/ Language: Русский / Genre:love_short, / Series: Любовный роман

Оазис его души

Никола Марш

Случайный знакомый подвозит Бриа Грин в отель, проводит с ней два дня, и они расстаются, как считает Бриа, навсегда. Однако девушка не может забыть Сэма Вэли...

ГЛАВА ПЕРВАЯ

  - Я не намерена садиться в машину!

  Бриа Грин уставилась на шофера. Тот смотрел на нее с насмешливым удивлением, словно предвидел такую реакцию.

  — Я не просила встречать меня. Кто послал вас?

  Шофер, которого звали Лен, судя по карточке, приколотой к лацкану, снял фуражку и потер голову. Макушка его блестела не хуже отполированного лимузина.

  —  Послушайте, мисс, я только выполняю свою работу. Ваше имя и маршрут были внесены в мой список заданий. Вот и все. Я не знаю, кто заказал машину, только следую инструкциям.

  Гнев Бриа испарился. Этот парень не виноват, что ее дражайший папочка снова выкидывает старые фортели.

  — Мисс?

  Лен держал открытой дверцу лимузина. Бриа чуть отпрянула назад, ощутив сильный запах новой кожи и полированного дерева.

  Она ненавидела этот запах. Густой, едкий, тошнотворный. С этим запахом она росла. Каждое утро шофер подвозил ее к школе и высаживал у ворот. Бриа оставалась один на один с детьми, которые немилосердно дразнили ее за то, что она ездит в школу в лимузине с шофером.

  Покачав головой, девушка отошла от открытой дверцы машины, точно самоубийца, раздумавший прыгать со скалы.

  —  Нет, я не могу. Простите.

  Лен нахмурился и с искренним недоумением посмотрел на нее.

  —  Но, мисс, у меня инструкция отвезти вас из аэропорта в Мельбурн, в отель «Меншен». Это распоряжение заказчика.

  —  Простите, какие-то проблемы? Вам нужна помощь?

  Великолепно! Только этого ей не хватало! Какой-то незнакомец с аристократическим выговором сует нос в ее дела. Раздражение нарастало с каждой минутой. Однако Бриа растянула губы в улыбке и взглянула на незнакомца. Надо от него отделаться. Пусть Лен с ним разбирается. А она доберется до отеля на такси.

  Как бы то ни было, первая часть плана рухнула, когда ее озабоченный взгляд встретился с любопытными темно-карими глазами. Может, Бриа и не обратила бы на них внимания, если бы они не являлись частью неотразимой внешности. Высокие скулы, четко очерченный рот, прямой римский нос, средиземноморский загар и угольно-черные волосы.

  Поразительно! Парень выглядел шикарно и смотрел на нее с явным одобрением.

  —  Никаких проблем, — сказала она, помахав рукой.

  Бриа много путешествовала, занимаясь архитектурным бизнесом. Она знала, как опасно в незнакомом городе довериться первому встречному, как бы привлекательно он ни выглядел.

  —  Вы уверены?

  При звуках низкого густого голоса по ее телу пробежала дрожь. Великолепное произношение напомнило время, проведенное в Лондоне. То время она вряд ли когда-нибудь забудет.

  —  Безусловно.

  Она кивнула, подчеркивая свой ответ и отворачиваясь от мужчины. И тут же уперлась взглядом в кожаные сиденья цвета бургундского вина. Возле дальней дверцы лимузина виднелся бар.

  И вдруг выбор между лимузином и вероятностью быть похищенной перестал казаться таким уж сложным.

  —   Простите за вмешательство, но создается впечатление, что вы не хотите садиться в лимузин с этим мужчиной.

  Лен от возмущения стал пунцовым.

  —  Послушайте! Я возражаю! Я только выполняю задание и сейчас должен отвезти мисс Грин в ее отель.

  . Незнакомец не обратил внимания на Лена и сосредоточился на Бриа. Его настойчивый взгляд нервировал ее.

  —  Вы предпочитаете взять такси?

  —  Да, пожалуйста. - Бриа кивнула, радуясь, что нашелся человек, готовый помочь ей, не делая из этого грандиозного события. Она хотела так мало. Сесть в такси, попасть в отель, принять горячую ванну и подготовиться к выступлению.

  —  Мисс Грин, вы уверены, что это правильно?

  Лен не собирался так легко отступить. Она устало улыбнулась ему. Он немного успокоился.

  —  Уверена. И не думайте о вашем заказчике. Если у вас будут неприятности, пусть он свяжется прямо со мной.

  Лен пожал плечами, коснулся фуражки и захлопнул дверцу. Безумная девица — она предпочитает ехать в разбитом такси, игнорируя роскошный лимузин.

  —  Спасибо, — поблагодарила Бриа незнакомца, однако встревоженно отметила,  что у тротуара осталось только одно такси.

  —  Всегда с удовольствием. Вы не возражаете разделить со мной машину?

  —  Ваше такси?

  Она знала такие фокусы. У мистера Приятного Парня есть тайные мотивы. Он помог ей избавиться от Лена только для того, чтобы отвезти ее в какое-нибудь забытое Богом место.

  В его глазах появился насмешливый блеск, будто он сумел прочитать тайные мысли Бриа.

  —  Я взял последнее такси. Водитель сказал, что пару минут назад закончился футбольный матч. Так что свободных машин долго не будет.

  —  Ничего. Я поеду на автобусе.

  Ее планы опять поменялись. Ни горячей ванны, ни подготовки к выступлению...

  Он секунду поколебался, потом пожал плечами.

  —  Поступайте, как вам удобно. Я остановился в отеле «Меншен». Вам, вероятно, не по пути.

  — Вы остановились в «Меншене»? Прибыли на конференцию по архитектуре?

  —  Нет, я не участвую в конференции. У меня здесь другие дела.

  Она играла кожаной застежкой на сумке и взвешивала все за и против. Рискнуть и отправиться на такси с красивым незнакомцем или потратить целую вечность в автобусе.

  Может быть, она упрямая, как утверждает отец, но не тупица.

  —  Простите, если я была немного резкой, — начала девушка, протягивая руку. — Я Бриа Грин. Если ваше предложение еще в силе, я бы с удовольствием разделила с вами такси. Странное совпадение,  но я тоже собираюсь остановиться в «Меншене».

  Он вскинул темные брови и пожал ее руку.

  — Сэм Вэли. Конечно, вы можете ехать со мной.

  —  Прекрасно.

  Бриа неуверенно улыбнулась. Странно — его рука была теплой, пожатие крепким, но не ломающим пальцы. Однако от пронзительного взгляда темных глаз у нее забегали по спине мурашки.

  —  Мисс Грин, вы верите в судьбу?

  Бриа быстро высвободила руку. Будучи сильной, своенравной, амбициозной особой, она порой принимает необъяснимые импульсивные решения, которые приводят к далеко идущим последствиям.

  —   По-моему, мистер Вэли, мы сами создаем свою судьбу.

  Он искренне и доброжелательно усмехнулся. Все ее опасения моментально исчезли.

  — Прошу вас, зовите меня Сэм. В конце концов, мы собираемся вместе ехать в такси.

  —  Бриа, — откликнулась она.

  —  Вы готовы к отъезду?

  Она кивнула, спрятав улыбку. Сэм говорил фразами из учебников для изучающих язык. Произношение английского лорда, костюм от дизайнера, импозантная внешность, роскошные часы из платины и золота на левом запястье - все говорило о богатстве и власти. Черты, которые обычно заставляли ее насторожиться.

  -  Пойдемте. Нам пора.

  Не успела Бриа ответить, как он подхватил ее сумку и понес к машине.

  Надеясь, что она правильно поступила, Бриа шла за ним. Выпала минутка для того, чтобы отдать должное его угольно-черному костюму в тонкую серую полоску. Его впечатляющей манере держаться, небрежной грациозности, подчеркивавшей скрытую силу.

  Бриа посмотрела на часы. До отеля оставалось ехать примерно десять минут. И она была рада этому.

  После краткого обмена репликами в начале пути спутники замолчали. Наконец Сэм нарушил тишину:

  —  Как долго вы полагаете здесь оставаться?

  -  Всего несколько дней. Конференция закончится в воскресенье, но я немного задержусь. А вы?

  Нельзя сказать, что это ее особенно интересовало. Сэм явно принадлежал к тому типу молодых людей, которые без конца перелетают из города в город, сосредоточенные на бизнесе или на чем-то другом. Однако в таком случае он бы без умолку болтал, стараясь произвести на нее впечатление. Сэм же был весьма сдержан.

  —  Я проведу здесь ночь и завтрашний день, — сообщил он.

  Бриа почувствовала легкий укол разочарования, что удивило и озаботило ее.

  —  Я называю это мимолетным визитом.

  Сэм пожал плечами. И привлек ее внимание к великолепным Мускулам под бледно-голубой рубашкой ручной работы.

  — Боюсь, это специфика бизнеса. Я уже привык к такому образу жизни.

  Бриа кивнула, полностью понимая его. Ей тоже часто приходилось летать. Кое-как она научилась, справляться с разницей во времени.

  Кстати, Сэм выглядел чертовски хорошо для человека, проводившего массу времени в самолете. Очевидно, он открыл собственное магическое средство, как не зависеть от биологических часов.

  — У вас есть планы на сегодняшний вечер?

  Бриа   покачала   головой,   предвидя   горячую ванну, о которой мечтала с самого аэропорта.

  — В таком случае сочту за честь, если вы пообедаете со мной.

  Последнее время она ни с кем не обедала, не флиртовала и не делала многое другое, потому что сосредоточилась на работе. Поэтому, как ни обаятелен Сэм, об обеде с ним не может быть и речи.

  Но чем дольше он смотрел на нее неотразимыми темными глазами, тем быстрее таяла ее уверенность.

  В приглашении нет ничего необычного. Вежливое предложение от человека, который уже оказал ей любезность, позволив поехать с ним в такси.

  Почему она не может пообедать с ним?

  Ведь она должна питаться, не правда ли?

  Кроме того, Бриа почувствовала в Сэме родственную душу.

  —  Я слышал, что в ресторане «У Джозефа» работает всемирно известный шеф-повар, который много лет провел в Лондоне. Кстати, буду счастлив больше услышать о вашем выступлении. Я заинтригован  и готов почерпнуть новые идеи, дабы улучшить собственный бизнес.

  —  В таком случае как я могу отказать?

  Бриа улыбнулась. Удивительно, насколько быстро она капитулировала! У Сэма глаза засверкали от удовольствия.

  Однако он не выглядел самоуверенным победителем — такими обычно становились мужчины, которые приглашали ее обедать. Сэм, казалось, был искренне доволен, что она приняла его приглашение.

  Единственная тема, на которую Бриа охотно беседовала, — это ее бизнес. И почему бы ей не помочь Сэму? Она должна ему за поездку на такси.

  Таким образом вечер станет похожим на бессчетное число деловых обедов. Она привыкла сидеть за одним столом с незнакомыми людьми, которые в конце концов становились ее клиентами.

  Никакого давления. Никаких ожиданий.

  Довольная Бриа откинулась на спинку сиденья.

  -  Я закажу столик. В восемь часов. Подходит?

  - Прекрасно, — согласилась она, вернув ему улыбку. Бриа мысленно признала, что она никогда с таким нетерпением не ждала обеда с клиентом, как теперь ждет обеда с загадочным незнакомцем.

ГЛАВА ВТОРАЯ

  Бриа вошла в ресторан на несколько минут раньше срока, уверенная, что будет первой. Но, едва переступив порог, она увидела Сэма. Он стоял в дальнем конце изысканно убранного зала с бархатными банкетками, начищенными серебряными настольными лампами и красного дерева мебелью. Широкими шагами он направился к ней. Его глаза видели только ее.

  Легкая дрожь восторга пробежала по спине. Неужели этот невероятно привлекательный парень обедает с ней? Пока он лавировал между столиками, все женщины оборачивались ему вслед.

  Сэм переоделся. Избавился от делового костюма и теперь был в черных брюках и белой рубашке с открытым воротом, которая подчеркивала великолепный загар. Манера держаться и легкий акцент говорили о его средиземноморском происхождении.

  —  Я так рад, что вы присоединились ко мне, — сказал он, приблизившись к ней. Его одобрительный взгляд неожиданно вызвал у нее дрожь, пробежавшую по всему телу. Бриа смутилась с непривычки. Такая реакция на мужчину была ей несвойственна.

  —  Спасибо за приглашение.

  Он вскинул брови на такой краткий, отрывистый ответ.

  Бриа невольно засомневалась в правильности своего  решения. Зачем только она согласилась пообедать с ним? Можно было вежливо поблагодарить его, как и следует сверхосторожной женщине, и отказаться.

  Вместо этого она минут пять придирчиво выбирала туалет. Ровно на четыре минуты дольше, чем обычно. Первый раз в жизни она ждала от этого обеда большего, чем обычных разговоров.

  —  Вы кажетесь немного напряженной. Устали?

  Бриа покачала головой, удивленная его проницательностью и заботливостью Большинство мужчин и не заметили бы, что она устала.

  —  По правде, я проголодалась. А причина усталости — мой бизнес.

  —  Давайте поедим, чтобы вы могли пораньше уйти.

  Она спрятала улыбку, которую вызывала его забавная манера говорить, и пошла рядом с ним. Его рука чуть касалась ее спины. Жар проникал сквозь шелк платья. Кожа горела. Наконец они добрались до своего столика. Бриа скользнула на стул, который Сэм подвинул для нее. Продуманный шаг, или он всегда такой вежливый?

  Это не имеет значения. Она раньше никогда не влюблялась в обаятельных мужчин. Ее бывший, Эллис, был замкнут и молчалив. А если что-то хотел сказать, то бубнил и заикался. Потому она и впустила его в свою жизнь. А потом еле развязалась. У нее нет намерения повторять все сначала.

  Даже если у Сэма самые изумительные карие глаза на свете.

  Надо признать, его глаза околдовали ее. Цвета темного шоколада, таинственные, гипнотизирующие.

  Глаза, которые хранят секреты.

  Глаза, говорящие о мудрости.

  Глаза, обещающие море возможностей...

  — Что-то случилось?

  Бриа вздрогнула.

  —  Простите, что я уставилась на вас. Это так грубо с моей стороны.

  И глупо! Очень, очень глупо. Сэм улыбнулся, уголки губ загнулись вверх. Лицо стало мягче.

  —  Напротив, я воспринял это как комплимент. Красивая женщина смотрит на мужчину. Это же высшая форма лести.

  —  Или безумия.

  Он засмеялся.

  —  Вы очень откровенная женщина. Я нахожу это интригующим.

  —  Со временем это начинает раздражать — так мне говорят.

  Бриа взяла меню и спряталась за него. Она чувствовала себя неуклюжей и не подходящей для парней класса Сэма. В этом таилась доля иронии, если вспомнить, что ее поместили в лучшую швейцарскую школу-пансион и всю жизнь она вращалась среди политиков, миллионеров и представителей высших кругов общества.

  Но в нем было что-то большее, чем только модная одежда  и  аристократический  выговор.

  Некое врожденное превосходство, позволявшее считать себя выше других,

  —   Я ценю честность,  — откликнулся он.  — Давайте вместе поедим, насладимся компанией друг друга и немного поговорим.

  Строчки меню расплылись перед глазами, когда до нее дошел смысл его слов. Что касается еды — она согласна. Что касается наслаждения — об этом можно поспорить. Что же касается предложения поговорить, то какой тут интерес?

  К счастью, появился официант и положил конец дальнейшим ее размышлениям. Бриа быстро сделала заказ. Она обожала вкусную еду и надеялась, что дары моря будут приготовлены отменно. Но у нее появилось подозрение, что нынче вечером под пристальным взглядом Сэма все будет невкусным, как солома.

  Когда официант исчез, Сэм откинулся на спинку стула. От этого простого движения натянулась рубашка на груди. Наверное, грудь у него такая же загорелая, как и лицо...

  —  Мне интересно услышать о вашем бизнесе. Можете вы побольше рассказать мне о нем?

  Бриа улыбнулась и невольно добавила Сэму еще один балл. Мужчинам обычно не интересно слушать о ней, и особенно о ее бизнесе. Один неандерталец однажды сообщил, что сделал открытие: мол, если женщина рассуждает о бизнесе, она становится мужеподобной. Естественно, нет нужды говорить, что это было последнее свидание с ним.

  — Я открыла свою архитектурную фирму не так давно. «Мотив» — моя гордость и радость. Мне повезло: целый год я работала под руководством лучших дизайнеров Австралии. Потом начала собственное дело.

  Она опустила период бесконечных споров с отцом и бессчетных попыток убедить его, что она не нуждается в поддержке папы Грина, австралийского Билла Гейтса.

  Хотя между ними была разница. Билл Гейтс заработал свои деньги сам. А грубый, ленивый Курт Грин ни разу в жизни не пошевелил и пальцем. Разве что когда грозил ей, что она потерпит неудачу.

  —  Очень интересно. У вас, должно быть, безупречная репутация, если вам предложили выступить на конференции?

  Если бы он знал...

  Конечно, у нее есть репутация. Бриа Грин — энергичный трудоголик и любой барак способна превратить в дворец. Она разработала в Австралии несколько крупных и интересных проектов. Попала на вершину сообщества архитекторов. И произошло это так быстро, что у нее до сих пор кружится голова. Однако успех она заслужила.

  — Мне повезло. Я была дизайнером некоторых, прямо скажем, знаменитых проектов. Все это время «Мотив» рос и креп. Не хочу хвалиться, но мое имя хорошо известно в Австралии.

  — Мы сами создаем нашу собственную удачу, — сказал Сэм, не сводя с нее глаз.

  Вернулся официант и наполнил бокалы дорогим шампанским. Потом так же незаметно, как появился, исчез.

  Бриа на все сто процентов согласилась с Сэмом в оценке удачи.

  Она родилась в богатейшей семье Австралии. Ей удалось избежать соблазнов роскошной жизни. Став постарше, она вырвалась из-под опеки отца и проложила собственный путь, создала свою компанию и стала сама себе хозяйкой.

  Бриа подняла бокал:

  —  За удачу.

  —  За удачу,  —  повторил Сэм. Бокалы мягко звякнули.  Его обжигающий взгляд был резким контрастом ледяному шампанскому, в котором подпрыгивали веселые пузырьки.

  У Бриа внезапно перехватило дыхание. В компании невероятно красивого парня, с плохо скрываемым обожанием смотревшего на нее, она и правда чувствовала себя фантастически удачливой.

  Едва переступив порог своего номера, Бриа сбросила туфли и рухнула на пышные подушки Огромной кровати. Сил у нее не осталось.

  Нельзя сказать, что это чувство было ей незнакомо. Так случалось по ночам после долгих часов работы. Но сейчас все было по-другому. Бессилие имело одну причину - учтивый молодой человек постепенно забирал ее в плен.

  В Сэме была какая-то тайна.

  Начиная с густых черных волос и заканчивая сверкающими дизайнерскими туфлями - все в нем манило ее. И к концу обеда Бриа поняла, что каждым словом он крепче опутывает ее.

  Сэм умело отводил разговор от себя и переключал внимание на нее. Обычно такой поворот настораживал ее. А напряженный, испытующий взгляд заставлял бы нервничать. Однако от взгляда Сэма девушка таяла и начинала болтать без остановки.

  В холле перед тем, как сесть в лифт, Сэм сказал, что прекрасно провел вечер и с удовольствием повторил бы это завтра, прежде чем завершит дела и улетит из этой страны.

  Ей бы надо отказаться, придумать какой-нибудь предлог. Мол, нужно готовиться к выступлению. Или притвориться фригидной, как после Эллиса она поступала со слишком навязчивыми поклонниками.

  Вместо этого Бриа кивнула, улыбнулась и согласилась.

  О чем она думала?

  Может, стоит завтра сослаться на головную боль? Какой занудный вариант. С каких это пор она стала занудой?

  Она приняла импульсивное решение. Скорее сердцем, чем головой. С этим все.

  Бриа занялась электронной почтой, ей хотелось погрузиться в бизнес, забыть очарование Сэма. Забыть о надвигающемся свидании.

  Она просмотрела послания. Внимание привлек текст, набранный крупными буквами: «Добро пожаловать в Адхару». Ее лучшая подруга, Элоиз вышла замуж за члена королевской семьи, правящей в маленькой пустынной стране, и с тех пор живет там, постоянно упрашивая Бриа навестить ее.

  Однако вместо послания от Лу она обнаружила письмо от Неда Уилсона, ее самого крупного клиента в Австралии. Медиамагнат был помешан на архитектуре Ближнего Востока и не мог дождаться, когда его владения в районе набережной Сиднея Бриа превратит в сказку Шахерезады. Кроме тот, он посылал нужные бумаги для поездки в Адхару.

  Бриа покачала головой, не веря своим глазам. Перечитала сообщение Неда. Это была не просьба, а приказ. А зная, на что способен Нед, капризничать не приходится. Он может запросто сломать ей карьеру. Похоже, у нее нет выбора.

  Отвратительно, что этот тип бесцеремонен, но его заказ выгоден во всех отношениях. Она проглотит свою гордость и сделает, как он хочет. Архитектура преимущественно мужское занятие. И Бриа просто обязана завоевывать признание в этом мужском мире.

  Сделав несколько вдохов, чтобы успокоиться, Бриа отправила ответ Неду. Затем взялась за второе письмо. На этот раз Лу. Она сообщала подруге о скором приезде. Лу придет в экстаз. Но, учитывая деловой характер своей поездки, Бриа сомневалась, что ей удастся уделить подруге много времени. И вряд ли они смогут предаться своему любимому занятию — гулять в парке, болтать и есть шоколад.

  Все не так уж плохо. Нед мог ее послать в глухие районы Сахары, где нет знакомых. А когда она выполнит его заказ, ее репутация в мире архитектуры взлетит на недосягаемую высоту.

  Ничто так не помогает строить карьеру, как известность, думала Бриа, и силы прибывали с каждым вдохом. Она почувствовала себя лучше, чем несколько минут назад, и пошла в ванную. Бриа представила пейзажи Адхары, и виды пустыни, бесконечные просторы быстро вытеснили из ее сознания мужчину с гипнотизирующими глазами.

  ГЛАВА ТРЕТЬЯ

  — Какой роскошный сад!

  У Бриа захватило дух при первом же взгляде на сад роз в викторианском стиле. Во всяком случае, это может послужить ей оправданием.

  Дело в том, что Бриа задыхалась. И все из-за парня, шагавшего рядом с ней.

  — Согласен. Сад роскошный, — сказал Сэм, продолжая неотрывно и сосредоточенно смотреть на нее и полностью игнорируя красивые цветы.

  Жар бросился ей в лицо. Она беззвучно ругала себя. Итак, Сэм умеет быть очаровательным. Бриа поняла это вчера за обедом. Он говорил комплименты, которые вроде бы ничего не значили, но звучали потрясающе.

  —  Можем ли мы пойти погулять? — спросила она.

  И еле дождалась его кивка — так ей хотелось поскорей убежать от загадочной улыбки, игравшей на его губах. Бриа заторопилась в сад. Затеряться среди роскошных цветов бесконечно лучше, чем поддаться искушению.

  —  Здесь так много цвета, так много красоты, — заметил Сэм. Она обернулась и удивилась, увидев, что он, нагнувшись, вдыхает аромат великолепной красной розы величиной с кулак.

  Бриа не ожидала, что мужчина, занимавшийся бизнесом, готов наслаждаться запахом розы и ласково разглаживать лепестки кроваво-красного цветка. Неожиданно она почувствовала комок в горле.

  Ох, нет... Нет, нет, нет!

  Никаких эмоций из-за мужчин! И кроме того, она знает Сэма не больше двадцати четырех часов. Почему же позволила ему сломать железные барьеры вокруг ее сердца?

  Мужчины хороши в зале заседаний и неважно выглядят в спальне. Они вообще не понимают женщин. Очевидно, поэтому она устала от Эллиса.

  Что же касается Сэма... Влюбиться в парня, которого она едва знает, — полное безумие.

  Прокашлявшись, Бриа ухватилась за приятную и безопасную тему. Надо же прочистить свою одурманенную голову.

  —  Когда конференция закончится, мне предстоит по-настоящему интересное  путешествие,   — сообщила она.

  —  Куда вы поедете?

  Сэм выпрямился. Бриа не успела отвести глаза. И вспыхнула, когда их взгляды встретились. У нее возникло сверхъестественное чувство, что он способен читать ее мысли.

  —  Вы, наверное, никогда не слышали об этом месте. Адхара, крохотная страна. Один из моих клиентов помешан на архитектуре Ближнего Востока. Он хочет воссоздать этот стиль в своем доме. Поэтому приказывает мне отправляться туда. И вдобавок там живет моя лучшая подруга. Разве это не прекрасно?

  Сэм молчал и не сводил с нее взгляда. Потом улыбнулся. Теплой, искренней улыбкой. Его глаза походили на жидкий шоколад. Но в их глубине мелькали какие-то таинственные искры.

  —  На самом деле я слышал о ней. Это очень красивая страна.

  —  Вы были там?

  Он мгновение колебался, потом кивнул.

  — Мой бизнес забрасывает меня в разные уголки мира. Это один из них.

  —  У меня та же ситуация, — согласилась она. Как бы выжать из него побольше информации?

  Адхара привлекала ее любопытство. Она видела пустыню в Интернете и уже представляла, каким должен быть дом для Неда Уилсона, не сомневаясь, что справится.

  — Должна вам признаться, что поездка в такое место, как Адхара, - не мой выбор. Практически я получила приказ ехать туда.

  —  Почему?

  Бриа пожала плечами. Она отметила какое-то смущение в проницательных глазах Сэма. Мелькнуло опасение - разумно ли делиться мыслями с человеком, которого едва знаешь.

  —  Честно? Из обрывков сведений, которые я получила от Лу, моей лучшей подруги, у меня сложилось впечатление об этой стране. Она изолирована от внешнего мира. В ней правит королевская семья, которая контролирует каждого и всех вместе. Добровольно я бы никогда не поехала туда.

  Сэм сжал губы. Создалось впечатление, что он не одобряет ее мнение.

  —  Если вы там никогда не были, как вы можете судить о стране?

  —  Полагаю, вы подумали, что я слишком строго сужу, да?

  Бриа намеренно сохраняла полусерьезный тон, не желая ничем портить этот особенный день. Прошло слишком много времени с тех пор, когда она проводила время с мужчиной, подобным Сэму... К сожалению.

  —  Каждый имеет право на собственные взгляды, — проговорил он, шагнул к ней и расслабился. — Но мне интересно услышать ваше мнение об Адхаре, когда вы вернетесь оттуда,

  —  Ох-ох, — промямлила Бриа, зная, что это их последняя встреча. Она не собиралась поддерживать отношения с Сэмом.

  Какой смысл?

  — Не устроить ли нам пикник? — предложил он.

  Она порадовалась веселому тону Сэма и кивнула. Потом подняла голову и увидела, как блестят у него глаза.

  В нем слишком много мужской силы.

  И он слишком близко стоит.

  Бриа глубоко вдохнула и ощутила тонкий аромат — смесь сандала и роз, окружавших их. Она потянулась к Сэму. Чтобы глубже погрузиться в этот запах.

  — Бриа?

  Он подошел еще ближе и пальцем нежно коснулся ее подбородка, отчего голова ее приподнялась и у нее не оставалось другого выбора, кроме как смотреть ему в глаза — гипнотизирующие, искрящиеся.

  Испепеляющий жар пробежал по венам. Бриа хотела прильнуть к нему. Прижаться губами к его губам и проверить их на вкус. Так ли они хороши, как выглядят?

  Его прекрасно очерченный рот создан для сообщения важных новостей, для произнесения нежных слов, для из души идущих и душу разрушающих поцелуев...

  —  Сейчас мы поедим.

  Бриа едва слышала его. В голове ее одновременно мелькнули несколько мыслей.

  Я хочу его целовать.

  Я хочу больше знать о нем.

  Я хочу проводить с ним много времени.

  Она отодвинулась.

  —  Это очень хорошо. Потому что я проголодалась. — Бриа потянулась за покрывалом и расстелила его под ближайшим дубом.

  —  У вас красивая страна.

  Заходящее солнце окрасило все вокруг в пурпурные, золотые и охряные цвета. Бриа отвела взгляд от величественного заката и посмотрела на Сэма.

  —  Да, недаром Австралию называют страной удачи.

  В темной глубине его глаз мелькнуло нечто неопределимое. Потом он улыбнулся:

  —  В этот момент я и есть удачливый человек.

   Она ответила ему улыбкой, словно подтвердив, что это и правда счастливый момент. Поздно разыгрывать скромницу или делать вид, что не поняла его комплимент.

  Бриа провела с Сэмом невероятный, волшебный день. Жаркие искры то и дело пробегали между ними. Это трудно отрицать. Однако он ни разу не преступил границу, а ей пришлось несколько раз одергивать себя...

  — Вы мне льстите.

  Сэм пожал плечами. От этого простого движения приподнялась белая рубашка поло. На долю секунды открылась искушающая картина — плоский загорелый живот.

  —  Нет, это правда.

  — Так вы сегодня радовались жизни?

  От его напряженного взгляда по ее спине забегали мурашки.

  - Больше, чем вы думаете.

  —  Я тоже хорошо провела день.

  Ни на одном свидании она не делала столько глупостей. Неужели можно так реагировать на парня, которого знаешь два дня? Бриа никогда так не вела себя. Обычно она все держала под контролем. Стыдно! С этим надо кончать.

  И неважно, насколько он искусителей.

  Чем раньше она покончит с капризами и бессмысленной тоской, со всем, что относится к Сэму, тем лучше.

  Бриа с ноткой сожаления сказала;

  —  Однако сегодня вечером мне надо подготовиться к выступлению.

  —   Ваша работа очень важна для вас. Я это понимаю.

  И самое удивительное — она могла поклясться, что он понимает. В его голосе не было ни капли осуждения.

  —  Вы хотели бы сейчас вернуться в отель?

  Следует добавить интуицию к уже и так разросшемуся списку его достоинств.

  Бриа ненавидела прощаться, ненавидела неловкость, которая возникала при этом. И ни минуты не сомневалась, что прощаться с Сэмом ей будет гораздо тяжелее, чем можно было бы предположить при их первой встрече вчера в аэропорту.

  — Бриа? Что-то случилось?

  Вздохнув, она повернулась к нему. Ее раздирали два противоположных желания.  Прямо сейчас бежать без оглядки. Или настолько продлить прощание, насколько возможно.

  — Честно? Я радовалась вашей компании больше, чем ожидала. И мне всегда трудно дается расставание.

  Он вскинул брови. Уголки губ поднялись в улыбке.

  - По-моему, вы только что сделали мне комплимент.

  —   Можете не сомневаться,  —  пробормотала Бриа.  Как бы ей хотелось, чтобы ее пульс не частил, едва появится улыбка Сэма. Она сознавала, что никогда раньше не испытывала такого внезапного влечения к мужчине. Никогда не теряла голову до такой степени.

  - Если так трудно сказать «до свидания», может быть, мы договоримся и встретимся снова?

  Сердце у Бриа взлетело и тут же стремительно упало. Наверное, она забыла, по каким разумным причинам, держалась подальше от таких мужчин, как Сэм. Пора вспомнить об этом.

  —  Не думаю, что такая встреча возможна. — Бриа покачала головой.   -  Так что,  наверное, лучше попрощаться сейчас.

  Он снова улыбнулся, на сей раз самоуверенно — как человек, привыкший добиваться желаемого.

  —  Я спрашивал у вас, верите ли вы в судьбу.

  —  Да, и я ответила вам, что об этом думаю. — Бриа показалось странным услышать философские рассуждения от хладнокровного бизнесмена.

  Люди бизнеса, с которыми она имела дело, уверенно оперировали цифрами и фактами. А рассуждения о судьбе оставляли неудачникам.

  — Хотите знать, о чем я думаю? — спросил Сэм.

  У нее перехватило дыхание, потому что он приблизился к ней вплотную. Ее потянуло к нему, точно металл к магниту.

  —  Ох-ох.

  — Я думаю, что мы обязательно скоро встретимся, — предрек Сэм.

  Ей хотелось бежать. Ей хотелось остаться. Ей хотелось понять, чего она хочет. Сэм помог, взяв инициативу в свои руки. Он подошел еще ближе и обхватил ладонями ее лицо.

  —  Для меня это было необыкновенное время. Думаю, и для вас тоже, Бриа Грин.

  Она не могла кивнуть или возразить, не могла думать и дышать. Потому что он склонился к ней и прикоснулся к ее рту. Требовательные губы завладели ее губами, глаза закрылись.

  —   Судьба устроит нашу будущую встречу,  — бормотал Сэм. Его низкий голос будто омывал ее чувственной волной, теплой, интимной, обещающей. Бриа прижалась к нему и расплавилась от жара, идущего от него.

  Его губы ласкали и дразнили ее. Она открыла глаза, желая запечатлеть в своем сознании образ Сэма. И внезапно Бриа решила сделать их прощание незабываемым. Она завладела губами Сэма и постаралась передать ему свое желание. У него замерло сердце.

  Бриа не могла думать.

  Не могла рационально оценивать свое поведение.

  Не могла искать объяснения...

  Вместо этого она изучала вкус Сэма, дразнила его и доводила до безумия.

  Она целовала его с невероятной жадностью. Когда в поцелуе встретились их языки, пламя охватило все ее тело и становилось все требовательнее и неукротимее.

  Сэм пробудил в ней такую чувственность, о какой она и не мечтала. Бриа хотела ласкать его, ощущать его, слышать его стон, в котором звучало бы ее имя...

  Сэм провел пальцами по ее волосам и прижал к стене, показывая ей, что их влечение обоюдно.

  Бриа даже не догадывалась, сколько времени они так простояли, застыв в поцелуе. В тот момент, когда Сэм прервал поцелуй, она задохнулась. Такого с ней никогда не было.

  Девушка прижалась к нему.

  О чем она думает?!

  —  Вам ничего не нужно говорить. — Сэм прижал палец к ее губам. На немыслимо краткий момент. И тут же отвел руку.

  Проклиная свое неумение обходиться с мужчинами, она начала:

  —  Сэм, я...

  —  Мы снова встретимся. Поверьте мне, — прервал он.

  —  Вы очень самоуверенный человек. Но в этот раз я не согласна с вами. - Она покачала головой.

  Сэм пожал плечами. Бриа с трудом удержалась, чтобы не кинуться к нему и не прижаться в последний раз к широким плечам.

  —  Вернемся сейчас в отель? — предложил он.

  —  Если вам все равно, я бы предпочла вернуться в отель одна.

  —  Как желаете. — Сэм наклонил голову.

  Бриа несколько раз глубоко вдохнула. Глаза горели от невыплаканных слез.

  —   Надеюсь,  вы довольны  своим  визитом  в Мельбурн, — сказала она.

  У Сэма сверкнули глаза. А ей пришлось сделать маленький шаг назад, чтобы снова не попасть в его объятия.

  —  Конечно, я доволен. Спасибо, что вы проводили со мной время.

  —  Это было забавно.

  Забавно? Неужели трудно найти слово, более подходящее к обстоятельствам?

  — До свидания, Бриа Грин.

  Он взял ее руку и склонился над ней в нежном, ласковом поцелуе. Бриа вздохнула — вот если бы этот момент длился вечность.

  —  Прощай, Сэм.

  Бриа улыбалась, последний раз глядя на красивое лицо. Она не могла понять, что означает его выражение — то ли в шоколадных глазах триумфальный блеск судьбы, то ли мистическое сияние. Надо скорей уходить, пока еще держат ноги.

  Острые каблучки постукивали по дорожке, эхо нарушало тишину. Бриа приказала себе не оборачиваться, хотя, казалось, все бы отдала за еще один, последний взгляд.

  —  Не прощай, — уверенно возразил Сэм. Ровный стук каблуков сбился, по спине пробежали мурашки. Бриа никогда не верила ни в судьбу, ни в предчувствие, ни во что другое. Но в эту минуту, когда она еще ощущала вкус его рта, когда в сердце хранились бесценные воспоминания каждой секунды, проведенной с ним, ей очень хотелось поверить.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

  — Это Бри!

  Бриа резко обернулась и увидела высокую, элегантную брюнетку, выходившую из серебристого лимузина. От волнения она забыла про свой багаж и побежала по раскаленному бетону.

  — Лу! Ты выглядишь потрясающе!

  Лу смеялась, всхлипывала и чуть не задушила ее в объятиях. Они сделали секундный перерыв, чтобы отдышаться. И снова сжали друг друга в крепких объятиях.

  —  Бри, так здорово увидеть тебя!

  Лу держала подругу за руку и озорными голубыми глазами изучала ее с головы до ног. В рекордный срок она оценила шифоновое платье зеленого цвета и туфли в тон ему.

  —  И белье от Прада. Не меньше.

  Бри рассмеялась.

  — А ты ни капельки не изменилась. По-прежнему знаток лейблов, да?

  Лу надула губки и уперлась руками в бока:

  — Ты думаешь, мой наряд от дизайнера?

  — По правде говоря, нет. Но вид божественный.

  —   Это называется salwaar kameez. Сверхудобно!

  Бри никогда не видела подругу в одежде женщин Ближнего Востока. Длинные свободные шаровары и туника того же цвета. Серебряные аксессуары подчеркивали ее элегантность.

  —  Не могу поверить, что ты и правда здесь. — У Лу на мгновение затуманились глаза.

  Они через многое прошли вместе. Пережили строгие правила швейцарской школы-пансиона, куда поместил Бри отец, вырвались оттуда и провели год сплошного праздника в Лондоне.

  Лу была рядом, когда Бри порвала с Эллисом. И она знала, как плохо сложились у подруги отношения с отцом. И все же они очень давно не виделись.

  Немного эгоистично.

  — Ты о времени, да?

  —  Время ушло. — Лу помолчала и снова обняла подругу. — Но раз уж ты здесь, что хочешь увидеть? Мы можем провести вечер в «Барл аль-Араб», самом забавном отеле здесь, в Дубае. Можем поехать в Адхару. Выбирай.

  —  Я бы поехала в Адхару. Хочется поскорее все увидеть. Я любопытная.

  — Великолепно! — всплеснула руками Лу. Классический жест возбуждения. Бриа запомнила его еще со школы. — Держу пари, ты рада, что я все еще живу в королевской резиденции.

  —  Совершенно верно. Я бы предпочла остановиться там, а не в отеле, который забронировал Нед. Ведь не каждый день девушке предлагают пожить во дворце.

  Вспомнились виды высоких белых башен с мягкими округлыми куполами и резными окнами в мозаичных рамах на фоне бесконечной пустыни.

  Вначале Бриа злилась, что придется побывать в Адхаре по воле напористого клиента. Теперь же признавала, что снимки дворца, которые Лу переслала ей по электронной почте, только разожгли ее архитектурный аппетит.

  — А принц не будет возражать, если я поживу у тебя?

  —  Понятия не имею, — пожала плечами Лу. — Мы редко его видим. Мой Юсиф занимается всеми делами здесь, на Ближнем Востоке. А сам принц больше времени проводит за границей. Он настоящий предприниматель.

  —  И как он выглядит?

  Не то чтобы Бриа особенно этим интересовалась. Просто она подумала, что, поскольку поселится в королевской резиденции, ей лучше быть хорошо подготовленной, дабы не сделать ошибочный шаг и не вызвать международный инцидент.

  К ее удивлению, подруга ухмыльнулась и залилась краской.

  — Ты наслушалась о принцах и об их репутации плейбоев?  Его Королевское высочество совсем другой.

  —  В каком смысле?

  — Если тебе повезет, сама увидишь. — Ухмылка Лу стала еще шире.

  Бри знала эту глупую улыбку. Подруга всегда прибегала к ней, когда возле них вертелся слишком горячий парень.

  —  Так он не старый, не морщинистый и не согбенный?

  —  Вот именно.

  Они засмеялись и прижались друг к другу. Так они делали миллион раз прежде. И теперь снова были рядом. Бриа улыбалась, думая о том, как сильно она скучала по Лу.

  —  Садись. Нам предстоит долгая дорога. Надо поменять лимузин на джип, когда будем ехать по пригородам Дубая. А потом еще шесть часов пути до Адхары.

  —  В путь.

  Бриа моментально замерзла, оказавшись в лимузине. В памяти тут же вспыхнула картина, как она отказывалась сесть в такую же машину. И в результате познакомилась с мужчиной, которого никогда не забудет, сколько бы ни пыталась.

  —  Все в порядке? — Лу проницательно уставилась на нее. У Бри на мгновение мелькнула мысль, стоит ли упоминать о Сэме. — Начинай, Бри. Нам еще много часов ехать. Так что ты вполне можешь откупорить бутылку и  выпустить на волю все сплетни.

  Вздохнув, Бри прижалась затылком к удобному кожаному подголовнику. Что она могла сказать? Что ей нравится парень, которого она знала два дня. Что она, скорей всего, никогда больше его не встретит. Несмотря на его утверждение обратного.

  —  Ты с кем-то познакомилась, правда? — подначивала ее Лу. — Давай, продолжай. Я хочу услышать все до последней пикантной подробности.

  —  Честно говоря, особенно нечего рассказывать, — улыбнулась Бри. — Я его встретила на конференции, о которой тебе рассказывала. В первый вечер был обед. Следующий день мы провели вместе. Очень романтично. Это все.

  Она не упомянула про прощальный поцелуй, который невозможно забыть.

  —  Что значит «это все»? Ты не собираешься увидеть его снова?

  Бриа покачала головой. Она почувствовала себя скверно — и это при одной только мысли, что ей никогда не увидеть горячие шоколадные глаза Сэма.

  —  Он живет в Лондоне! Я живу в Сиднее. Конец сказки.

  — Вечно у тебя истории с лондонскими парнями. Почему? — удивилась Лу.

  —   Ты обещала никогда не упоминать о нем. Помнишь?   —  Одна только мысль об Эллисе и даром потраченном на него времени вызвала у нее желание немедленно бежать в пустыню.

  —  Помню. — Лу с секунду помолчала. Голубые глаза засверкали. — Ну, а как этот новый парень... Последние два года я не слышала, чтобы ты говорила о мужчинах. Если он что-то для тебя значит, можно устроить свидание. Что же касается расстояния... так ты, наверное, слышала, что есть электронная почта, телефон, даже самолет, если захочется встретиться.

  Бриа отмахнулась от всех предложений подруги.

  —  Слишком сложно. Кроме того, отношения на большом расстоянии — это не в моем вкусе.

  —  Отношения не в твоем вкусе полностью прекратились. Я о слизняке Эллисе. Не все же мужчины такие, как он. Пришло время положить конец твоему перерыву.

  - Ты же знаешь, это не только его вина. Я сама начала отношения, чтобы попробовать, получится у нас что-нибудь или нет.

  — Этот тип напоминал рыбу. А в глазах доллары — другого он не видел. Ты хотела сделать из него человека. А он думал, как бы использовать престиж фамилии Грин.

  — Да, так и было. — Бриа засмеялась. Но в глубине души она знала, что печальный финал отношений с Эллисом — не только его вина.

  Она редко уделяла ему внимание, предпочитая сосредоточиться на создании собственного бизнеса. К тому же она не собиралась выходить за него замуж. Эллис пытался контролировать ее. Как и отец. Почему она и убежала от него.  И ни при каких обстоятельствах не позволит мужчине так относиться к ней.

  Тогда почему же ты вспоминаешь Сэма?..

  —  Так расскажи, что это за таинственный мужчина? Думаешь, с ним у тебя может что-то получиться? — настаивала Лу.

  —  Посмотрим.

  Бриа ужасно хотелось закончить этот разговор. Чем больше Лу пыталась разузнать о Сэме, тем сильнее колебалась ее решимость оставить все как есть. Она могла сейчас совершить безумный поступок. Например, позвонить Сэму. Телефон он, уезжая, написал на какой-то карточке и оставил для нее у портье в отеле.

  К счастью, в этот момент лимузин плавно затормозил. Подруги быстро перебрались в такой же импозантный джип с полным приводом, который уже ждал их.

  Хорошо. Во время долгого путешествия  по пустыне у нее будет много времени, чтобы расспросить Лу о жизни в Адхаре. Благоприятная возможность забыть о парне — красивом, как фотомодель, с проницательными темными глазами.

  При виде королевской резиденции у Бриа перехватило дыхание с первого же взгляда.

  Ничто не подготовило ее к великолепию ослепительно белых куполов и башен, высившихся на фоне золотых песков пустыни, которые тянулись до горизонта, где яростно-пурпурный шар солнца медленно уходил из виду.

  Ни снимки, которые Нед и Лу переслали ей, ни восторженные рассказы подруги не подготовили ее к такой невероятной красоте. Как зачарованная, она вздохнула.

  — Производит впечатление, да?

  Бриа услышала в голосе Лу гордость и не могла упрекнуть ее. Если бы она жила в таком дворце, то лопнула бы от переполнявшей ее гордости.

  —  Ох, до меня постепенно доходит.

  Лу засмеялась.

  —  Теперь ты понимаешь, почему я весь прошлый год пыталась вытащить тебя сюда? Это волшебный дворец.

  Он должен быть волшебным, чтобы превратить ее лучшую подругу, любящую веселье и хорошее общество, в довольно покорную жену кузена принца. Для этого, вероятно, подходит определенный тип женщин. К нему принадлежала мать Бриа. Сама Бриа поклялась, что никогда такой не будет.

  Они подъезжали все ближе и ближе. Брил не могла отвести взгляд от этого великолепия. Сводчатые окна, обрамленные мозаикой цвета бирюзы и рубина. Терракотовые двери из старинного дерева. Белые каменные стены с резным орнаментом.

  Дворец — мечта архитектора. Она могла бы провести здесь год, изучая каждую изысканную линию и завитушку.

  —  Грандиозно! — проговорила Бриа.

  Они въехали в искусно украшенные резьбой деревянные ворота. Их окружили вооруженные люди. Машина направилась к дверям, которые повторяли узор на воротах.

  —   Подожди, пока не увидишь остальное. Ты будешь дважды счастлива, что отказалась от отеля в обмен на пребывание во дворце. — Лу усмехнулась и чуть ли не выпрыгнула из машины.

  Ее энтузиазм заразил Бриа. Она кивнула и заспешила за подругой, торопясь осмотреть интерьеры. Если внешний вид резиденции привел ее в восторг, то теперь ей грозило еще большее потрясение.

  Бриа направилась к багажнику и ждала водителя, спеша забрать свои сумки и начать исследование. Но водитель почему-то не разделял ее нетерпения. Он стоял, смущенно поглядывая то на нее, то на Лу, и не доставал багаж.

  —  Успокойся, Бри. Оставь вещи. Их принесут прямо в твою комнату.

  Бриа сжалась от неприятных воспоминаний о подобном разговоре с отцом. Тогда она мечтала хоть что-нибудь сделать, лишь бы не подчиниться ему.

  —   Прекрасно. Но я могу сама отнести свои сумки.

  —  Послушай, — прошептала Лу, — я знаю, ты поклялась не пользоваться преимуществами богатства. Но пока ты здесь, тебе придется смириться. Во дворце такой образ жизни. И ты ведь не хочешь смущать жителей Адхары. Или, того хуже, оскорблять их.

  Бриа замерла. Меньше всего она хотела нарушить местные порядки и навредить Лу. Дружба с Лу бесценна. Она не собирается терять ее.

  —  Хорошо, — согласилась Бриа и была вознаграждена одной из сияющих улыбок Лу. Она смущенно кивнула водителю, отошла от машины и последовала за подругой во дворец.

  Ей не часто удавалось сочетать бизнес с удовольствиями. В этой поездке она займется и тем и другим.

  Бриа моргнула и закрыла глаза. Потом снова открыла.

  Бриа выросла в роскошной обстановке, окруженная самыми изысканными вещами. Но ничто не шло в сравнение с пышностью этого небольшого помещения.

  Ее спальня?

  Хихикая, она покачала головой. Низкая тахта. Мраморный кофейный столик. Ручной работы огромный шерстяной ковер. Ковер лежал между королевского размера кроватью и гардеробом, украшенным ручной резьбой по дереву. В его рисунке переплетались эбеново-черные и темно-красные тона. Шелковые подушки были тщательно подобраны по цвету к ковру. Замысловатая мозаика окаймляла окна. На кровати лежало покрывало насыщенного изумрудного цвета.

  Она опустилась в ближайшее кресло и вздохнула, наслаждаясь уютом. Закрыла глаза, впитывая аромат, наполнявший комнату.

  Ей не удавалось определить нежный запах. Сандаловое дерево? Мед? Цветущее апельсиновое дерево?

  Размышления об экзотических запахах вызвали в памяти другой образ. Мужчина со средиземноморским загаром и глазами цвета шоколада. Мужчина, который слишком быстро завладел ее вниманием. Бриа не могла не думать о нем, хотя собрала все силы, чтобы отделаться от навязчивого образа.

  — Хватит, — пробормотала она и открыла глаза, услышав легкий стук в дверь.

  — Войдите, — проговорила Бриа, решив, что это заглянула Лу, чтобы сообщить ей о планах на несколько следующих дней,  и удивилась, увидев молодую девушку.

  —  Вам все нравится, мисс Грин?

  Бриа встала и подошла к двери, предлагая незнакомке войти.

  —  Да, благодарю вас. Боюсь, я еще мало кого здесь знаю. И кто вы, тоже не знаю. Вы родственница принца? 

  Девушка покраснела и испуганно оглянулась.

  —  Нет, мисс, я  Раша. Я здесь, чтобы прислуживать вам.

  У Бриа застыла кровь. Она с детства терпеть не могла обслуживающий персонал. Отец приспособил прислугу для слежки за дочерью. Они шпионили за ней, писали доносы.

  —  Прислуживать мне?

  —  Я ваша личная горничная, — кивнула Раша.

  —  Но мне не нужна... — начала Бриа и остановилась. Убитое выражение лица девушки напомнило ей разговор с Лу. Она не хотела обижать Рашу и, стиснув зубы, сказала: — Мне ничего не нужно сейчас, благодарю вас.

  Вдруг Раша разулыбалась.

  —  Но вы теперь знаете, кого звать.

  Бриа молча кивнула и дала себе слово свести использование услуг этой старательной девочки до минимума.

  —   Мадам Элоиз просила меня передать вам послание.

  - Да?

  —  Она придет в вашу комнату через час и поведет вас на экскурсию по этому крылу.

  Раша отлично говорила по-английски, только с легким акцентом. Интересно, где может получить образование девушка в такой стране, как Адхара? Считают ли здесь девушек равными молодым людям?

  —  У вас совершенный английский. — Бриа не удалось подавить любопытство. — Вы изучали язык в школе?

  Раша залилась краской и застенчиво кивнула.

  —  Вместе с французским и арабским.   А с тех пор, как я начала работать у принца, у меня появилась возможность практиковаться.

  —  Принц поощряет знание языков?

  —  Конечно. Наступают перемены.

  —  Перемены?

  Раша энергично кивнула.

  —   Рост. Большие города. Больше возможностей. Принц решил всех сделать счастливыми. Он хочет только самого лучшего для нашей страны.

  —  Понимаю, — пробормотала Бриа. Ее заинтриговал столь прогрессивно мыслящий правитель.

  —  Принц — человек чести. Скоро вы сами увидите, — добавила Раша.

  - Да?

  От неловкости у Бриа забегали по спине крохотные мурашки. В ее планы не входило беседовать с принцем. И когда Лу сказала, что он редко бывает в своей резиденции, она почувствовала облегчение.

  Назовите ее чокнутой, назовите старомодной, но у нее сложился образ наглого, властного тирана с огромным гаремом. И у Бриа не было намерения общаться с ним, как бы гостеприимно ее ни устроили во дворце.

  —   Его высочество вернулся сегодня утром. Вероятно, он примет вас завтра, когда вы отдохнете. Ох, я слишком много говорю. Я должна оставить вас. Пожалуйста, не колеблясь звоните мне, если что-нибудь понадобится.

  —  Спасибо, — сказала Бриа и, улыбаясь, смотрела, как Раша наклонила голову и, не поворачиваясь к ней спиной, направилась к двери.

  Значит, принц Адхары прогрессивный, устремленный в будущее правитель? Посмотрим.

ГЛАВА ПЯТАЯ

  Бриа глубоко вздохнула, поправила кремовое шелковое платье и постучала в дверь личных апартаментов принца. Ей бы очень хотелось быть поспокойнее. Раздалось негромкое «Войдите».

  Она и раньше встречалась с королевскими особами. Даже обедала с ними. Играла с их детьми. Но что ждет ее здесь?

  Бриа закрыла за собой дверь и прошла в комнату. Тяжелое чувство охватило ее, когда она заметила высокого мужчину в белом мундире и фуражке. Он допил стакан и повернулся к ней.

  В нем было что-то знакомое. Разворот плеч. Движение, каким он поставил на поднос стакан. Когда же она увидела его лицо, сердце у нее остановилось. Она чуть попятилась и ударилась о дверь.

  — Бриа, я так и знал, что это для вас может быть шоком. Как вы?

  Как бы ей хотелось, чтобы ноги держали ее крепче. Чтобы сердце заработало. Чтобы черные точки перестали плясать перед глазами. Чтобы она смогла осознать, что мужчина в белом мундире, который на рекордной скорости пересек комнату и взял ее за руки, который озабоченно смотрел на нее, что этот мужчина — Сэм.

  Сэм, тот парень, который заинтриговал ее в  Мельбурне

  Сэм, тот парень, который обещал, что они скоро встретятся.

  Сэм — принц?

  Принц!

  Это не может быть реальностью.

  —  Идите сюда и садитесь. Позвольте, я налью вам мятного чая.

  Он подвел ее к низкой желтовато-коричневой кушетке.

  —  Вот, выпейте это.

  Бриа приняла предложенный стакан и продолжала смотреть на него. Те же твердые черты. Высокие скулы. Темные глаза. И чувственные губы. Она поперхнулась и закашлялась...

  Это был Сэм.

  Ее Сэм.

  Сэм, принц Адхары, который очаровал ее без всяких усилий. Который лгал ей с первого дня знакомства.

  А она вела себя глупо. И даже позволила ему разрушить ее непроницаемую защиту. Она пустила его в свою жизнь, пусть и мимолетно.

  —  Нам надо поговорить.

  Он принял у нее стакан и, видимо, почувствовал перемену в ее настроении — от явного недоверия к ярости.

  —  Нам надо поговорить? — Она с трудом сдерживалась. — Гмм, позвольте предположить, о чем мы могли бы поговорить. Вы меня обманули — это раз. Оказывается, вы принц, — это два. Вы играете в какую-то странную игру — это три. И кажется, я единственный игрок, который не знает правил.

  —  Я никогда не лгал вам.

  —  Правильно. Вы смеялись надо мной!

  Бриа вскочила с кушетки. Она разрывалась между двумя  желаниями   —   не   оборачиваясь, бежать из этой комнаты и без оглядки броситься в объятия Сэма.

  —  Я никогда не лгал вам, — повторил он. — Я действительно занимаюсь бизнесом и был в Мельбурне по делам, связанным с постройкой Адхара-Сити. Много времени я провожу в Лондоне.

  Бриа повернулась к нему. В этот момент она ненавидела его холодный назидательный тон, его спокойствие, его отменный английский.

  — А что об остальном?

  О том, как он очаровал ее, льстил ей, целовал и: заставил на мгновение поверить, что она может снова доверять людям.

  —  Остальном?

  —  О принце Адхары.

  Он пожал плечами. Будто высокое положение для него ничего не значит.

  —  Это к делу не относится.

  —  Не относится?! — Бриа чуть ли не визжала. Ей с трудом удалось успокоиться. — А ваше имя? Вы действительно Сэм Вэли?

  —  Мое полное имя — принц Сэммен аль-Вэли. Но близкие называют меня Сэм.

  Увидев Сэма в королевских покоях, узнав его настоящее имя, слушая его спокойный убеждающий голос, она пришла к неутешительному заключению: он — принц и это препятствие непреодолимо.

  Какая ирония! После мучительных колебаний, звонить ему или оставить все как есть, решение оказалось принятым. Но это произошло без ее участия.

  —  Знаю, для вас это оказалось шоком, — сказал Сэм, обходя низкую кушетку и мраморный кофейный столик. Он хотел приблизиться к ней. А она выставила вперед руки, чтобы отгородиться от него.

  —  Объясните мне, в Мельбурне вы знали, что Элоиз моя лучшая подруга? Когда мы первый раз встретились в аэропорту, вы знали, кто я? Вы приложили руку к решению Неда отправить меня в Адхару?

  Голос Бриа дрожал. Она опустилась в ближайшее кресло. Неприятно показать ему свою слабость, но у девушки не было сил скрывать ее.

  Такое крушение, такое предательство в жизни Бриа уже было. Тогда она узнала, что отец заплатил ее первому бойфренду за то, чтобы тот сопровождал его дочь на первый бал. Она поклялась, что больше никогда не допустит такого. Больше никогда не будет чувствовать себя абсолютно уязвимой.

  Сейчас Бриа испытывала такое же смятение, такую же боль.

  Сэм сел напротив, невозмутимый, уверенный, в совершенстве владеющий собой. Ей хотелось его ударить.

  —   Когда мы встретились в первый раз, я не знал, кто вы. Просто я заинтересовался вами. Я не знал Неда, но от Элоиз слышал, что он ваш клиент.

  — Но почему вы ничего не сказали в тот момент, когда я сообщила, что собираюсь посетить эти места?

  Он пожал плечами.

  —  Я хотел, чтобы вы приехали в мою страну. Честно говоря, я боялся, что, узнав, кто я, вы бы отказались от поездки.

  Он был прав!

  Если бы Бриа знала, что там снова увидит его, что остановится в королевской резиденции, она никогда бы не приехала.

  —   Лжец,  —  прошептала она и неожиданно вспомнила их прощальный поцелуй. Бриа вспыхнула.

  —  Вы все помните. — Голос низкий, хриплый. Полный контраст с тем холодным, деловым тоном, каким он говорил минуту назад.

  Черт бы побрал его глаза: темные, загадочные, обольщающие. Они заставляют ее вспоминать о том, что она хотела бы забыть.

  — Не понимаю, о чем вы говорите, — пробормотала Бриа. Невозможно отвести от него взгляд, как бы она ни старалась. Она в ловушке чарующих глаз цвета шоколада.

  —  Вы не рады, что увидели меня?

  Он встал, опустился перед ней на одно колено и завладел ее рукой.

  —  Хотя в Мельбурне я не раскрыл вам свое истинное положение, я все тот же человек. Вы не можете это не видеть.

  Бриа на мгновение закрыла глаза и покачала головой. Как ей хотелось, чтобы он перестал смотреть на нее так, будто она что-то для него значит! Как ей хотелось, чтобы его легкие, нежные прикосновения к ее рукам не вызывали жар во всем теле!

  —  Вы не тот человек.

  Сэм обхватил ладонью ее подбородок.

  —  Посмотрите на меня, — скомандовал он. По старой привычке она бы ни за что не подчинилась, если бы не его ласковый голос. Бриа открыла глаза и взглянула на Сэма. — Я тот же самый человек, который наслаждался вашей компанией за обедом. Я тот же самый человек, который провел с вами незабываемый день. Я тот же самый человек, который сделал это...

  Он подался вперед. Бриа перестала дышать. Он прижал свои губы к ее. Нежный, словно прикосновение перышка, поцелуй. Она не оттолкнула его, не высвободилась, не проявила никакой активности — просто сидела и жаждала новых поцелуев. На этот раз более требовательных. Наконец Бриа отбросила все колебания и поцеловала Сэма.  Сама.

  Не ласково.

  Не нежно.

  Но со всей злостью, страстью и неодолимым желанием, которое он зажег, просто глядя на нее.

  Что она делает? Целует принца Адхары?

  Если раньше у нее и у Сэма был хотя бы минимальный шанс, то сейчас не осталось ничего. Королевские особы не поддерживают отношения с обычными женщинами. Обычные женщины не влюбляются в королевских особ, которые могут иметь любую красавицу.

  —  Вы не тот же самый, — пробормотала она, чуть откидываясь назад. Печаль закрадывалась в душу. — Вы не тот Сэм Вэли, с которым я познакомилась.

  Сэм снова завладел ее руками и крепко сжал их.

  — Я тот же самый человек, какого вы знали. Тот же самый человек, который сосредоточен на бизнесе, как и вы. Тот же самый человек, который собирается жениться на вас.

  Смятение охватило ее. Бриа пыталась осознать последнее заявление Сэма. Ничего не получалось.

  Выйти за него замуж?

  Это, должно быть, какая-то шутка.

  Чем раньше она убежит из дворца, тем лучше. Даже если для этого ей придется ползти по раскаленным пескам пустыни.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

  Сэм выпрямился. Бриа тоже встала. Ей надо было посмотреть ему в лицо. Он одержал верх — обрушил на нее прямо-таки сюрпризы столетия. Сначала ошеломил, признавшись, что он и в самом деле принц. И почти следом, не дав переварить новость, сделал предложение.

  Игра закончена, Ваше высочество... или Ваше величество... или как обращаются к королям пустыни?

  —  То, что вы принц, я еще могу пережить. Но делать предложение женщине, с которой вы едва знакомы! Вы в своем уме?

  Бриа ожидала бурного возмущения, гневной реакции. Но Сэм только покачал головой и натянуто улыбнулся.

  —  Я в совершенно здравом уме, — сказал он и повелительным жестом показал на кресло, в которое ей надлежало сесть. — И вы это увидите, когда мы поженимся.

  Бриа обошла кресло и ухватилась за спинку, чтобы сдержаться и не натворить каких-нибудь глупостей, вызвав тем самым международный скандал.

  — Мы поженимся? Но я вас совсем не знаю.

  Удивительно! Ведь она всегда держалась настороже. Как же он смог разрушить все преграды?

  —  Я человек чести. Я буду уважать вас и относиться к вам так, как вы того заслуживаете.

  —  А как быть с... как это называется... что-то вроде личной тусовки, некой компании для развлечений? Вероятно, вы ее где-то прячете?

  Бриа даже вздрогнула от унижения и горечи, когда до нее дошло, как близка она к тому, чтобы стать участницей такой тусовки.

  —  У меня нет гарема, если вы-об этом. Не надо верить сплетням.

  Бриа подавила стон. Слухи о развлечениях принца-плейбоя, которые пересказывала ей Лу, моментально вспыхнули в голове.

  Великолепно! Строила, строила защитный барьер, а когда он понадобился, сама впустила принца. И не просто принца, а плейбоя. Бриа знала, что для такой промашки была причина. Она дала волю эмоциям.

  —  Меня не беспокоит ваша репутация. Что же касается того, что вы принц...

  — Адхара — прогрессивная страна. Я современный правитель и принимаю только выгодные для моей страны решения. Женитьба на вас попадает в эту категорию.

  —  Это безумие!

  Бриа резко повернулась и направилась к двери. Ей был противен его авторитарный тон. Она испугалась, представив, что это значит — быть замужем за таким мужчиной, как Сэм.

  —  Брак будет благотворен для нас обоих.

  Это заявление заставило ее остановиться. Она сжала кулаки.

  — Нет ничего, чем вы можете доказать, что брак с вами будет благотворен, — сказала она, надеясь, что ее не депортируют за сарказм и отсутствие почтения при разговоре с принцем.

  Сэм пожал плечами и протянул к ней ладони, будто предлагая весь мир.

  —  Вы амбициозная женщина, сосредоточенная на бизнесе. Так же, как и я. Я могу обеспечить вам всемирное признание, сделать вас самым знаменитым архитектором на свете.

  —  И как вы собираетесь это сделать?

  Он улыбнулся. Очень уверенно — как человек, получивший то, что хотел.

  —  Просто. Я предложу вам стать дизайнером нашей столицы, Адхара-Сити. Вы создадите город, который привлечет туристов и инвесторов.

  —  Вы безумец, — пробормотала Бриа и покачала головой. Она ненавидела себя, потому что в глубине души зародилось возбуждение при мысли о таком большом и дерзком проекте.

  —  Нет, могу заверить вас, что я абсолютно нормален. Если вы примете мое предложение, ваше имя будет известно во всем мире. У вас появится возможность работать, где вы хотите и когда хотите. Разве это не соблазняет?

  «Этого  недостаточно,  чтобы  выйти  за  вас замуж» — эти слова чуть не слетели у нее с языка.

  Но, к счастью, она успела прикусить свой торопливый язычок, прежде чем заговорить.

  Вместо этого Бриа высокомерно посмотрела на Сэма, Это потребовало от нее невероятного напряжения.

  —  И все же я не понимаю. Вы принц, человек известный, успешный и... очаровательный. Вы можете иметь любую женщину, какую захотите. Женщину вашего круга, принцессу. Почему я?

  Он улыбнулся.

  —  Потому что вы идеально подходите для моих потребностей.

  Его потребностей?!

  Бриа судорожно вздохнула, поскольку перед глазами ее моментально возникли эротические образы.

  — Что может предложить такая женщина, как я, принцу, которому доступно все, что он захочет?

  —  С первого момента встречи я понял, что вы именно тот тип женщины, какой я хотел.

  Пульс Бриа побил все рекорды. Взгляд Сэма не оставлял сомнений в его намерениях. Этот взгляд она замечала и раньше, в Мельбурне, перед тем как он поцеловал ее. От этого взгляда она могла расплавиться.

  —  Неужели вы и встречу в аэропорту организовали?

  В легких не осталось воздуха, когда Бриа представила, что этот человек мог играть ею, как своей игрушкой.

  Ее грубый тон, казалось, совсем не огорчал Сэма.

  —  Я увидел для себя шанс, когда вы отказались сесть в лимузин. Затем подслушал ваш разговор с шофером и узнал, что вы остановитесь в отеле «Меншен». Тогда мой личный помощник забронировал там номер для меня. Я отпустил свой лимузин и нанял последнее такси. Остальное вы знаете.

  У Бриа заныло сердце. Сэм вел себя точно так, как ее отец. Он манипулировал ею и контролировал ситуацию. И она, похоже, была для него неодушевленным предметом.

  Будь он проклят!

  —  Вы все еще не ответили на мой вопрос. Почему я? Что делает меня именно тем типом женщины, какой вы хотели?

  Сэм встал и подошел к ней. Абсолютно уверенный в себе мужчина, который знает ответы на все вопросы.

  —  Вы женщина, у которой нет иллюзий. Недоразумения не омрачат наш союз. Основой нашего брака станет объединение двух энергичных людей, увлеченных бизнесом.

  —  Ну, если вы так ставите вопрос, как может девушка отказаться?!

  Самый романтический в жизни женщины момент он испортил черствыми, холодными словами.

  —  Оставьте свой сарказм. Я просто излагаю свое предложение в ясных формулировках. Чтобы не возникло путаницы. Надеюсь, вы оцените мою честность.

  Бриа не удивилась бы, если бы он отвесил ей легкий поклон, завершающий маленькую официальную речь.

  Но кроме бизнеса, что еще будет в их браке?

  Она не спрашивала, хотя сгорала от любопытства. Сэм, похоже, все рассчитал. Он дает ей возможность заниматься бизнесом по всему миру. А что дает ему она? Новую столицу?

  Нет, должно быть, что-то большее.

  —  Не считайте, что я начала обдумывать ваше предложение, но скажите мне прямо: предполагается, что этот брак будет фиктивным?

  Его устремленный на нее взгляд играл странные шутки с ее пульсом.

  — Не думаю, что мы хотим именно этого, — сказал Сэм.

  Тепло разлилось по всему телу. Именно этого она ждала от невероятно сексуального мужчины. Однако Бриа быстро прогнала эту мысль. Несмотря на недавний дерзкий поцелуй, Сэм подчеркнул, что его прежде всего интересует ее деловая хватка.

  Что же касается большего... Об этом неуместно мечтать, учитывая, что она никогда не согласится на его предложение.

  —  Я хочу несколько уточнить ваш маленький матримониальный  сценарий.  Что  вам  нужно на самом деле? Что нужно вашей стране? Не ждут ли жители Адхары наследников?

  Сэм помолчал, всматриваясь в ее лицо. Он будто пытался прочесть бесценный старинный свиток. Бриа ждала его ответа и не заметила, что задерживает дыхание. В конце концов легкие запротестовали. Она глубоко вздохнула. Ну почему он на нее так действует?!

  Бриа наблюдала за его глазами. Они совсем потемнели. Взгляд Сэма, словно лаская, медленно изучал ее.

  —  Я уже говорил вам, что у меня вполне современные взгляды.  Мой  народ,  наверное, хочет наследников. Я — нет. Фактически я ничего не жду от нашего брака, кроме одного: чтобы вы играли роль моей жены... во всех смыслах. — В глазах Сэма сверкнуло невысказанное обещание. Бриа невольно вздрогнула. — И новую столицу. Это все.

  Далеко не все. И Бриа поняла это.

  —  Я дам вам неделю для принятия решения. — Она уже открыла рот, чтобы сказать Сэму, куда ему следует раз и навсегда отправить свое предложение, как он добавил: — Одну неделю. Все, о чем я прошу вас, — посмотрите, что моя страна может вам предложить, погрузитесь в культуру Адхары, проведите некоторое время со мной...

  Голос становился все ниже. Бархатный голос. Жар гипнотизирующих шоколадных глаз.

  —  Предвижу, что вы дадите свое согласие.

  Бриа быстро поморгала, чтобы избавиться от наваждения, хотя в глубине души не сомневалась, что быть женой Сэма — во всех смыслах — это больше, чем приятно.

  —  Мой ответ всегда будет один и тот же — «нет».

  Он не расстроился. Вместо этого уголки его губ поднялись в медленной чувственной улыбке.

  —  Дух противоречия. Через неделю поглядим, что вы скажете, gummur.

  Сэм наклонил голову и отвернулся. Бриа буквально выскочила из комнаты. Как ей хотелось  хлопнуть массивной деревянной дверью!

  Ей не нужна неделя. Она уже дала окончательный ответ. Не ее вина, что Его величество, или высочество, принц настолько самоуверен, что не способен принять отказ.

  Сэммен подождал, пока за Бриа закроется дверь, потом пробормотал ругательство и опустился в ближайшее кресло,

  Что он наделал!

  Его первая ошибка — он потерял голову и поцеловал Бриа. Вторая ошибка — он слишком наслаждался. И последний, фатальный промах — предложение выйти за него замуж прозвучало чересчур категорично.

  Сэм знал, что такая женщина, как Бриа, оценит утонченный подход к столь серьезному делу. Вместо этого, точно в жару, он произнес первые попавшиеся слова. Страсть и мужская гордость победили его обычную холодность. С этим надо кончать.

  Следует дать ей время освоиться с мыслью о браке. И ни в коем случае не показывать, как сильно он хочет ее.

  Потому что у него нет сомнений — их взаимная тяга реальна. Полжизни принц Адхары потратил, пытаясь найти подходящую невесту. Но никто так не привлекал его, как красавица Бриа.

  Его мать была права. Когда любовь ударит, это будет похоже на гром и молнии в небе Адхары. И с того момента, как он увидел Бриа, Сэм понял, что попал в страшную бурю.

  В туфлях на мягкой подошве он едва слышно вышагивал по мраморному полу гостиной. Сэм вспоминал первую встречу с Бриа. Красно-белое платье и бирюзовая жакетка, накинутая на плечи. Сочетание цветов явно необычное. Но его привлекла энергетика женщины, посылавшая соблазняющие волны.

  Это первое, что захватило его внимание в аэропорту. Яркая, живая красавица, стоявшая недалеко от него. Бросив вначале любопытный взгляд, он был пленен ее жизненной силой.

  Разве это не судьба?

  Сэм твердо верил в судьбу.

  Он уже потратил впустую бессчетные годы на бесплодные поиски. Он хотел, чтобы невеста увидела его страну процветающей, а не забытой Богом и людьми окраиной.

  У него нет выбора.

  Покачав головой, Сэм сел за работу. Попытки сосредоточиться на стоимости проекта новой столицы ни к чему не привели. Цифры танцевали у него перед глазами, точно пальмы в разгар песчаной бури. Он встал и налил себе мятного чая. Сэм надеялся, что привычный напиток ослабит напряжение и уменьшит тяжесть в груди.

  Кстати, что Бриа подумала о его мундире? Дома он ничего другого не носил. Его народ ожидал именно этого. Жители Адхары — его семья. Близких у него не было.

  Ребенком он любил сидеть на коленях отца, любил гулять по дворцовому саду, держась за мамину руку. Мама показывала ему свои любимые цветы — на апельсиновых деревьях. Нынче их аромат тоже окружал дворец.

  Он любил сидеть за столом со взрослыми и включаться в разговоры старших, в их споры.

  Сэм потер переносицу и на мгновение закрыл глаза. В детстве его всегда окружала любовь. А потом он попал в руки требовательного тирана. Нет, его дед не был совершенно бессердечным. Он сделал то, что мог, — вырастил будущего правителя. Но это было совсем не то что наслаждаться любовью родителей.

  Сэм помнил об обещании, какое он дал умирающему деду. Этим он руководствовался каждый день. Это привело его к женщине, которой он сделал предложение. Хотя едва знал ее.

  Он в долгу перед своей страной.

  Завоевать Бриа будет нелегко. Сэм это ясно видел. Она упрямая, независимая и гордая. И все же они не раз целовались...

  Даже сейчас он не мог забыть запах мяты в ее дыхании, ощущал нежные губы, раскрывшиеся навстречу его рту. Отвечавшие ему, дразнившие до потери разума.

  Он дал ей неделю из любезности. Но упрямая женщина должна знать, что любезность эта условная.

  Он не собирается принимать отрицательный ответ.

  Раздался стук в дверь. Сэммен посмотрел на часы. Это должен быть Хаким. Его помощник пунктуален и ко всему относится очень серьезно.

  —  Ваше высочество.

  Хаким поклонился. Сэммен закрыл дверь, с нетерпением ожидая информации.

  —  У вас есть то, что я хотел?

  —  Конечно, сэр,

  Хаким протянул бежевую плоскую папку. Сэм тут же открыл ее, хотя изучал эти листки несчетное число раз в самолете, когда летел домой.

  С первой страницы на него смотрело с фотоснимка лицо Бриа. Принц будто получил полновесный удар. Незнакомое ощущение. Он закрыв папку и бросил ее на ближайший стол,

  — Ваше высочество, еще что-нибудь потребуется?

  —  Нет, это все. Спасибо.

  Хаким поклонился и покинул гостиную.

  Сэммен подождал, пока дверь затворится, и открыл папку. Взгляд опять упал на снимок Бриа.

  Фото передавало ее жизненную энергию. И несмотря на плохое качество снимка, фотографу удалось схватить самую суть этой женщины. За несколько секунд в аэропорту она завоевала интерес Сэма, и с тех пор он так и не освободился из плена.

  Бриа — правильный выбор.

  Довольный принятым решением, Сэм просмотрел остальную информацию. Выросла в богатой семье. Архитектурный бизнес начала с нуля. Имеет квартиру в престижном районе Сиднея, где живет последние два года. До этого шесть месяцев жила в Челси, Лондон. Двадцать восемь лет. Проблем со здоровьем нет.

  Наконец самый важный для него пункт — никаких романтических заморочек. Лицо Сэма осветилось самодовольной улыбкой уверенного в себе мужчины. Ему выпала великолепная возможность. И он намерен максимально использовать ее.

  И как можно скорей.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

  — Что новенького?

  Лу сбросила вышитые шлепанцы и влезла на кровать Бриа. Потом устроилась поудобнее, опершись подбородком на руки. Она всегда так поступала в школе-пансионе, ожидая новостей. Вернее, отчета о последствиях их последней проделки.

  Бриа сидела на полу, поджав под себя ноги. Она натянуто улыбнулась, потому что знала — надо утолить любопытство подруги одной-двумя смешными подробностями. О полной искренности нечего и говорить.

  — Ты знаешь о моей встрече с принцем?

  —  Не делай из меня дурочку, — вытаращила глаза Лу. — Не начинай издалека. Это не удавалось тебе в школе,  не получится  и сейчас. Давай, колись. Что ты о нем думаешь? О чем вы говорили ?

  Бриа думала, что он зануда, а разговор его еще зануднее.

  —  Он очень динамичный, — сказала она, тщательно подобрав слово.

  — Динамичный? — Лу наморщила нос. — Оригинальная характеристика. Продолжай.

  Бриа покусывала нижнюю губу. Как ей хотелось быть откровенной с лучшей подругой и раскрыть ей всю печальную историю! Поведать о том, что принц оказался тем парнем, в которого она влюбилась в Мельбурне, что он опять поцеловал ее, что у него возникла сумасбродная идея насчет женитьбы на ней.

  Но она решила молчать. Бриа научилась быть скрытной еще в ранней юности, когда ей приходилось бороться с деспотизмом отца.

  — Он был любезен. Мы поговорили о моем пребывании здесь, о его стране, о его планах новой столицы. Все вполне цивилизованно.

  —  Ох, и это все?

  Реплика Лу  пробудила любопытство Бриа. Наверное, подруга знала больше, чем говорила.

  — А чего ты ожидала?

  Лу помолчала, потом лицо ее сморщилось в лукавой улыбке.

  — Ходят слухи, что принц ищет жену. Последние несколько лет у него вроде бы крыша поехала. Он без конца менял возлюбленных и заработал репутацию плейбоя. Знаешь, я разочарована, поскольку ждала, что он очарует тебя, потом поведет к алтарю, а потом ты будешь счастливо жить рядом со мной.

  — Ты опять начиталась романов о любви?

  —  В этих романах нет ничего плохого, — фыркнула Лу. — Они забавные. Тебе тоже не вредно бы добавить в жизнь немного игры.

  —  Не начинай. — Бриа вытянула вперед руки, словно защищаясь от постоянных советов подруги. — Кроме того, ты знаешь, как я отношусь к мужчинам, которые думают, что могут командовать мною.

  Лу села,  обняла колени,  на лице появилось столь редкое для нее серьезное выражение.

  — Солнышко, я тебя очень люблю. И только поэтому я сейчас что-то скажу. Не у всех в семье такие отношения, как у твоих родственников. Но тебе надо перестать осуждать их.

  Бриа одеревенела. Это была обычная реакция на упоминание о своеобразном браке ее родителей.

  —  Я и перестала, — пробормотала Бриа. Она по прежнему сидела на полу и теребила подол платья.

  Лу перебралась к подруге на пушистый персидский ковер.

  —  Нет, не перестала. Да, твой папа намного старше мамы. Ну и что? Что из того, что он командует, а она потворствует ему? Для них это годится. И они прожили вместе уже столько лет!

  — Отец на двадцать два года старше ее. И она не просто потворствует ему. Она ведет себя как его комнатная собачонка. Это деградация. Он старый и противный. Мама  —  великолепная и умная, но покоряется ему, будто он король. Собственно, в Австралии он и есть король. Курт Грин — король скотопромышленников. Самый богатый человек в стране. Все его причуды исполняются. А он только и ждет, кто еще упадет перед ним на колени. Ненавижу его.

  Лу, успокаивая, обняла подругу за плечи и прижала к себе. Только в ее нежных объятиях Бриа немного расслабилась и успокоилась. Напряжение постепенно ослабло.

  —  Он больше не может контролировать тебя. Ты освободилась от его власти, создала собственный успешный бизнес. Теперь он не может навредить тебе.

  Бриа вздохнула.

  Любой человек, имеющий отношение к австралийскому миру бизнеса, все еще думает, что она добилась успеха благодаря своему имени. Она дочь короля Курта, и этим все сказано. Боже, как это злит ее.

  —  Он постоянно самым хитроумным способом вмешивается в мою жизнь. Например, пытается заставить меня спроектировать для него дом.

  —   Может быть, он всего лишь хочет стать частью твоей жизни?

  Бриа застыла. Нет, Курт не хотел быть частью ее жизни. Он хотел управлять ее жизнью, как делал это с момента появления дочери на свет.

  —  Семья для него ничего не значит, — покачала головой Бриа. — Я его собственность. Непокорная собственность, которая не пляшет под его дудку, не ведет себя как полагается. Что бы я ни сказала или ни  сделала,  он пытается управлять мною.  Это единственная манера обращения со мной, какую он знает.

  — Солнышко, я не хотела расстраивать тебя. Но пойми: не все мужчины ждут, что ты будешь кланяться им до земли.  

  Поведение Сэма в его покоях очень походило на обычную для ее отца потребность контролировать ее.

  — Да, я это знаю. — Бриа покривила душой.

  Лу повернулась, посмотрела подруге в лицо и взяла ее за руки.

  —  Ты думаешь, что я сошла с ума, когда вышла замуж за Юсифа и отдалась на съедение целой королевской семье? Я видела это на твоем лице, когда ты знакомилась с моим мужем. И я вижу это сейчас. Ты думаешь, что брак с могущественным человеком отнимает силу у тебя? Что тебе навечно отведено второе место? Но ты ошибаешься. Чудовищно ошибаешься. Юсиф относится ко мне как к равной. И меньшего я не жду. Конечно, я должна вести себя на людях определенным образом и следовать королевскому протоколу. Но это очень мало значит. А радость, какую мне приносит замужество, стоит того. — Лу замолчала, а потом улыбнулась. — Стоит каждого шага, который я делаю за его спиной.

  —  На людях ты ходишь позади него?

  Бриа в шоке поднесла руку ко рту.

  Лу весело расхохоталась.

  —  Представь себе.

  Бриа сжала ее руки:

  —  Ты знаешь, как мне понравился Юсиф. Действительно понравился. Но ты, вероятно, права. Я была так захвачена своим прошлым, что потеряла возможность видеть настоящее. Не каждый богатый,  могущественный мужчина похож на моего папу. И я вижу, что ты счастлива.

  —  Даже когда муж уезжает по делам слишком далеко и слишком надолго, — сказала Лу, и глаза ее затуманились. Но через секунду снова засверкали. — Хотя его возвращение заставляет забыть о разлуке.

  Бриа засмеялась и обняла подругу.

  —  Спасибо, что открыла мне глаза. И за несколько простых истин тоже спасибо.

  Лу уточнила:

  —  Ты имеешь в виду, что пересмотришь свое мнение о принце?

  —  Эй, я не говорила, что сошла с ума!

  —  Но пока ты здесь, будешь наслаждаться и радоваться, так?

  —  Конечно, — согласилась Бриа, и вдруг все прояснилось.  После разговора с Сэмом она не могла мыслить разумно, постоянно сравнивая его с отцом. Пора отбросить прошлое. — Кстати, я тут подхватила несколько словечек. Что значит gummar?

  —  Ох, принц так называл тебя? — У Лу взлетели брови.

  Бриа понадобилось все ее небольшое артистическое мастерство, чтобы сохранить безразличное выражение.

  —  Ммм, по-моему, я это услышала от Раши. Она утром так называла разноцветных птичек в саду. — Довольно убого. Но это все, что удалось придумать.

  - Это значит «моя любовь». Буквальный перевод слова — луна. Так говорят, когда описывают красивых людей. На самом деле это очень высокая оценка. Да. — Лу усмехнулась. — Боже, Раша, должно быть, помешалась на птицах.

  Гримаска, сопровождавшая ее слова, объяснила Бриа, что подруга ни на секунду не купилась на ее убогий довод. Не повезло.

  —  Гмм.

  Такой ответ Бриа вызвал взрыв хохота у Лу. Бриа встала с ковра, на котором сидела, чтобы отвлечь подругу от дальнейших расследований. Ей и самой надо бы отвлечься. Сэм назвал ее «своей любовью».

  Наверное, это ничего не значит.

  Бриа два раза постучала в дверь покоев Сэма. Она пыталась унять дрожь в пальцах и поправляла оборки на платье.

  Она собиралась вместе с Лу совершить экскурсию по дворцу. Но подругу свалил приступ сильнейшей мигрени. По прошлому опыту Бриа знала, как тяжелы такие приступы и сколько времени они могут длиться.

  К несчастью Бриа по глупости сказала Раше, что придется отложить экскурсию. Не успела она и глазом моргнуть, как пришло приглашение от Сэма.

  Конечно, Бриа могла отказаться. Но, учитывая, что ее профессиональное любопытство и желание исследовать великолепный дворец не давали ей покоя, не говоря о тысяче и одном вопросе, крутившемся в голове, она согласилась.

  Дворец оказался совсем не таким, как она воображала. Где все телохранители? Формальности? Поклоны и реверансы? Удивительно, никакой помпы и церемоний.

  Когда Бриа подняла руку, чтобы постучать еще раз, дверь открылась. Ей пришлось сделать усилие, чтобы не отпрянуть. Весь дверной проем заполнила импозантная фигура Сэма.

  —  Я ждал вас, — улыбнулся он и тепло приветствовал ее. Теплее, чем можно было предположить, помня о том, как они расстались. — Не хотите освежиться мятным чаем, прежде чем начнется экскурсия?

  Бриа покачала головой. Она хотела с этим покончить. И чем скорее, тем лучше.

  Однако сердце готово было выскочить из груди, пульс ставил новый рекорд, ладони взмокли. Сэм стоял в двух шагах от нее.

  Безумие!

  —  Мне бы хотелось начать осмотр, — сказала она, стараясь, чтобы голос звучал спокойно.

  Сэм кивнул, шагнул ближе к ней и закрыл дверь.

  —  Как вы пожелаете.

  Бриа напряглась, как натянутая струна, когда он приподнял руку. Она надеялась, что принц не подставит ей локоть в джентльменском жесте, оставшемся от ушедших дней. Вместо этого он полез в левый карман мундира и достал маленькую, обтянутую кожей книгу. Пожелтевшие страницы и потертая обложка свидетельствовали о ее возрасте.

  —  Я подумал, что вам будет приятно в часы отдыха посмотреть ее, когда экскурсия завершится.

  —  Спасибо, — поблагодарила Бриа. Ее пальцы коснулись его руки, когда она брала книгу. Кровь бросилась к лицу. Чтобы спрятать предательский румянец, она быстро опустила голову, сделав вид, что погрузилась в чтение первых страниц книги.

  Проклятье! Телу пришлось пережить трудные минуты. Ей определенно противопоказано приближаться к сексуальному принцу.

  —   Это история Адхары,   —  объявила  Бриа. Утверждая очевидное, она пыталась скрыть чувство неловкости.

  Сэм кивнул, и губы сложились в насмешливую улыбку. Будь он проклят! Он знал, какое оказывает на нее воздействие.

  —  Это интересный взгляд изнутри на нашу культуру. Книга даст вам представление о том, что я хочу сохранить, не останавливая при этом развития. Предвижу, что это случится в ближайшие несколько лет.

  Подавив вздох разочарования, Бриа опустила книгу в карман. Следовало бы понять, что за поступком принца таится всего лишь желание лучшего будущего для его страны.

  —  Пойдемте, мы начнем с северного крыла.

  Стараясь избежать его проницательного взгляда, Бриа шла рядом с ним. Туфли на низких каблуках постукивали по белому мрамору, и стук эхом отдавался в пустынных коридорах. Этот звук моментально напомнил ей, как она сказала «прощайте» и ушла от него в тот волшебный день, когда они гуляли по розовому саду в Мельбурне.

  Тот день она не имеет права вспоминать. Теперь Сэм открыл ей, кто он. А она поняла, что все это было притворством, частью заговора, который он задумал, чтобы добиться желаемого.

  — Во дворце удивительно тихо. — С усилием Бриа подавила досаду. — У вас мало прислуги?

  —  Из-за моего бизнеса я провожу здесь не так много времени. И не вижу смысла держать лишний персонал, который только и ждет, как угодить мне.

  Бриа вскинула брови. Она удивилась, поскольку привыкла думать, что короли и принцы рождаются с привычкой ждать, когда их обслужат. Им и в голову не приходит думать о лишних расходах.

  — А телохранители? В Мельбурне, очевидно, вы путешествовали инкогнито. А здесь? Уверена, что монарх нуждается в защите во все времена.

  Сэм дошел до конца длинного коридора и повернул налево, под арку с замысловатой резьбой. Жестом он предложил ей следовать за ним.

  — У меня есть личный помощник, Хаким. Он же — телохранитель. Он прекрасно натренирован. Что же касается охраны во дворце, то ведь мы окружены пустыней. Пески со всех сторон, насколько хватает глаз. Стража стоит у входа. Любой визитер виден издалека.

  Он остановился у тяжелой деревянной двери и нажал на ручку.

  —  С этим в Адхаре никогда не было проблем. Королевскую семью уважают. Так повелось издавна. Я часто езжу из города в город, и меня сопровождает только Хаким. Народ здесь почтительный, верит в старомодные ценности.

  Бриа покачала головой. Для устремленного в будущее, современного правителя Сэм оказался удивительно беспечным в вопросах безопасности.

  —  Наверное, это хорошо и приятно. А как быть с бунтовщиками?  Боевиками?  С террористами?  С теми, кто вторгся в вашу страну и хочет поработить ее?

  —  Похоже, вы заботитесь обо мне. Я польщен.

  —  И напрасно. Я задаю вопросы из любопытства. — Его близость в комбинации с нежной улыбкой произвела сокрушительный эффект.  Щеки Бриа горели, и ей с трудом удалось подавить очередную волну жара.

  —   Пусть будет любопытство. — Сэм открыл дверь и жестом предложил ей войти. — Адхара — маленькое независимое государство. Уже много поколений им правит королевская семья. В отличие от наших соседей мы не богаты ресурсами. Никто не хочет вторгнуться в нашу страну или украсть нашу землю. Или свергнуть монархию. Тем более, что мы отстаем от стран, граничащих с нами. Так что, видите, я в безопасности.

  Или ты прячешь голову в песок и всем доволен, подумала Бриа.

  Но тут же забыла об этом, войдя в комнату. Невероятная красота ошеломила ее. Здесь царил французский стиль. Роскошные ткани. Асимметричный буфет, украшенный раковинами морских моллюсков. Округлые, почти чувственные линии гнутых ножек стульев... У Бриа разбегались глаза. Она пыталась впитать красоту старинных шедевров, создававших атмосферу элегантного покоя и доброжелательности.

  —  Вы такого не ожидали?

  —  Это невероятно,  — тихо проговорила она, изумленная уютом комнаты по сравнению с раблезианскими пропорциями остального дворца.

  — Я согласен.

  Она подняла глаза и встретила его взгляд. Ее удивила гордость, сверкавшая в нем. Будто Сэм очень доволен реакцией Бриа.

  —  Это гостиная моей матери. Когда она не была рядом с отцом, то проводила долгие часы здесь. Читала, отвечала на письма, отдыхала.

  Низкий голос Сэма словно убаюкивал ее. В нем звучало почти благоговение, Бриа смотрела на принца, и ей стыдно было себе признаться, что она совсем не знает его.

  Она приклеила ему ярлыки: лжец, мошенник, человек, использующий свой статус, чтобы манипулировать окружающими. И только теперь, в этот момент, заглянула ему в душу и увидела другого Сэма. И этот новый Сэм привлекал ее, несмотря на намерение держаться от него подальше.

  — Расскажите о вашей семье, — мягко попросила Бриа, невольно нарушая атмосферу зачарованности, которая окружила их, едва они вошли в волшебную комнату.

  Она села.  Сэм  взял стул в стиле Людовика XV и устроился напротив.

  —  Мой отец известен как великий правитель. И моя мать во всем поддерживала его. Она была француженкой, дочерью дипломата. Они встретились в Париже и через год поженились.

  У Бриа буквально отвисла челюсть, когда до нее дошло, что он сказал.

  — Это был брак по любви? И ваша мать не была королевских кровей?

  Сэм улыбнулся. Вся его любовь и гордость родителями выразилась в этой нежной улыбке.

  — Нет, она не была королевских кровей. Но мой отец любил ее. И она любила его. Любовь поддерживала их во всех испытаниях, с которыми они столкнулись.

  Бриа даже представить не могла подобное чувство. В браке ее родителей не было любви. Во всяком случае, такой, какую описывал Сэм.

  —  Что с ними случилось? — спросила она.

  Облако печали легло на лицо Сэма.

  — Родители погибли в авиационной катастрофе, когда мне стукнуло десять.  Потом  меня  растил дедушка.

  Выразить сочувствие — слишком тривиально при той глубине эмоций, какую она видела в его глазах.

  —  Вы скучаете по ним? — прошептала наконец Бриа.

  Он кивнул. Его печаль казалась почти осязаемой.

  —  Мы были очень близки. Родители никогда не скрывали своей любви ко мне.  У меня было необыкновенное, детство.

  У Бриа невыносимо болело сердце.

  Что бы он подумал об ее детстве?

  Она жила по строгим правилам, придуманным отцом. Вроде такого: детей надо видеть изредка и никогда не слышать. Грубая, холодная атмосфера, мучительная для ребенка. Бессердечные няни орлиным взглядом следили, чтобы она все съела. Родители обедали отдельно. Часы, какие каждый год она проводила с отцом и матерью, можно было сосчитать по пальцам.

  Если у Сэма было необыкновенное детство, то у нее — ад. Холод, ледяное молчание, регулярные приказы бессердечного отца. К тому же он следил за всеми, кто попадался ему на глаза. Вялая, безжизненная мать раболепно выполняла любой его каприз.

  — Бриа! Простите, если мои воспоминания опечалили вас.

  Она покачала головой и протянула ему руку.

  —   Ваши воспоминания бесценны. Я только подумала, насколько вам повезло.

  —  Да, мне повезло.  —  Он повернул ее руку ладонью кверху и обхватил запястье. Взгляд, полный силы, не оставлял ее ни на мгновение.

  Молчание окутало их. Ее сердце забилось сильнее. Но Бриа не испытывала неловкости. В уютной гостиной она могла бы просидеть целую вечность, держась за руки с этим мужчиной.

  —  Почему вы поделились со мной семейными воспоминаниями? Почему привели меня сюда? — наконец прервала она молчание.

  —  Потому что я хочу восстановить связь, которая возникла между нами в Мельбурне. Хочу, чтобы вы увидели — я не чудовище. Но больше всего хочу, чтобы вы поняли, каков я на самом деле. Да, с маминой гостиной у меня связаны особые воспоминания. Но это только комната, часть дворца. Это не я. И даже не часть меня. — Со скоростью и грацией пантеры он подвинулся и оказался рядом, не выпуская ее руки. — Реальный я — это тот мужчина, с которым вы встретились в Мельбурне. Не отягощенный короной и ответственностью за свою страну. Вы его сейчас видите?

  В эту ужасную минуту из глаз Бриа чуть не хлынули неожиданные слезы. Она поморгала, чтобы прогнать их. Сэм озадачил ее своей внезапной честностью.

  — Вы его видите?

  Сэм обхватил ее подбородок и приподнял, заставив посмотреть прямо ему в глаза. В темной глубине мерцали непонятные искры.

  —  Я вижу человека, который сделает все для своей страны. Человека с чувством ответственности. Человека, который так же, как и я, поглощен своими планами.

  Ответ разочаровал Сэма. Она видела это по глазам, по скорости, с какой он отпустил ее руку.

  —   Вы ошибаетесь, Бриа Грин.  И я намерен показать вам, каков я на самом деле, до конца следующей недели.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

  Бриа была предупреждена.

  Свое намерение Сэм выразил более чем ясно. Он хочет показать ей, каков он настоящий, до конца следующей недели. Экскурсия по дворцу закончилась вчера. У нее появилось время осмыслить происшедшее и дать рациональное толкование всему, что случилось за эти дни.

  Его высочество пытался произвести на нее впечатление. Ему нравилось демонстрировать ей лучшие стороны своей натуры. Но это не значило, что она должна поддаться его очарованию.

  Когда он предложил повезти ее в Адхара-Сити, Бриа согласилась совершить первое путешествие в столицу его страны. Она сочла, что будет в абсолютной безопасности. Принц может рассказывать ей все, что ему нравится, но это не прибавит ему ни унции успеха. Она готова к любым фортелям, какие он может придумать.

  Однако пульс не переставал бить тревогу, пока она устраивалась на переднем сиденье джипа. Сэм сел за руль.

  —  Вы сами поведете?

  —  Да. У Хакима есть другая задача. Пока мы будем осматривать город, он должен на приличном расстоянии следовать за нами. Какие-нибудь проблемы?

  —  Нет, вовсе нет, — возразила она слишком поспешно и отвернулась, отметив, каким невероятно красивым он выглядел в мундире.

  В Мельбурне Сэм тоже произвел на нее впечатление, но мундир что-то меняет в мужчине: прибавляет ощущение превосходства.

  —  Хорошо. Мозаики, которыми вы интересовались для вашего клиента, на окраине столицы. Поэтому, по-моему, лучше, чтобы мы сначала посмотрели их, а потом поехали в центр. Это даст вам возможность увидеть, как шло развитие города.

  Бриа еле сдержалась, чтобы не фыркнуть. Всего-то?

  —   Вы хотите дать мне возможность оценить ваши   планы?   Продемонстрировать  лучшее   в надежде, что я вцеплюсь в вашу безумную идею?

  Сэм не отрывал взгляда от пыльной дороги. Только пальцы крепче сжали руль.

  — Уверяю вас, брак со мной не будет безумным, — натянуто проговорил он.

  Она оскорбила его.

  Человек его положения, окруженный полчищами желающих подчиниться любому его капризу, не привык к отказам.

  Бриа почувствовала неловкость, представив, как грубо прозвучали ее слова.

  —  Простите. Я не хотела посмеяться над вами. Просто у меня сейчас трудное время. Я никак не освоюсь в новой обстановке.

  Руки на руле расслабились. Он одарил ее почти нежным взглядом.

  — Давайте будем друзьями, будем наслаждаться обществом друг друга. А решения оставим до конца недели. Разве это так трудно?

  Трудно? Держать его на расстоянии вытянутой руки уже достаточно тяжело. Сэм собирается владеть ею будто недвижимостью. Как справиться с этим? Да еще при том, что он ей все больше нравится.

  Больше, чем ты готова признать?

  Бриа не стала слушать внутренний голос. Тот самый голос, который не помог в Мельбурне. Тогда она поступала вопреки собственным принципам. Ослабила защитные барьеры.

  —  Я попытаюсь, — ответила она. — Но не даю никаких обещаний.

  —  Это все, о чем я прошу.

  Они погрузились в молчание. Бриа блаженствовала на мягком кожаном сиденье, испытывая благодарность к Сэму за временную отсрочку.

  Нынешней ночью она почти не спала. Голову переполняли воспоминания о совместной экскурсии по дворцу. Принц позволил ей заглянуть в глубины его души, в историю его семьи. Легкий непринужденный разговор стал серьезным. Быть рядом с этим мужчиной и думать о чем-то другом  очень трудно.

  В предрассветные часы, в полудреме Бриа представила, что согласилась на предложение Сэма.

  Она его жена. Принцесса Бриа.

  Безумие!

  Нелепость!

  Этого не случится!

  Но на крошечную долю секунды Бриа удивило, какой покой и безопасность окутали ее при этой мысли. Чувство, совершенно незнакомое женщине, всю жизнь боровшейся за свою независимость и добившейся своего.

  — Мы почти приехали.

  Ласковый голос принца вернул Бриа в настоящее. Она хотела бы, чтобы картинка, возникшая на рассвете, никогда не стала реальностью. Они будут вдвоем всего несколько недель.

  —  Вас интересует главным образом мозаика?

  — Да. Ради нее я приехала в Адхару. Нед Уилсон мой самый серьезный клиент. Он хочет, чтоб его новый дом стал совершенством.

  —  Здесь есть потрясающие образцы. Вы обязательно найдете что-нибудь подходящее. Они удовлетворят самого взыскательного клиента. Пока еще их можно увидеть. В дальнейшем на этом месте будут строиться жилые дома.

  Она услышала гордость в его голосе.

  —  Чего вы ждете от новой столицы? — спросила она.

  Сэм подъехал к возвышению. Оттуда открывался вид на маленький город, застроенный одноэтажными кварталами. Он казался игрушечным. Сэм выключил мотор.

  —   Этот город сделает Адхару процветающей страной.

  Его взгляд не отрывался от маленьких домов из песчаника, беспорядочно разбросанных далеко внизу.

  —   Я хочу, чтобы Адхара-Сити соперничал с такими большими городами, как Дубай. Чтобы развивался туризм. Город добьется всемирного признания.

  Бриа проследила за его взглядом, пытаясь представить, что он может видеть. У нее ничего не получилось,

  Соперничать с Дубаем, звездой Объединенных Арабских. Эмиратов? Понадобятся годы на планирование, проект, создание инфраструктуры, строительство зданий...

  И тут дрожь восторга пробежала по всему телу Бриа. Она закрыла глаза и моментально представила различной высоты дома. Их очертания подчеркивали или раскрывали красоту ландшафта. Природные материалы должны гармонировать с окружением. Изумительная местность должна быть видна из любой точки.

  —  Вы видите перспективу? — поинтересовался он.

  Бриа открыла глаза и повернулась к Сэму. Она знала — лицо выдаст ее состояние, даже если она попытается солгать ему.

  — Определенно это будет вызов, — сказала она. Глаза ее лихорадочно сверкали.

  —  Это все будет вашим, — пообещал он.

  Бриа поймала себя на том, что не может оторвать глаз от города. Яркие, моментально созданные воображением картины становились все отчетливее. Пальцы дрожали от нетерпения. Им нужны бумага и карандаш.

  Она не хотела задавать следующий вопрос. Правда не хотела. Но и нельзя было отрицать, что ее профессионализм взял верх.

  —  Финансовые затраты на такой большой проект будут астрономическими. У вас уже разработан бюджет?

  Сэм ответил не сразу. Она даже почувствовала, как в воздухе пронесся холодок. Потом он повернулся к ней с ледяным выражением лица.

  —   Финансы под контролем.  Есть инвесторы. Когда мы найдем подходящего человека для этой работы, то начнем немедленно.

  — Правильно,  — согласилась она, несколько смущенная его внезапной холодностью. — И вы думаете, что я и есть подходящий человек?

  —  Я не думаю, я знаю. — Он произнес это, не испытывая ни малейшего сомнения. Так же звучали и другие его заявления, с тех пор как она приехала в Адхару.

  Ну у нее есть новость для него.

  Прежде чем Бриа успела взглянуть на него, он вышел из машины, в рекордное время обошел ее и открыл дверцу со стороны девушки. Будто сама она не могла этого сделать.

  —   Пойдемте. Мы проверим все досконально. Посмотрим, не родится ли у вас идея о будущем моей страны.

  Бриа прикусила язык. Любопытно. Странным способом он пытается заставить ее. Подчеркнул, что это не ее дело, когда она задала вопрос о финансах. Будто женщины не должны утруждать себя такими проблемами. Сейчас же намеренно подчеркивает, как важны идеи Бриа. Хотя она еще не дала согласия.

  Однако то, что говорит настойчивый принц, имеет тайный смысл. Но какой?

  Когда Бриа выходила из машины, низкий каблук ее туфли зацепился за хромированную подножку. Она споткнулась и полетела головой вперед в грязь. Сэм за долю секунды перехватил ее и крепко удержал. На ее взгляд, слишком близко к себе и слишком крепко.

  —  Спасибо, — пробормотала она. Ее руки упирались в холодный хлопок рубашки. По жар его тела обжигал ей ладони.

  —  С удовольствием.

  Что-то в eгo голосе заставило ее медленно поднять глаза, пока она не встретилась с его взглядом. Темным, непроницаемым, таинственным. Бриа не готова была к такой близости и спрятала лицо у него на груди.

  Она ощущала его запах, легкий аромат сандалового дерева дразнил чувства.

  Освободись! — командовали мозги.

  Расслабься, советовало тело.

  —  Если с вами все в порядке, мы можем осмотреть местность.

  Голос Сэма развеял соблазняющую ауру, которая, казалось, спеленала ее по рукам и ногам. Так всегда получалось, когда она оказывалась возле него. Ее потрясла собственная реакция на этого мужчину.

  —   Я  в  порядке.  Пойдемте.   -  Бриа  быстро направилась к бесплодной  земле,  огороженной колышками. Жар заливал щеки. Она старалась не обращать внимания на самодовольный смех Сэма,

  —   Никогда не видела ничего подобного. Это очаровательно!

  У Сэма заболело сердце. Такого он никогда раньше не испытывал. Бриа взяла его за руку выше локтя и показывала на пейзаж, раскинувшийся перед ними.

  У нее от возбуждения сверкали глаза. А у него сжималась грудь, и становилось трудно дышать. — так подействовала на него ее восторженная реакция на разноцветное и шумное многолюдье рынка.

  —  У нас несколько рынков, — проговорил он, отчаянно пытаясь не обращать внимания на желание, скрутившее тело после ее безобидного прикосновения. - Кроме этого, есть еще рынки пряностей.

  —  Когда начнется развитие современных структур, эти рынки надо сохранить. В них есть естественное очарование.

  —  Согласен. — сказал он, любуясь ее изумительной, цвета сливок, кожей, уникальными глазами медового цвета и чувственным ртом.

  Сэм любил этот город. Но в данный момент единственное очарование он мог видеть только в стоящей прямо перед ним особе.

  Она быстро отдернула руку, слегка покраснев. А он спрятал улыбку.

  О да, она чувствует искры между ними, хотя не признается в этом.

  Ради нее он постарается замедлить темп их сближения, но никогда не перестанет желать эту гипнотизирующую женщину — с такой яростью, которая пугает его самого. А в этом мире Сэммена аль-Вэли мало что пугает.

  — У нас есть время погулять по рынку?

  —  Конечно.

  Он сделает все, чтобы показать ей город, убедить ее. Она должна остаться здесь, стать его женой и осуществить его планы.

  Сэм не хотел ей лгать, а она подошла слишком быстро к разгадке. В машине, когда Бриа спросила о финансах, он не стал рисковать, но больше нельзя держать ее в стороне.

  —  Пойдемте, я покажу вам рынок.

  Он предложил ей руку, уверенный, что она откажется. Но, к его удивлению и радости, Бриа только мгновение поколебалась и положила руку ему на сгиб локтя.

  Они прогуливались среди прилавков с товарами. Ее вздохи восторга сочетались с легким от волнения сжатием его руки. Это удивляло Сэма.

  Он надеялся, что ей понравится первое посещение города, надеялся, что виды захватят ее также, как и его, но не ожидал такой открытой, честной реакции.

  Это давало ему надежду на будущее, стоявшее перед его мысленным взором с того судьбоносного дня у постели деда. Три года назад.

  — Ох! — воскликнула Бриа и отпустила его руку, застыв перед витриной. Широко открытыми глазами она пожирала ювелирные безделушки. Несметное множество золотых украшений лежало перед ней.

  -  Вижу, вы настоящая женщина, — засмеялся Сэм.

  Она не ощетинилась, как он ожидал. А ее печальная улыбка согрела ему сердце.

  —  Какая женщина не любит украшения?

  —  Однако вы носите совсем мало. - Он взял ее правую руку и с любопытством разглядывал совсем простое кольцо с опалом. Интересно, может быть, его подарил мужчина, с которым она жила в Лондоне?

  Хаким провел расследование и выяснил, что сейчас никаких контактов с Эллисом Финли у нее нет.

  —  Это кольцо особо дорого вам?

  —  Я купила его сама. Как подарок к окончанию университета.

  Сэм кивнул и с облегчением вздохнул. Очень хорошо — не сентиментальный привет от бывшего любовника.

  — У вас нет никого, кто мог бы купить подарок к окончанию учебы? А ваши родители?

  Бриа фактически вырвала руку. Она словно предупреждала — не подходи.

  —  Родители купили мне тогда бриллиантовый браслет от Тиффани.

  Холодный отрывистый тон не оставлял сомнений, что она думала о том подарке.

  —  Вы с ними не в ладах?

  Губы ее сжались.

  —  Отец хочет контролировать всех и каждого. Мать согласна с ним во всем. Мы не видимся.

  —  Похоже, это не просто непонимание.

  Бриа покачала головой, Золотые пряди волос сверкнули на солнце и упали на лицо. Они будто просили его поправить их.

  —  Нет, в наших отношениях нет ничего простого. Я не хочу иметь ничего общего с папой. Не имею и не буду иметь. Он же по-прежнему пытается манипулировать мною. Вроде фокуса в Мельбурне,  когда он заказал мне лимузин. Хотя он знает, что я еще ребенком ненавидела поездки в этой машине. Отец все еще надеется заставить меня плясать под его дудку. Теперь мы вообще редко разговариваем.

  —   Сочувствую вам,   —  печально проговорил Сэм. Как получилось, что яркая, интеллигентная женщина не видит ценности семьи?

  Для него семья — это все: любовь, тепло, поддержка. Он мечтал о такой семье, как жаждущий воды путник в пустыне. Поэтому, собственно, и повел ее вчера в гостиную матери. Поэтому рассказал о любви родителей.

  При небольшой удаче они могут стать такой же парой.

  - Не огорчайтесь. - Она помахала рукой, будто отгоняя дурные мысли. - Рассказывая о семье, вы говорили, что после смерти родителей вас растил дед. Значит, вы стали, принцем в десять лет?

  Сэм кивнул, гордый своим положением, гордый задачей, для которой был рожден.

  —  Мой дед все эти годы воспитывал меня, готовил к той роли, которая меня ждала. Он настоял, чтобы я поехал в Оксфорд учиться.

  — Ответственность, легшая на плечи ребенка. - Бриа задумчиво изучала его, в глазах любопытство. - По-моему, в детстве нам обоим не очень повезло.

  — Для меня это не имеет значения. — Он пожал плечами. — Я рожден принцем. Это моя судьба.

  Она улыбнулась.

  — Вы верите во всю эту чепуху? Сначала судьба в Мельбурне. Потом здесь.

  Он взял ее руку и поднес к губам. И медленно, мечтательно поцеловал нежную кожу ладони. Потом сжал ее пальцы.

  —  Вы еще увидите, как работает судьба, gumтиr. Тогда вы поверите.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

  Бриа закрыла глаза, пошевелила пальцами ног и блаженно вздохнула. На ступни каскадом лилась теплая вода. Но все же она испытывала легкую неловкость. Раша, назначенная ее личной горничной, сказала, что обязана выполнять все ее желания. Бриа дала себе слово минимально пользоваться услугами Раши. Но прямо сейчас все ее принципы растаяли. Ноги отекли и молили о внимании.

  —  Раша, вы чудо, — пробормотала Бриа, почти теряя сознание от удовольствия. Молодая девушка сильными руками с искусством опытного массажиста разминала ей ступни.

  Раша засмеялась.

  —  В долгих прогулках не следует носить обувь на такой подошве. Это плохо для здоровья.

  Бриа кивнула. Ей не хотелось признаваться, что она не ожидала сегодня такой дальней экскурсии, хотя и получила большое удовольствие. Тем более, что поцелуй Сэма еще жжет ее ладонь.

  —   Вам лучше пойти со мной за покупками. Позвольте мне выбрать для вас кое-какие платья и туфли. Более удобные, — предложила Раша.

  —  Вероятно, вы правы, — согласилась Бриа. И тут же мысленно представила себя одетой, как обитательница  гарема.  Немедленно вспыхнуло чуть забытое  недоброжелательное отношение  к принцу.

  Сэм думал, что сможет сделать из нее игрушку. Для этого хватит подарка, брачного предложения, похожего на бизнес-план, и даже с дополнительными льготами. Он продолжает смущать ее многозначительными взглядами, импульсивными поступками, утверждениями, что между ними есть взаимное притяжение.

  Что-то в этом причудливом сценарии походит на обман. Принцу-плейбою вдруг понадобилась жена. И так случилось, что он увидел ее.

  Может быть, уже пора действовать его же методами? Посмотрим, что Его таинственное высочество будет делать.

  — По правде, это блестящая идея. Не смогли бы вы сопровождать меня завтра?

  —  Это будет для меня удовольствием. — Раша лучилась улыбкой. — Сейчас я оставлю ваши ноги на десять минут отмокать в ванне, а потом вернусь. Вам это подходит?

  —  Вы забавная, Раша. Не знаю, как отблагодарить вас за все.

  Раша покраснела, отвесила смешной низкий поклон и вышла из комнаты. Бриа в недоумении покачала головой. Наверное, она скоро проснется и обнаружит, что все это сон.

  Сейчас она едва могла двигаться. Больше никаких прогулок! Она устроилась на уютной софе. Ноги в теплой ванне. В голове - хаос от нахлынувших мыслей и предположений.

  Адхара-Сити красивый город. С одной стороны, древний. С другой - удивительно современный. С неограниченным потенциалом. Мечта архитектора...

  Однако можно ли иметь дело с сексуальным принцем?

  Он хотел сделать ее своей женой в полном смысле слова. А что она может получить взамен?

  Он даже не догадывался, чего добивается Бриа. Она мечтала, чтобы признание ее работы не зависело от фамилии Грин. Чтобы люди, которые оценят ее профессионализм, понятия не имели о Курте Грине и обо всем, что с ним связано.

  Для нее, надо признать, это большое искушение. Она видела город, который может стать для нее...

  Нет, нельзя даже думать об этом.

  Но это деловая сделка.

  Нет, она не может так поступить.

  Однако это освободит ее раз и навсегда.

  Да, но какой ценой?

  Перестать быть Грин и угодить в ловушку брака без любви с мужчиной, который все держит под контролем? Разве такой тип отношений не один из ее кошмаров?

  —  Это бессмысленно, — пробормотала Бриа.

  Бриа никогда не согласится с его безумным предложением. Нo это не значит, что она не может позволить себе немного забавы.

  Сэм говорит о деловом предложении, но она знает — он испытывает то же влечение, что и она. Его желание ясно видно в глазах. Он и сейчас уже добивается, большей близости. Поэтому и позволил ей узнать, каков он настоящий.

  Итак, принц хочет иметь жену.

  Интересно, чем все закончится?

  —  Вы скучаете по мадам Элоиз, правда?

  Бриа подняла голову.

  —  Она уехала всего на несколько дней. И я думаю, что ее муж скучает без нее больше.

  У Раши повлажнели глаза. Интересно, каково это — быть молодой, невинной и верить в романтическую любовь, подумала Бриа.

  —   Они очаровательная  пара.  Возможно,  вы тоже найдете здесь мужа.

  Бриа подавила кашель.

  — Я не ищу мужа.

  — Но, возможно, муж придет и будет искать вас.

  Бриа пожала плечами.

   — У меня нет на это времени.

  Бриа повернулась к лавочнице, старой морщинистой женщине. У нее потеплело на сердце от ее улыбки. Бриа тотчас начала торговаться, пытаясь ощутить дух восточного базара. Раша стала переводчицей.

  Результатом сделки явились три костюма, четыре шелковых шарфа, две пары босоножек из тончайшей мягкой кожи и пара вышитых шлепанцев для дома. Бриа поблагодарила лавочницу и вслед за Рашей вышла под палящее солнце. Они продвигались к машине, и Раша на ходу давала своей госпоже урок языка.

  —  Вы очень быстро усваиваете арабский, но сейчас мы должны спешить, — неожиданно сказала девушка.

  —  Почему?

  Раша втолкнула ее на заднее сиденье джипа, устроилась сама и быстро выпалила инструкции водителю. И только потом ответила Бриа:

  —  Сегодня вечером вы обедаете с принцем. Вы должны подготовиться.

  —  Это не займет у меня всю вторую половину дня.

  Честно говоря, она рассчитывала на несколько часов покоя, чтобы разобраться в своих мыслях. Как случилось, что она согласилась пообедать с Сэмом? Может быть, это не лучшая идея.

  Каждый раз, когда она была с Сэмом, что-то случалось — взгляд, прикосновение, чувство. И неважно, как холодно она пыталась вести себя. Ничего не получалось. Нельзя отрицать, что какие-то подспудные течения соединяли их.

  —  Конечно, вы хотите выглядеть самым лучшим образом в вечер, который проведете с самым могучим мужчиной страны. — Раша озадаченно нахмурилась и молчала, наверное, целую минуту. Потом разулыбалась. — Ах, вы нервничаете. Не беспокойтесь. Я помогу вам.

  —  Надеюсь, это значит, что ты сделаешь меня хорошенькой, — промямлила Бриа.

  —  Вы будете красивой. — Раша щелкнула пальцами.  — Кто знает, может быть, принц сумеет найти вам мужа.

  —  Кто знает? — эхом повторила Бриа и отвернулась, чтобы спрятать ироническую улыбку.

  В этом деле ей помощь не нужна. Ей понадобится вся хитрость и изобретательность, чтобы отогнать самого принца.

  К счастью, она всегда была изобретательной.

  Как бы то ни было, несколько часов спустя, после просьб Раши разрешить ей сделать прическу и помочь с платьем, она стояла у себя в комнате перед зеркалом в рост человека. Бриа понимала, что между поддразниванием Сэма и ощущением того, что за его предложением скрывается что-то большее, существует огромная разница.

  А пока ей хотелось ошеломить его.

  Ее появление должно произвести впечатление.

  Она едва узнала себя в воздушном бледно-золотистом местном наряде. Свободные шаровары, неправдоподобно удлиняющие ее ноги, и туника с длинными рукавами, каким-то образом обрисовывающая ее фигуру, а не скрывающая ее.

  Распущенные волосы не очень соответствовали сухой жаре Адхары. Ей пришлось поднять все волосы вверх и устроить будто нечаянный беспорядок, только подчеркивающий ее красоту.

  Критическим взглядом окинув себя, Бриа решила, что подражание небрежному шику Ближнего Востока удалось и она похожа на экзотическую принцессу.

  Поморщившись из-за неуместного сравнения, девушка отвернулась от зеркала и всунула ноги в новые золотистые босоножки.

  Пора посмотреть, способен ли принц на что-то, кроме бизнеса.

  — Добро пожаловать в личную столовую принца,   -  торжественно объявил Хаким,  открывая дверь на ее неуверенный стук. — Он ждет вас.

  —  Спасибо, — проговорила Бриа. Она слегка дрожала от нервного ожидания. Она переступила порог и попала прямо в «Тысячу и одну ночь».

  —  Приятного аппетита.

  Хаким поклонился, вышел из комнаты, тихо закрыл дверь и оставил ее в одиночестве. Бриа старалась не слишком увлекаться окружающей обстановкой.

  Все в бледно-зеленых тонах — от стен цвета мяты до обрамленных мозаикой окон и низких мраморных скамеек. Словно человек вступил в густые джунгли. Бриа передвигалась, закинув голову, чтобы оценить роспись потолка.

  —  Красиво? — послышался голос Сэма.

  Она по-прежнему стояла с откинутой головой, опасаясь, что ей не хватит времени впитать потрясающие фрески — на тусклом небе сверкали ранние звезды, разбросанные, словно алмазы, на розовато-лиловом фоне.

  Судя по всему, Сэм не собирался говорить о потолке.

  Она видела это в его позе. В окаменевших плечах. В стиснутых челюстях. В восхищении, которое явно светилось в глазах. Бриа улыбнулась при мысли о своем могуществе.

  —  Красивая комната, — кивнула она.

  Он наклонил голову в знак согласия. Его гипнотизирующие глаза ни на мгновение не отпускали ее. Он смотрел ей в лицо, и когда пересекал комнату и когда стоял перед ней. Сердце Бриа затрепетало, как пойманная в клетку птица. Он взял ее руку и поцеловал.

  Это прикосновение не имело ничего общего с жарким, эротическим поцелуем в ладонь, какой он запечатлел вчера на рынке. Но и оно вызвало у Бриа цепную реакцию, подергивание нервных окончаний, мурашки по всему телу. И пульс опять вышел из-под контроля.

  —   Вы выбрали этот костюм специально для меня?

  —  Я одеваюсь для себя, а не для того, чтобы произвести впечатление на какого-то мужчину.

  Губы Сэма скривились в циничной улыбке. Он ни на секунду не поверил ей.

  - Но я не какой-то мужчина, разве не так?

  —  Нет, вы самодовольнее, чем большинство из них. — Она высвободила руку, но смягчила резкость движения застенчивой улыбкой. Ее развлекла их маленькая перепалка.

  Он засмеялся низко, раскатисто. Бриа показалось, что от этого возбуждающего звука она будто опьянела.

  —  У вас чересчур строгие взгляды. Наверное, мы сможем поспорить о них во время обеда.

  —  Если вы готовы, я всегда готова, — бросила она вызов, зная, что Сэм его примет.

  Сильные мужчины вроде Сэма никогда не отступают. Каким бы галантным он ни был, все равно постарается подавить ее. Он собирается ждать неделю ее ответа. И Бриа догадывалась, что интимный обед для двоих — всего лишь часть изощренного плана убедить ее принять предложение.

  Что ж, пусть попробует.

  У нее тоже есть несколько задумок для собственной игры с галантным принцем. Одна из них должна раскрыть истинную мотивацию его желания взять ее в жены.

  —  Как пожелаете. — Сэм жестом предложил ей идти вперед. Она оказалась в следующей комнате, тоже изысканно оформленной. Филигранный орнамент, кованое железо, тонкие шторы цвета слоновой кости. И конечно, ошеломляющий потолок, разрисованный фресками.

  Бриа вздохнула. Что бы ни случилось в несколько следующих недель, расставаться с такой красотой будет печально.

  —   Я заказал для нас сегодня простую пищу. Пожалуйста, давайте начнем.

  Сэм отодвинул стул, чтобы она могла сесть. Легкий аромат сандалового дерева окутал ее. Она знала, что будет скучать не только по роскошному дизайну дворца.

  —  Спасибо. Вам не стоило так хлопотать, - сказала она, восхищаясь красиво накрытым столом, начищенным серебром, сверканием хрустальных бокалов и роскошными блюдами, стоявшими перед ними.

  Он пожал плечами и жестом предложил начать обед.

  —  Сегодня у нас пилав с козьим мясом, маринованные бараньи отбивные и жаренные на гриле овощи. Ешьте, пожалуйста.

  Бриа положила себе несколько ложек каждого блюда. От соблазнительных ароматов рот наполнился слюной.

  —  Ммм... это очень вкусно, — пробормотала она, отправляя в рот пилав и наслаждаясь его пикантным вкусом. — У вас замечательный повар.

  Он кивнул:

  —  Где бы я ни путешествовал, всегда жду, когда вернусь домой к блюдам, приготовленным Зизи.

  —  По размаху ваших текущих планов догадываюсь, что вам придется ездить часто.

  Он положил на тарелку приборы и устремил на нее проницательный взгляд.

  —   Откуда такой внезапный интерес к моему бизнесу? Вы что-то хотите сказать мне? Хотите дать ответ?

  Бриа беззвучно выругалась. Попытка выкачать из него информацию срывалась.

  —  Я старалась быть вежливой.

  — Легкая застольная беседа? Это все?

  —  Конечно. Что еще в этом может быть? — Она уставилась в свою тарелку. Ей надо быть чуточку более ловкой, более тонкой в своем желании получить информацию.

  Придерживая вилкой кусок мяса, Бриа не могла вспомнить их первый совместный обед. Насколько он отличался от нынешнего! Тогда она постоянно была начеку.  

  Сейчас же начеку был он.

  К счастью, остальная часть обеда прошла легко. Они беседовали на безопасные темы. Погода, рынок, на котором Бриа побывала, мозаики, увиденные ею. К тому времени, когда подали десерт, свежий инжир с медом и йогуртом, ее любопытство достигло предела. Она попыталась подойти к задаче с другой стороны.

  —  Вчера вы упомянули, что дед вырастил вас, готовя к роли принца. Мне удивительно, почему он не устроил ваш брак.

  Сэм будто застыл и отодвинул стул от стола.

  —  Он пытался.

  —  И что случилось?

  — Мы спорили. Часто.

  —   Простите.   —   Она изучала  его застывшее лицо, надеясь найти ключ к его чувствам.

  —  Не за что. У меня с дедом были замечательные отношения. Мы только смотрели разными глазами на вопрос о подходящей невесте.

  В голове Бриа мелькнула мысль.

  — Вы кого-то любили, правда? А дед не одобрял ваш выбор? Вы хотите жениться на мне, чтобы доказать, что брак — только деловое соглашение. Ни о каких чувствах и речи нет. Так?

  Сэм быстро отвел глаза и этим вроде бы подтвердил ее подозрение.

  —  Не было ничего особенного.

  От его холодного, невыразительного голоса у нее забегали мурашки по, спине.

  Он, наверное, очень любил ту таинственную женщину. Что-то мимолетное, похожее на ревность, кольнуло ее в сердце.

  Какой должна быть женщина, любимая Сэмом?

  По-настоящему желанной — полностью. А не из-за ее тела или деловых способностей.

  —  Давайте выпьем кофе в другой комнате. — Сэм встал.

  Бриа слегка дразнила его и получила больше, чем ожидала. Она почти добралась до сути — почему он сделал ей предложение. Она собиралась получить ответ сегодня вечером, и, похоже, получит.

  Но какой ценой?

  Бриа решила внести поправки в свою тактику.

  —  Я бы хотела завтра совершить путешествие в пустыню, — сказала она, улыбаясь и благодаря его за чашечку крепчайшего кофе, которую он вручил ей.

  —  Отлично. Я буду сопровождать вас, устрою экскурсию по моей земле. Это освежит впечатление. Я увижу свою страну вашими глазами.

  Ей следовало бы обидеться на его самоуверенное заявление. «Я буду сопровождать вас». Еще одно подтверждение, что этот мужчина не сомневается — у него все под контролем. Правда, он старается завуалировать это комплиментами.

  Но с другой стороны, эта экзотическая страна завораживала ее. Узнать о стране от правителя ~ это самое большое, о чем можно мечтать.

  —  Спасибо за предложение. Я хочу погрузиться в здешний мир. Я всегда так делаю, когда начинаю работу.

  На секунду в его глазах сверкнул триумф. Бриа прикусила язык, с опозданием поняв, что ее слова прозвучали так, будто она уже согласилась выйти за него замуж.

  —   Прекрасно. Значит договорились. Выехать придется пораньше, пока нет невыносимой жары.

  —  Великолепно! — Она порадовалась, что хмурое выражение лица Сэма, которое не проходило во время разговора о его таинственной возлюбленной, сменилось задумчивым блеском в шоколадной глубине глаз.

  —  Бриа...

  - Да?

  —  Хочу заверить, что сделаю ваше первое путешествие по пустыне незабываемым.

  Ей удалось растянуть губы в улыбке. Сердце громко било тревогу. Ей хотелось верить, что за его словами ничего не таится... А если все-таки таится, то что именно?

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

  Сэммен вначале не собирался показывать Бриа Оазис.

  Но в то утро, едва он сел за руль, его атаковал ее свежий запах. Легчайший намек на цитрусовое мыло из гостевой комнаты в соединении с ее собственным уникальным ароматом. Он потерял способность ясно мыслить.

  Бриа с энтузиазмом задавала вопросы, он, задыхаясь от гордости, отвечал. Она восхищалась красотой его земли, и ему показалось вполне естественным привезти ее сюда.

  Сэм выключил мотор и повернулся к ней. На него смотрели насмешливые янтарные глаза. Все-таки ее не следовало сюда привозить.

  Его убежище.

  Сюда никто не приходил.

  Никогда.

  — А это что за место?

  Сэм крепче сжал руль.

  —  Оно называется Оазис.

  —  Как красиво, — сказала Бриа.

  Он обернулся, и будто кто-то зажал сердце в клещах — его поразило благоговение, на ее лице.

  —  Пойдемте, — прокашлялся Сэм. — Вы должны видеть все.

  Бриа озадаченно смотрела на него. Он беззвучно проклинал себя за ворчливый тон.

  Ему никогда не удавалось прятать свои чувства, сдерживать эмоции. С каждой секундой, проведенной в компании Бриа, с каждой уступкой он все сильнее хотел ее.

  Она просто заколдовала его.

  Такую, как она, он никогда не встречал. Сэм не сомневался, что предложил бы ей выйти за него замуж, даже если бы это убило его.

  Принц открыл дверцу со стороны пассажирского сиденья и подождал, пока Бриа выйдет. Он не позволял себе подойти ближе и коснуться ее. Заправить соломенную прядку за ухо. Ее волосы сверкали, как расплавленное золото, под ярким солнцем Адхары. Ему хотелось проверить, на самом ли деле они такие шелковистые и мягкие, как кажутся. Он сжал кулаки, чтобы удержаться и не ласкать ее волосы.

  — Куда мы идем? — Бриа смотрела на него, вздернув одну бровь, словно не понимала, что с ним происходит. Как хорошо, что она не знает, какие мысли роятся у него в голове, как неукротимо он хочет ее. Если бы знала, умчалась бы от него быстрее, чем чистопородный, награжденный всеми мыслимыми призами скакун.

  Чем больше времени проводил Сэм в компании этой невероятной женщины, тем яснее видел — у него нет выбора. Он скорее пешком пересечет без воды свою любимую пустыню, чем отпустит ее. Пожалуй, он слишком рано привез ее сюда, но тем не менее принц повел Бриа к небольшому поселению и стоящему чуть поодаль, за невысокой каменной стеной, дому.

  Вернее, сторожку, вырубленную из песчаника. Грубая мебель, грубые стены. Ему так нравилось. Без украшений. Без претензий.

  С юных лет это его убежище. Здесь Сэм спасался,  когда надо было подумать,  расслабиться,  а позже погоревать. Хотя дед временами бывал бессердечен, он понимал, что внуку нужно одиночество. Дед сам показал Сэммену это место и подарил его.

  И теперь Сэм поделился своей тайной с Бриа.

  А может быть, он этого и хотел — немного больше раскрыть себя. Как поступил, показав ей гостиную своей матери.

  Несмотря на ее сдержанность, нежелание признать глубину чувства между ними, они проводили вместе много времени. И это сближало их. Сэм это ощущал каждой клеткой своего тела. А Бриа?

  Сейчас он открыл ей еще часть своего сердца. Не слишком ли это глупо? Не слишком ли импульсивно?

  Но поздно.

  Что сделано, то сделано. И ему страдать от последствий собственной искренности. Вдруг она не поймет, какое значение имеет для него это место? Или того хуже, увидит, какие бури бушуют у него в душе.

  —  Ох, Сэм, от этого захватывает дух!

  Ее вопль восторга смел все скверные мысли. Он подошел к окну, противоположному двери, и встал за спиной Бриа.

  Знакомое чувство покоя переполняло его, когда он смотрел в маленький сад. Среди зеленых растений виднелись дорожки. Пел свою нескончаемую веселую песню маленький водопад, всегда служивший Сэму утешительным бальзамом.

  —  Там под землей есть ручей. Он естественным способом поднимается вверх и дает воду растениям.

  —  Он такой сверкающий, такой естественный, — восхищалась Бриа, повернувшись к нему.. Глаза сияли золотом, на лице искренняя радость. — Не поймите меня неправильно. Сад в вашей резиденции великолепен. Но здесь таится что-то особенное.

  Сердце будто сжали клещами. И в тот же миг Сэм все понял. Дело не в том, что эта женщина околдовала его, взяла над ним верх и крепко держит. Это была та вспышка молнии, о которой говорила его мать. Она предсказывала, что такое бывает один раз в жизни.

  —  Что-то случилось?

  Бриа положила руку ему на локоть. Сэма будто пламенем обдало. Он хотел, чтобы ее руки скользили по его телу, исследовали, ласкали...

  Сэм покачал головой. Он собрал все свои силы, чтобы не взять ее на руки и не отнести на кровать.

  —  Я сюда никогда никого не приводил. Я боялся, что вы тоже не поймете.

  Бриа вытаращила глаза. Маленькие золотые искры в них засверкали, словно изысканные топазы. Она отпустила его локоть, медленно подняла руку и наконец погладила по щеке.

  —  Я понимаю больше, чем вы думаете.

  Свободной рукой она водила по его груди, пока не нащупала сердце. Сэм знал, что она понимает — сердце бьется ради нее.

  —  Спасибо, что вы поделились со мной, — пробормотала она, встала на цыпочки и нежно поцеловала Сэма в щеку.

  С подавленным стоном он потянулся к ней, когда она уже почти отошла, и успел прижаться губами к ее губам, поймать ее руки и прижать к груди.

  Как и несколько раз раньше, когда они целовались, Бриа без колебаний, с жадностью и восторгом отвечала на его поцелуи, разжигая в нем желание. Сэму хотелось совершать безумные поступки. Вроде того, что забыть все запреты и сделать ее своей немедленно.

  Но он не мог. Он должен подумать об Адхаре, подумать о будущем. И в то же время нежные уступчивые губы Бриа, полураскрытые для него, почти просили пленить их и коснуться языка. И тогда он вообще терял способность думать.

  Жар и ослепляющее напряжение, когда их языки встретились, почти лишили его сил для сопротивления. Страсть разгоралась, а он боялся, что это сокрушительное желание может разрушить все, что он с таким трудом строил.

  Принц Адхары не мог этого допустить.

  А Сэм Вэли хотел большего. Чтобы она принадлежала ему всегда.

  Очень скоро Бриа оторвала от него свой рот. Он сделал несколько отрывистых вдохов, надеясь подавить желание.

  Ничего не вышло.

  Ничего и не выйдет, пока объект его желания смотрит на него глазами, полными страсти, и обволакивает его, точно теплая патока. Легкая улыбка у нее на губах просила его вернуться к делу, которым они только что занимались.

  — Все в порядке, — сказал Сэм, прижимая указательный палец к ее губам. — Вам ничего не надо говорить. Это была мгновенная вспышка.

  Бриа опустила голову и показала рукой на сад..

  —  Давайте будем обвинять это место. Не то чтобы меня захватила его аура. Но быть здесь — это переживать что-то особенное... Исключительное.

  Он не мог ничего ответить. Эмоции переполняли его. Как ей это удалось? Она объяснила исключительно точно. Именно такое состояние Сэм переживал, приезжая сюда.

  Оазис всегда успокаивал его. Он был здесь после гибели родителей. После того, как принял бразды правления. После смерти деда. Он искал утешения и покоя. Ему хотелось убежать от постоянных проблем, от печали, от чувства вины.

  Сэм всегда верил, что одиночество помогает ему справиться со всеми проблемами. И вдруг он обрадовался, что привез сюда Бриа. Это чуть больше сблизило их. Возникла определенная связь на эмоциональном уровне, как бы она ни отрицала это.

  — Могу я вас о чем-то спросить?

  Он кивнул, зная, что его продолжительное молчание должно казаться ей странным.. Ему не хотелось говорить — слишком много мыслей роилось у него в голове. Слишком много примитивных чувств пробивалось к поверхности.

  —  Ваше брачное предложение было откровенно деловым. — Бриа сделала паузу, словно с трудом подбирала слова. Сэм с любопытством ждал. - И еще вы сказали, что очень заинтересованы в этой... сделке. Не о том я говорю... Кажется, наше влечение растет.

  —  Рад слышать, что вы это тоже признаете, — пробормотал Сэм, задрав подбородок. Он разглядывал ее лицо, точно искал ключ к ее чувствам. - Для нас обоих важно сознавать, как развиваются наши отношения...

  Сэм чуть не сказал «когда мы поженимся». Но он не просто так родился дипломатом. Хотя она только что призналась в их расцветающем влечении, он видел в ее глазах лихорадочный блеск. Она готова исчезнуть при малейшей перемене ветра.

  —  Как развиваются отношения?

  Бриа окаменела. Они опять находились на противоположных полюсах. Сексуальная сирена снова превратилась в деловую женщину.

  —  Расслабься, gummur. Это несложно.

  Она отвернулась и уперлась лбом в оконную раму, глядя в сад и не видя его. Но чуть раньше Сэм заметил искры страха в янтарных глазах.

  —  Насколько, я понимаю, ничего сложного нет. Я здесь выполняю задание клиента. Вот и все.

  —  Так вы называете то, что существует между нами? Вот и все?

  Пульс на шее Бриа яростно отмерял секунды. Это говорило Сэму больше, чем ее притворно небрежные слова.

  -Да.

  — Лгунья, — прошептал он и притянул ее к себе. Она выдохнула и подняла глаза. В золотых искрах он заметил на сей раз озабоченность. — Вам не стоит беспокоиться. Я терпеливый мужчина.

  —   Вы думаете,  несколько поцелуев заставят меня потерять голову и выйти за вас замуж?

  Она откинула назад волосы. Он переплел свои пальцы с ее и был больше, чем удивлен, что она не отдернула руку.

  —  По-моему, вы примете правильное решение. У вас есть время подвергнуть мое предложение тщательному изучению вашими логическими мозгами. А пока... - Сэм несколько раз провел большим пальцем по ее ладони. Его обрадовало чувственное пламя, вспыхнувшее в глазах Бриа, она чуть раздвинула губы. -  Нe боритесь с этим. Это наша судьба.

  Он ожидал, что она будет отрицать вполне осязаемую страсть между ними.

  Вместо отрицания девушка медленно опустила руку на сердце Сэма. Его удары совпадали с движением ее пульса, который зримо бился в ямочке под ключицей. Сколько бессонных ночей провел он, мечтая целовать и покусывать эту ямочку!

  - В этом нет ничего логического, - промурлыкала она, еще секунду оставаясь в прежней позе. Потом рука упала, и Бриа шагнула к двери.

  Она шла по саду, сделав несколько глубоких вздохов. Как жаль, что ей не хватит куража взять машину и оставить Его высочество одного в пустыне.

  Бриа огляделась. Роскошная зеленая сочная листва и яркие лепестки цветов. Беспощадное солнце. Сильный аромат цветущих апельсиновых деревьев, висевший в воздухе. От всего этого у нее слегка закружилась голова.

  Хотя, вероятно, причина кроется в другом. Причина в Сэме и противостоянии с ним, а не в изумительной красоте сада.

  Почему она позволила барьерам упасть?

  Почему здесь? Почему сейчас? Почему перед ним?

  Закрыв рукой глаза от солнца, она оглянулась.

  Бриа была почти уверена, что он тоже вышел из дома и собирается сопровождать ее, как обычно. Но Сэма нигде не было видно. И она хоть ненадолго с облегчением вздохнула. Ей нужны эти несколько минут, чтобы взять себя в руки. Она не доставит ему удовольствия, не позволит увидеть, насколько ее потрясло случившееся.

  Что же именно случилось?

  Она натянула глубже шляпу, чтобы хоть немного спрятаться от всесжигающего солнца. Потом развернулась и пошла к каменной стене, окружавшей поселение. Где найти хоть небольшую тень?

  Может быть, ее разум и одурманен принцем, но все же она не намерена получить тепловой удар.

  Опершись на каменную стену, Бриа закрыла глаза и проигрывала в уме сцену в доме. Точно замедленный фильм.

  Они почувствовали связь.

  Они целовались.

  Они вместе были охвачены страстью.

  Она могла от всего отказываться и все отрицать. Но между ними что-то происходило. И это имело отношение к эмоциям. И уж никак не к логике.

  Именно это приводило Бриа в ужас.

  У нее голова всегда управляла сердцем. Это единственный способ, чтобы спокойно жить. Шаг за шагом Сэм уничтожил ее защитный барьер вокруг сердца. Чем больше времени она с ним проводила, тем быстрее нарастал ее страх.

  Ей не нужны эмоции.

  У нее их никогда не было, в особенности когда дело касалось мужчин.

  Мужчин, которые ждали, что она склонится перед ними.

  Она не может выйти замуж за принца.

  Это абсурдно! Это идиотизм! Полное, неизлечимое безумие.

  Тогда откуда незаметные уколы боли в самой глубине души от одной только мысли, что она выполнит работу и уедет? Уедет от него.

  —  Вам лучше войти в дом. Там жара не такая яростная.

  Она подняла взгляд и встретилась с глазами Сэма. Интересно, он может заметить ее мучения?

  —  Ведь вы знаете, то, что происходило между нами, никогда не станет чем-то большим. — Бриа сказала это просто для того, чтобы сообщить, о чем она думает все это время. Ее заявление прозвучало печально и неубедительно.

  У Сэма лицо расплылось в улыбке. В уверенной улыбке мужчины, привыкшего не сворачивать со своего пути. Мужчины, который не принимает отрицательный ответ.

  —  Чем-то большим? — переспросил он, улыбаясь.

  —   Не  притворяйтесь бестолковым.   —  Бриа помолчала. — Вы получили несколько неожиданных поцелуев. Что же касается влечения, это всего лишь химическая реакция. Такое все время случается.

  Улыбка его так же быстро исчезла, как и появилась.  

  —  Вас все время привлекают другие мужчины?

  —  Конечно, нет! — быстро выпалила она, поняв свою ошибку. Он прятал в углах рта веселое изумление. — Я имею в виду, что людей постоянно влечет друг к другу. Но это не значит, что они должны подчинять этому свою жизнь. Это всего лишь часть жизни. Привыкайте к этому.

  —  О да, я привыкаю. — Сэм вдруг охрип. Он шагнул ближе. И тень от его фигуры давала больше прохлады, чем каменная стена. — Единственный способ справиться с нашим влечением — это признать его. А потом посмотрим, что из этого выйдет.

  —  Это безумие. — У нее перехватило дыхание, когда он уперся обеими руками в каменную стену и она оказалась в кольце его рук.

  —  Вы думаете, это безумие? — Сэм наклонил голову и нежно скользнул языком по ее уху. — Или, может быть, это безумие? — Он одарил поцелуями ее шею до самой ключицы. Она закрыла глаза, зная, что бесполезно бороться против охватившего ее чувства. — Или, может быть, это? — Он завладел ее ртом и покрывал его ласковыми поцелуями, легкими, как прикосновение пера или трепет крыльев бабочки, присевшей на долю секунды на лепесток.

  —  Сэм, пожалуйста...

  Пульс у нее зашкаливал, сердце билось в груди. Тело горело жарче, чем от солнца. Она не понимала, о чем просит. То ли продолжать, то ли прекратить ласки, дарящие невероятное наслаждение.

  —  Как пожелаете, gummur... Пойдемте, стол уже накрыт к ленчу.

  Он опустил руки, отошел в сторону и оставил ее в покое. Если бы еще и коленки не подгибались...

  - На вас это оказывает такое же воздействие, как и на меня, — пробормотал Сэм, протягивая ей руку. В глазах, устремленных на нее, горело нескрываемое желание.

  Вздохнув, Бриа оттолкнулась от стены, не обратила внимания на предложенную руку и направилась к дому.

  Конечно, у нее была гордость. И еще было желание задушить этого человека за то, что он перевернул ее жизнь. Она хотела убежать от этого невыносимого, раздражающего ее принца куда глаза глядят. Но поесть тоже хотела.

  Бриа откинулась назад и похлопала себя по животу.

  —  Это было великолепно.

  —  Рад, что вам понравилось.

  Сэм начал убирать пустые тарелки, она остановила его:

  —  Позвольте мне. Это единственное, что я могу сделать для вас после такого великолепного ленча.

  —  Зизи приготовила ленч. Я только разложил все по блюдам, — возразил он и улыбнулся. — Кроме того, я никогда не мою посуду. Простите меня.

  Проклятие! Когда он так улыбается, она готова простить ему все.

  —   Продолжайте.  — Бриа махнула рукой, наслаждаясь видом Его высочества, убирающего со стола.

  Она бы помогла ему, если бы пикантный кебаб из козьего мяса, завернутый в пресный хлеб, миндальная халва на меду и свежий инжир не лежали у нее в животе, точно свинцовые шары.

  Ей не следовало много есть. Но так легко было жевать, подносить ко рту удивительные кушанья и весело болтать. Гораздо легче, чем вести чуть раньше их дискуссию.

  К счастью, трапеза прошла спокойно. Бриа очень нравилась уединенность Оазиса. Но она не могла дождаться, когда они вернутся в резиденцию. Там вокруг были люди. Они отвлекали ее от всемогущего принца с проницательными глазами.

  —  Нам пора возвращаться, — сказал он, стоя в дверях кухни.  —  Или вы хотите еще побыть в пустыне?

  —  Нет, спасибо. Я готова ехать.

  — Хорошо. — Сэм прошелся по кухне, проверил жалюзи,   передвинул   плетеную  корзину.   Всем своим видом он выражал нежелание уезжать. Бриа подавила вздох. Ее смущали собственные колебания. Ведь ей предстояло попрощаться с этим магическим местом.

  Сэм надел мундир. Множество медалей мягко позванивали, когда он застегивал пуговицы. Белая шерстяная форма выглядела неуместной на такой жаре и в таком окружении. Но она добавляла ему привлекательности, придавала солидности, могущества и значимости.

  —  Вы смотрите на мундир. Какая-то проблема?

  Бриа быстро отвела глаза и покраснела. Она ненавидела себя за то, что он поймал ее взгляд,

  —  Нет, я восхищаюсь. Вы выглядите величественно.

  Он вскинул брови. В глазах мелькнуло доверие.

  —  Вы находите меня в форме привлекательнее?

  Замечательно! Она должна согласиться и показаться ему круглой дурой. Или не согласиться и обидеть его.

  —  Она вам идет, — просто ответила Бриа, надеясь, что правда лучше всего.

  -  Спасибо. Когда я здесь, в Адхаре, мундир  часть меня, часть моей роли правителя этих мест. — Он помолчал - будто всплыло какое-то давнее воспоминание. - За пределами моей страны, как вы могли убедиться в Мельбурне, я ношу обычную одежду.

  - Кстати, - заметила Бриа, - когда вы намерены отправиться в Европу?

  —  Вы пытаетесь отделаться от меня? — Голос его опустился до самого нижнего регистра.

  —  Нет, конечно.

  Она намеренно говорила легким, беззаботным тоном, надеясь, что он не расслышит, как дрожит ее голос.

  - Через неделю я должен встретиться в Дубае с моими инвесторами. В остальное время я весь ваш.

  У Бриа пересохло во рту. Сердце подпрыгнуло в груди.

  Я весь ваш...

  Ага! Что может девушка противопоставить этому? Очарование?

  Бриа знала, что каждый день, проведенный с принцем, грозит ей бедой. В настоящий момент она должна серьезно подумать, как сдать назад, чтобы избежать главной катастрофы. К примеру, понимания того, что ее чувство к смуглому принцу больше, чем она готова признать.

  - Еще  не время уезжать? - бросила она.

  Резкая смеша темы разговора не уничтожила желание в его глазах. И не помешала многозначительной улыбке. Тогда Бриа взяла ключи от машины и направилась к дверям.

  —  Если вы этого хотите, — проговорил Сэм, поднял корзину для ленча и последовал за ней. Он задержался, запирая парадную дверь. Потом подошел к машине и протянул руку за ключами.

  —  Именно этого, - подтвердила она. Он, должно быть, подумал, что гостья боится жарких дней, ледяных ночей и страшных ветров Адхары.

  Но в данный момент Бриа понятия не имела, чего она боится. Чем дольше она оставалась в этой стране, с этим мужчиной, тем большее смятение охватывало ее.

  Во всем неясность, неопределенность, опасность — будто она оказалась в зыбучих песках.

  —   Надеюсь,  вы довольны  путешествием по пустыне?

  Сдерживая эмоции, она выдавила вежливую улыбку.

  —   Это незабываемо.  Спасибо, что привезли меня сюда.

  —  Для меня это удовольствие. Надеюсь, вы заглянули в глубину моей чарующей страны?

  Бриа кивнула, поймала его страстный взгляд и отвернулась.

  Ох, сегодня она нагляделась в глубину.

  Бриа и вполовину не узнала об Адхаре столько, сколько узнала о себе.

  Она не могла поверить в то, что ей открылось. И испугалась.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

  Бриа уставилась на экран компьютера. Будто ей мало потрепал нервы день, проведенный в пустыне с Сэмом. Теперь на нее свалилось еще и это.

  Она закрыла глаза и потерла их. Словно от этого они будут лучше видеть и смысл сообщений изменится. Однако оскорбительные слова остались. Сколько сил она отдала, чтобы освободиться от власти отца! Но он снова настиг ее.

  Прошедший год пошел коту под хвост.

  Все клиенты «Мотива» отказались от проектов, какие она для них готовила. Бриа видела в этом тяжелую руку Курта Грина. Он рассказывал заказчикам о некомпетентности дочери, перехватывал ее почту. А ей писал, что не будет возражать, если она пошлет строптивых клиентов куда подальше. Ведь он хочет «только помочь ей».

  Проклятие! Ведь она уверяла всех, что не имеет ничего общего с отцом. Однако компании, которыми он владеет, стоят за спиной каждого ее заказчика, включая Неда Уилсона.

  Бриа твердо решила добиться успеха, быть лучшей в своей профессии, не пользуясь именем Грин. И этого добилась. Или ей так казалось?

  Теперь ей никогда не стать лучшим архитектором Австралии. Потому что все знают, кто помогает ей с карьерой. Эта мысль жгла ее, будто кислота.

  Схватив ближайшую подушку, Бриа прижала ее ко рту и громко застонала от отчаяния и ярости. Ее одурачил человек, которого она презирала.

  —  Простите за вторжение. У вас все в порядке?

  Бриа съежилась от неловкости, когда Сэм, озабоченно подняв бровь, заглянул в дверь.

  —  Вы слышали? - Она опустила подушку и вздохнула.

  Он кивнул.

  — Можно мне войти?

  —  Это ваш дворец, — пробормотала Бриа. У нее не было желания общаться с кем-либо, и уж тем более с ним.

  Он сделал несколько шагов и сел рядом с ней. И в ту же секунду она пожалела, что отложила подушку. Следовало бы прижать ее к груди, пытаясь защититься от его близости.

  —  Вы не ответили на мой вопрос. У вас, все в порядке?

  —  Не совсем.

  Бриа заметила, что ее пальцы теребят бахрому подушки.

  —  Что случилось? Чем я могу помочь?

  — Законы Адхары не запрещают рубить голову?

  Сэм нахмурился. Она не могла сдержать смех, увидев его серьезное лицо.

  —  Простите мой черный юмор. Я только что получила сообщение от отца.

  —  И вы хотели бы отрубить голову ему?

  Сэм вытаращил глаза. Бриа сдержанно хихикнула.

  — Поверьте мне, для него это еще слишком мягкое наказание.

  —  Я не понимаю.

  — Я тоже, — бросила она, желая только одного — чтобы он оставил ее в одиночестве. И в то же время маленькая часть ее была благодарна Сэму за заботу.

  —  Послушайте, это всего лишь мой отец. Он взялся за свои старые шутки. Он пытается контролировать меня. Вмешивается в мою жизнь. Сует нос в мой бизнес. Это невозможно!

  Сэм покачал головой и потянулся к ней. В глазах — жалость. В этот раз она быстро схватила подушку и прижала к себе.

  Позволить ему слушать — это одно. Позволить коснуться ее — совсем другое. Она может в любую секунду упасть в обморок.

  Все в этом мужчине утверждало, что он не похож на ее отца, хотя принц тоже умело манипулировал людьми и обстоятельствами. Можно ли ему доверять? Способен ли мужчина, обладающий властью гораздо большей, чем у ее отца, быть непохожим на Курта Грина?

  Есть ли у него сердце?

  —  Я очень сожалею, что у вас неприятности. - Сэм пожал плечами, позволил своей руке упасть на колени. Ее резкий отказ, очевидно, обидел его. — Если я могу что-нибудь для вас сделать, пожалуйста, дайте мне знать.

  —   Спасибо,  — поблагодарила Бриа, чувствуя себя бессердечной дурой. Но она была слишком растеряна и разочарована, чтобы беспокоиться об этом. Она снова уставилась на экран компьютера.

  Она старалась, создавала, строила — все впустую. Ее бизнес — это ее жизнь. Она так и не освободилась от злой воли отца. Что делать?!

  Вдруг — ослепляющая вспышка. Все прояснилось.

  Есть один способ заработать репутацию первого архитектора. Способ избавиться от вечного кошмара, от человека, отравившего всю ее жизнь.

  Для этого надо было пойти на компромисс со своими принципами. Пойти против собственного инстинкта независимости, который подсказывал ей — надо бежать, пока она еще может.

  Согласиться выйти замуж за Сэма — последнее, что она хотела бы сделать. Но это единственный способ добиться своего.

  —  Бриа, вы меня тревожите.

  В этот раз девушка не отклонилась, когда он обнял ее. Она томно прижалась к Сэму. Изысканно острый момент. Потом открыла глаза и оказалась неподготовленной к той нежной ласке, какой светились его глаза,

  —  Со мной все будет прекрасно. — Комок встал  в горле. Она положила свою руку на его, пытаясь таким простым прикосновением выразить благодарность.

  Они не шелохнулись, казалось, целую вечность. Жар его ладони обжигал ей щеку. Ее пальцы давили на его руку, добиваясь такой близости, о какой он мог только мечтать.

  —  Вы уверены?

  Уверена? Бриа ни в чем не была уверена. Она никогда не вела себя столь фривольно. Такого с ней никогда раньше не случалось. И не случится сейчас. Потому что игра не стоит свеч.

  Но что, если уже поздно?

  — Уверена.

  Она отвела руку и отодвинулась от него, делая вид, будто потянулась за стаканом с водой. Ей хотелось броситься к нему в объятия и найти успокоение, однако очарование момента было нарушено.

  —  В таком случае я оставлю вас.

  Сэм наклонил голову, встал и шагнул к двери. Весьма формальное прощание после близости, какую они пережили.

  —  Сэм?

  —  Да?  — Он оглянулся, пальцы — на ручке двери.

  —  Спасибо, — повторила она. От его теплой ответной улыбки у нее задрожала нижняя губа.

  —  Всегда рад.

  Бриа подождала, пока закрылась дверь, и снова бросилась на софу. Прежняя злость на отца сменилась неким пугающим чувством. Она даже побоялась дать ему название.

  —  Я уезжаю.

  Бриа оторвала взгляд от книги. От вида Сэма в парадном мундире у нее перехватило дыхание.

  —  Бизнес?

  Он кивнул, подвинул садовый стул и сел рядом с ней.

  — Давно назначенная встреча с инвесторами. Я задержусь в Дубае недолго и к воскресенью хочу вернуться.

  —  Прекрасно.

  Она пыталась выглядеть безразличной, будто воскресенье для нее ничего не значит. Хотя они оба знали, что в воскресенье Сэм ждет ответа на его предложение.

  —  Если вам что-нибудь понадобится, пока меня нет, скажите Раше. Она все организует.

  —  Спасибо.

  Сложив руки на коленях, Бриа ждала. Тон Сэма мог показаться формальным и деловым. Но она чувствовала — за этим скрывается что-то еще. Об этом свидетельствовали блеск в темных глазах и напряженное выражение лица.

  —  Перед отъездом я хотел бы что-то вам дать.

  Он достал из нагрудного кармана маленькую черную бархатную коробочку и положил ей  на ладонь.

  Ошеломленная Бриа уставилась на коробочку, точно это скорпион с отвратительным жалом на хвосте.

  —  Считайте, что это подарок. За согласие подумать над моим предложением.

  Она покачала головой. Взгляд ее снова упал на коробочку.

  —  Я не могу это принять.

  —  Вы еще не знаете, что там, — возразил Сэм и постучал по крышке коробочки. — Откройте ее, я настаиваю.

  — Хорошо, если вы настаиваете.

  Довольный Сэм улыбнулся, не заметив ее сарказма. Она вертела в пальцах коробочку и не могла открыть.

  —  Позвольте мне. — Он отвел ее руку и уверенным движением откинул крышку.

  У Бриа перехватило дыхание. Она бессознательно поглаживала красивую подвеску из опала, лежавшую на черном бархате.

  —  Вам нравится?

  Неуверенность в его голосе тронула сердце, и она подняла голову. Глубина чувства Сэма поразила ее. Она не была подготовлена к этому.

  . — Это невероятно. — Бриа снова перевела взгляд на сказочный камень. Его разноцветные грани поблескивали на солнце.

  Вынув опал из его гнездышка, Сэм наклонился над ней.

  — Я знаю, как много значит для вас кольцо. И я подумал, вам будет приятно иметь что-нибудь в дополнение к нему. Надеюсь, это тоже будет много значить для вас.

  Она замерла, когда его пальцы прикоснулись к шее. Чувственная дрожь пробежала по всему телу. Сэм застегнул замочек, и опал лег у нее между грудями.

  —  Исключительно! — Его пальцы проскользили по белому золоту цепочки и остановились только у подвески.

  У Бриа кружилась голова. То ли от жары, то ли от густого аромата цветущих апельсиновых деревьев, наполнявшего весь роскошный сад. Может быть, причина в близости Сэма или в его надежде, что подвеска будет со временем много для нее значить.

  —  Я… я не знаю, что сказать.

  Его взгляд гипнотизировал, рука гладила ее плечо, непреклонно притягивая к нему.

  —  Вам ничего не надо говорить.

  Его губы запечатлели нежный поцелуй на ее щеке.

  —  Это мой подарок вам. Что бы ни произошло между нами в будущем, я хочу, чтобы оно было у вас.

  Ее первая мысль — надо отказаться.

  К тому же следовало заставить его объяснить, что может случиться между ними.

  Вместо этого она положила руку на подвеску и ощущала нараставший жар под собственной ладонью.

  —  Благодарю вас, — прошептала Бриа, моргая, чтобы смахнуть неожиданно набежавшие слезы. Ее поразила и щедрость подарка, и его тайный  смысл.

  —  Мне это в радость, gummur. — Он погладил ее щеку. Потом резко встал. — До воскресенья.

  —  До воскресенья, — эхом ласково откликнулась она, наблюдая, как мужчина, к которому у нее растет чувство, прошагал через сад и скрылся из вида.

  Вдруг она вздрогнула.

  Мужчина, к которому у нее растет чувство?

  Ох, нет...

  Ох, да.

  Где-то между Мельбурном и Адхарой, прогуливаясь по садам и сидя за простым ленчем в Оазисе, она позволила ему сломать барьеры и заставить ее чувствовать.

  Несмотря на инстинкт самосохранения, несмотря па строгие принципы, утверждавшие, что она никогда не сможет жить с таким волевым и властным мужчиной, как принц. Поэтому надо что-то сделать.

  Она влюбилась в мужчину, совершенно ей не подходящего.

  Принц, правитель, бизнесмен, нуждается в ее профессиональных знаниях, но хочет большего.

  Опал сверкал в ее пальцах, пока она размышляла о власти Сэма над ней. А это постоянно наводило на мысли об отце. Оба мужчины управляли каждый своей империей. Люди им нужны для того, чтобы выполнять их команды. Оба привыкли контролировать ситуации и обстоятельства.

  Где же кончалось их сходство?

  Отец помешался на контроле за дочерью. Сэм — другой?

  Может ли принц, которому доступна любая женщина в мире, пытаться контролировать Бриа Грин? И для чего ему предлагать ей брак?

  Почему он потратил несколько дней, обольщая ее, ухаживая за ней, открывая ей свою душу, если его предложение — всего лишь деловая сделка?

  Страх охватил ее. А в голове мелькнула мысль: может быть, у него к ней чувство?

  От вопросов и предположений у нее кругом шла голова. Бриа начала сознавать, что влюбилась в него. И от этого она ощущала себя так, будто перегрелась на солнце.

  Она хотя бы немного отдохнет от Сэма. А что потом?

  И почему мысль о том, что она три дня его не увидит, печалит ее больше, чем она могла бы предположить?

  Бриа крутила опал между пальцев и направлялась в свою прохладную, мирную и безмятежную комнату.

  Ей нужно время, чтобы подумать.

  Ей нужно время, чтобы переварить ошеломляющий факт — она влюбилась в принца, который очень похож на ее отца.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

  — Ну, как прошло путешествие? Выглядишь ты сказочно. И наверняка Юсиф имеет к этому какое-то отношение.

  Лу засмеялась, выбралась из объятий Бриа и плюхнулась на ближайшую софу.

  —  Он замечательный. Был очень занят, но мы проводили вместе каждую свободную минуту.

  Слабый румянец выступил на загорелых щеках подруги. Бриа подняла руку в запретительном жесте.

  —  Я не хочу выслушивать подробности, мне не интересно, что вы там творили.

  — Я очень скучаю по нему, Бри.

  Тень прошла по обычно ясному лицу Лу. А Бриа размышляла, что это такое — любить кого-то столь беззаветно. Обычно это не интересовало ее. Но с тех пор, как она признала, что влюблена в Сэма, все изменилось.

  — Я знаю, что ты скучаешь. - Она сжала подруге руку и села рядом. — У меня кое-что есть для тебя. Ты развлечешься, пока ждешь возвращения мужа.

  —  Очень интригующе! — Лу села, глаза засверкали. — Говори.

  Бриа засмеялась и взяла блокнот с эскизами, который лежал рядом с компьютером.

  —  Я еще ничего не закончила. Потратила время на поиск мозаик. Набиралась впечатлений. И сделала несколько предварительных эскизов дома клиента. Всего лишь необработанные идеи. Если не возражаешь, ты могла бы что-нибудь подсказать мне.

  —  Конечно, — согласилась Лу, взяла блокнот и принялась листать страницы. — В конце концов, я ведь местная жительница. А твой клиент хочет получить   настоящий   ближневосточный   стиль. Правильно?

  Бриа кивнула и задержала дыхание. Когда первый клиент рассматривал ее работу, у нее так же судорогой скрутило желудок, как теперь.

  —  Ну? Что ты думаешь?

  Лу, листавшая страницы блокнота, наконец подняла голову.

  —  Бри, это невероятно. Потрясающе! Твоему заказчику повезло.

  Бриа засмеялась, надеясь, что Нед Уилсон хоть наполовину придет в такой же восторг, как ее подруга.

  —  Ладно. Надеюсь, что моя работа здесь почти закончена. Я подправлю детали и отошлю в Сидней эскизы. Все сделано.

  Ее изыскательские работы, ради чего она сюда приехала, выполнены. И Сэм получит ответ.

  Лу выпрямилась на софе и протянула к подруге руку.

  —  Я помню, ты говорила, что приехала сюда по поручению Неда Уилсона. Но ты и правда хочешь уехать?

  Бриа кивнула, хотя на глазах закипали слезы.

  —  Значит, принц не сбил тебя с пути?

  Она проглотила комок, застрявший в горле. Она ненавидела себя за то, что врала близкой подруге.

  —  Боюсь, что не сбил.

  Рука поднялась и нащупала опаловую подвеску. Бриа поймала себя на том, что все чаще и чаще делает это.

  —  Что за камень у тебя на шее? — Лу подвинулась ближе и рассматривала опал, чуть слышно присвистнув. — Обалдеть можно.

  —  Правда?

  Бриа очень хотелось рассказать подруге всю правду. Но она понимала: ей нужно больше времени, чтобы осознать происходящее. Чтобы облечь свою безумную мечту в слова.

  — Ты ее купила на рынке, пока меня не было?

  —  Ну да.

  Бриа надеялась, что не попадет в ад — ведь она в течение тридцати секунд ухитрилась дважды соврать. Она быстро поменяла тему.

  —  Когда Юсиф вернется домой?

  —  Когда Сэммен сдвинет с места буксующий проект, — выпалила Лу, — и вправит мозги некоторым инвесторам.

  Бриа спрятала улыбку. Она очень надеялась, что Сэм быстро управится с делами. А ей предстоит информировать его о моментально принятом решении. О решении, которое изменит жизнь их обоих навсегда.

  Лу оперлась на стол и с задумчивым выражением просматривала эскизы.

  —  Знаешь, дом для этого парня обещает стать сенсацией. Не хочешь ли задержаться и разработать дизайн покоев для Юсифа и меня?

  —  Никогда не знаешь, где тебе повезет. — Бриа искренне поблагодарила подругу. — А теперь мне надо кое-что сделать. Если ты не возражаешь.

  Лу хихикнула и подняла вверх руки.

  —  Сдаюсь, сдаюсь. Я поняла намек. Увидимся позже.

  Бриа улыбалась, пока за Лу не закрылась дверь. Потом она снова забралась на софу. Девушка знала, что может доверять подруге, может сказать ей все, но вряд ли понимала, как сформулировать свои мысли.

  Могла ли она на самом деле остаться в Адхаре? Создать новый город — столицу? Стать женой Сэма? Стать королевой?

  Какие сногсшибательные перспективы!

  Она вздохнула и закрыла глаза, чтобы спрятаться от реальности. Вдруг что-то твердое и острое вонзилось в спину. Обернувшись, она вытащила из-под подушки книгу, которую Сэм дал ей во время экскурсии по дворцу.

  У Бриа не было времени прочитать ее, потому что большую часть дня она проводила в компании Сэма. Теперь же ради любопытства ей хотелось пролистать несколько страниц. Так она немного узнала об истории этой крошечной страны. Эклектическая смесь французской, английской и арабской культур дала интересный результат. Люди здесь гордились своим наследием и жили в мире.

  Сэм правил Адхарой в бархатных перчатках, твердой рукой и ставил интересы страны на первое место, умело сочетая древние законы и весьма прогрессивные взгляды. Нелегко постоянно жить под гнетом такой ответственности. За каждым его поступком следили сотни глаз. Он воспринимал это абсолютно спокойно.

  Сэм действительно был необыкновенным человеком. К счастью, Бриа наконец это поняла.

  Вдруг ее взгляд упал на начало второй главы, или, точнее, на правила вступления на престол: принц Адхары для того, чтобы взойти на трон и быть коронованным, обязан жениться.

  Вот в чем дело! Вот он где, недостающий кусочек мозаики! Вот суть его предложения, которую утаивали от нее с самого начала!

  Сэм никогда не был женат.

  У него репутация плейбоя.

  Но почему именно сейчас ему срочно понадобилась жена? Почему ему необходимо стать королем немедленно?

  Она сжимала в пальцах шифоновый шарф и вязала на нем бесконечные узлы, пытаясь найти ответы на свои вопросы.

  Сэм хотел перестроить Адхара-Сити в столицу.

  Он хотел, чтобы этот город соперничал с самыми крупными городами мира.

  Он хотел, чтобы его страна вошла в XXI век, заявив о себе как о современном государстве.

  Но что, если не все разделяют его взгляды?

  Что, если на инвесторов не произведут впечатления его планы? Что, если они больше поверят королю, чем принцу-плейбою?

  Кусочки мозаики легли на место. Сердце Бриа заледенело.

  А она думала, их поцелуи для него что-то значат.

  Она думала, что он не совсем открылся ей, потому что сомневается в ее любви.

  Она думала, что опал - это выражение его нежности.

  Она ошибалась во всем.

  Боже, какая она дура! Такие мужчины, как Сэм, не влюбляются в таких женщин, как Бриа Грин, Они разные во всем.

  Да, Сэм не любит ее. Он просто добивается какой-то цели. А она была настолько глупа, что подпустила его к своему сердцу.

  Теперь все обрело совершенно другой смысл.

  Его моментально вспыхнувший интерес к ней.

  Его абсурдное предложение и скорость, с какой он требовал ответа.

  О да, совершенно другой смысл. И нечего ей сидеть здесь и ругать себя. Она немедленно забронирует место на первый же рейс из Адхары.

  Сэммен смотрел на ровные ряды цифр, пока они не начали сливаться. Собственно, ему это не было нужно. Последние несколько месяцев он постоянно изучал проекты Адхара-Сити. Отмечал малейшее отклонение от задуманного.

  Теперь ему требовалась последняя подпись инвесторов. Тогда он выполнит мечту всей жизни и сдержит обещание, данное деду.

  Все было сделано. Кроме одного, самого важного,  — брака с Бриа. Он нуждался в этой женщине.

  Нуждался в женитьбе на ней, чтобы стать королем. Нуждался в ее профессионализме. Сэм хотел произвести впечатление на инвесторов. Они все еще не доверяли ему, несмотря на все заверения. Бриа должна быть с ним всегда.

  Последняя мысль озадачила его. Он встал из-за стола и шагнул к окну пентхауса. Внизу лежал сверкающий огнями Дубай.

  Сэм любил этот город. Видел, как стремительно тот развивался. Конечно, Адхара-Сити не скоро станет таким. Но начало будет положено.

  Новые торговые ряды, новые отели, новые курорты... Начнется туристический бум и подъем экономики. Рабочие места, развитие коммерции — это все реально и достижимо. Если бы ему только удалось получить финальную подпись инвесторов.

  Это его мечта. И часть мечты деда. Но прямо сейчас Сэм мечтал совсем о другом — о красивой женщине, одетой в шелка его страны. Ее волосы — цвета его пустыни. Глаза — цвета теплого меда или янтаря.

  Сэм хотел, чтобы опал стал символом их обручения. Он не сомневался, что Бриа примет его предложение.

  Даже сейчас мысль о сказочном камне, лежавшем у нее между грудями, обдала его таким сильным жаром, что ему пришлось ухватиться за подоконник, чтобы устоять.

  Резкий стук отвлек Сэма от размышлений. Он повернулся к двери. Там стоял Хаким с выражением любопытства на лице.

  — Что случилось?

  Хаким протянул ему телефонную трубку.

  —  Это Раша. Она говорит, дело неотложное.

  Сэммен удивленно вскинул брови. С каких это пор прислуга докучает звонками хозяину? Со всеми возможными проблемами обычно справляется Хаким. И прямо сейчас Сэм не в том настроении, чтобы общаться со сверхэмоциональной горничной.

  —  Ну так разберись.

  Хаким замялся. Ему явно было неловко.

  —  Она говорит, это касается мисс Грин.

  Сэммен замер. Тысячи ужасных сценариев промелькнули в голове. Как при замедленной съемке, он потянулся за трубкой.

  Он немного успокоился, когда услышал, что его Бриа не получила увечье и не ранена. Однако при последних словах Раши Сэм перестал дышать. Затем он проинструктировал девушку и сосредоточился на плане действий. Что он должен сделать в следующие несколько часов? Сэм ясно представлял, какое влияние это окажет на всю его жизнь.

  Отключив телефон, он передал его Хакиму.

  — Отмени на сегодня все мои встречи. Я должен немедленно улететь.

  —  Но, Ваше высочество...

  —  Только сделай, как я прошу.

  Мысли его были уже далеко. Но он не мог оставить без внимания факт, что Хаким посмел возразить ему. Раньше он никогда не ставил под вопрос его приказы.

  —  Какие-то проблемы, Хаким?

  Хаким прокашлялся и вертел в руках телефон.

  —  Ваше высочество, я работаю у вас уже много лет. Мой отец работал у вашего дедушки. И это позволяет мне....

  — У тебя есть что сказать?

  — Да, сэр. — Хаким опустил голову, будто стыдился смотреть в лицо принцу. — Эта мисс Грин преследует вас. Сначала в Мельбурне, сейчас в Адхаре. Вы стали сам не свой, и это тревожит меня. Ходят разговоры, что, вернувшись, вы займетесь устройством свадьбы. Я знаю о ваших планах возрождения страны. Я знаю о мечтах вашего деда. И я беспокоюсь...

  Хаким замолчал. Сэммен в шоке смотрел на него, охваченный злостью. Это же нарушение субординации! И это самый доверенный его помощник. Но злость так же быстро прошла, как и возникла. Он доверял Хакиму. И если тот, рискуя своим местом, говорит такое, значит, он искренне озабочен.

  Кроме того, Хаким прав кое в чем.

  —  Не беспокойся, Хаким. Все устроится. Вот увидишь. — (Помощник поднял голову, в глазах засветилась надежда.) —  И хотя я должен бы отправить тебя в ссылку за то, что ты так разговаривал со мной, я тебя прощаю.

  —  Спасибо, Ваше высочество.

  Хаким поклонился и быстро ушел. А Сэммен взял свой мобильник и бумажник и тоже заторопился к выходу.

  Ничего больше ему не понадобится там, куда он спешит.

  Кроме умения убеждать.

  И абсолютной честности.

  Бриа тряхнула головой. Мерный рокот мотора убаюкивал ее. Она впала в полусонное состояние и рада была этому. Что угодно, только бы не грустные мысли, которые крутились в голове.

  Не могла же она быть настолько тупой, чтобы хотеть выйти замуж за принца! Это был всего лишь способ сделать себе имя после того, как отец опять напомнил о себе.

  Да, так оно и было. А теперь у нее единственное желание — поскорее все забыть. Откуда же постоянная ноющая боль в сердце? И боль усиливается с каждым вздохом, с каждой милей, отдаляющей ее от мужчины, в которого у нее хватило глупости влюбиться.

  Ей следовало быть благодарной судьбе — она убежала, вовремя во всем разобравшись. Но Бриа не радовалась удаче. Она чувствовала себя подавленной и знала, что ей понадобится вся жизнь, чтобы забыть Сэма.

  —  Мы почти приехали.

  Бриа открыла глаза. И тотчас растерялась. Конечно, последние несколько часов она дремала. Но не могли же они за полдня попасть в Дубай?!

  —  Раша, это не пригород Дубая, — обратилась она к девушке. И внезапно ее охватил ужас. Она узнала каменную стену... И заметила автомобиль...

  —  Нет, это не Дубай, — согласилась Раша.

  Из припаркованной у стены машины вышел мужчина, с которым Бриа надеялась никогда больше не встретиться. Однако вот она стоит и смотрит на него в таком месте, которое хранит драгоценные для них обоих воспоминания.

  —  Принц ждет, — сказала Раша тоном усердной прислуги.

  —  Пусть подождет, — пробормотала Бриа. Конец дороги.

  Пора ей сделать то, что следовало выполнить раньше, едва ее нога коснулась этой земли. Сказать принцу, что она о нем думает.

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

  Бриа уставилась на Сэма.  Он подошел и открыл дверцу со стороны пассажирского сиденья.

  —  Спасибо, Раша. Это все.

  — Как вы могли, - прошипела Бриа, повернувшись к горничной, и удивилась, увидев у той следы слез.

  —  Простите, он принц. Это мой долг.

  Покачав головой, Бриа попробовала отстегнуть ремень безопасности.

  —   Gummur, я сильный человек. И, вопреки вашему желанию, могу вытащить вас из машины. Поэтому усиленно предлагаю выйти по собственной воле.

  —  Я не «ваша любовь».

  Она выплюнула слова Сэму в лицо и порадовалась шоку, поразившему его слуг.

  Сэм нагнулся к ней с удивительной скоростью и прижал к сиденью. Ее окутал аромат сандалового дерева, а прикосновение твердой, точно скала, груди вкупе с волнами жара, идущего от него, искушало.

  Бриа открытым ртом глотала воздух, не готовая к такой близости. Он чуть повернул голову. Его губы оказались в нескольких миллиметрах от ее рта.

  —   Наверное, не так уж неприятно выносить тяжесть заботливого мужчины.

  От его охрипшего голоса мурашки бежали по всему телу. И действительно это не было неприятно.

  Ей следовало бы сбросить его, вытолкать из машины и с удовольствием хлопнуть дверцей по его голове!

  Покосившись на Сэма, она расстегнула ремень безопасности, решительно щелкнув пряжкой. Сэм отошел назад.

  —  А теперь скажите — вы сами войдете в дом, где мы можем поговорить, или вы предпочитаете, чтобы я вас внес?

  Бросив на него уничтожающий взгляд, Бриа вылезла из машины и с видом победительницы направилась к дому, высоко подняв голову.

  Это не продлится долго. Объяснение, куда Его высочество может отправить свое предложение, не займет много времени.

  Это место не заслуживает названия Оазис.

  Когда он первый раз привез ее сюда, Бриа подумала, что это гостеприимный рай. Сегодня все не так. Она очутилась за каменной стеной, и ей показалось, что та сомкнулась за ее спиной. А она, проклятье, ничего не может изменить.

  Повернув голову к двери, Бриа увидела, что Сэм несет ее багаж, а Раша уезжает с такой скоростью, будто за ней гонится стая демонов.

  —  Вы понимаете, что делаете? — Бриа уперла руки в бедра. Необходимо было куда-нибудь их пристроить, иначе она могла бы обхватить его шею и крепко сжать. — Вы не собираетесь везти меня в аэропорт?

  —  Нам надо поговорить, — заявил Сэм.

  —  А у меня есть выбор? — Она окинула его мстительным взглядом, который мог бы заморозить более слабого мужчину, но на упрямого принца почти не произвел впечатления.

  —  У вас есть выбор, — сказал он и показал жестом на стул. Сам сел напротив. — Но только сначала объясните, что означает это поспешное бегство.

  Бриа не обратила внимания на стул, предпочитая стоять. Так она получала хоть небольшое преимущество, возвышаясь над ним.

  —  Что я делаю, куда и когда я еду, — не ваша забота.

  — Вот где вы не правы.

  Сэм встал со стула и схватил ее за руки выше локтя. Она просто не успела отреагировать на это движение. Его тело оказалось невероятно близко.

  —  Я забочусь о вас.

  Она горько засмеялась,

  —  О да, уверена, что заботитесь. Помимо прочего, для вашего благополучия вам нужна жена. Прежде чем вас коронуют, вы должны жениться. В этом суть сделки.

  Сэм не вздрогнул.

  Не стал ничего отрицать.

  Вместо этого он расправил плечи, будто шел на битву.

  —  Я уже изложил вам деловые аспекты моего предложения. Почему вы так реагируете?

  —  Перестаньте молоть чепуху. — Бриа пожала плечами и попыталась высвободиться. Но он еще крепче сжал ей руки. — Вы лгали мне. Ваше деловое предложение касалось только моей профессии. Оно не подразумевало, что вам нужна жена, чтобы стать королем.

  Для этого подошла бы любая женщина — вот что обижало ее больше, чем следовало...

  На этот раз, когда Бриа нанесла прямой удар, легкий румянец разлился по его загорелым щекам.

  — Я вам не лгал. Я просто думал, что еще рано обсуждать с вами проблемы моей коронации.

  От ярости Бриа чуть не задохнулась. Волна гнева захлестнула ее.

  — У вас ничего не выйдет! — кричала она. — Вы не имеете никакого права сообщать приемлемые, с вашей точки зрения, сведения и утаивать якобы лишнюю информацию. А что, предполагается, должна делать я? Притворяться, что все знала? В чем будут заключаться мои обязанности королевы? Полировать вашу корону?

  Она уперлась обеими ладонями ему в грудь и с силой оттолкнула. Ей необходимо хоть немного остыть. Или она натворит что-то совершенно ей не свойственное. К примеру, ударит его.

  Сэм не шевелился.

  — Решили немного повеселиться? — продолжала Бриа. — Вы выбрали во всех отношениях неподходящую женщину. Я никогда не буду подчиняться мужчине. Я никогда не буду кроткой и послушной.

  Бриа снова оттолкнула его, однако он не подвинулся и на сантиметр. В его глазах светился скорее интерес, чем злость.

  Когда Сэм заговорил, слова звучали так ласково, что она растерялась.

  —  Я не выбрал неподходящую женщину.

  И раньше, чем она сообразила, он уже завладел ее губами. Это был требовательный, лишающий разума поцелуй, который оставил Бриа без дыхания и… смутил.

  Забыв о своем желании освободиться от него, она вцепилась в его белоснежную рубашку, словно та являла собой последнюю опору в этом безумном мире.

  Бриа таяла, словно мороженое на солнце. Ее отчаянно мучил жар — жар страсти. Сэм не ждал дополнительного приглашения. Его язык проник ей в рот, бросая вызов.

  Расплавленное желание разлилось по всему телу. Ярость превратилась в жажду. Бриа забыла, о чем говорила, изнемогая под чувственной лаской его губ и рук.

  Он никогда так не касался ее, как сейчас. Сэм медленно и нежно исследовал тело Бриа. Она изгибалась под его руками и жаждала продолжения. Нуждалась в продолжении.

  Угадывая ее тайные желания; губы Сэма заскользили к шее. Он покрывал маленькими нежными поцелуями ее плечи. Бриа совсем не сопротивлялась.

  Она не пыталась остановить его. Нельзя же остановить песчаную бурю. Совершенно бесполезное дело.

  — Gummur, — бормотал он, покусывая ямочку у нее над ключицей.

  —  Сэм, нет.

  Бриа наконец высвободилась.

  - Что — нет? Целовать тебя? Хотеть тебя? — Он пожал плечами. — Бесполезно просить меня не делать такие вещи. Я не могу не хотеть тебя. Я не могу не надеяться, что ты испытываешь такие же чувства ко мне и захочешь остаться в моей стране как моя жена.

  Бриа покачала головой. Она не знала, как ей справиться с этим парнем. Он привык во всем идти своей дорогой. То, что ему не требуется, он просто не замечает. Наверное, Сэм больше похож на ее отца, чем она предполагала. И от этой мысли Бриа вздрогнула.

  —  Вы хотите, чтобы человек чувствовал то же, что и вы. Вы хотите, чтобы люди заключали браки по вашей воле и указанию. Только вы знаете, как надо жить.

  Сэм замер, будто Бриа его ударила. Девушка чуть отступила назад и заволновалась. Не слишком ли она далеко зашла?

  —  Что вы имеете в виду? — спросил он.

  Бриа понимала, что сейчас у нее, видимо, остался единственный шанс отделаться от него, выйти из этого дома, улететь домой и послать к черту эту страну.

  —  Вы что-то хотите и это получаете. У вас на то есть власть. Но желание владеть вещами и желание владеть человеком — не одно и то же. Вы хотите, чтобы я  стала вашей собственностью и вы могли бы манипулировать мною, держать под контролем. Я потратила всю жизнь, чтобы избавиться от такого положения.

  Сэм побледнел. У Бриа заныло сердце. Спасая себя, она нанесла ему болезненный удар.

  —  Вы говорите, что я похож на вашего отца?

  Она ожидала вспышку ярости.

  Она ожидала, что он разозлится и наговорит ей обидных слов.

  И совсем не ожидала, что Сэм будто завянет у нее на глазах. У него поникли плечи, он постарел на десять лет.

  —  Вы правы.

  С этими словами он вышел из комнаты.

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

  Сэммен метался по саду, ослепленный неожиданной ошеломительной мыслью. Он сосредоточил все силы, занимаясь делами своей страны. И был прав. Но он упустил один важный фактор.

  Бриа.

  Ее нужды.

  Он опустился на каменную скамейку и уронил голову на руки. Тоска грызла его душу.

  Ему никогда не избавиться от чувства вины. Он помнил, как постоянно спорил с дедом. Он настаивал на своем праве самостоятельно найти себе жену. Вопреки тому, чего хотел старик. Конфликт мог спровоцировать сердечный приступ деда. Сэм так и не простил себя.

  Поэтому, забыв обо всем другом, он и старался выполнить мечту деда — создать новую Адхару. Поэтому Сэм недавно понял, что пора ему жениться, хотя по-прежнему мечтал о браке по любви.

  Но сейчас все выглядело так, будто он ничему не научился. Он отвратительно обращался и с Бриа. Прежде всего заботился о своих нуждах. Подталкивал ее к браку.

  Он вел себя как дурак. Из-за своего эгоизма потерял женщину, которую любил. — Сэм, с вами все в порядке?

  Бриа положила руку ему на плечо. Он замер от этого искушающего прикосновения. Сэм слишком хорошо знал, что с ним никогда не будет все в порядке после того, как эта женщина уйдет из его жизни.

  —   Пожалуйста, взгляните на меня. Простите меня. Я не должна была так говорить.

  Он поднял голову. Боль на ее лице — точно отражение его боли.

  —  Почему? Ведь вы сказали правду.

  Она села рядом с ним.

  —  Я хотела обидеть вас так же сильно, как вы обидели меня. Вы ничем не похожи на моего отца...

  Бриа подняла глаза и изучала его лицо. Что оно выражает? Прощение? Объяснение в любви?.. Она крепче сжала его руку. И Сэм заговорил:

  —  Нет, похож. Он контролирует вашу жизнь. Я пытался делать то же самое. С первой же минуты я хотел вас. И делал все, что в моей власти, чтобы добиться своего.

  Он медленно втянул в себя воздух. Сэм с ужасом предвидел, что сейчас произойдет. И в то же время он испытывал странное успокоение, так как наконец откроет ей всю правду.

  - Вы уже догадались, что мне нужно как можно скорее короноваться, чтобы получить поддержку инвесторов. Они не доверяют мне, считая, будто моя репутация не свидетельствует об ответственности. Стать королем — единственный способ обеспечения благополучного будущего Адхары.

  У Бриа не дрогнул ни один мускул, она не отводила взгляда. В глазах у нее застыла печаль. Сэм продолжал:

  —  Когда дед лежал на смертном ложе, я дал обещание сделать все, что в моих силах, чтобы наша страна достойно вошла в будущее, чтобы с ней считались в мире. Затем я потратил слишком много времени на поиски...

  Наступило молчание. Слышалось лишь монотонное журчание ручья.

  —  На поиски кого? — спросила Бриа.

  —  На поиски женщины, которую я бы так полюбил, что захотел бы сделать своей женой.

  Бриа недоверчиво хмыкнула.

  —  Но я думала, вы уже нашли ее.

  Сэм покачал головой:

  —  Нет. Вы неверно поняли меня тогда.

  —  Но вы говорили, что ваш дед конфликтовал с вами по этому поводу.

  — Да, мы все время боролись. Дед хотел, чтобы я женился на уроженке моей страны. А я хотел жениться по любви. Как мои родители.

  Бриа нахмурилась.

  —  Тогда почему я? Или вы так отчаянно хотите блага для своей страны, что готовы на все?

  —  А вы не знаете?

  Сэм мечтал взять ее на руки и высказать, что у него на сердце. Да, это любовь, такая сильная такая глубокая...

  Он удержал ее руку.

  —  Признаю, первая мысль, была о моей стране. Но с той минуты, как увидел вас, я знал — вы женщина для меня. Я знал, что искал именно вас.

  Бриа растерялась:

  —  Что вы говорите?

  Он обхватил ладонями ее щеки. От нежности, светившейся в глазах цвета шоколада, у нее перехватило дыхание.

  —  Я повторяю то, что говорила моя мать. Она всегда утверждала, что любовь — как удар молнии. Именно это я почувствовал, когда первый раз увидел вас. Я был потрясен, я не мог оторвать от вас глаз. И чем больше времени мы проводим вместе, тем сильнее эти чувства. Я хотел дать вам время освоиться, дать время принять правильное решение в надежде, что и вы любите меня. Я мечтал, чтобы вы стали моей настоящей женой. Мечтал всегда видеть вас рядом.

  На короткий миг ее охватила неописуемая радость.

  Но еще мгновение — и победила реальность. Бриа поняла, что такой гордый человек, как Сэм, такой властный человек, как Сэм, способен говорить что угодно, лишь бы получить желаемое. Включая и признание в любви. Он надеется, что она выйдет за него замуж и его бесценные инвесторы поверят в безопасность своих вложений.

  —  Я не могу, — пробормотала она.

  Хорошо, если хоть половина сказанного им правда, думала Бриа. Быть любимой им, до конца дней жить с ним — это несбыточная мечта. И если это случится, то, во всяком случае, не с ней.

  —  Вы меня не любите... Бриа! Посмотрите на меня.

  Она покачала головой, уставившись на собственные пальцы. Девушка комкала хлопчатобумажную юбку, оставляя крохотные складки-морщинки. Сэм указательном пальцем поднял ее подбородок, и ее глаза встретились с мрачным взглядом. Он изучал ее лицо, пытаясь найти ответы на все вопросы.

  —  Скажите мне, что у вас на сердце? — (Бриа отвернулась.  Она понимала, что правда только продлит агонию расставания. Но и лгать Сэму не хотела.) — Скажите!

  Она вздрогнула, услышав командные нотки в его голосе. Внезапно все встало на свои места.

  Неважно, любит она его или нет. Это ничего не меняет. Он, наверное, думает, что сказал «Я вас люблю» — и все решено. Но она так не может,

  Отойдя подальше от Сэма, Бриа начала:

  —  Прекрасно. Вы хотите услышать? Конечно, я люблю вас, хотя это противоречит здравому смыслу. Я позволила вам разрушить мои защитные барьеры. С самого начала вы заинтриговали меня. Я даже поверила вам… Как вдруг вы оказались каким-то загадочным принцем, а не обыкновенным человеком. Мне следовало бы держаться от вас подальше, сохранять дистанцию. Но я нарушила это свое правило. Я проводила с вами время. Я целовала вас. И я полюбила вас. Вот такие дела.

  Бриа с облегчением вздохнула. Она устала от эмоций. Устала от этого мужчины, который получил власть над ней. Надо положить этому конец.

  —  А теперь отвезите меня в аэропорт...

  —  Вы любите меня?

  Не успела она и мигнуть, как Сэм сжал ее в объятиях. Странный, подозрительный звук, похожий на рыдания, вырвался из его груди.

  Только на один момент Бриа позволила себе порадоваться чувству, какое питал к ней сильный мужчина, обнимавший ее. Она наслаждалась знакомым запахом и надеялась сохранить эти ощущения в одинокие месяцы, которые ждут ее впереди.

   Как ни нежны были сильные руки, державшие Бриа, они не могли помешать ее отъезду. Она ласково оттолкнула его и освободилась.

  -  Это неуместно. Разве вы не видите?

  -  Неуместно? Как вы можете так говорить?

  Сэм снова шагнул к ней, но она подняла вверх руку и остановила его.

  -  Потому что я знаю правду. Вы утверждаете, что любите меня,  но разве я могу вам верить? Сколько важных вещей вы скрыли от меня?!

  -  Но теперь-то я сказал вам правду.

  Вздохнув, Бриа устало провела рукой по глазам.

  - Я выросла в обстановке недоверия. Мой папа постоянно  пытался купить мою  привязанность, чтобы вмешиваться в мою жизнь. А мама... Я не могла поверить ни единому ее слову. И потом, когда я убежала из дома, меня подцепил парень, которому были нужны только мои деньги. Теперь вы... — Она отвернулась. У нее сжалось сердце. — Как я могу верить вам, после всего, что случилось? Вы скрыли от меня свой статус, скрыли истинную причину, по которой вы хотите быть королем.

  В горле застрял ком, Бриа с трудом проглотила его. Потом сморгнула слезы, которые жгли глаза. Если она не может доверять Сэму, то о чем еще говорить? У них нет будущего.

  Сэм сдвинул брови, на лице — озадаченное выражение.

  -  Разве не я дал вам книгу, зная, что вы из нее узнаете правду? Разве я не приехал в Оазис, отменив важную, встречу? Ту самую встречу, которая полезна для будущего Адхары. А зачем? Чтобы убедить женщину моей мечты остаться и дать нам шанс. - Бриа открыла рот, собираясь ответить. Но он приложил палец к ее губам. - Вы говорите, что мне важен только бизнес. Что моя страна для меня на первом месте. Вы не правы, habibati. Вы - первая. Вы самая важная. Вы для меня все.

  Бриа замерла. Страсть, горевшая в глазах Сэма, искренность голоса - этого оказалось достаточно, чтобы заронить семя сомнения в ее душу.

  —  Что значит habibati?

  Глупый вопрос в такой ситуации. Но Бриа хотела выгадать время. Ей нужно было подумать и переварить сказанное Сэмом. Он действительно бросил свой бесценный бизнес и примчался в Оазис, чтобы остановить ее. Конечно, это что-то значит.

  Сэм взял ее руку и ласкал ладонь, большим пальцем описывая круги.

  —   Это значит  «ненаглядная».  Это  вы  моя ненаглядная.  Моя любовь.  Моя  единственная любовь. Сейчас и навеки.

  У Бриа перехватило дыхание, когда Сэм поднял ее руку и поднес к губам. Он запечатлел нежный поцелуй и держал руку Бриа, словно драгоценность.

  — Я ни к кому не испытывал таких чувств. Только к вам. Вы моя истинная любовь, моя судьба.

  Ее сопротивление чуть-чуть ослабло. Еще мгновение  и на защитной броне появилась трещина.

  — А как же ваш бизнес?

  - Он будет развиваться независимо от того, согласитесь вы быть моей женой или нет. Я буду руководить им. И прослежу, чтобы он больше никогда не вставал на пути у моего сердца.

  Он взял ее другую руку, поднес к губам и долго целовал. На этот раз ладонь. Бриа еле сдержала стон наслаждения.

  — А как же наши различия?

  —  Какие различия?

  Сэм приблизился к ней и завладел ее ртом. Поцелуй длился целую вечность.

  — Мы одинаковые, gummur. Прячемся за делами от обид прошлого. По-моему, нам обоим стоит рискнуть и посмотреть, какими мы станем, если не упустим шанс любить друг друга.

  Отбросив сомнения, Бриа оказалась в объятиях Сэма.

  —  Это значит, ты готов рискнуть? — Бриа откинулась назад и смотрела в лицо мужчине, которого любила. А этот мужчина невероятно, неописуемо любил ее. — Вижу, готов, — сказала она, пряча застенчивую улыбку, коснувшуюся ее губ при виде радости на лице Сэма.

  Он любит ее!

  Он по-настоящему любит ее. Их впереди ждут долгие годы, которые они проведут вместе. И только это имеет значение.

  —  Я люблю тебя, моя прекрасная Бриа.

  Счастье переполняло ее. Она обхватила обеими руками его лицо.

  —  Я тоже люблю тебя, принц Сэм.

  Они скрепляли свой союз поцелуями.

  — Ты выйдешь за меня замуж, — шептал он, все крепче прижимая ее к себе.

  —   Скажи, Сэм, а тобой кто-нибудь может командовать? — неожиданно спросила Бриа.

  —  Я — принц. — Он пожал плечами и слегка усмехнулся с решительным блеском в глазах.

  —  Все, что ты говоришь, правильно?

  —  Это так.

  Бриа помолчала и потерла щеку. Она намеренно еще немного помедлила, а потом наконец произнесла:

  —  В таком случае мне лучше выйти за тебя замуж. Что ты думаешь на этот счет?

  Сэм присоединился к ее смеху. Вновь обретенное счастье не знало пределов.

  —  Я думаю, что мы вместе проживем долго и счастливо. Так говорят звезды. — И Сэм снова принялся целовать Бриа. Его чувственные губы возносили ее к звездам, которым он верил.

  И Бриа не собиралась, по крайней мере в ближайшее время, возвращаться на Землю.