ни в коем случае нельзя допустить, чтобы его перехватила конкурирующая компания! Он должен работать только на нас! Или ни на кого! Ты обязан обеспечить это любой ценой! Любой! Если ты сделаешь это, то премиальных будет достаточно, чтобы остаток жизни ты провел в своем бунгало, прохлаждаясь в шезлонге у бассейна.

– Я понял, – сказал Волк, быстро оглядываясь. Он осознал, что этот русский представляет собой настоящий клад, целое состояние. Поэтому Волк и опасался, чтобы об этом не пронюхали его помощники. Они тоже ведь наверняка не прочь одним махом заработать кучу денег и выйти на пенсию. – Я сделаю все, что смогу. Но не тяните. У меня в запасе примерно тридцать шесть часов. Потом ничего гарантировать я не смогу…

– Я понял. Мы постараемся сделать все как можно быстрее…

– А вот что мы обнаружили в кустах в ресторане! – сказал следователь Минаб, извлекая из сейфа серебристую плоскую фляжку.

Абудас хмыкнул. Взяв в руки фляжку, он потряс ее, потом отвинтил пробку и понюхал. Его лицо искривила гримаса. Поспешно завинтив пробку, он сказал:

– Откуда только русские берут эту гадость?

Следователь улыбнулся:

– Это не входит в мои обязанности, господин Абудас, но я слышал, что самогон они покупают на станции. Так что найти источник не проблема. Если, конечно, будет такая команда из министерства…

Абудас поставил на стол фляжку и снова взял фотографии. На них в нескольких ракурсах была запечетлена найденная на пляже одежда русского. Абудас постучал кончиком фото по ногтю.

– Вы сами на месте были?

– Конечно, господин Абудас!

– Никаких э-э… подозрительных следов не обнаружили?..

– Нет, – развел руками следователь. – Иначе мы бы их тоже непременно сфотографировали.

– Ну что же! – решительно положил на стол фото Абудас. – Спасибо!

– Не за что! Всегда рады помочь!

Попрощавшись со следователем, Абудас вышел из полицейского участка. Молодой полисмен вытянулся по стойке «смирно», но капитан ему даже не кивнул. История с русским была яснее ясного. За исключением одного пункта. Прежде чем покинуть ресторан, утонувший инженер вроде бы говорил с кем-то по телефону…

И Абудас отправился на набережную. Там он переговорил с официантом, который накануне обслуживал русского. Тот свои показания насчет телефонного разговора инженера подтвердил. Только вот не мог точно сказать: русский звонил кому-то сам или позвонили ему. В любом случае этот момент нужно было прояснить.

Абудас вернулся в службу безопасности и доложил о своих сомнениях Сахабу. Тот перезвонил в телефонную компанию. Полчаса спустя Абудас уже получил распечатку переговоров русского. Он имел отличную память. И сразу же перезвонил Сахабу.

– Это я, господин майор!

– Да, Абудас!

– Я только что просмотрел распечатку. В телефоне русского в списке вызовов не хватает одного номера!

– А попонятней можно?

– Да, конечно. Он удалил информацию о том самом звонке, который ему сделали в ресторан!

– Ясно. Может, просто случайно?.. Ведь он был пьян.

– Может, но этот номер нужно проверить. Я бы этим занялся, но будет намного быстрее, если вы сами перезвоните в Тегеран.

– Хорошо. Диктуй…

Начальник Буширской электростанции Бадагов был тучным мужчиной лет шестидесяти. Его квадратную голову украшала прическа а-ля Лукашенко: отрощенные слева волосы были зализаны через лысину направо.

Красивым быть не запретишь…

– Здравствуйте, очень приятно! – ткнул Логинову влажную ладонь Бадагов. – Присаживайтесь!

Опустившись в свое кресло, начальник электростанции нервно потер руки. Потом, глядя в стол, негромко сказал:

– Мне ваши э-э… коллеги все объяснили в Тегеране. Приказ о прикомандировании вас к отделу главного энергетика я подпишу сегодня. Я предупредил его, чтобы он не вмешивался в ваши дела… Вот!

– Спасибо большое! – поднялся Логинов, протягивая через стол руку. – Тогда не буду вас больше отрывать от дел. Родина вас не забудет!

– Очень надеюсь! – криво улыбнулся Бадагов, снова поднимаясь и отвечая слабым рукопожатием. – Я, конечно, все понимаю, стратегические интересы и все такое, но… Это же исламская страна, тут даже за связь с секретаршей смертная казнь!

– Все будет хорошо! – заверил Бадагова Логинов. – Я не буду спать с вашей секретаршей! Обещаю!

Начальник станции уставился на Логинова широко открытыми глазами. Видимо, длительное пребывание в Иране пагубно сказалось на его чувстве юмора, и Виктор быстро добавил:

– Операция чисто превентивная и направлена на обеспечение безопасности наших гражданских специалистов, работающих в Иране. Но это, конечно, секрет!

– Я понял! – кивнул начальник станции, пытаясь освободить свою ладонь из руки Виктора. Однако тот ее не отпустил и, наклонившись над столом, совсем тихо сказал:

– И еще одна просьба! Сегодня вечером из Тегерана прибудет партия оборудования. Нужно, чтобы контейнер с маркировкой «ZFR 9876» осторожно выгрузили в какое-нибудь укромное место. И чтобы я получил к нему доступ примерно на полчаса…

– Оружие?.. – побледнел Бадагов.

– Ну что вы? Какое оружие? Просто небольшой запас спиртного для представительских целей! Маркировку записать? Или вы сами?

– Да-да, конечно! – кивнул начальник станции.

Логинов отпустил наконец его ладонь, Бадагов нацепил очки и дрожащей рукой нацарапал на листке маркировку контейнера.

– Разрешите, господин майор?

– Заходи! – кивнул Сахаб. – Садись! Я только что получил данные по твоему номеру!

– И что?

– Он принадлежит какому-то русскому. Помощнику энергетика с нашей электростанции. Мар-ге-лю-ку… – по слогам прочитал Сахаб. – Так что все стало на свои места. Этот Иванов просто болтал с соотечественником. Молодец, ты отлично поработал, я звоню полковнику Барси и говорю, что все чисто… – Рука Сахаба легла на телефон. – Ты хотел что-то сказать, Абудас?..

– Нет, господин майор, – мотнул головой капитан.

Сахаб кивнул и потыкал толстыми пальцами в кнопки.

– Господин полковник?.. Майор Сахаб из Бушира!.. Мы все проверили по несчастному случаю с этим русским! Да, я лично посмотрел материалы и поговорил со свидетелями! Он был пьян, в ресторане нашли спрятанную фляжку с самогоном… Нет, тело не нашлось. И вряд ли найдется. С ним наверняка уже разделались акулы. У нас этих тварей хватает… Да, господин полковник! Всего… – начал было прощаться Сахаб и осекся. Потом сообщил Абудасу: – Бросил трубку, индюк надутый… Можешь отдыхать, Абудас!

– Спасибо, господин майор!

Тепло попрощавшись с капитаном, Сахаб снова потянулся к телефону. Капитан быстро вышел, кивнул адъютанту майора и направился в свой кабинет. Он был небольшой, но на хоромы Абудас и не претендовал.

Все равно львиную долю своего времени капитан проводил вне стен службы безопасности.

Присев за стол, Абудас быстро пролистал копии полицейских сводок за прошедшие дни. И вдруг ухмыльнулся. Память не подвела его.

Побарабанив пальцами по столу, капитан посмотрел на свой рабочий телефон. Однако позвонить так и не решился.

Выйдя из здания службы безопасности, он уселся в машину и медленно поехал в сторону моря. Управлял машиной Абудас чисто автоматически. Его голова была занята более серьезными мыслями.

Наконец он остановился и перезвонил из таксофона на номер, с которого звонили русскому инженеру в ресторан.

Механический голос ответил, что абонент недоступен. Абудас хмыкнул, он почувствовал удачу. На всякий случай он снова перезвонил по тому же номеру, потом отправился в полицейский участок, которым командовал капитан Аббас. На этот раз молодой полицейский приветствовал его как генерала. Аббаса на месте не оказалось, но это было и к лучшему.

Абудас заглянул к следователю Минабу и сказал:

– Мы уже доложили насчет Иванова в Тегеран. Но тут выплыл еще какой-то украденный телефон…

Минаб телефоном не занимался, но ситуацию быстро прояснил.

Абудас поблагодарил его и отправился к ресторану. Припарковавшись неподалеку, он какое-то время осматривался по сторонам. И тут его внимание привлек появившийся на улице торговец сладостями. Это был слепой мальчишка лет тринадцати-четырнадцати. Однако отсутствие зрения не помешало ему прикатить свою тачку к перекрестку и установить ее на углу. И тут Абудаса вдруг осенило…

Трехзвездный адмирал Ричард Фаррел откинулся на диване и нажал кнопку на пульте. Он был заядлым болельщиком бейсбола и старался не пропускать ни одного матча американской лиги, даже находясь за тысячи километров от США…

Однако на этот раз посмотреть даже начало игры Фаррелу не дали. На столе зазвонил телефон судовой связи. Адмирал потянулся к нему и буркнул:

– Фаррел, слушаю!..

– Аткинсон, сэр! – представился дежурный оператор узла связи. – С вами хотят срочно переговорить из объединенного кабинета начальников штабов!

– Переключай! – кивнул Фаррел, отключая звук телевизора.

– Простите, сэр! Но разговор по высшей степени секретности! И вас просят выйти на связь как можно быстрее!

– Понял! – буркнул Фаррел.

Включив видеомагнитофон на запись, он переобулся и вышел из своей огромной каюты. Торчащий в кресле при входе красавец-адъютант тут же вскочил на ноги и козырнул.

– В узел связи!

– Есть, сэр!

Трехзвездный адмирал Фаррел командовал авианесущей ударной группировкой ВМС США в Персидском заливе. Головным кораблем группировки был авианосец «Рональд Рейган». Именно на нем и располагался штаб всей группировки. Человеку, далекому от флота, трудно было даже представить себе размеры этого колосса. Но моряки постепенно свыкаются с этим. Фаррел с адъютантом нырнули в лифт, который обслуживал ни много ни мало тридцать этажей.

Адъютант нажал нужную кнопку, и лифт бесшумно заскользил в глубь стального голиафа. Каюты командного состава располагались преимущественно на верхних палубах. А вот важные объекты, от которых зависели жизнеобеспечение и живучесть авианосца, были расположены в глубине надстройки.

Узел связи был размером с почтамт небольшого города. Блок спецсвязи охранял морской пехотинец. Он отдал честь адмиралу, и вскоре тот уже сидел в удобном кресле за столом с компьютером. Нацепив гарнитуру, адмирал проговорил в микрофон:

– Аткинсон, я готов!

– Понял, сэр… – послышалось в наушниках.

Примерно полминуты спустя на экране возникло изображение.

Четырехзвездный адмирал Симонс, член объединенного комитета начальников штабов от военно-морского флота США, кивнул и зашевелил губами. Его голос зазвучал в наушниках с небольшим опозданием:

– Приветствую, Фаррел!

– Приветствую, Симонс!

– Как обстановка в заливе?

– Ни к черту, сэр, но мы начеку! – невесело пошутил Фаррел.

– Со мной только что связался помощник президента по национальной безопасности, – кивнул Симонс. – Они тоже обеспокоены ситуацией. Поэтому решили провести силами ЦРУ какую-то операцию…

– Какую операцию? – нахмурился Фаррел.

– Ее детали разглашению не подлежат. Отвечает за все разведка. Наше дело – обеспечить ее техникой и силами прикрытия. Ты просто должен передать в подчинение заместителю начальника оперативного управления ЦРУ взвод «тюленей». И дать карт-бланш на его использование капитану второго ранга Мэтлоку…

– Хорошенькое дельце, – пробурчал адмирал. – Хорошо, я понял, Симонс.

– Тогда удачи, Фаррел. Ты бейсбол смотришь?

– Пишу на магнитофон!

– Ничего, вернешься в Штаты, сходим на «Скаутов», посмотрим на стадионе! Как положено, с гамбургерами и колой!

– Обязательно!

– Что желает господин? – спросил мальчишка-торговец, едва Абудас остановился перед ним.

– Я из секретной службы, – негромко сказал капитан. – И желаю задать тебе несколько вопросов. И получить на них ответы.

– Я слушаю, господин.

– Как ты узнал, что перед тобой мужчина?

– По запаху, господин…

– Я так и думал! – радостно кивнул Абудас. – Ты ведь торговал здесь вчера вечером? Верно?

– Я торгую здесь каждый вечер, господин.

– Тогда стой здесь! Я скоро вернусь!

В полицейском участке Абудас быстро отлил из фляжки инженера немного самогона. На удивленный взгляд Минаба он пояснил:

– Для сравнительного анализа. Но об этом никому! Даже капитану Аббасу!

– Конечно, господин Абудас! – кивнул следователь, которому не хотелось иметь неприятностей со службой безопасности.

Вернувшись на набережную, Абудас провел нехитрый эксперимент.

Чуть приоткрыв бутылочку с самогоном, он сказал:

– Слышишь запах?

– Да, господин! – слегка наморщил нос с горбинкой мальчишка.

– Тогда вспомни хорошенько! Вчера ты обязательно должен был слышать этот запах вечером! Верно?

Абудас блефовал. Мальчишка этого запаха мог и не слышать. Он стоял на перекрестке, расположенном неподалеку от ресторана, но Иванов мог пройти к морю и в другую сторону. Мало того, торговец стоял на углу, противоположном тому, за которым находилось море…

Но мальчишка сказал:

– Да, я слышал этот запах, господин!

Боясь поверить в свою удачу, Абудас уточнил:

– Ты уверен?

– Да, конечно.

– Тогда вспомни-ка хорошенько, как это было…

– Чертовы цэрэушники!.. – пробормотал Фаррел, сдирая с головы микрогарнитуру.

Адмирал был моряком до мозга костей. Как командир авианесущей группировки в Персидском заливе, он, конечно, понимал важность работы разведки в целом. Однако в данном случае речь явно шла о какой-то операции, которая пользы Фаррелу и тысячам его подчиненных принести не могла. Скорее, наоборот – в случае провала расхлебывать проблемы предстояло именно Фаррелу.

– Вызови ко мне Мэтлока! – буркнул адмирал, прежде чем скрыться за дверью своей каюты.

– Капдва Мэтлока, сэр? – уточнил адъютант.

– Я других не знаю!

– Есть, сэр!

«Скауты» проигрывали. Фаррел чертыхнулся и прошел к бару, оглядываясь через плечо на телевизор. «Скауты» имели отличную возможность сравнять счет, но не использовали ее. Адмирал плеснул себе в стакан виски и сделал приличный глоток. Некоторое время он стоя наблюдал за игрой, потом выключил трансляцию и швырнул пульт на диван.

Пару минут спустя в каюту постучался капдва Мэтлок:

– Разрешите, сэр?

Фаррел кивнул:

– Да, входите!

Капдва Мэтлок застыл на пороге по стойке «смирно» с зажатой под мышкой фуражкой, как и полагалось по уставу, и отрапортовал:

– Капитан второго ранга Мэтлок прибыл по вашему приказанию, сэр!

Мэтлоку, вероятно, было тридцать с небольшим. Это был высокий стройный офицер с лицом наемного убийцы. Его лоб и надбровную дугу пересекал кривой шрам. И Фаррелу на миг показалось, что Мэтлок прикидывает, каким именно способом лучше его убить…

– Я только что разговаривал с адмиралом Симонсом, – проговорил Фаррел, продолжая смотреть в глаза вызванного офицера разведки. – Он сообщил мне, что ваши умники из ЦРУ собираются провести в заливе какую-то операцию.

– Так точно, сэр!

– Симонс приказал мне выделить вам «тюленей» и оказать необходимое содействие. Все это вы получите. Все необходимые распоряжения я отдам немедленно.

– Благодарю, сэр!

– Только запомни хорошенько, сынок! – поднял указательный палец Фаррел. – Приказ есть приказ, и я не собираюсь вмешиваться в ваши дела. Но мне не нужно, чтобы этот чертов персидский треугольник встал на дыбы и местные камикадзе снова пытались таранить на катерах со взрывчаткой мои корабли! Сделай свою работу так, чтобы арабы даже не догадались, откуда ветер дул! Ты понял меня, сынок?..

– Так точно, сэр! Разрешите идти?

– Иди, сынок! И не забудь, что я тебе сказал!

Десять минут спустя капитан второго ранга Мэтлок уже разговаривал с заместителем начальника оперативного управления ЦРУ Риком Вудменом. Они раньше вместе служили в морской разведке, именно поэтому Вудмен и решил поручить проведение операции Мэтлоку. Тот хоть и считался номинально морским офицером, но подчинялся оперативному управлению ЦРУ. Несмотря на огромную разницу в должностях, Мэтлок один на один обращался к Вудмену по имени.

– Я только что был у старика, Рик! – сообщил он.

– И как все прошло?

– Терпимо. Фаррел болеет за «Скаутов», а они как раз проигрывают «Рейнджерам», так что момент для проведения операции ты выбрал самый неудачный, – засмеялся Мэтлок. – Но Фаррел держится молодцом. Я думал, будет хуже…

– Орал?..

– Просто немного потыкал в меня пальцем и сказал, что неприятности ему не нужны. В смысле – огласка и шахиды на катерах. Я пообещал, что все будет шито-крыто… В общем, мы поняли друг друга.

– Думаешь, проблем с Фаррелом не будет? – уточнил Вудмен.

– Он не из тех, кто исподтишка сует палки в колеса. Фаррел из Техаса. Ковбой, хоть и болеет за «Скаутов». Прямой парень.

– Ну и слава богу! – вздохнул Вудмен. – Тогда удачи, Мэтлок! Сделай это, и я обещаю, что мой кабинет станет твоим!

– Ловлю на слове, Рик!

– И помни – нам, как и Фаррелу, огласка ни к чему!

– Я понял, Рик! Хороший иранец – мертвый иранец! Уж он-то ничего и никому не расскажет. Ты это имел в виду?

– Да. Нам нужен русский. Живой или мертвый. Но лучше живой. И, по возможности, Волк. Он нам еще пригодится. В остальном тебе дается карт-бланш…

– Хорошо! Торгуй дальше! Тебя довести до тачки?

– Спасибо, господин! Я сам дойду!

– Ты хорошо запомнил, что я тебе сказал?

– Да!

– Что?..

– Что я никому не должен говорить то, что рассказал вам, господин!

– Правильно!

Дойдя до своей машины, капитан невольно оглянулся. Способности мальчика поразили его. Такого, честно говоря, он даже не мог себе представить. Поэтому и походил с торговцем вдоль тротуара. И окончательно убедился, что тот в восьми случаях из десяти может определить по запаху даже марку машины…

Однако способности мальчика сразу отошли на второй план, как только Абудас подумал о главном. Некоторое время он тщательно взвешивал ситуацию. И наконец пришел к выводу, что такой шанс упускать нельзя…

Абудас припарковался неподалеку от одного из установленных на безлюдной в этот час набережной таксофонов. Их служба безопасности не прослушивала. Номер прямого телефона полковника Барси Абудас запомнил, следя за пальцами майора Сахаба. Потыкав в кнопки, капитан вздохнул.

Он понимал, что сейчас переходит Рубикон. Но другого пути у него не было…

– Да!.. – раздался в трубке грубый голос.

– Господин полковник Барси?.. – с почтительными нотками спросил Абудас.

– Да! Кто это?.. – так же грубо поинтересовался полковник.

У Абудаса оставался последний шанс отказаться от своей рискованной игры. Но он решил идти ва-банк. Ради Фатимы и ради их общего будушего.

– Капитан Абудас, господин полковник! Из Бушира!

– Какой еще Абудас? Откуда у тебя этот номер?.. – раздраженно проговорил Барси.

Абудас испугался, что полковник бросит трубку, и быстро сказал:

– У меня для вас очень важная информация! По исчезнувшему русскому!

– Так! – совсем другим тоном проговорил Барси. – Какая информация? Ты из полиции?

– Нет, господин полковник! Я офицер службы безопасности. Просто мой шеф майор Сахаб ввел вас в заблуждение. Еще и называл при этом надутым индюком. Извините, господин полковник, но это так!

– Так… Я понял! – прорычал Барси. – Так какая у тебя информация по русскому, Абудас?..

– Я провел собственное расследование, господин полковник, когда понял, что майор ввел вас в заблуждение…

– Говори толком, Абудас, у меня очень мало времени!

– Извините, господин полковник! Факты такие… Перед своим исчезновением Иванов говорил по телефону. Ему позвонили в ресторан. Информацию об этом звонке Иванов сразу же стер. Но я установил номер через телефонную компанию. Он принадлежал русскому по фамилии Маргелюк, который вроде бы является помощником энергетика на электростанции Бушира…

– Что значит вроде бы является, Абудас?

– Извините, просто я не уверен, что он тот, за кого себя выдает…

– С чего ты это взял?

– За день до исчезновения Иванова Маргелюк заявил в полицию о том, что у него украли в кафе на берегу телефон. Тот самый, с которого звонили Иванову…

– Ты что-то намудрил, Абудас, тебе не кажется? При чем тут телефон? Может, он его нашел…

– Я проверил, господин полковник. Телефон Маргелюк не нашел. Так он, во всяком случае, сказал следователю полиции.

– Ну и что? Может, кто-то его нашел и позвонил Иванову…

– Я бы тоже так решил, если бы не мальчишка – торговец сладостями, господин полковник!

На листе со схемой подземных бункеров ядерного центра в Исфахане Волк своей рукой нанес места расположения постов охраны. Русский не был военным специалистом, так что его ответы не могли дать полной картины того, как иранцы организовали охрану своих ядерных объектов.

Однако показания Иванова должны были стать всего лишь частью мозаики.

А уж свести полученные из разных источников сведения воедино было задачей соответствующих структур ЦРУ…

Покончив с этим, Волк посмотрел на часы. Потом вдруг сказал:

– Раздевайтесь, инженер!

Русский невольно вздрогнул. Волк его успокоил:

– Не волнуйтесь, это всего лишь мера предосторожности…

Иванов посмотрел на Волка, пытаясь понять, говорит тот правду или вводит его в заблуждение. Волк тем временем посмотрел на Хамада:

– Отвезете одежду на берег. Оставите где-нибудь неподалеку от ресторана. С документами, деньгами и всем остальным… Все должно выглядеть так, будто наш друг решил искупаться.

Хамад беззвучно соскользнул с табурета. Имитировать несчастный случай с «языком» ему было не впервой. Однако о теле русского Волк ничего не сказал. И это было довольно странно…

Русский разделся, Хамад запихал его одежду в полиэтиленовый мешок.

Волк окинул Иванова придирчивым взглядом. И спросил:

– Простите, инженер, часы у вас водонепроницаемые?

– Брызгозащитные…

– Тогда снимайте и их.

Иванов остался в одних трусах, на которых были изображены овощи-фрукты. Выглядел в этом наряде русский весьма комично. Трудно было поверить, что этот человек представляет собой столь огромную ценность…

– Только поосторожнее там, – предупредил Хамада Волк. – Но и не возитесь долго, если его хватятся в ресторане, вызовут полицию.

Хамад кивнул. Волк вручил ему пульт дистанционного управления воротами. Иранец вышел, Волк закрыл за ним дверь и тут же прошел к окну. Убедившись, что его подручные выехали с территории, он повернулся к русскому. Тот все это время неловко ерзал в кресле.

– Извините, можно в туалет?.. – спросил он.

– Да, конечно, – кивнул Волк. – Идите за мной…

У двери санузла он посторонился и, прежде чем открыть дверь, сказал:

– Только тут такое дело, инженер… Наша хозяйка поскользнулась и ударилась. В общем, несчастный случай, поэтому полицию вызывать мы не стали. Так что поосторожней там…

Волк произнес это таким спокойным тоном, что Иванов сперва принял сказанное за шутку. Однако, едва войдя в санузел, он увидел распростертое на полу тело довольно молодой женщины. Инженер невольно остановился. На плечо ему легла рука Волка.

– Проходите, инженер, другого туалета у нас, извините, нет. А на улицу по нужде лучше не ходить.

Повинуясь легкому толчку Волка, русский шагнул к унитазу. При этом он старался держаться от тела как можно дальше. Волк прикрыл дверь, но уходить не стал.

Иванов осторожно присел на унитаз. В другой раз он, наверное, не смог бы в таких условиях оправиться, но сейчас выбора у него не было.

Сделав свое дело, он потянулся за туалетной бумагой, потом смыл воду и натянул трусы.

Все это время Иванов старался не смотреть на тело. Но тут его взгляд невольно встретился с глазами лежащей женщины. И инженер застыл, словно загипнотизированный. Ему на миг показалось, что она чуть шевельнула ресницами.

Русский отступил назад и налетел на унитаз. С трудом удержав равновесие, он скользнул взглядом по обнаженному телу женщины. По сравнению с проституткой по имени Шехерезада лежащая на полу хозяйка дома была просто богиней. Но это не помешало Волку безжалостно ее убить…

Иванов вдруг ощутил непреодолимый позыв к рвоте. Прижав руку к груди, он резко повернулся, плюхнулся на колени и наклонился над унитазом. Около полминуты его буквально выворачивало наизнанку. Когда спазмы наконец отпустили Иванова, он услышал голос стоящего за спиной Волка:

– Нельзя пить в такую жару этот мерзкий самогон, инженер! Но ничего, умывайтесь, я угощу вас кое-чем получше…

Иванов поднял голову. Тирада Волка не была лишена издевки, но смотрел он на своего пленника с сочувствием и даже с некоторым беспокойством. Русский даже подумал: а может, это и вправду был несчастный случай?.. Он-то ведь тоже едва не упал, налетев на унитаз…

– Как ты додумался допросить мальчишку-торговца? – спросил полковник Барси.

Он был так удивлен, что даже обычная грубость в его голосе куда-то подевалась. Абудас понял, что Аллах на его стороне. И сказал:

– Я просто немного понаблюдал за тем местом, господин полковник…

– Ты уверен, что он не ошибся?

– Думаю, нет. Я специально провел небольшой эксперимент. Он определяет по запаху даже марки машин. Только путает «БМВ» и «Фольксвагены»…

– Это и немудрено, – сказал полковник. – Их делают на одних и тех же заводах из одних и тех же комплектующих… Значит, инженеру позвонили в ресторан с якобы украденного телефона. После этого он вышел на улицу и направился не к морю, а в переулок. И оттуда сразу выехала большая машина – «БМВ» или «Фольксваген»… Я правильно понял?

– Да, господин полковник! Ситуация вырисовывается именно такая…

– Слушай меня внимательно, Абудас! Этот русский знает слишком много о нашей ядерной программе! И мы не можем допустить, чтобы он выехал из страны! Если его прячут соотечественники на электростанции, я должен об этом знать! Как можно быстрее! Ты все понял?

– Да, господин полковник! Но вы же сами знаете, как трудно добыть информацию о русских. У нас на станции осведомители только из числа обслуживающего персонала из местных. А они вряд ли будут в этом случае полезны. Да и майор Сахаб…

– Ты не понял, Абудас! С Сахабом я разберусь сам. Только позже. Забудь о нем! С завтрашнего дня ты переходишь в оперативное управление отдела безопасности ядерной программы! И я тебе приказываю любой ценой выяснить: действительно ли Иванов решил бежать из Ирана и с этой целью имитировал свою смерть?.. И если да, то где он скрывается?

Иванов склонился над умывальником. Волк дождался, пока он умоется, и протянул пленнику полотенце. Когда тот вытерся, они вернулись в гостиную. На этот раз Волк предложил инженеру сесть за барную стойку.

Достав высокие стаканы, он плеснул в них водки. В свой чуть-чуть, а в стакан Иванова – около ста пятидесяти граммов.

– Берите, инженер! – кивнул Волк. – Я хочу выпить за наше сотрудничество!

Иванов стакан взял, но посмотреть Волку в глаза не решился. Тот едва заметно улыбнулся.

– Прозит! – легонько чокнулся он и выпил.

Когда Иванов последовал его примеру, Волк потянулся за сигаретой.

Щелкнув зажигалкой, он выпустил дым в сторону и сказал:

– Я понимаю ваши опасения, инженер, но, поверьте, они абсолютно беспочвенны…

– Какие опасения?.. – негромко пробормотал русский, по-прежнему не решаясь посмотреть на Волка.

– Насчет хозяйки. Это действительно был несчастный случай, поверьте. Однако не стану скрывать: если бы не он, мне все равно пришлось бы сделать так, чтобы она умерла. Ради вашей безопасности, инженер.

– Моей… б-безопасности?..

– Да. Принято решение о вашей эвакуации.

– Какой эвакуации? Куда?

– Это пока секрет. Однако могу вас заверить: в той стране, интересы которой я представляю, вам будет намного лучше, чем в Иране… Поэтому-то наши интересы на данном этапе и совпадают. Я не набиваюсь к вам в друзья, однако хотел бы попросить, чтобы до того времени, когда мы окажемся в безопасности, вы не делали глупостей и были поосторожней…

– В каком смысле?..

– Восток коварен. Здесь никому нельзя доверять до конца, верно? И ни на кого нельзя положиться… Вы видели, с кем мне приходится работать? Хамад – законченный наркоман. И садист. Киркун не лучше. Можете поверить мне на слово, я просто не хочу шокировать вас подробностями. Так что нам с вами лучше доверять друг другу. Вы согласны?..

– Да!

– Я рад, что мы достигли консенсуса! – улыбнулся Волк. – А теперь пора и отдохнуть… Прошу! – Проведя инженера в кабинет Сюзи, Волк вытащил из кармана наручники. На удивленно-испуганный взгляд русского он улыбнулся: – Мы же на Востоке, так что, извините, придется перестраховаться…

Иванов улегся на одеяло в углу, Волк пристегнул его наручником к чисто символическому радиатору отопления. Из-за жары большую часть года в Иране нужны вовсе не батареи, а кондиционер.

Сам Волк уселся за компьютер. Около десяти минут он «зашифровывал» схему ядерного центра, чтобы она выглядела просто как промышленная установка. Кодировочную таблицу, в которой каждому военному термину соответствовал технический, Волк знал почти наизусть. Отправив данные на почтовый ящик замначальника оперативного управления ЦРУ, Волк потянулся и посмотрел на часы.

Хамад выскользнул в дверь и остановился на крыльце в ожидании, пока глаза привыкнут к относительной темноте. Сидящий в машине Киркун повернул к нему голову. Хамад наконец двинулся с места. Передвигался он с характерной пластикой, присущей большинству восточных мужчин. Плюс к этому – практически бесшумно.

Распахнув дверцу «БМВ», Хамад бросил на заднее сиденье пакет. Потом уселся за руль. Киркун спросил:

– Куда-то едем?..

Хамад завел двигатель, открыл пультом ворота и кивнул:

– Да, на пляж…

Авто выехало за ворота, разговор продолжился по дороге.

– А с инженером что? – спросил Киркун. – Выбросим на берег потом?

– Спросишь у Волка, как вернемся. Он мне не сказал…

Киркун умолк. Однако мысль о том, что Волк неожиданно поменял план операции, явно не давала ему покоя. Хамад негромко сказал:

– Волк что-то задумал…

– В каком смысле?

– Насчет этого инженера…

– А что он может задумать?..

– Ну, например, выпотрошить его, но не убить.

– И что с ним потом делать? – спросил Киркун, который особой остротой мысли никогда не отличался.

– Да хоть тем же евреям продать!

– Но это же опасно!

– Зато денег можно срубить знаешь сколько? У израильтян денег куча! Только вот еще большой вопрос – захотят ли они платить…

Киркун немного подумал, но мысль Хамада не понял. И спросил:

– В каком смысле?

– В прямом! Если что-то можно взять даром, ты будешь платить?

– Нет, конечно…

– Вот и я о том же! Приедем мы на место встречи с израильтянами, а те инженера заберут, а вместо долларов рассчитаются с нами несколькими обоймами «узи».

– Но Волк же не ишак безмозглый…

– Израильтяне тоже не ишаки.

Подозрения Хамада не на шутку встревожили Киркуна. Он умолк и не проронил ни единого слова до самого моря. Хамад припарковал машину так, чтобы она не бросилась в глаза полиции. Взяв пакет с вещами инженера, они выбрались из «БМВ» и двумя призраками, держась тени, направились по берегу в сторону ресторана.

Найдя подходящее место, Хамад вытряс содержимое пакета на гальку.

Киркун, исходя из своего опыта работы в полиции, разложил вещи так, будто их сбросил с себя пьяный. После этого, с силой вдавливая ноги в гальку, Киркун проложил цепочку следов до места, где берег лизали ласковые волны жаркого моря.

Закончив инсценировку, они так же скрытно вернулись к машине. Хамад огляделся по сторонам и сказал:

– Покурим?..

– Давай! – кивнул Киркун.

Запреты на употребление алкоголя и внебрачные связи привели к тому, что большинство мужчин в Иране пристрастились к гашишу и другим наркотикам, а также стали гомосексуалистами. Впрочем, на это исламские власти смотрели сквозь пальцы. Такие вот восточные перегибы…

Логинов разогнулся и провел ладонью по взмокшему лбу.

– Зверь-машина, да, что я говорил!.. – утвердительно произнес Али, вытирая грязной тряпкой руки.

Владельцу буширского «автосалона» было лет тридцать пять или немного больше. Шесть из них он провел, учась в бывшем Советском Союзе, поэтому по-русски говорил вполне свободно и практически без акцента. Уловив сомнения Логинова, Али быстро добавил:

– Сам двигатель перебирал, вот этими руками! За базар отвечаю! Не сомневайся, земляк!

– Да машина-то, может, и зверь, только капот-то где от нее? – спросил Логинов, глядя на «Тойоту Королла» семидесятого года выпуска.

– А зачем тебе капот, земляк? – удивленно спросил Али. – У нас все так ездят! Жарко, а так дополнительная вентиляция! Двигатель совсем не перегревается! Давай я тебе на радиатор звезду «мерседесовскую» повешу?.. Совсем крутой будешь!

– Да на хрена мне твоя звезда?.. – нервно проговорил Виктор. – Мне машина нормальная нужна! С капотом!

– Нет, я могу, конечно, переставить капот с «Фиата»…

– Все, пока, Али! – махнул рукой Виктор.

Жара и очень много говорящий по-русски иранец вывели его из терпения. Али бросился за уходящим клиентом:

– Эй, земляк! Ты куда?

– Машину искать, а не развалюху!

– Так я же хотел как лучше! Чтоб ты денег сэкономил… Подожди! Есть у меня машина! Новьё! Муха не трахалась! Для брата собирал! А он из Бендер-Аббаса только через неделю вернется!

Логинов резко остановился:

– Что за машина?

– Машина-сказка! Мечта! Идем покажу! Она тебе понравится, земляк! Зуб даю!

Машина-мечта на поверку оказалась весьма прибитым жизнью «Опелем Кадет». Как бы четырехдверным. Как бы – потому что одна дверца отсутствовала. Напрочь.

– Издеваешься? – хмуро спросил Логинов, оглядываясь на Али.

– С чего ты взял, земляк?.. А-а, ты насчет дверцы! Так это не проблема! Я ее просто слегка подрихтовал и покрасил! Мигом поставлю!

– Движок какой? – повернулся к машине Логинов.

– Бензиновый, конечно! У «Опеля» ж дизелей таких нет…

– Я про объем спрашиваю.

– А-а! Один и восемь литра!

– И что, работает нормально? – подозрительно спросил Виктор.

– Конечно!

– Давай проверим…

«Опель» стоял в гараже. Виктор уселся за руль, завел машину и выехал на улицу. Сделав пару кругов по двору, он удостоверился, что на «Опеле» действительно можно ездить. Не «Порше», конечно, но для Ирана и такое корыто было находкой.

– Сколько? – спросил Виктор.

– Для брата собирал, земляк! – вздохнул Али, елозя тряпкой по ладони.

Торг длился около пяти минут. Вначале Али заломил за прокат несусветную цену, так что Логинов дважды разворачивался, собираясь уходить. Когда арендную плату наконец согласовали, Логинов сказал, оглядываясь через плечо:

– Поставишь дверцу, зальешь масло и все такое… А я через пару часиков загляну. Договорились?

– Да. Только… – сделал характерный жест пальцами Али.

Когда деньги перекочевали в карман его грязной спецовки, он улыбнулся:

– Все будет путем, земляк! Не сомневайся!

– Надеюсь… – кивнул Виктор, снова оглядываясь на ворота.

На противоположной стороне улицы торчал тип, увязавшийся за Виктором от самой электростанции. Али понял беспокойство Логинова и сказал:

– Они за всеми сначала следят. Придут, я скажу, что ты нормальный.

– Спасибо!

– Так чаю попьешь? Жарко, а у меня чай зеленый, не грузинский.

– Давай, раз такое дело.

Чай сели пить в более-менее прохладной комнатенке, выполнявшей функцию офиса Али. Стены были увешаны цветными фото.

– Это Алла… – вздохнул Али, тыкая пальцем в пышную блондинку. – А это Вика, я с ней почти год жил. Это Галя, с Украины, грудь шестой размер…

– Тебя за эти фотки на пожизненное не упекут? – поинтересовался Логинов, дуя на дымящуюся пиалу.

– За фотки нет… – сказал Али, окидывая печальным взглядом свою секс-галерею.

Наконец усевшись напротив Виктора, он сказал:

– Я, наверное, еще полгода поторгую и поеду к вам. В аспирантуре учиться…

– А на кой тебе сдалась аспирантура, чтобы с твоими развалюхами возиться?

– А-а, пожить просто! – доверительно ухмыльнулся Али. – Таких девушек, как в России, нигде нет. Я на русской жениться хочу. И остаться. Тут разве жизнь?..

– Держи! – протянул Хамад сигарету с гашишем.

Киркун взял ее и дважды глубоко затянулся. Они были курильщиками со стажем, так что почти сразу «улетели», хотя чувства реальности и не утратили. Наоборот, Киркун вдруг ощутил удивительную ясность мысли, которой он за собой в обычном состоянии, увы, не наблюдал.

– Так ты считаешь, что это опасно? То, что задумал Волк? – спросил он, протягивая сигарету Хамаду.

– Иметь дело с евреями всегда опасно, – кивнул тот. – Но даже если Волк решит продать инженера не евреям, а пакистанцам, случиться может все.

– Но Волк же всегда очень осторожен.

– Как раз это я имею в виду. Он-то по-любому перестрахуется. А рисковать придется нам. Понимаешь?..

Чтобы до конца понять мысль Хамада, Киркуну потребовались еще две затяжки. Вернув сигарету соседу, он спросил:

– И что ты предлагаешь? Потребовать наши деньги и смыться?

– Ни в коем случае, – медленно выдохнул дым Хамад. – Волку это не понравится. И тогда он рассчитается с нами совсем другой монетой. Будем делать вид, что нас все это не беспокоит, просто скажем, чтобы Волк увеличил нам гонорар…

– А как он на это посмотрит? Ничего не заподозрит?

– Нормально посмотрит. Вот если мы согласимся работать за те же деньги, тогда он насторожится.

– Ну да, понял… А дальше?

– А дальше будем смотреть, что он задумал. Если риск будет слишком велик, то… – сделал паузу Хамад.

– Откажемся от работы?

– Там видно будет, – повернул голову Хамад. – Смотря как сложатся обстоятельства.

– А как они могут сложиться?

– Не знаю. Зато я знаю одно – если Волк вдруг решил оставить инженера в живых, значит – это неспроста… В общем, у меня еще с прежней работы остались кое-какие связи по ту сторону пакистанской границы.

– Ты хочешь сказать, что мы можем продать инженера и без Волка?

– Это ты сказал. Но именно это я и имел в виду… Волк, конечно, платит исправно. И продумывает все наперед, так что работать с ним безопасно. Но если запахнет жареным, то нам лучше рискнуть. Согласен?

– Да.

– Тогда держимся друг за друга. Иначе нам с Волком не справиться.

– Держимся! – кивнул Киркун.

– Только ведем себя так, словно бы этого разговора не было! – предупредил напоследок бывшего полицейского Хамад. – У Волка звериное чутье. А если он заподозрит неладное, мы глазом мигнуть не успеем, как он с нами разделается…

– Успокоились, что ли?.. – хмыкнул Виктор, глядя в зеркало заднего вида.

Бесцеремонная слежка, кажется, закончилась. Видимо, служба безопасности решила, что Логинов для исламских основ угрозы не представляет. Али бензина в бак залил, чтобы Логинов только-только смог доехать до автозаправки. Здесь Виктор заправил полный бак, благо бензин в Иране дешевый, хоть с собой цистерну-другую вези в Россию.

Авто значительно облегчило дело. Теперь можно было и о квартире позаботиться. В поселке при электростанции Логинову выделили комнату в гостинице, но это, конечно, было не то. Виктор направил машину к жилым кварталам Бушира.

Он немного покружил в коттеджном поселке, потом выбрался к ближайшей многоэтажке. И начал искать в ней квартиру. Поиски затруднялись незнанием фарси. Но оказалось, что это не такая уж большая проблема. Первый же попавшийся иранец худо-бедно изъяснялся по-английски. Второй некоторое время работал на электростанции и понимал по-русски, хотя говорил с трудом.

Выяснилось, что в доме пустуют целых три квартиры. Две из них раньше сдавали, но теперь их выкупили новые хозяева. Как связаться с ними, никто не знал. Логинов отправился к третьей квартире и на всякий случай позвонил в дверь. Ее никто не открыл. Виктор повернулся к соседней квартире, и тут снизу послышались шаги.

На лестнице возник худощавый иранец с невыразительным лицом, одетый в джинсы и местную легкую рубашку. Увидев Виктора, он широко улыбнулся и проговорил на хорошем английском:

– Прошу прощения, господин! Это вы ищете квартиру?

– Да! – кивнул Виктор.

– Я просто работаю с хозяйкой одной из них! У нее очень хорошая квартира! И сдает недорого – сто тридцать долларов. Она родом из России, зовут ее Ольга!

Логинов невольно улыбнулся. Аренда квартиры у соотечественницы автоматически снимала многие проблемы.

– А телефончик ее можно?

– Она сейчас не на работе, а мобильного у нее нет. Но я могу передать ей через соседей, чтобы она подъехала через некоторое время сюда.

– Было бы неплохо, – кивнул Виктор.

– Через пару часов вас устроит?

– Да, – посмотрел на часы Логинов. – Лучше даже через три.

– Тогда ждите возле первого подъезда в восемь часов! – кивнул иранец и, явно довольный собой, поскакал вниз по ступенькам.

Когда Логинов вышел на улицу, его там уже не было. Исчез также и англоговорящий перс, сидевший у дома на скамейке. Да и женщин, возившихся во дворе с детьми, словно ветром сдуло. Логинов подумал, что аборигены, видимо, готовятся к очередному намазу, и уселся в свой «Опель».

Заводиться с первого раза тот не пожелал. Логинов решил при случае почистить свечи и тронулся с места. Было как раз самое время выяснить, что с контейнерами из Тегерана…

Подразделения «US NAVY Seals», или «тюленей», ВМФ США имеются на всех флотах. Учебная база «тюленей» находится в райском уголке Америки – во Флориде. Однако готовят боевых пловцов к выполнению заданий в любой точке земного шара. В том числе и в Антарктиде.

Персидский залив, несмотря на географическую отдаленность от южного полюса, кое в чем был даже покруче Антарктиды. Когда столбик термометра зашкаливает и не опускается ниже отметки пятидесяти градусов в тени даже ночью, еще неизвестно, что лучше – холод или эта чертова жара…

Впрочем, американских боевых пловцов размышлять на подобные темы отучают в самом начале карьеры. Опытные инструкторы из сотни кандидатов в «тюлени» отбирают одного-двух. Причем склонных к сложной умственной деятельности отбраковывают в первую очередь, наряду с теми, кто слаб физически. Ведь на базе во Флориде готовят не юристов и не ученых. Тут готовят безотказные машины для убийств. Не обсуждающие приказы и не знающие сомнений.

Два взвода пловцов, прикомандированные к американской группировке в Персидском заливе, располагались на корвете «Инфинити».

В отличие от того же «Рональда Рейгана», корвет не поражал воображение гигантскими размерами и с виду скорее напоминал большую скоростную яхту какого-нибудь мультимиллиардера, только выкрашенную в серый цвет.

Впечатление это было обманчивым. «Инфинити» был намного более современным судном, нежели «Рональд Рейган». И под его «цивильными» обводами скрывались и мощная силовая установка, и самое современное вооружение.

Компактная газовая турбина позволяла корвету развивать скорость до шестидесяти миль в час, то есть в принципе «Инфинити» мог потягаться в скорости даже с легковым автомобилем. Ту же «Газель», к примеру, корвет «сделал» бы легко и просто. И с вооружением у «Инфинити» тоже все было в порядке. Ракеты разных классов и скорострельные пушки делали корабль достойным соперником даже для эсминцев.

Именно поэтому «Инфинити» хоть и находился в составе группировки, но большую часть времени в автономном режиме выпонял задачи разведки. Капитан второго ранга Мэтлок прибыл на корабль на катере. Ступив на борт, он коротко переговорил с командиром «Инфинити». Тот уже получил шифровку с «Рональда Рейгана» и был готов к выполнению указаний Мэтлока.

– Указаний пока не будет, – мотнул головой тот. – Но готовьтесь к небольшой прогулке вдоль северо-восточного побережья залива. Это все, что я пока могу сказать…

Командир «Инфинити» нахмурился. Персидский залив давно напоминал пороховую бочку. Безопасных мест здесь не было в принципе. Но северо-восточное побережье было просто-таки минным полем.

Мэтлок оставил командира в размышлениях, а сам направился в каюту старшего лейтенанта Джейкобса. Тот, несмотря на ночное время, встретил капитана второго ранга при полном параде.

– Не спится, Джейкобс? – спросил после приветствия Мэтлок.

– Просто у нас есть примета, сэр!

– У вас – это у кого?

– У «тюленей».

– И что за примета?

– Если капитан второго ранга Мэтлок прибывает на «Инфинити», то спать не придется несколько суток. Или я не прав, сэр?

– Что мне в тебе нравится, Джейкобс, так это то, что ты парень с головой. Даже странно, как тебя взяли в «тюлени»!

– Ничего странного, сэр! Меня туда направили после академии. Так что на этот раз?.. Надо пустить на дно какую-нибудь гражданскую посудину так, чтобы это выглядело как случайность?

– Нет, Джейкобс, – покачал головой Мэтлок. – На этот раз задачка потруднее. Давай-ка присядем, я тебе ее растолкую. Карта у тебя где?..

– Одну секунду, сэр!

Полминуты спустя Джейкобс уже разложил на столе карту Персидского залива. Офицеры склонились над ней. Мэтлок ткнул остро отточенным карандашом в кружок на иранском побережье.

– Это Бушир, Джейкобс. Там находятся один русский и один серб. Нам их нужно забрать на побережье и переправить на борт «Рейгана». Причем сделать это как можно скорее. Я хочу сказать, что в нашем распоряжении одни сутки, Джейкобс! Задачка ясна?

– Так точно, сэр… Но это невозможно! – твердо сказал старлей.

Мэтлок нахмурился:

– Не понял, Джейкобс?..

– Сутки слишком малый срок для выполнения такой задачи, сэр!

– Но «тюлени» как раз и нужны, чтобы выполнять невозможное, Джейкобс!

– Невозможное тоже имеет свои границы, сэр! – отчеканил старлей. – Я хочу сказать, что только на подготовку уйдет от трех до пяти суток…

– Черт, но я же тебе ясно сказал: у нас есть только сутки!

– Сожалею, сэр! Но в сутки мы не уложимся ни при каких обстоятельствах. Это невозможно!

– Хорошо! Сколько тебе нужно времени по минимуму?

– На разработку плана и разведку – двое суток.

– Ты хочешь сказать, что твои люди не в состоянии снять с берега без подготовки двух человек? При их-то квалификации?

– Смотря с какого берега, сэр. На подготовку каждого из моих людей потрачено примерно столько денег, сколько тратится на подготовку боевого летчика «Рейгана». Они знают свое дело. Но посылать их вслепую в территориальные воды другой страны я не стану.

– Черт побери, Джейкобс! Но это связано с нашими национальными интересами! Я просто не могу сказать тебе кое о чем!

– Я понимаю, сэр. Не сомневайтесь, мы сделаем свою работу. Но так, как положено.

– Я понял, Джейкобс. Но помни одно: продержаться в Иране больше суток нашим людям будет очень трудно…

– Я сделаю все возможное, сэр! Разрешите вызвать сержанта Ригли?

– Да, Джейкобс! – торопливо поднялся на ноги Мэтлок. – Работайте, не буду вам мешать. Пойду посплю. Но если будут вопросы, я к вашим услугам.

– Ясно, сэр!

– Стопку дернешь? – воровато огляделся по сторонам механик мазутного хозяйства электростанции.

– В другой раз, – покачал головой Логинов.

Он искренне удивлялся приспосабливаемости соотечественников.

Судя по характерному запаху, этот самый механик Гена гнал самогон прямо в своем складе. Без отрыва, так сказать, от основной работы.

– Зря! Первачок классный! Так что тебе надо?.. – спросил механик, успевший позабыть, зачем пришел Виктор.

– Ключи от ворот.

– А-а, да-да, ключи… А зачем тебе ключи?

– Забрать кое-что нужно из контейнера с оборудованием. Главный энергетик срочно сказал.

– На машине?

– На машине.

– Так это, нельзя ж без специального разрешения, пожароопасная территория. Разрешения ж нет?

– Будет, – сказал Виктор.

– Так, может, пока оформят, стопку дернешь?

– Слушай, Гена! – задушевно сказал Логинов, беря механика за отворот спецовки. – Не томи, а?.. Давай ключи! Я отвезу что надо, а потом к тебе загляну. С разрешением и бутылкой…

– Ну так бы сразу и сказал!

Нырнув куда-то за дверь, механик протянул Виктору ключи. Тот благодарно кивнул и направился по коридору к выходу.

– Так, может, все-таки дернешь стопку?.. – донеслось ему вслед.

– Попозже! – крикнул через плечо Виктор.

– Ты там поосторожней, смотри, не взорви мне хозяйство!

Мазутное хозяйство занимало огромную территорию. Здесь были врыты в землю огромные емкости вроде тех, что показывали в «Белом солнце пустыни», а также несколько насосных станций и целая куча трубопроводов. Но все это оборудование сейчас бездействовало, поскольку мазутное топливо было резервным и предназначалось на случай аварий магистральных газопроводов.

Логинов проехал по вымощенной железобетонными плитами дороге в самый конец. За приземистой станцией пенотушения располагалось одно из ответвлений железнодорожной ветки. Сюда-то и загнали по приказу начальника электростанции платформу с контейнером. Первым делом Логинов проверил маркировку. Ведь рабочие-сцепщики тоже могли гнать где-нибудь у себя в подсобке самогон…

К счастью, бог миловал, никто ничего не перепутал. Контейнер был тот. Логинов открыл багажник и запрыгнул на платформу. Пломбы были в порядке, крепления тоже. Делая вид, что осматривает их, Виктор на самом деле оглядывался по сторонам. Свидетели ему были не нужны, даже из числа наших, работающих на электростанции.

Но место действительно оказалось укромным. Убедившись, что чужих глаз поблизости нет, Виктор негромко постучал по стенке и сказал на английском:

– Ахмад! Тебя приветствует «Международная амнистия»! Ты жив?

– Да! – глухо донеслось из контейнера после паузы.

– Тогда подожди еще немного, сейчас будем тебя вызволять…

Спрыгнув на землю, Логинов вытащил из багажника инструменты.

Пару минут спустя он уже приоткрыл дверцу контейнера.

– Ты где?

– Здесь… – донеслось из угла.

– Выберешься или надо что-то вытаскивать?

Ахмад, хоть и не сразу, протиснулся между какими-то тягами.

После путешествия в контейнере выглядел он несколько помятым, но ничего страшного в этом не было. Чтобы добраться до Европы, нелегальным мигрантам из Азии порой приходится томиться в таких вот душегубках по две-три недели…

Ахмад привалился к контейнеру, жадно глотая свежий воздух.

Логинов быстро спросил:

– Джон тебе документы давал?

– Да.

– Где они?

– Здесь, – хлопнул себя по карману перс.

– А пакет где?

– Пакет там, – повернулся к контейнеру Ахмад.

После сидения в замкнутом пространстве на воздухе его заметно пошатывало.

– Ладно! Давай вниз! – решительно сказал Логинов. – Я сам заберу!

Он быстро помог персу спуститься с платформы и усадил на заднее сиденье «Опеля». Потом огляделся по сторонам и снова заскочил на платформу. Пакет отыскался, хоть и не без труда. Логинов бросил его на настил и закрыл контейнер. Пломба восстановлению не подлежала, но жалобу грузополучателей должен был принять начальник электростанции.

Вернувшись к машине, Логинов спросил:

– Ну что, порядок?

Перс уже более-менее оклемался. Виктор дал ему еще немного отдохнуть, а потом приказал лезть в багажник. Туда же он бросил и пакет. Через несколько минут «Опель» благополучно покинул территорию мазутного хозяйства. Некоторое время спустя Ахмад уже приводил себя в порядок в номере Логинова в гостинице электростанции. В него Виктор умудрился провести перса так, что того никто не видел.

Дав Ахмаду перекусить, Виктор вытащил из пакета клей и накладную бороду. С профессиональным гримом он научился управляться давно. На то, чтобы изменить внешность перса до неузнаваемости, Виктору потребовалось менее двадцати минут. Окинув свою работу придирчивым взглядом, он сказал:

– Нормально… Теперь садись под стенку… Фотографироваться будем.

Чтобы распечатать фото, Виктору пришлось съездить в офис станции. Вернувшись, он вытащил из пакета упакованный в целлофан бланк паспорта и вклеил фото в него. Оттиск фальшивой печати довершил дело.

– Поздравляю! – сказал Виктор. – Теперь ты… В общем, сам прочитаешь и запомнишь. Понял?

– Да!

– Только запомнишь хорошенько! Я сейчас уеду ненадолго, а ты сидишь в комнате и никуда не высовываешься. Если кто-то будет открывать дверь, быстро ныряешь в шкаф… Все ясно?

– Да! Господин…

– Познакомимся потом, – посмотрел на часы Виктор. – Я и так опаздываю. Все! Я тебя закрою! Да! И много не ешь! А то с непривычки еще заворот кишок получишь!

Домашний телефон разразился курлыкающей трелью. Волк быстро поднялся и прошел к нему. Сюзи третий раз звонили с одного и того же номера. Скорее всего – с работы. Ничего удивительного в этом не было. Ведь выходной она брала на вчерашний день, а сегодня должна была появиться в своей компании. Из школы сына Сюзи пока не звонили, но можно было не сомневаться, что и там вскоре начнут беспокоиться…

Волк дождался, пока телефон умолкнет, сунул в рот сигарету и отправился на кухню. Включив электрочайник, он осторожно раздвинул жалюзи и выглянул на улицу.

Хамад с Киркуном сидели перед телевизором в гостиной. Когда Волк вышел, они переглянулись. Оба понимали, что означают эти звонки. Рано или поздно кто-то решит наведаться в коттедж, чтобы узнать, куда подевалась его хозяйка…

Волк же, словно не понимая этого, спокойно готовил себе на кухне чай. Более того, он уже второй день никого не выпускал в город. Как вернулись Киркун с Хамадом с пляжа, где оставили одежду русского инженера, так и торчали безвылазно в коттедже.

Киркун, глядя на Хамада, нервно почесал подбородок. Хамад побарабанил пальцами по подлокотнику дивана, потом вздохнул и решительно поднялся. Кивком он дал знак Киркуну – мол, пошли.

Волк на кухне как раз потянулся за лежащей на подоконнике зажигалкой. Держа ее в руке, он оглянулся. Мрачные лица вошедших подчиненных не испугали Волка. Наоборот, он улыбнулся.

– Решили тоже попить чаю?

– Нет, Волк, – мотнул головой Хамад. – Мы хотим с тобой поговорить.

– Так одно другому не мешает, – беспечно пожал плечами Волк. – Ну не хотите, как хотите… Так о чем вы хотели поговорить? Я вас внимательно слушаю.

– Гм-м… Мы не первый раз работаем вместе, – начал Хамад, тщательно подбирая слова. – И всегда…

– Предисловие можешь опустить, – сказал Волк, щелкая зажигалкой. – Давай сразу и конкретно.

– Как скажешь, – невольно посмотрел на Киркуна Хамад.

Волк выпустил дым и незаметно улыбнулся. Этот взгляд говорил о многом. Хамад с Киркуном боялись его, поэтому и искали друг у друга поддержки…

– Мы хотим знать, что происходит! – выпалил Киркун.

– Да, – кивнул Хамад. – Мы торчим тут уже вторые сутки. А это опасно…

– Работа у нас такая, – пожал плечами Волк. – За это нам и платят деньги. Очень хорошие, между прочим, деньги. Разве не так?

– Так, – кивнул Хамад. – Только такого уговора у нас не было. Ты нанял нас, чтобы мы помогли тебе выследить и выдернуть этого русского. Правильно?

– Да.

– И мы свою работу сделали. Правильно?

– Да.

– Тогда в чем дело?

– Дело в том, что этот русский оказался очень ценным источником информации. И заказчик принял решение вывезти его из страны. Из-за этого и вышла задержка.

– Но это же опасно! – быстро сказал Киркун. – Эту, которая в ванной, в любой момент могут начать искать!

– Зато и гонорар будет намного больше. Вы ведь не против получить премию?

– Сколько?

– Умножьте сумму на пять.

– И когда мы ее получим?

– После того, как передадим русского людям заказчика.

– А когда мы его передадим?

– Пока не знаю, – пожал плечами Волк. – Жду сообщений.

Али если и соврал, то совсем немного. «Опель» оказался действительно неплохой машиной. Во всяком случае, на пустынной дороге, ведущей от электростанции к Буширу, Логинов выжал из него сто сорок километров в час. К многоэтажке он подъехал всего на пару минут позже оговоренного срока.

Двор был почти безлюдным. Остановив машину у первого подъезда, Виктор огляделся по сторонам. В это время сзади едва слышно скрипнула дверь подъезда.

– Это вы хотите снять квартиру?.. – услышал Виктор женский голос, явно принадлежащий европейке.

Говорила она по-английски. Быстро повернувшись, Логинов невольно удивился. В двери подъезда стояла закутанная с ног до головы в черное женская фигура. Только глаза синели в узкой щели платка.

– Да! – по-английски ответил Логинов. – А вы Ольга?

– Да! Ольга!

– А я Виктор! – перешел на русский Логинов.

– Так вы из России?

– Да! А что, не видно?

– Ну тогда мы с вами точно договоримся! Прошу!

Ольга поднялась на четвертый этаж. Логинов, следуя за ней, невольно пытался разгадать, что же скрывают под собой свободные складки черного платья. Судя по тому, что проступало под сукном на поворотах, фигура у соотечественницы была что надо…

Открыв дверь ключом, Ольга включила в прихожей свет и отступила в сторону:

– Заходите, смотрите!

– Спасибо! – кивнул Виктор.

Вытерев ноги, он переступил порог. Квартира действительно была неплохая. Две комнаты, кухня-студия и все такое. Даже удивительно было, что подобная планировка имеет место в Иране. Правда, ремонт был не совсем закончен. Но это Виктора беспокоило меньше всего. Квартиру он снимал с весьма определенной целью. Поэтому сразу направился к окну в спальне.

Панорама его вполне устроила. Коттеджный поселок, в котором, согласно данным электронной разведки резидентуры, находился Волк, просматривался как на ладони. Правда, располагался он далековато, но раздобыть подходящую оптику было не проблемой даже в Иране. Обычная с виду цифровая камера вполне могла заменить самый мощный бинокль.

– А что у нас с санузлом?.. – чисто для проформы спросил Логинов.

– Идемте, покажу! – сказала Ольга.

Виктор повернулся и… замер. Пока он выглядывал в окно, хозяка квартиры успела снять свой дурацкий платок. И теперь перед Логиновым стояла очень даже симпатичная молодая женщина. Не то чтобы совсем красавица, но после замотанных в черное манекенов ее открытое лицо показалось Виктору просто прекрасным…

– Идемте, – кивнул Виктор. И, чтобы скрыть свое смущение, быстро спросил: – А вы из России давно?..

– Уже три года, – как-то виновато улыбнулась Ольга. – А вы?

– Вчера только прилетел.

– И как там?

– Хорошо. То есть, я хочу сказать, как обычно. Но мне нравится.

– Да, в России хорошо… – проговорила Ольга.

Они стояли друг против друга на расстоянии двух метров. И смотрели друг на друга. Логинов вдруг почувствовал, что комната уплывает куда-то. Он буквально растворялся в синих глазах Ольги.

Бывают такие моменты в жизни, когда слова не нужны.

Логинов словно зомби сделал на ватных ногах пару шагов. Синие глаза закрыли ему весь мир. Казалось, не было в нем больше ничего, кроме них. Они звали, манили, притягивали словно магнитом. И Логинов просто шел на этот вечный зов. Он был уже совсем близко, когда Ольга вдруг подалась назад:

– Я хотела сказать насчет санузла! Там кран вроде протекает…

– Гм-м… – с огромным трудом вернулся к реальности Виктор. – Кран, говорите?.. Сейчас посмотрим, что там за кран.

Ольга наконец развернулась и направилась в узкий коридорчик.

Логинов двинулся следом за ней. В просторном совмещенном санузле Ольга ткнула пальчиком в смеситель:

– Вот!

Из крана действительно подкапывала вода. Логинов потрогал барашек и сказал:

– Прокладку, наверное, надо поменять. Ерунда, в общем.

Он повернулся, Ольга смущенно отвернулась в сторону. И виноватым голосом спросила:

– Так что будем делать?

– В смысле с краном? Или вообще?.. – хрипло спросил Виктор.

Он снова шагнул к Ольге. Та испуганно посмотрела на него и попятилась к двери. Было в ее глазах что-то такое, что заставило Виктора насторожиться. Ольга хотела Виктора, как и он ее, такие вещи невозможно скрыть. Но одновременно она боялась того, что должно было произойти. И Виктор сказал:

– Извини…

– Это ты меня извини, – мотнула головой Ольга.

В следущий миг она шагнула к нему, и их губы встретились. Они почти задохнулись в бесконечном поцелуе. Потом, не прекращая обниматься, вывалились в коридор и начали на ходу срывать друг с друга одежду. До спальни они так и не добрались, слившись воедино на ковре в комнате. Некоторое время спустя Ольга оседлала Логинова, запрокинула назад-набок голову и запрыгала, оглашая квартиру криками.

Она была из тех женщин, что могут испытывать много оргазмов подряд. После одного из них она быстро наклонилась и нашла влажными губами рот Виктора.

– Ты просто чудо!.. Я тебя замучила, да?.. Давай сзади, а?..

Быстро проговорив это, Ольга вскочила на ноги и метнулась к дивану. Логинов поднялся за ней.

– Свяжи мне руки! Пожалуйста! – протянула Виктору какую-то ленту Ольга.

Логинов удивился, но женщина уже встала на колени, наклонилась и вытянула назад запястья. Виктору ничего не оставалось, как быстро накинуть на них ленту и затянуть.

– А теперь трахай меня! Быстрее! – крикнула женщина, призывно приподнимая ягодицы.

Два раза просить Логинова не пришлось. Он вошел в Ольгу, и та в бешеном темпе заработала тазом. Логинову только и оставалось, что попадать в противоход.

– А-а!.. А-а!..

– А-а-а!.. – очень быстро разнесся в квартире их двойной вскрик.

За ним они не услышали, как входная дверь распахнулась и в коридоре протопали торопливые шаги…

– И сколько мы еще будем оставаться здесь? – спросил Хамад.

– В любом случае, до вечера. В течение ближайшего времени я должен получить от заказчика сообщение, на какой стадии готовности находится операция по эвакуации, – пожал плечами Волк.

Электрочайник щелкнул, Волк сунул сигарету в уголок рта и залил кипятком заварку. Пока он делал это, Киркун с Хамадом снова быстро посмотрели друг на друга. Волк сделал вид, что этого не заметил. На самом деле он был готов к любым неожиданностям, хотя это и не бросалось в глаза.

– Ну, тогда будем ждать сообщения… – наконец озвучил результат их с Киркуном молчаливого совещания Хамад.

Волк кивнул. Персы вышли. Бунт на корабле пока что откладывался.

Сообщение о том, что сумма гонорара за работу будет увеличена в пять раз, заставило Хамада с Киркуном на время успокоиться. Однако можно было не сомневаться, что через какое-то время их требования возрастут.

Но Волк к этому был готов…

Спокойно попив чаю, он прошел в кабинет. Русский, пристегнутый к батарее наручниками, лежал на полу. Инженера столь долгое ожидание ввергло в прострацию. Волк приблизился к нему и спросил:

– Вам что-то надо?

– Что?.. – повернул голову инженер.

– Вам что-то надо? Может, хотите поесть? Или в туалет?

– А-а… Нет, спасибо, – мотнул головой Иванов и снова отвернулся к стене.

Волк пожал плечами. Вернуть инженера к жизни наверняка могла бы выпивка. Но в таком состоянии – своеобразном анабиозе – с ним было намного удобнее общаться. Проблем меньше…

Волк прошел к компьютеру. Сообщения пока не было. И тогда он ради развлечения вошел на сайт знакомств. С Сюзи он познакомился именно так. Несчастной даже в голову не приходило, что ее завербовали, только вслепую…

В двери вдруг разнесся гортанный вскрик на фарси. И тут же комнату ослепительной молнией озарила фотовспышка. Произошло это настолько неожиданно, что Логинов был просто огорошен. Резко оглянувшись, он увидел огромного, похожего на орангутанга полицейского в форме. За его плечом маячил знакомый Ольги с цифровой камерой.

– Ч-ч-чик! – щелкнула она, ослепив Виктора.

Полицейский что-то рявкнул на фарси, махнув «кольтом».

– Капитан говорит, чтобы вы подняли руки и отошли от жертвы к стене! – перевел знакомый Ольги.

– Жертвы? – быстро оглянулся на женщину Виктор.

Ольга повалилась на бок и не смотрела в его сторону.

– Конечно, жертвы! Вы изнасиловали гражданку Ирана! За это в нашей стране приговаривают к четвертованию…

– Я ее не насиловал!

– Да?.. А руки она сама себе связала?

– Да нет. Связал я, но…

– Вы можете говорить что угодно. Только навряд ли суд вам поверит. А если и поверит, то приговорит не к четвертованию, а к повешению. За внебрачную связь. И никакой консул вам не поможет.

– А вы, похоже, юрист?

– Не совсем. И не консул. Зато я единственный, кто может вам помочь. Можете одеться, господин Гарин. Пока капитан опросит жертву, мы с вами побеседуем в другой комнате…

Логинов поспешно застегнул штаны. Что ни говори, а голышом разговаривать как-то неуютно, даже с мужчиной.

– Так как вы можете мне помочь?.. – спросил он.

– Меня зовут Абудас, – наконец представился худощавый иранец. – Я капитан секретной службы. Если мы договоримся, делу не дадут ход.

– Договоримся о чем?

– О том, что вы станете работать на нас, господин Гарин.

– И что я буду должен делать?

– Собирать и передавать мне информацию. Обо всем, что происходит на электростанции. Как видите, ничего сверхъестественного от вас не требуется…

– Ясно, – сказал Логинов. – Мне нужно подумать…

– А о чем тут думать? – искренне удивился Абудас. – Вам угрожает смертная казнь. Точнее – четвертование. Даже если вы не насиловали Ольгу, она все равно этого не признает. И вы это отлично понимаете.

Логинов это понимал. Признайся Ольга, что она отдалась ему добровольно, ее повесят… Но подумать Виктору действительно было о чем. Согласие на сотрудничество казалось самым разумным выходом. Но Логинов слишком давно работал в спецслужбах и понимал, что за этим последует.

Как только Абудас его отпустит, он обязан доложить о случившемся в Центр. Как только он об этом доложит, Москва прикажет резидентуре провести экстренную эвакуацию засвеченного сотрудника. Это к гадалке не ходи. Ну а после эвакуации его автоматически отстранят от должности на время служебного расследования.

Учитывая обстоятельства, на этот раз доказать начальству, что он мягкий и пушистый, Логинову навряд ли удастся. Ирану его, конечно, не выдадут, да и на родине за изнасилование не упекут. Но кровушки попьют достаточно, после чего из ФСБ уволят. Причем это будет не почетная отставка, а позорный пинок под зад. После которого, кстати, Виктора даже охранником в банк не возьмут. Службы безопасности в банках теперь ушлые, научились работать. И останется бравому экс-полковнику Управления антитеррора ФСБ Виктору Логинову два пути – или от невостребованности спиться, или податься киллером к братве…

Такая вот далеко не радужная перспектива замаячила перед Логиновым. Это только в кино у Джеймсов Бондов все складно. В реальной же жизни изнанка спецслужб выглядит далеко не так привлекательно.

А посему Логинов вздохнул и сказал:

– Я согласен! Что подписывать?

– Да ничего не надо подписывать, – подленько улыбнулся Абудас, поднимая болтающийся на запястье цифровой фотоаппарат. – Этого, господин Гарин, вполне достаточно.

– А, ну да, – кивнул Виктор.

И тут же ткнул пальцами в грудь капитана. Абудас мгновенно обмяк. Логинов подхватил его и быстро оглянулся на дверь. Все было тихо, и он опустил капитана на пол. Возиться с камерой, стирая снимки, было некогда, и Виктор просто вытащил ее из футляра и сунул в карман.

Метнувшись к двери, он приоткрыл ее. Ольга сидела на диване. Она успела закутаться в свои черные одежды. Огромный полицейский стоял к Виктору спиной. Поставив одну ногу на диван, он что-то лопотал на фарси. Судя по всему, что-то скабрезное, поскольку Ольга демонстративно отвернулась…

Логинов не стал медлить. Распахнув дверь, он одним прыжком оказался за спиной полицейского. Ольга повернула голову, но, к удивлению Виктора, даже не попыталась предупредить перса криком. Тот развернулся на звук сам, но опоздал.

Логинов коротким ударом отключил его. Огромная туша с глухим стуком грохнулась на укрытый ковром пол, потянувшаяся к кобуре рука безвольно откинулась в сторону. Ольга и на это никак не отреагировала.

Логинов презрительно посмотрел на нее и метнулся к двери.

– Стой! – раздался резкий окрик, когда он уже припал к глазку.

Логинов остановился. «Черт! – промелькнуло у него в голове. – Надо было и ее вырубить…» Однако было уже поздно, и Виктор медленно повернулся…

– Что за черт?.. – пробормотал Абудас.

Сперва он решил, что проснулся утром в своей постели. Однако боль в груди и незнакомая комната быстро вернули его в реальность.

– Аббас! – хрипло крикнул капитан, вскакивая.

Дверь в соседнюю комнату была приоткрыта, но ответа не последовало. Абудас метнулся к ней, невольно прижимая руку к груди.

Этот чертов русский, видимо, ударил его в какую-то болевую точку…

– Черт! – невольно вскрикнул Абудас, оказавшись в двери.

На полу, раскинув руки, лежал Аббас. Над ним, неловко ткнувшись головой в подушку и чуть съехав с дивана, распростерлась закутанная в черное Ольга. Абудас выхватил рацию.

– Немедленно к подъезду! Перехватите русского! – крикнул он.

– Есть, господин капитан! – тут же отозвался один из оставшихся на улице сотрудников.

Абудас взглянул на входную дверь. Она была закрыта. Капитану вдруг пришло в голову, что русский может находиться еще в квартире.

Быстро наклонившись, он выхватил из кобуры Аббаса «кольт». То, как этот Гарин расправился с ними, говорило о том, что он явно в совершенстве владеет приемами рукопашного боя.

Соблюдая меры предосторожности, Абудас проверил санузел и кухню.

Русского там не оказалось. В этот момент в дверь позвонили. Абудас открыл ее. На пороге стояли двое запыхавшихся сотрудников службы безопасности.

– Что?..

– Его нет…

– Он из подъезда точно не выходил? – быстро спросил Абудас.

– Нет, господин капитан! Мы бы увидели…

– Тогда наверх! Быстро!

Троица с пистолетами в руках взлетела по ступенькам к чердаку.

Абудас бросил взгляд на люк и крикнул:

– Он на крыше!.. Вперед!

Один из подчиненных капитана быстро вскарабкался по лестнице к люку и попытался с ходу открыть крышку. Поддалась она с трудом, только после третьей попытки. Сотрудник службы безопасности выставил пистолет на темный чердак.

– Быстрее на крышу! – прикрикнул на него Абудас.

Следом он вскарабкался сам. Вдвоем они проверили крышу, но русского уже и след простыл. Уйти он мог только по пожарной лестнице…

– Черт! – сунул пистолет в карман Абудас. Потом резко повернулся к подчиненному и рявкнул: —Чего встал? На всякий случай по квартирам пройдитесь! Быстро!

– Есть, господин капитан!

Сотрудник бросился к чердачной коробке, Абудас провел дрожащей рукой по лицу. Аллах отвернулся от него. Причем в тот самый момент, когда казалось, что звезды благоволят к капитану и до высокой должности и женитьбы на Фатиме рукой подать…

Виктор ожидал увидеть в руках Ольги пистолет. Однако он ошибся.

Женщина просто вскочила на ноги и бросилась за ним.

– Через подъезд тебе не уйти! Сейчас дам ключ от чердака! – уже на ходу сказала Ольга. Отстранив слегка растерявшегося Логинова, она сняла с вешалки ключ на брелоке и сунула его Виктору. – Держи! Пожарная лестница в торце. Только осторожнее! На станцию не возвращайся! Пересиди где-нибудь в городе часа два. А потом позвони мне на мобильный! Вот! – Логинов ошарашенно посмотрел на протянутую визитку с арабской вязью, а Ольга сказала: – Не потеряй, иначе тебе конец! А теперь ударь меня!

Ольга поспешно распустила платок и ткнула пальцем в свой носик:

– Давай!

Виктор на миг замешкался.

– Да бей же, дурья твоя башка! – вскрикнула Ольга. – Ну!

Логинов не привык бить женщин. Но в данном случае Ольга была права – без этого ей было не избежать подозрений Абудаса. И Логинов наотмашь хлестнул ее по лицу. Из носика Ольги тут же показалась кровь.

– Давай к дивану! – подтолкнул ее Виктор. – Спасибо!

Выглянув в глазок, он осторожно приоткрыл дверь. Потом неслышно выскользнул на лестницу и так же неслышно прикрыл дверь за собой.

Секунду спустя он уже на цыпочках взбегал к чердаку.

Замок открылся без труда. Виктор приподнял крышку люка и откинул его в сторону. Оказавшись в небольшом чердачном помещении, он ухватил какую-то тяжелую железку и придавил ею поставленную на место крышку.

Выскользнув на крышу, Виктор метнулся по хрустящему рубероиду к торцу дома.

Пожарная лестница слегка болталась, но другого пути к спасению не было. Логинов перемахнул через край крыши и стал быстро спускаться вниз в темноте. Он, конечно, рисковал, но времени на изучение диспозиции у него не было.

Мягко спрыгнув на землю, он оглянулся на угол, за которым располагался двор, а потом метнулся вдоль торца дома в кусты. За ними проходила какая-то боковая улочка. Логинов выбрался на нее и тут же увидел приближающееся такси.

Это была удача, и Виктор шагнул к обочине с вытянутой рукой.

Такси затормозило. Виктор плюхнулся на заднее сиденье и попытался произнести на фарси «добрый вечер». Таксист поздоровался в ответ и спросил:

– Морье?

Логинов мотнул головой:

– Стэйшэн!

Это слово перевода не требовало, поскольку таких слов в фарси просто не было. И таксист, довольно кивнув, резво тронул машину с места. Логинов незаметно оглянулся. Как это ни странно звучало при данных обстоятельствах, но ему чертовски везло. Сначала с Ольгой.

Теперь с такси…

Логинов на всякий случай оглянулся еще пару раз. Сзади все было спокойно, и Виктор попытался объяснить таксисту, чтобы тот ехал как можно быстрее. Таксист снова кивнул. Машина увеличила скорость, но, с учетом своего весьма почтенного возраста, ненамного.

Логинов откинулся на спинку сиденья. Периодически в рации раздавались голоса. Рация, в отличие от самой машины, была достаточно современной.

Минут двадцать спустя, когда вдали уже показались трубы электростанции, в эфире дважды повторили какое-то сообщение. Понять Логинов ничего, конечно, не понял. Однако таксист вдруг напрягся и покосился в зеркало. Его рука потянулась к болтающемуся микрофону.

– Это ты зря, брат! – быстро наклонился вперед Логинов.

Таксист что-то вскрикнул, такси вильнуло.

– Дорогу держи! – заорал Логинов.

В его положении не хватало только перевернуться, загремев вверх тормашками в кювет. То-то Абудас обрадуется…

Машина вильнула еще раз, но выровнялась.

– Тормози! – приказал Виктор, обхватывая таксиста сзади за шею.

Упрямый перс попытался ударить его затылком. Логинову это надоело, и он тычком пальца усыпил водителя, тут же перехватив руль.

Нога перса на педали ослабла, такси сбросило скорость. Логинов дотянулся до замка зажигания и выключил двигатель. Когда такси встало посреди дороги, он быстро перетащил еще бесчувственного водителя в багажник, и уже там связал перса по всем правилам военной науки.

Скотча не было, так что в рот едва оклемавшемуся таксисту пришлось сунуть какую-то грязную тряпку.

– Расслабься и попытайся получить удовольствие! – сказал Виктор, прежде чем захлопнуть крышку.

Ситуация, конечно, была не из оптимистичных, но Логинов бывал в разных переделках. И твердо усвоил золотое правило: снявши голову, по волосам не плачут. Усевшись за руль, он погнал такси к станции.

Не доехав до главных ворот с полкилометра, Виктор свернул. Вдоль высокого забора он доехал до того места, где, по его предположению, должна была находиться гостиница. Здесь он оставил машину и метнулся к забору. Охрана на станции была гражданская – ни колючек, ни запреток, ни прочих изысков фортификационного искусства. Что же касается собак, то их правоверные исламисты безжалостно отстреливали. Чем весьма облегчили Логинову задачу.

Легко форсировав забор, он сделал трехминутный марш-бросок и вскоре оказался у гостиницы. Из нескольких окон раздавались пьяные голоса. Народ отдыхал после трудового дня, глуша тоску по родине самогоном, так что до Логинова никому дела не было.

Незаметно добравшись до своего номера, он открыл дверь и вошел внутрь. Потом включил свет и посмотрел на приоткрытую дверь шкафа.

Ахмад, надо отдать ему должное, инструкцию Виктора выполнил.

– Ахмад! Это я! Уходим!

Перс высунулся из шкафа. Логинов же быстро кинулся к тумбочке и начал бросать в сумку то, без чего было не обойтись…

– Это Абудас, господин полковник!

– Я понял! Ну что там у тебя? – спросил полковник Барси. – Обработали этого нового русского?

– Обработали, господин полковник… – чужим голосом произнес Абудас. – Но… но он ушел!

– Что?.. Как ушел?..

– Неожиданно напал на меня, господин полковник. Потом ударил полицейского офицера и убежал по крыше…

– Идиот! – рявкнул Барси. – И что теперь? Ты же все испортил!

– Извините, господин полковник, но он…

– Заткнись, Абудас! И слушай! Если ты не перехватишь его до того, как он доберется до своих, можешь считать, что ты уволен. Я сам об этом позабочусь!

– Я постараюсь, господин полковник! Но…

– Все! За дело!

Абудас быстро сунул телефон в карман. Барси дал ему шанс, и упускать его было нельзя. Теперь нужно было во что бы то ни стало не дать русскому попасть на электростанцию. А уж в Бушире выловить его не проблема…

В квартире раздавались вопли капитана Аббаса:

– Я убью этого чертового русского! Где мой пистолет?

Аббас только поднялся с пола и теперь стоял у дивана, пошатываясь и держась за затылок.

– Держи! – протянул «кольт» Абудас. – Он ушел по крыше! Нужно перекрыть дорогу к станции! Но не вздумай стрелять! Он мне нужен живым и невредимым! Я сейчас позвоню начальнику полиции!

– Давай! – поторопил Ахмада Логинов. – Быстрее!

Они пробирались в душной иранской ночи к забору станции. Сзади в небе краснели огоньками высоченные трубы электростанции. В воздухе витал запах каких-то цветов. И опасности…

А ведь еще вчера Логинов был в Москве, ходил по ее тротуарам. И мог любоваться самыми прекрасными женщинами в мире. Причем совершенно этого не ценил. Теперь же и сама Москва, и русские женщины казались сном, недостижимой мечтой. Но Логинов привык к таким переменам в своей судьбе.

Выбравшись к забору, он шикнул на Ахмада и прислушался. Потом тенью метнулся к забору и взлетел на него. Оставленное неподалеку такси стояло с потушенными огнями, только бока машины тускло поблескивали в свете далеких прожекторов станции.

Виктор мягко спрыгнул вниз. Пока он оглядывался по сторонам, Ахмад пыхтел за забором, карабкаясь по выступам железобетонного пролета. Наконец его голова показалась вверху.

– Давай, дорогой! Только не убейся! – слегка саркастически поторопил его Виктор.

Ахмад был раза в полтора моложе Логинова, но находился в жуткой форме. С трудом перевалившись через верх забора, он кулем рухнул на землю.

– О господи!.. – оглянулся Виктор. – Живой? Пошли!..

Ахмад, тяжело дыша, добежал за Виктором до машины. Логинов уселся за руль и включил зажигание. При такой жаре мотор практически не остывал, так что и прогревать его необходимости не было. Несколько секунд спустя такси тронулось с места.

Логинову нужно было вернуться в Бушир, однако он решил, что по основной дороге ехать не стоит. Повернув влево, он с выключенными фарами выбрался на какую-то грунтовку.

И тут в стороне города небо осветилось всполохами мигалок.

Несколько полицейских машин неслись к главным воротам электростанции.

Логинов покосился в зеркало и хмуро сказал:

– Быстро они сориентировались…

Остановив машину, Виктор выбрался с телефоном в руке на обочину и прошел по дороге немного назад.

– Алло! – бодрым голосом ответил Андрей. – Добрый вечер! У тебя порядок? Посылку получил?

– Здорово! Посылку получил…

– Ну слава Аллаху!

– Не спеши радоваться. Меня взяла в оборот местная охранка…

– Что?!

– Классическая вербовка с мадамой, только с местным колоритом…

– Черт! Так ты звонишь из участка?

– Нет. Я ушел…

– Мать-перемать!.. До утра продержишься? Я сейчас же узнаю, какие в… районе находятся наши суда.

– Не надо. Я сделаю работу, потом…

Сотрудник резидентуры на некоторое время даже дар речи потерял.

– Ты что, начальство на это не пойдет… – наконец растерянно сказал он.

– Это понятно. Только мне терять уже нечего. Я по уши в дерьме. Поэтому и остаюсь…

– Ты хорошо подумал?

– Да. Я остаюсь, чтобы выполнить работу. Так начальству и передай.

– Хорошо… Я понял, – сказал Андрей. В его голосе чувствовалось уважение. – Чем я могу помочь? Я имею в виду лично?

– Лично тебе в эту историю лучше не впутываться. Дай бог мне от дерьма отмыться. А за новую информацию буду благодарен.

– Хорошо! Начальству я скажу, что ты получил ее раньше.

– Договорились!

– Локализовать объект не удалось. Однако есть данные по посуде… Понял, о чем я?

– Да, – сказал Виктор.

Андрей явно имел в виду спутниковую тарелку.

– На ней должна быть маркировка «Space W 0033». Размер средний.

– Я понял! – обрадовался Виктор. Теперь обнаружить логово Волка было намного проще. – Спасибо!

– Не за что! Ты уверен, что поступаешь правильно? – на всякий случай спросил Андрей.

– Уверен не уверен – это в моем положении без разницы.

– Наверное, ты прав, – вздохнул Андрей. – Удачи. И можешь на меня рассчитывать. Как на частное лицо, а не только на коллегу. Запомнил?

– Запомнил! Спасибо!

– Ну тогда все. Сейчас огорошу начальство…

– Сейчас за тобой подъедет машина! – повернулся к Аббасу Абудас. – Начальник полиции дал команду! Только не упусти его! И без рук! Ясно?

– Ясно, – проворчал капитан Аббас.

Потирая затылок, он вышел из квартиры. Абудас повернулся к Ольге. Та уже очнулась и теперь, развязав платок, вытирала с лица кровь.

– Домой сама доберешься? – сухо спросил Абудас. – Или сказать, чтобы отвезли?

– Спасибо, господин капитан, – ответила женщина. – Я вызову такси…

– Ну тогда все! Давай микрофон, и можешь быть свободна! Если понадобишься, я позвоню. Дверь я захлопну…

Женщина поднялась, прошла к двери и только здесь оглянулась.

– Простите, господин капитан, а-а…

– Ты сделала свою работу, так что о твоей связи с этим французом полиция ничего не узнает, я помню свое обещание! Но только держи язык за зубами, женщина!

– Спасибо, господин капитан!

Ольга сунула испачканный кровью носовой платочек в складки платья, прикрыла лицо черным платком и выскользнула из квартиры.

Абудас выглянул в прихожую, где его приказаний ждал один из сотрудников службы безопасности. Тот стоял вполоборота, едва не облизываясь вслед Ольге.

– Ты о чем думаешь, Эбхер? – рявкнул Абудас.

– Извините, господин капитан! – вздрогнул и смущенно вытянулся по стойке «смирно» сотрудник службы безопасности.

Капитан Абудас подошел к нему вплотную и приказал:

– Бери Салеха и поезжайте к электростанции…

– Слушаюсь, господин капитан!

– Я еще не все сказал! Этот русский явно не дурак, но деваться ему некуда. Поэтому он там обязательно появится. Полиция перекроет основную дорогу. А вы с Салехом встанете со стороны старой дороги на Керген. И будьте начеку!

– Я понял, господин капитан!

Эбхер быстро вышел. Абудас взялся за телефон. Он обзвонил все таксомоторные компании и продиктовал операторам краткий словесный портрет русского. Теперь гулять этому чертовому инженеру Гарину оставалось недолго…

Однако Абудас понимал, что русский может и не вернуться на станцию. Поэтому он быстро захлопнул дверь и спустился к машине.

Квартира принадлежала Ольге, и Абудас ловко использовал компромат на нее, чтобы провести вербовку Гарина…

– Кажется, приехали! – пробормотал Логинов.

Они довольно долго плутали грунтовками, пока наконец не добрались до Бушира. И здесь, уже на самой окраине, такси заглохло.

Судя по показаниям индикатора уровня в баке просто закончился бензин.

Логинов потянулся к карману и извлек визитную карточку, которую ему сунула Ольга. Ему так и так нужно было рисковать. И он набрал мобильный номер женщины. Та ответила на фарси.

– Добрый вечер! – по-английски произнес Виктор. – Это ваш новый знакомый… Говорить можете?

– Да! – сразу перешла на русский женщина. – У вас все в порядке?

– Если это можно так назвать… А у вас?

– Да! Все в порядке.

– Тогда не могли бы мы встретиться?

– Да, конечно, – с готовностью произнесла Ольга. – Где?

Это Логинова насторожило. Женщина могла быть под контролем службы безопасности. Но другого выхода у Виктора не было. Он огляделся по сторонам.

– Я где-то на окраине. Тут такой минарет, или как это называется. С большим полумесяцем, и прожектор на него светит…

– Я поняла. Я сейчас подъеду! Там за мечетью есть такая улочка. Ждите там. Бежевый двухдверный «Форд». Минут через пятнадцать!

– Договорились!

Отключив телефон, Логинов посмотрел на Ахмада. Тот явно ничего не понял. И Виктор сказал по-английски:

– Уходим! Подождешь где-нибудь в укромном месте с сумкой. А я встречусь с нашими местными друзьями…

Абудас направил машину к порту. По дороге он позвонил начальнику эмиграционной полиции и поинтересовался, не стоят ли в порту или на рейде русские суда. Оказалось, что стоят. Всего судов было три. Одно разгружалось в порту, два торчали на дальнем рейде. Абудас попросил полицию усилить бдительность.

– А что случилось? – спросил начальник эмиграционной полиции.

– Один русский напал на капитана Аббаса! И едва не завладел его пистолетом…

– На Аббаса?..

– Да! Запишите его словесный портрет! И чтобы все ваши сотрудники получили его как можно скорее!

Закончив телефонный разговор, Абудас увеличил скорость. Он то и дело поглядывал на телефон, но тот упрямо молчал. Это было довольно странно. Обычно обширная сеть информаторов работала как часы. И спрятаться от службы безопасности было практически невозможно. Тем более иностранцу…

Абудас хорошо изучил привычки работавших на электростанции русских. Если те проводили время в городе, то обязательно к вечеру оказывались в одном из расположенных на берегу моря ресторанов. Туда и торопился капитан. Рестораны располагались неподалеку друг от друга.

Оставив машину в укромном месте, капитан через служебный ход вошел в первый из них. Хозяин оказался на месте и тут же прибежал из кабинета, чтобы встретить и обслужить такого почетного гостя лично.

Однако Абудаса интересовала не еда. Незаметно осмотрев посетителей из служебного помещения, он проинструктировал хозяина на случай, если в ресторане появится Гарин или кто-то из русских неожиданно куда-то выйдет.

– Я понял, господин капитан! – закивал хозяин. – Мы обязательно проследим…

Ту же процедуру Абудас провел и в других ресторанах, постоянными клиентами которых были русские. Теперь, если бы Гарин даже вызвал кого-то из соотечественников на улицу телефонным звонком, Абудасу сразу бы об этом доложили…

Мышеловка захлопнулась. Так или иначе русский вот-вот должен был быть обнаружен. Только теперь капитан Абудас почувствовал, насколько он голоден.

Припарковав машину у небольшого портового кафе, он вошел внутрь.

Хозяин уже собирался закрываться, но ради капитана он был готов на все. Десять минут спустя Абудас уже уплетал вкуснейший шашлык. Хозяин в белом фартуке маячил у стойки, готовый в любую секунду подскочить к столу. Покончив с едой, Абудас расплатился и вышел.

За время поздней трапезы ему никто так и не позвонил. Это капитану не понравилось, и он решил сам связаться с таксомоторными компаниями. Оказалось, что русского никто из таксистов не видел.

– Вы передали описание всем? – в очередной раз спросил Абудас.

– Да, конечно, господин капитан! – ответил оператор небольшой таксомоторной компании. – Только…

– Что только?

– Только одно такси не выходит на связь. Наверное, с рацией что-то…

– Какое такси? – быстро спросил капитан.

Оставив Ахмада в каких-то кустах, Логинов направился к месту встречи с Ольгой. Неподалеку от мечети он присмотрел довольно высокое разлапистое дерево и вскарабкался на него. Какой-никакой, а наблюдательный пункт.

Свет фар возник в конце улочки даже раньше, чем через пятнадцать минут. Не доехав до мечети около ста метров, машина остановилась. Свет фар погас, зато у Логинова в кармане зазвонил телефон.

– Алло! – приложил тот его к уху.

– Я на месте, – коротко сообщила Ольга. – Вы где?

– Сейчас буду! – сказал Логинов, но покидать дерево не стал.

Некоторое время он тщательно оглядывал окрестности, однако никакой подозрительной активности не заметил. Конечно, сотрудники службы безопасности могли находиться и в самой машине, но тут Виктор полагался на свою подготовку.

Скользнув с дерева на землю, он направился к улочке. Годы, проведенные в «Альфе», не прошли зря. Когда Виктор неожиданно распахнул водительскую дверцу, Ольга буквально подпрыгнула до потолка, вскрикнув от неожиданности:

– О-ой!

Логинов же мгновенно заглянул в салон и убедился, что за спинками сидений никто не прячется.

– Добрый вечер! – ухмыльнулся он. – Присесть можно?

– Да, конечно… – дрожащим голосом произнесла Ольга. – Боже! Как вы меня напугали!

– Извините…

– Ты все понял, Эбхер? Скорее всего, русский появится на этом такси! Не упустите его!

– Да, я все понял, господин капитан!

Отключив телефон, Абудас вздохнул. Теперь ситуация более-менее прояснилась. Гарин действительно оказался парнем не промах. Он каким-то образом завладел такси, поэтому-то его и не могли так долго обнаружить.

Капитан Абудас направил машину к зданию службы безопасности.

Окна в кабинете майора Сахаба не горели. Абудас облегченно вздохнул и припарковался на стоянке. Встречаться со своим шефом он не хотел.

Однако, как только капитан подошел к крыльцу, в дверях показался Сахаб. «Черт! Надо было позвонить дежурному…» – промелькнуло в голове Абудаса. Однако было уже поздно. Сахаб, увидев капитана, быстро сказал:

– Хорошо, что я тебя встретил. Нам нужно поговорить, Абудас…

– Сожалею, господин майор, но я очень спешу! Разрешите?..

Однако Сахаб не посторонился.

– Абудас, ты делаешь большую ошибку! Я, твой начальник, звоню тебе, а ты не отвечаешь!

– Сожалею, господин майор, но таков приказ! Вы ведь получили команду министерства о том, что я перехожу в оперативное управление полковника Барси? А он категорически запретил мне общаться с вами на время выполнения его особого задания…

Сахаб изменился в лице.

– Я не думал, Абудас, что какой-то индюк из министерства может встать между мной и тобой. Ведь я относился к тебе как к младшему брату.

– Я только выполняю приказ! Извините, господин майор, но мне нужно срочно позвонить!

– Полковнику Барси? Ну что же, лижи ему задницу, Абудас! Только Барси далеко, а мы с тобой в Бушире…

Сахаб наконец отступил в сторону и одарил Абудаса красноречивым взглядом. Капитан нырнул в дверь. Он понимал, что нажил себе кровного врага. Майор Сахаб не из тех, кто прощает обиды.

Конечно, если бы с русским все прошло нормально, Абудас мог бы чувствовать себя спокойно. Ведь за ним стоял бы полковник Барси. Но чертов Гарин спутал капитану все карты. И теперь Абудасу угрожала опасность…

Обойдя машину Ольги, Виктор плюхнулся на переднее сиденье и сказал:

– Спасибо! Вы меня спасли, дав ключ от чердака…

Ольга отвернулась к окну и виновато сказала:

– Я чувствую себя мерзавкой… Но вы не представляете, какие здесь порядки. Извините, но я просто не могла поступить иначе. На мне был микрофон, и эта скотина капитан Абудас…

– Я все понимаю! – взял женщину за руку Логинов.

– Да ничего вы не понимаете! Знаете, как жить в этом исламском раю?..

– Уже немного представляю. Но вас же сюда не насильно вывезли…

– Молодая была, глупая, – вздохнула Ольга. – А вернуться теперь не могу… Служба безопасности не выпустит.

– Меня теперь тоже не выпустят, но я постараюсь выбраться, – сказал Логинов. – Один вопрос можно?

– Да, конечно.

– Эта квартира, в которой все произошло, ваша?

– Да. А что?

– Мне на день-два нужен от нее ключ… Если туда никто не будет ходить, конечно. Чтобы пересидеть…

Ольга уставилась на Логинова широко открытыми глазами.

– Просто там меня уж точно никто не будет искать, – пожал плечами Логинов.

Ольга вдруг сказала:

– Вы наш разведчик? Да?..

Логинов слегка опешил. Его всегда поражала способность женщин делать правильные заключения из совсем не располагающих к ним предпосылок.

– А это что-то меняет? – спросил он.

– Да нет, просто… Так вы разведчик?

– Сдаюсь, – шутливо поднял руки Виктор. – Бонд. Джеймс Бонд!

– Да ну вас! – хлопнула его ручкой по плечу Ольга. – Я же серьезно спрашиваю!

– Ну, если это для вас так важно, какое-то отношение к разведке я имею… Так что с ключом? Дадите?

– Конечно, он у меня, кстати, с собой. Заодно и подвезу. Только…

– Я буду предельно осторожен! – пообещал Виктор.

– Я не об этом, – мотнула головой Ольга. – Я просто подумала: ведь вы как-то собираетесь выбираться из Ирана, верно?

– Ну да, если повезет…

– Если будет возможность, если вдруг у вас найдется местечко, возьмете и меня с сыном?.. Пожалуйста!

Логинов посмотрел на Ольгу долгим взглядом. Потом сказал:

– Честно говоря, я еще даже не представляю, как это будет. Но если подвернется возможность, я дам вам знать…

– Обещаете?..

– Обещаю! – твердо сказал Виктор.

– Ну, тогда поехали!

– Стойте, не так быстро! – остановил женщину Виктор. – Тут у меня еще мальчик в кустах.

– Какой мальчик?

– Из местных. Прибился в Тегеране, не бросать же…

Расположившись в своем скромном кабинете, Абудас приказал дежурному принести чаю. Выпив бодрящего напитка, капитан в который раз посмотрел на телефон. И тот, словно этого и ожидая, сразу зазвонил.

– Господин капитан, такси только что обнаружили! – сообщил дежурный городской полиции. – Водителя нашли связанным в багажнике!

– А русский?

– Русского в машине не было, господин капитан!

– Водитель в сознании?

– Да!

– Где он находится? Я должен с ним немедленно переговорить!..

Минуту спустя капитан Абудас уже несся на своем «Гольфе» к месту, где полиция обнаружила брошенное такси. Машина нашлась на окраине Бушира, в одной из темных боковых улочек. Возле нее стоял джип полиции.

Старший полицейского наряда, усатый сержант, отдал Абудасу честь. В такси сидел худощавый перс лет сорока. Капитан Абудас его быстро допросил. То, что он услышал, заставило Абудаса задуматься.

– Так как ты потерял сознание? – напоследок уточнил он. – Только вспомни хорошенько…

– По рации передали сообщение, господин капитан… – начал было таксист, но Абудас его перебил:

– Это я понял! Меня интересует, как ты потерял сознание!

– Ну, я ударил его затылком, а он чем-то уколол меня, вот сюда… И все!

– Дайте фонарик! – обратился к сержанту Абудас.

Заставив таксиста наклонить голову, он тщательно осмотрел его шею в месте «укола». Потом сказал:

– Все! Я вас больше не задерживаю!

Сев в свою машину, Абудас позвонил полковнику Барси.

– Извините, что так поздно, господин полковник…

– Ну что, ты нашел этого русского, Абудас?

– Пока нет, но…

– Так какого черта ты отрываешь меня? Я же тебе ясно сказал: найди его, пока он не добрался до своих! Иначе твоей карьере конец!

В трубке раздались короткие гудки. Абудас в отчаянии посмотрел на телефон, прежде чем сунуть его в карман. Полковник Барси не дал ему сообщить о своих подозрениях. А основывались они на том, что для обычного инженера Гарин слишком хорошо владел специальными методами обездвиживания противника. Таксиста он усыпил не иглой, а пальцем, передавив его сонную артерию. И теперь Абудас почти не сомневался, что Гарин вовсе не инженер…

– Чертов индюк!.. – пробормотал Абудас, невольно процитировав шефа.

Направив машину к зданию службы безопасности, капитан еще раз прокрутил в памяти то, как русский раз за разом оставлял его с носом.

Это не могло быть случайностью. Как и владение специфическими приемами. Взять хотя бы то, как он ушел через крышу из квартиры…

И тут в голове Абудаса промелькнула догадка. В спешке он как-то не придал одному факту значения. Некогда было в горячке. Теперь же Абудас даже притормозил.

Конечно, русский был парнем не промах. Однако, чтобы уйти через крышу, ему нужно было открыть замок. А ведь замок был именно открыт, а не взломан…

– Неужели эта русская сучка помогла ему?.. – пробормотал Абудас.

Вообще-то такое предположение казалось абсурдным, ведь Ольга исправно выполнила то, что ей велел Абудас. Только вот мгновенно отыскать в квартире ключ от чердака, да еще и сообразить перед этим в горячке бегства, что он нужен, не под силу ни одному самому подготовленному агенту…

Абудас некоторое время колебался. Все могло быть намного проще. Русскому могло повезти: кто-то из жильцов мог элементарно забыть закрыть чердак. Однако Абудас все же решил свои подозрения проверить.

Ведь ему все равно было нечего делать в ожидании сообщений от полиции, своих сотрудников и информаторов.

«Гольф» направился в сторону дома Ольги. Эта русская неплохо устроилась в Иране. Со своим мужем-персом она развелась. Зато сохранила добрые отношения с бывшей свекровью. А та, в свою очередь, развелась с бывшим свекром и умудрилась эмигрировать в Штаты. Теперь Ольга регулярно получала от нее переводы на значительные суммы. Да и сама, работая переводчицей в крупной компании, неплохо зарабатывала.

Именно за связь с одним из приехавших заключить с этой компанией контракт иностранцев Абудас русскую и подцепил на крючок…

Машину Абудас оставил в двух кварталах. Прежде чем выйти, он проверил пистолет. Учитывая случившееся, капитан взял его на работе.

Обычно оружие Абудасу не требовалось, удостоверение службы безопасности в Иране производило магическое действие на любого.

Держась тени, капитан добрался до нужного дома. Он только сегодня был в квартире Ольги, так что расположение комнат представлял очень хорошо. Русская, ставшая после замужества гражданкой Ирана, не спала. Закрытое жалюзи окно было освещено изнутри мягким светом.

Абудас немного понаблюдал за квартирой из укрытия. Ничего подозрительного там не происходило. И Абудас направился во двор, к подъезду. Там он увидел припаркованную машину Ольги. Машина была темной, но капитан на всякий случай заглянул в нее. Салон оказался пуст, зато Абудас сразу почувствовал исходившее от капота тепло…

– Свет не включать! – негромко предупредил Логинов. – Дверьми не скрипеть! И ногами не топать. А то соседи мигом полицию вызовут! И смотри в темноте ни на что не налети!

Осторожно двигаясь, они с Ахмадом прошли в комнату и положили вещи. Логинов сказал:

– Если надо в туалет, давай! Только смывать не вздумай, соседи сразу услышат. А я посмотрю, что там в холодильнике. Если Аллах чего послал, быстро поужинаем и на боковую! Встаем завтра рано! Дел невпроворот!

В холодильнике завалялись какой-то сыр и две банки консервов.

Хлеба не было, но выбирать не приходилось. Наскоро перекусив в темноте, Логинов с Ахмадом вернулись в комнату. Велев персу ложиться спать, Виктор пристроился возле окна.

Цифровая камера, которой он разжился у капитана Абудаса, имела вполне приличное увеличение. Плюс к этому сам Логинов имел великолепное зрение. Благодаря этому, немного понаблюдав, он смог составить довольно полную картину коттеджного поселка…

Наконец выключив камеру, Виктор потянулся и потер глаза. Ахмад мирно посапывал на диване. Виктор отправился в спальню. Наспех устроив себе ложе, он уже закрыл глаза, как вдруг рядом с подушкой забился мобильный. Виктор быстро посмотрел на дисплей. Звонила Ольга…

– Да! – поспешно ответил он.

Русская куда-то ездила в столь поздний час. Возможно, она забирала сына, поскольку после визита капитана ей пришлось отвезти его к родственникам. Однако это нужно было проверить, как и историю с ключом от чердака. И капитан решительно направился к подъезду…

Войдя в него, капитан Абудас поднялся на второй этаж и остановился под дверью. Около минуты он прислушивался, однако из квартиры доносился только монотонный приглушенный звук телевизора. Абудас переложил пистолет за пояс и позвонил.

Вскоре за дверью послышались шаги. Потом женский голос спросил:

– Кто?

– Капитан Абудас! Вы кое-что забыли, Ольга!

Русская открыла дверь.

– Добрый вечер, капитан!..

Голос женщины звучал встревоженно. Однако Абудас сделал вид, что не заметил этого. Рассеянно улыбнувшись, он спросил:

– Разрешите войти?

– Да-да, конечно… – посторонилась русская.

Она была одета в весьма сексуальный халатик, который не только не скрывал, но, наоборот, подчеркивал весьма соблазнительные выпуклости ее тела. Однако капитана Абудаса это сейчас не интересовало. Ступая через порог, он был готов в любой момент выхватить пистолет. Пока Ольга закрывала дверь, капитан незаметно для нее заглянул в комнату.

– Так что я забыла, господин капитан? – спросила русская.

– Да так, одну мелочь… – спокойно сказал Абудас.

В следующую секунду он подался к Ольге, мгновенно зажал ей левой рукой рот и прижал к двери. Сунув пистолет под подбородок русской, Абудас негромко прошипел:

– Ты одна?.. Отвечай! Иначе разнесу твою башку в клочья!

Ольга задрожала от страха и кивнула головой. Абудас, оглядываясь через плечо, так же тихо спросил:

– Точно одна?..

Русская снова вроде как кивнула.

– Ну что же, посмотрим…

Резко дернув Ольгу за волосы, Абудас поволок женщину в комнату.

Та от страха и унижения только тихонько всхлипывала. Абудас же прикрывался ею на случай, если бы в квартире действительно оказался русский. Убедившись, что посторонних нет, Абудас наконец отпустил волосы Ольги и отвесил ей чувствительную оплеуху.

Ухватившись за горящую щеку, Ольга со стоном повалилась на диван. Ее аппетитные ножки оголились. Однако капитан Абудас только мазнул по ним равнодушным взглядом. У Фатимы ножки были куда стройнее, к тому же она была в два раза моложе Ольги…

– А теперь говори, где он?..

– Кто, господин капитан?

– Не прикидывайся дурой, ты сама знаешь, о ком я! – наклонился к русской Абудас, делая свирепое лицо.

Это был обычный прием, которым пользуются полицейские и сотрудники спецслужб во всем мире. Однако, несмотря на свою банальность, он оставался весьма эффективным. В глазах у Ольги выступил страх.

– Клянусь, я не знаю, о ком вы, господин капитан! Если вы о Пьере, то он…

Пьером звали смазливого француза, за связь с которым капитан Абудас подцепил Ольгу на крючок.

– Какой Пьер? – рявкнул капитан. – Я говорю о русском!

– О каком русском? Я не знаю никакого русско…

– Ведь это ты дала ему ключ, дрянь? Отвечай!

Ольга испугалась по-настоящему. И инстинктивно отпрянула от капитана к тумбочке. Тот наклонился над ней.

– Ну, говори! Иначе сейчас я вызову своих людей, и тогда тебе несдобровать!

Капитан Абудас хотел окончательно запугать русскую, однако совершил большую ошибку. Ольга сообразила, что Абудас приехал один, и тут же сделала то, чего не ожидала от себя сама. Ухватив массивную лампу, стоявшую на тумбочке, она ударила капитана по голове.

– А-а!.. – вскрикнул тот, невольно отшатываясь.

Удар был не очень сильным, однако пришелся в бровь. Правый глаз Абудаса тут же залило кровью. А Ольга, воспользовавшись заминкой капитана, тут же ударила его снова. На этот раз удар пришелся в висок.

И капитан Абудас, словно подкошенный, рухнул на ковер.

Ольга бросила лампу и вскочила с дивана. Она всхлипывала. Однако даже в таком состоянии женщина сообразила, что нужно делать. Выхватив пистолет из ослабевшей руки Абудаса, она сдернула с себя поясок и наспех связала руки капитана…

– Я понял! У тебя есть где спрятаться? – быстро спросил Логинов. – Так, чтобы тебя не нашли?

– Да! Мне только нужно забрать сына… – проговорила Ольга.

– Тогда поторопись! Сюда не суйся!

– А-а…

– Свяжемся, как договорились! Телефон отключи немедленно! Иначе тебя по нему найдут сразу! Все! Удачи!.. – сказал Логинов. – Черт!

Одеваясь на ходу, он быстро прошел в комнату и тронул спящего Ахмада за плечо:

– Подъем! Уходим…

– А что случилось?..

– У нашей знакомой неприятности. Служба безопасности может нагрянуть сюда!

Пройдя на кухню, Логинов быстро позвонил Андрею.

– Это я! Мой телефон может быть засвечен! Тогда и на этот ваш выйдут! Сообщите мне резервный!

– Понял!

– А-а… – простонал Абудас.

Подняв залитую кровью голову с ковра, он попытался встать.

Однако в затылок ему уткнулся ствол пистолета.

– Лежать!

Голос принадлежал Ольге. Она уже успела надеть джинсы. Это Абудас уловил боковым зрением. Он понял, что русская собралась сматываться.

Допустить этого было никак нельзя. И Абудас произнес:

– Развяжи меня, или тебе конец!

– А мне терять уже нечего! – хмыкнула русская.

В следующий миг она снова обрушила на бедную голову Абудаса лампу. Перед глазами капитана на миг полыхнула вспышка, после чего он провалился в липкую темноту…

Когда капитан очнулся во второй раз, Ольги в квартире уже не было. Некоторое время Абудас прислушивался к приглушенному бормотанию телевизора, потом наконец решился поднять голову. Кровь из рассеченной надбровной дуги залепила правый глаз.

Щурясь, Абудас оглядел комнату. На полу у шкафа в беспорядке были разбросаны какие-то вещи. Русская явно решила удариться в бега.

– Сучка!.. – злобно проговорил Абудас.

Поднявшись с пола, он повалился на диван. Несмотря на головокружение, в голове капитана довольно быстро прояснилось. И Абудас отчетливо понял, в каком идиотском положении он оказался. Мало того, что упустил русского, так еще и позволил женщине обезоружить себя…

Такого полковник Барси, конечно же, не простит. И майор Сахаб получит возможность разделаться с Абудасом. Можно было не сомневаться, что он сделает это очень бысто. И так, что капитану никто не позавидует.

– Шайтан! – проговорил Абудас.

Капитан напряг мышцы. На его счастье, Ольга была всего лишь женщиной. Поэтому-то и связала она капитана кое-как. Растянув за несколько раз путы, он наконец высвободил одну руку. Сбросив пояс на ковер, капитан прошел в ванную, где быстро умылся. Рассеченная бровь болела, но это сейчас не имело значения. Абудас даже не стал заклеивать рану пластырем. Он понимал, что положение у него почти безнадежное. Но майор Сахаб многому научил Абудаса. И тот поспешил к своему учителю…

Припарковавшись возле дома майора, Абудас позвонил ему с мобильного. Майор Сахаб буркнул в трубке:

– Слушаю!..

– Доброй ночи, господин майор! – торопливо проговорил Абудас. – Мне нужно срочно с вами увидеться!

– Ты опоздал, Абудас… – начал было надменным голосом майор Сахаб, но капитан его перебил:

– Это очень важно! Вам угрожает огромная опасность! Со стороны индюка… Я просто не мог с вами раньше поговорить! Да и сейчас я очень рискую! У меня всего пять минут! Откройте мне запасной вход, я уже возле дома!

Рассчитал Абудас все верно. Скользнув к темной двери, которая располагалась в тыльной стороне особняка Сахаба, он услышал щелчок.

Майор, конечно же, не мог не узнать, какая ему угрожает опасность.

Только вот навряд ли он понимал, насколько она реальна…

– За мной следят люди полковника! – быстро проговорил Абудас. – Вы сможете выпустить меня так, чтобы они ни о чем не догадались? Барси решил разделаться с вами моими руками, господин майор, но я помню добро!

Тут Абудас наклонился и поцеловал руку Сахаба. Майор был ужасно подозрительным и коварным человеком. Иначе он бы столько лет просто не продержался на своей должности. Однако на всякого мудреца довольно простоты. И жест Абудаса окончательно развеял сомнения Сахаба.

– Я знал, что ты останешься верным мне всегда, Абудас… – расчувствованно проговорил он. – Так что задумал этот индюк?

– Давайте лучше пройдем в комнату, – опасливо оглянулся на дверь капитан.

– Да-да, конечно!

Майор Сахаб запер дверь и двинулся по коридору. Несмотря на столь поздний час, он был еще одет. Абудас прошел за ним в кабинет.

Сахаб кивнул на диван:

– Садись, рассказывай!

– Можно ручку с бумажкой, господин майор? Мне нужно записать вам пару адресов! Это очень важно!

– Да-да, сейчас…

Майор Сахаб развернулся и двинулся к столу. Капитан Абудас метнулся к нему сзади. С собой из машины он прихватил массивный гаечный ключ. Коротко замахнувшись, он неожиданно обрушил его на затылок шефа. Сахаб растянулся на ковре.

Абудас метнулся к столу и открыл носовым платком нижний ящик.

Здесь у майора хранился пистолет. Абудас осторожно извлек его и вернулся к телу Сахаба. Вложив пистолет в его расслабленную руку, капитан снял оружие с предохранителя, поднес ствол к виску майора и нажал его пальцем на спусковой крючок.

– Бу-бух!.. – разнеслось в доме.

Отключив телефон, Логинов быстро собрал в пакет все, что могло выдать их присутствие в квартире. Одновременно он соображал, где им лучше спрятаться. В принципе Виктор мог переодеться в женскую одежду. И заявиться с Ахмадом в какую-нибудь гостиницу. Однако столь поздние постояльцы могли вызвать подозрение. Да и не годилась гостиница для выполнения задания…

– Все? – заглянул в комнату Виктор.

– Да, – кивнул Ахмад.

– Тогда вперед! Только не шуметь!

Минуту спустя они со всеми мерами предосторожности покинули квартиру. Выскользнув из подъезда, Логинов направился в глубь двора.

Там, в кустах, он и облюбовал место для «лежки»…

– Фатима! – позвал Абудас. – Фатима! Это я!

Малолетняя жена майора Сахаба испуганно выглянула из двери спальни. Увидев Абудаса, она бросилась к нему и прижалась всем телом.

– Что это было?..

– Твой муж застрелился…

– Что?!

– Тихо! Он сотрудничал с русской разведкой. Я приехал его арестовать, но он попросил, чтобы я дал ему возможность избежать позора…

– Сахаб сотрудничал с русской разведкой?..

– Да, но зато теперь мы сможем быть вместе, – торопливо проговорил Абудас. – Ты ведь хотела этого?

– Да!

– Только для этого ты должна хорошенько запомнить то, что я тебе сейчас расскажу. Поняла? И рассказывать потом всем!

– Всем – это кому?

– Будет расследование, с тобой захотят поговорить офицеры из министерства. И ты должна будешь говорить им только то, что я сейчас скажу. От этого зависит, будем мы вместе или нет. Ясно?

– Да, милый!

Тщательно проинструктировав Фатиму, Абудас облегченно вздохнул.

Иранская женщина не должна совать свой нос в дела мужа. Она должна беспрекословно ему подчиняться и выполнять все его приказы. Так что вряд ли кому придет в голову выспрашивать у Фатимы подробности насчет Сахаба…

Отослав ее в спальню, капитан сразу позвонил Барси.

– Это я, господин полковник! – произнес Абудас в трубку.

– Русский уже у тебя?..

– Пока нет, но я разоблачил предателя, который помогал ему!

– Что за чушь? Какого предателя? Что ты несешь, Абудас?

– Этот русский не инженер, господин Барси! Он сотрудник спецслужб…

– Ты в своем уме?..

– Да! И вы это поймете, если выслушаете меня!

– Ну, говори, я слушаю!

– Я вам потому и позвонил, господин полковник, что действия майора Сахаба показались мне странными. Он явно хотел выставить историю с исчезновением русского инженера Иванова так, будто это несчастный случай! А когда второй русский ускользнул, я понял, что ему кто-то помог. И этот кто-то – Сахаб!

– Абудас, ты понимаешь, что говоришь?

– Да, господин полковник! Я хотел поделиться с вами своими подозрениями, но вы меня не выслушали. И тогда я отправился на квартиру одной русской, чтобы проверить их самостоятельно… Я застиг там русского, но они вдвоем неожиданно напали на меня…

– Кто, черт побери, на тебя напал?

– Русский агент, которому помог ускользнуть Сахаб, и русская, которая уже много лет живет у нас и которая, судя по всему, и завербовала Сахаба…

– Ты идиот, Абудас!..

– Я так не думаю, господин полковник. Потому что прямо с квартиры русской я отправился к майору Сахабу и сказал ему, что знаю о том, что он работает на другую разведку.

– И что?

– Сахаб набросился на меня. Некоторое время мы боролись. Он выхватил пистолет, но я сказал, что ему все равно конец, поскольку дом окружен. И тогда он застрелился…

– Что?!

– Сахаб явно работал на русских. Поэтому и покрывал их операцию по исчезновению инженера Иванова. И его жена косвенно подтвердила это. Она говорит, что у них в доме тайно бывала какая-то русская женщина. Судя по этому, она-то и завербовала майора…

– Ты хочешь сказать, что русские проводят в Бушире операцию и исчезновение Иванова – часть ее?

– Я точно не знаю. Но в том, что приехавший в Бушир русский по фамилии Гарин – агент спецслужб, я не сомневаюсь. Как и в том, что ему помогали русская и ее любовник Сахаб!

– Если это действительно так, Абудас, мы просто обязаны их задержать! Я утром вылетаю в Бушир! А тебе даю самые широкие полномочия! Переверни Бушир вверх дном, но найди мне этих русских агентов! Они не должны уйти! Ставки слишком высоки, Абудас!

– Я очень постараюсь выловить их до утра, господин полковник! – вполне искренне сказал Абудас.

Ему кровь из носу нужно было добраться до русских первым. И убить их при задержании. Это был самый оптимальный вариант. Только он гарантировал, что Абудас выйдет сухим из воды. И получит все.

Капитан тут же позвонил дежурному отдела службы безопасности.

– Это капитан Абудас! Меня только что назначили исполняющим обязанности начальника городского отдела! Поднимайте всех по тревоге! С оружием! Я сейчас подъеду и поставлю всем задачу! Ясно?

– Так точно, господин капитан! А-а… если позвонит майор Сахаб?

– Майор Сахаб уже не позвонит! Он оказался предателем и застрелился!

– Вы все поняли? Эти двое русских являются агентами! Они не должны уйти! Таков приказ министерства! Поэтому разрешаю стрелять на поражение! Все, за работу! Тот, кто найдет их и обезвредит, станет моим заместителем!

Поднятые по тревоге сотрудники службы безопасности высыпали в коридор. Их лица были решительны. Капитан Абудас знал, как стимулировать подчиненных. Должность заместителя начальника городского отдела службы безопасности давала сразу и все. Так что можно было не сомневаться, что до утра Бушир действительно перевернут вверх дном…

Двоих сотрудников капитан Абудас раньше послал проверить вторую квартиру Ольги. На случай, если бы она заехала туда, чтобы забрать что-то. Дежурный сообщил, что они на связи.

– Да! – ответил Абудас.

– Мы в квартире! Осторожно вскрыли дверь отмычкой, но тут пусто…

– Вещи разбросаны? – спросил Абудас.

– Нет…

Капитан посмотрел на часы. Если бы Ольге что-то нужно было на второй квартире, она бы поехала туда сразу. Так что ждать ее там теперь было бессмысленно. Однако на всякий случай Абудас велел:

– Посидите там около часа! Потом позвоните снова!

– Есть, господин капитан!

Ждать пришлось довольно долго. Логинов даже начал сомневаться, что агенты службы безопасности появятся. Однако они появились. В соседний двор заехала какая-то машина. Минуту спустя к подъезду, в котором находилась вторая квартира Ольги, проскользнули два человека.

Работали они довольно профессионально. Сколько Виктор ни вглядывался в окна квартиры, постороннего присутствия заметить не мог.

До рассвета было далеко, и Виктор решил подождать. Он был профи, а вот Ахмаду сидение в засаде далось с большим трудом. Однако страдал перс не зря. Примерно через час агенты службы безопасности вышли из подъезда. Причем на этот раз они уже не старались остаться незамеченными.

Логинов негромко хмыкнул. Засаду сняли. Но агенты могли установить в квартире какое-нибудь сигнальное устройство. Поэтому, когда машина службы безопасности уехала, Виктор вернулся в квартиру Ольги один.

Сперва он тщательно осмотрел дверь снаружи, потом вошел внутрь.

Никаких сигнальных устройств вроде не было, но Виктор решил перестраховаться. Снова осторожно закрыв квартиру, он вернулся в кусты к Ахмаду. Сотрудники службы безопасности в течение двадцати минут не появились. И тогда Логинов сказал персу:

– Возвращаемся…

– Мы у сестры ее мужа, господин капитан! Та говорит, что русская забрала сына около часа назад! Приезжала на машине!

– Спросите, не говорила ли она, куда собралась ехать! – приказал Абудас.

– Мы спрашивали, господин капитан! Сестра мужа говорит, что она ничего такого не говорила…

– Тогда запишите со слов сестры всех родственников, у которых русская может появиться! – раздраженно проговорил Абудас.

Эта чертова Ольга умудрилась обойти все ловушки службы безопасности. И сына забрала, и машину уже успела бросить. Об этом Абудасу сообщили пару минут назад…

Капитан поднялся из кресла майора Сахаба и прошел к большой карте Бушира. На ней он отметил крестиком место, где обнаружили «Форд» русской. Туда капитан направил четыре пары сотрудников. Женщины с мальчиками редко разгуливают среди ночи по Буширу. Так что Абудас очень надеялся, что его люди найдут свидетелей, которые помогут напасть на след Ольги…

Зевнув, Логинов отнял от глаза камеру.

Ахмад мирно посапывал на кровати. Виктор же встал незадолго до рассвета. И уже около десяти минут наблюдал в лучах взошедшего солнца за коттеджным поселком.

После утреннего намаза Бушир разом проснулся. Улицы заполнили нещадно чадящие раритетные авто, а также огромное количество пеших жителей. Счастливчики набивались битком в автобусы, остальные спешили куда-то на своих двоих…

Пройдя к дивану, Логинов растолкал перса:

– Ахмад! Ахмад!

– Да, господин Смит!

Именно так Виктор представился персу, скромненько и со вкусом. В англоговорящих странах Смитов больше, чем в русскоговорящих – Ивановых.

– Вставай! Умывайся!

После скудного завтрака Логинов сказал Ахмаду:

– Нам нужна машина, сможешь взять напрокат?

– Да, конечно…

– Только смотри, поосторожней. Служба безопасности наверняка обязала владельцев сообщать обо всех подозрительных клиентах. Так что лучше представишься коммивояжером… Ты же у нас спец по компьютерной технике, прочитаешь хозяину лекцию о последнем процессоре фирмы «Интел» и предложишь купить его в рассрочку со скидкой. Тогда он наверняка ни в чем тебя не заподозрит. Понял?

– Да, мистер Смит.

– Вот деньги! Постарайся ни с кем не столкнуться в подъезде. Но если столкнешься, веди себя спокойно. Пройдешь пару кварталов, сядешь в такси. Возьмешь напрокат легковую машину, потом купишь ноутбук со встроенной антенной. Справишься?..

– Да, – кивнул Ахмад.

Конечно, Логинов предпочел бы отправиться в город с персом. Но в Бушире искали Ольгу. Так что мелькать в женской одежде на виду у полиции было небезопасно. Да и наблюдение за коттеджем прерывать было нельзя…

Колонки издали характерный звук. Волк прошел к компьютеру, открыл программу и прочитал долгожданное сообщение. Оно было зашифрованным, но кодировочная таблица Волку не потребовалась. Он помнил ее почти наизусть.

Выйдя в гостиную, он сообщил вставшим, по местному обыкновению, с рассветом Хамаду с Киркуном:

– Заказчик только что прислал сообщение. Он готов принять русского сегодня ночью. На берегу, в полосе пяти-двадцати километров в сторону Кенгана. Надо разведать там обстановку. Подобрать укромное место. И дать точные ориентиры. Причем такие, чтобы они просматривались как с моря, так и с суши. Все ясно?

– Да! – сказал Хамад.

– Тогда давайте! В темпе! – кивнул Волк.

Хамад с Киркуном быстро собрались. Волк проследил через окно, как они выехали со двора. Потом перезвонил Киркуну с мобильного:

– Ну что? На улице ничего подозрительного?

– Нет, – сказал Киркун. – Все в порядке. Даже никто не видел, как мы выехали.

– Ну, тогда жду…

Отключив телефон, Волк прошел к русскому. Тот то ли дремал, то ли апатично смотрел сквозь приоткрытые веки на стенку. Волк присел и тронул его за плечо:

– Как самочувствие, инженер?

– Хорошо…

– У меня для вас отличные новости. Ждать осталось совсем немного. Сегодня ночью мы уезжаем. Наши друзья готовы к эвакуации.

– Это опасно? – равнодушным голосом спросил Иванов.

– Жизнь вообще опасная штука. Но в данном случае опасаться вам лично нечего. Я сделаю все, чтобы вы покинули Иран целым и невредимым. Обещаю…

– Спасибо… – так же без выражения ответил Иванов.

– Что-то мне не нравится ваш настрой. А не выпить ли нам по рюмке, а?.. Как вы на это смотрите?

Ахмад вышел из подъезда. Логинов проводил его взглядом из-за занавески. Возможно, перс уже начал подозревать, что Виктор вовсе не тот, за кого себя выдает, но в его положении это особого значения не имело…

Перс скрылся за углом. Виктор окинул двор придирчивым взглядом, но ничего подозрительного не заметил. Отойдя от окна, он продолжил наблюдение.

Когда-то давно, работая в «Альфе», Логинов отвечал за разведку объектов воздействия. Это мог быть захваченный террористами самолет или здание. На основе этих сведений и принимались решения о штурме.

В данном случае задачка была попроще. Штурмовать коттеджи никто не собирался. Нужно было просто определить, в каком из них скрывается Волк. Спутниковых антенн в поселке было не так уж и много. А того типа, который интересовал Виктора, всего три.

Первый из объектов Виктор отклонил сразу. В нем обитала многочисленная семья. Детей было то ли пятеро, то ли шестеро. Глава семейства усадил их в автомобиль, жена с грудным младенцем проводила эту ораву в город, стоя на крыльце. Такой профи, как Волк, устроить себе лежку в подобном месте просто не мог. Второй коттедж поначалу был безлюдным, но вскоре туда приехали несколько строительных рабочих и начали что-то ремонтировать. Понаблюдав за ними и появившимся хозяином, Виктор пришел к выводу, что и тут Волка искать вряд ли стоит.

После этого Логинов сосредоточил свое внимание на третьем коттедже. В его дворе стояло две машины. Но ни одна из них так и не выехала со двора. В мусульманской стране, где все обязательно просыпаются с рассветом, чтобы помолиться Аллаху, такое было нереальным. И Логинов уже практически не сомневался, что нашел то, что искал…

– Ну, рассказывай, Абудас!

Полковник Барси развалился на диване в кабинете покойного майора Сахаба. Капитан Абудас вытянулся перед ним:

– Они как сквозь землю провалились, господин полковник! Мои люди работали всю ночь, но, к сожалению…

– Черт бы тебя побрал, Абудас! – искривил свои толстые губы Барси. – Как могут двое иностранцев провалиться сквозь землю?

– Но русская ведь не совсем иностранка, господин полковник! Она живет здесь уже несколько лет и знает все…

– Да какая разница? Ты организовал проверку всех ее связей?

– Так точно, господин Барси!

– А на станции они не могли спрятаться?

– Думаю, нет! Там всю ночь дежурили мои люди и полиция…

– Порт?

– Эмиграционная полиция еще вчера получила ориентировки… И в аэропорту тоже всех проверяют!

– Ну, они не настолько сумасшедшие, чтобы попытаться выбраться из Бушира на самолете, – слегка смягчился полковник Барси. – Хорошо, Абудас. Продолжай работать! А я поеду к военным. Попробую договориться, чтобы они перекрыли все дороги…

Хамад вывел машину со двора и увеличил скорость. У Киркуна подал голос мобильный. Звонил Волк, Киркун сообщил ему, что у них все в порядке, потом отключил телефон и сказал:

– Ну, что будем делать?

– Смотря по обстановке, – пожал плечами Хамад. – В принципе, если нам заплатят в пять раз больше, то дергаться не стоит. Главное, чтобы рассчитались не пулями… Так! Шайтан!

Машина сбросила скорость, поскольку впереди на перекрестке стоял джип полиции. Его экипаж был вооружен не только табельными «кольтами», но еще и одним автоматом. Это напугало Хамада по-настоящему.

Он быстро покосился в боковое зеркало. Однако разворачиваться было уже поздно. Киркун нервно заерзал на сиденье. Потом быстро сказал:

– Так вот почему Волк не выпускал нас!..

– Не думаю, – мотнул головой Хамад. – Похоже, тут что-то другое.

– Что?..

– Сейчас узнаем…

Старший наряда развернулся и посмотрел пристальным взглядом на приближающийся автомобиль. Он что-то сказал, и автоматчик тут же изготовился к стрельбе.

– Шайтан! – повторил Хамад.

Теперь пытаться дергаться было бессмысленно. Старший наряда сделал знак остановиться. Хамад тут же начал тормозить и вильнул к обочине. Двое полицейских направились к машине.

Хамад бросил на Киркуна мрачный взгляд и открыл дверцу. И тут же, словно по мановению волшебной палочки, его лицо озарила улыбка.

Выбравшись навстречу старшему наряда, он спросил:

– Мы что-то нарушили, сержант?

– Просто обычная проверка, – мрачно сказал полицейский, глядя на лобовое стекло «БМВ». – Ваш спутник вам знаком?

Вопрос был, конечно, идиотский, но Хамада он успокоил. Он понял, что полиция ищет кого-то по описанию, и поспешил ответить:

– Да! Очень давно знаком, сержант! Это мой друг!

– Тогда попросите его выйти из машины!

Однако Киркун уже понял ситуацию и выбрался из машины сам, без приглашения.

– Еще кто-то в машине есть? – спросил полицейский, заглядывая в салон.

– Нет!

– Тогда откройте, пожалуйста, багажник…

– Да, конечно! – с готовностью кивнул Хамад. – А что случилось?

Полисмен промолчал. Дождавшись, когда Хамад откроет багажник, он проверил его и только после этого сказал:

– Все в порядке! Можете закрывать… Вы не видели этого мальчика? Одного или с женщиной?

Хамад посмотрел на цветное фото, которое сержант извлек из кармана. На нем был изображен мальчик с не совсем типичной для перса внешностью.

– Нет! – мотнул головой Хамад. – А-а… – начал было он, но сержант прошел с фото к Киркуну:

– А вы? Вспомните хорошенько…

– Нет, – сказал Киркун, как следует рассмотрев фото.

И он, и Хамад успели расслабиться. И тут полицейский вдруг спросил:

– А русский вам случайно не попадался?

Хамада словно по голове огрели. С трудом скрыв волнение, он спросил:

– Какой русский?

– У нас, к сожалению, нет его фото. Он инженер с электростанции. Чуть выше среднего роста, мускулистый. Одет по-европейски…

– Нет, сержант, не видели.

– Если вдруг увидите, сразу сообщите полиции или службе безопасности. Он напал на полицейского.

– Хорошо.

– Тогда можете быть свободны! – разрешил сержант.

Хамад с Киркуном уселись в машину. Хамад тронул ее с места, осторожно объехал стоящий посреди перекрестка джип и покосился в зеркало.

– Ты что-то понял? – спросил он.

– Нет…

– Я тоже. Он сказал, что русский – инженер с электростанции. Выходит, это не наш.

– Ага, – кивнул Киркун. – Только какая для нас разница?..

Пока Хамад с Киркуном добрались до окраины, их остановили еще раз. Проверка была стандартной. Полицейские осмотрели машину и показали фото мальчика. Когда Хамад снова тронул «БМВ» с места, Киркун сказал:

– Надо звонить Волку!

Хамад покачал головой:

– Лучше не будем.

– Почему?

– В поисках участвует служба безопасности. А они в таких случаях могут выборочно прослушивать мобильные…

Минут через десять после ухода Ахмада Логинов в очередной раз поднес камеру к глазам и тут же напрягся. Во дворе коттеджа наконец-то началось движение!..

– Так-так!… – негромко произнес Виктор.

По ступенькам крыльца к машинам сбежали два человека. Сколько мог рассмотреть Виктор, это были мужчины. Они быстро уселись в большое черное авто, ворота автоматически открылись. При выезде на улицу Логинов по характерному окаймлению радиаторной решетки наконец определил марку машины. Это была «БМВ» пятой или седьмой серии. Машина почти сразу же скрылась из вида за коттеджами…

«БМВ» наконец выбрался к выезду в сторону Кенгана. Но тут Хамада с Киркуном ожидал еще один сюрприз. Дорога была перекрыта военными. Те пропускали авто по одному, после тщательной проверки. Из-за этого перед выездом образовалась довольно внушительная пробка.

Хамад пристроился за каким-то грузовиком. Их очередь подошла только минут через пятнадцать. В отличие от полиции, военные вели себя не очень воспитанно. Хамаду с Киркуном грубым окриком приказали выйти.

На обочине они торчали под прицелом сразу двоих автоматчиков. Молодой лейтенант с надменным видом стоял в сторонке, пока двое его солдат заглядывали в салон и копались в багажнике «БМВ». Только когда те доложили, что все в порядке, он приказал солдатам подвести Хамада с Киркуном и посмотрел их документы.

– Свободны! – наконец сказал лейтенант, поворачиваясь. – Проезжайте быстрее! Давайте следующую!

Хамад под окрики солдат быстро тронул «БМВ» с места. Вскоре он свернул на второстепенную дорогу. Минут через пять справа наконец показалось море. Однако за поворотом Хамад вдруг увидел военный джип.

Скучавшие солдаты тут же сняли с плеч оружие и выдвинулись на проезжую часть. Пожилой сержант махнул рукой, давая команду водителю приближающейся машины сбросить скорость и остановиться…

– Шайтан! – раздраженно проговорил Хамад. – Они что, торчат на всех дорогах?..

Ахмад задерживался. В голову Логинова невольно начали лезть нехорошие мысли. Перс мог просто испугаться и элементарно пуститься в бега. Тем более что Виктор для аренды машины снабдил его вполне приличной по иранским меркам суммой денег… Или его могли задержать сотрудники службы безопасности. Развязать кому-либо язык для них было не проблемой, и сейчас Ахмад уже вполне мог давать показания насчет «мистера Смита»…

При других обстоятельствах Логинов давно бы покинул этот дом.

Однако другого места, где он мог бы отсидеться, просто не было.

Несмотря на риск, квартира Ольги оставалась самым безопасным местом для Логинова в Бушире.

Самое трудное в работе оперативника – отнюдь не стрельба, схватки и погони. Самое трудное – это часы, сутки, а иногда и недели ожидания. Очень часто бесплодного. Именно из этого на девяносто девять процентов и состоит работа практически любого сотрудника спецслужб. И Логинов старался не думать о том, что Волк в коттедж может не вернуться, что он в принципе может сейчас уже лететь куда-то на самолете или даже плыть на подводной лодке. И что тогда все придется начинать сначала. Правда, уже не Логинову, а кому-нибудь другому…

На всякий случай он периодически оставлял свой наблюдательный пост в спальне и проходил во вторую комнату, чтобы окинуть придирчивым взглядом двор. Но там никаких подозрительных личностей или полицейских машин не наблюдалось…

Армейский заслон, стоящий на второстепенной дороге, остался позади. Хамад проехал около километра. Дорога здесь делала плавный спуск к морю. Широкие шины «БМВ» загудели, по днищу забарабанили мелкие камешки. Когда спуск закончился, Хамад съехал на каменистую обочину и припарковался. Сзади маячили стоящие на рейде Бушира суда.

На лазурной глади Персидского залива белела какая-то яхта. Вереница красноватых облаков тянулась нескончаемой чередой со стороны Африки в сторону Кувейта…

Более величественной и умиротворяющей картины трудно было придумать. Особенно если учесть, что где-то там, на африканской стороне залива, находилась колыбель человечества. Если верить ученым, именно в тех местах много миллионов лет назад люди возникли как вид и расселились по всему миру.

Только сидящие в машине персы о таких вещах не задумывались.

Миллионы лет эволюции на этих двоих индивидуумах практически не отразились. Они просто боялись за свои шкуры и хотели урвать побольше, ничего не делая.

– Если к поискам привлекли военных, значит, этот русский натворил что-то серьезное, – сказал Киркун.

– Похоже на то, – кивнул Хамад.

– Лучше смыться из этого чертового Бушира!..

Хамад вздохнул:

– А деньги? Если мы смоемся, Волк не заплатит нам ни цента…

Аргумент был железный. Киркун вздохнул и оглянулся назад.

Присутствие на всех дорогах военных давило на него просто физически.

Однако алчность перса была сильнее страха.

– Так что, вернемся за деньгами?.. – спросил он.

– Ну не дарить же их Волку, – пожал плечами Хамад. – Тем более что русского рано или поздно найдут.

– Да, ты прав. Только до того времени могут начать искать хозяйку коттеджа…

– Не будем загадывать. Давай спустимся к морю…

Логинов был уверен, что идентифицировал логово Волка точно. Однако отъехавшая некоторое время назад от коттеджа машина могла означать, что Волк уже свернул свои дела в Бушире и сейчас спокойно катил на черном «БМВ» к границе Ирана…

Виктор прошел к другому окну. Из-за прикрытых жалюзи он увидел, как во двор быстрой походкой вошел Ахмад. Оглядевшись по сторонам, перс немного замедлил ход и направился к подъезду. У Логинова сразу отлегло от сердца. Он был достаточно опытным оперативником, чтобы по походке безошибочно определить психологическое состояние человека.

Ахмад явно был в порядке.

На всякий случай Виктор немного выждал у окна. Ахмад-то был в порядке, но это отнюдь не исключало «хвоста». Перс просто не имел достаточной подготовки, чтобы заметить его. Однако и с этим все оказалось в порядке.

– Я взял машину! – быстро проговорил Ахмад, едва Виктор впустил его в квартиру. – «Рено»! Не «Мерседес», конечно, но ездить можно!

– Ну, слава Аллаху, – кивнул Виктор. – С владельцем все прошло нормально?

– Как вы и сказали, господин Смит, я представился коммивояжером из Тегерана. И всю дорогу тараторил ему о преимуществах двухъядерного процессора! В конце он, по-моему, уже был рад отдать машину за бесценок, только бы побыстрее избавиться от меня…

– А с ноутбуком что? – спросил Логинов, заперев за Ахмадом дверь.

Перс поднял лежащий в большом пакете чемоданчик:

– Нормально! Ноутбук купил в одной лавочке возле порта, дешево… Только там полиция на каждом шагу… Мне даже показывали фото какого-то мальчика и спрашивали, не видел ли я его…

– Молодец, – кивнул Логинов. – В подъезде никого не встретил?

– Нет.

– Еды купил?

– Купил.

– Тогда давай по-быстрому перекусим…

Ахмад отправился с пакетами на кухню. Логинов включил ноутбук и пристроил его на подоконнике. Войдя в Интернет, он нашел в условленном ящике новый телефон для связи с резидентурой и быстро отправил на электронный адрес сообщение: «Указанное вами помещение для офиса отыскал. Если можете, большая просьба сообщить данные по аренде». После этого Виктор так же быстро написал сообщение и Ольге и посмотрел в сторону коттеджного поселка…

Как ни ожидал он появления черного «БМВ», тот возник у коттеджа неожиданно. Самое главное, что сперва Виктор увидел, как начали открываться ворота. Автомобиль же вынырнул из-за крыши расположенного напротив дома несколько секунд спустя. Это сказало Логинову о многом.

Он понял, что ворота скорее всего открыли не из машины, а из коттеджа….

Припав глазом к окуляру цифровой камеры, он проследил за тем, как двое мужчин быстро прошли от «БМВ» в дом. Дверь они не отпирали, ее кто-то открыл изнутри. Тут уж Виктор окончательно убедился, что в коттедже находится целая команда. Волк имел как минимум двоих помощников…

Быстро перекусив, Логинов с Ахмадом покинули квартиру Ольги и с небольшим промежутком вышли из подъезда. Причем одетый в женские одежды Виктор направился в одну сторону, а перс – в другую. Во дворе находилось несколько жильцов. Но если они и заподозрили что-то, теперь это было уже не важно. Возвращаться в квартиру Ольги Логинов не собирался…

Обойдя дом, он двинулся чуть в отдалении за Ахмадом.

Взятый напрокат «Рено» Ахмад, как и велел ему Логинов, оставил неподалеку от дома возле небольшого торгового центра. Перс дошел до парковки, немного постоял и наконец подошел к «Рено». Открыв машину, Ахмад бросил сумку на заднее сиденье и включил двигатель. Виктор сразу же уселся на пассажирское место и велел:

– Поехали!

Ласковые волны с едва слышным шипением лизали голыши у ног подручных Волка. Киркун сплюнул в воду и посмотрел в сторону Кенгана.

– Вон то дерево вроде ничего, да? Стоит отдельно, и видно его издалека…

– Дерево не годится, – мотнул головой Хамад. – Его с дороги склон закрывает… А вон та скала вроде в самый раз. С моря ее на фоне неба легко рассмотреть даже ночью. И с дороги должно быть далеко видно. Поднимаемся, поедем посмотрим…

Персы снова вскарабкались по каменистому склону к дороге. «БМВ» направился в сторону Кенгана. Скала находилась километрах в трех-четырех. Видно ее было все время.

Остановившись неподалеку, Киркун с Хамадом немного посидели в машине. Не заметив ничего подозрительного, персы вышли. Сперва они тщательно осмотрели окрестности скалы, потом спустились к морю. Здесь имелся небольшой природный пляж, к которому могло пристать даже малотоннажное судно…

– Кажется, это то, что нужно! – сказал Хамад. – Очень удобное место.

– Да, – вздохнул Киркун. – Если нас здесь прикончат, никто и следов не найдет…

– Нужно просто перестраховаться, – серьезно сказал Хамад. – Попробуем присмотреть выгодную позицию, чтобы можно было контролировать передачу.

Персы снова поднялись наверх. На этот раз они разошлись в разные стороны. И вскоре Хамаду повезло. Он отыскал в невысокой гряде у дороги почти незаметную сквозную расщелину. Притаившись в ней, можно было контролировать не только дорогу, но и часть располагавшегося внизу пляжа.

Хамад потратил около пятнадцати минут, чтобы отыскать незаметный подход к расщелине. Чтобы, остановившись за поворотом, можно было незаметно высадить кого-то и подождать, пока он займет позицию…

Осторожно прокравшись с другой стороны гряды, Хамад нырнул в расщелину, протиснулся между позеленевших стен и выглянул на дорогу.

Киркун растерянно оглядывался по сторонам метрах в тридцати слева.

Наконец он позвал:

– Хамад! Хамад!

– Бу-бух! – крикнул Хамад, высунувшись. – Ты убит!

Киркун повернул голову и оценил позицию:

– Здорово! Только как мы вывезем из города оружие?

– Придумаем что-нибудь, – сказал Хамад, быстро спускаясь на дорогу. Отряхнув одежду, он спросил: – А ты ничего не присмотрел?

– Нет…

– Ну, тогда остановимся на этом варианте. Если понадобится…

Персы вернулись к машине. Хамад направил «БМВ» в сторону Кенгана.

Чтобы не вызвать подозрений, он сделал крюк и выбрался на основную дорогу другим путем.

При въезде в Бушир все было по-прежнему. Военные, перекрывшие дорогу, тщательно проверяли все выезжающие из города транспортные средства. Машины же, которые въезжали в город, просто окидывали взглядами, даже не останавливая.

«БМВ» направился в сторону коттеджного поселка. На этот раз Хамад объехал перекресток, на котором их проверили первый раз. В переулке полиции не оказалось, и машина добралась до дома Сюзи без приключений. Киркун позвонил Волку, чтобы тот открыл ворота. Пульт от них находился у него. Ворота поползли в сторону. «БМВ» въехал во двор.

Волк окинул его через окно подозрительным взглядом, одновременно нажав кнопку закрытия ворот…

«Рено» проскочил перекресток, преодолел еще около километра и наконец приблизился к крайним домам коттеджного поселка. Логинов наклонился и сказал:

– Так… Давай налево, вон в ту улочку.

В этот момент на ноутбук наконец пришло шифрованное сообщение из резидентуры: «Арендатор активно ведет дела. Дата последнего контракта…» В конце под видом даты было указано время последнего выхода Волка в эфир. Произошло это вскоре после возвращения к коттеджу «БМВ». Виктор быстро отстучал ответ: «Спасибо. Постараюсь договориться о встрече насчет субаренды». Закрыв ноутбук, Логинов поднял голову.

«Рено» миновал несколько заборов, приближался поворот. Логинов приник к окошку. Он неплохо успел изучить коттеджный поселок из квартиры Ольги, но на месте ориентироваться все равно было довольно трудно. Спасали ориентиры, которые Логинов «набил» в свою память.

Увидев красную черепичную крышу углового дома, он сказал:

– Поворачивай направо! И сильно не гони!

Ахмад выполнил команду. «Рено» наконец оказался на той самой улице. Виктор подался к окошку. «Один… два… три… четыре… пять…» – автоматически считал он дома, чтобы не ошибиться. Впрочем, нужный коттедж он определил и так. Из-за его крыши выглядывала тарелка спутниковой антенны. Логинов прикипел глазами к забору. Ни на нем, ни над воротами никаких камер видеонаблюдения не просматривалось…

Виктор облегченно вздохнул, поскольку это значительно упрощало дело. Теперь он сосредоточил свое внимание на соседних участках. С какого-то из них нужно было проникнуть к коттеджу Волка, другого выхода не было…

– Ну что, присмотрели место? – спросил Волк.

– Да, – кивнул Хамад. – Только…

– Только что?.. – сузил глаза Волк.

– Только в городе полно полиции и сотрудников службы безопасности! – выпалил Киркун. – Они торчат почти на каждом перекрестке! А военные перекрыли все выезды из Бушира!..

– Так… Вас проверяли? – быстро спросил Волк.

– Сто раз! – так же импульсивно выпалил Киркун. – Машину вверх дном перевернули!..

Пройдя к раковине, он открыл кран и принялся жадно пить воду. Волк посмотрел на Киркуна долгим взглядом. Тут голос наконец подал Хамад. Его тон был намного спокойнее:

– Они ищут какого-то мальчишку и молодую женщину… – Волк напрягся, но Хамад мотнул головой: – Не этих, нам показывали фото щенка…

– Ясно, – сказал Волк.

– А еще они ищут русского. Инженера с электростанции. Он напал на офицера полиции. Его фотографии у них нет, только описание…

– Но нам-то какая разница?.. – вскрикнул Киркун, наконец отняв голову от крана.

Волк снова посмотрел на него, но ничего не сказал. Сунув в рот сигарету, он в задумчивости автоматически включил электрочайник. Во всяком случае, так это выглядело со стороны.

– Сколько раз вас проверяли? – наконец спросил Волк у Хамада.

– Да сто раз! – выкрикнул Киркун, закручивая кран и наспех отираясь тыльной стороной ладони.

На этот раз Волк его просто-напросто проигнорировал, даже голову не повернул. Хамад сжато рассказал об их приключениях по дороге. Волк кое-что уточнил и сказал:

– Ясно! В принципе ничего страшного. Я думал, дело хуже…

Тут Волк повернулся к Киркуну и выразительно на него посмотрел.

– Как это ничего страшного?.. – хмыкнул тот. – Нас только что до трусов раздевать не стали!

– Ничего, если понадобится для дела, продемонстрируешь им и трусы. От тебя не убудет… Сегодня вечером будем выбираться из города. План такой…

– Куда выбираться? – вскрикнул Киркун. – Это же самоубийство! Во-первых, пока не снимут заслоны, выбраться нереально. А во-вторых, что у нас с деньгами?

– Ничего нереального нет! А о деньгах мы, по-моему, все обговорили, – сухо сказал Волк.

Посмотрев на пустую чашку, он повернулся к давно выключившемуся чайнику и снова включил его.

– Мало ли что мы говорили? Сейчас ситуация изменилась! Во-первых, мы хотим получить то, что нам причитается! А во-вторых…

– Заткнись! – сказал Волк и спокойно прикурил сигарету.

Голос его вроде бы был негромким, но прозвучал как удар бича.

Киркун невольно умолк и быстро посмотрел на Хамада. Он ждал от напарника поддержки, однако Хамад конфликтовать с Волком явно не собирался. Во всяком случае, в данный момент. Видимо, считал это преждевременным…

Киркун почувствовал это и нервно махнул рукой:

– Ну и черт с вами! Делайте что хотите! А я хочу получить свои деньги и выйти из игры! Прямо сейчас!

– Это твое окончательное решение? – спросил Волк, посмотрев при этом на Хамада.

Тот слушал разговор с хмурым лицом. Киркун немного заколебался, но отступать было уже поздно. И он твердо сказал:

– Да! Я хочу получить свое и отвалить!

– Как скажешь…

Вода в чайнике забурлила, раздался щелчок. Волк подчеркнуто медленно начал вставать с табурета.

Однако Киркун интуитивно почувствовал опасность. Его рука метнулась к столу. Схватив длинный тонкий нож, перс занял оборонительную позицию.

«Рено» миновал последний дом и свернул. Логинов пришел к выводу, что проникнуть на территорию логова Волка лучше всего с участка, расположенного с тыла.

И вот они оказались на параллельной улице. За высоким забором во дворе нужной Виктору усадьбы возвышалось разлапистое дерево. Виктор знал, что там жила семья, состоящая всего из двух человек – пожилых мужчины и женщины. Рано утром они отправились в машине в город. Сейчас, судя по приоткрытым воротам, уже вернулись…

Нужно было решаться. Логинов украдкой посмотрел на Ахмада. В принципе тот довольно успешно справлялся со своим волнением, так что с этой стороны осложнений не предвиделось. Виктор уже собрался было объяснить персу его задачу, как вдруг в боковом зеркале промелькнул «БМВ».

Виктор быстро оглянулся. Машина скрылась в переулке, но Логинову хватило одного взгляда, чтобы понять, что это «БМВ» из усадьбы Волка…

– Разворачивайся! Быстрее! – тут же крикнул Логинов.

– Только не шути со мной, Волк! – вскрикнул Киркун, выставив нож.

– А кто с тобой собирается шутить? – хмыкнул греко-серб.

В следующую секунду он сделал то, чего Киркун никак не ожидал.

Обозначив ложный выпад, Волк вдруг ткнул горящей сигаретой в грудь перса в районе сердца. Тот невольно дернулся и зашипел от боли. Волк, воспользовавшись его мгновенным замешательством, легко выбил нож ногой.

Киркун хотел было сразу же поднять его, но под насмешливым взглядом Волка так и застыл в полусогнутом положении. Он вдруг почувстовал, что находится полностью во власти этого человека. Чего, собственно, Волк и добивался…

– Это было последнее предупреждение, Киркун, – сказал он, но посмотрел при этом и на Хамада.

Все произошло слишком быстро, а Хамад свои поступки привык тщательно взвешивать. В данном случае вмешиваться было уже поздно, поэтому Хамад и предпочел остаться сторонним наблюдателем.

– Ты понял? – снова перевел взгляд на Киркуна Волк.

– Да…

– Не слышу.

– Да!

– Твой гонорар только что уменьшился в два раза. Это штраф за твою идиотскую выходку… —Здесь Волк замолчал, ожидая реакции Киркуна.

Однако наученный горьким опытом перс промолчал. Волк удовлетворенно кивнул и продолжил:

– Но ты можешь его отработать…

Волк снова замолчал. Киркун немного поколебался и спросил:

– Как?..

– Хороший вопрос, – усмехнулся Волк. – Только, прежде чем я на него отвечу, вспомни-ка хорошенько: военные были с противогазами?

Киркун немало удивился. Вопросительно оглянувшись на Хамада, он наконец покачал головой:

– Нет… Никаких подсумков при них не было…

– Я так и думал, – удовлетворенно кивнул Волк.

Ахмад ловко развернулся в довольно узком проезде. Несколько секунд спустя «Рено» уже свернул в переулок вслед за «БМВ».

– Нам нужно вон за той машиной! – показал Логинов.

Ахмад кивнул и начал быстро сокращать дистанцию. Водитель он был от бога, но опыта скрытного наблюдения явно не имел.

– Тише, тише! – торопливо сказал Логинов. – Чтобы они нас не заметили, держи дистанцию…

«БМВ» направился в сторону моря. При этом его водитель явно выбирал не самые оживленные дороги. Но на одном из перекрестков его все равно остановил полицейский наряд.

– Так! – быстро проговорил Виктор. – Лучше сверни вон туда!

Благодаря приличной дистанции «Рено», не вызвав никаких подозрений, свернул и объехал перекресток по извилистой улочке. Когда он повернул снова, «БМВ» промелькнул впереди.

– Не упусти! – быстро сказал Логинов.

– Не упустим, – ответил Ахмад, тут же увеличив скорость.

Хамад старался держаться второстепенных улиц, но на одном из перекрестков им все же попался полицейский пост. Впрочем, проверка была стандартной. Полицейские бегло осмотрели машину, потом показали фото мальчика. Когда Хамад снова тронул «БМВ» с места, Киркун покосился в зеркало.

– Полный город полиции…

Хамад не ответил. Киркун посмотрел на него долгим взглядом, потом спросил:

– Чего молчишь?

– А чего с тобой говорить? – впервые за всю дорогу отозвался Хамад.

– Как чего? Я говорю, полный город полиции. Смываться надо из этого чертового Бушира, а?..

– Без денег?.. – фыркнул Хамад.

Киркун немного помолчал, потом вздохнул:

– Вот если бы ты мне помог с Волком, тогда бы у нас были и деньги, и русский…

– А вот насчет этого заткнись! Ты сам все испортил! С Волком такие детские штуки не проходят!

– Так, может… – проговорил было Киркун, но Хамад его оборвал:

– Не может! Без денег я смываться не собираюсь! Точка!

Киркун вздохнул и умолк. Больше полицейских по дороге не встретилось. Вскоре «БМВ» выбрался на задворки железнодорожной станции. Здесь было почти безлюдно. Когда впереди показались цистерны с желтой маркировкой, Хамад свернул и ловко припарковал машину за какой-то будкой. Теперь заметить ее с дороги было невозможно.

Выбравшись из-за руля, Хамад сноровисто вскрыл устроенный в багажнике тайник. Когда минуту спустя он вернулся, Киркун уже дымил «косяком».

– Будешь? – спросил он.

– Нет… Держи!

Киркун взял протянутый компактный пистолет-пулемет с глушителем.

Второй такой же Хамад сунул себе за пояс. На всякий случай, чтобы у курнувшего Киркуна, чего доброго, не возникло искушения нашпиговать несговорчивого напарника пулями, а потом убраться из Бушира…

Киркун докурил, проверил пистолет-пулемет и спрятал его под одежду. Затем он вытащил начерченную Волком схему, некоторое время смотрел на нее, а потом вдруг сказал, не поднимая головы:

– Я один, наверное, не справлюсь… Поможешь?

– Волк приказал сделать это тебе, – хмуро проговорил Хамад.

Киркун криво ухмыльнулся.

– Правильно… Только если я не вернусь, тебе же будет хуже. Один ты с Волком не справишься. И денег своих тогда точно не получишь…

Хамад шумно вздохнул. Ему не хотелось рисковать, но Киркун был прав. Имея дело с Волком, желательно было иметь подстраховку. Хотя бы в виде Киркуна.

– Ладно! Черт с тобой! – распахнул дверцу Хамад. – Пошли!

Киркун тут же вынырнул из машины с другой стороны и довольно проговорил:

– Я знал, что ты не бросишь меня в беде, Хамад! Если мы будем держаться вместе, то обязательно отхватим наши монеты!

Железнодорожная станция, к которой направился черный «БМВ», располагалась между портовыми складами и бедным окраинным районом Бушира. Полицейских постов в этой стороне не было, но из-за практически полного отсутствия машин на дороге слежку вести было очень трудно. Пару раз, чтобы не засветиться, Ахмаду по приказу Логинова пришлось сворачивать в боковые улочки, а потом снова нагонять «БМВ». В последний раз они потратили на объезд слишком много времени. «БМВ» исчез, хотя дорога просматривалась далеко вперед.

– Гнать? – быстро спросил Ахмад.

– Да нет, – после секундного колебания проговорил Виктор. – Наоборот, сверни куда-нибудь…

Перс выполнил команду. Логинов подобрал полы платья и сказал:

– Сиди. Я пойду осмотрюсь…

Место, где как сквозь землю провалился «БМВ», Логинову не нравилось. Слишком гиблым и безлюдным оно казалось. Железнодорожные составы остались позади. Теперь по правую сторону дороги тянулся высокий забор, за которым виднелись цистерны с яркой маркировкой. А слева за деревьями просматривалась свалка промышленных отходов.

Пейзажем она напоминала до основания разрушенный авиацией НАТО город…

– Смотри! – приподнялся над кустами Киркун. – Пикап возвращается! И дорога пустая…

Хамад быстро повернул голову. Они наблюдали за периметром только несколько минут. И тут такая удача – недавно выехавший с территории служебный пикап с эмблемой возвращался…

Хамад сказал:

– Если только там уже не куча народа!

– Посмотрим! – присел Киркун и быстро перезвонил Волку.

Разговор занял несколько секунд. Отключив телефон, Киркун выбрался на обочину. Убедившись, что водитель едет один, он вытащил из кармана фальшивое удостоверение и замахал им, знаком приказывая машине остановиться. Пикап затормозил.

– Служба безопасности! – шагнул к дверце Киркун. – Ты на территорию едешь?

– Да…

– Подвезешь нас к хранилищу! – безапелляционным тоном сказал Киркун и повернулся к кустам: – Лейтенант! В машину!

Хамаду ничего не оставалось, как выскочить из кустов с криком:

– Есть, господин капитан!

Киркун посторонился, пропуская его в кабину, но Хамад не захотел светиться и распахнул дверцу грузового отделения. Быстро забравшись внутрь, он крикнул:

– Я лучше здесь, господин капитан, чтобы вам не тесниться!

В грузовом отделении было темно. Когда автомобиль остановился у ворот, Хамад на всякий случай сунул руку под полу рубашки к оружию.

Однако пикап охранники пропустили на территорию без вопросов, даже не поинтересовались персоной сидящего в кабине Киркуна. Мало того, знавший расположение объектов как свои пять пальцев водитель довез их до главного хранилища буквально за пару минут.

– Вот, господин капитан! – кивнул он. – Это оно.

Интуиция для оперативника едва ли не главная вещь. Вот и на этот раз она не подвела Логинова. Вместо того чтобы сломя голову нестись с Ахмадом за невесть куда подевавшимся «БМВ», Виктор быстро отошел от вставшего на обочине за кустами «Рено», заткнул полы платья за пояс и ловко вскарабкался на дерево.

«БМВ» обнаружился примерно метрах в шестистах впереди за какой-то будкой. Из-за нее выглядывал только багажник машины, но для идентификации Виктору было достаточно и его. Место для парковки было довольно странным.

Виктор чуть сместился и вдруг увидел там же мелькнувшую за кустом у обочины голову. Принадлежать она могла только человеку, приехавшему на «БМВ». Он прятался, что-то высматривая на дороге…

– Да! Можешь захватить хоть пикап, хоть паровоз! Только сделай, что я сказал! – проговорил Волк в трубку.

– Я понял! – ответил Киркун и отключился.

Волк посмотрел на часы. Он всегда был готов к худшему. Поэтому, едва Хамад с Киркуном покинули коттедж Сюзи, он отправил сообщение в Лэнгли и тут же начал собираться. Волк привык не оставлять за собой следов и теперь быстро подчищал все, что могло навести полицию на его след. Или заставить усомниться в версии несчастного случая.

Сунув мусорный пакет в руки русского, Волк в последний раз прошелся по комнатам. Наконец он сказал:

– Все! Выходим…

И они покинули дом. Свет в ванной Волк оставил включенным, входные двери защелкнул, сунув в них изнутри ключи, а газовый баллон открыл. Так что картина при вскрытии дома должна была быть типичной для бытового несчастья…

Волк вышел во двор первым. Здесь он быстро огляделся, потом прошел к машине Сюзи, отпер ее, наклонился и запустил двигатель. Машина была ухоженной и даже щеголеватой. Только вот движок объемом в один и три десятых литра весь этот шик-блеск перечеркивал начисто. Максимум, который из этого движка можно было выжать, – километров сто двадцать. И то при попутном ветре. Однако Волка это не слишком расстривало. Для того, что он задумал, «Фиат» Сюзи вполне подходил.

– Садитесь в машину, инженер! Назад! – поторопил Волк русского.

Забрав у инженера пакет с мусором, Волк быстро сунул его в багажник. Русский, путаясь в длинным подоле женского платья, кое-как забрался на сиденье.

Минуту спустя «Фиат» выехал со двора. Волк нажал кнопку на пульте и покосился в зеркало. Ворота начали медленно закрываться. Волк сунул пульт на полку под бардачком. Он был педантичен даже в мелочах и хотел, чтобы все выглядело так, словно машину погибшей Сюзи угнали…

Главное хранилище располагалось в глубине территории. Однако оглянувшийся Киркун увидел каких-то копошащихся неподалеку рабочих.

Лишние свидетели ему были ни к чему, и он сказал:

– А с тыла подъехать можешь?

– Вы хотите сказать, к задним воротам?.. – спросил водитель.

– Да! К задним, – торопливо кивнул Киркун, но водитель уже заподозрил неладное.

Он покосился на Киркуна и вдруг спросил:

– А почему к задним?

– Потому что так надо.

– К задним нельзя, пожарный проезд, – покачал головой водитель и покосился в боковое зеркало.

– Ты чего? – недобро посмотрел на него Киркун.

– Я?.. Ничего, – мотнул головой водитель, но выдал себя голосом.

Киркун выхватил пистолет-пулемет и уткнул его в бок вздрогнувшего водителя.

– Поехали! И не задавай больше умных вопросов! Я этого не люблю!

Через пару минут пикап остановился у задних ворот главного хранилища. Киркун огляделся и крикнул Хамаду:

– Мы на месте!

– Все спокойно? – спросил тот из грузового отделения.

– Да! – подтвердил Киркун, еще раз оглядевшись по сторонам.

Только после этого дверца грузового отделения с характерным стуком открылась. Хамад спрыгнул на землю и, нырнув в просвет между пикапом и воротами, подошел к кабине.

– С этим что делать? Кончать? – спросил Киркун.

– Не спеши, – мотнул головой Хамад и обратился к мгновенно побледневшему водителю: – Ножовка есть?

– Чт-то? – переспросил тот.

– Ножовка есть, спрашиваю? – наклонился к окну Хамад.

В спешке они не смогли запастись какими-либо приспособлениями для быстрого вскрытия замков, а взрывать ворота было крайне нежелательно.

– Есть… – кивнул водитель и сделал движение, собираясь выйти из машины.

Но Киркун был начеку, и на плечо водителя тут же легла его рука.

Хамад недобро ухмыльнулся:

– Просто скажи, где она, мы сами возьмем…

Три минуты спустя с дужкой навесного замка было покончено.

Хамад быстро огляделся по сторонам и позвал:

– Киркун!

– Да!

– Все в порядке? Ничего подозрительного?

– Все нормально!

– Тогда давай загоняй пикап в хранилище. А я вставлю в дужки замок, чтоб издали нельзя было понять, что тут кто-то есть…

Хамад распахнул ворота, водитель по команде Киркуна завел двигатель и начал выворачивать руль. В этот момент из-за какого-то приземистого строения вынырнул мужчина в белой спецовке и белой же каске. Мазнув взглядом по территории, он вдруг увидел собравшийся заехать в ворота пикап. И тут же поменял направление, быстро двинувшись к хранилищу…

Прятавшийся у обочины человек вдруг выскочил из кустов. Он остановил ехавший по дороге пикап. В будку автомобиля быстро сел еще один человек, которого Логинов с дерева не заметил. Дверцы захлопнулись, и пикап направился к расположенным чуть впереди и справа воротам.

Логинов окинул обнесенную забором территорию быстрым взглядом и нахмурился. Это явно была база для хранения какой-то химии. Судя по окраске стоящих на путях железнодорожных цистерн, предназначались они для перевозки аммиака…

Виктор снова перевел взгляд на пикап. Тот беспрепятственно миновал ворота и покатил в глубь территории. Остановился он у какого-то приземистого здания, напоминавшего надстройку над входом в подземный бункер.

– Черт!.. – выдохнул Виктор.

Перед его глазами мгновенно пронеслись неоднократно виденные кадры репортажей об авариях на химических предприятиях: затянутое, словно при конце света, ядовитыми облаками небо, всполохи мигалок в дыму, люди в противогазах, бессильные что-либо сделать полицейские, нескончаемые вереницы машин и толпы в панике покидающих город жителей…

– Шайтан!.. – негромко проговорил Киркун. – Кто это?

Его ладонь, сжимавшая рукоятку пистолета-пулемета, тут же вспотела. Водитель быстро покосился на прижатый к боку глушитель и сказал:

– Это заместитель управляющего по технике безопасности…

– Шайтан! – повторил Киркун и сообщил в окошко кабины: – Хамад! У нас гость!

– Вижу! – донеслось снаружи.

Хамад отступил за створку ворот и теперь наблюдал за приближающимся персом через щель. Вид тот имел довольно воинственный, но никуда не звонил… А именно это было сейчас главным.

– Загоняйте машину! – негромко крикнул Хамад.

Пикап завернул и быстро въехал задом в открытые ворота.

Выглянувший в щель Хамад обернулся через плечо и велел:

– Давай водителя сюда!

Хамад снова припал к щели, наблюдая за заместителем управляющего.

Киркун грубо ткнул пистолетом-пулеметом в бок водителя:

– Выходи! В темпе!

Хамад тем временем начал прикрывать ближнюю створку ворот. Внутри сразу потемнело… И тут нервы выбравшегося из кабины водителя не выдержали.

Он резко рванулся к выходу и, оттолкнув Хамада, едва было не выскочил из хранилища. Но Хамад был начеку и тут же выстрелил из бесшумного пистолета-пулемета. Особо целиться Хамаду было некогда, он просто навскидку прошил бок водителя косой очередью.

Тот дернулся и с коротким стоном осел на бетонный пол. В тот же миг из-за передка пикапа возник пистолет-пулемет Киркуна.

– Все в порядке! – успокоил его Хамад. – Оттащи его! Быстрее!

Держа оружие наготове, он развернулся и припал к щели. Звука приглушенных выстрелов приближающийся заместитель управляющего, к счастью, не расслышал. А если и расслышал, то не понял, что они означают.

Преодолев последние метры, заместитель управляющего подошел к воротам, заглянул в них и строго спросил:

– Что здесь происходит? Кто разрешал занимать пожарный проезд? И где допуск на доступ в главное хранилище?..

Логинов понял замысел Волка. Тот хотел, чтобы Бушир охватила паника. Наверняка в устроенном хаосе Волк собирался быстро доделать свои грязные дела и беспрепятственно покинуть город. Допустить этого было нельзя… Логинов спрыгнул с дерева и метнулся к «Рено». Едва распахнув дверцу, он крикнул испуганному Ахмаду:

– Давай на дорогу!

Машина быстро выехала из укрытия.

– Мимо ворот, вон к той мачте!

Ахмад кивнул и увеличил скорость. Ворота хранилища остались позади. Минуту спустя «Рено» остановился у мачты линии электропередач, под гудящими проводами. Логинов распахнул дверцу.

– Отъезжай немного, спрячь машину и жди!

– А-а… – хотел было что-то уточнить Ахмад, но Логинова уже и след простыл.

Подобрав полы платья, он нырнул в кусты. Мачта электропередач Виктору была без надобности. Он просто использовал ее в качестве ориентира. За кустами располагалась свободная от растительности полоса, примыкавшая к забору.

Неподалеку от мачты рабочий в комбинезоне с разводами освежал трафаретные предупредительные надписи на плитах забора. Засек его Виктор еще с дерева. Рабочий стоял на стремянке. Краска с шипением вырывалась из пульверизатора на забор. За ее шумом рабочий даже не услышал шагов внезапно возникшего за его спиной Логинова.

Тот тронул его за ногу. Рабочий вздрогнул, шипение сразу прекратилось. К Логинову повернулось лицо в респираторе и защитных очках с налетом краски.

– Спускайся! – сказал по-английски Виктор, одновременно оглядываясь по сторонам.

Впрочем, подобная предосторожность была излишней. Из будки охранников на воротах этот сектор не просматривался, от дороги его закрывали кусты, а гулящего люда, как и праздных зевак, в этой пустынной местности не было в принципе.

Рабочий что-то удивленно спросил. Логинов в длинные дискуссии на фарси вступать не имел времени. Поэтому он тут же рывком сдернул рабочего со стремянки. Тот с вскриком спрыгнул вниз. В момент приземления Виктор встретил его классическим хуком.

Голова рабочего дернулась, он повалился на траву, каска с разводами краски покатилась под стремянку. Виктор перевернул тело и расстегнул ремни, при помощи которых за спиной рабочего крепился резервуар с краской. Вжикнув молнией забрызганного комбинезона, он стащил его с перса, потом быстро сбросил с себя платье и начал в темпе переодеваться.

К концу этой процедуры рабочий стал подавать признаки жизни.

Однако прежде чем он окончательно пришел в себя, Виктор связал перса и заткнул ему рот испачканной тряпкой.

– Отдохни, я скоро! – сказал напоследок Виктор и полез на стремянку.

Сумрак внутри помещения не дал заместителю управляющего рассмотреть кровь на полу хранилища и следы волочения тела. Поэтому внезапно выхваченный Хамадом из-за спины пистолет-пулемет застал его врасплох. Хамад ткнул еще горячий глушитель в подбородок одетого в белое заместителя управляющего и сказал:

– Здесь происходит подготовка к взрыву хранилища! Так что тебе не повезло…

– Шутите? – дернулся заместитель управляющего, но Хамад левой рукой крепко вцепился в воротник его щегольского начальственного комбинезона.

– Не-а! – махнул головой Хамад и рывком втащил заместителя управляющего через порог хранилища.

– Что вы делаете?.. – вскрикнул тот.

Но Хамад стукнул его глушителем по зубам.

– Заткнись! Ты инженер?

– Чт-то?.. – спросил заместитель управляющего, дергая от страха окровавленной губой.

– В трубах этих разбираешься?.. – рявкнул возникший из-за пикапа Киркун.

– В трубопроводах не очень, – фальцетом проговорил заместитель управляющего. – Я больше по технике безопас…

– Пуф-пуф-пуф! – не дал ему договорить Хамад.

Короткая очередь в упор разворотила грудную клетку несчастного.

Заместитель управляющего плюхнулся на пол и мелко задергался в конвульсиях. Хамад спокойно переступил через свою жертву и шагнул к воротам, бросив через плечо:

– Давай, не тяни! Я тут пока покараулю! Что-то много народа здесь шляется!

Киркун кивнул и быстро направился в глубь хранилища. Хамад осторожно выглянул наружу, прикрыл ворота и слепил перепиленную дужку замка жевательной резинкой. Окинув критическим взглядом замок, он подался назад и прикрыл вторую створку ворот изнутри…

Форсировать забор хранилища при помощи стремянки оказалось плевым делом. Ведь никаких «колючек» и проводов с электротоком по его верху натянуто не было. В принципе аммиачные хранилища, как и склады удобрений, до поры до времени особой опасности не представляют, так что и охраняют их во всем мире спустя рукава…

Спрыгнув вниз, Логинов огляделся по сторонам. На его маневр никто никакого внимания не обратил. Вдалеке двое рабочих копошились возле какого-то трубопровода. Но им до Виктора дела не было. И тот быстрой походкой направился к надстройке, возле которой остановился пикап.

Сейчас его там уже не было. Но Виктор чувствовал, что приехали туда люди Волка или сам Волк с кем-то из своих подручных не зря…

Дойдя до угла, Логинов свернул. Каска, респиратор и комбинезон маляра оказались как нельзя кстати. В них признать в Викторе европейца можно было, только хорошо присмотревшись с близкого расстояния. С тыльной стороны надстройки было абсолютно безлюдно.

Ни у закрытых ворот, ни на проезде, ни возле других строений не было видно ни единой живой души. Логинов в растерянности остановился.

Ощущение было такое, что пикап с людьми Волка словно сквозь землю провалился. Но Виктор чувствовал, что он должен быть где-то неподалеку…

Несколько секунд спустя он направился к воротам надстройки и вскоре оказался у них. Это были довольно широкие металлические ворота наподобие гаражных. И они были чуть приоткрыты – примерно на палец, хотя навесной замок и торчал в одной дужке.

Логинов окинул его взглядом, чуть опустил голову и… мгновенно напрягся. Из щели под воротами на улицу медленно выплыла тягучая лужица крови…

Внутри хранилища было довольно темно. Можно было, конечно, включить освещение, но Киркун не хотел рисковать. Его глаза уже привыкли к темноте. И он довольно быстро отыскал нужный узел, о котором говорил Волк.

Это был толстый ресивер. С огромной подземной емкостью для хранения аммиака его соединяло несколько труб. Сам ресивер уходил вверх сквозь крышу здания.

Проблема была только в том, что Киркун точно не знал, какие из огромного количества вентилей нужно предварительно открыть. И он быстро вытащил схему Волка. Тот бы сделал все, что нужно, очень быстро и даже с закрытыми глазами. Некоторое время назад Волк готовился к проведению специальной операции в Бушире. Оборудование для местного хранилища много лет назад поставили Ирану англичане. Поэтому для хозяев Волка из ЦРУ не составило особого труда устроить ему «тренировку» на аналогичном. Правда, в конце концов операцию американцы решили не проводить, протащив через ООН резолюцию по санкциям против иранцев, но знания Волка теперь пришлись очень кстати…

По схеме Киркун начал открывать огромные вентили. Трубопроводы стали издавать приглушенные стуки. Это хранившийся в огромном главном подземном резервуаре аммиак под давлением начал поступать в ресивер. Как объяснил Киркуну Волк, нужен он был для аварийного сброса аммиака, чтобы избежать разрыва главного резервуара при критическом повышении давления.

Стуки вскоре прекратились, ресивер густо покрылся каплями конденсата. Это означало, что аммиак поступил в него и заполнил почти полностью. Да и в воздухе появился характерный резкий запах нашатыря.

На всякий случай Киркун снял с убитого заместителя управляющего щегольской подсумок с противогазом, но пока что настоящей утечки аммиака не было.

Чтобы она произошла, нужно было взорвать установленный на ресивере аварийный клапан. А располагался он почти под самой крышей. Киркун уже почти вскарабкался по трубам наверх, когда у него в кармане вдруг забился мобильник.

– Какого черта? – пробормотал Киркун, приложил трубку к уху и сказал: – Да?..

– Кажется, у нас проблема! – приглушенным голосом сообщил Хамад.

– Что такое?..

– У хранилища что-то вынюхивает какой-то тип…

– Охранник?

– Вроде нет. Он в рабочей одежде. Ты скоро?

– Да! Через минуту-другую закончу!

– Хорошо! Тогда работай, я его беру на себя!

Сунув руку в карман комбинезона, Логинов нащупал рукоятку пистолета. Одновременно он огляделся по сторонам, а потом приник к воротам. С этого ракурса он увидел, что навесной замок распилен. В дужке он торчал только для вида.

Изнутри доносились какие-то приглушенные звуки. Не от самых ворот, а откуда-то из глубины строения. Логинову ничего не оставалось, как рискнуть. Мгновенно распахнув одну из створок ворот, он тут же прыгнул в щель «ласточкой»…

Волк покосился на сидящего на заднем сиденье русского.

– Поправьте платок, инженер! – велел он. – И не волнуйтесь, мы недалеко…

Тут Волк не врал. Оставаться в доме Сюзи было слишком опасно, но не менее опасно было разъезжать по наводненному полицией Буширу.

Однако Волк не был бы Волком, если бы заранее кое-что не присмотрел на подобный случай.

«Фиат» дважды повернул и благополучно выбрался на окраинную улицу коттеджного поселка. На заборе большого коттеджа висела табличка с красным крестом и арабской вязью. У Сузи Волк как бы невзначай выведал, что здесь живет какой-то знаменитый местный врач, уже вышедший на пенсию, но еще консультирующий пациентов на дому. За весьма большие деньги.

Волк притормозил у ворот. Из окошка высунулся охранник. Волк поздоровался и быстро сказал:

– Я к доктору!

– Но меня о вас не предупреждали! – махнул каким-то блокнотом охранник.

– Мне нужно срочно показать врачу свою жену! Я заплачу, сколько надо!

– Хорошо… Сейчас…

Голова охранника исчезла в окошке, он взялся за телефон. Волк тем временем огляделся по сторонам и поправил за поясом пистолет.

Охранника он мог убить одним ударом, но кто знает, сколько человек находилось в самом доме…

– Доктор проконсультирует вас за двойную плату! – снова высунулся в окошко охранник.

– Хвала Аллаху! Открывай!

Ворота поползли в сторону. Волк тут же окинул взглядом аккуратный двор. Там стояла всего одна машина – возле ворот гаража. Это был не первой свежести, но все же «Ягуар». Принадлежал он наверняка доктору.

Судя по этому, пациентов сейчас в доме не было, и Волк облегченно вздохнул.

Он направил «Фиат» к крыльцу. Едва он остановился, дверь открылась. На крыльцо вышла медсестра. Возраст ее из-за закрытого лица определить было трудно, но голос звучал молодо.

– Здравствуйте!

– Здравствуйте!

– Доктор примет вас минут через пять! Прошу! – отступила в сторону женщина.

– Халида, выходи!

Волк специально распахнул дверцу, обращенную в противоположную от крыльца сторону. Русский неловко выбрался из машины, засветив при этом свои мужские туфли, но, благодаря предусмотрительности Волка, медсестра ничего не заподозрила. Пару минут спустя они были уже в строго обставленной приемной.

– Прошу! Садитесь! – кивнула медсестра и открыла книгу приема, собираясь записать данные посетителей.

Однако Волк садиться не стал. Подойдя к столу медсестры, он спросил:

– Пациентов на сегодня много?

Вопрос был вроде бы довольно невинный, но тон, каким Волк задал его, заставил медсестру внимательно на него посмотреть.

– Простите?.. – сказала она.

Волк резко протянул через стол руку и словно тисками сжал шею женщины.

– Глухая, что ли? Так сходи к лору! – прорычал он.

Женщина попыталась вскрикнуть, но из ее горла вылетел только сиплый звук. Встать она тоже не смогла, как и разжать пальцы Волка.

Тот же быстро повернул к себе другой рукой журнал и мазнул по нему взглядом. Там была всего одна запись.

Волк чуть наклонился и велел:

– Сидеть! И все будет хорошо…

Женщина замерла на стуле, Волк чуть разжал пальцы. Дав медсестре глотнуть воздуха, он спросил:

– Сколько в доме людей?

– Д-двое… – сипло сказала женщина.

– Кто?

– Я и доктор…

– Точно? А служанка?.. Разве у твоего знаменитого доктора нет ее?

– Она отпросилась до вечера.

– Если врешь, будет хуже. Лучше говори правду, тогда никто не пострадает.

– Я и г-говорю правду…

– Ну тогда мы поладим, – ухмыльнулся Волк. Оглянувшись на дверь, он сказал: – Пока придет доктор, позвони пациенту и отмени прием, который запланирован на сегодня. А потом сообщишь охраннику, что доктор не хочет, чтобы его беспокоили. Пусть он всем отвечает, что хозяин срочно уехал к какому-то больному…

Хамад отключил телефон, выглянул в щель и тут же подался назад.

Несколько секунд спустя из-за закрытых ворот донеслись приглушенные шаги. Они затихли у входа. Хамад спрятался за кабиной пикапа и приготовил оружие.

В этот миг ворота хранилища вдруг резко приоткрылись. И тут же внутрь молнией метнулся тот самый рабочий в комбинезоне, которого Хамад видел в щель. Все произошло настолько быстро, что выстрелить перс не успел. Рабочий же перекувырнулся и исчез из его поля зрения.

Хамад тут же высунулся из-за пикапа, вскинул мини-«узи» и выпустил по странному визитеру длинную очередь. Однако полоса света из открытых ворот слепила его, да и странный рабочий проявил завидную реакцию, тут же сиганув за колонну.

– Черт! – вскрикнул от досады Хамад.

Прыгнув «ласточкой» в ворота, Логинов приземлился на вытянутые руки и мягко перекувырнулся – как в «Альфе» когда-то учили. И в ту же секунду стенка над его головой превратилась в крошево – практически одновременно в нее ударило с десяток пуль.

– Мать твою! – выдохнул Виктор, тут же прыгнув снова за какую-то колонну.

Ее он рассмотрел во вспышках выстрелов мини-«узи». Именно из этой машинки его пытались убить, изрешетив стену. Вообще же в хранилище было темно. Особенно после яркого солнечного света.

Логинов мгновенно сообразил, что за колонной задерживаться не стоит. Быстро оглянувшись, он увидел какую-то жестянку. Швырнув ее влево, Виктор метнулся вправо.

Сумрак хранилища тут же разорвали всполохи пистолета-пулемета.

Пробитая навылет жестянка отлетела к стене. Секунду спустя выстрелы умолкли – при темпе стрельбы 950 выстрелов в минуту мини-«узи» впору снабжать лентами, как легендарные «максимы».

Пока стрелок менял магазин, у Логинова была пара секунд, чтобы попытаться перейти в атаку. Но он решил, что делать этого не стоит.

«Наш человек в Тегеране» Андрей снабдил Виктора неплохим «зиг-зауэром» с глушителем. Однако тягаться в открытой перестрелке одним «зигом» с двумя вооруженными пистолетами-пулеметами противниками – дело заведомо неблагодарное.

Виктор снова, на этот раз бесшумно, сменил позицию и нырнул за какую-то цистерну. Люди Волка тем временем обменялись криками. За своими перемещениями Логинов толком голосов не расслышал, зато для рекогносцировки новое место оказалось очень удачным.

Сквозь щели между трубами Виктор наконец-то более-менее рассмотрел это чертово хранилище. А представляло оно собой вроде как просторный ангар. По центру – от ворот до ворот – был оставлен довольно широкий проезд. Остальное пространство занимали какие-то цистерны, огромные вентили и опутывающие все это трубопроводы.

Логинов толком еще не успел осмотреться, как вдруг заработал мотор пикапа. Секунду спустя он уже задним ходом мчался от ворот к центру строения. Виктор бросился за ним, прячась за оборудованием. Пикап так же неожиданно остановился. Логинов быстро присел за каким-то трубопроводом. Подавшись чуть в сторону, он увидел выглядывающий из-за штабеля передок пикапа. Он слегка подрагивал – стоял автомобиль с работающим двигателем. Наверняка люди Волка собирались покинуть хранилище на нем.

Логинов тут же понял, что во что бы то ни стало нужно лишить их этой возможности, выведя пикап из строя. Мощному «зигу» это было под силу, да и патронов хватало. Логинов быстро пригнулся и под торопливые перекрикивания противников метнулся вправо, чтобы из более удобной позиции расстрелять пикап наверняка.

Однако он немного опоздал. Люди Волка время зря не теряли. Едва Логинов нырнул в неширокий проход между трубами, как где-то под сводами хранилища раздалась приглушенная фраза – с вопросительной интонацией. В ответ донеслась такая же приглушенная фраза от пикапа, но уже утвердительная. Говорили на фарси, но не это было главное.

Главное, Логинов вдруг понял, что противники переговариваются уже в противогазах – поэтому их голоса и звучат так глухо…

В следующую секунду под потолком хранилища раздался вдруг легкий хлопок. Это один из людей Волка открыл вентиль. Аммиак с характерным шипением устремился на волю и практически сразу заполнил резким запахом все пространство хранилища.

Логинов натянул съехавший на шею респиратор и постарался затаить дыхание, но у него все равно тут же заскребло в горле, а на глаза начали наворачиваться слезы. Он понял, что нужно рисковать, вскочил и дважды выстрелил в сторону пикапа, тут же бросившись к центру хранилища.

Ответная очередь со стороны авто оказалась запоздалой. Логинов успел перекувырнулся через какой-то трубопровод. И тут он явственно расслышал донесшийся сверху слева вскрик.

Это второй противник заметил промелькнувшего в проходе Виктора и сообщил об этом первому, засевшему у пикапа. По трубопроводу тут же градом ударили пули. Виктор сиганул за какую-то цистерну и вскинул руку с пистолетом, осторожно выглянув вверх…

«Узи» вдруг захлебнулся и умолк. Хамад сам не заметил, как расстрелял целый магазин, а этот странный рабочий все еще был жив…

Хамад понял, что тут что-то нечисто. Присев за пикапом, он торопливо поменял магазин и крикнул:

– Этот тип не рабочий! Я один не справлюсь!

– Надевай противогаз! Я сейчас газ пущу! – ответил из глубины хранилища Киркун. – И пикап подгоняй! Я прыгну на него!

Хамад тут же метнулся к кабине. Там лежал подсумок водителя с противогазом. Но, чтобы не рисковать, перс решил надеть противогаз позже. Прыгнув за руль, он мгновенно врубил заднюю передачу и быстро сдал к центру хранилища.

Едва остановившись, перс с подсумком выпрыгнул из кабины пикапа.

Резиновая маска едва налезла на его голову. Словно сквозь вату Хамад услышал крик Киркуна:

– Надел?

– Надел! – проорал Хамад, поправляя маску.

В следующий миг вверху что-то зашипело. И сразу же рядом с пикапом в какую-то емкость ударили две пули. Проникший в хранилище тип стрелял в Хамада из бесшумного пистолета. По едва заметным вспышкам перс определил местоположение противника и выпустил очередь в ответ.

– Он слева, за трубами! – секунду спустя крикнул Киркун.

Хамад быстро подался в сторону и выпустил длинную очередь в указанном направлении. Однако противник успел отпрыгнуть за цистерну…

Подсказкой Хамаду Киркун выдал свое местоположение. Логинов высунулся из-за цистерны и всмотрелся под потолок. Пару секунд спустя он разглядел-таки сквозь дымку торчащего там за какой-то странной х-образной трубой человека в противогазе. Тело человека было почти скрыто трубой, зато его руку, торопливо тыкающую пальцами в проем между фланцами, Виктор отлично рассмотрел даже слезящимися глазами.

Логинов был достаточно опытным профессионалом, чтобы понять, что торчащий наверху человек вот-вот закончит лепку пластиковой взрывчатки. И через секунду-другую воткнет в нее минивзрыватель. Само собой, с дистанционным управлением…

Допустить этого было нельзя. Логинов не был уверен, что попадет в едва выглядывающую голову террориста, поэтому он выстрелил в руку.

Человек в противогазе вскрикнул, но совладал с болевым шоком и наверху удержался.

Но Логинов вторым выстрелом задел его бок. В этот момент от пикапа ударил мини-«узи». Пули просвистели совсем рядом с головой Виктора. Он мгновенно вскочил и бросился вдоль трубопровода, продолжая стрелять на ходу в корчащегося под потолком человека Волка.

Одна из пуль угодила в плечо подрывника. Он невольно выгнулся от боли и наконец высунул из-за трубы голову. Логинов тут же всадил пулю в одно из очков противогаза и прыгнул на пол. Сделал он это очень вовремя. Со стороны пикапа по нему выпустили еще одну очередь.

Виктор перевернулся на полу, приподнялся и, высунув руку, выстрелил в ответ. После этого он начал ползком быстро отступать к воротам, поскольку слезы уже стали застилать ему глаза сплошной пеленой, в горле першило все сильнее, и даже респиратор уже не помогал.

И тут Виктор услышал, как пикап, взревев мотором, устремился к приоткрытым воротам хранилища…

– Шайтан! – выругался Хамад.

В «узи» была последняя обойма. Чтобы не остаться безоружным, перс решил стрелять наверняка. Держа пистолет-пулемет наготове, он замер.

Секунду-вторую спустя за цистерной блеснула вспышка выстрела. Одна и сразу за ней вторая.

Хамад резко поднялся и нажал на спуск. Пули просвистели совсем рядом с головой противника. Тот мгновенно выскочил из-за цистерны и бросился влево, за трубы, стреляя на ходу в Киркуна.

Киркун вскрикнул, получив пулю. Хамад ухватил «узи» двумя руками и выпустил прицельную очередь – вроде бы наверняка. Но противник снова успел прыгнуть на пол. Ответным выстрелом он едва не разворотил Хамаду бок.

Тут трубы под ресивером задрожали, пол вздрогнул от удара – это рухнул с высоты расстрелянный этим чертовым типом в комбинезоне рабочего Киркун.

Хамад понял, что надо уходить. Пригнувшись, он метнулся к кабине пикапа…

Взревев мотором под сводами хранилища, пикап резко тронулся с места. Логинов, несмотря на воздействие аммиака, ситуацию оценил мгновенно. Выскочить из-за трубопроводов в проезд и выстрелить по пикапу вдогонку он не успевал, а палить под ними над самым полом, надеясь пробить шину, не имело смысла. Слишком быстро ехал пикап.

У Виктора оставался всего один шанс. Мгновенно вскочив, он буквально взлетел по трубам на площадку какой-то емкости и навалился на нее грудью. В его поле зрения возникла верхняя часть ворот.

Позиция для стрельбы была не очень. Чтобы попасть в кабину, нужно было увеличить сектор обзора. И Логинов тут же запрыгнул на емкость и разогнулся…

В этот миг пикап с грохотом протаранил ворота. Логинов наверняка бы не промахнулся. Но одновременно с грохотом из глаз Логинова буквально искры посыпались. Ощущение было такое, что его вдруг огрели по голове обухом и раскололи ее напополам…

Хамад прыгнул за руль и тут же рванул пикап с места. Подпрыгнув на какой-то выемке, автомобиль рванулся по проезду хранилища. Включенные фары мгновенно прорезали туманную аммиачную дымку и высветили приоткрытые ворота.

Хамад с ходу протаранил их, повернул вправо и резко затормозил. От удара створки ворот жалобно ухнули, крыльями разлетелись к стенам и, ударившись о них, вернулись назад, оставив примерно метровую щель.

Хамад сунул руку в карман и выхватил из него небольшой пульт. Волк предупредил, что действует он на не очень больших расстояниях. В горячке перестрелки Хамад не видел, успел Киркун заминировать предохранительный клапан или нет. Поэтому он на всякий случай нажал на кнопку пульта. Сумрак склада, подернутый спустившейся почти до самого пола дымкой газа, разорвала яркая вспышка. Однако полыхнула она не под потолком, а на полу.

– Шайтан! – вскрикнул Хамад.

Киркун не успел сунуть в пластид взрыватель, и тот взорвался прямо на его теле. Ничего исправить было уже нельзя, и пикап рванулся к углу хранилища…

– Твою мать… – простонал Логинов, обхватив голову руками.

Сквозь слезы и радужные круги он наконец рассмотрел распахнутые ворота хранилища. В этот момент позади раздался взрыв. Виктор инстинктивно сжался, но сразу же понял, что это хлопок сработавшего вхолостую взрывателя.

Снаружи тем временем донесся шум быстро отъехавшей машины. Логинов наконец пришел в себя и кое-как спрыгнул вниз. Но слишком поздно. Пока Виктор добежал до ворот, пикапа уже и след простыл. Логинов подобрал свою каску, нацепил ее на гудящую голову и поковылял к углу.

Его заметно пошатывало. Не от аммиака, а оттого, что, заскочив на емкость, он с разгона ударился головой о какой-то фланец. Крови было немного, но удар получился очень сильным. Череп буквально раскалывался от боли, к горлу подступил комок. По дороге к углу Логинова вырвало, он едва успел снять респиратор.

Отплевавшись, он быстро отерся и взглянул в сторону ворот. Пикап был уже почти на полдороге к ним. Стрелять смысла не имело. Надо было уносить ноги…

По дороге к выезду с территории Хамад сдернул с головы противогаз.

Покосившись в зеркало, он увидел, как из-за угла хранилища возникла фигурка переодетого рабочим сотрудника службы безопасности. В том, что это именно так, перс уже не сомневался. Поэтому он приготовил к бою пистолет-пулемет – на случай, если на воротах окажутся коллеги этого чертового «рабочего».

Однако там были только охранники. Увидев знакомую машину, они заблаговременно подняли шлагбаум. Пикап быстро приблизился к воротам.

И тут один из охранников вдруг рассмотрел, что за рулем не водитель, а какой-то незнакомец. Он что-то крикнул напарнику, шлагбаум начал опускаться. Однако было уже поздно.

Хамад на скорости смял кабиной красно-белую пластиковую балку и выскочил на дорогу. Пикап свернул и помчался к оставленному в укрытии «БМВ». Охранники с воплями выбежали из будки, но оружия у них не было…

Загнав пикап в укрытие, Хамад пересел в «БМВ». Быстро доехав до железнодорожной станции, он свернул и в укромном месте спрятал в тайник «узи». После этого перс вытер носовым платком лицо, пригладил волосы и въехал в городские кварталы.

Здесь он припарковался у большого магазина среди других машин и наконец позвонил Волку…

У ворот заметались фигурки охранников, наверняка они или их начальство вот-вот должны были связаться с полицией. Логинову же было так плохо, что он еле-еле доковылял до забора. Стремянка осталась снаружи, так что перебираться на другую сторону пришлось без подручных средств. В нормальном состоянии Виктор сделал бы это играючи. Но сейчас ему было совсем худо.

Ноги буквально подкашивались. Из последних сил Логинов все же запрыгнул на забор, кое-как подтянулся наверх и с огромным трудом перевалился на другую сторону. При приземлении координация подвела его, но спрыгнул Виктор более-менее удачно – без увечий.

Поднявшись, Виктор мазнул взглядом по связанному маляру, подхватил свое платье и, пошатываясь, побежал к кустам – переодеваться было некогда. Здесь его снова вырвало. Виктор вытерся респиратором и швырнул его на землю, потом с трудом освободился от комбинезона.

К дороге он вынырнул в своей одежде, держа женское платье под мышкой. Стоявший чуть поодаль в укрытии на обочине Ахмад, к счастью, тут же увидел Виктора и быстро подъехал к нему на «Рено».

Логинов буквально рухнул на сиденье.

– Разворачивайся и сматывайся отсюда! И найди мне какой-нибудь пакет…

Ахмад тронул машину с места и с тревогой спросил:

– Вам плохо?

– Мне хорошо… – едва сдержав позыв к рвоте, сказал Виктор. – Плохие парни из «БМВ» хотели кое-что взорвать, чтобы повесить это на моих коллег. А я им не дал этого сделать. Так что мне очень хорошо, просто замечательно, только… пакет, Ахмад, быстрее!

– Да! – ответил Волк.

– Это я… – сказал Хамад.

– Ну что, вышло?

– Нет. И Киркуна тоже нет… – сказал Хамад и умолк.

Лицо Волка стало жестким.

– А ты как, нормально? – спросил он.

– В принципе да. Я хотел ему помочь, но не вышло…

– А тебе помощь нужна? – задал хитрый вопрос Волк.

– Нет.

– Ну, тогда возвращайся. Жду. Приедешь, расскажешь, что к чему.

– Хорошо.

– Когда будешь?

– Минут через двадцать.

– Договорились!

Хамад отключился. Волк посмотрел на свой мобильный. Он не исключал, что его люди могли попасть в руки службы безопасности.

Поэтому телефон он на всякий случай отключил. Пока, до прояснения ситуации…

Сунув мобильный в карман, Волк повернулся. На диване рядом друг с другом сидели Иванов, доктор и его медсестра. Руки и ноги доктора были стянуты скотчем, рот залеплен. Медсестре Волк связал только ноги.

Русский был не связан вообще, ему Волк доверял больше других.

Посмотрев на часы, Волк потянулся к столу и взял нож из канцелярского набора. Когда он шагнул с ним к дивану, пленники напряглись, но Волк улыбнулся:

– Спокойно! У нас просто прогулка по графику! Ведь вы, уважаемый доктор, не против моциона? Это очень полезно с точки зрения медицины, не так ли?

Доктор ответить не мог из-за скотча. Но Волк и не настаивал. Он быстро перерезал путы на ногах дока с помощницей и велел:

– Разминайте ноги! Даю минуту, потом подъем! Если кто упадет, таскать на руках не буду…

Пару минут спустя Волк перебазировал пленников на верхний этаж коттеджа. Здесь он снова спеленал скотчем доктору с медсестрой ноги, а сам поднялся по крутой винтовой лесенке в небольшую башенку, которая возвышалась над крышей дома. Обзор из нее открывался неплохой. Во всяком случае, на коттеджный поселок. Волк посмотрел на часы и принялся ждать…

От аммиакохранилища «Рено» отъехал благополучно, на полицию они не нарвались. Но по дороге в город Виктора вырвало несколько раз подряд.

Наконец Ахмад сказал:

– Вам надо к врачу…

– Нельзя мне к врачу, – мотнул головой Логинов. – Отлежаться просто надо немного…

– Где?.. – задал вполне резонный вопрос перс.

– Еще не знаю, – ответил Виктор. – Сверни-ка куда-нибудь. Вроде на время отпустило… Натяну это чертово платье, и поедем посмотрим, что там возле нашего дома…

Возвращаться в квартиру Ольги было рискованно, но другого выхода Виктор не видел. Уж слишком худо ему было. Ахмад направил «Рено» в знакомый район и припарковался на стоянке возле магазина.

Сперва он сходил на разведку сам, потом вместе с Виктором медленно проехал через двор на машине. Как ни худо было Виктору, но даже в таком состоянии он смог бы почувствовать засаду. Не заметив ничего подозрительного, он наконец сказал:

– Ладно, рискнем! Я сейчас выйду за углом и пойду в квартиру первым. Подождешь пять минут. Если я не появлюсь, отгонишь машину к торговому центру и поднимешься за мной…

«БМВ» наконец показался на окраине коттеджного поселка. Волк тут же подался к окну башенки. Интересовала его не столько машина Хамада, сколько то, не сопровождают ли перса на расстоянии сотрудники службы безопасности. Вскоре за «БМВ» к коттеджному поселку приблизилась какая-то «Тойота». Волк насторожился. Однако его опасения оказались напрасными. «Тойота» почти сразу свернула к одному из домов и въехала во двор. Ее хозяин торопливо взбежал на крыльцо.

Других подозрительных машин Волк не заметил. Несмотря на это, он выжидал до последнего. И позвонил Хамаду только тогда, когда «БМВ» приблизился к коттеджу Сюзи.

– Это я! – быстро проговорил Волк. – К воротам не сворачивай, проезжай мимо, в конце улицы свернешь…

– А что случилось?

– Потом объясню!

Следуя инструкциям Волка, Хамад остановил «БМВ» неподалеку от дома доктора и выбрался из машины. Только убедившись, что в салоне больше никого нет, Волк быстро спустился из башенки на верхний этаж.

Вытащив из кармана трубку радиоудлинителя, он протянул ее медсестре и велел:

– Позвонишь охраннику на ворота, скажешь, что через пару минут к доктору приедет пациент на черном «БМВ»! Пусть пропустит без вопросов! Все ясно?

– Да!

– Звони!

Пять минут спустя Волк уже беседовал с Хамадом в одной из комнат коттеджа доктора. Пленников по этому случаю Волк запер в чулане.

Заметно осунувшийся Хамад, нервно жестикулируя, рассказал ему о том, что произошло в хранилище…

– Я сделал все, что мог! – проговорил он напоследок. – Но этот переодетый тип из службы безопасности оказался просто дьяволом!

Волк прикурил сигарету и посмотрел в глаза Хамада долгим взглядом.

Перс невольно заерзал на стуле. Он понимал, что сейчас решается его судьба. Когда Волк наклонился, чтобы стряхнуть пепел, Хамад нервно сглотнул слюну.

– Ну что же, – наконец произнес Волк совершенно спокойно, – я тоже считаю, что ты сделал все, что мог. И даже больше. Поэтому ты получишь половину доли Киркуна. Но только после того, как мы передадим русского заказчикам. Ясно?

– Да! – кивнул Хамад с просиявшим лицом.

– Тогда приготовь что-нибудь поесть. У нас сегодня будет трудный вечер, так что надо основательно подкрепиться. А потом начнем думать, как нам теперь выбираться из города…

Чутье снова не подвело Логинова. Никакой засады в квартире Ольги не оказалось. Когда пришел Ахмад, Виктор приказал ему поглядывать в окна, а сам буквально рухнул на диван. Наконец-то он смог расслабиться, но облегчения это не принесло.

Наоборот, Логинову стало еще хуже. Периодически Виктора буквально выворачивало наизнанку над принесенным Ахмадом тазом, хотя желудок его давно был пуст. Голова шла кругом. Логинову даже самому не верилось, что в таком состоянии еще недавно он мог не только как-то держаться на ногах, но еще и бегать.

Впрочем, объяснение этому было. Удар головой о трубу, конечно, внес свою лепту, но главное заключалось в том, что Виктор надышался аммиаком. И теперь этот чертов газ, разнесенный кровью по всему организму, дал о себе знать по-настоящему…

В перерывах между позывами к рвоте Логинов лежал, не шевелясь, и глубоко дышал по системе цигун – чтобы быстрее вывести из своего организма гадость, которой он наглотался. И в конце концов ему удалось ввести себя в особое состояние на грани бодрствования и сна. Не в нирвану, конечно, но что-то наподобие. Главное, что это позволило Виктору за несколько часов прийти в довольно сносное состояние.

Капитан второго ранга Мэтлок вышел из радиорубки «Инфинити» и быстро сбежал по трапу вниз, к каюте старшего лейтенанта Джейкобса.

– Есть новости от нашего человека в Бушире, Джейкобс! – быстро сказал он, когда хозяин каюты открыл дверь. – Только что переслали его сообщение из Лэнгли!

– Прошу, сэр! – посторонился лейтенант.

С момента прибытия Мэтлока на «Инфинити» Джейкобс практически не спал, однако выглядел подтянутым и сосредоточенным. На столе одна на другой были разложены несколько карт. Верхняя была перевернута. Как и любой другой офицер, связанный с разведкой, Джейкобс это сделал чисто автоматически, когда пошел открывать дверь.

Капдва Мэтлок прошел к столу и положил на него только что полученную шифротелеграмму. Расшифровывалась она личным ключом Мэтлока, он справился с этим очень быстро и тут же пододвинул лист к Джейкобсу. Тот пробежал текст глазами, потом взял маркер и выделил приблизительные координаты, а также краткое описание ориентира.

Только после этого Джейкобс отыскал карту побережья, вытащил ее и разложил поверх других карт. Некоторое время он по координатной сетке искал указанное в шифровке место. Потом прикинул примерное местоположение скалы.

– Где-то здесь, видимо… – наконец ткнул остро отточенным карандашом в карту Джейкобс. – Ясно…

После этого лейтенант перенес метку на гидрографическую карту.

Прикинув циркулем расстояние, Джейкобс почесал переносицу.

– Если изменить курс прямо сейчас и все пройдет нормально, парни смогут быть на месте в двадцать два – двадцать два пятнадцать. В зависимости от интенсивности приливного течения.

– То есть на двадцать три часа можно смело назначать встречу. Так?

– Да, сэр!

– Где ты предполагаешь их высадить?

– Вот в этом районе, у границы территориальных вод, – снова ткнул карандашом в карту Джейкобс.

– Координаты и курс командиру «Инфинити» передаем немедленно! – посмотрел на часы Мэтлок.

– Ахмад, ты где? – спросил Виктор. Сев на диване, он опустил ноги на пол и посмотрел на часы. – Ого!

– Вам уже лучше? – спросил появившийся в комнате Ахмад.

– Намного… – поморщился Виктор.

Обувшись, он встал и прошел к окну спальни. Как ни худо было Логинову, но он сразу, едва они вернулись в квартиру Ольги, велел Ахмаду наблюдать за коттеджем Волка. И перс вскоре засек знакомый «БМВ». Только вот во двор коттеджа он не заехал, а свернул за угол и скрылся из вида…

Так, во всяком случае, доложил Виктору Ахмад. Взяв цифровую камеру, Логинов навел ее на знакомый двор. Выглядел он безжизненным.

Возле коттеджа не было ни «БМВ», ни второй машины, стоявшей там с утра.

– Ахмад! – позвал Виктор.

– Да…

– А ну-ка покажи, откуда появился наш «БМВ». И куда проехал…

Выслушав объяснения перса, Виктор кое-что уточнил, а потом при помощи камеры еще раз тщательно осмотрел коттеджный поселок. Покончив с этим, он надолго задумался.

Факты вроде бы свидетельствовали о том, что Волк со своими людьми покинул коттедж. Двое на «БМВ» отправились взрывать аммиакохранилище, а за ними на другой машине уехали и остальные. И это выглядело логично – ведь «подрывников» могли взять, а правила конспирации в таких случаях категорично предписывают «засвеченную» базу больше не использовать…

Но было одно «но». В эту картину как-то не очень вписывалось появление возле коттеджа «БМВ». И Логинов, перебрав множество вариантов, пришел к довольно парадоксальному выводу. Виктор не исключал, что Волк до сих пор находится в коттедже. Или, во всяком случае, затаился где-то неподалеку. А иначе зачем было в поселке снова «светиться» «БМВ»?..

За раздумьями Логинов заставил себя сжевать пару бутербродов. Съел он их прямо возле окна спальни, ни на миг не прекращая наблюдения за поселком. Интересующий его коттедж по-прежнему казался безжизненным.

Но это было и не удивительно. Ведь Волку, потерпевшему неудачу с подрывом аммиакохранилища, теперь ничего не оставалось, как дожидаться темноты, чтобы под ее прикрытием сделать то, что не получилось сделать в панике, вызванной выбросом аммиака…

Квартира Ольги была неплохим наблюдательным пунктом. Но нужно было не только вычислить логово Волка, но и не дать ему уйти. Поэтому, перекурив, Виктор принялся надевать свое женское платье, инструктируя Ахмада.

– Ты все понял, Хамад? – спросил Волк, пристально глядя на перса.

Тот спокойно выдержал его взгляд, потом сказал:

– Да, Волк. Я все понял. Прорвемся. Только, идя на такое, я хочу получить хотя бы часть денег. Чтобы знать, за что рискую…

Волк словно бы ждал этого. И тут же сунул руку в карман:

– Нет проблем. Держи…

Хамад взял в руку увесистую пачку долларов и провел по ее краю пальцем. Волк хмыкнул:

– Пересчитай! Я не хочу, чтобы между нами было недоверие. Там ровно половина. Остальное получишь, как только мы передадим инженера людям заказчика…

«Или лишусь и этого. Вместе с головой…» – быстро подумал Хамад, но лицо его расплылось в улыбке:

– Я доверяю тебе, Волк!

Хамад сунул доллары в карман, и Волк сказал уже совсем другим тоном:

– Все?.. Тогда по машинам и поехали!

На Бушир уже начал спускаться вечер. Солнце склонилось над Персидским заливом. В окнах кое-где зажглись огни. Возвращающиеся домой жители города даже не догадывались, что многие из них сейчас могли быть уже мертвы. А те, кому удалось бы выжить после выброса аммиака, поспешно покидали бы сейчас свои дома, спаясь от ядовитых паров…

«Рено» остановился напротив таксофона. Логинов повернулся к Ахмаду:

– Все помнишь?

– Да! – кивнул тот.

– Тогда давай!

Перс выбрался из авто, перешел проезжую часть и снял трубку.

Дозвонился он не сразу. Наконец персу ответили, и тот торопливо выпалил заученный текст. Ответив еще на пару вопросов, Ахмад быстро повесил трубку и вернулся в машину.

– Ну что? – спросил Виктор.

– Сказали ждать, пришлют кого-нибудь!.. – возбужденно кивнул перс. – А это не опасно?..

– У нас просто нет другого выхода, – пожал плечами Логинов. – Поехали на место…

Минут через десять к перекрестку у безлюдного сквера подъехал синий «Сеат». Из него выбрались двое персов в гражданском. Один был лет тридцати, высокий и стройный. Тот, что сидел за рулем, был низковат, плешив, с кривыми ногами. Высокий огляделся по сторонам и что-то сказал напарнику.

– Это они! – негромко сообщил Логинов Ахмаду. – Иди! И ничего не бойся! Делай все, как я сказал!

– Хорошо, мистер Смит! – кивнул перс.

Логинов легонько подтолкнул его. Ахмад направился в обход куста к перекрестку. Он, конечно, нервничал, но в данном случае это было мотивированно…

Виктор остался за кустом и продолжил наблюдение. Высокий почти сразу заметил Ахмада и снова что-то сказал напарнику. Ахмад торопливо перешел проезжую часть и поздоровался. Дальше произошел короткий разговор на фарси. Потом высокий кивнул Ахмаду – мол, показывай.

Перс развернулся и двинулся обратно. За ним шел высокий, плешивый по его команде быстро вернулся к «Сеату» за фонариком, после чего тоже направился к скверу. Логинов в последний раз оглядел улицу, потом прошел чуть дальше, к тому месту, где под кустом белел пакет.

Из-за веток показался Ахмад, за ним вынырнула голова высокого.

Плешивый включил фонарь. Его луч метнулся к Виктору. Ахмад что-то быстро сказал. Он должен был представить переодетого в женское платье Виктора в качестве своей супруги, обнаружившей пакет на прогулке с детьми. Сразу после этого Ахмад указал пальцем на пакет. Логинов молча подался в сторону.

Высокий мазнул по нему взглядом, но в темноте что-либо заподозрить он, конечно, не мог. Шагнув к пакету, высокий присел и осторожно раздвинул его. В луче фонаря блеснул фотоаппарат. Тот самый, который Логинов конфисковал на квартире Ольги у капитана Абудаса.

Высокий что-то быстро произнес, повернувшись к плешивому, и тут же потянулся за телефоном. Плешивый, продолжая освещать находку, подошел ближе. На Логинова они вообще перестали обращать внимание…

Виктор сделал небольшой шаг, приблизившись к плешивому. Подобрав полу платья, он нанес неожиданный удар ногой. Плешивый приглушенно охнул и выронил фонарь. Высокий с телефоном в руке быстро повернулся.

Виктор тут же метнулся к нему. Высокий попытался отпрыгнуть, одновременно выхватив пистолет. Но Виктор оказался попроворнее его даже в весьма сковывающем движения длинном платье. Серией из трех молниеносных ударов он послал высокого в глубокий нокаут вслед за напарником.

Слева затрещали кусты. Виктор тут же резко повернулся, но увидел, что это просто от испуга подался назад Ахмад. Виктор его успокоил:

– Все в порядке! Посмотри пока за дорогой! Я быстро…

Перс кивнул и двинулся к перекрестку. Он все еще не мог прийти в себя от того, как мастерски Логинов разделался с сотрудниками службы безопасности. Заманить их в ловушку оказалось не так уж и сложно.

Ахмад просто позвонил дежурному и сообщил, что его жена отыскала в сквере какой-то подозрительный пакет с фотоаппаратом…

Сейчас же все произошло настолько стремительно, что Ахмад даже толком не понял, как двое сотрудников службы безопасности вдруг оказались на земле.

Повернув голову, Виктор убедился, что Ахмад следит за перекрестком. Наклонившись над высоким, Логинов нащупал у него на поясе футляр с наручниками, расстегнул его и сковал браслетами запястья сотрудника службы безопасности. С плешивым он управился раньше. Ноги высокого Логинов стянул его же ремнем, после чего сунул в рот агента импровизированный кляп, поскольку скотча под рукой не было.

Покончив с этим, Виктор обыскал своих пленников, изымая у них все, что могло пригодиться. Два служебных удостоверения, два табельных пистолета с запасными обоймами, один мобильный телефон и особенно одна рация, настроенная на закрытую волну службы безопасности, были сейчас для Виктора на вес золота. Собственно, для того чтобы иметь возможность прослушивать переговоры спецслужбы, Логинов и спланировал эту небольшую операцию…

Минуту спустя Ахмад по приказу Логинова подогнал синий «Сеат» к скверу.

– Открывай багажник! – велел Виктор. – Иди сюда, поможешь!

Вдвоем с персом они быстро загрузили начавших подавать признаки жизни агентов в машину. Логинов уселся на пассажирское сиденье и посмотрел на перекресток:

– Поехали отсюда! Куда-нибудь в укромное место…

Ахмад был прирожденный водитель. «Сеат» службы безопасности ловко съехал с бордюра на проезжую часть, живо добрался до поворота и свернул. Впереди показалось обнесенное забором старое кладбище, и Ахмад сказал:

– Можно туда! Там точно никого не будет…

Логинов на миг удивился, но тут же понял, что перс прав. И кивнул:

– Давай!

Через несколько минут «Сеат» уже стоял в укромном месте, неподалеку от могил нашедших здесь свой последний приют жителей Бушира. Жаркий день отступил вслед за солнцем в Африку. Было еще жарко, но со стороны Персидского залива дул несущий легкую прохладу ветерок…

Логинов выбрался из машины и подставил ему лицо. Одновременно он смотрел по сторонам и слушал. Но тихо и покойно было в районе старого кладбища. Живые не рисковали тревожить покой мертвых в этот сумеречный час. Пожалуй, кладбище было единственным местом в Бушире, где можно было по-настоящему расслабиться.

Только вот рано было расслабляться Логинову. Да и времени у него было в обрез.

– Ахмад, помоги! – наконец повернул голову Виктор.

Открыв багажник, они извлекли на свет божий плешивого. Бросив пленного на землю у дверцы «Сеата», Логинов посветил агенту в глаза его собственным фонариком, выдернул кляп и быстро спросил по-английски:

– Как твое имя?

Пленный прищурился и что-то сказал, тряхнув головой.

– Что ты говоришь, повтори! – по-английски произнес Виктор.

Однако агент английским явно не владел, в ответ он снова что-то торопливо выдохнул на фарси.

– Он говорит, что его зовут Нука, – пришел Виктору на помощь Ахмад. – Он старший сержант службы безопасности. И еще он говорит, что нам угрожает смертная казнь, если мы его немедленно не освободим…

– Скажи ему, что смертная казнь не самое страшное в этой жизни. Она угрожает мне давно и во многих странах…

– Он спрашивает, кто ты, – перевел ответ Ахмад.

– Я тот, кто может перерезать ниточку, на которую Аллах подвесил его бессмысленную жизнь. Но я не хочу этого. Мне просто нужно, чтобы он ответил на несколько вопросов!

– Он говорит, что у него шестеро детей и жена опять беременна. Он просит не убивать его… Он ответит на все вопросы, но при одном условии…

– Каком еще условии?

– Если ты отправишь к Аллаху лейтенанта Дейхука. Тогда Нука не будет опасаться за себя и свою семью… – немного испуганно перевел Ахмад.

– А-а, а заодно и повышение получит с прибавкой к зарплате для прокормления детей… – хмыкнул Логинов и быстро добавил: – Этого не переводи! Скажи, что условие принято…

От багажника донесся характерный звук, от которого Ахмад невольно вдрогнул. Логинов захлопнул крышку и вернулся к дверце, под которой сидел, привалившись к машине спиной, старший сержант Нука.

Свет фонаря снова осветил его потное лицо.

– Скажи, что лейтенант Дейхук отправился к Аллаху! Теперь сержант может не опасаться!

Ахмад, слегка запинаясь, перевел. На миг в глазах Нуки зажглись торжествующие огоньки. Видимо, коллеги в службе безопасности жили так же дружно, как пауки в банке. Но в данном случае Логинову это было только на руку. И он начал задавать четкие быстрые вопросы.

Нука, надо отдать ему должное, отвечать старался так же конкретно. В результате примерно через пять минут Логинов составил себе довольно полную картину того, как в Бушире организованы поиски беглецов. Из-за того что Логинов засветился на аммиакохранилище, его теперь подозревали и в подготовке взрыва. Навешали всех собак, в общем… Плюс к этому Виктор выяснил весьма важную подробность насчет спецпропусков службы безопасности.

– Так сколько людей привез с собой из Тегерана полковник Барси? – уточнил напоследок Виктор.

– Он точно не знает, – перевел Ахмад. – Около десятка…

– Ясно. Их представляли местным сотрудникам? Он их видел?

– Одного или двоих, мельком, в коридоре службы безопасности…

Лицо Логинова прояснилось окончательно. Сунув кляп обратно в рот агента, он выключил фонарик и сказал в темноте:

– «Моссад» вообще-то не оставляет свидетелей, Нука! Но тебе повезло. Кстати, пока будешь лежать в багажнике, подумай, какую сказку тебе рассказать начальству! Лейтенант Дейхук жив! Привет детям и жене!

Нука что-то замычал и задергался, но Виктор уже не имел желания с ним общаться, он не любил предателей, чем бы те ни мотивировали свои поступки.

– Бери! – приказал он Ахмаду.

Подхватив плешивого буширского рыцаря плаща и кинжала, они снова забросили его в багажник. После чего Виктор прошел к лобовому стеклу «Сеата» и посветил на него фонариком. В его луче в уголке стекла блеснул голограммой квадратик с арабской вязью. Это и был пропуск, о котором проговорился Нука. Логинов открыл дверцу и осторожно отлепил его…

Волк торопливо выбрался из «Фиата» Сюзи и направился к «БМВ».

То, что Волк с русским сели в его машину, Хамаду очень не понравилось. Мощный движок немецкого авто в предстоящем прорыве давал неоспоримые преимущества, но с Волком не поспоришь…

Полминуты спустя Хамад уже беспрепятственно выехал на «Фиате» из двора доктора. Сидевшего на воротах охранника заманили в дом и убили.

Выехав на улицу и осмотревшись, Хамад позвонил по мобильному.

– Да! – ответил Волк.

– У меня все в порядке!

– Рад за тебя! Звони, если что!

Хамад бросил телефон на пассажирское сиденье. Волк, получивший сообщение о том, что полиции поблизости нет, вывел «БМВ» на улицу вслед за «Фиатом».

Они благополучно отъехали от коттеджного поселка и направились второстепенными дорогами к окраине. Район был промышленным, и пока что неплохо изучившему Бушир Хамаду удавалось объезжать полицейские заслоны. Но перса это особо не радовало. Ведь сколько веревочке ни виться, конец все равно будет…

Не успел Хамад об этом подумать, как вдруг увидел слева силуэт полицейского джипа. Он стоял под прикрытием какой-то будки с потушенными фарами…

– Шайтан! – невольно выдохнул Хамад.

Он быстро потянулся рукой к телефону, но в этот момент на джипе включили поворотную фару, установленную сбоку над ветровым стеклом.

Яркий свет ослепил Хамада и, казалось, в один миг заполнил собой весь салон. Перс отдернул руку от телефона. Прикрыв глаза ладонью, он быстро посмотрел в зеркало.

Едущий следом метрах в ста позади «БМВ» слегка сбросил скорость.

Джип же быстро выскочил из-за будки наперерез «Фиату». Хамад ударил по тормозам.

– Выходи! – раздались крики на фарси.

Хамад не видел ни черта. Открыв дверцу, он выбрался на дорогу.

Из слепящего света фары к нему шагнул полицейский с пистолетом в руке и скомандовал:

– В сторону!

Хамад отступил, полицейский заглянул в салон. Повернувшись к Хамаду, он хотел было уже что-то сказать, но тут от джипа донесся голос:

– Сеадет, еще одна!

Полицейский повернул голову. К джипу с «Фиатом» приближался «БМВ». Волк не стал паниковать. Это было не в его стиле. Он медленно ехал навстречу опасности…

– Они ищут меня и мою знакомую, – проговорил Логинов, усевшись на заднее сиденье «Рено». – Ты в ориентировках вообще не фигурируешь, так что бояться нечего. Просто будешь быстро показывать в окно удостоверение службы безопасности и ссылаться на полковника Барси. Это на случай, если пропуск на стекле не подействует… Ну а если не подействует и удостоверение, тогда жди моей команды! – закончил Виктор, передернув затвор пистолета. От его щелчка Ахмад невольно вздрогнул, и Логинов на всякий случай добавил: – Но до этого, надеюсь, не дойдет. Если ты будешь вести себя спокойно и не наделаешь глупостей. Все понял?

– Да, – кивнул перс. И после едва уловимой паузы не очень уверенно проговорил: – А-а…

– Что?.. – поднял на него глаза Виктор. – Спрашивай. Лучше лишний раз уточнить, чем потом попасть из-за недосказанности к черту в зубы…

Ахмад еще секунду-другую поколебался, но потом все же спросил:

– Вы сказали там, возле кладбища, про «Моссад»… Это что, правда?..

– Нет. Это просто «красная селедка»…

– Что?..

– «Красная селедка» на жаргоне разведчиков – это дезинформация… Я просто решил запутать службу безопасности. К «Моссаду» я никакого отношения не имею. А вот с английской МИ-5 наша организация действительно сотрудничает очень плотно. Оказывает ей услуги, за что она, в свою очередь, помогает нам в вопросах эвакуации… Ясно?

– Ясно… А сейчас вы тоже оказываете ей услугу?

– Вроде того, – кивнул Виктор. – Просто на данном этапе наши интересы совпадают. Речь идет об освобождении несправедливо приговоренного к смертной казни гражданина одной из стран Содружества… Я не могу сказать тебе всего. Но будь уверен, если ты все будешь делать так, как я скажу, наши друзья из МИ-5 не оставят нас в беде. И с получением статуса беженца тебе тоже помогут. Потому что после известных событий в Великобритании выходцам с Востока даже вид на жительство получить непросто…

– Да, я в курсе, – кивнул Ахмад.

Ответ Логинова его вполне удовлетворил. Теперь все стало на свои места. Спасший его незнакомец явно в прошлом являлся сотрудником спецслужб и теперь использовал свои навыки в освобождении приговоренного к смертной казни бывшего коллеги. Но главное, что Ахмад увидел свет в конце тоннеля. Его помощь английской МИ-5 практически гарантировала персу политическое убежище на Туманном Альбионе…

Полицейский по имени Сеадет прикрыл глаза рукой и поморщился:

– Поверни прожектор!

Свет поворотной фары прыгнул навстречу «БМВ». В салоне машины стало видно сидящего за рулем Волка. Он потянулся правой рукой куда-то вниз, Сеадет инстинктивно поднял пистолет. У Хамада забилась на виске жилка и мгновенно повлажнели руки. Однако Волк вытащил солнцезащитные очки и нацепил их. Его движения были спокойными. Сеадет расслабился и махнул рукой, делая знак «БМВ» остановиться. Потом повернулся к Хамаду:

– Ваши документы!

– Они в машине, – кивнул Хамад.

– Так доставайте! – раздраженно махнул рукой полицейский.

Хамад протиснулся между ним и боком «Фиата». Прежде чем нырнуть в салон, он бросил взгляд в сторону «БМВ». Волк остановил машину и тут же живо выбрался на дорогу.

– Извините, но у меня жена беременна! – быстро проговорил он на безукоризненном фарси, направляясь к джипу. – Нельзя ли пропустить нас?

Его очки стоили немалых денег. Зато они практически нейтрализовали слепящий эффект фары. Именно такими очками пользуются сотрудники охраны президентов и богачей во всем мире.

– Ничего страшного, подождете минуту! – бросил Сеадет.

– Но поймите…

– Вернитесь к машине! – рявкнул полицейский.

– Извините!.. – с виноватым лицом остановился Волк. Одновременно его левая рука легла на полу куртки. – Хамад!

Этот вскрик застал полицейских врасплох. Волк же, мгновенно отбросив полу, выхватил пистолет-пулемет и направил его в сторону джипа.

– Пуф-пуф-пуф!.. – разнеслось над дорогой.

Экономной очередью Волк уложил двоих полицейских. Третий, Сеадет, тут же вскинул пистолет, но выстрелить не успел. Хамад сзади в упор размозжил ему пулей позвоночник.

Взятый напрокат «Рено» выехал на перекресток. Одутловатый полицейский махнул рукой, делая знак остановиться. Логинов с заднего сиденья быстро сказал Ахмаду:

– Просто притормози и быстро покажи удостоверение!..

На всякий случай Виктор приготовился к худшему. Они направлялись к коттеджному поселку не центральными улицами, но избежать встречи с полицией все равно не смогли. И сейчас многое зависело от того, насколько Ахмад сможет справиться со своим волнением. Перс сбросил скорость и высунулся в окошко. При его навыках вождения это было легко.

При приближении к полицейскому он махнул удостоверением:

– Служба безопасности!

Полицейский скользнул взглядом по укрепленному на стекле пропуску с голограммой и… вытянулся, метнув руку к фуражке. На заднее сиденье, где парился в суконном женском одеянии Виктор, он даже не заглянул. Ахмад тут же увеличил скорость.

На оговоренный электронный ящик Логинову давно сбросили номер телефона экстренной связи. Однако позвонить по нему Виктор смог только сейчас, завладев мобильным лейтенанта Дейхука.

– Да! – отозвался в трубке Андрей.

– Это я!

– У тебя все в порядке? – быстро спросил сотрудник резидентуры.

– Да, более-менее… А что?

– По нашим данным, у вас там происходит черт знает что… В общем, тебе передали категорический приказ из главного офиса: немедленно прекратить выполнение работы и как можно скорее завершить командировку!

– Хороший приказ, – сказал Логинов. – Только тут у нас действительно творится черт знает что, так что выполнить его сейчас я не могу при всем желании…

– Ты уверен, что выкрутишься? – со вздохом спросил Андрей.

– Надеюсь.

– Хорошо, – снова вздохнул сотрудник резидентуры. – Я передам руководству, что обстоятельства сложились так, что другого выхода у тебя нет… А сам буду параллельно готовить тебе «зеленку».

На жаргоне «зеленка» означала канал отхода.

– Спасибо, – сказал Виктор. – Мне нужны свежие данные по объекту…

– Могу сказать прямо сейчас. Больше выходов не было…

– Ясно! Тогда, если вдруг это случится, немедленно дай знать. Прямо на этот телефон!

– Хорошо. Удачи!

– Спасибо!

– Давай направо! – приказал Виктор, отключив телефон. – Встанешь в начале улицы, в тени!

Остановив машину, Ахмад по приказу Виктора выключил зажигание.

Салон «Рено» погрузился в темноту. Некоторое время Логинов всматривался в противоположный конец улицы, где располагался коттедж Волка, но там никакого движения не было.

По дороге Виктор отдал Ахмаду рацию и велел прослушивать все переговоры службы безопасности. Но никаких сообщений, которые могли бы помочь им, на волне спецслужбы пока не проходило.

Мобильный лейтенанта Дейхука упорно молчал, а это означало, что выходов Волка в Интернет не зафиксировано…

– Так! – решительно сказал Логинов, повернувшись к Ахмаду. – Найди-ка мне какие-нибудь плоскогубцы и отвертку… Быстрее!

Пока Ахмад выполнял приказ, Виктор сбросил с себя женское платье. То, что он задумал, требовало одежды поудобнее. Работая в «Альфе», Логинов научился видеть то, на что другие практически не обращают внимания. В частности, он уже в первые минуты наблюдения за коттеджным поселком установил, где на интересующей его улице расположен трансформатор.

По приказу Виктора через пару минут Ахмад подъехал к негромко гудящему шкафу. Логинов огляделся по сторонам и быстро вышел из машины. Ловко вскрыв стандартный замок, он разом выключил все автоматы. Улица тут же погрузилась в темноту. Логинов тенью метнулся к «Рено».

– Давай! – скомандовал он. – Как скажу, притормозишь, потом проедешь чуть дальше!

«Рено» направился к коттеджу Волка. Виктор на всякий случай снова проверил пистолет, поставил его на предохранитель и сунул в карман. Когда до нужного участка оставалось несколько метров, Виктор распахнул дверцу и сказал:

– Потише!

«Рено» уменьшил скорость. Логинов на ходу выскочил из машины и тенью метнулся к воротам. Здесь он секунду-другую прислушивался, потом ловко вскарабкался наверх и осторожно выглянул. Освещения не было, но глаза Логинова уже привыкли к темноте. Не заметив ничего подозрительного, Виктор секунду-другую прислушивался, а потом беззвучно сиганул во двор…

– Ба-бах! – грохнул пистолет Хамада.

– А-а… – простонал Сеадет и начал валиться на своего убийцу.

Хамад оттолкнул его и быстро огляделся по сторонам. Волк сделал то же самое. Потом приказал:

– Тащи его к джипу!

Забросив тела убитых во внедорожник, они отогнали джип за будку.

На дороге остались лужицы крови, но по ночному времени они вполне могли сойти за вытекшее масло…

– Все! – быстро сказал Волк. – Давай! Только гляди вперед повнимательнее!

– Да они просто так встали… – начал было оправдываться Хамад, но Волк перебил его:

– Поехали!

Хамад уселся за руль «Фиата». Тронувшись с места, он сунул еще теплый пистолет за резинку на левой ноге. Волк быстро метнулся к «БМВ» и пристроился следом. Сейчас нужно было как можно быстрее покинуть район перестрелки…

Хамад увеличил скорость. Свет ближних фар «Фиата» лизал какой-то длинный забор, дорога все время изгибалась по дуге. Перс уже решил, что они успеют проскочить, как вдруг впереди показались всполохи мигалки.

– Шайтан! – резко ударил по тормозам перс.

Он тут же выключил фары. То же самое сделал и Волк. Полицейская машина мчалась им навстречу. Видимо, охрана какого-то предприятия услышала выстрелы и позвонила в участок. Ни свернуть, ни спрятаться у перса с Волком возможности не было…

Хамад на миг растерялся, но в этот момент телефон на переднем сиденье «Фиата» засветился. Перс схватил его.

– Давай за мной! – выдохнул в трубке Волк.

Звонил он, уже начав разворачиваться. Хамад тоже включил передачу. На его счастье, «Фиат» был намного короче, маневреннее, чем «БМВ». Одним разворотом Хамад вписался в дорогу и устремился за машиной Волка. Тот резко рванул обратно, промчался около трехсот метров и вдруг направил машину прямо в забор. Так, во всяком случае, в первый момент показалось Хамаду.

Однако Волк просто успел по дороге заметить то, на что не обратил внимания перс. Как раз в этом месте справа вдоль забора на протяжении метров тридцати росли кусты, образовывая что-то вроде декоративной изгороди. За нее-то и нырнул с треском «БМВ». Проем был слишком узким, так что машина примяла крайний куст, заодно сломав несколько веток. Хамад направил «Фиат» следом. Едва не столкнувшись в темноте с «БМВ», он тут же выключил зажигание.

У опущенного окна «Фиата» возник Волк. Наклонившись, он предупредил:

– Дверцы не открывай!

Волк опасался, что полицейские заметят свет сигнальной лампочки в темных кустах. Хамад оглянулся. Кусты были достаточно густыми, почти без просветов. Пронесшаяся по дороге полицейская машина осветила их ядовитыми всполохами. Волк проводил ее взглядом.

– Кажется, пронесло! Сейчас попробуем… – начал было он, но тут на дороге послышался шум еще одной машины.

Волк умолк. Рыча изношенным мотором и прыгая на раздолбанных рессорах, к ним приближался полицейский джип. Волк подался к кустам.