/ Language: Русский / Genre:love_short, / Series: Любовный роман

Сказка со счастливым концом

Никола Марш

В детстве Кариcса Льюис была обделена вниманием и любовью и потому, став взрослой, попыталась укрыться в сказочном, волшебном мире, так не похожем на суровую реальность. Только одно угнетает девушку — отсутствие в ее сказке Прекрасного Принца...

ГЛАВА ПЕРВАЯ

  — Не верю!

  Кариcса Льюис рухнула в шезлонг. Ее так и подмывало бросить мобильник в ближайший пруд. Сегодня удача отвернулась от нее. Она, наверное, могла бы снести голову даже Фреду, любимой керамической лягушке.

  Но вместо этого Кариcса вдохнула побольше воздуха, сжала зубы и понизила голос:

  — Питер, как ты можешь так со мной поступать? Мы с ребятами рассчитывали на тебя.

  Ее бойфренд с восьмимесячным стажем — восемь далеких и чересчур длинных месяцев — пробубнил:

  — Ну, понимаешь, ты не должна так много требовать от людей. Лично я сыт по горло твоими капризами.

  Кариcса покачала головой и погрузилась в размышления. Разве она капризна? Неужели попросить Питера сыграть пасхального кролика для городских детей значит требовать слишком многого? У этого парня нет сердца.

  — Питер, это важно для меня, — попробовала она зайти с другой стороны. — Пожалуйста, сделай это ради меня!

  — Прости, Кариcса, но думаю, нам лучше расстаться.

  Сердце на две секунды остановилось, потом всплеск адреналина снова подтолкнул его.

  — Ты бросаешь меня? Почему ты, слабое, бесхребетное животное, гадкий...

  Ее уже никто не слышал — в трубке раздались короткие гудки. Кариcса позволила себе издать вопль отчаяния, вскочила и начала прыгать на одном месте. Очень похоже на раскапризничавшегося двухлетнего малыша.

  — Ну, что уставился? — накинулась она на Фреда. В этот момент широкая лягушачья ухмылка казалась скорее самодовольной, чем успокаивающей. — Где мне теперь найти пасхального кролика?

  Причина всех бед — время года.

  У нее на Пасху всегда дела идут наперекосяк.

  На Пасху умерли ее родители. Ей было три года. Год спустя ее удочерила семья, вылезшая прямо из ада. И она постоянно возилась с разными неудачниками вроде Питера, лишь бы не остаться наедине со своими воспоминаниями о детских годах.

  Да, на Пасху лезет всякая мерзость. И похоже, этот год не будет исключением.

  — Папа говорит, что надо посмотреть под кустом, — раздался из-за забора высокий детский голосок. — Хотя каждый знает, что пасхальному кролику прибыть еще рано. Сейчас он тренируется в прыжках, чтобы быть готовым к следующей неделе.

  Кариcса заметила вспышку красного среди ветвей эвкалипта, росшего возле забора. Яркая ткань кончалась над поцарапанными коленками, заклеенными пластырем с изображением Микки-Мауса.

  — Ммм, наверное, ты права, — отозвалась Кариcса, надеясь, что крохотное создание, которому принадлежали поцарапанные коленки, знает, как слезть с веток. Ей было бы очень неприятно, если бы малышка упала.

  Кариcса уже слышала о новых соседях, переехавших меньше недели назад. Одинокий отец с девочкой лет шести. Девушка все не находила времени познакомиться с ними.

  Или, может быть, правильнее назвать другую причину: она мельком бросила взгляд на отца, разгружавшего вещи. Длинные стройные ноги, твердые аккуратные ягодицы. Когда он наклонялся, джинсы обтягивали их, точно кожа. Заглядевшись на него, она въехала в контейнер с мусором. И это окончательно рассеяло ее планы поприветствовать нового соседа.

  — Как тебя зовут, солнышко? — спросила Кариcса, надеясь, что дружелюбный разговор заставит девочку слезть с дерева. — Меня зовут Кариcса.

  — Я Молли Джейн Эллиот, — объявила малышка так, будто провозглашала титул, дарованный королевой. — Но ты можешь звать меня Молли.

  Улыбаясь, Кариcса подошла ближе к забору и уставилась на нижние ветви дерева, все еще не видя лица девочки.

  — Рада познакомиться с тобой, Молли. Хочешь спуститься вниз и увидеть Фреда? Это моя любимая лягушка. Но у меня много других.

  Молли колебалась не больше двух секунд. Затем сползла по стволу и не очень грациозно приземлилась у подножия дерева.

  — С тобой все в порядке, солнышко?

  — Да, я так всегда спускаюсь, — кивнула Молли и гордо вздернула подбородок.

  Кариcса изумленно уставилась на лицо Молли. Ее поразило невероятное сходство девочки с собственными фотографиями в том же возрасте. Те же растрепанные светлые кудри, настороженные голубые глаза, в которых горит предупреждение: НЕ ТРОГАЙ МЕНЯ, МОЖЕТ, Я И КАЖУСЬ МАЛЕНЬКОЙ, НО Я МНОГОЕ ВИДЕЛА.

  — Какая ты смешная, Кариcса, — очаровательно прошепелявила Молли.

  — Потому, что я тоже не могу найти пасхального кролика, помнишь?

  Теперь Молли побежит к своему папе и расскажет об их психованной соседке, которая так смотрит на его дочь, словно хотела бы иметь ее, как свою собственную. Что, в общем, конечно, было правдой: Кариcса бы все отдала, чтобы иметь свою семью, любящего мужа, восхитительных детей и белый забор.

  К несчастью, у нее был только забор. Она неделю мучилась с волдырями, но поставила этот проклятый забор и покрасила его.

  В одном она не сомневалась: когда у нее будет собственная семья, они будут любить и поддерживать друг друга. Короче, представлять собой полную противоположность семье, в которой она росла.

  — Ты говорила, что у тебя есть несколько лягушек, — напомнила о себе Молли.

  — Конечно. Но может быть, прежде чем уйти поиграть, сперва спросить у папы?

  Молли покачала головой. Светлые локоны запрыгали вокруг пухлых щечек, в глазах сверкнул вызов.

  — Ну, уж нет. Он, как всегда, загонит меня домой.

  И будто по подсказке громкий голос донесся с веранды соседнего дома:

  — Молли Джейн! Время обедать. Домой! Сейчас же!

  Ни «пожалуйста». Ни терпеливых уговоров. Ни ласковых слов любви...

  Да, Кариcса знала, какие чувства вызывает такое обращение. Обида жива и до сих пор, хотя прошло двадцать лет.

  — Не хочу! — крикнула в ответ Молли, скрестила на груди руки и топнула ногой. Кариcса спрятала улыбку

  В городе ходили слухи, что отец Молли один воспитывает дочь. Кариcса из этого сделала вывод, что он разведен. По неухоженному виду и мятежному настроению девочки чувствовалось, что она давно живет без матери.

  И зачем мистер Эллиот переехал сюда? Чтобы быть подальше от своей бывшей? Если дело обстоит так, то он законченный эгоист.

  — Молли! Я сказал «сейчас же»!

  Решив не обострять ситуацию, Кариcса предложила:

  — Молли, почему бы тебе и впрямь не пойти пообедать? А я поговорю с твоим папой. Может быть, он разрешит тебе прийти позже?

  — Правда? — Лицо девочки озарилось надеждой.

  Кариcса улыбнулась и кивнула, надеясь, что сможет уговорить это чудовище разрешить дочери провести немного времени с незнакомой особой. Впрочем, она не собиралась долго оставаться незнакомой.

  — Правильно. Тогда я побежала.

  Молли послала ей очаровательную улыбку и помчалась через двор к своему дому.

  — Папа! Папа! Кариcса хочет поговорить с тобой. У нее много лягушек и всякого другого. Она ищет пасхального кролика. Она сказала, что после обеда я могу прийти к ней поиграть. А что у нас на обед? Это долго? Я хочу поиграть.

  Слова Молли наполнили двор. Через мгновение девочка скрылась в доме, а затем появился он.

  О боже.

  У Кариссы перехватило дыхание, когда она оказалась лицом к лицу с чудовищем.

  Высокий, стройный, настоящая боевая машина. Невольно в уме возникает такое сравнение. И эта боевая машина спустилась с заднего крыльца и идет через двор к ней. Сложенные на груди руки, вечная хмурость, сжатые губы словно говорили: я в плохом настроении, отстань от меня.

  И неважно, что на скрещенных руках вырисовывалось прекрасное сплетение мышц. И неважно, что черная футболка с короткими рукавами подчеркивала его мрачную привлекательность. На нем было написано: «Мне не нравится этот мир». Кариcса раньше уже имела дело с людьми такого склада.

  — Мистер Эллиот, я Кариcса Льюис, ваша соседка.

  Он остановился в двух шагах от нее. Все, что она хотела сказать ему, замерло на губах. Ей пришлось взять себя в руки, чтобы не выглядеть размазней. Да, он действительно великолепен!

  Конечно, он все еще выглядел хмурым, и губы неодобрительно сжимались в тонкую линию. Но глаза! Темно-карие, цвета расплавленного шоколада. Самые длинные ресницы, какие она когда-либо видела у мужчин, подчеркивали уникальный цвет глаз и придавали им сексуальное выражение. Но морщина между бровей, очевидно, залегла на все оставшиеся дни.

  — Меня зовут Бруди, — недовольно буркнул он. — Вам не следовало давать моей дочери надежду, говоря, будто она может прийти к вам поиграть.

  Неприятно, что он сразу взял нравоучительный тон.

  — Я сказала, что она должна сначала обсудить это с вами, но если вы не возражаете...

  — Я вас не знаю. — Он еще больше помрачнел. Кариcса не собиралась строить с этим парнем долговременные отношения. Особенно после последней катастрофы. Это реальный мир, дорогуша, а не фантастическая земля.

  И если кому-нибудь это надо было узнавать, то она уже давно знала.

  В три года потеряв родителей, Кариcса осталась сиротой. Две ее сестры тут же были удочерены, а она на целый год задержалась в приюте, чтобы в одиночку противостоять задирам, голоду и нашествию мышей. Она и сегодня вздрагивала при мысли об этих маленьких тварях. Когда через год ее, наконец, удочерили, ей хватило одного взгляда на новых родителей, чтобы представить, что ее ждет.

  И правда, если сиротство было дурным сном, то жизнь с Лавеллами — кошмаром...

  Да, реальный мир суров, а плохие воспоминания детства сохраняются всю жизнь. На лице Молли, несмотря на вызов, с каким девочка смотрела на мир, Кариcса разглядела болезненную ранимость и приняла решение — оградить малышку хотя бы от половины обид, какие выпали на ее долю.

  — Послушайте, Бруди. Я честная гражданка, плачу налоги, у меня собственный бизнес, и любой в этом городе поклянется, что я очень люблю детей. Вы слышали о магазине «Все для веселья»?

  — Меня долго не было здесь, — покачал он головой. — А сейчас у меня много дел: надо устроиться в доме, найти подходящую для Молли школу.

  Во всяком случае, за это она не может винить его.

  — У меня лавка с ярмарочными игрушками. Дети любят ее.

  И она тоже любила. Это был ее маленький островок магии в окружающем ужасном мире. Пусть это всего лишь ряды полок с нарядными феями, золотыми эльфами или танцовщицами в алых тюлевых пачках или с серебряными крыльями, усыпанными блестками, Кариcса получала несказанное удовольствие от своей работы.

  — Лавка с ярмарочными игрушками? — Насупленные брови разошлись и взлетели вверх.

  — Лучшая по эту сторону от Сиднея, — проговорила она, не понимая, почему должна отчитываться перед этим мужчиной. К тому же он выглядел человеком, готовым насмехаться над любой фантазией.

  — Сказочные феи, да?

  На мгновение ей показалось, что выражение его лица смягчилось.

  — И волшебники, и эльфы, и Санта-Клаусы, и пасхальные кролики, — Кариcса посмотрела на часы и вздохнула. — Знаете, это все игрушки, в которые парни вроде вас не верят. Я говорю об этом потому, что мне нужно срочно найти пасхального кролика, так что...

  — И вы хотите, чтобы я попытался помочь вам найти этого исчезнувшего пасхального кролика?

  — Он не исчез. Он в последнюю минуту оставил меня в трудном положении, не говоря уже о тридцати местных ребятишках. — Девушка попыталась не заметить чувство печали, неожиданно охватившее ее.

  — По выражению вашего лица, похоже, что вы поджарите этого сбежавшего кролика, когда в следующий раз увидите его.

  И это случилось!..

  Бруди Эллиот улыбнулся. Эффект получился сногсшибательный. Будто солнце вышло из грозовых облаков, осветило все на земле и согрело Кариссу до самой души.

  — Я не увижу его, — проговорила она, пытаясь, навести порядок в уме. — Не увижу никогда.

  Улыбка потускнела. Мужчина явно испытывал неловкость и отвел взгляд в сторону.

  — Извините, вынужден вас покинуть. Мы с Молли собирались обедать.

  Молли! Она чуть не забыла о главном.

  — Кстати, о Молли. Я бы очень хотела, чтобы она пришла ко мне поиграть. У меня горы игрушек.

  — Я против, — покачал он головой. — Теперь, если вы не возражаете, я удалюсь.

  Конечно, она возражает. Что происходит с этим парнем? Почему нельзя позволить дочери немножко порадоваться?

  — Хорошо. Не стану вас удерживать. Но почему бы вам не привести Молли на пасхальный праздник? Там соберутся все местные дети. И вы своими глазами увидите мое искусство дружить с детьми. Праздник будет в моей лавке на главной улице, начало в одиннадцать утра. Кстати, Молли сумеет познакомиться с местными ребятишками.

  А вы, быть может, снова улыбнетесь своей неповторимой улыбкой. Хотя, заметив еще больше углубившуюся морщину между бровями, Кариcса усомнилась в своем предположении.

  — Не знаю... Скорее всего, завтра я буду занят.

  Сумеет ли она достучаться до него?

  — Итак, одиннадцать часов. «Все для веселья». Молли понравится. А теперь мне надо найти пасхального кролика. До завтра. — Девушка помахала рукой в воздухе и пошла, подавив улыбку в ответ на его сердитый взгляд.

  Итак, Бруди Эллиот грубый брюзга? Она справлялась и с худшими экземплярами, вроде ее приемного отца. И ничего, выжила. Одна только надежда, что он не обижает Молли. Правда, Молли явно умеет постоять за себя. А Кариcса доброволец, готовый ввести несколько капель веселья в ее организм.

  Остается только надеяться, что большой, плохой Бруди придет на праздник.

ГЛАВА ВТОРАЯ

  — Папа! Ой-ей, посмотри на игрушки, на фей! Разве это не лучшая лавка в мире? — Молли перескочила через порог магазинчика «Все для веселья». Бруди нехотя последовал за ней. Интересно, что заставило его прийти сюда?

  У него и так хватает забот, он не может напрасно терять время. Ему бы лучше воспользоваться случаем и продумать, как воспитывать собственного ребенка. Впрочем, втайне Бруди наслаждался вкусом краткой свободы от ответственности, какую принес ему этот день.

  Он огляделся. Вся лавка была задрапирована прозрачной розовой марлей. На полуночном потолке блестели серебряные звезды. Вдоль стен тянулись бесконечные ряды фей, эльфов, гоблинов, волшебников, лягушек и принцесс всех размеров и очертаний.

  Если бы Бруди был ребенком, он бы считал, что достиг цели. Но взрослого Бруди заинтриговала загадочная женщина, управлявшая лавкой. Вчерашняя короткая встреча с Кариссой Льюис что-то расшевелила в нем. И Бруди поймал себя на том, что прошлой ночью провел несколько часов без сна, думая о любопытной соседке.

  Для второй женщины у него нет ни времени, ни сил. А единственная его женщина — Молли. И он не намерен что-либо менять.

  Он вздохнул и посмотрел на Молли. Девочка переходила от одной игрушки к другой. Лицо ее сияло от восторга. Его бесценная дочь — сгусток энергии и постоянный источник удивления, страха и тревог.

  Бруди понимал свою полную несостоятельность в роли родителя. Постоянное чувство вины за смерть матери Молли давило на него и проявлялось чаще всего в агрессии. Даже по отношению к собственной дочери...

  Бедная Молли. Бруди ни минуты не сомневался, что на конкурсе отцов не завоюет почетное звание «Отец года».

  Сейчас, будто чтобы еще больше усложнить дело, вмешалась соседка. Эта женщина практически бросила ему вызов, пригласив на праздник. И он послушно прибежал. Неужели он так глуп?

  И правда, глуп. Реакция его тела ясно свидетельствовала об этом.

  Кариcса Льюис обладала чудесной улыбкой. К этому надо добавить мягкие светлые локоны, обрамлявшие милое лицо, простодушные голубые глаза и такие ямочки на щеках, какие могли бы соблазнить и святого. Кариcса заставила его вновь смотреть на женщину так, как он уже давно не смотрел.

  Но его беспокоило, что она подружилась с Молли. Его дочь за свою короткую жизнь пережила и без того много потерь. Ей не обязательно привязываться к взрослой женщине, которая, по-видимому, может предложить лишь кратковременное развлечение.

  Однако он здесь, в ее лавке.

  Не слишком ли много ошибок? Самая страшная ошибка в его жизни привела к гибели Джеки, его жены...

  — Папа, иди сюда! Я хочу познакомиться с пасхальным кроликом, и Кариcса зовет нас.

  Он вскинул голову. Голос дочери вернул его в настоящее.

  — Конечно, Белочка. Пойдем, познакомимся с кроликом. — Бруди взъерошил волосы девочки.

  Он привел Молли в очаровательный садик позади лавки. Кариcса говорила по мобильнику. Когда Бруди увидел выражение ее лица, в нем заработали все прежние инстинкты полицейского: что-то случилось.

  — Это Джесси, — радостно взвизгнула Молли, узнав кого-то из детей. — Она в моем классе. Можно я поиграю с ней?

  — Иди, Белочка, — машинально разрешил он, глядя на Кариссу. Настоящий шторм эмоций разыгрался на ее выразительном лице.

  Не надо вмешиваться.

  Он не хотел вмешиваться. Кариcса отложила трубку и повернулась к нему с убитым видом.

  — Вы пришли... — проговорила она без особого восторга.

  — Да, я подумал, что Молли это понравится. У вас все в порядке?

  К его удивлению, Кариcса покачала головой и рухнула в ближайшее кресло. В глазах девушки стояли слезы.

  Ох-ох, слезы для него точно дуст для тараканов. Не надо было сюда приходить!

  — Разлетелись мои надежды на кролика. У старого мистера Хилла разыгралась язва желудка или что-то в этом роде, он не в силах прийти. Бедные дети...

  Она выглядела такой несчастной, что Бруди захотелось потрепать ее по спине и заверить, что все уладится.

  — Да, по-моему, они будут немножко разочарованы. — Он знал, что Молли расстроится, и это огорчало его. Его дочь и так была обделена радостью.

  — Разочарованы? Они с ума сойдут от горя! — Кариcса вскочила с кресла и подошла к окну посмотреть на детей. — Если бы я что-нибудь могла сделать...

  И в этот момент она стремительно повернулась к нему. В больших голубых глазах вспыхнул маниакальный огонь. Бруди понял: у нее появился какой-то безумный план и каким-то образом она хочет впутать и его.

  — Вы! — Она подпрыгивала на месте, вверх-вниз. Так делала Молли, когда бывала чем-то сильно взволнована. — Вы можете это сделать! Безупречное решение.

  — Это невозможно. — Бруди защитился распяленной ладонью и отступил на несколько шагов. Интересно, успеет ли он убежать?

  — Пойдемте. — Она поймала его за руку и потащила к кладовке. — У нас мало времени. Туземцы начинают беспокоиться. Ведь вы не хотите быть ответственным за разочарование этих малышей?

  Проклятие, она умела уговаривать!

  Как он мог сказать «нет», если она повернула дело таким образом?

  И он не мог разочаровать Молли...

  По умному блеску глаз Кариссы ясно, что она знает, какую надо нажать кнопку. Он в который раз рассматривал ее. Простой костюм, белые свободные брюки и алый топик, подчеркивающий ее пикантную красоту и непритязательность. На любой другой женщине это выглядело бы неинтересно. А на ней выглядит ошеломляюще.

  — Эй! — Кариcса щелкнула пальцами перед его лицом. — С детьми будьте начеку. А то они за секунду растащат у вас из корзинки шоколадные яйца.

  — Послушайте...

  — Пойдемте. У нас не так много времени. Вам надо одеться. — Она открыла дверь в кладовку и почти втолкнула его туда.

  Ему следовало воспользоваться секундной заминкой и бежать. Ему следовало запереть эту женщину в кладовке и удрать через единственное окошко.

  Вместо этого при первом же прикосновении ее руки все мысли о том, чтобы сбежать, исчезли. Теперь он стоял и рассматривал алый с белым костюм кролика, висевший на стене. Удивительно, чем берет эта женщина? Почему ради нее он готов нарядиться шутом?

  — Спасибо, что согласились. Я очень ценю вашу помощь, — сказала она, застегивая молнию костюма и вручая Бруди хлопковый хвост. — Вот. Уверена, что вы с честью справитесь с ролью.

  — Только оставьте это, — фыркнул он. При мысли, что она начнет прикреплять маленький аккуратный хвостик рядом с его собственным хвостом, у него загудела кровь в жилах.

  ПОЗОР ТЕБЕ, БРУДИ ЭЛЛИОТ. ДО ЧЕГО ТЫ ДОКАТИЛСЯ?

  Услышав, словно наяву, голос жены, Бруди вздрогнул. Во время их короткого брака он часто чувствовал себя неотесанным грубияном, эдаким слугой, которого наказывает хозяйка дома. И если первое время у него и была тяга к обществу жены, то постепенно она совсем исчезла. Зато любовь к Молли, причине, из-за которой они, собственно, и поженились, день ото дня росла.

  Каждый из них был по-своему прав. Джеки заставила его расплачиваться за то, что он сделал ее беременной. Их брак с самого начала основывался на чувстве вины. Его вины.

  Он виноват в том, что разрушил ее жизнь — так считала ее снобистская семья.

  Он виноват в том, что лишил Джеки легкой жизни, какая ждала бы ее, если бы она вышла замуж за правильного мужчину своего социального и экономического круга.

  Он виноват в том, что постоянно проклинал ее за то, что она лишила его свободы.

  И последние четыре года его мучило чувство вины за ее смерть...

  — Послушайте, если вы не хотите этого делать, я пойму вас. — Озабоченность в ее глазах выплеснулась наружу и обволокла его словно теплое объятье.

  — Я готов, — успокоил он. — Только оставьте меня здесь одного.

  — Буду ждать вас снаружи. — Она вгляделась в его лицо и вроде бы осталась удовлетворенной. — Хлопните в ладоши, когда будете готовы.

  Бруди смотрел, как движется ее попка под воздушными белыми брюками, и чувствовал себя несчастным. В сотый раз за последний час он удивлялся, не поехала ли у него крыша.

  Наблюдая, как Бруди прыгает с детьми, будто он рожден для роли пасхального кролика, Кариcса понятия не имела, что делать дальше с новым соседом.

  — А твой кролик умеет работать с детьми, — заметила ее младшая сестра Тани, усаживаясь в кресло рядом с Кариссой. — Я и не знала, что у Пита такие способности.

  — Это не Питер. — Кариcса недовольно поморщилась.

  — Неприятности в раю? — Острый взгляд Тани моментально сосредоточился на сестре.

  — Быть с Питером никогда не было раем, — пробормотала Кариcса.

  — Ну и скажи «прощай» неудачнику. Он не стоил тебя.

  — А почему не говорила об этом раньше?

  Тани вытаращила глаза точно такого же голубого цвета, как у нее, Кариссы, в очередной раз, заставив ее удивиться сходству своих сестер с собой. Она поблагодарила Бога, что они нашли друг друга после стольких лет. Фактически она бы никогда не открыла лавку в Стоктоне, если бы не Тани.

  — Потому что я не вмешиваюсь в сердечные дела сестры. Как бы мне ни хотелось.

  — Кстати, ты слышала что-нибудь о Кристен? Вроде бы Мик уговорил ее провести неделю в Перте, прежде чем она вернется в Сингапур.

  — Еще один неудачник, — фыркнула Тани. — Несчастный Мик! Помяни мои слова, Кристен присоединится к нашему счастливому одиночеству через несколько недель.

  — Увидим, — пробормотала Кариcса. Ее внимание вдруг привлек веселый вид пасхального кролика, шутливо боровшегося с Тимми Филдом, капризным маленьким блондином, недавно потерявшим обоих родителей.

  — Тимми, не так сурово с пасхальным кроликом. Ты можешь оторвать ему уши.

  — Так кто там, в костюме кролика? — Тани развернула обертку шоколадного пасхального яйца и поднесла его ко рту. — Ммм... Святые небеса. На самом деле мне бы надо догадаться, что это не Пит. Этот кролик слишком высокий и широкоплечий для Малыша Пита.

  — Это Бруди Эллиот, мой новый сосед.

  — Сам Бруди Эллиот? — Тани резко выпрямилась.

  — Ты слышала о нем?

  — Слышала о нем? — почти крикнула Тани. А до тебя не дошли слухи, какие гуляют по Стоктону? — Тани подвинулась ближе и понизила голос почти до шепота. — Он бывший полицейский, всю жизнь провел в Сиднее. У него репутация плохого парня. Подцепил шикарную девицу из высшего общества, женился на ней, имеет ребенка, которого обожает. Четыре года назад жена умерла. С тех пор растит дочь сам. И считает, будто весь мир виноват в его проблемах.

  Кариcса вытаращила глаза на сестру. Похоже, Бруди пережил трудное время.

  — Где ты все это услышала?

  — Дейзи Смит — тетя его покойной жены. Это одна из причин, почему он переехал сюда. Чтобы его дочь получала немного женского влияния. Старая Дейзи рассказывала о нем Пат из аптеки, а я подслушала.

  — Ты имеешь в виду, подставив ухо к двери.

  — Старая утка не говорила шепотом, — Тани все же покраснела, — не составляло труда услышать ее. Так как же тебе удалось засунуть большого плохого Бруди в костюм кролика? Теперь твоя очередь рассказывать.

  Кариcса пожала плечами. Ей не хотелось добавлять топлива в сестрину пламенную жажду новостей.

  — Похоже, что у парня есть слабое место — дети. Он увидел, как мне нужна помощь, когда старый Дэйв Хилл не смог прийти. И заменил старика. Конечно, ты права, его немного пришлось подталкивать.

  — Так у этого парня и правда есть слабое место? — хихикнула Тани.

  Кариcса понимала скептицизм сестры, если то, что Тани услышала от Дейзи, правда. Но Кариcса не стала бы особенно доверять тому, что говорит старая Дейзи. Дейзи Смит, нетерпимая в вопросах нравственности старая дева, всю жизнь провела в Стоктоне, остерегалась каждого и считала иностранцем даже человека, приехавшего из Сиднея. И такая особа должна влиять на жизнь Молли? Бедная девочка!

  — Он кажется довольно приятным, — проговорила Кариcса, пытаясь забыть, каким «приятным» бывал Бруди, и в частности, некоторые из его впечатляющих физических достоинств.

  — Хотела бы я увидеть его не в костюме кролика. — Тани засунула в рот еще одно яйцо и облизала палец, запачканный в шоколаде. — Мне нравятся мужчины типа «плохой парень».

  — Ему надо воспитывать дочку. Не думаю, что он ищет любовных приключений.

  — О-ох. — Тани сощурилась и устремила проницательный взгляд на сестру. — Ты так говоришь, будто точно знаешь, чего хочет этот мужчина. Есть что-то еще, что ты мне не сказала? Или сама имеешь виды на него?

  — Я ни на кого не имею видов. Он мой сосед. И я помогаю ему познакомиться с городом.

  Усмешка Тани говорила больше любых слов. Одним легким движением она встала. Кариcса в очередной раз пожаловалась, что две ее великолепные сестры получили все гены роста семьи Льюис. А она едва дотягивала до ста шестидесяти сантиметров — и то на каблуках!

  — Впрочем, мне пора. У меня свидание с редактором. Увидимся позже. — Тани поцеловала сестру в щеку и широкими шагами вышла из сада. Высокая стройная блондинка в хипповских джинсах и таком же жакете.

  Да, сестра у нее красивая, это правда. И если она положит глаз на Бруди, то ему не позавидуешь.

  Она посмотрела на часы: час пролетел незаметно. Бруди так хорошо развлекал детей, что ей почти не осталось дел. И какое удовольствие — видеть радость на детских лицах!

  — Дети! Нашему пасхальному кролику пора идти, — Кариcса захлопала в ладоши, собирая детей. — Что мы должны сказать кролику?

  — Спасибо тебе, пасхальный кролик! Приходи к нам снова в будущем году! — пропели в унисон тридцать голосов, как на репетиции несколько часов назад.

  Бруди помахал детям рукой и прыгнул к задней двери лавки. Кариcса улыбалась ему, стараясь угадать, видит ли он ее улыбку через прорезь для глаз маски кролика.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

  — Не надо этого делать.

  Бруди кинул один только взгляд на стол, накрытый Кариссой к обеду, и ему захотелось бежать домой. Слишком уютная, слишком приглашающая картина и... слишком пугающая.

  Он не устраивал обедов. Он не ходил на свидания.

  А стол, накрытый Кариссой, выглядел пугающей комбинацией того и другого.

  Она отвернулась от плиты, размахивая деревянной ложкой с густым болонским соусом.

  — Я знаю. Но мне очень хотелось. Во всяком случае, сделать это в моих силах. Считайте это ответом на то представление, которое вы устроили вчера для детей.

  — Это не было представление. — Секунды две ему удалось выглядеть обиженным.

  Совсем не представление. Он сам веселился так, как не развлекался веками. И он никогда так не играл с Молли...

  — Нет? — Она попробовала соус и расплылась в улыбке повара, удовлетворенного своим блюдом.

  Несмотря на тревожную озабоченность, у Бруди потекли слюнки, когда маленькая кухня наполнилась пикантными ароматами. Сочетание чеснока, помидоров, орегана, базилика плавало в воздухе. Бруди подумал, что еще никогда в жизни он не вдыхал такой искушающий запах.

  И не видел такой искушающей картины, когда черная юбка Кариссы провоцирующее взлетела...

  Бруди беззвучно выругался и глубже засунул руки в карманы. С каждой минутой он испытывал все большую неловкость.

  Какого черта, что он здесь делает? Надо исчезнуть. И быстро.

  — Поиграть в кролика — пустяки, не стоит благодарности. А теперь мне надо проведать Молли.

  Он оказался совершенно не готовым к вспышке гнева в ее глазах.

  — Но вы сказали, что Молли у Дейзи?

  — Да.

  — И разве вы не говорили, что она обожает свою тетю?

  Бруди кивнул, чувствуя себя дураком. Какой вред будет оттого, что он примет приглашение Кариссы! Кроме того, Молли рассказывала, как прекрасно она провела время вчера у Дейзи. И мечтала сегодня вечером побыть пару часов у тети. К счастью, старая Дейзи с тех пор, как он переехал в Стоктон, стала его союзницей. И во многом благодаря Молли.

  Он смотрел на дело так: строгая старая дева окажет хорошее влияние на Молли, даст ей устойчивость в перевернутом вверх дном мире.

  Своей глупостью он позволил этому миру перевернуться вверх дном...

  Что же касается обеда, он может остаться. Пока его долго спавшее либидо не выдало никаких безумных идей. Четыре года он не смотрел ни на одну женщину. И сейчас, наконец что-то почувствовал.

  — Я остаюсь.

  — Тогда все устроено. Откройте вино. — Кариcса всунула ему в руку штопор, прежде чем он мог передумать, и подтолкнула к стулу. — Надеюсь, вам нравится «шираз». Я сберегла бутылку.

  — Ради меня не открывайте.

  — Я люблю хорошее красное вино, так что вперед.

  Кариcса от отчаяния чуть не откусила язык. Она старалась сделать приятное Бруди, чтобы отплатить ему за вчерашнюю помощь. Но обед с мрачным соседом был плохой идеей. Бруди явно не хотел быть здесь. А она терпеть не могла следить за каждым своим словом, чтобы невзначай не задеть какое-нибудь больное место соседа.

  Девушка напрягла свой разум, чтобы найти легкие безобидные реплики и прервать молчание, нависшее над столом.

  — Расскажите мне о вашей работе.

  — В данный момент я не работаю. — Бруди разлил вино по бокалам и один протянул ей. Хмурый вид ясно показывал, что он не хочет обсуждать свое положение безработного.

  Но Кариcса не отступала и пробивалась вперед.

  — Я слышала, что до приезда в Стоктон вы служили в полиции?

  — Кто вам это сказал?

  — В маленьком городе все всем известно.

  Он сделал большой глоток и поставил бокал на стол. Затем скрестил руки на груди и подался вперед.

  — Да, это так. Я был раньше полицейским. Что еще говорят обо мне?

  Кариcса принесла пасту и соус и вдруг подумала, что лучше бы ей не выбирать эту тему для разговора. Не слишком ли она спешит? Он, наверное, скрытный человек, и теперь она уж точно никогда ничего не узнает.

  — Еще говорят, что вы вдовец.

  — Это, чистая правда. Джеки умерла четыре года назад.

  Девушка принесла и поставила на стол очередное блюдо, затем села.

  — Это, должно быть, ужасно тяжело для вас и для Молли.

  Он кивнул и предложил ей салат, а сам разломил кусок чесночного хлеба.

  — Молли не было двух лет. Одно из ее любимых слов в то время было «мама». Она месяцами ходила по комнате и бормотала «Мама ушла». Сердце разрывалось.

  — Сочувствую вам, — проговорила она.

  Он, должно быть, очень сильно любил свою жену. И кто лучше ее мог понять долговременное воздействие горя на жизнь? Не проходило дня, чтобы Кариcса не думала о родителях и о своей жизни, которая, будь они живы, была бы совсем другой.

  — Я понимаю, как чувствует утрату Молли. Я потеряла обоих родителей, когда мне было три года.

  — Что случилось? — Огонек интереса сверкнул у него в глазах, когда он уставился на нее всевидящим взглядом.

  — Папа был геолог и любил путешествовать по миру. Мама сопровождала его в поездке в Альпы. Возможно, чтобы отдохнуть от нас троих. Они погибли под лавиной.

  — Я вам тоже сочувствую, — пробормотал он. Его искренняя интонация неожиданно вызвала у нее комок в горле.

  Она уже долгие годы несла свою печаль. Долгие годы каждую ночь плакала во сне, а потом пряталась под одеялом, пытаясь заглушить рыдания, чтобы не услышал сердитый приемный отец. А теперь чуть не расплакалась перед совершенно незнакомым человеком, который сказал доброе слово.

  — Вы сказали от «нас троих»?

  — У меня есть две сестры. Тани, младшая, и Кристен, старшая. Нас разделили в приюте. Тани и Кристи удочерили первыми. А я провела год в этом уголке ада. Мы нашли друг друга шесть лет назад.

  — Боже мой, — сказал он и накрыл ладонью ее руку, лежавшую на столе. — Как ужасно.

  Это был чисто инстинктивный жест, но его прикосновение вызвало ответную реакцию, которую она не могла понять.

  Под предлогом, что ей надо подать блюдо болонского спагетти, девушка высвободила руку и слабо улыбнулась.

  — Послушать нас, так получится настоящая пара измученных теток. — Она подала ему тарелку, стараясь снова не коснуться его руки. — Вот, попробуйте это. По моему любимому рецепту.

  Бруди взял у нее тарелку с пастой.

  — Спасибо. Пахнет восхитительно.

  После этого они принялись за еду. Молчание прерывалось только случайными репликами: «Передайте, пожалуйста, пармезан», «Не хотите еще соуса к салату?». Разговор, прямо скажем, не клеился, но, когда обед подошел к концу, она подумала, что это не худшее время, какое она провела с мужчиной. В этом парне было что-то странно успокаивающее. Он не считал нужным весь обед долдонить о своем бизнесе или о своей доблести.

  — Спасибо за обед. Я помогу вам убрать со стола. А потом, думаю, мне пора идти. — Бруди так порывисто встал, что деревянный стул закачался на двух ножках и только потом встал на все четыре.

  — К чему такая спешка? Мы еще не попробовали десерт.

  Он похлопал себя по животу, привлекая внимание к плоским и твердым мышцам под белой хлопчатобумажной футболкой.

  — Я пропущу десерт, но спасибо за великолепную еду. Что вы хотите — мыть или вытирать?

  — Оставьте. У меня есть машина для мытья посуды. — Девушка отвернулась, чтобы он не заметил ее огорченное выражение.

  Она не хотела, чтобы он уходил.

  Почему бы ему не остаться? Они бы вместе съели десерт. Может быть, немного поговорили, даже посмеялись. Они соседи, и быть в дружеских отношениях им совсем не вредно. Кто знает? Он, может, даже одумается и позволит ей проводить немного времени с Молли.

  — А это для вас и Молли на завтра. — Она протянула ему пластмассовую коробку и удивилась раздражению, вспыхнувшему у него в глазах.

  — Спасибо, у нас все есть. Знаете, я умею готовить.

  — Я никогда не говорила, что вы не умеете. — Коробка потяжелела в ее ладони, протянутая рука опустилась. — Я только подумала, может, Молли это понравится.

  — У Молли все есть. — (Кариссу удивила злость в его голосе.) — Еще раз благодарю за обед. А сейчас я позволю себе уйти. — Он направился к двери и чуть не выломал ручку, так спешил.

  — Бруди, в любое время, когда Молли захочет поиграть здесь, я буду рада. Присылайте ее ко мне, — успела сказать Кариcса ему вслед. Если в ее силах внести хоть маленькую искру счастья в мир девочки, она это сделает. Она уже успела заметить, что Молли слишком много времени проводит одна. И если кто-нибудь не знает, каково в этом возрасте быть одинокой, то Кариcса знала это прекрасно.

  — Почему такой интерес к моей дочери? — Бруди повернулся к ней лицом.

  Его взгляд, полный ярости, не напугал ее.

  — Я люблю детей, а Молли в городе новичок. — Она пожала плечами. — По-моему, я могла бы помочь ей завести друзей.

  — Увидим, — бросил он и вышел. Секунды за две до этого его хмурый взгляд чуть посветлел.

  — Увидим... — Она почти неслышно повторила его краткий ответ и покачала головой.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

  — Папа, можно я пойду к Кариссе делать булочки с изюмом? Она замесила на Пасху гору теста, и теперь ей нужна моя помощь. У нее есть и мука, и сахар, и специальная большая миска, и все-все. Можно? Пожалуйста, папа! Ну, пожалуйста!

  Бруди потер между бровями и посмотрел на дочку. Она прыгала то на одной ноге, то на другой.

  Голубые глаза сверкали. Но на щеке виднелась полоска грязи, одна косичка осталась не заплетенной, платье неправильно застегнуто, и пряжка от туфли потерялась.

  Черт, она выглядит, как заброшенная сиротка Энни! Молли заслуживала большего, чем он мог ей дать. А он устал, так чертовски устал! Устал от длинных, бесконечных дней, оттого, что нет дела, на котором можно сосредоточиться. Но хуже всего ему было от безмерного чувства вины: ведь он отлучил свою бесценную малышку от матери.

  Несмотря на уходящие годы, ему не становилось легче. Теперь ничего не вызывало в нем интерес. Если бы не Молли, он, наверное, стал бы бродягой, жил бы, как отшельник где-нибудь на севере в тропиках Австралии и до конца дней своих не видел бы ни одной живой души.

  Но он не мог никуда убежать. Его держала ответственность. И главное в его жизни сейчас смотрело на него блестящими, как у матери, голубыми глазами.

  — Хорошо. Только не долго. Тебе надо перед обедом принять ванну.

  — Кариcса сказала, что мы можем пообедать булочками.

  Бруди вздохнул, решив на этот раз уступить. Но только ради того, чтобы избежать любопытства соседки. После того, как несколько дней назад она приготовила ему благодарственный обед, он не собирался видеть ее чаще, чем необходимо. У него не было настроения из вежливости с кем-нибудь разговаривать. Впрочем, ничего не будет плохого, если Молли подружится с ней. В конце концов, почему дочь должна страдать из-за его необщительного характера.

  — Конечно, Белочка, можешь на обед съесть булочки.

  — Ура! Папа, ты лучше всех на свете! — Молли повисла на нем, он поднял ее и прижал к своей груди.

  — Но не слишком много, хорошо? Иначе у тебя опять заболит живот.

  Молли вытаращила глаза и сморщила нос. Очевидно, она вспомнила последние желудочные колики. Она стонала, казалось, часами, а он чувствовал себя совершенно беспомощным.

  Так что в этом нового? Он часто чувствовал себя с дочерью беспомощным.

  — Обещаю, что съем только две. Ведь от двух у меня не будет болеть живот, правда?

  Усмехнувшись, он поцеловал ее в носик.

  — Две булочки — это прекрасно. Я приду и заберу тебя у Кариссы через час. Хорошо веди себя.

  Молли соскользнула с его колен и с упреком взглянула на него.

  — Я всегда хорошо себя веду. Пока, папа. — Помахав рукой, она быстро выбежала в дверь и помчалась к дому Кариссы.

  Бруди с удовольствием отметил, что не потерял проницательность в оценке характеров людей.

  Кариcса знала Молли меньше недели. Она приветливо впустила в свою жизнь его дочку, ничего не требуя и ничего не ожидая.

  Фактически Кариcса в последние несколько дней проявила больше интереса к девочке, чем Джеки за первые двадцать два месяца жизни Молли.

  Джеки по-своему, конечно, любила маленькую дочку, но не чувствовала в себе материнского призвания. Возможно, это одна из причин, почему влечение, которое он испытывал к жене в первые месяцы брака, медленно, но верно умирало.

  Окончательно расслабившись, Бруди направился в душ. Вдруг из дома Кариссы донесся пронзительный визг.

  Беззвучно молясь, чтобы ничего не случилось с Молли, Бруди перепрыгнул через забор между домами и вбежал в переднюю дверь Кариссы. Еще один душераздирающий вопль донесся из кухни. Сломя голову он кинулся туда.

  Бруди поймал себя на том, что торгуется с великим Творцом.

  БОЖЕ, ПОЖАЛУЙСТА, СДЕЛАЙ ТАК, ЧТОБЫ МОЛЛИ БЫЛА В БЕЗОПАСНОСТИ. Я НЕ ВЫНЕСУ, ЕСЛИ ПОТЕРЯЮ ЕЕ. ОНА ДЛЯ МЕНЯ ВСЕ. Я ОБЕЩАЮ, ЧТО БУДУ ЛУЧШЕ, ЧЕМ СЕЙЧАС. Я БУДУ ЛУЧШИМ ОТЦОМ И ПОСТАРАЮСЬ БЫТЬ ПРИЯТНЫМ СОСЕДОМ.

  В долю секунды он закончил свою мольбу-сделку с Богом и ворвался в кухню, готовый воспользоваться навыками, накопленными годами полицейской практики. Проверить, откуда угроза, ликвидировать риск, сделать безопасной окружающую среду...

  — Кариcса, все в порядке. Он не укусит тебя. — Молли стояла рядом со скамейкой и настойчиво тянула Кариссу за руку. А соседка с лицом, осыпанным мукой, сжалась на скамейке и спрятала обе ноги под юбку.

  Кариcса яростно трясла головой.

  — Ой-ой! Он еще может быть под столом.

  Молли захихикала и сильней потянула Кариссу за руку.

  — Нет, глупенькая. Я видела, как он забежал за буфет и юркнул в маленькую дырку. Хочешь посмотреть?

  — Нет!

  Напряжение оставило Бруди. Теперь он старался не засмеяться.

  — Здесь все в порядке?

  — А вы как считаете? — Она окинула его испепеляющим взглядом.

  — Папа! Папа! Я видела мышонка! Он бежал по полу прямо под буфет. Он был такой юркий. Но Кариcса испугалась и вскочила на скамейку. А теперь не хочет слезать. — Молли отпустила руку Кариссы, пересекла кухню и схватила отца за руку. — Помоги ей спуститься. Не думаю, что она послушается меня.

  Подавив улыбку, он позволил дочери подвести его к Кариссе.

  — Боитесь мышей, да?

  — Умный вывод мудрого парня. — Девушка подвинулась к краю скамейки. Бруди положил руки ей на бедра и поставил на пол.

  Она была легче перышка. Бруди никогда не имел дела с маленькими женщинами и попытался внушить это своим разбушевавшимся гормонам.

  — Спасибо. — Ее руки еще оставались у него на груди. Жар ладоней прожег легкую ткань рубашки поло.

  ПОЗВОЛЬ ЕЙ ОТОЙТИ! ОТОДВИНЬСЯ!

  Вместо этого он стоял и смотрел на нее. Даже с лицом, осыпанным мукой, с локонами, непослушной волной окаймлявшими щеки, она оставалась красивой.

  Его ошеломило собственное желание поцеловать ее.

  — Кариcса, разве мой папа не самый лучший? — Молли села на стул и начала болтать ногами.

  — Конечно, — пробормотала Кариcса.

  Ее большие глаза ни на секунду не оставляли его. Бруди чувствовал себя супергероем. Ему удалось улыбнуться. Он шагнул в сторону и разрушил волшебное очарование, соединявшее их, пока они касались друг друга.

  — Я ничего особенного не сделал. Похоже, Молли держала ситуацию под полным контролем.

  Молли кивнула и взмахнула ложкой будто мечом.

  — Я люблю мышей. Я пыталась сказать это Кариссе. Но она продолжала визжать. Она ужасно громко кричала... А ты, папа, не позволяешь мне так шуметь.

  Кариcса покраснела.

  — Глупая фобия. Я всегда страдала из-за нее. — Она понизила голос до шепота, чтобы Молли не услышала. — Простите, что я так визжала.

  Бруди не успел задать себе вопрос, правильно ли он поступает, подошел к Кариссе и смахнул муку у нее со щеки.

  — Не берите в голову. Я привык, спасать дам. Даже если полицейский много лет назад повесил свой значок на стену, он остается полицейским.

  Кариcса покраснела еще сильнее. В одну безумную минуту ему показалось, что она обопрется на его руку. Черт, он хотел, чтобы она это сделала!

  У него что, крыша поехала?

  В его жизни никому нет места, кроме Молли.

  И все же на один краткий, бесконечный момент он хотел эту женщину. И понимание этого взорвалось в его сознании точно сдетонировавшая бомба. Он надеялся, что последствия взрыва не будут катастрофическими.

  — Насколько я понимаю, — сказал он, — булочки отменяются?

  — Ни за что! Мы с Молли решили делать булочки, правда, солнышко?

  Услышав свое имя, Молли оторвала взгляд от поваренной книги, которую листала. Бруди улыбнулся, заметив блеск непреклонности в глазах дочери. Молли шел шестой год, и она имела собственное мнение. Если она что-нибудь задумала, переубедить ее было исключительно трудно.

  — Да, я хочу делать горячие булочки. И ты, папа, сказал, что я могу съесть на обед две. Ты обещал!

  Кариcса победно улыбнулась, и Бруди понял, что потерпел поражение.

  — Хорошо. Тогда я вас оставлю. Если появится мышь, зовите.

  — Почему бы вам не остаться и не пообедать вместе с Молли? Я позвоню, чтобы привезли пиццу, тогда я смогу принять душ. А булочки мы сделаем потом. — Она провела рукой по лицу и отряхнула от муки ладонь. — Я, должно быть, ужасно выгляжу.

  ТЫ ВЫГЛЯДИШЬ ПРЕКРАСНО, подумал он.

  — У вас не займет много времени почиститься. — Вот и все, что он сказал.

  ГЛАДКО ПОЛУЧИЛОСЬ, ЭЛЛИОТ. ПРОДОЛЖАЙ В ТОМ ЖЕ ДУХЕ!

  Слишком много времени прошло с тех пор, как он бывал в женской компании. И это чувствовалось. Для парня, привыкшего иметь наготове слова, он, конечно, оказался не на высоте. Впрочем, снова связаться с женщиной не входило в его повестку дня. И никогда не будет входить.

  Его реакция на ее близость пять минут назад — просто чистая химия. Нормальный мужчина реагирует на красивую женщину. Ничего больше. Ничего меньше. С химией он справится. Это что-то эмоциональное, без чего он может обойтись. Во всяком случае, ему определенно пора смываться.

  — Спасибо за приглашение, но я, леди, должен вас оставить. Молли, хорошо себя веди. Я вернусь через час.

  Он кивнул Кариссе, помахал рукой дочери и чуть ли не побежал к двери.

  Проклятие! Почему его соседом не стал скрюченный старик, затворник вроде него? Почему его соседка — трепетная молодая женщина? Логически он знал, что между ними ничего не может произойти. Он этого не допустит. Физически его тело может обойтись без искушений. Эмоционально он так опустошен, что ему нечего дать другим. Конечно, к Молли это не относится.

ГЛАВА ПЯТАЯ

  Пока Молли смотрела мультики, Кариcса заказала пиццу и быстро приняла душ. Она надела любимый топик — обтягивающую голубую майку — и чуть помазала за ушами любимыми духами с запахом роз.

  И ради чего?

  Почему же она прихорашивается для мужчины, который видит в ней только напарницу для игр его дочери? Или вообще не замечает ее существования? Ответ простой: она может быть мудрой, когда дело касается особей мужского пола, но это не значит, что она лишена детского тщеславия. Он видел ее в муке и трясущейся от страха? Теперь ей надо произвести лучшее впечатление!

  — Кариcса! Пицца уже здесь, — крикнула из кухни Молли. Кариcса положила конец своим размышлениям и постаралась стереть из памяти тот момент, когда Бруди был в кухне. Девушка решила, что искра, которую она заметила в его глазах, была плодом ее воображения. Но она не могла этого забыть.

  Так что, если она хочет проверить его реакцию, надо надеть что-нибудь поярче, а не обычную скучную одежду. Ничего нет неправильного, в ее желании проверить, есть ли в мужчине огонь.

  — Кариcса! Быстрей!

  Распахнулась дверь спальни, и в комнату ворвался вихрь с косичками, обнял ее ноги и повис на них.

  — Я есть хочу. Ты готова?

  — Конечно. Я тоже хочу есть. Сейчас перекусим. — Она наклонилась, обняла Молли и, почувствовав в руках теплое маленькое тело, заморгала, стараясь спрятать неожиданно набежавшие слезы.

  Это то, что она хотела всю жизнь. Безусловную любовь.

  Некоторые ее подруги хотели сделать карьеру, которая бы давала власть, иметь блестящего мужчину, много денег. Она мечтала о любви ребенка, преданной любви без расчета и обязательств:

  И ИСКРЕННЕЙ ЛЮБВИ ХОРОШЕГО МУЖЧИНЫ. Но Кариcса тут же прогоняла эту мысль, едва она зарождалась в голове.

  Нет смысла мечтать о чуде. Она уже много лет назад отказалась от этой мечты. Примерно в то время, когда приемный отец на долгие часы запирал ее в кладовке. Он «давал ей урок». Она была в возрасте Молли, и клаустрофобия добавилась к боязни мышей.

  Высвободившись из объятий, Молли вприпрыжку побежала в кухню.

  — Пицца и булочки, мое самое любимое!

  Заплатив рассыльному, Кариcса посадила Молли на стул и села рядом. Потом отрезала щедрый кусок пиццы и положила девочке на тарелку.

  — Это тебе, солнышко. Ешь.

  — Уммм, — Молли в восторге захлопала в ладоши и откусила чуть не четверть своего куска. Маслина застряла в щели между недостающими передними зубами.

  Кариcса засмеялась. Она наслаждалась видом Молли, уплетающей пиццу.

  — Это было клево, — оценила Молли, слизывая крошки сыра с пальцев. — Папа не позволяет мне часто есть пиццу. Он пичкает меня невкусным: брокколи, брюсельской капустой. Жуть!

  Насчет капусты Кариcса готова была согласиться с Молли, но решила поддержать авторитет отца.

  — Твой папа хочет, чтобы ты выросла большой и сильной. Поэтому так важно, чтобы ты ела полезные вещи.

  — И он так говорит. — Молли наморщила нос. — Откуда ты так много знаешь о детях? Ты мама?

  У Кариссы сжалось сердце. Она тщательно подбирала слова для ответа.

  — Я, Молли, люблю детей. Люблю играть с ними, кроме того, это моя работа в лавке «Все для веселья». И хотя сейчас я не мама, я бы очень хотела ею стать.

  Будет ли она когда-нибудь мамой? Ей хотелось бы иметь, по меньшей мере, троих маленьких херувимов. И она куда лучше обращалась бы с ними, чем Бетти Лавелл когда-то с ней. Как эта женщина ухитрялась не видеть пьяные выходки своего мужа? У нее и мысли не было защитить девочку от грязного рта Рона или подбодрить.

  — А у меня нет мамы. — Тихие слова Молли вернули ее в настоящее. Кариcса инстинктивно потянулась к девочке, желая уверить, что все будет хорошо, хотя у нее один только папа.

  — Твоя мама на небесах, любимая, а это значит, она всегда с тобой, следит за тобой, где бы ты ни была. — Кариcса крепче обняла девочку. Та казалась очень довольной и уютно устроилась у нее на руках. Это только усилило подозрения Кариссы насчет Бруди.

  Если человек обращается с каждым встречным, как с потенциальным врагом, разве он сумеет быть нежным с дочерью? Разве он ласкает ее, успокаивает, показывает свою привязанность, о которой она, очевидно, мечтает?

  — Я знаю, что мама на небесах. — Молли положила голову на плечо Кариссы. — Папа рассказывал мне. Я почти не помню, маму, но папа помнит. Он по-настоящему печальный, что ее с нами нет. Я стараюсь обнять его, сделать так, чтобы ему стало лучше. Но он все равно печальный. Я вижу это, потому что он делает такое лицо.

  Молли высвободилась из рук Кариссы, снова села на свой стул, нахмурилась и сжала губы. Точная имитация обычного мрачного выражения отца. Кариcса еле сдерживалась, чтобы не засмеяться.

  Хотя даже отдаленно нет ничего смешного в том, что очаровательная девочка способна чувствовать недовольство Бруди всем миром...

  — Знаешь, Молли, взрослые иногда бывают печальными, иногда веселыми. И когда они веселые, они делают вот так. — Кариcса энергично пощекотала Молли. Девочка захихикала, изогнулась и стала в ответ щекотать Кариссу.

  Отвлекающий маневр, к счастью, подействовал. Вскоре Молли забыла о всех печалях и с энтузиазмом занялась булочками. В самый разгар работы раздался резкий стук в дверь черного хода. Это был сигнал — чудовище прибыло, и празднику конец.

  — Войдите, — крикнула Кариcса, вытирая руки. Вдруг она вспомнила об усилиях, которые делала раньше, чтобы выглядеть прилично.

  О чем она думала? Человек так любит свою умершую жену, что носит горе, как почетный орден. Неудивительно, что он не замечает ее существования. Разве что позволяет поиграть с его дочерью.

  — Как хорошо пахнет. — Бруди вошел в кухню и моментально занял собой все пространство. Кариcса всегда любила солнечно-желтые стены и в тон им цветные занавески. Кухня выглядела очень уютной, но в присутствии мрачного Бруди, вдруг стала вызывать клаустрофобию.

  — Мы, папа, были заняты, пекли булочки. Хочешь попробовать? Я одну сделала специально для тебя.

  Молли выбрала самую комковатую, безобразную булочку, которую Кариcса отложила в сторону, потому что она плохо пропеклась, и вручила отцу. Это была первая кулинарная попытка девочки.

  — Спасибо, Белочка.

  Кариcса скрестила на груди руки, села в сторонке и усмехнулась. Правильное угощение брюзге. Комок не пропекшегося теста будет для него хорошим уроком. К чести Бруди, он и вида не показал. Хотя Кариcса видела, как конвульсивно движется его кадык при попытках проглотить полусырое тесто.

  — Папа, я хороший пекарь?

  — Самый лучший, Белочка. — Бруди ухитрился улыбнуться дочери и послать взгляд Кариссе, который ясно говорил «могли бы предупредить меня».

  Пожалев его, она встала и направилась к холодильнику.

  — Бруди, не хотите молока? Для того чтобы булочка легче прошла в желудок. Мы с Молли уже выпили по стакану. Правда, солнышко?

  Молли кивнула и потянулась за другим своим творением. На этот раз отец мудро отказался.

  — Нет, спасибо, Молли. Я выпью свое молоко, а потом не пора ли в постель? Правильно?

  — Я не хочу в постель, — захныкала Молли. Кариcса перестала наливать в стакан молоко, удивленная тоном Молли. Весь последний час девочка вела себя замечательно. Капризный тон, обижено надутые губы, казалось, вовсе не свойственны ее характеру. Молли постоянно так реагирует на требования отца? И если это так, почему он не принимает мер?

  Вручив Бруди молоко, Кариcса опустилась на колени рядом с Молли.

  — Солнышко, помнишь, мы говорили о том, как вырасти большой и сильной? Для этого нам всем надо спать. Я устала и тоже собираюсь в постель.

  Благодарная Молли встала, протянула отцу руку и пошла, будто кроткий ягненок, который спешит вернуться к своим.

  — Правильно. Идем, папа, мне пора немного подрасти.

  Кариcса ждала, что в благодарность Бруди улыбнется, или чуть кивнет, или хотя бы слегка наклонит голову. Вспышка раздражения в темных глазах Бруди удивила ее.

  Что случилось? Откуда столько неприязни? Кариcса считала, что очень удачно отвела возможные капризы. А он вел себя так, будто она засунула ему в глотку добрый десяток сырых булочек. У человека явно серьезные проблемы с отношением к людям. А с нее уже хватит. Она сыта его причудами по самое горло.

  — Вам лучше идти, — проговорила девушка, удерживая открытой дверь. Она еле сдерживалась, так ей хотелось дать Бруди пинка, когда тот проходил мимо.

  — Молли, что надо сказать Кариссе?

  — Спасибо, Кариcса, что пригласила меня, — уныло проговорила Молли.

  — Всегда рада, солнышко. Можешь приходить в любое время. — Кариcса посмотрела в сторону Бруди, рискуя услышать его несогласие.

  К счастью для него, он ограничился сдержанным кивком.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

  Бруди легко коснулся в поцелуе лба Молли, поправил одеяло и встал около кровати, с любовью разглядывая дочь. Дети лучшее, что есть на свете. И не важно, что они пронзительно кричат, шалят и переворачивают ваш мир вверх дном.

  До тех пор пока Джеки не забеременела, Бруди считал себя убежденным холостяком. Потом он беззвучно проклинал судьбу, которая навязала ему жену и ребенка. Ведь он еще не чувствовал себя готовым, к такой ответственности. И несмотря ни на что, он влюбился в Молли в ту же минуту, как она вошла в этот мир.

  Любовь потребовала высокой цены, которая называется страх. Дня не проходило, чтобы ужасный, разрушающий душу страх не мучил его. Страх того, что в любой момент он может потерять и свою бесценную дочь. И сколько Бруди ни убеждал себя, что его страх неразумен, он не мог от него отделаться. Молли — его мир. Он любил ее. Казалось бы, все так просто. Но простоты не было. Страх все усложнял. Он боялся потерять ее, боялся быть плохим отцом, боялся делать все неправильно. А вдруг Молли бросит его, когда подрастет. Бросит, потому что все поймет. В частности, обстоятельства, окружающие смерть ее матери...

  А этой ночью сквозь все ограды проник еще один страх: страх перед нежелательным сексуальным влечением. Он хотел того, что не мог иметь.

  Все началось в тот момент, когда Кариcса посмотрела на него большими голубыми глазами, полными удивления. Лицо в муке, волосы в беспорядке. Ее взгляд подействовал точно удар в солнечное сплетение. К этому еще надо добавить, что потом, уже приняв душ, она выглядела невероятно привлекательно и пахла розами. Он тут же забыл о своих бедах.

  На одну иррациональную секунду он почти забыл, что на нем лежит ответственность. В данный момент его приоритет, его задача номер один — создать для Молли лучшую жизнь.

  * * *

  — У меня был очень плохой день, — пожаловалась Кариcса, вываливая на прилавок рулон подарочной бумаги и запирая кассу с наличными. Тани протянула сестре пакет с ленчем.

  — Поэтому я и пришла к тебе, Кариcса. Расскажи мне, в чем дело.

  Открыв пакет, Кариcса вдохнула аромат и закрыла глаза от удовольствия.

  — Я чувствую запах бананового и шоколадного круассана...

  — Уф-уф. После того, как ты накинулась на меня по телефону, я решила, что это лучшее средство для исправления настроения.

  Кариcса пригласила сестру пройти в заднюю комнату.

  — Прости, пожалуйста. Ты застала меня в плохое время.

  — Плохое время? Плохой день? Что происходит, сестра?

  Тани пожала плечами, сняла джинсовый жакет и повесила на крючок за дверью. Кариcса задумалась над ответом. Что она могла сказать?

  Я ОЗАБОЧЕНА ПОЛОЖЕНИЕМ ОДНОЙ ДЕВОЧКИ, ХОТЯ ЭТО НЕ МОЕ ДЕЛО.

  БРУДИ ЭЛЛИОТ БРЮЗГА.

  Или лучше так: БРУДИ ЭЛЛИОТ БРЮЗГА, ЗАТВОРНИК И ЗАНОЗА. НО, ПОХОЖЕ, ОН МНЕ НРАВИТСЯ.

  Даже думать об этом глупо.

  — Это как-то связано с твоим привлекательным соседом? — Тани умела выглядеть совершенно невинной, но по лукавому блеску в глазах Кариcса догадалась: надо как-то выкручиваться.

  — Откуда ты знаешь, что он привлекательный? Ты же видела его один раз, и то в костюме кролика.

  Тани усмехнулась и слизала с пальцев клубничную глазурь.

  — Я угадала! Если бы ты видела выражение своего лица. Это плохо для тебя, сестра. Правда, плохо и для большого красивого Бруди.

  — Я тебя убью, — спокойно произнесла Кариcса и откусила кусочек круассана. Интересно, неужели Тани права?

  Неужели она потеряла голову из-за неразговорчивого соседа? Не похоже. С тех пор, как она увидела его, он только то и делал, что раздражал ее. И не замечал ее существования, точнее, не видел в ней женщину. Кроме атлетической фигуры и приятной внешности, у него нет ничего, чтобы произвести на нее впечатление.

  Так в чем его главная особенность? Такая угрюмость не делает его божьим даром женщине. А если еще добавить вечно хмурый вид...

  — Послушай, сестра. Давай колись! — Тани подалась вперед, глаза сверкали.

  — О чем ты? — пожала плечами Кариcса. — Парень ведет себя как затворник, я только стараюсь быть хорошей соседкой. Пытаюсь вытащить его из раковины.

  — С твоей стороны это похоже на явную благотворительность. Ты жалеешь мужчину и пытаешься помочь ему. — Тани усмехнулась. — Ладно, оставим это, сестра. Он тебе нравится?

  Кариcса облизала пальцы и собрала крошки на дне пакета с круассанами.

  — Он одинокий отец. И я догадываюсь, как это тяжело. Я восхищаюсь им, он делает все, что может.

  — И ты только этим восхищаешься? — усмехнулась Тани.

  Кариcса подумала о его прекрасном теле, о ласковых шоколадных глазах, о сексуальной улыбке, которая только однажды сверкнула в ее мыслях, пока она не наложила запрет на появление этого образа.

  — Он неплохо выглядит.

  — Ты восхищаешься им. Говоришь, что он неплохо выглядит. Если ты спросишь меня, то я скажу, что ты неравнодушна к мистеру Высокий Опасный Брюнет!

  Внимание Кариссы привлекло тихое позвякивание колокольчика на входной двери.

  — Позволь мне обслужить покупателя. Когда я вернусь, я понятно объясню тебе, как неточна твоя догадка, — сказала Кариcса.

  — Алло? Кто-нибудь есть? — крикнул громкий голос. Кариcса заспешила в лавку, не забыв «надеть» приветливую улыбку.

  Но когда она увидела покупателя, то могла только надеяться, что улыбка не исчезла. Никогда нога Дейзи Смит не переступала порога магазина «Все для веселья». Она не заходила даже мимоходом, как большинство местных жителей. По высокомерному выражению морщинистого лица трудно было догадаться, что привело ее в лавку сейчас.

  Не дошло ли до Дейзи, что Кариcса приглашала к себе Молли? Тогда понятно. Новая покупательница зашла не просто так: она собиралась провести допрос.

  — Добрый день. Могу ли я помочь вам?

  Дейзи будто пронзила ее проницательным взглядом через очки в голубой оправе. Она рассматривала Кариссу, от непокорных локонов до кончиков пальцев, выглядывавших из поношенных черных босоножек.

  — Да, мне нужна помощь.

  — Конечно, пожалуйста.

  — Почему вас так интересует моя внучатая племянница?

  Кариcса боялась, что любые слова будут далеки от того, что хотела бы услышать тетя Молли.

  — Молли моя соседка. Она очаровательная малышка, и я рада предложить ей дружбу.

  Дейзи сжала губы, морщин вокруг рта стало больше. Кариcса приготовилась к лекции. Мысленно защищая старую женщину, она напомнила себе, что так же вела бы себя, если бы какой-то чужак вдруг заинтересовался ее племянницей.

  — Хороший ответ, молодая леди. Я слышала, вы умеете ладить с детьми. Все родители города мечтают, чтобы их дети попали на ваши праздники и на торжества, какие вы устраиваете на Пасху и Рождество. А теперь, если бы вы помогли мне выбрать подарок на день рождения молодой леди, я была бы очень благодарна.

  Кариcса стояла, боясь сглотнуть, пока наконец не взяла себя в руки, когда Дейзи послала ей еще один пугающий взгляд.

  — Наверное, ей понравится один из ярмарочных костюмов. Молли будет очаровательна в нем. — Кариcса достала бледно-розовую пачку, с топиком, усыпанном блестками, и с прозрачными шелковыми крыльями с серебряными нитями. — Когда у нее день рождения?

  — Первое воскресенье после Пасхи, — ответила Дейзи, одобрительно кивнув при виде костюма. — Я его возьму. У вас хороший вкус, молодая леди.

  Кариcса, улыбнувшись, поблагодарила покупательницу и направилась к кассе, вполне успокоенная.

  Но успокаиваться было рано.

  — Молли говорит, что вы говорили о ее матери? — сказала Дейзи, роясь в сумке в поисках кошелька.

  — Ох, да, — промямлила Кариcса, сосредоточившись на покупках Дейзи, чтобы не смотреть в глаза старой женщине. Боже, какое трудное положение!

  — Смерть моей племянницы — ужасное событие. Слава богу, Молли справилась. Сколько я должна вам, дорогая?

  Дорогая? Какой прогресс! Должно быть, Кариcса была на высоте.

  — Пятьдесят два доллара, пожалуйста. Подарочная упаковка бесплатно.

  Дейзи кивнула и вручила деньги, а Кариcса потянулась за ножницами.

  — Теперь перед отцом Молли стоит другая задача. Бруди скорбит слишком долго. Ему уже пора найти хорошую женщину на всю жизнь. Такую, чтобы любила Молли больше, чем ее покойная мать.

  Ножницы пошли косо по бумаге, и Кариссе пришлось отрезать новый кусок. Напряженно сосредоточившись, она изучала золотую бумагу. По той краткой информации, какую она получила от Бруди, создалось другое впечатление: у родителей Молли был идеальный брак. И что делает собственная тетка Джеки? Пятнает память покойной?

  — Я уверена, что Бруди займется этим, когда созреет, — Кариcса отложила ножницы.

  — Мужчины бывают такими глупыми, — пробормотала Дейзи, качая головой, точно старый мудрец. — Я рада, что вы проводите время с Молли.

  ОХ, НЕТ! НЕТ, НЕТ И НЕТ! ДАЖЕ И НЕ ДУМАТЬ.

  Каким образом Дейзи вывела, что если она проводит время с Молли, то она подходящая женщина для Бруди? Даже притом, что она любила Молли, Бруди совсем другое дело. С нее хватит своих трудностей, которые тянутся из прошлого, чтобы она связалась с парнем, который любит свою покойную жену. Может быть, она и делала в прошлом глупости, ошибалась в выборе мужчин, но теперь с этим покончено.

  Кроме того, она не намерена обсуждать такие вопросы с Дейзи. Кариcса в рекордное время закончила упаковывать подарки и вручила их старой даме.

  — Вот. Уверена, что Молли понравится ваш выбор.

  — Спасибо, дорогая, за ваше участие. Конечно, она порадуется.

  Старая леди с прямой, как линейка, спиной направилась к двери, а Кариcса с облегчением вздохнула. Она вышла относительно невредимой из встречи с тетей-бабушкой. В дверях Дейзи обернулась.

  — Ох, чуть не забыла. Я собираю гостей на день рождения Молли, и очень бы хотела, чтобы вы пришли. Следующее воскресенье, пять часов, в Гранже. Не опаздывайте.

  Приглашение в престижный Гранж? Кариcса уставилась на старую леди с раскрытым ртом.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

  Бруди ненавидел праздничные сборища. Скучные отрывочные разговоры, вежливые улыбки и множество пустых слов с людьми, которых он не знал, и знать не хотел. Но Дейзи приняла на себя столько забот, чтобы организовать праздник в честь дня рождения Молли...

  — Бруди, не вывезешь ли ты в сад тележку с напитками? Дети хотят пить. — Дейзи взяла поднос с пластмассовыми стаканчиками и направилась к двери, послав ему нежную улыбку. Это не улучшило его настроения.

  Бруди прекрасно понимал, что старая леди терпит его лишь потому, что он отец Молли. Не больше и не меньше. Но сегодня по какой-то странной причине она особенно выделяла его: улыбалась, поглаживала руку и даже поправила завернувшийся воротник.

  Его спящие полицейские инстинкты зашевелились и просигналили: что-то сегодня не так. И через минуту, когда он катил тележку с газированными напитками, чтобы утолить жажду сверхактивных гостей, он уже точно знал, что случилось.

  — Привет, Бруди, — произнесла Кариcса. При звуке ее нежного голоса он громко втянул воздух, будто ныряльщик, всплывший на поверхность.

  Он намеренно избегал ее после того вечера, когда искры влечения проскочили между ними. Зачем искушать судьбу? Правда, Молли держала его в курсе жизни соседки.

  Молли может проводить время с тем, кого выберет.

  — Привет. — Голос прозвучал скорее как рычание. У нее вытянулось лицо. Бруди почувствовал себя хамом.

  Но разве не этого он хотел? Оттолкнуть ее прежде, чем у нее появятся какие-нибудь надежды?

  — Меня пригласила Дейзи. Надеюсь, вы не возражаете.

  БУДЬ ВЕЖЛИВЫМ. ТЫ МОЖЕШЬ ЭТО СДЕЛАТЬ, ЭЛЛИОТ.

  — Дейзи может приглашать, кого хочет. Это ее дом.

  Как трудно быть вежливым! Он знал, что такой мрачной репликой обидел ее. Вот черт!

  — Молли будет в восторге, когда увидит вас. — Он намеренно придал мягкость голосу. — Все эти дни она говорит только о вас.

  Его усилия были награждены легкой улыбкой.

  — Правда? Она удивительный ребенок, такая яркая, в ней столько энергии. Но, думаю, вы и сами знаете об этом. Ведь так?

  Он кивнул, наблюдая, как Молли играет с одноклассниками. Она центр внимания и любви.

  Да, Молли особенная, это правильно.

  Но почему его так сильно раздражает, когда об этом говорит Кариcса? Может быть, она намекает, что он не замечает достоинств собственной дочери?

  — Я давно не видела вас. Вы были заняты?

  Занят? Да, он чистил и красил дом, косил в саду траву. Ему так хотелось заполнить хоть чем-нибудь бесконечно тягостные дни.

  — Да, обновление и ремонт требуют много времени.

  — Молли говорит, что вы уже заканчиваете, это так?

  Бруди нахмурился. Что еще рассказывает дочь соседке? Что он не спит ночами? Что выходит в кухню и смотрит в окно в направлении ее дома?

  — Да, все сделано. Теперь пора подыскать себе занятие.

  — Что-нибудь уже есть на уме? — спросила Кариcса, рассеянно накручивая прядку светлых волос на палец. Он бы все отдал за то, чтобы накрутить эту шелковую золотую прядь на свой палец и нежно притягивать ее к себе, пока губы Кариссы не окажутся совсем близко. — Бруди?

  Он вздрогнул.

  — По правде говоря, нет. Здесь не так много сдельной работы для отставного полицейского. И совсем нет интересной, чтобы захватила меня.

  — У меня в лавке постоянно требуется умелая рука.

  Превосходно. Если он будет добровольным помощником, то придется постоянно находиться рядом с ней. Опасное предложение для его проснувшегося либидо. Что таится в этой женщине? Почему его тянет к ней точно магнитом?

  — Кариcса! Ты здесь! — Молли перелетела лужайку, обхватила ноги Кариссы и повисла, крепко обнимая их.

  — Привет, любимая. Счастливого дня рождения. — Кариcса нагнулась и обняла Молли. Вид двух светлых головок, прижавшихся друг к другу, подействовал на него сильнее, чем он мог бы признаться.

  Дружба между ними возникла с первого взгляда. С тех пор, как Молли начала проводить время у соседки, ее поведение невероятно улучшилось. Он заметил и более тонкие изменения. Косички во французском стиле Молли завязывала лентой всех цветов радуги. У нее появились новые розовые носки, отделанные кружевами, и красивый браслет, который она никогда не снимала.

  Кариcса для Молли счастливая находка.

  А для него самого? Если бы только он мог освободиться от чувства вины и двигаться дальше по жизни!

  — Это мне? — Молли вытаращила глаза, заметив за спиной у Кариссы огромную золотую коробку, перевязанную разноцветной лентой.

  — Конечно, тебе, любимая. Хочешь сейчас открыть ее? — Кариcса посмотрела на Бруди, будто только в эту секунду засомневалась, правильно ли она поступила.

  Неужели он и в самом деле похож на злобного людоеда?

  Он кивнул и ухитрился улыбнуться. От ее ответной улыбки у него кровь вскипела в венах.

  — О боже! — воскликнула Молли, дрожащими руками срывая бумагу. Ей так хотелось поскорей посмотреть, что внутри. — Коробка большая!

  — Надеюсь, тебе понравится. — Кариcса выпрямилась и заправила за ухо непослушный локон.

  ПОЗВОЛЬ МНЕ ЭТО СДЕЛАТЬ, хотелось ему сказать. Но Бруди прикусил язык. Разве наступило время дальше идти по жизни? Оставить прошлое позади и воспользоваться шансом на будущее?

  НО ЧТО БУДЕТ, ЕСЛИ ТЫ ПОТЕРЯЕШЬ И ЕЕ? ЧТО БУДЕТ С МОЛЛИ? ЧТО БУДЕТ С ТОБОЙ?

  Уже очень давно у него любовь ассоциировалась с утратой. Бруди любил свою маму. Она умерла от воспаления легких, когда ему было десять лет. Он любил папу — тот ненадолго пережил мать. Его дядя Клод, который растил его после смерти родителей, умер, когда Бруди исполнилось восемнадцать.

  И потом Джеки.

  Сможет ли он снова пройти через боль любви и вероятной утраты?

  — Ой! Кукольный домик. — Молли прыгала от восторга и била в ладоши. — Я люблю кукол! Спасибо! Спасибо! Спасибо, Кариcса.

  — Всегда рада, солнышко. Папа отнесет его домой и там поставит, хорошо?

  — Но я хочу играть сейчас.

  Снова Кариcса неуверенно посмотрела на него.

  — Молли, твои друзья ждут, когда ты разрежешь торт, — назидательно заговорил Бруди. — Почему бы мне не сложить все твои подарки в машину?

  Непокорное выражение на лице Молли не сулило ничего хорошего.

  — Прекрасная мысль, — вмешалась Кариcса. Молли вдруг улыбнулась и помчалась к своим друзьям.

  Ему следовало бы радоваться, что удалось избежать неприятной сцены, и поблагодарить Кариесу за то, что она нашла подход к его дочери.

  Но иррациональная мелочная ревность переполняла его. Каким образом эта женщина сумела войти в их жизнь и за короткое время приобрести такое влияние? Он годами старался быть хорошим отцом, а тут...

  — Очень экстравагантный подарок, — сказал Бруди, показывая на кукольный дом. — Чего вы хотите этим добиться? Купить ее привязанность?

  Кариcса отшатнулась, как от удара. От обиды в ее глазах он почувствовал себя самым мерзким существом на свете.

  — Я подумала, что Молли обрадуется кукольному дому. Она постоянно рассказывает о своих куклах.

  Бруди провел рукой по волосам. Он понимал, что в последнее замечание надо внести поправки.

  Безумная ревность сделала его поведение еще, более неприемлемым, чем обычно. Но пока он придумывал слова, девушка повернулась и пошла к дому.

  — Кариcса, подождите. — Бруди взял ее за локоть, молча проклиная собственное тело, моментально отреагировавшее на это прикосновение. Сейчас не время признаваться в растущем влечении к ней — сейчас время извиниться. И быстро. Она заслужила лишь благодарность за чудодейственную работу, которую ведет с Молли. И не ее вина, что он не может справиться со своими страхами.

  Кариcса отстранилась от него.

  — Если вы думаете, Бруди, что гигантская беда, обрушившаяся на вас, извиняет ваше грубое поведение, то ошибаетесь. Я хочу провести время с детьми. По крайней мере, с ними можно вести цивилизованный разговор.

  — Послушайте, я приношу извинения. Вы не заслужили тех слов. Не останетесь ли вы здесь, проводя время со взрослыми?

  Проговорив свое извинение, Бруди моментально понял, что оно неадекватно нанесенной обиде. Но надо же с чего-то начать.

  — Со взрослыми? — Кариcса окинула его взглядом сверху донизу и наморщила нос. Будто он последний мужчина на земле, с кем она хотела бы проводить время. — Когда повзрослеете, дайте мне знать.

  С этими словами она направилась в сад. Дети сейчас же окружили ее, прыгали и висли на ней.

  Все говорило о том, как любима всеми она и какое гнусное ничтожество он.

  — Ты потерял нюх, сынок.

  Бруди аж подпрыгнул на месте. Когда, наконец, Дейзи прекратит неслышно подползать к нему?

  — Потерял нюх? — Бруди притворился, будто не понял.

  Дейзи показала на Кариссу, играющую с Молли.

  — Посмотри на ту молодую леди. Она драгоценный камень. Но больше того, она с ума сходит по твоей дочери. Это чувство взаимно. Что ты собираешься делать?

  — То, что делаю сейчас. Поощряю их дружбу. — И подлечиваю собственные деформированные чувства.

  Кариcса теплая, ласковая женщина. Меньше всего он хотел давать повод для ложных надежд. Он знал, такие женщины, как она, требуют полной отдачи. Стопроцентной преданности.

  А он сейчас мог предложить ей не больше десяти процентов своих искореженных эмоций...

  Дейзи покачала головой и с жалостью посмотрела на него.

  — Джеки не была ни отличной женой, ни хорошей матерью. А сейчас ты отталкиваешь женщину, которая может исцелить тебя и привнести радость в жизнь твоей дочери.

  — Мне не нужно исцеление.

  Дейзи потрепала его по руке.

  — Тебе не нужно исцеление? Тебе необходимо исцеление. И не тяни слишком долго: такая девушка, как Кариcса, не будет ждать вечно.

  — Дейзи, хватит!

  — Спокойно, мой мальчик. Только запомни, что я сказала. — Она еще раз сжала его руку и присоединилась к гостям, оставив его с неодолимым желанием убежать куда-нибудь подальше.

  Так значит, Дейзи считает, что ему пора выздороветь? Может быть, она и права. Но это чертовски пугало его.

  Бруди направился на поиски Молли. Он быстро нашел девочку: она качалась на качелях и, высоко взлетая, визжала от восторга.

  СОМНЕНИЙ БЫТЬ НЕ МОЖЕТ ДЕЙЗИ ПРАВА. ТЕБЕ НУЖЕН КТО-ТО, СПОСОБНЫЙ ЗАЛЕЧИТЬ РАНЫ И СНОВА НАПОЛНИТЬ ЖИЗНЬ РАДОСТЬЮ.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

  Кариcса поменяла табличку «открыто» на «закрыто» и потянулась к замку, но тут за дверью возникла темная тень.

  — Кто это еще может быть, если не Принц Очарование? — проворчала девушка, щелкнула замком и через стекло посмотрела на Бруди.

  — Эгей, вы не собираетесь впустить меня? — Он подергал дверную ручку и с удивлением взглянул на Кариссу.

  — Нет.

  Девушка скрестила на груди руки и состроила самую убедительную гримасу: «лучше не приставай ко мне». Она старалась не замечать, как невероятно он выглядит в темно-синей рубашке поло и шортах цвета хаки.

  ПРИЗНАЙСЯ, ДЕВУШКА, ВЕДЬ ТЫ СЧИТАЕШЬ, ЧТО ОН ХОРОШ В ЛЮБОЙ ОДЕЖДЕ.

  А ведь она потеряла голову от этого парня! Такого с ней не было никогда в жизни. Но она всего лишь протянула руку дружбы ему и его замечательной дочери. А он так плохо обошелся с ней...

  Если Бруди захочет извиниться, она не сделает и шага ему навстречу. Это не будет для него легко.

  — Откройте, я принес подарки.

  От его сексуальной улыбки у нее екнуло сердце.

  — Нет, — покачала головой Кариcса.

  — Это вкусно.

  — Нет.

  — Шоколадные и банановые круассаны. Ваши любимые, — продолжал он искушать.

  У Кариссы заурчало в животе, но она держалась.

  — Нет.

  Он поднял пакет из кондитерской и покачал им, словно пытаясь загипнотизировать Кариссу.

  — Считайте это мирным предложением.

  К счастью, стекло защищало от дразнящих ароматов, которые, конечно, распространял пакет. Кариcса отступила на шаг и покачала головой.

  — Вам еще много чего надо сделать, прежде чем мы приступим к мирным переговорам.

  — У меня в машине ящик с инструментами. Как насчет того, чтобы починить всякую мелочь, накопившуюся в доме?

  Она вспомнила оторвавшуюся петлю у двери, неработающий кран в умывальнике, протекавшую трубу в ванной — и щелкнула замком.

  Ладно, она проиграла.

  Открыв дверь, Кариcса сделала приглашающий жест.

  — Вы сказали магическое слово.

  — Но ведь я не говорил «Сезам, откройся»?

  — Правильно. Но вы сделали лучше. Слова «ящик с инструментами» всегда откроют вам дверь.

  — Правда? — Бруди переступил порог с ухмылкой на красивом лице. На одну безумную минуту она забыла, какой сердитой должна казаться.

  — Я проголодалась. — Кариcса почувствовала, что краснеет, и, чтобы скрыть растерянность, повернулась к нему спиной. — Захватите ваше «мирное предложение», и мы выпьем кофе, прежде чем вы начнете.

  — Долгий день? — Он последовал за ней в тесную комнатенку.

  РАЗОЗЛИСЬ. ПРИДИ В ЯРОСТЬ. ВСПОМНИ ВЧЕРАШНЕЕ ОСКОРБЛЕНИЕ.

  — У вас напряженный вид, — сказал Бруди, обходя Кариссу, чтобы положить круассаны на поднос, где она готовила все для кофе. Он устроил для нее отличную ловушку между скамьей и своим телом.

  От него шел жар, согревавший голую кожу у нее на спине. И именно сегодня она надела открытый топик! Она постаралась дышать размеренно, надеясь таким способом вернуть контроль над пульсом. Пьянящая комбинация теплого шоколада, корицы и запаха Бруди обожгла ее чувства.

  Кариcса пришла в смятение. То он отталкивал ее, используя любое оружие из своего отвратительного словесного арсенала. То притворялся симпатичным парнем. Этот мужчина доводил ее до бешенства.

  — Позвольте мне, — сказал он, наливая кипящую воду в две кружки и раскладывая круассаны на тарелке.

  Он прав. Она напряжена. И с каждой минутой напряжение нарастает. Пока он стоит так чертовски близко.

  — Спасибо. Сахар?

  — Нет, спасибо. Мне и так сладко.

  — Это спорное утверждение. — Девушка протянула ему кружку, стараясь избежать прикосновения к его пальцам.

  Маленькими глотками потягивая кофе, Кариcса пыталась определить настроение Бруди и поглядывала на него поверх кружки. Их глаза неизбежно встретились. Она ждала, что он отведет взгляд и пробормочет что-нибудь о работе.

  Но он остался безучастным, и момент затянулся до невозможности. Тишина пугающе наполнилась электричеством.

  — Что ж, я это заслужил.

  — Да, конечно, вы заслужили. — Она взяла круассан, откусила и вздохнула от удовольствия. — И если это ваш способ просить прощения за дурацкие выходки...

  Кариcса ждала, что он ощетинится, взорвется, нахмурится. А он просто виновато хохотнул. Звук его смеха согрел ее лучше, чем бразильский кофе, который она так любила.

  — Было логично воспользоваться вашей слабостью к круассанам и, естественно, своим опытом быть мастером на все руки.

  — Я пока не видела, как вы орудуете инструментами.

  Он усмехнулся. Хитрая ухмылка говорила о многом.

  — Увидите. И гарантирую, это произведет на вас впечатление.

  — Посмотрим. — Ответ прозвучал уклончиво и подчеркнуто холодно. — Как Молли чувствовала себя после праздника?

  Он снова улыбнулся.

  — Для нее это был настоящий бал. Я доволен, что у нее в городе так быстро появились друзья. Похоже, что Дейзи старается получше узнать ее. — Улыбка исчезла, он отвел взгляд, чтобы не встретиться с ней глазами. — Если разговор зашел о празднике... Я был не в духе, когда бросил реплику, будто вы покупаете привязанность Молли. Простите. Я еще не привык с кем-то делить ее.

  — Вы ревновали? — спросила она. Что произошло с парнем? Сначала рекордное число улыбок, сейчас искреннее извинение. Мужчины, которых она имела несчастье знать, никогда не просили прощения. Особенно ее приемный отец. Он лучше бы наглотался грязи, чем сказал бы «простите».

  — Да, совсем не умное поведение, правда? Вы имеете на нее огромное влияние. Не думайте, что я не благодарен. Но трудно привыкнуть. Так долго она принадлежала только мне. И потом вдруг появились вы и за секунду завоевали Молли.

  Что она могла на это ответить? Бруди повел себя честно.

  — Просто Молли требует больше внимания. Извинения принимаются. А сейчас, как насчет того, чтобы приступить к работе? Мне надо быть дома в семь. — Она допила кофе и сполоснула кружку. Кариcса надеялась, что ее краткий ответ не позволит ему докапываться, почему у нее внезапно ухудшилось настроение.

  Так случалось всегда, когда начинались воспоминания.

  — Неотложное свидание? — Почувствовав, что Кариcса уже далеко, он озадаченно посмотрел на нее.

  — Да, что-то вроде этого.

  — Я не стану вас задерживать попусту. Покажите только, что надо сделать. — Улыбка окончательно исчезла, и тонкая морщинка появилась между бровями.

  — Я встречаюсь за ужином с сестрой. — Интересно, с чего это она решила отчитываться перед ним? Она ничем ему не обязана. И вообще, она устала от противоречивых впечатлений, устала от хождения на цыпочках вокруг парня, сидевшего в ракушке собственных проблем, устала от своего нелепого помешательства на нем. — Послушайте, я и правда ценю, что вы делаете эту работу. Простите, что я раздражительна. Просто устала.

  Лицо у него просветлело. Тремя шагами он пересек комнату и поставил кружку в раковину.

  — Говорите, что нужно.

  ТОЛЬКО ПЕРЕСТАНЬТЕ БЫТЬ ТАКИМ СИМПАТИЧНЫМ. ВЫ СМУЩАЕТЕ МЕНЯ.

  — Как насчет протекающего крана здесь, на кухне?

  — Хорошо.

  Кариcса ждала, что Бруди пойдет к машине за инструментом, но он подошел к ней и заправил выбившуюся прядку волос за ухо. Так она однажды видела, как он поправлял волосы Молли. У Кариссы вдруг глаза наполнились слезами.

  — Вы хорошая женщина, Кариcса Льюис. Я хотел бы, чтобы мы стали друзьями.

  Она предпочла бы «привлекательная», «ошеломительная», даже «очаровательная». Но согласилась и на «хорошую». Это начало, увертюра к дружбе. И разве не этого она хотела? Чтобы они были друзьями? Чтобы она могла стать частью жизни Молли?

  Утонув в темной глубине его взгляда, она поняла: сейчас он мог предложить ей только дружбу. И для него это уже огромный шаг вперед.

  Что же касается ее нелепого помешательства, с этим она справится...

  — Друзья, — мягко проговорила она, словно пробуя слово на вкус.

  — Друзья. — Взгляд Бруди упал на ее губы. На один безумный момент ей показалось, что он может поцеловать ее. Но Бруди улыбнулся и направился к двери.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

  Бруди крутил скакалку за один конец, а счастливая Молли, прыгала. Стиснув зубы, он улыбался Кариссе, которая держалась за другой конец скакалки.

  Быть друзьями оказалось намного труднее, чем он предполагал. И это была не вина Кариссы. Она легко справлялась с ролью друга. Бруди, как и Молли, наслаждался ее компанией. Проблема таилась в другом.

  У него никогда не было друзей-женщин. Он всегда предпочитал мужское общество. Ценил прямой мужской разговор за случайной кружкой пива и товарищество парней с похожим образом мыслей. Они понимали, что значит быть копом. Джеки никогда его не понимала. Это одна из многих причин, из-за которых они ссорились, еще один клин, разделявший их.

  Если бы не Молли, луч солнца в их отношениях, он, наверное, оставил бы Джеки. Впрочем, она оставила его и сама...

  — Папа, быстрее! Быстрей, Кариcса! — кричала Молли, взмахивая руками вверх-вниз и с каждым прыжком все выше задирая ноги.

  — Конечно, Белочка, — отвечал он, подмигивая Кариссе. Та усмехалась в ответ и крутила веревку совершенно синхронно с ним.

  Нет, проблема не в Кариссе.

  Проблема в нем. Когда начала рушиться защитная стена вокруг сердца, то же случилось и со здравым смыслом. Сердце открылось для новых возможностей. Он предвидел, что будет нервничать, почувствует себя неловко. На что он не рассчитывал, так это... на свое чувство к Кариссе. Чем больше Бруди старался убедить себя в том, что она всего лишь друг, тем больше он хотел ее. Он, должно быть, сошел с ума!

  — Папа! Ты неправильно крутишь веревку. Посмотри на Кариссу.

  С удовольствием, подумал он, любуясь раскрасневшимся лицом, светлыми локонами и пухлыми губками, улыбавшимися ему поверх головы Молли.

  Проклятие, эти губы... Несколько недель назад он чуть не нарушил уговор и не поцеловал ее в задней комнате лавки. И с тех пор только об этом и думал.

  Может быть, он допустил ошибку, когда позволил разрушиться защитной стене вокруг сердца?

  — Молли права, Бруди. Вам нужно больше заниматься.

  В самом деле, лукаво сверкнули ее красивые голубые глаза? Или его сверхактивное воображение снова воспользовалось свободой? И знает ли его милая-премилая соседка, как он может понять слово «заниматься»?

  — Почему бы вам не научить меня? — Бруди одарил ее самоуверенной улыбкой. Чтобы поддразнить и посмотреть, что точно она имела в виду.

  Они договорились о беспроблемной дружбе и большую часть времени проводили с Молли, перекидываясь шутками вроде сегодняшних. После того, как он почти поцеловал ее в лавке, Бруди соблюдал осторожность. Старался не оставаться с ней наедине. Пусть все продвигается медленно. Ему надо оценить вновь проснувшиеся чувства.

  Темп, развитый Кариссой на своем конце скакалки, заставил его тоже ускорить движение, что вызвало восторженный визг дочери.

  — Позвольте мне, Бруди, внести ясность. Вы хотите, чтобы я научила вас правильно крутить скакалку? — Ее глаза заискрились.

  Маленькая кокетка флиртовала с ним. Тут не может быть двойного понимания.

  — Думаете, вы готовы к этому?

  — Я готова ко всему. — Кариcса бросила на него горящий взгляд. Скакалка превратилась бы в пепел, попади она под перекрестный огонь их глаз.

  — Я напомню вам об этом позже. — Он показал глазами на Молли, которая, перестала прыгать и с живым интересом прислушивалась к их подтруниванию друг над другом.

  Бруди не хотелось, чтобы его шестилетняя дочь заметила особые отношения между ним и Кариссой. Она уже любила соседку, и если бы почувствовала, что отец тоже проявляет интерес... Нет, так далеко он не зайдет.

  У девочки наступил такой возраст, когда она всем подбирала пару, начиная от куклы Барби и кончая медведем Тедди. И если она обратит внимание на него и Кариссу... Уф-уф. Зачем давать бессмысленную надежду бесценной дочери?

  — Папа, посмотри, тетя Дейзи идет!

  Великолепно, только этого ему не хватало. Старая сплетница любит вмешиваться в чужие дела. А теперь она застала его с Кариссой за почти семейным занятием. В своем сознании она, наверное, уже подвела их к алтарю. Ее не слишком тонкий намек на недавнем празднике тому показатель.

  — Тетя Дейзи, заходи, поиграй с нами. Папа и Кариcса хорошо умеют играть.

  — Устами младенца глаголет истина, — пробормотала Дейзи и вскинула брови, глядя на Бруди поверх очков.

  К собственной досаде, у него вспыхнули щеки.

  — Что привело тебя к нам, Дейзи? — Он еще надеялся, что тетка не задержится надолго. Она быстро заберется в свою машину, и ее пытливые глаза не будут шарить по саду.

  Дейзи помахала рукой Кариссе и наклонилась к Молли.

  — На самом деле мне нужна помощь Молли. Хочешь поехать ко мне и помочь испечь кексы с шоколадной крошкой? Я должна приготовить несколько дюжин для церковного праздника.

  — Папа, можно? — Девочка посмотрела на отца, и глаза у нее загорелись. — Я так люблю делать кексы!

  Бруди изучал лицо Дейзи, надеясь угадать тайный мотив. Была ли это попытка старой женщины заняться сводничеством? Или она искренне хотела доставить Молли радость? В любом случае он останется наедине с Кариссой...

  — Могу засвидетельствовать мастерство Молли: она замечательно печет булочки. — Кариcса подмигнула Молли, та счастливо захихикала.

  Бруди решительно не знал, что ему делать. Обнять Молли, защитить ее от этих двух женщин, которые будто договорились действовать против него? Или провести время с Кариссой? И точно определить, как далеко она хочет зайти в их флирте...

  — Ладно, так и быть, — наконец выговорил он. — Только не ешь, Молли, слишком много, а то не будешь обедать.

  Победная улыбка Дейзи укрепила его подозрения, которые возникли с ее появлением.

  — Ох, не беспокойся. Я уже приготовила любимые блюда Молли, так что она может остаться и на обед.

  И не успел Бруди открыть рот, чтобы отказаться, как Молли воскликнула:

  — Спагетти? Правда? Я люблю спагетти. Но не так сильно, как кексы, — добавила она.

  — Хорошо, можешь остаться и на обед, — вздохнул Бруди. — Я заберу тебя в восемь.

  — Спасибо, папа.

  Он наклонился, чтобы Молли могла запечатлеть один из своих фирменных звонких поцелуев у него на щеке.

  — Хорошо веди себя, Белочка.

  — Я всегда, папа, хорошо себя веду, — хихикнула она ему в плечо.

  — Если хочешь, я могу привезти ее, — вызвалась Дейзи, взяв Молли за руку и помахав Кариссе, которая не сказала ни слова с тех пор, как приехала старая женщина. — Мне не трудно. Уверена, что вы сумеете использовать это время.

  Да, в этом нет сомнения. Она сказала «вы», значит, надеялась, что он проведет свободное время с Кариссой. Вечно сует всюду нос!

  Ну, если Дейзи хотела что-нибудь проведать, он предоставит ей эту возможность. И может быть, это даже отвлечет ее от него, пока...

  — Прекрасно, спасибо Дейзи. Я воспользуюсь этим временем. Особенно если Кариcса собирается научить меня прыгать через скакалку.

  — Прыгать через скакалку? — Брови старушки взлетели вверх и почти спрятались под седой челкой. Уголки рта изогнулись, точно у кролика, почуявшего запах сочной морковки.

  Когда машина Дейзи миновала подъездную дорожку, Бруди подошел к Кариссе.

  — Ну, как, вы все еще хотите продолжать игру?

  Кариcса знала, что щеки у нее пылают. Значит, она немножко флиртовала? Ну, а что в этом плохого? Она и раньше флиртовала с мужчинами. Чаще со скучными мужчинами. Безопасными. Они не бросали ей вызов и не интриговали ее.

  К сожалению, Бруди Эллиот делал и первое и второе.

  Кариcса догадывалась, что, как только Дейзи с Молли уедут, он снова вернется к своему привычному поведению случайного друга. К несчастью, она оказалась права.

  — Пока я оставлю вас, — проговорил Бруди, словно не замечая ее вопросительного взгляда, и мечтательно уставился на свой дом. — У меня уйма дел. Уверен, у вас тоже.

  Не следовало с ним флиртовать! В самом деле, не следовало. Но маленький демон, поселившийся у нее в мозгу, не позволял отступать, подталкивал к действию.

  — Вы испугались и хотите убежать. — Она сделала к нему шаг.

  — Испугался? Чего? — Бруди отступил.

  — Вот этого. — Девушка сделала еще шаг и коснулась его груди. Уж сейчас-то непременно сбежит, подумала Кариcса.

  Но у него не дрогнула ни одна мышца. В темных глазах ничего не прочтешь. А у нее пульс с безумной скоростью пустился в бега. Она стояла, растворившись в его взгляде.

  — И этого. — Она пробежала пальцем по его щеке, наслаждаясь колючей щетиной.

  Не успела она сообразить что-либо, как он схватил ее руку и отвел в сторону. В бездонных глазах мелькнуло сожаление и что-то еще. Это «что-то» она могла безошибочно определить, как желание.

  — Я не пугаюсь, я просто осторожен, — сказал он, отступая на шаг. — Вы слышали, что, играя с огнем, можно обжечься? И очень больно?

  — Это относится ко мне или к вам?

  — Вероятно, к нам обоим.

  — Послушайте, Бруди. Мы друзья, а друзья иногда могут повеселиться. Вы большую часть времени сидите, запершись в своем доме. Не встречаетесь с людьми, не выходите на прогулки...

  — И вы думаете, что от ваших прикосновений я стану другим? Неужели?

  Вот он и поймал ее. Что она может сказать?

  — Забудем об этом, — проговорила Кариcса, всовывая руки в карманы джинсов, словно ребенок, которому приказали собрать игрушки и идти домой.

  — Я знаю, что вы старались сделать, — сказал он, прожигая ее своим все видящим взглядом. Этот взгляд словно проникал ей в душу. — И за это спасибо. Вы хороший друг. Но я человек не того типа, который легко расстается с комфортом. А сейчас я живу в полном комфорте. У меня есть Молли. А это больше, чем любой мужчина может пожелать себе в жизни.

  У Кариссы перехватило дыхание, она сглотнула комок, застрявший в горле. Его честность в очередной раз потрясла ее.

  — Я понимаю, — начала она, надеясь, что голос не дрогнет. — Простите, если я действовала слишком резко.

  — Вы все делали правильно. Я первый начал флиртовать. И по-моему, был ужасно неуклюж.

  — Как насчет того, чтобы выпить кофе с шоколадными пирожными моего приготовления? Обещаю больше не флиртовать. Договорились?

  Бруди улыбнулся, но настороженность в глазах не пропала.

  — Договорились. В вашем доме или в моем?

  — В моем. И будьте осторожны, мистер Эллиот. Это почти граница флирта.

  — Должно быть, действует ваше плохое влияние. — Он предложил ей руку, Кариcса оперлась на нее.

  — А это считается флиртом?

  И они оба засмеялись.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

  Бруди дождался, пока стихнут жидкие аплодисменты, помахал детям рукой и быстро ушел в дальний конец класса.

  — Спасибо, мистер Эллиот, ваш рассказ о работе полицейских дал нам много информации. Надеюсь, мы увидим вас в очередной день, посвященный помощи в выборе профессии? — Миссис Хэнретти, учительница восьмого класса средней школы Стоктона, окинула его решительным, непреклонным взглядом, не терпящим возражений.

  Бруди ухитрился состроить натянутую улыбку, больше похожую на гримасу. Некоторые ученики, сидевшие в первом ряду, захихикали. Он быстро выскользнул из класса и с облегчением вздохнул.

  Он убьет Дейзи! Она придумала предлог — найти ему занятие — и включила его, в разного рода общественную деятельность. Старая женщина хотела создать ему будущее по своему вкусу. Но Бруди лучше знал, что ему надо.

  — Ну, как прошло? Много среди них будущих слуг закона? — спросила Дейзи, опираясь на руку Бруди, пока они шли к его машине.

  — Сомневаюсь. Половина спала, другие болтали или перекидывались любовными записками.

  Но Бруди сказал не всю правду. Его внимание сразу привлек парень, сидевший в предпоследнем ряду. Мальчик ловил каждое слово Бруди, и живой амбициозный огонек не затухал в его глазах. Бруди знал — полицейские найдут в нем потенциального рекрута для своей службы. Фактически парень напоминал ему себя в юности. Полный энтузиазма, страстный, с твердым намерением взяться за перевоспитание злодеев и одержать победу.

  Теперь Бруди знал из первых рук: победа над злом вообще невозможна.

  — Ты подумал над моим вторым предложением? — Дейзи ждала, пока он откроет дверцу со стороны пассажирского сиденья. Ее лицо выражало такую же пугающую непреклонность, как и у миссис Хэнретти несколько минут назад.

  — Тебе говорили, что не следует совать нос в дела других? — Бруди подождал, пока она усядется, и повернул ключ зажигания.

  — Постоянно говорят. А теперь, молодой человек, ответь на мой вопрос.

  Проверив вид в боковое зеркало, Бруди свернул в тихую улочку и направился в Гранж. Он не просто подумал над предложением Дейзи, он принял его в работу и уже начал планировать будущее.

  Да, Дейзи со своим предложением попала в самую точку. Конечно, пока он ей об этом еще не говорил. Пусть старая дама, которая любит совать нос в чужие дела, немного поволнуется.

  — Это неплохая идея. В Сиднее я немало повозился с трудными подростками. Может быть, руководство проектом для местных ребят стоит того, чтобы поразмыслить.

  — Проект стоит большего, чем просто размышление. Ты будто создан для него. Он позволит тебе на чем-то сосредоточиться, и ты, наконец, вылезешь из дома. — Голос Дейзи звучал очень мягко. Бруди знал: за напускной строгостью Дейзи скрывается золотое сердце.

  — Не гони лошадей, — сказал Бруди, пряча улыбку. Если он покажет Дейзи, что уступает, ничего хорошего его не ждет.

  — Кажется, Молли вполне здесь освоилась, — заметила Дейзи.

  — В основном, благодаря тебе. Переезд сюда — лучшее, что я мог для нее сделать. Ты тоже многое сделала для Молли, и я ценю это, Дейзи.

  Хотя Бруди смотрел на дорогу, он почувствовал, что старая женщина улыбается.

  — А для себя? Что ты сделал для себя?

  — Главное — сделать Молли счастливой.

  — Она, Бруди, не всегда будет маленькой девочкой. Что потом?

  — Когда придет время, я подумаю об этом. Кроме того, у меня в запасе годы чтения сказок перед сном. И заплетания косичек. — Годы, в которые он скрасит Молли детство без матери. Потерянной из-за его тупости.

  — Я знаю, что с моей племянницей жить было нелегко. Но не позволяй прошлому влиять на отношения, которые могли бы быть у тебя с другой женщиной.

  ДРУГОЙ ЖЕНЩИНОЙ.

  Хотя Дейзи не назвала имени, она явно имела в виду Кариссу. Его любопытную соседку, которая всегда старалась залучить его в игру с Молли, приглашала обедать, пыталась рассмешить своей природной веселостью. Она даже флиртовала с ним!

  Если бы кто-то другой так теребил его, он бы уже давно решительно порвал бы с этим человеком. Но Кариcса очень хорошо относилась к Молли. Кроме того, она делала лучшие шоколадные пирожные с орехами в этой части Большого Сиднея. А какой мужчина устоит перед таким угощением!

  — Я не готов для новых отношений. И не думаю, что когда-нибудь буду готов. — И к тому же он становится ворчливым стариком в тридцать два года. Какая женщина окажется такой глупой, что начнет с ним отношения?

  — Ты будешь готов, когда перестанешь убегать от своих демонов.

  Значит, Дейзи догадалась, что он переселился в Стоктон не только ради Молли? Эта старая дама еще хитрее, чем он полагал. Он хотел начать жизнь заново, надеялся, что когда-нибудь оставит свое прошлое позади и пойдет вперед. И если он будет честным с собой, то признает, что уже движется в нужном направлении.

  Молли прекрасно освоилась и выглядит счастливее, чем когда-либо раньше. Что касается его, то в тех редких случаях, когда он разрешает себе посмеяться с Кариссой над ее шуткой или замечает дерзкий блеск в ее небесно-голубых глазах, он снова начинает чувствовать себя мужчиной. Мужчиной, не связанным чувством вины. Мужчиной с надеждой на будущее, каким бы туманным оно ни казалось сегодня.

  — Ну вот, мы прибыли.

  Бруди свернул на подъездную дорожку к дому Дейзи и с облегчением вздохнул. Он хотел только одного — отправиться домой, спокойно пообедать с дочкой, поиграть с ней в настольную игру и, когда Молли пойдет спать, посмотреть по ТВ, как его любимая команда регби уничтожает противника. Дейзи, разумеется, собиралась облагодетельствовать его еще одной проповедью, но для одного дня ему уже хватит ее психоанализа. Он опередил ее:

  — Спасибо за идеи, родившиеся по дороге. Ты драгоценная жемчужина. Во все влезающая жемчужина, но все равно жемчужина.

  — Нахальный грубиян. Жду завтра вечером тебя и Молли к обеду.

  Тетка с силой захлопнула дверцу машины, Бруди даже вздрогнул. Неужели Дейзи права? Что случится, если он позволит своим демонам уйти?

  — Теперь ты готова, солнышко. Просто принцесса! — Кариcса прикрепила алый бант к локонам Молли, волнами спадавшим на плечи, и поцеловала девочку.

  — Правда? — Молли вертелась перед зеркалом, как истинная женщина, разглядывая себя со всех сторон.

  — Конечно милая. — Кариcса опустилась на пол к ногам Молли, обняла ее колени и прижала к груди. Она чувствовала себя матерью, с гордостью наблюдающей за сборами дочери на бал.

  Бетти Лавелл никогда не помогала ей одеться. Никогда не покупала милых мелочей, вроде тех, которые Кариcса выбирала для Молли: то новый костюм для куклы, то разноцветные заколки для волос. Кариcса не считала их подарками, но радовалась, когда видела, как восторг загорается на лице девочки. В такие моменты Кариcса считала себя самой счастливой женщиной на свете.

  — У меня в лавке есть самые разные принцессы, и ты похожа на них. Ты хорошенькая и готова к балу.

  Молли хихикнула и села рядом с ней.

  — Но я иду не на бал. Я собираюсь к тете Дейзи на обед.

  — Конечно, правильно. — Кариcса щелкнула пальцами. — Я и забыла!

  — Ты смешная, Кариcса. — Молли снова засмеялась, и положила голову на плечо Кариссе. — Мне нравится, когда ты приходишь и играешь со мной.

  — Мне тоже, солнышко. Мне тоже.

  К счастью, последние дни Бруди выглядел вроде бы довольным и позволял ей проводить сколько угодно времени с малышкой. Кариcса опасалась, что на прошлой неделе чуть не разрушила их уязвимую дружбу. Тогда она дразнила его и зашла слишком далеко.

  — Если я принцесса, то получается, что папа принц? Может быть, он Принц Очарование? А если он Принц Очарование, то мама Спящая Красавица. И может быть, поэтому она на небесах. Она спит и ждет, когда папа поднимется туда, поцелует ее и она проснется.

  У Кариссы сердце сжалось от печали. Молли, должно быть, каждый день удивляется, почему с ней нет мамы. Как бы печаль в скором времени не сменилась озлобленностью...

  — Папа и мама очень любят тебя, солнышко. Всегда помни об этом. А сейчас мы наденем на принцессу туфли и пойдем, посмотрим, готов ли папа.

  К счастью, Молли удовлетворилась ответом Кариссы и встала с пола.

  — Хорошо. Я хочу надеть черные блестящие.

  — Ты их наденешь, малышка.

  Кариcса возилась с кожаными ремешками туфель и думала: надо обязательно сказать Бруди, что девочка часто упоминает о матери. Пользы от замалчивания правды не будет никому. Хотя Кариcса понимала: если Бруди сам не может свыкнуться с потерей жены, как он объяснит это дочери?

  — Спасибо, Кариcса. Ты самая лучшая на свете. — Молли обхватила Кариссу за шею, та прижалась к ней и вдыхала нежный запах малинового шампуня.

  Боже, она любила эту девочку. И это не имело ничего общего с тем, что она видела в Молли себя, юную и искушенную. Любопытная, задающая сотни вопросов обо всем в мире, ответы на которые никто не знает... Нет, скорее это было связано с качествами самой Молли. Ее открытостью, способностью отдавать людям все самые теплые чувства.

  — А я думаю, что ты самая лучшая. — Кариcса поцеловала Молли в щеку. — А теперь пойдем и найдем твоего папу.

  — Вам никуда не надо идти. Я уже здесь. — Бруди перешагнул порог. Он был в крайнем волнении.

  Бруди слышал, как Кариcса говорила девочке о том, что папа и мама ее сильно любят. Но каким тоном она это сказала, с каким терпением показывала Молли, как застегивать туфли, с какой нежностью обнимала его дочь. Разве он мог устоять перед женщиной, которая относилась к Молли так, будто это ее родная дочь? И даже еще лучше.

  И в этот момент выпало еще несколько кирпичей из стены, защищавшей его сердце.

  — Папа, я готова. Смотри, у меня в волосах бант.

  Он поцеловал Молли и взъерошил ей волосы, падавшие на плечи.

  — Я вижу, Белочка. Ты выглядишь прекрасно.

  — Кариcса сказала, что я выгляжу как принцесса.

  — Кариcса права. — Он подмигнул девушке, и ответная улыбка выбила еще один, а может быть, все десять кирпичей.

  — Пойдем, я хочу есть. Хорошо бы тетя Дейзи приготовила спагетти, как в прошлый раз. — Молли тянула отца за руку и подпрыгивала от нетерпения.

  — Понимаю, это намек, что мне пора уходить. — Кариcса поднялась с пола. От этого простого движения выцветшая голубая футболка натянулась на груди. У Бруди пересохло во рту.

  Проклятие, какое неловкое положение! Она провела целый час с Молли: купала ее, помогала одеться. А сейчас он должен вышвырнуть ее из дома. Ему надо бы пригласить ее обедать, но это позволило бы Дейзи развивать разные безумные идеи. А, помня их вчерашний разговор в машине, Бруди не хотел этого делать.

  Но почему бы не пообедать с Кариссой как-нибудь в другой раз? В благодарность за то, что она делает для Молли?

  — Молли, ты не могла бы принести мою куртку? Она на кровати.

  — Сейчас, папа. — Молли выскочила из комнаты, оставив взрослых наедине.

  — Ну, до встречи. — Кариcса улыбнулась и хотела было уйти, но Бруди положил руку ей на локоть:

  — Кариcса, подождите.

  — Девушка посмотрела на него. В голубых глазах светилось любопытство. Было бы легче, если бы она стояла в другом конце комнаты. Не так близко. А то он мог видеть золотистые искры вокруг радужной оболочки глаз и вдыхать тончайший аромат ее кожи.

  — Пообедайте со мной, — выпалил Бруди, зная, что если не скажет эти слова сейчас, то не скажет их никогда.

  — Ох! — она вытаращила глаза, в ее взгляде, читался чуть ли не испуг.

  — Не сегодня. В другой раз, — продолжал он. — Когда будем только вы и я. В благодарность за то, что вы делаете для Молли.

  — Мне не нужна благодарность. Она особенная девочка. Мне нравится проводить с ней время.

  — И все же, прошу вас...— Разве это не ирония судьбы, что такой дерзкий парень, каким Бруди был в юные годы, теперь не умеет пригласить женщину на обед? Ему едва минуло восемнадцать, как он стал каждый день находить в карманах записки с телефонами женщин. А теперь боится остаться с женщиной наедине...

  — Вы назначаете мне свидание?

  — Это обед, — возразил он. Свидание? Одно это слово могло заставить его бежать отсюда подальше.

  — Обед, ммм? — Уголки ее рта изогнулись, будто она смеялась над ним.

  — Да, обед. Должны же, вы иногда есть? — неловко пошутил он.

  Кариcса посмотрела на его руку, все еще державшую ее локоть. Он тут же отдернул руку. Встретившись с ним глазами, она засмеялась.

  — Когда вы ставите вопрос так, разве девушка может отказать?

  И с этими словами Кариcса исчезла в коридоре.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

  Кариcса дефилировала по гостиной, в сотый раз разглаживая несуществующие морщинки на платье. Она выбрала свое любимое голубое облегающее платье, которое подчеркивало достоинства фигуры. Тонкие шнурки-бретельки оставляли плечи обнаженными.

  Светлые локоны сдерживала алмазная заколка. Кариcса попудрила нос, чтобы спрятать веснушки, подчеркнула глаза. Так девушка создала маску уверенности, которая, как она надеялась, будет держаться весь вечер.

  Приглашение Бруди удивило ее. И сколько Кариcса ни твердила себе, что он всего лишь хочет отблагодарить ее за возню с Молли, она все же чувствовала себя польщенной. Не могла удержаться. Может быть — всего лишь может быть, — он, наконец, заметил, что она женщина? А не только партнер для игр Молли?

  Зазвонил колокольчик, и Кариcса в волнении бросилась к двери. Хотя из-за чего ей нервничать?

  Бруди все разъяснил. Это не свидание. Это обед. Просто трапеза. Двое вместе едят. В ресторане. За уютным столиком. Беседуют. Смотрят друг другу в глаза. Улыбаются. Его сексуальная улыбка... Помоги ей, Боже!

  Слишком для ее нервов большая нагрузка. Ей показалось, будто в желудке скребется мышь. И в свою очередь мысль о мышах чуть не вызвала тошноту.

  Кариcса включила свет, натянула на лицо улыбку и открыла дверь.

  — Привет, Бруди. — Когда она впилась взглядом в соседа, воображаемая мышь ускорила движение. Новая спортивная стрижка омолодила его на несколько лет. Безукоризненные черные брюки. Белоснежная рубашка подчеркивала загар.

  Он был великолепен. С ним произошло превращение. Ее приятель стоял на пороге и выглядел, словно ожившая мечта каждой женщины.

  — Вы выглядите великолепно, — сказал Бруди, окинув ее взглядом с головы до ног: от голых плеч до темно-малиновых ногтей на ногах.

  — Спасибо. Куда мы идем?

  — «Кенгуру Корнер». В Стоктоне это самый лучший ресторан.

  — Я там еще не была. Тани говорит, что это сказочное место. Готовят настоящие местные блюда.

  — Да, я слышал.

  Разговор резко оборвался. Интересно, неужели Бруди тоже нервничает? — подумала Кариcса. Судя по всему, вряд ли он встречался с женщинами после смерти Джеки.

  — Пойдемте. Нам довольно далеко идти.

  — Да, десятиминутная прогулка черепашьим шагом может быть убийственной, — проговорила Кариcса, надеясь, что справится с девятисантиметровыми шпильками. Она никогда не носила модные туфли, как правило, предпочитая удобство стилю.

  — Знаете, мы можем подъехать на машине, — сказал он, заметив, как она семенит в своих туфлях по дорожке рядом с ним.

  — Что? И лишить меня шанса произвести на вас впечатление своей отвагой в хождении на ходулях?

  Он рассмеялся. Как бы ей хотелось, чтобы он чаще смеялся!

  — Я не могу обречь вас на такую пытку. — Он показал на шпильки. — Мой голос все же за машину. Ведь вы не хотите по дороге вывихнуть лодыжку и упустить вечер блистательного разговора и остроумия.

  Кариcса вытаращила на него глаза. Подумать только, как развеселился!

  — Хорошо. Убедили. Пусть будет машина.

  — Вы сможете дойти до моей подъездной дорожки?

  От напряженности в его взгляде у нее задрожали коленки. И это совсем не помогало удерживать равновесие, когда она преодолевала участки травы и ковер орехов, осыпавшихся с дерева по всей лужайке.

  Наконец она добралась до машины и с облегчением прислонилась к дверце возле пассажирского сиденья.

  — Почему женщины носят такие вещи? — Бруди качал головой и улыбался, открывая ей дверцу. — Они выглядят смертельно опасными.

  Она проскользнула на сиденье, убедившись, что с платьем все в порядке, и ноги не обнажились. Нет нужды пугать бедного парня еще до того, как они войдут в ресторан.

  Сев за руль, Бруди пристегнулся и проверил, сделала ли то же самое Кариcса. Только потом повернул ключ зажигания. Он не говорил ни слова. А она словно зачарованная наблюдала за ним. Он проверил натяжение ремня безопасности, посмотрел в зеркало заднего вида, поправил боковое зеркало, оглянулся и посмотрел назад, потом черепашьим шагом отъехал от кустов.

  Она не знала никого, кто бы так водил машину. Все движения напоминали некий ритуал. Она приписала это его полицейскому прошлому.

  К счастью, ехал он быстро. Ей трудно было бы долго выдержать гнетущее молчание. Все его внимание сосредоточилось на дороге. Через две минуты он припарковался у самого престижного в Стоктоне ресторана «Кенгуру Корнер».

  Открыв дверцу, Бруди предложил девушке руку. Она оперлась на нее, стараясь не потерять равновесие.

  — Теперь прыгайте сюда. — Бруди не мог сдержать улыбки.

  — Перестаньте. Вы убьете меня! — Она расхохоталась.

  — Держу пари, вы боялись, что нынешний вечер будет скучным. Вот я и пытаюсь произвести на вас впечатление своим остроумием. — Он уже вел Кариссу по ступеням лестницы. Его рука, теплая и надежная, поддерживала ее под локоть. Она стрельнула в него насмешливым взглядом.

  — И все же не старайтесь так напряженно.

  Он ввел ее в ресторан. Мэнди Моррел, жена хозяина и дочь самого богатого в Стоктоне землевладельца, показала им столик.

  — Желаю хорошего вечера, — сказала Мэнди и подмигнула Кариссе.

  ЭТО НЕ ТО, ЧТО ТЫ ДУМАЕШЬ, хотела сказать ей Кариcса.

  Сидя в ресторане с Бруди, она чувствовала себя комфортно. Ни безмолвных споров с собой, ни сомнений, ни тщеславия. Оказывается, быть с парнем друзьями совсем не так сложно. А если, боже сохрани, возникнут романтические отношения, все превратится в драму.

  А потому лучше не замечать, как набегают морщинки в углах глаз, когда он улыбается, как натягивается рубашка на широкой груди или как екает у нее сердце от его сексуальной улыбки...

  — Я определился с блюдом. А как вы? — спросил он, закрывая меню.

  — Ах... Да... Правильно, — промямлила Кариcса, словно просыпаясь. Надо быть внимательнее, а не мечтать средь бела дня о своей роли друга. — Я возьму сатай, — сообщила она, выбрав первое, что попалось на глаза.

  — Интересное решение, — заметил Бруди. Когда он повернулся к официантке, улыбка играла на его губах. — А я возьму жареный стейк кенгуру в портвейновом соусе. И бутылку вашего изысканного «шираза».

  Кариcса пробормотала свой выбор, с облегчением вздохнула и вручила меню официантке. Процедура заказа закончена, теперь можно наслаждаться вечером.

  Принесли вино.

  — Держу пари, что Дейзи подготовила для Молли настоящий бал, — сказала Кариcса, играя салфеткой. — Она все время говорила о праздничном обеде, который Дейзи хочет устроить для нее, и ее лучшей подруги Джесси.

  Бруди молчал, дегустируя вино, прежде чем одобрительно кивнул официантке, мол, можно разливать.

  — Должен признаться, я испытываю облегчение оттого, что Молли и Дейзи так быстро нашли общий язык. Когда я первый раз встретил Дейзи, это была суровая старая особа, редко утруждавшая себя улыбкой.

  — Очень похоже на одного человека, которого я знаю, — пробормотала она над бокалом с вином. Потом сделала глоток, вдыхая густой аромат винограда.

  — Что такое?

  — Ничего. — Кариcса улыбнулась и опустила бокал. — Почему бы вам не сказать тост?

  — Тост? — Между бровями появилась глубокая морщина. Будто его попросили перевести меню на японский язык, а не произнести пару простых слов. — Хорошо. За самую лучшую соседку, о какой любой человек может только мечтать. — Бруди поднял бокал, она подалась вперед и чокнулась с ним. — И спасибо за то, что вы так много времени проводите с Молли. Я бы потратил целое состояние, чтобы найти няню, которая делала бы половину того, что для нее делаете вы.

  Вот и все. Маленький пузырек самообмана, лопнув, исчез без следа.

  Бруди не видит в ней женщину. Он по-прежнему думает о ней только как о партнере для игр Молли. Как о человеке, на которого может положиться, который готов заботиться о его дочери. И подумав так, Кариcса поняла, что она должна рассказать ему о Молли, о ее мыслях по поводу матери. Но она не могла придумать, как начать такой серьезный разговор, это же не светская болтовня за обедом.

  — Не стоит об этом. — Она состроила улыбку и с облегчением вздохнула, когда в рекордное время принесли заказанную еду. — Ммм, выглядит очень аппетитно, — девушка сосредоточилась на еде. Это гораздо легче, чем смотреть в глаза мужчине, улыбка которого напоминает ей, что он не видит в ней женщину. — Восхитительно.

  Ананасовый соус добавил пикантности безупречно зажаренному мясу цыпленка. Она отправила в рот ароматный ломтик.

  — Мне приятно, что вам нравится. Должен сказать, я не предполагал, что вы такой любитель экзотики.

  — Экзотики? — Она стала собирать изысканный соус пресной лепешкой.

  — Вы выбрали такое блюдо.

  — Сатай? И что же?

  В уголках глаз появились тоненькие морщинки, он улыбался.

  — Скажите, вы читали, что написано мелким шрифтом под названием каждого блюда?

  Мелким шрифтом? Ох, вроде бы нет. В тот момент она была занята размышлениями о его сексуальной улыбке.

  — Я быстро принимаю решения, — покачала головой Кариcса. — Знаю, что мне нравится, и выбираю без сомнений.

  — О, так значит, вы уже ели личинки насекомых?

  — Ч-что?

  Должно быть, он шутит? Личинки? Она ела ЛИЧИНКИ? Боже!

  Ухмылка пропала, но по изгибу его рта девушка догадалась, что он еле сдерживает смех.

  — И у них действительно вкус, как у цыпленка? — продолжал подначивать Бруди.

  — И кто же вам это сказал, мистер Знаток пищи туземцев? — При мысли о личинках желудок приготовился бунтовать. Но она без слов приказала себе не быть такой дурой. Ее блюдо было превосходно! Она не сомневалась, что ест курицу...

  — Я прочел напечатанное мелким шрифтом. — Он расхохотался. Кариcса секунды две старалась сохранить сердитый вид, но потом присоединилась к нему.

  — Ладно. — Девушка подняла руку. — Вы получили свою порцию веселья. Почему бы вам не закончить этот стейк из кенгуру, пока он не выпрыгнул из вашей тарелки? А я сосредоточусь на десерте. Наверное, в этом случае я не допущу ошибки?

  Бруди продолжал смеяться, хотя и пытался подавить смех. Потом взял вилку и нож и стал резать мясо.

  — На этот раз я буду читать написанное мелким шрифтом, — добавила Кариcса.

  Она прочла специальные предложения и решила, что суфле из куандонга будет превосходно.

  — Хорошая идея. — Бруди закончил есть, сделал пару глотков вина и теперь не сводил глаз с Кариссы. — Знаете, мы уже несколько месяцев соседи, а мне о вас ничего не известно.

  Она решила отвечать намеренно беззаботно, не желая портить вечер слишком тяжелыми воспоминаниями.

  — Что же вам рассказать? Я городская девушка, выросла в Сиднее. Когда мне исполнилось девятнадцать, приемные родители умерли. Годом позже Кристен, Тани и я соединились. Я переехала сюда, чтобы быть ближе к Тани.

  — А Кристен?

  — Она в трио Льюисов птица самого высокого полета. У нее квартира в шикарном районе, в Аркадия-Тауэре, в Сиднее. Хотя она большую часть времени проводит в путешествиях по всему земному шару.

  — Замечательно.

  Кариcса кивнула. Она очень гордилась своей преуспевающей сестрой.

  — Да, она замечательная.

  — Должно быть, это семейная черта, — проговорил Бруди, глядя на нее тающими шоколадными глазами.

  — Спасибо. На Пасху вы видели Тани. Она иллюстратор детских книг.

  — Похоже, вы все трое талантливы. Что привело вас к решению открыть ярмарочную лавку для детей?

  — С тех пор как себя помню, мне нравилось делать кукол. Это помогало справляться с мрачной реальностью. И потом, когда получила диплом по маркетингу в университете, я использовала деньги, которые наши НАСТОЯЩИЕ родители оставили нам, и купила лавку.

  — Вы пережили тяжелое время в приемной семье?

  — Это страшное преуменьшение. — Горечь переполняла ее. Как всегда при мысли о Роне и Бетти Лавелл. — Давайте не будем об этом говорить. Лучше расскажите мне историю Бруди Эллиота.

  Взор его потух.

  — Что вы хотите знать?

  Можно ли заставить его говорить о Джеки? Сделав укрепляющий глоток вина, она шагнула в опасную зону:

  — Расскажите о вашей жене.

  — Это легко. Я убил ее.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

  Бруди наблюдал, как от шока расширились выразительные глаза Кариссы. Она подалась вперед, словно подталкивая его продолжать.

  — Джеки погибла, столкнувшись с машиной подонка, ехавшего с большим превышением скорости.

  — Но в этом нет вашей вины!

  — Ошибаетесь! Всего за несколько месяцев до аварии, я задержал парня, который меньше чем через полгода убил ее. И знаете, что я сделал? Отпустил этого подонка! Даже не устроил ему головомойку. Я сделал ему устное предупреждение, которое подействовало на юного панка точно шлепок по руке. И вы хотите знать, почему?

  Кариcса молча смотрела на него. Красивое лицо выражало жалость.

  — Продолжайте, — мягко проговорила она. Пальцы разглаживали салфетку, лежавшую перед ней.

  — Это ничтожество напомнило мне, каким я был в его возрасте. Десять лет назад я был таким же дерзким, нахальным, королем мира. Полностью непобедимым. Особенно за рулем своего «форда». И вместо того, чтобы посадить, я его отпустил. — Бруди пожал плечами и отвел взгляд. Ему не хотелось видеть, как в ее глазах жалость сменится отвращением. Фактически в тот вечер он подписал жене смертный приговор. И оставил Молли без матери...

  — Все равно это не ваша вина. — Она сжала ему руку. — Бруди, посмотрите на меня.

  Наконец он встретился с ней взглядом. И увидел в ее глазах слезы. Они сразили его сильнее, чем, если бы она объявила, что ненавидит его.

  — Бруди, у вас удивительная дочь. Она любит вас, она нуждается в вас, а это чего-то стоит. Вы не можете изменить прошлое, как бы вы ни хотели...

  — Но тогда я мог что-то сделать, вы не понимаете? — Боль исказила его лицо. — Я легкомысленно воспринял поступок того парня, потому что увидел только то, что хотел видеть. Позволил своему личному суждению повлиять на мой долг полицейского. Клянусь, я никогда прежде этого не делал. И это дорого мне обошлось.

  — Поэтому вы оставили службу?

  — Я оставил службу только в прошлом году. Работал в полиции еще три года после смерти Джеки. Мне хотелось заставить плохих парней заплатить за то, что они делают. И проследить, чтобы мерзкий панк получил то, что заслужил.

  — Он в тюрьме?

  Бруди кивнул.

  — Но от этого мне не стало легче. Парень получил несколько лет за убийство по неосторожности. А я получил пожизненное заключение.

  — Так не должно быть, — пробормотала Кариcса и потянулась к его щеке. Она пробежала пальцами вокруг рта, стараясь разгладить морщины скорби.

  От прикосновений Кариссы он затих. Чувство вины за смерть Джеки сменилось другой формой вины: за запрещенное наслаждение, которое он получал под нежными пальцами Кариссы. Она, должно быть, заметила перемену в его глазах, потому что опустила руку и принялась снова играть салфеткой. Безумие, но ему не хватало ее прикосновений!

  — Это единственный путь, какой я знаю, — проговорил он. И как ни печально, это была правда. Чувство вины за смерть Джеки изменило его безвозвратно.

  — Пришло время перемен. — Она встала, взяла его за руку и заставила встать тоже. — С этого момента, Бруди Эллиот, вы будете смотреть на жизнь совсем с другой позиции. Нет жалости к себе. Нет проклятиям. Судьба переменчивая особа, никому не дано контролировать ее. Даже такому большому и сильному парню, как вы. Сейчас мы отметим этот момент перемен. И будем делать что-то такое, чего вы, наверное, давно не делали.

  — Что же? — Он стоял близко к ней, погруженный в нежный аромат ее духов. Так много вещей он давно не делал!

  — Пойдемте танцевать.

  — Танцевать? — Ноги механически последовали за ней на открытую террасу, где традиционный джаз играл томные баллады. Но Бруди не слышал музыки — все его внимание полностью сосредоточилось на Кариссе.

  — Да, танцевать. Это поможет вам просветлеть. Снова начать жить. — Она устроилась в его руках так, будто была создана для него.

  Испытывая неловкость, он крепче прижимал ее к себе, пытаясь расслабиться и покачиваясь в такт музыке.

  — Вы хорошо танцуете, Эллиот. Правда хорошо, — пробормотала Кариcса, положив голову ему на грудь и закинув руки на шею.

  Она совершенно растворилась в нем. Груди упирались в его грудь. Бедра умещались в его бедрах. И когда мягкие звуки саксофона поплыли в ночном воздухе, он что-то ощутил.

  Это «что-то» была надежда.

  Кариcса терпеть не могла, когда кого-то обижали. Она всю жизнь не жалела эмоций для утешения других. И сейчас не могла спокойно сидеть и позволять Бруди заниматься самоедством.

  Минутой назад ее главной задачей было отвлечь его от мрачных мыслей. Но когда она оказалась в сильных руках Бруди, у нее мелькнула мысль, мудро ли так вести себя.

  Быть друзьями хорошо. Друзья поддерживают друг друга, делятся секретами, опираются друг на друга в случае необходимости. Но теперь их тела слились в танце, пахнущий лесом лосьон после бритья будоражит ее чувства и у нее мелькают решительно недружеские мысли.

  — Вы всегда видите в людях хорошее? — прошептал он ей в ухо. Его дыхание нежно щекотало ей кожу, и от этого мурашки забегали по всему телу.

  — Я стараюсь, — пробормотала Кариcса. Она боялась пошевелить головой, чтобы лицо не оказалось слишком близко к его лицу. — Это может показаться банальным, вы припишете это особенностям моей работы, но мир может стать волшебным, если вы смотрите на него под правильным углом.

  — Волшебным, да? — По блеску в глазах Бруди она решила, что его мысли побежали по той же тропинке, что и ее.

  — Да, волшебным, — прошептала она, и первое искушающее прикосновение его губ укрепило ее убеждение, что вокруг волшебный мир.

  Его рот завладел ее губами с медленным, нежным мастерством. Конечно, ее и раньше целовали мужчины. Но так, как Бруди, никогда. С каждым поцелуем, он углублял свое проникновение, каждым нежным покусыванием нижней губы вызывал ее на ответную ласку. И она отвечала. Ее губы льнули к его рту, молили о большем, разрешали серию медленных, вызывавших дрожь поцелуев, которые проникали прямо ей в душу и утоляли потребность в нем. Потребность, которую она решила игнорировать во имя дружбы.

  Хотя все вокруг стало волшебным, в один прекрасный момент реальность вторглась в фантазию. Бруди прервал поцелуй, затем отстранился от нее.

  — Вы правы. Я снова вошел в реальный мир. И если это своего рода приветствие, я его получил. А сейчас, как насчет десерта?

  Он взял ее за руку, и девушка последовала за ним к столику. Изумленная, в приподнятом настроении и немного смущенная.

  Она была счастлива за Бруди. В самом деле, счастлива, если он, наконец, решил выйти из своей раковины отшельника. Но такой поцелуй?! Что он значил для нее? Для них?

  — Какой необыкновенный вечер. — Кариcса откинулась на спинку сиденья в машине и похлопала себя по животу. Она так много съела, что могла бы взорваться. Но пища, как и компания, была великолепна. Из-под опущенных ресниц она стрельнула взглядом в Бруди.

  — Вы хорошо провели время?

  — Прекрасно. — Девушка закрыла глаза, вновь переживая момент, когда его губы коснулись ее губ. Тот самый момент, когда она перестала обманывать себя, будто относится к нему только как к другу.

  Ей нравился Бруди Эллиот. Очень нравился. Хотя она сделала глупость, взвалив на него свое просыпающееся чувство. Ведь он обращен лицом к прошлому.

  — Я не уверен, что уже говорил вам это раньше, а если и говорил, то недостаточно часто, но большое спасибо, Кариcса. Особенно за то, что вы делаете для Молли.

  Молли! Из-за задушевных разговоров, из-за ошеломительных поцелуев она забыла поговорить с ним о его дочери.

  — Кстати, о Молли. Я хотела кое-что обсудить с вами. — Немного помедлив, Кариcса все же собралась с духом и продолжила: — Послушайте, я знаю, что вы замечательный отец и очень любите Молли. Но она постоянно думает о смерти матери. Может быть, она перенимает свои мысли у вас?

  — Что вы хотите сказать? — Улыбка исчезла, появилась многозначительная морщинка между бровей.

  Глубоко вздохнув, Кариcса на ощупь двинулась вперед. Если не сейчас, то она никогда не начнет этот разговор.

  — По вашему собственному признанию, последние несколько лет после смерти Джеки вы во всем винили себя. Молли за этим наблюдала. Она мне сказала, что ее огорчает ваш печальный вид. Вам надо поговорить с ней о ее маме, рассказать, как сильно мать любила ее и что такое небеса — короче, все, что надо говорить в таком случае. Она умная девочка и мечтает о внимании папы...

  — Значит, я все же плохой отец? — Он нахмурился еще сильней.

  — Нет, конечно, нет! Я только рассказываю вам о том, что вижу.

  — И вы видите, что моя дочь нуждается в большем внимании, правильно?

  — Правильно.

  — Ну, благодарю вас за указание, мисс Социальный Детский Работник Года. Я и не знал, что вы такой специалист, иначе нанял бы вас на полную ставку заботиться о Молли.

  — Не будьте ослом, Бруди! — Его слова ранили ее до глубины души.

  — Великолепно. Оказывается, я не только плохой родитель, но еще и осел. Спасибо. — Он отвернулся от нее и уставился в лобовое стекло.

  — Бруди, послушайте, я думаю...

  — Я думаю, вам лучше не тратить так много времени на Молли. Если вы полагаете, что я негодный родитель, позвольте мне проводить больше времени с дочерью... без вашего постоянного вмешательства.

  — Вы и правда этого хотите? — спросила она. У нее екнуло сердце в предчувствии того, что она навлекла на себя. Видимо, в этом случае честность не стала лучшей политикой...

  Но прежде чем Бруди ответил ей, зазвонил его мобильник, и он вытащил его из кармана.

  — Алло! Что случилось? Когда?!

  От его пронизанного паникой голоса у нее застыла кровь. Кариcса повернулась к нему, и ее потрясло его лицо: оно побелело как мел. Прямо у нее на глазах он постарел лет на десять.

  — Вы уверены, что с ней все будет в порядке? — Бруди с такой силой ухватился за руль, что побелели костяшки пальцев. Девушка коснулась его плеча, предлагая такое утешение, какое могла.

  — Буду через десять минут, — проговорил он, громко захлопнул крышку телефона и включил мотор.

  — Что случилось? — спросила она, хотя в глубине души уже знала ответ.

  — Молли... — Голос его дрожал, в глазах поблескивали слезы. — Там был несчастный случай... Я должен поехать...

  Кариcса не стала расспрашивать о деталях, но и не сдвинулась с места. Он, наверное, хотел, чтобы она вышла из машины. Но она ни в коем случае не собиралась этого делать.

  — Тогда поехали, быстрее? — Кариcса пристегнула ремень безопасности. Она беззвучно молилась, чтобы судьба не была жестока к Бруди и не отняла у него еще одно любимое существо.

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

  — Папа! — Молли раскинула руки навстречу до смерти перепуганному Бруди, вбежавшему в палату.

  Хотя Дейзи по телефону заверяла, что его бесценная дочь не очень пострадала, по пути в больницу он едва мог дышать. В мозгу возникали самые страшные картины. Вновь всплыли жуткие воспоминания.

  Воспоминания о том, как четыре года назад раздался телефонный звонок, как он подъехал к искореженным обломкам «форда», как увидел пустые глаза Джеки, устремленные в небо...

  Тогда над телом мертвой жены Бруди поклялся всегда быть рядом с дочерью и уберечь ее от любой опасности.

  А он вместо того, чтобы исполнить обещание, данное Джеки, проводил время с другой женщиной.

  — Ты в порядке, Белочка? — Он обнял Молли и прижался лицом к ее шее.

  Девочка извивалась в его руках, и Бруди ослабил объятия. Теперь он держал дочь за руку с намерением больше никогда не отпускать.

  — Ох-ох, у меня болит голова. Понимаешь? Мне наложили швы, куда только можно.

  Он поморщился при виде нескольких швов на лбу дочери.

  — Мы с Джесси играли в прятки, я спряталась под стол, но, когда она нашла меня, я выбежала из-под стола и ударилась головой. Джесс моя самая лучшая подруга, это не ее вина. Папа, я смогу играть с ней, когда поправлюсь? Пожалуйста, папа! Смогу, да? — Молли жалобно смотрела на него большими голубыми глазами.

  — Конечно, любовь моя. Когда ты почувствуешь себя лучше, можешь снова играть с Джесси.

  — Ура! — Молли раза два хлопнула в ладоши, но вдруг ухватилась рукой за голову. — О-ох. У меня болит голова. Папа, ты можешь сделать так, чтобы боль прошла?

  — Белочка, ты ударилась головой, поэтому она и болит. Если немного отдохнешь и примешь лекарство, боль пройдет. — Он проглотил комок, застрявший в горле.

  — Обещаешь? — Снова большие голубые глаза Молли упрашивали его.

  Бруди кивнул и нежно убрал несколько прядок с детских щек.

  — Сейчас закрой глазки, и утром тебе будет лучше.

  — Не уходи, папа, — пробормотала Молли. Глаза от усталости закрылись, и она погрузилась в сон.

  — Я буду рядом, любимая. — Он поцеловал дочь в щеку, подоткнул простыню и вышел из палаты.

  — С ней все в порядке? — кинулась к нему Кариcса, едва он появился.

  Бруди кивнул и потер лицо. Неужели он так и не привык к чудовищной ответственности отцовства? Он радовался каждой минуте, проведенной с Молли. И только сейчас осознал, что его мучил постоянный страх. Бруди боялся, что в один прекрасный день ее заберут у него. И это могло случиться сегодня...

  — С ней все будет в порядке. — Он сбросил руку Кариссы. — Она поспит, швы заживут, и все будет в порядке.

  — Слава богу. — Кариcса отступила от него. Он заметил вспышку обиды в ее глазах.

  Сегодня вечером она была удивительной. Слушала его, поддерживала, заставила многое понять. Она искренне заботилась о людях. И головомойка, какую он получил от нее за то, что пренебрегал Молли, — показатель ее заботы.

  В глубине души Бруди сознавал, что она права. Он никогда не делал Молли маленькие подарки-сюрпризы, вроде ободка для волос или браслета. И избегал говорить с Молли о матери.

  Как бы то ни было, сейчас все силы надо сосредоточить на дочери. И ему ни к чему, чтобы Кариcса болталась рядом и напоминала, вот, мол, какая я хорошая. Или намекала своим присутствием, что он упустил и растоптал возможность серьезных отношений между ними.

  Несчастный случай с Молли сегодня вечером — это сигнал. Он должен исправить вред, какой нанес дочери, не уделяя ей достаточно внимания. Только потом ему можно будет подумать о себе.

  — Вот. — Бруди выудил из кармана ключи от машины и кинул Кариссе. — Возьмите мою машину, я проведу ночь здесь.

  Она поймала ключи привычным движением.

  — Вы уверены, что все будет в порядке? — Ее взгляд изучал его. Она искала в его глазах подтверждение некоего чувства. Какого?..

  Но в этот вечер он ничего не мог предложить ей.

  — Молли в порядке. Я в порядке, — фыркнул Бруди, чувствуя себя негодяем, когда она грустно покачала головой.

  Но может быть, это как раз то, что надо? Если он оттолкнет ее сейчас, то развеет иллюзии, которые начали крепнуть несколько часов назад. Нет, несколько месяцев назад. Конечно, если он будет полностью честен с собой, то признает... Естественно, она поняла намек, что больше они не смогут встречаться. Или нет?

  Теоретически все хорошо. Но на практике... Женщина, которая ему нравилась, теперь смотрела на него с невообразимой печалью. Надо смягчить ситуацию.

  — Послушайте, я благодарен вам за то, что вы здесь. Но сейчас мне надо побыть наедине с Молли. Вам лучше поехать домой.

  — Хорошо. — Кариcса пожала плечами и отвернулась. Он заметил, как блеснули в ее глазах слезы.

  Черт!

  Но ведь он делал это для ее же блага. Он ничего не может дать ей. Молли его приоритет номер один. И драма сегодня вечером только подтвердила это.

  — Кариcса...

  — Да? — Она обернулась так стремительно, что Бруди потребовалась вся его сила воли, чтобы не обнять ее и не прижать крепко к себе.

  — Спасибо.

  Он собирался запечатлеть на ее щеке короткий, безличный поцелуй. Но в последнюю секунду девушка повернула голову, и его губы коснулись ее губ. Податливая нежность покорила Бруди и заставила его задержаться на поцелуе дольше, чем необходимо. И на один сладкий миг он был счастлив!

  Но вот раздался плач ребенка, плач внезапно проснувшейся Молли. Бруди отступил, кратко кивнул Кариссе и направился к палате дочери. Он готовился выполнить родительский долг, пожертвовав своим сердцем.

  Все следующее утро Кариcса наблюдала за домом соседей, ожидая заметить хоть какие-то признаки жизни. Бруди приехал домой около двух и на руках внес Молли в дом. Девочка обнимала огромного плюшевого медведя. Кариссе потребовалась почти вся сила воли, чтобы не ворваться к ним и не убедиться, что с девочкой все в порядке.

  Нет, она не хотела вторгаться в их дом. И занялась неистовым приготовлением шоколадно-мятных печений, ореховых пирожных и лимонных долек. Вчера вечером Бруди ясно дал понять, что в ней не нуждается...

  В шесть часов парадная дверь в доме Эллиотов приоткрылась и Молли высунула голову. Белая повязка закрывала лоб девочки.

  Больше Кариcса ждать не могла. Она схватила коробку, которую приготовила заранее, и побежала через лужайку к Молли.

  — Кариcса! Посмотри на мою голову. Это повязка. — Молли гордо показала на лоб.

  — Да, я вижу. Как ты себя чувствуешь, солнышко?

  — Гораздо лучше. Папа принес мне мишку, у которого тоже перевязана голова. Так что я могу присматривать за ним, а он — за мной.

  — Это хорошо. — Кариссе хотелось спросить: где твой папа? Но она прикусила язык.

  Он слишком серьезно ее обидел. А ведь Кариcса пообещала себе, что больше никогда не позволит мужчине нанести ей обиду. Она открыла ему свое сердце, а он разбил его.

  — Это мне? — Молли вытаращила глаза, заметив в руках у Кариссы коробку, перевязанную красной ленточкой.

  — Ох, да. Ореховые пирожные с шоколадом, только для тебя.

  — Ура! — Молли одной рукой погладила свой живот, а другой потянулась к коробке. — Держу пари, что ореховые пирожные очень помогают при разбитой голове.

  Кариcса засмеялась, наклонилась и обняла Молли. Она испытывала благодарность к судьбе за то, что малышка, если не считать шишку величиной с яйцо, не пострадала.

  — Привет, Кариcса.

  На крыльце появился Бруди. Под глазами темные круги от усталости, волосы не причесаны. Он выглядел ужасно. Кариссе хотелось обнять его и утешать, как ребенка. Но это невозможно. Фактически она, вероятно, уже никогда не получит возможность быть так близко к нему, как прошлым вечером.

  Если он не хочет, чтобы она проводила время с Молли, то, конечно, не захочет и видеть ее рядом с собой. И эта несправедливость снова опустошительно поразила ее.

  — Привет, Бруди. Я забежала только отдать Молли пирожные и узнать, как она себя чувствует.

  — Пирожные очень помогают при разбитой голове. Правда, папа? — Молли вцепилась в коробку, словно там хранились королевские драгоценности.

  — Конечно, помогают. — Он подмигнул Молли и поцеловал ее в макушку. — Спасибо, — поблагодарил он Кариссу. Ледяная отдаленность, которую она увидела в его глазах вчера в больнице, сменилась теплой заботой.

  — Нет проблем.

  — Спасибо, Кариcса. Папа сказал, что завтра я уже могу идти в школу. А он пойдет на работу.

  На работу? С каких это пор у Бруди есть работа? И почему он не сказал ей об этом за обедом?

  — Вы нашли работу?

  — Да. Молли, почему бы тебе не занести пирожные в дом? Я тоже скоро приду.

  — Хорошо, папа. Спасибо за пирожные, Кариcса. Пока.

  — Пока, солнышко. Скоро увидимся. — Вряд ли, печально подумала Кариcса. Если Бруди продолжит настаивать на своем. — Должно быть, особенная работа, если вы не можете при Молли говорить о ней.

  — Молли выглядит усталой. Я не хочу, чтобы она проводила сейчас много времени на ногах.

  Да, похоже, несчастный случай с Молли пробудил в Бруди сверх заботливость. А Кариcса то надеялась, что он не воспримет ее совет слишком буквально.

  Молли нуждается во внимании, а не в надзирательстве.

  — Так что же за работа?

  — Дейзи предложила использовать мои прежние навыки и возглавить проект для детей. Что-то вроде консультанта по выбору профессии или старшего брата. Чтобы было место, где городские ребята могут собраться, позаниматься спортом, поиграть, если им нужно, поболтать. Это пока еще только первые шаги, но меня проект, взволновал.

  — Великолепная идея. Город нуждался в таком проекте уже целую вечность. Особенно подростки. Большинство из тех, кто катается на скейтбордах, выглядят просто скучающими от безделья.

  Бруди пожал плечами, будто ее восторженный отклик ничего не значит.

  — Работая полицейским, я видел, что скука может сделать с детьми. Некоторые из них убегают из дома и, в конце концов, попадают в самые отвратительные ситуации.

  Кариcса не могла сдержать восхищения начатой им кампанией. Только бы он не забыл, что у него дома есть собственный ребенок, который также нуждается во внимании отца.

  — Похоже, вас ждет интересная работа. Удачи вам.

  — Спасибо.

  Повисло неловкое молчание. Кариссе не хватало вчерашнего беззаботного товарищества. Что ж, Бруди нашел свою колею и налаживает жизнь: новый город, новая работа, возродившийся энтузиазм. Спасибо и на этом.

  — Хорошо. Как-нибудь увидимся.

  — Да, до свидания.

  Бруди не мог бы выразить меньше энтузиазма, даже если бы очень старался. Девушка помахала ему рукой и заспешила по лужайке к себе, прогоняя слезы.

  Терять друга и вообще тяжело. Но после искрящегося поцелуя вчера вечером и чувств, принесших ей бодрость, потеря Бруди вдруг стала еще более невыносимой.

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

  — Так как прошел позавчера обед? — Тани дожевывала уже второй круассан, закрыв глаза от удовольствия. — Должно быть, был необыкновенный вечер.

  Да, это был необыкновенный вечер. Ей, наконец, удалось заставить Бруди раскрыться. А затем потерять его... Действительно необыкновенный вечер.

  — Обед был замечательный. Ты права. В «Кенгуру Корнер» еда — высший класс. Я ела...

  — Сестра, мне неинтересны твои кулинарные открытия. Расскажи о большом плохом парне Бруди. Между вами что-нибудь намечается?

  — Нет, он только друг.

  Хотя, вероятно, правильнее сказать: был другом. Она не видела его с тех пор, как на следующий день принесла ореховые пирожные. Не видела и Молли...

  Кариcса скучала по обоим больше, чем могла бы представить. И понятия не имела, как исправить положение. Бруди, видимо, воспользовался ее советом и проводил больше времени с Молли. Но почему он должен это делать за ее счет? Он что, не способен увидеть, как много значит для нее Молли? Как много значит для нее и он сам?

  — Тогда почему у тебя такой мрачный вид? Вы поссорились? Или что?

  — Или что, — пробормотала Кариcса и положила свой недоеденный круассан на тарелку. Первый за день. Что показывало, как отвратительно она себя чувствовала. Даже тающие во рту банановые хлопья в шоколаде, самые вкусные на планете, теперь не привлекали ее.

  — Ох-х-х... — Тани стряхнула с джинсов крошки, выпрямилась и поджала под себя ноги. — Сестра, ты в худшей форме, чем я думала.

  — Объясни.

  — Идет. Я вижу это так. Вы двое несколько месяцев были друзьями. Ты проводила с его дочерью больше времени, чем ее родная тетя. Наконец он пригласил тебя на свидание. И теперь ты выглядишь так, будто все волшебницы в твоей лавке ожили и убежали, прихватив с собой остальной товар. Это может означать только одно.

  Я ЛЮБЛЮ ЕГО.

  Тани не пришлось договаривать. Кариcса провела без сна две последние ночи, ворочалась и взбивала подушку, пытаясь оценить свои чувства. Она знала ответы, но намеренно не задавала трудных вопросов.

  ДОСТАТОЧНО ЛИ ТЫ ЛЮБИШЬ МОЛЛИ, ЧТОБЫ БЫТЬ ЕЕ МАМОЙ?

  ДА

  ТЫ ХОЧЕШЬ БЫТЬ ЧАСТЬЮ ИХ СЕМЬИ?

  ДА.

  ТЫ ЛЮБИШЬ БРУДИ?..

  На этом каждый раз Кариcса запиналась и начинала все по новой. Она не хотела двигаться вперед. Не хотела открываться для возможной обиды.

  Бруди не любит ее. Он любит другую женщину. Она никогда не сможет соревноваться с ней. Так зачем же подставляться под такое переживание?

  И вдруг этим утром, когда рассвет проникал сквозь тонкую паутину ее занавесок, у нее наступил момент просветления.

  Она поступала так же, как и он. Она тоже боялась рискнуть и жить полной жизнью, открыться навстречу возможной любви... и возможной боли в сердце.

  И в этот момент, когда солнечный свет наполнил комнату золотым сиянием, Кариcса узнала ответ на последний вопрос.

  Да. Да, да, да! Она любит Бруди.

  Но, что ей теперь делать с этим знанием?

  — Может означать только одно, да? — Обхватив колени и прижав их к груди, Кариcса уставилась на сестру. — Что же это за «одно», о котором ты так нечленораздельно лопочешь?

  — Наступила пора пускать в ход тяжелую артиллерию.

  — Это еще что?

  — Солнце, серфинг и песок.

  — Что?!

  — Вам нужно убежать вдвоем. Куда-нибудь подальше отсюда. Где вы сможете по-настоящему расслабиться, поговорить, избавиться от напряжения. И конечно, поплавать, посидеть в кафе, дать отрасти волосам...

  — Ты свихнулась? Он никогда на это не согласится! — А она никогда не сможет предложить ему это.

  Тани пожала плечами, вытянула руки и стала изучать свой французский маникюр.

  — Прекрасно. Тогда иди своим путем. Но серьезно, сестра, тебе надо что-то сделать. Иначе вы годами будете топтаться на одном месте. Скучно.

  И что в этом плохого?

  Скучно — это хорошо. Скучно — это безопасно. Но вдруг Кариcса поняла, что больше не хочет играть в безопасность.

  Чувствуя себя дурой, Кариcса то и дело выглядывала в витринное окно лавки. Хоть бы Бруди поспешил и поскорей явился, а то погаснут последние искры отваги, которые еще теплились в ее душе.

  Она целую неделю обдумывала предложение Тани. Долгую неделю, во время которой лишь мельком видела Молли. Еще реже, чем Бруди. Он выходил из машины и быстро исчезал в доме. Он что, думает, будто она устраивает ему засаду?

  А сейчас? Что это, если не засада?

  Приказав своей совести заткнуться, девушка заперла кассу и перевернула табличку на двери на «закрыто». В этом не было никакой засады. Просто ей необходимо увидеть Бруди и рассказать о своем предложении.

  Если она в этот раз не наберется храбрости, то потом всю жизнь будет задаваться вопросом «а что, если бы?». А она этого не хочет. Ребенком она потратила много лет жизни, размышляя: «Что было бы, если бы родители остались живы?», «Что было бы, если бы ее никогда не отделяли от сестер?», «Что, если бы Лавеллы не удочерили ее?». Бессмысленные вопросы. И она научилась делать, что нужно, не тормоша прошлое и не мечтая изменить его.

  Хорошо, если бы ей удалось вложить немного мудрости в Бруди...

  Резкий стук в дверь прервал ее мечты. Кариcса улыбнулась, щелкнула замком и впустила его.

  — Ваш звонок звучал точно сигнал бедствия. — Бруди обвел лавку взглядом, словно ожидал увидеть бурный водяной поток или рухнувший потолок. — Я приехал так быстро, как смог. Инструменты у меня в машине. Так что надо починить? — Ему удалось натянуто улыбнуться, и он вошел вслед за девушкой в лавку.

  — Нас.

  Кариcса решила нырнуть сразу, а не искать подходящей зацепки. Они и так потратили напрасно слишком много времени.

  — Нас? — Бруди стоял с открытым ртом. Если бы положение не было столь серьезным, она бы расхохоталась.

  — Позвольте мне сообразить. По вашему мнению, НАС не существует?

  Озабоченное выражение все яснее светилось в его глазах. Он оглядывал комнату, будто искал дверь для срочного бегства.

  — Мы друзья, Кариcса.

  — Хорошо. В таком случае, что вы скажете о недельке в Сиднее? Знаете, мы можем там ничего не делать. Только ходить в кино или на пляж. Просто развлекаться. — Слова падали, будто в пустоту. Интересно, для него они звучат таким же безумием, как и для нее?

  Что это она задумала? Он не пойдет на это! Во всяком случае, она получит ответ сейчас же.

  — Вы в своем уме?

  — Гм-гм-гм... Разрешите спросить то же самое у вас, — проговорила она, опираясь на прилавок. Хорошо бы под ее ногами образовалась дыра — было бы куда провалиться.

  — Но почему?.. — Бруди сделал шаг к ней и резко остановился. Очевидно, подумал, что не стоит чересчур приближаться к безумной женщине. — Один раз мы вместе пообедали, один раз поцеловались, и теперь вы хотите, чтобы мы куда-то поехали на уик-энд?

  Кариcса смотрела на Бруди, зная, что явное желание в ее глазах напугает его до смерти. Если ее слов оказалось мало.

  — Я думала, наша дружба разовьется во что-то большее и вам захочется исследовать, что из этого получится.

  Один бесконечный момент девушка не сомневалась, что в его глазах отразилась та же мечта, что и в ее. Потом он устало провел рукой по волосам.

  — Я не могу.

  — Не можете или не хотите?

  Разве он не понимает, что она пытается сделать? Она хочет дать им обоим шанс увидеть, как крохотный огонек превращается в яростное пламя. Этого может и не случиться, но она должна попробовать.

  Ее не беспокоило, что Бруди, наверное, не сумеет любить ее так же сильно, как покойную жену. Но Кариcса любит его. И этого должно было хватить им обоим. Во всяком случае, пока.

  — Кариcса, вы удивительная женщина. И в один прекрасный день вы осчастливите какого-нибудь парня. — Сказав эти слова, Бруди уставился на парадную дверь, словно больше всего ему хотелось бежать.

  — Вы ведь сами не верите своим словам!

  Бруди покачал головой. На лицо вернулось то мрачное выражение, какое Кариcса увидела, когда первый раз встретила его.

  — Я не могу вам дать то, что вы хотите.

  МОЖЕТЕ! — хотелось ей завизжать. Кариcса могла высказать простые логичные причины, почему они должны быть вместе, попытаться убедить его, заставить понять смысл ее предложения...

  Вместо этого она заморгала, прогоняя слезы. И решила ударить его в самое уязвимое место.

  — А как же Молли? Разве вы не видите, что ей нужна мать?

  Его лицо превратилось в мрачную воинственную маску.

  — У Молли была мать. Может быть, не самая лучшая на свете, но Молли любила ее. И знаете что? Я освобожу ее от подобных переживаний впредь.

  — Но это же безумие! Я не оставлю вас. Я люблю... — Кариcса вовремя остановилась. Какая польза открывать ему свои чувства, если он намерен отвергнуть все, что она предлагает ему? Если он не способен видеть логику в ее аргументах, какая надежда ей остается? — ...Молли, — закончила она фразу.

  Бруди отмахнулся от ее слов, точно они не имели значения.

  — Я не хочу, чтобы моя девочка зависела от вас.

  Кариссе захотелось ругаться и топать ногами, чтобы этот слепец безошибочно понял, что она думает о его безумной логике. Вместо этого она решила обойтись словами:

  — Бруди, я беспокоюсь о вас. Мы будем хорошей командой. Уверена, вы сами это видите!

  Его губы сжались в жесткую узкую полоску. Она поняла: спорить с ним бесполезно.

  — Этого мало.

  — Чего вы хотите от меня?

  Кариcса надеялась, что он скажет: ВАС. Если бы он любил ее, у него появилось бы желание воспользоваться шансом. Но картина вырисовалась другая. Он так поглощен любовью к своей покойной жене, что потерял способность видеть, что перед ним женщина, любящая его.

  Не успела она, и шевельнуться, как Бруди шагнул к ней и обхватил ладонью ее щеку. Подушечкой большого пальца обвел подбородок. Нежность в его глазах полностью обезоружила девушку.

  — Я хочу, чтобы вы были счастливы, — проговорил он.

  — Я тоже этого хочу, — прошептала она и чуть повернула лицо, чтобы коснуться губами его большого пальца. Бруди отдернул руку, будто обжегся.

  — Если быть только друзьями для вас тяжело, может быть, нам лучше вообще больше не видеться. — Сказав эти слова, он снова отвел глаза, не в силах встретиться с ней взглядом.

  — А как же Молли? — спросила она.

  — Не знаю. Видимо, вы слишком привязаны к ней. Может быть, лучше, если она тоже не будет видеть вас.

  — Лучше для кого? Уж явно не для Молли! Я полюбила ее. И нравится вам это или нет, наши чувства обоюдны.

  Будь он проклят! Неужели он настолько слеп?

  — Я сам буду судить, что лучше для моей дочери. — Бруди повернулся и направился к двери, не оглянувшись.

  Кариcса поняла: это конец. И она выбрала жестокую честность, надеясь, что он поймет.

  — Вы эгоистичны. Только из-за ваших чувств к Джеки вы не хотите воспользоваться новым шансом. Поэтому страдаете вы и ваша дочь. Ваша эгоцентричность...

  — Хватит! — Грубый тон словно подстегнул ее и вызвал новую боль.

  — Что, правда глаза колет? — Она чуть ли не рыдала, хотя и сознавала: нет хуже женщины, чем та, что цепляется за уходящего мужчину.

  Вдруг он обернулся.

  — Кариcса, вы особенная. — Тремя длинными шагами Бруди пересек комнату и притянул Кариссу к себе. Девушка прижалась к нему, наслаждаясь близостью и теплом, которых она так скоро лишится. — Я надеюсь, вы найдете волшебный мир, которого заслуживаете.

  Он высвободился из ее объятий и ушел. Только одну минуту мир лежал у ее ног...

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

  — Ты бежишь. — Тани лежала на постели Кариссы и, упираясь подбородком в кулаки, наблюдала, как сестра складывает вещи.

  — Я пользуюсь твоим советом и устраиваю себе отпуск, — объяснила Кариcса, застегивая «молнию» на сумке. — Прошли века с тех пор, как я последний раз ездила в Сидней. Бруди не захотел ехать, вот я и решила развлечься сама. Так что нет, я не бегу.

  — И это я слышу от женщины, которая с открытым забралом идет в бой? От женщины, которая жила с Лавеллами и выжила? От женщины, которая скорее встанет под пули, чем даст в обиду своих сестер?

  — Кто сказал, что ради тебя я встану под пули?

  Тани подпрыгнула на кровати и заключила сестру в медвежьи объятия.

  — Ну, может быть, ты так не говорила, но ты бы так сделала.

  — Ты невозможная. — Кариcса обняла сестру, в очередной раз изумившись, как они стали близки. Если бы еще Кристен могла почаще навещать их, тогда бы семейный круг был полным.

  — И за это ты любишь меня. — Тани вновь плюхнулась на кровать, когда Кариcса выпустила ее из объятий. — Значит, Бруди не принял идею уехать на уик-энд? Дай ему немного времени. Он еще может передумать.

  — Когда ад замерзнет.

  Бруди объяснил свои чувства. И сейчас для нее настало время переварить его отказ. Не может же она проклинать его за это.

  У парня нет к ней любви. Что же делать? Соткать ее из воздуха?

  Кроме того, он доказал, что он великолепный отец, что нужды Молли ставит впереди своих. Жаль только, что ее собственное сердце разбилось...

  — Ты уже попрощалась с Молли?

  — Она придет минут через десять.

  Кариссу не радовала перспектива сказать любимой девочке, что она уезжает на неопределенное время. Она любит Молли, и будет жутко скучать без нее. Но следует сказать ей правду.

  Кариcса будет жить вдали от Эллиотов, и это поможет ей войти в привычную колею. До недавних пор все в ее жизни было просчитано. Никаких мужчин, никаких отношений, никаких ссор. И на тебе — влюбилась!

  — О лавке не беспокойся. Я буду до твоего приезда держать круговую оборону. Ведь я могу рисовать здесь свои картинки и не забывать о кассовом регистре.

  — Ой, совершенно забыла! — Кариcса поднесла руку ко рту. — Твоя издательница продлила с тобой контракт?

  — Разумеется, продлила. Перед тобой иллюстратор детских книг номер один в Австралии. Неплохо, да?

  — Я так горжусь тобой, Тани! — Кариcса опустилась на кровать рядом с сестрой и снова обняла ее. — Ты должна рассказать мне.

  Тани оттолкнула ее и засмеялась.

  — Не велико дело. Кроме того, в твоей любовной жизненной драме интриги гораздо больше, чем в моих пуси-муси рисунках.

  Кариссе удалось сухо усмехнуться. Но она тотчас затихла, когда услышала робкий стук в парадную дверь.

  — Это сигнал, что мне пора уходить. — Тани сбросила с кровати длинные ноги в джинсах и надела жакет от известного дизайнера. — Позаботься о себе, сестра. И звони мне, если тебе что-нибудь понадобится.

  — Ты тоже. — Кариcса заморгала, чтобы прогнать слезы, и еще раз обняла сестру на дорожку.

  — Послушай, хватит уже этого сиропа. — Тани чмокнула сестру в щеку и направилась к двери. — Я пошлю тебе открытку с херувимом. Чао!

  Глубоко вздохнув, Кариcса достала из туалетного столика коробку, обернутую, как подарок, и прижала ее к груди. Она надеялась, что Молли это понравится. Ей хотелось подарить девочке до отъезда что-то особенное. Что-то особенно радующее.

  — Кариcса. Где ты? — Из коридора донеслись неуверенные шаги Молли.

  Кариcса распахнула дверь спальни. Она была в смятении от предстоящего прощания. Надо ли сказать девочке правду или все-таки подсластить неизбежное расставание? Чего бы хотел Бруди?

  Потом она нагнулась, поставила рядом на пол коробку, и Молли влетела в ее объятия. Черт с ним, с Бруди, подумала Кариcса.

  — А что в этой красной коробке? — В глазах девочки вспыхнуло любопытство. — Я люблю красный цвет. Это мой любимый.

  — Знаю.

  Фактически Кариcса знала все о предпочтениях девочки: ее увлечение итальянской пастой, шоколадными хлопьями, молочным коктейлем с клубникой и возней с куклами. Несмотря на то, что у Молли не было матери, она была здоровым, веселым ребенком. И любила она все то, что любят девочки ее возраста. Кариcса теперь знала, что чересчур критически оценила родительское мастерство Бруди.

  — А на феях красные ленточки! — Молли вытаращила от удивления глаза. Кариссе потребовалась вся сила воли, чтобы не схватить девочку в объятия и не выпускать. Никогда. — И фей я тоже люблю.

  — Солнышко, эта коробка для тебя. Это подарок. — Кариcса с трудом проглотила комок в горле.

  — Но ведь сейчас не мой день рождения. — Тоненькая морщинка перерезала лоб девочки. Глаза не отрывались от коробки. — И не Рождество. Почему ты делаешь мне подарок?

  О боже...

  Кариcса, скрестив ноги, села на пол рядом с Молли. Надо осторожно подбирать слова, если она не хочет огорчить девочку. И себя.

  — Это особенный подарок, специально для тебя. — Девушка подвинула коробку к Молли и ободряюще кивнула, мол, открой. Девочка выжидающе смотрела на нее. — Я собираюсь в отпуск и пока не смогу играть с тобой. — Какое долгое пока. Если Бруди не сделает что-нибудь. — А так ты каждый день будешь смотреть на этот подарок и думать, как сильно я люблю тебя.

  — Здорово! — Молли развязала ленточку и сняла бумагу в рекордное время. Открыла коробку и обеими руками обхватила стеклянный глобус. Интересно, подумала Кариcса, слышала она хоть слово из того, что я говорила.

  Наклоняя глобус, Молли улыбалась, когда многоцветные искры дождем обрушивались на двух фей, которые сидели на одинаковых детских стульчиках.

  — Смотри, одна большая фея, другая маленькая. Как ты и я!

  Кариcса кивнула. Она боялась заговорить, в горле снова встал ком.

  — А феи так же любят друг друга, как мы с тобой? — спросила Молли, уставясь на глобус, будто ответ на ее вопрос лежал там.

  — Конечно, любят, — с трудом выговорила Кариcса. Эмоции переполняли ее. Девушка обнаружила, что сказать Молли «прощай» в десять раз труднее, чем она думала.

  — Я буду скучать по тебе. — Молли покачала глобус. Нижняя губка задрожала, и две слезинки покатились по щекам. У Кариссы сжалось сердце.

  — Не плачь, солнышко. — Она посадила малышку на колени, крепко обняла ее и целовала лицо и шею до тех пор, пока Молли не захихикала. — Когда ты соскучишься по мне, посмотри на этих двух фей, закрой глаза и думай, как сильно я тебя люблю. И я буду, как будто рядом.

  Молли кивнула, и голубые глаза приняли торжественное выражение.

  — Папа говорит, что так я могу разговаривать с мамой, тоже с закрытыми глазами. Сейчас она ангел, знаешь?

  — Да, я знаю... Хочешь, я положу глобус снова в коробку? Тебе будет удобнее отнести его домой.

  — Да, пожалуйста. А завтра я покажу его тете Дейзи! — Молли соскользнула с коленей Кариссы на смятую бумагу, подпрыгнула и отряхнулась. — Знаешь, она тоже любит фей.

  Кариcса улыбнулась и положила глобус в коробку, потом взяла девочку за руку и подвела к парадной двери. Затем нагнулась и посмотрела малышке в глаза.

  — Я люблю тебя, Молли.

  — И я люблю тебя. — Девочка обхватила худенькой ручкой шею Кариссы. — Ты скоро вернешься назад?

  Кариcса не ответила. Что она могла сказать? Она не хотела лгать девочке, так как понятия не имела, когда вернется. Кто знает? Может быть, она найдет в Сиднее подходящее место и откроет новую, улучшенную версию «Все для веселья». Может быть...

  Прощай Стоктон.

  Прощай боль в сердце.

  Тани поймет. Они провели последние шесть лет в этом городе, все лучше узнавая друг друга. Кроме того, Сидней не так уж далеко. Есть и еще одно преимущество: они будут проводить больше времени с Кристен.

  — Будь осторожна, солнышко. — Кариcса вручила Молли коробку, поцеловала на прощание в лобик и подергала за «конский хвост». Сквозь слезы она следила, как Молли не спеша пересекает лужайку перед домом.

  Она справилась. Попрощалась с Молли и не расклеилась.

  Но потом это все же случилось. Молли задержалась на пороге, обернулась и послала воздушный поцелуй. В лучах заходящего солнца на щечках девочки сверкали слезы.

  — Ох, дорогая моя малышка!.. — зарыдала Кариcса, посылая ей ответный воздушный поцелуй, потом вбежала в дом, где могла громко рыдать и причитать.

  * * *

  — Дейзи, спасибо, что присматриваешь за Молли. — Бруди опустил рюкзак на кухонную скамью. Удивительно, как сильно он устал. Мышцы и суставы болели так, будто ему уже восемьдесят.

  Работа с подростками отнимала уйму времени. И ему постоянно не хватало часов, чтобы выполнить все мероприятия, какие он планировал.

  — Не за что меня благодарить. С тех пор, как уехала Кариcса, она превратилась в маленького ангела. Абсолютно послушная. Хотя надеюсь, это не потому, что она тоскует.

  КАРИССА УЕХАЛА.

  Два слова пробились сквозь туман усталости. Хотя, должно быть, он неправильно понял. Дейзи, наверное, хотела сказать, что соседка уехала за покупками или работает допоздна. Или... у нее свидание?

  От этой мысли руки сжались в кулаки.

  Ты-то чего беспокоишься?

  Проклятье, он беспокоился. Беспокоился больше, чем мог предположить.

  — Куда она уехала? — Притворяясь безразличным, Бруди набрал из-под крана воды и сделал глоток. Все это время он пытался прочесть по лицу Дейзи, что же произошло.

  — В Сидней, на неопределенное время. Жить будет в квартире сестры.

  — ЧТО? — Вода брызнула изо рта во все стороны.

  — А ты не знал? — Самодовольная улыбка Дейзи делу не помогала.

  — Нет.

  Как он мог знать, если почти не разговаривал с ней с того дня, как отказался от ее приглашения? Это было такое искушение — провести вдвоем время в Сиднее, ничего не делая, только развлекаясь. Но он не полный дурак. Он заметил опасный блеск в ее голубых глазах. Обещание, что этот уик-энд будет значить гораздо больше. Много больше.

  И что он сделал? Оттолкнул ее, когда каждая клеточка его тела кричала, что он делает огромную ошибку.

  Теперь она уехала. Ему следовало бы радоваться.

  Ему следовало бы откровенно прийти в восторг!

  Вместо этого тупая боль в районе сердца стала распространяться по всему телу.

  — Молли ходила к ней прощаться, — сообщила Дейзи, надевая пальто. — Кариcса сделала ей особенный подарок, чтобы Молли помнила ее. Очень мило с ее стороны, ты не находишь?

  Он машинально кивнул. Ему необходимо было переварить то, что говорила Дейзи. Уехала. Кариcса уехала. И боль потери снова опустошала его.

  — Папа, ты дома? — Молли появилась на пороге и, шаркая ногами, прошла в кухню. Полная противоположность ее обычному приветствию, когда она бежала через весь дом и прыгала прямо на руки отцу.

  — Привет, Белочка. — Бруди постарался нацепить на лицо улыбку, надеясь, что кожа не лопнет от усилий. Еще никогда он не испытывал меньшего желания улыбаться, чем сейчас.

  Жизнь в Стоктоне изменила его. Последние несколько месяцев он был счастливее, чем обычно. И часто улыбался, точно клоун. Иногда даже смеялся. Этот город отчасти изменил его в лучшую сторону.

  Или, может быть, ему надо бы искать другую причину? В соседнем доме? Где живет особа, добившаяся перемен в нем?

  Только не живет, а жила...

  — Мне грустно, папа.

  Бруди сел, и Молли забралась ему на колени. Он держал ее за талию. Но дочь не прижалась к отцу, как обычно, а печально уставилась на него.

  — Кариcса уехала, и я уже скучаю без нее.

  Бруди через плечо дочери беспомощно посмотрел на Дейзи. Та скрестила на груди руки и вскинула брови с таким видом, будто говорила «что я могу сделать?».

  — Папа, а ты тоже скучаешь без нее?

  Черт. Положение с каждой минутой все больше выходит из-под контроля. На этот раз у Дейзи хватило наглости усмехнуться.

  — Конечно, скучаю, солнышко.

  Он и правда скучал по Кариссе, скучал последние несколько дней. По ее улыбке, когда она дразнила его. Скучал по задумчивому взгляду, каким она смотрела на него, когда думала, что он ее не видит. Скучал по их совместным играм с Молли...

  И в каждом случае, когда ему не хватало ее, он видел в ней партнера на все дни жизни, часть его семьи. Но он не должен так далеко заходить!

  Если потеря Джеки, которую он не любил, так подействовала на него, то легко представить, что бы с ним случилось, потеряй он Кариссу.

  Но это значит, что он ЛЮБИТ Кариссу... Бруди выпрямился и крепче обхватил Молли, чтобы она не соскользнула с коленей.

  — Папа, ты здоров? У тебя такой больной вид, какой был у меня, когда я съела слишком много печенья из шоколадных хлопьев.

  Конечно, он болен. Болен любовью. И чтобы он услышал этот сигнал, любимой женщине пришлось уехать.

  ДЕЙСТВУЙ, ЭЛЛИОТ.

  — Папа?

  Бруди переключил внимание на Молли. Он чувствовал себя словно лунатик, который, спотыкаясь, возвращается из сонного состояния к реальности.

  — Я просто устал, Белочка. Почему бы тебе не лечь в кроватку, а я приду и почитаю тебе любую сказку, какую захочешь?

  — В самом деле? Даже «Волшебную принцессу»?

  От невинной реплики Молли у него судорогой свело живот. Она освежила воспоминание о волшебной принцессе в реальной жизни. К сожалению, он не явился к ней, как Принц Очарование.

  Он любил Кариесу. Он любил ее.

  И до смерти боялся своей любви.

  — Да, даже «Волшебную принцессу». — Бруди поцеловал Молли в лобик. — Скажи «спокойной ночи» тете Дейзи, а я скоро приду.

  — Спасибо, папа. Я больше не чувствую себя такой печальной. А когда ты придешь в мою комнату, я тебе покажу подарок, какой мне сделала Кариcса. А сегодня ведь даже не мой день рождения. Спокойной ночи, тетя Дейзи. Теперь чаще приходи ко мне играть.

  Бруди проследил, как Молли выбежала из комнаты, снова сел и покачал головой.

  — Ну, я пойду, — проговорила Дейзи.

  — Спокойной ночи, Дейзи. — Он встал, пересек кухню и открыл ей дверь. — Спасибо за все.

  Закрыв дверь, Бруди прислонился к косяку и на мгновение закрыл глаза, представив образ Кариссы.

  Он любит ее.

  И теперь должен сделать все, чтобы найти ее. Остается надеяться, что она в своем щедром сердце простит его. И снова полюбит.

ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

  Кариcса всунула ноги в фирменные модные шлепанцы и отправилась в кухню. Там она налила себе стакан фруктового «шардоне» и забралась на стальную барную табуретку. Из окна кухни открывался впечатляющий вид на Сидней. Харбор-бридж сверкал подобно гигантскому мундиру на вешалке, а огни города искрились, как звездная пыль на плаще волшебника.

  Девушка скучала по Стоктону. Прошло два дня с тех пор, как она оставила город. Два долгих дня, когда одни двадцать четыре часа медленно перетекали в следующие.

  Она очень давно не отдыхала. Может быть, нынешний перерыв даст ей возможность спланировать свою дальнейшую жизнь?

  Кариcса полагала, что, оставив позади свои проблемы, она сумеет забыть о них. Удалось же ей вычеркнуть из памяти Лавеллов. Но их она так не любила, как Бруди и Молли...

  Отставив бокал с вином, она направилась в гостиную — прямые линии и мебель, сверкающая хромом и кожей. Каждая вещь совершенно соответствовала стилю: от кофейного столика до вешалки. Какой резкий контраст с ее маленьким захламленным коттеджем! Но одно сходство поразило Кариесу: здесь тоже не было семейных фотографий.

  Как и Кариcса, Кристен выросла в аду и, очевидно, не хотела никаких воспоминаний. Единственный намек на семью — роскошная спальня хозяйки, где несколько больших фото трех сестер гордо высились на туалетном столике и на тумбочках возле кровати.

  Из них троих Кристен казалась более отчужденной. Она больше сестер стремилась к успеху, словно выполняла некий обет. Кариcса и Тани сблизились гораздо быстрее. Но Кариcса надеялась, что в дальнейшем они смогут больше времени проводить втроем.

  Теперь ее семья — сестры. Все, что ей надо сделать, — это забыть Эллиотов.

  Просто? Нет!

  Когда она копалась в журналах, раздался звонок в дверь. Кариcса посмотрела на джинсы чуть ниже колен, на алую шелковую рубашку и волшебные шлепанцы и решила, что, кто бы ни был звонивший, он явно ошибся адресом. Кроме Тани, никто не знал, где Кариcса, а Кристен не живет здесь уже давно.

  Мгновение помешкав, она все же открыла дверь.

  — Привет, Кариcса.

  Улыбка исчезла с лица Кариссы. Во рту пересохло. Сердце рвалось на волю. Визитером оказался Бруди Эллиот. Тот самый, от которого она бежала. Тот самый, который держал на ладони ее сердце.

  Выглядел он невероятно соблазнительно: черные джинсы, черная футболка, которая сидела как влитая.

  Он выглядел так сексуально, что сердце не выдерживало, вот-вот разлетится на множество осколков. Кариcса это знала. Бруди завладел ее сердцем, даже не стараясь.

  — Как вы нашли меня? Что вы здесь делаете? — Наконец ей удалось заговорить, хотя язык прилипал к нёбу.

  — Я вспомнил, что ваша сестра живет в Аркадия-Тауэре, а фамилию Льюис я нашел на почтовом ящике. Вот почему я здесь. Я приехал, чтобы повидать вас.

  ОХ-ОХ.

  — Тогда вам лучше войти. — Вздохнув, она отступила от двери.

  — Спасибо.

  Как бы ей хотелось не дышать, когда он проходил мимо! Кариcса знала, что запах Бруди возродит призрак воспоминаний, какие надо бы ей забыть. Их первый поцелуй во время танца и короткое объятие на прощание...

  Слишком много, чтобы забыть.

  — Прощу прощения, что явился, не предупредив, но я должен видеть вас.

  Она обнаружила, что он смотрит на нее особенным пронизывающим взглядом. Такого рода взгляды проникали ей в самую душу.

  — Что-то с Молли?

  При этой мысли сжалось сердце. Боже, как можно быть такой эгоисткой? Она тут предается любовным переживаниям, а с ее милой малышкой, быть может, случилась беда.

  — С ней все в порядке? Или что-то случилось?

  — Она в порядке. Ну, почти.

  — Как это понять?

  — Она скучает по вас. — Бруди поднял руку, чтобы провести по волосам, но вдруг остановился. — И я скучаю по вас, — пробормотал он и пересек кухню, чтобы посмотреть в окно. Интересно, она правильно расслышала его слова?

  И прежде чем Кариcса сумела сформулировать вопрос, он резко повернулся и чуть ли не крикнул:

  — Почему вы это сделали?

  — Мне... мне надо было немного времени, чтобы побыть одной.

  НЕМНОГО ВРЕМЕНИ, ЧТОБЫ ИСЦЕЛИТЬСЯ. НЕМНОГО ВРЕМЕНИ, ЧТОБЫ ПЕРЕСТАТЬ ТЕБЯ ЛЮБИТЬ.

  — Вы даже не попрощались со мной, — вырвалось у него.

  — От этого что-нибудь бы изменилось? — мягко спросила девушка, все еще не понимая, почему он здесь.

  Так он скучал по ней? Этого мало. Она хотела любви, полной, безраздельной. И если короткое время после отъезда научило ее чему-нибудь, на меньшее, она не согласится.

  Она выросла в семье без любви. Ее приемные родители еле терпели друг друга. Наверное, они все же были привязаны друг к другу, но будто боялись открыться и показать это.

  А она хотела большего. Она заслуживала большего.

  — Ах, черт! — выдохнул Бруди, сделал пару шагов и встал прямо перед ней. — Мы хотим, чтобы вы вернулись.

  Казалось, будто он собирается взять ее на руки. Кариcса отступила назад.

  — Почему?

  — Потому, что... потому, что мы скучаем по вас. Знаю, я угрюмый и раздражительный, временами невыносимый, но ради Молли вы вернетесь, правда?

  И ни слова о любви. Ни одного слова из тех, что Кариcса так отчаянно хотела услышать. И все же она дала ему еще одну попытку:

  — О чем мы вообще говорим? Вы просите меня вернуться в Стоктон, как вашу соседку или имеете в виду что-то большее?

  — Почему бы вам просто не вернуться, а на месте мы разберемся? — Слабый румянец окрасил его щеки.

  Ничего не изменилось. Он по-прежнему видит в ней приятную женщину, любящую его дочь. Женщину, с которой при случае можно пофлиртовать, но не больше. Вернуться сейчас — значит попасть в прежнее положение. Снова быть милой Кариссой, заботливой Кариссой, какой она и была всю свою жизнь.

  Она всегда довольствовалась вторым местом и не хотела раскачивать лодку. Если раскачивать лодку, поднимутся волны, а они могут все смыть и принести разрушение. В этот раз она не собиралась быть жертвой. Во всяком случае, жизнь у Лавеллов многому ее научила.

  А теперь у нее есть для него новость: заботливая Кариcса взяла отпуск и понятия не имеет, когда вернется назад.

  — По-моему, теперь вам лучше уйти, — проговорила она, поворачиваясь к нему спиной и направляясь в кухню. Большой глоток вина ей не помешает. Ей никогда раньше не требовалось спиртное, чтобы справиться с ситуацией, но сейчас этот момент настал.

  — Что, по-вашему, я должен был сказать? — Бруди последовал за ней в кухню. В его голосе появились просительные ноты. Это так же удивило Кариссу, как и его появление.

  Девушка почувствовала клаустрофобию: она боялась быть с ним в кухне.

  — Когда поймете, дайте мне знать. — Она открыла дверь и держала ее для него, показывая рукой на выход.

  Бруди, качая головой, переступил порог, но в последний момент остановился и притянул девушку к себе.

  — Вы хотите, чтобы я сказал, что люблю вас? Да, это так. Я люблю вас, Кариcса. Вы будете замечательной матерью Молли.

  Сердце ее на мгновение остановилось. Она чуть не капитулировала. Быть так близко к нему, касаться его, услышать от него три магических слова — ее решительность слабела.

  Но Кариcса знала, что никаких чувств за его признанием в любви нет. Эти слова просто вырвались у него. Так мужчина, отчаянно желающий получить что-то, прибегает к отчаянным средствам. В этом случае Бруди хотел, чтобы подруга дочери вернулась домой и играла с девочкой. Если бы он сказал, что любит ее, не добавляя, что она будет замечательной матерью Молли, может быть, она бы и поверила. Но Кариcса уже знала цену фальшивым заявлениям о любви. Рон Лавелл тоже говорил, что любит ее... а потом запер в буфете за то, что она не так крепко обняла его, как он хотел.

  Бетти Лавелл тоже говорила, что любит ее... а потом делала вид, что не замечает жестокости мужа по отношению к падчерице.

  Кариcса насмотрелась на парней, которые заявляли, что мечтают о любви с большой буквы. Но обычно под этим подразумевался лишь секс. Что касается Бруди, то он просил гораздо большего. Она не могла пойти на это. До тех пор, пока он не предложит все: преданность, обожание и гарантию, что она одна-единственная любовь его жизни.

  Оттолкнув Бруди, она высвободилась из его объятий.

  — До свидания. Закройте дверь, когда будете уходить.

  С высоко поднятой головой она вошла в спальню и услышала, как хлопнула дверь. Сигнал о конце всех надежд и мечтаний.

  Но легче ей не стало. Кариcса свернулась калачиком на широченной кровати сестры и зарыдала.

ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ

  Бруди ворвался в гостиничный номер, схватил бутылку с минеральной водой и прямо из горлышка выпил половину. Удивительно, как он ухитрился устроить такой хаос из продуманного дела.

  Он планировал так: увидеть Кариесу, убедить ее вернуться домой, поговорить о возможности серьезных отношений. Потом дать ей время привыкнуть к мысли, что он ее любит. Вместо этого она вытянула из него признание, и оно прозвучало не романтично и не особенно нежно, а скорее жалобно. Хуже того, Кариcса не поверила ему.

  Если бы только она любила его! Конечно, он знал, что Кариcса беспокоится о нем, иначе она не терпела бы месяцами его плохое настроение и не приглашала бы поехать с ней на уик-энд. Какая ирония, они оба в Сиднее, как она хотела, но каждый сам по себе. Кариcса любит Молли. И он рассчитывал, что этого достаточно, чтобы убедить ее вернуться домой. Остальное может произойти и позже.

  Но что-то пошло ужасно неправильно. Ошибка или в плане, или в его исполнении. И теперь он должен прибегнуть к последнему средству: ввести в бой тяжелую артиллерию. Нельзя позволять Кариссе так легко отделаться от него. Он любил ее и хотел чтобы она, наконец поверила его признанию.

  Итак, план А не удался.

  Наступило время ввести в действие план Б...

  Чего бы это ни стоило.

  * * *

  Кариcса вышла на улицу, на яркое утреннее солнце, и тут же надела темные очки. Скорее, чтобы спрятать распухшие глаза: она провела ужасную ночь, ворочалась и металась в постели. В конце концов, она перестала плакать. Кариcса так много не плакала с тех пор, как Рон первый раз избил ее деревянной ложкой. Тогда она убежала. Это было годы и годы назад. Даже забавно, что сейчас она испытывала те же самые чувства: утрату надежды, разочарование и боль.

  Сильную боль.

  Покачав головой, чтобы рассеять мрачный туман, Кариcса решила наконец отвлечься от мрачных мыслей. Она нашла в сумке мобильник. Надо позвонить Тани, узнать, как идут дела в лавке, и спросить, не сможет ли сестра присмотреть за магазином несколько дольше, чем предполагалось.

  Ночью она приняла решение. Определенно пришло время для отдыха, длительного, ленивого отдыха в каком-нибудь экзотическом месте. Там можно успокоиться, каждый день ходить на массаж и... наконец выкинуть из головы этого парня!

  Вдруг что-то привлекло ее внимание. Кариcса подняла на лоб солнечные очки и свободной рукой потерла глаза. Неужели бессонная ночь нанесла ей больший урон, чем она полагала?

  Поморгав, девушка снова посмотрела на заинтересовавший ее объект. Нет, это был не мираж.

  На противоположной стороне улицы стоял рекламный щит. И не просто какой-то рекламный щит, а огромный, на котором еще вчера рекламировали последнюю модель прекрасной спортивной машины.

  Но как бы то ни было, машина исчезла, а на ее месте появились гигантские буквы. Они складывались в послание, прочитав которое Кариссе пришлось прислониться к ближайшей стене, чтобы не упасть.

  Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ, КАРИССА ЛЬЮИС!

  ЗА ТВОЮ КРАСОТУ ВНЕШНЮЮ И ВНУТРЕННЮЮ, ЗА ТВОЮ ЗАБОТЛИВОСТЬ, ЗА ТВОЮ СПОСОБНОСТЬ ПРОЯВЛЯТЬ ЛУЧШЕЕ ВО МНЕ И ВО ВСЕХ ОКРУЖАЮЩИХ.

  ТЫ ОДНА-ЕДИНСТВЕННАЯ ЛЮБОВЬ МОЕЙ ЖИЗНИ.

  ВЫЙДЕШЬ ЛИ ТЫ ЗА МЕНЯ ЗАМУЖ?

  Девушка снова потерла глаза — послание оставалось на месте, и содержание не изменилось.

  — Так, что ты думаешь? Выйдешь за меня?

  Пока Кариcса пребывала в замешательстве, подошел Бруди и оперся на ту же стену, что и она.

  — Вы сошли с ума?

  — Да. Сошел с ума от любви к тебе.

  — Но... Но...

  — К твоей улыбке. К твоим выразительным глазам. К твоей очаровательной попочке. К твоей...

  — Хорошо, хорошо. Я уже составила портрет. — Пузырьки счастья пробились на поверхность из трясины сомнений и боли. — Как? Когда? Почему?

  — Как? Позвонил прежним друзьям из полиции и пожарной команды. Когда? Рано утром. Почему? — Бруди обнял ее за талию и прижал к себе. — Потому, что я люблю тебя и хочу провести с тобой оставшуюся жизнь.

  В его глазах сияла нежность. Звучали слова, которые она мечтала услышать. Все сливалось в удивительный калейдоскоп радости. Когда что-то казалось слишком хорошим, чтобы быть правдой, оно обычно и бывало правдой. Но Кариcса, рискуя разогнать пузырьки счастья, бурлившие вокруг них, должна была все же задать несколько трудных вопросов. Она беззвучно молила, чтобы он нашел правильные ответы.

  — А как насчет Джеки?

  — Ммм?

  — Я думала, она была любовью твоей жизни. Я не хочу конкурировать с ней. Не могу конкурировать.

  Обняв девушку еще крепче, Бруди посмотрел ей в глаза.

  — Джеки и я пережили только один волнующий момент. Главной причиной, по которой мы поженились, была ее беременность. Я очень быстро понял, что наш брак — ошибка. Но ради Молли сохранял его. Наши проблемы усложнялись еще и потому, что она была неважной матерью. И мне все труднее и труднее было ее прощать.

  — К тому времени, когда она умерла, вы стали чужими?

  Боль мелькнула в глазах Бруди. Кариcса провела рукой по его бровям. Она понимала, что это бесполезный жест, но ей хотелось коснуться его, убедить таким незначительным способом, что она понимает его и сочувствует ему.

  — Эмоционально мы уже давно стали чужими. Но потом, когда я понял, какую роль сыграл в ее смерти, мне стало плохо, как никогда.

  — Но в том несчастном случае не было твоей вины! Сейчас, конечно же, ты сам понимаешь это, правда?

  — Позже я много размышлял, и до меня дошло, что хватит топтаться на месте и толковать о виновности. Пора заняться собственной жизнью. Да, тогда я завяз в чувстве вины, и это помешало мне реально разобраться, что со мной происходит.

  Он на мгновение отвел глаза, посмотрел на рекламный щит и снова встретил ее взгляд. Новое решение созрело в темно-карей глубине.

  — Признав свои чувства законными, я многое понял, но чересчур боялся открыться тебе. Боялся, что если мы сблизимся и я потеряю тебя, то уже не справлюсь со своей жизнью. Я не любил Джеки, но ее смерть совершенно выбила меня из колеи. Любить и потерять тебя... такое я бы не пережил.

  Кариcса задала трудные вопросы и получила на них правдивые ответы. Бруди Эллиот — мужчина, способный жить в ладу со своими чувствами. Он мужчина, каким можно восхищаться, какого можно уважать и любить. И он будет слышать это от нее каждый день, какую бы долгую жизнь они вместе ни прожили.

  — Эллиот, ты сделал довольно длинное заявление.

  — Я должен был его сделать. Не думаю, что ты поверила мне вчера вечером, когда я сказал, что люблю тебя. А я люблю, Кариcса.

  Она встала на цыпочки и обхватила его лицо ладонями.

  — Я тоже люблю тебя. Нет ничего более сексуального, чем мужчина, который в ладу со своими чувствами. Боже, ты прошел через все. Или это только мечта? Это реально?

  Он улыбался, а она подушечкой большого пальца ласкала его губы.

  — Это реально, Волшебная Принцесса. Поверь мне, после всех шуточек парней насчет этого... — Бруди показал на рекламный щит, — это реально.

  — Если я волшебная принцесса, то разве это не делает тебя Принцем Очарование?

  — Послушай, давай сразу договоримся: я люблю тебя, но я не принц. Иногда у меня все еще бывает мрачное настроение. Хотя большую часть времени я принимаю распроклятые усилия, чтобы видеть очаровательную сторону жизни.

  — В таком случае, как насчет того, чтобы начать целовать свою принцессу?

  — Твое желание для меня закон.

  И их губы слились. Весь тайный жар, месяцами копившийся между ними, нашел выход в этом поцелуе.

  — Эй, ребята, почему бы вам не снять комнату? — прокричал им подросток, пронесшийся мимо на роликах.

  Они отскочили в разные стороны и засмеялись.

  — Так твой ответ — да?

  — Конечно, я выйду за тебя замуж. Но есть один момент, который мы не обсудили. Как будет чувствовать себя Молли, когда узнает? Я не хочу ничем обижать или пугать ее.

  Бруди обнял ее лицо и смотрел в бездонную голубизну своими невероятными глазами цвета расплавленного шоколада.

  — Молли сыграла главную роль в моем решении. Думаю, ты лучше всех понимаешь это. Я всегда ее нужды ставил впереди своих, хотя на первых порах ты так не считала. Но в этот раз наши нужды совпали. Мы оба нуждаемся в тебе, Кариcса. Мы оба любим тебя и не можем дождаться, когда ты станешь частью нашей семьи.

  Слезы покатились по ее щекам.

  — В какой это сказке говорится, что принцесса превращается в слезы и исчезает?

  Бруди нежно поцеловал ее в губы и взял за руку.

  — С этого момента мы живем в нашей собственной волшебной сказке. Обязательно со счастливейшим концом.

ЭПИЛОГ

  — Выше, мама! Выше!

  Кариcса улыбнулась Бруди. Одной рукой она раскачивала качели, другая лежала на выпирающем животе.

  — Белочка, довольно. Мама устала.

  Молли немедленно соскочила с качелей и подбежала к Кариссе.

  — Это малыш? Из-за него ты устаешь?

  Кариcса нагнулась с грацией гиппопотама и обняла Молли.

  — Так ты думаешь, что это мальчик?

  Молли положила руку на большой живот Кариссы. И уставилась на него с таким видом, будто заглядывала в глубину.

  — Да, — кивнула она. — Это мальчик. С мальчиками всегда забота.

  — Даже со мной? — воскликнул неслышно подошедший Бруди.

  Во взгляде Молли мелькнуло сомнение. Голубые глаза смотрели в карие.

  — Только иногда.

  Бруди закрыл лицо руками, притворяясь обиженным. Затем раздвинул пальцы и хитро посмотрел на дочь.

  — Когда, например?

  — Когда ты поехал в Сидней, чтобы встретиться с Кариссой, и не взял меня. — Молли погрозила отцу пальчиком. Кариcса еле сдерживала смех. — С тобой тогда было много забот.

  Бруди нежно поцеловал девочку в щечку.

  — Ты права, Белочка. Но смотри, что я привез тебе. Разве Кариcса не самый лучший подарок?

  Молли захихикала и взяла взрослых за руки. Бруди замкнул их семейный круг. Круг, который вскоре пополнится бесценным малышом, совершенным добавлением в семью Эллиотов. ЕЕ семью.

  Да, Кариcса счастлива. У нее есть муж, который обожает ее. Дочь, которая с каждым днем радует все больше и больше. И новая жизнь, которая растет в ней и укрепляет, уже созданное ими. Они вместе.

  — Ты прав, папа. Ты привез мне маму, и это самый лучший подарок!

  — Слышишь? Слышишь? — Бруди послал жене взгляд, полный любви и нежности.

  И Кариcса поняла, что все ее мечты сбылись.