/ / Language: Русский / Genre:sci_juris,

Настольная книга судьи по гражданским делам

Николай Толчеев


Настольная книга судьи по гражданским делам

Предисловие

Гражданские дела — это дела, связанные с разрешением судом самых разнообразных конфликтов, возникающих из широкого спектра правоотношений (гражданских, публичных, трудовых, семейных, жилищных, земельных и т.д.). Судья, рассматривающий такие дела, должен хорошо знать и правильно применять не только совокупность процессуальных норм, регулирующих порядок осуществления правосудия по гражданским делам, но и большое количество норм материального права, относящихся к различным отраслям законодательства. При разрешении гражданских дел необходимо учитывать и судебную практику применения норм процессуального и материального права. Только при этих условиях может быть обеспечена эффективная судебная защита нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, организаций, прав и интересов Российской Федерации, муниципальных образований, других лиц, являющихся субъектами гражданских, трудовых или иных правоотношений.

Настоящая книга является вторым изданием, переработанным с учетом последних изменений в области трудового, земельного, жилищного законодательства. Книга дополнена новыми главами, в которых рассматриваются вопросы по спорам в области жилищных, земельных, семейных правоотношений, и судебной практикой Верховного Суда РФ. "Настольная книга судьи по гражданским делам" содержит практические советы и рекомендации судьям, рассматривающим гражданские дела, преследует цель помочь им разобраться во многих вопросах, возникающих в процессе судебной деятельности. Книга подготовлена коллективом судей, имеющих большой опыт судебной работы в различных звеньях судебной системы от районного суда до высшего судебного органа Российской Федерации.

Структурно книга состоит из четырех разделов. В первом разделе освещаются основные вопросы применения норм Гражданского процессуального кодекса РФ на различных стадиях гражданского процесса. Второй раздел посвящен особенностям рассмотрения наиболее актуальных категорий гражданских дел (гражданских, трудовых, семейных, жилищных, земельных и т.п.). В третий раздел включены образцы процессуальных документов, в том числе образцы резолютивной части решения суда по различным категориям гражданских дел. В четвертом разделе приведена судебная практика по конкретным гражданским делам, что поможет судье получить наиболее полное представление о форме изложения судебных постановлений, практике применения и толкования норм материального и процессуального права.

Книга рассчитана главным образом на судей, их помощников, консультантов и тех, кто намерен посвятить себя работе в сфере правосудия. Однако представляется, что она будет интересна также прокурорским работникам, адвокатам, студентам и всем, кто желает получить более полное представление о деятельности судов по рассмотрению гражданских дел.

Раздел I.

Судья в гражданском процессе

1. Общие положения

В данном разделе освещены основные вопросы применения процессуальных норм, регулирующих порядок ведения и рассмотрения гражданских дел, форму и содержание процессуальных документов. Судья, рассматривающий гражданские дела, должен знать содержание и понимать смысл каждой процессуальной нормы, рассматривать ее в неразрывном единстве с другими нормами Гражданского процессуального кодекса РФ (далее — ГПК). Несомненно, этому в значительной степени способствуют изучение разъяснений, содержащихся в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ, ознакомление с различными комментариями к указанному Кодексу [1]. Авторы книги, основываясь на личном опыте, практических наблюдениях, подборке и анализе типичных для судебной практики недостатков, их осмыслении и анализе, затрагивают в первую очередь те процедурные моменты, в том числе психологического плана, не всегда урегулированные нормами процессуального права, которые зачастую остаются за рамками разъяснений Пленума Верховного Суда РФ и научно-практических комментариев, хотя имеют определенное значение для более полного обеспечения судебной защиты прав и охраняемых законом интересов граждан и организаций.

Задачи лица, обращающегося в суд за защитой своего права, в гражданском процессе заключаются в том, чтобы максимально ясно и точно изложить свои требования, доказать обстоятельства, на которых они основаны, и получить положительное решение суда, а задачи лица, к которому предъявлено требование, — четко и доходчиво обосновать свои возражения, доказать несостоятельность заявленных требований, добиться отказа в их удовлетворении.

Задача суда состоит в том, чтобы вынести по делу законное и обоснованное решение. Решение этой задачи невозможно без строгого соблюдения закрепленных в ст.12 ГПК принципов состязательности и равноправия сторон. Судья исходя из этих основополагающих принципов гражданского процесса должен, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществлять руководство процессом, разъяснять лицам, участвующим в деле, их права и обязанности, предупреждать о последствиях совершения или несовершения процессуальных действий, оказывать содействие в реализации их прав, создавать условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел.

Правильное и грамотное руководство судьей гражданским процессом на всех его стадиях, ясное и юридически обоснованное изложение судебных актов позволяют каждой из сторон добиться максимально успешного решения свой задачи. Достижению указанных целей в немалой степени способствует то, насколько правильно и грамотно составлены процессуальные документы, сформулированы заявленные требования, изложены судебные постановления по делу, а также совершены те или иные процессуальные действия.

Закон не требует, чтобы процессуальные документы были изготовлены печатным способом, — их изложение возможно и в рукописном виде. Однако совершенно очевидно, что отпечатанный документ, особенно объемный и сложный по существу изложенных в нем вопросов, будет воспринят его адресатом лучше, чем рукописный текст. Желательно, чтобы основные процессуальные документы (исковое заявление, кассационная и надзорная жалобы, представление прокурора, возражения относительно иска, кассационных и надзорных жалоб, представления, объемные мотивированные ходатайства и т.п.), подаваемые в суд, были изложены в отпечатанном виде либо написаны разборчивым почерком. Трудночитаемый текст снижает эффективность его понимания.

Однако это не означает, что можно отказать в принятии рукописного документа, если он изложен недостаточно разборчивым почерком. Судья, реализуя закрепленные в ст.148 ГПК задачи подготовки дела к судебному разбирательству, а также свои полномочия на последующих стадиях процесса, может и должен разъяснить лицам, участвующим в деле, преимущество разборчиво изложенных процессуальных документов для правильного понимания их содержания, изложенных требований, возражений или иных поставленных вопросов, потребовать уточнить фактические обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, если неразборчивое изложение документа не позволяет их правильно уяснить, в том числе путем оставления заявления без движения в порядке ст.136 ГПК.

Целесообразно излагать и судебные документы в печатном виде, что облегчает их восприятие участвующими в деле лицами, а также судьями вышестоящих судебных инстанций при изучении гражданского дела.

Наиболее удобным с позиций прочтения и объема документа является размер шрифта 14, если документ изготовлен компьютерным способом, на пишущей машинке — стандартный, соответствующий указанному размеру, с пробелом в один-два интервала, а формат бумаги — А4.

Вполне допустимо использование в тексте процессуальных документов, подаваемых участвующими в деле лицами, шрифта большего размера или применение выделения, подчеркивания в целях разделения документа на логически завершенные части, концентрации внимания на главных, принципиальных положениях документа. Это повышает эффективность восприятия, позволяет заострить внимание судьи на наиболее значимых моментах. Вместе с тем применение таких методов при изготовлении печатным способом документов, исходящих от суда (определений, решений, постановлений и т.п.), не рекомендуется. Судебные акты являются официальными документами и должны быть изложены таким образом, чтобы без применения каких-либо особых методов оформления были ясны и понятны каждому, кто их читает.

Содержание любого документа, исходящего от суда, должно быть логичным и четким, отражать только то, что имеет отношение к той цели, с которой изготовлен этот документ. В нем должны отсекаться второстепенные, не имеющие отношения к делу детали, что позволит исключить неоправданно большой объем, затрудняющий понимание судебного документа. При изложении следует соблюдать последовательность освещаемых в нем событий, фактов, иных вопросов, не перескакивать с одного вопроса на другой и обратно. Если текст документа содержит ссылки на материалы дела, имеющиеся в нем доказательства, то весьма желательно указывать при этом конкретные листы дела, где называемые сведения находятся.

Участники процесса могут обращаться с различными ходатайствами, заявлениями по вопросам, связанным с разбирательством дела, как в устной, так и в письменной форме. Если устное ходатайство заявлено на стадии процесса, в которой ведется протокол, то оно заносится в протокол судебного заседания. Форму, в какой должно быть изложено ходатайство, заявление, определяет сам участник процесса. Вместе с тем судья может предложить оформить устное ходатайство в письменной форме, учитывая его объем, характер, значение для дела, стадию процесса, в котором оно заявлено. Конечно, такие ходатайства, как об оглашении определенных документов в деле, о порядке исследования доказательств, о перерыве в судебном заседании, и т.п., вряд ли имеет смысл заявлять в письменном виде.

Иное дело, если ходатайство, заявление касаются сложных или принципиальных вопросов, например ходатайство о постановке перед экспертом вопросов, подлежащих разрешению при проведении экспертизы, заявление стороны в споре о применении исковой давности, о приобщении к делу либо об истребовании наиболее значимых доказательств и т.д. В подобных случаях судье целесообразно предложить подать письменное ходатайство или заявление независимо от того, ведется протокол или нет. Это позволит исключить в последующем возможные осложнения и недоразумения, вызванные, в частности, неточной фиксацией ходатайства в протоколе, необходимостью принесения замечаний на протокол судебного заседания. При подписании протокола судье следует убедиться, что поступившие в устной форме заявления, ходатайства, мнения участников процесса по ним, а также принятое судом решение по поставленному вопросу отражены полно и правильно.

Если ходатайства, заявления содержат ссылки на редко применяемые нормативные правовые акты, локальные правовые акты, то правильно будет предложить представить копии этих актов или соответствующие выписки из них с указанием источника опубликования, если акт был опубликован. Возможно и представление выписок из словарей, различных справочных изданий для подтверждения толкования какого-либо понятия, термина, правильное раскрытие которого необходимо для разрешения дела. Все это поможет более полно и всесторонне исследовать поставленный вопрос и принять по нему правильное решение.

При выработке стиля изложения судебных документов (определений, решений, постановлений) полезно взять за основу стилистику судебных постановлений, публикуемых в Бюллетене Верховного Суда РФ. Ниже приведены применительно к стадиям гражданского процесса примерные образцы судебных процессуальных документов.

Излишне говорить о том, что процессуальные документы, особенно судебные акты, следует излагать и оформлять грамотно. Наличие орфографических, пунктуационных или стилистических ошибок, неточных, двусмысленных понятий и формулировок, громоздких предложений и иных недостатков существенно снижает качество судебного документа, вызывает неуважительное отношение к нему.

Значительного числа ошибок можно избежать, используя персональный компьютер с применением текстового редактора Microsoft Word. Однако для тех, кто профессионально и постоянно занимается составлением процессуальных документов (судьи, прокурорские работники, адвокаты, юрисконсульты), этого явно недостаточно. Для них весьма разумно будет освежить полученные еще в средней школе знания, повторить правила орфографии, пунктуации и других разделов русского языка. Полезно располагать справочной литературой по русскому языку (словари, практические пособия и т.п.) и использовать их в своей работе. Судья обязан постоянно повышать не только свой профессиональный, но и общеобразовательный уровень.

При изложении судебного акта нужно избегать сложноподчиненных предложений. Как бывает порой, предложение начинается на первой странице, а заканчивается на второй, а то и на третьей. Вследствие этого сложно понять смысл заключенного в него сообщения. По возможности следует использовать простые предложения (подлежащее, сказуемое, второстепенные члены предложения). Не надо без необходимости употреблять так называемые слова-паразиты: "между тем", "в то же время", "кроме того", "таким образом" и т.д. Попробуйте убрать эти слова из подготовленного текста. В большинстве случаев вы увидите, что судебный документ только выиграл от этого.

Снижает качество судебного акта и неоправданное повторение одних и тех же слов. Это наблюдается чаще всего при ссылках на нормы "В соответствии со статьей…". Иногда и в самой цитируемой норме содержится выражение "в соответствии…". А ведь его совсем не сложно заменить на слова: "Согласно статье…", "В силу статьи…", "На основании статьи…", "Статьей предусмотрено, что… " и т.д.

Ссылки в судебных постановлениях на законы и иные нормативные правовые акты должны быть грамотными, учитывать официальное наименование этих актов, их юридические конструкции и терминологию, способы построения. Если официальным наименованием является "Закон Российской Федерации", то он и должен так именоваться в судебном акте, а не

"Федеральный закон", и наоборот. И совершенно неправильно: "Федеральный закон Российской Федерации". Сокращение "Закон РФ" допустимо, но само название желательно приводить полностью, например: "Закон РФ "О статусе судей в Российской Федерации".

При указании в тексте судебного акта на закон или федеральный закон как на акты законодательных (представительных) органов государственной власти эти слова пишутся со строчной буквы, если же ссылка сделана на конкретный закон, то с прописной буквы, в том числе и тогда, когда полное наименование не приводится, но из контекста ясно, какой конкретно закон имеется в виду. Например: "В силу ст.1 упомянутого Федерального закона… " (в данном случае возможен и такой вариант: "…упомянутого Закона…").

Ссылки на конкретные правовые нормы должны содержать правильное указание на составную часть правовой нормы (статья, часть, пункт, подпункт, абзац). Если затруднительно определить, что означает нумерация в статье, ее пункт или часть, то необходимо обратиться к тем статьям того же закона, где содержатся отсылки к составным частям других статей. Например, проанализируем содержание ст.140 ГПК. В ней указано:

"1. Мерами по обеспечению иска могут быть:

1) наложение ареста на имущество, принадлежащее ответчику и находящееся у него или других лиц;

2) запрещение ответчику совершать определенные действия;

2. При нарушении запрещений, указанных в пунктах 2 и 3 части первой настоящей статьи…".

Таким образом, мы видим, что цифрами без скобок обозначены части статьи ГПК, а со скобками — пункты этой части. Поэтому применение меры обеспечения в виде запрещения ответчику совершать определенные действия должно сопровождаться указанием на п.2 ч.1 ст.140 ГПК.

Теперь обратимся к ст.333.19 Налогового кодекса РФ (далее — НК РФ), где содержится аналогичная нумерация:

"1. По делам, рассматриваемым в судах общей юрисдикции, мировыми судьями, государственная пошлина уплачивается в следующих размерах:

1) при подаче искового заявления имущественного характера, подлежащего оценке, при цене иска:

Посмотрим отсылку к этой норме, например в ст.333.20 этого же Кодекса: "1. По делам, рассматриваемым в судах общей юрисдикции, мировыми судьями, государственная пошлина уплачивается с учетом следующих особенностей:

3) при подаче исковых заявлений о разделе имущества, находящегося в общей собственности, а также при подаче исковых заявлений о выделе доли из указанного имущества, о признании права на долю в имуществе размер государственной пошлины исчисляется в следующем порядке:

если спор о признании права собственности истца (истцов) на это имущество ранее не решался судом — в соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 333.19 настоящего Кодекса…".

Здесь мы видим, что цифрами без скобок обозначены пункты статьи Кодекса, а со скобками — подпункты определенного пункта. В соответствии с этим и следует давать ссылки на конкретную норму, закрепленную в той или иной статье НК РФ.

Статья закона, не содержащая нумерации, может подразделяться на части, представляющие собой отдельные абзацы, т.е. предложения, начинающиеся с красной строки, но может состоять и из абзацев, т.е. из предложения, смысловые части которого начинаются с отступа. При подсчете абзацев чаще всего упускается из виду первый абзац, особенно если он заканчивается двоеточием, который должен также учитываться. Так, при отмене определения суда полностью или в части и разрешении вопроса по существу суд кассационной инстанции должен сослаться на абз. 4 ст.374 ГПК. Для правильного восприятия порядка подсчета абзацев можно сопоставить, например, содержание ст.215 и 217 ГПК.

Нормативные правовые акты ниже уровня закона состоят не из статей, а из пунктов, подразделяющихся на абзацы.

Весьма значительной фигурой в гражданском процессе является адвокат. Квалифицированный адвокат способен правильно избрать правовую позицию, оценить перспективы дела, оказать помощь лицу, интересы которого он представляет, и в конечном счете содействовать суду в своевременном и правильном рассмотрении дела. На практике иногда адвокат представляет суду подготовленный им проект судебного акта (определения, решения). Как нужно относиться к подобному проекту? В законе ответа на данный вопрос не содержится, но нет и запрета любому лицу, участвующему в деле, и его адвокату предлагать проекты судебных постановлений. Окончательное решение вопроса о том, с каким из них согласиться либо отклонить и в какой части, остается за судом, который вынесет свое постановление по делу.

Однако совершенно очевидно, что такой проект не может быть представлен келейно. Должны быть соблюдены общие требования процессуального закона о вручении копий приобщаемых к делу документов всем лицам, участвующим в деле. При изложении судебного документа судья учитывает представленный таким образом проект, как и письменные объяснения, возражения, особенно изложенные языком судебного постановления, с соблюдением структуры судебного акта (описательная, мотивировочная, а если необходимо, то и резолютивная части). Поскольку эти письменные документы по сути содержат юридически изложенное высказывание сторон о фактических обстоятельствах, которые, по их мнению, установлены на основе предлагаемой ими оценки тех или иных доказательств, о нормах процессуального и материального права, подлежащих применению по делу, то они должны быть учтены при вынесении и изготовлении судебного акта и в тех случаях, когда судья не согласен с изложенной в них позицией. В частности, если судья не согласен с предлагаемой оценкой тех или иных доказательств, то в соответствии с ч.4 ст.198 ГПК должен привести в решении доводы, по которым он отклоняет эти доказательства.

Соблюдение нравственных, этических требований, предъявляемых к судье, общая культура процесса по гражданским делам оказывают существенное влияние на граждан, присутствующих в судебном заседании, создают у них соответствующее представление о судебной власти. Никогда нельзя забывать о том, что вызов в суд, участие в любом качестве в судебном заседании, сама судебная обстановка в большинстве случаев сопряжены со значительными эмоциональными переживаниями граждан, для которых судебная атмосфера непривычна, ассоциируется с чем-то официальным, властным. Судья своим внешним видом, манерой поведения, корректным и ровным отношением ко всем присутствующим, что свидетельствует о его беспристрастности и непредвзятости, способствует снятию напряженности, созданию деловой обстановки в целях объективного рассмотрения гражданского дела.

Судье необходимо организовать работу таким образом, чтобы назначенные им прием на стадии подготовки дела к судебному разбирательству, предварительное судебное заседание, судебное заседание начинались в точно определенное время. Опоздание хотя бы на несколько минут может свидетельствовать о неуважительном отношении судьи и суда к участникам гражданского процесса, к времени, потраченному ими впустую, в конечном счете к их процессуальным правам.

Если внешний вид, поведение судьи вне рамок судебного заседания имеют морально-этическое значение, то требование к судье при осуществлении правосудия заседать в мантии либо иметь другой отличительный знак своей должности закреплено на уровне федерального конституционного закона [2]. Символы государственной власти в судах олицетворяют судебную власть, дисциплинируют всех присутствующих в зале судебного заседания, свидетельствуют о наличии у лица, облаченного в судейскую мантию, полномочий на отправление правосудия, создают уважительное отношение к судье как представителю судебной власти. Упрощенческое отношение к атрибутам судебной власти, участие судьи в судебном заседании без мантии существенно снижают авторитет как самого судьи, так и суда в целом.

Деятельность судьи является публичной. Им должны неукоснительно соблюдаться принципы открытости и гласности судебного разбирательства. Не могут чиниться необоснованные препятствия для участия в судебном заседании представителей общественности, средств массовой информации, ведения ими и участниками процесса записей и аудиозаписи хода судебного разбирательства, а при отсутствии обоснованных доводов для отказа в даче разрешения — и для фотосъемки, видеозаписи, трансляции судебного заседания по радио и телевидению.

Всегда надо помнить, что уважение к праву, человеку, обществу в целом является неотъемлемой частью статуса судьи.

2. Производство в суде первой инстанции

Производство в суде первой инстанции — это основная стадия гражданского процесса, на которой возбуждается, формируется, наполняется доказательствами и разрешается по существу гражданское дело. В идеале гражданское дело должно получить свое окончательное и правильное разрешение именно на этой стадии. Полномочия суда первой инстанции значительно шире, чем полномочия последующих судебных инстанций, основной целью которых является исправление возможной ошибки, а не разрешение дела по существу. В частности, только в суде первой инстанции формулируются, уточняются, изменяются исковые требования; только в эту судебную инстанцию, за отдельными исключениями, представляются доказательства лицами, участвующими в деле, эти доказательства исследуются в судебном заседании и оцениваются в решении суда. Недочеты, ошибки, допущенные на данной стадии процесса, не всегда могут быть устранены в последующих судебных инстанциях, в которых решаются иные задачи, связанные с проверкой обоснованности и законности решений суда первой инстанции.

Отсюда главенствующая роль в гражданском процессе принадлежит судье, действующему по первой инстанции. Именно от его процессуальных действий в первую очередь зависит то, насколько своевременно и правильно будет рассмотрено и разрешено гражданское дело, обеспечена судебная защита нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан и организаций.

Подавляющее большинство гражданских дел рассматривается по первой инстанции судьями районных судов и мировыми судьями. Существующее в отдельных случаях мнение о том, что мировая юстиция создана только для уменьшения нагрузки на федеральные районные суды, действующие по первой инстанции, глубоко ошибочно. Главная цель создания института мировых судей заключается в том, чтобы сделать правосудие более доступным, максимально приблизить его к населению. Перед мировым судьей стоят те же задачи, что и перед судьей районного суда, рассматривающим гражданские дела по первой инстанции. Каждый из них рассматривает дела, отнесенные законом к его подсудности, но по одним и тем же нормам гражданского судопроизводства.

Действия судьи подробно урегулированы нормами ГПК РФ, которые должны правильно пониматься и применяться начиная с момента поступления заявления в суд.

Первое, на что следует обратить внимание, рассматривая поступившее заявление, — это вопрос о том, подлежит ли оно рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, нет ли здесь указанных в ст.134 ГПК обстоятельств, при наличии которых судья выносит определение об отказе в принятии заявления. Если таких обстоятельств нет и заявленное требование подведомственно судам, то необходимо ответить на второй вопрос: подсудно ли оно данному суду (мировому судье)?

Не ответив на эти два вопроса, судья не может переходить к совершению последующих процессуальных действий, относящихся к проверке правильности и полноты оформления поступившего заявления и приложенных к нему документов. Отрицательное впечатление о суде формируется тогда, когда судья сначала оставляет поступившее заявление без движения, например по мотиву неуплаты государственной пошлины, а затем после устранения недостатков лицом, обращающимся в суд, отказывает в принятии этого заявления по основанию неподведомственности судам общей юрисдикции либо возвращает заявление по мотиву подсудности его другому суду, который в последующем выносит определение об отказе в принятии этого заявления, как не подлежащего рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства.

Прежде всего необходимо четко различать понятия "подведомственность" и "подсудность".

Правила о подведомственности позволяют определить круг гражданских дел, отнесенных к компетенции суда общей юрисдикции, отграничить их от дел, подлежащих рассмотрению в порядке иного судопроизводства (конституционного, арбитражного). Несоблюдение указанных правил является основанием для вынесения судьей в порядке ст.134 ГПК мотивированного определения об отказе в принятии заявления и направления его заявителю вместе с заявлением и всеми приложенными к нему документами. Отказ в принятии заявления препятствует заявителю повторно обратиться в суд с иском к тому же ответчику, о том же предмете и по тем же основаниям.

Правила о подсудности позволяют распределить гражданские дела, подведомственные судам общей юрисдикции, между различными судами, определить суд или мирового судью, к компетенции которых относятся рассмотрение и разрешение конкретного гражданского дела. Подсудность установлена двух видов: 1) родовая (предметная) — определяет уровень судов (судей) общей юрисдикции, правомочных на рассмотрение определенных категорий гражданских дел; 2) территориальная — распределяет гражданские дела между судами (судьями) одного уровня (мировыми судьями, районными судами, областными и равными им судами). Подведомственное судам общей юрисдикции заявление, поданное с нарушением правил о подсудности, возвращается определением судьи на основании п.2 ч.1 ст.135 ГПК с указанием о том, в какой суд следует обратиться заявителю.

Правила подведомственности и подсудности гражданских дел закреплены в главе 3 ГПК. Собственно вопросам подведомственности, т.е. определению круга гражданских дел, отнесенных к компетенции судов общей юрисдикции, в этой главе посвящена только ст.22, выделяющая шесть видов производств по гражданским делам (п.1 — 6 ч.1). Остальные статьи относятся к подсудности, распределяют гражданские дела между различными судами общей юрисдикции как по территориальному, так и по родовому признакам.

При применении ст.22 ГПК чаще всего возникают затруднения, связанные с разграничением подведомственности дел между судом общей юрисдикции и арбитражным судом. Общие критерии разграничения определены в ч.3 ст.22 ГПК, согласно которой суды рассматривают и разрешают дела, предусмотренные ч.1 и 2 этой статьи, за исключением экономических споров и других дел, отнесенных федеральным конституционным законом и федеральными законами к ведению арбитражных судов.

По общему правилу арбитражные суды рассматривают экономические споры и иные дела, возникающие в сфере предпринимательской деятельности, если сторонами в них являются юридические лица, а также граждане, имеющие статус индивидуального предпринимателя, приобретенный в установленном порядке (ч.1, 2 ст.27 Арбитражного процессуального кодекса РФ (далее — АПК РФ)).

С учетом этого при разграничении компетенции между указанными судами необходимо исходить из совокупности двух критериев: характера спорных отношений и их субъектного состава.

Однако из этого правила есть исключение, предусмотренное ст.33 АПК, которая устанавливает специальную подведомственность дел арбитражным судам. В силу данной процессуальной нормы арбитражные суды рассматривают дела: о несостоятельности (банкротстве); по спорам о создании, реорганизации и ликвидации организаций; по спорам об отказе в государственной регистрации, уклонении от государственной регистрации юридических лиц, индивидуальных предпринимателей; по спорам между акционером и акционерным обществом, участниками иных хозяйственных товариществ и обществ, вытекающим из деятельности хозяйственных товариществ и обществ, за исключением трудовых споров; о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности; другие дела, возникающие при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности, в случаях, предусмотренных федеральным законом.

Указанные дела рассматриваются арбитражным судом независимо от того, являются ли участниками правоотношений, из которых возникли спор или требование, юридические лица, индивидуальные предприниматели или иные организации и граждане.

Следует обратить внимание на то, что установленное п.4 ч.1 ст.33 АПК правило специальной подведомственности (независимо от субъектов спора) распространяется только на те споры, в которых в качестве одной стороны (истца или ответчика) выступает акционер (участник хозяйственного общества), а в качестве другой стороны — хозяйственное общество, акционером (участником) которого он является, и при условии, что спор вытекает из деятельности этого хозяйственного общества. Данное правило не действует, если спор возник между акционерами (участниками) одного и того же хозяйственного общества, между ними и третьими лицами (иными хозяйственными обществами, другими организациями), между хозяйственным обществом и лицами, не являющимися акционерами (участниками) этого общества. В указанных случаях подведомственность дел определяется по общим правилам: в зависимости от субъектного состава и характера спора. В частности спор между акционером и третьим лицом о признании недействительным договора купли-продажи акций подлежит рассмотрению в суде общей юрисдикции.

Неукоснительно должно соблюдаться закрепленное в ч.4 ст.22 ГПК требование, предписывающее судье, в случае если возможно разделение содержащихся в заявлении нескольких связанных между собой требований, из которых одни подведомственны суду общей юрисдикции, другие — арбитражному суду, вынести определение о принятии только тех требований, которые подведомственны суду общей юрисдикции, и отказать в принятии остальных требований.

На практике возникают ситуации, когда в результате отказа от иска к физическому лицу сторонами остаются только юридические лица, заявившие требования, подведомственные арбитражному суду. Подлежит ли производство по делу прекращению?

В таком случае следует исходить из того, выполнены ли были требования ч.4 ст.22 ГПК при принятии к производству суда заявления, содержащего несколько связанных между собой требований. Если разделение исковых требований невозможно, физическое лицо является надлежащим ответчиком и заявление было правильно принято судом со всеми включенными в него требованиями, то, несмотря на изменение обстоятельств, в результате чего дело стало подведомственным арбитражному суду, оно должно быть рассмотрено судом общей юрисдикции. Данный вывод основан на ч.4 ст.1 ГПК, позволяющей суду в случае отсутствия нормы процессуального права, регулирующей отношения, возникшие в ходе гражданского судопроизводства, применить норму, регулирующую сходные отношения (аналогию закона). В данном случае такой нормой является ч.1 ст.33 ГПК, в силу которой дело, принятое судом к своему производству с соблюдением подсудности, должно быть разрешено им по существу, хотя бы в дальнейшем оно стало подсудным другому суду.

Нельзя смешивать подведомственность с подсудностью гражданских дел.

Чаще всего это проявляется при обращении военнослужащих с заявлением в суд, когда в его принятии отказывают на основании п.1 ч.1 ст.134 ГПК. При этом ссылаются на то, что заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку оно рассматривается и разрешается в ином судебном порядке, а именно в военном суде. Подобная позиция ошибочна; такое заявление, если оно подано мировому судье или в районный суд, подлежит возврату по мотиву его неподсудности данному суду (п.2 ч.1 ст.135 ГПК).

Военные суды входят в судебную систему Российской Федерации, являются федеральными судами общей юрисдикции (ст.1 Федерального конституционного закона "О военных судах Российской Федерации" [3]). В соответствии со ст.7 указанного Закона и с учетом разъяснений, данных в п.3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000г. N 9 (с последующими изменениями и дополнениями) "О некоторых вопросах применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих" [4], военные суды рассматривают гражданские дела по искам и жалобам о защите нарушенных и (или) оспариваемых прав, свобод и охраняемых законом интересов военнослужащих Вооруженных Сил РФ, других войск, воинских формирований и органов, граждан, проходящих военные сборы, от действий (бездействия) органов военного управления, воинских должностных лиц и принятых ими решений, а также по искам и жалобам граждан, уволенных с военной службы (прошедших военные сборы), если они обжалуют или оспаривают действия (бездействие) органов военного управления, воинских должностных лиц и принятые ими решения, нарушившие их права, свободы и охраняемые законом интересы в период прохождения ими военной службы, военных сборов (например, дела по искам и жалобам граждан, уволенных с военной службы, о восстановлении на военной службе, о взыскании невыданного денежного и иных видов довольствия, поскольку их права нарушены в период прохождения ими военной службы).

Согласно ст.47 Конституции РФ никто не может быть лишен права на рассмотрение дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

Нарушение этого конституционного принципа приводит к незаконности состава суда, рассматривающего дело, и незаконности вынесенного этим судом (судьей) решения, что является безусловным основанием для его отмены (п.1 ч.2 ст.364 ГПК).

Наибольшие сложности на практике вызывает разделение подсудности гражданских дел между мировыми судьями и судьями районных судов.

Гражданские дела, подсудные мировому судье, перечислены в ст.23 ГПК, п.1 ст.3 Федерального закона "О мировых судьях в Российской Федерации" [5]. В соответствии с ч.1 ст.23 ГПК мировой судья рассматривает в качестве суда первой инстанции:

1) дела о выдаче судебного приказа;

2) дела о расторжении брака, если между супругами отсутствует спор о детях;

3) дела о разделе между супругами совместно нажитого имущества независимо от цены иска;

4) иные возникающие из семейно-правовых отношений дела, за исключением дел об оспаривании отцовства (материнства), установлении отцовства, о лишении родительских прав, об усыновлении (удочерении) ребенка;

5) дела по имущественным спорам при цене иска, не превышающей пятисот минимальных размеров оплаты труда, установленных федеральным законом на момент подачи заявления;

6) дела, возникающие из трудовых отношений, за исключением дел о восстановлении на работе и дел о разрешении коллективных трудовых споров;

7) дела об определении порядка пользования имуществом.

Этот перечень не является закрытым, федеральным законом к подсудности мировых судей могут быть отнесены и другие дела.

Процессуальное законодательство определяет родовую (предметную) подсудность гражданских дел мировым судьям и практически не предусматривает для мировых судей никаких исключений из норм о территориальной подсудности.

По общему правилу территориальная подсудность гражданских дел определяется местом жительства ответчика, местом нахождения организации (ст.28 ГПК). Однако нельзя забывать об альтернативной подсудности, когда истец имеет возможность выбора между несколькими судами (ст.29 ГПК), об исключительной подсудности, установленной ст.30 ГПК, а также о договорной подсудности (ст.32 ГПК), которая позволяет сторонам по соглашению между собой изменить территориальную подсудность для конкретного дела до принятия его судом к своему производству, за исключением подсудности, установленной ст.26, 27 и 30 ГПК.

В судебной практике возник вопрос: какой судья (суд) должен рассматривать дело, если один из ответчиков находится на территории судебного участка, где назначен мировой судья, а второй — на территории, где мировой судья не назначен?

Представляется, что в этом случае должны применяться правила ст.31 ГПК, в силу которой иск к нескольким ответчикам, проживающим или находящимся в разных местах, предъявляется по месту жительства или месту нахождения одного из ответчиков по выбору истца. Следовательно, истец может по своему выбору обратиться с заявлением как к мировому судье, так и в районный суд, на территории которого мировой судья не назначен.

Имеется неясность и в том, на кого должно было возложено исполнение обязанностей мирового судьи, назначенного указом Президента РФ судьей федерального суда общей юрисдикции или арбитражного суда, на период до оформления прекращения его полномочий мирового судьи в порядке, установленном Законом РФ "О статусе судей в Российской Федерации". На практике иногда дела, относящиеся к компетенции мирового судьи, ошибочно передают для рассмотрения в районный суд на основании п.2 ст.12 Федерального закона "О мировых судьях в Российской Федерации". Однако эта норма, входящая в заключительные положения, применяется только до назначения (избрания) на должность мирового судьи вновь созданного судебного участка. Если же на судебном участке мировой судья осуществлял свою деятельность, то при прекращении или приостановлении его полномочий, в том числе по указанной выше причине, исполнение его обязанностей возлагается на мирового судью другого судебного участка в порядке, предусмотренном пунктом 3 ст.8 названного Федерального закона.

Как уже отмечалось, к родовой подсудности мирового судьи относятся дела приказного производства. Перечень требований, по которым выдается судебный приказ, приведен в ст.122 ГПК. Если заявленное требование подпадает под указанный в этой норме перечень, то сумма (размер) этих требований не может служить основанием для изменения подсудности, для передачи заявления на рассмотрение и разрешение районного суда. В частности, основанное на нотариально удостоверенной сделке требование о выдаче судебного приказа на сумму, превышающую пятьсот минимальных размеров оплаты труда, подсудно мировому судье. Сумма (размер) требования учитывается при определении подсудности в тех случаях, когда в вынесении судебного приказа отказано в связи с наличием спора о праве (ст.125 ГПК) и заявитель обращается за разрешением этого спора в исковом порядке.

Среди дел, подсудных мировому судье, большое место занимают дела, вытекающие из семейно-правовых отношений. Анализ категорий дел, включенных в указанный перечень, свидетельствует о том, что законодатель, не ограничивая ценой иска компетенцию мирового судьи по разрешению имущественных споров супругов, исключает из его подсудности любые требования, связанные с осуществлением личных неимущественных прав (родительских прав) и затрагивающие права и интересы ребенка. Поэтому любые споры, возникающие в связи с осуществлением таких прав (дела по искам отдельно проживающего родителя о порядке общения с ребенком, об определении места жительства ребенка, о передаче ребенка на воспитание, о порядке осуществления родительских прав, об отмене усыновления (удочерения), о восстановлении в родительских правах гражданина, лишенного родительских прав, и т.п.), подлежат рассмотрению и разрешению в районном суде.

Ясная и не требующая на первый взгляд комментариев норма п.5 ч.1 ст.23 ГПК, относящая к подсудности мирового судьи дела по имущественным спорам при цене иска, не превышающей пятисот минимальных размеров оплаты труда, установленных федеральным законом на день подачи заявления, на самом деле вызывает затруднения, особенно в части, относящейся к определению цены иска. Так, цена иска по делам об истребовании имущества, о праве собственности на объект недвижимого имущества должна указываться исходя из стоимости истребуемого имущества, стоимости объекта недвижимого имущества, но не ниже его инвентаризационной оценки или при отсутствии ее — не ниже стоимости объекта по договору страхования, а если недвижимость принадлежит организации — не ниже балансовой оценки объекта (ст.91 ГПК). Однако указанная оценка нередко оказывается значительно ниже действительной стоимости имущества, являющегося предметом спора.

На наш взгляд, в таких случаях мировой судья, руководствуясь ч.2 ст.91 ГПК, вправе самостоятельно определить цену иска, например исходя из сложившихся в данной местности цен продажи аналогичных объектов недвижимости, когда сведения об этом имеются. Если определенная таким образом цена иска превысит пятьсот минимальных размеров оплаты труда, то мировой судья выносит определение о возвращении заявления на основании п.2 ч.1 ст.135 ГПК. В определении должно быть приведено обоснование установленной мировым судьей цены иска и указано, что заявителю за разрешением возникшего спора следует обратиться в соответствующий районный суд.

Заявленное требование о восстановлении срока для принятия наследства подлежит рассмотрению мировым судьей, если стоимость спорного наследственного имущества не превышает указанный в п.5 ч.1 ст.23 ГПК размер. В случае превышения дело подсудно районному суду. Исходя из этих принципов следует решать и вопрос о подсудности дел по спорам о признании права собственности, прекращения права общей собственности (раздел, выдел доли, перевод прав покупателей и т.д.) на недвижимое имущество.

Дела по искам о взыскании сумм невыплаченных пенсий, государственных пособий, налогов, штрафов по налоговому и таможенному законодательству, задолженности по квартплате и коммунальным услугам подсудны мировым судьям при цене иска, не превышающей пятьсот минимальных размеров оплаты труда. Но такие дела следует отличать от дел об оспаривании отказа в назначении пенсии, пособия или возложенной обязанности по уплате налога, штрафа, задолженности по квартплате и коммунальным услугам. В указанных случаях предметом оспаривания являются действия (бездействие), решения государственного органа, органа местного самоуправления, государственного или муниципального служащего и дела рассматриваются районными судами в порядке, определенном главой 25 ГПК.

Требование о компенсации морального вреда, производное от имущественного требования, подсудно мировому судье исходя из суммы (размера) имущественного требования (например, по делам о защите прав потребителей, в случаях когда цена иска не превышает пятьсот минимальных размеров оплаты труда). Если основное требование связано с защитой неимущественных прав (нематериальных благ), например о защите чести и достоинства, то дела по таким требованиям подсудны районному суду.

Если в период рассмотрения мировым судьей дела по имущественному спору истец увеличил размер исковых требований и цена иска превысила пятьсот минимальных размеров оплаты труда, то дело должно быть передано для рассмотрения в районный суд. В противном случае могут быть искусственно созданы ситуации, позволяющие передать на рассмотрение мировых судей имущественные споры, которые с учетом цены иска им неподсудны.

При объединении мировым судьей в порядке ч.4 ст.151 ГПК нескольких однородных дел, подсудных ему с учетом цены иска, в одно производство для совместного рассмотрения и разрешения не происходит сложения сумм исковых требований, цена иска по каждому заявленному требованию остается прежней. Дело остается подсудным мировому судье и в том случае, когда общая сумма исковых требований превысит пятьсот минимальных размеров труда.

К делам, возникающим из трудовых отношений, подсудных мировым судьям, относятся дела: по искам о снятии дисциплинарных взысканий (кроме увольнения); о возмещении материального ущерба, причиненного предприятию, организации работником; об изменении формулировки причины увольнения; о взыскании заработной платы за задержку выдачи трудовой книжки и др.

Что касается дел об определении порядка пользования имуществом, отнесенных к подсудности мирового судьи, то в их состав входят и дела об определении порядка пользования земельными участками, строениями и другими объектами недвижимости, в том числе дела об устранении препятствий в пользовании имуществом (подп.8 п.1 ст.3 Федерального закона "О мировых судьях в Российской Федерации").

Подведомственные судам гражданские дела, не отнесенные законом к компетенции мирового судьи, рассматриваются районным судом в качестве суда первой инстанции, если они не отнесены к подсудности других федеральных судов общей юрисдикции (ст.24 — 27 ГПК).

Вопрос о принятии искового заявления к производству суда судья рассматривает в течение пяти дней со дня поступления заявления. По истечении этого срока он должен вынести одно из следующих определений: о принятии искового заявления к производству суда, на основании чего возбуждается гражданское дело в суде первой инстанции (ст.133 ГПК); об отказе в принятии искового заявления (ст.134 ГПК); о возвращении искового заявления (ст.135 ГПК).

Вместе с тем судья не может сразу решить вопрос о принятии к производству суда искового заявления, отвечающего требованиям подведомственности и подсудности, без проверки правильности его оформления и полноты приложенных к нему материалов. Для этого в первую очередь следует уяснить, чьи права и законные интересы могут быть затронуты в результате рассмотрения дела судом, в каком производстве — исковом, особом и т.д. — должно быть рассмотрено дело. На этой основе проверяются форма заявления, состав лиц, участвующих в деле, их процессуальное положение (истцы, заявители, ответчики, третьи лица, заинтересованные лица).

Особо обращаем внимание на то, что процессуальные нормы, определяющие общие правила искового производства, в том числе относящиеся к оформлению искового заявления, порядку его предъявления, принятия к производству, рассмотрения в судебном заседании и вынесения судебного акта, в полной мере распространяются на другие виды производств по гражданским делам, в частности на производство по делам, возникающим из публичных правоотношений, особое производство и др., с теми особенностями, которые установлены специальными нормами для каждого вида производства (ч.1 ст.246, ч.1 ст.263 ГПК).

Форма и содержание искового заявления раскрыты в ст.131 ГПК. По структуре исковое заявление можно подразделить на следующие части:

1) вводная — содержит полное наименование суда первой инстанции, которому адресовано заявление, полное наименование и адреса лиц, участвующих в деле, название требования к ответчику (например, исковое заявление о признании права собственности на квартиру);

2) мотивировочная — в ней излагаются фактическое и юридическое обоснование иска, указывается, в чем заключается нарушение или угроза нарушения прав, свобод или охраняемых законом интересов истца, приводятся юридически значимые обстоятельства и доказательства в их подтверждение, содержатся ссылки на законы и иные нормативные акты, подлежащие, по мнению истца, применению по делу, если истец может назвать соответствующие правовые нормы, что отвечают его интересам. В этой части могут быть изложены также ходатайства и приведено их обоснование;

3) просительная — в ней формулируются конкретные требования истца, избранный им способ защиты нарушенного права (например, признать право собственности на определенную квартиру с подробным описанием этого объекта недвижимости, места его нахождения), излагается просьба об удовлетворении иска, а также соответствующих ходатайств, если они заявлены одновременно с иском;

4) приложение к исковому заявлению, где должен быть приведен перечень прилагаемых документов из числа указанных в ст.132 ГПК.

Исковое заявление обязательно должно быть подписано истцом (заявителем) или его представителем, если такое полномочие специально оговорено в выданной ему доверенности, прилагаемой к заявлению.

Проверяя соблюдение требования об уплате государственной пошлины, следует учитывать положения ст.333.35 и 333.36 НК РФ о льготах для отдельных категорий физических лиц и организаций, в том числе при обращении в суды общей юрисдикции, а также к мировым судьям. Если льгота связана не с характером заявленного требования, а с личностью истца, то к заявлению должна быть приложена надлежащая копия удостоверения установленного образца (п.2 ст.333.35 НК РФ).

Нормы НК РФ, устанавливающие размеры государственной пошлины при подаче исковых заявлений в суд общей юрисдикции, должны толковаться в неразрывной связи с другими нормами этого Кодекса, устанавливающими особенности уплаты государственной пошлины и льготы для отдельных категорий физических лиц и организаций.

Например, подп.14 п.1 ст.333.19 Кодекса предусматривает, что государственная пошлина при подаче заявления о взыскании алиментов уплачивается в размере 100 рублей. Если судом выносится решение о взыскании алиментов как на содержание детей, так и на содержание истца, размер государственной пошлины увеличивается в два раза.

На первый взгляд согласно этой норме истец должен при подаче заявления о взыскании алиментов уплатить государственную пошлину в соответствующем размере. Однако следует учитывать, что в силу п.2 ст.333.19 Кодекса положения данной статьи применяются с учетом положений ст.333.20 Кодекса. Согласно же подп.8 п.1 ст.333.20 Кодекса в случае если истец от уплаты государственной пошлины освобожден в соответствии с главой 25.3 НК РФ, государственная пошлина уплачивается ответчиком (если он не освобожден от уплаты государственной пошлины) пропорционально размеру удовлетворенных требований. Поскольку в силу подп.2 п.1 ст.333.36 Кодекса от уплаты государственной пошлины освобождаются истцы по искам о взыскании алиментов, то они не должны при подаче искового заявления производить ее уплату. Этот налоговый сбор взыскивается с ответчика, если он не освобожден от уплаты государственной пошлины, в данном случае исходя из суммы, указанной в подп.14 п.1 ст.333.19 Кодекса, пропорционально размеру удовлетворенных требований.

В тех случаях, когда истцом является гражданин, а ответчиком — юридическое лицо, следует оценить характер возникших между ними отношений, из которых вытекает заявленное требование. Если эти отношения по своей сути являются отношениями между потребителем, т.е. гражданином, приобретающим для своих нужд товары (работы, услуги), и продавцом (исполнителем), т.е. юридическим лицом, осуществляющим продажу товаров (выполнение работ, оказание услуг) любым лицам, которые к нему обратятся, то независимо от названия заключенного договора на эти отношения распространяется действие Закона РФ от 7 февраля 1992г. N 2300-1 "О защите прав потребителей", в силу п.3 ст.17 которого потребители по искам, связанным с нарушением их прав, освобождаются от уплаты государственной пошлины в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, а также имеют право на предъявление иска в суд по своему месту жительства либо по месту нахождения ответчика и на компенсацию причиненного им морального вреда. При этом следует учитывать п.3 ст.333.36 НК РФ, предусматривающий, что истцы по искам, связанным с защитой прав потребителей, освобождены от уплаты государственной пошлины в случае, если цена иска не превышает 1000000 рублей. При превышении указанного размера пошлина уплачивается в сумме, исчисленной в порядке, предусмотренном этим пунктом.

В соответствии с п.2 ст.333.20 и ст.333.41 НК РФ суды общей юрисдикции или мировые судьи исходя из имущественного положения плательщика вправе уменьшить размер подлежащей уплате государственной пошлины либо отсрочить (рассрочить) ее уплату на срок до шести месяцев. Поэтому к исковому заявлению может быть приложено ходатайство об уменьшении размера государственной пошлины либо об отсрочке (рассрочке) ее уплаты. При этом должны быть представлены сведения об имущественном положении заявителя, без чего суд (мировой судья) лишен возможности разрешить по существу заявленное ходатайство.

Если при рассмотрении поступивших материалов будет установлено, что исковое заявление по форме и содержанию не соответствует требованиям ст.131 ГПК либо к нему не приложены документы из числа указанных в ст.132 ГПК, то судья обязан оставить заявление без движения. Об оставлении искового заявления без движения судья в соответствии со ст.136 ГПК выносит определение, в котором излагаются конкретные недостатки, устанавливается заявителю срок для их исправления, а также указывается на последствия неисполнения указания в установленный срок. Этот срок должен быть разумным, т.е. достаточным для того, чтобы заявитель имел реальную возможность узнать о выявленных недочетах и устранить их в предоставленный ему срок. Поскольку в определении содержится вся необходимая для исправления недостатков информация, то на практике эта информация доводится до сведения заявителя путем направления ему копии определения.

Если к исковому заявлению приложено ходатайство об уменьшении размера государственной пошлины либо отсрочке (рассрочке) ее уплаты, то судья не может оставить заявление без движения по мотиву неуплаты пошлины, предварительно не разрешив заявленное ходатайство.

В тех случаях, когда оснований для оставления искового заявления без движения не имеется либо заявителем устранены отмеченные недостатки в установленный ему срок, заявление принимается к производству суда и возбуждается гражданское дело.

Все процессуальные действия судьи, связанные с отказом в принятии либо возвращением искового заявления, оставлением его без движения или принятием к производству суда, должны оформляться только посредством вынесения соответствующего определения. Несоблюдение этого обязательного требования, упрощенчество, когда заявление возвращается письмом, является существенным нарушением процессуального закона, нарушает права лиц, обращающихся за судебной защитой, лишает их возможности обжаловать в вышестоящий суд определение, препятствующее движению гражданского дела. Судья, допустивший указанную процессуальную ошибку, обязан немедленно устранить ее и оформить совершенное им процессуальное действие соответствующим определением.

После принятия искового заявления к производству суда судья выносит определение о подготовке дела к судебному разбирательству, которая является обязательной по каждому гражданскому делу независимо от его сложности (ст.147 ГПК). Судья указывает действия, которые следует совершить сторонам и другим лицам, участвующим в деле, и сроки совершения этих действий. С этого момента участвующие в деле лица, а также их представители могут приступить к совершению процессуальных действий по подготовке дела к судебному разбирательству.

Стадия подготовки на практике иногда недооценивается, тогда как именно на этом этапе судопроизводства обеспечивается возможность правильного и своевременного рассмотрения дела, формируется база для исследования доказательств в судебном заседании, разрешается ряд существенных процессуальных вопросов. Процессуальные задачи стадии подготовки дела, перечень процессуальных действий, совершаемых на этой стадии, предусмотрены ст.147 — 150 ГПК. Эти нормы адресованы прежде всего сторонам и другим лицам, участвующим в деле, на которых в условиях состязательного процесса возлагается обязанность по проведению его подготовки. Судья же организует, контролирует и оформляет соответствующие процессуальные действия участников подготовки дела. Грамотное руководство со стороны судьи имеет немаловажное значение для достижения целей подготовки дела.

Судье наиболее целесообразно пригласить стороны по делу на прием. Недопустимо, когда на прием приглашается только одна из сторон, вследствие чего нарушаются закрепленные в ст.12 ГПК принципы состязательности и равноправия сторон, поскольку вторая сторона лишается возможности дать на этой стадии процесса свои объяснения по поводу уточнения исковых требований и фактических оснований этих требований, высказать возражения, замечания, заявить ходатайство об истребовании доказательств, которые нельзя получить самостоятельно без помощи суда, и т.п.Такие действия судьи могут вызвать сомнения в его объективности и беспристрастности, что является основанием для отвода судьи (ст.16 ГПК).

Судья должен разъяснить всем лицам, участвующим в деле, их процессуальные права и обязанности, предложить как можно шире использовать свои права на данной стадии процесса: представлять имеющиеся доказательства либо указывать, где они находятся, заявлять ходатайства об их истребовании, а также о назначении экспертиз, принятии мер обеспечения доказательств и иска, уточнять исковые требования и фактические основания этих требований, представлять возражения по ним, обращаться со встречным иском.

На этой стадии процесса уточняются фактические обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. При этом возможна корректировка истцом своего заявления путем уточнения заявленных требований, в том числе по предложению судьи в целях более правильного и полного их восприятия. Дополнение заявленных требований, изменение предмета или основания иска зависят исключительно от волеизъявления истца, который в соответствии с принципом диспозитивности самостоятельно распоряжается принадлежащими ему материальными и процессуальными правами (ст.39 ГПК). Судья не вправе предлагать истцу изменять или дополнять свои требования, подсказывать, как лучше ему поступить, — это привело бы к нарушению принципа равноправия сторон.

Изменение, дополнение или уточнение иска должно быть осуществлено в письменной форме — иное противоречило бы положениям ст.131, 132 ГПК и могло бы привести к нарушению прав других лиц, участвующих в деле, которым должны быть вручены копии искового заявления, в том числе измененного в процессе подготовки дела к судебному разбирательству.

Разрешение вопроса о составе лиц, участвующих в деле, и других участников процесса является одной из главных задач подготовки дела к судебному разбирательству. При решении этого вопроса должны учитываться положения ст.41 ГПК, в силу которых суд при подготовке дела (как и в последующем при его разбирательстве в суде первой инстанции) может допустить замену ненадлежащего ответчика надлежащим только по ходатайству или с согласия истца. Если ходатайство не заявлено и истец на замену не согласен, то суд не вправе сделать это по своей инициативе и обязан рассматривать дело по предъявленному иску.

В то же время суд вправе привлечь к участию в деле, в том числе по собственной инициативе, соответчика или соответчиков, если признает невозможным рассмотрение дела без их участия в связи с характером спорного правоотношения, а также третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора (ст.40, 43 ГПК).

Замена ненадлежащего ответчика, признание третьими лицами в рассматриваемом деле лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора (ст.42 ГПК), а также привлечение к участию в деле соответчиков, третьих лиц, не заявляющих таких требований, оформляется определением судьи (суда).

Следует помнить и закрепленное в ст.151 ГПК право судьи выделить одно или несколько соединенных исковых требований в отдельное производство либо объединить в одно производство несколько однородных дел, в которых участвуют одни и те же стороны, либо несколько дел по искам одного истца к различным ответчикам или различных истцов к одному ответчику. Однако, совершая такие действия, нужно учитывать и возможные отрицательные последствия для лиц, участвующих в деле. В частности, объединение нескольких однородных дел может привести к увеличению срока разрешения дела по существу в связи с неоднократной неявкой одного из соистцов или соответчиков, что негативно отражается на правах и законных интересах других участников процесса. В такой ситуации судье необходимо исправить положение, выделив уже на стадии судебного разбирательства одно или несколько требований в отдельное производство. Данный прием целесообразно использовать, когда разъединение требований не отражается на правильности разрешения всех требований, но способствует более скорому рассмотрению части этих требований, а следовательно, отвечает интересам добросовестных участников процесса. Как показывает практика, в подобных случаях и оставшиеся требования после этого получают свое быстрое разрешение.

Доказательства могут быть представлены истцом, как и другими участвующими в деле лицами, не только при предъявлении заявления в суд, но и на последующих стадиях процесса. В необходимых случаях судья исходя из юридически значимых обстоятельств, подлежащих установлению для правильного разрешения заявленного иска, должен предложить лицам, участвующим в деле, представить дополнительные доказательства с учетом правил об их относимости и допустимости (ст.59, 60 ГПК). В случае если представление доказательств для сторон и других лиц, участвующих в деле, затруднительно, суд по их ходатайству обязан оказать содействие в собирании и истребовании доказательств (ст.57 ГПК).

Нельзя забывать разъяснять сторонам их право на заключение мирового соглашения и на обращение за разрешением спора в третейский суд, что влечет за собой более быстрое разрешение спора, уменьшение судебных расходов сторон.

Мировое соглашение достигается путем взаимных уступок и компромиссов. В этом немаловажная роль принадлежит судье, призванному не только подробно разъяснить последствия заключения мирового соглашения, но и обратить внимание на моральные, этические аспекты заключения такого соглашения, вследствие которого стороны зачастую восстанавливают и сохраняют добрые отношения. В частности, при разделе жилого дома стороны остаются соседями, для которых характер будущих взаимоотношений не безразличен. Это способствует тому, чтобы стороны стремились достичь соглашения, поступившись отдельными вероятными правами.

Особо внимательно судье следует подходить к рассмотрению вопросов, связанных с принятием мер обеспечения иска, так как на практике при разрешении этих вопросов часто бывают допущены ошибки, влекущие неблагоприятные последствия. Такие меры допустимы только тогда, когда непринятие мер по обеспечению иска может затруднить или сделать невозможным исполнение решения. Поэтому в определении нужно мотивировать принятие обеспечительных мер, их вид. Наиболее часто в судебной практике применяется такой вид обеспечительных мер, как наложение ареста на денежные средства или имущество ответчика. Здесь следует учитывать, что нельзя налагать арест на все счета ответчика, особенно организации, так как это может повлечь необоснованное приостановление деятельности организации и, соответственно, существенные убытки. Арест должен налагаться только на денежные средства в размере, не превышающем суммы иска. При наложении ареста на недвижимое имущество в виде запрета осуществлять любые сделки с этим имуществом следует не забывать направлять копию определения в соответствующий орган, осуществляющий государственную регистрацию прав на недвижимое имущество, для внесения записи об ограничении права собственности на соответствующий объект недвижимости.

И совершенно недопустимо в порядке обеспечения иска запрещать или приостанавливать деятельность юридических лиц, проведение их органами управления собраний и заседаний (общих собраний акционеров, заседаний совета директоров, правления хозяйственного общества, съездов и конференций политических партий и общественных объединений и т.п.). В частности, Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 10 октября 2001г. N 12 "О вопросе, возникшем при применении Федерального закона "Об акционерных обществах" [6] прямо указал на то, что судья или суд не вправе запрещать проведение общего собрания акционеров, поскольку это противоречит ст.31 Конституции РФ, гарантирующей гражданам Российской Федерации право собираться мирно, без оружия, проводить собрания и демонстрации, шествия и пикетирования, а также нарушает право акционеров, не обжалующих решений органов управления акционерного общества, на участие в общем собрании акционеров, предоставленное им Федеральным законом "Об акционерных обществах".

В Постановлении от 20 ноября 2003г. N 17 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел по трудовым спорам с участием акционерных обществ, иных хозяйственных товариществ и обществ" [7] Пленум Верховного Суда РФ разъяснил вопросы, связанные с применением обеспечительных мер по делам об оспаривании руководителями организаций, членами коллегиальных исполнительных органов организаций (генеральными директорами акционерных обществ, иных хозяйственных товариществ и обществ и т.п.), а также членами советов директоров (наблюдательных советов), заключивших с данными организациями трудовые договоры, решений уполномоченных органов организаций либо собственников имущества организаций или уполномоченных собственниками лиц (органов) об освобождении их от занимаемых должностей.

Пленум указал на недопустимость приостановления судом действия оспариваемого решения до вступления в законную силу решения суда на основании ст.254 ГПК, поскольку возникшие по данным делам правоотношения не являются публично-правовыми и по ним имеют место споры о праве, которые согласно ч.3 ст.247 ГПК должны рассматриваться и разрешаться в исковом производстве. В процессе производства по таким делам судья не вправе в качестве меры по обеспечению иска приостановить действие оспариваемого решения об освобождении истца от работы и обязать ответчика, а также других лиц не чинить препятствий истцу в выполнении своих прежних обязанностей, поскольку обеспечение иска в силу ст.139 ГПК допускается в том случае, если непринятие мер по обеспечению иска затруднит или сделает невозможным исполнение решения суда, тогда как таких обстоятельств по данным делам не имеется.

Данные в названных Постановлениях разъяснения в равной мере применимы и к аналогичным делам с участием производственных и потребительских кооперативов, общественных объединений, политических партий, а также иных организаций.

На стадии подготовки дела к судебному разбирательству ответчиком может быть заявлено о пропуске истцом без уважительных причин срока исковой давности для защиты права или установленного федеральным законом срока обращения в суд. Такие заявления судья может вынести на рассмотрение в предварительном судебном заседании, имеющем целью процессуальное закрепление распорядительных действий сторон, и при установлении факта пропуска указанных сроков без уважительных причин вправе принять решение об отказе в иске без исследования иных фактических обстоятельств дела (ст.152 ГПК). Решение не выносится, если имеются обстоятельства, свидетельствующие об уважительности причин пропуска срока исковой давности, которые нуждаются в проверке при исследовании фактических обстоятельств дела на следующих стадиях процесса.

По окончании подготовки судья выносит определение о назначении гражданского дела к разбирательству в судебном заседании (ст.153 ГПК). В этом определении указывается об извещении сторон и других лиц, участвующих в деле, о времени и месте рассмотрения дела в судебном заседании, о вызове других участников процесса (представителей, свидетелей, эксперта, специалиста, переводчика и т.д.).

Каждый этап судебного заседания имеет свое назначение, которое должно учитываться всеми участниками процесса. Остановимся на некоторых из них, где встречаются неправильные действия не только лиц, участвующих в деле, но и суда, рассматривающего дело.

В первую очередь это стадия, на которой разрешается вопрос о возможности рассмотрения дела в отсутствие неявившихся лиц (ст.167 ГПК). Иногда участвующее в деле лицо, будучи надлежащим образом извещенным о времени и месте судебного заседания, направляет письменные ходатайства об отложении дела, полагая, что оно обязательно будет удовлетворено. Однако следует учитывать положения ч.1 ст.167 ГПК о том, что лица, участвующие в деле, обязаны не только известить суд о причинах своей неявки, но и представить доказательства уважительности этих причин, в частности приложить к ходатайству документы, безусловно подтверждающие уважительность причины неявки (заверенную копию листка нетрудоспособности, справку о служебной командировке и т.д.).

Суд вправе не согласиться и отклонить ходатайство, если признает причины неявки неуважительными либо если наличие этих причин не подтверждено доказательствами, и рассмотреть дело по существу. Здесь важно понимать, что при необоснованном отложении судебного разбирательства нарушаются процессуальные права другой стороны.

На практике нередко юридическое лицо направляет ходатайство об отложении судебного заседания по тому мотиву, что юрисконсульт или иной работник организации, уполномоченный представлять ее интересы, временно отсутствует по уважительной причине (болезнь, командировка и т.п.). Однако в данном случае лицом, участвующим в деле, является не отсутствующий работник, а сама организация, не лишенная возможности направить другого представителя, в том числе пригласить и уполномочить адвоката для ведения гражданского дела. Поэтому в определенных случаях подобное ходатайство может быть отклонено судом и дело рассмотрено в отсутствие представителя организации.

Доказательством надлежащего извещения являются судебные извещения и вызовы, направляемые и вручаемые в соответствии с правилами ст.113 — 118 ГПК. Среди них указан такой способ извещения, как телефонограмма. Но это не означает, что достаточно справки секретаря суда об извещении по телефону. В ч.1 ст.113 ГПК прямо предусмотрена необходимость обеспечения фиксации судебного извещения или вызова и его вручение адресату. В этой связи при уведомлении телефонограммой в материалах дела должны иметься ее текст, сведения о том, по какому телефону она передана, кем принята (фамилия, имя, отчество, занимаемая должность) и за каким входящим номером зарегистрирована. Естественно, соблюдение таких условий возможно лишь в отношении юридических лиц. Звонок по телефону гражданину вряд ли можно зафиксировать.

При обсуждении вопроса о возможности рассмотрения дела в отсутствие кого-либо из участвующих в деле лиц, не извещенных должным образом о судебном заседании, следует иметь в виду правовую позицию, высказанную по этому поводу Европейским судом по правам человека. Европейский суд отметил, что право на справедливое и публичное судебное разбирательство, гарантированное п.1 ст.6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, признается нарушенным, если сторона дела не была проинформирована о судебном заседании с таким расчетом, чтобы иметь возможность явиться на него, если бы ею было принято решение воспользоваться правом участвовать в судебном заседании, гарантируемым национальным законодательством (см., напр., Постановление Европейского суда по правам человека от 15 марта 2005г. по делу Яковлев против Российской Федерации [8]).

Судебное заседание не должно проходить в нервозной обстановке. Созданию деловой обстановки способствуют грамотное ведение процесса председательствующим и корректное поведение участвующих в деле лиц, выполнение ими всех распоряжений председательствующего.

Рассмотрение дела по существу начинается докладом председательствующего или кого-либо из судей, когда дело рассматривается коллегиально в составе трех профессиональных судей (ст.172 ГПК). В докладе кратко, но понятно для всех участников процесса должны быть изложены предмет и основание заявленных требований, сущность поступивших возражений по ним. Доклад по делу должен содержать сведения об обстоятельствах, имеющих значение по делу и подлежащих доказыванию сторонами. Включение в доклад обстоятельств, не имеющих отношения к существу спора, может дезориентировать участников процесса относительно круга юридически значимых обстоятельств, в подтверждение или опровержение которых они должны представлять доказательства.

Нельзя забывать напоминать сторонам о возможности завершения ими спора путем заключения мирового соглашения, о праве ответчика признать иск, о процессуальных последствиях таких действий.

Председательствующий, реализуя предоставленные ему ст.156 ГПК полномочия, вправе устранять многократное повторение участниками процесса одних и тех же обстоятельств. Можно предложить участвующим в деле лицам дополнить изложенное в докладе своими уточнениями, заострить внимание на наиболее значимых обстоятельствах, что будет способствовать более полному и правильному пониманию позиции истца и возражений ответчика по делу. Нельзя забывать о том, что сведения, полученные из объяснений сторон, являются доказательствами по делу. При этом признание стороной обстоятельств, на которых другая сторона основывает свои требования или возражения, освобождает последнюю от необходимости дальнейшего доказывания этих обстоятельств. Признание заносится в протокол судебного заседания, а если оно изложено в письменном заявлении, то приобщается к материалам дела (ст.68 ГПК). Такое же значение имеет признание обстоятельств представителем стороны, поскольку он вправе совершать от имени представляемого все процессуальные действия, а ст.54 ГПК не требует специальной оговорки в доверенности о праве представителя на признание обстоятельств, имеющих значение для дела. Вместе с тем признание представителем таких обстоятельств не может быть принято судом, если оно влечет за собой полный или частичный отказ от исковых требований, уменьшение их размера, полное или частичное признание иска, так как полномочие представителя на совершение этих действий должно быть специально указано в доверенности. Не имеет значение и признание обстоятельств адвокатом, назначенным в порядке ст.50 ГПК в качестве представителя ответчика, место жительства которого неизвестно.

Доказательства, в том числе сведения о фактах, содержащихся в объяснениях участников процесса, представляются суду, который определяет круг обстоятельств, имеющих значение по делу. Председательствующий в судебном заседании вправе устранить все, что не имеет отношения к делу, в частности предложить лицу, дающему объяснения, уточнить сказанное им либо перейти к изложению других фактов, когда позиция выступающего по определенному факту для суда полностью ясна. Возражения кого-либо из участников процесса относительно действий председательствующего заносятся в протокол, однако его распоряжения обязательны и должны выполняться (ст.156 ГПК).

Немаловажную роль играет активное поведение участников процесса при исследовании доказательств по делу, чему должен способствовать председательствующий по делу.

Процессуальное законодательство подробно регламентирует такой вид доказательств, как показания свидетелей, определяет порядок их получения и исследования (ст.69 — 70, 176 — 180 ГПК). При допросе свидетеля судья должен учитывать отношение свидетеля к лицам, участвующим в деле, его возраст, образование, интеллектуальный уровень и другие обстоятельства, с учетом которых следует формулировать вопросы свидетелю и давать оценку полученным показаниям.

Письменным доказательствам и порядку их исследования посвящены ст.71 — 72, 181 — 182 ГПК. На практике не всегда правильно трактуется ч.2 ст.71 ГПК, предусматривающая, что письменные доказательства представляются в подлиннике или в форме надлежащим образом заверенной копии. Основываясь на этой процессуальной норме, судья иногда требует от сторон представления нотариально удостоверенных копий различных документов. Между тем подобный вывод не вытекает из приведенной нормы, из анализа которой во взаимосвязи со ст.72 ГПК следует, что копия документа может быть заверена непосредственно самим судьей после сличения с подлинником. Естественно, при необходимости исследования подлинника документа, а также в тех случаях, когда обстоятельства дела согласно законам или иным нормативным правовым актам подлежат подтверждению только подлинными документами (например, вексель), такой документ должен быть представлен суду и исследован в судебном заседании.

По многим делам, особенно связанным с правом собственности на объекты недвижимости, их разделом и определением порядка пользования, большое значение имеет заключение эксперта. Экспертиза должна назначаться с соблюдением требований ст.79 ГПК. Нельзя забывать разъяснять участвующим в деле лицам их права, предусмотренные этой процессуальной нормой: представить суду вопросы, подлежащие разрешению при проведении экспертизы; просить поручить проведение экспертизы конкретному судебно-экспертному учреждению или конкретному эксперту; заявлять отвод эксперту; формулировать вопросы для него; знакомиться с определением суда о назначении экспертизы и со сформулированными в нем вопросами; знакомиться с заключением эксперта; ходатайствовать перед судом о назначении повторной, дополнительной, комплексной или комиссионной экспертизы.

Все участники процесса заинтересованы в том, чтобы экспертное заключение было полным, ясным и качественным, что достигается не только путем правильного выбора эксперта, определения круга подлежащих разрешению им вопросов, но и посредством исследования данного заключения в судебном заседании, в том числе с участием эксперта, которому могут быть заданы вопросы в целях подтверждения либо опровержения экспертного заключения. Всесторонне должны быть обсуждены и доводы, обосновывающие постановку вопроса о назначении дополнительной либо повторной экспертизы. Так, если по делу о разделе жилого дома в натуре в экспертном заключении отсутствует предлагаемый какой-либо из сторон по делу вариант раздела и не указано об отсутствии технической возможности раздела по такому варианту, требование заинтересованной в таком варианте стороны о представлении экспертом технических расчетов по дополнительно предлагаемому варианту раздела будет правомерным. Суд, удалившись в совещательную комнату, будет иметь возможность оценить только те варианты раздела, которые ему представлены и исследовались в судебном заседании. Отсутствие в материалах дела заключения эксперта по предлагаемому одной из сторон по делу варианту раздела исключает возможность его оценки такого варианта судом, что влечет за собой нарушение процессуальных прав этой стороны, в частности на представление доказательств, и, как следствие, вынесение необоснованного решения.

Экспертное заключение нельзя рассматривать как бесспорное доказательство. В практике не единичны случаи, когда эксперт делал неправильные выводы либо нарушал процедуру подготовки и дачи заключения, что отражалось на качестве и полноте выводов. Обстоятельные доводы в опровержение данного заключения могут существенно повлиять на выводы эксперта, изменить их. Исходя из этого при подготовке к судебному заседанию, в котором будет исследовано экспертное заключение, целесообразно изучить акт экспертизы, определить использованные экспертом приемы и методы, ознакомиться с нормативными материалами, техническими нормами и правилами, специальной литературой, имеющими отношение к существу исследуемого вопроса, а также с поступившими письменными возражениями и замечаниями сторон на акт экспертизы. Это позволит грамотно и квалифицированно исследовать представленное заключение, проверить его полноту, обсудить поступившие вопросы и ходатайства сторон относительно данного заключения, а в конечном счете дать в судебном решении правильную оценку экспертному заключению.

Заключение эксперта следует отличать от консультации специалиста, которая не относится к средствам доказывания и сама по себе не может служить источником сведений, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие юридически значимых обстоятельств. Консультация и пояснения специалиста могут быть даны не только в письменной форме, но и в устной. Специалист, как и эксперт, обладает специальными познаниями в области науки, техники или искусства. Его задача состоит в том, чтобы исходя из своих профессиональных знаний оказать суду помощь, в том числе техническую, в исследовании и оценке доказательств, в выявлении их действительного содержания (ст.188 ГПК). В отличие от эксперта специалист не предупреждается об уголовной ответственности за дачу заведомо ложной консультации, поскольку такая ответственность законодательством не установлена.

После исследования всех доказательств председательствующий предоставляет слово для заключения по делу прокурору, представителю государственного органа или органа местного самоуправления, если они участвуют в деле в соответствии с ч.3 ст.45, ст.47 ГПК. При отсутствии у лиц, участвующих в деле, дополнительных объяснений председательствующий объявляет рассмотрение дела по существу законченным, и суд переходит к судебным прениям (ст.189 ГПК).

Судебные прения состоят из речей участвующих в деле лиц и их представителей. В них зачастую воспроизводятся исковые требования и возражения, неоднократно прозвучавшие в судебном заседании и известные всем участникам процесса. Однако оснований для того, чтобы прерывать по такому мотиву выступающего в прениях, не имеется. Председательствующий, объявляя судебные прения, должен разъяснить значение этой стадии процесса, цели, которые стоят перед участниками прений.

Цели судебных прений состоят в том, чтобы лица, участвующие в деле, указали, какие юридически значимые обстоятельства они считают установленными и какими именно доказательствами эти обстоятельства подтверждены, проанализировали доказательства и предложили свою оценку доказательств, указали на закон, регулирующий возникшие отношения и подлежащий применению по делу, высказали свое мнение о том, как должен быть разрешен спор, с учетом установленного. В частности, по делу о разделе жилого дома либо определении порядка пользования стороны могут предложить наиболее целесообразный вариант раздела дома, причем мотивировать свое предложение не только с технической стороны, но и с учетом иных обстоятельств, сослаться на конкретные схемы, планы, чертежи и расчеты, представленные экспертом. Такие выступления в судебных прениях, безусловно, должны быть учтены и проанализированы судом в совещательной комнате при принятии решения.

Лица, участвующие в деле, их представители после произнесения речей могут выступить с репликами в связи со сказанным. Реплики должны быть краткими, касаться основных вопросов, высказанных в судебных прениях. По окончании судебных прений суд удаляется в совещательную комнату для вынесения решения (ст.192 ГПК).

В совещательной комнате суд разрешает вопросы, указанные в ст.196 ГПК, принимает решение, которое является актом правосудия, окончательно разрешающим дело.

На основе обсуждения оснований иска, оценки представленных доказательств суд определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены, а какие нет, выбирает норму права, подлежащую применению, и делает вывод об удовлетворении заявленных требований или об отказе в их удовлетворении. Именно здесь могут сыграть свою роль мнения сторон, высказанные в судебных прениях, оказать влияние на принимаемое решение соображения по поводу представленных доказательств и в отношении нормы закона, подлежащей применению по делу. После подписания решения суд возвращается в зал заседания, где объявляет решение.

По сложным делам, как правило, объявляются только вводная и резолютивная части, составление мотивированного решения откладывается на срок до пяти дней (ст.199 ГПК).

В соответствии со ст.199 ГПК решение суда принимается немедленно после разбирательства дела. Поэтому если суд удалился в совещательную комнату в пятницу вечером, то при невозможности составления мотивированного решения он должен в любом случае принять и огласить в тот же день резолютивную часть решения. Откладывать объявление резолютивной части на понедельник суд не вправе, указанный выше пятидневный срок предоставляется лишь для составления мотивированного решения.

Содержание изготовленного в окончательной форме решения имеет существенное значение, поскольку неясность мотивов, недостаточная обоснованность выводов суда могут привести в последующем к отмене судебного решения. Решение должно быть сформулировано таким образом, чтобы каждый добросовестный человек не мог не согласиться с ним.

Решение суда состоит из вводной, описательной, мотивировочной и резолютивной частей (ст.198 ГПК).

Во вводной части указываются сведения о дате и месте принятия решения, наименование суда, состав суда, секретарь судебного заседания, предмет спора или заявленное требование в сочетании с данными о сторонах, других лицах, участвующих в деле, их представителях. Наименование иска не обязательно должно дословно воспроизводить указанное во вводной части искового заявления. Оно должно быть сформулировано грамотно исходя из предмета иска или заявленного требования. Например, если исковое заявление названо: "О восстановлении в должности слесаря цеха N 5 трубопрокатного завода и о взыскании заработной платы за время вынужденного прогула", то совершенно очевидно, что такое наименование юридически неграмотно. В частности, слесарь не является служащим, и речь может идти о восстановлении его на работе, а не в должности. Также истец может требовать взыскания не заработной платы, а среднего заработка за время вынужденного прогула. В данной ситуации во вводной части решения суда следует указать: "По иску Егорова Виктора Петровича к открытому акционерному обществу "Трубопрокатный завод" о восстановлении на работе и взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула". Допустим вариант: "…об оплате времени вынужденного прогула".

В описательной части требования истца в соответствии с его исковым заявлением возражения ответчика и объяснения других участвующих в деле лиц излагаются таким образом, чтобы была ясна их суть. Здесь должны быть отражены и изменения в исковых требованиях, если таковые были в процессе рассмотрения дела.

При изложении мотивировочной части решения суда нельзя ограничиваться лишь простым изложением обстоятельств, перечислением доказательств, приведением выдержек из показаний свидетелей и без их анализа и оценки указывать на выводы суда. В данной части решения должны быть не просто изложены доказательства, но и сделана их окончательная оценка, приведены доводы, по которым одни из них принимаются судом, а другие отвергаются, указано, какие юридически значимые доказательства эти обстоятельства подтверждают или опровергают, их значение для дела, указаны установленные обстоятельства и дана их правовая оценка. При признании стороной обстоятельств суд указывает в мотивировочной части на это одновременно со своим выводом об установлении данных обстоятельств, если отсутствуют предусмотренные ч.3 ст.68 ГПК основания, по которым признание обстоятельств не принимается. Только после этого делается окончательный вывод по существу дела с указанием на конкретные нормы материального права, которые суд применил к рассматриваемому правоотношению, а также нормы процессуального права, которыми он руководствовался.

При этом суд должен учитывать: а) постановления Конституционного Суда РФ о толковании положений Конституции РФ, подлежащих применению в данном деле, и о признании соответствующими либо не соответствующими Конституции РФ нормативных правовых актов, перечисленных в п."а", "б", "в" ч.2 и в ч.4 ст.125 Конституции РФ, на которых стороны основывают свои требования или возражения; б) постановления Пленума Верховного Суда РФ, принятые на основании ст.126 Конституции РФ и содержащие разъяснения вопросов, возникших в судебной практике при применении норм материального или процессуального права, подлежащих применению в данном деле; в) постановления Европейского суда по правам человека, в которых дано толкование положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод, подлежащих применению в данном деле (п.4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003г. N 23) [9]. В мотивировочной части решения суд может сослаться на соответствующее постановление, которое им было учтено при разрешении дела.

Резолютивная часть решения должна содержать выводы суда, вытекающие из установленных в мотивировочной части фактических обстоятельств, как по первоначальному иску, так и по встречному иску, если он был заявлен. Эта часть решения суда должна быть изложена особенно грамотно, в ней должны быть разрешены все вопросы, указанные в ч.5 ст.198, ст.204 -207 ГПК, чтобы не потребовалось последующее разъяснение решения. В частности, по спорам, связанным с правом на недвижимое имущество, в случае удовлетворения иска в резолютивной части решения приводится подробное описание объекта недвижимости на основе данных технического учета (поскольку именно на основании этой части решения будет производиться соответствующая запись о праве в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним), указывается об аннулировании соответствующей записи о праве.

После вынесения решения перед судом могут быть поставлены вопросы о вынесении дополнительного решения, о разъяснении решения, об отсрочке или рассрочке его исполнения, изменении способа и порядка исполнения, об индексации присужденных денежных сумм, об обращении к немедленному исполнению, об обеспечении исполнения решения (ст.201 — 203, 208, 212, 213 ГПК).

На практике нередки случаи, когда обращаются в суд с заявлением о разъяснении решения, ссылаясь на неясность его мотивов. Однако мотивы решения не могут быть разъяснены, поскольку это повлечет изменение содержания решения, в частности его мотивировочной части, что противоречило бы ст.202 ГПК. Неясность или ошибочность мотивов может служить поводом для подачи кассационной жалобы, в том числе только на мотивы принятого решения. Решение подлежит разъяснению в тех случаях, когда его неполнота или неясность не позволяют либо существенно затрудняют исполнение решения, например в резолютивной части не приведено подробное описание объекта недвижимости, неполно указаны те или иные сведения, требуемые для исполнения решения, и т.п.Это вытекает из толкования ст.202 ГПК, связывающей возможность дачи разъяснения с тем, исполнено оно или нет. Так, решение суда об отказе в иске не нуждается в приведении в исполнение, что исключает возможность его разъяснения.

В суде первой инстанции процессуальные действия лиц, участвующих в деле, не ограничиваются моментом вынесения решения. Всегда следует помнить о праве принесения замечаний на протокол судебного заседания в течение пяти дней со дня его подписания (ст.231 ГПК). Судье следует внимательно относиться к содержанию протокола при его подписании и тогда, когда судебное заседание не заканчивается вынесением решения суда, поскольку в нем могут быть зафиксированы значимые процессуальные действия, определенные факты, доказательства. Протокол является важным процессуальным документом, на основе которого последующие судебные инстанции проверяют содержание заявленных устно ходатайств, ряда доказательств (объяснения участников процесса, показания свидетелей, экспертов, специалистов), соблюдение порядка их обсуждения и исследования, соответствие процессуальных действий суда и участников процесса нормам ГПК. Конечно, в протоколе невозможно дословно отразить устные объяснения и показания. Однако основная их суть должна быть изложена полно и правильно.

В случае несогласия кого-либо из лиц, участвующих в деле, с принятым решением на это решение может быть подана апелляционная или кассационная жалоба. При этом все первоначальные процессуальные действия, направленные на возбуждение производства в суде второй инстанции, совершаются судьей первой инстанции (мировым судьей), о чем сказано ниже.

3. Апелляционное производство

Апелляционное производство осуществляется в суде второй инстанции, каковым является районный суд — вышестоящая судебная инстанция по отношению к мировым судьям, действующим на территории соответствующего судебного района. Объектом апелляционного обжалования могут быть только не вступившие в законную силу решения мировых судей. Апелляционная жалоба, апелляционное представление прокурора подаются в соответствующий районный суд через мирового судью, принявшего решение по первой инстанции, в течение десяти дней со дня принятия решения в окончательной форме (ст.320 — 321 ГПК). Правом на апелляционное обжалование решения обладают стороны и другие участвующие в деле лица. Прокурор, участвующий в деле, может принести апелляционное представление.

Если апелляционная жалоба подана лицом, не привлеченным к участию в деле, считающим свои права и законные интересы нарушенными судебным актом, то вопрос о ее принятии должен решаться с учетом Постановления Конституционного Суда РФ от 20 февраля 2006г. N 1-П по делу о проверке конституционности положения ст.336 ГПК по жалобам граждан и организации [10], прокомментированного в разделе "Кассационное производство".

Процессуальный закон не предусматривает возможность подачи апелляционных жалобы, представления непосредственно в районный суд. Жалоба, представление, поданные в вышестоящий суд, не влекут за собой возбуждение апелляционного производства и должны возвращаться подавшему их лицу без совершения по ним каких бы то ни было процессуальных действий.

Такой порядок подачи апелляционных жалобы, представления обусловлен тем, что все первоначальные действия, связанные с проверкой правильности оформления жалобы, представления, соблюдения срока на их подачу, получением возражения и направлением дела в суд второй инстанции, осуществляются непосредственно мировым судьей, у которого находится рассмотренное гражданское дело.

При получении апелляционных жалобы, представления мировой судья в первую очередь проверяет, обладают ли подавшие их лица правом на обжалование решения в апелляционном порядке, соблюден ли установленный для этого десятидневный срок. Течение данного срока начинается на следующий день после оглашения мировым судьей полного решения, а если им объявлена только резолютивная часть, то на следующий день после изготовления мотивированного решения.

Заочное решение мирового судьи может быть обжаловано в апелляционном порядке в течение десяти дней по истечении срока подачи ответчиком заявления об отмене этого решения, а если такое заявление подано — в течение десяти дней со дня вынесения определения об отказе в удовлетворении заявления (ст.237 ГПК). Здесь на практике возникли вопросы: а может ли быть обжаловано в районный суд определение мирового судьи об отказе в удовлетворении заявления об отмене заочного решения, и если да, то с какого момента начинается течение десятидневного срока на апелляционное обжалование решения суда? Представляется, что указанное определение обжалованию не подлежит, поскольку не подпадает под предусмотренные ст.331 ГПК случаи, когда допускается обжалование определения мирового судьи в районный суд. Нормы главы 22 ГПК, регламентирующей заочное производство, не предусматривают возможности обжалования определения мирового судьи об отказе в пересмотре заочного решения, данное определение не исключает возможности дальнейшего движения дела. Кроме того, ч.2 ст.237 ГПК связывает начало течения срока на апелляционное обжалование заочного решения с моментом вынесения определения об отказе в удовлетворении заявления об отмене этого решения, а не с моментом вступления его в законную силу.

Если срок подачи апелляционных жалобы, представления пропущен по уважительным причинам, то он может быть восстановлен мировым судьей по заявлению обратившихся лиц в порядке, предусмотренном ст.112 ГПК.

Установив, что апелляционные жалоба, представление поданы надлежащими лицами и в установленный срок либо этот процессуальный срок восстановлен, мировой судья проверяет правильность их оформления и полноту приложенных к ним документов.

Содержание апелляционных жалобы, представления раскрыто в ст.322 ГПК. Требование этой нормы обязательно. Жалоба, представление не могут содержать лишь простое перечисление обстоятельств дела и немотивированные ссылки на неправильность решения мирового судьи. Должны быть приведены аргументы в подтверждение того, что обжалуемое решение не может быть признано законным и обоснованным. Возможны ссылки и на новые доказательства без обоснования невозможности их представления в процессе рассмотрения дела мировым судьей, в чем и заключается основное отличие апелляционной жалобы от кассационной, в которой ссылки на новые доказательства допускаются только при условии обоснования в жалобе, что они не могли быть представлены в суд первой инстанции.

В апелляционной жалобе не могут содержаться дополнительные требования, которые не заявлялись мировому судье, поскольку апелляционная инстанция рассматривает дело исключительно в пределах тех требований, которые были заявлены мировому судье; изменение предмета и основания, а также размера требований в суде апелляционной инстанции не допускается.

В тех случаях, когда апелляционные жалоба, представление не соответствуют предусмотренным ст.322 ГПК требованиям, мировой судья выносит определение об оставлении их без движения, в котором указывает конкретные недостатки и устанавливает разумный срок для их исправления. Безусловно, нельзя подходить к выявлению недочетов слишком формально, в частности оставлять без движения жалобу, представление только по тем мотивам, что в них приведены излишние обстоятельства, отсутствует юридическое обоснование доводов либо доводы, просьба заинтересованного лица изложены недостаточно четко.

В то же время не могут быть оставлены без реагирования жалоба, представление, если они не подписаны лицом, их подавшим, либо подписаны представителем, полномочия которого на обжалование решения мирового судьи не подтверждены надлежащими документами, или не представлены копии жалобы, представления с приложенными к ним документами по числу участвующих в деле лиц, а также документ об уплате государственной пошлины, если жалоба подлежит оплате. В соответствии с подп.9 п.1 ст.333.19 НК РФ при подаче апелляционной жалобы государственная пошлина уплачивается в размере 50% размера государственной пошлины, подлежащей уплате при подаче искового заявления неимущественного характера.

В тех случаях, когда указание мирового судьи об исправлении недостатков жалобы, представления не выполнено в установленный им срок либо когда пропущен срок на апелляционное обжалование решения и отсутствует просьба о его восстановлении или в этом отказано, мировой судья своим определением возвращает апелляционную жалобу лицу, ее подавшему, а апелляционное представление — прокурору. В таком же порядке судья возвращает жалобу по просьбе подавшего ее лица, а представление — при отзыве его прокурором, если дело еще не направлено в районный суд.

Здесь следует обратить внимание на то, что мировому судье необходимо по возможности быстро рассматривать вопрос об оставлении без движения апелляционных жалобы, представления, поданных без соблюдения предъявляемых к ним требований, а после истечения срока на апелляционное обжалование, если недостатки устранены, — незамедлительно направлять гражданское дело в районный суд. В противном случае будут затронуты права другой стороны, в пользу которой состоялось решение, так как затягивается вступление в законную силу решения суда, а следовательно, его исполнение, необоснованно увеличивается установленный законом срок для подготовки апелляционных жалобы, представления.

При отсутствии оснований для возвращения поступивших апелляционных жалобы, представления мировой судья обязан направить лицам, участвующим в деле, копии поступивших жалобы, представления и приложенных к ним документов, а по истечении срока обжалования -направить дело с поступившими апелляционными жалобой, представлением, а также с возражениями относительно их, когда такие возражения поданы в соответствующий районный суд (ст.325 ГПК).

Непосредственно перед направлением дела в районный суд мировому судье рекомендуется еще раз тщательно проверить, надлежащим ли образом оформлены все протоколы судебных заседаний, в том числе об отложении судебного разбирательства, имеются ли все необходимые подписи, правильно ли прошиты и пронумерованы материалы дела, составлена ли их полная опись, соблюдены ли иные требования, предъявляемые к оформлению гражданских дел.

Отказ от апелляционной жалобы или отзыв апелляционного представления возможны и после направления гражданского дела в районный суд, но до принятия решения или определения судом апелляционной инстанции. В случае принятия отказа от жалобы или отзыва представления судья выносит определение о прекращении апелляционного производства, если решение или определение не обжаловано другими лицами (ст.326 ГПК).

Рассмотрение дела судом апелляционной инстанции проводится по правилам производства в суде первой инстанции (ч.2 ст.327 ГПК). В частности, судья районного суда должен провести подготовку дела к судебному разбирательству с учетом перечисленных в ст.148 ГПК задач, разрешить ходатайства участвующих в деле лиц об истребовании доказательств и т.п.Поэтому вышеизложенные рекомендации относительно процессуальных действий, осуществляемых в суде первой инстанции, применимы и при рассмотрении дела судом апелляционной инстанции. Вместе с тем следует учитывать те особенности, которые присущи именно этой стадии гражданского процесса. При апелляционном рассмотрении дела не допускается изменение предмета, основания или размера требования, рассмотренного мировым судьей, что исключает и предъявление встречного иска. Однако истец не лишен права отказаться от иска, стороны могут окончить дело мировым соглашением (ст.39 ГПК).

В отличие от суда первой инстанции постановления суда апелляционной инстанции вступают в законную силу немедленно и обжалованию в кассационном порядке не подлежат. Постановление, которым спор не разрешается по существу (оставление решения мирового судьи без изменения, а апелляционных жалобы, представления — без удовлетворения; отмена решения мирового судьи полностью или в части и прекращение производства по делу; отмена решения мирового судьи полностью или в части и оставление заявления без рассмотрения), выносится в форме определения. В случае изменения решения мирового судьи или его отмены и принятия нового решения постановление принимается в форме апелляционного решения, которое заменяет полностью или в части решение мирового судьи.

Решение мирового судьи оставляется без изменения, если суд апелляционной инстанции придет к выводу о том, что оно является законным и обоснованным. Если выводы районного суда, рассматривающего дело в апелляционном порядке, об обстоятельствах дела и подлежащих применению нормах материального права расходятся с выводами мирового судьи, то он изменяет или отменяет решение мирового судьи с вынесением нового решения.

Основания для отмены или изменения решения мирового судьи в апелляционном порядке такие же, как и для отмены решения суда в кассационном порядке. Эти основания предусмотрены ст.362 — 364 ГПК, их подробный анализ приведен ниже в разделе, посвященном кассационному производству.

Гражданским процессуальным кодексом не предусмотрена передача апелляционной инстанцией дела на новое рассмотрение мировому судье. Это связано с тем, что при апелляции гражданское дело пересматривается в полном объеме по правилам суда первой инстанции, районный суд наделен правом устанавливать новые факты, исследовать новые доказательства и обязан сам устранить нарушения норм материального и процессуального права, допущенные мировым судьей. Отменив решение мирового судьи, суд апелляционной инстанции обязан закончить производство по делу в соответствии со своими правами, закрепленными ст.328 ГПК.

Однако если при рассмотрении апелляционной жалобы обнаружится, что дело было разрешено мировым судьей, которому оно неподсудно, то дело не может быть разрешено по существу в апелляционном порядке, а подлежит направлению для рассмотрения по подсудности.

Такой вывод основан на ч.1 ст.47 Конституции РФ, в силу которой никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом. Поэтому если дело было разрешено с нарушением указанного конституционного принципа, то апелляционная инстанция, не высказываясь по существу рассмотренного дела, отменяет решение и направляет дело на рассмотрение того мирового судьи, к подсудности которого оно отнесено законом.

В районный суд могут быть обжалованы определения мирового судьи, и в случаях когда: 1) возможность обжалования определения прямо предусмотрена нормами ГПК; 2) определение мирового судьи исключает возможность дальнейшего движения дела. Частные жалоба, представление прокурора могут быть поданы в течение десяти дней со дня вынесения такого определения. Остальные определения не подлежат обжалованию в районный суд отдельно от решения мирового судьи, возражения относительно этих определений могут быть включены в апелляционные жалобу, представление. Так, не может быть обжаловано в апелляционном порядке определение о принятии искового заявления к производству суда (ст.133 ГПК). Однако возражения относительного этого определения, например по мотиву неподсудности мировому судье принятого им искового требования, могут быть включены в апелляционную жалобу и явиться основанием для отмены решения, если апелляционная инстанция признает приведенные доводы правильными.

По результатам рассмотрения частных жалобы, представления районный суд всегда выносит определение, так как разрешает вопросы, носящие частный характер, и существа заявленного требования не касается.

Полномочия суда апелляционной инстанции при рассмотрении частной жалобы (представления прокурора) на определение мирового судьи закреплены в ст.334 ГПК, в которой также не указано о возможности направления дела на рассмотрение мирового судьи, в случаях когда им вынесено определение, заканчивающее производство по делу, например в связи с утверждением мирового соглашения сторон.

Однако анализ данной нормы в системной связи с другими нормами ГПК не позволяет сделать вывод об отсутствии такой возможности. Суд апелляционной инстанции при рассмотрении частной жалобы (представления прокурора) разрешает по существу не дело, а вопрос, по которому вынесено определение судьи. Согласно абз. 3 ст.334 ГПК суд апелляционной инстанции вправе отменить определение мирового судьи полностью или в части и разрешить вопрос по существу. Таким образом, апелляционная инстанция в указанном случае наделена полномочиями разрешить по существу не заявленное требование, а вопрос, который был разрешен обжалуемым определением мирового судьи.

Например, признав, что определение мирового судьи об утверждении мирового соглашения и прекращении производства по делу является неправильным, районный суд должен отменить это определение и разрешить вопрос по существу путем отказа в утверждении мирового соглашения и прекращении производства по делу, после чего направить дело для дальнейшего рассмотрения мировому судье. В этом случае обеспечивается соблюдение конституционного права на рассмотрение дела тем судьей, к подсудности которого оно отнесено законом, а также сохраняется возможность апелляционного обжалования решения, вынесенного мировым судьей по существу заявленного требования.

Рассматривая дело по правилам производства в суде первой инстанции, суд апелляционной инстанции может выносить промежуточные определения, в том числе названные в ст.371 ГПК, предусматривающей право обжалования определений суда первой инстанции, например о принятии мер по обеспечению иска, о приостановлении производства по делу и т.п.Однако обжалование таких определений, вынесенных на стадии апелляционного производства, в суд кассационной инстанции исключается.

Согласно ч.2 ст.329 ГПК постановление суда апелляционной инстанции вступает в силу со дня его принятия. Какого-либо исключения для определений, препятствующих дальнейшему движению дела, в этой процессуальной норме не содержится. Невозможность обжалования в кассационном порядке определений, вынесенных на стадии апелляционного производства, подтверждается и содержанием ст.371 ГПК, допускающей возможность обжалования в суд кассационной инстанции только определений суда первой инстанции, за исключением определений мировых судей.

Это связано с тем, что суд апелляционной инстанции, как и кассационная инстанция, является судом второй инстанции и также рассматривает частные жалобы (представления) на определения, вынесенные по первой инстанции мировыми судьями (раздел III ГПК РФ). Поэтому промежуточные определения, вынесенные на стадии апелляционного производства, в том числе препятствующие дальнейшему движению дела или относительно которых ГПК содержит указание о возможности подачи на них частных жалоб (например, ст.145 ГПК), не могут быть обжалованы в суд кассационной инстанции — на них может быть подана только надзорная жалоба.

Постановление суда апелляционной инстанции может быть обжаловано в порядке надзора, а также пересмотрено по вновь открывшимся обстоятельствам. Это же относится и к решениям, определениям мирового судьи, в том числе не проверенным в апелляционном порядке.

4. Кассационное производство

Кассационное производство — это стадия гражданского процесса, на которой судом второй инстанции осуществляется проверка законности и обоснованности не вступивших в законную силу решений и определений суда первой инстанции, кроме решений и определений мировых судей, обжалование которых осуществляется в апелляционном порядке.

В кассационном порядке могут быть обжалованы как решение суда в целом, так и отдельная его часть. Объектом обжалования могут являться и выводы суда об обстоятельствах дела, изложенные в мотивировочной части решения, независимо от того, какое значение они имели для разрешения дела по существу, в частности если эти выводы могут повлиять на результаты рассмотрения судом другого дела по спору между теми же сторонами.

Правом на обжалование обладают стороны и другие лица, участвующие в деле, которые подают кассационную жалобу, и прокурор, участвующий в деле, который приносит кассационное представление. Необходимо отметить, что если прокурор участвует в деле в качестве субъекта, защищающего в процессе собственные права и законные интересы, то при обжаловании решения суда им также подается кассационная жалоба, а не представление. Например, решение суда, которым удовлетворено заявление гражданина об оспаривании действий (бездействия) или решения прокурора, может быть обжаловано прокурором только путем подачи кассационной жалобы, а не кассационного представления.

Право на подачу кассационных жалобы, представления субъекты кассационного обжалования имеют независимо от того, участвовали ли они фактически в судебном заседании при рассмотрении дела судом первой инстанции. Особо следует рассмотреть право лиц, не привлеченных к участию в деле, на обжалование в кассационном порядке решения суда, которым нарушены их права и законные интересы. Эти лица прямо не названы в ст.336 ГПК как обладающие правом подачи кассационной жалобы. Однако они не участвовали в деле вследствие процессуальной ошибки. Суд неверно определил состав лиц, имеющих интерес в его исходе, не предоставил заинтересованным лицам в равном объеме с лицами, участвовавшими в деле, возможность пользоваться процессуальными правами: быть своевременно извещенным о времени и месте рассмотрения дела, участвовать в судебном разбирательстве, заявлять отводы суду, выступать с заявлениями и ходатайствами, связанными с разбирательством дела, давать объяснения, высказывать свои соображения по всем возникающим в ходе процесса вопросам и т.д. Разрешение судом вопроса о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле, относится к существенным нарушениям норм процессуального права и является безусловным основанием для отмены судебного решения судом кассационной инстанции, который обязан устранить данное нарушение независимо от доводов жалобы, поданной участвующими в деле лицами в защиту своих собственных интересов (п.4 ч.2 ст.364 ГПК). Но кассационной жалобы этих лиц может и не быть. Как поступать в этом случае? Конституционный Суд РФ в Постановлении от 20 февраля 2006г. N 1-П указал на то, что ст.336 ГПК — по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего гражданского процессуального законодательства — не предполагает в случае отсутствия кассационной жалобы лиц, участвующих в деле, отказа суда второй инстанции в принятии к рассмотрению поданных в установленный срок жалоб лиц, не привлеченных к участию в деле, для кассационной проверки наличия такого основания для отмены решения суда первой инстанции, как разрешение вопроса о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле [11].

Процедура подачи кассационной жалобы указанными лицами и их процессуальное положение при рассмотрении дела в кассационном порядке действующим законодательством не урегулированы. Критерии допустимости такой жалобы, процедуры ее рассмотрения, обеспечивающие баланс процессуальных прав и обязанностей всех лиц как участвующих в деле, так и не привлеченных к участию в нем, на данном этапе предстоит выработать судебной практике, исходя из процессуальных норм, регулирующих сходные отношения (аналогия закона), а при их отсутствии — из общих начал и смысла законодательства (аналогия права). В качестве ориентира можно предложить следующие рекомендации.

Из упомянутого Постановления Конституционного Суда РФ следует, что при рассмотрении жалобы заинтересованных лиц, не привлеченных к участию в деле, предметом исследования кассационной инстанции является только вопрос о том, отразилось ли судебное решение на их правах и обязанностях. Поэтому наряду с соблюдением общих требований, предъявляемых к форме и содержанию кассационной жалобы, указанные лица должны обосновать в своей жалобе, почему они считают спорное право принадлежащим им, а не истцу или ответчику, указать на нарушение судебным решением их конкретных прав и обязанностей относительно объекта спора, приобщить в подтверждение своих доводов соответствующие доказательства, когда они отсутствуют в материалах дела. Если приведенные доводы признаны убедительными и судом принята кассационная жалоба лиц, не привлеченных к участию в деле, то на них должны быть распространены те же процессуальные права, которыми обладают участвующие в деле лица при кассационном обжаловании решения суда: знакомиться с материалами дела, снимать копии, быть извещенным о времени и месте судебного разбирательства, участвовать в судебном заседании, заявлять ходатайства, давать объяснения и т.д. В то же время на них возлагаются и обязанности, которые несут участники соответствующих процессуальных отношений: надлежащим образом оформить кассационную жалобу; представить копии жалобы и приложенных к ней документов по числу лиц, участвующих в деле; добросовестно пользоваться процессуальными правами и т.п.Суд кассационной инстанции, установив по результатам рассмотрения жалобы, что судом разрешен вопрос о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле, не входя в обсуждение дела по существу, на основании п.4 ч.2 ст.364 ГПК отменяет решение суда и направляет дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Кассационная жалоба может быть подана от имени лица, обладающего правом на ее подачу, его представителем. Такое право представитель может иметь в силу закона (например, родитель, обращающийся в защиту интересов малолетнего ребенка) либо тогда, когда полномочие на кассационное обжалование решения суда специально оговорено в выданной ему доверенности (ст.54 ГПК).

Право адвоката на выступление в суде в качестве представителя удостоверяется ордером, выданным соответствующим адвокатским образованием (ч.5 ст.53 ГПК). Ордер не дает ему права на обжалование решения суда. Наличие у него такого полномочия должно быть подтверждено соответствующей доверенностью. Это не относится к тем случаям, когда адвокат назначен судом на основании ст.50 ГПК в качестве представителя ответчика, место жительства которого неизвестно, в связи с чем получение от него доверенности исключается. В этих случаях адвокат не может распоряжаться предметом спора (признавать иск, заключать мировое соглашение), но не лишен права на обжалование решения суда исходя из его обязанности честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы представляемого им лица всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами (подп.1 п.1 ст.7 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" [12]). Иное привело бы к нарушению закрепленного в ст.12 ГПК принципа равноправия сторон. Поэтому в указанных случаях, как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ в п.10 Постановления от 19 декабря 2003г. N 23 "О судебном решении", адвокат вправе обжаловать решение суда в кассационном (апелляционном) порядке и в порядке надзора, поскольку он имеет полномочия не по соглашению с ответчиком, а в силу закона и указанное право объективно необходимо для защиты прав ответчика, место жительства которого неизвестно.

Определения суда первой инстанции, за исключением определений мировых судей, могут быть обжалованы в суд кассационной инстанции в двух случаях: 1) если это предусмотрено нормами ГПК; 2) если определение суда исключает возможность дальнейшего движения дела, т.е. относится к так называемым пресекательным определениям (о прекращении производства по делу, об оставлении заявления без рассмотрения).

Если поданы жалоба, представление прокурора на определение суда, не относящееся к указанным (например, на определение об отложении судебного разбирательства), то они не должны приниматься и гражданское дело не может быть направлено в суд второй инстанции. Судья должен разъяснить в данных случаях положения ст.371 ГПК, указав на то, что возражения против такого определения могут быть включены в кассационные жалобу, представление.

Отсутствие возможности обжалования определения суда в кассационном порядке не исключает право лиц, считающих определение нарушающим их права, обжаловать его в надзорном порядке, в частности когда определением судьи ошибочно принято к производству неподведомственное судам общей юрисдикции требование, рассмотрение которого заведомо не имеет смысла и связано со значительными судебными расходами для сторон, либо необоснованно расширен круг ответчиков, что привело к затягиванию срока рассмотрения дела, и т.п.

На определения суда участвующие в деле лица подают частную жалобу, а прокурор приносит представление, в отличие от обжалования решения суда, когда подаются соответственно кассационная жалоба или кассационное представление.

Частное определение суда не препятствует дальнейшему движению дела, указания на возможность его обжалования ГПК не содержит. Вместе с тем лишение права обжалования частного определения лицом, в отношении которого оно вынесено, привело бы к нарушению гарантированного ст.46 Конституции РФ права каждого на судебную защиту его прав и свобод. На наш взгляд, если частное определение может быть обжаловано в суд кассационной инстанции лицом, участвующим в деле, если это определение затрагивает его права и законные интересы лица, если нарушены права и законные интересы лица, не участвующего в деле, то частное определение может быть обжаловано им в порядке надзора в соответствии с ч.1 ст.376 ГПК.

Срок на подачу, порядок подачи и рассмотрения частной жалобы, представления прокурора такие же, как и для кассационных жалобы, представления прокурора на не вступившие в законную силу решения суда первой инстанции, с учетом отдельных особенностей. Например, в отличие от кассационной жалобы при подаче частной жалобы государственная пошлина не уплачивается.

Судами второй инстанции, рассматривающими гражданские дела в кассационном порядке, являются: верховный суд республики, краевой (областной) суд, суд города федерального значения, суд автономной области, суд автономного округа — по отношению к районным судам, действующим на территории соответствующего субъекта Российской Федерации; окружной (флотский) военный суд — по отношению к соответствующим гарнизонным военным судам, действующим на территориях, на которых дислоцируются один или несколько военных гарнизонов; Верховный Суд РФ — по отношению к судам субъектов Российской Федерации и окружным (флотским) военным судам.

Решения Судебной коллегии по гражданским делам или Военной коллегии Верховного Суда РФ, вынесенные по первой инстанции, обжалуются в Кассационную коллегию Верховного Суда РФ, формируемую в ином, особом порядке, чем другие судебные коллегии этого суда.

Следует особо обратить внимание на то, что кассационные жалоба, представление адресуются вышестоящему суду, но должны быть поданы только в суд, вынесший обжалуемое решение. Судье именно этого суда предстоит совершить обязательные процессуальные действия, предшествующие направлению дела вместе с жалобой (представлением) в суд кассационной инстанции. Право на подачу кассационной жалобы (представления) непосредственно в вышестоящий суд законом не предусмотрено. Если кассационные жалоба, представление поданы сразу в суд кассационной инстанции, то они не должны приниматься и подлежат возврату, как ошибочно направленные. Следует признать, что ГПК не предусматривает возможность подачи непосредственно в кассационную инстанцию не только первичных, но и дополнительных жалоб, представлений. Вопрос об их принятии и направлении вместе с делом после истечения срока на обжалование в суд кассационной инстанции решает судья того суда, которым принято решение по первой инстанции.

Кассационные жалоба, представление подаются непосредственно в суд либо направляются в адрес суда почтовым отправлением. В первом случае дата их поступления подтверждается отметкой канцелярии суда, во втором — штемпелем почтового отделения, принявшего почтовое отправление.

Кассационные жалоба, представление подаются в течение десяти дней со дня принятия решения в окончательной форме (ст.338 ГПК). При объявлении только резолютивной части решения судья, председательствующий по делу, обязан разъяснить участвующим в деле лицам и их представителям, когда они могут ознакомиться с мотивированным решением (ст.193 ГПК). Течение срока на обжалование начинается со дня фактического изготовления решения суда, а не со дня получения копии мотивированного решения, как иногда ошибочно считают на практике. Это относится и к тем случаям, когда суд обязан не позднее чем через пять дней после принятия решения суда в окончательной форме направить копию решения участвующим в деле лицам, не присутствующим в судебном заседании (ст.214 ГПК). Нарушение судом срока высылки копии решения суда не изменяет начало течения срока на обжалование, но может служить основанием для его восстановления в порядке ст.112 ГПК.

Заочное решение по делу может быть обжаловано в кассационном порядке в течение десяти дней по истечении срока подачи ответчиком заявления об отмене этого решения суда (в течение семи дней со дня вручения ответчику копии заочного решения), а в случае если такое заявление подано — в течение десяти дней со дня вынесения определения суда об отказе в удовлетворении этого заявления (ст.237 ГПК). Как видим, процессуальный закон связывает начало течения срока на кассационное обжалование заочного решения с днем вынесения, а не с днем вступления в законную силу определения суда об отказе в удовлетворении заявления об его отмене. Возможность подачи частной жалобы на такое определение ГПК не предусматривает; не препятствует оно и дальнейшему движению дела, в связи с чем обжалованию в суд кассационной инстанции не подлежит. Заинтересованное лицо может реализовать свое право на обжалование путем подачи кассационной жалобы на заочное решение суда, в пересмотре которого в упрощенном порядке ему отказано.

Заявление о восстановлении пропущенного процессуального срока на кассационное обжалование подается в суд, принявший решение. Одновременно должна быть подана кассационная жалоба (кассационное представление). Такое заявление рассматривается в судебном заседании с извещением участвующих в деле лиц, неявка которых не препятствует разрешению поставленного перед судом вопроса. Лицу, представившему доказательства, подтверждающие уважительность причин пропуска им процессуального срока, не может быть отказано в восстановлении этого срока, иначе было бы нарушено его право на кассационное обжалование. Вместе с тем восстановление срока при отсутствии достаточных доказательств, свидетельствующих об уважительности причин его пропуска, может привести к нарушению прав других лиц, участвующих в деле.

После получения кассационных жалобы, представления, поданных правомочными на совершение такого процессуального действия лицами, судья обязан проверить правильность их оформления и полноту приложенных документов.

Содержание кассационных жалобы, представления определено в ст.339 ГПК. В нем указываются: наименование суда, в который обжалуется решение суда первой инстанции; наименование лица, подающего жалобу, и его место жительства, а для юридического лица -наименование, организационно-правовая форма и место нахождения. Может быть указан адрес, где фактически проживает гражданин или находится постоянно действующий исполнительный орган юридического лица, а в случае его отсутствия — иной орган или лицо, имеющие право действовать от имени организации без доверенности.

Судебные извещения и вызовы направляются по указанным в кассационных жалобе, представлении адресам, а лицам, не обращающимся с кассационной жалобой, — по имеющимся в материалах дела адресам. Адрес, по которому должны направляться судебные извещения, указывается полностью, включая почтовый индекс. Могут быть также указаны номера телефонов, факсов, адреса электронной почты лиц, участвующих в деле, и их представителей.

Кассационные жалоба, представление прокурора должны также содержать: указание на решение суда, которое обжалуется; требование лица, подающего жалобу, или требование прокурора, приносящего представление, относительно обжалуемого решения, в частности об отмене решения полностью или в части, с направлением дела на новое рассмотрение либо с вынесением нового решения, прекращением производства по делу и т.п.; основания, по которым решение суда, по их мнению, является неправильным.

В жалобе допустимы ссылки на новые доказательства при условии обоснования невозможности их представления в суд первой инстанции. В этом случае должен быть приведен перечень вновь представляемых доказательств, прилагаемых к жалобе.

Кассационная жалоба должна быть подписана лицом, подающим ее. Кассационное представление подписывает прокурор, участвующий в деле. Если кассационная жалоба подана и подписана представителем, то к ней прилагаются доверенность или иной документ, удостоверяющие полномочия представителя на обжалование решения суда, либо указывается на наличие таких документов в материалах дела. Например, к кассационной жалобе, подаваемой в интересах несовершеннолетнего ребенка его законными представителями, должна быть приложена надлежащая копия свидетельства о рождении ребенка, подтверждающая, что они являются его родителями.

К кассационной жалобе прилагается также документ, подтверждающий уплату государственной пошлины, либо указывается на основания освобождения от ее уплаты. Государственная пошлина уплачивается в размере 50% размера государственной пошлины, подлежащей уплате при подаче искового заявления неимущественного характера (подп.9 п.1 ст.333.19 НК РФ).

Государственные органы, органы местного самоуправления в силу подп.19 п.1 ст.333.36 НК РФ освобождаются от уплаты государственной пошлины при обращении в суды общей юрисдикции, а также к мировым судьям с заявлениями в защиту государственных и общественных интересов. Однако в тех случаях, когда указанные органы выступают в качестве ответчиков по делу, при подаче ими кассационной жалобы государственная пошлина уплачивается на общих основаниях.

Если государственная пошлина не уплачена либо уплачена в меньшем размере, то данный недостаток должен быть устранен в суде первой инстанции до направления дела в вышестоящий суд. В том случае, когда на стадии кассационного рассмотрения дела будет обнаружено, что государственная пошлина не уплачена в установленном размере, суд кассационной инстанции не может снять дело с рассмотрения и возвратить его для оформления в суд, принявший решение. Он должен рассмотреть дело и в кассационном определении решить вопрос о взыскании государственной пошлины с учетом правил ст.98, 103 ГПК.

К кассационным жалобе, представлению прилагаются их копии, а также копии вновь представляемых с учетом вышеуказанных правил письменных доказательств. Копии представляются по числу лиц, участвующих в деле, исходя из равенства их процессуальных прав и обязанностей, с тем чтобы они могли заблаговременно определить свою позицию относительно жалобы, представления, содержащихся в них доводов и приложенных доказательств, подготовиться к судебному разбирательству, изложить свои возражения в письменной форме, при необходимости собрать и представить дополнительные доказательства, обосновав невозможность их представления в суд первой инстанции.

В случае невыполнения обязательных требований, изложенных в ст.339, 340 ГПК, а также об уплате государственной пошлины, если она подлежит уплате, судья должен вынести определение об оставлении кассационной жалобы или кассационного представления прокурора без движения, в котором указать на недостатки и установить срок для их исправления. При этом срок должен быть достаточным, но вместе с тем не слишком большим, чтобы не повлечь нарушения процессуальных прав другой стороны. Жалоба, представление не должны быть оставлены без движения по незначительным, формальным основаниям, в частности по мотиву отсутствия в адресе почтового индекса, недостаточного обоснования неправильности решения суда и т.п.

Если в течение установленного срока указания судьи будут выполнены, то жалоба, представление считаются поданными в день первоначального поступления в суд и дело вместе с ними направляется в кассационную инстанцию. В противном случае жалоба, представление возвращаются подавшим их лицам.

Процессуальное законодательство не содержит таких понятий, как "предварительная" или "краткая" кассационные жалобы, подача которых практикуется в целях искусственного продления срока на кассационное обжалование. По сути, такие жалобы являются обычными кассационными жалобами и должны соответствовать предъявляемым к ним требованиям. Однако в большинстве случаев они не содержат аргументов по поводу незаконности или необоснованности решения суда, подаются без приложения необходимого числа копий, без уплаты государственной пошлины. Определением судьи такие жалобы должны быть оставлены без движения, подавшим их лицам должен быть представлен разумный срок для устранения недостатков. Ожидание дня, когда будет подана "полная" жалоба, может привести к необоснованному продлению на неопределенное время срока для подготовки кассационной жалобы, что влечет за собой нарушение процессуальных прав другой стороны.

Если же предварительная, краткая жалобы соответствуют всем требованиям, то указание в них на то, что позднее будут подготовлены и представлены мотивированные жалобы, не позволяет судье оставить такие жалобы без движения либо продлить срок на подачу жалобы. Подобные жалобы не приостанавливают движение дела, и судья обязан совершить все процессуальные действия, предусмотренные ст.343 ГПК.

Исчерпывающий перечень случаев, когда кассационные жалоба, представление могут быть возвращены, приведен в ст.342 ГПК: если они не соответствуют установленным требованиям, а указания судьи, содержащиеся в определении об оставлении их без движения, не выполнены либо выполнены после истечения назначенного для этого срока; если они поданы с пропуском установленного срока для обжалования решения суда в кассационном порядке, а заявление о восстановлении срока отсутствует либо в удовлетворении такой просьбы отказано определением суда; если лицо, подавшее жалобу, представление, заявило просьбу об их возврате, а дело еще не направлено в суд кассационной инстанции. Судья возвращает жалобу определением, которое может быть обжаловано в вышестоящий суд.

Судья обязан не позднее следующего дня после дня получения кассационных жалобы, представления, поданных в установленный срок и с соблюдением предъявляемых требований, направить их копии и копии приложенных к ним письменных доказательств лицам, участвующим в деле; известить этих лиц о времени и месте судебного разбирательства в кассационном порядке в вышестоящем суде с таким расчетом, чтобы они имели реальную возможность принять участие в судебном заседании (судебные извещения по делам, рассматриваемым в кассационном порядке Верховным Судом РФ, направляются этим судом); после истечения срока, установленного для обжалования решения, — сразу же направить дело с кассационной жалобой или кассационным представлением в кассационную инстанцию.

Правом представить письменные возражения на кассационные жалобу, представление наделены только лица, участвующие в деле. Другие участники процесса (судьи, рассматривавшие дело, свидетели, эксперты и т.д.) указанным правом не обладают. Возражения и приложенные к ним документы подаются с копиями по числу участвующих в деле лиц, они могут быть представлены как в суд первой инстанции, так и в вышестоящий суд, в том числе после отложения разбирательства дела судом кассационной инстанции при наличии для этого достаточных причин.

Поступившее в кассационную инстанцию гражданское дело передается для изучения одному из судей, который впоследствии будет входить в состав суда, рассматривающий дела, и будет докладывать дело. Судья, получивший дело для изучения, в первую очередь должен проверить соблюдение процессуальных требований при направлении дела в кассационную инстанцию (подписаны ли кассационные жалоба, представление, полномочными ли лицами они поданы, соблюден ли установленный срок кассационного обжалования, имеются ли данные об уплате государственной пошлины и т.п.). Если эти требования не были соблюдены и их невозможно устранить в суде кассационной инстанции, то дело снимается с рассмотрения и возвращается в суд, принявший решение для совершения предусмотренных законом процессуальных действий.

Изучение дела по существу целесообразно начинать с прочтения решения суда, кассационных жалобы, представления, возражений в отношении их. После уяснения выводов суда об установленных им обстоятельствах дела, мотивов принятого решения, доводов по поводу его незаконности или необоснованности и возражений по этим доводам изучаются материалы дела, на которых основаны установленные судом обстоятельства и изложены мотивы решения, и доводы, направленные на оспаривание решения суда или в его поддержку. Одновременно проверяется соблюдение норм процессуального права при рассмотрении дела судом первой инстанции. Анализируются нормы материального права, регулирующие рассмотренное судом правоотношение, а также нормы, на которые сделаны ссылки в жалобе, представлении или возражениях. Если представлены новые доказательства, то проверяются указываемые подавшим их лицом обстоятельства, по которым они не были представлены в суд первой инстанции. По результатам изучения готовятся тезисы доклада, а также подбираются необходимые нормативные акты, регулирующие рассматриваемое правоотношение.

До рассмотрения дела судом кассационной инстанции лицо, подавшее жалобу, вправе отказаться от нее, а прокурор — отозвать свое представление, что влечет прекращение кассационного производства определением суда. Сохраняется и право истца отказаться от иска, а также право сторон заключить мировое соглашение. В этих случаях суд кассационной инстанции выносит определение о принятии отказа истца от иска или об утверждении мирового соглашения сторон, этим же определением отменяет принятое судом первой инстанции решение и прекращает производство по делу. Такое определение лишает стороны права повторно обратиться в суд с тем же иском.

Пределы рассмотрения дела в суде кассационной инстанции очерчены в ст.347 ГПК. Полномочия суда кассационной инстанции значительно отличаются от полномочий суда надзорной инстанции. В кассационном порядке проверяется не только законность, но и обоснованность судебного решения, тогда как в надзорном порядке судебные постановления могут быть отменены или изменены лишь по основаниям существенного нарушения норм материального или процессуального права (ст.387 ГПК). В кассационном порядке может быть оспорена обоснованность выводов суда об обстоятельствах дела, установленных в решении, в частности по мотивам недоказанности этих обстоятельств, несоответствия выводов суда, изложенных в решении, обстоятельствам дела. Суд же надзорной инстанции лишен права устанавливать какие-либо факты, давать оценку доказательствам и при проверке правильности применения норм материального и процессуального права исходит лишь из тех обстоятельств, которые установлены в решении.

Решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежали применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права, а при наличии противоречий между нормами права, подлежащими применению при рассмотрении и разрешении дела, — в случае применения судом нормы, имеющей наибольшую юридическую силу; решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании, а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов (п.2 и 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003г. N 23 "О судебном решении" [13]).

Суд кассационной инстанции при формулировке определения по гражданскому делу должен исходить из вышеприведенных критериев законности и обоснованности. Если решение суда первой инстанции отменяется или изменяется, то в кассационном определении должно быть четко указано конкретное основание для этого, предусмотренное ст.362 — 365 ГПК. Следует учитывать, что отдельные критерии законности и обоснованности решения совпадают (например, решение суда, основанное на доказательствах, которые не были исследованы в судебном заседании, признается необоснованным и незаконным).

Суд кассационной инстанции вправе самостоятельно оценивать имеющиеся в деле доказательства, а также исследовать и оценивать дополнительно представленные доказательства, на основе своей оценки подтверждать установленные в решении суда факты и правоотношения или устанавливать новые факты и правоотношения, которые не были установлены судом первой инстанции или были им отвергнуты.

Вновь представленные доказательства суд исследует и оценивает лишь при том условии, если признает, что они не могли быть представлены стороной в суд первой инстанции. Лицо, представляющее дополнительные доказательства, должно аргументировать невозможность их представления в суд первой инстанции, в частности в силу объективных обстоятельств либо в связи с необоснованным отказом суда в истребовании либо приобщении доказательств.

Мотивы, по которым суд признал возможным принять дополнительно представленные доказательства, должны быть изложены в отдельном определении (ст.358 ГПК).

Пределы проверки в кассационном порядке решения суда первой инстанции ограничены доводами, изложенными в кассационных жалобе, представлении и возражениях на них. Естественно, имеются в виду доводы, относящиеся к основаниям незаконности или необоснованности решения суда первой инстанции. Суд кассационной инстанции может изменить или отменить обжалуемое решение полностью или в части лишь по тем основаниям, по которым просят обратившиеся с жалобой, представлением лица. Выход за пределы доводов кассационных жалобы, представления и возражений на них возможен только в интересах законности и зависит от усмотрения суда кассационной инстанции, что должно быть мотивировано в кассационном определении. Вместе с тем кассационная инстанция не может ограничиться решением вопроса о возможности применения лишь тех правовых норм, на которые сделана ссылка в жалобе, представлении, и вправе применить нормы, регулирующие рассматриваемые отношения, исходя из основания заявленного иска.

Соблюдение установленных ст.348 ГПК сроков рассмотрения дела в суде кассационной инстанции (в течение одного месяца со дня поступления, а в Верховном Суде РФ — в течение двух месяцев) во многом зависит от своевременности и правильности совершения судьей того суда, через который подана кассационная жалоба, принесено кассационное представление, действий, связанных с извещением участвующих в деле лиц, вручением им соответствующих копий.

Разбирательство дела в суде кассационной инстанции начинается с того, что в назначенное время председательствующий открывает судебное заседание и объявляет, какое дело, по чьим кассационным жалобе, представлению, на решение какого суда и от какой даты подлежит рассмотрению; устанавливает личность явившихся лиц; выясняет причины, по которым не явились остальные лица, участвующие в деле; объявляет состав суда и разъясняет право отвода; разъясняет участникам процесса их процессуальные права и обязанности.

Вопросы об отводе разрешаются определением суда, выносимым в совещательной комнате. Другие ходатайства и заявления могут быть обсуждены и разрешены без удаления в совещательную комнату.

Рассмотрение дела по существу начинается докладом по делу. Докладчиком выступает один из судей, входящий в состав суда, рассматривающий дело в кассационном порядке, которому дело после его поступления в суд было передано для изучения.

В судебном заседании докладчик должен четко и ясно изложить обстоятельства дела, указать доказательства, на которых основаны выводы суда об установленных им обстоятельствах, доводы, по которым судом отвергнуты те или иные доказательства, законы, которыми руководствовался суд; привести доводы, по которым лица, оспаривающие решение суда, считают его неправильным, и поступившие возражения относительно этих доводов. Если в суд кассационной инстанции были представлены новые доказательства, то необходимо изложить их содержание и указываемые причины невозможности их представления в суд первой инстанции. Докладчик вправе сообщить и иные сведения, которые, по его мнению, имеют значение для проверки правильности решения, в частности указать на существенные процессуальные нарушения, привести законы, которые применены или могут быть применены по делу. Вместе с тем не должно прозвучать мнение докладчика относительно того, правильным или нет является обжалуемое решение суда.

После доклада следуют объяснения явившихся лиц в очередности, установленной ст.357 ГПК. Задавать вопросы лицам, участвующим в деле, их представителям, в том числе в любой момент дачи ими объяснений, могут только судьи — стороны таким правом не наделены. Не проводятся и судебные прения, участвующие в деле лица дают объяснения только раз, в связи с чем должны максимально грамотно и доступно изложить в этих объяснениях свою позицию. В тех случаях, когда вынесено определение о принятии и исследовании новых доказательств, судебное заседание ведется по правилам суда первой инстанции. При этом ведется протокол судебного заседания, лица, участвующие в деле, вправе задавать вопросы друг другу, свидетелям, экспертам, специалистам, заявлять о подложности доказательств, выступать в судебных прениях, а также осуществлять другие права и обязанности, которыми они обладают при рассмотрении дела по первой инстанции.

Если с учетом доводов кассационных жалобы, представления необходимо проверить и оценить имеющиеся в деле доказательства, суд оглашает эти доказательства. Вновь представленные доказательства суд исследует лишь в том случае, если признает, что они не могли быть представлены в суд первой инстанции. О принятии новых доказательств суд обязан вынести определение, в котором мотивировать свое решение об исследовании этих доказательств, то есть указать, по каким основаниям он признает, что они не могли быть представлены в суд первой инстанции.

После объяснения лиц, участвующих в деле, а если проводилось исследование новых доказательств, то по окончании судебных прений суд удаляется для вынесения кассационного определения в совещательную комнату, где судьи обязаны обсудить обоснованность доводов кассационных жалобы, представления и возражений относительно них, доказанность обстоятельств, имеющих значение для дела, в том числе с учетом новых доказательств, если таковые исследовались, правоотношения сторон, закон, подлежащий применению по данному делу, наличие или отсутствие предусмотренных ст.362 ГПК оснований для отмены или изменения решения суда, а также то, могут ли быть исправлены судом кассационной инстанции нарушения, допущенные судом первой инстанции, какое решение должно быть принято. При необходимости обсуждается вопрос о возможности в интересах законности выйти за пределы доводов кассационных жалобы, представления.

Составление мотивированного кассационного определения может быть отложено на срок не более чем пять дней со дня окончания разбирательства дела; в совещательной комнате в этом случае должна быть принята и подписана всеми судьями, участвовавшими в рассмотрении дела, резолютивная часть кассационного определения, по оглашении которой председательствующий разъясняет, где и когда можно ознакомиться с мотивированным определением.

Права суда кассационной инстанции закреплены в ст.361 ГПК.

Решение суда может быть оставлено без изменения, если суд кассационной инстанции признает его законным, т.е. вынесенным с соблюдением норм процессуального права и в соответствии с нормами материального права, подлежащими применению по делу, и обоснованным, когда в нем на основе собранных, исследованных и оцененных надлежащим образом доказательств установлены все имеющие значение для дела обстоятельства, а доводы кассационных жалобы, представления не нашли подтверждения или являются несущественными.

Процессуальные нарушения, не влияющие на законность решения суда, не могут повлечь его отмену. Не может быть отменено решение и тогда, когда суд сослался на закон, не относящийся к рассматриваемому делу, если при правильном применении норм материального права должно быть вынесено такое же решение. В данном случае кассационная инстанция вправе самостоятельно дать правовую оценку установленным обстоятельствам дела, указать нормы материального права, подлежащие применению, и на этой основе мотивировать принятое решение.

Согласно новому ГПК РФ суд кассационной инстанции, отменив решение суда первой инстанции полностью или в части, вправе направить дело на новое рассмотрение только в том случае, если нарушения, допущенные судом первой инстанции, не могут быть исправлены в кассационном порядке. При этом должны быть приведены мотивы, по которым кассационная инстанция не может сама вынести новое решение.

Если имеется возможность самостоятельно устранить допущенные судом первой инстанции нарушения, то суд кассационной инстанции изменяет или отменяет обжалованное решение суда и принимает новое решение, не передавая дело на новое рассмотрение.

Суд кассационной инстанции обязан принять новое решения в случаях:

1) если судом первой инстанции обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены полно и правильно, но допущена ошибка в применении норм материального права;

2) если обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судом кассационной инстанции на основании имеющихся в деле, а также дополнительных доказательств, условия и порядок представления и исследования которых закреплены в ст.358 ГПК.

Если допущенные судом нарушения или ошибки повлияли на результаты разрешения дела по существу частично (например, в части размера взыскиваемой суммы), то решение суда подлежит изменению. При этом изменение может касаться не только резолютивной, но и мотивировочной части решения.

Суд кассационной инстанции вправе, отменив решение полностью или в части, прекратить производство по делу либо оставить заявление без рассмотрения при наличии оснований, препятствующих рассмотрению дела судом (ст.365 ГПК).

При отмене решения суда первой инстанции оно не вступает в законную силу и утрачивает правовое значение.

Решение суда может быть отменено в кассационном порядке только по основаниям, перечисленным в ст.362 ГПК, при которых решение признается необоснованным (п.1 — 3 ч.1) либо незаконным (п.4 ч.1). Эти основания обязательно должны быть указаны в кассационных жалобе, представлении, а также в кассационном определении суда, которым отменено либо изменено решение суда. Рассмотрим каждое из них в отдельности.

Пункт 1. Неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела.

Имеющими значение для дела признаются те обстоятельства, установление которых необходимо в силу правовой нормы, регулирующей рассматриваемые судом отношения сторон. Например, по иску об истребовании имущества из чужого незаконного владения на основании ст.302 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ) юридически значимыми будут являться обстоятельства, свидетельствующие о наличии или отсутствии у истца права собственности, о способе выбытия имущества из его владения (по его воле или нет), о нахождении этого имущества у ответчика, о характере (возмездном или безвозмездном) приобретения им имущества, о добросовестности такого приобретения. Неправильное определение указанных обстоятельств имеет место тогда, когда судом не исследованы и в решении не установлены юридические факты, влияющие на спорное правоотношение (например, когда в решении по указанному иску не установлено, кто является собственником истребуемого имущества или у кого оно находится), либо установлены факты, с которыми правовые нормы, определяющие отношения сторон, их права и обязанности, не связывают никаких последствий (например, если суд при отказе в иске об истребовании имущества исходит только из установленного им факта нуждаемости истца в этом имуществе).

Пункт 2. Недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела.

Такие обстоятельства являются недоказанными, когда установленные в решении суда юридически значимые факты не подтверждены доказательствами, исследованными и оцененными судом, либо основаны на недопустимых или не относимых к данному делу доказательствах: например, суд при удовлетворении иска о взыскании денежной суммы по договору займа, требующему письменной формы, сослался в подтверждение факта такого договора только на свидетельские показания.

Пункт 3. Несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении, обстоятельствам дела.

Данное нарушение выражается в том, что судом на основе установленных им обстоятельств делается неправильный вывод о действительных взаимоотношениях сторон, их правах и обязанностях: например, когда суд при установленных им обстоятельствах, с которыми ст.302 ГК связывает право собственника на истребование своего имущества, применяя эту норму, делает неправильный вывод об отсутствии у истца права на истребование принадлежащего ему имущества от добросовестного приобретателя и отказывает ему в удовлетворении иска об истребовании имущества.

Пункт 4. Нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Каждое из приведенных в этом пункте оснований для отмены решения суда раскрыто в ст.363 и 364 ГПК. Значимость этих оснований выражается в том, что они могут повлечь отмену судебных решений не только в кассационном, но и при определенных условиях в надзорном порядке, о чем будет сказано ниже. Поэтому эти основания следует проанализировать подробно.

Нормы материального права считаются нарушенными или неправильно примененными, и в случае если: а) суд не применил закон, подлежащий применению; б) суд применил закон, не подлежащий применению; в) суд неправильно истолковал закон (ст.363 ГПК).

Неприменение закона, подлежащего применению, имеет место в тех случаях, когда суд разрешает дело без учета правовой нормы, регулирующей рассматриваемое правоотношение: например, отказывает гражданину в иске о взыскании с организации неустойки за нарушение сроков строительства жилого дома, предназначенного для удовлетворения нужд истца в жилье, по тому мотиву, что договором между ним и подрядчиком штрафные санкции не предусмотрены, хотя в данном случае возникшие отношения регулируются Законом РФ "О защите прав потребителей", и в силу его ст.28, ошибочно не примененной судом, за нарушение установленных сроков выполнения работы исполнитель уплачивает потребителю неустойку в определенном этой статьей размере.

Если суд не назвал в своем решении закон, которым он руководствовался, однако разрешил дело на основании надлежащей нормы, нельзя сделать вывод о том, что не применен закон, подлежащий применению. Данный недостаток судебного решения устраняется судом кассационной инстанции, которая указывает на закон, на основе которого разрешено дело. Вывод о незаконности решения суда можно сделать лишь в том случае, когда дело разрешено в противоречии с законом, регулирующим спорное правоотношение.

Применение закона, не подлежащего применению, обусловлено, как правило, неправильной юридической квалификацией возникших отношений. Например, по иску таможенного органа об истребовании автомобиля, не прошедшего таможенного оформления, суд применяет к отношениям, регулируемым таможенным законодательством, нормы гражданского права. Подобное нарушение будет иметь место и в тех случаях, когда суд применяет закон, введенный в действие после возникновения спорного правоотношения и не имеющий обратной силы, либо закон, признанный утратившим силу.

Неправильное истолкование закона выражается в том, что суд, применяя закон, подлежащий применению, неправильно понимает его смысл и содержание, вследствие чего делает неправильный вывод о правах и обязанностях сторон. Например, применяя исковую давность по заявлению третьего лица, на заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, и отказывая в иске по этому основанию, суд неправильно толкует п.2 ст.199 ГК, в силу которого исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре. Третьи лица пользуются процессуальными правами и несут процессуальные обязанности стороны по делу, но не имеют прав стороны в материальном споре, не вправе распоряжаться предметом спора (ст.43 ГПК), в связи с чем не могут обращаться с заявлением о применении исковой давности относительно предмета спора.

Нарушение или неправильное применение норм процессуального права является основанием к отмене решения суда только в том случае, если оно привело или могло привести к неправильному разрешению дела. Вопрос о том, как отразилось допущенное судом процессуальное нарушение на правильности решения суда, а следовательно, о наличии или отсутствии оснований для его отмены, кассационная инстанция решает в каждом конкретном случае исходя из характера процессуального нарушения, степени его влияния на процессуальные права и обязанности участвующих в деле лиц и других обстоятельств, имеющих значение для оценки законности решения суда первой инстанции.

В ч.2 ст.362 ГПК сделана важная оговорка о том, что правильное по существу решение суда не может быть отменено по одним только формальным основаниям. Эта норма исключает возможность отмены решения лишь в целях устранения нарушений, не влияющих на исход дела.

Вместе с тем в ч.2 ст.364 ГПК содержится перечень процессуальных нарушений, которые являются безусловным основанием для отмены решения суда первой инстанции. Такие нарушения ни при каких условиях не могут быть признаны формальными. При их наличии нельзя считать судебное разбирательство справедливым, обеспечивающим право каждого быть выслушанным беспристрастным судом, созданным на основании закона. Это затрагивает основные права и свободы человека, защищаемые не только национальным законодательствам, но и нормами международного права, являющимися в силу ст.15, ч.4, Конституции РФ составной частью правовой системы Российской Федерации.

Разновидностью процессуального нарушения, влекущего отмену решения суда с прекращением производства по делу или оставлением заявления без рассмотрения, является ошибочное рассмотрение судом дела, которое не могло быть принято к производству и рассмотрено судом по существу (ст.365 ГПК).

В кассационном определении должны содержаться выводы по всем юридически значимым доводам кассационных жалобы, представления и возражений на них, приводиться мотивы, по которым суд пришел к своим выводам, законы, которыми суд руководствовался, а при отмене решения — указываться основания, по которым оно признано незаконным или необоснованным, а также действия, которые должен совершить суд первой инстанции при новом рассмотрении дела.

Указания суда кассационной инстанции, изложенные в определении, которым отменено решение суда и дело передано на новое рассмотрение, обязательны для суда, вновь рассматривающего данное дело в части, касающейся необходимости совершения процессуальных действий. Вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, о преимуществе одних доказательств перед другими, а также о том, какое решение суда должно быть принято при новом рассмотрении дела, в таком определении не могут быть предрешены.

Права кассационной инстанции при рассмотрении частной жалобы, представления прокурора закреплены в ст.374 ГПК. Кассационная инстанция в этом случае проверяет правильность определения по частному вопросу и если не соглашается с этим определением, то вправе передать вопрос на новое рассмотрение в суд первой инстанции либо разрешить этот вопрос по существу, но не дело в целом.

Кассационное определение вступает в законную силу с момента его вынесения. Однако после этого в суд кассационной инстанции могут поступить кассационные или частные жалобы, представление прокурора, поданные в установленный срок или после восстановления пропущенного срока. В этом случае такие жалобы, представления должны быть приняты судом к своему производству. Если при повторном рассмотрении дела суд кассационной инстанции придет к тем же выводам и признает, что раздельное рассмотрение жалоб не повлияло на результат, то он выносит еще одно кассационное определение, которым оставляет дополнительно поступившие жалобы (представление) без удовлетворения. Если же суд кассационной инстанции придет к выводу о незаконности или необоснованности ранее вынесенного кассационного определения, то он отменяет это определение и выносит новое кассационное определение.

5. Надзорное производство

Надзорное производство — это стадия гражданского процесса, в которой осуществляется пересмотр вступивших в законную силу судебных постановлений, за исключением постановлений Президиума Верховного Суда РФ.

Новое процессуальное законодательство, по сути, устранило надзор за законностью судебных решений. Надзорное производство укрепилось, поднялось на качественно иной уровень, основанный на основополагающих принципах диспозитивности и состязательности сторон. Подробно урегулированы сроки, процедура подачи и рассмотрения надзорных жалоб, их содержание, полномочия участников надзорного производства и другие вопросы, без законодательного разрешения которых нельзя было считать данную стадию процесса эффективной. В настоящее время только от воли участвующих в деле лиц и лиц, чьи права и законные интересы нарушены вступившим в законную силу решением суда, зависит, будут ли они использовать свое право на обращение в надзорную инстанцию или нет. Это и есть реальное укрепление принципа диспозитивности. Никакие должностные лица независимо от занимаемого ими положения не могут вмешаться в гражданское дело, в котором они не участвовали, и просить возбудить надзорное производство в целях пересмотра вступившего в законную силу судебного решения. В результате устранено неравноправие сторон, возможность которого допускалась прежним процессуальным законом, когда в интересах одной из сторон поступали заявления с просьбой о пересмотре решения суда от депутатов, должностных лиц органов исполнительной власти и других влиятельных лиц. Новое законодательство устранило данный недостаток и исключило возможность возбуждения надзорного производства по заявлениям не указанных в законе лиц.

Данная стадия процесса значительно отличается от производства в суде второй инстанции по объектам и субъектам обжалования, полномочиям суда, рассматривающего дела, процедуре рассмотрения жалоб и дел. Предметом обжалования в суд надзорной инстанции могут быть любые определения судов, а не только те, обжалование которых допускается в апелляционном или кассационном порядке.

Судебные постановления могут быть обжалованы в порядке надзора в течение одного года со дня вступления их в законную силу. Срок для обжалования судебных постановлений, вступивших в законную силу до 1 февраля 2003г., исчисляется с этой даты, поскольку ранее возможность обжалования в надзорном порядке каким-либо сроком не ограничивалась. При исчислении годичного срока не должно учитываться время рассмотрения надзорной жалобы (представления) или истребованного по ним дела в суде надзорной инстанции. В этих целях судья в своих определениях об отказе в истребовании дела либо об отказе в передаче дела для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции должен указывать дату поступления надзорных жалобы, представления или гражданского дела в суд надзорной инстанции.

Срок на подачу надзорной жалобы (представления) может быть восстановлен по заявлению лица, обращающегося с такой жалобой, в порядке ст.112 ГПК судом, рассмотревшим дело по первой инстанции, при наличии для этого уважительных причин, подтвержденных доказательствами: например, если суд разрешил вопрос о правах и обязанностях лица, не привлеченного к участию в деле, а о состоявшемся судебном решении данное лицо узнало по прошествии более одного года со дня вступления его в законную силу.

Надзорная жалоба в отличие от кассационной и апелляционной жалоб может быть подана не только лицами, участвующими в деле, но и другими лицами, если их права и законные интересы нарушены обжалуемыми судебными постановлениями. Указанные в ч.4 ст.377 ГПК должностные лица органов прокуратуры вправе в пределах своей компетенции обратиться в суд надзорной инстанции с представлением о пересмотре вступивших в законную силу судебных постановлений, но только по тем делам, в рассмотрении которых участвовал прокурор либо по которым ГПК или иным федеральным законом прокурору предоставлено право вступать в процесс для дачи заключения (ч.3 ст.45 ГПК).

Судья, рассматривавший дело по первой инстанции, председатель районного суда и иные должностные лица суда, несогласные со состоявшимися по делу судебными постановлениями, в том числе с определением суда кассационной инстанции об отмене решения (определения) районного суда в кассационном порядке, не обладают правом подачи жалобы либо представления о пересмотре судебного постановления в порядке надзора.

Надзорные жалоба, представление прокурора подаются непосредственно в суд надзорной инстанции, к компетенции которого отнесено их разрешение. Компетентный суд определяется правилами подсудности, закрепленными в ст.377 ГПК.

Согласно этим правилам в президиуме соответствующего верховного суда республики, краевого, областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа, окружного (флотского) военного суда рассматриваются надзорные жалобы (представления) на: 1) вступившие в законную силу судебные приказы, решения и определения мировых судей, районных судов, гарнизонных военных судов; 2) апелляционные решения и определения районных судов; 3) кассационные определения краевых, областных и равных им судов; 4) решения и определения этих же судов, принятые ими по первой инстанции, если они не были предметом кассационного или надзорного рассмотрения в Верховном Суде РФ.

В Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда РФ могут быть обжалованы: 1) вступившие в законную силу решения и определения районных судов, после того как жалобы на них были оставлены без удовлетворения президиумами краевых, областных и соответствующих им судов; 2) кассационные определения краевых, областных и равных им судов;

3) решения и определения указанных судов, принятых ими по первой инстанции, если эти решения и определения не были предметом кассационного рассмотрения в Верховном Суде РФ;

4) определения (постановления) президиумов краевых, областных и соответствующих им судов.

Вступившие в законную силу судебные постановления гарнизонных военных судов, окружных (флотских) военных судов и их президиумов обжалуются в таком же порядке, но в Военную коллегию Верховного Суда РФ.

Из изложенного видно, что президиум краевого, областного и равного им суда является конечной надзорной инстанцией, в которую могут быть обжалованы судебные приказы, решения и определения мировых судей, апелляционные решения и апелляционные определения районных судов. В Верховный Суд РФ надзорные жалобы на указанные судебные постановления подаваться не могут.

Вместе с тем п.3 ч.2 ст.377 ГПК предусмотрено обжалование постановления президиума краевого, областного и равного им суда в Верховный Суд РФ. Возможность реализации данного права не поставлена в зависимость от того, чье судебное постановление было предметом рассмотрения в суде надзорной инстанции. Из этого делается спорный вывод о том, что само постановление президиума областного и равного ему суда по делу, подсудному мировому судье, может быть обжаловано в порядке надзора в Верховный Суд РФ, например, по мотиву существенного нарушения судом надзорной инстанции норм процессуального права. При этом решения и определения мировых судей, а также апелляционные решения и определения районных судов не могут быть предметом проверки.

Следует обратить внимание на то, что надзорная жалоба или представление прокурора на вступившие в законную силу решения и определения краевых, областных и соответствующих им судов, принятые ими по первой инстанции, если эти решения, определения не были предметом кассационного или надзорного рассмотрения в Верховном Суде РФ, по выбору обращающегося с жалобой лица или прокурора, который приносит представление, могут быть поданы либо в президиум краевого, областного и равного им суда, либо в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда РФ.

Требования, предъявляемые к надзорной жалобе, представлению прокурора, закреплены в ст.378 ГПК. В них должно содержаться указание на то, в чем заключается допущенное судами существенное нарушение закона, а также в чем заключается просьба лица, подающего жалобу, или прокурора, обращающегося с представлением (п.6, 7 ч.1 ст.378 ГПК).

Указание в жалобе, представлении на существенное нарушение закона является обязательным. При отсутствии такого указания жалоба, представление возвращаются без рассмотрения по существу (ст.380 ГПК). Это связано с тем, что в силу ст.387 ГПК основаниями для отмены или изменения судебных постановлений нижестоящих судов в порядке надзора являются только существенные нарушения норм материального и процессуального права. Других оснований для пересмотра в порядке надзора, в частности, по мотиву неправильности оценки доказательств, недоказанности юридически значимых обстоятельств, не предусмотрено. Несущественные нарушения закона также не могут повлечь отмену судебных постановлений в порядке надзора.

Ссылки на необоснованность судебного решения, на наличие предусмотренных п.1 — 3 ч.1 ст.362 ГПК оснований для его отмены в кассационном порядке не имеют правового значения. Суд надзорной инстанции не наделен полномочиями проверять правильность оценки доказательств, выводы суда об установленных им фактических обстоятельствах. Вместе с тем надзорная жалоба не может быть возвращена без рассмотрения по существу, если в ней приведены доводы о нарушении норм материального или процессуального права, приведшем к ошибочной оценке доказательств, неправильному определению или установлению фактических обстоятельств. Неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела (п.1), чаще всего является результатом ошибочного применения или толкования норм материального права, на основе которых определяется круг таких обстоятельств; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела, и несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела (п.2, 3) — следствием нарушения норм процессуального права, регламентирующих процесс доказывания и составления мотивированного решения. При наличии таких доводов в надзорной жалобе, представлении прокурора обязательное требование об указании на существенное нарушение закона будет считаться выполненным.

Для лучшего понимания сказанного можно привести следующий пример. Если суд на основании оценки доказательств установил юридически значимые обстоятельства, исходя из которых разрешил спор, но при этом упустил из виду и не дал оценки какому-либо важному доказательству, то налицо нарушение требований ст.67 ГПК, устанавливающей правила оценки доказательств, а также ч.4 ст.198 ГПК, обязывающей суд указать в мотивировочной части решения не только доказательства, на которых основаны выводы суда об установленных им обстоятельствах дела, но и доводы, по которым он отвергает те или иные доказательства.

Надзорная жалоба или представление прокурора в Президиум Верховного Суда РФ на вынесенное в надзорном порядке определение Судебной коллегии по гражданским делам или Военной коллегии Верховного Суда РФ должны обязательно содержать обоснованное указание на то, в чем состоит нарушение единства судебной практики. Это связано с тем, что названные судебные определения могут быть отменены в порядке надзора только в целях обеспечения единства судебной практики (ст.389 ГПК). При этом одной только ссылки в жалобе на нарушение единства судебной практики недостаточно. В жалобе (представлении) должны содержаться доводы, обоснованные ссылками на разъяснения судебной практики, содержащиеся в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ, либо на судебные постановления, принятые по конкретным гражданским делам Президиумом, Кассационной коллегией, Судебной коллегией по гражданским делам или Военной коллегией Верховного Суда РФ, в которых различно разрешены одни и те же правовые вопросы. Ссылки допустимы как на официально опубликованные в Бюллетене Верховного Суда РФ гражданские дела, так и на неопубликованные, например размещенные в Интернете. Копии судебных постановлений, на которые сделаны ссылки, должны быть приложены к надзорной жалобе (представлению).

В тех случаях, когда надзорная жалоба подается лицом, не принимавшим участия в деле, должно быть указано, какие его права или законные интересы нарушены вступившим в силу судебным постановлением.

Отличительной особенностью надзорной жалобы, представления прокурора, которые после их рассмотрения надзорной инстанцией подаются в вышестоящую надзорную инстанцию, является то, что в них должны содержаться сведения о ранее принятом решении и прилагаться соответствующие данные. Так, при подаче надзорной жалобы на решение районного суда в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда РФ к ней должно быть приложено определение судьи краевого, областного и равного им суда об отказе в истребовании дела либо в его передаче для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции. Если надзорная жалоба на решение или определение районного суда не может быть рассмотрена по существу в президиуме областного или другого соответствующего ему суда в связи с отсутствием кворума или по другим причинам, подавшему ее лицу разъясняются причины невозможности рассмотрения жалобы в этом суде и его право подать надзорную жалобу в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда РФ. В этом случае к надзорной жалобе прилагается ответ с мотивами отказа в ее рассмотрении в президиуме соответствующего суда.

К надзорной жалобе, представлению прокурора прилагаются копии судебных постановлений, принятых по делу, засвидетельствованные соответствующими должностными лицами суда и скрепленные гербовой печатью, а если копии составлены на нескольких листах, то либо с удостоверением каждого листа в указанном порядке, либо прошитые и скрепленные гербовой печатью. На практике иногда отказывают в выдаче надлежащим образом заверенных копий судебных постановлений лицам, не привлеченным к участию в деле, но намеренных обжаловать их в надзорном порядке. Такой отказ нельзя признать обоснованным, если в заявлении о выдаче копии судебного решения приведены доводы, указывающие на нарушение этим решением конкретных прав и законных интересов заявителя. В данном случае фактически чинятся препятствия лицу, чьи права и законные интересы нарушены вступившими в законную силу судебными постановлениями, в реализации имеющегося у него права на их обжалование в надзорном порядке.

Если судебное постановление не было обжаловано в кассационном порядке, то прилагается документ, подтверждающий уплату государственной пошлины в соответствии с требованиями подп.4 п.1 ст.333.19 и подп.14 п.1 ст.333.20 НК РФ, или указывается на основания освобождения от ее уплаты.

Вместе с тем в законе не урегулирован случай, когда надзорная жалоба подается по делам, по которым стороны освобождены от уплаты государственной пошлины при подаче апелляционных и кассационных жалоб. Так, в соответствии с подп.6 п.1 ст.333.36 НК РФ по делам, рассматриваемым судами общей юрисдикции, а также мировыми судьями, стороны при подаче апелляционных, кассационных жалоб по искам о расторжении брака освобождаются от уплаты государственной пошлины. Поскольку обязанность по уплате государственной пошлины при подаче надзорной жалобы непосредственно связывается с обжалованием решения по делу в кассационном порядке, а при обжаловании в таком порядке государственная пошлина не взимается, то нет оснований для вывода о том, что эта категория плательщиков должна уплачивать данный сбор при подаче надзорной жалобы, если по делу не подавались апелляционные, кассационные жалобы.

К надзорной жалобе должны быть приложены ее копии по числу лиц, участвующих в деле.

Надзорная жалоба, представление возвращаются судьей без рассмотрения по существу, и в случае если: они не отвечают предъявляемым ст.378 ГПК требованиям к их содержанию; они поданы лицом, не имеющим права на обращение в суд надзорной инстанции; пропущен срок на их подачу; до принятия к рассмотрению по существу поступила просьба об их возвращении или отзыве (ст.380 ГПК).

По результатам рассмотрения жалобы или представления судья соответствующего суда выносит определение: 1) об истребовании дела, если у него возникают сомнения в законности судебного постановления; 2) об отказе в истребовании дела, если при рассмотрении изложенных в жалобе или представлении доводов не установлено существенного нарушения норм материального или процессуального права. В последнем случае жалоба или представление, а также копии обжалуемых судебных постановлений не возвращаются, а остаются в суде надзорной инстанции. После этого дело может быть истребовано только председателем соответствующего суда или заместителем Председателя Верховного Суда РФ, если они не согласятся с определением соответствующего судьи об отказе в истребовании дела.

Если же дело истребовано в суд надзорной инстанции, то после его изучения судьей выносится определение: 1) об отказе в передаче дела для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции с указанием мотивов отказа; 2) о передаче дела для рассмотрения надзорной жалобы или представления прокурора по существу в суд надзорной инстанции с мотивированным изложением оснований для передачи дела в целях рассмотрения по существу и с предложением судьи, вынесшего определение, в частности об отмене судебных постановлений полностью или в части и направлении дела на новое рассмотрение. Председатель краевого, областного и равного им суда, а также Председатель Верховного Суда РФ, его заместитель вправе не согласиться с определением судьи об отказе и вынести свое определение о передаче дела для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции.

Если заместитель председателя соответствующего суда согласился с определением судьи об отказе в передаче дела для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции, то лицо, подающее надзорную жалобу (представление), не может повторно обращаться с тем же вопросом к другому заместителю председателя того же суда. Жалоба (представление) рассматривается соответствующим должностным лицом один раз.

Определение судьи об отказе в истребовании дела либо в передаче его для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции обжалованию в кассационном или надзорном порядке не подлежит. По смыслу ст.376 и 377 ГПК объектом пересмотра в порядке надзора являются судебные постановления, вынесенные по итогам рассмотрения дела по существу, либо промежуточные определения суда по вопросам, имеющим значение для движения дела. Указанные же определения судьи суда надзорной инстанции выносятся в процедуре предварительного рассмотрения надзорной жалобы, представления прокурора или истребованного гражданского дела, в которой судья, не рассматривая дело по существу, решает лишь вопрос о наличии оснований соответственно для истребования дела из нижестоящего суда или его передачи для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции. Какое-либо иное решение, по-новому определяющее права и обязанности лиц, участвующих в деле, и потому подлежащее обжалованию в суд надзорной инстанции, при этом не выносится (см.: Определение Конституционного Суда РФ от 20 октября 2005г. N 351-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Абрамова Ю.В. на нарушение его конституционных прав частью второй ст.376 ГПК РФ"). Это означает, что возможность надзорного обжалования судебного постановления является исчерпанной после получения отказа от всех надзорных инстанций. Повторное обращение в эти надзорные инстанции с жалобой (представлением) на те же судебные постановления не допускается.

Предметом рассмотрения суда надзорной инстанции являются именно надзорная жалоба (представление), содержащая требование лица, их подавшего, и мотивы этого требования. Законность вступивших в законную силу судебных постановлений проверяется в пределах доводов надзорной жалобы (представления) исходя из принципа диспозитивности, нашедшего существенное развитие в новом ГПК РФ. Однако в интересах законности суд надзорной инстанции вправе выйти за пределы этих доводов и проверить обжалуемые постановления в полном объеме, например в случае выявления допущенных судом существенных нарушений закона, являющихся безусловным основанием для отмены судебных решений.

В случае истребования дела приостановление исполнения решения суда до окончания надзорного производства возможно лишь при наличии просьбы об этом, содержащейся в надзорных жалобе, представлении прокурора или ином ходатайстве (ч.4 ст.381 ГПК). При отсутствии такой просьбы приостановление исполнения вступившего в законную силу решения суда не допускается.

При передаче дела для рассмотрения по существу суд надзорной инстанции направляет лицам, участвующим в деле, копию определения судьи об этом и копии надзорной жалобы или представления прокурора, назначает время рассмотрения дела с учетом того, чтобы участвующие в деле лица имели возможность явиться в судебное заседание, извещает этих лиц о времени и месте рассмотрения дела.

Неявка лиц, участвующих в деле, извещенных о судебном заседании, не препятствует рассмотрению дела судом надзорной инстанции. Дело, рассматриваемое в порядке надзора в президиуме соответствующего суда, докладывается председателем суда, его заместителем или по их поручению членом президиума либо ранее не участвовавшим в рассмотрении дела другим судьей этого суда, а в Судебной коллегии по гражданским делам или Военной коллегии Верховного Суда РФ — одним из судей коллегии. Судья, направивший своим определением дело в суд надзорной инстанции для рассмотрения по существу, может участвовать в рассмотрении дела этим судом, в том числе в качестве докладчика, если он ранее не участвовал в рассмотрении данного дела в суде первой или второй инстанции.

Доклад несколько отличается от доклада по делу, рассматриваемому в кассационном порядке. Докладчик излагает установленные судом обстоятельства дела, содержание обжалуемых судебных постановлений, принятых по делу, мотивы надзорной жалобы или представления прокурора и определения суда о возбуждении надзорного производства. Естественно, что излагаются только те мотивы жалобы, представления, которые указывают на нарушение норм материального или процессуального права, поскольку именно это проверяет суд надзорной инстанции.

В суде надзорной инстанции доказательства не представляются и не исследуются, поскольку надзорная инстанция не обладает полномочиями по установлению либо проверке фактических обстоятельств дела. Вместе с тем в надзорной жалобе могут содержаться ссылки на доказательства, которые не были исследованы судом первой и второй инстанций, прилагаться документы в подтверждение доводов о незаконном отказе нижестоящего суда в удовлетворении ходатайства об оказании содействия в истребовании необходимых доказательств, в приобщении к материалам дела и исследовании определенных доказательств. Указанные обстоятельства могут свидетельствовать о нарушении норм процессуального права, регулирующих порядок представления и исследования доказательств. Суд надзорной инстанции в таких случаях проверяет доводы и обсуждает предлагаемые доказательства не в целях установления или опровержения юридически значимых обстоятельств, а с позиций того, соответствуют ли указываемые доказательства требованиям относимости и допустимости, могут ли они оказать влияние на выводы суда о фактических обстоятельствах дела, вызвано ли их непредставление в суд первой или второй инстанции нарушением норм процессуального права либо связано с упущениями со стороны лица, своевременно их не представившего суду.

Лица, участвующие в деле, не вправе задавать вопросы друг другу, но могут дать свои объяснения в поддержку жалобы либо в ее опровержение. Судебные прения в суде надзорной инстанции не проводятся.

По результатам рассмотрения дела суд надзорной инстанции выносит мотивированное постановление (определение), содержание и порядок подписания которого изложены в ст.388 ГПК. Полномочия суда надзорной инстанции закреплены в ст.390 ГПК. Если судебные постановления отменяются с направлением дела на новое рассмотрение, то указания вышестоящего суда о толковании закона являются обязательными для суда, вновь рассматривающего дело.

Постановление суда надзорной инстанции вступает в законную силу со дня его вынесения.

При составлении любого процессуального документа (определения судьи, постановления суда), выносимого в порядке надзора, всегда надо помнить, что суд надзорной инстанции является судом права, а не факта. Поэтому в принимаемых процессуальных документах не могут затрагиваться вопросы, связанные с обоснованностью установления обстоятельств дела, оценкой доказательств, а должны анализироваться лишь те доводы надзорных жалобы, представления, которые указывают на нарушение норм материального или процессуального закона, а также на существенность таких нарушений. Ведь само по себе нарушение норм процессуального или материального права еще не является достаточным основанием для отмены судебного решения в порядке надзора. Нарушение должно быть существенным, т.е. таким, которое может повлиять на исход дела, на права и обязанности сторон. В постановлении суда надзорной инстанции должен быть мотивирован вывод о том, почему выявленное нарушение норм закона является существенным.

Возможны такие ситуации, когда в постановлении суда, являющегося последней надзорной инстанцией (президиум краевого, областного и равного им суда — в отношении судебных приказов, решений, определений мировых судей, апелляционных решений и определений районного суда; Президиум Верховного Суда — в отношении остальных судебных постановлений), допущена судебная ошибка. Как она может быть исправлена?

Ответ на данный вопрос содержится в Определении Конституционного Суда РФ от 8 февраля 2001г. N 36-О [14]. Согласно сформулированной в этом Определении правовой позиции пересмотр такого судебного решения возможен в дополнительном производстве — по вновь открывшимся обстоятельствам, что позволяет устранить допущенные судебные ошибки, которые не были или не могли быть выявлены ранее и в результате которых нарушенные права и законные интересы граждан и организаций не были защищены.

В отдельных случаях это стало пониматься как право любого суда надзорной инстанции пересмотреть в указанном порядке свое постановление. Это не так. Исправление судебных ошибок путем пересмотра дела по вновь открывшимся обстоятельствам в связи с допущенной судебной ошибкой возможно только после рассмотрения дела в той судебной инстанции, решение которой процессуальным законодательством признается окончательным в том смысле, что это решение не может быть пересмотрено согласно обычной процедуре.

В остальных случаях судебные постановления надзорной инстанции могут быть пересмотрены этой же инстанцией по вновь открывшимся обстоятельствам только при наличии оснований, перечисленных в ст.392 ГПК.

Раздел II.

Особенности рассмотрения отдельных категорий гражданских дел

Глава 1. Дела, возникающие из публичных правоотношений

1. Общие положения

Суды общей юрисдикции осуществляют эффективный контроль за представительной властью и за исполнительной властью, защищают гражданина от возможного произвола этих ветвей государственной власти.

Согласно ч.2 ст.46 Конституции РФ решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд. При рассмотрении таких споров в гражданском судопроизводстве суд осуществляет контроль за правовыми актами исполнительной и законодательной властей, тем самым способствует реализации конституционного принципа разделения властей как основного начала осуществления государственной власти.

Общепризнанным в теории права является деление права на частное и публичное. Если государство выступает в гражданском обороте как равный субъект имущественных отношений с другими лицами, то в этом случае данные отношения будут регулироваться нормами гражданского права, носящими частный характер.

Если же государство в лице своих органов и должностных лиц в отношениях с другими лицами выступает как управляющая структура, то такие отношения основаны не на равенстве, а на власти и подчинении, носят не горизонтальный, а вертикальный характер и являются публичными отношениями. Суд в данном случае разрешает спор не о гражданском праве, а об административном, избирательном, налоговом либо ином праве.

Поэтому в ГПК введен специальный подраздел III с названием "Производство по делам, возникающим из публичных правоотношений". В нем содержатся общие положения, относящиеся к данной категории дел (глава 23), а также определяются особенности производства по делам: о признании недействующими нормативных правовых актов полностью или в части (глава 24); об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих (глава 25); о защите избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации (глава 26).

Согласно ст.245 ГПК к делам, возникающим из публичных правоотношений, относятся не только дела вышеуказанных категорий, но и иные дела, возникающие из публичных правоотношений и отнесенные федеральным законом к ведению суда.

В этой статье не указаны дела, возникающие из административно-правовых отношений. Известно, что ГПК РСФСР содержал специальный подраздел "Производство по делам, возникающим из административно-правовых отношений", поэтому иногда у судей возникает вопрос: распространяется ли ГПК РФ на дела об административных правонарушениях? Новый ГПК РФ не определяет порядок производства по делам об административных правонарушениях, в том числе и порядок рассмотрения жалоб на постановления, вынесенные по делам об административных правонарушениях. Эти вопросы с 1 июля 2002г. регулирует Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — КоАП РФ).

Дела из публичных правоотношений имеют свои процессуальные особенности, отличающие их от дел искового производства. Прежде всего по этим делам нет ни истца, ни ответчика, поэтому данные дела относятся к неисковому производству. По делам из публичных правоотношений недопустимо заключение мирового соглашения, явленное требование не может быть передано на разрешение третейского суда, по ним не применяются правила договорной подсудности, ввиду отсутствия иска нельзя предъявлять встречный иск, а также совершать такие процессуальные действия, как признание иска, отказ от иска. По этим делам не применяются правила заочного производства. Специальной нормой устанавливается для дел по заявлениям граждан альтернативная подсудность: по усмотрению гражданина заявление может быть подано в суд по месту его жительства или по месту нахождения органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, решение, действия (бездействие) которых оспариваются (ч.2 ст.254 ГПК).

Суд может признать обязательной явку в судебное заседание представителя органа государственной власти, органа местного самоуправления или должностного лица. В случае неявки указанные лица могут быть подвергнуты также штрафу в размере до 10 установленных федеральным законом минимальных размеров оплаты труда (ч.4 ст.246 ГПК).

Дела, возникающие из публичных правоотношений, рассматриваются судьей единолично, за исключением дел о расформировании избирательной комиссии, комиссии референдума, которые рассматриваются судом в коллегиальном составе трех профессиональных судей (ч.3 ст.260 ГПК). И наконец, к особенностям дел, возникающим из публичных правоотношений, относится то, что судебные решения реализуют сами управленческие и законодательные структуры без применения правил исполнительного производства.

Однако это не означает, что указанные структуры и их соответствующие должностные лица могут безнаказанно уклониться от исполнения вступившего в законную силу решения суда, являющегося в силу ст.6 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации" [15] обязательным для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления и их должностных лиц и подлежащего неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации. Если соответствующим органом государственной власти, органом местного самоуправления или должностным лицом не приняты в пределах своих полномочий меры по исполнению такого решения суда, то они могут быть привлечены к ответственности, установленной специальными федеральными законами.

В частности, ст.9, 19, 29.1 Федерального закона от 6 октября 1999г. N 184-ФЗ (в ред. от 29 декабря 2004 г.) "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" [16], ст.72 -74 Федерального закона от 6 октября 2003г. N 131-ФЗ (в ред. от 29 декабря 2004г., с изм. от 30 декабря 2004 г.) "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" [17] установлена ответственность соответственно законодательных (представительных) органов государственной власти и должностных лиц органов исполнительной власти субъекта Российской Федерации, а также представительных органов и должностных лиц местного самоуправления за неисполнение решения суда о признании не соответствующими федеральному закону и недействующими закона, иного нормативного правового акта субъекта Российской Федерации или акта органа местного самоуправления и его должностных лиц. Эти нормы предусматривают применение по урегулированной в них процедуре таких мер ответственности, как роспуск законодательного (представительного) органа государственной власти, представительного органа местного самоуправления, отрешение от должности высшего должностного лица, влекущего за собой отставку возглавляемого им высшего исполнительного органа власти субъекта Российской Федерации, отрешение от должности главы муниципального образования или главы местной администрации.

В силу требований ст.247 ГПК суд приступает к рассмотрению дела, возникающего из публичных правоотношений, на основании заявления заинтересованного лица. В заявлении должно быть указано, какие решения, действия (бездействие) должны быть признаны незаконными, какие права и свободы лица нарушены этими решениями, действиями (бездействием). Обращение заинтересованного лица в вышестоящий в порядке подчиненности орган или к должностному лицу не является обязательным условием для подачи заявления в суд.

В случае если при подаче заявления в суд будет установлено, что имеет место спор о праве, подведомственный суду, судья оставляет заявление без движения и разъясняет заявителю необходимость оформления искового заявления с соблюдением требований ст.131 и 132 ГПК. Если при этом нарушены правила подсудности дела, судья возвращает заявление на основании п.2 ч.1 ст.135 ГПК.

Если наличие спора о праве, подведомственного суду, выяснится при рассмотрении дела в порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, то суд на основании ч.4 ст.1 ГПК применяет норму, регулирующую сходные отношения в особом производстве (ч.3 ст.263 ГПК), и выносит определение об оставлении заявления без рассмотрения, в котором разъясняет заявителю и другим заинтересованным лицам их право разрешить спор в порядке искового производства (п.10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 января 2003г. N 2 "О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации").

По делам из публичных правоотношений предусмотрены определенные ограничения действия принципа диспозитивности. В частности, при рассмотрении и разрешении дел, возникающих из публичных правоотношений, суд не связан основаниями и доводами заявленных требований (ч.3 ст.246 ГПК).

Если по общему правилу (ст.56 ГПК) каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений, то по делам из публичных правоотношений бремя доказывания законности своих действий возлагается на соответствующий орган, который издал, принял правовой акт, отказал в совершении юридического действия. Как указано в ст.249 ГПК, обязанности по доказыванию обстоятельств, послуживших основанием для принятия нормативного правового акта, его законности, а также законности оспариваемых решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих, возлагаются на орган, принявший нормативный правовой акт, органы и лиц, которые приняли оспариваемые решения или совершили оспариваемые действия (бездействие).

При рассмотрении и разрешении дел, возникающих из публичных правоотношений, суд может истребовать доказательства по своей инициативе в целях правильного разрешения дела. Должностные лица, не исполняющие требований суда о предоставлении доказательств, подвергаются штрафу в размере до десяти установленных федеральным законом минимальных размеров оплаты труда.

Если по делам искового производства лица, не участвовавшие в нем, вправе заявлять в суде тождественные требования и по тем же основаниям (ч.2 ст.209 ГПК), то согласно ст.250 ГПК после вступления в законную силу решения суда по делу, возникающему из публичных правоотношений, лица, участвующие в деле, а также иные лица не могут заявлять в суде те же требования и по тем же основаниям.

В связи с этим судья должен отказать в принятии заявления или прекратить производство по делу, возникшему из публичных правоотношений, если имеется решение суда, принятое по заявлению о том же предмете и вступившее в законную силу.

Из смысла ст.251, 253 ГПК и ст.13 ГК РФ предметом судебного обжалования могут выступать лишь такие правовые акты (как нормативные, так и ненормативные), которые на время рассмотрения заявленных требований по существу являются действующими и влекущими нарушения гражданских прав и свобод, требующие судебного пресечения.

Правовые акты, действие которых прекращено, сами по себе основанием для возникновения гражданских прав и обязанностей уже не являются и, следовательно, каких-либо нарушений охраняемых законом прав и свобод физических и юридических лиц повлечь не могут и такие акты не могут выступать предметом судебного обжалования.

2. Оспаривание нормативных правовых актов

Возрастающая роль судебной власти в системе государственной власти Российской Федерации во многом обусловлена имеющимся у судов правом контроля за правовым содержанием всех правовых актов, издаваемых органами законодательной и исполнительной власти, являющимся, как обоснованно отмечается в юридической литературе, проявлением принципа "сдержек и противовесов" [18].

Это стало возможным с приданием судам общей юрисдикции на основе новой Конституции РФ полномочий не только подвергать предварительной проверке и оценке подлежащий применению по делу закон (с правом на обращение в Конституционный Суд РФ в случае сомнения в конституционности данного закона), но и осуществлять нормоконтроль, признавая незаконными и недействующими нормативные правовые акты органов государственной власти, местного самоуправления или должностных лиц, нарушающие гарантированные Конституцией РФ, законами и другими нормативными правовыми актами права и свободы граждан и организаций.

Оспаривание нормативных актов в порядке главы 24 ГПК представляет собой так называемый абстрактный нормоконтроль, в отличие от которого конкретный нормоконтроль осуществляется судами при рассмотрении конкретных дел. В целом же нормоконтроль представляет собой проверку судом соответствия определенного нормативного правового акта федеральному закону и другим нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу.

К подведомственности судов общей юрисдикции отнесены только те дела об оспаривании нормативных правовых актов, проверка которых не относится к исключительной компетенции Конституционного Суда РФ (ч.2 ст.125 Конституции РФ), и дела, не относящиеся к компетенции арбитражного суда.

Граждане и организации зачастую не учитывают эти обстоятельства и обращаются в порядке нормоконтроля в суд общей юрисдикции с вопросом о несоответствии Конституции РФ того или иного федерального закона, что относится к исключительной компетенции Конституционного Суда РФ. Приведем на этот счет характерное Определение судьи Верховного Суда РФ, которым было отказано в принятии заявления Куйтунского районного общественного движения инвалидов "Правозащитник" об оспаривании Федерального закона от 22 августа 2004г. N 122-ФЗ по следующим основаниям.

Куйтунское районное общественное движение инвалидов "Правозащитник" оспорило Федеральный закон от 22 августа 2004г. N 122-ФЗ "О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федеральных законов "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" и "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" в части ст.2, 35, 45, 63, 125, ссылаясь на то, что внесенные указанными статьями изменения в некоторые законы значительно ухудшают права инвалидов и не соответствуют положениям Конституции РФ.

Согласно ч.3 ст.251 ГПК заявления об оспаривании нормативных правовых актов, проверка конституционности которых отнесена к исключительной компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, не подлежат рассмотрению в судах общей юрисдикции.

В соответствии со ст.125 Конституции РФ дела о соответствии федеральных законов Конституции РФ разрешает Конституционный Суд РФ.

Учитывая, что Конституция РФ не наделяет суды общей юрисдикции полномочиями осуществлять нормоконтроль в отношении федеральных законов, заявление Куйтунского районного общественного движения инвалидов "Правозащитник" не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства и не может быть принято к производству Верховного Суда РФ [19].

Согласно п.1 ст.29 АПК РФ арбитражные суды рассматривают в порядке административного судопроизводства дела об оспаривании нормативных актов, затрагивающих права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, если федеральным законом их рассмотрение отнесено к компетенции арбитражного суда.

Есть случаи, когда суды общей юрисдикции принимают к своему производству дела о нормоконтроле, подведомственные арбитражным судам, и, наоборот, возвращают заявления, ссылаясь на подведомственность таких дел арбитражным судам.

Так, например, ОАО "Кузбассэнерго" обратилось в Кемеровский областной суд с заявлением о признании недействительными распоряжений Администрации Кемеровской области от 15 января 2001г. N 14-р "Об индексации платы за загрязнение окружающей среды на 2001 год" и от 19 февраля 2002г. N 106-р "Об индексации платы за негативное воздействие на окружающую среду на 2002 год".

Определением Кемеровского областного суда от 29 августа 2002г. дело передано на рассмотрение арбитражного суда Кемеровской области.

Отменяя это Определение в кассационном порядке, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отметила, что согласно п.1 ст.29 АПК РФ дела об оспаривании нормативных правовых актов, затрагивающих права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, подведомственны арбитражным судам, если федеральным законом их рассмотрение отнесено к компетенции арбитражного суда.

Направляя данное дело в арбитражный суд, Кемеровский областной суд не учел, что дела по требованиям об оспаривании нормативных правовых актов Федеральным законом "Об охране окружающей среды" к компетенции арбитражных судов не отнесены. Поэтому данный спор подведомствен суду общей юрисдикции [20].

Для практики разграничения дел о нормоконтроле между судами общей юрисдикции и арбитражными судами представляет значительный интерес Определение Президиума Верховного Суда РФ по делу N 91пв-03 от 4 февраля 2004г. по заявлению М. о признании недействительным Постановления Региональной энергетической комиссии Вологодской области N 26 от 22 января 2003г. в части увеличения цены — тарифа на электроэнергию.

Определением Вологодского областного суда от 16 сентября 2003г. производство по делу прекращено по мотивам неподведомственности дела судам общей юрисдикции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 10 декабря 2003г. это Определение оставила без изменения, а частную жалобу М. — без удовлетворения, признав, что дела об оспаривании нормативных правовых актов региональных энергетических комиссий по государственному регулированию тарифов на электрическую и тепловую энергию независимо от субъекта оспаривания подведомственны арбитражным судам.

Заместителем Председателя Верховного Суда РФ по данному делу внесено представление о пересмотре указанных судебных постановлений в порядке надзора в целях обеспечения единства судебной практики и законности (ст.389 ГПК).

Президиум Верховного Суда РФ Определение Вологодского областного суда от 16 сентября 2003г. и Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 10 декабря 2003г. оставил без изменения, а представление заместителя Председателя Верховного Суда РФ — без удовлетворения.

В обоснование этого в Определении Президиума Верховного Суда РФ отмечено, что дела об оспаривании нормативных правовых актов рассматриваются в арбитражном суде, если их рассмотрение в соответствии с федеральным законом отнесено к компетенции арбитражных судов (ч.3 ст.191 АПК РФ).

Федеральным законом от 7 июля 2003г. N 125-ФЗ Федеральный закон "О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации" от 14 апреля 1995г. N 41-ФЗ дополнен ст.7.1, согласно которой споры, связанные с осуществлением государственного регулирования тарифов на электрическую и тепловую энергию, подлежат рассмотрению в арбитражном суде. Таким образом, данной нормой названного Федерального закона споры, связанные с осуществлением государственного регулирования тарифов на электрическую и тепловую энергию, отнесены к компетенции арбитражных судов.

Поскольку оспоренный заявителем нормативный правовой акт осуществляет государственное правовое регулирование тарифов на электрическую энергию, оснований не согласиться с выводами судебных инстанций о подведомственности данного дела арбитражному суду не имеется.

Утверждение в представлении о том, что указанная ст.7.1 касается только дел об оспаривании тех нормативных актов, которые затрагивают права и законные интересы заявителя в предпринимательской и иной экономической деятельности, а в данном деле заявитель не является субъектом предпринимательской деятельности и, следовательно, его заявление подлежит рассмотрению судом общей юрисдикции, не согласуется с содержанием названной ст.7.1, введенной Федеральным законом от 7 июля 2003г. N 125-ФЗ.

Президиум Верховного Суда РФ пришел к выводу о том, что споры, связанные с осуществлением государственного регулирования тарифов на электрическую и тепловую энергию, подлежат рассмотрению в арбитражном суде независимо от субъектного состава таких споров.

Вместе с тем дела об оспаривании гражданами положений нормативных правовых актов региональных энергетических комиссий по вопросам, не связанным с осуществлением государственного регулирования тарифов на электрическую и тепловую энергию, подведомственны судам общей юрисдикции, поскольку отсутствует специальный закон, относящий такие дела к компетенции арбитражных судов независимо от субъектного состава сторон.

На это обратила внимание Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ, отменяя Определение судьи Челябинского областного суда от 12 мая 2004г. об отказе в принятии по основанию неподведомственности заявления Б. об оспаривании Постановления Комитета "Единый тарифный орган Челябинской области" от 31 октября 2003г. N 3/6 "О введении в действие тарифов на электрическую и тепловую энергию, отпускаемую ОАО "Челябинскэнерго" и оптовыми потребителями-перепродавцами на потребительский рынок Челябинской области" в части нормативного положения, устанавливающего порядок оплаты электроэнергии при отсутствии приборов учета, как принятого с превышением компетенции и нарушающего его права потребителя.

Судебная коллегия указала на то, что заявитель не оспаривает ни тарифы на электрическую энергию, установленные актом Комитета, ни норматив потребления по льготному тарифу. Его требование касается предусмотренного этим актом порядка оплаты электроэнергии (при отсутствии прибора учета), который затрагивает отношения граждан-потребителей с коммерческой организацией, то есть нормы права, носящей другой характер по своему содержанию, регулирующей иные отношения.

По смыслу Закона арбитражному суду подведомственны лишь споры, связанные с осуществлением государственного регулирования тарифов на электрическую и тепловую энергию. Споры, не связанные с осуществлением такого регулирования, подведомственны судам общей юрисдикции, поскольку отсутствует специальный закон, который относил бы к компетенции арбитражных судов иные споры с участием граждан, связанные с пользованием электрической и тепловой энергией [21].

Гражданин, организация, считающие, что принятым и опубликованным в установленном порядке нормативным правовым актом органа государственной власти, органа местного самоуправления или должностного лица нарушены их права и свободы, гарантированные Конституцией РФ, законами и другими нормативными правовыми актами, а также прокурор в пределах своей компетенции (ст.45 ГПК) вправе обратиться в суд с заявлением о признании этого акта противоречащим закону полностью или в части (ч.1 ст.251 ГПК).

Заявление должно соответствовать не только предусмотренным ст.131 ГПК требованиям, но и указанным в ч.5, 6 ст.251 ГПК: содержать данные о наименовании органа государственной власти, органа местного самоуправления или должностного лица, принявших оспариваемый акт, о его наименовании и дате принятия; указание, какие конкретно права и свободы гражданина или неопределенного круга лиц нарушены этим актом или его частью. К заявлению должна быть приложена копия оспариваемого нормативного правового акта или его части с указанием источника и даты опубликования, а также документ об уплате государственной пошлины для физических лиц — 100 рублей, для организаций — 2000 рублей (подп.6 п.1 ст.333.19 НК РФ). Несоблюдение этих требований влечет за собой оставление заявления без движения в порядке ст.136 ГПК.

С заявлением о признании нормативного правового акта противоречащим закону полностью или в части в суд вправе также обратиться Президент РФ, Правительство РФ, законодательный (представительный) орган субъекта Российской Федерации, высшее должностное лицо субъекта Российской Федерации, орган местного самоуправления, глава муниципального образования, считающие, что принятым и опубликованным в установленном порядке нормативным правовым актом нарушена их компетенция (ч.2 ст.251 ГПК).

Как разъяснено в п.15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 января 2003г. N 2 "О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации", под нарушением компетенции указанных лиц следует понимать регулирование оспариваемым нормативным правовым актом тех отношений, которые в соответствии с законом должны регламентироваться нормативными правовыми актами, издаваемыми этими лицами.

В силу ст.133 Конституции РФ одной из гарантий местного самоуправления является право на судебную защиту. В связи с этим органы местного самоуправления, главы муниципальных образований вправе обращаться в суды с заявлениями об оспаривании нормативных правовых актов по основаниям не только нарушения их компетенции (ч.2 ст.251 ГПК), но также и нарушения оспариваемым нормативным правовым актом других прав местного самоуправления (п.16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 января 2003г. N 2).

Исходя из требований ч.5 ст.251 ГПК в заявлении данных лиц должно быть указано, в чем конкретно состоит нарушение их компетенции оспариваемым нормативным правовым актом.

Рассматривая дела о нормоконтроле, судьи должны иметь в виду, что согласно ст.3 и 4 ГПК граждане вправе обращаться в суд за защитой своих прав, свобод и охраняемых законом интересов (исключение составляют случаи, когда граждане или организации вправе в соответствии с федеральным законом обращаться в суд в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц). Поэтому заявления граждан и организаций, оспаривающих нормативные правовые акты, не затрагивающие их права, не должны приниматься к производству судов. В принятии таких заявлений, как не подлежащих рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, следует отказывать на основании п.1 ч.1 ст.134 ГПК, поскольку в заявлении, поданном от своего имени, оспаривается акт, не затрагивающий права, свободы или законные интересы заявителя (п.14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 января 2003г. N 2).

При рассмотрении дел о нормоконтроле судье необходимо знать, как разграничить нормативные и правоприменительные акты по делам, возникающим из публичных правоотношений. Правильное определение нормативных и ненормативных актов как предметов судебного оспаривания имеет важное значение, поскольку порядок их судебной проверки (контроля) имеет свои особенности. От этого, в частности, зависит не только разная подсудность, но в определенных случаях и подведомственность дел, возникающих из публичных правоотношений.

Как известно из общей теории права, правовой акт — родовое понятие, включающее как правотворческие (нормативные), так и правоприменительные (ненормативные, индивидуальные) акты.

Рассматривая в течение нескольких лет до принятия нового ГПК дела о нормоконтроле, суды сталкивались с проблемой разграничения нормативных и ненормативных правовых актов. Важным ориентиром в разрешении названного вопроса для судов служило определение нормативного правового акта, данное в п.2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 апреля 1993г. N 5 (в ред. от 21 декабря 1993г., от 25 октября 1996г., от 25 мая 2000г. и от 24 апреля 2002 г.) "О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении дел по заявлениям прокуроров о признании правовых актов противоречащими закону": под нормативным правовым актом понимается изданный в установленном порядке акт управомоченного на то органа государственной власти, органа местного самоуправления или должностного лица, устанавливающий правовые нормы (правила поведения), обязательные для неопределенного круга лиц, рассчитанные на неоднократное применение, действующие независимо от того, возникли или прекратились конкретные правоотношения, предусмотренные актом. Под правовым актом индивидуального характера понимается акт, устанавливающий, изменяющий или отменяющий права и обязанности конкретных лиц.

Несмотря на то что вышеназванное Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 апреля 1993г. N 5 (с последующими изменениями и дополнениями) признано утратившим силу, в п.12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 2 от 20 января 2003г. дано полностью идентичное имевшемуся ранее понятие нормативного правового акта. Правда, при этом опущено определение индивидуального правового акта.

В целом же определение нормативного правового акта, данное в названном Постановлении Пленума Верховного Суда РФ, содержит в себе основные признаки, которыми нормативные акты отличаются от ненормативных. Нормативный акт понимается как результат правотворческой деятельности компетентных органов и должностных лиц государственной власти и местного самоуправления, он содержит в себе общеобязательные правила поведения (нормы), которые не персонифицированы, а адресуются неопределенному кругу лиц, рассчитаны на постоянное или длительное применение.

Что же касается ненормативных актов, то самым общим образом сущность ненормативного правового акта определена в его названии "ненормативный", т.е. это такой правовой акт, который не содержит вышеперечисленных признаков нормативного акта. Исходя из этого возможно в первом приближении отграничить нормативный акт от ненормативного. Ненормативные (правоприменительные) акты носят индивидуально-разовый, индивидуально-определенный характер и принимаются в основном по организационно-распорядительным вопросам, например о назначении на должность, о присвоении звания и т.п.

Кроме того, нормативные и ненормативные акты отличаются по возможным последствиям их принятия. Как верно подметил Жилин Г. А., поскольку нормативные акты устанавливают обязательные правила поведения для неопределенного круга лиц, рассчитаны на многократное применение, отрицательные последствия принятия нормативного акта, противоречащего требованиям права, неизмеримо возрастают по сравнению с принятием такого же индивидуального акта [22].

Нормативные и ненормативные акты различаются не только по содержанию, но и по порядку их принятия, регистрации, опубликования. Обязательным условием применения нормативных правовых актов является их официальное опубликование (ч.3 ст.15 Конституции РФ), а для нормативных правовых актов федеральных органов государственной власти — их государственная регистрация в Министерстве юстиции РФ [23].

До принятия ГПК в судебной практике, в том числе и Верховного Суда РФ, имелись различные подходы к неопубликованным нормативным правовым актам как предмету судебного нормоконтроля. С одной стороны, прослеживалась позиция, в соответствии с которой неопубликованный нормативный акт мог быть предметом судебного нормоконтроля. Верховным Судом РФ при рассмотрении дел по первой инстанции высказывалось мнение, что в этих случаях суду достаточно установить факт нарушения порядка регистрации и опубликования нормативного акта без проверки по существу доводов о незаконности содержания оспариваемого нормативного акта [24].

С другой стороны, при рассмотрении заявлений о нормоконтроле по делам, подсудным Верховному Суду РФ по первой инстанции, задолго до 1 февраля 2003г., т.е. еще в период действия ГПК РСФСР, судьи Верховного Суда РФ отказывали в принятии заявлений об оспаривании неопубликованных и зарегистрированных в установленном порядке нормативных правовых актов. Так, например, гражданин Д. обратился в Верховный Суд РФ с заявлением о признании частично недействительной Временной инструкции по обмену и выдаче дипломов и квалификационных свидетельств членам экипажа морских судов, утвержденной распоряжением Министерства транспорта Российской Федерации от 28 марта 2001г. N ВР-33-Р. Судья Верховного Суда РФ своим Определением от 30 октября 2001г. посчитал, что данное заявление не подлежит принятию к производству Верховного Суда РФ, так как согласно ст.116 ГПК РСФСР Верховный Суд РФ рассматривает по первой инстанции дела об оспаривании нормативных актов федеральных министерств и ведомств, касающихся прав и свобод граждан. Постановлением Правительства РФ от 13 августа 1997г. N 1009 (в ред. от 11 февраля 1999 г.) утверждены Правила подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации. Обжалуемая заявителем Временная инструкция, как указано в Определении Верховного Суда РФ, по своей форме не может считаться нормативным актом, предусмотренным данным Постановлением Правительства РФ, поскольку она не зарегистрирована в Министерстве юстиции РФ и официально не опубликована [25].

Такие же подходы имели место и в практике краевых (областных) судов. Прокурор Новосибирской области обратился в Новосибирский областной суд с заявлением о признании противоречащим федеральному закону Постановления И.о. главы администрации Новосибирской области от 13 октября 1998г. N 623, утвердившего Правила обязательного медицинского страхования граждан на территории Новосибирской области с момента издания, на том основании, что оно не было опубликовано.

Определением судьи Новосибирского областного суда от 14 июня 2002г. отказано в принятии заявления на основании п.7 ст.129 ГПК РСФСР. В частном протесте прокурора Новосибирской области поставлен вопрос об отмене определения судьи в связи с его незаконностью. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ не нашла оснований для удовлетворения протеста прокурора. В Определении Верховного Суда РФ отмечено, что, отказывая в принятии вышеуказанного заявления, судья правомерно исходил из того, что областному суду в соответствии со ст.115 ГПК РСФСР подсудны дела об оспаривании нормативных правовых актов органов государственной власти, должностных лиц субъектов Российской Федерации. Нормативными правовыми актами являются только правовые акты, изданные в установленном порядке. Оспариваемый прокурором правовой акт не был опубликован, и потому его нельзя признать действующим нормативным правовым актом, подлежащим применению [26].

Часть 1 ст.251 ГПК предоставляет право заинтересованным лицам оспаривать в суде только опубликованные в установленном порядке нормативные правовые акты. Если же нормативный акт официально не опубликован (кроме актов и отдельных их положений, содержащих сведения, составляющие государственную тайну, или сведения конфиденциального характера), то он не может быть проверен судом в порядке нормоконтроля по правилам главы 24 ГПК. Такой акт, если он фактически применяется и влечет нарушение прав и законных интересов граждан и организаций, может быть оспорен заинтересованным лицом в районный суд, который рассматривает заявленное требование в порядке главы 25 ГПК. Если же заявление об оспаривании неопубликованного акта, являющегося по своему содержанию нормативным, подается в областной и другой равный по уровню суд либо в Верховный Суд РФ со ссылкой на их компетенцию по проверке нормативных правовых актов, установленную ст.26, 27 ГПК, то это заявление подлежит возвращению по основанию неподсудности данному суду (п.2 ч.1 ст.135 ГПК).

Таким образом, законодателем подчеркнуто, что правовой акт можно считать нормативным не только при наличии в нем содержательных признаков нормативного акта, но и при условии соблюдения его формы, в частности опубликования. Исходя из этого нормативный правовой акт в отличие от ненормативного должен быть издан в установленном законом порядке, что является одним из важных формальных признаков нормативного правового акта.

Рассмотрение дел по заявлениям о признании нормативных правовых актов недействительными, как правило, не требует установления фактических обстоятельств дела, исследования и оценки доказательств. Задача суда состоит в том, чтобы проверить оспариваемый акт или отдельные его положения на предмет соответствия федеральному закону или иным нормативным правовым актам большей юридической силы безотносительно к спору о защите субъективных прав конкретных лиц, в том числе обратившихся в суд. Для этого требуется правильно определить круг правовых норм, имеющих отношение к оспариваемому акту (его части), и дать соответствующее их истолкование.

Для достижения указанной цели судья уже на стадии подготовки дела к судебному разбирательству должен предварительно изучить законодательство, регулирующее отношения в соответствующей сфере, определить правовые нормы, которые могут иметь отношение к рассматриваемому спору, а также соответствующие разъяснения и комментарии к ним. Целесообразно их копии либо выписки из них приложить к материалам дела, что позволит в ходе судебного заседания подробно рассмотреть и проверить доводы заявителя, его представителей и представителей заинтересованных лиц, издавших оспариваемый акт, по поводу законности оспариваемого акта.

Суд оценивает нормативный правовой акт не только по содержанию оспариваемых норм, но и с точки зрения компетенции органа или должностного лица, его издавших, а также по форме, порядку издания и опубликования.

В соответствии со ст.253 ГПК суд, признав, что оспариваемый нормативный правовой акт не противоречит федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, принимает решение об отказе в удовлетворении соответствующего заявления.

Если суд установит, что оспариваемый нормативный правовой акт или его часть противоречит федеральному закону либо другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, то он признает нормативный правовой акт недействующим полностью или в части со дня его принятия или иного указанного судом времени.

Как разъяснено в п.17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 января 2003г. N 2, время, с которого нормативный правовой акт признается недействующим, должно быть указано в резолютивной части решения. В случае признания нормативного правового акта недействующим не со дня его принятия, а с иного времени (например, со дня вступления решения в законную силу) это должно быть обосновано в мотивировочной части решения.

Решение суда о признании нормативного правового акта или его части недействующими вступает в законную силу по правилам, предусмотренным ст.209 ГПК, и влечет за собой утрату силы этого нормативного правового акта или его части, а также других нормативных правовых актов, основанных на признанном недействующим нормативном правовом акте или воспроизводящих его содержание. Отдельные гражданско-правовые последствия принятия такого решения, связанные с необходимостью возмещения ущерба потерпевшим лицам, например возврат незаконно уплаченных налогов, установленных актом, признанным недействительным, должны разрешаться в общеисковом порядке, если соответствующий государственный орган откажется возместить ущерб во внесудебном порядке.

Существенная процессуальная особенность рассмотрения дел по проверке законности нормативных правовых актов заключается в том, что законная сила судебных решений, принятых по указанной категории дел, распространяется не только на лиц, участвующих в конкретном судебном процессе, но и на весь неопределенный круг лиц, на которых распространяется действие этого нормативного правового акта.

Но это не означает, что требуется привлекать всех этих лиц к участию в деле, так как индивидуализировать их невозможно, хотя в отдельных случаях предпринимались попытки доказать необходимость привлечения к участию в деле тех или иных лиц, заинтересованных в отмене обжалуемого акта.

Однако следует учитывать, что лица, чьи права и охраняемые законом интересы затрагивает нормативный акт, вправе обжаловать в порядке надзора принятое по делу решение и в том случае, когда они не являлись участниками процесса.

Больше всего дел в порядке нормоконтроля рассматривают суды субъектов Российской Федерации и Верховный Суд РФ. Согласно ст.26 ГПК верховный суд республики, краевой, областной суд, суд города федерального значения, суд автономной области и суд автономного округа рассматривают в качестве суда первой инстанции дела об оспаривании нормативных правовых актов органов государственной власти субъектов Российской Федерации.

Верховный Суд РФ в соответствии со ст.27 ГПК в качестве суда первой инстанции рассматривает дела об оспаривании: ненормативных правовых актов Президента РФ, палат Федерального Собрания РФ, Правительства РФ; нормативных правовых актов Президента РФ, Правительства РФ, иных федеральных органов государственной власти.

Однако полномочия Верховного Суда РФ рассматривать и разрешать дела об оспаривании нормативных правовых актов Правительства РФ изменились в связи с Постановлением

Конституционного Суда РФ от 27 января 2004г. N 1-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений пункта 2 части первой статьи 27, частей первой, второй и четвертой статьи 251, частей второй и третьей статьи 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом Правительства Российской Федерации".

В этом Постановлении Конституционный Суд РФ пришел к следующему выводу. Если нормативный акт Правительства РФ принят во исполнение уполномочия, возложенного на него непосредственно федеральным законом, по вопросу, не получившему содержательной регламентации в этом законе, и именно на основании такого уполномочия Правительство РФ непосредственно осуществляет правовое регулирование соответствующих общественных отношений (так называемое делегированное регулирование), судебная проверка нормативного акта Правительства РФ невозможна без установления соответствия такого акта и (или) самого федерального закона Конституции РФ с точки зрения установленных ею разделения властей и разграничения компетенции между федеральными органами законодательной и исполнительной власти. Поскольку в данном случае возникает вопрос не просто о законности нормативного акта Правительства РФ, а именно о его конституционности, судебная проверка данного акта может быть осуществлена только в порядке конституционного судопроизводства, а потому производство по делу в Верховном Суде РФ подлежит прекращению.

Проиллюстрируем данный вывод примером судебного Постановления судьи Верховного Суда РФ, которым отказано в принятии заявления З. об оспаривании Постановления Правительства РФ от 7 мая 2003г. N 264 "Об утверждении страховых тарифов по обязательному страхованию гражданской ответственности владельцев транспортных средств, их структуры и порядка применения страховщиками при определении страховой премии".

Судья указал на то, что согласно Постановлению Конституционного Суда РФ от 27 января 2004г. N 1-П по делу о проверке конституционности отдельных положений п.2 ч.1 ст.27, ч.1, 2 и 4 ст.251, ч.2 и 3 ст.253 ГПК суды общей юрисдикции не могут разрешать дела об оспаривании нормативных правовых актов Правительства РФ, в случаях когда нормативный правовой акт Правительства РФ принят при осуществлении полномочия, возложенного на него непосредственно федеральным законом по вопросам, не получившим содержательной регламентации в данном законе, и именно на основании этого уполномочия Правительство РФ непосредственно осуществляет правовое регулирование соответствующих общественных отношений. В указанных случаях судебная проверка нормативного акта Правительства РФ может иметь место только в порядке конституционного судопроизводства.

В данном случае Федеральным законом "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" Правительство РФ наделено полномочиями устанавливать страховые тарифы по обязательному страхованию, их структуру и порядок применения страховщиками при определении страховой премии (п.2 ст.8).

Следовательно, оспариваемое Постановление может быть проверено лишь в порядке конституционного судопроизводства.

Учитывая, что такое заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, в его принятии отказано на основании п.1 ч.1 ст.134 ГПК [27].

Важным является вопрос о том, подлежат ли оспариванию в порядке нормоконтроля в гражданском судопроизводстве конституции и уставы субъектов Российской Федерации.

Как указано в Постановлении Конституционного Суда РФ от 18 июля 2003г. N 13-П "По делу о проверке конституционности положений ст.115 и 231 ГПК РСФСР, ст.26, 251 и 253 ГПК Российской Федерации, ст.1, 21 и 22 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" в связи с запросами Государственного Собрания — Курултая Республики Башкортостан, Государственного Совета Республики Татарстан и Верховного суда Республики Татарстан", конституции и уставы субъектов Российской Федерации в отличие от иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации находятся в особой связи с Конституцией РФ и не могут считаться разновидностью нормативных правовых актов, контроль за законностью которых производится в порядке гражданского или административного судопроизводства. Это вытекает из всего содержания Конституции РФ, которая последовательно различает конституции (уставы) и другие нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации.

Таким образом, содержащаяся во взаимосвязанных п.2 ст.115 и п.2 ст.231 ГПК РСФСР и во взаимосвязанных п.2 ч.1 ст.26, ч.1, 2 и 4 ст.251, ч.2 и 3 ст.253 ГПК РФ норма, наделяющая суд общей юрисдикции полномочием разрешать дела об оспаривании нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации, не соответствует Конституции РФ, ее ст.66 (ч.1 и 2), 76 (ч.3, 4, 5 и 6), 118 (ч.2), 125 (ч.2, 3 и 5), 126 и 128 (ч.3), в той мере, в какой она допускает разрешение судом общей юрисдикции дел об оспаривании конституций и уставов субъектов Российской Федерации.

Как уже отмечалось, с принятием Конституционным Судом РФ рассматриваемого Постановления суды общей юрисдикции лишены полномочий по осуществлению непосредственного нормоконтроля в отношении учредительных актов субъектов Российской Федерации.

Вместе с тем в п.4.3 мотивировочной части Постановления содержится положение о наличии у судов общей юрисдикции права подтверждать по инициативе уполномоченных лиц, в том числе органов прокуратуры, аналогичность содержания норм конституции или устава субъекта Российской Федерации в пределах очевидности их тождества нормам других учредительных актов, ранее признанных Конституционным Судом РФ не соответствующими Конституции РФ и потому недействительными.

Данная правовая позиция обосновывается ссылкой на предписания ст.87 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", согласно ч.5 которой если в течение шести месяцев после опубликования решения Конституционного Суда РФ аналогичный признанному неконституционным нормативный правовой акт не будет отменен или изменен, а действие договора, аналогичного признанному неконституционным, не будет прекращено полностью или частично, уполномоченные федеральным законом государственный орган или должностное лицо приносят протест либо обращаются в суд с требованием о признании такого нормативного правового акта либо договора недействующим.

Однако приведенная норма ч.5 ст.87 данного Федерального конституционного закона, введенная Федеральным конституционным законом 15 декабря 2001г. N 4-ФКЗ, из содержания которой в п.4.3 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда РФ от 18 июля 2003г. N 13-П делается вывод о наличии у судов общей юрисдикции изложенных в этом пункте полномочий, фактически констатирует право судов общей юрисдикции осуществлять непосредственный нормоконтроль в отношении указанных в п.5 ст.87 названного Федерального конституционного закона нормативных правовых актов посредством проведения сравнительного анализа и установления аналогии, как основания для решения вопроса о признании этих актов недействующими.

Следовательно, процедура подтверждения аналогичности содержания нормативного правового акта нормам иного нормативного правового акта, признанного Конституционным Судом РФ неконституционным, представляет собой определенную форму непосредственного нормоконтроля и может осуществляться судами общей юрисдикции лишь в отношении тех нормативных правовых актов, проверка которых входит в их юрисдикцию.

Учитывая, что нормы ГПК, наделяющие суды общей юрисдикции правом признавать конституции и уставы субъектов Российской Федерации не соответствующими федеральному закону, а потому недействующими, признаны п.1 резолютивной части рассматриваемого Постановления Конституционного Суда РФ не соответствующими Конституции РФ, данные нормативные правовые акты исключены из сферы судебного нормоконтроля судов общей юрисдикции. Поэтому приведенные выше правила ч.5 ст.87 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" в части, касающейся установления аналогии в отношении уставов и конституций субъектов Российской Федерации, а также положения п.4.3 рассматриваемого Постановления Конституционного Суда РФ не могут быть применены судами общей юрисдикции.

На основании изложенного можно сделать вывод о том, что правом подтверждать аналогичность положений конституций и уставов субъектов Российской Федерации нормам, ранее признанным Конституционным Судом РФ противоречащими Конституции РФ и федеральным законам, обладает исключительно Конституционный Суд РФ, которому, как указано в ч.3 п.4.3 Постановления от 18 июля 2003г. N 13-П, принадлежит право принять окончательное решение по данному вопросу.

3. Оспаривание решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих

В соответствии со ст.254 ГПК гражданин или организация вправе оспорить в суде решение, действие (бездействие) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, если считают, что нарушены их права и свободы. Они вправе обратиться непосредственно в суд или в вышестоящий в порядке подчиненности орган государственной власти, орган местного самоуправления, к должностному лицу, государственному или муниципальному служащему.

По сравнению с ГПК РСФСР 1964г. в ГПК расширен круг лиц, чьи акты и действия (бездействие) могут быть оспорены в судебном порядке: в соответствии с абз. 3 ст.245 ГПК в суде могут быть оспорены действия государственных и муниципальных служащих, не обладающих статусом должностного лица.

В то же время судьям необходимо обратить внимание на то, что ГПК РФ в отличие от ГПК РСФСР и Закона РФ от 27 апреля 1993г. (в ред. Федерального закона от 14 декабря 1995 г.) "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан" не допускает возможности оспаривания в порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, решений и действий (бездействия) учреждений, предприятий, организаций, их объединений и общественных объединений. Исходя из этого с 1 февраля 2003г. дела об оспаривании решений и действий (бездействия) учреждений, предприятий, организаций, их объединений и общественных объединений должны рассматриваться по правилам искового производства, в том числе с соблюдением общих правил подсудности, как дела по спорам о защите субъективного права. То есть круг объектов оспаривания в названном порядке сужен.

Как разъяснено в п.9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 января 2003г. N 2 "О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации", в соответствии с п.1 ч.1 ст.134 ГПК судья отказывает в принятии искового заявления, и в случае если оно не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку рассматривается и разрешается в ином судебном порядке. Исходя из этого недопустимо принятие и рассмотрение в порядке, предусмотренном главой 25 ГПК, заявлений об оспаривании таких решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных или муниципальных служащих, для которых федеральными законами установлен иной судебный порядок оспаривания (обжалования).

Например, не могут быть оспорены в гражданском судопроизводстве документы, которые по существу являлись доказательствами по уголовному делу, поскольку проверка и оценка доказательств по уголовному делу производится судом при рассмотрении уголовного дела по правилам Уголовно-процессуального кодекса РФ (далее — УПК РФ).

В силу ст.255 ГПК к решениям, действиям (бездействию) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных или муниципальных служащих, оспариваемым в порядке гражданского судопроизводства, относятся коллегиальные и единоличные решения и действия (бездействие), в результате которых:

— нарушены права и свободы гражданина;

— созданы препятствия к осуществлению гражданином его прав и свобод;

— на гражданина незаконно возложена какая-либо обязанность или он незаконно привлечен к ответственности.

В суд, в частности, могут быть обжалованы отказ в выдаче загранпаспорта на выезд за границу, отказ в регистрации по месту жительства, решение государственных органов или органов местного самоуправления об установлении ограничений на вывоз товаров за пределы административно-территориальной единицы и др.

Статьей 256 ГПК установлен трехмесячный срок для обращения гражданина в суд с заявлением о нарушении его прав и свобод. Указанный срок исчисляется с того дня, когда гражданину стало известно о нарушении его прав.

Обращение в суд с заявлением с пропуском установленного трехмесячного срока не является основанием для отказа в принятии заявления. В то же время пропуск указанного срока может служить основанием к отказу в удовлетворении заявления. Если срок пропущен по уважительным причинам, то он может быть восстановлен судом (ст.112 ГПК).

Согласно ст.257 ГПК заявление рассматривается судом в течение 10 дней с участием гражданина, руководителя или представителя органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, решения, действия (бездействие) которых оспариваются. Неявка в судебное заседание кого-либо из указанных лиц, надлежащим образом извещенных о времени и месте судебного заседания, не является препятствием к рассмотрению заявления.

Суд, признав заявление обоснованным, выносит решение, обязывающее соответствующий орган государственной власти, орган местного самоуправления, должностное лицо, государственного или муниципального служащего устранить в полном объеме допущенное нарушение прав и свобод гражданина или препятствие к осуществлению гражданином его прав и свобод (ч.1 ст.258 ГПК). Например, суд может обязать выдать визу на выезд за пределы РФ, осуществить регистрацию по месту жительства, выдать документ и т.п.

Если обжалуемые решения или действия вынесены или совершены в соответствии с законом, в пределах полномочий соответствующего органа или должностного лица и права либо свободы гражданина нарушены не были, суд отказывает в удовлетворении заявления (ч.4 ст.258 ГПК).

Федеральные судьи, рассматривающие дела, возникающие из публичных правоотношений, обращают внимание на то, что Федеральным законом от 14 ноября 2002г. N 137-ФЗ "О введении в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации" признаны утратившими силу и не подлежащими применению многочисленные законодательные акты РФ и СССР (ст.2 и 3), однако в перечне этих актов нет Закона РФ от 27 апреля 1993г. N 4866-1 "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан". Между тем этот Закон вошел в противоречие с нормами ГПК.

Действительно, ГПК устанавливает порядок оспаривания гражданами и организациями решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих (главы 23 и 25, ст.245 — 250, 254 — 258).

Закон "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан" предоставлял гражданам право обжаловать в суд решения и действия (бездействие) не только органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих, но также и учреждений, предприятий, организаций, их объединений, общественных объединений и их должностных лиц (руководителей и др.), а также устанавливал для дел по таким жалобам альтернативную подсудность: по усмотрению гражданина жалоба могла быть подана также и по месту его жительства.

Кодекс, устанавливая порядок производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, в полной мере исходит из существа этих отношений, субъектами которых являются, с одной стороны, органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, государственные и муниципальные служащие, а с другой — граждане и организации, поэтому намеренно не допустил оспаривания в указанном порядке решений и действий (бездействия) учреждений, предприятий, организаций, их объединений и общественных объединений.

Исходя из этого с 1 февраля 2003г. Закон "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан" не может применяться, как противоречащий ГПК. Дела об оспаривании решений и действий (бездействия) учреждений, предприятий, организаций, их объединений, общественных объединений, их руководителей, иных органов управления, других работников должны рассматриваться по правилам искового производства, в том числе с соблюдением общих правил подсудности (ст.28 ГПК), как дела по спорам о защите субъективных прав, свобод или охраняемых законом интересов (гражданских, трудовых и др.).

Нередки сегодня обращения в суд с заявлениями об оспаривании действий (бездействия) судей при осуществлении ими правосудия. Как в этом случае поступать судье, к которому поступило такое заявление?

В соответствии с п.1 ч.1 ст.134 ГПК судья отказывает в принятии искового заявления, и в случае если оно не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку рассматривается и разрешается в ином судебном порядке.

В соответствии с ч.1 ст.246 ГПК это правило применимо к производству по делам, возникающим из публичных правоотношений.

Исходя из этого недопустимо принятие и рассмотрение в порядке, предусмотренном главой 25 ГПК, заявлений об оспаривании таких решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных или муниципальных служащих, для которых федеральными законами (УПК РФ, КоАП РФ, АПК РФ и др.) установлен иной судебный порядок оспаривания (обжалования).

В принятии таких заявлений необходимо отказывать на основании п.1 ч.1 ст.134 ГПК.

Интересным для судей является вопрос о том, подлежит ли рассмотрению в суде заявление гражданина об оспаривании решения квалификационной коллегии судей, отказавшей в даче согласия на привлечение судьи к ответственности по жалобе этого гражданина.

Пункт 1 ст.16 Закона РФ "О статусе судей в Российской Федерации" (в ред. от 15 декабря 2001 г.) устанавливает принцип неприкосновенности судей, а ст.26 Федерального закона "Об органах судейского сообщества в РФ" (в ред. от 4 июля 2003 г.) закрепляет правило о том, что решение, принятое квалификационной коллегией судей, может быть обжаловано в судебном порядке лицом, в отношении которого оно принято.

По смыслу этих норм в судебном порядке может быть оспорено только решение квалификационной коллегии и лишь лицом, в отношении которого оно принято и чьи права оно затрагивает.

В случае когда по заявлению гражданина о привлечении судьи к ответственности будет вынесено решение квалификационной коллегией судей, а гражданин с ним не согласен и оспаривает его в суде, в принятии его заявления должно быть отказано на основании ч.1 ст.134 ГПК, так как такое решение может быть оспорено только лицом, в отношении которого оно принято.

В практике Верховного Суда РФ возник вопрос о том, обладает ли прокурор правом на судебное оспаривание решения квалификационной коллегии судей об отказе в даче согласия на привлечение судьи к уголовной ответственности при наличии заключения соответствующего суда о том, что в действиях данного судьи содержатся признаки состава преступления.

В п.2 ст.26 Федерального закона "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации" устанавливается родовая подсудность дел по жалобам на решения квалификационных коллегий определенного уровня: о приостановлении либо прекращении полномочий судьи, о привлечении его к дисциплинарной ответственности, об отставке судьи и о ее приостановлении, а также об отказе в рекомендации на должность судьи.

Пункт 3 рассматриваемой статьи Закона содержит указание на тот же порядок обжалования всех иных решений квалификационных коллегий судей с уточнением, что обжалование таких решений возможно лишь по мотивам нарушения процедуры их вынесения.

Анализ положений п.3 ст.26 Федерального закона "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации" позволяет сделать вывод о том, что прокурор обладает правом оспаривать в судебном порядке решение квалификационной коллегии судей об отказе в даче согласия на привлечение судьи к уголовной ответственности, но только по мотивам нарушения процедуры его вынесения.

4. Дела о защите избирательных прав граждан Российской Федерации

Конституционное право избирать и быть избранным, гарантии реализации и защиты избирательных прав граждан занимают центральное место в системе публичного политического права Российской Федерации. Организационное и процедурное обеспечение избирательных прав граждан, равно как и гарантии их процессуальной защиты, — одна из основных целей совершенствования избирательной системы. Решения судов общей юрисдикции в этой области политико-правовых отношений составляют важный юридический элемент развития и совершенствования избирательного права и процесса.

В Конституции РФ содержатся основные положения, на которых зиждется все избирательное право и строится избирательная система Российской Федерации (ст.3, 12, 18, 32, 46, 71, 72, 130, 133 и др.).

Вопрос об обеспечении и защите избирательных прав — это вопрос защиты прав и свобод человека и гражданина, следовательно, он относится к предметам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов (п."б" ч.1 ст.72 Конституции РФ) и подлежит регулированию федеральными законами и принимаемыми в соответствии с ними законами субъектов Российской Федерации, которые не могут противоречить федеральным законам (ч.2 и 5 ст.76 Конституции РФ).

Основные гарантии реализации гражданами Российской Федерации их конституционного права на участие в выборах как в федеральные органы государственной власти, так и в органы государственной власти субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления закреплены в Федеральном законе от 12 июня 2002г. N 67-ФЗ (с изменениями и дополнениями) "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" [28] (далее — Закон об основных гарантиях избирательных прав граждан), который устанавливает основы избирательного права.

В ст.1 данного Закона содержится важное положение о том, что законами субъектов Российской Федерации избирательные права и гарантии не могут быть изменены, ограничены, а могут быть только дополнены новыми гарантиями. То есть могут быть установлены новые средства обеспечения и защиты избирательных прав, однако при этом они не должны заменять норму федерального закона, а лишь дополнять ее, способствуя реализации избирательных прав.

Если при рассмотрении дела суд установит, что норма закона субъекта Российской Федерации не дополняет норму федерального закона, а затрудняет ее применение, противоречит ей, он должен применить норму федерального закона, который имеет прямое действие.

Детально процедура выборов регулируется специальными Федеральными законами: от 10 января 2003г. N 19-ФЗ (с изменениями и дополнениями) "О выборах Президента Российской Федерации" [29]; от 20 декабря 2002г. N 175-ФЗ (с изменениями и дополнениями) "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" [30]; от 26 ноября 1996г. N 138-ФЗ (с изменениями и дополнениями) "Об обеспечении конституционных прав граждан Российской Федерации избирать и быть избранными в органы местного самоуправления" [31].

Ряд норм, касающихся проведения выборов в органы государственной власти субъектов Российской Федерации, помимо законов субъектов Российской Федерации, содержится в Федеральном законе от 6 октября 1999г. N 184-ФЗ (в ред. Федерального закона от 31 декабря 2005г. N 199-ФЗ) "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" [32].

Регулирование порядка проведения муниципальных выборов осуществляется с учетом положений, содержащихся в Федеральном законе от 6 октября 2003г. N 131-ФЗ (с изменениями и дополнениями) "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" [33] и в уставах муниципальных образований.

Скоротечность избирательных кампаний, сокращенные сроки рассмотрения избирательных дел ограничивают возможности суда общей юрисдикции на обращение с запросом в Конституционный Суд РФ в случае сомнения в конституционности закона, подлежащего применению в конкретном деле о защите избирательных прав. В таком случае, придя к выводу о несоответствии Конституции закона, подлежащего применению в деле, суд может напрямую применить нормы международного права, в частности положения ст.25 Международного пакта о гражданских и политических правах (принят Резолюцией 2200 А XXI Генеральной Ассамблеи ООН от 16 декабря 1966 г.), согласно которой каждый гражданин должен иметь без какой бы то ни было дискриминации и без необоснованных ограничений право и возможность голосовать и быть избранным на подлинных периодических выборах, проводимых на основе всеобщего равного избирательного права при тайном голосовании и обеспечивающих свободное волеизъявление избирателей.

Учитывая изложенное, не рекомендуется в ходе избирательных кампаний направлять обращения в Конституционный Суд РФ для проверки соответствия конституционности закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле, и приостанавливать в связи с этим производство по делам.

В случае принятия в период избирательной кампании закона, содержащего положения, которыми определяется порядок подготовки и проведения соответствующих выборов, либо в случае внесения в этот период в закон изменений, касающихся порядка подготовки и проведения соответствующих выборов, указанные закон и изменения применяются к выборам, которые назначены после их вступления в силу (п.3 ст.11 Закона об основных гарантиях избирательных прав граждан).

Это положение Закона не препятствует судам в ходе избирательных кампаний признавать по заявлениям заинтересованных лиц недействующими и не подлежащими применению нормативные акты, противоречащие законам и иным нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу.

Является также допустимым внесение в законодательство в период избирательной кампании таких дополнений, которые восполняют пробелы в правовом регулировании, в случае если отсутствие соответствующих норм влечет нарушение прав всех участников избирательного процесса.

Способы защиты избирательных прав граждан многообразны: признание законов субъектов Российской Федерации о выборах недействующими и не подлежащими применению; признание недействительными актов государственных органов и органов местного самоуправления в случае их противоречия федеральному законодательству; обращение заинтересованных лиц в суд с заявлением о защите избирательных прав граждан, нарушенных решениями или действиями (бездействием) избирательных комиссий, их должностных лиц, и др.

Нормы, содержащиеся в главах 3 и 26 ГПК, в основном корреспондируют с процессуальными нормами специальных федеральных избирательных законов. Однако имеются и коллизии норм, в частности по вопросу родовой подсудности дел.

При разрешении коллизий необходимо исходить из того, что ГПК введен в действие с 1 февраля 2003г., т.е. позднее, чем перечисленные специальные избирательные законы, следовательно, подлежат применению его нормы. В случае принятия в последующем федерального закона, по-иному регулирующего те или иные отношения, должны применяться нормы этого закона, как более позднего.

Согласно подразделу III ГПК избирательные дела рассматриваются в порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений. Данный порядок определяется общими правилами искового производства с особенностями (изъятиями и дополнениями), установленными главами 23, 26 ГПК и другими федеральными законами (ст.246 ГПК).

Дела этой категории рассматриваются и разрешаются судьей единолично, кроме дел о расформировании избирательных комиссий, которые рассматриваются судом в коллегиальном составе трех профессиональных судей (ч.1 ст.246 и ч.2 ст.260.1 ГПК).

Ранее действовавшим ГПК граждане по заявлениям о защите своих избирательных прав освобождались от уплаты госпошлины при обращении в суд. В настоящее время в соответствии со ст.333.36 НК РФ граждане (за исключением лиц, имеющих льготы при обращении в суд общей юрисдикции) по делам данной категории от уплаты госпошлины не освобождаются. Не освобождаются и другие субъекты, которые в силу ст.259 ГПК вправе обратиться в суд с заявлением в связи с нарушениями избирательного законодательства (кроме прокурора и избирательных комиссий в перечисленных в ст.333.36 НК РФ случаях).

Заявление, поступившее в суд в день голосования (которое назначено на воскресенье), должно быть рассмотрено немедленно. Участники избирательных кампаний, не освобожденные от уплаты государственной пошлины, лишены, как правило, в таких случаях возможности уплатить ее в связи с тем, что кредитные учреждения (банки) в воскресный день обычно не работают.

В подобных ситуациях судам рекомендуется не оставлять заявление без движения по мотиву неуплаты государственной пошлины, а по ходатайству заявителей в соответствии с положениями ст.90 ГПК и ст.333.41 НК РФ предоставлять отсрочку ее уплаты.

В ст.259 ГПК и специальных избирательных законах определен круг лиц, правомочных обратиться в суд с заявлением. Это избиратели, кандидаты, их доверенные лица, избирательные объединения, их доверенные лица, политические партии, их региональные отделения, иные общественные объединения, наблюдатели и т.д.

Все эти лица непосредственно связаны с избирательным процессом. Однако это не означает, что они вправе обращаться в суд с заявлением по поводу любых нарушений избирательного законодательства в защиту прав других лиц. Каждый из них имеет свой круг прав и обязанностей, установленный избирательным законодательством, и они могут обращаться лишь за защитой непосредственно своих избирательных прав, если считают их нарушенными. Обращение в суд за защитой прав, свобод и законных интересов других лиц допускается только в случаях, прямо предусмотренных федеральным законом. Если заявление подано в защиту интересов другого лица не управомоченным на это лицом, то в принятии такого заявления должно быть отказано на основании п.1 ч.1 ст.134 ГПК, поскольку в заявлении, поданном от своего имени, оспариваются акт, действие (бездействие), не затрагивающие права, свободы и законные интересы заявителя.

Так, суд должен отказать избирателю в принятии заявления об отмене решения избирательной комиссии, которым кандидату в депутаты отказано в регистрации. Такое решение избирательной комиссии вправе оспорить в суде только сам кандидат.

Иногда суды принимают заявления граждан, касающиеся нарушений избирательных прав, ошибочно ссылаясь на п.1 ст.78 Закона об основных гарантиях избирательных прав граждан, согласно которому суд соответствующего уровня не вправе отказать в приеме жалобы на нарушение избирательных прав граждан Российской Федерации. Однако положения данной статьи подлежат применению в совокупности с нормами, содержащимися в ст.3, 4, 259 ГПК.

Решение избирательной комиссии о регистрации кандидата вправе оспорить в суде избирательная комиссия, зарегистрировавшая кандидата, либо кандидат, зарегистрированный по тому же избирательному округу. Действующим законодательством в отличие от прежнего избирателям не предоставлено право обжаловать решения избирательных комиссий по вопросам регистрации кандидатов (списков кандидатов).

Из ч.3 ст.259 ГПК и п.5 ст.76 Закона об основных гарантиях избирательных прав граждан следует, что регистрация кандидата (списка кандидатов) теперь может быть отменена только судом и только по заявлению избирательной комиссии, зарегистрировавшей кандидата (список кандидатов), заявлению кандидата, зарегистрированного по тому же избирательному округу, заявлению избирательного объединения, список кандидатов которого зарегистрирован по тому же избирательному округу.

Судебная практика показывает, что имеют место обращения в суд с заявлением в защиту интересов другого лица с целью воспрепятствовать ему в своевременной реализации имеющегося права. В качестве примера можно привести следующее дело.

Одному из кандидатов избирательной комиссией было отказано в регистрации. Воспользовавшись альтернативой обжалования, он обратился с жалобой об отмене решения избирательной комиссии не в суд, а в вышестоящую избирательную комиссию. Другой кандидат, опасаясь, что его "соперник", имеющий реальные шансы на победу в выборах, добьется в таком порядке отмены решения комиссии об отказе в регистрации, обратился в суд с заявлением об оспаривании решения избирательной комиссии об отказе в регистрации первого кандидата.

Безусловно, судья должен был отказать в принятии заявления, поскольку вторым кандидатом оспаривается решение комиссии, непосредственно не затрагивающее его права и законные интересы. Очевидно, что целью обращения в суд этого кандидата являлась попытка заблокировать рассмотрение жалобы первого кандидата вышестоящей избирательной комиссией до разрешения спора в суде.

Однако не было учтено, что согласно ст.75 Закона об основных гарантиях избирательных прав граждан избирательная комиссия должна приостановить рассмотрение жалобы до вступления решения суда в законную силу лишь в том случае, если к рассмотрению судом принята жалоба того же заявителя, который обратился с аналогичной жалобой и в вышестоящую избирательную комиссию.

Обращение в суд второго кандидата с таким заявлением больше похоже на злоупотребление правом, которое согласно закону защите не подлежит.

В соответствии с подп."е" п.23 ст.29 Закона об основных гарантиях избирательных прав граждан член избирательной комиссии с правом решающего голоса и член избирательной комиссии с правом совещательного голоса вправе обжаловать действия (бездействие) комиссии в соответствующую вышестоящую комиссию или в суд.

При обращении в суд этих лиц с заявлениями об отмене решений избирательных комиссий, касающихся регистрации, отказа в регистрации, отмены регистрации кандидатов (а такие обращения имели место), должно быть отказано в принятии таких заявлений на основании п.1 ч.1 ст.134 ГПК, поскольку таким правом указанные лица законом не наделены.

По делам о защите избирательных прав в силу скоротечности избирательных кампаний установлены специальные (сокращенные) сроки обращения в суд и рассмотрения заявлений. Сроки рассмотрения заявлений зависят от стадии избирательной кампании и от характера предъявленных требований и составляют, как правило, в ходе избирательной кампании от трех до пяти дней. В случае если факты, содержащиеся в заявлении, поданном в ходе избирательной кампании, требуют дополнительной проверки, решение относительно заявления принимается не позднее чем через десять дней со дня подачи заявления.

Немедленному рассмотрению подлежат заявления, поступившие в день, предшествующий дню голосования, в день голосования или в день, следующий за днем голосования.

Специальный срок установлен для разрешения дел о расформировании избирательной комиссии, а также по заявлениям относительно решения избирательной комиссии об итогах голосования, о результатах выборов.

Восстановление нарушенных избирательных прав в полном объеме после проведения выборов возможно не во всех случаях.

Так, если до дня проведения выборов суд признает законной отмену регистрации кандидата, а суд кассационной инстанции после проведения выборов отменит такое решение суда, восстановление права этого кандидата в полном объеме возможно только путем отмены результатов выборов и назначения новых.

При рассмотрении дела о признании выборов недействительными возникает проблема нарушения прав как кандидата, победившего на выборах, так и многочисленных избирателей, принявших участие в выборах и отдавших свои голоса за кандидатов, включенных в избирательный бюллетень.

Конечно, кандидат на выборную должность, неправомерно лишенный возможности участвовать в выборах, вправе потребовать иную компенсацию за негативные последствия нарушения его пассивного избирательного права. Однако он может и не обратиться с подобными требованиями в суд, а настаивать на признании выборов недействительными, что возможно лишь при определенных обстоятельствах.

Не всегда возможно восстановить в полном объеме права участников избирательной кампании и непосредственно в ходе ее проведения, поскольку она состоит из нескольких последовательно меняющих друг друга стадий. В частности, незаконный отказ кандидату в регистрации сокращает для него сроки агитационного периода, что в конечном итоге может повлиять на результаты голосования.

В связи с этим должны быть приняты все зависящие от суда меры, призванные обеспечить своевременную и эффективную защиту прав участников избирательного процесса. Так, в случае оставления без движения заявления о нарушении избирательных прав, поданного без соблюдения требований, установленных ст.131, 132, ч.1 ст.247 ГПК, лицу, подавшему заявление, следует предоставлять минимальный срок для устранения недостатков и немедленно доводить до его сведения вынесенное определение, в том числе посредством телефонной связи.

При подготовке дел к судебному разбирательству рекомендуется извещать заинтересованных в исходе дела лиц телефонограммами или телеграммами, а также использовать для этих целей с учетом конкретных обстоятельств штабы кандидатов на выборную должность.

В силу прямого предписания п.11 ст.75 Закона об основных гарантиях избирательных прав граждан суды обязаны организовать свою работу (в том числе в выходные дни) таким образом, чтобы обеспечить своевременное рассмотрение заявлений.

Сроки обращения в суд можно разделить на общие и пресекательные. Они зависят от стадии избирательной кампании и характера предъявленных требований.

Общий трехмесячный срок для обращения в суд установлен по отдельным категориям споров, возникающих в период избирательной кампании, что следует из анализа ч.1 ст.260 ГПК. Указанный срок, в случае когда он пропущен по уважительной причине, может быть восстановлен судом. Если заявитель пропустил этот срок, но не просит о его восстановлении, суд обязан по своей инициативе обсудить причины его пропуска, поскольку дело возникло из публичных правоотношений.

Пропуск трехмесячного срока обращения в суд с заявлением по делам о защите избирательных прав не является для суда основанием для отказа в принятии заявления. Это следует из смысла ч.6 ст.152 и ч.4 ст.198 ГПК, нормы которых подлежат применению при рассмотрении дел данной категории.

Из содержания этих же статей следует, что пропуск срока обращения в суд без уважительных причин является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении заявления, что должно быть обосновано в решении суда.

В случае пропуска трехмесячного срока заинтересованные лица после опубликования результатов выборов, но не позднее одного года со дня их официального опубликования вправе обратиться в суд с заявлением по поводу нарушения избирательных прав, имевших место в период избирательной кампании (ч.4 ст.260 ГПК). Годичный срок на обращение с заявлением в суд является пресекательным. Следовательно, он не подлежит восстановлению независимо от причин его пропуска. В принятии заявления, поданного по истечении года со дня опубликования результатов выборов, должно быть отказано на основании п.1 ч.1 ст.134 ГПК.

Пресекательными являются и сроки, установленные в отношении заявлений, касающихся решений избирательной комиссии о регистрации, об отказе в регистрации кандидата (ч.2 ст.260 ГПК), так как данной нормой, а также п.2 ст.78 Закона об основных гарантиях избирательных прав граждан прямо определено, что указанный срок восстановлению не подлежит.

В соответствии с ч.3 ст.260 ГПК заявление об отмене регистрации кандидата (списка кандидатов) может быть подано в суд не позднее чем за восемь дней до дня голосования, после чего право требования отмены регистрации утрачивается, т.е. данный срок также является пресекательным. Поэтому заявление, поданное позднее чем за восемь дней до дня голосования, не может быть принято к производству суда (п.1 ч.1 ст.134 ГПК).

Положения п.5 ст.78 Закона об основных гарантиях избирательных прав граждан и ч.9 ст.260 ГПК о том, что решение суда относительно заявления об отмене регистрации кандидата (списка кандидатов) принимается не позднее чем за пять дней до дня голосования, исключают вынесение решения в случае истечения этого срока. Производство по такому делу, не рассмотренному по каким-либо причинам в указанный срок, подлежит прекращению на основании абз. 1 ст.220 ГПК.

Если суд первой инстанции рассмотрел дело в установленные законом сроки, а на кассационное рассмотрение дело поступило позже указанного пятидневного срока и суд кассационной инстанции установит, что решение подлежит отмене по любому из оснований, предусмотренных ст.362 — 364 ГПК, то суд должен в мотивировочной части кассационного определения изложить основания для отмены решения, а также, прекращая производство по делу, мотивировать невозможность вынесения нового решения по существу.

Вместе с тем особенность данной категории дел, предопределяющая более активную роль суда при осуществлении судебного разбирательства, а также некоторые ограничения принципа диспозитивности сторон в деле, сокращенные сроки рассмотрения заявлений обязывают суд предпринять все зависящие от него меры к рассмотрению дела по существу. В противном случае могут возникнуть подозрения в необъективности суда, а к участию в выборах будет допущен кандидат, в отношении которого, возможно, имелись достаточные основания для отмены его регистрации.

В практике судов имели место случаи, когда кандидаты, в отношении которых предъявлено требование об отмене регистрации, опасаясь такой отмены, стремились затянуть рассмотрение дела, уклоняясь от явки в суд, ссылаясь на их неизвещение о времени и месте судебного заседания, болезнь и т.п., с тем чтобы суд был вынужден прекратить производство по делу в связи с истечением срока для принятия решения.

Многие суды с учетом конкретных обстоятельств, свидетельствующих об извещении кандидата одним из возможных способов (телефонограммой, телеграммой и т.п.), давали оценку подобным действиям кандидата как злоупотребление правом, обоснованно не откладывали разбирательство дел и принимали решения по существу в установленный законом срок.

Согласно ч.3 ст.107 ГПК течение процессуального срока, исчисляемого, в частности, днями, начинается на следующий день после даты или наступления события, которыми определено его начало. Следовательно, правило о том, что решение суда по заявлению об отмене регистрации кандидата должно быть принято не позднее чем за пять дней до дня голосования, означает, что в случае назначения дня голосования, например на 7 декабря 2005г., решение об отмене регистрации кандидата (списка кандидатов) должно быть принято не позднее 1 декабря 2005 г.

Правила подсудности данной категории определены ст.24, 26, 27 ГПК РФ, п.2 ст.75 Закона об основных гарантиях избирательных прав граждан, другими федеральными избирательными законами. По общему правилу (за отдельными исключениями) подсудность дел о защите избирательных прав зависит от уровня избирательных комиссий, должностных лиц и органов, решения или действия (бездействие) которых оспариваются.

Все дела, за исключением дел, отнесенных федеральными законами к подсудности верховных судов республик, краевых, областных судов, судов городов федерального значения, автономных округов и автономной области, а также Верховного Суда РФ, рассматриваются районными судами.

Перечень дел, подсудных Верховному Суду РФ, определен абз. 5 ч.1 ст.27 ГПК. Это дела об обжаловании решений (уклонения от принятия решений) Центральной избирательной комиссии Российской Федерации (далее — ЦИК РФ), за исключением решений, оставляющих в силе решения нижестоящих избирательных комиссий.

В случае принятия ЦИК РФ иного решения по результатам рассмотрения жалобы на решения нижестоящих избирательных комиссий дело подлежит рассмотрению по первой инстанции Верховным Судом РФ. При оставлении ЦИК РФ без изменения решения нижестоящей избирательной комиссии дело в зависимости от уровня нижестоящей избирательной комиссии подлежит рассмотрению областным и равным ему по уровню судом или районным судом, которому подсудно дело об оспаривании первоначального решения.

Дела об оспаривании решений (уклонения от принятия решений) избирательных комиссий субъектов Российской Федерации по выборам как в федеральные органы государственной власти, так и в органы государственной власти субъекта Российской Федерации отнесены к подсудности верховных судов республик и равных им по уровню судов вне зависимости от статуса выборов (федеральные органы государственной власти или органы государственной власти субъекта Российской Федерации).

При решении вопроса о том, подсудно ли дело данному суду, необходимо иметь в виду, что понятия "уклонение от принятия решений" избирательной комиссией и "бездействие" избирательной комиссии не являются тождественными. Понятие "бездействие" шире. Об уклонении от принятия решения идет речь в тех случаях, когда избирательная комиссия в силу закона не вправе, а обязана принять в установленный срок решение по вопросу, относящемуся к ее компетенции, и именно в коллегиальном составе.

В соответствии с ч.2 ст.27 и ч.2 ст.26 ГПК федеральными законами к подсудности Верховного Суда РФ и подсудности верховных судов республик и равных им по уровню судов могут быть отнесены и другие дела. То есть перечень избирательных дел, отнесенных ГПК к подсудности этих судов, не является исчерпывающим.

В частности, согласно п.1 ст.31, п.2 ст.75 Закона об основных гарантиях избирательных прав граждан дела о расформировании участковых, территориальных избирательных комиссий, избирательных комиссий муниципальных образований, окружных избирательных комиссий по выборам в органы местного самоуправления рассматриваются районными судами, а о расформировании избирательных комиссий субъектов Российской Федерации, окружных избирательных комиссий по выборам в законодательные (представительные) органы государственной власти субъектов Российской Федерации и о расформировании ЦИК РФ рассматриваются соответственно верховными судами республик, равными им по уровню судами и Верховным Судом РФ.

Федеральным законом "Об обеспечении конституционных прав граждан Российской Федерации избирать и быть избранными в органы местного самоуправления" (п.7 ст.3) к подсудности верховных судов республик и равных им по уровню судов отнесены дела об обеспечении конституционных прав граждан избирать и быть избранными в органы местного самоуправления. Следует учитывать, что к данной категории дел, подлежащих рассмотрению в качестве суда первой инстанции верховными судами республик и равными по уровню судами, относятся лишь дела о назначении даты выборов в органы местного самоуправления по заявлениям лиц, названных в указанном Законе, а также в п.9 ст.10 Закона об основных гарантиях избирательных прав граждан.

При проведении выборов в органы государственной власти субъектов Российской Федерации допускается возложение полномочий окружных избирательных комиссий на территориальные избирательные комиссии в соответствии с п.1 ст.25 Закона об основных гарантиях избирательных прав граждан.

В связи с этим возник вопрос: какому суду в этом случае при оспаривании решения территориальной комиссии подсудно дело — районному либо вышестоящему? Поскольку в данном случае предметом оспаривания является решение территориальной комиссии, то дело относится к подсудности районного суда.

Частью 1 ст.260.1 ГПК определено, что заявление рассматривается судом с участием заявителя, представителя соответствующих органов государственной власти, органа местного самоуправления, политической партии, иного общественного объединения, избирательной комиссии, должностного лица, прокурора. Неявка в суд указанных лиц, надлежащим образом извещенных о времени и месте судебного заседания, не является препятствием для рассмотрения и разрешения дела.

К участию в деле в качестве заинтересованных лиц следует привлекать лишь тех участников избирательных кампаний, чьи права непосредственно затрагиваются оспариваемыми решениями, действиями (бездействием) избирательных комиссий, других лиц.

Например, в случае обращения в суд кандидата, занявшего по результатам первого тура выборов пятое место, с заявлением об отмене результатов этих выборов, помимо избирательной комиссии, организующей выборы, к участию в деле суд обязан привлекать кандидатов, вышедших во второй тур, поскольку принятым судом решением их права будут затронуты непосредственно.

Вопрос о назначении выборов в судебном порядке может быть инициирован прокурором, а все дела этой категории подлежат рассмотрению с его обязательным участием (п.9 ст.10 Закона об основных гарантиях избирательных прав граждан, ч.1 ст.260.1 ГПК). Вместе с тем неявка в суд прокурора, надлежащим образом извещенного о времени и месте судебного заседания, не является препятствием к рассмотрению и разрешению дела.

Законодатель установил и определенные требования к решению суда по избирательным спорам, а также к порядку его кассационного обжалования (ст.206, 211, ч.4 ст.260.1, 261 ГПК).

Суд по делам данной категории не только может признать незаконным обжалуемое решение, действие (бездействие), но и в соответствии с ч.1 ст.261 ГПК обязан обеспечить восстановление нарушенного права в полном объеме, включая и принятие решения по существу заявления. Например, признав незаконным отказ избирательной комиссии в регистрации кандидата (списка кандидатов), суд имеет право обязать ее произвести регистрацию.

Очевидно, что суд не вправе подменять избирательные комиссии, решать вопросы, которые могут решить только они (подсчет голосов избирателей; определение результатов выборов; признание выборов действительными и т.п.). Примером может служить дело по заявлению кандидата об отмене решения окружной избирательной комиссии и постановления избирательной комиссии области в части признания выборов по одномандатному избирательному округу недействительными.

Областным судом были отменены решение и постановление указанных комиссий в части признания повторных выборов депутата по одномандатному избирательному округу недействительными. Повторные выборы по этому округу признаны действительными.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ изменила решение областного суда, исключив из резолютивной части указание о признании повторных выборов по одномандатному избирательному округу в представительный орган государственной власти субъекта Российской Федерации действительными, указав, что в силу ст.261 ГПК суд полномочен признать оспариваемое решение соответствующей избирательной комиссии незаконным, а признание выборов действительными относится к компетенции соответствующей избирательной комиссии [34].

Вместе с тем в судебной практике имели место случаи, когда избирательная комиссия бездействовала, и в целях обеспечения защиты прав избирателей суд вынужден был сам определять результаты выборов, выполняя тем самым возложенные на него задачи, в частности по восстановлению нарушенных прав в полном объеме [35].

В том случае, когда оспоренное в суде решение избирательной комиссии об отказе в регистрации кандидата было мотивировано только нарушениями формального характера, без проверки ею подписей избирателей, собранных в поддержку кандидата, суд при отмене решения комиссии об отказе в регистрации кандидата в связи с его незаконностью не вправе самостоятельно производить проверку достоверности представленных кандидатом подписей избирателей и разрешать по существу вопрос о регистрации кандидата. Это являлось бы нарушением компетенции избирательной комиссии, поскольку именно она полномочна в соответствии с действующим законодательством проверять действительность и достоверность подписей избирателей.

При отмене решения избирательной комиссии в данном случае суд должен (если не истекли сроки для решения вопроса о регистрации кандидатов) направить соответствующие материалы на повторное рассмотрение комиссией, решение которой было отменено.

Однако когда основанием для отказа в регистрации являлось лишь недостаточное количество представленных для регистрации достоверных подписей избирателей, собранных в поддержку кандидата, или превышение предельной величины доли недостоверных и недействительных подписей среди подписей, отобранных для проверки (подп."д" п.24 ст.38 Закона об основных гарантиях избирательных прав граждан), а суд при рассмотрении дела установит достаточное количество таких подписей (признав неправомерной произведенную комиссией "выбраковку" части подписей) или придет к выводу об отсутствии превышения предельной величины доли недействительных и недостоверных подписей среди отобранных для проверки, — в таком случае он не только вправе, но и должен разрешить по существу вопрос о регистрации кандидата, обязав избирательную комиссию зарегистрировать последнего.

По общему правилу решения судов по избирательным делам приводятся в исполнение после вступления их в законную силу (ст.209, 210 ГПК).

Решения о включении гражданина Российской Федерации в список избирателей (ст.211 ГПК) и о назначении выборов в органы местного самоуправления на основании Федерального закона "Об обеспечении конституционных прав граждан Российской Федерации избирать и быть избранными в органы местного самоуправления" (п.9 ст.3) подлежат немедленному исполнению в силу императивного предписания названного Закона, о чем должно быть указано в резолютивной части решения.

Вместе с тем согласно ч.4 ст.260.1 ГПК решение суда первой инстанции об отмене регистрации кандидата (списка кандидатов) не может быть обращено к немедленному исполнению.

Решения по иным избирательным делам суд вправе обратить к немедленному исполнению только по инициативе заявителей и лишь при наличии обстоятельств, указанных в ч.1 ст.212 ГПК, дав соответствующее обоснование этому в мотивировочной части решения (ст.198 ГПК).

Обстоятельства, требующие обращения решения к немедленному исполнению, должны носить особый, исключительный характер. При обсуждении данного вопроса следует руководствоваться разъяснениями, содержащимися в п.11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003г. N 23 "О судебном решении".

Так, по одному из дел, приводя решение суда о признании бездействия избирательной комиссии незаконным к немедленному исполнению, суд сослался на возможные нежелательные последствия в политической жизни республики, разжигание межнациональной розни, общественно-политическую обстановку в республике, экономическое положение и отсутствие правительства.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ исключила из решения суда указание о его обращении к немедленному исполнению, исходя из того что этот вывод никакими доказательствами в решении не обоснован, отсутствуют такие доказательства и в материалах дела. Не приведены судом также данные о невозможности исполнения решения в установленном порядке, не представлены они и заявителем. То есть законных оснований для удовлетворения ходатайства об обращении решения к немедленному исполнению у суда не имелось.

Решения судов по данной категории дел избирательные комиссии обязаны выполнять без проведения голосования. В противном случае они могут остаться неисполненными, так как комиссия является коллегиальным органом и при голосовании каждый ее член (которого решение суда ни к чему не обязывало) может проголосовать против того решения, которое обязана принять комиссия на основании решения суда.

Исполнение осуществляет руководитель избирательной комиссии в установленный судом срок, что является гарантией судебной защиты избирательных прав граждан (ч.2 ст.206 и ч.1 ст.261 ГПК).

На решение суда по делу, вынесенному в период избирательной кампании до дня голосования (независимо от вида избирательного спора), кассационная жалоба может быть подана в течение пяти дней со дня принятия судом решения (ч.3 ст.261 ГПК), в отличие от общего десятидневного срока для подачи кассационной жалобы (ст.338 ГПК). Решение суда по такому делу вступает в законную силу по истечении пяти дней со дня принятия судом решения, если оно не было обжаловано в кассационном порядке (ст.209 ГПК).

Решения судов, вынесенные после дня голосования, вступают в законную силу на общих основаниях.

Аналогичное положение закреплено в настоящее время и в отношении частичной жалобы (ч.3 ст.261 ГПК).

В ходе избирательных кампаний необходимо предпринимать меры к незамедлительному составлению протоколов судебных заседаний, рассмотрению замечаний на них, составлению мотивированных решений, направлению дел в вышестоящий суд, преимущественно с использованием фельдъегерской связи.

Для рассмотрения кассационных жалоб, поступивших в ходе избирательной кампании до дня голосования, установлен сокращенный пятидневный срок (ч.3 ст.348 ГПК). Соблюдение судом кассационной инстанции этого срока во многом зависит и от того, насколько своевременно и правильно совершены в суде первой инстанции процессуальные действия, предусмотренные ст.343 ГПК.

Специфическим характером дел о защите избирательных прав обусловлена невозможность утверждения судом мирового соглашения, а следовательно, и невозможность прекращения производства по такому основанию в отличие от дел искового производства (ч.3 ст.246, ст.248 ГПК). Исключается и заочное производство по делам о защите избирательных прав граждан (ч.2 ст.246 ГПК).

По делам данной категории не допускается правопреемство, участие третьих лиц.

В период проведения выборов суды нередко выносят определения о принятии мер по обеспечению заявленных требований. Запрещая избирательной комиссии совершать определенные действия, суд не вправе при этом ограничивать права других заинтересованных лиц, в частности победивших кандидатов, чем будут нарушены их права.

Принятые судом меры по обеспечению заявленных требований не должны приводить к необоснованному нарушению прав и свобод избирателей, создавать необоснованные препятствия к осуществлению избирательными комиссиями своих полномочий, предоставленных им федеральными законами. Такие меры должны приниматься с учетом требований ст.133 ГПК, согласно которой обеспечение иска допускается лишь в тех случаях, если непринятие мер обеспечения может затруднить или сделать невозможным исполнение решения суда.

На это обстоятельство обращалось внимание и в Постановлении Конституционного Суда РФ от 14 февраля 2002г. N 4-П, в котором, в частности, указано, что принимаемые судом законные и обоснованные меры по обеспечению иска направлены на достижение эффективной судебной защиты прав и законных интересов истца, и в случаях когда существует вероятность неисполнения или ненадлежащего исполнения ответчиком будущего решения суда.

Однако в соответствии с ч.3 ст.260.1 ГПК при рассмотрении и разрешении дел о защите избирательных прав граждан Российской Федерации в период избирательной кампании до дня опубликования результатов выборов мерами по обеспечению заявления могут быть:

1) наложение ареста на избирательные бюллетени, списки избирателей, иные избирательные документы или их изъятие;

2) запрещение избирательным комиссиям осуществлять установленные законом действия по подготовке и проведению выборов.

В силу ч.3 ст.246 ГПК суд при рассмотрении и разрешении дел о защите избирательных прав не связан основаниями и доводами заявления и обязан проверить законность оспариваемого решения, действия (бездействия) в полном объеме.

Вместе с тем если при рассмотрении заявления об отмене регистрации кандидата суд не установит для этого оснований, указанных в заявлении, но обнаружит иные предусмотренные законом основания для отмены регистрации кандидата, то не вправе со ссылкой на указанную процессуальную норму отменить регистрацию кандидата по основанию, которое не было заявлено, за исключением случая когда это основание в принципе исключает участие кандидата в выборах в связи с отсутствием у него пассивного избирательного права.

Решение по избирательному делу препятствует обращению в суд других лиц с аналогичными требованиями (ст.248 ГПК). Так, в случае отказа судом одному из кандидатов в удовлетворении заявления об отмене регистрации соперника, например в связи с непредставлением им всех документов, необходимых в соответствии с законом для регистрации кандидата, второму кандидату, обратившемуся в суд с заявлением об отмене регистрации того же соперника со ссылкой на нарушение им этой же правовой нормы, в принятии заявления должно быть отказано.

Для регистрации кандидата (списка кандидатов) в соответствующую избирательную комиссию до срока, установленного законом, должны быть представлены определенные избирательные документы. При этом действующее законодательство содержит ряд требований к оформлению таких документов. Однако отсутствие в полном объеме необходимых для регистрации документов не является основанием для отказа в их принятии, а может повлечь в силу подп."в" п.24 и подп."б" п.25 ст.38 Закона об основных гарантиях избирательных прав граждан отказ в регистрации кандидата (списка кандидатов).

Нарушение сроков приема документов на регистрацию кандидата (списка кандидатов), происшедшее без вины со стороны лиц, сдающих эти документы на регистрацию в соответствии с календарным планом, утвержденным избирательной комиссией с отступлением от норм Закона, не может быть рассмотрено как основание для отказа в регистрации кандидата либо ее отмены.

Перечень оснований для отказа в регистрации кандидата, списка кандидатов может быть установлен исключительно федеральным законом и является исчерпывающим. По ряду оснований избирательные комиссии не только вправе, но и обязаны принять решение об отказе в регистрации. В п.24 и 25 ст.38 Закона об основных гарантиях избирательных прав граждан содержатся как основания для отказа в регистрации в связи с формальным невыполнением требований Конституции РФ и специальных федеральных избирательных законов, так и основания для отказа в регистрации в качестве меры государственно-правовой ответственности.

В случае если для регистрации представлены все полагающиеся документы, однако их содержание не соответствует требованиям Закона, следует исходить из того, что имеет место отсутствие необходимых для регистрации документов.

Вместе с тем если кандидат не указал в представленных документах отдельные сведения (например, в заявлении о согласии баллотироваться не указал код органа, выдавшего паспорт), но приобщил при этом копию паспорта, суд вправе отменить решение избирательной комиссии об отказе в регистрации кандидата, если только это обстоятельство послужило основанием для отказа в регистрации, поскольку при таких данных нельзя говорить о том, что нарушение является существенным.

При решении вопроса о достаточности подписей избирателей, собранных в поддержку кандидата, списка кандидатов, следует иметь в виду, что закон запрещает повторную проверку подписных листов после подписания итогового протокола и регистрации кандидата, списка кандидатов.

При рассмотрении дел, связанных с предвыборной агитацией, следует учитывать ряд положений федерального законодательства общего характера.

Предвыборная агитация определяется Законом как деятельность, осуществляемая в период избирательной кампании и имеющая целью побудить или побуждающая избирателей к голосованию за кандидата, кандидатов, список, списки кандидатов или против него (них). Она может проводиться в определенный законом период времени, в допускаемых законом формах и методами, только указанными в законе.

Подкуп избирателей имеет место в том случае, когда доказано, что он осуществлялся по отношению к избирателям под условием голосования "за" или "против" конкретного кандидата (ст.56 Закона об основных гарантиях избирательных прав граждан).

Необходимо учитывать, что отмена регистрации кандидата является мерой публично-правовой ответственности, которая может быть применена судом лишь к кандидатам, виновным в совершении не любых нарушений избирательного законодательства, а таких, которые прямо предусмотрены в качестве основания для этого федеральными законами (п.5 ст.76 Закона об основных гарантиях избирательных прав граждан и др.).

Регистрация кандидата (списка кандидатов) может быть отменена только судом. Ошибочное решение о регистрации кандидата сама избирательная комиссия не вправе отменить. Она должна обратиться в этом случае в суд с заявлением об отмене своего незаконного, по ее мнению, решения.

Вместе с тем, в строго определенных федеральными законами случаях (п.1 — 4 ст.76 Закона об основных гарантиях избирательных прав граждан) избирательная комиссия вправе сама аннулировать (но не отменить) регистрацию кандидата (списка кандидатов).

Отмена регистрации возможна при установлении факта подкупа избирателей лишь за виновные действия, совершенные самим кандидатом либо по его поручению иными лицами.

У судов возникал вопрос о возможности отмены регистрации кандидата перед повторным голосованием за нарушения, допущенные им в первом туре выборов. Отмена регистрации кандидата в этом случае не будет противоречить Закону, поскольку выборы не являются новыми: второй тур — всего лишь продолжение избирательной кампании.

В качестве основания отмены регистрации кандидата (списка кандидатов) законодатель указывает на вновь открывшиеся обстоятельства, служащие основанием для отказа в регистрации. Вновь открывшимися являются такие обстоятельства, которые не могли быть выявлены и стали известны после регистрации избирательной комиссией кандидата (списка кандидатов).

По одному из дел Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила решение верховного суда республики, которым было удовлетворено заявление избирательной комиссии об отмене регистрации кандидата, и приняла новое решение об отказе в удовлетворении заявления.

Принимая решение, верховный суд республики исходил из того, что после принятия решения о регистрации кандидата были установлены на основании справки эксперта недостоверные подписи. Кроме того, в судебное заседание были представлены сведения о несоответствии данных об избирателях, содержащихся в подписных листах, данным, представленным адресной службой. Таким образом было установлено менее 2% достоверных подписей, что недостаточно для регистрации кандидата.

Судебная коллегия, отменяя решение суда, указала, что установление недостоверных подписей, представленных в поддержку кандидата в депутаты, при повторной проверке подписных листов за пределами установленного законом срока не может быть признан вновь открывшимися обстоятельствами, поскольку они могли быть выявлены при первоначальной проверке подписных листов. Действиями избирательной комиссии, которой произведена повторная проверка подписных листов, нарушен закрепленный в ст.39 Закона об основных гарантиях избирательных прав граждан принцип равенства зарегистрированных кандидатов. Вследствие этого кандидат, об отмене регистрации которого просила избирательная комиссия, поставлен в неравное положение с другими кандидатами в депутаты, чем существенно нарушено его пассивное избирательное право.

Суд может отменить решение избирательной комиссии об итогах голосования, о результатах выборов на избирательном участке, территории, в избирательном округе, в муниципальном образовании, в субъекте Российской Федерации, в Российской Федерации в целом в случае установления таких нарушений избирательного законодательства, которые не позволяют выявить действительную волю избирателей (ст.77 Закона об основных гарантиях избирательных прав граждан).

При принятии решения по делу о признании выборов недействительными судам следует ориентироваться как на формальную проверку характеристик подлинности бюллетеней, правильности голосования и его количественных итогов, так и на обеспечение реальных условий для подлинно свободного волеизъявления избирателей в ходе выборов.

Результаты выборов могут быть признаны недействительными в зависимости от характера нарушений как при незначительном разрыве голосов избирателей между победителем и вторым кандидатом, так и в случае если разрыв голосов является значительным.

По одному из дел, где победитель по итогам голосования получил на один голос больше своего соперника, суд пришел к выводу о том, что имел место подкуп избирателей (раздача бесплатно продуктов питания и спиртных напитков от имени кандидата), побудивший последних проголосовать за этого кандидата, в связи с чем отменил решение избирательной комиссии о результатах выборов.

По другому делу, где победитель по итогам голосования также получил на один голос больше своего соперника, суд отказал в удовлетворении заявления о признании выборов недействительными, поскольку установил, что нарушения, допущенные кандидатом -победителем в ходе избирательной кампании, не повлияли на результаты волеизъявления избирателей, причинно-следственная связь между допущенными нарушениями и результатами выборов отсутствовала.

Принцип соразмерности, вытекающий из ст.17, 55 Конституции РФ, требует использования в каждом конкретном случае нарушений избирательных прав соответствующего способа их восстановления. Это касается и признания выборов недействительными.

Этот принцип предполагает не только восстановление пассивного избирательного права кандидата (в случае невключения его в избирательный бюллетень, когда отказ в регистрации признается незаконным после выборов), но и соблюдение активного избирательного права граждан, а также прав избранного кандидата.

Следовательно, при наличии предусмотренных законом оснований суд вправе признать невозможным проведение повторных выборов в целях восстановления пассивного избирательного права гражданина.

Так, в случае признания выборов недействительными повторные выборы не назначаются и не проводятся, если в результате этих выборов депутат не может быть избран на срок более одного года (ст.71 Закона об основных гарантиях избирательных прав граждан).

Разрешая дела о защите избирательных прав граждан, суд осуществляет контроль за соблюдением законности в деятельности избирательных комиссий, органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц. Этот контроль должен быть оперативным и эффективным. Только тогда будут выполнены задачи правосудия.

Глава 2. Признание и исполнение решений иностранных судов

Гражданский процессуальный кодекс РФ в разделе V, регулирующем производство по делам с участием иностранных лиц, содержит главу 45 "Признание и исполнение решений иностранных судов и иностранных третейских судов (арбитражей)", что является одной из новелл Кодекса. В судебной практике применение содержащихся в указанной главе норм вызывает определенные сложности. Больше всего возникает вопросов, связанных с признанием и исполнением на территории России решений иностранных государственных судебных органов. С вступлением в силу новой редакции АПК в практике судов общей юрисдикции дела о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений иностранных третейских судов практически не встречаются, в связи с чем эта категория дел в настоящей работе не затронута.

Все дела о признании и приведении в исполнение решений иностранных государственных судебных органов, за исключением дел по спорам в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, которые на основании ст.32 АПК подведомственны арбитражным судам, по общему правилу подлежат рассмотрению судами общей юрисдикции. Арбитражные суды рассматривают подведомственные им дела о признании и исполнении иностранных решений по экономическим спорам в порядке, предусмотренном главой 31 АПК [36].

Все иностранные судебные акты могут быть разделены на две категории. Относящиеся к первой из них подлежат только признанию (например, решения о расторжении брака), а ко второй — признанию и исполнению (решения о взыскании денежных сумм). При этом непосредственное исполнение иностранного решения по общему правилу осуществляется службой судебных приставов-исполнителей в порядке Федерального закона "Об исполнительном производстве". Суды России не исполняют иностранные решения самостоятельно, а дают разрешение на их принудительное исполнение, которое производится в общем порядке.

Поэтому более правильно в рассматриваемом контексте следовало бы говорить не столько об исполнении иностранных судебных актов, сколько о разрешении принудительного исполнения иностранного решения (приведении его в исполнение). Однако, учитывая, что ГПК использует формулировку "признание и принудительное исполнение иностранных решений", приведенные термины далее будут использоваться как равнозначные.

Признание иностранного решения в России может быть охарактеризовано как распространение действия иностранного судебного акта на ее территорию до пределов действия решений российских судов. Когда иностранное решение по своим качествам подлежит приведению в исполнение, одновременно с признанием дается разрешение на его принудительную реализацию посредством выдачи исполнительного листа. Само по себе признание судебного решения является необходимым условием для его принудительного исполнения.

В соответствии с ч.1 ст.409 ГПК решения иностранных судов, в том числе решения об утверждении мировых соглашений, признаются и исполняются в Российской Федерации, если это предусмотрено международным договором Российской Федерации.

На основе буквального толкования данной статьи видно, что иностранные судебные решения в отсутствие специального международного договора признанию и принудительному исполнению в России не подлежат.

Тем не менее в судебной практике встречаются попытки приведения иностранных решений в исполнение в отсутствие международного договора на основе принципов международной вежливости и взаимности. Доктрина международной вежливости обосновывает признание и исполнение иностранных судебных решений необходимостью проявления уважения к иностранному государству, отказ в признании и исполнении решений судебных органов которого может быть воспринят как выражение пренебрежения к иностранной публичной власти. При этом возможность исполнения решений судов иностранного государства в отсутствие международного договора обосновывается тем, что суды данного государства приводят в исполнение решения российских судов.

Нам представляется, что отказ в признании на своей территории властных предписаний, исходящих от другой суверенной власти, не может рассматриваться как неуважение к иностранному государству. Тем более, что право на окончательное разрешение всех дел в пределах собственной юрисдикции является одним из проявлений общепризнанного фундаментального принципа суверенитета государств. Одновременно сам по себе факт признания и исполнения за границей российских решений в отсутствие международного договора не может служить подтверждением наличия у российских судов обязанности приводить в исполнение иностранные решения. Иностранные государства признают на основе взаимности вынесенные за пределами их границ судебные решения только в тех случаях, когда такая возможность прямо закреплена в их внутреннем законодательстве. Кроме того, ряд государств, среди них и некоторые страны Западной Европы, как и Россия, признают иностранные решения только на основе международных договоров.

Следует также отметить, что нормы о взаимности как основание исполнения иностранных судебных актов изначально были включены в проекты ГПК и АПК, однако были убраны на стадии принятия данных нормативных документов. Таким образом, поскольку действующий ГПК прямо говорит о допустимости признания иностранных решений только в случаях, предусмотренных международными соглашениями, вывод о допустимости исполнения в России актов иностранных судов в отсутствие международного договора на основе взаимности представляется спорным. Случаев приведения в исполнение решений иностранных судов на основе взаимности после вступления в силу нового ГПК нами не установлено.

Подтверждением сказанному может служить и положение ч.3 ст.6 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации", согласно которой обязательность на территории Российской Федерации постановлений судов иностранных государств, международных судов и арбитражей определяется международными договорами Российской Федерации.

Поскольку ч.4 ст.15 Конституции РФ устанавливает приоритет международно-правовых источников над национальным законодательством, нормы ГПК подлежат субсидиарному применению по отношению к международным договорам и не применяются вообще, если в межгосударственных соглашениях закреплены иные правила.

Для Российской Федерации важнейшим многосторонним международным соглашением, предусматривающим взаимное признание и исполнение иностранных решений, является Минская конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (далее — Минская конвенция) [37], участниками которой являются 12 государств бывших республик Советского Союза.

На основании ст.51 данной Конвенции каждая из договаривающихся сторон признает на условиях Конвенции решения учреждений юстиции по гражданским и семейным делам, включая утвержденные судом мировые соглашения по таким делам и нотариальные акты в отношении денежных обязательств (далее — решения), а также решения судов по уголовным делам о возмещении ущерба. Кроме того, Минская конвенция предусматривает признание без специального (сюда относится и рассмотрение дел в судебном порядке) производства решений, не требующих по своему характеру принудительного исполнения.

В соответствии с п.3 ст.54 Минской конвенции порядок принудительного исполнения определяется по законодательству Договаривающейся Стороны, на территории которой должно быть осуществлено принудительное исполнение. Очевидно, под порядком принудительного исполнения Конвенция понимает и разрешение вопросов о допустимости признания и исполнения. В любом случае ввиду недостаточной полноты норм Конвенции при рассмотрении российскими судами ходатайств о признании и исполнении решений на основе ее положений необходимо руководствоваться и нормами ГПК.

Другим важным многосторонним соглашением является Киевское соглашение о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности [38]. Однако оно регулирует вопросы признания и приведения в исполнение иностранных решений по спорам в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, дела о признании которых судам общей юрисдикции неподведомственны.

Помимо многосторонних конвенций, Россия является участницей более трех десятков двусторонних соглашений о правовой помощи, предусматривающих взаимное признание и приведение в исполнение судебных решений, среди которых договоры (приводятся в порядке времени заключения) с КНР, Польшей, Румынией, Албанией, Венгрией, Югославией, Ираком, Болгарией, Финляндией, Грецией, Вьетнамом, Алжиром, Кипром, Тунисом, Сирией, Кубой, Йеменом, Монголией, Испанией, Китаем, Литвой, Киргизией, Азербайджаном, Эстонией, Латвией, Молдовой, Грузией, Ираном, Египтом, Турцией, Индией, Аргентиной. Нужно учитывать, что процесс разработки, заключения и изменения таких договоров не является статичным, поэтому перед ссылкой на нормы двусторонних договоров необходимо каждый раз проводить проверку их действия.

Кроме того, некоторые многосторонние конвенции, участником которых является Российская Федерация, предусматривают признание судебных актов лишь по отдельным категориям дел либо частичное признание иностранных судебных решений. Так, Россия является участницей Гаагской конвенции по вопросам гражданского процесса [39], ст.18 которой предусматривает бесплатное приведение в исполнение компетентными властями судебных решений о взыскании судебных издержек и расходов, Римской конвенции об ущербе, причиненном иностранными воздушными судами третьим лицам на поверхности, от 7 октября 1952г., а также Международной конвенции о гражданской ответственности за ущерб от загрязнения нефтью [40] от 29 ноября 1969г., которая была изменена и действует в редакции Протокола 1992г. об ее изменении. Названные соглашения предусматривают взаимное признание и исполнение решений по четко определенным в них самих категориям дел.

Несмотря на приоритет международных источников, отражающих наиболее общие моменты, главенствующая роль в регулировании вопросов признания и исполнения иностранных судебных решений принадлежит ГПК, глава 45 которого регламентирует условия признания иностранных актов и устанавливает порядок рассмотрения дел данной категории.

Следует также учитывать, что признание и приведение в исполнение актов иностранных судов в отсутствие международного договора может быть прямо предусмотрено и федеральным законом, хотя в настоящее время такие случаи единичны. Так, согласно п.3 ст.160 Семейного кодекса расторжение брака между гражданами Российской Федерации либо расторжение брака между гражданами Российской Федерации и иностранными гражданами или лицами без гражданства, совершенные за пределами территории Российской Федерации с соблюдением законодательства соответствующего иностранного государства о компетенции органов, принимавших решения о расторжении брака, и подлежащем применению при расторжении брака законодательстве, признается действительным в Российской Федерации.

Хотя в ст.409 ГПК говорится о признании и исполнении лишь решений иностранных судов, куда отнесены и акты об утверждении мировых соглашений, это не означает, что в России не могут быть исполнены иные постановления судов иностранных государств.

Некоторые международные соглашения содержат дефинитивные нормы, раскрывающие объем понятия "иностранное решение". Например, в соответствии с п.2 ст.16 Договора между Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой о правовой помощи по гражданским и уголовным делам от 19 июня 1992г. [41] термин "судебное решение", употребляемый в Договоре, означает: в Российской Федерации — решение, определение, постановление суда, мировое соглашение, утвержденное судом, а также постановление судьи, вынесенное по существу гражданского дела; в Китайской Народной Республике — вынесенное судом решение, определение, постановление и акт примирения. Таким образом, признаваемый и приводимый в исполнение иностранный судебный акт, которым спор разрешается по существу, может быть вынесен не только судом первой инстанции, но и судами последующих инстанций по результатам рассмотрения жалобы на решение суда первой инстанции.

В то же время действующее законодательство не дает ответа на вопрос о возможности признания и приведения в исполнение в России актов, вынесенных по результатам упрощенного производства, таких, например, как судебные приказы, возможность вынесения которых предусмотрена законодательством многих стран СНГ. По нашему мнению, хотя рассмотрение дел в порядке упрощенного производства имеет свою специфику и не полностью вписывается в общепринятые стандарты осуществления правосудия, это не должно служить препятствием для признания и приведения в исполнение в России судебных приказов, поскольку рассмотрение дел в таком порядке известно и российскому законодательству.

Также не решенным до конца является вопрос о признании и приведении в исполнение в России постановлений иностранных судов, касающихся принятия временных (обеспечительных) мер.

Представляется, что акты о принятии обеспечительных мер могут быть признаны и приведены в исполнение лишь в тех случаях, когда в международном договоре Российской Федерации, предусматривающем взаимное признание иностранных решений, возможность признания таких актов прямо оговорена либо когда международный договор, говоря о признании, не ограничивает объем признаваемых актов только решениями. Так, некоторые международные соглашения прямо указывают на возможность исполнения постановлений об обеспечении иска.

В судебной практике встречаются случаи обращения с заявлениями о признании и исполнении в России актов межгосударственных органов по защите прав человека. Между тем решения таких органов под сферу действия главы 45 ГПК не подпадают.

Так, С. обратилась в Ростовский областной суд с ходатайством о признании и разрешении принудительного исполнения на территории Российской Федерации в соответствии с главой 45 ГПК решения Европейского суда по правам человека от 4 сентября 2003г., которым Правительство РФ признало причинение ей ущерба в виде неполной выплаты присужденных сумм возмещения вреда и их индексации в соответствии с законодательством, а также согласилось выплатить компенсацию морального вреда в размере, определенном данным судом по делу Бурдова. В связи с тем что Правительство РФ принятые обязательства не выполняет, заявительница просила выдать исполнительные листы на взыскание компенсации морального вреда в сумме, эквивалентной 3000 евро, единовременной выплаты задолженности в сумме 100 988 рублей, ежемесячной выплаты сумм возмещения вреда с 1 мая 2002г. в размере 14 327 рублей с последующей индексацией.

Определением судьи Ростовского областного суда от 24 декабря 2004г. заявление С. возвращено как неподсудное данному суду.

С. обжаловала данное Определение в Верховный Суд РФ, ссылаясь на его незаконность.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 15 марта 2005г. оставила частную жалобу С. без удовлетворения, указав в Определении следующее.

Согласно ч.1 и 2 ст.409 ГПК решения иностранных судов, в том числе решения об утверждении мировых соглашений, признаются и исполняются в Российской Федерации, если это предусмотрено международным договором Российской Федерации. Под решениями иностранных судов понимаются решения по гражданским делам, за исключением дел по экономическим спорам и других дел, связанных с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, приговоры по делам в части возмещения ущерба, причиненного преступлением.

Между тем Европейский суд по правам человека утвержден в соответствии со ст.19 Конвенции о защите прав человека и основных свобод ETS  N 5 (Рим, 4 ноября 1950 г.), участником которой является Российская Федерация, в целях обеспечения обязательств, принятых на себя Высокими Договаривающимися Сторонами по настоящей Конвенции, и Протоколами к ней.

В соответствии со ст.46 названной Конвенции Высокие Договаривающиеся Стороны обязуются исполнять окончательные постановления Суда по делам, в которых они являются Сторонами. Окончательное постановление Суда направляется Кабинету Министров, который осуществляет надзор за его исполнением.

При таких обстоятельствах судья правильно указал в Определении, что Европейский суд по правам человека не является иностранным судом, решение которого может быть легализовано в порядке ст.408 ГПК либо признано и принято к исполнению в порядке ст.409 ГПК.

В соответствии с п.2 ч.1 ст.135 ГПК судья возвращает исковое заявление, в случае если дело не подсудно данному суду.

Руководствуясь приведенными нормами, судья правомерно возвратил вышеуказанное ходатайство С., поскольку ею фактически заявлены требования о выплате денежных сумм к Правительству РФ, мэрииг. Шахты Ростовской области, а дела по таким требованиям в соответствии со ст.26 ГПК не относятся к подсудности Ростовского областного суда. При этом судья правильно указал, что данные требования в силу ст.24, 28 ГПК подлежат рассмотрению в районном суде по месту нахождения одного из ответчиков [42].

Согласно ст.410 ГПК ходатайство взыскателя о принудительном исполнении решения иностранного суда рассматривается верховным судом республики, краевым, областным судом, судом города федерального значения, судом автономной области или судом автономного округа по месту жительства или месту нахождения должника в Российской Федерации, а в случае если должник не имеет места жительства или места нахождения в Российской Федерации либо место его нахождения неизвестно — по месту нахождения его имущества.

В большинстве случаев международные соглашения регулируют порядок рассмотрения дел о признании иностранных решений самым общим образом либо вообще не затрагивают данные вопросы. По этой причине основная роль в регулировании процедур признания и исполнения в России иностранных решений судами общей юрисдикции принадлежит ГПК и АПК, которые устанавливают необходимость соблюдения судебных процедур для выдачи исполнительного листа на основании иностранных актов.

В случае же когда иностранное решение принудительного исполнения не требует, оно на основании ч.1 ст.413 ГПК признается без какого-либо дальнейшего производства, если со стороны заинтересованного лица не поступят возражения относительно этого.

Таким образом, суды общей юрисдикции не должны рассматривать дела о признании таких иностранных решений, для которых принудительное исполнение не требуется, однако вправе рассматривать дела по возражениям заинтересованных лиц против признания таких решений.

В подобных ситуациях в соответствии с ч.2 ст.413 ГПК заинтересованное лицо по месту его жительства или месту нахождения в течение месяца после того, как ему стало известно о поступлении решения иностранного суда, может заявить в верховный суд республики, краевой, областной суд, суд города федерального значения, суд автономной области или суд автономного округа возражения относительно признания этого решения. (Например, заявление о непризнании на территории Российской Федерации решения иностранного суда о расторжении брака между российскими гражданами, которое в силу ст.415 ГПК признается и не требует дальнейшего производства, если оба супруга в момент рассмотрения дела проживали вне пределов Российской Федерации.)

На основании ч.3 ст.413 ГПК возражения заинтересованного лица относительно признания решения иностранного суда рассматриваются в открытом судебном заседании с извещением этого лица о времени и месте рассмотрения возражений. Неявка без уважительной причины заинтересованного лица, относительно которого суду известно, что повестка ему была вручена, не является препятствием к рассмотрению возражений.

Дело о признании и приведении в исполнение иностранного судебного решения по общему правилу возбуждается на основании ходатайства взыскателя, требования к которому установлены ч.1 ст.411 ГПК. Часть 2 данной статьи устанавливает перечень документов, которые прилагаются к ходатайству, если иное не предусмотрено международным договором. Некоторые из международных договоров России о правовой помощи содержат сокращенный перечень документов, которые должны быть приложены к ходатайству взыскателя. Как представляется, доказательства вступления иностранного решения в законную силу должны прилагаться к соответствующему ходатайству взыскателя независимо от указания на такую необходимость в международном договоре, поскольку данное требование не делает более строгим установленный договором режим исполнения. Признание же иностранного решения, которое не имеет действия в стране вынесения, может нанести ущерб суверенитету Российской Федерации и противоречит ее публичному порядку.

Согласно ч.3 ст.411 ГПК ходатайство о принудительном исполнении решения иностранного суда рассматривается в открытом судебном заседании с извещением должника о времени и месте рассмотрения ходатайства. Неявка без уважительной причины должника, относительно которого суду известно, что повестка ему была вручена, не является препятствием к рассмотрению ходатайства.

Формально данная статья говорит о необходимости извещения о времени и месте рассмотрения ходатайства только должника. Однако с учетом конституционных принципов состязательности и равноправия сторон, а также общепризнанного права быть выслушанным судом следует сделать вывод о необходимости извещения о времени и месте рассмотрения ходатайства и самого взыскателя.

Данный вывод нашел подтверждение и в судебной практике.

Так, отменяя Определение Ивановского областного суда и Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ, которым Л. было отказано в удовлетворении ходатайства о разрешении принудительного исполнения на территории Российской Федерации решения суда сектора Рышкань мун. Кишинэу Республики Молдова о взыскании с Д. в пользу Л. денежной суммы в размере 4800 долларов США или эквивалентно в национальной валюте на момент исполнения решения, Президиум Верховного Суда РФ указал следующее.

Согласно ст.409 ГПК решения иностранных судов признаются и исполняются в Российской Федерации, если это предусмотрено международным договором Российской Федерации. Россия и Молдавия в числе других государств — членов Содружества Независимых Государств являются участниками Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, заключенной в г.Минске 22 января 1993г. Данная Конвенция предусматривает возможность признания и исполнения иностранных решений (ст.6, 51 — 55).

Статьей 1 Конвенции предусмотрено, что граждане каждой из Договаривающихся Сторон имеют право свободно и беспрепятственно обращаться в суды, прокуратуру и иные учреждения других Договаривающихся Сторон, к компетенции которых относятся гражданские, семейные и уголовные дела, могут выступать в них, подавать ходатайства, предъявлять иски и осуществлять иные процессуальные действия на тех же условиях, что и граждане данной Договаривающейся Стороны.

В ст.12 ГПК закреплены конституционные принципы осуществления правосудия в Российской Федерации на основе состязательности и равноправия сторон.

Согласно ст.410 ГПК основанием для рассмотрения вопроса о принудительном исполнении решения иностранного суда является ходатайство взыскателя, которое подается им в компетентный суд по месту жительства или месту нахождения должника в Российской Федерации. В силу ч.3, 4, 6 ст.411 этого Кодекса ходатайство рассматривается в открытом судебном заседании с извещением должника о времени и месте рассмотрения ходатайства. Неявка без уважительной причины должника не является препятствием к рассмотрению ходатайства. В случае если должник обратился в суд с просьбой о переносе времени рассмотрения ходатайства и эта просьба признана судом уважительной, суд переносит время рассмотрения и извещает об этом должника. Выслушав объяснения должника и рассмотрев представленные ходатайства, суд выносит определение о принудительном исполнении решения иностранного суда или об отказе в этом. В случае если у суда при решении вопроса о принудительном исполнении возникнут сомнения, он может запросить у лица, возбудившего ходатайство о принудительном исполнении решения иностранного суда, объяснение, а также опросить должника по существу ходатайства и в случае необходимости затребовать разъяснение иностранного суда, принявшего решение.

Положения этих статей Кодекса не могут быть истолкованы таким образом, чтобы была исключена обязанность суда уведомить и взыскателя о времени и месте заседания, поскольку на заседании должен быть соблюден принцип равноправия сторон, закрепленный международным договором и российским законодательством.

Между тем Ивановский областной суд рассмотрел ходатайство Л. о принудительном исполнении решения иностранного суда, не известив ее о времени и месте рассмотрения дела, тогда как должник Д. была извещена судом и принимала участие в судебном заседании.

Нарушение судом принципа равноправия сторон повлекло существенное нарушение процессуальных прав Л., в связи с чем вынесенные по делу определения суда первой и кассационной инстанции нельзя признать законными [43].

При рассмотрении вопроса о допустимости признания и принудительного исполнения иностранного решения должен учитываться принцип недопустимости пересмотра иностранного судебного акта по существу, который трактуется судами достаточно широко.

Практика Верховного Суда РФ показывает, что недопустимыми являются проверка законности и обоснованности иностранного решения, его дополнение, изменение начала срока взыскания алиментов, снижение их размера, изменение начала срока исполнения иностранного решения, установление задолженности по взысканным иностранным судом алиментам, исправление отчества ответчика и иные подобные действия, которые могут быть осуществлены только судом, рассмотревшим дело по существу.

Выслушав объяснения сторон и рассмотрев представленные доказательства, суд выносит определение о принудительном исполнении решения иностранного суда или об отказе в этом. Определение может быть обжаловано в общем порядке. На основании решения иностранного суда и вступившего в законную силу определения суда о принудительном исполнении этого решения выдается исполнительный лист.

Перечень оснований для отказа в принудительном исполнении иностранных решений закреплен в ст.412 ГПК и является исчерпывающим. Необходимо отметить, что большинство международных соглашений содержат свой перечень оснований к отказу в принудительном исполнении иностранных решений, который может быть более узким, чем имеющийся в ГПК. При соотношении положений международных договоров с содержащимися в Кодексе основаниями отказа необходимо учитывать, что направленные на охрану публичных интересов основания для отказа в признании иностранных решений в силу принципа защиты публичного порядка при регулировании частных отношений подлежат применению независимо от того, закреплены ли они в международно-правовых источниках.

Отказ в принудительном исполнении решения иностранного суда допускается, если решение по праву страны, на территории которой оно принято, не вступило в законную силу или не подлежит исполнению. Действительно, отсутствие у объекта исполнения законной силы, его правового действия устраняет сам объект признания и приведения в исполнение. Именно поэтому на основании ч.2 ст.411 ГПК к ходатайству о принудительном исполнении решения иностранного суда в обязательном порядке должен быть приложен документ, подтверждающий вступление решения в силу, если это не видно из текста самого решения.

Другим основанием для отказа в признании и исполнении решения иностранного суда являются случаи, когда сторона, против которой принято решение, была лишена возможности принять участие в процессе вследствие того, что ей не было своевременно и надлежащим образом вручено извещение о времени и месте рассмотрения дела.

Понятия "своевременность" и "надлежащая форма извещения" содержатся в международных соглашениях, среди которых Гаагская конвенция о вручении за границей судебных и внесудебных документов по гражданским и торговым делам от 15 ноября 1965г., участником которой является Россия. Согласно ст.15 данной Конвенции по общему правилу документ должен быть вручен способом, предписанным законодательством запрашиваемого государства. В частности, из этого исходила Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ в своем Определении от 7 июня 2005г., не соглашаясь с доводом должника, находящегося на территории России, о ненадлежащем извещении и оставляя без удовлетворения его частную жалобу на Определение Воронежского областного суда от 28 января 2005г., которым было разрешено принудительное исполнение решения суда Железнодорожного районаг. Витебска Республики Беларусь от 6 августа 2004г. Судебная коллегия указала, что согласно ч.2 ст.116 ГПК РФ в случае, если лицо, доставляющее судебную повестку, не застанет вызываемого в суд гражданина по месту его жительства, повестка вручается кому-либо из проживающих совместно с ним взрослых членов семьи с их согласия для последующего вручения адресату. Из документов суда Железнодорожного районаг. Витебска Республики Беларусь видно, что судебное извещение в данном случае было вручено по месту жительства должника его матери. Следовательно, он был своевременно и надлежащим образом извещен о времени и месте рассмотрения дела в суде иностранного государства [44]. В судебной практике необходимым признается не только вручение ответчику судебного извещения, но и обеспечение ему реальной возможности прибыть к месту судебного разбирательства вовремя. Подтверждением может служить Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 12 октября 2004г., которым оставлено без изменения Определение Московского городского суда об отказе Т. в признании и принудительном исполнении на территории Российской Федерации решения суда общегражданских исков округа Делавэр штата Пенсильвания США от 12 ноября 2002г. Указанным решением иностранного суда удовлетворено заявление М. к С. о назначении М. единоличным физическим и законным попечителем их несовершеннолетнего сына К., 1999 г. р. В решении указано, что "истец получает единоличное физическое и юридическое попечение над несовершеннолетним ребенком сторон" и ответчица должна возместить ему все понесенные по делу судебные издержки.

М. обратился в Московский городской суд с ходатайством о принудительном исполнении на территории Российской Федерации указанного судебного решения, которое Московским городским судом было оставлено без удовлетворения по мотивам неизвещения ответчицы о времени и месте рассмотрения дела.

В частной жалобе М. был поставлен вопрос об отмене определения суда по тем основаниям, что о времени и месте рассмотрения дела был извещен адвокат, представляющий интересы С. в суде общегражданских исков. Указывалось также на то, что в международном частном праве действует принцип взаимности, в связи с чем решение суда общегражданских исков округа Делавэр штата Пенсильвания США должно быть признано и исполнено на территории Российской Федерации.

Обсудив доводы частной жалобы, коллегия оставила ее без удовлетворения по следующим основаниям.

В соответствии с п.2 ч.1 ст.412 ГПК отказ в принудительном исполнении решения иностранного суда допускается в том случае, если сторона, против которой принято решение, была лишена возможности принять участие в процессе вследствие того, что ей не было своевременно и надлежащим образом вручено извещение о времени и месте рассмотрения дела.

С. не могла 19 ноября 2002г. принимать участия в рассмотрении заявления М. о назначении его единоличным и законным попечителем ребенка, поскольку она не была извещена судом о рассмотрении в этот день данного заявления.

Довод о том, что С. знала о времени и месте рассмотрения этого заявления от адвоката, представлявшего ее интересы в суде общегражданских исков округа Делавэр, материалами дела не подтверждены.

В деле имеется протокол судебного заседания суда общегражданских исков округа Делавэр от 11 марта 2004г., в котором Л. Майерс, представлявшая интересы С. в суде, давала объяснение. Из этого объяснения следует, что Л. Майерс сделала запись о том, что разговаривала с С. по телефону 6 ноября 2002г. По поводу содержания разговора Л. Майерс объяснение не давала. Но даже если исходить из того, что адвокат Л. Майерс сообщила в разговоре с С. об имеющемся в суде заявлении М. о назначении его единоличным физическим и законным попечителем ребенка и рассмотрении этого заявления 19 ноября 2002г., то и в этом случае С., находящаяся вг. Москве, не имела возможности по времени явиться 19 ноября 2004г. в суд общегражданских исков округа Делавэр штата Пенсильвания США [45].

Следующим основанием к отказу в признании и исполнении иностранных решений является отнесение рассмотренного иностранным судом дела к исключительной подсудности (компетенции) судов Российской Федерации.

Обращает на себя внимание то, что в ГПК говорится исключительно о соблюдении компетенции российских судов и ничего не сказано по вопросу о нарушении компетенции судов иных государств. Из этого можно сделать вывод о том, что в случае нарушения иностранным судом при вынесении решения компетенции не российского суда, а признанной исключительной компетенции суда другого иностранного государства отказать в признании и исполнении такого решения по данному основанию будет нельзя. Однако это не свидетельствует о недопустимости отказа в признании иностранного решения в подобной ситуации по основаниям противоречия публичному порядку. Необходимо также отметить, что исключительная компетенция российских судов может быть как определена правилами внутреннего законодательства (сюда относятся ст.248 АПК и ст.403 ГПК), так и закреплена в международных соглашениях.

Далее ст.412 ГПК раскрывает такое основание к отказу, как наличие вступившего в законную силу решения суда в Российской Федерации, принятого по тождественному иску, либо нахождение в производстве суда в Российской Федерации дела, возбужденного по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям до возбуждения дела в иностранном суде. Вынесение иностранным судом решения после рассмотрения дела по тождественному иску российским судом фактически означает игнорирование иностранным судом российского решения, его непризнание, непризнание за ним свойств окончательности. Безусловно, при таких обстоятельствах иностранное судебное решение не подлежит признанию и принудительной реализации в России.

Еще одним, наиболее универсальным, основанием для отказа в признании и принудительном исполнении решения иностранного суда, позволяющим защититься от негативных последствий его признания и исполнения, является отказ по причинам возможного нанесения ущерба суверенитету Российской Федерации и угрозы безопасности Российской Федерации либо противоречия публичному порядку Российской Федерации. Универсальность данного основания делает его наиболее сложным для применения, что, возможно, и объясняет относительную редкость отказа в признании иностранных решений по данному основанию.

Представляется, что категория публичного порядка может применяться в самых разнообразных ситуациях, и очертить объем данного понятия посредством перечисления конкретных случаев его применения просто невозможно. В то же время в качестве ориентира может быть использована практика Верховного Суда РФ, который по одному из дел указал, что публичный порядок Российской Федерации представляет собой установленные государством основополагающие нормы об общественном, экономическом и социальном устройстве общества, главные устои основ правопорядка.

Следует также учитывать, что содержание понятия "публичный порядок" не совпадает с содержанием национального законодательства России, поскольку последнее допускает применение норм иностранных государств. Наличие принципиального различия между российским законом и законом другого государства само по себе не может быть основанием для отказа в исполнении решения иностранного суда по основанию противоречия публичному порядку в Российской Федерации. Такое понимание нормы о публичном порядке фактически означало бы отрицание применения в Российской Федерации права иностранного государства вообще. Поэтому применение нормы о публичном порядке возможно лишь в тех отдельных случаях, когда признание и исполнение решения иностранного суда может привести к результату, недопустимому с точки зрения российского правосознания.

Последним в ст.412 ГПК указано такое основание к отказу в признании и исполнении иностранного решения, как истечение срока давности приведения его к принудительному исполнению, если этот срок не был восстановлен российским судом по ходатайству взыскателя. На основании ч.3 ст.409 ГПК решение иностранного суда может быть предъявлено к принудительному исполнению в течение трех лет с момента вступления его в законную силу. В случае пропуска этого срока по уважительной причине он может быть восстановлен российским судом.

Таким образом, сам по себе факт пропуска трехлетнего срока не является безусловным основанием для отказа в признании и исполнении решения иностранного суда, поскольку законом предусмотрена возможность его восстановления. К числу уважительных причин пропуска срока могут быть отнесены различные обстоятельства, в том числе невозможность установления места нахождения должника. Так, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ Определением от 28 февраля 2006г. отменила по мотиву истечения срока предъявления решения иностранного суда к принудительному исполнению Определение Калужского областного суда от 14 января 2006г., разрешившего принудительное исполнение решения Краматорского городского суда Донецкой области Украины. Направляя дело на новое рассмотрение, Судебная коллегия указала на то, что суду первой инстанции следует предложить взыскателю представить документы, обосновывающие уважительность причин пропуска срока, и оказать сторонам содействие в реализации их прав [46].

Представляется, что в России ни при каких обстоятельствах не может быть исполнено решение иностранного суда, которое не подлежит исполнению в стране его вынесения. По этой же причине, по нашему мнению, и пропущенный срок на предъявление к принудительному исполнению решения иностранного суда может быть восстановлен только тогда, когда возможность восстановления пропущенного срока предусмотрена законодательством страны, где такое решение было вынесено, либо по законодательству данной страны этот срок еще не истек.

Применяя данное основание к отказу в исполнении решения иностранного суда, необходимо учитывать специфику иностранных решений о взыскании алиментов и иных периодических платежей, сохраняющих силу в течение всего срока, на который такие платежи были присуждены. В связи с этим возможность принудительного исполнения решения, например о взыскании алиментов, трехлетним сроком не ограничена и может быть реализована в течение всего периода, на который были присуждены выплаты.

Так, по одному из дел Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ указала, что ссылка на ч.3 ст.409 ГПК как на основание отказа в удовлетворении ходатайства взыскателя о принудительном исполнении решения о взыскании алиментов является неправильной, поскольку сделана без учета особенностей алиментных обязательств, а также характера и смысла решения суда о взыскании алиментов на несовершеннолетнего ребенка. Исполнение такого решения и, как следствие, обращение с ходатайством о разрешении его принудительного исполнения являются правом заявительницы, не ограниченным трехлетним сроком. Оно может быть реализовано в любой период времени, на который присуждены алименты [47].

Следует учитывать и то, что сам по себе факт достижения совершеннолетия ребенком, на содержание которого присуждены алименты, не может выступать основанием для отказа в приведении в исполнение иностранного судебного акта, по которому алиментные платежи не были взысканы. На это обстоятельство обратила внимание Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ в Определении от 29 марта 2005г., которым подтверждена законность Определения Ленинградского областного суда от 31 января 2005г., вынесенного после достижения ребенком совершеннолетия, о разрешении принудительного исполнения Таллинского городского суда Эстонской Республики от 21 декабря 2000г. о взыскании алиментов [48].

По другому делу, не соглашаясь с доводом жалобы должника, настаивавшего на необходимости отказа в исполнении решения иностранного суда ввиду пропуска трехлетнего срока со дня его вступления в законную силу, Судебная коллегия по гражданским делам сослалась на п.3 ст.14 Федерального закона "Об исполнительном производстве", в соответствии с которым исполнительные документы о взыскании периодических платежей (возмещение вреда, причиненного здоровью, и др.) сохраняют силу на все время, на которое присуждены платежи. Решением же иностранного суда платежи по возмещению вреда здоровью потерпевшего были определены пожизненно [49].

К вышеизложенному необходимо добавить, что, по нашему мнению, ни одно из приведенных в ст.412 ГПК оснований отказа в принудительном исполнении решения иностранного суда не подлежит расширительному толкованию и российским судам при рассмотрении соответствующих ходатайств следует исходить из благоприятного отношения к иностранному решению.

Глава 3. Производство по делам об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов

Защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав осуществляют в соответствии с подведомственностью дел, установленной процессуальным законодательством, не только суды, учрежденные в соответствии с Конституцией РФ и Федеральным конституционным законом "О судебной системе Российской Федерации" [50] (суд общей юрисдикции и арбитражный суд), но и третейский суд.

Третейский суд — это суд (судья), который избран или образован по добровольному волеизъявлению сторон для разрешения спора (споров) между ними, решения которого они признают для себя обязательными и принимают обязанность добровольно их исполнять.

Третейская форма защиты права является негосударственной, что и предопределяет особенности образования и деятельности третейских судов, рассмотрения и разрешения ими гражданских дел, а также исполнения решений этих судов. К числу преимуществ третейского разрешения гражданских споров следует отнести прежде всего возможность относительно быстро восстановить нарушенное право, наличие у сторон права выбора третейского судьи (третейских судей), а также экономичность, так как размер третейского сбора обычно значительно ниже размера государственной пошлины, подлежащей уплате в судах общей юрисдикции и арбитражных судах.

Применение третейской формы защиты права возможно только на основе добровольности, иначе говоря, по соглашению сторон в споре, без чего дело не может быть передано на рассмотрение и разрешение третейского суда. Стороны могут передать на рассмотрение третейского суда лишь спор, возникающий из гражданских правоотношений, и до принятия судом первой инстанции судебного постановления по существу этого спора (ч.3 ст.3 ГПК). Передача спора, возникающего из иных правоотношений (административных, налоговых, трудовых и т.п.), не допускается. Правовые последствия заключения соглашения о передаче дела в третейский суд заключаются в том, что стороны лишаются возможности в одностороннем порядке изменить избранную ими подведомственность дела, т.е. отказаться от заключенного соглашения.

Стороны по своему усмотрению избирают третейский суд (третейского судью). Они могут передать спор на рассмотрение как постоянно действующего третейского суда, так и третейского суда, образованного ими для разрешения конкретного спора. "Разовые" суды именуются также судами ас! Нос, т.е. для одного, конкретного случая.

Передача сторонами возникшего между ними правового конфликта на рассмотрение и разрешение третейского суда не может рассматриваться как отказ от права на обращение в суд. Третейский способ разрешения спора не исключает выполнения отдельных функций содействия и контроля компетентным судом (арбитражным судом субъекта Российской Федерации по спорам, подведомственным арбитражным судам, или районным судом по спорам, подведомственным судам общей юрисдикции). Однако вмешательство государственного суда допустимо только в тех случаях, когда это предусмотрено законом. Так, районным судом может быть рассмотрено заявление об обеспечении иска, рассматриваемого в третейском суде, отменено решение третейского суда по строго указанным в законе основаниям, вынесено определение о выдаче исполнительного листа либо об отказе в выдаче исполнительного листа.

В Российской Федерации порядок образования и деятельности третейских судов, оспаривания их решений и выдачи исполнительных листов на эти решения регулируется Законом РФ от 7 июля 1993г. N 5338-1 "О международном коммерческом арбитраже" [51], Федеральным законом от 24 июля 2002г. N 102-ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации" [52], а также главами 46 — 47 ГПК.

Международный коммерческий арбитраж является третейским судом, который рассматривает переданные на его разрешение споры из договорных и иных гражданско-правовых отношений, возникающие при осуществлении внешнеторговых и иных видов международных экономических связей, если коммерческое предприятие хотя бы одной из сторон находится за границей, а также споры предприятий с иностранными инвестициями и международных объединений и организаций, созданных на территории Российской Федерации, между собой, споры между их участниками, а равно их споры с другими субъектами права Российской Федерации. В качестве постоянно действующих третейских судов, рассматривающих указанные споры, образованы Международный коммерческий арбитражный суд и Морская арбитражная комиссия при Торгово-промышленной палате РФ.

Дела об оспаривании решений международных коммерческих арбитражей, принятых на территории Российской Федерации, и решений других третейских судов по спорам, возникающим при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности, а также дела о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение таких решений подведомственны арбитражному суду (ст.31 АПК).

Суды общей юрисдикции компетентны рассматривать дела об оспаривании решения третейского суда, принятого на территории Российской Федерации, и о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда в тех случаях, когда третейским судом был разрешен переданный ему по соглашению сторон спор, подведомственный суду общей юрисдикции (ч.3 ст.3, п.5 ч.1 ст.22, ст.418, 423 ГПК).

В ст.40 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации" содержится положение, допускающее возможность оспаривания решения в компетентный суд только в том случае, если в третейском соглашении не предусмотрено, что решение третейского суда является окончательным. Вряд ли это положение может служить основанием для отказа в принятии заявления об оспаривании решения, основанного на третейском соглашении, содержащем оговорку об окончательном характере решения третейского суда. ГПК РФ, принятый позднее, не ограничивает право на оспаривание решения третейского суда, не ставит это право в зависимость от условий третейского соглашения. По сути, включение в третейское соглашение упомянутой оговорки означает отказ сторон этого соглашения от имеющегося у них в силу ст.418 ГПК права на обращение в суд, а согласно ч.2 ст.3 ГПК такой отказ недействителен.

Дела об оспаривании решений третейского суда и о выдаче исполнительных листов на эти решения подсудны районному суду. Правильное рассмотрение таких дел в немалой степени зависит от того, насколько четко понимается правовая природа третейских судов, специфика третейской формы защиты права, компетенция районного суда при осуществлении имеющихся у него функций содействия и контроля. При рассмотрении вопроса о принятии заявления к производству суда, при подготовке дела к судебному разбирательству и разрешении дела по существу судья должен руководствоваться не только нормами ГПК, но и нормами Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации", регулирующего порядок образования и деятельности третейских судов, находящихся на территории Российской Федерации.

Правила о подсудности закреплены в ч.2 ст.418 и ч.2 ст.423 ГПК. В соответствии с этими правилами заявление об отмене решения третейского суда подается в районный суд, на территории которого принято это решение. Заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда подается в районный суд по месту жительства или месту нахождения должника либо, если такое место неизвестно, по месту нахождения имущества должника — стороны третейского разбирательства.

Заявления рассматриваются по общим правилам производства в суде первой инстанции с теми особенностями, которые установлены главами 46 — 47 ГПК. При поступлении заявления судья должен проверить соответствие его формы и содержания требованиям, предъявляемым ст.419, 424 ГПК. Требования к заявлениям об отмене решения и о выдаче исполнительного листа практически одинаковы, за исключением отдельных особенностей, присущих каждому из этих заявлений, и отражают особенности третейского способа разрешения спора.

Помимо общих сведений, в заявлении должны быть обязательно указаны: дата и место принятия решения третейского суда; дата получения решения третейского суда стороной, обратившейся с заявлением; требование заявителя об отмене решения третейского суда и основания, по которым оно оспаривается, либо о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.

К заявлению должны быть приложены: подлинное решение третейского суда или его копия, заверенная председателем постоянно действующего суда, а если решение вынесено третейским судом, созданным для разрешения конкретного спора, — нотариально удостоверенная копия; подлинное соглашение о третейском разбирательстве или его надлежащим образом заверенная копия; документы, представляемые в обоснование требования об отмене решения третейского суда, а также документы, подтверждающие уплату государственной пошлины в размере 1000 рублей (п.11, 13 ст.333.19 НК РФ), полномочия лица на подписание заявления, и копия самого заявления.

Названные сведения, входящие в содержание заявления, и прилагаемые документы необходимы для проверки соблюдения установленного срока для обращения с заявлением в районный суд, а также процедуры третейского разбирательства. В случае несоблюдения требований, предъявляемых к форме и содержанию заявления, оно возвращается подавшему его лицу либо должно быть оставлено без движения по правилам, установленным ст.135, 136 ГПК.

Законодатель, включая третейское соглашение в состав прилагаемых к заявлению документов, тем самым придает особое значение такому документу, наделяющему третейский суд компетенцией на разрешение конкретного спора. Третейское соглашение заключается только в письменной форме с учетом правил, изложенных в ст.7 Федерального закона.

Третейское соглашение может быть заключено как до возникновения спора, так и в последующем, в том числе на стадии рассмотрения дела в суде общей юрисдикции либо арбитражном суде до принятия решения по существу спора судом первой инстанции. На практике третейские соглашения заключаются в виде отдельного договора либо третейской оговорки, включаемой в гражданско-правовой договор, или третейской записи, представляющей собой соглашение о передаче на разрешение третейского суда уже возникшего спора.

Решение третейского суда может быть оспорено участвующей в деле стороной путем подачи заявления об отмене решения в компетентный суд. Заявление об отмене решения подается в срок, не превышающий трех месяцев со дня его получения стороной, обратившейся с заявлением (ч.2 ст.418 ГПК).

Заявление о выдаче исполнительного листа подается стороной, в пользу которой принято решение, не позднее трех лет со дня окончания срока для добровольного исполнения решения третейского суда (п.4 ст.45 Федерального закона). Пунктом 5 ст.45 Федерального закона предусмотрено, что заявление о выдаче исполнительного листа, которое было подано с пропуском установленного срока либо к которому не были приложены необходимые документы, возвращается компетентным судом без рассмотрения, о чем выносится определение, которое может быть обжаловано в порядке, установленном арбитражным процессуальным или гражданским процессуальным законодательством Российской Федерации.

Последствия пропуска срока на подачу заявления об отмене решения третейского суда законодательством прямо не предусмотрены. Представляется, что применительно к приведенной норме, а также ст.324, 342 ГПК, регулирующим сходные отношения по обжалованию судебных решений в суд второй инстанции, и в данном случае вопрос должен решаться таким же образом. Судья, установив, что заявление об отмене решения третейского суда подано с пропуском установленного срока, выносит определение о его возвращении на основании ст.135 ГПК, если не приложено ходатайство о восстановлении пропущенного срока или в удовлетворении такого ходатайства отказано.

Указанные сроки по своему характеру являются процессуальными и могут быть восстановлены судом в соответствии с правилами ст.112 ГПК по заявлению стороны, пропустившей срок, если причины пропуска срока будут признаны уважительными.

Заявление об отмене решения третейского суда и заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда рассматриваются судьей единолично в срок, не превышающий месяца со дня их поступления в районный суд. Заявления рассматриваются по правилам, предусмотренным ГПК. Порядок рассмотрения заявлений об отмене решения и о выдаче исполнительного листа одинаков.

На стадии подготовки дела к судебному разбирательству судья может истребовать из третейского суда материалы дела, решение по которому оспаривается либо по которому испрашивается исполнительный лист.Такое процессуальное действие допускается по ходатайству обеих сторон третейского разбирательства, истребование осуществляется по правилам, предусмотренным ГПК для истребования доказательств. В частности, не имеется оснований для отказа в удовлетворении ходатайства об истребовании материалов дела, когда стороной третейского разбирательства в обоснование своего заявления или возражения на него указывается на нарушение процедуры формирования третейского суда, права стороны на представление своих объяснений третейскому суду.

Стороны третейского разбирательства извещаются районным судом о времени и месте судебного заседания, однако их неявка не препятствует рассмотрению дела, если у суда имеются сведения об их надлежащем извещении.

При рассмотрении указанных заявлений суд должен исследовать и оценить представленные сторонами доказательства в обоснование заявленных требований и возражений. В соответствии с ч.1 ст.57 ГПК суд вправе предложить им представить дополнительные доказательства. Предметом доказывания и проверки являются не фактические обстоятельства, положенные в основу решения третейского суда, и не примененный им закон, а наличие или отсутствие предусмотренных ст.421, 426 ГПК оснований для отмены решения третейского суда либо для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда. Полномочиями производить проверку обоснованности вынесенных третейскими судами решений по существу районный суд не обладает.

Основания, по которым может быть отменено решение третейского суда или отказано в выдаче исполнительного листа, в целом совпадают и связаны в первую очередь с отсутствием у третейского суда компетенции на разрешение спора или с нарушением процедуры третейского разбирательства. К ним относятся случаи, когда: третейское соглашение недействительно по предусмотренным Федеральным законом основаниям; сторона не уведомлена должным образом об избрании (назначении) третейских судей или о третейском разбирательстве, в том числе о времени и месте заседания третейского суда, либо по другим уважительным причинам не могла представить третейскому суду свои объяснения; решение третейского суда принято по спору, не предусмотренному третейским соглашением или не подпадающему под его условия, либо по вопросам, выходящим за пределы третейского соглашения; состав третейского суда или процедура третейского разбирательства не соответствовали третейскому соглашению или федеральному закону. Обязанность доказать наличие указанных оснований лежит на стороне, подавшей заявление об отмене решения третейского суда.

По основанию неправильного применения закона решение третейского суда может быть отменено лишь в случаях: если спор, рассмотренный третейским судом, не может быть предметом третейского разбирательства в соответствии с федеральным законом; если решение нарушает основополагающие принципы российского права. Основополагающими являются принципы, закрепленные прежде всего в конституционных нормах, а также нормы, устанавливающие базовые положения гражданского законодательства (равная защита всех форм собственности, равенство участников гражданских правоотношений, свобода договора, недопустимость ограничения гражданских прав иначе как на основании федерального закона и т.п.). Данные основания проверяются районным судом независимо от того, ссылается ли на них или нет сторона, оспаривающая решение третейского суда.

Для отказа в выдаче исполнительного листа предусмотрено дополнительное основание: когда решение еще не стало обязательным для сторон третейского разбирательства или было отменено судом (п.5 ч.1 ст.426 ГПК).

Решение третейского суда подлежит отмене, а в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда должно быть отказано при установлении судом любого из вышеперечисленных оснований.

По результатам рассмотрения заявления суд выносит определение, содержание которого должно отвечать общим требованиям, предъявляемым ст.225 ГПК, а также специальным требованиям, установленным ч.2 ст.422, ч.2 ст.427 ГПК.

Отмена решения третейского суда, а равно отказ в выдаче исполнительного листа не препятствуют сторонам третейского разбирательства повторно обратиться в третейский суд, если возможность такого обращения не утрачена, либо в суд по общим правилам, установленным ГПК РФ.

Определение районного суда об отмене решения третейского суда или об отказе в этом, а также о выдаче исполнительного листа или об отказе в его выдаче может быть обжаловано в вышестоящий суд в течение 10 дней.

В определении об отказе в отмене решения судом могут быть разрешены и другие вопросы, связанные с третейским разбирательством, например об отмене обеспечительных мер.

В процессе третейского разбирательства в районный суд может быть подано и заявление об обеспечении иска и принятии обеспечительных мер в отношении предмета спора третейского разбирательства. При подаче такого заявления уплачивается государственная пошлина в размере 100 рублей (подп.12 п.1 ст.333.19 НК РФ). Обращение стороны в компетентный суд с указанным заявлением и принятие этим судом обеспечительных мер Федеральный закон "О третейских судах в Российской Федерации" не рассматривает как не совместимые с соглашением о передаче спора в третейский суд или как отказ от такого соглашения.

Гражданский процессуальный кодекс РФ не регулирует порядок рассмотрения указанных заявлений. Представляется, что судья при разрешении данного вопроса должен руководствоваться общими нормами главы 13 ГПК, в которой определены меры по обеспечению иска, основания для их принятия и отмены, и ст.425, 426 ГПК, устанавливающими порядок рассмотрения заявлений о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда и основания для отказа в этом. Такое следует из того, что основанием для вынесения определения о принятии обеспечительных мер и выдачи в соответствии с ним исполнительного листа является не только заявление обратившейся стороны, но и определение третейского суда о принятии таких мер.

Данный вывод вытекает и из ст.25 Федерального закона, устанавливающей основные положения, связанные с принятием обеспечительных мер в отношении иска, рассматриваемого третейским судом. В соответствии с этой специальной нормой заявление об обеспечении иска подается стороной в компетентный суд по месту осуществления третейского разбирательства или по месту нахождения имущества, в отношении которого могут быть приняты обеспечительные меры. К заявлению должны быть приложены доказательства предъявления иска в третейский суд, определение третейского суда о принятии обеспечительных мер, а также доказательства уплаты государственной пошлины в порядке и размере, которые установлены НК РФ.

Таким образом, требование приложить к заявлению определение третейского суда о принятии обеспечительных мер означает, что районный суд фактически разрешает вопрос о выдаче исполнительного листа на основании этого определения. Поэтому логичным является применение к рассмотрению такого заявления процедуры, установленной для рассмотрения заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.

Вместе с тем не исключено применение правил ст.141 ГПК, в соответствии с которыми заявление об обеспечении иска может быть рассмотрено без извещения ответчика, других лиц, участвующих в деле.

Согласно п.2 ст.25 Федерального закона третейский суд может потребовать от любой стороны предоставить надлежащее обеспечение в связи с обеспечительными мерами. Если третейским судом такого требования предъявлено не было, то, как представляется, районный судья, допуская обеспечение иска, также вправе в соответствии со ст.146 ГПК потребовать от стороны, обратившейся с заявлением, предоставления обеспечения возможных для другой стороны убытков.

Районный суд, вынесший определение об обеспечении иска, рассматриваемого в третейском суде, может отменить это определение по заявлению одной из сторон, а в случае вынесения третейским судом решения об отказе в удовлетворении исковых требований обязан отменить обеспечительные меры, если истцом не подано заявление об отмене этого решения либо такое заявление оставлено без удовлетворения.

На все определения районного суда по вопросам обеспечения иска, рассматриваемого третейским судом, может быть подана частная жалоба. Если определение о принятии обеспечительных мер вынесено без извещения лица, подавшего частную жалобу, то срок подачи исчисляется с того дня, когда такому лицу стало известно это определение (ч.2 ст.145 ГПК).

Глава 4.

Рассмотрение судами индивидуальных трудовых споров

1. Общие правила разрешения трудовых споров в судебном порядке

В силу п.6 ч.1 ст.23 ГПК дела, возникающие из трудовых отношений, за исключением дел о восстановлении на работе и дел о разрешении коллективных трудовых споров, рассматривает мировой судья в качестве суда первой инстанции.

Рассмотрение индивидуальных трудовых споров предполагает наличие у судьи не только достаточных знаний, профессионального опыта, но и житейской мудрости.

Содержание требований, вытекающих из трудовых конфликтов, весьма разнообразно. Порой затруднительно определить подсудность возникшего трудового спора. Если все трудовые споры, кроме дел о восстановлении на работе, отнесены к юрисдикции мировых судей, то как быть с теми, в которых содержится требование не о восстановлении на работе, а о законности расторжения трудового договора, изменении формулировки причин увольнения, о взыскании заработной платы за время вынужденного прогула без требования о восстановлении на работе, об оспаривании отказа работодателя в заключении трудового договора и др. По сути, при разрешении таких требований также рассматриваются вопросы, связанные с проверкой обоснованности прекращения с истцом трудовых отношений.

Безусловно, пререкания между мировой юстицией и районными судами относительно подсудности споров, вытекающих из трудовых правоотношений, не способствуют своевременному и правильному по существу разрешению дел этой категории.

В конечном итоге значительное количество трудовых дел, подсудных мировому судье, становится впоследствии предметом разрешения апелляционной инстанцией, т.е. районным судом.

С учетом этого обстоятельства знание особенностей разрешения отдельных категорий трудовых споров будет весьма полезно всем судьям, рассматривающим их.

Отдельные осложнения и непонимание ранее вызывали дела по трудовым спорам между акционером — физическим лицом и акционерным обществом, участником иного хозяйственного товарищества или общества и этим хозяйственным товариществом или обществом, подведомственные судам общей юрисдикции.

Вопрос о том, является ли возникший между указанными субъектами спор трудовым, должен решаться на основании ст.381 Трудового кодекса РФ, в редакции Федерального закона от 30 июня 2006г. N 90-ФЗ "О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации, признании не действующими на территории Российской Федерации некоторых нормативных правовых актов СССР и утратившими силу некоторых законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации" [53] (далее — ТК РФ), в которой дается понятие индивидуального трудового спора. Это неурегулированные разногласия между работодателем и работником по вопросам применения трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, коллективного договора, соглашения, локального нормативного акта, трудового договора (в том числе об установлении или изменении индивидуальных условий труда), о которых заявлено в орган по рассмотрению трудовых споров.

Учитывая то, что трудовые отношения между единоличными исполнительными органами обществ (директорами, генеральными директорами), членами коллегиальных исполнительных органов обществ (правлений, дирекций), с одной стороны, и обществами — с другой, основаны на трудовых договорах (глава 43 ТК РФ), дела по искам указанных лиц о признании недействительными решений коллегиальных органов акционерных обществ, иных хозяйственных товариществ и обществ о досрочном прекращении их полномочий, о восстановлении в занимаемых должностях и оплате времени вынужденного прогула подведомственны судам общей юрисдикции, которые в силу ст.382 и 391 ТК РФ являются по данным делам органами по разрешению трудовых споров.

В соответствии с ч.3 ст.22 ГПК суды общей юрисдикции рассматривают и разрешают дела, предусмотренные ч.1 и 2 данной статьи, за исключением экономических споров и других дел, отнесенных федеральным конституционным законом и федеральным законом к ведению арбитражных судов.

Арбитражным процессуальным кодексом РФ (ст.33) к подведомственности арбитражных судов отнесены дела по спорам между акционером и акционерным обществом, участниками иных хозяйственных товариществ и обществ, вытекающим из деятельности хозяйственных товариществ и обществ, за исключением трудовых споров.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" [54] (п.1, 2) разъяснено, что все дела о восстановлении на работе, независимо от основания прекращения трудового договора, включая и расторжение трудового договора с работником в связи с неудовлетворительным результатом испытания (ч.1 ст.71 ТК РФ), подсудны районному суду. Дела по искам работников, трудовые отношения с которыми прекращены, о признании увольнения незаконным и об изменении формулировки причины увольнения также подлежат рассмотрению районным судом, поскольку по существу предметом проверки в этом случае является законность увольнения.

Если возник спор по поводу неисполнения либо ненадлежащего исполнения условий трудового договора, носящих гражданско-правовой характер (например, о предоставлении жилого помещения, о выплате работнику суммы на приобретение жилого помещения), то несмотря на то, что эти условия включены в содержание трудового договора, они по своему характеру являются гражданско-правовыми обязательствами работодателя и, следовательно, подсудность такого спора (районному суду или мировому судье) следует определять исходя из общих правил определения подсудности дел, установленных ст.23 — 24 ГПК.

Учитывая, что ст.46 Конституции РФ гарантирует каждому право на судебную защиту и ТК РФ не содержит положений об обязательности предварительного внесудебного порядка разрешения трудового спора комиссией по трудовым спорам, лицо, считающее, что его права нарушены, по собственному усмотрению выбирает способ разрешения индивидуального трудового спора и имеет право либо первоначально обратиться в комиссию по трудовым спорам (кроме дел, которые рассматриваются непосредственно судом), а в случае несогласия с ее решением — в суд в десятидневный срок со дня вручения ему копии решения комиссии либо сразу обратиться в суд (ст.382, ч.2 ст.390, ст.391 ТК РФ).

Принимая заявления по индивидуальным трудовым спорам, судья обязан строго руководствоваться правилами территориальной подсудности.

По общему правилу трудовой спор, истцом по которому выступает работник, рассматривается по месту нахождения ответчика — юридического лица (ст.28 ГПК). Место нахождения юридического лица определяется местом его государственной регистрации, если в соответствии с законом в учредительных документах юридического лица не установлено иное (ст.54 ГК РФ). Согласно п.2 ст.8 Федерального закона от 8 августа 2001г. N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц" [55] государственная регистрация юридического лица производится по месту нахождения указанного учредителями в заявлении о государственной регистрации постоянно действующего исполнительного органа, а в случае отсутствия такого исполнительного органа — по месту нахождения иного органа или лица, имеющих право действовать от имени юридического лица без доверенности.

Если в качестве работодателя выступает физическое лицо, то иск предъявляется по месту его жительства. Таким же образом решается вопрос о территориальной подсудности и тогда, когда рассмотрение индивидуального трудового спора перенесено к мировому судье по инициативе работодателя, профсоюза, прокурора, поскольку ответной стороной по заявленному работником требованию остается работодатель.

В рассматриваемых случаях неприменимы положения ч.6 ст.29 ГПК о подсудности по выбору истца (альтернативной подсудности) исков о восстановлении трудовых прав. В данной правовой норме речь идет о восстановлении трудовых и иных прав (пенсионных, жилищных, имущественных), ущемленных в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражей либо незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ. Указанные требования разрешаются в соответствии с Положением о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда (утверждено Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 г.) [56], которое сохраняет юридическую силу, но применяется лишь во взаимосвязи с положениями главы 18 УПК РФ, регламентирующей основания возникновения права на реабилитацию, порядок признания этого права и возмещения различных видов вреда, а также с положениями ст.1070 и параграфа 4 главы 59 ГК РФ.

Альтернативная подсудность индивидуальных трудовых споров возможна при предъявлении иска, вытекающего из деятельности филиала юридического лица. В этом случае работник вправе предъявить иск к работодателю — юридическому лицу — по месту нахождения его филиала, в котором он работает или работал. Как правило, для него это более удобно, поскольку филиал располагается вне места нахождения юридического лица (п.2 ст.55 ГК РФ), чаще всего в том населенном пункте, где проживает работник.

В силу ч.2 ст.391 ТК РФ непосредственно в судах рассматриваются индивидуальные трудовые споры по заявлениям: работника — о восстановлении на работе независимо от оснований прекращения трудового договора, об изменении даты и формулировки причины увольнения, о переводе на другую работу, об оплате за время вынужденного прогула либо о выплате разницы в заработной плате за время выполнения нижеоплачиваемой работы; работодателя — о возмещении работником ущерба, причиненного работодателю, если иное не предусмотрено федеральными законами.

Названная норма права содержит также указание на непосредственное рассмотрение в судах заявления работника о неправомерных действиях (бездействии) работодателя при обработке и защите персональных данных работника.

В таком же порядке подлежат рассмотрению и разрешению индивидуальные трудовые споры лиц, работающих по трудовому договору у работодателей — физических лиц, не являющихся индивидуальными предпринимателями, и работников религиозных организаций.

Если индивидуальный трудовой спор не рассмотрен комиссией по трудовым спорам в десятидневный срок со дня подачи работником заявления, он имеет право перенести его рассмотрение в суд (ч.2 ст.387, ч.1 ст.390 ТК РФ).

Законодатель предусмотрел сокращенные сроки обращения в суд за защитой нарушенных трудовых прав.

Заявление работника о восстановлении на работе подается в районный суд в месячный срок со дня вручения ему копии приказа об увольнении, или со дня выдачи трудовой книжки, либо с того дня, как работник отказался от получения приказа об увольнении или трудовой книжки, а о разрешении иного индивидуального трудового спора — мировому судье в трехмесячный срок с того дня, как работник узнал или должен был узнать о нарушении своего права (ч.1 ст.392 ТК РФ, п.6 ч.1 ст.23, ст.24 ГПК).

Судья не вправе отказать в принятии искового заявления по мотивам пропуска без уважительных причин срока обращения в суд или срока на обжалование решения комиссии по трудовым спорам, так как ГПК не предусматривает такой возможности. Не является препятствием к возбуждению трудового дела в суде и решение комиссии по трудовым спорам об отказе в удовлетворении требования работника по мотиву пропуска срока на его предъявление.

Вопрос о пропуске истцом срока обращения в суд может быть разрешен судом и при условии, если об этом заявлено ответчиком.

В соответствии с ч.6 ст.152 ГПК возражение ответчика относительно пропуска истцом без уважительных причин срока обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора может быть рассмотрено судьей в предварительном судебном заседании. Признав причины пропуска срока уважительными, судья вправе восстановить этот срок (ч.3 ст.390, ч.3 ст.392 ТАК КАК РФ). Установив, что срок обращения в суд пропущен без уважительных причин, судья принимает решение об отказе в иске именно по этому основанию без исследования иных фактических обстоятельств по делу (ч.6 ст.152 ГПК).

Если же ответчиком сделано заявление о пропуске истцом срока обращения в суд или срока на обжалование решения комиссии по трудовым спорам после назначения дела к судебному разбирательству, оно рассматривается судом в ходе судебного разбирательства.

Выясняя обстоятельства, в силу которых истец пропустил установленный законом срок обращения в суд, и оценивая их в качестве уважительных, следует руководствоваться соображением того, препятствовали ли они ему в действительности своевременно обратиться в суд за разрешением трудового спора или нет (например, болезнь истца, нахождение его в командировке, невозможность обращения в суд вследствие непреодолимой силы, необходимость осуществления ухода за тяжелобольными членами семьи).

Судье, начиная со стадии подготовки дела к судебному разбирательству, необходимо принимать меры к примирению сторон в целях наиболее быстрого разрешения возникшего трудового спора и восстановления нарушенных или оспариваемых прав истца без рассмотрения судом дела по существу.

Дела о восстановлении на работе должны быть рассмотрены судом до истечения месяца со дня поступления заявления в суд, а другие трудовые дела, подсудные мировому судье, — до истечения месяца со дня принятия заявления к производству. В указанные сроки включается и время, необходимое для подготовки дела к судебному разбирательству (глава 14 ГПК).

По сложным делам с учетом мнения сторон судья может назначить срок проведения предварительного судебного заседания, выходящий за пределы указанных выше сроков.

Особенностью действующего в настоящее время трудового законодательства является то, что нормы ТК РФ в силу его ст.11 распространяются на всех работников, заключивших трудовой договор с работодателем, и, соответственно, подлежат обязательному применению всеми работодателями (юридическими или физическими лицами) независимо от их организационно-правовых форм и форм собственности.

Вместе с тем положения ТК РФ не распространяются на военнослужащих при исполнении ими обязанностей военной службы, членов советов директоров (наблюдательных советов) организаций (за исключением лиц, заключивших с данной организацией трудовой договор), лиц, работающих по договорам гражданско-правового характера, других лиц, если это установлено федеральным законом, кроме случаев, когда вышеуказанные лица в установленном Кодексом порядке одновременно не выступают в качестве работодателей или их представителей.

Когда между сторонами заключен договор гражданско-правового характера, а в ходе судебного разбирательства будет установлено, что этим договором фактически регулируются трудовые отношения между работником и работодателем, к таким отношениям в силу ч.3 ст.11 ТК РФ должны применяться положения трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права.

Методологически важно обратить внимание на то, что в тех случаях, когда при разрешении трудового спора суд установит, что нормативный правовой акт, подлежащий применению, не соответствует нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу, он принимает решение в соответствии с нормативным правовым актом, имеющим наибольшую юридическую силу (ч.2 ст.120 Конституции РФ, ч.2 ст.11 ГПК, ст.5 ТК РФ). Если же международным договором Российской Федерации, регулирующим трудовые отношения, установлены иные правила, чем предусмотренные законами или другими нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, то суд применяет правила международного договора (ч.4 ст.15 Конституции РФ, ч.2 ст.10 ТК РФ, ч.4 ст.11 ГПК).

Верховный Суд РФ, признавая решением от 20 октября 2003г. недействующим подпункт "а" п.15 Постановления Совета Министров СССР от 4 декабря 1981г. N 1145 "О порядке и условиях совмещения профессий (должностей)", отметил, что исходя из общепризнанных принципов и норм международного права и в соответствии с Конституцией РФ одним из основных принципов правового регулирования трудовых отношений ТК РФ устанавливает свободу труда, включая право на труд, который каждый свободно выбирает или на который свободно соглашается, право распоряжаться своими способностями к труду, выбирать профессию и род деятельности [57].

В этой связи может возникнуть вопрос: чем руководствоваться в случае возникновения коллизии между общепризнанной нормой международного права и законом?

Согласно разъяснению Пленума Верховного Суда РФ, данному в п.8 Постановления N 5 от 10 октября 2003г. "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации" [58], правила действующего международного договора Российской Федерации, согласие на обязательность которого было принято в форме федерального закона, имеют приоритет в применении по отношению к законам Российской Федерации. Правила действующего международного договора Российской Федерации, согласие на обязательность которого было принято не в форме федерального закона, имеют приоритет по отношению подзаконным нормативным актам, изданным органом государственной власти, заключившим данный договор (ч.4 ст.15, ст.90, 113 Конституции РФ).

В п.9 упомянутого Постановления обращено внимание на то, что по смыслу ч.4 ст.15 Конституции РФ, ст.369, 379, ч.5 ст.415 УПК РФ, ст.330, 362 — 364 ГПК неправильное применение судом общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации может являться основанием к отмене или изменению судебного акта.

2. Обжалование отказа работодателя в приеме на работу

Возможность обращения в суд с жалобой на отказ в приеме на работу является одной из гарантий свободного распоряжения каждым гражданином своим правом на труд.

Труд свободен, и каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию, а также иметь равные возможности при заключении трудового договора без какой-либо дискриминации, т.е. какого бы то ни было прямого или косвенного ограничения прав или установления прямых или косвенных преимуществ при заключении трудового договора в зависимости от пола, расы, цвета кожи, национальности, языка, происхождения, имущественного, социального и должностного положения, возраста, места жительства (в том числе наличия или отсутствия регистрации по месту жительства или пребывания), а также других обстоятельств, не связанных с деловыми качествами работников, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом (ст.19, 37 Конституции РФ, ст.2, 3, 64 ТК РФ, ст.1 Конвенции МОТ о дискриминации в области труда и занятий 1958г. N 111, ратифицированной Указом Президиума Верховного Совета СССР от 31 января 1961 г.).

Между тем следует учитывать, что прием на работу является правом, а не обязанностью работодателя. ТК РФ не содержит правовых норм, обязывающих работодателя заключать трудовой договор с конкретным лицом, желающим занять имеющееся вакантное место. В нем определен лишь примерный перечень причин, при наличии которых работодатель не вправе отказать в этом.

Запрещается отказывать в заключении трудового договора по обстоятельствам, носящим дискриминационный характер, в частности женщинам по мотивам, связанным с беременностью или наличием детей (ч.2, 3 ст.64 ТК РФ); работникам, приглашенным в письменной форме на работу в порядке перевода от другого работодателя, в течение одного месяца со дня увольнения с прежнего места работы (ч.4 ст.64 ТК РФ).

Поскольку действующее законодательство содержит лишь примерный перечень причин, по которым работодатель не вправе отказать в приеме на работу лицу, ищущему работу, вопрос о том, имела ли место дискриминация при отказе в заключении трудового договора, решается судом при рассмотрении конкретного дела.

Если судом будет установлено, что работодатель отказал в приеме на работу по обстоятельствам, связанным с деловыми качествами данного работника, то такой отказ является обоснованным.

Под деловыми качествами работника следует, в частности, понимать способности физического лица выполнять определенную трудовую функцию с учетом имеющихся у него профессионально-квалификационных качеств (например, наличие определенной профессии, специальности, квалификации), личностных качеств работника (например, состояние здоровья, наличие определенного уровня образования, опыт работы по данной специальности, в данной отрасли).

Работодатель вправе предъявить к лицу, претендующему на вакантную должность или работу, и иные требования, обязательные для заключения трудового договора в силу прямого предписания федерального закона (например, наличие российского гражданства, являющееся в соответствии со ст.13, п.1 ст.21 Федерального закона "О государственной гражданской службе Российской Федерации" [59] обязательным условием для поступления на гражданскую службу, достижение 18-летнего возраста, владение государственным языком Российской Федерации и соответствие квалификационным требованиям, установленным настоящим Федеральным законом).

Претенденту на замещение должности гражданской службы может быть отказано в допуске к участию в конкурсе в связи с несоответствием квалификационным требованиям к вакантной должности гражданской службы (п.5 ст.22 Закона).

Указом Президента РФ от 1 февраля 2005г. N 112 [60] в развитие вышеназванного Закона утверждено Положение о конкурсе на замещение вакантной должности государственной гражданской службы Российской Федерации, определяющее порядок и условия проведения конкурса на замещение вакантной должности государственной гражданской службы Российской Федерации в федеральном государственном органе, государственном органе субъекта Российской Федерации или их аппаратах.

Согласно п.1 Положения конкурс на замещение вакантной должности гражданской службы обеспечивает конституционное право граждан Российской Федерации на равный доступ к государственной службе, а также право государственных гражданских служащих на должностной рост на конкурсной основе.

Обращаясь в суд с иными требованиями, вытекающими из трудовых правоотношений, заявитель (истец) должен представить доказательства, объективно подтверждающие факт заключения работодателем трудового договора с ним.

Данный договор заключается в письменной форме, составляется в двух экземплярах (если законом или иным нормативным правовым актом не предусмотрено составление трудовых договоров в большем количестве экземпляров), каждый из которых подписывается сторонами.

Прием на работу оформляется приказом (распоряжением) работодателя, содержание которого должно соответствовать условиям заключенного трудового договора. Приказ (распоряжение) работодателя о приеме на работу должен быть объявлен работнику под расписку в трехдневный срок со дня подписания трудового договора.

Если трудовой договор не был оформлен в письменной форме, но работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного представителя, то договор считается заключенным и работодатель или его уполномоченный представитель обязан не позднее трех рабочих дней со дня фактического допущения к работе оформить трудовой договор в письменной форме.

В силу ч.1 ст.67 ТК РФ получение работником экземпляра трудового договора должно подтверждаться подписью работника на экземпляре трудового договора, хранящемся у работодателя.

Представителем работодателя в указанном случае является лицо, которое в соответствии с законом, иными нормативными правовыми актами, учредительными документами юридического лица (организации) либо локальными нормативными актами или в силу заключенного с этим лицом трудового договора наделено полномочиями по найму работников, поскольку именно в этом случае при фактическом допущении работника к работе с ведома или по поручению такого лица возникают трудовые отношения и на работодателя может быть возложена обязанность оформить трудовой договор с этим работником в письменной форме.

Как свидетельствует судебная практика, в основе возникновения трудовых споров практически всегда находятся действия как одной из сторон договорных отношений, так и обеих, нарушающих взятые обязательства либо злоупотребляющих предоставленными правами.

Исходя из содержания ст.60 и 72 ТК РФ работодатель не вправе требовать от работника выполнения работы, не обусловленной трудовым договором, кроме случаев, предусмотренных Кодексом и иными федеральными законами, а также переводить работника на другую постоянную работу без его согласия.

В дополнение к ст.60 ТК РФ ("запрещение требовать от работника выполнения работы, не обусловленной трудовым договором") законодателем включены в ТК РФ ст.60.1 и 60.2, регулирующие вопросы выполнения работы по совместительству, а также в случаях совмещения профессий (должностей), расширения зон обслуживания, увеличения объема работы, исполнения обязанностей временно отсутствующего работника без освобождения от работы, определенной трудовым договором (Федеральный закон от 30 июня 2006г. N 90-ФЗ).

В отличие от перевода под перемещением, не требующим согласия работника, понимается направление его у того же работодателя на другое рабочее место, в другое структурное подразделение, расположенное в той же местности, поручение ему работы на другом механизме или агрегате, если это не влечет за собой изменения определенных сторонами условий трудового договора.

Запрещается переводить и перемещать работника на работу, противопоказанную ему по состоянию здоровья.

Особое внимание следует уделять выяснению обстоятельств, при наличии которых допускается перевод работника без его согласия на другую работу.

В силу ст.72.2 ТК РФ по соглашению сторон, заключаемому в письменной форме, работник может быть временно переведен на другую работу у того же работодателя на срок до одного года, а в случае, когда такой перевод осуществляется для замещения временно отсутствующего работника, за которым в соответствии с законом сохраняется место работы, — до выхода этого работника на работу. Если по окончании срока перевода прежняя работа работнику не предоставлена, а он не потребовал ее предоставления и продолжает работать, то условие соглашения о временном характере перевода утрачивает силу и перевод считается постоянным.

В случае катастрофы природного или техногенного характера, производственной аварии, несчастного случая на производстве, пожара, наводнения, голода, землетрясения, эпидемии или эпизоотии и в любых исключительных случаях, ставящих под угрозу жизнь или нормальные жизненные условия всего населения или его части, работник может быть переведен без его согласия на срок до одного месяца на не обусловленную трудовым договором работу у того же работодателя для предотвращения указанных случаев или устранения их последствий.

Перевод работника без его согласия на срок до одного месяца на не обусловленную трудовым договором работу у того же работодателя допускается также в случаях простоя (временной приостановки работы по причинам экономического, технологического, технического или организационного характера), необходимости предотвращения уничтожения или порчи имущества либо замещения временно отсутствующего работника, если простой или необходимость предотвращения уничтожения или порчи имущества либо замещения временно отсутствующего работника вызваны чрезвычайными обстоятельствами, указанными в ч.2 ст.72.2 ТК РФ. При этом перевод на работу, требующую более низкой квалификации, допускается только с письменного согласия работника.

При переводах, осуществляемых в случаях, предусмотренных ч.2 и 3 настоящей статьи, оплата труда работника производится по выполняемой работе, но не ниже среднего заработка по прежней работе.

В случае оспаривания в суде законности перевода работника на другую работу в соответствии с состоянием здоровья следует иметь в виду, что последнее может иметь место в порядке, определенном ст.73 ТК РФ.

Следует учитывать, что работника, нуждающегося в переводе на другую работу в соответствии с медицинским заключением, выданным в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, с его письменного согласия работодатель обязан перевести на другую имеющуюся у него работу, не противопоказанную работнику по состоянию здоровья.

Если работник, нуждающийся в соответствии с медицинским заключением во временном переводе на другую работу на срок до четырех месяцев, отказывается от перевода либо соответствующая работа у работодателя отсутствует, то работодатель обязан на весь указанный в медицинском заключении срок отстранить работника от работы с сохранением места работы (должности). В период отстранения от работы заработная плата работнику не начисляется, за исключением случаев, предусмотренных ТК РФ, иными федеральными законами, коллективным договором, соглашениями, трудовым договором.

Если в соответствии с медицинским заключением работник нуждается во временном переводе на другую работу на срок более четырех месяцев или в постоянном переводе, то при его отказе от перевода либо отсутствии у работодателя соответствующей работы трудовой договор прекращается в соответствии с п.8 ч.1 ст.77 ТК РФ.

На основании этой нормы прекращается и трудовой договор с руководителями организаций (филиалов, представительств или иных обособленных структурных подразделений), их заместителями и главными бухгалтерами, нуждающимися в соответствии с медицинским заключением во временном или в постоянном переводе на другую работу, при отказе от перевода либо отсутствии у работодателя соответствующей работы. Работодатель имеет право с письменного согласия указанных работников не прекращать трудовой договор, а отстранить их от работы на срок, определяемый соглашением сторон. В период отстранения от работы заработная плата этим работникам не начисляется, за исключением случаев, предусмотренных ТК РФ, иными федеральными законами, коллективным договором, соглашениями, трудовым договором.

Представляется, что в условиях совершенствования правового регулирования трудовых отношений любые основания (обстоятельства), влекущие возможность изменения трудового договора, должны быть законодательно определены и четко обозначены.

В этой связи следует отметить с положительной стороны конкретизацию такого понятия, как "производственная необходимость".

Статья 74 ТК РФ (в новой редакции) предусматривает, что в случае когда по причинам, связанным с изменением организационных или технологических условий труда (изменения в технике и технологии производства, структурная реорганизация производства, другие причины), определенные сторонами условия трудового договора не могут быть сохранены, допускается их изменение по инициативе работодателя, за исключением изменения трудовой функции работника.

О предстоящих изменениях определенных сторонами условий трудового договора, а также о причинах, вызвавших необходимость таких изменений, работодатель обязан уведомить работника в письменной форме не позднее чем за два месяца, если иное не предусмотрено ТК РФ.

Если работник не согласен работать в новых условиях, то работодатель обязан в письменной форме предложить ему другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. При этом работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. Предлагать вакансии в других местностях работодатель обязан, если это предусмотрено коллективным договором, соглашениями, трудовым договором.

При отсутствии указанной работы или отказе работника от предложенной работы трудовой договор прекращается в соответствии с п.7 ч.1 ст.77 ТК РФ.

В случае когда причины, указанные в ч.1 ст.74 ТК РФ, могут повлечь за собой массовое увольнение работников, работодатель в целях сохранения рабочих мест имеет право с учетом мнения выборного органа первичной профсоюзной организации и в порядке, установленном ст.372 ТК РФ для принятия локальных нормативных актов, вводить режим неполного рабочего дня (смены) и (или) неполной рабочей недели на срок до шести месяцев.

Если работник отказывается от продолжения работы в режиме неполного рабочего дня (смены) и (или) неполной рабочей недели, то трудовой договор расторгается в соответствии с п.2 ч.1 ст.81 ТК РФ. При этом работнику предоставляются соответствующие гарантии и компенсации.

Отмена режима неполного рабочего дня (смены) и (или) неполной рабочей недели ранее срока, на который они были установлены, производится работодателем с учетом мнения выборного органа первичной профсоюзной организации.

Изменения определенных сторонами условий трудового договора, вводимые в соответствии со ст.74 ТК РФ, не должны ухудшать положение работника по сравнению с установленным коллективным договором, соглашениями.

В случае изменения подведомственности (подчиненности) организации или ее реорганизация (слияние, присоединение, разделение, выделение, преобразование) не может являться основанием для расторжения трудовых договоров с работниками организации (ч.6 ст.75 ТК РФ).

Указанное обстоятельство имеет особое значение в связи с тем, что ч.1 ст.75 ТК РФ предоставляет новому собственнику имущества организации право расторгнуть трудовой договор с руководителем организации, его заместителем и главным бухгалтером.

Следует иметь в виду, что смена собственника имущества организации не является основанием для расторжения трудовых договоров с другими работниками организации. Между тем если работник в этой ситуации отказывается от продолжения работы, то трудовой договор прекращается в соответствии с п.6 ст.77 ТК РФ.

Особое место в практике рассмотрения трудовых споров занимают те из них, в основе которых лежит не расторжение (прекращение) трудовых договоров, а отстранение от работы по инициативе работодателя.

В силу ч.1 ст.76 ТК РФ работодатель обязан отстранить от работы (не допускать к работе) работника:

а) появившегося на работе в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения;

б) не прошедшего в установленном порядке обучение и проверку знаний и навыков в области охраны труда;

в) не прошедшего в установленном порядке обязательный медицинский осмотр (обследование), а также обязательное психиатрическое освидетельствование в случаях, предусмотренных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации;

г) при выявлении в соответствии с медицинским заключением, выданным в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, противопоказаний для выполнения работником работы, обусловленной трудовым договором;

д) в случае приостановления действия на срок до двух месяцев специального права работника (лицензии, права на управление транспортным средством, права на ношение оружия, другого специального права) в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, если это влечет за собой невозможность исполнения работником обязанностей по трудовому договору и если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. В этом случае работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. Предлагать вакансии в других местностях работодатель обязан, если это предусмотрено коллективным договором, соглашениями, трудовым договором;

е) по требованию органов или должностных лиц, уполномоченных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации;

ж) в других случаях, предусмотренных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Работник отстраняет от работы на весь период времени до устранения обстоятельств, явившихся основанием для отстранения от работы или недопущения к ней.

В период отстранения от работы (недопущения к работе) заработная плата работнику не начисляется, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами. Вместе с тем в случаях отстранения от работы работника, который не прошел обучение и проверку знаний и навыков в области охраны труда либо обязательный предварительный или периодический медицинский осмотр не по своей вине, ему производится оплата за все время отстранения от работы как за простой.

3. Споры, возникающие при расторжении трудового договора по соглашению сторон и вследствие отказа работника от продолжения работы в связи с изменением определенных сторонами условий трудового договора

В силу ст.78 ТК РФ при достижении договоренности между работником и работодателем трудовой договор, заключенный на неопределенный срок, или срочный трудовой договор могут быть расторгнуты в любое время в срок, определенный сторонами.

Отмена договоренности по срокам действия трудового договора возможна лишь при наличии согласия работодателя и работника. Данное согласие может подтверждаться различными средствами доказывания, отвечающими требованиям относимости и допустимости. Трудовой договор требует письменной формы (ст.67 ТК РФ), в связи с чем изменение срока действия срочного трудового договора, заключенного в такой форме, должно подтверждаться письменными доказательствами.

По делам о восстановлении на работе лиц, трудовой договор с которыми был прекращен по п.7 ч.1 ст.77 ТК РФ (отказ от продолжения работы в связи с изменением определенных сторонами условий трудового договора), либо о признании незаконным изменения определенных сторонами условий трудового договора при продолжении работником работы без изменения трудовой функции работодатель обязан представить доказательства, подтверждающие, что изменение указанных условий трудового договора явилось следствием изменений в организации труда или в организации производства в целом и не ухудшает положение работника по сравнению с условиями коллективного договора либо непосредственного соглашения с работником.

При рассмотрении споров о расторжении по инициативе работника трудового договора, заключенного на неопределенный срок, а также срочного трудового договора (п.3 ст.77, ст.80 ТК РФ) необходимо учитывать следующее:

1) расторжение трудового договора по инициативе работника допустимо и в случае, когда подача заявления об увольнении не являлась его добровольным волеизъявлением. Если истец утверждает, что работодатель вынудил его подать заявление об увольнении по собственному желанию, то это обстоятельство подлежит проверке и обязанность доказать его возлагается на работника;

2) трудовой договор может быть расторгнут по инициативе работника и до истечения двухнедельного срока предупреждения об увольнении по соглашению между работником и работодателем.

Если заявление работника обусловлено невозможностью продолжения им работы (зачисление в образовательное учреждение, выход на пенсию либо наличие иных уважительных причин, в силу которых работник не может продолжать работу, например направление мужа (жены) на работу за границу, к новому месту службы), а также в случаях установленного нарушения работодателем трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, локальных нормативных актов, условий коллективного договора, соглашения или трудового договора работодатель обязан расторгнуть трудовой договор в срок, указанный в заявлении работника. При этом необходимо иметь в виду, что названные нарушения могут быть установлены, в частности, органами, осуществляющими государственный надзор и контроль за соблюдением трудового законодательства, профессиональными союзами, комиссиями по трудовым спорам, судом;

3) исходя из содержания ч.4 ст.80 и ч.4 ст.127 ТК РФ работник, предупредивший работодателя о расторжении трудового договора, вправе до истечения срока предупреждения (а при предоставлении отпуска с последующим увольнением — до дня начала отпуска) отозвать свое заявление, и увольнение в этом случае не производится при условии, что на его место в письменной форме не приглашен другой работник, которому в соответствии с Кодексом и иными федеральными законами не может быть отказано в заключении трудового договора (например, в силу ч.4 ст.64 ТК РФ запрещается отказывать в заключении трудового договора работникам, приглашенным в письменной форме на работу в порядке перевода от другого работодателя, в течение одного месяца со дня увольнения с прежнего места работы). Если по истечении срока предупреждения трудовой договор не был расторгнут и работник не настаивает на увольнении, действие трудового договора считается продолженным (ч.6 ст.80 ТК РФ).

При рассмотрении дел данной категории должны учитываться и особенности расторжения трудового договора по инициативе работника.

Например, необходимость в расторжении трудового договора может возникнуть у работника не только в период работы, но и в то время, когда он по каким-то причинам отсутствует на работе, например в период временной нетрудоспособности, нахождения в отпуске, в командировке и др. В связи с этим может возникнуть вопрос: вправе ли работник подать заявление об увольнении по собственному желанию в это время и засчитывается ли оно в срок предупреждения об увольнении по собственному желанию?

Ответ вытекает из основной цели предупреждения об увольнении, а именно: дать возможность работодателю подобрать нового работника на место увольняющегося по своей инициативе. Предупредив работодателя об увольнении заранее письменно, работник предоставляет ему такую возможность. При этом неважно, находится ли он на работе, в отпуске или болеет. Работодатель с момента подачи заявления об увольнении вправе начать поиски нового работника. Поэтому время со дня подачи заявления об увольнении по собственному желанию засчитывается в двухнедельный срок предупреждения об увольнении.

Неслучайно в новой редакции ч.1 ст.80 ТК РФ дополнена указанием на то, что течение указанного срока начинается на следующий день после получения работодателем заявления работника об увольнении.

Если работник, находящийся в отпуске, просит уволить его в период отпуска и до истечения установленного законом двухнедельного срока предупреждения, а работодатель согласен на это, увольнение производится в тот срок, о котором просит работник.

Работодатель вправе расторгнуть трудовой договор с работником по окончании срока предупреждения об увольнении по собственному желанию и в том случае, если в период предупреждения работник заболел и на момент окончания срока предупреждения продолжает болеть, так как время болезни не приостанавливает двухнедельного срока, по истечении которого работник подлежит увольнению. Вместе с тем работник, заболевший в период срока предупреждения, вправе отозвать свое заявление об увольнении или перенести дату увольнения на день окончания болезни. Об этом он должен уведомить работодателя в письменной форме.

В тех случаях, когда заявление работника об увольнении по собственному желанию обусловлено невозможностью продолжения им работы (зачисление в учебное заведение, переход на пенсию и др.), либо работодатель нарушил законодательство о труде или иной нормативный акт о труде, затрагивающий интересы работника, соглашение или трудовой договор, и это обстоятельство установлено, работодатель обязан расторгнуть трудовой договор в тот срок, о котором просит работник.

Подача работником заявления о расторжении трудового договора по собственному желанию не служит для работодателя безусловным основанием для прекращения с ним трудовых отношений.

Работник, предупредивший работодателя о расторжении трудового договора по собственному желанию, вправе до истечения срока предупреждения отозвать свое заявление;

увольнение в такой ситуации не производится, если на его место не приглашен в письменной форме другой работник, которому в соответствии с законом не может быть отказано в заключении трудового договора. Например, работник, подавший заявление об увольнении по собственному желанию, не может забрать свое заявление обратно, если на его рабочее место (должность) приглашен в порядке перевода из другой организации по согласованию с руководителями этих организаций другой работник, ибо в силу ст.64 ТК РФ такому работнику не может быть отказано в заключении трудового договора.

По истечении срока предупреждения об увольнении по собственному желанию работодатель не вправе задерживать работника. Никакие причины (денежная задолженность, необходимость доделать начатую работу, не сданы материальные ценности, не освобождено общежитие и пр.) не могут служить основанием для этого.

В день увольнения — последний день работы — работодатель обязан выдать ему трудовую книжку с внесенной в нее записью об увольнении, другие документы по письменному требованию работника и произвести с ним расчет. Если же работодатель по истечении срока предупреждения не уволил работника, работник вправе не выходить на работу.

Если по истечении срока предупреждения трудовой договор не был расторгнут и работник не настаивает на увольнении, действие трудового договора считается продолженным. Никаких дополнительных соглашений по этому поводу не требуется.

Закрепляя за работником право расторгнуть трудовой договор по собственной инициативе в любое время, ст.80 ТК РФ не обязывает работника при увольнении по собственному желанию указывать в заявлении причину, по которой он хочет расторгнуть трудовой договор. Но если от причины увольнения в соответствии с законодательством зависит предоставление работнику тех или иных льгот или гарантий, такая причина в заявлении должна быть указана.

4. Споры, связанные с расторжением трудового договора по инициативе работодателя

Особенностью рассмотрения и разрешения дел данной категории является представление работодателем суду доказательств наличия законного основания для увольнения работника и соблюдения установленного законодательством порядка увольнения.

Перечень оснований расторжения трудового договора по инициативе работодателя установлен в ст.81 ТК РФ. В этот перечень входят основания как распространяющиеся на всех работников, так и применимые лишь к определенной категории. Сосредоточение в одной статье всех оснований расторжения трудового договора по инициативе работодателя следует признать логичным и целесообразным как с точки зрения их практического применения, так и с позиции построения системы гарантий для работников при увольнении.

Последнее обстоятельство имеет особое значение для правильности рассмотрения споров лиц, уволенных по инициативе работодателя. При разрешении таких споров необходимо иметь в виду, что:

1) не допускается увольнение работника (за исключением случаев ликвидации организации либо прекращения деятельности работодателем — физическим лицом) в период его временной нетрудоспособности и в период пребывания в отпуске (ч.6 ст.81 ТК РФ); беременных женщин (за исключением случая ликвидации организации), а также женщин, имеющих детей в возрасте до трех лет, одиноких матерей, воспитывающих ребенка в возрасте до четырнадцати лет (ребенка-инвалида — до 18 лет); других лиц, воспитывающих указанных детей без матери, за исключением увольнения по основаниям, предусмотренным п.1, 5 — 8, 10 или 11 ч.1 ст.81 или п.2 ст.336 ТК РФ;

2) расторжение трудового договора с работниками в возрасте до 18 лет (за исключением случая ликвидации организации) помимо соблюдения общего порядка увольнения допускается только с согласия соответствующей государственной инспекции труда и комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав (ст.269 ТК РФ);

3) увольнение работников, являющихся членами профсоюза, по п.2, 3 или 5 ч.1 ст.81 ТК РФ производится с соблюдением процедуры учета мотивированного мнения органа первичной профсоюзной организации в соответствии со ст.373 ТК РФ. Увольнение по указанным основаниям может быть произведено без учета мнения органа первичной профсоюзной организации, если он не представит такое мнение в течение семи рабочих дней со дня получения от работодателя проекта приказа и копий документов.

Работодатель имеет право расторгнуть трудовой договор не позднее одного месяца со дня получения мотивированного мнения выборного профсоюзного органа (ч.5 ст.373 ТК РФ).

Следует учесть, что в указанный срок не засчитываются периоды временной нетрудоспособности работника, пребывания его в отпуске и другие периоды отсутствия работника, когда за ним сохраняется место работы (должность);

4) представители работников, участвующие в коллективных переговорах, в период их ведения не могут быть уволены по инициативе работодателя без предварительного согласия органа, уполномочившего их на представительство, кроме случаев расторжения трудового договора за совершение проступка, за который в соответствии с ТК РФ, иными федеральными законами предусмотрено увольнение с работы (ч.3 ст.39 ТК РФ);

5) участвующие в разрешении коллективного трудового спора представители работников, их объединений в период разрешения коллективного трудового спора не могут быть уволены по инициативе работодателя без предварительного согласия уполномочившего их на представительство органа (ч.2 ст.405 ТК РФ).

В случаях когда участие выборного (соответствующего вышестоящего выборного) профсоюзного органа при рассмотрении вопросов, связанных с расторжением трудового договора по инициативе работодателя, является обязательным, работодателю надлежит, в частности, представить доказательства того, что:

а) при увольнении работника по п.2 ст.81 ТК РФ (сокращение численности или штата работников организации; индивидуального предпринимателя) были соблюдены установленные ч.1 ст.82 ТК РФ сроки уведомления выборного профсоюзного органа данной организации о предстоящем сокращении численности или штата работников, а также обязательная письменная форма такого уведомления;

6) при расторжении трудового договора с работником вследствие его недостаточной квалификации, подтвержденной результатами аттестации, в состав аттестационной комиссии при проведении аттестации, которая послужила основанием для увольнения работника, входил представитель выборного органа соответствующей первичной профсоюзной организации (ч.3 ст.82 ТК РФ);

в) в случае увольнения работника, являющегося членом профсоюза, по основаниям, предусмотренным п.2, 3 или 5 ч.1 ст.81 ТК РФ, проект приказа, а также копии документов, являющиеся основанием для принятия указанного решения, направлялись в соответствующий орган первичной профсоюзной организации; работодатель провел дополнительные консультации с профсоюзным органом в тех случаях, когда профсоюзный орган выразил несогласие с предполагаемым увольнением работника; был соблюден месячный срок для расторжения трудового договора, исчисляемый со дня получения работодателем мотивированного мнения выборного профсоюзного органа.

Решая вопрос о законности увольнения в тех случаях, когда требуется согласие вышестоящего выборного профсоюзного органа, необходимо иметь в виду, что работодатель, в частности, должен представить доказательства того, что орган первичной профсоюзной организации дал согласие по тем основаниям, которые были указаны работодателем при обращении в профсоюзный орган, а затем в приказе об увольнении.

Работодатель вправе расторгнуть трудовой договор не позднее одного месяца со дня получения мотивированного мнения органа первичной профсоюзной организации. Временная нетрудоспособность работника, нахождение его в ежегодном отпуске и другие периоды отсутствия работника, когда за ним сохраняется место работы, в указанный период не засчитываются.

Учитывая, что ТК РФ не установил срок, в течение которого работодатель вправе расторгнуть трудовой договор с работником, получив на это согласие вышестоящего выборного профсоюзного органа, следует применительно к правилам ч.5 ст.373 ТК РФ исходить из того, что увольнение также может быть произведено не позднее одного месяца со дня получения согласия вышестоящего выборного профсоюзного органа на увольнение.

В случае несоблюдения работодателем требований закона о предварительном (до издания приказа) получении согласия соответствующего профсоюзного органа на расторжение трудового договора либо об обращении в соответствующий выборный профсоюзный орган за получением мотивированного мнения профсоюзного органа о возможном расторжении трудового договора с работником, когда это является обязательным, увольнение работника является незаконным и он подлежит восстановлению на работе.

При реализации гарантий, предоставляемых ТК РФ работникам в случае расторжения с ними трудового договора, должен быть соблюден общеправовой принцип недопустимости злоупотребления правом, в том числе и со стороны самих работников. В частности, недопустимо сокрытие работником временной нетрудоспособности на время его увольнения с работы либо того обстоятельства, что он является членом профсоюза или руководителем (его заместителем) выборного профсоюзного коллегиального органа организации, ее структурных подразделений (не ниже цеховых и приравненных к ним), не освобожденным от основной работы, когда решение вопроса об увольнении должно производиться с соблюдением процедуры учета мнения выборного профсоюзного органа организации либо соответственно с предварительного согласия вышестоящего выборного профсоюзного органа.

При установлении судом факта злоупотребления работником правом суд может отказать в удовлетворении его иска о восстановлении на работе (изменив при этом по просьбе работника, уволенного в период временной нетрудоспособности, дату увольнения), поскольку в указанном случае работодатель не должен отвечать за неблагоприятные последствия, наступившие вследствие недобросовестных действий со стороны работника.

Рассмотрим указанные в ст.81 ТК РФ основания расторжения трудового договора по инициативе работодателя применительно к особенностям конкретных дел.

Пункт 1. Ликвидация организации.

Трудовое законодательство не дает понятия ликвидации (прекращение деятельности индивидуального предпринимателя), в связи с чем необходимо использовать положения ГК РФ, определяющего порядок создания, преобразования и ликвидации организаций, индивидуального предпринимателя.

Статья 61 ГК РФ предусматривает, что ликвидация юридического лица влечет его прекращение без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам. Решение о ликвидации юридического лица могут принять как сами его учредители (участники) или орган юридического лица, уполномоченный на это учредительными документами, так и суд. Основанием для ликвидации юридического лица может быть, в частности, признание его банкротом. Для расторжения трудовых договоров с работниками не имеет значения, кто и на каком основании ликвидирует юридическое лицо, являющееся работодателем, — важен сам факт ликвидации организации.

Основанием для принятия решения об увольнении работников в связи с ликвидацией организации должно служить решение о ликвидации организации, принятое уполномоченными законом органами или лицами. После принятия такого решения работники должны быть предупреждены о предстоящем увольнении.

Ликвидация юридического лица считается завершенной, а юридическое лицо -прекратившим существование после внесения об этом записи в Единый государственный реестр юридических лиц (ст.63 ГК РФ).

Ликвидация организации как самостоятельное основание увольнения влечет за собой совершенно определенные правовые последствия, в связи с чем важно проводить четкое различие между ликвидацией организации и схожими правовыми явлениями, в частности реорганизацией, изменением собственника и др.

В отличие от ликвидации организации ее реорганизация, как и смена собственника имущества организации, не служит самостоятельным основанием увольнения работников. При смене собственника имущества организации и в случае ее реорганизации трудовые отношения с согласия работников продолжаются. Исключение составляют руководители организаций, их заместители и главные бухгалтеры. При смене собственника имущества организации новый собственник не позднее трех месяцев со дня возникновения у него права собственности вправе расторгнуть с ними трудовой договор (ст.75 ТК РФ).

Вместе с тем следует учесть, что изменение подведомственности (подчиненности) организации или ее реорганизация (слияние, присоединение, разделение, выделение, преобразование) не могут являться основанием для расторжения трудовых договоров с работниками организаций.

Расторжение трудового договора производится и в том случае, когда прекращается деятельность индивидуального предпринимателя — физического лица вследствие им самим принятого решения, признания его банкротом по решению суда, отказа в продлении лицензии на определенные виды деятельности и т.п.

Правила о расторжении трудового договора в связи с ликвидацией организации должны применяться и тогда, когда в установленном законодательством порядке прекращается деятельность филиала, представительства или иного обособленного структурного подразделения организации, расположенных в другой местности (ч.4 ст.81 ТК РФ). Хотя указанная норма наряду с филиалами и представительствами юридического лица называет и иные обособленные структурные подразделения, расположенные в другой местности, с точки зрения гражданского законодательства обособленными структурными подразделениями юридического лица, расположенными в другой местности, являются только филиалы и представительства (ст.55 г. Красноярск РФ).

Пункт 2. Сокращение численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя.

В соответствии с ч.2 ст.81 ТК РФ увольнение работника в связи с сокращением численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя допускается, если невозможно перевести работника с его согласия на другую работу. Исходя из конституционного принципа равенства всех перед законом и судом и положений ч.1 ст.180 и ч.3 ст.73 ТК РФ работодатель в указанном случае обязан предложить работнику работу (вакантную должность) в той же организации, соответствующую квалификации работника, а при отсутствии такой работы -иную имеющуюся в организации вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу, которую работник может выполнять с учетом его образования, квалификации, опыта работы и состояния здоровья.

Расторжение трудового договора с работником возможно при том условии, что он не имел преимущественного права на оставление на работе (ст.179 ТК РФ) и был предупрежден персонально и под роспись не менее чем за два месяца о предстоящем увольнении (ч.2 ст.180 ТК РФ).

Вместе с тем в настоящее время в силу ч.3 ст.180 ТК РФ работодатель с письменного согласия работника имеет право расторгнуть с ним трудовой договор до истечения срока, указанного в ч.2 настоящей статьи, выплатив ему дополнительную компенсацию в размере среднего заработка работника, исчисленного пропорционально времени, оставшемуся до истечения срока предупреждения об увольнении.

При рассмотрении дел о восстановлении в должности государственных служащих, уволенных при ликвидации государственного органа, сокращении его штата либо численности, ответчик обязан доказать обстоятельства, свидетельствующие о том, что им был соблюден порядок увольнения по указанным основаниям с учетом положений Федерального закона от 27 июля 2004г. N 79-ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации".

Ответчиком должны быть представлены доказательства, подтверждающие, что после предупреждения о высвобождении государственному служащему предлагались вакантные должности в этом государственном органе, а при их отсутствии — хотя бы одна вакантная должность в другом государственном органе и он отказался от предложенной работы либо от прохождения переподготовки (переквалификации) в порядке, установленном законодательством Российской Федерации и субъектов Российской Федерации о государственной службе.

При этом под предложением вакантной должности понимается исходящее от уполномоченного должностного лица государственного органа предложение о назначении на государственную должность государственной службы, в том числе нижестоящую, обязанности по которой государственный служащий может выполнять с учетом его профессии, квалификации и ранее занимаемой должности.

Доказательствами по делам данной категории, в частности, могут являться: копии актов о назначении государственного служащего на государственную должность государственной службы и увольнении с этой должности, копия акта о ликвидации государственного органа либо сокращении его штата (численности), предупреждения о высвобождении государственного служащего, копия акта (справки) о предложении вакантной должности, штатного расписания подразделения государственного органа, в котором государственный служащий занимал должность, на день предупреждения государственного служащего об увольнении и на день увольнения, справка о денежном содержании (вознаграждении) государственного служащего.

Пункт 3. Несоответствие работника занимаемой должности или выполняемой работе вследствие недостаточной квалификации, подтвержденной результатами аттестации.

Состояние здоровья работника может быть причиной его увольнения только при том условии, если имеет место стойкое снижение трудоспособности, что препятствует надлежащему исполнению работником своих трудовых обязанностей.

Такое состояние здоровья работника может быть подтверждено только медицинским заключением. Без медициного заключения увольнение работника по состоянию здоровья нельзя признать законным. Не может быть основанием для увольнения работника его временная нетрудоспособность.

Недостаточная квалификация работника как основание увольнения должна быть подтверждена объективными данными, полученными в результате аттестации работника.

Проведение аттестации для решения вопроса об увольнении в связи с недостаточной квалификацией работника обязательно.

С этой целью должна быть создана аттестационная комиссия, в состав которой в обязательном порядке включается член комиссии от соответствующей первичной профсоюзной организации.

Порядок проведения аттестации устанавливается трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, локальными нормативными актами, принимаемыми с учетом мнения представительного органа работников.

Увольнение по основанию, предусмотренному п.2 или 3 ч.1 ст.81 ТК РФ, допускается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. При этом работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. Предлагать вакансии в других местностях работодатель обязан, если это предусмотрено коллективным договором, соглашениями, трудовым договором.

Указанные обстоятельства должны быть доказаны работодателем в ходе судебного разбирательства.

Порядок и условия проведения аттестации должны быть определены соответствующим положением, утвержденным руководителем организации, если в отношении той или иной категории работников специальными нормативными правовыми актами не установлены определенный порядок и условия проведения аттестации. Например, аттестация федеральных государственных служащих производится согласно Положению о проведении аттестации государственных гражданских служащих Российской Федерации, утвержденному Указом Президента РФ от 1 февраля 2005г. N 110 [61].

Суд, исследуя их, вправе определить, насколько они соответствуют действительности, и в зависимости от этого сделать вывод о законности (незаконности) увольнения истца с работы (освобождения от занимаемой должности).

Пункт 4. Смена собственника имущества организации.

Указанный п.4 ст.81 ТК РФ предоставляет работодателю право в указанном случае расторгнуть трудовой договор с руководителем организации, его заместителями и главным бухгалтером организации. Другие работники не могут быть уволены по инициативе работодателя в связи со сменой собственника имущества организации.

Расторжение трудового договора по названному основанию возможно лишь в случае смены собственника имущества организации в целом. Увольнение не может быть произведено при изменении подведомственности (подчиненности) организации, если при этом не произошла смена собственника имущества организации.

Под сменой собственника имущества организации понимается переход (передача) права собственности на имущество организации от одного лица к другому лицу или другим лицам, в частности, в результате приватизации государственного или муниципального имущества, т.е. отчуждение имущества, находящегося в собственности Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, в собственность физических и (или) юридических лиц; обращение имущества, находящегося в собственности организации, в государственную собственность (национализация); передача государственных предприятий в муниципальную собственность и наоборот; передача федерального государственного предприятия в собственность субъекта Российской Федерации и наоборот.

В соответствии с п.1 ст.66 и п.3 ст.213 ГК РФ собственником имущества, созданного за счет вкладов учредителей (участников) хозяйственных товариществ и обществ, а также произведенного и приобретенного хозяйственными товариществами или обществами в процессе их деятельности, является общество или товарищество, а участники в силу п.2 ст.48 ГК РФ имеют лишь обязательственные права в отношении таких юридических лиц (например, участвовать в управлении делами товарищества или общества, принимать участие в распределении прибыли). Поэтому изменение состава участников (акционеров) не может служить основанием для прекращения трудового договора по п.4 ст.81 ТК РФ с лицами, перечисленными в этой норме, так как в этом случае собственником имущества хозяйственного товарищества или общества по-прежнему остается само товарищество или общество и смены собственника имущества не происходит.

Пункт 5. Неоднократное неисполнение работником без уважительных причин трудовых обязанностей.

Увольнение по данному основанию допускается, если работник уже имеет дисциплинарное взыскание. Неисполнение работником без уважительных причин возложенных на него трудовых обязанностей является нарушением трудовой дисциплины (нарушение правил внутреннего трудового распорядка, должностных инструкций, положений, приказов руководителя организации, технических правил и т.п.).

Как вытекает из содержания указанного пункта, увольнение работника за нарушение трудовой дисциплины будет правомерным при соблюдении работодателем следующих условий:

— если неисполнение трудовых обязанностей уже имело место хотя бы один раз;

— если трудовые обязанности не исполнены без уважительных причин;

— если к работнику уже было применено дисциплинарное взыскание и на момент повторного неисполнения трудовых обязанностей оно не снято и не погашено.

При отсутствии хотя бы одного из этих условий увольнение работника будет неправомерным. Следует заметить, что неоднократное нарушение работником без уважительных причин трудовой дисциплины должно быть подтверждено наличием приказов о наложении дисциплинарных взысканий.

Работодатель вправе применить к работнику дисциплинарное взыскание и тогда, когда он до совершения проступка подал заявление о расторжении трудового договора по своей инициативе, поскольку трудовые отношения в данном случае прекращаются лишь по истечении срока предупреждения об увольнении.

Если судом будет установлено, что дисциплинарное взыскание наложено с нарушением закона, этот вывод должен быть мотивирован в решении суда со ссылкой на конкретные нормы законодательства, которые нарушены.

По делам о восстановлении на работе лиц, уволенных по рассматриваемому основанию, на ответчике лежит обязанность представить доказательства, свидетельствующие о том, что:

1) совершенное работником нарушение, явившееся поводом к увольнению, в действительности имело место и могло являться основанием для расторжения трудового договора;

2) работодателем были соблюдены установленные ст.193 ТК РФ сроки для применения дисциплинарного взыскания.

При проверке соблюдения указанных сроков следует учитывать, что:

а) месячный срок для наложения дисциплинарного взыскания необходимо исчислять со дня обнаружения проступка;

б) днем обнаружения проступка, с которого начинается течение месячного срока, считается тот день, когда лицу, которому по работе (службе) подчинен работник, стало известно о совершении проступка независимо от того, наделено ли оно правом наложения дисциплинарных взысканий;

в) в месячный срок для применения дисциплинарного взыскания не засчитывается время болезни работника, пребывания его в отпуске, а также время, необходимое на соблюдение процедуры учета мнения представительного органа работников; отсутствие работника на работе по иным основаниям, в том числе и в связи с использованием дней отдыха (отгулов) независимо от их продолжительности (например, при вахтовом методе организации работ), не прерывает течение указанного срока;

г) к отпуску, прерывающему течение месячного срока, следует относить все отпуска, предоставляемые работодателем в соответствии с действующим законодательством, в том числе ежегодные (основные и дополнительные) отпуска, отпуска в связи с обучением в учебных заведениях, отпуска без сохранения заработной платы.

Неисполнением работником без уважительных причин трудовых обязанностей является неисполнение или ненадлежащее исполнение по вине работника возложенных на него трудовых обязанностей (нарушение требований законодательства, обязательств по трудовому договору, правил внутреннего трудового распорядка, должностных инструкций, положений, приказов работодателя, технических правил и т.п.).

К таким нарушениям, в частности, относятся:

1) отсутствие работника без уважительных причин на работе либо рабочем месте.

Если в трудовом договоре, заключенном с работником, либо локальном нормативном акте работодателя (приказе, графике и т.п.) не оговорено конкретное рабочее место этого работника, то в случае возникновения спора по вопросу о том, где работник обязан находиться при исполнении своих трудовых обязанностей, следует исходить из того, что в силу ч.6 ст.209 ТК РФ рабочим местом является то место, где работник должен находиться или куда ему необходимо прибыть в связи с его работой и которое прямо или косвенно находится под контролем работодателя;

2) отказ работника без уважительных причин от выполнения трудовых обязанностей в связи с изменением в установленном порядке норм труда, так как в силу трудового договора работник обязан выполнять определенную этим договором трудовую функцию, соблюдать действующие в организации правила внутреннего трудового распорядка (ст.56 ТК РФ).

Отказ от продолжения работы в связи с изменением определенных условий трудового договора не является нарушением трудовой дисциплины, а служит основанием для прекращения трудового договора по п.7 ст.77 ТК РФ с соблюдением порядка, предусмотренного ст.73 Кодекса;

3) отказ или уклонение без уважительных причин от освидетельствования работников некоторых профессий, а также отказ работника от прохождения в рабочее время специального обучения и сдачи экзаменов по охране труда, технике безопасности и правилам эксплуатации, если это является обязательным условием допуска к работе.

Пункт 6. Однократное грубое нарушение работником трудовых обязанностей.

Как и в предыдущем пункте, речь идет о нарушении трудовой дисциплины. Однако если по п.5 увольнение допускается только при неоднократном нарушении трудовой дисциплины, то для увольнения по п.6 достаточно однократного нарушения трудовых обязанностей, если оно является грубым.

К числу грубых нарушений трудовых обязанностей (трудовой дисциплины) относятся:

1) прогул, который квалифицируется как отсутствие работника на рабочем месте без уважительных причин в течение всего рабочего дня (смены), независимо от ее продолжительности.

В отличие от ранее действовавшего законодательства, признававшего прогулом только отсутствие работника без уважительных причин на работе более четырех часов суммарно в течение рабочего дня (в том числе отсутствие на рабочем месте или на территории организации), ст.81 ТК РФ признает прогулом отсутствие работника на рабочем месте без уважительных причин, если это отсутствие продолжалось в течение всего рабочего дня (смены).

Следует отметить, что при этом законодатель сохранил в качестве прогула и отсутствие работника на рабочем месте без уважительных причин более четырех часов подряд в течение рабочего дня (смены).

В сложившейся практике прогулом считается также оставление работы без предупреждения работодателя о расторжении трудового договора письменно за две недели и оставление работы до истечения установленного срока предупреждения без согласия работодателя, самовольное использование дней отгулов, а также самовольный уход в отпуск (основной, дополнительный).

Нельзя признать прогулом использование работником дней отдыха и в случае, когда работодатель вопреки закону отказал в их предоставлении и время использования работником таких дней не зависело от усмотрения работодателя (например, отказ работнику, являющемуся донором, в предоставлении в соответствии с ч.4 ст.186 ТК РФ дня отдыха непосредственно после каждого дня сдачи крови и ее компонентов).

Подпункт "а" п.6 ст.81 ТК РФ применяется как в тех случаях, когда работник после совершения прогула приступил к работе, так и при фактическом оставлении работы без намерения ее продолжать. И в первом, и во втором случае датой увольнения считается последний день работы;

2) появления работника на работе (на своем рабочем месте либо на территории организации — работодателя или объекта, где по поручению работодателя работник должен выполнять трудовую функцию) в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения. При этом не имеет значения, когда работник находился на работе в состоянии алкогольного, наркотического или токсического опьянения — в начале или в конце рабочего дня.

Нахождение работника в состоянии алкогольного, наркотического или токсического опьянения может быть подтверждено как медицинским заключением, так и другими видами доказательств, например свидетельскими показаниями;

3) разглашение государственной, служебной, коммерческой или иной охраняемой законом тайны, в том числе разглашение персональных данных другого работника, если имеются в наличии следующие условия:

— обязанность не разглашать такую тайну прямо предусмотрена трудовым договором с работником;

— в трудовом договоре или в приложении к нему точно указано, какие конкретно сведения, содержащие государственную, служебную, коммерческую и иную охраняемую тайну, работник обязуется не разглашать;

— государственная, служебная, коммерческая и иная охраняемая законом тайна доверена (стала известна) работнику в связи с исполнением им трудовой функции;

— сведения, которые в соответствии с трудовым договором он обязуется не разглашать, согласно действующему законодательству могут быть отнесены к сведениям, составляющим государственную, служебную, коммерческую и иную охраняемую законом тайну.

При отсутствии хотя бы одного из названных условий прекращение трудового договора по данному основанию не может быть признано правомерным;

4) хищение чужого имущества (в том числе мелкого), растрата, а также умышленное его уничтожение или повреждение, если факт хищения, растраты, умышленного уничтожения или повреждения имущества установлен вступившим в законную силу приговором суда либо постановлением судьи, органа, должностного лица, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях.

Иные доказательства, например акты органов вневедомственной охраны, фиксирующие хищение имущества, не могут подтверждать обоснованность увольнения по данному основанию;

5) однократное установленное комиссией по охране труда или уполномоченным по охране труда нарушение работником требований охраны труда, если это нарушение повлекло тяжкие последствия либо заведомо создавало реальную угрозу наступления тяжких последствий, например, если из-за нарушения работником установленных правил по технике безопасности произошли или реально могли произойти пожар, авария, взрыв и т.п.

Нарушение работником требований охраны труда в этом случае должно быть установлено и подтверждено соответствующими доказательствами (актом о несчастном случае, экспертным заключением, постановлением федерального инспектора по охране труда, заключением соответствующей комиссии по охране труда).

Пункт 7. Совершение виновных действий работником, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности.

Прекращение трудового договора с таким работником возможно в том случае, если его виновные действия дают основание для утраты доверия со стороны работодателя. Данное основание увольнения применимо только к работникам, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности (например, кассир, кладовщик и др.). Увольнение работника, не обслуживающего непосредственно денежные или товарные ценности, по основанию утраты доверия к нему является незаконным. В частности, по такому основанию нельзя уволить главного бухгалтера организации, ибо в соответствии с действующим законодательством на него не могут быть возложены обязанности, связанные с непосредственной материальной ответственностью за денежные средства и материальные ценности.

При установлении в предусмотренном законом порядке фактов совершения хищения, взяточничества и иных корыстных правонарушений работником, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности, он может быть уволен по основанию утраты доверия к нему и в том случае, когда указанные действия не связаны с его работой.

Пункт 8. Совершение работником, выполняющим воспитательные функции, аморального проступка, несовместимого с продолжением данной работы.

Для расторжения трудового договора по этому основанию не имеет значения, где совершен аморальный проступок — на работе или в быту. Однако имеет значение другое: воспитательная функция должна составлять основное содержание выполняемой работы. Если этого нет, работник не может быть уволен по данному основанию.

Допускается увольнение лишь тех работников, которые занимаются воспитательной деятельностью, например учителей, преподавателей учебных заведений, мастеров производственного обучения, воспитателей детских учреждений.

Увольнение может иметь место и в том случае, когда действия работника, дающие основание к утрате доверия либо аморальные по своему характеру, были совершены им не по месту работу и не в связи с трудовыми обязанностями. Увольнение в указанном случае не является мерой дисциплинарного взыскания, применение которой обусловлено сроками, установленными ТК РФ, так как в силу ч.1 ст.192 Кодекса дисциплинарные взыскания применяются только за неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей.

Вместе с тем при рассмотрении дел о восстановлении на работе лиц, уволенных по этим основаниям, необходимо принимать во внимание время, истекшее с момента совершения аморального проступка или виновных действий работника, к которому утрачено доверие, его последующее поведение и другие конкретные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора.

Пункт 9. Принятие необоснованного решения руководителем организации (филиала, представительства), его заместителями и главным бухгалтером, повлекшего за собой нарушение сохранности имущества, неправомерное его использование или иной ущерб имуществу организации.

Данная норма распространяется только на перечисленных в ней лиц, другие работники организации не могут быть уволены по указанному основанию.

Увольнение допускается, если названные должностные лица единолично приняли необоснованное решение и именно это решение повлекло за собой нарушение сохранности имущества, неправомерное его использование или иной ущерб имуществу организации. То есть должна присутствовать причинная связь между принятым необоснованным решением и наступившими последствиями. Сам по себе факт принятия тем или иным лицом необоснованного решения, если оно не повлекло за собой отмеченных последствий, не может служить законным основанием для увольнения должностных лиц, на которых распространяется действие рассматриваемой нормы.

Необоснованное решение как основание для увольнения работника должно быть совершенно определенным (конкретным). Нельзя признать правомерным увольнение по данному основанию со ссылкой на то, что, например, заместитель директора работает неэффективно, не оправдывает возложенных на него надежд, плохо справляется со своими обязанностями и т.п.

Пункт 10. Однократное грубое нарушение руководителем организации (филиала, представительства), его заместителями своих трудовых обязанностей.

Вопрос о том, являлось ли допущенное нарушение грубым, решается судом с учетом конкретных обстоятельств каждого дела. При этом обязанность доказать, что такое нарушение в действительности имело место и носило грубый характер, лежит на работодателе.

В качестве грубого нарушения трудовых обязанностей руководителем организации (филиала, представительства), его заместителями следует расценивать, в частности, неисполнение возложенных на этих лиц трудовым договором обязанностей, которое могло повлечь причинение вреда здоровью работников либо причинение имущественного ущерба организации.

Руководители других структурных подразделений организации и их заместители, а также главный бухгалтер организации не могут быть уволены по этому основанию. Трудовой договор с такими работниками может быть расторгнут за однократное грубое нарушение ими своих трудовых обязанностей по п.6 ст.81 ТК РФ, если совершенные ими деяния подпадают под перечень грубых нарушений, указанных в подп."а" — "д" п.6 ст.81 Кодекса, либо в иных случаях, если это предусмотрено федеральным законом.

Статья 3 ТК РФ запрещает ограничивать кого-либо в трудовых правах и свободах в зависимости от должностного положения. Увольнение руководителя организации в связи с принятием уполномоченным органом юридического лица, либо собственником имущества организации, либо уполномоченным собственником лицом (органом) решения о досрочном прекращении трудового договора, по существу, является увольнением по инициативе работодателя. Глава 43 Кодекса, регулирующая особенности труда руководителя организации, не содержит норм, лишающих этих лиц гарантии, установленной ч.3 ст.81 ТК РФ, в виде общего запрета на увольнение работника по инициативе работодателя в период временной нетрудоспособности и в период пребывания в отпуске (кроме случая ликвидации организации либо прекращения деятельности работодателем — физическим лицом), трудовой договор с руководителем организации не может быть расторгнут по п.2 ст.278 Кодекса в период его временной нетрудоспособности или пребывания в отпуске.

Пункт 11. Представление работником работодателю подложных документов при заключении трудового договора.

Это обстоятельство может быть основанием для расторжения трудового договора. Например, если при приеме на работу, требующую в соответствии с законодательством специального образования, работник представил подложный (фальшивый) документ, удостоверяющий наличие такого образования, работодатель вправе уволить работника по указанному основанию.

Если же достоверность или недостоверность представленных работником документов сама по себе не может служить основанием для отказа в приеме на работу, увольнение вряд ли можно признать правомерным (например, если работник неверно указал место жительства или скрыл наличие детей, представил подложный документ об образовании, наличие которого не требуется для выполнения порученной ему по трудовому договору работы, и др.).

Пункт 12 утратил силу.

Пункт 13. Расторжение трудового договора с руководителем организации, членами коллегиального исполнительного органа организации в случаях, предусмотренных трудовым договором.

Дополнительные основания прекращения трудового договора с руководителем организации и членами коллегиального исполнительного органа организации (например, с членами правления ОАО) должны быть прямо установлены трудовым договором.

Законодатель не определяет ни перечень, ни характер дополнительных оснований прекращения отношений, которые могли бы быть предусмотрены в трудовом договоре с указанными работниками. В связи с этим в каждом конкретном случае такие основания прекращения трудового договора с руководителем организации или с членами коллегиального исполнительного органа организации устанавливаются по соглашению сторон.

Помимо перечисленных, расторжение трудового договора по инициативе работодателя возможно и в других случаях, если это прямо предусмотрено ТК РФ или иным федеральным законом.

Вместе с тем следует отметить, что в отличие от ранее действовавшего КЗоТ (п.5 ст.33) Трудовой кодекс не предусматривает увольнение работника при длительном — более четырех месяцев подряд — непосещении работы вследствие временной утраты трудоспособности. Исключение из перечня оснований расторжения трудового договора по инициативе работодателя такого основания в полной мере согласуется с требованием международно-правовых норм, запрещающих прекращать трудовые правоотношения с работниками в период временной нетрудоспособности независимо от ее продолжительности.

Увольнение по любому из оснований, перечисленных в ст.81 ТК РФ, кроме увольнения в связи с ликвидацией организации (прекращением деятельности филиала представительства) либо прекращением деятельности индивидуального предпринимателя, не допускается в период временной нетрудоспособности работника или в период нахождения его в отпуске. При этом не имеет значения, как долго продолжается временная нетрудоспособность работника, а также вид отпуска, предоставленного работнику. Работник не может быть уволен в период нахождения в ежегодном основном отпуске, в дополнительном отпуске (в том числе учебном), в отпуске без сохранения заработной платы и т.д.

Другой гарантией служит обязательное участие выборного профсоюзного органа при рассмотрении вопросов, связанных с расторжением трудового договора по инициативе работодателя по отдельным основаниям.

В соответствии со ст.82 ТК РФ при решении вопроса об увольнении работников, являющихся членами профсоюза, в связи с сокращением численности или штата организации, вследствие недостаточной квалификации работника или в связи с неоднократным неисполнением работником без уважительных причин трудовых обязанностей работодатель обязан запросить по этому поводу мнение первичного профсоюзного органа. Порядок учета этого мнения при расторжении трудового договора по инициативе работодателя регламентируется ст.373 ТК РФ.

Мнение органа первичной профсоюзной организации должно быть выражено в письменной форме и представлено работодателю в течение семидневного срока со дня получения запроса.

Это мнение не требуется при увольнении по инициативе работодателя работников, не являющих членами профсоюза.

Если основание для увольнения работника — его недостаточная квалификация, то это обстоятельство должно быть подтверждено результатами аттестации. В состав аттестационной комиссии в этом случае обязательно должен быть включен в качестве члена комиссии представитель от соответствующего органа первичной профсоюзной организации. Нарушение данного требования будет служить основанием для признания результатов аттестации недействительными.

Часть 4 ст.82 ТК РФ предоставляет организации право в коллективном договоре установить иной по сравнению с предусмотренным в ней порядок обязательного участия органа первичной профсоюзной организации в рассмотрении вопросов, связанных с расторжением трудового договора по инициативе работодателя (например, предусмотреть, что увольнение по тем или иным основаниям производится с согласия соответствующего органа первичной профсоюзной организации и т.д.).

К числу других оснований прекращения трудового договора относится истечение срока трудового договора. Данное обстоятельство является законным основанием для прекращения срочного трудового договора, и при условии если такой договор изначально был заключен правомерно, т.е. с учетом требований закона об условиях заключения срочных трудовых договоров (ст.58, 59 ТК РФ). Инициатива в прекращении трудовых отношений в связи с истечением срока трудового договора может исходить как от работодателя, так и от самого работника.

Работодатель, принявший решение расторгнуть трудовой договор с работником в связи с истечением срока, обязан не менее чем за три календарных дня до увольнения в письменной форме предупредить об этом работника (ст.79 ТК РФ). Работник не вправе настаивать на продолжении трудовых отношений, если работодатель решил расторгнуть с ним трудовой договор по истечении срока его действия. Однако в тех случаях, когда срок трудового договора истек, но ни одна из сторон не потребовала его прекращения, а работник продолжает работу и после истечения установленного срока, трудовой договор считается заключенным на неопределенный срок и последующее его прекращение возможно только на общих основаниях.

Если срок трудового договора определен не периодом времени, а временем выполнения определенной работы, основанием его расторжения будет являться завершение этой работы. Трудовой договор в таком случае расторгается с даты, с которой работа признается выполненной (завершенной).

Трудовой договор, заключенный на время исполнения обязанностей отсутствующего работника, будет окончен (расторгнут) в день выхода отсутствовавшего работника на работу.

Если трудовой договор заключен на время выполнения сезонных работ, основанием его расторжения будет окончание сезона, определяемого в соответствии с перечнем сезонных работ, утвержденным Правительством РФ.

Как свидетельствует судебная практика, определенную трудность в разрешении индивидуальных трудовых споров вызывает непонимание как работодателями, так и работниками особенностей заключения и последствий прекращения срочных трудовых договоров.

В этой связи следует учесть основное правило, предъявляемое к этим договорам, — все они ограничены определенными временными рамками (условиями). Заключаться они могут:

— на время исполнения обязанностей отсутствующего работника, за которым в соответствии с трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором сохраняется место работы;

— на время выполнения временных (до двух месяцев) работ;

— для выполнения сезонных работ, когда в силу природных условий работа может производиться только в течение определенного периода (сезона);

— с лицами, направляемыми на работу за границу;

— для проведения работ, выходящих за рамки обычной деятельности работодателя (реконструкция, монтажные, пусконаладочные и другие работы), а также работ, связанных с заведомо временным (до одного года) расширением производства или объема оказываемых услуг;

— с лицами, поступающими на работу в организации, созданные на заведомо определенный период или для выполнения заведомо определенной работы;

— с лицами, принимаемыми для выполнения заведомо определенной работы в случаях, когда ее завершение не может быть определено конкретной датой;

— для выполнения работ, непосредственно связанных со стажировкой и с профессиональным обучением работника;

— в случаях избрания на определенный срок в состав выборного органа или на выборную должность на оплачиваемую работу, а также поступления на работу, связанную с непосредственным обеспечением деятельности членов избираемых органов или должностных лиц в органах государственной власти и органах местного самоуправления, в политических партиях и других общественных объединениях;

— с лицами, направленными органами службы занятости населения на работы временного характера и общественные работы;

— с гражданами, направленными для прохождения альтернативной гражданской службы;

— в других случаях, предусмотренных ТК РФ или иными федеральными законами. По соглашению сторон срочный трудовой договор может заключаться:

— с лицами, поступающими на работу к работодателям — субъектам малого предпринимательства (включая индивидуальных предпринимателей), численность работников которых не превышает 35 человек (в сфере розничной торговли и бытового обслуживания — 20 человек);

— с поступающими на работу пенсионерами по возрасту, а также с лицами, которым по состоянию здоровья в соответствии с медицинским заключением, выданным в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, разрешена работа исключительно временного характера;

— с лицами, поступающими на работу в организации, расположенные в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, если это связано с переездом к месту работы;

— для проведения неотложных работ по предотвращению катастроф, аварий, несчастных случаев, эпидемий, эпизоотии, а также для устранения последствий указанных и других чрезвычайных обстоятельств;

— с лицами, избранными по конкурсу на замещение соответствующей должности, проведенному в порядке, установленном трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права;

— с творческими работниками средств массовой информации, организаций кинематографии, театров, театральных и концертных организаций, цирков и иными лицами, участвующими в создании и (или) исполнении (экспонировании) произведений, профессиональными спортсменами в соответствии с перечнями работ, профессий, должностей этих работников, утверждаемыми Правительством РФ с учетом мнения Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений;

— с руководителями, заместителями руководителей и главными бухгалтерами организаций, независимо от их организационно-правовых форм и форм собственности;

— с лицами, обучающимися по очной форме обучения;

— с лицами, поступающими на работу по совместительству;

— в других случаях, предусмотренных ТК РФ или иными федеральными законами. Прекращение трудового договора возможно также по обстоятельствам, не зависящим от

воли сторон. К таким обстоятельствам, перечень которых предусмотрен ст.83 ТК РФ, относятся:

1) призыв на военную службу или направление работника на заменяющую ее альтернативную службу в соответствии с Федеральным законом от 28 марта 1998г. N 53-ФЗ "О воинской обязанности и военной службе" [62].

Основанием для прекращения трудового договора с работником, призванным на военную службу, является повестка военного комиссариата о явке на призывной пункт для отправки по месту прохождения военной службы [63];

2) восстановление на работе работника, ранее выполнявшего эту работу по решению государственной инспекции труда или суда.

Это основание для прекращения трудового договора может быть применено только по отношению к тому работнику, который принят на работу на место (должность) работника, незаконно уволенного с работы и позднее восстановленного на прежнее место работы (в должности) решением государственной инспекции труда или суда. В данном случае основанием для увольнения работника будет решение государственной инспекции труда или суда о восстановлении на этой работе работника, ранее ее выполнявшего.

При отсутствии такого решения работник, занимающий рабочее место (должность) ранее уволенного работника, а равно работник, принятый на место уволенного работника и восстановленного на прежнее место работ