/ Language: Русский / Genre:child_det,

Тайна украденной пальмы

Марина Елькина

Вот не думали не гадали Витька, Ирка и Владик, что в научной экспедиции на берегу Байкала им придется заниматься разгадыванием головоломок. А как иначе скажешь, когда ни с того ни с сего бесследно исчезают и таинственным образом появляются из ниоткуда самые разные вещи, большие и поменьше, нужные и не очень. Кто же заварил эту кашу: барабашка? Снежный человек?! Или, может, это местные браконьеры проводят в жизнь свой неведомый, но явно преступный план? «Одни вопросы, и никаких ответов», — растерянно говорят себе ребята, и вот тут-то посреди разгромленной комнаты…

ГЛАВА I ТРОЕ

Самолет пошел на посадку. Витьку замутило. Он зажмурился, ткнулся головой в пушистую мамину кофту и замер. Теперь надо сделать так, чтобы твое дыхание совпало с дыханием самолета. Самолет вниз — глубокий вдох, самолет вверх — выдох. Только самолет дышит слишком неровно. Вверх — и Витьку изо всех сил вжимает в кресло. Вниз — и мутит от легкости, с которой кресло отталкивает его. Все в жизни можно выдержать, кроме этих минут посадки.

— Тебе леденец дать? — спрашивает мама, и сил нет ответить. Нет сил даже помотать головой.

Ну, когда же наконец этот самолет сядет?

— Шасси выпустили! — восторженно сообщает девчонка, которая сидит у окна.

Как она может смотреть на покачивающееся крыло самолета, на подкрадывающуюся вату облаков?! Есть же люди, для которых путешествие в воздухе как увеселительная прогулка! У них хороший вестибулярный аппарат. И у мамы хороший, и у этой девчонки у окна, и у всех остальных пассажиров. Один Витька мается!

Толчки вверх-вниз стали быстрее. Самолет задышал чаще, Витька снова сбился с ритма, тошнота обрадовалась и покрепче прижала к себе плохой вестибулярный аппарат.

Но тут самолет сжалился над Витькой и радостно стукнулся колесами об асфальт аэродрома. Все! Прилетели!

— Наш самолет совершил посадку в аэропорту города Иркутска, — сообщила в микрофон стюардесса.

Витька все еще боялся оторвать голову от пушистой кофты и открыть глаза. Самолет мчался по полосе, подпрыгивал, будто напевал какую-то веселую песенку, чтобы подбодрить Витьку.

— Просьба всем оставаться на своих местах до полной остановки самолета, — продолжала бубнить стюардесса. — Командир корабля и экипаж прощаются с вами и желают вам всего самого доброго.

На улице шел дождик. Мелкий, редкий, неуверенный. Мама, ворча, доставала зонт, а Витька торопился уйти подальше от трапа и с удовольствием подставлял лицо под капли дождя, словно смывал с себя запах самолета и чувство тошноты.

Сейчас, когда воспоминания о посадке были еще слишком свежи, он удивлялся своему желанию поехать на каникулы к бабушке. Что здесь интересного?

Лето прохладное, сибирское. Ни купания, ни загара. У мамы отпуск длинный — больше месяца.

Что здесь делать больше месяца? Витька напрочь позабыл о том, что мечтал об Иркутске весь год, с того самого дня, как вернулся домой из прошлой поездки к бабушке.

Впрочем, чему тут удивляться? В прошлом году и сам Витька был еще маленьким, одиннадцатилетним. А теперь ему двенадцать.

В прошлом году он весь месяц провел в играх с двоюродными братом и сестрой. Владик на год младше, Ирка — на год старше. Но теперь все они повзрослели на целый год. Ирке вот-вот тринадцать стукнет. Вряд ли она захочет играть с братьями.

Летом вся большая семья собиралась в Иркутске. Витька, Владик и Ира жили в разных городах, но приезжать к бабушке на летние каникулы было традицией.

Не сказать, что ребята дружили. Больше ссорились.

Так уж выходило, что дружить втроем не было никакой возможности. Кто-то из троих обязательно оказывался лишним. То Владик с Иркой дружат, а Витька ходит и дуется на них, то Витька с Владиком во что-то играют, а Ирке в этой игре никак места не находится, то Ирка и Витька придумают что-нибудь интересное и ни в какую не соглашаются поведать об этом Владику. И так все лето.

Ну, теперь-то будет иначе. Теперь они все стали старше, и глупые детские игры не для них. Теперь они будут вести себя по-взрослому, и каждому найдется место и роль в каком-нибудь важном и серьезном деле.

Но все осталось по-старому. Не успел Витька войти в двери бабушкиной квартиры, как на него с двух сторон налетели Ирка и Владик и чуть не передрались из-за того, кто первый расскажет ему все новости.

— Да дайте вы человеку отдохнуть с дороги! — прервала их перепалку бабушка. — Витя очень плохо переносит самолет. А вы тут тараторите, как две сороки. Завтра все расскажете.

— Завтра?! — в один голос возмутились Ирка и Владик.

— Бабушка, у нас очень срочное дело!

— Бабушка, я совсем не устал, — заверил Витька.

Так оно и было. О самолете Витька почти позабыл и сейчас нисколько не жалел о том, что приехал, о том, что выдержал такие неприятные минуты посадки.

— Я черепаху на улице нашла! — возвестила Ира. — Она теперь в ящике на балконе живет! Пойдем, покажу!

Черепаха произвела на Витьку впечатление: таких больших он еще не видел.

— Старая, наверное, — восхищенно сказал он. — Ей лет сто. Или двести. Сколько там черепахи живут? Откуда такая на улице взялась?

— У кого-то потерялась, а Ирка схватила и домой приволокла, — усмехнулся Владик. — Кто-то расстраивается, ищет свою черепаху, не знает, что она в ящике на балконе томится.

— Никто ее не ищет! — вспыхнула Ирка. — Я целый день ее хозяев искала, у всех ребят спрашивала!

— Ну да! С неба черепаха свалилась. Специально для того, чтобы у тебя пожить!

— Ты же сам говорил, что черепахи бегают очень быстро. Юркнула в траву и убежала. Может, даже с другого конца города. Говорил?

— Витька, да что ты ее слушаешь? Она тебя всякими глупостями заболтает! Пойдем, я покажу тебе свою лабораторию.

И Владик утащил Витьку с балкона.

— Гляди! — Владик с гордостью указал на две трехлитровые банки на подоконнике.

— Что это?

— Моя лаборатория. Я испытываю на мухах различные лекарства.

— Издевается над бедными насекомыми, — прокомментировала Ира. — Закрыл мух в банках и сует туда всякие снадобья. Чокнутый! Как будто мухи едят таблетки!

— Ты ничего не понимаешь в исследованиях! — вскипел Владик.

— Да уж побольше тебя понимаю!

— Дура!

— Сам дурак!

Ну, начинается! Витька совсем не хотел ссориться в первый же день, поэтому миролюбиво предложил:

— Успокойтесь! Все интересно. И за мухами наблюдать, и за черепахами. Пойдемте лучше, я покажу вам подарки. А еще у меня есть такая интересная книжка! Можем все вместе почитать.

Витька никогда не разделял их страсти к биологии. И Владик, и Ирка вечно возились с какими-то котятами и щенками, устраивали лаборатории, любили бродить по лесу, ловили бабочек, составляли гербарии и коллекции насекомых.

Через пару дней его начнут раздражать и черепаха, и лабораторные банки с мухами. Но пока что все это так здорово, так интересно! Только бы как-нибудь обойтись без ссор. Хоть в самый первый день!

Пока ссор удавалось избежать. Даже на следующий день между Владиком и Иркой все еще сохранялось перемирие, правда, довольно хрупкое. Они то и дело перекидывались едкими словечками, но в открытую войну не вступали. Наверное, из-за того, что оба хотели быть с Витькой.

Витька радовался. Втроем лучше. Неужели обязательно делиться, ссориться, ругаться?

Взрослые уехали встречать дядю Веню. Он должен был приехать из таежной экспедиции. Ребята остались с бабушкой.

Бабушка к приезду дяди Вени готовила на кухне праздничный обед. Ребята покрутились возле нее. Владик даже хотел показать свои кулинарные способности и напросился мешать поджарку. Он уверил бабушку, что мама всегда поручает ему это ответственное дело. А однажды он будто бы сам испек блины.

Про блины бабушка вряд ли поверила, но помешать поджарку разрешила. Ирка и Витька в это время отрывали кусочки сладкого теста, приготовленного для печенья. Владик обрадовался, что можно вырезать из раскатанного теста самые причудливые кусочки, вооружился формочками и совсем забыл о поджарке.

Поджарка благополучно сгорела. Бабушка ругать Владика не стала. Она вообще никогда внуков не ругала. Только вежливо попросила всех троих покинуть кухню.

— У меня еще очень много дел, — сказала она. — Кухня маленькая, все друг другу мешают. Идите пока в комнату.

Ребята вернулись в комнату и заскучали.

— Может, приготовим к приезду дяди Вени какой-нибудь сюрприз? — предложил Витька.

— Давайте устроим концерт! — тут же откликнулась Ирка.

— Какой еще концерт? — поморщился Владик. — Стихи учить? Песни петь? Я не буду.

Ирка обиделась и сказала Владику, что она так и знала, что Владик лентяй и вообще противный человек. Владик приготовился высказать что-то в ответ, но Витька поспешил предложить другое:

— Давайте придумаем какие-нибудь костюмы!

— Костюмы? — переспросил Владик. — Устроим среди лета новогодний карнавал? Чур, я буду Дедом Морозом!

— Ты не понял! Мы устроим для взрослых показ мод!

— А Ирка будет манекенщицей! — радостно подхватил Владик.

— А что? И буду! Только мне тогда макияж нужен подходящий!

— Между прочим, я — мастер по макияжу! — сообщил Владик.

— Мастер по макияжу называется визажист, — скептически усмехнулась Ирка.

— Вот-вот! Я он и есть! Однажды я сделал маме такой макияж…

— Мы уже видели, как ты готовил поджарку, — напомнил Витька.

— Это была глупая неудача, — совершенно серьезно откликнулся Владик. — Я не виноват, что мне поручили два дела сразу.

— Никто тебе два дела не поручал.

— Ну, это неважно! За макияж для Ирки я отвечаю головой! Так разрисую, что не узнаете!

— Хорошо, — согласился Витька. — Ты делаешь макияж, а я придумываю наряд. Сейчас поищу в гардеробе что-нибудь интересненькое.

Пока Витька исследовал гардероб, Владик принялся за дело. Визажист из него получился лучше, чем повар. Он довольно ловко орудовал кисточками, а уж над прической просто старался изо всех сил.

Строго-настрого он запретил Ирке смотреться в зеркало.

— Мне не нужны твои советы и восторги, — сурово заявил он. — Когда закончу работу, тогда и посмотришь.

— А вдруг ты все испортишь?

— Испорчу? Я?! Да ни у кого никогда не было такого макияжа и такой прически, какие я сделаю тебе!

Ирка все-таки беспокойно порывалась глянуть в зеркало.

— Не вертись! — ругался Владик. — Ты испортишь всю мою работу!

Витька нашел в гардеробе старое бабушкино платье с рюшечками. Нарядное, но уж совсем допотопное.

— Такое не модно! — заявила Ирка.

— Очень даже модно! — возразил Витька. — Это называется стиль ретро.

— Не спорь с модельером, — посоветовал Владик, втыкая в Иркину прическу последнюю шпильку. — Ну, как?

Он подал Ирке зеркало и надулся от гордости в ожидании похвалы. Похвалы не последовало. Ирка молчала, разглядывая свое, вернее, какое-то чужое лицо в зеркале. Искусно выведенные тонкими кисточками штрихи создавали странное впечатление. Витька прыснул:

— Ты похожа на индейца, выходящего на тропу войны!

Причудливая фантазия Владика почему-то разделила лицо. Одна половина была разукрашена в светлых тонах, другая — в темных. Кричащая яркость Иркиной физиономии смутила бы даже самого крутого художника-авангардиста.

Витька думал, что Ирка разразится сейчас воплями и ревом, что она побежит смывать этот дикий макияж, но ошибся. Ирка улыбнулась своему отражению и сказала:

— Мне нравится.

— Погоди, еще добавим блестки, — обрадовался Владик.

— Хороший макияж, — кивнул Витька. — Для карнавала.

— А для показа мод?

— Ну-у… Платье это к такому макияжу не подходит.

— Да, — согласилась Ирка. — Нужно мини-юбку и какой-нибудь кожаный пиджачок. Сейчас!

Ирка заперлась в комнате, вывернула все чемоданы, нашла то, что было нужно, и вышла к мальчишкам уже в полном прикиде.

— Класс! — воскликнул Владик.

Витька рассмеялся:

— Такой прикид только для подиума. На улицу так не выйдешь.

— Почему это?

— Потому что люди в психушку сдадут эту манекенщицу.

— Вот еще! — фыркнула Ирка. — Пусть только попробуют! В чем хочу, в том и хожу!

— А спорим, на улицу ты в таком виде не выйдешь!

— Не выйду? Спорим! Дойду до магазина, который за бабушкиным домом!

— И в магазин войдешь?

— А что? Думаешь, не войду? — и Ирка решительно отправилась на кухню к бабушке. — Бабушка! Нам купить что-нибудь нужно?

Бабушка чистила картошку и пока что не оборачивалась в сторону Ирки.

— Нужно, — ответила она. — Две булки хлеба. И возьми еще килограмм огурцов.

— Тогда давай деньги и сумку.

Бабушка вытерла руки, обернулась, молча рассмотрела Иркин прикид и, ничуть не изменив выражения лица и тона разговора, сказала:

— Ничего не надо. Я сама в магазин схожу.

Мальчишки расхохотались:

— Смывай грим, Ирка!

Бабушка вздохнула:

— Не знаете, чем от скуки заняться? Что же вы все лето делать будете? На голове ходить?

— Это мы для дяди Вени, — объяснил Витька. — Показ мод придумали.

— Он такое не оценит. Он вообще никаких мод не признает. Дикий, таежный человек.

Ребята расстроились. Показ мод отменяется. Зачем же дикому таежному человеку макияж, прическа, ретростиль, кожаный пиджачок?

Ирка пошла смывать краску и расчесывать волосы. Витька и Владик наводили порядок.

— Наверное, скучный человек этот дядя Веня, — сказал Витька. — Я его не помню. Вечно он в каких-то экспедициях, на каких-то станциях.

— Я маленький был, когда он к нам приезжал, — ответил Владик. — Не помню толком, но тогда он был веселый. Играл со мной.

— Ладно, приедет — поглядим. Наверное, он похож на медведя.

— Или на тюленя.

ГЛАВА II ДЯДЯ ВЕНЯ

Дядя Веня был биологом и охотоведом. Он годами пропадал в тайге, в тундре, исследовал леса.

Ни на тюленя, ни на медведя он похож не был. Невысокий, щупленький, бородатый, больше напоминающий озорного мальчишку, чем солидного ученого. Он громко разговаривал и громко смеялся. Он заполнил собой всю квартиру, даже бабушка заметила:

— Совсем одичал со своими соболями да медведями. Привык там орать, всех уже оглушил.

Дядя Веня не обиделся, только рассмеялся еще громче:

— Я к вам ненадолго, оглохнуть не успеете. Дня на два-три.

Бабушка всплеснула руками:

— Всего на три дня? Не был год, и появляется на два-три дня. Ну, куда это годится?

— Ничего не поделаешь! Мне нужно провести интереснейшую работу на Байкале. Можно сказать, что я буду начальником научно-исследовательской станции, — дядя Веня снова заразительно расхохотался. — Правда, в подчинении у меня будет всего-навсего один человек. И тот не в подчинении, а на равных правах. Но работа прекрасная! Всю жизнь о такой мечтал! Только я, Байкал и тайга!

— Ты — совершенно дикий человек! — рассмеялись взрослые.

А воображение ребят было растревожено словами дяди Вени: «Я, Байкал и тайга!» Наверное, это так здорово! Вот бы им на эту научно-исследовательскую станцию! На настоящую научно-исследовательскую станцию! Куда там Владику с его лабораторией на подоконнике или Ирке с ее черепахой на балконе!

Само собой разумеется, что ребята стали ловить каждое слово дяди Вени, но он о своей работе больше не рассказывал. Вся семья села за большой длинный стол, начался праздничный обед, а уж какие за обедом разговоры о работе?

Ну, а после обеда ребятам совсем не до разговоров стало. Мамы обнаружили их попытки показать свое мастерство в мире моды. Перевернутые чемоданы совсем не понравились Иркиной маме, а мама Владика подняла крик по поводу использованных и испорченных красок.

За ребят заступилась бабушка:

— Они Вене хотели сюрприз сделать.

— Какой сюрприз? — заинтересовался дядя Веня.

— Моды тебе показать хотели, да я все их планы расстроила. Сказала, что ты моду не любишь.

— Почему же не люблю? Очень даже люблю. Только не люблю меховые коллекции. Сразу вспоминаю своих соболей и медвежат. Не для того они на свет приходят, чтобы человек их шкуры в угоду моде носил.

Витька удивился:

— Вы же охотник!

— Не охотник, а охотовед. Я изучаю промысловых животных, а не истребляю их. Конечно, у меня есть ружье, но оно, по сути, антиквариат, подарок. Инкрустированное, середина девятнадцатого века. У этого ружья своя история.

Мамы оставили ребят в покое. Наверное, им неудобно было устраивать скандал из-за сюрприза для дяди Вени.

А ребята, обрадованные, уже не отходили от дяди Вени весь вечер. Он тоже был доволен их обществом, и рассказы о тайге и о Байкале сыпались один за другим.

— Расскажите про ружье, — попросил Витька. — Кто вам его подарил?

— Ружье подарил мне профессор-палеонтолог. Он преподавал в нашем университете, потом руководил моей первой научной работой. Однажды он отдал мне это старинное ружье и сказал: «Тебе, как лучшему ученику». Я, честно говоря, растерялся. Вещь-то антикварная, подарок слишком дорогой. Но он настоял. Сказал, что это ружье переходит от ученого, к ученому. Такая традиция. И рассказал мне одну историю. Когда он был совсем молодым, восемнадцатилетним студентом, довелось ему участвовать в известной археологической экспедиции. Было это в 1928 году. Два крестьянина в прибайкальском поселке Мальта рыли новый погреб и нашли стоянку древнего человека. По их вызову и приехали археологи. Да стоянка оказалась не простой, ее отнесли к эпохе верхнего палеолита, впрочем, вам это ничего не говорит. Скажу иначе — стоянке было пятнадцать тысяч лет.

Владик присвистнул.

— Да-да, пятнадцать тысяч лет, — подтвердил дядя Веня. — Жилище было необычное и с архитектурной точки зрения. Оно было сложено из костей мамонта и носорога, а крыша сплетена из рогов северного оленя. Посреди жилища хорошо сохранился даже пепел в очаге. В общем, экспедиция была очень успешной. На основании мальтийских находок были пересмотрены многие выводы ученых. Долгое время считалось, что это самое древнее поселение человека в Сибири. Только в конце двадцатого века в Южной Сибири, на реке Улалинке, нашли стоянку самых древних людей, архантропов. Этой стоянке не пятнадцать, а все сто или даже двести тысяч лет.

— Вот это да! — воскликнул Витька. — Двести тысяч лет… Даже представить невозможно!

Дядя Веня улыбнулся:

— В науке очень многое поначалу невозможно представить.

— А каким он был, этот архантроп? — спросил Владик. — Он был похож на нас?

— Вряд ли. Может быть, он даже был мохнатым с ног до головы. У него был низкий череп, он плохо разговаривал и ходил, почти касаясь руками земли. Но что-то мы с вами совсем отвлеклись от истории ружья. Однажды молодого парнишку-студента подозвал к себе дряхлый старик. Говорили, что старику уже сто лет стукнуло. Правда это или нет, никто толком не знал. Этот старик каждый день сидел поблизости и молча наблюдал за раскопками. Видно, тогда и пригляделся он к молоденькому археологу. «Пойдем-ка ко мне в избу, — сказал он. — Хочу тебе одну вещь подарить». Студент подумал, что старик хочет отдать археологам еще один бивень мамонта или что-нибудь в этом роде. Но в темной избушке с низким потолком старик достал из сундука не бивень, а старое ружье с инкрустацией: «Бери, — сказал он. — Мне это ружье полвека назад один человек дал. Его Иваном звали. Он тоже был ученым. Глубину Байкала-батюшки мерил, речку изучал, травы собирал, камни, раковины. А я тогда был беглым каторжником. Помог он мне шибко и подарил это ружье на прощанье. Сказал, что в тайге без ружья никак нельзя. Оно конечно! Сколько раз меня это ружье выручало! Голым-босым ходил, в разные передряги попадал, а ружьишко никому не отдал. Всю жизнь оно со мной промыкалось. Теперь вот тебе хочу отдать, мне оно ни к чему боле, а тебе в твоих странствиях, глядишь, и пригодится. Иван рад был бы, узнай, что его ружье к ученому попало».

— А кто был этот Иван? — спросила Ирка.

Дядя Веня пожал плечами:

— Этого я не знаю. И учитель мой не знал. Он тогда старика не расспросил толком и жалел об этом потом всю оставшуюся жизнь. Впрочем, вряд ли старик рассказал бы что-то подробнее. Иван да Иван. Наверное, фамилию ученого старик не знал.

— А правда, что старик был беглым каторжником?

— Думаю, что правда. Сибирь в девятнадцатом веке была краем каторжным. Сюда ссылали и уголовных преступников, и политических. Между прочим, и Байкал тогда изучали ссыльные поселенцы.

— Ссыльные?

— Ну да, ссыльные поляки-повстанцы — Дыбовский, Годлевский, Чекановский, Черский. Их стараниями были составлены карты Восточной Сибири, изучены реки и горы, классифицированы рыбы и животные. Они сделали величайшие открытия, на их работу опираются сейчас все ученые, занимающиеся Байкалом и Прибайкальем. Это теперь каждый ученый имеет довольно узкую специальность. Либо геолог, либо палеонтолог, либо биолог. А те ученые успевали в каждой области. Они были и геологами, и биологами, и палеонтологами. И везде что-то открывали, придумывали какие-то методы, какие-то приборы, писали серьезные работы, собирали бесценные коллекции, вели путевые дневники, составляли карты, проходили сотни километров пешком и на лодках. Вы и представить себе не можете, сколько гипотез они подтвердили, сколько легенд опровергли! Конечно, и в их работах были ошибки.

— Ошибки? У ученых? — удивился Владик.

— Ошибки бывают у всех, а у ученых даже очень часто. Например, Черский ошибочно полагал, что ледниковый период не задел район Байкала. Дело в том, что он нашел окаменелости, доказывающие, что в ледниковый период в байкальских водах была жизнь. Черский сделал вывод, что Байкал не был покрыт ледниками. Многие десятилетия это убеждение казалось непоколебимым, но последующие изыскания показали, что ледники на Байкале все-таки были. Хотя и не такие мощные, как в других районах. Здесь не было вечной зимы, которая губила все живое. Здесь наступали весна, лето, осень, зеленела тундровая растительность, могли существовать животные.

— Динозавры?

— И динозавры тоже. Археологи нашли остатки их скелетов. Между прочим, здесь жили самые крупные динозавры. Только представьте себе такую махину метров в двадцать пять длиной и тонн в пятьдесят весом.

— Ого!

— Вот именно.

— Веня! Ну, что ты все с ребятишками болтаешь! — окликнула дядю бабушка. — Нашел благодарных слушателей! Завтра все им расскажешь. Вас все за столом ждут, чай остывает.

Дядя Веня виновато развел руками, подмигнул ребятам и шепнул:

— Люблю бабушкин пирог. Пойдемте полакомимся. А о динозаврах потом.

Но потом взрослые совсем заговорили дядю Вето. Они расспрашивали его не о динозаврах, а о каком-то снабжении, о повышении зарплаты и о других скучных вещах.

Дядя Веня отвечал вяло, односложно, без того жара, с которым только что беседовал с ребятами. Неужели никто не понимает, как это неинтересно!

Ребята вылезли из-за стола, вышли на балкон и стали кормить черепаху. Черепаха лениво жевала листья одуванчиков. Владик удрученно вздохнул:

— Черепаха — это, конечно, не динозавр.

Ирка обиделась:

— Я читала, что черепахи тоже живут на Земле давным-давно. Когда-то были гигантские черепахи.

— Но она же не весила пятьдесят тонн, — возразил Владик.

Витька сказал:

— Хорошая у дяди Вени работа. Интересная.

— Я вот вырасту и тоже стану охотоведом и биологом, — тут же откликнулся Владик. — Буду защищать животных.

— Ты мух мучаешь, тебя в охотоведы не возьмут, — заявила Ирка.

— Да не мучаю я никого! Я эксперименты провожу. Хочешь, прямо сейчас всех выпущу?

Владик притащил свои банки из лаборатории на подоконнике и выпустил всех подопытных мух. Ирка удовлетворенно кивнула:

— Давно бы так.

— Между прочим, я их целых три дня ловил! — пробурчал Владик.

— А что, если поехать с дядей Веней на Байкал? — предложил Витька.

Ирка и Владик посмотрели на него, как на сумасшедшего. Владик даже выразительно покрутил пальцем у виска и скорчил рожу.

— Кто нас туда возьмет? И кто нас туда отпустит?

— Ну, мы же не одни поедем! Мы же с дядей Веней!

— А моя мама говорит, что ни за что бы не взяла на себя ответственность за троих оболтусов, — сказала Ирка. — Она с нами даже в парк сходить не отважится. Испугается, что мы разбежимся в разные стороны или упадем с какой-нибудь карусели.

Витька пожал плечами:

— Мы уже взрослые. Все это понимают. Только твоя мама не понимает.

— А твоя как будто понимает! Все время какие-то наставления дает!

— Ничего из этой затеи не выйдет, — поддержал Ирку Владик. — И мечтать не стоит.

— Ну, можем же мы поговорить с дядей Веней! Вдруг он согласится? Вы что, не хотите на Байкал?

— Мы-то хотим.

Витька чувствовал, что Владик уже рисует в своем воображении эту поездку. Ирка никак не проявляла своих эмоций, и по ее виду трудно было сказать, хочет она ехать или нет.

— Может быть, мы бы сами нашли кости динозавров! — продолжал напирать Витька. — Или доказали бы, что на Байкале жили гигантские черепахи. А, Ирка?

Ирка улыбнулась:

— Да что я, против, что ли? Я бы поехала.

Витька решительно вскочил:

— Тогда дело за малым! Нужно уговорить дядю Веню, а он уговорит бабушку и наших родителей.

Но вытащить дядю Веню из-за стола не было никакой возможности. Взрослым все-таки удалось вовлечь его в свои скучные разговоры, и он горячо спорил с папой Владика о политике и телевидении.

— Телевидение — вредно! — кричал дядя Веня. — Оно отвлекает человека от дел!

— Современный человек уже привык к телевизору и без него не может жить, — говорил папа Владика. — Скучно без телевизора.

— Вот у нас не было телевизоров в палатках, и мы совсем не скучали!

— Ты призываешь вернуться к первобытному обществу?

— Да ни к чему я не призываю!

— А техника, между прочим, шагает вперед, не спрашивая тебя! Уже и компьютер становится вещью первой необходимости!

— Для меня не становится. Мои лисы и медведи о компьютерах не слыхали.

— Но ты же не лиса и не медведь! Ты же современный ученый!

Глупый спор. Зачем так горячиться? Никто ведь ничего не докажет. Дядя Веня считает так, а папа Владика иначе. И не в их власти отменить компьютеры и телевизоры или изобрести новую технику.

Витька очень хотел прервать их дискуссию и уже открыл было рот, но Ирка шепнула:

— Не лезь под горячую руку. Все испортишь.

— Да, — согласился Владик. — Лучше оставить до завтра. Я своего папу знаю. Он сейчас ничего не разрешит, только наорет на нас. Скажет, что мы тоже хотим превратиться в лис и медведей.

Ребята не спали допоздна. Сидели на балконе и соображали, как завтра лучше всего повести разговор. Дело сложное, потому что взрослых много, и все они будут возражать, в этом нет сомнения.

Можно себе представить, что они начнут говорить: там нет телефона! Мы с ума сойдем от беспокойства! Дядя Веня едет работать, и не надо ему мешать! Ему некогда присматривать за вами! Кто вам будет готовить завтраки, обеды и ужины? А вдруг вы заболеете? В тайге так легко заблудиться! Научная станция — это не дом отдыха!

Они вряд ли захотят понять, что дети уже выросли.

Мальчишки на каждую предполагаемую реплику родителей придумывали десятки ответов. Ирка была настроена скептически и, по большей части, молчала. Она лучше пацанов понимала, что родители не сдадутся ни при каких условиях, не согласятся ни на какие уговоры.

— Я хочу спать, — наконец сказала она.

Мальчишки обиделись:

— Мы еще ничего не обсудили!

Но Ирка только пожала плечами:

— Бесполезно обсуждать. На Байкал мы не поедем.

— Это ты не поедешь! — вспылил Владик. — А мы с Витькой поедем! Даже если придется объявлять голодовку или удирать из дому! Да, Витька?

Витька кивнул, а Ирка усмехнулась и независимо заявила:

— А еще говорите, что вы уже выросли!

После ее слов Витька как-то сразу сник. Ему тоже показалась нереальной вся эта затея с Байкалом. Ирка ушла, Владик еще что-то придумывал, но Витька уже почти не слушал.

— Пойдем спать, — хмуро решил он. — Завтра поговорим.

Разумеется, так все и вышло — просьба ребят вызвала целую бурю. Родители отказали наотрез.

— Это невозможно! — говорили они и выдвигали те самые возражения, которые вчера обсуждали ребята.

Ирка, Витька и Владик оборонялись как могли. Они наперебой пытались объяснить родителям, что в поездке на научную станцию нет ничего ужасного. Но родители и слушать не хотели их объяснений.

Все бы закончилось очередной победой взрослых, если бы не дядя Веня. Он решительно принял сторону ребят:

— На станции работа всем найдется. Будут мне помогать. Чего им в городе сидеть?

— Нет, Веня, ты мне объясни, — просила Витькина мама. — Тебе-то эта морока зачем? Брать ответственность за троих шалопаев?

— Почему ты уверена, что они шалопаи? Дети как дети. К тому же мои племянники.

— Своих детей у тебя нет, ты не знаешь, как это сложно!

— Но ведь они уже большие, — дядя Веня подмигнул ребятам. — Они ни на шаг не будут от меня отходить. Правда, орлы?

— Правда! — хором ответили все трое.

Иркина мама махнула рукой:

— Им верить нельзя. Они сейчас тебе все, что угодно, пообещают, только бы на Байкал выбраться.

— Витька, например, не умеет плавать, — поддержала ее Витькина мама.

— А в Байкале никто купаться не будет. Там вода для купания холодная. Странные вы какие-то! Неужели вы сами в детстве не мечтали о такой поездке?

— Мало ли кто о чем мечтает в детстве!

— Но у вас ведь не было дяди-охотоведа, а у них есть. Почему же не воспользоваться такой удачей.

— Ты считаешь это удачей? — с сомнением спросила мама Владика.

— Считайте, что ваши дети на две недели поедут на курорт. Научная станция ничем не хуже любого дома отдыха. Она маленькая, но очень комфортабельная. Там даже небольшой зимний сад с пальмами имеется. И телевизор есть, — это дядя Веня сказал специально для папы Владика.

Все решила бабушка. Она молча слушала всю перепалку, а потом сказала:

— Помнишь, Веня, в детстве ты хотел пойти в какой-то поход на несколько дней, а я тебя не пустила, потому что боялась, что тебе будет тяжело?

— Помню, — кивнул дядя Веня.

— Я потом об этом всегда жалела.

— Почему?

— Может быть, ты бы сходил тогда в поход, хлебнул бы всех прелестей туристской жизни и не мыкался бы сейчас по палаткам да по научным станциям.

Дядя Веня рассмеялся:

— Не думаю. Поход не отбил бы у меня страсти к путешествиям. Такой уж я неугомонный.

— В общем, пусть ребята едут с тобой. Не понравится — вернутся. До города не так далеко, привезешь их обратно.

* * *

Колонна арестантов двигалась по пыльному тракту.

— Сибирь — это край света, — сказал кто-то рядом с Черским.

— Дальше солнца не ушлют, — ответил другой арестант.

— Сибирь — вовсе не край света, — откликнулся третий. — Я — ученый, биолог, и могу вам сказать с совершенной уверенностью, что Сибирь — интереснейшая земля, малоизученная, таинственная.

— Нам бы твою уверенность, барин, — вздохнул первый арестант.

А второй ухмыльнулся:

— Ты, барин, будто не в ссылку, а на именины идешь.

Черский с интересом посмотрел на биолога и произнес:

— Позвольте представиться — студент Виленского университета Ян Черский.

— Душевно рад знакомству, — лучисто и тепло улыбнулся ученый. — Александр Чекановский, ссыльный повстанец, как и вы.

Впервые за долгие дни этапа Черский улыбнулся. От Чекановского шли спокойствие и уверенность. Казалось, что он действительно всего-навсего совершает увеселительную прогулку, а не отправляется в суровый край на вечное поселение.

— О, прошу прощения, мой друг! Поглядите! Это сибирская разновидность клена.

Чекановский покинул колонну и сорвал несколько листьев.

— Куда! — тут же раздался окрик конвоира. — А ну, вернись на место!

Чекановский вернулся и протянул Яну листочек:

— На все надо смотреть с надеждой и радостью, мой друг. Сибирь — еще не край света, а ссылка — еще не конец жизни. Да и потом, если бы не приговор, когда бы я увидел своими глазами Сибирь? Скорее всего, никогда. Надо благодарить судьбу за то, что она поспособствовала этому путешествию.

— Такому взгляду на тяготы судьбы можно только позавидовать, — с уважением ответил Черский.

Чекановский рассмеялся:

— Какие ваши годы, Ян! Вы еще научитесь получать от жизни подарки.

— В штрафной роте? — невесело улыбнулся Ян.

— И в штрафной роте тоже.

— Не подумайте, что я жалуюсь, но блестящему молодому дворянину, подающему большие надежды, в совершенстве знающему пять языков, все-таки сложновато вот так резко опуститься на дно.

— А кто вам сказал, что ссылка — это дно? Если вы подаете надежды, то начинайте их оправдывать.

— Каким же образом?

— Служите науке.

Слова Чекановского прозвучали абсурдно. Служить науке, отправляясь в штрафную роту?

— Да-да, именно, — Чекановский словно прочел мысли своего молодого собеседника. — Служить науке, исследовать новые земли, делать открытия, двигаться, не сдаваться судьбе и обстоятельствам. Простите, мой друг! — И Чекановский снова вынырнул из колонны.

На этот раз он поднял какой-то камешек. Конвоир, плосколицый, рябой солдат, вышел из себя:

— Эй, ты! Еще раз покинешь колонну, велю заковать тебя в кандалы!

— Но это прекрасный образец кварца!

— Я вот тебе дам образец!

Чекановский сунул камешек в карман арестантской куртки и сообщил Черскому:

— Я ведь за всю дорогу умудрился собрать целую коллекцию. На досуге надо будет описать ее.

— На досуге? Странно слышать это слово — досуг. Тут бы живым дойти.

— Дойдем, — заверил Чекановский. — Дойдем, не сомневайтесь.

— Как жаль, что ссылку отбывать в разных местах придется. Меня отправят в штрафную роту, вас — на поселение в Иркутск. Мне будет очень не хватать вашего жизненного упрямства.

— Я всегда надеюсь на лучшее, мой друг. Жизнь часто приносит встречи. Гораздо чаще, чем разлуки. Буду рад повстречать вас когда-нибудь.

ГЛАВА III ПРИВЕТ, БАЙКАЛ!

— До Листвянки плывем на «Ракете», а дальше до залива на моторной лодке, — объявил дядя Веня. — Я заверил ваших родителей в том, что вы — люди взрослые и умные. Надеюсь, что так оно и есть. Обойдемся без глупых выходок и без ссор. Тайга глупостей и ссор не терпит. Она уважает только сильных, умных и добрых.

— А на станции есть лаборатория? — спросил Владик.

— Есть.

— А можно там поработать?

Дядя Веня улыбнулся:

— Смотря над чем. Если твоя работа будет представлять научный интерес, то — пожалуйста.

— Он будет испытывать лекарство на мухах, — ехидно подсказала Ирка.

— А ты помалкивай! — вспыхнул Владик. — Тебя никто не спрашивал!

Дядя Веня нахмурился и предупредил:

— А вот так дело не пойдет. Все, кто собирается ссориться, — оставайтесь дома. Без друга в тайге нельзя. Это в городе можно дуться, враждовать, спорить, а в тайге так уж повелось — помогай, и тебе помогут, когда будет тяжело.

Ирка и Владик пристыженно замолчали. Витька ничего не сказал, но подумал, что без ссор все равно не получится.

— И еще — не ныть и не жаловаться, — попросил дядя Веня. — Нытик уезжает домой в тот же день. Ну, как вам мои условия? Подумайте хорошенько, отказаться от поездки еще не поздно, и родители ваши этому только обрадуются.

Ребята молчали. Не то чтобы они были уверены в своих силах. Все немножко боялись неизвестных приключений. Но неужели они откажутся от того, чего добились с таким трудом?!

— Значит, мои условия вам подходят, — так расценил их молчание дядя Веня. — Что ж, прекрасно! Думаю, мы сработаемся. «Ракета» отходит от пристани завтра в десять часов. Значит, в десять часов начнется наше путешествие. Пусть оно будет удачным!

«Ракета» летела по Ангаре. Позади теплохода оставались лохматые полосы белой пены. Ветер трепал Иркины косички и ерошил волосы мальчишек.

У Владика ветром унесло кепку. Он об этом мало сожалел. Наоборот, обрадовался первому приключению.

Дядя Веня только улыбнулся:

— Это еще не приключение. Это недоразумение. Но я рад, что неудачи вы встречаете весело. Между прочим, всем нам лучше сойти вниз, в салон. Ветерок нешуточный, вмиг продует, и две недели проваляемся в постели, вместо того чтобы с пользой проводить время.

В салоне Владик поругался с Иркой из-за места у иллюминатора. Ирка надулась, чуть не расплакалась, и Владику пришлось уступить.

Витьке их ссора была непонятна. Иллюминатор в салоне «Ракеты» ничуть не отличался от иллюминатора в самолете, и зеленоватые волны за бортом укачивали точно так же, как пушистые облака.

Даже кресла в салоне были похожи на самолетные — высокие, мягкие. Стоило Витьке опуститься в это кресло, как испуг перед качкой вернулся с прежней силой. Неудобно было показать себя перед ребятами и дядей Веней таким хлюпиком — не успели начать путешествие, как он уже почти теряет сознание от качки. Витька собрал всю свою волю, чтобы справиться с тошнотой и убедить себя, что ему совсем-совсем не плохо. На минуту это помогло, и Витька даже обрадовался, что так легко одолел врага, но тут Владик и Ирка, позабыв о недавней распре, помчались к буфету за мороженым.

— Угощайся! — Владик сунул Витьке под нос порцию эскимо, и Витька сначала побледнел, а потом позеленел.

— Что с тобой? — испугался дядя Веня. — Тебе плохо?

— Да, — едва выдавил Витька.

Дядя Веня подхватил его под руки и потащил на палубу. На свежем воздухе Витьке сразу стало легче, и он с благодарностью улыбнулся ветру и прохладным каплям воды.

— Тебе лучше? — заметил его улыбку дядя Веня. — Ох, и напугал ты меня, брат!

Из салона испуганно выглядывали Ирка и Владик. Дядя Веня махнул им рукой и сказал:

— Идите в салон, а мы с Витей пока здесь побудем. Ты не против? Не замерзнешь?

Витька помотал головой. Лучше замерзнуть, чем еще раз спуститься в салон.

— Почему же ты не сказал, что тебя укачивает? — укорял его дядя Веня. — Хорошо было бы, если бы ты в обморок в салоне брякнулся!

Витька отмалчивался.

— Думаешь, я не понимаю? Решил погеройствовать? Ну и зря. Никому такое твое геройство не нужно.

— Что же мне теперь, ни на самолет, ни на теплоход нельзя? — в отчаянии воскликнул Витька и чуть не разревелся. — Даже в автобусе плохо!

— Не расстраивайся, — похлопал его по плечу дядя Веня. — Когда я был маленьким, меня тоже укачивало. Еще как! А потом все прошло. И у тебя пройдет. Поездишь, поплаваешь, полетаешь и сам не заметишь, как избавишься от укачивания.

— А мама говорит, что у меня плохой вестибулярный аппарат.

— Плохой вестибулярный аппарат иногда поддается тренировкам. И вообще, хороший вестибулярный аппарат космонавтам, летчикам, шоферам и морякам нужен. Ты в космонавты не собираешься?

— Нет, — улыбнулся Витька. — Уж невесомость я точно не выдержу.

— Не переживай. Слабое здоровье еще ничего не значит. Главное, чтобы у человека была сильная воля. Вот ученый Черский, про которого я вам уже рассказывал, никогда хорошим здоровьем не отличался. Зато воля сильная была. Он и тюрьму выдержал, и штрафную роту, и ссылку, а все равно не сдался, до последнего дня оставался настоящим исследователем. Я потом о его жизни поподробнее расскажу. А сейчас пойду позову Иру и Владика. Скоро будем проходить то место, где Ангара вытекает из Байкала.

— Давайте я их позову, — предложил Витька.

— Нет. Ты уж стой на палубе и покрепче держись за поручни.

Владик выскочил из салона и поежился от ветра.

— Ну, что? — спросил он у Витьки. — Слабо еще разок в салон спуститься?

— Мороженое увидел и чуть в обморок не упал! — подхватила его насмешки Ирка.

Дядя Веня сердито оборвал их:

— Когда другу плохо, надо спешить на помощь, а не подтрунивать над ним.

Ирка и Владик замолчали, но Витька почувствовал, что трое снова разделились на два плюс один. И один — это он, Витька.

Сразу стало грустно, неуютно, неприятно. Плохо быть одному против двух, тем более в поездке, в путешествии.

Дядя Веня вряд ли заметил эту мгновенную перемену в отношениях ребят. Он указал на огромный валун, который громоздился посреди реки, и сказал:

— Этот камень разделяет Ангару и Байкал.

— Его специально так поставили? — спросила Ирка.

— Нет. Про этот камень есть целая легенда.

— Какая? — тут же загорелся Владик. Он обожал всякие легенды, сказки, предания.

— У старика Байкала была любимая дочь — Ангара. Полюбился Ангаре красавец Енисей, но старик-отец был против их свадьбы. И тогда Ангара решила сбежать к Енисею. Узнал об этом Байкал, кинулся за дочерью в погоню, да так и не догнал. Рассердился старик, проклял дочь и бросил вот этот камень, чтобы никогда Ангара не смогла вернуться в отчий дом.

Странное дело, слышал Витька раньше эту легенду, и камень этот видел, когда с мамой на экскурсию по Ангаре ездил, но сейчас словно все впервые услышал и увидел, даже дух захватило. То ли от старинной легенды, то ли от величины валуна, то ли от того, что он впервые самостоятельно отправился не на экскурсию, а в настоящее путешествие.

— В древних легендах всегда есть и красота, и правда, — продолжал дядя Веня. — Много веков спустя ученые исследовали Байкал, чтобы составить карту, и Ангара действительно оказалась единственной непокорной дочерью Байкала. Множество рек и речушек впадает в озеро, Черский насчитал триста тридцать шесть притоков Байкала. А вытекает только Ангара.

— А еще есть легенды о Байкале? — спросил Владик.

— Легенд хоть отбавляй. Байкал — самое глубокое озеро в мире и одно из самых огромных. Конечно, у него есть и своя история, и свои легенды. Есть легенды старинные, похожие на сказки. Вроде той, что я вам сейчас рассказал. Есть легенды новые. А есть легенды научные. Такие легенды называются неподтвержденными гипотезами. Вот, например, долгое время в науке бытовало мнение, что Байкал не что иное, как залив Северного Ледовитого океана.

— Но ведь до Ледовитого океана очень далеко! — воскликнул Витька.

— Верно. Но когда-то, в ледниковый период, океан доходил и до Байкала. Потому и считали, что океан отошел, а залив остался. На Байкале водится нерпа, близкая родственница океанского тюленя. Как и когда она попала в озеро — неизвестно. Те, кто выдвигали гипотезу об океанском заливе, вполне научно объясняли и появление нерпы в байкальских водах.

— Почему же эта гипотеза не подтвердилась? — спросила Ирка.

— Гипотезу опровергли ссыльные ученые тем, что воды Байкала пресные, а не соленые, как в океане. К тому же Дыбовский установил, что в Байкале обитает очень много видов животных, которые не похожи на обитателей других водоемов. А это значит, что Байкал развивался самостоятельно, без помощи Ледовитого океана. Чуть позже Чекановский и Черский исследовали геологическое строение озера и установили, что котловина Байкала сформировалась уже тогда, когда Ледовитый океан отступил от Сибири.

— А как же здесь оказалась нерпа? — не понял Владик.

Дядя Веня улыбнулся и сказал:

— Именно поэтому и возникла другая фантастическая гипотеза — будто бы Байкал связан с Ледовитым океаном подземной протокой. Но и эта гипотеза с треском провалилась. Байкал действительно связан с Ледовитым океаном, но не подземной протокой, а реками, Ангарой и Енисеем. По-видимому, когда-то нерпа речным путем и перебралась из Ледовитого океана сначала в Карское море, а потом в Байкал.

Витька с уважением оглянулся на Ангару. Вот здорово! Через какое-то время эта вода, на которой все еще видны белые буруны пены от теплохода, попадет в Енисей, а потом в Карское море, а потом в Ледовитый океан.

— А в Байкале есть Несси? — спросил Владик.

— А ты думаешь, что в каждом озере живет свое чудовище? — усмехнулся дядя Веня.

— Значит, нет? — расстроился Владик.

— Пока что никто его не видел, но, может быть, тебе повезет.

— Вот было бы классно! Я бы стал первооткрывателем байкальской Несси!

— Размечтался! — хмыкнул Витька. Отомстил за их с Иркой издевки.

— А ты не веришь, что Несси существует? — ощетинился Владик.

— Не верю!

— И в снежного человека не веришь?

— Не верю. И в инопланетян тоже не верю.

— Ну и не верь! А мы с Иркой возьмем и найдем Несси или снежного человека. Правда, Ирка?

Ирка кивнула. Витька понимал, что и она в такие находки не верит, но сейчас надо было показать, что они вдвоем против Витьки, и она кивнула.

Ну, ладно! Он им это еще припомнит! Он им докажет, что никакой Несси на свете нет! И снежного человека тоже нет!

— Дядя Веня, а снежный человек на Байкале есть?

— В Саянах? Вряд ли. Саяны — горы старые и, пожалуй, низковатые для снежного человека, — дядя Веня явно подшучивал над Владиком, но тот все принимал за чистую монету.

— Почему же низковатые? На вершинах есть снег?

— На некоторых есть.

— А раз есть снег, значит, есть и снежный человек, — заключил Владик.

— А раз есть снежный человек, значит, ты его найдешь! — весело подхватил дядя Веня.

Тут уже Владик сообразил, что над ним смеются, и обиженно умолк. Ирка поторопилась перевести разговор на другую тему и сказала:

— Какая вода прозрачная!

— Да, — согласился дядя Веня. — Вода в Байкале удивительная. На небольших глубинах каждый камешек на дне разглядеть можно.

Витька всматривался в воду, и иногда ему казалось, что он видит, как проплывает стайка рыб, или как колышутся водоросли.

А Владик на воду и не смотрел. Он был занят горами и мечтами о снежном человеке. Он высматривал подходящие вершины и прикидывал, как можно поймать лохматого дикаря, какой величины должны быть приманки и ловушки. Не смеялись бы над ним, он прямо сейчас рассказал бы всем два или три полностью созревших плана. А смеются — ничего он им не расскажет!

Теплоход причалил к Листвянке. На берег высадились туристы, отдыхающие и наши путешественники.

Дядя Веня отправился куда-то за моторной лодкой, а ребятам велел не отходить далеко от берега и не лезть в воду. Ирка и Владик тут же занялись собиранием гальки и ловлей каких-то головастиков, а Витька отошел от них в сторонку и заскучал.

Ему не нужны были камушки. Он в отличие от брата и сестры нисколько не интересовался головастиками. Пожалуй, ему вообще будет неинтересно на этой самой научно-исследовательской станции.

И зачем он только затеял это путешествие? Теперь две недели будет сидеть в одиночестве и читать книжку, в то время как Владик и Ирка будут развлекаться и набирать впечатления.

Витька присел на корточки и посмотрел на воду. Холодные брызги иногда долетали до него. Волны усиливались.

Ничего особенного в этом Байкале! Озеро как озеро. Таких миллион. И волны здесь маленькие. Витька однажды видел шторм на море, поэтому байкальский прибой его нисколько не впечатлял.

От озера веяло прохладой, позади крутым уступом вздымалась тайга. Высоченные сосны, темные, сумрачные, неприветливые. И солнышко куда-то пропало.

— Эй, орлы! — дядя Веня махал им рукой. — Бегите сюда! Сейчас отплываем!

Ребята сорвались с места и помчались к белому катеру.

— Это дядя Володя, — представил он своим спутникам пожилого мужчину, сидевшего за штурвалом. — Он отвезет нас на станцию.

Дядя Володя хмуро кивнул ребятам и неторопливо налил в кружку чай из термоса. Угощаться пассажирам не предложил, но, прежде чем отхлебнуть, плеснул чай на дно моторки.

— Зачем это? — не поняла Ирка. — Пол чаем моете?

— Бурхана задабриваю, — так же хмуро, без тени улыбки ответил дядя Володя.

— Кого?

— Бурхана, — поторопился объяснить дядя Веня. — Так сибирские народы называют бога воды.

— А вы верите в бога воды? — поинтересовался у дяди Володи Владик.

— Традиция такая, — отрезал дядя Володя и протянул термос и кружку дяде Вене. — Пейте.

Моторка затарахтела, загудела и рванула с места.

— Витьку сейчас снова укачает! — прокричал Владик.

Витька только головой помотал. Не будешь же перекрикивать мотор и объяснять, что на открытом воздухе его не укачивает.

Моторка вышла из залива и помчалась по озеру. Плохое настроение у Витьки как рукой сняло.

Он улыбался, и все снова рисовалось в самых радужных красках. И путешествие, и Байкал, и научная станция. Он даже позабыл о размолвке с ребятами.

Он наслаждался ветром, от которого перехватывало дыхание, и хлесткими брызгами, которые летели вместе с ветром. Ему хотелось, чтобы путешествие на моторке не кончалось никогда.

Но как раз все самое лучшее всегда бывает самым коротким. Моторка, задрав нос, очень быстро пересекла озеро, сбавила ход и вошла в другой залив.

На берегу стоял один-единственный небольшой бревенчатый домик.

— Это и есть наша станция, — сказал ребятам дядя Веня.

Станция больше походила на дачку или на сторожку лесника. Ее вид разочаровал ребят, но дядя Веня этого не заметил.

— Здесь мы и проведем две недели, — радостно возвестил он. — В трудах и открытиях, как полагается настоящим ученым.

Трудно было представить себе, что в такой избушке можно совершать какие-то открытия. Ребята рисовали в воображении станцию несколько иначе. Этаким современным зданием с аппаратурой и кабинетами.

— Выгружаемся, — скомандовал дядя Веня, выпрыгнул из лодки и помог дяде Володе втащить ее на берег.

Ребята стали выбрасывать из катера свои рюкзаки. Дядя Володя озабоченно посмотрел на поднимающиеся волны, покачал головой и попросил:

— Скажи Севе, чтобы поторопился. Баргузин поднимается. Можем застрять здесь на сутки.

* * *

Словно в насмешку, каторжник охранял каторжников. Линейный батальон, в котором штрафным рекрутом служил Черский, охранял острог, где содержали таких же арестантов.

Служба в гарнизоне была тупой и однообразной. Командир — злым и совершенно невежественным. И впереди никакой надежды хоть на малейшее улучшение. Тут впору сломаться и сильному человеку.

Но Черский не сдавался. Он привык откликаться на русское имя Иван, привык молча и безропотно выполнять приказания командира и с нетерпением ждал редких свободных часов и еще более редких свободных дней.

Когда было совсем трудно, больно и обидно, он вспоминал Чекановского, его веселую, задорную улыбку и брал себя в руки. Нельзя отчаиваться!

Здесь, в Сибири, он открыл для себя естественные науки. В университете очень мало времени уделялось биологии, геологии, физике, и теперь Черский наверстывал.

Он читал все научные книги, какие мог раздобыть. Читал все подряд — о строении земной коры и о путешествиях Чарльза Дарвина, о теплоте и о лунных кратерах. Он всегда помнил слова Чекановского о малоисследованном Сибирском крае, о том, что именно здесь может найти себе применение пытливый ум ученого.

По воскресеньям он бродил по берегам Иртыша и Оби и собирал раковины, минералы и кости доисторических животных. Однажды ему повезло, и в небольшой роще он обнаружил целое кладбище окаменелостей. Находки прибавлялись и прибавлялись, у Черского уже собралась неплохая палеонтологическая коллекция.

Коллекция валялась без применения, Черский еще не умел научно описать ее и классифицировать, поэтому в один прекрасный день решился и отправил часть коллекции в Московский университет.

Ему казалось, что такую коллекцию обязательно заметят и оценят, что из университета вот-вот придет письмо с благодарностью. Но письма не было. Может быть, коллекция затерялась где-нибудь в дороге?

У другого бы руки опустились, а Черский продолжал исследовать берега, продолжал искать раковины, пополнял и пополнял свою коллекцию. Командир и солдаты насмехались над батальонным чудаком:

— Зачем тебе все эти камни? Кому они нужны? В Москве своих камней полно!

Вот вытянулось лицо у командира, когда летом 1868 года в батальонную канцелярию пришло письмо на имя Черского! Академик Миддендорф ехал в экспедицию в Западную Сибирь и хотел встретиться со штрафным солдатом Черским по поводу его коллекции раковин.

Как ждал Черский этой встречи! Как волновался! И сам обрывал свои сумасбродные мечты: эта встреча ничего не изменит, не может ничего изменить.

Академик Миддендорф произвел на Черского впечатление сурового и хмурого человека. Он очень долго молча изучал принесенные солдатом раковины. Внимательно рассматривал каждую, но на его лице невозможно было прочитать никаких эмоций.

Наконец он отложил последний экземпляр коллекции и поднял на Черского неулыбчивые глаза:

— Это пресноводные раковины. Это открытие, милый мой. Великое открытие. Ваша коллекция может перевернуть научный мир. Считается, что Западно-Сибирская равнина когда-то была дном моря. Но ваши раковины опрокидывают эту теорию. Здесь были пресные водоемы, а не моря.

Черский не верил своему счастью, он широко улыбался, но академик Миддендорф по-прежнему не был склонен к радостным восклицаниям и поздравлениям:

— Я забираю вашу коллекцию с собой. Мои выводы и ваши находки требуют серьезного научного исследования и подтверждения. О результатах я вам обязательно сообщу.

Академик уехал, а Черский теперь лелеял единственную мечту: что, если коллекция поможет ему стать свободным? Что, если появится возможность заниматься наукой не урывками, а постоянно? Что, если он сможет посвятить свою жизнь любимому делу?

Но от Миддендорфа больше не было никаких известий. Сначала Черский надеялся на то, что экспедиция задержалась в Сибири. Потом из журнала узнал, что академик Миддендорф благополучно вернулся из экспедиции, и стал ждать, когда же проведут научное исследование раковин — это ведь дело долгое и, наверное, нелегкое.

Потом и этого перестал ждать. Похоже, что встреча с академиком ничего не принесла. Наверное, раковины оказались самыми обыкновенными, и великое научное открытие не подтвердилось.

Ничего! Он сделает новые открытия. Он докажет себе и другим, что из него выйдет настоящий ученый, настоящий исследователь. Он не сдастся и сейчас.

Судьба испытывала его терпение целых три года. А потом пришло распоряжение о его освобождении от военной службы и о переводе на вечное поселение.

Одновременно с казенным распоряжением пришел и вызов из Сибирского отдела Русского географического общества. Ссыльного Ивана Черского вызывали в Иркутск для работы на озере Байкал.

ГЛАВА IV ПЕРВЫЙ ДЕНЬ НА СТАНЦИИ

Избушка, в которой размещалась научная станция, оказалась не такой уж маленькой. Две спальни, кухня-столовая и огромный кабинет, весь заставленный приборами.

В избушке дядю Веню и ребят встретил приветливый небритый молодой парень.

— Это и есть мой единственный подчиненный, — шутливо представил его дядя Веня. — Зовут его Всеволодом Георгиевичем.

— Ну-у! — протянул единственный подчиненный. — Какой я им Всеволод Георгиевич? Просто Сева.

Сева почтительно пожал ребятам руки и пригласил попить чайку:

— Устали ведь с дороги.

— Ничего, отдохнем, — ответил дядя Веня. — И чай сами попьем. А ты, Сева, поторопись, Володя в лодке ждет, волны поднимаются, баргузин. Боится, что застрянете на сутки.

Сева засуетился, засовывая в рюкзак какие-то тетрадки и скомканный свитер.

— Погоди! — вдруг воскликнул он. — Я же не объяснил, как с пальмами!

— Да полью я твои пальмы, — заверил дядя Веня. — Собирайся.

Только тут ребята разглядели в углах столовой четыре огромные пальмы, которые почти упирались в потолок.

— Настоящие? — не поверила Ирка.

— Самые настоящие. Сева собирается с ними на выставку.

— Правда?

— Да. Через десять дней выставка. Вот я уже и приглашение из Иркутска получил, — Сева с гордостью показал красивый лист приглашения. — Думаю, я с такими красавицами обязательно первое место займу. Тропические пальмы на Байкале!

— Не на Байкале, а в комнатных условиях, — уточнил дядя Веня.

— Это только первый этап, — откликнулся Сева. — Теперь буду думать, как выращивать их в теплицах.

— Фантазер! — ласково усмехнулся дядя Веня.

— На фантазерах наука держится.

— Это точно. Давай поторапливайся, Володя нервничает, он и так не в духе.

Ребята с удивлением и интересом рассматривали приборы, пальмы, фотографии на стенах. На фотографиях не было ни одного человека. Только животные. Соболь, лиса, медведь, заяц, нерпа.

Витька остановился перед аквариумом. Поначалу аквариум показался ему совершенно пустым. Но потом он разглядел рыбу. Длинная и почти совсем прозрачная. Только ярко-оранжевый ободок вокруг глаз и огромный рот.

Дядя Веня о чем-то беседовал с Севой. В их разговоре мелькали какие-то цифры, какие-то незнакомые термины. Витька и не прислушивался. Насторожился только тогда, когда Сева негромко сказал:

— Не вовремя ты своих племянников привез.

— А что такое?

— Неспокойно стало.

— Браконьеры?

— Да. Только позавчера по рации в поселок сообщал об одних. Будь повнимательнее и поосторожнее. Не дай бог, попадут твои ребята в какой-нибудь силок или капкан.

— Я их от себя не отпущу, — сказал дядя Веня.

Сева хмыкнул:

— Погляжу я, как это у тебя получится.

— Что-то ты оброс, — заметил дядя Веня. — Тоже решил бороду отращивать?

— Да нет. Бритва куда-то запропастилась. Третий день найти не могу. Сунул, наверное, куда-то. Ну, ладно, все, пока. Вернусь через неделю. Ребята! Счастливо вам отдохнуть. Через неделю снова встретимся, тогда и познакомимся как следует.

Сева выскочил из избушки и помчался к лодке, размахивая полупустым рюкзаком. Через пару минут ребята услышали, как взревел мотор, и увидели удаляющийся катер.

Дядя Веня напоил ребят чаем и сказал:

— Кухню отдаю в ваше распоряжение. Продукты в холодильнике. Готовить разносолы мне будет некогда, поэтому дежурства у плиты возьмите на себя. Одну спальню мы предоставим Ире, вторую — Вите и Владику. Я буду спать на кухне. А сейчас так. Сегодня никаких экскурсий по тайге и по побережью устраивать не будем. Оставим до завтра, потому что сейчас мне надо разобрать бумаги и записать все наблюдения, которые сделал Сева. В общем, я ухожу в кабинет работать и прошу вас меня не отвлекать. Далеко от станции не уходите, а еще лучше посидите в спальнях, отдохните, почитайте книжки.

Дядя Веня ушел в кабинет.

— Первым на кухне дежурит Витька, — тут же сказал Владик.

— Почему это я? — возмутился Витька. — Пусть Ирка дежурит. Она — девчонка!

Ирка независимо пожала плечами:

— Ну и что? Что же мне теперь — на кухне пропадать? Дядя Веня сказал — по очереди, значит, по очереди. Ты дежуришь первым. Мы так решили.

Как Витьке хотелось стукнуть ее, но нельзя — девчонка! Можно стукнуть Владика, ведь он первый о дежурстве заговорил, но драка поднимет шум, дядя Веня будет ругаться. В конце концов, какая разница, когда дежурить. Сегодня даже лучше: остался один ужин.

— А мы пока пойдем погуляем, — сказал Владик. — Мы сюда не для того приехали, чтобы дома сидеть. Хоть с краешку настоящую тайгу посмотрим.

Витька правильно понял, что его на прогулку по тайге не приглашают. Да и не рвется он!

— Дяде Вене пожалуешься? — осведомилась у него Ирка.

— Больно надо! Идите, если такие дураки. Сева сказал, что в тайге браконьеры капканов наставили.

— Не волнуйся, будем смотреть под ноги.

— Можете не смотреть, — огрызнулся Витька. — Лично мне до вас дела нет.

Витька ушел в спальню. Он видел в окно, как уходили в сторону леса Ирка и Владик, и чуть не плакал от обиды. Опять он один! Опять он лишний!

Он вытряхнул из рюкзака книжку, попробовал почитать, но книжные приключения были такими глупыми и ничтожными в сравнении с настоящей тайгой, которая шумела за окном! Он с досадой отложил книгу и стал смотреть в окно, ждал, что вот-вот из леса придут Ирка и Владик. Не могут же они уйти далеко и надолго.

Сейчас вернутся и будут дразнить его, что он трус, что он испугался тайги, а они вот такие смелые, никаких опасностей, никаких браконьеров не боятся. Витька только представил себе это!

А что, если тоже пойти в тайгу? Одному!

Нет, глупости. Одному страшно. Он совсем не умеет ориентироваться в лесу. Заблудится как пить дать.

Может, он и в самом деле трус? Интересно, как бы поступили на его месте Ирка или Владик? Наверное, не раздумывали бы, ушли бы, и все.

Витька оторвался от окна и пошел на кухню. Лучше заняться приготовлением ужина, чем сидеть и попусту злиться.

Стряпать Витька не умел. В холодильнике он обнаружил колбасу и яйца и решил обойтись яичницей. Не ахти какой ужин, но все-таки лучше, чем ничего.

Он плюхнул на сковороду кусок маргарина и включил плитку. Маргарин зашипел и начал разъяренно разбрызгиваться во все стороны. Витька довольно сносно нарезал колбасу и не очень умело залил ее яйцами. Яичница подгорела, но совсем немного, и вид имела вполне аппетитный.

Витька посмотрел на часы. Половина седьмого. Дядя Веня сидит в кабинете. Ирки и Владика еще нет. Может, он поспешил с ужином?

Ирка и Владик чувствовали себя первопроходцами. У них не было в руках ни часов, ни компаса, но они смело шагали вперед. Только вперед, никуда не сворачивая. Через бурелом, овраги, камни.

— Потом повернемся и пойдем назад, — сказал Владик. — Так мы никогда не заблудимся. Так всегда делают те, кто не знает местности.

— Гляди, жарки! — крикнула Ирка и указала на полянку желто-оранжевых, ярких, как огоньки, цветов. — Давай соберем и принесем букет на станцию.

Владик не возражал. Они ползали по полянке, срывали жарки и поворачивались то в одну, то в другую сторону. Букет получился отличный — большой и такой яркий, что хотелось зажмуриться, как от солнца. Ирка покрутила букет в руках, полюбовалась и сказала:

— Надо возвращаться, а то цветы завянут.

Сказать-то сказала, но Владик показывал в одну сторону, а она в другую.

— Мы пришли оттуда!

— Нет, оттуда! Видишь, там поваленное дерево, мы через него перелезали!

— Там тоже поваленное дерево!

— Нам туда, я точно помню!

Ирка сдалась и пошла за Владиком. Тайга темнела, сосны расступались перед ребятами и где-то наверху величественно шумели кронами.

Владик вдруг почувствовал, что нога ступила на зыбкий мягкий ковер мха, и испугался:

— Мы не туда идем! Здесь болото!

— Я так и знала! — закричала Ирка. — Мы заблудились!

— Не паникуй. Сейчас вернемся на полянку и пойдем в другую сторону.

Но на полянку вернуться не удавалось. Полянки не было. И справа, и слева было болото. Настоящее топкое болото с кочками. Владик попрыгал по кочкам и наконец решил:

— Пойдем туда. Только там твердая почва.

Твердая почва оказалась небольшим островком. А за островком снова тянулось болото.

Ирка начала плакать и во всем винила Владика. Владик оборонялся и винил во всем Ирку, ведь это она захотела собирать жарки.

Дверь кабинета открылась. Дядя Веня заулыбался, глядя на сковородку с яичницей, и весело потер руки:

— Ты у нас сегодня кулинар? Молодец! Пахнет очень аппетитно. Садимся за стол? А где Владик и Ира?

Ну, вот! Витька так и знал! Сказать, что они ушли в тайгу, — будут потом обижаться и обзывать ябедой. Ничего не говорить…

— Где ребята? — повторил вопрос дядя Веня и помрачнел. — Что молчишь? Куда они ушли?

— Я не знаю, — выдавил Витька.

Вот так. Ни вашим, ни нашим. Не знаю, и все.

Но дядя Веня не поверил:

— Не знаешь? Врешь! Знаешь прекрасно. Они на побережье?

— Нет.

— А где?

— В тайге.

Дядя Веня даже подпрыгнул на месте:

— Где?! Кто разрешил?! Ах, черт побери! В какую сторону ушли?

Витька испугался оттого, что испугался дядя Веня. И не время сейчас было думать о том, что от брата и сестры достанется за то, что он наябедничал.

— Вон туда.

— Пошли искать! Давно они ушли?

— Два часа назад.

— И до сих пор не вернулись? Почему ты молчал? Почему не сказал мне сразу?

Дядя Веня шагал к лесу огромными даже не шагами, а скачками. Витька бежал за ним, как привязанная собачонка.

— От меня ни на шаг! — распорядился дядя Веня. — Зови их! Кричи погромче!

Они кричали вдвоем, то по очереди, то хором.

— Ира! Владик! Ау!

— Ау! — наконец откликнулся где-то вдалеке звонкий девчачий голос.

Дядя Веня покрутил головой, прислушиваясь, и пробормотал:

— Со стороны болота, кажется. Пойдем! Нельзя терять их. Ау! — кричал он. — Стойте на месте! Ау!

Ирка и Владик на месте, конечно, не стояли. Как только услышали голоса дяди Вени и Витьки, так сразу помчались к ним, на звук.

Встретились они на краю болота. Вид у Ирки и Владика был потрепанный и виноватый. Ирка держала в руках большой букет жарков.

— Жарки занесены в Красную книгу, — сказал дядя Веня вместо горячих приветствий. — Марш на станцию! Я очень жалею, что взял вас с собой. Правы были ваши родители, рано вам быть самостоятельными. Ведете себя, как дети малые.

Яичница совсем остыла и была похожа на резину. Все жевали молча. Кулинарные способности Витьки никто не хвалил и не ругал. Ужин поглощался в полнейшей тишине.

Потом дядя Веня отложил в сторону вилку, сказал персонально Витьке «спасибо» и заявил:

— А теперь поговорим серьёзно. Я хочу завтра же отправить вас в город.

— Мы больше не будем, — протянул Владик.

Дядя Веня поморщился:

— Здесь не детский сад, и я не воспитатель. Вы нарушаете все обещания, которые давали. В первый же день! Я не собираюсь две недели гоняться за вами по тайге. Я приехал работать, а не смотреть за вами. Ясно?

— Ясно, — промямлила Ирка. — Мы больше никогда… Без вас никогда…

Дядя Веня махнул рукой и сказал:

— Больше я пустым обещаниям не верю. К сожалению, катер придет только через неделю. Получается, что целую неделю мне придется терпеть все ваши выкрутасы. Но предупреждаю: еще одна такая выходка, и катера я дожидаться не буду. Отведу вас в ближайший поселок, и в город вас отвезут на машине. Ясно?

Витька злился на Ирку и Владика и жалел их. Ведь не поссорься он с ними, тоже отправился бы в тайгу. И тоже заблудился бы.

— Ира и Владик, идите в свои комнаты, — велел дядя Веня. — А ты, Витя, зайди в кабинет, я поговорить с тобой хочу.

Витька зашел в кабинет и с любопытством огляделся. На стене висело старинное ружье.

— То самое, про которое вы рассказывали?

— То самое.

Дядя Веня сдвинул со стола кипу бумаг, исписанных мелкими цифрами. Можно подумать, что здесь работает какой-то математик, а не охотовед.

Дядя Веня заметил удивленный взгляд Витьки и пояснил:

— Соболей подсчитываем. Сложное дело, брат. Почище всякой алгебры. Соболь — зверь хитрый. След в след двигается. Кажется, что один соболь пробежал, а их сотня, а то и две проскочила. Чтобы правильно подсчитать, специальные расчеты изобрели. Объяснять их долго, да и ни к чему они тебе. Ты мне лучше скажи, почему ты на станции остался, с Владиком и Ирой не пошел?

— Я дежурил, — соврал Витька.

— Ну, это не причина. Это ты врешь. Давай по-честному. Струсил?

— Вот еще! Поссорился я с ними.

— Поссорился? А если бы не поссорился?

— Пошел бы, — честно ответил Витька.

— Та-ак! — протянул дядя Веня. — Ну, хотя бы откровенно. А ссора-то серьезная?

— Нет. Пустяки.

— Значит, помиритесь.

— Конечно.

— Это хорошо. Главное, пустяки в крупное не превращать. Верно?

Витька пожал плечами. Верно-то верно, да только попробуй это Ирке с Владиком объясни. Вот сейчас наверняка решат, что он ябедничал.

— Ладно, иди спать, — сказал дядя Веня.

Витька зашел в спальню. Владик насупился и глядел на него исподлобья:

— Все доложил дяде Вене?

— Ничего я не докладывал, — сердито ответил Витька, лег в постель, отвернулся к стене и с головой накрылся одеялом.

Владик ничего больше не спрашивал и молча потушил свет.

Ирка лежала в своей комнате и тихонько, неслышно плакала. Ну и страху она сегодня натерпелась! До сих пор кажется, что под ногами мох колышется.

Чтобы она еще раз в тайгу без взрослого сунулась?! Да ни в жизнь! Зря дядя Веня сегодня за ужином проповеди читал: уж ее-то больше калачом в тайгу не заманишь.

Дядя Веня вышел на крыльцо покурить. Мысли были невеселые. Напрасно он согласился на эту авантюру, напрасно взял с собой племянников. Теперь две недели как на вулкане. Не знаешь, что они еще выкинут. А назад отправлять жалко, это он так, только попугал…

Выходит, надолго одних их оставлять нельзя. Все время глаз да глаз.

Легко сказать, да как выполнить? Это что же, значит, на две недели всю работу останавливать?

А ведь предупреждали же его, отговаривали! Вечно он так — только сам себя слушает, умнее других считает. И каждый раз ошибается.

Нет, конечно, ребят понять можно: сам таким был. И в тайгу бы в двенадцать лет удрал, и на болоте бы заблудился. Только его в этом возрасте ни в тайгу, ни на болото не пускали.

Дядя Веня затушил сигарету и посмотрел на темные воды Байкала. Озеро глухо ворчало, словно отчитывало его за то, что плохо за племянниками приглядывает.

Зябко. Дядя Веня хотел снять с перил Севину штормовку, которую приметил еще днем, но штормовки на перилах не оказалось. Странно!

Сева вроде бы без штормовки в лодку садился. Может, ребята надевали, в каких-нибудь мореходов играли? Ладно, завтра про штормовку. А сейчас спать. Ну и денечек выдался!

ГЛАВА V ШИШКАРИ

— Кто идет встречать рассвет?

Голос дяди Вени в клочья разорвал сон. Витька приоткрыл глаза. За окном — темень непроглядная.

— Какой рассвет? — сонно пробурчал Владик. — Никто не говорил про рассвет.

— Эх, засони! Это ж какое зрелище — рассвет на Байкале!

— Я иду, — согласилась Ирка.

Владик пробубнил что-то невразумительное и закрыл голову подушкой.

— С тобой все ясно, — сказал ему дядя Веня. — Витя, а ты?

Витька чувствовал себя проснувшимся. Спать больше не хотелось. Но и вылезать из теплой постели и выходить на улицу тоже не хотелось. Он секунду подумал, потом решительно откинул одеяло и стал натягивать джинсы.

— Жду вас на крыльце, — провозгласил дядя Веня.

Витька попробовал еще разок разбудить Владика, но и ему это не удалось. Владик проснулся только на мгновение, чтобы сердито сказать:

— Не хочу я смотреть рассвет! И оставьте меня в покое!

Витька и Ирка вышли на крыльцо. На улице было прохладно, но тихо и безветренно. Небо уже начинало светлеть.

Ирка сразу продрогла и обхватила себя двумя руками.

— В городе теплее, — сказала она.

— Да, — согласился дядя Веня. — На Байкале всегда летом прохладнее, а зимой теплее, чем в Иркутске. Попрыгай немножко, сразу согреешься.

Ирка фыркнула в ответ и прыгать не стала.

Они подошли к озеру. Волны с тихим шелестом накатывали на берег, мокрая галька тускло поблескивала, узенькая светлая полоска на горизонте начала расширяться.

Витька видел в Москве светомузыкальное шоу. Тогда он был просто поражен этим зрелищем, но с величием байкальского рассвета никакое шоу сравниться не могло.

Солнце вставало чистое, светлое. Байкал словно выталкивал солнце из своих вод, а оно в ответ окрашивало тишину озера в насыщенный оранжевый цвет.

Такого великолепного, выдержанного и веселого сочетания цветов не могла добиться никакая техника. Солнце желтело, набирало света, и вместе с ним светлело, просыпалось озеро. И тайга становилась желтой, и горы, и домик станции.

Ирка позабыла о холоде и широко распахнула большие, зеленые глаза. Витька только разок глянул на нее и отметил, что даже ее глаза, обычно такие темные, посветлели и стали яркими, как весенняя трава.

Дядя Веня стоял, в молчании скрестив на груди руки, и всем своим видом показывал: это все мое — и солнце, и тайга, и Байкал! Это я сочинил такой рассвет! Любуйтесь!

Рассвет зарядил бодростью и отличным настроением.

А Владик встал помятый и злой. Он кое-как заправил свою кровать и тупо уставился на свежие лица ребят.

— Какое чудо ты проспал! — сказала Ирка и подмигнула Витьке.

Это значит — мир. Это значит, что их теперь двое, а Владик — один. Витька еще больше повеселел.

— Что я, рассвета не видел, что ли? — пробурчал Владик.

— А разве видел? — поинтересовался дядя Веня. — Кто долго спит, тот рассвет не видит. А завтрак приготовил?

— Вот еще!

— Рассвет проспал, завтрак не приготовил — ну и путешественник! А вчера так рвался себя проявить, что чуть в болоте не увяз.

Владик хмуро выслушал насмешливые слова дяди Вени и молча принялся сооружать бутерброды к завтраку.

За завтраком дядя Веня предложил:

— Давайте договоримся полюбовно. Я понимаю, что сидеть целыми днями на станции скучно, да и мне пора осмотреть свои владения. Поэтому до обеда я поработаю, а вы никуда не убежите, а после обеда все вместе пойдем бродить по тайге. Такой распорядок устраивает? Ну, и отлично.

На этот раз ребята дядю Веню не подвели, честно дождались окончания его работы. Ирка и Витька читали книжки и о чем-то болтали по секрету, а Владик мудрил с обедом.

Теперь у него была возможность проявить свои кулинарные способности, но зато не было никакого настроения их проявлять. Поэтому суп сбежал и залил всю плиту, вермишель в нем разварилась, а картошка не доварилась.

Ирка за обедом морщилась, кривилась и выкладывала недоваренную картошку на край тарелки.

Владик зло зыркал на нее. Предательница! Только вчера были самыми лучшими друзьями, а теперь!

Витька злорадно ухмылялся про себя. Так и подмывало спросить у Владика: «Ну, как? Приятно быть одному? Вот так вот! Побудь в моей шкуре, может, что-нибудь поймешь».

Дядя Веня повел ребят совсем в другую сторону от болота. Лес здесь был светлый. Сосны набросали под ноги путешественникам ковер из сухих иголок.

Владик тащился позади всех и лениво пинал коричневую шишку. Потом вообще отстал. Витька обернулся:

— Владик пропал. Владик, ты где?

— Да тут я, — голос, казалось, шел из-под земли. Не успел Витька испугаться, как голова Владика высунулась из огромной норы.

— Вылезай сейчас же! — заверещала Ирка. — Там может быть зверь!

— Ну, разве что бурундук, — спокойно отозвался дядя Веня. — Хотя раньше здесь действительно жил медведь. Это его берлога.

— А куда же он сейчас подевался? — спросил Владик, вылезая из медвежьего логова.

— Ушел. Люди слишком близко. Ушел поглубже в лес.

— А я думал, что это пещера снежного человека.

— Пещера снежного человека находится в горах, — напомнил Витька.

— Но здесь его следы.

— Какие еще следы?

— А это что, по-твоему? — и Владик вытащил на свет железную миску.

— Всякий мусор подбираешь! — брезгливо поморщилась Ирка.

— Снежный человек не ест из миски, — рассмеялся Витька. — Он не знаком с цивилизацией.

— Это туристы, — покачал головой дядя Веня. — Лень было тащить мусор в город, вот и выкинули в берлогу. Что за народ? Объясняй не объясняй, все равно мусорят. Даже первобытные знали, что лес надо беречь.

— Первобытные?

— Да. Уже во времена мезолита, десять-одиннадцать тысяч лет назад, сибирский охотник обязательно выкапывал «хозяйственную яму» для мусора неподалеку от своего жилища. Сейчас археологи находят такие ямы, заполненные отбросами, обломками, битой костью. Понимали тогда люди, что нельзя мусорить там, где живешь. Тайга кормит, но и ты, будь добр, не губи ее. А нынешние люди этого не понимают. Вот и скажи: кто мудрее — первобытный человек или современный?

Витьке тоже хотелось побывать в берлоге медведя, поэтому и он скользнул вниз.

— Как здесь темно! И тесно! Как же здесь медведь помещался?

— Зачем же медведю огромная берлога? Чем берлога меньше, тем теплее.

Витька наклонился и поднял с земли какой-то тяжелый черный футляр:

— А я тоже кое-что нашел!

— Это бритва! Электробритва!

Дядя Веня обескураженно покрутил в руках черный футляр, щелкнул крышкой и растерянно сказал:

— Это Севина бритва. Он ее потерял три дня назад. Как же она сюда-то попала?

— Это снежный человек ее нашел и захотел побриться, — засмеялась Ира.

— Только розетки на соснах не обнаружил, — весело подхватил Витька, вылезая на поверхность. — Так и ушел в горы небритый!

Дядя Веня тоже расхохотался и сказал:

— Вот приедет Сева, у него и спросим, почему бритва в берлоге была. Ну, вперед! Я хочу вам показать кедровник.

Лес становился гуще и темнее. Дядя Веня вдруг остановился перед одной сосной и начал расчищать на ней кору на высоте вытянутой руки.

— Смотрите!

Под его рукой был рисунок. Маленький, не совсем понятный. Изображен какой-то зверь. Или птица. Не разберешь.

— Что это?

— Знак удачной охоты.

— Чей знак?

— Охотника-кочевника. XV–XVI век. Тогда Сибирь только начинали осваивать. Здесь жили кочевые племена. Каждое племя имело своего животного-покровителя. Племена так и назывались: «Медведь», «Филин», «Ястреб». Вот эту зарубку как благодарность своему покровителю оставил охотник из племени «Олень». Видите — оленьи рога.

— А я подумал, что это крылья, — признался Владик.

— Нет, рога. Просто рисунок сжался от времени, пожух, стерся.

— Ну, вот, а вы говорили, что раньше люди были мудрее, — заметила Ирка. — Разве это хорошо — вырезать на дереве рисунки?

— Конечно, рисунок портит кору дерева, — согласился дядя Веня. — Из надреза сочится смола. Но это сейчас люди оставляют надписи: «Здесь был Вася» просто так, в свое удовольствие. А раньше вот в таких рисунках была необходимость.

— Какая необходимость?

— У кочевников не было письменности. Они не знали ни пергамента, ни бумаги. Кочевали друг от друга на расстоянии многих километров. Этими рисунками они отмечали место удачной охоты и своего кочевья. Приходил в эти места охотник из другого племени и читал одному ему понятные знаки. Ученые говорят, что по рисунку можно было прочитать очень много. Каждый штрих, каждая зарубка означали что-то особое. Эти рисунки — своего рода летопись сибирских племен…

Дядя Веня не успел договорить — где-то впереди послышались глухие удары. Ребята переглянулись:

— Что это?

А дядя Веня уже спешил на звук, напролом, раздвигая ветки руками, перескакивая через поваленные стволы.

— Что это? — кричал ему вдогонку Витька.

Владик зацепился за сук и порвал рубашку, до крови расцарапав руку.

— Шишкари, — бросил дядя Веня в ответ непонятное слово, и ребята прекратили расспросы на бегу.

Сосны сменились кедрами. Кедры были выше, толще, темнее, но ребятам некогда было рассматривать их. Дядя Веня мчался на такой скорости, что у них была одна-единственная задача — не отстать. Глухие удары становились ближе и громче. Казалось, земля сотрясается от молота какого-нибудь мифического Геракла.

Но это был не Геракл, а два человека, один — молодой, другой — пожилой. Голые по пояс, загорелые до черноты, они колотили по стволу кедра огромным, как в сказках у великанов, молотом.

Ребята в замешательстве остановились на краю поляны, а дядя Веня бесстрашно кинулся к шишкарям:

— Прекратить! Что вы делаете?!

Тот, что помоложе, с легкостью раскрутил над головой огромный молот, ухнул и еще раз долбанул по стволу. Кедр качнулся, как маятник, на землю посыпались куски коры и молодые, едва созревшие шишки.

— Прекратить!

Пожилой смущенно потер кончик носа и подал знак младшему. Молодой нехотя опустил молот на землю.

— Что же это вы творите, Григорий Данилыч?! — Оказывается, пожилой знаком дяде Вене. — Вы что же, не знаете, что сейчас июль заканчивается? Что не время еще для шишек? Ну, уж от вас я не ожидал!

Григорий Данилыч сопел перед дядей Веней, как провинившийся школьник. Тот, что помладше, был понаглее. Он ухмыльнулся и спросил:

— Ну, и че этой кедре сделается? Месяцем раньше, месяцем позже.

— Помолчи, Славик, — сердито оборвал его Григорий Данилыч.

— Ну, начать с того, что шишкарить вообще запрещено! — сказал дядя Веня. — Твоя колотушка — орудие браконьерства, между прочим.

— Кедре вреда никакого, — возразил Славик. — Шарахнул я ее колотушкой, она покачалась и на место встала. Все культурненько. Я ведь ее не рублю.

— Кора отлетает! Корни расшатываются! Шишки еще незрелые валятся! Что я тебе, как первокласснику, все объяснять должен? Ведь лучшие деревья выбираешь, самые сильные, самые урожайные!

— Дак зачем мне плохие-то колотить? Этак я и мешка орехов не наберу.

— Помолчи, Славик! — заорал на него Григорий Данилыч. — Ты, Веня, на него внимания не обращай. Ты того… Мы ведь немножко совсем. Так, один раз в город съездить, продать шишек.

— Один раз продать, другой раз продать, а потом урожая никакого.

— Ну, прости уж на первый раз-то.

— Тебя прощу, другого прощу, третьего… Весь кедр погубите.

Витька подошел к прислоненному к дереву молоту. Ничего себе! Рукоятка выше Витькиного роста. И колотушка огромная. Витька попробовал приподнять молот, но даже сдвинуть с места не смог. Ну и силушка у этого Славика — такой махиной запросто размахивает.

— Слышь, Славик, ты мешок-то забирай, домой вертаемся, — сказал Григорий Данилыч своему напарнику. — Нельзя кедр трогать, значит, нельзя. Значит, шабаш. Власть лучше знает.

Славик угрожающе засопел, но связываться с властью в лице дяди Вени не стал и пошел за мешком. Вернулся он буквально через минуту с круглыми от растерянности глазами:

— Данилыч, мешка-то нет. Мешок-то сперли!

Данилыч выругался и кинулся на поиски пропажи.

— Полмешка шишек, — с досадой приговаривал он, осматривая каждое дерево. — Полмешка шишек. Задаром сгинули! Просто задаром!

Мешка и след простыл.

— Так вам и надо, — заявила Ирка. — Нечего браконьерством заниматься.

— Помалкивай! — прикрикнул на нее Славик. — Ты-то кто такая?

— Это моя племянница, и говорит она совершенно правильно, — ответил дядя Веня. — Кто за дармовщинкой погонится, тот все добро и потеряет. Слыхал такое?

Ушли шишкари ни с чем. Даже тех шишек не собрали, которые от последнего удара на землю попадали.

— Можете собрать, — разрешил ребятам дядя Веня и нахмурился.

— А откуда вы этого Данилыча знаете? — спросила у него Ирка, пока мальчишки ползали по земле и собирали шишки.

— Он живет в соседнем поселке и, можно сказать, является сотрудником нашей станции.

— Сотрудником? — изумилась Ирка.

— Вот именно. Мы с ним по рации связываемся, когда надо какую-нибудь информацию в город передать. У него телефон есть, он тут же звонит в город и сообщает все, что требуется.

— Зачем же вы браконьера в сотрудники взяли?

— Вообще-то раньше никто его за этим занятием не замечал. Бес попутал, видно. Или Славик. Этот браконьер известный. То на нерпу охотится, то на соболей капканы расставляет, то вот колотушкой размахивает.

— А куда же все-таки их мешок подевался? — спросил Владик, протягивая дяде Вене самую большую шишку.

— Вот уж не знаю. Наверное, другие браконьеры увели. Вор у вора дубинку украл. Им-то, конечно, обидно. Мало того, что мы колотить помешали, так еще и мешок исчез. Славик, тот небось думает, что мы мешок и забрали.

— Когда же? Мы все здесь были.

Витька снова решил пошутить:

— Это снежный человек мешок украл, не иначе. Я где-то читал, что он исключительно кедровыми орехами питается. Вернее, шишками. Так прямо шишку целиком в рот запихивает — ам! — и нет шишки! Полмешка — это как раз ему на завтрак.

Владик сердито отмахнулся:

— Я же серьезно! Неужели вас не настораживает, что у Севы пропадает бритва, у шишкарей — мешок с орехами.

— Пока не настораживает, — ответил дядя Веня. — Летом в этих местах много разного народу шатается. Кого только нет. И браконьеры, и туристы, и просто любопытные. Это только так кажется, что места дикие, необитаемые. Так что лично я пока эти пропажи воедино не связываю. Темнеет уже. Давайте назад поворачивать. Ушли мы далеченько, шагать долго придется, а к темноте надо на станцию вернуться. А то в тайге у костра ночевать придется.

— А за ночь со станции все вынесут, — добавила Ирка.

— Вот именно.

Ночевать в тайге не пришлось. И на станции все было в целости и сохранности.

— Никто на научные приборы не позарился, — сказал дядя Веня. — Шишки ценнее. Ну что, устали?

Ребята устали. Так сильно, что замертво упали на кровати.

— А ужинать? — напомнил дядя Веня. — Ладно-ладно, отдыхайте, я что-нибудь приготовлю. Я-то к таким нагрузкам привык, а вам с непривычки тяжеловато. Ничего! Через две недели не такие расстояния проходить сможете.

* * *

Наконец-то Черский был свободен от унизительной службы в штрафной роте. Иркутск — город ссылки и неволи — показался ему раем. Он дышал и не мог надышаться воздухом невероятной свободы.

Он по-прежнему оставался каторжником, ссыльным. По-прежнему ходил отмечаться в участок. По-прежнему не мог самовольно покидать город. Но зато теперь он мог заниматься наукой в свое удовольствие.

Так уж получилось, что Сибирский отдел Русского географического общества состоял из таких же ссыльных, как Черский. Большинство ученых — такие же поляки-повстанцы. Общая судьба объединяла, а общая преданность науке притягивала.

Черский числился писарем и библиотекарем, но на самом деле канцелярской работой его не загружали. Коллеги очень быстро оценили исследовательский дар молодого ссыльного и поручали ему сложные научные изыскания.

Однажды в отдел вошел седой человек. Это был Чекановский. Тот самый, с которым когда-то они вместе отправлялись в сибирскую ссылку. Тот, на которого Черский равнялся все эти годы. Черский вскочил:

— Александр Лаврентьевич! Здравствуйте! Вы меня не помните? Я — Ян Черский. Мы познакомились с вами на этапе.

Чекановский угрюмо, исподлобья поглядел на Черского и сказал:

— Да-да, кажется, припоминаю.

Черский был поражен той переменой, которая произошла с его неунывающим другом. Чекановский теперь редко улыбался и вообще никогда не смеялся. Он стал замкнутым, нелюдимым, необщительным.

— Что с ним?

— Он болен, мой мальчик, — ответил профессор Дыбовский. — У него душевное расстройство. Нам очень долго казалось, что он — несгибаемый, самый сильный, самый большой оптимист. Но ссылка подточила и его, уже тогда, когда позади оказались и тюрьма, и острог. Он занят наукой и будет заниматься ею до последнего вздоха, постарайтесь не обращать внимания на его болезнь. Он не любит, когда ему сочувствуют.

И Черский не обращал внимания. Он стал для Чекановского самым близким другом и самым любимым учеником.

Только теперь Черский становился настоящим ученым. Только теперь он учился делать выводы, классифицировать коллекции, ставить опыты.

Он никогда не хотел быть кабинетным ученым, поэтому радовался любой возможности поучаствовать в экспедициях своих друзей-исследователей. Восточные Саяны, сибирские реки, измерение вершин, составление геологических карт — все это увлекало Черского.

Письмо от академика Миддендорфа все-таки пришло. Академик писал, что коллекция Черского подтвердила его догадку и наделала шуму в ученом мире. И Черский снова вернулся к любимой палеонтологии. Это он в одном из путешествий открыл Нижнеудинскую пещеру — большое кладбище древних животных.

Он полюбил Иркутск за это счастье быть самим собой, быть нужным науке. Он писал статью за статьей, он работал по шестнадцать часов в сутки.

В его комнате ночами не гасли свечи. Глаза уставали, уставала спина, а надо было сделать то, написать это, отметить третье, не забыть четвертое.

Черский снимал комнату у бедной прачки. Домик маленький, и комнатка крохотная, а в соседней комнате — хозяйка с двумя дочерьми. Девушки с любопытством заглядывали в комнату постояльца: уж очень много у него камней, костей, каких-то приборов, книг.

А потом Черский узнал, что сестры никогда не обучались грамоте.

— Денег не хватает, чтобы в школу их отдать, — пожаловалась прачка.

— Я буду учить их бесплатно, — решил Черский и взвалил на себя еще и эту нагрузку.

Но девушки оказались способными, особенно младшая — Мавруша. Черский диву давался, как легко она схватывает самые сложные объяснения, с каким интересом вникает в научные вопросы, как быстро умнеет и взрослеет.

— Давайте помогу, Иван Дементьевич, — говорила она и часами переписывала рукописи Черского, без единой ошибки.

Она читала те книги, которые находила у учителя на столе, и Черский узнавал в ее пытливом уме самого себя. Он точно так же жадно впитывал в себя все новое и неизвестное.

Как хотелось ей побывать хоть в одной таинственной далекой экспедиции, куда уезжал на целые месяцы и годы ее учитель! Она говорила ему об этом, и он соглашался:

— Вот еще чуть-чуть подучишься, подрастешь, и я возьму тебя с собой. Ты будешь первой женщиной-исследователем.

За стеклами очков поблескивали улыбающиеся глаза, и Мавра не знала, серьезно он говорит или шутит.

ГЛАВА VI ВЛАДИК И СНЕЖНЫЙ ЧЕЛОВЕК

Ирка начала свое дежурство с генеральной уборки. Сразу после завтрака она распорядилась:

— Дядя Веня, идите в кабинет, а вы, мальчишки, в свою комнату. Не мешайте мне мыть полы.

— Начинается! — протянул Владик. — У бабушки покоя не давала со своей уборкой, теперь за станцию взялась. Не зря раньше женщин в экспедиции не брали.

Дядя Веня забеспокоился:

— Ира, может быть, обойдемся без уборки? У меня в кабинете очень много точных приборов, и их нельзя трогать.

— Нет, не обойдемся, — твердо заявила Ирка. — Полы немытые, пыль слоями, пальмы полить надо. Я же не прошу вашей помощи. Занимайтесь своими делами, я сама все уберу. А насчет кабинета не волнуйтесь — без вашего разрешения я ничего трогать и передвигать не буду.

— И пожалуйста, не касайся аквариума, — попросил дядя Веня.

— Это еще почему? Он же пустой. И к тому же очень грязный.

— Он не пустой! — вмешался Витька. — Там есть рыба, но она совсем прозрачная.

— Рыба-невидимка, что ли? — засмеялся Владик.

— Это голомянка, — сказал дядя Веня.

— Голомянка? Никогда о такой не слышала.

— Это уникальная байкальская рыба. Она водится только в нашем озере.

Ребята с любопытством окружили аквариум. Прозрачная рыба вяло шевелила большими плавниками.

— Правда, почти совсем прозрачная! — восхитился Владик.

— Через ее тело можно читать газету, — кивнул дядя Веня. — Если не мелкий текст, то хотя бы заголовки.

— Давайте попробуем!

— Э, нет! В аквариуме рыба содержится для эксперимента, и доставать ее оттуда нельзя.

— Доставать нельзя, — согласилась Ирка. — А почему аквариум нельзя вымыть?

— Это малая голомянка. По-научному ее называют голомянкой Дыбовского. Она водится на больших глубинах, там всегда очень холодно. Она не переносит более высокой температуры. Здесь, в аквариуме, поддерживается та температура, которая близка к ее нормальной среде обитания. Задень любой проводок — вода перестанет охлаждаться, и голомянка погибнет.

— Сказано тебе — нельзя! — поддержал дядю Веню Владик.

— Ладно. Аквариум чистить не буду. Но пальмы-то полить можно?

— Даже нужно, — улыбнулся дядя Веня. — Сева будет тебе очень благодарен за заботу.

— Ну, все! Теперь расходитесь и не мешайте.

Дядя Веня ушел в кабинет, мальчишки — в комнату. Витька в обществе Владика чувствовал себя очень неуютно. Перемирия между братьями еще не объявлялось, а сидеть в одной комнате с неприятелем — уж лучше самому мыть полы.

— Мир? — вдруг коротко предложил Владик.

Витька радостно улыбнулся и кивнул. Совсем другое дело! Теперь можно хоть весь день в этой комнате вдвоем просидеть!

Но Владик не намерен был сидеть весь день в комнате. Он деловито сказал:

— Дело одно есть. Пойдешь со мной?

— Куда?

— К берлоге.

— А зачем?

— Проверить, не приходил ли снежный человек.

Витька чуть не расхохотался. Все-таки чувствуется, что Владику всего только одиннадцать. До сих пор всерьез верит во всякие сказки. Но смех пришлось удержать — только помирились, и снова ссориться? И главное из-за чего? Из-за того, что Витька ну ни капельки не верит в снежного человека.

— Зачем же он придет в берлогу? — как можно серьезнее спросил Витька у Владика.

— Я там приманку оставил, — ответил тот.

— Какую?

— Свой карманный фонарик.

Вот чудак!

— Приманка должна вкусно пахнуть, а твой фонарик ничем не пахнет.

— Но он же не зверь, а человек, — резонно заметил Владик. — Он придет в пещеру, найдет фонарик и возьмет его с собой.

Как бы это так повежливее намекнуть ему, что не стоит заниматься глупостями?

— Послушай, а почему ты вообще решил, что в берлоге побывал снежный человек?

— А кто же еще мог спрятать там миску и бритву?

— Ну, например, обычный человек.

— Сам подумай, какой странный набор — миска и бритва. Зачем обыкновенному человеку хватать чужую бритву? Электричества-то в тайге нет.

— Ну, а зверь или птица? Вот сорока же любит таскать всякие вещи.

— Сорока ни миску, ни бритву не поднимет и в нору их не спрячет.

Трудно спорить с такой железной логикой!

— Пусть не сорока, кто-нибудь другой.

— Это уже сказка, — усмехнулся Владик. — Кто, по-твоему? Три медведя?

Витька сдался. Не зверь, не человек, значит, какое-то загадочное существо.

— Ну что, пойдем вместе? — снова спросил Владик.

— Опять заблудиться хочешь?

— Нет. До берлоги я дорогу хорошо запомнил, не заблудимся.

— Ирке будем говорить?

— Не надо. Пусть занимается уборкой.

— А дяде Вене?

— Зачем человека от работы отвлекать?

Дверь распахнулась. Сначала в комнату были с грохотом водружены ведро и швабра, а потом на пороге показалась Ирка.

— Марш отсюда!

— Раскомандовалась! — огрызнулся Владик и хитро кивнул Витьке. — Куда нам идти?

— Куда хотите! Лучше на улицу, потому что на кухне еще полы не высохли.

— Тогда мы будем у берлоги, — невинно сообщил Владик.

— Я же сказала — где хотите, только убирайтесь отсюда побыстрее.

— Пошли!

И мальчишек как ветром сдуло.

До берлоги Витька и Владик добрались без всяких приключений. Владик не соврал: дорогу он запомнил отменно, они нигде не плутали.

Недалеко от берлоги Владик замедлил шаг и шепнул Витьке:

— Постой здесь, я подкрадусь потихоньку.

Витька послушно остановился. Пусть человек играет, жалко, что ли?

Владик на цыпочках подобрался к берлоге и прислушался. Тишина. Берлога пуста. Он махнул Витьке рукой и смело нырнул вниз.

— Ура! — через мгновение закричал он. — Фонарика нет! Снежный человек приходил!

Витька не знал, как реагировать. Исчезновение фонарика разбивало все его неопровержимые доводы о том, что снежного человека нет и быть не может.

— Посмотри хорошенько, — посоветовал он Владику. — Может, фонарик куда-нибудь закатился?

— Его нет! Я так и знал! Я же говорил! А ты мне не верил! Ага!

Владик вылез наружу и отплясывал рядом с берлогой какой-то первобытный танец.

— У тебя нет доказательств, что это был снежный человек, — сказал Витька.

— Нет доказательств? Будут! Теперь мы должны его выследить.

— Это как же?

— Положить в берлогу еще какую-нибудь приманку и ждать, когда он за ней явится.

— Может, принести ему что-нибудь вкусненькое?

— Давай!

Мальчишки вернулись на станцию. Никто их не хватился. Дядя Веня все еще работал. Ирка уже закончила уборку и жарила на обед картошку.

— Дядя Веня с кем-то разговаривал по рации, — сообщила Ирка. — А потом сказал, что сегодня слишком загружен работой, чтобы сами погуляли по берегу, но далеко от станции не уходили.

Мальчишкам такое известие было только на руку.

— Ир! А картошка уже готова?

— Нет, еще не дожарилась.

— Есть очень хочется.

— Потерпите пять минут.

Владик шепнул Витьке:

— Отвлеки ее ненадолго, я соберу продукты.

— Как я ее отвлеку?

— Ну, придумай что-нибудь!

Витька подошел к Ирке и спросил:

— Ты полила пальмы?

— Полила.

— Покажи. А то, может, неправильно полила.

— А тебе откуда знать, правильно или неправильно?

— Я знаю, как надо за пальмами ухаживать.

— Ну и поливай сам! — Ирка не собиралась отходить от стола и от плиты.

Витька замялся. Чем же ее отвлечь?

Владик глазами показывал на аквариум. Витька понял. Он подошел к аквариуму и заохал:

— Что же ты натворила, Ирка? Теперь голомянка сдохнет!

Ирка испуганно подпрыгнула и поспешила к аквариуму. Это и нужно! Как бы теперь ее задержать подольше?

— Ты отсоединила проводок!

— Я?! Да я даже близко к аквариуму не подходила!

— И пыль не вытирала?

— Ничего не трогала!

— Но проводок-то висит!

— Где?

— Да вот же!

— Где?

— Вот!

— Дурак, что ли? Ничего он не висит. Как был присоединен, так и есть. Не морочь мне голову!

Витька глянул на Владика. Тот кивнул.

— Извини, я ошибся, — покладисто согласился Витька. — Показалось. Мы попозже пообедаем.

— Вы же есть хотели.

— Уже расхотели. Пойдем еще погуляем.

— На побережье?

— Угу.

Витька увидел, что Владик с припасами уже скрылся за дверью, и тоже поспешил ретироваться. Он спускался с крыльца, когда услышал Иркин крик:

— Зачем картошку взяли? Она же недожаренная!

— Зачем ты у нее картошку взял? — засмеялся Витька.

— Не себе же, а снежному человеку.

— Сырую картошку?

— Почему сырую? Она уже вполне съедобна. Хочешь попробовать?

— Не хочу. А еще что взял?

— Хлеб, конфеты и огурец. Как думаешь, хватит? Он ведь очень большой.

— На первый раз хватит.

Владик шагал к берлоге в глубокой задумчивости. Наконец он вздохнул, покачал головой и поделился своими мыслями с Витькой:

— Если мы сейчас увидим снежного человека, нам никто не поверит.

— Почему? Нас же двое.

— Ну и что? Все равно скажут, что мы выдумываем. Надо было прихватить с собой фотоаппарат.

— Не переживай. Если снежный человек придет сегодня, то мы сможем его и завтра подкараулить и сфотографировать.

— А вдруг он испугается вспышки и бросится на нас?

— Давай возьмем с собой ружье. То, старинное, которое в кабинете висит.

— Ты что? А вдруг мы его застрелим?

— Мы будем стрелять в воздух, чтобы напугать, и только в том случае, если он бросится на нас.

— Хорошо, что нас двое, — улыбнулся Владик. — Одному было бы совсем страшно.

У берлоги Владик вытащил из пакета тарелку с картошкой, положил на нее хлеб, огурец и конфеты, аккуратно опустил тарелку вниз и сказал:

— Теперь надо затаиться и ждать. Молча. Даже шевелиться нельзя, а то спугнем его.

Ребята выбрали наблюдательный пункт и затаились. Оказалось, что ждать в засаде — дело сложное и муторное. Поболтать нельзя, отойти нельзя, пошевелиться нельзя.

Витьке жутко хотелось есть. Он очень жалел о том, что не догадался оставить для себя хотя бы огурец и кусок хлеба. С каждой минутой все меньше и меньше верилось в то, что кто-то появится, привлеченный в берлогу приманкой. Клонило в сон, и Витька, кажется, все-таки уснул, потому что не заметил, как солнце начало садиться.

— Вечер уже, — сказал он. — Пора возвращаться, а то опять паника поднимется.

Владик кивнул. Он и сам уже страшно устал от сидения в засаде.

— Так и не появился твой снежный человек, — улыбнулся Витька.

— Он, наверное, нас заметил. Или только ночью появляется.

— Ну, ночью мы его караулить не сможем.

— А я ничего и не говорю. Ладно, пошли. Оставим ему еду, а утром проверим.

Погода заметно портилась, и темнело очень быстро. Витька забеспокоился:

— Как бы нам не заблудиться в темноте.

— Не заблудимся. Вон уже Байкал видно. Сейчас выйдем на побережье, а там по прямой до станций.

— Хоть бы нас искать не пошли.

Ребята почти бежали. Вот и побережье. Витьке показалось, что справа, в противоположной стороне от станции, мелькнул свет.

— Нас ищут?

— Нет там никого, — ответил Владик. — Поторопись, а то наделаем переполоху, и дядя Веня отправит нас в город.

Но тут справа снова мелькнул свет. Он появлялся и исчезал.

— Фонарик? — спросил Владик. — Мой фонарик? Значит, снежный человек там?!

— Только давай это проверим завтра.

— Завтра его там не будет!

— Пошли, Владик! Пошли! А то завтра нас отправят в Иркутск, и мы уже никого не сможем выследить.

— Эх! Надоели эти взрослые! Шагу без них не сделаешь!

Витька схватил Владика за рукав и утянул за собой.

На крыльце станции сидели Ирка и дядя Веня. Дядя Веня чистил ружья. Одно — старинное, другое — современное охотничье.

— Нагулялись наконец-то? — сварливо спросила Ирка. — Мы уже вас искать хотели.

— Чего нас искать? — как можно беспечнее отозвался Витька. — Мы на побережье были.

— Голодные?

— Еще бы!

— Мойте руки, я вас покормлю.

— Дядя Веня, а вы что, на охоту собрались? Вы же не охотитесь.

— Не охочусь. Просто ружья чищу. Ружья должны храниться в образцовом порядке.

— Зачем?

— Так, на всякий случай.

Ирка позвала ребят ужинать.

— Что-нибудь случилось, пока нас не было? — поинтересовался у нее Витька. — Дядя Веня какой-то хмурый. На нас сердится?

— Да нет. Ничего не случилось, просто в кабинете кто-то настежь распахнул окно, когда мы с дядей Веней обедали.

— Кто распахнул? — удивился Владик.

— Не знаю. Мы услышали стук, а когда вбежали в комнату, никого не было, только окно открытое.

— И на улице никого?

— Никого. Дядя Веня сразу посмотрел.

— Странное дело. Может быть, ветер распахнул?

— Может быть. Только дядя Веня сразу почему-то насторожился, забеспокоился, а потом стал чистить ружья. — Ирка пристально посмотрела на мальчишек: — А это случайно не ваши проделки?

— Что? Окно?

— Делать нам больше нечего! — возмутился Владик.

Дядя Веня занес ружья в дом и спросил:

— Вы когда гуляли, никого постороннего на побережье не видели?

Мальчишки быстро переглянулись. Говорить или нет про свет фонарика?

— Нет, — торопливо ответил Владик. — Никого не видели. А что?

— Ничего. Так. Вы пока что от станции далеко не отходите. Мне по рации про браконьеров сообщили. Они где-то здесь, неподалеку, надо быть поосторожнее.

— Шишкари?

— Нет. Охотники. С ружьями. Можно ненароком под шальную пулю попасть. И не вздумайте в лес без меня заходить!

— Не волнуйтесь, дядя Веня, мы от станции никуда, мы тут, рядом.

ГЛАВА VII СЛЕДЫ

Всю ночь шел дождь. И утром небо было затянуто низкими темными тучами. На улицу выходить не хотелось. Хотелось сидеть в теплой комнате с книжкой в руках, но как только дядя Веня ушел в кабинет составлять отчет, Владик дернул Витьку:

— Пошли в берлогу!

— Куда это вы собрались? — влезла Ирка.

— Куда надо! — грубовато ответил Владик. — Не твое дело.

— Не мое? Тогда я сейчас все расскажу дяде Вене! — и Ирка уперла руки в боки.

Витька беспомощно переводил взгляд с брата на сестру. Владик насупился. Выбора не было. Хочешь не хочешь, а приходилось брать в союзницы Ирку.

— Ну, будете рассказывать свои секреты? — нетерпеливо вопросила Ирка.

— Будем.

— Тогда я вас внимательно слушаю.

Владик аж зубами заскрежетал от ярости, но начал рассказывать про снежного человека и про приманку в берлоге.

— Вы — чокнутые! — объявила в конце концов Ирка. — Но так и быть — показывайте вашего снежного человека, а то весь день сидеть на станции скучно.

— Ты бы осталась, — посоветовал Владик. — Отвлекла бы дядю Веню.

— Ну уж дудки! Сам отвлекай!

— Да не спорьте вы, — попросил Витька. — Пойдемте лучше побыстрее. Главное, до обеда вернуться.

Несмотря на ночной дождь, слякоти на улице не было. На побережье блестели мокрые камни, а в лесу только чуть повлажнел ковер из сухих иголок. Пахло свежестью, смолой и вымытой хвоей.

Возле берлоги валялась разбитая на мелкие осколочки тарелка.

— Ура! — завопил Владик.

— Чему ты радуешься? — пожала плечами Ирка. — Тому, что кто-то разбил нашу тарелку? Странный твой снежный человек! Ну, съел ужин, и хорошо, зачем же тарелку разбивать?

— Может быть, он так выражает радость, — вступился за снежного человека Витька.

Владик, не обращая внимания на едкие Иркины замечания, с восторгом рассматривал разбитую тарелку.

— Как жаль, что наш дядя Веня охотовед, а не следователь! — сказал он Витьке. — Если бы он был следователем, то мы смогли бы разобрать на этих обломках отпечатки пальцев снежного человека.

— Вы бы лучше следы своего снежного человека поискали, — посоветовала Ирка. — Или он у вас по воздуху летает?

Мальчишки переглянулись. Как это они сами о такой простой вещи не догадались?

— Здесь хвоя, и следов не видно, — чтобы как-то оправдаться, возразил Витька.

— Правда? — усмехнулась Ирка. — А вот здесь, у самой берлоги, глина. Размокшая после дождя. И на ней след.

— Где?! Где?!

— Да вот же.

На желтой глине четко отпечатался след ботинка — рифленая подошва и надпись «SPORT». Мальчишки разочарованно отступили.

Ирка продолжала издеваться:

— Если, конечно, ваш снежный человек не носит кроссовки, то это не его след. Это след обыкновенного человека. Как вы думаете, что этот обыкновенный человек делал возле берлоги? Уж не ел ли вашу приманку?

Владик сразу сник. Витька выразительно посмотрел на Ирку.

Неужели не видно, что Владик чуть не плачет? Зачем же добивать человека своими издевками?

— Мало ли какие следы есть в лесу, — сердито ответил он. — Ничего невероятного нет в том, что мимо берлоги проходил человек в кроссовках.

— Не проходил, а заглядывал в берлогу, — уточнила Ирка, проигнорировав все выразительные взгляды.

— Любопытный человек попался, — отпарировал и этот выпад Витька. — Владик, ты не расстраивайся. Пойдем лучше по побережью. Помнишь, вчера мы видели там свет фонарика. Может, там следы остались. Даже обязательно остались.

— Ну, да, — кивнула Ирка. — Конечно. Кто-нибудь обязательно для вас нарисовал эти следы. А теперь сидит и посмеивается над двумя простачками.

— Не обращай ты на нее внимания! — вспылил Витька. — Пойдем!

Владик в сердцах швырнул на землю осколки тарелки.

— И нечего мусорить в тайге, — заметила Ирка. — Сами принесли сюда тарелку, сами и осколки убирайте. Давайте-давайте, убирайте. Чем вы хуже первобытных?

— Может быть, ты пойдешь на станцию?

— Нет, не пойду. Мне очень интересно искать следы снежного человека на побережье.

Ребята собрали осколки и побрели к озеру, в ту сторону, где вчера мелькал свет фонарика.

Никаких следов на побережье не было. А чуть подальше, на краю леса, стояла палатка.

— О! — воскликнула Ирка. — Вот и палатка снежного человека. Здесь вы вчера видели свет фонарика?

— Примерно здесь, — признался Витька.

Владик в отчаянии махнул рукой:

— Значит, это туристы светили! Снежного человека здесь не было.

— Ну, наконец-то! Дошло! — засмеялась Ирка. — Придумали целую сказку.

— Смотрите! — перебил ее Витька. — Там Славик!

— Какой Славик?

— Ну, тот шишкарь с молотом, помните? Он-то что здесь делает?

— Опять пришел шишки колотить! — Владик тут же позабыл о своей неудаче с поимкой снежного человека. — Давайте выследим его и скажем дяде Вене. Пусть он по рации милицию вызовет. Прячемся за тот валун! Не надо, чтобы они нас видели.

Не снежного человека, так хотя бы браконьера поймать!

Пригнувшись, ребята пробежали до валуна и притаились. Славик стоял у палатки и разговаривал с двумя парнями в темных очках.

— Эти, наверное, тоже шишкари, — решил Владик.

— Не похоже, — возразила Ирка.

— Тогда главари банды браконьеров. Видите, как Славик перед ними лебезит?

Это уже Владик преувеличил. Лебезит Славик перед парнями в темных очках или нет, было непонятно. Валун был не так далеко от палатки, но ветер уносил слова разговора в другую сторону, да еще и волны шумели.

Один из парней достал из кармана несколько купюр и протянул их Славику. Славик кивнул, пожал обоим парням руки и скрылся в лесу. Парни вернулись в палатку.

— Точно, главари! — сделал заключение Владик. — Будем следить за ними или пойдем за Славиком?

— Ну, чего за этими следить? Эти, может, весь день в палатке просидят. Пошли за Славиком.

— Мы же договаривались — до обеда, — напомнила Ирка. — Дядя Веня нас хватится.

— Не беда, — отмахнулся Владик. — Если мы ему поймаем браконьеров, то он не будет ругаться.

— Ты думаешь?

— Быстрее! Мы его упустим!

Но Славик как сквозь землю провалился. В лесу царила тишина. Ни шороха, ни звука шагов.

— Удрал!

— Куда он мог удрать за несколько секунд?

— Кто его знает? Он-то в лесу получше нас ориентируется.

— Ну, все, хватит на сегодня погонь и расследований, — сказала Ирка. — Пойдемте на станцию.

Она решительно повернулась и сделала всего один шаг.

— Стой! — вдруг крикнул Витька. — Не двигайся!

Ирка так и замерла.

— Ты чуть не затоптала след, — уже спокойнее пояснил он.

— Опять ваши дурацкие шуточки! — рассердилась Ирка. — Какой еще… — и осеклась: прямо перед ней на песке виднелся четкий след — рифленая подошва и поперек слово «SPORT».

— Это след Славика, — уверенно сказал Владик.

— Значит, это Славик играл с вами в снежного человека?

— Похоже на то. Ну, теперь-то я его точно выслежу! Будет знать, как голову мне морочить!

Но, кроме одного следа, ребята ничего не нашли. Одно ясно — Славик прошел до развилки. А от развилки мог уйти по любой из трех тропинок. Тропинки утоптанные и каменистые — следов на них не различишь.

Пришлось ни с чем возвращаться на станцию.

— Будем что-нибудь говорить дяде Вене? — спросила у мальчишек Ирка.

— Пока нет. Понаблюдаем, — ответил Витька.

— А может, все-таки сказать? Он лучше нас этого Славика знает. И с теми в темных очках поговорить может.

— Что с браконьерами разговаривать? Нужно хватать их на месте преступления, — Владик был настроен очень решительно. — Зря дядя Веня их тогда в лесу пожалел.

— Ну, наконец-то я закончил свой отчет! — радостной улыбкой встретил ребят дядя Веня. — Не люблю бумажной работы, но что поделаешь. Как провели сегодняшнее утро?

— Отлично, — ответила за всех Ирка. — По побережью гуляли. Палатку видели.

Витька испуганно ткнул ее кулаком в спину.

— Палатку? — нахмурился дядя Веня. — Чью палатку?

— Туристы на побережье расположились, — поспешил ответить Владик.

У Ирки хватило ума ничего не говорить дяде Вене про Славика.

— Предлагаю после обеда сходить на экскурсию, — сказал дядя Веня. — Я покажу вам кое-что необычное.

Заинтригованные ребята наспех пообедали и заторопились на обещанную экскурсию.

Дядя Веня привел ребят на невысокий утес к необычным деревьям. Они стояли на корнях, как на ходулях. Голые, гладкие корни причудливо извивались. Под ними, как под аркой ворот, запросто мог пройти даже двухметровый великан.

— Что это?

— Ходульные деревья, — ответил дядя Веня.

— Но это же сосна! — воскликнула Ирка.

— Верно. Сосна.

— Что же произошло с ее корнями?

— За долгие годы, даже века, ветер выдул весь песок из-под корней.

— А это не страшно для дерева? — забеспокоился Витька. — Оно не упадет?

Дядя Веня улыбнулся:

— Ну, если лет за триста не упало, то уж и ближайшее столетие простоит… — Вдруг дядя Веня нахмурился: — Осторожнее! В траве капкан.

Ребята, как ни силились, капкана в траве разглядеть не могли. Чтобы его заметить, нужен был наметанный глаз таежного жителя.

Дядя Веня поднял с земли большую палку, ткнул ею в траву, и ребята услышали, как с коротким лязгом захлопнулись зубья капкана.

— Это браконьеры? — спросил Владик.

— Конечно. Хотели поймать зайца, лису или соболя. Ну-ка, не бегайте пока, здесь может быть еще пара таких.

И тут Витька увидел знакомый след.

— Узнаешь? — шепнул он Владику.

— Опять Славик! — так же шепотом ответил тот. — Это он поставил капкан.

Дядя Веня, как сапер, прощупал палкой все вокруг. Больше капканов не было.

Витька подошел к Ирке:

— Видела след?

— Тише ты! Конечно, видела, не слепая. Потом поговорим.

— Узнать бы, кто это тут капканы расставляет! — сказал дядя Веня.

— А если бы узнали? — спросил Витька.

— Если бы узнал, не поздоровилось бы этому субчику. Вызвал бы егеря или охотнадзор.

— А если бы мы этого браконьера нашли? — поинтересовался Владик.

— А вот это ни к чему, — отрезал дядя Веня. — Избавьте меня от вашего геройства. Браконьеры — люди серьезные, шутить не будут, а мне надо вас к родителям живыми и невредимыми доставить. Поэтому сделайте одолжение, не начинайте поиски капканов и браконьеров. Я как-нибудь сам разберусь, найдите себе занятие поспокойнее.

Владик надулся. Их считают малыми детьми? Ну, что ж! Прекрасно! Только пока что они, а не дядя Веня, знают, чьи следы возле капкана. И это они, а не дядя Веня, все-таки поймают браконьера на месте преступления, с капканом или с ружьем в руках.

Сильный порыв ветра рванул на Витьке куртку.

— Ого! — воскликнула Ирка. — Меня чуть не унесло.

— Экскурсия окончена, — объявил дядя Веня. — Горная поднимается.

— Что? — не понял Владик.

— Горная. Так называется самый сильный байкальский ветер, северо-западный. Он может принести с собой ураган.

— Настоящий ураган?

— Самый настоящий. Во время байкальского урагана лучше сидеть в крепком доме за закрытыми дверями. — Дяде Вене уже приходилось перекрикивать ветер. — Видите, горная усиливается с каждой минутой.

Ураган разыгрался к вечеру. Ребята хотели пойти на побережье, чтобы поближе рассмотреть стихию, но дядя Веня не разрешил. Сказал, что это очень опасно.

— Лучше давайте затопим печку и поболтаем о чем-нибудь. Именно так издревле поступали сибиряки-кочевники. Иногда ураган бушевал несколько дней. И эти несколько дней рассказчики сменяли друг друга возле огня, и сказкам конца не было. Вы когда-нибудь слышали бурятские сказки? Нет? Ну, я рассказывать сказки не мастак. Лучше потом дам вам почитать книжку. А расскажу, пожалуй, какую-нибудь быль. Про что рассказать?

— Про браконьеров, — попросил Владик.

Он хотел бы услышать, как задерживали браконьеров, но дядя Веня начал уж слишком издалека:

— Для браконьеров Сибирь всегда была раздольем. Край богатый. Когда-то здесь даже был своеобразный Клондайк. Один из промышленников в девятнадцатом веке нашел в Сибири золото. И потянулись сюда золотоискатели со всей России. Надо сказать, что потянулись не зря. Золото здесь было. Ловцы удачи промывали деревянными лотками речной песок, ворочали камни, долбили землю кайлом, копали лопатами.

— И все-все находили?

— Ну, конечно, не все. Но везло многим. На мелкие слитки даже внимания не обращали. Искали большие месторождения, которые в один миг могли обогатить всю артель. А потом золотой бум поутих. Большие месторождения начали разрабатывать богатые промышленники, на долю одиночек и бродяг доставалось все меньше и меньше находок. И тогда одиночки переключили свое внимание на другие сибирские богатства — на промысловых животных и рыб.

— Ну, разве животными и рыбой можно заработать большие деньги? — протянул Витька.

— Теперь нельзя, а тогда пушного зверя в тайге было множество. Только представьте себе, что в середине девятнадцатого века ежегодно истребляли больше сорока тысяч соболей, больше пятидесяти тысяч горностаев, а счет добытых белок шел на миллионы. Впечатляют такие цифры? И рыбы в Байкале хватало на всех браконьеров. Причем большую часть рыбы приходилось выбрасывать: она портилась из-за того, что у промысловиков не хватало обыкновенной соли на такой богатый улов.

— Но ведь так можно было истребить всех соболей, рыб, белок! — воскликнула Ирка.

— С соболями именно так и случилось, — кивнул дядя Веня. — Истребляли их, как могли. Стреляли из луков и ружей, ставили капканы и обметы вокруг нор, выкуривали едким дымом, гоняли натасканными лайками. После двух-трех веков такой безжалостной охоты маленькому хищнику с прекрасным мехом грозило полное исчезновение. Но к середине двадцатого века люди наконец-то опомнились. Первыми забили тревогу охотоведы. Увеличить поголовье зверьков нужно было немедленно. Соболь еще сохранился в Северной Азии. Оттуда и стали переселять его в пустующую тайгу. Сотни охотоведов отлавливали лучших соболей и доставляли их на новое место жительства. Это был научный эксперимент. Никто не мог с уверенностью сказать, что переселенные зверьки не покинут незнакомых районов. Здесь, в прибайкальской тайге, выпустили больше трех тысяч соболей. И произошло чудо — соболь остался и быстро начал размножаться. Вот и получается, что охотоведы спасают пушных зверьков, а браконьеры губят их.

— А в кино показывали, что браконьеры опасны, — вернул разговор в нужное русло Владик.

— И я вам про это каждый день говорю. Браконьеры — те же бандиты. И исследователи гибли от их пули, и милиционеры, и охотоведы. Так уж устроены некоторые люди — самое главное для них нажива.

— А почему же вы не задержали тогда шишкарей?

— Честно говоря, за вас испугался. Видали, как тот парень молотом крутил? Молот-то не меньше сорока килограммов весит. Такие упражнения не всякому натренированному спортсмену по силам. Вот и выходит, что борьба бы слишком неравная получилась, а у меня за вас ответственность. Ну, да ничего, я теперь этих шишкарей на заметку взял, еще раз проштрафятся — другой разговор с ними будет.

Ребята быстро переглянулись и с молчаливого согласия друг друга решили дяде Вене все рассказать. Пусть знает, кто по тайге капканы расставляет.

Но рассказать они ничего не успели. Вслед за очередным сильнейшим порывом ветра в дверь посыпались громкие удары:

— Хозяева! Откройте! Откройте! Слышите?!

* * *

— Пора всерьез исследовать Байкал, — объявил профессор Дыбовский. — Летом планируется научная экспедиция с целью всестороннего исследования озера. Продлится она два года. В экспедицию поеду я и Ян Черский.

Черский внимательно изучил план предстоящей работы. Да, для осуществления такого грандиозного замысла потребуется не одна экспедиция. Вопросы геологии, географии, зоологии, ботаники, палеонтологии. Справятся ли они вдвоем со всеми этими задачами?

Черский честно поделился своими сомнениями с Дыбовским. Профессор выслушал своего молодого друга и сказал:

— Запомните на будущее: в науке нельзя бояться огромных задач. Чем сложнее задача, тем интереснее ее решать. Это вам подтвердит любой исследователь. И с вашими ли способностями отступать перед трудностями? Всего два года назад я учил вас азам зоологии и палеонтологии. А теперь посмотрите, как вы выросли! Теперь уже мне впору обращаться к вам за советами по поводу третичных ископаемых. Вы еще скажете мне спасибо за то, что я вам открою мир Байкала. Байкал — озеро уникальное. Вы представить себе не может мое изумление, когда я занимался байкальской фауной, ведь множество видов, обитающих в глубинах Байкала, водятся только там и больше нигде в мире! Для науки это не меньше, чем работа с уникальной фауной Австралии. Только там кенгуру и утконос, а у нас виды рыб, червей, губок.

Черский улыбнулся:

— Вы не совсем верно меня поняли, профессор. Я ведь не отказываюсь от участия в экспедиции. Напротив! Уверяю вас, что лучшего помощника, чем я, вам не сыскать. Я всего лишь высказал сомнения в своих скромных силах.

— А вы не скромничайте, не надо. Силам вашим и вашей молодости позавидовать можно.

И байкальская экспедиция началась. Денег на нее Географическое общество выделило недостаточно, не хватало даже на элементарные инструменты, но ученых это мало смущало.

Одной из важнейших задач экспедиции стало измерение глубин. Тросов нужной длины не было. Ученым пришлось научиться вить веревки. Посмеиваясь друг над другом, они часами сидели за кропотливой и тяжелой работой. Вот один трос, другой, третий. И снова недостаточно длинные. Байкал еще глубже, чем представляли даже в самых смелых прогнозах.

— Сомнений почти не остается: Байкал — самое глубокое озеро в мире! — радостно объявил Дыбовский. — Вот вам и первый важнейший результат нашей экспедиции.

Черский разделял радость учителя, но шутливо заметил:

— Зима приближается, господин профессор.

— Ну и что же? Мы не имеем права приостанавливать работу даже на день.

— И тем не менее она приостановится, если мы не изобретем передвижную лабораторию.

Дыбовский с интересом взглянул на молодого ученого:

— Поясните свою мысль.

— Мы должны соорудить что-то вроде крытых саней или домика на полозьях. Только так мы сможем легко передвигаться по льду озера и перевозить инструменты.

— Гениально!

Сказано — сделано. К зиме мастера-ученые овладели еще и навыками строительства. Как только на Байкале установился лед, по поверхности озера начал свое движение небольшой домик из оленьих шкур. Упряжка собак тянула за собой сани-лабораторию, и исследования не только не останавливались, а наоборот, ускорились.

Как и предполагал Черский, двухлетней экспедиции оказалось недостаточно. Байкал требовал более долгого и глубокого изучения. В Петербург одни за другими летели научные доклады, статьи, отчеты об экспедиции.

Русское географическое общество выделило средства на продолжение работ и наградило профессора Дыбовского Золотой медалью за изучение Байкала. Мало того, ученый мир добился помилования для ссыльного ученого.

— Ну, вот, друг мой Ян, пришло время расставаться, — сказал однажды профессор. — Я уезжаю в Петербург. Я теперь свободен, как птица. Честно говоря, не верится, отвык. Я вас прошу, очень прошу, не оставляйте исследований Байкала. Только вы сможете продолжить все то, что мы вместе начинали. Только вы знаете все минусы и плюсы нашей работы. Только вы приспособились ко всем трудностям.

— Вы напрасно уговариваете меня, профессор, — рассмеялся Черский. — Неужели вы могли подумать, что я брошу начатую работу?

Дыбовский уехал. Начальником байкальской экспедиции был назначен Черский. Ян не знал, радоваться этому или бояться огромной ответственности, которая ложилась на его плечи. Но как только в душе побеждала боязнь, в памяти всплывали наставления профессора о том, что нельзя бояться сложных задач. За два года работы с Дыбовским Ян убедился, что это верно. Нельзя бояться, надо работать, надо изучать, надо действовать. И тогда обязательно будут новые открытия. Будут, без сомнения.

ГЛАВА VIII ГОСТИ

— Откройте, хозяева!

Мальчишки вскочили.

— Давайте не будем открывать! — Ирка испуганно схватила дядю Веню за руку.

— На Байкале ураган. Люди терпят бедствие. Нельзя отказать им в помощи. — Дядя Веня распахнул дверь.

Вместе с гостями в дом ворвались потоки воды. Гостей было двое. Грязные, оборванные, мокрые с головы до ног парни. Вид у них был самый жалкий, но ни это, ни отсутствие темных очков не помешало ребятам мгновенно признать в терпящих бедствие тех самых парней из палатки на краю леса.

Витька и Владик напряглись. Ирка от страха онемела и только таращила глаза на вошедших.

— Проходите к печке, обсушитесь, — дядя Веня вел себя как радушный хозяин.

Да и как иначе? Он ведь ничего не знал о ребячьем расследовании. А как теперь что-то ему сообщить?

— Мы туристы, — стуча зубами от холода, сообщил парень повыше. — Меня зовут Виталием, моего друга — Геной. Нашу палатку смыло волной. Сами не понимаем, как нам удалось уцелеть.

— Врут, — тихонько шепнул Витьке Владик.

— Не похоже. Посмотри, какие они грязные.

— Ну и что? Специально вымазались.

— Зачем?

— Чтобы проникнуть на станцию. Наверное, они заметили, что мы за ними следили.

— Что вы там шепчетесь? — спросил дядя Веня. — Принесите гостям одеяла. А вы, молодые люди, располагайтесь. Ира, напои гостей чаем.

Гена молчал. Виталий говорил за двоих:

— Вот уж не думали, что попадем в такую передрягу.

— Первый раз на Байкале?

— Да нет, не первый. Бывали уже. Вот еще разок решили отдохнуть, поудить рыбу и потеряли все на свете — вещи, палатку, спальники. Хорошо, если лодка уцелела. Мы успели оттащить ее поглубже в лес. Но ведь и палатка не на берегу стояла! Это ж надо, какой силы ураган поднялся!

Ира молча подала парням кружки с горячим чаем.

— Нам не везет в этой поездке с самого начала, — тараторил без умолку Виталий. — Только сели в лодку — заглох мотор. Пришлось вылезать и чинить. Добрались до места, начали ставить палатку, оказалось, что забыли колышки. Полвечера рубили новые. И в рыбалке не везет. За три дня ни одной рыбины. А с пустыми руками домой возвращаться вроде как-то несолидно. Договорились с одним местным парнем, он сегодня утром принес нам трех здоровенных хариусов. За хорошие деньги, естественно. — Ребята насторожились. — Ну, теперь с этим ураганом уплыли и наши хариусы вместе с сеткой. Да бог с ними, с хариусами! Теперь ищи-свищи их. Не до них было. Я-то у самого выхода сидел, как палатку сорвало, так сразу и выскочил. А Генка-то запутался. Его вместе с палаткой волной подкинуло и потащило по берегу. Сам не знаю, как вытащить его удалось.

Молчаливый Гена кивком головы подтвердил рассказ друга и продемонстрировал внушительную ссадину на локте.

— Витя, Владик, принесите из кабинета аптечку, — приказал дядя Веня. — Она на шкафу с книгами.

Мальчишки вышли из кухни, и Владик спросил:

— Ты им веришь?

Витька пожал плечами.

— А я не верю! Ни единому слову! Они все врут! Будто бы Славик всего-навсего принес им хариусов!

— Но против них у нас нет никаких улик, — возразил Витька. — Откуда мы знаем, что принес им Славик? Мы видели только, как они с ним расплачивались. За браконьерством мы их не застукали.

— За браконьерством мы и Славика еще не застукали, — буркнул Владик.

— Витя! Владик! Ну, что вы там застряли? Нашли аптечку?

— Да! — откликнулся Витька. — Несем.

— А что, если спросить их прямо в лоб? — быстро зашептал Владик.

— О чем спросить? — не понял Витька.

— Предоставь это мне!

Дядя Веня быстро и ловко обработал рану.

— Не хуже фельдшера! — восхитился молчун Гена. — Спасибо. Где это вы так наловчились?

Дядя Веня усмехнулся:

— Помотайся с мое по тайге, и не такому научишься.

— А как зовут того парня, который вам принес хариусов? — вдруг спросил Владик.

Парни удивленно переглянулись.

— Славик, кажется, — не очень уверенно ответил Виталий.

— Славик? — с интересом переспросил дядя Веня. — Здоровый такой, широкоплечий?

— Да, — ответил за парней Владик. — Мы видели его сегодня утром возле их палатки.

— А что вы делали сегодня утром возле их палатки?

— Гуляли.

— Гуляли, значит? — и дядя Веня погрозил племянникам кулаком. — Ясно?

— Ясно, — насупился Владик.

— Между прочим, тут у вас полтергейст водится, — ухмыльнулся Виталий. — Вчера у меня спортивные штаны пропали.

— Почему же полтергейст? — спросил Витька. — Может быть, обыкновенный вор?

— Ну, обыкновенный вор магнитофон бы прихватил или там бумажник. А старые спортивные штаны только полтергейсту и сгодятся. А к вам этот барабашка не наведывался?

— Да как сказать? — дядя Веня засмеялся. — Как человек научного склада ума, я просто не склонен верить в полтергейст. Сами куда-нибудь вещь сунем, а виним во всем барабашку.

— Честное слово, никуда я эти штаны не бросал! Они висели на палатке, сушились.

— Ну, ветром, наверное, унесло.

— А Севину бритву каким ветром могло унести? — вступила в разговор Ирка.

Дядя Веня отмахнулся:

— Ну, сейчас мы договоримся до того, что и ведьмы существуют, и Баба-яга, и Кощей Бессмертный! Давайте-ка лучше устраиваться на ночлег. Ребята, несите раскладушки. К утру, я думаю, ураган утихнет, пойдем искать вашу палатку и лодку.

Гена и Виталик кивнули, а Владик наконец-то спросил, как и обещал — в лоб:

— А вы браконьеры?

Виталий расхохотался:

— Нет, мы — туристы, студенты университета. К браконьерству отношения не имеем. А что, похожи на браконьеров?

Владик смутился:

— Ну, Славик же браконьер, а вы с ним дружите.

— Кто тебе сказал, что мы с ним дружим? Видели-то его всего два раза. Он сам к нам подошел и хариусов предложил. Мы и не знали, что он браконьер.

— Владик! — укоризненно сказал дядя Веня. — Оставь людей в покое. Вы на него внимания не обращайте: ему тут одни браконьеры мерещатся. Помешался на браконьерах! Возомнил себя американским шерифом!

Дядя Веня был рассержен поведением Владика и позже сказал ему:

— Ты, брат, фантазируй, да знай меру. Нечего зазря людей обижать.

Ураган бушевал всю ночь, но к утру затих. Небо по-прежнему тонуло в темно-серых тучах, но над озером властвовала тишина.

— И не поверишь, что всего три часа назад здесь были волны высотой метра в три! — воскликнул Виталий, глядя на эту безмятежность.

— Поверишь, потому что есть доказательства, — ответил дядя Веня.

— Ну, да, например, унесенная неизвестно куда палатка.

— Не только. Пойдемте на берег. Видите, как поднялась вода в заливе, как уменьшился вон тот островок?

— И правда! Значит, мы не сможем сегодня отплыть?

— Почему же? Сможете. Главное, что волны стихли. А это наводнение — явление временное. Вода скоро спадет, и все вернется на свои места. А вот это еще надолго останется, — дядя Веня указал на длинную гряду.

— Этого не было! — закричали ребята.

Гряда возвышалась на два-три метра и состояла из мелких камешков.

— Что это?

— Откуда это взялось? — наперебой спрашивали ребята.

— Здесь вчера был большой валун! Мы за ним прятались!

— Это так называемая галечная гряда. Ураган поднимал гальку и складывал эту гору вокруг большого камня.

— Ну и сила! — восхитился немногословный Гена.

Он еще долго стоял возле гряды, недоверчиво щупал гальку, качал головой и цокал языком.

— Никогда такого не видел.

— Это частое явление на берегах Байкала. Теперь потихоньку гряда будет размываться, разрушаться, станет ниже и короче. А новый ураган воздвигнет новую насыпь.

— Глядите! Наша палатка! — закричал Виталий.

На поверхности озера метрах в пяти от берега покачивалась желтая палатка. Вернее, то, что от нее осталось. Палатка была изодрана в клочья.

— А все наше добро, похоже, уплыло, — объявил Виталий, вытаскивая на берег желтые лохмотья. — Магнитофон жалко. Только купил.

— Радуйся, что сам жив-здоров, — пробурчал Гена. — Магнитофон еще купить можно.

— О! Носки приплыли! — обрадовался Виталий, вылавливая из воды черную тряпочку. — Точнее, один носок. Может, и второй приплывет, как думаете?

— А ты постой, подожди, может, вынырнет, — с совершенно невозмутимым видом посоветовал Гена.

Парни бродили вдоль берега по колено в воде и вылавливали оставшиеся вещи. А на берегу Ирка нашла футляр от очков. Футляр был пуст.

— Ну, вот, а вы говорите, что здесь нет полтергейста! — протянул Виталий. — Я точно помню, что вечером положил свои солнцезащитные очки в футляр. Кто же их оттуда вынул и футляр захлопнул? Или думаете, что ураганный ветер и на такие шуточки способен?

Все только посмеялись в ответ.

— Ладно, ничего из палатки уже не спасешь, — объявил Гена. — Пустое это занятие. Пойдем вытаскивать лодку, пора отчаливать.

Парни отправились к лесу, к той тропинке, на которой исчез вчера Славик. Дядя Веня и ребята ждали их на берегу.

— Лодки нет! — объявил через пару минут Виталий.

— Хорошенько поищите! — крикнул им дядя Веня. — Может, впопыхах место точно не запомнили?

Парни в растерянности пожали плечами:

— Да чего тут запоминать? Мы ее и не прятали. Просто затащили поглубже и оставили прямо на тропинке.

Дядя Веня был уверен, что вода не могла подняться так высоко, чтобы унести с тропинки лодку.

— А ветер мог ее сорвать? — спросил Витька.

— Но ведь ни одно дерево не сломано.

— Снова полтергейст?

Осмотр тропинки ничего не дал. Волоком лодку никто не тащил. Виталий почесал в затылке:

— Ну и что же нам теперь делать без лодки? Как добраться до города?

— Можно дойти до поселка. Это километров пять отсюда. Там договоритесь с кем-нибудь, вас подвезут, — сказал дядя Веня. — А можете задержаться здесь еще на пару дней. Послезавтра приедет на моторке парень с нашей станции, Сева. Я попрошу, чтобы в обратный рейс до Листвянки захватили вас. Ну а из Листвянки уже выберетесь, там теплоходы.

Пока взрослые решали, как быть и что делать, Владик решил времени не терять, а посмотреть, как сегодня обстоят дела у берлоги. Вряд ли там что-то изменилось: ни Славик, ни снежный человек не рискнули бы приближаться к побережью во время урагана.

Владик торопился, поэтому лез напрямик, через бурелом. Вот еще один завал. Из свежих сосновых веток. Ураган, наверное, постарался. Ветки сложены аккуратной горкой, как галька на берегу. Витька начал карабкаться по этому завалу и вдруг почувствовал, что под ногой пустота.

— Мама! — на весь лес закричал он и свалился на что-то жесткое и холодное.

Его крик услышали все. И все без исключения помчались на помощь.

Когда спасательный отряд, состоящий из дяди Вени, Ирки, Витьки и двух туристов подоспел, Владик уже своими силами смог выкарабкаться на землю. Упал он не в яму, а всего лишь на дно лодки.

— Наша лодка! — заорали Виталий и Гена. — Как она здесь оказалась? Целехонька! Кто ее сюда перенес? Да еще и ветками закидал?

— А ты зачем сюда полез? — накинулся на Владика дядя Веня.

— А я так и думал, что лодку найду, — соврал Владик, потирая ушибленный бок.

— Думал, так надо было сказать, поискали бы все вместе. Ты себе шею мог сломать!

— Да вы его не ругайте, — заступился за Владика Виталий. — Он же нам лодку нашел. Что бы мы без него делали?

Гена и Виталий так обрадовались обнаружению лодки, что особо и не задумывались над вопросом, как она тут оказалась. Зато дядя Веня сразу помрачнел. В полтергейст он по-прежнему не верил. Все это дело рук человеческих. Кому же это во время урагана или сразу после него понадобилось прятать чужую лодку? Зачем?

Общими усилиями они перетащили лодку к берегу.

— Никаких повреждений! — радовался Виталий. — Хоть в чем-то повезло!

— Ну, все, можем отчаливать, — сообщил Гена, проверив мотор.

— Спасибо вам за то, что помогли, приютили и вообще… Хорошие вы люди. Если еще раз соберемся в ваши края, заглянем в гости.

Мотор взревел, и лодка помчалась по глади озера. Гена сделал прощальный круг, а Виталий размахивал над головой уцелевшим носком без пары.

— Нормальные ребята, — заключил Витька. — Зря мы их в браконьерстве заподозрили.

— Идете на станцию или будете гулять? — осведомился дядя Веня.

— Погуляем чуть-чуть.

— Вы бы сейчас поменьше самостоятельности проявляли. Сами видите, черт знает что здесь творится!

— Полтергейста испугались? — прищурилась Ирка.

— Добро бы полтергейста, человек-то поопаснее будет, — дяде Вене было не до шуток. — В общем, так, я сейчас сниму показания приборов и приду сюда. Без меня никуда не уходите. Увидите посторонних — сразу бегите на станцию. Чего ты улыбаешься, Владик? Я говорю совершенно серьезно. Никуда без меня не уходить! Приду минут через двадцать. Ясно?

Витька шутливо вытянулся по стойке «смирно» и отрапортовал:

— Есть! Так точно! Слушаемся!

Дядя Веня ушел.

— Ну, какие будут соображения насчет лодки? — спросил Владик.

— Да ну тебя! — отмахнулась Ирка. — Сыщик тут нашелся! Давайте лучше на эту гору взберемся!

И она полезла вверх по галечной гряде. Витька полез за нею.

— Представляешь, какая ледяная горка тут будет зимой? — кричала Ирка. — На санках хорошо кататься!

— Не будет здесь зимой никакой горки. Дядя Веня сказал, что гряда потихоньку рассыплется, — отвечал ей Витька.

Владик смотрел на них, задрав голову, и сожалел, что они такие легкомысленные.

Дядя Веня был погружен в невеселые мысли. Он связывал воедино все непонятное, что в последние дни окружало станцию. Настораживало многое. Но и угрозу в пропаже темных очков, штормовки, бритвы и старых спортивных штанов разглядеть сложно. Вот спрятанная лодка и капкан у ходульного дерева — это уже посерьезнее.

Скорее бы приехал Сева! Вдвоем было бы легче. А сейчас племянники только все запутывают своими тайнами да играми. И как им объяснить, что это не игры и не шутки?

Дядя Веня вздохнул и поднялся на крыльцо. Ключ почему-то не открывал замок. Что еще за новости? Дядя Веня толкнул дверь, и она распахнулась.

Выходит, он забыл ее закрыть, когда уходил? Нет, вроде бы закрывал. Точно закрывал.

Может, Сева приехал раньше? Но на чем? Лодки они не видели.

Дядя Веня вошел в кухню-столовую и замер. Пол был залит водой. Аквариум разбит. На полу медленно билась засыпающая голомянка.

Кто здесь побывал?! Что произошло за те полчаса, что они провели на побережье?

Дядя Веня кинулся в кабинет. Приборы! Слава богу, все цело.

Он обернулся и увидел в дверях человека. Тот загораживал своей массивной фигурой весь проем.

— Славик? — удивился дядя Веня и только теперь заметил, что человек в дверях держит наперевес ружье. — Что ты здесь…

Но договорить дядя Веня не успел. Сзади его кто-то ударил по голове. В глазах все поплыло, потемнело, в ускользающем сознании мелькнула мысль об опасности, угрожающей племянникам, но он почувствовал, что не в силах даже крикнуть. Он только беззвучно пошевелил губами и окунулся в кромешную тьму.

* * *

В бесконечных экспедициях и научных заботах Черский и не заметил, как повзрослела его добровольная помощница Мавруша. Она так же, как и раньше, интересовалась всеми его делами, переписывала рукописи, но Черский только теперь разглядел ее васильковые глаза, ее милую улыбку, ее пышные пшеничные волосы. И в один прекрасный день пришлось признаться самому себе — он влюбился.

Теперь его мучила одна мысль — согласится ли Мавра выйти замуж за ссыльного? Он не спрашивал об этом девушку, потому что боялся услышать «нет».

Все ближе становился день отъезда во вторую байкальскую экспедицию, и Черский наконец решился. Пусть откажет, и он сразу уедет, чтобы не видеть, чтобы забыть, чтобы заглушить боль отказа работой.

Сбиваясь и говоря совсем не так, как хотел, он предложил Мавре выйти за него замуж. Девушка улыбнулась, васильковые глаза весело засветились:

— Я согласна.

Сразу после венчания, тихого и скромного, молодые уехали в необычное свадебное путешествие — в научную экспедицию на Байкал.

Легкая парусная лодка летела по глади озера. Черский правил парусом, стекла очков поблескивали и отбрасывали солнечные блики. Мавра зачерпнула рукой байкальскую воду, поднесла ее к лицу и засмеялась:

— Я ведь впервые покидаю Иркутск.

— Ну, теперь, став моей женой, напутешествуешься вволю, — пообещал Черский. — Вперед! Всегда только вперед! Ты ведь еще не знаешь, какой я неугомонный.

— Уже представляю! Но и я такая же. Я хочу всегда-всегда быть с тобою рядом, что бы ни случилось, где бы ты ни оказался.

— Посмотри, какие красивые горы! Это Баргузинский хребет.

— А как называется та снежная вершина?

— Это Хамар-Дабан. Когда-нибудь мы с тобой и туда отправимся в экспедицию.

Все на Байкале было необычно для Мавры. И вечерний костер, и наваристая уха, и непривычная работа — замеры, собирание минералов, раковин и гербариев, изучение животных и рыб. Черский научил жену измерять глубину и высоту, определять геологический возраст пород, отбирать самые лучшие экземпляры для коллекций. И Мавра радостно впитывала в себя эту сложную науку, быстро превращаясь в незаменимого помощника, которому можно доверить самое ответственное задание.

Тишина и величавое спокойствие Байкала сменялись иногда шумными бурями, но и бури сохраняли царское величие. А молодым великий Байкал щедро дарил великое счастье быть рядом друг с другом и работать бок о бок.

Иногда вынужденную уединенность исследователей нарушали кочевники. Они обычно приходили по вечерам, когда костер разбрасывал вокруг маленькие золотые искорки.

Немногословные, невозмутимые, неторопливые, они были сродни огромным таежным просторам. Они тихо покуривали трубки или напевали тягучие, заунывные мелодии, в которых было свое очарование, которые сливались с вечерним Байкалом и с закатами невероятной красоты. Кочевники не очень понимали, зачем Черские тщательно обследуют каждый байкальский мыс, каждый залив, но чувствовали, что путешественники так же трепетно любят и тайгу, и Байкал, и потому доверяли им.

Таких пейзажей, как на Байкале, нигде не встретишь. Скалы как каменные замки, кривые березы над самой водой, высокие, прямые как стрелы сосны на каменистых утесах и цветы, цветы, цветы. Особенно нравились Мавре поляны незабудок — голубой ковер с яркими желтыми точками.

А потом лето сменила осень, и эта осень была так же хороша и незабываема, и осыпала путешественников золотом листьев, и убаюкивала шелестом пожелтевших трав.

— Ты счастлива? — спрашивал жену Черский.

И Мавра тихо улыбалась в ответ:

— Конечно, счастлива, Ян. Я никогда не забуду это путешествие. И вот этот вечер. И вот эту березу. И тихий плеск волн. Это все не повторится.

— Почему же? Следующим летом мы снова отправимся на Байкал.

— Чудак ты, Ян! Тогда уже будет все по-другому. Даже через минуту все будет по-другому, даже через мгновение. И этот вечер никогда не повторится. Будут другие дни и другие вечера, а такого, как сегодня, уже не будет.

Черский смотрел в васильковые глаза любимой и не мог понять, как же он раньше жил без нее, без ее мыслей, без ее слов, без этого тихого блаженства.

Он шевельнул в костре палкой, и огонь заплясал с новой силой, весело и радостно, словно уловил настроение человека.

— Завтра отправляемся дальше? — спросила Мавра.

— Нет, задержимся в этом заливе дней на пять. Я сегодня нашел русло неизвестной речки. Надо исследовать ее и нанести на карту. Заодно понаблюдаем за глубинами. Я придумал новый метод измерения уровня воды в Байкале. Мы будем наносить засечки на скалах и по ним определять силу прилива и отлива. Мы сделаем даже больше. Мы нанесем такие засечки по всему периметру озера, и ученые и после нас смогут наблюдать за уровнем. Когда-нибудь кто-нибудь увидит наши засечки и вспомнит, что мы жили на этом свете и хотели изучить Байкал. А может, и не вспомнят, но засечки все равно пригодятся. Ведь мы не за славой сюда приехали. Правда, Мавруша?

ГЛАВА IX ЧТО ПРЕДПРИНЯТЬ?

Через полчаса ребятам надоело лазить по галечной гряде. Они устроились на самой вершине гребня и стали высматривать дядю Веню. Но дядя Веня не появлялся.

— Сказал, минут через пятнадцать-двадцать, а уже целый час прошел, — недовольно заметила наконец Ирка.

— Наверное, какая-то срочная работа. Ничего, подождем, — откликнулся Витька.

И они еще подождали с четверть часа. С Байкала снова подул пронзительный, холодный ветер. Ирка зябко поежилась и сказала:

— Я уже замерзла и ждать тут весь день не собираюсь. Пойду на станцию.

Мальчишки хоть и бодрились, но тоже здорово продрогли, поэтому Иркиному предложению даже обрадовались, быстро спустились с гряды и почти наперегонки бросились к станции.

На станции входная дверь была нараспашку и тихонько поскрипывала от порывов ветра. Ничего не понимая, ребята вошли в дом. Разбитый аквариум сразу бросился в глаза.

— Голомянка! — ахнула Ирка и склонилась над мертвой рыбой.

Через прозрачное тело голомянки просвечивали крупные буквы: «ПРИГЛАШЕНИЕ».

— Что тут случилось? А где дядя Веня? — Витька быстро заглядывал во все комнаты.

Владик распахнул дверь в кабинет и в немом ужасе замер на пороге. На полу, раскинув руки в разные стороны, навзничь лежал дядя Веня.

— Его убили! — заорала Ирка. — Мамочки! Его убили!

Дядя Веня застонал и пошевелил рукой.

— Не ори ты! — прикрикнул на Ирку Владик. — Он живой. Просто без сознания.

— У него вся голова в крови! — истерически вопила Ирка.

— Витька! Неси аптечку. Там есть бинт, — распорядился Владик, и Витька беспрекословно повиновался младшему.

Младший сейчас был самым разумным. А старшая продолжала всхлипывать и причитать.

— Да хватит верещать! Помоги! Его надо перетащить на кровать!

Но ребята напрасно пытались приподнять дядю Веню. Обмякшее тело стало совершенно неподъемным. Витька снял с книжного шкафа аптечку и разыскал бинт.

— Кто умеет бинтовать? — спросил Владик. — Никто? Эх, вы! Ладно, давай я попробую.

— У него рана на затылке, — сообщила немного успокоившаяся Ирка.

— Вижу.

Медбрат из Владика получился сносный. Он намотал на голову дяди Вени весь бинт, но кровь очень быстро подавила стерильную белизну повязки.

— Он сейчас умрет! — снова завопила Ирка. — Почему он не приходит в сознание?

— Слушай, ты! — завопил в ответ Витька. — Прекрати орать! Надо помогать, а ты визжишь!

Ирка мгновенно замолчала и только размазывала по щекам слезы.

— Надо вызвать «Скорую», — всхлипывая, сказала она.

— Молодец! Где мы возьмем «Скорую» в этой глухомани? Может, у тебя есть телефон?

— У дяди Вени есть рация, — вспомнил Владик. — Вот она, на столе.

— А ты умеешь ею пользоваться? — спросила Ирка.

— Вообще-то нет. Один раз видел у знакомого пацана. Но та была попроще, хотя и похожа на эту. Кажется, если передвинуть этот рычажок, то она включится. Попробовать?

Владик уже взялся за рычажок, но Витька перехватил его руку.

— Дядя Веня говорил, что по рации можно связаться только с ближайшим поселком.

— Ну да, хотя бы.

— А в поселке рация у Григория Данилыча.

— Ну и что?

— Да ведь он заодно со Славиком!

Владик судорожно глотнул и вернул рычажок в прежнее положение.

— А ты думаешь, что здесь побывал Славик?

— А кто, по-твоему?

— Получается, что рацией пользоваться нельзя, а больше помощи ждать неоткуда. И Виталик с Геной уехали! И Сева приедет только послезавтра!

— Придется ждать до послезавтра, — твердо решил Витька.

— Да ты что, с ума сошел? — закричала Ирка. — Дяде Вене срочно нужна помощь! Включайте рацию! Пусть приезжает кто угодно, хоть самый отъявленный браконьер!

— Она права, — сказал Владик. — Без помощи нельзя. Мы даже кровь остановить не можем. А если у него еще какие-нибудь травмы или переломы? Я включаю рацию.

Владик двинул рычажок. Рация зашумела, зашипела, запикала.

— Ну, и что дальше? — спросила у Владика Ирка.

— Не знаю. Может, нажать кнопку?

— Нажимай.

Ничего не изменилось. Рация шумела и шелестела. Владик нажимал все на свете, но результата не было.

— Ты же говорил, что умеешь пользоваться! — набросилась на него Ирка.

— Я говорил, что видел рацию попроще! — защищался от нападок Владик.

И тут в рации прогремел голос:

— Да кто там забавляется?! Отвечайте!

— Отвечай, — испуганно прошептала Ирка.

— Это мы, — Владик не придумал ничего умнее, но собеседник его, похоже, все равно не слышал. — Ой, я вспомнил, когда говоришь, надо нажимать на какую-то кнопку. На красную, кажется.

— Говорите! Говорите! — орала рация.

Владик нажал кнопку, и голос стих.

— Это мы, с научной станции!

— Кто вы?

— Григорий Данилыч, это вы? Это мы, племянники дяди Вени.

— Положите сейчас же рацию на место! Где Веня?

— Он ранен.

— Что?!

— Он без сознания. Мы не знаем, что делать. Нужна помощь.

— Понял. Сейчас разыщу машину. Ждите меня.

Владик отпустил кнопку и вытер со лба пот:

— Ф-фу! Думаете, он приедет?

— Должен приехать. Дядя Веня говорил, что он неплохой.

— А если привезет сейчас с собой Славика или целую банду?

— Подождем. Другого выхода все равно нет.

Дядя Веня громко застонал и открыл глаза. Ребята склонились над ним.

— Вы здесь, — слабо проговорил он. — Живы.

— Вы не шевелитесь, дядя Веня, — попросил Витька. — Сейчас приедет машина, и нас отвезут в Иркутск.

— Нельзя… Нельзя оставлять станцию… Приборы…

— Он, кажется, бредит, — прошептала Ирка.

— Приборы… — повторил дядя Веня и закрыл глаза. — Послезавтра приедет Сева. Мне надо его дождаться…

— Нет, дядя Веня, — перебил его Витька. — Вы поедете в больницу. Если хотите, мы можем остаться и подождать Севу.

Но дядя Веня уже не слышал его предложения, он снова провалился в забытье.

— Ну, что будем делать? — спросил Владик.

— В сознание приходит — это уже хорошо, — сказала Ирка.

— Я не про то. Оставаться нам или уезжать?

— Уезжать, конечно! Не хватало здесь оставаться с какими-то бандитами! А вдруг они вернутся?

— А приборы? Наверное, они очень ценные, раз дядя Веня о них даже в бреду говорит.

— Черт с ними, с приборами! Отсюда надо удирать!

— Кто хочет — удирайте, а я никуда не поеду, — решительно возразил Витька. — Я останусь и дождусь Севу. Это вам не игрушки, а научно-исследовательская станция, между прочим. Ее нельзя бросать без присмотра.

— Я тоже остаюсь, — поддержал его Владик.

Ирка задумалась, а потом сказала:

— Ну, не бросать же вас… Только нам все равно никто не разрешит остаться одним на станции.

— Разрешат. Если мы скажем, что дядя Веня упал и ударился, и никаких бандитов не было.

— Нам не поверят. Когда человек падает, рана другая.

— Ну, не будут же они здесь разбинтовывать дяде Вене голову? Разбинтуют врачи в больнице.

Машина пришла через полчаса. По встревоженному и растерянному виду Григория Данилыча было ясно, что он в нападении не участвовал и даже не знал о нем. Вранье ребят он принял за чистую монету и волновался только, что дядя Веня до сих пор не приходит в сознание.

— Один раз он очнулся, — успокоил его Владик. — Попросил нас остаться на станции и дождаться Севу.

— А когда приезжает Сева?

— Завтра, кажется, — не моргнув глазом, солгал Витька. — Мы его дождемся и вместе с моторкой вернемся в город.

— Хорошо. Оставайтесь… Эх, Веня, что ж ты так-то? Аккуратнее надо, осторожнее.

Григорий Данилыч и шофер подняли дядю Веню и унесли его в кузов машины.

— Оставьте рацию включенной на прием, — велел ребятам Григорий Данилыч. — Я свяжусь с вами вечером или завтра утром, как вернусь.

Машина отъехала от станции. Ребята проводили ее глазами и вернулись в дом. Комнаты сразу показались пустыми и неуютными. Не признаваясь друг другу, каждый из троих боялся, что вернутся бандиты.

Ирка вздохнула и предложила:

— Давайте наведем порядок.

— Нельзя ничего трогать на месте преступления, — вспомнил Витька.

— Мы тут уже затоптали все следы. И потом я целых два дня в такой грязи жить отказываюсь!

Ирке лишь бы уборку устроить! Даже в такой момент!

Но спорить с ней мальчишки не стали. Владик только побурчал себе под нос что-то про чистоплюйство некоторых, но Ирка не обратила на это ни малейшего внимания и распорядилась:

— Займитесь аквариумом, вытрите воду и вынесите все стекла. Только, пожалуйста, не порежьтесь! Только порезов ваших мне не хватало! А я пока в кабинете порядок наведу. Ох, уж эти мне мужчины!

— Зря мы ее оставили, — шепнул Витьке Владик. — Надо было отправить ее в город!

— Да кто ее здесь держал, сама вызвалась. Побоялась нас оставить, а теперь строит из себя самую умную и самую главную. А как перепугалась, когда дядю Веню увидела!

Владик поднял с пола прозрачную рыбу:

— Жалко голомянку.

— Подними бумагу. Это Севино приглашение на выставку экзотических растений. Надо высушить.

Уборка немного отвлекла ребят от мрачных мыслей, но потом тоска и страх нахлынули с новой силой. Ребята сбились в кухню и лениво пожевали бутерброды.

— Как там дядя Веня? — произнесла Ирка.

— Дядя Веня скоро будет в больнице, а вот нам чего ожидать? — Витька вздохнул.

— От бандитов?

— Ну да. Непонятно, зачем им понадобился дядя Веня? Подкарауливали они его? Или он случайно застал их за грабежом?

— А почему — они? — спросил Владик. — Может, здесь орудовал один Славик?

— Один человек не мог так далеко оттащить на себе лодку туристов.

— Ты думаешь? А какой молот тягает этот Славик, ты забыл?

— То молот, а то лодка. Потяжелее будет.

Ирка сказала:

— А если допустить, что пропажа лодки и нападение на дядю Веню никак не связаны?

— Связаны! — уверенно заявил Витька. — Я знаю, что связаны. Славик — браконьер. Он увидел, что возле ходульного дерева исчез капкан. Он мог понять, что мы за ним наблюдаем, и решил, что обо всех его похождениях мы докладываем дяде Вене. Понятно, что дядя Веня вызовет милицию. А тут еще мы припрятанную лодку нашли. Вот он и психанул, решил отомстить.

— Складно, — кивнул Владик.

— Только страшно, — добавила Ирка. — Если решили отомстить, то и на нас нападут. Они же могли видеть, что мы никуда не уехали.

— Надо быть готовыми к их нападению, — решил Владик. — Надо держать наготове ружья.

— А ты умеешь стрелять?

— Невелика наука — целься и нажимай курок.

— А заряжать умеешь?

— Н-нет. Вот это не умею.

— Вот именно.

— Ну и что? Они только увидят у нас в руках ружья и сразу испугаются. Витька, пошли вооружаться!

Они побежали в кабинет снимать со стен ружья, но снимать было нечего. Ружья исчезли.

— Их украли!

— Вот тебе раз! — Витька хлопнул руками по бокам. — Теперь получается, что они вооружены, а мы совсем беззащитны.

— Я же говорила! — тут же завопила Ирка.

— Я же вас предупреждала! Уехали бы вместе с дядей Веней! Сейчас бы уже к Иркутску подъезжали! А теперь как нам отсюда выбраться?

Мальчишки молчали. Отсутствие ружей и их выбило из колеи. Как же теперь отражать нападение бандитов? Станция на крепость не похожа, и рва вокруг нее нет. И люди только в пяти километрах отсюда. Ужасное положение! Хоть пешком уходи!

Первым пришел в себя Витька. Он чувствовал себя ответственным за то, что все застряли на станции. Это ведь он предложил остаться.

— Ну, чего вы запаниковали? — спросил он. — Пока что на нас никто не нападает. И не нападет никто. Не надо бояться. Спокойно проведем здесь завтрашний день, а послезавтра уже приедет Сева. Да и потом, у нас же есть рация! Чуть что, сразу вызовем Григория Данилыча.

— Ага! — подхватила Ирка. — И пока он приедет, нас тут уже убьют.

— Не нагоняй страху, — буркнул Витька. — Все равно деваться теперь некуда.

За разговорами и тревогами они не заметили, как стемнело. Рация была включена на прием, но Григорий Данилыч на связь так и не вышел.

— Оставим рацию включенной на ночь, — решил Владик. — Вдруг Григорий Данилыч ночью объявится. И давайте уже спать.

— Можно, я поставлю раскладушку в вашу комнату? — жалобно попросила Ирка. — Я боюсь ночевать одна.

Витька не мог уснуть. Громче всех кричавшая о смертельной опасности Ирка уснула тотчас же, как только коснулась головой подушки. Владик спал, крепко сжав кулаки и губы. А Витька думал, думал, думал.

Переживал за дядю Веню. Боялся, что проспит, когда Григорий Данилыч выйдет на связь. Не знал, как вообще повернутся дальнейшие события.

Не виноваты ли они в том, что все так случилось? Как быть, если нагрянут бандиты, вооруженные двумя ружьями?

Есть, конечно, надежда, что старинное ружье не стреляет, но все равно успокоения мало. И одного ружья хватит, чтобы расправиться с тремя подростками.

Нет, напасть они не посмеют!

Но ведь напали же на дядю Веню!

Витька еще раз посмотрел на спящих брата и сестру. Интересно, что сейчас никто не ссорится, никто не становится третьим лишним. Не до того. А может быть, они вообще больше ссориться не будут?

И Витька дал себе слово, что, если все обойдется, то он никогда не будет обижаться на Владика и Ирку и никогда не будет обижать их. Только бы все обошлось!

Витька снова попытался заснуть, но мерещились только бандиты с ружьями наперевес.

Может, и не надо засыпать? Надо, чтобы кто-нибудь дежурил. Это из-за него Владик и Ирка остались на станции, значит, и ночной караул нести ему.

Витька тихонько встал, взял с собой рацию и, чтобы не будить ребят, ушел в кабинет. Там он включил свет и сел за стол дяди Вени.

Стол был завален бумагами и книгами. Вот те самые бумажки с цифрами, которые он видел раньше. Вот отчет, над которым трудился все эти дни дядя Веня. Вот какие-то обрывочные записи. Наверное, их нельзя трогать, чтобы ничего не спутать.

Знать бы, как работают эти приборы и что они измеряют, можно было бы повозиться с ними. Чем же заняться?

Витька извлек из-под груды бумаг тоненькую книжку. На обложке было написано: «Иван Дементьевич Черский. Монография». Тот самый Черский, про которого рассказывал дядя Веня? Ссыльный ученый? Только почему Иван? Кажется, дядя Веня называл его каким-то польским именем. Да, Ян! А здесь Иван. Интересно. И Витька углубился в чтение.

ГЛАВА X ИСТОРИЯ С ПАЛЬМОЙ

Утро началось с сигналов рации.

— Говорит Григорий Данилыч! Ребята, вы на связи?

Витька оторвал от стола голову и схватил рацию:

— Да, да! — закричал он. — Мы здесь!

Из соседней комнаты примчались Владик и Ирка.

— С вашим дядей все в порядке, — сообщил Григорий Данилыч. — Мы доставили его в больницу.

— Он пришел в сознание?

— Нет. Бредил в дороге. Говорил про какие-то ружья. Вы-то как?

— Все нормально.

— Ну и хорошо. Я связался с Севой, он пообещал приехать завтра пораньше, утром. Так что ждите, не скучайте. И выходите на связь, если что.

В рации что-то зашелестело, зашипело, и голос Григория Данилыча из эфира пропал.

— Помехи сильные, — со знанием дела пояснил Владик. — Такое бывает. Оставим рацию в режиме ожидания. Может, Григорий Данилыч еще что-то сообщить захочет.

Витька и Ирка с уважением посмотрели на Владика, который запросто оперировал словами «режим ожидания».

— Что у нас сегодня на завтрак? — деловито осведомился Владик.

— Что найдем в холодильнике, — пожала плечами Ирка.

— Между прочим, ты сегодня дежурная, — напомнил ей Владик.

— Да? А может, ты подежуришь?

— Мое дежурство было вчера.

— Но ты же ничего не готовил! — возмутилась Ирка.

— Но я же не виноват, что вчера на нас свалилось столько событий! Не до готовки было!

— Вот и поготовь сегодня!

— Это нечестно! Сегодня твое дежурство! Витька, скажи ей!

Витька вспомнил свои ночные мысли и обещания и решил помирить ребят:

— Ну чего вы? Хотите, я подежурю?

— Нет! Пусть все будет по-честному! — настаивал Владик.

— Пусть будет по-честному, — согласилась Ирка. — А по-честному ты дежурный, потому что вчера не дежурил! Это из-за тебя на дядю Веню напали!

— Из-за меня? — задохнулся от несправедливости Владик.

— Ну, что ты такое говоришь, Ирка?! — не выдержал Витька.

— Из-за меня? — переспросил Владик и сжал кулаки.

— Из-за тебя! Это ты тут своего снежного человека выслеживать начал, а потом на браконьеров переключился! Да если бы ты за Славиком не следил, то он бы не посмел на дядю Веню нападать!

Витька испугался, что Владик сейчас затеет драку, но брат вдруг разжал кулаки, разревелся и выскочил из дома, громко хлопнув дверью. Ирка сама не ожидала такой реакции.

— Чего он? — обескураженно спросила она.

— А ты чего на него напала? Знаешь же, что он ни в чем не виноват! Эх ты!

Витька был расстроен. Ну, вот! Чуть только отступила опасность, чуть только успокоились, сразу же начались ссоры! Ну, разве так можно?

Владик шел по тропинке, размазывая по лицу слезы. Он не знал, куда идет. Просто шел подальше от станции, подальше от Ирки с ее несправедливыми выпадами. Неужели она действительно думает, что он во всем виноват?

У берлоги Владик остановился. Черт его дернул выдумывать этого снежного человека! Но ведь он хотел как лучше, как интереснее! Он же по-настоящему верил, что в берлоге бывает снежный человек!

Владик сел на поваленное дерево и задумался. Куда он пойдет? Пешком в Иркутск? Ничего не выйдет, снова заблудится в каком-нибудь болоте. Но теперь дяди Вени рядом нет, а из болота самому не выбраться.

Вернуться на станцию? Чтобы Ирка торжествовала? Вот уж нет! Ни за что в жизни! Так и будет сидеть на этом поваленном дереве до завтрашнего утра, пока не приедет Сева.

Но посидеть у берлоги до самого утра не удалось. Владик вздрогнул, когда услышал шаги.

Он мог бы подумать, что это Витька и Ирка пошли за ним следом, чтобы вернуть на станцию, но шаги слышались с другой стороны. Владик в испуге вскочил, но тут же сообразил, что лучше затаиться. Если это бандиты, то не надо попадаться им на глаза.

Он упал на землю и боком прижался к поваленному дереву. Хоть бы не заметили!

Вот и голоса стали слышны. Двое мужчин. Слов пока не разобрать. Правильно ли он сделал, что не удрал? Ну, теперь-то уже поздно. Вон они показались. Один из них Славик. А второй? Владик боялся лишний раз приподнимать голову и второго разглядеть не мог.

— В поселке говорят, что охотоведа увезли в больницу, — говорил Славик. — Он без сознания.

— Жаль, что не мертвый, — усмехнулся второй.

Голос у него был сиплый, простуженный.

— С ума сошел? Трупов нам только не хватало!

— Вот погоди, придет в сознание и все вспомнит.

— А кто тебя просил его бить?

— Да он же тебя узнал!

— Ну и что? Поговорил бы я с ним по-свойски и дело с концом. А ты все осложнил.

— Выбираться надо.

— Я-то выберусь, у меня документы в порядке.

— На станции найдутся и для меня какие-нибудь бумажки.

— На станции остались щенки.

— Да, я видел вечером свет в окнах. Ну, щенков припугнем. Ружьишко с собой. Пошли.

— Э-э, нет, так мы не договаривались!

Владик похолодел. Они идут на станцию. У них ружье. Там Витька и Ирка! Что, если…

Владик вскочил и, не разбирая дороги, уже не заботясь о конспирации, помчался к станции. Надо обогнать их! Надо успеть предупредить ребят! Надо спрятаться! Надо скорее!

Витька отчитывал Ирку:

— Зачем ты его обидела? Разве время сейчас устраивать ссоры?

— Он первый начал!

— Вот куда он ушел? Сейчас опять влезет в болото, заблудится, и мы его не найдем.

— Ну, не дурак же он, в болото лезть!

— Пошли за ним!

Но тут на станцию ворвался Владик. Ирка хмыкнула:

— За тобой медведь гонится? Или снежный человек?

— Славик! — выдохнул Владик. — Уходим! Скорее! У них ружье!

Услышав о ружье, Ирка прижала руки к лицу и застыла в столбняке. Витька сразу оценил ситуацию и быстро спросил:

— Они далеко?

— Нет, наверное. Шли прямиком сюда. Не знаю, видели меня или нет.

Витька выскочил на крыльцо и тут же заскочил обратно:

— Все! Уйти не успеем! Они подходят!

— В кабинет! — скомандовал Владик и потянул за собой Ирку. — Закрывайте дверь на замок. Витька, двигай стол!

Стол с тяжеленными приборами удалось сдвинуть с места только втроем. Оторвались какие-то провода, но на это ребята уже не обращали внимания.

— Шкаф не передвинем, тяжелый.

— Тихо!

Дверь на станцию вошедшие открыли пинком ноги. Ребята не шевелились.

— Их здесь нет, — сказал Славик.

— Они здесь. Я только что видел мальчишку на крыльце. Эй, дети! Будем играть в прятки с дядями? — второй сипло засмеялся и толкнул дверь в одну спальню, в другую.

Потом попробовал открыть дверь в кабинет, но ничего не получилось.

— Они здесь.

— Ну, и пусть сидят, — сказал Славик. — Они же нам ни к чему. Ищи документы охотоведа.

— А я что делаю? — отозвался сиплый голос. — Тут ничего нет. Только какое-то приглашение. На выставку.

— На выставку собрался? К черту приглашение!

— Больше ничего нет. Документы, наверное, в той комнате. Эй, дети! Откройте дяде дверь. Слышите? По-хорошему прошу!

Сиплый психанул и попробовал высадить дверь. Приборы на столе качнулись, зазвенела какая-то пружина.

— Давайте выпрыгнем в окно? — предложила Ирка.

Все трое рванули к окну, но рама не открывалась. После того как кто-то вырвал щеколду, дядя Веня закрепил раму гвоздями. И закрепил на совесть. Без гвоздодера не откроешь.

Вот так устроили сами себе ловушку! А когда разъяренный бандит ворвется в кабинет?

— Рация! — вспомнил Витька. — Вызови Григория Данилыча!

Но сегодня все было против ребят. И рация отказывалась помогать. Она просто молчала. Ни эфирного шума, ни помех. Напрасно Владик нажимал на все кнопки.

— Не трогай дверь, — вдруг сказал Славик. — Не нужны нам документы. Я кое-что придумал.

Тут за дверью раздался непонятный грохот, шум, возня. Потом все стихло. Ребята даже не услышали, как за бандитами закрылась входная дверь.

— Они ушли? — тихо спросила Ирка.

— Кажется, да.

Витька прильнул к окну, но оно выходило не на ту сторону. Бандитов он так и не увидел.

— Открываем дверь? — предложил Владик.

— Нет, погоди! — остановила его Ирка. — Вдруг они не ушли? Вдруг они специально притаились?

— Скажешь тоже! Что они, дети, в такие игры играть?

— Не дети, а преступники! Не открывай! Он же сказал: «Я кое-что придумал». Это он имел в виду, как нас выкурить отсюда.

— Рация совсем сдохла? — спросил Витька.

— Да. Наверное, батарея села.

— Это все ты! — Ирка никак не могла без свары. — Ты тут орал: «Режим ожидания! Режим ожидания!» Вот и посадил батарею!

— Ирка! — Витька сердито оборвал ее крик. — Ты опять начинаешь?

— Да пусть орет, — отмахнулся Владик. — Если больше заняться нечем. Витька, давай отодвигать стол. Да поосторожнее. Мы, кажется, уже что-то сломали в этих приборах.

— Да, — улыбнулся Витька. — Те еще охранники. Сами ломаем то, что должны охранять.

Ирка пристыжено молчала. Потом не выдержала и стала помогать мальчишкам. Владик ей сказал:

— Давай дома ссориться?

— Давай. Я просто испугалась.

Дверь едва открылась. Славик своими мощными ударами повредил замок.

— Уф! — вздохнул Витька. — Хорошо что открыли, а то так бы и остались пленниками кабинета.

— Не остались бы, выбили бы окно, — успокоил его Владик.

— Что ж ты раньше это не предложил? Могли бы удрать.

— Раньше в голову не пришло, — честно признался Владик.

Ирка с опаской осмотрела каждый угол.

— Да никого здесь нет, — сказал Витька. — В прятки с нами они играть не будут. Им проще выбить дверь.

— Интересно, какие это документы они искали? — задала вопрос Ирка.

— Любые, — сказал Владик. — Они хотят удирать, испугались, что дядя Веня расскажет, кто на него нападал.

— Вот черт! Значит, их не успеют задержать?

— Почему?

— Никто же не знает, что они удирают! И рация, как назло… Ах, ты!

— Но документов они не нашли, — напомнила Ирка.

— Да, между прочим, странно, что они ушли ни с чем, — поддержал ее Владик.

— Наверное, нашли что-то все-таки. Даже кадку с пальмой перевернули. Надо поднять.

— Ой! — Ирка от удивления открыла рот. — А где самая большая пальма?

— Какая пальма? — поморщился Владик. — Вечно ты…

Но одной пальмы действительно не было. Той, что была больше и красивее всех.

— И приглашение пропало! — воскликнул Витька. — Я его вчера на тумбочку положил возле пальмы!

— Ну, это уж слишком! — Владик в недоумении почесал кончик носа.

— Они не просто преступники. Они — сумасшедшие, — заявил Витька. — Наверное, тот, без документов, сбежал из психушки.

— Это еще страшнее! — тут же отреагировала Ирка. — От психов не знаешь, чего ожидать.

— А от бандитов знаешь?

— Тихо-тихо! — перебил их Владик. — Давайте соображать, зачем они утащили пальму?

— Собрались на выставку экзотических растений, — съязвила Ирка. — Хотят получить главный приз.

— Я серьезно спрашиваю. Зачем им понадобилось тащить здоровую пальму в кадке? Это же тяжело!

— Для Славика — легче легкого, — сказал Витька.

На Ирку после пережитых страхов напало неестественное веселье:

— Может, они решили поиграть в робинзонов? Уплывут сейчас на какой-нибудь остров и сядут вдвоем под пальмой?

— Или выдолбят из пальмы каноэ, чтобы переправиться на другой берег, — улыбнулся Владик.

— Короче, как ни крути, а версия одна — они психи. Из всего дома украсть пальму и приглашение на выставку!

— А приглашение — это документ? — вдруг спросил Витька.

— Наверное, нет. Хотя там есть фамилия Севы.

— А что, если они решили прикрыться пальмой и…

— И поехать в Иркутск якобы на выставку! — закончила за него Ирка.

— Точно! Нет, стоп! Чтобы выбраться с пальмой, нужна машина. Или лодка. А лодки у них нет.

— Н-да! Опять тупик. Нет, пальма нужна им для чего-то другого. Только вот для чего?

— У психов своя логика, — заключил Владик. — Давайте лучше подумаем, как нам до завтра продержаться. Они же могут вернуться в любой момент.

— Предлагаю идти в поселок, — подняла руку Ирка.

— Ты знаешь, где этот поселок находится? Хотя бы приблизительно?

— Нет. Но мы можем дойти до какой-нибудь дороги, а там спросить у людей.

— А как дойти до дороги, будем спрашивать у медведей?

— Сглупили мы! — признался Витька. — Надо было хоть поинтересоваться у дяди Вени, где находится поселок.

— Кто же знал, что все так получится?

— Я вот что думаю! — воскликнула Ирка. — Они не могли далеко уйти с этой пальмой! Что, если нам найти их и разведать, что они собираются делать дальше?

— Хорошая мысль! — поддержал Витька. — Но это опасно. Они нас могут увидеть.

— Постараемся идти потише и поосторожнее. Зато все будем знать об их планах, расскажем завтра Севе, и их задержат.

— На разведку пойдем мы с Витькой, — решил Владик. — Ты — девчонка, тебе лучше остаться на станции.

Ирка покраснела:

— Да без меня бы вы не додумались ни до какой разведки!

Опять перепалка! Никак не могут потерпеть хотя бы до завтра!

— Пойдем все, — вмешался Витька. — На станции сидеть сейчас еще опаснее, чем идти в разведку. Надо держаться вместе.

Витька шел по лесу и без конца озирался. При каждом шорохе ему чудилось, что их заметили.

Следопыты-индейцы из ребят бы не получились. То ветка под ногой хрустнет, то шишку пнут, то оступятся.

— Мы уже далеко зашли в лес! — то и дело беспокоилась Ирка. — Мы сейчас заблудимся. В какой стороне станция?

Прогулка по болоту в первый день напугала ее не на шутку. А теперь и надеяться не на кого.

— Без толку мы здесь ходим, — не выдержал наконец Владик. — Круги нарезаем. Они ушли вглубь.

— Или их вообще нет в лесу, — сказал Витька. — Почему мы решили, что они здесь?

— А где же?

— На побережье, например.

— Что же ты молчал? Надо обследовать побережье! — воскликнул Владик.

На побережье никого не было.

— Времени много прошло, пока мы по лесу шатались, — сказала Ирка. — Они могли бог знает куда за это время переместиться.

Владик в сердцах пнул какой-то белый клубок.

— Что это? — наклонился к клубку Витька.

— Мусор какой-то.

— Нет. Это свежая стружка, корни и… Похоже на куски ствола.

— А вот и пальмовый лист! — закричала Ирка. — Они были тут! Эх, если бы мы не теряли времени в лесу!

— Погодите! А зачем они расковыряли пальму?

— Съели, наверное?

— Что? Пальму? Вместе со стволом?

— Как видишь.

— Я же говорю — каноэ выдолбили и уплыли! — хмыкнул Владик. — Психи, одним словом. Пойдемте на станцию, будем баррикадироваться. Что им еще в головы взбредет? Может, вторая пальма понадобится.

На станции было страшновато. Ребята заперли двери на замок.

— Свет включать не будем, посидим в темноте, — сказал Владик. — Этот сиплый вчера видел свет в наших окнах. Как-то неприятно, когда за тобой наблюдают.

— Думаешь, за темными окнами наблюдать не будут? Еще быстрее решат, что путь свободен, что нас нет.

— Лучше пусть так решат, чем начнут тарабанить и требовать, чтобы мы открыли дверь.

И только Владик это произнес, как в дверь затарабанили. Громко, настойчиво, по-хозяйски. Ребята испуганно сжались.

— Ребята! Откройте! Это я — Сева!

* * *

В конце девятнадцатого века по огромным просторам Сибири кочевали не только исконно жившие там племена, но и лихое племя бродяг. Среди них попадались разные люди — неудачливые золотоискатели, беглые каторжники, правдолюбцы, охотники.

Однажды, когда Черский исследовал устье небольшой речушки, впадающей в Байкал, а Мавра готовила на костре ужин, к лагерю путешественников подошел один из таких бродяг. Грязный, в оборванной одежде, исхудавший и голодный.

— Здравствуй, матушка, — поклонился он Мавре. — Позволишь у огня присесть?

В первый момент Мавра очень испугалась, но виду не подала.

— Садитесь, — сказала она. — Сейчас ушица поспеет — накормлю.

— А не боишься меня?

— Чего ж бояться?

— А коли я убивец?

Мавра не ответила, пробуя уху.

— Ну, вот и сварилась, кажется. Сейчас муж вернется, и ужинать станем.

— А муж твой меня не прогонит?

— Отчего же ему вас прогонять?

Бродяга хмыкнул и придвинулся к костру поближе. Вернулся Черский. Он радостно шагнул к незнакомцу и представился:

— Иван Дементьевич. С кем имею честь?

— Максимка я. Бродяга.

— Как же в такую глушь забрел?

— Из острога бежал.

Черский кивнул:

— Как же в остроге оказался?

Максимка усмехнулся:

— За бродяжничество и взяли.

— Зачем же на себя наговаривали? — возмутилась Мавра. — Зачем говорили, что убийца?

— Проверить хотел, испужаешься али нет?

— Из каких же ты краев, Максимка? — спросил Черский.

— Тутошний я, сибирский.

— Вот и хорошо. Мне как раз толковый проводник нужен. Хочу через ту речку переправиться, а она больно уж бурная, одному не справиться.

— Отчего же добрым людям не помочь? Веревку для переправы надо.

— Будет веревка.

— Ну, тогда и переправа будет, — Максимка сдвинул на глаза шапку и уснул на земле, у костра, поплотнее закутавшись в рваный зипун.

Помощник из него вышел толковый, сноровистый.

— Я обвяжусь веревкой и пойду вброд, а ты держи веревку покрепче, — сказал Черский.

Максимка недоверчиво смерил взглядом худую фигуру ученого.

— Нет уж, Иван Дементьич. Речка сильная, а ты больно хлипкий. Давай я пойду.

Он обвязался веревкой и пошел. Черский и Мавра изо всех сил держали веревку, иногда казалось, что течение уносит Максимку, но он снова выныривал из бурунов и шел к другому берегу. На другом берегу он закрепил веревку и махнул Черским рукой. Теперь, держась за натянутую веревку, можно было переправляться без боязни.

Еще неделю прожил Максимка вместе с экспедицией. Стряпал, колол дрова, помогал в переправах. А через неделю сказал:

— Пора мне. Нынче уйду.

— Оставайся, — предложил Черский.

— Нет, Иван Дементьич, пойду.

— Куда же пойдешь?

— Дальше бродяжить. Авось где себе и теплое местечко сыщу. Там и осяду навсегда. А то камушки начну собирать, вот как ты. Раньше меня только золотишко интересовало, а теперь пригляделся и понял — у каждого камушка своя душа имеется.

Черский улыбнулся:

— Глядишь, еще ученым станешь?

— Ученым? Ну, Иван Дементьич, куда мне до тебя!

— Возьми денег на дорогу и ружье.

— Деньги возьму, а ружья не надо.

— Как же в тайге без ружья? Вдруг зверь нападет?

— В тайге не зверя надо бояться, а человека, — открыто улыбнулся Максимка. — Ладно уж, возьму твое ружье, чтоб не обидеть.

Черский принес бродяге ружье и порох.

— Хорошо ружьишко-то. Не жаль?

— Для хорошего человека не жалко, — ответил Черский.

— Ты меня первый хорошим человеком-то назвал. Ну, прощайте!

И размахнувшись, Максимка бросил в Байкал серебряный полтинник.

— Зачем же деньги выкинул?

— Не выкинул, а Байкалу-батюшке за заботу заплатил.

Максимка махнул путешественникам на прощанье рукой и скрылся в тайге, унося с собой красивое, дорогое ружье с серебряной инкрустацией.

— Надо ли было ему ружье отдавать? — спросила Мавра. — Ведь продаст.

— Пусть хоть продаст. Деньги выручит, еще пожить сможет.

ГЛАВА XI ВОТ ТАК ВСТРЕЧА!

— Это я — Сева! — повторили за дверью. — Откройте, ребята!

Ребята переглянулись. Меньше всего на свете верилось сейчас, что это Сева. Сева должен приехать только завтра утром. А сейчас это обман.

Владик осторожно отодвинул шторку и посмотрел в окно. В темноте нельзя было разглядеть лицо пришедшего. Только капюшон куртки, надвинутый на лоб. Ирка подошла к двери и спросила:

— Вы правда Сева?

— Честное слово, это я! — откликнулся человек. — Дядя Веня попросил меня приехать сегодня. Открывайте!

— А на чем вы приехали? — засомневалась Ирка.

— На моторке.

— А с кем?

— С дядей Володей.

Витька удовлетворенно кивнул:

— Это Сева. Открывай.

Ирка открыла. Сева радостно улыбнулся:

— Все живы-здоровы?

— Вы извините, что мы вас допрашивали, но тут такое…

— Я все знаю и не обижаюсь, — заверил Сева. — Собирайтесь. Я отвезу вас в Иркутск.

— Что с дядей Веней?

— Он пришел в сознание. Спросил, где вы, и чуть снова сознание не потерял, — Сева покачал головой: — Ну, вы и учудили! Почему вы остались здесь? Почему вы решили, что дядя Веня упал? Ведь на него напали!

— Мы знаем.

— Знаете? — изумился Сева. — Ну, тогда я вас вообще не понимаю! Почему же вы не сказали об этом Григорию Данилычу?

— Мы думали, что он заодно с бандитами.

— Григорий Данилыч? — рассмеялся Сева. — Ну, братцы! Разве мы доверили бы рацию бандиту? С чего вы это взяли?

— Он шишкарь. Браконьер.

— Никогда его за этим занятием не видел.

— А мы видели! Он был в лесу со Славиком.

— Ах, со Славиком! — нахмурился Сева. — Ну, тогда все понятно. Этот кого хочешь подобьет на браконьерство. Тем более что Григорий Данилыч ему каким-то родственником приходится. А вы знаете, кто напал на дядю Веню?

— Славик. И с ним еще какой-то, с сиплым голосом.

— Верно. Дядя Веня именно так и сказал. Славик и с ним еще кто-то. Вы этого второго узнаете?

Витька помотал головой:

— Только по голосу. В лицо мы его не видели.

— А как же вы-то с ними столкнулись?

— Они сегодня еще раз приходили сюда, на станцию, — сказал Владик.

— И украли вашу пальму, — добавила Ирка. — И приглашение на выставку.

— Пальму?! — Сева вскочил. — Это ж… Ах ты, елки! Пальму-то зачем?

— А они психи, — совершенно спокойно пояснил Витька. — К тому же вооруженные психи. Они ружья у дяди Вени украли.

— Ружья? На станции было одно ружье. Двустволка охотничья.

— А еще старинное на стене в кабинете висело, — напомнила Ирка.

— И его забрали? А оно-то им зачем? Оно уж и не стреляет, наверное.

В дом вошел дядя Володя:

— Всем добрый вечер. Сборы отменяются. Придется ночевать здесь. Прибойная волна поднялась. На лодке сейчас выходить опасно.

— Значит, и бандиты не уйдут, — потер руки Владик. — Сорвались их планы!

— Какие планы?

— Я сегодня обрывок их разговора слышал. Они хотели уехать побыстрее. Им нужны были документы.

— Вот как? Погодите, я свяжусь по рации с Данилычем, — озабоченно сказал Сева. — Если они еще в поселке, их надо задержать. Наряд милиции будет на станции к утру.

— Рация не работает.

— Батарея села? Не беда, сейчас подключим аккумулятор. Эх, черт! Как пальму-то жалко! Растил-растил, и на тебе! И ведь самую красивую, самую высокую выбрали, гады!

Сева сокрушенно покачал головой и пошел включать аккумулятор. Дядя Володя тоже встал:

— Лодку надо как следует закрепить.

— Можно и мы пойдем к Байкалу? — спросил Витька.

— Пошли.

Дядя Володя возился с лодкой. Отцеплял мотор, укрывал лодку брезентом, затягивал канаты.

Ребята сидели на берегу, на прохладной гальке и молча смотрели на Байкал. Каждый думал о своем.

Ирка о черепахе на балконе. Ей очень хотелось домой. Этой недели приключений хватит на всю жизнь!

Владик соображал, сломали они приборы совсем, или их еще можно починить? И есть все-таки на свете снежный человек или нет? Может, он никогда не спускается с гор и живет где-нибудь на снежной вершине, там, на другом берегу Байкала?

Витька смотрел на волны прибоя и думал, что вода ласковее, чем небо, потому что на теплоходе можно выйти на палубу и вдохнуть ветра, а в самолете никак нельзя открыть иллюминатор.

Сева подошел и сел рядом.

— Почему загрустили? — спросил он. — С Байкалом прощаетесь? Жалеете, что не получилось пробыть здесь две недели? Ну, не беда, вот дядя Веня недельки через три встанет на ноги и снова возьмет вас с собой. Теперь-то уже проверено — люди вы надежные и в самых сложных ситуациях не теряетесь.

— Через три недели я уже уеду, — сказала Ирка.

— И я уеду, — вздохнул Витька. — У мамы кончится отпуск.

— Но на следующее лето вы приедете к бабушке?

— Да, конечно.

— Значит, Байкал будет ждать вас до следующего лета. Вот монетки, бросьте их в озеро.

— Чтобы вернуться? — спросил Владик.

— Чтобы поблагодарить Байкал за заботу. Ну и чтобы вернуться, конечно.

— Вы поговорили с Григорием Данилычем?

— Да. Милиция уже приехала. Но поздно: Славик и этот второй выкрали из какого-то сарая лодку и уже удрали.

— Что же теперь?

— Ничего. Будут ловить в городе или в другом поселке. Где-то же они появятся. По крайней мере, сегодня нам можно не опасаться их визита. Завтра утром отчалим, а потом я вас на своей машине доставлю домой.

— Вы поедете с нами? — удивилась Ирка. — А как же станция?

— Завтра сюда приедут милиционеры, подежурят пару дней.

— Здесь будет засада? — обрадовался Владик.

— Что-то вроде. Вдруг преступники объявятся? Хотя лично я считаю, что они сюда не вернутся. Зачем? Разве что еще одну пальму похитить? — Сева рассмеялся. — Ну, пойдемте в дом. Пора спать, завтра вставать рано.

Машина мчалась по широкому шоссе. Витька чувствовал, что его начинает укачивать, но пока помалкивал.

Опять Ирка с Владиком на смех поднимут. Да и перед Севой неудобно. Подумает, что слабак. Он старался дышать поглубже и сидеть ровно, спиной не прижиматься к сиденью.

Ирка посмотрела на Витьку очень внимательно. Витька ничего не сказал, но разозлился.

Чего уставилась? И без нее плохо!

— Сева, можно окно открыть? — спросила Ирка. — Витю укачивает.

Сказала она это без всякого ехидства. Витька с удивлением глянул на нее.

— Открывайте, конечно.

Витька крутанул ручку, и стекло поехало вниз, резкий ветер ворвался в салон, у Витьки даже дух захватило, то ли от сильного порыва, то ли от радости, что можно свободно дышать. Он подставлял голову под потоки прохладного воздуха, и ветер весело взлохмачивал ему волосы.

— Ну как? — заботливо спросил Владик. — Тебе лучше?

— Да, — улыбнулся Витька. — Спасибо.

И Владик улыбнулся в ответ:

— Город уже близко. Да, Сева?

— Да. Уже подъезжаем.

Вскоре потянулись городские новостройки, улицы, проспекты.

— Сейчас подбросим дядю Володю, и я отвезу вас домой, — сказал Сева.

— А можно сначала в больницу к дяде Вене? — попросила Ирка.

— Э-э, нет, братцы! В больницу потом. Сначала я вас вручу родителям целыми и невредимыми. Если бы вы знали, какой переполох вчера подняли ваши папы и мамы! Еле убедил их в том, что завтра привезу вас домой. Они уже все, включая вашу бабушку, готовы были спешить к вам на выручку.

Ребята переглянулись. Дома будут сначала охи, ахи, поцелуи, а потом долгие и тяжелые объяснения, почему они поступили так, а не иначе, зачем вообще поехали на Байкал, и все в таком духе.

Сева увидел их вытянувшиеся лица и улыбнулся:

— Да вы не бойтесь! Ваши родители так обрадуются, что вы приехали, что ругаться не будут!

Это он просто не знает, какие у ребят родители!

— А я сначала устроил бы им хорошую трепку, — пробурчал дядя Володя. — Лезут, куда не просят!

Сева расхохотался и посоветовал ребятам:

— Не обижайтесь! У дяди Володи двое сыновей примерно вашего возраста. Может, чуть постарше. Он за них не меньше ваших родителей переживает, поэтому так и говорит.

Сева притормозил у светофора и показал ребятам на кинотеатр:

— А вот здесь через три дня откроется выставка экзотических растений. Вон и афиша уже висит.

— А вы теперь не будете участвовать? — спросил Витька.

— Почему же? Буду. Только придется везти пальмы поменьше.

— А как же без приглашения?

— Ну, приглашение — это ерунда. Выпишут другое.

— Значит, приглашение — не документ? — уточнила Ирка.

— Нет.

— А зачем же оно понадобилось бандитам?

— А зачем им понадобилась моя пальма? Спросим, когда их поймают.

— Вон уже на твою выставку люди съезжаются, — произнес дядя Володя и указал на пальму, прикрученную к багажнику «жигуленка».

— Да это же моя пальма! — закричал Сева и чуть не выпрыгнул из машины.

— Ну, теперь тебе везде твоя пальма мерещиться будет, — осадил его дядя Володя. — Думаешь, ты один пальмы выращиваешь? На выставку ведь со всей области съедутся.

— Это моя пальма, — повторил Сева и перестроился в другой ряд, чтобы последовать за «жигуленком», который въезжал во двор.

— На ней написано, что она твоя?

— На кадке написано. Я эту кадку сам, своими руками разукрашивал! Что же они с ней сделали?! У нее же листья вянут!

— Погоди, Сева, — посерьезнел дядя Володя. — Куда ты бросаешься очертя голову? Если пальма твоя, значит, там в машине вооруженные бандиты! Надо вызвать милицию!

— Пока я буду вызывать милицию, они скроются, — Сева круто повернул машину.

— Мы не можем так рисковать! — настаивал дядя Володя. — С нами дети!

— Поезжай, Сева, поезжай! — закричали ребята. — Мы их задержим!

— А вам все игрушки!

Витька почувствовал, как замутило от резкого торможения. Не сейчас! Сейчас вестибулярный аппарат должен выдержать!

Витька обеими руками вцепился в спинку переднего сиденья и обрадовался, когда Сева остановил машину. «Жигуленок» высадил своих пассажиров с необычным грузом и выезжал со двора.

— Сидите здесь! Я сам! — приказал Сева, но его никто не послушал.

И дядя Володя, и ребята выскочили из машины. Дядя Володя схватил за шиворот Ирку и сказал:

— Беги и вызови милицию! Скажи, что бандиты вооружены, объясни, что мы во дворе справа от кинотеатра.

Ирка испуганно кивнула и куда-то побежала.

Двор был пуст.

— Черт возьми! — выругался Сева. — Упустили! Я так и знал!

— Двор закрытый, — спокойно возразил дядя Володя. — Или они к кому-то поднялись, или ушли через тот пролом. Там строительная площадка.

— Пойдем туда! — решил Сева.

— Нет. Нам надо разделиться. Я с одним пацаном пойду на стройплощадку, а ты с другим карауль их тут. Кто встретит, тот посылает мальчишку сообщить. И обойдись без глупого риска! Скоро подъедет милиция. Пошли! — кивнул он Витьке.

Витька поспешил за ним. Честно говоря, он предпочел бы остаться с Севой. Этот дядя Володя такой суровый и хмурый!

На стройплощадке тарахтела бетономешалка.

— Смотрите, дядя Володя! Там лист от пальмы валяется! — закричал Витька.

— Тихо ты! — оборвал его дядя Володя. — Я их вижу. Они там, за блоками. Беги назад и скажи Севе, что они здесь. Пусть твой брат подождет милицию и приведет на стройплощадку, а ты с Севой — ко мне! Пошевеливайся!

Витька никогда в жизни не бегал с такой скоростью. Владик здорово расстроился, что его оставляют встречать милицию, но против приказаний дяди Володи возражать не посмел.

— Они еще тут? — спросил Сева.

— Да. Достали какую-то сумку. Вот, взгляни, отсюда видно.

Сева приник к щели между блоками.

— Этот второй в моей штормовке! — сказал он. — И в темных очках.

— Очки он у Виталия украл, — сразу сообразил Витька.

— У какого еще Виталия?

— У туриста.

— Что это они делают с пальмой? — изумился Сева.

Славик схватил ствол обеими руками и выдернул дерево из кадки. Вместо корней из пальмы торчал инкрустированный серебром приклад.

— Ружье!

— Хитро придумано, — покачал головой дядя Володя. — Только что же они с этим ружьем делать будут?

— Надеюсь, не палить в строителей. Второй положил ружье в сумку. Уходит. Славик остается здесь.

— Следи за ним, — распорядился дядя Володя. — Витька! Пошли за вторым!

Сиплый шагал торопливо и то и дело нервно поправлял на плече ручки сумки. Он вышел на оживленную улицу и пошел по левой стороне.

— Куда он идет? — забеспокоился Витька.

— Похоже, в антикварный. Да, точно. Пошли за ним!

— А вдруг он запомнил меня?

— Тогда оставайся на улице. Меня-то он точно никогда не видел, — и дядя Володя нырнул следом за сиплым в небольшой магазинчик в полуподвале.

Сиплый разговаривал с оценщиком. Делая вид, что его интересует витрина со старинными статуэтками, дядя Володя, приблизился к бандиту и прислушался.

Оценщик, видимо, уже посмотрел ружье.

— Вещь подлинная, середина девятнадцатого века, на прикладе серебро.

— На сколько потянет? — осведомился сиплый. — Семейная реликвия, да деньги понадобились до зарезу!

— Думаю, что тысячу долларов получите. Оставляйте на комиссию.

— А прямо сейчас нельзя?

— Оставляйте на комиссию, — повторил оценщик. — И ваши документы представьте.

— Документы дома забыл, — сказал сиплый. — А без документов никак?

— Без документов никак. Может, вещь ворованная, в розыске.

— Обижаешь! — сиплый скорчил обиженную гримасу. — Ладно. Принесу документы.

Он застегнул сумку и вышел из магазина. Дядя Володя подошел к оценщику и быстро сказал:

— Ружье ворованное. Попросите охрану задержать этого человека.

— Простите, а вы кто?

— Кто надо! Из милиции!

— Предъявите удостоверение.

— Тьфу ты! Бюрократ! — дядя Володя понял, что с оценщиком каши не сваришь, и поспешил к выходу.

— Сиплый пошел обратно, на стройплощадку, — отрапортовал Витька.

— Молодец! Надеюсь, что там его уже поджидает милиция.

Но милиции на стройплощадке еще не было.

— Упустим! — переживал Витька.

— Что ж девчонка, милицию найти не может? — дядя Володя тоже начал волноваться.

Витька пожал плечами. Вот велели бы ему найти милицию, где бы он искал? Может, и Ирка найти не может.

Сиплый, наверное, рассказывал Славику об антикварном магазине. У того даже лицо перекосилось от злости. Потом он пнул кадку и что-то сказал. Сиплый опять забросил сумку на плечо.

— Уходят! — простонал Сева, но тут появились милиционеры в сопровождении Ирки и Владика.

— Всем оставаться здесь! — приказал лейтенант. — Группа задержания — за мной.

* * *

Широкая северная лодка — карбас — сплавлялась по Колыме. Шла вторая половина июня 1892 года. Черскому недавно исполнилось сорок семь лет. В трудную северную экспедицию, которая длилась уже второй год, он отправился со своей верной спутницей-женой и с тринадцатилетним сыном Сашей.

Маленькая семья путешественников стойко переносила тяготы долгой экспедиции. Но главные тяготы были еще впереди — у Черского резко ухудшилось здоровье. Его стали одолевать сразу три болезни — чахотка, астма, сердечная недостаточность.

Мавра с тревогой вглядывалась в лицо мужа. Он похудел, позеленел, ослаб. Он выехал в эту экспедицию уже смертельно больным.

— Ян, ты спишь? — тихо спросила Мавра. — Может, нам лучше прервать экспедицию и вернуться в Верхнеколымск? Там останемся до следующего лета. Ты окрепнешь, поднимешься, и мы снова отправимся в путь.

— Нет, — твердо ответил Черский. — Мне уже не окрепнуть, а экспедицию прерывать нельзя. Ты же знаешь. Вперед, всегда вперед.

— Ян, это очень опасно.

Черский сжал руку жены в своих ладонях:

— Пообещай мне… Пообещай, что ты закончишь экспедицию во что бы то ни стало. Даже если я умру. Пообещай!

— Я не смогу, Ян. У меня нет твоих знаний.

— Есть. Ты скитаешься со мной по экспедициям уже пятнадцать лет, ты знаешь, как делать замеры, как вести дневник, как собирать экспонаты для коллекций. Ты сможешь завершить экспедицию и дойти до Нижнеколымска. Саша уже большой. Он тебе поможет. Смышленый парень у нас вырос, сильный.

— Ян! — Мавра заплакала и уткнулась лицом в плечо мужа.

— Мне стало трудно писать, — признался Черский. — Карандаш выпадает из рук. Привяжи его к борту, на веревочке, чтобы не терялся.

— Ты устал, Ян, тебе надо отдохнуть.

Черский закрыл глаза. Сорок семь лет, и жизнь подошла к концу. Надо подводить итоги.

Что было в этой жизни? Пожалуй, все. Бросало то вверх, то вниз. Безоблачное детство, университетский корпус, восстание, тюрьма, штрафной батальон, вечное поселение, путешествия, открытия, наука, около сотни книг и статей, Золотая медаль Русского географического общества, высочайшее помилование, Петербург, лекции и снова путешествия, открытия, наука.

Много для сорока семи. Или мало?

Как хочется дойти до конца эту, последнюю, экспедицию! Как хочется и здесь победить!

Однообразие тундры утомляло. Лето в разгаре, но какое оно бедное! Как не похожи эти края на берега Байкала!

Черский вдруг ясно вспомнил запах сосен и свежей смолы, поляны жарков и незабудок, высоченные кедры и красные точки брусники в распадках. Иркутск и Байкал так и остались на всю жизнь лучшими и самыми светлыми воспоминаниями. Вот и после этой экспедиции он рассчитывал еще разок побывать в Иркутске, добраться туда по зимнему пути от Нижнеколымска, еще раз увидеть любимый город, еще раз поклониться старику Байкалу, бросить в его воды полтинник за заботу.

Вспомнился Черскому и странный бродяга Максимка, который рассказал ему об этому народном поверье. Интересно, жив ли? Пригодилось ли ему то ружье, которое подарил Черский? Нашел ли он теплое местечко, где хорошо живется бродяжьей душе? Или сгинул давным-давно в таежных просторах?

— Мавра! — позвал Черский жену. — Ты помнишь Максимку?

— Того бродягу на Байкале? Конечно, помню. Я все помню, Ян.

— Когда доберешься до Иркутска, съезди на Байкал, брось за меня полтинник.

— Хорошо, Ян.

— А умру, положи меня лицом на север. И мертвым хочу быть впереди.

— Что ты говоришь, Ян? Что ты говоришь?

Черский снова закрыл глаза и в последний раз попытался улыбнуться жене…

Мавра Павловна исполнила завещание мужа. Она завершила экспедицию и по зимнему пути отправилась в Иркутск.

Она постояла на берегу Байкала, на том берегу, где когда-то встретился им бродяга Максимка. Была осень, такая же золотая и красивая, как тогда. Рядом стоял Саша.

Мавра Павловна вытащила три монетки и сказала сыну:

— Заплати, сынок, батюшке-Байкалу за заботу.

Саша размахнулся и бросил монету в воду. Монетка ушла на дно и засверкала в чистейшей воде, вспугнув на мгновение стайку рыб.

Мавра Павловна разжала ладонь, и на дно, близко к берегу легли еще две монетки — ее и Ивана Дементьевича Черского.

ГЛАВА XII СНОВА САМОЛЕТ

В палату к дяде Вене вошли Сева, Витька, Ирка и Владик.

— О-о, какая компания! — обрадовался дядя Веня. — Ты снова в городе, Сева?

— А как же! Сегодня открылась выставка экзотических растений!

— Ты привез свои пальмы?

— Оставшиеся. И смотрюсь на выставке очень даже неплохо. Мои пальмы производят фурор. Представляю, что было бы, если бы эти бандиты не сгубили мою красавицу! Равных ей нет.

— Не расстраивайся. К следующей выставке вырастишь еще. Главное, убереги ее от воров.

— Ну, это уж будь спокоен! Все на станции опутаю сигнализацией! Вот ребята помогут.

Ребята улыбнулись. Ирка выложила на тумбочку яблоки и сок.

— Ребята меня каждый день навещают, — похвастался дядя Веня. — Я уже иду на поправку, надеюсь, что скоро выпишут. Расскажи, Сева, как дела на станции?

— Все в полном порядке. Аппаратуру наладил, повреждения были незначительные, механические. Все в поселке взбудоражены тем, что произошло. Вчера встречался со следователем. Он мне немножко рассказал о том, как все было.

— Расскажите! — попросили ребята.

— Расскажи, — поддержал дядя Веня. — Мы хоть и участвовали во всей этой заварухе и даже были главными действующими лицами, а так и не знаем никаких подробностей.

— Кто был тот, второй? — спросил Витька. — Откуда он взялся?

— Это рецидивист, сбежал из тюрьмы за пару дней до вашего приезда на станцию. В общем, вы подоспели очень вовремя. Этот преступник оказался каким-то старым знакомым Григория Данилыча.

— Ага! — Витька даже вскочил. — Значит, они все-таки были заодно?

— Выходит, он знал, кто напал на дядю Веню? — ахнула Ирка. — И виду не показал! Как будто поверил, что он упал!

— Помните, вы увидели шишкарей?

— Да.

— А у них пропал мешок орехов.

— Полмешка.

— Ну, это неважно. Украл мешок, конечно, сиплый. А потом признал в одном из шишкарей своего старого знакомого — Григория Данилыча. Он догнал шишкарей, вернул им мешок и попросил Данилыча найти оружие и документы. Данилыч укрыть этого типа побоялся, зато сказал, что лодку можно украсть у туристов, а документы поискать на нашей станции. За хорошие деньги раздобыть лодку согласился Славик. Он ведь всегда был падкий на деньги. Несколько дней сиплый прятался в тайге. Славик приносил ему еду. Да, еще он говорил следователю про какие-то припасы в берлоге. Следователь ничего не понял. Откуда эти припасы брались? Оставлял их не Славик.

— Это я оставлял, — покраснел Владик.

— Ты? Зачем?

— Я думал, что там снежный человек.

Дядя Веня и Сева весело расхохотались:

— Вместо снежного человека приручали рецидивиста!

— Мелкими кражами на станции и у туристов сиплому удалось обзавестись моей штормовкой, темными очками, спортивными штанами и еще какой-то мелочью.

— А потом они утащили у туристов лодку!! — воскликнула Ирка.

— Точно. Лодку они нашли в лесу сразу после урагана и отнесли поглубже, в тайгу.

— Ну, не так уж и глубоко, — возразил Владик. — Это я ее нашел.

— Ну да. С лодкой у них не получилось. Тогда они решили раздобыть оружие.

— И расправиться со мной, — добавил дядя Веня.

— Да нет. Они утверждают, что нападение на тебя не входило в их планы. Ты просто неожиданно вернулся и застал их с ружьем в руках. Сиплый испугался, когда ты назвал имя Славика, и стукнул тебя по голове.

Дядя Веня потер затылок:

— До сих пор его удар отзывается.

— Ну а дальше вы все знаете. Потом бандитам понадобились документы, они вернулись на станцию. Документов не нашли, но зато утащили пальму и приглашение. Кто уж из них проявил такую смекалку? Ведь как хитро придумано! Ну, кто догадается, что так перевозят антикварные ружья? И в голову никому не придет проверить. — Сева рассмеялся. — Между прочим, с приглашением получилось забавно. Оказывается, при задержании Славик помалкивал и не сопротивлялся, а этот сиплый хотел убедить милиционеров, что он прибыл с пальмой на выставку и тыкал им это приглашение!

— А у кого они все-таки стащили лодку? — спросил дядя Веня.

Славик помрачнел:

— Да не стащили. Лодку дал им Григорий Данилыч. Когда он понял, что дело принимает нешуточный оборот, и подозрение может пасть на него, то решил, что этим двум лучше помочь побыстрее выбраться. К тому же это он сообразил, что ружье будет стоить хороших денег. Конечно, при продаже он бы забрал себе большую долю.

— А где ружье? Его вернут дяде Вене? — спросил Владик.

— Вернут, конечно. Как только закончится следствие. Между прочим, эксперты утверждают, что стоимость этого ружья не тысяча и даже не пять, а несколько десятков тысяч долларов. Такое ружье, дорогой мой Веня, надо в сейфе держать, а не на стену вешать.

Дядя Веня улыбнулся:

— Во-первых, о его стоимости я узнал от тебя. А во-вторых, это ружье было мне дорого не количеством денег, которые можно за него выручить, и не антикварной ценностью, а просто как подарок учителя.

— Шикарные подарки делал твой учитель!

— И ему не важна была стоимость. И он получил это ружье в подарок.

— От кого? Тоже от своего учителя?

— Нет. От старика в прибайкальском селении Мальта.

— Этот старик был купцом-фабрикантом?

— Нет. Бывшим бродягой.

— Хорошие ружья были у бродяг.

— Судьба этому ружью быть подарком. Бродяге его подарил какой-то ученый. Ученого звали Иван.

Витька осмелел и спросил:

— А этот Иван не мог быть ученым Черским? Его ведь на русский лад звали Иван Дементьевич.

На Витьку все посмотрели огромными глазами. Дядя Веня помолчал и ответил:

— Догадка смелая, но подтвердить ее будет сложно. Разве что поискать какие-нибудь дневники Черского? Вдруг там это ружье упоминается?

Дядю Веню выписали из больницы через две недели. Сева взял на выставке какой-то приз и уехал на станцию.

— Как жаль, что мы не можем поехать с ним! — сокрушался дядя Веня. — Я уже соскучился по Байкалу, да и перед вами неудобно — обещал две недели экспедиции, а получилась вот какая чепуха.

— В этом году уже не успеем поехать, — согласилась Ирка. — Может, следующим летом?

Этот разговор услышала Витькина мама.

— И не думайте! — сказала она. — Больше никаких походов и никаких экспедиций! Мы чуть не поседели, когда узнали, что с вами там творилось.

— Ничего особенного, — пожал плечами Владик. — Обыкновенные приключения.

— Обыкновенные, говоришь? — завелся его папа. — Ну, так вот! Эти обыкновенные приключения стоили нам таких нервов, что вам лучше не заикаться о новой поездке!

— Но это же через год! — попробовал успокоить разбушевавшихся взрослых Витька. — Мы станем старше и умнее.

— Умнее? — переспросила Иркина мама. — Сомневаюсь!

Бабушка только покачала головой и сказала дяде Вене:

— Я признаю свою ошибку. Походы не отбивают тяги к путешествиям. Только раззадоривают ее.

А дядя Веня подмигнул ребятам и шепнул, когда взрослые утихомирились и разбрелись по своим делам:

— Вы не расстраивайтесь. Это они только сейчас кипятятся. А за год мы их успеем уломать. Так что поездка на Байкал следующим летом состоится обязательно. И я надеюсь, что мы проведем там время наедине с природой, без вмешательства всяких бандитов.

Ребята сидели на берегу залива и лениво бросали в воду камешки. Здесь, в городе, Ангара была тихой и совсем не походила на широкую, непокорную дочь Байкала.

— Мы завтра уезжаем, — грустно сказал Витька. — Жаль. Как раз тогда, когда мы все втроем перестали ссориться.

Ирка усмехнулась:

— Мы без ссор никак. Вот сейчас улягутся все переживания, и опять начнем ссориться.

— А может, не начнем! — возразил Владик.

— Начнем. Потому что все трое упрямые.

— Нет, не начнем! Это ты упрямая, а мы с Витькой — нет.

Ирка рассмеялась:

— Ну, вот, ты уже начал ссориться!

Владик тут же замолчал.

Витька задумчиво потер подбородок и предложил:

— Ну, если без ссор совсем нельзя, то давайте договоримся, что будем ссориться только по пустякам.

— А мы только по пустякам и ссоримся, — ответила Ирка. — Мы были все вместе, когда нам грозила опасность. И не бросили друг друга. Нет, по крупному поводу мы не поссоримся.

— Это точно, — кивнул Владик. — По крупному — никогда.

Витька радостно улыбнулся. Ему очень хотелось верить, что так оно и будет всю-всю жизнь.

Двигатели самолета загудели, готовясь к взлету. Витька с тоской вдыхал запах салона.

Опять самолет! Опять подлаживаться к его дыханию, опять вжиматься в кресло и не смотреть в иллюминатор!

Если бы можно было никуда не летать! Или вообще отменить самолеты. Ведь вот обходились же без них раньше! На дорогу, правда, уйма времени уходила, а здесь несколько часов лету — и ты за тысячи километров.

Самолет напрягся, вздрогнул и побежал по взлетной полосе. Быстрее, быстрее, быстрее, еще один толчок — и пустота. Самолет оторвался от земли. Недолгое мучение взлета, и борт выровнялся.

Витька уговаривал себя не думать о полете и силился вспомнить оттенки рассвета на Байкале, высоту кедра, мощь урагана. Будет о чем рассказать дома друзьям! Только как объяснить им, что такое ходульные деревья, галечная гряда и высокая прибойная волна, и как описать им прозрачную рыбу голомянку, если они никогда не видели такого чуда?