/ Language: Русский / Genre:dramaturgy,

Волшебное Кокорику или Бабушкина курочка

Николай Некрасов


Николай Алексеевич Некрасов

Волшебное Кокорику, или Бабушкина курочка

Удивительное происшествие, случившееся в начале XVIII столетия, ровно за сто лет до наших времен, в пяти действиях и пяти картинах, с куплетами, хорами и танцами, извлеченное из устных преданий старожилов, сделанное для театра несколькими французскими писателями, переведено на русский язык гг. П -- ским и И. Ш -- ъ.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

КАРТИНА ПЕРВАЯ

ОНА УЛЕТЕЛА!

ДЕЙСТВУЮЩИЕ

Бабушка, 85 лет.

Клара, ее внучка, 18 лет.

Кокорику, молодой крестьянин.

Курочка, неговорящее лицо.

Действие в нормандской деревне, в доме бабушки.

Театр представляет бедную деревенскую комнату, на задней занавеси, в середине, дверь для общего входа; около этой двери направо, не слишком высоко, окно с маленькими стеклами, выходящее в поле; на средней же занавеси, налево от средней двери, дверь в комнату. Налево на нервом плане стол, около него большое кресло и прядильное колесо, направо на первом плане большой сундук (ларь), ближе к задней занавеси плетеная ивовая корзина, под которой сидит белая курочка.

Явление 1

Бабушка, внучка.

При поднятии занавеса бабушка сидит в креслах и вертит колесо; внучка сидит у ней на левой стороне на низенькой скамейке в слушает, опершись руками на колени бабушки.

Бабушка. Да, моя Кларочка… с тех самых пор ты стала сиротой… желание всё знать и видеть ввело покойную твою мать в ужасное несчастие, а неблагоразумие совсем погубило ее, бедную, и свело в могилу. И вот

Была прекрасна, молода,

Встречала ж всё неблагодарных

И жертвою была всегда

Мужчин любезных, но коварных;

Ее в пример должна ты взять,

Мужчин старайся удаляться,--

У них есть сила соблазнять,

У вас есть слабость соблазняться!

Клара. Бедная матушка!.. Я осталась после нее восьми лет и едва ее помню… Ах! если бы у меня не было доброй, милой бабушки, то ваша бедная Кларочка давно бы умерла от голоду и бедности… ведь у меня, кроме вас, никого нет родных… а люди, как вы часто говорите, так коварны, так опасны для молодой девушки.

Бабушка. Говорю и теперь скажу, что свет очень опасен, особенно для таких молоденьких, как ты, и таких любопытных, как ты… ты -- вылитая мать: такая ж добрая и такая же охотница до вопросов.

Внучка. Ах, бабушка, да я, кажется, ничего не делаю без вашей воли, а вопрос не порок.

Бабушка. Не порок? вот как молодежь рассуждает нынче…

Послушай моего совета,

Сама я молодой была --

Вопрос опаснее ответа,

В вопросе -- корень всего зла!

Клара.

Когда ж я, бабушка, узнаю

Всё то, чего не знаю я?

Бабушка (сердито).

Когда узнаешь, я не знаю,

Но жду беды я от тебя!

Ты готова ежеминутно спрашивать… ну просто птица какая-нибудь пролетит -- и ты сейчас ко мне с вопросом… ведь только и слышишь от тебя: "Бабушка, что это?.. Бабушка, для чего это?.. Бабушка сюда… Бабушка туда…" С тобой век бы не кончить, если отвечать на все твои вопросы. Вот что очень худо!

Внучка. Худо… почему ж худо?.. я и то знаю меньше всех своих подруг… часто они скажут что-нибудь, а я и не знаю, что они сказали… так вся и вспыхну… просто я совсем дурочка… вы меня никуда не пускаете. В воскресенье все молодые девушки выходят танцевать на луг, а я не смей и проситься…

Бабушка. Это всё делается для твоей же пользы… ты без танцев проживешь, а обувь и всё прочее будет целее.

Клара.

Но мне бы, бабушка, хотелось

С другими вместе танцевать,

Я б как Сузона повертелась,

Как Лиза стала б приседать.

(Встает.)

Корсет бы, юбку переменила,

На ножку новый башмачок,

Глаза бы в землю опустила

И легкий сделала б скачок.

(Танцует.)

Тра-ля-ля-ля-ля-ля!

Я ловка,

Я легка!

Бабушка (говорит). Перестань, Клара!

Клара (танцует).

Тра-ля-ля,

Ля-ля-ля!

Я как ветер ношусь,

Улететь я боюсь!

Тра-ля-ля-ля-ля-ля!

(Танцует под реприз музыки.)

Бабушка (встает). Перестанешь ли ты, Клара… посмотри, какую пыль подняла и какой вздор несешь.., видите, танцевать захотелось!.. глупая ты! да в самых этих попрыгушках беда-то и сидит…

Внучка (быстро). Как же это, бабушка?

Бабушка (стараясь поправиться). Да так же… танцуя, немудрено как-нибудь неловко прыгнуть… трр! и кончено! смотришь -- либо нога, либо рука переломлена, вот что!

Внучка. Отчего ж, бабушка, у нас в деревне ни одна молодая девушка не хромает… а из всех мужчин -- только у одного одна нога короче другой? А ведь они танцуют каждое воскресенье.

Бабушка. Ну вот, ты опять со своими глупыми вопросами?.. ах, Клара, я, право, и ума не приложу, что мне с тобою делать… сядь-ка лучше за колесо или ступай бить масло… авось это тебя немного рассеет…

Внучка. Бить масло!.. я и то каждый день этим занимаюсь, разговаривая с вами, когда вы не дремлете, а вы дремлете ежеминутно… куда как весело!..

Бабушка. Клара!..

Внучка. Я знаю, что в ваши лета это очень полезно и почти необходимо… я и молчу всегда… потому что для меня всего дороже спокойствие моей милой, доброй бабушки!

Бабушка (ласково). О!.. ты лжешь, плутовка!

Внучка. Ей-богу, не лгу, бабушка!.. только одно скучно -- мне не с кем слова сказать… дверь всегда заперта, окна в поле… только и видишь вашу курочку Белянку, ну да с ней много не разговоришься… во-первых, она всегда сидит в корзине, а во-вторых, ничего не понимает, потому что она воспитана в одних со мною правилах.

Бабушка. И всё это я делаю для вашего же счастья. Вот когда меня не станет, тогда вы оцените всю мою заботливость и не раз обо мне вспомните.

Клара (утирая слезы). А! а! а! не говорите этого, бабушка! Вы знаете, что я всегда заплачу от таких слов! если вы умрете, то и я умру, чтоб не разлучаться с вами! (Стук в среднюю дверь.)

Бабушка. Кто там стучит?.. ведь знают, что я гостей не люблю! и никогда не принимаю…

Клара (быстро). Я отопру, бабушка?.. (Идет.)

Бабушка (удерживая). Не ваше дело, сударыня! вас никто не просит…

Клара. Но, может быть, это посланный от судьи принес вам письмо, а ведь вы нетерпеливо ждете его. (Идет, бабушка удерживает.) Иль, может быть, это пришла ко мне старушка нищая, я ей каждую субботу подаю кусочек хлеба. (Та же игра.) А может быть, это…

Бабушка. Может быть! может быть! вернее всего, что это до вас не касается! извольте-ка идти в свою комнату.

Клара (умоляя). Бабушка! милая, добрая бабушка! позвольте мне остаться… я не скажу ни слова и только разочек взгляну, кто это!.. бабушка!..

Бабушка. Нет, нет и нет!.. я до тех пор не отопру, покуда ты не уйдешь… и я не запру за тобою дверь… слышишь, Клара! (Идет к двери ее комнаты и отворяет дверь.)

Клара (нехотя идет и несколько раз оборачивается). Бабушка!..

Бабушка трясет головой и наконец почти вталкивает ее в дверь и запирает.

Явление 2

Бабушка, Кокорику.

Бабушка (идет к средней двери). Кто бы это был?.. кто там?

Кокорику (за дверью переменяет голос). Это я, дядя Реми… письмо вам принес…

Бабушка. А!.. Милости просим!.. Клара правду сказала, он, верно, мне пишет об нашей проклятой тяжбе… (Отворяет дверь.) Милости просим.

Кокорику (быстро вбегая). Здравствуйте, бабушка!..

Бабушка (поражена). Кокорику!

Кокорику. Да, Кокорику!.. (Осматриваясь, в сторону.) Ее нет здесь…

Бабушка. Как! это ты!.. Ах ты сорванец этакой!

Кокорику. Бабушка, не сердитесь,-- я за делом пришел… ведь я письмо вам принес… сейчас только прислали из Кодбека от судьи.

Бабушка. Но я, кажется, тебе сказала, чтоб твоя нога не была в моем доме… а?..

Кокорику. Я помню это… но дядя Реми вчера упал с лошади и переломил ногу… так и занял у меня вместо одной -- две, чтоб поскорее доставить вам письмо.

Бабушка. Рассказывай тут басни-то! знаю я вас, голубчиков кротких, а не досмотри -- так что твои ястреба… только перья полетят… ты не письмо принес, а хочешь внести гибель и соблазн в мое тихое семейство.

Кокорику. Бабушка! умирать надо,-- не греши!..

Бабушка. Ты пришел, чтоб увидеть Клару… меня-то ты не обманешь… я не знаю, откуда ты явился в нашу деревню, но знаю хорошо, что ты ежедневно таскаешься около моего дома… и, чтоб обратить на себя внимание Клары… кричишь: "Кокорику!"… Экой выдумщик… ни дать ни взять -- петух моей соседки… тот тоже каждый день вскочит на мое окно -- да и ну драть горло… Но моя Белянка умница и внимания не обращает на его глупый крик; да и я, слава богу, не дура какая -- и ни петуху, ни мальчишке не дам себя провесть, и ты, как ни стараешься, а она ровно ничего не понимает… не знает… что ты за птица!

Кокорику (в сторону). Вот это-то и худо. (Ей.) Ох, бабушка, бабушка!.. да это-то и опасно, что она ничего не понимает и не знает…

Бабушка. Ну уж, пожалуйста, замолчи!.. и если ты опять осмелишься прийти сюда, то я дам себя знать… я просто жалобу подам… слышишь!.. да!

Кокорику. Но что ж вам будет за прибыль?.. А я всё-таки скажу, что

Незнанье в девушке опасно,

Случиться может вдруг беда…

Да и с летами несогласно

Одной быть дома завсегда.

И как ее вы ни храните,

Но девушка свое возьмет

И рано ль, поздно ль, посмотрите,

В чужие руки попадет.

Бабушка (говорит). Перестань, Кокорику!.. или худо будет!..

Кокорику (продолжает).

И курочку совсем не должно

Подобно Кларе укрывать,

Ведь запретить вам невозможно

Всем петухам здесь распевать!

И как ее вы ни храните,

Но курочка свое возьмет.

И рано ль, поздно ль, посмотрите,

Белянка с петушком уйдет.

Бабушка. Убирайся вон!.. слышишь!.. я хочу остаться одна, чтоб прочитать письмо. (Толкая его вон.)

Кокорику. Да как же вы станете читать?.. ведь у вас, бабушка, слабое зрение…

Бабушка. Не беспокойся, прочту!.. уж это не твое дело!.. (Ищет в карманах.) Не разберу сама, так у меня Клара всё что хочешь разбирает!..

Кокорику (в сторону). Ну, вряд ли!.. я так написал, что сам черт не разберет!.. Ах, если бы моя хитрость удалась… постой!.. (Видит на столе очки.) Счастливая мысль! (Берет очки и как ни в чем не бывало подходит к корзине, где курочка.) Здравствуй, Белянка!.. здравствуй!.. Ах, бабушка, какая у вас курочка,-- просто чудо, а не курица!..

Бабушка (продолжая шарить в карманах). Куда Это я очки засунула?.. тьфу ты, пропасть!.. хоть убей, не помню. (Распечатывает письмо и старается прочитать.) Ну, так это от нотариуса Галифе, у которого находятся наши наследственные деньги… я по крючкам вижу, что от него… но что это с ним сделалось… он прежде, кажется, получше писал… нет, ничего не разберу!.. (Идет к столу.) Кажется, я их положила на стол… (Ищет.)

Кокорику (в сторону). Ищи, ищи пустого места!

Бабушка. Это просто колдовство какое-то!.. Кокорику!

Кокорику. Я Кокорику!

Бабушка. Не видал ты моих очков?

Кокорику. Нет, бабушка, не видал.

Бабушка. Куда ж им деваться… сейчас я их надевала.

Кокорику. Сейчас надевала, а сию минуту пропали,-- это очень странно! (К курочке.) Беляночка, не видала ли ты бабушкиных очков?

Бабушка (стараясь прочитать). Нет!.. ровно ничего не вижу!.. экая досада!

Кокорику (сзади нее, надел очки, смеется над нею). И я также ничего не вижу!

Бабушка. Заставить прочитать Клару опасно… может быть, здесь написано что-нибудь такое… житейское, чего ей не должно знать… Кокорику!

Кокорику (быстро прячет очки). Что вы?

Бабушка. Умеешь читать?.. прочитай мне письмо.

Кокорику. Извольте, бабушка!.. (В сторону.) Наизусть, пожалуй, прочту! (Берет письмо и читает.) "Почтеннейшая и милостивая государыня! по отпуске сего письма я жив и здоров и спешу известить вас, моя милостивая государыня, что дело ваше о наследстве идет больно плохо…"

Бабушка. Ну вот тебе и раз!.. ах, боже мой…

Кокорику (читая). "…И деньги, назначенные вашей прелестной внучке…" (Ей.) А нотариус-то, видно, себе на уме!

Бабушка. Читай!.. читай!..

Кокорику (читая). "…Едва ли попадут к ней в ручки; дальний ее родственник… молодой человек с порядочным состоянием, подал просьбу об этом же наследстве с разными сильными убедительными доказательствами, на которые, по обыкновению, все судьи кинулись, как голодные собаки, и чуть не подрались, из этого можете заключить, в какую сторону пошло дело…" (Ей.) Нетрудно догадаться… ведь золото тяжеле простой бумаги, и, верно, сторона этого родственника перетянет.

Бабушка." Что дальше он пишет?..

Кокорику (читая). "Впрочем, есть еще надежда; но для этого вы сами, моя милостивая государыня, должны немедленно приехать в Кодбек, минуты терять не должно… для вашей пользы прошу вас поторопиться. Ваш покорный слуга нотар<иус> Карл Галифе".

Бабушка (берет письмо). Поторопиться… а на чем я поеду?

Кокорику. Как на чем? -- да сегодня отправляется туда ваша соседка…

Бабушка. Ах, как это неприятно!.. ну, Кокорику, спасибо! теперь -- ступай!..

Кокорику. Да, я, пожалуй, уйду… а вы смотрите, не продумайте здесь наследства… он пишет, что минуты терять не должно.

Бабушка. Хорошо! хорошо! уж это мое дело!.. убирайся сам-то! теперь ты мне не нужен! прощай!

Кокорику. Иду! иду! бабушка! вы только не сердитесь. (В сторону.) Дурака нашла! (Вслух.) Я отправлюсь теперь к дяде Реми отдать ему четыре су за доставление письма… впрочем, я, пожалуй, завтра зайду за ними, если теперь у вас нет…

Бабушка. Нет, уж на что же! я сейчас отдам тебе… и ты, пожалуйста, не трудись возвращаться. (Она идет к столу взять деньги, а Кокорику открывает ларь, вскакивает в него и закрывается.) Вот на -- возьми. (Осматривается.) А! ушел!.. тем лучше… И сама отдам Реми, когда увижу. (Запирает среднюю дверь.) Однако лучше запереть… уж теперь Кокорику не обманет меня. Ах, боже мой… что делать, ей-ей, не придумаю!..

Кокорику (приподнимая крышку). Еще здесь! о, старая!.. скоро ли ты уберешься отсюда! (Скрывается.)

Бабушка. Бедная Клара!.. это наследство всё ее богатство… я ей ничего не могу дать… потому что сама ничего не имею… Если ее запереть здесь… худо!.. а взять с собой еще хуже… она такая любопытная… долго ль до беды… что делать, на что решиться?.. надо из двух зол выбрать меньшее. (Отпирая дверь Клары.) Клара!.. а Клара! тебе хотелось у меня в комнате остаться, ну, поди сюда… я тебе позволяю!

Явление 3

Бабушка, Клара, Кокорику (всё спрятавшись).

Клара (вбегая, осматривает). Никого!.. кто же приходил, бабушка? Реми? Мельник Жак? мызник Пьер… или сын соседки Жано… а, бабушка? кто?

Бабушка. Кто? да приходил Реми…

Клара. Реми!.. Ах, боже мой! да ведь у Реми голос такой толстый, хриповатый, а здесь кто-то говорил тоненьким голосом…

Кокорику (приподнимая крышку). А! тоненьким голосом… услыхала, плутовка!..

Бабушка. Ах! Клара! какая ты любопытная!.. ну, он оттого так говорил, что простудился…

Кокорику. Он простудился. А бабушка горячку порет!..

Клара. А! простудился!

Бабушка. Да, простудился, но полно толковать об таких пустяках… вот что, ведь он мне принес письмо… в котором пишут ко мне, что дела в Кодбеке идут очень дурно… нашелся какой-то родственник и хочет завладеть твоим наследством.

Клара. Ах! господи! да что ж я ему сделала?.. экой элой!..

Бабушка. И мне непременно надо самой туда ехать.

Клара. Ах, какое счастье, вы ведь меня возьмете с собою… как я разоденусь! надену новую красную юбочку… белое покрывало… чудо! прелесть!.. наконец я увижу город… домы… улицы… колокола… всё, всё увижу! Ах, бабушка, дружочек мой, как я рада!

Бабушка. Нет, Клара! ты этого ничего не увидишь. Я слишком тебя люблю и не захочу потерять в один день плод восемнадцатилетних моих забот и попечений.

Клара. Да, я очень хорошо знаю, бабушка, что вы меня любите… но отчего же я этого не увижу?

Бабушка. Оттого, что ты останешься здесь… слышишь?

Клара (печально). Здесь… слушаюсь, бабушка.

Бабушка. Ты должна запереться на всё время моего отсутствия…

Клара. Слушаюсь, бабушка.

Бабушка. И кто бы ни стучался -- никому не отпирать…

Клара. Слушаюсь, бабушка.

Бабушка (указывая на ларь). Вон там лежит всё для тебя -- и хлеб, плоды, молоко… с тебя будет довольно, больше двух дней моя отлучка не продолжится.

Клара. Слушаюсь, бабушка. Будьте покойны, я всё сделаю так, как вы приказали… запру дверь теперь за вами и до вашего возвращения не отопру ее, и уж никто не войдет.

Кокорику (там же). К счастью -- что уж все вошли!

Бабушка. Ну поди же сыщи мне мантилью, она в комоде… а я между тем посмотрю -- довольно ли хлеба.

Кокорику (там же). Хлеба!.. беда! хлеб-то лежит здесь! она увидит меня!.. (Тихо выходит из ларя и на цыпочках ходит за бабушкой так, чтоб она не приметила.)

Клара идет, она ее останавливает. Кокорику приседает за бабушку.

Бабушка. Клара! не забудь также Белянки… давай побольше зерен, чтоб она не голодала без меня… слышишь? но никак не выпускай ее из корзины… смотри же, не забудь этого, Клара!..

Клара. Будьте покойны, бабушка! я за нее вам отвечаю! (Уходит в свою комнату.)

Явление 4

Бабушка, Кокорику.

Бабушка (смотря в ларь). О! да ей на целую неделю будет пищи… Ну, теперь я спокойна!.. и могу уехать без опасений. (Собирает необходимые вещи и связывает их в узел.) К счастью, Клара на этот раз была не слишком любопытной… и поняла всё дело как нельзя лучше…

Кокорику (продолжая ходить за нею). И я также понимаю свое дело как нельзя лучше!.. Теперь, чтоб заставить Клару прогуляться, дам свободу Белянке. (Подкрадывается к корзине, берет оттуда курицу и выпускает ее в окно.) Нет, затворница! себя покажи и других посмотри! теперь кончено! (Тихо вылезает в окно и скрывается. )

Явление 5

Бабушка, Клара.

Клара (входя). Вот извольте -- мантилью… перчатки и трость.

Бабушка (к Кларе, которая надевает на нее мантилью). Ты обо всем вспомнила; спасибо, мой дружочек… не забывай же обо мне и без меня… слышишь?..

Клара. Ах, бабушка! да разве я могу вас забыть хоть на одну минуту! (Целует ее руки.)

Пути счастливого желаю!

Прощайте, бабушка, мой друг!..

Ах! я бояться начинаю…

Бабушка (указывая на корзину).

Чего ж бояться? ты сам-друг!

Кокорику (выглядывая в окно с осторожностью). Да, точно, бабушка, сам-друг. (Скрывается.) Клара.

Вы поскорее приезжайте! |

Я вас с Белянкой буду ждать! |

Надолго нас не оставляйте, |

Без вас мы будем горевать. |

|

Бабушка. } Вместе

|

Белянка! Кларочка! прощайте! |

Вас не заставлю долго ждать, |

Покрепче двери запирайте! |

Да не забудь ей корму дать! |

(Уходя.) Прощай, дитя мое, не забудь, что я тебе приказывала… да запри дверь хорошенько! прощай!

Клара провожает.

Явление 6

Клара (одна, запирает дверь). Ну вот я и заперта!.. одна. (Садится в кресла.) Совершенно одна… мне скучно и что-то страшно!.. впрочем, со мной осталась Беляночка… (Встает.) Ей надо дать покушать… сейчас, моя ми* лая курочка… сейчас я покормлю тебя… Ах, боже мой!.. да где же она? корзина пуста! она улетела!.. Узнала, что бабушки нет, и улетела… что ж мне теперь делать?.. Бабушка так строго запретила мне выходить из комнаты… но ведь надо же поймать ее любимую курочку… она где-нибудь около дома… Ах, господи, какое несчастье!.. (Отворяет среднюю дверь и смотрит вдаль направо.) Так и есть! вон она… на дороге… Дай позову… может быть, и придет… Белянка! Белянка!.. цып! цып-цып! нет, и внимания на меня не обращает!.. попробую еще!..

Музыка этого номера должна быть, сколько можно, оригинальная.

Цып! цып! цып!

Моя Белянка!

Цып! цып! цып! (Будто хватает.)

Ушла Буянка!

Ах! что ж мне делать? как поймать?

За ней придется мне бежать!

(Хочет идти, вдруг останавливается.)

Но бабушка не приказала

Мне за порог переступать!..

Пауза.

Но ведь Белянка убежала.

И я должна ее поймать! (Идет в дверь.)

Цып! цып! цып!

Моя Белянка!

Цып! цып! цып!

Моя Буянка!

Музыка этого куплета несколько раз повторяется в продолжение пиесы, потому требуется, чтоб она была покурьезнее.

(Как будто хочет ее поймать, но курочка уходит.) Убежала опять!.. о! постой!.. к счастью, я знаю ее слабую сторону… она очень жадна. (Берет пригоршни зерен в ларе.) Против этого она, верно, не устоит!.. поймаю ее и запрусь опять. (Выходит в среднюю дверь и зовет.) Цып! цып! цып! (Бросая перед собой зерны.)

Оркестр тихо повторял бы музыку предыдущего куплета; когда Клара идет к дверям, говоря "цып!", в окно осторожно влезает Кокорику и тихими шагами идет за Кларой, с хитрой миной.

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

КАРТИНА ВТОРАЯ

ВОЛШЕБНИК

ДЕЙСТВУЮЩИЕ

Бутондор, сержант.

Колибри |

} солдаты

Лявенет |

Клара.

Кокорику.

Паяц.

Курочка.

Купцы.

Комедианты.

Крестьяне.

Действие там же, недалеко от деревни, где живет бабушка.

Театр представляет открытое деревенское место, направо от зрителей, на первом плане, забор с дверью на задний двор, которого главная часть выходит на большую дорогу; на втором плане вход в овин; в глубине, на той же стороне, ярмарочный балаган с балконом; налево от зрителей -- вход в трактир.

Явление 1

Бутондор, Колибри, Лявенет, купцы, покупатели, крестьяне.

Ярмарка в полном разгаре, на балконе стоят комедианты, в разных костюмах, и паяц. До открытия занавеса на балконе начинает музыка.

Общий хор.

Вот праздник -- истинно на чудо!

Друзья, скорее в балаган!

Оттуда же в трактир не худо

Для куражу забраться нам.

Паяц.

Скорей, скорей! Уж начинают!

Здесь слон танцует менуэт,

Здесь волки песни распевают,

И уж чего-чего здесь нет!

Скорей! скорей! уж начинают! (Уходит во

внутренность балагана со всеми комедиантами.)

Общий хор.

Вот праздник -- истинно на чудо!

Друзья

и проч….

Б_о_льшая часть хора входит в балаган; Бутондор, Лявенет и Колибри во время хора толкаются в числе любопытных около балагана, по окончании отделяются от толпы, и Бутондор подводит Лявенета и Колибри на авансцену.

Бутондор. Смирно!.. и внимательно слушать вашего сержанта… он старый воробей -- был и в огне, и в воде… ну, слушайте ж!

Лявенет. Колибри. Слушаем!

Бутондор. После тяжких трудов для общественного спокойствия не мешало бы перекусить… у меня в желудке ужасная тревога! Колибри! Что у нас есть?

Колибри. Кроме собачьего аппетита, ничего не имеется,

Лявенет. И у меня тоже, сержант!

Бутондор. Отчего же вы ничем не запаслись? ведь я приказывал это…

Колибри. И рад бы, да нельзя -- наш хозяин стал всё запирать на замок. А с тех пор как Лявенет нечаянно зажарил его двух петухов -- он даже и кур на двор не выпускает…

Бутондор. Да как же он осмелился! -- мы не спим день и ночь… стараемся, чтоб здесь, на ярмарке, всё было тихо, покойно,-- а он, невежа, хочет уморить нас голодной смертью?.. Не дает честью -- возьмем силой!..

Лявенет. Нет, сержант, силой ничего не возьмешь… он на то хотел идти жаловаться.

Бутондор. Жаловаться?.. экая каналья!.. Впрочем, ведь я старый воробей… был в воде и огне… и жалобы не испугаюсь… А ты, Лявенет, ужасная скотина -- поймал куриц и начал их щипать при всех… за это ты стоишь доброй потасовки… такие вещи делать можно, да только втихомолку, чтоб не нарушить общественного спокойствия!.. Болван пустоголовый… а тебе б всё волочиться, а не службой заниматься! слышишь, я знать ничего не хочу, а мне чтоб было жаркое!.. не то смотри -- ведь я старый воробей, был в воде и огне, и тебе жарко будет.

Сейчас чтоб было мне жаркое!

Лявенет.

Я к вечеру похлопочу.

Бутондор.

Не к вечеру -- теперь хочу!

Лявенет.

Да что ж зажарю вам такое?

Бутондор.

Спроси еще -- поколочу!

Ты забываешь дисциплину!

Ведь я, брат, старый воробей!

За грубость славно вздую спину,--

Я сам скотина для свиней!

Клара (за кулисами слева, зовет). Белянка!.. Белянка!.. цып! цып! цып!

(Оркестр играет под sourdine {тихо, приглушенно (франц.)} тот куплет, которым окончился первый акт.)

Лявенет (смотря налево). Кто там кур скликает?.. А!.. какая кралечка!.. (Идет.)

Бутондор (ему). Смирно! руки по швам и глаза непременно направо!.. (Лявенет становится.) Так ты слушаешься своего начальника? не сейчас ли я заметил, что ты только и занимаешься волокитством и тем нарушаешь общественное спокойствие? А ты опять за свое?.. А?

Лявенет. Да ведь слышите, сержант, там кур скликают, и вы требуете жаркого, я для вас же хотел…

Бутондор. Молчи -- смирно!.. меня не надуешь, я старый воробей… и никак не позволю нарушать общественное спокойствие!.. и для того отправляйся налево и чтоб всё было там тихо и цело, слышишь? ну, марш!..

Лявенет нехотя идет в противную сторону той, где раздался голос Клары. Колибри во всё это время смотрит в ту сторону и всё ближе подходит к той кулисе.

Колибри. В самом деле,--чудо, а не девочка!.. желательно знать, с каким она товаром здесь на ярмарке… уж купил бы на последние деньги.

Бутондор. А ты что там глазеешь?.. чего не видал? Ах, Колибри!.. ты уж, кажется, человек немолодой и неглупый, а занимаешься какими пустяками!.. ну где же нравственность? Ступай-ка лучше в балаган и старайся там водворить общественное спокойствие. (Сам в это время смотрит в кулису. В сторону.) Ух! какие глазенки, черт возьми, словно пуговица на разводе -- так и горят!.. Колибри! что ж ты нейдешь к своему посту!..

Явление 2

Те же, Клара (чрезвычайно занятая отыскиванием курочки. Почти вбегает на сцену, смотря вниз, и прямо сталкивается с Бутондором).

Клара. Цып! цып! цып!.. Ах! господи!.. Солдат. (Опускает глаза.)

Бутондор. Что ж тут страшного, мой ангелочек? Солдат в такой же человеческой амуниции, как и все… позвольте узнать, кого вы отыскиваете… а? (Одной рукой подпирается, другой крутит ус, искоса смотрит на Клару.)

Колибри (возвращаясь и становясь около нее на другой стороне в такой же позиции). В самом деле, красавица, кого вы ищете? а?..

Клара (опуская глаза, переходя на другую сторону). Ах! два солдата!..

Бутондор (подходя к ней, любезничая). Зачем же вы от нас бежите? для общественого спокойствия я должен вас задержать.

Лявенет (выходя из кулис, к ней). Ах!.. какая красотка! позволь поцеловать!..

Клара (отбегая в сторону, с ужасом). Господи! три солдата!

Бутондор. Лявенет! Колибри! смирно, не бойтесь нас, красота -- родная сестра славе… вы, без сомнения, сдыхали об сержанте Бутондоре,-- это я, ваш покорнейший слуга…

Клара. Я, ей-богу, не вас искала… а бабушкину курочку.

Все трое. Ха! ха! ха!.. Бабушкину курочку!

Клара. Да! что ж тут смешного?.. Ах, господи, да где я?..

Бутондор. Вы на ярмарке… но разве этого не знал прекрасный цветочек наших полей? (С самодоволъствием взглядывает на товарищей.)

Клара. На ярмарке? Ах ты, проклятая Белянка, куда ты меня завела! ну, если бабушка узнает!.. Ах, создатель мой. (Плачет.)

Бутондор. Я глубоко тронут вашей печалью… но утешьтесь!.. это поправная беда!.. курочка -- не иголка, отыщем. (Отводя ее.) Вы дайте мне свой адрес… когда я отыщу вашу курочку, то с большим удовольствием принесу ее к вам, нынче же, знаете… этак… в сумерки… понимаете?.. для общественного спокойствия.

Клара. Нет, покорно вас благодарю… я сама найду… (Быстро убегает от него и скрывается в толпе крестьян, которые, обнявшись, входят на сцену.)

Явление 3

Те же, крестьяне выходят из балагана.

Хор крестьян.

Ах, чудо! чудо! загляденье!

Теперь в трактир пойдем, друзья!

Там ждет другое наслажденье --

Бутылок дружная семья!

(Крестьяне входят в трактир налево.)

Бутондор (в сторону). Улетела!.. да не беда,-- ведь я старый воробей, был в огне и воде,-- от меня не уйдешь!.. (Громко.) Лявенет, Колибри! -- смирно! удовольствия в сторону, когда служба призывает, марш к своим постам!.. должно всем жертвовать для общественного спокойствия…

Лявенет и Колибри уходят в разные стороны.

А я пойду отыскивать курочку… найду и красотку завербую!.. Го! ведь я старый воробей… (Уходя налево.) Был в огне и в воде!.. кто не знает сержанта Бутондора!..

Явление 4

Клара (одна). Ушли!.. я одна наконец… но куда ж теперь я пойду? Уж начинает темнеть (осматривается), место совсем мне незнакомо, да и не мудрено -- меня бабушка никуда не пускала… И кто мог ожидать, чтоб Белянка меня так далеко от дома… Если бы я знала это, ни 8а что бы не вышла из комнаты!..

Входит Кокорику с корзиной в руках и становится под балконом.

А если бы и решилась, то надела бы новую юбочку и башмаки. (Смотрит в дверь трактира.) Ах, как там весело… танцуют… Господи! как хорошо!..

Явление 5

Клара и Кокорику (выходит, будто не замечая Клары).

Кокорику (ставит корзину у дверей овина).

В одной деревне мальчик жил

И вздумал в девочку влюбиться,

У ней под окнами ходил,

Но с ней не мог он объясниться,

Клара (оборачивается и слушает с осторожностью). Ах! какая смешная песня!..

Кокорику.

Она всё с бабушкой жила,

Старухой злой и кропотливой,--

И запертою дверь была

Для страсти сильной, но стыдливой.

Клара (в сторону). Бабушка… запертая дверь… да это точно как у пас… Кокорику.

Прийти и дверь ту разломать

Он старой бабушки боялся,

И стал он думать да гадать,

Да вдруг на хитрость и поднялся.

Клара (так же). Что?.. что?.. Кокорику.

Ну где ж старушке устеречь

Девицу-нрелесть молодую?

Товар такой не уберечь:

Ее найдут и запертую!

Клара (подходя). Скажите, пожалуйста, кто вас выучил эту песню… всё, что вы сейчас пели, чрезвычайно похоже на ме… (Останавливается.) На одно происшествие, которое мне рассказывали…

Кокорику. А!.. похоже?.. немудрено, у меня есть бабушка-колдунья, ей всё известно, что делается на этом свете, она и рассказала мне это происшествие, а я, мамзель Клара, из него сложил песенку… (В сторону.) Я был уверен, что она поймет!..

Клара (про себя). Он знает мое имя, о, да, верно, он и сам волшебник!

Кокорику. Хотите выслушать окончание?

Клара (опустя глаза). Хочу…

Кокорику.

Старушка внучку оставляет

И едет в город -- по делам,

А мальчик тут уж не зевает

И к девочке явился сам.

Клара (про себя). Как? неужели он приходил?

Кокорику.

Без шума к курочке подходит,

Ее бросает за окно…

Клара. Как! Так это вы?

Кокорику.

А девочка за ней уходит,

Того-то он и ждал давно. (Подходит к Кларе.)

Клара. Оставьте меня, сударь!.. я видеть вас не могу!..

Кокорику.

Тут, Клара, не за что сердиться;

Я вас заставил убежать

Не для того, чтобы пройтиться,

Но для того, чтоб вас поймать.

Клара. Он еще признается! Вам стыдно, сударь!

Кокорику (кончая). Чего же стыдиться… Полноте, Клара, не сердитесь и согласитесь сами,--

Ну где ж старушке устеречь,

Как вы, девицу молодую?..

Товар такой не уберечь,

Пролезут в дверь и запертую.

Клара. А знаете ли, сударь, ваши поступки ужасны!

Кокорику. Неправда! это маленькая хитрость, и больше ничего.

Клара. А что я вам сделала, что вы со мной употребляете хитрость?

Кокорику. Что? -- какой вопрос!.. разумеется, ничего; всё это сделано потому, что я вас люблю, а люблю-то я вас потому, что вы чрезвычайно милы…

Клара. Мила… да разве я виновата в этом?

Кокорику. Да разве вас кто и винит? вас любят и не обвиняют… а как любят!

Клара. Ах, оставьте меня… ради бога, оставьте!.. или нет, постойте, ведь вы всё знаете… вы волшебник, так скажите мне, пожалуйста, где теперь Белянка, бабушкина курочка? тогда хоть я вас совсем не знаю, а скажу: "Покорно вас благодарю!" -- и буду вечно благодарна.

Кокорику. Как, вы меня не знаете?.. не знаете Кокорику?

Клара. Не знаю, сударь!

Кокорику. Не знаете?.. ну, по крайней мере, вы, верно, слыхали по утрам у окна вашей комнаты крики: "Кокорику! Кокорику!" -- а, слыхали?

Клара. И с каждым разом ко мне в окно бросали букет цветов!.. как же, почти каждое утро это делается! -- и я прозвала это Волшебным кокорику!

Кокорику. И это "волшебное кокорику" не произвело на вас никакого впечатления?

Клара. Да какое же впечатление? я всегда возьму цветы, скажу спасибо и, не посмотря, кто бросил, закрою окно.

Кокорику. Но ведь ваше "волшебное кокорику" был я сам, я, Кокорику!..

Клара. Вы?..

Кокорику. Я, моя прелесть, я; один раз я увидел вас в окно и с тех пор везде вас видел… ваши глазки, словно два горячие угля, так и жгли меня… мое мученье было нестерпимо, и я решился объясниться с вашей бабушкой…

Клара (строго). С моей бабушкой?.. да как же вы смели?.. (Ласково.) Что ж она вам сказала?.. верно, указала дверь -- и прекрасно сделала!

Кокорику. Прекрасно, но напрасно! -- мне указали дверь, а я не послушался ее, влез в окно!.. и неужели вы оправдываете ее отказ?.. покорнейше благодарю! я думал, что недаром хлопочу… а вы вот как поговариваете!.. для чего ж я нынче прошел добрых полмили, следуя за вами?

Клара. Советую вам воротиться -- и тогда будет ровно целая миля…

Кокорику. Смейтесь, смейтесь, мамзель Клара… бог с вами, я, кажется, вам ничего худого не делал… Любовь не порок… а если я вас заставил немножко пройтиться, так это единственно для того, чтоб повидаться с вами и поговорить,-- вы сами знаете, как бабушка ваша за вами смотрела, держала вас как затворницу и решительно никуда не пускала.

Клара. Всё это так, но по вашей милости я потеряла курочку,-- вот в чем вы виноваты. (Слева выходит Бутондор.)

Кокорику. О! на этот счет будьте спокойны: следуя за вами, я и курочку вашу не терял из виду, вон она там, в корзине.

Клара. В самом деле!.. Ах, отдайте ж мне ее. (Бежит к корзине.)

Кокорику (удерживая ее за руку). Позвольте! сперва нам должно объясниться.

Клара (сердито). Объясниться с вами, это что еще 8а новости, сударь!

Кокорику. Ну вот, за что вы рассердились! разумеется, нам должно объясниться, потому что вы еще не знаете, кто я.

Клара. Вы дурной, злой человек, вот кто вы!

Бутондор быстро подбегает к корзине, не быв замечен, вынимает из нее курочку и, поставив корзину на прежнее место, уходит в овин.

Кокорику. Да, с первого взгляду я похож на это; но в самом-то деле я, право, добрый малый и люблю вас до безумия,-- вот мое сердечное состояние; что ж касается до карманного состояния, то, разбирая его, вы нашли бы один мрак и пустоту… у меня нет ни отца, ни матери, но я единственный наследник моего крестного батюшки, который три недели назад указал мне двери с добрым толчком, приговаривая: "Убирайся вон!",-- и этот родственный поступок сделал меня совершенно без пристанища,-- вот вам вся моя история! (В сторону.) Если и после этого она меня полюбит, то можно жениться.

Клара. Верно, ваш крестный батюшка вас выгнал за дурное поведение.

Кокорику. Уж это его дело знать; я и не сержусь на него, с того самого дня я сплю под открытым небом в маленькой рощице, что прямо против окна вашей комнаты; слышу, как вы каждый вечер говорите бабушке: "Прощай!", но, к несчастью, вы имеете дурную привычку закрывать окно сторою, и я вижу только свет… потом темноту, но мое пылкое воображение дополняет остальное, и я счастлив!

Клара. Вот всё, что вы хотели мне объяснить? признаюсь, было зачем заставить меня так далеко идти.

Кокорику. Я вас нарочно привел сюда, потому что сегодня здесь ярмарка, танцы, у каждого молодого танцора будет своя дама, и я не хотел отстать от других.

Клара. Как, вы хотите, чтоб я пошла с вами танцевать? Вот уж этого-то и не будет, сударь!

Кокорику. Как хотите! но если вы не пойдете со мной танцевать, то не получите курочки.

Клара. Вы ужасный человек, я ненавижу вас! (Подает ему руку, вдали слышна музыка галлопада.)

Кокорику (берет). Ненависть -- сестра любви! слышите, там уже танцы начались… пора и нам!..

Клара (вырывает руку). Нет, нет!.. я не пойду танцевать… мне бабушка запретила.

Кокорику. Стало, вам не нужна Белянка? А без того я ни за что ее не отдам.

Клара. Ну а если я пойду танцевать, вы отдадите мне ее?

Кокорику. Честное слово!.. (Смотря в кулису направо.) У! как там весело!.. посмотрите, просто летают.;. ну, дайте ж скорей руку -- и марш!

Клара (тихо подает руку. В сторону). Господи! как трудно ловить курочек!

Через сцену пробегают несколько пар, танцуя галлопад; <Кокорику и Клара> начинают танцевать, припевая; после каждого куплета они, танцуя, уходят за кулису, и оркестр один играет несколько такт; потом они опять возвращаются на сцену.

Кокорику (на музыку танцев).

Смелее! крепче обопритесь!

И попрямее вы держитесь!

Не бойтеся: на всем скаку

Удержит вас Кокорику.

Клара.

Хоть стыдно мне, но признаюся,

Как птичка с вами я ношуся,

Земли не слышу под собой.

Ах, как приятно! боже мой!

Вместе.

Ах, танцы -- жизни наслажденье,

В них счастье, радость, утешенье.

Еще пойдемте танцевать,

Чтоб от других не отставать!..

Скрываются и вместе с другими кружатся на авансцене.

Клара. Хоть стыдно мне, но признаюся (и т. д.) Вместе. Ах, танцы -- жизни наслажденье (и т. д.|

Несколько танцующих делают круги на сцене и скрываются за кулисы.

Кокорику. Ну, видите ли, Клара, от того не умирают.

Клара. Мы еще не будем?

Кокорику. Это от вас зависит,-- я готов! ля! ля! ля! (Берет ее за руку и начинает танцевать.)

Клара (останавливаясь). Нет! довольно! мне давно пора домой, дайте ж мне курочку, и я пойду.

Кокорику (подходя к корзине). Я дал слово и сдержу его!.. (Берет корзину и, не отдавая ей.) Вот вам, мамзель Клара, Белянка! Белянка! поговори в ларе за меня; скажи, что Кокорику добрый малый и любит ее, как душу.

Клара. Нет, она не скажет этого.

Кокорику. Да, потому только, что не может говорить, ну а вы, мамзель Клара? -- и вы тоже не скажете этого?

Клара (опуская глаза). И я тоже не скажу!

Кокорику. Скажете!..

Клара. Нет!..

Кокорику. Нет?.. (Повертывая корзиной.) Ну, если бы я знал это прежде…

Клара. Ах! что вы делаете!.. вы убьете Белянку!

Кокорику. В самом деле, она не виновата, что сердце мамзель Клары крепче двери ее бабушки.

Клара. Отдайте мне ее,-- посмотрите, как темно стало!..

Кокорику (открывая корзину). Извольте и будьте уверены, что Кокорику умеет держать свое слово… (Открыв, смотрит в недоумении, трясет корзину.) Что ж это значит? Нету?.. Курочки-то нет!..

Клара. Как нет?

Кокорику. Ведь, должно быть, ее украл кто-нибудь…

Клара. Нет, не украл, а это всё ваши штуки, чтоб меня обмануть: теперь я от вас всего ожидаю!..

Кокорику. Позвольте, Клара! может быть, она воспользовалась нашим разговором и ушла вон на этот двор,-- я знаю, там много кур и петухов, уж верно там!.. и вот что значит инстинкт молодости… подождите, мамзель Клара, я вам обещал возвратить курочку и сдержу слово, если же нет, то пусть не зовут меня Кокорику! (Входит в калитку; из овина выходит Бутондор, знаком зовет из калитки Лявенета и передает ему курочку; Лявенет уходит.)

Клара ( про себя). Ну если он не найдет ее, что тогда будет делать?..

С этой минуты оркестр под сурдиной играет последний куплет 1-го акта до самого занавеса.

Явление 6

Клара, Бутондор.

Бутондор (не будучи замечен, запирает калитку. В сторону). Теперь и курочка, и хозяйка в наших руках… так и быть должно для общественного спокойствия!

Клара. Его еще нет!

Бутондор. Позвольте вам сказать несколько слов, прелестная знакомая незнакомка!

Клара (в сторону). Опять солдат!

Бутондор. Предмет ваших поисков есть не что иное, как белая курочка?

Клара. Вы видели ее?

Бутондор. От меня ничто не скроется, я был и в воде, и в огне… и курочку вашу я видел в руках двух моих камрадов, которые сбирались ее щипать для общественного спокойствия…

Клара. Как! неужели?

Бутондор. И если вы не отправитесь сию минуту со мною к ней на помощь, то ее положат в воду и поставят на огонь,-- уж ото известно, я сам был в воде и огне.

Клара. Но что ж я должна делать?

Бутондор. Бежать туда, куда я вас поведу, теперь каждая минута дорога, и жизнь ее на волоске.

Клара. Ах, господи! подождите ж, я скажу одному человеку, который сейчас пошел вот на этот двор. (Идет к калитке.)

Бутондор (удерживая ее). Невозможно! я уж слышу запах жаркого!

Клара. О, так пойдемте ж скорей!.. Ах, бедная Белянка!

Бутондор. Дайте мне вашу ручку… вот так! (В сторону.) Это необходимо для общественного спокойствия!.. Браво, Бутондор!.. (Почти тащит Клару.)

Клара (уходя). Господи, что со мною? за минуту я была с Кокорику, а теперь с солдатом! (Уходят.)

Явление 7

Кокорику (взлезая на забор). Какой черт запер калитку! Ах батюшки!.. что я вижу?.. Клара с солдатом!.. что это значит?.. (Спешит слезть на землю.) Мамзель Клара!.. Господин служивый… подождите!.. куда вы?.. (Падает с забора на землю, вскакивает и, прихрамывая, бежит за ними, крича.) Караул! караул!..

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

КАРТИНА ТРЕТЬЯ

УЖАСНОЕ СУДИЛИЩЕ

ДЕЙСТВУЮЩИЕ

Судья.

Бутондор.

Кокорику.

Писарь.

Клара.

Лявенет.

Колибри.

6 полевых сторожей.

Действие в судейской.

Театр представляет большую комнату; в средине дверь для общего входа; от этой двери направо и налево идут на целый план вперед балюстрады с дверью для входа; эти балюстрады устроены для зрителей; на первом плане -- направо и налево -- большие окна с железной решеткой; около окон стоит кресло; на правой стороне -- большой стол, покрытый черным сукном, на нем всё нужное для письма; около стола -- большое кресло; на другой стороне -- стул; на левой стороне -- против стола -- деревенская скамья для судящихся. На сцене ночь.

Явление 1

Бутондор и судья (вместе входят, разговаривая).

Судья. Я, пожалуй, жизнь моя, не прочь,-- но что-то страшно… ну, если это узнается… беда!

Бутондор. Э! полно, дружище!.. если бы из этого могло выйти что-нибудь важное, то я и сам не затеял бы этой шутки; будь уверен -- это просто ничего! так, ради смеха… ведь я сам старый воробей -- был в воде и в огне -- стало быть, тут нечего и опасаться.

Судья. Всё это так, жизнь моя… но всё что-то страшно…

Бутондор. Э! да какой ты трусишка, как я посмотрю,-- важное кушанье девчонка с курочкой,-- да для общественного спокойствия ты не должен в это дело мешаться… ну, по рукам! Прибавлю еще бутылку,-- кстати, после вместе и разопьем.

Судья. Бутондор!.. друг мой!.. ты искуситель, жизнь ноя! так и быть, решаюсь… пойдем ко мне -- здесь неловко -- там я дам тебе свою мантию и очки… но, пожалуйста, будь повоздержнее и недолго продолжай суд… я дам тебе своего писаря -- он тебя будет останавливать, когда, неравно, ты забудешься… ну, пойдем! (Идут. Судья у дверей останавливается.) Бутондор! жизнь моя!.. мне что-то страшно!..

Бутондор. Экой трус!.. ну, еще бутылку жертвую, идем.

Судья. Бутондор! ты искуситель, жизнь моя! так я быть, решаюсь!

Отворяют средние двери и уходят направо; в это же время с левой стороны Кокорику почти насильно втаскивает писаря.

Явление 2

Кокорику и писарь.

Писарь (упирается ногами, Кокорику толкает его в шею). Позвольте!.. позвольте!.. Можете себе представить, у меня до спины дотронуться нельзя, а вы толкаете!.. Объясните по пунктам: кто вы, в чем дело и чего требуете? А то, можете себе представить, я ровно ничего не понимаю!.. Я уж начал предаваться успокоению после дневных трудов, как вдруг меня сталкивают с моего ложа в тащат в судейскую… можете себе представить!.. Что вам угодно?.. Государь мой! объяснитесь по пунктам!..

Кокорику. Изволь!.. Пункт первый: вот тебе кошелек; он не похож на твою голову и достаточно наполнен. Пункт второй: я еще столько же дам тебе, если согласишься помочь мне. Пункт третий: отдай мне свое платье на несколько часов, а сам останься дома. Ну, согласен?

Писарь. Отец и благодетель! Не токмо платье мое, но и родную шкуру мою отдаю тебе в вечное владение! Можете себе представить… такая щедрость!.. Ох! боюсь, как бы не сойти с ума!..

Кокорику. Ну, этого не бойся! Такой беды с тобою не случится… идут!.. уйдем скорей!.. (Убегают.)

Оркестр играет под сурдиной унылый марш.

Явление 3

На сцену выходят двое полевых сторожей с факелами и становятся по сторонам. За ними входят несколько крестьян -- мужчин и женщин. Сторожа отворяют двери балюстрада, и крестьяне входят в балюстрад.

Хор крестьян (под марш).

Вот час суда!..

О, страх ужасный!..

Какой сюда

Попал несчастный?..

Тише, тише!.. Не шумите!

Не толкайтесь и входите!

Место будет всем для нас…

Ах! Наступает страшный час!..

Вот час суда!

и проч.

Явление 4

Бутондор, в платье судьи, важно выступает и садится за стол; сторож с факелом становится у окна, чтоб осветить стол. За ним идет Кокорику в платье писаря и садится по правую сторону Бутондора. Когда все усаживаются, музыка умолкает.

Кокорику (в сторону). А! это ты, проклятый сержант! Ты хочешь засудить мою Клару, да не удастся!

Бутондор (изменяя голос). Ввести преступников.

Сторож, который стоял у дверей, уходит и возвращается. За ним входят Клара, Лявенет и Колибри; они садятся на скамью; Клара становится посередине.

Явление 5

Те же, Клара, Лявенет и Колибри.

Бутондор. Писарь! скажи, чтобы воцарилось молчание.

Кокорику (изменяя голос). Молчите!.. Смирно!..

Бутондор (Кларе). Приближьтесь и объясните, в чем дело?

Клара (робко). Ах, господин судья! Заступитесь за меня!..

Бутондор (улыбаясь). Успокойтесь, малютка! за вас заступятся. (В сторону.) Теперь уж не уйдешь!..

Кокорику (ему на ухо громко). Молчите!.. Смирно!..

Бутондор (в сторону). Странное обыкновение у этих писарей! Кричать на ухо… А! верно, судья-то глух… Понимаю!.. (Ей.) Ну-с!

Кокорику (перебивая его, также на ухо). Тише!.. Смирно!..

Бутондор (в сторону). Ах, черт возьми! Этот рыжий парик совсем сбил меня с толку!.. (Ей.) Говорите вашу жалобу.

Клара. Я, г<осподин> судья, ищу бабушкину курочку.

Общий хохот.

Кокорику. Молчать!..

Клара. Со мной встретился солдат, сказал, что знает, где курочка, повел меня прямо в лес…

Общий хохот.

Кокорику. Молчать!.. Смирно!..

Клара. Я, увидевши, что он меня обманул, стала кричать; ко мне явились на помощь двое крестьян -- и вместо солдата схватили меня…

Общий хохот.

Кокорику. Молчать!..

Клара. Когда я им рассказала, в чем дело, солдата уже не было, и они повели меня в суд за нарушение спокойствия; на дороге попались нам двое солдат: один пьяный, другой нет. У пьяного была в руках моя курочка, Я закричала -- и сторожа взяли этих солдат; вот они! Ах, г<осподин> судья, защитите меня!..

Бутондор (улыбаясь, берет ее за подбородок). Успокойся, малютка! тебя защитят…

Кокорику (громко на ухо). Молчать!..

Бутондор (вздрагивает). Фу, черт возьми! Сам ты молчать!.. (Ей.) Чего же вы требуете?

Клара. Прикажите отдать мою курочку и отпустите меня домой.

Бутондор. У кого курочка?

Колибри (будит Лявенета, который задремал). Лявенет!.. Лявенет!.. Экая скотина! Проснись!.. Вставай!.. (Насильно подымает его.)

Лявенет (просыпаясь, громко). Здравия желаю! В окрестностях всё исправно, пьяных нет и воровства не оказалось!..

Общий хохот.

Кокорику. Молчать!.. Смирно!..

Бутондор. Где теперь находится курочка?

1-й сторож (который стоял у стола). Курочка в прихожей дожидается решения.

Кокорику (в сторону). Как же! в прихожей!.. Нет, уж она далеко!..

Бутондор. Хорошо. (К Колибри.) А ты?..

Колибри (говорит бодро). Я ничего не видал, ничего не слыхал и свидетелем быть не намерен.

Бутондор. Хорошо. Писарь! пиши приговор: "Так как всей нынешней тревоги и соблазнительных сцен была виной одна вышереченная курочка, то осуждаем ее за таковое преступление лишить жизни и оставить в суде впредь до решения".

Клара. Лишить жизни!.. Но ведь это несправедливо… Ах, г<осподин> судья! Сжальтесь надо мною!..

Бутондор. Успокойтесь!.. Я всё для вас готов сделать, моя милочка!

Кокорику (на ухо). Молчать!..

Бутондор (покосившись на него, в сторону). Судья прислал ко мне скота вместо писаря. Писарь! пиши далее: "Солдату, пойманному с курочкой, сделать строгий выговор и отпустить, а юную челобитчицу задержать в судейской как поруку, тоже впредь до решения дела". Суду конец! (Встает и все также.)

Клара. Меня задержать!.. Помилуйте, господин судья! да за что же?

Бутондор. Таков порядок!

Кокорику (в сторону). Каков гусь! Не случись здесь я, Кларочка бы моя погибла!.. О, хитрый сержант! Сарданапал в лычках, берегись!..

Клара. Сжальтесь, умоляю вас, господин судья!..

Бутондор. Успокойтесь, моя прелесть! всё, всё сделаю…

Кокорику (на ухо ему). Молчать!..

Бутондор. Да уж теперь, кажется, суд кончился!.. Ты мне ужасно надоел!.. (К сторожам, которые приготовились идти вперед.) Вы слышали? Курицу -- в кухню, а челобитчицу оставить в судейской! Писарь! Ты отвечаешь мне за нее своим париком, понимаешь?.. (В сторону.) У! какие глазенки воровские!.. Ну, Бутондор! теперь она твоя!.. (Идет в средние двери, за ним все, кроме Клары и Кокорику, которые остаются около судейского стола.)

Общий хор.

Окончен суд! Все по домам,

Друзья, скорее разойдемся!

Здесь не велят смеяться нам,

Так мы дорогой посмеемся!..

Все уходят. Музыка умолкает.

Явление 6

Клара и Кокорику. Кокорику, когда все уходят, осматривает зало.

Клара (в отчаянии бросается в кресло). Это бесчеловечно!.. Осудить Белянку на жаркое!.. А меня оставить в судейской!.. Господи! Какая несправедливость!.. Вот после этого и полагайся на судей!.. верь этим добрым старичкам, которые берут тебя за подбородок и ласково говорят: успокойся, малютка! тебя защитят.

Кокорику (подходя). Да, это правда! Все эти старички просто разбойники!

Клара (в сторону). Он бранит стариков, а сам как будто молоденький!.. (Ему.) А молодые-то разве лучше их?.. Всё зло и сделал молодой!..

Кокорику. Молодой? И, верно, премилый, прелюбезный молодой человек?

Клара. Кто? Кокорику-то любезный молодой человек? что вы? да это такой сорванец, что я и не видывала!..

Кокорику (говоря своим голосом). Покорно вас благодарю, мамзель Клара, за рекомендацию -- она прекрасна!

Клара (удивляясь). Как! Неужели это вы?

Кокорику (снимая очки). Да, это я -- ваш Кокорику! Неужели вы думали, что я вас оставлю в минуту опасности?

Клара. О, теперь я уж уверена, что вы волшебник!

Кокорику. Не я, а вы -- волшебница! Вы околдовали меня и приворожили к себе, и я вас спасу.

Клара. А Белянку со всем колдовством вы уж не спасете,-- она теперь в кухне.

Кокорику. Нет, не в кухне, а спрятана мною в другое место. Об ней не беспокойтесь! Прежде надо вывести вас отсюда, а там и курочку получите. Как всё благоприятствует!.. Теперь ночь; дверь не заперта. Возьмите скорее мои очки и наденьте это платье. В этом костюме вас никто не узнает, и сторож отопрет ворота. (Снимая парик, очки и мантию.) Надетьте же скорее… дайте ручку… я вам подам… ну, скорее!..

Бутондор (за кулисами). Сюда, сюда! да осторожнее, не разбейте чего!..

Кокорику (бросив в угол платье и парик). Поздно!.. идут!..

Клара. Ах, господи! Что же теперь делать?

Кокорику. Молчите!.. Не бойтесь, я всё сделаю. Закройте меня! (Становится на колени сзади Клары; она закрывает его юбкой.)

Явление 7

Кокорику (спрятанный). Клара и Бутондор (всё еще в платье судьи). У Бутондора в руках свеча; за ним идут два сторожа и несут стол с кушаньем, накрытый на две персоны. Посредине две бутылки вина и жареная курица.

Бутондор (сторожам). Поставьте здесь!.. Так, хорошо!.. Теперь пойдите вон и не смейте входить,-- мне надо заняться делом. (Сторожа кланяются и уходят. Он следует за ними до дверей.)

Кокорику (в сторону). Вот я тебе задам дело!..

Клара (ему). Да замолчите!..

Бутондор (слыша ее слова). А? Что вы сказали?..

Клара. Ничего, господин судья!

Бутондор. Странно… мне послышалось… А где же писарь? Я, кажется, ему строго приказал остаться с вами.

Клара (живо). У него заболела голова, и он ушел спать.

Бутондор. И хорошо сделал.

Кокорику. О, старая ворона!

Бутондор (идя к креслу налево). Что вы?..

Клара. Я молчу…

Бутондор. Странно! Мне послышалось!.. (Ставит кресло около стола, идет за другим, которое у балюстрады направо.)

Кокорику, чтоб не быть заметным, переползает вперед и также скрывается за Шару.

Вот и другое! Это для вас, моя прелесть!.. Прошу покорно!..

Кокорику опять скрывается.

Клара (быстро вставая). Как! вы хотите…

Кокорику (удерживая ее за юбку). Что вы, мамзель Клара! ведь он увидит меня.

Бутондор. А?.. Что вы говорите?..

Клара (опять садится). Я… молчу…

Бутондор. Удивительно! Что это мне всё слышится!.. (В сторону.) Однако надо взять все предосторожности для общественного спокойствия. (Идет к двери, запирает ее и кладет ключ в карман.)

Клара. Создатель мой! я погибла!..

Кокорику. Ничего, надейтесь на меня.

Клара. Да я не знаю, что мне делать, что говорить…

Кокорику. Не бойтесь, я вам подскажу.

Бутондор (подходя к Кларе, берет ее за обе руки). Ну, пойдем же к столу, моя кралечка! (Ведет ее до стола. Кокорику идет за нею нагнувшись. Бутондор сажает ее на первое кресло, сам садится на другое. Кокорику приседает у стула Клары.) Сделайте милость, попробуйте жаркого и винца, а винцо чудесное! (В сторону.) С одной капли заснешь как мертвая!

Кокорику (Кларе). Не пейте и ничего не ешьте!..

Клара (Бутондору). Покорно благодарю! Я не хочу ни есть, ни пить… отпустите меня домой… (Встает.) Отоприте дверь… или я закричу -- и ко мне придут на помощь.

Бутондор (также встает и обходит впереди стола, а Кокорику в это время прокрадывается по другой стороне стола к креслам, где сидел Бутондор.) У! Какая ты капризная!… Полно, ангелочек мой, успокойся! Здесь никто тебя не обидит… я готов тебя выпустить, но прежде ты должна меня поцеловать…

Клара (отходя). Это с чего вы взяли?..

Бутондор. Не даешь волей, возьмем силой!

Кокорику (задув свечу, в сторону). Возьми ж теперь!

Совершенная темнота.

Бутондор. У! Какая тьма кромешная!.. Отчего это свечка погасла?

Клара. Это ветром… в окно…

Бутондор. Ну что ж? Тем лучше! Сама судьба нам помогает!.. Свечу должно было погасить для общественного спокойствия!.. Нам света не нужно… нас двое -- и друг друга сыщем… (Идет к Кларе, протянув вперед руки.)

Кокорику отводит Клару и становится между нею и Бутондором.

Кокорику (в сторону). Да, двое, не считая меня.

Бутондор (продолжая размахивать руками, переступая вперед. Кокорику с Кларой идут от него). Ты, плутовка, не уйдешь от меня, нет! я старый воробей! (В сторону.) О, черт возьми! Сердце так и хочет выпрыгнуть!.. Каков я-то?.. Ведь красотка-то просто ахти мне!.. Браво, Бутондор! (Идет и натыкается на кресло, хватаясь за ногу.) Ох, черт возьми! проклятое кресло!.. Послушайте, ангел мой! Сжалься надо мной! Дай ручку мне свою!..

Кокорику подает ему свою правую руку, а левою держит Клару.

О, какое блаженство!.. Какая пухленькая, миленькая ручка! (Целует ее.)

Кокорику (тихо Кларе). Скажи ему: довольно!

Клара. Довольно, господин сержант!.. Пустите меня!..

Кокорику отнимает руку и, с Кларой переходя на другую сторону, щиплет Бутондора.

Бутондор. Ой!.. Ой!.. Ах злодейка!.. ведь больно!.. За это ты должна непременно меня поцеловать!.. (Идет в противную сторону. Клара смеется.) А! ты там.., (Подходит к ним.) Ну, поцелуй же меня!

Клара. Нет, уж это слишком!.. вы забываетесь, господин судья!

Бутондор. Не даешь волей, возьмем силой!.. В штыки, черт возьми!.. да нет! Ты не можешь отказать в такой безделице… для общественного спокойствия ты должна меня поцеловать!..

Клара (которой подсказывает Кокорику). Хорошо, я согласна. Но прежде вы должны дать, чего я у вас попрошу. Дайте мне ключ от двери -- и я поцелую вас.

Бутондор. Не обманешь? Изволь, мой жизненочек! Вот вам ключ! Видите, как я благороден. (Отдает ключ в руку Кокорику, тот передает Кларе. В то же время Бутондор обнимает Кокорику.)

Бутондор.

О, сколько наслажденья |

Девицу целовать! |

Я нем от восхищенья!.. |

Не знаю, что сказать!.. |

|

Кокорику (в сторону). } Вместе.

|

О, сколько наслажденья |

Его так надувать!.. |

И я от восхищенья |

Готов хоть танцевать!.. |

В конце ансамбля Кокорику дает знак Кларе, чтоб она уходила.

Клара (тихо Кокорику). Прощай, Кокорику! (Отпирает дверь и убегает.)

Бутондор (удерживая Кокорику). У! черт возьми! да какая ты сильная!.. душа моя! позволь еще поцелуй… один только!..

Кокорику отпихивает его и бьет ногами по ногам Бутондора.

А! ты не хочешь волей -- так возьмем силой!..

Кокорику схватывает с него парик и бросает на пол.

Бутондор. Какая дерзость!.. О, я отомщу… я старый воробей!..

Кокорику (кричит). Нет, ты старая ворона… самозванец!..

Бутондор. Что я слышу?.. Да это не женский голос!.. Здесь воры!.. убийцы!.. Караул! Помогите! режут! Караул!..

Кокорику (дает ему толчок убегая). Теперь давай бог ноги! (Бежит к средним дверям; навстречу ему вбегают сторожа с палками и факелами и схватывают его за руку.)

Явление 8

На сцене светло.

Бутондор без парика, мантия свалилась, и видно платье сержанта, Кокорику и сторожа.

Бутондор. Она убежала!.. Держите его!.. Держите крепче!.. он заплатит мне и за нее, и за себя!.. Как ты сюда попал, разбойник? а?

1-й сторож (ему owe). А ты как сюда попал, служивый, а?

Бутондор (спохватясь). Ах я дурак! (К ним.) Ну что же, господа! я пришел сюда затем… так знаете… ради общественного спокойствия… по он?.. О, это ужасный разбойник, вор, он всё, что вам угодно!..

1-й сторож. А как же на тебя попало платье нашего судьи, а? А это еще что такое? (Поднимает платье писаря.) Парик и мантия нашего писаря!.. Что это значит?.. Э! Да вы, господа, с позволения сказать, мошенники!.. Хорошо! Ребята! свяжите их и до рассвета посадите в арестантскую!.. (Приступают вязать.)

Бутондор (не даваясь). Нет!.. Я не позволю!.. Вы не знаете, с кем имеете дело!.. Прочь!.. Прочь от меня, или я изрублю!..

1-й сторож. А! да ты еще и буянишь!.. Ребята! не вяжите того, тот, кажется, малый смирный, давайте сюда веревки! Вот этого сокола надо покрепче скрутить!

(Все сторожа бросаются на Бутондора и вяжут его.)

Хор сторожей.

Ребята! Примемся дружнее!

Его веревкой обовьем,

Скорее скрутим посильнее --

И в арестантскую сведем!..

Кокорику этим временем убегает.

1-й сторож: А другой-то где?.. Лови, лови его!.. (Бросают сязанного Бутондора и убегают.)

Бутондор (лежа кричит). Скоты!.. Разбойники!.. Изрублю!.. Эх, где вы?.. Изрублю!..

ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

КАРТИНА ЧЕТВЕРТАЯ

БУРЯ И КРОВОПРОЛИТНОЕ СРАЖЕНИЕ

ДЕЙСТВУЮЩИЕ

Кокорику.

Клара.

Бутондор.

Действие в доме судьи.

Театр представляет чердак. На полу постлана пучками солома; на жердях и в корзинах сидят несколько посаженных кур. Направо от зрителя в глубине лестница, ведущая вниз, через которую виден только деревянный балюстрад. На той же стороне, на первом плане, небольшое слуховое окно. Прямо против зрителей большое окно, какое обыкновенно бывает на чердаках. Около него и на полу разбросанные разные полевые земледельческие орудия, как-то: серпы, косы, вилы, деревянные лопаты, метлы; в стороне на жердях висят несколько связанных веников. На сцене ночь.

Явление 1

Клара (взбегает по лестнице и осматривается). Господи! Куда это я зашла?.. Бегала, бегала по этому проклятому судейскому двору, не могла выйти на улицу!.. Это, кажется, нежилое место,-- верно, чердак! Всё я здесь безопаснее, чем в руках у этого проклятого судьи!.. У! как Я озябла!.. Бедный Кокорику! что-то будет с ним?.. Дай лягу где-нибудь, а как только покажется солнышко -- я и отправлюсь! (Ложится направо на пучок соломы и закрывается соломой же.) Ах! где-то теперь моя курочка?.. (Небольшое молчание.) Что-то делает теперь моя бабушка?.. (Засыпает.)

Явление 2

Клара спит закрытая. Среднее окно растворяется, и прежде показываются ноги Кокорику, потом он сам осторожно спускается на чердак.

Кокорику. Ищи ж меня теперь!.. Небось бегают как угорелые!.. Хороши сторожа!.. Впрочем, один было совсем схватил меня, но я дал ему хорошего столба, а сам, как кошка, взобрался на эту крышу!.. (Осматривается.) Куда ж это я попал?.. Э! да мне что за надобность?.. вот где теперь бедная Кларочка? Вот это совсем другое дело! Девушка в такое время всякому глаз колет… впрочем, может быть, она теперь уж в своей комнате и ложится спать… дай и я то же сделаю!.. На что бы прилечь?.. (Ощупывает, идя направо.) А! Милосердная судьба мне и соломки подложила… (Ложится около Клары и кладет голову на нее.) Прощай, Кларочка! Прощай, ангелочек!.. до свиданья!..

Начинает светать.

Клара (вскрикивает). Ай-ай!.. кто это?.. Кто здесь?..

Кокорику (в ужасе вскакивает на колена). Господи! Кто здесь?..

Клара (также вскакивает на колена и, сложивши руки). Ах! умоляю -- пощади!..

Кокорику. Как!.. Что я слышу!.. Это вы, мамзель Клара?..

Клара. А это вы, Кокорику?..

Кокорику. Я, прелестная Клара! Вы как сюда попали?

Клара. Я не могла найти выхода и прибежала сюда. А вы?

Кокорику. А я знал, где выход, да влез сюда поневоле: за мной четверо гнались!.. Что ж мы станем делать, мамзель Клара?

Клара. Как только взойдет солнышко, вы проводите меня домой…

Кокорику. Да уж солнышко-то взошло! Этот чердак за большим домом, оттого здесь и темно.

Клара (смотря в окно). Господи! Совсем рассвело!.. Я проспала здесь целую ночь!..

Кокорику. Что ж? Тем лучше! Для вас спокойствие было необходимо…

Клара (плачет). О, как рано!.. Теперь я пропала!..

Кокорику. Нет, мамзель Клара! вы не пропали, потому что я вас нашел.

Клара. О, оставьте меня!.. Ради бога, оставьте!.. Теперь день -- и я одна найду дорогу…

Кокорику. Одной идти я вам не советую… вот вам моя рука: я хорошо знаю дорогу и прямо приведу вас домой… без меня ж вы заблудитесь… (Смотрит в окно направо.) А! вот она, штука-то!.. (Протягивает в окно руку.)

Клара. Что еще?

Кокорику. Не беспокойтесь, ничего, ничего!.. Там маленькая тучка… и дождик небольшой, но крупный…

Клара. Пусть он идет -- и я пойду. Дело идет о спокойствии моей бабушки -- и дождик меня не остановит. (Идет к лестнице, приподнимает юбочку и собирается сойти вниз. В это время в большое окно видна молния, она с криком отскакивает назад.) Господи! Какой страх!.. (Закрывает руками глаза.)

Кокорику. Выдите ли! Гроза заходит -- и, по-видимому, будет страшная буря!..

Клара (трясется от страха). Ах, не говорите этого!.. Ради бога, не предвещайте бури,-- я ужасно боюсь грома… (Вдали слышен гром, Клара приседает от страха.)

Кокорику. Да, это очень опасно!.. С месяц назад у моего крестного батюшки грозой убило осла оттого, что он поупрямился -- не вошел в хлев, а расхаживал по двору.

Клара. Ах, не рассказывайте этаких вещей, мне и без того страшно!..

Кокорику. Тоже вот недавно у нашей соседки Пишу убило корову, да так, что на другой день нашли только рога и хвост, а отчего? оттого, что забыли затворить дверь в хлеве.

Молния.

Клара (быстро подбегает в окну направо и затворяет его ставней). Теперь всё не так опасно…

Гром.

Кокорику. Что, мамзель Клара? Вы всё еще намерены идти? (Смеется.)

Клара. О, Кокорику! да вы презлой, человек!.. Стыдно смеяться над бедной девушкой… что я боюсь,-- это не моя вина!

Кокорику. Нет, Клара!.. Я нисколько не зол и не смеюсь, а может быть, больше вашего робею: посмотрите, как бьется мое сердце!.. (Берет у нее руку и прикладывает к сердцу.)

Клара. В самом деле!.. Ах бедненький Кокорику! И вы также боитесь грозы…

Кокорику. Да, я боюсь, но только не грозы…

Клара (в сильном страхе). Да разве есть что-нибудь страшнее?.. Скажите ж, пожалуйста, что такое?

Кокорику. Нет, этого нельзя сказать!.. Но знаете, что мы сделаем? Мы оба теперь робеем, так соединим наш страх в одно, и тогда, верно, нам не так будет страшно, не правда ли?.. (Берет два снопа соломы и кладет их посередине сцены.) Сядем рядом, и, посмотрите -- нам будет гораздо веселее!..

Клара. О нет, нет! (Берет один сноп.) А я сяду вон там! (Несет сноп направо в угол и садится.)

Кокорику (берег свой сноп и относит его на другую сторону, налево). Как хотите!.. Я для вас же хотел. Смотрите не испугайтесь!..

Клара. Не беспокойтесь!..

Кокорику.

Не испугайтеся смотрите;

И рядом лучше б нам сидеть…

Клара.

Я не боюсь, не хлопочите…

И гром перестает греметь…

(Удар грома и молния. Она вскакивает и тащит свой сноп ближе к Кокорику. Он делает то же.)

Клара.

Ай-ай!

Кокорику.

Ай-ай!.. еще сильнее!..

Смотрите, небо всё в огне!

Клара.

Час от часу гремит страшнее.

Кокорику.

Еще подвиньтесь вы ко мне!..

(Она и он придвигаются.)

Я говорил; вы не хотели

Поверить дружеским словам,--

Надули губки, в угол сели…

А рядом сесть всё лучше нам!..

Гром.

Клара. Ах! Гроза всё больше и больше!..

Нечувствительно придвигаются друг к другу.

Кокорику. Ведь я вам говорил, вы только не хотели мне поверить; я говорил, что должно сесть рядом.

Гром.

Клара (в ужасном страхе). Пожалуй!.. Но только сделайте милость, оборотитесь ко мне задом -- и не смотрите на меня. (Сама садится к нему спиной.)

Кокорику (печально). Извольте, если вы непременно этого хотите. Я, чтоб вас успокоить, буду смотреть к себе в карман. (Оборачивается также спиною.) Ах, мамзель Клара! Посмотрите-ка вокруг -- в какой мы компании!..

Клара повертывает тихо голову, в это время и Кокорику делает то же; наконец они встречаются взорами, что заставляет их быстро принять прежнее положение.

Клара. Я ничего не хочу видеть!..

Кокорику. И я также!.. Это так мне вздумалось показать вам… а впрочем, посмотрите на этих курочек.

Как дружно к петушку припали!..

К нему в кружок все собрались!..

(Берет ее руку.)

Ах, если б вы так поступали,

Как сладко б дни наши неслись!

Гром.

Вокруг их бури и ненастье!..

Они ж без страха сладко спят.

Кто любит, тот вкушает счастье,

К нему все радости летят!..

(Обнимает ее одной рукой. Гром. Клара прижимается к нему.)

Теперь вам нечего страшиться!

Пройдет гроза -- и мы пойдем,

И, если уж беде случиться,

В беду мы оба попадем!..

Стало быть, во всяком случае, не одни будете страдать, а со мною вместе.

Сильный удар грома и блеск молнии. Клара от страху склоняет голову на колени Кокорику. Он целует ее; приподнимает и сажает к себе на одно колено.

Кокорику. Придите в себя, моя милая Кларочка!.. Это ничего, пройдет… это последний удар, уже больше не будет!.. Сейчас разгуляется… Успокойтесь!

Клара (в слезах). Ах, Кокорику! Я вам вверилась, как честному человеку, а вы вот как поступаете!..

Кокорику. Да что же такое я сделал?

Клара. Как что? Да ведь вы поцеловали меня… экой влодей!..

Кокорику. Это совсем не злость, а что-то лучше этого…

Клара. Да что ж такое?

Кокорику. Это… это любовь, мамзель Клара!

Клара. Любовь?.. (Отбегает в прежний угол.) Уйдите и вы, сделайте милость!.. Любовь!.. Ах, господи! Да знаете, сударь? Моя матушка умерла от этого, вот и я, верно, также умру… А! вы хотите моей смерти, бог с вами!..

Кокорику. О! Что за слова?.. от любви не умирают, а живут двойною жизнью!.. Буря утихает; теперь можно и в путь… Пойдемте!..

Клара колеблется.

Теперь вам нечего бояться: кто бы ни встретился, вам ничего не сделает, потому что с вами я, и не просто провожатый, а много больше этого… теперь я защищаю вас и самому черту рога сломаю, не только какому-нибудь негодному сержанту… Ах! совсем было забыл! Сейчас возьму курочку вашу и со всем семейством явлюсь к бабушке -- я сейчас ворочусь -- она здесь недалеко у меня спрятана.

Я сейчас!.. Вы подождите,

Я к вам с Белянкой ворочусь,

Прощайте, ангел мой!

Клара.

Идите! Я долго быть одна боюсь…

Кокорику.

Чего ж бояться? Под рукою

У вас защита.

Клара.

Знаю я…

Но вы теперь еще со мною;

А я боюся за себя…

Кокорику уходит в большое окно и в виду зрителей спускается вниз.

Явление 3

Клара, потом Бутондор.

Клара (смотря на Кокорику). Ну, если ее опять украли?.. (Подходит ближе к окну.) Ах нет! вон она, у него в руках… О, Беляночка! погоди ж, вот я тебя!.. Ах! вырвалась!.. убежала!.. Он бросился за нею… Скорей, скорей, Кокорику! Уйдет!.. Поймал, поймал; несет сюда… А! за ним гонится петух!.. Это что за новости?.. Кокорику гонит его прочь!.. Хорошенько его!.. Хорошенько!.. (Продолжает смотреть.)

Бутондор (показываясь на лестнице; нос его красен от вина; он ходит пошатываясь). Ах, черт возьми! Кажется, только четыре бутылки выпил, а пьян!.. Ну что ж такое, в самом деле? Пьян да умен -- два угодья в нем!.. Я даром что пьян, а всё сделал, как должно, и всем распорядился для общественного спокойствия… Скотов сторожей нынче выдерут, как должно, а этого сорванца поймают. Нет! Тю-тю! меня, брат, не надуешь -- я ведь старый воробей! Где б ты ни притаился, а от меня не уйдешь!.. Ворота я приказал караулить и сам лично обыскал все мышьи норки… вот только здесь, кажется, еще не был… точно, не был… (Осматривается и видит Клару.) А, милочка!.. Какими судьбами?.. Здравствуй, моя прелесть!..

Клара. Ах, боже мой! Опять солдат!.. Куда деваться?..

Бутондор. А! Наконец!.. я поймал тебя, вострушка!.. злодейка быстроглазая!.. Ты заставила сержанта Бутондора понапрасну хлопотать,-- постой же! Ты со мной расплатишься, как должно!.. (Идет к ней, она бежит от него.)

Клара (убегая от него). Ах, господин сержант! Сделайте милость, не трогайте меня…

Бутондор. Ну нет, я долго терпел! Теперь не жди пощады -- я ведь старый воробей!.. И непременно тебя атакую… для общественного спокойствия! (Бежит к ней шатаясь.)

Клара (бежит к окну). Кокорику! Кокорику! Скорей сюда! Кокорику!

Бутондор. Зови, кричи… Сержант никого но боится!..

Клара. Кокорику! Кокорику!

Явление 4

Те же и Кокорику (показывается на лестнице).

Кокорику.

Что здесь за шум? Что это значит?

Ах! Здесь проклятый наш солдат!..

Бутондор (схватив за руку Клару).

Меня никто не одурачит!

Я рассержусь -- мне черт не брат!..

Кокорику (отталкивает его и становится между им и Кларой).

Потише!.. К ней не подходите!..

Бутондор.

Мужик! Изрежу по кускам!..

Кокорику.

Свой нос и уши берегите --

Вы страшны только по усам!..

Бутондор.

Мужик! Ты смеешь грубиянить?

Ведь я с тобой, брат, не шучу!..

Пошел же прочь!

Кокорику (отпихивая его).

Ну, не буянить!..

Не то я вот чем проучу!

(Грозит кулаком.)

Бутондор (вынимая саблю). Ты смеешь грозиться на меня?.. Теперь жизнь твоя на волоске!..

Клара (тащит назад Кокорику). Кокорику! Он убьет вас… ради бога, не подходите близко!..

Кокорику. Ничего! Ну где ж старой вороне убить Кокорику?.. Постой, мне сама судьба посылает оружие. (Схватывает деревянные вилы и бежит на Бутондора.) Берегись, господин сержант, назад!

Бутондор (пятится назад, махая саблей). Мужик! Смотри, в глаз попадешь!.. Изрублю!..

Кокорику (двумя концами вил схватывает за шею Бутондора и роняет его на сноп соломы, что около правой стены, и упирается вилами в стену). Вот так, господин сержант! Это необходимо для общественного спокойствия. Мамзель Клара! вы свободны, идите скорей! На лестнице стоит корзинка с Белянкой… я сейчас за вами!..

Клара (убегая). Благодарю вас, Кокорику!

Бутондор (во всё это время кричит). Пусти!.. Изрублю!.. Пусти, говорят тебе!.. Ты можешь удавить сержанта Бутондора!.. Мужик!.. берегись -- изрублю!..

Кокорику (укрепляя конец вил в пол, убегает за Кларой). Будьте здоровы, господин сержант!

Бутондор (рубит вилы саблей и кричит). Пусти меня!.. изрублю!.. Скот!.. Мужик!.. Ой батюшки! Помогите!

ДЕЙСТВИЕ ПЯТОЕ

КАРТИНА ПЯТАЯ

НЕОЖИДАННОЕ ПРЕВРАЩЕНИЕ

ДЕЙСТВУЮЩИЕ

Бабушка.

Клара.

Кокорику.

Нотариус.

Соседи и соседки.

Действие там же, где было первое действие.

Комната первого действия.

Явление 1

Клара, бабушка и Кокорику.

При поднятии занавеса дверь средняя отворена; бабушкина мантилья брошена па кресло; всё в беспорядке; Клара стоит на коленях перед бабушкой со сложенными руками; бабушка стоит подле псе, поднявши трость.

Бабушка. Замолчи, несчастная! Я ничего не хочу знать и слышать!.. Не знаю, право, что меня удерживает?..

Клара. Бабушка! Сжальтесь надо мною!..

Бабушка. Оставить дом, несмотря на мой строгий приказ!.. а?.. да как ты смела?.. Приезжаю домой -- ни души!.. Спрашиваю -- никто не отвечает! Ни тебя, ни Белянки… точно вымерло всё!.. Вот и карауль девчонок! Box и воспитывай курочек!.. Оставить на минуту, а они расправят крылья -- и поминай как звали! Неблагодарные!..

Клара. Бабушка! Клянусь, что этого вперед не будет!..

Бабушка. Да мне-то что от этого за польза?

Клара (встает). Всех виноватее Белянка. Если б она воротилась, когда я ее звала, то ничего бы и не было!

Бабушка. Негодная! О, только бы найти ее!.. Уж я бы ей дала знать, как выбегать на улицу!.. (Говоря эти слова, она взглядывает на корзину и видит в ней Белянку.) Ах, господи! да она здесь!.. Бедненькая! Как похудела!..

Клара (подходя к корзине). Неужели здесь?.. Ах, бабушка! Я, ей-ей, не знаю, как это сделалось,-- это, верно, колдовство!..

Бабушка. Колдовство? Так!.. И ты ничего не знаешь?.. Ох, Клара!.. Хитришь. Из этого я вижу, что всё рассказанное тобою была басня!.. да, да,-- одна выдумка!..

Клара. Ах, бабушка!.. вам грешно подозревать меня во лжи,-- я всегда говорила вам правду.

Бабушка. Но можно ль поверить, чтоб беззащитная девушка могла ускользнуть от стольких опасностей 0 соблазнов?..

Клара. Да ведь я вам говорила, что всё это делалось каким-то колдовством; и если вы теперь еще видите свою Кларочку, то этим обязаны храбрости одного…

Бабушка. Кого это одного?

Клара. Да, одного человека, который с опасностью жизни защищал меня и курочку и сохранил нас от погибели.

Бабушка. И этот храбрец молодой или старый? а?.. Что ж ты не отвечаешь?.. а?.. Злодейка! верно, молодой?

Клара. Да, бабушка, молодой-с!

Бабушка. Несчастная!.. Погибшая!.. И, верно, говорил тебе о любви?

Клара. Да, бабушка, говорил-с!

Бабушка. Господи боже мой! Вот куда пошли мои труды и попечения!

Клара. Но, бабушка! он такой хор…

Бабушка. Молчи!.. Я ничего слышать не хочу!.. Чего я боялась, то и сделалось!.. По крайней мере, знаешь ли, кто он? Как зовут?

Клара. Кокорику.

Бабушка. Кокорику?!

Ну, не ждала такой печали

Узнать я на своем веку!..

Клара.

Но если б, бабушка, вы знали…

Бабушка.

И знать я, внучка, не хочу!..

Ох, умираю!.. Поддержите!..

Клара хочет говорить.

Ни слова больше!..

Клара (поддерживая ее).

Я молчу.

Вы лучше сядьте, отдохните.

(Ведет ее к креслу.)

Не знала я, что навлеку

Поступком этим огорченье…

Бабушка садится. Слышен крик.

Бабушка (в ужасе вскапывает и смотрит на кресло.) Кто здесь? Скажи!..

Кокорику сбрасывает мантилью, которою был закрыт.

Клара и Кокорику. Кокорику?!

Бабушка. Нет!.. Привиденье!..

Клара. Ах, какое счастье! вас сержант-то не убил?..

Бабушка (берет за ухо Кокорику и заставляет его сойти с кресла). Как! Ты опять здесь, разбойник этакой! а?.. Тебе мало, что нарушил спокойствие моего дома, ты еще осмелился пугать меня самое?.. а?.. Кто тебе позволил сюда прийти?.. а?.. Зачем ты пришел?.. И как вошел сюда?.. а?..

Кокорику. Бабушка! Не сердитесь. Я пришел сюда затем, чтоб узнать, благополучно ли дошла до дому мамзель Клара, потому что я ее никак не мог догнать… и не знаю, как пришел сюда прежде ее. Подхожу к дому, дверь отворена; вхожу, пускаю Белянку на прежнее место, оглядываюсь -- а вы стоите ко мне задом… я не знаю, как это вы меня не видали…

Бабушка. Видишь, какую историю рассказывает!.. Убирайся вон, или худо будет!.. Ведь я не Клара и шуток не люблю!.. Слышишь?.. Вон сейчас! (Подымает трость и идет к Кокорику.)

Клара (удерживая ее и бросаясь на колени). Бабушка! Милая, добрая бабушка! Не бейте его!

Кокорику (также бросаясь на колени сзади Клары). Бабушка! успокойтесь и бросьте вашу палку,-- вы только измучите себя!.. А ведь я ни за что не уйду отсюда. (Встает.) К тому же палка -- не свой брат… и я совсем не привык к таким увещаниям!..

Клара переходит направо к бабушке.

Я же пришел к вам по делу, важному делу… я принес вам письмо от нашего пастора, с которым я сейчас виделся и во всем ему открылся. И он, по просьбе моей, решился к вам написать. Извольте, прочтите!.. (Подает ей письмо.)

Бабушка. Письмо от пастора?.. дай скорей!.. Ах, боже мой! ведь я так-то не вижу, а очки потеряла.

Кокорику. Нет, вы вчера забыли их в моем кармане, а нынче я вам их возвращаю. (Подает ей очки.)

Бабушка. Как! и это твое дело?.. Ну, повеса!.. (Надевает очки.)

Клара. Бабушка! Читайте поскорей! Может быть, пастор советует вам… отдать меня замуж.

Бабушка (снимая очки). Замуж? (Берет ее за ухо.) Раненько собралась!.. раненько!.. да!.. Если б он и в самом деле советовал, то где найдется жених для такой невесты, как ты? У тебя теперь ровно ничего нет.

Клара. Как, бабушка, ничего нет?

Бабушка. Да так, внучка! Наше дело проиграно, всем завладел твой проклятый двоюродный братец -- и ты ничего не получишь из наследства.

Клара. Неужели ничего? Ах, боже мой! Какой он жадный!.. Да вы бы, бабушка, поговорили с ним, попросили…

Бабушка. Попросили!.. Поговорили!.. А где мне прикажешь его сыскать?.. Я его и не видала!..

Кокорику. И я то же скажу вам, бабушка! Вы напрасно его не поискали, а, кажется, найти не трудно. Наденьте-ка очки!

Клара. Да разве вы его знаете?

Кокорику. Как самого себя; я с ним никогда не разлучался.

Бабушка. Как! Ты знаком с ним?

Кокорику. Да еще как знаком-то! Я знаю, где <щ теперь, знаю даже, что он влюблен в вашу внучку до страсти, знаю, что он за ней ничего не потребует приданого, а только одну ее, знаю…

Бабушка. Но скажи, пожалуйста, где он теперь?

Кокорику. Он… перед вами!

Клара. Как! вы?

Бабушка (вместе с Кларой). Как! Ты?..

Кокорику. Да, я, прелестная Клара! Карл Патю, прозванный Кокорику за то, что раньше всех просыпался и всех будил на работу. Мне хотелось прежде узнать ваше сердце и доказать вам мою преданность и потом уже сказать, кто я в самом деле. Мой крестный отец никогда меня не выгонял, а ждет меня, как родного сына… Клара! прости меня за это дерзкое испытание.

Клара (стыдливо). Ах, братец! если б я знала…

Кокорику. Если б и знала, то лучше бы не могла себя вести.

Бабушка. Вот неожиданное превращение! Как! да неужели в самом деле ты?.. ох, виновата!.. Вы тот самый…

Кокорику. Я, я, бабушка! Простите и вы меня за маленькие вольности; право, я всё это делал из любви к вашей прекрасной внучке. Вы сейчас горевали, что у Клары нет приданого, я ей отдаю всё мое имение, а у меня его очень довольно, не считая нового наследства. За всё это я прошу одной награды -- руки ее.

Клара (тихо бабушке). Бабушка, я пойду надену новую юбочку.

Бабушка. Уж теперь поздно, он тебя и так видел. (Ему.) Ах, батюшка! я, право, не могу прийти в себя… прошу покорно садиться… Я не прочь. Но вот вчерашний-то ее поступок… впрочем, отец мой, ведь она это сделала, право, по неопытности.

Кокорику. Этот самый поступок и доказал всю ее невинность. Я не оставлял Клару ни на минуту -- и отвечаю за нее. Об ней не беспокойтесь; вот за Белянку я не поручусь -- она очень дурно себя вела!..

Бабушка. Э, батюшка! да что ж может сделаться с курицей, особенно с моей?

Кокорику. Ну, не говорите этого, а лучше посмотрите. (Идет к корзине, в которой сидит курочка, бабушка за ним; он берет корзину в руки, открывает ее и показывает.) Видите, у вас скоро будет целое куриное семейство!

Бабушка (вскрикивая в испуге). Ай-ай!.. (Быстро закрывает корзинку.)

Клара (подходит с любопытством). Что вы, бабушка?.. Что с ней?..

Бабушка (быстро). Ничего!.. ничего!.. ох мне твое любопытство!.. После всё узнаешь!..

Кокорику (ставит корзинку на прежнее место). Когда же после? После нашей свадьбы?.. Бабушка! Не препятствуйте нашему счастию! Умоляю вас! Вот посмотрите: сюда идет вся наша деревня, я уж всех пригласил бы ко мне на свадьбу.

Бабушка. Да что ж? Я не прочь, если есть на то ваше обоюдное желание.

Клара (с радостью). Так вы согласны, бабушка?

Бабушка. Да, что ж с вами делать?

Клара (прыгая к ней на шею). Ах, бабушка! Милая, добрая, хорошая!.. Ну, бабушка, теперь я уж невеста!.. Скажите же, пожалуйста, что вы увидали в корзинке?

Бабушка. Ведь этакое любопытство!.. Ну ничего, да и только!.. досадно даже, право!..

Кокорику (Кларе). Т-с!.. об таких вещах не спрашивают,-- это тайна бабушкиной курочки… (К входящим нотариусу, крестьянам и крестьянкам.) Милости просим!..

Бабушка. Прошу покорно!.. (Сажает нотариуса.)

Явление 2

Те же, нотариус, крестьяне и крестьянки.

Хор (кланяясь бабушке).

Здорова ль, бабушка ты наша?

Мы к вам пришли попировать:

Выходит замуж внучка ваша,--

Пришли ей счастья пожелать.

Нотариус. Можно приняться и за контракт?

Кокорику. Разумеется, можно… ах нет, позвольте! (Кларе.) Клара! Я тебя от многих бед избавил; избавь же и меня. (Показывая на зрителей.) Теперь твоя очередь. Проси о снисхождении.

Клара (робко к нему).

Но как просить?.. Ах! я не смею…

Мы виноваты так с тобой…

Кокорику (указывая на зрителей).

Они добры…

Клара.

Но я робею…

Кокорику.

Но что ж ты делаешь со мной?

Меня зарежут!..

Клара (испугавшись, быстро подходит к зрителям).

Ах, простите,

Что навели на вас тоску!

И сжальтесь: крыльев не щиплите

У моего Кокорику.

Все.

И сжальтесь: крыльев не щиплите

У моего Кокорику!..

КОММЕНТАРИИ

Н. А. Некрасов никогда не включал свои драматические произведения в собрания сочинений. Мало того, они в большинстве, случаев вообще не печатались при его жизни. Из шестнадцати законченных пьес лишь семь были опубликованы самим автором; прочие остались в рукописях или списках и увидели свет преимущественно только в советское время.

Как известно, Некрасов очень сурово относился к своему раннему творчеству, о чем свидетельствуют его автобиографические записи. Но если о прозе и рецензиях Некрасов все же вспоминал, то о драматургии в его автобиографических записках нет ни строки: очевидно, он не считал ее достойной даже упоминания. Однако нельзя недооценивать значения драматургии Некрасова в эволюции его творчества.

В 1841--1843 гг. Некрасов активно выступает как театральный рецензент (см.: наст. изд., т. XI).

Уже в первых статьях и рецензиях достаточно отчетливо проявились симпатии и антипатии молодого автора. Он высмеивает, например (и чем дальше, тем все последовательнее и резче), реакционное охранительное направление в драматургии, литераторов булгаринского лагеря и -- в особенности -- самого Ф. В. Булгарина. Постоянный иронический тон театральных рецензий и обзоров Некрасова вполне объясним. Репертуарный уровень русской сцены 1840-х гг. в целом был низким. Редкие постановки "Горя от ума" и "Ревизора" не меняли положения. Основное место на сцене занимал пустой развлекательный водевиль, вызывавший резко критические отзывы еще у Гоголя и Белинского. Некрасов не отрицал водевиля как жанра. Он сам, высмеивая ремесленные поделки, в эти же годы выступал как водевилист, предпринимая попытки изменить до известной степени жанр, создать новый водевиль, который соединял бы традиционную легкость, остроумные куплеты, забавный запутанный сюжет с более острым общественно-социальным содержанием.

Первым значительным драматургическим произведением Некрасова было "Утро в редакции. Водевильные сцены из журнальной жизни" (1841). Эта пьеса решительно отличается от его так называемых "детских водевилей". Тема высокого назначения печати, общественного долга журналиста поставлена здесь прямо и открыто. В отличие от дидактики первых пьесок для детей "Утро в редакции" содержит живую картину рабочего дня редактора периодического издания. Здесь нет ни запутанной интриги, ни переодеваний, считавшихся обязательными признаками водевиля; зато созданы колоритные образы разнообразных посетителей редакции. Трудно сказать, желал ли Некрасов видеть это "вое произведение на сцене. Но всяком случае, это была его первая опубликованная пьеса, которой он, несомненно, придавал определенное значение.

Через несколько месяцев на сцене был успешно поставлен водевиль "Шила в мешке не утаишь -- девушки под замком не удержишь", являющийся переделкой драматизированной повести В. Т. Нарежного "Невеста под замком". В том же 1841 г. на сцене появился и оригинальный водевиль "Феоклист Онуфрич Боб, или Муж не в своей тарелке". Критика реакционной журналистики, литературы и драматургии, начавшаяся в "Утре в редакции", продолжалась и в новом водевиле. Появившийся спустя несколько месяцев на сцене некрасовский водевиль "Актер" в отличие от "Феоклиста Онуфрича Боба…" имел шумный театральный успех. Хотя и здесь была использована типично водевильная ситуация, связанная с переодеванием, по она позволила Некрасову воплотить в условной водевильной форме дорогую для него мысль о высоком призвании актера, о назначении искусства. Показательно, что комизм положений сочетается здесь с комизмом характеров: образы персонажей, в которых перевоплощается по ходу действия актер Стружкин, очень выразительны и обнаруживают в молодом драматурге хорошее знание не только сценических требований, по и самой жизни.

В определенной степени к "Актеру" примыкает переводной водевиль Некрасова "Вот что значит влюбиться в актрису!", в котором также звучит тема высокого назначения искусства.

Столь же плодотворным для деятельности Некрасова-драматурга был и следующий -- 1842 -- год. Некрасов продолжает работу над переводами водевилей ("Кольцо маркизы, или Ночь в хлопотах", "Волшебное Кокораку, или Бабушкина курочка"). Однако в это время, жанровый и тематический диапазон драматургии Некрасова заметно расширяется. Так, в соавторстве с П. И. Григорьевым и П. С. Федоровым он перекладывает для сцены роман Г. Ф. Квитки-Основьянеико "Похождения Петра Степанова сына Столбикова".

После ряда водевилей, написанных Некрасовым в 1841--1842 гг., он впервые обращается к популярному в то время жанру мелодрамы, характерными чертами которого были занимательность интриги, патетика, четкое деление героев на "положительных" и "отрицательных", обязательное в конце торжество добродетели и посрамление порока.

Характерно, что во французской мелодраме "Божья милость", которая в переделке Некрасова получила название "Материнское благословение, или Бедность и честь", его привлекали прежде всего демократические тенденции. Он не стремился переложит;. французский оригинал "на русские нравы". Но, рассказывая о французской жизни, Некрасов сознательно усилил антифеодальную направленность мелодрамы.

К середине 1840-х гг. Некрасов все реже и реже создает драматические произведения. Назревает решительный перелом в его творчестве. Так, на протяжении 1843 г. Некрасов к драматургии не обращался, а в 1844 г. написал всего лишь один оригинальный водевиль ("Петербургский ростовщик"), оказавшийся очень важным явлением в его драматургическом творчестве. Используя опыт, накопленный в предыдущие годы ("Утро в редакции", "Актер"), Некрасов создает пьесу, которую необходимо поставить в прямую связь с произведениями формирующейся в то время "натуральной школы".

Любовная интрига здесь отодвинута на второй план. По существу, тут мало что осталось от традиционного водевиля, хотя определенные жанровые признаки сохраняются. "Петербургский ростовщик" является до известной степени уже комедией характеров; композиция здесь строится по принципу обозрения.

"Петербургский ростовщик" знаменовал определенный перелом не только в драматургии, но и во всем творчестве Некрасова, который в это время уже сблизился с Белинским и стал одним из организаторов "натуральной школы". Чрезвычайно показательно, что первоначально Некрасов намеревался опубликовать "Петербургского ростовщика" в сборнике "Физиология Петербурга", видя в нем, следовательно, произведение, характерное для новой школы в русской литературе 40-х годов XIX в., которая ориентировалась прежде всего на гоголевские традиции. Правда, в конечном счете водевиль в "Физиологию Петербурга" не попал, очевидно, потому, что не соответствовал бы все же общему контексту сборника в силу специфичности жанра.

Новый этап в творчестве Некрасова, начавшийся с середины 40-х гг. XIX в., нашел отражение прежде всею в его поэзии. Но реалистические тенденции, которые начинают господствовать в его стихах, проявились и в комедии "Осенняя скука" (1848). Эта пьеса была логическим завершением того нового направления в драматургии Некрасова, которое ужо было намечено в "Петербургском ростовщике".

Одноактная комедия "Осенняя скука" оказалась В полном смысле новаторским произведением, предвещавшим творческие поиски русской драматургии второй половины XIX в. Вполне вероятно, что Некрасов учитывал в данном случае опыт Тургенева (в частности, его пьесу "Безденежье. Сцены из петербургской жизни молодого дворянина", опубликованную в 1846 г.). Неоднократно отмечалось, что "Осенняя скука" предвосхищала некоторые особенности драматургии Чехова (естественное течение жизни, психологизм, новый характер ремарок, мастерское использование реалистических деталей и т. д.).

Многие идеи, темы и образы, впервые появившиеся в драматургии Некрасова, были развиты в его последующем художественном творчестве. Так, в самой первой и во многом еще незрелой пьесе "Юность Ломоносова", которую автор назвал "драматической фантазией в стихах", содержится мысль ("На свете не без добрых, знать…"), послужившая основой известного стихотворения "Школьник" (1856). Много места театральным впечатлениям уделено в незаконченной повести "Жизнь и похождения Тихона Тростникова", романе "Мертвое озеро", сатире "Балет".

Водевильные куплеты, замечательным мастером которых был Некрасов, помогли ему совершенствовать поэтическую технику, способствуя выработке оригинальных стихотворных форм; в особенности это ощущается в целом ряде его позднейших сатирических произведений, и прежде всего в крупнейшей сатирической поэме "Современники".

Уже в ранний период своего творчества Некрасов овладевал искусством драматического повествования, что отразилось впоследствии в таких его значительных поэмах, как "Русские женщины" и "Кому на Руси жить хорошо" (драматические конфликты, мастерство диалога и т. д.).

В прямой связи с драматургией Некрасова находятся "Сцены из лирической комедии "Медвежья охота"" (см.: наст. изд. т. III), где особенно проявился творческий опыт, накопленный им в процессе работы над драматическими произведениями.

* * *

В отличие от предыдущего Полного собрания сочинений и писем Некрасова (двенадцатитомного) в настоящем издании среди драматических произведений не публикуется незаконченная пьеса "Как убить вечер".

Редакция этого издания специально предупреждала: ""Медвежья охота" и "Забракованные" по существу не являются драматическими произведениями: первое -- диалоги на общественно-политические темы; второе -- сатира, пародирующая жанр высокой трагедии. Оба произведения напечатаны среди стихотворений Некрасова…" (ПСС, т. IV, с. 629).

Что касается "Медвежьей охоты", то решение это было совершенно правильным. Но очевидно, что незаконченное произведение "Как убить вечер" должно печататься в том же самом томе, где опубликована "Медвежья охота". Разрывать их нет никаких оснований, учитывая теснейшую связь, существующую между ними (см.: наст. изд., т. III). Однако пьесу "Забракованные" надо печатать среди драматических произведений Некрасова, что и сделано в настоящем томе. То обстоятельство, что в "Забракованных" есть элементы пародии на жанр высокой трагедии, не может служить основанием для выведения этой пьесы за пределы драматургического творчества Некрасова.

Не может быть принято предложение А. М. Гаркави о включении в раздел "Коллективное" пьесы "Звонарь", опубликованной в журнале "Пантеон русского и всех европейских театров" (1841, No 9) за подписью "Ф. Неведомский" (псевдоним Ф. М. Руднева). {Гаркави А. М. Состояние и задачи некрасовской текстологии. -- В кн.: Некр. сб., V, с. 156 (примеч. 36).} Правда, 16 августа 1841 г. Некрасов писал Ф. А. Кони: "По совету Вашему, я, с помощию одного моего приятеля, переделал весьма плохой перевод этой драмы". Но далее в этом же письме Некрасов сообщал, что просит актера Толченова, которому передал пьесу "Звонарь" для бенефиса, "переделку <…> уничтожить…". Нет доказательств, что перевод драмы "Звонарь", опубликованный в "Пантеоне",-- тот самый, в переделке которого участвовал Некрасов. Поэтому в настоящее издание этот текст не вошел. Судьба же той переделки, о которой упоминает Некрасов в письме к Ф. А. Кони, пока неизвестна.

Предположение об участии Некрасова в создании водевиля "Потребность нового моста через Неву, или Расстроенный сговор", написанного к бенефису А. Е. Мартынова 16 января 1845 г., было высказано В. В. Успенским (Русский водевиль. Л.--М., 1969, с. 491). Дополнительных подтверждений эта атрибуция пока не получила.

В настоящем томе сначала печатаются оригинальные пьесы Некрасова, затем переводы и переделки. Кроме того, выделены пьесы, над которыми Некрасов работал в соавторстве с другими лицами ("Коллективное"), Внутри каждого раздела тома материал располагается по хронологическому принципу.

В основу академического издания драматических произведений Некрасова положен первопечатный текст (если пьеса была опубликована) или цензурованная рукопись. Источниками текста были также черновые и беловые рукописи (автографы или авторизованные копии), в том случае, если они сохранились. Что касается цензурованных рукописей, то имеется в виду театральная цензура, находившаяся в ведении III Отделения. Цензурованные пьесы сохранялись в библиотеке императорских театров.

В предшествующих томах (см.: наст. изд., т. I, с. 461--462) было принято располагать варианты по отдельным рукописям (черновая, беловая, наборная и т. д.), т.е. в соответствии с основными этапами работы автора над текстом. К драматургии Некрасова этот принцип применим быть не может. Правка, которую он предпринимал (и варианты, возникающие как следствие этой правки), не соотносилась с разными видами или этапами работы (собирание материала, первоначальные наброски, планы, черновики и т. д.) и не была растянута во времени. Обычно эта правка осуществлялась очень быстро и была вызвана одними и теми же обстоятельствами -- приспособлением к цензурным или театральным требованиям. Имела место, конечно, и стилистическая правка.

К какому моменту относится правка, не всегда можно установить. Обычно она производилась уже в беловой рукописи перед тем, как с нее снимали копию для цензуры; цензурные купюры и поправки переносились снова в беловую рукопись. Если же пьеса предназначалась для печати, делалась еще одна копия, так как экземпляр, подписанный театральным цензором, нельзя было отдавать в типографию. В этих копиях (как правило, они до нас не дошли) нередко возникали новые варианты, в результате чего печатный текст часто не адекватен рукописи, побывавшей в театральной цензуре. В свою очередь, печатный текст мог быть тем источником, по которому вносились поправки в беловой автограф или цензурованную рукопись, использовавшиеся для театральных постановок. Иными словами, на протяжении всей сценической жизни пьесы текст ее не оставался неизменным. При этом порою невозможно установить, шла ли правка от белового автографа к печатной редакции, или было обратное движение: новый вариант, появившийся в печатном тексте, переносился в беловую или цензурованную рукопись.

Беловой автограф (авторизованная рукопись) и цензурованная рукопись часто служили театральными экземплярами: их многократно выдавали из театральной библиотеки разным режиссерам и актерам на протяжении десятилетий. Многочисленные поправки, купюры делались в беловом тексте неустановленными лицами карандашом и чернилами разных цветов. Таким образом, только параллельное сопоставление автографа с цензурованной рукописью и первопечатным текстом (при его наличии) дает возможность хотя бы приблизительно выявить смысл и движение авторской правки. Если давать сначала варианты автографа (в отрыве от других источников текста), то установить принадлежность сокращений или изменений, понять их характер и назначение невозможно. Поэтому в настоящем томе дается свод вариантов к каждой строке или эпизоду, так как только обращение ко всем сохранившимся источникам (и прежде всего к цензурованной рукописи) помогает выявить авторский характер правки.

В отличие от предыдущих томов в настоящем томе квадратные скобки, которые должны показывать, что слово, строка или эпизод вычеркнуты самим автором, но могут быть применены в качестве обязательной формы подачи вариантов. Установить принадлежность тех или иных купюр часто невозможно (они могли быть сделаны режиссерами, актерами, суфлерами и даже бутафорами). Но даже если текст правил сам Некрасов, он в основном осуществлял ото не в момент создания дайной рукописи, не в процессе работы над ней, а позже. И зачеркивания, если даже они принадлежали автору, не были результатом систематической работы Некрасова над литературным текстом, а означали чаще всего приспособление к сценическим требованиям, быть может, являлись уступкой пожеланиям режиссера, актера и т. д.

Для того чтобы показать, что данный вариант в данной рукописи является окончательным, вводится особый значок -- <>. Ромбик сигнализирует, что последующей работы над указанной репликой или сценой у Некрасова не было.

Общая редакция шестого тома и вступительная заметка к комментариям принадлежат М. В. Теплинскому. Им же подготовлен текст мелодрамы "Материнское благословение, или Бедность и честь" и написаны комментарии к ней.

Текст, варианты и комментарии к оригинальным пьесам Некрасова подготовлены Л. М. Лотман, к переводным пьесам и пьесам, написанным Некрасовым в соавторстве,-- К. К. Бухмейер, текст пьесы "Забракованные" и раздел "Наброски и планы" -- Т. С. Царьковой.

КОЛЛЕКТИВНОЕ

1841-1842

ВОЛШЕБНОЕ КОКОРИКУ, ИЛИ БАБУШКИНА КУРОЧКА

Печатается по тексту ЦР, с восстановлением цензурной купюры в ремарке д. IV, явл. 2 ("приподнимает и сажает к себе на одно колено") на основании рапорта цензора (ЦГИА, ф. 780, оп. 1, 1840--1851, No 46, л. 42) и РР, а также с исправлением следующих ошибок переписчика по РР: с. 488, строка 8: "ужасное несчастно" вместо "жалостное несчастие"; с. 489, строка 40: "танцует под реприз музыки" вместо "танцует под музыки"; с. 492, строка 27: "то я дам себя знать…" вместо "то я дам тебе знать…"; с. 493, строка 18: "постой!.. (Видит на столе очки.)" вместо "постой!.."; с. 494, строка 40: "Бабушка" вместо "Бабушка (берет письмо)"; с. 496, строка 20: "ты этого ничего не увидишь" вместо "ты это ничего не увидишь"; с. 501, строки 10--11: "около балагана" вместо "около балкона"; с. 501, строки 18--20: "не мешало бы перекусить… у меня в желудке ужасная тревога! Колибри. Что у нас есть? Колибри. Кроме" вместо "но мешало бы перекусить… Колибри. Кроме"; с. 503, строки 15--16: "(Сам в это время смотрит в кулису. В сторону)" вместо "(Сам в это время, смотрит"; с. 503, строка 27: "отыскиваете …а?" вместо "отыскиваете-сь… ее?"; с. 504, строка 24: "покорно вас благодарю!" вместо "и покорно вас благодарю!.."; с. 508, строка 31: "Смейтесь, смейтесь, мамзель Клара…" вместо "Смейтесь, смейтесь!.. мамзель Клара…"; с. 508, строка 33: "вас заставил" вместо "вас заставлю"; с. 510, строки 20--21: "оркестр один играет несколько такт" вместо "оркестр одни играет несколько танц"; с. 511, строка 15: "добрый малый" вместо "добрый какой"; с. 511, строка 21: "тоже не скажу" вместо "тоже скажу"; с. 511, строка 22: "Скажете!.." вместо "Скажите!.."; с. 511, строка 27: "она не виновата" вместо "она виновата"; с. 517, строки 32--33: "нарушение спокойствия; на дороге попались" вместо "нарушение спокойствия на дороге. Попались"; с. 519, строка 2: "Сарданапал в лычках" вместо "Сарданапал в --"; с. 523, строка 15: "как я благороден" вместо "как я благодарен"; с. 532, строка 6: "возьму курочку вашу и со всем" вместо "возьму и совсем".

Впервые опубликовано и включено в собрание сочинений: ПСС, т. IV, с. 519--576. В прижизненные издания произведений Некрасова не входило.

Автограф не найден. Цензурованная рукопись (ЦР) и рукописная редакция (РР) -- ЛГТБ, I, II, 2, 93; I, I, 4, 69. На титульном листе ЦР кроме заглавия и подзаголовка, воспроизводимых в настоящем издании, ряд помет. Вверху, слева: "Для имп<ераторского> СПб. театра. 18 сент<ября>. No 3691"; справа: "Для бенефиса г-на Шемаева 4 октября 1843 года, игранная в Москве". Внизу ценз. разр.: "Одобряется к представлению. С.-Петербург. 24 сентября 1843 года. Помощник ценсора <нрзб>". Подпись цензора есть и на последнем листе рукописи. В начале рукописи, перед текстом, перечисляются все картины пьесы с названиями, указанием на место действия и действующими в них лицами. В настоящем издании этот перечень картин опускается, так как его содержание в рассредоточенном виде полностью повторяется затем в соответствующих местах пьесы (при каждой повой картине). Рукопись писарская, с большим количеством погрешностей (невыправленные описки, неправильно прочтенные слова оригинала).

На титуле РР -- только название: "Волшебное Кокорику, или Бабушкина курочка". Карандашом ниже добавлено: "В 5-ти действиях". Рукопись писарская, с режиссерскими пометами и купюрами. Текст более исправный, чем в ЦР, но также с он исками. Данная рукопись предшествует ЦР, так как в ней сохранена в первоначальном виде упомянутая выше ремарка, измененная по требованию цензора. По всей вероятности, ЦР изготавливалась с экземпляра, в свою очередь скопированного с РР и затем правленного, поскольку некоторые ошибки ЦР связаны с особенностями написания текста в РР (см. выше).

Пьеса была завершена не позднее первых чисел ноября 1842 г., так как 19 ноября 1842 г. она была уже разрешена Дубельтом для представления на сцене императорского Московского театра (ЦГИА, ф. 780, оп. 1, 1842, No 18, л. 95). Приступил к ее написанию Некрасов, вероятно, не ранее конца марта 1841 г., поскольку французский оригинал пьесы был разрешен к постановке в Петербурге 11 марта 1841 г. (ЦГИА, ф. 497, оп. 1, 1841--1842, No 8756, л. 6).

Пьеса является вольным переводом французского водевиля в пяти актах "Cocorico, ou La poule a ma tante" Т.-Ф. Вильнева (T.-F. Villeneuve), M. Maccona (M. Masson) и Сент-Ива (Saint-Ives), впервые поставленного в Париже в 1840 г. В России, как уже говорилось, водевиль появился на сцене весной 1841 г.

В русской переделке водевиля каждое действие (картина) получило свое название; была значительно переработана карт. III: вместо четырех сцен оригинала дано восемь явлений, что явилось следствием некоторого усложнения сюжета; карт. V была дополнена новым (2-м) явлением, в пей появилась также эпизодическая роль нотариуса. Что касается куплетов, то лишь немногие из них являются вольным переводом французского оригинала. Большинство их написано по мотивам куплетов французского водевиля. Совершенно оригинальны куплет бабушки (карт. I, я ел. 1) "Послушай моего совета…", куплеты Лявенета и Бутондора (карт. II, явл. 1) "Сейчас чтоб было мне жаркое…" и заключительный хор крестьян (карт. V, явл. 2) "Здорова ль, бабушка ты наша?..".

Соавтором Некрасова был некто "И. Ш-ъ". По предположению Н. А. Пыпина, это Иван Антонович Шемаев, брат актера В. А. Шемаева. Судя по работе Некрасова над водевилем "Кольцо маркизы…", можно предположить, что И. А. Шемаев был, вероятно, автором подстрочного перевода пьесы, которым пользовался Некрасов, не владевший свободно французским языком.

Впервые водевиль был поставлен в Москве 4 декабря 1842 г. на сцене Большого театра. 4 октября 1843 г. пьеса была играна в Петербурге в Александрийском театре в бенефис В. А. Шемаева. Бенефициант играл роль бабушки, другие роли исполняли: Кокорику -- В. Самойлов; Бутондор -- П. И. Григорьев; Клара -- Н. В. Самойлова (Самойлова 1-я). Музыка к пьесе принадлежит А. С. Гурьянову.

Водевиль был принят публикой хорошо. В сезон 1843/1844 г. он выдержал в Петербурге десять представлений, в следующий -- пять. В 1856 г. спектакль был возобновлен на сцене Малого театра в Москве.

Об успехе водевиля свидетельствуют и отзывы критики.

В. Г. Белинский характеризовал его как "шалость, которую приятнее видеть, чем тяжелую и важную трагедию" (ОЗ, 1843, No 11, с. 51). Сходная оценка принадлежала Ф. А. Кони: ""Волшебное Кокорику" -- фарс, но игривый, милый фарс, нисколько не похожий на обычные фарсы Александрийского театра, для которого идеалом шутки служит "Война Федосьи Сидоровны с китайцами" <"Комедия о войне Федосьи Сидоровны с китайцами", сибирская сказка в двух действиях, с пением и танцами,-- псевдопатриотическая пьеса Н. Полевого>" (ЛГ, 1843, 10 окт., No 40, с. 724). "Вся эта водевильная идиллия о бабушке и внучке, о курочке и петушке,-- заключает Кони,-- заимствованная из старинной французской сказки, кажется, проказника Дората, очень мила и забавна на сцене. Она переведена весьма грамотно и ловко н украшена хорошенькою музыкою. Вы смеетесь от начала до конца, и между тем вкус ваш ничем не оскорблен: все наивно, игриво и мило…" (там же, с. 725). Доброжелательный отзыв поместил даже "Репертуар русского и Пантеон иностранных театров", редактором которого был В. С. Межевич. Однако здесь успех водевиля был отнесен за счет "наивной игры" Самойловой 1-й, "которая поет, прыгает и танцует очень мило" (1843, т. IV, No 11, с. VIII). "Русский инвалид" в своем отзыве на бенефис Шемаева советовал "взглянуть на этот фарс, кто любит посмеяться и не будет слишком взыскателен к тем средствам, которыми возбуждается этот смех" (1843, 19 окт., No 232, с. 925).

С. 490. …за колесо…-- здесь: за прялку.

С. 519. Сарданапал -- у некоторых древних историков -- имя последнего ассирийского царя, прославившегося страстью к роскоши и наслаждениям, которая привела его к гибели; стало нарицательным.