/ Language: Русский / Genre:child_prose,

Северин едет по тундре

Нина Емельянова

Многие из вас, ребята, наверное, читали книгу «Окся-труженица» — о маленькой девочке народа коми. А сейчас вы держите в руках книгу о старшем брате Окси — Северине. Эту книгу писательница Н. Емельянова и художница В. Челинцова тоже создали вместе. Северин живёт далеко за Полярным кругом, в тундре, где светит северное сияние, где ходят стада оленей. Прочитайте эту книгу, — она расскажет вам, как живёт трудолюбивый народ коми на далёком Севере. Вы познакомитесь с храбрым и любознательным мальчиком, узнаете о том, как он ездил учиться в школу, а во время каникул вместе с геологами совершил увлекательное путешествие на байдарке по реке Каре до самого Ледовитого океана.

Нина Александровна Емельянова и Валентина Николаевна Челинцова

Северин едет по тундре

1

Севери́н сидел в чуме старого Тункая и смотрел, как он вырезает из кости олешка. И сам олень-то невелик, а рога у него и вовсе маленькие! Нажимает Тункай остро отточенным лезвием ножа на желтоватую крепкую кость, и вот из неб выступает один отросток рога, другой… оживает олень. Будто увидел старик в куске моржовой кости этого оленя и выпустил на волю.

Рука у Тункая большая, а как ловко и тонко у него получается! Старый уже Тункай, редко выходит наружу, сидит по целым дням в чуме, поближе к железной печке, и, склонив голову с реденькой седой бородкой, вырезает из кости. Теперь он делает оленью упряжку: закинув рога, грудью разрезая ветер, мчатся вперед олени. Кажется, вот-вот, как птицы, оторвутся они от земли. За ними на нартах фигуры человечков в малицах, у одного длинная палка — хорей — в руке. Погоняет оленей. Точь-в-точь так ездят люди на севере…

Северин засмотрелся и не заметил, как Тункай встал, пошёл к печке и стал раздувать огонь. Мальчик надел малицу, застегнул пряжку ремённого пояса. Норка проснулась и насторожила уши.

— Домой пойду, — сказал Северин.

— Что будешь делать дома? — спросил Тункай.

— Книжку читать буду, писать в тетрадку буду.

— Ну, приходи еще, — ласково поглядел Тункай на крепкого круглолицего мальчика, — я покажу тебе, как выбрать кость.

Выйдя от Тункая, Северин хотел перебежать в свой чум, но остановился, всматриваясь. Как всегда зимой, бахромчатые занавеси северного сияния ходят по небу, то широко расстилаясь и разгораясь, то на минуту угасая, чтобы потом вспыхнуть ещё ярче. Тогда всё кругом освещается серебристо-зелёным светом: и чумы, и подошедшие к чумам олени, и бескрайние просторы тундры и даже, казалось Северину, далёкие-далёкие горы Северного Урала…

Вдруг Северин схватил хорей, прислонённый к чуму Тункая, и кинулся вперёд. И Норка с лаем — за ним.

— Мун та́тось! — гневно крикнул он, а на языке коми это значит: «Иди отсюда!»

К ездовым оленям у соседнего чума пробирался волк. Олени были привязаны к нартам, они заметались, кося огненными в свете северного сияния глазами.

— Мун татось! — ещё грознее закричал Северин, подбегая и размахивая хореем: волк, когда он один, боится человеческого голоса, и если смело держаться, то его можно отогнать.

Волк проскочил мимо оленей и бросился на Северина. Но мальчик не побежал, он остановился и занёс над головой хорей. А вдруг волк кинется ему на грудь, схватит за горло. Но разве можно отдать волку оленя?

Норка охрипла от лая. Забежав сзади, она укусила волка за ногу. Тот зарычал, повернулся, но в это время Северин сильно ткнул его хореем, и волк отступил. Крупный олень ударил его копытом, волк огрызнулся и побежал прочь.

— Су́вод! Догоняй! — крикнул Северин Норке, а сам пошёл в чум.

Норка с лаем помчалась за волком.

В чуме мальчик снял с себя малицу, пояс с медными застёжками и охотничьим ножом, как у взрослого. Потом стянул с ног меховые то́боки.

— Я хочу есть! — закричал он. И добавил: — Мама, я прогнал волка!

— Ай! — всплеснула руками мать. — Он мог тебя загрызть…

— Ин пов! Не бойся! — ответил мальчик, смеясь и усаживаясь на олений мех у маленького столика.

Он всей пятернёй расчесал свои чёрные густые волосы и взял к себе на колени маленького братишку Николяя.

— Сёй! — сказала мать. — Кушай! — и поставила перед ним блюдо с горячей олениной.

Сестрёнка Северина, Окся, и подружка её из соседнего чума, сероглазая Не́нза, тоже уселись к столику. Норке бросили кость.

Северин ел вкусное оленье мясо и рассказывал матери, каких оленей из кости сделал Тункай. Такая красивая упряжка! Он пошлёт её на выставку в город.

— Мама! Я буду ходить к Тункаю: хочу научиться вырезать олешков из кости.

— Ты всё сумеешь, — сказала мать с гордостью, — ты мужчина.

Она надела совик и пошла за снегом — воды в баке осталось мало. На ходу она взяла нож: на морозе снег плотный, его надо резать кусками.

— О! Ничего не видно! — воскликнула она, выходя из чума.

Глаза её после огня у печки не сразу привыкли к темноте.

На севере наступила большая ночь, когда солнце совсем не показывается и люди живут много-много дней под звёздами. Но они хорошо знают, когда надо спать и когда просыпаться.

Мать вскоре вернулась и положила большие куски снега в бак у печки.

— Будет во-да… будет ча-ай! — нараспев сказала маленькая Окся. — Скоро Митро́ придёт чай пить. Окся тоже будет чай пить, — пела она дальше.

Вошёл Митро, старший брат Северина. Совик его заиндевел, на бровях намёрзли сосульки, лицо покраснело от ветра…

— Ой, хо-ло-дно! — сказал он. — Мэ кы́нма! Я замёрз. На дворе пурга…

Он взял веник, отряхнул снег с тобоков и стал раздеваться.

— Метёт. Ничего не видно!

Митро нынче летом вернулся из большого города, где он учился. Северин всегда смотрел на брата с восхищением, он хотел быть таким же учёным оленеводом. Или зоотехником, который ездит по всем стойбищам.

— Ну как, Северин? — спросил брат и похлопал его по плечу.

— Э-э, я прогнал волка.

— Боль-шо-о-го, — добавила Окся.

— Э-э, какого же большого? — спросил Митро.

— Вот тако-о-го, — показала ручонками Окся, растянув их в обе стороны.

— Наверное, я подарю тебе за это книжку: не побоялся, отогнал волка от оленей. Это хорошо.

Северин засиял. Брат редко его хвалил.

— Я хочу учиться! — воскликнул Северин. — Когда же мы поедем в школу?

Мать внимательно посмотрела на Митро. Он ел варёную оленину с белыми лепёшками, которые тут же на железной печке пекла мать. Митро ответил:

— Отец уж говорил: надо везти Северина. Скоро поедем в интернат.

Северин, счастливый, прижался к его плечу. Митро занялся чтением журнала. Окся с Нензой тоже стали смотреть картинки, а Северин принялся что-то мастерить ножом из маленькой косточки…

— А не забыл, как умножать и делить? — спросил у него Митро.

— Не забыл.

— Ай, я тоже умею считать! — закричала Окся.

— И я! — тихонько прибавила Ненза.

— Зачем тогда школа, если все грамотные? — засмеялся Митро.

Тепло и уютно было в чуме. Норка дремала у ног Северина. Пришла из соседнего чума бабушка Анна. Усевшись на оленьи меха, она стала помогать матери шить тобоки. Тобоки шьются из шкурок, снятых с ног оленя. Сначала их выделывают, чтобы они стали мягкими, а затем сшивают оленьими жилами.

— Уснул, — показала бабушка.

Прислонившись к полушке плечом и держа в руках журнал вверх ногами, крепко спал маленький Николяй. Северин хотел разбудить его, но мать подбросила ещё дров в печку и сказала:

— Ин кар! Не трогай! — и по-русски добавила: — Умаялся… пусть спит.

2

Вы, наверное, удивитесь, что уже началась зима, а Северин ещё не ходит в школу. Разве там, где они живут, нет школы? Но не забывайте: Северин живёт на далёком Севере, за Полярным кругом, в стойбище оленеводов народа коми. И случилось, что в эту осень оленеводы и их семьи оказались очень далеко от школы.

Главное хозяйство кочевых коми — олени. Олень их кормит, одевает, перевозит по тундре, без оленя там не проживёшь. Но олени питаются ягелем — белым мхом, в поисках его они постоянно ходят по тундре. Летом, спасаясь от комаров и мошки, идут на север к морю, а зимой возвращаются обратно. Всюду за оленями, охраняя их, передвигаются люди.

Идёт по тундре огромное стадо в три-четыре тысячи голов, и за ним — пастухи с собаками, оленеводы, ветеринарный врач, зоотехник. Вместе с оленеводами передвигаются их жёны и дети. Придут олени на удобное мест: где много ягеля, там и пасутся. Оленеводы сейчас же расставляют чумы и живут в них. Чум можно быстро собрать и разобрать, его легко перевезти на новое место. Но и самый сильный северный ветер не опрокинет лёгкого чума: во все стороны упираются колья, на которые натянуты шкуры оленей крепко стоит чум.

Трудное дело кочевать за стадом в любую погоду, но коми — опытные оленеводы. Они знают, где опасность! В тундре много волков, они собираются большими стаями, и беда, если олень отобьётся от стада, — зарежут его волки. Но самая большая беда — гололедица, когда подтаявший снег на морозе покрывается твёрдой ледяной корой: олень не может пробить её копытом и достать ягель из-под снега. Тогда оленеводы гонят стадо в поисках места, где нет гололедицы, и далеко ухолят от редких в тундре посёлков. А в посёлке и школа, и магазин, и почта.

В этом году зима настала рано, и гололедица задержала стада больше чем на месяц. Вот почему опаздывал в школу Северин.

Когда отец Северина, Михаил Яковлевич, вернулся домой, Северин подбежал к нему.

— Я хочу учиться, — сказал он. — Митро обещал отвезти меня в интернат!

— Учиться всегда хорошо, — ответил отец. — Вот мы с Митро поедем завтра и отвезём тебя.

— Ну, поехали в школу! — сказал на другой день Митро.

Ехать сегодня собрались старший зоотехник колхоза Аркадий, отец Северина и два соседа. По тундре лучше ездить несколькими упряжками, в одиночку опасно — могут напасть волки.

Мать напекла лепёшек, положила в мешок варёной оленины, соли. Всё хорошенько увязала на нартах.

Ребятишки из соседних чумов вышли провожать Северина и Нензу. Её тоже отправляли в школу. Бабушка Анна, ветеринарный врач и медицинская сестра — все собрались у нарт. Окся вместе с матерью стояли тут же.

— Му́нам, мунам! Пошли, пошли! — торопили Митро оленеводы, кончая увязывать свои нарты.

Вскоре все собрались. Норка подбежала к Северину. Митро взял хорей.

— Ио-о-о! — закричал он.

И понеслись олени по белой безмолвной тундре, как вихрь, взметая снежную пыль.

Упряжки оленей старались перегнать друг друга. Но упряжка Митро, где сидел Северин, всё время шла впереди.

Дух захватывало от такой езды. Так можно мчаться только в тундре, где нет перекрёстков, нет дорог… Ай-да! Ай-да-а!

Как же коми узнают, куда ехать? Почему они никогда не сбиваются в пути? Ведь в тундре даже прохожих не встретишь, у которых можно было бы спросить о дороге.

Путь они узнают по приметам: низкорослый кустарник вдоль речки, русло её или созвездия на небе при ясной погоде — по этим приметам ни один коми не собьётся с дороги.

Рядом с Северином на нартах сидела Ненза — весёлая, резвая девочка. Она вспоминала оленёнка Сокола, которого они выкормили вместе с Оксей.

— Ай, Сокол! Он бегает — как птица летит! Вот он какой!

Вдруг и Северин, и Ненза, и Митро — все валятся в снег! Опрокинулись нарты — олени стали.

Северин сразу же вскочил, помог Нензе подняться.

— Тебе не больно? — спрашивает он у девочки, отряхивая с неё снег.

— Ай! — прихрамывает она и смеется.

Северин такой храбрый, один прогнал золка, и он помогает Нензе! Правда, мальчики коми не обижают девочек, но не все они такие заботливые, как Северин.

— Ничего, ребята, садитесь опять! — сказал Митро, стряхнув снег с нарт.

Сели. Помчались опять. Резво бегут олени.

Ехали, ехали… Северин поспал, снова проснулся; Ненза поспала, снова проснулась. Норка устала бежать на четырёх лапах и бежала теперь только на трёх, попеременно поджимая то одну, то другую.

Погода испортилась: сильнее задул ветер, начиналась пурга. Снег белым занавесом закрыл горизонт.

Уже не мчались олени, а, усталые, тяжело дыша, утопая по самый живот в рыхлом снегу, пробирались они шаг за шагом.

Коми не боятся волков, не боятся медведя, а пурги боятся. Снег под сильным напором ветра забивается в глаза, в нос — дышать невозможно, глаза ничего не видят.

Не видно ни звёзд, ни кустов, ни камней — приметы все потеряны… Легко сбиться с дороги и замёрзнуть.

— Митро, где ты? — слышится сквозь завывание ветра голос отца.

Митро уже не едет, олени его застряли по самую шею в снегу, остановились.

— Здесь! — отзывается он.

И Северин понимает — брат побаивался, что останется в тундре один с ребятишками. Северин высунул кончик носа из малицы и посмотрел. Ой-ой, как замело! И отца он не видит.

Из белой пелены снега перед ним вдруг неожиданно вырисовался силуэт зоотехника Аркадия. Он шагал, глубоко утопая в снегу, и вёл за собой свою упряжку.

— А где отец? — спросил Митро.

— За мной едет, не бойся, — ответил Аркадий, утирая лицо рукавом совика.

Его могучую фигуру всю запорошило снегом.

У оленей морды и спины тоже были в снегу, ноги у них дрожали. Митро с беспокойством взглянул на Аркадия.

— Бур хор! Хороший олень! Не упадёт, — успокоил его Аркадий.

Перед нартами Митро появился и второй запорошённый снегом человек. Северин едва узнал отца.

— Лок, та́тчё! Иди сюда, отец! — позвал Митро. — Мы сбились с дороги, олешки немного устали, что будем делать?

— Вместе мы скоро найдём дорогу, — сказал отец спокойно. — Как думаешь, Северин, куда надо ехать?

— Наверное, туда, — ответил Северин, обрадованный, что к нему обращаются, как к взрослому, и указал рукавицей вправо. — Когда поехали, ветер дул в левое ухо.

— Э-э, туда? — отозвались все три оленевода.

Посмотрели, подумали.

— Ай, хорошо, ай, хорошо, Северин! — похвалил отец. — Правду говоришь: ветер тоже указывает дорогу. Там должна быть вышка разведчиков.

Оленеводы снова сели на нарты и, медленно пробираясь шаг за шагом, вскоре подъехали к жилью. Они увидели рядом с железной вышкой большой дом с покатой крышей и сквозь занесённые пургой окна электрический свет.

— Ой, большая вышка!.. — сказала Ненза и подняла руку к глазам, стараясь рассмотреть её верхушку.

3

Три человека в совиках, старательно отряхнув на улице снег с тобоков, осторожно вошли в небольшую комнату. Следом за ними переступили порог Северин и Ненза. В открытую дверь вместе с вошедшими ввалились клубы пара. Ослеплённые электрическим светом, дети сначала ничего не могли рассмотреть.

— Би! Огонь! — прошептал на ухо девочке Северин, указывая на электролампочки.

В дверь кто-то заскрёбся. Это Норка приоткрыла её и, бросившись к ногам Северина, зажмурилась от яркого света.

Навстречу вошедшим из-за стола встал высокий белокурый человек, геолог Евгений Иванович Егоров. Лицо у него было совсем молодое. Он работал в Главном управлении геологических разведок, искал новые залежи угля.

— Здравствуйте, — обрадовался Евгений Иванович. Проходите! Раздевайтесь.

Евгений Иванович знал приехавших к нему людей. Не раз и сам он заезжал к ним. В чуме отца Северина его всегда хорошо встречали. Сколько интересных новостей привозит он обо всём, что делается на свете! Его не устанешь слушать! Как не радоваться такому гостю! «А теперь, — подумал Северин, — мы к нему приехали».

— Хорошо живёшь, Евгений Иванович, — похвалил отец.

В комнату вошёл ещё один человек — Юрий Михайлович. Северин слышал, что его называли кон-струк-то-ром. Работал он в Воркуте на угольном руднике и приехал сюда по делу.

— Привет, друзья! — сказал он. — Здесь вам будет тесно, можно и в мою комнату пойти. Пожалуйста. Ребят я уж обязательно возьму к себе, — заявил он и стал помогать Нензе снимать отсыревший в тепле совик.

Северин быстро разделся и, сев на табуретку у печки, уже рассматривал какую-то книгу.

Из кухни вышла Вера Семёновна, мать геолога. Она приехала на север, чтобы жить вместе с сыном.

— Сейчас будем пить чай! — Она взяла электрический чайник и включила в розетку.

Ребята с любопытством следили за ней.

— Смотри! — шёпотом сказал Северин Нензе. — Сейчас закипит…

— Ты всё знаешь! — ответила ему также шёпотом Ненза.

Вера Семёновна достала откуда-то тесто, быстро на горячей плите напекла пирожков с олениной, нарезала вкусной селёдки, поставила на стол чашки, сахар и печенье.

Все уселись за стол.

— Евгений Иванович, мы к тебе чай пить приехали, — смеясь, сказал отец, поднося блюдце ко рту.

— Заплутались! — объяснил Митро.

— Вот и хорошо, что приехали, давно у нас не было гостей, — сказал Евгений Иванович. — Как живёте? Волки не обижают?

— Нет. Вот гололедица принесла большой вред, — ответил Аркадий.

— Много оленей пропало?

— Не так много. Только теперь всё время думаем, на какое пастбище лучше гнать стадо.

— А разве к вам ещё не прилетал вертолёт? Он совсем недавно здесь показывался.

— Вир-туо-лёт скоро должен быть у нас, он полетел в разведку, — сказал отец.

— Ой, хорошая машина! — прибавил Митро. — Теперь оленей много не погибнет, как раньше: вертолёт покажет, где снег рыхлый.

Северин и Ненза не слушали их беседы, они забыли обо всём на свете. Оки рассматривали очень интересные книги с картинками. Картинки были цветные, яркие. Тут был и журнал «Мурзилка».

— Я хочу учиться… Скорее, — говорила Ненза.

— Я тоже, — шёпотом добавил Северин.

Между тем Юрий Михайлович спрашивал:

— Скажите, вы ездили по реке Каре? Мы с Евгением Ивановичем хотим летом пойти на байдарке по реке вниз до самого посёлка.

— Что будешь делать на Каре? — спросил отец Северина.

— Будем смотреть разные породы камня по берегам: известняки, уголь. Наши люди ещё не ходили туда.

— Зачем так далеко поедешь? — спросил Митро. — Уголь, наверное, близко около тебя есть, а посёлок Кара — на самом берегу моря!

— Уголь близко от нас, мы уже знаем, — сказал Евгений Иванович, — нам надо ездить дальше, смотреть больше. Вот вы ищете лучшие пастбища для оленей, а мы ищем руду и уголь получше.

— Ну, тогда так, — ответил отец и стал объяснять, какая быстрая река Кара и как надо беречься, чтобы лодку не разбило на порогах.

Детей уже отвели спать, а взрослые ещё долго разговаривали. Наконец, пожелав друг другу спокойной ночи, все заснули крепким сном.

Утром, поднявшись рано, отец вышел посмотреть оленей. Вместе с Митро они проверили упряжки, выбили снег с нарт и, возвратившись, разбудили ребят.

— Ехать, ехать скорее! — говорил отец.

Ребята быстро поднялись, натянули на ноги тобоки, надели совики. Хотели попрощаться с хозяевами, но Юрия Михайловича и Евгения Ивановича уже не было — ушли на работу.

Одна Вера Семёновна вышла на улицу проводить оленеводов.

4

И вот они снова в пути. Пурга затихла. От вчерашнего ветра снег уплотнился, потвердел, и теперь олени, упираясь широкими раздвоенными копытами, совершенно не проваливались. Сани скользили легко. Вскоре замелькали домики, магазин, почта, управление геологоразведочного пункта. Оленеводы узнали 6-ю угольную шахту, возле которой и была школа. Одноэтажное деревянное здание приветливо встречало гостей. В его окнах светились яркие электрические огни. Над входом горела большая светлая лампа.

Остановились у самого крыльца школы перед освещёнными окнами; пар валил от дыхания оленей, некоторые сразу же легли на снег. Отец и Митро стали снимать с нарт вещи, сумки и портфели с книгами.

Едва Северин приоткрыл дверь, как Норка шмыгнула в прихожую. Высокая женщина со звонком в руках зашикала на неё. Северин и Ненза остановились.

— Это тётя Паша, — сказал Северин.

Ненза робко смотрела на неё.

Тётя Паша — так звали сторожиху школы — приветливо приглашала гостей:

— Пожа-а-луйте, по-жа-луй-те, новички. Запоздали вот только! Ну, да Маргарита Михайловна разберётся. — И в поднятой её руке забился звонок: урок кончился.

Такой раздался звон, что Норка в испуге поджала хвост и спряталась за Северина. Чёрная её шерсть вздыбилась. Оленеводы, улыбаясь, сели на скамейку. Северин и Ненза не отходили от них.

Раскрылись двери сразу трёх классов, оттуда высыпали ребятишки.

— Новенькие! Новенькие! — закричало сразу несколько голосов.

— Вот и не новенькие, — важно сказал Северин, откидывая капюшон и весело глядя на удивлённых товарищей. — Думали, я не приеду…

Ребята его окружили, поднялся шум.

— Дети, тише! — послышалось из учительской.

Вошла директор школы Маргарита Михайловна.

Чёрные волосы её были гладко зачёсаны, белый воротничок на тёмном платье, красивый цвет лица, — Северин всегда видел сё такой. Оленеводы рядом с ней казались очень смуглыми. Она со всеми поздоровалась за руку, а Северина похлопала по плечу.

— Здравствуйте, здравствуйте, — говорила она. — Что же вы так поздно привезли детей? Прошло уже два месяца, как мы начали заниматься! Дети у нас в первом классе целые слова чернилами пишут, а девочка, наверное, и букв не знает. Северин тоже отстал. — Она огорчённо посмотрела на Северина и Нензу.

— Ой, ничего-о! Пойдёт, пойдёт, — как всегда, ласково сказал отец Северина.

Митро добавил:

— Я сам нынче весной кончил зоотехникум в Архангельске. Как приехал домой, занимался с этими детьми. Северин хорошо умеет читать и считает. Пишет, правда, хуже. Ненза тоже немного занималась, буквы-то знает!

— Им нужно учиться дальше-е! — вставил отец мягким своим голосом нараспев.

— Ну хорошо, проверим. Дети, идите в класс.

— Раздевайтесь, — сказала тётя Паша, — вешайте вот тут, на вешалку.

Северин помог Нензе снять малицу. Теперь дети почти ничем не отличались от других учеников: на Нензе была надета синяя трикотажная кофточка с белым воротничком, на Северине — сатиновая рубашка с белыми пуговицами. Дети взяли свои портфели и пошли в класс. Норка побежала первая, но тётя Паша преградила ей дорогу:

— Куда?

Норка, привыкшая быть всегда в чуме вместе с людьми, всё-таки прошмыгнула между ног у тёти Паши и бросилась за Северином. Тётя Паша только рукой махнула…

Маргарита Михайловна вошла в класс.

— Проверьте, пожалуйста, — сказала она учительнице Марин Ивановне, — намного ли они отстали, — а сама возвратилась к оленеводам.

Мария Ивановна велела Северину подойти к доске, взять мел.

— Жаль, что ты так опоздал, Северин, — сказала она и стала диктовать: — «Наше стойбище далеко от Седловой».

Мальчик вдруг испугался, что он плохо напишет. Ведь он опоздал почти на два месяца!

Но тут же Северин почувствовал, что у его ног лежит Норка. От этого ему стало легче. Он вспомнил, как дома в чуме Митро диктовал ему: «Мы живем на далёком Севере…», а Норка так же лежала у его ног. И он старательно вывел первые слова.

К удовольствию учительницы, Северин написал предложение без ошибок. По арифметике верно и быстро сложил числа. Но читал он не так хорошо, немного запинался.

— Ничего, сказала Мария Ивановна, будешь учиться, всё нагонишь. Теперь садись.

Северин отошёл от доски и сел. Хорошая у них учительница! Взгляд у неё весёлый, на Северина смотрит, как старшая сестра. И Норку не прогнала.

Потом Мария Ивановна стала проверять Нензу.

Ненза первый раз в жизни писала на доске, и буквы у неё получились кривые. Но она посмотрела, стерла с доски и снова постаралась написать «ма-ма». На этот раз получилось лучше. Она взглянула на учительницу и улыбнулась.

— Молодец, стараешься, — сказала Мария Ивановна.

Отец и Митро сидели тем временем в комнате Маргариты Михайловны. Там было тепло и уютно. Стены и даже потолок были обиты толстым картоном.

Электрический чайник весело шумел и попыхивал паром.

— Ну, как у вас в колхозе идут дела? — спросила она приветливо, пододвигая гостям варенье.

Директора школы оленеводы очень уважали. Она училась в Институте народов Севера в Ленинграде. А теперь работает в тундре, всегда весёлая, добрая к детям.

— Гололедица помешала, — ответил ей Митро, — олени всё-таки пострадали. Ищем новые пастбища.

В этот момент Мария Ивановна с детьми вошла в комнату.

— Северин будет учиться в третьем, а Ненза — в первом классе, — сказала она. — Я помогу им, и они скоро догонят товарищей. Они совсем немного отстали.

Митро рассказал ей, что в стойбище оленеводы каждые три месяца вместе с почтой привозят передвижную библиотеку, газеты и журналы. Дети не пропускают ни одной книги, ни одного журнала. Они рассматривают картинки и немного читают.

Переночевав в школе, оленеводы утром распрощались со всеми. Норка никак не хотела уходить от Северина. Когда Митро стал тащить её за дверь, она вырвалась и кинулась обратно. Северин смотрел, как отец пошёл к оленям, сел на нарты. Жалко стало, что отец уезжает.

Но и Северин и Ненза были довольны, что, хотя и далеко от своего стойбища, теперь они будут жить в тёплом, светлом доме и учиться, как учатся все дети Советского Союза.

5

Утренние лучи солнца с приходом весны ярко освещали бесконечные тундровые просторы. С приближением лета оленеводы уходят со своими стадами далеко на север, в глубь тундры, «на летовку». Некоторые идут к реке Каре. Там у её берегов, в открытой тундре, сильные ветры отгоняют комаров. Там олени спокойно пасутся на богатых пастбищах и к зиме возвращаются сытыми, упитанными. Почти полгода кочуют так оленеводы, живут в летних чумах, добывают рыбу, охотятся на песца, на лисицу, на гусей.

Отец. Аркадий и Митро давно перебрались на новое стойбище к берегам реки Кары. Был июнь месяц. Учебный год окончился. Северина и Нензу отпустили на лето. Отец Северина привёз их домой. Хотя в это время стойбище их было уже в другом месте, в нем стояло столько же чумов, как и раньше. В родном чуме все было по-старому, только мать уехала в поселок Кару сдавать оленьи шкуры. Северин по целым дням носился с Норкой, играл с Оксей и Нензой. Ходил и к Тункаю в чум смотреть, что он теперь он мастерит.

Скоро в стойбище начался пересчет оленей. Приехали ветеринарный врач, медицинская сестра, председатель правления и оленеводы-соседи. Северин, конечно, помогал отцу: надо было собрать оленей в загон. Там их осматривали и записывали в журнал, каким из них делать прививку в первую очередь. Но, чтобы подогнать оленей к загону, оленеводам за этот день приходилось много бегать. Им, как всегда, помогали собаки лайки.

Большой белый олень никак не хотел идти в загон. Тогда Митро взял аркан — длинную ременную веревку, свернутую в кольца, и побежал за ним.

Быстро бежал олень. Кажется, никак не догнать его человеку!

Митро, изловчившись, бросил петлю, но олень сделал скачок в сторону, — петля пролетела мимо. На помощь выбежала Норка. Митро снова бросил петлю. Норка кинулась под ноги оленю… и вот беглец пойман!

Отец и Аркадий тоже загоняли оленей. Порою в густом лесу рогов взвивалась петля аркана. Норка, а с нею и белый пес Шарик, охрипшие от лая, старались изо всех сил — помогали оленеводам.

— Беги скорее! — кричал брату Митро.

И Северин снова бежал к нему на помощь.

Аркадий и ветеринарный врач, оба в белых халатах, делали уколы, в то время как высокий коми держал оленя за рога.

— Ай, хорошо колешь! — говорил он, едва удерживая сильное животное. — Теперь олень не будет болеть! Ну, ступай!

И отпущенный олень мчался в просторы тундры.

К концу работы Северин так устал, что едва ходил, а Норка легла в чуме, тяжело дыша и высунув язык.

— На сегодня все! — заключил отец.

Усталые, но довольные, все пошли на отдых.

— Завтра продолжим, — сказал председатель.

Северин хорошо поужинал, дал кость Норке, а потом прилег на подушку в оленьей шерсти и уснул как убитый. Рядом с ним спала Норка.

Однажды, выйдя из чума, Северин увидел, как прямо по мокрой траве несутся нарты. Местами еще лежал снег, местами стояли озерца воды. Три упряжки приближались к чумам. И так же, как в упряжке, вырезанной Тункаем, закинув рога, грудью разрезая ветер, мчались по рыхлому, мокрому снегу сильные, красивые олени. Снег был весь истоптан бесчисленными оленьими копытами, изрезан вдоль и поперек в разных направлениях полозьями нарт.

Северин заметил, что одни нарты были грузовые, с вещами, а на двух других сидели люди. Олени остановились около чума, люди спрыгнули с нарт, и Северин узнал их. Это были Евгений Иванович и Юрий Михайлович. С ними приехали высокий пожилой Кидынте́ и Анай, хороший рыбак.

— Э-э! — вскричал отец. — Как поживаешь? Здравствуй!

Митро и Аркадий тоже радостно здоровались с приезжими. Рослые, крепкие, с лицами, обожжёнными свирепыми морозами, они выглядели сейчас богатырями. Коми были в резиновых сапогах и обычных костюмах. На голове — клетчатые платки, повязанные, как у женщин. У геологов — сетки от комаров. У Аная на пиджаке поблёскивал орден Трудового Красного Знамени. Орден ему дали за то, что Анай в год трудной зимовки сохранил всё своё стадо.

— Здравствуйте, здравствуйте!

— Как живете?

— Хорошо!

— Лок татчё, Северин! Иди сюда! — позвал Митро брата.

— Э, да это старый приятель! — воскликнул Юрий Михайлович. — Ну, как ты учился эту зиму?

Северин застеснялся и потупился.

— Хо-ро-шо-о! — нараспев, улыбаясь, ответил за него отец. — Он хороший ученик, на тот год опять буде-ет учиться.

Анай и Кидынте начали распаковывать гружёные нарты. Они сняли большие продолговатые мешки защитного цвета, в которых были завязаны части байдарки.

— Э-э! — сказал с интересом отец. — Лодка!

— Мы завернули к вам, чтобы привести всё в готовность и переехать на Кару, — объяснил Евгений Иванович.

Когда геологи собрали байдарку, оленеводам она показалась такой маленькой и хрупкой! Анай и Кидынте качали головой, улыбались, — они плохо верили, что на такой лодке можно пройти через бурные перекаты реки Кары.

Евгению Ивановичу, побывавшему на многих реках, пришлось долго доказывать, что на байдарке проходить через пороги лучше всего.

— Она гнётся в тех местах, где деревянная лодка может разломаться, — говорил он, похлопывая по брезентовому борту байдарки.

Когда собирали невиданную лодку, Северин внимательно смотрел, даже старался помогать, а увидев перед собой готовую байдарку, попросил Евгения Ивановича.

— Возьми меня с собой, — сказал он, — пожалуйста. Дрова всегда принесу, костёр разведу, еду сварю. Всё, что велишь, сделаю.

— Вот так та́к! — засмеялся Евгений Иванович. — Парень-то ты хороший. А камни будешь собирать?

— Какие камни?

— Всякие. Те, что на берегу увидишь…

— Буду, буду!

— Тогда просись у отца. Если он отпустит, возьмём.

Отец долго смотрел на лодку, на Евгения Ивановича, на сына.

— Думал, лодка твоя не подымет трёх человек. Но раз ты говоришь, наверное, сам знаешь. Только пороги худые на Каре… — Отец покачал головой: — Шибко худой есть.

— Там Северин по берегу пойдёт, — сказал Евгений Иванович. — Если возьму, отвечаю за Северина.

Юрий Михайлович спросил:

— Ну как, Северин, не боишься?

Северин поднял голову, он не произнёс ни слова, только пожал плечами: что он будет уверять? Пусть сами посмотрят.

Он глядел на Евгения Ивановича, понимая, что решение зависит от него. Весь вид Северина был таким, что Евгений Иванович почувствовал доверие к мальчику. А если на севере поверят человеку и полюбят его, крепка бывает такая дружба!

— Северин нам будет хорошим товарищем, — решил он.

Отец, Митро и Аркадий заговорили между собой.

— Ладно, пусть едет, — сказал отец. — У нас к тебе, Женя, просьба, большой просьба… Возьми, пожалуйста, письмо, отвези в Кару председателю правления.

— Дай письмо, я сам отвезу! — воскликнул Северин. — Я доставлю.

— Отвези, — согласился отец, — ладно! Обратно вместе с матерью приедешь.

Отец не сказал Северину, что надо быть осторожным на воде, слушать старших. У коми так: мальчику двенадцати лет отец доверяет, он уже не маленький!

Евгений Иванович и Юрий Михайлович должны были отправиться завтра, но их уговорили задержаться в стойбище на два дня: отец. Митро и Аркадий пообещали показать им рыбную ловлю хариуса, омуля и нельмы…

— А теперь отдыхать надо. Пойди к Вассе, скажи: обедать идём, — послал Северина отец.

Васса была младшая дочь бабушки Анны. После отъезда матери Северина она приходила хозяйничать в их чум. Северин вбежал в чум и закричал:

— Озте би! Зажги огонь!

— Подожди, — ответила Васса.

Она была красивая девушка, ходила в новых тобоках, затейливо украшенных красным и голубым сукном.

— Все хотят есть, — волновался Северин.

— Сейчас всё будет готово, — сказала она.

— Одно! Скорей, скорей!

Он выбежал из чума и вдруг остановился: с весёлым гудением, круто накреняясь крылом к земле, разворачивался самолёт. Приземлился. Из него вышел лётчик. Все подбежали к нему.

— Вот здо́рово! — воскликнул он. — Сколько тут у вас народу!

Он размашисто, крепко пожимал руку каждому, и Северину, конечно. Норка носилась вокруг и без передышки лаяла на самолёт, на лётчика и просто в воздух.

— Я получил ваше письмо, Евгений Иванович, и залетел сюда, чтобы сказать: по Каре вы можете спускаться спокойно, после окончания похода я отвезу вас обратно на своём самолёте.

— Значит, вы будете в посёлке Кара в условленное время?

— Буду точно. А сейчас я желаю вам успешной разведки!

Он сел в самолёт, поднялся в воздух и всем на прощанье покачал крыльями.

«И мне он тоже помахал!» — подумал Северин. Он схватил Норку в охапку, но та с визгом вырвалась, а потом бросилась скакать кругами. Северин, смеясь, помчался её догонять.

— Му́нам сёйны! Пошли кушать! — позвал всех отец, когда самолёт уже сделался маленькой точкой.

Взрослые пошли к чуму. В большой луже отражались олени; опустив морды, они искали ягель — мох.

Северин весело глядел кругом: шли люди, бегала собака, светило солнце, олени ели мох, в небе скрылся самолёт. И Северин подумал, что всё это очень хорошо.

6

На другой день с утра отправились на берег Кары. Взяли с собой длинные шесты с железной острогой на конце. По дороге им попадались ловушки на песцов — пасти. Пастей было больше пятидесяти. Одна от другой была на расстоянии двухсот — трёхсот метров.

— Сейчас на песца нет охоты, — сказал отец Северина, — вот осенью за день добудем когда песцов восемь… Тут главное — приманка!

— Да, это так, — подтвердил Митро. — Осенью песец идёт и на тухлую рыбу, а весной давай ему свежее мясо с кровью!

— Ишь ты какой разборчивый! — сказал, смеясь, Юрий Михайлович.

— Эй! — вдруг крикнул Северин, и глаза его заблестели: из кустарника выскочил серый песец с темной полоской на спине.

— Крестоватик! — сказал Митро. — Это летний песец.

Норка бегала вокруг и звонко лаяла.

Всюду по берегу Кары, омытому бурным течением реки, на каменных плитах известняка виднелись большие круглые ямы. Ворочая мелкие камни, их когда-то вывертела в известняках вода, и геологи, которые впервые изучили их, назвали такие ямы «котлами великанов».

Северина посадили в один из таких «котлов» — наблюдать за ходом рыбы.

— Сигналь хорошенько! — сказали ему рыбаки, а сами разошлись вдоль берега и остановились на некотором расстоянии друг от друга.

Северин уже не раз участвовал в такой рыбной ловле. Он напряжённо смотрел на воду. Из ямы видна была только его голова. Анай, Митро, отец с Аркадием и Кидынте, не шевелясь стояли с острогами наготове и посматривали на Северина.

Евгений Иванович тоже залез с фотоаппаратом в одну из ям поближе к реке и ждал интересного момента.

Юрий Михайлович, захватив с собой ружье, пошёл вдоль берега реки подальше.

В наступившей тишине слышно было, как где-то далеко-далеко прокричал гусь, потом ещё какая-то птица…

Вдруг Северин увидал, что в зеленой воде реки движется темное пятно: это шла нельма. Она здесь всегда идёт косяком. Северин встрепенулся и подал знак рукой.

И тут началось…

Быстро и метко били коми рыбу. То отец, то Митро или Анай ловко выхватывали острогой из воды большую рыбину и бросали её тут же в ближайший «котёл великанов». Евгений Иванович едва успевал щелкать аппаратом.

Северин всё сигналил и сигналил: рыба шла, попадались нельма, хариус и омуль. Он давно хотел есть, но терпеливо продолжал свое дело. А ещё больше ему хотелось и самому ударить острогой. И наконец он не выдержал, вылез из ямы, схватил острогу и ловко, как самый настоящий рыбак, заколол большую нельму.

Уже много добыли рыбы, когда к рыбакам подошёл Юрий Михайлович с убитым гусем в руке. И Северин увидел, что навстречу ему поднялся Митро с заколотой им рыбой в руках.

Оба были очень довольны своей добычей.

Все радовались удачному лову и укладывали рыбу в ямы поглубже. В таких ямах рыбу только покрывают мхом: в вечной мерзлоте она до зимы сохраняется свежей.

Возвратились в чум усталые, но весёлые. Оленеводы и гости уселись вокруг столика на мягкие оленьи шкуры. Васса подавала им чай, Ненза мыла чашки, Окся наливала в чайники из бака воду.

Северин прилёг на подушку из оленьего волоса и, обняв Норку, задремал.

Утром геологи ещё раз осмотрели байдарку и проверили прочность сё креплений. Северин помогал им как мог. Ему поручили распутывать верёвки: всё может понадобиться в походе!

Потом проверяли остальные вещи: рюкзаки, примус, мешки с консервами. «Кастрюля, сковородка…» — перечислял Юрий Михайлович. Особенно тщательно упаковали клей, на случай, если борта или дно байдарки прорвутся на каменистых порогах. С клеем вместе, как особая драгоценность, были упакованы мазь от комаров и коробка с пленками. Два фотоаппарата и ружья положили отдельно.

— Как будто всё в порядке! — сказал Юрий Михайлович.

От стойбища до берега Кары было всего метров пятьсот, и вещи туда решили перебросить на оленях. Байдарку положили теперь поперёк нарт и двинулись в путь. Люди со всего стойбища и даже старый Тункай пошли на берег провожать геологов. Васса посматривала на всех тёмными смеющимися глазами.

7

Плыть от стойбища до посёлка Кара нужно было около семисот километров. Путешественники помахали руками на прощанье оставшимся на берегу и направили байдарку на середину быстрой реки. Впереди сидел Юрий Михайлович, за ним Евгений Иванович. Северин уселся позади. Последний раз горестно взвыла Норка: её оставили дома.

Первые двести километров плыли с небольшими остановками, только для того, чтобы сварить пищу и переночевать.

В палатке было душно, а на воле миллионы комаров не давали покоя, поэтому спали плохо.

Плывя вниз по реке, взрослые всё время были очень бдительны. Северин же глаз не спускал бы весь день с берегов, всё смотрел бы по сторонам!

Кара — река капризная. То она течёт ровно и спокойно, то бурлит у известняковых скал, которые высоко поднимаются по берегам, то наскакивает на подводные камни, пенится, крутится бешеными водоворотами. Однажды, спускаясь по порогу, налетели на камень и прорвали борт у байдарки. Быстро пристав к берегу, наклеили на лодку первую заплату…

Северин любил смотреть, как белые жирные чайки взлетают, кружатся над водой и, схватив рыбу, взмывают вверх. Дни стали совсем длинными. Солнце к вечеру, только лизнув горизонт, снова поднималось высоко. На севере наступил «большой день», который тянется несколько месяцев.

Во время остановок путешественники ловили рыбу или, подбив гуся, варили из него вкусный суп. Евгений Иванович ходил по берегу, штурмовка его надувалась ветром, как парус, он нагибался, брал камни, осматривал их, что-то записывал, а некоторые клал в рюкзак.

Он подшучивал над Северином, — всё хотел узнать, кем тот собирается быть. Иногда они вместе поднимались на береговые скалы.

— Так кем же ты всё-таки будешь? — спрашивал Евгений Иванович.

Северин теперь был смелее: уже привык к геологам. Блеснув глазами, он отвечал:

— Оленеводом!

Иногда они проплывали мимо других стойбищ с большими стадами оленей. Северин думал: «Вот какой богатый наш Север! Буду водить стада, буду оленеводом».

Ниже по течению берега Кары заметно изменили свой цвет, скалы стали красными.

Как-то Евгений Иванович заметил особенную остроконечную вершину. Решили подняться на неё втроём.

Поднимались очень медленно: несмотря на середину лета, скаты горы были покрыты льдом. Сильный ветер смахнул весь снег с вершины, она была обнажена.

Северин пыхтел, останавливался, оглядывался назад: оставленная на берегу байдарка отсюда сверху казалась маленькой щепочкой. Вот на какой щепочке плывут по бурной реке они — трое!

Евгений Иванович смотрел камни, записывал, завёртывал в бумагу и укладывал в мешок образцы мрамора, прозрачного кварца, каменного угля…

— Зачем камень завёртывать? — спрашивал в первые дни Северин. — Тут целые скалы его. Разве весь завернёшь?

— Я беру образец, — отвечал Евгений Иванович, — привезу такой на шахту, разверну. Вот, скажу, какой хороший мрамор есть на Каре. Таким мрамором в Москве отделана самая красивая станция метро. Понадобится — приедем сюда за мрамором. А вот отпечаток раковины в известняке.

Северин научился отбивать молотком хорошие куски разных пород: прозрачного кварца, песчаника, известняка — и завёртывать вместе с «этикеткой», написанной Евгением Ивановичем.

Не дойдя до вершины, остановились отдохнуть.

И тут Северин попробовал поднять мешок.

— Какой тяжёлый стал! — воскликнул он.

— Да, сегодня у нас хороший сбор, — сказал Евгений Иванович. — Стой-ка, Северин, сейчас я сделаю снимок. Ты — первый человек, который поднимается на эту дикую скалу! — и щёлкнул фотоаппаратом.

Наконец, с трудом поднявшись, как им казалось, на самую вершину, они с удивлением увидели за нею другую вершину, ещё выше.

— Полезем! — сказал разгорячённый геолог.

Перед ними открылась горная страна — предгорья Северного Урала.

— Северный Урал! Вот он! — воскликнул Евгений Иванович. — Может быть, мы первые поднялись на эти скалы. Оставим здесь записку!

Они с Юрием Михайловичем написали имена всех троих, поставили год и число, обернули записку несколько раз целлофановой бумагой и положили под большой камень.

Северин смотрел на всё это с восхищением.

— Я хочу учиться, — с большим волнением заговорил он на своём родном языке. Потом, спохватившись, сказал по-русски: — Теперь хочу быть, как ты, Евгений Иванович…

— Геологом?

— Да.

— Ну и молодец! — воскликнул Евгений Иванович. — Ты родился здесь, тебе тут всё знакомо, и очень хорошо, что ты хочешь работать в родном краю. Будешь учиться в Ленинграде и снова приедешь сюда осваивать богатства Севера… Приедешь уже настоящим хозяином!

Площадка, на которой они сидели, была так мала, что, когда Юрий Михайлович попробовал лечь и вытянуться на ней, ноги его оказались у одного края площадки, а голова — у другого.

— А теперь пора в обратный путь! — И Евгений Иванович первым начал спуск. Он стоя заскользил вниз, как на лыжах, по обледенелой части горы.

Юрий Михайлович и Северин, держась за руки, последовали за ним…

Быстро неслись они по склону. Северин не растерялся и ловко, как взрослые, минуя выступы скал, мчался вниз. Да! Это был спуск смелых людей.

— Мы придём ещё сюда, скалы-ы! — крикнул Евгений Иванович.

Вскоре они были у байдарки. Поставили палатку, растянули на двух шестах одеяло от ветра, чтобы разжечь примус, и Северин стал ловко чистить пойманную утром рыбу.

— Ну и молодец же ты у нас!

— Сов-сем подру-жил-ся! — сказал Северин Евгению Ивановичу. Глаза его блеснули. — Теперь я буду геа-ло-гум.

— Не геалогум, а геологом, — поправил его Юрий Михайлович.

А солнце светило без отдыха. Река пенилась, набрасываясь на камни, шипела и мчалась всё дальше и дальше, до самого Ледовитого океана. В одном месте река разлилась круглым блюдцем, её окружали крутые скалы. Впереди послышался сильный шум: начинались опасные пороги и водопад Буродан. Как и обещали отцу, Северина в этом месте высадили на берег.

Евгений Иванович настроил на нужный фокус свой фотоаппарат, дал его Северину и объяснил, как сделать снимок. Надо смотреть на волны порога через стёклышко видоискателя и, когда байдарка будет проплывать порог, нажать вот эту кнопку — спуск затвора.

Северин с гордостью стал на берегу: он впервые держал в руках фотоаппарат. Руки его напряглись, будто это была большая тяжесть. Он ждал.

Вот байдарка, направленная по бурному течению, помчалась среди подводных камней, разрезая носом пену. Он ясно увидел её через стёклышко: на носу байдарки красовались рога оленя, которые Северин недавно нашёл в траве на берегу.

Северин успел в нужный момент щёлкнуть затвором и, взглянув себе под ноги, вздрогнул: на влажной земле видны были следы. Он узнал их — это следы медведя… Невольно он осмотрелся вокруг: зверя нигде не было видно.

Байдарка пристала к берегу ниже порога. Он побежал к ней, взрослым про медведя ничего не сказал: зачем их беспокоить?

Вечером снова натянули палатку, поужинали и после трудного дня уснули как убитые. Утром Евгений Иванович увидел вокруг палатки свежие следы медведя.

— Ребята, вставайте! — крикнул он, схватил ружьё и зарядил его пулями.

— Опя-ать! — сказал Северин.

— Что опять? — спросил Юрий Михайлович. — Разве ты видел их раньше? Где?

Северин не успел ответить: медведь появился из-за палатки. Евгений Иванович выстрелил. Зверь упал было, но в следующее мгновение поднялся на задние лапы и двинулся прямо на Северина.

Но мальчик не растерялся — выхватил из ножен свой охотничий нож и, поднырнув под брюхо медведя, что было силы ударил его ножом в сердце. Прежде чем медведь сделал движение, Северин отскочил в сторону. Всё произошло с такой же быстротой, с какой щёлкает затвор фотоаппарата.

Медведь рухнул.

Только спустя минуту опомнился Евгений Иванович, поражённый смелостью мальчика.

— Теперь я верю, Северин, что ты смелый охотник, — сказал он переводя дыхание. — Ты настоящий мужчина!

Юрий Михайлович отёр пот со лба.

И вот байдарка снова мчится вперёд по кипящей волне. Уже позади пороги и водопад Буродан.

8

У самого Ледовитого океана Кара разлилась очень широко. В её спокойных здесь водах огненными столбами отражается солнце; по утрам над водным простором поднимается густой туман.

Теперь берега Кары стали низкими, пологими. Но и тут Евгений Иванович продолжал собирать камни с разными отпечатками, и Северин помогал завёртывать их.

— Да, друзья мои, это край будущего. Смотри, Северин: камни, что мы собрали здесь, рассказывают нам о больших богатствах Севера, — говорил Евгений Иванович. — Здесь будут шахты по добыче угля, калийных солей.

Северин слушал внимательно. Он полюбил этих умных, смелых людей и хотел быть таким же, как они.

Байдарка теперь плыла спокойно и ровно, но на её боках было уже четырнадцать заплат.

Если бы не клей… Какой это был клей! О нём Юрий Михайлович даже сложил стихи. Стоило к прорванному месту поднести заплату и приложить её, как в то же мгновение её нельзя было ни сдвинуть, ни отодрать.

— Только «оснащённые» такой техникой, мы могли пройти по бурным водам Кары и остаться живыми! — шутили геологи.

И вот однажды Северин увидел вдали по берегу реки деревянные домики с двускатными крышами. Это показался посёлок Кара. Вдоль берега причалены были лодки, баркасы; сушились растянутые на высоких кольях сети. Здесь жили рыбаки. В Карс находилось также правление оленеводческого колхоза. На ровном, высоком месте был аэродром.

Никто не ждал их на берегу: ведь телеграмму о приезде неоткуда было послать. Путешественники остановились, вытянули байдарку на берег и пошли в посёлок.

Северин не бывал ещё в таких больших посёлках. На коньке крыши одного деревянного дома он увидел шест с красным флагом. Флаг развевался на ветру. Вдоль стены было прибито красное полотнище с лозунгом: «Миру — мир!» Здесь и было правление колхоза.

Поднялись по ступенькам крыльца и вошли в дом.

Навстречу им из-за стола поднялся председатель правления, высокий, плечистый, смуглолицый. На нём был костюм — пиджак и брюки, — только на ногах были длинные тёмно-коричневые тобоки, украшенные узором из красного сукна и белых шкурок. Он был коми, звали его Степаном Яковлевичем.

Прошёл всего год, как он работал здесь, но «гово́рка» о том, что он хороший председатель, бежала от колхоза к колхозу. Оленеводы, рыбаки и охотники знали о его работе.

Он весело засмеялся и, здороваясь, протянул обе руки:

— А мы вас ждём, ждём! Ласса — лётчик — говорил, что вы везёте Северина и письмо.

— Он здесь, значит? — спросил Юрий Михайлович.

— Да, вчера прилетел.

В правление вошло сразу несколько человек. Они уселись на скамейки. Две собаки пробрались с ними.

В комнате сразу стало шумно.

Евгений Иванович рассказал, как они прошли на байдарке по Каре и что там видели. Теперь поход закончился, нужно возвращаться домой. Они условились с лётчиком, что обратно полетят на самолёте. Так вот, лётчик может захватить и ещё несколько человек…

Северин стоял тут же и спокойно ждал. Наконец председатель обратился к нему. Северин подошёл, запустил руку за пазуху, вытащил письмо и положил его на стол.

В дверь вошли две женщины.

Северин увидел свою мать и кинулся к ней. В этот момент он забыл совсем, что он почти взрослый.

— Мамэ! — Он прижался к ней и поцеловал.

Между тем председатель распечатал письмо, которое тут же торжественно прочёл всем вслух:

— «Здравствуйте. Степан Яковлевич! Привет вам от наших пастухов. Стадо увеличилось на двадцать пять процентов. Просим вас приехать к нам в комиссию по пересчёту оленей. При вас будем делать ещё прививки. Очень просим — привезите десятилинейное стекло для лампы и ещё муки и крупы. Михаил. Аркадий. Митро».

— Хорошие вести привёз Северин, — сказал Степан Яковлевич. — Прирост очень хороший. Кто со мной поедет работать в комиссии по пересчёту оленей?

— Я поеду! — заявил высокий парень.

Встали и ещё двое.

— Так вот, вчетвером и поедем. — И прибавил: — С мальчиком поедет его мать. Она давно сдала оленьи шкуры и собирается ехать обратно.

— Так будет хорошо, — сказала мать Северина. — Месяц назад я приехала из стойбища в Кару и вот сколько у вас зажилась. Даже айчи — парня ко мне прислали, — обнимая Северина, улыбнулась она.

— С лётчиком будет восемь человек, — сказал председатель. — Захватим и муку, и крупу, и стекло.

Этот день был словно праздник: слушали Евгения Ивановича, который рассказывал о своих геологических разведках, и Юрия Михайловича. Поочерёдно приглашали их гостить в свои дома, поили чаем, угощали рыбой, олениной.

Северин тоже ходил с ними как член экспедиции.

К удивлению Евгения Ивановича, никто не придавал значения тому, что Северин схватился с медведем. На севере это казалось обычным делом. Больше удивлялись тому, что по Каре они проплыли на байдарке. Ходили, смотрели, трогали и качали головами.

— А как же пороги прошли? — удивлялись люди.

— Прошли! — весело отвечал Евгений Иванович.

В эти дни они с Юрием Михайловичем поплавали на байдарке и по океану.

9

Наступил лень отлёта. По траве, похожей теперь на ковёр — столько голубых и розовых цветов распустилось в ней, — к самолёту подвезли на нартах продукты, почту, байдарку в разобранном виде и другие вещи.

Северин хлопотал больше всех, он даже запыхался. Первый раз в жизни полетит он на самолёте! Как всё интересно! Северин внимательно осмотрелся. С площадки аэродрома видно, как дома посёлка уходят под гору к берегу и дальше скрываются за уступами скал. Аэродром устроен на возвышенности. Поэтому и самолёт и люди около него кажутся ему большими. Океан, серый и суровый, будто лежит у их ног. По серой воде огромными островами плавают льдины. Ветер треплет одежду, волосы, проносит облака.

Тщательно осмотрев машину, лётчик дал сигнал к отлёту. Северин сидел уже внутри самолёта, на аэродроме остались только провожающие.

Загудели моторы, самолёт дрогнул, побежал по траве. Он незаметно оторвался от земли, и вот уже они летят, летят по воздуху… Светит северное солнце, и внизу по тундре бежит маленькая тень от самолёта.

Северин сидел у окна самолёта и всё это сам видел.

Так долго, почти три недели, плыли они сюда на байдарке, а теперь обратно пролетят всего несколько часов!

«Вот как быстро!» — с восхищением думал он.

Председатель с высоким парнем расположились, как дома, и начали играть в шахматы. Евгений Иванович опять что-то записывал, время от времени посматривал в окно самолёта. Юрий Михайлович читал.

Мать Северина задремала…

Северин всё смотрел и смотрел: из-под крыла самолёта то видна тундра, то проплывает огромное облако и ненадолго её закрывает.

Солнце теперь ослепительно светило над всей тундрой. Она была такая весёлая в своём летнем наряде. Целые поля цветов разных оттенков виднелись на ней. Рядом кое-где ещё лежал снег. Местами снежная вода разливалась в озёра, вокруг которых в эту пору было много диких уток, гусей, гагар.

Появлялись большие серые пятна — огромные стада оленей. И снова из-под крыла самолёта выплывало огромное облако, и окно покрывалось туманом.

— Шах и мат! — вдруг воскликнул высокий парень.

Юрий Михайлович бросил читать, посмотрел на игроков и рассмеялся.

Мать Северина проснулась, посмотрела и тоже засмеялась.

А Евгений Иванович заявил, что первую партию запишет за высоким парнем.

— Играйте ещё, — сказал он.

Северин не успел ещё проголодаться, как самолёт пошёл на посадку. В окно он увидел в отдалении большое стадо оленей, чумы, людей и что-то чёрненькое, маленькое…

— Мамэ, мамэ, смотри — Норка! — закричал он.

Норка бежала к тому месту, куда, снижаясь, летел самолёт.

Когда следом за всеми вышел Северин, сколько же человек стояло у самолёта!

— Мамэ, мамэ! — закричала Окся и кинулась к матери.

И Ненза подбежала, и все ребята стойбища. А Норка клубком кинулась к ногам Северина. Радостно встретились друзья!

Геологи собирались лететь обратно в Седловую. Они распрощались со всеми.

Евгений Иванович крепко-крепко пожал руку Северину.

— Когда опять поедешь в школу, — сказал он приветливо, — заходи почаще ко мне и Нензу бери с собой. Да учись хорошенько!

А Юрий Михайлович похлопал его по плечу:

— Ну, брат, не ожидал я, что ты такой молодец!

Северину было грустно расставаться с этими людьми. Они помогли ему лучше увидеть родной Север и полюбить его.

И он смотрел вслед самолёту до тех пор, пока тот не растаял в воздухе.