/ Language: Русский / Genre:nonf_biography,prose_military,

Севастопольский бронепоезд

Николай Александров


Николй Ивнович Алексндров

Севстопольский бронепоезд

О мичмне Алексндрове и его книгх

Эту книгу нписл учстник обороны Севстополя, бывший стршин группы пулеметчиков бронепоезд «Железняков» Н. И. Алексндров. В 1956 году н всермейском литертурном конкурсе ему было присуждено звние лурет конкурс и выдн диплом I степени. В центре книги — легендрный бронепоезд «Железняков». Неожиднно, словно вихрь, нлетл он н врг, ннося сокрушительные удры, сея пнику в его рядх. Книг повествует о героизме севстопольцев — моряков, железнодорожников, рбочих морского звод и других птриотов, взявших в руки оружие, чтобы зщитить родную землю от фшистских зхвтчиков.

В дни героической обороны Севстополя мичмн Алексндров воевл н легендрном бронепоезде «Железняков». Крепость н колесх поддерживл знменитую Чпевскую дивизию и бригды морской пехоты. А я служил тогд рядом в гврдейском ртполку резерв Глвного комндовния, или, кк сокрщенно его нзывли, Эр-гек. Комндовл полком очень грмотный, неистощимой силы и героизм человек, депутт Верховного Совет Укрины Николй Всильевич Богднов, которому позже было присвоено звние Героя Советского Союз. Он был скуп н похвлу в ртном деле, но всегд очень тепло отзывлся о бронепоезде «Железняков». Когд бронировнный соств н всех прх вылетл из ккой-нибудь выемки, Богднов говорил:

— Бронепоезд! Сейчс нведет порядок н передовой.

И тут же прикзывл своим губицм двить фшистские бтреи, чтобы не мешли рботть бронепоезду. А потом — ко мне:

— Пойди, пистель, к ним, посмотри, кк живут железняковцы. Может, нпишешь когд-нибудь…

Я уходил в тоннели, где бзировлся «Железняков», и дже нписл о нем очерк в ншей рмейской гзете. Но дльше очерк дело не двинулось, хотя люди в броне и н колесх по сей день стоят перед моими глзми кк символ мужеств, героизм. Н фронте чсто бывло: служили рядом, не встречлись. Встречи и знкомств происходили уже после войны, когд бойцы вспоминли минувшие дни, и тут все выяснялось. Что-то подобное случилось и у нс с мичмном Алексндровым. Мы встретились с ним через целых двдцть лет. Виновником этой встречи был симптичный, высококультурный и всесторонне рзвитый офицер Черноморского флот Михил Ивнович Лезин. [3] Он пришел кк-то ко мне взволновнный и рдостный, словно его сын Женьк уже окончил Ленингрдский политехнический или см он одолел еще одну военную кдемию.

— Я ншел мичмн, который пишет интересную книгу. Он в морской пехоте служил, при обороне Одессы, в полку Осипов. Потом н бронепоезде у нс, в Севстополе. Сложнейшей судьбы человек.

— О чем книг? — осторожно спросил я.

— О войне и друзьях-черноморцх, о боевых товрищх, о жизни своей пишет. Мы помогем, нсколько возможно, в его рботе нд книгой.

Тк и состоялось мое знкомство с мичмном. Книг «Друзья-товрищи» вышл в Москве, в серии военных мемуров, с многочисленными фотогрфиями героев. Я нписл о ней рецензию в центрльной прессе. Потом нчли мы переписывться. Мичмн ствил рзные вопросы, я отвечл, советовл. При встречх мы долго говорили о его рботе, вплоть до рспорядк рбочего дня. Николй Ивнович писл уже новую книгу, документльную повесть «Севстопольский бронепоезд». Сложность этой рботы усугублялсь тем, что мичмну ндо было устновить, что случилось с его друзьями по бронепоезду после обороны Севстополя, вообще после войны, и нйти, где они теперь. Повесть документльня, и все в ней должно быть ясно, точно, кк в боевом прикзе. Днем он учил молодых мтросов, комндовл, кк и всякий мичмн флот, вечером я видел его с ппкми под рукой, где еле умещлись многочисленные письм, фотогрфии, стрые фронтовые гзеты и поблекшие документы. Н рссвете, здолго до поднятия флг, он сидел з рбочим столом.

Трудно? Д! А вечерми еще приходилось выступть перед мтросми, присутствовть н читтельских конференциях. А потом еще и отвечть н многочисленные письм читтелей. Кжется, суток было мло, но мичмн нходил время, уклдывлся в двдцть четыре чс, кропотливо собирл мтерил, писл.

В один из моих приездов в Севстополь Николй Ивнович принес рукопись повести «Севстопольский бронепоезд». Я прочел ее, кк и первую книгу, не отклдывя, срзу.

Почему? Пострюсь объяснить.

Много издно в ншей стрне мемуров, вторми которых являются прослвленные генерлы, комндующие фронтми и рмиями. Все они отржют живую военную историю, подвиг нрод в великой войне з Родину. Ценность этих книг в том, что писли их ктивные учстники событий, прямые свидетели и герои войны. Но среди этих книг очень мло зписок рядовых бойцов и млдших комндиров, которые вынесли н своих плечх всю тяжесть войны. Вот почему мое внимние привлекют книги мичмн.

Я прочитл их не только потому, что тм описны события героической обороны Севстополя и Одессы, в которых мне смому довелось учствовть и нписть дв ромн («Черноморцы» и «Голод»), но и потому, что мичмн Алексндров увлек меня искренностью своего письм, првдой жизненных нблюдений, внутренней силой советского воин, который в смые трудные минуты твердо верил в ншу победу. И не только верил, но с оружием в рукх, день з днем приближл эту победу, дже в смых невыносимых и, кзлось, безвыходных условиях.

Жизнь мичмн Алексндров воистину нполнен хрбростью и героизмом, но см он об этом не говорит. Вы не нйдете в его книгх тких слов: «я прикзл», «я рзгромил», «я тковл». Мичмн пишет не о себе, кк это принято в мемурх, о своих друзьях-товрищх, с которыми ему довелось воевть в окопх под Одессой, н бронепоезде «Железняков» под Севстополем, в пртизнских отрядх Белоруссии. О мшинистх и железнодорожникх Симферополя и Севстополя, о рбочих морского звод, о слвных птриотх Крым, которые взяли в руки оружие, чтобы зщищть родную землю от фшистского иг. Смого мичмн в книгх очень мло видно. Свое внимние он фиксирует н боевых побртимх, и я угдывю под этим првдивый подтекст: см бы я, мичмн, ничего не смог, если б не мои слвные друзья-товрищи, если б не великя семья советских нродов.

Если вы будете ехть поездом в Севстополь, д еще лунной ночью, то выключите свет в купе и посмотрите н Бельбекскую долину, н горы, кменные колодцы и трншеи, в которых идет поезд. Вглядитесь в темень тоннелей, в нвисшие глыбы Инкермн, и вм стнет ясно, в ккой стршной тесноте жил и воевл бронепоезд «Железняков», мневрируя по сотни рз в день н этом крошечном пятчке огня и смерти. Сын комисср бронепоезд тоже это вспомнил, знкомясь с мичмном (об этом рсскзывется во вступлении к повести). И дети вспомнят, которых мть привел к бронепоезду, чтобы спсти от смерти. И мшинисты вспомнят, проезжя тут, кк водили бронепоезд в этом кменном квриуме.

Читтеля все-тки зинтересует, кто же он ткой, мичмн Николй Алексндров, втор этой книги?

…Стршин 2 сттьи срочной службы добровольно ушел с корбля в Севстополе н фронт, под Одессу, в легендрный полк Осипов, и был нзнчен комндиром взвод морской пехоты. Первые тяжелые бои под Ильичевкой. Моряки героически отржют тки превосходящего противник. Полковник Осипов (см моряк) с гордостью нзывет мтросов «чертяки полостые». Эту фрзу втор произносит в книге всего дв рз, но я по ней узню, чувствую, ясно вижу хрктер Осипов.

Ильичевку моряки сдли фшистм. Силы уж больно были нервными. Когд об этом доклдывют Осипову, он не принимет доклд. «Возьмете нзд Ильичевку, тогд и будете доклдывть», — отвечет полковник. И мтросы взяли Ильичевку, но в этом бою смертельно рнен комндир роты, чудесный моряк, стрший лейтеннт Ивн Григорьевич Почткин. Умиря, он обрщется к Алексндрову: «Коля, принимй роту, бей их, гдов…» И стршин ведет роту в тку.

После госпитля Алексндров едет в Севстополь. Не срзу пускют его н фронт, который уже совсем близко, у Бхчисря. Но тут подворчивется случй: нбирют комнду для не существующего еще бронепоезд. Скрывя свое рнение, [6] попдет в ту комнду и Алексндров. Моряки уходят в депо Севстополь, н морзвод и, збывя иногд, что ткое сон, день и ночь строят свой бронепоезд. Скупо, но ярко втор повествует о героизме строителей, мшинистов, котельщиков, мстеров железнодорожного депо Севстополь, многие из которых потом уходят с бронепоездом н фронт.

Штольни Инкермн, огневые рейсы под Бельбек, н стнцию Мекензиевы горы, под Блклву, везде, куд пролегли тогд рельсы… Словно вихрь, нлетл бронепоезд н врг, ннося ему могучие, сокрушительные удры, сея пнику в его рядх.

Кртко и првдиво рсскзывет втор о своих боевых друзьях, о последних днях Севстополя, о гибели бронепоезд. Фшисты рнят Алексндров и берут в плен. Рсстрел под Керчью, глухя ночь. Стршин выбирется из-под груды рсстрелянных и уходит в Керчь. Облв возврщет его в лгерь. Попытки к бегству не дют результт. И, нконец, эшелон смерти. Мичмн не знет, куд его везут, и ночью выбрсывется из вгон. Это уже был Белоруссия. Здесь он попдет к пртизнм, взрывет поезд, мосты, склды в тылу врг. Ему тк же тяжело, кк под Одессой и Севстополем. Бывют минуты, когд жизнь н волоске. Вот еще ккое-то мгновение и — смерть. Но н выручку снов и снов приходят новые друзья-товрищи, кк и тм, под Севстополем и Одессой. Они снов выручют мичмн, и потому он тк искренне и тепло пишет о них. Вот в чем сил его книг. См он двно бы погиб н огненных дорогх войны, если бы не великое бртство всего советского нрод.

В книгх мичмн Алексндров, кк и в других документльных книгх, есть, конечно, и недосттки. Глвный из них — большое количество действующих лиц, отсюд следствие: обо всех понемножку и ни о ком глубоко и объемно. Тут хорошее кчество втор, крткость в словх, мехнически перенесено н крткость повествовния о героях и их судьбх. А может, и не это? Возможно, здесь просто скзывется специфик жнр. Многих своих героев втор не узнл до конц, не ведет, где они теперь и что делют. А если погибли, то где и при кких обстоятельствх? Отсюд, вероятно, и происходит некоторя скороговорк о судьбх героев, перерстющя порой в схемтическую обрисовку хрктеров.

Рдует в книгх Алексндров одно: эти недосттки являются недостткми рост. В первых книгх ткого жнр они неизбежны. Пример тому повесть «Севстопольский бронепоезд». То, что было недоскзно о героях, их судьбх и хрктерх в первой книге, стло ясно во второй. Новый мтерил дополнил пробелы о некоторых бойцх и комндирх бронепоезд «Железняков». Хочется, чтобы тк было и дльше. Признки творческого рост втор несомненны, и остется только пожелть, чтобы он и дльше тк же серьезно и вдумчиво рботл в одном из богтейших жнров ншей литертуры — мемурном.

Всиль Кучер.

От втор

— Д смотрите, смотрите же, ккя крсот! — щебетл без умолку курнося девчушк с голубыми, кк всильки, глзми.

Ее подружки всмтривлись туд, куд покзывл голубоглзя.

— Не яблоки, будто золотые слитки висят! — не перествл он восхищться.

— Это шфрн, зимний сорт, — степенно пояснял юнош с едв пробивющимся пушком нд верхней губой.

Девушки, весело переговривясь и смеясь, любовлись мелькющими з окнми вгон кустми виногрд.

А любовться и впрямь было чем. Ровными рядми рскинулись вдоль дороги виногрдники. Колхозницы в белых косынкх собирли дры щедрой крымской земли. Между рядми виднелись корзины, ящики, нполненные янтрными гроздьями. И все это озрялось золотистыми лучми осеннего солнц и кзлось кким-то неестественным, скзочным.

Мне было и рдостно слышть вокруг себя веселый, беззботный смех и в то же время немного грустно.

Сколько рз я ездил этой дорогой… Кзлось бы, и привыкнуть можно. Но кждый рз он волнует зново, нвевет воспоминния. Вот здесь рньше был стрый, полузсохший сд с корявыми, почти неплодоносящими яблонями. А сейчс между стрыми, отслужившими свой срок деревьями ровными рядми выстроились молодые сженцы. Пройдет дв-три год, и ветерны окончтельно уступят место стройным яблонькм, нбирющимся сил.

А вот здесь когд-то были пустынные учстки с чхлыми кустрникми. Любо смотреть сейчс, кк н этих местх бегут-журчт полноводные ручьи, орошя белокочнные грядки. [7]

Я смотрю н все это, перед глзми непрошено встют другие кртины. Вот н том холме, куд с кждым годом все выше взбегют виногрдники, когд-то прятлись фшистские бтреи. Нш поединок с ними длился долго…

Прогремел под колесми поезд Кмышловский мост. Девушки в купе все еще возбужденно делятся впечтлениями, мне хочется, чтобы и они знли, кк двдцть четыре год нзд здесь гремели бои з то, чтобы они могли родиться н свет и спокойно жить, мечтть, рдовться.

И видится мне: холмы ощетинились фшистскими орудиями, в Бельбекской долине окоплись морские пехотинцы, нш бронепоезд мчится, громыхет по рельсм, сея смерть и пнику в стне вргов. И см я уже будто не в комфортбельном уютном вгоне, в бронировнном кземте з пулеметом, и не студенты в нрядных плтьях и костюмх вокруг меня, мои боевые друзья, из которых многих и многих двно нет в живых…

Стучт колес. Я встю и тихонько выхожу, чтобы не смущть веселых девушек. В соседнем купе — рмейский кпитн. Он то и дело поднимется с мест и ждно вглядывется в окрестности, в мелькющие з окном холмы, виногрдники, сды. Он уже не молод, волнения скрыть не умеет.

— Вы впервые в Севстополь? — спршивю я.

— Д, — отвечет он. — Скжите, это и есть Бельбекскя долин?

— Вс что-нибудь связывет с этими местми?

— Д, — он понизил голос. — Здесь воевл мой отец.

— Он погиб?

Кпитн молч кивнул головой.

Почему-то всегд в подобных случях испытывешь ккую-то неловкость, ищешь и не нходишь подходящих слов. Впрочем, они, кжется, и не нужны моему собеседнику, потому что весь он в эти минуты где-то длеко-длеко, словно в другом времени.

И все же я спршивю негромко:

— Он был моряк?

И вдруг вместе с этим вопросом я змечю в его лице, во взгляде темных глз под густыми бровями что-то неуловимо знкомое.

— Сухопутный моряк, — уточнил кпитн. — Если можно тк скзть, железнодорожный… Он был н бронепоезде…

Кк искр мелькнул догдк, и, еле сдерживя волнение, я спросил:

— Вы сын комисср Порозов?…

И срзу же взметнулись удивленно мохнтые брови:

— Вы знли моего отц?

— Д, Леня… Простите, Леонид Петрович, — попрвился я. — Н бронепоезде «Железняков» мы провоевли с вшим отцом с первого до последнего дня… Вот здесь, в этих смых местх, совершл рейды нш сухопутный броненосец.

В соседнем купе умолкли голос и смех молодежи. Я услышл з спиной сдержнный шепот, оглянулся. Молч, с серьезными лицми стояли юноши и девушки, вслушивясь в необычную беседу кпитн и мичмн. [8]

Шум поезд вдруг резко усилился, яркий дневной свет з окнми сменился темнотой, в вгоне тускло вспыхнули электрические лмпочки.

Поезд н полном ходу ворвлся в Троицкий железнодорожный тоннель. Теперь уже я весь был во влсти воспоминний.

— Этот тоннель был последним убежищем ншего бронепоезд.

— Здесь погиб мой отец? — тихо спросил кпитн

— Д, — ответил я. — До последнего дыхния он оствлся нстоящим большевиком — сильным, смелым, несгибемым…

И я стл рсскзывть.

— 26 июня 1942 год мы едв успели укрыться в тоннель от нлет виции, кк все вокруг вздрогнуло, зкчлось, рздлся оглушительный грохот. В кземте погс свет. Поезд остновился. Нступил гнетущя тишин. Я кинулся к двери, но открыть ее не удлось. Тогд по одному мы стли выбирться из кземт через нижний люк.

В тоннеле нс встретил зловещя тьм. Из-з дым и пыли невозможно дышть. Когд пыль немного осел, мы увидели стршную кртину: в потолке тоннеля зияло огромное отверстие, через него виднелось небо. Солнечные лучи, кзвшиеся в едком дыму кровво-крсными, тускло освещли горы кмня и грунт, зсыпвшие бронепоезд. Тысячи тонн скльной породы обрушились н вторую бронеплощдку, похоронив в ней зживо нших боевых товрищей…

Я рсскзывл и рсскзывл, и все, кто был в вгоне, ждно слушли, стрясь не пропустить ни одного слов. Я говорил о том, кк мужество и хлднокровие комисср Порозов помогли спсти нескольких бойцов, кк снчл прторг, зтем и я по узкому проходу между рельсми и плтформой пробирлись в кземт и вытскивли оттуд здохнувшихся товрищей, фельдшер Сш Нечев приводил их в чувство…

З окном вгон уже змелькли уютные домики Корбельной стороны, зсверкли водной глдью бухты со стоящими в них корблями, зпестрели пляжи сотнями купющихся людей, я все не мог освободиться от нхлынувших воспоминний.

Когд я кончил рсскзывть, поезд подходил к перрону севстопольского вокзл. Мимо нс торопливо проходили к выходу пссжиры, мои спутники, соседи по купе, дже не двинулись с мест. Видно было, что рсскз о севстопольском бронепоезде глубоко взволновл их, зтронул ккие-то невидимые струнки в их душх. Куд исчезл веселя беззботность: сидели тихо, сосредоточенно, глубоко здумвшись.

— И это был конец бронепоезд? — прервл, нконец, молчние пренек с золотистым пушком нд губой.

— Нет, ребят…

Врги считли тогд, что уничтожили бронепоезд. Но он жил. Ведь второй выход из тоннеля был свободен. Комндир прикзл приготовить к бою оствшуюся невредимой бронеплощдку. И когд бронепоезд вышел из тоннеля и снов зговорили его орудия и минометы, фшистов обуял суеверный стрх: ведь бронепоезд зсыпли землей, рзбомбили, рздвили, он по-прежнему жил, действовл, нносил удры.

В тот день мы произвели еще три огневых нлет, выпустили по вргу более четырехсот снрядов и мин…

Моим спутникм тк и не удлось дослушть до конц рсскз о судьбе бронепоезд: проводник нпомнил, что пор освободить вгон. Н перроне студенты снов окружили меня и кпитн. Рсспросм не было конц, и мне пришлось признться, что я пишу книгу о своих боевых побртимх, в которой пострюсь ответить н все вопросы.

И вот эт книг готов. Отдю ее н суд читтелей. Буду рд, если он попдет в руки моих юных соседей по вгону и они вспомнят пожилого мичмн. Им, юношм и девушкм ншей стрны, я и посвящю свой труд.

Глв I. Штыки Одессы

У кждого человек нчло войны связно с кким-то своим, пмятным событием. Может быть, это покжется стрнным, но у меня вместе с воспоминниями о первых военных днях всегд всплывют в пмяти соловьиные песни.

Я служил под Одессой н 39-й береговой бтрее.

В тот день футбольня комнд ншего дивизион поехл в Очковский грнизон. Утром, пок еще солнце не было тк высоко, состоялсь товрищескя встреч. Зенитчики второго отдельного дивизион игрли нпористо, и мы проигрли. Особенно здорово вел мяч првый нпдющий: он ухитрился збить нм три гол. Меня это очень огорчило, потому что до этого нш комнд почти всегд побеждл.

Хозяев угостили нс хорошим обедом. Я сидел з одним столом с првым нпдющим и не очень дружелюбно посмтривл н него. Он, конечно, зметил это.

— Ну что, переживешь, друг? — улыбнулся он. — Двй знкомиться: меня зовут Всилий Терещенко. Противник ндо знть. [11]

И срзу же кк-то рсположил к себе.

После обед мы ходили по берегу лимн, учствовли в соревновниях н стдионе и, можно скзть, подружились. Интересный он прень: жизнердостный, веселый, но не легкомысленный, очень рссудительный. Познкомил меня со своими друзьями с соседних бтрей: Борисом Млховым, Влдимиром Новиковым, Михилом Сергиенко. Все они земляки, ровесники, призывлись вместе в Пятихтском военкомте. Я дже позвидовл ткому землячеству: у меня н бтрее был только один близкий товрищ из родного город — Сш Мозжухин.

Мимо нс прошли дв офицер. Один из них — молодой, крсивый, черноволосый — для девушек прямо згляденье.

— Нш лейтеннт, комндир огневого взвод Кочетов, — скзл с увжением Всилий, — Только что училище окончил, но боевой прень. А это Буценко, с пятндцтой бтреи. Друзья — водой не рзольешь.

Провожли нс в конце дня тепло, по-дружески. Лейтеннт Кочетов пожл всем руки.

— Теперь ждите нс в гости. Но скидки не будет и н вшем поле.

Вернулись н бтрею вечером, А тут шефы приехли. С бяном. Дружеские беседы в клубе, трдиционный флотский ужин, тнцы, игры в сду…

После отбоя я долго не мог уснуть. Из сд доносились переливистые соловьиные трели. Я встл, осторожно открыл окно и, возвртясь в постель, с упоением стл вслушивться в соловьиные песни. [12]

Зслушвшись, не зметил, кк вошли в кубрик дежурный Федя Зикин и комндир бтреи стрший лейтеннт Шкирмн. Не зжигя свет, они осторожно прошли между коек, остновились, пошептлись о чем-то и ушли.

Их визит и смо поведение меня нсторожили. Потихоньку встл, ндел брюки, флнелевку и снов лег, укрывшись одеялом. Видно, неспрост приходил комндир: нверное, опять объявят тревогу. В последнее время тревоги стли чстыми.

Прошло десять, пятндцть минут. Незметно уснул. И всю ночь мне снилсь необыкновення соловьиня музык. Но вот в эту музыку нбтом ворвлись колокол громкого боя:

— Боевя тревог!..

Нш зенитно-пулеметный взвод первым изготовился к бою.

Тк нчлсь для меня войн.

Фшисты кждый день совершли нлеты н Одессу. Бомбили, кк првило, с большой высоты, поэтому нш стрельб по ним никких результтов не двл.

Врг нступл. Восемндцть дивизий приближлось к городу. К середине вгуст он был полностью блокировн с суши. Фронт отктывлся в глубь Укрины, полукольцо вржеских рмий все теснее сжимлось вокруг Одессы. Пополнение, продовольствие, боеприпсы могли поступть только морем. Корбли прорывлись в порт с трудом, сквозь сплошную огневую звесу. [13] Но город — рстерзнный, голодющий, изнывющий от жжды — продолжл сржться. Кждый день он нпрвлял н передовую новых бойцов. Нспех сколоченные подрзделения с ходу вступли в бой.

Кждый из нс нписл не один рпорт с просьбой послть в морскую пехоту. Но нм резонно откзывли: должен же кто-то оствться у орудий и пулеметов. И все же в ншем дивизионе отобрли 45 человек добровольцев с тким рсчетом, чтобы не снизилсь боеспособность подрзделений. В их число попл и я.

Н коротком митинге товрищи нкзывли беспощдно бить врг. Добровольцы зверили, что чести морской не уронят.

После митинг узню, что комндовть взводом нзнчили меня. Для стршины 2 сттьи должность неожидння, но в те времен это случлось чсто. Комндного соств не хвтло.

Слишком много мы теряли людей. И нередко первым погибл комндир, тот, кто вел бойцов, кто в тке шел впереди.

Стрший лейтеннт Шкирмн пожл мне руку, приободрил:

— Не сомневйтесь, стршин, спрвитесь. Грузимся н мшины. Последние объятия друзей.

Едем по зсыпнным щебнем мостовым, мимо дымящихся рзвлин.

Выехв з город, сошли с мшин. К месту нзнчения добирлись пешком. Спрв от шоссе трудились люди. Пожилые рбочие и подростки, женщины, девчт долбили киркми и ломми пересохшую, твердую кк кмень землю, строили укрепления. Увидев нс, змхли рукми.

— Четче шг! — комндую мтросм.

Но ребят и тк подтянулись. В ногу идут. Ровно колышутся голубые воротники н новых флнелевкх. Рзвевются ленты бескозырок с золотыми якорями. Крсив нш флотскя форм!

Выше головы, бртишки! Нрод н нс смотрит! Ндеется н нс, верит нм.

В штбе учстк получили нзнчение — в первый морской полк Осипов. Обрдовлись: о нем мы уже [14] немло слышли, вся Одесс знет о нем, о его бесстршных морских пехотинцх.

И вот мы в Ильичевке. Здесь проходит рубеж первого морского полк. Меня провели в штб. Дв офицер при тусклом свете коптилки рссмтривли крту. Я шгнул вперед и четко доложил о прибытии. Один из них тотчс же вышел из-з стол, протянул руку:

— Вы Алексндров? Я не ошибся?

— Тк точно!

Присмтривюсь к нему. Д это же Митрков, когд-то он был политруком ншей бтреи, потом комиссром дивизион. Все мы любили его з ум и доброе, отзывчивое сердце. Он мог кждого рсположить к себе, войти, кк говорится, в душу. Н сердце у меня срзу потеплело, словно с родным отцом встретился.

«Д, комисср под стть комндиру подобрлся», — про себя отметил я.

— Ну сдись, рсскзывй, — Митрков пододвинул мне тбуретку. — Мой стрый друг. Почитй год вместе прослужили, — объяснил он своему собеседнику — нчльнику штб.

Рсскзывю о бтрее, о товрищх, см все н комисср поглядывю. Пострел он. В черных волосх серебро. Под устлыми глзми темные круги. Нетерпеливо рсспршивет меня: «Кк себя чувствуют Шкирмн, Проценко?». Говорю, что Шкирмн, комндир нш, здоров и бтрея воюет что ндо. Проценко (бывший стршин комендоров 412-й бтреи) нгржден орденом Ленин, сейчс комндует соседней 16-й бтреей.

— Молодцы! — Н лбу комисср рзглживются морщины. — Я тк и думл.

Потом он, кк-то незметно переменив рзговор, стл вводить меня в курс дел. Рсскзл о людях полк, о трудностях, о тктике противник и особенностях боя.

— Смотри, — предупредил он, — нрод вы еще необстрелянный, осторожнее будьте. Береги себя и людей. Нш бед — ненужня лихость. Слыхл, кк морячки с крейсер «Профинтерн» воевть вздумли? Построились, кк н прде, н првом флнге — оркестр, [15] и двинулись в тку. Немцев чуть потеснили, своих людей две трети потеряли. Глупо ведь! Не простит нм нрод тких потерь. Безрссудня удль только н руку вргу.

Вместе с нчльником штб комисср определил нш взвод в третий бтльон и вышел со мной из хты. Митрков поговорил с крснофлотцми, пошутил, мимоходом дл несколько дельных советов. Посмотрев н светящийся циферблт чсов, скзл:

— Пор вм отдохнуть, хлопцы. Поди, нмотлись з день. А н рссвете уже н передовой ндо быть. Ждут вс тм, ох, кк ждут!

Отдыхли в полурзрушенном сре н крю деревни. Н всякий случй выствили охрну. Мтросы звлились н сено и срзу же уснули. Ни близкие выстрелы, ни отблески плмени, проникющие сквозь щели бревенчтой стены, не нрушют их сн. А я все ворочюсь с боку н бок. Кк-то спрвлюсь со своими новыми обязнностями? Я отвечю з этих ребят. А что я зню? Нс почти не учили воевть в окопх. Кто мог предположить, что врг подойдет к Одессе, Ленингрду?

Кое-кто считет, что мтросу думть не обязтельно: знй выполняй комнды, нчльству, дескть, виднее. Но мтрос нш думет. Кждый хочет понять, кк это случилось, что врг топчет ншу землю, мы никк не можем его здержть. Считли себя всех сильнее, фшист удрил, и нм приходится отбивться без тнков и смолетов. Только винтовки д грнты, кк в гржднскую. Что-то недодумно.

А сейчс з это рсплчивемся…

Перед рссветом двинулись в свой третий бтльон. Он знимл оборону вдоль лесопосдки з железнодорожной нсыпью. Первую чсть пути миновли срвнительно легко. Высокя кукуруз хорошо укрывл от нблюдтелей противник. Но кк только стли перебегть через открытую поляну, срзу же зстрочили дв вржеских пулемет. Упл возле меня мтрос.

— Ложись! — кричу.

Еще кого-то здело: слышу стоны.

Посвистывют пули, рыхлят вокруг нс землю. Прикзывю двигться перебежкми, Теряем еще [16] несколько человек. Дже ползти нельзя. Шевельнешься — пули грдом. Лихордочно думю, что делть. Ко мне подползет один из бойцов, шепчет:

— Я прихвтил дымовую шшку. Рзрешите зжечь в сторонке.

— Действуйте.

К счстью, ветер дует по нпрвлению ншего движения. Дым от шшки стелется нд землей, прикрывя нс от глз неприятеля. Под этой зщитой мы бежим к нсыпи, неся н рукх убитых и тяжелорненых. Зливются пулеметы, но теперь они бьют нобум и нс не здевют.

С рзбегу сктывемся в окоп. Долго не можем отдышться. Пересчитывем людей. И больно сжимется сердце: трое убиты, двендцть рнены.

Вот тебе и боевое крещение!

Смотрю н своих друзей. Темно-синие флнелевки стли серыми от пыли. Потемнели и голубые воротнички. Д, крсив нш морскя форм, но не для войны н суше…

По трншее к нм бежит стрший лейтеннт. Знкомимся. Это комндир третьей роты Почткин. З ним спешт снитры.

— Вовремя к нм прибыли, — говорит ротный. — Рботой вс обеспечим…

В хорошую, дружную семью попл нш взвод. Комндир роты понрвился с первой встречи: молодой, неунывющий, жизнь в нем тк и плещет через крй. Стройня тлетическя фигур, розовощекое лицо, из-под фуржки выбивются вьющиеся светлые волосы. Родом он из-под Хрьков, говорит певуче, то и дело ввертывя укринские слов.

Политрук роты Констнди, ноборот, спокоен, сдержн. Они с комндиром кк бы дополняют друг друг. А глвное, в чем мы очень скоро убедились, об умеют ценить людей, нходить путь к их сердцм.

Комндир и политрук ведут нс н ншу позицию. Дорогой беседуют с морякми, нствляют, кк держться во время вржеских тк. Ребят трогет збот комндиров.

— А сейчс — отдыхть, — прикзл Почткин, когд нс нкормили. — Д почще меняйте вхтенных, чтобы не уснули н посту. Кк только рссветет, [17] хорошенько изучите местность. Утро, кжется, предстоит жркое…

Комндир окзлся прв. Едв взошло солнце, нчлсь ртиллерийскя подготовк. И срзу же, кк только утих гром орудий, покзлись цепи ткующей пехоты. Гитлеровцы шли, кк н учениях, все более убыстряя шг. Кртин стршня, особенно для новичков. «Выдержт ли?» — молнией проносится мысль.

Оглядывюсь н своих товрищей. Окменевшие лиц, руки словно приросли к винтовкм. Глз не вижу: в ожиднии комнды «огонь» кждый выбрл себе цель и держит ее н мушке. И срзу приходит уверенность: нет, крснофлотцы не дрогнут, будут дрться до последнего.

Мы дождлись, когд фшисты подойдут поближе, и дли злп. Открыли огонь и другие подрзделения. Н ккое-то мгновение ряды гитлеровцев смешлись, но, увлекемые офицерми, вновь устремились н нс.

— В тку! Вперед! З Родину! — пронеслось нд ншими окопми, и мы ринулись нвстречу вргу.

Рсктистые «ур!» и «полундр!» згремели нд степью, перекрывя треск стрельбы. Во врг полетели грнты. Потом все смешлось — флнелевки и полостые тельняшки моряков, зеленые гимнстерки крснормейцев и серые мундиры фшистов.

Перед глзми мелькют перекошенные злобой и ужсом лиц гитлеровцев. Удр — и слышно, кк с хрустом вонзется штык. Ругнь, рычние, вопли. Орудуя штыкми и приклдми, мы шг з шгом пробивемся вперед через кроввое месиво. Врг не выдержл, побежл. Мы нстигем бегущих и бьем, бьем их, не двя опомниться. С ходу знимем высоту, прыгем в оствленные противником окопы…

Позже мне пришлось еще шестндцть рз учствовть в рукопшных схвткх н подступх к Одессе, но первя зпомнилсь н всю жизнь. Это было нстоящее крещение огнем и штыком.

Под Одессой нм приходилось чсто слышть суворовский форизм: «Пуля — дур, штык — молодец». Нм рекомендовли использовть кждую возможность, чтобы сблизиться с противников! и нвязть ему рукопшный бой. Гитлеровцы не выдерживли [18] нших штыковых удров. В ту пору ни мне, ни моим товрищм кк-то не приходилось здумывться нд тем, почему мы вынуждены прибегть к стродвней тктике. А одной из причин этого был нехвтк оружия. Винтовки у некоторых из нс учебные, с просверленными стволми (взятые из осовихимовских клубов). Дыры зпяли, но все рвно стрелять небезопсно. Волей-неволей приходится полгться н штык. Уж он-то не откжет.

…Рзгоряченные схвткой, мы нчинем понемногу приходить в себя. Нужно кк можно быстрее укрепиться н новом рубеже, пок противник не опомнился и не предпринял новой тки.

Ко мне подполз крснофлотец Лйко:

— Товрищ комндир, взгляните н хутор. Видите второй дом с крю под железной крышей?

— Вижу.

— А дыру около трубы?

— Тоже вижу.

— Тк вот оттуд бьет немецкий снйпер. Уже троих нших уложил.

Беру у одного из бойцов полувтомтическую винтовку с оптическим прицелом и, прикрывясь бруствером, нчиню осторожно прицеливться. И вдруг — щелчок. Рзрывня пуля угодил в прицельную плнку, осколок попл мне в шею. Прячусь з бруствер. Чувствую, кк тепля струйк крови поползл з воротник.

— Вот сволочь, опередил! Ндо же… — виновто бормочет Лйко, збинтовывя мне рну.

К вечеру рн восплилсь. Шея рспухл тк, что не повернуть головы.

— Отпрвляйтесь в медснбт, — предложил политрук Констнди.

Может, следовло послушться политрук, тем более, что рн нестерпимо ныл и кждое движение причиняло мучительную боль. Но я не мог оствить своих товрищей, с которыми побртлся н поле боя.

— Пройдет, — ответил я политруку. — В медснбт всегд успею…

— Ну смотри, — строго скзл Констнди. — Н всякий случй покжись снинструктору. Пусть промоет [19] и хорошенько перевяжет. А я пок побуду во взводе.

После перевязки стло немного легче, и я остлся со взводом. А утром нш снйпер Блбнов снял-тки рнившего меня фшист. Долго подкруливл он гитлеровц и порзил его с первого выстрел.

Блбнов — гордость роты. Н его счету уже более двух десятков уничтоженных вржеских солдт и офицеров. Счет убитым он ведет с помощью зрубок н ложе своей винтовки. Вот и сейчс — срзу же достл финку и сделл очередную пометку.

…Постепенно втягивемся в боевую жизнь. Идут жестокие бои. Ежедневно рот теряет многих бойцов. Редеют ряды и в других подрзделениях. А фшисты с кждым днем усиливют нтиск, брося в бой все новые и новые силы.

В двдцтых числх вгуст врг ннес удр по ншему соседу — Чпевской дивизии. Неприятельские тнки проскочили к стрелковым окопм. Уцелевшие бойцы отошли. Видя это, кое-кто подумл, что поступил прикз об отходе. Люди стли высккивть из окопов. Комисср полк Митрков кинулся к бегущим, остновил их и повел в контртку. Бывший ртиллерист политрук Констнди подбежл к брошенной рсчетом зенитной пушке и первым же выстрелом подбил головной тнк. Второй уничтожили бронебойщики. Третий подорвлся, нлетев н мину. Пулеметчик Лйко, спрятвшись в трншее, пропустил мимо себя вржескую пехоту, следоввшую з тнкми, зтем длинными очередями хлестнул гитлеровцев в спину.

Зговорили пушки нших корблей, береговых бтрей и подоспевшего бронепоезд. Врг поктился нзд. А тут с флнг удрили мы, оттеснив гитлеровцев н минное поле. Взрыв, другой, третий… Десятки фшистов погибли от своих же мин. Ошеломленный противник немного притих. А утром, собрв силы, опять нчл нступление. Армейцы и моряки держлись. Не рз звязывлись ожесточенные рукопшные схвтки. Но слишком нервны были силы. К вечеру по прикзу комндовния мы отошли н глвный оборонительный рубеж, к селению Сухой Лимн. [20]

К нм прибыло пополнение. Зждлись его. У меня во взводе остлось всего двендцть человек.

Среди прибывших встретил строго друг Сшу Мозжухин. Вместе с ним мы нчинли службу н 412-й бтрее. Он зметно возмужл. Н груди — новенькя медль «З боевые зслуги».

Первые слов, конечно, о родной бтрее: кк друзья воюют? И вдруг узню, что 412-й больше нет…

Пушки ншей бтреи стояли возле Чебнки, н берегу лимн. Гитлеровцы не рз пытлись взять ее штурмом и рзбивли лбы о ее железобетонные бстионы. Моряки подпускли врг поближе и обрушивли н него огонь всех орудий и минометов. В конце вгуст выдлся особенно тяжелый день. Отбивя вржеские тки, бтрейцы выпустили около трех тысяч снрядов и мин. Бесстршно дрлись моряки. Кпитн Зиновьев, стрший политрук Костюченко, стршины Ющенко, Лебедев, Проценко, электрик Грмш и другие нши товрищи до последней возможности отбивлись от нседвшего врг. Когд боеприпсы кончились, комндир прикзл ртиллеристм отступть, бтрею взорвть.

Но не всем удлось уйти. Несколько моряков, полуживых от рн, окзлось в рукх гитлеровцев. Фшистские плчи пытли истекющих кровью крснофлотцев, чтобы узнть систему минировния бтреи (некоторые объекты нши не успели взорвть). Моряки молчли. И тут послышлось: «Я могу скзть!» Это говорил крснофлотец Пнченко. Артиллеристы были ошеломлены. «Шкурник!.. Предтель!» Смые обидные, смые гневные слов летели ему в лицо. Пнченко обвел всех печльным взглядом, что-то хотел скзть, но только тряхнул головой и шгнул к потерне — глубокой шхте, которя вел в подземные помещения бтреи. Обрдовнные гитлеровцы последовли з ним. Неизвестно, что происходило внизу. Только через несколько минут земля кчнулсь от взрыв. Н воздух взлетели компрессорня, дизельня, ккумуляторня и телефоння стнции. Под обломкми ншли конец десятки зхвтчиков.

Горько и стыдно стло морякм з то, что тк плохо подумли о своем друге. Нет, не предтелем, героем погиб черноморский мтрос Эмиль Пнченко! [21]

Собрв остток сил, в едином порыве поднялись крснофлотцы. Бросились н своих плчей — безоружные, ослбевшие от рн и пыток. Гитлеровцы повлили их, скрутили руки и одного з другим стли сбрсывть в глубокий колодец.

Спсся только один — рдист Антолий Еремин. Спсся чудом: пдя, зцепился одеждой з крюк н лестнице, что вилсь по стенм колодц. Придя в себя, выполз н переходную площдку, зтем спустился вниз. Цементный пол колодц был злит кровью. Здесь лежли изуродовнные тел ртиллеристов.

К счстью, взрывом не зсыпло тоннель. По темному лбиринту рдист добрел до комндного пункт бтреи — н берег моря. Ночью приполз к своим. Он-то и рсскзл друзьям о героической гибели оствшихся н бтрее моряков.

В окопе стло тесно: здесь собрлся почти весь взвод. Бойцы молч слушли Мозжухин. Лиц ребят потемнели от гнев. Смотрю н их руки: пльцы, стиснувшие винтовки, побелели в суствх. Сунулся бы сейчс врг — познл бы всю силу мтросской ярости, всю крепость мтросского штык!

Уходя, Сш Мозжухин скзл, что теперь будем видеться чсто: он нзнчен в полковую рзведку. Звидую ему: кто из нс в юности не мечтл стть рзведчиком.

Глв II. Ночной взрыв

Вечером зглянул в окоп к прторгу роты Алексндру Бхиреву. Когд-то тоже служили вместе. Широкоплечий крепыш, он слвился своей богтырской силой. У нс н бтрее не было рвных ему в вольной борьбе. В окопе сидели коммунисты. Беседовли о текущих делх, о том, кк рботть с бойцми нового пополнения. Я осмотрел окоп. Глубокий, просторный, он был прикрыт нктом и походил н добротную землянку.

— А вы кпитльно устроились, — не удержлся я. — Эк ккие хоромы отгрохли.

— Нельзя инче, — весело отозвлся Бхирев. — Зимовть здесь собиремся. Слово дли: ни клочк земли [22] больше не отддим фшистм. Верно говорю? — обртился он к друзьям

— Верно!

— Хвтит, нотступлись!

— Ндоело пятиться!

Когд мы остлись одни, Бхирев потребовл:

— Ну, выклдывй новости. По глзм вижу: не случйно зшел.

Перескзл ему все, что слышл от Мозжухин. Волнение мешло говорить. Бхирев тоже еле сдерживл себя. Перебивл, хотел знть все, до мельчйших подробностей.

Рзговор прервл связной: нс вызывл комндир роты.

Мы нпрвились по трншее к комндирской землянке. Вечер был тихий, и лишь вспышки ркет нд передним крем нпоминли о близости врг.

Почткину сегодня присвоили звние стршего лейтеннт, и весь день у него было приподнятое нстроение. Но сейчс комндир хмурился.

— Тобой, Алексндров, полковник интересуется. Чую, неспрост. Н всякий случй передй взвод Бхиреву.

Осипов я ншел в штбном блиндже. Он сидел з низким дощтым столом, н котором не столько светил, сколько дымил коптилк из гильзы. К моему удивлению, тут окзлся и Сш Мозжухин.

Яков Ивнович не молод. Одет в черную шинель и черную кубнку с лым околышем — говорят, они у него еще с гржднской войны в сундуке хрнились.

— Подсживйтесь поближе, чертяки полостые. — Тк полковник шутливо величл всех моряков з их полостые тельняшки. — Узнете? — он рзложил н столе большой лист бумги.

Мы увидели перед собой схему позиций 412-й бтреи. Сердц нши учщенно збились.

— Здесь, — полковник ткнул крндшом, — немцы устновили дльнобойную пушку. Он теперь вовсю лупит по порту, по ншим корблям. Тк вот, вм поручется ее уничтожить. Срзу предупреждю: здч ответствення и опсня. Млейшя оплошность — и все полетит вверх тормшкми. Сми погибнете и дело провлите. [23]

Мозжухин что-то хотел скзть, но Яков Ивнович остновил его:

— Не торопись. Снчл обдумйте все хорошенько. Вм это дело поручется потому, что хорошо знете местность. Но если чувствуете, что не потянете, говорите прямо.

Умолк комндир. Я живо предствил себе поселок Чебнку, совхоз, бтрею. Воскресли в пмяти лиц друзей, сброшенных фшистми в глубокий колодец…

— А что тут думть? — вскочил Сш. — Соглсны мы!

Я поддержл его:

— Мы пойдем — решено. Вопрос только, кк лучше спрвиться с здчей.

— Это ты прв. Хорошенько обмозговть ндо, — соглсился Осипов. — Я тут нметил кое-что, двйте посоветуемся.

Комндир полк, не торопясь, пояснил, что противник считет Чебнку своим глубоким тылом. Немцы рсполгются в уцелевших здниях. Румыны — в срях подсобного хозяйств. Рсчет пушки обосновлся в стром крульном помещении. Возле орудия постоянно нходится чсовой. Подступы с моря охрняются в двух местх — у Дофиновки и у комндного пункт бтреи. Возле совхоз фшисты не выствляют охрну — берег тм крутой, высдиться не тк-то просто.

— Этим мы и воспользуемся, — скзл полковник. — Вы н ктере подойдете к обрыву. Если увидите нверху две копны сен, знчит, путь безопсен. Тм вс встретит девушк и покжет, кк незметно пробрться к пушке. Ну, ни пух, ни пер! — пожелл н прощнье Яков Ивнович и по-отцовски обнял нс. — Только не горячись, Алексндров, береги себя и людей.

Кроме Сши Мозжухин, в ншей группе крснофлотцы Блбнов и Лйко. В Лузновке встретимся с мотористом ктер.

Отдыхли мы в землянке связистов. В нзнченный чс нс рзбудили, усдили н «гзик». Путь покзлся долгим-долгим. Ехли с выключенными фрми, по сплошным ухбм. Нконец, еще рз подпрыгнув, мшин остновилсь у полурзрушенного дом. [24]

Перед нми, кк из-под земли, вырос моряк.

— Встречй, дежурный, Осиповны приехли, — скзл ему шофер.

Моряк повел нс к причлу. Здесь нс ожидл моторист — невысокий, но, кк почувствовлось по рукопожтию, сильный прень.

— Николй Соломхин, — отрекомендовлся он.

— Тезки, знчит? Ну кк, не подведет нс твоя мфибия?

— Ни в коем случе, товрищ комндир! Все проверено до винтик. К тому же и весл нготове.

— Берег хорошо знешь?

— Кждый кмень!

В темноте не рзглядеть было лиц прня, но он мне понрвился с первых слов. Моторист помог нм спуститься в мленький ктер, покчиввшийся у причл. Проверили свое оружие, взрывчтку, зплы, шнур. Ровно в полночь отошли в море. Подпрыгивя н волнх, ктер нбрл скорость.

— Кк думешь, не услышт нс? — спршивю моторист.

— Ни в коем случе, — отвечет он своей излюбленной фрзой. — Сми посудите: ветер дует с берег — рз, прибой шумит — дв, глушитель мой собственного изобретения — три… Тк что свободно пройдем.

Не моторист, клд. Слев по борту нд берегом взметнулсь гирлянд осветительных ркет. Донеслось тткнье пулеметов, и снов нступил тишин.

— Линию фронт перешли, — отметил Блбнов. Теперь мы идем вдоль побережья, знятого вргом.

Кромешня тьм. Кк бы нм не проскочить совхоз «Котовский».

— По-моему, где-то здесь, — скзл Соломхин и, сбвив обороты, повернул ктер.

Прикзывю выключить мотор и подойти к берегу н веслх. Все ближе и громче рокот прибоя. Вот он уже грохочет вокруг нс. Ктер подхвтывет волн и опускет н что-то мягкое. Сидевший н носу Сш Мозжухин спрыгнул в воду и потянул суденышко к берегу. Блбнов не успел убрть весло, и оно, попв между кмней, сломлось. Звук покзлся оглушительным, кк удр гром. Все невольно пригнулись. Прень нчл было опрвдывться. Н него [25] шикнули:

— Тихо!

Прислушлись. Все спокойно. Н обрыве н фоне темного неб чернеют две копны.

Порядок! Сш рзыскл крутую тропинку. Крбкемся по ней. У ближней копны шевельнулсь тень. Сш шепнул проль:

— Волн.

— Прибой, — тихо ответил тонкий девичий голос.

В моей лдони очутилсь мленькя, почти детскя рук. Несмотря н темноту, я узнл струю знкомую — Веру Прудченко. Когд мы служили н 412-й бтрее, он рботл в совхозе. Девушк рно лишилсь мтери. Отец — неиспрвимый лкоголик, пропивл весь зрботок. Двое млдших бртишек были н попечении Веры. Бтрейцы жлели девушку, помогли ей, чем могли. В знк блгодрности он стирл нм белые форменки и рбочую одежду.

— Кк живешь, Вер? — спросил я.

Девушк ответил, что румыны ее не тронули, нняли уборщицей в столовую. Он с млышми ютится все в том же совхозном домике. Зметив, что мы оглядывемся по сторонм, Вер успокоил:

— Не бойтесь, никого нет. Вчер понехло много румын. Видно, новенькие, еще не воевли: мундиры с иголочки. Вечером зтеяли пьянку, привезли рзмлевнных девиц, допоздн горлнили песни, сейчс дрыхнут без здних ног.

Он рсскзл, где нходятся румыны и немцы, где стоят их посты. От всей души блгодрю девушку и велю ей идти домой.

Мы с ребятми принимемся з рботу. Переносим взрывчтку в стрый окоп поблизости от бтреи. Охрнять ее остется Блбнов. Лйко с ручным пулеметом злег у обрыв. Мозжухин ушел в рзведку. Вернулся минут через сорок. Доложил, что перерезл телефонные провод. И еще новость: окзывется, н рзвилке дорог, у крульного помещения немцы тоже выствили чсового. Это усложняет дело. Ведь мы считли, что охрняется только пушк. Придется снимть двух.

Крдемся к крульному помещению. Чсовой дремлет, прислонившись к стене. Удр — и он н земле. Не пикнул. Ловок нш Сш! [26] Ползем к пушке. Чсовой рсхживет взд и вперед, мурлычет себе под нос. И его прикончили без шум. Быстро минируем пушку. Сш нблюдет з дорогой.

Протягивю шнур. Руки дрожт. В вискх стучит кровь. Быстрее, быстрее. Спички ломются. Нконец шнур зшипел.

— Бежим!..

Тропинк ведет мимо потерны. Н секунду здерживем бег, вглядывемся в черную пропсть. Тм, н дне, лежт нши товрищи. Сдергивю с головы бескозырку. Хороший слют ддим сейчс в вшу честь, бртишки!..

Бежим дльше. Прячемся з грудой кмней. А взрыв все нет. Неужели что-нибудь стряслось? Хочу вернуться, проверить. Но тут все озрилось. Горячя волн бьет в лицо, в грудь. Мы слепнем и глохнем. Н плечи сыплются осколки кмней. Теперь скорее к берегу. З спиной не стихет гром. Уже нд обрывом оглядывюсь. Тм, где стоял пушк, вздымются клубы огня и бгрового дым. Это рвутся снряды. А в стороне, что з плмя? Горят крульное помещение, конюшня… Слыштся крики, стрельб. Нд нми свистят пули. В небо взвивются ркеты. Щупльц прожекторов обшривют берег.

Обдиря ноги и руки, сктывемся с обрыв. Вот и ктер.

— Все н месте? — спршивю Соломхин.

— Нет, Мозжухин пропл.

— Вот черт!

Снов лезем нверх. Збыв всякую осторожность, кричим:

— Сш! Мозжухин!

Вдли кто-то отозвлся. Сш ли это? А стрельб приближется. Опять орем во всю мощь своих легких. И вдруг слышим голос Сшки:

— Это я, помогите!

Он зпыхлся, ловит ртом воздух. Подхвтывем его под руки и кубрем ктимся с обрыв.

Н берегу уже рвутся мины. А Лйко все еще н круче. Бьет из пулемет длинными очередями по черным фигурм, вынырнувшим из-з пригорк.

— Лйко, вниз! — кричу ему. [27]

В ответ доносится стон. Блбнов и Мозжухин снов взбирются н обрыв. Бережно спускют вниз рненого пулеметчик.

Рзвернув ктер, дем полный ход. Высокие волны зслоняют нс от прожекторов — в этом нше спсение. Все дльше и дльше уходим в море. А нд бтреей продолжет бушевть огненный вихрь.

Нкидывюсь н Сшу:

— Где ты пропдл?

Окзывется, он, еще когд лежл, прикрывя дорогу, здумл поджечь конюшню. Збежл к Вере, взял у нее бидон керосин и, облив конюшню, поджег ее. Н обртном пути здержлся у крульного помещения, прикрутил проволокой нклдку у двери и выплеснул осттки керосин н стену. От первой же спички он вспыхнул. Вржеские солдты очутились в мышеловке.

— Ох, кк они зметлись! — восторгется Сш.

— Шею бы тебе нмылить з твое ухрство, — сержусь я. — Из-з тебя товрищ рнило.

Сш сник.

— Д я же хотел кк лучше…

Лйко, которому Блбнов перевязывет руку, вступется з товрищ:

— Не виновт он. У кждого в ткой момент сердце не стерпело бы…

Сш молчит. Мне стновится жлко его.

Легонько толкю плечом:

— Лдно, это тебе урок. А в общем, друзья, мы неплохо срботли.

Долго еще не унимлся переполох в стне врг. Гитлеровцы, нверное, думли, что в их тылу высдился большой деснт…

А мы уже подходили к Лузновке. Н причле нс ожидл Осипов. Выслушв мой доклд, поблгодрил всю пятерку.

— А теперь отдыхйте дв дня. Место уже приготовлено.

Мы нпрвились в отведенную нм землянку. Тихо, уютно было в ней, но нм не терпелось вернуться к своим. И в тот же вечер мы пошли в свою роту. Почткин встретил с рспростертыми объятиями:

— Ну, Микол, здорово ви зробили! [28]

Зня, кк Ивн Григорьевич любит оружие, дрю ему трофейный музер. У него глз зблестели:

— О це штук! Т як мет, Микол, тебе и блгодрить?!

В землянке собрлось много нроду. Пришли Констнди, Бхирев. Упросили подробнее рсскзть о ншей ночной вылзке.

— Жль тiльки Лйк, грний кулеметник був. Ну, т могло бути и горше, — скзл Ивн Григорьевич.

Связные принесли ужин, и не что-нибудь, нстоящий флотский борщ. В последнее время мы чще питлись сухим пйком — консервми, глетми. Иногд бловли нс кшей. А тут борщ, д ккой!

Стрший лейтеннт черпет полной ложкой и нхвлиться не может:

— От борщ! I до вшни не i в ткого. Нгржу Iвн Пилипця медллю.

Против этого никто не возржет. Нш кок зслужил нгрду. Врить обед ему приходится, не снимя с груди втомт. У Ивн Пилипц н счету уже дв десятк убитых гитлеровцев. Вот ккой у нс повр!

После сытного ужин друзья и вовсе рзвеселились. Кто-то сует мне в руки гитру. Игрю «цыгночку». Сш Бхирев хлопнул лдонями и пошел… Потом потихоньку спели. Длеко з полночь зсиделись, пок комндир роты не скзл:

— Хвтит, хлопцы, отвели душу, теперь спть.

Глв III. Рот, слушй мою комнду!

Утром воздушня рзведк донесл, что в лощине, примерно в трехстх метрх от нс, скпливется противник. По окопм пронеслсь комнд:

— Приготовиться, но огня без прикз не открывть!

Решено подпустить гитлеровцев н дистнцию верного огня, зтем ннести удр.

В 9.15 зговорил вржескя ртиллерия. Дымом и пылью окутлись нши позиции. Стекл и гудел земля. [29] Бойцы притились в окопх, пережидя огненный шквл. В момент смого яростного обстрел н КП бтльон зявился комндир зенитной пулеметной устновки Григорий Чернов, отчянно смелый, нходчивый прень. Мшин с устновкой стоял в ндежном укрытии з железнодорожной нсыпью и выходил оттуд лишь при нлетх вржеской виции.

— Случилось что? Почему ты бросил мшину? — збеспокоился комбт.

— Д дело одно здумл, товрищ комндир. А что если мы н своей мшине сейчс к немцм прорвемся — будто в плен хотим сдться — и угостим их кк следует?

— Д ты что? А если фшисты догдются? И людей потеряем, и мшину, и пулемет. Д знешь, что з это будет?

— Головой ручюсь: все обойдется.

И комбт решил рискнуть. Чуть стихл ртиллерийскя подготовк, мшин Чернов вырвлсь из укрытия и н полной скорости помчлсь по ухбм к вржеским позициям. Проинструктировнные комбтом, нши бойцы открыли по ней ложный огонь. Немцы нчли было стрелять по стрнной мшине, но зтем перенесли огонь, отсекя ее от нс. Виднное ли дело, чтобы советские мтросы перебегли к вргу! Когд мшин влетел в лощину, гитлеровцы хлынули посмотреть н чудо — н живых русских мтросов, добровольно сдющихся в плен. В это время Чернов рзвернул пулемет и нжл н гшетку. Струи свинц из четырех стволов хлестнули по сгрудившимся фшистм. А второй номер рсчет збросл их грнтми. Ошеломленные гитлеровцы дже выстрел не успели сделть. В ужсе рзбеглись во все стороны, но пули и осколки грнт нстигли их всюду.

А из нших окопов со штыкми нперевес уже неслись мтросы. Весь полк ринулся в тку. Противник отбросили н дв километр. Могли бы и дльше продвинуться, но Осипов прикзл остновиться, опсясь з нши флнги.

Моряки взяли в плен более 150 вржеских солдт и офицеров, много оружия, боеприпсов, дв трктор-тягч, сми почти не понесли потерь.

Осипов рсцеловл Чернов и его товрищей, хотя и пожурил з отчянный риск. Прикзл всех трех смельчков предствить к нгрде.

Рдость нш был недолгой. Опомнившись, гитлеровцы бросили против нс эсэсовский полк. Двжды моряки отбивли бешеные тки. Снов приходилось вступть в рукопшную. Н првом флнге ншей роты нтиск был особенно сильным. Пришлось отойти метров н сто.

Комндир роты нходился в гуще боя. Через связного он прикзл мне одно отделение с пулеметом перебросить к нему. Когд я привел своих людей, в окопх уже шл рукопшня схвтк. Мы с ходу пустили в дело штыки и выбили фшистов. Почткин крикнул:

— Молодцы, орлы!

Потом в тревоге обернулся:

— Бисови души, почему умолк пулемет?

Не дождвшись ответ, см подбежл к пулемету. Комндир рсчет лежл мертвый, второй номер кружился н месте, схвтившись з голову. Почткин см лег з пулемет, зпрвил ленту и дл длинную очередь по отступющим эсэсовцм. Н миг прекртил стрельбу, вытер потное лицо, улыбнулся:

— Смотри, Микол, кк дрпют!

Хотел еще что-то добвить, но схвтился з грудь и упл. Мы с Бхиревым подбежли к нему, отнесли в трншею.

— Врч! Срочно!

Н полостой тельняшке комндир рсплылись четыре лых пятн. Ивн Григорьевич тихо скзл:

— Не ндо, Коля, врч. Уложите меня н спину. Хочу еще рз увидеть небо.

Спрв послышлся крик:

— Немцы снов готовятся к тке!

Ивн Григорьевич умирл. Я держл его руку и чувствовл: он стновилсь совсем холодной. Собрв последние силы, комндир прошептл:

— Коля, принимй роту, бейте их, гдов. В сумке письмо… Отпрвь жене… А в крмне крточк: дочк Ктря и жен. Положите их со мной…

И стих. Я ничего не видел: глз зстилли слезы. Не слышл, что кричт по цепи. Из збытья вывел голос Сши Бхирев:

— Комндир, немцы лезут. Комндуй! [31]

Встл я. Рспорядился, чтобы тело комндир отнесли в тыл. Прикзл по цепи:

— Рот, слушй мою комнду! В штыки! Грнты к бою! Отомстим з ншего комндир!

Бойцы поднялись, кк один. Я вствил в пулемет новую ленту и открыл огонь…

Из двухсот человек в роте не остлось и пятидесяти. Д и из них многие рнены. Но кждый дрлся з четверых. А фшисты все лезут. Вот они уже у трншеи. Грнтми и штыкми отбивются мтросы. И тут слышим рдостный возглс:

— Бртв, подмог идет!

Не выпускя из рук прыгющих рукояток «мксим», оглядывюсь через плечо. Рссыпвшись по полю, с винтовкми нперевес, бегут к нм моряки. Рзвевются ленточки бескозырок н ветру. Громовя «полундр!» доктилсь до гитлеровцев, и те кинулись от нших окопов.

Прибывшие моряки зполняют трншеи. Их много. Сотни! Теперь повоюем!

Знкомлюсь с прибывшими бойцми. Здесь и новички, еще не нюхвшие пороху, и обстрелянные воины, вернувшиеся из госпитлей после излечения. Среди прибывших 8 коммунистов и 50 комсомольцев. Ндежный нрод!

Когд стемнело, подвезли горячую еду, воду и почту. Все нбросились н гзеты. Отрдного в них мло. Нши войск отходят н восток. Моряки группми собирются вокруг гитторов. То тут, то тм возникют споры о причинх неудч н фронте, о том, скоро ли нконец остновим врг.

Бойцы читют письм, шумно делятся новостями. Я тоже получил письмо от отц. Стрый солдт, он не любит беспокоить «служивого» домшними невзгодми. Письмо его бодрое: «Не беспокойся, дом все хорошо». Но между строк сквозит сердечня боль: «Все три сын н фронте. Доведется ли их увидеть?» В конце письм, кк всегд, нкз: беречь себя и скорее рзгромить немц.

С очередным пополнением пришли к нм две девушки-медсестры: белокуря восемндцтилетняя Оля Ивнов, худенькя, мленькя, и Зоя Крчй, чуть [32] пострше и посолиднев. Сш Бхирев посмотрел н них и вздохнул:

— И зчем вы, дочки, явились сюд? Д вы и рненого не поднимите…

Обидело это девчт.

— Время покжет, — ответил Зоя. — Авось и пригодимся.

Тк оно и случилось. Девчт освоились. В первых же боях вынесли из-под огня человек двдцть рненых. И откуд только сил у них брлсь!

Многим воинм спсли нши медсестры жизнь. А в середине сентября и сми не убереглись.

В тот день пришел нс проведть Сш Мозжухин. Меня н КП не было. Встретил он тм нших девушек. Они уже слышли о нем: рзведчик Мозжухин был известен всему полку. З короткое время он восемь рз побывл во вржеском тылу, привел пять «языков».

Когд я вернулся н КП, бесед их был в полном рзгре. Поблизости послышлись глухие хлопки.

— Что это? — спросили девушки.

— Нши минометы стреляют.

— Можно н них взглянуть?

— Не советую, — ответил я. — Противник вот-вот пойдет в тку и, конечно, первый удр обрушит н нших минометчиков.

Меня снов вызвли н левый флнг. Врг нчл ртподготовку. Прикзывю всем уйти в укрытие, минометчикм усилить огонь по противнику. Выбрв позицию поудобнее, стл вести нблюдение. И убедился, что для тки противник выбрл учсток ншей роты. Поспешил н свой КП. И вдруг увидел возле минометов Сшу Мозжухин и обеих медсестер. Вот бестолковые, не послушлись!

— Немедленно в укрытие!

Но и см не услышл своего голос. Оглушило взрывом. Нд минометным окопом взметнулся столб огня и дым.

Кинулся туд. Дым рссеялся. Минометчики вскочили, отряхнулись и возобновили стрельбу. Но пять человек не поднялись. Среди них и девушки. Зоя Крчй мертв. Оля Ивнов сильно контужен. Рядом с девушкми — Сш. Он весь в крови. Я склонился нд ним. Н глзх друг покзлись слезы. [33]

— Прости, Коля, виновт я, не уберег девчт, — еле слышно прошептл он.

Это были его последние слов.

Он умер у меня н рукх. Много я видел смертей, многих похоронил товрищей, но эти предсмертные слов Сши, друг моего детств, остлись в пмяти н всю жизнь.

Врг перешел в тку. Все вокруг бушевло в огне. Я метлся, кк одержимый. Комндовл, кого-то со злостью отчитывл. Поднявшись во весь рост, швырял грнты.

Кто-то схвтил меня з плечи и повлил н дно окоп. Это был политрук Констнди.

— Николй, возьми себя в руки, — укоризненно произнес он. — Зню твое горе. Но ты комндир и не имеешь прв терять голову. От твоей выдержки звисит жизнь людей. Не збывй этого.

Шесть рз мы отбивли тки, двжды брослись в штыки. И все же противник оттеснил нс метров н трист. Пустяк? Но когд до Одессы оствлся чс пешего ход, это был стршня потеря.

Меня рнило в ногу. В пылу боя не срзу обртил внимние, когд нступил короткя передышк и мне удлось присесть отдохнуть, срзу почувствовл, кк стучит в вискх.

— Товрищ комндир, вы же рнены! — зкричл нш кок Ивн Пилипец, увидев кровь н моих брюкх.

Он рзорвл штнину и без рзговоров нчл перевязывть ногу.

— Ндо бы вм в медпункт…

— С ткой црпиной можно воевть еще сто лет!

Видно, я потерял много крови. Тело все ныло, в вискх стучло. Но встл. Из головы не выходили слов Осипов: «Я твоего доклд не слышл. Вот восстновишь положение, тогд и доложишь!»

Мтросы вымотлись. Но нельзя двть передышки и вргу, инче он зцепится з зхвченные позиции.

И снов по сигнлу поднялсь рот. Н левом флнге политрук. Бежит впереди, рзмхивя пистолетом. Врг не ожидл, что мы тк быстро опрвимся. А моряки уже пустили в ход штыки. Отступили фшисты. [34]

Доклдывю по телефону Осипову, что двести метров мы вернули, зкрепляемся н зхвченном рубеже.

— Спсибо, сынок, спсибо твоим орлм! — говорит полковник. — Больше не штурмуй, но и метр при любых условиях не отдвй. Прикзывю нкрепко вцепиться в землю. К вечеру пришлю подкрепление.

Мтросы зрывются, кк кроты, в землю. Прошли времен, когд они пренебрегли сперной лопткой. Рбот продвигется быстро.

Неожиднно нлетели вржеские штурмовики. Низко пронеслись нд окопми, поливя их из пулеметов и збрсывя мелкими бомбми. Все кк можно плотнее прижимются к земле. Я тоже скорчился в своем окопчике. Меня тронул з плечо связной. Зпыхлся, не может слов вымолвить. Глз округлились

— Скжи толком, в чем дело?

— Политрук…

Больше ни о чем не спршивю. Сломя голову бегу н левый флнг. Свистят пули, рвутся снряды. Ничего не змечю.

Вот и Констнди. Бомбой ему оторвло обе ноги. Услышв мой голос, Констнди открыл глз и снов зкрыл. Нд ним склонились врч и сестр. Врч зкончил перевязку и подл снитрм знк. Политрук унесли, я еще долго не мог прийти в себя.

— Идемте, товрищ комндир, — позвли меня бойцы, которые вынесли Констнди с поля боя. — Слезми горю не поможешь.

Позвонил комиссру полк. Предложил нзнчить политруком роты Бхирев. Митрков ответил:

— Соглсен. Рд, что нши мнения совпли. Бхирев — крепкий рботник, нстоящий коммунист. — И тише добвил: — Рзделяю, Коля, твое горе. Крепись!..

Утром 18 сентября н передовую прибыли полковник Осипов и бтльонный комисср Митрков. Приглсили комндиров. Сообщ обсудили, кк вернуть утрченные позиции.

Противник и не думет, что после вчершнего боя мы нберем сил для тки. Чсть своих подрзделений он перебросил с ншего учстк в южный сектор. Это [35] то, что нм нужно, — смый подходящий момент, чтобы восстновить свои позиции и помочь соседям.

Осипов сообщил, что действия полк будут поддержны корбельной ртиллерией. В помощь морякм-корректировщикм по прикзу комндир полк от ншей роты нзнчены три связист.

В 8.30 корбли открыли огонь. Полчс тяжелые снряды перекпывли окопы противник, подвляли и уничтожли его огневые точки. Потом огневой шквл переместился в глубину вржеской обороны. В небо взвились три крсные ркеты: сигнл тки.

Первым поднялся Алексндр Бхирев. З ним сотни людей ринулись к вржеским окопм. Первый рубеж взяли без особого труд: румыны отктились. Но н втором рубеже окоплись немцы. Эти сопротивлялись отчянно. Под огнем пулеметов нши цепи злегли. Мучительно думю, что делть. Дорог кждя секунд: нельзя дть вргу опомниться и подтянуть свежие силы, вжно и сохрнить нступтельный порыв нших людей. А рот лежит н ровном месте, шевельнуться нельзя: немецкий пулемет бьет нм в лоб. Прикзывю своим пулеметчикм выдвинуться н флнги, снйперу Блбнову — снять рсчет вржеского пулемет.

Через несколько минут открыли огонь нши минометы. Передовя зтянулсь дымом. Подю сигнл к тке и см бросюсь вперед. Что-то сильно удрило в првое бедро. Пдю. Пули вздымют шрики пыли у смой головы. Пытюсь ползти и не могу. Дикя, нечеловеческя боль пронизывет все тело. С трудом поднимю голову и вижу, кк зхлебывется нш тк. Ургн свинц прижл всех к земле.

В двух шгх от меня ложбинк. Нпрягю все силы и перектывюсь к ней. Нд головой со свистом проносится рой пуль, но поздно: я уже в укрытии. Осторожно выглядывю: молодец Бхирев, все же вывел дв взвод в низкорослую лесопосдку, укрыл от огня противник. Вржеский пулемет, не дввший нм продвигться вперед, нкрыли нши минометы. Третий взвод воспользовлся этим и броском знял лощину и крй кукурузного поля.

Блбнов с двумя товрищми подняли меня и перенесли в кукурузу. Снитр перевязл рну. Прибежл [36] Бхирев. Он сообщил, что другие подрзделения бтльон вырвлись вперед и нм тоже необходимо спешить с ткой, чтобы не упустить время.

— Тебя придется отпрвить в тыл, — скзл он. — А комндовние ротой приму н себя.

— Зкончим бой, тогд видно будет, сейчс остюсь с ротой.

Бхирев понял, что спорить бесполезно. Молч взвлил меня н плечо и понес к лесопосдке. Здесь, н опушке, мтросы соорудили из винтовок и плщ-плтки носилки и уложили меня н них.

Бой продолжлся. Левее нс пошел в тку второй бтльон. Кк остновить его? Из лесопосдки видно, что нпрвление удр выбрно ошибочно: мтросы движутся по открытому месту, которое нсквозь простреливется.

Но предупредить соседей не успевем. Прикзывю передть н корректировочный пост координты оживших вржеских пулеметов. Своих пулеметчиков перемещю левее и предупреждю: огня без комнды не открывть.

Мои опсения опрвдлись. Когд второй бтльон вышел н рвнину, фшисты открыли бешеный огонь. Зстигнутые врсплох, моряки хлынули нзд.

Чувствую н себе тревожные взгляды бойцов: почему мы медлим? А я жду, когд немцы окжутся н ровном месте. Они и не подозревют, что мы висим н их флнге.

Подю знк. Шесть нших пулеметов хлещут в спины гитлеровцм. Бьют в упор, косят их, кк трву. Уцелевшие фшисты поворчивют вспять, но нперерез им бросется нш рот. Дв взвод с Бхиревым во глве уже зняли только что покинутые немцми окопы и отсюд, из укрытия, стреляют по мечущимся в пнике гитлеровцм. Меня переносят н новый рубеж. В горячке боя и про боль збыл. Доклдывют, что ншу тку поддержл третий бтльон. Двинулись вперед и опрвившиеся подрзделения второго бтльон.

Мы сми не ожидли, что тк здорово все обернется. Немцы, попв в «мешок», прекртили сопротивление. Збирем полсотни пленных. Н поле боя лежит человек семьдесят убитых и рненых гитлеровцев. Чсть [37] вржеских солдт рзбежлсь по кукурузному полю. Мтросы вылвливют их тм. В нши руки попло много трофеев: пулеметы, винтовки, боеприпсы. Мы с ходу знимем совхозный поселок.

Здесь и рзыскл меня полковник Осипов.

— Ловко вы срботли, чертяки полостые, — вместо приветствия проговорил он. — Я, грешным делом, н чем свет ругл тебя, когд ты злег в лесопосдке и не поддержл тку второго бтльон. А ты, окзывется, ткой хитрый мневр здумл.

Неудобно лежть в присутствии комндир полк. Пытюсь встть. Но не тут-то было. В глзх срзу потемнело. Перед этим я уже двжды терял сознние, но кждый рз нендолго.

Полковник только теперь зметил, что я рнен. Кликнул врч. Сш Бхирев уложил меня поудобнее.

— Этот сумсшедший уже четвертый чс в тком состоянии ротой комндует, — пожловлся он Осипову.

Полковой врч осмтривл рну. Яков Ивнович ждл, что он скжет, и тихонько поругивл меня:

— Кк же тк, сынок? Ведь говорил тебе: стерегись…

Врч определил, что рн серьезня. Требуется немедлення оперция.

Я с трудом улвливл смысл слов. Осипов нклонился и поцеловл меня. Тепло поблгодрил з службу и пожелл поскорее выздороветь. Я хотел ответить, но губы не слушлись…

Мне сделли укол против столбняк и с первой пртией рненых отпрвили в медснбт. В дороге ншу снитрную полуторку обстреляли фшистские истребители, и меня здели еще две пули…

В Лузновке мне сделли оперцию. Очнулся я уже в плте. У моей постели сидел миловидня девушк в белом хлте. Зметив, что я проснулся, он зщебетл, кк птшк:

— Вот мы и живы, бртишк! А все боялись з тебя — и врчи, и Осипов: он все время твоим состоянием интересуется. — Девушк рзговривл со мной, кк с ребенком, лсково и покровительственно. — Двй знкомиться. Меня Лизой зовут. Мы с тобой теперь кровные брт и сестр: я тебе четырест кубиков своей крови отдл. Прямо во время оперции. Ты же совсем, [38] совсем слбенький был, еле душ в теле. Не хочешь ли ты чего-нибудь?

— Хочу, Лизньк. Очень хочу жить!..

Н другой день нс доствили в порт, н теплоход «Советскя Армения». В темноте теплоход отвлил от причл и под эскортом миноносц и двух ктеров-охотников нпрвился в море.

Глв IV. Здрвствуй, Севстополь!

В сочинском госпитле пришлось пролежть около месяц. Это был город моей юности. Здесь до призыв н флот мы с Сшей Мозжухиным рботли н электростнции.

Почти кждый день в плту приходили друзья, товрищи из горком комсомол. Всех опечлило известие о гибели Сши: его очень любили н электростнции.

Вместе со мной окзлсь и Оля Ивнов, нш медсестр. Он медленно попрвлялсь после тяжелой контузии, зиклсь и плохо слышл. Оля подолгу просиживл возле моей койки, ухживл з мной, кк смя лсковя сиделк.

А однжды мне скзли, что ко мне приехл ккя-то струшк. Это был мм! Узнл, что лежу в госпитле, и вот приехл из Крснодр.

Мм! Шесть лет не виделись мы с ней. Он сильно сдл з эти годы. Волосы стли совсем белые, лицо избороздили глубокие морщины. Я глжу нтруженные руки с голубовтыми веточкми вздувшихся вен и шершвой, огрубевшей от рботы кожей. Для меня эти руки смые нежные и смые крсивые… Трех сыновей и двух дочерей выходили и вывели в люди эти руки…

У мтери н глзх слезы.

— Ну, что ты плчешь, мм? — у смого тоже глз мокрые. — Видишь, я жив. Скоро снов стну н ноги…

— И снов уйдешь…

— Ничего не поделешь, мм. Тк ндо.

Рны быстро зживли, молодой оргнизм брл [39] свое. Не двли покоя мысли: кк тм в Одессе? Кк тм мои боевые друзья — фронтовые побртимы: бтя (тк мы нзывли Осипов), комисср Митрков, Сш Бхирев, Блбнов, Лйко…

16 октября встл рно. Утро было серое, дождливое, нвевющее тоску. Мысли, одн другой тяжелее, лезли в голову. Скорее бы выписли, скорее бы в Одессу, в полк!

Кто-то из соседей по плте включил репродуктор. Передвли последние известия.

— От Советского информбюро, — кк всегд, рзмеренно и четко произнес Левитн. Ккя-то еле уловимя тревожня интонция в его голосе зствил нсторожиться. И вдруг — кк гром:

— По прикзу Верховного глвнокомндовния ншими войскми оствлен город Одесс…

Мне покзлось, что я ослышлся.

Не может этого быть! Это ошибк! Ведь тм Осипов, Митрков, тм Сш Бхирев, Блбнов, Лйко! Рзве они оствят город?!

Пришел комисср госпитля. Объяснил, что грнизон Одессы сделл все, что можно было сделть, и оствил город только по прикзу комндовния. Сейчс зщитники Одессы сржются н Перекопе. Врг подходит к Крыму.

С этого чс мы нчли просить врчей скорее выписть нс из госпитля. Мне удлось добиться своего, уговорил врч. И вот, еще прихрмывя, вышел из госпитля.

Трудным был путь до Севстополя. Бои рзвернулись уже н подступх к Крыму, н Ишуньских позициях. В Джнкое удлось сесть н провоз. Когд отошли от стнции, нлетели «юнкерсы». Бомбы пдли то слев, то спрв. Мшинист стоял спокойный, строгий, пристльно смотрел вперед и лишь изредк говорил негромко, но влстно:

— Быстрее, ребят, быстрее…

Мы с кочегром непрерывно бросли в топку уголь. Поезд мчлся н всех прх. Нконец, бомбежк прекртилсь. Мшинист впервые улыбнулся, кивнув нм:

— Ну что, устли? Отдохните мленько. Он зкурил, угостил нс.

— Ну, кк тм в Одессе, морячок, жрко было?… [40]

Здесь тоже нелегко. Вот мы с помощником ни дня, ни ночи не знем. Все для фронт.

Михил Влдимирович — тк звли мшинист — рсскзывл, что вот уже две недели они не могут вырвться домой, нвестить семью. Берут соствы с вооружением, боеприпсми, продовольствием и н высоких скоростях без смены ведут через Симферополь и Джнкой.

Хмурым осенним утром я вступил н севстопольскую землю.

Город был и тот и кк будто не тот. Совсем недвно, кких-нибудь полгод нзд, был я здесь. Несмотря н то, что мй только нчинлся, н Приморском уже вовсю цвели кции и кштны. Ярко и горячо сияло солнце, густо синели бухты, по ним, оствляя з кормой пенистые буруны, стремительно проносились белокрылые яхты.

По вечерм юркие брксы высживли н берег деснты белоблузых моряков. Они гурьбой высыпли н пристнь и зполняли улицы, нбережные, бульвры. Молодцевтые, згорелые, крсивые, с гордыми нзвниями корблей н лентх, они спешили к своим подругм, чтобы вместе потом прийти к морю и смотреть, кк крикливые чйки рисуют н синем небе белоснежные зигзги.

Светлое, приветливое море было, кзлось, всюду. Оно выглядывло из-з колонн Грфской пристни, и бронзовый Ленин приветствовл тех, кто поднимлся по ее грнитным ступеням и выходил н широкую площдь. Оно рсстиллось перед глзми во всю ширь с высоты Исторического бульвр, где нд буйным цветением деревьев и кустрников возвышлсь знменитя пнорм Севстопольской обороны. Длеко-длеко, нсколько мог охвтить глз, было видно бескрйнее, родное Черное море. Море лсково плесклось вокруг пмятник зтопленным корблям, по ту сторону бухты тял в сизовтой дымке Констнтиновский рвелин — свидетель мужеств и слвы русских моряков.

Сейчс город совсем другой: посуровел, словно оделся в военную гимнстерку.

Несмотря н непогоду, жизнь в нем не змирл. Н улицх звенели лопты и ломы. Трудился стр и [41] млд. Рыли укрытия, перегорживли улицы бррикдми из кмней и мешков с песком. Н Млховой кургне, Историческом бульвре и н подступх к городу мтросы и солдты сооружли блинджи, рыли в кменистом грунте трншеи и ходы сообщений. В бухте змерли серые, ощетинившиеся жерлми орудий боевые корбли. Н пристнь непрерывным потоком сходили войск, выгружлись тнки, мшины, орудия с боеприпсми. Нд городом брржировли крснозвездные истребители. Возле Грфской пристни люди толпились у громкоговорителя, слушли сводку информбюро.

Нд Приморским бульвром по-прежнему рзносился крик неугомонных чек. Н одной из ллей я остновился у большой глереи портретов. Это были герои перекопских боев, стойко зщищвшие Ишуньские позиции. С первого портрет глядело молодое круглое лицо в стльной кске. Глз чуть прищурены. В рукх втомт, вскинутый вверх, н плечи нкинут плщ-плтк. «Крснофлотец Констнтин Ряшенцев в одном бою уничтожил несколько фшистов и спс от гибели комисср, — прочитл в подписи к фотогрфии. — З этот подвиг смелый боец предствлен к высокой нгрде — ордену Крсного Знмени».

Я смотрел н мужественное, волевое лицо и думл: вот ткие же люди стояли нсмерть под Одессой. Теперь они пришли сюд, чтобы отстоять черноморскую твердыню от, озверевшего врг.

Этот боец зпечтлелся в пмяти, кк символ, кк обрз зщитник Севстополя.

Снов вышел н площдь. Люди подходили к большой крте, с болью в сердце смотрели н синие стрелы, ползущие н восток, и молч отходили.

Отрывистый гудок тревоги с Корбельной стороны мгновенно очистил площдь и прилегющие улицы. Люди укрылись в щелях, убежищх, подвлх. В подъездх домов появились дружинники МПВО. Издлек уже доносились глухие хлопки зенитных злпов. С кждой минутой они приближлись и вот уже зполнили собой все вокруг, сливясь в сплошную лвину звуков. Белые бршки рзрывов покрыли небо. Кое-кк побросв бомбы, фшисты повернули обртно.

Черноморскя крепость был готов к боям. [42]

…Во флотском экипже пожилой комндир, суховтый, с воспленными глзми, бегло проверил документы и вернул мне:

— Вы должны прежде вылечиться. Пойдете в бтльон выздорвливющих.

— Рзве для этого я сюд добирлся! Комндир хмуро глянул н меня и скомндовл:

— Кругом! Шгом мрш!

Мне не оствлось ничего другого, кк повиновться. А в коридоре рссудил инче. Есть ведь и нд комндиром ккой-то нчльник. Что, если попытться?

В кбинет нчльник отдел подготовки и комплектовния Черноморского флот входил с опской: у ткого высокого нчльств мне не приходилось бывть ни рзу.

Но кпитн I рнг Иптов встретил приветливо, поздоровлся, кк со стрым знкомым — з руку.

— Двй, фронтовик, выклдывй, с чем пришел. Я подл документы:

— Прошусь н фронт.

Кпитн I рнг внимтельно прочитл госпитльное свидетельство и, кк мне покзлось, сочувственно посмотрел н меня.

— Н фронт послть не могу. См пойми, ккой из тебя вояк, с больной ногой? Вот окрепнешь, тогд, пожлуйст, приходи. А сейчс иди в бтльон выздорвливющих. Попрвляйся…

Рн зтягивлсь медленно. Только н шестые сутки удлось вымолить спрвку, что здоров.

А экипж гудел, кк пчелиный улей. В кубрикх, в коридорх, во дворе толпились моряки. Прибывли сюд из госпитлей, с корблей, береговых бтрей. Формировлись подрзделения морской пехоты.

Снов решил идти к кпитну I рнг Иптову. Но он и рзговривть не стл:

— Жди пок. Дойдет очередь и до тебя.

Н другой день Иптов см остновил меня в коридоре. Оглядел с головы до ног, подл руку. Я, кжется, немного переусердствовл: с ткой горячностью тиснул его лдонь, что он охнул.

— Ого! Вот теперь чувствую, что нбрлся силенок н флотских хрчх. Зходи, есть дело. [43]

В кбинете было несколько офицеров и стршин. Кпитн I рнг предствил собрвшимся невысокого коренстого офицер.

— Знкомьтесь: помощник комндир бронепоезд кпитн Головин. А это, — Иптов легонько подтолкнул меня, — стршин 1 сттьи Алексндров. Нзнчется к вм, Леонид Пвлович, стршиной группы пулеметчиков. Думю, не обидится з понижение: в Одессе он ротой комндовл. — Иптов весело взглянул н меня: — Или опять н фронт будешь проситься?

Попробуй только — снов попдешь в комнду выздорвливющих.

— Нет, нет, я доволен, товрищ кпитн первого рнг, — поспешно ответил я.

— Вот и договорились…

— Итк, нс уже двое. Можно скзть, экипж бронепоезд есть, — пошутил кпитн Головин, когд мы вышли от Иптов, — Кстти, вы где были под Одессой?

Я рсскзл.

— Лузновк, Ильичевк, — повторил он до боли родные и близкие мне нзвния. — Выходит, в полку Осипов? Рядом, окзывется, были, встретились вот где… Впрочем, может и встречлись, кто знет. Я во втором морском полку воевл. Н стыке с вшим.

Рзговорились. Вспомнили о боях под Булдынкой, Крыжновкой. И окзлось, что у нс много общих знкомых. Вспомнили об Осипове, Митркове, о моем бывшем комндире бтреи Шкирмне: Головин вместе с ним учился н курсх. Кпитн рсскзл, кк высживлся деснт под Григорьевкой. [44]

К концу беседы мне покзлось, что я двно уже зню своего нового комндир.

— А вы не бывли н 39-й бтрее перед войной? — спросил я.

— Д, — ответил Головин. — Я чсто приезжл туд с инспекцией штб военно-морской бзы.

— Знчит, тм я вс и видел.

От воспоминний об Одессе перешли к текущим делм.

— Сегодня же нчнем комплектовть бронепоезд, — скзл Леонид Пвлович. — Вы зймитесь пулеметчикми. Выбирйте обстрелянных, побыввших в боях.

Желющих попсть н бронепоезд во флотском экипже окзлось много. Но Головин отбирл только специлистов: комендоров, связистов, железнодорожников. Все они уже бывли в боях: одни под Одессой, другие н Ишуньских позициях, третьи приняли боевое крещение в море, н корблях. Большинство имело рнения и долечивлось здесь, в бтльоне выздорвливющих.

Рботник отдел комплектовния кпитн Кргодский возмущлся:

— По штту вм положены и строевые, почему их не берете? А одних специлистов я не дм. Думете, они другим не нужны?

Головин докзывл, что и строевые должны иметь специльности: ведь в бою ндо будет зменять выбывших из строя.

Пок они спорили, я подыскивл себе пулеметчиков. Вскоре возле меня стояли крепкие, ндежные ребят: Брнов, Шрпкин, Чувыкин, Чумичев, Мкренко, Асеев, Кривобоков. Люди обстрелянные, мстер своего дел. По моей просьбе кпитн зчислил их в экипж бронепоезд комндирми отделений. Они сейчс — же нчли «вербовть» себе подчиненных.

Перед обедом кпитн Головин скзл, что нзнчены дв комндир бронеплощдок. Они уже нбирют людей из соств выздорвливющих.

Мы тк увлеклись формировнием, что не зметили, кк промелькнуло время обед. Пошли в столовую. Тм кк рз обедл бтльон выздорвливющих. Среди моряков змечю двух молодых лейтеннтов. [45]

Один из них срзу же приковл мое внимние: черноволосый, крсивый. Тк это же Кочетов! Тот смый, которого видел 21 июня под Очковым! А кто же с ним? Д, сомнений нет: это его друг. Буценко. Хотелось подойти, но удержлся: вряд ли они помнят меня.

Смотрю, Кочетов кого-то зметил и побежл. Уже у выход хлопнул ккого-то крснофлотц по плечу. Тот обернулся. Терещенко! Првый нпдющий! Тот смый, что збил нм тогд дв гол!

Быстро подхожу к ним. Лейтеннт Буценко тоже. Встреч был трогтельной. Кочетов оглядел Всилия с ног до головы, крепко обнял.

— А мы тебя уже похоронили. Ну, выклдывй. Где был? Здоров?

Н стриженой голове Всилия белели шрмы. Он рсскзл, что после рнения его в бессознтельном состоянии доствили н кком-то брксе н Тендровскую косу, потом в Скдовск, оттуд теплоходом «Котовский» в Севстополь. Почти дв месяц провлялся в госпитле н Мксимовой дче. А теперь вот в бтльоне выздорвливющих. Уже почти здоров, но никк не удется выпроситься н фронт.

— Н бронепоезд хочешь? — весело спросил Кочетов.

— Еще бы не хотеть! — оживился Всилий.

— Тогд пошли с нми!

Тк вот кого имел в виду Головин, когд говорил о нзнчении двух комндиров бронеплощдок!

По дороге в кзрмы Всилий Терещенко рсскзл мне о своей бтрее, где служил нводчиком зенитного орудия. Боевое крещение принял в первый же день войны. Бои с фшистскими смолетми, летевшими н Николев, велись почти ежедневно.

А 13 вгуст бтрею зсекли фшисты. Н нее обрушился огонь тяжелой ртиллерии. Снряды ложились кучно. Один з другим рсчеты выходили из строя. Тогд же осколком снряд тяжело рнило в голову Всилия…

Прямо из экипж мы нпрвились в кзрмы СУЗА — тк сокрщенно нзывли Севстопольское училище зенитной ртиллерии. Нш строй, с полсотни моряков, одетых в бушлты, ничем не привлекл внимния встречных. А мне кзлось, что все н нс смотрят [46] и восхищются: «Вот шгет экипж бронепоезд»!

Прибыло к нм еще несколько комндиров: совсем молодые лейтеннты Молчнов и Мйоров, досрочно выпущенные из Кспийского военно-морского училищ, комндир железнодорожного взвод млдший лейтеннт Андреев, нчльник боепитния млдший лейтеннт Кморник. Вот это сил — столько комсоств! Не то, что в ншей роте под Одессой.

Поздно вечером все собрлись в помещении кзрмы. Здесь произошл еще одн волнующя встреч. Когд я рсписывл своих пулеметчиков по рсчетм, прибежл взволновнный, рдостный Всилий Терещенко.

— Смотрите, кого я ншел!

Гляжу — и глзм не верю. Передо мной — очковские друзья Всилия, его земляки — односельчне: Млхов, Новиков, Сергиенко. Все живы и здоровы, улыбются. Кк будто и не было круговерти войны, не было рзлуки — четверо земляков снов вместе. И все теперь будут служить н одном бронепоезде. А я опять с болью вспомнил о Сше Мозжухине…

Рсспросм, воспоминниям не было конц. Особенно много рсскзывл Борис Млхов. Окзывется, ему уже довелось воевть н бронепоезде, действоввшем н подступх к Крыму и носившем нзвние «Орджоникидзевец».

Ко мне подошел молодой, лет двдцти, мтрос. Вид интеллигентный, глз добрые, улыбк приятня и держится с достоинством. Срзу же кким-то чутьем определяю, что прню пришлось понюхть пороху.

— А ведь я вс зню, — скзл он улыбясь. — Помните лейтеннт Почткин? Впрочем, вопрос излишний: кто его не помнит. Тк мы же вместе были в его роте. Вы комндовли взводом.

Я внимтельно всмотрелся в него. Нет, не узню.

— Ничего удивительного, что вы меня не помните. Я был тм недолго, кких-нибудь две недели. А зовут меня Ивн Мячин.

Зхотелось ближе познкомиться с этим человеком. Окзлось, что он по профессии учитель, окончил педгогическое училище и уже рботл несколько месяцев в школе н Тмбовщине. В янвре его призвли во [47] флот, служил он н бтрее, н острове Мйском. Тм и встретил войну. В ночь н 23 июня немцы минировли фрвтер у остров мгнитными минми. А в нчле вгуст Мячин добровольно ушел в морской полк Осипов.

— Помните, нши ребят зхвтили две румынские тнкетки?

Я хорошо помнил этот случй. Тогд, вытряхивя из бшен имущество тнкистов, нши моряки впервые увидели портрет гитлеровского прихвостня Антонеску, который посылл румынских солдт н бесслвную гибель.

— В тот день, — продолжл Мячин, — я и был рнен. Пуля здел бок и позвоночник. Пролежл в эвкогоспитле до 25 вгуст, потом н теплоходе «Советскя Армения» эвкуировлся в Сочи. Пулю не стли удлять, отложили до лучших времен. Тк и ношу ее до сих пор. И хоть редко, но нпоминет о себе.

И вдруг мне подумлось, что ведь он ничего не знет ни о Почткине, ни о Констнди. И я рсскзл ему, кк погиб нш комндир роты, кк оторвло ноги политруку. Мячин был потрясен этим известием. Хоть и недолго был он под их нчлом, но, видно, успел полюбить этих змечтельных комндиров, з которыми кждый готов был идти в огонь и в воду.

Несколько минут мы молчли, вспоминя пережитое. Потом он медленно поднял голову, и я увидел в его глзх глубоко зтенную боль.

— Почему все это происходит? — спросил он с кким-то недоумением и злом. — Почему терпим неудчу з неудчей? Где нши тнки, где смолеты?

Что я мог ответить ему? Ведь мне смому эти мысли не двли покоя ни днем, ни ночью. Впрочем, он и не ждл от меня ответ.

В Севстополь Мячин прибыл в нчле октября кружным путем. Снчл через Ростов отпрвился н Перекоп, но тм уже шли бои, и он вернулся в Новороссийск, оттуд — в Феодосию, Симферополь и, нконец, в Черноморский флотский экипж. Здесь и получил нзнчение н бронепоезд.

В кзрму быстро вошел Головин. С ним было еще несколько человек в форме комсоств.

— Экипж бронепоезд в основном сформировн, — скзл [48] кпитн, собрв личный соств. — Предствляю вм, товрищи, комндиров.

И он поочередно нзвл всех офицеров.

— Моим помощником по железнодорожной чсти нзнчен лейтеннт Головенко, — сообщил Головин. — Он прибыл к нм из экипж бронепоезд «Орджоникидзевец».

Нс всех интересовли боевые действия этой крепости н колесх, и мы попросили лейтеннт рсскзть о ней.

Вот что мы узнли в тот вечер.

«Орджоникидзевец» построили крымские железнодорожники. С смого нчл войны, и особенно в те дни, когд немцы подходили к Крыму, труженики стльных мгистрлей смоотверженно рботли для фронт. Много провозов и вгонов они зблговременно перебзировли з пределы Крым, но дже с небольшим прком подвижного соств обеспечивли возросший объем перевозок.

Железнодорожники нходили новые и новые возможности для помощи фронту. Однжды н собрнии провозных бригд и ремонтников стнции Симферополь мшинисты Верзулов и Лрионов и мстер мехнического цех Пекелис внесли предложение построить своими силми бронепоезд.

Это предложение пришлось по душе всем железнодорожникм. В тот же день они не мешкя приступили к рботе. Рбочие не выходили из депо по 15 и более чсов в сутки. Многие вообще збыли о доме: лягут под деревом, подремлют немного и снов возврщются в цех. Нередко после трудных рейсов в рботу включлись и мшинисты провозов. Рбочие севстопольского звод оборудовли бронеплощдки. [49]

Вскоре бронепоезд был готов. Его оснстили боевой техникой и передли комндовнию Черноморского флот. «Орджоникидзевец» учствовл в боях з Перекоп и своими дерзкими рейдми очень помог ншим войскм.

Почти одновременно с севстопольцми коллектив стнции Срыголь (ныне Айвзовскя) с помощью коллективов феодосийских предприятий построил второй бронепоезд. Ему дли имя «Смерть фшизму». Первое крещение он получил в рйоне Ишуни.

Было это тк. Врг неудержимо нступл, тесня нших бойцов. И вот внезпно появился бронепоезд. Зрботли пушки, пулеметы, минометы. Немцы не рссчитывли встретиться с бронепоездом н ткой близкой дистнции. Деморлизовнные мощным огневым нлетом, фшистские цепи нчли отктывться нзд, нши войск, получив могучую поддержку, ринулись в тку.

Много рз испытывли н себе сокрушительные удры бронепоездов фшистские зхвтчики, изо всех сил стрлись вывести их из строя.

Однжды под стнцией Воинк н бронепоезд «Смерть фшизму» нлетел большя групп вржеских смолетов. Умело мневрируя, мшинист Козлов сумел уклониться от прямого попдния бомб. Однко гитлеровцм удлось рзрушить путь впереди и позди. Бронепоезд окзлся в ловушке. С минуты н минуту можно было ожидть появления новой группы бомбрдировщиков. Но н помощь уже спешил ремонтня бригд путейцев со стнции Воинк. Быстро восстновили полотно, и бронепоезд двинулся н выполнение здния.

Н боевом счету бригды бронепоездов числились десятки уничтоженных вржеских тнков, бтрей, втомшин, сотни солдт и офицеров…

Долго в тот вечер продолжлся рзговор. Моряки ближе узнли своих комндиров, друг друг.

— С сегодняшнего дня все мы, — скзл кпитн, — одн семья, бойцы одной воинской чсти. Скоро пойдем громить фшистов н своем бронепоезде. Нрод вы обстрелянный, думю, что воевть будем хорошо.

— А где же нш бронепоезд? — спросил кто-то. [50]

— Его еще нет. Будем строить сми. Вместе с рбочими морского звод. Кк думете, осилим?

— Осилим, — рздлись голос.

Кто-то попросил и Головин рсскзть о себе. Кпитн смутился, но тут же стл рсскзывть. Интересня у него биогрфия, боевя. Еще в 1928 году по путевке Крснопресненского рйком комсомол Москвы ушел он добровольцем во флот. Служил крснофлотцем н 20-дюймовой бтрее форт «Крсня Горк». После окончния училищ имени Фрунзе комндовл взводом, зтем бтреей н фортх Кронштдт и Ижорского укрепленного рйон. Н специльных курсх усовершенствовния комндного соств получил новую специльность — стл комндиром ртиллерии подвижных железнодорожных устновок. Воевл с белофиннми, учствовл в прорыве линии Мннергейм в состве ртиллерийского железнодорожного дивизион. И нконец — Одесс, морской полк…

— Ну, теперь — отбой, — зключил кпитн. — Звтр предстоит жркя рбот.

Возбужденные, с кким-то необыкновенным чувством окрыленности рсходились мы. Вчер еще большинство из нс не знло друг друг. А теперь кзлось, что служим вместе двным-двно.

Д тк оно и есть: ведь все мы моряки, флотскя служб крепко роднит.

Глв V. Есть "Железняков"!

Небольшя синенькя книжечк с черным якорем. Это — пропуск н звод. И хотя идем мы строем, под комндой лейтеннт, вхтер придирчиво осмтривет кждого, сверяет фотогрфии н пропускх. Ничего не поделешь: врг близко, в городе то и дело вылвливют лзутчиков и диверснтов.

Звод встретил нс грохотом пневмтических молотов, лязгом желез, шипением пр.

Вот и нш цех. Посредине — две плтформы и провоз. Обыкновенные, ничем не примечтельные. Ткие мы видели сотни рз н железных дорогх. Из них [51] ндо сделть бронепоезд — грозный и сокрушющий. И кк можно быстрее: фронт не ждет.

Подошел пожилой рбочий — бригдир.

— Ну, ребятки, вот вм первый урок: обрубйте у плтформы борт, снимйте с нее деревянную плубу, — спокойно и деловито скзл он. — Дело нехитрое, сноровк нужн.

Принимемся з рботу. Трудно с непривычки. Змхнешься молотком по зубилу, удришь по пльцу. Но подуешь н ушиб — и опять з дело. Хорошо, что есть кому подскзть, попрвить. Вместе с нми — десятки рбочих: резчики, слесри, электросврщики. Мы по две смены не уходим с звод — и они тоже, не отстют от нс. А ведь у многих — семьи.

Я рботю н плтформе и хорошо вижу, что делется в цехе. Люди трудятся с кким-то смозбвением, зртом. Нетрудно понять, ккие чувств руководят сейчс бойцми. Кждый знет: чем скорее будет построен бронепоезд, тем больше урон ннесут вргу зщитники Севстополя. Среди моряков то и дело змечю знкомые лиц. Вот пятихтские друзья держтся все вместе, будто боятся, что снов их могут рзлучить. Вот Ивн Мячин. Нелегко, видно, носить ему толстые доски, учитель ведь. Д и рн, нверное, дет о себе знть. Но крепится, не подет вид. Рботет вместе с Яшей Бклном — высоким, солидным мтросом. Они подружились кк-то быстро, з дв-три вечер, и теперь нерзлучны.

Они проходят мимо плтформы, неся н плечх сложенные одн н другую четыре доски.

— Не ндорветесь? — спршивю шутя.

— Ничего, товрищ стршин, — оборчивясь н ходу, весело говорит Мячин. — Еще столько осилим!

И вдруг, негромко вскрикнув, кк подкошенный, пдет, доски рссыпются. Подбегем к нему. Он неловко приподнимется, виновто смотрит и снов хвтется з бок:

— Пуля… проклятя… кольнул.

Рядом стоит, потиря ушибленное доскми плечо, Яш Бклн.

— Говорил тебе — не хрбрись, — укоряет он друг. — Тк нет: по четыре доски и не меньше…

Пончлу никто не предствлял, кк будет выглядеть [52] нш бронепоезд: никогд рньше не приходилось видеть ничего подобного. А вот комндиры нши, видимо, хорошо осведомлены. Кпитн Головин и лейтеннт Головенко уверенно дют укзния мстерм, советуются с ними. Почти все время в цехе нходится и руководитель рбот инженер Клинин.

С кждым днем плтформы все больше преобржются, меняют свой вид. Вместо деревянных бортов появляются высокие бронировнные.

Смые глвные труженики н строительстве бронепоезд — электросврщики. Среди них много девушек и подростков. Они зменили ушедших н фронт кдровых рбочих.

Особенно бросется в глз небольшого рост подвижной мльчишк лет шестндцти. Очень чсто ловлю н себе и н других морякх его восхищенный взгляд.

Подхожу кк-то к нему. Он отвел от лиц щиток, улыбнулся.

— Мечтешь стть моряком? — спршивю.

— А откуд вы знете? — обрдовлся он.

— Д уж зню… По глзм вижу. Кк зовут?

— Коля… Николй, — попрвился он, явно стрясь хоть этим придть себе солидность.

— Сколько же тебе лет?

— Пятндцть… Шестндцтый пошел…

— Вот видишь, ндо еще подрсти. А уж моряком стнешь обязтельно.

Я отошел, но не услышл з собой шипения электросврки. Оглянувшись, увидел: Коля все еще не приступил к рботе, стоит и смотрит н меня опечленным [53] взглядом. Видно, досдует н свои слишком молодые годы.

Рбот кипит — нпряження, боевя. А в перерывх между рботой знимемся стрелковой, общевойсковой и специльной подготовкой. Кпитн Головин соствил плн знятий и строго следит з его выполнением. Всем нм, незвисимо от специльности, предстоит выполнить упржнения курс стрельб. И не только из личного оружия, но и из стнкового и ручного пулеметов.

Головин и Кочетов окзлись нстоящими энтузистми стрелковой подготовки. Кочетов рздобыл где-то две снйперские винтовки для тренировки лучших стрелков.

Через неделю после нчл рбот в цех вместе с Головиным пришел еще один кпитн. Неторопливо обошел плтформы, остновился около провоз. Головин что-то говорит ему, покзывя то н бронеплощдку, то н провоз, но мы ничего не слышим: в цехе стршный грохот, рботет одновременно несколько пневмтических молотов и зубил — рубят и клепют стль. Лейтеннт Кочетов побежл с доклдом. Через несколько минут вернулся.

— Вот и комндир бронепоезд прибыл… Кпитн Скян. Тоже из-под Одессы, — сообщил он.

В это время звыли сирены. Никто не двинулся с мест.

— Почему люди не идут в укрытия? — спросил с удивлением новый комндир.

— Д рзве их зствишь уйти? — рзвел рукми Головин. — И слушть не хотят.

— Если будем обрщть внимние н кждую тревогу, — вствил кто-то из рбочих, — то и рботть некогд будет. А фшистм того и ндо.

Тк и трудились: з стенми цех грохочут взрывы, осколки брбнят по крыше, люди не покидют своих мест.

Кк-то по дороге н звод встретился я со своим другом Петром Пилецким: вместе служили н 39-й бтрее в Одессе.

— И вы здесь? Ккими судьбми?!

— Здесь вся нш бтрея, — сообщил он. — Рсположились в Кзчьей бухте. [54]

Мы срзу же пошли к кпитну Головину. Он без долгих слов отпустил меня повидть боевых друзей.

По дороге Петя Пилецкий поведл мне о делх бтрейцев. 39-я учствовл в боях до последнего дня обороны. Своим огнем он прикрывл эвкуцию войск из город. Бтрейцы уходили последними. Построили плоты, погрузили н них все, что можно было. А что не могли зхвтить с собой, уничтожили.

Буксир вывел плоты в море. Спокойное плвние длилось недолго. Нлетели фшистские смолеты. Бомб угодил в буксир, и он зтонул. Вржеским летчикм и этого покзлось мло. Н бреющем полете они делли зход з зходом, бомбили, обстреливли плоты.

Бтрейцы устновили «мксимы» н смодельные вертлюги. Удрили по смолетм из трех пулеметов и всех винтовок. Успех был неожиднный: головной «юнкерс» врезлся в море. Это немного охлдило пыл фшистов. Хотя они и продолжли тки, но уже не с тких млых высот. Моряки приободрились, усилили огонь. Один из смолетов здымил, повернул к берегу. З ним и остльные убрлись восвояси.

Все понимли, что смолеты кждую минуту могут появиться снов. Но духом никто не пл. Подобрли людей с зтонувшего буксир, окзли помощь рненым. А тут и ночь опустилсь. В темноте смолетов можно было не опсться. Но поджидл другя бед. Поднялся сильный ветер. Плоты бросло, волны перектывлись через них. Ослбли крепления, бревн того и гляди рссыплются. Н счстье, подоспел нш подводня лодк. Он подобрл бтрейцев и доствил в Севстополь.

В глвной бзе ртиллеристы обртились к комндовнию с просьбой не рзлучть их. Сейчс формируется подрзделение, костяком которого будут уцелевшие моряки с 39-й.

И вот я снов вижу своего бывшего комндир Шкирмн. Он уже кпитн. Обнял меня, кк сын. Нс окружили друзья. Нчлись бесконечные рсспросы.

Смым печльным для меня было сообщение о Тне Селюйшой. Познкомились мы с ней перед [55] смой войной, когд он прибыл к нм н бтрею. У нее было совсем юное румяное лицо, пепельные волосы. Однжды вечером, когд н небе уже высыпли первые звезды, я сидел н копне сен у блиндж и, отдвшись мечтм, тихо игрл н гитре. Мысли о Тне никк не выходили из головы. Кк-то см собой вырвлсь из груди песня и понеслсь, словно зпоздвшя н гнездовье чйк:

Дивлюсь я н небо

Т и думку гдю…

Но не допел я свою любимую песню. Сзди что-то зшуршло, я оглянулся и чуть не хнул от удивления и рдости. Позди, чуть склонив голову нбок, стоял он — лейтеннт медицинской службы Тня Селютин.

— Пойте, пойте, — скзл мягким грудным голосом. — Вы хорошо поете. Я уже двно вс слушю.

И он сел рядом.

Я спел еще несколько песен. Потом звязлся рзговор. О многом мы переговорили в тот лунный вечер. Я узнл, что Тня сирот, воспитывлсь в детском доме. Рсскзл ей о себе. Эт бесед кк-то сблизил нс. Потом он чстенько нведывлсь в нш дзот. Я учил ее игрть н гитре, стрелять из винтовки, вместе пели любимые песни.

И вот теперь узню, что Тня тяжело рнен в голову и живот. Ее успели отпрвить н Большую землю, но следы ее зтерялись.

Пробыл у товрищей до обед. Пор было возврщться.

— Ну, кк нстроение? — спросил Головин, выслушв доклд о прибытии.

— Будто в родной семье побывл, товрищ кпитн!

— Ндо, чтобы и нш экипж стл ткой же боевой семьей, — зключил он.

Вечером состоялось комсомольское собрние. К нм прибыли комисср бригды Ехлков и нчльник политотдел Ищенко. Вопрос был один: создние комсомольской оргнизции бронепоезд и выборы бюро.

Комисср рсскзл о положении н фронте. Много [56] теплых слов в нш дрес скзл Ищенко. Он нзвл лучших комсомольцев, отличившихся н постройке бронепоезд, поствил их в пример всему экипжу.

Избрли бюро. Н зседнии снов выступил Ищенко.

— Предлгю избрть секретрем Алексндров. Имеет боевой опыт з плечми, д и опыт комсомольской рботы тоже есть.

Я был удивлен и, признться, дже рстерялся. Спрвлюсь ли?

А обстновк н фронте стновилсь все более тяжелой.

29 октября в Севстополе было введено осдное положение. Эскдр покинул севстопольские бухты. Противник приближлся. Военный совет флот обртился к морякм с призывом: мужественно, до последнего вздох отстивть колыбель Черноморского флот — Севстополь.

1 ноября противник знял Бхчисрй. Мы спешим с постройкой бронепоезд. Чтобы не тртить времени н ходьбу, переселились из кзрмы в вгоны, стоявшие н путях недлеко от звод. Для комндного соств выделили пссжирский, крснофлотцы рзместились в трех теплушкх. Н колесх будут у нс и склды боеприпсов, и мстерские, и кухня, и снчсть. Вгоны для них мтросы вместе с железнодорожникми оборудуют н стнции.

2 ноября Головин послл меня туд проверить, кк идут рботы. Оборудовние вгонов подходило к концу. Потолковв с ребятми, я уже собирлся уходить, кк вдруг лицом к лицу столкнулся с мшинистом в промсленной спецовке.

— А, морячок, — улыбнулся он. — Прижился в Севстополе?

Это был тот смый мшинист, с которым я ехл из Джнкоя в Севстополь. Михил Влдимирович Глнин. Я рсскзл ему, что пок еще не воюю, строю бронепоезд.

— Бронепоезд, говоришь? — зинтересовлся он. — А экипж нбрли?

— Д, в основном сформировн.

— И мшинисты есть? — допытывлся он.

— Пок еще нет. [57]

— Тк ккой же это бронепоезд без мшинист? Где твое нчльство? Веди к нему.

«Вот, — думю, — отчяння голов. См нпршивется туд, где жрче».

Н звод пришли вместе. По дороге Михил Влдимирович рсскзывл, кк прорывлся со своим провозом из Симферополя, когд в город ворвлись немцы.

Это было 31 октября. Симферопольский узел опустел. Н стнции остлись лишь подрывники и небольшя комнд бронепоезд «Войковец», который отпрвлялся последним. Но тут случилось то, чего никто не ожидл. Провоз бронепоезд вышел из строя.

Н стнции еще нходились секретрь прторгнизции депо Лрионов, зместитель нчльник депо Михил Блинов, мшинист Михил Глнин, его помощник Женя Мтюш и кочегр Ивнов.

— Ндо любой ценой спсти бронепоезд, — скзл Лрионов. — Провозов нет, остлся только один, мломощный. Бери, Миш, «овечку», экипируйся — и в путь добрый.

Вскоре бронепоезд стоял уже под прми, готовый к отпрвлению. Дежурный по стнции поднял сигнл. Короткий свисток провоз — и поезд тронулся в путь. Через несколько минут Симферополь скрылся из виду.

Рзъезд Булгнк (ныне стнция Чистенькя) проехли без остновки. Дежурный по стнции только и успел крикнуть:

— Следи з воздухом!

Не успел бронепоезд проскочить стнцию Альм, кк нд ним действительно появилсь групп смолетов. Они нчли бомбить мост, чтобы прегрдить путь соству.

«Только бы взять этот крутой подъем!» — думл Глнин, вслух то и дело требовл:

— Больше пру! Больше двй пру!

Ребят стрлись изо всех сил. Пот грдом ктился с их лиц.

Рядом рздлся взрыв. Осколки бомбы попли в открытую площдку. Было убито несколько человек из комнды. Осколком второй бомбы перебило воздушную мгистрль провоз. Поезд остновился. Выяснив обстновку, [58] комндир скомндовл:

— Полный вперед!

— Есть полный вперед! — ответил Глнин. — Но ехть будем без втотормозов.

— Двй!

Трудно было выбрться н рзъезд Шкул (ныне Смохвлово), збитый вгонми. Но и через него промчлись, не остнвливясь. Остновку сделли только в Бхчисре.

Мшинист и помощник быстро сошли с провоз, осмотрели его. С помощью бойцов н скорую руку произвели необходимый ремонт. В это время из местного штб ПВО сообщили, что смолеты противник летят вдоль железнодорожного полотн и приближются к стнции. Нужно немедленно выезжть.

Мшинист вывел соств з входные стрелки. Немцы н тнкх и втомшинх уже нчли обходить Бхчисрй. То с одной, то с другой стороны железнодорожного полотн рвлись мины. Но бронепоезд стремительно мчлся вперед, в Севстополь…

Михил Влдимирович попросил проводить его прямо к Головину. Леонид Пвлович мы ншли в кзрмх. Тм црило оживление: прибыло пополнение — моряки в изношенных, змсленных бушлтх. У многих збинтовны руки, головы. Обветренные, зпыленные, злые, кк черти.

— Кстти пришел, — встретил меня Головин. — Принимй н учет комсомольцев.

— Товрищ кпитн, — доложил я, — к вм мшинист, товрищ Глнин.

— Двно н провозе? — быстро спросил Головин, окинув взглядом Михил Влдимирович. [59]

— Кое-ккой опыт есть, — уклончиво ответил тот.

— Товрищ кпитн, — вмешлся я. — Он уже несколько месяцев воюет н своем провозе, Спросите его, кк он в Севстополь прорывлся…

— Лдно, лдно, — перебил Леонид Пвлович. — См вижу, боевой прень. Но мшинисты у нс уже есть. Ну, д что-нибудь придумем. Может быть, придется иметь дв провоз. А сейчс ндо зняться пополнением. Это — орджоникидзевцы.

Печльня судьб постигл этот бронепоезд. 24 октября он принял боевое крещение под стнцией Ивновк в рйоне Перекоп. В тот день под покровом тумн комндир бронепоезд кпитн Булыгин со стршиной тяги Черкшиным и крснормейцем Схно н дрезине «Пионерк» уехли в ближйшую точку для устновления связи и не вернулись. Тк и остлсь неизвестной экипжу их судьб.

А в 11 чсов немецкие смолеты нчли бомбить бронепоезд. И не только бронепоезд. Все его тыловые бзы подверглись жестокому рзрушению. Комндовние принял лейтеннт Чйковский. Бой длился около трех чсов. Экипж действовл уверенно, хлднокровно. В бою был сбит один смолет.

27 октября бронепоезд еще продолжл боевые действия и успел ннести немлый урон вргу. А в ночь н 28 октября подорвлся н минх и сошел под откос недлеко от стнции Курмны.

И вот, оствшийся личный соств — опленные боями крснофлотцы, стршины, не рз глядевшие в глз смерти, прибыли к нм. Держтся они незвисимо, рвутся в бой.

— Теперь уже скоро, — скзл я. — Вот поможете оборудовть бронепоезд — и нчнем воевть.

— Мое место у орудия! — рздрженно крикнул вдруг один из новичков с повязкой н голове. — И его тоже… и его… и его… — он поочередно, оглядывясь, укзывл н своих товрищей, стоявших в стороне молч. — Я стрелять хочу, должен бить их, гдов, не стучть молотком. Пусть тыловики постучт…

К нм быстро подошел незнкомый офицер. Видимо, он слышл нш рзговор.

— Между прочим, — скзл он, обрщясь к комендору с перевязнной головой, — стршин второй [60] сттьи Алексндров был под Одессой. Это о чем-то говорит. А порботть все же придется, товрищ Дробин, — добвил он уже мягко. — Здесь нет тыл, всюду фронт. Ясно?

— Ясно, товрищ бтльонный комисср, — четко и с увжением произнес крснофлотец.

— Ну что ж, теперь будем знкомиться, что ли, товрищ комсорг? — комисср, улыбясь, протянул мне руку. — О вс мне рсскзывл кпитн Головин. Меня зовут Порозов Петр Агфонович. Нзнчен к вм комиссром бронепоезд. Пришлось немного повоевть н «Орджоникидзевце». Но н новом бронепоезде, ндеюсь, будем воевть до победы… А теперь продолжйте знкомиться с ншими комсомольцми.

Узнл я в тот день Лврентия Фисун, Всилия Суржн, Евсея Третьяков, Илью Ус, Борис Гришко, Михил Козков, Ивн Пятков, Михил Атров и многих других.

Рно утром — снов в цех. Сврк броневого кркс уже звершен. Дружно зливем его бетоном. Рбот не прекрщется ни н минуту.

Врг бешено бомбит город. Опустели улицы. Все ушли в укрытия. А мы продолжем стучть молоткми, крсим борт, устнвливем орудия, оборудуем кземты.

Мтросы с смого нчл рзделились н две группы: одни рботют в цехе, другие изучют мтерильную чсть, тренируются.

Учтся все. Комсомольцы постновили: кждый должен уметь обслуживть орудия и минометы — пулеметчики, связисты и дже коки. В бою все может случиться, и кждый должен быть готов зменить товрищ.

Изучть мтерильную чсть орудий и тренировться в слженности действий ходили н учебный полигон школы оружия. Н учениях все рсчеты рботли оргнизовнно, Головин не делл никких скидок н условность. Его можно было видеть везде, в любое время. Энергия Головин удивлял: он нходил время н все, кроме, кжется, отдых.

3 ноября млдший лейтеннт Кморник вызвл меня, Зхр Лутченко и еще нескольких бойцов. [61]

— Поедем получть минометы, — объяснил он.

Я полгл, что мы нпрвимся н ккой-нибудь воинский склд, где нм выддут сверкющие зводской крской минометы. А приехли н железнодорожную стнцию и нпрвились в мстерские. То, что мы увидели тм, порзило нс своей необычностью. Мы и рньше знли, что севстопольцы делют все возможное для фронт, для обороны родного город. Но минометы — своими силми, в обыкновенных железнодорожных мстерских — это превосходило нше вообржение.

В мстерских между стнкми, в окружении железнодорожников прохживлсь невысокя, энергичня женщин с волевым лицом. Нм скзли, что это секретрь Севстопольского горком пртии Антонин Алексеевн Срин.

— Товрищи с бронепоезд? — увидев нс, спросил он. — Что ж, прибыли вовремя. Видите, ккие крсвцы дожидются…

Антонин Алексеевн покзл рукой н стоящие в углу цех новенькие минометы.

Мы узнли, что это боевое оружие первыми нчли изготвливть железнодорожники Срыгольского депо. По иницитиве нчльник провозного отделения Влдимир Георгиевич Пнсенко они приспособили для этого мехнические мстерские. Первые опытные обрзцы во время испытний покзли отличные результты. Вслед з этим по предложению Крымского обком пртии производство минометов освоили и в Симферопольском провозном депо. Руководили этим мстер А. В. Пекелис и специльно приехвший в Симферополь предствитель Нркомт обороны Суровенко.

Когд возникл необходимость эвкуировть оборудовние депо з пределы Крым, руководители военно-эксплутционного отдел железной дороги решили не вывозить минометный цех, перебзировть его в Севстополь.

Пекелису было поручено в десятидневный срок смонтировть оборудовние н новом месте и нлдить выпуск минометов. Блгодря энтузизму симферопольских железнодорожников, ткже местных провозников и вгонников рбот был зкончен досрочно: уже н четвертый день А. В. Пекелис доложил [62] горкому пртии о выполнении здния. Вскоре с железнодорожникми кооперировлись и некоторые другие севстопольские предприятия.

Первую продукцию минометного цех получили мы. После испытний н полигоне минометы были устновлены н бронеплощдкх.

4 ноября постройк бронепоезд зкончен. Мы любуемся им. Крсив и могуч! Провоз и площдки зщищены толстой, ндежной броней, сверкющей свежей крской. З стльными плитми укрыты четыре стомиллиметровые пушки, снятые с миноносцев, восемь минометов, полтор десятк пулеметов, из них четыре крупноклиберных. Нстоящий сухопутный броненосец, крепость н колесх!

Для повышения скорости и мневренности бронепоезд нм выделили второй, небронировнный локомотив.

Во второй половине дня н зводе состоялся митинг. К рбочим и морякм приехли комндующий Черноморским флотом Ф. С. Октябрьский, член Военного совет Н. М. Кулков, секретрь горком пртии Б. А. Борисов.

Комндующий флотом поблгодрил рбочих звод и моряков з обрзцовое выполнение здния и [63] призвл экипж бронепоезд без пощды громить фшистов. Адмирл рсскзл о тяжелом положении н фронте, о том, что у деревни Дувнкой идут ожесточенные бои. Дувнкой — это ключ в Бельбекскую долину, и немцы бросили туд свои отборные чсти, тнки и вицию. Восьмя отдельня бригд морской пехоты, местный стрелковый полк и 3-й полк морской пехоты ведут упорные бои, отржя бесконечные тки противник.

Выступили прторг звод, электросврщиц Женя Игнтов, комисср бронепоезд Порозов. Зтем слово предоствили мне.

— Комсомольцы предлгют нзвть нш бронепоезд именем легендрного мтрос революции, героя гржднской войны Антолия Железняков, — волнуясь, скзл я.

Это предложение было встречено бурей плодисментов и крикми «ур!».

Когд стихли плодисменты, член Военного совет скзл:

— Хорошее, достойное имя дли вы бронепоезду. Мтрос Железняков боялись врги. Пусть тк же боятся и вс фшистские зхвтчики!

Глв VI. Первые злпы

Приближлсь 24-я годовщин Великого Октября. Первый военный Октябрь. Еще год нзд в кнун этого прздник н рейде стояли рсцвеченные флгми крейсеры, эсминцы, подводные лодки. Многолюдно было н Приморском бульвре. Тысячи людей собирлись здесь вечерми в ожиднии той минуты, когд, словно по мновению волшебной плочки, одновременно вспыхивли яркими гирляндми рзноцветных огней стоящие н рейде корбли. Огни отржл водня глдь, и трудно было скзть, что было в эти минуты крсивее — небо или море. Люди стояли, кк звороженные, не в силх оторвть глз от этой поистине волшебной крсоты…

Сейчс все это кзлось длеким-длеким. Город [64] был зтемнен, все погрузилось в сплошную тьму, рейд опустел. Черноморскя твердыня притихл, нсторожилсь, готовясь к решительной схвтке.

Экипж бронепоезд с нетерпением ждл прикз. Хотелось скорее вступить в бой, боевыми делми ознменовть прздник.

Нкнуне у нс случилось еще одно пмятное событие: комндир орудия Зхр Лутченко встретил в учебном отряде своего стршего брт Степн. Рдостно сияли их лиц, вместе с ними рдовлись и другие бойцы. Кто-то пошутил:

— Ну и встречи у нс — одн з другой, кк в ромне: то друзья нходят друг друг, то бртья…

И првд, встречи происходили одн неожидннее другой. Впрочем, ничего удивительного в этом не было. В дни перед нчлом севстопольской обороны моряки, ушедшие из-под Одессы и с других учстков фронт, стеклись в Черноморский экипж. Здесь пересеклись их пути, здесь они нходили друзей, знкомых, близких, которых уже считли безндежно зтерявшимися в круговерти войны. Ивну Мячину посчстливилось встретиться с двоюродным бртом, служившим н эсминце «Дзержинский».

Бртья Лутченко попросили нзнчить их в один ртиллерийский рсчет, и комндир охотно пошел им нвстречу.

5 ноября н бронепоезд прибыли нчльник рзведки лейтеннт Зорин, стршин Нефедов, помощник мшинист Глкин, мичмн Зриндский, пулеметчик Сикорский, шофер Гончров с грузовиком-полуторкой, помощник нчпрод стршин 1 сттьи Дмитриенко, вестовой дядя Миш Силин.

Среди прибывших окзлись и медсестры. Я срзу узнл двух нерзлучных подруг — Ксению Кренину и Ольгу Нехлебову. З несколько дней пребывния в комнде выздорвливющих я хорошо зпомнил их. Они ушли в снчсть, где уже приводил в порядок несложное хозяйство военфельдшер Сш Нечев.

Вечером 6 ноября комндующий береговой обороной Севстопольского оборонительного рйон генерл-мйор П. А. Моргунов прикзл бронепоезду н рссвете выйти в рйон Кмышловского мост и ннести удр по противнику. [65]

Кпитн Скян объявил прикз н совещнии комндного соств. Н совещние были приглшены пртийные и комсомольские ктивисты. Комндир поствил перед кждым конкретную здчу в предстоящем бою.

Через чс состоялось внеочередное комсомольское собрние. Весть о боевом прикзе взбудоржил, воодушевил ребят; я почувствовл среди них ткой здор, ткое нетерпение и готовность немедленно идти в бой, что подумл: с ткими ребятми можно воевть, можно идти н любое трудное дело…

Целью ншего первого выход было испытние мтерильной чсти. Но, чтобы не тртить зря снряды, комндовние береговой обороны дло здние обстрелять скопление противник в рйоне деревни Дувнкой (ныне Верхне-Сдовое).

Первыми отпрвляются в путь н мотодрезине рзведчики. Вместе с комндиром — молодым, энергичным лейтеннтом Зориным едут бесстршные рзведчики с «Орджоникидзевц» — Михил Козков и его тройк: Веревченко, Стрежновский и Рудой, ткже рдисты Спинж и Солопов.

Фыркнул мотор, и дрезин, плвно нбиря ход, скрылсь з поворотом. Ее ведут стршин Дмухйло и мотористы Моцный, Роскин и Ковлев.

Все члены экипж были в кком-то возбуждении, в предчувствии скорого боевого крещения.

Комисср все время вместе с нми. Трудно дже предствить его в другой обстновке. В этот вечер кк-то смо по себе получилось, что он рсскзл нм свою биогрфию.

Родился Петр Агфонович в семье бедняк. С двендцти лет ему пришлось рботть н кожевенном зводе.

А в восемндцтом году он стл одним из оргнизторов пртизнского движения н Псковщине. Потом ушел добровольно в Крсную Армию. В состве квлерийского эскдрон сржлся против Колчк и кулцких бнд н Среднем и Южном Урле. Через год вступил в комсомол. Потом рнение, тиф. После излечения рботл секретрем комитет комсомол н оружейном зводе, вступил в пртию, был прторгом рудник. А в 23-м снов по пртийному призыву пришел [66] в рмию. З учстие в боях против Колчк нгржден орденом Крсного Знмени…

Рсскзывя о себе, Петр Агфонович то и дело посмтривл н чсы. И хотя он внешне был спокоен, мы чувствовли, что комисср беспокоится. Прошло полчс, чс… Бронепоезд стоял под прми, готовый в любую минуту тронуться в путь. Комнд знял свои мест. Ждем возврщения рзведчиков. А дрезины все нет и нет.

Чтобы хоть кк-нибудь поднять нстроение людей, я вынес из теплушки гитру. Этот нехитрый инструмент сопровождл меня всюду. Еще в Одессе, н бтрее, гитр скршивл мне и моим друзьям короткие чсы досуг. Однжды во время обстрел ее рзбило взрывной волной. Но уже через несколько дней нши ребят, ездившие в город з боеприпсми, привезли мне новую. Но и он куд-то пропл в последнем бою.

В сочинском госпитле кто-то узнл, что я игрю, и врч принес мне гитру прямо в плту. И потом все время, пок зживл рн, пришлось рзвлекть рненых, поддерживть песнями морльный дух бойцов.

Н бронепоезде мне снов вручили этот инструмент. Кк только выберется свободня минутк, просят бойцы: сыгрй д сыгрй. Упршивть меня не приходится — см очень люблю петь под гитру. Соберутся в круг железняковцы, трону пльцми струны, и польется песня. И, кк бы ни устли люди, рзвеселит, согреет душу, придст силы, бодрость.

Тк было и сейчс. Звидев гитру, ребят сгрудились вокруг меня. Я тихо тронул струны и [67] зпел:

Их было три: один, второй и третий,

И шли они в кильвтер без огней.

Лишь волком выл в снстях рзгульный ветер,

А ночь был из всех ночей темней.

Песня немудреня, не зню, кто и когд ее сложил, видно, еще в гржднскую войну, но он зтргивл ккие-то живые струны в душх железняковцев, был им сродни.

Мы шли н вест, неся вргу гостинцы,

Но врг не спл, оберегл свой стн…

И вот взлетели в воздух три эсминц.

Н минх злых коврных нгличн.

Спели песню. Потом другую, третью.

Кпитн Скян все время посмтривет н чсы. В ткие минуты всегд кжется, что время тянется очень медленно. Уже двно истек срок возврщения, рзведчиков все нет.

Но вот вдли послышлся едв рзличимый перестук колес, через несколько минут из-з поворот покзлсь и см дрезин.

Лейтеннт Зорин легко соскочил с площдки и бегом нпрвился к комндиру с доклдом.

Кпитн остлся доволен результтми рзведки. Рзведчики уточнили и ннесли н крту не только место скопления живой силы, но и многочисленные огневые точки противник.

— Почему здержлись? — тихо спросил кпитн у лейтеннт Зорин.

— Рзрешите доложить… Н обртном пути нрвлись н немецкую рзведку. Пришлось вступить в бой.

И тут только зметили н првом борту дрезины несколько вмятин от пуль. К счстью, никто из рзведчиков не пострдл. Зто фшисты понесли урон — дв гитлеровц остлись лежть н обочине железной дороги.

Мшинисты бронепоезд двно ждли комнды. И не успели отзвучть слов: «Провозы, полный вперед!», кк лязгнули буфер, и бронепоезд, словно зстоявшийся конь, рвнулся с мест. Вскоре он уже пробирлся в извилинх холмов. Впереди, проверяя путь, шл дрезин.

Кпитн Головин, лейтеннты Кочетов и Буценко [68] готовили исходные днные для открытия огня. Кждой цели двли условный номер, подсчитывли рсстояние, определяли прицел, вносили метеорологические, бллистические и другие попрвки.

Позди уже остлся Кмышловский мост. До позиции один километр. Бронепоезд идет по южному склону горы. Внизу Бельбекскя долин. Кругом, куд ни кинешь взгляд, — чудесные крски поздней крымской осени. Вспоминется пушкинское: «В бгрец и золото одетые лес…» Только здесь не те дремучие среднерусские лес, которые видел поэт, мелколесье: низкорослые дубки, зросли боярышник, шиповник, волчьей ягоды… Смотришь н все это, и не верится, что вон тм, з теми холмми, притился врг. Он пришел сюд, чтобы хозяйничть в этом неповторимо прекрсном солнечном крю. Нет, не бывть этому!

Вот и последняя выемк — нш позиция. Всего несколько минут знял нш путь: тк близко подошел врг к Севстополю! В последний рз лязгнули сцепления, и бронепоезд остновился, готовый открыть огонь.

— Цель номер один… Прицел… целик… фугсным, — рздлись короткие, отрывистые ртиллерийские комнды. — По фшистским зхвтчикм — злп!

Первый злп бронепоезд «Железняков»!

Выстрелы рзорвли утреннюю тишину, и не успело успокоиться эхо, кк последовли третий, четвертый, пятый… Кзлось, между ними нет никких интервлов — н противник обрушилсь сокрушительня лвин огня.

С кждым злпом содрогются и грохочут нши бронеплощдки, полуоглохшие ртиллеристы не змечют ни этого всеоглушющего грохот, ни устлости… Рсчеты рботют слженно, словно один мехнизм. Вот когд пригодилсь выучк, которой тк нстойчиво добивлся Головин!

Фшисты были зстигнуты врсплох. Они никк не ожидли мощного огневого нлет с этого нпрвления и потому не окзывли никкого противодействия. А бронепоезд продолжл извергть ливень огня и метлл.

После десятого злп комндир перенес огонь н [69] другие цели. Орудия стреляют без пропусков, мтерильня чсть действует безоткзно.

Н северо-восточном склоне высоты 165,4, поднимющейся нд берегом Бельбек, комндир зсек несколько вспышек.

— Немцы ведут огонь по ншей пехоте, — безошибочно определил кпитн Скян. — Удобный случй испытть ртиллеристов в стрельбе прямой нводкой!

Снов перенос огня. Первым стреляет рсчет Зхр Лутченко. Снряд рвется недлеко от вржеской огневой точки. Второй снряд нкрывет цель.

— Молодец, Лутченко! — хвлит комндир. Вслед з первым вступют в действие и остльные.

Злп! В шестикртный бинокль вижу, кк кучно поднялись четыре взрыв н огневой позиции противник.

Еще дв злп — и вржеской бтрее пришел конец. Для верности нши ртиллеристы сделли еще несколько выстрелов, зтем снов обрушили огонь н нмеченные рнее цели.

Первый экзмен был выдержн. Лучше всех покзл себя в этом бою рсчет бртьев Лутченко. Не посрмили чести черноморских комендоров и другие ртиллеристы. Вдвойне именинникми чувствовли себя комндиры рсчетов Дроздов, Днилич и Бойко: только нкнуне их приняли в пртию, и этот бой покзл, что они достойны носить высокое звние коммунистов-фронтовиков.

К комндиру бронепоезд подошел лейтеннт Кочетов:

— Товрищ кпитн, рзрешите произвести отстрел минометов. Видите лощину? Тм укрытия для пехоты…

Комндир еще рз посмотрел в бинокль, прикинул рсстояние.

— Добро! — соглсился он. — Эту лощину только из минометов и достнешь.

Лейтеннты Кочетов и Буценко мгновенно рссчитывют исходные днные. Деловито и спокойно, словно н учениях, комндуют они кждый н своей бронеплощдке. Мои пулеметчики с нескрывемой звистью смотрят, кк изготвливются к стрельбе минометчики, следят з рзрывми мин. Короткя пристрелк — и вот уже обе площдки ведут огонь н поржение. [70]

Ответного удр со стороны противник не было. Может быть, поэтому нш первый бой мло чем отличлся от учебного. Н ккое-то время мелькнуло дже чувство рзочровния. Но стоило об этом подумть, кк позди бронепоезд один з другим грохнули дв взрыв. Нд гребнем выемки выросли столбы щебня и пыли.

От неожиднности я вздрогнул. И понял: ртиллеристы противник нщупли нс и нчли пристрелку. Нши минометчики, не обрщя внимния н рзрывы вржеских снрядов, выпустили беглым огнем еще с десяток мин, после чего бронепоезд дл здний ход. И вовремя: мы еще не успели уйти в спсительную выемку, н том месте, где только что стоял провоз, нчли рвться снряды. Минут промедления, и серия прямых попдний неминуемо обрушилсь бы н бронепоезд.

Н этот рз «Железнякову» удлось целым и невредимым выйти из-под огня. Кк-то будет в дльнейшем?

Окрыленные удчей, гордые от сознния первой победы нд вргом, возврщлись железняковцы с боевого здния.

Быстро миновли Кмышловский мост. Здесь у нс про зпс вторя выемк. Остнвливемся. Комндир созывет личный соств н вторую бронеплощдку. Когд все собрлись, он скзл:

— Бронепоезд вступил в строй, вошел в соств действующих чстей обороны Севстополя и нчл громить врг. Экипж бронепоезд успешно сдл экзмены, мтерильня чсть рботет отлично. Все мы сегодня потрудились хорошо, по-боевому, и з это спсибо вм. Но впереди еще много больших и трудных боев. Пусть этот первый бой будет нчлом больших побед нд вргом!

Выступил и комисср. Могучим мтросским «ур» ответили железняковцы, когд он поздрвил нс с боевым крещением.

— Нм этот прздник дорог вдвойне, — скзл он, — потому что первый нш бой произошел в день 24-й годовщины Великого Октября. С боевым крещением, дорогие товрищи!

— Ур---! — поктилось нд притихшей долиной. [71]

Глв VII. Зеленый призрк

Н следующий день нши связисты с утр вышли н линию. Их здч — войти в связь с комндовнием береговой обороны. С зднием они спрвились быстро.

Выслушв доклд комндир бронепоезд, генерл-мйор Моргунов поблгодрил личный соств з выполнение первого боевого здния и тут же прикзл связться с 18-м бтльоном морской пехоты, поддержть его огнем.

Мы снов, вернулись во вторую выемку. К полудню связь с бтльоном был устновлен, но комнды н открытие огня пок не поступло. Зенитные рсчеты непрерывно несли вхту, зорко вели нблюдение, чтобы воздушные пирты не зстли бронепоезд врсплох.

Свободные от вхты крснофлотцы хлопотли у мехнизмов, проверяли испрвность мтерильной чсти. Комендоры протирли и без того уже чистые птроны, клибровли их для ведения зенитного огня.

Для упрвления стрельбой по воздушным целям у нс не было специльных приборов, приходилось н ходу овлдевть тбличным методом. Кочетов двл комндирм орудий нчльные вводные, дльше они комндовли смостоятельно, по тблицм. Одновременно отрбтывлсь и слженность в рботе рсчетов. Нводчики, зряжющие, подносчики снрядов действовли кк в бою: стремительно крутились мховики горизонтльной и вертикльной нводки, один з другим досыллись в кзенник учебные снряды, производились выстрелы.

В дльнейшем, ох, кк пригодились нм эти тренировки!

Я подошел к зряжющим и дл крснофлотцу Мячину кусочек мел. Он дже не спросил — зчем; нклонился к снряду и стртельно вывел н нем: «Смерть фшистм!». Н другом нписл: «З Севстополь!».

Кто-то предложил нписть в дрес гитлеровцев что-нибудь покрепче, и все с одобрением зсмеялись, подбдривя Мячин. Но подошел комисср Порозов, [72] и в его присутствии мтрос не решился осуществить змнчивое предложение товрищей.

— Что, Гитлер гитируете? — зметив смущение н лицх ртиллеристов, весело спросил комисср. — Двйте, двйте, д покрепче!

Петр Агфонович сообщил нм последние новости. В Севстополь прибыл 7-я бригд морской пехоты. Противник скпливется в рйоне Черкез-Кермен (ныне с. Крепкое). Приморскя рмия сосредоточилсь в Севстополе. 7-я бригд и 3-й отдельный полк с ходу ведут бои з деревню Дувнкой, противник несет большие потери.

— А мы… Почему мы отстивемся н рейде? — с обидой в голосе спросил кто-то из моряков.

— Всему свое время, — ответил комисср. — Морские пехотинцы уже сообщили координты целей. Комндиры рссчитывют исходные днные, чтобы по первому сигнлу пехоты открыть огонь по вржеским огневым точкм. Думю, что недолго уже остлось стоять нм в этой выемке…

Позди бронепоезд покзлсь дрезин. Привезли обед: нстоящий флотский борщ, мкроны, компот. Первый рз обедем н боевой позиции и блгодрим нших коков Пятков и Величко: все очень вкусно.

Крснофлотцы весело перебрсывются шуткми. Нстроение бодрое, ппетит отличный.

Только успели отобедть — боевя тревог! Сигнл сорвл всех с мест, и через минуту кждый стоял н своем посту. Четко, без суеты исполняется комнд з комндой. И вот долгожднное:

— Огонь!

Злп орудий, кк гигнтский бич, рзрезет воздух, снряды с гулом уносятся к переднему крю противник.

Хорошо рботет рсчет Ивн Днилич. См Днилич — живой, энергичный, смелый ртиллерист. Он некзист н первый взгляд: худощв, с лысеющей головой, невысокого рост, но комендоры любят своего комндир. Вот уже во втором бою вижу его и удивляюсь хлднокровию этого человек: кругом свистят осколки, он дже не пригнется, рботет кк-то весело, с зртом. Глядя н него, и подчиненные стрются вовсю. [73]

Я вижу, кк неотрывно следит з пнормой нводчик Яков Бклн. Спокойно, деловито выполняет нводку, обеспечивя точность стрельбы. Зряжющий Мячин тоже отлично спрвляется с делом. Тяжелые снряды быстро мелькют в его нтруженных рукх.

Крснофлотец Белостоцкий хмур, нерзговорчив, все время думет свою думу. Он уже немолод, срочную службу отслужил еще в тридцтом году, н береговой бтрее в Севстополе, когд нчлсь войн, был призвн из зпс. Н бронепоезде с первых дней, учствовл в его строительстве, причем покзл себя отличным фрезеровщиком и слесрем.

Все мы знли, что тревожило его сердце. У него были жен, двое детей, очень сильно любил он свою семью. И вот все они окзлись н оккупировнной территории в Золотоношском рйоне н Полтвщине. Мы хорошо понимем ншего товрищ. Когд почтльон приносит письм, он уходит в сторону: знет, что ждть бесполезно. Голов его поседел у нс н глзх.

И все же в бою Белостоцкий незменим. Внешне он остется тким же спокойным, сосредоточенным, но мы-то знем, сколько гнев и ненвисти вклдывет он в кждый выстрел…

Н десятом злпе — комнд «дробь». Стло тихо-тихо. Дже скучно кк-то. Хотелось, чтобы злпы не прекрщлись, чтобы ни минуты покоя не знл фшистскя нечисть.

Небольшя передышк. Смен позиции. Стрелковые чсти снов и снов просят огня.

В тот день мы провели еще пять стрельб. И кждый [74] рз от сорок до шестидесяти снрядов летело н вржеские позиции.

Трижды вели огонь по восточным окринм Дувнкоя. По зднию комндующего береговой обороной обстреляли вероятное скопление войск противник в деревне Бикж-Отр.

И не успели выпустить последний снряд, кк нблюдтель подл тревожную комнду:

— Воздух!

В небе появилсь девятк немецких штурмовиков. Все-тки врг обнружил нс!

По сигнлу помощник комндир бронепоезд ртиллеристы прекртили огонь по нземным целям. Стволы орудий взметнулись вверх. Кпитн Головин подет комнды, нзывет номер звес згрдительного огня. Все уже знют, что делть в тких случях. Нводчики придют стволм зрнее рссчитнный угол возвышения. Через секунду грохочет злп. Сверкнув огненными языкми, вырстют темные комочки в небе — рзрывы нших снрядов.

В бой включются и пулеметчики. Комндую прицел, ввожу попрвку н целик. И вижу, кк путинки трсс перегорживют путь смолетм.

Стервятники нчинют вилять, сбивются с курс. Это уже достижение. Их бомбы пдют длеко в стороне.

Отрзив тку с воздух, снов ведем огонь по нземным целям. Морские пехотинцы блгодрят нс. Сообщют результты нших огневых нлетов. По подсчетм корректировщиков, мы уничтожили множество фшистов, десять втомшин, пятндцть повозок, дв орудия. Неплохо для нчл!

В журнле боевых действий бронепоезд появились цифры первых побед.

В этот день мы чувствовли себя нстоящими победителями. Все были бодрые и веселые. Првд, если уж говорить откровенно, пулеметчики несколько звидовли ртиллеристм: меньше пришлось порботть. Я подошел к крснофлотцу Ивнову (он был у меня вторым номером). Ивнов стоял у кземт и лишь нблюдл з веселящимися ртиллеристми.

— А ты чего в стороне?

— Ккой же у нс прздник, если ни одного смолет [75] не сбили? — сокрушенно ответил он. — Зря, выходит, птроны рсходовли. Вот они — именинники, — кивнул он в сторону комендоров.

— А то, что смолеты повернули обртно, рзве это не побед? Д они же испуглись тебя, удрли! А ты говоришь — не прздник. А ну, двй песню! Ншу, железняковскую!

Ивнов приободрился, попрвил бескозырку, и вот уже понеслсь нд долиною крылтя песня о легендрном мтросе, сложившем свою голову з революцию:

В степи под Херсоном

Высокие трвы,

В степи под Херсоном кургн…

Все, кто был н площдке, умолкли, лиц их стли серьезными, суровыми. И подхвтили хором:

Лежит под кургном,

Зросшим бурьяном,

Мтрос Железняк — пртизн.

Песня, песня, что можешь сделть ты с человеком! Смотрю н ребят — ни устлости, ни грусти, н лицх ткя решимость бороться, что кжется — скомндуй сейчс в тку, и пойдут, не здумывясь, без стрх, без колебний, и сомнут, сокрушт всех, кто пришел н ншу землю и топчет ее своими ковными спогми.

Стучт колес… И в стуке их мне слышится звонкя дробь пулеметов, свист пуль и лихой перестук квлерийских тчнок, и словно я уже см среди тех змечтельных ребят, которые в степи под Херсоном дрлись з Советскую влсть и погибли з првое дело. И тк хотелось отомстить з смерть отвжных мтросов революции, и ткое огромное чувство любви к родной земле поднимлось в душе, и тк росл жгучя ненвисть к зхвтчикм!

А песня несется и несется нд притихшей бухтой, нд мленькими домикми Корбельной стороны, будто возвещя всем, кто слышл ее в этот предвечерний чс, что Железняков жив, что он среди нс, вместе с нми воюет против фшистских гдов, вместе с нми продолжет отстивть родную Советскую влсть.

Д тк оно и было! Кждый из нс чувствовл себя железняковцем, нследником тех, кто передл нм в [76] руки эстфету борьбы з свободу и счстье Родины. Незметно подошел комисср. Коротким жестом покзл, чтобы продолжли песню, и см включился в общий хор.

Скзли ребят:

Пробьемся штыкми,

И десять грнт не пустяк!

Штыком и грнтой

Пробились ребят.

Остлся в степи Железняк.

Окончилсь песня, звуки ее еще долго жил в нс, в нших сердцх.

Первым зговорил комисср:

— Вот мы и открыли нш счет вргу. Нчинем опрвдывть гордое имя Железняков. Уверен, что опрвдем его сполн.

— Опрвдем, товрищ комисср! — згудели голос. — Гитлеровцы еще узнют силу удров железняковцев!

Комисср вынул ппиросы, протянул пчку морякм. Всем не хвтило, но одну оствили для хозяин. Петр Агфонович зкурил, зтянулся, потом скзл улыбясь:

— А вечер-то у нс впереди ккой! Н стнции интенднты готовят прздничный ужин. Девчт зждлись, нверное.

Вот и Севстополь. Стоп, провозы!

Поезд остновился, все выскочили н перрон. Обветренные, почерневшие от копоти, от порохового дым — только глз д зубы сверкют.

А н вокзле — шум, рдостное оживление. Нс обнимют, поздрвляют. Здесь и предствители комндовния, и рбочие звод, и девушки — гости.

Рзошлись по вгонм: ндо привести себя в порядок. А тем временем в помещении железнодорожного ресторн шли последние приготовления к прздничному ужину. Когд мы вошли, интенднты и помогвшие им девушки — рботницы звод — суетились, рсствляя н столх трелки, сткны, рсклдывя ножи и вилки. Лврентий Фисун н эстрде нигрывл н бяне брвурные мелодии.

Когд все уселись, комисср кивнул бянисту, и тот умолк. [77] Интенднты рзлили всем по сто грммов водки.

— Товрищи! — нчл Петр Агфонович, и голос его кк-то неестественно дрогнул. — Сегодня мы отмечем годовщину Октябрьской революции в необычных условиях, в очень тяжелых условиях. Врг дошел до Севстополя. Он хотел взять его с мрш, но ничего у него не вышло. Железня стойкость севстопольцев нрушил плны Гитлер, Здесь, под Севстополем, фшисты понесли огромные потери. Здесь врг, посягнувший н свободу и незвисимость ншей Родины, сломет себе шею…

Гром плодисментов прервл речь комисср. Когд плодисменты зтихли, он продолжл:

— Сегодня принял боевое крещение и нш бронепоезд. Моряки докзли, что они достойны нзывться севстопольцми, железняковцми. Впереди еще много трудных боев, но побед все рвно будет ншей… З победу, товрищи!

После сытного флотского ужин прзднество продолжлось. Лврентий Фисун снов взял в руки бян и зигрл вльс. Рздвинув столики, моряки нчли приглшть девушек н тнец. И зкружились под сводми вокзл пры, и збылось н ккое-то время, что идет войн, что звтр снов идти в бой.

Я приглсил Олю Нехлебову. Он доверчиво положил руку н мое плечо и, улыбясь одними глзми, о чем-то здумлсь. Может, вспомнил длекий урльский поселок, где жил ее мм, может, первый тнец в рбочем клубе вспомнился, может, змечтлсь о будущей встрече с любимым, с которым рсстлсь в первый день войны. [78]

Тнцевли в тот вечер долго. Польку, крковяк, флотское яблочко… И дже гопк укринский. Его лихо сплясли бртья Лутченко и лейтеннт Буценко. Под конец не выдержл и комндир, кпитн Скян: — Двй, Фисун, лезгинку! — крикнул он.

Рсходились по вгонм устлые, н душе было легко и рдостно. Верилось: с ткими ребятми никкой врг не стршен. Ни при кких обстоятельствх не струсят они, не изменят долгу, не подведут.

В тот вечер мы еще не знли, что в стне фшистов уже рспрострняются пнические слухи о неуловимом севстопольском бронепоезде. Снчл гитлеровцы считли, что по ним бьют ккие-то новые бтреи русских, когд узнли, что это бронепоезд, то окрестили его «зеленым призрком».

Что ж, нзвние меткое! Нш «Железняков» появляется неожиднно, нносит сокрушительный удр и тк же внезпно исчезет.

Для врг это нстоящий призрк! Призрк грядущего поржения гитлеровцев…

Глв VIII. И снов в бой

Обстновк н подступх к Севстополю несколько улучшилсь. Врг остновлен. И все же фшисты продолжют штурмовть нши позиции. Идут зтяжные тяжелые бои.

Комндующий береговой обороной прикзл нм поддерживть огнем чсти 8-й бригды морской пехоты. Для оргнизции взимодействия комндир бронепоезд нпрвил в бригду нших предствителей — Головин, Зорин и Мйоров. Еще зтемно комндир железнодорожного взвод млдший лейтеннт Андреев произвел рзведку пути. Н линии все в порядке!

Вернулся кпитн Головин. Все вопросы взимодействия соглсовны, Зорин и Мйоров остлись в бригде: они будут корректировть огонь бронепоезд.

Рссчитны исходные днные. В их подготовке учствует и см комндир. Артиллеристы предусмотрели [79] ведение стрельбы с трех рзных позиций. Учтены ткже мневры н случй отржения тк вржеской виции и огня его ртиллерии…

Все готово к походу. И снов кждого охвтывет волнующее чувство предстоящего боя. Стоят н плтформх в боевой готовности комендоры и пулеметчики. До свидния, родня Корбельня сторон! Жди нс с победой!

Прошли все тоннели, миновли полустнок Мекензиевы горы. Громыхя н стыкх рельсов, бронировнный соств мчится по Бельбекской долине. Впереди, н дистнции видимости, ктит дрезин с рзведчикми, проверяет путь.

Перед бронеплощдкми идут две контрольные плтформы, груженные бллстом. При врии пути или взрыве мины они первыми примут н себя удр. А тем временем провозы успеют зтормозить, и ктстроф будет предотврщен.

Сегодня комндир решил вести огонь с позиции номер три — смой близкой к противнику. Здесь мы сможем эффективно использовть минометы. Их клибр крупнее, чем у нших орудий, и рзрушений они причиняют больше. Но минометы уступют орудиям в дльности огня, поэтому применять их можно только с этой позиции. Он очень выгодн для стрельбы, но в то же время и смя уязвимя, открытя со всех сторон.

Вот и позиция. Мскируем бронепоезд под окружющую местность. По всей длине соств нвешивем н шестх мскировочные сети. Выемк недостточно глубок, чтобы скрыть бронепоезд, вот и приходится сооружть эту огромную ширму.

Пок ждем сигнл морских пехотинцев, кпитн Головин рсскзывет нм о комндире 8-й бригды Вильшнском. Лет десять нзд Леонид Пвлович служил н бтрее Вильшнского. Это обятельный человек, змечтельный ртиллерист, волевой и хрбрый комндир. Бригд полковник Вильшнского прибыл в Севстополь недвно, но уже успел отличиться в боях. Он остновил противник н учстке от Дувнкоя до Арнчи. Своим првым флнгом бригд перекрывет шоссейную дорогу Симферополь — Севстополь, проходящую по Бельбекской долине. [80]

Чсов около девяти поступил зявк от морских пехотинцев. Передл ее лейтеннт Зорин.

Минометы открывют огонь. Пристрелку производит первя бронеплощдк, зтем все минометы переходят н поржение.

После короткого огневого нлет темп стрельбы зметно снижется: корректировщик то и дело меняет устновки прицел.

— Гоним дрпющих! — весело комментирует Леонид Дроздов. Его орудийный рсчет пок бездействует, и комендор откровенно звидует минометчикм.

Лейтеннт Зорин передет комнду: «Отбой!» и сообщет о результтх огневого нлет. Отличные результты!

Дело было тк. Две вржеские роты тковли првый флнг 2-го бтльон бригды. Лейтеннт Зорин, нходясь н высоте 165,4, вызвл огонь бронепоезд. И вовремя! Нши мины ложились в смой гуще нступющих. Вскоре тк был отбит. Лишь немногие сумели спстись бегством и укрыться в окопх.

Через несколько минут огня зпросил лейтеннт Виктор Мйоров: он зметил движение противник зпднее Дувнкоя. Едв мы произвели с десяток злпов, кк почти одновременно поступили новые зявки от лейтеннт Зорин и стршего лейтеннт Крпенко: врг предпринял новые тки срзу с двух нпрвлений.

Комндир бронепоезд решет бить по двум целям одновременно. В бой вступет ртиллерия. Огнем орудий Скян упрвляет см, кпитн Головин комндует минометми. Через двдцть минут противник был отброшен.

Но вржеским нблюдтелям удлось зсечь бронепоезд. Вокруг стли рвться снряды крупного клибр. Комндир, не прекрщя огня по пехоте, прикзл корректировщикм обнружить обстреливющую нс бтрею и сообщить ее координты. Прошло несколько минут, и вот уже все нши пушки бьют по этой цели. Клибр нших орудий меньше вржеских, но у нс преимущество в скорострельности. Комендоры сбросили бушлты. От мокрых тельняшек влит пр. Злпы грохочут без перерыв. Весь бронепоезд окутлся дымом. Артиллерийскя дуэль зкончилсь в ншу [81] пользу: фшистскя бтрея умолкл и, видимо, нвсегд.

Едв кпитн Скян скомндовл «дробь», чтобы дть отдохнуть людям, кк н позицию бронепоезд обрушился еще более мощный шквл огня. Это зговорил другя вржескя бтрея, более мощного клибр. А нблюдтели предупреждют о новой опсности: «Воздух!» Девять смолетов приближются к нм. Артиллерия и пулеметы открывют згрдительный огонь, но «юнкерсы» уже зходят н бомбометние.

— Полный нзд! — прикзывет комндир мшинистм по телефону.

— Есть полный нзд! — отвечет Глнин и срзу же переключет реверс.

Но рзве уйти поезду от смолетов! Мы видим, кк от «юнкерсов» отделяются бомбы. Кпитн Скян тут же комндует:

— Полный вперед!

— Есть полный вперед!

Мшинист Глнин выполнил прикз с ткой быстротой, что н бронеплощдкх все попдли от толчк. Н короткое время змолкли орудия и пулеметы. Пок мтросы потирли бок и колени, понемногу приходя в себя, грохнул одинокий выстрел. Оборчивюсь и вижу: у пушки стоит лейтеннт Борис Кочетов, см зряжет, см нводит. Комендоры срзу же опомнились, кинулись н свои мест.

Бомбы рзорвлись позди, не причинив нм вред.

Возврщться н прежнюю позицию нельзя. Тм — море огня.

Врг, бесцельно рсходуя боезпсы, продолжет обстреливть тяжелыми снрядми место, где стоял бронепоезд.

— Двй, двй, жрь сильнее! — весело кричит кто-то из пулеметчиков.

Встли н позицию номер дв. Он очень удобн для мскировки, но менее выгодн для использовния огневых средств. Нши минометы с этой позиции безвредны для противник. В огневом нлете могут учствовть лишь орудия. И все-тки мы еще рз помогли отбить тку противник н првом флнге восьмой бригды. Лейтеннт Зорин потом говорил:

— Вовремя вы подоспели со своим огоньком — противник совсем уже было достиг нших окопов.

В этот же день нш бронепоезд подвил огонь двух вржеских минометных бтрей, двжды стрелял по скоплениям фшистов в рйоне Дувнкоя и по колонне втомшин, двигвшихся от Сюрени.

Н место стоянки в Севстополь мы возвртились лишь вечером. З ночь предстояло пополнить зпсы боеприпсов, обеспечить провозы углем и водой. Почти до смого утр грузили боеприпсы, уголь, воду, приводили в порядок оружие, ходовую чсть бронепоезд.

Больше всего хлопот было с водой. Колонки н стнции рзрушены, и тендер приходилось зливть вручную. Понянчишь з ночь тысячу ведер — и рук не чувствуешь. А тких ночей впоследствии было немло.

Моряки похудели, осунулись, но никто не жлуется: у всех одн мысль, одн збот — кк бы побольше урон ннести вргу. Под утро Гончров н своей полуторке вернулся с переднего кря. Туд, н корректировочный пост, он отвез лейтеннт Молчнов н смену Зорину. Комндир решил, что все ртиллеристы [83] должны поочередно рботть н корректировочных постх: и прктик хорошя, и польз для общего дел. Ведь шттных корректировщиков у нс н бронепоезде нет.

В ходе вчершних боев противник во многих местх сильно рзрушил железнодорожную линию, пролегющую по Бельбекской долине. Кпитн Скян зблговременно известил об этом нчльник военно-эксплутционного отдел железной дороги И. Д. Киселев. Это опытный движенец, умеющий быстро оценивть обстновку и принимть нужные решения. Его мы узнли еще во время постройки бронепоезд. Ивн Дмитриевич вместе с нчльником политотдел ВЭО{1} Алексндром Елисеевичем Немковым и другими комндирми-железнодорожникми ежедневно приходил в цех, вникл во все мелочи, помогл нм советом и делом.

Кк только комндовнию ВЭО стло известно о повреждениях пути, оно срзу же послло туд для технической рзведки рбочую бригду. Возглвили ее нчльник дистнции пути Михил Николевич Вельский, комндир железнодорожного бтльон подполковник Гончров и дорожный мстер Никитин.

Чуть рссвело, рзведчики н большой скорости проехли н дрезине н передний крй ншей обороны. Противник, обнружив их, открыл ртиллерийский огонь. Оствив дрезину в укрытии, рзведчики приступили к выполнению здния. Выяснилось, что железнодорожное полотно н протяжении свыше 500 метров рзрушено вржескими снрядми.

Нчльник ВЭО прикзл любой ценой восстновить движение бронепоезд н этом учстке.

Нгрузив н вгонетку рельсы, шплы и крепления, Никитин со своей бригдой и группой бойцов железнодорожного бтльон двинулся в путь. Не доезжя до поврежденного учстк, дрезин попл под ртобстрел. Кругом рвлись снряды. Пренебрегя опсностью, путейцы вместе с бойцми добрлись к месту рзрушения. Пригибясь к земле, они почти ползком тщили з собой шплы и рельсы. Вскоре они приступили к восстновительным рботм. [84]

Когд все было зкончено, ремонтники зняли мест в дрезине. Нужно было быстро проскочить опсную зону. Семндцтилетний моторист комсомолец Юр Протсов включил двигтель и дл ход. И только дрезин покзлсь н открытом месте, немцы срзу же открыли огонь из минометов. Но ремонтники быстро миновли долину и вернулись невредимыми.

Путь был восстновлен, и «Железняков» снов вышел н здние.

После этого случя восстновительня бригд Никитин был прикреплен к бронепоезду н все время боевых действий и четко обеспечивл безопсность движения: зсыпл воронки от снрядов и бомб, сменял поврежденные рельсы и шплы.

Глв IX. Нд пропстью

Третий день ншей боевой деятельности. А кжется, что мы воюем уже двным-двно. Д это и не удивительно. С рссвет до поздней ночи бронепоезд ведет огонь по вргу, то и дело меняя позиции.

В этот день, кк и вчер, комндир решил вести стрельбу снчл только из минометов и с этой целью встть н позицию еще до рссвет, более тщтельно змскировть бронепоезд.

Еще не взошло солнце, когд лейтеннт Молчнов вызвл огонь. После полутор десятков минометных злпов по вржеской пехоте, пытвшейся тковть высоту 165,4, огонь был перенесен н шоссейную дорогу. Тм лейтеннт Мйоров зметил колонну фшистов с обозом. А еще через некоторое время мы открыли огонь по переднему крю противник восточнее деревни Дувнкой.

Все шло хорошо, ртиллерия противник молчл, видимо, еще не определил, откуд ведется огонь.

Головин поднес к глзм бинокль и нчл осмтривть передний крй ншей обороны, И вдруг нхмурился. Мы поняли: что-то нелдное.

Тк и есть. Высот 165,4 вся окутлсь рзрывми мин и снрядов. Знчит, противник снов нчл ртиллерийскую [85] подготовку. З нею последует новя тк.

Комндир прикзл приготовиться к открытию згрдительного огня.

Артиллерийскя подготовк немцев длилсь минут двдцть. Нши орудия и минометы нщупывли фшистские бтреи. Но вот рзрывы н высоте прекртились, и к ее подножию устремилсь вржескя пехот. В ту же минуту н ее пути возник вл огня нших орудий и минометов. Фшистские цепи рссеялись. Но в этот же момент сквозь грохот орудийных злпов послышлось гудение смолетов.

— Воздух! — скомндовли нблюдтели.

Это было уже нстоящей охотой. Для гитлеровцев бронепоезд, кк бельмо н глзу, вот и посылют они смолеты, чтобы рзбомбить, уничтожить, рздвить «зеленый призрк».

— Отрзим воздушный нлет, зтем сменим позицию, — передл комндир корректировщику.

Но н передовой взмолились:

— Не прекрщйте огня!

Д, опсное положение создлось у высоты, и комндир решил: тку виции отржть зенитными пулеметми и одним орудием, не прекрщя огневой поддержки морских пехотинцев.

Воздушный противник учел вчершнюю ошибку, взял упреждение, но опять просчитлся.

Но тут нс снов нщупл вржескя ртиллерия. Снряды и мины пдют в нескольких метрх от бронепоезд. Всем, кто не знят у орудий, прикзно укрыться в кземтх. Когд тк фшистской пехоты был отбит, в укрытия ушли все.

В кземты то и дело доносились гулкие удры близких рзрывов. Плтформы рскчивлись н рессорх, кк н волне, осколки со звоном и визгом отсккивли от брони, бронепоезд, кк звороженный, стоял целым и невредимым: ни одного прямого попдния не удлось сделть гитлеровцм.

Получив от корректировщиков подтверждение о действенности ртогня бронепоезд, комндир прикзл выходить н зпсную позицию.

Противник кк будто немного успокоился. Но через чс, когд мы были в другой выемке, снов стли поступть требовния об огневой поддержке. [86]

Повторилось буквльно все, кк было в первую ртиллерийскую подготовку. Мы нчли стрельбу, через несколько минут врг открыл огонь по ншей позиции. Атк пехоты был отбит, и кпитн Скян дл комнду выйти из-под обстрел.

Н этот рз виция не мешл нм: то ли мы быстрее обычного отбили тку пехоты, то ли смолеты опоздли с вылетом.

Но испытния еще ожидли нс. Когд бронепоезд был н полпути ко второй выемке, его нстигл шестерк «юнкерсов». Мы поствили згрдительный огонь.

Рвутся в небе снряды, трссы пулеметных очередей проходят впереди под смолетми, они снов и снов зходят н бомбометние.

Я рспоряжюсь пулеметчикми, см с тревогой слежу з смолетми.

От головного бомбрдировщик отделилось несколько черных «кпелек». Доклдывю комндиру. Но он и см видит пдющие бомбы.

— Тормоз! — комндует кпитн.

И вовремя!

Бомб упл н полотно в нескольких метрх от провоз. Перебил првый рельс, рзворотил несколько шпл. Провоз с неподвижными колесми, нмертво зжтыми тормозными колодкми, медленно нползет н дымящуюся воронку, кренится.

Мороз подирет по коже: все пропло!

Но нет, не свлился нш локомотив! Висит двумя передними сктми нд ямой. Упди бомб немного ближе или подй комндир комнду н секунду позже — произошло бы непопрвимое.

Кругом устновилсь ккя-то особення тишин. Все зстыли в оцепенении. Слышно лишь, кк гудит плмя в провозной топке, д издли доносятся рскты боя.

Комндир, комисср и лейтеннт Головенко — нш «глвный железнодорожник» — соскочили н нсыпь, склонились нд воронкой. Головенко дже спустился в нее, сидит н корточкх, ощупывет конец рельс и рзмочленные шплы, зглядывет под провоз.

— Аврийня тревог! — рспорядился комндир.

З рботу взялся весь экипж. Н бронеплощдкх [87] остлся только один орудийный рсчет д несколько пулеметчиков н случй отржения нового воздушного нпдения. Я тоже с ними. Тяжело быть без дел, когд другие трудятся изо всех сил. Оттого и кжется, что и время тянется томительно медленно.

Но, хотя все мое внимние сосредоточено н секторе нблюдения, все же урывкми я вижу, кк быстро и споро рботют мтросы.

Млдший лейтеннт Андреев, комндир железнодорожного взвод, оргнизовл ремонт полотн. Десятки мтросов вооружились лоптми, ломми, киркми.

Под руководством Головенко провозники и пулеметчики зводят домкрты и приподнимют колес провоз, чтобы освободить конец перебитого рельс. Другие моряки уже тщт с контрольной площдки зпсной рельс и новые шплы…

Еще не было выполнено и половины рботы, кк н большой высоте появился смолет.

— В воздухе рзведчик! — доклдывю Головину.

— Пожлуй, не только рзведчик, но и корректировщик, — в тон мне отвечет Леонид Пвлович. — Сейчс ддут нм прикурить…

И верно, через несколько минут недлеко от нсыпи стли рвться шестидюймовые снряды. Но люди продолжли рботть, не обрщя н это никкого внимния.

Когд дв снряд упли очень уж близко, комндир прикзл открыть огонь по корректировщику. Сбить его н ткой высоте, конечно, мудрено, но попугть ндо. [88]

Уклоняясь от ншего огня, смолет звилял из стороны в сторону. Это скзлось н точности корректировки. Снряды стли рвться длеко от бронепоезд.

С смого нчл ншей вынужденной стоянки связисты подключились к телефонной линии. Поэтому комндовние знло о положении бронепоезд. Со стороны Севстополя к нм н выручку прилетело звено истребителей. Вржеский корректировщик бросился нутек.

Снряды вокруг бронепоезд рвлись еще минут пятндцть. Но теперь стрельб велсь н вось, вред нм он не причинял.

В это время комндир 8-й бригды попросил «огоньк»: н учстке 2-го бтльон противник бросил в тку свою пехоту.

К пушкм встли сокрщенные рсчеты. Кпитн Головин быстро рссчитл исходные днные. Пондобилось лишь несколько пристрелочных выстрелов — и вот уже злп н поржение. Хорошо, точно корректирует огонь лейтеннт Молчнов!

Пок ремонтировли путь, пришлось выпустить несколько десятков снрядов. Это не понрвилось фшистм. Целя эскдрилья «юнкерсов» устремилсь в неподвижному бронепоезду, чтобы добить его. Три крснозвездных ястребк, все еще брржироввших нд нми, смело вступили в бой. «Юнкерсы», отстреливясь, отвернули. Ушли и нши истребители. Но тут из-з горы выскочили еще три бомбрдировщик. Прекртив огонь по суше, переносим весь огонь н них.

Смолеты сбились с боевого курс. Сброшенные ими бомбы упли длеко от бронепоезд.

Через полтор чс путь был восстновлен. Мы снов получили возможность мневрировть. В мирное время н ткую рботу пондобился бы целый день.

Перейдя н новую позицию, бронепоезд отрзил нлет трех штурмовиков, пролетвших н бреющем полете, и двух звеньев пикирующих бомбрдировщиков. После их нлет железнодорожному взводу пришлось еще в двух местх восстнвливть повреждения полотн.

До конц дня мы трижды открывли огонь, выполняя зявки морских пехотинцев. [89]

З время службы н флоте мне пришлось многое испытть. Плвл н боевых корблях, был н береговых бтреях, дрлся в морской пехоте. А теперь — бронепоезд. Непривычное дело. И не только для меня — для большинств моряков. Случются, конечно, и ошибки, и промхи. Но коллектив подобрлся дружный: один з всех, все з одного. Взимня выручк помогет в бою и в учебе. А учиться приходится н ходу.

Глв X. Ярость блгородня

После тяжелых боев н дорогх Крым в Севстополь прибыли Чпевскя дивизия и другие чсти Приморской рмии, эвкуировнные из Одессы. Я все ндеялся увидеть товрищей из первого морского полк, в котором сржлся н подступх к Одессе. Но не довелось.

О судьбе полк узнл от комисср Порозов.

— Вы в первом морском воевли, у Осипов? — спросил он кк-то.

— Д…

— Нет его больше, — поколебвшись, сообщил он, — погиб первый морской. Осттки полк во глве с Яковом Ивновичем Осиповым по дороге к Симферополю попли в зсду. Погибли все…

Погибли все… Хотелось крикнуть: «Непрвд, ошибк это, не могли погибнуть они, не мог умереть нш бтя!» Невольно сжимются кулки.

…Яков Ивнович Осипов. Кк любили его мтросы, кк любил он кждого бойц! Большой жизненный путь был з его плечми. Он прошел нелегкую службу мтрос в црском флоте, учствовл в Октябрьской революции, воевл н гржднской… Перед Отечественной войной был коменднтом Одесского военного порт. Кк только узнл о нпдении фшистов, срзу же попросился н фронт. Слв о нем — бесстршном комндире первого морского полк — облетел не только Одессу. О нем знл весь фронт. И вот его нет… Нет и многих других… Трудно Смириться с этим.

Сигнл тревоги вывел меня из оцепенения. Знимю свое место, отдю необходимые рспоряжения, из головы не выходит тяжелое известие.

Идем н помощь 7-й бригде полковник Жидилов. Он тоже только недвно прибыл в Севстополь, совершив тяжелый переход по горным дорогм. Морским пехотинцм приходилось н рукх поднимть н горные кручи боевую технику и спускть ее с обрывов, пробивться через знятые вргом деревни. Ни отсутствие взимодействия с другими чстями, ни горечь отступления не сломили боевого дух бойцов и комндиров. Морские пехотинцы несколько дней не получли горячей пищи, в конце пути — и хлеб, но никто не жловлся, никто не проявлял млодушия. По-бртски делили кждый звлящий сухрь и продолжли упорно идти вперед. Не опрвившись после изнурительных боев н крымских дорогх, бойцы бригды срзу же пошли н передовую и сейчс ведут тяжелые бои с нседющим противником.

По зявкм морских пехотинцев бронепоезд произвел четыре нлет н гитлеровцев, нступющих в рйоне деревни Черкез-Кермен. Огонь корректировл комндир бтльон кпитн Гегенидзе. Н этом учстке были уничтожены две вржеские роты. Гегенидзе см сообщил результты и просил поблгодрить личный соств.

Днем позвонил полковник Жидилов и тоже передл железняковцм блгодрность з хороший «огонек».

Во второй половине дня — новый прикз: нпрвиться н струю позицию в рйон Кмышловского мост.

Снряжется мотодрезин. В рзведку отпрвляются комндир отделения рзведчиков Михил Козков, стршин 2 сттьи Костя Мегер, крснофлотцы Дмитрий Моцный, Влдимир Новиков и Влдимир Солопин.

Бронепоезд, кк всегд в тких случях, под прми. Ждем рзведчиков. Ждть пришлось недолго. Через несколько минут из-з поворот покзлсь дрезин и остновилсь возле головного провоз. Все, кто нходился н бронепоезде, кинулись к ней и срзу увидели, что ее кбин изрешечен пробоинми. Моторист Моцный, не в силх подняться с мест, укзл н плтформу. Тм лежл Володя Новиков. Из левого виск крснофлотц сочилсь тоненькя струйк крови. Под голову был подложен бескозырк. [91] Костя Мегер был бледен и молчлив. Стиснув зубы, он бережно придерживл левую руку, пробитую вржеской пулей чуть выше локтя.

Железняковцы молч помогли встть Косте, сняли тело Новиков. Многие отворчивлись, не в силх сдержть слезы: первя жертв н бронепоезде…

Нд телом Володи склонились Всилий Терещенко, Борис Млхов — земляки, друзья Новиков. Вместе призывлись, вместе нчинли службу. И вот их товрищ убит. Нет н войне большего горя, чем потеря друг.

Придя в себя, Дмитрий Моцный рсскзл, кк было дело. Едв они подъехли к строй позиции, кк с двух сторон зтрещли пулеметные очереди. Дмитрий дл здний ход. Пули свистели рядом, удрялись в борт дрезины, поднимли столбики пыли вдоль полотн. Костя и Володя отстреливлись.

Неожиднно из рук Кости выпл винтовк. Пуля угодил ему в левое предплечье. В тот же момент упл и Володя Новиков. Костя бросился к нему. Збыв о [92] своей рне, пытлся помочь товрищу, но тот уже был мертв. Пуля нповл срзил ншего боевого друг.

Костя потерял много крови. Его срзу же отпрвили в госпитль.

Рздлся сигнл боевой тревоги. Все бросились по своим постм. Бронепоезд к бою готов!

Здышли провозы. Поляков, Ковлинский и Глнин стоят у реверсов и ждут сигнл.

Комндир отдл прикз, и все пришло в движение. Бронепоезд полным ходом идет н позицию.

Вокруг стоит зловещя тишин. Где-то зтился врг.

Впереди идет дрезин, проверяя путь. С бллстной площдки зорко вглядывются лейтеннт Головенко и млдший лейтеннт Андреев.

В нмеченном пункте бронепоезд остновился. Подошли предствители первого сектор обороны, укзли цели. Нм предстояло рссеять скопления войск противник. Комндир еще рз предупредил ртиллеристов и пулеметчиков: глвное — внимние, точность, темп.

К переднему крю бронепоезд подходит млым ходом. Звучт комнды, и н фшистов, словно кр з ншего погибшего товрищ, обрушивется лвин огня.

Более ст пятидесяти снрядов и мин выпустили мы по вргу во время этого нлет. В бинокль было видно, кк рзбегются во все стороны обезумевшие гитлеровцы и, не добежв до укрытия, пдют, срженные осколкми. Высот покрылсь клубми дым и пыли.

Придя в себя, фшисты нчли невпопд стрелять по «Железнякову», но бронепоезд быстро вышел из-под обстрел.

Нступил вечер. В темном небе высыпли яркие звезды. Бронепоезд стоит в Инкермне, притившись под склой возле звод шмпнских вин. К переднему крю вновь отпрвляется дрезин с рзведчикми Зориным и Козковым, корректировщиком лейтеннтом Мйоровым.

В ожиднии их комендоры и пулеметчики собрлись н одной из бронеплощдок послушть комисср [93] о событиях н фронте, о положении под Севстополем.

— Гитлеровцы рссчитывли взять нш город с ходу, — говорил Порозов, — но они не учли мужеств и смоотверженности зщитников глвной бзы флот. У севстопольцев хвтит силы и воли, чтобы сорвть плны зхвтчиков и победить.

Комисср рсскзл, кк нши чсти перемлывют живую силу и технику противник н подступх к городу. Больше всего взволновл нс рсскз о бессмертном подвиге пяти моряков во глве с политруком Николем Дмитриевичем Фильченковым из 18-го бтльон морской пехоты.

Нм уже приходилось взимодействовть с этим бтльоном, но о людях его и боевых делх знли мы очень мло. Знли только, что, кк и другие чсти морской пехоты, он был укомплектовн крснофлотцми-добровольцми с корблей и курснтми учебного отряд. 7 ноября по зявкм бтльон мы учствовли в отржении вржеских тк. Но только из рсскз комисср мы узнли о подвиге чудо-богтырей и о том, ккой ценой предотвртили они неминуемый прорыв немецких тнков.

…Бтльон оборонял высоту севернее деревни Дувнкой. Это ключевя позиция н Симферопольском шоссе, в 23 километрх от Севстополя. Чтобы не допустить обход высоты вржескими тнкми, комндир решил сделть зсду з нсыпью возле шоссе. Из числ добровольцев были выбрны пять человек: политрук Николй Фильченков, крснофлотцы Всилий Цибулько, Юрий Пршин, Ивн Крсносельский, Дниил Одинцов. Им предстояло збрость тнки бутылкми с горючей жидкостью и связкми грнт н подходе к высоте, до того, кк они рзвернутся для тки.

Утром 7 ноября к нсыпи, з которой укрылись пятеро героев, приблизились семь тнков. З ними шл пехот. Пулеметчик Цибулько подпустил головной тнк кк можно ближе и меткой очередью хлестнул по смотровой щели. Водитель был убит, и тнк потерял упрвление. В него полетели бутылки с горючей жидкостью. Вторую мшину поджег Крсносельский. Один тнк подорвли связкой грнт и подожгли Пршин, [94] Одинцов и Фильченков. Остльные рзвернулись и отошли нзд, рссеяв свою пехоту. Цибулько удрил из пулемет по рзбегющимся пехотинцм.

Вскоре снов рздлся лязг гусениц. Н позицию смельчков шли пятндцть тнков. И снов первя мшин был остновлен очередью по смотровой щели водителя. Второй тнк моряки подорвли связкой грнт; к третьему кинулся Ивн Крсносельский. Бутылкой с горючей жидкостью он поджег бронировнную мшину, но и см упл рненый. Н него, гремя гусеницми, двиглсь еще одн стльня громдин. Собрв все силы, крснофлотец швырнул в нее оствшуюся в рукх бутылку. Тнк, подмяв Крсносельского, зпылл, кк фкел. Со связкой грнт погиб под тнком и рненый Всилий Цибулько. В строю остлись трое. Им удлось подорвть еще две мшины. Остльные отступили.

Для отржения новой тки у Фильченков, Одинцов и Пршин было всего по связке грнт, но они не ушли с позиции. Когд н шоссе вновь покзлись тнки, политрук Фильченков привязл к поясу грнты, поднялся во весь рост и пошел нвстречу передней мшине. Тнк с ходу удрил его в грудь, и тут же рздлся взрыв. Вслед з политруком поднялись крснофлотцы Пршин и Одинцов. Один з другим прогремели дв взрыв — и еще дв тнк зкончили свой бесслвный путь н рубеже героев. Остльные повернули вспять… Бронировнный кулк гитлеровцев рзбился о железную стойкость и беззветную отвгу моряков-черноморцев…

Бойцы, зтив дыхние, слушли комисср. А когд он умолк, срзу зговорили, перебивя друг друг:

— Вот это герои!

— Верно скзно, что крсный воин из стли скроен…

— Моряки и н сухопутье по-флотски дерутся; погибют, но не отступют…

А комисср здумлся о чем-то своем. Может быть, вспомнил гржднскую войну и свою боевую юность. А может, просто не хотел мешть рзговору. Лишь время от времени он окидывл взглядом говорившего, и глз его излучли тепло. Он верил нм, кк смому себе, и мы знли это, дорожили его доверием. [95]

Кто-то из мтросов не очень кстти вспомнил о союзникх, но н него зшикли:

— Н эту смую нтигитлеровскую колицию ндейся, д см не плошй, — ответил ему стршин первой сттьи Володя Дмитриенко.

— Хорошо скзно, — поддержл его комисср. — Врг в ншем доме, н ншей земле. Нм и бить его.

— Як тому и говорю, — продолжл Дмитриенко. — А вот у Шпошников из пулеметной комнды н этот счет, говорят, есть особое мнение.

Крснофлотцы дружно рссмеялись, молодой пулеметчик Шпошников вспыхнул и покрснел до корней волос. Н это был причин. В первом бою он испуглся, спрятлся з щиток. Потом ему долго вспоминли эту его минутную слбость. Рзговривл с ним и комисср. Шпошников твердо обещл, что пересилит стрх и будет воевть не хуже других. Мы с комиссром поверили ему и решили не нпоминть о том случе. Тем более, что в последующих боях он вел себя достойно. А вот Дмитриенко ншел удобный случй кольнуть его в больное место.

Комисср решил вступиться з молодого бойц.

— Героями не рождются, стновятся, — скзл он. — Будет героем и нш Шпошников. Он уже и сейчс не оглядывется н кземт, когд рвутся снряды.

— Точно, товрищ комисср! — поддержли пулеметчики. — Из Шпошников добрый боец получится. А з первый бой он уже рссчитлся с гитлеровцми, когд з нводчик рботл…

З рзговором мы не срзу зметили возврщение дрезины с ншими рзведчикми. Комисср первым услышл нрстющий рокот мотор. И вскоре дрезин вынырнул из-з поворот, подктил к бронепоезду.

Лейтеннт Зорин доложил результты рзведки: немцы зняли селение Комры и высоту 25,7. Гитлеровцы подтянули туд крупные силы, и нши чсти окзлись в трудном положении. Комндир дивизии просит у железняковцев огневой поддержки.

— Что скжешь, Петр Агфонович? — обртился комндир бронепоезд к Порозову.

— Говорить тут нечего — все ясно: ндо помочь [96] пехоте, — ответил комисср, попыхивя трубкой, с которой никогд не рсствлся. — Нужно покрепче удрить по высоте 25,7.

Весь остток вечер и ночь готовились к рейду. Еще не нчинло светть, когд «Железняков» вышел н новый учсток фронт. Крснофлотцы стоят н своих боевых постх, готовые по первому сигнлу открыть огонь. Нблюдтели внимтельно следят з воздухом. Комндиры отделений Джикия, Брнов, Асеев стоят нготове у зенитных пулеметов.

Я обхожу рсчеты, проверяю прицелы, снряжение, ленты, чтобы в момент боя не было никких здержек.

Комндиры отделений кртко доклдывют о готовности. Точно доложил и Джикия. Дже в темноте можно рзглядеть, кк сверкют его глз.

— Порядок будет, товрищ стршин, — улыбнулся он. — И Шпошников не подведет. Можете не беспокоиться…

Подошел Порозов, отвел меня в сторону.

— Лейтеннт Кочетов просит рекомендцию в пртию. Я решил дть. А кк комсомольскя оргнизция?

— Обязтельно ддим, товрищ комисср, — ответил я. — Хороший, смелый комндир.

…По сторонм мелькют рзвлины строений. Вдлеке белеют снежными вершинми горы.

Позди остлись тоннели. Впереди опсный путь. Врг мог рзрушить железнодорожную линию. Но комнд спокойн: н контрольной площдке лейтеннт Головенко и млдший лейтеннт Андреев. Чуть что, они предупредят мшинистов об опсности. [97]

Вдруг неожидння комнд. Провозы зтормозили. Андреев увидел что-то впереди н полотне. Н ходу быстро соскочил — окзывется, кто-то положил н рельсы шплу.

Когд мы приближлись к одной из нсыпей между высотми, бронепоезд попл под обстрел. Первый снряд пролетел нд головми и рзорвлся где-то длеко от полотн дороги. Следующие стли рвться слев и спрв, в десяти-двендцти метрх от нс. Осколки зсыпли площдки, н броне появились отметины.

Бронепоезд пок молчит. Стволы орудий подняты, готовые в любой момент послть смертоносный груз в рсположение фшистов.

Скорость не снижется. Люди ждут комнды. «Железняков» прошел поворот, зтем другой — и опсное место остлось позди.

И вот видн высот, н которой сосредоточены огневые точки врг. Слев — селение, где обнружено скопление противник.

Пушки, пулеметы уже нведены н цели. Комндир отдет прикз — звучт комнды, рздются первые пристрелочные выстрелы.

Воздух словно рскололся от все нрстющего огня. Комндир мстерски мневрирует огнем. Снряды теперь ложтся в лощине, где укрылся противник. В бою учствуют все огневые средств. Рсчеты рботют, кк хорошо отрегулировнный чсовой мехнизм: четко и слженно. Комндиры бронеплощдок Буценко, Кочетов передют комндирм орудий все новые и новые рсчетные днные, вносят попрвки, переносят огонь с одной цели н другую. Десятки снрядов летят в логово врг, уничтожя его технику и живую силу. Бойцы видят, ккя сумтох црит в рсположении противник, и еще больше нрщивют темп. Отлично стреляют нши комендоры! Нводчик Бклн после кждого удчного выстрел кричит:

— Это вм, гды, з политрук Фильченков!

— А это з Юрку Пршин!

— Очередной взнос з Крсносельского!..

Были «взносы» и з Всилия Цибулько, и з Дниил Одинцов, и з других морских пехотинцев. [98]

Метко бьют по вргу и другие рсчеты: Днилич, Дроздов, Зхр Лутченко. Мстерски действовли нводчик Секретов, подносчик снрядов Степн Лутченко, зряжющий Мячин и другие ртиллеристы.

180 снрядов и мин было выпущено по вргу з короткое время. Моряки вклдывли в боевую рботу всю свою ярость, всю ненвисть к зхвтчикм.

…Полный нзд. Из труб провозов вырывются столбы дым. Здч выполнен, и «Железняков» стремительно уходит, скрывясь в выемкх.

Фшистское комндовние бросило н поиски бронепоезд свою вицию. Стервятники низко кружились в предутреннем небе, но обнружить крепость н колесх им не удвлось. «Железняков» блгополучно прибыл н зпсную стоянку. А через некоторое время из штб стрелковой дивизии было получено сообщение о результтх ншего нлет. Под прикрытием огня бронепоезд нши стрелковые подрзделения контртковли гитлеровцев и выбили их с зхвченных ими позиций.

Глв XI. Горечь рзлуки

Экипж готовился к очередному рейсу, когд к бронепоезду подктил зпылення «эмк». Н ней приехли дв комндир из штб флот. Одного из них я знл — он рботл в отделе комплектовния. Второй, кк выяснилось позднее, был из отдел кдров. Узнв, где нходится кпитн Скян, они прошли к нему.

«Мтросский телегрф» рботет быстро, и через несколько минут бронепоезд облетел весть, что ншему экипжу прикзно выделить чсть людей в морскую пехоту.

Совместня рбот по строительству бронепоезд и жркие бои сплотили людей. Экипж стл дружным и спянным боевым коллективом, и потому мы дже рстерялись, когд узнли, что предстоит рсствние с друзьями. Но больше всего нс опечлил весть об уходе кпитн Головин.

Бронепоезд был его детищем. Он с первого дня руководил его постройкой, формировл подрзделения, готовил экипж к боям…

Мне было особенно трудно соглситься с решением комндовния: я искренне любил Леонид Пвлович, готов был пойти з ним в огонь и воду.

Придумв ккой-то предлог, я зшел в комндирскую рубку. Кпитн Скян, комисср Порозов и предствители штб соствляли списки. Кпитн Головин в рубке не окзлось: он ушел с рзведчикми н дрезине в рйон Кмышловского мост.

Комисср поднялся из-з стол и подошел ко мне.

— Что, комсорг, пришел с дипломтической миссией? — спросил он с грустной усмешкой. — Кк видишь, приходится сокрщть нши штты. Остющимся придется воевть кждому з двоих. Трудно, брт, но ндо — фронту требуется пополнение…

У меня еще теплилсь ккя-то ндежд, что кпитн Головин все-тки остнется н бронепоезде, но комисср, словно угдв мои мысли, сообщил:

— Людей в морскую пехоту поведет кпитн Головин. Уже получен прикз о его переводе.

— Но ведь Леонид Пвлович создл бронепоезд, — возрзил я. — Рзве это спрведливо: посылть ткого человек в пехоту…

— Прикзы не обсуждют, выполняют, — нпомнил мне комисср. — Видимо, Леонид Пвлович нужнее сейчс в пехоте…

— Товрищ комисср, — обртился я решительно. — Рзрешите и мне идти вместе с Леонидом Пвловичем. Ведь мы с ним в Одессе вместе воевли…

Комисср, по-видимому, не ожидл ткой просьбы и ответил не срзу:

— А ты, комсорг, нужен сейчс н бронепоезде… Кпитн Скян прикзл дежурному построить личный соств. Подойдя к шеренгм, комндир сообщил:

— Товрищи! Получен прикз: чсть личного соств откомндировть в морскую пехоту. Нелегко рсствться с боевыми друзьями, но ндо. Обстновк н фронте нпряження. Врг не считется с потерями, рвется к Севстополю. Уходящие товрищи сейчс же отпрвятся н передовую, чтобы влиться в ряды слвных бтльонов моряков, которые сдерживют нтиск [100] фшистов н подступх к городу. Ндеюсь, что они не уронят чести железняковцев…

Список членов экипж, отпрвляющихся н передовую, окзлся длинным. Из строя один з другим выходили бойцы железнодорожного взвод, пулеметчики, ртиллеристы, минометчики. Всего тридцть минут двлось н сборы и прощние. Но ккими тяжелыми были они и для тех, кто уходил с бронепоезд, и для остющихся…

Моряки собирлись группми. Одни оживленно рзговривли, нкзывли писть, двли советы, кк держться в бою, другие прощлись скупо, без слов.

В стороне от всех стоят трое. Это земляки-очковцы Терещенко, Млхов, Сергиенко. Внчле их было четверо. Один из них, Володя Новиков, погиб н бронепоезде. Что ждет остльных?

Подхожу к ним. Сергиенко явно рстерян. Мне дже покзлось, что н глзх у него слезы. Товрищи, кк могут, успокивют, обещют не терять связь, он молчит, смотрит куд-то вдль зтумненным взором.

— Не горюй, Миш, — говорю ему кк можно бодрее. — Воевть-то будем н одной земле — н севстопольской.

— Д, конечно, — мшинльно отвечет он, в голосе слышится обид: почему, дескть, его, не кого-нибудь другого списли с бронепоезд.

Млхову и Терещенко, кк видно, тяжело рсствться с другом.

Чтобы не смущть их, отхожу в сторону. Ко мне подходит кпитн Головин.

— Ну, друг, прощй, — проговорил он и тут же попрвился: — Нет, до свидния. Думю, еще встретимся. Будь всегд тким же вожком, кк сейчс, береги нших ребят. Хорошие хлопцы подобрлись у нс, нстоящие моряки.

Мы обнялись и рсцеловлись.

Прощние было недолгим. Подъехл н своей полуторке Петя Гончров. Отъезжющие быстро рзместились в кузове, и мшин тронулсь. Моряки долго мхли друг другу рукми, бескозыркми, пок грузовик не скрылся з поворотом. [101]

Только что были вместе, смеялись, шутили, ходили в бой. И вот нет с нми многих нших товрищей. Увидимся ли?

Небо прояснилось, когд экипж зкончил приготовления к выходу. К этому времени вернулсь и нш полуторк. Из ее кбины вышел незнкомый комндир. Предствился Скяну:

— Стрший лейтеннт Чйковский. Нзнчен к вм помощником.

Скян обрдовнно пожл ему руку:

— Хорошо, что зстли нс. Рд ткому помощнику. Слышл о вших боевых делх н «Орджоникидзевце».

Кпитн покосился н шофер. Тот стоял, понурившись.

— Что у вс, Гончров?

З шофер ответил Чйковский. Окзывется, мшин н обртном пути попл под ртиллерийский обстрел. Осколком пробило рдитор.

Петр Пвлович Гончров у нс н бронепоезде увжли. И было з что. Когд требовлось, он мог трудиться суткми без сн и отдых. Его стренькя полуторк с бортми, изрешеченными осколкми, поспевл всюду. Если нужно было, подвозил боезпс прямо н позицию. Вместе с нчльником боепитния Аркдием Кморником Гончров грузил и рзгружл снряды, ящики с птронми, минми. Где бы ни был бронепоезд, Гончров ухитрялся нйти его и вовремя доствить мтросм горячую пищу.

Сколько рз нш грузовичок с полным кузовом снрядов нырял по рытвинм среди столбов взметенной взрывми земли, Под любым огнем мчлся он, не [102] сбвляя скорости. А мы мест себе не нходили, дже издли нблюдя з ним. Ведь достточно было одного осколк, чтобы груз его взлетел н воздух. А Петр спокойно подктывл к поезду и кричл:

— Бртв, принимй гостинцы!

И всегд это случлось в ткие минуты, когд мы испытывли острую нужду в боеприпсх. Он первым нчинл носить н бронеплощдку тяжелые зеленые ящики.

Нередко полуторку основтельно здевло при обстрелх. Петр чсми не вылезл из-под мшины, пок снов не ствил «н ноги». А сейчс приуныл: рзбитый рдитор ему не починить.

К рсстроенному шоферу подошел нчльник боепитния.

— Не горюй, Петр. Приметил я в одном месте новенький рдитор. Пойдем, покжу.

Гончров повеселел:

— Ну, и редкостный же вы человек, товрищ млдший лейтеннт! Просто золотой!

По сигнлу боевой тревоги бронепоезд плвно отошел от перрон и, нбиря скорость, помчлся нвстречу опсностям — туд, где его уже зждлись морские пехотинцы.

Популярность бронепоезд рстет с кждым днем. С переднего кря нс буквльно зсыпют зявкми:

— Железняковцы, просим огоньк!

А фшисты все упорнее охотятся з нми. Нд тоннелями, через которые курсирует бронепоезд, рыщут вржеские смолеты, бомбят выходы, железнодорожное полотно.

Дневные рейды стли опсными. Почти беспрерывно отбивемся от тк с воздух. И все же гитлеровцм ни рзу не удлось помешть железняковцм выполнить боевую здчу. «Зеленый призрк» нпдет н врг то тут, то тм. Смолеты не всегд могут его обнружить. Бронепоезд все время изменяет свой облик. Под руководством млдшего лейтеннт Кморник мтросы неутомимо рсписывют бронеплощдки и провозы полосми и рзводми кмуфляж тк, что поезд нерзличимо сливется с местностью. Неистощимый н выдумку млдший лейтеннт окзлся недюжинным художником. [103] Много хлопот доствляли нм несколько выемок и Бельбекскя долин. Издли с знятых противником высот они простреливлись из орудий прямой нводкой. Но бронепоезд умело мневрировл между выемкми и тоннелями.

Чтобы сбить с толку противник, все время меняем мест стоянок. Подвижной тыл нш тоже в непрерывных рзъездх. Нконец, нм ндоело гонять его туд-сюд, и мы поствили его в Цыгнский тоннель: и укрыт ндежнее, и к боевым позициям ближе.

Глв XII. Был кждый бойцом

После нескольких дней непрерывных боев бронепоезд нпрвлялся н стнцию для профилктического ремонт.

Приближемся к Инкермнской выемке и словно впервые видим эти мест. Еще недвно здесь были строения, всюду виднелись люди. Они приветливо мхли нм рукми, когд мы уходили к переднему крю. А теперь здесь пустынно. Повсюду рзвлины и нигде ни одной живой души. Жители ушли в подземелья: укрылись в пещерх и штольнях. Тяжело видеть все это.

Погод в этот день смилостивилсь нд нми. Перестл дуть северный ветер, потеплело. Лишь уныло нкрпывет мелкий дождь.

После второго поворот рздется комнд:

«Всем в кземты!»

Приближемся к простреливемой долине. Н этот рз прошли ее незмеченными. И снов все высыпли н площдки. С воздух тоже не угрожл опсность: погод был нелетня.

Вот и Севстополь. Н перроне вокзл следы войны. Повсюду воронки от снрядов, стены здния изрешечены осколкми. Лишь три высоких стройных тополя высятся нд перроном, гордо тянутся к небу.

Бронепоезд остновился н первом пути под нвесом. Комндир рзрешил экипжу сойти. Головенко со своими помощникми нпрвился в депо и мстерские. [104] Я с ними: хочется повидть знкомых, поговорить.

В мстерских кипел нпряження рбот. Вместе с рбочими трудились моряки, ртиллеристы, минометчики. Одни орудовли молоткми и зубилми, другие рздувли горны, третьи ходили с ветошью, протирли детли. Невысокого рост, весь пропыленный и здымленный порохом моряк громко просил, обрщясь к группе рбочих:

— Брточки, немец подпирет, оружие вот кк нужно! Просим срочно отремонтировть пулеметы.

А с другой стороны уже подбегет ртиллерист с плншетом и биноклем, видно, прямо с передовой.

— Товрищи, ведь всего и дел-то — вынуть гильзу из ствол, помогите.

Увидев нс, от группы рбочих отделился мстер А. В. Пекелис.

— А, железняковцы прибыли!

Он подошел, пожл всем руки.

— Вот тк все время, — пояснил он, кивнув в сторону фронтовиков. — И, хоть рбот у нс строго сплнировн, кк тут откжешь бойцм: кждый спешит н передовую. Вот и делем все безоткзно. Хорошо, что и сми они помогют. Видите, кк усердствуют…

А нчлось все с минометов. Уже через несколько дней после того кк их производство было нлжено, руководители железнодорожного узл обртились к председтелю городского комитет обороны Б. А. Борисову с предложением создть н узле мстерскую по ремонту вооружения. Городской комитет обороны поддержл эту иницитиву. С некоторых городских предприятий сюд были доствлены стнки, инструменты и мтерилы. Вскоре в цехх появились и первые «зкзчики». У железнодорожников снов нчлсь горячя пор. Зщитники Севстополя доствляли в мстерскую поврежденные орудия, минометы, втомшины, полевые кухни. И все это нужно было отремонтировть срочно, без промедления…

— У нс чудесные люди, — продолжл Пекелис. — Рботют столько, сколько нужно, ни с чем не считются. Кждый рбочий стл универсльным оружейником. [105]

Стрый мстер умлчивл только о себе. А ведь этот змечтельный человек и см отдвл фронту все свои силы. Его рционлизторскя и изобреттельскя мысль рботл неустнно. Кк-то к нему пришел полковник Суровенко и скзл:

— Производство минометов нлдилось. Теперь необходимо освоить изготовление взрывтелей для мин.

— Что ж, — ответил Абб Вениминович. — Если ндо — сделем. З нми дело не стнет.

И сделли! Пекелис вместе с полковником соствил эскиз, зтем сделл рсчеты. Прошло несколько дней, и первя пртия взрывтелей был готов. Они хорошо выдержли испытния, через неделю выпуск их был оргнизовн в мссовом мсштбе.

О змечтельных делх железнодорожников знли во многих чстях. К ним шли с смыми рзличными просьбми. Кк-то их попросили в суточный срок приспособить пять мотоциклов для рзведчиков. Рбочие срзу же приступили к делу. Н коляскх устроили турели и устновили пулеметы. К рулям приделли вилки для втомтов, чтобы мотоциклисты могли н ходу вести огонь. Испытния покзли, что мотоциклы могут успешно использовться в бою.

По этому обрзцу позднее были переоборудовны десятки мотоциклов для рзведчиков.

Однжды в депо прибыл предствитель тнковой чсти с просьбой восстновить тнк Т-34, н котором были повреждены гусеницы и другие детли.

— Помогите, товрищи, — взмолился тнкист. — Ткя мшин вышл из строя!

Полукустрня мстерскя, конечно, не был приспособлен для ремонт тнков, но предствитель чсти был нстойчив.

Прошло несколько чсов, и тягч доствил тнк к кузнечному цеху. Пекелис и слесрь Божко вместе с тнкистми, окружив мшину, устроили своеобрзный консилиум.

Трудня здч достлсь н долю кузнец. Гусеницы тнк литые, литейного цех в депо не было. Кузнецы Нуменко и Попов, осмотрев кждое звено, скзли:

— Трудно, но рз ндо — попробуем.

Вместе с тнкистми подобрли метлл, отковли [106] детли, втогенщик Кузьменко сврил звенья. Уже темнело, но люди не отходили от мшины. К восьми чсм вечер ремонт был зкончен. Железнодорожники и тнкисты по-бртски обменялись рукопожтиями. Тридцтьчетверк своим ходом отпрвилсь н передовую.

И вот, когд мы беседовли с мстером, в депо збежл тнкист. Он обртился к Пекелису:

— Комндир и бойцы просили передть вм блгодрность. Тнк уже дв рз ходил в бой…

В это время нудно звыл сирен. Воздушня тревог!

— Всем в укрытие! — рспорядился мстер.

Нд городом рзгорелся жестокий воздушный бой, в мстерскую доносился грохот рзрывов. Но большинство рбочих, словно солдты в строю, оствлось у стнков и верстков. А ведь железнодорожники уже потеряли н боевых постх многих змечтельных товрищей — мшинистов Степн Мкеев, Евстфия Михйлов, Андрея Ивнов, Георгия Зюгнов, кузнец Кузьму Нуменко, семндцтилетнего токря комсомольц Сергея Опльков, слесрей Гурия и Ярошевского. Совсем недвно погиб инструментльщик, лучший рционлизтор депо Божко. Многие получили рнения, в том числе и А. В. Пекелис.

Прошло несколько минут с момент объявления тревоги, в депо уже появилсь снитрня дружин, нходившяся н кзрменном положении. И вовремя! Тихо простонл молодой рбочий Сергей Петренко и упл н руки товрищей. Из левого плеч хлынул кровь. Осколок бомбы перебил плечевую кость и зстрял в ней. Дружинники кинулись к рненому, нчли остнвливть кровь. Быстро положили н носилки, и вскоре мшин с пострдвшим умчлсь к госпитлю.

Бомбежк кончилсь. И снов зкипел рбот.

Через полтор чс бронепоезд — отремонтировнный, почищенный, нгруженный углем и полным комплектом боезпс — вышел со стнции. Курс — н передовую.

Боевя ктивность крепости н колесх, несмотря н усилившуюся охоту фшистских смолетов, росл [107] с кждым днем. Првд, прибвилось рботы железнодорожному взводу: после кждой бомбежки приходилось восстнвливть рзрушенное полотно. Но железнодорожники с помощью личного соств бронепоезд отлично спрвлялись с делом.

Чсто нс выручли и севстопольские связисты. Ведь связь для бронепоезд — одно из решющих условий боеспособности. Но из-з непрерывного обстрел и бомбежек он то и дело выходил из строя, и требовлось в смые короткие сроки восстнвливть ее.

В небольшом одноэтжном домике по Спунской улице рсположилсь железнодорожня телефоння стнция. Тм же рзместилсь и врийно-восстновительня бригд связистов, возглвляемя Алексндром Федоровичем Никишиным. В мирное время ей редко приходилось действовть, но в первые же дни севстопольской обороны связисты-ремонтники покзли себя хрбрыми и мужественными труженикми, нстоящими бойцми. Когд в нчле ноября фшистские войск, зняв Бхчисрй, подходили к стнции Бельбек, Никишин получил здние немедленно выехть туд, снять и вывезти все средств связи. Не теряя ни минуты, Алексндр Федорович со своей бригдой отпрвился к месту, нзнчения. К этому времени гитлеровцы подошли к стнции почти вплотную. Под огнем врг связисты сняли, погрузили и вывезли телефонные ппрты и другое оборудовние, что невозможно было снять — уничтожили.

Штурмуя подступы к Севстополю, противник повредил в рйоне Кмышловского мост почти все провод. [108]

Восстновительня бригд немедленно выехл к месту повреждения. Не успели связисты приступить к рботе, кк появившийся внезпно вржеский смолет нчл поливть их пулеметным огнем. Но бесстршные ремонтники — Афнсий Моделиков, Андрей Литвинов, Виктор Щербков — оствлись н столбх. При кждом рзвороте смолет они перебирлись н противоположную сторону столб, укрывясь от пуль. Фшистский пирт улетел обртно, отвжные связисты, ликвидировв рзрушения, блгополучно возвртились в Севстополь.

Тяжелыми для связистов были дни после октябрьских прздников: 10 и 12 ноября вржеские смолеты беспрерывно бомбили город.

В рйоне Троицкого тоннеля они почти полностью уничтожили телегрфно-телефонную связь. Н ликвидцию рзрушений выехли Никишин, Моделиков, Лупрев, Литвинов. В течение двух с половиной суток рботли они и полностью восстновили линию.

13 ноября фшисты сбросили много бомб н железнодорожный узел. В это время н коммутторе дежурил телефонистк Серфим Гончр. Одн бомб рзорвлсь рядом с телефонной стнцией, другя — у дом, где жил телефонистк. В окнх стнции не остлось ни одного стекл, взрывной волной вырвло дверь. Но Серфим Гончр не бросил своего пост. Лишь через некоторое время, когд подошли другие рботники, он попросил рзрешения отлучиться н несколько минут домой — узнть, жив ли дочь.

Огромную помощь железняковцм окзывли жены железнодорожников. Они стирли белье, приносили журнлы, гзеты.

Трудно, очень трудно пришлось бы нм без смоотверженной помощи железнодорожников, всех севстопольцев. В те дни кждый житель город был воином, кждый рботл н оборону.

Глв XIII. Блклвскя ветк

Весь ноябрь бронепоезд «Железняков» действовл в основном в рйоне Дувнкоя. Здесь фшисты предпринимли все новые попытки прорвться н Северную [109] сторону, чтобы рссечь нши войск н две чсти. Когд эти попытки окзлись безуспешными, гитлеровцы перенесли нпрвление глвного удр н юг, стли нступть со стороны Ялтинского шоссе. Н это нпрвление они бросили много тнков, бронемшин, ртиллерию. Звязлись кровопролитные бои. Врг яростно лез, не считясь с потерями. Зщитники Севстополя стояли нсмерть. Неприступным рубежом был кждый окоп, пок в нем оствлся хоть один живой боец.

Моряки бронепоезд смоотверженно помогли пехотинцм. Днем мы уже не могли выходить из тоннеля — не двл вржескя виция. Перешли к ночным нлетм. Обстреливли высоты по днным, полученным рзведкой. З ночь делли по три-четыре рейс. Не успели фшисты зпеленговть бронепоезд в одном месте, кк он появляется в другом, ннося короткие, но мощные и ошеломляющие своей внезпностью удры.

К беде ншей, блклвскя ветк н многих учсткх был рзрушен. К позициям приходилось прорывться кружным путем, долгим и опсным. Моряки решили восстновить ветку своими силми.

Возглвили эту нелегкую рботу помощник комндир бронепоезд по железнодорожной чсти лейтеннт Головенко и комндир железнодорожного взвод млдший лейтеннт Андреев.

С нступлением темноты полуторк Пети Гончров и нш видвшя виды мотодрезин, нгруженные всем необходимым, под сильным обстрелом помчлись к месту рбот. Тм их ждли бригды, руководимые опытными железнодорожникми — Поповым, Глниным, Поляковым, Мтюшем. Все свободные от дежурств моряки вышли н линию. У нс окзлось много добровольных помощников. Почти все железнодорожники севстопольского депо объявили себя мобилизовнными н восстновительные рботы. Н учсток прибыли и руководители военно-эксплутционного отдел И. Д. Киселев и А. Е. Немков, нчльник дистнции пути М. Н. Вельский. З кждой бригдой был зкреплен определенный учсток пути. Вскоре пришли и бойцы железнодорожного бтльон. Энергичные, трудолюбивые ребят. [110] Восстновительные рботы рзвернулись н всей ветке одновременно. Трудились в полной темноте, чтобы не обнружил врг.

А утром в воздухе появились вржеские смолеты. Все ушли в зрнее приготовленные укрытия. Пок где-то невдлеке идет бомбежк, мы перекуривем, отдыхем, знкомимся с бойцми железнодорожного бтльон.

Я познкомился с бойцом, который воевл под Одессой. Тех, кто побывл тм в вгустовские и сентябрьские дни, связывют узы горздо более крепкие, чем обычное землячество. И хотя с Алексеем Филипповым мы воевли в рзных чстях, все рвно встреч эт был рдостной.

Алексей нчл войну н реке Прут. Потом оборонял Одессу. Н крейсере «Крсный Квкз» в последние дни обороны эвкуировлся в Севстополь. Воевл н Перекопе, был свидетелем гибели бронепоезд «Орджоникидзевец».

Когд бомбежк кончилсь, мы вышли из укрытий, и снов зкипел рбот.

А тем временем лейтеннт Зорин отпрвился к пехотинцм н рзведку. Узнв, что «Железняков» готовится прийти им н помощь прямым путем, рмейцы помогли Зорину тщтельно изучить позиции врг. Н крте ншего рзведчик отмечлись скопления войск, бтреи, пулеметные точки, доты и дзоты противник.

Нстл чс, и бригды доложили: рботы н всем пути зкончены.

Вернулся лейтеннт Зорин с точно ннесенными н крту целями. Вернулся он не один: вместе с ним пришли две миловидные девушки — Оля Доронькин и Зор. Срзу же явились к комндиру и зявили, что не уйдут с бронепоезд, будут вместе с бойцми ходить в боевые рейсы.

До войны девчт учились в фрмцевтической школе, но не зкончили ее. Когд врг ворвлся в Крым, они пошли в военкомт и потребовли отпрвки н фронт. По молодости им откзли. Но девушки не хотели мириться с этим. Они своими глзми видели бомбежки, руины крсвицы Ялты, трупы детей, женщин.

2 ноября вместе с отступющими воинскими чстями [111] они ушли в Севстополь. Шли по ночм, лесными тропми: фшисты бомбили все дороги.

В Севстополе Оля и Зор некоторое время рботли в штольнях, помогли оборудовть подземный госпитль. Тм они и встретились с лейтеннтом Зориным, который нередко зходил туд к рненому Косте Мегере. Девушки уже слышли о боевых делх «Железняков», и они срзу же нчли уговривть лейтеннт взять их н бронепоезд. Тот отшучивлся, но девчт были нстойчивы.

Кпитн Скян внчле и слушть не хотел о том, чтобы зчислить их в экипж, но под конец сдлся.

Тк семья железняковцев пополнилсь еще двумя бойцми.

Бронепоезд стоял под прми в Троицком тоннеле. Когд стемнело, прозвучл комнд, и поезд двинулся по новой ветке. Н всем ее протяжении были выствлены дозоры. Путевые обходчики — пожилые севстопольские железнодорожники — встречли нс светлячкми фонрей: путь свободен!

Вот и исходные позиции. Поезд сбвляет скорость. Теперь он движется медленно, бесшумно. Кругом стоит тишин, лишь слышится посвист ветр д постукивют колес. Бойцы зстыли н своих постх. Слев от нс, кжется, совсем недлеко, потрескивют выстрелы, короткими очередями постукивют пулеметы. Передовя не спит.

Низко нвисло темное ночное небо. Н земле светится рно выпвший снег, ствший уже серым от копоти. В пулеметные мбрзуры со свистом врывется холодный ветер. Стволы орудий, минометов и пулеметов нведены в сторону врг. Приглушенно звучт комнды.

У пулеметов — в полной готовности вся комнд. Рядом со мной — Шпошников. У него строгое и решительное лицо. Ни тени рстерянности или стрх.

Нклоняюсь к нему:

— Ну, кк, не стршно?

— Нет, товрищ стршин, не стршно. Скорее бы бить врг.

И срзу же после его слов громко прозвучл комнд:

— Левый борт, огонь! [112]

Грохот орудий рзнесся нд степью. Бронепоезд обрушил н врг сокрушющий удр.

Прямо впереди вспыхнул фшистский прожектор. Прикзывю Шпошникову погсить. Несколько очередей, и прожектор слепнет.

Злпы следуют один з другим. Подли свой могучий голос ртиллерия и минометы первого сектор обороны. Вржеский передний крй весь в огне.

Придя в себя, немцы открывют беспорядочную стрельбу, выдвя свои огневые точки. Нм того и ндо. Срзу же по вспышкм бьют нши пушки и пулеметы.

В стне врг пожры. Их зрево осветило местность, помогя нм вести бой. Но и противнику нс видно. Его снряды пдют все ближе и ближе. Ярким светом освещют местность вржеские ркеты. Нд ншими головми проносятся цветные пунктиры трссирующих пуль. От взрывов снрядов звенит в ушх.

Увлеченные боем, железняковцы не срзу зметили, кк вспыхнул бочк с горючим н бллстной площдке. Горящя жидкость рзлилсь по всей плтформе, и т зполыхл фкелом, демскируя бронепоезд.

Немцы открыли ургнный огонь. Нужно кк можно скорее уходить с опсного мест.

— Полный нзд! — прикзывет комндир мшинистм.

Мчимся н всех прх. А плтформ горит. Никто не догдлся отцепить ее вовремя, сейчс, н полном ходу, это уже невозможно.

А взрывы грохочут спрв и слев.

— В укрытия! — прикзывет комндир.

Все попрятлись в кземты. Но нет, не все. Никто не видел, кк млдший лейтеннт Андреев прыгнул н горящую площдку. Сбросить бочку он уже не мог, д и не было смысл. Свесившись с плтформы, сделл попытку рзомкнуть сцепляющее устройство. Ценой нечеловеческих усилий он добился этого. Но дорог вел под уклон, и отцеплення плтформ продолжл ктиться з бронепоездом.

Снряды пдли все кучнее. Один из них попл в угол бшни первой бронеплощдки. Нс тк тряхнуло, что все подумли: летим под откос. Нервы у всех были [113] нпряжены до предел. Но ктстрофы не произошло.

Еще несколько километров, и поезд выйдет в безопсное место. А сейчс остнвливться нельзя. В стереотрубу з действиями Андреев внимтельно следит комндир. Д и тк хорошо видно, кк он мечется по плтформе, отбивясь от огня. Одежд н нем дымится. Вот он что-то поднимет и срзу же бросет н плтформу: рскленный метлл обжигет руки. Снов поднимет. Мы догдывемся: это тормозной бшмк.

Млдший лейтеннт перевешивется с плтформы. Не достть! Тогд он отклдывет бшмк и хвтет все, что попдется под руку: ломы, кирки, лопты. Бросет их под колес. Плтформу, конечно, тк не остновить, но ход ее змедляется.

Схвтив тормозной бшмк, Андреев спрыгивет н нсыпь и сует его под колесо. Плтформ с грохотом нлетет н препятствие, встет дыбом и влится нбок. С нее сктывются зпсные рельсы и шплы — и все это, рскленное, дымящееся, рушится н млдшего лейтеннт.

Мы стоим потрясенные: погиб нш отвжный друг…

Но он не погиб. Пдя, Андреев попл в кнву. Он и спсл его. Нши рзведчики, окзвшиеся поблизости, вытщили Андреев из-под груды рельсов и шпл, сорвли с него тлеющую одежду. Млдший лейтеннт был без сознния, весь в ожогх.

Примерно через километр бронепоезд остновился. К месту пдения плтформы побежли Головенко, фельдшер Нечев и еще несколько бойцов. Они-то и [114] встретили рзведчиков, которые бережно несли Андреев.

Всех нс до глубины души взволновл поступок комсомольц Пвл Андреев. Человек о жизни своей не думл, спся бронепоезд, своих товрищей. Придя в себя, он первым делом спросил, кк мы вышли из-под обстрел. Моряки горячо блгодрили его з смоотверженный поступок, он дже не зхотел слушть слов блгодрности:

— Д бросьте вы! Кждый из вс поступил бы тк же, будь н моем месте.

Ехть в госпитль Андреев нотрез откзлся, остлся н бронепоезде. И ткя отчяння жизнення сил окзлсь в этом человеке, что он уже через неделю стл поднимться н ноги. Врч, который регулярно нвещл его, не перествл удивляться:

— Вот он, молодость…

Спустя десять дней коммунисты бронепоезд единоглсно приняли Пвл Андреев в пртию. Его предствили к првительственной нгрде.

Глв XIV. Письм из тыл

Врг бросл н Севстополь все новые и новые силы, стремясь во что бы то ни стло зхвтить его, выполнить прикз гитлеровской ствки. Но все их попытки рзбивлись о мужество зщитников город.

Гитлеровский плн зхвт Севстополя рухнул. Фшистское нступление было сорвно.

21 ноября гитлеровцы прекртили штурм Севстополя, нчли подтягивть резервы, чтобы хоть кк-то пополнить свои потрепнные чсти. Черноморскя крепость выстоял. Десятки тысяч вржеских солдт и офицеров ншли могилу у ее стен.

Мы использовли передышку, чтобы отремонтировть провозы и бронеплощдки, пополнить боезпс. Н бронеплощдки поствили чсть нового вооружения. Одно из стрых орудий зменили двумя новыми втомтическими пушкми. Н второй бронеплощддке вместо четырех 82-миллиметровых минометов поствили [115] три полковых. Прибвилось и пулеметов: теперь их у нс восемндцть.

Н восьми километрх глвного пути произвели восстновительные рботы. Все это личный соств делл своими силми под руководством Головенко и Андреев.

Рботли смоотверженно. Нрвне со всеми трудились и девушки. Если кто-нибудь пытлся переложить их труд н себя, они обижлись: «Не хотим быть иждивенкми». А ведь они добровольно взяли н себя и другие, дополнительные обязнности: чинили крснофлотцм обмундировние, стирли белье, знимлись уборкой.

Особенно стртельной, трудолюбивой был Нин Остроухов. Он рботл кочегром н провозе. Для девушки это нелегкий труд, но Нин еще помогл готовить пищу, рзносил ее, мыл посуду.

Кк-то мы уже зкнчивли обедть, когд нлетел вржескя виция. Бронепоезд был ндежно укрыт в тоннеле, мы, чтобы не здохнуться от дым в подземелье, вышли н свежий воздух. Кк только смолеты пошли в пике, все спрятлись в укрытии. Вдруг кто-то збеспокоился:

— А где Нин Остроухов?

Мы бросились к выходу. Кждого охвтил тревог з девушку: что с ней, жив ли?

Кково же было нше удивление, когд мы увидели ее с грудой посуды в рукх. Кругом свистят осколки, он собирет оствленные нми миски и котелки. Чуть ли не силой втщили ее в тоннель.

Рботы по ремонту пути продолжлись. Железнодорожники соорудили новую водорзборную колонку. Зпсли впрок топлив. Для погрузки угля построили примитивные подъемники.

В те дни мы знимлись не только хозяйственными делми. Моряки упорно учились, оттчивя мстерство стрельбы из орудий, минометов, пулеметов. Учились стрелять и девушки. Лучше всех овлдел пулеметом Оля Доронькин.

В то же время по иницитиве комсомольского бюро бойцы изучли железнодорожное дело, чтобы в любой момент зменить ремонтников.

Через несколько дней бронепоезд снов стл выходить [116] н боевые здния. Комндиры вместе с рзведчикми облзили весь передний крй, во всех детлях изучили оборону противник, опорные узлы и огневые средств.

Во время рейсов вели огонь в основном от Мекензиевых высот и Шровой выемки.

Стрельбу корректировли лейтеннты Молчнов и Мйоров с группой рзведчиков. После кждой стрельбы комндир делл рзбор.

Н бронепоезде был сильня пртийня оргнизция, возглвляемя Всилием Андреевичем Головенко. Коммунисты здвли тон и в бою. В дни первого штурм Севстополя пртийня оргнизция знчительно выросл.

Молодежь вступл в комсомол. Н бронеплощдкх шутили: у нс еще не подли зявления в комсомол пулеметчик Сикорский д вестовой кют-компнии дядя Миш Силин. Это смые «молодые» нши бойцы — обоим под пятьдесят.

Приезжл к нм Митрков — бывший комисср первого морского полк в Одессе, теперь зместитель нчльник политотдел береговой обороны. Встретились мы с ним, кк родные.

Но взволновл меня эт встреч не только потому, что я снов увидел дорогого мне человек. Был и другя причин — он прибыл к нм, чтобы проверить, кк мы рботем с людьми. Мнением ткого опытного политрботник мы все очень дорожили.

Митрков остлся доволен деятельностью комисср Порозов и пртийной оргнизции. Похвлил и комсомольцев бронепоезд.

О нс очень чсто пишут в гзетх. Кждую ткую [117] сттью комисср Порозов читет вслух, зтем сообщ ее обсуждем. Гзеты пишут, что моряки бронепоезд с честью несут н своем знмени имя легендрного героя гржднской войны Антолия Железняков и по прву знимют почетное место среди хрбрых зщитников Севстополя. Приятно ткое слышть.

Однжды во время передышки нм привезли новый кинофильм. Нзывлся он «Героический Севстополь». В нем были покзны и бои н Ишуньских позициях, где морскя пехот мужественно сдерживл нтиск фшистских бнд. Кртин с первых же кдров приковывл к себе внимние. С нпряжением смотрели бойцы н отржение вржеской тки. Яростно ведут огонь пулеметы. Прищурив глз, строчт втомтчики. Кругом рвутся снряды, мины, все утопет в серой пыли, перемешнной с дымом.

И вот — смый волнующий момент. Бойцы морской пехоты, сняв бушлты и ндев лихие бескозырки, вдруг выскочили из окопов и во весь рост устремились в контртку. Впечтление ткое, словно мы сми бежим вместе с пехотинцми, яростно стреляем, кричим во всю мощь мтросских глоток «полундр! ур!». Вот они уже достигли вржеских окопов, орудуют штыкми и приклдми. Мы видим, кк фшисты, оствляя убитых и рненых, позорно бегут.

Сильные, потрясющие кдры. Вот точно тк же шли в штыковые тки зщитники Одессы. Мелькнул мысль: кким же смелым, бесстршным должен быть киноопертор, чтобы зснять ткие эпизоды! Ведь ему нужно было нходиться в окопх переднего кря, снимть под грдом пуль и осколков, вместе с бойцми бежть в тку.

Кдры боя сменились будничными эпизодми. Н экрне крупным плном покзывлись те, кто только что выдержл нтиск гитлеровцев и одержл победу в решительной схвтке. И вдруг я вижу знкомое лицо. Под козырьком стльной, кски чуть прищуренные глз, в рукх втомт, н плечи нкинут плщ-плтк. Н груди скрещенные пулеметные ленты, н поясе грнт. «Костя Ряшенцев», — узнл я, прежде чем диктор нзвл его имя. Тот смый боец-втомтчик, портрет которого я видел н Приморском бульвре. Что ж, я не ошибся тогд: не только вид этого [118] бойц, но и его боевые дел олицетворяли обрз зщитник Севстополя.

Фильм произвел н всех незбывемое впечтление. И кждый железняковец еще сильнее ощутил свою ответственность з судьбу родного город.

Когд вышли из зтемненного помещения, солнце уже клонилось к горизонту. Утих поднявшийся с утр ветер. Бронепоезд стоял у вход в Цыгнский тоннель. Из труб провозов вился легкий белый дымок.

Ждем рзведку. Комнд готовится к выходу.

Пок есть немного свободного времени, собирю членов комсомольского бюро. Н нше зседние приходят и комндир с комиссром.

Первый вопрос о рекомендции в пртию Борису Кочетову. Товрищи попросили лейтеннт рсскзть втобиогрфию.

Чуть выше среднего рост, по-военному подтянутый, он поднялся, огляделся вокруг. Его большие черные глз словно спршивли: о чем же говорить, когд биогрфия только нчинется… Он еще рз взглянул н товрищей и улыбнулся своей удивительно белозубой улыбкой. Говорил с едв уловимым укринским кцентом и зметно волновлся, словно боялся упустить или недоскзть что-то особенно вжное.

— Родился н Полтвщине, в крестьянской семье. Отец погиб в гржднскую. Н флот пошел по комсомольскому нбору. Окончил училище, стл комндиром. Н войне с первого дня, боевое крещение получил под Очковым. Теперь вот — н бронепоезде…

Рсскз лейтеннт дополнили товрищи. Говорили о его хрктере, отличном зннии ртиллерийского дел, еще о том, что его бронеплощдк в кждом бою нносит ощутимый урон вргу.

Выступил и комндир бронепоезд. Нпомнил случй, когд Кочетов, увидя, что у орудий никого нет (люди попдли от резкого толчк при внезпной остновке поезд), см встл к пушке и открыл огонь по смолету.

— Я упрекнул его тогд: комндиру бронеплощдки вовсе незчем преврщться в нводчик и змкового. А вообще-то лейтеннт поступил првильно. Его пример сильно подействовл. От рстерянности у мтросов и след не остлось. [119]

Члены бюро единодушно приняли решение: дть комсомольцу Кочетову рекомендцию в пртию.

Зседние подходило к концу, когд дежурный доложил, что н бронепоезд прибыли комндующий и член Военного совет Приморской рмии. Через несколько минут весь экипж выстроился в тоннеле. Генерл И. Е. Петров поблгодрил железняковцев з ктивную помощь пехотным подрзделениям.

— Довольн пехот вшей боевой рботой, вот и попросили нс с бригдным комиссром Кузнецовым передть вм сердечное спсибо, — говорил генерл. — А еще мы приехли, чтобы вручить вм подрки, которые нрод прислл зщитникм Севстополя.

Комндующий покзл рукой н втомшину, кузов которой был доверху нгружен посылкми.

Бригдный комисср М. Г. Кузнецов поздрвил железняковцев с боевыми успехми, рсскзл о последних новостях н фронте и в стрне, ответил н вопросы крснофлотцев и комндиров.

Кждому моряку вручили посылку. С волнением рскрывли мы их. Пусть и немудреным было их содержимое: теплые носки, врежки, кисеты, мхорк, колбс, печенье, носовые плтки, тулетное мыло, одеколон, но все это было согрето горячей любовью и зботой незнкомых и столь дорогих нм людей.

В кждой посылке письмецо. Письм были от девушек, школьников и смые дорогие — от мтерей, нших солдтских и мтросских мтерей. Скупые строки, но сколько в них веры в победу, в тех, кто отстивет свободу и счстье нрод.

Люди тыл рсскзывли о своих трудовых делх, но ни в одном письме не было жлоб н трудности, н нехвтку продовольствия, н то, что приходится (мы знли это) рботть в цехх с утр до вечер, то и суткми, чтобы дть фронту вооружение, боеприпсы, обмундировние.

Читли эти письм мтросы, и у многих влжнели глз.

«Здрвствуй, длекий нш, родной дядя-воин! — выведено печтными буквми. — Пишет тебе Тня. Мне исполнилось семь лет. Мм моя погибл, когд мы эвкуировлись, при бомбежке. Пп н фронте. Мы живем с ббушкой. Н дворе пург, ббушк [120] вяжет носки и врежки для вс, чтобы вм не было холодно. Ведь вы н фронте зщищете нс. Когд победите фшистов, приезжйте к нм н север, возможно н Укрину, когд мы вернемся обртно».

В моей посылке — ппиросы, мыло, шерстяные носки, шрф, одеколон и дже четвертинк спирт. Сверху конверт. В нем письмо и фотогрфия молоденькой девушки.

Юное крсивое лицо. Широко рскрытые глз устремлены н меня восторженно и доверчиво.

Девушк, длекя и незнкомя, пишет воину-фронтовику:

«Я рботю н Орском мясокомбинте, зменил отц, коммунист. Он добровольно ушел н фронт. Его не брли, тк кк у нс шесть душ несовершеннолетних детей. Мне, стршей, шестндцть лет. И мм больня. Но он ушел, и мы знем, что тк ндо. Директор комбинт очень хороший человек, помогет нм.

Я рботю хорошо, получю премии. Рботть приходится по 12 и 14 чсов в сутки. А другой рз и неделями из цехов не выходим. Но я не устю. Я рд, что своим трудом помогю вм. Тк говорит нш директор.

У меня большя рдость: меня приняли в комсомол. Я очень хочу учиться н курсх медсестер, оргнизовнных при комбинте.

Дорогой мой длекий воин! Бей фшистов, не оствляй их, погных, н ншей земле. Возврщйтесь с победой, приезжйте к нм в Орск. Мы будем очень рды вм.

Клв».

Прочитл я, и кк-то рдостно, тепло стло н душе, нхлынули воспоминния о доме, о длеком детстве…

Детство… Оно было нелегким. Родился я в грозном 1918 году, когд по всей стрне пылл гржднскя войн.

Н Лискинский мост через нше село Петренково нступли из-з Дон крсновские бнды. Шли сильные бои.

Отец после тяжелого рнения и болезни нходился дом, но в эту ночь ушел в лес. Он хорошо знл, что деревенские кулки не простят ему, крсному комндиру, [121] ктивной деятельности по устновлению Советской влсти н Дону.

Крсновцы взяли село. Вместе с кулкми они срзу же нчли зверские рспрвы нд деревенскими ктивистми. Не пропустили и нш дом. Все перерыли, искли отц. Избили мть, ббушку. Н ночь сделли зсду в доме.

В семье знли, что отец вот-вот должен прийти, чтобы збрть нс и увезти к родственникм н хутор Довжик. Все были в рстерянности, кроме ббки Мвры. Он споил смогоном двух солдт, оствшихся в зсде, и те спокойно уснули. А ночью пришел отец, збрл семью и повел через огороды к мосту.

Не перествя лил дождь. Все промокли до нитки. Меня отец спрятл у себя з пзухой — ведь мне еще и недели не было.

Н мосту — столпотворение, тысячи беженцев стремились быстрее перепрвиться н ту сторону Дон, чтобы не попсть в руки крсновских кртелей.

Белогврдейцы открыли огонь. Под нпором толпы рухнули перил, многие упли в реку. Свлился в воду и отец со мной и моим стршим бртом Мишей. Мть с двумя детьми вернулсь домой. Не успел обогреться, кк нгрянули контррзведчики. Ей тут же учинили допрос. Били, истязли, выспршивли об отце. Потом бросили в подвл, сми рзгрбили, рстщили все, что было дом.

Отец, несмотря н рнение, все-тки сумел удержться н воде, зтем выбрться со мной н берег. Стрший брт утонул.

Вскоре отец присоединился к крсным чстям. Ндо мной взяли шефство медицинские сестры и отвоевли у смерти.

Через день, получив подкрепление, нши войск пошли в нступление. Отец провел отряд плвнями. Беляки не предвидели, что с этой стороны окжутся крсные, и безмятежно спли. Село было освобождено.

Эту историю знл кждый мльчишк ншего сел. Сверстники нзывли меня Колькой-буденновцем, потому что я долго носил стрый буденовский шлем. Позднее отец чсто говорил: «Вырстешь, Кольк, — будешь военным: не зря побывл в ледяной донской купели и под крсновской шрпнелью…» [122]

Его слов сбылись. Првд, я не стл конником, кк отец, но стрлся — воевть тк, чтобы ему — квлеру трех Георгиевских крестов и влдельцу сбли, подренной Буденным, — не было стыдно з своего сын…

Пок я предвлся воспоминниям, вокруг меня собрлись крснофлотцы. Подошел и Вня Шпошников. В рукх письмо.

— Вот, комсорг, читй…

Хорошее, проникновенное письмо получил Вня. Читю вслух: «Я зню, вы хрбрый боец…»

Читю, см крем глз слежу з Шпошниковым. Он дже побледнел от волнения.

— Читй, стршин, читй, — торопит он.

«Я горжусь вшим мужеством, военной отвгой. Я верю: вы добьетесь победы, очистите ншу землю от фшистских зхвтчиков…»

Моряки внимтельно слушют, о чем говорится в письме. Оно дресовно кждому из них и всем тем, кто с оружием в рукх зщищет ншу великую Советскую Родину.

Первым прерывет молчние Ивн Шпошников.

— Секретрь, рзреши скзть несколько слов! Он взбирется н площдку и срывет с головы бескозырку.

— Слышли, что в письме нписно: «Я зню, вы хрбрый боец»… Это не про меня. Но клянусь: сколько хвтит сил, до последнего дыхния буду бить фшистов. И мне не стыдно будет получть ткие письм.

Вслед з Шпошниковым н бронеплощдку поднялся стршин Дмитриенко.

— После тких писем хочется сейчс же ринуться в бой, — подняв нд головой несколько конвертов, говорил он. — Это не простые письм — это нрод пишет, и мы выполним его волю. З сожженные город и сел, з поругнную землю, з слезы и кровь советских людей мы отомстим гитлеровцм лютой крой.

Брли слово и другие моряки. Говорили стрстно, клялись еще беспощднее громить врг.

Комндующий и член Военного совет вышли из вгон и с интересом следили з ншим стихийным митингом. Потом бригдный комисср обртился к морякм. [123]

— Вы очень хорошо говорили. Будем ндеяться, что в ближйшие дни сумеете подтвердить свои слов делом…

Уехли гости, рзошлись по своим местм мтросы. А я снов достл фотогрфию Клвы, перечитл письмо.

Клв, Клв, ккя же ты, должно быть, миля и слвня девушк… Неужели ты тк и промелькнешь в моей судьбе, не оствив след? И уже тогд я понял, что обрз этой девушки нвсегд остнется в моем сердце.

Тк оно и случилось. И я бесконечно блгодрен судьбе, что именно мне достлсь тогд посылк чудесной девушки, той смой, которя после войны стл спутницей моей жизни, моей женой.

Глв XV. Мекензиевы горы

Восьмого декбря бронепоезд вышел н позицию к Кмышловскому мосту. Предстояло поддержть огнем бригду полковник Вильшнского. В тот день он производил рзведку боем в рйоне высоты 74,4.

Нчлсь ртподготовк.

Нлетели штурмовики. Они шли низко нд землей, сея огонь и оствляя черные следы рзрывов. Комендоры не прекрщли огня. Один из смолетов спикировл тк низко, что кзлось, уже не выйдет из пике. Но у смой земли вдруг взмыл, и в ту же секунду пулеметные очереди стегнули по плтформе, подняв фонтнчики ржвой пыли.

Нлет продолжлся несколько минут, но особого урон бронепоезду он не принес. Лишь после комнды «отбой» по боевым постм рзнеслсь весть: рнен кпитн Скян…

Во время нлет он упрвлял стрельбой с открытой площдки комндного пункт. Его рнило в смом нчле боя, но он продолжл руководить боевыми действиями экипж, пок не потерял сознние.

И вот по бронепоезду рзнеслось:

— Комндир рнен…

Весть эт потрясл всех. Кждому хотелось поскорее [124] узнть, кково состояние комндир, есть ли ндежд н спсение. Но лишь после возврщения н стоянку комисср собрл личный соств и рсскзл, кк это было.

— Смолеты отштурмовлись, зенитчики уже отогнли их, кпитн скомндовл «отбой». Я хотел что-то скзть ему, глянул, он пдет. Не успел дже поддержть его. А н плубе под ним луж крови.

Мтросы молчливые, угрюмые. Жлко кпитн. Все любили его.

Вечером, когд мы прибыли в Севстополь, рненого комндир отпрвили в госпитль.

Комндовние бронепоездом временно принял н себя стрший лейтеннт Чйковский, обязнности помощник стл выполнять Кочетов.

С ними мы несколько рз выходили в боевые рейсы. А через пять дней прибыл новый комндир бронепоезд — инженер-кпитн-лейтеннт Хрченко.

Обычно бывет трудно привыкнуть к новому комндиру. Но Михил Федорович быстро звоевл нше увжение. Холодок отчуждения рстял после того, кк мы узнли его биогрфию. В гржднскую войну он семндцтилетним прнем вступил в крсногврдейский отряд А. В. Мокроусов и прошел путь от рядового бойц до комндир бронепоезд «Ургн», нгржден орденом Крсного Знмени. В мирное время рботл судовым мехником и техником по судоремонту.

С первого же дня между комндиром и комиссром устновились ткие отношения, ккие и должны быть у людей, которым доверены судьбы многих воинов. [125] У них много общего: об воевли в гржднскую, у обоих з плечми большя и суровя школ жизни. Хрченко воевл под комндовнием Ворошилов, Порозов овлдевл искусством пртийно-политической рботы под руководством комисср Фурмнов.

Хрченко всегд говорил быстро, словно боясь чего-то не доскзть, когд волновлся, нчинл зикться — двл о себе знть перенесення контузия. Порозов — ноборот: взвешивл кждое слово, говорил неторопливо, но з кждым его словом чувствовлсь првот и убежденность.

Комисср и комндир кк нельзя лучше дополняли друг друг. И хотя об пользовлись одинковыми првми, Хрченко чувствовл, что стршим н бронепоезде является Порозов, и не противился этому.

Я встретился со своими одесскими друзьями — Ноем Адмия и Яшей Стрижком. Узнв, где стоит бронепоезд, они зглянули ко мне. Гостей срзу же окружили товрищи. Железняковцы живо интересовлись делми н передовой. А друзьям было что рсскзть. Слв о снйпере Ное Адмия гремел по всему Севстополю. Гзеты чсто писли и о бесстршном комндире орудия Якове Стрижке. Об уже были нгрждены орденми.

Вспомнили мы Одессу, боевых друзей, погибших товрищей.

Особенно обрдовлся нш стршин Джикия: отвел душу, поговорил с Ноем н родном грузинском языке, по которому успел соскучиться, — н бронепоезде он единственный грузин.

Подошел Хрченко. Я предствил своих друзей. Они рсскзли, что н передовой знют о боевых делх бронепоезд, восхищются хрбростью железняковцев. Приятно было и комндиру, и всем нм слышть ткие слов.

Комндир рзрешил мне проводить Ноя и Яков. И вот мы идем по улицм Севстополя. Трудно узнть город. Всюду груды щебня, дымятся неостывшие пожрищ. Людей не видно. Город ушел под землю. Предприятия, госпитли, учреждения, мгзины, столовые переселились в подвлы и штольни.

Н улице Крл Мркс мы зкусили в подземной столовой. Посмотрели фильм в подземном кинотетре. [126] И дже сфотогрфировлись н пмять в подземном фототелье. Город живет!

Вечером рсстлись, уговорившись чще встречться. Но увидеться нм уже не довелось. Ной Адмия, ствший известным снйпером, Героем Советского Союз, погиб в последние дни обороны город. Смертью хрбрых пл н севстопольской земле и ртиллерист Яш Стрижк…

Передышк н фронте был недолгой. Потерпев поржение после первых боев, фшисты снов перегруппировлись, подтянули свежие чсти с других учстков и нчли усиленно готовиться к новому штурму. Активнее стл действовть вржескя виция.

Появились тяжелые бтреи, тнковые соединения.

Но и нше комндовние умело использовло передышку: формировлись новые чсти и подрзделения, пополнялись зпсы оружия и боеприпсов, укреплялись подступы к Севстополю.

Боевой дух зщитников город поднимли победы нших войск под Тихвином, Ростовом. Больше всего обрдовл нс весть о рзгроме немецко-фшистских войск под Москвой.

Никто из нс не знл, когд нчнется новое нступление фшистов н Севстополь, но кждый готов был встретить его во всеоружии.

И вот 17 декбря снов все згрохотло. Врг нчл второй штурм черноморской твердыни. Опять, зхлебывясь собственной кровью, фшисты лезли н Севстополь, ндеясь сломить героический грнизон.

Но врги и н этот рз просчитлись. Моряки стояли нсмерть. В те дни очень популярной был у нс песня неизвестного поэт н мотив «Рскинулось море широко»:

И грудью прикрыл Севстополь родной

Моряк, пехотинец и летчик.

У крепкой стены обороны стльной

Могилу нходит нлетчик…

Военный совет Черноморского флот обртился к зщитникм город с призывом: «К Севстополю приковно внимние не только нродов СССР, но и внимние нродов всего мир, которые день и ночь следят [127] з битвой под Севстополем, з героизмом его зщитников. До последней кпли крови зщищйте нш родной Севстополь! Родин ждет от нс победы нд вргом. Побед будет з нми!».

Фшисты ввели в бой семь дивизий, две горнострелковые бригды, полторы сотни тнков и большое количество ртиллерии. Особенно жркие бои рзгорелись в рйоне горы Азиз-Об и в Бельбекской долине, где противник силми двух дивизий нносил глвный удр.

Оборонялись здесь чсти 8-й бригды морской пехоты полковник Вильшнского и 95-й стрелковой дивизии генерл-мйор Воробьев.

С первого же дня штурм нм было прикзно поддерживть эти чсти.

Ств н позиции у Швровой выемки, бронепоезд по прикзнию нчльник ртиллерии Приморской рмии полковник Рыжи открыл огонь по нступющей пехоте противник в рйоне горы Азиз-Об. Комндовл бронепоездом помощник комндир стрший лейтеннт Чйковский. Кпитн-лейтеннт Хрченко пок не вмешивлся в упрвление огнем.

— Я еще денек-другой присмотрюсь, пройду стжировку, уж потом приму комндовние, — откровенно скзл он. — У нс в гржднскую войну не было тких орудий, о минометх мы и понятия не имели.

Огонь мы вели почти беспрерывно. Били злпми с короткими промежуткми. Эхо рсктисто проносилось в долине и, сливясь с новым злпом, создвло грозную мелодию боя. Фшистские снряды то и дело рзрушли полотно железной дороги, но отвжные ремонтники под огнем врг восстнвливли положение, и бронепоезд снов и снов мчлся к передовой.

Перевес в силх был н стороне врг. Несмотря н героизм людей, фшисты продвиглись к городу. Линия фронт подошл к Кмышловскому мосту. Зон действия бронепоезд сокртилсь. Все чще и чще нм приходилось вводить в дело минометы — тк близко от нс противник. Пушки стремся беречь — очень уж они изношены.

В последующие дни бронепоезд использовл и стнковые пулеметы. Когд вржескя пехот нступл н северных склонх Бельбекской долины, бронепоезд [128] высккивл из Мекензиевой выемки и прямой нводкой из минометов и пулеметов открывл огонь. Три-пять минут ургнного огня — и врг бежит, оствляя убитых и рненых. А бронепоезд снов исчезет в укрытие до следующего нлет.

Конечно, это рисковнно. Но у Михил Федорович риск основн н точном рсчете. Вот когд мы убедились в отвге ншего нового комндир!

— Используем опыт гржднской войны, — скзл он. — Будем применять все оружие, ккое только у нс есть, вплоть до винтовок.

Контрольные площдки бронепоезд тоже превртились в огневые точки. Их борт обложили мешкми с песком. Все, кто не был знят у орудий и минометов — железнодорожники, связисты, хозяйственники, — рсполглись здесь, кк в окопх, с винтовкми и грнтми.

22 декбря критическое положение создлось н учстке 388-й стрелковой дивизии, оборонявшей Мекензиевы горы. Н помощь ей был брошен 79-я отдельня бригд морской пехоты под комндовнием полковник Потпов, только что прибывшя н корблях из Новороссийск.

Чтобы дть бригде рзвернуться, комндир бронепоезд прикзл лейтеннту Головенко и мне взять всех свободных бойцов и здержть гитлеровцев у Мекензиевого кордон.

Через несколько минут у вход в Цыгнский тоннель стояли тридцть пять моряков, вооруженных втомтми и грнтми. Головенко повел нс по кменистой дороге к кордону. Не прошли мы и километр, кк из-з пригорк покзлись отступющие бойцы. Они отходили к тоннелю.

Н высотх и стнции Мекензиевы горы повсюду шл пльб. Не утихя, гремел ртиллерийскя кнонд. Нш взвод цепью шел нвстречу отступющим. В это время из тоннеля выскочил бронепоезд и, нбиря скорость, двинулся к стнции.

Головенко остновился и крикнул в мегфон, обрщясь к отходящим бойцм:

— Стой! Ни шгу нзд!

Крснормейцы остновились. [129]

— З мной, вперед! — продолжет комндовть Головенко и первым устремляется к высоте. — Ур!

И срзу у людей исчезл рстерянность. Ободренные, они вместе с морякми ринулись з лейтеннтом.

А спрв нбирет скорость бронепоезд, нцелив жерл орудий н стнцию.

Гитлеровцы не ожидли ткого нтиск. И хотя они еще яростно сопротивляются, бойцы отбивют у них одну позицию з другой. Тем временем подоспели и морские пехотинцы из бригды Потпов. Они вливются в ряды крснормейцев, и все мы ускоряем свой бег, стрясь не отстть от бронепоезд. А он уже влетет н стнцию, где скопились вржеские войск. Впервые вижу свой бронепоезд со стороны. Окутнный огнем и дымом, он обрушивет н врг всю мощь своих орудий, минометов и пулеметов. Вокруг него все пдет, рушится, горит.

Дерзкий нлет «Железняков» ошеломил гитлеровцев. Им и в голову не приходило, что мы рискнем ворвться в смую гущу их войск. Они по-хозяйски рзместили н стнции колонны тнков и втомшин с военным имуществом. Дже походные кухни подвезли к обеду.

Бронепоезд вел огонь с обоих бортов, сметя и сокрушя все н своем пути. Гитлеровцы в ужсе рзбеглись от железной дороги, не окзывя никкого сопротивления. Они дже не успели звести тнки — и их колонн тк и остлсь н шоссе. В тупике взорвлсь огромня цистерн с горючим, и все вокруг зполыхло огнем.

Вслед з нми н стнцию ворвлись пехотинцы и, не здерживясь, устремились вперед, тесня гитлеровцев к Кмышловскому мосту. Утерянные рнее позиции были восстновлены.

Н подступх к Кмышловскому мосту железнодорожное полотно было рзрушено, и бронепоезд остновился. Нш взвод, выполнив свою здчу, вернулся н бронепоезд, где все носило следы только что зкончившегося боя: плтформы бронеплощдок были звлены гильзми, н рскленных орудийных стволх дымилсь крск. Несмотря н резкий морозный ветер, стволы не успевли охлждться, и нши девушки нкидывли н них мокрые одеял и шинели… [130]

Пользуясь коротким зтишьем, железняковцы подводили итоги боя. Особенно отличились орудийные рсчеты Днилич и Дроздов. Это они с нескольких выстрелов подвили ртиллерийскую бтрею н подступх к стнции и открыли путь бронепоезду. У орудий Днилич в смый рзгр боя вышел из строя змковый мехнизм, но комендоры не прекртили огня: вручную открывли змок и продолжли стрелять по фшистм.

Не сплоховли в бою и Лврентий Фисун, Борис Гришко и Всилий Терещенко. Когд один из тнков рзвернулся для стрельбы по провозу, они в упор рсстреляли его из своей стомиллиметровой пушки.

Морские пехотинцы от души блгодрили железняковцев. Один из комндиров подошел к ншей бронеплощдке.

— Спсибо вм, дорогие товрищи, от всех нших бойцов, — волнуясь, скзл он. — Если бы не вы, трудно бы нм пришлось… Земной вм поклон…

Дв потповцм зкрепиться н новом рубеже, «Железняков» вернулся н стнцию Мекензиевы горы. Здесь все носило следы всесокрушющего огня крепости н колесх: черня, оплення земля усеян трупми, возвышются догорющие остовы тнков и втомшин. Повсюду груды рзного имуществ, брошенного в пнике противником.

Д, не поздоровилось фшистм!

Бой з стнцию Мекензиевы горы и окрестности длился четыре чс. Это был один из смых удчных нших нлетов н врг з время обороны. Н это нпрвление врг бросил более трети своих сил под Севстополем. Но не перевес в силе и технике решил [131] победу, сил дух, воля к победе нших советских моряков-черноморцев. И хотя н некоторых учсткх ншим войскм все же пришлось потесниться н 300–400 метров, эти метры были усеяны сотнями фшистских трупов.

Бронепоезд уже готовился вернуться в Цыгнский тоннель, когд по бронеплощдкм рзнеслсь стршня весть: н стнции в одном из зброшенных срев нйдены шесть изуродовнных трупов нших бойцов. Комисср Порозов рспорядился: кждый член экипж должен увидеть то, что совершили фшистские изверги.

Один з другим проходили железняковцы мимо змученных крснормейцев. Они лежли рздетые, с рспоротыми животми и изуродовнными лицми.

Молч, не проронив ни слов, смотрели мы н трупы нших товрищей, н злодейские дел извергов в человеческом обличье. Стиснув зубы и сжв кулки, кждый из нс двл себе святую клятву отомстить з безвестных мучеников.

«Не збудем!», «Не простим!» — с этой мыслью возврщлись мы н бронепоезд, чтобы снов отпрвиться в бой и люто покрть врг з все его преступления…

Глв XVI. Комндирское слово

Утром следующего дня, едв мы вышли из тоннеля, сигнльщик доложил:

— В воздухе рзведчик!

Прямо нд нми, н знчительной высоте, висел одинокя «рм» — двухфюзеляжный «фокке-вульф». Кзлось, рзведчик только и поджидл, когд бронепоезд появится н открытой местности. Зловеще сверкя в лучх восходящего солнц, он покружился нд нми и улетел. Но долго еще в ушх стоял противный воющий звук. А через десять минут в воздухе покзлсь целя эскдрилья бомбрдировщиков. Вступть с ними в бой было рисковнно, и комндир прикзл вернуться в тоннель.

Поезд уже входил в укрытие, когд вокруг рздлись [132] сильные взрывы. Были сброшены бомбы крупного клибр. К счстью, никто не пострдл, лишь несколько осколков впилось в броневую обшивку хвостового провоз.

Мы отремонтировли путь у вход в тоннель и снов вышли в боевой рейс. И снов все повторилось: вржеский рзведчик сообщил н свой эродром о появлении бронепоезд, и бомбрдировщики не змедлили прилететь со смертоносным грузом. Один з другим они отвесно пикировли н нс.

После боев з стнцию Мекензиевы горы гитлеровцы не спускют глз с ншего бронепоезд. Их ртиллерия пристрелял выходы из тоннелей. Смолеты сбрсывют сюд десятки тонн бомб, пытясь зкупорить нс.

И все-тки «Железняков» действует. Комндующий Приморской рмией выделил специльный сперный бтльон для рсчистки звлов и ремонт рзрушенного пути. Комнд бронепоезд уже не успевл спрвляться с этой рботой.

До конц декбря бесновлся противник. Тяжелые, кровопролитные бои шли н всех учсткх обороны. Бронепоезд по-прежнему почти кждый день выходил в рейсы, поддерживя нши чсти интенсивным огнем.

Особенно сильные бои шли 24 декбря. Во второй половине дня фшисты перешли в нступление н подступх к Мекензиевым горм. Они то и дело тковли передний крй ншей обороны. В бой вступили тнки. Ншему бронепоезду был поствлен здч ннести огневой удр по противнику в этом рйоне.

— Но нм еще нужно послть туд корректировщик, — ответил комндир.

— Тм он есть.

Действительно, вскоре н бронепоезд стли поступть исключительно точные днные для стрельбы — любой ртиллерист позвидует. Когд бой зкончился, ко мне подошел лейтеннт Кочетов и, улыбясь, спросил:

— Знешь, кого мы сейчс поддерживли?

— Известно, кого: морских пехотинцев или приморцев…

— А вот кого конкретно? — он сделл пузу, видимо, [133] рссчитывя н эффект.

Я молчл в недоумении.

— Кпитн Головин, — торжественно произнес Кочетов.

Окзывется, после боя, когд пехотинцы блгодрили железняковцев з выручку, комисср Порозов спросил:

— Кто у вс корректировл огонь?

— Д я же, — послышлся ответ. — Кпитн Головин.

Тк вот где теперь нш Леонид Пвлович! Комндует стрелковым бтльоном в бригде Вильшнского!

Снов нши рзведчики ушли н Мекензиевы горы. Тм их встретил полковник Потпов. Он подробно рсскзл о действиях вржеских минометных бтрей, отметил н крте их рсположение.

Вместе с Зориным, Молчновым, Мйоровым, Козковым и Мячиным туд нпрвились и рзведчики бригды Потпов.

Тщтельно мскируясь, добрлись до мест. Быстро зпеленговли ориентиры, дополнительно обнружили дв дзот, тут же ннесли их н крту.

Вернувшись н бронепоезд, Зорин подробно доложил комндиру о результтх рзведки.

Боевя тревог! Через две минуты бронепоезд был готов к бою. А еще через несколько минут мы уже подходили к исходным позициям.

Фшисты стреляют по бронепоезду. Нши рзведчики н ходу пеленгуют их огневые точки. По видимым ориентирм комндиры орудий открывют огонь. Десятки мин, снрядов рвутся у целей. Обломки укреплений, дзотов летят вверх. Гитлеровцы мечутся, кк крысы в зпдне.

Здние выполнено: вся высот изрыт воронкми нших снрядов и мин. Оттуд больше не зговорят ни дзоты, ни минометные бтреи.

Появляются смолеты, но они не рискуют снизиться. Фшистские пирты уже знют, что зенитчики бронепоезд умеют метко стрелять. Бомбы пдют беспорядочно и не причиняют нм никкого вред. «Железняков» блгополучно возврщется в укрытие.

Н другой день — новое здние. Генерл-мйор [134] Моргунов вызвл ншего комндир и сообщил, что со стороны Бельбекской долины к передовой подошли крупные силы противник. Они нкпливются у высоты и устнвливют тм минометную бтрею. Бронепоезду поствлен здч: огнем уничтожить живую силу и минометную бтрею противник.

Вместе с Зориным н рзведку отпрвились и комндиры бронеплощдок, ткже лейтеннт Головенко. Ему ствилсь особя здч: проверить состояние пути в рйоне Кмышловского мост.

Проводили мы своих товрищей. Зрокотл мотор дрезины, и он скрылсь в ночной мгле. До возврщения рзведчиков всем, кроме вхтенной службы, комндир прикзл отдохнуть.

Я воспользовлся случем, чтобы собрть членов бюро: несколько товрищей просили рекомендции в пртию; необходимо было поговорить о рботе гитторов и других комсомольских делх.

Только в 12 чсов ночи рзошлись отдыхть, но мне почему-то не сплось. Достл из крмн фотогрфии родных. Вспомнил, что двно не писл домой. А тм ведь могут подумть бог знет что. При тусклом свете синей лмпочки — только он и горит в вгоне, когд люди спят, — склонился нд листком бумги.

Что же нписть? Жив, здоров, бью фшистов — больше вроде и нечего. А отец может обидеться, что мло нписл. Он любит, когд подробно рсскзывю о боевых действиях. Но о чем мог я рсскзть сейчс? Фшисты у стен Севстополя, они грозной силой продвигются в глубь стрны. Неужели не выстоим, не победим? Нет, этого не может быть!

Передл приветы родным и знкомым, потом дописл: «Отец, не беспокойся, у меня все хорошо. Крепко целую тебя, мой родной стрик».

Еще немного подумл и вложил в конверт единственную фотогрфию — пмять о встрече с Адмия и Стрижком. Нписл н обртной стороне: «Если погибну в бою, тк вспомните сын — моряк».

И тут же зчеркнул эти слов. Нет, не погибну. Не тк-то просто уничтожить железняковцев!

Сколько рз потом вспоминлись эти слов!.. В смые тяжелые минуты своей жизни, когд, кзлось, ничто уже не сможет предотвртить смерть, я произносил [135] их, стиснув зубы, и нходил силы, чтобы победить, остться в живых.

Зпечтл конверт, нписл дрес. И н душе стло легче, словно поговорил с родными и близкими.

Прилег н топчн и срзу сомкнул веки. Мысли мои носились где-то длеко, у родного домшнего очг. Во сне мне виделось чудесное летнее утро. Кругом все зеленело. Цветы и трвы умыты свежей росой. Весело щебечут птицы. Мне лет пять. Я в крсной рубхе, отец несет меня н плече. Мы идем н бхчу з деревней. Ндо подняться н большой бугор. Отцу тяжело.

— Пп, я пойду см.

— Сиди уж ты, пичужк. Только не болтй ногми…

…Н стене ззвонил телефон. Дежурный нпомнил, что время сменить его. Покидю теплый вгон, спешу к бронепоезду. Н дворе темно, низко нвисли тучи. В темноте уныло звывет ветер. Холод пробирет до костей. Чсовой окликнул, узнл меня по голосу и пропустил. Н площдке сменил стршину Гуреев.

Вскоре н КП пришел комндир.

— Ну и холодище! — поежился он. — Не змерз тут?… Что-то долго нет рзведчиков… Вечно ждешь их с тревогой: не случилось ли чего?

Комндир сел, зкурил. Рсспросил о родных, о доме. Рзговорился и о себе немного рсскзл. О том, кк встречлся с Фрунзе, когд комндовл бронепоездом «Ургн», кк бил Петлюру, Деникин, гонял Мхно, устнвливл Советскую влсть н Кубни.

Д, с тким не стршно идти в бой. Большой души человек! Оберегет кждого из нс, кк отец. Отвжный, рссудительный, умный. И мне вдруг зхотелось рсскзть ему о своем отце, который, кк и он, сржлся з Советскую влсть в гржднскую войну. Комндир слушл внимтельно.

— Вот видишь, — скзл он, когд я умолк, — тебе н роду нписно отстивть то дело, з которое проливл кровь твой отец. Д ты ее, видно, тоже немло пролил. Но впереди нс ждут еще большие испытния…

Комндирское теплое слово… Кк много знчит оно для бойц. Ккя бы устлость ни одолел тебя, кк бы ни тяжело было н душе, придет комндир, поговорит [136] с тобой, скжет теплое слово — и легче стнет, будто с родным отцом побеседовл.

А сколько душевной бодрости двло нм общение с комиссром! Много рз он беседовл и со мной — то ли во время ночного дежурств, то ли обсуждя комсомольские дел, то ли просто в свободное время, в перерыве между боями. Петр Агфонович рсскзывл нм об учстии в пртизнском движении н Псковщине в годы гржднской войны, о том, кк он вместе с товрищми взорвл дв железнодорожных мост н пути к Петрогрду, о том, кк в тылу у немцев в семи оккупировнных волостях был восстновлен Советскя влсть, кк оттуд через линию фронт отпрвили в столицу подводы с зерном.

Эти рсскзы нпоминли воспоминния моего отц, и это еще больше роднило меня с комиссром. Всем нм он зменял здесь отц — и не по должности своей, по своей душевной щедрости. [137] У Петр Агфонович тоже был сын, звли его Ленькой. Шел ему девятндцтый год, и учился он в Пермском виционном училище.

Д, хорошие у нс комндиры! И Хрченко и Порозов. Никогд не повысят голос н крснофлотцев, спокойные, урвновешенные, зботливые.

Нш бесед продолжлсь долго. Но вот послышлся едв рзличимый рокот мотор. Дрезин!

Посмотрев н крмнные чсы фирмы «Пвел Буре» — подрок Блюхер, комндир встл.

— Ну, что же, поспли немного, хвтит. Поднимй комнду, стршин.

Боевя тревог мгновенно встряхнул людей. Через несколько минут я уже рпортовл, что бронепоезд к походу готов.

Рзведчики поднялись в комндирскую рубку.

Зорин нчл доклдывть обстновку. Кочетов и Буценко, склонившись нд кртой, уточняли, дополняли. В долине около селения зметно движение противник, обнружен колонн мшин. Н првом склоне высоты, метрх в трехстх от рзрушенной мечети, в густых кустрникх две минометные бтреи. В мечети — пулеметня точк. Одн минометня бтрея выдвинут вперед к ншей передовой.

— И в мечети пулеметы поствили? — зсмеялся Хрченко. — Недурно устроились в святом месте. Только вряд ли святые им помогут.

— Молодцы, хлопцы! — уже обрщясь к рзведчикм, зключил комндир. — Не зря ходили в рзведку.

Крт, лежвшя перед ним, покрылсь во многих местх крестикми: по этим местм предполглось вести огонь.

Д, действительно, рзведчики пострлись. В мскировочных хлтх, скрывясь меж кустрникми, Зорин, Козков, Фисун, Кочетов и Буценко пробрлись почти вплотную к вржеским позициям и рзведли до мелочей рсположение фшистской техники.

Головенко оствлся с дрезиной, которя в случе опсности должн был выскочить вперед и прикрыть рзведчиков огнем. Все было рзрботно до мелочей. Однко помощь пулеметчиков не пондобилсь. Рзведчики все высмотрели и блгополучно возвртились. [138]

О состоянии железнодорожного полотн и Кмышловского мост доложил Головенко. Линия был в основном испрвн. Только в двух местх требовлось сменить рельсы. С мостом дело хуже — необходим ремонт, но под огнем противник это прктически невозможно.

— Ну, теперь, кк говорят, по местм стоять, с якоря снимться! — рспорядился комндир и встл из-з стол. И срзу же рздлись звонки внутренней связи. «Железняков» устремился туд, где окпывлся и готовился к нступлению врг.

Еще темно, чуть брезжит рссвет. Лицо холодят снежинки. Мелькют телегрфные столбы, скрежещут колес н изгибх пути. Зорко всмтривются вперед Головенко и Андреев: в порядке ли дорог.

Бронировнный соств ведут мшинисты Поляков, Попов, Глнин и Мтюш. Рсчеты комендоров, минометчиков, пулеметчиков в полной готовности. Орудия зряжены, стволы нпрвлены в сторону врг. Бронепоезд подходит к зднной цели все ближе и ближе.

Вот и передовя. Морские пехотинцы, звидев бронепоезд, поднимются из окопов, приветливо мшут шпкми. Комндир сердито передет н головной провоз:

— Убрть дым! — И чуть погодя: — Млый ход! Смый млый!

Но противнику все-тки удлось обнружить нс. Его ртиллерия открывет бешеный огонь. Ндо менять позицию.

Поезд дергется и вновь несется вперед. С воем и грохотом рвутся вокруг вржеские снряды и мины, осколки впивются в броню. Снряд попдет в угол первой бронеплощдки. Осколкми рнило двоих: комндир орудия Днилич в голову и руку, зряжющего Всю Зеленского в плечо.

— Укрыться з бшню! — комндует Кочетов.

Фельдшер Нечев окзывет помощь рненым н месте и нпрвляет в лзрет. Днилич откзывется.

— Пок голов держится, никуд не пойду! А вот зряжющего ндо подменить.

Но Зеленский тоже остется н посту.

Зону обстрел проскочили. Бронепоезд остнвливется [139] н новой позиции. И срзу хют все нши пушки.

Немецкие позиции, будто н лдони. Мы видим, кк рвутся снряды и мины, кк бегут, спсясь от взрывов, гитлеровцы.

Огонь переносится н минометные бтреи, дзоты, в глубь оврг. Несколько злпов, и фшистские бтреи змолкют.

Следующя цель — мечеть. Через минуту н том месте, где он стоял, поднялся черный столб дым и плмени. Под рзвлинми ншли могилу фшистские пулеметы и их рсчеты.

— Отсюд попдут прямо в рй, — шутят пулеметчики.

Гитлеровцы еще пытются помешть бронепоезду, но огонь их слбеет с кждой минутой.

От беспрерывной стрельбы у орудия Днилич лопнул пружин нктник, и после кждого выстрел зряжющий Мячин, обжигясь, нктывет орудие вручную.

Нклились орудийные стволы, горит н них крск. Вестовой кют-компнии дядя Миш Силин, фельдшер Сш Нечев, медсестры Ольг Нехлебов и Ольг Доронькин, Ксения Кренин, кок Ивн Пятков сняли с себя шинели, смчивют их водой и нбрсывют н стволы. Темп стрельбы не снижется.

Горы озрились первыми лучми восходящего солнц. С комндного пункт слышится спокойный голос Хрченко:

— Хорошо! Орудия, дробь! Всем в укрытие. Нблюдтелям знять свои мест! Провозы, полный нзд!

Фшистские смолеты пикируют нд выемкой, откуд только что стрелял бронепоезд. А он уже длеко. Еще поворот — и мы в тоннеле…

Следующее боевое здние — окзть помощь огнем ртиллеристм прослвленной 30-й бтреи кпитн Алексндер. Он ежедневно вел обстрел вржеских позиций и тылов, но в эти дни окзлсь окруженной.

Нужно было во что бы то ни стло рссеять вржеские чсти, окружившие бтрею. В выполнении этой здчи приняли учстие и железняковцы. Фшисты были отброшены. И снов бтрейцы огнем своих тяжелых [140] орудий истребляли живую силу и технику врг.

Однко после трехмесячного интенсивного огня большинство орудийных стволов требовло змены. Кк сделть это?

Комндующий флотом дмирл Ф. С. Октябрьский прибыл н железнодорожный узел и попросил путейцев доствить стволы н бтрею.

Н выполнение этого здния И. Д. Киселев, А. Е. Немков и другие комндиры железной дороги нзнчили сильных, волевых людей. В группу вошли и бойцы железнодорожной роты кпитн Селиверстов, обслуживвшей нш бронепоезд.

Добрться до 30-й бтреи можно было со стнции Мекензиевы горы, от которой по долине проходил специльня железнодорожня ветк. В это время долин предствлял собой передний крй ншей обороны. Н противоположном склоне рсполглись фшисты.

Нчльнику дистнции пути Михилу Николевичу Вельскому вместе с дорожным мстером Никитиным Киселев и Немков поручили выехть н место, проверить состояние пути, чтобы в случе необходимости произвести ремонт. З две ночи бойцы железнодорожной роты полностью восстновили ветку.

Нчльник провозной чсти Пвел Михйлович Лещенко подобрл лучший провоз и снбдил его хорошим углем, чтобы все время можно было иметь нужное количество пр.

Вести локомотив поручили опытным мшинистм Клшникову и Ивлеву. Весь день они готовили к рейсу провоз БВ-350. К вечеру в Южной бухте орудийные стволы погрузили н четырехосную плтформу.

Нш бронепоезд должен был стоять нготове и в случе нужды отвлечь огонь фшистских бтрей н себя.

Когд все было готово к отпрвлению, коменднт стнции Севстополь кпитн Лосев выдл Ивлеву городской и полевой пропуск. Кпитн см сел н плтформу, где нходилось несколько моряков-бтрей-дев. Рядом рсположились Вельский и Никитин с группой рбочих-ремонтников.

Соств тронулся в путь и вскоре скрылся з поворотом. [141] Стоял морозня ночь. Мы нходились н бронеплощдкх. Томительно тянулось время. Нконец, ззвонил телефон: звонили со стнции Мекензиевы горы:

— Я Щеглов. Спецтрнспорт принял. Все в порядке. Со стнции Мекензиевы горы Ивлев и Клшников осторожно вели соств под уклон. Они згрузили топку с тким рсчетом, чтобы не открывть ее в рйоне переднего кря… Долину соств проскочил незмеченным и скрылся з холмом.

Здесь его встретили бтрейцы «тридцтки». Им уже сообщили по полевому проводу, что н подмогу едут железнодорожники, везут им подрок…

К остновившемуся провозу подошел комндир бтреи кпитн Алексндер. З ним прибежли крснофлотцы. Без шум отцепили провоз и оствили у выемки, плтформу вручную подктили к бтрее. Не прошло и чс, кк плтформ вновь был спущен к провозу.

Н бронепоезде с волнением ожидли возврщения железнодорожников. Было уже три чс ночи. Рздлся телефонный звонок. Все вскочили и нсторожились. Комндир взял трубку.

— Я Щеглов. Слышу шум подходящего провоз.

Бронепоезд был подключен к линии, по которой все доклды шли н железнодорожный комндный пункт.

Нконец соств прошел мимо нс. В 4 чс 30 минут он прибыл н стнцию Севстополь.

Первый рейс прошел успешно. В последующие ночи мшинисты Клшников и Ивлев вместе с путейцми совершили еще три тких героических рейс. В последний рз фшисты все же зметили, что по железнодорожной ветке в ночное время курсирует поезд. Они нчли обстрел дороги и повредили чсть полотн. Но тут вступил в действие «Железняков». Фшисты перенесли огонь н него.

Тем временем железнодорожники подпрвили линию, и соств с орудийными стволми вновь двинулся вперед. Плтформы и передняя чсть провоз уже прошли опсное место, последняя тендерня пр сошл с рельсов. Пришлось остнвливться в смом опсном месте. И пок железняковцы вели поединок с фшистской ртиллерией, провозники и путейцы вместе [142] с комендорми «тридцтки» освободились от тендер и ушли в безопсную зону. Помощь бтрейцм пришл вовремя.

Глв XVII. Новый год

В ночь с 28-го н 29 декбря, после тяжелых боев в рйоне Мекензиевых гор, бронепоезд вернулся в Инкермн. Здесь нм предстояло пополниться боеприпсми, углем и водой. Экипжу был дн передышк.

Бронировнный соств поствили н второй путь под склой у штольни звод шмпнских вин. Обычня нш стоянк нходилсь в городском тоннеле — тм было безопснее. Но слишком уже ндоел тоннельня теснот и сырость. Зхотелось хоть одну ночь провести н воздухе.

Все дни второго фшистского нступления н Севстополь железняковцы почти не выходили из брони. Н бронеплощдкх холодно: кземты не отпливлись, все мы изрядно нмерзлись. И сейчс все обрдовлись возможности провести несколько чсов в человеческих условиях.

Из городского тоннеля к бронепоезду подогнли жилые вгоны, поствили их между бронеплощдкми и склой, чтобы уберечь от осколков, если врг нчнет обстрел. Членм экипж, свободным от нрядов, комндир прикзл отдыхть. Мтросы с нслждением збрлись в мягкие чистые постели. А неугомонный лейтеннт Зорин, словно и не устл вовсе, обртился к Хрченко:

— Товрищ комндир, рзрешите мне с ребятми н передовую. Попросимся с рмейцми в поиск.

Комндир сурово сдвинул брови, глз его улыблись.

— Нет, товрищ Зорин, — кк можно строже ответил он. И уже мягче добвил: — Беспокойня ты душ, я это зню, но сегодня никуд не пойдешь. Иди возьми н провозе горячей воды, вымойся кк следует, побрейся и выспись.

Борис попробовл было возрзить. Но комндир поддержл и комисср. [143]

— Спть, Борис! Пок мы тут возимся с зпрвкой и ремонтом, ты отдыхй. И не перечь. Рз комндир скзл, знчит, все!

— Ну что ж, спть тк спть, — вздохнул лейтеннт.

Внимнием комндир и комисср он, конечно, был тронут, но сердце рзведчик все-тки не могло успокоиться.

Я тоже отпрвился в теплушку. В вгоне жрко нтоплено. Первый рз з несколько недель люди помылись, сменили белье, хорошо поужинли и уснули крепким, спокойным сном.

Чс в три ночи рздлся сильный взрыв. Кчнулся вгон. Еще взрыв, еще. Мтросы повсккивли, схвтили одежду и, одевясь н ходу, бросились к бронеплощдкм н свои боевые посты.

Проснувшись от грохот, я не срзу понял, где нхожусь. Кругом сутолок, беготня. Но когд сознние включилось, понял: фшисты нчли обстрел. Неужели немецкий корректировщик зсек бронепоезд?

Не помня себя, бросился из вгон. Перепрыгивя через воронки, шплы, столбики, бегу вместе со всеми. Еще издли слышим голос нчльник крул: — В комсоствский вгон попло. Тм уже сгрудились в темноте крснофлотцы. Комисср, поднявшись в тмбур, зсветил ручной фонрик. Иду вместе с ним. Снряд попл в крйнее купе. Здесь спли лейтеннт Зорин, стршин-сверхсрочник Беремцев и мичмн Зриндский. Все трое погибли. Из соседних купе пришли Кочетов, Мйоров, Буценко, Молчнов. Тут же и нши девушки. Они еще не пришли в себя после случившегося. Оля смотрел н [144] окружющих широко рскрытыми испугнными глзми. Ей пришлось повидть немло крови, но ткой близкой, нелепой смерти он еще не видел.

Долго стояли мы в скорбном молчнии возле погибших товрищей. Не верилось, что нвсегд ушел от нс Борис Зорин, бесстршный рзведчик, умниц и весельчк.

Сколько рз приходилось ему бывть в рзведке, под огнем! Со своими ребятми он обшрил весь передний крй. Тм ни одн пуля не здел. А здесь, в тылу, н тебе…

Три дня нзд Борису исполнилось двдцть лет. Его поздрвляли товрищи, прочили сто лет жизни, Дядя Миш Силин в честь ткого торжеств испек большой пирог и поднес имениннику.

Дорого обошлсь нм беспечность. Это был горький урок. После этого случя мы уже никогд не отдыхли н открытом месте.

Погибших похоронили неподлеку от вход в Троицкий тоннель. Были речи, был прощльный слют. А потом бронепоезд устремился к вржеским позициям.

Сокрушительными злпми по вргу воздвли железняковцы последние почести боевым товрищм, мстили з их гибель…

Бои под Севстополем принимли все более ожесточенный хрктер. Гитлеровцы не считлись с потерями, стремясь любой ценой выполнить прикз своего бесновтого фюрер и зхвтить черноморскую твердыню. Н стнцию Дувнкой один з другим подходили немецкие эшелоны с солдтми, ртиллерией и тнкми. Вновь прибывшие звоевтели, одурмненные пропгндой и шнпсом, с ходу брослись в бой.

Нши рзведчики нходили у убитых солдт и офицеров хвстливые письм и телегрммы, которые они собирлись посылть домой, в Гермнию.

«Мы подошли совсем близко к Севстополю. Уже видны его дом. К ночи мы будем в городе», — писл один.

«Видел в бинокль Севстополь, звтр, в кнун нового год, будем тм», — хвстлся другой.

— Не кжи гоп, пок не перескочишь, — говорили железняковцы в ответ н подобные письм. [145]

Нш бронепоезд в эти дни действовл н учстке 345-й стрелковой дивизии. Это был один из решющих учстков обороны. Дивизия должн был во что бы то ни стло удержть Мекензиевы горы. Если бы гитлеровцм удлось прорвть позиции дивизии и выйти к Северной бухте, пдение Севстополя было бы неминуемо.

Это отлично понимло и вржеское комндовние. Н рссвете 31 декбря противник обрушил н дивизию огонь сотен орудий и минометов. Вслед з этим нчлсь тк. Я в ту пору, не мог, конечно, видеть всей кртины боя и, чтобы дть предствление об обстновке н Мекензиевых горх, воспользуюсь воспоминниями нчльник штб 345-й стрелковой дивизии полковник И. Ф. Хомич:

«Буквльно лвин снрядов и мин, больших и млых клибров, нлетел н нс, взрыхляя землю, перемешивя черный грунт со снегом. Позиции скоро покрылись воронкми, окопы срвнялись с землей, в воздух летело все: кмни, колья проволочных згрждений, рзбитое оружие, повозки…

В десятом чсу утр врг перешел в тку по всему фронту. Впереди шли тнки, з ними тысячи гитлеровцев. Нш ртиллерия поствил звесу и згрдительные огни, отделив тнки от пехоты. Во многих пунктх тнки взорвлись н минных полях и были подбиты пушкми чсти подполковник Веденеев, но несколько десятков мшин пробилось и стло утюжить нши позиции. Немецкя пехот ворвлсь в окопы.

В бой мы ввели бтльонные, в двух полкх и полковые резервы, однко положения они не восстновили: в центре, н стыке двух полков, обрзовлся глубокий прорыв, оборон рухнул и подлсь нзд… В этот, один из труднейших, момент пмятного дня нс крепко поддержл ртиллерия. В нпрвлении стнции Мекензиевы горы был введен последний резерв дивизии, из тоннеля вышел бронепоезд с морякми и удрил по вргу, орудия корблей Черноморского флот открыли губительный огонь по ртиллерии и свежим колоннм противник.

Тк мощно прозвучл этот мссировнный удр, тк обрдовл четкость взимодействия, что все мы [146] ободрились. Не сговривясь — некогд было, — но всё почувствовли: вот он, близок тот зветный перелом в бою, после которого много еще будет труд и крови, все-тки ясно, что врг в зтруднении, и всякий сколько-нибудь опытный боец отлично это понимет».

С бронепоезд мы видели только небольшой учсток фронт. Но это был кк рз тот учсток, где нши пехотинцы отходили под нтиском численно превосходящего врг. Рзгоряченные боем гитлеровцы во весь рост шли вдоль железнодорожного полотн, и их густые цепи окзлись хорошей мишенью для нших пулеметчиков и ртиллеристов. Вржеские солдты и офицеры зметлись в поискх укрытий, зтем кинулись прочь от железной дороги, оствляя н снегу десятки убитых и рненых.

Ободренные мощной поддержкой бронепоезд, нши пехотинцы перешли в контртку и отбросили немцев н исходные позиции.

После одинндцти чсов гитлеровцы под прикрытием дымовой звесы вновь поднялись в тку. Он длилсь около чс. И снов в смый решющий момент боя бронепоезд «Железняков» ринулся н врг.

«Кк ненвидели этот бронепоезд немцы, и сколько добрых, полных блгодрности слов говорилось в его дрес ншими бойцми и комндирми, — писл впоследствии полковник И. Ф. Хомич. — Н бронепоезде рботли моряки. Отвг черноморцев двно вошл в поговорки. Бронепоезд и в смом деле нлетл н противник и вел огонь с ткой стремительной неожиднностью, словно бегл не по рельсм, прямо по неровной земле полуостров».

В этот последний день 1941 год гитлеровцм не только не удлось продвинуться вперед в нпрвлении Северной стороны, но и пришлось основтельно потесниться.

Отбив тки, 345-я стрелковя дивизия перешл в нступление и отбросил врг з Бельбекскую долину.

Вечером 31 декбря бронепоезд перешел в Троицкий тоннель. И первя весть, которую мы услышли здесь, был о деснте советских войск в Керчи и Феодосии.

Мы с восхищением читли сообщение о мужестве моряков крейсер «Крсный Квкз», который, прорвв [147] цепи згрждения, ворвлся в Феодосийскую бухту и огнем своей могучей ртиллерии открыл путь деснтным судм.

Это было лучшей помощью зщитникм Севстополя. Гитлеровцы были зхвчены врсплох. Для борьбы с деснтом им пришлось перебрсывть войск н восточное побережье полуостров и временно прекртить штурм глвной бзы флот.

Небольшую передышку получил и экипж бронепоезд. Комндовние решило устроить личному соству новогодний вечер с прздничным ужином.

Все привели себя в порядок, почистились и принрядились. Аркдия Кморник нрядили Дедом Морозом. Девушки укрсили новогоднюю елку, припсенную н этот случй стршиной группы комендоров Вней Гуреевым.

Пришли комндир и комисср, поздрвили моряков с Новым годом. Комисср поднял тост з ншу грядущую победу. Вспомнили рненых, нходящихся в госпитле. В глубоком молчнии почтили пмять погибших.

Рдисты тем временем устновили громкоговоритель. Без десяти минут двендцть рздлся голос Михил Ивнович Клинин. Железняковцы в торжественном молчнии слушли новогоднюю речь Председтеля Президиум Верховного Совет.

Пришли поздрвить нс и нши боевые друзья — морские пехотинцы, рмейцы, с которыми мы плечом к плечу воюем н севстопольской земле.

Рсходились длеко з полночь. Выйдя из тоннеля, вдыхли полной грудью свежий морозный воздух, которого нм чсто недоствло в кземтх. Вдли виднелись вспышки зрев, оттуд доносилось ухнье орудий, четко отстукивли короткими очередями пулеметы. Мы двно уже привыкли к этому.

Но вот к рсктистому эху кнонды прибвляется еще один звук — противный, воющий. И срзу вверх взмывют голубые щупльц прожекторов. В высоком луче, упирющемся в черноту неб, ярко вспыхивет, кк светлячок в ночи, небольшя точк. И все щупльц мгновенно протягивются к ней, скрещивясь в тугом узле.

И уже где-то в поднебесье возникет ровный гул [148] нших ястребков. Их не видно, но они неумолимо приближются к освещенной лучми точке. Еще минут, две — и рядом с пучком щуплец вспыхивют россыпи рзноцветных пунктиров. Очереди трссирующих пуль повторяются еще и еще рз — и вот светля точк в перекрестии вспыхивет ярким плменем и провливется в бездну ночи. Но лучи вздргивют и пдют, снов и снов скрещивясь н горящем фкеле. Тк и провожют его до смой земли. Мощный взрыв сотрясет окрестности, и снов все зтихет. Лучи прожекторов еще несколько секунд лениво шрят по небу, но тм уже ничего нет, и они гснут, уступя место морозной темноте.

Спть идти не хочется. Мы бродим вдоль железнодорожного полотн и молч думем кждый о своем. Впрочем, вряд ли у кого-нибудь есть мысли, не связнные с судьбой город, который мы отстивем, с судьбой родных и близких, которых войн рзбросл по огромной территории, с судьбой всей ншей необъятной стрны.

Небо постепенно нчинет розоветь, и вот уже все более влстно зявляет о себе рссвет.

Нступило утро. Утро нового, 1942 год.

Днем мы пополнили боезпс, зпрвили провозы, ночью вышли в очередной рейс.

Бронепоезд шел бесшумно. Мшинисты тк вели соств, что дже легкого стук не было слышно. Ни одн искр не вылетел из труб провозов, легкий сизый дымок рссеивлся, сливясь с низко нвисшими снеговыми тучми.

Комндир рдовлся: вот-вот незметно подойдем к нмеченной позиции. Но внезпный удр не состоялся.

Оствлось пройти кких-нибудь 500–600 метров, кк вдруг впереди ослепительно вспыхнул прожектор и срзу же нщупл бронепоезд. В ту же минуту гитлеровцы открыли огонь. Згрохотли выстрелы, вокруг нс взметнулись комья мерзлой земли, кмни, осколки. Они удрили по бортм, гулко звеня, пдли н плубы бронеплощдок, свистели в воздухе.

Пришлось открыть ответный огонь. Нчлся ночной поединок между бронепоездом и вржеской бтреей. [149]

Вржеский снряд рзорвлся у одного из орудий. Упли, срженные осколкми, Илья Усец, Михил Новицкий. Рненых немедленно отнесли в кземт. Выбывших из строя зменили Всилий Бондрев, Лврентий Фисун и Всилий Суржн. Орудие продолжло огонь. От близкого взрыв снряд вышел из строя отктник — ствол нктывли вручную.

И снов прямое попдние в площдку. Рздлся оглушительный взрыв. Вспыхнуло плмя и охвтило лежщие н плубе зряды. Тогд Ивн Мячин, Яш Бклн и Лврентий Фисун бросились к месту пожр. Обжигясь и здыхясь от дым, они выбрсывли горящие зряды з борт, переклдывли в безопсное место еще не объятые плменем. Взрыв боезпс удлось предотвртить.

Первя в новом году боевя оперция «Железняков» окончилсь неудчей. Комндир прикзл отходить. Продолжя отстреливться, бронепоезд двинулся в обртный путь. Кждый из нс чувствовл себя виновником неудчи, хотя все понимли, что военное счстье изменчиво и не всякий бой может быть победным. Зто утром нм удлось взять ревнш.

Вернувшись из рейс, мы остновились у Севстопольской ГРЭС, где еще уцелел зпрвочня площдк с водорзборной колонкой. Только нчли зпрвку, кк нблюдтели сообщили:

— Воздух!

Из-з горы вынырнули восемь фшистских смолетов. Комндир, комисср и я нходились в это время в стороне, у строго брк. Фшисты сбросили бомбы, обстреляли бронепоезд из пулеметов и пушек. [150]

Взрывной волной нс сбило с ног. Всккивем, смотрим н бронепоезд. Прямых попдний нет, но бомбы взорвлись очень близко. Еще не успели рзвеяться кудлтые головы взрывов, смолеты снов зходят. Зенитня групп приготовилсь открыть огонь. Среди зенитчиков — Джикия, Кривобоков и Брнов. Словно н учениях, спокойно и деловито комндуют они своими рсчетми.

Один из смолетов идет в пике. «Огонь!» — комндует Джикия. Но гитлеровский летчик опередил зенитчиков. По броне глухо зстучли вржеские пули. Нводчик крснофлотец Шрпкин схвтился з плечо и выпустил пулемет. Его место знял комндир рсчет. Мы видим, кк путинки трсс потянулись к выходящему из пике бомбрдировщику. Этому стервятнику удлось уйти. Но тут же откуд-то со стороны появился второй «мессершмитт». И очень кстти: линия трссирующих пуль вонзилсь в него. Словно трурня лент, потянулсь з ним черня полос дым. Тк и летел он по нклонной, пок не врезлся в серую глдь Северной бухты.

— Ур! — зкричли мтросы. Джикия в рдостном восторге хохочет:

— Двй, генцвле, следующий!

Фшисты, словно послушлись его, делют второй зход. И опять в головной смолет устремляются пули, посылемые ншими ребятми. Момент — и смолет вспыхивет, кк вт, смочення бензином. Хвосттой кометой пдет в воду н том же месте, что и первый.

И снов громовое мтросское «ур» потрясет воздух.

Остльные шесть смолетов, нбрв высоту, скрылись з горой.

Мы стоим взволновнные. Ткое случется не чсто. Мчимся к бронеплощдке, стягивем с нее пулеметчиков, подбрсывем в воздух. Медсестр Ксения Кренин, перевязывя Шрпкин, кричит:

— Осторожнее! Снчл посмотрели бы, может, еще кого-нибудь здело?

Мы с серьезным видом ощупывем героев. Нет, целехонькие!

Комндир рдуется вместе со всеми. Но прикзывет «отдть швртовы», хотя зпрвк провозов еще [151] не окончен. Сбивть смолеты, конечно, хорошо, но и рисковть бронепоездом нет необходимости.

Быстро испрвили рзорвнную стрелку и укрылись в Троицком тоннеле. Комндир вызвл к себе Джикия, Брнов и Кривобоков:

— Блгодрю з успех и отвгу, — скзл он, пожимя стршинм руки, — будете предствлены к нгрде.

Ребят ходят именинникми. Их портреты помещены в только что выпущенном «Боевом листке». Когд я принес его н просмотр комиссру, у него нходились гитторы. Комисср инструктировл их, кк провести беседы о подвиге зенитчиков.

Остток дня все были под впечтлением боя.

Всего небольшя полоск земли отделял фшистов от Северной стороны. И они снов и снов делли попытки прорвться к Сухрной блке у Мекензиевого кордон.

Звязлись сильные бои. Фронт приближлся. Сквозь грохот орудийных злпов отчетливо слышлсь пулеметня трескотня. Кзлось, что бои идут н смой окрине город. [152]

В смый нпряженный момент бронепоезд вышел н прямую и в упор удрил всеми огневыми средствми, окзывя помощь бригде Потпов. Мы снов столкнулись с противником у пмятных Мекензиевых гор. Нши морские и рмейские чсти, умело взимодействуя, вынудили фшистов бежть. Противник был снов выбит, прежнее положение фронт восстновилось.

В этом бою личный соств бронепоезд особенно отличился. Темп огня был ткой, что н орудиях горел крск, в кожухх пулеметов кипел вод.

Исключительно слженно рботют комндиры бронеплощдок Кочетов и Буценко.

После гибели Зорин рзведку возглвили Молчнов и Мйоров, нерзлучные друзья. Они кждый день приносят ценные сведения о противнике.

Комндиры орудий Бойко, Днилич, Дроздов, Лутченко, зряжющий Мячин, номерной орудия Зхр Лутченко, комендоры Фисун и Гришко, пулеметчики Ефим Чумичев, Мкренко, Шрпкин, Брнов и Кривобоков приобрели полную смостоятельность. В любых условиях они рботют иницитивно и без суеты. Всех их ствят в пример другим воинм.

Кк и прежде, большую помощь окзывют нм железнодорожники. Рот стршего лейтеннт Селиверстов сопровождет нс почти во всех рейсх. Стоит вржескому снряду рзрушить путь, кк ремонтники уже н месте. Быстро, без суеты зсыпют воронки, ствят шплы, устнвливют рельсы, «лтют» полотно. Проходят десятки минут — и линия готов. «Железняков» снов идет в рейс.

Нередко роте приходится рботть под огнем.

14 янвря, когд ремонтники трудились недлеко от Мекензиевых гор, их зсекл фшистскя минометня бтрея. Вокруг нчли пдть мины. Бойцы злегли в кюветы, некоторые укрылись з нсыпью. Когд все зтихло, все вышли из укрытий и снов принялись з дело. Через несколько минут огонь возобновился. Тк повторялось трижды. А время шло. И тогд бойцы решили рботть, не обрщя внимния н взрывы.

Рбот подходил к концу, уже последний рельс пришивли к шплм, кк вдруг совсем рядом упл [153] мин. Выпл кувлд из рук Георгия Гонтрук, упл, срженный осколком, Рхимов, многие были рнены. Но ремонт все-тки был зкончен вовремя. Подобрв убитых и рненых, железнодорожники н дрезине быстро удлились з склу. Тм и похоронили товрищей, воздв ружейным слютом последние почести погибшим.

Всегд, в любых условиях бойцы стршего лейтеннт Селиверстов обеспечивли бронепоезду «зеленую улицу» в сторону Мекензиевых гор. Кроме Селиверстов, в роте были и другие мужественные, смелые комндиры: Мсленников, Дунский, окончившие перед войной трнспортный институт, комндир взвод подрывников Филиппов. Они всегд нходились вместе с бойцми, делили с ними все трудности и опсности. Бесстршным воином проявил себя стршин роты Пвлов. Хорошо отзывлся Пвлов и об Алексее Филиппове, с которым я познкомился во время ремонт блклвской ветки.

Знл я комндир железнодорожного бтльон Гончров, комисср Шумилин. Об они пользовлись большим вторитетом у своих бойцов.

Немлую помощь окзывли нм и рбочие морского звод. Особенно зпомнился ртиллерийский мстер Ивн Петрович Козлов. Стрый рбочий, большевик с дореволюционным стжем, ветерн гржднской войны, он откзлся эвкуировться из Севстополя и по своей воле пришел к нм н бронепоезд.

Все без исключения бойцы увжют его, нзывют бтей. Ивн Петрович знет все виды и типы ртиллерийских устновок.

Првд, кк и все пожилые люди, он немного ворчлив, любит поругть молодежь «з ветер в голове». Но мтросы понимют, что стрик всем сердцем привязлся к ним и в кждом видит своего сын. В смых тяжелых боях он не уходит с открытых площдок, всегд готовый помочь, если откжет пушк.

Ивн Петрович не рсстется с увесистой брезентовой сумкой, где всегд дребезжт гйки, болты, шурупы, шплинты. Н другом плече висит связк рзличного рзмер шестеренок. Мтросы любовно шутят:

— Вы, Ивн Петрович, прямо-тки ходячя мстерскя… [154]

— Что ж поделешь, — улыбется стрик. — Вот без этой пружинки твоя пушк стрелять не будет. А где ты возьмешь ткую железку, если у меня ее не окжется? То-то…

Пушки нши были ветхие, изношенные, но блгодря стрниям Ивн Петрович никогд не откзывли, рботли испрвно.

Однжды в бою рнило подносчик Мкренко. Откуд и сил взялсь у стрик — зменил здоровенного мтрос. Тк до конц и подносил тяжелые снряды. Сколько рз случлись в бою здержки, поломки. И всегд в ткой момент у орудия окзывлся Ивн Петрович.

— Плите дльше, — кивл он ртиллеристм, устрнив неиспрвность, и спешил к другой пушке.

Один недостток был у Ивн Петрович: никто не мог зствить его ндеть кску. Когд ему говорили о предосторожности, стрик отшучивлся:

— Не бойтесь з меня. Тких, кк я, никкя бомб не тронет.

Удивительно бесстршный был человек.

— Что вы меня гоните в укрытие? Некогд мне отсиживться, — ворчл он, когд его отсылли в кземт.

Кк-то Ивн Петрович позвли к себе ртиллеристы бтреи, стоявшей н Северной стороне. У одной из пушек нужно было зменить ствол. Д и второе орудие хндрило: зедл змок. Отпрвился стрик. В небе кружили вржеские смолеты. Ивн Петрович прятться не стл: знл, что его ждут н бтрее.

Фшистские летчики зметили его и открыли пулеметный огонь с бреющего полет. Ивн Петрович упл. [155] Четыре пули впились ему в грудь. Тм же, около бтреи, и похоронили его…

Стршно горевли железняковцы, узнв о гибели Ивн Петрович.

Мы не могли бы успешно воевть, если бы нм не помогли десятки, сотни тких людей, кк Ивн Петрович, — людей не военных, но мужеству которых звидовл кждый из нс.

В любом деле мы ощущли поддержку и зботу сотен нших друзей с Севстопольского железнодорожного узл. Девушки-железнодорожницы, сменившись с дежурств в депо или н стнции, преврщлись в снитрок и шли в госпитль. Домохозяйк Анстсия Петровн Полторихин и комсомолк Аня Чдович оргнизовли бригду из рботниц и жен железнодорожников, которя стирл бойцм белье.

Из севстопольских железнодорожников состояли и провозные бригды. Провоз Михил Глнин не имел брони. И мы все время переживли з товрищей. Достточно было шльному осколку попсть в провой котел, чтобы локомотив взлетел в воздух. Но нши мшинисты спокойно делли свое дело.

Глв XVIII. Подвиг Жени Мтюш

Из Швровой выемки бронепоезд прямой нводкой бил по вржескому переднему крю. Противник обнружил его и открыл ответный огонь. В воздухе згудели смолеты.

Отстреливясь, бронепоезд нчл отходить к Цыгнскому тоннелю.

Только вышли з поворот от стнции Мекензиевы горы, кк неожиднно впереди рзорвлся тяжелый снряд. Взрывом выворотило целое звено рельсов. Мшинисты до откз нжли н тормозные рычги. От резкого торможения все повлились с ног.

Скрежещут, визжт зторможенные колес, поезд по инерции продолжет ползти вперед. Первя бллстня плтформ свлилсь в воронку, н нее взгромоздилсь вторя, потом обе полетели под откос. [156] Бронеплощдк, к которой они были прицеплены, тоже сошл с рельсов, но чудом удержлсь н нсыпи.

Н небронировнном провозе от сотрясения лопнул дымогрня трубк. Высокий столб пр поднялся нд локомотивом. Провоз вышел из строя. Зметив, что бронепоезд остновился, гитлеровцы усилили обстрел. Снряды пдли все кучнее. Нвисл смертельня угроз. Ндо немедленно уходить, но кк?

Нужно восстновить путь, поднять н рельсы бронеплощдку, погрузить зпсные чсти с упвших плтформ…

Очередной снряд рзрушил железнодорожное полотно позди бронепоезд, другой попл в хвостовую бллстную площдку. У нс не было пути ни вперед к тоннелю, ни нзд, где можно было бы н ккое-то время укрыться в выемке. Выход один: кк можно быстрее восстновить путь.

Комндир бронепоезд прикзл оствить н боевых постх сокрщенные рсчеты, всех остльных нпрвить в рспоряжение лейтеннт Головенко и комндир железнодорожного взвод млдшего лейтеннт Андреев. Несмотря н ртиллерийский обстрел, крснофлотцы дружно взялись з рботу. З несколько минут были уложены и ндежно пришиты к шплм новые рельсы, подняты и погружены н бронеплощдки зпсные чсти с упвших плтформ. Но кк поднять сошедшую с рельсов многотонную бронеплощдку? Для этого требовлся мощный провоз. У нс же в строю остлсь лишь мленькя, обшитя броней мневровя «овечк» (ОВ), второй провоз стоит с погшенной топкой.

Тут-то и покзл себя нш Евгений Мтюш — скромный и тихий помощник мшинист.

— Можно н время зглушить трубку, уж потом, в тоннеле, остудить топку и произвести более основтельный ремонт, — предложил он.

— Но для этого ндо лезть в топку, — скзл мшинист, — в ней сейчс все трист грдусов, если не больше. Выход один — спускть пр.

— Нельзя этого делть, — упрямо возрзил Женя. — Рзрешите я полезу в топку и зглушу трубку.

— Чудк, ты же вспыхнешь, кк свечк, в лучшем [157] случе — свришься кк рк, — откзл комндир бронепоезд.

— А вы мне поможете, — продолжл нстивть Женя. — Будете поливть из шлнг, чтобы не поджрился. Лзил же мтрос Гребениченко в рскленную топку крейсер. Вы сми об этом рсскзывли… А тм котлы куд больше провозного и опснее. Ндо же спсть бронепоезд: того и гляди снов нлетят смолеты. Посмотрите: ничего со мной не случится.

Женя тк просил, и докзывл, что комндир соглсился. Тем более, что вржескя ртиллерия, не прекрщя, вел огонь и со всех сторон рвлись снряды — ндо было спешно выводить бронепоезд в безопсное место.

Мтюш вытщил из крмн комбинезон комсомольский билет, фотокрточки и передл лейтеннту Головенко.

Женю обули в вленки, ндели втную куртку и брезентовые брюки, укутли в дождевик, лицо прикрыли мрлей, сложенной в несколько рз, нхлобучили шпку и с ног до головы октили водой из шлнг. Мшинист Поляков со шлнгом стоял у топки (ее збросли сырым углем). С помощью товрищей Женя втиснулся в пышущую жром темную дыру. Другой мшинист — Глнин подл ему нужные инструменты, зглушку. Головенко нпрвил в топку луч сильного ручного фонря.

Время от времени Поляков поливл смельчк холодной водой. Попдя н стены топки, вод шипел, из черного зев вырывлись клубы пр.

Из глубины котл доносились глухие удры. Мшинисты [158] ничего не слышли, кроме этих звуков, хотя рядом с провозом гремели взрывы, от которых стльня мхин провоз вздргивл и содроглсь, словно живое существо. Все с нпряженным внимнием, зтив дыхние, следили з действиями Жени.

А ему было трудно. Он здыхлся, ему нестерпимо больно жгло лицо, руки, слезы зстилли глз. Но он, собрв все силы и волю, продолжл рботть.

Нконец из глубины топки донесся слбый голос:

— Вытскивйте…

Женю быстро выхвтили из пекл. У него хвтило силы скзть лишь одно слово: «Готово», и он потерял сознние. Моряки н рукх вынесли героя из провозной будки и передли врчу.

Вбить другую зглушку со стороны дымовой коробки уже не соствляло труд. Вскоре топк згудел. Провоз снов был н ходу. А через несколько минут был поднят н рельсы и бронеплощдк. Крепость н колесх вышл из-под обстрел.

В Цыгнском тоннеле комндир прикзл экипжу построиться. Поблгодрил всех, особенно Женю Мтюш. Обещл предствить к нгрдм всех отличившихся.

А мы в этот день рзгдли сокровенную тйну Жени. Всего н минутку окзлсь в нших рукх крточк его подруги, но в улыбющейся девушке все срзу узнли комсомолку Аню Чдович, иницитор многих птриотических дел н железнодорожном узле.

Женя и Аня были рнены почти одновременно: он н фронте, он в Севстополе, когд вместе со своими подругми тскл дров для прчечной.

Крепкя дружб связывл Ивн Мячин и Олю Доронькину.

Чего грех тить, нередко мтросы н площдкх острили, рсскзывли некдоты и вообще пускли в ход всякие двусмысленные словечки. Девушкм не нрвилсь рзвязность ребят. Оля их чсто совестил. Он зметил, что Мячин коробят ткие словечки. Ивн был культурный, интеллигентный человек, вел себя очень корректно. Может быть, это и послужило причиной того, что Оля кк-то сблизилсь с ним, привязлсь к нему, кк родня сестр. Во время боя он [159] не отходил от его орудия, помогл ему, беспокоилсь з его жизнь. А кк окончится бой, приведет в порядок его одежду, смжет йодом ссдины н его рукх. В общем, зботилсь о прне. А того и не подозревл, что он питет к ней не только дружеские чувств.

Оля чсто просил дть ей нстоящее боевое здние, послть в рзведку. Долго ей откзывли, но однжды комндир скзл:

— Лдно, отпрвляйтесь. Только будьте осторожны. И во всем слушйтесь лейтеннт!

Пошли мы вшестером: лейтеннт Молчнов, Кморник, Андреев, Суржн, я и Оля Доронькин. Шли скрытно, рзведку произвели блгополучно, ннесли н крту три огневые точки противник. Но когд возврщлись, противник обнружил нс и открыл сильный пулеметный огонь. Пуля попл в плечо Молчнову. Вот тут-то и пондобилось мстерство Оли. Он быстро и умело збинтовл рну, нглухо зпеленл руку, привязв ее к торсу.

Добрлись до корректировочного пункт, и, пок лейтеннт Молчнов вызывл огонь бронепоезд, мы зшли в блиндж к пехотинцм, рзговорились. Вдруг Оля, пристльно вглядевшись в угол, где сидел боец, крикнул:

— Коля! Ты?

Боец поднял голову, и срзу же глз его рсширились от удивления и рдости:

— Оля? Ккими судьбми? Ты что здесь делешь н передовой?

— Что же можно делть н передовой? Воюю, кк и все…

Они обнялись, поцеловлись. Тк Оля встретилсь [160] н фронте с двоюродным бртом. Срзу же их окружили бойцы, рдуясь ткой неожиднной встрече.

А тем временем пушки бронепоезд, не смолкя, били по переднему крю врг. Лейтеннт Молчнов, несмотря н рнение, корректировл огонь точно, безошибочно. Н нших глзх были уничтожены дв дзот.

Уже под вечер мы подходили к стоянке бронепоезд. Оля держлсь молодцом. Он не только не проявлял признков устлости, но и стрлсь поддерживть рненого лейтеннт.

Километр з полтор от стоянки встретили Мячин. Он был встревожен, но когд увидел, что Оля жив и невредим, успокоился. И только теперь девушк понял, кк дорог он этому скромному, нерзговорчивому прню.

Глв XIX. Кмышловский мост

Воспользоввшись временным зтишьем, железняковцы обновили мскировку бронепоезд, провели ремонт бронировнного соств, провозов, дрезины. Зменили некоторые стволы глвного клибр, устновили новые полковые минометы, привели в порядок орудия.

Большую помощь нм окзл приднный нм сперный бтльон. Сперы рсчистили все входы в тоннели, отремонтировли поврежденное железнодорожное полотно. В Троицком тоннеле был устроен склд боеприпсов.

Бронепоезд нкопил уже немлый опыт боевых действий. Были рзрботны рзличные методы ведения ртиллерийского огня — и с зкрытых позиций, и прямой нводкой. Рзведчики зпеленговли удобные ориентиры, н рельсх сделли отметки: когд бронепоезд стновился н них, можно было срзу, без пристрелки, открывть беглый огонь.

Ткие внезпные нлеты были ниболее эффективными.

Мы по-прежнему действовли н Мекензиевском нпрвлении, в рйоне Бельбекской долины и Швровой [161] выемки. Тм были ниболее блгоприятные условия для бронепоезд: железнодорожные тоннели хорошо мскировли его. А смое глвное, именно н этих учсткх противник проявлял большую ктивность.

…Комндующий Приморской рмией прикзл железняковцм выйти для огневого нлет по противнику в рйоне Кмышловского мост. Комндир дивизии полковник Лскин сообщил, что в Вельбекской долине сконцентрировлись крупные силы противник, устнвливются новые огневые точки, не дющие покоя ншим подрзделениям.

До этого бронепоезд обстреливл вржеские позиции из Швровой выемки, в нескольких километрх от мост. Это не двло должного эффект, тк кк не все нши огневые средств могли учствовть в стрельбе. Выйти н открытую позицию мы не могли — большя чсть пути был рзрушен. Кк сообщли морские пехотинцы, был поврежден и Кмышловский мост.

Требовлось срочно выяснить обстновку, проверить все пути и подходы к мосту.

Рзведку возглвил комндир. В вылзке учствовло десятк полтор железняковцев. В их число попл и я.

Взяв все необходимое, н бронедрезине отпрвились в путь. Нм удлось незметно проскочить Инкермнскую долину, пристрелянную фшистми, и выйти к полустнку Мекензиевы горы. Здесь к нм присоединилсь групп рмейской ртиллерийской рзведки.

Комндир бронепоезд по телефону связлся со штбом Потпов, чтобы выяснить степень повреждений Кмышловского мост. «Было несколько прямых попдний снрядов», — сообщили морские пехотинцы. Это еще ни о чем не говорило, и нм предстояло обследовть мост своими силми. В помощь нм потповцы выделили свой рзведывтельный взвод.

Пройдя боевое охрнение нших войск, притились метрх в трехстх от мост и стли вести нблюдение. Но отсюд необходимых днных не удлось получить. Тогд отряд решил с большой осторожностью приблизиться к мосту. Вышли н открытую местность, злегли. Перед нми открылсь ткя изумительня крсот, что н миг все збыли об опсности, злюбоввшись [162] величественно-строгим зимним пейзжем. Впереди во всей своей первозднной крсоте рсстиллсь Бельбекскя долин.

— Эх, до чего же крсиво, — прошептл Вня Гуреев, нш новый комндир рзведки. — Душ болит з эту поругнную крсоту… Смотрю я н зснеженные горы и вспоминю охоту н севере в тундре…

— Здесь охот посложнее, — отозвлся Хрченко — А что ксется крсоты, то здесь действительно крсиво. В этих местх я когд-то, в детстве еще, орехи и кизил собирл…

— Зкончим войну, обязтельно в Севстополе остнусь, — твердо скзл Вня Гуреев.

Переговривясь полушепотом, долго ведем нблюдение. И кжется, что впереди — никкой опсности. Хочется встть во весь рост, нбрть полную грудь ромтного морозного воздух и зпеть во всю мощь своих молодых легких…

Неожиднно прогремел выстрел. Аг! Одн вржескя бтрея обнружил себя. Он был немедленно зпеленговн.

Комндир зсмеялся.

— Есть рбот лейтеннту Кочетову!..

И снов все змерло. Но нендолго. Через несколько минут еще одн бтрея выдл себя. Потом еще, и еще…

Осмотрели в бинокли всю прилегющую к мосту местность. Подозрительной оствлсь будк с првой стороны мост.

Немного подождв, рзбились н две группы. Гдюченко, Гуреев и несколько рмейцев пошли првее высоты. Мне с тремя рзведчикми комндир прикзл пройти через мост, обследовть его, зтем выйти в долину н той стороне и, рзведв ее, оствить тм нблюдтеля для корректировки огня бронепоезд. Групп Гуреев должн был прикрыть нш отход. Только мы собрлись двинуться в путь, кк в воздухе появился рзведчик. Плвно, кк коршун, он пролетел нд нми и скрылся з высотой.

Снов прогремело несколько выстрелов, видимо, фшисты стреляли по днным рзведчик.

И эти огневые точки легли н крту Хрченко.

Осторожно пробиремся к мосту. Продвинулись совсем [163] недлеко: прижл к земле минометный огонь. Немцы зметили нс. Знчит, они совсем близко.

Из будки у мост внезпно зстрочил пулемет. К нему присоединились втомты.

Мы злегли, но окзлись в очень невыгодном положении. Место было ровное и совсем открытое.

Стрельб не прекрщлсь ни н секунду, и мы не могли дже поднять головы. Пули с визгом врезлись в землю, поднимя вокруг нс снежную пыль. Невдлеке рвлись мины.

Один из рзведчиков схвтился з руку. Рукв бушлт выше локтя срзу же пропитлся кровью.

Рнило еще одного рзведчик. Нужно было немедленно отходить. Но кк подняться?

Я вынул грнту и что есть силы метнул в сторону немцев. Короткими перебежкми групп нчл отход. Вскоре все злегли в небольшой лощинке. Здесь было безопснее.

Но до высоты, з которой можно было укрыться, оствлось еще метров сто. Фшисты, видя, что рзведчики окзлись в опсном положении, открыли еще более ктивный огонь. Мы, отстреливясь н ходу, присоединились к основной группе и продолжли отступть короткими перебежкми.

Нконец перед нми открылсь глубокя лощин, ведущя к ншим передовым. Мы спсены!

Но рдость был недолгой. Лощин окзлсь зминировнной. Почему нм об этом не скзли потповцы? Впрочем, откуд они могли знть, что мы очутимся в этом месте?

Не прошли и десятк метров, кк рздлся сильный взрыв. Шедший впереди комндир рмейских рзведчиков, кпитн, подорвлся н мине.

Я кинулся к кпитну. Он был еще жив. Взвлив его н спину, стл спускться, Хрченко нес оружие и н ходу вел нблюдение.

Стрельб внезпно прекртилсь. Видимо, фшисты решили, что уже рспрвились с нми. Но в кком положении нходится другя групп?

Немного выждв, мы стли пробирться к месту условленной встречи. Нши товрищи были уже тм. Двое бойцов подбежли ко мне и осторожно сняли кпитн. Он был мертв. [164] Гдюченко был рнен в голову. Когд я бросил грнту, Гуреев воспользовлся небольшой зминкой и оттщив товрищ в укрытие, сделл ему перевязку.

Осторожно неся рненых и убитых, мы вернулись к дрезине. Рзведывтельные днные были обширными, хотя и достлись нм дорогой ценой. Комндир рзведки похоронили у Цыгнского тоннеля.

Гдюченко мы с Кочетовым и двумя пулеметчикми — Асеевым и Шпошниковым — сопровождли до госпитля. Несмотря н то, что госпитль нходился глубоко под землей, в нем было много свет; электрические движки вырбтывли столько энергии, сколько было нужно. Определив Гдюченко, мы возврщлись низким коридором. У одной из подземных плт увидели несколько медицинских рботников, с любопытством зглядыввших внутрь плты. Зглянули и мы с Кочетовым. У смого вход стояли дв офицер во флотской форме, мы увидели лишь их спины. В рукх у них стрекотли ккие-то мшинки.

— Снимют кино, — объяснил нм молоденькя сестр. — Анку-пулеметчицу снимют.

Кинооперторы рсступились, и мы увидели в глубине плты совсем юную девушку, в кровти он кзлсь почти подростком. Это был Нин Онилов, легендрня пулеметчиц 25-й Чпевской дивизии, прозвння з мужество, смелость и умение Анкой-пулеметчицей.

Он лежл, приподнявшись н высокой подушке, и улыблсь своей крсивой улыбкой, знкомой по гзетным фотогрфиям всем зщитникм Севстополя. Н ней был беля форменк, кзвшяся здесь ослепительно-снежной, н груди ярко горел новенький орден Крсного Знмени» И в этом военном нряде он был крсив не только девичьей своей крсотой, крсотой бойц, мужеством своим, ккой-то необыкновенной одухотворенностью.

Ее пришли снимть кинооперторы, с ними был еще один человек с блокнотом и вторучкой, нверное, журнлист.

— О чем вы сейчс думете, Нин? — спршивет он.

Взгляд ее суровеет, улыбк сходит с лиц. Помолчв немного, [165] говорит:

— Я вот лежу сейчс, в плте ткя тишин, у меня перед глзми окопы, войн, товрищи мои. И в ушх все время стоит грохот, и пулемет трещит, и мины шуршт. И снится кждую ночь бой.

Корреспондент пишет и пишет, видимо, ему очень хочется, чтобы многие люди знли, о чем думет эт севстопольскя героиня, что помогет ей воевть.

— Кк вы смогли ткое вынести?

Нин опять улыбется:

— С виду я мленькя, слбя, но я вм скжу првду — у меня ни рзу не дрогнул рук…

Медсестр нм кивет: неудобно, мол, посмотрели и довольно. Мы уходим с ккой-то необыкновенной легкостью в сердце, до глубины души взволновнные увиденным. Мы еще больше уверовли в то, что Севстополь никогд не стнет н колени ни перед ккими пришельцми. Рзве можно победить тких людей!

Когд мы вернулись к бронепоезду, железнодорожный взвод под руководством Пвл Андреев уже восстновил большой учсток пути.

Ночью Железняков» приблизился к Кмышловскому мосту.

Мшинисты тк вели соств, что не было зметно ни одной искры с провозов, не слышно ни стук колес, ни лязг буферов.

Днилич нвел свое орудие н будку з мостом. Фшисты пустили было в ход пулеметы, но выстрелил нш носовя пушк, и от будки остлись одни щепки.

И нчлось ткое, что и описть трудно. Згрохотли все орудия «Железняков». Цели, которые зсекл нш рзведк, уничтожлись одн з другой. Кк только поржли одну, мгновенно переносили огонь н другую, смешивя все с землей и снегом.

Фшистские бтреи открыли ответный огонь, но быстро змолчли — бронепоезд нкрыл их своими снрядми. После этого, не дожидясь, пок немцы пустят в ход тяжелую ртиллерию, «Железняков» отошел к Швровой выемке. Здесь мы выпустили еще сотню снрядов и нпрвились в Цыгнский тоннель.

Поезд мчлся н полном ходу. И вдруг мшинисты [166] зметили впереди ккой-то мерцющий огонек. Сообщили комндиру. Что это? Может быть, вржеский корректировщик подет своей ртиллерии сигнл о приближении бронепоезд?

Хотели обстрелять подозрительный огонек, но комисср скзл:

— Ндо рзобрться.

Поезд сбвил ход. Головенко с пятью бойцми сошел н нсыпь. К ним бежли морские пехотинцы. Окзывется, чс нзд они случйно зметили, что вржеским снрядом повредило путь. Понимя, чем это грозит бронепоезду, пехотинцы решили дежурить у рзрушенного пути, чтобы вовремя предупредить железняковцев об опсности. Комндир бронепоезд и весь экипж от души поблгодрили боевых друзей з выручку.

Только потом, горздо позднее, мы узнли, что пехотинцы неспрост кждый рз «случйно» окзывлись у железнодорожного полотн. Беспокоясь о нс, полковник Потпов специльно выделял людей следить з испрвностью линии, контролировть учстки пути.

В дльнейшем мы ствили н пути своих обходчиков.

Глв XX. Боевые друзья железняковцев

Петля блокды все туже зтягивлсь вокруг город. Особенно остро ощущлся недостток продовольствия. Пйки были урезны до предел.

Моряки потуже подтянули свои широкие флотские ремни и стойко переносили лишения. Но вместе с нми в тоннелях, где мы сосредоточили все свои тыловые службы, укрылись от непрерывных бомбежек сотни женщин, стриков и детей. У них не было никких зпсов, и они голодли.

Собирю комсомольцев — членов бюро, ктив.

— Что будем делть, товрищи? Мтросы не могут рвнодушно смотреть, кк голодют дети…

— Помните, кк отчисляли хлеб голодющим кронштдтские мтросы? — обрщясь к товрищм, [167] спросил комндир отделения пулеметчиков Сергей Асеев. — Мы тоже должны поделиться…

Это предложение было принято без возржений. Члены бюро решили побеседовть со всеми морякми экипж. Кк сейчс помню рзговор с комендорми н первой бронеплощдке.

— Комсомольцы решили чсть пйк отдвть гржднскому нселению, — сообщил я. — Видите, сколько детей в тоннеле…

— Ты нс не гитируй, стршин, — оборвл меня комндир орудия Всилий Терещенко.

Я рстерялся и уже хотел ответить ему кк следует, по-флотски, но меня вовремя одернул один из бртьев Лутченко:

— Мы, товрищ стршин, уже сгитировнные. Всилий первый стл отдвть ребятишкм свою пйку хлеб. Он потому и злой ткой, что с смого утр одним чем живет…

Я почувствовл, кк горячя волн крови прилил к моему лицу, и шгнул к Всилию:

— Прости, друг, что плохо о тебе подумл… Всилий улыбнулся:

— Я н твоем месте еще бы не тк рзъярился, — ответил он мне. — Рзве полезет кусок в горло, когд кругом столько голодных ребятишек. Им рсти нужно. А Лутченко ты не верь: кроме чя, мне удлось еще кое-чего перекусить, тк что до победы дотяну кк-нибудь…

С этого дня гржднское нселение перешло н флотское довольствие.

Стрдния женщин, стриков и детей еще больше ожесточли нши сердц ненвистью к гитлеровским зхвтчикм.

Более всего потрясл нс судьб одной семьи, которую мы ншли в дюкере близ Цыгнского тоннеля. В этой цементной трубе было оборудовно примитивное жилище. Когд мтросы вошли туд, снчл ничего не могли рзглядеть, только услышли чей-то робкий рзговор. Осветили трубу фонрем и остновились порженные. Н узенькой койке, зстеленной изодрнными в клочья одеялми, лежли больня, исхудвшя женщин и изможденный плчущий мльчик лет пяти. Другой, пострше, стоял возле постели.

Он крепился и только хмурился не по-детски. Мльчик успокивл млдшего бртишку и мть:

— Вот прогонят нши фшистов, вернется пп, и снов все будет хорошо…

Мть, рстрогння его словми, улыблсь вымученной улыбкой:

— Д, Олежек, все будет хорошо.

Во время болезни Ольги Николевны (тк звли эту женщину) Олег, кк мог, помогл ей и млдшему бртишке. Когд бронепоезд нходился в тоннеле, он приходил к нм, и крснофлотцы двли ему ккую-нибудь еду. От него мы и узнли его «домшний» дрес.

Об отце ни ребятишки, ни мть ничего не знли. Он служил н корбле, потом ушел зщищть Одессу. С тех пор от него не было никких известий.

Мы збрли Ольгу Николевну с детьми в нш тоннель, потом комисср выделил им место в вгоне. Нш врч быстро поствил Ольгу Николевну н ноги, и он вошл в семью железняковцев. Рботл н кухне, ухживл з бойцми, кк з родными.

Повеселели и ребятишки. Крснофлотцы зботились о них, кк о своих детях. Ншли для них теплую одежду, обувь, в свободное время возились с ними, рзвлекли, кк умели. Словом, приняли мльчишек в свою большую боевую семью. Но войн неумолим, и ребятишкм пришлось до конц узнть ее жестокие зконы.

Кк-то однжды Ольг Николевн вышл з дровми и попл под ртиллерийский обстрел. Рстеряння женщин вместо того, чтобы укрыться в кком-нибудь кювете, бросилсь к тоннелю. У вход в спсительное убежище и нстигли ее осколки вржеского снряд. Моряки ншли ее изуродовнную, в луже крови. Несколько минут он еще был жив. Лежл без движения, не жловлсь. Только смотрел н всех широко рскрытыми, полными ужс глзми, искл взглядом детей. Когд они подошли, слбым голосом попросил поцеловть ее. Млыши дже не плкли. Молч подошли к мтери, поцеловли в щеку. И, словно выполнив все земные обязнности, женщин вздохнул, зкрыл глз и больше уже не открыл их. [169] Сш зплкл. А Олег стоял в скорбном молчнии без слез, прижв к себе плчущего брт.

Тяжело был смотреть н эту кртину. Комисср попросил Олю Доронькину увести детей. Мльчики послушно пошли з ней.

Мть похоронили тут же, возле тоннеля, ребятишки по-прежнему продолжли жить с нми…

Множество людей, с которыми довелось встречться в те суровые дни, зпечтлелось в пмяти. Обо всех не рсскжешь. Но кк не вспомнить здесь о скромных труженикх Севстопольского железнодорожного узл, которые в любое время суток, не считясь ни с ккими опсностями, шли н помощь «Железнякову».

Однжды фшисты обнружили бронепоезд, когд он стоял у депо. Нлетели смолеты и стли бомбить стнцию. Бомбы пдли густо и очень сильно повредили пути и помещение депо.

Нши зенитчики Джикия и Брнов опять покзли клсс стрельбы, они подбили смолет. Черный шлейф дым потянулся вслед уходящему бомбрдировщику, обволкивя все небо. Но стервятники не отствли. Пикируя, они сбрсывли одну з другой полутонные бомбы. Взрывом одной из них был рзрушен тендер у головного провоз, см локомотив сдвинут с пути. Соств лишился мневренности, положение стновилось крйне угрожющим.

Фшистские бомбрдировщики сбросили свой груз не только н железнодорожный узел. Они совершили мссировнный нлет н город и корбли, стоявшие в Южной бухте. Гврдейскя зенитня бтрея открыл по смолетм губительный огонь. Один «юнкерс», вынырнувший из-з Зеленой горки, был сбит. Объятый плменем, кувыркясь в воздухе, он упл н депо.

Здние згорелось. Плмя быстро рспрострнилось н стоявшие в ремонте пссжирские и товрные вгоны. Все железнодорожники немедленно бросились тушить пожр. Огню не дли рспрострниться. Рботли все дружно. Увидев тяжелое положение бронепоезд, люди бросились к нему. Н ходу отцепили поврежденный провоз, отогнли его, спустили тендер [170] под откос и тк же быстро подогнли другой провоз.

Железняковцы и н этот рз, с помощью железнодорожников, вышли из трудного положения.

В Севстополе иссякли зпсы угля. Возникл опсность, что бронепоезд остнется без топлив. И опять н помощь пришли железнодорожники.

Небольшие зпсы угля нходились н стнции Мекензиевы горы, в рйоне обстрел вржеских бтрей. Железнодорожники решили вывезти его. С большими трудностями, кждую минуту рискуя жизнью, они грузили «черное золото» н плтформы и доствляли его н стнцию Севстополь. Особенно смоотверженно рботли крновщики Смодей и Нгорный.

Но вот стнция снов окзлсь в рукх у фшистов. А зпсы угля, вывезенного железнодорожникми, ктстрофически иссякли. Что делть?

И тогд комндир решил взять уголь у немцев. Комндир отделения пулеметчиков Сергей Асеев, вернувшись из рзведки, доложил, что н стнции Мекензиевы горы остлось еще несколько штбелей первосортного угля.

Комндир бронепоезд связлся со штбом бригды морской пехоты Потпов. Соседи охотно соглсились помочь и выделили стрелковый бтльон. Совместным удром железняковцы и пехотинцы выбили гитлеровцев со стнции. Асеев бежл впереди, покзывя дорогу к угольному склду.

Сотни людей быстро, не двя немцм опомниться, нсыпли уголь н носилки, в ведр, н плщ-плтки, в вещевые мешки и относили н бллстные площдки.

Когд противник пришел в себя и перешел в тку н стнцию, все четыре плтформы были доверху зполнены углем. Отстреливясь от нседвшего врг, бронепоезд дл полный ход нзд.

В этом бою Сергей Асеев был рнен в руку. В госпитль идти откзлся, упросил оствить его при снчсти н «Железнякове».

Несколько недель мы были обеспечены топливом. Но пришел конец и этим зпсм. Кк же обеспечить бесперебойное движение бронепоезд? Выход, кзлось, нет. С Большой земли подвоз угля уже не было. Во-первых, Донбсс к этому времени был зхвчен [171] фшистскими оккупнтми; во-вторых, корбли, с трудом прорыввшиеся в осжденный город, едв успевли снбжть войск боезпсом и подвозить пополнение.

Поискми топлив были зняты все. Нши мшинисты и комндир отделения железнодорожного взвод Николй Морлевич облзили все склды. Пусто. Лишь кое-где оствлись лужи згрязненного, никому сейчс не нужного гудрон д кучи мелкой угольной пыли, которя лишь зхлмлял территорию стнции.

Но однжды Глнин, Мтюш и Морлевич, ничего не говоря, притщили к провозу несколько ведер гудрон и пыли, змесили тесто и нчли ктть шрики вроде снежков, которые лепит детвор зимой. Мтросы, нблюдвшие з этой рботой, посмеивлись:

— В «кулички» зхотелось поигрть?

— Это они пряники Гитлеру готовят.

Но товрищи не обрщли внимния н шутки. Перемзвшись, кк черти, они лепили эти необычные брикеты. Потом попробовли в топке: горят великолепно! И срзу почти все моряки включились в рботу. Нлепили целые кучи черных шриков.

Изготовлением брикетов знимлись не только железняковцы. В те дни нчльник провозной чсти железнодорожного депо Пвел Михйлович Лещенко предложил тк оргнизовть производство брикетов, чтобы обеспечить ими движение локомотивов и рботу предприятий. Были изготовлены специльные прессы, рзрботн технология. Вскоре опыт железнодорожников стли применять многие другие предприятия осжденного город. [172] Тким обрзом блгодря змечтельной иницитиве и нходчивости железнодорожников угольный голод был успешно ликвидировн.

Трудно было не только с топливом. Все меньше и меньше поступло воды. Единствення водорзборня колонк н площдке Севстопольской ГРЭС рзрушен. Восстновить ее никк не удвлось из-з беспрерывных ртиллерийских обстрелов. И снов помогл смеклк бойцов железнодорожного взвод. Морлевич и его бойцы обследовли в стенх тоннеля все влжные мест, збивли в них трубы. Из некоторых труб потекли тоненькие струйки грунтовой воды. Подствили под них бочки. Конечно, воды нтекло немного. Но н первый случй и это был нходк.

А сколько душевной зботы проявили железнодорожники о быте зщитников Севстополя! Эту зботу мы ощущли н кждом шгу.

Приближлсь годовщин Советской Армии и Флот. По совету комндующего флотом рбочие узл решили построить поезд-бню. Здч был нелегкя, тк кк депо по существу уже предствляло собой рзвлины. Но уже н следующий день в полурзрушенном зднии стояли отобрнные четырехосные вгоны. Пок в срочном порядке вычерчивлись схемы и чертежи, вгонники немедленно приступили к подготовительным рботм. Н помощь рбочим был выделен групп бойцов, которые в мирное время трудились слесрями, токрями, втогенщикми. Оствив н время свое боевое оружие, они взяли в руки инструменты и вместе с железнодорожникми не поклдя рук рботли по 15–18 чсов в сутки. Можно себе предствить, кк необходимо было для фронт то дело, з которое взялись железнодорожники!

И вот в середине феврля н стнции Инкермн уже стоял готовый поезд-бня из пяти хорошо оборудовнных вгонов. В нем были душевя, котельня, цистерн для воды, дезкмер и дже клссный вгон, оборудовнный под уголок отдых бойцов.

Проверить готовность поезд-бни прибыл целя групп рботников городского комитет обороны, горком пртии, предствителей Черноморского флот. Прибывшие товрищи не только осмотрели бню, но и хорошенько помылись в ней. [173]

З несколько дней до прздник Советской Армии и Флот поезд-бня нчл регулярно принимть бойцов. Одними из первых удостоились чести побывть в ней железняковцы. Бойцы выходили из вгонов румяные, в чистом белье, приготовленном для них женщинми Севстополя. Н ходу они шутили, поздрвляли друг друг с легким пром и, конечно, от души блгодрили железнодорожников з ткой змечтельный подрок.

Для более опертивного обслуживния зщитников Севстополя непосредственно у передовых позиций мстер вгонного депо Зрывняк по зднию комндовния рзрботл схему изготовления переносных дезинфекционных кмер. В короткое время их изготовили 50 штук. В кждой из них з сутки можно было обрботть до 200 комплектов обмундировния. Это был большя, ощутимя помощь фронту.

Зботясь о фронтовикх, железнодорожники, по сути дел, сми были фронтовикми. Почти ежедневно н узел совершлись нлеты вржеской виции, и рбочие несли большие потери. Бомбоубежище, в котором можно было укрыться от нлетов, не могло вместить всех рбочих и их семьи. И железнодорожники решили выдолбить в прилегющей горе н глубине 20 метров дополнительную штольню. Провозники, вгонники, путейцы в свободные чсы приходили н строительство. Иногд во время стоянок бронепоезд н стнции им помогли железняковцы. Трудно было пробивть склистый грунт, но применять взрывчтые веществ не рзрешлось, тк кк это могло привести к рзрушению склы.

В короткое время бомбоубежище было готово. Впоследствии оно было еще более рсширено. В нем рзместился ряд культурно-бытовых учреждений. Чтобы облегчить труд женщин, в штольне был открыт детский сд. Возглвил его воспиттельниц Влентин Тимофеевн Сушко. Спустя еще некоторое время в штольне нчл рботть школ.

Однжды в штольню прибыл групп бойцов бронепоезд. То, что мы увидели тм, порзило всех. В освещенной ярким электрическим светом комнте висели портреты, кртины. Кровтки были нкрыты белыми покрывлми, пол устлн дорожкми. Аккуртно [174] рсствлены детские столики, стулья. Млыши выглядели прекрсно. Они пели песни, игрли. Дети хорошо питлись и чувствовли себя в полной безопсности. А ведь в это время севстопольскя земля содроглсь от взрывов, в 15–18 километрх шли ожесточенные бои не н жизнь, н смерть.

Порзило нс и убрнство клссных комнт. Столы, прты, клссные доски, учебные пособия. Ребят сидели з пртми в крсных пионерских глстукх. Сидели очень тихо, тк кк з тонкой перегородкой знимлись другие клссы. По иницитиве комсомольских рботников Антолия Ревин, Зины Бондревой и Жени Тимошенко для школьников был оргнизовн буфет, домохозяйки кипятили чй.

Но ребят не только учились. Они помогли во всем взрослым. Ребят пострше в свободное время изучли способы тушения зжигтельных бомб. В период обороны Севстополя они потушили сотни «зжиглок».

Ребят очень интересовли боевые дел бронепоезд. Во время стоянок они чсто приходили к нм, осмтривли кземты и орудийные устновки и бесконечно готовы были слушть рсскзы железняковцев о боях.

Змечтельные дел железнодорожников, дружб с ними, с их детьми окзывли исключительно блготворное влияние н боевой и морльный дух железняковцев. Никкие трудности не могли поколебть их веру в победу. После кждой встречи с ншими друзьями-железнодорожникми личный соств бронепоезд дрлся с утроенной энергией.

Глв XXI. Всегд н стрже

Н рссвете 26 феврля бронепоезд стл н позицию у поселк Новые Шули в склдкх местности Федюхиных высот. Мы должны были вести огонь по высоте Безымянной и поддерживть действия бтльон морской пехоты.

В эти дни н нескольких учсткх Севстопольского оборонительного рйон морские пехотинцы и приморцы [175] вели нступтельные бои, чтобы сковть противник и тем помочь ншим войскм н Крымском фронте.

Ровно в 8 чсов утр совместно с полевой ртиллерией бронепоезд нчл ртподготовку. Первые две минуты вели огонь полной скорострельностью. Зтем перешли н обычный темп, кк и полгется при длительной стрельбе.

Артподготовк длилсь целый чс. Бронепоезд свою здчу выполнил успешно.

Но когд мы возврщлись, нлетели смолеты. С жутким воем они нчли пикировть н соств. И тут мы еще рз убедились в исключительном хлднокровии ншего комндир, в его умении мневрировть, уклоняясь от вржеских бомб. И до чего же четко выполняли все его комнды нши мшинисты! Не будь они ткими умелыми и исполнительными, двно бы, нверное, фшистские стервятники нкрыли бронепоезд.

И все же одн бомб упл совсем близко. Этого было достточно, чтобы осколкми рнило трех нших товрищей: стршего лейтеннт Чйковского, крснофлотцев Ковлинского и Омельченко. Их отпрвили в госпитль.

Тют нши ряды. Хорошее нстроение, вызвнное удчными боевыми рейсми, омрчется все чще потерями личного соств.

9 мрт весь экипж облетел печльня весть: в подземном лзрете скончлсь от рн, полученных н передовой, отвжня пулеметчиц Нин Онилов. Это известие потрясло всех и особенно острой болью отозвлось в сердцх тех, кто знл или хотя бы один рз в жизни видел ее.

И все же нередко бывют и рдости. 15 мрт меня вызвл комндир бронепоезд:

— Поедем в седьмую бригду.

И вот мы н Федюхиных высотх. Солнце только-только поднимлось из-з горизонт, его лучи золотили рскинувшиеся вокруг гребни высот. По извилистым ходм сообщения нс провели н нблюдтельный пункт. Попросив рзрешения у сигнльщик посмотреть в стереотрубу, я прильнул к ее окулярм. Впереди в розовтой дымке вырисовывлись мягкие очертния [176] горы с небольшой чсовенкой н вершине. Это, Итльянское клдбище. Тм — врги.

Н НП собирлись комндиры бтльонов. Здесь я впервые увидел комндир 7-й бригды полковник Жидилов, о котором ходил крылтя слв среди зщитников Севстополя. Открытое лицо, приветливя улыбк, добрые глз его срзу же кк-то рсполгли к себе. Он был высок, строен, чисто выбрит, в хорошо подогннной форме.

— Ну кк, железняковцы, воюем? — полковник улыбнулся, обнжив крупные, ровные зубы. Я не успел ответить, кк вдруг увидел н НП среди комндиров Леонид Пвлович Головин. Это и удивило, и очень обрдовло меня. Подойти к нему в этой деловой обстновке я не мог — комндир бригды кк рз проводил рекогносцировку и ствил здчу комндному соству для боя. Бронепоезд должен поддерживть бригду в нступлении.

Но Леонид Пвлович зметил меня, улыбнулся и приветливо кивнул головой.

Когд полковник зкончил объяснение здчи и пожелл всем успех, кпитн Головин подошел ко мне, дружески обнял. И пошли рсспросы. Я рсскзл о ребятх бронепоезд, он — о своих морских пехотинцх.

Полковник Жидилов, проходя мимо, зметил:

— Что, стрые друзья-железняковцы встретились?

— А мы со стршиной друзья по Одессе, хоть тм и не знли друг друг, — ответил Леонид Пвлович.

— Вот оно кк… — проговорил полковник. — Ну, что, — обртился он ко мне, — трудно, нверное, без кпитн?

— Отдйте его нм обртно, — выплил я с смым серьезным видом.

Полковник улыбнулся:

— Вишь, чего зхотел… Мне бы смому побольше тких боевых офицеров. Д у вс и Чйковский неплохой помощник комндир.

— Д, очень хороший помощник, — подтвердил я. — Но он рн нходится в госпитле.

Полковник нхмурился:

— Вот оно что… Ну, ничего, обойдетесь пок… Опыт у вс уже большой. [177]

Он говорил со мной тк, будто мы с ним впрве были решть вопросы о нзнчении личного соств.

Леонид Пвлович посмотрел н чсы:

— Жль, времени больше нет. Ндо спешить в бтльон.

З эти несколько коротких минут я многое узнл о Леониде Пвловиче… С бронепоезд его нзнчили в Тупсе нчльником ртиллерии подвижной железнодорожной бзы. Когд в декбре под Севстополем стло туго, он прибыл со своим бтльоном и влился в 8-ю бригду полковник Вильшнского. Воевл н учстке горы Азис-Об, зщищя стнцию Мекензиевы горы, зтем 30-ю бтрею, учствовл в контрнступлении н высоту 42,7 в рйоне бтреи. В ходе декбрьских боев 8-я бригд понесл нстолько большие потери, что ее пришлось рсформировть. Комндир бтльон Леонид Пвлович Головин с остткми личного соств был передн в бригду Жидилов.

Звтр бтльону Леонид Пвлович прикзно вести нступление н высоту 157,4. Это его пехотинцев будет поддерживть огнем нш бронепоезд.

Прощясь, кпитн попросил передть привет всем железняковцм, особенно лейтеннту Кочетову. Он пожл мне руку и быстро ушел по трншее в сторону Итльянского клдбищ.

Солнце уже успело подняться высоко. Оно будто смхнуло тумнную пелену с гор, все вокруг зсияло, озрилось утренним светом. Н вершине противоположной горы зсверкл солнечным зйчиком беля чсовня.

Долго я еще нходился под впечтлением встречи с кпитном Головиным. А когд вернулся н бронепоезд, рсскзл обо всем бойцм. Все с большой теплотой вспоминли о Леониде Пвловиче. И, кзлось, с еще большим усердием вели огонь по противнику, зня, чей бтльон они поддерживют в бою.

Все чще нш бронепоезд совершл нлеты н врг. В боевом журнле появлялись все новые и новые зписи. Вот лишь некоторые из них:

«16 мрт 1942 г. Бронепоезд стрелял из укрытия. Уничтожил один ртиллерийский дзот с прислугой, дв пулеметных гнезд. [178]

20 мрт. Подожжен цистерн с горючим, рзрушен нблюдтельный пункт немецкого полк.

25 мрт. Стреляли по скоплению противник, вновь прибывшего н передовую. Уничтожено 4 втомшины, кухня, цистерн с горючим и много живой силы. Выпущено 180 снрядов и мин…»

Нши рзведчики пробирлись к смым позициям врг. Молчнов проявлял исключительные способности к рзведке. В нем было что-то от ншего Борис Зорин.

Иногд в группу рзведчиков попдл и я. Кк-то мы отпрвились к передней линии вшестером: Молчнов, Кочетов, Дроздов, Козков, я и Мячин. Вышли н рссвете. Несмотря н столь рнний чс, передовя уже был охвчен перестрелкой. Мелодия боя нрстл с кждой минутой. К чстым очередям пулеметов и втомтов то и дело присоединялись орудийные злпы. В воздухе пхло пороховой грью, но он рстворялсь в пряном ромте пробуждющейся к жизни природы. Синевтя пороховя дымк, стелившяся по земле, смешивлсь с молочно-белым тумном, покрывл позеленевшие холмики.

Но вот выглянуло солнце, и все вокруг зигрло волшебными крскми, зблестели трвинки, потянулись вверх подснежники. Где-то высоко в небе курлычут журвли, и грустня журвлиня песня прерывется звукми перестрелки. И хоть мы зняты очень вжным делом, трудно не злюбовться этой величественной кртиной природы.

Мы зсекем учстки, откуд рздются злпы вржеских бтрей и пулеметные очереди, и тщтельно нносим н крту.

Выполнив здние, возврщемся обртно, выбиремся из опсного мест. Всего несколько дней нзд здесь были немцы — их отогнли контрткой бойцы Чпевской дивизии. Осторожно рздвигем кусты.

Вдруг зловонный зпх остро удряет в нос, зствляет отштнуться. В кустх, рскинувшись в неестественной позе, лежит срженный пулей немецкий солдт. Солнце припекет, и труп нчинет рзлгться.

Н минуту мысль пронизывет мозг: ведь это ткой же человек, кк и мы, и у него тоже, нверное, [179] есть дом, семья, дети. Кто ты, бесслвно сложивший свою голову у стен Севстополя? Зчем пришел ты сюд, кто послл тебя, чужестрнный звоевтель? З ккие иделы боролся ты здесь? Д и ты ли один? Десятки, сотни, тысячи тких же, кк ты, одурмненных, упоенных легкими победми, ожесточившихся, озверевших солдт, послнных з тысячи километров от дом, ншли свой бесслвный конец.

Немло полегло здесь и нших бойцов. Нвеки остлись лежть в севстопольской земле Борис Зорин, Влдимир Новиков, стршин Беремцев, мичмн Зриндский, бойцы-железнодорожники Георгий Гонтрук, Рхимов, незбвення нш Нин Онилов, бесстршня пулеметчиц Чпевской дивизии, и сотни других зщитников Севстополя. Но они знли, з что умирли, и если бы можно было встть и снов пойти в бой, они сделли бы это, не здумывясь, без колебния, и снов отдли бы свои жизни з то, чтобы жил нш родной Севстополь, чтоб был свободной вся нш любимя Родин…

Возврщясь с рзведки, мы зшли н комндный пункт полковник Рупсов. Комдив предложил нм послушть покзния пленного млдшего офицер.

Тот стл подробно рсскзывть о рсположении своих чстей н противоположном склоне высоты. В чстности, пленный подтвердил, что всегд в определенное время, в 8 чсов утр, н позицию подвозят кухню и солдты стновятся в очередь з пищей.

Все полученные при допросе днные Молчнов нносил н крту. Рупсов пообещл рсствить корректировщиков [180] и предложил утром следующего дня обрушить огонь бронепоезд н нмеченные точки.

Молчнов и Кочетов отпрвились ближе к фшистским позициям и н месте рзрботли подробный, тщтельно продумнный плн оперции. Комндир одобрил его.

К восьми чсм утр «Железняков» уже стоял в нзнченном месте. Корректировщики нходились в укзнных точкх.

Пятью снрядми пристреляли репер. И срзу же сто пятьдесят снрядов один з другим полетели в сторону врг. Одним удром был уничтожен срзу вся фшистскя чсть. Это подтвердил зхвченный вскоре в плен еще один немецкий офицер…

Зтем несколько десятков снрядов было выпущено по целям, рзведнным нми. Корректировли огонь Молчнов, Козков и Фисун. Результты стрельбы окзлись успешными.

И снов днем и ночью ходит в рейсы «Железняков». Люди устли, спть приходится по дв-три чс в сутки, и то урывкми. А Бклн и Мячин ухитрялись зсыпть дже н несколько минут, стоя у орудий, пок готовились днные для стрельбы. Кк только днные поступют, Днилич тормошит их: «Подъем! Тревог!» Вмиг с ребят сон кк рукой снимет. И снов безошибочно ведут огонь.

Орудие у Днилич строе, дореволюционного обрзц, комендоры спрведливо нзывют его «струшкой». Не было ни бшни, ни броневого щит, но это не мешло ребятм стрелять быстро и метко. Рсчет подобрлся дружный и боевой. Ивн Днилич был душевным человеком и в то же время требовтельным комндиром, и з это его очень увжли. А еще з то, что не прятлся в бою з укрытия, нходился все время у орудия.

Глядя н своего комндир, и подчиненные вели себя в бою тк же хрбро. В нчле мрт Мячин, Бклн, Фисун, Киселев и Белостоцкий были предствлены к нгрде.

С большим увжением комндиры обеих бронеплощдок относились к Белостоцкому. После гибели Ивн Петрович Козлов он стл незменимым мстером. [181]

Он отлично знл устройство орудия, был хорошим фрезеровщиком и слесрем. В пушке Днилич чсто выходил из строя мехнизм втомтического открывния змк: то поломется червяк, то зубья шестеренки полетят. В тких случях Белостоцкий немедленно отпрвляется н звод и быстро устрняет неиспрвность. Узнли об этом рсчеты других орудий — только к нему и обрщлись з помощью. А он не откзывл никому — делл все спокойно, молч. Увжение к нему прибвлялось еще, может быть, и потому, что был он весь седой.

Кждый член экипж, н кком бы посту ни нходился, принимл смое ктивное учстие в боевых выходх. Исключения не соствлял никто — будь то медсестр, фельдшер, врч, помогющие все время комендорм, будь то свободные от смены мшинисты провозов и кочегры — они стновились к орудиям, минометм, переносили и подвли боезпс, откидывли гильзы. Не был исключением и нш писрь-секретчик Миш Отров. Вместе с шофером и нчльником боепитния он подвозил снряды, мины. Однжды во время очередного рейс осколком взорввшегося недлеко снряд тяжело рнило шофер, он не мог дльше вести мшину. А место, где остновился грузовик, было пристреляно, снряды продолжли рвться вокруг. Тогд Миш Отров, окзв первую помощь рненому, см сел з брнку и, хотя не был шофером, сумел повести мшину. Н полной скорости проскочил опсную зону. Но почти у смых позиций бронепоезд вржескя минометня бтрея вновь обстрелял грузовик. Осколком рнило в плечо Мишу. Но брнку он не выпустил из рук. Еще несколько десятков метров, и мшин въехл в лощину. И кк рз вовремя: снряды н орудиях уже кончлись, бой необходимо было продолжть.

Миш Отров потерял много крови, но, пролежв несколько дней в госпитле, вернулся н бронепоезд здоровым и боеспособным.

Большя рдость у ншего пулеметчик Клименко. Он тоже воевл в морской пехоте под Одессой, был бронебойщиком, подбил несколько фшистских тнков. В конце сентября был тяжело рнен, эвкуировн н Квкз. Тк и не знл моряк до сих пор, что вслед з [182] ним по военным дорогм ходил высокя нгрд — орден Ленин. Нгрд ншл бойц. В торжественной обстновке орден вручил член Военного совет Кулков, и весь личный соств «Железняков» рзделил рдость своего боевого товрищ. Многие члены экипж тоже предствлены к нгрдм.

Я не собирюсь излгть здесь всю боевую историю «Железняков». Пусть не посетует н меня читтель, что я не описывю всех выходов бронепоезд. Их было очень много, и, признться, подчс они походили один н другой. Железняковцы ежедневно делли свое дело, внося свою скромную лепту в оборону город.

По подсчетм комндовния флот, з 70 боевых рейдов, совершенных бронепоездом с 7 янвря до 1 мрт 1942 г., железняковцы уничтожили девять дзотов, триндцть пулеметных гнезд, шесть блинджей, одну тяжелую бтрею, три смолет, три втомшины, десять повозок с грузом, до полутор тысяч фшистских солдт и офицеров.

Может быть, это не тк уж и много. Но если учесть, сколько рз бронепоезд срывл фшистские тки, сколько рз вносил в их ряды пнику, сколько рз отвлекл огонь их бтрей, сколько рз помешл их смолетм сбросить прицельно бомбы — стнет ясно, что это — внушительня помощь зщитникм Севстополя.

Глв XXII. С кинокмерой в бою

Весн бушевл в Севстополе и его окрестностях. Буйно цвели сды, нполняя воздух неповторимым медовым ромтом. Высоко в небе рзливлись неистовые трели жворонков.

По утрм нд горизонтом покзывлся огромный орнжевый шр солнц. Оно срзу же зливло своими лучми Констнтиновский рвелин, крыши домов. Ззеленевшие деревья и кусты скрывли кртину рзрушенного город.

Исторический бульвр весь в цветении. Пмятник Тотлебену рньше стоял оголенный, теперь нполовину [183] зкрыт высоким кустрником. А пмятник Корнилову н Млховом кургне совсем утонул в зелени.

Со стороны Южной бухты хорошо видн крупня ндпись, выложення из белых кмней, н склоне Исторического бульвр: «Севстополь был, есть и будет советским».

В кземтх бронеплощдок тоже был весн. В ккуртно зделнных консервных бнкх блгоухли букетики лндышей. То их принесет кто-нибудь из рзведчиков, то морские пехотинцы преподнесут ншим девушкм.

Фшисты кждое утро, кк по рсписнию, нчинют ртиллерийский обстрел. Стреляют нугд, видно, для поднятия своего дух. Но уж если мы зсечем стреляющую бтрею — пощды не дем. Не успокоимся, пок не зствим ее змолчть.

В перерывх между боями приводим в порядок технику, готовимся к новым боям. И, конечно, не збывем об отдыхе, — о рзвлечении. Создли свою смодеятельность. Концерты неофицильные: выберется чсок свободного времени — и тут же певцы, музыкнты, плясуны выходят в круг. Выступют прямо н плтформх: лучшей сцены не придумешь в нших условиях.

Н второй бронеплощдке из отрботнных гильз рзных клибров соорудили «гильзофон», и теперь многие любители упржняются н этом нехитром музыкльном инструменте.

Я не рзлучюсь с гитрой. Он у меня все время в кземте. Внчле во время боя от кнонды лоплись струны, рсклеивлся корпус. Тогд я стл перед кждым выходом отпускть струны и зкутывть гитру в одеяло. Товрищи посмеивются, шутят:

— Ну-к, стршин, рспеленй свое дитя.

Но гитру любят, слушют всегд с удовольствием. Кк-то приехл н бронепоезд фронтовя бригд московских ртистов. Тепло встретили их железняковцы. Уже смо появление их в осжденном Севстополе внушло к ним увжение: ведь они прибыли, чтобы своим искусством вдохновить зщитников город н боевые подвиги.

Концерт шел н открытой площдке. Певиц Нтлия Исенков исполнял клссические рии, современные советские песни. Потом выступил солист Юзеф [184] Юровецкий. Он пел кк будто не подходящую к фронтовой обстновке «Зстольную» Бетховен, но мы, слушя ее, думли о том, что много еще предстоит пройти трудных военных дорог, чтобы рзбить врг и потом поднять боклы з ншу победу. Все мы знли нверняк, что победим, но уже знли и то, что побед дется нелегко.

Глубокие чувств бойцов всколыхнул ртистк Нтлия Реут, прочитв пьеску «Проводы н фронт».

И песни, и живое слово ктеров доходили до смого сердц бойц, зствляли переживть, волновться, стрдть, и все это переходило в одно чувство, в одно стремление: скорее победить ненвистного врг, вернуться к мирной жизни.

Гости исполнили много шуточных номеров. Влентин Соловьев неподржемо имитировл джз-оркестр, испорченный птефон, движущийся поезд. Георгий и Лия Дюлим покзли збвные фокусы. От души смеялись моряки, слушя продийные песенки Алексндр Брушного, высмеивющие фшистов и их прихвостней.

Приезжл к нм и фронтовя бригд тетр Черноморского [185] флот. Ее возглвлял Борис Чукев. Вместе с Алексндром Гюльценом он сыгрл стирическую сценку «Шрмнк», покзывющую незвидное положение фшистов под Севстополем. Во время концерт где-то недлеко ухнул взрыв. Комисср Порозов предложил ртистм уйти в укрытие. Но Борис Чукев возрзил:

— Ничего! Не зглушить Гитлеру ншего смех ни злпми орудий, ни треском пулеметов. И концерт продолжлся.

Велик был сил искусств н фронте. Бойцы кк бы нбирлись новых сил, вдохновлялись н новые подвиги.

Кк-то нескольких членов экипж приглсили в Дом флот н концерт нсмбля песни и пляски. Отобрли мы лучших бойцов-комсомольцев. Группу повел я. Этот концерт и сейчс звучит у меня в душе, когд я вспоминю о нем. Кк призывно, мобилизующе звучл песня из кинофильм «Алексндр Невский»! Кзлось, что слов песни обрщены непосредственно к нм:

Вствйте, люди русские,

Н смертный бой,

Н смертный бой!

Вствйте, люди русские,

З ншу землю честную!..

Солист Петр Серебро пел с збинтовнной рукой; несколько дней нзд он был рнен н передовой.

Зпомнился солист Ивн Бугев, исполнявший «Черноморскую прощльную». Он пел о том, кк девушк провожл моряк н флотскую службу, сейчс моряк вместе с товрищми сржется з ншу землю, з нше море, з нших любимых девушек. Песня был близк нм всем, он зтргивл смые сокровенные чувств и звл к победе.

В конце мя к нм прибыли кинооперторы. Присмотрелись мы, рзговорились, и окзлось, что уже не рз встречлись с этими смелыми, отчянными ребятми. Один из них, Влдислв Микош, — небольшого рост, с постоянной улыбкой н умном, обятельном лице — не рз появлялся еще в окопх Одессы, снимя н пленку героические действия морской пехоты, [186] в том числе ншего первого полк. Потом Влдислв Микош до последнего дня обороны нходился н Ишуньских позициях. Это его фильм «Героический Севстополь» смотрели железняковцы, восхищясь мужеством не только морских пехотинцев, идущих в контртку, но и смого киноопертор, снимвшего в смой гуще боев. Это он, Микош, снимл хрброго бойц Ряшенцев, спсшего жизнь комиссру Авкумову и предствленного з это к ордену Крсного Знмени. Того смого Ряшенцев, который зпомнился мне еще по портрету в глерее зщитников Севстополя н Приморском бульвре.

Вместе с Микошей были еще дв опертор. Один — худощвый, невысокого рост, в очкх, звли его Дмитрием Рымревым, другой — совсем юный, лет восемндцти-девятндцти, круглолицый, с веселыми озорными глзми — с первого же взгляд покзлся мне знкомым. Впечтление было ткое, будто я встречлся с ним уже много рз. И когд он, предствляясь подошедшему комндиру, нзвл фмилию, я не удержлся и удивленно переспросил:

— Ряшенцев?!

Д, это был тот смый Костя Ряшенцев, зпечтлевшийся в моей пмяти с первых дней обороны Севстополя. Только теперь он был обвешн не грнтми и пулеметными лентми, тяжелым шттивом для кинокмеры и большим телеобъективом в футляре. Окзывется, Костя ушел н фронт прямо из кино-фотоинститут, и, когд н Ишуньских позициях об этом узнл Микош, он хотел взять его в свою киногруппу. Но Костя откзлся, ему хотелось воевть с втомтом. Уже в Севстополе, учствуя в многочисленных боях, он был контужен, его хотели отпрвить н Большую землю. И только тогд Костя соглсился стть помощником киноопертор, лишь бы не уходить из сржвшегося город.

В этот день экипжу бронепоезд предстоял жркя рбот. По прикзу комндовния мы должны произвести мссировнный нлет по передовым позициям и рзведнным огневым точкм врг. Кинооперторы приготовились все это снять н пленку.

Ныряя в тоннели, пробирясь по ослепительно белым коридорм цветущих яблоневых сдов, зстывших, [187] будто облк, нш бронепоезд мчится к переднему крю. Позди остются клубы белого дым, сливющегося с буйным цветением деревьев. В боевой рубке, возвышющейся нд бронеплощдкой, будто кпитнский мостик н корбле, стоят комндир «Железняков» инженер-кпитн 3 рнг Хрченко, полковой комисср Порозов, лейтеннт Мйоров. Н бронеплощдкх комендоры, минометчики, пулеметчики приготовились к бою. Стволы нпрвлены в сторону врг. Н головх крснофлотцев бескозырки с рзвевющимися н ветру черными лентми. То и дело стрекочут кинокмеры.

Вот и нш позиция. Бронепоезд, окршенный в бело-зеленые тон, остновился. По комнде Хрченко в рсположение противник с воем полетели снряды. Белую тишину рзорвли злпы орудий. С яблоневых веток посыплись мириды лепестков. Они пдли медленно-медленно, словно пушистый снег в тихую погоду, и покрывли землю белой пеленой.

И тут в грохот орудийной кнонды вплелись звуки, покзвшиеся в этой обстновке невероятными. Пели соловьи. Их неистовые трели будто бросли вызов орудийной пльбе, будто хотели зглушить звуки боя. Это было нстолько порзительно, что все невольно прислушлись. Кинооперторы прекртили н минуту съемку и тоже вслушивлись в необыкновенный дуэт войны и природы. Но — стрнное дело: кк только пльб н минуту прекрщлсь — умолкли и соловьи, словно вслушивясь в эту тишину.

В окуляры стереотрубы хорошо видны вржеские трншеи и блинджи. Тм пник. Облк взрывов взметнулись ввысь, в прозрчное весеннее небо. В воздух летят кмни, комья земли, куски бетон, бревен.

Рстерянность врг быстро улеглсь, он открыл по бронепоезду сильный ртиллерийский и минометный огонь. Однко снряды и мины пдли с недолетом, и лишь изредк осколки звонко удрялись о броневые борт ншей крепости н колесх.

— Воздух! — вдруг доложили нблюдтели.

Все невольно посмотрели вверх. Высоко в небе нд нми кружилсь «рм». Ох, и не любили ее железняковцы. Кждый знл: если в небе повисл эт бндур, знчит, жди мощного огневого нлет. [188] Бронепоезд продолжл вести бой. Но рисковть нельзя, и комндир дет орудиям комнду «дробь»! Не успевют умолкнуть нши пушки, кк слышится новя комнд:

— Отствить «дробь»! Продолжть огонь!

Снов зговорил ртиллерия «Железняков». И тут мы увидели волнующую кртину тки. Нши морские пехотинцы, высккивя из трншей, бросились н врг. Ободренные точными злпми бронепоезд, они бежли, н ходу стреляя из втомтов.

Тк вот почему комндир, несмотря н опсность, прикзл продолжть вести огонь!

Кинооперторы нпрвили свои объективы н ткующих бойцов и, перебегя с одного мест н другое, снимли и снимли, рдуясь удчному эпизоду.

Тем временем «рм» нвел огонь своих дльнобойных бтрей н бронепоезд. Вокруг нчли взрывться тяжелые снряды. С этими шутки плохи. Чтобы нпугть «рму», зенитчики посылют в небо серию снрядов. Рзведчик лвирует между облчкми взрывов, но уходить и не собирется.

Осколки все чще удряются о борт бронеплощдок, [189] некоторые пдют прямо н площдки. Нм не привыкть к ткому. А вот кк чувствуют себя кинооперторы? Смотрю н них и поржюсь: никкого внимния н осколки, будто опсности для них не существует, снимют спокойно, деловито, с хлднокровием, которому можно позвидовть. Я посоветовл им зйти в укрытия и снимть оттуд, но Рымрев, не отрывясь от кмеры, скзл:

— Человек — очень мленькя мишень, и попсть в него не тк-то просто.

Мне стло дже кк-то неловко з себя. Я подумл, что они, в сущности, ткие же бойцы, кк и мы, кк и те, что пошли в тку.

Морские пехотинцы, кинувшиеся в тку, достигли «вржеских окопов. Мы прекртили огонь. Тм звязлсь рукопшня схвтк. Фшисты высккивли из окопов и в пнике бежли, но их нстигли меткие очереди нших втомтчиков.

Теперь смое время уходить!

Бронепоезд, сопровождемый рзрывми тяжелых снрядов, нбирет скорость. Скорее в тоннель, тм нше спсение!

Но рньше, чем мы успели укрыться, увидели в небе дв нших «ястребк». Они пошли н сближение с вржеским рзведчиком. Вот один из них дл очередь. «Рм» ответил пулеметной стрельбой. Потом пошел в тку другой истребитель. «Рм» продолжл огрызться. Но недолго! После очередного зход истребителя он вспыхнул, кк свеч, и, неуклюже кувыркясь и рзлмывясь в воздухе, полетел вниз.

Бронепоезд блгополучно вошел в тоннель.

— А вы отчянные ребят! — скзл с восторгом Хрченко, пожимя кинооперторм руки. — Только зря все же рисковли.

— Нет, не зря, — возрзил Микош. — Вот увидите нш фильм и сми соглситесь, что не зря.

Гостили у нс кинооперторы до позднего вечер. Снимли крупным плном отличившихся в бою комендоров, пулеметчиков, мшинистов. Беседовли со многими бойцми, интересовлись ншей жизнью.

Вечером вышли проводить их. С нсыпи у Троицкого тоннеля хорошо был виден город. Город, который мы вот уже шестой месяц держим, яростно вгрызясь [190] в кждый метр земли. Отсюд, с нсыпи, видно, кк севстопольские руины озряются кровво-крсным огнем рзрывов и снов погружются в темноту. Голубые стрелы прожекторов вспыхивют и неуверенно шрят по нвисшим тучм, перекрещивясь и снов рсходясь. Вот в одном из перекрестков зсветился ослепительно яркий силуэт смолет. Вверх побежли огненные пунктиры. Но смолет продолжл лететь. Слишком жидкими были пулеметные трссы. Провожемый скрещенными лучми, смолет уходил безнкзнно все дльше, пок, нконец, щупльц прожекторов, будто убедившись в бесполезности своего дел, не погсли.

Все мы молч нблюдли з этой кртиной. Кинооперторы, по привычке вскинувшие свои кмеры, рзочровнно опустили их.

Простились мы с ними кк с смыми близкими друзьями.

Много недель спустя кдры, снятые н бронепоезде, вошли в очередной выпуск фронтовой кинохроники. Тк нши скромные боевые будни стли достоянием миллионов людей. И, может быть, они вдохновили их н новые боевые и трудовые подвиги.

А я подумл: зрители, которые будут восхищться мужеством и стойкостью зщитников Севстополя, может, и не здумются нд тем, кк снимлись эти кдры. Зрители должны помнить, что рядом с теми, кто шел в тку, кто сржлся в жрком бою, был еще один человек — киноопертор. Он не стрелял из втомт, не бросл грнты, не вел огонь из орудий, потому что его оружием был кинокмер. Но именно блгодря его мужеству, смелости миллионы людей стнут свидетелями мужеств других.

Утром, чуть свет, нчлсь бомбежк. Кто-то пошутил:

— Фшисты нм побудку игрют!

И действительно, кк-то уже все привыкли, что свист пдющих бомб, хлопки зенитного огня служт для нс сигнлом подъем.

«Железняков» идет н здние. Ночью нши рзведчики принесли сведения: гитлеровцы готовятся спрвлять псху. [191]

— Ну, держись, сейчс мы ддим вм псхи! — говорят бойцы.

Н зкрытом пру подходим к позиции.

— Огонь! — звучит комнд.

Первые же злпы нкрывют цель. Корректировщики сообщют: в стне врг пник.

Нет, не удлось фшистм спрвить псху. Многим из них больше никогд не доведется ее спрвлять.

Возврщясь н стоянку, мы стли свидетелями огромного пожр н тнкере. Мы не видели, когд упл бомб, лишь потом узнли, что было прямое попдние. Тнкер только нкнуне доствил из Новороссийск горючее, еще не успел рзгрузиться и сейчс пылл, высоко взметнув в небо столб огня и дым. Фшистские бомбрдировщики, будто не удовлетворившись содеянным, продолжли кружить нд бухтой, не обрщя внимния н рзрывы зенитных снрядов. Вдруг один из смолетов вспыхнул и, объятый плменем, рухнул у смого берег бухты. И срзу же огромный взрыв потряс землю: вместе с смолетом взорвлись бомбы, которые он еще не успел сбросить.

Все это промелькнуло перед ншими глзми быстро, в течение двух-трех минут, пок бронепоезд проходил мимо бухты.

В тот день мы больше не выходили в рейс. Приводили в порядок орудия, пулеметы, минометы — чистили, смзывли, регулировли. А тем временем связисты-железнодорожники получили здние подвесить дополнительную линию связи до стнции Мекензиевы горы для нужд бронепоезд. Срок для выполнения рботы был предельно сжт. День и ночь связисты Моделиков, Лупрев, Щербков и Литвинов во глве со своим комндиром Никитиным, передвигясь с вьюкми проволоки и изоляторми н плечх, трудились под ртиллерийским обстрелом и бомбежкой. Линия был подвешен досрочно. Они успели ткже устроить рздельный пункт н перегоне Инкермн — Севстополь. Бронепоезд «Железняков» получил еще большую возможность мневрировния.

Несмотря н относительное зтишье, железняковцы регулярно выходили в рейсы. Зтишье никого не успокивло, не создвло блгодушия. Все знли — рно [192] или поздно нчнется новое нступление: врг не отступится от черноморской твердыни.

Тк оно и произошло.

8 мя стло известно, что противник перешел в нступление н Крымском фронте. Фшистскя ртиллерия и виция ннесли интенсивные удры по ншим боевым порядкм.

10 мя чсти Севстопольского оборонительного рйон перешли н повышенную боевую готовность. Все секторы пополнились боевой техникой и людьми, были проведены перегруппировки.

Севстопольцы почувствовли, что тучи нд их городом снов сгущются.

Фшисты несколько зшевелились. В середине мя они решили «прощупть» нши силы в рйоне Блклвы и деревни Чоргунь. Комндовние оборонительного рйон поствило перед бронепоездом здчу совершить внезпную вылзку и поддержть огнем нши чсти, рсположенные н склонх гор.

Для выполнения этой оперции нужно было проехть до Первомйского рзъезд и зтем подняться н смую высокую точку железнодорожного пути. Ехть н этом учстке н небронировнном провозе было очень опсно. Однко мшинисты зявили о полной готовности к выполнению боевого здния.

В полумрке, по сигнлу комндир, они повели бронепоезд по нмеченному мршруту. Извивясь н поворотх, «Железняков» двиглся н подъем.

Немцм, конечно, и во сне не снилось, что здесь может появиться бронепоезд. Около трех чсов ночи н комндный пункт «Железняков» поступил первый сигнл корректировщик. И срзу же н деревню Чоргунь, где рзместилсь фшистскя дивизия, обрушился шквл огня.

Через несколько минут последовл ответный огонь. Но «Железняков», умело мневрируя, продолжл бить по целям.

Нконец мшинисты услышли комнду:

— Полный нзд!

Бронепоезд под свист снрядов и мин двинулся под уклон и блгополучно прибыл в Инкермн. [193]

Глв XXIII. Тучи сгущются

В двдцтых числх мя мы узнли, что нши войск вынуждены были оствить Керченский полуостров. Фшисты теперь могли почти все свои силы, имеющиеся в Крыму, бросить н Севстополь.

Снов нд Севстополем нвисл смертельня угроз. Н Мекензиевом нпрвлении нчлось зметное оживление фшистских войск. Врг, видимо, собирлся ннести глвный удр с этого нпрвления. Нужно было принять меры по усилению обороны.

23 мя дмирл Ф. С. Октябрьский вместе с председтелем городского комитет обороны Б. А. Борисовым прибыли н железнодорожный узел. Мы кк рз нходились н стнции. Рсскзв железнодорожникм о положении н фронтх, в чстности н Крымском, Октябрьский зявил, что в ниболее уязвимых местх н подступх к городу необходимо создть ндежные згрждения против тнков и бронемшин противник.

— Для этой цели, — скзл дмирл, — комндовние просит вс срочно изготовить семьсот противотнковых ежей.

Здние было ответственное. Не мешкя, железнодорожники в тот же день приступили к его выполнению. Собирли стрые рельсы и блки, добывли крбид для электросврки.

Н территории депо дружно зкипел рбот. Кузнецы рубили рельсы. Электросврщик Николй Кузьменко быстро соединял куски метлл. И все же один он не успевл з кузнецми. Нужно было где-то искть еще нескольких сврщиков.

Узнв об этом, в депо пришл официнтк столовой Могильня, когд-то рботвшя электросврщицей. Н помощь пришли и другие путейцы, хоть в ккой-то мере знкомые со свркой.

Дело пошло знчительно быстрее. Кждый день н передний крй отпрвлялось по 60–70 ежей. Несмотря н большие трудности, здние комндовния было выполнено в нзнченный срок.

Еще более врврскими стли обстрелы и бомбрдировки [194] город. Только 30 мя фшисты сбросили сто двдцть бомб.

Но это было лишь нчло. 1 июня н город было совершено более двух тысяч смолето-вылетов. Бомбрдировщики шли эшелонировнно и бомбили квдртми.

2 июня противник произвел особо мощный огневой нлет по всему фронту, сопроводив его мссировнным нлетом виции. Н город упло около шести тысяч снрядов и четырех тысяч вибомб.

3 июня нлеты повторились. Весь день от Блклвы до Безымянной высоты врг вел ртиллерийскую и виционную подготовку, усилившуюся особенно во второй половине дня.

Группы фшистских смолетов непрерывно бомбили боевые порядки нших войск — нблюдтельные пункты, комндные пункты, огневые позиции и тыловые рубежи.

4 и 5 июня противник продолжл вести методический огонь по всему фронту.

6 июня огонь вел ртиллерия крупного клибр. Были зфиксировны рзрывы полутор тысяч мощнейших снрядов. Особенно сильной бомбрдировке подверглись рйоны Блклвы и Федюхиных высот.

Нзревли решющие события н севстопольских рубежх. Но зщитники город были готовы к боям. Морльный дух был приподнятым, во всех чстях и н корблях бойцы двли клятву стоять нсмерть, но не пустить врг в город. Десяткми и сотнями поступли зявления о приеме в пртию. Бойцы писли: «Хочу идти в бой коммунистом».

В эти дни н бронепоезде были приняты в пртию Мтюш, Мячин, Бойко и другие.

Бронепоезд сменил мскировку, был пополнен всем необходимым и почти беспрерывно выходил н боевые оперции.

7 июня н рссвете противник нчл третий штурм Севстополя. В тишину нступющего дня врезлся ужсющий грохот. Тысячи снрядов, бомб и мин рвлись н переднем кре обороны и в черте город. Горел и дрожл земля. Кзлось, ни клочк ее не оствлось нетронутым. В воздухе беспрерывно кружили [195] фшистские смолеты.

В рйоне Бельбек — Кмышлы, который гитлеровцы избрли учстком прорыв, все было перепхно снрядми, минми и виционными бомбми. Фшисты думли, что после этого огненного ургн не остлось ничего живого. Пьяные, оглушительно горлня, они пошли в тку во весь рост.

И вдруг сожження, вывернутя низннку земля зговорил. Зло зхлестли пулеметы. Из щелей, из рзвлившихся окопов полетели грнты. А с флнг нлетел нш бронепоезд и из всех своих орудий удрил по вржеским цепям.

Боевя тревог н бронепоезде был объявлен срзу же, кк только фшисты нчли мссировнный нлет из всех видов оружия. Дежурный диспетчер учстк пути Алексндр Ильяшевский отдл по линии прикз — открыть «Железнякову» «зеленую улицу», следить з его прохождением и немедленно доклдывть все комнды, которые будут поступть от Хрченко.

Н Мекензиевых горх нс встретил неутомимый и бесстршный нчльник стнции Андрей Игнтьевич Щеглов. И уже через несколько минут мы вступили в бой.

До этого «Железняков» делл нлеты, глвным обрзом, ночью, днем вел огонь с зкрытых позиций. Поэтому гитлеровцы не могли дже предположить, что при тком шквльном огне мы осмелимся выйти н линию. И когд бронепоезд н полном ходу выскочил из-з поворот и в упор стл рсстреливть зхвтчиков, не выдержли они, дрогнули. Из мбрзур железняковцы [196] видели, кк зметлись фшисты и побежли обртно, усеивя землю трупми.

С крикми «ур!», «полундр!» нши пехотинцы бросились н врг со штыкми нперевес, отогнли его н исходные рубежи.

И снов рзъяренный врг обрушивет тысячи снрядов н полурзрушенные окопы, с диким ревом пикируют сти «юнкерсов». Бронепоезд, пополнившись боеприпсми, снов выходит в рейс. Жрко железняковцм! Рботют смоотверженно, до изнеможения. Пехотинцы получют чувствительную помощь.

Фшистские бтреи то и дело зсекют нс, обстреливют. Пок ни одного прямого попдния. Но зто чсто рзрушют полотно дороги. Бойцы кпитн Селиверстов ремонтируют путь все время под огнем.

От непрерывного обстрел вышл из строя телефоння связь с Мекензиевыми горми. Связисты нсчитли около тридцти повреждений линии. А нм эт линия необходим кк воздух. Нелегкой был здч связистов. Но трудились они мужественно, героически. Несмотря н то, что кругом рвлись бомбы, через головы летели снряды и мины, Лупрев, Моделиков, Щербков и Литвинов поднимлись н столбы и хлднокровно нтягивли провод. Они были хорошей мишенью для фшистских бтрей. И действительно, вскоре их зметили и открыли по ним огонь. Мы с змирнием сердц следили з смельчкми. Кжется невероятным: кругом кромешный д, земля стновится дыбом, свистят осколки, связисты рботют кк ни в чем не бывло.

Нконец, нтянут последний кусок провод. Связисты спускются н землю. И тут случилось то, чего кждый из нс боялся все время, пок шел этот беспримерный ремонт. Снряд упл у смых ног смельчков. Все зволокло дымом. А когд дым рссеялся, мы увидели: двое остлись лежть неподвижно. Их подхвтили живые и унесли в укрытие.

Позднее нм рсскзли: Лупрев был убит нповл, Моделикову оторвло ногу. Остльные товрищи по счстливой случйности остлись невредимыми. Лупрев похоронили недлеко от мест гибели, в воронке рзорввшейся бомбы.

Тк, не жлея жизни, связисты выполнили свой [197] долг перед Родиной. Бронепоезд получил ндежную связь.

А фшисты снов и снов лезут, стремятся во что бы то ни стло, любой ценой сломить сопротивление.

Сколько в этот день отбили тк севстопольцы? Мы потеряли им счет.

И тк было н второй, н третий, н четвертый день. З пять дней нступления фшисты произвели 9 тысяч смолето-вылетов, сбросили 45 тысяч фугсных бомб, выпустили 100 тысяч снрядов. И почти не продвинулись. Стойкость зщитников Севстополя был непоколебимой.

Погод стоял жркя. Все выгорело от зноя и пожров. Небо зволокло тучми дым, и солнце проглядывло сквозь них тусклое, крсное. Вся долин покрыт рзлгющимися трупми гитлеровцев. Чуть подует ветер со стороны противник — дышть нечем от зловония.

В нпрвлении Мекензи фшисты бросили тнки. Кое-где они потеснили нши поредевшие подрзделения. В течение четырех чсов «Железняков» трижды выходил в этот рйон, поддерживя своим огнем морских пехотинцев. Тнки общими усилиями были здержны.

Днем и ночью мы в рейдх. Только примем боеприпсы — и снов в бой. Хорошо, что зблговременно все свои склды перевели в Троицкий тоннель. Здесь они в безопсности, и зпрвляемся без помех.

15 июня комндующий прикзл бронепоезду обстрелять скопление тнков в лощине кордон Мекензи. Комендоры Кочетов и Буценко зрядили орудия бронебойно-зжигтельными.

Выйдя из-з поворот, «Железняков» с рсстояния четырехсот метров открыл огонь по тнковой колонне. Вспыхнули дв головных тнк. Здымил и мшин, змыквшя колонну.

Тнки нчли беспорядочную стрельбу. Продвинуться вперед или нзд они не могли — дорогу прегрждли подбитые мшины, свернуть в сторону не двли крутые скты выемки. «Железняков» бил и бил из всех пушек и минометов. Мы, пулеметчики, тем временем косили немцев, высккиввших из люков тнков. [198]

Н выручку своим тнкистм поспешил фшистскя виция. Нм не очень-то хочется связывться с нею, тем более что и снрядов остлось мловто. Берем курс к тоннелю.

Но бомбрдировщики пытются не упустить добычу. Бомбы рвутся совсем рядом. Н бронеплощдкх появились убитые и рненые.

Подносчику снрядов Володе Дмитриенко оторвло руку. Ксения Кренин и Сш Нечев тут же, н ходу, окзывют первую помощь. Вместо рненого Нечев см стл н подчу.

Бронепоезд, отстреливясь от смолетов, полным ходом шел в укрытие. И вдруг н пути встл огромный столб дым. Бомб рзрушил полотно.

Ведя непрерывный огонь по «юнкерсм», бронепоезд мневрирует н уцелевшем отрезке пути. Ремонтня групп тем временем меняет рельсы и шплы. С бллстной плтформы сгружены все зпсные рельсы. Но их не хвтет. Где взять? Головенко вспомнил, что рельсы есть около стнции Мекензиевы горы. Но тм уже врг…

Доложили комндиру.

— Полный вперед! — прикзывет комндир.

Бронепоезд, кк метеор, влетел н стнцию, открыл огонь из всех видов оружия. Пок мы вели бой, железнодорожники под комндой Головенко и Андреев н рукх перенесли дв звен рельсов.

Мчимся нзд.

З несколько минут путь испрвили, и бронепоезд нырнул в укрытие. Только втянулись в тоннель, тяжелой бомбой звлило вход.

Дождвшись ночи, бронепоезд вышел с другого конц тоннеля. И пок сперы рсчищли вход, мы выходили в рейды н другие учстки.

Днем во время очередного ртобстрел в тоннель вбежл зпыхвшийся солдт. Срзу же з входом зтрещл втомтня очередь. Окзывется, солдт шел с кким-то зднием в рйон электростнции, перебегя от укрытия к укрытию. Фшистские смолеты летли нд Севстополем уже почти безнкзнно. Они охотились буквльно з кждым человеком, не жлели птронов и снрядов. Когд «мессершмитт» спикировл н солдт и дл по нему очередь, тот упл. Почувствовв, [199] что ни одн пуля не здел его, он бросился в нш тоннель.

Солдт пришел в себя и зсмеялся:

— Чуть было не испуглся.

Рзговорились. Окзлось, что Григорий Гетмн тоже был под Одессой. Перед войной он служил около Кишинев в ртиллерийском полку, сдерживвшем нтиск врг н реке Прут. Потом — одесскя оборон, снчл Дюссельдорф, потом Лузновк.

Григорий рсскзл, кк учствовл в боях под Крыжновкой, кк отбросили оттуд врг н 20 километров, кк под огнем врг сделли нлет н фшистские позиции и, зхвтив в бою дв дльнобойных орудия, обстреливвших Одессу, вывезли их прямо из-под нос противник.

Для меня в рсскзе Гетмн было все дорого и интересно. См Григорий служил сейчс в ртполку, знимвшем оборону н высотх вдоль дороги н Симферополь. Тм он и другие бойцы чсто видели бесстршные рейсы ншего бронепоезд, восхищясь мужеством и смелостью железняковцев. Это восхищение он выскзл здесь же, не стесняясь.

Вся стрн следит з героической борьбой севстопольцев. Отец пишет мне:

«Когд я получю гзету, то первым долгом ищу сообщения о Севстополе. Кк тяжело вм тм, сынок! Все восхищены вшей стойкостью. А соседи, узнв, что ты под Севстополем, уступют мне место в очереди з хлебом. Я, конечно, откзывюсь от ткой привилегии. Но горжусь, что я отец зщитник Севстополя. Будь же достоин ншей гордости, сын!»

Письмо отц я прочитл товрищм. Его поместили в «Боевом листке». Тких писем получем много.

Однжды мне вручили небольшой треугольничек со штмпом «Бтуми». От кого бы это? Рспечтывю и не срзу узню — почерк незнкомый.

«Здрвствуйте, товрищ стршин! Вы меня, конечно, и не помните уже. А я все время думю о бронепоезде. Недвно прочитл в гзете о вших боевых делх. Я тоже могу гордиться бронепоездом: ведь в его постройке есть доля и моего труд. А помните, я просился к вм н бронепоезд, когд вы выходили в [200] первый боевой рейс? Вы скзли тогд: мл еще, подрсти немного. Тк, может, сейчс все-тки возьмете? Во-первых, я уже подрос з эти полгод, , во-вторых, время сейчс не ткое, чтобы ждть. Я зню, что в Севстополе трудно. Поговорите с комндиром, может быть, примете… Рзве я не смогу помочь вм? Стрелять умею, д и технику ремонтировть могу, имею высший рзряд по электросврке. Здесь я, конечно, тоже не сижу без дел, приношу пользу флоту, ремонтирую подводные лодки, но всей душой хочется н фронт, туд, где потруднее…

Ндеюсь и жду. Вш Николй Бондренко».

Николй Бондренко… Кк же не помнить… Тот смый прнишк, что тк восхищенно смотрел н моряков бронепоезд, когд он только еще строился в зводском цехе. Несмотря н свои пятндцть лет, трудился Николй, кк взрослый. Его рукми сврен не один броневой лист н ншем «Железнякове».

Дорогой Николй! Знл бы ты, кк действительно [201] тяжело здесь! Впрочем, если бы и знл, рзве могло бы что-нибудь остновить блгородный порыв твоего юного сердц?

Получил письмо и из длекого Орск. Это уже седьмое з долгие месяцы осды. И хотя Клв пишет не столько о себе, сколько о людях, окружющих ее, о делх тружеников тыл, кждя весточк от нее согревет душу, нполняет сердце горячим чувством.

«Дорогой Николй Ивнович! — тк всегд обрщется Клв в письмх. — Все мы тут с волнением следим з боевыми делми севстопольцев. Восхищемся вми и звидуем. Ккие же вы хрбрые! А в гзете «Крсный флот» прочитли про вш бронепоезд «Железняков». Кк бы мне хотелось быть рядом с вми н бронепоезде! Думете, я не смогл бы перевязывть вм рны или сврить обед? И нисколько бы не боялсь ни снрядов, ни бомб.

Мы здесь трудимся не поклдя рук для фронт. Чсто ездим рботть в колхоз. Если бы вы знли, ккие змечтельные люди здесь, кк они рботют! Вот вм председтель колхоз Милици Алексндровн Леушкин. Ее все любят, потому что он ничего не делет для себя, все для колхоз, для фронт. Днем и ночью он н полях. Вы не думйте, что если он женщин, то ничего не может. Он построил в колхозе мельницу, крупорушку, поднял молочную ферму, и вообще ее колхоз ствят в пример н всю облсть. Милици Алексндровн отдл из своих сбережений бойцм н фронт три центнер пшеницы, когд шл подписк н зем обороны, он подпислсь н 40 тысяч рублей и внесл их все срзу. Это все ее трудовые сбережения, но он ничего не жлеет для фронт — ведь тм воюют ее муж и сын. Я вм посылю ее фотогрфию, хочу, чтобы зщитники Севстополя знли, ккие чудесные люди рботют в тылу.

Николй Ивнович, вы уж извините, но вши письм я читю здесь всем. Меня все время спршивют, что нового в Севстополе? Я горжусь тем, что вы мне пишете. И мне звидуют многие нши девушки.

И все же все мы очень тревожимся з вс. Бедные, кк вм тм тяжело! Но вы держитесь. Ни з что не пускйте фшистов в Севстополь! Помните, что мы всегд с вми. [202] Не збывйте ншего уговор — после войны встретиться в ншем Орске. Клв».

Кк же можно после тких писем ослбить свою силу, волю и ненвисть к вргм! См Родин требует, чтобы мы держли, отстивли черноморскую крепость до конц!

Грохот кнонды не смолкет. Но с ншей стороны огонь постепенно стихет: н бтреях не хвтет снрядов.

21 июня ншим войскм н Северной стороне пришлось подорвть всю ртиллерию и технику. Мощной ртиллерийской единицей остлся только бронепоезд «Железняков».

Нши чсти, истощенные и обескровленные беспрерывными боями, отходят.

А у нс снов звлен выход из тоннеля. Пок его рсчищют, моряки сняли минометы с плтформ и вынесли их н площдку перед тоннелем. Одним из минометов комндую я. Военфельдшер Сш Нечев и медсестр Ксения Кренин подносят боеприпсы. Корректировщики хвлят: мины ложтся хорошо.

Увлеченные стрельбой, мы и не зметили, что нс обнружил вржескя ртиллерия. Близко от миномет рзорвлся снряд. Троих минометчиков убило.

Я контужен. Нечев оттщил меня в кнлизционную трубу.

Бесчувственного меня перенесли в Цыгнский тоннель, где стоял бронепоезд. Три дня не приходил в сознние. Очнулся, нконец, но стршно болит голов. Хотели отпрвить в эвкогоспитль. Кто знет, кк сложилсь бы моя судьб, если бы соглсился. Откзлся: ведь не рнен же я, в конце концов кк-нибудь очухюсь.

Из моего крмн выпл жетон и неотпрвленное письмо. Их ншли бойцы похоронной комнды н том месте, где были в клочья истерзны тел трех моряков. Послли родным извещение о моей гибели. Недвно под Крснодром погиб мой млдший брт. Можно себе предствить горе отц и мтери, получивших новую похоронную…

У нс вышел из строя головной провоз. Ходим с одним. Н подъемх движемся со скоростью черепхи. [203] Гитлеровцы уже н Северной стороне Севстополя. Мы услышли о подвиге моряк Алексндр Чикренко, который взорвл склд боеприпсов в Сухрной блке. Герой погиб, но вместе с собой похоронил свыше двухсот гитлеровцев.

Чтобы не окзться отрезнными от своих, мы покидем Цыгнский тоннель. Переходим в Троицкий. Это уже в смом городе. Короткими, очень короткими стли нши рейды. Чуть выйдем из тоннеля — и уже ведем огонь по Северной стороне, по Бртскому клдбищу.

Думли ли мы когд-нибудь, что будем стрелять по своему городу! А сейчс приходится: врг вступил в него.

Я пок еще не пришел окончтельно в себя после контузии. Еле держусь н ногх, но в бою знимю место у пулеметной мбрзуры. Мы потеряли многих товрищей, и теперь кждый боец н счету.

Фшисты все яростнее ткуют город. Впрочем, город кк ткового не существует. Есть только груды рзвлин, нд которыми днем и ночью курится дым.

У нс иссякет зпс продовольствия, боеприпсов. Тяжело с водой. Зпрвлять провозы нечем. Приходится з несколько километров носить воду в ведрх.

Нм помогют местные жители. Их в ншем тоннеле скрывется от бомбежки и обстрелов человек четырест. Вместе с нми они носят воду, грузят снряды, мины, нбивют пулеметные ленты. А если нужно, все, кто может, вооружются винтовкми и уходят в окопы прикрывть вход в нше убежище.

Мы с Дроздовым пошли в рзведку к бухте. Солнечные блики весело игрли н легких волнх. По ту сторону виднелсь Сухрня блк. Тм было тихо. Лишь издлек доносились короткие очереди пулеметов. Н Северной стороне немцы прорвли фронт.

Мы уже возврщлись, когд услышли вой летящего снряд. Близкий взрыв зствил обнять землю. И не успели подняться, кк снов рядом грохнул взрыв. Короткими перебежкми стремся приблизиться к скле — тм можно спрятться.

— Двйте сюд! Скорее! — слышим чей-то голос.

Не срзу змечем вход в штольню. А когд пришли в себя, увидели вокруг множество людей — мужчины, [204] женщины, солдты, мтросы. Штольня огромн: здесь мстерские, убежищ, склды. Люди рботют у стнков, вытчивют мины. Здесь все нходится в полной безопсности: нд головми стометровя толщ скльного грунт.

В стороне десятки людей долбят склу. Нужно пробить второй выход из штольни. Если немцы прорвутся к бухте, нынешний выход н пристнь окжется под прямой нводкой вржеских бтрей.

В одном из ответвлений сидят з столми крснофлотцы, комндиры. Пишут, звонят по телефону. Это редкция флотской гзеты «Крсный черноморец». Журнлисты трудятся нд выпуском следующего номер гзеты. Узнв, что мы с бронепоезд, они дют нм пчку свежих гзет. Здесь же мы встречемся с ншими стрыми знкомыми В. Микошей и Д. Рымревым. Кинооперторы тоже продолжют воевть своим оружием.

Когд мы вышли из штольни, солнце уже клонилось к зкту. Кнонд боя н Северной стороне не утихл. Нд городом летли немецкие смолеты. Изредк тяжело ухли бомбы.

Подойдя к тоннелю, поднялись н нсыпь. Отсюд хорошо виден Севстополь. Сквозь дым пожрищ пробивлся крсный диск солнц, уходящего з горизонт.

Город горел. То тут, то тм вместе с языкми плмени вздымлись черные столбы рзрывов.

Постепенно стемнело. Нд городом появились бомбрдировщики. Голубые мечи прожекторов по-прежнему метлись по небу, скрещивясь и снов рсходясь, иногд они ловили в перекрестие светящиеся точки фшистских смолетов, но нших зениток не слышно.

Вместе с бомбми стервятники сбрсывют грнты, рельсы, шплы, пустые бочки. Они пдют с душерздирющим воем и визгом. Конечно, этот шумовой концерт рссчитн н слбонервных. Но тких в Севстополе не остлось.

Люди борются. Город изрнен, истерзн, но он стоит, кк могучий утес среди бушующего плмени, не склонив головы. [205]

Глв XXIV. Последний рейс

Уже двжды в результте вржеских бомбежек обрушивлись выходы из Троицкого тоннеля. Н рсчистке звлов и ремонте путей вместе с сперми и морякми бронепоезд трудятся рбочие, рботницы, подростки. Люди, кк мурвьи, облепили гору земли и кмня, рукми рстскивют ее. Рботы идут под огнем.

С площдки у Килен-блки «Железняков» несколько рз обстреливл врг, поддерживя 79-ю бригду морской пехоты. Он сржется уже н окрине город.

По днным рзведки, немцы собирются форсировть Северную бухту, чтобы высдиться н Корбельной стороне. Н берегу бухты, у площдки ГРЭС, злегли милицейскя рот, комнд черноморского флотского экипж и другие чсти.

Вечером 25 июня мы с Дроздовым, Козковым и Фисуном отпрвились в рзведку. Своими глзми видели, сколько войск сосредоточил противник н той стороне бухты.

Перед бронепоездом поствлен здч во что бы то ни стло сорвть высдку деснт, удержть плцдрм.

Ночью бронепоезд трижды выходил в бой. Длеко продвинуться мы не можем, д и незчем. Открывем огонь, отойдя всего н полторст-двести метров. Стреляем, пок не нчинет гореть крск н стволх — по 150–200 снрядов. В тоннель зглядывем нендолго, лишь для того, чтобы взять новый зпс снрядов и мин.

«Железняков» крепко досждет вргу, и, прежде чем форсировть Северную бухту, гитлеровцы решют рспрвиться с ним.

26 июня, когд мы вели огонь по противнику, н нс нпло полсотни смолетов. Бронепоезд, не теряя времени, укрылся в тоннеле. И только под сводми скрылсь последняя плтформ, кк рздлся стршный взрыв; згрохотл, ходуном зходил земля.

В кземте погс свет. Поезд резко дернулся и остновился. [206] Нступил полня тьм. В зловещей тишине послышлся ккой-то лязг, и снов все зтихло.

В темноте пытюсь открыть дверь. Не поддется. Откидывем люк в полу, лезем под плтформу. В тоннеле кромешня тьм. Из-з дым и пыли невозможно дышть.

Когд пыль осел, все увидели отверстие в потолке тоннеля. Через него виднелся клочок голубого неб.

Тысячи тонн грунт обрушились н вторую бронеплощдку. А ведь тм нши товрищи. Неужели тк и остнутся зживо похороненными в железном склепе?

Необходимо было срочно принимть меры. Комндир рспорядился отцепить уцелевшие бронеплощдки и отвести в глубь тоннеля. А кк спсти людей, погребенных взрывом? Откопть зсыпнную плтформу немыслимо. Единственный выход: пробить под колесми бронеплощдки проход к зпсному люку.

А врг все бомбит и бомбит. Видно, решил нвсегд покончить с бронепоездом, зкупорить его в тоннеле и похоронить под склми.

Кмни и земля сыплются из пролом, сводя н нет все нши усилия. И снов приходится нчинть снчл. Рботют все — от комндир до млышей, скрыввшихся в тоннеле от бомбежки вместе со своими мтерями.

Лоптми, ломми, голыми рукми нконец прорыли небольшую пещеру между колесми плтформы. Кто полезет в нее? Комисср окинул всех испытующим взглядом.

— Кто пойдет?

Нступил тишин. Люди смотрят н бронеплощдку. Под нпором огромной тяжести рельсы и шплы под ней все больше уходят в землю. Кжется, еще миг — и рельсы не выдержт, лопнут. И тогд — конец. Конец и тем, кто сейчс здыхется в кземте без воздух и свет, и тому смельчку, который полезет в люк спсть боевых друзей.

Молчние длилось, нверное, несколько секунд. Может быть, через минуту все решились бы н огромный риск, но сейчс рздумывть было некогд: шплы под площдкой предтельски трещли. [207]

И тогд прторг Головенко сделл шг, вперед, молч снял китель, фуржку и скрылся в отверстии.

Все с змирнием сердц ждли и прислушивлись.

— Принимйте, — послышлся, нконец, приглушенный голос прторг.

Из люк покзывются чьи-то ноги. Подхвтывем, вытскивем человек из стршной норы. Это пулеметчик Гордиенко. Зтем извлекем здохнувшегося стршину 2-й сттьи Пршин, комндир пулеметной устновки.

Нконец, в отверстии люк покзлся Головенко и тут же потерял сознние. Комисср снов спршивет:

— Кто еще пойдет?

Я смотрю н площдку. Он зловеще скрипит от тяжести, рельсы и шплы все больше прогибются, Нельзя медлить! Может быть, это длилось одну-две секунды. А в следующую я уже стоял перед комиссром:

— Я пойду.

Рзделся, отдл пртийный и комсомольский билеты комиссру, повернулся, хотел лезть в проход. Но Петр Агфонович остновил меня. Подл фонрь.

И вдруг крепко [208] обнял:

— Спсибо, сынок!

Ползу между колесми. Люк в кземт окзлся зкрытым: видно, он зхлопнулся з Головенко. Рукми открыть его невозможно. Нжимю крышку головой — не поддется. Жму из всех сил. Покзлось будто череп зтрещл. Слышу, что-то сктилось с крышки люк, и он поддлсь. Нверное, кто-то из товрищей лежл н ней.

Кземт встретил меня сплошной темнотой и удушливым угром. Удивляясь собственному голосу, спршивю:

— А ну, ребят, кто тут живой?

В ответ — мертвя тишин. Слышно, кк в мозгу пульсирует кровь, будто молоточком стучит: тук-тук.

Включю фонрик. Н полу рсплстлись мтросы. У многих из ушей и нос сочится кровь. Не мешкя, приступю к делу. Фонрь мешет — бросю его в сторону. Подтскивю одного моряк к люку, спускю ногми вниз. Зцепился з что-то, обо что-то сильно удрился. Но боли не чувствую. Подгоняемый духотой и стрхом, шрю по кземту, ищу людей, спешу кк можно быстрее спустить их в люк.

Мутится сознние, руки и ноги нливются свинцом, лицо зливется потом. Но мысль не устет стучть: «Скорее, скорее!».

Вот, кжется, и последнего моряк спустил в люк, больше никого нет в кземте. См стл вылезть, спустил ноги и вдруг почувствовл, что зсыпю.

Сознние н мгновение вернулось: «Только не спть!» Сон может стоить жизни.

Но силы оствили меня, все рсплылось, кк в мирже, и я снов впл в збытье.

Проснулся от длеких криков и стук. «Это меня зовут», — мелькнуло в созннии. Но вместо того, чтобы спуститься в люк, поднимю из него ноги и нчиню ползть по нстилу бронеплощдки. Зтем провливюсь куд-то и окончтельно теряю сознние.

Окзлось, что в конце концов я провлился в люк, и меня бесчувственного вытщили з ноги из-под плтформы.

Рельсы к тому времени прогнулись еще больше, шплы рскрошились тк, словно их пожевли. Между броней и полотном дороги остлсь совсем узкя щель. [209] Когд меня тщили, изрядно содрли кожу н спине о крй броневого лист. Лицо, руки, ноги были в ссдинх.

Огромня гор, свлившяся н бронеплощдку, кк будто ждл, когд я выберусь. Только меня отнесли в сторону, рздлся оглушительный треск. Рельсы лопнули, и бронеплощдк почти нполовину ушл в землю.

Очнувшись, я прежде всего спросил: все ли спсены. Окзлось, что мы с Головенко вытщили всего пятерых. Остльные двендцть остлись нвеки погребенными в бронировнном склепе. В числе погибших были комндир бронеплощдки стрший лейтеннт Буценко и другие, бесконечно дорогие нши товрищи, нходившиеся в ртиллерийской бшне, в которую невозможно было пройти из кземт.

Но рскопки не прекрщлись. Люди не теряли ндежды н спсение остльных.

Второй выход из тоннеля был свободен. Одн бронеплощдк вместе с провозом оствлсь невредимой.

Осмотрев ее, комндир прикзл:

— Приготовиться к бою. Лейтеннту Молчнову с корректировщикми отпрвиться н нблюдтельный пункт.

Взяв нескольких рзведчиков, лейтеннт поднялся н гору. Обнружить огневые средств врг не соствляло большого труд. Уже через двдцть-тридцть минут н бронепоезд поступили необходимые днные для ведения огня.

«Железняков» вышел из тоннеля. И снов зрботли его орудия и минометы.

Это было неожиднным для врг. Фшисты считли бронепоезд нвсегд похороненным в тоннеле.

Но «Железняков» жил. В тот день мы произвели еще три огневых нлет, выпустив более четырехсот снрядов и мин. Стршной был нш месть вргу з погибших товрищей! «Зеленый призрк» опрвдывл свое прозвище. Его зсыпли землей, рздвили, рзбомбили, он по-прежнему живет, действует, нносит удры…

Снов и снов посылют гитлеровцы десятки смолетов, снов звливют бомбми железнодорожный [210] путь, входы в тоннель. В своем укрытии мы пережидем нлет. Пок восстнвливется путь, моряки выносят минометы в Килен-блку. Стреляем остервенело, вклдывя в кждый выстрел всю свою боль и гнев.

Бойцы железнодорожной роты продолжют рсчищть звлы. Им помогют многие члены ншего экипж. Долго рботть немцы не дют — то и дело нлетют их смолеты. Нд Севстополем стоит непрерывный гул. «Юнкерсы» рыскют, выискивя среди руин мленькие признки жизни. Они летют почти безнкзнно: редко когд взмоет вверх крснозвездный истребитель или зхлопют орудия зенитной бтреи. Нд городом вздымются черные облк рзрывов. Они долго висят в горячем пыльном воздухе, создвя сплошную звесу дым.

Фшисты сбрсывют бомбы у тоннеля. Нши бойцы, не оствляя лопт, укрывются в подземелье. Но чуть притихнет — и снов выходят, копются, рстскивют огромные кменные глыбы, рсчищют выход.

Но не всегд успевют они укрыться от бомб. Осколкми смертельно рнило ншего рдист Тимофея Тимошенко. Веселый, никогд не унывющий был моряк. Любил его вся комнд: своим весельем, жизнердостностью он зржл всех. И вот его нет.

Хороним его здесь же, в тоннеле: выходить опсно.

Не успели опомниться от потрясения, кк в тоннель внесли н носилкх окроввленного Всилия Терещенко. Фельдшер окзл ему первую помощь. Придя в себя, Терещенко смог при поддержке двух бойцов дойти до госпитльной штольни. Тм ему вынули дв осколк, сделли перевязку. Хотели оствить в госпитле. Всилий не соглсился, вернулся н бронепоезд. Впрочем, его тм и не удерживли, рненых было слишком много.

Тяжело переживют железняковцы гибель боевых товрищей. У Белостоцкого и рньше был седя голов — теперь он совсем белый кк лунь.

Под вечер в тоннель внесли тяжелорненого Головенко. Бесстршный офицер, секретрь пртийной оргнизции бронепоезд, он до конц оствлся н боевом посту, руководил рсчисткой звлов. Осколок [211] снряд зсел у него в спине под првой лопткой.

Врч Ткченко и военфельдшер окзли Всилию Андреевичу первую помощь. Кочетов ккуртно звернул его пртийный билет и другие документы, фотогрфии, письм, вложил под бинты и зкрепил булвкой.

Вместе с другими рнеными уложили стршего лейтеннт н полуторку, и шофер Гончров повел свою мшину под огнем в город. Ночью рненых удлось погрузить н ктер и отпрвить н Большую землю. До смого отплытия Головенко тк и не пришел в сознние. Выживет ли?

К утру путь починили. Никто не спл. Одни ремонтировли дорогу, другие провели ночь н берегу Северной бухты: вместе с пехотинцми и милицейской ротой препятствовли перепрве гитлеровцев через бухту. Утром все вернулись н бронепоезд. Группу крснофлотцев комндир послл в тоннель под флотским экипжем н перегрузку боезпс. Ушли комендоры Мячин, Суржн, Киселев, Бклн, еще несколько товрищей. Готовимся к очередному рейсу. Никто еще не знл, что этот рейс будет последним.

Мшинисты рзводили пры, когд послышлся все нрстющий рев. Фшистские смолеты тучей нлетели н тоннель, сбрсывя тысячекилогрммовые бомбы и торпеды. Сыплется со сводов земля.

Чуть нлет стих, бронепоезд выскочил н открытое место. Произвели десятк три выстрелов. Больше не успели: со стороны ГРЭС снов появилсь стя бомбрдировщиков. Пришлось спешно укрывться в тоннеле. [212]

И только втянулся хвост, грохнул оглушительный взрыв. Всех, кто нходился н открытых площдкх, сильной взрывной волной сбило с ног.

Оглохшие, ослепленные, ждем, пок рзвеется дым и грь. И видим вдруг, что выход из тоннеля больше нет. Исполинскя гор битого кмня и земли похоронил под собой десятки укрыввшихся здесь людей.

Теперь тоннель зкупорен с обеих сторон. Выход нет.

До утр мы и нши добровольные помощники коплись в этой горе. И убедились, что труд нпрсен: путь для бронепоезд не рсчистить. Чтобы убрть ткую мссу грунт, пондобились бы месяцы.

Снружи доносятся хлопки винтовочной перестрелки. Врг рядом. Он нседет еще яростнее.

Комндир отдет прикзние: снять с бронепоезд все уцелевшее вооружение и знять оборону у площдки Севстопольской ГРЭС. Нет «Железняков», но еще есть железняковцы.

И снов мы в бою. Я комндую минометом. Своими глзми видим: нши мины з дв чс уничтожили четыре втомшины, три мотоцикл. Двжды мы очень удчно нкрывли огнем пехоту противник.

Снряд прямым попднием рзбил нш миномет. Дв моих товрищ погибли. Мне здело осколком спину и ногу. Пустое, црпины. Н ткое мы сейчс и внимния не обрщем.

Тяжело железняковцм. Тяжело всем зщитникм Севстополя. Неужели придется оствить город?

Нет! Будем вгрызться в землю, будем цепляться з кждый кмень, з кждую стену, но не уйдем из город, ствшего нвеки родным, близким.

Комисср собрл всех в тоннеле. Обстновк исключительно трудня. Но стрн не збывет севстопольцев. Только позвчер в сржющийся город н лидере «Тшкент» и эсминце «Безупречный» доствлено около полутор тысяч бойцов пополнения. Вчер смолетми доствлено около 28 тысяч килогрммов боеприпсов, вывезено около 300 рненых.

Прошел еще один день обороны. Мы в тоннеле. Город сржется. Мы тоже не сидим слож руки. Бронепоезд зкупорен, но нши минометы и пулеметы не молчт. [213] Людей стновится все меньше. Кждя смерть острой болью отзывется в сердце. Восемь месяцев жили мы одной, семьей, стли друг для друг дороже родных бртьев. И вот теперь теряем одного з другим.

А с Большой земли продолжют поступть грузы для фронт. 28 июня 15 смолетов доствили около 30, тонн боеприпсов, вывезли 326 рненых. 29 июня доствлено 25 тонн бензин.

Севстополь продолжет сржться!

Глв XXV. До конц!

Бронепоезд «Железняков» зперт в тоннеле. Но он по-прежнему считется боевой единицей.

30 июня грнизону Севстополя прикзно оствить город.

Чсти во глве с комндиром первого сектор генерлом Новиковым остются прикрывть эвкуцию войск. В числе подрзделений, которые должны сржться до последнего, и экипж ншего бронепоезд.

В ночь н 1 июля фшисты форсировли Северную бухту. Теперь они вплотную подошли к тоннелю. Зговорили их пулеметы — нельзя высунуть голову. Пули свистят одновременно с выстрелми: немцы совсем близко.

Комндир вызвл Борис Вреник:

— Возьмите двух бойцов и спуститесь скрытно в зводские рзвлины. Выследите, откуд бьют пулеметчики, и уничтожьте их.

У Борис и его товрищей Гришко и Фисун — снйперские винтовки. Не зря обучл их искусству стрельбы лейтеннт Кочетов: вот и пригодилось.

Во второй половине дня пулеметы змолчли. А вскоре вернулись нши снйперы. Борис Вреник доложил комндиру о выполненном зднии. Появилсь возможность выход из тоннеля.

Комнд бронепоезд рзделилсь н две группы. Железнодорожники, комендоры и пулеметчики под комндой полкового комисср Порозов получют здчу [214] уничтожить просочившихся к тоннелю втомтчиков. Вторую группу, состоящую из остльных железняковцев и сперов, комндир вывел в Килен-блку, ствшую для нс рубежом обороны.

В лощине, возле зсыпнного выход из тоннеля, много нроду. Кроме нс, здесь осттки отступющих подрзделений. Стоит дикя пльб. Не рзобрть, кто по кому стреляет.

Присмтривюсь: из-з куст солдт в плщ-плтке строчит из втомт по толпе. Что-то нелдное! Прицеливюсь ему в голову. Он пдет. Подбегю к нему, сдирю плщ-плтку. Под ней эсэсовский мундир. Покзывю убитого комиссру. Порозов прикзывет:

— Всем снять плщ-плтки!

Бойцы выполняют комнду. Все сняли, кроме нескольких солдт, которые, отстреливясь н ходу, бегут к кустрнику. С ними быстро рспрвились. Они окзлись переодетыми гитлеровцми.

Когд порядок был нведен, в лощине оствили милицейскую роту, железнодорожный взвод с одним полковым минометом комисср послл в Килен-блку. Миномет устновили под нсыпью. Притщили из тоннеля сюд мины.

Всю ночь мы били по Северной стороне, по перепрве. Н рссвете нс окружили вржеские втомтчики, пробрвшиеся в Килен-блку уже со стороны город.

Нши ряды тют. Видя безвыходность положения, комисср прикзывет отойти к тоннелю. Здесь нм легче будет сржться: и укрытие ндежное, и боеприпсы под рукой. [215] Отряд знял новый рубеж. Устновили минометы. Корректировщики н своих местх. Снов ведем огонь.

Зпыхвшись, прибежл связной. Сообщил, что комндовние рзрешило отступть к Херсонесскому мысу, оттуд в Кзчью бухту для эвкуции. Но комндир прикзл: прежде, чем покидть тоннель, взорвть бронепоезд.

— А где комндир? — спросил комисср.

Связной снимет бескозырку. Н черных от копоти и пыли щекх слезы оствляют светлые полосы.

— Погиб нш комндир. Снрядом его… Молчнову оторвло ногу…

Мтросы обнжют головы. С минуту стоим в скорбном молчнии.

Окзывется, групп железняковцев, возглвляемя Хрченко, после Килен-блки держл оборону в рйоне вокзл. Железняковцев остлось совсем мло…

Тяжеля утрт постигл нс. Не верилось, что погиб нш легендрный комндир бронепоезд. Кждый в душе клялся, что отомстит з его смерть.

Первым зговорил комисср:

— Мы обязны выполнить прикз комндир…

Бойцы злегют н рубеже. Мшинисты с комиссром уходят в тоннель. Слышим взрывы противотнковых грнт. Нет больше бронепоезд. Прикз комндир выполнен.

Теперь можно отходить к причлу.

Но уже поздно. Об выход из тоннеля под огнем. Гитлеровцы сжимют кольцо. Железняковцы злегли з грудми кмней. Решили дрться до последнего птрон, до последней кпли крови.

Н выходх из тоннеля устновили пулеметы и минометы. В сторону Килен-блки нвели пушку-сотку и стли ожидть.

В тоннеле собрлось много беженцев. Они очень мешют нм. Пришлось переместить их в глубину тоннеля. Поделились с ними последним куском хлеб, последним глотком воды.

Я дежурил у пулемет, когд со стороны Килен-блки появились гитлеровцы. Посылю бойц доложить комиссру. [216]

Немцы считют, что тоннель пуст. Переговривясь, крбкются н кменистый холм звл.

Вот они уже н вершине. Их человек двдцть. Остновились, вглядывются в темноту тоннеля. Мы все выжидем. Кругом тишин.

Фшисты спустились с звл, сошлись в кучу, что-то лопочут.

Волнения нет. Спокойно, кк н учении, нжимю н спуск пулемет.

Срзу пдет человек пять. Остльные, кк ошпренные тркны, крбкются н кручу звл, но один з другим сктывются вниз. Уйти удлось немногим.

Через несколько минут гитлеровцы уже более крупными силми бросются в тку. Через звл летят грнты, потом срзу с полсотни солдт, строч из втомтов, взбирются н холм.

Огнем трех пулеметов мы отбрсывем их нзд.

И снов тишин. Он нрушется стуком кмней. Фшисты решили нглухо змуровть выходы из тоннелей.

Мы сидим в темноте, не выпускя из рук оружия. И в это время послышлся истошный крик. Ккой-то сукин сын взывл к «гржднскому нселению»:

— Зчем нм погибть? Обезоруживй мтросов и выходи н волю! Немцы нс не тронут!

Несколько моряков бросются н голос. Не тк-то просто в темноте нйти мерзвц. Нконец слышится:

— Вот он, гд!

Комисср включет фонрь. Дв рненых крснофлотц держт верзилу с перекошенным от стрх лицом. Допршивем его. Ясно: предтель, подослнный фшистми.

— Смерть собке! — гремит под сводми тоннеля.

Провоктор стоит, прижвшись боком к стене. Четыре моряк поднимют втомты, смотрят вопросительно н комисср.

Порозов брезгливо морщится и кивет головой.

Коротко треснули очереди, словно горсть горох кинули н жесть. Предтель упл.

Все вернулись н свои мест. Люди спокойны. Хотя положение ктстрофическое. [217] В тоннеле около четырехсот безоружных рбочих женщин, стриков, детей. Много рненых. Нет продовольствия, воды, свет.

Можем ли мы рисковть жизнью мирных людей?

Пытемся звязть переговоры с немцми. Внчле они стреляли по кждому, кто покзывлся в проеме. Но вот из-з нсыпи появляется белый флг. Вслед з ним боязливо выглядывет голов в кске. Прлментер!

Н ломном русском языке он предлгет сдться. Комисср приближется к звлу и говорит громко, чтобы все слышли:

— Передйте своему комндовнию: советские мтросы и солдты ни при кких обстоятельствх не сддутся. Но мы просим пощдить мирное нселение. Пусть женщинм, стрикм и детям рзрешт выйти из тоннеля и грнтируют им безопсность.

Прлментер скрылся. Спустя полчс покзлся снов. Зявил:

— Первыми выходят женщины и дети. З ними — безоружные мужчины.

Опсясь провокции, во все глз следим з выходом: кк бы фшисты не воспользовлись моментом и не бросились в тку. Пулеметчики держт под прицелом проем.

Прощемся с ншими друзьями, к которым успели всем сердцем привязться з последние дни.

Вместе с женщинми комисср прикзывет выйти из тоннеля ншим медсестрм Ксении Крениной и Оле Згоруйко. Рядом с Олей мльчишки — восьмилетний Олег и пятилетний Сш. Дети моряк-офицер, погибшего под Одессой.

— Оля, — говорит комисср девушке. — Ты был для них, кк мть. Возьми ребят с собой. Остнетесь живы — змени им мть нвсегд. Эт нш общя просьб.

Обнимемся с рбочими-железнодорожникми Они не хотят оствлять нс. Комисср положил конец рзговорм:

— Идите. Спсибо вм з все. Здесь вы уже ничем нм не поможете.

Вереницей, один з другим, люди исчезют в проеме. Уходят, убитые горем. Оборчивются, скорбно [218] смотрят н нс. Они нс жлеют. А мы с тревогой думем о них: что их ждет в фшистской неволе?

Последним покидет тоннель пожилой рбочий. Прихрмывя, взбирется н груду кмней и скрывется з ней…

Мы остемся одни. Н круче покзывются гитлеровцы. Хотят посмотреть: может, все ушли? Чтобы рзубедить их в этом, встречем непрошеных гостей пулеметными очередями. Прячутся фшисты, кричт:

— Выдйте комндиров и коммунистов, и мы вс всех выпустим!

В ответ из мрк несутся ткие комбинции слов, которые могут придумть только мтросы. Немцы грозят:

— Удушим гзми!

В ответ — зливистый свист. Но н всякий случй зпсемся противогзми. Фшисты н все способны.

Вскоре с звл действительно поктились бочки со слезоточивым гзом.

Кое-кто змешклся, ндевя противогз, и сейчс никк не откшляется.

Фшисты предпринимют очередную попытку пройти в тоннель. Снов отбрсывем их огнем пулеметов и винтовок.

Осд длилсь весь день. Противник не жлеет гз. Мы сложили н склоне звл прегрду из кмней. Бочки нтыкются н нее, и чсть гз утекет в проем.

2 июля немцы сидели тихо. Гз рссеялся. Снимем мски. Врг, видимо, решил взять нс измором. Мы в темноте. Аккумуляторы фонрей рзрядились. Томит [219] голод, еще больше жжд. Осттки воды из тендер провоз вчер мы роздли женщинм и детям.

Многие отрвились гзом и чувствуют себя плохо. Особенно тяжело комиссру. Он стрше нс всех, и у него больные легкие.

Что делть дльше? 3 июля в тоннеле состоялось открытое пртийное собрние. Оно проходит по всем првилм. Только протокол не ведется. Избрны председтель и секретрь. Председтельствовть довелось мне.

Комисср, еле держсь н ногх, беспрерывно кшляя, рзъяснил бойцм создвшуюся обстновку. Попросил выскзться. Один з другим просят слов товрищи. У всех нстроение дрться, пок жив хоть один из нс. Выскзывется мысль: взорвть тоннель — в нем еще около двухсот тонн боеприпсов — и смим погибнуть с честью. Другие предлгют попытться пробиться — лучше псть в бою, чем от голод и жжды. Третьи призывют прорыть пещеру и через нее ночью выскользнуть незмеченными. Это уже почти фнтстик: обессилевшим людям долбить толщу кмня…

Я вспомнил: у вход в тоннель торчит из земли конец толстой трубы, по которой рньше спусклись в оврг сточные воды с морского звод. Что если выбрться к этой трубе и по ней попытться уйти в город?

Постновили: попробовть этот вринт. Взорвть боеприпсы никогд не поздно: систем минировния известн только нм, и это можно сделть дже снружи.

И еще рз договорились: дрться до конц, лучше смерть, чем позор плен.

Собрние объявляю зкрытым. Комисср прикзывет сдть пртийные и комсомольские документы.

Рзвели небольшой костер. При его мерцющем свете в последний рз перелистывем зветные книжечки, которые всегд хрнили у сердц и которыми дорожили больше жизни. Целуем и отдем комиссру.

Он клдет их в огонь. Дрожт от волнения руки строго большевик.

Тяжело, но инче не можем. Нельзя допустить, чтобы пртийные и комсомольские билеты достлись вргу, если мы погибнем.

Глз моряков приковны к костру. У многих текут слезы.

Догорет костер. Полковой комисср поднимется с колен, говорит нм:

— Помните, звния коммунистов и комсомольцев нс никто не лишл и лишить не может. Мы остнемся ленинцми. И вести себя должны, кк подобет ленинцм. До конц!

Готовимся к решительному бою. Зпсемся грнтми и птронми, проверяем оружие. Стршим группы комисср нзнчил меня. Н всякий случй прощемся друг с другом.

Южный вход в тоннель немцы змуровли нглухо. Может, они и не охрняют его? Именно потому мы и избрли это место для вылзки.

Рзыскли лопты. Нчинем копть. Измученные люди быстро устют. Порботв немного, мтрос рстягивется н земле, отдышится — и снов з лопту.

Сквозь щели в кмнях нчл пробивться свет. Теперь рзгребем рукми кк можно тише, чтобы не услышл врг. Во тьму тоннеля, словно кинжл, вонзется солнечный луч. Он тк ярок, что мы зжмуривем глз. Окзывется, сейчс день.

Остнвливю ребят. Может, отложить вылзку до вечер?

— Уж лучше сейчс, — шепчут мтросы. — Ночью немцы осторожнее. А сейчс, если они и сунутся, тк мы их издли увидим.

Смотрю н комисср. Он соглшется с мтросми. Люди полны решимости. Будь, что будет! [221]

Рсширяем отверстие. Лицо лскет свежий ветер. Кк свободно дышится! Дже в груди зкололо, и голов кружится.

Выход готов. Н минуту присживемся, чтобы нбрться сил. Я выбирюсь первым. Стою н железнодорожном полотне, стиснув в рукх втомт. Выползют из пещеры другие бойцы. Осмтривюсь. Поджидю, пок выйдут все.

По обеим сторонм нсыпи — густые зросли кустрник. Оглядывю их.

И вдруг прямо перед собой вижу, кк из листвы высовывется ствол крупноклиберного пулемет.

Я не успел выстрелить, не успел крикнуть. Все потонуло в треске и грохоте. С горы нд тоннелем летят в нс грнты.

Взрывом меня бросило под откос.

Глв XXVI. Стршнее смерти

Конц этой тргедии я не видел. Сознние вернулось, когд в лицо плеснули холодной водой. Не срзу открыл глз. Помню, порзил меня тишин. Нет грохот боя, не слышно оглушющего воя снрядов, рев моторов.

И в этой тишине, кк будто издлек, услышл вдруг соловьиное пение. Оно приближлось, нрстя, и вот уже зхвтило всего, и я снов ощутил себя в той длекой июньской ночи, и вместе с соловьями в сознние ворвлось грозное и влстное: «Боевя тревог!».

— Тревог! — крикнул я и см не узнл своего голос — охрипшего, глухого.

— Тихо, друг, — скзл кто-то у смого лиц. — Тревог кончилсь.

Открывю глз, приподнимюсь. И вижу: лежт вокруг люди в изорвнных гимнстеркх, тельняшкх. А з ними — серо-зеленые фигуры с втомтми.

И срзу понял: мы в плену…

Кто не испытл этого см, тому трудно понять состояние человек, очутившегося в тком положении. Это было стршнее смерти… [222]

А соловьи продолжли неистовствовть… Они будто стрлись перекричть друг друг в своем птичьем соревновнии.

И снов вспомнилсь июньскя ночь сорок первого год. Тогд вот тк же пели соловьи…

Тогд было нчло… А сейчс? Неужели конец?

Эти слов я невольно проговорил вслух.