/ Language: Русский / Genre:sf_fantasy,

Когда падают листья...

Наталия Андреева

Неспешными багряными мазками ложатся краски Осени на полотно Мира. Но хитрит коварная хозяйка листопадов, перекраивает холст, вплетая новые, отчаянно кричащие цвета. И не под силу никому заставить Осень остановиться и поглядеть сквозь холодные реки на своих подопечных: ни угрюмым Путникам, ни ищущим Странникам, так же, как не под силу даже самым великим чаровникам обратить время вспять. Проклятие набирает силу, тая опасность в оборванных страницах для всех чаровников. Сможет ли один человек пройти сквозь горькие туманы, тающие грустью на лице? Сможет ли найти ответы на двуликие вопросы Госпожи Осени? Сможет ли победить сестру Красочной — саму Смерть?.. Ведь, в сущности, все предначертанное становится кристально ясным и чистым, когда падают листья…

Наталия Андреева

Когда падают листья…

В даль соленую, в даль запретную,

Убежим, взявшись за руки, — в осень…

Что же, если никто не попросит,

Мы умрем, никем не воспетыми?…

Наш удел — бежать за рассветами,

Обгоняя ветра на подлёте.

Так, на тысячном повороте,

Мы умрем, никем не воспетыми.

Листьев шепот мифы заветные

Враз развеет грустью момента:

Что с того, что, создав все легенды,

Мы умрем, никем не воспетыми?..

Но в конце, за всеми приметами,

Может быть, станет ясно и вам

То, что мы, вопреки всем словам,

Будем — жить, никем не воспетыми…

"…и когда очнется ото сна сын Проклятой, и поведет за собой армию — маленькую, но верную, и встретит ту, что заклята узами долга, и понесет ее Бремя, став с ним одним целым, и забудет самое себя, сберегая в руках Огонь Судеб — ненасытный и всепоглощающий; и когда возвысится он над всеми Странниками и Путниками, но станет ниже любого оборванного бродяги, когда придет в отчий дом, гордо подняв голову и преодолев вечный покой Осени, когда станет он с нею одним единым; когда среди всех Змеев и Фениксов возродится Чистая Сила — тогда прольется кровь. И да будет принесена жертва во Имя Всего — что было, что есть и чему только суждено случиться. И тогда звезды не погаснут трое суток, звуки век молчавшей цитры зазвучат над Миром, а Мир сохранит безмолвную память о нем. И да придет на царствие запах осенней черемухи…"

(Отец Алишер, хранитель Знания, остров Яцир)

ПРОЛОГ

В тронном зале всегда было на редкость мрачно и пасмурно, будто вместо высокого потолка со свисающей люстрой было серое, затянутое тучами небо.

Кралль Заросии Блуд Пятый никогда не любил этот зал: хорошего настроения атмосфера, царящая в нем, не добавляла.

— Что у тебя, ар-Данн?

Молодой мужчина, дальний родственник его матери и по совместительству один из тайных агентов его величества поклонился краллю, а затем, вытащив из серой куртки листок, подал ему.

Блуд быстро пробежался по нему глазами, нахмурился, а затем спросил:

— Тот самый Анрод?

— Тот самый, ваше величество.

— Хм…

Еще с пару волн* (время, за которое рождается и добирается до берега волна, равное примерно минуте) в зале стояло гробовое молчание. Потом кралль откинулся на спинку трона и задумчиво поглядел куда-то мимо графа ар-Данна.

— И кого ты думаешь отправить на такое задание? Кто не польстится на этот камешек?

Ар-Данн усмехнулся и, потерев рукой усы, чтобы вовремя скрыть улыбку, ответил:

— Помните того паренька, который вынес вас с поля битвы во время последней войны с Корином?

Блуд покусал губы, вспоминая. Черные волосы, пропитанный кровью рукав, безумные черные глаза — это он помнил. Но лицо расплывалось, и кралль никак не мог восстановить его в памяти.

— Что-то припоминаю.

— Он сейчас находится в Здронне. Пару лет назад Верховный Судья отправил его в Здронн.

Кралль заинтересованно глянул на ар-Данна.

— Если вашему величеству это интересно… — Блуд кивнул ему, чтобы тот продолжал, — он сбежал из обычной городской тюрьмы, убив несколько стражников. Кажется, они случайно поранили во время задержания его друга, а тот скончался в камере.

— И ты предлагаешь мне его кандидатуру?

Мужчина загадочно улыбнулся.

— У него не осталось смысла жить. Как здравомыслящий человек, из Здронна он будет вырваться рад. И возвращаться ему туда вряд ли захочется. Так что… Подумайте, ваше величество.

Блуд почесал подбородок, затем скользнул взглядом по окну, в которое еле пробивались солнечные лучи, а потом вдруг усмехнулся:

— Хорошо, ар-Данн. Делай, что желаешь нужным. В средствах и людях нуждаться не будешь. Но если через несколько вятков* (вяток — аналог месяца) артефакт не будет у меня… Пеняй на себя, ар-Данн.

Мужчина кивнул и поспешил выйти, пока кралль не передумал.

А Блуд Пятый вернулся к себе в кабинет, написал несколько строк на маленьком клочке бумаги, и вскоре выпустил почтового голубя прямо из окна.

ГЛАВА 1

ЛИЦО ОСЕНИ

Листья опали затем, чтоб вернуться опять,

Листья не знали, как долго приходится ждать…

(Веня Дыркин)

Осень в этом году выдалась на диво теплой. Играл последними цветами ветерок, ласково грело солнышко, а небо радовало глаз своей чистой непорочной голубизной, в которой лишь изредка проскальзывали седые перышки-облака, сиротами уплывающие к собратьям, на север. Птицы задерживались с перелетом в далекие южные страны, удивленно чирикая и потрескивая на ветках деревьев. Листья, вместо того, чтобы жухнуть и опадать, усердно наливались яркими, насыщенными красками, будто неизвестный художник в шутку прошелся широкой разноцветной кистью по хрупкому зеленому холсту, задумав дать жизнь всем самым немыслимым и неожиданным сочетаниям цветов.

Осень дышала и блаженно щурилась, как кошка на солнце, смешивая в палитре медовую акварель. Зеленый, серебристый, красный, желтый — лес; серый, коричневый, салатовый — дорога; синий, белый, голубой, прозрачно-хрустальный — небо, золотой — поле. Ведь если посмотреть внимательней, чем обычно, то это и есть жизнь: дорога, лес, поля да небо. Все дороги куда-то ведут, какими бы они ни были длинными, трудными или наоборот — короткими и счастливыми. Любой, даже самый большой лес где-нибудь уступит место полю. Но даже самое бескрайнее поле однажды соединится с небом, на горизонте. И лишь небо бесконечно: оно прекрасно своей несокрушимой, терпкой красотой! В нем хочется раствориться, купаться, как в соленом море, и беспрерывно лететь, пока не сломаются крылья. Небо — самый опасный хищник, так думают люди. А на самом деле надо бояться Осени — той, что создала этот чарующий омут…

Конь, неспешно переставляющий золотисто-коричневые ноги, недовольно фыркнул: особенно наглый клещ укусил его в нос. Конь изнемогал. Ему хотелось, чтобы его расседлали, почистили и, наконец, покормили. Конь искренне недоумевал, зачем хозяину пришлось тащиться в такую даль, да еще без должного отдыха.

Вершник, реагируя на недовольство животного машинально погладил его за правым ухом: последнее время ему были свойственны такие короткие и отрывистые ласки, и конь даже стал привыкать к ним, охотно подставляя голову под немного резкие движения грубой ладонью.

Черепица из обожженной глины на крыше постепенно сменилась на солому, в которой сразу же повадились делать серые бумажные коконы осы. Дома стали более приземистыми, светлыми и какими-то легкими. Как говорится: ближе к югу — меньше стен.

Любопытный лучик солнца, выбравшись на наезженный тракт из-за молодого кустика, озорно мазнул по лицу вершника. Тот прищурился и, вынырнув из своих мыслей, уже осмысленно потрепал коня по холке.

— Потерпи еще пару побегов* (побег — время, за которое из-под земли пробивается росток сор-травы, равное примерно часу), Бронька. — вздохнул он (конь показал чудеса пластичности, повернув шею и скептически поглядев на хозяина: мол, молчал бы уж). — Скоро будем в веснице… Проклятое солнце! И чего ему за тучами не сидится?

"Хоть бы одну тучку… — с тоской думал он, — да чего уж там! Хотя бы облачко…"

Вершнику, выходцу из северных земель, было жутко неуютно под палящими лучами стоящего в зените светила. Но кто озаботится мнением мерцернария* (мерцернарий — государственный наемник) на службе?.. Подписал контракт — изволь выполнять. Да даже если б и не подписывал: выбор-то не особо большой — либо на границу с Акиремой, либо снова на каторгу. А уж то, как ты будешь справляться, дело твое. Дали пять златов снабдили ржавым железом, торжественно вручили кучу трухлявого хлама, по какому-то недоразумению называющегося "формой" и отправили на границу — Родину защищать (мол, ты, сынок, избранный, должен отвоевать честь своей Отчизны).

"Было бы, что отвоевывать", — с тоской думал путник.

Честно говоря, на Заросию с ее гниющей пышностью, "справедливой" кралльской властью и крикливыми ярмарками мерцернарию Дарену было откровенно начхать с высокой званицы, и нанимался он лишь для того, чтобы хоть как-то сводить концы с концами — раньше. А сейчас — либо ты, либо тебя (вершник даже шею почесал — так явно ему привиделась пеньковая петля). Хотя, наверное, были вещи, к которым и он не мог оставаться равнодушным. Особенно выводила из себя замаскированная, отдаленная на несколько сотен километров нищета: проезжая через очередную весницу, он все больше и больше начинал чувствовать себя разряженным на Потеху гусем. И форма уже не казалась кучей трухлявого хлама…

Веселые крики детей шумным ураганом ворвались в мысли путника, заставляя поднять взгляд. Чумазые ребятишки, скинув одежду, барахтались в грязной речушке. Их матери, стирающие неподалеку белье, грозно кричали на неразумных отпрысков: день Водославы остался далеко позади, и даже в такой мутной субстанции уже могли пошаливать русалки. Но дети, не чуя никакой опасности, продолжали бултыхаться в воде: тепло же!

Вершник завистливо вздохнул: он бы тоже не отказал себе в купании, но, дьябол побери всё и вся! Срочнику не положены такие изыски. Хотя, пожалуй, в другой раз путник плюнул бы на свое положение в придачу с косыми взглядами и устроил бы себе внеплановое плавание.

Конь, почуяв настроение любимого хозяина, понуро фыркнул, обвел заросшее поле, простирающееся справа от тракта, унылым взглядом и побрел дальше. До ближайшей пограничной весницы оставалось не больше побега. Один побег. Всего побег. Еще целый побег…

Глаза заливал соленый пот, и вершник то и дело вытирал его рукой, на которой бегающий взгляд случайного зеваки смог бы заметить странный кожаный наладонник, крепившийся к кисти.

К сожалению, из-за ненавистной жары и просто плохого настроения, путник совершенно не обращал внимания ни на окружающие его красоты, бережно показываемые ему природой, ни даже на стреляющих глазками молодых барышень с корзинками клюквы, полностью погрузившись в свои мысли. Мысли эти, к слову, радовали своей непроглядной тоскливостью и сгущающимся мраком.

— Без бабочек в мире — пусто, без бабочек в мире — тесно…

Звонкий голосок выводил незамысловатую мелодию.

Вершник повертел головой в поисках источника миловидной песенки, без зазрения совести прервавшей его размышления, но, судя по всему, голос раздавался прямо из леса.

Разумеется, дело обычное, когда в лесу кто-то поет, но отчего-то показалось путнику, что если он не направит коня прямо сейчас в лес, то случится что-то непоправимое. Руки, будто и не по воле хозяина, сами тронули поводья и направили коня по едва заметной тропе, давно уже заросшей травой и полевыми цветами.

— И что там такое творится? — себе под нос пробормотал Дарен.

Честно говоря, коню было абсолютно все равно, что творится в лесу. И лишь одно обстоятельство очень его огорчало: хозян не дал обгрызть так приглянувшийся ему кустик. Броний, снова извернувшись, флегматично покосился на хозяина: мол, оно тебе надо, а? Но путник был непреклонен.

— Это что же, ты мне предлагаешь еще и уговаривать тебя? — вершник приподнял брови. — Слушай, лошадка, это уже ни в какие ворота не лезет!

Конь обиженно застриг ушами: "Какая я тебе лошадка, двуногий?", но подчинился, хоть и без большой охоты.

На небольшой поляне, прижавшись к дереву стояла девчушка-подросток лет пятнадцати от роду, и громко напевала простой мотив. Короткие золотистые волосы растрепались, веснушчатое лицо с яркими голубыми глазами девочка подняла к безоблачному небу.

— Эй! — вершник окликнул ее, разглядывая маленькую фигурку сквозь ветви очередного высокого куста, за листья которого принялся его конь.

Девочка повернула голову и пошевелила рукой, на которой сидело несколько разноцветных бабочек, немного дурных от осеннего тепла. И только тут мужчина заметил, что ребенок привязан к дереву.

— Дьябол в корзине, — мрачно пробормотал он, спешиваясь, — что здесь произошло?

— Как тебя зовут? — вместо ответа девочка тут же задала свой вопрос.

Мерцернарий приподнял одну бровь, перерезая кинжалом веревки, стягивающие детские запястья. Бабочки, спугнутые им, встревожено вспорхнули и закружились над головой девочки.

— Мое имя Дарен, — он присел перед ней на корточки, — а как мне называть тебя?

— Дарен-подарен! — рассмеялась девочка и, снова не придав значения вопросу путника, продолжила: — а ты любишь бабочек, Дарен?

— Бабочек? — он посмотрел на разноцветные лепестки-крылья: раньше войник никогда не задумывался об этом, — наверное, нет. Они — символ непостоянства…

— Верно, — блеснула голубыми глазами девочка, — но они всегда приносят с собой на крыльях лето, легкой серебристой пыльцой покрывая мир. Если все бабочки умрут… — она сжала кулачок, а потом медленно разжала пальцы: на ладони лежал мертвый махаон. — То лето никогда не наступит, но… — бабочка зашевелила усиками, и путник с удивлением проследил за тем, как она, описав круг над головой ребенка, села ему на плечо. — Пока над миром летают бабочки, лето не закончится.

Он кривовато улыбнулся — видно, с непривычки. Странный ребенок… Хотя, ребенком девочку назвать было трудно. Она была небольшого роста — едва Дарену до середины груди доставала, — угловатая, тощая, как заморыш, и не видно еще тех частей тела, что отделяют девочку от девушки… Не это главное. Ее взгляд — вот что заставило Дара отмерить ей чуть больше лет, чем на сколько она выглядела.

Он склонил голову набок:

— Откуда такие мысли?

Девочка рассмеялась:

— А откуда берутся все мысли?

Путник немного смутился и, не желая вызывать своими ответами еще больше вопросов, решительно поднялся на ноги, но внезапно нахмурился:

— Дом-то у тебя есть, чудо заморское?

— Не знаю, — девчушка пожала маленькими плечиками, — смотря, что считать домом…

— Ну, хорошо, — путник начинал сердиться: пустая болтовня всегда раздражала его, — я тебя отвезу в ближайшее селение, а там уж пусть весничане разбираются.

Девочка не высказала никаких возражений, и Дарен решительно подсадил ее на Броньку и лихо запрыгнул сзади. Конь, меланхолично жующий траву, недовольно поводил боками, пытаясь избавиться от лишней ноши, но вершник был непреклонен.

— Броня, давай, милый. Переставляй ножки.

Если бы конь был человеком, то глубоко бы вздохнул и послал бы назойливого хозяина на дьяболовы пашни. Но он был всего лишь конем, а потому ограничился мрачным пофыркиванием и пошел дальше, выходя обратно на тракт.

Девочка мгновенно ухватила его за гриву и усердно стала заплетать ее в косички. И чем дальше, тем больше Бронино сердце стало оттаивать: ему нравился эдакий нестандартный массаж. Конь даже стал похрюкивать от удовольствия (вершник уже не раз удивлялся вслух: мол, лошадь, а хрюкает, как свин), а затем и вовсе коварно замедлил шаг, дабы продлить приятные ощущения. Дарен снова задумался о нелегкой судьбе, а потому не заметил мести любимой животинки.

Черные волосы чуть выше плеч давно засалились и упорно (дьябол бы их побрал!) лезли в глаза, игнорируя кожаный ремешок на лбу, перетягивающий их. Мерцернарий уже больше пяти оборотов* (оборот — сутки) пробыл в седле, и это не могло не сказываться на его как внешнем, так и внутреннем состоянии. Волчья срочность! Вершник был уверен, что новый инцидент на границе Заросского кралльства и Акиремского княжества был вызван очередным пьяным дебошем пограничных войск одной из сторон, в результате которого кто-то оказался в простреливаемой зоне и… В общем, все как всегда, да только последствия оказались тяжелее, чем раньше. В результате спланированной (инсценированной, случайной) перестрелки погиб кварт-велитель, приходившийся дальним родственником самому князю Акиремы. Правящие верхи раздули скандал до полного безобразия и объявили его политическим со всеми вытекающими оттуда последствиями. Стрелявший в несчастного пьяного кварт-велителя был сделан личным врагом его Светлости и приговорен к казни. Акирема потребовала выдачи государственного преступника, но Заросия, осенив себя Оаровым знамением, отказалась брать на душу грех… Моя хата с краю — ничего не знаю. Но, пока бедолагу не нашли, на границе царила такая напряженность, что впору было искриться воздуху. А царственное дурачье отворачивало носы от мирных переговоров, не замечая скопления черни над их головами: давно точившее на Зоросею с Акиремой зуб Обьединение Трех уже потирало потненькие ладошки в предвкушении нападения и последующего за ним сладкого куска…

При других обстоятельствах Дарен бы непременно отказался, и не просто отказался, а рассмеялся бы в лицо тому, кто осмелился предложить ему такое провальное дело. Но, увы! Обстоятельства сложились так, как сложились, а исправить их было под силу лишь Оару и путник сильно сомневался в том, что бог снизойдет до решения мелких дрязг смертных.

Оказаться в Здронне никому не улыбалось. Им пугали мелких воришек, преступники готовы были перерезать себе глотку — лишь бы туда не попадать. Здронн было за что ненавидеть и бояться.

Выстроенная в скале тюрьма еще с конца правления последнего кралля из предыдущей династии пугала всех, кто совершил какой-либо маломальский проступок: последний кралль — хиленький юноша с ясными голубыми глазами — неожиданно вырос в жестокого и деспотичного правителя, развлекающегося казнями по утрам. Как так вышло — история тактично умалчивает. И есть ли смысл рассуждать о том, чего уже никогда не узнать? Лишь кровавыми чернилами в летописи пестрело имя: Литоган Жестокий.

Как и почему туда попал наш герой — отдельная история. И войнику совсем не хотелось ее вспоминать.

В общем, дела были, прямо-таки хуже некуда. Дарена срочно реабилитировали, зачитали приказ кралля, дружески похлопали по плечу, припугнули смертной казнью в случае неудачи и отправили разгребать заваренную кралльскими недоумками кашу. Хотя, кто надоумил кралля или его советников найти его, сбрендившего вояку, и реабилитировать, несмотря на прошлые грехи, никто не знал.

На груди вершника сквозь слой пыли виднелись возвращенные нашивки и награды, в петлице снова пестрела алая лента — символ мерцернария, плечи гордо расправлены (привычка). Поперек левой брови и вдоль подбородка протягивались светло-розовыми нитками еще не застарелые шрамы — память о последней войне, делая его лицо похожим на некрасивую маску дешевого балаганщика, под карими глазами пролегли темные тени. Черные штаны были заправлены в высокие шнурованные сапоги, а на поясе сверкала пряжка ремня. Короче говоря, ничего примечательного в Дарене, на первый взгляд, не было. А красивым его назвать было и того труднее.

Нос внезапно защипало, и путник, досадливо чихнув, огляделся по сторонам. Справа от тракта цвели и благоухали синие шарики (название Дарен забыл), на которые у него с детства имелась жуткая аллергия. Он обиженно поморщился и поправил съехавший на нос ремешок.

— Здоров будь, Дарен! — тихо подала голос девочка, не оборачиваясь.

— Благодарю, — вздохнул он и с удивлением почувствовал, что ему и правда стало лучше.

Броний радостно заржал и ускорил шаг. Вершник прищурился: впереди виднелась долгожданная весница.

— Вот бы бадью с теплой водой, плотный ужин и на боковую! — мечтательно обронил он и тут же замолк, вспомнив о девочке.

Мимо лебедями-павами проплывали-прохрамывали домишки — какие совсем чахлые от времени, а какие и побогаче, крыши пестрели свежей соломой, а из хлевов доносилось нестройное мычание, похрюкивание и блеяние. Около жилищ выстраивались чуть ли не очереди из зевак: какое событие — сам мерц пожаловал!

Какая-то буйная коза, бешено сверкая глазами и фанатично, визгливо мекая, вылетела из-за поворота прямо под ноги коню и плюхнулась на заднюю точку. Бронька едва успел в испуге шарахнуться от взбешенного животного. Но коза, решив идти тараном, снова встала на ноги и боднула лбом его ногу. Конь брезгливо приподнял конечность, но отвечать на подлость не стал: не того полета птица.

— Дунька! Куда ты, окаянная?! — вслед за козой кинулась пухленькая миловидная женщина с веревкой в руках. — Вернись, дурочка, вернись!

Коза же, заприметив немилую хозяйку, подскочила на месте и, испуганно мекнув, помчалась дальше.

Дарен усмехнулся: в каждой веснице одно и то же, одно и то же…

Конь, еще раз брезгливо дернув ногой, пошел дальше, не забывая при этом мрачно всхрапывать.

— Бабушка, — внезапно путник спешился и обратился к маленькой старушке на грубо сколоченной лавочке, — найдется ли здесь человек, который мог бы приютить девочку у себя? Я нашел ее в лесу, — он показал глазами на коня.

Старушка подслеповато сощурилась, разглядывая ребенка, а потом, всплеснув руками, удивленно прошамкала:

— Та это ш Велимка, штароштина дочш нажванная!

"Даже так! — отметил про себя Дарен, но вслух ничего не сказал. — Тем более странно: что делала дочь старосты одна в лесу в двух побегах верховой езды от весницы?"

— А где живет староста, бабушка?

— Та езжай до самой сердцевины весницы, сражу дом-то егойный и заприметишь.

— Спасибо. Дай Оар вам здоровья.

— И тебе не хворать, сынок.

Старушка еще некоторое время смотрела им вслед, а потом снова прикрыла глаза и отвернулась.

Дарен двинулся в глубь поселения, ведя коня, горделиво поднявшего голову. Необычные, редкого янтарного цвета глаза хитро щурились, а в каждом шаге сквозила такое непробиваемое самоуважение и грация, что вершник невольно улыбнулся: точь-в-точь королевский жеребец!

— Эх ты, выпендрежник. — он ласково пожурил коня и посмотрел вперед. — Э, да мы, кажется, пришли.

Изба, срубленная из цельных стволов, радовала глаз своим размером. По сравнению с убогими лачужками, встречающимися Дарену по дороге, она казалась кралльским дворцом. Свежевыкрашенные зеленые ставни, два этажа…

— Господин мерцернарий? — удивление, наигранная радость и чуть немного досады в голосе. — Чем обязаны Вашему визиту в нашу Рябиновку?

Дарен обернулся. Староста (а, судя по всему, это был именно он) изумленно распахнул заплывшие глаза, насколько это позволяли сделать щеки, которые были видны из-за спины. Ушлый, крепко сбитый мужичок был на полторы головы ниже Дарена, и тот мысленно скривился: не понравился ему староста.

— Да вот, дочку Вашу привез, — невозмутимо отчеканил Дарен покосившись на коника, где гордо восседала Велимира, — примете?

Староста неотрывно смотрел на девчушку, потом перевел отсутствующий взгляд на путника.

— Д-да, конечно. Проходите, господин… э-э…

— Дарен.

— Ох-х, конечно, господин мерцернарий, — староста засуетился вокруг вершника, подозвал чумазого мальчишку-конюшего и отправил того чистить коня господина, — мое имя Борщ. Проходите, господин. Мой дом — ваш дом!

Да уж имя этому "господину" подходило как нельзя лучше. Не зря же слово образовалось от "щербы", трещинки… Вот и здесь перед Даром явно стоял человек с щербой, с трещинкой, с червоточинкой…

Дарен слушал сумбурные высказывания Борща вполуха, снимая девочку с Брони. Его мысли уже были далеко отсюда: где-то на дне бадьи с теплой водой. Девочка проскользнула в дом, и путник двинулся за ней, но в дверях остановился и обернулся на продолжающего стоять столбом старосту:

— А что дочка-то ваша в лесу делала?

— Да кто ж ее знает? — преувеличенно весело отозвался Борщ, нервно перебирая руками тесьму, перевязывавшую рубаху под животом. — Она у нас того, чудаковатая немного, мало ли что ей в голову взбредет? Да и не дочь она мне вовсе: так, после смерти сестры сводной осталась сироткой, а я по доброте душевной пригрел ее у себя, да и…

— Понятно, — оборвал его Дарен, демонстративно зевнув. — А как вы объясните тот факт, что Велимира была привязана к дереву?

— Ах! — Борщ охнул, умело изобразив удивление. — Неужто ль опять разбойники на тракте появились? Ох, нехорошо это, не к добру, как же зерно-то на продажу в город возить теперь, коли есть опасность нарваться на людей лихих?

— Успокойтесь. Я на тракте две седьмицы провел и никаких разбойников не видел, — проговорил Дарен, входя в дом.

Комната из-за заливавших ее лучей казалась янтарной. На деревянных стенах висели куклы-охранницы: никого в дом не пропустят с дурными намерениями. Через узкое Оарово окошко проникал тонкий луч солнца, освещавший уголок Бога, в котором исправно находились священные вещи: горстка семян, щепотка соли, камень, зеркальце и потухшая свеча.

"И семена золотистые, — отметил мерцернарий. — Только сила не в красоте, а в душе…"

Раньше у него тоже был такой уголок. Пшеница означала урожай, соль — достаток в доме; камень показывал, в мире ли живет семья, али бедствует да бранится; зеркало отражало злые помыслы, а потухшая свеча символизировала человеческую жизнь. Если кто-то в семье умирал, ее зажигали и ждали, пока не прогорит свеча до отметки, на ней обозначенной. Ежели голод стоял — семян не было видно на красном платке, рядом с остальными предметами. Отсутствие соли говорило гостю о том, что в бедственном положении находится дом, а если зеркальце было перевернуто — то все, наползла болезнь страшная, и умертвила кого-то из семьи.

Но сейчас у Дарена был другой Бог, а точнее, Богиня… И пока он не обзаведется семьей, не будет покровительствовать ему Оар.

— А… да-да, конечно! — снова затараторил староста, о котором путник уже успел забыть. — Проходите, господин! Э-эй, Светислава! Приготовь комнату гостю!

— И бадью с горячей водой, — невозмутимо добавил путник, скидывая запыленный плащ на широкую скамью при входе.

— Дык… — хозяин дома икнул. — Понимаете, господин мерцернарий, воду-то греть надо, да и бадья у нас небольшая: мы ж люди скромные…

— Ничего. Я подожду.

Борщ вздохнул и, уже без ужимок, мрачно ответил:

— Хорошо, господин мерцернарий. Все устроим. Светислава, да где ты уже? Готова комната?

На лестнице показалась жена Борща: румяная крепкая женщина лет сорока в не штопанном еще домашнем платье. На ее лице застыло то же выражение, что приклеилось и к лицу хозяина: "больше масла, меньше супа", так, кажется, мать говорила. Слащавые улыбочки, будто купленные за пять медьков в ближайшей лавочке, плохо скрываемое недовольство в подернутых пленкой страха глазах… Все это успело утомить Дарена за проделанный путь.

— Господин мерцернарий, следуйте за мной, — хозяйка попыталась заменить улыбку "сладкая, как мед" на "приторно-противная", но у нее ничего не вышло, и уголки губ раздосадовано опустились вниз. — Мирка, поставь греться воду для господина!

Велимира, все это время топтавшаяся в дверях, отрывисто кивнула и кинулась исполнять приказ мачехи. Дарен проводил ее взглядом и, подхватив с пола замызганную торбу, отправился за Светиславой.

— Надолго-то к нам заехали? — участливо поинтересовалась жена Борща ("валил бы к дьяболовой бабушке скорее!").

— На ночь.

Быть может, мерцернарию показалось, а может, хозяйка действительно облегченно вздохнула.

— Проходите, пожалуйста. Скоро бадью слуги принесут и наполнят… Вы как любите: погорячее али попрохладней чтоб было?

— Погорячее.

Жена Борща понятливо кивнула и буквально выбежала из комнаты.

Дарен сел на грубую, но сколоченную на совесть, кровать и огляделся. Сквозь слюдяное окошко в комнату проникал приглушенный свет, на узком столике стоял подсвечник со слегка оплавленными свечами, рядом же лежали трут и огниво. На золотистой деревянной стене висело местное "произведение искусства", наверное, купленное на одной из городских ярмарок за бесценок. На холсте была изображена девушка, легкими теплыми мазками. Круглое, румяное личико обрамляли длинные каштановые кудри, легкая ткань платья облегала хрупкий стан; правое плечико незнакомка кокетливо оголила, но вовсе не для того, чтобы привлечь чье-то внимание. Просто так, будто бы в зеркало смотрела на свое отражение.

Войник долго смотрел на рисунок, пытаясь найти в нем что-то постоянно ускользающее от его внимания, но его раздумья были вскоре прерваны Борщом и его семьей, которые сначала втащили бадью в дом, а затем принялись наполнять ее водой.

Когда они закончили, Дарен запер массивную дверь на засов и, раздевшись, быстро залез в бадью. Конечно, хозяйка пожалела воды, и, разумеется, она была не такая горячая, как любил путник, но сейчас Дарена такие мелочи уже не волновали.

— Хор-рошо!

Вода сомкнулась над его головой, лишь черные волосы остались плавать на месте человека, но вскоре Дарен вынырнул на воздух и с усердием стал оттираться от копоти дорог. К коже возвращался привычный белый цвет, а щеки покрылись ярко-алым румянцем. Его еще с детства дразнили из-за этой дурацкой особенности: красные пятна на белой, как заморский мрамор, коже выглядели на редкость глупо и несуразно.

Дар вслух усмехнулся своим воспоминаниям и покачал головой, которую облепили мокрые темные пряди.

К ужину мерцернарий спустился свежий, как утренняя роса, и заметно подобревший. Запасная простая одежда не стесняла движений и была намного удобнее форменной, которая в данный момент, постиранная, сушилась на улице, с лица Дарена исчезли злость и усталость, а волосы путник завязал узлом, чтобы не лезли в глаза. Староста довольно хмыкнул в усы, а его жена быстро подхватила гостя под руку и повела к столу.

— А это, господин мерцернарий, наши дочери и сын. — гордо возвестила она, указывая головой куда-то вперед. — Софья, Чернава и Дубыня.

Дарен проследил за ее взглядом и рассмотрел двух девочек — одну совсем маленькую, и девять годиков еще не стукнуло, а вторую — чуть постарше Велимиры, да юношу лет восемнадцати, который походил на отца всем, кроме живота.

"Впрочем, — подумал путник, — живот — дело наживное".

На девочках красовались праздничные платья, хотя никакого праздника в стране не намечалось, если, конечно, не считать им его приезд. Мышиного цвета волосы младшей сестры были заплетены в две косы, а старшая подобрала черные, как уголь, косы сзади, закрепив их на затылке. Дар даже удивился: черные волосы у южанки? Это что-то совсем из ряда вон выходящее. Парень хмурился и, невольно копируя отцовские манеры, теребил веревку на поясе.

— А где Велимира? — нейтрально поинтересовался Дар, садясь на заботливо отодвинутый стул.

Супруги переглянулись, и Светислава ответила, что, наверное, убирается в хлеву.

"Тоже мне, сказка про неугодную падчерицу! — искренне подумал Дарен, — дурдом какой-то!"

А вслух поинтересовался:

— Разве она не будет есть за общим столом?

— Девочка сейчас занята, — вмешался староста, — потом поест.

Дарен едва заметно пожал плечами. В конце концов, Борщ был прав: его семья, его порядки. И кто он такой, чтобы вмешиваться? Тем более, голодный взгляд то и дело натыкался на разные вкусности (хозяйка расстаралась), а в животе предательски заурчало. Вскоре Дарен уже уплетал за обе щеки, забыв о привезенной девчушке, которая за всю трапезу так и не появилась на пороге дома.

— И тогда… ик! Пришли войники, да токма весницу уже сожгли акиремцы поганые! Ик! А прадед со своими братьями успел схорониться в ближайшем… ик! Селении. Да так и основали здесь Рябиновку, да, сын?

— Ик! — возмущенно высказал Дубыня свое мнение.

Дарен терпеливо внимал пьяным речам старосты, пятый раз выслушивая повесть о возникновении весницы Рябиновки, и повесть эта, надобно заметить, с каждым разом (и каждой кружкой биры) обрастала все новыми, леденящими душу подробностями.

Путник медленно попивал горьковатую рябиновую биру и вновь продумывал план действий по приезду на границу. Но хмель постепенно делал свое дело, и в голове становилось все чище и чище, пока Дарен, наконец, не пришел к решению, что у него слишком мало сведений для составления какого-либо плана.

— Спасибо за хлеб-соль, хозяева, — устало произнес он, — не будьте в обиде, я удалюсь к себе в комнату.

Но, кажется, никто не заметил его ухода. Внеплановая пьянка со всеми вытекающими из нее последствиями продолжалась, а путник, будучи вымотанным и немного захмелевшим, не заметил пропажи листка с рисунком, опрометчиво оставленным им на кровати.

"Хоть бы завтра тучи набежали! — мечтательно подумал он, закрывая глаза и укрываясь лоскутным одеялом, — как бы я был благодарен природе-матушке!".

Бронька, жеманно вытянув шею, словно прочитав мысли хозяина, согласно фыркнул в конюшне.

* * *

— Будь ты проклята! — он в отчаянии сделал то, на что бы никогда раньше не решился… — Отныне тебе запрещено появляться в этих землях!

Женщина гордо подняла подбородок, сверкнули черные глаза, а не собранные ничем волосы рассыпались, обвивая хрупкую фигурку в длинном синем платье… Одна против целого клана. Против всех, кого знала, любила, кому искренне верила! Что ж… Хрустели все клятвы и обещания, как опавшие осенние листья под ногами, хрустели и рассыпались прахом под тяжелыми сапогами непонимания, осуждения и горечи. Ей никогда еще не было так страшно. Больно будет потом, но пока было только страшно. Колени предательски дрожали, но женщина не опустила взгляда:

— Воля Ваша, отец.

— Ты не дочь мне более!

Она не вздрогнула, но на миг опустила веки, приглушая отзвуки грозы, зарождающейся в зрачках.

— Что ж… Будь по-твоему… — дождь усилился, заглушая последующие слова, и тогда она прокричала: — Да снизойдет на вас тень мрачная! Да поглотит она ваш разум и ваши чары, и да не сможете вы уйти из-под гнета, пока не будете прощены! — и женщина растворилась во мраке, будто и не было ее никогда.

Черноволосый мужчина долго смотрел сквозь пелену дождя, еще не до конца понимая, что он натворил. Но звенящая золотистая струнка, издав жалобное "треньк!" уже лопнула, и пути назад не было. Он упал на колени, чувствуя, что это конец… Дело сделано. Тьма, довольно мурлыча, потирает ручки и ласково скалится в их сторону. Ничего не изменить. Тяжелые капли дождя стекали по его окаменевшему лицу, обжигая морозным ветром, луна полностью скрылась за тучами.

— Чего встали?! — черные волосы взметнулись вслед за их хозяином. — Идем отсюда! Идем! Отныне это место проклято…

Дарен резко открыл глаза и судорожно сжал руками одеяло. Сна не было ни в одном глазу. Будто и не сон был вовсе…

— Что за дьябол?

Да нет, точно сон, сон. Что же еще? Да и не припомнить вовсе уже, что привиделось.

Дарен отер холодный пот со лба и вынудил себя улыбнуться, как будто глупая улыбка могла прогнать черноту отступающего ужаса сновидения.

Светало. Наступило то время суток, когда еще не понятно, наступает ли день, или просто ночь такая светлая выдалась. Петухи еще не проснулись, а небо не посерело. Но путник точно знал: еще немного — и первые лучи солнца осветят сонную землю, и тогда снова забурлит, закипит, как в диковинном ковше, людская жизнь. Это чувство было сродни тому, которым листья начинают ощущать скорое приближение художницы-осени.

Внизу раздался громкий стук, а затем послышались чьи-то голоса. Дарен напряг слух и различил слова:

— А я тебе говорил… дурень!

— …сумел.

— …дальше… глубже в лес!

— …времени!

— …куда привязал… неумеха.

— Отец!

— В следующий раз… попробуй только у меня! Девчонка уже… нахлебниц не держать…

— …знал, что… поедет мимо?

— А! Пустоголовье!

Дарен нахмурился. Он мог и ошибаться, но уж слишком четкой выходила картинка. Или нет? А-а, ладно, ему-то что за дело?

"Путник, не будь холодным, — усмехнулась где-то рядом Эльга, — лед не может быть живым…"

"Помни обо мне, Верная" — немного резковато отозвался Дар, не ожидавший от богини такого рьяного интереса к его жизни.

Он сел на жесткой кровати и протер руками лицо. Со стены на него грустно смотрела красивая темноволосая девушка. В предрассветной мгле ее лицо посерело, но приобрело какие-то другие, живые и печальные черты. Светлые губы грустно улыбались Дарену, а в темных глазах застыла пламенем в снеге тоска. Так странно сделалось путнику, ведь днем ему казалось, что лучистый взгляд незнакомки наполнен искренней, янтарной, пенящейся, как свежая бира, радостью, да и сама девушка смеется от светлого счастья… Игра светотени или задумка талантливого художника? Быть может, и то, и другое.

Дарен решительно встал: пора было собираться. Если покинет весницу с рассветом, то дотемна доберется до пограничной заставы. И это будет значить, что у него останется еще целый день в запасе, чтобы попытаться разобраться хотя бы в вершках проблем, без назначенных краллем людьми. Ведь главным мерцернарий был только формально, на деле же все делали ищейки главы государства, перевирающие любые не нравящиеся им факты и переворачивающие все произошедшие события с ног на голову.

Путник стал одеваться, но, не надев один сапог, усмехнулся и хлопнул себя по лбу: его форменная одежда осталась на улице. А ведь ночи, в отличие от дней, были прохладными, и теперь все наверняка будет сырым. Дарен, покачав головой, быстро накинул на плечи плащ и выскользнул за дверь. Бесшумно прошел в горницу, поздоровался с хозяйкой, выбежавшей из кухни, наступил на хвост огромному рыжему котяре…

Кот взвыл дурным голосом и, выгнув спину, зашипел на путника, потом бросился прочь, прямиком под ноги хозяйке. Женщина, не ожидав от полосатого питомца такой подлянки, не удержала равновесия и упала на пол. Глиняная крынка со сметаной, которую она прижимала к пышной груди, вылетела из рук и, утробно звякнув, раскололась. Густая белая лужа растеклась на полу, источая нежный кисловатый запах. Котяра, мигом учуяв лакомство, на полпути к двери в кухню остановился и, принюхавшись, ринулся обратно, тем не менее обойдя по широкой дуге Дарена. Светислава выкрикнула пару крепких слов, после чего, кряхтя и охая, встала и попыталась оттащить кота за шкирку от испорченной безвозвратно сметаны.

— Стой, рыжий дьябол! — ее лицо, исказившееся страданием, приобрело едва заметные дерзкие черты. — Ах, негодяй! Запру тебя на псарне, будешь знать, умник!

— Да он тут, собственно и не причем, — со слегка виноватым видом заметил мерцернарий.

Женщина нехотя повернулась в его сторону, и Дарен, увидев у нее на лбу написанное крупными буквами желание кого-нибудь убить, поспешил выбежать во двор.

Раннее утро встретило путника нестерпимо приятной и такой желанной прохладой. Тонкие губы сами искривились в улыбке, а в глазах сверкнул озорной огонек. Сверкнул и пропал, будто и не было его вовсе. Первые лучи солнца уже опасливо выглянули из-за горизонта, небо окрасилось в золотисто-серый цвет. Последние звезды тоскливо гасли, как испуганные светлячки, уступая место рождающейся заре. Звезды — они ведь вечны, а заря рождается каждый день разной… Живет несколько мгновений, умирает, а потом снова ждет оборот до нового рождения, чтобы снова удивить красками тех, кто еще не разучился удивляться. Осенняя заря всегда была особенной: карамельно-золотистая, медовая, как наливное яблочко, она всегда приносила с собой надежду на что-то светлое и далекое. Странно, да? Приход осени всегда сопровождался и грустью, радостью. Она пела свою странную грустную песню, из-под тонких ее пальцев вытекала задорной речушкой щемящая струнная мелодия старушки-скрипки.

Дарен постоял на крыльце с волну, не желая прогонять столь редкое ощущения покоя и умиротворенности, а потом, широко зевнув и зябко передернув плечами, поспешил за вещами.

— Спасибо за прием, хозяева. — Дар, покопавшись в торбе, со вздохом извлек оттуда кошель. — Сколько я должен вам за постой?

Путник сначала было хотел уехать, не расплатившись, а потом… В конце концов, в прошлой гостильне с него содрали в три раза больше. Да и не пригодятся денежки-то в ближайшее время. Ежели только оружие нормальное купить… Да на него все равно не хватило бы тех трех златов, которые еще звонко переговаривались в кошеле.

— Д-да… Господин мерцернарий… — замялся Борщ, алчно уставившись на стрибрянник, мелькнувший в ладони путника.

— Этого будет достаточно?

Дарен скривился, заметив реакцию старосты. Нет, разумеется, он понимал, что мужик вряд ли смог бы получить стрибрянник практически задарма, но богатый дом говорил сам за себя. И Дару было неприятно до тошноты. Путник показательно зевнул и пригладил немного взъерошенные волосы рукой.

— Более чем. — Борщ вышел из застывшего состояния подозрительно быстро и часто закивал, поспешно пряча монету за пазуху (будет теперь, на что купить себе новый кафтан). — Господин мерцернарий еще чего-нибудь желает?

— Собери мне в дорогу еды, хозяйка.

Но, странное дело, лишь только Дарен вышел за пределы жилища хозяев, на душе посветлело и полегчало. Первый сорванный ветром листочек плавно опустился рядом с ним. Второй путник, улыбнувшись, поймал и, как в детстве, загадал желание. Потом, воровато оглядевшись, смутился и отпустил листик лететь дальше.

— Чего это я, в самом деле?.. — а перед глазами стояли никак не покидающие его память сцены прошлого.

Память же, как кошка. Она может существовать и без ее хозяина, но с ним обретает иные качества. Приходит и уходит, когда ей вздумается, подняв ощетинившийся пушинками-событиями хвост и спрятав дикий блеск в расширившихся зрачках, чтобы потом, когда хозяин отвлечется, подкрасться сзади и цапнуть побольнее. И не разозлишься на нее, потому как память — неотъемлемая часть твоей жизни. Один раз попытавшись выгнать ее из сердца, будешь страдать веками. Человек-без-памяти… Нет, это уже не человек. Если мы не будем помнить — мы перестанем быть собою, а это страшно, так нестерпимо страшно! Память — странная штука. Она хранит равное количество невыносимо грустных и невозможно радостных мгновений. И если чаша весов начинает склоняться лишь в одну сторону, человек теряет свое "я", забывая, что вторая чаша тоже существует, хоть и не ощутима она… Мстителям уже никогда не будет доступна радость жизни, ведь они потеряли ее суть и забыли ее запах. Блаженным же никогда полностью не познать моря печали, касающегося их лишь мелкими солеными каплями, мгновенно высыхающими на теле… Странная штука — память.

Путник уже собирался вскакивать на коня, когда на крыльцо выбежала Велимира.

— Дарен, стой!

Он взглянул на раскрасневшееся от бега, живое лицо с выразительными голубыми глазами: будто сам Обичам* (Обичам — двуликий бог плодородия. Женщинам часто является в виде прекрасного обнаженного юноши, мужчинам — в виде прекрасноликой девушки) запечатлел на нем свой поцелуй. Золотые волосы, не расчесанные с утра, упрямо лезли на лоб, хотя их туда никто не приглашал.

Дарен нахмурился, вспомнив утренние обрывки непонятного разговора, и в лоб спросил:

— Зря я тебя привез обратно? — и продолжил седлать Броню.

Девочка часто заморгала, будто бы не понимая, о чем он говорит, а потом широко улыбнулась и протянула ему ладошку, на которой покоился круглый черный камешек с дырочкой, через которую был продет тонкий кожаный шнурок.

— Что это? — путник взглянул ей в глаза.

— Отдарок на подарок, — тихо ответила Мира и, переложив из своей руки в его ладонь камень, сжала ее, — надень его, пожалуйста.

— На какой подарок? Зачем? — удивился Дарен и строго начал: — Велимира, я не…

Девочка приложила маленький пальчик к губам и испуганно оглянулась на дверь. Та вдруг отворилась, выпуская на воздух недовольную жену Борща.

— Вот ты где, маленькая паршивка! — грозно прорычала она, быстрыми шажками подходя к ним и оттаскивая Велимиру за руку; та лишь жалобно пискнула. — Мешаешь, господину, значит? Ох, и доиграешься ты у меня: самолично выпорю!

Дарен перевел хмурый взгляд с испуганной девчушки на хозяйку. Ее лицо было красным, левое веко слегка подергивалось, а брови гневно сошлись на переносице. Пара серых прядей выбилась из-под белого платка, которым она убрала волосы. Рядом с девочкой Светислава казалась несуразной бабой. Да такой, в сущности, и была.

— Отпустите ее, — вмешался путник, — мы разговариваем.

Хозяйка недоверчиво посмотрела на него, но руку падчерицы отпустила.

— Ну, ладно, коли так, — ворчливо продолжила она и добавила: — пускай позднее ступает в лес за грибами.

— Непременно, — мрачно пообещал Дарен, глядя на ее удаляющуюся фигуру; затем снова поглядел на Велимиру.

— Пожалуйста, надень, — снова тихо заговорила она, — бабочки умирают, теряют свои крылья, лето уходит… А осень жестока, осень карает слабых. Надень, пожалуйста, надень!

— Ладно, ладно! — он подчинился, завязывая на шее шнурок и думая, что снимет его сразу же, как отъедет от весницы: еще не хватало того, чтобы в нем чаровника заподозрили: покоя не дадут!

— Ты обманываешь, — Мира покачала головой, — ты снимешь… Так знай, Дарен. Я ведаю, что тебе придется вернуться, я чувствую это! Коли снимешь камень — уже не воротишься…

И она убежала. А путник, посмотрев ей вслед, лишь покачал головой: девочка и взаправду была немного не в себе. Возвращаться за ней?.. Нет, ничего глупее никому и в голову не могло прийти. Ему не нужна обуза в виде чудаковатого ребенка.

Дарен запрыгнул в седло и бодро поглядел вперед.

— Ну, Броня, поехали!

Конь, радостно заржав, понес вершника по пыльной дороге навстречу неизвестности.

Справа и слева от тракта простирался лес. Уныло шелестели желтыми резными листьями тонкие березы, красовались друг-перед другом разноцветными платьями модницы-осинки, огорченно шептались между собой плакучие ивы, чьи листья касались земли. Будто бы в немом поклоне согнулись серебристые ветви, приветствуя одинокого путника. Могучие старцы-дубы, с высоты птичьего полета гордо взирали на собратьев, изредка осыпая желудями незадачливого зеваку.

Лес напоминал сказочный бал. Тихую, нежную музыку играли ясени, и танцевал лес. Лихо отплясывали мазурку сорванные хрупкие ветки, в медленном танце застыли грозные ели, едва заметно покачивая мохнатыми лапами, кружились в быстром вальсе красочные листья, устилая дорогу пестрым ковром… Гости-ясени смущенно и тихо разговаривали между собой, стараясь не переглушить своими голосами мелодии леса; стройные рябинки звенели алыми сережками, кокетливо поднимая и опуская ветви, молодые клёны гладили воздух резными крыльями, плавно роняя листья на звериную тропу.

"Красиво, — с легкой грустью подумал путник. — Вечная осень… Она прекрасна в это мгновение, на пике янтарного страдания. Вечная осень. Вечная печаль. Ведь она вечна?.."

Стал накрапывать мелкий дождик, и вершник, одарив его улыбкой, подставил под холодные капли лицо, запрокинув голову к побелевшему, будто бы в страхе, небу. И когда уже не было никаких сил терпеть боль от ледяных поцелуев небесных слез, лишь тогда Дарен позволил себе накинуть капюшон.

Конь, понуро плетясь по дороге и время от времени ухитряясь брезгливо дергать копытами, отнюдь не разделял радости хозяина. Ему-то хорошо, он одет, обут и едет верхом… Броня мечтательно прикрыл глаза, и перед его мысленным взором встала картинка: обнаженный Дарен (правда, конь никогда не видел своего вершника обнаженным, но, чего не знал, то додумал) идет по дороге на четвереньках, а на нем, радостно хрюкая, сидит он — Броний, с гордо поднятой головой, облаченный в королевскую мантию… Конь еще немного покрутил понравившееся развитие событий перед мысленным взором, а потом грустно помотал головой и искоса взглянул на мечтательно улыбающегося хозяина.

А Дарен действительно мечтал. Мечтал о своей горячо и трепетно любимой северной стороне, которую оставил вот уже как десять лет назад. Мечтал о высоких кедрах и о густом черничнике, мечтал о черноволосых детях, мечтал даже о том, чего еще с ним не было. И, как водится, замечтавшись, не почувствовал приближения опасности.

Первый стрибрянный болт просвистел в ладони от его правого уха. Дарен поднял взгляд, а рука уже взвела затвор на наручном самостреле. Три человека разбойничей наружности смотрели на него с любовью палача и поигрывали увесистыми дубинками. В глазах их застыло доброе, можно сказать даже, миролюбивое выражение… как у жрецов Свора — Бога крови.

На всех троих была одета богатая одежда, но явно с чужого плеча. У одного на рукаве темнели пятна крови. Своей или чужой? Любопытно, с мертвецов они тоже не гнушаются снимать платья?

"Докаркался, — мрачно подумал вершник, — а ведь до границы всего несколько верст".

Драться он умел, но, увы и ах, не любил.

— Что, войничек, деньжата по-хорошему отдадим али потанцуем?

Дарен задумчиво поднял глаза к хмурому небу, и дождь сразу же вцепился ледяными пальцами ему в лицо.

— Танцуйте, — наконец, нарочито небрежно пожал плечами он, переводя взгляд на разбойников.

— Храбрый, да? — раздался звонкий смех, и из-за широких спин выступила вперед женщина.

Она находилась как раз в том возрасте, когда ей одинаково можно было бы дать как двадцать, так и тридцать лет.

Мерцернарий еще больше помрачнел, понимая, что не посмеет ударить женщину, будь она хоть трижды атаманшей.

— Вы понимаете, чем вам грозит задержка срочника? — спокойно поинтересовался он.

— Чем же? — ухмыльнулся самый большой разбойник, мышечная масса которого могла бы испугать даже медведя. — Ты нас не пужай, войник. Мы, люди честные, никому про твой позор не скажем…

— Вот уж спасибо! — едко отозвался Дарен и пробормотал под нос: — благодетели, благодать их к дьяболу… Я, пожалуй, откажусь от вашего, несомненно, заманчивого предложения, господа.

Он пришпорил Брония. Тот, заржав, встал на дыбы и метнулся вперед, сшибая одного из детин.

— А вот это ты зря, мил человек, — зло прищурилась атаманша, — нехорошо калечить людей, ай, нехорошо! Ребята, проучите-ка невежу.

Дарен, с тоской поглядев на потрепанные ножны, спешился и достал проржавевший меч.

Первую дубину он успел остановить мечом, обладателя второй просто-напросто пнул по причинному месту, а о грозное оружие третьего (палку с железным шиповатым набалдашником) хлипкое железо Дарена под громкий гогот разбойников сломалось у самой рукояти.

Но отступать было… поздно?… И путник даже почти внушил себе, что поздно. Им овладел азарт битвы. Дарен люто ненавидел это чувство и жадно упивался им одновременно, он боялся его и желал, он… Но одного он не мог. Раз, увидев мир и врагов сквозь кровавую пелену боя, он уже не мог остановить это.

Дарен стрелой метнулся вперед, но допустил ошибку. Сосредоточившись на трех мужчинах, он совсем забыл о женщине… И зря, зря забыл!.. Что-то тонкое рассекло воздух, и Дарен в последний миг пригнулся, но темное лезвие кинжала успело полоснуть его по плечу. Боли пока не было. Она придет потом, когда схлынут потоки азарта драки, когда враги будут повержены… Войник поднял раненую левую руку с самострелом и, почти не целясь, посылая пять шипок в обступивших его разбойников. И, судя по раздавшемуся слаженному вою сзади, он попал два раза. Их осталось всего двое, но радости путнику это не добавляло.

— Может, мирно разойдемся? — предложил Дарен, целясь в атаманшу (романтики большой дороги не были в курсе, что вершник никогда бы не выстрелил).

— Мирно?! — раненым зверем взвыла женщина, бросаясь к одному из двух "павших героев", после чего выдавила сквозь сжатые зубы: — ублюдок!

И уцелевшие разбойники, подхватив раненых товарищей, ринулись в лес, почти мгновенно скрываясь в зыбкой рябой листве. Лес с радостью принял новую порцию тепла, быстро затягивая их в хоровод танца…

Он дал им уйти. Не стал убивать, хотя мог. Зачем?.. Зачем рушить еще чьи-то судьбы, если твоей жизни уже ничего не грозит?

— Ну, что Броня, — грустно усмехнулся путник, подходя к гордому собой донельзя коню, — поехали дальше?

Броний шевельнул ушами и взрыл правым передним копытом размягченную почву.

Дарен поставил ногу в стремя, с пылинку* (пылинка — аналог секунды) посмотрел на место, где волну назад скрылись разбойники, и лихо запрыгнул в седло. Ему предстояло ехать еще как минимум четыре побега до ближайшего поселения.

Из леса раздался жуткий вой.

Дарен скривился, как от зубной боли, и пришпорил коня.

— Беги, Броня, беги!..

Так чтобы ветер яростно хлестал по щекам, чтобы ливень злобными иголками выкалывал глаза, так, чтобы телесная боль вытеснила душевную… Он не любил убивать. Но делал это с завидным постоянством, будто сама насмешница-Судьба издевалась над ним. И так горько было Дарену, но изменить что-либо он был не в силах: оставалось только лететь стрелой вперед, не оглядываясь на оставленные позади несчастья. Лететь черноперой стрелой смерти…

Дарен отчаянно понимал, что ему вовек не отмыться, не отмолиться от пролитой им крови, что она будет преследовать его везде, куда бы он не направился, и что он до конца жизни был обречен слышать плач матерей и жен, убитых им. Он понимал, что как никто другой виновен в том, что чужая ненависть окружает его плотным, вязким коконом, из которого не выбраться, в котором задыхаешься, как в воде… Он понимал все. И старался не поддаваться кровавому безумию, но, чем дольше он боролся, тем яростнее опутывал его своими сетями невидимый паук, и тем меньше ему хотелось сопротивляться…

— Да, я трус! — зло выкрикнул он дождю. — И что с того?!

— С того?.. С того?.. — откликнулось эхо тоскливо.

Вершник упрямо сжал губы и вскинул голову. Руки в кожаных перчатках до боли сжали поводья, капюшон слетел с головы, и намокшие вмиг волосы облепили голову.

Страшные шрамы на теле вновь затянули болью, реагируя на холод и сырость.

"И пусть их! — ожесточенно думал Дарен, — пусть!"

К концу дня дождь так размыл дорогу, что копыта коня увязали в нем на ладонь. Дарен тоскливо посмотрел на приближающуюся развилку: одна вела в ближайшее селение, а вторая к пограничной заставе, однако и ежу было понятно, что до границы он уже при всем желании не доедет. Путник легонько сжал бока вымотавшегося Брони.

Старолесск со своей каменной стеной, усыпанной бисером бойниц, мало напоминал весницу, и Дарен не удивился бы, если через пару лет на карте появится новый город. Хотя, если вспомнить историю (а с историей, прямо его не касающейся, у Дарена были нелады с самого детства), то раньше Старолесск и был полноправным пограничным городом, но после нескольких инцидентов на заросско-акиремской границе навевающая издалека ужас каменная стена почти развалилась, жителей практически не осталось, а дома горели, как факелы, не затухая, и город перестал существовать. Остатки былой мощи хранила в себе грубая кладка серых неприветливых стен, да не успевшие сгореть древние рукописные книги.

Но Дарен никогда здесь не был, книгами интересовался только поскольку постольку, а непрекращающегося почти восемь лет пожара не видел, да и не мог видеть, и потому отстраивающаяся заново стена подтолкнула его к совершенно другим мыслям, глядящим в светлое будущее, а не в темное прошлое.

Где-то на лестницах перекрикивались рабочие, стучали топоры, слышалась отборная ругань, смеялись дети на улицах, кричали их родители…

Медленно, но неумолимо темнело. Солнце, так и не выглянувшее из-за сизых матовых туч за весь день, завершало чертить полукруг и спускалось к алой ниточке горизонта.

Дарен, подъехав вплотную к негостеприимно закрытым воротам, спешился и, взявшись за массивное кольцо, три раза стукнул.

Прошла волна, вторая, третья… Смеркалось. Путник хотел было уже снова стучать, но тут ворота со скрипом стали открываться, выпуская сухонького седого старичка в небогатой одежде.

— Вечер добрый, — поздоровался он.

— Здравствуйте, — Дарен кивнул ему и собирался въехать, но старичок загородил собой проход.

Путник нахмурился:

— Что-то не так?

— Дык… Пошлину заплатить надобно.

Дарен оторопел.

— Что? Какую пошлину?

— Какую-какую… — и он вытащил из-за пазухи смятый листочек, — Читать умеете, господин?

Путник нетерпеливо выхватил бумажку из сморщенных рук и пробежался по ней глазами. Потом в сердцах сплюнул.

— Слушай ты, старый сморчок, ты сам-то это читал? Тут написано: "брать пошлину с торговых людей!", я, что так на караван похож?!

— А мне почем знать? — дотошный старичок не собирался сдаваться. — Мало ли, что, хе-хе. Может, ты в сумках чего прячешь.

— Прячу, — добавив меда в голосе, сказал Дарен и рявкнул: — удавку тебе на шею, старый хрыч!

— Ты меня тут не пужай! — он подбоченился, — пуганные мы уже, пуганные… И не раз, замечу, ох, не раз.

Путник сузил глаза, в которых появлялись отзвуки начинающейся бури, но, то ли дедок их не видел, то ли не хотел замечать.

— На, — Дарен со злостью выхватил кралльский приказ, чуть не порвав ценную бумагу, и всунул ее под нос деду, — я мерцернарий его величества кралля Блуда Первого.

Старик невозмутимо отвел руку путника: похоже, его совсем не волновал тот факт, что за задержку срочника обычно полагается штраф в десять злотов. И даже то, что срочник этот был чуть ли не в два раза выше его самого.

— Что опять?

— Дык… Того, не обучены мы читать-то, — старик всунул приказ обратно в руку Дарену.

— Так. — Путник заставил себя прикрыть глаза. — Позови кого-нибудь, кто обучен.

— Не можно. — тот гордо вздыбил морщинистый подбородок. — А то ж, хе-хе, покуда я ходить буду туды-сюды, ты возьми, да и пройди в Старолесск.

— Закрывай ворота.

— Что? — старичок прикинулся глухим и подставил правое ухо, — не слышу!

— Закрывай ворота и ищи грамотного человека в своей веснице! — прорычал Дарен, — и если через десяток волн я не дождусь тебя, то перелезу через эту стену!

Старик окинул путника скептическим взглядом, но, видимо пришел к выводу, что тому действительно это под силу. Потом перевел взгляд на флегматичного Броню и торжествующе выставил вперед кривой указательный палец.

— Ага! — он снова захехекал, — а лошадку-то как через стену потащишь, а?

Согласитесь, трудно сдерживать рвущийся наружу звериный рык после непрерывной скачки в четырнадцать побегов, когда ты весь мокрый, потный, голодный, усталый и, вдобавок ко всему, раненный в плечо. Вот Дарен и не стал сдерживать.

— А за лошадку я с тебя спрошу. Лично!

Путник не знал, это ли сомнительное обещание повлияло на решение мерзкого старикашки али окрик позади него, но, так или иначе, он тщательно запер ворота перед носом Дарена, а меньше, чем через пять волн во вновь открывшихся створках показался молодой стражник, позади которого мелко семенил невыносимый дедок, ожесточенно жестикулируя и, по-видимому, что-то доказывая.

— …а я говорю ему: "Не можно!", значиться, а он мне…

— Замолкни, — юноша быстро пробежался взглядом по протянутой ему путником бумажке, нахмурился, перевел взгляд на старика, пробормотал что-то маловразумительное, после чего с поклоном поприветствовал Дарена и отдал ему кралльский приказ. — Простите великодушно, господин мерцернарий, наш… смотритель иногда… эм… усердствует больше, чем того надобно.

— Да куда уж больше, — проворчал Дарен, беря коня под уздцы и проходя, наконец, в весницу-город. — Здесь есть хотя бы одна гостильня?

— Вам какую: подешевле или?.. — стражник, судя по всему, был жутко доволен тем, что легко отделался, — тут совсем рядом "Бычья цепь", а ежели дальше пройдете, то увидите "Козью ножку".

— А "Курьей лапки" у вас нет? — неуклюже пошутил путник.

— Нет, но на прошлой седьмице можно было заночевать еще в "Свином копыте", — улыбнулся стражник, — честное слово, господин мерцернарий!

— Не селение, а скотный двор какой-то, — пробормотал Дарен. — А сам-то куда посоветуешь пойти?

Молодой человек почесал затылок, потом взъерошил короткие каштановые волосы:

— Отправляйтесь-ка, господин, в "Козью ножку". Там и почище будет, и готовят получше, чем в "Цепи"… Но и цены немного кусаются.

— Ну, если немного… — путник пошарил за пазухой, вытаскивая кошель.

Стража получала такой мизер, что на него, не то, что семью не прокормить — самому бы с голодухи ноги не отбросить. Стрибрянная полушка полетела в ладонь паренька, а сам Дарен кивнул, показывая, что принял к сведению его совет.

— Как я дойду?

Стражник, жутко счастливый, что ему удалось еще и подзаработать, быстро и подробно описал план на словах и, сославшись на дела, отправился прямиком к ювелиру. Будет теперь, на что купить Маняше то самое колечко змейкой, уж она-то обрадуется, и ему всяко приятно. А он-то дурак идти не хотел к воротам! Ясное дело, сегодня госпожа Удача была благосклонна к нему.

А Дарен, прочитав все это на лице паренька, фыркнул и отправился дальше. В конце концов, деньги — всего лишь деньги. Бездушные блестящие кругляшки на теплой ладони.

На улицах фонарщики зажигали редкие смоляные лампы, но те больше чадили и скорее прогоняли свет, чем испускали его. Любопытные дети выскакивали из домов и украдкой тыкали пальцем в заезжего мерцернария, шушукаясь за его спиной. Старушки на лавочках, продолжая сплетничать, провожали Дарена цепкими взглядами, а из окон глядели молодые девушки, раздумывая, стоит ли связываться с нездешним наемником или нет.

Жители весницы — сплошь светлоглазые и светловолосые — сразу же примечали в нем чужака. Суровые отцы, заприметив оценивающие взгляды дочерей, хмуро грозили им пальцами, а пареньки нервно покусывали губы. Оно и ясно: друг перед другом бахвалиться можно сколько угодно, а как дойдет до дела… Нет, никому не хотелось связываться с чужаком: вон у него какие кулаки огромные, побольше, небось, чем у Васьки — кузнецова сына, и рукоять меча из-под полы плаща выглядывает… Да и повода пока нет. Вот ежели он начнет на ихних девок заглядываться, то тогда можно и всем сразу, по справедливости.

Какой-то маленький воришка, воспользовавшись ложной задумчивостью путника, попытался стащить его тощий кошель, но был пойман за шкирку тяжелой рукой, и тут же жалобно захныкал.

Дарен вздохнул и, пожалев мальчишку, отпустил, пригрозив, что в следующий раз отлупит по заду.

После этой сцены молодые мамы уже не пускали своих детищ к "злобному мерцернрию", да только что возьмешь с детей? Любопытство в них заложено с рождения, а потому, несмотря на все родительские запреты, они, под прикрытием сумерек, соревнуясь в храбрости, подскакивали к путнику, а потом стремглав бежали прочь, обратно, чтобы потом рассказывать, "как мерцернарий их чуть не поймал", "а глазищи, глазищи-то у него так и светятся!".

Девушки постарше, глядя на младших братьев и сестер, тоже стали привлекать внимание заезжего наемника: брали маленькие зеркальца, ловили отблеск свечи и посылали зайчиков-светлячков. Часто зайчик одной красавицы сталкивался со светлячком соседки через улицу, и тогда девушки, недовольно хмурясь, убирали зеркала, потому как — нехорошая примета… А уж потом можно будет и подговорить братишку крысу дохлую подложить в горницу сопернице.

В общем, Дарен был безмерно счастлив, когда, наконец, добрался до гостильни, передал коня на попечение мальчишки и, вручив тому медьку, оказался под прикрытием стен от назойливого внимания.

Гостильня была забита чуть ли не под завязку, и одно свободное место нашлось лишь у стены, да и то лишь потому, что половину дубового стола занимал дрыхнувший пьяница, уронивший русоволосую голову в салат. Но выбирать не приходилось, а потому Дарен направился именно туда, неприязненно сморщившись, отчего опять дернуло шрам, протянувшийся поперек левой брови. Он машинально коснулся его рукой и заодно заправил прядь полос, выбившуюся из-под ремешка на голове.

Через волну к нему подскочила бойкая разносчица и, приняв заказ, умчалась дальше, а путник, ожидая ужина, прислушался к громкому разговору за соседним столом. Яблоневая бира уже развязала языки спорщикам, и те, через каждые несколько пылинок нетерпеливо перебивали друг друга, стремились что-то доказать, добавляя себе убедительности ударами кулаков и кружек по столу.

— …а я тебе говорю, что акиремцы эти снова хотят города наши пожечь! — возмущался первый голос. — У-у, слетелись, коршуны поганые!

— Чушь собачья! — заводился второй, — нашему краллю нечего делить с князем акиремским. У нас и земли похуже будут, и климат посуровее… Ха! Вымрут тут они, вымрут. Кто тебе сказал эдакую глупость?

— Кто-кто… а вот дед Мирохин, он и сказал!

— Ик! А с каких это пор наш Мирохин на передовой служит, э?

Дарен вздохнул. Такие разговоры в любом приграничном селении не редкость, хоть в мирное время, а хоть и в военное — одна и та же песня. Слушать — не наслушаться. Еще свежи воспоминания о войне пятидесятилетней давности. Причем, говорят, что и мирного договора, как такого, у властей нет, а потому и бесятся обе страны: что Заросия, что Акирема — хороши обе.

Сосед по столу приподнял голову, посмотрел на путника подернутыми пленкой глазами, а потом, осенив себя Оаровым знамением, снова упал лицом в миску, громко захрапев. Судя по нашивкам у него на груди, на которые Дарен бросил мимолетный взгляд, до скотского состояния напивался начальник стражи. Достали беднягу…

Вскоре перед путником опустилась тарелка со шматом румяного мяса и овощами, бульон и кружка янтарной, пенящейся биры. Желудок откликнулся довольным урчанием. Дарен довольно усмехнулся и поинтересовался:

— Красавица, а комната-то у вас свободная найдется?

— Отчего ж не найтись, — звонко рассмеялась девушка, блеснув серыми глазами, и лукаво подмигнула: — а, может, даже и не слишком свободная сыщется!

— Как-нибудь обойдусь, — путник искривил губы в подобии улыбки, — сколько?

— Пять стрибрянных вместе с ужином, — разносчица подкинула блестящие кругляши на маленькой ладони, послала путнику воздушный поцелуй и отправилась к соседнему столу, где уже с волну требовали новой порции биры.

Дарен подцепил вилкой кусок мяса, посмотрел на него несколько пылинок, а потом отправил в рот, блаженно щурясь. Не врал стражник, действительно вкусно готовят. Впрочем, путник был так голоден, что с огромным аппетитом сжевал бы собственные шнурки с сапог.

Бира радовала своей крепостью: в предыдущей гостильне, еще до Рябиновки, ее разбавили как минимум двумя третями воды. От ароматного напитка исходил густой яблоневый запах: видно было, что весничане знают толк в зимних сортах. Тушеные овощи тоже не имели изъянов: не пересоленные и не переперченные. В общем, Дарен был доволен и продолжал наворачивать за обе щеки.

Позади начинался очередной пьяный дебош, причем, судя по всему, зачинщики не собирались ограничиться простыми тумаками. Одна кружка уже разлетелась вдребезги, потерпев поражение в столкновении с чьей-то головой. Хозяин заведения — мужчина лет сорока, лениво окинул взглядом не в меру агрессивную кампанию, но кивать здоровякам вышибалам не спешил.

По большому счету, Дарен тоже не стал бы совать нос не в свое дело, если бы не просвистевший в паре ногтей от его головы нож: путника спасла исключительно отменная реакция. Нож воткнулся в стену и немного подрагивал.

"Сильный удар", — машинально заметил путник, оборачиваясь.

Столы уже давно были отодвинуты к краям гостильни, а посередине полным ходом шла драка. Более трусливые постояльцы забивались в свои комнаты или выбегали на улицу, менее пугливые — из углов наблюдали за разворачивающейся сценой. Тем паче, что посмотреть, действительно, было на что. Двое вербовщиков пытались изловить юркого парнишку, который с поразительным везением уворачивался из-под ударов, сыплющихся на него с завидной скоростью. Дарен даже успел удивиться такому рвению войников, прежде чем увидел их третьего товарища, столкнувшись с чьей головой, нашла свою смерть добротная кружка. Еще двое мужичков, уже опрокинувших в себя по пол-литра биры, принимали в драке участие за кампанию, причем, судя по всему, их совершенно не волновало, кого бить: лишь бы всласть кулаками помахать — хоть какое-то приключение.

И почему все самые паршивые истории начинаются именно в массовых сборищах людей?

Белобрысый, как и все весничане, мальчишка перепрыгивал со стола на стол, пытаясь пробраться к двери, но на пороге заведения появился еще один войник, и, сложив руки на груди, молча наблюдал за стремительно развивающимися событиями. Вербовщик вытащил нож, и Дарен с немалой долей досады узнал в нем собрата того, которому чуть не стал домом родным его собственный затылок.

— Эй! — он резко поднялся из-за стола и окрикнул войников, — ребята, что происходит?

Взгляд того, что стоял около двери, перекрывая провинившемуся в чем-то мальчишке путь к отступлению, переместился на Дарена, быстро пробежал по всем нашивкам и лентам и снова вернулся к его лицу. Войник отдал честь и отрапортовал:

— Беглый он, господин септ-велитель. Завербовали его вяток назад в армию, подписали контракт…

— Брехня! — громко перебил его паренек, и, отвлекшись, пропустил удар в живот.

Отлетев к стене, он застонал, но быстро пришел в себя и поднялся, уже не безоружный — в руке была кочерга, которой служка не далее, чем пять волн назад, помешивал поленья в камине.

— Что, теперь кулаками махать кишка тонка?

— Тьфу ты! — один из вербовщиков сплюнул, — а может, и дьябол с ним, а? Он же чокнутый!

— Как ты меня назвал?! — Мальчишка возмутился, — а ну, подходи по одному! Живым не дамся!

"А ведь действительно, не дастся, — мрачно подумал Дарен, почесывая небритый подбородок и продолжая наблюдать, — чокнутый".

— Ага, паршивец, попался! — Кочерга отлетела в сторону. — Сейчас мы тебя научим уважать старших!

Один войник заломил белобрысому руки за спину, а второй, не церемонясь, стал наносить удары один за другим, раскрашивая лицо ему лицо и живот.

— Хватит. — Дарена никто не услышал; тогда он подошел ближе и, мертвой хваткой вцепившись в занесенный кулак, повысил голос: — Я сказал: хватит!

Драка прекратилась. Гудящий зал притих, ожидая продолжения действия.

— Но, господин септ-велитель, контракт…

Дарен нахмурился и, поглядев на взбешенные глаза мальчишки, досадливо бросил:

— Чхал я на ваш контракт. Сколько он вам должен?

Войники переглянулись.

— Сколько?

— Н-но… господин септ-велитель…

— Значит, нисколько, — подвел черту Дарен и добавил: — этот цыпленок — не того полета птица, чтобы за ним войников посылать. Одумается — сам придет. Не одумается… Ну и дорога ему на дьяболовы пашни.

Войники, скривившись, отдали честь, не желая спорить со старшим по званию, и быстро убрались восвояси.

Парнишка торопливо растер конечности, прошипел пару ругательств и ринулся к выходу.

— Эй, а спасибо?! — возмущенно крикнул ему вслед Дарен.

— Засунь себе свое "спасибо" в задницу! — громко пожелали ему из-за двери.

Путник с полволны апатично рассуждал, стоит ли ему догнать хама и наподдать ему, потом все же решил, что с того на сегодня и так хватит, и отправился на свое место. Помещение снова зажужжало трупными мухами, обсуждая произошедшее. Однако, доесть спокойно ему и в этот раз не дали.

— Э… господин мерцернарий, кружка и миска стоят стрибрянную полушку, — хозяин неуверенно топтался рядом со столом.

— А я-то тут каким боком? — буркнул Дарен недружелюбно, засовывая в рот порцию еды.

— Ну, как же… Вы ведь вступились за пацана, а значит…

Войник спокойно прожевал мясо, запил бирой, вытер пену с губ и поинтересовался:

— И что же, по-твоему, это значит?

— Заплатить надобно! — Хозяин кивнул двум вышибалам и тут же, ободренный, подбоченился, — ежели каждый, уходя, будет бить по кружке и по миске, то так и гостильню по бревнышку позднее разберут!

Чего греха таить, путник прекрасно понимал его, но — дьябол! — понимание вовсе не означало того, что Дар горел желанием высыпать все золото в кормушку хозяина. Почему он должен раскошеливаться за какого-то оборванца с улицы?! Он грубо впихнул полушку в протянутую ладонь, схватил ключ от комнаты и стрелой взлетел наверх по лестнице.

На улице, будто подражая его мыслям, снова разревелось небо, покрывая землю тонкой пленкой воды. Молнии вспыхивали фиолетовыми факелами, бил в огромный, перетянутый кожей, барабан гром, вытягивал свою заунывную песню горемыка-ветер, брехали и звенели цепями разволновавшиеся собаки.

Дарен долго ворочался на жесткой кровати: сон не спешил забрать его в свое туманное царство. А когда, наконец, забрал, то путник сильно пожалел об этом: такая несусветная муть ему снилась.

Броня уныло заржал в конюшне, перепугав до смерти задремавшего паренька-конюшего, и испуганно застриг ушами.

Конь чувствовал, что грядут перемены.

И ему эти перемены категорически не нравились.

Говорят, что природа всегда чувствует место разрыва и стремится заполнить его, меняясь. Если стало слишком мягко, природа отрастит отравленные иглы, а если слишком жестко — станет теплым безобидным пледом. А осень всегда была самой старшей и мудрой. Она первой замечала изъяны.

Осень серчала.

Осень менялась.

Осень выкраивала свою новую суть заново на белоснежной канве мироздания. Изменения уже витали в воздухе, как летний розовый запах, были едва уловимы, как два серых стежка на белой простыни.

ГЛАВА 2

ТЕНЬ ВОСПОМИНАНИЙ

О, это небо, что шеи вокруг,

этот блуд,

Что пройдет по рукам — это

солнце привяжут к ногам…

И обратный, плацкартный,

тебя не заметивший милый

с запахом моря.

Веня Дыркин

Говорят, что если с утра встретить рыжего кота, то счастливчику госпожа Удача будет улыбаться целый оборот: хоть весь день на рожон лезь — везде сухим из воды выйдешь. А еще говорят, что красный рассвет предвещают войну. Красный цвет — цвет крови: кровь дает нам жизнь… и она же жизнь у нас забирает. Говорят… много люди говорят, да только половину из их примет можно смело называть ложью. Ложью во благо?.. Иногда за рутиной беспрестанно тянущейся вереницы дней начинают люди забывать об истинных приметах. Они сначала отдаляются, отходят, обиженные, а после и вовсе улетают в никуда, никому не нужные, никем не используемые.

Дарен верил в истинные приметы: еще два оборота назад птицы радостно подражали заморской свирели, а сегодня уже косяками направились на юг. Скоро придет зима. Холодная, хрустальная, льдистая… Снежная Хозяйка бережно укроет деревья пушистым одеялом, закружит в танце сверкающие снежинки, морозным дыханием покроет окна кружевными узорами… и жестоко покарает тех, кто не вовремя окажется там, где она никого не ждет.

Путник поднял голову к сизому небу: солнце больше не выглядывало, резко похолодало. Трава низко пригибалась к земле, ища у той тепла, которое она уже не могла дать. Осень смывала серебристой водой краски угасающей жизни… И все-таки, как ни крути, а холод был лучше, чем жара. Даже и не верилось, что два дня назад стояло такое пекло, что впору было начинать плавиться камням.

С сапожником проблем не было, он быстро понял, что Дарену нужно, и меньше, чем через два побега новая обувь была готова. Путник, расставшись с двумя золотыми, мог бы быть довольным, если бы у него оставались еще деньги на подбитый мехом плащ. Но денег не было, и Дарен, забрав сапоги со стальными мысами, отправился седлать Брония. В конце концов, сегодня надо наконец-таки добраться до заставы, а то потом не миновать кучи письменных объяснений…

— Эй, подожди!

Дарен не обернулся. Вряд ли этот оклик мог быть предназначен ему.

— Ты глухой, что ли? Слышь, спаситель!

Путник приостановил коня и все-таки оглянулся. У самых ворот его настиг вчерашний белобрысый дебошир на рыжей костлявой кляче. Под правым глазом у того налился лиловый синяк в полщеки.

— Что, совесть замучила? — съязвил Дарен.

— Нет… то есть, да, — мальчишка пробормотал сбивчивые извинения и торопливо спросил: — можно мне с тобой?

— Это с какой такой стати? — путник, нахмурившись, посмотрел на парня.

— Ну, как же. Ты ж меня спас, и все такое… Я теперь, как бы, тебе обязан.

— Ладно, — легко согласился Дарен, — с тебя стрибрянная полушка — и будем считать, что мы в расчете.

Тот опешил.

— К-какая полушка?

— Стрибрянная, — снисходительно повторил войник, — за разбитую посуду.

— Э-э… Нет, — он помотал головой, — так не пойдет.

Путник сузил глаза и в упор посмотрел на него.

— Чего тебе еще надо? Катился бы к дьяболовой бабушке! Я спешу, — вершник натянул поводья.

— Да обожди пылинку! — мальчишка сжал бока клячи, нагоняя Дарена. — ну, извини, я вчера погорячился, думал, ты с ними заодно. Оар, да ты можешь ехать помедленнее?!

— Нет.

— Почему?

— Я уже ответил на твой вопрос.

Сзади путника раздались смачные ругательства. Дарен присвистнул: он даже не подозревал, что какой-то оборванец так хорошо может знать его родословную. Но, как говорится, на правду не обижаются, а все остальное не стоит внимания. И вершник лишь пришпорил коня.

— Они ведь меня снова поймают!

Бедная рыжая лошадь уже задыхалась и стала заметно хромать.

— А мне-то что?

— Как это что? — возмутился мальчишка. — Это же неправильно!

— Что — неправильно? — уточнил путник едко. — Сбегать из армии или оказывать сопротивление кралльским войникам?

— Да не подписывал я контракт! Меня чем-то опоили и приставили мои пальцы на листе! Это все кузнецов сын, от девки своей меня хотел отвадить, так она мне даром не нужна.

— А жизнь вообще несправедлива, — веско заметил Дарен и добавил: — твоя кляча сейчас копыта отбросит, валил бы ты обратно под родительское крылышко.

— Ну как ты не понимаешь, мне помощь нужна!

— Замечательно. Я тут при чем?

— Ну, ты же войник…

— И? — он выгнул правую бровь.

— Возьми меня с собой.

"Вот навязался! — раздраженно подумал Дарен, — будто и без него хлопот не было!".

— Ты хоть знаешь, куда я направляюсь, мальчишка?

— Ну и куда? — он с вызовом посмотрел на путника.

— На границу.

— И что?

— Злобные акиремцы тебя поймают, изжарят на медленном огне, а после съедят, — с самым серьезным выражением лица пообещал вершник.

— Да ну тебя… Я к тебе со всей душой…

— По-моему, с совсем другим местом, — отозвался путник, красноречиво поглядывая на его зад.

Парень скис. Ему явно не хотелось возвращаться: небось и дружкам уже всем разболтал о том, как он будет путешествовать с мерцернарием, а тут такая засада!

— Ну, хочешь, я на границе контракт подпишу?

— Мне все равно.

— Ну ты и хам! — проворчал он.

Дарен промолчал. Отвечать на очевидное оскорбление он не видел смысла — глупо. Тем более, что с непривычки от такого долгого разговора у войника уже начинало болеть горло.

Путник покосился на понурого парня. Ладно. В конце концов, доедет он с ним до границы, а там тут же передаст Богдану на попечение, чтоб жизнь медом не казалась. На весь свой век запомнит службу. И проклянет тот день, когда устроил бойню в гостильне и не пошел с рядовыми войниками.

— Тебя как звать-то?

— Жданом, — мальчишка оживился, — а тебя?

— Дарен.

— Так я поеду с тобой?

— С условием, что там подпишешь контракт на пять лет.

Ждан немного скис, но с этим ведь спорить — все равно, что горохом об стенку стучать, никакого смысла! Да и граница всяко лучше, чем то захолустье, откуда он чудом сбежал.

— А сам-то уже отслужил, что ли? — спросил он недоверчиво.

Дарен покосился на него, как на блаженного.

— На нашивки посмотреть терпения не хватает?

— А может ты их купил, — фыркнул парень, — ты ж мне ровесник, а мне только осемнадцать сравнялось. Откуда бы у тебя взялось звание септ-велителя?

Вершник поперхнулся смешком.

— Я тебе не ровесник.

— Да ну? — хмыкнул тот, — и сколько же тебе, о мудрый старец?

Мерцер пожал плечами.

— Двадцать пять.

Ждан одарил Дарена угрюмым взглядом и мрачно пробурчал:

— Не смешно.

— А я и не смеюсь.

— Что, и повоевать успел?

— Успел.

Парень немного посопел, разглядывая нового знакомого, а потом буркнул:

— Я тебе не верю.

— Твои заботы. — Путник отвернулся, явно считая разговор законченным.

Ждан был и прав и неправ одновременно. Между ними пролегла огромная пелена ценой в семь лет, ценой в вечность. Дар был старше мальчика, но лишь потому, что ему не посчастливилось слишком рано повзрослеть.

Мальчишка же, не найдя больше доводов своей правоты, замолчал, а Дарен облегченно вздохнул. Пустые разговоры поднимали в нем волну неконтролируемого, колючего раздражения. Зачем сотрясать воздух бессмысленными высказываниями, переливая из пустого в порожнее?

"Купил нашивки, — усмехнулся он про себя. — А души убитых тоже купил? И опыт купил?.. И шрамы — купил".

Говорят, что со временем воспоминания притупляются, отдаляются и перестают быть такими же яркими.

С течением реки, имя которой — Время, воспоминания становятся только ярче, острее и больнее. Пласт за пластом обрастают новыми ледяными иглами, нестерпимо режут глаза светом, стоит их только закрыть, и колют вены, вливая сладкий яд… Можно убежать от них, закрыть в черном сундуке и спрятать где-нибудь в самой своей глубине, чтобы никогда больше не видеть нестерпимого света. Но рано или поздно тебе надоест прятаться, ты устанешь от бега, начнешь задыхаться и упадешь — и будет в сто крат больнее и горше. Особенно, если это воспоминания о войне.

Пусть на кралльских тронах меняются правители, пусть на площадях зачитывают очередной договор о мире и с наигранной радостью напыщенно рассказывают о том, какие малые потери понесла страна. Триста, четыреста, пятьсот человек… Это не ведь даже не войско, так, щепотка соли в сладком пироге. Да и какое дело краллю до пушечного мяса? Дарен был готов поспорить, что он не назвал бы на память ни одного имени погибшего. И невдомек властям, что подсчитали только потери среди мужчин, невдомек им было, что погибло намного больше, и среди ушедших были ни в чем неповинные женщины и дети. За что страдали дети? Они даже слова не знали такого — война, когда в их дома ворвались грозные войники с факелами…

Дарен тогда служил здесь, на заросско-акиремской границе, совсем мальчишкой был — только семнадцать стукнуло. Богдан, узнав о том инциденте, сразу же написал рапорт о переведении его на коринскую пограничную заставу. Помнится, путник тогда за три дня преодолел расстояние в триста с гаком верст, на последней из которых бедняга-лошадь упала и издохла от изнеможения.

Он спешил, как мог, но все равно опоздал. Его весница была сожжена дотла, а все ее жители — убиты. От домов с улыбающимися соседями остались лишь серо-черные полуистлевшие бревна, и трупы, трупы, трупы… Женщины, мужчины, дети, старики — все они были мертвы. Все! Даже вездесущих кошек не осталось — они были насажены на обугленные колья… заживо. А Дарен все ходил бесцельно и отшатывался, будто в смертельном ужасе то от одного тела, то от другого…

Эта страшная картина навсегда въелась ему в голову, преследуя по ночам и будто бы обвиняя: "Ты! Ты должен был быть там! А ты опоздал — и теперь, они все мертвы, а ты жив. Это неправильно, ты должен был тоже умереть, ты должен лежать земле и медленно разлагаться! Опоздал, опоздал… ты во всем виноват! Ты не уберег, не спас, не успел! Ты!".

Помнится, он тогда кричал до срыва связок на пепелище родного дома, бессильно молотил руками землю, смешавшуюся с пеплом и еще горячими углями. Он впервые в жизни плакал, хотя давал обещание отцу никогда не пускать слезу на волю… Даже не отдавая себе в этом отчета: он все кричал, плакал, бил землю, а потом снова кричал… А когда вместо очередного крика из горла вырвался лишь сип, он, найдя где-то внутри себя силы, встал и пошел хоронить тех, от кого еще хоть что-то осталось. Нашел где-то черенок от лопаты с почерневшим огрызком древка и каждому вырывал могилу. Все, все они были ему домом, были его семьей: соседи, друзья, и даже старая и ворчливая бабка Дуся…

Когда все было закончено, он обвел еще раз взглядом его весницу, бывшую весницу, враз ставшую кладбищем, и, пошатываясь, пошел прочь, уже не оглядываясь, будто стирал из памяти это место. А в груди поселилась зияющая пустота, которая разрасталась с каждым мгновением все больше и больше, грозясь заполнить собою все его существо. И сам себе он казался таким жалким, таким ничтожным и мелким. Дарен возненавидел сам себя.

Все думали — он забыл. Ведь внешне с Даром — хмурым северянином все было в порядке: дослужился в армии до хорошего звания, всегда адекватно относился к любым разговорам, делился советами… До внешней оболочки пустота не добралась, не успела добраться. И только потом его бывшие соратники припомнили, что никто и никогда не видел его улыбки. А когда вспомнили — было поздно.

Через несколько лет Корин снова напал на Заросию, и тогда Дарен будто с цепи сорвался. Та страшная пустота выплеснулась наружу, открылась, будто черная гниющая рана, которую уже нестерпимо поздно лечить — милосерднее убить раненого. Бывшие товарищи, глядя на него, теперь остерегались даже близко подходить к сумасшедшему, а он по ночам метался в постели, потому что со всех сторон на него с молчаливым укором смотрели лица убитых им. И этот безмолвный укор бил хуже всякой ненависти, по самым болевым точкам, в самое сердце.

Дарена повышали в звании, жаловали ему награды, но никакая победа, никакой холодный металл и никакие звания не могли излечить душу. Не могли воскресить павших. Не могли снять вину. Да ничего они, дьябол их побери, не могли! Убийства — они и на войне остаются лишь убийствами. И нет этому оправдания.

Он убил ровно столько, сколько похоронил в своей родной веснице.

И среди павших от его руки тоже были женщины.

И дети.

— Эй, ты меня слышишь? — Ждан предпринял еще одну попытку привлечь к себе внимание.

Дарен потряс головой, прогоняя воспоминания почти пятилетней давности. Временами надо к ним возвращаться — возвращаться и давать достойный отпор, чтобы тянущая боль внутри тебя не выплеснулась наружу.

— Я вот думаю, — мальчишка, ободренный тем, что его, наконец, услышали, продолжил: — что, если Акирема снова на нас нападет? Что тогда?

За ошибки всегда надо отвечать, и расплата будет ходить за тобой по пятам, пока не получит желаемое. Правда, цена не всегда посильная…

— Не нападет.

— С чего ты взял?

Дарен обвел взглядом печальную березовую рощу: ветви деревьев жалобно тянулись к земле, по листьям хрустальными капельками стекала мерзлая вода, а желтые листья понуро обвисли, облепив белесый ствол. Потом резко пришпорил коня.

Парень нагнал его уже у развилки. Вершник, придержав коня, задумчиво созерцал подгнившую деревянную табличку.

— Направо пойдешь — коня потеряешь, — не удержался от язвы Ждан.

Дарен никак не отреагировал, а, возможно, даже и не услышал его.

— Поехали.

Ветер, рассмеявшись шуршанием веток, бросил путникам в лицо мокрые коричневые листья. Тополь?.. Как странно. Тополя держатся до морозов и лишь потом опадают, зачастую так и оставаясь зелеными. А здесь… Будто сама Смерть прошлась по лесу и умертвила все, что еще два дня назад светилось жизнью.

"Моарта, признавайся, твоя работа? — безмолвно усмехнулся путник. — Не полюбился тебе беспечный северянин?"

А может, это Осень вышила на канве еще один черный крестик? Или все-таки желтый?.. Странно. Странно и боязно — ждать, пока наступит тот момент, о котором тебе журчат последние ручьи и кричат улетающие птицы.

— Слушай, Дарен, — Ждан подъехал ближе к нему и выпалил: — расскажи мне о войне.

Путник на миг прикрыл глаза, и перед мысленным его взором встала совсем другая картинка: черноволосая девушка в венке из осенних кленовых листьев.

"Дарен! А где ты воевал?.."

Он мотнул головой, бросая памяти в лицо скомканный и пожелтевший листок бумаги, на котором было написано… А, и в самом деле, так ли это важно — что именно там написано?

— Эй, ку-ку! — мальчишка тряхнул белыми волосами.

— Нет.

— Что — нет?

— Нет — значит, нет. Перебьешься.

— Ну почему?

— Жаждешь просыпаться с криками ужаса посреди ночи? — он впился взглядом в серые глаза.

— Да ну, — Ждан отвел взгляд. — Наверняка ты все преувеличиваешь.

— Что конкретно? — обозлился Дарен, — что ты считаешь преувеличением? То, как с живых людей полоска за полоской срезали кожу или, быть может, то, как солдаты насиловали маленьких девочек во вражеской веснице на пороге их собственного дома?!

Мальчишка вздрогнул и замолчал. Но, видно, хватило его не надолго, и взыгравшее чувство справедливости, победив, вылилось в новый разговор:

— Ну, наши наверняка такого не делали.

— С чего ты взял?

— Они же хорошие, — Ждан пожал плечами.

Дарен расхохотался. Был этот смех горьким, как запах одуванчика, и сумасшедшим.

— Что? — парень обиженно нахмурился. — Что смешного, а?

— Запомни, мальчик. На войне нет "хороших" и "плохих".

— А что тогда есть? — он скептически фыркнул.

— Что есть?.. Тупость тех, кто носит корону, — он повертел в руках упавшую к нему в руки веточку и добавил задумчиво: — а еще, пожалуй, смерть есть.

Ждан пожевал нижнюю губу, раздумывая над словами попутчика.

— И не приведи Оар тебе когда-нибудь узнать, что же такое война.

На этот раз мальчишка молчал дольше. Впрочем, поток мыслей в его голове был отнюдь не таким правильным, каким бы хотел его видеть Дарен.

Запах сырых листьев на земле горькой патокой лился в легкие, заставляя вдыхать снова и снова, так, чтобы грудь начинала болеть от напора воздуха. Этот запах напоминал каждому из путников что-то свое — полузабытое, стертое мягким ворсом ковровой дорожки-Судьбы, что-то, давно покоившееся под слоем вековой пыли, но такое прекрасное и завораживающе-грустное…

Дарен вспоминал такие же листья на лесной тропинке, звенящий бархатной струной голос, кленовые листья в хрупких нежных руках… Ему тогда казалось, что все, — излечился он от страшной болезни-вины, излечился лучистым взглядом карих глаз и мягкой улыбкой. Дарен заново учился жить. Снова пробовал жизнь на вкус, и вкус этот был пьянящим, кружащим голову сладкой истомой… Он тогда думал, что это навечно, что все, происходящее с ним — навсегда! Осень, вечная янтарная осень! Вечная радость…

Ее не стало следующей осенью. И вечная радость стала вечной печалью, от которой Дарен был уже не в силах избавиться, да и не хотел. Ему казалось — стоит только рассмеяться и забыть, как тут же сотрется из памяти милое сердцу лицо, как тут же уплывет ее смех и песня…

А на ее могилу уже третий год падали кленовые листья, из которых она так любила плести венки.

Из-за медлительности Ждановой кобылы к границе путники подъехали, когда солнце уже начало удаляться на ночлег, закутываясь в мягкий вечерний плед.

Стены заставы издалека выделялись своей мрачностью и отчужденностью: постройка выглядела старой, но на самом деле ей не было и тридцати лет, ведь последний договор, закрепляющий за Заросией новые границы, был подписан тридцать лет назад. Черный камень, грубо обтесанный и оттого казавшийся еще более неприветливым, вблизи производил впечатление на редкость удручающее. Впрочем, Дарен был уверен, что два явно скучающих молодых человека на воротах были не единственными обитателями крепости, и что сейчас на них направлено как минимум две сотни смертоносных стрел из незаметных на камне бойниц.

Ждан не знал этого. Он с любопытством вертел головой и восторженно свистел, пока Дарен подъезжал к молодым войникам, уже положившим руки на мечи.

— Я по личному поручению кралля Блуда Пятого. — Путник вытащил уже изрядно помятую грамоту.

Стражник дотошно изучил документ, раза четыре, потом перевел хмурый взгляд на Ждана.

— А этот?

— Со мной.

Стражники переглянулись и снова углубились в чтение.

— Про него здесь ничего не сказано.

— А граница нынче контролирует еще и жителей страны?

— Нет, но…

— У меня мало времени. Прошу пропустить. — Дарен начинал раздражаться. — Или вам напомнить, чем наказуема задержка срочника?

Войник отдал ему грамоту.

— Проезжайте.

Дарен махнул рукой зазевавшемуся Ждану и они проехали в ворота. Путнику вдруг нестерпимо захотелось потрогать эти стены, ничуть не изменившиеся за время его отсутствия. Говорят, что граница всегда притягивает: Дарен не мог согласиться, но и не отрицал, что возвращение на первое место службы всколыхнуло душу. Наверное, это одно из свойств нашего образа мыслей — тянуться туда, где тебя раньше ждали. Даже если это сейчас и не так. И все равно мы плутаем по лесным тропинкам, уходящим в бесконечность, пока свежие следы на зеленой молодой траве однажды весной не выведут тебя в то самое место, откуда ты в свое время ушел по собственной воле. Кто бы ни говорил, что это легко, не верь. Возвращаться всегда тяжело. И очень грустно…

Он шел по темным узким коридорам, таким знакомым, но уже чужим, он встречал молодых пареньков-новобранцев, спешащих куда-то мимо них. Но все здесь было уже чуждым. Не услышать уже смех товарищей из казарм, не бегать им десять миль на выносливость, не…

— Кого я вижу?! — хрипловатый голос прорезал затхлость коридора, приглушая гулкое эхо шагов, — неужто ты, Дарен?

Дар очнулся и поглядел на вставшего перед ними человека. Длинные русые волосы, уже пестревшие серебром, были собраны в хвост. Стальные глаза не утратили цепкости взгляда, а лицо не стало менее мужественным. Короткая бородка только придавала мужчине некоего шарма и важности. Осанка — мечта березы: спина прямая, могучие плечи расправлены. На поясе висит незабвенный меч, с которым мужчина предпочитал не расставаться даже ночью. Они еще шутили, то у него меч вместо бабы — по всем направлениям. Правда, после того, как кто-то донес об этих шуточках… плохо было всем.

Он ничуть не изменился внешне: что поделать, для Странников время течет иначе… Руки изрезаны кровавыми полосами, но не символичная ли это плата за столь щедрый подарок как цель жизни?

И только свежие нашивки пестрели на форме.

— Как был мечтателем, так им и остался. Смотри, замечтаешься, а тут акиремец подкрадется и хрясь! — по башке саблей!

Да сдались всем эти акиремцы, пожри их Моарта!

— Здравствуйте, наставник, — Дарен подбородком обозначил кивок, приветствие равного равному, ведь, в сущности, один чин — не такой уж и большой разрыв, — Вы ничуть не изменились.

— Отставить церемониальни, септ-велитель, — фыркнул мужчина, — мы не на полигоне, чтобы друг другу "выкать".

— Как скажешь, Богдан.

Дарен широко улыбнулся и искренне протянул руку для дружеского приветствия, которую бывший наставник с удовольствием крепко пожал.

— А силен, — заметил он, посмеиваясь в бороду, когда Дарен выдержал его "хватку", — что, не хрустят уже косточки?

— Твоими стараниями, — усмехнулся Дарен, — давно не виделись.

— Могли бы и чаще. Если бы кое-кто вспоминал о бывших наставниках.

— Прости, Богдан. Не было возможности.

— Так и быть, поверю, — он бросил взгляд за спину бывшего ученика и полюбопытствовал: — а это что за диковинная зверушка?

— Да, — Дарен только рукой махнул, — навязался тут… на мою голову.

— Что, Родине угождать не терпится?

— А то! Служить хочет — аж хвост трясется! — Дарен выталкнул мальчишку вперед. — Натаскаешь его? Пока я буду разбираться с этим кварт-велителем…

Богдан помрачнел и задумчиво почесал бороду, одновременно глядя в глаза мерцернарию. Эта его привычка: чесать бороду и смотреть в упор, всегда поначалу заставляла хихикать полсороковника. До первых учебных боев.

— Не завидую, — наконец, проговорил он.

Дарен вздохнул:

— Все так плохо?

— Да как тебе сказать… Леший бы с ним, с этим кварт-велителем. Разберемся.

Войник выгнул одну бровь в знак вопроса.

— Дело ясное, что дело темное, — пожал плечами мужчина, — убивец тут один завелся. И, сдается мне, что покойный с этим как-то связан.

Шаги гулко отдавались в длинном коридоре.

— Среди ваших? — помедлив, спросил Дарен.

— Вполне возможно, — Богдан почесал подбородок, — нет, даже скорее всего. Мы ж вяток назад чаровника из столицы вызывали, он нам охранные контуры поставил — звон в ушах стоял с седьмицу. Клялся-божился магий хмырь, что и мышь не проскочит.

— Чаровник, говоришь… — Дар нахмурился и потрогал камешек на шее, — а если кто шибко-умный амулетик достал?

Мужчина махнул рукой:

— Да хрен один его знает! Топчемся на одном месте, как ослы, и ни шагу из этой каши… Я и сам буду рад этого гада к стенке припереть. Да только вот юркий больно… Можешь рассчитывать на мою помощь.

— Спасибо, — искренне поблагодарил наставника Дарен и снова покосился на молчавшего Ждана, старающегося неслышно ступать за ними, — определишь мальчика в свой сороковник?

Богдан осмотрел парня с ног до головы, и тому вмиг захотелось испариться; по спине, между лопатками, проложила путь холодная капля пота. Бывают такие люди, взгляд которых говорит о большем, чем следовало бы знать. И этот взгляд не сулил ему, Ждану, ничего хорошего. Он задницей чувствовал — потому как зудела она! Будь-будь. Только успевай почесывать.

— Можно, — отозвался, наконец, кварт-велитель, — но учти, поблажек я никому не делаю и делать не собираюсь. Как и скидок на возраст.

— Я помню, наставник.

Богдан хмыкнул, видимо, что-то вспомнив, и жестом пригласил обоих путников следовать за ним, свернув налево.

— Как у вас здесь все?.. — коряво поинтересовался Дарен, снова стараясь подстроиться под шаг бывшего наставника: тот всегда двигался как-то непонятно — то ли бежит, то ли идет.

— Да все то же. Как были в самой заднице, так в ней и остались, разве что чуть поглубже залезли и чуть больше хм… наскребли, в общем, — Богдан никогда не скупился на крепкие словечки, но краснеющих, кроме Ждана, здесь не находилось уже лет двадцать. — Придется рыть носом землю, Дар. Иначе никак. Сроки.

— Какие сроки? — мерцернарий нахмурился.

— Дерьмовые. Времени мало, тут воздух звенит от напряжения. Троица-то святая ручки потирает, а Корин сидит тише воды ниже травы. Война назревает, Дар.

Дарен замолчал, обдумывая сказанное, а потом изрек:

— Если это случится, страну мы потеряем.

— Ясен пень! Поэтому, друг мой, придется нам вылезть из портов, но выход найти.

Дарен замолчал, осознавая правоту секст-велителя.

— А кто стрелял? — чуть помедлив, спросил он

— Куда?

— Да в этого акиремца…

— Понятия не имею, — хмыкнул Богдан и пожал плечами, — веришь?

— Верю. Что-то это дельце дурно попахивает… Откровенно выражаясь, хорошо спланированным заговором.

— Тоже мне, Акирему открыл… — пробурчал Богдан. — И ежу лысому понятно.

— Доказательства?

— Ха! Ищи… Щерк, правда, что-то говорил… Впрочем, тебе самому лучше с ним потолковать.

Вот так, переговариваясь короткими отрывистыми фразами, войники со Жданом добрались, наконец, и до казарм. Из помещений, отведенных под них, доносился веселый гогот, звон бутылок и хлопанье засаленных карт по столу. А когда туда втолкнули побледневшего вдруг Ждана, то ко всем этим звукам добавились еще свист и улюлюканье.

Все это так было знакомо самому Дарену, что он не удержался и вошел, мимолетно извинившись взглядом перед Богданом. Он очень редко позволял себе следовать своим желаниям, а сейчас не смог сдержаться.

Сначала стих свист. Потом смех. А потом в возникшей тишине громом прогрохотало:

— Дар, ты?! Твою кобылу, где ты шлялся столько времени, коровья твоя морда?

И к остолбеневшему мерцернарию, снося по дороге бутылки и отталкивая зазевавшийся молодняк, двинулся широкоплечий и высокий мужчина, про таких еще говорят: косая сажень в плечах. И, похоже, сейчас Дарену придется почувствовать не себе всю силу этой сажени…

— Здравствуй, Вес.

Здоровяк соизволил прервать свои крепкие железные объятия и соизволил посмотреть на хмурого друга сияющими глазами — частично от выпивки, а частично от радости.

Вот уж неожиданность, так неожиданность! Веселин! Собственной персоной! Нельзя сказать, что в прошлом они были хорошими друзьями, скорее наоборот, но в двойных поединках сражались они вместе. И пили они вместе. И пороли их тоже вместе. А это что-то, да значит, верно?

Короткие светлые волосы обрамляли довольно резкий квадрат лица, из-под них смешно торчали уши. Пухлые губы, почти не знающие сомкнутого состояния, расползлись в широкой улыбке. Еще у Веселина были аккуратные светлые усики и гладко выбритый подбородок. Расстались они девятнадцатилетними сопляками. А сейчас перед путником стоял взрослый мужчина, глаза которого все равно сохранили отблески детского очарования.

— А ты не изменился, — ухмыльнулся Вес, потрясая огромным кулаком.

Дарен поглядел на его явно возросшие мускулы, которыми сам похвастаться не мог, и, приподняв бровь заметил:

— Не могу того же сказать о тебе.

Веселин басисто расхохотался, оценив шутку, а потом, хлопнув приятеля по плечу, хмыкнул:

— А я вот тут подрастающее поколение учу.

"Поколение" откликнулось согласными комментариями и грубыми, но лестными высказываниями в адрес уважаемого "мастера Веселина". Дарен невозмутимо перевел взгляд на молодых людей… среди которых непонятно как затесалась рыжая девочка с длинными косами. Зеленые ведьминские глаза задорно посверкивали в его сторону, в упор не замечая мучительных взглядов Ждана. Амазонка из Серой Степи, угу.

Насколько было известно Дару, женские казармы, появившиеся четыре года назад, находились в другом корпусе.

Мерцернарий ответил девушке ироничным изгибом бровей и чуть покачал головой. Рыжая фыркнула, отворачиваясь и делая воистину мужской глоток из бутылки с дешевым армейским пойлом. Дарен неприязненно поморщился и кивнул на собутыльников Веселина.

— Верный пример подаешь?

Но Вес не растерялся.

— Еще как! Ведь всяко лучше почувствовать все прелести похмелья после дешевого пойла здесь, чем потом раскиснуть киселем от кефира.

Дарен фыркнул, отмечая про себя, что отчасти заявление Веселина правильное.

— Смотрю, до септа дослужился? — уважительно присвистнул тот, наконец, заметив нашивки, — силен!

— Да ну, — путник отмахнулся, — кровью за них плачено.

Наступила неловкая пауза. Рыжая искоса бросила удивленный взгляд на мерцернария, но потом, небрежно поведя плечиками, вернулась к разговору с прыщавым подростком лет семнадцати.

Вес был прекрасно осведомлен о том, что происходило во время второй стычки с Корином — вести разлетаются быстро, особенно если это какие-то из ряда вон выходящие вести. Но войник надеялся, что эту тему в их разговорах удастся миновать. Не вышло. Он, сам, не желая того, жалел бывшего сослуживца. А тому было противно видеть эту жалость.

— Ладно, Вес, — вздохнул Дарен, — я пойду. Мне сегодня еще со свидетелями общаться по душам надо.

— Угу, — невпопад отозвался мужчина, хмурясь.

Дар с пару пылинок ожидал продолжения, но его не последовало, и он сказал, разворачиваясь.

— Еще свидимся.

— Фр… — Веселин смешно помотал головой и вылезая из своих мыслей. — Подожди. Я с тобой.

— Зачем?

— За салом.

Тьфу ты! Кто о чем, а конь о кобылке…

И он вместе с Весом вышел к внимательно следящему за беседой Богдану, закрыв двери перед самым носом у обескураженного и растерявшего всю свою болтливость Ждана, но когда войники уже были в конце коридора, мальчишка, красный, как вареный рак, вылетел из помещения и помчался за ними.

— Я тоже пойду!

— Это с какой это стати? — Дарен изобразил удивление, — иди, знакомься со своими будущими товарищами.

Ждан покраснел еще больше, хотя казалось — больше некуда.

— Я того… уже познакомился.

— Новобранец, что это за выходки? — сурово прищурился Богдан, — возвращайся немедленно!

— Но они… — Ждан, растеряв весь свой словесный запас, хлопал ртом, как рыба, выброшенная на берег, — они… они меня лапают! Как девчонку!

— Ну так докажи, что ты не девчонка, — отрезал Богдан, — либо так, либо останешься слизняком и подстилкой на все время службы.

— Что… Да… Да как вы смеете!

Мужчина отвесил ему звонкий подзатыльник и, пока мальчишка не успел опомниться, коротко приказал Веселину:

— Мастер, проводите молодого человека к остальным. А потом возвращайтесь.

Когда они скрылись за поворотом, Богдан, сузив глаза, коротко выругался и отвесил точно такой же подзатыльник Дарену.

— Ты кого мне приволок, твою дивизию, а?! Да этот слизняк в жизни меч не научится держать! Тьфу!

И он быстро пошел дальше. Дарен расхохотался, ничуть не обидевшись на эдакое проявление "ласки", и поспешил нагнать наставника. Богдан был единственным человеком после отца, кто имел право его выпороть, как мальчишку.

Даже сейчас.

— Ты уверен, что не хочешь отдохнуть с дороги? — нагнавший их и сейчас идущий рядом Веселин покусывал губы.

— В гробу отдохну, — хмуро отозвался Дарен.

— Я же просто спросил, не кипятись.

Дарен промолчал, подумывая о том, что хорошо бы было по дороге зайти в оружейную и выбрать себе достойное оружие вместо той сломавшейся железяки. Но, увы! Оружейная находилась вовсе не по дороге, и потому пунктом "А" все-таки был ценный свидетель.

Богдан вежливо постучался, но ответа не получил. Тогда он, не раздумывая, толкнул дверь плечом и застыл на пороге.

В комнате никого не было.

Кроме посиневшего трупа, болтающегося на веревке. Язык вывалился изо рта, глаза налились кровью, а руки намертво вцепились в паклевую веревку.

Это был немолодой уже мужчина в войницкой форме, но без знаков отличия; под ним виднелась лужа крови, валялся нож и стеклянная бутылка, дешевая водка из которой вытекла на пол, испуская не самый приятный запах.

— Повесился, — равнодушно отметил Веселин, подходя ближе.

— А до этого еще и на ножик упал, — отозвался Дарен, аккуратно подцепляя двумя пальцами злополучное оружие.

Как ни крути, он был войником, и на войне успел повидать такого, что смутить его зрелищем вроде этого было достаточно сложно. Это тебе не висящие на ветках кишки и не изломанные кукольные тела, и даже не пыточная камера. Нет, положительно, пожалуй, повешение — самый гуманный способ свести счеты с жизнью.

— Да, — мрачно проговорил Вес, — не повезло мужику.

— Тьфу ты! Вашу дивизию вперехлест через наковальню… — Богдан выдал трехэтажную конструкцию, показав идеальное владение нелитературным языком.

И оба мужчины — что Дар, что Вес — в этот раз были с ним абсолютно солидарны.

Богдан отвернулся к окну, будто там, на улице, его ждал ответ на все его вопросы.

— Подстава. — Дарен вздохнул и поглядел на наставника.

Тот не отреагировал, лишь сложил руки на груди.

— Надо его снять.

Вес обошел несчастного, взял табурет, подозрительно скрипнувший под его весом, и одним движением перерезал веревку.

Дарен перевернул труп на спину и осмотрел ножевую рану, после чего заключил:

— Он умер не от этой раны. Попал в плечо. Давай осмотрим шею.

Путник аккуратно отодвинул пальцами порванные края серого жилета и внимательно осмотрел рану, быстро рассчитав в уме угол попадания.

Но и эта мера ничего не принесла. Только в чужой крови запачкались.

— Нет, ну в то, что он повесился сам, — начал Вес, — я еще могу поверить, никаких следов удушения нет. Но на ножичек бедолаге упасть явно помогли.

— Убийца не смог бы нанести ранение под таким углом

— Хорош рассуждать, — грубо оборвал его Богдан, — его убили.

Мужчины еще раз поглядели на труп, а потом дружно перевели взгляд на бывшего наставника.

— Щерк не пил.

Некоторое время все молчали, а потом Дарен все же рискнул высказаться:

— Не нравится мне все это. Ненатурально. Такое ощущение, что нас специально подвели к мысли, что его убили.

— А мы, тупаки, понять этого не в состоянии, конечно, — с сарказмом отозвался Веселин и, дождавшись кивка от Богдана, добавил: — не он первый такой синюшный тут.

— Много их?..

— Щерк седьмой. Богдан, куда его?

— Позови кого-нибудь из своих ребят, — холодные серые глаза войника сузились, — и прихвати этого… как его? Ждана. Пусть проводят Щерка достойно.

Дар спросил:

— Вы были знакомы, наставник? — и тут же пожалел об этом — таким холодом повеяло от бывшего наставника.

— Отчасти.

Ждан показался перед непосредственным начальством не в лучшей красе: с разбитой в кровь губой, порезанной кольцом-шипом щекой и хромой ногой. Но мальчишка, несмотря на свой вид, то и дело помимо воли гордо поднимал подбородок, будучи жутко довольным собой: после того, как он расправился с возжелавшими его любвеобильными личностями, пусть это и стоило ему выбитого зуба, Ждан чувствовал себя старше и сильнее. Хотя, в сущности, ничего из ряда вон выходящего он не сделал: дрался-то с таким же молодняком, с каким кулаками мерялся и в родной веснице.

Но дело было вовсе даже не в этом. Рыжая Марта, та самая, которая так не понравилась Дарену, очень понравилась самому Ждану. И парень готов был съесть собственные носки, если ему показалось, что он увидел на себе ее заинтересованный взгляд.

От вида трупа ему резко стало нехорошо, но показать эту слабость значило бы пасть в глазах остальных войников, в том числе и самой Марты, и поэтому он, сцепив зубы, и стараясь не глядеть на повешенного и резковато двигаясь, копал тяжелой лопатой могилу вместе с остальными.

На хоронимого ему было, откровенно говоря, глубоко плевать. Он его не знал.

Это свойственно почти всем людям — относиться к чужим смертям, как неприятной обыденности. Мы с фальшивым сочувствием на лице можем обсуждать чьи-то смерти, но пока сама смерть не коснется тебя краем запыленного плаща, мы не будем искренни. Вот и Ждан относился к этой категории людей. И, по большому счету, его было не за что осуждать.

Начался дождь. Мелкая морось противно щипала за голые лопатки и морозными иголками прокатывалась по всей коже, оставляя тонкий липкий след.

Ждан и один из его товарищей опустили усопшего в землю на ритуальной доске и, осенив его в последний раз Оаровым знамением, забросали комьями земли.

Парень еще успел позлорадствовать расстройству желудка одного из товарищей, прежде чем его самого вывернуло наизнанку.

Марта, передернув плечиками и фыркнув, отвернулась и направилась обратно в здание.

Дарен смотрел на все это издалека, сложив руки на груди и накинув на голову капюшон. На бледном лице не отражались эмоции, а привычно нахмуренные брови не смогли бы сказать случайному прохожему совершенно ничего. Правильно ли это?.. Он не знал. Да и не захотел бы знать, потому как меняться было бы слишком больно. Да и нужно ли? Не лучше ли пребывать в незнании до конца жизни?..

Ему был чужд обычай хоронить людей в земле: сразу же представлялись могильные черви и трупные мухи, выползающие из проеденных глазниц… Брр. Он зябко передернул плечами. Куда как лучше погребальный костер — чистая смерть. И ты будешь уверен, что над твоим телом не надругаются подземные жители. Внезапно мелькнула мысль, что надо предупредить знакомых о том, что его тело после смерти надо сжечь и развеять над морем с высокой скалы… Мелькнула и пропала.

А море осталось. Дарен никогда не видел теплого моря — только пенистые высокие гребни Лютого. Даже летом его температура редко поднималась выше пяти градусов, хотя самые смелые, вроде самого Дарена, рисковали купаться. И поэтому ему было до безумия интересно, что же это такое — теплое море. Купцы, приезжающие в весницу до стычки с Корином, рассказывали, что часто вода такая прозрачная, что можно увидеть ступни босых ног и стайки рыб. Дарен и тогда не верил в это, и сейчас сомневался.

"Все, — решил он, — как только закончу с Акиремой, двинусь дальше вдоль границы на юг".

И почему, почему бы ему не рассмеяться по-мальчишески задорно? Он ведь свободен, сво-бо-ден! Почему же от этой свободы хотелось выть раненым зверем? И бледная маска лица не шелохнулась — даже в глазах не вспыхнуло ни искорки. Застыть каменным изваянием — вот его удел. Так предначертано Матерью-Природой. И это будет правильно, ведь если у тебя каменное сердце, как ты можешь быть живым? Камню не место в живой груди, но он так глубоко врос, что выдернуть его уже нельзя…

Порадовался бы неизвестный скульптор, увидев однажды серое изваяние на поляне, устланной кленовыми листьями. И госпожа Осень позволила бы ему остаться с ней навечно. Скульптор бы приехал на следующий год — тоже осенью — и водрузил бы его, Дарена на специальный постамент с колесами, обмотал бы ивовыми веревками, чтобы тот не разбился в пути о землю, и привез бы домой. А жена скульптора — румяная и красивая — долго бы плакала над связанным камнем, увидев живую душу внутри…

— Мастер Дарен? — он резко обернулся.

Позвавшая его девушка рассеянно теребила кончик огненно-рыжей косы, которая, впрочем, из-за наступивших сумерек выглядела блеклой и тусклой. Она глядела в землю и молчала. Войник не выдержал:

— Ты что-то хотела?

Девушка подняла на него зеленые глаза.

— А вы могли бы… могли бы тренировать нас на пару с мастером Веселином?

Дарен не мог не уловить хорошо отрепетированного тона. И ему вдруг стало так мерзко, что захотелось отвернуться и зашагать прочь. Но девчонка, по сути, и не виновата вовсе… Живое сердце ведь умеет любить, как бы он ни старался об этом забыть. Впрочем, если будет время, то почему бы и не воспользоваться так умело навязываемым предложением? Получит от него пару синяков — и от симпатии и следа не останется.

— Не говори глупостей. Женские казармы в другой стороне, — он потер переносицу и добавил: — и, к слову говоря, на меня давно не действуют женские уловки в виде длинных ресниц и девичьих слез. Спокойной ночи.

— Но…

Дарен развернулся, не дослушав, и пошел в выделенные апартаменты, но на полпути передумал и свернул в оружейную.

Марта недоуменно вскинула бровки и насупилась.

"Ничего, — думала девушка, — ты еще узнаешь, что такое Марта, мастер Дарен!"

Но Дарен не умел слушать чужие мысли.

А зря.

— Вес? Ждан? Вы что здесь делаете?

Русые волосы встрепенулись, старый приятель обернулся и тут же расплылся в широкой улыбке.

— Пареньку твоему железяку подбираем, — поглядев на потуги Ждана поднять одной рукой двуручник, усмехнулся Веселин, — ишь, резвый какой!

Ждан, немного зеленоватый после опорожнения желудка, скрипнул зубами, от злости потерял контроль над телом и выронил меч прямо на ногу. Крика не было — гордость не позволила, но такому выразительному шипению позавидовала бы даже степная гадюка.

Вес разошелся пуще прежнего.

— Смотри, к полу себя не пришпиль!

Смотритель оружейной — молодой мужчина с небольшой бородкой — продолжал невозмутимо стоять у двери, терпеливо ожидая, когда же, наконец, мастера перестанут издеваться над пылким, но глуповатым юношей.

Дарен хмуро оглядел помещение: в нем почти ничего не изменилось. Так же на стенах висели старомодные, никому уже не нужные, но дорогие, образцы оружия, все так же играли блики факелов на остро отточенных лезвиях… Разве что пыли на музейных экспонатах стало больше — за все эти годы никто и не подумал тут убираться.

Стоило только об этом подумать, и Дарен тут же чихнул, проклиная про себя дурацкую пылищу, сугробами лежащую в оружейной.

— А ты чего в этой груде железа забыл? — Вес немного успокоился и снова обратил свое внимание на бывшего сослуживца.

Дарен пожал плечами, пытаясь сдунуть с носа пыль, и молча показал обломок лезвия почти что у рукояти.

Веселин присвистнул, принимая из рук Дарена обломок и проводя пальцем по заскорузлой ржавчине.

— Эко ты его как! Дарен, какой исторический музей ты ограбил?

Мерцернарий хмуро отобрал у него то, что осталось от его меча и отрезал:

— Бывшим заключенным Здронна вообще оружие не полагается.

Смех застрял у Веса в горле. Сначала он поднял брови, не поверив, потом, не найдя шутки в словах бывшего товарища, открыл рот, затем закрыл, с полволны, не мигая глядел на Дарена, после чего поскреб безбородый подбородок и проговорил:

— Во, дела…

— И не говори.

— Как тебя угораздило?

* * *

Осень 844 года от Седьмого Пришествия. Три года назад.

Бабье лето в этом году было тоскливым — сырым, промозглым, слякотным. И дни тянулись под стать ему: серые, однотонные, мокрые от постоянного, навязчиво моросящего дождя.

Капли стучали по набухшим деревянным ставням небольшого домика, будто просясь войти. Но Дарен особо не обольщался на счет прочности своего жилища: на чердаке уже давно стоял глиняный таз, собирая в себя текущую сквозь прохудившуюся крышу воду.

Стоило бы отремонтировать ее, но зачем? Василины не стало вяток назад. Казалось, ничто не могло заглушить ту душевную муку, ту невыносимую боль, что осталась в самой его сути.

Он успел, успел, чтобы услышать прощальное: "Живи. Ради всех Богов, Живи, Дар!". Жестокая. Как? Как — жить?

Для него уже давно слова Жизнь и Василина — его маленький нежный василек — имели одинаковые значения. Она будто видела, будто знала… Зачем, ну зачем только он вообще встретил ее тогда, в лесу? Случайность? Совпадение? Узелок на нитях?

Дарен не знал.

Кап… Кап… Кап…

Вода — мокрая, холодная. Как лягушки ранней весной — такая же мерзкая и противная. Водой не смыть грязь, водой не смыть боль. Мокро, мокро… Мокро было в его душе и оттого совершенно невыносимо. Хлюп-хлюп: будто кто-то увяз в чавкающей грязи.

Он один был виноват в ее смерти — Дарен был в этом убежден — он один и никто больше. Слишком много жизни перетекло в него от нее.

— Дар, хватит сидеть, — тихий голос маленьким ураганом ворвался в его мысли, — насидишься еще. Пойдем.

— Куда?

— На улицу. Развеешься хотя бы.

— Зачем? — тускло отозвался Дарен, не поворачивая головы: для чего?

Мягкие шаги по деревянным доскам — и вот, незримый собеседник уже стоит за спиной.

— Тебе же не нужна моя жалость, — послышался тяжелый вздох, — да и… я не смогу тебя жалеть.

Он лишь безразлично пожал плечами.

Обладатель голоса обошел неразговорчивого друга и сел перед ним на корточки. У молодого юноши оказались такие же пронзительно карие глаза, такие же черные прямые волосы и излом тонких бровей… Дарену не хотелось встречать его взгляд — он отвернулся.

— Дар, послушай. Василька не вернуть. Просто поверь в то, что смерти нет.

— Как же нет? — горько спросил он, — а это что же, по-твоему?

— Жизнь. Просто другая. У нас здесь есть поверье: люди, умершие осенью, превращаются в цветы. Вот увидишь, прорастет сестренка синими цветками на полях.

— Глупые легенды.

— Ничуть. Ты еще поймешь, Дарен.

— Что пойму?

— Все.

Дар резко встал и, почти не понимая, куда идет, пошел под дождь.

Но не вовремя, ох как не вовремя пошел ему навстречу сын местного старосты! Он давно сох по Васильку, вся весница шепталась. Злые языки даже поговаривали, что это именно он подсыпал яду девушке. Кто знает? На то они и злые языки, чтобы злобу свою на других выплескивать.

— Ты! Это ты ее убил! — с места закричал Шорс, вместо приветствия.

— Что?! — одними губами прошептал в ответ Дарен, — что ты сказал? Повтори!

Они шли друг на друга.

Нити перехлестнулись, и будь рядом какой-нибудь захудалый чаровник, то всем стало бы ясно, что в туман ведет лишь одна из них…

— Ты, ты убийца! Все выпил соки из нее!

— Да как ты смеешь!

Шорс чуть не плакал: не одному Дарену смерть Василины принесла море горечи и океан боли. Парень любил ее. Действительно любил, по-детски наивно, лет с десяти. Несмотря на все злые сплетни, любил: по-своему, по-простому. Оставлял полевые цветы на подоконниках, смотрел щенячьими глазами… Даже после разговора с ней о том, что он никогда не смогут быть вместе. Нет, она не ругалась и не злилась: просто спокойно объяснила Шорсу, что есть такая фраза: "Сердцу не укажешь Нить. Какую выберет, по той и покатится". Нет, она не могла приказать своему сердцу. Но и Шорс тоже не мог. И потому, ругаясь с более прагматичным отцом, каждую ночь убегал из дому, чтобы Василина с утра просыпалась от запаха полевых цветов. Да как ее можно было не любить?! Оберегать, как нежный синий цветочек, лелеять и делать так, чтобы улыбка не сходила с ее губ. Она была создана для любви! Но выбрала почему-то хмурого заезжего войника, умеющего только ругаться да мечом махать, а не веселого жизнерадостного Шорса, проводящего с ней все тоскливые вечера.

Теперь они стояли друг напротив друга, сверля друг друга взглядами.

— А в веснице поговаривают, — злым шепотом начал Дарен, — что это ты ей яду подсыпал.

Парень аж задохнулся: он и слыхом не слыхивал о таких разговорах.

— Я?.. Да как же… Да зачем же мне ее убивать?

Дар демонстративно пожал плечами, хотя хотелось выть с тоски: ну зачем еще здесь этот, а? И для чего он ему пересказывает сплетни?..

— Ты… ты… — Шорс просто не мог найти слов от негодования, — чё ты трепешь!

И тут парень сделал большую ошибку, размахнувшись и ударив Дарена в лицо кулаком. Дар, не ожидая такого поворота событий, взбеленился и ответил Шорсу тем же. Вот только у паренька не было физической подготовки в виде войны. У него не было опыта убийства. Да ничего у него не было, кроме года, проведенного в постоянной армии!

А у Дарена руки были по локоть в крови, и никакой дождь не мог смыть ее всю. Дождь не мог, а одна единственная женщина, взяв всю кровь на себя, смогла. Вот только легче от этого никому не стало.

Посыпались градом удары, брызнула кровь из разбитых губ, потекла алым ручейком по лицу, смешиваясь с грязными каплями дождя.

Дарен не хотел его убивать.

Совсем не хотел: он даже не думал, что так может получиться. Шорс в очередной раз оказался на спине. Из земли торчал обломок от тележки…

Дар, в миг ярко осознав свои действия, упал на колени, пытаясь привести парнишку в чувства, хотя на самом деле уже знал, что ничего поделать нельзя: железный штырь прошел сквозь чужое тело, обломанный кривой его конец, весь красный от крови, торчал уже из груди Шорса.

Он, захлебываясь кровью, еще попытался что-то сказать, но не успел: так и умер с приоткрытым ртом.

А спустя мгновение раздался вопль отца, только что потерявшего сына.

— Я не хотел… — бормотал, неизвестно кому, Дарен, — не хотел, не хотел…

"Не хотел, а сделал!" — мстительно напоминал кто-то внутри.

Убийца!

"Она не могла бы любить убийцу!"

— Я не убийца!

"Она не хотела видеть тебя таким. Зачем, думаешь, она отдала свою жизнь?"

— Я не убийца!

"А на войне ты что делал? Цветочками да облачками любовался? Она взяла это все на себя. Это должна была быть твоя смерть, а не ее. А теперь только тебе с этим жить, и не отмоешься ты вовек".

— Заткнись! Не смей!..

Дарен не знал, как так получилось, что старейшина смог пробиться к удельному князю. Он не знал, как ему удалось приплести к этому и брата Василины… Он не знал, почему тот так яростно вырывался и, избитый городской стражей, умер в грязном подземелье. Дарен вообще стал на какое-то время апатичен ко всему происходящему: вплоть до самого прибытия в скалу-тюрьму Здронн. Почему он туда попал? Дар смутно помнил, как сыпались и ломались люди, сраженные какой-то тяжелой железякой, ставшей смертельным оружием в руках беглого преступника…

* * *

— Долгая история, — наконец, ответил мерцернарий, после того как события с ужасающей скоростью пронеслись в его голове.

— Ну, не хочешь — не говори, — проворчал Вес, не став настаивать на рассказе.

И за это Дарен был благодарен ему. Очень сильно…

— Какой меч-то тебе нужен?

— Любой. Лишь бы лезвие из крестовины не вываливалось.

Вес с волну порылся, пока из-под груды кольчуг, наконец, не достал оружие.

— Держи. Сейчас ножны подберем.

Рукоять легла в руку не то, чтобы как влитая, но держать было удобно: крестовина была обтянута грубой моржовой кожей, да и вес меча Дарена порадовал — не легкий, но и не тяжелый, в самый раз.

Веселин показался откуда-то из-за железных холмов, покрытых пылью, отфыркиваясь, спустя несколько волн.

— Уволь, дружище. Только наспинные.

— То, что надо. Спасибо, Вес.

Дар уже собрался уходить, но на пороге обернулся к до сих пор застывшему Ждану.

— А ты не зевай. Муха в рот залетит.

И вышел.

В выделенную комнату Дарен вернулся поздно и в совсем не трезвом состоянии: разговор с Богданом неожиданно занял много времени, а потом и вовсе плавно перелился в поминки.

Наверное, это было правильно.

За окном давно была ночь. Мутное небо не спешило пропускать через свои ловчие сети звездный свет, а луна стыдливо прикрывала наготу тучами. Дождь все так же шумел, шурша шагами по мокрым опавшим листьям, ветер свистел свою заунывную песню; где-то на псарне выли собаки.

Холодно. Тоскливо.

Дарен обвел неуютную комнату взглядом и хотел было направиться к камину, но на полпути упал на кровать, да так и заснул.

Призрачная Кошка Эльги взобралась по небосводу и замела пушистым хвостом все ненужные следы, чтобы не приведи Оар нашла по ним дорогу вражиня Хозяйки — темная Моарта. Усатая морда обвела внимательным взглядом Мир. А Мир спал и не знал, что где-то наверху смотрит на них среди звезд туманная Призрачная Кошка с зелеными хитрющими глазами.

К слову, снилось Дару море.

Сон этот совсем не был похож на безумные сны после попойки, не был он похож и на обычные сны, не был похож на бред…

Видел он следы на песке — темно-коричневые, будто бы оставленные маленькой женской стопой. И почему-то ему вспомнилась странная весницкая девочка с таким говорящим именем — Велимира. Солнце наполовину закатилось за горизонт, будто дразнясь. А по теплому-теплому морю плавали красные, красные, как кровь, листья.

Нет ничего страшнее и горше, чем опавшие листья!

Чем может обернуться очередная осень?..

ГЛАВА 3

СТАРЫЕ ЗНАКОМСТВА

Это недолго куплено, то,

К чему руки тянутся.

Продана — не загублена,

Крадена — да останется!

Только уже не хочется

Бить копытами у порога,

Ржавчиной позолоченного…

Безнадега ты, безнадега.

Веня Д" ркин

Всю ночь шел неприятный дождь, под который и сон не идет, и не проснуться до конца — лежишь, будто в бреду, смотришь очередную картинку, показываемую неуемным сознанием, а тревожные мысли так и не думают покидать голову: лезут, лезут проклятые, заставляют вертеться с боку на бок, и без конца думать о том, чего еще не случилось, что — будет…

Пробуждение выдалось не из приятных: за ночь в комнату надуло, камин погас, а единственной теплой вещью, которая находилась в комнате, было наскоро штопанное кем-то из служанок шерстяное одеяло. Холодно было до зубного стука. Что-то странное погода учудила в этом году… И опять что-то плохое мерещится во всем: будто предчувствие витает в воздухе — протяни руку и поймаешь. Но нет, оно в последний миг улизнет, а тебе останется лишь мучаться, пытаясь вспомнить то, о чем еще не знаешь.

Дарен потер ладонью замерзший нос, резко встал, подошел к окну, продолжая кутаться в одеяло… и застыл.

За деревянными ставнями висел, покачиваясь, труп.

"Наверное, на крюк повесили" — отрешенно подумал мерцернарий и мгновением позже ударил по железным прутьям окна кулаком, рассаднив костяшки пальцев.

Это было уже слишком.

Потом, не говоря ни слова, он небрежно завязал волосы узлом и выбежал в коридор, перепугав старенькую бабушку-служанку.

"Если это она так заштопала одеяло, заставлю переделывать" — мрачно пообещал он и ругнулся сам на себя: о какой ерунде думает?

Одеяло, штопка… Труп за окном висит. Свежий. Нет, нельзя сказать, что Дара потрясали подобные вещи: из того, что он успел повидать за последние несколько лет, случались вещи и похуже, и такие мирные трупы были чуть ли не самым спокойным из увиденного. Бесило другое: с ним играли. Это была банальная издевка-вызов — такая низкая и подлая, что хотелось выть с досады.

И какой сволочи…

— Богдан! — увидев спину бывшего наставника, Дарен замедлил шаг.

Квинт-велитель остановился, повернулся через плечо.

— Доброе утро. Что-то случилась?

— Для кого доброе, а для кого последнее, — скривился Дарен и добавил тише: — у меня парня под окном повесили.

Воин долю мгновения смотрел на бывшего ученика, потом быстро зашагал в его сторону. Казалось, Богдана произошедшее вообще не удивило.

— Идем. Когда это случилось?

— Без понятия, — Дарен остервенело потер вдруг зачесавшийся шрам на шее, — только заметил.

До комнаты они добрались в считанные волны, по дороге встретив ту же старушонку, плохо штопающую одеяла.

"Тьфу! Опять одеяло!" — Дарен мысленно выругался и снова почесал шрам.

Богдан резким движением распахнул ставни, некоторое время бездумно смотрел на несчастного, а потом сквозь зубы процедил:

— Ублюдки.

Под окном уже столпилась толпа зевак, состоявшая в основном из самого молодняка. Мальчишки толкались, что-то выкрикивали и показывали пальцами на окно комнаты, около который висел их старший товарищ.

— Кто это? — Дарен отвернулся от окна.

— Один из моего десятка, — стальные глаза блеснули, — надо снять его.

— Сейчас.

Они сделали все молча: сломали замок на решетке и сняли юношу. Говорить что-либо, упрекать себя, оправдываться — все это было делать поздно. А потому ни один из войников не видел смысла ронять лишние слова и сотрясать пустыми речами воздух.

— Ты иди.

— Куда? — войник удивился.

— Подальше от границы, — Богдан полуобернулся, — если не забыл дорогу в Здронн.

Дарен лишь криво усмехнулся: в Здронн ему не хотелось. Но бегать от проблем он не привык. Даже если это были не его проблемы.

— Не ты ли меня учил бороться с препятствиями, а, наставник?

— Ты бы поменьше трепался и послушал совета.

Дарен чуть склонил голову в знак внимания.

— У тебя еще впереди целая жизнь, и оставлять ее раньше времени на острие меча — оскорбительный плевок в лицо Сонне.

— Я не верю в твоих богов, Богдан.

— Во что же ты веришь? — мужчина буквально пригвоздил Дара взглядом серых глаз: казалось, еще чуть-чуть — и от Дарена останутся лишь осколки льда.

— В смерть верю.

— Дурак будешь, — проворчал Богдан и внезапно махнул рукой: — и что я тебя учу? Сам все поймешь. Каждый должен наступить на свои грабли сам.

— Я на свои уже наступил.

— Это тебе только так кажется.

Кажется? Нет, не кажется.

Дарен еще раз бросил взгляд на несчастного.

Но лучше бы он этого не делал.

Веревка…

Сознание неприятно кольнуло иголочкой прошлого — будто тонкая ледяная сосулька прошила тело, поработив разум и остановив сердце.

Иногда действительно лучше не вспоминать.

— …! — с чувством выругался Дарен и вышел из комнаты, на ходу пристегивая ножны с простецким, но довольно крепким мечом.

Старые знакомства. Вы никогда не задумывались, почему сочетание этих двух слов дают неповторимый оттенок горечи на языке? Будто листок полыни прожевал. Пожалуй, нет на свете вещей менее неприятных, чем старые знакомства и старые знакомые. Хорошим знакомым при встрече ты будешь обязан, плохим — лишь предоставишь удобную причину для своего унижения.

Друзья — другое. Враги — тоже. Друзья, где бы они ни находились, бескорыстно хранят твой образ в памяти, а не с силой вытаскивают с ее запылившихся полок по мере надобности. Враги… С врагом ты можешь встретиться лишь несколько раз — увидеть однажды, понять и убить на узкой дорожке… Враг не может стать "старым знакомым", а вот старый знакомый — врагом?.. Да раз плюнуть!

Взволновать душу неожиданным появлением, помахать кисточкой павлиньего хвоста, бросить лукавый взгляд из-за спины — и снова исчезнуть. Вполне в духе старых знакомых. Хорошо, если только взгляд, а не нож под лопатку.

Ох, люди! Не ищите старых знакомых! Рано или поздно они сами найдут вас, и надо быть к этому готовым.

Дарен не был готов.

* * *

Лето 843 года. Четыре года назад.

Дорога ровной скатертью ложилась под копыта вершника, изредка радуя уставший взор путника полустершимися деревянными указателями, на которых даже и корявой рунистой надписи нане разобрать. Но до заката оставалось еще по меньшей мере пять-шесть оборотов, и сворачивать в какую-нибудь попутную деревеньку было рано. Да, и если уж быть до конца честным с собой, не очень и хотелось, но сегодня путнику придется раскошелиться на плохонькую комнатку в гостильне.

Земля еще не успела остыть, согреваемая по-летнему теплыми лучами последнего летнего солнца, а от здорового крепкого сна под открытым небом еще никто не умирал. Другое дело — лошадь часовым не поставишь, а со своими напарниками Дарен распрощался еще с утра, свернув в сторону большого заросского города — Родъена. Наверное, можно было бы проехать и через Мекран, но Дарен не хотел лишний раз появляться в городе, где не слишком жалуют северян… И приходилось ему, септ-велителю объединенной заросской армии, неспешно двигаться в сторону желаемого и терпеть невольные неудобства. Желаемым же была родная северная сторона с ее выгоревшей дотла весницей. Съездить бы, почтить память погибших, а там уж можно и в столицу, благо, ехать недалеко.

Неистово щебетали птицы, укрывшись где-то в беспечной зелени деревьев, стрекотали кузнечики, сидя где-то в высокой траве, порхали над последними летними цветами бабочки, где-то вдалеке раздавался треск старушек-сосен.

На очередной ягодной полянке Дарен заприметил девочку с корзинкой черники — тоже последней в этом году, спелой, сладкой. И, потакая внезапно возникшему желанию, путник не смог отказать себе в удовольствии полакомиться сочными ягодами.

— Эй, красавица!

Девушка обернулась, посмотрела на Дарена с нескрываемым любопытством и спросила:

— А чегось надо?

— Продай-ка мне черненькой. Больно хороша она у тебя, смотрю. Дернулись каштановые косы девчушки, расползлась по лицу детская улыбка:

— Всю будете брать?

— Нет, что ты, — Дарен усмехнулся и полез за походной кружкой — старой, местами помятой, — сюда сыпь.

Маленькие черные от ягодного сока ручки быстро наполнили сосуд до краев и вытянулись в выжидательном жесте. Путник опустил руку за пазуху, вытащил кошель и ссыпал в протянутые ладошки горсть медьков — чуть больше, чем надо.

— Спасибо, господин!

Дарен лишь усмехнулся: какой он ей господин? Такой же весницкий парень, разве что грамоту сподобился выучить да меч с того конца держать.

Коричневая в яблоках кобылка, воспользовавшаяся остановкой и флегматично жующая траву, тряхнула темной гривой и без всяких возражений пошла дальше, высоко поднимая красивые ноги в черных "носочках".

За что Дарен любил свою лошадку Шаргеш, так это за ее умеренный и незлой характер. Правда, бывало, она лягалась, но лишь тогда, когда ее пытались украсть или поранить. Всю войну с Корином прошла, зараза коричневая — и хоть бы хны! Только и осталось на память, что маленький шрам на холке. Вершник оборвал себя: еще по окончании боев с соседней страной он пообещал себе, что без надобности не станет вспоминать войну. Она и так присутствовала почти в каждом его сне.

И Яромир… Смогла ли старуха-знахарка выходить его? Полгода прошло, а от него ни весточки. Не хочет связываться? Или все-таки…?

"Ну все, — зло оборвал собственные мысли войник, — хватит!"

Он перевел взгляд на полную кружку и отправил в рот горсть ягод: хороши! — Дарен даже, что с ним случалось крайне редко. И даже жутко чесавшийся шрам на плече не мог испортить беспричинно хорошее настроение.

Наверное, увидь его сейчас кто-нибудь из земляков — точно бы не поверил, что загорелый и довольный жизнью вершник — уроженец севера. Лишь черные прямые волосы, собранные в высокий "конский" хвост, да резковатые черты лица выдавали в Дарене того, кем он, по сути, и являлся.

Шаргеш, на пылинку остановившись, ткнулась мордой в испачканную руку путника.

— Ах ты, красотка! — кобыла продолжала смотреть на хозяина, не двигаясь с места.

Дар, будучи в неприлично добродушном расположении духа, насыпал в ладонь горсть черники и с усмешкой пронаблюдал за тем, как Шаргеш теплыми губами слизнула угощение и прожевала, все так же преданно глядя на хозяина.

Когда ладонь вместо ягод загребла пустоту, Дарен сокрушенно вздохнул: желудок напомнил о себе недовольным урчанием.

— Ну, что, будем сворачивать в весницу, Шар?

Кобыла ничего не ответила, и путник, приняв этот знак за молчаливое одобрение, направился к ближайшей дощечке, на которой корявым почерком было выведено: "Папрыгушки".

"Ну, попрыгушки, так попрыгушки, — решил Дарен и свернул с нелюдимого тракта, — попрыгаем, значит".

Весница оказалась маленькой, старой, наподобие тех, которые путник видел, проезжая через самые отдаленные уголки страны. Невысокие, давно не крашенные домики, покосившиеся заборчики, резные ставни — все это навевало грустные воспоминания о прошлом. Но Дарен был бы полным дураком, если бы силой не заставил себя прекратить сравнивать.

Вскоре после въезда за чисто символические ворота, прогнившие и черные, войник понял, откуда взялось название весницы: вся дорога представляла собой сплошные кочки да ухабины.

Шаргеш "попрыгивать" не нравилось. Она смешно раздувала ноздри и то и дело дергала ногами так, будто к каждой подкове прилипло по мерзкому червю. Кобыла всем своим видом показывала, как ей здесь не нравится. Но переходить к активным действиям вроде протестного ржания не спешила.

Несколько детей в старых отцовских рубахах, латаных и спереди, и сзади, пробежало мимо путника. Из-за количества грязи на маленьких личиках и отсутствия всякого различия в одежде Дарен не рискнул определить, кто это были — мальчики или девочки.

Кошки, беспрепятственно бегающие по дворам и тропинкам, смотрели на нежданного гостя неодобрительно: мол, чего приехал? А может, путнику просто так казалось, и серо-черно-рыжие представители кошачьего пола щурились просто так, от солнца.

Единственная гостильня была под стать домикам: старенькая, одноэтажная, чуть покосившаяся на один бок. И наверняка пустая, как бирная бочка после десятка солдат. Путник спешился, отдал Шаргеш на попечение мальчика-конюшего, бросив в воздух три медька, и направился к двери.

Но, вопреки его думам, помещение если и не оказалось забитым под завязку, то свободных мест точно было маловато. Собственно, их всего было три: за стойкой рядом с пьяным в зюзю мужичком; около окна, где за столом расположилась кампания широкоплечих и мускулистых парней, да у дальней стены еще стоял столик, за которым скучал молодой человек примерно одного с Дареном возраста. Путник с пылинку подумал, поздоровался с хозяином, рьяно протирающим стойку, а затем направился к стене.

— Могу я присоединиться?

Мужчина поднял голову и широко улыбнулся:

— Конечно, можешь! — и тут же протянул руку для приветствия: — Карстер.

— Дарен, — коротко отозвался Дар, пожимая широкую ладонь нового знакомого и присаживаясь на стул, — ты здесь живешь?

— Не-а, только сегодня утром приехал. Моя лошадка привязана здесь же, белая такая, с черной гривой. Может, видал?

Дарен отрицательно покачал головой.

Тут подошла женщина, видимо, жена хозяина. Возраст ее было определить трудно: можно было дать как сорок, так и все пятьдесят. На лице сверкали еще не замутненные годами глаза, волосы были убраны под платок, а улыбка выражала искреннюю приязнь к гостю. Что ж, грех брезговать таким гостеприимством.

— Будете кушать, господин…э-э, септ-велитель?

— Буду, — усмехнулся путник и нагло спросил: — а что есть?

— Жаркое из свинины, геркулес и бира.

— А бира свежая?

— Свежее не бывает, — фыркнула женщина, — плохого не держим. Ну так чего?

— Несите все!

Женщина кивнула, вытерла руки о передник, и без того давно не белый, и размеренным шагом ушла на кухню. Дарен проводил ее ленивым взглядом и снова переключился на своего собеседника. Тот похлебывал обильно пенящуюся биру, но заметив взгляд Дарена, снова улыбнулся и приподнял кружку:

— Пробуй, пробуй, не пожалеешь! Отменный напиток.

Молодой мужчина был одет как гонец, но, судя по вальяжности его действий, вести были несрочные. Достаточно короткая шорса* (шорса — достаточно длинное просторное одеяние южных народов с вышивкой вдоль рукавов) была затянута на поясе простой паклевой веревкой на странный диковинный узел. Кругловатое лицо с ехидно прищуренными глазами, тонкие губы, нос с едва заметной горбинкой — в общем-то это все, что можно было заметить с первого взгляда в сотрапезнике Дарена. Однако самого путника настораживало что-то еще, никак не связанное с внешностью.

— Что, на преступника похож? — неловко пошутил Карстер, немного смущаясь под пристальным взглядом войника.

И тут Дарен понял, что именно его смутило. Он вздохнул:

— Ты говоришь с коринским акцентом.

— И что? — брови того поползли вверх. — Я до десяти лет жил там у бабки.

Дарен не стал расспрашивать дальше: по меньшей мере, это было бы неприлично, по большей — попросту откровенно нагло. Тем более, что хозяйка поставила перед его носом тарелку с донельзя аппетитным мясом, овощами и свежим геркулесом. Войник с таким рвением набросился на еду, что вызвал у соседа по столу недоуменную гримасу. Хозяйка могла собой гордиться — ужин получился просто вкуснющий! Аж пальчики оближешь! Что, в принципе, Дарен, подумав, и сделал, с удовольствием залив вкусный ужин ароматной малиновой бирой. С хозяйкой он расплатился без всяких претензий, отдав стрибрянник за ужин и за ночлег.

— А ты куда направляешься, если не секрет? — полюбопытствовал Карстер, о существовании которого Дар уже успел забыть за вкусным ужином.

Он пожал плечами.

— В Родъен.

— А нам по пути! — хлопнул в ладоши мужчина и добавил: — если, ты, конечно, не против.

Дарен не был. Сказать честнее — да, был, но не мог сам себе ответить, почему. Зад, который заменял ему женскую интуицию, подозрительно молчал.

— Вот и отлично! — расценив молчание сотрапезника как согласие, просиял Карстер, — едем завтра?

— На рассвете.

По дороге в коридор с комнатами, который отделяла от общего зала большая ширма, Дарен еще раз прокрутил в голове свой план по прибытию в город, а потом слег спать. И не помешал ему ни пьяный гул за ширмой, ни плач блудницы за стенкой, ни даже грохот посуды на кухне.

Мужик сказал — мужик сделал! Это был любимый принцип Дарена, которого он старался придерживаться вне зависимости от обстоятельств.

Вот и в этот раз, продрав глаза на рассвете, он наскоро закинул в себя остатки вчерашнего геркулеса и пошел на конюшню, где, к его легкой досаде, уже ждал его Карстер.

— Долго ты! — он потянулся и поставил ногу в стремя.

Дарен не ответил; лишь пожал плечами, погладил Шаргеш по холке и, лихо запрыгнув в седло, сдавил бока лошади.

— Хорошо едем! — заметил Карстер, несшийся рядом на красивой трехлетке с длинной белой гривой.

— К вечеру будем в городе, — сверяясь с картой, объявил Дар.

Дальше они ехали по большей части молча, лишь изредка перебрасываясь короткими фразами. Ближе к полудню решили сделать привал: невдалеке шумел ручей, откуда Дарен планировал пополнить запасы воды, да и красавица Карстера подустала от темпа, задаваемого войником и его лошадью. Шаргеш тоже была рада неожиданному отдыху, благодарно умяв горбушку хлеба с солью из рук хозяина.

— Надо бы почистить лошадок, — глубокомысленно изрек его попутчик.

— В городе сделаешь. Здесь мародеры пошаливают.

Карстер задумчиво проследил за взглядом войника и, встав, выдернул кривую стрелу из дерева.

— Думаешь, следы свежие?

— Не хочу рисковать.

Карстер повертел стрелу в руках, нахмурившись, будто пытался вспомнить что-то крайне важное. Потом бросил ее и, направившись к лошади, сказал:

— Может, ты и прав.

На том и порешили.

К вечеру путники действительно достигли врат Родъена и, миновав очередь, въехали в город, предварительно уплатив бдительному стражу положенную мзду. Объем этой мзды Дарена мягко говоря удивил, но от заросшего родъенца так несло перегаром, что, затевая спор, путники всерьез рисковали задохнуться алкогольными парами. Страж ворот, видимо, бессовестно этим пользовался, но что уж тут поделать.

— Я знаю здесь отличную гостильню, — снова затараторил Карстер, — всего в двух кварталах отсюда.

Дарен решил не испытывать свои нервы на прочность, а кошелек на вес, и последовал за попутчиком.

Город был красивым. Чистые узенькие улочки вдоль которых стена к стене расположились дома, покрашенные в разные цвета. Над каждым из них висело медное кольцо Оара, переливаясь в лучах вечернего солнца. Стоки и канавы были тщательно вычищены, что Дарену удалось наблюдать еще только в одном городе — в столице. Горожане мирно спешили по своим делам, не ругаясь и не препираясь посреди улицы с товарками. Почти около каждого дома был маленький дворик с таким же небольшим огородом и аккуратной клумбой, на которой доцветали бальзамин и поздняя камнеломка. Вторые этажи в большинстве своем были увиты зелено-розовыми лозами дикого винограда, спускавшимися до самой земли.

— …и огороды стали частью жизни… — Карстер повернулся к задумавшемуся попутчику и возмутился: — эй, ты меня не слушаешь!

— Не слушаю, — подтвердил Дар, кивая, — что ты там говорил про гостильню?

"Веселая Русалка" радовала глаз маразматической картинкой неизвестного творца, видимо русалок не видевшего никогда в жизни. Нет, Дарен, конечно, и сам не мог похвастаться подобным, но искренне полагал, что ты должен знать то, о чем рисуешь. А так… А так на прибитой доске красовалась обнаженная полногрудая баба с жалким зеленым рыбьим хвостом. Причем, судя по всему, у автора сего шедевра по окончании бюста, закрывавшего весь живот несчастной, закончилась бежевая краска, а потому лицо было под цвет хвосту — разве что чешуи на нем не было. Лупоглазая и большегрудая русалка отбивала все желание зайти в это заведение, но Карстер уверенно потащил Дара именно туда.

— Идем, не пожалеешь!

В одном попутчик оказался прав: кормили тут отменно, да и цены были приемлемые — не полстрибрянника за ночлег, конечно, но и не состояние.

Они попивали яблочную биру и вели разговор о том, как было бы неплохо поскорее разобраться с делами. Вернее, разговор вел один Карстер, потому как у Дарен и дел-то особых никаких не было. Кинжал прикупить вместо выданной в армии ржавой "открывалки" да еще, может быть, посетить знаменитый Родъенский цирк. А там можно и на родину податься. Выстроить дом, завести семью, детей, дерево посадить, в конце концов… Пора уже.

И быть бы тому, как задумал Дар, если бы на самой приятной ноте в гостильню не вошло трое вооруженных людей. Все они имели непримечательные лица с ничего не выражающими серыми прозрачными глазами, гладко прилизанные гривы волос, у одного из мужчин была аккуратная рыжая бородка. Вошедшие были просто усыпаны различными приспособлениями для убиения. Дар даже удивился: и не лень им в жару такую тяжесть таскать на себе?

— Это он, — один негромко показал на их столик, — точно говорю.

— Берем его. Попытается улизнуть — убиваем.

Дарен кисло поморщился: а как все хорошо начиналось! Конец лета, спелая черника, веселый попутчик…

Было явно, что побоев не избежать. Послышался злобный лязг вытаскиваемых из ножен узких недлинных мечей, в общем зале сразу стало подозрительно тихо.

Шур-шур… шаги все приближались. В наступившей тишине они набатом гремели в ушах.

Лязг-лязг… позвякивало железо на чужаках.

Дарен медленно положил руку на рукоять, готовясь в любой момент достать оружие.

Карстер продолжал уплетать сырные лепешки, не поднимая головы и, кажется, вообще не обращая никакого внимания на происходящее. Потом медленно облизал пальцы, поднял глаза и расплылся в фальшивой улыбке:

— Каат, Лорен! Какие люди и без кандалов!

— Должок с тобой?

— О чем речь, рыжебородый, — оскорбился тот, — должок всегда со мной. И, поверь, не единственный.

Трудно было не предугадать его действий. Карстер вскочил на стол, разбив тарелку, вытащил клинок и, сделав резкий выпад вперед, успел полоснуть по плечу отшатнувшегося человека. Тот издал нечленораздельный звук и бросился вперед, но почему-то на Дарена. Войник чертыхнулся, помянул Карстову мать ну очень не хорошим словом, но меч достал. А вы попробуйте-ка, постойте столбом, когда на вас мчится центнер мышц с острой железякой в руках? Представили? То-то же.

— Это кто?! — бросил Дар, не прекращая отбиваться: противник оказался вертким и крепким, пресекая всякие попытки атаки на корню.

— Как кто? — удивился Карстер, стремительно выводя замысловатые фигуры росчерками лезвия, — на рожи их внимательней посмотри!

— …! — стало ему ответом.

Смотреть на рожи было чревато — меч просвистел над самой головой, чудом не задев его. Карстер, бросив беглый взгляд на Дарена, увернулся из-под лезвия и кинулся на спину рыжебородому. Пара взмахов — и тот лежал с перерезанным горлом.

Брызнула кровь.

Видимо, это послужило безмолвными знаком остальным в трапезной: начался массовый мордобой. В ход пошли вилки, кривые ножи и даже кружки, с чудовищным повтором раскалывающиеся и мнущиеся о чьи-то головы.

Хозяин даже не пытался причитать — видимо, такие дела ему были не в новинку. Он подозвал чумазого мальчика, что-то шепнул ему на ухо и выпустил через задний двор. Пацан понесся так, будто за ним гналась стая разъяренных волков.

Дар начинал уставать. Еще один потенциальный убийца катался по полу, зажимая косую рану в груди. Он был уже не опасен. Но тот, что остался, успешно отражал атаки сразу двух противников и, казалось, даже не запыхался. Положение осложнялось тем, что под руку лезли сочувствующие и злорадствующие, о головы которых другие неизменно раскалывали посуду.

Никто не уследил того момента, когда в гостильню ворвались вооруженные войники князя. Не деля находящихся в помещении ни на своих, ни на чужих, они быстро вошли во вкус бойни, которую устроили Дарен с Карстером.

Карстер, к слову, начал пробираться к выходу.

— Эй! — Дар вспрыгнул на стол, силясь разглядеть его. — Подожди!

Но тот даже не обернулся, на бегу прокричав:

— Прощай, случайный знакомый Дарен, зла не держи! — и выскользнул прочь, никем не пойманный — у войника в руках остался лишь клок его одежды.

— С-сволочь, — прошипел Дар, пытаясь пробраться к двери.

Но, то ли в этот день госпожа удача решила поглядеть в другую сторону, то ли Дарену просто не повезло: он поскользнулся на рисовой каше и упал на пол, проехавшись животом прямо до ног одного из войников.

"Вот задница!" — с досадой подумал путник, прежде чем провалиться в беспамятство от сильного удара кованым сапогом в затылок.

* * *

Это уже потом путник узнал, что Карстер связался с гильдией наемных убийц, ухитрившись при этом задолжать им почти сто злотов; потом он уже узнал о том, что его попутчик — известнейшая личность в узких кругах. Наверное, не было такого грязного дела, в котором бы не участвовал сирота-Карст. Лишенный матери и отца в десять лет, он прибился к стайке местных головорезов маленького Коринского городка, и уж после ушел, умывшись их кровью… Надо ли говорить о том, как грустно стало септ-велителю после этих сведений?

Можно долго рассказывать о том, как в тюрьме Дарен доказывал, что непричастен к побоищу, о том, как особо наглые сволочи спороли нашивки с жилета, о том, как его в результате вышвырнули за ворота — потрепанного, в рванье, избитого, без оружия и медной монеты в дырявых карманах… Долго и нудно можно описывать все злосчастия, приключившиеся с ним, пока он добирался пешком (лошадь тоже увели, гады!) до Мекрана в надежде найти друзей, и о том, как друзья его выручали, — но все это будет лишь подтверждением людской жестокости в целом и сволочных ее представителей. И, право же, Дарену совершенно не хотелось вспоминать о тех приключениях: в результате он остался не только без цирка и оружия, но и лишился права на пять лет въезжать в город.

* * *

Как вам такие старые знакомства?

И если бы тогда Дар был менее пристальным, он ни за что бы не узнал дополнительный, вроде как случайный узел на веревках повешенных. Такой же хитрый, вычурный и… чужой.

Выходит, его здесь ждали. Именно его.

На тренировочные бои он пошел смотреть самолично.

Встал у стены, сложив руки на груди и сверля каждого из новоприбывших мрачным взглядом черных глаз. Палки, заменяющие мечи, держали, как дубины. Выпады делали неловко, на поворотах то и дело заваливались в сторону оружия — пока еще тренировочного, деревянного. И на двух лопатках оказывались намного быстрее, чем успевали понять, что произошло.

Веселин с неизменной ухмылкой отправлял мальчишку за мальчишкой кататься в размытой дождем грязи, сразу же переходя к следующему. Десять будущих воинов, так их разтак.

Ждан ничем не отличался от своих сотоварищей: так же заваливался набок.

А когда молодняк пошел стрелять из лука… Дарен предпочел бы отойти куда-нибудь подальше: стрелы вообще летели в любую сторону, кроме цели. Нет, разумеется, были лихачи, целившиеся и стрелявшие точно, но их было так ничтожно мало, что у войника сводило скулы от досады. Где те времена, когда их гоняли сутками по лесам, полным зверья и мародеров, без воды и еды, заставляя выживать любыми способами? Да, возвращались частенько не все. Но наставники точно знали, что эти уж точно не пропадут.

— Вес, это бездарная трата времени, — он не выдержал, — эти четверо со мной, остальные пусть сначала научатся держать деревяшку.

Веселин приподнял брови, но спрашивать ничего не стал: пусть тот сделает, как желает нужным, а ежели от этого еще и результаты хорошие появятся… Почему бы и нет?

Он коротко кивнул названным.

Юноши переглянулись и пошли за Дареном, по пути негромко переговариваясь и строя догадки. Они даже и не подозревали, что этот день обернется для них настоящим адом.

Дар двигался быстро, не щадил никого, доводя каждого до колокольного звона в ушах. Даже когда все отправились есть казенные харчи, Дар не отпустил парней. Зачем он это делал? Да он и сам толком не понимал. Быть может, они хотя бы смогут при случае защитить свой дом, потом, в далеком будущем?..

Нет, он не был таким уж мастером мечей, просто война преподала ему несколько хороших уроков. Либо ты, либо тебя — урок первый. И если ты этого не уяснил, то потеряешь свою никчемную жизнь в первые же мгновения. Если нужно — иди по трупам. Неважно, чьи это будут трупы — друзей или врагов. Важно лишь то, думаешь ли ты о том, как будешь выживать или о том, какое место ты собираешься занять среди них. Если нужно — зажмурь один глаз, а другим смотри только вперед, на цель. Если нужно — забудь о том, что у тебя есть уши и горло, стань глухим и немым. Если нужно — потеряй память. Ты ведь хочешь жить?

Когда Дар отпустил парней, те не нашли в себе сил даже завалиться на кухню лишь доползли до жестких циновок и, не говоря ни слова товарищам, захрапели.

Сам он, не желая того, потревожил раненую руку, и теперь только начинающая подживать рана снова кровоточила и дергала болью.

— Хорошую ты им встряску устроил, — довольно заметил Богдан, становясь рядом и наблюдая за потугами последнего юноши встать, — Веселин слишком много дает им расслабляться.

— Ты не находишь это жестоким? — задумчиво спросил Дар, продолжая смотреть на парня и думая о том, нужна ли ему его помощь.

— Отнюдь. Вспомни себя.

— Ты не находишь жестоким то, что они нацелились на детей? Ты посмотри, — он указал взглядом на поднявшегося, — посмотри на них! Они даже защитить себя не смогут. Утреннее было тому доказательством.

Богдан промолчал, мрачно разглядывая удаляющуюся спину пошатывающегося ученика. Оар знает, какие мысли роились в его голове. По стальным глазам читать было до безумия трудно, и Дар даже не пытался — для него это было пока бесполезным занятием: это все равно, что пытаться говорить с вражьим клинком, все равно, что пытаться прочесть знаки там, где их не было и быть не может.

— Жизнь вообще штука на редкость несправедливая и жестокая, Дарен. Тебе ли не знать.

— Мы в разных эпохах живем, Богдан, — вздохнул войник, — нас готовили к войне, а этих… Их ни к чему не готовят.

— Вот ты и ответил на свой вопрос.

— Но ведь случись что — они будут до самой кралльской армии лежать трупами, — он повысил голос: — черт возьми, а если завтра Акиреме взбредет в голову стереть Заросию с лица земли? Что будет?

— Что ты сказал, то и будет.

— Так нельзя.

— А ты можешь это изменить? — поднял бровь наставник.

Наступило молчание.

Ветер с силой швырял в лицо войникам серые холодные брызги, заставляя щурить глаза. Шуршал рядом еловый лес, погрузившийся в темноту наступающей ночи. Природа бушевала, осень стирала все краски с холста, стремительно, будто боялась не успеть подготовить чистый лист грядущей зиме.

Нет, он не мог этого изменить — не наделили его боги, увы! — ни великими способностями, ни правами вершить судьбы других, ни силой менять мироздание, да и даже простой искоркой чародейства тоже обделили. Но он готов был сделать все, что в его силах: когда-нибудь этим четверым пригодится то, чему он успел их научить. Не это ли самое главное?

Богдан вдруг усмехнулся:

— Задержишься после отлова вешателя — буду признателен.

— Не мои ли изуверские способы тренировок так тебя вдохновили?

— Нет, — покачал головой его бывший наставник, — отнюдь не они.

— Что ты хочешь сказать?

— Все, что я хотел сказать — я сказал.

Богдан ухмыльнулся и пошел прочь.

И вот стой теперь под дождем, гляди в прямую спину удаляющегося человека и думай, что же он имел в виду.

Бесполезно было учить их — это было понятно и лесной кикиморе. Нет, Дарен не строил никаких иллюзий: не хотелось потом бы смотреть на их обломки. Если уж даже опытный, судя по словам наставника, воин Щерк не смог ничего поделать, то что уж тут говорить о детях?

Он устало потер лицо ладонями. Это был шаг подступающего отчаяния. И у войника зубы сводило от злости, злости на себя — за то, что поддается ему.

А Осень посмеивалась и втихомолку от ступающей по пятам Зимы вышивала красные крестики с обратной стороны панно. Пусть, пусть снежная Хозяйка рисует свои льдистые белые узоры. А уж она позаботится о том, чтобы они были мечены кровью.

* * *

На следующий день из петли чудом вынули Ждана: ловкий парень зацепился за стену ногами. Его, орущего благим матом, заметил один из стражников, обходящих крепость. Повезло ему — не больше.

— Где он?!

Дарен ворвался в лазарет так же стремительно, как это сделал ветер в прошлую ночь. Невыспавшийся, злой, помятый и замерзший — вот каким предстал перед местной сестрой и ее единственным подопечным войник.

— Доброе утро, мастер, — вежливо поздоровалась женщина и, закрыв дальнейший проход своими телесами, посмотрела на него исподлобья.

Мужчине поневоле пришлось обратить на нее внимание: полная дородная баба с густыми волосами, тронутыми сединой и завязанными в простой узел; лицо не по-женски суровое с тонкой линией губ, глаза — черные-пречерные, будто колодцы. Наверняка, писанной красавицей была в свое время.

Портили женщину только редкие черные усики под носом.

— Доброе утро, сестра…

— Йена.

— Доброе утро, сестра Йена. Я могу пройти? — он наклонил голову.

— Не спеши, торопыга. Сюда всегда успеешь попасть, — усмехнулась добродушно женщин, — как звать-то тебя, мастер?

— Дарен. Можно мне пройти?

Войник нетерпеливо поджал губы: он никогда не любил ждать. Делать это умел отменно, но — такой казус — терпеть не мог.

— Да все в порядке с твоим парнишей, мастер. От испуга у меня еще никто не умирал, — отозвалась Йена, пропуская Дара, — а синяк пройдет через пару дней.

Дар отправился к Ждану, уже сидящему на койке. На шее красовался красный рубец, глаза большие, испуганные. Пальцы нервно перебирают одеяло.

— Ты его видел? — без всяких вступлений начал войник.

Парень заметно скис и опустил глаза.

Рыжая полосатая кошка — любимица сестры, потерлась о ноги Дара, но тот аккуратно оттолкнул ее ногой.

— Отвечай, Ждан, как он выглядел?

Кошка наклонила усатую голову, а потом, задрав хвост трубой, пошла прочь, к своей хозяйке.

— Я… я не знаю. Все случилось слишком… быстро.

— Так быстро, что ты не успел рассмотреть душителя? — скептически уточнил Дарен.

Ждан нервно сглотнул и, в поисках поддержки, посмотрел на сестру Йену. Но та перебирала какие-то склянки с непонятным содержимым на полке и, казалось, совсем не обращала внимания на говорящих.

— Я спал.

Дар выпустил воздух сквозь сжатые зубы и хлопнул себя по ногам.

— Так, просто отлично! Когда тебя до стенки несли, ты тоже спал?!

— У меня того… — он сглотнул, — темно в глазах было.

За окном надрывались какие-то птахи, будто делая ставки, кто чирикнет выше и противней. Хотелось зажмуриться, закрыть глаза и залезть куда-нибудь в глухой темный угол. И этот еще тут… Спал.

— Идиот, — флегматично констатировал войник, — ты просто конченный придурок, Ждан. — Он поморщился. — Вот только попадись мне на глаза — душу вытрясу. Единственный шанс упустил свой, молодец, так держать. Да ты меня подставил, ты это понимаешь?

Ждан окончательно поник и, вжав голову в плечи, молча продолжал рассматривать одеяло.

Дарен сплюнул.

— Спи дальше, герой хренов.

И пошел к выходу.

— Да… Мастер Дарен! — оклик мальчишки настиг его уже у лестницы. — Мастер Дарен!

— Что еще? — ворчливо отозвался Дар.

Ждан прокусил губу: по подбородку тянулась алая ниточка.

— Вот… — он медленно разжал будто сведенную судорогой ладонь, — Тут это…

Дарен, не дослушав, выхватил мятую желтую записку из его руки и быстро развернул. Корявыми коринскими буквами было выведено:

"Дорогой Дарен! Как хорошо, что на встречу со мной приехал именно ты. Как говориться: старые знакомые лучше новых врагов. Жду тебя ночью за воротами у юго-восточной, и не забудь амулетик у Богдана взять. В противном случае тело рыжей красотки будет завтра под твоей дверью. В твоих интересах прийти одному. Думаю, ты найдешь способ незаметно выбраться за стены, камешек-то у тебя на шее знатный имеется.

Надеюсь на скорую встречу,

Карстер".

— Чертов ублюдок! — тихо прошипел Дар и, скомкав треклятую записку, небрежно сунул ее за пазуху.

То, что он пойдет на эту "встречу" Дарену было ясно как день. Но если кого-то взять с собой, то… Эта помойная крыса просто не покажется. Идти одному — тоже глупо. Теперь Дарен уверился в том, что в стенах заставы у Карстера был сообщник, и хорошо, если только один. Сам бы тот не стал бы рисковать собственной задницей ради сомнительных убийств. Ради чего он замыслил всю эту кутерьму — оставалось первым вопросом. И Дарен был намерен выяснить все. В конце концов — ему терять нечего.

Черный камень на шнурке, казалось, жег грудь. Что же за штуку дала ему девчонка из весницы? Простой оберег или… И что за амулет нужно взять у Богдана? Дьябол, слишком много вопросов!

Дарен не был уверен в том, что "старый знакомый" блефует, и решил проверить самолично свои слова, проходя к знакомому двору, где уже как два века мучили тренировками поколение за поколением: когда-то жестче, когда-то мягче. Дар помнил все деревянные столбы, сосчитанные собственным телом, помнил каждую яму, каждый бугор. Да что там: он был готов с уверенностью сказать, что перейдет это место ночью с закрытыми глазами, не споткнувшись. И прошел бы.

Войник отогнал подальше мысли о прошлом, еще не таком режущем, но далеком и невозвратимом, и направился в сторону Веселина, думая о том, как же ему лучше соврать, чтобы поверил?

— Вес, нужно поговорить.

Мастер отер пот со лба, махнул рукой своему десятку и направился в сторону Дарена почти кошачьей походкой. Дара всегда удивляла эта его способность передвигаться с грацией льва при общей грузности тела — у самого войника все движения выходили почему-то на редкость скованными и резковатыми.

— Что-то случилось?

— Читай, — желтый листок перекочевал из руки в руку.

Веселин развернул его, быстро пробежался глазами по корявому тексту и нахмурился:

— Я, брат, коринского-то не знаю.

— Там написано, чтобы кто-то из нас пришел ночью на встречу с этим… вешателем и принес одну вещицу взамен на вашего человека, — сказал почти всю правду войник и тут же в лоб спросил: — что за амулет хранится в крепости?

Веселин отдал ему мятый листок обратно и нахмурился, будто что-то вспоминая.

— Амулет, говоришь…

Мастер сощурился, будто гадая, стоит ли открывать страшную тайну или нет.

— Ты понимаешь, о чем идет речь?

— Возможно.

— Выражайся яснее, — в голосе проскользнули приказные нотки.

Веселин усмехнулся:

— О, да мы никак в командиры намереваемся, а?

Войник нахмурился:

— Не уходи от темы.

— Амулеты, как и чаровники, — большая редкость в наше время. А потеря памяти мне не грозит еще лет эдак тридцать… Надеюсь, ты не станешь делать глупостей?

Дар искривил губы в подобии ухмылки:

— Возможно.

Веселин мигом посерьезнел и, проводив угрюмым взглядом пробежавшего рядом мальчишку, внимательно посмотрел на товарища.

— Это провокация, Дар. Не впервой. Из-за какой-то цацки людей убивать…

— Ты мне поподробней про эту "цацку" расскажи, — перебил его Дарен.

— Ладно, — вздохнул Вес, смиряясь с неизбежным. — Слушай и мотай на ус, коровья твоя морда…

Лето 847 года. Несколько вятков назад.

Поздняя холодная весна неожиданно быстро перетекла в душное безветренное лето. Жара стояла ужасная: солнце пекло совсем по южному, на небе вплоть до самого горизонта не виднелось ни одной, даже самой сопливой тучки, а редкие порывы сухого ветра лишь помогали обезвоживать поля, с орошением влагой которых люди уже не справлялись. Бурно пошедшая в рост пшеница поникла и все больше гнулась к земле, грозил неурожай и последующий за ним голод.

Молодые парнишки-стражники, только прошедшие обучение, каждую волну вытирали со лба крупные капли пота, но продолжали стоять при всем параде.

— Вы бы еще шубу надели, — ворчливо заметил прошедший через ворота со своим десятком Веселин, — и не холодно вам, красны девицы?

Мальчишки только еще больше подняли подбородки, не принимая совета. Вес только плечами пожал: хотят превратиться в копченую колбасу — их дело.

И они пошли дальше. С утра на загнанной лошади примчался молоденький гонец от кралля, которого ждали только через полседьмицы. Когда паренька откачали, тот поведал им страшную историю смертоубийства на полпути к заставе.

Что это было? Не поделили чего ли две банды мародеров или еще что, но поножовщина произошла знатная. Видно, добыча у кого-то крупная имелась…

На поляне действительно лежало десять тел.

Веселин приказал обыскать их, для порядка, так сказать, и один из его пареньков нашел в кармане у одного из них какую-то блестящую безделушку. Ничего примечательного в ней, на взгляд мастера, и не было: камень какой-то странный, дешевый, да и оправа вся почернела от времени, даже не разобрать, из какого-то металла. Простая некрасивая безделушка. Веселин хотел было ее забросить куда подальше в лес, но тут к нему подскочила та бойкая рыжая Марта, непонятно откуда там взявшаяся, и…

— Начала мне эта девица втирать что-то про чародейство, я даже не слушал, коли честно. Выкидывать уже не стал — вдруг действительно штука окажется магической? Ну ее к дьяболу — у себя держать-то. Вот и отдал я ее Богдану. А наставник-то наш посмотрел на нее, да и сказал, что на амулет похоже. Пришлось прятать.

— К чаровнику в Сержну посылали? — поинтересовался Дарен.

— Да какой там! — Вес лишь рукой махнул. — Если б ты не напомнил, я бы вообще и думать забыл об этой безделушке.

Дарен мысленно помолился Эльге — богине Путников и Странников* (Путники — люди, всегда видящие заведомо верные дороги. Как бы ни петлял по ним Путник, стараясь обмануть Хельгу-Прядильщицу, все равно рано или поздно окажется у конечной отметки, шагнув за которую, он начнет новую жизнь.

Странники — не имеющие цели, вечные скитальцы. Жизнь для них — река без конца и края, и все горе их в том, что пока не набредут они на дорогу, проложенную кем-то из Путников — вечно будут скитаться по свету, в стремлении отыскать чужую цель. И лишь Нити, ранами рассекающие ладони, могут указать им путь). Не хватало здесь еще и дворцовых лизоблюдов с хоть какой-то толикой магического дара.

— Мне надо на нее посмотреть.

— Слушай, — Веселин погрозил ему кулаком, — я тебя предупредил: не делай глупостей.

— Я свои уже сделал.

— Смотри у меня!

— Так ты мне будешь помогать или нет?

Тот смерил его тяжелым взглядом, попыхтел в нос, почесал небритую щеку, заросшую светлой щетиной, а потом досадливо сплюнул под ноги:

— Вот шебутной дьябол выискался. Идем.

Дарен в ответ лишь криво усмехнулся и пошел вслед.

В возможном артефакте, кстати говоря, действительно не было ничего примечательного: цацка цацкой — прав был Веселин. За такую Дарен и трех гнутых медьков не дал бы на блошином рынке. Небольшой овальный камень, вытянутый в длину, голубоватый, непрозрачный с синими прожилками, а оправа-то вообще по виду дешевка — непонятно, как до сих пор в труху не превратилась — почерневшая, шершавая на ощупь. Серебро? Дар перевернул псевдоамулет вниз камнем: на обратной стороне не стояло даже клейма и имени мастера: лишь какие-то непонятные рунические знаки тянулись по периметру.

Он задумчиво повертел ее в пальцах, но ни особой силы, ничего другого чудодейственного не почувствовал. Карстер издевается?

— Дрянь какая-то, — пробурчал он, отдавая Веселину цацку и без особого интереса наблюдая за тем, как тот ее убирает в старую шкатулку в оружейной и запирает на замок.

По крайней мере, так показалось самому Веселину.

— Вот и я о том же, — охотно поддержал тему войник, обрадованный тем, что приятель, кажется, отказался от идеи идти на встречу с вешателем, — простецкая дешевка.

Дарен рассеянно оглядел запыленное помещение оружейной.

— А ты уверен, что ничего другого на заставе не хранится?

Веселин с полволны хмурился, пытаясь, видно, что-то вспомнить, а потом уверенно тряхнул головой:

— Нет, ничего.

Мерцернарий пожевал губы.

— Но не может же он ошибаться.

Войник выпрямился и задвинул шкатулку в самый дальний угол.

— Это с чего это? — Он усмехнулся, — все мы делаем ошибки.

— Не-ет, — протянул Дарен, хищно блеснув глазами, — этот — не может.

Они направились к выходу из оружейной: смотритель молча запер дверь за мастерами.

— Да ты, как я погляжу, зуб на него имеешь, — хохотнул Веселин и хлопнул товарища по плечу, — и немаленький!

— Зришь в корень, человече, — ехидно отозвался Дарен, — что же ты, умный такой, в мудрецы-то не подался, а?

— Не берут! — развел руками Вес, — не берут и вся недолга!

Они расхохотались: видно оба представили, какой из Веселина мудрец. В сущности, такой же, как из самого Дара танцор. Вес честно признавал, что даже читать умеет, прямо-таки говоря, скверно, и жить ему отсутствие грамотности никак не мешало; сам он говорил: мол, что я, дурак какой — во время драки поэмы зачитывать неблагодарным ушам?..

— Мастер Веселин! — из-за угла здания выбежал запыхавшийся мальчишка из его десятка. — Там… там…

— Пожар? — участливо поинтересовался Вес, не обращая на нахмурившего черные густые брови Дарена.

Паренек помотал головой.

— Ураган?

— Вес! — Дар сложил руки на груди. — Дай ему сказать.

Тот лишь пожал плечами, но издевки прекратил.

— Марта пропала…

Войники переглянулись. Вопросы о том, что эта рыжая девица снова делала в мужском крыле, Дарен решил оставить на потом.

— То есть как — пропала?

Мальчик сглотнул.

— Вот так… Совсем пропала. Мы на волну отворотились, а потом глянули — и нетуть ее.

— Может, отошла куда?

— Дык мы всю заставу оббегали, она кинжал Ронна умыкнула!

Дарен вздохнул и пробормотал себе под нос что-то нечленораздельное и неприличное.

— Ковырялка Ронна и медька гнутого не стоит, — хмыкнул Веселин, поглядывая на Дарена искоса.

Но тот лишь еще больше нахмурился и медленным шагом направился в сторону лазарета, оставляя товарища одного разбираться со всем.

— Сестра Йена?

Войник прошел сквозь помещение, залитое солнечным светом, проникающим через высокие стрельчатые окна под потолком. Гулко отдавался каждый шаг, сделанный по холодному плиточному полу. Но сестры он не заметил — лишь Ждана, с задумчивым видом изучающего потолок.

— А ты что здесь делаешь? — удивился Дар. — Марш отсюда!

— Но…

— Ты мне не нокай, — хмыкнул тот. — При смерти не валяешься, голова цела и руки тоже. Бегом на тренировку!

Ждан пробурчал что-то оскорбительное, вылезая из-под одеяла, но Дарен не стал прислушиваться.

Из-за цвета стен льющийся медовой патокой из окон солнечный свет казался янтарным и каким-то терпко-сладким. Снова солнечный день… Наверное, последний.

— Чего ж ты, мастер, паренька так не любишь? — добродушно усмехнулась сестра Йена, входя в лазарет.

— А я никого не люблю, — осклабился войник в ответ.

"Ложь!" — раздался голос в его голове.

"Кыш!" — в тон ему отозвался Дар.

Сестра ничего не ответила, лишь покачала головой и стала переставлять какие-то склянки на полке: синие, зеленые, коричневые, фиолетовые… Дарен всегда удивлялся, как знахари и ведуньи разбираются в этом скоплении баночек и колбочек? Сам дьябол ногу сломит. И все остальные части тела тоже.

— Сестра Йена, мне надо поговорить с Вами.

Женщина повертела в руках синий пузырек и, не оборачиваясь, ответила:

— Говори, мастер.

Дарен чувствовал себя неуютно. Сестра даже не повернулась, а он не знал, расценивать это как намеренное оскорбление или же просто как черту характера женщины.

— Мой вопрос может показаться неуместным… — он замялся. — Но все же припомните, пожалуйста, нет ли у Вас какого-нибудь старого украшения с синим камнем посередине?

Дзинь!.. — яркая красная баночка выпала из рук сестры и разлетелась мелкими льдинками стекол по плиточному полу. Будто кровь из раны брызнула.

— Вот растяпа неуклюжая!

Женщина сама себя обругала и аккуратно встала на колени, маленьким веничком собирая осколки в кучку.

— Вам помочь?

— Нет, — чересчур резко отозвалась она, — не надо.

Не надо — так не надо. Войник не стал настаивать, но, удивленный такой реакцией на его вопрос, решил, что нащупал какую-то ниточку. Дарен на миг отвернулся к ближайшему окну: лучик света, играясь, мазнул по его щеке солнечной краской, оставив теплый след.

— И все же сестра…

— А, — сестра Йена все-таки повернулась после того, как сгребла осколки на деревянный совок, и соизволила снисходительно улыбнуться, поднимаясь с пола и отряхивая тяжелые длинные юбки: — артефакт никак ищешь, а, мастер?

— Нет, вот как раз он мне не нужен, — усмехнулся Дар, удившись ее догадливости, и насмешливо спросил: — скажите, сестра Йена, все на заставе о нем знают?

— Все — не все, а я знаю, — хитро сощурилась женщина, — так чего же ты хочешь, мастер?

— Тем лучше, что Вы его видели. Мне нужно что-то похожее.

Сестра Йена ссыпала мусор в плетеный короб, и, поправив узел жестки волос на затылке, вновь повернулась к Дарену и провела ладонью по лбу, будто отирая пот.

— Недоброе дело затеваешь, мастер.

Дарен нахмурился: он не любил слушать советы, когда те шли в разлад с его решениями.

— Сестра, я пришел к Вам не за обсуждением моих поступков. Вы можете мне помочь? Если нет…

— Отчего ж нет? Есть у меня одна вещица, — женщина поманила его пальцем и направилась к неприметной серой двери, — только ты ее не бери с собой.

Войник промолчал, справедливо рассудив, что дальше последуют объяснения, почему ему не стоит этого делать. Но он ошибся.

— Возьмешь у Веселина ключ от шкатулки и подменишь одно другим.

Они вошли в комнатку-каморку, женщина нащупала огниво и пару раз звонко стукнула им о трут: зажегся небольшой факел, вставленный в выемку стены.

— А если не сделаю? — задумчиво спросил Дар, оглядывая комнатку.

Ничего особенного она из себя не представляла: какие-то старые комоды вдоль стен, нагромождение различных сундуков и ароматные сушеные травы, завязанные на веревке, тянущейся из угла в угол.

— Сделаешь, сделаешь.

— Откуда Вам знать? — дерзко отозвался Дарен и тут же напрягся от внезапной догадки: — вы чаровница?

— Может, и так, — загадочно улыбнулась женщина, под удивленным взглядом войника доставая из ящика такую же "цацку", какой лежал в оружейной, — а, может, и нет. Слово твое, мастер, что подменишь, а потом — камень.

Дара начали терзать смутные подозрения, но виду он не подал. Мало ли, сколько таких вещиц на свете?

— Вам какая с этого выгода?

— Ты слово давай, а не вопросами бросайся, — усмехнулась сестра, — тебе всяко лучше будет.

Войник задумался. С одной стороны, он не понимал, зачем нужно было одну безделушку менять на другую, а с другой — кожей чувствовал, что к такому настоятельному совету прислушаться надо.

Странная догадка — будто подтолкнул кто-то — кольнула сознание холодом: может быть, этот, данный сестрой Йеной, артефакт и есть настоящий, а тот лишь подделка?..

Тогда…

— Хорошо. Мое слово.

Амулет загадочно блеснул, оказавшись в сжатой ладони войника, но никто не мог этого заметить.

Жаль, он не знал, что с этого момента его Путь оборвался у пропасти, а за ней начался новый: опасный, темный и нехоженый…

На колени Йены вспрыгнула рыжая кошка и потерлась головой о подбородок женщины. Ей нужна была ласка.

— Думаешь, он послушается, мрр?

Сестра улыбнулась, едва различая четкие, строгие удаляющиеся шаги мрачного мастера. Самой Йене он нравился. Отчего ж не помочь?

— Не знаю, Зорька, не знаю.

— Я думаю, что послушается, — продолжала рассуждать кошка, устраиваясь поудобнее, — хотя мне он и не нравится.

— Почему же? — усмехнулась сестра.

— Ногой меня толкнул, мрмяу! — возмущенно пожаловалась кошка, — и злой он какой-то.

— Нет, не злой.

— Все равно! Хмурится целыми днями, будто высматривает что, а в туманах ничего не видит. Котенок слепой.

— Нет, Зорька, он не так прост.

— Ты видишь?

— Вижу, — Йена улыбнулась, — ему не надо видеть сквозь туманы, чтобы преодолевать их.

— Это как это так? — кошка от возбуждения, удивления и возмущения даже коготки выпустила в юбку Йены и посмотрела на нее.

Женщина улыбнулась и почесала рыжую любимицу за ухом.

— Гляди глубже, Зоря, гляди дальше…

Приближалась ночь.

На небо выплыла ущербная луна, покрывая мертвенным светом потускневшие ели, так же, как и вчера, завывал несчастный бродяга-ветер, раздавался веселый и шумный гомон из казарм.

Затишье перед бурей.

Остановка полета перед резким и сильным взмахом крыльев.

Застывшее изваяние испуганной серой мышки перед побегом от опасности…

Дарен, прочитав заранее очистительную молитву сразу двоим богам — Эльге и Оару, с чистой совестью увел у Веселина ключ от шкатулки и незаметно подменил камни.

До назначенной встречи оставались считанные побеги, и Дар решил сходить на конюшню, проверить своего коника.

Брония он купил после той бойни в гостильне, куда привел его Карстер, как только появились деньги. Конь сразу показал крутой норов, не слушаясь вершника и не обращая внимания на его выкрики. Но за год они слюбились, да до такой степени, что Дарен был готов порвать глотку любому, кто попытался бы причинить вред коню. Броня тоже не отставал от хозяина: Дар помнил случай, когда ему пришлось одному заночевать под открытым небом, а конь за ночь ухитрился изловить любителя чужого добра. Когда отдохнувший вершник очнулся, то обнаружил под Бронием уже наложившего в штаны хилого разбойника… Они были на равных. Вершник за коня, конь за вершника

И потому Дарен еле сдержал радостный вопль, когда после выхода из Здронна, хмурые и, наверняка не раз попавшие под копыта острого коня, охранники вывели упирающегося Броню. И даже после он сдержал яростный рык, когда обнаружил, что ноги коня исцарапаны мелкими камешками: никак, беговым сделали, стервецы. Из десяти злотов четыре он отдал чаровнику в столице, чтобы тот в кратчайшие сроки вылечил ноги Брония, а потом еще не поскупился на крепчайшие подковы у лучшего кузнеца города. Специально дразнил задолизов кралля, вытащивших его, зная, что сейчас они с ним ничего не сделают: кралль вдруг ни с того ни с сего вспомнил молодого паренька, спасшего ему жизнь несколько лет назад. Что ж, у царственных особ свои странности — к ним надо просто привыкнуть, а лучше использовать в своих целях.

Вот так и возобновилось их единение с любимым конем…

Броня, завидев хозяина, как человек, удивленно шире открыл глаза и радостно заржал во весь голос, приветствуя. Уши коня заходили ходуном.

— Вона как рад тебе, сынок, — с добродушной ухмылкой заметил старенький конюх, запустив руку в густую седую бороду, — небося, соскучился маленько.

Дарен, бросив мимолетный взгляд на дедка, подошел к коню и вытащил руку из кармана, протягивая ему под нос:

— Привет, хороший, — конь осторожно и даже немного недоверчиво обнюхал кусочки сахара, — смотри, что у меня для тебя есть.

Грива была расчесана, шкура начищена — за ним тут хорошо ухаживали.

Не пропадет.

Броня фыркнул и одним движением могучего языка слизал предложенное угощение, после чего уставился на хозяина огромными янтарными глазами: мол, а дальше чего?

Дар наклонился, зарылся пальцами в густую черную гриву и быстро зашептал в дергающееся конское ухо:

— Я сегодня ухожу… на опасное дело ухожу. Ты… Если я не вернусь, хорошо себя веди… ладно? Договорились?

Броний топнул ногой. Потом второй, выражая свое искреннее возмущение тем, что его не берут с собой.

— Броня, разбойник мой родной… Так надо, — Дар погладил его по холке, — если вернусь — хорошо. Нет — значит, судьба такая.

Конь тревожно заржал, выражая неодобрение, и внимательно, совсем не по-животному, посмотрел войнику в глаза: "может, не пойдешь, глупый человек?"

Войник вздохнул.

— Ты хоть и вредный, как стадо мракобесов, но я тебя люблю, Броня. Все. Будь молодцом. — Он потерся лбом о лоб коня и быстро удалился, на ходу бросив дедушке: — вы уж приглядывайте за ним, коли чего…

И прибавил шагу, не зная, что еще сказать.

Конюх проводил Дарена недоуменным взглядом: г это видано, чтоб с конем, как с любимой девицей разговаривали?

Дедок почесал лысый затылок, глянул на красавца Дарена и, пожав плечами, справедливо решил, что у всех свои причуды.

ГЛАВА 4

НАЧАЛО ПУТИ

Семь бед — один ответ — Бога нет как нет,

Где на столе будет гроб, там на столе будет спирт.

Где за столом кто-то пьет, там под столом кто-то спит.

Где человеческий лом присыпан хлоркой и льдом —

Там я — рябиной за окном.

(Веня Д" ркин)

Ночь полностью вступила в свои права: замазала небо черной краской, зажгла вечные фонари-звезды, осветила полумесяц и плотным покрывалом накрыла одинокие кряжистые ели на горизонте. Смазанные нечеткие тени скользили по земле, уворачиваясь из-под лап лунного света и выслеживая свою добычу. Мерцала чужая планета — Рашшид, красной точкой выделяясь среди ослепительно белых точек. Небеса будто бы покрылись тонким хрусталем, готовым разбиться на тысячи мелких водопадных брызг от неосторожного прикосновения.

Дарен бесшумной тенью скользил по направлению к воротам. Где-то вдали ухукали совы, раздавалось одиночное фырканье потревоженных чем-то сторожевых псов, тихо шуршал ветками ослабевший ветер.

На воротах отчаянно боролись со сном два молоденьких паренька, мимо которых, Дар, уловив момент, и проскользнул. Осталось через лес обойти заставу, чтобы оказаться на условленном месте.

Мятый клочок бумаги с коринскими рунами будто леденил тело.

"Ты боишься… боишьссссс… боишься?.." — прозвучал вдруг отчетливо шипящий голос: будто тень проплыла над головой.

Дарен остановился и повернулся назад, через плечо. Но среди смуглых очертаний деревьев не было ничего человеческого.

— Карстер?

Ответом ему был лишь тихий шорох уцелевших на ветках коричневых листьев да взмах крыльев совы чуть справа. Два глаза-бусины уставились на человека с нескрываемым изумлением.

"Боишшшься? — вновь раздался голос, — тебя ведет… судьба…"

— Кто ты? — войник снова огляделся, но ночной житель молчал, и лишь сова на ветке продолжала вглядываться своими глазищами в человека, не мигая и не двигаясь.

— Чего уставилась? — буркнул Дар.

— Ух-ху!.. — глухо прокричала сова и взмахнула крыльями с широкими белыми перьями.

Но на фоне луны белая сова показалась черной. Черная сова? Символ судьбы… Совпадение? Примета?

"Совпадений не бывает… ает…эт… — прогремело эхом в его голове, болью пронзив виски, — надо спешшшить… Спешшши жше, сын Отреченной!"

— Прекрати! — прошипел Дар, зажимая голову ладонями и тяжело дыша, — хватит!

"Поспешшши…" — прошипел голос, удаляясь.

Дар не сдержал стона и…

Боль пропала так же быстро, как и пришла, но в глазах все равно плясали черные точки, а во всем теле появилась противная, навязчивая и какая-то вязкая слабость, сковывающая как мысли, так и движения. Дарен еще раз яростно огляделся, но заметил рядом лишь две елки, мрачно чернеющие на фоне лесной тропы.

Войник в сердцах сплюнул, треснул кулаком по одной из елей и пошел дальше, преодолевая слабость.

Когда он выбрался на освещенную луной поляну, то сначала подумал, что Карстер просто поиздевался над ним и не пришел. Но — нет: из-за деревьев плавно выскользнули две тени и остановились в десяти локтях от самого Дарена.

— Что-то ты долго, — заметил коротко стриженный мужчина, делая еще шаг и выволакивая на поляну запуганную Марту, прижимая кинжал к ее горлу, — никак заблудился?

— Никак с духами разговаривал, — съязвил Дар, кладя руку на эфес меча.

Мужчина приподнял брови и с напускной веселостью поинтересовался:

— И что же сказали духи?

— Предрекли твою скорую смерть.

Карстер хрипло и наигранно расхохотался, но через несколько пылинок резко оборвал смех и посмотрел на мрачного врага.

— Вот это вряд ли.

— Посмотрим еще.

— Ты аккуратней, септ-велитель, аккуратней. Я ведь нервный больно, девчонку-то могу и поцарапать.

Марта протестующее замычала: во рту у рыжей был кляп. Дар бросил на нее безразличный взгляд и пожал плечами.

— Как хочешь. Мне только на руку: убьешь ее — и тебе будет нечем меня шантажировать.

— Кого обманываешь, а, Дарен? — осклабился Карстер и резко сменил тему: — камень принес?

Войник осторожно кивнул, не спуская взгляда со своего врага.

— Вот и хорошо, вот и замечательно…

Карстер мурлыкнул себе под нос и уже серьезно продолжил:

— Сейчас положишь его на середину. И без глупостей.

— Вот еще! — искренне возмутился Дар, — я еще не получил ответа на свои вопросы.

Карстер недобро сощурился и что-то сказал на незнакомом языке второй тени, но та лишь глубже надвинула на капюшон на глаза, помотала головой, что-то прошипела и указала на Дарена.

— Хорошо, — вдруг легко согласился Карстер, — я отвечу на твои вопросы. А потом ты — на мои.

Дар почувствовал какую-то фальшь в его словах, но не мог понять, где именно и потому сказал:

— Согласен.

Карстер чуть не замурлыкал в предвкушении и вкрадчиво сказал:

— Только сначала сними вон ту штучку.

Войник повертел в руках гладкий черный камень.

— Зачем?

Враг надавил на шею девчонки лезвием. Марта коротко вскрикнула, по мертвенно-бледной в свете луны коже потекла тонкая струйка крови.

— Снимай, снимай, септ-велитель.

Дарен склонил голову набок. В камне не было никакого чародейства — иначе, он бы почувствовал: оно отзывалось неприятным морозным покалыванием по коже.

— Хорошо, — и медленно снял камень, данный странной девчонкой из весницы.

— Брось на землю и можешь задавать свои вопросы, — расслабился Карстер и сложил руки на груди.

Дар медленно разжал пальцы.

И в тот же миг почувствовал неприятный чужеродный холодок, пробежавший вдоль позвоночника.

Понял, что ошибся.

Жестоко ошибся.

От оберега потому и не исходило ничего волшебного: он сам убивал все чародейство.

Войник еще предпринял попытку наклониться за ним, но, как и следовало того ожидать, не успел, повалившись на землю.

Последним, что он увидел, был насмешливый взгляд Карстера и будто бы чужая мысль, проскользнувшая в голове:

"Идиот!"

А за несколько оборотов езды от заставы, в тесной каморке проснулась девочка лет шестнадцати с удивительными голубыми глазами и золотыми косами. Проснулась и в слепой ярости ударила по подушке кулаком, не обращая внимания на злые слезы, льющиеся по щекам.

Он не сдержал обещания.

— Как же теперь помочь?..

* * *

Заплечных дел мастера у Карстера в распоряжении на этот раз были отменные, и он этим был крайне доволен. Молчаливые, апатичные, с тусклыми, ничего не выражающими глазами и с огромным арсеналом пыточных устройств — они внушали тупой страх.

Наверное, никогда еще изба лесника, ставшего теперь заложником собственного дома, не слышала таких воплей боли. В лесу перестали выть волки, лес затих и замер: и лишь до судорог страшные клокочущие крики нарушали эту неживую тягучую тишину, разлившуюся по всем канавам и оврагам вязким желе.

Дарен орал так, как, наверное, не орал никогда в жизни. Вопросов ему задавали, как ему казалось, слишком много. Но ни на один из них он не знал ответа. Незнакомые имена путались в голове, сплетаясь там, внутри головы во что-то многослойное; малопонятные слова то и дело раскалывали сознание пополам, а места и предметы, о которых постоянно спрашивал Карстер, были чужими и далекими. Единственное, что Дарен уловил: все вопросы так или иначе были связаны с каким-то пророчеством и этой странной "цайкой", из-за которой он сейчас здесь.

Почему Карстер был так уверен, что войник знает все то, о чем его спрашивают — непонятно. Дарен в самом начале еще пытался объяснить это, но потом сил говорить не осталось, а под конец он вообще перестал понимать, о чем его спрашивают.

Мокрое от пота и крови тело истязали долго: Дару казалось, что целую вечность. Сдирали полосками кожу, поливали раскаленным железом, вставляли толстые иглы под ногтевые пластины, ломали кости… Да и тело его уже ему не принадлежало: это был сросшийся комок окровавленной плоти, которая мечтала лишь об одном — о смерти. Боль, боль, боль… В сломанных пальцах, в легких, прошитых осколками ребер. Везде.

И, видно, Эльга даровала своему непутевому сыну еще одну милость: когда тяжелый молот в очередной раз опустился на ноги, Дарен потерял сознание, успев лишь прошептать богине: "Спасибо".

Но даже в бессознательном состоянии боль не отпустила его.

Дар очнулся от нее же и еле слышно застонал сквозь сжатые зубы: кричать он больше не мог — дышать получалось с трудом, а при каждом вдохе внутри что-то противно и противоестественно хлюпало. Ах, да. Ребра. Чудом уцелевшие от переломов руки, судя по всему, были прикованы высоко к стене: сам Дарен вынужденно полусидел, опрокинув голову на грудь. Ноги, судя по ощущениям, представляли собой сплошное кровавое месиво, и войник даже не пытался понять, под каким углом они лежат — боль была адской. Но, как ни странно, мозг продолжал напряженно работать, стремительно выдавая картинку за картинкой, так, что даже закрытые глаза стали болеть.

Войнику понадобилось неимоверное количество гордости, замешанной на силе воли, чтобы поднять голову и кое-как оставить ее в вертикальном положении. С огромным усилием он открыл глаза, но ничего не увидел. Его ослепили?..

Но — нет. В темноте блеснул огонь, и резкий свет ударил по больным глазам с покрасневшими от лопнувших сосудов белками, заставляя снова закрыть их.

— Очухался, — констатировал безразличный голос Карстера, — зенки-то открой.

На протяжении всего действа он стоял и задумчиво наблюдал за пыткой, будто любовался цветочками.

— Пошел ты… — одними губами прошептал Дарен и снова опустил голову.

Карстер пожал плечами и что-то выкрикнул в темноту. В свете факела показалась фигура в капюшоне.

"Чаровник" — запоздало понял Дарен.

Разумеется, с его стороны было полной глупостью идти на встречу со "старым знакомым", но он обязательно как-нибудь бы выпутался, если бы этот выродок был один. Кто ж знал, что в подчиненных у Карстера еще и чаровники ходят?!

Голова взорвалась тысячами ледяных осколков, ее дробили на части невидимые тиски, выдавливали глаза и выбивали зубы. Дарен с облегчением понял, что сейчас потеряет сознание.

Но этому было не суждено случиться.

— Хватит, — коротко приказал Карстер, внимательно наблюдая за пленником; и, не став ждать, пока тот отдышится, приказал: — последний раз спрашиваю: что ты знаешь об этом артефакте?

Перед глазами войника оказалась злополучная вещица.

— Ничего…

— Врешь, — спокойно отозвался враг.

Боль.

— Как ты связан с пророчеством?

Молчание.

Боль.

Снова какие-то вопросы…

Спрашивали бы у него правду — он бы уже сказал. Но они спрашивали совсем другое…

Чаровник и Карстер переглянулись.

— Значит, ты уверен, что ничего не знаешь, — протянул последний.

— Будь… уверен лишь… в смерти… — пробормотал Дар, снова падая в забытье.

Но в этот раз они не дали ему этого сделать, вылив ведро ледяной воды на голову.

— Хм. Будем считать, что частично я тебе поверил, — задумчиво протянул Карстер, пряча, наконец, лжеартефакт за пазуху, — и, Дарен… Может быть, подумаешь о сотрудничестве? Все равно обратно тебе пути нет.

Войник промолчал.

— Как хочешь. Я предлагал.

И тут произошла неожиданная вещь. В свете факела промелькнули рыжие локоны, а сама их обладательница, зарычав диким зверем, бросилась на Карстера с твердым намерением выцарапать ему глаза.

— Ты! Подонок!

— Марта? В чем дело? — ненатурально удивился тот, отходя от взбешенной девушки.

"Вот в чем дело, — как-то отрешенно подумал Дарен, — дура девка".

— Ты обещал, обещал его, — дрожащий палец указал на Дарена, — не трогать!

— Обстоятельства сильно изменились, милая барышня, — оскалился в подобии улыбки Карстер.

— Как ты… как ты мог! Он же может умереть!

— Марточка, он не может, он просто умрет, — оскалился тот.

— Я убью тебя! Своло… — Марта захлебнулась кровью и неверяще посмотрела на грудь.

Карстер присел на корточки и вытер кинжал о спутанные волосы Дарена.

— Не люблю, когда орут.

Девушка, еще постояв с пылинку, рухнула рядом с войником.

Карстер и чаровник направились к выходу из его клетки, но Дарен, собрав последние силы, все же спросил:

— Зачем… понадобилось… все это…с акиремцем…

Его враг, постояв с полволны, обернулся и пожал плечами:

— Чтобы отвлечь внимание от того, как мы пробивали вашу магическую границу. Марта метко стреляла из лука, — он бросил взгляд на все еще борющуюся со смертью девушку и вышел, захлопнув дверь клетки.

На Дарена смотрели два больших зеленых, затуманенных болью, глаза. Окровавленный рот приоткрылся, и из него вылетела всего одна фраза:

— Я не хотела… так…

Марта умерла.

А Дарену оставалось теперь лишь да корить себя за безрассудный поступок, который не сегодня-завтра положит конец его жизни. Сколько ему осталось? Оборот? Несколько побегов?..

* * *

Дождь лил с неба сплошным, непрерывным потоком, будто задался целью стереть с лица земли все. Гремело над мокрыми головами небо, серые клочья туч яростно рвали вспышки молний.

Вода стекала по щекам маленькой девушки, подставившей лицо небу. Соленые слезы смешивались с дождем, губы ловили пресные капли, а синие глаза затуманились болью.

Не за себя.

За него.

Девочка резко обернулась. Ее глаза стали корваво-красными, а рот безобразно оскалился в немом вопле.

— Найди его! — закричала она так сильно, что он отшатнулся и зажал уши руками.

Девочка стала ходить вокруг него, и ему показалось, что она уже не одна, что много-много одинаковых светловолосых девочек водят вокруг него смертоносный хоровод.

— Найди! Найди его, найди!

Крики оглушали его, он крепче стиснул руками голову и заорал:

— Кого?!

— Дар осени…

Звук голоса пробил его барабанные перепонки, он отнял руки и посмотрел на них: алая кровь стекала по пальцам.

"Что ты сделала?" — хотелось спросить ему, но губы не издавали ни звука.

Ждан резко сел на кровати, тяжело дыша. На теле выступил холодный пот, вся одежда была мокрой, будто он и впрямь побывал под сумасшедшим ливнем. Безумные глаза уставились в пустоту.

Сон?

Дрожащими руками Ждан потрогал уши.

Крови не было.

По деревянным ставням стучали ледяные капли…

— Эй, ты в порядке? — Зоррик, один из его товарищей, приподнялся на одеяле. — Орал так, что я уж подумал — режут тебя.

Ждан перевел на него безумный взгляд. Мысли в его голове меняли друг друга, были похожи на диких бешенных собак, каждая из которых брехала громче и визгливей остальных. Слушать эту какофонию было выше сил Ждана.

— Я?.. Да… — он снова посмотрел на закрытые ставни и пробормотал: — надо найти его.

— Кого? — удивился Зоррик, приподнявшись на локтях и широко зевнув. — Два побега еще до рассвета. Спи.

Но Ждан его уже не слушал, лихорадочно шаря руками по полу рядом с кроватью, нащупывая собственную одежду. Затем вскочил на ноги, пытаясь впихнуть себя в верхнюю одежду. Получалось плохо: тело била крупная дрожь, а в голове набатом звучало: "найди, найди, найди!".

Кого?

Дар осени… Оар великий, что за бред?! Дар, дар… Какой Дар?

Ждан на пылинку застыл.

Дар?

— Дьябо-ол! — простонал мальчишка.

Наконец, непослушная одежда оказалась на теле. Ждан, подумав, схватил короткий кинжал соседа, не обращая внимания на его возмущенный оклик, и выбежал из казарм, хлопнув дверью.

"Найди!" — пульсировала кровь в висках, причиняя боль.

Парень сначала хотел было бежать сразу к наставнику, но потом, передумав, помчался вверх по лестнице к комнате Дарена, то и дело спотыкаясь на поворотах и оскальзываясь на ступенях.

Дверь в спальню была отперта, и в комнате не было даже намека на присутствие хозяина: постель застелена, одежды не видать, сундук закрыт, да и оружия Ждан тоже не заметил.

До комнаты мастера Веселина он добежал в рекордно короткие сроки. Подбежал, на миг остановился, выдохнул и постучался.

В ответ раздался лишь храп, и Ждан в отчаянии стал долбить в дверь ногой: боль в голове нарастала с каждой волной все больше и больше, будто неизвестная девочка решила свести его с ума.

— Мастер Веселин, откройте! — молчание.

Ждан уже совсем было отчаялся достучаться до наставника, как дверь перед его носом открылась, чуть не стукнув его по этому самому носу, и на пороге показался заспанный, взъерошенный и раздраженный Веселин.

— С ума спятил? — после молчания с несколько пылинок недобро сощурился он. — Чего среди ночи приспичило?

— Там… э… — Ждан замялся, натолкнувшись на раздраженный взгляд Веселина. — Мастер, там… Мне сон приснился…

— Ты так испугался сна, что уделался и пошел жаловаться сюда?

— Нет! То есть…

— Говори уже! — прорычал наставник.

— Во сне девочка была такая, с косами…

— Эротические фантазии удовлетворяют точно не в моей комнате.

Наставник раздраженно отмахнулся от пацана и взялся за ручку, чтобы закрыть дверь.

— Да причем тут это! — вспыхнул Ждан, гневно смотря на мастера. — Она сказала, что надо найти Да… мастера Дарена!

Веселин приподнял брови: пацан намеренно выводил его из себя?

— И ты за ним ко мне пришел? Логично, ничего не скажешь. Или ты считаешь меня мужеложцем?

— Да нет же! Мастер Веселин, послушайте меня! Я был у него, его там нет! Дверь открыта и…

— Прекрати поднимать панику, — Вес поморщился, — мало ли, зачем человек мог выйти.

— Это Вы прекратите издеваться! Мы время теряем! Если Вы мне не будете помогать, я один пойду! Иначе мне голову…

Голос в его голове стал невыносим.

Веселин оборвал его движением руки, поскреб небритый подбородок и нахмурился, вспоминая утренний разговор с бывшим товарищем. Потом нащупал в кармане ключ. В голове промелькнуло смутное подозрение.

— Ладно, — ворчливо отозвался он, — сейчас оденусь.

Через волну Веселин вышел с факелом и пошел по направлению к оружейной, с каждым шагом все больше мрачнея. Что, если он взял-таки артефакт? Дарен всегда отличался безрассудством, а порой и даже непроходимой глупостью. Только он мог сбежать летом на озеро и плескаться там до полудня, плюя на всяческие запреты наставников. Только он при жесткой, но несправедливой отповеди Богдана смел поднять глаза и твердо возразить. И ему было плевать, что после таких выходок он по вятку сидел на хлебе и воде. А самое главное, еще ухитрялся не падать духом. И продолжал любить почти всех наставников.

В общем-то, в подобной ситуации только Дару могли взбрести в голову подобные геройские мысли, вроде явления на сомнительную встречу в гордом одиночестве.

— Жди здесь, — коротко бросил Веселин, заходя в оружейную и вставляя факел в кольцо, впаянное в стену.

Но все его подозрения развеялись, когда он заглянул в шкатулку: камень был на месте.

Он уже собирался уходить, когда заметил что-то алое на полу. Веселин наклонился, поднял непонятную вещицу и поднес поближе к огню, чтобы рассмотреть получше. И застыл.

Это была алая лента мерцернария.

Но когда они выходили с Дареном в прошлый раз, Веселин точно помнил, она была продета в верхнюю петлю его форменного кителя.

— Дьябол! — прорычал он, бросаясь наружу и спешно закрывая оружейную. — Быстро за Богданом!

Он всунул Ждану факел и буквально побежал вперед, ругаясь без перерыва.

Когда они вышли за ворота с десятком лучших учеников и еще парой мастеров, уже светало. Солнце медленно поднималось из-за горизонта, раскрашивая небо в темно-оранжевые тона. За ночь заметно похолодало, и на старой, местами пожухшей траве виднелись капельки росы.

— Куда его понесло? — рычал Богдан, не добившись внятного ответа от стражников, мимо которых Дарен проскочил. — Найду — убью!

Ждана потянуло влево, голос в голове зазвучал тревожнее, как натянутая струна под рукой менестреля, поющего о войне. Грозой прогремели незнакомые слова на старинном рокочущем языке. И голос их произносил какой-то старческий — мерзкий, козлиный.

— Мастер Богдан, мастер Веселин, нам туда! — он осекся под взглядами наставников и добавил чуть глуше: — кажется…

— Когда кажется, молиться надо! — рыкнул Веселин, будучи тоже на взводе.

— Ладно, веди, — решил Богдан, поколебавшись несколько пылинок. — Ну, чего встали?! Быстро, за ним в лес! Я вам еще покажу сладкую жизнь — будете по пятьдесят кругов отрабатывать!

Ветки царапали Ждану и остальным лицо, но они лишь отмахивались от них, стараясь бежать как можно быстрее. Жухлые листья и колючий репейник цеплялись за одежду, попадали за шиворот, в рот лезла мелкая мошкара. Под ногами хрустело и чавкало, где-то вдалеке по веткам бесшумно прыгала рысь, и лишь изредка среди листвы блестели противно желтые глаза дикой кошки.

Шумное дыхание сотоварищей и неразборчивая ругань наставников сзади подгоняла каждого вперед. Волосы намокли и прилипли ко лбу, мешая глядеть вперед.

Ждан вдруг застонал и упал в траву на поляне и зажимая голову руками.

— Что еще?!

Богдан разъяренно пробрался вперед через стену учеников.

— Голо…ва…

"Найди!"

Надо встать… Встать и искать. Эльга солнценосная, как тяжело! Ноги не слушаются, руки завязли в земле по локоть…

— Хватит!

"Найди его!"

Море крови, отчетливые шаги тюремщиков во мраке, серый туман перед глазами…

Горло рвал крик.

Все остальные в недоумении и в страхе смотрели на сотоварища и ученика, не решаясь что-либо предпринять. Ждан вцепился скрюченными руками в землю, выдирая траву клочьями, пока в ладони у него не оказалось что-то круглое. Боль тут же стала отступать. Парень с боязью открыл глаза, медленно сел, ощупывая части тела, вытер выступивший пот дрожащей рукой, оставив на лице грязные полосы, и только потом посмотрел на находку.

— Что это? — Веселин тут же подскочил к нему.

— Кажется, — Ждан нахмурился, — кажется, это его камень.

Богдан вырвал оберег из его рук и коротко приказал:

— Прочесать местность! Обыскать дом лесника!

Пареньки переминались с ноги на ногу, медля: никому из них не улыбалось оказаться на месте Ждана. Да только не знали они, глупые, что боль — это либо плата, либо залог. Не знали они и того, что Ждан, заплатив болью, получит большее — власть над сердцем. Не знал никто и не слышал, как, быстро шурша шагами-листьями уходила от них Осень, довольно посмеиваясь.

Первый красный стежок?

— Вы еще здесь?!

* * *

Они быстро отыскали дом лесника да и самого хозяина, лежащего на полу в луже крови. Все небольшое помещение представляло собой бойню: обрывки цепей, сломанные стулья, еще чье-то тело и кровь, кровь — море крови.

Первым в дом влетел Ждан и поскользнулся на ней, после чего, ошарашенный увиденным, так и замер на полу, не в силах зажмуриться или отвернуться.

— Чего разлегся?! А ну, вставай!

Парень сглотнул и, преодолевая тошноту и стараясь не смотреть по сторонам, толкнул другую дверь. Там было пусто.

— Нет здесь никого, — сквозь зубы проговорил Веселин.

В голове Ждана в истерике бился девичий голос. Парень отчаянным взглядом шарил по комнате: должно же быть что-то, должно! Кадушка, глиняный горшок, печка, деревянный стол. За печкой мятая кровать, скомканное одеяло на полу… Не то, не то! Ждан со злости пнул хлипкую кровать ногой, и та перевернулась от силы удара, но он успел заметить деревянный люк. Кровать отъехала в сторону, парень резко дернул за ручку и, не раздумывая, прыгнул вниз.

Голос утих.

Ждан протер глаза, надеясь, что так они быстрее привыкнут к полумраку, и на ощупь двинулся вдоль стены, хватаясь руками за шершавые доски.

Вдалеке раздался шорох.

— Кто здесь? — он прислушался. — Дарен?

Ответа не последовало но парню показалось, что он расслышал какой-то шорох.

— Подожди, я сейчас! — он заметался, но разум победил, и парень бросился назад к люку, крича: — я его нашел! Сюда!

И помчался обратно.

В темноте сложно было разглядеть хоть что-нибудь, но Ждан разглядел. И от увиденного ему резко поплохело. Дарен? О, нет. Увиденное уже никак нельзя было назвать Дареном. Это был сплошной окровавленный кусок мяса. А рядом…

— Чего встал? — прошипел Веселин и толкнул Ждана в бок. — Отойди!

Он осветил помещение самодельным факелом и тоже на миг застыл. Его глаза потемнели. Он рванулся к Дарену, оттащил подальше уже холодную Марту и, обернувшись, проорал:

— Богдан, сюда! И двух парней мне! Он ранен!

С цепями Веселин не стал церемониться, просто перерубил их мечом, со злости вышибив из стены искры. Но как взять товарища, чтобы тот не окочурился у него же на руках, не знал.

Богдан вынырнул из темноты, после чего, бросив короткий взгляд на бывшего ученика, приказал:

— Несите наверх.

— Богдан, — Вес посмотрел на мужчину, но тут же опустил глаза: таким страшным сейчас было это непроницаемое лицо, — Богдан, он умрет.

— Пусть только посмеет.

Никто не тронулся с места. И тогда Богдан первым приблизился к Дару и, оценив степень повреждения, схватил его за подмышки и поволок к выходу.

Раздался приглушенный стон.

— Держись, дружище, мы тебя вытащим, — бормотал Веселин, сам не веря в свои слова и не замечая Ждана, склонившегося над телом Марты.

Дарен разлепил веки и попытался сказать, что ему уже не помочь, но губы не слушались.

— Щенок, — в ответ шипел Богдан. — Мальчишка! Не-ет, ты не умрешь! Я тебя самолично до потери сознания выпорю!

Дар попытался улыбнуться, но не смог, потеряв сознание от боли, пришедшей вместе с неосторожным движением наставника.

— Ждан! — Веселин вновь спустился в подвал. — Ждан, где тебя дьяболы носят!

Скрюченную фигуру мальчика он заметил в самом углу. Он перебирал рыжие волосы умершей девушки и, казалось, вообще перестал существовать для этого мира.

Вес вздохнул и подал ему руку.

— Ждан, идем.

Звук собственного имени стал ниточкой для возвращения. Он перевел на наставника взгляд, но не сказал ни слова.

— Идем!

Ждан пробормотал, продолжая перебирать волосы Марты:

— Как же так… почему…

— Она сама избрала свою судьбу, — тряхнул головой Веселин. — Будет тебе убиваться! Это не удел воина.

— Но я любил ее!

— Ну так отправляйся за ней к дьяболу! — прорычал Веселин. — Только избавь меня от пустых слов.

Ждан тряхнул светлыми вихрами и резко встал. Потом медленно разжал кулаки и неверным шагом отправился к люку: хоронить предателей и дезертиров было все равно, что плюнуть в лицо Создателю.

Веселин пошел за ним, не проронив ни слова: ему было почти жалко паренька.

Но зачем ему его жалость?

* * *

— Йена! — проорал Богдан, вместе с двумя пареньками из своего сороковника затаскивая Дарена в лазарет. — Да где ты, дьябол всех побери?!

— Не кричи, Богдан, — женщина появилась будто бы из воздуха. — Не на плацдарме.

— Выручай.

Йена бросила короткий взгляд на Дара и нахмурилась. Глаза сестры недобро блеснули.

— Сюда.

Войники без лишних слов последовали за ней, как можно бережнее сгружая раненого на большой деревянный стол, с которого сестра Йена одним движением руки смахнула небольшие ступочки. Те покатились по полу, издавая глухие звуки ударов дерева о камень. Тук-тук… Будто чье-то сердце стучит, с каждым ударом замирая.

— Воды.

Рыжая кошка вспрыгнула на стол, принюхиваясь к Дарену. Ученики Богдана замерли в нерешительности, с изумлением глядя на кошку, которую никто и не думал прогонять.

— Что встали? Быстро воды несите!

Парни стремглав помчались к колодцу, так, как будто удирали от армии акиремцев.

Женщина быстро разорвала остатки одежды, но снять не смогла — спекшаяся кровь намертво припаяла израненное тело к ткани. Стоит ли бороться за его жизнь?

— Где вы были раньше? — прошипела Йена, бросившись ко шкафу с мазями и настоями. — Почему за ним так поздно пришли?!

Богдан хмурился, наблюдая за метаниями одной из лучших целительниц и знахарок его страны.

— Мы и так спешили, как могли.

— Значит, плохо спешили! — отозвалась Йена и откупорила колбу с пахучим настоем.

Резкий травяной запах ударил в нос Богдану и вбежавшим с ведрами воды мальчишкам. Один из них оглушительно чихнул и выронил ведро. Вода, журча, полилась по полу.

— Соплежуй! — ругнулся Богдан, выхватывая у него другое ведро.

— Давай сюда, — коротко приказала Йена и вылила в ведро пахучую настойку. — Лей тонкой струей, будем отдирать одежду.

Богдан, не говоря ни слова, стал выполнять указанное. Йена взялась за край намокшей рубашки и аккуратно потянула в сторону: ткань почти сразу поддалась ее действиям, освобождая от своего плена истерзанное тело. Раненый тихо застонал.

— Терпи, — коротко бросил Богдан, зная, что тот даже не в сознании, на автомате бросил, как привык.

Когда мужчина остался без одежды, Йена критически посмотрела на результат их с квинт-велителем обоюдных трудов.

— Сможешь собрать? — тихо спросил войник.

— Не знаю, Богдан, не знаю.

Йена смешала в глиняном горшочке несколько мазей, после чего аккуратно стала втирать их в раны. Закрыв глаза и полностью погрузившись в лечение, стала в буквальном смысле собирать кости, одновременно нашептывая заговоры. Получалось плохо: женщина нервничала, то и дело сбивалась и делала неаккуратные движения руками, отчего приходилось начинать все с самого начала.

Богдан встал чуть поодаль, скрестив руки на груди и внимательно наблюдая за действиями сестры. Он своими глазами видел, каких безнадежных больных и раненых эта великая женщина буквально вырывала из мерзких лап Моарты. И сейчас отчаянно верил в то, что с ее помощью и Дарен, мальчишка, почти ставший ему родным, выкарабкается.

Квинт-велитель юго-восточных пограничных войск любил Йену и даже отважился сделать предложение двадцать лет назад. Она знала, знала, любила, но все равно отказала. Почему? Богдан не знал, но спрашивать не стал и тогда, да и сейчас бы не спросил.

Йена аккуратно накладывала лобки, перевязывала раны, не переставая приговаривать что-то успокаивающее и исцеляющее.

— Почему этот юноша так важен для тебя?

Голос женщины выдернул Богдана из своих мыслей, и тот снова нахмурился, бросив взгляд на бывшего ученика, хотя пылинку назад его лицо почти разгладилось.

— Ты же знаешь ответ, Йена.

— Лукавишь, Богдан, ой, лукавишь! — женщина устало улыбнулась. — Знаешь и думаешь много больше, чем говоришь.

— О чем ты?

— Мы оба знаем, о чем, — Йена хлопнула руками по коленкам, встала, отерла пот со лба и продолжила: — ну да ладно. Не важно сейчас все это.

Мужчина кивнул и указал взглядом на Дара, лежащего без движения на грубом дереве.

— А что будет с ним?

— Время покажет. А ты иди пока, иди. Незачем тебе тут оставаться — лишь нервы трепать. Я сама за ним послежу, не беспокойся. Только пришли мне кого-нибудь из своих мальчишек, чтобы перенесли его на кровать.

— Хорошо.

Богдан быстро подошел к женщине с твердым намерением сжать ее в объятиях, но в последний миг почему-то остановился, неловко пожав руку и опустив серые глаза.

— Спасибо, Йена. Не забуду, — и быстро вышел.

Сестра едва слышно усмехнулась, вслушиваясь в его затихающие шаги и медленно, будто бы нехотя проговорила:

— Уж ты-то точно не забудешь…

Рыжая Зорька потерлась теплым боком о ноги хозяйки, задевая хвостом светлую юбку, испачканную в чужой крови.

— Мрр… Ты принимаешь все слишком близко к сердцу, Йена.

— Может быть.

— Надо быть кошкой, мурр-р-р. — проурчала Зорька. — Ни от кого не зависеть, ни о чем не жалеть и никому не показывать своих страхов.

— Ты не так давно стала кошкой, дорогая.

— Это все неважно, — недовольная напоминанием хозяйки, отозвалась кошка и вдруг внимательно заглянула ей в глаза: — он перейдет в царство Моарты?

— Не знаю, Зоря. Я сделала все, что могла.

Кошка встала на задние лапы, уцепившись когтями в юбку женщины, и настойчиво заглянула той в глаза. Полосатый рыжий хвост заходил ходуном, как маятник. Шерсть вздыбилась, усы выстрелили в стороны: явный признак кошачьего возбуждения. Кошка хотела сказать что-то важное, и в предвкушении этого стала похожа на ощерившегося рысенка.

— Ой, все ли?

Йена внимательно вгляделась в зеленые омуты и, отвернувшись, быстро пробормотала:

— Нет. Нельзя. Это слишком опасно.

— Мрр… Ты испугалась риска?

— Зоря, я не вправе…

— Ты сохранишь ему жизнь.

— Я ее разрушу.

— Кто знает, кто знает…

Женщина еще несколько мгновений напряженно вглядывалась в пустоту, видя совсем иное, потом бросила обреченный взгляд на Дарена, подхватила кошку на руки и, усадив у себя на груди, грустно спросила:

— Ты все знала?

Кошка промолчала, блаженно щурясь.

Ответа не требовалось.

Сестра Йена вздохнула и посмотрела на раненого. Вправе ли она распоряжаться судьбой этого мальчика? Нет, не вправе. Но кто сможет помочь, если не она? За все надо платить…

Сестра прошептала чуть слышно:

— Хорошо. Неси.

Рыжая Зоря довольно мурлыкнула, спрыгнула на пол и, подняв хвост трубой, понеслась выполнять просьбу.

А Йена смотрела на Дарена, и по ее лицу катились слезы.

Все чаровники все равно всегда оставались чаровниками. Даже после перевоплощения в другую сущность они сохраняли в себе странное волшебство, не поддающееся объяснению. Некоторые находили в кошачьей жизни свою прелесть, полностью отдаваясь животному миру, другие стремились обратно, к людям. Вот и Зоря пришла к Йене три года назад — ободранная, больная, хромая и голодная. Пришла бы к обыкновенному человеку — стала бы обыкновенной кошкой. Но Зорьке повезло: толи легкомысленная богиня удачи и неудачи посмотрела на нее зеленым глазом, то ли просто так сошлись Нити, кто знает? — чаровникам не под силу увидеть лишь свою жизнь — но кошка оказалась в опытных руках Йены…

Все мало-мальски даровитые чаровники рано или поздно становились котами и кошками. После двадцати ли лет или после пятидесяти, но становились. Так было, так есть, и так будет еще долго-долго, пока не оборвутся все Нити на ладонях у Странников.

Вот и Йене суждено было стать кошкой: возможно не сейчас, возможно много позже… Но женщина не хотела лишний раз рисковать — не хотела любить, не хотела страдать. Какой смысл будут иметь все эти чувства после ее смерти как человека?

Единственная вещь могла изменить все, но Йена не считала себя достойной носить ее. Достоин ли ее Дарен? Время покажет. Сможет не ошибиться — хорошо. Не сможет — артефакт снова станет пустышкой. Он так долго тяготил душу Йены, что избавление от него сейчас было одновременно и облегчением, и страданием. Но иначе нельзя, ибо так сложились Нити. А ей ли спорить с ними?

Рыжая кошка, хитро сверкая зелеными глазищами, бежала по длинным темным коридорам, держа в зубах тонкий шнурок, на конце которого болтался старый кулон: голубоватый, с синими прожилками. Ей не нужен был свет. Ее не замечали, ее пытались оттолкнуть ногами в сторону, но кошка упрямо продолжала путь, уворачиваясь из-под тяжелых сапог и стараясь быть как можно незаметнее. Мягкие подушечки лап бесшумно ступали по серому холодному камню, и лишь изредка по нему стучали коготки, выпущенные на поворотах.

Кошка несла старинный артефакт хозяйке. Она так же не знала, будет ли у Дарена с ним будущее или нет. Его нить уходила далеко в туман, и разглядеть ее не могла даже Йена. Главное, чтобы он не сворачивал в сторону: заблудится в вязком тумане и пропадет, пожираемый белыми существами без глаз.

Каждая мелочь влияет на завтрашний день.

Но изменит ли жизнь человека Камень, меняющий направления Нитей?

Кто знает…

Гулко стукнул об пол камень.

Йена очнулась от мыслей и подняла древний артефакт. Пару волн повертела его в руках, стараясь вобрать в себя его непонятное тепло. Может быть, ей стоит хотя бы примерить его?

— Йена! — предостерегающе зашипела кошка. — Он тебе не предназначен! Тебе ни к чему менять судьбы!

Ни к чему? Женщина горько усмехнулась. Двадцать лет назад она тоже так считала. Пока не встретила в одном порту молодого войника с гордой осанкой. Растворилась в серых глазах, да так и не смогла очнуться. Даже после стольких лет. Причинять ему большую боль она не хотела, а кто даст гарантию, что на завтра вместо любимой женщины в объятиях которой засыпал, он не найдет… кошку? Один камень смог бы все исправить. Какое искушение может быть сильнее, чем возможность прясть свою Нить самому?

— А вдруг он не хочет жить?

— Йена! — Зоря подпрыгнула и вцепилась когтями ей в руку.

От неожиданности сестра снова выронила артефакт и будто проснулась.

— Да. Ему он нужнее, да…

И бережно одела простой шнурок на шею Дарена. Больное бледное лицо разгладилось, и все тело его расслабилось, будто тут же прошла вся боль.

— Давай, мастер. Твори свою судьбу сам. Никакие боги теперь тебе не указ. Только не затеряйся в сером тумане и не сворачивай с рисуемой тобой же дороги. Свернешь — погибнешь.

И где-то далеко отсюда Дарен споткнулся и не смог больше идти к призрачному лику Моарты, будто кто стену невидимую поставил. Неведомая сила подняла его на ноги и заставила идти обратно, к жизни. Дарен не оглядывался, зная, что каждое лишнее движение на Пути может оказаться роковым, Дарен не оглядывался и не строил догадок относительно его спутника. Лишь слышал серебристый смех да чувствовал запах яблочного повидла. И Дар решил, что к безликой Моарте он всегда успеет попасть, а вот уйти из царства Оарового добровольно, не попробовав толком на вкус жизнь — было бы плевком в лицо Создателю. Да и не в привычках богов прощать оскорбления.

А вела его под руку за собой сама Осень — прекрасная и недоступная. Лукаво глядела на Дарена и изредка шептала ему слова на языке листьев. Тот даже почти их понимал, по крайней мере, ему казалось, что понимал. Он улыбался и шел дальше, уже точно зная, что вернется. Ведь все дороги куда-то ведут…

Вопрос, выведут ли они тебя к твоей Нити?

* * *

Зоря переменила свое отношение к заезжему войнику, узрев кусочек его будущего, и теперь активно помогала хозяйке, хотя и преследовала свои, неизвестные даже Йене, цели. И через неделю усилиями натужно мурлыкающей рыжей кошки в ногах и заботливой сестры Йена Дарен пошел на поправку. Жар спал, его перестало знобить, да и бред постепенно отступал на задний план — куда-то туда, где Богдан стоял, сложив кошачьи лапы на груди и что-то шипя. Иногда он видел дорогу — странную, серую, уходящую в какой-то вязкий тяжелый туман, который, добираясь до Дара, заставлял того задыхаться. А еще его постоянно преследовал запах яблочного повидла…

Дарен открыл глаза. Резкий свет больно резанул по ним, но он не обратил внимания на это, равно как и на стекающие по щекам слезы: слишком много тьмы было позади, чтобы снова в ней оказаться.

— Пить, — наконец, хрипло попросил он, сам удивившись своему голосу.

Йена, смешивающая в ступке сухие размельченные листья, обернулась на звук и улыбнулась:

— А, очнулся, мастер. Сейчас.

После того как Дар, захлебываясь ледяной водой, опустошил погнутую кружку, Йена подложила ему под голову еще одну подушку, набитую ароматными травами, посерьезнев, села на кровать.

— Нам бы поговорить с тобой, мастер.

Войник облизнул губы: ему все еще хотелось пить, но попросить еще воды он не успел.

— О чем?

— Обо всем.

Наступило молчание, нарушаемое лишь рыжей кошкой, урчащей у Дарена в ногах. Сестра никак не могла подобрать слова, а Дар не хотел слушать, и потому не задавал никаких вопросов, наслаждаясь отсутствием человеческих голосов.

— Вот что, мастер. Байку я одну тебе расскажу, только не шибко расслабляйся, а вынеси из нее свои уроки.

— Роль мыслителя явно не для меня, — сипло усмехнулся Дар.

— Ты не перебивай, а слушай внимательнее.

Йена замолчала еще на волну, думая, с чего лучше начать рассказ. Видно, ее так давно тревожили эти мысли, что теперь, в преддверии откровения, она никак не могла подобрать слов, чтобы их выразить.

— Дело тут вот какое, мастер, — решилась, наконец, женщина. — Вся эта кутерьма не из-за кварт-велителя. Камень-то то Веселин непростой в лесу нашел. Слыхал о мастере Анроде? — и, не дожидаясь ответа, продолжила: — вижу, что слыхал. Да только не все знаешь. Молчи, молчи, мастер. Знаешь ты не больше, чем бы тебе позволили знать. Кузнецом он был знатным, ковал такие вещи, которых во всем свете не сыщешь! Но знаешь ли ты, мастер, что тот кузнец был еще и выдающимся чаровником?

Дарен удивленно поднял брови и поморщился: неосторожное движение потревожило начинающую заживать продольную рану на скуле.

— Вот оттого-то и вещи его, ценимые на вес золота, были чудными: вкладывал мастер Анрод в каждую частичку своих чудес. А мечи, кинжалы какие он ковал! Любо-дорого посмотреть. Если бы он был сыном какого-нибудь заросского князя, его бы непременно взяли в Радужную Башню, но Анрод родился в семье простого деревенского кузнеца, и оттого не слыхали о нем могучие главы чаровников, да и сам мастер не рвался к ним. Проводил побег за пообегом с отцом в кузнеце, с детства вникая в тайны кузнечного дела, тихо увлекался оружием. Дар-то свой (или проклятие?) он берег, но был добр и чуток по натуре, мимо людского горя пройти не мог. Это его и сгубило. Стал он годков эдак с двадцати людей лечить, обереги делать, дома заговаривать. Женился на сиротке, живущей на окраине. Жители-то той весницы знай себе радовались, да только все языками трепать горазды были, и вскоре, пяти лет не прошло, слухи о кузнеце-целителе долетели и до чаровников. Поселился один такой в их веснице под видом простого крестьянина, а сам наблюдал за Анродом, глаз с него не спускал.

Йена замолчала, недвижно смотря в пустоту. Темные, чуть тронутые сединой волосы женщины выбились из-под белого платка. И Дарен только сейчас понял, как она красива. Сильная женщина, мудрая женщина… И не из здешних краев: глаза-то чернее, чем северные ночи.

— И что было дальше? — наконец, спросил он.

— Дальше? — усмехнулась женщина, переводя на войника взгляд, — а дальше было вот что…

Анрод жил себе с женой, родилось у него уже двое детей: сын и дочка. Слежки за собой он не замечал, ведь даже представить не мог, что им могли заинтересоваться. А чаровник тот приезжий все больше удивлялся природе талантов молодого кузнеца да потихоньку в Радужную Башню докладывал. А когда Анроду удалось излечить всю весницу от чумы, за… засланец этот, только встав на ноги, сдал Анрода Башне.

Кузнеца забрали в Башню на долгие десять лет. Учили насильно, заставляли работать на них. И под конец обучения задали ему задачку: сделать такую вещь, чтобы была способна изменять судьбы людей. Анрод долго отпирался, но его быстро утихомирили, на его глазах убив его жену.

Дарен что-то пробормотал, но Йена не услышала, что именно, и продолжила:

— Он создал такую вещь, но, в стремлении обмануть своих тюремщиков и отвратить беду от мира, зашел слишком далеко и первоначальное предназначение этой вещи пропало, уступив место новому. И тогда, впав в отчаяние, мастер Анрод создал еще пять таких же камней, передав им силу первого. Но чаровникам Радужной Башни отдал лишь один, остальные с белыми голубями разослав по миру. Один из голубей вернулся к его детям. Чаровники не могли знать об этом, но только один амулет мог действительно менять направление Нитей, остальные же были лишь оболочками. Что было нужно, чтобы амулет работал? Всего-то, что отказаться от полученной власти. Но если не ведаешь о существовании остальных, то не сможешь распорядиться и тем, который попал к тебе в руки. Много крови было пролито за творение Анрода… А знаешь, мастер, как они отблагодарили его? Они отрезали ему язык и кисти рук, чтобы тот никак не смог рассказать о произошедшем.

Когда мастер Анрод вернулся в весницу, он узнал, что его сына его убили весничане в жажде заполучить кусок земли. Что поделать, люди быстро забывают доброе. Дочку он нашел в старом заброшенном сарайчике на окраине весницы: оборванную, с безумными глазами и в крови крыс, которыми девочка питалась… На груди у нее сверкал злополучный амулет. Жители весницы, справедливо полагая, что без рук кузнец не сможет ничего им сделать, попытались отправить к Моарте и его, но они, в приступе зверства, забыли, что Анрод еще и чаровник. Он не стал их убивать, нет. Потребовал вернуть им с дочерью дом и зажил почти как прежде, заставив девочку спрятать злополучную вещь. Когда та подарила ему внука, Анрод еще успел обучить его кузнечному мастерству, а потом… умер.

Чаровники радужной Башни к тому времени проведали об обмане, но вера в камень была порочна и грязна, когда как амулет верил только чистоте помыслов. И те, обозлившись, вырезали всю семью Анрода, не ведая, что еще одной внучке великого мастера удалось скрыться с камнем.

Три долгих века укрывались его потомки, три долгих века шли кровавые бои за владение судьбой, и на три долгих века мир погрузился во тьму, мастер. Однако чаровники и кралли, видя эти разрушения, стерли все упоминания о камне и его существовании. Но, как видишь, что-то все равно выплыло. Тем более, что в живых остались потомки Анрода.

Дарен помолчал, а потом спросил:

— То есть я все-таки передал Карстеру пустышку?

— Если ты веришь в то, что это пустышка, то да. А ты веришь, мастер, веришь.

Войник помолчал, а потом, словно о чем-то догадавшись, все же спросил:

— Сколько же хранится в вашей семье этот камень? И причем тут моя вера?

— Не спрашивай, мастер, — грустно улыбнулась сестра Йена. — Знай только, что теперь я передаю его тебе.

Войник чуть не подскочил.

— Мне? Зачем?

— Тише, тише, мастер. Дело уже сделано, Нити дрогнули и изменили направление, и время вспять не повернешь. Мне будет без него легче, ты же с ним смог свернуть с Серого Пути.

Дар попытался пошевелиться, чтобы посмотреть на нежданный "подарок", но сестра осадила его пыл:

— Он под повязкой. Не шевелись, мастер, рано тебе еще.

— Я не просил…

— Полно тебе, мастер. — Йена нахмурила тонкие брови. — Словами ничего не изменишь. Лучше распорядись им, как должно. Никому не говори о том, что я тебе сегодня поведала. И… прости. Это дар, но это и проклятие. Осторожней с ним.

— Если он такой опасный, то почему его нельзя уничтожить?

Йена усмехнулась.

— А тебе сказок на ночь не читали, а, мастер? Было бы так просто изничтожить камень, думаешь, это уже не было бы сделано? Думаешь, я сама не пыталась?

Войник ответил лаконично:

— Ясно. — И, решив, что обо всем этом подумает потом, прикрыл глаза и еле слышно добавил:

— Хорошо. Я постараюсь сберечь…

"…или уничтожить".

Вот где таилась разгадка. Кралль заросский-то решил артефакт в свои потные жадные ручонки заграбастать. А Дарен все удивлялся, почему же именно его реабилитировали, а не его соседа-каторжника? Хм, дело и не в подвигах, как Дар и подозревал, — те были лишь удобным предлогом. А краллю камешек нужен. Только шиш ему теперь, а не камешек: Дарен не собирался отдавать его, уже догадываясь, к чему могут привести последствия попадания его в нужные краллю руки. Даже хорошо, что все так сложилось с Карстером. Будь все иначе — и пустышку пришлось бы отдать краллю, и снова в Здронн отправиться. А так… Богдан все доложит, нужное укроет, а ему останется лишь скрыться на пяток лет, чтобы буря, поднятая неосторожной игрой властей, улеглась. Хотя Дарену было даже искренне любопытно, на чьей стороне все-таки играл Карстер.

Но это как-нибудь потом.

А сейчас он будет спать и никакой бред ему больше грозить не будет.

Вот так.

* * *

К вечеру его снова потревожили.

Заморив лошадей, примчались акиремские послы, и Богдан не посмел их не принять, хотя ему и совсем не хотелось этого. Хотелось ему совсем другого: передушить всех к дъяболовой бабушке, а оставалось лишь в бессильной ярости сжимать кулаки.

На лестнице раздались шаги и чьи-то встревоженные голоса с резкими нотками. Их обладатели зачастую переходили почти на крик. А шаги все приближались.

— Господин посол, я понимаю Ваши цели, но мастер еще не оправился от ранений. — Дар узнал голос Богдана.

— Войдыт в мой положэниэ, — чеканил второй голос с акцентом. — Я есть прыказ кназя. Я должен выполнят его.

— Ваш "прыказ" не стоит жизни моего воина. — спокойно ответил Богдан.

— Жизн один воин не стоит жизнь целой страна? — шаги остановились. — Начнется война, господин Богдан. Вы ли это не знат.

Дарен нехотя открыл глаза: притворяться дальше было бессмысленно, особенно, когда над тобой зависло три человека, пристально разглядывая. Богдан извинился взглядом, но отошел в сторону, по привычке сложив руки на груди.

— Господин Дарэн? — осведомился один из оставшихся.

— Да.

— Я пришел говорит с Вами.

— Я уже понял, — холодно ответил Дарен, — вы представитесь?

— Посол его святейшества князя Акиремы. Мы прийти по поводу убийства нашего воина.

— Его убила наша диверсантка. Она мертва. — Войник снова прикрыл глаза.

— Я приносить свои извинения, но мы быть вынуждены применить к Вам меры.

— Какие еще меры? — недовольно буркнул Дарен, открывая глаза.

— Я повторяю извинения, но чаровник его святейшества получил прыказ добыть эти сведений из вашей голова.

Богдан наклонил голову, опасно сузив глаза:

— Вы с ума сошли? Это вне закона.

— Эти меры вне закона Заросии. Но в закона Акиремы. — дернул подбородком посол.

— Я запрещаю.

— Будэт война! — сверкнул глазами тот. — Как вы это нэ понимат?

Войник вздохнул. Он помнил, как чаровник, что был с Карстером, пытался сварить ему мозги. Дару тогда просто повезло, что он не знал тех сведений, которые тот пытался добыть.

— Хорошо, — его тихий голос прорезал напряженную тишину.

— Спятил?! — прошипел Богдан. — Я тебя, щенка, не для того из лап Моарты вытаскивал, чтобы ты тут с этими акиремцами кончился!

— Наставник, мы поговорим на эту тему позже. — Войник, понимая, что серьезного разговора, как и влезания в голову, не избежать, заранее смирился и являл из себя само спокойствие. — Господин посол, можете начинать.

— Нам нужны Ваши глаза, господин Дарэн.

— Зачем?

— Чтобы уменьшить неприятные ощущения от процедуры, — чаровник говорил на заросском неожиданно намного лучше, чем господин посол.

Дар даже с любопытством открыл глаза, чтобы на него поглядеть. Чаровник выступил из тени, подойдя ближе к его кровати. Неестественно белые волосы спускались по плечам, черты лица мужчины были резкими и отталкивающими. В его водянистых, ничего не выражающих глазах отражалось пламя зажженного факела. Но они были холодны, как и весь его облик. И только странный мягкий чарующий голос…

— Господин Дарен, приготовьтесь. Будет немного больно.

И он приковал его взглядом. Сначала Дар даже ничего не почувствовал, лишь слышал настороженное шипение кошки из-за угла. Зоря чувствовала присутствие чужеродной силы, и ей эта сила категорически не нравилась: кошачья сущность брала вверх.

А потом пришла боль. Не такая, как тогда, несколько дней назад, но все же боль. Если бы не переломанные пальцы, Дарен бы намертво вцепился в кровать. Он попытался отвести взгляд, но ничего не вышло. А чаровник вдруг резко наклонился к нему ближе и, сжав тонкими костлявыми пальцами его плечи, придавил к кровати. Наконец, перед глазами ослепленного войника стали пролетать события, которые так нужны были Акиреме. И Карстер, и его сообщник, и мертвая Марта на грязном полу…

Только ничего о камне Анрода акиремец не увидел.

Все закончилось так же внезапно, как и началось. Чаровник резко отнял руки от Дарена и осел на пол, тяжело дыша, на его лбу крупными каплями выступила испарина. Дар лишь глубоко вздохнул и прикрыл глаза: для него все чародейство обернулось лишь неприятным покалыванием в висках, чаровнику же, судя по всему, пришлось намного хуже. За всякую волшбу надо платить.

Чаровнику оставалось еще прожить года четыре, на самый край — пять, а потом он, наконец, освободится от всего этого раз и навсегда. От этого понимания этого на душе у него становилось пусть и не тепло — огонь задушил лед — но хотя бы светло. И чаровник был готов уже стерпеть любые боли и лишения, лишь бы жизнь его в этом гадюшнике средь двух огней закончилась.

Когда тот отдышался, из горла сами собой вылетели слова:

— Как Вы себя… чувствуете, господин… Дарен?

Дар с предельной осторожностью оскалился, стараясь не особо тревожить раны на лице:

— Думаю, лучше, чем Вы.

В ответ тот лишь криво усмехнулся,

— Благодарю за сотрудничество, господин Дарен. — Акиремец, наконец, медленно поднялся на ноги, держась руками за край кровати войника, и обратился к Богдану: — могу я остаться здесь до завтра?

Посол больше не произносил ни слова.

— Ну, нет уж! — рявкнул Богдан, свирепея. — Вы у меня и так уже в заднице сидите, господа!

— Не сочтите за грубость, — устало сказал чаровник, — но так далеко нам при всем желании не залезть.

Воцарилась напряженная тишина. Чаровник и Богдан сверлили друг друга взглядами. Положение спасла Йена, влетевшая в лазарет с криком:

— Что ж вы делаете, а? Волшбу они тут творят! А люди-то, людей-то не жалко, а, господин посол?

— Мое право есть исполнят мой долг перед моей Родина, — гордо ответил он.

— А, ну понятно. О людях подумать: глупость сказала, — почти прошипела Йена и обратилась к чаровнику: — как твое имя?

— Зовите меня Шоном.

— Хорошо, Шон, — она смерила его взглядом и вздохнула: — ты можешь остаться у меня, если пожелаешь, но только из-за твоего состояния. А ты, господин посол и ты, господин кварт-велитель, извольте покинуть мой лазарет.

— Мне надо поговорить с Дареном.

— Потом поговоришь, от тебя не убудет, — проворчала Йена, поворачиваясь к Богдану спиной и отводя повисшего на ней чаровника к ближайшей койке.

— Нет уж. Я и так три дня ждал.

И Дарену все-таки пришлось выслушать целую лекцию о том, какой он недоумок и кусок идиота. Богдан разве что не трогал его, хотя ему очень хотелось собственноручно выпороть бывшего ученика. Ткнуть, так сказать, в собственную лужу, как нагадившего щенка.

— Чему я тебя учил?

— Смелости, — в своем духе ответствовал Дар.

— Мальчишка! — злился Богдан. — Подвигов захотелось?! Так я тебе их устрою, дурень пустоголовый! Мало тебе подвала этой сволочи, раз не выбил он из тебя дурь твою!

— Я не считаю так, наставник.

— А никто здесь и не спрашивает твоего мнения. Молчи и слушай, что тебе говорят!

И чем больше Дарен слушал, тем больше по его лицу расползалась довольная улыбка: его любят? Серьезно? Да нет же, правда. Наставник его действительно любил, иначе просто не наградил таким количеством лестных для портовой шлюхи эпитетов. Войник с вниманием ловил каждое слово, и на его душе впервые за несколько лет через пудовую угрюмость пробилась радость, медленно выталкивая осеннюю хандру.

— Что ты улыбаешься? — оборвал свою гневную тираду Богдан и даже на миг растерялся.

— И я Вас тоже очень люблю, наставник.

Осень тихо рассмеялась в своих чертогах, зная, что ей пора уже уходить. Да только все равно она успела сделать все, что задумала: и нарисовать золото, и затереть его акварелью, смыть ее дождем и вышить на панно мироздания красными крестиками начало дорожки, невидимо пересекающейся с Нитью заросского воина.

Зиме ничего не останется, кроме как смириться.

Что Ледяная Хозяйка может сделать против Творящего Судьбу?

ГЛАВА 5

ПУТЬ МАСТЕРА

Я пойман в поле голым,

Мой волк убит дублетом,

Мои сова и ворон,

Где вас искать — не знаю!

Пылью играются лучики,

Anno Domini!

Я быть слепым не наученный,

Журавль в небе…

Веня Д" ркин

Как проходит все вечное, прошла пора осени, и зима, вступив в свои права, взяла в осаду пограничную заставу, ударяясь о ее каменную мощь непрерывными вьюгами, метелями и заносами.

Акиремские послы донесли до его светлости акиремского князя вести о непричастности Заросии к инциденту, и царственные особы пафосно расшаркались перед друг другом в фальшивых извинениях-сожалениях, чтобы потом втихую проскрежетать зубами и казнить парочку тайных приближенных: как же, такой жирный куш упустили! Придется теперь искать новых людей и заново заниматься поисками злополучного камня, да еще так, чтобы обогнать всех соперников. То-то, наверное, злорадствовал мастер Анрод в небесных чертогах Моарты!

Дарен им не завидовал, но и помогать совсем не желал. Напротив, он жаждал как можно скорее оказаться в недосягаемости этих двух глупцов, гнавшихся за властью над судьбами.

И зима милостиво помогала ему в этом деле.

Последние коричневые и сморщенные листья-одиночки еще болтались сиротливо на почерневших ветках, припорошенные снегом. Он падал хрупкими ломкими хлопьями в ладони и медленно терял свою белизну, превращаясь в маленькие капельки воды. На темных ресницах пушинки таяли медленнее, и то и дело приходилось вытирать их рукой. Черные волосы лежали на плечах мокрой кошкой, покрытые тонким слоем снега. Вот так бы стоять и стоять под небом, дарящим всему свету свое сребротканое покрывало, пока сам не станешь частью этого прекрасного!..

Дарен стоял на открытой, запорошенной снегом, площадке, которая вела вглубь лазарета, и с радостью и тоской наблюдал за танцем снежинок в промерзшем воздухе. Зима напоминала ему о доме. Только там она была другой: жестокой, неумолимой, но щедрой и заботливой. Укрывала бережно землю своим пушистым пологом, чтобы не померзла матушка-земля. А сугробы-то какие были на его родине, сугробы! Любо-дорого поглядеть! Порой идешь по лесу вместе с отцом проверять капканы, а на пути — он. Стоит, весь из себя белый, величественный и манящий. И, конечно, такие походы всегда заканчивались одним и тем же: отец и сын забывали обо всех делах, бросались с головой в эту мягкую гору, в шутку пытаясь затащить друг друга поглубже, а потом долго выковыривали смерзшиеся комки из меховых шапок, курток и штанов. Когда же они, виноватые, промерзшие, но довольные донельзя, возвращались домой, мать всегда ругалась и пыталась достать отца деревянным черпаком: мол, опять сушить вещи придется, лучше бы зайца принесли, бездельники! Отец же в одних подштанниках бегал по избе и заливисто басисто хохотал, зная, что жена не всерьез бранится, а так, для порядка. Он заразительно смеялся, что вскоре и мать начинала смеяться, бросала черпак на стол и неслась к любимому мужу через единственную преграду — стол, чтобы утонуть в его объятиях. Потом и они с братом подбегали — и стояли так, обнявшись, казалось, целую вечность, ловя нежность и даря тепло.

Дарен мотнул головой, отгоняя воспоминания почти семнадцатилетней давности: он бы даже жизнь отдал за то, чтобы все вернулось на свои места, чтобы вновь услышать басистый голос отца и заливистую песню матери, чтобы вновь увидеть братишку…

— Вот ты где, мастер! — Йена встала перед ним и уперла руки в бока. — Шляешься один Оар знает где, а нам тебя искать по всей заставе?

— Извините, сестра. — Дар изобразил раскаяние: ему ничуть, ну прямо ни капельки не было стыдно! — На снег смотреть вышел.

— Посмотрел — и будет. Возвращайся в лазарет, тебе нельзя много ходить, ноги-то еще небось болят?

Ноги болели, но Дарен отчаянно не замечал этой боли, сосредотачиваясь на каких-нибудь других мыслях. Он взял костыли.

— Да нет, сестра. Почти и не болят.

— Ври-ври больше, — ворчливо отозвалась Йена, накидывая на него теплый плед. — Рано тебе еще прогулки устраивать, мастер.

Дар поелозил плечами под пледом: уже было почти не больно. Ребре срослись, лицо и тело перестали напоминать спекшуюся рану, а ноги… С ногами вопрос тоже скоро разрешится. Он был уверен в этом.

Вот и сейчас: стоило ему только лечь в кровать, как, заведя вечный моторчик, на ноги ему вспрыгнула рыжая кошка.

— Кошка ты моя, кошатина… — Дарен ласково почесал ее за ухом.

Зоря зажмурилась от удовольствия и стала подставлять то один бок, то второй под мягкие поглаживания мужской ладонью, не прекращая своей кошачьей песни.

Сестра Йена, принеся в кружке Дару какую-то горькую гадость, вздохнула:

— Не увлекайся кошками, мастер.

— Почему? — войник лишь смутно улавливал смысл сказанного ему, увлекшись лаской.

Но сестра не ответила на его вопрос.

— На вот, пей.

Дарен послушно оторвался от своего увлекательнейшего занятия и, сделав воистину богатырский глоток, сморщился, будто червя проглотил и недоуменно посмотрел на женщину.

— А ты думал? Это тебе не бира на меду. Ты пей, пей, не отвлекайся.

И войнику, сильному и взрослому мужчине не оставалось ничего, кроме как подчиниться слабой женщине. Что ж, так всегда было, и так есть. Хотя, Дар не брался утверждать, что будет всегда. В конце концов, нет ничего неизменного.

Ближе к вечеру в лазарет тайком пришел Ждан.

— Привет! — Дарен обрадовался ему, как родному, и даже сел.

— Здравствуй…те, — замялся парень на пороге, чувствуя себя неловко.

— "Те!" — передразнил его войник. — Что стоишь, как бедный родственник, проходи.

— Да я тут… в общем…

— Садись, говорю.

Парень взъерошил белобрысые волосы.

— Я вот это хотел занести. — Он быстро оглянулся по сторонам и вытащил из кармана злополучный черный камешек.

Дар повертел его в руках, потом все-таки решил одеть и нехотя спросил:

— Где нашел?

— Да там… на поляне.

— Ясно. — Хорошее настроение войника куда-то улетучилось.

Он пожевал нижнюю губу, а потом все-таки решил снова завести разговор: слишком не хотелось вновь оставаться одному.

— Как успехи?

— В смысле? — не понял тот, но, бросив взгляд на Дарена, быстро добавил: — да ничего, вроде бы.

Разговор не клеился.

— Слушай, — Дар наклонился ближе к нему, — я тебя не узнаю. Выкаешь мне, ведешь себя, как девственник в женской бане… Что произошло?

Ждан молчал. Молчал и пытался решиться рассказать то, за чем, в сущности, пришел.

— Ждан?

— Я… Дарен, этот камень…

— Что?

— Он непростой. Когда тебя… Когда ты оказался там, в лесу, — парень сглотнул, — мне сон приснился.

Он снова замолчал. Дар не стал его торопить, чтобы окончательно не смутить, и терпеливо ждал.

— Там была девушка одна. Она просила тебя найти. Скажи, кто она?

Дар сначала поднял брови, а потом в памяти всплыли слова:

"Ты обманываешь, ты снимешь… Так знай, Дарен. Я ведаю, что ты хочешь вернуться, я чувствую это! Коли снимешь камень — уже не воротишься…"

— Вот паршивка, — пробормотал он и нахмурился. — Все знала!

— Так ты знаешь ее? — глаза Ждана загорелись. — Тем лучше. Мы должны ее найти, она чаровница!

Дар фыркнул.

— Акирему открыл, тоже мне. Зачем нам ее искать?

— Ну, как же? Чаровница же…

— И?

— Будет нам помогать!

— В чем помогать, Ждан? — начинал раздражаться войник. — Тебе девка на ночь нужна или чаровница? Ты уж определись!

Парень вспыхнул, вскочил, бросил злой взгляд на Дарена и убежал.

Йена тихо подошла к его кровати:

— Зачем же ты так, мастер?

— Мне эта девчонка…

— Девчонка! Не на кого тебе злиться, мастер, вот и бесишься. На себя злись.

— А поможет? — ядовито спросил Дар.

— Поможет, поможет, — успокоила его женщина. — Можешь даже кулаками себя поколотить.

И вышла, оставив войника недовольно хмуриться ей вслед. Самым обидным было то, что сестра была права. А Дару это категорически не нравилось, как и любому нормальному мужику.

Так проходили седьмица за седьмицей. Дарен изнывал от безделья и все норовил вылезти на улицу втихомолку. Правда, потом снова приходилось выслушивать нотации от сестры Йены, но его это не сильно напрягало. Разве удержишь ветер в поле?

Вот и сегодня, уловив момент, войник, крадучись, выбрался на веранду. Костыли он отбросил еще две седьмицы назад, и со следующей планировал начать тренировки с Богданом — вернуть форму было необходимо. Это, кстати, Дар понял, когда полвятка назад встал перед зеркалом: ввалившиеся щеки, бледное лицо, заострившиеся скулы и подбородок… Его смело можно было выставлять живым мертвецом, чтобы попугать маленьких детей.

Правда, с погодой в этот раз ему не повезло: за те дни, что он пробыл в лазарете, не вылезая на улицу, зима сдала свои позиции, и теперь снаружи весело пела капель, звонкими каплями ударяясь о каменные плиты, чавкающими лужами растекаясь по земле и страстной музыкой весны пробуждая спящие людские сердца. Что поделать, зима на юге не бывает длинной: побалует детишек снегом около двух вятков да и уступит место красотке-весне. А уж та развернется, если захочет! Голубые небеса и капель? Пожалуйста! Серое, низкое небо и теплый ливень? Нет ничего проще! А уж цветов, цветов будет сколько! И захочешь — не соберешь все. Будут теперь пестреть лесные поляны подснежниками, возвратятся птицы из южных Шатры и Загреда, затопают ножками дети по лужам, разбрызгивая воду…

Дарен улыбнулся и прикрыл глаза. Такое настойчивое спокойствие ощущалось в этом непрерывном беге природы, что войник просто позабыл обо всем плохом на несколько мгновений. Это было лучше, чем медовая бира, лучше, чем заливистый смех, лучше, чем бешенная скачка наравне с ветром!

— Слюни-то подбери, — добродушно хохотнул Богдан за спиной.

Дар резко обернулся и ядовито ответил:

— Как скажете, наставник.

— Будет тебе. Идем.

— Куда?

— Будешь вместе с моими оболтусами тренироваться.

— Сегодня?

— А ты когда хотел? — фыркнул Богдан. — Жаждешь, чтоб наши или акиремцы вновь тебя на цепь посадили?

— Но до сих пор же этого не случилось, — резонно возразил Дарен, все равно направляясь за наставником.

— Не будь идиотом! Какой дурак попрется в зиму за четыреста верст? Пока солнце окончательно не высушило признаки зимы, тебе надо скрыться отсюда. И чем скорее, тем лучше.

— Богдан, не делай из меня соплежуя. Я уже достаточно взрослый, чтобы самому принимать решения.

— Ты уже показал свою взрослость, — отрезал Богдан. — Идем.

И Дарен пошел. Взял заметно отяжелевший меч, пристегнул поясные ножны, и пошел. В конце концов, хватит жить прошлым. Заросия никуда от него не убежит, а он всегда мечтал увидеть теплое море. Да и когда выдастся более удобный предлог посетить соседние государства? Например? Ну, вот Шатра. Маленькое теплое государство, земли которого лишь формально входят в состав Заросии. На деле же — давно получили политическую независимость. Полвека назад даже своего князя избрали, перестав сажать на трон ставленников Блуда.

Тело постепенно возвращало себе ловкость и умение: движения с каждым днем становились все глаже и четче, боль в ногах почти совсем пропала, а на лице вновь появились щеки стараниями здорового аппетита и добродушного старичка-повара, одержимого идеей раскормить мастеров до скотского состояния.

— Как вы тут живете? — простонал под конец Дар, откидываясь на мягкую спинку и опасливо трогая сильно раздувшийся живот. — Это пытка какая-то…

— К хорошему быстро привыкаешь. — Веселин невозмутимо отправил за щеку двузубую вилку с куском мяса.

Богдан не стал возражать.

Ждан больше к давешнему разговору не возвращался, да и вообще, стал вновь тем самым бесшабашным мальчишкой, каким встретил его Дар в гостильне. Неудавшиеся чувства к диверсантке-Марте были смыты певучими весенними ливнями, на лице парня горсткой лучиков рассыпались яркие веснушки. Кстати, насчет меча и Ждана Дарен оказался прав: у мальчишки получалось намного лучше стрелять из лука. Еще пару-тройку годков побудет здесь и, авось, нормальным мужиком станет, когда вся дурь окончательно выветрится из его головы.

"Впрочем, — Дарен мысленно усмехнулся, — даже мне не всю выбили".

Все налаживалось. Так что, когда воздух нагрелся, а снежные сугробы превратились в черные ноздреватые льдины, Дар со спокойной душой решил покинуть заставу и податься южнее.

Прощание выдалось быстрым, но теплым:

— Давай, Дарен. Ни пуха, ни пера, — пожелал ему напоследок Богдан и крепко обнял.

— К дьяболу лысому, — усмехнулся Дар. — Не скучай, Богдан.

Ждан шагнул вперед из сороковника и, весело подмигнув войнику, пожал ему руку.

— Удачи, Дарен.

— И тебе.

Первые весенние печужки устроили на ближайших ветках звонкий квартет, но из-за подобных "музыкантов" на соседнем дереве в уши лилась сплошная какофония.

Последней была Йена. Медленно подошла к мужчине, заглянула ему в глаза и, прищурившись, сказала:

— Иди своей дорогой, мастер. Пусть будет она легкой, а искания твои приведут тебя к цели.

— Спасибо, сестра, — искренне поблагодарил тот и криво улыбнулся.

— Заезжай еще, — кивнул Веселин и шутливо погрозил кулаком: — И не смей больше встревать в подобные заварухи, коровья твоя морда!

— Постараюсь.

Когда он уже вскочил в седло похрюкивающего от нетерпения и стучащего копытом Брони, все остальные ученики, радуясь в душе уезду мастера-тирана, слаженно прокричали:

— До свидания, мастер Дарен!

А дальше было лишь звонкое ржание любимого коня, пыль из-под копыт, ветер в лицо и собственный счастливый смех.

Говорите, творить свою судьбу самому?

Да легче легкого!

Смейтесь теперь, древние боги и богини этого мира, смейтесь и втихую завидуйте: он один, смертный, сможет то, чего не удавалось и вам, просто потому, что за него вступилась в свое время сама Осень. Неодобрительно качай головой ты, Оар-Создатель, топай недовольно ножкой в каблучке и ты, строптивая Моарта — богиня ночи и смерти, тревожно хмурься в своих облачных чертогах загадочная Осуд — богиня судьбы, щурься разноцветными глазами непостоянная Нородж, плетущая сети удач и неудач, улыбайся беззаботно верная Эльга — богиня пути.

Вы воистину всемогущи, но так ли много надо человеку, чтобы мыслить себя таковым?

Когда солнце стало клониться к западу, Дарен заприметил вдали огни гостильни. Ветер, почувствовав долгожданную свободу от солнечного света, обрел си лу и стал гнуть молодые деревца к земле, насмешничая. Черные волосы, собранные в хвост на затылке, хлестко ударяли по спине, и Дару приходилось то и дело брезгливо поводить лопатками. Заметно похолодало, и под выданную на заставе хоржу* (хоржа — мужское платье до колен с разрезами по бокам и воротником под горло) медленно пробирались ледяные пальцы.

Нет, Богдан не поскупился, снарядил бывшего ученика в дорогу, как подобает: даже денег дал. Но теплого кителя мерцернарию не хватало. Очень не хватало.

Дарен задумчиво поскреб в затылке, выуживая из волос тонкую ветку, которую шутки ради заплел ему в волосы неугомонный ветер.

— Ну что, Броня, будем заезжать на ночлег?

Конь фыркнул и, не дожидаясь движений хозяина, сам свернул с дороги.

— Эх, ты, ленивая лошадка. — Он почесал его за ухом. — Расплачиваться-то пока за все твои удобства мне, а ты у нас пока еще золотом не опорожняешься.

Броний заржал, недовольно лупя себя хвостом по бокам, и попытался встать на дыбы. Дарен расхохотался и примирительно похлопал его по холке:

— Ладно уж, дружище. Будет тебе сегодня и грязная конюшня, и даже возможно гнилого зерна перепадет.

Бронию это обещание показалось довольно сомнительным, но гордое животное уже было на полпути к заветной цели, а потому не могло позволить себе свернуть с тропы.

Дар спешился, отдал коня на попечение юркого чумазого конюха и прошел к двери. Грузный вышибала, скользнув невыразительным взглядом по пестревшей в петлице алой ленте, снова отвернулся, отойдя с дороги. За дверью было светло, шумно и весело, а ему мерзни тут да ожидай, пока хозяин не соблаговолит вынести кружку биры.

Дар огляделся. Гостильня была полупустой: несколько завсегдатаев с характерными внешностями вливали в себя литры дешевой рябиновки, около стойки разговаривали с хозяином двое войников, за столом с левой стороны, рядом со стеной сидело еще шесть человек, что-то обсуждающих, с кухни доносился веселый щебет разносчиц и кухарок.

Войник встал около стойки и терпеливо подождал, пока хозяин не закончит беседу с молодыми войниками, после чего вежливо поздоровался. На лице его уже с волну блуждала странная ухмылка.

— Опа! Дарен, ты, что ли?! Какими дорогами?

Сагин, уроженец юго-западных земель, был смугл, черноволос и зеленоглаз, как и все жители присоединенного к Заросии век назад государства. Он ничуть не изменился, лишь взгляд стал еще хитрее прежнего.

— Ясное дело, что не Оаровыми.

Сказав это, мерцернарий ухмыльнулся и нагло уселся на высокий стул, поставив локти на шершавую поверхность.

— Никак остепенился, а, Саг? — он взглянул на стрибряную серьгу в ухе у мужчины и в удивлении поднял брови: — женился?..

Сколько Дарен помнил друга, тот всегда лишь ходил по злачным местам, в любом городе не пропуская ни одной драки и ни одной тюремной ямы, откуда его и приходилось вытаскивать им с Хемом, натужно матерясь и обещая "придушить гада". А уж о том, что каждая куртизанка знала его в лицо уже на третий день пребывания в этом городе, и говорить не стоило.

Впрочем, это были только их дела. Вместе воевали, вместе и кутили. Надо же иногда расслабляться, в конце-то концов? Но кто бы мог предположить, что через каких-то несколько лет Сагин не только выстроит хозяйство с нуля, да еще и женится. Дарен почесал в затылке.

— Как-никак, а я все-таки Путник, мой дорогой друг, — усмешка вновь возникла на его лице. — Дороги-то видеть я всегда умел, а конечный пункт — он на то и конечный пункт, чтоб за туманами скрываться.

— Умел, умел. — Дарен закивал. — Особенно во всякие передряги.

Сагин фыркнул и придвинулся ближе к Дарену, так, чтобы глаза были на одном уровне. После чего проникновенно начал:

— Кто старое помянет…

— …у того память хорошая. Ты не заговаривай мне зубы, Сагин.

Тот лишь отмахнулся.

— Да чего там! С этой женой глаз да глаз нужен. Она у меня такая… хм, горячая.

— Охотно верю, — легко согласился войник, — тебя только такая и могла зацепить настолько, что ты даже женился.

— Это еще кто кого… — начал было возмущаться друг, но Дарен остановил его смешком:

— Оставь. Лучше познакомь меня со столь героической женщиной.

— Не выйдет, Дар, извиняй, — развел руками мужчина, — она как раз к матери поехала.

— Жаль. — Дарен зевнул, не потрудившись прикрыть рот. — Ну да ладно. Дай-ка мне чего-нибудь пожрать. Есть хочу — аж живот чешется.

Фитилек в масляной лампе задвигался, разбрызгивая по стойке замысловатые тени.

— Что угодно господину септ-велителю? — хитро ухмыльнулся Сагин.

— Всего и побольше.

И вскоре перед Даром стояла тарелка с дымящимся мясом и жаренной в масле картошкой, а рядом — огромная кружка, до краев наполненная ароматной пенистой бирой. Войник сделал глоток и довольно прищурился:

— Хороша.

— Плохого не держим.

Сагин белозубо улыбнулся.

— Это хорошо, — заметил Дарен и, прожевав кусок ароматного мяса, задал вопрос: — а что со всеми остальными? Как поживают Хем и Варек?

— Хем умер в прошлом году, — вздохнул Сагин и, предотвращая расспросы помрачневшего друга, развел руками: — все банально, как ночь: тиф. Но зато Варек живет и здравствует: не поверишь, Дар, купцом стал! Закупает, скряга, где-то сукно по дешевке и вталкивает его простым обывателям по баснословной цене.

— И берут? — изумился мерцернарий.

— Хо! Еще как! Ты бы взял Лоранский шелк?

— На кой он мне?

— Не тебе, так девке, — усмехнулся тот. — Может, даже увидитесь, он тут рядом живет, в Зайцеке.

— А Яромир? — как бы невзначай спросил войник.

Сагин ответил не сразу. Сначала вздохнул, покрутил ножик между пальцами, а потом нехотя сказал:

— О нем нет никаких вестей, Дар.

— Совсем?

— Совсем.

Войник помрачнел.

— А вот ты где пропадал после нашего расставания? — поспешил сменить тему друг.

Дар задумчиво повертел в руках вилку, но Сагин продолжал терпеливо ждать ответа, и он решился:

— В Здронне я был, Саг.

— Никак шутить изволите, господин септ-велитель? — мужчина нахмурился.

— Если бы.

Они оба замолчали, и Дарен не выдержал первым:

— Ладно, хватит меня взглядом сверлить, не совершал я никакого злостного преступления. В конце концов, если бы каждого, кто пролил хоть каплю крови, сажали в тюремные ямы, в стране остался бы один лишь кралль, просиживающий задницу на своем троне. Не спрашивай, Саг. Будет лучше, если ты мне расскажешь все, что здесь происходит.

— Хм… — мужчина почесал подбородок, обросший жесткой щетиной. — Ладно, слушай…

И пока Дарен доедал ужин и допивал ароматную биру, друг потчевал его духовной пищей, просвещая насчет убийств, грабежа и прочей дряни, где при правильном подходе и желании можно было отхватить жирный куш.

— Вон, видишь около стены сидят шестеро?

Дар кивнул.

— Это северный купец, с берегов Злотного везет жемчуг.

— Рановато что-то, — веско заметил войник.

— Так он на то и рассчитывает. В прошлом-то году улов был в два раза больше обычного, а всего и не распродали. Сейчас же к первым ярмаркам в Шатру попасть — дело сложное, но наживное.

— А как же Шорстенка? Она же будь-будь как разливается, по тракту не пройти.

— В обход собирается, — усмехнулся Сагин. — И ищет охранников, ибо романтикам большой дороги тоже нравятся жемчуг и камушки. Давай, Дар. Может, и тебе что обломится.

— Спасибо. И, Саг…

— Что?

— Устроишь мне бадью с горячей водой?

— С девочкой? — со смешком уточнил друг.

— С мылом, — вернул ему усмешку войник.

Шатра, Шатра, солнечная Шатра… И море. А еще — Яромир. Легла ли так Нить на ладонь по его собственному желанию, или же все это лишь происки хитрой Эльги? Кто знает.

Войник решительно встал и направился к столу.

— Я присоединюсь?

Несколько пар глаз уставились на подошедшего, двое сразу же потянулись к голенищу сапог за кинжалами, но сидящий посередине мужчина — такой же смуглый, как и Сагин, только уже седой — сделал приветственный жест:

— Садись, коль нужно.

— Я слыхал, Вы в Шатру идете?

Мужчины переглянулись.

— Может, и так, — уклончиво ответил купец. — А, может, и нет. Это, смотря на то, откуда у тебя такие сведения.

— Этому источнику я предпочитаю доверять.

— И то уже хорошо. Значит, желаешь поучаствовать?

— Не вижу причин отказываться.

— Оружием неплохо владеешь?

— Проверим? — криво усмехнулся Дар.

Купец задумчиво поглядел на него.

— Поверю тебе на слово. Как звать-то тебя, а, септ-велитель?

— Дарен. А как мне называть…

— Родзат, — перебил его тот и потер руками коленки: — вот и познакомились.

— Шерен.

— Захар.

Мужчины встали и, наконец, пожали друг другу руки.

— Обсудим оплату?

— Почему бы и нет?

Родзат оказался не только красивым, но и мужиком умным и нежадным, так что торговаться пришлось недолго, и вскоре обе стороны, сытые и довольные, разошлись по комнатам, уговорившись выйти через день на рассвете.

Сыновья его — высокие и черноволосые, как две капли воды были похожи на отца. И лишь глаза выдавали молодую горячность: рыжие, бесноватые, с угольками посередине. Тонкокостные и легкие, как и все южане, двигались они с потрясающей грацией, присущей разве что пантерам.

В комнате на кровати обнаружилась черная в белых носочках кошка, при виде Дара вытянувшая лапы.

— А ты что здесь делаешь? Дуй отсюда! — войник еще и цыкнул на нее, так сказать, для верности.

Нахалка скривила усатую морду набок и, прищурив глаза, посмотрела на мерцернария. Всем своим видом кошка показывала, кто здесь хозяин. Точнее сказать, хозяйка. Дарен фыркнул и, схватив одеяло, резко дернул его на себя, стряхивая черную бестию. Кошка, как и водится, приземлилась на четыре лапы, смерила его презрительным взглядом и, задрав хвост, медленно направилась к приоткрытой двери, оставляя за собой мокрые следы. Вот ведь нахалка, еще и в его бадье лапами шевелила!

Дар проводил ее взглядом и пожал плечами. Паршивка. Но все-таки — кошка. Мало ли, что приходит в голову любимицам Эльги?

А вода в бадье действительно была горячей, да еще и не пахла, как обмывки с застойного пруда, так что Дар с чистой совестью забыл обо всем на свете и погрузился в нее с головой.

* * *

Утро началось со стука в дверь. Сначала Дарен попытался укрыть голову подушкой, но заснуть вновь не получалось, даже наоборот: от собственных телодвижений он окончательно проснулся и, продрав, наконец, глаза, крикнул:

— Все, встаю, хватит ломиться.

Но встать получилось не сразу: давешняя черная нахалка каким-то образом пробралась в комнату и пригрелась и у Даренова бока. Тот, естественно, ее не заметил спросонья и благополучно навалился на кошку боком. Послышался истошный мяв, пять пар когтей впились в тело, и войник, охнув от неожиданности, подскочил на месте.

— Чтоб тебя дьябол на груди пригрел! — прошипел он, потирая начинающий чесаться бок и открывая дверь. — Что?

За дверью стоял Сагин с какой-то девочкой лет четырех. Белые вьющиеся волосики, черные глаза и отчетливо проступающие на лице отцовские черты. Дарен нахмурился, но вместо приветствия кивнул на умывающееся животное:

— Что это за зверуха?

— Ой! Кисочка! — всплеснула руками девчушка, припустив в комнату. — Киса-киса-киса!

— Завира! — прикрикнул Сагин.

— Твоя? — поднял брови Дар.

— А чья же еще… Вот, породил на свет чудо. Завира! Ты как себя ведешь? Мать приедет — все ей расскажу!

— Но папоська, это же Сыся!

— Да ладно, — войник отмахнулся. — Чего ты хотел?

— Да собственно… — Сагин смешался. — Тетка с ними с седьмицу сидела, а вчера такой скандал закатила: мол, больше не могу с твоей разбойницей. А она мне тут весь дом раскурочит. Вся в меня. Ты мог бы…

Сагин замялся, а у Дарена глаза полезли на лоб.

— Что?!

— Дар, понимаешь… — отчаянно пытался выкрутиться друг. — Жена узнает, что Вирка одна была — запилит. А то еще и сбежит с ребенком вместе к матери на полгода (проходили уже), это как раз в ее духе. Ты, сделай одолжение, только до завтра… я с тебя ни гроша за постой не возьму!

— Но, Сагин…

— Ты самый лучший друг!

И нет его.

Дар раздраженно рыкнул.

Что ему теперь — лишь о косяк дверной головой биться?

— Кыся-кыся-Сыся! — раздавался позади сюсюкающий голос.

"Великий Оар, — взмолился войник, — за что?!"

— Так, жди за дверью, — он выставил девочку из комнаты и принялся одеваться.

Войник впихнул себя в слегка помятую хоржу, завязал волосы в узел, перехватив их куском черной нитки, подумав, засунул плохонький кинжал за голенище сапога и вышел.

— Веди, кралевна, — вздохнул Дар.

Черная кошка покорным шарфом висела в цепких ручонках, даже не пытаясь уже вырваться. Лишь посмотрела на Дарена умоляющим взглядом, но тот украдкой показал ей шиш и, глядя в глаза, мысленно проговорил:

"Будешь знать, как по чужим постелям шастать".

Кошка окончательно сникла и прикрыла глаза.

Едва Дарен вошел в дом, как в нос ему ударил неприятный запах пережженного сахара. Он попытался оглядеться, но сквозь едкий дым, заполнивший все помещение, разглядеть что-либо не представлялось возможным. Дыхание сперло, а глаза заслезились так, будто сто тысяч женщин готовили луковый суп.

— Что тут произошло?!

— Мы с блатиком конфетки из сахала делали! — гордо возвестила Завира и крикнула: — Калеб!

С братиком?!

"Ну, Сагин, — мысленно рычал Дарен, — ну удружил!"

Раздался топот, а через пылинку перед войником встал запыхавшийся чумазый мальчуган в рваной рубашке. Светлые, как и у сестры, кудри были взлохмачены и нечесаны, а в карих глазах плясали дьяболята. Он вопросительно посмотрел на сестру, затем перевел взгляд на Дара и внезапно серьезно подал ему руку "по-мужски":

— Калеб.

— Дарен, — войнику не оставалось ничего другого, кроме как пожать маленькую ладошку.

После этого он, разогнав рукой дым, обречено спросил:

— Что вы здесь натворили?

— Вирке леденцов захотелось, сахар жгли.

— И как успехи? — вздохнул Дар.

Мальчишка замялся, и войник лишь махнул рукой.

— Окна открой, пострел.

Калеб помчался выполнять указание.

Кошка отчаянно пыталась притвориться мертвой, но у нее ничего не получалось. Она уже была готова притвориться и полуразложившейся, но — увы! — это было не в ее власти.

— Сы-ыся, сы-ысенька!

— Вирка, пусти кошку! — пришел на помощь бедному животному ее брат.

— А вот и не пущу! — Завира схватила чернуху, и с силой прижала ее к груди: кошка издала жалобный мяв-стон, лапы безвольно повисли.

— А я говорю: пусти! — Калеб схватил страдалицу за передние лапы и потянул на себя.

— Не пущу! Моя киса!

— Не твоя! Брешешь!

— А вот и нет!

— А вот и да!

Дар только успевал головой вертеть. Дети визжали, кошка орала дурным голосом, а едкий запах нещадно бил по слезящимся глазам.

— Цыц!!!

Все стихло. Завира от неожиданности выпустила животное из рук и, осознав это, заревела в три ручья. Кошка, получив долгожданную свободу, припустила из дому со скоростью пущенной стрелки, а Дарен почувствовал себя почему-то полным идиотом.

— Ы-ы-ы!.. — Вирка села на пол и стала размазывать кулачками по лицу слезы и грязь. — Ы-ы-ы!..

— Рёва! — заявил Калеб, струхнув: ему всегда доставалось от отца, когда сестра плакала. — Рёва-корова!

Завира, даже не посмотрев на него, заплакала еще громче.

Дарен присел с ней рядом.

— И чего ты плачешь?

— Кы-ы-ся!

— Завирочка, но киса живая. Вы с братом делали ей больно.

— Ы-ы-ы!

— Иди лучше, поиграй в куклы. У тебя есть куклы?

— Кы-ы-ся!

— Когда ты вырастешь, у тебя будет много-много таких кис, — пообещал Дарен, начиная выходить из себя, — белых, рыжих, черных, пятнистых… Каких только пожелаешь!

"Только замолчи!"

Девочка перестала размазывать сопли по лицу и подняла на войника заплаканные глаза:

— Плавда?

— Правда.

Где-то позади фыркнул Калеб:

— А папа говорил, что кошки — свободолюбивые животные и насильно их жить рядом не заставишь.

— А Завира будет не насильно, — он строго посмотрел на дочку друга, — правда ведь?

Девочка быстро закивала и выставила вперед указательный палец:

— У меня будет много кисок, а ты никогда не женисься!

Дар поперхнулся смешком.

— А вот и женюсь!

— А вот и нет!

— А вот и да!..

Дарен сел на пол между детьми и опустил голову.

* * *

Когда вернулся Сагин, войник, за этот день переучившийся на няньку, уже ухитрился уложить детей спать.

— Ну, как?!

— Все хорошо.

Мужчина тактично не стал говорить о жженом сахаре, кошке и птенце кукушонка в клетке, неведомо как оказавшегося на чердаке.

— Правда? — подозрительно переспросил Сагин.

— Ага. Я пообещал Калебу, что с завтрашнего дня ты будешь учить его драться на саблях, а Завире — что купишь ей кучу кошек.

— Что?..

Дар похлопал скривившегося друга по плечу и вышел во двор, вдохнув воздух полной жизнью. За день он утомился так, будто не с детьми играл, а скакал всю ночь без отдыха.

— Но я не люблю кошек!

— А я не люблю, когда мне врут.

— Я не врал!

Дарен оглянулся и поднял бровь.

— Я всего лишь недоговаривал, — пробурчал Сагин.

— Это одно и то же. — Дар широко и заразительно зевнул, а потом поднял взгляд к чернеющему небу, на котором в желто-оранжевом платье красовалась луна. — Ладно, пойду я.

— Я тебе еще припомню этих кошек, — устало пригрозил ему друг и махнул рукой: в конце концов, завтра вернется жена, привезет глиняных свистулек, и дети обо всем забудут; по крайней мере, Завира, что уже не может не радовать.

А Дарен, войдя и раздевшись, завалился спать, прочитав на последок короткую молитву Эльге: пусть завтрашний путь будет легким, а дороги шелковыми нитками ложатся на пальцы богини.

В темноте слегка засветился Анродов камень, но Дар этого уже не видел, погрузившись в царство снов.

Снилось ему, кстати говоря, одуванчиковое поле. Желтое-желтое, как осеннее солнце, и приторно-сладкое, как яблочное повидло.

* * *

С утра зарядил мелкий дождик, и Дарен в — дцатый раз пожалел, что был без плаща. Хоржа промокла еще во время первой вылазки к колодцу, и Дар малодушно капитулировал обратно под крышу, чтобы попытаться выпросить у Сагина какой-нибудь плащ. Это ему, к слову, удалось, и всего за стрибрянник. Уже влажные волосы он заплел в тугую "военную" косу, бережно смазав самый ее кончик смолой, чтоб не разлетелась, и, надев плащ, спустился вниз.

— Уже уезжаешь?

Дарен кинул взгляд в окно. Мнимое солнце, не видимое за толщей туч, уже поднялось над горизонтом, надо было выходить.

— Пора.

— Ну, бывай. — Сагин подал ему мешок с провизией. — Заезжай.

— Не буду ничего обещать, Саг.

— Имей в виду, я буду ждать, — усмехнулся тот и добавил: — тем более, мелкие мои от тебя в восторге. Ты будешь хорошим отцом.

— Покарай меня Эльга! Сагин!

— А что?

— Куда мне детей? У меня даже дома нет своего.

— Это не отговорка. — Сагин обвел взглядом свою гостильню. — И все же, подумай об этом.

Дарен фыркнул.

— Лет через десять. — И, видя, что у друга в запасе остались еще какие-то аргументы, поспешил сказать: — все, Сагин, разговор окончен. Мне пора.

— До встречи, Дар.

— До встречи.

И, накинув капюшон, он вышел под мелкий дождь.

Забрал Брония, всунул мальчишке медек, и, ведя коня под уздцы, направился к оговоренному месту встречи. Весь караван — четыре крытые телеги, несколько лошадей, родня Родзата и сам купец — уже были готовы к отправке. Сам Родзат, завидев Дарена, оторвался от беседы с одним из охранников, и подошел к войнику.

— Доброе утро, Дарен.

— И вам доброе.

— Видишь второй караван? В нем будут моя жена и дочь. По обе стороны поедет мой сын — Шерен и ты. На капризы их бабские внимания особого не обращай, но имей в виду, если хоть один волосок…

— Я понял.

— Вот и хорошо.

Броний радостно фыркал и тихо похрюкивал от предвкушения поездки, пытался облизать каждого, кто к нему подойдет, да и вообще — вел себя неприлично.

— Разбойник. Ты чего тут вытворяешь?

Конь пнул копытом маленький камешек.

— Прекрати дурачиться.

Бронька скосил на хозяина карим глазом и отвернулся.

— Наглая лошадка.

Ответом ему было ожесточенное фырканье.

Вскоре караван тронулся. Дарен неспешно двигался около крытой брезентом повозки и старался подмечать любые мелочи. Погода меняться не собиралась: противная морось чередовалась с пронизывающим ветром, от которого у Дара то и дело слетал капюшон. Он ругался сквозь зубы, но загнать ветер обратно в его логово ему было не под силу.

Первый привал решили делать в лесу, где лапы елей могли хоть немного ослабить напор ветра с дождем. Отсыревшее дерево никак не желало загораться, а после, едва занимаясь огнем, почти сразу же гасло, испуская тонкую струйку дыма, которую тут же размазывал по воздуху ветер. Когда все-таки был зажжен хилый костерок, все успели проголодаться и разозлиться, поэтому сваренная женой Родзата каша, пошла на ура, даже будучи немного недосоленной. Дарен чуть отодвинулся от костра, пропуская Шерена ближе: парень по дороге схватил простуду и теперь оглушительно чихал и шмыгал носом.

Дар посмотрел на его красный нос и белые руки, протянутые к костру, и в сильном сомнении, что сам сейчас выглядит иначе, пошел дальше в лес за зеройкой, отвар которой хорошо бодрил и мог хотя бы на некоторое время поставить Шерена на ноги. Молодая трава обнаружилась неподалеку, под еще полностью не озеленившейся березкой. Дарен нарвал тонких ломких стебельков, и направился обратно, стараясь не думать о том, что в сапогах уже оборот как хлюпало.

— На вот, завари себе.

— Это что? — подозрительно шмыгнул носом парень

— Зеройка.

— Где ты ее нашел? — изумился Шерен, но взял. — Она же лишь в начале Травня расцветает!

И, правда, где? Дарен провел рукой по мокрым волосам. Сын купца был прав: найти эту травку в середине Здравня — все равно, что зимой в сугробе подснежник откопать. Но травка была — молодая, правда, но была.

— Эй, как там тебя? Дарен! — войник оглянулся: к нему навстречу бежал Захар. — Там, кажись, медведь-шатун, подсоби, а? Выручку за шкуру поровну поделим.

Дар поморщился.

— Ты уверен, что стоит?

— Так он на наш лагерь идет, — расхохотался парень. — Либо мы его, либо он здесь всех нас.

— Ладно, идем…

Картина была жалкой. Дарен проверил самострел на руке, но, посмотрев на мишку, опустил руку. На ветке, прижавшись к стволу, сидел маленький тощий медвежонок. Черные глаза бешено сверкали в отсветах факелов, все четыре лапы скользили по скользкому от мороси дереву, а из глотки его рвались не то всхлипы, не то рыки.

— Ты чего? — удивился кто-то в тени.

— Это не медведь.

— А кто же это? — удивился Захар. — Саблезубая белочка?

— Я в детей не стреляю. Нужна шкура — добывайте сами.

И, развернувшись, пошел обратно к костру. Захар пожал плечами, кинул взгляд в спину Дарена и под гогот товарищей показал ему в спину оттопыренный большой палец. Если бы войник это видел, то скорее всего, молодой петух поплатился бы большим количеством синяков за оскорбление. Но у Дара на спине пока не росли глаза.

— Знаешь, Захар, я тут подумал… На кой нам такая маленькая шкура?

— Коврик себе сделаешь, — съязвил тот.

— Да ну, мороки больше.

— Тем более, говорят, в лесу в этом леший проказничает, а то как пойдет мстить.

— Бабушкины сказки до сих пор слушаешь на ночь?

— Тьфу на тебя. Мне медведь не нужен. Хочешь — стреляй. А я пойду.

— Да и мне тоже. Не бабе же из нее шубу делать!

Захар фыркнул, но, оставшись в одиночестве, вдруг тут же как-то странно почувствовал себя неуютно. И ему совсем не хотелось поворачиваться к загнанному детенышу спиной.

"А, пусть его! — ожесточенно подумал он. — Другого найду…"

Первыми дежурили Захар с еще одним молодчиком, имени которого Дарен так и не удосужился узнать. Впрочем, успеется еще. Парни сидели около костра и тихо стучали деревянными палочками: игра в "шутового" считалась неприемлемой в любом приличном обществе, но в походах позвенеть гладкими палочками — святое дело! Карты и то пользовались меньшей популярностью.

Войник думал, что заснет сразу же, как только голова коснется заплечного мешка, но он ошибся: сон никак не хотел идти, даже наоборот: все чувства обострились, заставляя прислушиваться и приглядываться к тому, на что раньше ты бы и вовсе внимания не обратил.

— Тридцать шесть!

— А у меня почти сорок!

— Пятый ход подряд?

— Шестой!

— Брешешь. Открываемся?

— Через ход.

— Я ж говорю — брешешь!

И продолжился ожесточенный стук дерева.

Дар открыл глаза и посмотрел наверх: туда, где небо скрывалось за серым ворохом рваных облаков. Что, интересно, там делают боги? Прядет ли верная Эльга и по ночам дороги для Путников? Ложатся ли серебристыми мерцающими нитями они на ладони Странников под знаком луны? Или же спит богиня на своем ложе в обнимку с неверным Горлином? Коли так, то прясться самим клубкам, и лежать пряже прямо на небесах туманной дымкой, чтобы Призрачная Кошка могла вдоволь наиграться с нею. И тогда с утра у Эльги снова будет работа: распутать судьбы — дело непростое, указать дорогу Путникам — еще сложнее, а уж прорезать руки Странников алыми росчерками Нитей…

Он и сам не заметил, как заснул.

Правда, перед рассветом его все-таки разбудили на дежурство. Войник встал, протер глаза, и, потянувшись, подошел к тлеющему костру. Что ж, один день прожит. До Шатры еще пара седьмиц будет, а там, глядишь, уже и весна начнется: можно будет остаться на время у моря, пока не закончатся шумные ярмарки и город вновь не заживет в прежнем темпе. А потом… да что-нибудь он придумает, в конце-то концов.

Хряск! — с треском сломалась ветка.

Дар напряг слух, медленно повернулся и не поверил своим глазам: среди деревьев стоял вчерашний медвежонок. Только в темноте он не заметил, что глаза у него на этот раз были золотые…

Смешно. Когда-то один человек, близкий человек, сказал ему, что нужно учиться видеть знаки. Возможно, однажды они сложатся во что-то большее: кто знает, каким глазом взглянет на тебя Нородж? Золотые глаза… От чего хотели предостеречь его?

Дарен в сомнении посмотрел на дорогу, убегающую невесомой лентой в жидкий кисель тумана. Там ли его подстережет опасность? Ели пчелиным роем окружали поляну, склоняясь над непокорными мужскими головами и укрывая путников от чужих любопытных взглядов. Темные их стволы, частично поеденные жуками-короедами, гордо уходили куда-то ввысь, теряясь в сизой дымке. Наступила та живая предрассветная тишина, после которой кончалась время ночи.

Занимался рассвет. Первые птицы уверенно начинали щебетать на ветках, засопели в нетерпении привязанные к деревьям кони.

Миновала первая ночь.

Караван неспешно двигался по направлению к Шатре. Бледнолицый наемник-замыкающий, на спор решивший уложить дочку Родзата, и теперь активно добивался ее внимания всеми возможными способами. Та знай себе похихикивала, стреляла глазками, но дальше этого дело не двигалось. Дарен даже порадовался: хоть какое развлечение в пути среди согнувшихся деревьев, местами еще голых и неоперившихся листвой. Молодой петух бесился, то и дело матюгался сквозь зубы, но спор на злот — это тебе не сопли ковырять, как никак, а все-таки хорошие деньги. Дочка родзатова была, кстати говоря, некрасива. Слишком вытянутое лицо, тонкие бескровные губы, вечно бегающие глаза… Мышь.

"Да, точно, — решил для себя Дарен. — Мышь, она мышь и есть — серая, юркая и вечно мельтешащая перед глазами".

Не зря Эльга пустила по небосводу Призрачную Кошку: на земле мышки не страшны — сольются с землей, пропадут в норах, да вроде как и нет их. Только сыр, паршивки, из погребов тянут — ни дать, ни взять грязные воришки. А ну как своровала бы одна такая Луну, а? Вот Эльге и пришлось идти на хитрость — посылать одну из своей стаи сторожить Мир от серых воровок.

Наверное, Дарену и хотелось бы, чтобы их поход завершился успешно и прошел без всяких загвоздок. Да, пожалуй, всем им хотелось бы этого. Но — увы! Дорога без разбойников — не дорога, а путешествие без неприятностей — легкая прогулка. И, скорее всего, именно поэтому никто и не удивился такой банальщине: небритым наружностям с характерными щербатыми улыбками, преградившим путь вместе с подрубленной сосной, перегородившей дорогу.

Движение остановилось.

Родзат склонил голову набок: мол, а дальше что?

Дарен меланхолично огляделся по сторонам, молча считая притаившихся разбойников в озеленившихся кустарниках: два, четыре… все, кажется, все. Итак, итого у нас четыре самострельщика, три ржавых железяки и еще две дубинки. Что ж… Войник аккуратно высвободил левую руку с самострелом.

— Сабельки складывайте, да поживее! — наконец, дожевав травяную гадость, выплюнул главарь.

Родзат озадаченно покосился на свой меч.

— На землю прямо?

— На землю, на землю.

— Так заржавеет же, — "озадаченно" отозвался купец.

— Небось на успеет, не боись, дядя.

Дарен поднял брови:

— А нежирно?

— Смелый самый? — ухмыльнулся тот и сделал почти незаметный знак рукой: стреляй!

Камень на Даровой груди раскалился и обжег кожу. Войник стиснул зубы и молниеносно пригнулся, повинуясь незримой охранной силе. И стрелка пролетела в каком-то наперстке от головы, задев волосы.

Это послужило сигналом к действию для остальных.

Вжик! Вжик! — рассекали воздух стальные орудия. Дар выпрямился в седле и быстро огляделся, выискивая глазами жену и дочь купца. Нашел. Захара теснили трое, он медленно отступал в лес, прихрамывая на одну ногу. Дарен спешился, шепнув коню несколько слов, и бесшумно двинулся за ними. Приветственно зазвенел меч, отзываясь на предложение хозяина поиграть. Раз! — и их уже двое.

— Привет, — оскалился войник двум другим.

Мужики, слаженно переглянувшись, разделились. Тот, который шел на Дарена, выхватил узкий меч и медленно двинулся в его сторону. Но мерцернарий стоял, не двигаясь и не позволяя ядовитой усмешки сползти с его губ.

Удар! — противник не выдержал, сделал выпад.

Удар! — откликнулся Даров меч, блокируя его.

Удар? — вопросительно проскрежетал железный противник.

Удар-Удар! — заверил его Дарен, одним движением переворачивая меч и ударяя рукоятью в висок бандита.

— Ты почему его не убил?! — возмутился запыхавшийся Захар.

Войник бросил взгляд под ноги и пожал плечами.

— Он же потом мстить пойдет!

— Добей сам. Хочешь?

Захар поглядел на него и скривился:

— Нет.

— Ну вот и славно. Идем.

"Тьфу ты, пропасть! — ругнулся мальчишка. — И какого лешего я его слушаю?"

А Дарен шел впереди, обдумываю предстоящую надбавку к гонорару. Правда, он не особо надеялся, что та будет особо большой, скорее, совсем даже наоборот, но лишней уж точно не будет — это войник мог сказать, положа руку на сердце.

Впрочем, потери в их рядах все равно были. Шерен, видимо, из-за болезни, пропустил удар в бок, и сейчас над ним кудахтали мать и сестра, пытаясь что-то сделать с кровотечением. Родзат мрачно стоял подле них и давал отрывистые указания, прерывая на корню начинавшуюся то у одной, то у другой истерику. Дар подошел ближе: рана была не слишком серьезная, но, учитывая болезнь мальчишки… Всякое может случиться.

— До Шатры еще дня два пути, — заметил войник, подходя ближе к купцу. — Может, стоит кого отправить чуть раньше, чтобы довезти Вашего сына к лекарю?

Родзат пожевал губы, уставившись невидящим взглядом светло-серых глаз на Дарена. Судя по всему, его эта мысль его уже посещала.

— Дорога небезопасна.

— Даже в сортире может подстерегать опасность, — Дарен пожал плечами и, сорвав с елки ярко-зеленую почку с молодой хвоей, отправил ее в рот. — Волков бояться…

Мужчина проводил его жест задумчивым взглядом, после чего, положив руку на плечо Дару, вполголоса сказал:

— Доплачу еще пять злотов.

— К тридцати? — мигом заинтересовался войник, проглотив еловую почку и прибавив к назначенной сумме семь злотов.

— Это почему? — возмутился купец, убрав руку с плеча.

— По разбойникам.

— Э, нет, брат, так не пойдет. Либо двадцать семь, либо поворачивай копыта обратно.

Дарен прикинул, почесав огрубевшими кончиками пальцев висок, и решил, что двадцать семь злотов — очень даже неплохая сумма, даже очень хорошая: в самой лучшей гостильне можно кататься как сыр в масле около трех вятков. Но решил еще немного поторгаваться, для очистки совести.

— Тридцать.

Родзат смерил его недовольным взглядом, но тут очень кстати раздался приглушенный стон со стороны Шерена, и купец сдался, рявкнув:

— Ладно! Тридцать и ни медькой больше!

— Договорились! — Дарен показал в улыбке белые зубы.

Родзат сплюнул и отошел к Захару, видимо, оповещая его о своей затее, потому как парень ну очень уж недовольно зыркал в сторону войника, что-то вполголоса отвечая отцу.

— Тридцать злотов-тридцать злотов, — мурлыкал себе под нос донельзя довольный Дарен, — меч, легкая кольчуга и плащ. Да, точно, плащ. Мехом подбитый.

Над его головой низко-низко пронеслась птица, крылом задев волосы Дарена. Вспыхнули желтые глаза, раздалась тревожная трель — и снова лес затих, попрятав своих пестрых обитателей в кустах, кронах деревьев и подземных норах.

Мерцернарий пошел готовить своего коника к длинной дороге. Вычистил, напевая под нос какой-то похабный гон на Литогана Жестокого, проверил подпруги, затянул потуже ремни, чтобы исключить возможность сползания седла, и, не удержавшись, все-таки дернул Брония за черный, болтающийся из стороны в сторону, хвост. Броня сделал грозный предупредительный шаг правой задней ногой: "Отойди, двуногий, ударю, как пить дать, ударю!". Но посмеивающийся Дарен уже отошел на безопасное расстояние.

— Двоих-то увезет? — осведомился из-за его спины Родзат.

Путник лениво покосился на Броню и кивнул:

— Этот — увезет.

— Двоих взрослых мужиков? — усомнился купец.

— Угу. Скажи своим, чтобы несли твоего сына.

Родзат пригрозил пальцем:

— Не довезешь — убью. Гадом буду.

Но Дарен точно знал, что успеет. А как же иначе, если на твоих ладонях постепенно стираются все судьбоносные линии, а грудь покалывает величайшее творение чаровников?

Он сам помог забраться парню в седло и серьезно спросил:

— Тебя привязать?

Шерен отрицательно помотал головой.

— Как хочешь. Держись крепче. — Он взлетел на коня следом и натянул поводья, — давай, Броня, не ленись.

И конь понесся вперед по дороге, еще различимой в лучах заходящего солнца лучах.

Ветер пел над их головами, бросая ледяные брызги в лицо обоим путникам, солнце заботливо освещало путь янтарной дорожкой, загородили их от чужих глаз темные щиты-деревья, окружив ветвистыми тенями лихие пути. То ли Эльга смилостивилась, то ли сам Оар глянул с небес — не поймешь.

"А здесь и понимать ничего не надо, — раздался в голове Дарена смеющийся голос. — Боги помнят о детях своих, малыш".

И вершник ничуть не обиделся. Напротив, улыбнулся и ответил:

"Будь со мной, Эльга".

"Я с тобой" — отозвалась шуршанием веток богиня.

А, быть может, ему только и показалось, что с ним говорит Она. В конце концов, есть ли богам дело до смертных?..

Солнце, налившись теплым яблочным светом, плавно опускалось вниз, следуя по небесному океану одинокой горящей лодкой. Высокие перистые облака окрасились розовым, и быстрый ветер разогнал их по небосводу, будто нашкодивших котят. Стрекотали в траве цикады, воздух пропитался жаждой ночи.

Надо было устраиваться на ночлег. Дарен тронул Шерена за плечо:

— Ты как? Держишься?

— А куда я денусь? — слабо огрызнулся раненый, морщась.

— Ладно, герой, — Дар углядел полянку недалеко от дороги и остановил Броню, — давай слезать.

Сам сиганул на землю первым, и лишь потом подставил плечо сыну Родзата. Тот сцепил зубы, но потом все-таки украдкой схватился за бок.

— Болит?

— Потерплю.

Дар нахмурился.

— Мы не на войне. Нет ничего героического в том, чтобы умереть от руки ублюдка.

Шерен с помощью войника сел и тускло улыбнулся:

— Жжет.

— Давай посмотрю.

То ли промыли рану плохо, то ли она оказалась серьезнее, чем предполагал сам Дарен, но вокруг места удара все опухло и приобрело жутковатый сизый оттенок. Воспаление? В сумерках уже и не разглядеть толком.

Шерен упрямо не глядел вниз. Может быть, даже правильно делал.

— Что там?

— Фыф вуфыф, — отозвался Дар, зубами надрывая полоску ткани, сплюнул и уже отчетливо повторил: — жить будешь. Завтра к вечеру в городе будем.

Костер решили не разводить, поужинали сухарями и завалились спать. Точнее, завалился один лишь Шерен, а Дар, сложив ноги по-восточному, потягивал горькую здраву и задумчиво смотрел на желтый круг луны. Мысли в его голове текли неспешной рекой, не затуманенные сонным помрачением и не передавленные излишними эмоциями.

Шатра… Солнечный полуостров на границе Заросии и Загреда. Лакомый кусочек для любого из правителей. Там уже и коренных жителей почти не осталось, в основном потому, что вся история несчастного государства состояла из бесконечных смен "покровителей". То один перетянет на свою сторону, то другой.

Дарен сделал еще один глоток.

А еще Шатра — единственное место, где его, быть может, ждут. Дар одновременно и желал этого, и боялся. Но боялся не больше, чем того, что друг… брат, не по крови, но по духу, умер после того злополучного ранения. Город Эль-Шарр, ждешь ли ты своего названного сына? Или же забылись все слова и поступки, смытые властью и грязью политики?

Еще один глоток.

"Напиваешься в одиночестве, Подаренный?" — насмешливый голос богини влился в его мысли тонкой прозрачной струйкой.

"Жду рассвета, Верная"

Эльга уже выпустила по небосводу свою Кошку, чтобы та выпустила когти и обходила по кругу Луну, мягко ступая по черному покрывалу небес.

"Завтра тебе предстоит нелегкий день. Войди до заката в город"

"Предостережение?"

"Совет"

"Благодарю, Хранительница Дорог"

"Тебе не за что благодарить меня, Странник-без-Пути"

И растаяла серебряным звоном колокольчика в предрассветной мгле. Дар тряхнул головой, отбрасывая тень уходящей ночи и встал, расправив плечи. В конце концов, в городе отоспится. Не впервой.

— Шерен, вставай. — Он тронул парня за плечо, но тот лишь отозвался глухим стоном. — Пора.

Сын купца приоткрыл больные глаза и тихо попросил воды. Войник нахмурился и, отстегнув фляжку от пояса и протянув ее раненому, потрогал его лоб. У парня был жар. Но ехать надо в любом случае.

— Ты всю ночь не спал?

— Не спал.

— А мне сон снился… — он запнулся и с сомнением глянул на спутника. — Тебе интересно?

— Интересно, интересно… — вздохнул Дар, разламывая хлебец на две половинки, — только сначала поешь.

— Не хочу. Все внутри… горит.

Дарен еще больше помрачнел и, быстро сжевав свой кусок, взвалил парня на плечо:

— Держись.

Наверное, весь лес сбежался послушать, как умеют ругаться заросские войники, ибо Дар такие слова припомнил, взваливая на коня раненого, что и сам бы в иной ситуации покраснел. Но, в конце концов, ему это удалось, и мужчина с такой искренностью возблагодарил всех богов скопом, что те, наверняка, прослезились от умиления в своих небесных чертогах.

— Я привяжу тебя к себе, — тихо сказал Дарен, доставая из-за заплечной сумки веревку.

Шерен не возражал. Да и вряд ли услышал спутника, отдавшись власти звона в ушах.

— Но-о! — войник резко натянул поводья, и Броний, всхрапнув, помчался вперед, не смея возражать против вынужденной грубости к себе самому.

Прохладный ветер дул в лицо вершникам, заставляя слезиться глаза, но сегодня обязательно надо было покрыть оставшиеся версты до города. Не стала бы его богиня предостерегать по пустякам. Ой, не стала бы!

Когда день начал свое неизбежное увядание, с холма, через который пролегала дорога, наконец показались серебристые крыши домиков и золотой купол Оарового храма. Город Ро-Ахт, самый красивый и процветающий по словам побывавших там. Сама же Шатра раскинулась домотканым полотном далеко на юг, пестрея широкой дорожкой.

Воды во фляге у Дара к этому моменту уже не осталось — Шерен так жадно и так часто пил, что у войника язык не повернулся напомнить парню, что он не один.

— Почти доехали.

— Это хорошо… — еле слышно пробормотал Шерен, снова уронив голову на грудь. — Я слышу море…

Дарен тоже слышал море. И видел. И даже чувствовал. Оно пестрело белыми барашками, неизменно бегущими к берегу, и издалека казалось отражением неба. Морской бриз принес с собой и характерные запахи: свежей рыбы и выброшенных на берег водорослей. Войник вдохнул морской воздух полной грудью и послал коня прямо к восточным воротам города.

Пошлину Дар заплатил без всяких пререканий, ибо была она ровно в тех рамках, который установил закон в лице Блуда и его козлиных советников. А бороться с законом — это почти то же самое, что биться головой об стену. Бейся — не бейся, хоть их кожи вон вылези, а ничего не изменишь: только голову пробьешь.

Дом лекаря, к слову, он нашел быстро, но не без помощи местных жителей. Вежливо постучался в дверь, отмечая про себя, что время приема уже закончилось, и вошел.

— Кого там принесла нелегкая?.. — раздался старческий голос в ответ на мелодичное звучание колокольчика, подвешенного с обратной стороны двери.

В приемной остро пахло пряными травами и свежей смолой, сами травы были развешены аккуратными вязаными валиками под низким деревянным потолком, и тут же на скамейках лежали куклы-кубышки, отгоняющие детские хвори.

— Добрый вечер. Что нужно, молодой человек?

Дарен оторвался от созерцания убранства комнаты и виновато улыбнулся:

— Здравствуйте. У меня товарищ ранен.

Местным лекарем был небольшой поджарый старичок с густыми седыми бровями и аккуратной бородой, такой же белой, как и его волосы, обхваченные тесьмой. Дару он едва ли достигал плеча.

— Веди, коль привез, — вздохнул он, не уловив фальши в словах нежданного визитера и горестно продолжил: — а я так на выходной рассчитывал!

Дарен шмыгнул за дверь и через волну вновь вошел в дом, но уже с Шереном, повисшим безвольной куклой на его плече.

— Куда нести?

— Да вот сюда, на лавку клади, — засуетился старичок, уже успев подстелить простынь. — Когда ранили?

— Два дня назад.

Лекарь осторожно раздел сына купца и размотал намокшую повязку.

— Рану-то хоть промывали? — недовольство, сочившееся с голосом старика, при желании можно было хлебать поворешкой.

— Да.

— Промывали они… — ворчал лекарь, прохаживаясь туда-сюда и выгребая из ящичков мази и пахнущие порошки. — Руки бы повыдергивать тем, кто так промывает. Жар давно поднялся?

— Я думаю, где-то в середине ночи, — Дар заправил за ухо выбившуюся из косы прядь волос и снова скрестил руки на груди. — Надеюсь, с ним все будет хорошо?

Лекарь недовольно пробурчал под нос что-то о глупцах, не ценящих жизнь, а затем все-таки соизволил ответить:

— Вовремя ты его привез. На день позже — и пришлось бы злоты на похоронную службу собирать.

"Даже так!" — подумал Дар, мысленно благодаря Эльгу, но вслух ничего не сказал.

Старик, не дождавшись реакции путника, вздохнул и, продолжив работу, бросил:

— На заднем дворе у меня банька стоит. Сам растопишь?

Дарен оживился:

— А можно?

— Нужно, — вздохнул лекарь и добавил, уже мягче: — попарься, помойся. Потом возвращайся сюда.

— Спасибо, — мужчина усмехнулся и направился по указанному пути.

И, весы Нородж, как это было хорошо! Горячий пар, теплая вода, душистое мыло и свежая мочалка, еще хранившая память о том, как была травой. Ну, удружил лекарь, просто слов нет!

Дарен яростно растирал вмиг покрасневшую кожу, а потом так же безжалостно вымывал грязь и, даже, возможно и вшей, из засалившихся волос. И только когда почувствовал, что стер весь пот и копоть дороги с тела, остановился. Одежда тоже поддалась не менее яростным пыткам, пока не приобрела свой естественный цвет. Войник отжал ее как следует и натянул на разгоряченное тело, чтоб быстрее высохла. Перед лекарем он появился посвежевший, взбодрившийся и заметно подобревший.

— Ой, дедушка! Банька у вас — загляденье!

Старик, что-то деловито помешивающий в ступке, сердито цыкнул:

— Тихо ты! Разбудишь еще…

Дар бросил взгляд на дубовую лавку, на которой, поджав ноги, спал Шерен и уже тише спросил:

— Можно я рядом прикорну?

— Нужно. Понадобиться чего — вода в графине, порошок сонный на прилавке оставлю.

— Спасибо.

— Потом благодарить будешь, — проворчал лекарь и ушел в смежную комнату, пожелав спокойной ночи.

Шум морского прибоя степенно вплетался в мысли и чувства, убаюкивая. И Дарен, погасив свечу и прислонившись спиной к янтарной стене, заснул с чистой совестью крепким и здоровым сном. И снилось ему… Да ничего ему и не снилось. И, в сущности, было уже неважно, кто он: Путник-Искатель или Странник-без-Пути…

ГЛАВА 6

ВСЕ ДОРОГИ КУДА-ТО ВЕДУТ

Не до Бога, не до города, не дорОга —

ДорогА… туманом, где в тумане мы все без лиц

От ума. Погладит по соленым щекам белый день…

Веня Дыркин

Ранние зори у моря всегда отличаются какой-то таинственностью, тишиной и волшебным яблочным запахом. Дышать — не надышаться. Море, успокоенное за ночь отцом-небом, ровной гладью простирается до самого горизонта, и в его зеркальной глади отражается вся та бесконечная даль, что и ощущается только на заре. Входит заря в каждый дом. Наливается сочным плодом, посверкивает в погасшем очаге, потрескивает ветками сливовых деревьев, касающихся оконных ставень… И нет-нет, да и проносится мимо беззаботным детским смехом, тая где-то вдали.

Дарен никогда не любил пропускать это время, поэтому, стоило только первым лучам солнца коснуться водной глади, он открыл глаза и, поднявшись, расправил затекшие плечи, так что суставы хрустнули. За ночь к нему вернулись прежние силы, и, казалось, что их прибавилось. Впрочем, так это или нет — ему еще наверняка придется проверить.

Путник бросил взгляд на Шерена. К лицу юноши вернулись краски, и, судя по всему, за ночь жар спал и возвращаться не спешил. Вот и хорошо.

Он вышел на крыльцо и тихонько прикрыл за собой дверь. Город уже оживал: сновали с бидонами молока женщины, из труб тоненькими струйками вытекал сизый дым, а по замощенной улице промчался экипаж какого-то знатного вельможи.

Дар, не торопясь, заплел тугую военную косу и замотал ее шнурком — смолить чистые волосы было откровенно жаль.

Морской ветер бросил в лицо горсть то ли пыли, то ли пыльцы, отчего Дарен не удержался и оглушительно чихнул, не успев прикрыть рот рукой. Все-таки коварная штука — эта весна. Особенно поздняя.

Начало лета в Шатре было принято праздновать весьма своеобразным способом: женщины делали к последнему дню весны маленьких куколок-"погодок", после чего раздаривали знакомым. Чем больше за этот день пройдет через твои руки куколок — тем счастливей и урожайней будет лето и осень. А под конец надо обязательно спрятать одну "погодку", остальные же — сжечь на центральной площади. Правда, во многих городах было туго с кралльскими наместниками, большинство из которых не одобряло такие народные гуляния, но открыто препятствовать им никто пока не решался.

Впрочем, никто не жаловался и в столицу особо не стремился: во-первых, здесь все-таки и "золотой" курс несколько иной, а во-вторых — задавят. Привыкшим к ветру, уносящему с собой все намеки на запахи отходных мест, обитателям того же приморского Ро-Ахта пропитанный вонью Орр-Эн показался бы затхлой банкой без намека на отдушину. А уж про перенаселенность и говорить нечего. Нет, определенно, лучше жить там, где родился. Иначе — везде будешь чужим среди чужих. И своим вряд ли когда-нибудь станешь…

Чуткий нос войника уловил запах жаренной рыбы и Дар, заправив руки в карманы и напевая под нос какой-то простой мотивчик, отправился искать того, кто нарушил спокойствие солнечного весеннего утра столь дерзким образом. Кстати говоря, утро это было уже не просто солнечным, но и достаточно теплым: Дару даже расхотелось плащ покупать. Погода стояла изумительная. Солнце, запах вольного моря рядом и ветер в лицо — что может быть приятней с утра? Лишь разве что…

Аляповатая вывеска внезапно привлекла его внимание. Дарен пригляделся и хмыкнул: чем же еще подобное "произведение искусства" может быть, если не банальным борделем? Хоть пекарней назовись, а бордель — он бордель и есть. И пусть окна наглухо закрыты, а изнутри еще и завешаны тяжелыми шторами, наверняка каждый обыватель в городе был в курсе, к каким же именно "искусствам" приобщают здешнее население.

— Заинтересовались? — подошедшего сзади мужчину Дар не заметил, — оно и правильно. Девки там — просто загляденье! — он звонко причмокнул губами и уже чуть тише добавил: — нет, конечно, не все. Но лучше расстаться со стрибрянной полушкой, чем всю ночь провести с деревянной чуркой, верно?

Войник поднял брови:

— Милейший, спасибо за совет. Когда-нибудь я обязательно им воспользуюсь.

— Не пожалеете, молодой человек!

И удалился. А Дарен продолжил путь, благо запах рыбы усилился близко и у войника неприлично заурчало в животе. Он ускорил шаг и вскоре оказался за неприметным голубоватым домиком, где у стены молодой мальчишка, надрываясь, одновременно и зазывал горожан "купить свежей рыбки" и пытался управиться с теми, что уже лежали на раскаленной жаровне. Некоторые рыбешки еще подпрыгивали, что прибавило уверенности в том, что улов свежий и отравления за сытным завтраком не последует.

Войник, облизываясь, купил несколько рыбешек: для себя и для наверняка голодного Шерена, потом подловил булочницу с еще теплым хлебом и, уже работая челюстями, направился обратно, к лекарю-травнику, откровенно радуясь жизни.

К слову, с рыбой он не прогадал: оголодавший и порозовевший парень с таким усердием налег на предложенный завтрак, что Дару оставалось только потирать собственный округлившийся живот и сыто думать о том, что он очень хорошо сделал, купив чуть больше, чем надо. Лекарь, к слову, тоже дармовым угощением не побрезговал.

И лишь когда последняя косточка оказалась на промасленной бумаге, а все пальцы были тщательно облизаны, Дарен догадался спросить:

— Ты себя как чувствуешь-то, герой?

— Лучше, — бодро отрапортовал Шерен, пережевывая булку, и, дожевав, с изрядной долей уверенности в собственных словах добавил: — намного лучше!

— Это хорошо. Отец твой будет в городе дня через три-четыре, поэтому мне тоже придется чуть задержаться.

Шерен поднял брови:

— Ты же хотел в Шатру?

— Хотел. — Дар кивнул. — Но моя конечная цель — Эль-Шарр.

Лекарь, сидящий до этого и помалкивающий, встрепенулся:

— Эль-Шарр, говоришь? Бывал я там. Красивое княжество, хоть и небольшое, — он задумался на мгновение, а потом добавил: — говорят, у князя нынешнего сын пропал без вести. Давно это, правда, было, уже лет пять назад, если не больше…

Дарен похолодел. Яромир не мог не вернуться, просто не мог. Что же тогда…

— Откуда эта информация?

— Да как же ж? — удивился старичок, — почти вся Шатра только о том и болтала пяток лет назад. А потом все стихло: у князя-то еще один сын, значит. Стало быть, и распрей никаких не будет за место на княжеском стуле.

Дар подпер руками подбородок и задумался. Хотя, по сути, думать было особенно-то и не о чем. Разве что погадать, а это прерогатива чаровников, но никак не войника. Что, если Яр просто…

"Нет, — войник сам себя одернул, — даже думать об этом не смей".

Следующие двое суток прошли почти в полном спокойствии, если не считать того, что произошло утром четвертого дня пребывания в городе. К сердобольному лекарю, разрешившему спать Дару прямо у него в приемной на соседней с Шереном лавке, пришла ожидающая ребенка женщина. Судя по всему, в скором времени она должна была разродиться. Слезы, крупные и прозрачные, так и катились по щекам, когда она в красках рассказывала о том, что муж вчера напился и сказал, что если родится девочка, то он от нее уйдет.

— А я его очень, очень люблю! — восклицала бедная женщина.

Старичок вздохнул:

— Почему ко мне-то пришла, милочка? Это надобно не ко мне, а прямиком — к жрецу Обичама.

Женщина обиженно надула губки.

— Какой вы непонятливый! Мне нужно средство… порошок какой или что там у вас… чтобы, ну… Чтобы он не сильно нервничал, когда поймет, что у меня это… девочка.

— А почему ты решила, что у тебя девочка будет?

— Как же! — с нотками начинающейся истерики воскликнула будущая мать, — чувствую я, сердцем чувствую!

Лекарь подавил смешок:

— Ладно, будет тебе… порошок. — И действительно, старичок щедро отсыпал в бумажный пакетик обещанное. — Чудодейственный, так сказать.

— И все будет хорошо?

Слезы тут же высохли. Лекарь-травник кивнул.

— Спасибо вам! — она даже чмокнула смутившегося старичка в морщинистую щеку.

Дарен и Шерен с нескрываемым любопытством наблюдали за этой сценой, не решаясь вмешиваться (потому что успели прочитать надпись на пакетике), а потом, когда женщина, придерживаясь за бок, вышла, все-таки заржали в голос, не обращая внимания на деланную укоризну во взгляде старика.

А к вечеру в город прибыл и Родзат. Выслушал краткий "отчет" Дара о "путешествии" до города под кружечку щедро разбавленной водой биры и всунул в руки мешочек, в котором уже радостно позвякивали стрибряники.

— Пересчитывать будешь?

Войник отрицательно покачал головой. Что он — дурак последний? Купец заслуги даровы оценил, а, соответственно, и обманывать не станет.

* * *

К слову, та женщина в тот же вечер родила свежего и крупного мальчонку. А счастливый отец бегал принимать поздравления от соседей в перерывах между приступами от "чудодейственного порошка", которые ему приходилось пережидать, сидя в сортире.

Это Дарену рассказал чуть ли не в голос хохочущий Шерен, когда тот вернулся из гостильни. Радость парня омрачала только боль от слишком сильных смеховых потуг.

— Ну, дедушка, ты даешь! — во второй раз оценил войник юмор лекаря, — не ожидал от тебя. Смотри уж, как бы мстить не пошел.

— Да ну, — лишь весело отмахнулся тот, — поделом ему. Скажет кому — засмеют, а так меня не тронет — побережется.

* * *

День выдался жарким без всякой меры и каким-то неприятным. Все валилось из рук. Сначала Велимира расплескала молоко после утренней дойки, потом случайно во время стирки порвала штаны Борща, столь горячо любимые их хозяином, а после вообще умудрилась рассориться с его дочерьми, да так, что мачеха надавала обидных пощечин прямо на виду у половины весницы.

Веля бросила ей в лицо недоштопанные штаны мужа, убежала в старый дом на окраине селения и уже там дала волю слезам. Сидела, постыдно размазывая их грязными ладошками по щекам — и ничего с собой не могла поделать.

А под самой крышей летом свили себе гнезда трещатки, маленькие птички, размером с пол-ладони; желтые с серыми воротничками на грудках. Везет вот им, птицам! Куда хочешь, туда и летишь, ни от кого не завися…

Зима выдалась холодной и снежной в этом году. А за ней, как все вечное, прилетела на последних ледяных крыльях и весна. Плутовка унесла с собой весь снег, а заодно и покой девушки.

Велимира со злостью терла глаза и щеки и судорожно всхлипывала. Вот на что ей этот дурацкий дар, когда и не защитишь им себя, и не повлияешь на судьбу? У Странников с Путниками — и то, больше свободы. А она? Что ей осталось? Смирно сидеть, дожидаясь того побега, когда неверная Нородж соизволит взглянуть на свое неразумное дитя, или пока Эльга сплетет нити-дороги в одну колею?

Девушка укусила собственный кулак, чтобы рыданий не услышали в веснице. Вот хоть бы чуть, хоть бы немного припугнуть Борща с женой и его детьми — сразу бы легче стало! Так нет же: досталась ей эта бесполезная школа… И не напакостишь вовсе. Борщ еще сначала боялся ее, хотел в лесу оставить… А потом осмелел, и руки стал распускать без причин: это не то сделала, туда не так посмотрела… Понял, значит, гад, что мелкая девчонка лишь сны видит, да обереги от болезней делает. И все.

— А вот и нет, не все! — отчаянно крикнула она.

Веля так увлеклась мыслями о том, где бы еще можно применить ее дар, что прослушала отчетливые шаги на лестнице.

— Вот ты где, маленькая паршивка! А ну, поди сюда!

Девушка зыркнула волчонком из-за сундука и забилась в угол.

— Не пойду!

— Ах ты ж, пакостница! Змею пригрел! — распалялся Борщ, краснея. — Да как ты только посмела обидеть мать!

"И никакая она мне не мать!"

Но вслух сказала иное:

— Она первая начала!

— А Дубыня? Тоже первый?!

Сын отчима с утра подловил ее у колодца и полез задирать юбку. Девушка даже сама от себя такой прыти не ожидала: врезала под дых — и припустила через поле. Но, видно, гад этот нажалобился отцу, а ей теперь прятаться от него по темным углам.

Оправдываться было бесполезно.

— Отвечай!

Велимира молчала.

— Ну, я тебя сейчас разговорю!

Гонял он ее по всему чердаку, пока подло не подставил подножку и не схватил за косу.

— Вот сейчас ты у меня получишь, — приговаривал Борщ, волоча за косу молча глотающую слезы девушку, — так получишь, что свет не мил станет!

Бить, конечно, ее не били (а то, еще чего доброго, дознаются в веснице), но на хлеб и воду посадили без малейших угрызений совести.

А на следующей неделе девушку просто поставили перед фактом:

— Замуж выходишь. За сына Елимея, — проворчал отчим. — Чего опять глаза на мокром месте? Садись за станок и вышивай простынь, дурында.

Велимире только и оставалось, что бессильно злиться или реветь в три ручья, будучи запертой в комнате. Сначала она предпочла первое, потом скатилась на второе, а уж после того, как слезы высохли, заработали мозги. Такое вот оно, женское племя.

Разумеется, она и не собиралась ничего вышивать. Разумеется, осьмнадцатый год пошел, но честью своей Веля не позволит распоряжаться. Так она решила и стала готовить план побега. А что? Приданное, допустим, кроме злосчастной простыни для первой брачной ночи у нее уже имеется. Деньги, бережно хранящиеся в тряпице на чердаке заброшенного дома, сойдут вместо дойной коровы. Даже с лишком. Рубаха для будущего мужа, вышитая кричаще красными, а не белыми нитками, готова была еще год назад, ведь, в конце концов, намного легче работать ночами, когда уже точно знаешь, кто именно станет твоим нареченным…

А Велимира знала. И знала даже намного больше, чем надо было.

Девушка вздохнула и посмотрела на еще не завязанный узелок: осталось только еды в дорогу собрать, да нож с кухни унести.

И старые простыни совсем не жаль на веревку. Особенно на ту, которая вела к свободе.

* * *

Солнце, взобравшись по небесной лестнице, горело белой точкой прямо в центре голубого полотна над головой Дарена. Слева шумело неуемное море, справа шуршал ветками закадычный друг-лес. Дорога петляла, но неизменно приближала путника к цели, отчего тому хотелось чуть подольше на ней задержаться. Единственное, что успокаивало: он волен в своих действиях, и пока что ни одна вещь не сможет этого изменить. Да и нельзя было ничего менять. Пока.

А что изменилось за эти пять лет? Время? Мысли? Он сам?.. Вместо свиста картечи — птичий щебет, за голубым небом и пушистыми белыми облаками скрылся след отбушевавшей пыли после атаки, сорванный голос заменило пение в театрах… Что-то изменилось? Одно — за другое, не больше. Придет время — и снова что-то незаметно вытеснит чуждое своему побегу. Как то например: прошла же пора летописцев? Развивается книгопечатание, медленно, но неуклонно. Глядишь — и уже через каких-то лет сорок будут повсеместно издаваться учебники для городских школ, а не только пособия для знати.

Дарен поморщился. Мысли о знати снова вывели его к размышлениям о Яромире. Неспокойно было войнику, хоть и гнал тот от себя дурные предчувствия. Да только обманешь ли сам себя? Другого — намного сподручней и легче. А вот поди-ка попробуй убедить самого себя в том, что сам же наперед обозвал ложью?

Ближе к полудню следующего дня среди зеленой листвы блеснул посеребренный купол маленького храма, а чудь погодя показалась и развилка. Где же еще стоять святыням Эльги, если не на распутье дорог? А ну как человеку выбор нужно сделать, прежде чем выбрать дальнейший путь?

Храм был старый, но, благодаря таланту неведомых мастеров, стоял крепко и рушиться не собирался еще как минимум лет сто. Серые стенки отдавали пульсирующим теплом, которое чувствовал, должно быть, каждый, кто проезжал мимо. Солнце отражалось от гладкой поверхности купола, высокие ивы девичьим хороводом в цветущих венках обступили святое место со всех сторон, будто оберегая.

Дарен, собственно, и сам толком не понял, как оказался у входа в храм. Вроде с волну назад стоял еще на перекрестье, а сейчас уже позади остались и темные дубовые ворота…

— Доброго дня тебе, сын Эльги.

Жрица была старой женщиной: смуглое лицо ее избороздили глубокие морщины, седые косы спускались из-под серого платка, и лишь только чистые, как горное озеро, и такие же голубые глаза остались молодыми и ясными. Все они — жрицы Эльги-Верной — такие: слабые телом, но сильные душою…

— Добрых дорог, госпожа. Простите, но мне, наверное, лучше ехать дальше… — он почему-то смутился, — я не хотел заезжать в храм…

— Светлы дороги Эльги-Прядильщицы, — хитро улыбнулась жрица, — и коли задумала Верная привести тебя в Святая Святых, значит, так тому и быть. Отдохни с дороги, путник. Пусть черные тени, идущие за тобой, побегут сегодня по ложному следу.

"А почему бы и нет? — вдруг подумалось Дарену. — В конце концов, никто не говорил, что надо спешить".

И тут же на душе стало светло, тепло и легко — будто кто снял с нее тяжелый камень, нависавший над Даром все это время. Лицо его разгладилось, в глазах появились отрешенность и тепло, а губы сами растянулись в улыбке.

Старая женщина сопроводила эти удивительные метаморфозы хитрым прищуром глаз и направилась вслед за ним — в Обитель Эльги, в ее Храм.

Место, к слову, было здесь намоленное и оттого безмерно нечеловеческое. Дарен буквально физически чувствовал окутывающую его божественную атмосферу: ему казалось, что даже различал чей-то ласковый и убаюкивающий шепот, но, оборачиваясь, видел лишь послушниц.

— Зажги свечку братьям, пусть и они видят свой Путь, — посоветовала жрица.

И войник с великим душевным облегчением последовал ее совету, поставив серую свечку рядом со статуей Богини и ссыпав на ее Длань горсть дорожной пыли с каплей собственной крови. Встал на колени, перекрестил пальцы и поднял голову к Прядильщице:

— Прими дар мой, Верная, и не откажи в благоволении к брату моему — не по крови, но по духу — Яромиру, сыну князя эль-шаррского, с прикрытыми глазами говорил он; слова лились сами откуда-то изнутри, будто и не он говорил — а кто-то другой, только его голосом и его губами, — упокой души на небесах погибших от моей руки и не по моей вине, сохрани всех, несущих Честь Мою и Верность, да не обойди тех, чьи Пути пересекутся с Моим.

А старая жрица слушала его речь внимательно и зорко следила за тем, чтобы никто не смел прерывать душевное уединение человека, столько лет отказывающего себе в праве быть прощенным самим собою же. Пусть говорит. Когда выговорится — легче станет, настолько легче, что проспит он две ночи кряду, а за две ночи они успеют подготовить его к повороту на его Дороге.

"Спасибо тебе, Верная! — мысленно улыбнулась женщина. — Воистину, нет дара лучше чем тот, кому суждено стать Даром Осени…"

Дарен же, закончив молиться, пропустил по меньшей мере десять ударов сердца, прежде чем открыл глаза и посмотрел на руку Эльги. Но — нет. Все худшие опасения войника не оправдались: приняла Богиня жертву, не просыпалась земля на огонь свечки и не затушила его.

Жрица пригласила отобедать отрешенного от всего путника за общий стол, и еда, даром что простая, храмовая, показалась ему искуснейшим из деликатесов. Женщина же все думала, думала… Мысли ее текли подобно тихой равнинной реке — ясные, неспешные, свободные.

Когда-то давно, уже действительно очень давно, ее, четвертую дочь в семье, отдали на послушание в храм Эльги: таковым был закон. И никогда прежде нынешняя жрица не завидовала тем, кто находится вне святой обители, так сильно. Вот смотрела на этого румяного темноволосого мальчика, уплетающего черный храмовый хлеб, и завидовала. И одновременно до безумия жалела его. Ибо видела его путь. Редко, ох, как редко над смертными так ярко горит путеводная звезда, указывающая направление жизни. Куда там Странникам с Путниками, когда предначертанное намного красивей, чем сложенное противоречивой человеческой натурой! А этот мальчик… Он жил. Жил каждым мгновением, всем телом, всей душой. И вряд ли нашлось бы хоть что-то, что смогло бы отнять у него эту жажду жизни.

Женщина едва слышно вздохнула: не хотелось ей отпускать его, но, зная волю своей богини, она не могла ей противиться. Коли уготована ему такая судьба — значит, справится. Значит, ничто не сломит его до поры…

Дар, упорно не замечая испытующего взгляда, продолжал трапезу. А потом спокойно встал, прошел в купальню с несколькими послушницами, и лишь там, когда не осталось в помещении ни одной живой души, откинул голову из воды на край бадьи и позволил себя издать вздох искреннего облегчения. Наверное, это все-таки волшебное чувство, когда с тебя снимают то, что гнет твои плечи. Но, не познавшим его, верно, и не понять вовек.

И войник, прошедши боль, любовь и апатию, снова вернулся к жизни, выкинув цепкие обрывки прошлого, как ненужный мусор. И потому спалось ему на деревянной лавке лучше и слаще, чем если бы он спал в кралльских покоях.

А черные Тени — наемники сразу двух государств, посланные по душу и тело войника — и впрямь промчались мимо по дороге, не заметив храма. Жаль только, путник не видел этого и не ведал о том, что готовит ему богиня, его богиня.

Ведь боги никогда не были бескорыстными…

* * *

В Эль-Шарр Дарен въехал в самый разгар дня: пришлось простоять в очереди с несколько оборотов, но бежать сейчас уже было бы глупо. Опытные войники у ворот смело обсчитывали неугодных им господ, но у Дара не возникло никаких вопросов насчет приемлемой пошлины. Сновали туда-сюда громкоголосые тетки с выпечкой, бегали чумазые дети с крайне счастливым выражением лиц, терлись в толпе воришки, норовя выхватить кошелек потяжелее… Дар, поймав очередного золотоискателя по чужим карманам и дав тому легкий подзатыльник, ухмыльнулся и вытащил собственный кошель. Денег было слишком много, чтобы рисковать потерей, храня те в одном месте, а потому основное хранилось в кожаном мешочке, находящемся вне прямой досягаемости уличных воров. А в кошеле оставалось полторы гнутых медных полушки.

— А не желает ли господин хороший на товар посмотреть?

Дарен оглянулся, поискав глазами объект звука, а, увидев его, понял, что господин желает, да еще как! Войник жадно созерцал скромную вывеску с несколько пылинок, а затем, решив все-таки не дожидаться ярмарки — такой соблазн был — и прямо тут купить себе нормальное оружие вместо палки-копалки, двинулся мимо зазывалы к хорошей дубовой двери.

— День к лету, — поприветствовал Дар хозяина.

В комнате царил приятный глазу полумрак, два окна, выходящие на оживленную улицу были завешены тяжелыми шторами, а другие два выходили во внутренний двор. На стенах блестели сабли, секиры, клинки, стилеты… В общем все то колюще-режущее, что обычно привлекает внимание входящих. Дарен, естественно, не стал исключением.

— Лето до осени, — ответствовал со смешком хозяин — бородатый мужчина лет пятидесяти, — только так уже лет пять как не говорят.

— Правда?

Мерцернарий обвел рассеянным взглядом комнату и вернулся глазами к ее обитателю.

"А глаза у него жесткие — бывший воин, — подумал Дар, — руку на отсечение дам!"

— Правда-правда, — усмехнулся тот, видимо, что-то подметив для себя в потенциальном покупателе. — Что тебе угодно, молодой человек?

Дар почесал затылок.

— Меч бы мне. Хороший.

— Что в твоем понимании "хороший"?

— А Вы покажите на свое усмотрение, а я выберу, — наклонил голову войник.

— Смотри…

А следующие пол-оборота Дарен потратил на длительные переругивания, ибо хозяин оказался мужиком на редкость въедливым, и вовсе не спешил показывать то, за чем пришел молодой войник.

— Ну все, — разозлился он, — или вы мне сейчас показываете нормальное оружие, или я ухожу и хаю вашу лавку на все стороны!

— Да чего раскричался-то? Не у себя на огороде. Чем тебе этот меч не угодил?

Новенький, блестящий и, казалось, только и ждущий момента, чтобы лечь в чужую ладонь, клинок на самом деле был грубой подделкой под настоящее оружие.

— Тем, что после первого же удара раскрошится, как хрусталь под сапогами! — рычал Дар.

В конце концов, конечно, хозяин сдался и отпер маленькую неприметную дверку, но пока это произошло с Дарена семь потом сошло, если не больше. Он ненавидел глупых людей. А еще больше — упрямых.

"Другое дело! — обрадовался внутренний огонек темной сущности, — уж этим мы наколем, нарежем и повыпускаем внутренности!"

Наверное, его взгляд сразу упал на НЕГО, потому что лишь войник увидел его — так сразу же зазвенел в воздухе радостной струной отзыв меча, казалось — тот сам готов сорваться со стены и лечь в руку Дара.

"Мой, мой!"

Обтянутая черной кожей рукоять, с длинным массивным, но не отяжеленным лезвием, с вереницей заговора на Аршене (Аршен — полузабытый древний единый язык, аналог латыни); в меру блестящий и в меру опасный — идеальный меч. И наверняка очень-очень дорогой.

— Вот этот. — Дарен решительно указал на стену.

— Двадцать пять золотых дэров* (дэр — денежная единица Шатры)! — радостно сообщил хозяин, будто бы только и ждавший этого.

"Сколько?!"

— Не держите меня за идиота. Я таковым не являюсь. Поверьте, я за войну много оружия повидал и могу с точностью сказать, что дороже двенадцати с полушкой даров этот меч никто не купит.

— Дешевле двадцати двух я его никому не продам, — с усмешкой парировал мужчина, запустив пальцы в короткую бороду и с интересом рассматривая собеседника.

— Пятнадцать. Больше вам все равно никто не даст, — небрежно отмахнулся Дар, не собиравшийся тратить на меч больше, чем тот стоил.

— Двадцать.

— Шестнадцать? — наклон головы.

Хозяин лавки хмыкнул, поднял брови и вкрадчиво поинтересовался:

— А ты не охамел?

— Как хотите, скоро ярмарка, я там смогу дешевле купить. — Дарен демонстративно пожал плечами, не опасаясь насчет напускного возмущения хозяина: пока что торг лишь доставлял ему удовольствие.

— Восемнадцать. Мое последнее слово.

— Идет! — сразу же согласился войник.

Он и не рассчитывал купить его дешевле, чем за двадцать золотых дэров.

— У меня пятнадцать заросских злотов.

— Плевать. Золото — будь хоть в пушечном ядре — все равно золотом остается, — проворчал хозяин, снимая покупку, — ножны брать будешь?

Дар покосился на объект обсуждения.

— Да, пожалуй.

— Тогда еще один дэр.

— Не страшно.

В общем, расстались оба человека усталые, но обоюдно довольные сделкой. Хозяин оружейной лавки сможет, наконец, купить жене "то самое колечко с изумрудом", а у войника еще оставалось без меры на постой.

Гостильни, к слову, в Эль-Шарре были почти как на подбор чистенькие и почти без вездесущих клопов, но и стоили соответственно. А в дешевый кабак, от которого за версту несло перегаром, Дар идти поостерегся. Лучше переплатить на четверть злота, чем терпеть неудобства, верно? Особенно, когда средства позволяют не оглядываться на мелкие расточительства. Хотя мелкими смог бы их назвать лишь тот, кто никогда в жизни не зарабатывал своим трудом, ибо переплата в два раза еще ни одного хозяина кошелька не обрадовала.

— Ну, что Вы хотите, господин мерцернарий, — разводил руками хозяин заведения, глядя исподлобья на хмурого Дарена, — скоро Ярмарка, только эти комнаты и остались, делались-то для знатных вельмож.

И ведь ни с чем тут не поспоришь! Прав был хитрый мужичок, правее всех правых. Да только не хотелось войнику спать в двуспальной кровати да еще с сомнительного рода барышней, которая стояла неподалеку, скрестив руки в перчатках на груди. Нет, женоненавистником он не был, но всю ночь промаяться без сна, думая исключительно о приличиях и о ширине кровати, ему совсем не улыбалось.

Госпожа ар-Тэсс, к слову, тоже отнюдь не рада была новоселу, ибо выглядел Дарен после дороги, мягко сказать, помято, а уж про запах и говорить нечего было. Правда, мало кто знал, что ей и не в таких условиях приходилось ночевать, но на сегодняшний день барышня настолько привыкла к удобствам, что лишаться их из-за сомнительного вида вояки не собиралась.

— Ну хотя бы кровати раздельные занесите! — еще больше нахмурился Дар.

— Да как можно, господин мерцернарий? У нас тут, по-вашему, столярная мастерская?

А вот это он зря. Хамов Дар не любил. Особенно в нынешнем состоянии: обросший щетиной, грязный, с растрепавшейся сальной косой и с перекошенным лицом от еле сдерживаемого звериного рыка.

— А вот это, милейший, уже Ваша проблема, — ласково проворковал он, хотя от этих нежных ноток даже госпожа ар-Тэсс отошла на несколько шагов дальше, — иначе просто разрублю ее пополам. Держите свои дэры.

И швырнул деньги — эдак небрежно, чтобы под легким плащом как бы невзначай успела сверкнуть для любопытных глаз рукоять меча. А то как у кого возникнет ложное представление о дееспособности и вооруженности заезжего мерцернария?

— Да, еще бадью с горячей водой и…

— Девочку — спинку потереть? — заискивающе улыбнулся хозяин, видимо, оценив этот красноречивый жест.

— Вообще, я хотел попросить не беспокоить меня, — ухмыльнулся войник, — а спинку… сам как-нибудь справлюсь.

Сил на воркование и тем более на любовные похождения не осталось ни капельки.

— Леди ар-Тэсс, полагаю?

Знакомство должно было состояться сейчас же, так как потом у Дара на него не останется ни сил, ни времени, ни, тем более, какого-либо желания. Тем более, что она из благородных…

Дама сухо кивнула.

— Прошу Вас потерпеть мое общество несколько суток. Смею заверить, я буду невидим и неслышим. Вы ведь не откажетесь от прогулки по городу, пока я буду… хм… приводить себя в порядок?

Барышня хотела было возмутиться, и даже уже открыла рот, но наглый войник ее тут же опередил:

— Нет? Ну, вот и славно. Обещаю, леди, через оборот наша комната будет в Вашем полном распоряжении.

И помчался наверх по лестнице, сжимая в руке ключ.

А госпожа ар-Тэсс, кинув вслед хаму испепеляющий взгляд, все-таки пошла в город. И, как оказалось, не зря.

Уже на втором повороте леди заметила, что за ней следят. И притом весьма умело. Нет, женщина не обольщалась на свой счет, понимая, что слежка, в общем-то, вовсе не за ней. Скорее, за предметом ее поисков. Впрочем, ар-Данн упоминал вскользь, что не одни они, эдакие умники, сподобились обнаружить негласное. Вот только забыло начальство предупредить, что на это дело послали Теней. А зря. Ибо именно за этими воинами и закрепилась слава убийц. Говорили, что Тени даже не видят тех, кого убивают. Люди-без-сердца. Да и люди ли?..

Леди Уррина ар-Тэсс зябко передернула плечами из-за пробежавшего по спине холодка.

Свидетелей, естественно, как и потенциальных соперников, у Теней не входило в привычку оставлять в живых.

Дарен, окончив умывально-оттирательные процедуры, спустился в общий зал, чтобы поесть, выпить кружку отвратной разбавленной биры, после чего как раз появится настроение еще вполне себе миролюбиво напомнить хозяину гостильни о том, что в их с госпожой ар-Тэсс комнате до сих пор стоит одна кровать.

К слову, данная мера принесла свои плоды: кровати принесли всего лишь через оборот, еще и извинившись перед "господином мерцернарием". И Дар, бросив взгляд на запылившуюся ленту в петлице, решил все-таки ее снять, ибо теперь существовала реальная опасность попасться властям, чего ему, Дарену, просто категорически не хотелось.

И все бы было просто замечательно, если бы ночь не сыграла с ним злую шутку, а неожиданной и, главное, нежданной "сожительнице" не преподнесла такой шикарный подарок.

Дар уже упал в рунную вязь снов на грань ведомого и невидимого, когда амулет, висевший у него на груди, свесился в сторону. Лунный блик упал на бирюзовый камень и отразился от его поверхности, мазнув синим цветом по лицу леди Уррины. Она мгновенно открыла глаза и… просто не поверила своей удаче.

— Слеза судеб… — прошептала женщина и сглотнула: в горле мигом пересохло.

Ее отправили рыть землю носом, чтобы найти этого наемника, а он — тут как тут, сам пришел прямо ей в ручки. Теперь бы придумать, как заманить его к графу… А там, наверняка ее будет ждать неплохое повышение. Да и мысль каждый день делить с ним брачное ложе прельщала леди все больше и больше с каждым годом. Тем паче, что неугодную жену граф отравил еще два вятка назад.

То-то, наверное, хлопала в ладошки Моарта, посылая Дару сны: один слаще другого. И войник спал, спал крепко и сладко, будто бы и не замечая опасности, нависшей прямо над ним с окровавленным кинжалом…

Утро принесло с собой новый день: теплый и солнечный. Рассвет как всегда поднял Дарена с кровати и направил в ту сторону, откуда шел запах еды. Леди Уррина еще изволила почивать, отвернувшись к стенке, и Дар, прибрав постель, поспешил ретироваться до ее пробуждения.

Ярмарки он решил не дожидаться, справедливо полагая, что теперь делать там ему нечего, а потому сразу же направился в сторону княжьего двора.

По главной улице Эль-Шарра конникам проходить запрещалось, но вести коня в узде не считалось зазорным. Погода радовала солнцем и чистым небом всех: и богачей, и нищих, и, что самое интересное, даже не собиралась делить тепло на две неравные части.

Княжеский дом Дар заприметил сразу же и, не раздумывая больше ни волны, направился прямо к нему.

— Кто таков? — суровый голос ворвался в голову, переполненную мыслями различной степени горечи.

Дар повернул голову: чуть слева от него стоял не молодой уже войник, рука которого пока что только покоилась на эфесе меча. Войник был уверен, что он не единственный, и в сомнении почесал затылок. С одной стороны, можно было сказать правду без всяких опасений: но где гарантия, что княжеский сынок не забыл его за пять лет, да и тот старик-лекарь говорил что-то о том, что он пропал… С другой — соврать без последствий вряд ли получится. Один из удельных князей Шатры — это вам не шухры-мухры.

— Мы воевали вместе с сыном вашего князя. Я бы хотел видеть его.

Охранник смерил путника подозрительным взглядом, а затем тяжело вздохнул.

— Я бы посоветовал Вам, молодой человек, мимо ехать. Не нарывайтесь.

— Не могу, — отрезал вдруг Дар. — Я должен…

А, собственно, что должен? Он мысленно ругнулся.

— Дело Ваше.

"Ну вот войдешь ты сейчас к князю, и что скажешь? — вопрошал войник сам у себя, — добрый день, ваша светлость, я бы хотел видеть вашего сына, пропавшего без вести?"

А прямо за высокими воротами оказался сад потрясающей красоты. Цвели буйным цветом георгины, раскрывались бархатцы, липовки испускали дурманящий запах патоки, виноградная лоза крепко увила деревянный каркас, мелкие пылянники белыми бусинками усыпали траву: будто какой-то шутник, забавляясь, просыпал жемчуг.

Но Дарен ничего этого не видел за мрачными мыслями и широкой спиной мужчины, приковавшей его взгляд.

— Мой князь!

Боги!.. Те же золотисто-пшеничные волосы, та же осанка, тот же гордо вздернутый подбородок… Будто из одной формы отлили.

— Чем обязан? — мужчина оторвался от седлания черного жеребца и повернулся лицом к наемнику.

Дар сглотнул и спешно склонил голову.

— Добрый день, ваша светлость.

Тот поднял взгляд к небу и кивнул:

— И впрямь: добрый.

Наступила неловкая пауза. Где-то неподалеку в яблоне свили гнезда нахальные трясогузки, и сейчас, судя по звукам, один самец явно нарывался на драку. Бесстыдники то и дела вспархивали над ветками и бросались друг на друга; где-то глубоко из кроны деревьев за ними наблюдала молодая самочка.

Но стоявшим около этой яблони не было дела до природы, как ей, в общем-то, не было дела до них.

— Мое имя Дарен. Вряд ли оно Вам что-то скажет… — Дарен на пылинку замялся, — мы воевали вместе с Вашим сыном. После… одного случая мы не могли поддерживать связь. А недавно до меня дошли слухи, что он…

Дьябол, и откуда это проклятое заикание?! Не мальчишка уже — воин! Вот растекся соплей! Дар с досадой отвесил себе мысленный подзатыльник: лучше бы, конечно, осязаемый, всяко больше пользы будет, но сейчас и такой сойдет.

Но договорить войник не успел. Князь сощурил глаза — в них блеснул холод серой стали, — а затем медленно произнес:

— Вы верно ошиблись. У меня только один сын.

И, снова повернувшись спиной к застывшему Дару, его светлость стал застегивать потник на коне. Дальше продолжать разговор было бессмысленно, и даже чревато неприятностями. У сильных мира сего могут быть свои заморочки, но, Моарта побери всех и вся, какого рыжего дьябола от этих чудачеств страдают простые люди?!

— Премного благодарен, — сквозь зубы ответил войник и быстро направился к выходу, даже не замечая еще одного охранника, следовавшего за ним по пятам.

Но, видно, непокойная Нородж все-таки смилостивилась над горе-путником и решила подарить ему шанс — крохотный, ничтожный, но все таки шанс.

Конец серой улицы как раз сворачивал в самый подозрительный переулок, где даже средь бела дня ставни были наглухо закрыты, а редкие (вряд ли чистые на руку, ногу и все остальные части тела) жильцы предпочитали полумрак комнаты солнечному свету. Одна зловредная тетка, правда, попыталась вылить таз с обмылками Дару на голову, но тот вовремя отклонился: лишь по сапогу тонкая струйка пробежала. Поворачивать путник не спешил: в злачных районах ребята работают порой проворнее Тайной службы его величества.

— Дарен, кажется?

Мужчина резко обернулся, одновременно опуская руку на рукоять меча. На всякий случай.

Но таковой не представился. А если бы и представился, то Дарен наверняка пропустил бы первый удар. От удивления.

На него смотрел Яр… Или кто-то очень сильно похожий на него.

— Смотришь, будто девственница в первую брачную ночь на… — хмыкнул, не договорив, "Яр".

И шуточки его же. Только спеси поменьше, пока поменьше. Наемник поднял брови, и юноша таки ответил на невысказанный вопрос:

— Нет.

Дар кивнул.

"У меня только один сын"

— У меня к… — он на пылинку замялся, но потом, видно решив, что терять уже нечего, продолжил: — … к тебе есть пара слов.

Дар не стал строить из себя незнамо кого. Брат его друга был примерно ровесником Ждана, но, кажется, меч на поясе не просто так носит, да и панибратское "ты" прозвучало из его уст более уважительно, чем безликое "Вы".

— Хорошо.

— Я знаю неплохую бирню недалеко отсюда. И ушей немного, и глаз поменьше будет, чем в остальных.

Войник лишь кивнул в знак согласия.

Бирня и вправду оказалась неплохой: ароматный напиток не разбавляли, а любопытных практически не было. Да и бирник был немногословен, что не могло не радовать.

— Хозяин — старинный друг отца, — счел нужным пояснить юноша.

Низкий деревянный потолок не давил, а будто наоборот — создавал приятное ощущение уюта, которое войник сразу же постарался прогнать.

Дар отпил еще глоток и поднял на него глаза:

— О чем ты хотел поговорить со мной, княжич?

— Меня зовут Болеслав.

Дарен хмыкнул:

— Что ж, мое имя тебе уже известно, Болеслав. Итак?..

Он чуть откинулся назад на спинку стула и прищурился.

— Ты знаешь брата.

Войник медленно кивнул, но напрягся, сильнее сжав кружку, после чего, устав ждать, нетерпеливо уточнил:

— Он жив?

Княжич обозначил подбородком кивок и сделал несколько глотков: тощий кадык задергался под напором воды. И вдруг Болеслав совершенно неожиданно из практически взрослого мужчины превратился в семнадцати-восемнадцатилетнего подростка, который страстно хотел бы, чтобы в семье все было по-старому, чтобы брат… вернулся, а мать перестала занавешивать окна черными занавесками.

Все это Дарен успел прочитать в глазах юноши за тот долгий миг, пока тот не нашел в себе сил справиться с эмоциями. Успел — и сам себе ужаснулся.

— Отец… отрекся.

От кого — спрашивать глупо. А вот почему…

— Почему? — повторил Дар свой мысленный вопрос.

Болеслав запнулся.

— Это…

— Ясно. Можешь ничего не объяснять. — Дар пододвинулся ближе и на полтона ниже добавил: — скажи только, где мне его искать?

И тут княжича прорвало. Тяжелый не по годам кулак опустился на столешницу, да так, что вздрогнули кружки, опустошенные лишь наполовину. Горячий рваный шепот разорвал тишину:

— Я бы и сам! Смог бы, небось, не надорвался! Но отец! Я не могу его так ославить, не могу, понимаешь?! Он — гордый. Они оба гордые, как тысяча богов и упрямые, как стадо баранов. Пока оба живы — никто из них не пойдет навстречу. Если и я уйду из дому — мать этого не переживет. Я не могу! На меня свалился этот дьяболов долг! И тут — это письмо… Боги, как бы я хотел самолично отрезать каждому из этих подонков все, что пониже…

— Тшш! — Дарен перегнулся через стол и схватил княжича за плечи. — Горячие речи прибереги для народа — народ ими вместо хлеба завсегда питаться может. А вот сейчас на твои крики сейчас полгорода сбежится. По порядку: какое письмо?

Взгляд юноши стал более осмысленным, и Дар разжал пальцы. Ему совсем не понравилось такое начало.

— Извини, — он отхлебнул немного биры, чтобы успокоиться: войник видел, как дрожат его пальцы, — письмо пришло вчера. Вот оно, — на стол перед Даром лег желтоватый измятый кусочек бумаги, — прочитай. Они требуют за Яромира тысячу злотов. И если мы не ответим, в течение вятка они обещали… — княжич сглотнул и закончил: — прислать старшего княжича по кусочкам.

Болеслав прикрыл глаза, стараясь унять бешено колотившееся сердце и согнать с лица предательскую краску стыда: срам какой — так облажаться, выказать свои чувства чужаку!

Дар пробежался глазами по бумаге и похолодел: ему был знаком этот почерк. Опять?!

— Отец видел?

— Да.

И тут все встало на свои места: это была ловушка. Очередная ловушка, и не для княжича, не для князя, для него — Дарена. Персональная, разыгранная как по нотам, ловушка. Что ж, Дару впору было начинать собой гордиться. За ним охотятся, как за очень крупной рыбешкой, когда на самом деле он всего лишь малек.

Единственное, что утешало: очень зубастый малек.

— А это, — Болеслав развернул окровавленную тряпицу, — было вместе с письмом.

Для показа серьезностей своих намерений сволочи выбрали фалангу мизинца Яромира.

Из глотки Дарена вырвался звериный рык:

— Карстер, с-сукин сын!

Несколько пар глаз тут же уставились на их стол и Дар поспешил взять себя в руки, хотя, видит Эльга, это далось ему не сразу.

Болеслав поднял на войника взгляд:

— Найди его, пожалуйста. Я не пожалею ничего…

— Не уничижайся, — оборвал его путник. — Мне ничего не надо. Я дам тебе знать.

И выскользнул на улицу, чтобы тут же, наплевав на закон, вскочить в седло: а пусть попробуют догнать, Моарта их пожри! И, уже у выезда заметив слежку, Дар вознес, пожалуй, самую горячую молитву Эльге, надоумившей сразу захватить с собой все вещи.

"Что ж, Карстер… тебе нужен амулетик? Тогда, попробуй, достань!"

Десять черных теней незаметными бликами выскользнули за ворота вслед за войником.

А леди Уррине ар-Тэсс, успевшей ночью черкануть записку своему графу, было уже не суждено проснуться сегодняшним погожим деньком.

Свидетелей, как и потенциальных соперников, оставлять в живых у Теней в привычку не входило.

* * *

Солнце уже скатывалось за лес, напоминая румяный колобок, только вынутый из печи. Облака, повисшие, казалось, над самой головой, оделись в сусальное золото и теперь драгоценной парчой сверкали на темнеющем небе. Легкий ветерок послушно приносил прохладу, задорно играясь выбившимися из косы золотыми прядями, а высоко в небе летали ласточки. Видно, не судьба завтра с дождем.

Велимира прищурилась и поглядела вниз с холма: за полем, колосившимся молодой пшеницей, лежала небольшая весница, в которую, если поспешить, можно успеть и до темноты.

Девушка устала и проголодалась: запасы еды закончились еще вчера, а съеденный с утра стебель дикого ревеня сделал только хуже, раззадорив аппетит и не утолив голода. Веле ее идея убежать из дому уже вовсе не казалась такой заманчивой, но, стоило ей хотя бы не миг усомниться в правильности своего решения, как тут же со всей живостью вставала перед ее глазами картинка видения почти десятилетней давности. Ах, как же это было давно!..

Узелок, собранный впопыхах заметно полегчал (в основном из-за неизбежных трат), а пояс на платье, наоборот, потяжелел: два дня назад Веля не побоялась заглянуть в оружейную лавку и все-таки прикупить "горошин" для духовой трубки. С другим оружием она была знакома лишь на слуху, а, увидев эти страшные железяки вживую, вообще решила ни за что не брать такие в руки. Еще чего сама порежется. Хозяин лавки, наверное, вдоволь еще посмеялся над нерадивой девахой в лаптях после ее поспешного ухода.

Девушка зябко передернула плечами и стала спускаться, морщась: новые лапти, купленные в прошлой веснице взамен старых, уже протершихся, сильно натерли, и теперь каждый шаг отзывался болью.

Куда точно идти — она не знала. Брела, скорее, по наитию, нежели чем действительно ведая путь. Последнюю знакомую весницу она прошла с седьмицу назад, и теперь только осознала тот факт, что банально не знает, куда дальше направиться. Умение чаровницы подсказывало, что девушка выбрала правильный путь, но сомнения, со свойственной им подлостью все равно упрямо грызли Велимиру изнутри. Даже несмотря на то, что проклятый кошачий чародейский дар уже четыре раза спас Велькину никчемную шкурку по дороге…

Девушка решительно тряхнула головой и вошла в весницу, надеясь на то, что эту ночь будет спать под крышей и с полным желудком.

* * *

Ждан крался вдоль серой крепостной стены, стараясь двигаться как можно тише. Стена на ощупь была шершавая, как шерстка у охотничьих шавок, и холодной, как весенние вечера. Луна сегодня стыдливо загородилась тучами, и парень уже раз сто успел поблагодарить за эту удачу всех богов скопом, каких только смог вспомнить. Даже Моарту не обошел, хотя в душе сильно сомневался, что богиня будет размениваться на такие мелочи как удача смертного мальчишки.

Кинжал, спрятанный за голенищем сапога, придавал намного больше уверенности в себе, чем болтающийся за спиной лук. Все-таки, как ни крути, а его достать сподручней выйдет, коли что, не дай Оар, приключится.

Где же эта проклятая дверь?! Ждан уже в который раз мысленно выругался: вчера же еще проверял!

Угрызениями совести парень не мучился совсем: во-первых, в кралльской армии ему совсем не понравилось, и для Ждана это было одним из веских оснований самовольной отлучки посреди ночи, по сути — побега. Во-вторых, в последнее время ему все чаще снились какие-то дурацкие сны, после которых у него пятки так и чесались двинуть на северо-запад от крепости. А в-третьих… Во время последней встречи с сестрой Йеной (очередная разборка с "товарищем") та прозрачно намекнула на то, что его, Ждана, ждет героическая судьба. А где здесь, на заставе, подвиги совершать? Башню сторожевую они, допустим, одну возвели, но кто сказал, что при первой же осаде (если таковая случится) она не рассыплется в прах? Э, нет. Геройствовать лучше за пределами этой высокой, серой, дурацкой стены!

Вот оно! Наконец, один камешек поддался, и Ждан, воровато оглянувшись по сторонам, выскользнул, словно дождевой червяк из горстки размытой дождем земли.

* * *

— Он спер у меня теленка! Манька вчера двоих принесла!

— Брешешь все, плут старый, один там был!

— Ах, я брешу?!

— И не краснеешь, рожа твоя свинская!

— Я тебя сейчас!..

— Давай-давай, попробуй достать!

Со стороны каждого из спорщиков уже собралась толпа, которая галдела почище некормленых свиней, из-за чего переругивание набирало обороты. Кто-то со стороны хозяина отелившейся коровы уже принес вилы и теперь, стоя в первых рядах, с грозным видом ими помахивал. Со стороны предполагаемого скотокрада вышли вперед двое крепких парней с дубинками.

Борщ досадливо поморщился. Он ненавидел эти многолюдные разборки в веснице. Раньше-то хоть эта дурында Мирка помогала, а теперь поди разберись, кто прав, а кто виноват!

Ушла… сбежала дрянная девчонка больше двух седьмиц назад. Борщ при одном воспоминании о том, как он краснел перед Елимеем, свирепел. И надо же, ведь не побоялась, кошка проклятая! Хоть бы ее там волки сожрали, в лесу…

Погоню Борщ снаряжать не стал: смысла не было. Да и побаивался он девку, чего уж тут говорить. А то как догадается направить свой дар против него? Раньше такого, конечно не случалось, но чем дьябол не шутит?

* * *

А утром Богдан, узнавший о побеге Ждана, со злости измотал весь свой сороковник так, что одного паренька срочно пришлось нести в лазарет. Но на пороге озадаченных войников встретили лишь две кошки: рыжая Зорька и какая-то черно-белая, видно, приблудная.

Богдан, узнав об этом, стремглав помчался в левое крыло, да так и просидел в лазарете до вечера с каменным лицом, уткнувшись взглядом в одну точку.

Все чаровники когда-нибудь становятся просто кошками…

* * *

Его высочество ненаследный кралевич Лексан сидел, повернувшись лицом к камину, и неспешно курил сигарету, обдумывая сказанное только что.

— Ты уверен, что это именно тот человек?

— Уверен. Наш князь повелел бросить на поиски Теней, — его собеседник с короткими серыми волосами сидел в кресле и покусывал губы, — кстати, в прошлый раз его уберегло только вмешательство Эльги.

— Сама Эльга снизошла до разговора с ним? — вежливо удивился Лексан, — как любопытно…

Мужчина пожал плечами.

— Ничего любопытного. Он принадлежит к ныне не действующей школе чародейства; там, на заставе, четко была видна картинка. Просто он еще не инициирован.

На стенах, покорные огню в камине, плясали стены, но кабинет от этого уютнее не становился. Скорее, наоборот: зловещая обстановка настолько бросалась в глаза, что не по себе было даже стражникам, стоящим у двери за пределами полога тишины.

— Не действующей, говоришь? — его высочество повернулся, наконец, к собеседнику. — Как ты думаешь, Шон, почему школа утратила свое влияние в течение каких-то двухсот лет и практически исчезла?

— У меня слишком мало информации для каких-то определенных выводов, — уклончиво ответил Шон, — хотя, определенные мысли на этот счет, конечно, имеются.

Лексан снова затянулся и вдруг спросил:

— Ты ведь был на последней заросско-коринской войне?

Мужчина кивнул.

— В твоем отряде был некий Яромир Шатрский. Помнишь такого?

— Это которого потом в Освободительный Отряд отправили? — уточнил Шон.

— Его самого. Именно там он повстречал нашего с тобой общего знакомого, — ненаследный кралевич задумчиво оглядел своего агента: серый цвет Тайной полиции явно шел ему больше, чем аляповатые красно-золотые цвета акиремского стяга, — надо проследить, чтобы этого Яромира нашли и вызволили.

— Я так понимаю, что от этого зависит что-то крупное?

— Пока не знаю. Но на всякий случай надо его пока оставить на шахматной доске. Когда ознакомишься с материалами дела, дашь мне знать свое мнение.

— Хорошо, — кивнул Шон, — мне начинать работать прямо сейчас?

— Было бы желательно. И, Шон, — Лексан стряхнул пепел в серебряную пепельницу, — тебе пока не стоит появляться в Акиреме в ближайшее время.

Чаровник обернулся и нахмурился.

— Думаете, меня тоже в чем-то заподозрили, ваше высочество?

— Ты вроде не давал для этого никаких поводов. Но лучше перестраховаться, пока все не уляжется.

ГЛАВА 7

НА ПЕРЕПУТЬЕ

Воля — что неволя, что вой в поле.

Воля… Понесла за порог, за околицу, на болото —

Эпилог.

Задерни зеркала черным бархатом впрок,

А счастье по чужим векселям:

Видит Бог…

Веня Дыркин

С утра зарядил мелкий теплый дождик, который к вечеру перерос в жестокую грозу. Лето махнуло рукой на свою обязанность держать солнце на небесах до последнего дневного побега, и ощутимо потемнело