/ Language: Русский / Genre:sf_heroic, / Series: Кулл

Кровавый сон

Н. Таннер

Бесстрашный атлант Кулл, прежде чем сделаться державным владыкой Валузии, немало странствовал по свету, вел жизнь, полную захватывающих приключений и сталкивался с самыми разными людьми.

Н. Таннер

Кровавый сон

(Кулл)

Однажды царь Кулл пришел к мудрецу и спросил:

— Что есть сон?

— Все, — ответил мудрец.

— А что же тогда явь? — удивился Кулл.

— Это сон.

— А смерть?

— Тоже сон.

— Тогда что же такое жизнь?

— Это сон, в котором тебе снится, что есть сон и явь.

Из устных преданий о царе Кулле

«Спи, великий король, закрой усталые глаза, опусти тяжелые веки. Приди в объятия лучшей из любовниц, преданнейшей из жен, могущественнейшей из колдуний. Ибо ни одно смертное, да и бессмертное существо не устоит перед чарами царицы ночи. Спи, и сладким запахом гниения наполнят твою душу дворцы Валузии, ледяным дыханием бесчисленных столетий успокоят они жар твоей крови».

Сад под окнами дворца жил своей загадочной ночной жизнью и в струящемся свете луны, казалось, постоянно менял очертания, превращаясь то в каменистые пустоши Юга, то в болотистые чащобы Запада. Легкий ветерок лениво перебирал упругие листья в кронах неведомых деревьев. Фонтаны притворились ручьями, стремительно несущими холодные воды навстречу стеклянным волнам свинцового моря. И ночные птицы переговаривались словно над зелеными холмами и галечными пляжами Атлантиды — мира, более знакомого Куллу, чем эта изнеженная земля с ее странным народом.

В звуках внезапно одичавшего и безмерно разросшегося сада чуткое ухо охотника невольно выискивало поступь мягких могучих лап крадущегося за добычей властелина сумерек — тигра.

Лунный свет, неестественно яркий и призрачный одновременно, порождал такие плотные тени, что в глубине зарослей чудились существа, чей мир давно сгинул с лица земли и чьим последним прибежищем оставалась ночная тьма или забытые подземелья.

Все шевелилось, бормотало, жаловалось, словно торопилось поведать случайному слушателю тайное знание, которым нельзя поделиться днем…

Порывом ветра ночь дохнула в комнату. Неожиданно ожившие занавеси присоединились к беседе за окном. Факел, укрепленный в кованом держателе на стене, замерцал и уронил уголек в кубок с вином. Казалось, все пришло в движение, заметалось, запрыгало по стенам.

Огромная неподвижная фигура шевельнулась, серые глаза тускло блеснули. Проклятие, Кулл страдал от бессонницы, словно придворные неженки-валузийцы. Что за неясная тревога охватывала его по ночам, не давая заснуть? Могучие пальцы короля механически поглаживали таинственные резные узоры на черных — эбенового дерева — столбиках балдахина кровати. Странно, но ни раньше, ни сейчас Кулл не стремился к подобной роскоши… Что за колдовская сила заключена в этих кусочках дерева? Зачем — о, Валка и Хотат! — он притащил сюда эти трофеи: они выпивают его душу, они возвращают его на темные улицы странного города, который он так хотел бы забыть…

Откинув покрывало, Кулл лег и — который раз за ночь — закрыл глаза, надеясь, что сон, наконец, смилостивится и придет.

…Алая когорта мчалась по узким улицам затаившегося города. Странный город, и странным был путь сюда.

Долгие дни, высекая серебряными подковами искры из древних камней, они уходили все дальше от приветливых лесов и полей Валузии, от надоевших государственных дел, сплетен и пересудов обленившихся придворных, от тягостных обычаев чуждой страны… от скуки. Топот копыт ласкал слух, он предвкушал музыку боя, кровь и богатую добычу.

Его любимые воины — всадники Алой Стражи — были передовым отрядом войска. Тяжело вооруженные пехотинцы следовали за ними — солнце играло на их широких щитах, воздух пронзали длинные копья. Лучники обрамляли колонну пехоты, они шагали, закинув за плечи, изогнутые луки, готовые в любой момент спустить натянутой тетивой боевую стрелу. С тыла колонну прикрывали разнообразные отряды наемников — пестрый, многоликий, ненадежный народ, однако лучший в воинском деле, особенно для внезапных набегов.

В кончиках пальцев Кулла осталось воспоминание о древнем папирусе. Раб прочитал по старинным, уже забытым знакам таинственную повесть о городе, похороненном в самом сердце пустыни. Древний народ построил его в незапамятные времена, за тысячи лет собрав богатства и знания множества поколений. Дворцы его славились роскошью, женщины — красотой, ювелиры — искусством, но ни один завоеватель никогда не ступал на плиты его площадей. Тайна этого города манила и требовала разгадки.

Казалось, все предвещало удачный поход. Но постепенно радость покинула сердце Кулла: мохнатые звезды на черном небе соперничали в яркости с солнцем, не опускавшимся за горизонт, белый песок заметал дорожные плиты. Сухо и пусто — только тягостная тишина, которую нарушало лишь пение ветра.

И вот когда, казалось, лопнут натянутые нервы, из песка поднялся сверкающий мираж: крепостные стены рассыпались мириадами солнечных зайчиков, шпили из горного хрусталя пылающими факелами впились в беззащитное небо.

Кулл придержал коня — его смутили распахнутые ворота — но все же, помедлив, отдал приказ, и Алая Стража рванулась вперед.

Узкие кривые улицы отходили друг от друга под немыслимыми углами, то скатываясь вниз, то взбираясь на невероятную кручу, подобно ловчей сети безумного паука. Угрюмые дома, с украшениями из черного обсидиана и агатов, с мраморными лестницами и черными тенями внутри порталов, безмолвно взирали на незваных гостей.

Здесь было еще неуютней и страшней, чем снаружи. Но воины Кулла повидали немало и лишь плотнее сомкнули ряды, опасаясь нападения из засады. Беспрепятственно миновав еще несколько перекрестков, Кулл остановил отряд и, осмотревшись, приказал воинам обследовать ближайшие здания.

Он сам и десяток наемников вошли в густую тень маленького дворика. Прохладная лестница привела их в просторный зал, служивший обитателям дома, скорее всего, трапезной: на накрытых столах исходили паром аппетитные на вид яства, в кубках алело вино. Судя по всему, обед был в самом разгаре, о чем свидетельствовали обглоданные кости и винные пятна на полу. Шелковые занавеси надежно защищали от слепящего света дня. В огромной вазе нежно благоухали только что срезанные цветы.

— Клянусь Валкой! — Кулл потерял дар речи.

Воины обыскали весь дом от крыши и до подвала. Никого. И так было везде: в спальнях помятые покрывала, в мастерских — неоконченная работа, в печах — огонь… Нет только людей…

— Они удрали, жалкие трусы! — презрительно бросил Брул Копьебой. — Ну, если они не дали нам потешиться битвой, то уж награду-то за свою победу мы получим сполна!

Алчно загорелись глаза наемников: украшения, зеркала, золотая утварь, драгоценная мебель… — и так в каждом доме. Кулл свысока смотрел на возню потерявших достоинство воинов, пока случайно не наткнулся на странно обставленную комнату. Ее средину занимала огромная кровать с балдахином, а вдоль стен стояли резные сундуки. Красота резьбы и невероятное изящество форм настолько ошеломили его, что он приказал немедленно присоединить все это к прочим трофеям.

«Интересно, кому принадлежал этот дом? Или — принадлежит? И что, хотелось бы знать, скажет хозяин, когда вернется? А кстати, где они все прячутся? Вокруг пустыня…» — размышлял король, неторопливо шагая по отшлифованным до зеркального блеска плитам мостовой. Задумавшись на мгновение, он окликнул Брула и решительно шагнул в открытую дверь ближайшего дома.

Их встретила тишина. Но не угрюмое безмолвие заброшенного склепа, а просто сонное молчание уютного семейного счастья. Завоеватели переходили из комнаты в комнату и находили все те же свидетельства остановленной мгновение назад бурной жизни. Остановленной?…

Но если прислушаться, если встать совсем тихо и подождать, то рядом начинали звучать чьи-то голоса. Горожане ссорились, смеялись, пели. Лаяли собаки, мяукали кошки, плакали дети. А затаившись в непроницаемой тени, можно было увидеть, как невидимые руки переставляют бокалы или поправляют драпировку. Привидения? Город мертвых…

Это было похоже на сумасшествие: за каждым их шагом наблюдали тысячи невидимых глаз, их обсуждали тысячи непонятных голосов. Брул Копьебой, верный пикт, ходил за царем по пятам, выискивая безумными покрасневшими глазами возможного противника. И вот, словно почуяв добычу, словно заметив неуловимое движение, он выхватил меч и рубанул воздух. О, ужас! — окровавленное тело прекрасной девушки рухнуло к его ногам… Обезумев от ярости и страха, он закружился по комнате, неистово размахивая мечом. И каждый удар его находил новую жертву. Кулл с содроганием смотрел на кровавую жатву.

Казалось, воздух в комнате сгустился и зашептал что-то невнятное и угрожающее. Меч пикта увяз будто в патоке — король рванулся к Брулу, но, чувствуя удушье, взревел, как раненый тигр. Его голос потонул в грохоте чудовищной невидимой волны. Она подхватила людские тела, как жалкие щепки, и все набирая мощь, подобно стремительной реке, поволокла их, швыряя из стороны в сторону, к провалу ворот — в белые пески пустыни…

…Захлебнувшись собственным криком, Кулл открыл глаза. Горло саднило. Он потянулся к кубку и глотнул вина. Словно наяву, он видел захлопнувшиеся ворота — бесконечно черные, в отвратительных разводах запекшейся крови. О боги, как мчались они тогда прочь! Пыльные бури шли по пятам, солнце сжигало плоть. Воины бросали повозки и теряли людей…

Многие валузийцы из его войска потом избавились от трофеев: они рассказывали, что по ночам к ним приходят призраки из пустынного города и манят их вернуться. К королю никто не явился, так же как и к наемникам-варварам. Забавно! Хрупкая магия Древних могла короля напугать, но, похоже, не могла ему повредить.

Печалило Кулла другое. Потеряв столько времени и людей, он так и не раскрыл секрет таинственного города, он даже не убедился в истинности слов старинного папируса.

Отпив еще вина король вдруг почувствовал странную слабость: язык отказывался повиноваться, руки онемели, и неприятный холод побежал вниз по позвоночнику. Отрава! Последним движением Кулл швырнул кубок, и тот покатился по полу, оставляя за собой кровавый след в форме полумесяца. Кулл повалился навзничь, глаза его закрылись, все поглотила тьма…

Мгла постепенно рассеивалась, в тумане начали проступать очертания знакомых предметов. Правда, пропорции казались странно искажены — король вновь увидел свою спальню, но только так, как если бы находился под потолком возле двери. Свет факела, необъяснимо размытый, терялся в глубине комнаты. Из сада же проникали лучи столь яркие, что казалось, они могли поджечь деревянную мебель. Виноградные лозы, вьющиеся по стенам, с любопытством охотящихся змей заглядывали в окно.

С ужасом Кулл понял, что видит собственное тело, распростертое на постели… И пятна ядовитого вина на полу. Грязное колдовство! Но нет, он не умер — хриплое дыхание вырывалось из полуоткрытого рта, грудь тяжело вздымалась, пальцы судорожно сжались в кулаки. Он, Кулл, правитель Валузии, утопит в крови проклятый заговор, он сам отыщет и уничтожит… Только — кто же он сам? Кулл, мальчик с Атлантиды, жалкий раб на галере, удачливый пират с Западных островов, завоеватель Валузии или вот этот, монарх лежащий там, внизу, как растоптанная жаба? Нет, все они собраны в нем, он — единственный и бессмертный, он — Кулл!

Ветер донес до короля острый запах опасности, и он, предполагая выследить неведомого отравителя, силой своего желания мгновенно перенесся в незнакомый сводчатый зал.

Под каменными сводами звучали слова:

— Итак, Кулл повержен. Вы можете выполнить ваше предназначение.

Чей-то голос с грубыми интонациями возразил:

— Мы знаем тебя, колдун, и верим тебе, насколько можно верить магу и колдуну. Но как ты докажешь, что этот миг настал?

Ужасный звук разорвал гулкую тишину зала — колдун смеялся.

— Я вижу его! Он здесь!

— Он здесь… — в испуге зашевелились, зашептали придворные, забряцало оружие, заплясали по стенам чудовищные тени.

— Не бойтесь, глупые черви! Великий Кулл — такая же игрушка в руках судьбы, как и вы. Он лежит в своей спальне, словно жертвенное животное, недвижный и безмолвный. Идите и прикончите его, и вашей наградой станет жалкая золотая пыль короны короля Валузии. Вы обратились ко мне за помощью — но не забудьте об оплате!

Свет факелов на стенах озарял группу людей, окружавших тощее существо — получеловека, полутруп. Тулса Обреченный!

«Так вот чье зелье попало в мой кубок!»

Чудовищные видения помчались перед глазами Кулла: разверзалась земля, и огненная лава хлестала из трещин, огромные деревья пылали, как факелы, море вскипало — пена и пар вздымались к небесам. Грязевые потоки затопляли долины, покрывая их толстым слоем серой массы, как коростой. Неведомые существа, мерзкие и громадные, в бессильной злобе разевая зубастые пасти, корчились и умирали. Среди всего этого хаоса стоял человек и смеялся от радости. Он был юн, красив и счастлив, но взгляд его огненных глаз сметал в бездонную пропасть целые народы. Тулса Обреченный — воплощенное зло, соратник великого Змея, творец безмолвного ужаса и страданий.

Кулл с содроганием понял, о какой оплате говорил колдун, — кровь! Его кровь. В темноте подземелья, под заклинания, слова которых не может произнести ни один человеческий язык, он устроит магический ритуал. И Кулл, атлант, варвар, король Валузии, будет ввергнут в вечное рабство.

Перед мысленным взором Кулла распахнула жадную пасть бездна: он казался себе беспомощнее червяка перед ревущим ураганом.

Но все-таки кое-что король еще мог сделать. Он стал внимательно приглядываться к заговорщикам. Их было пятнадцать, они толпились в тени и переговаривались вполголоса. Но вот один, видимо предводитель, выступил вперед, и блики от факелов заплясали на броне Алой Стражи. Воин взмахнул рукой и подал шепотом какую-то команду. Повинуясь приказу, люди поодиночке стали выходить из тени и скрываться в проеме, который открыл перед ними колдун. И доспехи на каждом из них были алого цвета.

Своих телохранителей — Алых Стражей — король знал в лицо. Он помнил их манеру двигаться, их походку, их стать, особенности вооружения. Он мог бы узнать их даже в темноте — по голосам, в бою — по ударам меча. Он знал их, как отец знает своих сыновей. И теперь пристально вглядывался он в спины этих негодяев. Предатели!

Но нет, ни одного известного ему воина не увидел Кулл в веренице теней. Заговорщики толкались и шикали, бормотали вполголоса какие-то ругательства, неловко цеплялись мечами за выступы стен, но это были чужие голоса, нелепые манеры. Что-то знакомое почудилось ему — крючковатый нос одного, срезанный подбородок другого… Члены Совета? Изгнанники? Или наемники? Так или иначе, но они шли убивать, шли тайными коридорами, подгоняемые мечтой о власти и ненавистью к нему — завоевателю.

Конечно, только проклятый Тулса Обреченный знает все хитросплетения переходов и туннелей, проложенных еще первыми строителями дворца. С тех пор минули века, тысячи правителей канули в прошлое, оставив потомкам лишь свое изображение в Зале Статуй. Тайна лабиринтов переходила к очередному царю вместе с короной. Впрочем, этот обычай был нарушен достаточно давно — когда первый удачливый завоеватель вступил на землю Валузии. По крайней мере Кулл — последний владелец Топазового трона — не имел ни малейшего представления о схеме переходов и не мог даже предположить, из какого закоулка появятся заговорщики.

Как хорошо продуман их план! Любой раб, или слуга, или воин, увидев такой отряд, даже не заподозрит злого умысла: решит, что идет смена караула, или король отправил телохранителей по только ему ведомому делу.

Кулл решил было проследить за отрядом, надеясь привлечь к ним внимание в каком-либо людном месте, но неожиданно чудовищная тяжесть придавила его к земле. Взвыл ветер, перед глазами стремительным калейдоскопом замелькали тысячи лиц: придворные, воины, нищие на улицах, купцы с кораблей — живые и мертвые — и всю эту круговерть заслонял чудовищный череп с горящими глазами.

Король, весь во власти кошмарного сна, метался на кровати. Он хотел и не мог проснуться, оторвать голову от подушки, схватить кинжал. Там, по тайным коридорам, сюда — в спальный покой — бряцая оружием и сверкая броней, шла смерть. Бессильными пальцами снова и снова он пытался нащупать рукоятку меча, но случайно наткнулся на столбик балдахина. И, о чудо! Пальцы обрели былую гибкость и мощь. Вслепую Кулл подтянулся к краю кровати и, придерживаясь за резную поверхность, встал на ноги. Взяв с сундука меч, он прислонился к стене возле окна — инстинкт воина заставил его выбрать именно эту позицию: отсюда отлично просматривалось все помещение и единственная дверь, ведущая в коридор.

Обрывки сновидений вновь хлынули на него: костлявые пальцы тянулись к нему из-за занавесей, стены угрожающе нависали над его головой. Внезапно сдвинулась плита, прикрывающая потайной ход, и убийцы гурьбой кинулись к кровати. Свет факела блеснул на алой броне.

«Совсем как в моем сне». И Кулл, не дожидаясь атаки, взмахнул мечом. Удар достиг цели, и один из заговорщиков повалился на пол с разрубленным шлемом.

Остальные, оправившись от неожиданности, образовали широкий полукруг, не давая жертве вырваться в коридор за подмогой. Подбадривая друг друга воинственными криками, они, впрочем, не торопились проверить на себе мощь разящего меча атланта и пытались достать его длинными выпадами.

Взревев как раненый зверь, Кулл воспользовался замешательством и, схватив меч двумя руками, обрушился на противника, как стальной ураган. Он наносил удары и справа и слева, стараясь не подпустить убийц на опасно близкое расстояние. Конечно, шансы были не равны: он был без доспехов — и один. Нападавшие лезли со всех сторон, неловко тыкая мечами и мешая друг другу, но их количество с лихвой перекрывало недостаток ратного опыта. Куллу оставалось только надеяться на свой меч да на то, что шум боя привлечет какого-нибудь часового. В любом случае король готовился дорого продать свою жизнь.

Резкие свистящие удары широкого меча всякий раз достигали цели — кто-то лишался оружия, а кто-то — и жизни. Но и сам король получил множество ранений, стараясь в основном прикрывать голову в этом хаосе взбесившейся стали.

Ряды нападающих заметно поредели. В живых остались самые умелые и опасные — теперь толчея не мешала им, и Куллу становилось все трудней отбиваться от опьяненной кровью стаи.

Громадный и ловкий воин, управляющийся с боевым топором так, как будто он с ним родился, отвлек внимание атланта на мгновение дольше, чем это можно было допустить, и тут же Кулл почувствовал резкую боль в боку — чей-то кинжал вонзился в его плоть. С удвоенной от боли яростью, король направил свой меч по дуге вниз, разрубив ловкача почти пополам.

Пол стал липким от крови, ноги скользили по каменным плитам, не давая надежной опоры телу. Скорее всего именно поэтому Кулл пропустил прямой удар в грудь и лишь в последнее мгновение успел слегка отклониться. Красные круги поплыли перед глазами, правая рука повисла плетью. Атлант чуть присел и, перехватив меч здоровой рукой, коротким выпадом снизу вверх всадил его в горло обидчика. С предсмертным хрипом тот повалился на Кулла, чуть не сбив его с ног. И в этот момент чудовищный удар боевого топора обрушился на его спину.

Истекая кровью, атлант рухнул на трупы поверженных врагов. Оставшиеся в живых негодяи с воплями бросились на него, словно стая голодных шакалов. Конвульсивным движением король перевернулся на спину, его тело выгнулось в нечеловеческом усилии приподняться — и тут же чей-то кинжал пронзил его сердце.

…Вокруг мертвеца стояли уцелевшие заговорщики, сбросив шлемы и отирая с лиц кровь и пот.

— А он был могучим воином и, кстати, не таким уж плохим правителем. Жаль, что нам не нашлось места среди его сторонников. К счастью, теперь ошибка исправлена… Собирайте оружие, трупы, да зовите этого ублюдка. Если ему так нужна кровь, пусть подлижет то, что осталось.

Широко открытые мертвые глаза Кулла навеки запечатлели лица убийц. Когда-нибудь в этом или другом мире, но он непременно отыщет их и уничтожит!..

Король застонал и открыл глаза. Тяжелые удары сердца неопровержимо свидетельствовали — он жив. Какой яркий сон. Предостережение? Бывают вещие сны. По крайней мере, именно такой сон привел его в Валузию.

Кулл шевельнулся и поморщился от боли. Повернув голову, осмотрел саднящее плечо, взмахнул правой рукой — никаких ран! Но отчего же все тело ломит — и именно в тех местах, куда вонзилась вражеская сталь там, во сне. Тревога снова нахлынула на него.

Атлант обвел глазами помещение. Мир и покой царили вокруг. Лунный свет вместе с ночной прохладой струился в комнату, успокаивая и лаская. И все равно надо быть настороже — не каждый день тебя убивают, хоть и во сне. Мысль о колдуне заставляла содрогаться все его существо. Где-то здесь, за стеной, зреет измена. Каждый нерв кричал об этом.

Король поднялся с постели и стал мерить комнату легкими пружинящими шагами хищника, припоминая подробности видений этой ночи, и вдруг поймал себя на том, что старательно обходит след от пролитого во сне вина. Проклятые заговорщики, он был освободителем Валузии — и все приветствовали его, он стал королем — и его возненавидели. Неблагодарные твари. Скоро они нанесут удар.

Кулл осмотрел стену, из которой — в его сне — появились убийцы. Он знал, что где-то здесь скрыт выход в тайный коридор. Весь дворец был пронизан ходами, как трухлявый пень, и, при желании, любая тварь могла проникнуть куда угодно. Хотя, конечно, найдется сотня других способов расправиться с благородным атлантом.

Послышался слабый стук в дверь.

Кулл схватился за меч и хрипло спросил:

— Какого черта?

Вошедший стражник отвесил почтительный поклон.

— Ваше Величество, прибыл гонец с восточной границы — там неспокойно. Собрался Совет. Тебя нижайше просят почтить его своим присутствием.

— В эту пору? Хорошо, обожди за дверью.

Как все странно складывается: Кулл только что видел сон о заговоре и думал о нем, и вдруг неожиданно собирается Совет! Может быть, настал час поквитаться с теми, кто посеял в его душе семена подозрительности и страха. Вероятно, они боятся сунуться сюда — проведали, что король предупрежден об опасности, и не рискнут напасть на волка в его собственном логове. Вспомнив с невероятной отчетливостью приснившуюся схватку, Кулл ухмыльнулся и потянулся за доспехами — там, во сне, они не помешали бы ему. Вложив в ножны меч и заткнув за пояс кинжал, он решительно шагнул за порог.

Угрюмые коридоры освещались тускло горящими факелами. Кулл внимательно оглядывал все темные закоулки, смутно ожидая нападения. В колеблющемся свете люди превращались в неясные тени, а призраки вполне могли бы сойти за людей. Замершие, как изваяния, Алые Стражи своей неподвижностью только усиливали тревогу атланта.

Король миновал библиотеку — за тяжелыми занавесями ему померещилось какое-то движение, пересек Тронный зал и по длинной анфиладе комнат прошел к залу Совета. Кулл остановился в дверном проеме и окинул помещение взглядом. Все лица повернулись в его сторону. Советники поднялись и склонились в почтительном поклоне. Все было как обычно, исключая неурочный час. Как всегда, дверь надежно заперли изнутри, король подал знак садиться и прошел на свое место на возвышении.

— Валузийцы, что заставило вас потревожить короля глухой ночью? — грозно спросил он и, бросив привычный взгляд налево, с запоздалым сожалением подумал: «Глупец, я не взял с собой Брула. Их семнадцать… Кого же из них я видел сегодня с колдуном?»

— Ваше Величество, — заговорил первый советник — угрюмый старик, с покрасневшими от бессонницы глазами, — на восточной границе неспокойно. Орды кочевников вторглись в пределы империи, разметав наши сторожевые посты. Их предводитель, могучий воин и страшный колдун, по описанию — лемуриец, прислал тебе оскорбительное письмо…

«Значит, война, — подумал Кулл. — Ну, что ж. Это прекрасно — войска застоялись и обленились, утратив былую стремительность и силу. Оружие ржавеет без употребления. Вдыхать полной грудью пьянящий воздух битвы, скакать на горячем коне по неведомым землям и даже страдать от полученных ран — все лучше, чем гоняться за призраками в древнем дворце».

Беспокойство не покидало короля. Старик все бормотал, читая вражеское послание… И дрема медленно навалилась на Кулла. Услышав возбужденные голоса, он приоткрыл глаза и с изумлением увидел, как неузнаваемо исказились лица советников в ставшем вдруг зеленоватом освещении сводчатого зала.

Он почувствовал что-то неладное и вспомнил, что иногда — после тяжелого потрясения — люди погружаются в состояние зыбкого безумия: они действуют и говорят, подчиняясь лишь своим грезам. Кулл попытался стряхнуть морок, вырваться из сновидения, и это ему почти удалось: ему приснилось, что он проснулся.

Чтение письма меж тем закончилось, возникла пауза, и король, вскинув голову, увидел, что все пристально смотрят на него. «Я должен разозлиться и заорать? — подумал он. — Неужели мои любезные подданные ждут именно этого?»

— Ваше Величество, оглянитесь, кто стоит за вашей спиной! — с испугом вскрикнул кто-то.

Все прежние подозрения нахлынули на Кулла.

«Они хотят, чтобы я повернулся к ним спиной! Чтобы я не увидел их ликующих лиц и оружия, которое они прячут в своей одежде!» И краем глаза Кулл взглянул через плечо — никого, как и предполагалось.

Советники между тем начали подниматься с мест, возбужденно переговариваясь и указывая то в один конец зала, то в другой. Но большинство с недоумением и ужасом уставилось на короля. Кулл сделал шаг вперед и обвел собравшихся взглядом, полным ярости.

— Клянусь Валкой, вы не выйдете отсюда живыми, если не скажете, что у вас на уме! — прорычал он, сжимая рукоятку меча.

Но негодяи уже выхватывали мечи, и, в лязге и шуме, Кулл расслышал только один голос:

— Измена! Под видом короля нами правит колдун!

Атлант отшатнулся и тут же увидел прямо перед собой скалящийся череп с пылающими глазами: вместо главного советника перед ним стоял Тулса Обреченный.

— Ах, вот как! Ловушка! Ну погоди же, змеиное отродье! Напрасно ты считаешь себя неуязвимым. Ты так же смертен, как и все мы! И, клянусь всеми богами, здесь и сейчас я уничтожу тебя! — С этими словами Кулл вытащил меч, поднял его над головой и ринулся вперед. Разрубленное тело старика рухнуло к его ногам, заливая мраморные плиты кровью.

Недоумевая — кровь колдуна высохла много столетий назад! — король опустил клинок и тут же получил удар по наплечнику. Он резко развернулся к нападавшему и за его спиной заметил все тот же оскаленный череп.

— Не уйдешь! — проревел Кулл и направил острие прямо в горящие глаза, а в ответ услышал дьявольский хохот.

Ярость застлала красной пеленой глаза атланта, он пригнулся и принялся крушить мечом все вокруг, широко и размашисто. Получая и нанося удары, он с удовлетворением слышал чавкающий звук входящего в плоть клинка, понимая в то же время, что оборотень опять ускользнул от него.

Как обезумевший от запаха крови тигр, Кулл метался по залу, почти не встречая сопротивления и видя перед собой только чудовищный лик. Споткнувшись о чей-то труп, он на мгновение остановился и перевел дыхание, со свистом втягивая в себя воздух. Легкий ветерок коснулся его разгоряченной щеки, он поднял голову и увидел, что дверь зала распахнута. Насмешливый голос, подобный завыванию ветра над зимними холмами Атлантиды, окликнул его:

— Я здесь, правитель Валузии! Кажется, ты хотел поквитаться со мной? Что же медлишь?

Кулл кинулся на зов. В соседних залах было темно, не горел ни один факел, словно дыхание колдуна погасило их. Только где-то под сводами гремело эхо шагов, заставляя Кулла оглядываться в поисках невидимого врага. В дальнем конце анфилады на миг сверкнули пылающие глазницы, и король бросился следом.

«Как странно, что нигде не видно стражников, — подумал он, минуя Тронный зал. — Я вынужден гоняться за этим чудовищем в одиночку. Но, клянусь богами, я устал». В изнеможении Кулл прислонился к стене и опустил тяжелые веки, наслаждаясь мгновением покоя. И провалился в черную бездну.

…Он открыл глаза и с удивлением обнаружил мирно потрескивающий факел на противоположной стене. «Интересно все-таки, где это я — в доспехах, с мечом?» Атлант осторожно заглянул за угол и понял, что стоит возле дверей собственной спальни, в коридоре — на обычных местах — застыли воины в алых доспехах. Спокойствие и тишина.

Он бесшумно отворил дверь спальни и со вздохом облегчения вошел внутрь. Усталыми руками он развязал и стащил доспехи, бросил меч на сундук. Страдая от жажды, Кулл взял со стола кубок с вином, с наслаждением отпил из него и замедленным движением поставил на прежнее место. Смутное воспоминание об упавшем кубке и пролитом вине коснулось его сознания, но, не в силах сосредоточиться, Кулл отмахнулся от него и, повалившись на кровать, мгновенно заснул.

Когда он открыл глаза, солнечные лучи заливали комнату. Кулл приподнялся и сел на постели, чувствуя, что совсем не отдохнул. Он встряхнул головой, прогоняя остатки сна, и вспомнил о ночных кошмарах, донимавших его до самого утра. Возбужденный мозг услужливо подсовывал ему картины недавних сновидений.

«О, боги, пожалуй лучше бы я не ложился. Эти проклятые дворцы со своими замшелыми тайнами и фамильными призраками, эти бесчисленные радетели за свободу собственного народа, эти бессмысленные государственные дела сведут меня с ума! Я вижу вещие сны, мне повсюду мерещатся убийцы».

Он машинально погладил столбик кровати, привычно ощутив затейливую вязь деревянных узоров.

«Черт бы побрал этого колдуна! Он так долго существует на земле, так поднаторел в своем ремесле, что может, вероятно, и по-настоящему погубить человека, ворвавшись в его сон. А вдруг все дело в этом? — И Кулл похлопал рукой по эбеновому дереву кровати. — Мне кажется, что до того злополучного похода у меня не было ни бессонниц, ни кошмаров».

Внезапно что-то привлекло его внимание: грязные, помятые, окровавленные доспехи кучей валялись на полу. Что бы это значило? Кулл поднял со стола кубок, заглянул в него — там оставалось еще немного вина — и выпил остатки. На язык попал уголек. Король выплюнул его, тщетно пытаясь поймать какую-то ускользающую мысль.

Стук в дверь прервал его размышления.

— Брул? Входи.

Дверь распахнулась, и на пороге появился коренастый темноволосый воин-пикт.

— Плохие новости?

— Да, владыка Кулл. В палате Совета ночью была кровавая бойня, все убиты… Страшно смотреть на это, клянусь Валкой!

Кулл окаменел. Серые холодные глаза сверкнули из-под нахмуренных бровей, и он коротко бросил:

— Пойдем — покажешь.

Сердце короля сдавила неясная тяжесть, какой-то отзвук вины или раскаяния коснулся души. Сны?…

Король и его верный телохранитель в считанные минуты достигли зала Совета. Возле закрытых дверей стояла стража. При виде Кулла воины расступились. Король остановился в дверном проеме, словно пораженный громом: изуродованные тела советников в торжественных белых одеждах лежали в громадной кровавой луже, обломки легких парадных мечей валялись среди убитых. Их открытые в безмолвном крике рты, их остановившиеся глаза взывали о мщении.

«Совет в полном составе. Лучшие умы королевства. Преданнейшие люди… Они всегда поддерживали меня… и защищали. Кто это сделал?» И Кулл, правитель Валузии, бесстрашный воин и гордый властелин, бессильно оперся о притолоку двери — он знал кто. Он все вспомнил…