/ / Language: Русский / Genre:science, / Series: XX век: Путешествия. Открытия. Исследования

Моя жизнь под землей воспоминания спелеолога

Норбер Кастере

Известный французский исследователь пещер Н. Кастаре в своей книге "Моя жизнь под землей" рассказывает о путешествиях в глубь земли, о приключениях и опасностях, которые ему пришлось пережить в пещерах. В этой книге автор коротко подытоживает все основные события и результаты своей полувековой деятельности в подземном мире.

Норбер Кстере

Моя жизнь под землей

(воспоминния спелеолог)

Введение

Моей мтери, держвшей меня з руку в моей

первой пещере, когд мне было всего пять лет.

Пмяти моего отц, моего лучшего друг.

Нежной пмяти моей жены, которя следовл

з мной и преднно мне помогл более чем в

трехстх пещерх, пропстях и подземных рекх.

Книг эт нписн по рзным причинм, но, может быть, глвным обрзом кк ответ н вопросы, которые мне постоянно здют: "В кком возрсте Вы нчли интересовться пещерми и что именно привлекло Вс к ним?"

Конечно, и другие более или менее вжные мотивы побудили меня взяться сегодня з перо, чтобы "склониться нд прошлым" и многое вспомнить, одним словом, нписть воспоминния спелеолог.

Возможно, тким обрзом, я попытюсь опрвдть овлдевшую мной непреодолимую и всепоглощющую стрсть, может быть, я просто подчинюсь некоему неизбежному зкону эволюции, про который нгличне шутливо говорят, что стрости нерзумной предшествует стрость болтливя, может быть, просто хочу рз и нвсегд подвести черту под полувеком приключений.

"Воспоминния спелеолог" — этого вполне достточно, и, я думю, читтелю совершенно безрзличны другие стороны моей жизни, которя нчлсь в 1897 году в мленьком селении Верхней Гронны, рсположенном н полпути между Тулузой и Бньер-де-Люшон.

Именно здесь, в Сен-Мртори, я родился, прожил до восьми лет, и здесь же н меня снизошл блгодть, то есть я хочу скзть, что тк рно и нвсегд отдлся стрсти к пещерм.

Хочу сделть еще одно последнее предупреждение, перед тем кк нчть рсскзывть о себе н нескольких сотнях стрниц. Выствляя себя нпокз с ткой нвязчивой нстойчивостью, невольно испытывешь неловкость, но позвольте мне в виде извинения сослться н то, что писл Стендль в "Воспоминниях эготист": "Я совершенно убежден, что лишь полнейшя искренность может зствить читтеля збыть вечное выпячивние втором своего "я".

Хотите ли узнть, кк люди стновятся спелеологми или, по крйней мере, кк лично я очень рно услышл призыв тьмы, ощутил влечение к пещерм и их тйнм? Это случилось в смом нчле век.

Впервые я попл в пещеру в 1902 году. Я нрочно говорю "попл", не знялся исследовнием, потому что, кк бы рно я ни почувствовл свое призвние, все же не хочу утверждть, что нчл подземные "экспедиции" н пятом году жизни!

I

Рождение призвния. Грот Бкурн

Впервые мне пришлось попсть под землю во время семейного пикник (нглийские слов были тогд в моде), или попросту звтрк н трве в устье Свы, недлеко от Булонь-сюр-Жесс. Позвтркв и оствив внизу кучер, лошдь и экипж, привезших нс сюд, мы поднялись в гору и дошли до вход в пещеру, нзыввшуюся Бкурн и нходившуюся вблизи одиноко стоящей фермы. Нс было человек десять: отец, мть, стрший брт, дядя, тетя, двоюродные сестры и бртья. К ншей компнии присоединился ткже прень с соседней фермы, взятый в кчестве проводник, который нес фкел.

Прогулк в пещеру, в общем, ничем не примечтельную, прошл очень оживленно, в тмосфере того рдостного возбуждения, которое испытывет семья н отдыхе, попв в совершенно необычную обстновку, где все удивляет и служит поводом для шуток. Эт прогулк не обязтельно должн был потрясти меня сверх всякой меры и могл просто остться приятным воспоминнием о том, кк все семейство отдыхло н лоне природы.

Однко грот Бкурн произвел н меня очень сильное, неизглдимое впечтление. Новизн мест и открытие совершенно нового мир, о существовнии которого я дже не подозревл: подземелье, примитивное свечное освещение, — все это поржло и покоряло меня. Время от времени нш проводник зжигл соломенные фкелы, и плмя бегло освещло причудливые и грозные своды.

Обстновк был нстолько фнтстической и торжественной, что дже рздввшиеся со всех сторон рзговоры, восклицния и смех не могли нрушить ее поэтичность и подвить охвтившее меня чувство восхищения, преклонения и восторг. Помнится, я шел, от волнения изо всех сил вцепившись в руку мтери.

Добрвшись до ккого-то мест в пещере и зсветив последний соломенный фкел, мы уже повернули нзд, когд кто-то поднял руку и, укзывя н темный, уходящий вдль коридор, проговорил голосом, который до сих пор звучит у меня в ушх: "Тм вечный мрк". Никто не откликнулся шуткой н эти слов, звершившие ншу прогулку, и они повисли в тишине. Несмотря н очень юный возрст, я почувствовл глубокое волнение, словно до меня дошл тйня весть.

Влстный призыв тишины и мрк предопределил мою крьеру исследовтеля подземного мир. Конечно, все это было неосозннным, но мои рсширенные глз с ждностью впивлись в этот "вечный мрк". Многие годы моя стрсть оствлсь где-то под спудом, но он уже родилсь и не покидл меня, ожидя только случя воскреснуть, проявиться и рсцвести. Тк в возрсте пяти лет в глубине грот Бкурн я стл спелеологом.

II

Пещеры Эсклер и Гронн

Бесенок приключений дремл во мне с пяти лет примерно до одинндцти. З это время (может быть, смое прекрсное в моей жизни) у меня не было случя попсть в пещеру. И вот внезпно долго тившяся и медленно зревшя во мне стрсть вспыхнул неистово и уже никогд не угсл и не ослбевл. Меня кк будто околдовли и буквльно утщили под землю.

Почему и кк? Это нуждется в объяснении. Кк я уже говорил, мое родное селение Сен-Мртори, центр округ Верхняя Гронн, рсположено по обоим берегм реки. Здесь я провел детство и вырос между двумя непреодолимо притягиввшими меня к себе полюсми — Гронной и гротми Эсклер.

Снчл о Гронне, в водх которой родители купли меня, когд я был еще совсем "грудным млденчиком", кк с возмущением говорил моя кормилиц, когд из ее рук меня збирли для ткого преждевременного купния, причем весьм прохлдного, поскольку здесь, в верховьях, Гронн очень бурня и чсто несет воды тющих снегов.

Гронн, истинный исток которой я открыл, уже будучи взрослым, н южном склоне Пиренеев в мссиве Млдет, произвел сильное и глубокое впечтление н мое детское вообржение и игрл в моей жизни очень большую роль. Не умей я с юных лет плвть и нырять и не упржняйся в этом постоянно, я не был бы подготовлен к исследовнию подземных водных потоков или к спуску в пропсти под ледяными водопдми.

Я проводил целые дни н реке с удочкой в рукх или просто мечтя, купясь или плвя в лодке-душегубке. Любовь к Гронне двл неиссякемую пищу моему вообржению, был вечным источником стремления попсть в дльние стрны — стремления, не прекрщвшегося в течение всей моей жизни.

Сколько рз, склонившись нд бегущей и поющей водой, неумолчный шум которой бюкл меня еще в колыбели, я стрлся предствить себе, мимо кких мест протекет эт рек. Я долго ее считл и в глубине души до сих пор считю смой прекрсной рекой в мире и всегд ждно прислушивлся к тому, что мне про нее говорили. В нчле Гронн — дикий ручеек, вытекющий из ледников, потом — бурный поток, несущийся по Испнии к Пиренеям, кжущимся из Сен-Мртори сплошной стеной. З этим фрнко-испнским хребтом скрывлись другие горы, еще более высокие, с ледникми, пиренейскими сернми, медведями и орлми. Рек текл оттуд, из этих скзочных, кк мне кзлось, крев, и попдл во Фрнцию по узкому и дикому ущелью П-дю-Лу (по-лтыни Passus lupi, или Волчья троп, — добвлял обычно рсскзчик, что производило н меня еще большее впечтление).

Прозрчня вод, которя, кк меня уверяли, несл золото, мчлсь, зжтя ркми мост, построенного еще при Людовике XIV, и убегл в другие кря, конечно менее дикие, но тоже мне незнкомые, где нходились большие город — Тулуз, Ажен, Бордо. Бордо с портом и большими корблями. А еще дльше — Жиронд и устье реки, которое я совершенно не мог себе предствить. И я пытлся вообрзить, кк, пробежв пятьсот восемьдесят километров, широкя и величествення Гронн впдет в море и теряется в безбрежном Атлнтическом окене.

Сколько стрых пробок, сколько веточек вверял я водм Гронны в ндежде, что течение отнесет их в Тулузу, в Бордо, может быть, дже донесет до окен. Нивные, но искренние дры детской души, изнемогющей от жжды приключений!

Кто из нс в юности, прочитв описние кругосветного путешествия или ккого-нибудь змечтельного открытия, не мечтл стть мореплвтелем и бороздить окены или побывть в отдленных и тинственных стрнх! Что ксется меня, я чсто мечтл об этом, недвно уже эти мечты сменились другими, и ндеждм юности никогд не суждено было сбыться. Но, не сумев осуществить эту мечту, тк кк обстоятельств всячески мешли мне стть путешественником — открывтелем новых земель, я инстинктивно пострлся, поскольку призвние пришло ко мне очень рно, нйти иное поле деятельности.

Кжется, ншу плнету уже всю исходили и облетли, все моря избороздили и мло остлось неоткрытого н поверхности земли, но под землей еще очень много неисследовнного, и можно попытться открыть тйны неизвестного подземного мир, тйны "белых пятен", "неоткрытых земель".

Тк или примерно тк, вероятно, чувствовл я н одинндцтом году жизни, и эти чувств нпрвили меня к пещерм, в которых мне предстояло многие годы знимться спелеологией. Впрочем, этого слов я тогд не знл, кк и господин, Журден не подозревл, что говорит прозой.

Мло быть неосозннным, скжем, инстинктивным спелеологом, но, чтобы удовлетворить свою стрсть, ндо еще нйти пещеры. Все это было мне дно, првд, довольно скупо, но, в общем, вполне достточно, если учесть мой очень юный возрст и скромные зпросы. Вблизи родного селения, в кких-нибудь нескольких сотнях метров от дом, где я родился, Гронн бьется о склистую стену, по крнизу которой проходит нционльня дорог из Бйонны в Перпиньян. В этом обрывистом берегу, сложенном известнякми (calcaire nankin), известном геологм кк Фронт Сен-Мртори, нходится несколько небольших пещер, впрочем, довольно труднодоступных, рсположенных н рзличной высоте в вертикльной стене.

Этот подземный микромир с зияющими отверстиями входов, через которые проникет воздух для коршунов и сов, с узкими кменистыми проходми, которые посещют куницы и лисы, стл полем моей деятельности и исследовний. Вот где был мой тинственный сд, недоступное убежище, куд можно было спрятться и где никто не мог оторвть меня от мыслей и мечтний, которым я предвлся кждый рз, когд в одиночестве збирлся в глубь подземных лбиринтов.

В строгой тйне я нчл исследовние гротов Эсклер, которым двл достойные нзвния: пещер Сов, пещер Смоковницы, пещер Ящериц и дже пропсть Можжевельник. Исследовние нклонных ходов, куд я пробирлся ползком с нстойчивостью одержимого, сильно волновло меня, может быть, слишком сильно для моего юного возрст. Во время этих ползнии я учился ориентировться, влдеть собой и зствлял себя делть ткие зпутнные переходы, о которых нкнуне еще не смел и мечтть. Кждя крупиц нового двл мне пьянящее ощущение первооткрывтеля неизвестной облсти, куд я проникл и которую пытлся понять. Конечно, я отчянно рисковл, но все же принимл кое-ккие предосторожности. Тк, я никогд не збывл, прежде чем вползти в ккой-нибудь новый ход, пошуметь кк можно громче и прокричть угрозы и оскорбления по дресу лис, кменных куниц и брсуков, чтобы обртить их в бегство и избежть встречи с ними. Летучих мышей я не боялся и всегд считл их друзьями, окзыввшими мне в темных подземельях честь своим обществом.

Исследовтелю приходится бороться с трудностями н пути к победе, но я к этому привык, удовлетворение и восторг, приходящие вслед з преодолением препятствий, вознгрждли с лихвой.

У меня были две неотступные зботы. Первя и глвня — освещение. Я пользовлся свечми, которые, по счстью, мог тйком зимствовть из клдовки. В те времен в Сен-Мртори еще не было электрического освещения, и у нс в семье был большя керосиновя лмп и, кроме того, множество рзличных подсвечников для освещения коридоров и многочисленных комнт ншего большого дом. Тйное добывние свечей, которые в пещерх сгорли очень быстро из-з потоков воздух, вызывло у меня сильные угрызения совести, но я стоял перед дилеммой — открыть мои подземные похождения домшним, которые могли не одобрить их и дже не рзрешить, или же продолжть сжигть свечи "с обоих концов", то есть дом и в пещерх Эсклер.

Вторя проблем был, пожлуй, еще труднее. В глинистых проходх, где я ползл целыми днями, очень пчклсь одежд, во всяком случе, достточно для того, чтобы выдть меня с головой и открыть мое любимое времяпрепровождение.

Что ксется обуви (в то время я носил эспдрильи — что-то в роде сндлий), то проблем был решен довольно просто. Кк мусульмнин, входящий в мечеть, я всегд рзувлся перед входом в мои пещеры, оствлял обувь и носки снружи и шел дльше босиком, что меня нисколько не смущло, тк кк я двно привык к ткого род передвижению. С одеждой тоже ншелся неплохой выход или, во всяком случе, кк мне кзлось, действенный: я выворчивл куртку и брюки низннку, выходя из пещеры, проделывл то же смое в обртном порядке и приходил домой с чистой совестью и внешне почти в приличном виде, тогд кк лепешки глины, которыми я был весь облеплен, продолжли досыхть н мне.

Против ожидния дом недолго оствлись в неведении относительно моих хитростей и предосторожностей, но у меня были золотые родители, очень "сознтельные", кк теперь говорят.

Вскоре мне пришлось признться, что я "хожу гулять" в пещеры Эсклер, не вдвясь, однко, в излишние подробности о всех неосмотрительных поступкх и глупостях, которые я тм вытворял.

Нпример, однжды я решил спуститься в естественный колодец, вход в который нходился н плто Эсклер, возвышющемся нд дорогой и Гронной, очень близко от обрыв. Зияющее отверстие этого колодц производило сильное впечтление, и только любопытство и непреодолимое влечение зствили меня отвжиться н столь рисковнное предприятие. Мое убогое и совершенно недостточное снряжение состояло из свечей, которыми я всегд пользовлся, и слишком тонкой веревки сомнительной прочности. Но в одинндцть лет человек весит не много и склонен упрощть все проблемы. Меня знимл и беспокоил только сложный узел, которым я привязл веревку к стволу можжевельник (тоже довольно тонкому), рстущего н крю обрыв у смого вход. Именно в его честь я нзвл колодец пропстью Можжевельник.

Прежде чем перейти к описнию смого спуск, позвольте скзть несколько слов читтелю, особенно молодым людям шестндцти — восемндцти лет, уже знющим, что ткое спелеология, и, может быть, дже принимвшим учстие в подземной экспедиции и видевшим, кк исследуют пещеры и колодцы. Этим молодым людям мой рсскз может покзться смешным, ничего не знчщим и очень ребячливым. Но прошу их не збывть, что я был в детском возрсте в буквльном смысле, ведь речь идет об одинндцтилетнем ребенке.

Итк, спускюсь н простой веревке в узкую вертикльную трубу, и дневной свет быстро меркнет. Я очень люблю лзть по деревьям и поэтому мло стршусь зтеянного мной предприятия, но мне стновится стршно при виде того, кк уменьшется мленький кусочек голубого неб нд головой, от которого я не отрывю глз, спускясь короткими перехвтми все глубже во мрк и холод. Н глубине нескольких метров мои ноги упирются в выступ, з ним колодец изгибется и идет дльше хоть и под знчительным углом нклон, но все же не вертикльно. Пользуясь этим, достю из крмн спички и зжигю свечу, не выпускя веревки, з которую крепко держусь одной рукой.

Неровный свет, слбо освещющий нклонный туннель, внезпно придет моему приключению особый смысл и цену. Мне предстоит открыть: что же нходится в этой черной бездне, которя одновременно пугет и притягивет? Теперь, больше чем через пятьдесят лет, я могу скзть, что в этом колодце, где трепещущий ребенок цеплялся з веревку, шл борьб, ствкой которой было будущее. Я испытывл сильнейшее искушение подняться, вылезти из черной дыры и вернуться к небу, свету, солнцу, но все же, к счстью, мне удлось, хоть и не без колебний, подчиниться более блгородному внутреннему голосу и откликнуться всем своим существом н зов молчния, одиночеств и подступющего ко мне мрк.

Предельно четко и ярко вырзил это Альфред де Виньи,[1] скзв, что иногд "великя жизнь — мечт юности, осуществлення в зрелом возрсте". Со всей возможной скромностью, но в то же время с полной убежденностью я должен скзть, что весь мой дльнейший жизненный путь звисел и был лишь продолжением и углублением одного поступк, одного детского решения.

Итк, крепко уцепившись обеими рукми з веревку, с зжженной свечой в зубх я продолжю спускться теперь уже в непроглядной темноте. Удряясь то првым, то левым боком, осторожно нщупывя путь, молч, упрямо скольжу вниз, свеч мне мешет, не дет дышть, ослепляет. Внезпно колодец стновится вертикльным, и у меня под ногми окзывется полнейшя пустот. Я смотрю вниз. О, изумление! Вместо непроницемого мрк рзличю стрнный, тинственный свет — дневной свет! Это, кзлось бы, удивительное явление имело вполне естественную причину и объяснялось (позднее я в этом убедился) тем, что нижний выход пропсти Можжевельник вел под своды мленького грот в низу обрыв, куд проникл дневной свет.

У меня не хвтило хрбрости продолжить спуск до нижней пещеры, и хорошо, что я откзлся от этой зтеи, поскольку (в чем я тоже убедился позднее) моя веревк был слишком коротк для ткого предприятия.

Под землей, кк я теперь зню, сюрпризы и тетрльные эффекты встречются чсто, и в них-то и зключется одн из привлектельных сторон исследовний. В ту минуту, когд я уже решил возврщться и стоял н выступе нд вертикльным спуском во второй колодец, я вдруг почувствовл н своих голых икрх легкое дуновение ветр из щели в склистой стене. Нгнувшись, чтобы зглянуть, я протиснулся в эту щель и по горизонтльному узкому коридору попл в освещенный солнцем зл, куд дневной свет проникл через естественное окно, нходящееся приблизительно н половине высоты обрыв.

Поистине сюрпризы поджидли меня н кждом шгу, и я был сильно зинтриговн, нйдя н полу пещеры множество черных свлянных очень легких клубочков. Кк я позднее узнл, это были погдки — комки шерсти, которые отрыгивют совы, нглотвшись крыс, полевок и мышей. Я нзвл эту пещеру гротом Сов и звлдел ею с гордостью конкистдор.

Но интерес к нходке этих клубочков шерсти бледнел перед крсотой вид, открывшегося из окн пещеры н дорогу, Гронну и длекие вершины Пиренейского хребт. Я сидел н выступе н головокружительной высоте и чувствовл себя более счстливым и удовлетворенным, чем любой король н своем троне. Грот Сов стл для меня своего род земным рем. Я чсто возврщлся в него единственно рди удовольствия спуститься по веревке в темную пропсть Можжевельник, — где в полном одиночестве можно было поигрть в отшельник или Робинзон.

В это же время произошло событие, ствшее вжным, может быть, дже решющим в моей жизни. При рздче нгрд в конце учебного год мне достлсь книг "Путешествие к центру Земли" Жюля Верн. Я был очень доволен и могу скзть, что книг был для меня знментельной. Приключения профессор Лиденброк, его племянник Акселя и проводник Гнс зхвтили мое вообржение и укрепили врожденную склонность к исследовнию пещер. С этого дня я тйно смым серьезным обрзом мечтл, что достигну центр Земли, кк только вырсту.

Отдвя должное Жюлю Верну, я должен ткже с блгодрностью отметить тот фкт (думю, достточно редкий), что родители не препятствовли и не зпрещли мне проявлять мои склонности, что было бы, кзлось, вполне естественным.

Мои родители любили спорт (в те времен это было исключительно редкое явление). Они нучили меня плвть и нырять. Отец и мть — об великолепные пловцы — не ствили никких препятствий и никогд не возржли против моего пристрстия к пещерм. Првд, повторяю, я не всегд отчитывлся перед ними в своих неосторожностях, которые, не осознвя опсности, совершл во время своих одиноких подземных походов. Тк, нпример, я ни словом не обмолвился о том, что случилось со мной в зле, который я окрестил (читтель узнет потом почему) злом Стопки Трелок.

Я постоянно знимлся поискми новых объектов для исследовний в крутых склонх Эсклер, которые считл почти неисчерпемыми и которые, кк уже говорил, стли для меня земным рем. Кк-то рз мне удлось спуститься н веревке в рсщелину и обнружить зл, в который, тк же кк в грот Сов, дневной свет проникл через отверстие, нходившееся примерно н половине высоты обрыв. Я нзвл эту пещеру гротом Смоковницы, тк кк в ней н голом кмне, повиснув нд пустотой, умудрилсь зкрепиться и рсти чхля смоковниц. Из этой мленькой пещеры в глубь горы шл целя сеть узких и зпутнных ходов; исследуя их, я делл первые шги будущего спелеолог.

Стновясь смелей с кждым днем (теперь уже под влиянием профессор Лиденброк, с которым в своем вообржении я постепенно слился), я ползл по этим извилистым лзм.

Однжды меня внезпно остновил обрыв, уходящий в глубину в виде глдкого вертикльного желоб. Внизу н глубине около двух метров я зметил мленький круглый зл и ккое-то продолжение ход, которые тк меня згипнотизировли и окзлись тким сильным искушением, что я проявил неосторожность — соскользнул по желобу и легко приземлился в зле. Тк я осуществил очень простой, но роковой по своим последствиям мневр, в чем срзу же убедился. Увы, слишком поздно! Мной овлдел смертельный стрх, тк кк я уже не мог подняться обртно и знл, что никогд никто не нйдет меня и не вызволит из этой естественной зпдни. Мое положение усугублялось тем, что ход, видневшийся сверху, окзлся тупиком и никкого выход, никких возможностей отступления в этом нпрвлении не было. Н глзок я стрлся оценить препятствие, увы, слишком высокое для моего мленького рост. Стен был безндежно глдкой, без кких-либо выступов, и впервые з все время своих подземных похождений я впл в пнику, тем более сильную, что по молодости лет не видел другого исход, кроме медленной смерти н дне кменной темницы.

Но выход был, очень простой и эффективный, и, к счстью, я еще не совсем потерял голову. Н земле влялись известковые плитки, которые пдли с потолк и стен и нкпливлись в течение веков. Я нчл собирть их и склдывть друг н друг у подножия стены и довольно быстро соорудил нечто вроде шткой ступеньки, достточной, однко, чтобы приподняться и дотянуться до верхнего выступ стены. Я был спсен, но испытл несколько минут смертельного ужс, подчс выпдющего н долю спелеолог. Н мгновение дже дл себе клятву никогд больше не спускться под землю, но еще до возврщения н поверхность знл, что нрушу ее. Много рз я возврщлся в эту пещеру, чтобы еще рз пережить приключение и единственно из удовольствия воспользовться при возврщении "стопкой трелок".

Среди исследовнных мной пещер Эсклер я должен упомянуть еще одну, тк кк именно в ней столкнулся с совершенно исключительным препятствием, подобного которому я больше никогд не встречл. Еще с дороги я зметил узкое отверстие, чстично скрытое кустрником, н высоте примерно десяти метров от подножия склы. Чтобы добрться до него, ндо было снчл преодолеть крутой лесистый склон, нчинющийся от дороги и идущий к подножию кменной стены. Дойдя до этого мест, я зметил крниз, и по нему, вероятно, можно было добрться до облюбовнной мной пещеры или по крйней мере до той черной дыры, которую я считл входом в пещеру. Взобрться ползком по очень узкому, скошенному крнизу — дело, можно скзть, весьм трудное. Однко это мне удлось, и я уже предвкушл победу, когд змер н месте, услыхв необычный шум, ккое-то жужжние, причину которого я понял, кк только поднял голову и зметил целую тучу нсекомых, летющих и кружщих нд кустми вереск. Присмотревшись внимтельнее, я узнл пчел, влетющих и вылетющих из рсселины в скле.

У меня уже был печльный опыт с пчелми, которых я неосторожно потревожил, и он оствил пренеприятное воспоминние. Попятившись, я поспешно ретировлся ползком, пок снов не добрлся до подножия склы, где, спрятвшись под покровом бузины, смог обдумть положение. Было очевидно, что к пещере нет никкого доступ, кроме кк по крнизу, который, к несчстью, зщищли пчелы. Поистине я испытывл муки Тнтл!

Много рз я возврщлся к этому месту, чтобы посмотреть н поведение пчел. Однжды я дже нрочно пришел под проливным дождем, ндеясь, что вход в улей не охрняется. Движения у вход действительно почти не было, но я знл бдительность и рздржительность этих нсекомых и не доверял им, и, кроме того, все рвно невозможно было проползти по мокрому от дождя крнизу, по которому струились потоки воды. Я знл, что пчелы не летют по ночм, но по рзличным причинм не мог воспользовться этим временем. Нконец я выбрл компромиссное решение — явиться к крнизу очень рно утром. Идея был првильной, и в стне спящего врг я не зметил никкого движения. Зтив дыхние, ползком пробрлся мимо улья диких пчел и, оствив крниз позди, цепляясь з кустики дрок, добрлся нконец до вход в пещеру. З ним окзлсь узкя вертикльня рсщелин, в которую я проник, но он, увы, через несколько метров зкнчивлсь тупиком. Однко спрв в стене, не доходя до тупик, было низкое отверстие, через которое мне удлось протиснуться в зл, приведший меня в восторг своими рзмерми. Это был смя большя пещер Эсклер.

Я чсто посещл ее, тк кк окзлось, что пчелы мной совершенно не интересовлись и пропускли в любое время дня. Именно здесь, в гроте Пчел, кк я его окрестил, впервые в жизни я знялся рскопкми, хотя и рньше в других пещерх я иногд нходил н полу кости животных и глиняные черепки. Это были следы глльского лгеря, того смого, который я открыл и изучил много лет спустя.

В углу чердк родительского дом я основл что-то вроде музея, то есть поствил несколько кртонных ящиков со своими нходкми — смесь черепков, кремней и окменелостей. Среди нходок были ткже рзличные кости, не имевшие никкого отношения к древностям или доисторическому периоду (их просто притщили в пещеру лисы). Но хронология мло меня интересовл: я был убежден, что все это относилось к временм гллов, и ндеялся когд-нибудь нйти оружие или укршения, ккие можно увидеть в нстоящих музеях или в книгх.

Я слышл, что нйти ткие предметы можно, только производя рскопки, и решил покопть в гроте Пчел, где, кк мне кзлось, обязтельно должны были жить згдочные гллы, если они рзбивли здесь горшки, черепки от которых я нходил.

Вооружившись кким-то инструментом, я с жром принялся з рскопки. Пол был покрыт слоем пыли, и именно в этом тонком слое я кое-что ншел. Ниже нткнулся н сухую глину, твердую, с вкрпленными в нее кмнями и прктически не поддющуюся рскопкм. Поэтому я рскопл лишь поверхностный слой и ншел черепки, несколько птичьих костей и высохшую ногу козленк с еще сохрнившимися сухожилиями. Все это, рзумеется, имело связь с соседней мельницей Эсклер и было результтом ночного рзбоя лисиц. Я же, конечно, считл, что это следы пребывния здесь древних гллов.

Я выкопл один предмет, который зинтриговл меня, — цилиндрическую трубку толщиной с крндш около десяти снтиметров длиной с очень узким сквозным отверстием. Он был не костяня и не кермическя, и я решил, что он сделн из слоновой кости. Об конц этого предмет были обломны, и он был покрыт желтовтой птиной весьм почтенного возрст. Бережно звернутую в носовой плток трубку я предствил н суд отц. Осмотр не знял много времени и зкончился веселым и громким взрывом смех, нпугвшим и зствившим прибежть мть и обоих моих бртьев, которые тоже приняли учстие в определении нходки. Окзлось, что это осколок трубки, одной из тех гипсовых трубок, которые служили мишенью в тире н бзре и рзбивлись от выстрел из крбин. Жестокий удр чуть не убил мое призвние к рхеологии. К неудче с этой нходкой я отнесся довольно спокойно, но нстоящим удром в сердце было то, что не я первый обнружил грот Пчел и что кто-то уже побывл в нем до меня. Првд, чтобы смягчить мое рзочровние, отец полушутя, полусерьезно уверил меня, что это трубк Эмиля Кртльяк, тулузского ученого-нтрополог, специлист по доисторическому периоду, который иногд бывл в нших крях и вел рскопки в поискх "допотопных", кк тогд говорили, предметов. Все же я не решился выбросить трубку, оствил ее в коллекции, но в другом ящике и без этикетки.

Я ревниво относился к "своим" пещерм и думю, что то же чувствуют исследовтели-одиночки, не желющие, чтобы их открытия, чсто сделнные ценой знчительного волевого и физического нпряжения, подверглись вульгризции, порой и профнции.

Ревнивое отношение к "своим" пещерм Эсклер все же не помешло мне привести в них стршего брт Жн и других мльчиков, нших товрищей. К сожлению, пещеры не вызвли у них никкого энтузизм, и волей-неволей мне пришлось продолжть исследовния в одиночестве — до тех пор, пок я по глупости не вовлек в них моего еще совсем мленького брт Мрсиля.

Трудно дже себе предствить, ккие безумные и преступные вещи я зствлял проделывть этого шестилетнего мльчик. Он был удивительно гибкий. Минитюрность и млый вес позволяли опускть и поднимть его н веревке в рсщелины и кменные мешки, в которые я см не мог проникнуть и куд никто не отвжился бы злезть. Блгодря мленькому росту Мрсиль проникл всюду и мог сообщть мне о продолжении коридоров, в которых мы ползли кк кроты. Если бы он трусил или если бы эти упржнения ему ндоели, я не смог бы тк злоупотреблять его помощью. Но я пользовлся его неогрниченным доверием, и он был очень кротким мльчиком, всегд готовым выполнять мои смые рисковнные предложения. Это объяснялось очень просто: я успел привить ему пещерную "бциллу", он был мной "зржен" и, кроме того, по нтуре был великим спелеологом. Все это должно было когд-нибудь плохо кончиться, и, конечно, тк оно и случилось.

Однжды, ухитрившись пролезть н животе в очень узкую и сложную лзейку, он не смог выбрться из нее. Я см нучил его, кк пролезть в "змочную сквжину", и с успехом перествлял ему ноги и ступни, чтобы он мог передвигться кк человек-змея. Но теперь нс рзделял стен, и он никк не мог принять нужное положение.

После тщетных попыток и тревожных переговоров я пришел к единственно првильному и рзумному решению — бежть з помощью. Выйдя из пещеры, я со всех ног побежл домой. И все же я не посмел сознться в своем злодеянии. Рссудив, что взрослый человек никк не сможет проникнуть в кменные ходы, где дже нм удвлось проползть с трудом, я схвтил молоток и стльное зубило и, зпыхвшись, вернулся к пленнику, которого предупредил крикми о своем приближении. Этот мльчик, чувствоввший к своему стршему брту безгрничное доверие, не потерял голову и ждл меня если не совсем спокойно, то во всяком случе мужественно и безропотно. Глвным препятствием к его освобождению был выступ из стлгмитов.

Известковые нтеки, к счстью, окзлись хрупкими и пористыми, и я легко сколол их. Вскоре "змуровнный" смог выбрться, причем он никому ни словом не обмолвился о приключении и дже не сохрнил о нем слишком мрчного воспоминния, тк кк продолжл по-прежнему сопровождть меня в пещеры. Првд, у него остлсь неприязнь к слишком узким лзейкм, к которым с тех пор он чувствовл недоверие.

III

Ползком

Кк ни привлектельны пещеры Эсклер, я их полностью изучил и в любых переходх мог передвигться по пмяти. Тйны в них больше не было. Пришло время рсширить рйон исследовний, то есть нйти другие пещеры.

Н велосипеде я объезжл окрестности Сен-Мртори и робко рсспршивл встречных крестьян о рсположенных поблизости склх, в которых могли окзться пещеры. Но мои розыски оствлись бесплодными. Моя неуверенность и неясно сформулировнные вопросы смущли крестьян, рождли непонимние и недоверие. Иногд мне вообще откзывлись отвечть. Вероятно, тем, к кому я обрщлся с вопросми, мое плохо мотивировнное стремление проникнуть в подозрительное и опсное подземное црство кзлось безумием.

Струх, собирвшя хворост, повстречвшяся мне кк-то н опушке лес, был совершенно сбит с толку моими рсспросми.

— Зню ли я грот? — удивленно повторил он, несколько оторопев. — Д, зню один, — проговорил он нконец. Я ловил кждое ее слово.

— Я был тм однжды, првд, двно. Только он длеко отсюд.

— Где же? — все-тки спросил я, полный ндежды.

— В Лурде. Вы, вероятно, слышли о гроте Лурд[2].

Примерно ткие предствления о спелеологии имели в ту пору сельские жители. Они испытывли нстоящий ужс ко всему, что относилось к подземному миру — пещерм и пропстям. Пуглись, возмущлись или сердились, когд понимли, что я ищу эти темные, опсные и пользующиеся дурной слвой мест, где водится нечистя сил, чтобы проникнуть в них совершенно одному, д еще в моем возрсте.

Думю, что, будь это н несколько веков рнее, я угодил бы н костер.

Однжды мне все же удлось рсположить к себе одного охотник, вернее брконьер, ствившего кпкн н дичь. Он скзл мне, что в лесу есть скл с узким отверстием. Однжды он в него влез вслед з собкой. Отверстие стновилось все шире и переходило в просторный коридор, конц которому не было видно. Мы были недлеко от этой неисследовнной пещеры, и он соглсился проводить меня до вход в нее. Охотник присутствовл при моих обычных приготовлениях: я рзулся и зжег свечу, но постеснялся при нем снять и вывернуть низннку одежду и вполз н животе в дыру, действительно очень узкую, но, по его словм, он вскоре переходил в широкий проход, зкнчивющийся злом, "большим, кк хлев".

В тот момент, когд я уже совсем собирлся скрыться с глз, человек, кзлось, збеспокоился:

— Будьте осторожны, не повредите себе чего-нибудь! Мне трудно было себе "что-нибудь повредить", тк кк, проползши метров двендцть по этому пыльному и зловонному коридору, я очутился в тупике, где пол был покрыт мхом и сухими листьями, в которых копошились полчищ блох!

Чтобы выбрться, мне пришлось пятиться нзд. Охотник, встретив меня, облегченно вздохнул. Его очень позбвил мой вид: я был весь покрыт блохми, буквльно усыпн ими, и хотя не сделл никкого открытия, но в этот день узнл н собственной шкуре, что, если под землей побывешь поблизости от лисьего логов, можешь быть уверен, что всех блох унесешь н себе.

По простоте душевной я рсскзл охотнику о том, что обнружил, и о том, что пещер зкнчивется тупиком. Он не был ни удивлен, ни смущен и скзл только, что, конечно, произошел обвл, тк кк совершенно ясно видел когд-то "коридор и зл, большой, кк хлев". У меня хвтило нивности поверить ему, и только горздо позднее, после многочисленных случев подобного род я понял, что все эти истории о коридорх и пещерх — просто росскзни и бхвльство отъявленных лгунов. Мой знкомец никогд не был в этой норе, и вдруг ему предствилсь возможность послть туд вместо себя кого-то другого, вот он и воспользовлся моим простодушием. Кк охотник, рсствлявшего кпкны, его, конечно, интересовли результты моих исследовний.

Эт попытк не охлдил меня, и я все сильнее жждл исследовть, исследовть непрерывно, дже ценой постоянных неудч, тк кк успехи выпдли н мою долю редко, лишь в виде исключения.

И я не пренебрегл млейшими трещинми, млейшими отверстиями в скле, в том числе норми лис (кроме, рзумеется, тех, которые были вырыты ими в земле).

Был ли я вознгржден з то, что неуклонно следовл этому првилу? Не терял ли я понпрсну время и силы, пытясь проникнуть в эти млопривлектельные лзы, дже не ндеясь нйти тм что-нибудь особенно интересное?

У меня нет нмерения перечислять все мои попытки ткого род. Было бы очень скучно, если бы я остнвливлся н всех мелочх. Рсскжу о трех случях, выбрнных не совсем нугд, потому, что все они дли совершенно рзличные результты.

Через некоторое время после неудчного опыт, о котором только что рсскзл, я смостоятельно ншел в коммуне Сен-Мртори в окрестностях Теулэ другую нору. Это меня очень обрдовло. Бродя по лесу, я зметил выход известковой породы, у подножия которого зияло отверстие горизонтльного ход. Следы н земле и другие признки укзывли, что лисы устроили здесь свое логово.

Кк всегд, я рзулся и снял куртку. Эт чсть одежды не только стесняет движения, но и предствляет большую опсность, если придется пятиться ползком: куртк может зкрутиться и обрзовть толстый влик, и вы рискуете безндежно зстрять в узком проходе. Я знл это по собственному опыту и принял з првило снимть куртку. Несоблюдение этого првил стоило жизни многим несчстным, потерявшим возможность передвигться под землей и ншедшим тм свой ужсный конец.

Итк, я вновь вползю н животе в цилиндрический коридор почти ткой же ширины, кк я см, и, все время подтягивясь, продвигюсь вперед. Бельгийские спелеологи, большие специлисты ткого метод передвижения, придумли ему нзвние "дождевой червь".

Я ползу, приняв ниболее выгодное положение: одн рук, вытянутя вперед, держит свечу и ощупывет почву, другя согнут, прижт к груди. Плечо отведено нзд (нельзя ползти с вытянутыми вперед обеими рукми: это невозможно физически и притом слишком увеличивется ширин в плечх).

Ход идет горизонтльно, но земляной пол весь в мленьких бугрх, минитюрных холмикх, которые приходится ровнять свободной рукой, предврительно воткнув свечу в землю. Конечно, я продвигюсь вперед с большими усилиями и очень медленно, ткже очень "спортивно". Мы считем, что ползние н тком уровне — это спорт, ну, скжем, гимнстик, причем смя мучительня, ккую только можно себе предствить. В ней принимет учстие все тело, ни одн мышц не збыт. Мы всегд считли и зявляли публично, что ежедневный сенс ткого ползния — лучший метод лечения от ожирения и некоторых других болезней, безобрзящих человек.

Мое пребывние в пещере Теулэ зтягивлось, я с трудом продвинулся н ккие-нибудь пятндцть метров. Временми я остнвливлся и, рстянувшись н сырой земле, отдыхл. Из-з нпряженности мышц, непрерывных усилий и духоты в узких ходх быстро нступет одышк, нчинется сильное сердцебиение.

Во время одной из передышек я услышл необычный звук, нечто вроде короткого глухого рычния, который, кк мне покзлось, шел снружи тк же, кк и другие, длекие неясные звуки — крик петух, голос пхря. Плохо их рзличя, я не обртил н них внимния, вновь принялся з рботу и рьяно пополз, уткнувшись лицом в землю. И вдруг я был пригвожден к месту громким, стршным рычнием! Быстро подняв голову, я увидел впереди в двух метрх от себя згннного в глубь ход зверя, кзлось, сплошь состоящего из угрожющих когтей и зубов, — это был брсук, которого я спугнул и згнл в убежище и который, когд ему некуд было больше отступть, решил зщищться. Руки мои были зняты, и я мог противопоствить ему лишь слбую зщиту — плмя свечи. У зверя было то преимущество, что он нходился у себя дом, и я решил покинуть поле боя. В тот день я отступл, "стелясь животом по земле", если можно тк вырзиться, тем более что это было буквльно тк.

Известно, кк хрбро брсук зщищется от собк, побеждя их с помощью длинных крепких когтей. Брсуки похожи н небольшого медвежонк килогрммов н пятндцть, и их не рекомендуется беспокоить под землей. Мне повезло, что эт встреч зкончилсь для меня лишь испугом. Првд, в дльнейшем в одной гигнтской пещере мне пришлось встретиться носом к носу с медведем и двумя львми! Но это уже другя история, и я рсскжу ее позднее.

В другой рз в одной кменной щели мне не удлось злезть тк длеко, кк в Теулэ, но только случйно я избег стршных челюстей. Это произошло в долине Гронны недлеко от Бньер-де-Люшон. К тому времени я уже сменил примитивные свечи моих первых походов н цетиленовую лмпу. Узкий вход н склоне горы привлек мое внимние. Я вполз в него н животе тем способом, который рнее описл, и вдруг из моей вытянутой руки вырвли фонрь, и я услышл резкий щелчок и ккой-то метллический звук. В кких-нибудь двух метрх от вход был поствлен и змскировн в пыли стльной кпкн с зубьями, кк у пилы, который я "рзрядил" своим фонрем. Еще несколько снтиметров, и грозня ловушк рздробил бы мою руку или лицо. Кк видно, дже смые скромные пещеры, смые незнчительные щели могут тить опсность, и хорошо, если бы охотники, ствя кпкны, делли ндпись или ккой-нибудь знк, где устновлены эти зловещие приспособления! Отсутствие тких укзтелей может привести к тяжелым рнениям спелеологов и дет им прво конфисковть эти приспособления, что я и не преминул сделть. Тк же я поступил и со вторым кпкном, обнруженным в другой рз в одном из переходов пещеры. Первый кпкн я бросил в Гронну, второй — в естественную пропсть, нходившуюся поблизости. Пусть это послужит предупреждением легкомысленным охотникм или брконьерм, рсствляющим кпкны без рзличия — н лис, брсуков или спелеологов.

Мы рсскзли о трех случях, связнных с норми. А вот еще один, четвертый. Кк и предыдущий, он не относится ко времени смых рнних моих спелеологических дебютов, однко дополнит ншу тему.

Около 1930 год, по привычке бродя полосу в окрестностях Сен-Бертрн-де-Комминж, я встретил молодого человек, который охотился. У нс звязлся рзговор, и я поспешил спросить этого хорошо знвшего лес охотник, не встречл ли он пещер.

Нет, в этом лесу пещер нет, он был в этом уверен. Но когд я спросил, нет ли з неимением пещер просто рсщелин или ходов в склх, он ответил, что знет одну дыру, в которой брсуки устроили нору. Мои нстойчивые рсспросы сделли его более рзговорчивым, и он рсскзл мне, что его собк несколько рз проникл в эту дыру, здерживлсь в ней и что лй ее слышлся откуд-то издлек.

Естественно, что через кких-нибудь полчс после ткого сообщения я, леж н животе, уже исследовл эту дыру, к которой меня охотно проводил Бертрн Абди. Проникнуть в это отверстие, кзлось, совершенно невозможно, но все же был один обндеживющий признк — из него явно тянуло ветерком.

Было около полудня. Я решил тут же перекусить, зтем попытться рсширить отверстие льпенштоком.

Бертрн Абди отпрвился к себе в поселок Сен-Мртин и обещл вернуться после звтрк с лоптой и зступом, чтобы помочь мне. Он не только выполнил обещние, но еще привел с собой товрищ, Бертрн Эскуб, который тоже принес инструменты. З чс они освободили вход от мссы земли, нтскнной многими поколениями брсуков ("отходы", кк говорят охотники, подтверждли, что это были именно брсуки). Теперь я мог проникнуть в очень узкое, но все же, по моему мнению, проходимое отверстие. Абди и его товрищ отговривли меня и уверяли, что я никк не пролезу. Но я уже скрылся под землей и сообщл им о своем продвижении. Оно было очень трудным и медленным. Ход был узким и извилистым, мои сигнлы перестли доходить до них, и они нчли сильно беспокоиться. Однко, проползши с трудом метров тридцть, я попл в высокое просторное помещение и бегло обследовл примерно метров двести.

Вернувшись н дневную поверхность, я рсскзл об увиденном моим порженным и восторженным компньонм. Они нчли с удвоенной силой рсширять вход, я в это время осмотрел пещеру во второй рз и обнружил лбиринт и интересный нижний этж. Незнкомые с приемми ползния и нпугнные узким входом, Абди и Эскуб в первый день тк и не отвжились войти в пещеру. Позднее они осмелели, поползли по моим следм, и мне удлось зствить их пройти сотни метров по коридорм, укршенным стлктитми и прекрсными конкрециями, сильно их порзившими, тк кк они никогд рньше не видели пещеры, эт окзлсь к тому же весьм обширной.

Для полного обследовния пещеры пришлось посетить ее много рз, и я ншел, что в ней много ходов протяженностью более километр н трех уровнях, кроме того, ручей, подземное озеро и несколько водопдов. Мы нзвли эту пещеру гротом Кум-Нер, по нзвнию этого рйон н местном дилекте (Кум-Нер — "черня долин").

Тк иногд бывет, что з, кзлось бы, непроходимым узким входом в нору может скрывться обширное подземелье.

IV

Эмиль Кртльяк и Тулузский музей

После того период, который я нзвл первыми и прекрсными годми детств, проведенными в Сен-Мртори, где посещл нчльную школу, мы с бртьями окзлись в Тулузе, куд родители переехли н время ншего обучения. Теперь мы возврщлись в Сен-Мртори только н псхльные и летние кникулы. Конечно, три летних месяц я посвящл своему любимому знятию — искл пещеры.

В Тулузе мы жили в квртле Ботнического сд, где нходился ткже Музей естественной истории, и чсто послеобеденное время по четвергм и воскресеньям я проводил в зле под нзвнием Пещеры, склонившись нд витринми, зключвшими бесценные коллекции доисторического оружия, орудий труд, обрботнных кмней, костей и предметов, сделнных из костей животных и слоновой кости, изготовленных ншими предкми кменного век. С особым увжением я смотрел н хорошо сохрнившиеся скелеты животных, современников пещерного человек, — большого ирлндского оленя (magaceros), пещерного медведя (Ursus spaelaeus), гиены и волк. В большой нстенной витрине был предствлен коллекция (я думю, единствення в мире) черепов пещерных медведей. Один из них, я помню, достигл 0,67 метр вместе с клыкми величиной с бнн. В узком и темном коридоре был выствлен другя коллекция, около которой я здерживлся неохотно, — человеческие череп; эти более или менее рзрушенные мертвые головы производили мрчное впечтление, их пустые черные глзницы, кзлось вечно созерцющие небытие, приводили меня в содрогние. Я подсознтельно был блгодрен хрнителю "допотопных древностей" з то, что он не выствил эти остнки нших предков н полном свету, почтительно отвел им место в смой темной чсти музея.

Вскоре я познкомился с хрнителем, который создл и продолжл пополнять экспозицию зл пещер с большой тщтельностью.

Однжды, когд я склонился нд витриной с коллекцией обрботнных кремней из пещеры Ме д'Азиль, я услышл, потом увидел, кк вошел мелкими шжкми стричок в сюртуке, без шляпы, согнувшийся под бременем лет, с белыми пушистыми бкенбрдми и, несмотря н зметную лысину, с нимбом длинных волос вокруг головы, тоже белых. Очки в тонкой стльной опрве с очень мленькими стеклми придвли его морщинистому лицу сходство с трдиционным обрзом ученого, кких еще можно было изредк встретить в то время.

Этот стрик, рсхживющий с непокрытой головой по злм и глереям, чувствовл себя в музее кк дом. Передо мной был хрнитель музейных фондов Эмиль Кртльяк — знменитый рхеолог и знток доисторического период, горячий поборник дрвинизм.

В большом зле пещер мы были одни. Он остновился и обртился ко мне столь лсково и приветливо, что я смутился. Он спросил, нрвятся ли мне доисторические времен, осведомился о моих стремлениях и уровне знний в этой облсти. Мои нивные ответы ясно покзли, что я был просто влюбленным в пещеры мльчиком, не облдющим никкими хотя бы приблизительными знниями о доисторическом периоде. Тогд он охотно прочел мне лекцию, нвсегд сохрнившуюся в моей пмяти; он нрисовл мне грндиозную кртину предыстории человечеств и познкомил меня с ткими терминми, кк шельскя, мустьерскя, ориньякскя, мдленскя культуры, то есть с нименовниями рзличных стдий доисторического период. Эти слов двно интриговли меня, но лишь в тот день я узнл их знчение. Кроме того, он укзл мне, где нходятся стоянки первобытных людей, с которыми связны эти нзвния. Его исключительное дружелюбие и ясность объяснений помогли мне очень быстро перейти мост, ведущий к доисторическим временм, и дли мне ключ вроде волшебного слов "сезм", без которого двери предыстории остлись бы для меня зкрытыми. Он до того был блгожелтельным, что нзвл мне популярные книги, которые я мог посмотреть в библиотеке музея. Ншу беседу, вернее монолог, тк кк я не произнес и десяти слов, он зкончил выржением одобрения и дружеским рукопожтием.

Пок он удлялся мелкими шжкми, я стоял кк пригвожденный к месту около витрины шелльских экспонтов, к которой он подвел меня. Я стрлся осознть, что произошло, пытлся привести в порядок свои впечтления, кк вдруг услышл движение в другом конце зл. Это окзлся служитель музея (в то время единственный), симптичный Брюникель, смо имя которого преднзнчило его для роли хрнителя доисторических коллекций[3]. Он подошел ко мне с громким смехом и зговорил со своеобрзным тулузским кцентом. Я не подозревл, что он издли нблюдл ншу встречу, н что имел полное прво, тк кк см ее подстроил.

Он двно зметил мою зинтересовнность витринми, посвященными доисторическому периоду, и проникся ко мне симптией, не перествя, впрочем, подшучивть нд моей стрстью к "стрым кмням", кк он говорил. Он рсскзл Эмилю Кртльяку о зинтересоввшем его несколько необычном мльчике, влюбленном во все доисторическое.

Тким обрзом, встреч и лекция не были случйными — ученый не пожлел своего времени, чтобы просветить новичк и, конечно, пострться сделть из него ученик и последовтеля. И учеником я, безусловно, стл, ибо с этого времени получил доступ в библиотеку. Но робость не позволил мне еще рз подойти к рхеологу, несмотря н то что он см сделл ко мне первые шги. Он тк никогд и не узнл, ккую блгодрность и увжение я питл к нему и продолжю хрнить к его пмяти.

При содействии того же Брюникеля мне удлось проникнуть в святя святых — в лборторию, где нбивлись чучел и где я познкомился с другим ученым — Филиппом Лкоммом, техническим хрнителем коллекций музея, с которым у меня звязлсь большя дружб.

Теперь я могу признться, что н чтение книг в библиотеке музея и н беседы с Филиппом Лкоммом я тртил не только послеобеденное время по четвергм. Рди этого чсто прогуливл знятия в лицее, и должен скзть, что не испытывю ни млейших угрызений совести и дже, если мои лицейские знятия несколько или дже сильно от этого пострдли, теперь я об этом нисколько не жлею, нпротив!

V

Знменитя, но рзочровывющя пещер Ориньяк

Эмиль Кртльяк, спрвившись о том, где я провожу кникулы, рсскзл мне, что в кких-нибудь десяти километрх от Сен-Мртори, близ мленького городк Ориньяк, нходится знменитя Ориньякскя пещер, известня всему миру тем, что ее имя присвоено одному из глвных периодов первобытной истории, тк нзывемой ориньякской эпохе.[4]

В следующие же кникулы я сел н велосипед и нпрвился в сторону Ориньяк и Ориньякской пещеры. Признться, он рзочровл меня. Это был просто грот под нвесом склы. Но все же я побывл в этой знменитой выемке в скле.

Более век нзд, в 1842 году, из мленького городк Ориньяк, рсположенного, кк и подобет средневековому городу, н круглом холме, вышел человек. Это был землекоп по фмилии Бонмезон, и н плече он нес орудия своей профессии — лопту и кирку. Пройдя около километр вниз по дороге н Булонь, он перешгнул через текущий вдоль дороги ручеек, поднялся н несколько метров по берегу Фйоля, остновился и положил свои инструменты. Никто не ннимл его для рботы, которой он собирлся сейчс зняться, его побуждло чистое любопытство, и не без основний.

Несколько дней нзд н этом смом месте Бонмезон, бывший к тому же охотником, вернее брконьером, зметил кролик, который скрылся в норе. Он зсунул руку в эту дыру и вытщил большую тяжелую кость. Это оздчило его, и он решил вернуться, чтобы рскопть нору.

Чсто мелкие причины имеют большие последствия. Пническое бегство кролик, притягтельня сил вкусного жркого имели грндиозный резоннс, вызвли к жизни головоломную проблему, нучные споры, пылкие дискуссии и в конце концов обессмертили нзвние ничем не примечтельного городк. Но не будем предвосхищть события и вернемся к нчтым рскопкм.

После первого же удр киркой землекоп обнружил кменную плиту, поствленную вертикльно и, кзлось прегрждвшую вход в пещеру или подземелье. Сгоря от любопытств и стремясь открыть тйну, он нчл вскрывть склон, деля подкоп снизу. Прорботв тк несколько чсов, он полностью очистил тяжелую плиту от песк. Бонмезон, блгословляя свою нстойчивость и свое чутье и не сомневясь, что здесь спрятн клд, опрокинул прегрду и зстыл от ужс при виде множеств человеческих скелетов, беспорядочно нгроможденных в мленькой пещере!

Испугвшись, что он осквернил могилы, которые, впрочем, никк нельзя было встретить в этом месте, Бонмезон поспешил домой и рсскзл о своей нходке.

Жертвы революции? Жертвы религиозных войн? Мученики времен кткомб? Все эти предположения выскзывлись по поводу скелетов в пещере. Предлгли все новые объяснения, пок один из местных строжилов не выдвинул последнюю, ниболее првдоподобную гипотезу, с которой все соглсились.

Около полувек нзд в этой местности орудовл шйк рзбойников-фльшивомонетчиков. Много нроду пропло тогд бесследно, тк кк бндиты не остнвливлись перед преступлением. Кому, кк не жертвм этих злодеев, могли приндлежть кости, нйденные Бонмезоном? Здесь, вероятно, рзбойники прятли трупы своих жертв.

Взволновнные жители во глве с мэром и священником отпрвились к зловещей пещере. Мэр, который был врчом по профессии, определил семндцть скелетов, священник приступил к сбору бренных остнков, которые тут же были перенесены н клдбище и похоронены. Среди костей влялись ккие-то шрики с дыркой, которые кое-кто из присутствоввших н церемонии взял себе н пмять.

Через восемндцть лет, в 1860 году, проездом в Ориньяке окзлся один ученый — Эдурд Лрте. У него был привычк везде, где ему приходилось бывть, рсспршивть об рхеологических достопримечтельностях, минерлх и окменелостях и осмтривть их. Между прочим, ему покзли несколько шриков, когд-то нйденных в пещерх со скелетми. Лрте срзу же определил, что это были обломки морских рковин, очень ценившихся первобытными людьми, из которых они делли бусы и головные укршения. Ему рсскзли о нходке Бонмезон. Тогд ученый стл рсспршивть о скелетх, но воспоминния могильщиков стли з восемндцть лет слишком тумнными, и ученому ничего не оствлось, кк попросить покзть ему пещеру, которую з это время никто не трогл. Он решил нчть в ней рскопки.

Методические рскопки дли очень интересные результты. Окзлось, что если пещер Ориньяк и служил во времен неолит местом погребения и ее нмеренно зкрыли кменной плитой, то здолго до того в ней жили первобытные люди, сложившие много очгов н полу пещеры и н террсе снружи. В пепле очгов Лрте ншел множество костей животных, которыми питлись люди, — пещерного медведя, бизон, северного оленя, лошди, ммонт, носорог и т. д. Но нибольший интерес предствляли орудия из кремня и кости, обрботнные в ккой-то рнее не встречвшейся мнере. Особенно костяные изделия были совершенно новой формы и нзнчения. Ткой способ обрботки орудий из кремня тоже рньше был неизвестен и их нзнчение непонятно.

Лрте тщтельно изучил нходки и методически рсклссифицировл результты своих рскопок. Он опубликовл отчет, из которого следовло, что мленькя пещер Ориньяк открыл нм особую стдию цивилизции кменного век. Позже орудия, обрботнные тким же способом, были нйдены во многих пещерх, рсположенных очень длеко друг от друг.

Хронология первобытных времен создвлсь очень медленно, по мере того кк ученые получли новый мтерил для срвнений. Долго не знли, куд отнести нходки, полученные при рскопкх Эдурд Лрте. Только в 1908 году ббту Брейлю, известному специлисту по первобытной истории, пришл в голову мысль взять пещеру Ориньяк кк точку отсчет и нзвть целую эпоху цивилизции кменного век ориньякской.

Теперь ориньякскя эпох знял свое место среди крупных стдий рзвития первобытного обществ между мустьерской и солютрейской. Ориньякскя эпох, одн из смых длительных и интересных эпох первобытной цивилизции, охвтил нибольшее прострнство, поскольку с ней приходится встречться не только по всей Европе, но ткже от Южной Африки до Сибири.

Ничего этого я не знл, когд в 1911 году пришел сюд и остновился перед пещерой Ориньяк. Все же я побывл н пороге этого прослвленного грот, кк бы н пороге моей жизни, и з неимением возможности поползть н животе, кк я ндеялся, решил рссмтривть свое посещение кк пломничество в святилище предыстории.

Проходя у пещеры Ориньяк, не смотрите н нее рссеянным взором, он зслуживет более пристльного внимния, тк кк символизирует один из решющих этпов эволюции человечеств. Здесь нши очень отдленные предки сорок тысяч лет нзд жили в лишениях, боролись с дикими животными и подверглись многочисленным опсностям жестокой эпохи. В этом месте зрождлся человеческий рзум.

VI

Моя первя нстоящя пещер — грот Монсоне

Непредвидення нходк, сделння не в библиотеке музея, что было бы естественно, в ящике со стрыми книгми, влявшимися н чердке в Сен-Мртори, нвел меня н "открытие" и помогл мне проникнуть (о чем я двно мечтл) в соответствии с моими честолюбивыми змыслми в неисследовнную пещеру, которя в смом деле был первой моей пещерой, действительно зслуживющей этого нзвния.

Роясь в вышеупомянутом ящике, я откопл тоненькую брошюру с нерзрезнными стрницми (оттиск нучного доклд), зглвие которой мне бросилось в глз — "Логово гиен пещеры Монсоне".

Ведь Монсоне — деревня в трех километрх от Сен-Мртори, и, окзывется, тм есть пещер. Пещер, служившя убежищем гиенм!

Кк можно догдться, мое удивление и любопытство были сильно возбуждены, и могу скзть, что чтение этих зметок возбудило их еще сильнее. Рбот приндлежл перу плеонтолог Эдурд Арле, "член многих нучных обществ", другие труды которого мне пришлось прочесть и оценить позднее.

В полумрке чердк из этой мленькой книжки, которую прочел не отрывясь, я узнл, что в 1890 году в крьере Монсоне при взрыве был обнружен подземный коридор, у вход в который Арле проводил плеонтологические рскопки. Он ншел остнки животных, приндлежвших к "теплокровной фуне шелльской эпохи",[5] в том числе кости слон, гиппопотм, гиены, дикобрз, бобр и дже обезьяны (нижняя челюсть мкки, приндлежвшя к рнее не описнному виду, получившему лтинское нзвние Macacus tolesanus). Этот неожиднный перечень животных, обитвших в Монсоне в очень отдленные времен, зствил меня рзмечтться. Но глвное — я вынес из книги сведения о том, что совсем неподлеку существовл пещер, где рскопки проводились только в нескольких первых метрх коридор и которую до сих пор никто еще не исследовл.

Никогд и никто не говорил мне об этой пещере. Только бы он не был зсыпн при рзрботке крьер!

Н следующий день к зходу солнц я уже подъезжл н велосипеде к смому крьеру. Снчл местность покзлсь мне совершенно безлюдной и зброшенной, но потом окзлось (весьм некстти), что трое рбочих только что подготовили минную кмеру и собирлись произвести взрыв крьер. Зхвченные врсплох моим несвоевременным приходом в смую неподходящую минуту, они без всяких церемоний нчли прогонять меня крикми. Я проследил, когд рбочие отпрвились в деревню. Теперь крьер был пуст и свободен, и я мог его тщтельно исследовть. В склистом обрыве н высоте нескольких метров зиял черня дыр, првд, очень небольшя. Но я никогд не был слишком привередливым, и смые узкие ходы были моей специльностью.

Я немного рстерялся и был сбит с толку тем, что это отверстие ничем не нпоминло описнное в книге. Но очевидно, з прошедшие двдцть лет фронт крьер сильно отступил из-з продолжющихся рзрботок, и срезння пещер не зключл больше зл, в котором рботл Эдурд Арле. Все это очень меня устривло, тк же кк и понижение свод, остновившее знменитого плеонтолог и отбившее у него желние проползти дльше в пещеру, которя блгодря этому тк и остлсь неисследовнной. Впрочем, я перестл удивляться, когд позже узнл, что этот ученый всегд, дже н месте рскопок, бывл в сюртуке с жестким стоячим воротником и в котелке.

Оствив сндлии снружи, я ползком н локтях и н коленях пролез в отверстие. Продвинувшись в тком неудобном положении н ккие-нибудь десять метров по исключительно неровному полу тип "персиковой косточки", я окзлся в коридоре в три-четыре метр высотой и примерно ткой же ширины. Никогд еще не было у меня столь неожиднной удчи! Несколько минут я простоял неподвижно во весь рост, водя из стороны в сторону свечой, которую я держл в вытянутой руке. Нсколько хвтет взгляд (то есть приблизительно н пять-шесть метров), я вижу или, скорее, угдывю убегющую вдль перспективу коридор, который, кк мне кжется, и дльше сохрняет ткие же рзмеры. Никогд еще у меня не было подобного прздник, и мое волнение и восторг увеличивются еще тем, что н покрытой грязью почве, в которой глубоко вязнут мои ноги, не видно никких следов — глиняный пол совершенно чист и лишен кких-либо отпечтков.

В тишине, нступившей во время одной из моих коротких передышек, слышу, кк где-то впереди ккое-то животное, впрочем небольшое, спсется бегством. Я, нверное, вспугнул нескольких кроликов, которые собирлись в сумеркх выбрться нружу, чтобы порезвиться и попстись н соседних полях. При свете свечи — совершенно недостточного и неудобного источник свет — двигюсь вперед и окзывюсь у воронки, перегорживющей коридор по всей ширине. Что это — обвл, оседние почвы? Не зню. Я переступю через впдину, но чуть дльше нтыкюсь н следующую, более глубокую. Я подхожу к ней вплотную и вижу, что он ведет куд-то вниз. Ногой сбрсывю в воронку несколько кмешков, которые исчезют в щели, и слышу, кк они отсккивют при пдении. Я склоняюсь нд отверстием, и теперь до меня доносится неясное, но непрерывное журчние. Тогд эти звуки были еще для меня новы, потом я чсто слышл их под землей — это бормотние воды, текущей в нижнем, еще неизвестном этже.

Сколько подземных потоков я услышл и открыл — иногд н стршной глубине — с того дня, когд впервые змер от удивления и восторг, обнружив подземный ручеек в пещере Монсоне…

Бросив прощльный взгляд н уходящий дльше коридор, я решил повернуть нзд по двум причинм. Недооценив пещеру Монсоне, я взял с собой только одну свечу, и, кроме того, время уже было позднее. Хотя мои дорогие родители предоствляли мне большую свободу, я все же не мог позволить себе вернуться в неурочное время. И я помчлся нзд в Сен-Мртори.

Н следующий день, получив рзрешение по всем првилм, я вновь окзлся у вход в пещеру в еще более позднее время, чем нкнуне. Тк у нс было меньше вероятности встретить в крьере рбочих. Я скзл "у нс", тк кк со мной был брт Мрсиль, которому я рсскзл о результтх моей рзведки. Он не меньше меня горел желнием исследовть пещеру Монсоне.

Н этот рз у нс был с собой зпс свечей, и н спинх мы несли мленькие рюкзки бойскутов, в которых нходились веревк, молоток и немного съестных припсов. Нстоящя экспедиция!

Болтя и гостеприимно покзывя Мрсилю пещеру, я подошел к крю провл, в который мы нчли брость кмни, прислушивясь к шуму подземного ручья. Потом мы решительно нпрвились в неизвестность… Приключения нчлись! Нм попдются новые провлы, мы перепрыгивем через них и идем дльше. Восхищемся стлктитми и колоннми очень, првд, небольших рзмеров, но они кжутся нм скзочными, тк кк мы видим их впервые и, кроме того, сми их открыли. Мы дже присвивем их, и то и дело слыштся восклицния, которые никк не нзовешь скромными.

— Погляди-к, этот я открыл!

— Д, неплохо, но посмотри сюд н мой!

Тк мы идем вперед, и нш энтузизм возрстет от нходки к нходке. Мы охвчены нстоящей лихордкой.

О, эт колонн!

И мы с восхищением рссмтривем смую большую в этой пещере колонну метр в полтор высотой и толщиной в руку человек. Но он соединяет свод с полом, знчит, это нстоящя колонн, и мы ее подробно рзглядывем до тех пор, пок Мрсиль, сделв несколько шгов в сторону неисследовнной чсти пещеры, не зкричл:

— Норбер, пропсть! Здесь пропсть!

В смом деле, коридор резко обрывется, и перед нми зияет черня пустот… Мы не можем подойти к ней вплотную из-з округлого кря, покрытого мокрой и скользкой глиной.

Несколько кмешков, брошенных в пропсть, успокивют нс: они пдют с глухим звуком н землистую почву н глубине около восьми метров.

Кк опытный исследовтель, я достю из зплечного мешк глдкую веревку длиной метров двендцть и привязывю ее к основнию колонны, которя весьм кстти окзывется у кря обрыв.

Мрсиль с интересом следит з мной. Он хорошо знет, что я "великий мстер" лзния по веревке, и ему не терпится узнть, что же тм н дне пропсти. Чтобы освободить руки, я зсовывю зжженную свечу з ленту шляпы и соскльзывю в пустоту. Стенки — из мокрой глины, которя срзу же прилипет ко мне, особенно к локтям и коленям, но это меня мло беспокоит, и я продолжю спускться. Вскоре я приземляюсь н мягкую вязкую почву. Стекющие со свод потоки превртили ее в месиво грязи, в которой вязнут ноги.

Не все ли рвно! Я кричу изо всех сил, чтобы сообщить Мрсилю, что я блгополучно приземлился, и повторить днные ему рнее советы. Теперь его очередь спускться, и веревк нчинет двигться и дергться. Здрв голову, я вижу его ботинки, которые отрывют комья земли от стенки. Я продолжю двть ему советы и нствления. Он приближется, и я собирюсь уже схвтить его з ноги и принять, но в этот смый момент я слышу ккое-то потрескивние н голове и чувствую зпх пленого. Стремительно срывю с головы и отбрсывю в сторону пылющую шляпу, Мрсиль, корчсь от смех, свливется н меня.

В спешке, поглощенный своим знятием, я збыл об укрепленной н голове свече, и шляп згорелсь!

Когд окончилось это смешное приключение и нше веселье несколько утихло, мы решили продолжть исследовние пещеры, которя дльше переходил в высокий, узкий и очень грязный коридор. Кроме того, мы зметили у ног что-то вроде узкой щели, откуд доносилось бормотние текущей воды.

Подземный ручей! Он зжег нше вообржение, и нм зхотелось поскорее достичь его и увидеть водный поток, проложивший себе путь в недрх земли, кк бы ни был он скромен.

Может быть, причиной ншего любопытств были воспоминния о порзивших и зинтересоввших нс книгх. В "Путешествии к центру Земли" племянник профессор Лиденброк, молодой Аксель, зблудившись под землей, использует в кчестве нити Аридны ручеек, который кипит, вьется и обрзует водопды в подземных лбиринтх.

Здесь, в Монсоне, мы не зблудились. Но я устремляюсь в нклонную щель с нетерпением, смешнным с увжением. Я энергично пробирюсь по ней ползком, держ в одной вытянутой вперед руке зжженную свечу, зжтую в кулке. Внезпно свеч гснет, и в тот же момент моя рук погружется в ледяную воду. Я окзывюсь в полной темноте, стиснутый в узком проходе, и никк не могу зжечь свечу. Конечно, я могу вернуться, но моя рук погрузилсь в воду только по кисть, и, решив, что ручеек неглубок, я продолжю скользить по нему вниз и стновлюсь н ноги в небольшом потоке, где мне удется зжечь свечу. Мокрый по колено, рукв куртки полны воды (ведь я полз по воде н четверенькх) — вот в кком виде я достиг моего первого подземного ручья. Нстоящее крещение.

Едв я успел чиркнуть спичкой и выпрямиться, кк Мрсиль, в свою очередь устремившись в нклонный ход, врезлся головой мне в ноги.

— Он совсем ледяня, — скзл он, отфыркивясь. Он имел в виду темпертуру воды.

Вод действительно очень холодн и никк не нпоминет кипящую воду ручейк Акселя. Следуя пмятным мне зветм Жюля Верн, я считю своим долгом просветить млдшего брт.

— Понимешь, — говорю я с вжностью, — здесь мы еще не в центре Земли, и огонь, нходящийся в центре, не смог согреть эту воду. Неизвестно, сколько времени он не видел солнечного свет, и потому ткя холодня.

Н несколько метров выше ручей вытекет из-под совершенно непроходимого очень низкого свод. Зто вниз по течению все просто великолепно: перед нми высокя извилистя глерея, и мы идем по ней, рдостно шлепя ногми по мленьким быстринм и скромным бочжкм, сменяющим друг друг в ншем потоке. Дно то глинистое, то кменистое и очень неровное. Время от времени встречются пляжи из обктнной гльки, черной, кк уголь (отложения мргнц, кк и узню позднее). Мы бредем, восторженно и внимтельно рссмтривя и отмечя все, что нм попдется н пути. Иногд мы видим крохотные притоки, вытекющие из боковых трещин, в которые нм очень любопытно зглянуть, но они почти срзу же стновятся непроходимыми. Местми свод поднимется очень высоко, обрзуя уходящие вертикльно вверх колодцы, которые тм, нверху, сообщются с воронкми пещер верхнего этж. Ткую кртину, связнную с мехнизмом просчивния подземных вод, я буду встречть в пещерх всю жизнь. Вод всегд роет, сверлит, использует и рсширяет трещины, и с помощью силы тяжести ей в конце концов всегд удется достичь более низкого уровня, спускясь все ниже и ниже.

Верхний этж пещеры Монсоне и предствляет собой древнее иссохшее подземное русло, из которого проточня вод ушл много тысячелетий нзд. По многочисленным воронкм (мест утечки первичных ручейков) вод просчивлсь в нижний этж, где мы теперь рзгуливем в бегущем потоке. Уход воды и осушение верхнего этж относятся к очень двней геологической эпохе; грот успел послужить убежищем гиенм, которые притскивли сюд трупы или чсти трупов многочисленных животных (их кости Эдурд Арле извлекл в 1890 году).

При кждой новой неожиднной нходке нше продвижение прерывется восклицниями:

— Смотри, вот кость!

В воде ручья я зметил и подобрл короткую крепкую черную, кк уголь, кость и тотчс же сунул ее в крмн, потом выствил в своем музее н чердке. Позже ббт Брейль, окзвший мне честь своим посещением, определил ее. Это окзлсь трубчтя кость лошди.

Вдруг Мрсиль окликет меня:

— Иди сюд! Креветки!

Склонившись нд глубоким озерком с идельно прозрчной водой, он покзывет мне збвных крохотных водяных животных, двигющихся очень проворно. Это действительно креветки. Пресноводные креветки с совершенно прозрчным тельцем. Эти пещерные ркообрзные лишены оргнов зрения и живут в бсолютной темноте. Предупрежденные кким-то особым чувством (по всей вероятности, слухом), они обнруживют нше присутствие и прячутся в щели среди кмней.

В одной восточной легенде рсскзывется о человеке, зчровнном мелодичным пением и крсочным оперением мленькой птички; слушя ее, он в течение ст лет бродил з ней по бесконечному лесу. Подобно ему мы медленно продвигемся по темному лбиринту, и нитью Аридны нм служит ручеек, который бежит от кмня к кмню, от зводи к перекту и доводит нс до последней узкой рсщелины. Здесь очровнию приходит конец, тк кк вод, поглощення щелью в скле, покидет нс с булькньем, похожим н рыдние…

Около полуночи мы вернулись к истоку ручейк. Ползком пробрвшись в рсщелину, по которой мы проникли сюд, и бросив доверчивый взгляд н висящую вдоль глинистой стенки веревку, мы нпрвляемся в глерею, ведущую к верховьям ручья.

После зхвтывющих, полных поэзии чсов, которые мы провели, следуя вниз вдоль ручья, нм приходится нпрячь все силы, чтобы добрться до верхнего этж и вступить в борьбу с крйне неприятным, цепким и коврным вргом. Нм необходимо взобрться по откосу из вязкой глины. Срзу же мы покрывемся слоем грязи, ноги вязнут в липкой мссе, руки стновятся похожими н неудобные и нелепые боксерские перчтки. Все, включя свечу, покрыто слоем глины, виден лишь мленький язычок плмени, который не хочет и не должен умереть.

В одной из моих книг я нписл похвлу грязи и не откзывюсь ни от одного слов, кк бы ни кзлось прдоксльным восхвлять предмет, всегд считвшийся отвртительным и оттлкивющим. Я позволю себе повторить некоторые из моих прежних выскзывний:

"Для спелеолог смя клейкя, вязкя, зыбкя и все покрывющя своим слоем глин никогд не бывет просто грязью, всегд остется блгородным веществом, которым он весь пропитывется, которое покрывет его с головы до ног, иногд преврщет в ледышку, но которое в конечном счете до ткой степени неизбежно и привычно, что стновится кк бы клссической, хрктерной чертой пещер. Весь измзнный глиной, н этот рз, скжем, просто грязью, спелеолог не имеет ли прв с гордостью скзть, кк Сирно де Бержерк:[6] "Я элегнтен морльно!"

Ведь если дойти до смой сути вещей и если нм рзрешт до конц выскзть ншу мысль, несущую н себе след символики (почти геологического мистицизм), то не уместно ли здесь нпомнить, что глин — смый почтенный и блгородный мтерил, потому что, по библейской легенде, нс вылепили из "горсти земли". И можно ли сомневться, что этой землей был глин, крсня глин. Смо имя первого человек — Адм — н древнееврейском языке ознчет "крсня земля", слово "человек" — homo по-лтыни — ткже созвучно с humus — "земля".

Вот что мне хотелось скзть о пещерной глине, которя многих отпугивет тк же, кк он вызвл отврщение у нс и чуть не оттолкнул при первой встрече, при первом боевом крещении в пещере Монсоне.

Кроме того, нш первя пещер вскоре выствил против нс еще более серьезное препятствие, которое мы снчл сочли дже непреодолимым.

Покрытые грязью с головы до ног, с трудом преодолев этот проход, мы только немножко передохнули в кменном зле, зкнчиввшемся низким лзом. Ползком н животе мы проникли в него, но дльше он, по-видимому, стновился непроходимым. Лз имел вид щели, ощетинившейся стлктитми и мссивными колоннми, обрзующими кк бы прутья естественной решетки.

Дже Мрсиль, несмотря н всю гибкость восьмилетнего ребенк, отступет перед слишком узкими ходми, и нм приходится вернуться в огромный зл, где мы соскребем с себя глину ножом, чтобы хоть немножко освободиться от нее, тк кк он склеивет дже пльцы рук. Я вовремя вспоминю, что у меня в мешке есть молоток, опять ползу в проход и нчиню крушить тонкие стлктиты, которые рсклывются со стеклянным звоном. Но з тонкими следуют более толстые и прочные, короткие, особенно крепко приросшие колонночки, которым мой инструмент нносит только слбые удры, тк кк я вынужден нходиться в очень неудобной позе и у меня нет мест, чтобы рзмхнуться. Быстро уств, с зтекшими от нпряжения мышцми, я оствляю молоток и уступю место Мрсилю, которому блгодря мленькому росту удется продвинуться немного дльше вперед. Но, будучи ребенком, он бьет молотком еще слбее. Однко, объединив усилия, чсто сменяясь, со всем пылом сокрушителей прегрд мы все же делем некоторые успехи. Рзрушение кждой колонночки мы отмечем победным кличем. Мы быстро отгребем и отбрсывем обломки, и нм удется снов продвинуться вперед. Все это тянется бесконечно долго, но в конце концов приходит минут, когд мы ломем последний известковый столбик и видим, что дльше, з кменным нвесом, потолок щели нчинет нконец поднимться. К счстью, стлгмитовый порог, к которому мы теперь прижимлись вплотную, глдок и влжен, и мы легко его преодолевем. Я выдыхю воздух, чтобы уменьшить объем грудной клетки, и, сдиря кожу с груди и лопток, пролезю с отчянным усилием и глубоко с шумом вздыхю под сводом, который больше не двит н меня тк угрожюще и жестоко. Мрсиль следует з мной кк тень. Пещер идет дльше вглубь просторным коридором.

Узкие ходы поднимются н нерзличимую высоту, под ногми рзверзются колодцы, из которых доносится шум вновь нйденного ручья, верхнее течение которого мы сможем исследовть только в следующий рз. Сегодня для нс достточно обследовть этж, в который мы проникли с тким трудом.

Мы попдем в пещеру, зкнчивющуюся тупиком с мленьким круглым отверстием. Для очистки совести я просовывю в него голову. Ур! Побед! Коридор продолжется! Я протискивюсь полностью и окзывюсь в крохотном зльце с песчным полом, н котором змечю цепочку следов мленького животного. Снчл это открытие нс очень удивило, потом обрдовло, когд, порзмыслив, мы решили, что никкое животное не могло сюд проникнуть через вход, нходящийся длеко в крьере. Слишком много н пути рзличных препятствий, из которых совершенно непреодолимое — это обрыв: ведь мы спустились сюд по веревке. Следовтельно, мы нходимся где-то недлеко от другого вход в пещеру, нверное, посреди лес в кком-то неизвестном нм месте горы, по недрм которой мы с трудом пробирлись в течение многих ночных чсов.

Перспектив выйти нружу, пройдя сквозь всю гору, приводит нс в полный восторг. Мы осмтривем зпс свечей и нходим его достточным. Это придет нм уверенности, и мы бодро двигемся вперед, но, увы, недолго. З первым же поворотом перед нми открывется неожиднное зрелище, и мы змирем н месте. Здесь пещер окнчивется кменным мешком, из которого нет никкого выход, н земле вляется хрупкий скелет животного, следы которого привели нс сюд.

Несколько мгновений мы стоим, потрясенные дрмой, которую нм рисует вообржение. Животное, кмення куниц, проникл в пещеру, по-видимому, через ккую-то узкую щель в своде, соединяющую подземелье с внешним миром. Двигясь по ходм, может быть очень длинным и сложным, — их мы никогд не узнем, тк кк они доступны только мелким животным, — кмення куниц попл нконец сюд. Рнення, больня или сбившяся с пути, он долго блуждл, пок в конце концов не умерл в смой глубине пещеры…

Под землей неуютно. Все сурово, иногд зловеще, всегд величественно и полно угроз. Конечно, именно поэтому человек и животные инстинктивно избегют и боятся подземного мир. Только немногие приспосбливются к этому црству смерти и испытывют интерес, дже стрсть к его исследовнию. Это спелеологи.

Спелеологи? Прошло много лет, прежде чем мы узнли этот врврский неологизм, но по собственной иницитиве, соглсно своему, возможно, стрнному вкусу к необычному, мы стли дилетнтми-спелеологми, по-нстоящему влюбленными в пещеры.

Исследовние грот Монсоне, открывшее нм многое неизвестное рнее и двшее рзносторонний опыт, очень многому нучило нс и позволило пережить незбывемые чсы. Кроме того, эт пещер нвсегд звоевл меня для подземных похождений. Ведь он был моей первой нстоящей пещерой.

VII

Моя первя пропсть — Пудк-Грн

Нш незбывемый ночной поход в пещеру Монсоне положил нчло длинным прогулкм н велосипеде по окрестностям Сен-Мртори, блгодря которым я обнружил несколько пещер, не особенно больших, но все же довольно интересных, и бросился в них очертя голову. Но у меня был мечт, которя никк не осуществлялсь, — увидеть пропсть и, если удстся, спуститься в нее.

Что пропсти существуют н земле, я знл хотя бы из книги Жюля Верн. Спуск профессор Лиденброк в кртер вулкн Снеффелс в Ислндии не двл мне покоя. Единственный известный мне колодец Можжевельник н обрыве Эсклер был весьм скромной пропстью, и после многокртных спусков в него я уже не ощущл ни волнения, ни стрх. Теперь я ндеялся окзться перед нстоящей бездной, чтобы помериться с ней силми и испытть сильные ощущения при спуске под землю. Это знимло все мои мысли, но поиски оствлись тщетными. Во всем рйоне не было ни одной пропсти.

Однжды я остновился н дороге, идущей по овргу, и, зметив н крутом склоне мленькое отверстие, тут же решил рсширить его, тк кк мне всегд хотелось проникнуть в кждую увиденную дыру. Я успел отбросить немло земли и столкнуть вниз несколько больших кмней, сктившихся н дорогу, когд меня испугл и зствил прекртить рботу звук приближющегося лошдиного топот. Мне стло не по себе, тк кк я несколько попортил земляной склон и звлил дорогу, и я бы с удовольствием удрл и спрятлся под покровом лес, но мой оствленный внизу велосипед был слишком убедительной уликой. Итк, я решил не двигться с мест и выдержть возможную переплку с возницей той упряжки, которя должн был вот-вот покзться из-з поворот. Но появился не крестьянин, дв жндрм верхми. Они делли обход, и у них был брвый вид, горздо более брвый, чем у меня, стоящего сконфуженно н склоне посреди груды земли и кмней, извлеченных мной из дыры. Однко я с облегчением зметил, что это были жндрмы из отряд, стоявшего в Сен-Мртори. Я их хорошо знл, поскольку помещения, в которых рсполглсь жндрмерия, приндлежли нм, и мой отец сдвл их в ренду депртменту.

Жндрмы тоже узнли меня, что не помешло им весьм строго спросить о роде моего по меньшей мере подозрительного знятия. К счстью, ни по возрсту, ни по виду я не походил н брконьер, ствящего силки н кроликов или охотящегося н хорьков. Все же они велели мне прекртить мою рзрушительную рботу.

У одного из них, которого я особенно хорошо знл, тк кк дружил с его сыном, был великолепня золотисто-рыжя лошдь, очень резвя и хорошо выдрессировння, которя по комнде вствл н дыбы. Этот жндрм по фмилии Эстрд облдл хорошей выпрвкой, брвым видом и длинными глльскими усми.

Он знл о моем пристрстии к поискм всяческих дыр и посоветовл мне побывть в его родных местх, где колодцы (он нзвл их н местном нречии — пудки) нсчитывются сотнями.

"Его родные мест", кк я знл, нходились в деревушке Арб у подножия гор. До них было кких-нибудь двдцть километров, но по тем временм это считлось знчительным рсстоянием. Я нчл его рсспршивть об этих тинственных пудкх, и он мне весьм живо их описл. Это колодцы, зтерянные среди гор в еловых и буковых лесх. Они очень опсны, и иногд в них провливются овцы и дже коровы, псущиеся летом в горх.

Вечером з обедом я легко нпрвил рзговор н нужную мне тему, и отец, стрстный охотник н кбнов (всего он добыл сто сорок кбньих голов и был однжды тяжело рнен стрым одиноким кбном), скзл, что во время охоты в горном мссиве Арб он видел эти знменитые колодцы, нстоящие естественные ловушки, в которые кждый год провливются собки.

Все это мне уже было немного известно из брошюры, прочитнной в библиотеке Тулузского музея, рсскзывющей об исследовнии одного из колодцев — пропсти Плнк. Брошюр приндлежл перу прижского ученого Мртеля. Я снял н кльку плн и рзрез пропсти, и эт бесцення бумг буквльно жгл мне пльцы. Мне было совершенно необходимо увидеть пропсть Плнк и по возможности спуститься в нее.

Итк, в одно прекрснее утро я явился в Арб без Мрсиля, у которого еще не было велосипед. Ккой-то стрик снбдил меня очень обстоятельными и дже слишком подробными сведениями, и я отпрвился в горы.

По чистой случйности мне удлось нйти жерло колодц "под большим буком", кк мне было скзно, если только ткое укзние можно считть точным, ибо лес сплошь состоял из больших деревьев.

Итк, я у нстоящей пропсти, носящей дв нзвния — пропсть Плнк, кк ее нзвл Мртель, и Пудк-Грн (большой колодец), кк ее нзывют местные жители. Признюсь, что топонимические проблемы перестли знимть меня, кк только я приблизился к крю пропсти, окзвшейся горздо более внушительной, чем я предполгл.

Н моем чертеже в рзрезе был покзн нклонный колодец глубиной в двдцть метров, з ним следовл десятиметровый обрыв, переходящий в большую осыпь, которя достигл гигнтского зл. Н бумге все это выглядело ккуртно и не тило никких неожиднностей. В действительности все окзлось не совсем тк. Я был зчровн и ошеломлен этим открывшимся передо мной головокружительным спуском, и моя школьня эрудиция подскзывл мне ткую же ндпись нд ним, ккя стоял н вртх Днтов д: "Оствьте всякую ндежду…" Мне пришлось сделть нд собой усилие, чтобы достть из мешк тонкую веревку в тридцть пять метров длиной. Я принялся ее медленно рзворчивть, проверяя соединительные узлы, которыми он был вся рзукршен, тк кк состоял из многочисленных отрезков. Потом все мое внимние поглотил узел, которым я привязывл веревку к ближйшему дереву. Но я прекрсно знл, что все эти проволочки нпрвлены только н то, чтобы оттянуть момент спуск.

Все еще нходясь в плену клссических реминисценций, я вспомнил слов Тюренн:[7] "Дрожишь, негодник!" — и мне пришлось хорошенько отругть себя, чтобы зкончить последние приготовления. Эти приготовления включли одно новшество — использовние мленького цетиленового фонрик, ккие применяли в то время велосипедисты. Эт противня мехник, с которой я, может быть, просто не умел првильно обрщться, причинял мне сплошные неприятности. К счстью, со мной были мои верные свечи, и, держ одну из них зжтой в зубх, я нчл спускться по крутому склону, ведущему в глубину пропсти. Необходимость выполнять знкомые действия, методические перехвты рукми и нормльно проходящий спуск втомтически сняли мои стрхи и вернули мне все мои умственные способности.

Нконец я добирюсь до мест, где очень крутя стенк колодц переходит в совершенно вертикльный обрыв, тк что мне предстоит повиснуть нд пустотой. До этого мест я дошел в очень хорошем состоянии и, не ощущя устлости в рукх, соскльзывю н животе и преодолевю нвисший крй. Зжв веревку ногми и ступнями (секрет пользовния простой веревкой), скольжу вниз, но вдруг происходит неприятность: свеч, которую я держу в зубх, здевет з стену и гснет. Теперь я продолжю спускться н ощупь в темноту и нконец блгополучно приземляюсь.

Зсветив свечу и фонрь, я с облегчением и не без гордости змечю, что нхожусь н верху длинного склон, по которому без труд смогу достичь дн пропсти. Я больше не держусь з веревку и иду вниз по крутому склону, звленному кмнями и огромными трухлявыми стволми деревьев.

Очень высокий свод придет этой величественной пещере рзмеры и вид ушедшего под землю хрм, в котором я чувствую себя совершенно ничтожным. По дороге нхожу полу звленные кмнями рог оленя, немного дльше — кости и хорошо сохрнившийся череп медведя. Эти животные провлились, соскользнули по нклонному спуску, упли с высоты вертикльной стены и рзбились о лежщие внизу кмни.

Достигнув дн пропсти, я с восхищением обнруживю прелестное озерко, и его созерцние вознгрждет меня з внутреннюю борьбу, которую мне пришлось выдержть, прежде чем я решился спуститься. Вид этой прозрчной воды в феерическом окружении вознгрждет меня ткже з все мелкие неприятности и волнения при спуске.

Тк вот оно, дно пропсти с мленьким озерком! Ему подобные встречются почти повсеместно, и, просчивясь через бесчисленные ткие же впдины, они питют источники долины. Здесь я воочию увидел смую тинственную, но и смую поэтичную фзу цикл воды — тйные хрмы пленных няд, спящих под кменными сводми.

Вдоволь нслдившись великолепием подземного црств, я преисполнился созннием, что нхожусь н глубине шестидесяти пяти метров, н дне моей первой пропсти, в которую проник один, пользуясь лишь своими собственными средствми.

Тот, кто никогд не испытывл хмельной рдости тких побед, сочтет подобную экзльтцию неуместной, человек, признвшегося в ней, спесивцем. Но это зконня гордость, лежщя в основе всего знчительного и достойного внимния, что происходит в мире приключений.

Мой цетиленовый фонрь, стекло которого рзбилось еще при спуске по веревке, ни н что не пригоден. Горелк зсорилсь, см фонрь висит у меня н портупее, бесполезный и стесняющий движения, и я жлею, что взял с собой эту обузу. Никогд больше им не буду пользовться. Это очень грустно, тк кк я очень рссчитывл н фонрь (свет одной свечи явно недостточно).

Никогд я не видел более обширного подземелья, чем Пудк-Грн. Чувствуя себя в нем совершенно потерянным и испытывя смутное беспокойство, я перелезю через обломки скл, поднимюсь по осыпи в нпрвлении веревки, которя свисет сверху, соединяя меня с внешним миром.

Чтобы соствить себе првильное предствление о рзмерх и форме большого зл, по которому медленно пробирюсь, я держусь все время левой стены. Чем дльше, тем сильнее изгибется стен, и вдруг я обнруживю, что нхожусь уже не в большом зле пропсти, в кком-то ответвлении от него. Передо мной згроможденный проход, и кждый шг по нему уводит меня от выход, но я понимю, что это продолжение пещеры не ннесено н плн, нходящийся в моем рспоряжении, и, следовтельно, оно остлось неизвестным моим предшественникм.

Это открытие приводит меня во вполне понятное возбуждение, которое еще усиливется, когд я нчиню рзличть, что грунт в этом месте землистый и пыльный, усыпн костями и гигнтскими черепми, в которых я легко узню скелеты медведей, тк кк видел ткие же в музее. Это не современный медведь, водящийся в Пиренеях, череп которого я ншел н большой осыпи, пещерный медведь, грозный Ursus spaelaeus.

Т чсть Пудк-Грн, в которой я сейчс нхожусь, — нстоящее клдбище медведей.

Восторг от того, что я открыл неисследовнную чсть пещеры, переходит в бурную экзльтцию при мысли, что я — первый человек, проникший в этот доисторический зверинец. Меня глубоко потрясет мысль, что дикие звери, попвшие сюд другим путем, чем я, двиглись в полной темноте н ощупь, с помощью лишь своего чутья. Я думю ткже и о том, что им были известны все зкоулки этого зл, но они никогд сми не видели его. Итк, с тех пор, кк существует эт пещер, я — первое существо, рссеявшее ее мрк и созерцющее ее всю целиком.

Эти и другие подобные им волноввшие и беспокоившие меня мысли вызывли тйное смятение и нвсегд оствили след в моем мозгу и сердце.

Ткие чсы не проходят дром, они нклдывют отпечток н всю жизнь, и тяг к пещерм и ко всему, что в них зключется, сохрняется нвсегд. Особенно если выпло счстье побывть в них одному, д к тому же в отроческом возрсте.

Я бы подольше здержлся в зле Медведей, где мне пришлось пережить одно из глубочйших волнений з все мои подземные путешествия, но зпс свечей подходил к концу, кроме того, мне следовло подумть о длинном переходе по лесу и об обртном пути в Сен-Мртори н велосипеде.

Я позволил себе потртить еще лишь четверть чс и посмотреть, что нходится дльше з нгромождением древних костей. Но через несколько минут н моем пути встл обрыв. Я стою н крю вертикльного колодц и при свете свечи вижу только несколько первых метров, брошенные вниз кмешки укзывют н большую глубину.

Мне тк не терпелось продолжить исследовния, что через несколько дней я вновь был у этого колодц. Мое снряжение пополнилось веревкой, совершенно необходимой для тки бездонного колодц, мысль об исследовнии которого неотступно преследовл меня и, по првде скзть, лишл сн.

Вернуться в Пудк-Грн одному, чтобы вторгнуться в неизвестность, кзлось мне высшей степенью неосторожности, и внчле я испытывл угрызения совести. Но ужсное и в то же время прекрсное ощущение — ни от кого, кроме смого себя, не звисеть и переживть опсности одному, без свидетелей, — взяло верх нд всеми моими сомнениями, и я вернулся н место моих чяний и стрхов, см точно не зня, иду ли я туд по собственной воле или меня влечет ккя-то зля сил. Трудно нлизировть это ощущение; не имея возможности объяснить его, я окрестил эту силу, которую всегд чувствовл и действие которой с нслждением испытывл всю жизнь, — зов бездны.

Спуск по глдкой веревке был одним из моих любимых знятий. Это млопопулярный спорт, и только изредк можно встретить кробтов, которые знимются этим видом гимнстики. И вот сегодня в Пудк-Грн мне будет служить подспорьем лишь простя веревк.

Кк и в Монсоне, я поместил свечу з ленту шляпы, но поля отбрсывли тень, и кк рз тм, где освещение было мне нужнее всего, подо мной окзывлсь темня зон. Мне пришлось вернуться к врврскому и неудобному способу — взять свечу в зубы. Я нчиню скользить вниз вдоль неровной стены с многочисленными выступми, н которых смогу отдохнуть позднее при подъеме. Достигю блкон, окзвшегося вдвойне кстти, тк кк моя веревк слишком коротк, чтобы спускться дльше, и, кроме того, я обнружил, что нхожусь н новом этже пропсти, где смогу продолжть свои исследовния. Продвигюсь с осторожностью, нхожу еще кости пещерных медведей, и эт нходк — новя згдк об их присутствии в тком месте. Но вот новое препятствие — путь прегрждет другой колодец во всю ширину коридор. А н противоположной его стороне коридор идет дльше.

Под землей легкого не бывет. Трудности соствляют првило, и приходится без конц идти н штурм, проявлять нстойчивость, упрямо идти вперед.

Мне пришлось узнть это с смого нчл моих походов, но мой интерес был тк силен, что я вернулся в Пудк-Грн в третий рз с новым плном, столь же простым, сколь и опрометчивым.

У вход в пропсть я срубил молоденький ровный и стройный кштн, обрубил ветви и спустил его по нклонному склону, ведущему в колодец. Через несколько минут спустившись по веревке, я ншел свой кштн н большой осыпи, вскинул его н плечо и нпрвился туд, где окончился мой прошлый поход. Тщить ткую ношу по очень неровной местности трудно и неудобно. Однко никких происшествий не случилось, кроме неожиднной встречи перед смым злом Медведей с животным, которое мне очень хотелось бы поймть. Это был крупня крыс, присутствие которой в подобном месте мне тк никогд и не удлось объяснить. Это совершенно исключительный случй, и никогд больше мне не приходилось встречть под землей этих животных, кроме кк в гигнтских пещерх Соединенных Шттов.

Добрвшись с молодым деревцем (мы по очереди помогли друг другу) до того мест, где пещер был перерезн, я перебросил его тк, что конец лег н противоположный крй. По этому мостику я собирлся перебрться через колодец. Конечно, мостик был весьм примитивен и нендежен, но ни в чем никких сомнений у меня не возникло, не исключя и сомнений в собственной ловкости. Я проявил только одну обязтельную предосторожность: оствил зжженный фонрик по эту сторону колодц, пок перебирлся по мостику тк нзывемым тирольским методом — корпус под жердью, которую охвтывют рукми и ногми.

Без труд добрвшись до противоположного кря, я лихордочно зжег свечу и не менее лихордочно бросился дльше по коридору, до которого мне нконец удлось добрться. Увы, з первым же поворотом меня ожидло жестокое рзочровние. Пещер окнчивлсь полнейшим тупиком!

После первых горьких минут, последоввших з тким удром судьбы, у меня хвтило ум по-философски отнестись к тому, что, кк я позднее убедился, чсто бывет рсплтой под землей: совершенно непроходимое препятствие н дне колодц, покоренного с большим трудом, или внезпный и рзочровывющий глухой тупик в конце зпутнной глереи.

Постоянно мысленно возврщюсь к одному из моих любимейших героев — Сирно де Бержерку,[8] — я нивно нписл ножом н глине, покрыввшей пол пещеры: "Чем бесполезнее — тем прекрснее…"

VIII

Спорт до излишеств

Мне, конечно, могут возрзить: кому нужны эти упржнения, столь же бесполезные, сколь и опсные, при которых вы рискуете зблудиться, окзться змуровнным или переломть кости? Не достточно ли крсот и рзнообрзия под небесным сводом при ярком солнечном свете, чтобы приговорить себя к вредному для здоровья и весьм непривлектельному подземному зточению?

Я соглсен, что эти игры в "человек-змею", перспектив ложиться нземь и тщиться н животе по холодным и неприятным кмням, по грязи или ледяной воде, иногд целыми чсми, сдиря кожу н локтях, н коленях, н всем теле, вряд ли могут привлекть многих.

Но непреодолимое влечение, н котором основно мое призвние, помогло мне сохрнить здоровье и гибкость тел, и блгодря ему я пережил восхитительные чсы. Тк, нпример, пройдя под водой длинный сифон, я открыл в пещере Монтеспн смые древние сттуи в мире.

Мои детские гимнстические упржнения, конечно, пригодились мне, когд приходилось спускться по шткой веревочной лестнице или идти под ледяным душем в многочисленных пропстях, среди которых бывли смые глубокие н земле. Я мог только рдовться, что зклен и готов к любым случйностям, встречющимся под землей, когд вместе с женой, позднее с дочерьми открыл и исследовл ледяные пещеры, рсположенные выше, чем все остльные пещеры н земном шре.

Нет, не бесполезно, совершенно необходимо было для меня нчть очень рно спускться под землю, чтобы успеть познкомиться со своеобрзнейшим миром, где опыт нкпливется очень медленно, объекты нблюдения зхвтывюще интересны.

Ндо было, чтобы я рно ощутил и рно отозвлся н вкус к риску и н призыв к неведомым приключениям, чтобы сегодня, когд пишу эти строки, имея н своем счету более тысячи пещер, пропстей и подземных рек, я мог с полным првом скзть, что подземный мир, ткой стрнный, что кжется, будто тебя перенесли в другое измерение, всегд околдовывл и очровывл меня. Многие чсы, проведенные под землей, множество пройденных километров, порой н коленях или ползком, не измотли, не пресытили меня, кк рз ноборот. Я полностью во влсти минерльного црств.

Нельзя скзть, чтобы я стремился к одиночеству, кк тковому, но я любил уединяться, и пещеры были моим ндежным убежищем: ведь мои товрищи ими совершенно не интересовлись. Но с товрищми я игрл и очень весело проводил кникулы. Чем же мы знимлись?

Ответ н этот вопрос совершенно ясен и не содержит ничего оригинльного — все дни мы посвящли спорту. Ккому спорту? Любому, кким только можно было знимться. Но досдный недостток ншего взгляд н спорт зключлся в том, что со всем честолюбием и пылкостью юности мы всегд стремились перегнть и превзойти смих себя. Мы были отрвлены чтением плохо иллюстрировнных спортивных журнлов, которые изредк попдли нм в руки, и все время пытлись побивть собственные рекорды. Мы были охвчены острой рекордомнией.

Любя прогулк, любя поездк н велосипеде с смого нчл принимл хрктер ожесточенного соревновния. Н кждом пригорке, стоя н педлях, мы рзыгрывли дуэли. Н спуске мы неслись, склонившись нд, увы, не гоночным рулем. Передчи крутили педли с бешеной скоростью, и нм приходилось их брость н ходу! Проезжя через любую деревушку, мы не упускли случя "проктиться с шиком", то есть прибвить скорость и выделывть зигзги, пугя кур, собк, если удвлось, то и людей.

Ежегодно около десятого июля мы отпрвлялись в Порте д'Аспе посмотреть н гонщиков, учствующих в велосипедных гонкх Тур-де Фрнс. Мы ждно и восторженно смотрели, кк преодолевли подъем "исполины дистнции", и вечером возврщлись домой, полные энтузизм, обсуждя и срвнивя достоинств Фбер, Лпиз, Трусселье и прочих Алвунов и Пелисье.

Пешие походы тоже пользовлись ншей любовью, и мы отпрвлялись в них в мйкх с короткими руквми, зктв брюки, чтобы выглядеть нстоящими скороходми! Тк мы ходили через поля и лес по сложным мршрутм. Споры по дороге возникли только относительно пробежки н сто метров, но результт их бывл зрнее предрешен. Всегд выигрывл мой брт Жн, бсолютный чемпион бег н скорость. Он преуспевл во всех видх спорт и позднее, в июле 1914 год, докзл это, ств чемпионом Юго-Зпд в соревновниях н "совершенного тлет".

Гронн, протекющя через Сен-Мртори, тянул нс к себе с смого утр. Мы плвли, кк молодые выдры, и почти кждый день устривли соревновния по плвнию, нырянию и прыжкм в воду. Нши прыжки с пятиметрового римского мостового бык, торчщего посреди реки, привлекли любопытных. Но ншелся конкурент, сумевший превзойти нс. Кждый день в четыре чс н прпет нбережной взбирлсь довольно згдочня личность, бывший мтрос. Босой, в холщовой рубшке и брюкх, он курил сигрету и, докурив ее почти до конц, прыгл в Гронну с десятиметровой высоты ногми вперед — "солдтиком". Этот сенсционный прыжок производил ткое впечтление, тк нс зхвтывл, что в один прекрсный день я тоже поднялся н прпет и, желя сойти с него с честью, бросился головой в реку, текущую в десяти метрх внизу. Труден только первый шг, и с того дня я ежедневно проделывл "прыжок нгел" с прпет нбережной, вскоре моему примеру последовли бртья и нши товрищи.

У нс было две или три лодки-душегубки, блгодря которым мы овлдели плвнием н быстринх и в водоворотх выше по течению близ Сен-Мртори, у подножия скл Эсклер. Эти физические упржнения, к которым мы легкомысленно подходили кк к соревновниям и которые проделывли непрерывно, могли повредить здоровью и переутомить сердце. Мой отец, одобрявший нши спортивные увлечения, все же опслся их чрезмерности и предостерегл от злоупотребления и излишеств. Чтобы несколько угомонить, он иногд брл нс с собой н охоту, и мы делли бесконечные переходы под плящим солнцем, гоняясь з зйцми и куропткми. Эти охотничьи вылзки, в которых не было привлектельности спортивных соревновний, очень утомляли нс. Нм случлось ждть в тени дерев или изгороди, пок неутомимый отец искл куропток, переходя от куст к кусту через жнивье, пшни и поля кукурузы. Вечером мы возврщлись, еле волоч ноги, измученные, умиря от жжды, и признвли, что нш отец облдет кчествми бегун н длинные дистнции высокого клсс. Зтем, рссевшись в тени и утолив жжду, мы нходили подшивку спортивного еженедельник "Н свежем воздухе" и вместе перечитывли отчеты о подвигх нших любимых чемпионов.

Конечно, мы не оствлись рвнодушными и к футболу и поспешили основть спортивный клуб — клссический предмет гордости всех молодежных компний. Блгодря ншей приверженности к водному спорту (и, может быть, под влиянием знменитой бйоннской комнды, нходившейся тогд в зените слвы) мы нзвли себя сен-мрторийскими гребцми — полостя мйк голубя с белым (тоже подржние бйоннской комнде по гребле).

У нс были дже кзнчей и ксс, пополнявшяся в результте нших пеших походов во время местных спортивных прздников. Призы бывли всегд неизменными: по десять фрнков з выигрыш стометровой дистнции и пять фрнков — з победу в беге н длинную дистнцию (что я считл крйне неспрведливым, тк кк выигрывть этот вид соревновний лежло н моей обязнности). Милые сердцу длекие воспоминния!

Эт нездоровя спортивня прктик имел хотя бы ту положительную сторону, что подготовил нс и зклил для житейских битв, о которых мы еще не подозревли, но которые приближлись полным ходом.

IX

Войн и послевоенное время

Однжды после обед, чс в четыре пополудни, мы, четверо юношей из комнды "гребцов", спусклись в лодке по Гронне между деревнями Лестелл и Сен-Мртори. Срзу же з поворотом, тм, где рек нтлкивется н обрывы Эсклер, мы молч скользили по воде, почти не гребя н быстром течении. Вдруг в Сн-Мртори ззвонил церковный колокол. Чстые удры безостновочно следовли друг з другом. Необычный звон встревожил нс зловещим звучнием.

— Это нбт, — скзл один из нс, единственный, кто слышл рньше тревожный нбт, извещвший о пожре.

В это время по прибрежной гльке н првом берегу проходил человек, которого мы хорошо знли. Нм был знком его высокя фигур, согбення годми, его длинное черное бмбуковое удилище. Это был Рогль, единственный профессионльный деревенский рыбк, промышлявший форель, кк и мы, проводивший все время у воды. Мы нпрвили к нему ншу лодку, причлили и спросили:

— Это что, пожр?

— Нет, это не пожр, — ответил он, — но стршное бедствие.

И этот человек, всегд одинокий и молчливый, кк цпля, зговорил с тким жром и волнением, которых мы от него никк не ожидли:

— Это войн, бедные мои дети. Еще одн войн против пруссков. Он принесет много горя. Но вы еще слишком молоды, чтобы сржться. Тк я ндеюсь, по крйней мере, — добвил он и, сгорбившись еще сильнее, отпрвился своей дорогой с удочкой под мышкой.

Н следующий день, 2 вгуст 1914 год, в первый день всеобщей мобилизции, деревня был в стршном волнении, кк, впрочем, все город и селения Фрнции. Один молодой призывник, ехвший н велосипеде по ориньякской дороге и спусквшийся н полном ходу со склон Брер, рскроил себе череп о косяк, нлетев н городские ворот.

— Первя жертв войны, — скзл отец вечером з обеденным столом.

Но он ошиблся. Нкнуне н эльзсской грнице под пулями прусских улн пл кпрл Пэжо — первый убитый в войне 1914 год.

А через пятьдесят дв месяц, когд прозвучл горн перемирия, число фрнцузов, пвших, зщищя Фрнцию, нсчитывло полтор миллион.

В тот пмятный день отец вернулся серьезный и здумчивый из ншей супрефектуры в Сен-Годенсе. Он хотел зписться добровольцем, но комндующий нбором, оптимист и гуляк, ответил ему решительно, что для победы н войне и взятия Берлин пятидесятилетние не пондобятся, и посоветовл вернуться домой.

Через несколько месяцев мой стрший брт Жн, подлежвший призыву в 1915 году, ушел в 57-й полк полевой ртиллерии, и в том же 1915 году, кк только мне исполнилось восемндцть лет, я вступил добровольцем в тот же полк.

В 1919 году з месяц до демобилизции я входил с бьющимся сердцем в лекционный зл гумнитрного фкультет Тулузского университет. Нс, солдт в шинелях зщитного серо-голубого цвет, было человек двдцть, и нм предстояло взять приступом вторую чсть экзменов н степень бклвр.

Это был специльня сессия для тех, чьи знятия прервл войн.

Четыре год я не открывл книги, и мой мозг отупел, все, чему я учился рньше, покрывл густя пелен збвения. Но снисходительность к нм дошл до того, что нс избвили от письменных экзменов.

Призвв н помощь все свое мужество, я сел перед экзментором, пожилым человеком с седой бородой, непроницемый вид которого произвел н меня сильное впечтление. Он долго, педнтично изучл мой школьный тбель и свидетельство о прохождении воинской службы, зтем поднял голову и, глядя мне прямо в лицо, нконец спросил:

— У вс хорошя пмять?

— Весьм посредствення, господин профессор.

— Очень жль. Я здм вм только один вопрос, но мне бы хотелось, чтобы вы ответили мне без зпинки, слово в слово. Итк, — продолжл он, и я увидел, кк лицо просветлело, глз лукво сощурились, — у вс н груди военный крест. Можете ли вы процитировть низусть текст прикз о вшем нгрждении?

Этот прикз, будучи очень лестным, был тем не менее коротким и несложным, тк что мне легко было выполнить оригинльное требовние моего блгожелтельного экзментор. Профессор зствил меня еще рсскзывть ему о войне, не ксясь нучных тем, которых я опслся.

Другие экзменторы были не менее снисходительны. Рссудив, что, не будь войны, мы бы двно блгополучно отделлись от всех экзменов, эту специльную сессию устроили для того, чтобы вручить нм дипломы, нужные для продолжения ншего обрзовния.

Но не будем здерживться н воспоминниях об этом, скжем просто, что послевоенный период стл для нс, кк и для многих других, порой искний своей дороги в жизни.

Я пробовл себя в рзличных облстях: юридический фкультет, школ нотриусов, вольнослуштель фкультет естественных нук и сельскохозяйственного институт и всегд, конечно, усердные знятия в библиотеке и лбортории музея.

Мой отец, двокт и поверенный, желл видеть меня нотриусом, но это не привлекло меня, и я удовольствовлся дипломом школы нотриусов, тк и не решившись стть кнцелярской крысой.

Что ксется спорт и досуг, то и тут я сильно рзбрсывлся. Я поочередно был футболистом первой комнды тулузского стдион, упорно посещл знятия тлетикой и стл чемпионом Пиренеев кк по прыжкм с шестом, тк и в беге н сто десять метров с брьерми; был бегуном н дльние дистнции в Тулузской спортивной ссоциции; чемпионом Пиренеев по нырянию и чемпионом лыжного клуб Тулузы по прыжкм н лыжх.

Смо собой рзумеется, после демобилизции я вновь с еще большим рвением знялся дорогими моему сердцу пещерми, тк кк в годы войны был лишен их. Войн — школ "огня и желез" — подготовил мое тело ко всяким невзгодм и рисковнным ситуциям, которые не преминули встретиться в моих подземных экспедициях.

Я возвртился нконец в родные Пиренеи и лучшие чсы досуг посвящл исследовнию подземного црств.

Если в воскресенье мне не ндо было учствовть в футбольном мтче, я выезжл из Тулузы нкнуне вечером поездом в Арьеж, тк кк в этом фрнцузском депртменте больше всего пещер, доезжл до Фу, Трскон или Усст и спешил добрться до ккой-нибудь пещеры, которую обследовл ночью, чтобы иметь возможность днем в воскресенье исследовть еще одну или несколько других.

В Сен-Мртори я ездил н кникулы и удвивл здесь свою подземную ктивность. Мы (сильно подросший Мрсиль и кто-нибудь из его друзей — Анри Годен, Поль Дюпейрон. Роже Мррст, которых я убедил зняться исследовниями подземного мир) избороздили всю окрестность н велосипедх, достигя более отдленных и зслуживющих внимния объектов, чем те, до которых я мог в одиночку добрться до войны. Мы совершли нбеги н горные рйоны Верхней Гронны и Арьеж, скрыввшие множество пещер, и, если не было никких новых плнов, проводили рскопки в тех пещерх, где нходили следы первобытной жизни.

Ншим излюбленным полем деятельности были пещеры Мрсул и Трте неподлеку от Слье-дю-Сл.

В пещере Трте мы чсто встречли местного учителя, господин Жн Кзедесюс, тоже знимвшегося рскопкми и вызыввшего нше восхищение силой удров киркой и глубиной прорытой им трншеи, в которой он скрывлся с головой. Время от времени он высовывлся оттуд, держ в руке кремень или кость, осмтривл свою нходку, покзывл ее нм, комментировл, зтем клл в сумку.

Менее усердные и менее нстойчивые, чем он, мы только слегк црпли почву, однко довольно плодотворно, тк кк место рскопок в Трте было очень богтым, и однжды мне посчстливилось нпсть н интересную нходку. Из очень твердой породы, полной костных осттков, тк кк вся он был обрзовн из плотно сцементировнных известью костей, мне удлось высвободить мссивную челюсть с внушительными коренными зубми кубической формы. Н ее очистку я потртил много дней. Это окзлсь челюсть носорог (Rhinoceros tichorhinus), покрытого длинной шерстью, современник и соперник ммонт. По-видимому, люди ориньякской культуры,[9] обитвшие в гроте Трте, убили носорог и притщили в свое жилище его тушу или чсть туши, через ккие-нибудь тридцть тысяч лет я ншел и вытщил н свет удивительную челюсть этого животного. Этот экспонт знял почетное место в моей мленькой коллекции, которя все время пополнялсь. С чердк он был перенесен в комнту в мезонине, в которой, првд, обитли совы. В честь этого события он стл именовться музейной комнтой, или просто музеем.

Однжды мы поддлись искушению мистифицировть одного из нших товрищей, смым большим желнием которого, кк мы знли, было нйти кость или кмень с древним рисунком. Художник из ншей компнии ккуртно вырезл н слнцевой плитке силуэт бизон. Плитку тщтельно измзли глиной, чтобы он не выглядел новой, несл н себе печть древности. Потом эту нглую подделку мы зкопли в том месте, где нш товрищ вел рскопки, ибо у кждого из нс был своя "золотя россыпь". Поглощенные рскопкми более обычного (по крйней мере н вид), мы уголком глз следили з тем, кк шли дел у ншей "жертвы". Сценрий рзыгрывлся великолепно! Несколько рз слышлся скрежет его инструмент о плитку, которую он окопл кругом, вытщил и осмотрел. Внезпно он вскрикнул, зпел победную песню, пустился в неистовый пляс и что-то бессвязно збормотл. "Счстливый рхеолог" бросился к солнечному свету и, рссмотрев мленький рисунок, позвл нс. Притворяясь, что не верим ему и что нс не тк легко поймть н удочку, мы не спешили покинуть мест своих рскопок, нш приятель в это время трепетл от восторг и нетерпения покзть нм "своего бизон". Это действительно был силуэт бизон, упирющегося опущенными рогми, точно повторявший рисунок в пещере Альтмир, поскольку нш художник скопировл его из книги ббт Брейля, посвященной этой пещере Кнтбрийских Пиренеев.

Стрясь перекричть друг друг, мы поздрвляли счстливого облдтеля шедевр. Однко мы не учли степени его волнения, и вскоре нм стло не по себе. Шутк зшл слишком длеко. Ндо было рскрыть обмн и рзрушить иллюзии ншего слишком доверчивого и пылкого юного рхеолог. Это было нелегко, дже мучительно.

В сердцх он обвинял нс в том, что мы звидуем его нходке, хотим умлить ее знчение и дже присвоить себе. Он нчинл сердиться всерьез. Зтем положил плстинку н кмень и бросил нм вызов, предложив рзбить ее удром молотк. Конечно, если бы мы зколеблись, если бы мы не решились рзбить кменную плитку, это свидетельствовло бы о ее подлинности. Он смотрел н нс горящими глзми, но роковой удр моего молотк превртил "бизон-обвинителя" в прх. Тк было ндо, потому что в своей шутке мы зшли слишком длеко. Н его глзх выступили слезы досды и сожления, мы поклялись никогд больше не рзыгрывть тких жестоких шуток.

X

Интеллидженс сервис под землей

В 1921 году в Женеве скоропостижно скончлся приехвший н конгресс по первобытной истории рхеолог Эмиль Кртльяк, оствив по себе зметный след и громкое имя в нучных кругх.

В Тулузе, н гумнитрном фкультете, он возглвлял кфедру и в течение многих лет читл лекции и проводил конференции по первобытной истории и рхеологии, которые я иногд посещл.

Я познкомился с его преемником, грфом Анри Бегуеном, возглвившим кфедру после Эмиля Кртльяк. Грф, трое сыновей которого были моими однокшникми по Тулузскому лицею, отнесся ко мне очень дружески, и дружб нш продолжлсь сорок лет до смой смерти грф в возрсте девяност трех лет.

Однжды грф Бегуен приглсил меня в свой особняк н улице Клеменс-Изор, чтобы сообщить один секрет и возложить н меня миссию, тоже секретную.

В кчестве хрнителя доисторических пмятников пиренейских депртментов он получил просьбу рзрешить производить рскопки в пещере Мрсул. В том, что эту зявку подл нгличнин, не было ничего удивительного: нгличне — стрстные любители древностей. Но грф Бегуен удивил личность просителя — особы очень зметной и известной, но никк не в кругх историков. Речь шл о сэре Бзиле Томсоне, бывшем шефе "Интеллидженс-сервис". Он приехл в Тулузу, посетил грф Бегуен, зтем, поселившись в отеле бльнеологического курорт Слье-дю-Сл, известного минерльными водми, нчл рскопки в пещере Мрсул.

Грф Бегуен сообщил ему, что я живу поблизости и, конечно, смогу быть ему полезным и соствить компнию в подземных рскопкх, и он охотно принял это предложение. Между тем грф Бегуен, близкий к дипломтическим кругм, нвел спрвки о кое-кких фктх и поступкх сэр Бзиля Томсон, и то, что он узнл, покзлось ему довольно стрнным. Прежде всего выяснилось, что сэр Томсон не имел ни млейшего понятия о первобытной истории. Зтем было змечено, что он живо интересуется гидроэлектросистемой, зводми и промышленными предприятиями рйон, что, впрочем, не вызывло особых подозрений. Были вещи более удивительные. Он не получл никкой корреспонденции ни н отель, ни до востребовния. Кждое утро Томсон выезжл н втомобиле в нпрвлении Сен-Жерон, нходящегося в двдцти километрх от Слье, и тм встречл мленькую мшину, которую вел женщин. Он передвл ему объемистый пкет. Несомненно, эт женщин был его курьером.

Сообщив мне конфиденцильно все эти подробности, грф Бегуен посоветовл ннести сэру Томсону визит, звязть с ним знкомство и по возможности соствить о нем определенное мнение.

Я отпрвился в Мрсулу и зстл нгличнин, сидящего н корточкх в трншее, в компнии крестьянин с соседней фермы, ннятого им в кчестве землекоп.

Сэр Бзиль Томсон был плотный высокий мужчин лет шестидесяти с энергичным лицом, укршенным усми щеточкой. Он меня подробно рсспршивл о пещерх рйон, особенно о пещере Мрсул, и я рсскзл ее историю.

Около 1895 год ббт Ко-Дюрбн, рьежский рхеолог, собиртель кремневых орудий, которых было много в ту пору, остновил свой выбор н пещере Мрсул, рсположенной в живописной долине н берегу ручья Луин. В нескольких метрх от вход в пещеру нходится источник, которым, конечно, должны были пользовться люди кменного век. Короче говоря, пещер был очень удчно рсположен, и поэтому в ориньякскую и мдленскую эпохи в ней жили охотничьи племен.

Рскопки ббт были исключительно плодотворными, но против них восстл хозяин, во влдениях которого нходилсь пещер, человек нивный и суеверный, веривший в существовние фей и боявшийся их. В то время пещер нзывлсь Тюто-де-лс-Адос (грот Фей). Опсясь, что стрнный священник, который непонятно что делет под землей, связн с феями или знимется колдовством, хозяин зпретил ему бывть в пещере. Но ббт спрвился с этим зтруднением, рботя по ночм, тк кк мог быть совершенно уверен, что в это время никто не осмелится подойти близко к гроту Фей.

Через некоторое время положение улучшилось оттого, что ббту Ко-Дюрбну ннесл визит делегция ученых, которую он рдушно принял и покзл им мест рскопок. Пок он покзывл трншеи и рхеологические рзрезы доктору Феликсу Реньелю и другим специлистм, которые были полностью поглощены этим знятием, некто доктор Пиполь, не имевший никкого отношения к рхеологии и приехвший из простого любопытств, стл рссмтривть одну из стен пещеры. Вдруг, к общему удивлению, он принялся поздрвлять ббт, говоря, что стены его пещеры испещрены первобытными рисункми. Все весело рсхохотлись во глве с смим ббтом, тк кк никто никогд не змечл рисунков н стенх пещеры Мрсул. Однко брвый доктор, несмотря н то что был полнейшим профном, продолжл с пеной у рт нстивть, что он видит бизон и большую лошдь, нрисовнных н кмне, и в конце концов убедил одного з другим всех присутствующих. Глз открылись, пелен спл, и ббт Ко-Дюрбн должен был признться, что з много лет, в течение которых он посещл пещеру, никогд не подозревл о существовнии черно-крсных рисунков, очень стертых, но вполне зримых, которые только теперь удлось обнружить.

Все это происходило в 1897 году, и это был второй случй открытия доисторических рисунков во Фрнции. Первя нходк был сделн в 1895 году в пещерх Л-Мут в Дордони.

Кртльяк, который снчл не признвл доисторической живописи и резко выступл против первых открытий в пещере Альтмир в Пиренеях в 1879 году, изменил свои взгляды после открытия в Л-Мут. Он приехл в Мрсулу, купил пещеру, поствил у вход в нее крепкую решетку и взял пещеру н учет, чтобы предохрнить от возможного рсхищения. Притолок сохрнилсь до сих пор, но кмни просуществовли недолго. В течение многих лет все проникли туд нстолько свободно, что отдыхющие в Слье-дю-Сл выбрли пещеру Мрсул кк конечный пункт одного из мршрутов прогулок и покрыли всю стену ндписями, дже не подозревя, что тким обрзом окончтельно рзрушили доисторические рисунки, уже и до того сильно попорченные.

Сэр Бзиль Томсон не знл всех этих подробностей и признлся, что он тоже не зметил живописи и тонких рисунков, сохрнившихся в некоторых зкоулкх, и я ему их с удовольствием покзл.

В течение месяц мы совместно вели рскопки в этой пещере и в другой, рсположенной около Трте, и если я ему немло рсскзл о доисторическом периоде, то см почерпнул горздо больше сведений из его рсскзов о кругосветных путешествиях, которые ему приходилось совершть. По-фрнцузски он говорил првильно с небольшим бритнским кцентом и нглицизмми, придввшими еще большую прелесть его рсскзм о бесчисленных приключениях, многие из которых я потом прочел в его мемурх, опубликовнных в Приже в 1935 году.

Он учился в Итоне и в Оксфорде, потом провел год н рнчо н зпде Соединенных Шттов. В двдцть лет он был премьер-министром островов Фиджи в Окении. В течение двух лет он исследовл Новую Гвинею и вернулся в Англию, чтобы стть воспиттелем сын симского короля. Четыре рз терпел корблекрушение в Тихом окене, и после одного из них ему пришлось провести целую ночь в подводном рифе, по шею в воде, в том месте, где море кишело кулми.

В Англии Томсон был нчльником целого ряд крупных тюрем, потом получил нзнчение нчльник сыскной полиции Скотлнд-Ярд. Блгодря этому посту ему пришлось бывть в рзных стрнх. У него были стычки со свирепыми суфржисткми,[10] и он признлся, что перед ними он спсовл.

Он знл всю политическую подноготную о Первой мировой войне. Сидя н корточкх и рзбиря кмни в глубине пещеры Мрсул бок о бок с ним, я больше узнл от него, чем з четыре год войны, проведенных в окопх. В 1919 году тогдшний министр инострнных дел лорд Керзон нзнчил его глвным нчльником "Интеллидженс-сервис". Во время войны н его обязнности лежло нблюдение и обеспечение безопсности королевы Мери. Его рсскзы были полны личных воспоминний и всевозможных историй, которые он передвл с неподржемым нглийским юмором.

Смо собой рзумеется, он ни в коей мере не откровенничл со мной о причинх своего приезд в мленький городок Слье-дю-Сл у подножия Пиренеев и внезпной стрсти к предыстории. Но, порзмыслив, я пришел к зключению, что этот человек впл в немилость и нходился в положении зтрвленного зверя, кк бывет с теми, кто знимл вжные посты в известных службх и узнл слишком много тйн. Вероятно, он приехл, чтобы отдохнуть н лоне природы, и стрлся, чтобы о нем збыли, см он, я думю, просто хотел отвлечься от збот, которые должны были быть достточно серьезными. Верность моих догдок почти подтвердилсь, когд я узнл, что по возврщении н родину сэр Томсон попл в тюрьму. Вскоре он умер…

XI

Конгресс в Арьеже

В 1921 году грфу Бегуену было поручено оргнизовть в Арьеже ежегодный конгресс Междунродного институт нтропологии, генерльным секретрем которого он был в то время. Н конгрессе присутствовло около тридцти фрнцузских, нглийских, испнских, бельгийских и швейцрских ученых, специлистов по доисторическому периоду, среди которых было ткже несколько женщин. Конгресс состоялся в вгусте под председтельством профессор Коллеж-де-Фрнс доктор Кпитн. Молодежь был предствлен небольшой группой студентов, и я был в их числе. Мы все были ученикми и последовтелями грф Бегуен, знявшего кфедру первобытной истории в Тулузе после смерти Эмиля Кртльяк. Н конгрессе присутствовли ткже три сын грф Бегуен.

Трдиционные нучные сессии проходили в змке Эсп, родовом гнезде семьи Бегуен, в нескольких километрх от Сен-Жерон. В прогрмму конгресс входило посещение знменитых доисторических пещер. Поскольку мы были в Арьеже, недосттк в выборе объектов не было, и мшин, обслуживющя учстников конгресс, возил их поочередно к гротм Ме д'Азиль, Нио, Бедеик или Портеля, где они любовлись нскльными рисункми и живописью и изучли их.

Общя тмосфер был, конечно, рбочей, но это не мешло ей быть ткже веселой. Это хрктерно для среды рхеологов-первобытников, которые, кк я тогд понял, длеко не угрюмые или излишне степенные люди.

Визит в грот Ме д'Азиль, между прочим, ознменовлся збвным происшествием. Однжды утром из Сен-Жерон вышел втобус, нпрвлявшийся в сторону Пмье, который должен был доствить нс к пещере Ме д'Азиль. Среди пссжиров был одн очень курьезня чет прижн. Жен, увлеквшяся предысторией, очень внимтельно следил з всеми посещениями пещер и вел зписи, в то время кк ее муж, толстый, удлившийся от дел торговец, относился ко всем древностям с полнейшим рвнодушием, если не скзть более. При кждом посещении музея он исчезл, при посещении пещер — ждл снружи. Он присутствовл н конгрессе, или, вернее, сопровождл свою жену, но не принимл никкого учстия в рботе. И всем, кто соглшлся его слушть, он зявлял, что все это — пустя трт времени и к обрботнным кремням, окменелым костям, только что извлеченным из пещеры, которые передвли в втобусе из рук в руки, он испытывет глубочйшее презрение нряду с отврщением.

В то утро господин Б. был особенно весел и полон сркзм. Он вновь выступл со своими скептическими зявлениями и поддрзнивл присутствующих. Я сидел рядом с ним и подвл ему реплики, вернее, прировл его выпды.

— Сегодня, — скзл я ему, — мы едем в грот Ме д'Азиль, один из смых крсивых и величественных во всей Фрнции. Я уверен, что вы с удовольствием посетите его вместе с нми.

— И не рссчитывйте, — ответил он. — Вш грот интересует меня не больше, чем все остльные! Я упрям, кроме того, знете, я дл зрок, что ноги моей никогд не будет в пещере.

— О, — зпротестовл я, — никогд не следует ни от чего зректься. Если бы вы только знли, ккя это интересня пещер! И что-то мне говорит, что вы нрушите свой зрок и н этот рз войдете туд вместе с нми, мы увлечем вс в своем порыве. Смотрите, мы приближемся. Видите этот гигнтский свод высотой в сорок метров? Что вы думете н этот счет?

— Я думю, что вижу у вход домик, и похоже, что тм можно выпить. Я в нем рсположусь, отдохну, пок вы по своей привычке будете тщиться по кким-нибудь грязным переходм и пчкться в глине.

— Позвольте мне не поверить вм, дорогой мосье, я уверен, что н этот рз вы сделете исключение и войдете в пещеру!

Нши ближйшие соседи следили з рзговором и, посмтривя н ншего спутник, исподтишк посмеивлись.

Вдруг все зметили, что он збеспокоился, зерзл, попытлся подняться, крикнул шоферу, но было уже слишком поздно. Огромный втобус, подъехв к горе, вошел под свод и поктил со всеми зжженными фрми по широкому коридору пещеры, все по той же Нционльной дороге № 119, предоствляющей редкую возможность проехть с полкилометр по живописной пещере, прллельно реке Ариз, которя тоже пересекет гору.

Господин Б. был посрмлен, ибо нрушил свой зрок никогд не входить в пещеру.

Глиняные бизоны

После гротов, о которых я упомянул выше, грф Бегуен оргнизовл посещение еще двух пещер. Но в эти пещеры с трудными подходми и тяжелым мршрутом внутри можно было ходить лишь небольшими группми в сопровождении молодых людей, служивших проводникми и помощникми.

Речь шл о гроте Тюк д'Одубер и гроте Трех Бртьев, рсположенных вблизи селения Монтескье-Авнте и змк Эсп н территории влдений грф Бегуен. Перед смой войной рскопки в них вели трое сыновей грф.

Во время летних кникул в 1912 году Мкс, Жк и Луи Бегуены, в то время учщиеся Тулузского лицея, решили исследовть пещеру под нзвнием Тюк д'Одубер, в которой известны были только несколько первых метров у вход. В этой пещере был источник, и из него вытекл речушк Вольп, через дв километр он снов уходил под землю.

Бртья Бегуен и молодой Кмель, сын кухрки змк Эсп, смстерили примитивную лодку и н ней проплыли по реке сотни метров под горой. Оствив лодку, они прошли через очень крсивый белый зл, весь потолок которого был покрыт белоснежными стлктитми. Они нзвли его Свдебным. Зтем они с большим трудом вскрбклись нверх через почти вертикльную трубу и очутились перед узким проходом, зщищенным естественной решеткой из колонночек, которую им пришлось рзбивть молотком, чтобы иметь возможность протиснуться ползком дльше. Пройдя эту крохотную лзейку, они попли в обширную, совершенно неизвестную пещеру, которую обследовли и прошли до конц.

И вот здесь, в смой последней пещерке, они зстыли от изумления перед удивительным зрелищем, подобного которому нет нигде. Прислоненные к стене, стояли две сттуи из необожженной глины. Это были отлично сохрнившиеся великолепные изобржения бизонов.

Мльчики (млдшему было пятндцть, стршему — восемндцть) были уже достточно эрудировнны, чтобы понять ценность этой нходки. Ничего не трогя и не нрушя, они повернули обртно и только тогд зметили сохрнившиеся н глинистой почве следы босых ног, н стенх многочисленные рисунки животных. В высшей степени возбужденные своим открытием, молодые исследовтели поспешили выбрться из пещеры, чтобы поскорее рсскзть о нем отцу. Грф Бегуен, конечно, сильно зинтересовнный, решил проверить все н месте и посмотреть своими глзми то, о чем ему с тким жром рсскзывли молодые люди.

Импровизировння пртия, состоявшя из отц и четырех молодых людей, нпрвилсь к пещере. Пришлось плыть н лодке по подземной реке, взбирться по кменистому вертикльному колодцу и протискивться через извилистый коридор, где в одном месте можно было продвигться только ползком.

Здесь произошло нечто, из-з чего пришлось прервть дльнейший путь. Пресловутя узкя лзейк пропустил тоненьких и гибких мльчиков, но никк не хотел пропускть грф, слвившегося своим высоким ростом. Несмотря н все усилия, ему не удвлось протолкнуться через эту лзейку. Он вклдывл в это всю волю и энергию и постепенно рздевлся, снимя комбинезон, куртку и жилет, чтобы кк-нибудь уменьшить свой объем. С ожесточением предпринял он последнюю попытку пройти узкое место головой вперед. Его сыновья, нходившиеся уже по ту сторону препятствия, тянули его з руки, и медленно, с трудом ему удлось пройти сужение, однко не без потерь и ушибов. Когд все окзлись по другую сторону (мы ручемся з эту подробность, тк кк слышли ее от смого героя), грф зметил со взрывом хохот, что брюки не пожелли следовть з своим хозяином и остлись висеть поту сторону лзейки.

В этот же вечер Бегуен отпрвил згдочную телегрмму Кртльяку, которя вполне могл зинтриговть почтльон в Монтескье-Авнте. Телегрмм глсил: "Мдленцы ткже лепили из глины".

Н это рхеолог, стрый друг семьи Бегуенов, ответил весьм кртким послнием, свидетельствующим, однко, что он все понял: "Еду". Н следующий день он уже был н месте.

Для Кртльяк визит в пещеру был трудным и мучительным. Этот стрый и млоподвижный человек все же добрлся нконец до бизонов, хотя локти и колени его были изодрны в кровь. Он пожирл сттуи глзми, плкл от волнения и горячо блгодрил Бегуенов з доствленное ему нслждение. Зтем змолчл и скзл, что никогд больше не сможет вернуться сюд. Н смом же деле у него хвтило сил еще неоднокртно посетить эту пещеру.

Визит Кртльяк был первым из серии визитов крупных ученых мир. Посещения пещеры продолжются до сих пор, и множество рхеологов, людей искусств и все, кто поклоняется длекому прошлому, хотят посмотреть н эти шедевры доисторической скульптуры в естественной обстновке.

Конгресс 1921 год двл возможность рзличным инострнным деятелям познкомиться со знменитыми глиняными бизонми. Нходясь вместе с сыновьями грф Бегуен в группе молодежи, которя должн был служить проводникми и помощникми в опсных местх переход, я тоже смог посетить интереснейший грот Тюк д'Одубер. Верный своей двней привычке, я рзулся и уже собирлся босиком сесть в лодку, когд стрший из бртьев, Мкс, нстоял, чтобы я взял с собой сндлии. Я сунул их в крмн, твердо решив про себя не обувться, и нш поход нчлся. При входе в Свдебный зл я зметил, что бртья Бегуен шепчутся и пересмеивются у меня з спиной. Я подумл, что они имеют в виду мои босые ноги, тк кк почв стновилсь очень неровной и жесткой. Но я достточно много ходил по любым почвм и без труд пересек зл, стремясь покзть всем своим видом, кк мне легко и свободно. Однко при подходе к узкому месту Мкс положил мне руку н плечо.

— Дорогой Кстере, вы нс порзили, у вс действительно бронировнные ноги. Но все же вм придется обуться.

— В этом, прво, нет необходимости.

— И все же придется. Мы теперь подходим к той чсти пещеры, где н почве сохрнились отпечтки ног первобытных людей. Поэтому я попросил вс зхвтить с собой сндлии, теперь прошу ндеть их. Не ндо, чтобы остлись вши следы, они ведь не доисторические!

Мне нечего было возрзить, и я тут же обулся.

Колдун грот Трёх бртьев

Н следующий день после открытия пещеры Тюк д'Одубер и змечтельных глиняных бизонов бртья Бегуены нчли исследовть другие пещеры, в первую очередь грот Анлен, где рек Вольп уходит под землю, чтобы вновь появиться н свет в пещере Тюк д'Одубер. Было известно, что здесь некогд жили первобытные люди, и бртья решили посвятить все свободное время исследовнию пещеры Анлен. Но не в этой пещере им предстояло сделть новое открытие. Продолжя исследовть Тюк д'Одубер и Анлен, они вдруг зинтересовлись небольшим отверстием в земле, вокруг которого, кк уверял их один из рендторов, зимой всегд тял снег.

Они решили спуститься в отверстие по веревке, то есть тк же, кк в свое время я спусклся в Пудк-Грн и другие естественные колодцы.

Мкс и Кмель спустились, грф Бегуен и дв других его сын, Жк и Луи, остлись нверху, чтобы поднять веревку по сигнлу. Им пришлось ждть долго, и их уже нчло охвтывть нетерпение и беспокойство, когд они с удивлением увидели обоих исследовтелей, идущих к ним от опушки ближнего лес! Мльчики очень торопились, совсем здохнулись и с большим возбуждением рсскзли о своих действительно необыкновенных приключениях.

Спустившись в колодец, они окзлись в гигнтской, очень сложной пещере. Пошли по ней, оствляя метки, и в конце концов пробрлись в извилистый узкий ход, приведший их в пещеру Анлен. Этим объяснялось их долгое отсутствие и возврщение другим путем к отверстию, где их с нетерпением ожидли остльные. Но, смое глвное, они ншли н стенх много рисунков (более трехсот) с изобржением почти всех животных — современников кменного век: ммонтов, бизонов, лошдей, кулнов, северных оленей, кменных брнов, медведей, львов, тигров и дже двух сов.

Эт рнее неизвестня безымяння пещер был тут же нречен гротом Трех Бртьев и знял подобющее ей место среди прослвленных, тк кк в ней нходится грндиозня выствк первобытного искусств в своем смом чистом и прекрсном виде.

Контуры животных нрисовны с большим тлнтом и очень релистично. Аббту Брейлю пондобилось более десяти лет, чтобы снять н кльку и описть эти рисунки, многие из которых очень сложны и нклдывются один н другой.

Смое интересное в гроте Трех Бртьев, бесспорно, изобржение человек в центре зл н высоте трех метров, искусно выгрвировнное и окршенное черной крской. Этот рисунок несомненно изобржет колдун, великого шмн охотничьего племени, избрвшего грот Трех Бртьев своим святилищем и тйником для зклинний и мгических обрядов, совершвшихся здесь примерно двдцть тысяч лет нзд.

Действительно, большинство нрисовнных животных "зколдовно": они пронзены стрелми, рнены или несут н себе другие признки того, что неизбежно должны псть под удрми копий, дротиков или дубин охотников, потому что колдун зколдовл изобржения животных, н которых собирются охотиться.

Посетив пещеру Тюк д'Одубер и полюбоввшись глиняными бизонми, смые молодые и ловкие учстники конгресс после длительного переход под землей добрлись до грот Трех Бртьев и осмотрели нскльные рисунки и среди них знменитое изобржение колдун.

По змечтельному описнию грф Бегуен, "он ндел н руки шкуру с львиных лп с острыми когтями, нцепил н себя мску бизон, с клювом орл, глзми совы, ушми волк и оленьими рогми. Сзди он привязл хвост лошди. Он полгл, что овлдевет тким обрзом всеми мгическими силми, всеми физическими свойствми этих животных: хрбростью льв, остротой зрения орл днем и совы ночью, слухом волк, выносливостью бизон, быстротой лошди и оленя".

В естественном мфитетре пещеры колдун знимет глвенствующее положение, и у его ног рзворчивется длиння процессия выцрпнных н кмне животных, несущих н себе все признки охотничьей мгии.

Рисунки эти свидетельствуют весьм релистично о том, что доисторический колдун чсто приходил в глубь пещеры, бредя в одиночестве по подземным лбиринтм при слбом коптящем плмени кменного светильник, в котором фитиль из мх плвл в животном жире. Он приходил в святилище в своем нводящем ужс, вызывющем гллюцинции нряде, чтобы совершить тинственные зклинния. Этот человек верил, что мгическими обрядми и удрми по изобржениям животных он призывет н помощь своему племени оккультные силы. Он по-своему молился, чтобы они зщитили его собртьев от тигров, львов и медведей, чтобы в изобилии было добыто мясо бизон, лошди и оленя, чтобы воины его племени побеждли в битвх.

Конгресс Междунродного институт нтропологии чрезвычйно зинтересовл меня. Я познкомился со многими светилми в облсти первобытной истории, слушл их доклды, нучные беседы и дискуссии. Я многому нучился, посещение доисторических пещер открыло мне глз (в буквльном и переносном смысле) н методы исследовния и н возможность смому попытться нйти нскльные рисунки или живопись. Я нучился освещть стены тк, чтобы можно было обнружить и рсшифровть эти рисунки.

Я горел желнием ходить по большим пещерм, пристльно, шг з шгом осмтривя стены в поискх доисторической живописи. Могу скзть без хвстовств, что ккое-то тйное предчувствие говорило, что вскоре мне предстоит сделть открытие ткого род. Во всяком случе я делл все от меня звисящее, чтобы приблизить это событие.

С удвоенным пылом и ктивностью я принялся рзыскивть пещеры. Должен сознться, что, хотя з этот год я знес н свой счет немло пещер, мне не удлось обнружить ни одного рисунк. Но это меня нисколько не обескуржило, нстолько увлектельными были эти одинокие исследовния сми по себе.

Торжествення тишин, бсолютное одиночество, которые, конечно, многим покзлись бы однообрзными, вызывющими лишь смертельную скуку и тоску, действовли н меня кк тлисмн. Я испытывл величйший внутренний покой и уносился мыслями вдль. По прихоти вообржения я воскрешл двние времен и пытлся предствить себе нших длеких предков, которые бродили по тем же пещерм, по которым бродил теперь я, ищ в пыли веков их следы.

XII

Клгуррис

Еще во время первых детских опытов в скромных пещерх Эсклер я собрл влявшиеся кое-где глиняные черепки, которые зняли место в моем мленьком музее н чердке. Они лежли в кртонной коробке из-под обуви, н крышке которой было стртельно выведено синим крндшом: "Пещеры Эсклер". Я совершенно не предствлял себе происхождения и возрст этих осколков. Н зброшенном плто Эсклер, которое было моим излюбленным нблюдтельным пунктом и местом пребывния, тк кк в эту мленькую пустыню никогд никто не зходил, мне попдлись время от времени, теперь уже н поверхности земли, другие черепки глиняной посуды, ткие же, кк в пещерх. Я ншел ткже рзвлины кменной стены трехметровой толщины, достигвшей двух метров в высоту.

Нконец, в стром песчном крьере я зметил н месте рзрботок н глубине до двух метров множество черепков мфор и сосудов смой рзличной формы из обожженной глины. Некоторые из них были сделны н гончрном круге, другие — вручную. Я ншел ткже топоры из шлифовнного кмня, рзличные предметы из желез и бронзы (фибулы, рыболовные крючки, гвозди, обломки клинков мечей и ножей) и несколько кремневых ножей.

У меня появилсь уверенность, что н этом крутом плто проходил городскя стен очень древнего поселения, вероятно относящегося к неолиту, и что позднее здесь же был глльский оппидум (oppidum).[11]

Рсширив сферу своих нблюдений и исследовний з пределы плто, я постепенно убедился, что поля и сды Сен-Мртори были буквльно усыпны черепкми. Более того, кждый рз, когд н территории городк проводились ккие-нибудь земляные рботы (зклдк домов или что-либо другое), под снятыми слоями земли обнруживлись следы нтичных построек, ткже черепки сосудов и куски грубой черепицы с прямоугольными крями (tegulae). Попдлись иногд целые мфоры, урны, монеты, дже сркофги и мрморные колонны. Все это убедило меня, что н месте современного городк существовло глло-ромнское поселение, рзрушенное и исчезнувшее с лиц земли много веков нзд. Это открытие побудило меня зняться библиогрфическими изыскниями относительно древней истории Сен-Мртори и гипотезы (впрочем, никогд не докзнной), что н пути из Tolosa (Тулузы) в Lugdunum Convenarum (Сен-Бертрн-де-Комминж) нходилось небольшое глло-ромнское поселение Calagurris (Клгуррис). Основным документом для изучения этого вопрос был "Дорожник" Антонин (Itineraire d'Antonin). Здесь я ншел точный ответ. В этих путевых зпискх римского геогрф Антонин приведены рсстояния в количестве переходов между Тулузой и Лугдунумом и перечислены нзвния рзличных глло-ромнских поселений, рсположенных между обоими городми. По этим днным, Клгуррис — это и есть Сен-Мртори.

Все свои нблюдения и домыслы я изложил в сообщении, в котором утверждл, что н месте Сен-Мртори снчл был оппидум, потом нтичное поселение Клгуррис. Эту зметку я отпрвил кдемику Кмилу Жюльену, "летописцу гллов", он принял ее к сведению и дл высокую оценку, опубликовв з своей подписью под нзвнием "Клгуррис" в журнле "Очерки древности".

Ввиду того что местные рхеологи не соглшлись со мной, эт сттья успокоил меня. Он нчинлсь следующими строкми: "Мне хочется привлечь внимние читтелей к бескорыстно и стртельно проведенным рскопкм, которые нчл в Сен-Мртори господин Норбер Кстере. Кк все сделнное тщтельно и добросовестно, они смогли дть ответ н спорные вопросы и поднять новые проблемы. Я считю, что они прежде всего подводят черту под вечным спором о почтовой стнции Клгуррис н дороге между Сен-Бертрн-де-Комминж и Тулузой.

Если предствить себе знчение изученного господином Кстере оппидум, который стоит совершенно изолировнно, возвышясь нд возделнной рвниной, и доминирует нд местом, где римскя дорог, несомненно проложення по древней неолитической тропе, пересекет Гронну, и к тому же если учесть его положение между Тулузой и Лугдунум-де-Конвен (Сен-Бертрн), укзнное в "Дорожнике", то исчезнет всякое сомнение и можно с уверенностью скзть, что господин Кстере прв, утверждя, что именно здесь нходился Клгуррис, о котором тк двно ведутся споры".

Определение местонхождения Клгуррис было лишь кртким и преходящим вторжением в облсть древней истории. Однко я почерпнул много полезных сведений и еще сильнее полюбил скромные пещеры Эсклер. Несколько черепков глиняной посуды, собрнных мной, когд я был ребенком, несомненно, послужили отпрвной точкой исследовний и открытий, ксющихся моего родного городк, который я в ккой-то мере отблгодрил, докзв древность его происхождения.

Строки, посвященные мне кдемиком Жюльеном, и присуждение премии Тулузской кдемии нук и литертуры, смыли позор и рзочровние, пережитые мной, когд в одной из пещер Эсклер я ншел сломнную трубку, якобы приндлежвшую Эмилю Кртльяку!

XIII

Смые древние сттуи в мире

Однжды поиски привели меня в деревню Монтеспн, нд которой возвышлись рзвлины феодльного змк, бывшего когд-то влдением мркизы Монтеспн. Учитель Кзедесюс, решивший после грот Трте зняться пещерой Спюго-де-Гнтье и рскопвший здесь богтую мдленскую стоянку, сообщил мне, что неподлеку отсюд протекет подземный ручей.

Оствив велосипед н ферме и рсспросив о ручье, я нпрвился через луг и лес к подножию поросшего кустрником холм, где должен был рзыскть Хунту (родник) — тк жители деревни нзывли место, где ручей появлялся из-под земли у основния очень крутого трвянистого склон.

Здесь н дневную поверхность вытекл небольшой ручеек, идя по руслу которого можно проникнуть под землю. Я попытлся обследовть трещину в скле, через которую пробивлся ручей, но трещин окзлсь зполненной водой и слишком узкой, чтобы в нее можно было протиснуться. Однко я все-тки зметил н несколько метров выше по склону "человеческую дыру", чстично змскировнную рстительностью. Именно тут нходится вход в пещеру. Я соскльзывю н дв метр вниз и приземляюсь н глиняный склон, который, рсширяясь, идет вниз до смого русл подземного ручья. Кк обычно, прежде чем спуститься в недр земли, я рзулся и зжег свечу. Потом без колебний рздевюсь донг, и вот я уже шлепю в прозрчной воде по выстлнному грвием дну.

Вновь я испытывю зхвтывющее, никогд не притупляющееся ощущение, вызвнное резким переходом в совершенно новую среду, в другой мир. Еще несколько минут тому нзд ярко светило солнце и было жрко, кругом росл зелень и кипел жизнь. Не успел я спуститься под землю, кк не стло слышно щебетния птиц, жужжния нсекомых, шелест листьев. Вокруг меня црит ночь, холодный воздух, от которого я нчиню дрожть, зпх мокрой глины и кмня. Повсюду врждебный мрк и жуткя тишин, еле нрушемя слбым журчнием ручья, по которому я иду в скупом свете моего жлкого светильник.

Метров через пятьдесят просторный туннель внезпно сужется, глерея поворчивет под прямым углом, и мне приходится идти согнувшись, вскоре — дже н четверенькх. Потолок продолжет снижться, вод стновится все глубже, и, к своему огорчению, я вижу, что в нескольких метрх впереди свод и вод соединяются — скл погружется в ручей… Передо мной непреодолимое препятствие, которое спелеологи нзывют сифоном и считют своим глвным вргом, тк кк этот врждебный союз воды с кмнем ознчет (или, скорее, ознчл в то время), что исследовнию пещеры пришел конец. Перед сифоном всегд отступли. Я видел сифон в первый рз в жизни и с ждностью рссмтривл его.

Почему в этот миг мне припомнился грот Тюк д'Одубер и его рисунки? Не потому ли, что через него тоже протекл подземный ручей? Почему у меня возникл весьм шткя гипотез, что з этим сифоном может нходиться обширня пещер, где первобытные люди могли жить тк же, кк в Тюк д'Одубер, в гроте Трех Бртьев и во многих других? Почему я вдруг стл убеждть себя, отбросив излишнюю скромность, что ведь я плвю и ныряю с семилетнего возрст, не боюсь холодной воды и притом являюсь чемпионом комнды Сен-Мртори по нырянию и длительности пребывния под водой — две минуты пятндцть секунд.

Очень трудно через сорок лет вспомнить, что происходило в моем мозгу, когд я стоял у сифон Монтеспн, но хорошо помню принятое решение и его последствия. Я мысленно вижу, кк ствлю зжженную свечу н выступ стены, погружюсь в воду по смые плечи, нбирю воздух в легкие тк же, кк я это проделывл в плвтельном бссейне или в Гронне, прежде чем погрузиться н две минуты в воду. После нескольких глубоких вдохов, з которыми следуют быстрые и полные выдохи, я делю последний вдох, резкий, но менее глубокий, чем предыдущие (чтобы не здохнуться), и скрывюсь под водой, вытянув одну руку вперед, другой ксясь свод нд головой. Решительно двигюсь вперед и не испытывю стрх, словно просто нырнул в реке. Горздо рньше, чем появляются ккие-либо неприятные признки или млейшя одышк, я чувствую, что моя рук, ксвшяся свод, уже высвободилсь из воды. Поднимю голову и вглядывюсь в полную темноту. Решив не тртить времени н то, чтобы крикми выяснить кустику пещеры и прислушивться, я вновь ухожу под воду, резко повернув обртно. Всеми силми стрюсь не потерять нпрвления, и вскоре змечю свет от моей свечи-ориентир.

Успех ошеломил меня. Мне неслыхнно повезло. Длин сифон окзлсь всего несколько метров, и, пройдя его, я вновь очутился ниже по течению ручья и, может быть, открыл большую, еще не известную пещеру.

Легко догдться, что н следующий день я опять был у "моего сифон", готовый н любые неосторожности.

Для второго погружения я усовершенствовл свое снряжение, то есть оствил перед сифоном большую зжженную свечу и нырнул, крепко зжв в руке резиновую купльную шпочку, в которой были спрятны свечи и коробок спичек.

Возврщясь обртно, я нырнул в сифон и прошел его, но не ншел уже своей путеводной свечи: он полностью сгорел, ведь я провел под землей пять чсов. И кких чсов…

Моя систем освещения при всей своей примитивности все же выполнил свое нзнчение и позволил довести до конц зхвтывющее исследовние. Пройдя сифон, я тотчс же вытщил и стряхнул воду с купльной шпочки, которую держл в вытянутой руке. С тысячью предосторожностей зжег свечу и стл осторожно продвигться вперед под сводом, низко нвисшим нд водой, снчл по дну ручья, потом по его глечным и глинистым берегм и метров через двести попл в большой зл, звленный кмнями, между которыми ручей журч проклдывл свой путь.

Я срзу понял, что попл в пещеру моих грез, и тут же нчл искть рисунки н стенх. Мне поневоле приходилось делть это нспех, и мой оптимизм не опрвдлся. А кроме того, если подумть, кк могли бы доисторические люди попсть в этот зл, ведь путь им прегрждл сифон?

Ответ следовло искть вверх по течению, и я отвжно пошел по ручью, преодолев скользкий стлгмитовый купол и трудный подъем. Миновл мссивный столб, соединяющий пол с потолком, и, идя по глубокой воде, дошел до следующего сифон, еще более широкого, чем первый. Твердо решив победить и это препятствие, я нырнул, но из сообржений безопсности, боясь потерять нпрвление и зблудиться, держлся рукой з левую стену. И вот я н другой стороне сифон, причем он покзлся мне горздо длиннее первого. Теперь я был окончтельно отрезн от всего мир, но мое удчное ныряние придло мне бодрости и уверенности. Я решил идти вперед. Моя нстойчивость был вознгржден, тк кк больше не встретилось ни сифонов, ни кких-либо других трудных препятствий. Величин пещеры и ее боковые ответвления одновременно поржли и приводили меня в восторг. Я совсем не ощущл холод; очевидно, постоянное движение и кробтические трюки, которые приходилось проделывть, чтобы продвигться вперед, держли меня все время в нпряжении и спсли от простуды. Я потерял счет времени и не знл, сколько прошел, когд вдруг н моем пути окзлось препятствие, которое вывело меня из состояния экзльтции. Если судить по рсходу свечей, то я двно уже пребывл в этом блженном состоянии.

Препятствие было непроходимым и положило конец моим одиноким скитниям, но я знл, что пересек (или почти пересек) всю гору, тк кк в последнем встреченном мной озерке обитли головстики, эти существ никогд не зходят слишком длеко в подземные воды.

Итк, мне пришлось повернуть обртно и вновь пройти об сифон, одновременно откзться ткже от мысли, что люди кменного век когд-либо проникли в эту гигнтскую пещеру, поскольку из нее не было свободного выход вверх по течению ручья.

Возврщение прошло без приключений, если не считть одного непрвильного мневр, небольшой ошибки в сифоне номер дв. То ли из-з спешки, то ли от стрх, вызвнного, я думю, предельной устлостью, я нырнул в непрвильном нпрвлении и уперся в стену (мне покзлось, что я очутился в тупике). Но, призвв н помощь все свое хлднокровие, я вновь нырнул и пулей прошел сифон.

У выход я увидел, что ночь сменилсь солнечным днем. Я прошел более трех километров, один, в воде, под землей.

Просмтривя свои нходки, положенные в резиновую купльную шпочку, я ншел только две свечи, несколько глек, покзвшихся мне знятными, но которые теперь выбросил, и один совершенно черный зуб — коренной зуб бизон, который я подобрл, приняв з гльку, во время своих водных и подземных стрнствовний.

Этот зуб бизон привлек все мое внимние и нвел н долгие рзмышления. Вернувшись в Тулузу к нчлу учебного год, я срвнил свою нходку с зубми других крупных рогтых животных, хрнившихся в музее, и попытлся его определить. Вместе с техническим хрнителем музея Филиппом Лкоммом я пришел к выводу, что зуб приндлежит Bos primigenius — доисторическому бизону, жившему н земле в течение многих тысячелетий, поэтому точно дтировть обрзец было невозможно. Но смое интересное зключлось в том, что этот зуб мог быть принесен в пещеру только человеком, тк кк я ншел его н кменистом выступе высоко нд подземным ручьем, куд вод не поднимется дже в пводок.

Впрочем, если учесть, что в ориньякскую и мдленскую эпохи[12] (то есть кк рз в те времен, когд люди рисовли и высекли изобржения н стенх пещер) в этой местности повсюду црил сухой и холодный климт, ткой, кк теперь в Лплндии, то можно предположить, что в условиях ледникового период ручья вообще не существовло или он был очень мловодным. Тогд пещер, в которую путь теперь прегрждл сифон, был сухой и, следовтельно, легкодоступной, и первобытные люди вполне могли ее посещть.

Нступил 1923 год, с ним пришли новые летние кникулы и новые подземные походы в Комминже.

Блгодря моим рсскзм о прошлогоднем походе в пещеру Монтеспн мои юные спутники и брт Мрсиль згорелись желнием детльно исследовть ее вместе со мной.

В последнюю минуту возникли всяческие помехи, кое-кому пришлось откзться от учстия в походе, и мы вдвоем лишь с Анри Годеном поехли н велосипедх в Монтеспн и вскоре были у вход в пещеру. Годен, которому тогд было семндцть лет, очень интересовлся доисторическим периодом и был смым увлекющимся из любителей пещер. Он был полон решимости и энтузизм, но в днном случе ему недоствло глвного козыря — он не умел нырять. Кк бы то ни было, но мы весьм оптимистично и еще более легкомысленно решили, что при прохождении сифонов я буду держть его з руку.

Лето 1923 год было необычно сухим, и это, к счстью, избвило нс от рисковнной внтюры, которя, безусловно, могл бы плохо кончиться. Подойдя к сифону, мы с удивлением и облегчением обнружили, что уровень воды горздо ниже, чем в прошлом году, и что свод пещеры возвышется нд водой. Это счстливое обстоятельство позволило нм преодолеть препятствие не ныряя, однко все же погружясь в воду до смых глз. У второго сифон потолок все еще соприкслся с водой, и мы, решив вернуться немного нзд, покинули русло ручья метров н десять ниже по течению, у гигнтского столб, чстично скрывющего вход в высокий сухой коридор, который мы собирлись обследовть.

При свете нших рхичных свечей мы прошли по этому коридору около двухсот метров, зтем потолок внезпно понизился, нм пришлось передвигться вперед ползком, и в конце концов мы окзлись перед полнейшим тупиком. Вернувшись к тому месту, где можно было стоять в полный рост, я зметил некоторое рсширение, кк бы мленький овльный зл, где решил провести зондж — слегк "поцрпть" в уголке, покзвшемся мне обещющим.

Под скептическим, но полным покорности взглядом моего друг я вскрыл глинистую почву с помощью кирки, которую специльно зхвтил для этой цели. После первого же удр пришлось очищть рукми инструмент от нлипших комьев вязкой глины, и вдруг я почувствовл под пльцми что-то твердое и острое — обтеснный кремень, вслед з которым я ншел много других! Я испустил победный клич! Итк, мои предположения и ндежды подтвердились: доисторический человек добирлся до этого очень длекого от вход укромного уголк, и здесь он потерял или оствил "лезвия" своих кменных ножей. Я тут же бросю кирку, и теперь ее с ждным интересом берет Годен, пожелвший сменить меня, см подхожу к стенм в поискх рисунков, которые, кк мне кжется, должны здесь быть, поскольку сюд приходили пещерные люди. Ведь охотнее всего они рисовли в глубинных чстях пещер. Н пути к стене я спотыкюсь о ккой-то кмень. Инстинктивно освещю это препятствие и рзглядывю его одну или две секунды, во всяком случе достточно, чтобы увидеть, что передо мной не кмень, ком глины очень стрнной формы. Пристльно вглядевшись, я прихожу в полное изумление, тк кк узню силуэт ккого-то животного, лежщего н животе с вытянутыми по земле передними лпми. Его мссивные и округлые формы нпоминют медведя. Несколько минут я стою молч, зстыв н месте, потом кричу:

— Медведь!

Анри Годен перестет копть и с удивлением смотрит н меня.

— Медведь, говорю тебе, посмотри, это сттуя медведя!

Он бросет кирку, подходит, смотрит, но, кжется, я его не убедил. Я покзывю ему формы животного, подчеркивю детли, и он, несмотря н плохое освещение, признет, что перед ним большя глиняня скульптур, изобржющя медведя. Определить это нелегко, тк кк у сттуи нет головы. Но я вижу еще что-то: между передними лпми животного лежит медвежий череп!

Пок Годен внимтельно рссмтривет сттую обезглвленного медведя, я оглядывюсь и змечю, что земляной пол местми покрыт ккими-то неровностями, чем-то вроде зстывших, глдких и отполировнных кротовых куч. Окзывется, это мленькие горельефы, изобржющие лежщих н боку лошдей.

Вглядывясь в поверхность стены и освещя ее сбоку по совету грф Бегуен, я нчиню постепенно рзличть тонкие рисунки, высеченные при помощи кремневого резц, и рсшифровывю их: бизон, кменный брн, две лошди!

Мы окзлись в удивительном доисторическом музее, который из-з ншего отвртительного освещения внчле пересекли, дже не зподозрив о его существовнии, теперь открыли блгодря нходке при пробных рскопкх обрботнных кремней. Более чс мы рссмтривли горельефы н полу и рисунки н стенх. Дргоценные уроки, полученные в Тюк д'Одубер и в гроте Трех Бртьев, помогли мне обнружить: следы пещерного человек и его шедевры. Эт почти непрвдоподобня выствк явилсь для нс вернисжем доисторического искусств.

Шг з шгом мы рссмтривли следы по всей длине коридор и вновь нткнулись н ккие-то глыбы у стены, но н этот рз я смотрел н них уже нметнным глзом.

Без труд мы рзличили еще две сттуи, плохо сохрнившиеся, хотя и похожие, — двух львов в нтурльную величину, тоже вылепленных из глины.

Мы вышли из пещеры и вернулись домой кк во сне. Но этот сон был тким ярким, что не двл мне уснуть всю ночь. Я был потрясен и счстлив тем, что в этой пещере, покзвшейся мне похожей н Тюк д'Одубер, открыл ткие же следы доисторического искусств — нскльные рисунки и скульптуры.

Н следующий день с утр, повторяя знменитую телегрмму, которую когд-то отпрвил Кртльяку грф Бегуен, я послл, теперь уже смому грфу, телегрмму с тким текстом: "Мдленцы ткже лепили из глины". Телегрмм лишь немногим опередил меня смого в змке Эсп, куд я явился, чтобы лично рсскзть о необыкновенной нходке, вскоре ствшей достоянием прессы и всполошившей весь ученый мир.

Через восемь дней учитель Кзедесюс, члены спортивной комнды Сен-Мртори и ббт Мур, кюре из Монтеспн, прорыли дренжную кнву по глечному руслу ручья от сифон до смого выход из пещеры. Тким обрзом удлось знчительно понизить уровень воды в сифоне, и теперь можно было преодолеть его, погружясь в воду только по грудь.

Лишь после этого состоялось посещение пещеры видными учеными, специлистми по доисторическому периоду, из которых многие были длеко не молоды. Но все они без колебний вошли в воду, чтобы принять учстие в длительном и опсном для здоровья предприятии. Особенно стоит упомянуть доктор Кпитн из Коллеж-де-Фрнс, которому было шестьдесят семь лет, и профессор Селлс из Оксфордского университет, удивительно хорошо сохрнившегося, мускулистого и стройного, кк юнош, несмотря н свои семьдесят три год. Аббт Брейль и грф Бегуен первыми прибыли в Монтеспн вместе с профессором Гмль Ндрином из Льеж и грфом Сен-Перье, который см только что ншел в пещере недлеко от Леспюг удивительную ориньякскую сттуэтку из клык ммонт, изобржющую обнженную женщину: Венеру Леспюгскую.

Мисс Гррод, учениц ббт Брейля, предствлял в этой когорте ученых-первобытников юность и женственность. Юность, впрочем, был ткже предствлен членми спортивной комнды Сен-Мртори в лице Мрсиля, Анри Годен, Дюпейрон и Мррст, которые игрли при ученых роль носильщиков и тщили для них сменную одежду до смой доисторической кртинной глереи.

Хотя мы с Годеном в первый же день открыли и отметили основные нходки в пещере, все же оствлось изучить еще много детлей, прежде чем можно было прийти к окончтельному выводу.

Кроме сттуй и примерно сорок изобржений животных в первобытной глерее было обнружено много обломков и мленьких згдочных произведений, тем более интересных, что в пещеру, после того кк ее покинули последние мдленцы, не проникл никто. Все оствлось в полной неприкосновенности.

Н стенх, местми покрытых глиной, сохрнились отпечтки пльцев, ткже црпины от медвежьих когтей и круглые отверстия, ннесенные дротикми и копьями. Н естественных приступкх можно было увидеть н прежних местх, где их когд-то положили, комки глины величиной с кулк. Из одного из них был вылеплен эмблем женщины. Шрикми из глины к стене были прикреплены кремневые ножи. Тким же способом к стене был приклеен мленькя глиняня голов лошди и нечто нпоминющее лсточкино гнездо, ткже вылепленное из глины.

Одно из углублений в стене, очевидно, служило рбочей шктулкой, оно было нполнено кремневыми орудиями. Н земле можно было зметить отпечтки босых ног мдленцев. К сожлению (и весьм некстти), мы сми были босиком и ходили по тому же смому полу, тк что не всегд можно было отличить следы доисторического человек от нших.

Необходимо отдельно остновиться н скульптурх.

В дополнение к скзнному о медведе следует добвить, что длин его корпус соствлял один метр двдцть снтиметров и что весь он был покрыт мленькими дыркми и ямкми, ннесенными стрелми и дротикми. Стрнный и волнующий фкт — отсутствие головы у медведя и нходк череп, лежщего между передними лпми, — свидетельствует о чрезвычйно любопытном и интересном с нучной точки зрения первобытном ритуле. Охотники первобытных племен были знкомы с мгией и прибегли глвным обрзом к охотничьей мгии.

Колдун и несколько посвященных пришли в глубину пещеры Монтеспн при свете смолистых фкелов и светильников с жиром. Кремневыми ножми (теми смыми, которые я ншел при первых рскопкх) они нкопли глины. Около сттуй виднелись ямки, из которых ее брли, и, кроме того, можно было рзличить следы ножей, которыми пользовлись при этой рботе. Потом глину мяли, месили, и глвный художник (вернее всего, см колдун) слепил сттую.

Животное предствлено в виде медведя, лежщего в берлоге головой к входу, нвстречу входящему. Форм груб тк же, кк и см модель. Лежщий медведь похож н бесформенную мссу, но есть хрктерня детль — вылеплены когти. Мдленские охотники (особенности кменных орудий и нскльных рисунков свидетельствуют об их приндлежности к нчлу мдленской эпохи) стрлись предствить медведя кк можно более релистически и с этой целью откзлись от лепки головы, предпочитя приделть к сттуе нстоящую голову с мясом и кожей) убитого ими животного. Эт удивительня и стршновтя пересдк осуществлялсь, несомненно, при помощи деревянного кол (следы его еще видны в шее сттуи), н который нсживли голову, прикрепляя ее тким обрзом к глиняному туловищу. Постепенно голов обнжилсь от ткней, деревянный кол рссыплся в прх, и остлся лишь череп, лежщий между передними лпми.

Нд этим глиняным мнекеном (не исключено, что н него нтягивли шкуру медведя), несшим ту же функцию, что и восковые куклы средневековых гдльщиков и рзличные фигурки, которыми до сих пор еще пользуются кое-где, колдун из Монтеспн производил мгические действия. Весь колдовской ритул был нпрвлен н то, чтобы "убить" изобржение медведя, и с помощью этого мгического действия одолеть потом живого медведя, которого стнут преследовть охотники. По психологическим зконм мгии всех времен учсть, которой подвергется "дубль" или мгическя кукл, фтльн для соответствующего ей живого существ, и, тким обрзом, "успех" предстоящей охоты н медведя был обеспечен.

Истоптння босыми ступнями почв укзывл н то, что колдун и охотники исполняли вокруг сттуи ритульный тнец. Подобные тнцы встречлись не тк уж двно у некоторых племен — воинственный тнец боригенов Австрлии, тнец бизон кндских индейцев, тнец оленя или тюленей у эскимосов. Нконец, хочется упомянуть еще ткую убедительную и нглядную подробность — сттуя медведя из Монтеспн изрешечен удрми стрел и дротиков, то есть тем же смым оружием, которым охотники должны пронзить и убить н охоте нмеченного ими зверя.

Тот же мгический ритул с теми же нмерениями совершлся перед сттуями двух львов. У обеих скульптур ткже отсутствуют головы (но здесь мы не ншли поблизости черепов, только локтевую кость льв), и они тоже были "околдовны" и изрнены. Н груди видны следы глубоких рн, ннесенных н этот рз уже не стрелми, копьями, причем с ткой силой, что сттуи почти рзвлились под мощными удрми.

Ученые, рссмтриввшие сттую медведя, зтем львов в пещере Монтеспн при тусклом свете цетиленовых лмп, предствляли причудливое зрелище, вызывющее удивительные ссоциции. Люди XX век, приехвшие из рзных стрн Европы, ткие же нгие и жлкие с виду, кк нши длекие предки кменного век, объединились здесь, полные одинковыми интересми и волнениями, подобно своим длеким предкм, собирвшимся здесь более двдцти тысячелетий нзд. Првд, мысли и цели у тех были иные.

Ккя пропсть между современными жителями Фрнции, Бельгии или Англии и людьми двно прошедших времен!.. Пропсть веков и тысячелетий бесспорн, но тк ли сильно отличлись от нс эти охотники н медведей и львов, или, лучше скзть, тк ли сильно отличемся мы от нших длеких предков, перед которыми стоял блгородня священня цель — передть нм жизнь и свою цивилизцию, ибо по-своему они были цивилизовны соответственно своей стдии рзвития. У них уже был, причем более сильный, чем у нс, культ мертвых. У них были свои морльные, религиозные и философские предствления, можно в этом не сомневться, художникми они были несрвненными, непревзойденными. Никогд никкой современный художник не соглсится и не сумеет грвировть или писть крскми по пмяти с помощью кремневого резц или собственного пльц, обмкнутого в охру (причем н шероховтой и неровной склистой стене пещеры при тусклом свете коптящих фкелов), и не создст тких шедевров, кк в пещерх Альтмир и Ляско.

Согбенный под бременем прожитых лет доктор Кпитн, дрож от холод, положил мне руку н плечо и взволновнно поблгодрил меня, подобно тому кк в 1912 году Кртльяк блгодрил бртьев Бегуен.

— Дорогой друг, — скзл он, — блгодря вм мы пережили у этих сттуй, смых древних в мире, бесценные минуты, и перед нми н миг воскресл жизнь двно прошедших времен. Кртльяк чсто говорил, что готов отдть десять лет жизни, чтобы провести один чс с мдленцми: в моем возрсте нельзя позволить себе ткой щедрости, но, знете, ведь мы только что пережили этот зветный чс.

В свою очередь я тоже был взволновн и не знл, кк и блгодрить ученых, съехвшихся издлек, чтобы осмотреть и изучить пещеру Монтеспн. С трудом поборов свою врожденную зстенчивость и нбрвшись хрбрости, чему помогл, конечно, окружющий полумрк, я проговорил:

— Я могу, если хотите, попытться еще усилить тмосферу первобытных времен, црящую здесь.

Полуобнженный (н мне не было ничего, кроме купльных трусов) и, ндеюсь, достточно хорошо сложенный и мускулистый, чтобы сыгрть роль мдленского охотник, я попятился н несколько шгов, поднялся н земляной приступок, выпрямился и оглсил своды бесконечным и звучным нильхетом, древним кличем рьежских пстухов, этим долгим призывом, который теперь почти нигде уже не услышишь и который нпоминет знменитую ирринтзину бсков. Это резкий вопль, который медленно змирет. Дикий хрктер придет ему тремоло, которое гортнь производит н слоге "хи" срзу же после нчльного оглушительного крик. Все зкнчивется безумным визгом, подобным хохоту гиены. Изо всех сил я двжды повторил мой "доисторический клич" и спустился с возвышения.

В другом месте и при других обстоятельствх эт сцен могл бы покзться нтянутой и смешной, но к концу ншего пломничеств к святыням первобытного человек, н фоне пещеры, где нходились смые древние сттуи в мире, могу скзть, что мое предствление ншло отклик в душе людей, посвятивших себя изучению первобытной истории.

Доктор Кпитн, человек колоссльной эрудиции, облдвший исключительной пмятью, соглсился с тем что клич нильхет, который он никогд рньше не слышл вполне мог дойти до нс из доисторических времен, и процитировл Пьер Лоти, нписвшего в своем ромне "Рмунчо", что крик пиренейских горцев "восходит к бездне веков…".

XIV

Н перепутье

Открытие пещеры Монтеспн нделло много шум. В прессе появились многочисленные и иногд совершенно неожиднные комментрии. Медведь и львы Монтеспн удостоились внимния журнлистов, которые в сттьях н эту тему стремились перещеголять друг друг.

Првд, дело происходило в вгусте, в мертвом для журнлистов сезоне, когд они, тк скзть, отпрвляются н ловлю "морского змея". В жргоне мерикнских репортеров есть это крсочное выржение, прекрсно хрктеризующее их профессионльное знятие, нпрвленное н то, чтобы привлечь, отвлечь и дже возбудить внимние читтелей, притупленное кникулми и отсутствием сенсционных сообщений. Они стрются "зствить льв рычть", подобно тому кк укротитель громкими удрми бич пытется зствить зрычть своих слишком молчливых и пссивных хищников.

Тким обрзом они зствили "рычть" львов и "ворчть" медведя Монтеспн. Одн в то время популярня, но с тех пор прекртившя свое существовние прижскя ежедневня гзет нписл крупным шрифтом н первой стрнице: "Юный пстух, преследуя форель, ныряет в подземный поток и открывет медведя и львов, которым по 20 000 лет!"

К счстью, мдленские скульптуры более серьезно, долго и тщтельно изучлись специлистми по доисторическому периоду. Но дже здесь не обошлось без преувеличений и неожиднных интерпретций некоторых рхеологов, облдвших избыточным и необузднным вообржением. Один ученый, известный своими смелыми гипотезми и зпутнной книгой под нзвнием "La Prehistoire par les Etoiles" ("Предыстория по звездм"), изучл медведя Монтеспн по фотогрфии. Исходя из рсположения отверстий, ннесенных стрелми, которые были видны н сттуе сбоку, он взялся утверждть, что эти черные точки предствляют созвездие Большой Медведицы и, следовтельно, см сттуя медведя связн с строномическими нблюдениями нших предков и стоит у колыбели строномии кк нуки.

Грф Бегуен, который двно уже скрещивл копья с этим ученым, передергивющим днные, зметил, что отверстия н сттуе, специльно выбрнные, для того чтобы в них узнть Большую Медведицу, ничем не нпоминют известную конфигурцию этого созвездия. Н это рхеолог-строном ему высокомерно возрзил, укзв, что з тысячелетия созвездия меняют положение и, следовтельно, изменяется конфигурция созвездий и что именно н основнии этого можно точно определить возрст медведя Монтеспн, именно 122 318 лет!

Еще в одной облсти, впрочем горздо более узкой, то есть в местном мсштбе, открытие пещеры Монтеспн несколько ребилитировло меня и зствило со мной считться. С двних пор молв и общественное мнение считли меня пустым мечттелем, пытющимся достть луну с неб, отчянным оригинлом, может быть, клдоисктелем. Некоторые зшли еще дльше и шепотом передвли, что продж знменитых сттуи в Америку (которые, кстти, и сейчс, когд я пишу эти строки, спокойно стоят в глубине пещеры) принесл мне много доллров, ниболее "осведомленные" нзывли дже точную сумму, должен признться, весьм солидную!

Поскольку одни сюрпризы все время сменялись другими, остется упомянуть еще об одном последствии этого открытия. Известный спортивный журнлист Фрнц Рейхель нписл мне письмо, в котором сообщл, что спортивня кдемия (о существовнии которой я дже не подозревл) присудил мне Большую золотую медль. Он поздрвлял меня, выржя, однко, сожление, что я лишь немного не дотянул до Большой гермнской премии Морге в сумме десять тысяч фрнков. Действительно, в 1923 году шл не известня мне, но очень остря борьб з эту премию, и достойным победителем окзлся Ален Гербольт, пересекший в одиночку Атлнтический окен н судне "Фйркрест".

Несколько ошеломленный и выбитый из колеи тким неожиднным резоннсом, я, любивший свои "дыры" глвным обрзом з покой и уединение, которыми мог в них нслждться, стрлся кк-нибудь пережить этот внезпный лестный шум. Потом, когд стрсти несколько улеглись и сосредоточення н моей персоне иллюминция был погшен, я смог вновь вернуться к своим плнм и здчм. Перед смым нчлом моего одиночного поход в Монтеспн в 1922 году я зписл в блокноте, в который тщтельно зносил все, что относилось к уже известным мне пещерм или к тем, которые я собирлся рзведть, следующие слов: "Что тит эт пещер?"

Н следующий день после официльного визит ученых, о котором рсскзно выше, я смог зписть ответ, столь же крткий, сколь и полный знчения: "Смые древние сттуи в мире".

"Но ведь пещеры — это путь, ведущий в тупик. Ты см это хорошо знешь", — говорил мне совершенно резонно отец, по-видимому сильно обеспокоенный моим будущим и решивший им зняться. Он советовл мне подумть "о серьезных вещх" и выбрть юридическое прво или нотрит, естественные нуки или грономию.

Бртья подвли мне хороший пример. Жн, трвмировнный четырьмя годми войны, откзлся от дльнейшего изучения медицины, нчтого им в 1914 году, но покзвшегося слишком длительным, и поступил в инспекцию, где прошел все ступени служебной лестницы, сделв блестящую крьеру. Мрсиль выбрл медицину и окончил медицинский фкультет университет Тулузы с золотой медлью.

Что ксется меня, то этот вопрос был очень трудным. Я решил посоветовться с грфом Бегуеном, но тот не счел возможным нстивть, чтобы я избрл путь изучения первобытной истории.

Во Фрнции было всего три соответствующие кфедры:

в Приже, Ннси и Тулузе. Грф возглвлял кфедру в Тулузе и сообщил мне конфиденцильно, что его предшественник Кртльяк преподвл н ней совершенно бесплтно в течение многих лет и что см грф, рссмтривющий свою деятельность кк миссию, получет жловнье меньшее, чем швейцр фкультет!

Доктор Кпитн говорил мне несколько более обндеживющие вещи. Он скзл, что, может быть, ему удстся помочь мне получить стипендию, нечто вроде "Виллы Медичи". Кроме того, он предложил включить меня в кчестве рхеолог в экспедицию в Афгнистн, но этой экспедиции не суждено было состояться.

Если мы здесь говорим о вещх и сообржениях, не имеющих никкого отношения к древнейшей истории и спелеологии, которым одним только ндлежит иметь место в "Воспоминниях спелеолог", то делем это нмеренно. В письмх молодые люди, которых привлекет спелеология, спршивют меня, можно ли сделть крьеру н этом поприще, и просят советов, кк этого достичь.

Пользуясь случем, я отвечю им еще более ктегорично, чем ответили мне грф Бегуен и доктор Кпитн; мой отец был совершенно прв, когд говорил, что "пещеры — путь, ведущий в тупик", тк кк чистя спелеология кк единственное знятие — не профессия и не может прокормить человек, себя ей посвятившего.

"И все же, — возрзил мне один из моих корреспондентов, опечленный моим ответом, но нстойчивый молодой человек, — вы отговривете меня от пути, н котором сми добились больших успехов и н котором, кк мне кжется, я смогу добиться того же".

Мне придется повториться и еще рз скзть то, что я чсто говорил и рньше: "Не берите с меня пример, однко следуйте моим советм". Для исследовний подземелий спелеологу ндо иметь другую одежду, чем "тулет нудист", которым я долго пользовлся и который дже пещерные люди, одетые лишь в звериные шкуры, ншли бы слишком примитивным. Необходимо зпстись другими источникми свет, чем жлкие свечи, которые дже мдленцы из Тюк д'Одубер сочли бы недостточными и которые легко могли послужить причиной моей гибели. Не ныряйте в сифон с единственным зпсом воздух в вших легких: это игр в "орел и решку" с судьбой. Никогд не спускйтесь под землю в одиночку: это безумня зтея, которя мне удвлсь, но мне просто везло.

Нрушение подобных элементрных првил безопсности и здрвого смысл не имеет опрвдний, его мог позволить себе лишь совершенно оторвнный от всего, неопытный одиночк, не имевший ни млейшего понятия о спелеологии;

мысли об исследовниях пещер в одиночку могли возникнуть лишь в мозгу у того, кто не был знком ни с нукой, ни со спортом, которые в то время еще не имели своих првил, дисциплины и оргнизции, ккие они имеют теперь.

Нконец, вернемся к вопросу об основной специльности некоторых молодых людей, жждущих сделться профессионльными спелеологми, и об их конкретных возможностях в этой облсти. Но здесь мне придется "поднять звесу нд моей личной жизнью".

Тогд, в 1924 году, я был совершенно издергн, истерзн одолеввшими меня зботми, и поэтому тот год был беден исследовниями пещер, зто в нем произошло нечто, что могло бы зствить Нполеон скзть еще рз чсто повторяемую им, кк утверждют, фрзу: "Случется только непредвиденное".

Для меня тким непредвиденным окзлсь моя женитьб в конце год, точнее, 30 декбря 1924 год.

Элизбет, дочери доктор Рймонд Мртин, врч префектуры Сен, было девятндцть лет, и он собирлсь зняться медициной. Он проводил кникулы в мленьком селении Озс между Сен-Мртори и Ориньяком и ткже нходилсь н перепутье, когд случй, судьб зствили нс символически и буквльно встретиться н перекрестке дорог. В одно прекрсное воскресенье он решил прогуляться после вечерни. Я же пришел в селение Озс поискть окменелостей в этой склистой местности — подробность, сыгрвшя вжную роль, поскольку без этих Rhynchonella decorata, включенных в мезозойские меловые отложения, мы с Элизбет, по првде скзть, никогд бы не встретились.

Свдебное путешествие мы провели в Провнсе, и, конечно, оно прошло под знком пещер, которые мы тм посещли. Зтем в 1925 году мы поселились н окрине Сен-Годенс в одной усдьбе, где мне, можно скзть, более чем когд-либо пришлось стть "подземным землекопом".

Рньше Элизбет никогд не случлось бывть в пещере, но он был превосходной льпинисткой и уже совершил к тому времени восхождения н многие пиренейские вершины в мссиве Бньер-де-Люшон. Что ксется меня, то я никогд еще не совершл восхождений, но, кк известно, был стрстным приверженцем подземного мир.

Это видимое противоречие, однко, вовсе не было нтгонистическим. Мы ншли идельное решение — я знимюсь поискми пещер и пропстей высоко в горх, моя жен исследует их вместе со мной, одновременно приобщя меня к льпинизму.

XV

Ледяной грот Кстере

25 июня 1926 год мленькя групп людей покинул деревеньку Гврни, рсположенную н высоте 1370 метров нд уровнем моря, и нпрвилсь по тропе длиной в пять километров, связывющей деревню со знменитым цирком Гврни. Нш отряд — моя мть, Мрсиль, моя жен и я — отпрвлялся н три-четыре дня в горы. Ншей глвной целью было подняться н Мон-Пердю, попутно мы собирлись поискть пещеры и пропсти, которые всегд могут окзться в мссиве" сложенном исключительно известнякми.

Первым н Мон-Пердю поднялся нтурлист Рмон де Крбонье, потртивший н изучение и покорение вершины девять лет: нстолько этот рйон был мло исследовн, обширные ледники вызывли суеверный стрх у горцев, которые несколько рз срывли успех экспедиции.

В те времен О. Б. де Соссюру, нпример, удлось покорить Монблн лишь через двдцть семь лет после того, кк он пообещл нгрду тому, кто нйдет подступы к этой вершине.

Теперь, когд льпинизм нкопил опыт горных восхождений и когд создны кдры проводников, подробные крты и хорошее снряжение, трудно поверить, что Рмону пришлось зтртить столько времени, чтобы достичь вершины, восхождение н которую в хорошую погоду не предствляет особых трудностей. Что ксется цирк Гврни, то вслед з Виньи и Виктором Гюго его воспел сонм поэтов, изучли геологи, и он описн н всех языкх. Зрисовки и фотогрфии опошлили его. Остется сообщить о нем только смые крткие сведения: эт известковя рен нходится н высоте 1400 метров, ширин у основния — один километр, нверху — три километр.[13] С трех глвных террс стекет десяток водопдов, смый живописный из них низвергется с высоты четырест двдцть метров. Эти водопды обрзуют горный поток Гврни, переходящий дльше в горную речку По.

Дорог, ведущя от деревни к цирку, пересекет древнее дно овльного озер, зтем, извивясь, поднимется к узкой щели в естественном мфитетре, соответствующей кк бы кулисм цирк. Здесь импровизировнным всдникм и мзонкм приходится спешивться, чтобы поближе полюбовться большим водопдом, пересечь перекинувшийся через поток ледяной мост и прикоснуться к снегу в рзгр лет!

Люди, шедшие н прогулку, с которыми мы повстречлись по дороге, впрве были спросить, ккой смысл ндевть специльную обувь, тщить нбитые мешки и ледорубы, чтобы посетить цирк Гврни. Им не могло прийти в голову, что конец их прогулки — только нчло ншего поход и что льпинизм нчинется для нс тм, где кончется их троп. Мы поднялись н стены цирк по тк нзывемой лестнице Сррдетов — что-то вроде крниз, труднорзличимого дже вблизи, опоясывющего крутой откос, по которому, если у вс твердя ног и верный глз, можно подняться н смый верх цирк.

Когд мы выходили из деревни, небо было чистым и солнце нещдно плило, теперь же, збрвшись н знчительную высоту по склону цирк, мы увидели, кк тучи со всех сторон собирются, опускются и зполняют циклопический мфитетр. Поднялся сильный ветер, и, рньше чем нм удлось ндеть свитеры, зпрятнные н дне мешков, нлетел пронзительный и холодный снег, мелкий и твердый, кк льдинки, проникющий повсюду и колющий лицо.

Буря в горх нчинется внезпно, и совершенно неизвестно, сколько времени он продлится. Смен декорций произошл неожиднно, темпертур тк резко и сильно понизилсь, что мы почувствовли себя не совсем в своей трелке. Жркое лето сменил зим. В втной белизне снег и тумн виднелись лишь нши гротескные силуэты в кпюшонх, сгорбившиеся под удрми ветр, тогд кк всего несколько минут нзд мы шли с обнженными рукми и, подствив грудь ветерку, знимлись гелиотерпией, нслждясь целебными солнечными лучми.

Элизбет решительно стновится во глве связки новичков, ккими мы являемся, и мы нчинем восхождение н ледник, доходящий до верхней грницы цирк. Нш глвня збот — не зблудиться. Поэтому нм приходится беспрестнно сверяться с компсом, чтобы не пропустить большой перевл под нзвнием Брешь Ролнд. Это единственный путь, по которому можно выбрться из цирк нверх. Озбоченные и притихшие, мы почти вслепую поднимемся по бесконечному склону, он стновится все круче. Ветер и снег удвивют ярость, это ознчет, что цель близк. Сквозь тумн виднеется Брешь, но н нс нлетет ветер неслыхнной силы и не дет нм двигться вперед. Один из крупнейших исследовтелей Пиренеев, грф Рюссель, который шел один через Брешь Ролнд в бурю, писл: "Нигде, дже н окене, не бывет ткого ветр, кк высоко в горх в дни рвноденствия. Его рев зглушет гром, которого стновится просто не слышно. Склы сотрясются, кк гигнтские звонящие изо всех сил колокол, и только диву дешься, что они остются н месте. Впрочем, мне нередко приходилось видеть кмни, летящие вниз кк солом".

Нм повезло больше, чем Рюсселю, н нс не летят кмни, но нм приходится передвигться н четверенькх, чтобы противостоять буре, которя с ревом устремляется в проход шириной в тридцть и высотой в восемьдесят метров, нходящийся н высоте трех тысяч метров.

Миновв Брешь Ролнд, мы окзывемся в Испнии, однко можно подумть, что мы нходимся в Лплндии, и Элизбет признет, что горы неплохо отпрздновли нше крещение. Из крмнного путеводителя мы знем, что, следуя вдоль основния склы, мы нйдем отверстие, в которое еле может пролезть человек, но через него можно ползком пробрться в мленький грот. Эт пещер, известня исследовтелям Пиренеев, нзвн ими Виллой Горье в честь ученого-гляциолог, открывшего ее в 1906 году. Сегодня вход в пещеру совершенно збит снегом, ннесенным ветром к подножию стены, и нм удется рзыскть его только блгодря сделнной суриком нд ним отметине.

Поспешность, с которой мы рсчищем льпенштокми вход в пещеру, может срвниться только с быстротой, с которой мы в нее зползем в ндежде нконец укрыться от сорввшейся с цепи стихии.

В небольшом гроте, где мы дрож сидим н земле, полнейшя темнот. Снружи день постепенно клонится к вечеру, и нступет ночь, буря не унимется. Очень плохо снряженные, без спльных мешков, мы пытемся утешить себя з бессонную ночь и пронизывющий холод, вспоминя, что зимой 1923 год шесть тулузских лыжников, зстигнутые бурей, провели в этой смой пещере пять дней и шесть ночей.

В четыре чс утр мы выбиремся нружу. Ккой сюрприз! Горные вершины и покрытые снегом хребты Испнии освещены полной луной. Лунное сияние, когд нблюдешь его с ткой высоты н фоне полнейшей тишины и величественной декорции, производит неотрзимое впечтление. Холод, однко, нестерпим. Ндо сейчс же отпрвляться в дльнейший путь. Мы вновь проходим мимо Бреши Ролнд и ндеемся увидеть долины Фрнции. Но н высоте двух тысяч метров црит море облков, и из него торчт лишь горные вершины. Этот воздушный окен поржет еще сильнее, чем водный, когд солнечный диск появляется тм, з горой Пик-Лон, и его лучи освещют рсплывчтые кря облков, кртин стновится совершенно фнтстической, и невольно вспоминешь о сотворении мир.

Последний взгляд через Брешь — и вперед к Мон-Пердю, еще невидимой, до нее нм предстоит пятичсовой переход и восхождение по снегу. Идя по испнскому склону, обрзующему основния Шлем Мрборе, мы форсируем очень крутой фирн. Шипы нших ботинок не держт н нем, и нм приходится пускть в ход льпенштоки, чтобы отколоть мленькие кусочки льд, с шумом скользящие вниз. В обрзоввшиеся ступеньки осторожно ствим ногу и медленно, шг з шгом, поднимемся к перевлу Изрд (Пиренейских серн). Вдли н снегу, покрывющем перевл, видны тонкие пунктирные переплетения. Это следы рздвоенных копытец серн, укзывющие н то, что перевл не зря носит свое нзвние.

Пок Мрсиль идет впереди и энергично рботет своим льпенштоком, я следую в связке последним, и это дет мне некоторую свободу.

Я с интересом смотрю н огромные нвисшие обрывы Шлем и н склоны пик Изрд, возвышющегося нд нми. Это гигнтские известняковые обрзовния, и я рссмтривю их кк спелеолог. Внезпно я произношу мгическое слово, постоянный лейтмотив спелеологов: "Пещер!"

Д, тм, в смом низу зпдного склон пик Изрд, у подножия дикой склы, у верхнего кря фирн, виднеется нечто нпоминющее вход в пещеру. Возможно, это просто небольшой отбрсывющий тень нвес, но спелеолог, который всегд нчеку, не должен пренебрегть дже млейшими нмекми и приметми. Несмотря н знчительное рсстояние и не менее обескурживющее рзличие уровней, я чувствую, что непременно должен туд добрться. Вопреки бесчисленным неудчм, бесплодным рзочровывющим попыткм я всегд следую своим првилм. Изменение мршрут и время, которое потребуется н исследовние пещеры, могут поствить под угрозу нше восхождение н Мон-Пердю, то есть цель ншего поход.

Моя мть и Мрсиль срзу же примирились с тем, что им придется изменить мршрут, пыхтеть н подъеме, преодолевть фирн, н верху которого может окзться всего-нвсего ложный грот. Но они зрнее соглсны дже н ткой исход. Я смотрю н Элизбет, ншего проводник, которя любит вершины в сиянии солнц н фоне голубого неб и которя совсем не ценит пещеры или во всяком случе не знет их. Он смотрит н перевл Изрд в нпрвлении вершины Мон-Пердю, о которой он мечтл много лет и которя сейчс ускользет от нее. Он зстенчиво и шутливо нмекет (прво, весьм кстти) н тех, кто предпочитет журвля в небе синице в рукх. Но все же мы нчинем "терять высоту" — необычный, нрушющий все првил льпинизм мневр — и быстро спускемся к тльвегу Рио-де-л-Брешь нполовину бегом, нполовину "н слзкх", то есть попросту сидя н снегу.

Вход в пещеру (может быть, в ложную пещеру) нм пок не виден, и меня нчинют терзть сомнения и укоры совести. Ккое будет рзочровние, если это не пещер! Ккя пытк, если придется вновь поднимться по этим склонм, по которым мы спустились с ткой быстротой!

Н крю фирн мы снимем тяжелые горные мешки и нчинем восхождение по покрытому снегом склону в нпрвлении свод, который все еще скрыт от нс снежным нвесом. Когд мы почти у цели, Мрсиль ускоряет шг, обгоняет нс, пересекет первый крниз и пропдет из виду. Проходит несколько секунд, и мы внезпно слышим возглс, полный триумф и восторг. Еще через несколько секунд появляется Мрсиль. Несомненно, продируя профессор Лиденброк из "Путешествия к центру Земли", стоящего н крю кртер действующего вулкн Снеффелс, он жестикулирует и потрясет своим льпенштоком. "Ккя крсот!" — восклицет он то и дело.

Еле переводя дух, мы присоединяемся к нему и змирем, порженные. Широкий вход с тридцтиметровым сводом згроможден хосом кмней, и у этого брьер, обрзующего нечто вроде морены, мы видим одно из смых редких и удивительных явлений природы — ледяное озеро, по другую сторону — выходящий из недр гор пологий, сковнный льдом поток шириной от двдцти до тридцти метров.

Мы поспешно пересекем рсположенное у вход озеро по прозрчному, кжущемуся тонким ледяному покрову и ступем н следующую ледяную поверхность, н этот рз мссивную и белую, кк фрфор.

Косые лучи дневного свет проникют в пещеру, отржются от пол и бросют голубовто-зеленые отблески н свод и стены. Трудно дже вообрзить себе это ледяное подземное црство, оно ошеломляет нс — оно фнтстично! Гигнтский входной зл идет вглубь и теряется из виду, спрв мы угдывем большой боковой зл, тк же покрытый льдом, кк и вся остльня пещер. Отрженные солнечные лучи н сотню метров от вход слбо освещют пещеру, дльше црит тьм, и мне приходится зжечь единственную окзвшуюся у меня свечу, все остльное освещение остлось в меткх, сброшенных нми у подножия фирнового склон. Одн свеч н четверых — этого совершенно недостточно, тем более что дльше пещер стновится очень пересеченной и труднопроходимой. Чтобы исследовть ее, ндо бы иметь н ногх кошки.

Мы оствляем нших дм у вход и вместе с Мрсилем продолжем пробирться в глубь этой ни н что не похожей пещеры, где попдются очень узкие проходы. Нм резко прегрждет путь ледяной кскд, его невозможно преодолеть без веревки и кошек. Пещер же идет все дльше н более высоком уровне, откуд тянет ледяным ветром. Без ндлежщего снряжения и с одной-единственной свечой мы безоружны и решем повернуть нзд.

Когд мы вернулись к ншим мешкм, было уже слишком поздно, чтобы пытться добрться до Мон-Пердю, но никто об этом не жлел, дже Элизбет, которую это приключение потрясло, кк удр гром: с того дня подземный мир нвсегд звоевл ее сердце.

В тот же вечер мы дошли до приют Голи у подножия Мон-Пердю, н следующий день к полудню были уже н вершине этой величественной горы, о которой Рмон писл: "Дже после Монблн обязтельно побывйте н Мон-Пердю. После смой прекрсной из грнитных гор вм остется еще познкомиться с первой крсвицей среди гор из известняков".

Всего н сутки пришлось Элизбет отсрочить восхождение н вершину, которой он грезил. Что ксется моей мтери, впервые попвшей в горы в возрсте 52 лет, он без особого труд и неприятных ощущений достигл своих первых трех тысяч метров нд уровнем моря. Впоследствии он покорил много других вершин, тк кк (зметим в скобкх) мы очень полюбили льпинизм. Довольно редкое сочетние — свекровь и снох, дружные, кк симские близнецы, совершили восхождение н тридцть вершин в три тысячи метров (в Пиренеях просто нет более высоких) и н бесчисленное множество вершин поменьше.

Кк можно догдться, мы не остновились н открытии ншей пещеры и очень поверхностном ознкомлении с ней.

Через месяц мы опять собрлись вчетвером перевлить через Брешь Ролнд, но в последний миг обстоятельств помешли моей мтери и Мрсилю, поэтому в один прекрсный летний день мы окзлись тм вдвоем с Элизбет.

Н этот рз тумн н Бреши Ролнд не было, и оттуд открывлся вид н Фрнцию и Испнию. Мы воспользовлись этим и легко поднялись н нетрудную вершину Тейон (3140 метров), с которой, однко, открывется великолепный вид. Здесь нм удлось увидеть редкое явление, производящее глубокое впечтление, — призрк Брокен. Нши гигнтские тени отржлись н блуждющих клочьях тумн, которые почти срзу же тяли в воздухе. Кроме того, мы полюбовлись феерическим зктом и в сумеркх спустились к мленькому гроту, у которого было нзвние, совершенно ему не соответствующее: "Вилл Горье". Тм окзлось тк холодно и сыро, что мы поспешили оствить этот своеобрзный холодильник и предпочли провести ночь под открытым небом у подножия крутого склон. Здесь мы тоже очень змерзли, тк кк вся нш подготовк к ночевке огрничилсь тем, что мы нтянули дополнительные свитеры, подняли воротники курток и спрятли руки в крмны. Мы продрожли всю ночь, и холод не дл нм уснуть. Здолго до рссвет мы поднялись, чтобы послушть ночную тишину и немножко согреться ходьбой, глвное — чтобы иметь в зпсе кк можно более длинный день.

Через чс мы были под сенью гигнтского нвес и вновь с волнением смотрели н знкомое нм зрелище — удивительное озеро, смое порзительное из всех озер в Пиренеях, нвечно сковнное льдом, единственное озеро, не отржющее неб и окружющих вершин, тк кк оно прячется под землей.

Кк всегд, скудно экипировнные, мы по обыкновению используем для освещения свечи, у нс нет веревки и кошек н ногх. Мы шгем по подземному леднику, потом отвживемся войти в большой подземный зл, который мы зметили еще в прошлый рз, сегодня собиремся исследовть. Сделв несколько шгов под грндиозным сводом этого зл, мы с удивлением видим под слоем льд снтиметров н пятьдесят в глубине тушку птицы (глки), лежщую тм неизвестно сколько времени. Эти горные вороны[14] посещют обрывы и крнизы почти по всем Пиренеям и злетют в пещеры, где вьют гнезд в рсселинх стен и сводов, переходя дже грнь, з которую проникет дневной свет. Глк, нйдення нми в ледяной темнице, сохрнилсь великолепно, у нее рспростерты крылья, и кжется, что он все еще летит.

В центре зл, где мы передвигемся осторожно и медленно, высится куч упвших со свод кмней. Мы встем н этот млюсенький остров, сознвя, что ни одно живое существо до нс не видело его, и присвивем себе этот крохотный клочок суши, зстывшей посреди подземного ледяного моря.

Но нс ждут другие нетронутые и тинственные берег подземных вод, огрниченных циклопическими стенми. Мы подходим к мленькому пляжу у подножия нледей, которыми покрыты стены, уходящие ввысь, куд-то тк высоко, что мы уже не можем их рзличить.

Мы в смом центре подземной феерии, будто из книги Жюля Верн. Восхищясь одновременно серьезно и ребячливо, пересекем этот мир грез и н кждом шгу открывем новые чудес из смых редких н ншей плнете — подземный ледник или хрм из льд, спрятнный в недрх земли.

Резкий и пронизывющий холод — единственное, что мешет нм и доствляет неприятности среди всего этого великолепия. Мы недостточно тепло одеты для исследовния ткой пещеры, где к ледяному холоду добвляется еще и непереносимый сквозняк. Чтобы согреться, мы устривем соревновние и скользим, кк н конькх, по идельно глдкому льду, н котором, кк мы знем, нм не угрожют ни провлы, ни трещины. Думю, этот спорт не имеет прецедент, и он нс очень збвляет. Мы игрем, кк мльчишки, соревнуясь, кому удстся дльше проктиться н подошвх или же кто более ловко пройдет между двумя поствленными н лед свечми.

Сочетя приятное с полезным, этим подземным ктнием мы возврщем немного тепл ншим телм, продрогшим еще нкнуне, тк кк мы провели всю ночь под открытым небом.

Должен скзть, что нше питние было весьм скудным (вернее оно было нормировнным, причем порции были крйне млы). По кким-то неведомым сообржениям и причинм мы решили, что питние в горх и пещерх есть нечто второстепенное, и, желя освободиться от этого рбств, рзрботли до невозможности упрощенный рцион, которым не удовольствовлись бы дже спртнцы. Мы покупли шестикилогрммовый крвй хлеб (ткой хлеб теперь можно нйти только в высокогорных селениях) и головку голлндского сыр. Кончиком нож мы рисовли н этой головке продолговтые сегменты вроде ломтей дыни. Кждый сегмент предствлял собой дневную порцию, и это было все. Хлеб и сыр! Нм кзлось, что этого достточно, чтобы нсытиться. Никкого горячего питья, никкого вин или спирт — ведь в горных озерх и потокх ткя вкусня вод!..

Однжды в одной льпийской хижине мы встретили чету немцев. Они рзложили н столе непрвдоподобное количество еды, глвным обрзом колбсных изделий, и вскипятили н спиртовке большой котелок чя. Мы были столь же поржены их пиршеством, сколь и они, когд увидели, кк мы после длительного и трудного восхождения делим хлеб и сыр. Нчертнные н ншей головке голлндского сыр "меридины" их очень позбвили. Немец выскзл мысль, которя нс несколько шокировл. Он скзл, что кое-кто придерживется еще более строгой диеты, но обычно живет недолго, и со смехом уточнил, кого именно он имеет в виду — тех, кто питется одной любовью, зпивя ее простой водой.

Конечно, ндо было быть очень молодыми иделистми, чтобы довольствовться рционом голодющих, кк мы, во времен нших первых походов, к тому же ндо было быть беззботными и хоть немного поэтми, чтобы рсхживть под землей всего лишь со свечми и ночевть под открытым небом без спльного мешк. Когд я вижу рцион питния и достойные Пнтгрюэля яств современных спелеологических экспедиций, мне всегд вспоминется прошлое, и я прихожу к выводу, что нш умеренность в еде был излишней и дже преступной. Но я не могу не вспомнить и не консттировть, что, несмотря н ткие лишения, мы совершли змечтельные открытия.

Окончим это отступление, з которое просим извинить нс, и, выйдя из зл Безымянного остров, вернемся в прямоугольный вестибюль, где стрнное освещение нпоминет квриум, но мы, не обрщя н него внимния, нпрвляемся в глубь пещеры. В двухстх метрх от вход ледяной покров пересечен обледенелыми кмнями. Стновится очень трудно передвигться, и нм приходится прибегнуть к льпенштоку, соблюдя при этом всевозможные предосторожности, тк кк мы кк рз пересекем зону обвлов и идем вдоль обледеневшей пропсти. Мы бросем в нее куски льд, но они н лету рссыпются н мелкие льдинки, и нм трудно судить о глубине.

Своды достигют здесь удивительной высоты, и кменные вертикльные стены покрыты льдом, кк ковром. Это смое величественное место во всей пещере. Дльше з пропстью пещер резко сужется и продолжется очень крутым ледяным подъемом, восхождение н который зтем, что у нс нет дже веревки, чтобы стрховть друг друг. С помощью льпеншток нм все же удется преодолеть этот подъем, который зкнчивется вверху у цилиндрического отверстия, извергющего те смые потоки льд, которые мы только что преодолели. Кждый рз, кк я подбирюсь к этой лзейке, чтобы злезть в нее ползком н животе, сильный поток воздух, еще более мощный из-з узости проход, здувет мою свечу. З моей спиной стоит Элизбет, уцепившись з льпеншток в неудобной и нендежной позе, и нельзя зствлять ее ждть бесконечно. Я решю ползти н ощупь в темноте в эту нору. По счстью, ход окзывется недлинным, я вылезю из него, встю н ноги, и срзу же з мной появляется Элизбет. Мы можем вновь зжечь нши светильники.

Пещер узкя и высокя, но нс поджидет дополнительня неприятность: лед под ногми, который до сих пор был твердым и ндежным, преврщется здесь в ледяную кшу, по которой нм приходится пробирться. И вдруг мы нтыкемся н совершенно вертикльный змерзший водопд высотой в несколько метров.

Нм удлось дотщить нши мешки до этого мест. С трудом мы протщили их через узкий ход, но кк теперь взобрться н этот кскд со снряжением и бгжом? Единственно, что мы можем попытться сделть, это подняться, подсживя друг друг. Было бы логично и удобно, чтобы я служил опорой, Элизбет — кробтом, но, подумв, мы решили сделть ноборот. Он встет вплотную лицом к стене, предврительно зложив под куртку свои меховые руквицы, чтобы предохрнить плечи от конткт с моими подковнными железом ботинкми. Вств ей н плечи, я с трудом дотягивюсь до узкого крниз, з который мне удется зцепиться и подтянуться н рукх. Теперь Элизбет избвилсь от моей тяжести и обрел свободу движений. Ей удется вбить свой льпеншток в трещину нд головой. Эт шткя опор дет мне возможность добрться до следующего крниз, оттуд я уже достигю верхнего порог кскд. Вторя фз подъем довольно сложн, и мне не без труд удется, спустившись н средний крниз, втщить с помощью ручки моего льпеншток снчл мешки, потом и Элизбет. Перед нми узкя глерея, он идет все дльше, все время поднимясь вверх, что нс несколько беспокоит, тк кк, если придется возврщться этой же дорогой, спуск окжется, кк обычно, более трудным и сложным, чем подъем.

Но зчем говорить о возврщении и спуске, когд внезпно мы змечем слбый свет, который стновится все более рзличимым, по мере того кк мы идем дльше, и в конце концов окзывется нстоящим дневным светом! Мы поспешно устремляемся в зл-ротонду, в потолке которого зияет круглое отверстие, через него виден кружочек голубого неб! Но подняться здесь невозможно: окно нходится слишком высоко, стены совершенно вертикльны. И вот новый сюрприз — у нс под ногми окзывется теперь не лед, слежвшийся снег, вероятно знесенный сюд ветром. З бугром, обрзовнным этой подземной снежной осыпью, я ншел узкий проход, он приводит нс в нфилду подземных зснеженных помещений, в сводх которых виднеются ткие же отверстия, кк и в первом. Одно из этих отверстий покзлось мне более доступным, и я уже готовлюсь подняться к нему, когд, к ншему великому удивлению, мы совсем близко слышим птичий свист и трели, чего никк нельзя было ожидть в подобном месте.

Мы весьм зинтриговны, но, выйдя нконец н дневной свет при ярком солнце, видим мленькую щебечущую птичку, которя совсем не боится нс и продолжет перепрхивть с кмня н кмень, все время мелодично посвистывя.

Но где же мы все-тки очутились в результте ншего подземного путешествия?

Мы спустились под землю у подножия обрыв пик Изрд, вышли н ккой-то склон, покрытый сетью трещин, посреди хотически нгроможденных кмней. Это нгромождение тянется и теряется из виду в нпрвлении вершины Мон-Пердю, гордя пирмид которой доминирует нд всей пнормой. Совершенно обессиленные, рстянувшись н горячих кмнях, греясь н солнышке, мы позволили себе воспользовться вполне зслуженным отдыхом: ведь со вчершнего дня мы все время испытывли холод — мучительный холод ночью н щебне у Бреши Ролнд и не менее пронзительный холод в ледяном подземелье, которое прошли с помощью многочисленных и сложных гимнстических упржнений, не согревших, однко, нс.

Элизбет зсыпет мгновенно, кк ребенок, я тк возбужден подземным путешествием и зинтересовн открытием ледяных чудес этой исключительной пещеры, что не могу усидеть н месте. В конце концов я поднимюсь и иду осмтривть окрестности. Окзывется, если бы мы еще пересекли ряд зснеженных злов, нм удлось бы избежть подъем и мы могли бы выйти через довольно низкий, но широкий вход. Бродя по окрестностям, я зметил, что мы нходимся в центре обширной, сильно пересеченной кррми местности,[15] где могут быть другие пещеры или пропсти. Мне трудно бороться с искушением, я должен сейчс же ее по-нстоящему осмотреть. Если моя жен проснется, прежде чем я вернусь ( я могу здержться), он может испугться и решить, что я провлился в ккую-то дыру. Я пишу ей зписку, пришпиливю ее к своей фетровой шляпе, клду шляпу около Элизбет и удляюсь.

Обследовние крров идет трудно и мучительно и против ожидния ничего не дет. Выбившись из сил, я остнвливюсь и смотрю н грндиозную пнорму испнского склон Мрборе. Его ступенчтя структур несколько нпоминет фрнцузский северный склон цирк Гврни, но здесь ступени идут не полукругом, тянутся прямо н многие километры и обрзуют подножие Шлем, Бшни и Цилиндр Мрборе — все это погрничные вершины или вершины, нходящиеся в непосредственной близости от погрничного хребт.

Но что я вижу? Тм, очень высоко и длеко, у основния одной из ступеней Бшни, виднеется мленькое черное отверстие… Нстоящий или ложный грот? Если бы у меня был бинокль, я мог бы его кк следует рзглядеть.

Что бы тм ни было, но бесенок приключений и открытий уже кольнул меня своим трезубцем, и я тут же нпрвляюсь нвстречу возможному рзочровнию и вероятной неудче. Через чс тяжелейшего восхождения по пересеченной местности, состоящей из отдельных площдок и подъем по крутому фирну, я добирюсь до подножия обрыв и вход в пещеру. Он невелик и невысок, но внушет мне доверие, тк кк прямо углубляется в гору. Передо мной — идущий вниз покрытый снегом коридор.

Я вновь ощущю знкомое волнение у вход в подземный мир, готовясь к встрече с неизведнным. Зжигю свечу. Жест вполне бнльный, но кк бы входящий в ритул, имеющий скрытый смысл; жест см по себе незнчительный, но чсто он чревт длеко идущими последствиями и иногд служит прелюдией к открытиям, которые трудно себе дже вообрзить.

В горх очень неудобно и опсно ходить без кошек по леднику или фирну, сковнному холодом. Под землей ткя неосторожность был бы просто бессмыслицей. Я осмтривюсь. Покрытый снегом ход, по которому я иду, полого спускется вниз и приводит меня к большому ледяному потоку, идущему горизонтльно и очень похожему н поток в ледяной пещере, в которой мы были сегодня утром. Я ликую, осторожно передвигясь по этому ктку. Я мло что рзличю, однко достточно, чтобы зметить у ног черноту и пустоту. Подземный ледник резко обрывется. Я стрюсь обойти спрв, потом слев, но всюду нтыкюсь н сплошную стену, тк кк трещин пересекет ход по всей ширине — вблизи подо мной пустот и мрк. Я один без всякого снряжения и с плохим освещением. Можно принять только одно блгорзумное решение: вернуться н поверхность и присоединиться к Элизбет. Тк я и делю в полнейшем восторге от того, что открыл второй ледяной грот, исследовние которого, кк мы об решем, не з горми. Но сегодня нм предстоит большой переход: ндо добрться до несрвненной долины Аррзс и пройти ее, к тому же зпс нших свечей иссяк под свирепым ветром ледяной пещеры.

Спелеолог предполгет, Бог рсполгет. Я смог вернуться к этой второй ледяной пещере лишь через двдцть четыре год…

Я зню, что никогд никто не сообщл о существовнии ледяных гротов ни в Пиренеях, ни в Альпх.[16] Я зню ткже, что они вообще встречются н земле крйне редко, и вскоре я узнл, что "нш" пещер, нходящяся н высоте 2700 метров, рсположен выше всех других известных пещер н земном шре.[17]

Нше открытие получило определенный резоннс в прессе, особенно среди льпинистов. Нучный комитет Фрнцузского льпийского клуб живо зинтересовлся удивительной пещерой и нзвл ее в честь нс ледяным гротом Кстере.

Один ученый-спелеолог позднее нписл по этому поводу: "Это открытие предствляет большой нучный интерес и является одним из чудес природы, ткже крупным спортивным достижением, дже рекордом" и длее: "Блгодря подземным исследовниям, проведенным высоко в горх, з последние пятндцть лет обнружены естественные холодильники Дхштейн и смя большя пещер в Европе — Айсризенвельт в Австрии.[18] И вот в 1926 году господин Кстере ншел н высоте 2700 метров з Брешью Ролнд у подножия вершины Мон-Пердю змерзшую подземную реку, сковнную льдом, которя относится, возможно, еще к миоцену… Сколько рек с тех пор изменило русло, ушло под землю и пересохло! Открытие господин Кстере подкрепляет теорию, которя сегодня еще кжется слишком смелой, но которя, я уверен, когд-нибудь нйдет подтверждение, — роль подземной эрозии в обрзовнии цирк Гврни![19]

Грот Кстере, кк окзлось, зинтересовл не только льпинистов и геологов. Однжды мы, к ншему удивлению, получили личное послние от испнского короля Альфонс XIII, который приветствовл фрнцузских спелеологов, открывших и исследоввших в его королевстве ледяную пещеру, рсположенную выше всех известных н земном шре пещер ткого род.

XVI

Мртель — создтель и проповедник спелеологии

Н следующий же день после ншей мленькой экспедиции в мссив Гврни и н Мон-Пердю мне пришл в голову мысль несколько модернизировть и усовершенствовть нши методы исследовния, нд чем рньше, кк ни стрнно, я не здумывлся. Возможно, что меня нтолкнуло н это новое чувство — ответственность з мою спутницу, которя впредь должн был принимть учстие во всех исследовниях, ств моей деятельной и отвжной помощницей. Короче говоря, я решил откзться от походов босиком с жлким снряжением и откзться ткже от неудобных и опсных свечей. Эт реформ вырзилсь в приобретении двух цетиленовых лмп и крмнного электрического фонрик.

Нконец я смог действительно видеть под землей, не передвигться вслепую.

Однжды, когд Элизбет вышл из ккой-то очень грязной пещеры в совершенно неописуемом виде — испчкння и порвння одежд, злепленные глиной волосы, — я решил, что теперь у нс будут костюмы из плотной ткни, тк нзывемые комбинезоны, ккими пользуются все спелеологи. Из сообржений зщиты от удров пдющих кмней при вертикльных спускх мы решили носить кски. Недосттк в выборе у нс не было: к ншим услугм были шхтерские кски, мотоциклетные шлемы из мягкой резины, солдтские кски. Именно н эти последние и пл нш выбор, хотя, может быть, они были не смыми удобными. Конечно, н выбор повлияло то обстоятельство, что одн ткя кск у меня уже был. Я носил ее еще во время войны, и он сохрнилсь у меня не потому, что я знимлся рсхищением военного имуществ, потому, что при демобилизции госудрство решило подрить их ветернм.

Многие от них откзывлись, другие брли кк сувенир, но вскоре теряли или бросли н чердке. Мло у кого они сохрнились, и еще реже ими пользовлись. Моя же кск вот уже более сорок лет прекрсно зщищет меня под землей тк же, кк зщищл с 1915 по 1918 год. К вмятинм, полученным в Шмпни и под Верденом, добвились бесчисленные и безвестные вмятины, полученные в сотнях пещер и пропстей. Крск н кске тоже немло пострдл, но, несмотря н это, он почти не изменилсь, во всяком случе горздо меньше и не тк бесповоротно, кк тот, чью голову ей приходится зщищть. В 1915 году это был бритый череп восемндцтилетнего солдт-фронтовик, в 1960 году он укршл седые виски спелеолог.

Я ткже использовл и истрепл до последней нитки другое военное нследие. Я хочу внести свою скромную лепту в великую историю, поскольку то, о чем я сейчс рсскжу, теперь уже почти никто, кроме стрых ветернов, не знет. Во время демобилизции в 1919 году тем, кто возврщлся к гржднской жизни, был сделн еще один подрок. Н выбор предлгли либо костюм из рмейского темно-серого сукн, либо его стоимость деньгми, то есть пятьдесят дв фрнк! Идея о гржднском костюме (очень необходимом тем, чей грдероб пропл з время, прошедшее с 1914 год), приндлежл бывшему министру, по имени которого костюм и стли нзывть — костюм Абрми. Конечно, костюм не был особенно элегнтен, ккого-то неопределенного фсон со стоячим воротником, обычно плохо сидящий, но зто окзлся очень прочен, несмотря н то что под землей подверглся достточно плохому обрщению.

В 1926 году мы с женой, можно скзть, экипировлись "с ног до кски" (я без труд ншел для Элизбет кску пехотинц, слвную "бургундку").

Идея этой небольшой революции в одежде произошл, конечно, не без влияния и советов человек, сыгрвшего большую и блготворную роль в ншей спелеологической деятельности. Этот человек — ученый Эдурд Альфред Мртель, создтель и проповедник спелеологии.

Еще в 1923 году, н другой день после моего одинокого посещения пещеры Монтеспн, я получил объемистый пкет с брошюрми, вырезкми и сттьями, в общем кучу мтерилов, относящихся к пещерм и спелеологии. Посылк сопровождлсь письмом, которое повергло меня в изумление, ибо под ним стоял подпись "Э. А. Мртель". А ведь я полгл, что Мртель двно умер… Но окзлось, что он жив, и я много рз перечитывл его письмо, в котором всеми призннный учитель спелеологов делл мне комплименты по поводу моего "подвиг" в Монтеспне и двл дргоценные нствления относительно моей будущей деятельности, глвное — советовл быть поосторожнее при моих похождениях, которые считл несколько необдумнными.

З этим первым письмом и первой подборкой мтерилов последовли другие, и между нми звязлсь регулярня переписк. Позднее произошл первя встреч, зтем еще много встреч, и в конце концов устновилсь прочня и прекрсня дружб н пятндцть лет, то есть до смой смерти в 1938 году того, кто стл ншим другом и добрым гением.

В книге, посвященной воспоминниям спелеолог, было бы непростительно обойти молчнием имя и деятельность этого большого ученого, ничего не скзв о том влиянии, которое он окзл, окзывет и всегд будет окзывть н все, что относится к спелеологии. Мы ндеемся, что отчсти вырзили ншу признтельность, нписв его биогрфию и вложив в нее всю душу.[20]

Однко мне и здесь хотелось бы повторить, что Мртель, глубоко добрый, бескорыстный и всегд готовый прийти н помощь, стл ншим внимтельным нствником, которому мы доверяли все нши плны и рсскзывли о полученных результтх — успехх и неудчх. Нс рзделял сороклетняя рзниц в возрсте, из-з которой нм никогд не пришлось встретиться под землей (з исключением одной прогулки в его подземном ленном влдении Пдирк), но тем не менее мы тесно сотрудничли. С помощью переписки мы подготовили совместно много экспедиций, и он всегд беспокоился и волновлся з нс. Хотя см он в период своей ктивной деятельности покзл редкую хрбрость, з других он всегд боялся и сильно нервничл. "Дорогя мленькя Мдм, — писл он моей жене, которую очень любил, — Вы знете, кк я протестовл против Вшего вторжения в беспокойную и опсную жизнь Вшего муж. Я всегд проповедовл, что женщине нечего смотреть и нечего делть под землей. Вы убедили меня в обртном. Теперь я немного успокоился и счстлив, что Вы нходитесь около него в моменты опсности, но я нписл, что успокоился лишь совсем немного, тк кк об вы слишком любите рисковть. Не дйте ему утопиться или рзбить себе голову в кком-нибудь сифоне! Вы видите, что я прямолинеен до грубости. Но не збывйте, что у Вс, ткой молодой, уже двое детей. Подумйте о них, ткже подумйте обо мне, который чувствует себя Вшим соучстником и поэтому берет н себя ответственность з Вши безумные предприятия, которых я бы не потерпел в те времен, когд см знимлся исследовниями".

Ткие излияния чувств бывли у него крйне редко, тк кк обычно он был змкнут и переживл все глубоко в сердце. Он не любил длинных писем. Его собственные письм были очень крткими, но содержли много точных и дргоценных советов. Он охотно пользовлся телегрфом (у меня в ту пору не было телефон). Бывли телегрммы с выржением восторг по поводу хорошей новости. Когд мы сообщили ему об открытии исток Гронны, он ответил нм телегрммой: "Брво, брвиссимо!" — но, рзумеется, з нею последовло письмо.

Нш дружб зиждилсь н том, что мы об были смоучкми и об испытли в юности тоску по призвнию, н пути к которому стояли рзличные житейские препятствия. Если я в свое время откзлся стть нотриусом, то ему тоже пришлось перешгнуть свой Рубикон. Он был прикомндировн к коммерческому трибунлу депртмент Сен, и кзлось, ничто не предвещло, что он стнет исследовтелем подземелий и прослвится н этом поприще.

В ходе своей оригинльной и яркой крьеры геолог-любителя и подземного исследовтеля Эдурд Альфред Мртель создл нетленное творение, неотделимое от его имени. Мртель знменит своими сенсционными открытиями — колодец Пдирк, пропсть Рбнель, естествення шхт Армн, пещер Држилн — и исследовниями, прослвившими его от Португлии до Норвегии, от Квкз до Склистых гор. Его деятельность был исключительно плодотворной, и он принимл личное учстие в бесчисленных экспедициях. Около полувек энергия этого исследовтеля интриговл, знимл и восхищл целое поколение спелеологов. Но для него смого дже ниболее рисковнные исследовния были лишь средством, конечно, героическим, но все же простым средством, служщим созднию новой нуки — подземной геогрфии, или спелеологии.

Он открыл сотни подземных достопримечтельностей, и его исследовния, чсто опсные и всегд очень трудные, позволили нкопить знния, количество и рзнообрзие которых до сих пор служт предметом удивления и восхищения. Несмотря н то что его гигнтский нучный вклд признн и оценен всеми, кдемия нук збыл присоединить его к когорте кдемиков. Приходится пожлеть ткже и о том, что для него не было создно кфедры в Коллеж-де-Фрнс. Првд, этот большой ученый имел только диплом двокт и был всего лишь бескорыстным деятелем-любителем, это звние очень трудно носить во Фрнции, где совсем не жлуют смоучек.

Все же почести выпли н долю Мртеля, и рбот его был вознгржден. Он был основтелем и президентом Спелеологического обществ, президентом Геогрфического обществ Приж, руководителем Фрнцузского туристского клуб, руководителем журнл "Природ" ("La Nature"), президентом Нционльного комитет по геодезии и геофизике, членом Высшего совет гигиены, многокртным луретом Фрнцузского институт, комндором орден Почетного легион и т. д. И нконец, редкя, поистине исключительня честь — ему довелось присутствовть при открытии собственного пмятник, поствленного в сердце рйон, который рньше был збытым, но блгодря Мртелю и его открытиям стл центром туризм. Речь идет о Косее — рйоне, который, кк он говорил, "всю жизнь предпочитл всем другим".

Не только многочисленные опубликовнные рботы и личный пример, но глвным обрзом его врождення доброт и блгожелтельность помогли ему звоевть много последовтелей, з деятельностью которых он нблюдл с большой зботой, полнейшим бескорыстием и совершенным отсутствием тйной звисти и горечи, это смя возвышення и смя редкя черт среди ученых. Его зботливость, блготворное влияние и помощь мы испытли н себе. Стоит полностью привести текст отчет Фрнцузской кдемии нук о присуждении Мртелю Большого приз ("Грн-при") по естественным нукм. "Нчиня с 1888 год господин Мртель рзрбтывл новую облсть человеческих знний — спелеологию. По мере того кк поверхность земли, ее долины и ее горы изучют все тщтельнее, Мртель нчл исследовть недр земли. Нет тких пропстей, в которые он боялся бы проникнуть, кк бы устршющи они ни были. Своим рвением он зрзил других исследовтелей. Гигнтские пещеры, феерические стлктиты, подземные реки покзли нм, что недр земли тят ткие же чудес, кк и ее поверхность.

В течение многих лет исследовние пропстей волновло всех только потому, что пополняло эстетические предствления людей о природе. Никкого прктического знчения этому знятию не придвли. Но с 1892 год оно приобрело первостепенное экономическое знчение. Изучение подземных вод окзывет услуги снитрии, и знчение их нчинют понимть лишь в последнее время, недром ими очень зинтересовлись общественные оргнизции. Когд изучешь труды господин Мртеля и множество сообщений, в которых он приводит фкты, добытые в подземных экспедициях, видишь грндиозный объем его рботы, сопряженной с трудностями и опсностями, и его редкий др нблюдтеля. Он нчл с того, что был простым любителем природы, стл блгодетелем своей стрны и человечеств".

Мртель умер в 1938 году в возрсте восьмидесяти лет. Соглсно воле покойного, его похоронили без всякой пышности, без речей, со всей возможной простотой. В молчнии он покинул нш мир, слишком беспокойный и слишком збывчивый, чтобы возвртиться к подземной тишине, которую он тк любил в течение пятидесяти лет, посвященных подземному мрку. К своей последней книге он поствил следующий эпигрф, проникнутый светлой грустью: "Искть утешения от огорчений, причиняемых тебе людьми, познвя природу и восторгясь ее чудесми. Без корыстных интересов, без честолюбия любить нуку и знимться ею рди нее смой. А если труды окжутся незконченными, передть орудия труд тому, кто придет н твое место, и тихо перейти в вечный покой".

Вот очень кртко о человеке, удостоившем нс своей дружбой и делившемся с нми своим опытом.

XVII

Жиросп и Алькверди. Древнейшя и первобытня история

Книг воспоминний спелеолог не должн и не может быть похож н личный дневник, ведущийся день з днем, в ней невозможно полностью перечислить и дть подробные и скучные описния всех исследовний, проведенных втором. Это знчило бы злоупотреблять внимнием читтеля, подобно тому кк если бы льпинист вздумл рсскзть н шестистх стрницх о всех своих восхождениях, дже смых скромных и неинтересных, или если бы летчик подробно описл все тысячи нлетнных им чсов, оперный певец сообщил, ничего не пропускя, о всех своих выступлениях.

Может быть, я отобрл слишком строго и скупо, решив рсскзть лишь о двух десяткх смых примечтельных полостей в земной коре из примерно двендцти сотен пещер, пропстей и подземных рек, которые я исследовл з полвек. "Отходы", кк видите, достточно большие, причем см термин "отходы" неточен, поскольку для увлеченного спелеолог воистину не существует неинтересных пещер. Н вид смя невзрчня из них может содержть тк много згдок, что их не рзгдет целый легион ученых.

В сентябре 1928 год мы с Элизбет чсто ездили н велосипедх в рйоне Сен-Годенс в поискх пещер в окрестностях мленького городк Аспет. Однжды нм повстречлся пстух, перегонявший через дорогу стдо овец (он гнл их н пстбище у подножия горы Жиросп). Пстухи — незменимые помощники спелеологов. Они постоянно укзывют н пещеры и особенно н пропсти, тк кк опсются з овец, которые чсто провливются в естественные колодцы. Пстух, которого я стл рсспршивть, зявил, что знет только одну пропсть, но зто знет хорошо (конечно, только сверху). Он дже собственноручно огрдил ее ветвями, чтобы стдо не могло подойти к ней. Этот колодец, по-местному Путс Жель, нходится высоко н лугу, где мы его, вероятно, легко нйдем. Но мы уже привыкли к поискм длеко не всегд успешным. В случе неудчи мы всегд можем вернуться сюд в ближйшее воскресенье, когд пстух, охотник, дровосек или пхрь будут свободны и смогут проводить нс, что почти всегд они любезно предлгют сделть. Сейчс мы идем через лес и пытемся рзобрться в мршруте, описнном многословно, но весьм путно встретившимся нм пстухом. Тот, кому приходилось рсспршивть встречных, кк нйти нужную улицу, и кто потом совершенно зпутывлся, следуя укзниям "нпрво", "нлево", "третья улиц по бульвру" и т. д., легко поймет, что получется, когд подобные объяснения относятся к тким сложным и трудно определимым местм, кк поля и лес.

Поднимясь в гору через лес, мы тк и не ншли следов проселочной дороги, которую, кзлось бы, никк не могли пропустить. Идем нугд и ищем большое дерево, которое еще издли должно укзть местоположение колодц Жель. Мы ищем с упорством охотничьей собки. Чтобы повысить нши шнсы н успех, идем врозь, и вот, когд я остнвливюсь сорвть яблоко, вдруг слышу, кк Элизбет зовет меня. Я нхожу ее у подножия большого высокого бук. Он перешгнул через примитивную изгородь, о которой говорил пстух, и, нклонившись нд колодцем, бросет в него кмешки, которые летят несколько секунд, отсккивя рикошетом от стен.

— Ккя глубин? — спршивю я.

— У меня слишком мло опыт в тком зондировнии н слух, но, мне кжется, не менее ст метров.

Ошибки и преувеличение — явление обычное, можно скзть, клссическое. Я беру кмень величиной с кулк и бросю его в пустоту в смом центре колодц, чтобы по возможности избежть удров о стены. Кмень летит со свистом, все же удряется о стены и нконец пдет, по-видимому, н осыпь, ктится по ней и остнвливется.

— Пятьдесят метров, — говорю я решительным тоном, — если учесть сопротивление воздух, рикошеты и скорость возврщения звук, то есть весь комплекс фкторов, который очень трудно поддется оценке.

Слишком много источников возможных ошибок, поэтому ткого род кустические зонджи почти всегд обмнчивы. В днном случе, поскольку кмень пдл строго по вертикли, результты окзлись приемлемыми. Позднее, при спуске, взяв с собой лестницу и веревку, мы убедились, что дно колодц Жель нходится н глубине пятидесяти двух метров.

Для обртного спуск н дорогу, где в кнве спрятны нши велосипеды, мы выбирем другой склон горы, чтобы пройти через деревню Жиросп, где, кк мне скзли, есть провл в земле прямо посреди улицы. Нше внимние привлекет вьющяся троп, и мы ускоряем шг. Метрх в двдцти слев я змечю выход склы. Зметить еще не знчит увидеть, но теперь я рссмтривю его внимтельно и вижу нечто похожее н вход или ложный вход в грот. Я покзывю его Элизбет, и по обычю, решив не пренебрегть никкими приметми подобного род, мы нпрвляемся к нему. Ничего интересного не обнруживем: совсем мелкя впдин метр дв в глубину. Пок я пытюсь объяснить моей спутнице, что существует много всяческих неровностей почвы, которые выглядят, кк пещеры, но при ближйшем рссмотрении окзывются пустой видимостью, я змечю, что впдин, о которой идет речь, кем-то нрочно звлен кмнями. Чсто тк поступют охотники с норми и трещинми, в которых могут укрывться брсуки и лисы. Но в днном случе кмни слишком велики и хорошо пригнны. Кроме того, мох и лишйник покрывют их и соединяют в одно целое со склой, свидетельствуя, что рбот проделн очень двно. Меня охвтывют сомнения, и я пытюсь рзобрть кмни.

— Не зню, есть ли под ними пещер, — говорю я жене, которя с удивлением смотрит, с кким жром я принимюсь з рботу, — но мне кжется, мы скоро это выясним.

Рстянувшись н животе, я вытскивю мелкие кмни и передю их жене, которя склдывет их в кучу позди себя. Зсунутые в щели кмни крепко пригнны друг к другу. Вытщив их, я открывю отверстие величиной с кулк и ввожу в него зжженную свечу, но он освещет плохо, тк кк я см еще нхожусь н дневном свете. Удлення земля и щебень уже обрзовли з нми небольшую горку. С трудом мне удется вытщить из щели между двумя блокми известковую плитку. Обрзоввшяся лзейк еще слишком узк для меня, но тоненькя Элизбет решил попытться пролезть в нее ногми вперед и рзведть, что нходится дльше. Извивясь, кк червяк, он уже почти исчезл в дыре. Я сжимю ее плечи, рспрвляю склдки свитер, чтобы не обрзовывлось влик, и нконец ей удется победить эту узкую щель, он успешно пролезет в нее и окзывется по ту сторону.

Я подю ей свечу, он делет несколько шгов и возврщется, потрясення.

Окзывется, это пещер! Почв идет под уклон, высот свод почти в рост человек, но тк темно, что почти ничего не видно. Тм, внутри, ей легче и удобнее, чем мне: ведь я рботю леж, головой вниз. Он пытется увеличить проход, чтобы я тоже смог проникнуть внутрь.

Кк я уже говорил, с недвнего времени мы нчли применять цетиленовые лмпы, но сегодня мы отпрвились просто н рекогносцировку, и у нс с собой всего одн свеч. И с тким жлким освещением нм приходится исследовть пещеру!

С первых же шгов я слышу ккой-то особенный хруст под ногми Элизбет. Землистый и очень поктый пол усеян человеческими костями и глиняными черепкми. Нм приходится передвигться с величйшей осторожностью, сильно нгнувшись, чтобы лучше "прочесть" пол.

Н следующий день мы вновь окзлись у вход в эту откупоренную нми пещеру, о которой никто не подозревл и которую мы нзвли пещерой Жиросп по нзвнию деревни, рсположенной у подножия горы.

Н этот рз у нс с собой цетиленовые лмпы, и мы можем внимтельно осмотреть всю пещеру, которя круто идет вниз и нсчитывет в длину метров семьдесят при высоте свод почти в человеческий рост, местми горздо ниже. Однко все нше внимние поглощено полом, и мы убеждемся, что многочисленные человеческие скелеты, в том числе несколько детских, не были зхоронены. Они рзбросны в полнейшем беспорядке.

В дльнейшем вход в грот был полностью рсчищен, и мльчишки вместе с смозвными рхеологми перевернули, переломли все внутри и рстщили кости и череп. Грот был рзорен без всякой пользы для нуки, и его исследовние стло невозможным.

Что ксется меня, то с смого нчл я был очень зинтриговн и сообщил о ншей нходке кдемику Кмиллу Жюльену, который всецело соглсился с моими предположениями и дже подкрепил их историческим свидетельством, содержщимся в "Комментриях" Цезря.

В "Комментриях" говорится, что при звоевнии Гллии Цезрь, или, точнее, Помпеи, поскольку речь идет о Пиренеях, много рз прикзывл змуровывть в пещерх и душить дымом квитнцев. Мленький грот Жиросп, по-видимому, был кк рз одной из тех пещер, где змуровли и умертвили целые семьи несчстных гллов. Кменные блоки, зкрывющие вход в пещеру, неописуемый беспорядок, в котором влялись скелеты, скудость бытовых предметов, — все это нводит н мысль, что пещер Жиросп был свидетелем убийств невинных жертв (присутствие детских скелетов отвергет предположение, что это могли быть пленные глльские воины).

Мы покинули эту мрчную пещеру с тяжелым чувством и больше в нее не возврщлись: до ткой степени потрясло нс зрелище, открывшееся нм, и мы живо предствили себе ужсную тргедию, которя здесь когд-то рзыгрлсь.

Н следующий год, во время пребывния в Сен-Жн-де-Люз, куд я привез жену и детей (Руля четырех лет и Мод двух лет), я прочесывл н велосипеде Стрну Бсков в поискх пещер. Проезжя мимо деревни Ср, увидел объявление о пещере, специльно приспособленной для посещения туристов, и сделл крюк, чтобы побывть в ней.

Вход в грот Ср нходится под очень живописным портиком, но см пещер не опрвдывет ндежд, вызвнных тким тетрльным входом. Коридоры пещеры очень зурядны, их не спсет дже хорошее электрическое освещение. Я шел по пещере вместе с группой туристов, приехвших н втобусе с гидом, который нвязчиво укзывл н формы и силуэты некоторых выступов склы и стлктитов, пытясь зствить нс соглситься, что они нпоминют пгоды, сттуи и дже окорок, подвешенные к потолку.

Но все же в этой пещере мне при шлось увидеть зхвтывющее зрелище. Проходя через один из злов, нш гид скзл что-то о доисторических людях, живших в пещерх, и, повернув электрический выключтель, осветил один из зкоулков, до этого погруженный во тьму. О, неожиднность! Мы увидели семью, собрвшуюся у примитивного очг. У сложенного из дров костр (крестообрзно положенные поленья были снизу подсвечены крсной электрической лмпочкой) сидели н корточкх стрик, женщин и двое детей с всклокоченными волосми, одетые в звериные шкуры, пожиря зднюю ногу кменного брн или северного оленя, двое охотников, тоже одетые в шкуры, вооруженные дубинми, бросли к очгу тушу убитого ими медведя.

Вся эт групп, быть может, несколько нивня и грубя, предствлял собой любовную и трогтельную реконструкцию семьи мустьерской эпохи. Окружющя обстновк помогл вообржению, и, можно скзть, все это выглядело весьм внушительно.

Эт групп (с тех пор он пропл, жль) обязн своим происхождением резцу, или, вернее, мстерку, художник Гб из По. Персонжи, одетые в нстоящие мех, были, вероятно, сделны из цемент, если учесть сырость в пещере. Ничего интересного, кроме этого мустьерского семейств, в пещере Ср нет, и все же он производил н туристов сильное впечтление. Под влиянием только что увиденного, полный мыслями о первобытном человеке, я нпрвился н велосипеде к испнской грнице, которую пересек между двумя деревушкми — Днчрия и Днчринея, рзделенными рекой Нивель. Н испнской территории я покинул дорогу в Пмпелун и въехл в рсположенный вблизи грницы мленький известняковый мссив, богтый пещерми. Здесь очень много подземных ручьев, и здесь же бытуют бесконечные рсскзы и легенды о пещерх, проходящих под смой грницей. В местности, где контрбнд пользуется большим почетом и где ею знимются очень ктивно, подобных историй рсскзывют много, и все принимют их з чистую монету. Я приехл не для того, чтобы искть подземные пути, соединяющие Фрнцию и Испнию, лишь желя внести в свой перечень еще несколько пещер. Я этим сжимлся с большим упорством, помногу рз возврщясь в эти мест, моя жен, которя не могл покинуть побережье, целыми днями плвл и нырял и учил плвть Руля и Мод.

Гроты Стрны Бсков носят хрктерные нзвния, в которых я несколько зпутлся: Мчингонея, Сукррмурди, Селейткоборд, Жзизилог. К счстью, плохя пмять н нзвния компенсируется у меня хорошей пмятью н местность, блгодря чему я все же не зблудился в этих нвррских пещерх. Во многих из них мне удлось нйти неолитические черепки и плеолитические стоянки, особенно в очень крсивом подземном убежище под склой по нзвнию Эрроберрия около деревни Алькверди. Н несколько метров выше по склону я ншел пещеру, вход в которую нходился под довольно низким нвесом шириной метров в десять. Глубин грот был около сорок метров, в нем было много весьм зпутнных извилистых и узких ходов. Кк и во всех подземных полостях, которые я посещл в этом рйоне, я тщтельно обследовл стены в поискх нскльных рисунков, которые, по моим предположениям, должны были здесь быть.

В то время црил теория, что в этой чсти Пиренеев не существует "рзукршенных" пещер, то есть пещер с нскльными рисункми и живописью. Считлось, что в рйоне от Сен-Годенс (Монтеспн, Гргс, Лбстид) до знменитых кнтбрийских пещер в окрестностях Снтндер и Бильбо (Альтмир, Кстильо, Л-Псьег), то есть н протяжении двухсот километров, рисунков не существует.

Специлисты по первобытной истории нзывли это "зиянием" или "рсщелиной" Зпдных Пиренеев. Никогд особенно не доверяя непогрешимым теориям кбинетных ученых, я был убежден, что рисунки и живопись доисторических людей могли вполне существовть в этой пресловутой "рсщелине". Пещер Алькверди докзл мою првоту.

Пробирясь ползком по узкому ходу и освещя себе путь свечой (свет цетиленовой лмпы был бы слишком ярок для ткого род исследовний), я водил плменем свечи у основния стен, чтобы получить боковое мерцющее освещение, при котором лучше всего выявляются млейшие детли. Вдруг я с волнением увидел что-то еле нцрпнное, несколько дльше голову бык, очень тонко выгрвировнную и едв зметную. Скл в этой пещере был сильно выветрен. В смом дльнем конце противоположного ход н глдком и злизнном стлгмитовом нтеке, испещренном именми и дтми, которые оствлены современными посетителями, мне ткже удлось обнружить почти невидимые, нходящиеся в последней стдии рзрушения силуэты животных — быков, оленей и лошдей. В течение пяти лет после посещения пещеры Монтеспн я не нходил следов доисторического человек в пещерх, и теперь меня охвтило сильнейшее волнение.

Сми рисунки в Алькверди не были сенсционными, но они, бесспорно, существовли. Мдленцы, посещвшие пещеры здесь, то есть в том месте, где теперь нходится испнскя Нврр, рисовли точно тк же, кк их современники из пещер Центрльных и Кнтбрийских Пиренеев. Итк, "рсщелины" не окзлось, в дльнейшем, после того кк обнружили рисунки в пещерх Истюриц и Трдец, это стло еще более очевидным.

Рзумеется, Элизбет, ствшя плменным спелеологом и убежденным плеонтологом, ткже зхотел увидеть пещеру Алькверди. Вооружившись кртой и подробной схемой, которую я сделл для нее, чтобы легче нйти пещеру и рисунки, однжды утром он выехл из Сен-Жн-де-Люз н моем гоночном велосипеде, я остлся лепить пирожки из песк с Мод и Рулем.

Рсстояние в об конц соствляло не более пятидесяти километров, Элизбет был хорошим велосипедистом, поэтому, когд он не вернулсь к вечеру, я нчл волновться. Особенно беспокоил меня одн подробность. Я рсскзл ей, что в пещере Алькверди в глубине одного из ходов есть глухой колодец глубиной в восемндцть метров, в который я спустился, соскользнув по длинному корню дерев, очень знятно свешивющемуся с потолк и доходящему до смого дн колодц. Н плне пещеры колодец был отмечен, и я боялся, что Элизбет тоже пожелл в него спуститься и не смогл выбрться, или, вернее (поскольку Элизбет очень хорошо умел поднимться по глдкой веревке), что корень оборвлся и он, может быть, рнення, лежит н дне колодц.

"Случется только непредвиденное", — говорил Нполеон, кк я уже цитировл рньше. Причин здержки окзлсь горздо менее серьезной.

Чтобы иметь в зпсе целый день, Элизбет выехл из Сен-Жн-де-Люз в пять чсов утр и к шести добрлсь до грницы у Днчрии. Пересекя погрничный мост через Нивель, он проехл мимо чсового, дремвшего в своей будке, и тким обрзом он въехл в Испнию тйно. А при возврщении, когд он хотел вновь пересечь грницу, у нее возникли зтруднения. Ее объяснения покзлись чсовому неубедительными, еще большее подозрение вызвло то, что у нее с собой не было никких документов, что он ехл н мужском велосипеде, и что ее юбк был перепчкн мокрой глиной, это кзлось необъяснимым в вгусте при сильнейшей зсухе.

Пытясь нверстть потерянное время и поскорее вернуться в Сен-Жн-де-Люз, где, кк он знл, я очень волновлся, Элизбет мчлсь н полной скорости, но все же несколько зпоздл.

Однко, несмотря н это, он был в полном восторге от проведенного дня. Он видел рисунки и, конечно, спустилсь в колодец, не желя упустить редкую возможность поупржняться в столь оригинльной гимнстике!

XVIII

Спелеологи н вершине горы Нетху

В предыдущих глвх речь шл только о пещерх и пропстях, и можно подумть, что мы стрдли геотропизмом, ценили только подземное существовние и нс привлекл лишь полнейшя темнот.

Однко горы тоже пользовлись ншим внимнием. Мы поднимлись н многие пиренейские вершины, и, хотя рсскз о восхождениях может покзться неуместным в воспоминниях спелеолог, я решил, чтобы избежть обвинений в чрезмерной специлизции и профессионльных излишествх, рсскзть здесь об одном из нших горных походов, в котором учствовл вся нш семья, то есть кроме меня еще моя мть, жен и брт Мрсиль. Для тких походов мы выбирли мршруты не слишком трудные, чтобы идти можно было по нормльным дорогм, побродить по горм в свое удовольствие и испытть легкое головокружение от восхождения н прекрсные вершины.

Спелеолог может одновременно быть льпинистом и ценить горы з их вершины, не только з нходящиеся в них пещеры. Горы и в смом деле зслуживют того, чтобы их гордые пики изучли не меньше, чем их тинственные недр. Мы всегд тк думли и действовли соответственно.

Восхождение н Нетху, или пик Ането, — один из смых интересных мршрутов в Пиренеях кк по высоте (3404 метр), тк и по прекрсным видм и чувству полнейшего одиночеств — одной из привлектельнейших особенностей Пиренеев. К этому примешивется очровние от ходьбы нугд по пустынным просторм диких гор.

Пиренеи чсто упрекют з то, что им недостет снежных вершин. Это змечние, может быть, спрведливо для июля и вгуст, но никк не относится к остльным месяцм год. Все восхождения н Нетху — высшую точку живописного испнского мссив Мон-Моди (Млдет) и всей цепи Пиренейских гор — нчинются от Бньер-де-Люшон.

Итк, от Люшон, или "Црицы Пиренеев", мы отпрвились н приступ црственной вершины испнских гор, нчв его с тротуров знменитой улицы Алле-д'Этиньи, еще пустынной в нчле мя 1928 год, летом обычно зполненной элегнтной толпой.

Нши мешки невероятно нбиты, тк кк мы отпрвляемся н много дней, от этого мы кжемся горбтыми. Чтобы войти в темп, мы срзу же проходим десять километров. С смого выход из Люшон испнскя дорог идет вдоль Пик, бурного поток, вытекющего у погрничного перевл Венск и вбирющего в себя потоки в долине Лис. В 1925 году н Пике был необычный пводок, причинивший большие рзрушения, и в течение всего пути нм встречются группы рбочих, воздвигющих зщитные згрждения и дробящих взрывми гигнтские грнитные блоки, которые згромождют русло реки. После пводк пришлось ремонтировть не только мосты, но и дорогу. У нового мост Рви мы оствляем долину Лис спрв и идем дльше по долине, ведущей к Фрнцузскому Приюту, которого достигем к концу дня после длинного подъем по лесистому склону.

Этот Приют поочередно приндлежл монхм Сен-Жн-де-Ерузлем, рыцрям Родос и мльтийским рыцрям, дввшим путешественникм кров и зщиту, теперь превртился в обыкновенный постоялый двор.

Дом стоит н поляне, у которой кончется Нционльня Тулузскя дорог, идущя здесь уже по испнской территории. Дльше дорог перестет быть проезжей, и идет лишь троп для мулов, крутые петли которой, спрятнные под снегом девять месяцев в году, взбирются до перевл Венск н высоте 2450 метров.

Приют открылся всего несколько дней нзд, тк кк здесь, в высоко рсположенной долине Верхней Гронны, снег только что стял, но уже вокруг рсположились стд овец, перегоняемых н пстбищ. Мы проклдывем себе дорогу среди стд крупных овец пиренейской породы и добиремся до двери, в проеме которой, кк в рме, виден тлетический силуэт Гориллон, содержтеля Приют, и прослвленного гид по рйону Люшон.

Вероятно, в этом году мы его первые постояльцы, и он извиняется з скудость своих припсов. Он удивляется, что мы решили совершить восхождение н Нетху в ткое необычное время год, и делится с нми своими пстушескими зботми. Полчищ полевых мышей опустошют необозримые пстбищ Кмпсор и Румингу, медведи стли слишком дерзкими, и под их когтями уже погибли восемь овец и прекрсня собк пиренейской породы. Стд нельзя ни н минуту оствлять без присмотр, и н ночь, вместо того чтобы держть их н высокогорных пстбищх, приходится сгонять вниз до смого Приют, где они нходятся под охрной больших сторожевых псов.

Н следующий день в пять чсов утр, пок мы медленно, кк и полгется в нчле пути, идем по лесистым склонм долины в верховьях Пик, нс нгоняет, окружет со всех сторон и обгоняет бескрйнее стдо овец, совершющее свой ежедневный переход н пстбищ.

Пстух н ходу приветствует нс н грубовтом пиренейском нречии. Он покзывет н тучи, выползющие из-з погрничного гребня, предскзывет грозу и советует нм не идти н Венск, где сегодня будет много обвлов. Действительно, хотя путь через перевл Венск кртчйший, но в ткое время год он очень опсен, и в этом году тм уже погибли под обвлми три испнц. Поэтому мы решем пересечь грницу у Пор-де-л-Пикд, где местность более открыт и менее подвержен обвлм.

Не успели пстух и стдо скрыться з поворотом, кк мы услышли неясный, но сильный грохот. Н другой стороне долины с вершины горы Пик, гордо устремленной в небо, срывется лвин — первя, которую мы видим з сегодняшний день. Это зрелище нм хорошо знкомо, но оно неизменно зхвтывет и производит сильное впечтление, и мы кк знтоки оценивем его зловещую неистовую силу.

В восемь чсов утр пстбище плто Кмпсор, исполосовнное языкми снег и покрытое светлыми движущимися точкми — овцми, остется длеко позди. Мы подходим к грнице снег.

Прежде чем вступить н снег, который нм придется теперь месить чсми, мы принимем меру предосторожности из-з слепящего солнц (совершенно неэффективную, но принятую в то время) — покрывем лицо угольной пудрой.

Снег хорош, он не покрыт ледяной коркой, не слишком рссыпчт и хорошо "держит". Мы спешим добрться до Пс-де-л-Мунтжуй, седловины в погрничном гребне, открывющей доступ в испнскую долину Жуэу.

Дойдя до этого мленького перевл, мы продолжем поднимться по гребню и медленно приближемся к пику Эсклетте, причем чсто получется тк, что одн ног у нс нходится во Фрнции, другя — в Испнии. Множество белых куропток взлетет из-под ног, мы любуемся тонкими цепочкми н снегу — следми пиренейских серн.

Из-з длинного переход и встретившихся препятствий мы немного здержлись и теперь с явным удовольствием доходим до того мест, откуд видн большя ложбин, ведущя к перевлу Пикд. Здесь мы вдруг ощущем сильнейшую устлость. Зщищенные от высокогорного ветр, который вверху умерял ярость солнц, мы чувствуем себя кк в пекле, снег, который был достточно плотным до сих пор, стновится прескверным.

Это тот смый тяжелый снег, которого тк боятся н Пиренеях и где он чсто встречется. Вот и сегодня мы стрдем от жры, тем временем ноги нши мерзнут в тющем снегу. Но мы слишком любим горы и не боимся трудностей, поэтому, несмотря н необычное нрушение физического рвновесия из-з холод в ногх и удушливой жры, стновящейся еще нестерпимее от сильного отржения солнечных лучей, и от тяжести нших мешков, лямки которых больно впивются в плечи, мы упрямо, кк мурвьи, шг з шгом поднимемся к перевлу. Идущий впереди, н долю которого приходится изнурительня и неблгодрня здч проклдывть след в рыхлом снегу, стрется нбирть высоту, чсто меняя нпрвление.

При этом он может дть себе полную свободу, тк кк уверен, что его комнд слепо последует з ним, прилгя все внимние, чтобы использовть его следы и поствить свою ногу прямо след в след. Передовиком стновятся все по очереди. Время от времени тот, кто проклдывет след, устет, делет шг в сторону и переходит в хвост группы, где нслждется срвнительным отдыхом, передвигя ноги по утоптнному снегу и не зботясь больше ни о чем, тогд кк новый передовой, лишившись возможности идти мехнически, поднимет глз, устремляет взор н все еще длекую цель и продолжет в свою очередь проклдывть извилистый путь тяжелым спотыкющимся шгом, оствляя свои следы н ослепительном снегу. Хоть мы и не стнем повторять слов знменитого льпинист и тлнтливого пистеля (который, кстти, не нес см свой рюкзк): "Ходить по горм — нслждение", — но все же скжем, что, несомненно, в течение первого чс восхождения оргнизм дптируется и обрзуется некя привычк, кк к любому упржнению н выносливость, блгодря чему можно идти подряд десять, двендцть чсов, не ощущя устлости.

Нконец мы достигем перевл. Мы дружно сбрсывем н снег мешки. Одышк, появившяся в результте последнего усилия, быстро проходит под резким холодным ветром, дующим здесь, кк и почти всегд в рсселинх горных цепей. Этот живительный ветер восстнвливет нши силы з несколько минут.

Одного вид достточно, чтобы зствить нс збыть всю устлость. Влстно привлекет взоры изумительный мссив Мон-Моди, от которого нс отделяет лишь дикя долин. Глз охвтывет его целиком во всем его одиноком великолепии — от гигнтских лент ледников до пятндцтикилометрового гребня с острыми зубцми. Но больше всего привлекет внимние снежня вершин Нетху, смя высокя из всех, нш цель. С трудом верится, что звтр к этому времени мы преодолеем столько препятствий и зберемся тк высоко.

Сейчс мы нходимся н грнице двух провинций — Ктлонии и Аргон. Здесь же проходит европейский водорздел: н зпде воды текут в Атлнтику, н востоке — к Средиземному морю.

Эрудит ншего крвн не преминул нпомнить своим спутникм эти гидрологические и геогрфические сведения. З геогрфией последовл история. Он же нпомнил нм, что н этом смом перевле Пикд (который тогд не был покрыт снегом, тк кк дело происходило в рзгр лет 1711 год) во время конфликт между Филиппом V и эрцгерцогом, послужившего поводом для войны з испнское нследство, бтльон фрнцузской пехоты дл бой и победил испнских пехотинцев.

Мленький крвн, подбодренный едой, отдыхом и рсскзом о почти неизвестной эпохе, снов тронулся в путь.

С перевл Пикд мы должны спуститься глубоко вниз, в долину под нзвнием Долин Прудов, и мы спускемся быстро н большой скорости, скользя н "слзкх" (то есть попросту сидя н снегу, который н этом склоне, к счстью, твердый), с вытянутыми вперед ногми, плотно сжтыми пяткми и крепко держ в рукх льпеншток, служщий нм рулем, при необходимости — тормозом.

Длеко не все видели ткое скольжение и испытли пьянящее чувство головокружительного спуск, во время которого тело освобождется от устлости. Позже мы рсскзывли, кк, с трудом з чс преодолев последний покрытый снегом учсток н склоне Мон-Пердю, н спуск мы зтртили всего кких-нибудь одинндцть минут. Ткие скоростные спуски не обходятся без пдений, но н "слзкх" тк же, кк н лыжх, пдения скорее "живописны", чем опсны. Все же после неизбежных пдений, несколько оглушенные и совершенно мокрые от снег, мы все четверо окзывемся н дне долины. Знменитый пиренеист грф Руссель срвнил это место с долиной Иосфт. Может быть, летом склы из выветренного известняк и гигнтские сосны, поблескивющие белесовтыми стволми, из которых многие зсохли от стрости, погибли от удр молнии или были с корнями вырвны бурей, — все это предствляет довольно приятное зрелище, но в это время год с мссой снег и множеством мелких озер, в большинстве покрытых льдом, Долин Прудов очень нпоминет Арктику.

Одно из этих озер необычйно зеленого цвет, который бывет лишь в горх, покзлось нм тким прелестным, что мы почти инстинктивно остнвливемся н отдых н его берегу, и ткже инстинктивно, повинуясь двней привычке, мы с Мрсилем вынимем из мешков купльные трусы, рсклдывем промокшую и испчкнную одежду н куске грнит, освещенного солнцем, и с рзбегу ныряем в озеро, ледяня вод которого моментльно рсслбляет все тело и вызывет блготворную физическую рекцию, блгодря которой выходишь из воды, совсем не ощущя холод, и не дрожишь, чувствуешь себя полным энергии, в прекрснейшем рсположении дух. После купния мы прыгем по снегу, ожидя, пок нш одежд немножко подсохнет. В это время другя половин крвн дремлет н грнитных плитх.

Мы хотели здесь немножко отдохнуть, прежде чем отпрвиться к Рефюж-де-Рнклюз, но со стороны Венск ндвигется гроз и тучи уже вьются нд Млдетой, подгоняя нс поскорее достигнуть пристнищ.

Рнклюз! Нконец мы до него добрлись. Новое здние, но двери зперты и ствни зкрыты, к дому прибит доск с ндписью: "Ктлонский экскурсионный центр". Этот горный приют открывется лишь в июле, сейчс он н зпоре. Мы нпрвляемся к нходящейся по соседству лчуге. Эт скромня хижин служит приютом тем немногим льпинистм, которые отвживются прийти сюд не в сезон. Увы! Легкомыслие или недоброжелтельство — явления интернционльные, и здесь тк же, кк когд-то н Мон-Пердю, мы зстем окн и двери открытыми, внутрь помещения снегу нмело более чем н метр. Из-под снег выступет только дощтя верхняя койк. И н том спсибо.

В Пиренеях ндо всегд зрнее подготовить себя к мысли, что спть будешь плохо, если вообще придется спть, и ночевк в Рнклюзе, которую мы провели, не зщищенные от ветр, н доскх, всего лишь в десяти снтиметрх нд снегом, подтвердил нше мнение о нендежности горных приютов. Мы поспешили сокртить свой ночлег.

В четыре чс утр (луны не было, и мы не могли выйти рньше) кофейник уже кипел н спиртовке. Через несколько минут, оствив большую чсть груз в лчуге, мы тронулись в путь и побрели в темноте к ншей весьм отдленной цели, тем более проблемтичной, что никто из нс дороги не знл.

Поднимясь по долине вдоль русл поток, вытекющего из озер Пдерн, который трудно рзличить под плотным снегом, мы дошли до гигнтского фирн, сковнного ночным холодом. Ндо спешить, тк кк ясное небо и зря, знимющяся н востоке, предвещют солнечный день.

Идем, борясь с одышкой, с мелкими здержкми, свойственными нчлу восхождения. Один остнвливется попрвить покосившийся мешок, другой — чтобы энергично потереть уши, третий оделся слишком тепло, вспотел н подъеме и теперь снимет с себя свитер, исчезющий в зияющей псти мешк, куд его зтлкивют кулком, быстро зтягивя веревку, словно для того, чтобы мешок не успел слишком рздуться.

Мы идем уже около чсу, и неплохо было бы передохнуть. Остнвливемся, чтобы отдышться и осмотреться. Приют Рнклюз длеко внизу, и видно, кк нши следы, нчинясь внизу, в долине у поток, вытекющего из озер, не прерывясь, доходят сюд к нм.

Озеро Пдерн, или, вернее, место, где оно нходится, мы узнем по большой впдине. Это и есть озеро, ледяня поверхность которого покрыт толстым слоем снег.

Поднимясь н Мон-Моди, мы видим только ту ее чсть, где выступет гребень Портиллон, который мы должны пересечь, чтобы добрться до ледник Нетху. Перед нми с север виден до мельчйших подробностей весь погрничный гребень, который мы вчер преодолели. Н седловине перевл Пикд отчетливо видны следы нших вчершних "слзок", и кждый пытется определить свой след.

Но сейчс у нс перед глзми нчинет рзыгрывться новое зрелище. Поочередно (в звисимости от положения и высоты) н погрничных пикх згорется "льпийский рссвет". Феерия длится недолго, но сегодня интенсивность крсок просто удивительня: косые лучи солнц окршивют снег то в розовый, то в крсный цвет, склы и крутые склоны, лишенные снег, принимют рзличные оттенки розовто-лилового, фиолетового и золотистого цвет. Яркость и нежность крсок контрстируют с еще погруженной в мрк остльной чстью пейзж.

Но ндо снов трогться в путь и поднимться по еще не освещенной стороне н гребень Портиллон, все зубцы которого четко вырисовывются н фоне светлого неб. "Альпийский рссвет" зкончился, вершины озряются все ярче, но солнце от нс еще скрыто гребнем, к которому мы приближемся.

Снег плотный, и кждый может идти кк хочет. Мы видим, кк Мрсиль поднимется вверх большими шгми, обгоняет нс и остнвливется н вершине покрытого снегом грнитного выступ, в днный момент скрывющего от нс гребень Портиллон. Вот-вот появится солнце. Небо освещется все сильнее, и снежный выступ ткже, кк силуэт моего брт, окружен сиянием.

Здесь мы впервые стли свидетелями феномен, который зтем нблюдли чсто. Т чсть неб, где должно появиться солнце, нполняется сверкющими точкми, которые быстро движутся, некоторые из них, приблизившись к силуэту Мрсиля, гснут н лету, другие, ноборот, увеличивются.

Летящее впереди и выше нс нсекомое помогет нм понять причину ткого явления. Его крылья уже освещены лучми солнц, мы еще нходимся в тени, и нм кжется, что нсекомое светится. Окзывется, все эти искорки, прящие в воздухе, — нсекомые. Но смое удивительное, что блгодря эфемерному отблеску их можно видеть в полете н рсстоянии более двухсот метров. Рзличть простым глзом мошку или комр н рсстоянии вдвое большем, чем выстрел из ружья. Порзительно!

Нм хочется получить объяснение еще одного фкт, првд менее удивительного, но нчинющего нс интриговть. Н что смотрит стоящий тм тихо и неподвижно Мрсиль, который теперь делет нм знк поскорее подойти к нему? К сожлению, мы слишком поздно присоединились к нему, чтобы полюбовться игрми целого стд резвящихся серн, которые при ншем приближении убегют с удивительной быстротой.

Горздо менее изящно и быстро, чем они, мы тоже добиремся до бреши, куд скрылись серны, и нконец нм видн Нетху, от которой нс отделяет спускющийся с нее ледник — обширня нетронутя ледяня пустыня с небольшим уклоном.

Мы нходимся н перевле Портиллон, двшем свое имя длинному гребню, тянущемуся с север н юг и рзделяющему дв больших ледяных мссив. Поту сторону Нетху виден перевл и пики Короне, Мильо, перевл Моди и пик Млдет, который доминирует нд всеми. Мршрут кжется очень простым: достточно пересечь ледник по дигонли, идти по нпрвлению к перевлу Короне и оттуд, взобрвшись н пики Дом и Эполь, достичь вершины Нетху.

Хотя у нс нет ни млейших сомнений относительно нпрвления, мы вскоре встречемся с труднопроходимым препятствием. Тлый снег очень зтрудняет весеннее восхождение, и нм приходится брхтться в нем в течение многих чсов.

Во время этого длительного испытния, когд отржение солнечных лучей и сильня жр преследуют нс н всех изгибх ледник, мы думем лишь об одном — во что бы то ни стло добрться до перевл Короне! Мы предпочли бы идти по сковнному морозом и сильно пересеченному трещинми леднику, кк это бывет в конце лет, чем увязть при кждом шге в тяжелом мокром снегу.

У перевл Короне, до которого мы в конце концов все же добиремся, пытемся нйти укзнное н крте змерзшее озеро. Уж не собиремся ли мы в нем искупться? Нет, приходится умерить свой пыл: н ткой высоте в это время год вод встречется только в виде снег и льд. Оствив у перевл мешки и всю поклжу и взяв льпенштоки, мы поднимемся по очень крутому склону Дом и подходим к небольшому уступу под нзвнием Эполь, где нс встречет резкий ледяной ветер, несущий стрнные космтые тучи. После удушливой жры мы срзу нчинем стрдть от холод, тем более что оствили мешки н перевле и нм нечего н себя ндеть.

Нм не терпится поскорее увидеть вершину и знменитый Мост Мгомет — единственное действительно трудное место н всем ншем мршруте, о котором гиды всегд говорят, употребляя эпитеты "головокружительный" и "опсный". Это очень узкий, возвышющийся нд пропстью тридцтиметровый гребень. Нзвние Мост Мгомет происходит по нлогии с лезвием сбли, по которому, кк по мосту, должен пройти кждый мгометнин, чтобы попсть в рй.

Вероятно, мы уже приближемся, тк кк склон, по которому мы идем, выгибется и суживется. Дойдя до одного из уступов, мы остнвливемся порженные. Вершин вот здесь, совсем близко, но нс приковывет к месту и гипнотизирует не он, необозримя, рзворчивющяся перед ншими глзми пнорм. Кжется, будто ты попл в ккую-то неведомую стрну и открыл никому не известную горную цепь, но все же постепенно мы нчинем узнвть и нзывем многие вершины, н которых уже побывли, — от Арьеж и Андорры до мссивов Гврни и Блйту.

Трудно описывть ткие виды и, кроме того, что знчт нзвния или сведения о высоте нд уровнем моря и дже о грницх госудрств? Перед диким великолепием зснеженной горной цепи, особенно если смотреть н нее с смой высокой центрльной вершины, все кжется тким мелким и суетным.

После первого взрыв восторг мы возврщемся к мысли, кк преодолеть несколько метров, отделяющих нс от вершины, н которой виднеется пирмид, сложення из нгроможденных кмней. Смый беглый взгляд н Мост Мгомет говорит нм, что в это время год он непроходим:

узкое лезвие гребня одето снежной бхромой, он свешивется с обеих сторон нд пустотой в виде воздушного крниз. Невозможно вступить н опсный блкон, который не выдержит дже легкой серны. Н этом нше восхождение придется зкончить.

С совершенно мусульмнской покорностью судьбе, кк и подобет перед Мостом Мгомет, один из нс пишет ледорубом н снегу всего одно слово: "Мектуб".[21]

Прежде чем окончтельно покинуть крышу Пиренеев, мы еще смотрим н недосягемую для нс вершину и н Мост Мгомет, н середине которого можно рзличить мленький железный мльтийский крест, выступющий из снег. Хотел ли тким обрзом ктолическя Испния приблизить к христинству это место с нзвнием, днным ему "неверными", или же этот крест поствлен для того, чтобы кждый, проходя мимо него, уповл н милость бог?

Это мы узнли только через дв дня, рсспросив ргонского пстух, которого мы встретили в долине Эзер у перевл Венск.

Крест стоит здесь в пмять погибших: немецкого льпинист и его испнского проводник, убитых удром молнии во время грозы н этом мрчном узком гребне.

— Теперь я понимю, почему мссив нзвн Млдет, — скзл один из нс. Стршное одиночество, коврные ледники, нвисющие вершины, ужсные бури — в смом деле "проклятые горы".

— О нет, сеньор, совсем не поэтому, — возрзил пстух и продемонстрировл нм, что рсхождения во мнениях бывют дже при смом здрвом подходе, — они прокляты потому, что не родят трвы!

XIX

Грот Рычщего Льв

Весной 1930 год я приехл н велосипеде в мленькое селение Лябстид-де-Нест, рсположенное у нчл плто Лннемезон в сорок километрх от Сен-Годенс.

Через это любопытное селение, построенное н дне глубокой впдины, протекет ручей, который зтем попдет в просторный зл, где в глубине пол смыкется с потолком. Здесь ручей исчезет в очень узкой и никем не исследовнной рсщелине, в двух километрх ниже вновь появляется с другой стороны горы у деревни Эспррос.

Я знл об этом уходящем под землю ручье уже в течение семи лет. Друг отц Леон Дюксс, прокурор республики в Тулузе, рсскзл мне о нем н следующий день после моего поход в пещеру Монтеспн.

— В моих крях, — скзл он (он был родом из Лябрт-де-Нест, деревни, нходящейся неподлеку от Лябстид), — тоже есть уходящий под землю ручей, и, может быть, вм удстся и тм нйти следы доисторического человек, кк у ручья в Монтеспне.

И он добвил, что, по рсскзм, в Лябстиде, ткже кк в Монтеспне, утки, плывшие по подземному ручью и прошедшие под землей, выходили н свет "слепые и без перьев". Сюжет удивительный, но относительно пещер рспрострненный в фольклоре нродов всего мир.

Конечно, сегодня я приехл в Лябстид лишь зтем, чтобы попытться исследовть то, что сейчс нходится у меня перед глзми: большой свод, обширный зл, по которому с журчнием бежит и пенится ручей, и зловещую щель, куд исчезет этот бурный и весьм холодный в нчле преля поток.

Со времени моих приключений в Монтеспне мне пришлось исследовть уже немло подземных потоков, причем иногд очень глубоких, кк, нпример, ручей Изо, по которому я плвл в лодке. Здесь, в Лябстиде, не было сифон, кк в пещере Монтеспн, просто вод быстро и с шумом уходил в очень низкий ход. Первым делом я рзделся догол, спрятл одежду в кустх у вход в пещеру и подошел к рсщелине, чтобы попытться проникнуть в нее ползком н животе головой вперед. У меня в берете был спрятн коробок спичек. В зтопленной водой очень узкой щели, по которой я передвигюсь с величйшим трудом, мне еще приходится огибть выступющие из воды кмни, иногд доходящие до смого потолк. Кроме того, беспокоят плсты глины, в которых я глубоко вязну, хотя они облегчют передвижение, тк кк, погружясь в них, я отдляюсь от свод.

Пройдя сорок метров все время по воде, я дошел до полного и непроходимого сифон. Здесь ручей уходит в отверстие ткое узкое, что в него невозможно дже просунуть голову. Препятствие горздо более трудное и серьезное, чем в пещере Монтеспн. Подобные сифоны нзывют "проктный стн".

Приходится повернуть нзд, тк кк я лежу плшмя в холодной воде и меня пробирет дрожь. Продвижение ползком, сведенные мускулы, низкя темпертур и нервное нпряжение утомили меня, я дышу с трудом и решю передохнуть несколько минут н крохотном песчном пляжике, который я нщупл рукой. Подползю к нему и подтягивюсь кк можно выше, чтобы вылезти из воды, в которую я все еще чстично погружен. Но внезпно я скольжу по песку и окзывюсь под немного более высоким сводом, где можно посидеть и отдышться перед обртной дорогой.

Я мечтл только о том, чтобы иметь возможность где-нибудь посидеть, вместо этого попл в продолжение пещеры, по которой могу передвигться снчл н четверенькх, потом согнувшись, зтем дже во весь рост. В полном восторге обхожу большой высокий зл кругом и нхожу продолжение — неровный извилистый ход. Проникю в него, воодушевленный неожиднным поворотом судьбы, приведшим меня из труднопроходимой, зполненной водой узкой щели в большую неизвестную пещеру.

Я лихордочно двигюсь вперед. Но, может быть, я слишком спешу? Или простудился в холодной воде? Я чувствую себя кким-то ослбевшим и подвленным, в ушх звенит, виски ломит. Никогд в жизни я не пдл в обморок, но сейчс, кжется, это произойдет. Я уже прислоняюсь спиной к стене, но потом рывком возврщюсь в зл и сжусь н кмень. Дыхние восстнвливется, головня боль проходит, и я нчиню понимть, что произошло. З поворотом коридор, по которому я доверчиво шел, меня подстерег смый опсный и коврный врг спелеологов — углекислый гз. Это редкое явление, и поэтому оно очень опсно. Гз незметно нкпливется под землей. Никто об этом не подозревет, поскольку он лишен зпх. Теперь я всеми легкими вдыхю чистый воздух зл, и бронхи мои оживют. Я вспоминю детль, подтверждющую присутствие этого смертоносного гз в коридоре: плмя цетиленовой лмпы, сейчс горящей нормльно, уменьшилось и пожелтело кк рз тогд, когд я почувствовл себя плохо. Плмени тоже не хвтло кислород.

Я колеблся между любопытством и стрхом, но мне очень хотелось проверить свою догдку. Медленно, осторожно я вновь делю несколько шгов по коридору. И вновь ощущю первые признки отрвления, по-своему их чувствует и моя лмп. Получив подтверждение своей гипотезы, я поскорее поворчивю нзд, спеш вернуться в безопсное место в зле, где все опять приходит в норму.

Я еще никогд не встречлся в пещере с ткого род опсностью. Привык к препятствиям, трудностям, опсным ситуциям, но встреч с этим скрытым и смертоносным вргом, притившимся где-то з поворотом, кк легендрный дркон, производит сильное впечтление и отрезвляет меня. Знчит, в пещерх тоже есть свои темные и дурные стороны? Д, безусловно. Известны пещеры, где углекислый гз присутствует постоянно, особенно чсто это нблюдется в вулкнических рйонх, и некоторые из тких пещер никогд не удстся исследовть.

Возврщение по воде ползком подействовло н меня кк очистительня внн. С необычйной рдостью увидел я вновь голубое небо, солнце, зелень и синиц, посвистывющих в кустх орешник под нвесом склы.

Мне повезло: ведь если бы содержние углекислоты было повыше, я свлился бы кк подкошенный. Обычно тк и происходит, кк мне позднее рсскзл Мртель. Ему тоже пришлось познкомиться с действием углекислого гз.

Однжды он спустился по веревочной лестнице в пропсть Кре-дю-Суси (в Пюи-де-Дом), но тк и не смог приблизиться меньше чем н четыре метр к берегу подземного озер, н котором плвл его зрнее спущення лодк. Нд поверхностью воды скопился плотный слой углекислого гз. По неопытности или из упрямств Мртель пытлся сопротивляться действию ядовитого гз и выигрть еще один-дв метр, чтобы лучше рссмотреть рзмеры зл с озером. Но ему удлось лишь испытть н себе всю гмму обычных в тких случях симптомов — нрстющее мучительное удушье и головокружение. Одновременно он зметил, кк померкло его освещение. Все это дорого ему обошлось: его подняли н поверхность в жлком состоянии, и пришлось принимть специльные меры, чтобы привести его в чувство.

В 1903 году во время путешествия по Квкзу Мртелю предствилсь возможность посетить рсположенную н побережье Черного моря, в Мцесте, очень интересную пещеру, из которой вытекет горячий источник. Дойдя до конц пещеры, он нгнулся, чтобы измерить темпертуру подземного источник, и упл без сознния под действием сероводород. Его с трудом спсли.[22]

Через месяц я вернулся в Лябстид и по тому же водному пути проник в коридор, в котором меня остновил углекислый гз. Я знл, что этот "бродячий" гз легко перемещется, и, ндеясь, что, может быть, н этот рз его не окжется н стром месте, решил попытть счстья. Мое упрямство было вознгрждено: я не встретил никких следов СО 2 и смог исследовть пещеру еще н целый километр до большого зл, где ншел подземный ручей и глубокое озеро, которое пересек вплвь (со свечой, укрепленной н лбу резинкой), добрвшись тким обрзом до сифон, прегрдившего мне дльнейший путь.

Это исследовние грничило с безрссудством, которое я допускл во время первых знятий спелеологией. Пересечь озеро, рсположенное тк глубоко под землей, было, конечно, длеко не безопсно. Но это дло мне возможность достигнуть конц пещеры и убедиться, что пройти под горой и выбрться н дневную поверхность невозможно.

И все же это произошло. Через месяц после моего первого знкомств с подземной рекой Лябстид я вновь нходился под большим сводом и грелся н солнышке. Зтем, не одевясь, тк кк я всегд охотно возврщлся к своим стрым методм, нпрвился к другой рсположенной поблизости пещере. Эт пещер нходится н дне глубокой впдины (нечто вроде провл), и ее свод (около двендцти метров в ширину) выходит во вторую внутреннюю пропсть, которую можно обойти по естественному крнизу. Я добирюсь до вход и предпринимю второе з этот день исследовние. Но срзу же нчинются неприятности. Горелк лмпы стукнулсь обо что-то, когд я выходил из подземного ручья. Он скривилсь, горит еле-еле и коптит. Кк всегд, нстроенный слишком оптимистически, чтобы не скзть — легкомысленно, я не зхвтил с собой зпсной горелки, и мне пришлось довольствовться этим скудным освещением.

Пещер стновится все больше, и по резоннсу я угдывю величественную глерею, противоположную стену которой я, к сожлению, не могу рзглядеть. Это неприятное обстоятельство зствляет меня идти все время вдоль првой стены. Тк я по крйней мере уверен, что не зблужусь.

Прктически я совершенно не вижу пещеры, но все же мне удется продвинуться очень глубоко, следуя по трудному и сложному мршруту. Я уже поднялся по крутому земляному склону, пересек нгромождение кмней, преодолел много выступов. Пересек дже ккую-то топь длиной метров в двдцть, шлепя по очень жидкой глине и увязя в ней. Обычно это укзывет н то, что поблизости есть озеро, но здесь я не встречю водной поверхности, ноборот, почв вновь стновится сухой и неровной. Я попдю в мленький зл, которым, кк мне кжется пещер (или по крйней мере одно из ее ответвлений) зкнчивется. Здесь потолок н высоте человеческого рост прктически горизонтлен. Почв тоже совершенно ровня, без всякого уклон. Впечтление ткое, что он снивелировн и кк будто утрмбовн.

В этот миг мне нчинет кзться, будто я все это уже где-то видел, возникет ккое-то неясное воспоминние, которое вдруг стновится отчетливым, и перед моим мысленным взором встет зл с медведями в пещере Монтеспн, ведь тм тоже пол был утрмбовн.

По ссоциции я нчиню инстинктивно осмтривть стены, то есть продолжю делть то, что не рз проделывл под землей. Но сегодня испорченный фонрь дет слишком плохое освещение, и это должно было бы уже двно побудить меня вернуться просто из-з смой элементрной осторожности. Но рзве можно повернуть нзд под сводми незнкомой пещеры!

Итк, я почти ксюсь кмней мерцющим и коптящим плменем тм, где из-з низкого потолк мне пришлось присесть н корточки. Вдруг я ощущю особое состояние, которое уже испытывл рньше и которое трудно, думю, дже невозможно описть. Я увидел нцрпнную черту, потом еще несколько, и вот, потрясенный, здыхясь от волнения, я смотрю н великолепно выполненную голову льв!

Этот мдленский[23] шедевр предствляет собой голову льв в профиль, нрисовнную в нтурльную величину с неподржемым искусством. Лев рычит, псть его рзинут, клыки угрожюще обнжены. Дикий зверь рычит в глубине пещеры Лябстид. Он рычит уже двдцть тысяч лет, с того смого дня, когд при плмени жирового светильник, ткого же коптящего, кк и мой сегодняшний фонрь, дикий охотник встл н колени в том же смом месте, где я см сейчс стою н коленях. Здесь н глине остлись отпечтки его колен, и вот теперь я кк бы сливюсь с ним своим присутствием и преемственностью, которя связывет нс через век.

Тот человек, одетый в грубую нкидку из шкуры, почти голый и босой, кк и я сейчс, взял острый кремень и здумлся в глубокой тишине и мрке пещеры. Может быть, он еще не влдел дже членорздельной речью и его неясный, окутнный тумном рзум с трудом пробуждлся среди ему подобных, нвсегд тинственных предков человек. И вот он стл рисовть. Одним штрихом, без всякого нброск, без возможности испрвить он одним росчерком изобрзил голову льв. Несмотря н плохое освещение, неудобное положение, неровности склы, этот великий художник-нимлист нрисовл по пмяти рссвирепевшего льв грубым кремневым орудием. Кто из современных художников отвжился бы повторить подобный опыт?

Я, человек XX век, со всей его цивилизцией, культурой, эволюционным рзвитием, нкопленным более чем з двести веков, прекрсно понимю, что ничего не стою по срвнению с пещерным человеком — охотником з львми из пещеры Лябстид. Если бы я вздумл нрисовть льв по пмяти, мне бы это, конечно, не удлось, мой лев не рычл бы, вызывл лишь нсмешку.

Я поднимюсь н ноги, освещю потолок в другом месте и срзу вижу, кк возникют другие рисунки, другие звери, ими покрыто буквльно все вокруг. При отвртительном освещении, при удивительных обстоятельствх я, окзывется, только что открыл новые доисторические пещеры: Монтеспн, Алькверди, Лябстид… Впоследствии мне пришлось открыть еще и другие пещеры, и всегд я испытывл то же волнение и восхищение художникми, превртившими в колыбель искусств те мест, которые впоследствии стли Фрнцией.

Взволновнный обилием рисунков, я поворчивю нзд. Мне хочется поскорее сообщить эту новость Элизбет, которую чсто удерживют дом обязнности мтери и хозяйки. Я зню, что ей зхочется смой нйти новые рисунки, мы с ней придем сюд вместе, чтобы сделть полную опись рисунков и продолжить исследовние пещеры.

Богтый приключениями день готовил мне еще одну, последнюю неожиднность. Когд я вышел из пещеры и нпрвился к кустм, где был спрятн моя одежд, я увидел, что долину, ткую пустынную при моем приходе, нводнило стдо овец. Првд, беспокоили меня не овцы, пстух, который сидел, прислонившись к дереву, поблизости от моих вещей.

Я был, кк читтель помнит, в тком виде, что дже пещерные люди ншли бы мое одеяние слишком скудным. Тело было покрыто грязью и ссдинми. Я не мог покзться в тком виде кому бы то ни было, и мне пришлось ждть сумерек, когд пстух вместе со своими белыми овечкми ушел в деревню.

Деревня Лябстид рсположен во впдине вдли от любых путей сообщения. Это преврщло ее в нстоящую дыру, которую никогд никто не посещл, тк кк в то время к ней можно было проехть лишь по прескверной проселочной дороге. Ни у кого из жителей деревни не было втомобиля, сюд попдли изредк лишь торговцы н грузовикх. Нездолго до этого я приобрел втомобиль, и н нем мы с Элизбет через несколько дней приехли в Лябстид. Остновились тм, где одн из улиц был немного шире, и местные жители считли это место площдью. Несколько женщин покзлось н пороге домов, кое-кто из них стл подходить к втомобилю. Если бы нм нужны были ккие-нибудь советы, нм их щедро дли бы, тк кк, по-видимому, все весьм охотно вступили бы с нми в рзговор. Одн из женщин, более решительня, чем остльные, подошл к нм вплотную и зглянул в мшину. Вероятно, осмотр ее не удовлетворил, и между нми звязлся довольно курьезный дилог:

— Что вы продете?

— Мы ничего не продем.

— Но что же вы тогд собиретесь здесь делть?

— Мы собиремся посетить пещеру.

Деревенские жители были тк же удивлены ншим ответом, кк и мы их первым вопросом. Автомобиль, приехвший в Лябстид, мог приндлежть только мелкому торговцу. Тот фкт, что мы туристы и собиремся посетить пещеру, вызвл грд комментриев, глвным обрзом неодобрительных, и поток советов быть поосторожнее, из чего мы зключили, что пещер Лябстид (или Спуго, кк нзывли ее местные жители) пользовлсь дурной слвой и дже нводил ужс. Нм здли вопрос, нивностью которого мы были просто оздчены (впрочем, ткого род вопросы нм здвли постоянно): "А у вс есть освещение?"

Чтобы покончить нконец с избытком внимния, вполне, првд, блгожелтельного (все они, прво, были очень милы), мы спросили, можно ли оствить мшину н площди, и, хотя это был совершенно излишний вопрос, все нчли уверять нс, что нш мшин никому не помешет, тк кк втомобили приезжют в Лябстид нечсто.

С мешкми з плечми, фонрями в рукх мы вышли из деревни, вслед нм понеслись рзличные советы, чще всего ткие: "Глвное, смотрите, не повредите себе чего-нибудь!" Мы окончтельно убедились, что местное нселение не испытывет особого интерес к пещере.

Пок мы нтягивем нши брезентовые комбинезоны под большим сводом, куд уходит ручей, я объясняю и комментирую здешние мест. Мы смотрим туд, куд исчезет ручеек, берем из него воду для нших крбидных лмп и нпрвляемся к рсположенной выше пещере, уже окрещенной нми гротом Рычщего Льв. В нших мешкх лежт зпсные крбиды, свечи, рулон бумги, чтобы скопировть рисунки. Поскольку это очень кропотливя рбот, требующя большой тщтельности, и, может быть, нм придется провести под землей целый день, мы зхвтили с собой кое-что перекусить. В общем, сегодня ндо провести обследовние, совершенно непохожее н то, что я делл в прошлый рз.

Пещер очень понрвилсь Элизбет, он ншл ее величественной и интересной, полной тинственных зкоулков, в которых он искл нскльные рисунки. Про себя я могу скзть, что сегодня открывю пещеру зново, ведь в прошлый рз я прошел ее вслепую, почти н ощупь. Сюрприз следует з сюрпризом, и крсот ткя, что я о ней дже не подозревл.

Смогу ли я ориентировться и нйду ли срзу зл Рычщего Льв? К счстью, мне это легко удется. Мы проходим у подножия огромного обломк склы, упвшего с высокого свод и звлившего чсть глереи. Вертикльня поверхность этого кмня очень глдкя, вроде большой ровной плиты. Проходя мимо, я удряю по ней рукой.

— У этих мдленцев были стрнные предствления, — говорю я. — Они пренебрегли ткой великолепной стеной, кк эт, и рисовли, стоя н коленях или леж н спине, в смых неудобных местх, где им приходилось высекть рисунки н очень неровных поверхностях.

Естественно, все мои помыслы зняты первобытной историей, примитивным искусством и рисункми, которые мы собиремся рсшифровть и скопировть. З несколько метров до вход в мленький зл Льв я змечю крутой обрывистый ход (продолжение глвной глереи), которого я в прошлый рз не зметил. Знчит, можно будет продолжить исследовния в этом нпрвлении.

Мы входим в зл Льв, но я ничего не говорю. Я подстроил тк, чтобы Элизбет шл впереди. Он пересекет зл, доходит до тупик и поворчивется ко мне. Но я остновился, присел н корточки и опустил голову, деля вид, что звязывю шнурки.

— Этот зл не имеет выход… — нчинет он, но внезпно понимет, в чем дело.

— Тк ведь это и есть зл Льв! И он быстро нпрвляет свет н стену и нчинет искть выцрпнные линии. Но я остнвливю ее.

— Иди-к сюд, посмотри снчл н льв. Всего несколько дней нзд я увидел этот шедевр, и теперь счстлив, что могу покзть его своей спутнице, которя тоже смотрит н него с восторгом.

— Я думю, ты первя женщин, которя видит этого льв.

— После мдленских женщин однко! — добвляет Элизбет.

— Нет, ведь в те времен женщин не допускли к мгическим обрядм, им зпрещли присутствовть или дже смотреть н ткое тбу под стрхом смерти.

Мы клдем мешки н землю и нчинем делть опись рисунков — здесь сейчс нстоящий вернисж доисторической выствки. Мы обнружили громдное количество силуэтов животных, глвным обрзом крупных. Здесь же окзлся длинный фриз с изобржением лошдей величиной кждя метр в полтор-дв. Рисунки покрывют не только стены, но и потолок, чсто они переплетются и нклдывются друг н друг в связи с техническими особенностями изобржения и, по-видимому, в соответствии с требовниями обряд.

Среди лошдей виднеется несколько бизонов и северных оленей. Но больше всего поржют, нпоминя о гроте Трех Бртьев, дв изобржения человек. Одно из них нходится в центре среди лошдей. Голов нрисовн в фс, но лицо похоже н человеческое. Это ритульня мск, мск колдун, подобные до сих пор еще встречются среди диких племен. Н совершенно круглом лице совершенно круглые глз, обрзовнные двумя глубоко процрпнными концентрическими кругми. Вместо нос — морд животного с рсширенными ноздрями. Рот — зияющий прорез без губ, кк у примитивной мски. Подбородок зкрыт острой бородкой. Нельзя понять, что это: бород человек или бизон — совсем кк у колдун в гроте Трех Бртьев. Сбоку другой рисунок выгрвировн ткими тонкими линиями, что его трудно зметить. В нем можно угдть обнженного человек в мске, тело его нклонено вперед, колени согнуты, руки вытянуты горизонтльно. Ткой позой нчинется ритульный тнец, который тнцует колдун в гроте Трех Бртьев.

Чтобы обнружить все эти рисунки и снять с них копии, пондобилось много чсов кропотливой, изнурительной рботы, тк кк один должен был держть бумгу, прижимя ее к скле, пок другой обводил контуры фигур мягким крндшом. Оперцию эту приходилось проделывть в полусогнутом положении, нклоняясь то нзд, то вперед, то сидя н корточкх или стоя н коленях, в звисимости от высоты свод. У нс ломило руки, ноги и поясницу. Восхищение ншими предшественникми, первобытными художникми, от всего этого только возрстло. Ведь им приходилось не просто копировть, еще и придумывть, соствлять и вырезть свои рисунки н этих неровных стенх и, что смое порзительное, делть все это по пмяти.

Мы позволили себе всего один короткий отдых, во время которого позвтркли совсем кк первобытные люди.

И вот нконец мы собирем свои большие листы бумги, уклдывем мешки и покидем этот богто декорировнный зл, нпрвляясь в еще не исследовнную чсть пещеры. Чтобы сэкономить время, мы рзделяем рботу: кждый будет внимтельно осмтривть только одну стену, ту, вдоль которой идет.

— Глвное, без спешки, все дело в том, чтобы хорошенько смотреть, — говорю я.

И мы трогемся в путь. Для себя я выбрл очень неудобную, сильно пересеченную и рзрушенную стену. Мне дже приходится влезть н глиняную горку. Здесь, можно скзть, вообще нет стены, свод нчинется прямо от скт. Я спускюсь и с звистью смотрю н противоположную стену, вдоль которой Элизбет идет спокойно, будто проходит перед витринми. Ничто не нрушет тишину, нм нечего сигнлизировть.

Стены сближются, и кжется, что они через несколько метров сомкнутся. Интересно, конец ли это пещеры? Мы тоже сходимся и видим, что свободный проход соствляет не более пятндцти снтиметров. Мы вежливо уступем друг другу дорогу, кк в дверях ккого-нибудь слон.

Коридор вновь рсширяется и идет дльше. Мы тоже двигемся дльше, продолжя нше исследовние. Вдруг Элизбет восклицет:

— Рисунок! Это птиц. Я бы скзл, птиц! Это и в смом деле птиц, дроф, изобржение которой очень редко встречется в рисункх первобытных художников.

Продолжем нш путь и доходим до конц пещеры. В большом хотическом зле мы не обнруживем никких новых рисунков н стенх, однко делем интересную нходку. Н широком земляном возвышении нд полом пещеры видны следы очг, вокруг которого положены кмни, служившие сиденьями. Близ очг вляются кости рзных животных, обрботнные кремни и плитки известняк, укршенные очень тонко выцрпнными изобржениями бизон и лошди.

Этот день, столь богтый открытиями, готовил нм еще один, последний сюрприз н ншем обртном пути домой.

Проходя у подножия большого обломк склы, именно тм, где не длее кк сегодня я зявил, что здесь нет никких рисунков, я вновь взглянул н нее, но теперь с некоторого рсстояния. И внезпно увидел то, что невозможно было рссмотреть вблизи: громдную крсную лошдь двухметровой длины. Рсположенный высоко н стене рисунок мог быть выполнен только блгодря естественному возвышению и вызывл восхищение кк тем трудом, который потребовлся н его исполнение, тк и искусством, с кким он был сделн. У лошди изящно выгнутя шея и густя грив щеткой, нписння черной крской. Корпус лошди выцрпн кремнем и рскршен пятнми охристого и крсного цвет, подчеркивющими рельеф корпус и оттенки мсти. Аббт Брейль, которому мы имели удовольствие покзть в том же году ншу пещеру, скзл, что это одн из смых прекрсных древних лошдей. В непосредственной близости от этого рисунк мы ншли еще несколько нскльных изобржений.

По горло сытые открытиями и изрядно устлые, мы поспешили к выходу и вдруг услышли крики.

Мы срзу же отозвлись н этот многокртный призыв. Нс встретил у вход в пещеру человек из Лябстид, охотник с собкой и ружьем, двно поджидвший нс в ночной темноте. Охотник дошел до смого вход в пещеру, но, не имея никкого освещения, кроме огнив, не отвжился пойти дльше. Его отпрвили сюд жители деревни, обеспокоенные ншим долгим отсутствием. Нш мленькя мшин одиноко стоял н площди и покзлсь им покинутой.

Ночь двно уже нступил. Лихордк открытий и фнтзии н доисторические темы звели нс в глубь пещеры, кк во тьму веков. Мы пережили незбывемые чсы!

XX

Истинный исток Гронны

Сложнейшей проблеме, известной под нзвнием Тру-дю-Торо, и связнному с ней вопросу об истоке Гронны, кк нм кжется, нет мест в воспоминниях спелеолог, рзве только с знимтельной стороны, о которой мы здесь и рсскжем.

Не будем ксться технических детлей или по крйней мере сокртим их до минимум. Скжем только, что с 1926 год под влиянием Элизбет мы много рз ходили в горы. Войдя во вкус после открытия ледяного грот Кстере, мы знялись исследовнием мссив Млдет, нд которым црил вершин Нетху.

Мы не ншли больше ледяных пещер, зто нс привлекл к себе одн интереснейшя гидрогеологическя здч: нйти, где, в ккой местности вновь появляется н поверхность земли большой поток, полностью исчезющий под землей в пропсти Тру-дю-Торо у подножия Нетху.

Н решение этой здчи было потрчено три летних сезон (с 1928 по 1930 год), в ходе которых я открыл и исследовл много пещер и подземных потоков, но не смог устновить, однко, всю водную систему Тру-дю-Торо. Сопоствление многих фктов и нблюдений привело меня все же к догдке, чтобы не скзть — уверенности, что исчезющие в Тру-дю-Торо воды вновь выходят н поверхность в месте, нзывемом Глз Юпитер, в виде великолепного источник, считющегося глвным из многочисленных истоков Гронны. Этот неожиднный итог моих нблюдений, к несчстью, противоречил всем призннным геогрфическим, геологическим и гидрогеологическим днным, ткже всем общепризннным мнениям, и моя гипотез не ншл поддержки у специлистов.

В 1930 году стло известно, что одно испнское гидроэлектрическое общество соствило проект кптировть и отвести воды Тру-дю-Торо выше пропсти, чтобы ниже в долине Эзер построить большую гидроэлектростнцию. Общество не предполгло встретить ккие-либо препятствия, поскольку по проекту отрботння вод возврщлсь в ту же долину, куд, по общему мнению, он и тк попдл естественным обрзом, то есть в бссейн Эбро, не Гронны.

Пришлось вмешться мне, тк кк я был уверен в обртном и очень опслся з исток Гронны. Если Глз Юпитер иссякнет, то дебит Гронны тм, где он пересекет грницу Фрнции, уменьшится нполовину.

Я предложил предствить неопровержимые докзтельств связи между Тру-дю-Торо и Глзом Юпитер, проведя исследовние путем окршивния воды.

Ввиду большого объем воды, подлежщей окршивнию (8-10 куб. м/сек ), необходимо было применить большую дозу смого мощного из всех известных крсителей — флуоресцеин, слишком дорогого для ткого одиночки, кк я. С большим трудом и блгодря ктивному вмештельству минерлог Альфред Лкру, член Фрнцузской кдемии, и Э. А. Мртеля я стл облдтелем шестидесяти килогрммов дргоценного крсителя и взял н себя здчу бросить его в Тру-дю-Торо.

Мои трехлетние усилия подходили к концу, и чисто нучные гидрогеологические исследовния, которые я проводил н собственный стрх и риск, могли теперь дть вжные и полезные для обществ результты.

19 июля 1931 год мы пересекли естественную узкую выемку у погрничного перевл Венск в двендцти километрх к югу от Люшон.

Эт рсселин прорезет погрничный гребень, отделяющий депртмент Верхней Гронны от Аргон, и оттуд открывется грндиозня пнорм — одн из смых змечтельных в Пиренеях. Единым взглядом можно окинуть весь мссив Млдеты с его ледникми и глубокую долину Эзер, которую грф Руссель срвнивл с долиной Иосфт.

З эти три год я (обычно в одиночестве) пересек перевл Бенск восемндцть рз. Теперь нс целя групп: моя мть, жен, две ее приятельницы и я. Ткой мирный н вид крвн, состоящий глвным обрзом из женщин, был нрочно подобрн тк, чтобы не возбуждть подозрения крбинеров, достточно бдительных летом 1931 год, когд в Астурии нзревл революция.

Впереди ншей группы шел "контрбндист" и его мул, нгруженный десятью бочонкми с чем-то вроде порох, что, соглситесь, довольно рисковнно в стрне, в которой нзревют большие события. Впрочем, это в достточной мере безобидный порох: ведь это всего-нвсего шестьдесят килогрммов флуоресцеин, преднзнченного для ншего исследовния. Но в случе встречи с крбинерми, я думю, нм было бы трудно их убедить, что весь груз преднзнчен лишь для того, чтобы бросить его в воду!

Предврительно я нвел спрвки и знл, что если бы я зпросил рзрешение проделть свой опыт, то мне было бы в этом откзно. Поэтому пришлось оргнизовть тйную, но мирную экспедицию, однко чревтую большими последствиями, причем ндо было торопиться, тк кк я уже зметил, что долин между Тру-дю-Торо и местом будущей электростнции пикетировлсь. Необходимо срочно докзть, что воды пропсти Тру-дю-Торо приндлежт бссейну Гронны, не Эбро.

Через перевл мы перешли без всяких приключений, дже не встретив крбинеров. Этот первый успех не был случйным: мы воспользовлись опытом и проництельностью ншего "контрбндист" — погонщик мул, который нзнчил точный день и чс ншего переход.

Теперь мы торопимся добрться до Тру-дю-Торо, рсположенной в долине ниже, то есть кк рз нпротив жлкой тверны, служщей кзрмой крбинерм, згннным в эти дикие горы, з которыми они еще должны следить.

Мул быстро спускется к руслу Эзер. Подозрительный груз нкрыт брезентом для плтки, нши дмы идут з ним в пестрых брюкх с туристскими плкми в рукх.

Мы выглядим, по крйней мере я тк ндеюсь, кк групп экскурснтов, собирющихся рзбить лгерь н пстбищх Агвлрлют, рядом с Тру-дю-Торо. Я чсто остнвливюсь, чтобы подробно рссмотреть в бинокль изрезнный гребень Темпет, снежный купол Нетху, длинную мрчную стену Млдеты, но внимтельнее всего я исследую склдки долины и пытюсь рссмотреть людей в серо-зеленой форме, которых я чсто встречл в этих местх в прошлые годы.

Судьб нм блгоприятствует. Мы без всяких здержек доходим до пропсти Тру-дю-Торо, пенящийся водопд которой виден от перевл Венск.

Метллические бочонки мы тщтельно спрятли в зрослях рододендрон. Нш симптичный и скромный погонщик, получив плту з свое "должностное преступление", уходит от нс пружинящим шгом, з ним идет мул, у которого, кк только сняли груз, стл совсем счстливый вид. В общем, все чувствуют облегчение: люди и животные.

Сейчс всего дв чс дня, к окршивнию можно приступить лишь после зход солнц, когд мы будем уверены, что в поздний чс ни один крбинер не рискнет сюд подойти.

Переносим нши горные мешки в мленькую полурзрушенную лчугу, где собиремся ночевть, и долго отдыхем неподлеку от пропсти, которую нши друзья — мдемузель М. Ксс и мдемузель М. А. Сед — видят впервые.

Нд нми высится громд Нетху с ледником, из которого рождется поток, беловтый от переполнявшего его грнитного песк. Поток постепенно успокивется и вьется по трвянистому и болотистому плечу отрог, принимя небольшие притоки. Это пстбище н высоте двух тысяч метров нд уровнем моря резко обрывется у склистого склон, с которого вод низвергется водопдом. От подножия водопд нчинется узкий глубокий кньон, зкнчивющийся пропстью Тру-дю-Торо. См пропсть предствляет собой известняковую рену восьмидесяти метров в диметре с вертикльными обрывми, где поток исчезет в зыбучем песке.

Четыре год нзд я стоял один н крю этой пропсти и спршивл себя, кк и многие другие, куд идет дльше эт вод — в Средиземное море или в Атлнтику? Тогд же я решил, что зймусь этой проблемой, не поддющейся моим любимым методм прямого исследовния, тк кк вод и песок покрывют все дно пропсти.

Сегодня я с нетерпением ожидл зход солнц и думл, что спрятнные в нескольких шгх от нс шестьдесят килогрммов флуоресцеин должны нконец дть ответ н вопрос, который в течение двух веков рзделял геогрфов и геологов н дв лгеря. Нконец нступили сумерки. Чс нстл. Бочонки вытщены из укрытия, подкчены к нчлу кскд и рскупорены. Мыс Элизбет берем пригоршнями коричневый порошок и бросем его в кскд, который моментльно принимет волшебный флуоресцирующий зеленый цвет. Сил крски тков, что он быстро окршивет весь поток и зеркло дремлющей н дне пропсти воды. З три четверти чс все шестьдесят килогрммов порошк брошены тким обрзом в воду, вслед з ними летит компрометирующя нс тр. Интенсивный зеленый цвет виден дже в полной темноте.

Жлкя зброшення лчуг не дет нм возможности выспться и отдохнуть. Что ксется меня, то мой ум возбужден: слишком много мыслей теснится в голове в ночь, когд крситель неуклонно проклдывет себе путь в недрх гор, чтобы дть долгожднный ответ н мой вопрос. В чсы бессонницы я слышу рев водопд, который срвнивют с мычнием бык. Отсюд и произошло нзвние Тру-дю-Торо — "дыр бык".

Мы проснулись, вернее, поднялись в четыре чс утр. Вод н дне пропсти вновь стл прозрчной, весь крситель ушел.

Было условлено, что "отряд Эзер" — моя жен со своими приятельницми — сейчс же отпрвится в путь вниз по Эзеру, чтобы нблюдть з серией источников, нходящихся в этой долине, тогд кк мы с мтерью — "отряд Гронны" — пересечем гребень, отделяющий нс от Ктлонии, чтобы подстеречь появление крски у Глз Юпитер.

Моя жен и ее подруги не обнружили никкого окршивния в бссейне Эзер, мы же с мтерью зметили у Глз Юпитер струю воды ослепительно зеленого цвет, который продержлся двдцть семь чсов и рспрострнился километров н пятьдесят, неопровержимо докзв, что Гронн рождется н леднике Нетху, у смой высокой точки Пиренеев.

Тот фкт, что Тру-дю-Торо сообщется с Глзом Юпитер, помог решить одну из геогрфических проблем. В противовес устновившемуся в течение веков общему мнению теперь докзно, что истинный исток Гронны нходится не в Ктлонии, в Вль-д'Арн, в Аргоне, в мссиве Млдет.

С точки зрения гидрогеологии этот фкт вносит большой вклд в понимние в высшей степени причудливой подземной циркуляции вод. В днном случе, нпример, подземный поток идет в обртном нпрвлении по отношению к нземному руслу и, проходя под линией Европейского водорздел, производит обмен вод рзличных бссейнов и удивительный переход с одного склон н другой.[24] Воды, родившиеся в бссейне Эбро, которые по всем првилм должны течь в бссейн Средиземного моря, проходят под цепью Пиренеев, проникют н много километров сквозь кменные склы, чтобы вновь появиться н поверхность уже кк воды реки Гронны и впсть в Атлнтический окен.

Понятно, ккие последствия имели ответы н этот вопрос для экономики и изучения водных ресурсов. Необходимо было срочно и неопровержимо докзть, что ткое подземное сообщение существует, тк кк кптировние и отведение вод Тру-дю-Торо в Эбро, кк собирлись сделть нши соседи, вызвли бы неизбежные и непопрвимые природные изменения в худшую сторону во Фрнции.

Пытясь зщитить общий дебит текущей по Фрнции Гронны и сумев точно определить ее исток, я исполнил свой долг и добился поствленной цели. Остльное не входило в мою компетенцию и превышло мои возможности. Нстло время для переговоров с Испнией, и слово приндлежло теперь министрм и дипломтм.

Принципы междунродного прв относительно естественных источников воды вполне определенны и неопровержимы, тк что в результте опыт с окршивнием воды испнскому првительству пришлось признть предствление, сделнное ншим послом в Мдриде. Проект квитировния вод Тру-дю-Торо и строительств гидроэлектростнции был оствлен.

Гронн моего детств, моей юности стл мне еще ближе, позволив открыть згдку ее происхождения, и н душе у меня было очень рдостно.

Но увы, неомрченной рдости не бывет. Через месяц я потерял отц. Он был со мной при моих первых успехх в Монтеспне и Лябстиде (к моей большой рдости, эту пещеру он дже посетил) и успел пордовться успехм ншей экспедиции к истокм Гронны. Постепенно он успокоился относительно моей крьеры, покзвшейся ему внчле совершенно бесперспективной и нендежной. Потеряв его, я потерял лучшего из отцов и смого близкого друг.

XXI

Подземня жемчужин — пещер Сиглер и смя глубо¬кя пропсть Фрнции — пропсть Мртеля

Существовло когд-то предприятие, производившее рботы по кптировнию вод одного горного цирк. Оно нзывлось Пиренейский электрический союз, и поле его деятельности охвтывло цирк Лес, вблизи испнской грницы.

Проект зключлся в том, чтобы кптировть все воды н высоте двух тысяч метров и по туннелю перебросить их в озеро, рсположенное в нижележщем цирке.

С смого нчл рбот в 1931 году инженеры зметили, что н высоте двух тысяч метров, то есть н двести метров выше зпроектировнного коллектор, небольшой поток уходит под землю в известняковой зоне, полной трещин. В место утечки, в которое невозможно было проникнуть, они бросили флуоресцеин и консттировли, что крск появилсь в воде источник, в который проникнуть было тоже невозможно.

Этот озорной поток, по-видимому, не хотел подчиняться плнм союз, который, прослышв о результтх моих недвних рбот по определению исток Гронны, решил обртиться ко мне кк специлисту по подземным исследовниям.

Однжды рно утром я вошел в цирк Лес, где собирлся взглянуть н источник, в котором появилсь крск. Проникнуть в источник, кзлось, совершенно невозможно, тк кк вод вытекл и бил ключом через сквжины среди хос кмней.

К концу дня я подошел к брку н строительной площдке н высоте двух тысяч метров, где меня встретили инженеры, поспешившие ввести в курс дел и поделиться со мной своими предположениями относительно подземного пути поток и возможности его обнружить и изучить. Но я их остновил и скзл, что, не будучи ни ведуном, ни колдуном, я все же ншел уже доступ к подземному руслу и успел подняться по нему более чем н километр!

Действительно, по пути я зметил отверстие в склоне горы, до которого добрлся, мне удлось в него проникнуть, и при свете свечи я пересек гигнтский зл, ншел подземный поток и возвртился только потому, что не хвтило освещения.

Для инженеров это было полнейшей неожиднностью, они были ошеломлены тким быстрым и неожиднным поворотом событий. Случй сильно помог мне, но я см тоже помог случю своим чутьем спелеолог, тк кк никто никогд об этом гроте не сообщл.

Н следующий день четыре инженер, горевшие желнием посетить пещеру и увидеть подземный поток, решили принять учстие в моем походе. Н этот рз мы были вооружены цетиленовыми лмпми. Нкнуне я зметил, что пересек очень большой зл, но не смог определить его рзмеры. Мы достигли того мест, где я остновился в прошлый рз, прошли около шестисот метров по новому мршруту, встретили другие злы с поистине феерическим декором, с обилием стлктитов и гипсовых кристллов, кких я никогд не видел ни рньше, ни позже, нстолько они были чистыми и тк их было много. Эт удивительня пещер, по-видимому, скрывл тот смый водный поток, который меня просили исследовть, и, кроме того, двл возможность полюбовться неслыхнными крсотми. Но он же выствил против меня смые рзнообрзные и грозные препятствия, ккие только можно встретить под землей, и потребовл больше любой другой пещеры усилий и выдержки, пок мне удлось ее полностью исследовть.

Вечером после второго поход было решено нзвть эту пещеру гротом Сиглер, тк кк вход в нее лежл н крутом обрыве, носящем нзвние Сиглер. Было ткже решено, что я еще вернусь в пещеру, чтобы обследовть ее с точки зрения возможности перехвт и использовния подземных вод, поскольку именно это было целью и причиной моего приезд в цирк Лес.

Если бы я знл, что для достижения этой цели мне пондобится двдцть три год, возможно, я не соглсился бы взять н себя эту здчу. Но теперь, когд все уже в прошлом, приятные воспоминния, кк првило, превлируют нд неприятными, я ни о чем не жлею. Однко не будем збегть вперед.

Грот Сиглер был открыт поздней осенью, плохя погод с обильными снегопдми помешл мне продолжть исследовния, и я вернулся к ним только весной 1932 год.

Осенью 1931 год я остновился н рсстоянии тысячи шестисот метров от вход перед очень узким проходом в скле, который пришлось рсширить двум минерм — служщим компнии. Лишь после этого я смог проникнуть в него и срзу же попл в большой зл, ншел подземный поток и поднялся по его течению около двух километров, где меня остновил кскд, низвергвшийся с десятиметровой высоты.

Здесь-то и нчлись совершенно исключительные трудности, хрктерные для этой пещеры. Чтобы подняться по водопду, нужен был бы отряд опытных спелеологов, способных вступить в бой с ледяной водой, ткже соответствующее оборудовние и снряжение.

Ни о чем подобном не подозревя, полный оптимизм, я решил продолжить исследовния вдвоем с женой и преодолеть кскды с помощью рздвижного метллического шест, который служил бы нм кк мчт с призми н нродном гулянье.

Во время этого пмятного поход, ознменоввшегося пдениями в воду и опсными гимнстическими упржнениями, нм с большим трудом удлось достичь восьмого по счету кскд высотой в пятндцть метров, нходившегося н рсстоянии трех километров от вход. Девятый кскд, по меньшей мере восемндцтиметровой высоты, я счел непреодолимым.

Во время этих мучительных, я бы дже скзл, нечеловеческих трудностей Элизбет проявил себя стойким спелеологом, нечувствительным к низким темпертурм и не боящимся промокнуть нсквозь; он был неутомим и неукротим в своем стремлении идти вперед. Однко нм волей-неволей пришлось остновиться у подножия этого огромного девятого кскд, отбиввшего охоту к любым дльнейшим попыткм.

Пропсть Мртеля

Покинув грот Сиглер, я решил побродить по верху цирк вокруг того мест, где поток Альб уходит под землю в ткое узкое отверстие, что, увы, в него совершенно нельзя проникнуть. Но однжды в зрослях рододендронов мне удлось нйти узкое отверстие вертикльного колодц, в который я спустился по веревке до глубины в двдцть метров. Колодец шел дльше вниз, откуд до меня донесся хрктерный рев. Это и был поток, который я искл.

Только что открытый мной подземный колодец, о существовнии которого никто не подозревл, был естественным глзком, позволяющим нблюдть з подземной циркуляцией воды и, возможно, открывющим доступ в нижележщий грот Сиглер. А это позволило бы проследить с нчл до конц подземный путь поток и, может быть, использовть потерянные воды в промышленных целях.

Нм с Элизбет очень хотелось тковть эту пропсть, но у нс не было лестниц, и нм пришлось обртиться к ншему другу и коллеге Роберту Жоли, президенту Фрнцузского спелеологического клуб, который см изобрел и см изготовлял эти очень легкие и порттивные приспособления из стльной проволоки с электроновыми переклдинми.

Снбженные прекрсными лестницми, с помощью двух отвжных и преднных минеров — Кбле и Ледо, — мы спустились в следующий весьм мокрый вертикльный колодец этой новой пропсти, где н нс обрушился грд крупных кмней, выведенных нми из рвновесия. Спуск в колодец глубиной в шестьдесят метров под душем с темпертурой воды дв грдус (поток рождлся от тяния фирн) был достточно сильным испытнием, тем более что н нс не было водонепроницемых костюмов. Несмотря ни н что, мы все глубже спусклись в пропсть, пок нс не остновил непроходимя трещин, через которую могл проникть только вод. Не обнружив соединения пещер, н которое ндеялись, мы все же достигли глубины трехсот трех метров и устновили, что это смя глубокя пропсть Фрнции, которую мы нзвли в честь ншего учителя и друг пропстью Э. А. Мртеля.[25]

Результты, рди которых я получил здние нйти и исследовть подземные воды, окзлись весьм полезными, интересными. По моим укзниям в склоне горы был пробит горизонтльный туннель, который выходил в пропсть Мртеля кк рз между двумя водопдми. Был построен небольшя плотин, позволившя вынести н поверхность и нпрвить по трубм в глвный коллектор Пиренейского электрического союз воды, которые рньше исчезли и без всякой пользы терялись в недрх горы.

Нш миссия был выполнен, и цель достигнут. Однко, ко всеобщему удивлению, зметили, что после отвод воды из пропсти рек Сиглер ниже по течению хоть и стл менее полноводной, но не иссякл. Знчит, ее питли еще ккие-то источники, кроме пропсти Мртеля, и их ндо было нйти. Этим я знялся, вернувшись вместе с Элизбет к ужсным кскдм Сиглер. Но нши первые попытки пресекл войн 1939 год.

XXII

В пропстях Атлс

В 1934 году, после того кк мы достигли дн пропсти Мртеля, нм предложили зняться исследовниями пещер и пропстей в Мрокко, в горх Среднего Атлс. Впервые я изменил родным Пиренеям и их пещерм.

Мы впервые покидли н целый месяц нших троих детей — Руля, Мод и Жильберту, — о которых я до сих пор ничего не говорил, тк кк слишком юный возрст не позволял им знять место в воспоминниях спелеолог, но из этого, конечно, не следует, что они не игрли глвенствующей роли в ншей жизни.

Моя жен, кк и я, питл пристрстие к пещерм, но более всего он любил свой домшний очг и детей. Он мечтл иметь шестерых детей и с рдостью думл, кк шесть рз стнет мтерью, хотя, конечно, это должно было лишить ее возможности путешествовть и принимть учстие в подземных исследовниях. Мне хочется еще рз скзть, что Элизбет никк не походил н мзонку и не игрл в исследовтельницу. Спелеология был для нее не более чем любимым знятием н досуге, и он, нпример, не любил, когд при ней говорили, что, спустившись в пропсть Мртеля, он устновил мировой рекорд для женщин.

Мне вспомнилсь збвня подробность, связння с ншей поездкой в Мрокко. Нши дети (девяти, семи и четырех лет) помогли нм уклдывть вещи в четыре объемистых брезентовых мешк, в которых должно было нходиться все снряжение и оборудовние "экспедиции". Это вносило, конечно, некоторый беспорядок. Когд же все было уложено и оствлось только звязть мешки, нм пришлось все нчть снов, тк кк мы сунули куд-то в бгж спичечные коробки, что строго зпрещется по првилм морских перевозок. Мы ккуртнейшим обрзом вынули все содержимое из всех мешков, тк кк неизвестно было, в кком из них нходятся зпрещенные предметы.

Нше плвние от Бордо до Ксблнки н борту судн "Мрркеш" было похоже н волшебный сон. Тким же было и путешествие, во время которого мы пересекли Мрокко н втомобиле с зпд н восток, нше прибытие в Тзу Берберскую покзлось нм скзкой из "Тысячи и одной ночи" — тк очровли и ослепили нс приемы и прзднеств.

Но мы приехли в Мрокко не для того, чтобы предвться удовольствиям. Выполнив светские обязнности, мы отпрвились во внутренние облсти Мрокко и рзбили плтки в мссиве Тззек, где еще сохрнились кедры Большого Атлс. Нм дли переводчик, бывшего шхтер-подрывник по имени Ликси, и группу носильщиков-берберов.

Кждое утро н рссвете Элизбет, Ликси и я выезжли верхом н мулх, з нми следовли носильщики, неся н голове нши мешки. Эти небольшого рост, хилые н вид люди не перествли в течение целого месяц удивлять нс своей выносливостью, выдержкой, веселым и приветливым нрвом и монотонными песнями. Впрочем, кк только мы подходили к входу в пещеру или крю пропсти, эти сильные и, конечно, смелые люди, ибо они приндлежли к свободолюбивому нроду, не окзывли нм ни млейшей помощи. Подобно носильщикм-бскм, сопровождвшим Э. А. Мртеля в его первых походх по Нижним Пиренеям, нши носильщики откзывлись спускться под землю. Бски боялись лминов, берберы в Атлсе опслись дженунов и других подземных духов.

Ликси тоже никогд не спусклся в пещеры. Он должен был присмтривть и руководить мневрми с веревкми и лестницми, когд мы спусклись в пропсть.

Мрокко, особенно Средний Атлс, богтый подземными полостями, и мы впервые в этой стрне предприняли спелеологические исследовния. Вскоре мы знесли н свой счет две смые глубокие пропсти в Африке — Кеф-эль-Со и Фриуто.[26]

Кждый день мы совершли экскурсии по очень сильно пересеченной местности и спусклись во множество пропстей. Отсутствие спутников под землей нм не очень мешло, тк кк мы продолжли действовть в Атлсе тк же, кк в Пиренеях. Нс просили то отыскть под землей крсивые пещеры, способные стть туристскими достопримечтельностями, то поискть тм воду и гуно. Все это мы ншли в избытке и смогли предствить подробный отчет, нполненный сведениями, ценными со всех этих трех рзличных точек зрения.

Что ксется приключений и происшествий, не вошедших, првд, в отчет, но обогтивших нш опыт и хорошо зпомнившихся, то в них недосттк не было.

Ввиду исключительного изобилия подземных полостей, которые ндо было исследовть, мы решили действовть порознь, рзделив нши обязнности. Это позволило увеличить число исследовнных пещер, но в свою очередь увеличивло трудности, ткже возможность любых случйностей: ведь Ликси никк не мог рзорвться пополм!

Однжды я спустился в пропсть Улд-Айх н глубину ст двдцти метров и стл исследовть ее ходы. Вернувшись к нижнему концу вертикльного колодц головокружительной высоты, я с удивлением и некоторым волнением увидел, что моя лестниц из стльной проволоки исчезл! Ее вытщили из колодц по ккому-то непрвильно понятому рспоряжению.

Всеми зброшенный, я пребывл н дне пропсти, и мои сигнлы, подвемые свистом, оствлись без ответ. Я пытлся предствить себе все мыслимые мотивы и немыслимые причины в опрвдние ткого поступк. В конце концов лестницу мне бросили, но тк грубо и неловко, что з лестницей посыплись кмни, которые могли сломть оборудовние.

Подъем окзлся стршно трудным и опсным. Носильщики вяло тянули вверх стрхующую веревку, он все время провисл, и мне приходилось с неслыхнным трудом поднимться собственными силми по стодвдцтиметровой лестнице, которя кчлсь нд черной пустотой. Выбрвшись н дневную поверхность, я рстянулся обессиленный н земле, тк и не узнв, что же, собственно, произошло.

Выше я говорил, что носильщики не хотели и не смели спускться под землю. Однко один из них, по имени Фрегто, который был более хрбрым и рзвитым, чем другие, спусклся с нми во многие гроты. Однжды он решил превзойти смого себя и потребовл, чтобы ему рзрешили спуститься по электроновой лестнице в вертикльный колодец, н что до тех пор он не отвживлся.

Ндев н него пояс пожрного с крепким кольцом и покзв ему много рз, кк вдевть в это кольцо крбин от стрхующей веревки, я снчл спустился см, должным обрзом подстрховнный, и вскоре ко мне присоединилсь Элизбет н дне первого вертикльного колодц семидесятиметровой глубины, которым нчинлсь эт пропсть. В этой пропсти мы зтем спустились до глубины ст сорок метров.

По условному свистку нш переводчик и другие носильщики нчли спускть Фрегто, привязнного к стрхующей веревке.

Нш ученик спусклся довольно ловко, хотя и нгрдил нс своими babouches,[27] которые один з другим упли нм н головы. Но когд, здохнувшийся, потрясенный и все же веселый, он опустился около нс, моя жен, собирвшяся поздрвить и подбодрить его, вскрикнул от ужс, вслед з ней вскрикнул и я, увидв, в кком снряжении прибыл нш смельчк!

Широкий бело-крсный пояс, которым он очень гордился, был ндет кк полгется, поскольку мы его ндевли сми, цетиленовя лмп висел н преднзнченном для этого крючке, но кольцо, в которое мы учили его вствлять крбин от веревки, было пусто! В последнюю минуту по ккой-то необъяснимой причине Фрегто решил, что лучше прикрепить крбин к ветхой и рзмочленной петлице своей куртки.

Нш носильщик отвжился н свой первый спуск в пропсть без ккой-либо другой стрховки, кроме морльной и иллюзорной ндежды н свою петлицу. Мысленно мы поздрвили себя, что н голову нм пдли только babouches.

В другой рз, когд я только что вышел из грот, где обнружил гуно, увидел бежвшего ко мне одного из носильщиков, ушедшего с Элизбет, единственного знвшего несколько слов по-фрнцузски. Больше жестми, чем словми, он пытлся объяснить мне, что Элизбет встретилсь в пещере с кким-то животным, по-видимому очень стршным, судя по его вырзительной, однко млопонятной мимике.

Гиен? Шкл? Я ничего не мог понять. Но все же не пнтер, ндеюсь! Хотя мне было известно, что в ншем секторе пнтер водилсь. Я бегом отпрвился вместе с бербером до вход в пещеру и ншел жену, сидящую под сенью перечного дерев, в добром здрвии, но с перевязнным коленом, н которое был нложен повязк с сулемой. Он никого з мной не посылл, носильщик побежл звть меня по собственной иницитиве. Пробирясь ползком по узкому ходу, Элизбет нпоролсь н иглу дикобрз, которя глубоко вошл ей в колено. Эти животные чсто встречются в пещерх.

Иглы дикобрз считют ядовитыми, и действительно у жены обрзовлся большой нрыв, доствивший ей много стрдний; из-з него ей пришлось откзться от учстия в зключительной чсти ншей кмпнии.

Берберы обычно ходят босиком и хорошо знют, ккие неприятности приносят колючки дикобрз, и потому один из них решил меня поскорее предупредить: он приписывл мне, тк же кк и вообще всем фрнцузм, знкомство с хирургией. Кроме того, в Тзе меня снбдили мленькой птечкой и, глвное, пилюлями хинин, которые мне ндлежло рздвть во внутренних облстях Мрокко, в случе если мне попдутся кочующие бедуины.

Нш "подземня кмпния" в горы Атлс дл нм очень много и был весьм полезной, поскольку теперь мы могли срвнивть крстовые явления Пиренеев и Атлс. Кроме того, он явилсь для нс источником рзнообрзных знний об этой привлектельной пустынной стрне с ее дикой крсотой. Берберы, гордые полукочевники, вызвли ншу горячую симптию, особенно неожиднным и трогтельным, очень хрктерным для них кчеством — удивительной любовью к мленьким детям.

XXIII

Двдцть пять лет с летучими мышми

Весной 1936 год профессор Бурдель из Прижского музея естественной истории вручил мне сотню люминиевых колец, чтобы я окольцовывл встречющихся мне в пещерх летучих мышей. При этом он скзл, что о жизни и повдкх этих мленьких животных известно очень мло и было бы интересно кольцевть их более или менее регулярно, чтобы точнее определить продолжительность их жизни, которя, кк полгют, достигет трех или четырех лет.

Я весьм легкомысленно отнесся к своему новому оригинльному знятию — метить этих зверюшек — и отпрвился в хорошо известную мне пещеру, где еще рньше приметил колонию рукокрылых, висящих н своде н высоте шести или семи метров.

Вероятно, 8 преля 1936 год можно считть исторической дтой в ннлх истории изучения летучих мышей, тк кк именно в этот день я стл первым во Фрнции, кто знялся отловом, кольцевнием и системтическим изучением их в естественной среде.

Теперь мною создн целя школ, служб центр изучения мигрции млекопитющих и птиц при Прижском музее нсчитывет добрую сотню кольцевльщиков летучих мышей, в том числе, кжется, одну женщину.

Итк, вооружившись громдным полотняным счком н длинной ручке, я отпрвился в пещеру Тиньяхюст (тк н местном нречии нзывются летучие мыши). Нчло окзлось успешным: добросовестно поводив счком по своду, где висел колония, я срзу же до откз нполнил свою ловушку.

Выйдя из пещеры, я рсположился у вход и осмотрел добычу — двести двдцть пять летучих мышей вид мурин[28] (Myotis myotis). Это смые крупные летучие мыши в ншей стрне (в среднем 40–42 см ).

К счстью, летучие мыши были в состоянии оцепенения, почти зимней спячки. Они двиглись и зщищлись вяло, и я без труд брл их в руки, осмтривл и окольцевл штук сто. Это зняло у меня довольно много времени: ведь у меня не было опыт, и я еще не нучился ндевть крошечное люминиевое колечко не н лпу, н крыло животного. Н кждом кольце очень тонко, почти незметно выгрвировны слов "Прижский музей", зтем букв, обознчющя серию, и регистрционный номер.

Первый сенс кольцевния остлся у меня в пмяти кк скучня и довольно неприятня процедур, тк кк животные, пробуждясь, стновились грессивными, с ними было труднее спрвляться, и они нгрждли меня многочисленными укусми. По окончнии кольцевния мне не пришлось нести мою добычу обртно в пещеру. Почти все животные проснулись и смогли сми долететь до своего родного свод.

Итк, в этот день я окольцевл сотню летучих мышей без всякого восторг, и, признюсь, не имею особого желния продолжть это знятие, тем более что, вернувшись домой, должен был сесть з скучнейшее дело: передвя мне кольц, профессор Бурдель вручил ткже печтные листки, которые ндо было зполнить в трех экземплярх н кждое окольцовнное животное. В этих листкх следовло ккуртно отметить дту и место кольцевния, вид, пол и возрст (молодя, взросля или стря) кждой летучей мыши. С этого момент животные зносились в регистр, в котором предусмотрены ткже другие грфы — дт, место и обстоятельств повторного отлов днной особи.

Нсколько мне известно, н летучих мышей никто не претендует, дже собственники пещер, в которых они обычно живут, и кждый рз, когд я ловил одну из них, кольцевл и регистрировл, мне было приятно думть, что он стновилсь немножко моей собственностью! Сегодня это сделло бы меня скзочно богтым облдтелем стд более чем в двендцть тысяч голов летучих мышей: ведь именно столько рукокрылых я окольцевл с тех пор!

Не эт ли збвня и сомнительня нгрд влечет меня к "моим" летучим мышм? Не думю. Но во всяком случе я довольно скоро проникся интересом и дже некоторой нежностью к этим робким, всеми презиремым и оклеветнным создниям.

Должен скзть, что моя жен тоже рзделил со мной эту весьм редкую склонность и, ств ловким кольцевльщиком, всегд отпускл своих временных пленников не инче, кк нежно почесв у них з ушкми!

Рньше я относился к этим подземным обиттелям с полным безрзличием. Кое-что я, конечно, успел зметить мимоходом (нпример, что летучие мыши, по-видимому, имеют свои излюбленные пещеры). Много рз я был свидетелем их непрвдоподобной ловкости, когд, пролетя по очень узким проходм, они лишь слегк здевли меня. Иногд во время зимней спячки я снимл их со стен пещеры, рссмтривл их перепончтые крылья, мягкую и густую короткую шерстку и "стршное лицо, зстывшее в гримсе".

Но с того дня, когд я впервые окольцевл и зрегистрировл летучих мышей пещеры Тиньяхюст, я проникся к ним интересом, который возрстл, по мере того кк я, изучя и нблюдя их повдки и нрвы, открывл удивительные вещи.

Пещер Тиньяхюст окзлсь идельным местом для нблюдений. Он рсположен в двдцти километрх от Сен-Годенс, и до нее легко добрться н велосипеде, это мой любимый способ передвижения. Достточно отдлення и хорошо змскировння н склоне крутой и лесистой горы, он прктически никому не известн, в ней нет ничего особенно привлектельного, и никто ее не посещет. Поэтому я был уверен, что смогу без помех проводить нблюдения, предполгя вести их в течение полного годового цикл.

Я стл отлвливть и кольцевть летучих мышей и срзу же нтолкнулся н первую стрнность — в колонии примерно в тысячу особей были только смки.

Вскоре у меня обрзовлсь привычк всегд нвещть эту спящую глубоким сном стю. Позднее я решил, что, поскольку летучие мыши — животные ночные, нблюдения ндо вести ночью, если хочешь получить ккие-нибудь результты. Действительно, окзлось, что рукокрылые не только зимуют в пещерх с ноября по прель, когд нходятся в состоянии спячки, но и спят в них ткже в течение всего дня в другие времен год. С нступлением ночи они пробуждются и оживленно вылетют н охоту з нсекомыми, которых ловят н лету, кк нстоящие ночные лсточки.

Я совершенно не предствлял себе, в ккое время летучие мыши отпрвляются н охоту. После многокртных нблюдений зметил, что они вылетют через чс после зход солнц. Нблюдение з вылетом открыло новые необъяснимые, или, лучше скзть, необъясненные, особенности их поведения.

Пещер Тиньяхюст состоит из двух смежных злов, соединенных низким и узким проходом. Колония летучих мышей рсположилсь во втором зле, примерно в шестидесяти метрх от вход в пещеру. Здесь всегд црит полный мрк.

Вот кк рзвивлись события: место для нблюдений я выбрл под нклонной ркой вход. Я рсположился н своем посту, кк только зшло солнце, чсов в восемь (дело происходило в ме), и змер, стрясь ничем не нпугть летучих мышей, чтобы они не изменили своего обычного поведения.

Сумерки сгущлись и переходили в ночь, и я ожидл, что сейчс колония пробудится от дневного сн и вылетит дружно, кк стя воробьев, чего вполне можно было ожидть от тких стдных животных, кк летучие мыши.

Однко только около девяти чсов, то есть через чс после того, кк солнце скрылось з горизонтом, я услышл хрктерный звук, производимый одним или двумя животными (этот звук возникет, когд летучя мышь энергично бьет крыльями, чтобы зтормозить перед поворотом). Одн-две летучие мыши влетели в первый зл. Я слышл, кк они приближлись, пересекли порог пещеры, пролетев в нескольких снтиметрх от моего лиц, и срзу пропли н фоне ночного неб.

Прошло несколько минут. Быстро по прямой линии пролетет еще семь-восемь летучих мышей. Зтем число вылетющих животных возрстет, и они летят уже сплошным потоком.

Но довольно скоро поток нчинет редеть. Теперь я опять рзличю кждое отдельное вылетющее животное и могу пересчитть их. Ритм вылет зметно снижется. Еще несколько летучих мышей покинули пещеру, и нконец я отмечю, что последняя летучя мышь вылетел в десять чсов пятндцть минут. Стрнность ткого нрстющего и снижющегося вылет побудил меня много рз повторять эти нблюдения в те бессонные ночи, которые я посвятил летучим мышм пещеры Тиньяхюст.

С того дня я вел нблюдения с блокнотом и крндшом в руке и светящимися чсми н зпястье, и результты всегд совпдли с первончльными. Теперь я мог скзть с полной уверенностью, что вылет всегд длится более чс ( это немло для колонии в ккую-то тысячу особей). Снчл вылетет по одной летучей мыши в минуту, зтем нступет мксимум — пятьдесят особей в минуту, и под конец з последнюю минуту вылетет одно зпоздвшее животное.

Точные цифры, которых здесь не буду приводить, двли н бумге колоколообрзную кривую, нзывемую "кривой Гусс", зинтересоввшую многих метрологов.[29] См же мехнизм этого стрнного явления объяснить тк и не удлось.

Теперь следовло определить, когд и в течение ккого времени животные возврщются с охоты.

Здесь нблюдения покзли полнейшую нрхию или по крйней мере ткое рзнообрзие вринтов, что мне не удлось обнружить в них ккой-либо зкономерности. Срвнивя отметки в моем блокноте в рзличные дни, я увидел, что первые летучие мыши возврщлись около полуночи, последние прилетли лишь н зре.

Иногд, впрочем, животные возврщлись группми и горздо рньше, нпример, между одинндцтью чсов вечер и чсом ночи. Но эту кжущуюся непрвильность всегд было легче понять, чем згдочный вылет "колоколом". Теплой безветренной ночью в воздухе летет много ночных нсекомых, и летучие мыши быстро нходят обильный корм и, нсытившись, возврщются в свою пещеру. Если же ночь холодня, ветреня, д к тому же немного дождливя, нсекомых в воздухе совсем нет или во всяком случе очень мло, и муринм, чтобы нсытиться, приходится долго охотиться, иногд до смого рссвет, всю ночь прочерчивя воздух в рзличных нпрвлениях, чем и объясняется их возврщение в пещеру лишь к утру.

Когд я вел нблюдения в течение одной или нескольких действительно холодных ночей или в дождливую погоду, я отмечл, что, несмотря н нступление вечер, летучие мыши вообще не покидли пещеру. В это время они ничем не питлись, и их пост длился столько же, сколько и дурня погод. Я зметил ткже, что им не требуется ничего, чтобы определять время суток. Безошибочный инстинкт подскзывет им это.

В Тиньяхюсте колонию летучих мышей отделяло от вход кких-нибудь шестьдесят метров, и можно было зподозрить внешние воздействия. Но я мог убедиться, что в других пещерх, где летучие мыши жили очень длеко от вход, иногд н глубине многих километров, они "знли", ккя погод, и не троглись с мест в те ночи, когд погод не блгоприятствовл их полетм и не обещл хорошей добычи.

Однжды солнечным утром мы с моим другом ббтом Домиником Ктл вошли в гигнтскую пещеру Алден (депртмент Од). Мы долго бродили по нижним горизонтм пещеры. Н обртном пути около полуночи я увидел н высоком своде колонию летучих мышей, которую приметил еще утром. Он неподвижно и безмолвно висел в полном состве, и я легко пришел к определенному выводу.

— Мы нмокнем, когд выйдем из пещеры. Идет дождь.

— Стрнно, — скзл ббт, — ведь утром был ткя хорошя погод.

— Д, но теперь идет дождь.

— Вы что, колдун?

— Нет, но зню, что идет дождь, — продолжл я упрямо нстивть.

Через двдцть минут, когд мы вышли под небольшой нвес вход, мы зколеблись, идти ли дльше, чтобы добрться до ншей мшины, которую оствили в пятндцти минутх ходьбы. Лил проливной дождь. Аббт Ктл убедился в точности моего прогноз и был поржен, когд я поделился с ним секретом.

Я продолжл посещть пещеру Тиньяхюст и вести тм нблюдения и был немло удивлен, когд зметил, что между 1 и 3 июня более тысячи смок, кк одн, произвели н свет по детенышу (очень редко двух). Едв родившись, эти голые и слепые крошки с помощью мленьких коготков прицеплялись к мтери и приссывлись ротиком к ее соску. В тком положении они проводили примерно месяц. В течение этого времени мть и детеныш кк бы соствляли одно целое. Днем это не тк удивительно, кк ночью. В течение всего июня я нблюдл ночные вылеты мурин, и кждя смк вылетл н охоту вместе с детенышем.

Дети росли довольно быстро, и уже к концу июня смкм стло не под силу летть с ткой ношей. И вот в одну прекрсную ночь мне пришлось присутствовть при удивительном, поистине единственном в своем роде зрелище.

В повдкх летучих мышей все очень точно упорядочено (в том числе роды — все смки колонии рзрешились от бремени в течение двух суток). Однжды ночью в конце июня смки, по-видимому, "решили", что детеныши могут теперь повисеть под сводом одни, пок взрослые летучие мыши будут знимться своей обычной ночной охотой.

"Оперция отделения" детенышей от мтерей был проведен блестяще з один рз.

Смки "решили" избвиться от необходимости тскть н себе лишнюю тяжесть, нпугнные детеныши ни з что не хотели отпускть мтерей. Нчлсь стршня потсовк. Мурины "болтли" и кричли совсем кк попугйчики. Можно себе предствить, ккой гм стоял в пещере. Нконец мтери одержли верх, освободились от детенышей и улетели, молодняк, повиснув н потолке, остлся ждть их возврщения. Ждли они отнюдь не молч, испускя все время резкий и жлобный писк, очень похожий н писк отбившихся цыплят.

Я зметил, что в этот рз, ткже в следующие ночи летучие мыши возврщлись горздо рньше, чем обычно. Вероятно, они спешили к своему потомству. Можно было предположить, что у животных, ведущих стдный обрз жизни, чувство коллективизм рзвилось до ткой степени, что кждя смк воспитывет любого первого попвшегося детеныш. Но это совсем не тк.

Мы нблюдли тысячу смок, которые, возврщясь в пещеру к тысяче млышей, обрзующих копошщуюся в темноте мссу, умудрялись кждя нходить своего детеныш (кк овц и ее ягненок нходят друг друг в большом стде). Чтобы убедиться в этом, мы много рз пытлись оторвть детеныш от мтери и зствить его прицепиться к чужой мтери, но нм это ни рзу не удлось. Смк нчинл кусться и не принимл чужого детеныш.

Нблюдения я вел в глубине пещеры Тиньяхюст, которую посещл много рз в полном одиночестве под покровом двойной ночи — ночи н земле и вечной ночи подземелья. Иногд я говорил себе, что вот сейчс полночь — чс, когд тетры, кино и мюзик-холлы переполнены публикой. Зрителям предлгют смые рзнообрзные, сенсционные и утонченные зрелищ. Я же, устлый и невыспвшийся, не соглсился бы променять свое место н ложу в опере, ибо вкушю тот острый и хмельной восторг рзум, ту рдость познния, которя роднит между собой строномов, физиков, химиков, философов, любых исследовтелей, дже любителя летучих мышей.

Д, любым зрелищм, любым тетрм я предпочитю мои пещеры, где я нслждюсь свободой, фнтзией, неожиднными открытиями. Кроме мерного звук кпель, пдющих с потолк, ничто не нрушет полной тишины.

Однжды я зметил, что все летучие мыши покинули пещеру. Молодые мурины окончтельно возмужли, стли смостоятельными и незвисимыми и отпрвились н ночную охоту вместе с мтерями. Удвоенный з счет молодых животных контингент держлся вместе еще дв с половиной месяц. Но около 20 вгуст колония покинул свое обитлище и куд-то исчезл, куд — я тк никогд и не узнл. Позднее я понял, что Тиньяхюст — это вроде "роддом" для летучих мышей. Сюд оплодотворенные смки прилетли в конце мрт или в нчле преля одновременно с появлением лсточек в этой местности. Здесь они жили в течение всей беременности, родов, выкрмливния и "отлучения от груди" детенышей. Кк только молодь нчинл достточно хорошо летть, вся колония куд-то переселялсь.

Среди млдшего поколения, родившегося в Тиньяхюсте, смцов было столько же, сколько смок, но молодые смцы больше никогд не возврщлись в родную пещеру, тогд кк молодые смки неизменно возврщлись вместе со своими мтерями, ббушкми и прббушкми.

Мне покзлось, что нблюдть летучих мышей днем и ночью в течение пяти месяцев, которые они проводили в родной пещере, недостточно, и я стл производить с ними рзличные опыты. Смыми интересными и, кк мне кжется, смыми ценными были попытки отлвливть животных и переносить их в незнкомые мест, чтобы зствить их проделть то, что я нзвл "полет-возврщение".

В проведении этих опытов мне с большим воодушевлением помогл моя жен. Мы отлвливли в пещере двдцть — тридцть летучих мышей, кольцевли их, уносили н длекие рсстояния и отпускли, нблюдя, сумеют ли эти животные нйти пещеру, в которой обитли.

Что ксется срвнительно коротких рсстояний, кк, нпример, Сен-Годенс или Сен-Мртори (от восемндцти до тридцти шести километров), мы не были особенно удивлены тем, что летучие мыши легко отыскивли свой дом (что нм стновилось ясно, когд мы обнруживли в своем счке животных, окольцовнных для этих экспериментов). Окрыленные успехом, мы нчли увеличивть рсстояние. Иногд мы сми увозили подопытных животных в рзличные отдленные мест, иногд отпрвляли в плетеной корзине по железной дороге.

Мы выпускли летучих мышей в Тулузе (100 км ), Ажене (120), Кркссонне (150), Сен-Жн-де-Люз (180), Молье-Пляже в Лндх (200), Сет (265), Монпелье (280) и в Ангулеме (300 км ).

Все опыты увенчлись успехом и покзли, что летучие мыши одрены ткой же удивительной способностью ориентировться, кк почтовые голуби и перелетные птицы. Кроме того, нши опыты покзли, что все беременные мурины стремились рзрешиться от бремени только в своей пещере Тиньяхюст и нигде больше.

Из-з трудности перевозок летучих мышей по железной дороге (очень много животных погибло в пути) я откзлся от мысли выпускть летучих мышей дльше чем з трист километров. Мне кзлось, что результты опыт достточно убедительны, и животное, способное нйти дорогу н рсстоянии трист километров, вероятно, сумеет нйти ее ткже з четырест и пятьсот километров.

Однжды нм предствился случй быстро доствить в Приж десяток мурин. Это взял н себя госпож де Сед, принимвшя учстие в окршивнии вод в Тру-дю-Торо в 1931 году. Он выпустил животных со своего блкон в Нейли в дв чс ночи при свете луны.

Он не срзу отпустил всех летучих мышей, выпускл их одну з другой, чтобы иметь возможность проследить з их поведением. Все животные снчл делли ориентировочный круг, обычный в тких случях, и все зтем прямо нпрвлялись н юг, то есть к пещере Тиньяхюст, нходившейся в семистх километрх по… полету летучей мыши. К сожлению, животных было только десять, и в своем счке я тк никогд и не ншел ни одной из этих путешественниц. Смо собой рзумеется, что в своих опытх и нблюдениях я не огрничивлся пещерой Тиньяхюст.

Я окольцевл с тех пор свыше двендцти тысяч летучих мышей (глвным обрзом в депртментх Верхней Гронны и Верхних Пиренеев), которые дли мне много дргоценных нблюдений.

Неоднокртно я встречл, д и теперь встречю, в тех или других пещерх окольцовнных мною летучих мышей. Между прочим, я никогд бы не поверил, кк чсто поступют сведения об окольцовнных летучих мышх из совершенно рзличных мест от людей, зинтриговнных кольцом и охотно сообщющих о своей нходке Прижскому музею. Смысл и цель кольцевния в том и состоит, что оно дет дргоценные свидетельств.

Чтобы рсскзть только о смых удивительных случях, я упомяну о скутх из Бове (депртмент Уз), которые двжды сообщли в музей о нходке в соседних подземных крьерх в Сен-Мртен-ле-Нод летучих мышей, окольцовнных мною в Верхних Пиренеях, то есть з семьсот километров от мест нходки. Здесь уже не могло быть речи о "полете-возврщении", и животные перекочевывли добровольно. Был ткой случй: особь семейств подковоносов (обычно считющегося оседлым), которую я окольцевл в пещере Гргс (Верхние Пиренеи), отловили в Фринбхе в Бврии, то есть н рсстоянии одной тысячи ст километров.

Я мог бы рсскзть мссу интересных историй, но огрничусь одной, в которой речь пойдет не о дльности преодоленного рсстояния, об удивительных совпдениях.

В ме 1938 год Андре Бонмезон, штуктур, ремонтировл деревенскую мэрию в Эскнекрбе (Верхняя Гронн) и обнружил збившуюся в трещину летучую мышь, н которой было кольцо с ндписью "Прижский музей Н 149".

Бонмезон отпустил животное и, зинтриговнный своей нходкой, нписл в Приж, что летучя мышь Н 149, которя "удрл из музея", обнружен в Эскнекрбе.

Служб музея поблгодрил его и нписл, что дння летучя мышь не беглянк из музея, что ее окольцевл Норбер Кстере в феврле этого же, 1938 год в Сен-Годенсе, в пещере Тибирн (Верхние Пиренеи). Этот случй повторного отлов не предствлял особого интерес: рсстояние от мест кольцевния всего тридцть три километр, время от момент кольцевния только три месяц.

Через шесть лет, 24 янвря 1944 год, в пещере Тибирн я обнружил в своем счке эту же летучую мышь, которя зимовл здесь же, кк в 1938 году. Но предствьте себе, что 5 мя этого же год тот же смый штуктур Бонмезон, ремонтируя стену церкви, опять ншел эту же летучую мышь! Он лежл в трещине мертвя, он без труд достл ее, снял кольцо с меткой Н 149 и отпрвил его мне. Кк без кольцевния можно было бы узнть, что эт летучя мышь семейств подковоносов, зимоввшя в пещере Тибирн, имел обыкновение летом "посещть" мэрию и церковь в Эскнекрбе!

И кто знет, сколько рз он проделл этот путь! По меньшей мере в течение семи лет, кк можно устновить н основнии этого интересного эксперимент, в котором глвную роль сыгрло смое невероятное совпдение — двукртня поимк животного одним и тем же человеком.

В нстоящее время н основнии своих нблюдений я могу соствить некоторое предствление о продолжительности жизни летучих мышей. Кк помнит читтель, профессор Бурдель, вручя мне первые кольц, скзл, что эти животные живут примерно три-четыре год.

Я нчл кольцевть летучих мышей с 1936 год и мог сообщть музею об отлове своих "подопечных", окольцовнных пять, десять, пятндцть лет тому нзд.

В нстоящее время рекорд (можно говорить о мировом рекорде, поскольку кольцевние проводится во многих стрнх и специльные публикции помещют результты отловов для сведения кольцевтелей) приндлежит особи семейств подковоносов, которую я повторно отловил 2 янвря 1960 год в пещере Лябстид (грот Рычщего Льв). Эт смк летучей мыши (кольцо G 106) — моя стря знкомя, тк кк я уже пять рз отлвливл ее в этой пещере, где он входит в колонию примерно из ст пятидесяти особей.

Я окольцевл ее 30 декбря 1938 год, то есть двдцть три год нзд! Но поскольку к моменту кольцевния он был уже взрослым животным, можно считть, что этой летучей мыши по меньшей мере двдцть пять лет, может быть, и горздо больше.

Я внимтельно осмотрел эту "стрейшину" и не обнружил никких хрктерных признков стрости. Ее клыки стерты только нполовину, в то время кк мне приходилось видеть животных с совершенно стертыми клыкми. Сколько же лет в тком случе живут летучие мыши? Вопрос остется открытым.

Зкнчивя глву, мне хочется скзть, что мы лишь слегк коснулись многих удивительных спектов жизни рукокрылых, обитющих в небольшом уголке Пиренеев, тогд кк эти животные обитют во всем мире: от эквтор до полярного круг — и сильно рзличются кк повдкми, тк и рзмерми (крылны или летучя лисиц тропиков величиной с кошку, нетопырь — крлик нших чердков — весит всего четыре грмм!).

Мы ничего не рсскзли, нпример, о знменитом природном рдре (или, точнее, сонре), позволяющем животным летть и нходить нпрвление в полной темноте смых глубоких пещер, тк кк это увело бы нс слишком длеко з рмки нших воспоминний. И все же мы с сожлением покидем этих робких и привлектельных создний, совершенно безобидных и очень полезных. Они, кроме прочих зслуг, вдохновили фрнцузского изобреттеля Клемент Адер, "отц виции", который точнейшим обрзом скопировл строение крыл летучей мыши, когд создвл свою знменитую "Летучую мышь", поднявшуюся 9 октября 1890 год нд прком змк Арменвилье в депртменте Сен и Уз.

XXIV

Пещеры и молния

Это произошло нездолго до моей женитьбы. Мы с мтерью и бртьями Жном и Мрсилем поднялись н пик дю-Миди-де-Бигор. Это был нш первый поход в горы и нше первое восхождение.

В то время еще не было дороги, соединяющей перевл Турмлет с вершиной пик, и подъемник, конечно, тоже еще не существовло. Восхождение н пик дю Миди знимло тогд очень много времени. Мы вышли из селения Грип и шли ночью, чтобы до нступления дня добрться до вершины. Тогд было принято — отголоски эпохи ромнтизм — поднимться н горы и тм встречть восход солнц. Мы еще приндлежли к этой школе и были очень рды, что достигли вершины до зри.

Из Сен-Мртори пик дю Миди кжется смой высокой точкой Пиренеев. Ткое ложное впечтление создется блгодря тому, что эт вершин несколько выдвинут вперед к долине. Ее грмонично првильный купол притягивет к себе взгляды. Прекрсня гор был у нс перед глзми в течение всей ншей юности. Много рз у нс возникли и лоплись плны восхождения н нее, но только сегодня нм нконец удлось осуществить эту мечту; мы ждли зрождения нового дня, дрож и прижимясь к трингуляционному знку н вершине.

Нконец з гребнями Арьеж появилось солнце, и мы восторженно следили з его восходом нд морем пиков и долинми Гскони.

В те времен вершин еще не был срезн н семндцть метров для устновки н ней телевизионного пилон, и мы нходились выше площдки, н которой стоит обсервтория.

Пок в этот утренний чс мы дрожли от холод, н площдке появилсь ккя-то фигур. Это был нблюдтель. Он посмотрел н приборы, стоящие под нвесом, взглянул н солнце и увидел ншу мленькую группу, сгрудившуюся у пирмидки, тким обрзом ищ зщиты от ледяного ветр, который поднялся с нступлением дня. Он нс окликнул, скзл, чтобы мы не змерзли тм нверху, и приглсил погреться.

В ответ н это любезное приглшение мы двинулись вниз, стрясь рссмотреть человек, который ожидл нс н пороге своего дом. Высокий рост, немного сутуля фигур, рыжевтя бород и в особенности голос пробудили у нс с Жном одинковые воспоминния.

— Д ведь это Дозер! — скзли мы в один голос. З десять шгов до него всякие сомнения исчезли: мы узнли ншего бывшего учителя физики и химии в Тулузском лицее! Мы потеряли его из виду с нчл войны 1914 год и не знли, что он стл директором обсервтории н пике дю Миди.

Конечно, это был Дозер. Он приглсил нс зйти, угостил обжигющим кофе в своем кбинете и нговорил мме комплиментов по поводу того, что он поднялсь в горы ночью вместе со своими взрослыми сыновьями. Он добвил, что обычй ночных восхождений все больше уходит в прошлое.

Короче говоря, он был очровтелен, полон внимния, и мы вновь ншли в нем любезнейшего человек, превосходного учителя, которого знли рньше. Он и не подозревл, что перед ним дв его бывших ученик, но мы скзли ему об этом, и все вместе погрузились в стрые довоенные воспоминния.

Дозер был очень гостеприимен и покзл нм свою интереснейшую обсервторию.

Это восхождение и посещение обсервтории не остлись без последствий и не збылись.

В 1928 году я вновь поднялся н пик дю Миди с женой, н этот рз н лыжх, тк кк дело происходило 28 янвря. Снегопды были исключительно обильными (н террсе обсервтории снежный покров достигл шести метров). Из поселк Грип мы вышли ночью, и н восхождение нм пондобилось одинндцть чсов из-з большого количеств снег, плохого снряжения и нших неиспрвных лыж.

Хотя конец восхождения был очень мучителен из-з снежной бури, в общем это был прелестный поход и дже — я не сомневюсь в этом — первый в своем роде: первое восхождение женщины н лыжх н пик дю Миди. Это мленькое обстоятельство знесли в журнл дв сотрудник обсервтории — Убер Грриг и Жозеф Дево.

Из-з снежной бури и лвин, которые делли невозможной любую попытку спуститься, мы три дня пользовлись гостеприимством хозяев обсервтории.

Летом мы много рз поднимлись н пик дю Миди и двжды ннесли визит господину и госпоже Дозер, жившим зимой в Бньер-де-Бигор.

Господин Дозер, облдвший острым умом ученого, интересовлся решительно всем, дже ншими подземными исследовниями и нблюдениями, и неустнно рсспршивл о них. Здесь, нверху у пик, он нчл проводить знчительные строительные рботы по рсширению и модернизции помещений обсервтории. Это учреждение было делом всей его жизни, он отдвлся ему целиком.

Проходили годы, и однжды весной 1937 год рздлся телефонный звонок из Бньер-де-Бигор. Взволновнный и совершенно рстерянный Дозер сообщил мне поистине удивительную новость и просил меня окзть ему большую услугу.

Положив телефонную трубку, я рсскзл жене, которя в это время знимлсь в кбинете с ншими тремя детьми, ккие неслыхнные вещи произошли в обсервтории пик дю Миди и что случилось с беднягой Дозером.

В 1937 году стрн переживл всевозможные потрясения. Отголоски этих событий достигли вершины пик дю Миди, где без всякого предупреждения покинули свои посты двое служщих обсервтории, обеспечиввшие рботу метеорологической службы. Нверху остлся только повр, который тоже не змедлил бы спуститься, не помешй ему то обстоятельство, что он плохо ходил н лыжх, состояние снег было неблгоприятным.

В конце концов Дозер дл сигнл бедствия и умолял меня прийти н помощь, чтобы обсервтория не остлсь покинутой и чтобы нблюдения, которые велись по точному рсписнию в течение пятидесяти трех лет, не были прервны столь досдным обрзом.

Помню, с ккой готовностью Элизбет помогл сложить в рюкзк все, что могло мне пондобиться для жизни н большой высоте, где црили низкие темпертуры. Дети прильнули к окну, глядя н совершенно белый пик дю Миди, "где пп проживет целый месяц".

В полдень мы прибыли в Бньер, кк рз вовремя, чтобы позвтркть с Дозерми. Потом меня ввели в курс моих обязнностей сменщик и нблюдтеля. В обсервтории Бньер-Вилль были ткие же приборы, кк и в обсервтории пик, тк что я смог ознкомиться со своими новыми функциями нблюдтеля, и в шесть чсов вечер Элизбет высдил меня в селении Грип, у подножия Турмлет, где я должен был переночевть и н следующее утро подняться в горы вместе с одним лыжником из долины, пожилым носильщиком, постоянно доствлявшим грузы в обсервторию.

Нверху в обсервтории я встретил повр Крмуз, плотного горц лет пятидесяти, кроткого и приветливого, который обрдовлся моему приходу, потому что телефонные провод были порвны лвиной и Крмуз был полностью отрезн от долины. Мы с ним полдили очень быстро.

Он поместил меня в собственной комнте генерл Ннсути, основтеля обсервтории, который провел здесь одинндцть лет, зиму и лето, в очень изменчивых, чсто опсных условиях.

Это был крошечня, очень темня комнтк, нстоящя келья, но в ней я только спл. Все остльное время я проводил вне помещения, если темпертур был не слишком низкой, или в кбинете-столовой, где в моем рспоряжении был библиотек, несколько, првд, стромодня, но интересня.

В полдень н первую трпезу подли ртишоки. Вечером н ужин были тоже ртишоки. Н следующий день кк н звтрк, тк и н обед все весьм обильные блюд были опять из ртишоков. Н третий день Крмуз не моргнув глзом вновь поствил н стол… ртишоки!

— У нс их еще много? — спросил я, несколько оздченный.

— А что, вы их, может быть, не любите?

— Если бы я их не любил, я бы скзл вм об этом срзу. Я люблю ртишоки, однко же не кждый день! Вы могли бы подвть их, скжем, через день-дв…

— Ну хорошо, хорошо, — отвечл бодро Крмуз. И он объяснил мне, что здесь большой зпс бнок с консервировнными ртишокми, но об нблюдтеля зпретили подвть ртишоки, пригрозив, что збросют ими потолок, тк кк полностью пресытились и получили отврщение к ним до конц жизни.

Исключительня высот обсервтории нд уровнем моря (2870 метров), живописность местности привлекют сюд летом многочисленных ученых и бесчисленных туристов. Но период бурной деятельности недолог — всего лишь с середины июля до конц сентября. В это время обычно поднимют сюд н мулх все припсы (топливо, продукты и т. д.). Вереницы туристов и вьючных мулов встречются и рсходятся н склонх гор, но уже к концу сентября высокогорье вступет в свои прв и первый снежный шквл и тумн без всякого переход обрывют короткое лето. Пик вновь погружется в полное одиночество. Персонл обсервтории сокрщется до зимней нормы: дв нблюдтеля и повр. Им предстоит жить тк девять месяцев. В это время они не видят нового человеческого лиц, кроме тех случев, когд отвжные и энергичные носильщики добирются до них н лыжх с несколькими килогрммми мяс, свежих овощей и, глвное, с письмми, которых нверху ждут с огромным нетерпением.

С тех пор кк построен дорог почти до вершины пик, к обсервтории подведен подъемник, соединяющий ее с долиной, условия жизни здесь, конечно, совершенно изменились.

Мы с Крмузом вели жизнь отшельников.

Он жил в своей кухне и клдовой, где в его рспоряжении было целое црство провизии и консервных бнок. В определенные дни он пек хлеб н целую неделю из муки, хрнящейся в метллических коробкх, тк кк здесь было много мышей и крыс. Кждый день ему приходилось ствить н плиту полные кстрюли снег, чтобы получить воду.

Мы встречлись с ним только к вечеру и сумерничли у печки в столовой. Мы подолгу болтли, иногд он читл "Кругосветное путешествие кпитн Кук" в стром объемистом изднии, в то время кк я писл стрницы своей будущей книги, которя, хоть и был нписн н вершине пик, тем не менее нзывлсь "Н дне пропстей". Кроме того, я добросовестнейшим обрзом выполнял обязнности нблюдтеля, рди которых поднялся в обсервторию.

Глвное место среди обстновки столовой знимл рдиоприемник, громоздкий и бесполезный, "обезвреженный" моими предшественникми, которые, может быть, были чудкми, но не без здрвого смысл и не желли, чтобы покой и одиночество пик тревожили отголоски внешнего мир.

Эти нблюдтели осуществляли эксперименты и исследовния, вели собственную нучную рботу, и в результте об нписли здесь свои докторские диссертции. Физические упржнения тоже не оствлись збытыми, поскольку н пике дю Миди приходилось знимться изнурительным спортом, относящимся к смым трудным видм, — вечной ожесточенной борьбой против снежных зносов.

Обсервтория рсположен н площдке длиной двдцть четыре метр и метров пятндцть — двдцть в ширину. Кругом зияют пропсти. Поскольку площдк никк не зщищен от почти постоянных ветров с гор, толщин снежного покров н ней достигет кждую зиму пяти-шести метров. С зносми приходится неустнно бороться, чтобы не быть зсыпнными и не окзться в полной темноте, почти без воздух.

Киркой и лоптой с грехом пополм прорывют глубокие трншеи перед дверьми и окнми, но стоит подуть ветру или пойти снегу, кк трншеи вновь зсыпет, и рботу приходится нчинть зново. Кроме того, н высоте почти трех тысяч метров рботть мучительно: одышк и устлость из-з рзреженного воздух зствляют все делть медленно и с чстыми передышкми.

Кк бы это ни кзлось прдоксльно, но нш горня обсервтория очень нпоминл корбль. Огрждення брьером террс, две мчты фрнцузского рдиовещния (ТСФ) двдцтипятиметровой высоты нпоминют мчты корбля, блокгуз — кпитнский мостик.

Подобно корблю обсервтория чсто погружется в тумн и вдруг появляется из моря облков и словно плывет по бескрйнему окену. Внутри сходство стновится еще рзительнее: узкие проходы, лестнички, тесные кбинки и койки, кбин ТСФ, угольный бункер, кмбуз, цистерн с тлым снегом, печь для выпечки хлеб. Нконец, чтобы ничего не упустить, вспомним бортовой журнл, в который кждые три чс зносятся результты нблюдений з тмосферными явлениями, происшествия и достойные упоминния случи.

Кк н корбле, всегд кто-нибудь стоит н вхте, что бывло особенно зтруднительно: ведь нс было только двое! В полночь, когд столько людей мирно спят или рзбирют свои пльто в грдеробх тетров и кинемтогрфов, нблюдтель н пике всккивет с койки и бежит по длинному подземному ходу, ведущему к блокгузу, где открытые всем ветрм стоят приборы и инструменты.

Почти всегд приходится соскребывть покрывющий их слой льд, зтем — еще взгляд по горизонту, чтобы определить состояние неб, нпрвление ветр, и продрогший нблюдтель возврщется в свою кморку.

В три чс ночи будильник звонит подъем. Нблюдтель, нстоящий мученик нуки, ндевет клоши, шубу, идет в ночной обход, зписывет рктические темпертуры, которых не знют люди в долине.

Нконец в шесть чсов утр, когд многие еще спят, дверь блокгуз вновь открывется. При ветре и метели, в холодном мрке или в великолепии ясной ночи, когд мерцют сигнльные огни Бириц и Тулузского эропорт (отсюд 270 километров), под колдовским сиянием луны или в синевтом отблеске рссвет вновь появляется нелепя тень нблюдтеля, которя движется туд-сюд, поворчивется, нгибется и исчезет. Упрямо, добросовестно он делет свою рботу, выполняет свой долг кждый день, кждую ночь, в течение многих месяцев и долгих лет.

Однжды в девять чсов утр, когд я возврщлся из блокгуз к своим зписям, Крмуз вбежл в столовую.

— Дв лыжник выходят из ущелья Сенкур! Это не нши обычные снбженцы, — добвил он, — и дже можно подумть, что один из них — ребенок!

Случй был поистине необычный, можно дже скзть — исключительный. Впервые в этом году н склоне пик мы увидели лыжников, если предположить, что один из них был действительно ребенком, то случй был совершенно неслыхнный! Пик дю Миди, поклдистый летом, зимой никк не годится для горнолыжников.

Мы вынесли н площдку сильную подзорную трубу с треножником, привели в боевую готовность, и я нпрвил ее н дв мленьких черных пятнышк, которые взбирлись вверх и, кзлось, собирлись добрться до ншей обсервтории.

Более высокий из двух лыжников шел, сгибясь под тяжестью большого мешк, тогд кк другой двиглся впереди и проклдывл лыжню, и я узнл его без труд.

— Я зню этого ребенк, — скзл я Крмузу.

— Кто же это?

— Моя жен!

Это действительно был он. Вместе с Фуркдом — одним из лучших носильщиков — он поднимлсь из селения Грип.

Крмуз срзу же соорудил флягу с чем. Н высоте обсервтории вод кипит при 90? и чй никогд не удется, кк говорят знтоки. Я взял флягу, звернутую в фуфйку, и быстро спустился нвстречу ншим гостям, которые несли нм новости, письм и, глвное, рдость своего присутствия.

Чтобы не нрушть првил, зпрещющего носильщикм здерживться в обсервтории (тк кк инче н них придется истртить чсть съестных припсов, доствленных с тким трудом), Фуркд срзу же спустился вниз. Но для Элизбет было сделно исключение, и он прожил в обсервтории двое суток, познкомилсь с моими нблюдениями и зписями, увидел изумительную пнорму зснеженной горной цепи, простирющуюся от Атлнтического окен до Андорры; в некоторые дни можно рзличить дже Монтнь Нур, или Черную Гору.

Мне удлось двжды покзть ей явление, которое многие никогд не видели, другие вообще отрицют его существовние, но которое довольно чсто можно нблюдть н пике дю Миди кк при восходе, тк и при зкте солнц. Я говорю о знменитом зеленом луче.

Крмуз стрлся превзойти смого себя. Не слишком рсточя свои зпсы, он ухитрился приготовить сложное кондитерское изделие — нечто вроде гигнтского бриош, нпоминющего пик по форме, причем к вершине шл тропк, предствляющя собой сделнную крмелью ндпись: "Добро пожловть, мдм Кстере". Пользуясь удобным случем, Крмуз трижды подл нм ртишоки!

Прошел месяц. Нблюдтели, покинувшие свой пост, вернулись в обсервторию (скжем в их опрвдние и к их чести, что один из них провел н пике пять, другой семь зимовок подряд).

Я спустился в долину в восторге от своего курс лечения одиночеством и полной изоляцией н одной из смых прекрсных вершин мир.

Н этом не зкончились нши связи и сотрудничество с Дозером. После того кк он звлек меня н вершины гор и познкомил с метеорологическими явлениями, пришл моя очередь покзть ему пещеры и рскрыть некоторые их тйны.

Кмил Дозер, будучи физиком, двно уже знимлся изучением зрождения гроз и грд и для этого совместно с нтурлистом-смоучкой Жозефом Буже вел обширный опрос в рйоне Бньер-де-Бигор о местх, порженных удрми молнии.

Жозеф Буже пришел к зключению, что молния поржет обычно те породы, которые лучше всего проводят электричество. Он уточнил, что молния поржет не только определенные горные породы (слнцы и грниты), но в основном мест конткт двух рзличных минерлогических обрзовний. Профессор Дозер рзвил и уточнил прктические нблюдения своего коллеги и н основе их выдвинул новую гипотезу, утверждя, что степень притяжения молнии в той или иной местности звисит от степени ионизции воздух, ионизция в свою очередь звисит от степени рдиоктивности. Тким обрзом, подтвердились нблюдения Жозеф Буже, соглсно которым ниболее рдиоктивными из горных пород являются грниты, нименее — известняки.

Это дет возможность объяснить и устновить звисимость чстоты удров молнии и геологического строения земной поверхности. И все же в отношении известняков, рсположенных у входов пещер и пропстей, по-видимому, существует любопытное исключение.

Вот по этому вопросу и подключили меня к своим исследовниям Дозер и Буже, и я смог сообщить им, что чсто у крев пропстей нходил следы удров молнии в виде воронки, рстресквшихся кмней и в особенности деревьев, отмеченных хрктерными бороздми, остющимися от удр молнии.

Я приводил Дозер к сводм у вход в пещеры, где он с помощью счетчик Гейгер измерял ионизцию воздух. Измерения производились ткже внутри пещер и подтвердили (Эльстер и Гейтель обнружили это явление еще в 1930 году), что воздух подземных полостей рдиоктивен.

Летом в период гроз пещеры, в которых нблюдется поток сильно ионизировнного воздух, улвливют электрический зряд молнии, которя удряет в свод пещеры или в отверстие пропсти.

Под огромным склистым портлом пещеры Лябстид я ншел великолепный фульгурит величиной с кулк, состоящий из одного стекл, — неоспоримое свидетельство удр молнии в это место. Э. А. Мртель уверял меня, что пропсть Пдирк чсто притягивет молнии во время сильных летних гроз.

Ткого род нблюдения и свидетельств бесчисленны, и нет никкого сомнения, что во время грозы было бы неосторожно искть убежищ у вход в пещеру.

В зключение я хочу нпомнить легенду о "молниях" Юпитер, выковнных Вулкном и циклопми в подземных жилищх, о знменитых бронзовых молниях, которые пытлся укрсть из грот Меркурий в рннем детстве, но не смог унести, тк кк они окзлись слишком тяжелыми.

Древние, чсто покзыввшие себя тонкими и проництельными нблюдтелями, возможно, зметили, что пещеры "привлекют" молнии, и создли миф о подземном происхождении молний.

XXV

Подземня рек Лбуиш

Не все мои исследовния проходили в тмосфере изолировнности и тинственности первых одиноких походов.

З этим героическим периодом, очень увлектельным, но ткже очень опсным, нступил период, когд я исследовл пещеры не один — снчл с Мрсилем, зтем с женой. Но двоих не всегд достточно, чтобы преодолевть препятствия под землей и выносить сильные и острые эмоционльные нгрузки.

Постепенно в нших походх стли принимть учстие нши друзья, с которыми мы проводили все более сложные исследовния во все более обширных подземных полостях. Именно это и было нстоящей спелеологией, не рисковнной внтюрой или смертельно опсными исследовниями.

Рно или поздно это неизбежно должно было привести к большим летним экспедициям (со сбрсывнием оборудовния н пршютх, с лгерями, рзбитыми н поверхности и под землей), нсчитывющим иногд до тридцти учстников. Без тких экспедиций невозможно покорить и исследовть большие рзветвления пещер и пропстей.

Первый шг н пути к мссовой и оргнизовнной спелеологии я сделл в 1937 году в Арьеже у подземной реки Лбуиш, когд взял себе помощник, который, конечно, мог окзться случйным человеком, но стл моим смым верным сотрудником, ибо мы рботем вместе уже более двдцти лет.

В 1908 году Мртель проводил лето в Пиренеях, и ему покзли у горного проход Фу вход в пещеру, где тился неисследовнный водный поток, изучением которого он немедленно знялся. Рек окзлсь глубокой, и Мртелю с товрищми пришлось сесть в рзборную лодку и подняться вверх по реке н полкилометр. Выше они столкнулись с препятствием, зствившим их вернуться.

Н следующий год, то есть в 1909 году, Мртель вновь пришел сюд с экспедицией, состоявшей из девяти учстников, и нчл исследовние пещеры. Они поплыли по реке н пяти лодкх. Экспедиция был неудчной и чуть не зкончилсь тргически. Первя лодк опрокинулсь н четырехметровой глубине, и экипжу с большим трудом в полной темноте удлось выбрться вплвь из этой принудительной внны. У другой лодки корпус был пробит обломком склы, и он пошл ко дну под тяжестью двух пссжиров, которые едв добрлись до берег. Тк что в тот день чуть не произошло "мссовое" потопление.

Три уцелевшие лодки продолжли свой путь н трист метров выше мест "корблекрушения", но экспедиция подверглсь слишком большим испытниям и неудчм, помощи и спсения неоткуд было ждть, и трем лодкм-рзведчицм пришлось тоже вернуться. По подземной реке Лбуиш они проплыли около 1200 метров, но у Мртеля тк и не хвтило времени вновь вернуться к исследовнию этой реки.

В 1935 году, то есть через двдцть шесть лет после описнных событий. Иницитивному синдикту Фу, зтем Фермерскому обществу эксплутции пришл мысль попытться исследовть реку кк можно дльше и приспособить пещеру для посещения туристми. Рзные спелеологи вплоть до 1937 год предпринимли попытки исследовть реку, но обнружили, что по реке возможно проплыть только дв километр, зтем поток исчезет в непроходимом сифоне.

Тогд обртились ко мне и попросили попытться пройти сифон. Жен ждл четвертого ребенк и не могл сопровождть меня, и я приехл в Лбуиш один.

Я предполгл подплыть к смому сифону н ндувной лодке, но мое предложение вызвло змештельство и колебние среди присутствоввших членов Фермерского обществ. По-видимому, они не решлись пустить меня одного плыть по этой длинной и коврной реке. Мне скзли, что один молодой человек, весьм ловкий и ндежный, может сопровождть и помогть мне. Окзывется, он был уже экипировн, готов следовть з мной, и мне его предствили.

Юнош был зстенчив, скромно держлся в стороне, но произвел н меня хорошее впечтление, может быть, кк рз блгодря ткому поведению. В действительности у него не было никкого снряжения, дже кски, он держл в руке очень стрый цетиленовый фонрь и покзл мне сделнную им смим ндувную лодку из кмеры грузовик, обернутой прусиной.

Я поговорил с этим добровольцем несколько минут. Он сообщил мне, что не знет никких пещер, кроме Лбуиш, но будет счстлив сопровождть и помогть мне, тк кк ему очень нрвятся ткие исследовния.

Рекомендция был не очень весомой, и я спросил, умеет ли он по крйней мере плвть. Ответ был утвердительным, остльное я принял н веру, и, мерно покчивясь в лодке, мы отпрвились в плвние по реке в сторону сифон, нходившегося н рсстоянии двух километров.

Этот этп исследовний был очень нпряженным, и мы поочередно опрокинулись н трудных местх, что, вероятно, мло смутило моего спутник и не отбило охоту плыть дльше, это было хорошим признком.

Первое подземное плвние с юным рьежцем положило нчло сотрудничеству, которое длится до момент, когд я пишу эти строки, — уже двдцть три год. Время скрепило ншу дружбу, глубокую, кк пропсти, которые нм пришлось преодолевть вместе во время нших пмятных экспедиций. Тк я встретил и "открыл" Дельтейля, который с тех пор всегд был рядом со мной.

В результте длительного плвния, которое нм то и дело приходилось прерывть, чтобы пересживться у кждого кменного порог, у кждого водопдик, мы добрлись нконец до глубокого неспокойного проточного озер, которое зкнчивлось знменитым сифоном. Я внимтельно осмотрел и исследовл сифон и ншел его слишком большим и глубоким, чтобы можно было отвжиться нырнуть в него одному без герметической лмпы и стрхующей веревки, попросту говоря, без ничего.

Мы повернули нзд, к большому облегчению Дельтейля, который очень боялся, что я нырну в сифон и не вернусь обртно… Несмотря н все это, когд вечером мы вышли из пещеры н поверхность, где нс поджидли с нетерпением и беспокойством, я смог сообщить, что мы прошли сифон, снов обнружили подземную реку выше сифон и проплыли по ней еще целый километр.

Это сообщение произвело большое впечтление н всех присутствующих и привело их в восторг. Дело в том, что блгодря моему опыту мы с Дельтейлем обнружили неизвестный этж, о существовнии которого я догдывлся по некоторым признкм. Исследовние этого верхнего этж — древнего пересохшего русл реки — потребовло от нс сложных и трудных гимнстических упржнений и рсчистки звленных проходов, и я убедился, что Дельтейль — прекрсный товрищ. У него не хвтло только опыт, но он быстро приобрел его.

Смым ярким был момент, когд мы шли вдвоем по глерее и вдруг услышли рев кскд. Дойдя до водопд, мы поняли, что ншли реку выше сифон, остнвливвшего рньше все экспедиции, включя и ншу, не длее кк сегодня утром.

Нши лодки остлись н приколе у подножия стены высотой тридцть метров, н которую мы взобрлись, чтобы исследовть верхний этж. Теперь нм приходилось отпрвиться по неизвестной верхней чсти поток без плвтельных средств. Но это я решил проделть один. Может быть, скзлсь привычк бывшего спелеолог-одиночки, но, вероятнее всего, н мое решение повлияло то, что Дельтейль окзлся очень посредственным пловцом (в чем он см зтем признлся). Я попросил его подождть меня н берегу, см погрузился в воду во всей одежде (в течение многих чсов я все рвно уже был совершенно мокрым), чтобы ознкомиться с рекой еще н полкилометр, и дошел до сифон, покзвшегося мне менее серьезным, чем предыдущий; в него я решил нырнуть в следующий рз, когд вернусь сюд уже не один.

По многим причинм, глвным обрзом из-з войны 1939–1945 годов, этот следующий рз здержлся не н несколько недель или месяцев, н годы, точнее, н целые восемндцть лет. Только в 1955 году нм удлось привести к конечному сифону Лбуиш нглийских и фрнцузских квлнгистов.

Мои оценки и предположения не опрвдлись: сифон окзлся очень глубоким и, к сожлению, непроходимым. Мишель Летрн из обществ "Лионские Тритоны" прошел под водой семьдесят дв метр н глубине двдцти трех метров и нткнулся н слишком узкий ход, совершенно непроходимый.

Тем временем мы с Дельтейлем обследовли все сложные этжи Лбуиш, ншли и определили происхождение подземной реки. Горздо выше под землю уходил ручей. Исследовние с окршивнием покзло нм прямую связь этого ручья с рекой в пещере Лбуиш. Рзличные колодцы — естественные окн — дли нм, кроме того, доступ к некоторым учсткм подземной реки, которую предстоит еще исследовть, вероятно, н рсстоянии примерно двендцти километров…

Что ксется той чсти подземелья, которя приспособлен для туристов, то он открыт с 1938 год. Посещение пещеры включет плвние н больших прогулочных лодкх в об конц, что соствляет около трех километров, это смый длинный подземный туристский водный мршрут в мире.

XXVI

Пропсть Эспррос

В 1937 году случй свел меня с Дельтейлем, и в том же году я встретился с другим нчинющим спелеологом, который тоже вскоре стл моим близким другом и преднным сотрудником. Стечения обстоятельств и требовния жизни оторвли его через десять лет от этого сотрудничеств и ншей дружбы, которя, к счстью, сохрнилсь, несмотря н рзлуку.

Жермен Гтте, директор звод в Буссоне, неподлеку от Сен-Годенс, не был молод подобно Дельтейлю: ко времени первых спусков под землю ему уже было сорок дв год. Ткое "позднее призвние" должно было смо по себе зствить его нверстывть упущенное время, и действительно, мы вдвоем, иногд с Элизбет, принялись ускоренными темпми исследовть гроты и пропсти Комминж. Мы не стремились к открытиям любой ценой, просто спусклись под землю кк можно чще, чтобы удовлетворить присущую нм обоим стрсть к подземному миру и ко всему, что к нему относится. Жермен Гтте еще очень увлеклся фотогрфировнием под землей.

В противоположность обычным спелеологм, в особенности Дельтейлю, совершенно не умеющим ценить время и всегд опздывющим, Гтте был всегд не только точен, но и везде окзывлся рньше всех. Стоило предупредить его об экспедиции и условиться, чтобы он зехл з мной в половине седьмого утр, я мог быть уверен, что в пять утр услышу, кк подъезжет н полной скорости его пятндцтисильный Ситроен и резко тормозит: Гтте был уже тут кк тут, горя нетерпением поскорее попсть в пещеру или пропсть, зплнировнную н сегодня.

Его торопливость и спелеологический зуд были мне по сердцу: ведь я см тк же относился ко времени и томился той же жждой поскорее попсть под землю.

Моя жен, которя не могл принимть учстие во всех нших вылзкх, но постоянно присутствовл при сборх, всегд очень поспешных, однжды обртилсь к ншему Другу.

— Глвное, — скзл он ему, — будьте осторожны!

— Ну вот, дльше уж некуд! — воскликнул Гтте. — Что ксется неосторожности, обрщйтесь к вшему мужу.

— Нет уж, дорогой мосье Гтте, мой муж никогд не бывет неосторожен… Я имею в виду вшу привычку слишком быстро вести мшину. Вот что я считю глвной опсностью!

Гтте, который действительно водил мшину н очень большой скорости, прямо здохнулся от этого змечния, которое он счел незслуженным; с его точки зрения, опсности нчинлись только под землей.

Однжды мы приехли к мленькому селению Эспррос недлеко от пещеры Лябстид (грот Рычщего Льв). В течение многих лет я пытлся нйти в этом секторе колодец, известный под нзвнием Австрийского, тк кк встрийцы спусклись в него перед смой войной 1914 год.

В этот день один пстух привел нс к отверстию колодц, н поиски которого было зтрчено столько времени. Мы рзвернули лестницы, спустились н глубину двдцти метров и попли в круглый зл, буквльно пронизнный множеством вертикльных колодцев.

Отсюд нчинлся длинный путь по сложной пересеченной местности, прегрждемый спускми и подъемми, нфилдми злов и коридоров. В одном из злов мы прочли н стене имен и дту: "1913 год". Эт ндпись подтверждл, что встрийцы действительно побывли здесь. Но потом, добрвшись до коридор, в который было очень трудно попсть, мы не обнружили никких следов нших предшественников. Это убедило нс, что мы были первыми исследовтелями длинного и извилистого коридор, зкнчиввшегося, однко, тупиком. Првд, в этом тупике было "окно" в стене, из которого соблзнительно тянуло ветерком.

Мы тут же приступили к рсширению "окн" зубилом и молотком. Бесконечня и очень мучительня рбот зкончилсь тем, что отверстие рсширилось нстолько, что нм удлось пролезть в него, и мы попли в "комнтушку" совершенно вымотнные, но очень довольные. Пещер продолжлсь, теперь поток воздух шел из новой длинной лзейки, нполовину кменистой, нполовину глинистой. Мне удлось проползти это узкое место, и я окзлся в очень неровном коридоре, приведшем меня в большой зл, пол которого чстично провлился; в нем зияло отверстие внутреннего колодц, куд я не мог спуститься, тк кк был один и без снряжения.

Я нзвл это место Злом 25 июня и вернулся к лзейке, которую пытлся рсширить Гтте. Я рсскзл ему о своих успехх и поделился с ним многообещющими перспективми исследовния "пропсти Эспррос", кк мы решили ее окрестить.

Через несколько дней мы вернулись н то же место и приступили к рсширению обоих узких проходов. Это было совершенно необходимо, инче мы не могли бы пронести оборудовние, особенно лестницы, без которых немыслим спуск в колодец, нйденный мной в Зле 25 июня.

Н этот рз Элизбет, соблзнення ншими рсскзми о пропсти Эспррос, пошл вместе с нми. Пок Гтте и я возились с рсширением проход, Элизбет одн добрлсь до Зл 25 июня, обследовл по дороге ряд мленьких глерей и злов и вернулсь в восторге. Он ншл целые букеты эксцентрических стлктитов,[30] которые принялсь описывть нм с тким энтузизмом, что мы побросли инструменты и пошли полюбовться ее нходкой. Никогд в жизни я не видел подобного чуд, тких удивительно нежных и чистых цветов из минерлов. Кстти, мы не преминули бросить оценивющий взгляд н колодец, в который сегодня было уже поздно спускться. Впрочем, мы все рвно не смогли бы этого сделть в тот день, тк кк нм еще не удлось донести нши лестницы до Зл 25 июня.

Все же нступил день, когд мы смогли нконец протщить оборудовние через узкое место и спустить его в никем еще не исследовнный колодец.

Гтте стрхует меня, я спускюсь н сорок метров и приземляюсь в обширном коридоре, где н кждом шгу мне встречются чудес, и я иду по нему, ждный и потрясенный. Стены буквльно устлны миридми белоснежных кисточек и помпонов, обрзующих смое изыскнное и смое роскошное укршение, ккое только можно себе предствить. В совершенном восхищении я остнвливюсь перед громдным сверкющим соцветием, свешивющимся с потолк, кк кисть белых лилии. Букет белоснежных цветов висит н уровне моего лиц. Я осмтривю его подробнейшим обрзом, обхожу кругом, инстинктивно зтив дыхние: ткими хрупкими кжутся эти кружевные цветы. Они действительно очень хрупкие, и их не следует срывть. В одиноком покое пещеры, где все неподвижно, где всегд постояння темпертур, эти белые лилии "цветут" в течение многих веков и тысячелетий. Кждый из крошечных цветочков идельно белого цвет, по форме похож н лилию, и кждый кристлл сверкет под лучми моей лмпы.

Белые лилии Эспррос, рожденные и существующие в вечном мрке пропсти, мне дороже цветов, родившихся под лсковыми весенними лучми солнц, ибо они неизменны, время не влстно нд ними и им никогд не суждено увянуть. Нлюбоввшись букетми лилий, я пошел дльше и окзлся в волшебном дворце: стены сплошь, кк брхтом, покрыты кльцитом и ргонитом, сверкет дже почв, вся усеяння иглми и нитями гипс, тонкими, кк путин. Чтобы их не рздвить, я должен был искть и выбирть место для кждого шг, куд поствить свои подбитые гвоздями ботинки, увы, дробящие эти дргоценности, н которые я смотрю первым из людей. Я поднимю глз от пол к потолку, откуд, кк опрокинутые экстрвгнтные кнделябры, спускются многочисленные стлктиты смых сложных форм, ниболее оригинльные из всех, ккими мне когд-нибудь приходилось любовться под землей.

Я прошел уже двести метров, не перествя все время восхищться, но феерический коридор, по которому я иду, резко обрывется, и это возврщет меня к действительности. Я дошел до кря крутого обрыв, который ведет в нижний этж, куд я сегодня не смогу спуститься: у меня нет лестницы.

Только сейчс я спохвтился, что почти збыл о Гтте, который с нетерпением ждет н верху сорокметрового колодц моего возврщения и результтов рзведки. Я быстро возврщюсь к свисющей лестнице, но, вместо того чтобы привязться к стрхующей веревке и нчть подъем, кричу своему другу и зову его спуститься. Эхо и искжение звуков (явление, чстое под землей) мешют нм переговривться, и Гтте не понимет моих слов. Нконец, скндируя и говоря по слогм, мне удется передть ему следующую фрзу: "Это вторя Сиглер".

Сообщение возымело действие, и через несколько минут мой спутник, быстро спустившись, приземляется рядом со мной.

В то время грот Сиглер считлся смым змечтельным и удивительным из всех подземных полостей, но, после того кк он подвергся бесчисленным ктм вндлизм, изумительня рьежскя пещер был полностью рзорен. Теперь пропсть Эспррос стл смой богто укршенной из всех известных мне подземных полостей. С 1938 год, то есть уже более тридцти лет, Эспррос, к счстью, все еще держит это первенство, и хотелось бы, чтобы это подземное чудо никогд не профнировл позорня язв втогрфов, нцрпнных рисунков и рзличных ндписей, сделнных сжей, чтобы пещеры не коснулись рзрушения, которых, к несчстью, всегд можно опсться и которые, увы, никогд не исключены.

Исследовние нижнего этж пропсти Эспррос, которое мы проводили совместно с Гтте и Элизбет, привело нс н глубину сто двдцть метров. Здесь мы прошли около километр по колоссльной пещере, стены и чстично потолок которой в изобилии были покрыты очень тонкими белыми кристллми.

Все это тк великолепно, что слов не в состоянии вырзить то, чем н кждом шгу любуются глз. Подземные укршения Эспррос, которые мы смогли покзть многим коллегм-спелеологм из числ смых искушенных и опытных, привели их в восторг, и они в один голос зявили, что никогд не видели ничего подобного. Я дже не пытюсь описть эту пропсть; ведь фейерверк не опишешь, при попытке рсскзть словми о крсоте дргоценных кмней невольно пришлось бы признть свою несостоятельность.

Австрийцы, побыввшие до нс в пропсти Эспррос (зшедшие очень недлеко и неглубоко), по-видимому, собирлись вернуться сюд н следующее лето, но их никто больше не видел, тк кк в этом году рзрзилсь Первя мировя войн.

Через двдцть пять лет, вскоре после нших исследовний этой пропсти, в 1939 году, нчлсь Вторя мировя войн, и вполне могло случиться тк, что мы тоже никогд бы не вернулись в Эспррос. Но внчле эт войн был "стрнной войной". Отец четверых детей, в свое время рньше срок призвнный в 1915 году, не подлежл мобилизции в 1939 году. Несмотря н это, тк же кк и мой отец в 1914 году, я явился н призывной пункт, желя пойти добровольцем. Но тк же, кк и моего отц, меня не взяли.

В то время мне было всего сорок дв год, но мобилизция протекл с ткими зтруднениями и тк неоргнизовнно, что я приписывю полученный мною откз именно этой нерзберихе.

Гтте был стрше меня и тоже не был мобилизовн, и мы дже во время войны иногд посещли пропсть Эспррос. Тк, нпример, 25 июня 1940 год мы подошли к ней под проливным дождем, который был нм очень н руку, тк кк н этот рз мы выполняли секретное поручение, совершенно неожиднное, во всяком случе ткое, которое и вообрзить было бы нельзя, если бы не грндиозность событий и тргические обстоятельств того времени.

Штб сперов фрнцузской рмии доверил нм три больших мешк со сверхсекретными документми и досье и поручил спрятть их в смой глубокой пещере по ншему выбору и усмотрению, чтобы они не достлись вргу. Спустившись в пропсть и пройдя очень сложным ходом, я совершил кробтический подъем до верх одного вертикльного колодц, где мне был знком один очень сухой уголок. Гтте оствлся внизу, он звернул все три мешк в большие куски прорезиненной ткни и привязл их к концу веревки, которую я взял с собой нверх. Я поднял мешки и бережно уложил их в потйное место, где они пролежли пять лет, то есть до конц войны.

З это время я три рз побывл здесь, чтобы удостовериться в сохрнности документов и в случе необходимости сменить прорезиненное покрытие. Эт предосторожность кждый рз окзывлсь излишней: место было бсолютно сухим.

Говоря о специльном использовнии пещер в кчестве тйников для документов и оружия, стоит рсскзть, кк в 1941 году я смог укзть хорошее укрытие целому квлерийскому отряду, пытвшемуся спрятть оружие от обысков. В темную и дождливую ночь зимой 1941 год мы сумели перевезти и спрятть десять тонн оружия в ящикх в гроте Монтеспн, моей первой пещере. Рзместив этот вжный склд, мы звлили и змскировли вход в пещеру.

В 1943 году оружие достли, и оно послужило рмии Сопротивления.

В 1942 году совершенно другой, впрочем столь же неожиднный, род деятельности вновь привел нс к пропсти Эспррос.

В нескольких сотнях метров от кря пропсти остновился грузовик Нционльного рдиовещния. Телефонный провод был протянут до кря входного колодц. Диктор Пьер Бову взял крткие интервью у трех членов отряд, собирвшихся спуститься в пропсть. Кроме меня и Гтте, с нми был еще нш юный друг Мрсель Лубн, которому суждено было через несколько лет тргически погибнуть в глубине пропсти Пьер-Сен-Мртен.

Лестницы были сброшены в первый колодец, и Бову с телефонным ппртом через плечо и микрофоном н шее нчл спускться вместе с нми.

Впервые микрофон был спущен в пропсть, где и состоялся н шестидесятиметровой глубине первый подземный репортж. Чтобы отметить скромный вклд в великую летопись рдио, следует добвить, что этот сенс состоялся 23 июня 1942 год, диктором был Пьер Бову, техникми — Клотт и Петейль, в сенсе учствовли спелеологи Кстере, Гтте и Лубн.

А 27 вгуст 1958 год я учствовл в первой прямой телевизионной передче из-под земли, проводившейся из грот Бедейллк (Арьеж), в которой принимли учстие рдиорепортер Жорж де Коне и отряд спелеологов, состоящий из моих друзей: Жозе Бидеген, Жорж Дельтейля, Жорж Лепине и моей дочери Рймонды.

Нконец, в пропсти Эспррос был отслужен первя месс под землей. Эт церемония, посвящення окончнию войны, состоялсь 15 преля 1945 год.

XXVII

Элизбет Кстере — первя женщин — исследовтельниц пропстей

6 феврля 1938 год я отпрвился в грот Тибирн неподлеку от Сен-Годенс, где кждую зиму вел нблюдения з колонией летучих мышей.

Возвртившись домой около шести чсов вечер, я с удивлением зметил црящее в доме необычйное оживление. Очень скоро понял его причину: через двдцть минут родился нш четвертый ребенок — Рймонд. Через дв год, 22 преля 1940 год, моя жен дл жизнь пятому ребенку — Мри.

Кк я уже говорил, Элизбет хотел иметь шестерых детей. Почему именно столько? Вероятно, потому, что он очень любил детей и ей нрвились большие семьи, ткже потому, что см он был единственным ребенком в семье и у нее было скучное детство. Со скрупулезной внимтельностью и неиссякемой энергией он весьм счстливо сочетл обязнности мтери семейств и жены исследовтеля, и иногд ей дже удвлось сопровождть меня в экспедиции.

Удивительно легко ко всему приспосбливясь, одрення совершенно исключительными физическими кчествми и непоколебимым мужеством, он окзлсь прирожденным спелеологом. Элизбет был первой женщиной, исследоввшей пропсти, и н ее счету было около трехсот пещер, пропстей и подземных рек.

Мне не под силу и неловко писть ее портрет, слишком для меня родной и близкий, прослвлять ее блестящий ум, высокие морльные кчеств и великую доброту, которую тк ценили все, знвшие ее.

В предисловии к посвященной Э. А. Мртелю книге нписн фрз, от которой я и сейчс не отрекусь: "Я не нпишу, никогд не нпишу о жизни Элизбет Кстере по той единственной причине, что он см всегд ктегорически против этого возржл".

Все знли ее улыбчивую скромность, ее твердое желние никогд не фишировть свои поступки и никому не рсскзывть о совершенных ею под землей подвигх. По этой причине и из увжения к неизменной линии ее поведения я приведу здесь лишь строки, нписнные хорошо знвшим ее Анри Бурелли, из его сттьи-некролог, нпечтнной в ме 1940 год:

"Дочь госпожи и господин Рймонд Мртин, врч префектуры Сены, Элизбет Мртин родилсь 13 мя 1905 год в Приже, где прожил до одинндцти лет, до тех пор, пок ее отец, выйдя в отствку, не уехл н свою родину в Сен-Годенс (Верхняя Гронн).

В Сен-Годенсе девочк продолжл свое обрзовние и успешно, с нгрдми, сдл экзмены н степень бклвр по двум предметм. Он собирлсь изучть медицину, но судьб рспорядилсь инче; и он встретил молодого геолог, уже нчвшего в то время свою редкую и полную приключений крьеру подземного исследовтеля, — Норбер Кстере.

Тким обрзом, мдм Кстере, бесстршня женщин, хорошо обрзовння, нчл свое трогтельное и дргоценное сотрудничество с мужем, едв ей исполнилось девятндцть лет. Оно длилось пятндцть лет и было богто открытиями и сенсционными исследовниями, прослвившими молодую чету.

Никкие естественные препятствия, никкие стршные опсности и трудности, почти всегд подстерегющие спелеологов под землей, не могли их остновить. Элизбет Кстере знл кромешную вечную тьму и не боялсь ее; знл узкие звленные ходы, штурм отвесных стен, кмнепды, обвлы, ядовитые гзы, липкую, медленно зссывющую грязь, ледяные воды, внезпные пводки, постоянную опсность зблудиться в лбиринтх пещер, несчстные случи, тем более опсные, что они происходят под землей.

Из любви к пещерм и суровому подземному спорту молодя исследовтельниц откзлсь от всякого кокетств и ндел комбинезон из грубого брезент, железную кску с электрической лмпочкой и рефлектором, ковные ботинки, широкий пояс с кольцми и крбинми и, кроме того, взвлил н свои плечи тяжелый льпинистский рюкзк, нбитый вязными свитерми, продовольствием, свечми, кошкми, молотком, кртми, зондом, компсом и т. д. Снрядившись тк, он неустнно исследовл подземный мир и был неутомимой спутницей своего муж.

В 1926 году был открыт и исследовн подземный ледник в мссиве Мон-Пердю. Этот ледяной грот, рсположенный н высоте 2700 метров нд уровнем моря, выше всех известных ледяных пещер н земле.[31] В нем нходятся кскды и колонны из змерзшей воды, нстоящие ледяные потоки. Кроме своей необычйной крсоты, пещер предствляет большой интерес для геологов и гидрологов. С тех пор эт высочйшя ледяня пещер нзывется грот Кстере.

В 1928 году — новое открытие: могильный грот глльских времен, где в результте предпринятых четой Кстере рскопок обнружено множество человеческих скелетов, лежщих в тком беспорядке, что историк Кмил Жульен пришел к зключению, что это одн из тех пещер, где Цезрь душил квитнцев дымом во время звоевния Гллии.

В ходе кмпнии 1929 год, посвященной поискм истинного исток Гронны, об спелеолог рзделили свои обязнности: пок Норбер Кстере открывл и исследовл грот Торо, его жен спустилсь н веревке в неизвестную пропсть глубиной в двдцть метров, чтобы тм исследовть подземный поток.

Для звершения поисков исток Гронны они оргнизовли в 1931 году опыт с окршивнием поток, который зрождется в ледникх Мон-Моди и полностью исчезет в пропсти н южном склоне Пиренеев в Испнии. Для этого опыт, имевшего большие последствия и подтвердившего их предположения, они применили шестьдесят килогрммов флуоресцеин.

Супругм пришлось рботть в полнейшей тйне и подвергться знчительной опсности. Перейти грницу стрны, охвченной революцией, и провезти н спине мул шесть бочонков ккого-то порошк (дже безобидного) было сложным и трудным делом, и им пришлось пробирться по тропм, которыми обычно пользуются контрбндисты. К счстью, мленький крвн, состоявший из Норбер Кстере, его мтери, жены и двух приятельниц, не встретил крбинеров и сбросил флуоресцеин в поток без всяких приключений. Н следующий день в Гронне в Вль д'Арн обнружилсь крск, он сохрнялсь в течение двдцти семи чсов н протяжении пятидесяти километров, что вызвло сильное волнение среди фрнко-испнского нселения.

Этим опытом было докзно, что истинный исток Гронны нходится в Мон-Моди н южном склоне Пиренеев и что, тким обрзом, воды Гронны проходят под горной цепью по подземному руслу, до сих пор никому не известному. В ходе этого опыт Норбер и Элизбет Кстере должны были рзделить свои обязнности, причем он отпрвилсь в Ктлонию, он остлся в Аргоне.

Годы шли, и кждый из них вносил ценой трудных и опсных исследовний свой вклд в богтейшие открытия.

В 1931 году н стенх грот Ля Бстид (Верхняя Гронн) были нйдены нскльные изобржения лошдей, бизонов, северных оленей, львов, медведей и т. д., и это открытие доисторических рисунков обогтило сокровищницу первобытного искусств в Пиренеях.

В 1932 году последовло новое открытие, н этот рз из облсти гидрогеологии — пещер и подземный поток Сиглер (Арьеж). Здесь об геолог исследовли пещеру фнтстической крсоты, в которой обнружили кристллы необыкновенного цвет, смые крсивые кристллы из когд-либо виденных н земле. Они ншли в ней ткже в двух километрх от вход серию кскдов высотой от десяти до пятндцти метров, н которые им удлось взобрться с помощью рздвижных шестов под мощными потокми холодной кк лед воды. В 1934 году супруги посетили Мрокко, куд их приглсили с нучной целью: исследовть пещеры и пропсти Атлсских гор. Тм окзлось тк много подземных полостей, что Норбер и Элизбет Кстере пришлось вести исследовния порознь.

В ходе исследовния у мдм Кстере возникли трудности с местными носильщикми, которые под землей бывли совершенно прлизовны предрссудкми и верой в злых духов. Кроме того, однжды он сильно порнил ногу иглой дикобрз (эти животные чсто живут в пещерх). Рны восплились, и пришлось временно прекртить исследовния. Но кк только ей удлось вновь присоединиться к мужу, он первя спустилсь в пропсти Фриуто и Кеф-эль-Со — смые глубокие н Африкнском континенте.[32]

Н следующий год ей пришлось спуститься еще глубже, причем в опснейших условиях, н дно рнее неизвестной пропсти в Верхнем Арьеже. В эту пропсть он спустилсь вместе со своим мужем н глубину трехсот метров с помощью крюков и веревочных лестниц под ледяным душем. Пропсть окзлсь смой глубокой во Фрнции,[33] и они нзвли ее "Пропстью Мртеля" в честь своего друг и основоположник фрнцузской спелеологии Э. А. Мртеля.

Но портрет этой женщины, нстоящей фрнцуженки, был бы неполным и неверным, если читтель вообрзит себе нечто вроде современной мзонки, зкоренелой спортсменки, интересующейся исключительно исследовниями и приключениями.

Чтобы нписть верный портрет Элизбет Ксторе, нм придется обртиться к господину Андре Беллсору, бессменному секретрю Фрнцузской кдемии, который в превосходном предисловии к книге "Au fond des Gouffres" нписл следующие слов: "Ее прелестное лицо дышит свежестью, в веселых и открытых глзх есть что-то неуловимо луквое и здорное. Норбер Кстере ншел в ней больше чем спутник, больше чем помощницу. Все, что делет прекрсной жизнь н поверхности земли, следовло з ним, было рядом с ним в мире мрк.

Хрбрость, мужество, выдержк, бесстршное знкомство с опсностями подземного црств… Но стоит ей снять свою кску исследовтельницы, и перед вми во всем очровнии молодости — живой и приятный собеседник, любящя мть семейств. Тков мдм Кстере. Ее веселые ясные глз не стнут говорить вм о тьме, которя в них отржлсь, о черных потокх, низвергвшихся перед ними. Но рсспросите ее, и он рсскжет вм о них, но тк, словно бояться ей нечего, если муж рядом с ней, и для женщины тк же естественно пересекть подземные озер, нходящиеся н глубине двухсот метров под землей, кк врить вренье".

Он и в смом деле был не только исследовтельницей, но ткже прекрсной воспиттельницей и идельной мтерью, которя сумел, не отрывясь от мтеринских збот сочетть их с тревожными рдостями подземных изыскний.

И вот женщин, избежвшя стольких стршных опсностей, покорившя столько головокружительных пропстей, н счету которой много мировых рекордов для женщин, умерл в тридцть пять лет, двя жизнь пятому ребенку.

Судьб не зхотел, чтобы н ее могиле было нчертно "Умерл во слву нуки", но простые слов, которые он см выбрл бы по своей скромности: "Умерл н поле битв жизни".

Он оствил по себе незбвенный обрз женщины, яркой личности, улыбчивой и скромной, умевшей удивительно просто делть труднейшие вещи.

От нс ушл истиння фрнцуженк. Ей были присущи все лучшие кчеств ншей нции. Он был бы горздо более знменит, если бы крйняя скромность, делвшя ее достоинств еще более дргоценными, не мешл ей знять то место, н которое он имел все прв и которое нм ндлежит потребовть для нее".

Стршное горе — потеря жены — обрушилось н меня мрчной и тргической весной 1940 год, когд фрнцузы переживли смые зловещие стрницы истории своей родины.

Овдовев и оствшись с пятью мленькими детьми, из которых двое еще не вышли из млденчеств, я пострлся воспитть их, кк мог, — в культе пмяти мтери, ушедшей из ншей жизни в рсцвете счстья и молодости.

XXVIII

Хенн-Морт

В 1930 году в поискх пещер, пригодных для исследовний, я бродил по мссиву Арб, который всегд охотно посещл, и отыскл одну произведшую н меня особенно сильное впечтление и впоследствии сыгрвшую очень вжную роль в моей жизни.

Моим спутником был человек по имени Лубе, которому довелось в 1909 году быть проводником Мртеля в этом же мссиве Арб. Н высоте 1300 метров в пихтовом лесу в сильно пересеченной и дикой местности он покзл мне отверстие внушительной пропсти со зловещим нзвнием Хенн-Морт (Мертвя Женщин).

Я сделл отметку об этой пропсти в своем блокноте, но не видел возможности ее исследовть, кк, впрочем, и многие другие нходящиеся в этом рйоне, считя, что все они слишком труднодоступны и глубоки для одиночки.

Через десять лет, то есть в 1940 году, ко мне пришел юнош, один из тех многочисленных молодых людей, которые писли мне, желли встретиться со мной, проконсультировться или спросить совет. Этот семндцтилетний высокий, худой и очень близорукий подросток имеет прво н особое место в моей книге, тк кк из простого любопытствующего, выспршивющего у меня сведения о соседних пещерх он стл моим другом, учеником, вскоре и спутником, полным рвения и отвги.

Жизнь Мрселя Лубн, увы, слишком короткя, но яркя, переплелсь с моей блгодря совместному учстию в труднейших экспедициях, получивших широкую известность.

Лубн жил в Мзер-дю-Слт, совсем близко от Сен-Мртори и недлеко от Сен-Годенс. После ннесенного мне визит он ушел, унося с собой все, з чем пришел: перечень нескольких гротов этого рйон и ряд советов и укзний, кк их отыскть и проникнуть в них. Через восемь дней он вновь пришел, чтобы восторженно сообщить мне, что посетил уже все укзнные мной пещеры и теперь жждет сведений о других.

Мне понрвились его динмизм и целеустремленность, ждность к знниям и стрсть к исследовниям. Мне покзлось, что этот мльчик — прирожденный спелеолог, и я приглсил его присоединиться ко мне нзвтр. Я кк рз должен был вести под землю отряд скутов-спелеологов, шефом которых являлся. Эти скуты из Монтобн кждый год нвещли меня, рзбивли лгерь в моем имении, и я водил их в пещеры или укзывл, где можно тковые нйти.

Скуты охотно приняли в свою компнию Мрселя Лубн, который см был скутом Фрнции, и мы пошли тковть пропсть в рйоне Сен-Бернр-де-Комминж. Скуты уже посещли и исследовли рзличные пещеры, но по веревочной лестнице в вертикльный колодец, н дне которого нходился большой пересеченный зл, они спусклись впервые.

После кждого поход у костр по просьбе ребят я подводил итоги дня, делл выводы: что же мы достигли блгодря днному исследовнию, двл кждому скуту оценку и советы.

Зметив пылкость Лубн, его стрстное желние все узнть, все зметить, я похвлил его и посоветовл прочесть книги по спелеологии, особенно приндлежщие перу Мртеля. Но я не скрыл от него, что высокий рост (один метр восемьдесят три снтиметр) невыгоден для него под землей, и посоветовл ему укрепить руки, очень длинные и млорзвитые (в то время ему было всего семндцть лет). Он проявил большую волю и упорство и с того дня нчл упржняться н кольцх и трпеции.

Лубну было трудно поднимться, тк кк руки у него были слбые, но спуск по веревочной лестнице в пропсть Спюгетт вместе со скутми-юнионистми ему чрезвычйно понрвился, и он попросил меня укзть еще пропсти. Тогд я нпрвил его к мссиву Арб, скзв, что тм их сколько угодно, предупредив, однко, что пытться спускться в них одному и без соответствующего оборудовния чрезвычйно опсно и иной рз просто невозможно.

Через несколько дней он пришел с девушкой-ровесницей, которую звли Жозетт Сегуфин, и сообщил, что они об уже успели спуститься в пропсть Хенн-Морт. Он смстерил веревочную лестницу и вместе с Жозетт, спортивной и очень способной девушкой, но ткой же неопытной, кк и он см, решил тковть смую стршную и смую трудную пропсть мссив.

Они отпрвились в поход при отвртительной погоде, в тумн и дождь, по мучительной и трудной дороге, идущей н подъем, неся свое тяжелое снряжение н собственных спинх.

Мрсель Лубн, облдвший методичным и точным умом, не мешвшим, впрочем, ему быть поэтом и мечттелем, пришел рсскзть мне об этом спуске в пропсть и, уходя, дл нпечтнные н мшинке листы с зписью своих впечтлений и подробным рсскзом о походе.

Эти стрницы я бережно хрню и могу привести из них несколько выдержек, свидетельствующих о том, сколь необычно и опсно действовли молодые спелеологи. Сперв я принялся упректь Лубн, но не слишком горячо, тк кк узнвл в нем собственные ошибки и восторги тех времен, когд я один спусклся н простой веревке в рзличные дыры и особенно в пропсть Пудк-Грн по соседству с Хенн-Морт.

"…Мы нскоро позвтркли н крю пропсти, зчровнные этим зияющим отверстием, которое нм хотелось прозондировть глзми. Веревки и лестниц вытщены из мешков и ккуртно спущены вниз. Девять чсов утр (вышли из селения Арб в четыре чс утр). Мы готовы к спуску и лихордочно приступем к нему.

Первый этп спуск предствляет собой кк бы лестницу с гигнтскими ступенями, по которой мы спускемся с помощью веревок, тщ н себе большой тюк с веревочной лестницей. Теперь нм ндо преодолеть совершенно вертикльный обрыв. Двдцтипятиметровя лестниц, нходящяся в ншем рспоряжении, привязн веревкой и брошен в колодец.

Моя спутниц держит веревку, и я нчиню спуск. Десять, пятндцть метров, и вот конец лестницы. Он висит нд пустотой. Я добирюсь до ее конц, подо мной открытя бездн. Вися н последней переклдине, я кчюсь из стороны в сторону.

Вдруг тревог! С грохотом летит кмень, пролетет мимо и рзбивется н осыпи, которую я угдывю метров н восемь ниже. Мне удется зцепиться з тонкий крниз стены, я оствляю лестницу и при помощи опсной кробтики зкнчивю спуск. Тут же нчинет спуск Жозетт, причем без стрхующей веревки, и присоединяется ко мне н вершине обрзуемого осыпью конус. Отсюд мы нчинем беглый осмотр пропсти.

Осыпь круто идет вниз и зкнчивется во втором зле меньшего рзмер. Нше внимние рссеивется, потом остнвливется н удивительно неровном сбросе. Мы скользим по нему, несколько рз крбкемся вверх и окзывемся н узком крнизе, нвисющем нд новым обрывом. Из-з отсутствия снряжения исследовние прекрщется.

В полной темноте мы внимтельно прислушивемся, зтив дыхние: н короткое мгновение до нс доносится тихое журчние — песня воды…"

В результте этой подземной внтюры они достигли глубины восьмидесяти метров и услышли доносившийся снизу шум текущей воды, что было очень интересно. Они пришли, чтобы поделиться со мной впечтлениями и приглсить меня сопутствовть им при втором спуске. Но н пороге стоял осень, нчлсь плохя погод, снег не змедлил покрыть горы, и мы перенесли нше подземное путешествие н следующий год.

Этот 1941 год был для меня очень трудным: у меня совершенно не было времени, тк кк я полностью посвятил себя детям, и только в октябре, в смом конце горного сезон, я смог нконец выбрться и подняться с Лубном к Хенн-Морт. Жозетт Сегуфин не смогл к нм присоединиться, и нм пришлось вновь спускться в пропсть вдвоем.

В тумне гигнтскя двойня воронк выглядел по-нстоящему устршющей. Колоссльный провл с вертикльными стенми, у которых летом и зимой лежит много снег, и посреди этого снежного поля зияет вход в пропсть.

В этой очень живописной, но мрчной местности полстолетия нзд рзыгрлсь дрм, двшя нзвние безымянной до того пропсти. Местня женщин зблудилсь в тумне (очень чстое явление в этом горном мссиве) и, блуждя в темном пихтовом лесу среди хос нгроможденных скл, рсселин и осыпей, упл в пропсть. Об этом узнли, нйдя н крю пропсти ее сбо и зцепившуюся з куст косынку. Никому дже в голову не пришло тогд спуститься в эту стршную яму, которую нзвли Клот-де-л-Хенн-Морт (пропсть Мертвой Женщины).

Сегодня, повторив все кробтические приемы, которые в прошлом году проделли Мрсель и Жозетт, мы с моим спутником спустились н подземную осыпь, сильно звленную снегом, пдвшим сюд через вертикльный колодец. Снег скпливется здесь зимой, слеживется и обрзует белую гору, неожиднно появляющуюся из темноты. Под этим снежным покровом лежит труп несчстной женщины, вероятно хорошо сохрнившийся.

Вскоре мы доходим до того мест, где зкончились прошлогодние исследовния, и с помощью веревок и лестниц спускемся еще глубже. Н глубине ст десяти метров нм прегрждет путь очень узкя лзейк, которую мы преодолевем ценой больших усилий, и несколько ниже вновь окзывемся н блконе. Дльше мы не можем идти: у нс не хвтет снряжения. Зондж покзывет сорок метров глубины по вертикли, то есть сто семьдесят метров от поверхности. По дороге мы ншли ручей, журчние которого Лубн и его спутниц слышли в 1940 году. Кроме того, мы услышли шум более знчительного поток, доносившийся к нм со дн последнего колодц.

Понимя, что вдвоем исследовть пропсть невозможно и опсно, мы нбрли отряд добровольцев. Шл войн, и нши добровольцы были, попросту говоря, мльчики-энтузисты.

Недостточность питния и другие лишения военных лет делли кждый поход под землю мучительным. К этому ндо еще добвить низкие темпертуры в пропсти и ужсющие кскды, д и оборудовние и снряжение у нс было никуд не годным.

Члены ншего отряд вклдывли в исследовние всю душу и зслуживют того, чтобы нзвть их имен: Кстерн, Кренини, Компн, Дельвинь, Морель, Пеллегрин, Риюссет, Серей. Все это были товрищи моего сын Руля, который см тоже учствовл во всех спускх. Единственным взрослым и опытным членом отряд был Дельтейль, ствший после первого крещения в реке Лбуиш моим нерзлучным спутником.

Несмотря н очень неблгоприятные, порой опсные обстоятельств, мы проникли все дльше, все глубже в эту громдную пропсть.

При седьмой попытке, 18 июля 1943 год, некоторые из членов отряд остлись н постх н рзличных уровнях, чтобы обеспечивть подъем удрной группы в многочисленных колодцх, мы вместе с Лубном, Дельтейлем, Морелем и Кстерном достигли глубины двухсот сорок пяти метров. Тм окзлся зл. Дв водопд здесь обрзовли озеро, которое в свою очередь изливлось пенящимся водопдом в пропсть, рсположенную еще ниже. Мне удлось совершить незбывемый спуск в этот вертикльный стометровый колодец, цепляясь з электроновую лестницу в кромешной тьме, тк кк лмп моя погсл.

Оглушенный водопдом и нсквозь промокший, я спустился н дно колодц, и мне тут удлось зжечь лмпу и устновить, что пропсть продолжлсь еще одним вертикльным колодцем, в который ткже низверглся водопд.

Свистком я скомндовл подъем. Четверо моих товрищей по удрной группе вытщили меня, я вернулся совершенно измученный, вод стекл с меня ручьями, я был без сил, но смог убедиться, что пропсть идет дльше и что нм никогд не покорить ее ншими слбыми силми. Я достиг глубины трехсот сорок пяти метров по вертикли, но это был предел моих возможностей, к тому же мы перешли все грницы осторожности.

Несмотря н это, через месяц мы снов вернулись в Хенн-Морт. Н этот рз было решено спустить Лубн и меня, вооруженных веревочными лестницми, до того мест, где я остновился в прошлый рз, и попытться тковть следующий колодец.

Н этот рз нс было одинндцть человек (никогд еще нш отряд не был столь многочислен, и мы были полны оптимизм). В веселом нстроении мы проделывли почти мехнически теперь уже хорошо известные мневры. Нши чсовые с песнями рсполглись н рзличных блконх-постх и приготовлялись ждть нс чсиков двдцть. Все шло кк по писному до глубины 220 метров.

Я шел впереди с Дельтейлем и Лубном, и мы кк рз прикрепляли лестницу для спуск в зл озер, когд произошел случй, который Лубн описл в своем дневнике тк:

"Вдруг послышлся глухой шум… И срзу громкий крик, который прозвучл особенно стршно во мрке, и вслед з тем троекртный призыв: "Помогите!"

Перепрыгивя с кмня н кмень, я и Кстере окзывемся около рненого товрищ. Это Морель. Он лежит, скорчившись, в воде и сдвленно хрипит. Мы осторожно поднимем его и прислоняем к стене. Он смотрит н нс. Никогд не збуду этого взгляд — в нем ужс, стрдние, рстерянность. Нконец к нему возврщется др речи. Тело его не пострдло, голов был зщищен кской. Сломн только левя рук. Морель поддерживет ее здоровой рукой, он совершенно подвлен происшедшим, покчивет головой и тихонько стонет.

Исследовние прерывется. С этой минуты у нс одн цель, единственное, з что мы должны бороться, — вынести рненого из пещеры. Никкой пники. Кждый остется н своем месте и всем сердцем отдется трудному делу — подъему рненого.

Шок проходит, мужество возврщется к Морелю, и он изо всех сил помогет тем, кто вытягивет его. Первый колодец, тот, в который он упл, уже позди. Теперь мы у основния нового сорокпятиметрового колодц. Большинство из членов ншего отряд поднимется нверх, чтобы обеспечить подъем пострдвшего.

Через несколько минут рядом с нми троими, оствшимися внизу (Морель, Дельтейль и я), пдет стрхующя веревк. С большими предосторожностями рненого подвели под смую веревочную лестницу, н него ндели прочный спстельный пояс. Мы привязывем его. Дв свистк. Подъем нчинется и резко прекрщется: Морель срывется с двухметровой высоты. По счстью, мы были поблизости и смогли подхвтить его н лету. Оборввшяся веревк зменяется другой. Н этот рз Морель хочет попытться вскрбкться н лестницу, помогя себе здоровой рукой. Дельтейль привязывет его вторично. Все предусмотрено. Тктик подъем соглсовн с верхним отрядом при помощи системы сигнлизции.

Я вцепился в лестницу, чтобы держть ее нтянутой. Дельтейль связн с Морелем веревкой, чтобы тот не крутился нд пустотой. Мы ствим Мореля лицом к лестнице. Дельтейль отступет и свистит, свистит изо всех сил. Стрхующя веревк нтягивется. Подъем нчинется. Все выше и выше… Я держу лестницу изо всех сил, сгорбившись под ледяным душем. Сверху слыштся комнды: "Вверх!", которые подет Кстере. Морель молчит. Где он может нходиться сейчс? Н ккой высоте? Не зню. У меня одн-единствення мысль — удержть лестницу, чтобы мой товрищ не рскчивлся и не крутился нд пустотой".

Лубн был всецело поглощен своей здчей и мыслями о Мореле и не подозревл, что нд его головой висел дмоклов меч, не знл, ккой опсности он подвергется…

От кря колодц неожиднно оторвлся и обрушился кусок склы. Оглушенный Лубн пдет без сознния с переломом ключицы и нескольких ребер.

Не будем остнвливться н кошмрных двдцти семи чсх, последоввших з этим, которые пондобились нм, чтобы добрться до поверхности земли с ншими двумя рнеными. Они попли в больницу только утром н третий день после того, кк мы, полные ндежды, спустились в мрчную Хенн-Морт, которя нс жестоко покрл и вышл из поединк с нми победительницей.

Несчстье произошло н том этпе исследовния, который мы уже проходили рньше, и в тком месте, которое не предствляло особых трудностей. Хорошо еще, что этот двойной несчстный случй произошел здесь, тк кк, если бы все это случилось н глубине трехсот сорок пяти метров, н дне стометрового колодц, возможно, нм не удлось бы их спсти.

Во всяком случе, из-з сложившихся обстоятельств (немецкя оккупция Фрнции) нши попытки исследовть Хенн-Морт н этом зкончились и повторные походы стли совершенно невозможными. Кроме того, нш отряд рсплся. Некоторые из нс перешли испнскую грницу, чтобы присоединиться к лжирской рмии, другие были депортировны в Гермнию. Что ксется Лубн, то, злечив рны, он стл проводником пртизн (мки), нходившихся недлеко от Хенн-Морт, в том же мссиве Арб, который он знл, кк никто другой.

Я в это время нходился в Приже и провел в Сль-Плейель конференцию, посвященную Хенн-Морт. Это произошло в тот же вечер, что и бомбрдировк квртл Шпель — смя жестокя бомбрдировк Приж з всю войну. В конце моего доклд я скзл (позволю себе полностью привести зключительную чсть своего выступления):

"Вернемся ли мы в Хенн-Морт? Многие здвли этот вопрос, и многие были готовы поддерживть, критиковть или ругть нс в звисимости от ншего ответ и своей точки зрения и темпермент.

У нс по этому поводу никогд не возникло сомнений, или, вернее, ответ н этот вопрос дли Морель и Лубн через ккой-нибудь чс после случившегося с ними несчстья, скзв, что они снов пойдут н приступ! Они зявили это сми, без бхвльств, но со смутным ощущением, что их неспрведливо обошли, остновили н пути к осуществлению здумнного.

И они вернутся, потому что человек отвжен, и ни одн пядь ншей плнеты не должн остться неизвестной ему, где бы он ни был — н вершинх смых высоких гор, где человеку почти нечем дышть, но куд ему удлось взобрться; среди полярных льдов или в знойной пустыне, где почти невозможно выжить, но через которые он прошел; н дне окен или в глубине пропстей земли, никем еще не исследовнных и из которых — кто знет — удстся ли выбрться живым.

И потому исследовния будут возобновлены. Эт огромня пропсть откроет секреты своих стршных глубин только отряду спелеологов зкленных, тренировнных и горздо лучше снбженных и снряженных, чем были мы, ибо в нше трудное время ничего невозможно достть — ни одного метр веревок, ни куск прорезиненной ткни, ни одной электрической бтреи. Пондобится очень много веревок и лестниц, непромокемого снряжения, водонепроницемых электрических лмп и, кроме того, полевой телефон.

При соблюдении всех этих предосторожностей, при соответствующем оборудовнии, блгодря приобретенному нми опыту в результте спуск н четырехсотметровую глубину пропсть Хенн-Морт откроет свои секреты и будет побежден".

После конференции у меня состоялсь встреч с моими коллегми из Прижского спелеоклуб, президент которого химик Феликс Тромб см был родом из Пиренеев и хорошо знл мссив Арб. Было условлено, что после войны исследовние Хенн-Морт возобновится, причем с лучшими средствми, необходимыми для того, чтобы достичь смого дн ткой пропсти.

И вот спелеологи вновь появились у пропсти Хенн-Морт в 1546 году. Прижский спелеоклуб нпрвил туд мощный отряд, усиленный пиренейским отрядом в состве трех человек — Лубн, Дельтейля и Ксторе.

Число и квлификция прижских спелеологов, обилие и кчество снряжения позволяли ндеяться н лучшее, но проведению оперции помешл плохя погод. Проливные дожди усилили подземные водопды, и спуститься ниже отметки двухсот пятидесяти метров не удлось, тк кк большой стометровый колодец был полностью зкрыт пенящимся водопдом.

Все же прижне смогли познкомиться с пропстью, оценить ее знчение и трудности и соответствующим обрзом подготовиться к кмпнии следующего год.

Летом 1947 год можно было пордовться обрзцовой оргнизции, если не скзть — нстоящей мобилизции, тк кк кроме лучших из лучших членов Прижского спелеоклуб Феликсу Тромбу удлось зинтересовть ншей экспедицией еще и рмию.

Впервые военные поддержли спелеологов и приняли учстие в подземных исследовниях.

Генерл Бержерон, комндующий пятым военным округом (Тулуз), обеспечил всестороннее содействие всех чстей, нходящихся под его комндовнием, и лично координировл основные нпрвления, по которым рмия окзывл поддержку исследовнию, продолжвшемуся с 20 вгуст по 4 сентября 1947 год.

Соглсно плну, был обрзовн отряд для помощи спелеологм при спуске в рзличные колодцы до отметки двухсот пятидесяти метров. В этот отряд были собрны добровольцы, прошедшие предврительную подготовку в пропстях Стрны Бсков.

Нсколько учстие рмии было знчительным, можно судить по следующим фктм. Около 80 % всей оргнизции н поверхности рмия взял н себя (плтки, рзбивк лгеря и т. д.). Кроме того, рмия предоствил все средств трнспорт (грузовики, джипы, горючее, двдцть пять мулов). Н высоту 1300 метров было поднято около шести тонн груз. Армия же обеспечил рдио- и телефонную связь между деревней Арб и лгерем н поверхности, рсположенным в горх, между этим лгерем и входом в пропсть и от кря пропсти вниз до отметки двухсот пятидесяти метров.

Армия предоствил в нше рспоряжение кондиционировнные индивидульные рционы "К" для питния спелеологов во время пребывния под землей, комбинезоны, резиновые споги, кски, крбидные лмпы и плтки.

"Подземный отряд", состоящий из двдцти двух человек, из которых пятеро были военными, должен был достичь зл, рсположенного н глубине двухсот пятидесяти метров, и рзбить тм лгерь из трех больших плток.

Этим сенсционным нововведением, о котором в то время многие спорили, включя и учстников экспедиции, мы обязны Феликсу Тромбу, и оно окзлось первой лсточкой, тк кк с тех пор во всех крупных спелеологических экспедициях под землей устривют подобные лгеря.

Ткие приготовления, ткой невиднный рзмх привлекли к смому крю пропсти толпу журнлистов, фотогрфов, кинохроникеров. Это тоже было новшеством. Впервые пресс зинтересовлсь подземными исследовниями и посвящл им ежедневно целые репортжи под крупными зголовкми.

Пиренейский отряд пополнился еще двумя выдющимися членми — к нм присоединились Бейлк из Тулузы и ббт Ктл, с которым мне н следующий год пришлось пережить удивительные чсы в гигнтской пещере Од. Что ксется нс троих — Дельтейля, Лубн и меня, — то можно скзть, что мы грезили няву. Мы глзм своим не верили, когд глядели н преобрзовния, происходящие в пропсти и н подступх к ней: мулы, бредущие по лесу по дороге между деревней Арб и лгерем н поверхности, по тем смым местм, по которым нм приходилось с большим трудом, еле-еле двигясь, переносить тяжести н собственных спинх; групп электриков, рсположившяся у вход в Хенн-Морт, чтобы освещть подступы к пропсти тм, где мы во время нших прошлых ночных походов пробирлись в полной темноте; уютные плтки, устновленные н глубине двухсот пятидесяти метров в зле Озер, который мы рньше достигли только во врждебной тмосфере огромной злой пропсти. Все эти блгие перемены кзлись нм волшебством.

Но неожиднности еще не окончились дже тогд, когд Тромб и Дреско вытщили из многочисленных мешков, доствленных в подземный лгерь, чсти лебедки и крн, устновленного н крю стометрового кскд, и нс приглсили сесть в крохотную люльку подъемник с метллическим щитом, преднзнченным для зщиты от ярости водопд и пдющих кмней.

Нс поджидли еще один сюрприз и рдостное переживние. В этом непрвдоподобном подземном убежище, где црили оглушительный шум водопд и лихордочное оживление спелеологов, мы увидели, что ббт Ктл в полном облчении священник, которое он вынул из своего мешк, собирется отслужить мессу н выступе склы. Вся эт подготовк и обрзцовя оргнизция (нчиня с военных грузовиков, которые доствили снряжение от смой Тулузы, и до мешков со съестными припсми и мтерилми, которые поступили в подземный лгерь, скользя по подвесной кнтной дороге), все эти великолепно соглсовнные и координировнные действия звершились тем, что 31 вгуст в одинндцть чсов утр нчлся спуск в колодец штурмового отряд.

В штурмовой отряд входили три пиренейц и три прижнин, то есть трое пионеров Хенн-Морт и трое бывших здесь впервые. Дельтейль вместе со мной и с Лубном должен был соствить "смую штурмовую группу", но он был рнен при пдении в колодец у отметки ст восьмидесяти метров, и его пришлось зменить тулузцем Бейлком.

Тромб с полным основнием решил, что к смому стршному водопду можно подступиться лишь с помощью лебедки и зщитного приспособления его изобретения, известного под нзвнием "китйскя шляп". Он не хотел взять н себя ответственность, спускя людей просто по стометровой лестнице под потокми воды и обломкми склы, которые в любую минуту могли посыпться в гигнтский вертикльный колодец в результте произведенных мневров. Он был совершенно прв, тк кк отряд, промокший нсквозь и проделвший ткой труднейший путь, вероятно, не ншел бы в себе сил для дльнейшего исследовния.

К несчстью, лебедк, погнутя от сильных удров при спуске в несколько колодцев, рботл плохо и послужил причиной нескольких неприятных случев и бесчисленных здержек при спуске и подъеме штурмового отряд. Тем не менее я достиг дн большого колодц почти сухим. Это было то смое место, куд я добрлся в 1943 году совершенно промокшим и оглушенным водопдом.

Я рдовлся от души, спускя электроновую лестницу в нижележщий колодец, в который в прошлый рз мне удлось только зглянуть и в который теперь я спустился. З мной последовл Лубн, тоже трепещущий от рдости, приговривя, что должен взять ревнш у Хенн-Морт, которя тк плохо обошлсь с ним четыре год нзд.

Остльные члены отряд остлись ждть нс у гигнтского кскд, еще двендцть человек нходились в резерве, готовые поддержть нс или сменить. Тем временем мы спускемся все ниже и ниже, минуем ряд колодцев, рсположенных друг нд другом, и нконец достигем мест, где кскды обрзуют почти горизонтльно текущий извилистый поток, в который мы вошли и погрузились. Лубн — до пояс, я — почти до подмышек! Н нс были водонепроницемые комбинезоны, но они порвлись во время трудного спуск и рзличных мневров, которые нм пришлось проделть, поэтому мы сильно продрогли в воде с темпертурой четыре грдус.

З одним из поворотов речки Серпнтинки, кк мы ее нзвли, нс постигло рзочровние, можно скзть, шок: мы нткнулись н непреодолимое препятствие — полный сифон остновил нс. Мы достигли дн пропсти Хенн-Морт, исследовние которой нчли семь лет нзд.

Лубн взял-тки ревнш и покорил пропсть. Я же в вгусте 1947 год смог достойно отметить свое пятидесятилетие: ведь мы побывли н дне смой глубокой пропсти Фрнции, н глубине четырехсот сорок шести метров.[34]

Я был счстлив, что нхожусь здесь сейчс со своим учеником, ствшим моим вторым "я". Не чсто приходится вот тк в одинндцть чсов вечер нходиться н дне ткой пропсти, стоя по пояс в воде и дрож от холод. Мы скрепили ншу победу и эту удивительную минуту бртскими объятиями.

Прзднуя ншу личную победу, что можно было бы посчитть эгоизмом с ншей стороны, мы все же ни н минуту не збывли о смоотверженных учстникх экспедиции и о выпвших н их долю трудностях. Но тот фкт, что исследовние зкончили именно мы двое, нчв его семь лет нзд, невольно возврщл нс к воспоминниям об этом нчле, тком скромном и тком длеком от сегодняшней окончтельной победы, и мы ликовли от души.

Все, что подобет скзть в зключение по этому поводу, мы скжем словми Феликс Тромб, нчльник ншей экспедиции, нписвшего книгу "Тйн Хенн-Морт":

"Когд экспедиция удлсь, когд он увенчлсь полнейшим успехом, что может быть приятнее для тех, кто потребовл от других больших и чсто безвестных усилий, чем вырзить им свою блгодрность?

В течение трех лет Кстере вместе с отвжной комндой боролся з Хенн-Морт. Им пришлось временно отступить перед лицом совершенно непреодолимых трудностей. Потом сюд пришел Прижский спелеоклуб вместе с Кстере и учстникми первых исследовний, пожелвшими тоже присоединиться.

Неудч 1946 год покзл всю трудность здумнного предприятия. Вся групп полностью отдл свои силы единой цели — добиться успех. Рзмх экспедиции к этому времени при содействии рмии принял ткие рзмеры, что личным стремлениям отдельных людей пришлось отступить.

Ндо было нпрвлять, оргнизовывть, следить з выполнением решений, вырботнных совместно, и случилось тк, что для этой миссии выбрли меня.

Армия обеспечил нм великолепно оргнизовнный трнспорт, лгеря и многое другое. Множество людей, гржднских и военных, взяло н себя неблгодрные обязнности отряд поверхности, зпсного отряд, и именно их роль окзлсь решющей.

Что скзть в зключение о достигнутых результтх? Спрведливо, думется, приписть все зслуги группе в целом, никого в особенности не выделяя.

Усилия рмии, усилия спелеоклуб, усилия Норбер Кстере и всех членов его комнды зслуживют того, чтобы их вспоминли совместно.

Кждый из них может гордиться учстием в экспедиции, внесшей во все облсти спелеологии — спортивной и нучной — решющий вклд. Кждый из них может испытывть морльное удовлетворение от того, что он внес ткже свой личный вклд, обеспечивя безопсность тех, кому удлось в конце концов без единого несчстного случя покорить ткую пропсть, кк Хенн-Морт".

XXIX

По следм пещерного человек в гроге Алден

Я не ствил перед собой здчу дть в воспоминниях полный отчет о результтх всех нучных исследовний и нблюдений, полученных кждым из учстников экспедиции в Хенн-Морт по его специльности.

Поэтому вся экспедиция может покзться чисто спортивным и довольно бесполезным мероприятием, нпрвленным исключительно н устновление рекорд, но это длеко не тк.

Конечно, нельзя отрицть, что спортивные фкторы — опсность и жжд приключений — были достточно широко предствлены при исследовнии этой зловещей пропсти, но спелеология включет в себя рзнообрзнейшие отрсли, и в той облсти, которя приорно может покзться скучной и однообрзной, тится для специлист много неожиднностей и бесчисленные темы для изучения.

Через год после ншего последнего спуск в Хенн-Морт я получил от ббт Ктл весточку, побудившую меня срочно поехть в его приход Кстельно д'Од. Он ткже приглсил ншего общего друг Луи Мерок, сменившего грф Бегуен н кфедре первобытной истории в Тулузе, с которым я неоднокртно посещл пещеры и мест рскопок в Комминже. Аббт Доминик Ктл, первоклссный спелеолог, учстник последнего исследовния в Хенн-Морт, в одиночку исследовл пещеры в своем рйоне н грнице Од и Эроль и только что открыл нижний этж пещеры Алден, никому рнее не известный. Тм он обнружил нстолько волнующие вещи, что приглсил Мерок и меня в кчестве рбитров. Он приехл встретить нс н вокзл Лезиньян-Корбиер, куд мы прибыли экспрессом Бордо — Мрсель.

В своем втомобиле он провез нс через виногрдники и оливковые рощи Минерву, потом повел мшину вверх по южному склону Монтнь Нур, зтем мы еще немного проехли по ухбистой дороге, идущей через пустошь, и остновились н крю глубокого рв: дльше под ногми просто не было земли. Ущелье Цесс — клссический известняковый кньон, по которому течет лишь кпризня пересыхющя речк, — тит н своих крутых, изъеденных эрозией[35]склонх множество пещер, среди них есть еще не открытые.

По крутым тропкм и живописным крнизм ббт Ктл привел нс к входу в грот Алден — одну из смых широко известных пещер. Ее известность связн с тем, что в течение полувек в ней добывли фосфориты. З пятьдесят лет в Алдене было добыто примерно шестьдесят тысяч кубических метров фосфоритов, и в них было обнружено бснословное количество остнков животных (медведей, гиен, носорогов и других животных), живших в доисторическое время.

После крткой передышки под величественным сводом мы спускемся под землю и быстро проходим широкую глерею, в которой еще видны следы земляных рбот, относящихся ко времени добычи здесь фосфоритов, и в которой, конечно, бесполезно искть колонны и стлктиты: их здесь вообще нет.

Но мы приехли не для того, чтобы любовться обычными подземными крсотми. Аббт ведет нс дльше и остнвливется перед очень небольшим отверстием, проделнным в цельной породе в виде уходящей вниз норы, из которой идет сильный поток холодного воздух.

В прошлый рз Ктл проник сюд, првд, с большим трудом и не без риск. Ему удлось спуститься н глубину двдцть метров в опсную рсселину, и он окзлся в нижнем, совершенно неизвестном этже пещеры, о существовнии которого никто не подозревл. Он прошел более километр по сложным ходм и, конечно, вышел бы, никому не рсскзв о своих исследовниях, кк это всегд бывло рньше при посещении им многих других пещер. Но н этот рз его усилия и нстойчивость были вознгрждены сенсционным открытием, смым потрясющим из всего, что можно было вообрзить. Вполне естественно, это побудило его откзться от обычной змкнутости и приглсить нс.

Не без труд преодолев узкую лзейку и спустившись при помощи электроновой лестницы в очень неприятный колодец, мы трое пошли по извилистому горизонтльному ходу. Все нше внимние было нпрвлено н земляной пол, и мы двиглись вперед, нклонившись, внимтельные, кк индейцы племени сиу, идущие по следу дичи.

Мы и в смом деле ищем следы и вскоре нходим их: н глине отпечтлись следы гиены, лпы которой похожи н лпы большой собки. Зтем след стновится менее четким, тк кк здесь прошло множество животных, их следы перепутлись и нложились друг н друг.

Время от времени попдются кости медведя, но редко и н большом рсстоянии друг от друг. Здесь логово гиен, известно, что эти животные крйне прожорливы и, не удовлетворяясь трупми добытых животных, они дробят своими чрезвычйно крепкими зубми и зглтывют кости дже крупных млекопитющих.

Известно ткже, что их желудочный сок способен рстворять и усвивть кости, которые выделяются потом в виде кпролитов. Эти белые кпролиты не поддются рзрушению блгодря высокому содержнию крбонт (из перевренных костей). Они встречются в гроте Алден в большом количестве. Мы не только ншли их, но дже сфотогрфировли тм, где они лежт, точно гиены только что были здесь. Медведи, отдельные кости которых мы иногд встречем, попдли в эту пещеру не только кк добыч гиен. Они тоже зходили сюд, о чем свидетельствуют следы их огромных лп н земле и бесчисленные следы когтей н кменных стенх, изборожденных тк густо и глубоко, что, несмотря н прошедшие тысячелетия, невольно предствляешь себе, ккой должн был быть в те времен встреч слбого человек с этим свирепым зверем.

Мы исследуем стены и почву и доходим до глинистого склон высотой в двендцть- пятндцть метров. Мы тут же окрестили его "горкой диких зверей" — нстолько этот спуск утоптн, изрыт и исцрпн медведями и гиенми, которые скользили, цеплялись и пытлись удержться н мокром глинистом склоне. Создется впечтление, что эти мест посещли целые полчищ животных, и невольно здешь себе вопрос: не ктлись ли эти звери просто для собственного удовольствия, поскольку известно пристрстие медведей к ткого род упржнениям?

Кроме того, встет вопрос, н который очень хочется нйти ответ: что служило гиенм и медведям ориентиром и кк они нходили дорогу в полнейшей темноте в лбиринтх этой громдной глубокой пещеры?

Можно предположить, что медведи, скелеты которых нходят под землей, не сбились с дороги, они жили здесь и производили потомство, о чем свидетельствуют берлоги, или медвежьи лежки, во множестве встречющиеся в пещере Алден. Лежки выглядят кк воронки примерно двух метров в диметре при глубине пятьдесят — шестьдесят снтиметров. Звери ворочлись в них и лежли свернувшись; воронки стновились все круглее, стены и кря сглживлись, ямы приобретли жилой вид, хрктерный нлет. В этих ямх чсто можно зметить мест, злоснившиеся от трения мех, и дже бороздки — следы шерсти. Эти детли могут покзться непрвдоподобными и вызвть нсмешку скептиков, но они не удивят специлистов и тех, кто знком с доисторическим периодом и знет, кк хорошо все сохрняется в пещерх и до ккой степени глин способн зпечтлеть и сохрнить с удивительной точностью ткие детли, которые кжутся хрупкими и мимолетными.

Однко сюрпризы еще не исчерпны, и пещер Алден припсл для нс еще много удивительных открытий и ярких переживний. Проводник приводит нс в обширный бесконечный коридор, мы двигемся гуськом з ббтом. Он нконец змедляет шг, по-видимому, колеблется, остнвливется, идет немного дльше, нклоняется к земле, внезпно отходит в сторону и, протянув руку, укзывет н что-то.

— Вот, — говорит он вполголос.

И мы с Мероком прирстем к месту, любопытные и молчливые, я бы скзл, преисполненные почтения, тк кк именно это чувство больше всего соответствует предствшему перед ншими глзми потрясющему зрелищу. Глиняный пол сохрнил в полной неприкосновенности — мы можем их легко рзличить — многочисленные следы босых ног нших длеких предков, которые прошли здесь (тщтельное и убедительное исследовние подтвердило это) двдцть тысяч лет нзд!

До сих пор удвлось нйти следы первобытного человек только в очень редких случях, причем эти следы довольно плохо сохрнились в тких пещерх, кк Тюк д'Одубер и Нио (Арьеж), Кбрерэт (Лот) и Монтеспн, тогд кк в Алдене количество и четкость этих удивительных отпечтков не идет с ними ни в ккое срвнение.

Здесь тк же, кк и н "горке диких зверей", больше всего поржет свежий вид следов, кжущихся совсем недвними, но это хрктерня особенность любых отпечтков н глине. Некоторые отпечтки, свидетельствующие о подлинности остльных, совершенно отвердели и покрылись слоем извести, превртившей их в кмень, тк что н них можно нступть, не боясь их попортить.

Мы не совершем подобного святоттств и идем с величйшей осторожностью друг з другом, ствя ногу след в след, чтобы оствить не более одного современного след.

После первых минут рздумья нчинем измерять и рзглядывть отпечтки с рулеткой и лупой в рукх. В результте осмотр обнруживем, что перед нми пять следов рзличных рзмеров — от восемндцти до двдцти пяти снтиметров длиной, что соответствует рзмерм обуви от двдцть седьмого до тридцть девятого, тк что мленькя ног, без сомнения, приндлежл ребенку, причем по величине след в восемндцть снтиметров можно полгть, что это был ребенок лет семи.

Не вдвясь в излишние технические подробности, все же следует скзть, что следы в Алдене мло чем отличются от след современного человек. Большой плец несколько рсплющен, кк у всех людей, ходящих босиком, что ксется остльных четырех пльцев, то они подогнуты, и последний несколько трофировн, кк и у людей, живущих теперь. Люди, пришедшие в Алден, не были ни косолпыми, ни кривоногими, и ступни их имели высокий свод. Что ксется длины шгов (примерно пятьдесят снтиметров), то он невелик, что может объясняться млым ростом людей или тем, что они шли по скользкой земле в темноте пещеры, по всей вероятности, при очень скудном освещении.

Н глинистой почве люди оступлись и скользили, и глин преднно принял и сохрнил их отпечтки… В одном месте можно зметить, кк вся стоп соскользнул вбок н полметр, в другом — очень четкую борозду длиной сорок снтиметров, прочерченную большим пльцем ноги. Видны ткже глубокие отпечтки согнутых пльцев ног без следов подошвы. Знчит, здесь шли н носкх, чтобы лучше удержться и не скользить.

Одн детль просто пленил нс, ткой он был живой. Плк, служившя посохом одному из шедших, отпечтлсь н глине во всю длину. Сбоку, прллельно следу плки, виден след подошвы, причем пльцы отпечтлись сбоку. Глин зрегистрировл и позволил точно воспроизвести сцену: человек выронил плку, нклонился, чтобы поднять ее, но для этого ему пришлось согнуть ступню, пятк оторвлсь от земли, колено согнулось и тяжесть всего тел пришлсь н одни пльцы, которые глубоко ушли в глину…

Ккое стрнное ощущение, когд можешь с ткой уверенностью восстновить это мимолетное движение, этот неверный шг, сделнный столько тысячелетий нзд!

Однко неожиднности и волнения не исчерпны, тк кк тм, где потолок "глереи шгов" опускется все ниже и ниже, мы змечем, что дльше нши предки продвиглись ползком. Здесь мы нходим отпечтки рук, локтей и колен людей, пробирвшихся под низкий свод, куд, к сожлению, мы не можем проникнуть, не рзрушив эти следы, единственные в своем роде н всем земном шре. Их дже невозможно сфотогрфировть: слишком низко нвисет потолок.

Ндо еще скзть, что время от времени мы видим черные следы в виде полос н кменных стенх н высоте несколько более метр. Эти следы ннесены древесным углем, мелкие кусочки которого вляются н земле прямо под черными полосми, предствляющими собой следы фкелов, которые терли об стену, когд они обугливлись и дымили, чтобы снять нгр и оживить их.

Нет ничего удивительного, что полосы сохрнились: древесный уголь нходят в большом количестве дже в смых древних очгх. Результты нлиз н углерод-14 покзли, что фкел был сделн из можжевельник (смолистое дерево, очень подходящее для фкелов) и что ему приблизительно 20 000 лет. Исследовния покзли ткже, что отпечтки следов человек в пещере Алден древнее, чем следы животных (медведей и гиен), это подтверждет предположение, что люди приндлежли к ориньякской эпохе.[36]

К несчстью, в этом гроте не удлось нйти никких предметов (обрботнные кремни, примитивное оружие, изделия из кости), ткже никких нскльных рисунков, которые позволили бы определить более точные дты.[37]

Что ксется доступ в этот нижний этж в доисторические времен, то он осуществлялся не через узкую лзейку в вертикльный колодец (первый человек, прошедший тким путем, был ббт Ктл), через более удобный низкий ход, теперь звленный обвлом, в который упирется "глерея шгов".

Именно этот обвл, эт обрзоввшяся пробк, безусловно относящяся к очень отдленной эпохе, опечтл и сохрнил здесь следы медведей, гиен и людей. И только ткое редкое стечение обстоятельств позволило все это зконсервировть и сберечь.

Лишь ткой иницитивный и подготовленный исследовтель-спелеолог, кк ббт Ктл, смог, пробрвшись очень трудным путем, проникнуть в нижнюю пещеру, где все спло глубоким сном в течение двухсот веков.

XXX

Ледяные пещеры мссив Мрборе

Может быть, читтель помнит, что в 1926 году во время поход в ледяной грот Кстере я проник во второй ледяной грот, но не смог его исследовть ввиду недосттк времени, отсутствия снряжения и потому, что жен моя в это время отдыхл и ждл меня у вход в грот Кстере, который мы только что прошли нсквозь.

Возможно, что читтель не збыл ткже, что мы собрлись кк можно скорее вернуться в мссив Мрборе и продолжить исследовние этой второй ледяной пещеры, рсположенной н высоте 3000 метров нд уровнем моря.

Но н пути к осуществлению нших плнов стло очень много препятствий. Все последующие годы я был знят всевозможными исследовниями и рботл в других местх.

Снчл мне пришлось выполнять рботы по приглшению в рзличных стрнх, потом произошли ткие ктстрофические события, кк гржднскя войн в Испнии, зкрывшя ндолго фрнко-испнскую грницу, зтем Вторя мировя войн и все связнные с ней потрясения. По всем этим причинм я смог вернуться в Мрборе лишь четверть век спустя, то есть в 1950 году.

В июле этого год я вышел из мленькой деревеньки Гврни и нпрвился по дороге к цирку. Увы, со мной не было моей жены, которя скончлсь з десять лет до того, но все же я был не один. З мной следом шли две девушки, согнувшиеся под тяжестью огромных горных рюкзков, — мои две стршие дочери, Мод и Жильберт, которым было около двдцти лет, то есть столько же, сколько было их мтери в то время, когд мы с ней открыли грот Кстере. Они следовли з мной по фирну у Бреши Ролнд.

Огрничения, которые я см н себя нложил, принимясь з книгу, позволяют мне говорить лишь о смых вжных этпх моих исследовний, не остнвливясь ни н чем второстепенном, и я ничего не рсскзл о том, сколько сил посвятил воспитнию детей и кк руководил их первыми шгми. С четырех-пяти лет они ходили и ползли з мной по пещерм, тк кк, будучи "ненормльным отцом", кк меня иногд величли, я брл их с собой под землю, к их величйшему удовольствию и пользе. Тким обрзом они с смого детств учились выпутывться из зтруднений, не бояться темноты и любовться подземными крсотми. Блгодря ткому рннему обучению и, конечно, ткже двусторонне отягощенной в этом отношении нследственности мои дети в очень юном возрсте стли спелеологми, делющими мне честь, и н них я мог положиться.

В шестндцть лет Руль уже принимл учстие в весьм сложных спускх в Хенн-Морт. В этом же возрсте Мод и Жильберт без устли исследовли трудные пропсти и подземные реки и покзли себя достойными своей мтери.

Двно они мечтли познкомиться с этой стрнной ледяной пещерой — гротом Кстере, — о которой слышли с детств и видели множество фотогрфий. Но им не хвтло глвного — смим побывть в открытой мной пещере. Именно для этого мы теперь поднялись к Бреши Ролнд в ткой же поздний чс, кк тогд.

Мы переночевли н том же месте, кк и в 1926 году, и н следующий день с рссветом отпрвились к гроту их мечты.

По пути я спршивл себя, кков будет их рекция, когд они увидят тинственный широкий тридцтиметровый свод и подземное ледяное озеро.

Рекция был великолепной: воодушевление, нечто вроде исследовтельской лихордки, зствило их быстро пересечь ледяное озеро и исчезнуть в боковых злх. Вероятно, они пытлись нйти ходы, которые мы тогд прозевли.

Я же, пересекя озеро, остновился и мысленно перенесся н четверть век нзд, когд под этими сводми звучл крсивый мелодичный голос моей верной подруги. И вдруг я почувствовл себя очень стрым, и меня охвтил остря тоск при этих воспоминниях, но в то же время я чувствовл себя умиротворенным оттого, что вновь пришел в это место, бывшее свидетелем ншей былой жизни, и привел сюд своих дочерей кк н пломничество… Кк и во многих других пещерх, мне н миг покзлось, что я ощущю нежный и легкий призрк моей жены, идущей рядом со мной, кк в те былые времен, когд мы об, молодые и сильные, шли в неизвестность этого подземного ледник.

Но вот из соседнего зл появился вполне рельный силуэт моей дочери Мод, вошедшей в большую пещеру. Он пересекл ее, дошл до стены. Вот он нгибется и хочет влезть в ккую-то горизонтльную трещину. Леж животом н льду, он тщетно пытется протиснуться в эту непрвдоподобную лзейку. Я приближюсь к ней и пытюсь умерить ее пыл, говоря, что тм ничего не может быть, кроме совершенно неинтересного тупик.

Мои девочки приняли свою роль всерьез: Жильберт еще не вернулсь с рекогносцировки, Мод пытется форсировть узкую щель. Я вижу, кк он здвиглсь сильнее и снчл медленно, потом все быстрее нчл исчезть в трещине, тк что я подскочил к ней, чтобы схвтить ее з ноги и здержть скольжение, покзвшееся мне подозрительным. Мое беспокойство окзлось опрвднным, тк кк з очень низким сводом открывлся вертикльный колодец, который зтягивл Мод и в который он могл вот-вот свлиться.

Рнее мы не подозревли о существовнии этой пропсти. Через месяц мы вернулись с электроновой лестницей, позволившей нм спуститься в нее и полюбовться нижним этжом, целиком покрытым льдом, и фнтстической ледяной стеной, которую мы нзвли Ледяной Нигрой.

Окзлось, что Мод и Жильберт не зря продолжили исследовние пещеры, которую, кк я думл, мы полностью рзведли с женой. Но, кк я лишний рз убедился, под землей никогд не может быть полной уверенности, что ты действительно все зметил.

Впереди нс поджидло еще интересное открытие: когд мы в конце концов полностью изучили второй грот, в который я с трудом проник в 1926 году, то открыли около него множество других, один прекрснее и интереснее другого. Эти пять подземных ледников были нзвны нми гротом Серн (однжды мы встретили здесь серн). Мы провели незбывемые исследовния в этих гротх. Нш смешнный отряд, состоящий из одного мужчины и двух девочек, конечно, был слишком слб, чтобы перенести с собой н ткую высоту тяжелые и громоздкие мтерилы (лестницы, веревки, лмпы, железные скобы, продовольствие, спльные мешки и т. д.). Нм приходилось довольствовться очень скромными средствми, что усиливло опсность исследовний.

Позже отряды по пятндцть-двдцть спелеологов, привлеченных ншими открытиями, оргнизовывли горные лгеря в испнском мссиве Мрборе и экспедиции по всем првилм с целью отыскть и исследовть в нем другие подземные полости.

Нши исследовния ледяных пещер были сопряжены с большой опсностью из-з скрытых пропстей, крутых сктов, зстывших водопдов, подъем и спуск с которых очень труден.

Длительное пребывние при темпертурх всегд ниже нуля под мощными потокми воздух делло особенно мучительными нши исследовния. Ночевки под открытым небом из-з отсутствия плтки, тщить которую нм было слишком тяжело, ткже очень неудобны и плохо восстнвливли силы.

Кк бы тм ни было, но подземные потоки, превртившиеся в вечный лед, предствляют незбывемое зрелище — одно из смых редких и причудливых н земле. В недрх гигнтских пиков, где нм посчстливилось открыть ледяной грот, рсположенный н смой большой высоте нд уровнем моря из всех известных ледяных гротов н земном шре,[38] все — покой и волнение — зстыло в вечной неподвижности. Лишь ледяной ветер мрчно воет в этих пещерх и оживляет одиночество высоких грозных сводов, под которые никогд никто не проникл и под которыми ничто живое не может ндолго здерживться, не поплтившись з это жизнью.

XXXI

Пьер-Сен-Мртен

Пещеры и пропсти не похожи одн н другую. Способы их исследовния ткже рзнообрзны и звисят в основном оттого, кк они проводятся: в одиночку, вдвоем, втроем или целыми специльно оргнизовнными экспедициями, при которых рботу ведут многочисленные, хорошо снряженные отряды.

Монтеспн — пример исследовния в одиночку. Сиглер, пропсть Мртеля и грот Кстере всегд вспоминются мне кк походы вдвоем с женой. Ледяные гроты Серн мы исследовли втроем с дочерьми. Что ксется сложных коллективных экспедиций, то мне кзлось, что они достигли своего погея при исследовниях Хенн-Морт. Но для исследовния Пьер-Сен-Мртен пришлось собрть еще больше учстников и привлечь исключительные средств, во всяком случе для последнего этп, тк кк первые исследовния тк же, кк в Хенн-Морт, проводили несколько человек, причем плохо экипировнных.

Открытие и история пропсти Пьер-Сен-Мртен неотделимы от имени и личности бельгийского врч Мкс Козинс, который, будучи еще ребенком, вместе со своими родителями ншел приют в Стрне Бсков во время войны 1914 год. Они поселились в горной провинции От-Суль, и в этой стрне кньонов и пропстей молодой Мкс приохотился к спелеологии, ствшей его любимым знятием, целиком зполнившим впоследствии все летние отпуск, которые он неуклонно проводил в Стрне Бсков, где построил себе швейцрский домик.

Нчиня с 1935 год мне приходилось с ним рботть в больших пропстях этого живописнейшего кря и изучть здесь сложные пути подземных вод, исследовть которые Мртель нчл еще в 1908–1909 годх.

После войны 1939 год Козине, которому посчстливилось уцелеть в стршном лгере Бухенвльд, с новым рвением вернулся к подземным походм в Стрне Бсков и кждый год оргнизовывл сюд спелеологические экспедиции (в них мне тоже случлось принимть учстие). Основня цель экспедиции — рзведть подземный поток: существовние его предполгл в свое время Мртель, Козине необычйно ктивно пытлся его нйти.

Мой брюссельский друг уже успел подняться в стртосферу и спуститься под воду вместе с профессором Пикром,[39] теперь желл с присущим ему спокойным упрямством проникнуть в недр земли.

Для экспедиции 1950 год, в которой по трдиции принимли учстие фрнцузские и бельгийские спелеологи, Козине решил избрть перевл Пьер-Сен-Мртен. Кк всегд, он приглсил и меня, но н этот год я плнировл вновь посетить нконец мссив Гврни и Мон-Пердю с дочерьми. Этот поход без конц отклдывлся, и его удлось осуществить лишь с опозднием н двдцть четыре год. В мои плны входило исследовние ледяных пещер. Открытия, сделнные в результте этого поход, описны в предыдущей глве.

В ходе кмпнии в смом сердце Стрны Бсков один из учстников экспедиции — Жорж Лепине — неожиднно ншел небольшое отверстие, скрыввшее колодец глубиной в трист сорок шесть метров.

Козине сообщил мне об этом лконичной телегрммой, достточно, однко, крсноречивой для спелеолог: "Открыли смую глубокую из известных пропстей". Я ему ответил в том же духе: "Открыли ледяные пещеры выше всех известных".

Последовл обмен письмми, и было решено посвятить кмпнию 1951 год исследовнию новой гигнтской пропсти, которую в 1950 году из-з недосттк соответствующего оборудовния для спуск удлось лишь прозондировть.

Глвной чстью оборудовния был устновлення н крю пропсти педльня лебедк с четырехсотметровым стльным тросом, двшя возможность Жоржу Лепине спуститься в глубокий колодец и приземлиться в огромном хотическом зле с весьм нклонным полом.

Счстливый открывтель пропсти, нзвнной в его честь пропстью Лепине,[40] вернулся н поверхность и уступил свое место н конце трос Жоржу Эрто (одному из учстников спуск в Хенн-Морт), который отвжился дойти до конц большого зл и услышл рев поток, доносившийся снизу.

Через несколько чсов Грун Тзиев и Мрсель Лубн, сменившие Лепине и Эрто, склонились нд колодцем, ведущим в нижний этж. Они рзвернули лестницы, и Лубн спустился в еще более обширный зл и действительно обнружил тм подземный поток.

Этот гигнтский неф[41] Лубн нзвл злом Элизбет Кстере, в пмять моей жены, которя, кк он помнил, в 1934 году поствил рекорд Фрнции по спуску женщин н глубину в пропсти Мртеля.

Рзведк Мрселя Лубн зкончилсь н глубине примерно пятисот метров, и было решено в следующем году провести экспедицию в эту пропсть, окзвшуюся одной из смых глубоких из всех известных.

Если в 1950 году поход в мссив Мрборе не позволил мне присоединиться к Козинсу и его товрищм, то в 1951 году мне помешли совершенно другие причины. Перед смой экспедицией к перевлу Пьер-Сен-Мртен мой сын Руль сломл ногу в пропсти Эспррос, у моей дочери Жильберты нчлся сильнейший приступ ппендицит в глубине пещеры Бррбу (о которой я рсскжу несколько ниже).

Они об лежли в одной и той же больнице (один в гипсе, другя после оперции), и мы втроем по гзетм следили з всеми перипетиями спуск Мрселя Лубн н пятисотметровую глубину.

В июле 1952 год мне удлось нконец присоединиться ко второй экспедиции в пропсть Лепине (которую с тех пор пресс и нш отряд нчли нзывть пропстью Пьер-Сен-Мртен[42]).

Кмпния, обещвшя быть исключительно плодотворной, нчлсь спуском четырех человек из ншего отряд — Лубн, Тзиев, Оккьялини и Лябейри, — которые должны были рзбить лгерь в зле Элизбет Кстере, произвести окршивние воды подземного поток и убедиться, что пропсть продолжется в глубину. Зтем этому первому отряду следовло подняться н поверхность и уступить место штурмовому отряду, который должен был вести я, с целью добрться до смой большой возможной глубины. Но моему отряду не суждено было вступить в действие, тк кк во время подъем первого отряд Мрсель Лубн стл жертвой несчстного случя: он сорвлся в ужсющий колодец. Гибель его потрясл всех, кмпния 1952 год был прервн. Героическое поведение доктор Мерейя, спустившегося к рненому н нскоро ерошенном тросе, не менее выдющийся подвиг нших товрищей — лионских скутов — Бллндро, Эпели и Летрон, которые спустились и зкрепились при помощи крюков н рзных уровнях в большом колодце, чтобы помочь поднять носилки, — все окзлось нпрсным: Лубн скончлся.

Нш скорбь усугубилсь еще и тем, что нм не удлось поднять тело ншего несчстного товрищ, пвшего н поле битвы з честь спелеологии в возрсте двдцти восьми лет, и пришлось из-з отсутствия земли временно похоронить его под гигнтским кмнем в зле Лепине.

Нш змечтельный спелеолог, мой лучший ученик и друг зплтил жизнью з спуск в этот опснейший колодец, глубин которого больше высоты Эйфелевой бшни.

Причиной несчстья послужило недостточно прочное крепление н конце несущего трос в том месте, где он прикрепляется к пршютным ремням, которыми мы были экипировны. Это крепление, то есть эт модель крепления, прекрсно служил все предыдущие годы, и мы испытывли к ней полнейшее доверие, тк же кк и ко всему прочему оборудовнию, добытому Мксом Козинсом, которым он пользовлся в течение десяти лет. Лично мне приходилось спускться в 1935 году н более тонком тросе и при помощи более легкой лебедки в вертикльные колодцы соседних с Пьер-Сен-Мртен пропстей Хейл и Утчп глубиной двести и сто пятьдесят метров соответственно. Очевидно, в оборудовнии был дефект, и жертв 14 вгуст 1952 год был предрешен. Несчстный случй мог произойти с Оккьялини, который последним спустился в пропсть, то есть непосредственно перед подъемом Лубн, или со мной, ожидвшим его возврщения, чтобы спуститься в свою очередь. Злой рок пожелл, чтобы никто не зметил, кк смым непредвиденным обрзом гйк ослбл, и жертвой стл Мрсель Лубн.

Рзрзилсь мучительня дискуссия, перешедшя вскоре в бессмысленную полемику, рзвернутую и использовнную известного род прессой, пдкой н сенсции и скндлы, и усиленную еще тем обстоятельством, что нм не удлось вынести тело жертвы н поверхность.

Вств выше бесполезных и достойных сожления ссор и волнений, првительство посмертно нгрдило Мрселя Лубн орденом Почетного Легион со следующей формулировкой текст нгрждения:

"Охвченный бескорыстной стрстью к спелеологии с смой юности, он беспрестнно отдвл ей все смые возвышенные кчеств ум, жжду открытий и отвгу. Исследовв множество пещер и много рз спусквшись под землю совместно со своими отвжными спутникми, в вгусте 1952 год при особо опсном исследовнии пропсти Пьер-Сен-Мртен он пл смертью хрбрых во слву нуки".

В вгусте 1953 год все мы вновь собрлись у пропсти с двумя целями: извлечь остнки ншего несчстного товрищ (по зкону гор мертвых под землей не оствляют); кроме того, мы хотели дойти до смого дн пропсти и покорить ее в пмять Мрселя Лубн, кк это сделл бы он см, если бы не был остновлен н своем пути.

Низкопробня шумих и недостойня полемик прошлого лет имел все же неожиднные и блгоприятные последствия: мы получили некоторое содействие и мтерильную помощь, глвным обрзом от рмии. Уже во время несчстья 1952 год военный смолет с бзы в По сбросил нм н пршюте медикменты и специльные носилки для переноски рненого с множественными переломми. Н этот рз дв смолет "Дкот" сбросили нм несколько тонн снряжения и мтерилов. Эт оперция положил нчло неожиднному сотрудничеству людей воздух с людьми подземелий, которое с тех пор не прерывлось и продолжет окзывть знчительную помощь спелеологм, рботющим в горх или отдленных труднодоступных рйонх.

Желя подробнее ознкомиться со строением рокового колодц, усложненного крнизми, трещинми, выступми, збитыми щебнем, непрочно держщимися глыбми, и чтобы зрнее изучить трудную проблему подъем тел Мрселя Лубн, я первым спустился в стршную пропсть глубиной трист сорок шесть метров н новом тросе с новой лебедкой, которую сделл и которой упрвлял инженер Квеффелек. Н мою долю ткже выпл печльня и тяжеля привилегия первым преклонить колен перед могилой ншего друг.

Через несколько чсов ко мне спустились Мерей, Дельтейль, Эрто, Янссен, Трефр и присоединившийся к ншему отряду испнский спелеолог Ондрр. Всемером мы пересекли злы Лепине и Элизбет Кстере, зтем третий еще более обширный зл — зл Мрселя Лубн. Мы вышли в гигнтскую глерею с подземным потоком, в который тут же бросили двдцть килогрммов флуоресцеин. Длинный ход привел нс к подножию кменного брьер высотой двдцть пять метров, н который мы взобрлись, чтобы убедиться, что подземня полость идет дльше.

Перед нми был еще один, четвертый по счету зл, в нем мы услышли рев поток. Мы вернулись к подземному лгерю, который рзбили в зле Лепине в нескольких метрх от мест погребения Лубн. Штурмовой отряд под комндой Лепине состоял из лионских скутов Блндро, Эпелли Летрон и бельгийц Теодор.

Лепине не учствовл с нми в кмпнии 1952 год, тк кк в то время выполнял рботы н Земле Адели (Антрктид), он вернулся во Фрнцию кк рз вовремя, чтобы принять учстие в экспедиции 1953 год, и ему, поскольку он являлся открывтелем этой пропсти, было предоствлено почетное место нчльник штурмового отряд.

Этот отвжный отряд, который, кк мы знли, будет идти вперед до последней возможности, был оторвн от нс, и мы не имели о нем никких сведений в течение трех суток. Только в конце третьих суток отряд подл признки жизни по телефону со дн громдного колодц.

После трехкилометрового подземного переход по невообрзимому хосу через семь гигнтских нклонных злов, пересеченных вертикльными глыбми, Жорж Лепине и его товрищи достигли дн пропсти н глубине семисот метров. Эт пропсть окзлсь смой глубокой н земном шре[43].

Члены штурмового отряд рсскзывли нм об огромных злх, пределы которых невозможно было рссмотреть, и они вполне могли скрывть боковые глереи и ходы. Мне тут же зхотелось спуститься в пропсть. Совместно с Робером Леви и доктором Мерейем мы произвели молниеносный спуск, двший нм возможность достичь дн пропсти, однко боковых глерей мы не обнружили.

Покорить смую глубокую н земле пропсть Пьер-Сен-Мртен мы смогли только блгодря большой помощи извне, ткже блгодря преднности и смоотверженности всех членов ншего отряд. Некоторые учстники экспедиций, пожертвовв личными интересми, соглсились н вспомогтельные посты и н выполнение трудных и неблгодрных, однко совершенно необходимых здч. В этом отношении спелеология подобн льпинизму. Все учстники восхождения переносят лишения и отдют все силы лишь для того, чтобы двое или трое из них смогли достичь вершины.

Но нш побед был омрчен горечью и рзочровнием, тк кк нм пришлось признться, что мы не в состоянии выполнить нш священный долг — вырвть у пропсти прх Мрселя Лубн.

Может быть, трудно себе предствить, что мешло нм поднять носилки по вертикльному колодцу, дже если глубин его соствлял трист сорок шесть метров. Но проблем эт не тк прост, и хотя пропсть в общем вертикльн, однко это не мешет ей быть в то же время пересеченной опсными выступми, естественными желобми, трещинми и идущими по спирли учсткми, где спелеологм приходилось очень трудно, буквльно не хвтло рук и ног, чтобы подтягивться н рукх, оттлкивться ногми, отрывться от рсселин, блконов, освобождть стльной трос, то и дело цеплявшийся з опсные выступы. У нс были основния опсться, что инертный груз более восьмидесяти килогрммов не сможет преодолеть все эти препятствия, и в конце концов нм пришлось решиться еще рз покинуть ншего несчстного друг н дне пропсти.

Нм удлось одержть победу в этот богтый событиями год: ведь именно в 1953 году нглийские льпинисты достигли вершины Эверест — смой высокой н земном шре,[44] фрнцузские и бельгийские спелеологи спустились в смую глубокую пропсть н земле, бтискф достиг рекордной глубины под водой.[45] И все же нш кмпния был омрчен неудчей, о которой я только что рсскзл.

Поэтому тогд же было принято решение провести в 1954 году кмпнию с единственной целью — эксгумировть и поднять тело Мрселя Лубн.

Жорж Лепине рзрботл плн оперции и сконструировл оригинльные приспособления, пригодные для этих трудных и опсных мневров. Несмотря н все усовершенствовния, оперция окзлсь очень рисковнной и едв вновь не зкончилсь неудчей.

Алюминиевый контейнер, специльно сделнный в форме снряд, весьм неудчно и бесповоротно зстрял под одним из выступов примерно н половине глубины колодц. Пришлось прибегнуть к очень трудному и опсному мневру — спустить одного из спелеологов до этого мест. Этот человек, Жозе Бидеген, спустился н стльном тросе с помощью приспособления, нзывемого смоподъемником (оно состоит из лебедки и люльки, кк у рбочих, чистящих фсды домов). Ему удлось спуститься до смого контейнер и освободить его. Потом он неотступно сопровождл гроб, протлкивя н всех трудных местх.

Лучше всего и без всяких комментриев привести рсскз смого Бидеген: "Во время спуск я боялся только одного, кк бы кбель, поддерживющий контейнер, не пересекся с горздо более тонким тросом моего смоподъемник, не прижл его к скле и не перерезл. Роковое пдение в пустоту не сулило ничего, кроме гибели. В голове неотвязно звучли слов, скзнные Кстере после выход из пропсти: "Подъем контейнер будет исключительно опсным… Я хорошо взвесил свои слов…" И все же мой спуск прошел без кких-либо помех, и я добрлся до метллического гроб, зстрявшего под проклятым выступом. Я передвл комнды по лрингофону,[46] и после коротких спусков и подъемов в конце концов мне удлось придть контейнеру то положение, которое я считл нилучшим для преодоления выступ. Все готово. Подъем!

Спиной к стене, оттлкивя тяжелый гроб рукми и ногми, мне удлось освободить его, и он поднимется, придвливет меня, но все же идет вверх. Полметр… Еще полметр… Тк, преодолевя метр з метром, мы поднимемся об".

Этот кошмрный подъем, при котором Бидеген ежесекундно рисковл жизнью, длился триндцть чсов. Он добился желемого, но, выбрвшись н поверхность, упл без чувств. Через дв дня при молчнии собрвшихся, среди которых нходились официльные лиц депртмент Верхней Гронны, семья Лубн получил последнее утешение, проводив прх Мрселя до клдбищ его родного селения.

Итк, нш экспедиция 1954 год в Пьер-Сен-Мртен был эпилогом этой стршной дрмы.

Увы, эт пропсть стоил жизни лучшему из нс. Но спелеология — это не только опсный спорт, но ткже сложня и увлектельня нук. В пропсти Пьер-Сен-Мртен кроме сбор многочисленных обрзцов были произведены геологические и минерлогические нблюдения. Нблюдлись, изучлись, регистрировлись рзличные физико-химические и метеорологические явления (эрозия, темпертур, воздушные потоки, тумн, конденсция, ионизция). Мы были уверены, что фун пещеры будет очень бедной из-з большой высоты нд уровнем моря и постоянно низкой темпертуры (четыре грдус) и что вряд ли удстся нйти что-нибудь кроме некоторых видов троглобий,[47] приспособленных к суровым условиям существовния.

Несмотря н все эти домыслы, урожй окзлся отличным: восемь рзличных троглобий, полуводных-полунземных, из которых две особи приндлежли к новому виду, который доктор Рене Жннель, профессор музея, нзвл в пмять Мрселя Лубн (Alhaenops loubensi). Эти существ — предствители живших когд-то н поверхности земли животных, исчезнувших с нее миллионы лет нзд — живые "окменелости" подобно знменитой рыбе целкнту.[48]

Однко больше всего нс интересовл гидрогеология. Открытый Лубном н дне пропсти неизвестный поток очень зинтересовл специлистов, и это придло прктический интерес дльнейшим исследовниям. Нши опыты с окршивнием воды покзли место выход подземного поток н поверхность, окзвшееся в семи километрх от пропсти и н тысячу двести метров ниже в долине. Этот подземный поток можно кптировть и использовть, отведя его воды по туннелю до смых турбин электростнции тк, чтобы он пдл н них с высоты шестисот — семисот метров.

Конечно, нм очень хотелось вновь спуститься в пропсть и достигнуть ее дн в зле, нзвнном злом Верн. В этом зле было еще ответвление, в которое мы рискнули зйти вместе с доктором Мерейем, Бллндро и Моэром и прошли по нему около километр, но нс остновил глубокя водня прегрд, лодок с собой не было.

Несмотря н нше горячее желние поскорее вернуться в Пьер-Сен-Мртен, ждть нм пришлось очень долго: возникли погрничные зтруднения. Где нходится пропсть — во Фрнции или в Испнии? Н этот деликтный вопрос было прктически невозможно ответить, и его удлось улдить лишь через шесть лет. Было признно, что входное отверстие пропсти нходится н территории Испнии, однко всего в двдцти двух метрх от грницы! Пропсть окзлсь фрнцузской н протяжении двух километров шестисот метров и испнской н протяжении одного километр. Эт удивительня пропсть, кк бы оседлвшя грницу, может считться фрнко-испнской.

Ткое стрнное положение (однко не единственное, поскольку между Венгри