/ Language: Русский / Genre:sf_fantasy, / Series: Последний Кранки

Повесть о последнем кранки

Наталия Некрасова


Некрасова Наталия

Повесть о последнем кранки

I. КИМ

Я хочу рассказать о своем господине и покровителе. О своем, как бы самонадеянно это не звучало, друге и наставнике. Об Эмрэге-кранки. Я не так долго прожил в его доме, но мне хватило времени, чтобы полюбить этого человека — именно человека, что бы ни говорили о кранки. Не знаю, насколько много мне удалось узнать об этом народе, но этого вполне достаточно, чтобы подвигнуть меня написать повесть о своей жизни, из которой всего несколько лет я прожил среди кранки, но именно эти годы я и считаю своей настоящей жизнью. Мне не так еще много лет, и я, надеюсь, смогу прожить достаточно долго, чтобы увидеть завершение тех деяний, начало которых я узрел в доме моего господина и друга.

Повстречался я с ним поздней весной 2347 года от Сошествия. Тот год я хорошо запомнил — меня выгнали из Инерского университета с богословского факультета за непотребное поведение. Этого и следовало было ожидать. Я не слишком-то хотел учиться на богослова, да и было мне всего девятнадцать лет. Учился я, впрочем, неплохо, благодаря своей великолепной памяти. Все наше учение большей частью заключалось в зубрежке, потому я без труда постигал сию науку. Но когда дело дошло до элоквенции, риторики и логики, вот здесь стало хуже. Наверное, потому, что во мне сидел злой дух противоречия. Меня тянуло на спор даже тогда, когда приходилось отстаивать заведомо неверное утверждение. Это все моя драчливая натура. Как говорили приятели-студенты, я был просто создан для неприятностей. Я искал их везде, и находил даже тогда, когда не искал. Это, однако, терпели, поскольку мой дядя, который после смерти моих родителей от зловонной лихорадки забрал меня к себе, был очень богат, хотя и незнатен. Но терпению есть предел, и когда дочка декана вдруг потеряла невинность, а слухи приписали это мне, на мою бедную голову обрушились все громы и молнии. Хотя доказать никто ничего не мог, а сама девушка упорно отрицала близость со мной, как и я, впрочем, меня выгнали. В Инере мне было больше нечего делать. Домой ехать тоже не хотелось — я знал, что дядюшка, отчаявшись перевоспитать меня, скорее всего насильно женит меня на одной из своих постных дочек и заставит заняться семейным делом, а именно торговлей пряностями. Хуже всего, что меня могли принудить к этому по закону — я был единственным отпрыском мужеска пола в нашей семье, а отец мой был старшим в роду. Я же этого до тошноты не хотел.

Итак, я оказался выброшенным в жизнь, как щенок в реку. По счастью, мой дядюшка был человеком достаточно известным, чтобы один из инерских купцов нанял меня охранять свою персону и свое имущество — не только за счет солидной репутации моего дядюшки, но и из-за моей собственной славы изрядного драчуна. Что же, кормили меня вдоволь, платили неплохо, жил я в доме у самого господина Ганила, так что все было как нельзя лучше. Одно только было плохо — у него тоже были хорошенькие дочки и пылкая женушка. Короче, меня выгнали и отсюда. И вот, с несколькими серебряными монетами в кармане, я покинул славный вольный город Инер и пошел на север, в королевский город Тан. Он и в те времена был славным городом с двумя большими ярмарками — зимней и летней. Я мог бы отправиться с купеческим караваном, но мне было нечем платить, а в охрану наняться было непросто, особенно после того, как меня с позором выставил Ганил. И решил я идти пешком в королевский город Тан, богатый и многолюдный, где, говорят, найти работу нетрудно, а жизнь дешева. Меня не беспокоило то, что дорога шла по местам, где частенько пошаливали разбойники. Им достаточно купеческих караванов, а нищий студент — не добыча для них. У меня был только я сам, да мой верный длинный кинжал. Оружие доброе, но недорогое. Кроме того, был я зол на жизнь и не позавидовал бы тому, кто захотел бы напасть на меня, а драться я умел. Временами я подумывал — а не податься ли мне самому в разбойное братство? Может, так бы и случилось, если бы на десятый или одиннадцатый день моего пути судьба не свела меня с Эмрэгом-кранки.

В тот день у меня вышли все деньги. Я еще мог оплатить свой скромный ужин на постоялом дворе, но спать пришлось бы под открытым небом. Я решил, что раз до Тана остался всего один переход, то можно и потерпеть. Лучше приберечь последние медяки на первое время в городе. Я решил прошагать в тот день как можно больше. Когда начало заметно смеркаться, я уже был довольно далеко от постоялого двора. Дорогу стало затягивать прозрачным туманом от ближней реки. Место было сухое, сосновое, да и дождей в ту весну было мало, так что можно было заночевать в каком-нибудь овражке, не опасаясь ни сырости, ни комаров. Я было стал подыскивать место для ночлега, когда сзади послышался топот копыт. Я быстро шмыгнул в придорожные кусты, упал наземь и притаился. Почти сразу же откуда-то спереди послышался тихий свист. Мне оставалось только надеяться, что меня не заметили. Я лежал тихо-тихо и наблюдал за тем, что происходило на дороге. Сначала из-за поворота вылетел всадник не то на вороном, не то на караковом коне — в сумерках масть было не разобрать. Меня удивило то, что у него на голове была странная шапочка — или маленький шлем? — с высокими крыльями. Я такого раньше никогда не видел. Потом спереди на дорогу высыпали человек десять, всадник попытался повернуть коня, но его уже окружили, стащили вниз. Конь умчался, хотя его и пытались поймать. Какое-то время на земле возилась куча мала. Затем один из людей приказал оставить упавшего. Толкнул неподвижное тело ногой, наклонился, обшарил мертвеца, выругался, не отыскав, видимо, чего-то нужного ему. Затем велел забрать у убитого все ценное и раздеть до исподнего.

— Пусть спишут на Анайге, — услышал я. Я уже знал, что это известный в здешних краях предводитель разбойничьей шайки. Вот тут мне стало страшно. Разбойники могут оставить свидетеля в живых. Эти — нет. Но, видимо, их предводитель торопился, да и лесовики из них были никудышные, раз меня проследили. Они ушли и не стали разыскивать меня. Я еще некоторое время полежал в кустах, затем потихоньку выбрался на дорогу, сам не знаю чего ради. Мне было одновременно страшно и любопытно. Склонившись над трупом, я вдруг увидел, что человек-то еще жив. Он дышал — еле заметно, но дышал. Наверное, было глупо вмешиваться в это дело, но я не раздумывая оттащил его с дороги и, пока день еще не угас окончательно, занялся его ранами. Я не хотел разводить огонь, раз тут такие дела творятся. У него, похоже, было сломано ребро и были две глубокие раны на боку и груди, если, конечно, не считать синяков по всему телу. Тут я пожалел, что учился не на медицинском факультете. Однако и без того было видно, что он на ладан дышит. Я перевязал его, пустив в дело его собственную рубаху и положил на толстый слой мягкой хвои. Все, что я мог сделать. Похоже было, что он умрет. Оставалось только дождаться утра. Жаль было, что все мои умения ограничивались перевязкой ран. Я нарубил лапника, чтобы укрыть его от ночного холода и устроился рядом на земле. И каково же мне было, когда я, уже засыпая, услышал, как мой полупокойник слабым, но ясным голосом сказал мне:

— Благодарю вас, юноша. Я ваш должник.

Я, похоже, подпрыгнул от неожиданности. Припомнились все чудеса святого Инеки. Было уже не так темно — поднималась Экелин. Я наклонился к его лицу и онемел от ужаса — у него были белые в свете луны глаза с черной чечевицей зрачка. Кранки. Не знаю, как я умудрился не обмочить штаны — встретить кранки, да еще лунной ночью!

Он, словно уловив мои мысли, тихо рассмеялся.

— Вы уже жалеете, что спасли мне жизнь? Не бойтесь меня. Я ранен. Кроме того, вы должны знать о Ненарушимой клятве. Я клянусь вам Имна-Шолль, что не причиню вам никакого зла, даже если бы я и был тем чудовищем, за которое вы меня принимаете.

Эта тирада окончательно лишила его сил, и он прикрыл глаза. Я немного успокоился. О Клятве я знал. Кранки я никогда прежде не видел, хотя, естественно, слышал о них многое. Говорили, что в Шанните их даже больше, чем людей, но в этом городе я не бывал. А вот жутких историй про них наслушался достаточно. И мне казалось странным и даже чудовищно нелепым то, что им даны государем равные с людьми права, и что государь даже вроде бы выдает свою дочь за одного из их этелов.

(На полях приписано той же рукой: Так я думал тогда, поскольку не знал толком истинного положения вещей. В частности, того, что равные с ильветтар права получили только двое этелов, присягнувших государю Араэну, да будет с ним благость Осеняющего!)

— Прошу вас, — снова заговорил он. — Прошу вас, не уходите. Я должен выжить. Я не могу сейчас умереть.

Он словно заклинал сам себя. Я не знаю, почему я остался. Может, из-за любопытства, а, может, так хотела судьба. Но я остался. Он еще немного полежал, затем опять заговорил:

— Они придут сюда утром, чтобы якобы обнаружить мой труп. Если не отыщут, заподозрят, что я жив и начнут шарить вокруг. Я не могу идти, и вы не сможете далеко унести меня. Я прошу вас — вернитесь к постоялому двору, отыщите Дорана и расскажите ему… Если он не поверит, что это я вас послал, скажите, что я помню свои слова в день Луэт. Так и скажите…

Он опять закрыл глаза. Не знаю, почему я выполнил его просьбу.

Может, потому, что слишком многое сделал, чтобы он выжил, просто жалко было бросать дело, не доведя его до конца. Или почуял перемену в своей судьбе? Сейчас сказать трудно. А тогда я просто не думал об этом."

II. ДОРАН

Когда мне сравнялось двенадцать лет, мой отец привез меня в дом господина Эршау этела и сказал — это твой господин и ты будешь служить ему и его наследнику, как служил я. Он подтолкнул меня вперед, и я встал как полагается на колени и положил руки в ладони этела Эршау. Этел Эршау взял мои руки и сказал — это твой дом. Потом отец вместе с господином обнялись как старые друзья и пошли куда-то наверх. Отец не обернулся посмотреть на меня — я уже принадлежал другому. Я был его старшим сыном. Кроме меня в семье было еще семеро детей, причем пятеро — дочери. Отец мой был небогатым нобилем, и пропитание зарабатывал мечом. Долгое время он был сотником у этела Эршау и даже имел счастье спасти ему жизнь во время Битвы-на-Пожарище. Этел с тех пор покровительствовал нам.

Я родился и вырос в Дзайалане, исконном крае кранки. Мы же зовем эту землю Саллан. А в наших краях, в Эмрайане, жило довольно много ильветтар. В Саллане народу мало, кранки, похоже, вымирают, и этел Эршау был рад поселить на своих землях ильветтар. Так мы и жили бок о бок — кранки и люди. Я не боялся кранки, а в детстве со многими их мальчишками водил дружбу. Правда по какому-то негласному обычаю ни я к ним домой, ни они ко мне не приходили. Кранки редко роднились с людьми, хотя это не осуждалось ни ими, ни нами, по крайней мере в Саллане. Хотя в наших землях правил этел, над ним все равно стоял наш король, поскольку Эршау этел Эмрайн принес ему вассальную клятву еще после Битвы-на-Пожарище.

Итак, я стал одним из мальчиков в доме этела Эршау. Ничего особенного о своей службе я сказать не могу. Я был как и все — и люди, и кранки. Когда через пару месяцев после моего появления в доме Эршау приехала от матери госпожа Дзитэ с сыном, меня позвали принести присягу и ему. Молодому господину Эмрэгу было шесть лет, но он принял мою клятву со всей серьезностью взрослого, хотя это было несколько смешно. Госпожа Дзитэ, которую мы называли по-нашему Ситтэн, просила меня охранять своих мужа и сына и служить им и в дни радости, и в дни беды. Я поклялся ей и, как водится, сказал, что буду также верно служить и своей госпоже. На этом с церемониалом было покончено.

За восемь лет я прошел от слуги до оруженосца. Когда мне сравнялось шестнадцать зим, господин Эршау приставил меня служить молодому господину. Это было нелегко. Эмрэг был очень своеволен и горд, но я достаточно хорошо знал господина Эршау, и понимал, чего тот от сына хочет. Ныне могу сказать, что я немало сделал для того, чтобы господин Эмрэг стал уважительно относиться к людям, кем бы они ни были. Не раз я останавливал его гневную руку, не раз спокойно выслушивал его угрозы, а раз даже ударил его, когда он посмел назвать девушку нашего народа грязной варваркой. Он ожидал, что господин этел Эршау накажет меня, и был весьма изумлен, когда был выпорот сам. Часто бывало, что он пытался приказывать мне, на что всегда получал ответ, что служу я его родителю, а не ему. С ним было трудно, особенно, когда ему сравнялось четырнадцать зим. Меня же господин Эршау посвятил в рыцари собственной рукой в 2327 году от Сошествия.

И я стал служить ему уже как его телохранитель. Господин же Эршау давал мне стол, кров, одежду и оружие, а также платил жалованье, достаточное для того, чтобы нобиль мог прокормить себя и семью. От него я получил в лен землю от Соллоэт до самой Пущи на западе и от Болотищ на юге до Срединного тракта на севере.

Я служил верно. Лишь один раз я вызвал недовольство моего господина. Теперь уже нечего скрывать, дело прошлое, да и молодость может извинить мой проступок. Я осмелился полюбить дальнюю родственницу моего господина. Имени ее я называть не стану — она замужем, и супруг ее любит и почитает. Я знал, что она мне не ровня, но я ничего не мог поделать с собой, я мог только скрывать свое чувство и молить Осеняющего о том, чтобы она поскорее уехала и не возвращалась никогда. Но беда была в том, что и ее сердце тянулось ко мне. Так мы оба попались в сети. Может, я и сдержался бы, но то был безумный день Имна-Шолль-лунн, и она сама позвала меня идти за ней. Мы не замечали времени, и утром ее не нашли в комнате. Сначала думали, что она ушла в Имна-Шолль, как многие, но ее мать говорила, что она еще не насытилась этой жизнью, и ее стали искать. А нашли не только ее. Господин Эршау был готов изгнать меня с позором, но за меня заступилась сама девушка, а у кранки это многое значит. Да и вина лежала на нас обоих. Тогда господин велел мне выбрать — позор изгнания или позор наказания. Я выбрал второе, и был высечен кнутом у столба, как попавшийся вор. Но после этого о моем проступке никто не вспоминал, как и о моей возлюбленной. Она уехала в тот же день, и больше я никогда ее не видел. Мне было странно, но господин Эмрэг сказал, что именно тогда он решил искать моей дружбы. И в день Луэт он просил меня об этом. И я принял его руку.

III. ОБРЫВКИ

Кранки ростом высоки и по большей части смуглы и темноволосы, а те, что светлее кожей и волосами, считаются отмеченными судьбой, хотя на мой взгляд все это есть предрассудки. Они хорошо сложены и довольно красивы, но глаза их с первого взгляда пугают, ибо белок глаза голубой либо зеленоватый, радужка же темнее белка, но того же цвета, так что ночью глаза кажутся белыми, а при свечах — темными, зрачок же как лежащая чечевица. Они, как правило, сильнее людей. Кранки гостеприимны и дружелюбны, но не откровенны и к своим обрядам никого не допускают и в обычаи не посвящают. Язык их во многом похож на наш, что нетрудно понять, ибо уже более двадцати пяти столетий они живут рядом с нами. (Надпись на полях — "это кто еще рядом с кем живет!"). Роднятся с людьми они мало, и говорят, что это из-за того, что ушедший к людям теряет Имна-Шолль. Немногие решаются на это, хотя что такое Имна-Шолль мне не ведомо. Как правило, ушедшие к людям вскоре умирают от тоски, ибо сородичи смотрят на них с жалостью, а иногда как на изгоев. Впрочем, бывает и счастливая жизнь. Дети кранки и людей совсем как люди, только глаза их все же не совсем людские, по чему и можно определить полукровку.

У них восемь князей-этелов, коим подчиняются мелкие нобили, причем подданные одного этела как приставку к собственному имени носят имя его рода. Этел означает отец, правда, для отца есть еще и другое слово. А живут они в Саллане, в городе Шаннит, а также понемногу в разных других местах и городах. В Таргарине кранки не живут.

Из записок Теннара Странника.

Кранки все меньше в наши дни, и это прискорбно. Они странный народ, это верно, но они верны в дружбе, добры, их искусство прекрасно и утонченно, но так печально! У них мало детей, и в Имна-Шолль-лунн многие кранки исчезают неведомо куда. Я долго прожил рядом с ними — вряд ли кто сможет сказать, что жил среди них — и успел полюбить их. Они охотно говорят о своих предках, о великих битвах былого, но никогда я не слышал об их богах. Никогда они не рассказывали мне о своих обычаях. И если мне попадалось незнакомое понятие, название или имя, редко когда мне объясняли. И все же я могу сказать, что вряд ли кто знает кранки лучше меня. Я знаю их язык, я записал все, что мог из их преданий — тех, что они доверили мне, я даже читал их рукописные книги. И потому сей труд я посвящаю кранки, дабы рассеять все эти нелепые слухи о них и порожденные ими страхи.

Из Трактата о наречии и истории кранки,

с описанием красот и искусств Саллана,

а также изложение истории и преданий кранки.

Амрану Таргеранский.

Когда же город Синтан был сожжен, стало место сие зваться Пожарищем. Брат государя отступил, ибо нечем было ему поить людей и лошадей, вода же была отравлена трупным ядом. И сказал он тогда — "Мертвые не хотят уйти без добычи и преследуют живых", и было это правдой, ибо много мертвых тел плыло по Гергиль до самого моря. Узурпатор же, видя это, возрадовался и бросился преследовать, и хотя войско его было отягощено добычей, взятой в Синтане, люди его были сыты, и было их в три раза больше, чем у господина принца Дирнаэра. И был бы он окружен и разбит, если бы этел Эршау и этел Зуалер не поспешили, оставив обозы и все, что отягощает воинство в походе, к переправе у Герриат. И узурпатор побоялся преследовать, и почел за благо отойти к развалинам Синтана вместе со своими таргаринскими наемниками. Войско же государева брата, передохнув и подождав обоз с припасами, выступило на другой день, и на Пожарище, на горячей еще земле, разбило сброд узурпатора. Говорили, что пожар был затушен вражьей кровью.

Хроника деяний времен государя Араэну

Земля Саллан. Край сей лежит южнее и западнее Ильвейна, вплоть до самой Пущи. На севере же он раньше выходил к Заливу, но теперь земли у Залива принадлежат Таргарину. Край этот велик, почти как половина Ильвейна. Раньше, говорят, там было много народу и много городов. Теперь осталась едва двадцатая часть, из городов же только один Шаннит. Здесь много развалин и потому печален сей край как покинутый дом с распахнутыми дверьми. Наверное, вскоре Таргарин осмелеет настолько, что захватит эти земли, ежели Ильвейн не успеет раньше. Но пока Таргарин предпочитает воевать с Ильвейном. Саллан же край богатый и недрами, и зверьми, и целебными источниками и травами. А еще он богат мудростью кранки. Ведь секрет голубой стали ведом только им… Я думаю, даже если эта земля будет завоевана, секреты кранки никому не достанутся.

Из путевых заметок таргеранского купца

и путешественника Айманаля.

2339 от Сошествия. Государь Араэну приказал этелам кранки быть в Совете вместе с высшими нобилями. В Риннане неурожай. Зимой таргаринцы дважды пытались по льду перейти Залив и напасть на северные окраины. Убит принц Дирнаэр.

2340. Государь изволил посетить Саллан и имел долгую тайную беседу со старшим этелом Эршау. Осенью того же года его дочь и наследница Лайин помолвлена с сыном этела Эршау Эмрэгом. Смута в Эррате и резня в Риннане.

Королевская Летопись.

Я видел, с каким восторгом и гордостью они смотрели на изображенного на гобелене всадника на серебристо-сером коне, как слезы блестели у них на глазах, и как, отходя от гобелена и снова погружаясь в настоящее, грустнели они, словно навсегда что-то утратили.

Из письма неизвестного.

IV. КИМ

Как ни странно, Доран мне поверил сразу. Он сказал потом — у тебя физиономия к доверию располагает. Эх, знали бы об этом господин декан и господин Ганил, не было бы у меня хлопот. У самого Дорана лицо тоже было внушающее доверие. Он мне понравился. Высокий, спокойный, даже почти бесстрастный. Лицом приятен, сед, с длинными усами. А вот его господин мне не понравился вовсе. Когда мы его нашли, было уже светло, и я смог увидеть, что глаза у него не белые, а бирюзовые. Лицо же у него было красивое, но надменное и с брезгливым ртом. Первое, что он сказал Дорану, было: "Ты был прав, а я дурак. Я попал в засаду". Это меня порадовало — кранки почему-то начал меня злить и то, что он тоже мог вляпаться по дурости, вызывало во мне какое-то злорадство.

В свите его было человек тридцать, все хорошо вооружены. Теперь я не боялся. Я хотел есть. Доран и еще двое хлопотали вокруг своего господина, а обо мне забыли совсем, хотя я не последнюю роль сыграл в его спасении. Доран чем-то напоил кранки, и тот лег на землю, закрыв глаза. И тут я увидел как его раны сами собой затянулись. После этого кранки стал слаб, как младенец, едва не впал в забытье. Но его согрели и накормили, потом он еще лежал. Должен сказать, что когда его стали кормить, он велел и мне дать поесть. Я не стал заставлять просить себя дважды. Кранки приходил в себя часа три — точнее, он сумел после этого ехать на лошади сам, хотя и был бледен, словно призрак. Мы еще пару раз останавливались отдохнуть, и кранки падал без сил. Я, кстати, тоже — шутка ли, всю ночь не спать, бегая за подмогой! Он очень спешил в Тан — тогда я не понимал, почему. На последнем привале он подозвал меня к себе и сказал:

— Я вам обязан жизнью, юноша, и не только жизнью, и не только своей. Вы можете просить у меня любой награды.

Я был зол. Не просто зол, а страшно зол. Он так надменно вел себя со мной! Я не привык к такому отношению. И, глядя прямо в его жутковатые глаза, раздельно проговорил:

— Мне нужен кров, стол и хорошее место.

Он улыбнулся.

— Я был бы рад видеть вас у себя на службе, если это вам по нраву.

Я немного подумал. Говорят — "богат, как кранки". Что же, пусть так. Не все ли равно, кто платит? Лишь бы был щедр. А унижать я себя никому не дам. Я кивнул.

— Что же, юноша, отныне вы служите у меня. Доран!

Тот подошел, кранки поговорил с ним. Доран посмотрел на меня и, усмехнувшись, кивнул.

— В городе поговорим, — сказал он мне. Больше — ни слова. Меня опять как бы не стало. Вот так — окажи кранки услугу, и сам к нему в услужение попадешь.

Здесь, наверное, стоит сказать о том, что когда мы уже были на подходе к городу, нам навстречу попался большой отряд королевской гвардии, все при параде, под знаменами. Командир был обрадован встречей и сказал, что послан оказать господину этелу Эмрэгу-кранки почести и торжественно встретить его, но его удивило, что мы так близко от города, и что господин Эмрэг так плохо выглядит. Тот ответил, что не мог спать, стремясь к своей невесте. Я не понял — не то он взаправду, не то издевался. По крайней мере, придраться было не к чему. А вот очень красивый молодой человек, явно из высшей знати, приехавший вместе с королевским отрядом, был явно смущен. Не то слово — он закусил губу и прямо-таки сверлил Эмрэга-кранки бешеным взглядом. Ноздри его раздувались, как у хищного зверя. Но, когда мой новый господин посмотрел на него, он сумел изобразить на лице улыбку и оба вежливо раскланялись.

V. ШАНФЕЛЛАС

То, что один из моих родителей был кранки, видно по моим глазам, хотя они у меня куда ярче, чем у матери. От нее я унаследовал не только глаза, но и странную удачливость кранки. Но я чувствую себя человеком. Кранки не то чтобы не любят таких как мы, но полукровки для них более чужие, чем люди. Я буду говорить кранки, поскольку мы больше привыкли к этому названию, хотя сами они называют себя инетани, и только некоторых называют кранки. Эмрэг, к примеру, только так и зовется, Эмрэг-кранки. Но его не всегда так звали.

Не могу сказать, что благодаря своему происхождению я очень хорошо знаю кранки, я, скорее, понимаю их лучше многих. Но я человек. И мне это по сердцу. Для кранки мы, люди, слишком ранти. Трудно перевести. Это одновременно и суетливый, и непоседливый, но и отважный, склонный к приключениям. Ранти, одним словом. А мне всегда казалось, что сами кранки олицетворение того, что зовется счастливой старостью. Покой, свобода от забот, много времени на раздумья и любование бытием. И почти полное отсутствие всяческих свершений, какое-то нежелание что-либо менять, удовлетворенное безразличие. С одной стороны, это хорошо — у кранки никогда не бывает ни поветрий, ни неурожаев. Нет и богов. Они не воюют друг с другом. Последняя война, в которой они участвовали, была людской. Они говорят — герои и великое всегда только "были". У них много времени на создание красивого, от песен до вещей, они все грамотны, они могут много необычного, но почему-то это не дает им радости. Напротив, кранки по натуре склонны к печали, чрезмерной по меркам людей. И еще есть в них некая обреченность. Как в моей матери, которая твердо знала, когда умрет.

Как бы то ни было, я родился от большой любви, ибо кранки только великая любовь может заставить покинуть свой народ и лишиться Имна-Шолль. Кстати, городские кранки не так сильно привязаны к традициям и тоже ранти, и, по-моему, смысл жизни видят все же в самой жизни, как и мы, люди, а не в Имна-Шолль. Но это к слову. Мой отец долгое время вел дела этела Эршау, а когда он ушел на покой, этим занялся я. Я богат. Я очень богат и удачлив и в делах, и в друзьях. Я никогда не смотрел на этела Эршау снизу вверх, как другие — я не зависел от него. И тому это, похоже, нравилось. Я часто бывал у него в гостях в Саллане и в его доме в Шанните. А он сам, приезжая в Тан по делам, всегда останавливался у меня. Теперь, семь лет спустя после смерти Эршау, ко мне должен был приехать его сын. Он и раньше бывал у меня, но никогда не останавливался в моем доме — кранки очень щепетильны. Но теперь он просил меня принять его. Причину его приезда я прекрасно знал. Лайин стала совершеннолетней, и государь Араэну напомнил Эмрэгу о его долге. Многие не понимали этого брака наследницы престола с потомком вымирающего народа колдунов. Ходили всякие слухи. Но я, Шанфеллас, богатейший из купцов королевства, вхожий во все знатные дома и принятый наравне с высшей знатью во дворце, знал немного больше. Мне об этом кое-что рассказал еще Эршау. Все знали, что после Битвы-на-Пожарище государь некоторое время гостил в Саллане, и Эршау подолгу и часто беседовал с государем с глазу на глаз. Я не знаю, о чем они говорили, Эршау не слишком распространялся об этом, но мне известно, что речь шла о какой-то сделке, которая была бы ко благу обоих народов. Что именно мы можем получить от кранки, и что мы им можем дать — я не знаю. Но мое наследное чутье говорит: это дело выгодное. И я поддержу Эмрэга как смогу.

Он приехал в таком состоянии, что я испугался за его жизнь. Я помнил его первый приезд вместе с отцом семь лет назад. Это было как раз после той злосчастной резни в Риннане, после чего Эршау забрал к себе в дом Тимарэт. Он очень возмужал с тех пор. Кранки стареют медленнее нас и живут дольше, но сейчас он выглядел как раз на свои тридцать четыре. Он сразу сказал мне, что его выманили люди Даэрнара, причем нехитрой уловкой. Всем известно, что кранки в вопросах чести щепетильны до дурости. Так попался и Эмрэг. Он ждал честного разговора с соперником, но напоролся на убийц. Я не очень понял, как это он мог точно знать, что не погибнет, но от кранки можно всего ожидать. Скорее, я был склонен верить в его удачу и в случай, пославший ему этого юношу, Кима. А то, что Даэрнар был уверен в молчании Эмрэга, я прекрасно понимал. Кранки никогда не назовет имя врага, разве что будет умирать и передаст месть другому. Хотя чего тут скрывать, всем все было известно. Даэрнар, заложник, сын узурпатора, оставленный в живых лишь по милости государя, был в королевском роду единственным мужчиной кроме самого государя. Итак, наутро нам предстояло явиться пред очи его величества. Эмрэг обручится с Лайин. Они впервые увидят друг друга, хотя, как мне показалось, Эмрэг уже без памяти был влюблен в свою невесту. Прямо как в сказках — влюбился в портрет девушки и слухи о ней.

VI. ОБРЫВКИ

И тогда он бросил меч на лазурные ступени и сказал:

— Теперь я, смертный, буду говорить с вами, бессмертными, как равный.

Молчали боги. Ни слова не молвил ни Анас, Владыка Огней, ни Рути, Владыка Струй и Волн, ни Ленайен-Песнопевец, ни прочие боги. Тогда заговорила Инен, Владычица Рождений:

— Ты прошел весь путь, герой. Мы не в силах препятствовать тебе. Говори, чего ты хочешь.

И сказал Фэгрэн:

— Я желаю счастья для всех.

— Какого счастья? — спросила Владычица Рождений.

Фэгрэн задумался, потому, что все знают, что такое счастье, когда чувствуют его, но не всякий может сказать словами. И сказал он:

— Все люди хотят покоя, богатства, изобилия. Все желают здоровья, радости и любви. Всем по сердцу, когда нет забот, старости и смерти. Я пришел за этим.

Молчали боги. Только Обрезающий Нити Таррашт улыбался, глядя на Фэгрэна, как на неразумное дитя. Но и он молчал. Тогда поднялся Тумэг-Вершитель.

— Мы дали Клятву. Ты сказал. Да будет.

— Да будет Имна-Шолль, — промолвил Анас, Владыка Огней.

— Да будет, — сказали боги.

Последним же заговорил Таррашт, Обрезающий Нити.

— Ты получил, что просил. Но сверх того я дам тебе и людям, неразумным в своих просьбах, дар. И будет этот дар таков — всякий, кто пожелает, сможет отвернуться от Имна-Шолль. А теперь прощай. Мы покидаем вас.

— Почему? — в изумлении и страхе спросил Фэгрэн.

— Боги не нужны там, где не будет больше героев.

— Почему?

— Там, где все свершается по желанию, герои не нужны. И не нужна героям Имна-Шолль.

— Но кого же нам молить о помощи? — возопил Фэгрэн.

— В чем может понадобиться помощь тем, у кого есть все? Но не печалься — останется Оракул. И раз в жизни можно будет вопросить его. Но беда тому, кто обратится к нему дважды…

Повесть о Фэгрэне Победителе.

Они вступили в зал с двух сторон. Из левых дверей владетельный нобиль Мернадир ввел принцессу Лайин, облаченную в лазурное платье из прозрачного гернатского шелка, шитого золотом, надетое на нижнее платье из белоснежного блестящего атласа. Волосы ее, цветом напоминавшие спелую пшеницу, венчал маленький золотой венок с сапфировыми и алмазными цветами. Ожерелье и пояс той же искусной работы были на ней. И всякий, видевший ее, вспоминал Литиу Прекрасную в день ее торжества и смерти, хотя о смерти в такой день думать было непристойно. Справа же вышел этел Эмрэг-кранки, которого вел сам государь Араэну. И был он облачен во все белое, с черно-ало-золотой вышивкой по горлу и рукавам, как принято у знати кранки. И сказал он:

— Я явился ради слова моего отца и любви моей к госпоже Лайин. И вот — в руке моей тот перстень, который дали вы, государь мой, отцу моему в знак уговора.

И государь Араэну взял перстень с большим бледным сапфиром и надел его на палец своей дочери, а затем взял с ее ладони рубиновый перстень и надел его на руку этела Эмрэга-кранки. Но им нельзя было коснуться руки друг друга покуда их не обвенчают. Тогда государь Араэну рек:

— Через год, два месяца и три дня, в праздник Сошествия будет венчание.

Так совершилось обручение.

Из хроники деяний времен государя Араэну

VI. ДОРАН

Она вовсе не показалась мне красивой. Ей было шестнадцать лет, совсем девочка, а мне нравятся женщины постарше. У нее было слишком суровое для женщины лицо. Она вообще была похожа на отца. В ней не было ни нежности, ни слабости, которые так нравится мужчинам. Невысокая, угловатая, со светлыми бровями над большими настороженными серыми глазами. Рот, и без того крупноватый и жесткий, сурово сжат. Я видел лишь вынужденно подчинившееся отцу дитя. Я не видел даже проблеска приязни к моему господину. И то, как он восхищенно смотрел на нее, казалось мне просто безумным, нелепым. Но мне трудно понять кранки.

Сама церемония мне не была любопытна. Но вот молодой человек, тот, что был вместе с встречавшим нас отрядом, меня очень интересовал. Он был и здесь, в тронном зале, среди высших нобилей. Казалось, он тут на каком-то странном положении. Он вел себя дерзко, почти вызывающе, но никто ни слова не говорил ему. Его словно не замечали. Когда начался обряд, он отступил к левой двери и прислонился к стене. Я видел, как он судорожно вцепился в гобелен заведенными за спину руками. Он не сводил глаз с Лайин и моего господина. Когда же все было кончено, он круто повернулся и почти выбежал из зала прочь. Я незаметно последовал за ним, велев Тирнэну подменить меня при господине. Юноша сначала быстро шел, потом побежал, выбежал в сад… Он остановился только тогда, когда тропинки кончились, и начался запущенный участок сада. Он несколько мгновений стоял, тяжело дыша, затем, с яростным воплем схватил какую-то палку и начал исступленно бить по веткам, по цветам, по траве. А потом, выдохшись, сел на землю, обхватив руками колени и, уткнувшись в них лицом, заплакал. Я понял, что у моего господина появился еще один враг.

VII. КИМ

Заниматься мной сейчас ни у кого времени не было, потому я пока был без определенного занятия. Ну, хоть кров и стол я себе на первое время обеспечил, и то ладно. Я поел, поспал, вымылся и пошел осматривать королевский город Тан, который называли малой столицей. Поговаривали, что король собирается перебраться сюда со всем двором. Почему бы и нет, не такое уж и невероятное дело по сравнению с женитьбой кранки на его дочери.

Город мне понравился. Может, королю тоже. А почему бы и нет, чем он хуже меня? И еще мне понравился дом господина Шанфелласа и сам господин Шанфеллас. Сам он был не очень высок, весьма живой и ловкий, улыбчивый человек. Лет ему было за сорок, но он был из породы людей без возраста. Его богатый дом явно был жилищем тонкого ценителя и знатока красоты. Слуги мне рассказали, что у Шанфелласа много книг, что здесь часто бывают люди искусства, что хозяин любит хорошее общество и нередко устраивает в своем доме празднества и приемы, на которых всегда бывают знаменитые музыканты и певцы, что он любит хорошие вещи и редкости и хорошо за них платит. Славно. Мне еще объяснили, что мой хозяин прибыл сюда ради обручения с принцессой Лайин, и я понял, что он и есть тот самый этел кранки. Тоже хорошая новость. Я даже поверил в удачливость кранки, немного которой уже перепало и мне. Еще день я болтался без дела, а к вечеру вернулись хозяин дома и мой господин. Тут кранки несколько удивил меня. У него было счастливо-растерянное лицо. Я не мог даже вообразить, что у него может быть такое человеческое лицо. Он то и дело налетал на кого-то, извинялся, растерянно улыбаясь, смотрел вокруг, как будто кого-то искал. Наконец, увидев Дорана — словно тот не был при нем все это время — вцепился ему в рукав и взахлеб начал объяснять, как он счастлив, как он всех любит и какие все вокруг хорошие. Я подумал, что он либо пьян, либо спятил. Потом точно так же он набросился на Шанфелласа. Тот кивал ему головой в ответ, затем взял его за локоть и куда-то повел. А меня вызвал Доран.

Он сидел за тяжелым деревянным столом в небольшой комнатке наверху и что-то писал, шевеля губами — явно не был в этом силен. Я почти бесшумно вошел, но он сразу поднял голову.

— Так. Я Доран, ты уже знаешь. Ты Ким, так?

Я кивнул.

— Пока будешь подчиняться мне, а дома господин сам определит тебя. Так.

Похоже, это было его любимое слово.

— Господина называть только господин Эмрэг-кранки или господин этел. С господином, со мной, госпожой Тимарэт, госпожой Эмрэн говорить почтительно. Так. Драться умеешь?

Я только хмыкнул.

— Я учился в Инере.

Тот довольно кивнул. Подвиги нашего студенческого братства были ведомы повсюду.

— Грамотен?

Я снова хмыкнул, но, согласно данному наставлению, изобразил почтительность.

— Да, господин Доран.

— Хорошо, это хорошо… Так. Тирнэн!

В дверь заглянул молодой кранки.

— Дай ему одежду и попробуй поутру его на палках и кинжалах. Ким!

Я посмотрел на него.

— Никому не сметь давать себя в обиду — это оскорбляет честь нашего господина. Однако, в драку первому не лезть и не задираться. Не сметь появляться оборванным или грязным, это тоже наносит урон его чести. Своим помогать всегда и везде. Тирнэн, познакомь его с прочими. Идите.

Он снова склонился над бумагами.

Вечером в доме было веселье. Нам тоже изрядно перепало вина и снеди. Все было прекрасно. На другой день мы уехали в Шаннит.

Когда мы подъехали к дому, первой, кто встретил нас, была молоденькая женщина, очень красивая на мой взгляд. Тоже кранки. Она была в трауре, хотя по ее радостному лицу этого нельзя было бы сказать. Она быстро сбежала по ступеням, бросилась на шею моему хозяину и что-то быстро заговорила на их языке. Может, он и похож на наш, как говорят, но я ничего не понял. Различил только имя Зимарун или Зимурун, которое несколько раз повторил мой господин. Он поцеловал ее в обе щеки, и они пошли в дом. Так я увидел Тимарэт, двоюродную сестру господина. После мне рассказали, что она была дочерью сестры этела Эршау, вышедшей замуж за знатного городского кранки, и убитой вместе с ним фанатиками во время голодного бунта в Риннане. Этел Эршау взял ее в свой дом и воспитывал как дочь вместе с Эмрэгом. Его родная сестра Эмрэн была в родовом замке Эрнаэш и приехала только через два дня. (Приписка на полях: Я благословляю случай, столкнувший на дороге в Тан меня и Эмрэга-кранки. Иначе я никогда бы не узнал Эмрэн).

Я не буду много распространяться о своей службе у Эмрэга-кранки, это не так важно. Важно то, что я был человеком со стороны и многое видел лучше, чем те, кто долго прожил в этом доме. И я скажу, что после этого обручения Эмрэг-кранки стал похож на человека, который чего-то ждет, и не начинает никаких дел, потому, что не успеет их закончить до какого-то срока.

Ближе к осени, когда начинается сбор урожая, мы переехали в Эрнаэш. Так я оказался в самом сердце Саллана, исконных земель кранки. О своей службе в тот первый год я говорить не стану, ничего в этом нет необычного или любопытного. Любопытнее было другое. А именно — сами кранки. Меня поразило жуткое несоответствие их жизни их знаниям. С одной стороны — невероятная удачливость, потрясающая искусность в целительстве, изощренная утонченность музыки и танца — о стихосложении и прозе я тогда ничего не знал, так как с языком кранки знаком был мало, да и до книг еще не добрался. И — варварские, дикие обычаи. Кровная месть, исключающая виру, презрение к чужеземцам, презрение к уехавшим из Саллана — даже в Шаннит, а уж к вступившим в брак с людьми и полукровкам — тем более. Право меча. Право старшего в роду. Помолвка до рождения. И суеверный, почти животный страх нарушить древние обычаи. Наверное, я не очень правильно выразился, когда сказал о презрении. Это не совсем то слово. На чужих они смотрят со снисходительной жалостью, как будто они… Нет, не могу сказать по-людски. Тэйэрни. Буквальный перевод — "те, кому не дано". Не дано понять сути кранки, их избранности, их всего. Вот так. Среди кранки Саллана было мало таких, как господин Эмрэг-кранки и его сестра Эмрэн. Эти, хотя они явно не придерживались многого из того, что составляет суть жизни и мира кранки, были не презираемы. Они были аймаэрни — "те, кому дано или дозволено". Знать везде знать. И то, что у простолюдина рассматривается как святотатство, у нобиля сочтут жертвой, приносимой на алтарь всеобщего блага.

Еще хочу сказать о замке Эрнаэш. Замки Саллана вообще очень необычны. Они просто огромны по нашим меркам. Я бы назвал их скорее маленькими городками. И, хотя кранки не воевали друг с другом никогда, стены их настолько мощны, что заставят призадуматься любого врага. А вот городов у них нет, хотя когда-то были, мне потом много раз показывали развалины.

VIII. ЭМРЭН

Мне в тот год исполнилось двадцать. Я не была ан краннэ, потому могла сама выбирать себе мужчину. Но я пока никого не хотела. Я больше думала о делах моего брата. У нас вообще родство очень высоко ставится, не то, что у людей, и только любовь считается выше. А я не любила никого. Честно говоря, и не хотела. Я не хотела ничего из добычи Фэгрэна. (Приписка: Смотри легенду о Фэгрэне — то, что он потребовал у богов и получил, называется добычей Фэгрэна.) Мне были эти дары скучны. Мой наставник говорил, что во мне возродилась кипящая кровь героев. Но героям нужны геройские времена, а наши времена кислы, как свернувшееся молоко. И героям сейчас судьба — сгореть от своего огня, ибо они не нужны. Потому, когда мой брат поделился со мной своими мыслями о судьбе нашего народа, я ощутила, как моя кипящая кровь подступила к горлу и обожгла мне грудь. Я сказала — я с тобой. Мой брат на четырнадцать лет меня старше. Когда я только родилась, он уже год как был этелрину и четыре года носил на плечах татуированные знаки рода — соколов. Мать умерла родами, когда мне было три года. Отец умер спустя пять лет. Брат стал мне отцом и матерью. Я готова была идти за ним, как когда-то шли за Фэгрэном его восемь спутников. Тогда-то я вдруг осознала, что один из них был наш предок, Эмрайт-Эрна, младший брат Фэгрэна, тот, что погиб последним. Нет, конечно, я знала все это и раньше, но мне все это казалось каким-то далеким, ненастоящим… А теперь все стало вдруг настоящим…

Я скажу не скрывая — мне очень понравился новый слуга брата, тот юноша, что спас ему жизнь. Он был дерзок. У него было достоинство, которым он не поступался ни ради чего, ни перед кем. И еще он был хорош собой. Статный, русоволосый, с темными слегка сдвинутыми бровями и длинными ресницами над светло-карими глазами. Упрям и насмешлив. Он нравился мне, но он обо мне не думал, и я решила, что анкрайи не для нас. Повздыхала, да и зажала свою рану. Ранку пока еще. Ну и ладно.

IX. ИМНА-ШОЛЛЬ-ЛУНН

… Когда село солнце, они высыпали из домов. Все, кроме детей младше десяти. Я знал, что никто из тех, кому меньше шестнадцати, не уйдут сегодня. Они не смогут. Ночь была чудесна. Экелин догоняла Намиалин. А кранки, все в нарядных платьях, в драгоценных уборах, благоухающие изумительными ароматами, выходили из домов и шли в поля, леса, к рекам и озерам. Они смеялись. Мне это смех казался странным — чрезмерно громким и веселым. Лица их тоже были странными — они словно смотрели сквозь все, что вокруг. Рассеянный взгляд, странная полуулыбка, какая-то возбужденность в движениях, в речи, в смехе… Я мог бы подумать, что они все одурманены, если бы не знал, что это не так. Просто был Имна-Шолль-лунн. Я шел вместе с ними. Меня не прогоняли, просто изредка я ловил на себе жалостливо-презрительные взгляды… Вот настал час — откуда-то донеслись глухие мерные звуки барабанов, отбивающих медленный ритм, древний, жуткий, притягательный… Это захватило и меня. И я, как прочие, начал покачиваться в этом ритме, похожем на волну, глядя на то, как Экелин медленно наползает на иссиня-белый круг Намиалин, и они становятся похожи на око кранки в ночи. Все убыстряясь, звучали барабаны, и к их голосам стали присоединяться голоса кранки — сначала шепот, потом все громче и громче — "Имна-Шолль… Имна-Шолль… Имна-Шолль… Ай-и-и-и-хх" — от шепота почти до крика, резко спадая вниз полустоном — Ай-и-и-и… Призыв, молитва, страх, желание, тоска… Я чувствовал, что здесь, вокруг есть еще что-то кроме того, что я видел, я хотел это увидеть — мучительно, как во сне, когда стоишь перед дверью, даже чуть приоткрываешь ее, но не в силах открыть до конца, тебе туда нужно войти, смертельно необходимо, но не можешь и просыпаешься в слезах, чувствуя, что потерял что-то. Или безвозвратно отняли.

Имна-Шолль… Имна-Шолль… Имна-Шолль… Айи-и-и-ихх…

Сердце мое колотилось где-то в горле. Я слышал откуда-то из не отсюда голоса, чужие запахи, чуть ли не прикосновения… Я видел, как раскинув руки кранки шагали куда-то вперед и словно растворялись в свете Ока Кранки. И я бросился за ними, раскинув руки, я страстно хотел туда… Я упал вниз, покатился по склону и потерял сознание…

X. ОБРЫВКИ

Ветер несет горе

Ветер пропах гарью,

Ветер пропах кровью,

В горле моем — горечь.

В горсти — комок праха,

Кудри мои — пепел,

В алой крови заката

Крылья купает ворон.

Горько бремя героев

Благо богов — забвенье,

Я же клеймен ныне

Алою кровью брата

Путь ушедших неведом

Ворон парит в небе

Я приму эту битву

Это — моя плата

Ворон, богов посланник,

Ворон, вожак мертвых,

Ворон, собрат волка,

Ворон, знамя героев

Я пойду за тобою,

В край, где пируют боги,

В бешеном вихре боя,

С песней вольного волка…

Плач Фэгрэна над братом,

из "Малой Книги деяний героев"

…И он остался один. Великое горе терзало его, порождая великую жажду мести. Он воскликнул, потрясая мечом:

— Мои спутники все пали, верные клятве! Мой брат украден вами, Лишенные Смерти! Но я жив и я иду!

И пошел он по ступеням Неба, туда, где высился на ледяной вершине Лазурный Замок богов. Кровь оставалась на ступенях, там, где он ступал. И, говорят, Инен Рождающая в своей любви ко всему, что рождено, обратила его кровь в цветок инет-унэ (рожденный кровью), что растет только на высоких горных лугах. Но когда он достигнул Первых Врат, перед ним встал воин, и лицо его было лицом Эмрайт-Эрна. Фэгрэн бросился к нему, но тот протянул руку и остановил его. И боль была в глазах его.

— Отступи, брат, — тихо молвил он. — Ты избрал не тот путь. Я был в Кругу Богов и видел то, что принесет твоя победа. Не ходи этим путем, брат.

— Не отступлю! — воскликнул Фэгрэн. — Я потерял слишком много и слишком многих. Я дал Клятву, как и ты! Я не отступлю! Не ради себя иду — ради людей!

— Отступи, брат, — повторил Эмрайт-Эрна, еще тише и еще горше. — Отступи, или я буду биться с тобой. Не ради себя — ради людей.

— Нет! — воскликнул, пылая гневом Фэгрэн. — Бейся со мной, клятвопреступник!

И страшен был бой братьев на лазурных ступенях у Первых Врат, и кровь из текла ручьями, мешаясь и превращаясь в цветы унэрайэ (две крови), у которых на одном стебле цветы алые и черные. Вот отчего родились они. И вот — Фэгрэн вонзил свой меч Рашта в грудь брата и закричал от душевной муки, когда Эмрайт-Эрна закричал от боли, и стал плакать и рвать волосы и терзать свое и без того истерзанное тело, и лицо. Но Эмрайт-Эрна был мертв. И тогда Фэгрэн пошел с ярым гневом в сердце в Лазурный Замок, сквозь Первые Врата, и еще восемь Врат прошел он, но нигде больше никто не останавливал его. И вот вошел он и увидел богов на престолах их, и ждали они его. И тогда бросил он меч на лазурные ступени…

Повесть о Фэгрэне Победителе

Он шел по земле, и был радостен и светел, могуч и кроток, мудр и безумен. Свет исходил из его очей и ладоней его, и все, кто видели этот свет, шли за ним как завороженные. И сказал он перед людьми:

— Слушайте, несу вам весть из Света и Дня, из Ночи и Тьмы! Пусть свет мой коснется душ ваших и сердец ваших, пусть тьма моя да будет вам покоем и миром! Говорю вам — нет Света и нет Тьмы, есть единое, и оно есть жизнь, и оно есть стремление. Говорю вам — нет таргаринца и таргеранца, нет эшхаринца и имтеранца (своеобразная метафора — четыре стороны света для Ильвейна), есть человек и Божество, и путь от человека к Божеству. Я говорю вам — вот путь… (далее следует перечень заповедей). И имя Божества есть Добро, есть Любовь, есть Сердце Отверстое. Оно — единое, и оно же множество. И в вас оно, и везде оно…

…Спросите — что есть Зло? Скажу вам — мы есть Добро и мы есть Зло. Ни одно не старше другого. Оба в нас, и оба живут нашим добром и нашим злом. Оба порождены нами…

Запрещенный канон, также именуемый

Еретическим каноном. Речи Осеняющего

Когда явился Осеняющий, он явился к людям. Его слушали и кранки, но говорил он не для них.

Из разговоров на богословском факультете

Инерского университета

XI. КИМ

Здесь я привожу некоторые выдержки из наших с Эмрэгом-кранки бесед в ту долгую зиму 2348 года в замке Эрнаэш. Я был нагл и осмелился приставать к моему господину с расспросами. Как ни странно, он почти обрадовался моему любопытству. Похоже, я стал ему лекарством от той смертной тоски, что выстужала ему душу. Причин тоски мы не понимали, отчего и родным, и домочадцам становилось очень тяжело. А господин старался либо уезжать из замка, либо уединяться, чтобы не угнетать нас своим видом. Но моя наглость помогла и ему и прочим. Тогда я впервые поймал на себе признательный взгляд госпожи Эмрэн и был несказанно этому рад.

Я нахально, безо всяких обиняков заявил, что хотел бы научиться языку кранки. Господин посмотрел на меня с неким любопытством. Затем знаком велел садиться.

— Зачем вам? — спросил он, налив мне вина.

Я пожал плечами.

— Просто любопытно. Мне любопытно все — язык, эти странные обычаи, и почему вы так относитесь к людям, и что такое Имна-Шолль, и…

— Умолкните, Ким, довольно! — рассмеялся он. — Не так сразу!

Затем он снова нахмурился и долго задумчиво смотрел в окно. Затем что-то пробормотал себе под нос, выругался.

— Плевать. Больше никаких запретов… Ким, вы действительно хотите знать, что мы такое?

— Да, — вполне серьезно ответил я. Я хотел знать, что они такое. Потому, что мне почему-то пришелся по сердцу этот бесстрастный кранки. Потому, что в его доме мы, люди, были с кранки на равных. Потому, что почти каждую ночь мне снилась Эмрэн.

Язык кранки оказался действительно похож на ильвейнский, хотя и не слишком. Да и заметно это не сразу. Наш и инетанский — они по правде называют себя инетани, а не кранки — можно назвать очень дальними родственниками. Как говорится, нашему забору двоюродный плетень. И все-таки двоюродный, как-никак, никуда от этого не денешься, как бы неприятно это ни было кое для кого… Но в нем было как бы два слоя — то, что было похоже, и то, что было совершенно непохоже. Я спросил — почему так. В одном языке словно сплелись два совершенно разных. Хотя письменность была одинаковой.

Один язык я кое-как начинал осваивать. Другой был мне совершенно непонятен. Я мог на нем читать, даже разбирал какие-то имена и названия, многие были мне знакомы, но больше ничего я не понимал. Я не замечал и того, чтобы на чем-то похожем говорили. Я пристал с этим к господину, но он сказал, что это то немногое, на что он не способен ответить. Он сказал — я тогда еще не привык к его манере рассуждать вслух, если он не мог сразу дать точного ответа.

— Я не знаю этого, Ким. Мы старый народ и, пожалуй, мы все кранки, хотя только немногие рискуют так называться. Точнее, смеют себе в этом признаться. Мы так давно перестали жить… Мы только существуем. Присутствуем в мире, от которого отреклись давным-давно. Мне кажется, мы смотрим только в Имна-Шолль и доживаем каждый до того момента, когда Зов уже не преодолеть… И больше никуда не смотрим и не помним ничего, что не говорит об Имна-Шолль, словно все это не наше, словно все это позорно и греховно, что все следует забыть… Народ без богов. Мы презираем не только чужих, мы презираем свое прошлое до Имна-Шолль. Может, и этот забытый язык — отголосок нашего прошлого, когда мы еще были молоды, когда были боги, чтобы сваливать на них свои беды и спрашивать у них ответа, когда было Добро и Зло, а не спокойствие, которое дураки сочли за счастье. Знаете, Ким, я могу помочь только вот чем: сохранились древние обычаи с названиями, которых уже не растолковать. И сохранились несколько обрядовых песен и устоявшихся формул, смысл которых почти уже утрачен. Хотите — я напишу вам? Это сохранилось только потому, что Завет Фэгрэна это узаконил… Понял, наверное, что нагеройствовал и попытался удержать хоть что-то…

Он тяжело замолчал и снова лицо его стало брезгливо-усталым и полным тоски. Я осмелился заговорить.

— И что же осталось?

Он вздохнул.

— Ну, вот, к примеру, девиз Фэгрэна и его брата Эмрайта-Эрна. Девиз нашего рода Эмрайнов. Звучит это как "Райсу ратт". Традиционно мы его толкуем как "Был свободен — будешь свободен". Это приблизительно. Сейчас это звучало бы как "Тэйкрани ан — тэйкрани амне". Тоже приблизительно, есть отличия… Совсем иначе звучит, верно? Или Имна-Шолль… Я не знаю смысла. Не понимаю! Может, это просто совпадение с новыми словами?

— А что это означает?

— "Ветер, который будет она". Бессмысленно. Не просто ветер, а ветер, тихо шуршащий в траве вечером. Но от этого не легче.

— М-да. Но, простите, язык не может вот так, в одночасье, измениться. Нельзя всех сразу переучить! К тому же тексты одновременно на двух языках явно требуют знания обоих, раз переводов нет!

— И что? — он с любопытством смотрел на меня, словно угадывал, какой я сделаю вывод.

— А то, что должны были существовать одновременно два языка.

Он кивнул головой, как будто я подтвердил его мысли.

— И что из этого?

— Думайте, что хотите, но здесь, по-моему, след другого народа. Может, бывшего для вас тем же, что для нас кранки.

Он снова кивнул. Затем приблизил ко мне лицо так, что его нечеловеческие глаза оказались совсем рядом с моими.

— А кто мы для вас?

Я не мог ответить на это вопрос. Действительно, кто для нас кранки? На севере и востоке их считают колдунами и жутко боятся. На западе и юге, где их побольше, да и живем мы с ними рядом достаточно долго, их сторонятся и считают надменным народом, но не боятся. Суеверного ужаса они не вызывают, что однако не спасло кранки от резни в дни голодного бунта в Риннане. Сверхъестественные способности им приписывают, это да, но не боятся. А фанатики веры здесь, в городах, влияния не имеют. Да и городские кранки приходят в храмы Осеняющего, хотя принимают знак пока только полукровки. Кто они для нас? Странные, непонятные, мудрые, удачливые, честные и нелживые. Надменные, холодные, печальные, отстраненные… Кто? Обреченные быть чужими, вымирающие, уходящие наследники богача, которым уже не нужно богатство, потому, что уходит жизнь… И тут мне стало страшно, потому, что мне на миг представилось, как уйдет Эмрэн, а я останусь и никогда…

XII. ОБРЫВКИ

Тогда Литиу… ты из народа (богов? дитя богов? благословенных богами?), я же из тех, кто не знает… (уз? повода?)

И потому говорю — я поведу тебя, я не убоюсь (великих? указывающих?)

Ты говорил, что любишь меня превыше всего. Но ты боишься идти (сам?). Тогда иди за мной. И иди сейчас, потому, что другого времени не будет. Каждому дается только раз. Твое (проклятье?) уже взяло твой след.

Олоэн же сказал:

— Бери повод моей судьбы в свои руки и попробуй вырвать его из рук (проклятия?) моего, ибо я связан.

— Вот этим клинком рассеку я твои узы, — ответила Литиу и достала Элумар, и со всей силой вонзила его себе под левую грудь. И Олоэн стоял, словно каменная статуя, затем рек:

— Ныне я свободен. Я отрекаюсь от Имна-Шолль (и молю о пути? благости?) Осеняющего.

И Элумар взял его кровь.

Из древней повести о Литиу Прекрасной,

самый ранний вариант, слова в скобках неясны

или затерты. Последующее добавление, как и все

упоминания об Осеняющем — позднейшие вставки.

И свет Осеняющего снизошел на них. Тогда кранки отступили и удалились, кроме нескольких, умиленных и потрясенных и узревших силу Осеняющего и свет его. Тогда они повторили слова Олоэна и отреклись от Имна-Шолль, и приняли знак. Велика была печаль в Ильвейне и в Саллане, ибо многие любили их, и были они прекрасны и молоды. И доныне их гробница в Налриане место благое и славное исцелениями….

Кто ведает, что такое боги? Чем больше я об этом размышляю, тем больше запутываюсь. Ведь если считать, что они всегда были и есть рядом с нами и над нами, то странно — почему они перестали являться к нам? Почему они не исправляют того, что должно бы исправить? Почему они не отзываются на молитвы? Мне кажется, что они просто бессильны или чудовищно несправедливы. или совсем забыли о нас. Но ведь в старину они были прекрасны, могучи, они вершили и творили… Может, и они меняются, как мы? Может, постепенно они теряют свою силу и уходят от нас? Или они были такими как мы? Или они среди нас, а мы не понимаем? Не видим? Кто ответит мне, кто такие боги? Откуда пришли они? Куда ушли?

Из уцелевших рукописных сводов

"Радужных нитей" — канона таргаринской ереси,

сохранившихся в северном Ильвейне и западном Таргерайне.

Пой, о Дева меча,

Песнь Идущих-в-Ночи,

Пой в полуночный час

Песню юных волчиц

В белом круге луны,

В алом круге Огня,

Песнь любви и войны,

Пляской душу пьяня.

Сталь в руке холодна,

В жилах кровь горяча,

Пей же чашу до дна,

Пой, о Дева Меча!

Пей же чашу до дна,

Пусть в полуночный час

Наша Матерь-Луна

С неба смотрит на нас!

Рыжекудрый Огонь,

Алоокий Отец,

Дланью жаркою тронь

Чаши юных сердец.

Полуночных теней

Замыкается круг,

Мчатся в вихре мечей

Тени юных подруг.

Пой же песню войны

В дикой пляске летя,

В белый бубен Луны

Колотя, колотя!

Пей же чашу до дна,

Пусть в полуночный час

Наша Матерь-Луна

С неба смотрит на нас!

Сестры знающих кровь,

Сестры видящих след,

Чья жестока любовь,

Приносящие смерть!

На полночном пути

Под холодной Луной

Никому не уйти

От погони ночной!

Волки — братья мои!

Звезды — сестры мои!

На ночных небесах

След Голубой Змеи.

Пей же чашу до дна!

Пусть в полуночный час

Наша Матерь-Луна

С неба смотрит на нас!

Перевод древней песни

женского воинского союза кранки,

Идущих-в-Ночи.

Матерь-Луна — имеется в виду Намиалин в те фазы,

когда Экелин появляется только на рассвете и почти не видна.

XIII. ДОРАН

Когда я смотрел на Кима, я вспоминал себя почти двадцать лет назад, когда осмелился посмотреть на родственницу этела Эршау как на желанную женщину. Мне было жаль его. Мне хотелось, чтобы он получил то, чего не досталось мне. Я видел, что госпожа Эмрэн тоже тянется к этому юноше, хотя и прячет свои чувства. Наверное, я плохой вассал, раз в этом я не на стороне своего господина, а на стороне этих двоих. Но пока они оба прятались друг от друга и пытались внушить самим себе, что друг в друге не нуждаются. Смешно. Смешно и грустно. Единственное, на что я надеялся, так это на то, что наш господин не такой, как все кранки. И его сестра тоже. Эмрэн была из Идущих-в-Ночи. Это старинный союз, ныне не имеющий силы, поскольку просто не нужен. Но, как и все старое, свято сохраняется. Кранки вообще как барахольщики — не выкидывают ничего, хотя груз уже чрезмерен. Мне не раз приходилось слышать, что в ней и ее брате возродилась кровь древних героев. Но только кранки не нужны герои… Но если этел Эмрэг-кранки сдерживал свою бешеную натуру железной рукой воли, то Эмрэн все выплескивала наружу. Мне это казалось нарочитым и наигранным. Мне это не нравилось. Иногда просто раздражало. Иногда я не знал, как себя с нею вести — воспринимать ли все, что она говорит и вытворяет всерьез или не придавать значения. Будь моя воля, я просто порол бы ее, чтобы дурь выбить. Но мой господин позволял ей все. Она била из лука как мужчина. Носилась на своем вороном таким бешеным скоком, что я порой страшился за нее. То и дело вытворяла невесть что — зимой переплывала Соллоэт, после чего пролежала в тяжкой болезни почти месяц. Как-то раз прижгла себе руку каленым железом и всем показывала жуткий ожог, хвалясь своей терпеливостью. Было и такое, что она резала себя, чтобы знать, каково кусает железо и долго ли она выдержит, если не перевязывать рану. Господин как-то не стерпел и надавал ей оплеух, чему она тоже была рада и смеялась ему в лицо. Я помню, как она бичом забила напавшего на нее волка. А вот над убитым зверем она плакала. Она тогда сказала — родичам Фэгрэна, видимо, суждено убивать братьев. Когда появился Ким, ее выходки стали еще более безумными. Затем она притихла…

Она красива. Как и ее брат — черноволосая, светлокожая — по меркам кранки, глаза как бирюза. Стройная, гибкая словно хлыст, опасная. И все же мне жаль ее. Иногда я думаю о ней как о дочери.

XIV. ШАНФЕЛЛАС

Эмрэн мало с кем делилась. Пожалуй, только со мной она бывала более-менее откровенна, поскольку я не родич и не домочадец, но и не чужой. Так и вышло, что я был управляющим делами брата и доверенным человеком сестры. Когда по весне они оба приехали в Тан поручить мне найти лучшие сапфиры для свадебного дара Лайин и подыскать искусного ювелира, то Эмрэн, подождав ухода брата, попросила меня достать два хороших альмандина, чтобы сделать серебряные перстни с любовным узлом. Один — на женскую руку, другой — на мужскую. И тогда я понял, что Эмрэн решилась сделать выбор по праву девушек из знатных семей. Это произошло при мне, в тот же день, как я доставил заказанные украшения в Эрнаэш самолично. Зрелище было торжественное и красивое, прямо как в старинных повестях о влюбленных. За веселым праздничным ужином Ким сидел в нижнем конце стола, среди оруженосцев, хотя все знали, что Эмрэг-кранки особо его ставит. Эмрэг-кранки объявил о том, что хочет показать свадебный дар — таков обычай — и я приказал принести ларец и открыть его. Ларец пошел по кругу, и все рассматривали венок из серебряных филигранных лилий с сапфировыми каплями росы, восхищенно и одобрительно ахая. Гости из этелрину и прочей знати хвалили убор, хотя о свадьбе не упоминал никто. Я знал, что это многие не одобряют. Но Эмрэг-кранки был старшим этелом и сторонников у него было не меньше, чем врагов. Потому терпели. И тут вдруг встает Эмрэн и говорит — ах, бешеная девчонка!

— Этелрину, брат мой Эмрэг-кранки, благородные нобили и достопочтенный Шанфеллас! Призываю вас в свидетели — ныне я избираю мужчину.

Мы так и замерли. Кто не знал, что этел Арнахиар давно прочит ее в жены своему старшему сыну — Бешеному Анэрне. Конечно, по всем законам она была в своем праве, но одно дело — закон, а другое — "так не принято". Да только это была Эмрэн и было ей все равно. Тут она прямиком пошла к Киму и взяла его за руку. Мальчишка побледнел еще когда она только заговорила и встал, когда понял, что идет она к нему. Все ошарашено следили за ними. Эмрэн же просто взяла его за руку и, как велит обычай, поцеловала в губы. Затем надела ему на левую руку перстень, а другой — на свою руку. А Ким, словно вдруг ставший старше, взял ее за руку и подвел к этелу Эмрэгу-кранки. Голос у него немного срывался.

— Господин мой. Я принимаю руку госпожи Эмрэн. Я никому не отдам ее. Но она не может стать женой слуги своего брата. Однако женой Кима из славного и богатого семейства Хельвернов она стать может. Потому прошу освободить меня от службы.

Я думал, что Эмрэг-кранки придушит его на месте или выдерет свою сестрицу. Похоже, в первое мгновение он так и хотел поступить. Но он совладал с собой. Однако это ему явно не нравилось. Еще бы — и так на него посматривали искоса из-за его свадьбы и насмешливого отношения к старым обычаям, а тут еще и сестрица.

— Я не освобожу тебя от службы, Ким из рода Хельвернов, покуда не совершится мой брак. Эмрэн поступила так, как позволяет ей закон и обычай. Но есть и право старшего в семье, и право этела. Я положу вам год, и пока он не минет, я не дам своего согласия. Я должен убедиться в том, что ты достоин моей сестры. И раньше, чем через год, мы не будем об этом говорить. Все.

Это не был отказ. Но и не согласие. А то, что этел стал называть его на "ты", означало лишь то, что парень еще на шаг приблизился к своему господину. И всем было ясно, что у Кима за несколько минут появилась куча врагов. Госпожа Тимарэт же улыбалась сквозь слезы.

XV. КИМ

Не скажу, что господин сильно переменился ко мне. Нет, его поведение почти не изменилось, разве что мы куда больше стали заниматься нашим копанием в рукописях и книгах — теперь он сам побуждал меня к этому, порой раздраженно и сурово. Но когда мы погружались в наши рассуждения, он заводился и заводил меня так, что иногда я, забываясь, начинал орать на него и называть его на "ты". Он не всегда это замечал. Как же он был красив, когда его что-нибудь захватывало! А об Эмрэн мы не говорили. Я всего лишь стал ее женихом, что не означало, что я стану ее мужем. Чтобы сравнять нас, господин посвятил меня в рыцари по обычаю Саллана — хлебом и кровью. Но я прекрасно понимал, что это — не по моим заслугам. Эмрэг-кранки сделал это ради чести сестры. Мы с Эмрэн держались в рамках этикета, чтобы никто не мог нас упрекнуть или обвинить в чем, либо что поставить нам в вину и тем объявить мой срок испытания недействительным. Это было мучительно, но в конце мы видели надежду. Боги, вспомнить только — мы даже поговорить права не имели! Мы же почти не знали друг друга! И все же — любили. Редкие случайные встречи наедине… Мне хочется назвать наши тогдашние чувства голодом… Но я чтил честь господина и его сестры. Я даже и думать не смел о близости с Эмрэн. А ведь все равно — думал. Но — не более того.

Вот еще один из моих разговоров с моим господином. Начали мы с ругани. Точнее, ругался мой господин. Видимо, наша с Эмрэн выходка, хотя с моей стороны и невольная, сидела у него в душе настоящей занозой.

— Ты хотя бы понимаешь, во что ты влип?

— Простите, господин, но я влип в любовь к вашей сестре и не вижу в этом ничего постыдного. Любовь чувство высокое, и, насколько я успел понять, вы очень цените ее.

— Да, но ты не кранки!

— Но и вы не на кранки женитесь, насколько я понимаю.

— Я — другое дело…

— Ну да, вы аймаэрну. А я тэйэрну.

— Да нет…

— Да не лгите вы самому себе, господин. Дело именно в этом. Вы боитесь того, что станут о вас и вашей семье говорить и думать. Но не забывайте — мы в Ильвейне, и закон для всех один.

— Мы в Дзайалане. Клятву давал только мой отец и этел Зуалер. Даже я не присягал королю. И упаси тебя твой Осеняющий сказать это кому-нибудь другому. Тогда я за твою жизнь не отвечаю. Твоя женитьба, к тому же, государственных интересов Ильвейна и Дзайалана не касается, так что ее законность будет рассматривать суд этелрину.

— Вот даже как! А ваш закон, кстати, позволяет Эмрэн выбирать по своей воле!

— Но это закон кранки!

— А там разве сказано о том, что избранник должен быть кранки?

Он замолчал — действительно, закон говорил просто об избраннике.

Я продолжал:

— Говорится только о том, что она имеет право выбирать себе мужчину, а кто скажет, что я не мужчина? И уж поверьте, я сумею защитить ее от всех ваших дурацких обычаев! Я увезу ее из Саллана, если здесь нам не будет житья.

Как я понимаю сейчас, все мои слова были вопиющей наглостью и будь здесь третий… Но мы были вдвоем. Эмрэг-кранки смотрел на меня с интересом и невесело усмехался.

— Есть еще право старшего и право этела. И пока ты у меня на службе, я вправе судить тебя, это не запрещают и ильвейнские законы. А когда ты станешь мужем моей сестры, я буду вправе судить тебя как старший в роду.

— Я стану мужем вашей сестры, но я человек, а не кранки. И судить меня будет не суд этелрину, а королевский суд, ежели, конечно, тут вообще есть хоть какое-то преступление.

— По мне так нет. Но я не один. И, смею тебя заверить, король не станет жертвовать Договором ради Кима Хельверна. Как мне ни прискорбно, все сейчас зависит от меня. Я только одно хочу вбить в твою тупую голову — повремени. Подожди моей свадьбы. Потом будет совет этелрину. А потом ваш праздник Амланн… тогда делай что хочешь.

— Но почему?

— Да потому! — взорвался он. — Я не обязан тебе объяснять все! Не обязан! Просто прими это и сделай как я прошу!

Я замолчал. Почему-то я понял, что он прав, хотя страшно хотелось узнать, в чем же тут дело. Но я чувствовал, что он сам расскажет, когда немного успокоится. Незачем было добавлять ему забот сейчас, когда он и так был не в себе. И мы вернулись к нашим ученым рассуждениям. А говорили мы о богах, которых не было у кранки. Теперь не было. О тех, что были у них когда-то.

— Мы помним их имена, но они не инетанские, — как-то раздраженно говорил мой господин. Впрочем, он почти всегда говорил так, будто все окружающее чем-то навлекло на себя его немилость. — Вот, кстати, еще вопрос. Мы называем себя инетани. А знаешь, что это означает? Люди. Даже вернее — рожденные. Но, по правде, все мы кранки, все, все… Ладно, сие не к месту. Анас и Рути не инетанские имена. Даже Инен. Мы говорим — Инен Рождающая. Самое смешное, что Инен означает родительница, хотя и в старинной форме. Есть ли смысл в словах "Инен Иннеране"? "Родительница Рождающая"? А что, скажи на милость, еще делать родительнице, как не рождать? Бред? Зачем пояснять смысл имени, если он и так понятен?

— Не знаю… разные народы мыслят по-разному. Даже два человека одной крови и то в мыслях не сходятся. Может, ваши предки считали, что так просто надо? Для красоты?

— Может, они и мыслили не так, как вы привыкли, но дураками их считать не стоит. К тому же мы почти не изменились за тысячи лет. Добродетель у нас такая — не меняться ни в коем случае, — хмыкнул он. — Простите, ежели невольно оскорбил вас, но я правда ничего не могу придумать. Но вы-то сами наверняка не в первый раз над этим бьетесь. У вас наверняка есть какой-нибудь ответ.

Он пожал плечами и вздохнул, видимо, от моей ильвейнской наивной наглости. Мне кажется, мое нахальство забавляло его.

— Я думаю, что это не инетанское имя. Просто его смысл потом вошел в наш язык. Вошел так давно, что мы приняли это слово как свое. А вот Таррашт — это наше. Его называют Обрезающим Нити, и это "раш" — резать — звучит и в его имени. Но оно в целом-то означает "как запекшаяся кровь". Пояснение тут уместно.

— Погодите, я не могу сразу всего схватить. Ну и что, что некоторые имена не… инетанские?

— Найди народ, у которых боги носили бы чужие имена! Скажешь, таргеранцы. Ну да, они моряки, странствуют много, вся страна как проходной двор. Иногда думается, что там только проезжие купцы и живут. Поневоле приходится молиться всем богам, которых знаешь. Ильвейнские боги в Таргерайне, к примеру, не в помощь. Но ведь ты сам знаешь, что к имени чужого бога всегда добавляется этакий титул — пояснение.

— Да, пожалуй, так. Хотя в Таргерайне я еще не бывал. Мое вольномыслие так далеко не распространяется. (Пометка: В ту пору Таргерайн был убежищем для всех, кого преследовали за неугодные мысли. Позже государь Араэну даровал прощение всем изгнанникам и те много восхваляли его. Среди них нашлось много полезных для Ильвейна и впоследствии прославленных людей). Так вы что, хотите сказать, что древние боги были не только ваши?

— Да! И таких имен богов больше нигде нет в Круге Земном!

И тут мне стало нехорошо. Так было со мной тогда, когда я представил, что моя душа будет поглощена Разрушающим…

— Тогда откуда они… — промямлил я.

— Не знаю, — вздохнул Эмрэг-кранки. — Хочешь, скажу тебе, что я думаю?

Я только кивнул.

— Есть две странности. У нас нет легенд о сотворении мира. У вас-то их даже больше, чем надо, миров на сотню достанет. У нас нет ничего, кроме имен ушедших богов да и то потому, что с ними боролся Фэгрэн. Вся наша легендарная история начинается с матери и отца Фэгрэна. Все. Понимаешь ли, у всех народов в легендах о героях есть враги — демоны, другие народы. И есть благоволящие боги. У нас же только боги-враги и их воинство, которое называют "люди богов". В смысле, воинство богов, низшие боги. И больше ничего о них не говорится. Говорится, что они были все истреблены Фэгрэном. И вот я думаю — то, что рассказывают через поколения, зачастую так искажает истину, что ее и не отыщешь. Может, когда-то мы истребили некий народ? — Он помотал головой. — Или этот народ и есть боги… И они просто ушли, как и мы уйдем… Но они хотя бы бились до конца, а мы обречены с самого начала.

Он встал и, нервно хихикнув, подошел к гобелену на стене. Всадник на серебристо-белом коне. Фэгрэн.

— Я ненавижу его, — прошипел он сквозь зубы. — Ненавижу. Счастье для всех, значит? А ты знал, что есть для каждого счастье? Имна-Шолль! Счастье должно быть заслужено, дурак! А ты лишил нас смысла жизни, лишил действия! Понимаешь, Ким, это высшее счастье, эта Имна-Шолль будет нам дарована, только если мы при жизни выполняем все заветы Фэгрэна, что есть просто верность отжившим, отгнившим древним обычаям. Мы не имеем права ничего из наших знаний отдавать другим — Фэгрэн сражался только ради нас. Мы избранные. Понимаешь? — Он опять засмеялся, зло оскалившись. — Полукровка лишен Имна-Шолль. Ушедший к чужим лишен Имна-Шолль. Он изгой, он бесправен! Ты теперь понимаешь об Эмрэн… Я-то что, вот мой сын будет изгоем. И родоначальником нового народа. Смешно.

Я подумал — откуда он это знает? Он так уверенно говорил о том, что у него будет сын. И о новом народе… Откуда?

— И люди не рожают детей — зачем, если можно до срока уйти в Имна-Шолль, все забыть… Уйти в прошлое. Я не хочу туда. Фэгрэн тоже не там. А то я нарочно отправился бы туда, чтобы поспрашивать его кое о чем… Знаешь ли, никто из наших великих героев не уходил в Имна-Шолль. Ведь при жизни они не соблюдали Завет Фэгрэна. Иначе не станешь героем. Более того, все войны, в которых мы участвовали, были людскими, и ни разу инетани не воевали друг с другом. Кстати, ушел из Дзайалана — считай, лишился Имна-Шолль. А уж воевать на стороне людей… Имна-Шолль не для героев. И как уйти из мира, который любишь… Я не могу, — почти жалко промолвил он.

— И куда же уйдет кранки, если не в Имна-Шолль?

— А куда уходите вы?

Я усмехнулся. Уж я-то знал, в Инере только этому и учили.

— "И говорю вам, — забубнил я, постепенно проникаясь словами и переставая издеваться над ними, — я поднимаю руку и раскрываю ладонь. Что вы видите? Свет. Что вы видите в Свете моем? Пути. Все они идут от меня, через меня, мимо меня — все равно, все они в Свете моем. Все они мои. Все они неведомы мне. Возьмите же Свет мой и изберите путь свой. Станьте лепестками Пламени моего и идите. И будьте мной. Ибо нет конца, даже если кончается жизнь."

Он смотрел на меня так, как восхищенный неофит смотрит на проповедника.

— И он пришел не к нам, — прошептал он. — Наш путь оканчивается тупиком, и это Имна-Шолль… Мне иногда кажется, что он похож на тех богов, которые покинули нас… Может, они тоже предлагали нам пути, но мы выбрали покой и тупик… Но если мы все же имеем право отречения, если не врут, если Оллоэн и Литиу до сих пор где-то идут вместе, то я отрекусь от Имна-Шолль.

— И все же — что это такое, Имна-Шолль? Это место? Это такая жизнь? Сон?

— Подожди до Луэт-лунн. Там увидишь. Я возьму тебя на пир Единения.

И вот тогда я ляпнул то, за что до сих пор не могу себя простить:

— Почему вы, кранки, всегда говорите только об уходе? Неужели вы лишь для этого и живете? Неужели смысл вашей жизни только в том, чтобы готовиться правильно уйти? Мы, конечно, грубы, но мы живем для жизни…

И тут я посмотрел ему в лицо. У меня душа в пятки ушла. Моя жизнь для жизни могла кончиться прямо сейчас. Я не понимал тогда, как больно я ударил.

— Вон, — прошипел он сквозь зубы и зажмурился, словно прислушиваясь к боли.

Я выскочил из комнаты, как пробка из бутылки с шипучим эшхаринским.

И еще важный обрывок разговора — уже много спустя. Он вел себя со мной как ни в чем не бывало.

— Ты помнишь — Фэгрэн убил в поединке своего брата, Эмрайт-Эрна. Его взяли в плен за год до того люди богов и он, судя по легенде, отрекся от дела старшего брата. Помнишь его слова — я видел то, к чему стремишься ты и понял, что это неверный путь? Помнишь?

— Ну?

— В легенде ничего не говорится об этом. Ничего не говорится о жене и детях Эмрайт-Эрна. А ведь мы его потомки. И до Похода у него не было жены. Знаешь ли, я верю, что легенда о Фэгрэне записана с его слов. Уж сохранять-то старое в священной неизменности мы умеем. Иначе как понять образы богов в ней — они явно не враги, и в словах их жалость, а то, чего достиг Фэгрэн, кажется скорее карой, чем наградой.

— Да, но как это касается рода Эмрайнов?

— А, ты ведь не читал наших родословных… "Эмрайны, божественная кровь". Вот так нас называют. Старшие этелрину. Я могу предположить только то, что Эмрайт-Эрна имел детей от женщины из людей богов. И это мы.

— Однако! А вы чем-нибудь отличаетесь от прочих… инетани?

— Нет. Но это неважно… Похоже, Фэгрэн своим словом узаконил существование детей своего брата. В те времена его слово значило все. Может, это и его уход в неведомый путь — раскаяние? Бегство? Ничего себе, герой! Обрек свой народ на Имна-Шолль и — в бега! Сволочь…

XVI. ЛЕГЕНДА

…И тогда он, наконец, решился посмотреть в окно. Он прекрасно знал, что там увидит. Но теперь он не мог сказать людям — я ничего не знаю и не желаю знать. Он закрыл глаза. Вновь двухлетний мальчик, смеясь во все горло, бежал по белому речному песку навстречу ему. А женщины, родившей этого ребенка, он уже не помнил. Может, ее и не было? Нужна ли владыке мира супруга, чтобы создать себе того, кто унаследует его власть, его силу, его все?

…Мальчик бежит по песку…

А за окном колыхалась Багровая Мгла. Тысячи жадных щупалец тянулись к скале и замку, к последнему островку этого мира. Но этот островок был неприступен. Последнее убежище. Больше не было ничего — все поглотила Багровая Мгла. Не так, как туман поглощает вечером мир, чтобы рассеяться поутру. Нет, сам мир стал Багровой Мглой, и лишь замок на скале еще оставался. И лишь сила властителя сдерживала эту живую Мглу. Пока он жив… Пока жив тот, кому нет смерти.

Ужаснее всего было то, что именно та сила, что охраняла замок, сгубила этот мир. Отец и сын были — единым. Одна кровь, одно знание, одна сила. Но у каждой вещи две стороны.

Он отошел от клубящегося кровью проема окна. теперь в замке и днем, и ночью горели свечи. Да еще сквозь багровую пелену проблескивала Звезда, как последнее эхо надежды. Он ссутулился на миг, словно века, наконец, одолели его. Но через мгновение он снова был прежним — словно орел расправил крылья. Он вскинул голову и неестественно ярко блеснули холодные серые глаза из-под длинных ресниц.

— Приведите, — коротко и резко, словно удар хлыста, упали слова. Затем он неспешно поднялся по ступеням к трону и сел, положив на колени обнаженный сверкающий меч. Знак Суда. А зал казался пустым, хотя здесь было полно народу. Просто все молчали, даже дышали осторожно, опасаясь потревожить властителя. Последние люди этого мира, нашедшие здесь убежище. Он помнил, как уходили, утратив волю к жизни, в Багровую Мглу одни, как сквозь Врата, открытые им, шли в неизвестность другие, унося с собою боль, тоску и память. А эти остались с ним, разделить его бессмертие и одиночество…

— Отец? Ты звал меня? — прозвенел, раскалывая на кусочки застывшую тишину зала, молодой голос. Сколько бы ему ни было лет, он и духом и телом был юноша. Сейчас он стоял в небрежно-нетерпеливой позе, слегка недовольно глядя на отца, оторвавшего его от какого-то важного дела. Властитель против воли залюбовался им, хотя всеми силами пытался настроить себя против него. Воистину, никого нет в мире его прекраснее. Но мира уже нет. И погубил его этот юноша, а он, хранитель, допустил это ради него…

— Ты выглядывал в окно? — тихо спросил властитель.

— Да. Что делать, так уж получилось, — пожал плечами юноша.

— и только?

— А что? Разве ты никогда не делал ошибок?

— Ошибки бывают разными, сын. тебе не кажется, что за них должен расплачиваться тот, кто их совершает?

Юноша недоуменно посмотрел на отца.

— Но это только ошибка! Разве преступно пытаться сделать мир более совершенным?

— И что ты сделал?

— Отец, скажи — есть ли что в этом мире, что тебе жаль было бы потерять? Что тебе не наскучило?

— Мальчик, бегущий по песку, — тихо ответил властитель.

— Что?

— Люди. Те, чей мир ты убил.

— Я хотел сделать его лучше!

— А их ты спросил? Это мир не твой. Это их мир.

— Он же не способны понять! Отец, ты — хранитель, а я твой сын. Так кому же решать, как не нам?

— Хранитель, но не хозяин. Хозяева — они. Довольно. Я слышал твои слова, выслушай и ты мои. Что бы тобой ни двигало, ты совершил зло. равновесие нарушено, пока сила, живущая в тебе, существует. Потому ты должен уйти.

— Отец! — нахмурился юноша. — Я твой сын! Что тебе все эти люди? Я твой сын!

— Потому я и сужу тебя. Только я и никто больше.

Он встал и протянул вперед руки. Юноша застыл, не в силах пошевелиться.

— Иди, — сказал властитель и юноша пошел вперед из зала, по коридору, явно против своей воли, связанный волей более сильной.

Они спустились в нижнюю галерею, вырезанную прямо в скале. Окна, не забранные стеклами, были полны багровых щупалец. Они шли, пока галерея не кончилась тупиком. Властитель поднял руку и приложил к камню ладонь. Скала бесшумно раскрыла черный зев. Им не нужен был свет — оба прекрасно видели во тьме. В грубо вырубленном склепе не было ничего, кроме каменного ложа. Туда, повинуясь воле отца, почти упал юноша, затравленно глядя на сверкающий клинок. Глаза его были полны уже не гнева, а недоумения и страха, как глаза ребенка, не понимающего за что его наказывают.

— Что ты хочешь сделать со мной? — неуверенно спросил юноша.

Властитель ничего не ответил, только взял обеими руками меч и поднял его.

— Отец!! Не надо, пожалуйста! Не надо!

Скорее. Пока сердце на поддалось.

— Отец!! Нет!!!

Он зажмурился и вонзил меч прямо в распростертое тело. Все. Кончено. Он закрыл убитому глаза и быстро ушел. Скала бесшумно сомкнулась у него за спиной.

Он вернулся в зал к молчаливым испуганным людям.

— Теперь вы будете помогать мне, раз решили остаться. Будет тяжело… Но, может, мы сумеем вернуть то, что было… Или создать заново — мы ведь все помним.

…Мальчик бежит по белому речному песку…

Когда, наконец, взошло солнце, старший подошел к властителю.

— Государь мой, не пора ли? Теперь мир сильнее его. Может, пришла пора исцелить и твоего сына? Не бойся, ты ведь не один.

Властитель благодарно пожал его руку.

— Благодарю тебя. Но я… я боюсь.

— Не бойся. Когда-то боялись и мы. Но ты изменил нас. И разве нет у тебя силы? нет ее у нас? чего ты страшишься? Разве мы не вместе создали все это? — он показал рукой на окно.

— Я боюсь себя…

Когда он взялся за рукоять меча, руки его предательски дрожали. Клинок был тускл и черен, словно впитал в себя все зло, таившееся в мертвом теле.

"Каким он проснется? Что он помнит? Что он есть?"

Черная кровь забила ручьем. Затем алый цвет сменил густую вязкую черноту. Властитель сцепил руки над раной, голубоватое сияние излилось из его ладоней и рана закрылась. Все. Теперь ждать. Века, тысячелетия. Он ждал этого мгновения и боялся его. А нынче минуты были тягостны и бесконечны… Юноша потянулся и открыл глаза. Он улыбался как хорошо выспавшийся человек, и у властителя отлегло от сердца — не помнит. Хорошо, что он не помнит, почему он здесь и как все было. Но что осталось? Помнит ли он Багровую Мглу?

— Отец! Здравствуй! Я, кажется, тысячу лет не видел тебя! Бывают же такие сны…

"Это не сон".

Юноша сел, осмотрелся. Нахмурился.

— Не понимаю. Почему я здесь? Я болел и меня сочли мертвым? Да?

Властитель кивнул.

— Да, ты был болен. Но теперь ты, похоже, исцелился.

— И долго я болел?

— Долго. Но теперь все прошло. Идем.

Они спустились по лестнице к зеленым террасам сада, затем — к реке, к легкому ажурному мосту. Но здесь, у сада река не была забрана в камень и вода лизала чистый белый песок. Юноша стоял в золотистом утреннем мареве, вбирая свет и звуки начала дня. А мир был мозаикой воспоминаний, кропотливо собранной за неисчислимые годы… память человека сглаживает горечь и тяготы былого и наоборот, все ярче расцвечивает доброе. Потому-то мир был таким, каким он видится только детям — прекрасным, огромным, полным тайн и чудес. Юноша сказал, не поворачиваясь к отцу:

— Я действительно был очень болен, если думал, что здесь не осталось ничего, о чем можно было бы пожалеть… Прости меня…

Он уткнулся лицом в грудь отцу, а тот обнял его, тихонько похлопывая по плечу. Властитель подумал, что сейчас умрет.

— Отец, — через некоторое время сказал юноша. — Здесь нет кое-чего, что было прежде. Ты не помнишь?

— Нет… — удивленно промолвил тот.

— Можно? — спросил юноша.

— Конечно. Ты ведь теперь исцелен.

…По белому речному песку шла женщина. Ветер крыльями взметывал широкие рукава белого верхнего платья, открывая красивые смуглые руки. Солнце, всплывшее над туманом, светило ей в спину и лица не было видно, но хранитель, обмирая от сладкой жути, понял, что узнал ее.

— Иди, отец, — прошептал сзади юноша. — Ну, иди же!

Он всхлипнул — или вскрикнул — и раскинув руки бросился ей навстречу. По белому песку, чуть позади, бежал его сын, смеясь во все горло…"

Записано со слов таргеранского сказителя-луарна

во время Ярмарки в Эльхерне,

что в Таргерайне на границе с Ильвейном.

Амрану Таргарийский

XVII. ДОРАН

Вот так и прошла зима, затем началась весна и до свадьбы осталось всего ничего. Год был хороший, урожайный. Вообще-то в Саллане не бывает неурожайных лет. Близился Луэт-лунн. После должен был собраться совет этелрину. А в Эрнаэше были свои дела. Госпожа Тимарэт была уже почти полгода в смертной тоске, хотя и скрывала это всеми силами. Но этого не замечал только один господин этел. Или не желал замечать. Тайны тут никакой не было. Госпожа Тимарэт любила господина Эмрэга-кранки уже много лет, с того дня, как этел Эршау взял ее как дочь в свой дом. Госпожа Тимарэт была совсем другой, нежели Эмрэн. Тихая, замкнутая, робкая. Эмрэн бы дралась за свое счастье до конца — она ведь так и так отвоевала себе Кима. Считай, отвоевала, впереди еще был совет этелрину. Там о ее выборе явно еще будут спорить. А сам господин Эмрэг-кранки все чаще смотрел на написанный на кости портрет Лайин. Мне казалось, он просто убеждает себя в том, что любит Лайин. Так шли дни. Год обещал быть урожайным, в Ильвейне и Саллане царил мир. Все было хорошо. Все было хорошо, только вот в конце ирлуэ в Эрнаэш приехали сразу два гонца — в один и тот же день, одни за другим. Один был в красном с белым, стало быть, от государя, второй — от господина Шанфелласа. Весть же была одна — Даэрнар похитил Лайин и чуть ли не увез ее в Таргарин, но их перехватили уже в порту Ритимара. Даэрнар теперь сидел в заточении и ждал суда, который должен был состояться после свадьбы. Такова была весть королевского посланника. Вестник же господина Шанфелласа рассказывал немного по-другому. Будто Лайин была не похищена, а по доброй воле бежала с сыном узурпатора. Как бы то ни было, весть это быстро разошлась по всему Саллану. Потому совет этелрину был созван не в срок, а еще до Луэт-лунн. Этел Зуалер послал вестника с Соколом Фэгрэна. В день инлун первого месяца лета мы были в Рашхаране. Вернее, в руинах, оставшихся от древней столицы Саллана, близ Оракула. Насколько я понимал, дело было столь чрезвычайным, что древняя, железная традиция была нарушена. Это все кранки сочли недобрым знаком. Для них любая перемена — недобрый знак. Мне же вообще не нравился этот обычай держать совет на могилах. Не нравились багрово-коричневые камни руин, от которых и получил свое название умерший город. Все мне не нравилось. А еще говорят, у людей нет предчувствия!

На совет собрались все восемь этелов. Этел Эмрэг-кранки был старшим по роду, но отнюдь не самым старшим по годам. Старейшим был Зуалер из Зуалаша. А по роду Зуалер был третьим. После моего господина шел Ульэрех из Ультеру, затем Зуалер, затем Арнахиар из Анрешта, затем Энраштир из Эна, затем Энет из Энеттана, затем Ланмерри из Ламни и последний — Ханэр из Ханайара. По старинному обычаю они расселись кругом на плоской круглой площадке, мощеной белыми плитами, на расстеленные шкуры. За ними уселись остальные этелрину. За господином сидели госпожа Эмрэн и еще семеро его родичей, двое из Шаннита, остальные из его земель. На закатной стороне, на черных нагретых солнцем камнях устроились трое законников, которых тут называли энрени. Мы с Кимом Хельверном стояли за пределами круга и не имели права говорить, если только нам не будет дозволено. Ким был как борзой пес, готовый броситься в погоню за зверем.

Я попробую описать все насколько можно подробно. Я никогда раньше не видел всех этелов. До того я знал этелов Зуалера и Энета. Кранки вообще не носят усов и бород, хотя не скажу, чтобы этим добром их природа обделила. Бороду и усы носил только этел Арнахиар, в память своего предка Анайта Длиннобородого. Его сын бешеный Анэрна носил роскошные длинные усы, свисавшие на грудь. Второй его сын, Аэргат, стоял вне круга, а младшего, Аэнрэга, вообще не было здесь — он считался еще слишком юным.

Этел Зуалер по праву старшего заговорил первым. Мой господин мрачно слушал его слова. Лицо его было злым и решительным.

— Видно, близятся гневные времена, — говорил старый этел. — Мы все дальше отступаем от Заветов Фэгрэна и теряем то, что он добыл ради нас. Я знаю, что многие поговаривают о том, что пора бы забыть старое. Другие же за это готовы карать. Кто бы ни был прав — мы на пороге смуты. Горько мне. И потому я осмелился сам нарушить древний обычай и собрать вас раньше срока, дабы выяснить в чем дело и что нам делать.

— Решение совета не будет законным, — сказал один из законников, — Совет собран не в срок.

— Такое бывало, — отозвался Ниррах из этелрину Ульэреха. — Сам Фэгрэн выступил в поход на Эханар не дожидаясь дня майаранти-лунн. И одержал победу.

Законник молча поклонился, признавая правоту Нирраха. Этот этелрину Ульэреха был известен изворотливостью своего ума. Молодой этел Ульэрех весело подмигнул родичу. Заговорил Арнахиар. Это был непримиримый сторонник Заветов и его многие поддерживали. Правда, говорил он чересчур пылко, а кранки этого не любят.

— Верны слова твои, господин мой этел Зуалер! Мы катимся в пропасть! И все из-за того, что забываем старое! Где наша слава? Где наши города? Мы становимся ранти! Мы теряем право на Имна-Шолль и все из-за того, что кое-кто из этелрину считает, что он умнее самого Фэгрэна! Да, я о тебе говорю, Эмрэг-кранки! И о тебе, Ульэрех! И о тебе, Энет!

Мой господин только мрачно улыбнулся. Он ждал, пока Арнахиар выскажется до конца. Энет сидел молча, со спокойным непроницаемым лицом. Ульэрех вызывающе усмехался, разлегшись на камнях.

— А я говорю — мы должны вернуться к обычаям старины! Тогда мы не смотрели сквозь пальцы на нарушителей заветов! Мы изгоняли их! А тех, кто пытался совращать других, убивали как бешеных волков, безо всякой пощады!

— Так-то блюститель Заветов говорит о священных волках! — крикнула с места Эмрэн. — А вдруг, этел, ты сам оскорбляешь старые наши обычаи, отсюда и все зло?

Девчонка нагло, вызывающе усмехалась. Она явно готовилась отстаивать свой выбор и бросалась в драку уже сейчас. Я понимал ее — она загодя ненавидела и Арнахиара, и Анэрну, и всех его братцев. Хотя Аэргат, на мой взгляд, резко отличался от отца и брата. Сдержанный, скрытный, со взглядом очень умным и каким-то пугающим, он стоял вне круга и пристально смотрел на происходящее. Лицо его было бесстрастно.

— Женщина, как ты смеешь…

— Идущая-в-Ночи, — мягко поправила его Эмрэн. — И если ты так горячо ратуешь за старые обычаи, так не забывай — наш орден почитал сам Фэгрэн и считался с ним. И вспомни, что он говорил о женщинах инетани. Или ты считаешь себя мудрее Фэгрэна? А, может, господин этел Арнахиар желает сохранить из старых обычаев только те, что удобны ему? И не надо оскорблять волков — они не любят прощать… — оскалилась Эмрэн. Эмрэг-кранки опустил голову, пряча улыбку.

— Кто бы говорил об обычае! — взорвался старший сын Арнахиара Анэрна. — Разве не ты опозорила свой род, избрав ранти?

— А чем я его опозорила, скажи на милость? — вскинула голову Эмрэн. — Разве это не древний обычай? Я в своем праве.

Ким закусил губу. Я подумал, что он сейчас кого-нибудь пришибет.

— Это обычай инетани! Он не касается чужаков!

— В Законе говорится о том, что я могу избрать себе мужчину. А какого он будет народа, об этом закон молчит. Надеюсь, ты не сомневаешься в том, что Ким мужчина и сможет любому укоротить язык?

Все посмотрели в сторону законников. Старший, закашлявшись, встал.

— Ты права, госпожа Эмрэн, в том, что Закон не говорит о происхождении избранника. Но он был записан тогда, когда чужие еще не пришли в наши края. И нигде в Старом Своде не говориться о том, что Фэгрэн предвидел приход чужих. Господин Анэрна прав — это закон только для кранки.

— Но ты забыл, — подал голос Ниррах, — что есть еще такие слова — в законе написано только то, что написано. Чего не написано, того нет. И если Фэгрэн не говорил о чужих, это не значит, что он не предвидел.

— Ты только что говорил, что действительно только то, что написано.

Ниррах поклонился и замолчал. Анэрна засмеялся.

— Почему бы не решить так — пусть госпожа Эмрэн выберет второй раз, уже так, чтобы не было никаких сомнений? Не этого чужака, а среди этелрину, как и подобает знатной девице.

И тут заговорил мой господин.

— Если выбор моей сестры сомнителен, то пусть будет так, как решит большинство этелов. Но сейчас мы, вроде бы, не об этом собрались поговорить?

— Именно об этом! — снова воскликнул Арнахиар. — Именно! О тебе и твоей немыслимой женитьбе!

— А кому до этого есть дело?

— Есть дело! Это женитьба не простого человека. Ты этел, и старшего рода.

— А что, этел не вправе жениться на ком ему угодно?

— Не пытайся отговориться, Эмрайн! Всем известно, куда ты метишь! Ты желаешь остаться единственным владыкой в Дзайалане. И потому ты все время говоришь, что нам нужно стать едиными. То есть, отдать власть кому-то одному. И этим одним хочешь стать ты сам! И все твои речи о Законе Ильвейна, об опасности Таргарина — все для этого! Ты все готов отдать ради власти!

— Что же именно, если это не тайна?

— Ты отдаешь им наши знания. И зачем! В обмен на дурь Осеняющего!

— В одном лишь ты прав, — негромко сказал мой господин. — Я действительно готов отдать все. Все, что есть у меня, на чужое я не посягаю. И именно ради единения, как бы ты ни кривился, Анэрна. А насчет наших знаний и прочего, — он поднял взгляд на Арнахиара. — О каких ты говоришь знаниях? Ты хоть что-нибудь сам-то знаешь? Нет. Ты даже своих сыновей ничему не научил. Даже древнему! Что они знают — только Старый Свод зазубрили, да и то не слишком хорошо! Нет уж, сейчас меня не перебивай! Сам говорил о том, что все этелы равны по власти, так не затыкай другим рот. Ты что — не видишь, что происходит? Не видишь, что у нас почти не рождается детей? И все из-за того, что мы женились только на инетани. Что люди не доживают даже до зрелости, уходя в Имна-Шолль сотнями! Ты говоришь — где наша слава? Где наши города? А кому в них жить? Даже в Шанните нас едва половина. Люди не хотят жить! Зачем рождаться, зачем стараться, если в конце все равно только Имна-Шолль? Не забывай, боги оставили нам выбор. И я желаю им воспользоваться. Не нравится мое решение? Прими свое, но не заставляй меня думать как ты. Я в своем праве. Говоришь, Фэгрэн не говорил о чужаках? А он не знал их. И тут его заветы бессмысленны. Я нарочно просмотрел весь Старый Свод и Полный Свод — нет там ничего о запрете делиться с чужаками! Это уже позднее привнесение. И здесь не действуют заветы! Если бы сейчас были другие времена, когда жизнь была для людей притягательнее Имна-Шолль, когда нас было много, когда цвели города, когда против нас никто не воевал — словом, когда мир был наш, то я и думать бы не стал о том, чтобы изменить священный обычай. Но сейчас другое время. Тогда мы были одни, единственные владыки этих земель. Теперь рядом живут другие народы. А ты все пытаешься делать вид, будто их нет. Будто нет Таргарина, оттеснившего нас от моря. Ты не понимаешь или просто не хочешь понимать того, что рано или поздно Таргарин нас раздавит. Все хотят наших земель, наших богатств и наших знаний. Но Таргарин желает их отнять, а Ильвейн желает получить это миром. Какое зло меньше? Я считаю, что мой отец и господин мой Зуалер поступили верно, оказав в той войне помощь Ильвейну, вместо того, чтобы оставаться в стороне. Теперь Ильвейн защитит нас. Если мы примем его покровительство.

— И то, что не сумели отнять у нас силой, ты отдашь даром!

— Погоди, скоро ты сам рад будешь отдать все, только чтобы остаться в живых. Без помощи Ильвейна нам не выстоять. Без нашей помощи Ильвейну тоже будет очень тяжело. Анэрна, это не подчинение, это союз.

— Это союз, выгодный тебе! Ты ведь женишься на Лайин!

— Если бы у государя было восемь дочерей, он всех их отдал бы замуж в Дзайалан ради союза с нами. И это вовсе не значит, что я стану первым в Дзайалане. Даже по Закону Ильвейна муж наследницы всего лишь муж наследницы. А кто из ильветтар согласится признать власть кранки? Да, мы будем подчиняться королю. Но если королем будет полукровка? Ведь это будет наш король. Скажешь — это будет мой сын… Но если ты пожелаешь сам стать родоначальником королей-полукровок — я уступлю тебе свое право… Анэрна, неужели ты на самом деле думаешь, что один сумеешь противостоять Таргарину?

— Таргарин — лишь предлог. Ты хочешь власти! Я сумею противостоять тебе и твоим желаниям подмять под себя весь Дзайалан! Тому, что ты предаешь наши законы и нашу веру! Тому…

— Хватит! — оборвал его Эмрэг. — Умолкни, этелрину. Слушай этела. Мне надоело это пустословье. Ты говоришь — я хочу власти. Да нет, Анэрна. Я хочу, чтобы вы поняли — единство нам нужно. У нас восемь этелов. Каждый правит в своей земле. Но скажите — хоть раз бывало такое, чтобы мы выступили против врага все вместе? Бились отдельные дружины отдельных этелов, и гибли в одиночку. Убитый — не побежден, так говорили наши предки. Но я не хочу быть таким победителем. Таргарин только пробовал силы. Теперь он обнаглел от нашей беспомощности. А мы своей тупой гордыней приготовляем ему победу. Нас мало — но мы отвергаем покровительство Ильвейна. Мы разобщены — но мы никогда не выступим вместе, потому, что Старый Свод говорит — каждый этел сам решает дела своей земли. Один лишь раз вместе выступили мы — когда мой отец и господин мой этел Зуалер бились за государя Араэну. И враги бежали от мощи инетани! Да, это было не по старинному обычаю. Но сейчас другие времена. Мы либо погибнем, либо выживем в союзе с Ильвейном. Жить по-старому уже нельзя. Иные уходят — их право. А я хочу остаться. И это уже мое право. Я женюсь на Лайин…

— На порченой девке? — насмешливо сказал молчаливый Ханэр.

— Вранье, — спокойно ответил этел Эмрэг-кранки.

— Неужели, — начал было Ханэр, но господин оборвал его.

— Если я что-то говорю, значит, так и есть. Или ты забыл, что я кранки? Может, желаешь сам пройтись к Оракулу?

— Мне не надо ходить к Оракулу, — медленно и лениво протянул Ханэр, — чтобы понять — все твои речи о единении ведут к одному. Единение — один надо всеми — один приказывает всем, и это ты. Но в Дзайалане королей не было и не будет!

Я не знаю, чем кончился бы совет, если бы не встал Зуалер.

— Я стар, — заговорил он. — Я воевал вместе с Эршау и королем Араэну. Я был свидетелем их великого Договора. Да, я знаю, что мы после Фэгрэна не воевали друг с другом. Только с врагами извне. Что стычки между этелрину и простыми людьми никогда не приводили к войне и были чем-то из ряда вон выходящим. А сейчас мы того гляди начнем убивать друг друга, не дожидаясь того, когда это сделают таргаринцы. Да, Имна-Шолль дарована только нам. Но и выбор нам дан тоже. Мне тяжело отречься от того, чем мы жили тысячи лет. Но я вижу, что и Эмрэг-кранки во многом прав. И я вижу, что нам нужно единство. Если вы так боитесь Эмрэга-кранки, выберите другого. Ведь во времена Фэгрэна наши предки выбирали себе вождей в дни войны… Или, если никто не потерпит возвышения одного этела над другими, то примите государем Араэну… Я знаю, как и вы, что и сам Фэгрэн не в Имна-Шолль. Но что этел Эршау перед смертью принял благость Осеняющего, этого не знает никто, кроме меня. Мы опасливо смотрим на тех, кто осмелился сделать свой выбор. Но ведь это наше право. Пусть каждый решает сам. Мы особенные, да. Но мы не отверженные. И я… я не знаю, ждет ли меня в Имна-Шолль счастье. Оно у меня каждый день разное, — виновато сказал он и сел.

Брань продолжалась еще долго. Наконец, законники вынесли единственное решение — о выборе Эмрэн. Это ей предстояло сделать завтра. Остальное по-прежнему висело в воздухе. А я видел одно — раскол стал явным…

XVIII. КИМ

Я вернулся с совета в нашу палатку, дрожа от гнева. Первым моим побуждением было немедленно увезти Эмрэн куда угодно, хоть в Имтеру. А об Эмрэге-кранки я не мог думать только как о предателе и подлеце. И еще трусе. Мне очень хотелось дождаться его и плюнуть в его надменное лицо. Что же, я его дождался. Похоже, он ожидал увидеть меня. Он заглянул в шатер, потом крикнул кому-то снаружи:

— Он здесь. Идите сюда.

Вошли этелы Зуалер и Ульэрех, с ними один из законников и Эмрэн. Я ничего не понимал, и потому гнев мой несколько поутих. Господин даже не смотрел на меня.

— Все должно быть по закону. Нужны еще два свидетеля.

Ульэрех вышел и вскоре притащил своего родича Нирраха и Зурета, сына сестры Зуалера.

— Ким, подойди, — сказал мне этел Эмрэг-кранки, и я почему-то послушался. Эмрэн была готова не то заплакать, не то рассмеяться. Он закатал мне рукав. Ульэрех, улыбнувшись, расстегнул рубиновую застежку и обнажил худую мускулистую руку. Я кажется начинал понимать. Зуалер достал чашу и налил в нее вина из кожаной бутыли, что стояла на раскладном столике в шатре.

— Ну, все готово, — промолвил он, как всегда неторопливо и скучно.

Ульэрех взял меня за руку и мы замерли в рукопожатии. Эмрэг-кранки спокойно полоснул ему и мне ножом повыше запястья, наискось, и с любопытством уставился на текущую кровь. Когда в чашу налилось достаточно крови, законник сказал:

— Рана к ране, кровь к крови, брат к брату.

Ульэрех отпустил мою руку и мы соединили наши раны. Молодой этел весело улыбался мне. Когда мы выпили чашу, он сказал:

— Ну вот, теперь ты Ким Ультерайну этелрину тайину.

"Ким приемный сын рода Ультерайнов, этелрину."

— К тому же, ты мой рыцарь, — добавил мой господин — Пусть теперь попробуют оспорить законность выбора Эмрэн!

Если уж говорить всю правду до конца, Ульэрех сделал это отнюдь не из-за особой приязни ко мне. Просто он был давним кровником моего господина, в третьем поколении что ли, и таким образом прекращал уже давно надоевшую всем распрю.

Из того дня помню еще одни слова господина — они долго беседовали с Зуалером, Ульэрехом и Энетом.

— По крайней мере, мы не станем ненавистными "людьми богов", против которых станет бороться под знаменем Осеняющего их Фэгрэн. Мы станем божьей кровью в жилах нового народа.

— Только бы этот новый народ помнил обе своих крови…

— На то есть Договор Араэну и Эршау.

— Скажи мне, этел Зуалер, что Араэну-то получает от этого договора? — спросил в досадливом нетерпении мой господин.

Зуалер тяжело пошевелился, устраиваясь получше на шкурах.

— Он получает все наши знания. Наши богатства. Нашу "синюю сталь" и наших целителей. Нашу удачливость. Наше искусство. Нашу кровь и наши земли, наши законы и наше прошлое. Нашу верность и наши мечи. А сейчас Араэну нужны мечи, сам знаешь. Тем более, мечи инетани. Ильветтар становятся наследниками всего нашего, а это немало, смею тебя заверить. А мы получаем их Закон. Эмрэг, ведь мы для Ильвейна — никто. Ты никогда об этом не задумывался? Дзайалан ведь с Ильвейном не связан ничем. Мы просто здесь живем, но никогда ни присяги королям не давали, ни договора не подписывали. Нас не защищает закон Ильвейна и Закон Осеняющего. А ведь нас так мало… Ты помнишь резню в Риннане? Помнишь, конечно, ведь Зимарун живет в твоем доме. Так вот — если бы нас защищал Закон, резни бы не было. Твой отец говорил с Араэну как раз об этом. Честно говоря, я не ожидал, что Араэну окажется настолько проницательным. Или мы просто плохо знаем ильветтар?

Я мог бы сказать — да, плохо. А мы вас почти совсем не знаем… Но я, ильветтен, люблю и уважаю вас, господин мой Эмрэг, господин мой Зуалер и госпожа моя Эмрэн…

…Я помню, как Эмрэн второй раз поцеловала меня при всех. И как она пригрозила, что отречется от Имна-Шолль, если ей не отдадут меня. Улыбка у нее тогда была нехорошая — так волчица слушает хвастливо-трусливый брех шавки…

XIX. ЛУЭТ-ЛУНН

КИМ

Я подозреваю, что мой господин нарочно провел меня через испытания, обычные для кранки, чтобы я хоть немного научился понимать их. Конечно, все это делалось не ради меня, а ради Эмрэн. Господин долго был зол на нас обоих, но на меня в первую очередь. Однако он сделал для нас все, что мог.

На Луэт приглашают только самых близких. Этел Эмрэг-кранки взял с собой сестру, госпожу Тимарэт, Дорана и меня. Вечером мы собрались в большом зале у длинного накрытого стола. Нас было всего пятеро, а за столом могли усесться по меньшей мере человек тридцать. Странно было сидеть в пустом зале, словно ожидая прихода неведомых гостей. Мы молчали. Свечей почти не было, да и смотреть-то было не на что. Мы молча пили и ели, и каждый резкий звук казался преступным. Становилось все темнее. И вдруг мне показалось, что за столом есть еще кто-то. Сначала я подумал, что это игра теней, но тот, что сидел за столом, был не так изменчив, как тень. Это был седой кранки в вышитой золотом одежде темно-красного цвета. Эмрэн почти беззвучно прошептала: "Майран!" Затем стали появляться другие. Ни звука. Только мозг мой был наполнен немыми речами. Это было какое-то жуткое и в то же время притягательное безумие. Я не понимал вопросов. Я не понимал ответов. Оставалось только ощущение странного непонимания между теми, кто был здесь и пришедшими оттуда. Те были явно счастливы. Но они не помнили, чем они счастливы. Они не помнили тех, к кому пришли. Майран был братом этела Эршау, но он не помнил брата. Он не помнил Эмрэга-кранки. Когда ему говорили, он как будто что-то вспоминал, но это словно раздражало его, было несущественным. Они смотрели сквозь — точнее сказать не могу…

ЭМРЭН

И так было из года в год. На что я наделась? Что они нам раскроют тайну бытия после смерти или после Ухода? Что я узнаю о судьбе отца? Не знаю. Наверное, это нас и отличает — надежда. Они приходят, потому, что мы о них помним. Но — не о таких. Мы, живые, делимся своим счастьем, они — нет. Они каждый сам по себе. Не знаю, может, в этом и есть счастье, но меня оно пугает. Я помню свой давний разговор с братом — он сказал тогда, что достигнуть счастья для всех можно только в том случае, если каждому дать по его собственному мирку, в котором будет все именно так, как хочет он. "Мое счастье может обернуться несчастьем для другого. И уж мне, кранки, не знать этого! Похоже, там каждый просто спит и видит сны, в которых он якобы счастливо живет. Ну, не такие сны, как здесь, просто я не могу подобрать слова. А как иначе? Может, это такое счастье. Но я-то не спать хочу. Я хочу наяву! Я не могу, чтобы счастье все время было одно и то же! А если уйти с одним понятием о счастье, то так вот с этим неизменным счастьем и останешься". Хорошо нам вот так говорить. А они осознают себя счастливыми. Может, главное — осознавать? Правда, о чем я сужу — мы ведь так ничего и не знаем об Имна-Шолль. Никто еще оттуда не возвращался. А как по-другому узнать? Может, мы не понимаем то, что видим? Не знаю. Но ведь отца там нет. И героев там тоже нет… И нет богов, у которых можно было бы спросить. А к Оракулу ходить… Лучше не вспоминать. Я не знаю, что услышал от него брат. Но я верю его словам — кранки никогда не лгут…

Потом, уже следующим вечером, он сказал мне:

— Может, я и не прав. Может, главное, чтобы человек ощущал себя счастливым, и о том, правильно ли он счастлив или неправильно, судить только ему. Говорят, в Ханайаре начали потихоньку приносить жертвы старым богам, как будто они от этого вернутся… Я не знаю, кто прав, Эмрэн. Я хочу только одного — чтобы нас не убивали, чтобы считали равными и не боялись и чтобы каждый мог сам решить, где его дорога. Чтобы не только Имна-Шолль. Пусть каждый ищет надежду там, где он хочет. А для себя я решил.

Я понимала, что ему очень нужно сейчас, чтобы хоть кто-нибудь сказал ему — да, ты прав, ты верно поступаешь. Но я не могла этого сказать, я просто не знала. Вспомнились слова древнего гимна — "Только надзирающий над всем сущим знает. Или же не знает." А я знала только то, что я люблю брата. Что люблю Кима и не откажусь от него никогда и ни за что. И еще — мне стыдно было самой в этом признаться — я хотела подвига. Стать как воительницы из легенд. Судьба королев, пророчиц, волшебниц, несчастных страдалиц-принцесс меня не привлекала. Я хотела боя.

ДОРАН

Господин мой оказал мне великую честь. Он, считай, ввел меня в круг своих родичей. Однако тот немой разговор с Ушедшими, что звучал в голове у всех нас, меня не привлекал. Я смотрел на господина. Он тревожил меня в последнее время. Он почти забросил все дела. Его больше не привлекали привычные развлечения, он словно отрешился от всего суетного. Занимался только "возвращением долгов", как он сам говорил. А означало это то, что он до конца разбирался в своих распрях и старых тяжбах, мирился со всеми с кем мог. С кем не мог — просто-напросто решал дело поединком. Было таковых шесть, не проиграл он ни одного, двоих врагов убил. Он даже велел своему певцу запомнить его волю. Я боялся за него. Похоже, он не собирался долго прожить, но я не понимал — почему. Все шло хорошо, срок свадьбы близился, его поддерживали трое сильнейших этелов и все городские кранки, сам государь… И все же в нем не было прежней радости жизни, которая так привлекала меня. Временами я улавливал в его взгляде смертную тоску и какую-то голодную зависть, когда он смотрел на Кима и Эмрэн, даже на старого Зуалера или смешливого Ульэреха… А спросить его я не решался.

XX. КИМ

Чужое — вот все, что мог я сказать после Луэт-лунн. Не знаю, зачем господину понадобилось там мое присутствие. Я мог только гадать. Наверное, ему нужно было подтверждение от других, что это пугает. Меня напугало. Мы верим в иное. Хотя, наверное, по своим мировоззрениям я склонялся, скорее, к таргаринской ереси, чем к Ильвейнскому канону, утвержденному Собором в 2337. (Таковы были мои мысли тогда. Сейчас я думаю по-иному). Таргаринская ересь придерживалась "чистых речей", не толкуя их так, как угодно сильным мира сего. Осеняющий говорил о том, что человек сам строит себе посмертное бытие. Ежели он жил неправедно, его душа будет порабощена Разрушающим. Ежели он был немногим лучше животного, то ее просто поглотят. Если же он был добр и честен, и справедлив, и отважен — словом, если душа его не прозябала а возрастала и трудилась, то ему открыты Пути Осеняющего, ведущие от человека к Создающему. Мне больше нравилось эта трактовка, чем Ильвейнский канон, который утвердил список того, что должно считать добродетельным. Сейчас, прожив в Саллане почти год, я смотрел на Ильвейн как бы со стороны и подмечал в нашей жизни то, что привело и кранки к упадку. Эта проклятая, приколоченная к живому гвоздями неизменность и незыблемость неких правил. Как будто жизнь не меняется! Даже платья шьют не так, как десять лет назад, что уж о душах говорить! И потому я молился всем ведомым мне богам о том, чтобы Араэну все удалось. Он был из тех государей, которые узаконивают право менять и меняться. Он не поднял бы войска против еретического Таргерайна и не присоединился бы к позорному походу Шести Знамен. Я знал, что за него все мелкое дворянство, наши купцы и — кранки. Говорили, что ему удается все, потому, что к нему перешла удачливость кранки, за то, что он распространил на них милость Осеняющего. Пришлось подправить реестр узаконенных добродетелей — раз это дело благое, значит, кранки тоже дороги Осеняющему, значит, они люди, как бы невероятно это ни звучало. Я только хихикал, получая живые и подробные письма Шанфелласа о столичных делах.

А события после Совета этелрину понеслись бешеным скоком. В Анрэште собрались все недовольные этелрину. Туда стали стягиваться войска из их земель. Не скажу, что все кранки шли на это охотно. Дело было неслыханным — никогда со времен Фэгрэна кранки друг с другом не воевали. Бывали усобицы между родами, но никогда Саллан не переживал раскола. Это было явно против Заветов Фэгрэна, хотя и в защиту их. Было много Уходов — люди убивали себя, не желая оставаться в гибнущем мире. Стали убивать и тех, кто не желал присоединяться к Фэграйнам вместе со своими этелрину. Многие бежали в Шаннит. Зуалер метался между обеими сторонами, пытаясь не допустить самого худшего. Я говорил господину, чтобы тот просил помощи у государя, но он ответил, что присягу королю Араэну принесли только этелы Эршау, Зуалер и он сам. Только их земли под защитой короля. Остальные считают себя королю неподвластными. Даже те, кто поддержал на Совете Эмрэга-кранки. И если ильвейнские войска вступят в Саллан — будет резня пострашнее, чем в Риннане.

Как бы там ни было, господин был на удивление спокоен. Или, может, ему просто было уже все равно? Это я приставал к нему, убеждая его что-нибудь сделать, это меня постоянно преследовали дурные сны. Он же был спокоен… Как будто знал, что все будет так, как он задумал, кранки эдакий!

Мне не пришлось дожидаться свадьбы господина и принцессы Лайин в Саллане. Сначала Анэрна, сын Арнахиара, главы Фэграйнов, прислал гонца с требованием — это господину-то! — выдать им Эмрэн, дабы браком ее с Анэрной примирить кранки и доказать благость своих намерений. Я уж не стану говорить, как я от этой наглости взбеленился, если не считать того, что пойди господин им навстречу, это означало бы его смирение. А уж смирения от Эмрэга-кранки ждать было просто смешно. Он ответил гонцу, что будет так, как решила его сестра. Гонец уехал. А через два дня на нас напали. После Совета мне было дозволено иногда видеться с Эмрэн наедине. Мне было это мучительно, потому, что честь не позволяла нам переступить черты запрета, лежавшего на нас до свадьбы. Эмрэн фанатически стойко придерживалась старого обычая инетани. Мы не смели коснуться даже руки друг друга. Я иногда думал — а что будет, если ее сбросит лошадь? Мне что, и руки ей не подать тогда? А Эмрэн очень любила носиться сломя голову, мне это тоже очень нравилось. Но, когда мне удавалось ее настичь, я чувствовал себя обманутым… Я в тот вечер сопровождал Эмрэн на прогулке. Мы вернулись еще засветло, отдали коней ожидавшим нас слугам и пошли немного пройтись пешком. Замок был рядом. мы даже не помышляли о том, что здесь и сейчас может что-нибудь случиться. Эмрэн повела меня к холму, где Эмрайны хоронили пепел своих мертвых. Она сказала, что сегодня день Ухода ее отца, этела Эршау, и что она каждый год приходит сюда в это день. Там нас и подстерегли. Нас спасло только почти звериное чутье Эмрэн, успевшей отпрыгнуть в сторону за какое-то мгновение до того, как на нас набросились. Они явно хорошо знали обычай Эмрэн и не зря ждали именно нас именно здесь. Их было четверо, лиц я не разглядел. У меня был только длинный кинжал, им я свалил одного и еще одного ранил, но тут меня ударили в спину. Я упал. Попробовал подняться… Помню только, как страшно удивился тому, что руки почти не слушаются и так больно в спине. По-моему, мне удалось перевалиться на бок, потому, что я увидел стоявшую надо мной Эмрэн с тем самым бичом в руках, которым она когда-то забила волка. Она что-то пронзительно кричала и отбивалась от двух мужчин. На ее крик примчались слуги — те, что забрали наших коней, и нападавшие убежали, оставив на земле тело убитого мной. Но это мне рассказали потом. А тогда я уже ничего не видел. Потом мне также сказали, что на убитом не было никаких знаков, и нельзя было определить, кто его послал напасть на нас. Это нападение было страшным оскорблением для Эмрайнов. Нападение на человека в его земле, возле его замка, считалось почти открытым вызовом. Только вызывающий решил не открывать своего лица…

Провалялся я по людским меркам не так уж и долго — пять дней. И все потому, что лечили меня кранки. У людских лекарей я бы просто умер. Это были прекрасные пять дней. Естественно, потому, что за мной ухаживала моя Эмрэн, правда, и госпожа Тимарэт ей помогала. Я чувствовал себя раненым героем и с полным удовольствием страдал. Видимо, в этих новомодных романах о благородных рыцарях и прекрасных дамах не все заведомое вранье. Хотя чувствительность оных иногда набивает мне оскомину. Единственное, что мучило меня тогда, так это то, что рану я получил в спину. Хоть и не на поле боя, но все равно неловко. И еще я не знал, кому мстить. Ладно, вернусь к тогдашним событиям. Как только я стал способен ехать в повозке, мой господин отправил меня и госпожу Эмрэн в Шаннит под опеку господина Шанфелласа. С нами он отправил письмо государю Араэну, которое я должен был передать ему в собственные руки, как только окончательно оправлюсь и смогу поехать с Шанфелласом в Ильвенну.

XXI. ОРАКУЛ

…и, шагнув, оказалась в нигде. Вокруг была полнейшая темнота и тишина, поглощавшая даже звуки ее дыхания и биения сердца. На мгновение Зимарун забеспокоилась, как же она будет говорить, когда ничего не слышно. Ощущение пространства тоже исчезло, как и чувство направления. Не было понятно, где "впереди", где "позади", единственной точкой привязки осталось "внизу" — под ногами, вроде, был пол. Но когда она наклонилась, чтобы потрогать его рукой, не ощутила ничего. Непонятно было и то, есть ли у этого места границы — с одинаковой вероятностью можно было представить, что это огромное незамкнутое пространство или наоборот, все сближающиеся и грозящие задавить стены. Зимарун даже не знала, существует ли она сама. И где тут искать того, к кому она пришла со своими мольбами и вопросами?

— Да тут я, — раздался голос. Он был везде, даже в самой Зимарун. Очень похоже на молчаливые разговоры в день Луэт-лунн, но голос был окрашен, его даже можно было бы потом узнать.

— Навряд ли, — отозвался тот же голос с едва уловимой насмешкой.

— Почему? — растерянно спросила Зимарун.

— Ну, хотя бы потому, что ты слышишь мужской голос. Другие слышали женский, старческий — какой угодно.

— А ты где?

— А везде.

— Но где? Тут ничего не поймешь…

— А это я и есть. Тут все я.

Короткое молчание.

— И я в тебе?

— Пожалуй. Или я в тебе. Не все ли равно? Главное, что я вижу тебя насквозь. Это важно. Словами не всегда правильно выразишь то, о чем хочешь спросить или попросить.

Зимарун стало неуютно и стыдно. Как будто при всех раздели догола.

— А чего стыдиться? Я же никому не скажу.

— Да нет… К тебе ведь приходят с действительно важным…

— Ко мне приходят с тем, что считают важным. А, главное, с сильными страстями. Жажда власти. Месть. Жажда подвига. Жертвы. Любовь. Горе. Все, что угодно. Для каждого важно свое и все равноправно.

— Ты действительно можешь все?

— Да. Но все — при условии. За все надо платить. Я ведь только держу нити. А узор выкладываете вы сами. Ну, говори.

— Ты ведь и сам знаешь…

— Ну, я за века так привык к вам, людям, что и мне стало свойственно некое любопытство. Мне любопытно, как ты сама это выразишь.

— Значит, ты — не человек?

— Нет.

— Ты бог?

— Нет. Я Оракул.

— Но кто ты?

— Оракул я. Оракул. Вот и все. Ты не тяни, не юли, говори давай.

— Я… я хочу знать судьбу Эмрэга-кранки. И еще я хочу, чтобы он был счастлив, чтобы он меня любил, чтобы ему все удалось. Чтобы в Дзайалане был мир, чтобы… в общем, это все.

— Многовато "чтобы", для того, чтобы выполнить все.

— Ты же сказал, что все можешь.

— Я сказал, что при условии. Нитей много, но каждое "чтобы" отрезает сразу несколько нитей. Узор становится определенным, но изменить его все труднее. Подумай сама — если он станет любить тебя, то он перестанет любить Лайин. Будет ли он тогда счастлив, женившись на ней?

— Но он может жениться на мне!

— И тогда пойдет прахом все, ради чего он живет. Будет ли он счастлив тогда?

— Но он будет счастлив, если мы будем любить друг друга!

— Вот видишь — ты уже отрезаешь нити. Изменение твоего узора влечет изменение узоров других людей.

— Тогда пускай будет так — пусть все изменится как я хочу, но все будут счастливы.

— Милая, а зачем я тогда? Идите всем народом в Имна-Шолль. Я оставлен не для этого. Иди в Имна-Шолль, и там вы с Эмрэгом-кранки будете счастливы.

— Но он не будет в Имна-Шолль.

— Ну и что? Если ты мыслишь себе свое счастье именно так, в Имна-Шолль все так и будет, есть там Эмрэг-кранки или нет. Ведь в счастье главное — чувствовать себя счастливым, а каким образом — это уже не важно.

Молчание.

— Расскажи мне о судьбе Эмрэга-кранки.

— Сколько угодно. Все равно по уходе все забудешь, если не решишься ничего изменить. Ладно. Эмрэг женится на Лайин, она подарит ему сына, который станет королем Ильвейна и Дзайалана. Благодаря этому твои сородичи получат Закон Ильвейна и право выбора. Эмрэг просил у меня этого. Еще он просил у меня любви к Лайин и ее любви к нему. Он также просил узнать, что скорее всего будет на Гобелене, если его, Эмрэга, узор будет таков. Я ответил, что скорее всего появится новый народ от крови инетани и ильветтар, который унаследует все лучшее от своих предков. Он спросил, как бы удостовериться, что это точно будет. Я сказал — никак. Это требует определенности узора слишком далеко в будущее. И цена оказалась такова, что он просто не имел возможности ее заплатить.

— Какова?

— Жизнь слишком многих. Он оставил это своему сыну, внукам, правнукам… Может, им и не понадобится моя помощь. Может, они будут преспокойно обходиться и без Оракула, как ильветтар. И мы остановились на первом. Я взял нити, посмотрел узор, посмотрел на все "если", и определил цену. Оказалось, что все будет так, если в следующий Амланн будет убита женщина, которая его любит. Он страшно испугался, что будет платить другой и стал умолять меня изменить узор еще раз. Я изменил его, но теперь Лайин не будет любить нелюдя, а убьют его самого. Правда, его сын тогда уже родится. Вот и все.

— А ее он все равно будет любить?

— Будет. Он сказал, что иначе это будет не брак, а вязка. Твой родич брезглив, сентиментален и несколько страдает возвышенностью мышления.

— Неправда.

— Конечно, тебе виднее, — насмешливо ответил голос. — А ты давай решай, что тебе хочется от меня получить.

— Да я уже решила.

— Говори.

— Тебе опять хочется поразвлекаться?

— Не совсем. Сейчас я не слушаю твоих мыслей. Я просто пытаюсь угадать. Пойми и меня — скучно ведь. Ну, давай, говори.

— Ну, что ж… Если Эмрэг не будет счастлив, если то, что он задумал, не свершится, то пусть все останется как есть. Но я люблю его, а, значит, в Амланн убьют меня. И тогда…

— И тогда ничего не будет известно. Ведь ты берешь на себя его плату, значит, он перестает быть кранки.

— То есть, его замысел может не удаться?

— Нет, за это будет заплачено. Ведь та женщина, которая его любит, умрет. Я же говорил тебе — так поначалу я ему и предлагал. Значит, все вернется на круги своя. Просто я чуть-чуть переложу нить. Но вот что теперь будет у них с Лайин, я не знаю. Все может быть. Может, он ее разлюбит, может, она его полюбит, все, что угодно.

— А может… может, он хоть немного, хоть неделю, хоть день будет любить меня?

— Милая, менять такие чувства, как любовь, очень тяжело. Это самые яркие, самые определяющие узор каждого нити. Они основа узора. Я посмотрю. Ну, вот… нет, это не подходит… Да… Ну, слушай. Будет он тебя любить. Совсем немного. Пока снова не увидит Лайин перед свадьбой. Тебе хватит?

— А потом… Там, когда мы умрем?

— Ну, милая, тут уж не властен никто. Тем более я. Короче, тебе хватит?

— А что с ним будет потом?

— Не знаю. Он уже не кранки. Послушай, ты что, совсем не соображаешь? Ты взяла на себя его плату. Значит, он свободен, хотя и получит все, чего хотел. Счастливчик! Все — и даром! Вот так-то милочка. Ты изменила свою судьбу и заодно его. Узор — штука сложная… Хорошо, когда нити разных судеб совпадают. А если нет? Понимаешь ли меня, милочка? Тогда ведь обрезать нити придется.

— А если я все же пожелаю узнать его судьбу? И изменить?

— Можно менять только свою судьбу. Это, правда, все равно заденет других. И Эмрэг заплатил бы куда дороже, если бы его замысел не совпадал с желаниями и мыслями многих. Правда, насчет Лайин тут не совсем честно, но и плата высока. Так что меняя его судьбу вторично, ты опять сделаешь его кранки. Получится, что он вторично пришел к Оракулу. А ты ведь знаешь — "горе тому, кто придет к Оракулу второй раз".

— Почему так?

— Потому, что нельзя играть судьбами других по своей воле. Это не проходит даром даже для богов, как ты помнишь. Второй раз уже нельзя отказаться менять и платить, как в первый. И плата может быть такой, что лучше и не думать. Ведь узор уже выткан, придется резать. Это уже прошлое для меня, а прошлое не меняется. Так-то, милая. Ты еще о чем-то хочешь узнать?

— Да. Мы… я уйду в Имна-Шолль?

Смех Оракула был слишком неожиданным. Зимарун вздрогнула.

— Ну, нет, милая. Имна-Шолль не для тех, кто берет судьбу за загривок! И уж кранки там не бывать никогда! Ну, все?

— Да. Благодарю тебя. Прощай, Оракул.

— До встречи, Зимарун-кранки. До встречи…

XXII. ЭМРЭН

До свадьбы оставалось немногим больше месяца, когда Ким оправился настолько, что мы вместе с небольшим отрядом людей Шанфелласа отправились в Ильвенну. Мы проехали через половину Ильвейна, по весенним грязным дорогам, среди веселой зелени и коротких частых дождей. Ильвейн севернее Саллана, и весна тут позднее. Мы видели тарнийские водопады и переправлялись через Линуэну, ехали по медовым лугам Наринки и пили зеленовато-золотистое ранрийское вино, а в Инере Ким таскал меня целый день по знакомым. Надо было видеть его слегка огорченную физиономию, когда он узнал, что его бывшая пассия, деканская дочка, уже замужем и родила мужу двоих сыновей-близняшек, располнела и поважнела. Инер мне понравился. Я вообще люблю города с их суетой, весельем и толкотней. Но я мало где бывала. А Инер намного больше нашего спокойного Шаннита. Но Шаннит красивее. Однако описывать наше путешествие неинтересно. Мы благополучно прибыли в Ильвенну и в тот же день предстали пред светлые — действительно светлые — очи государя Араэну. Он был привлекательным мужчиной, чего не скажешь о его дочери. Если мужчина похож лицом на женщину, то это бывает даже красиво, но никогда не будет красивой женщина, похожая даже на очень красивого мужчину. Правда, с Лайин я увиделась чуть позже. Сначала Араэну — я не зову его государем, поскольку он тогда еще действительно не был для Дзайалана королем — прочел послание брата. Улыбнулся, внимательно рассматривая меня и Кима.

— Этел Эмрэг-кранки просит оказать вам покровительство. Я буду рад. Я рад, что еще и вы, сударыня, решили связать свою судьбу с ильветтеном. Может, это подаст пример. Ваш брат пишет, что вы обвенчаетесь после его свадьбы. Я был бы счастлив, если бы это произошло здесь.

Ким заулыбался. Ему это, должно быть, казалось великой честью. Еще бы, короля в Ильвейне чтут даже выше, чем у нас Совет этелрину. А Ким еще и незнатен по ильвейнским меркам. Наверное, наш брак сочли бы здесь неравным. Но нам было все равно. Мы оба хотели бы ускорить время, чтобы, наконец, законно обладать друг другом и перейти от воздыханий и поцелуев к делу.

— Государь… Это великая честь для меня и я благодарю вас за вашу милость.

— Буду очень рад, — еще раз повторил Араэну. — А теперь я хотел бы поговорить с вами о некоторых деликатных делах, потому пройдемте в мой кабинет.

В кабинете Араэну сразу же утратил всю церемонность и попросту перешел прямо к делу. Мы сели по его знаку.

— Сначала вы, госпожа Эмрэн. Я хотел бы узнать, как ваш брат отнесся к побегу Лайин.

Он так и сказал — к побегу. Я оценила его честность.

— Государь, мне тяжело сознавать, что ваша дочь не любит моего брата, но сам он ее любит и жаждет на ней жениться. Кроме того, он перед всеми этелрину заявил, что знает о невиновности Лайин. Он кранки, потому считается, что если он что сказал, так это так и есть.

— А если он сказал неправду?

— Кранки никогда не лжет. А если раз и солжет, то этого не знает никто кроме его самого или других кранки.

— А есть другие кранки?

— Нет. Кранки всегда очень мало, а в последнее время даже не в каждом поколении есть кранки.

Араэну поднялся и зашагал по комнате, заложив сильные солдатские руки за спину.

— Этел Эршау кое-что рассказывал мне о ваших обычаях. И все равно мне очень многое непонятно. Если это не запретно, не рассказали бы вы мне?

Мне стало немного неуютно. Ким выручил меня.

— Государь, может, лучше вам расспросить меня? Я в Саллане чужак, потому вижу со стороны очень многое из того, чего не видят сами кранки. Кроме прочего, я ильветтен, и меня вам будет проще понять.

Араэну улыбнулся и кивнул. Положительно, мой будущий супруг нравился всем и сразу.

Нам отвели покои в правом крыле дворца. Сам дворец был чрезвычайно безалаберным. Его не перестраивали, а пристраивали к нему различные помещения, потому он был чем-то похож на неимоверно разросшийся, нелепый, бесформенный древесный гриб. Правое крыло было самой недавней пристройкой, светлой и легкой, да еще и выходившей прямо в знаменитые королевские сады. Я стояла, опершись на перила балкона, когда сзади послышался звук отворяемой двери. Я обернулась и увидела молоденькую девушку лет семнадцати. Она была почти на полголовы ниже меня. Большие суровые серые глаза смотрели на меня из-под сдвинутых бровей настороженно и изучающе. Именно по этом глазам короля Араэну я узнала его дочь. И сама так же изучающе уставилась на нее. Эта девочка станет женой моего брата. Эта девочка станет залогом будущего инетани. Эта худенькая угловатая девочка, начисто лишенная женской грации, присущей ее сверстницам. Она словно задержалась в отрочестве. Мне одновременно было и жаль ее, и досадно. Такие плечики не выдержат всего того, что возлагал на нее Эмрэг. Да и не такая женщина нужна брату. Ему нужна верная и преданная женщина вроде Зимарун. К тому же, Зимарун красавица, а эта… Бледненькая, с крупным плотно сжатым ртом, плоскогрудая, какая-то вся острая и жесткая… Такой она показалась мне тогда. Да еще и та вина, что лежала на ней, делала ее для меня еще более неприятной. Так мы некоторое время стояли, рассматривая друг друга. Я не собиралась кланяться ей. Она заговорила первой.

— Сударыня, — как ни странно, у нее был прекрасный голос, глубокий, бархатный. Говорила она спокойно и немного грустно. — Сударыня, я рада, что вы приехали раньше вашего брата. Вы женщина, вы поймете меня и, может, даже пожалеете.

Я была изумлена. Либо она действительно очень откровенна, либо чудовищно хитра. Как бы то ни было, мне стало любопытно.

— Выслушайте меня. Давайте сядем?

Мы сели.

— Ну, вот… Я хочу сразу сказать — я не люблю вашего брата. Я не понимаю, почему отцу так важно сделать его моим мужем. Впрочем, все равно. Понимаете, я с детства это знала. Пока я была маленькой, я просто знала об этом, как, например, о том, что иногда идет дождь и ничего уж тут не поделаешь. А потом я выросла. И тут я поняла, что это ведь касается моей судьбы, которая в моей воле, это вам не дождь и гром! Может, я смирилась бы. Может быть, если бы мне хоть что-нибудь объяснили. Но мне говорили — так нужно и все тут. А я ведь живая. Ладно, был бы у меня мягкий нрав моей матери… Знаете, я ее совсем не помню. Она рано умерла, мне года три было. Но рассказывали, что она была такой доброй, кроткой… А меня хотя и воспитывали женщины, но и отец к этому изрядно приложил руку. Я вся в него — и лицом, и нравом. А тут еще и воспитание… Я привыкла добиваться своего, а тут меня просто ломали. Понимаете, я заранее невзлюбила вашего брата…

— Вы совсем его не знаете, как же можно судить?

— Вот! А какие слухи в Ильвейне ходят о кранки, вы сами знаете. Мне говорили только о том, что так нужно, что он знатен и богат, и все прочее. А я хотела выбирать сама. Понимаете, мне даже поговорить об этом было не с кем. А тут появился Даэрнар. После войны отец забрал его к себе. В старину его просто убили бы, чтобы не оставлять мстителя. А отец хотел воспитать его, привлечь к себе милосердием. Судите сами, легко ли было ему жить тут? Ведь ему все напоминали, что он сын узурпатора, что живет только по милости короля. Легко ли? Непонятно кто. Воспитанник, пленник, шут… Так мы, два невольника, и подружились. Поверяли друг другу самое сокровенное. Мне было жаль его. И себя тоже. Он мой друг.

— Он пытался убить моего брата.

— Знаю. Но тут, скорее, моя вина. Я говорила ему, что не хочу выходить за вашего брата. Он сказал, что не допустит этого. Как видите, не вышло. Удача на стороне кранки. Хотя его поддерживали многие, кому не по нраву кранки, ничего не вышло. А потом его все бросили. Он нужен был как символ, как пешка. Когда мы добрались до Ритимара, нас бросили все. Почуяли опасность и бросили. Мало того, этот вольный город просто продал нас.

— Мне казалось, что ваш друг просто хотел с вашей помощью добраться до престола.

— Да какой там престол! У нас полно родственников. Отец спокойно мог лишить меня права наследования! Мы бежали куда-нибудь. Не знали куда, просто спрятаться бы. Без денег, голодали… Сударыня, он даже не прикоснулся ко мне. Я могу поклясться чем угодно. Скажите это своему брату, пусть он не мстит ему. Он ведь и так в заточении.

— Вы любите его?

Лайин на миг задумалась, пожала плечами.

— Вряд ли. Жалею, да. Он мне лучший друг, он все понимает. Но я никогда не думала о нем как о любовнике. Нет. Сударыня, попросите вашего брата за него!

— Так вы за этим ко мне пришли?

— И за этим тоже. Разве у вас не принято жалеть? У вас жалость греховна? Или вы прощать не умеете?

— Умеем, как и вы. Но не все. Впрочем, и вы тоже. Хорошо, я скажу брату. Но вы будете ему верной женой, что бы там у вас на сердце ни лежало. Вы поклянетесь в этом. Я слишком люблю брата.

Лайин усмехнулась.

— Вот и вы ставите условия. Отец сказал, что если я не подчинюсь ему, он казнит моего друга. Наверное, вы просто не верите в то, что дружба вообще есть. Особенно между мужчиной и женщиной. Как бы то ни было, он мой друг, а дружба обязывает сделать все для друга. Вот я и делаю… Расскажите мне о своем брате.

Честно говоря, мне не очень хотелось говорить с ней. Но я все же начала рассказывать об Эмрэге. Вспоминала всякие случаи из нашей жизни. Постепенно я увлеклась. Я рассказала и о том, как он любит Лайин, о нас с Кимом, о том, чего хотел для Дзайалана мой брат… Она задавала какие-то вопросы, я отвечала, потом спрашивала я… Мы говорили до самого обеда. Расстались почти добрыми приятельницами. Уходя, она остановилась и посмотрела на меня долгим взглядом.

— Вы знаете, что вы очень красивы?

— Эмрэг тоже красив.

— Я же видела его. Если вы чуть прикроете веки, чтобы не было видно ваших глаз, то будет совсем хорошо. Извините.

Лайин откланялась и ушла. А я осталась с каким-то хорошим и вместе неуютным чувством в душе…

XXIII. КИМ

Государь пожелал говорить со мною с глазу на глаз. Он был осведомлен о событиях в Саллане и хотел поподробнее меня расспросить. Мне не пришлось говорить о подоплеке событий — государь узнал о кранки довольно много еще от этела Эршау. Так что мне пришлось рассказывать только о внешней стороне дела.

Государь немного сутулился, поскольку был несколько близорук. Это был высокий плотный мужчина, русоволосый. Так же, как и Доран, он носил длинные усы и брил бороду. Я уж и отвык от усов. Кранки обычно чисто бреют лицо, разве что Анэрна был усат. А взгляд у государя был очень непростой. Внимательный, какой-то весомый, испытующий. Я почувствовал, что под этим взглядом мне было бы очень трудно врать.

— Ну, так какова обстановка?

Я постарался объяснить как можно четче и немногословнее.

— Мне кажется, что Саллан на грани междоусобицы. Этелы разделились. Четверо во главе с Арнахиаром и его старшим сыном Анэрной назвали себя Фэграйнами и призывают к войне за Заветы Фэгрэна.

— Да ну? — хмыкнул государь. — А как же завет не поднимать руку на братьев? Воюем за Имна-Шолль, чтобы под конец ее лишиться?

— Они считают, что этел Эмрэг-кранки отрекся от родства с инетани.

— Все как и тут… Ну?

— Этелы Зуалер, Ульэрех и Энет Светловолосый на стороне Эмрэга-кранки. Сейчас среди простых людей великое смятение. Многие уходят в Имна-Шолль.

— То есть, убивают себя. Сейчас ведь не тот лунн.

— Да. Другие, особо ярые, убивают тех, кто на стороне моего господина. Пока случаев таких немного, но кто знает, что будет дальше? Надо готовиться к худшему. Фэграйны обвиняют этела Эмрэга-кранки в том, что он пытается прибрать к рукам весь Саллан.

— А что еще они могут сказать? Закон Ильвейна может защищать только тех, кто готов ему следовать и подчиняться. Мне присягали только Эмрайны и Зуалер. Если они попросят, я введу в их земли войска. Я обязан защитить их, как сюзерен.

— Я боюсь, ваше величество, что это только усугубит разлад.

— Знаю. Потому и не хочу вмешиваться. Я не хочу войти в Саллан завоевателем. Мне нужны инетани. Я хочу, чтобы они поняли, что и я им нужен. Во имя Осеняющего, перед глазами же пример! Имра присягнула Ильвейну, но там по-прежнему свои законы и порядки, если дело не касается государственных интересов. Там свой князь. То же самое было бы и в Саллане. Неужели это тупые головы не понимают, что Саллан огромен и богат, а кранки малочисленны? Лакомый кусочек для кого угодно! И если так сложилось, что Саллан как бы сам по себе прирос к Ильвейну, так чего же рвать-то по живому? Мало той проклятой риннанской резни? Хотят таргаринских железных наемников повидать? Если Ильвейн не прикроет Саллан, вам конец.

— Государь, я не кранки.

— Ах, прости. Я уже думаю о тебе не как об ильветтене. Прости.

— Государь мой, дело не в том, что Саллан не хочет власти Ильвейна. Фэграйны не хотят власти этела Эмрэга-кранки. Он к ней и не рвется, но ведь так получается, что королевским наместником в Саллане быть ему либо его сыну.

— Да, я подумывал об этом.

— Ну, вот. А этелы испокон веку считались равными. И никогда не станут присягать даже старшему по роду этелу.

— А кто им мешает присягнуть мне? Тогда Саллан был бы не просто под покровительством Ильвейна, а под моим личным покровительством.

— Но тогда там должен быть ваш наместник, осуществляющий Закон. Чужака они не потерпят. Своего — тем более.

— Заколдованный круг… Ладно. Как ты думаешь, Эмрэг согласится уговорить своих сторонников присягнуть мне? Тогда у кранки был бы выбор — оставаться под властью Фэграйнов или уйти в земли Закона.

— Я не знаю, государь. Ведь даже Зуалер осторожничает. Может случиться так, что люди пойдут за своими этелами, а может, и наоборот.

— Хорошо… Все этелы приглашены на венчание. Тогда и поговорим.

Он встал, давая понять, что разговор окончен. Затем вдруг обернулся ко мне:

— Как думаешь, дозволят ли кранки жить в Саллане ильветтар?

— Да они уже там живут, государь. Очень много народу в землях Дорана, кстати вот кто вас поддержит. Между прочим, в его землях полукровок много. А полукровки тяготеют к Ильвейну.

— Ха! Еще одна сила! Славно!

Государь улыбнулся. Он был доволен.

— Саллан получит привилегии. Если только все удастся.

XXIV. ЛАЙИН

Мне понравилась эта женщина. Она не была похожа на наших ильветтин — держалась свободно, уверенно, не манерничала и не пыталась подчеркивать разницу между нами. И еще она была красива. Смела и красива. Мне всегда хотелось иметь подругу, смелую, умную и красивую. Наверное, потому, что сама я не была ни тем, ни другим. Но подруг у меня не было. Были только служанки. Даже состоявшие при мне знатные девушки были служанками по духу. Конечно, среди них были и умные, и красивые, может, даже смелые, но ни одна из них не попыталась увидеть во мне равную. Я была вне их круга. Меня не допускали. Я была изгнанницей во власть. Вот так. У меня был единственный друг. Он умел слушать и утешать. Говорил со мной как равный. Я могла рассказывать ему обо всем, и он слушал меня. Он тоже часто делился со мной своими бедами, которых, честно говоря, у него было куда больше. Но он не очень охотно говорил об этом, разве что его допекали уже донельзя. А желающих обидеть его было много. Отец не слишком следил за этим, у него своих великих дел хватало. Конечно, он поступил безумно, пытаясь убить кранки. Еще безумнее был наш побег. Прямо как заигравшиеся дети… А кранки я боялась. Даже не из-за их дурной славы. Просто он был слишком чужой. Наверное, если бы мне довелось пораньше познакомиться хотя бы с его сестрой, если бы отец больше посвящал меня в свои дела, а не говорил "так надо", все было бы куда проще…

XXV. ЭМРЭН

Я сама шила брату свадебную рубаху. Лайин не стала бы этого делать. Не только потому, что не любила брата, а потому, что просто не умела. В чем-то она походила на меня — она не была довольна своей женской долей, что здесь, в Ильвейне, значило быть разменной монетой в играх мужчин. И потому я сама взялась за ножницы и иглу. Я сшила рубаху из белого как снег эшхаринского шелка, самого лучшего, которого только сумел найти Шанфеллас, и вышила ее красным и черным шелком и золотой канителью. Мы, инетани, носим одежду простого покроя и не любим пестрых тканей, но зато любим изысканную вышивку и затейливые украшения. Я долго трудилась, но зато мой брат будет на свадьбе наряднее всех. Верхнюю тунику и штаны я сшила из тонкой белой шерсти, которую ткут у нас в Саллане, а плащ был из ярко-красной плотной ткани, уток шелковый а основа — тонкой шерсти. Помню, как мне нравилось день за днем прибавлять что-то новое в затейливый узор вышивки или плетеной тесьмы. Иногда я ощущала себя древней богиней, ткущей узоры судеб людских. И тогда я старалась сделать этот узор как можно красивее и вплетала туда оберегающие и благие знаки. К приезду брата все было готово. Шанфеллас прислал искусного золотых дел мастера, которого я совсем замучила своими указаниями и изысками. Однако он умудрился-таки сделать заказанные уборы так, чтобы мне понравилось. Хотя бы в день свадьбы Эмрэг не будет скромничать и оденется так, как подобает старшему этелу Дзайалана.

За пять дней до торжества приехали наши из Эрнаэша и еще несколько наших этелрину. Прибывали и прочие гости из Дзайалана. Этелов, однако, было только четверо. Остальные прислали своих этелрину, а вместо Арнахиара был его старший, Анэрна. И меня это, естественно, не радовало.

Миновал Амланн. Мне был интересен это старинный праздник, когда ильветтар словно менялись ролями — женщины помыкали мужчинами как могли и вытворяли всяческие безобразия. Это чем-то походило на наши обряды Идущих-в-Ночи, правда, куда развязнее и совсем не ощущалось некой святости, стоявшей за внешним бешенством. Схожесть еще раз убедила меня в том, что мы не особенные. Мы родня им. Может, старшая, но родня. Эмрэг и Зимарун приехали в конце этого сумасшедшего дня, и мне сначала показалось, что это веселое бешенство охватило и их — настолько они были веселы. Но они так смотрели друг на друга и так светились каким-то внутренним теплым огнем, что я поняла — они просто любят друг друга. Они счастливы. Мне стало страшно.

Я не буду описывать свадьбы. И так хронисты постарались расписать все во всех цветах и подробностях. А еще можно посмотреть на гобелены в покоях принцессы и на картины новомодных таргеранских живописцев. Я хочу рассказать только о том, что мне запомнилось острее всего. Затравленный, отчаянный взгляд Лайин, когда их провожали в брачный покой. Она смотрела на меня, и я будто слышала — помоги! Подрагивающая улыбка неимоверно спокойной Зимарун и усталое безразличное лицо Даэрнара Заложника. И еще плотно сжатый брезгливый рот Анэрны.

XXVI. КИМ

Мы с Эмрэн поженились немного времени спустя. Конечно, для нас это было великим и долгожданным событием, но для других-то всего лишь одна из тысяч и тысяч обычных свадеб. Мы оставались пока в Ильвейне, потому, что так велел мой господин. Он хотел, чтобы Эмрэн и Лайин сблизились. А я должен был охранять его будущего ребенка. Государь был осведомлен об этом и всячески поддерживал нас. Кроме того, в Саллане было очень неспокойно, да и жить нам там было негде. Вернее, у Эмрэн были земли, которые брат отдавал ей в приданое, но я не желал жить за счет жены. Может, это допустимо для кранки, но не для ильветтар. Судьба была слишком благосклонна ко мне. Может, другой кто просто брал бы все то, что она ему посылает, но я не мог быть просто мужем при сестре государева зятя. Просто Кимом Хельверном, деверем самого Эмрэга-кранки. Я хотел, чтобы говорили — это Эмрэг-кранки, шурин самого Кима Хельверна. Конечно, это было всего лишь детской самонадеянностью и гордыней, но я хотел сам что-то значить в этом мире. (Приписка. Теперь, по прошествии многих лет, я могу сказать, что Эмрэн не понимала меня. Тогда это была самолюбивая, самовольная девушка, привыкшая добиваться своего. И я был этим самым "своим", принадлежавшим ей предметом. И немало времени прошло, прежде чем я стал для Эмрэн равным. Для этого и мне, и ей еще предстояло пережить очень многое и сильно измениться. Но это совсем другая история.) Первым делом я начал с дома. Мне нужен был свой дом, куда я мог бы привести Эмрэн хозяйкой. И потому я отправился навестить моего дядюшку. Старик был совсем плох. Он сильно сдал за последние два года. Дочки повыходили замуж, зятья зарились на его наследство, но он пока вел дела сам. Он был очень рад мне — думал, я возьму его дело, и он сможет дожить остаток своих дней в покое. Я не хотел бы разочаровывать его, но мне, честно говоря, было сейчас не до торговли. Потому я обратился к Шанфелласу и попросил его заняться нашим семейным делом от моего имени. Моя доля в деле была довольно велика, и я взял часть денег, чтобы купить небольшое поместье неподалеку от Шаннита, еще на ильвейнской земле.

А вести из Саллана приходили хуже некуда. Четверо этелов все же решились присягнуть королю. Саллан раскололся. Северо-запад держали Фэграйны, юго-восток — Четверо. Энет Светловолосый стоял на порубежье, проходившем по реке Шаннур. Эмрэг-кранки писал, что скоро приедет со Словом к государю от имени Четверых. Саллан был на грани войны.

Даэрнар был отпущен на волю и жил по-прежнему во дворце, но теперь под постоянным надзором. Я иногда видел его. Честно говоря, мне было его жаль. Я, наверное, на его месте просто спился бы или покончил с собой.

Так прошел год. Эмрэн пила какие-то травы, чтобы не зачать ребенка, поскольку она считала, что сначала должна помочь Лайин, и пока сын Эмрэга не сделает первый шаг, она не может думать о своем ребенке. Опять Эмрэг-кранки. Я начинал ревновать к нему. Понятно, Эмрэн его сестра, преданная, верная, любящая сестра, но я-то ей муж! Меня-то она должна любить сильнее! Но потом я вспоминал, что кранки все же не такие, как мы, и успокаивал свою досаду. Для них кровное родство прежде всего. Ладно. Будут и у нас дети. Много детей. Сыновей и дочек, которые будут красивы, как моя Эмрэн. А уж я позабочусь, чтобы они выросли хорошими людьми и чтобы у них было все.

XXVII. ЛАЙИН

Эмрэг приехал накануне следующего Амланна. Он привез с собой присягу Четырех этелов с их собственноручными подписями. Даже если это давало отцу власть только над половиной Саллана, это уже увеличивало владения Ильвейна почти в полтора раза. Отец от лица Ильвейна и Эмрэг от лица Саллана составили Договор, который давал Саллану особые права и отдавал его непосредственно под власть самого короля. По этому случаю должны были устроить великие торжества. Я была на сносях — ждали, что я рожу дня за три до Амланна. Эмрэг очень волновался и недоумевал, почему я еще не родила. Как будто можно родить по желанию! Не знаю, почему это так его беспокоило. Мне казалось, что Договор куда важнее. Как бы там ни было, он приставил ко мне пятерых своих людей — если так можно назвать кранки — которые чуть ли не в отхожее место меня сопровождали. Мне это было крайне неприятно. И еще он приказал — просто приказал мне никуда не выходить, пока не кончится Амланн. И все время спрашивал, люблю ли я его. Я не стала лгать. Странно, но он почти обрадовался. Я была очень раздражена в тот день. И потому, вопреки его слову, появилась вечером в храме Осеняющего, что на Зеленой площади и встала среди родни государя. Эмрэг тоже был там. Но служба уже началась, и выставить меня он уже не мог… Я никогда не забуду этой службы. В тот раз я как никогда чувствовала музыку. Она уносила меня ввысь, я плакала, вымывая слезами все свои обиды, всю свою тоску… Какое-то спокойствие нисходило на меня среди мерцания светильников и тихих грустных голосов юных певцов. Мне хотелось всех жалеть и любить, хотелось, чтобы и меня любили так же светло и мучительно, как я сейчас… Я так и не помню в точности, как все было. Просто впереди меня вдруг вскрикнула и упала какая-то женщина. Стройное пение голосов сразу распалось, замолкло, люди закричали и засуетились. Меня чуть не затолкали. Я вдруг ощутила сильную боль внизу живота. Не помню, как оказалась в самом центре суматохи. Там на полу лежала женщина — я ее знала, это была дальняя родственница моего мужа, у нее в груди торчала короткая золоченая стрела. Помню совершенно растерянное, полусумасшедшее лицо Эмрэга, который сидел на полу и глядя в пустоту невидящими глазами, повторял каким-то жалким, полудетским голосом: "Этого не может быть… этого не должно быть…" И мне впервые стало жаль его. Случилось что-то страшное, большое, совершенно мне не понятное… Наверное, именно в этот миг, я поняла, как ему нужен человек, который понял бы и поддержал его. Не преданная и слепо обожающая сестра, а тот, кто понимает… В тот миг я осознала, что нашла себя. Я нужна ему. Я нашла свою цель… Но тут снова боль. Больше ничего не помню. Сына я родила к утру.

XXVIII. ЭМРЭН

Наверное, мы поступили ужасно, оставив Лайин одну с ее родовыми муками. Пусть рядом суетились лекари, повитухи и служанки, среди всех, кто ее окружал, не было ни одного близкого ей человека. Мы все были при Эмрэге. Мне казалось, что он сошел с ума, и от этого я чуть сама не помешалась… Сначала я думала, что это из-за того, что погибла Зимарун, но потом поняла — нет. Мы вообще не знали, что она приехала. И уж никак не ожидали того, что она появится в храме Осеняющего, ведь она была правоверная инетане. Как бы то ни было, из его бессвязных речей я поняла, что дело было не в ней. Я с трудом умудрилась напоить Эмрэга сонным отваром, да и то не сразу подействовало. И лишь когда он уснул, я пошла проведать Лайин. Уже светало. У дверей ее опочивальни я увидела только одного человека. Он стоял спиной ко мне, повернувшись к окну. На звук моих шагов он обернулся, и я узнала Даэрнара. Я поразилась его виду — он постарел лет на десять. Усталое, почти безразличное лицо. Мне почему-то было неловко смотреть ему в глаза. Я помедлила на пороге, и получилось так, словно я хочу ему что-то сказать, а что — не знаю. Он сказал сам:

— Она уже родила.

Помотал головой и, не дожидаясь ответа, медленно побрел прочь. Наверное, он всю ночь здесь просидел. Не Эмрэг, не я, не государь, а бесправный заложник. Я осторожно открыла дверь. Она была не заперта. В опочивальне было тихо, еле слышно перешептывались няньки. Лайин, едва ли не белее простыней, спала. А рядом с ней на широкой постели уютно посапывал красненький сморщенный младенец. Нянька опасливо поглядывала на прокравшуюся сюда нелюдь, но я не прикоснулась к малышу. Спросила только:

— Она назвала его?

— Да, сударыня, — шепотом ответила нянька. — Арнаэр. По отцу и дядюшке. Покойник большой полководец был, герой.

Я кивнула. Мать дала имя. У нас было принято, чтобы со стороны отца давала имя какая-нибудь из его ближайших родственниц. То есть, сейчас это была я. Я назвала его Унэрайэ. Он ведь и был двух кровей. Арнаэр Унэрайэ. Я не знала, растут ли здесь эти цветы, но решила поискать и принести их Лайин и малышу.

Проснувшись, брат был куда спокойнее. Хотя то еще было спокойствие. Так выглядят опоенные дурманным зельем люди, но ведь я ничего такого ему не давала. Наверное, он был полностью вымотан. Я долго добивалась от него ответа. Наверное, я очень надоела ему, и он, под конец, сдался, хотя и с великой неохотой.

— Эмрэн, — с какой-то смертной тоской в голосе сказал он, — я ведь кранки. Я знал свою судьбу. Вчера должен был погибнуть я. Да все и шло к тому — я или Лайин. Зимарун никому не могла помешать, это не цель для убийцы. Но ведь я знал, что убьют меня. А вот — я жив. Я не знаю, кранки я теперь или нет. Я не знаю, не солгал ли мне Оракул. Я не знаю теперь, сбудется ли то, за что я заплатил. Я ничего не знаю! Раньше я был уверен — сбудется. Я всю жизнь положил на это, я этой уверенностью только и жил, а теперь я ничего не знаю!

— У тебя родился сын, — сказала я. Больше я не знала, что сказать. Никогда не чувствовала себя такой растерянной.

— Сын, — кивнул он. — Так и должно было быть. Но он должен был родиться до Амланна. Все не так. Раньше я знал, что он будет жить и станет королем. Что в его руке будет мир в Дзайалане. Теперь я не знаю, проживет ли он дольше завтрашнего дня. И Дзайалан того-гляди взорвется войной, невиданной со времен Менрета-кранки. Если бы были хоть какие-нибудь боги, хоть бы божонки, которым я мог бы молиться, я молился бы… Я боюсь. Я боюсь… — его трясло.

Я молчала. Затем взяла его за руку.

— Попробуй жить, как все остальные. Ведь судьбу можно взять за загривок и не прося ее у Оракула. Помнишь поговорку — свой узор каждый ткет сам? Может, попробуешь? Как я? Попробуешь добиться?

— Нет. Я устал. Сестра, я хочу быть уверенным, что все мое не пойдет прахом. Я готов взять судьбу за загривок, но я хочу быть уверенным. За это я и платил. Мне остается только еще раз навестить Оракула.

У меня холодок прошел по спине.

— Пойдем, посмотрим на твоего сына, — сказала я, помолчав. — Я назвала его Унэрайэ.

Я надеялась, что сын отвлечет его от смертельной затеи. Эмрэг коротко улыбнулся и кивнул.

XXIX. КИМ

Мы все отправились в Саллан, забрав с собой тело госпожи Тимарэт. Инетани должны быть погребены на салланской земле, такова традиция. Перед нашим отъездом государь сказал, что королевские войска будут стоять близ Шаннита, в Ильвейне, и что вести их будет Руэнир син-Имтеран, полководец старый и заслуженный, воевавший вместе с Эршау и Зуалером. Однако я прекрасно понимал, что если дойдет до призыва ильвейнских войск, то это будет конец всему, ради чего трудился мой господин. Я прожил эту осень как в кошмарном сне. Я боялся за господина. Я боялся за Эмрэн. Я боялся за Лайин. Хуже всего было то, что по салланским законам она не считалась женой моего господина. Для этого их должны были обвенчать здесь, в Саллане, по закону кранки. Я был даже рад этой сложности — пока он будет думать о том, как бы все это решить, он не станет мучить себя другими вопросами. А он сделался непереносим. Раздражался по пустякам, иногда впадал в какую-то апатию, а временами им овладевали приступы бешеной деятельности — неважно какой. Эмрэн из-за брата постоянно была в напряжении. Я чувствовал себя лишним. Эмрэн как-то сказала мне о брате — он готовился к славной смерти, а получил серую жизнь. Все удалось. Герой стал не нужен. А если герой не нужен, он должен умереть. А Эмрэг-кранки жил… Мне было хорошо только в гостях у Дорана. В его землях теперь жило много ильветтар, как и инетани. Похоже, именно здесь все получалось так, как хотел бы мой господин. Потом именно Доран и его люди…

XXX. ЭМРЭН

Зима в том году была ранняя, хотя и не холодная. Лайин приехала ко дню солнцеворота, и мы устроили нашу, дзайаланскую свадьбу. Теперь маленький Унэрайэ стал законным наследником Эрнаэша и земель Эмрайнов. Лайин сильно изменилась с тех пор, как мы расстались. Она стала как-то взрослее и добрее, что ли. Не могу сказать точно, но, по-моему, брат теперь не был ей противен. По крайней мере, он не был ей безразличен. Но, к сожалению, Эмрэгу было все равно. Он не рыдал по Зимарун, не просиживал дни и ночи на ее могиле, как говорили потом, но вспоминал он ее часто. И не по-доброму. Я помню наш последний разговор перед тем, как он уехал.

— Я всегда заставлял себя думать, что я прав. Наверное, потому, что до сих пор не уверен в этом до конца. Даже если меня поддерживают многие, я все равно не знаю…

— Зачем ты терзаешь себя? Вспомни повесть о Фэгрэне-Победителе: Оракул и выбор. Ты и выбрал. Все законно.

— Так-то так, но верен ли выбор? Иногда мне кажется, что я как и Фэгрэн тащу всех к счастью насильно. К тому, что я считаю счастьем.

— По-моему, ты слишком возомнил о себе. Тут не Ильвейн, а Дзайалан. Инетани не стадо и палки не слушаются. По-моему, твои страхи не в этом. Ты боишься Ильвейна. И понимаешь, что без союза с ним нам не выжить. Эмрэг, нам больше не на кого положиться. Ильветтар испокон веку живут по соседству с нами и привыкли к нам. Они…

— Они тоже считают нас чудовищами.

— Не все. Отнюдь не все! Только ильветтар никогда не воевали с нами! Да-да, я помню Риннан. Но тогда нас не защищал Закон Ильвейна. Тогда Осеняющий был не для нас. Но и тогда многие ильветтар спасали инетани. И старик син-Имтеран на свой страх и риск повел солдат разгонять фанатиков… Тебя поддерживает государь, купечество, мелкое дворянство, все умные люди Ильвейна. Фанатики веры? А где их нет? Посмотри на Арнахиара и иже с ним. Говорят, у нас нет богов. Как же! Фэгрэн! И Арнахиар ничтоже сумняшеся продастся даже Таргарину, только бы расправиться с тобой.

— Только не Таргарин…

— Вот и я говорю. Таргарин просто уничтожит нас. Ильвейн же смешал с нами кровь. Конечно, сложностей не избежать. Но кровные родичи как-нибудь да разберутся по-мирному. А Таргарину нужны не мы, а богатства Дзайалана и руки искусных рабов. Конечно, нам есть куда уйти… Но Имна-Шолль не для героев, брат. И не для свободных. Райсу ратт, Эмрэг. Райсу ратт.

Он засмеялся — зло, сухо.

— Ах, отважная моя сестрица! Завидую тебе. Ты не сомневаешься.

— Сомневаюсь. Но надеюсь на лучшее и все для этого постараюсь сделать.

— И что же ты сделаешь? Дзайалан сам по себе убежище. Помнишь слова богов — инетани в Дзайалане побеждены не будут.

Он слушал меня с усмешкой, как будто наперед знал, что я скажу и просто забавлялся, угадывая.

— Вот-вот. Победить — большое слово. Можно не победить, но при этом уничтожить. Этого хочешь? Харанские события помнишь? Не так давно, еще в годы нашего деда было, только вспоминать не любим. Ведь дружина Уэре-Эрна полегла вся. Непобежденная. И что? Харан тоже когда-то был нашим. Теперь он таргаринский. Когда-то и побережье было нашим… Нас раздавят, брат. Или мы закроемся в Священном Дзайалане и перережем друг друга. Или уйдем в Имна-Шолль. Или выживем вместе с Ильвейном.

Теперь-то я понимаю, что утешала его его же словами. Я ничего не могла сказать сама. Я видела его глазами и говорила его словами.

— В том-то и дело. А если государь умрет? Не вступят ли ильветтар в наши земли завоевателями? Раньше я, кранки, был уверен, что нет. А теперь… может, подписав Договор, я предал свой народ? Станут ли ильветтар соблюдать все его условия? Я должен ехать к Оракулу. Я не могу больше мучаться неизвестностью. Я ведь всю жизнь… Я же не сидел праздно! Разве то, за что заплачено Оракулу, само упадет в руки? Я трудился, но я знал, что все не пойдет прахом! Я понимаю, это слабодушно, что трудиться, не зная сбудется ли, куда благороднее, но цена слишком высока… Я ведь все отдал. Я ведь и не жил, сестра. Только те несколько недель до свадьбы, когда мы с Зимарун любили друг друга. Да еще в детстве. А Зуалер говорил мне, что жил по-настоящему только когда воевал. Когда было Дело… Вот и у меня было мое Дело. Раньше я умер бы, но знал — сбудется. Теперь я живу и не знаю, будет ли. Если бы Зимарун только знала, что она наделала! Иногда я еле удерживаюсь, чтобы не проклясть ее.

— Опомнись, брат, ты же любил ее!

— Да. Наверное, и сейчас люблю. Это истинное, а Лайин… долг, наверное.

Он помолчал немного.

— Ты не представляешь, как я не хочу ехать… Были бы боги, я бы молился. Было бы, на кого все свалить… Иногда мне кажется, что они никуда не ушли, а просто сидят себе на своих тронах и забавляются нашими страданиями. Наверное, они были рады победе этого дурака Фэгрэна. Еще бы! Ни за что не отвечать, ничего не делать, не надо решать, судить, вознаграждать, наказывать, откликаться на мольбы… Смотри и развлекайся… Эмрэн. Я поеду поутру. Заплети мне волосы.

Я чуть не закричала. Он поедет. Все же поедет. Как же он истерзался… Он поедет через земли Фэграйнов. Станут ли эти ревнители древних законов блюсти право Идущего за ответом? Не знаю.

Поутру я заплела ему волосы в три косы и перевила шнуром красной кожи. Это был знак Идущего. Никто по закону не смел тронуть его. Он надел теплый меховой плащ и скрепил его на левом плече, закрывая в знак мира правую руку. С собой он не брал оружия, кроме легкого меча, который тоже по обычаю висел на правом бедре. Мы с Лайин проводили его, и впервые он ее поцеловал. Он ехал, а мы смотрели ему вслед. Перед рощей он остановился и помахал нам рукой. Так я в последний раз видела брата.

XXXI. ОБРЫВКИ

…И тогда Ультери спросил его:

— Отец и повелитель наш, в чем твоя тоска? Разве не свершил ты великих деяний? Разве не отомстил Людям Богов за их несправедливости? Разве не победил ты самих богов? Разве не возвысил ты нас над богами? Разве не добыл ты для народа своего счастья и благоденствия в жизни и после жизни? Смотри — ныне Дзайалан сокровищница мира, и нет земли прекраснее. И нет в мире других владык кроме инетани. В чем же тоска твоя? Скажи о чем ты желаешь и не будет тебе отказа ни в чем.

И ответил Фэгрэн:

— Нет ни в чем отказа только богам, а я не бог и не желаю становиться им. А тоска моя от того, что мучает меня сомнение в правоте моих деяний. Раньше говорили нам — живите, как велят боги, и будете счастливы. Теперь ушли боги. Но нет мне счастья. Так где же то, ради чего я сражался? Или ошибся я? Или уйти мне в Имна-Шолль, где все дастся мне и без трудов? Но не по мне это. Счастлив я был только свершая. А Имна-Шолль не для тех, кто вершит наяву, а не в мечтах. И пока не отыщу я ответа на свои вопросы и не разрешу мои сомнения, не будет мне ни покоя, ни счастья.

— Значит, их не будет тебе никогда, — сказал Зуальях. — Я вижу, что лишь тогда ты счастлив, когда есть у тебя дело. У тебя была война. теперь у тебя будет вопрос. Иди же, отец и повелитель. А мы сохраним то, что ты добыл для нас.

И ушел Фэгрэн, и путь его неведом. И тогда собрались восемь сыновей побратимов его и записали законы, согласно которым должны жить отныне инетани, дабы сохранить все то, что отвоевал Фэгрэн. И назвали их Заветы Фэгрэна, ибо он так говорил им. Пути же Фэгрэна никто не ведает и никто не знает, где и как он умер и умер ли. Только говорят люди, что в Имна-Шолль он не ушел, ибо Имна-Шолль не для героев.

Повесть об Уходе Фэгрэна

"Ахантэ Фэграйнур"

Путь героя — греховен и запретен, тяжел и мучителен, но сладок, ибо он Путь Героя.

Из Книги Изречений

Кто скажет нам, кто такие боги, откуда пришли они и куда уходят? Кто поведает, как рожден этот мир? Мы говорим — богов зовут так-то и так-то, но один и тот же бог на разных языках зовется по-иному — как же истинно зовут его? Каждый говорит — этот бог мой, мне он благоволит, даже враги говорят такое — так чей же это бог и кому он покровительствует? Мы высекаем статуи богов и рисуем их лики — но они никогда не похожи, даже если это изображения одного и того же божества — где же его истинный лик? И есть ли истина то, что мы видим вокруг нас? Когда суда Таргарина впервые приплыли на Благоуханные Острова, не сочли ли нас тамошние жители, наивные и невинные, богами? И не были ли наши предки такими же пред теми, кого богами мы считаем ныне? Мы сказкой считаем повесть о Багровой Мгле, но правы ли мы в этом? Может, там и есть ответ на вопрос — кто есть боги? Но сколько не спрашивай, ответят лишь сами боги, а думать мы можем что угодно. Но пожелают ли они ответить…

Таргаринский Еретический Канон

Я — отверзающий Врата. Вы же — смотрящие, но не видящие, ибо боитесь. Я — идущий от яви сквозь Врата сна, от снов во Врата яви, идущий в жизнь чрез Врата смерти, в иное чрез Врата здешнего. Иные говорят — оставь все и ступай за мной. Я не говорю так. Я говорю — люби то, что любишь и не покидай то, что любишь, не отвергай, не забывай. Но — не страшись. Когда настанет время идти, удержи в сердце то, что дорого тебе, но не пытайся удержать в руке то, что удержит лишь сердце. И когда все, что тебе дорого, останется только в душе твоей, недоступное плоти, тогда — иди. Душа должна созреть прежде, чем полетит. И не дай страху неизведанного отяготить ее, ибо тогда рухнет она в бездну Разрушающего. Ищи Врата всюду, и найдешь. А отыскав — ступай. Ведь сквозь Врата не только уходят. Сквозь Врата и возвращаются.

Речи Осеняющего.

Еретический Канон.

XXXII

Зима выдалась необычно снежной для Саллана, но теплой. В Ильвейне такая зима сулила бы урожайный год, но в Саллане неурожайных лет не бывало.

"Всегда ли будет так? Не утратим ли мы этого дара Фэгрэна, если поступим с его Заветами, как он с законами Богов?

Если вернусь — приму благость Осеняющего. Нет сил больше отвечать за все самому. Пусть будет кто-то еще. На богов хоть беды свои свалить можно, хоть надеяться на них. А на себя я уже надеяться не способен… Чушь какая…"

Снег глубокий. А день подернут легкой золотисто-розовой дымкой, солнечный свет мягкий, рассеянный… Благой день. Благой день для Похода за Ответом.

Он боялся. О нем врали, что он не боится ничего. А он боялся. Боялся не узнать. Если бы уметь не думать… Как просто тогда бы жилось!

Он ехал быстро, как мог. Прямой дорогой — к Оракулу. Он хотел — знать. Слишком многое было отдано.

"Зуалер жил лишь когда воевал… А я — когда так неожиданно, непредсказанно полюбил Зимарун. Почему я не думал тогда о том, что это недобрый знак? Что это как-то не так? Или любовь так застит глаза? Или это кранна Зимарун? Оракул, я ненавижу тебя. Я ненавижу себя за то, что сдался, что еду к тебе вымаливать ответ. Но я больше не могу. Я не могу начинать жить сначала. Во мне пусто. Мне нечем жить. Я все отдал. И я должен знать, прав я или нет."

Оставалось совсем немного. Он ехал уже много дней, и ни разу никто не потревожил его. Знаки Идущего останавливали даже самых ярых сторонников Фэграйнов. Правда, на обратном пути пообещали… много чего обещали. Но тогда уже будет все равно. Вот тогда он не побоится умереть. А сейчас — нельзя. Никак нельзя. Еще полдня пути — и Рашхарин. А там до Оракула…

— Остановись, Эмрэг ан-Эмрайну!

Всадник вздрогнул, словно его разбудили, плеснув в лицо ледяной водой. Остановил коня и медленно повернулся в седле.

— Что тебе надо, этелрину?

Анэрна издевательски усмехнулся.

— Ты сам знаешь, этел. Я долго шел за тобой.

— Я иду за ответом.

— Я чту Закон. Но ты — вне закона.

— И кто же меня вне закона объявил? Совет?

— Совет Фэграйнов.

— Не слышал о таком. Что о нем говорит Старый Свод? Или Заветы Фэгрэна?

Анэрна досадливо дернул плечом.

— Не прячься за словами.

— Я-то не прячусь. Я вообще больше делам верю, чем словам. Что тебе надо? Зачем ты встал на пути Идущего?

— Я тоже не стану прятаться, Эмрэг. Ты прекрасно знаешь, что мне нужна твоя жизнь. И ты дурак, если понадеялся, что тебя защитит Закон, от которого ты отрекся!

— Славный же у него защитничек! Ты ведь делаешь то же самое, Анэрна. Чем же ты отличаешься от меня? Может, это ты должен умереть, а?

Этелрину ничего не ответил, только костяшки сжимавших поводья пальцев побелели.

— Короче, ты хочешь убить меня. Я не стану говорить с тобой, Анэрна. Ты уже все решил. Что же, попытайся. Только по чести. Я — один. С тобой четверо. Если ты убьешь меня, что же, пусть. Если же я — пускай твои люди не препятствуют мне дойти до Оракула.

— Ты туда не дойдешь. Я прекрасно понимаю, зачем тебе Оракул. Ты сомневаешься, Эмрэг. Ты мучаешься. Так почему же я должен облегчать тебе страдания? Ты умрешь сейчас и здесь. Ты ничего не узнаешь! Нет, ты кое-что все же узнаешь. Когда ты умрешь, Четверо останутся без вождя. И мы разгромим вас. И Ильвейн не поможет вам, потому, что ты умрешь, и некому будет призвать ильветтар. И наместником Фэгрэна стану я, Хранитель Закона! Впрочем, будь спокоен. Ильвейн будет един — благодаря мне. И выживет — благодаря мне. Мы очень похожи, Эмрэг. Мы хотим — одного. Но в этом одном есть место только одному. Я убью тебя. Сейчас.

— Попробуй. Убеждать тебя ни в чем не стану, бесполезно. Ты хочешь меня убить? Попробуй. Только сам, без помощи твоих прихвостней. Хоть перед ними-то попытайся выглядеть честным. Что, боишься? Правильно боишься. Я всегда был сильнее тебя. Ну? Давай, попробуй! Чего тебе терять! Сразу и попадешь в свою вожделенную Имна-Шолль, если тебя туда, конечно, пустят. Боишься? Конечно, ведь Заветы-то нарушил… Ну, как? Себе соврать куда труднее, а, Анэрна?

Анэрна стиснул зубы, раздувая ноздри. Схватился за меч.

— Ну, давай! Вижу, не врут, когда называют тебя сыном не своего отца. Арнахиар от поединков не бегал. Дерись, ублюдок!

Кранки быстрым, почти неуловимым движением хлестнул Анэрну плетью по лицу. Тот отшатнулся. Конь кранки сбил грудью коня одного из спутников Анэрны, пытаясь прорваться к лесу.

— Стреляй! — закричал Анэрна, понимая, что кранки пытается увлечь его за собой. Он не спешил догонять соперника, несмотря на чудовищное оскорбление. Снег был глубок, конь не мог скакать быстро.

— Стреляй, — сквозь зубы повторил Анэрна.

Стрелять в коня — тяжкое нарушение закона чести. Но сейчас все законы были забыты. Стрела вошла коню в глаз. Кранки кубарем перекатился через голову упавшей лошади, поднялся. Почему-то на душе было удивительно легко и весело, как в те недолгие их с Зимарун дни, когда он мог сказать — я живу. Кранки повернулся лицом к преследователям. На его смуглом лице кривым ножом сверкнула злая смертоносная усмешка. Стоя по колено в снегу, он сорвал с себя одежду до пояса. На его плечах раскинули крылья родовые соколы Эмрайнов. Он глубоко вздохнул и хриплым голосом запел древнюю песню обреченных воинов инетани.

КИМ.

Он стоял по колено в снегу, срывая с себя рубаху — ту самую, которую вышивала ему на свадьбу Эмрэн. Он смеялся и хриплым голосом пел песню Обреченных. Почему-то я знал, что это — песнь Обреченных. А потом я стал вдруг видеть словно бы его глазами. На меня летел всадник. Он был черным на золотисто-розовом небе и я не видел его лица, только волосы развевались по ветру. Потом я снова раздвоился и увидел со стороны… Ничего я не увидел. Я проснулся от собственного крика. перепуганная Эмрэн трясла меня за плечо.

— Что с тобой? — тревожно заглядывала она мне в глаза.

— Он убит… — ответил я. Мне казалось, что это говорит кто-то другой.

— Кто? Кто? — непонимающе, тревожно спросила Эмрэн. Затем вдруг она отшатнулась, охнула, схватившись за горло, вцепилась в волосы руками и закричала. Она поняла.

Инетани не видят вещих снов…

Я никогда не видел Эмрэн такой. Я никогда не думал, что она может быть такой. Она не понимала ничего, словно безумная. Она рыдала и кричала, каталась по полу и билась в судорогах, словно сама умирала. Мне было жутко. Временами мне казалось, что это не моя жена, кто-то чужой. Страшно сказать, тогда я чувствовал даже отвращение к ней. И боялся, и любил, и — презирал…

Я никогда не думал, что Лайин может быть такой. В тот день я увидел в ней кровь ее отца Араэну. И склонился перед этой женщиной.

Именно она приказала вызвать Дорана и Энета. Мы выступили с войском Четверых — по следу Эмрэга-кранки. Меня поили какой-то дрянью, чтобы я в бредовом сне указывал путь. Мы нашли его там, где я видел его во сне.

Мы нашли его мертвым. Конь был убит стрелой, вокруг было много следов — его убивали скопом. Он был раздет до пояса, как в моем сне. Он был весь изранен и у него не было головы. Энет Светловолосый, увидев это, сказал, что Фэграйны нарушили самый строгий Закон — убили Идущего за ответом и что теперь он поднимет Сокола Фэгрэна и объявит поход мести. Его побледневшее лицо в тот миг стало пугающе жестоким.

А я… Не могу четко описать свои чувства. Какая-то злость, беспричинная злость на самого себя, за то, что мне режет глаза и перехватывает горло, за то, что мне хочется выть… Только тогда я понял, как мне без него пусто. Я вспоминал все, что было с нами, все, что он сделал для меня. Зачем ему было это нужно? Чем я был для него? Он ведь так любил сестру — почему же я? Я… И тут вдруг я понял — ведь теперь я самый близкий его родич. И мстить буду я. Это отрезвило меня. Теперь все мое неумелое горе превратилось в ярость. Я хотел убивать.

Лайин была с нами. Эмрэн не поехала — она лежала в горячке и бреду. Лайин приказала собрать весь окровавленный снег в кожаный бурдюк, чтобы кровь не досталась зверям, птицам и земле. Она знала этот древний обычай инетани. А, может, и ильветтар. Потом, уже в Эрнаэше, мы с Энетом и Дораном пили кровь убитого, беря на себя месть. Он должен был оставаться непогребенным, пока не будет отомщен. Мне было страшно оставлять Эмрэн в Эрнаэше, там, где лежало мертвое тело ее брата. Но Лайин сказала, что встанет между ними и защитит Эмрэн от самое себя. На другой день войско двинулось к Анрешту. Никто не встал на нашем пути. Анэрна преступил Закон ради Закона, это было не впервые, но на этот раз он слишком многое возомнил о себе. На сей раз его не поддержали.

Арнахиар вышел к нам пеший в знак признания вины. Но мне нужен был Анэрна. Я хотел его смерти. Мое право убить его было первым — я был мужем сестры Эмрэга-кранки. Энет был следующим в мести. Мы ждали. И Анэрна вышел, позоря своего отца, называя его предателем. А за ним его слуга вез на пике голову моего господина. Лучше бы Анэрна этого не делал. Не знаю, хотел ли он просто унизить нас или разъярить меня так, чтобы я потерял самообладание, но добился только того, что моя ярость стала холодной и спокойной. Я понял, что убью его. Анэрна был выше меня почти на голову — он был самым высоким из этелрину, выше даже моего господина. Он был сильнее меня — инетани вообще очень сильны. Он смеялся. Он считал, что победа за ним. Он оскорблял меня. Он был опытен и силен. (Приписка. Теперь я думаю, что он понимал, что обречен. Свои же отвернулись от него. Но он не желал признавать очевидное.) Я все равно убил его. Я знал это заранее, хотя и не был кранки. Я отрубил ему голову и забрал с собой. Голову моего господина мы завернули в красный шелк как величайшую драгоценность. Эмрэн плакала так, что я опасался за ее разум. Лайин не плакала. По крайней мере, прилюдно.

ЛАЙИН

Вот так глупо все получилось. Только-только привязалась к человеку, как уже потеряла. Я верю в слова Осеняющего. Я верю, что и тому, кто не успел сказать, что принимает Благость, эта Благость будет дарована, если он был достоин ее. Каждому будет по деяниям его. Вот так мы встретились совсем ненадолго и разминулись на пороге Врат Жизни. Теперь я буду придумывать себе человека, которого не успела узнать. Я буду собирать осколки, собирать мозаику чужих воспоминаний и создам его заново — совсем другого, может, гораздо лучше чем на самом деле, но, несомненно, лишь бледное подобие живого Эмрэга Эмрайна. Я мало знаю о нем. Но я уважаю его. Я понимаю его. Ведь я дочь Араэну. И я не предам ни отца, ни того, кого не успела ни узнать, ни полюбить. Нельзя предавать достойного уважения…

Странно — между нами ничего не было, кроме этого проклятого слова "надо", и все равно мне было тяжело видеть его изуродованным и мертвым. Инетану. Кранки. Мой муж. Я много раз повторяла про себя это слово, пытаясь заставить себя прочувствовать это — муж. Слово было пустым. То, что не было пустым, словами выразить было нельзя. Я смотрела на это опустевшее тело, на закрытую полотном шею… Тяжело. И что-то саднило внутри от того, что так и не успели. Может, мы могли бы стать нужными друг другу, даже близкими. Я знаю — меня трудно полюбить, я некрасива и нрав у меня не женский. Да и я сама вряд ли способна любить. Наверное, оттого, что уверена в том, что меня любить нельзя. Что же, такова судьба. Но мы могли бы стать друзьями, я чувствовала это. Я предназначена быть опорой. И сейчас я была опорой для Эмрэн. Она-то из тех людей, которым нужен вождь, и тогда они смогут сделать все. Теперь она утратила своего вождя. И не знаю, сможет ли заменить его Ким. Он сильный человек, верно. Но он совсем другой… Что же, они убили отца наследника престола. Мужа дочери государя. Я имела права требовать мести Ильвейна. И я знала, что этого будут бояться. И еще знала, что никогда отец на это не пойдет.

И еще я знала, что теперь мне придется биться за то же, что и Эмрэг, потому, что мой сын полукровка. Теперь у меня есть свое Дело. Хвала Осеняющему, я не одна…

В чреве серого дня

Заворочался гром.

Слишком пошлый реквием

После боя

Что ты сделаешь здесь

С одиноким мечом?

Ты исполнил свой долг.

Уходи же, воин.

Здесь ни жизни, ни смерти,

Ни мира, ни битв.

Ни великих врагов,

Ни великих героев.

Здесь никто не услышит

Твоих молитв.

Боги бросили нас.

Уходи же, воин.

Лай бешеных псов,

Вой черных волков

Слаще смеха гиен

И шакальего воя.

Ты чужой на пиру

Довольных скотов,

Что остались в живых.

Уходи же, воин.

Стала грязью кровь,

Стала гнилью вода.

А глазницы душ

Забиты золою.

Но пока в небесах

Хоть одна есть звезда,

Этот мир еще жив.

Уходи же, воин.

Знаю, трудно бросать

Тех, с кем был ты в боях.

Знаю, стоит один

Много меньше, чем двое.

Но последняя битва здесь

Только моя.

Ты не выстоишь в ней.

Уходи же, воин.

XXXIII. ЭПИЛОГ

Я — унэрайэ. Это звучит лучше, чем полукровка. И вряд ли кто осмелится называть нас теперь полукровками. Моя мать ильветтин, мой отец — инетану. Почему вдруг я пишу это — не знаю, ведь унэрайэ — это так привычно сейчас. Наверное, потому, что я люблю размышлять. А война очень способствует размышлениям. Слишком многое видится по-иному, слишком многое осознаешь как бы заново, а то и вообще впервые. И вот что я скажу — я вдруг увидел, именно увидел, что мы, унэрайэ, не просто полукровки, мы — новый народ. Я понял это в боях, когда наш димнейн сражался под черным с белым соколом знаменем Эмрайнов. Мы не инетани. Мы не ильветтар. Мы и то и другое, и ни то и не другое. Мы — унэрайэ. Даже если уже в третьем поколении глаза совсем человеческие, то суть-то прежняя. Я понимаю, что я унэрайэ. И горжусь этим. Почему бы и нет? Разве мы не славно сражались за наш Дзайалан? Разве Лейр-знаменосец не унэрайэ? Разве сами наши государи не унэрайэ? Эмрайны тоже унэрайэ и в родстве с королями, хотя старший этел все равно из Ультерайнов. Нам многое досталось в наследство от инетани. Хотя многого я уже не в силах понять и принять. Да, в Имна-Шолль-Лунн мне плохо. Меня куда-то тянет. Я слышу голоса, не понимая смысла их зова. Я схожу с ума. Как будто бьюсь о стену, прозрачную, но все же стену. А инетани видят в ней дверь… Я видел, как они вдруг исчезали. Мне было страшно. Это походило на те самосожжения, которые мы видели в Таргерайне. И все же — что-то ведет их. Инетани с грустью говорили мне, что это все, что осталось им от их древнего величия, это странное право уйти в никуда. Они говорили мне, что там счастье, но на их лицах была такая обреченность, что я при всем желании не мог верить этому. Мой друг Шеллат ушел в Имна-Шолль. Там были все его родичи, погибшие от рук таргаринцев, и он ушел к ним. А я — не могу. И не хочу. Я тогда хотел найти это проклятое место, чтобы вырвать оттуда моего друга, всех, кто должен жить… Но это — нигде. Это так тяжело… Пути Осеняющего все же дают надежду хоть когда-нибудь встретиться… А мой побратим, мой друг Шеллат ушел в Имна-Шолль, куда нет дороги людям. Инетани уходят. Кто — в Имна-Шолль, кто растворяется в нас. Даже ранти, принявшие благость Осеняющего, и те уходят постепенно и незаметно. Чистокровных инетани осталось довольно мало, и в основном на юге. На севере их вымело таргаринское нашествие. Теперь это земли унэрайэ. Вот так нам остается в наследство их кровь, их земля, их знания и умения, их память. Но останется ли благословение богов в этой земле, когда уйдут последние инетани? Останется ли их удачливость в нашей крови? А самих их мало. Они пытаются не смешиваться с нами и ильветтар, но их мало, а когда женишься на близких родственниках, ничего хорошего не выходит… Видно, их время кончается. Пройдет лет триста, и инетани не останется. Может, только в Пуще будет скрываться одичалое потомство Анрэйнов. И мы, унэрайэ, будем гордиться кровью древнего народа и до капли высчитывать свою инетанскую кровь. Мы будем цепляться за их традиции — это уже происходит, ибо так хочет государь. Наверное, он прав, сохраняя их язык как язык унэрайэ. Да, мы возьмем все внешнее. Да, мы возьмем все, что сможем принять душой из наследия их души. Но — никогда больше не будет кранки. И никто больше не пойдет к Оракулу. Мы — не инетани. Хотя, может быть, наша кровь и дает нам на это право… Не знаю. Я чувствую себя как человек, ощутивший вдруг, как уходит время. Как уходит жизнь…

Говорят, в этом году Совет будет возводить в этелрину еще один род, поскольку есть те, кто заслужили в боях право возвыситься, а Ханарайны осквернили себя людскими жертвоприношениями и изгнаны из числа этелрину. Наверное, Дорайны будут теперь этелрину. О других пока ничего не говорят. Может, это будут Тэлрайны, из которых была Плясунья. Или, если не врут, государь будет просить за род Лейра-знаменосца, что спас ему жизнь.

И все же мы живем. Кто знает, может когда-нибудь кто-нибудь сумеет понять, что такое Имна-Шолль и найдет путь туда и оттуда. Может, я все же еще встречусь с побратимом и другом моим на Путях Вечности…

ПРИЛОЖЕНИЕ

Саллан, который на наречии тамошнего народа, именуемого унэрайэ, зовется Дзайалан, весьма велик, не менее Ильвейна, с коим он граничит на востоке. На севере и западе Саллан охватывает Пуща. Говорят, что там живут какие-то потаенные племена, но вряд ли это правда. В конце Таргаринских войн в Пущу скрылась часть рода Анрэйнов и часть Ханарайнов со своими приверженцами старого Закона. На севере и северо-западе Саллан граничит с Таргарином, сим хищным государством, в коем правят купцы, в коем нет ни благородной знати, ни достойного короля, в цене не родовитость, а лишь деньги. Таргаринцы народ невозвышенный и корыстный. Нечего искать там благородства, чести и утонченности.

Саллан иногда зовут Божьим Садом. Действительно, этот край очень богат, как будто кто-то нарочно оделил эту страну всем, чем только возможно. Здесь есть железо, медь и серебро, даже золото. В горах Ашнунет в изобилии находят дорогие камни. В Саллане произрастает много редких пород деревьев и растений, особенно у горячих целебных источников Олоэ. Также здесь много редких птиц и животных, а охотничьи соколы и борзые Саллана славятся повсюду. Сокол и на их знамени. Его зовут Соколом Фэгрэна, а знающие язык инетани говорят, что Фэгрэн и означает "сокол".

Инетани непревзойденные мастера металлов — кто не знает их "синюю сталь"? Какой скупец пожалел бы золота на знаменитый салланский меч? Инетани знают секреты драгоценных красок, ароматов, смол, целебных зелий. Никто лучше их не знает тайн камня и дерева. Они умеют лечить музыкой. Я сам был тому свидетель. Хвала Осеняющему, их умение лечить "из себя" передается с кровью к унэрайэ, не угасая в поколениях. Мало где найдешь таких славных лошадей и собак, равно как и охотничьих птиц, как в Саллане. Унэрайэ и инетани весьма искусны в их разведении. Вообще инетани прежде всего известны как целители, рудознатцы, кузнецы и воины. Кроме того, они очень быстры умом и изобретательны. Инетани — превосходные учителя (как правило). Не мудрено, что унэрайэ немногим уступают своим предкам, а кое-в чем и превзошли их. После того, как государь приказал основать в Шанните университет, на который завещал все свои деньги Шанфеллас-унэрайэ, сюда потянулись многие, дабы перенять знания инетани.

Теперь скажу об унэрайэ. У них несколько необычные глаза, кои достаются им от родителя-инетану. Они как правило выше и сильнее и живут лет на сорок дольше, чем простые люди. В последующих поколениях сохраняется их сила и долголетие, но глаза обычно человеческие, хотя у потомков могут еще не раз совершенно неожиданно появиться глаза кранки. Унэрайэ обычно стоят там, где ожидается самый сильный удар врага, ибо они гораздо сильнее и выносливее людей. Но унэрайэ несколько медлительнее их, разве что ранти так же быстры, а то и быстрее людей. И еще унэрайэ склонны не столько к действию, сколько к созерцанию и размышлению, хотя я никому не советовал бы выводить их из этого состояния, ибо гневный унэрайэ неостановим.

Ныне по Договору Саллан подчинется Ильвейну. Это королевский домен. Король, сам будучи унэрайэ, сохранил здесь старый Совет этелрину, но тут существует и обычное право Ильвейна со множеством поправок именно для Саллана, а также Королевский суд. В дни войны Саллан выставляет восемь "димнейн" ("тысяча", хотя народу в димнейне может быть и больше) от восьми этелов, которые сами должны их вести. Вот их значки и названия:

Эмрайне димнейн — черное знамя с белым соколом.

Ультерайне димнейн — зеленое с белым оленем.

Зуалайне димнейн — синее с белым дельфином в прыжке (видимо, осталось с тех времен, когда Саллан доходил до моря).

Дорайне димнейн — черный с красной рукой, сжимающей меч

Анрайне димнейн — красный с черной рысью (во время Первой Салланской войны Анрэйны были частью на стороне Ильвейна, частью против, потому некоторое время род Анрэйнов среди этелов не числился и стяг их над войсками не поднимался)

Энайне димнейн — зеленый с серебряной бегущей лаской.

Энетайне димнейн — серебристо-серый с черным волком.

Ламнайне димнейн — белое с красной змеей.

(стяг Ханарайнов был черный с серебряным вепрем, ныне Ханарайнов среди этелов нет, и стяг их более не поднимается).

Стяг Саллана — черный с серебряным коронованным соколом.

Стяг Ильвейна — красно-белый с золотым цветком о трех лепестках.

(После Первой войны Анрэйны были восстановлены в своих правах благодаря младшему Анрэйну Аэнрэгу.)

Теперь скажу о войне. Всем ведомо, что Таргарин готов проглотить все, что только возможно, а Саллан для него был лакомым кусочком. Пока Саллан был ничей, хотя и тяготел к Ильвейну, можно было надеяться коварством захватить его. Но когда этелы Зуалер и Эршау выбрали союз с Ильвейном, бесчестные таргаринцы решили действовать силой. Но случилось так, что поражение, которое они потерпели в войне с Ильвейном, когда пытались помочь сесть на престол узурпатору, на долгое время истощило их силы. Но потом, расправившись со своими северными и западными соседями, Таргарин обрушился на южных своих соперников. Таргаринцы направляли лазутчиков с посулами и дарами к Фэграйнам, но они поставили не на тех. Может, дело бы и выгорело, но Ильвейн успел раньше. Однако под защитой Закона оказалась лишь южная часть Саллана, северная оставалась еще ничьей. И Таргарин решил действовать незамедлительно. По следующей весне, как только земля подсохла, таргаринские войска обрушились одновременно на север Ильвейна и Саллан. Фэграйны после упорного сопротивления были смяты и отброшены к Шаннуру — Рубежу Энета Светловолосого, который получил после этой войны прозвание Скала.

Фэграйны, те, кто не был истреблен или не успел скрыться в Пуще, были вынуждены просить у Четверых, а, следовательно, и Ильвейна, помощи. Часть особо непримиримых примкнула к Таргарину. Энет и Ульэрех заставили Фэграйнов присоединиться к Договору. За Анрэйнов подписываться было некому — почти все погибли, оставались только мелкие этелрину (Неверно. Арнахиар погиб при штурме Анрешта таргаринцами, его старший сын оказался предателем, а младший позже отличился, воюя на стороне Ильвейна. Он же и доставил в Эрнаэш собственноручно подписанную Арнахиаром присягу королю Ильвейна). А Ханарайны, совершившие человеческое жертвоприношение, были объявлены вне закона. Чтобы уцелеть, род отрекся от своего этела и от прав этелрину. На рубеже Шаннур таргаринские войска были остановлены совместным воинством Ильвейна и Саллана под началом Син-Имтерана (в битве при Эрран-Туэнэш ильветтар командовал Элирк Одноглазый) и Энета. Некоторое время было затишье, пока Таргерайн не решил, что лучше примкнуть к Ильвейну. Таргаринцы поняли, что надо поскорее из Саллана убираться. Отступая, пограбили и уничтожили все, что могли. В этой войне весьма отличился как военачальник Доран, который потом получил право стать этелрину (его жена была из знатных инетане). Северный Саллан был разграблен, что было сочтено воздаянием за нарушение Фэграйнами Заветов. (Приписка: об Эмрэге-кранки автор умалчивает, ибо опасно обвинять в чем-либо полусвятого предка государей). Опустевшие земли были заселены городскими инетани и унэрайэ. Также земли получили многие ильветтар. Поэтому именно северный Саллан можно считать родиной унэрайэ, на юге чистокровных инетани куда больше.

Войны с Таргарином и его союзниками длились еще много лет, после чего Таргарин был низведен до уровня третьестепенного государства и вассала Ильвейна. А о героях нашего повествования известно следующее:

Энет Светловолосый, Энет Скала погиб в конце таргаринских войн, будучи верховным военачальником Саллана. Он стал героем множества повестей, баллад, романов прозаических и рифмованных, а также анекдотов. Во многих романах от него осталось только имя — Энет там не суровый военачальник, а куртуазный рыцарь и несравненный любовник. Пожалуй, ближе всего к истине старинная повесть, созданная, видимо, по горячим следам. Название можно перевести только приблизительно — "Волк красного серебра". Волк — родовой знак Энетайнов, серебро означает и серебряное поле знамени, и символ торжественного пиршества, и намекает на устоявшийся кеннинг "серебро битвы" (злато битвы — воинское бешенство) — мечи. Один из древних образов битвы — человек без лица, стоящий над полем сражения и считающий души павших, как монеты, взвешивая цену победы. Красный цвет — символ сражения.

Доран: дожил до глубокой старости, умер будучи этелрину, поскольку этелом стал только его сын-унэрайэ.

Шанфеллас: прожил бурную жизнь, во время войн много помог государю своими деньгами и связями, за что и был весьма почтен и возведен в дворянское достоинство Ильвейна. Законных детей не оставил, незаконных же более десятка. Они получили дворянское звание своего отца по особому указу государя Араэну. Средствами он их тоже не обделил, но большую часть своих денег он оставил Шаннитскому Университету.

Лайин: не пережила своего отца. Умерла, жестоко простудившись во время одного из военных походов, который возглавила сама по праву правительницы во время болезни Араэну. Потому маленького Унэрайэ воспитывала госпожа Эрнаэша — Эмрэн Эмрайнэ. Лайин — излюбленная героиня баллад и романов.

Эмрайны: положение рода было двусмысленным. Эмрэн по законам Саллана наследовала брату, но у него был сын, хотя и не полноправный инетану. Но Арнаэр Унэрайэ был еще и престолонаследником. Араэну решил следовать Закону Саллана и повелел считать земли Эмрайнов достоянием Эмрэн и ее потомков. Однако короли, посещая Саллан, традиционно живут в Эрнаэше, а их младшие дети там воспитываются по старинному обычаю инетани отдавать детей на воспитание в семьи родичей. Ким Хельверн, человек взлетевший высоко, но незнатный по происхождению, чувствовал себя несколько неуютно среди всех обрушившихся на него благ. Потому после рождения своего первого ребенка, будущей супруги Даэрнара-Узника, того самого сына узурпатора, человека, старше ее на двадцать с лишним лет, вдруг на долгое время исчезает. Его похождения и деяния легли в основу такого множества повестей, преданий, рассказов и поэм, что здесь нет ни места, ни времени о них говорить. Можно лишь добавить, что своего он добился. Дети его были людьми достойными и славными, и род Эмрайнов-Хельвернов ныне один из знатнейших во всем Великом Ильвейне.

О дочери Кима и Эмрэн Эрэшти-Иреттэ также написано весьма много. Но все это уже не имеет отношения к нашей повести о Последнем Кранки, хотя и берет из нее начало.

Это все о Последнем Кранки.