/ Language: Русский / Genre:love_contemporary, / Series: City Style

Соблазни меня

Нэнси Уоррен

Тело, созданное для любви… Вызывающая манера одеваться… И в то же время — холодный взгляд, бесстрастный голос и манеры старой девы! Такова библиотекарша Алекс Форрест — вожделенная и недоступная мечта Дункана Форбса, самого обаятельного и привлекательного ловеласа в городке! Но Дункан твердо верит: на свете нет ничего невозможного, главное — застать женщину в минуту слабости. Только вот есть ли слабости у Алекс?..

Нэнси Уоррен

Соблазни меня

Глава 1

Дункан Форбс преисполнился симпатии к городку Свифт-каренту, штат Орегон, как только увидел, что за красотка заправляет местной библиотекой. По виду — стопроцентная проститутка. Само собой, не из тех, что за десятку пойдет с вами в темный переулок, а дорогая, стильная, высокого ранга, что смотрится на миллион и берет за услуги немногим меньше, которой ничего не стоит накопить на личное эскорт-агентство на Пятой авеню.

К таким его всегда тянуло.

Ее потрясающие ноги впервые появились в поле зрения Дункана, когда он на корточках выискивал на нижних полках библиотеки справочник и уже отчаялся найти его. Но тут он заметил, как рядом с ним остановились длинные, неописуемо сексуальные ноги с узкими изящными ступнями, стиснутыми босоножками на высоком каблуке, явив взору алые от лака, ухоженные ногти.

Зрелище представилось в высшей степени аппетитное, и взгляд сам собой потянулся выше, где обозначились стройность и приятная округлость фигуры в короткой юбке. И хотя прагматик в Дункане мимолетно отметил, что столь высокий каблук вреден для поясницы, знаток признал, что он же помогает красиво изгибаться в талии при каждом наклоне. Словно для иллюстрации его теории незнакомка наклонилась поставить книгу. Линия ее спины была безупречной, дивный зад призывно приподнялся, не говоря уже о том, как натянулась блузка на высокой груди.

Со своей весьма выигрышной позиции Дункан без труда сумел охватить взглядом все великолепие зрелища девушки. На миг ему представилось, что он видит поперек сладостного видения табличку «На продажу»…

Не следовало забывать, что так откровенно таращиться — неприлично. Дункан и не забыл, просто не мог совладать с естественным порывом, потому так и остался на корточках, бегая взглядом от кромки юбки к вырезу блузки и обратно. Он вел себя, как малыш-сладкоежка, пожирающий взглядом прилавок кондитерской, спешащий мысленно наесться до отвала, пока ему не указали на дверь.

Миг наслаждения не вечен, и вот (как раз когда Дункану вздумалось домыслить все, что таится под юбкой и блузкой) незнакомка бросила взгляд и поймала его с поличным. Черты ее лица не уступали линиям фигуры. Природа одарила ее черными, как смоль волосами, матово-белой кожей и полными губами. Когда взгляды впервые столкнулись, Дункан ощутил пресловутую встряску, словно случилось нечто мистическое, нечто за гранью повседневности… впрочем, вполне возможно, произошел простой прилив крови от мозга к паху и последующее кислородное голодание.

Между тем незнакомка поняла, что он таращится совсем не на книги, и глаза ее, словно по волшебству, превратились из влажно-серебристых в кремниево-серые. И Дункан ужаснулся своему поведению. Кто он, в конце концов, зрелый мужчина или подросток с зашкаливающими гормонами?

— Чем могу вам помочь?

Поскольку он так и оставался у ее ног, в опасной близости от кромки юбки, с губ сорвалось первое, что пришло на ум:

— Чем только можешь, конфетка моя!..

Кремниево-серый цвет углубился, все больше напоминая оттенком потускневшие тюремные решетки.

— Например? — едко уточнила незнакомка. — Посоветовать вам хороший справочник? Открыть читательскую карточку? Или, может, показать, где тут выход?

Невзирая на сногсшибательную внешность, она умела источать яд каждым своим словом. Видимо, ей не привыкать ставить на место зарвавшегося наглеца. Дункан мигом слетел с небес на землю.

— Как?! Вы — библиотекарша?

Мог бы сказать «библиотекарь»! Насмешка, как мимолетный луч солнца, прорезала зимний холод ее глаз.

— Именно так.

— Но… таких библиотекарш не бывает! — беспомощно ляпнул он.

— Вот как? Тогда я, пожалуй, покажу вам свой диплом.

— Я хочу сказать… — Взгляд самовольно, вопреки всем усилиям прошелся по ее прелестям. — В смысле… где тугой пучок на затылке? Где очки с двойными линзами? Где разношенные теннисные туфли с медицинской стелькой и… и мешковатое платье?!

Когда она задыхалась от гнева, грудь казалась еще выше.

— Только недоразвитый ум мыслит стереотипами!

— А глупый язык позволяет им срываться, — кротко подтвердил Дункан.

Что и говорить, выставил себя в идиотском свете. Ведь только идиот думает, что библиотекарши сходят с конвейера в единственно возможном варианте. Разумеется, среди них есть разные… но, черт возьми, не такие же!..

Неуклюжий от смущения, Дункан поднялся. Возможность смотреть на нее с высоты своего роста принесла некоторое облегчение и приятный сюрприз: сверху зрелище ничуть не хуже. В попытках исправить ситуацию он изобразил самую обаятельную улыбку, на какую только был способен.

— Уверен, что ни в одном городе нет такой широкой читательской аудитории, как здесь!

— Так я могу вам помочь? Если нет — до свидания.

Понятно. Улыбочками ее не проймешь.

— Да, мне в самом деле нужна помощь. По части изящных искусств.

Взгляд заледенел еще больше.

— Для начала, мистер, потрудитесь показать мне плоды своих трудов.

Вот ведь незадача! Теперь его пригласят сюда вновь не скоро, разве что под старость, когда уже не обойтись без теплых кальсон и грелки на ночь. Ее трудно винить — вероятно, каждый считает своим долгом делать ей авансы. Интересно, у каждого выходит так неуклюже, как сегодня у него?

— Где тут у вас отдел искусства? — со вздохом спросил Дункан.

— Смотря что вас интересует. Скульптура? Художественная фотография? Лепка?

— Изобразительное искусство, от импрессионизма до современности.

Ответом стал испепеляющий взгляд, словно в ожидании непристойной шуточки. Когда таковой не последовало, она буркнула: «Идемте!» — и зашагала вдоль бесконечного ряда полок, книги на которых выстроились с четкостью бывалых солдат на параде. Оценить окружающее, однако, Дункану мешало грациозное покачивание бедер прямо по курсу. Устав от самобичевания, он мысленно пожал плечами: не хочешь, чтобы мужики пялились, — одевайся как-нибудь поскромнее.

— Пришли.

Размеры отдела отнюдь не впечатляли. Похоже, в Свифт-каренте, штат Орегон, изобразительное искусство не пользовалось особой популярностью.

— Благодарю.

Самый беглый осмотр показал, что разжиться здесь нечем. Литература подобрана не для специалиста, скорее для школьника, который пишет реферат на тему «Мой любимый художник». О книге Дункана Форса по Гогену тут, конечно, слыхом не слыхивали.

— Что-нибудь еще? — осведомилась она тоном, больше подходящим для допроса, чем для вежливой беседы.

— Да. В вашей базе данных есть пресса?

— Какая именно газета?

— Местная. — Черт возьми, название совершенно выпало из памяти!

— А, «Свифткарент тудей»! Есть. У нас весьма обширные данные за последние двадцать лет.

— На компьютере? — уточнил Дункан самым миролюбивым из возможных тонов.

Мирные переговоры, однако, она пресекла в зародыше самой едкой из возможных усмешек.

— На микрофильмах.

Мог бы и сам догадаться.

— Если захотите взять что-то на дом, придется завести на вас читательскую карту, мистер…

Будь Дункан поглупее, он бы решил, что имя у него спрашивают в неких личных, весьма лестных для него целях. Увы, он не настолько глуп, чтобы не понять, что ее единственная цель — уберечь книги от разбазаривания.

— Дункан Форбс.

— Там найдете все необходимое, — сделала она небрежный жест в угол.

Одноэтажное помещение библиотеки, хотя довольно просторное, но вполне охватываемое взглядом, располагалось наряду с мэрией и пожарным департаментом в новеньком муниципальном здании, каменном с красивой деревянной отделкой. Здание размещалось на территории, свободной не только от транспорта, но и от зелени, если не считать пары-тройки молодых деревьев в каменных вазонах. С другой стороны заасфальтированного прямоугольника виднелось еще несколько строений: кафе, магазин «Здоровое питание» и прокат туристического снаряжения, куда Дункан уже успел заглянуть.

Поборов внезапное желание вернуться к альпенштокам и палаткам, он последовал в указанном направлении, сопровождаемый «снежной королевой». Выбрав проектор с надписью «периодика», он уселся перед ним.

— Какой раздел газеты «Свифткарент тудей» вас интересует?

Нет, должна же внешность хоть как-то гармонировать с личностью! Такой тон подходил как раз старой деве с пучком на затылке.

— Все разделы за последние полгода.

Она взглянула так, словно искала предлог для отказа, а не найдя его, неохотно стянула с запястья то, что Дункан поначалу принял за витой красный браслет, который оказался всего лишь резинкой с ключом. Она вставила ключ в ящик под проектором и извлекла коробку с микрофильмами так бережно, словно они содержали секретную информацию ЦРУ. Водрузив ее на стол, «снежная королева» снова заперла ящик и молча удалилась.

Спиной Дункан чувствовал пронизывающий, как рентгеновский луч, взгляд. Один Бог знает, в чем она его подозревала. К счастью, он умел работать с проектором и не нуждался в посторонней помощи. Просить «снежную королеву» еще хоть о чем-то не хотелось. Пусть даже ее откровенную неприязнь он и заслужил, однако ничего плохого он не сделал!

— Могла бы ограничиться деловым костюмом! — проворчал Дункан, но когда первая картинка вспыхнула на экране, сразу забыл обо всем, что не касалось дела.

Несколько месяцев назад до него дошли интригующие слухи о том, что у провинциального торговца антиквариатом и предметами искусства по имени Фрэнклин Форрест имеются сведения о полотне Ван Гога, утерянном еще во время Второй мировой войны. Их предоставил родной дядя Дункана, Саймон, человек со столь же глубокими и разветвленными связями, как подземка, которой он ежедневно пользовался, и этот источник заслуживал доверия.

Прежде чем встретиться с законным владельцем пейзажа, Дункан решил побольше о нем узнать. Газетные статьи могли пролить свет на личность Фрэнклина Форреста…

Дункан подстроил фокусировку и углубился в чтение.

Получасом позже, когда он только-только начал осваиваться с материалом, как гром с ясного неба на него обрушился некролог. Объект его интереса отошел в лучший мир, не дожидаясь встречи.

А между тем, если верить слухам (а Дункан не имел оснований им не верить), в момент вторжения фашистской Германии в Польшу, Форрест в Париже изучал изящные искусства вместе со своим другом-французом, тоже студентом. Этот молодой человек укрыл своего Ван Гога в надежном месте, а сам присоединился к движению Сопротивления. Когда он погиб, Форрест как бы унаследовал тайну полотна. Но вот он тоже мертв, и тайна ушла в небытие вместе с ним. Порвалась единственная ниточка, которая могла привести к утраченному шедевру.

Дерьмо. Дерьмо, дерьмо, дерьмо!!! Выходит, он зря притащился сюда, в такую глушь.

Стараясь не поддаваться унынию, Дункан начал делать заметки на полях первой попавшейся под руку книги.

Ну просто фундаментально не везет! Конечно, Форрест был уже не мальчик — как-никак ему перевалило за восемьдесят, — но все-таки отчего бы не пожить еще немного? Ведь и разминулись-то всего на пару месяцев!

Дерьмо!

— Мистер Форбс!!!

Резкий окрик раздался над самым ухом, заставив Дункана подскочить от неожиданности. «Снежная королева» стояла над ним, как воплощенное обвинение. Теперь она не выглядела «снежной королевой». Наоборот, лицо ее алело от праведного гнева, как маков цвет. В голове мелькнуло: вот так должно выглядеть Правосудие с точки зрения журнала «Плейбой».

— Я думал, в библиотеках принято шептать, — заметил Дункан с укором. — От вашего крика меня чуть удар не хватил.

— Чем вы тут занимаетесь?! — с ненавистью осведомилась она.

— Веду изыскания. А, по-вашему, чем я занят?

— По-моему, вы заняты порчей казенного имущества!

Палец с длинным алым ногтем (чем-то похожий на стрелу с окровавленным наконечником) указывал на книгу, на полях которой Дункан легкомысленно нацарапал пару замечаний. Он сконфуженно поморгал:

— Вот дерьмо! В смысле — вот черт! Я хочу сказать, прошу прощения! Забыл, что я не дома.

— Я так и поняла.

— Послушайте, леди, я же признал свою ошибку! А за книгу готов заплатить…

— Придется. Следуйте за мной!

— Постойте, я…

Но он говорил в пустоту. Правосудие а-ля «Плейбой» захлопнуло книгу, подхватило ее двумя пальцами, как нечто навеки оскверненное, и зашагало к своему столу. Ничего не оставалось, как отправиться следом.

— Да не порите вы горячку! Книга мне еще пригодится.

— Тем лучше для вас, потому что через пару минут она станет вашей.

Он спорить не стал. В конце концов, книга теперь содержала несколько ценных заметок, так почему бы ее не приобрести? Пока Правосудие с каменной миной на лице считывало штрих-код, Дункан постукивал по бумажнику. Надо же, на сканер у них хватило, а ценная информация хранится по старинке. Полное отсутствие логики.

Процедура продолжалась так долго, словно сквозь компьютер прогоняли не штрих-код книги, а досье Дункана Форбса. Когда, наконец заработал принтер, он едва удержался от облегченного вздоха. На стол легла распечатка квитанции в получении денег.

— Сто сорок восемь долларов, — отчеканило Правосудие. — Как будете платить?

Что еще за шутки? Уж не принимает ли она его за полного болвана?

— Сто сорок восемь «зеленых»? — Дункан схватил книгу, полистал и, найдя наклейку с ценой, торжествующе сунул ее под нос прекрасной библиотекарше. — Если мне не изменяет зрение, здесь проставлено «$41»! Наверняка вы сами и проставляли!

— Зрение вам не изменяет, — согласилась она приветливее. — Здесь проставлена только цена книги, каковой, мистер Форбс, дело не обойдется.

Она громко захлопнула книгу. В дверях как раз появилась пара пожилых дам. Они уставились на Дункана, как на клептомана. Он скрипнул зубами.

— Приобретение нового экземпляра испорченной книги стоит библиотеке семь долларов — так называемый восстановительный взнос… — она помедлила и добавила с явным удовольствием: — …который я списываю на вас. Плюс сотня долларов штрафа за порчу казенного имущества.

Припечатав обе ладони к крышке стола, он наклонился и придвинулся так близко, что разглядел золотые искорки в глубине зрачков и вдохнул… что? Нечто легкое, едва уловимое. Возможно, жасмин или другой столь же нежный цветок — чересчур нежный, чтобы аромат его шел от такого бездушного каменного изваяния.

— Вы не вправе налагать штрафы!

— Вы так думаете? — Она усмехнулась, нимало не устрашенная. — Ошибаетесь, такое право у меня есть. Но если вам больше нравится, чтобы вас оштрафовал представитель закона, я свяжусь с сержантом Перкинсом. Он здесь рядом, в мэрии, на случай вроде вашего. Если его нет на месте, можно обратиться прямо в полицию, и вами займется шеф. Вот только он может усмотреть в ваших действиях нечто более серьезное, чем простую порчу библиотечного имущества. Например, вандализм… или предумышленное нанесение убытков городу, за что, между прочим, можно угодить и за решетку. — Она передернула красивыми плечами. — Выбор за вами.

Дункан испепелил ее взглядом.

— Кредитные карты вы, конечно, не принимаете?

— Наличные или чек. Заверенный.

Очевидно, она надеялась, что такой суммы у него при себе не найдется, банк откажется заверить чек и дело все-таки кончится тюрьмой. Дункан раскрыл бумажник, поздравляя себя с тем, что накануне догадался снять деньги на текущие расходы, и шлепнул на стол три бумажки по пятьдесят. В ожидании сдачи он окинул взглядом поразительно аккуратный стол. На небольшой медной табличке изящной вязью выгравирована надпись: «A.M. Форрест, старший библиотекарь» — и ее сверкающую поверхность не оскверняло ни пятнышка, ни даже отпечатка пальца.

У Дункана вдруг перехватило дыхание. Форрест? То есть как Форрест? Нет, только не это! Есть же какой-то предел неудачам одного дня! Ядовитая стерва не может приходиться родственницей покойному Фрэнклину Форресту. А впрочем, в таком захолустном городишке все однофамильцы друг другу родня.

Лихорадочно шевеля извилинами, Дункан попробовал вспомнить некролог. Так… покойный оставил двух внучек. Одна не то Дженевьева, не то Джемини — словом, не подходит. А другая… другая — Александра! Да-да, вот именно Александра. Данной конкретной A.M. Форрест можно дать около тридцати, так что и здесь все сходится. На внучку покойного вполне тянет.

Все известные ругательства по очереди пронеслись в голове. Ни один день в жизни до такой степени не пошел коту под хвост. Дункан покрепче сжал губы, чтобы с них ненароком не сорвалось крепкое словцо — тогда она точно упечет его за решетку за нецензурную брань в общественном месте.

Тем временем А. М. Форрест методично набирала для него сдачу. Дункан решил пойти ва-банк и выяснить, справедливы ли его подозрения.

— А скажите, пожалуйста, — начал он тоном человека, которому заплатить штраф — слаще меда, — что означают инициалы A.M.?

Она подняла взгляд от денег, удивленно приподняв красивую дугу брови. Должно быть, ей пришло в голову, что он может взяться наводить справки на стороне. Так или иначе, Дункан удостоился ответа:

— Александра Мишель.

Никогда еще он так глубоко не огорчался правильностью своего предположения. Вывод следовал такой: раз уж она и в самом деле приходится родней Фрэнклину Форресту, ради которого он проделал длинный путь, надо втереться к ней в доверие, если даже придется языком слизать пыль с книжных полок. Вдруг она в курсе всех дедушкиных дел (и всех тайн)? В таком случае есть надежда.

— Могу я называть вас, Алекс?

— Можете называть меня мисс Форрест.

Ниточка к утраченному Ван Гогу, и без того хлипкая, истончилась до волоска.

С мысленным тяжким вздохом Дункан взял со стола дорого оплаченную книгу, сунул под мышку и пошел к дверям.

А если дядя Саймон ошибся? Нет, не может быть. Его источники надежны, а связи прочны. Он не обмолвился бы и словом, не будь уверен, что слухи справедливы.

Как ни хотелось выбросить книгу в ближайшую урну и отряхнуть с ног пыль дрянного городишки, Дункан решил задержаться и разведать, не передал ли старик Форрест свою тайну в наследство родственникам. У дверей Дункан обернулся и обнаружил, что мисс Форрест провожает его подозрительным взглядом. Похоже, она вознамерилась не выпускать его из виду до тех пор, пока за ним не захлопнется дверь библиотеки.

Поскольку из некролога следовало, что, во-первых, Фрэнклин Форрест — вдовец, а во-вторых, в городке живут только его внучки, хотелось верить, что все они ладили между собой. Если уж кто и знал, куда Луи Вендом припрятал своего Ван Гога, когда Франция пала очередной жертвой фашизма, то, конечно, или Дженевьева, или Александра. Дункан готов прозакладывать свою стасорокавосьмидолларовую книгу, что он прав. Что ж, если мисс Форрест полагает, что избавилась от заезжего хулигана на веки вечные, ее ждет большой сюрприз.

И его не стоит надолго откладывать. Дункан снова повернулся к прекрасной библиотекарше:

— В котором часу вы открываете?

На лице ее отразился откровенный ужас, вполне тянувший на полторы сотни долларов.

— Вы намерены вернуться?!

— Разумеется.

— Зачем?

Он мог бы сразить ее наповал, напомнив, что библиотека — общественное место, служащее для посещения каждым желающим, но Дункан приоткрыл часть правды в надежде исправить впечатление.

— Видите ли, я преподаю в университете и сейчас занят одной очень интересной работой. Пишу книгу. Надеюсь подыскать здесь интересный материал.

Глаза ее так округлились, что он испугался, как бы они не выскочили из орбит.

— Преподаете в университете? Вы?! — Взгляд ее переместился на книгу у него под мышкой.

— Только недоразвитый ум мыслит стереотипами, — безмятежно заметил Дункан. — Так во сколько?

— В-в… — начала она, не в силах оторвать взгляда от книги, — в-в д-девять!

— Договорились, — бросил он значительно. — Встречаемся в девять… Алекс.

Она судорожно глотнула, и по гладкой шее прокатился клубочек. Что бы она собой ни представляла как личность, Дункан испытал могучее желание прижаться к этому месту губами, потом спуститься к вырезу черной блузки и погрузить язык в развилку грудей.

Порыв оказался столь силен, что он поддался ему, по крайней мере, настолько, чтобы вернуться к столу. Он заметил, что ее серебристые глаза потемнели. Она задышала чаще.

Опершись ладонями на стол, он вторично склонился пониже, на сей раз очень медленно, чтобы вдохнуть жасмин или что там она предпочитала в качестве духов, и увидеть, как, трепеща, приоткрываются яркие губы.

Они находились так близко от него, что коснуться их своими не составило бы труда.

Дункан застыл, наслаждаясь ее тревогой. Черт возьми, а ведь она не целиком изо льда! Под неуступчивым фасадом, очень может быть, кроется палящий жар. Учащенное биение пульса на белом горле доставило ему извращенное удовольствие.

Немая сцена длилась как будто очень долго, хотя на деле прошли секунды. Он был в ее личном пространстве, фактически внутри ее ауры и намеренно не выходил из нее.

Внезапно Дункан рывком выбросил руку вперед, заставив мисс Форрест отшатнуться:

— Я забыл взять квитанцию!

Глава 2

Алекс всегда отличалась пунктуальностью, но в это утро сочла за лучшее прийти пораньше, чтобы ненавистный Дункан Форбс, явившись (если, конечно, с его стороны звучала не пустая угроза), нашел ее с головой в работе. Библиотека, увы, — общественное место, и о том, чтобы не впускать посетителя, вопрос не стоял. Зато есть возможность его демонстративно игнорировать, чтобы на всю жизнь усвоил, что не везде можно строчить своей пронырливой авторучкой.

И шарить своими пронырливыми глазами.

Войдя, Алекс с ходу включила компьютер и, как каждое утро, приготовила кофе. Она предпочитала колумбийский, очень крепкий, покупала его всегда в одном и том же магазинчике и заваривала благоговейно, по всем правилам. Ее мысли, однако, снова и снова возвращались к вчерашнему инциденту, что ужасно раздражало ее, но не думать о нем не получалось.

Дункан Форбс не внушал доверия, хотя чем именно, оставалось гадать. Он так потряс Алекс заявлением, что преподает, да еще в университете, что сумел выйти из ситуации победителем. Но если он говорил правду, если он и в самом деле академики работает над новой книгой, то почему не занимается своим делом в одном из великолепных, прекрасно оборудованных библиотечных залов в Юджине, Портленде или, скажем, Корваллисе? В любом случае мог бы выбрать город побольше. Каким ветром его занесло в Свифт-карент, где, как ни бейся, как ни изворачивайся, отчисления на библиотечное дело так мизерны, что только Интернет и спасает? Нет, решительно странный выбор! Интересно, что именно он преподает? Жаль, что не пришло в голову поинтересоваться. Если горное дело, лесничество или рекреация, то и изыскания лучше вести поглубже в провинции. Может, поэтому он ничем не напоминает академика, да и вообще преподавателя. Похоже, ему приходится чаще бывать на свежем воздухе, чем в закрытом помещении…

Алекс нетерпеливо забарабанила пальцами по столу, пытаясь понять, кого ей напоминает Дункан Форбс. Его образ сразу возник перед ее мысленным взором. Русые волосы с более светлыми, выбеленными солнцем прядями, огрубевшая от загара кожа, характерные морщинки вокруг глаз, как у любого, кто вынужден часто щуриться на яркий свет дня. Одежда простая и удобная, ботинки крепкие, пригодные для долгих пеших переходов. И как завершающий штрих — дорожный мешок из плотной парусины.

Путешественник! Турист! Вот кого он ей напоминает. Легко вообразить себе такого человека на краю скалы, нависшей над зеленым ущельем, — как он вглядывается в даль из-под козырька ладони, пока ветер ерошит ему волосы. Или нет, на носу пиратского корабля, летящего сквозь шторм на гребне волны.

Алекс не удержалась от улыбки. Современный пират, внешне корректный и окультуренный, но с той же пиратской бесшабашностью, с той же страстью к наживе в глубине неукротимой души. Тот, кому свойственно сначала брать, а уж потом спрашивать, можно ли. Если вообще спрашивать. По крайней мере, ее он обшарил глазами без спросу. И что самое ужасное, его алчный пиратский взгляд вызвал у нее внезапное острое желание, до головокружения, до звона в ушах. На один безумный миг она вообразила себя пиратской добычей со всеми вытекающими отсюда последствиями…

Ладонь с треском опустилась на кофейный столик, словно во всем виноват его белый пластик. Только пирата ей не хватает, чтобы окончательно усложнить жизнь! Алекс покинула подсобку, где уже витал густой аромат кофе, и прошлась между стеллажами.

Вроде все в порядке: компьютер загружается, кофе заваривается. Можно обойти свои безмолвные владения и убедиться, что за ночь на них никто не посягнул. До сих пор Алекс содрогалась, вспоминая, как уборщики забыли на окне бутыль чистящего средства с распылительной головкой, и какое применение нашла ему группа прытких шестиклассников.

Обычно обход завершался у регистрационной конторки. К тому времени Алекс решила так: если мистер Форбс в самом деле появится, она напомнит ему о прекрасных библиотечных фондах, которых немало в том же штате Орегон.

Будет немного жаль, потому что в своем роде он очень сексуальный. Но у нее есть чем заняться, ведь так? До лета надо не только закончить надиктовку дедушкиной биографии, но и отдать кассеты в печать. Не только выставить дом на продажу, но по возможности и продать. Разобравшись со своими делами и подыскав себе замену, она уедет, все равно куда, лишь бы в большой город. Туда, где работы хватает для всех, где масса возможностей, а люди слишком заняты, чтобы сплетничать.

Она бы вообще не вернулась в Свифт-карент, если бы не бабушкина смерть. Ей пришлось присматривать за дедушкой. Ну а теперь ее здесь ничего не держит, потому что дедушка умер и похоронен…

Боль утраты кольнула сердце, как острый шип. Алекс прижала руку к груди, ощутив контуры маленького изящного ключа. Дедушкин подарок к двадцать первому дню рождения. Он прожил долгую и интересную жизнь, ее дедушка. Не верится, что его больше нет…

Однако унывать нет смысла. Надо жить дальше, надо осуществить задуманное. В конце концов, она не так уж много хочет от жизни. Выйти замуж не позже тридцати двух, хотя раньше она хотела «не позже тридцати», но ничего не получилось. Что ж, бывает, что планы приходится пересматривать. Ничего страшного. Главное, не опоздать с материнством, чтобы иметь крепких детей, да и ей самой не подорвать здоровье, обзаводясь ими (говорят, начиная с тридцати пяти, врачи уже не дают гарантий).

Но чтобы план с замужеством сработал, надо перебраться туда, где еще не перевелись приличные мужчины: образованные, добросердечные, с неиспорченным зрением и зубами, горячие в постели и остроумные в разговоре. В Свифт-каренте такие качества тоже встречаются, но порознь, в лучшем случае два из пяти в одном мужчине. А ей нужно, чтобы все сразу. Только так и не иначе. К тому же она найдет мужчину с могучими корнями, из тех, что привязаны к дому, к жене и детям. Бродяга, скиталец ей совершенно ни к чему. Кто сам вдоволь пожил на колесах, не желает подобной судьбы для своих детей.

Долгожданный последний переезд — подальше от Свифт-карента и от бестолковой сестрицы. Сама мысль о Джиллиан заставила беспомощно скрипнуть зубами. Алекс поспешила запрятать ее как можно дальше, как прятала в подвальную кладовую, с глаз долой, порванные книги.

В своем рабочем дне она более всего ценила первые, восхитительно безмятежные минуты, когда все на своих местах, а в библиотеке царствуют тишина и спокойствие и тот особенный аромат, что присущ только большому скоплению книг. В нем смешались запахи бумаги, клея, кожи старинных переплетов и, конечно, вездесущей книжной пыли. Аромат знания. Как приятно находиться в кладовой идей и мыслей, которые только и ждут, чтобы кто-то открыл их для себя!

Алекс приостановилась выровнять корешки отдела детской книги, заметила, что в серии про Матушку-Гусыню перепутаны номера, и переставила их по порядку.

Если других передергивало от нецензурных слов, то ее — от фразы «Поставь скорее книжку туда, откуда взял!», с которой молодые мамаши обращаются к своим детям, словно годовалый карапуз, еще неспособный сам снять штанишки, когда ему хочется на горшок, может ловко вставить книгу в узкую щель между другими.

Профессиональная гордость библиотекаря не зависит от размеров библиотеки. Алекс гордилась тем, как она разумно использует скудные фонды и как много может предложить читателям: два компьютера с доступом к Интернету и книги на любой вкус и для любого возраста, пополняемые дважды в год. Теперь благодаря мистеру Форбсу у нее на сотню долларов больше.

Миновав античных авторов, Алекс обогнула стеллаж, чтобы выйти в соседний ряд… и зажала рот рукой. Она увидела не предмет одежды и не бутыль с распылителем, а человека на полу лицом вниз.

С минуту она оставалась пригвожденной к месту, не сводя глазе находки. Человек лежал ногами к ней, поэтому прежде всего удалось рассмотреть пыльные каучуковые подошвы ботинок. Далее шли синие брюки и куртка, над воротом виднелась багровая шея и часть сильно тронутой сединой шевелюры. Остальное мешали видеть руки, заброшенные за голову так, словно человека сразили во время прыжка в воду. На безымянном пальце правой руки блестел золотом перстень с темно-красным камнем.

Поначалу Алекс просто рассматривала находку, поскольку не каждый день случается набрести между книжными полками на тело. Совершенно очевидно, что он не бомж, пробравшийся в библиотеку в поисках ночлега, более комфортабельного, чем скамья в парке. Неизвестный слишком прилично и чисто одет. Лишь пару долгих минут спустя она поняла, что человек не может совершенно не шевелиться во сне и даже не дышать.

К тому же он распространял странный запах.

Преодолев страх, Алекс присела на корточки, взялась за плечо и осторожно потрясла.

— Эй, мистер!

Никакой реакции.

К горлу подкатила тошнота, но она заставила себя прижать два пальца к багровой шее под левым ухом. Кончики коснулись холодной, как мрамор, отвратительно влажной кожи. О пульсе и речи не шло. Только теперь она поняла значение выражения «мертвее некуда».

Ноги ослабели. Не доверяя себе, Апекс так и осталась сидеть на корточках, судорожно отирая о бедро пальцы, которыми прикоснулась к телу.

Позвонить! Вызвать кого-нибудь! Телефон на конторке, но чтобы туда добраться, надо повернуться спиной к мертвецу, да и вообще провести с ним некоторое время, пока не явится полиция. Тет-а-тет с трупом. Нет уж, лучше сбегать самой, благо участок рядом, дверь в дверь. Том знает, что делать в таких случаях.

Вот и беги, да поскорее!

Алекс вскочила, точно подброшенная, и взяла с места в карьер. Пролетев библиотеку насквозь, она чуть не врезалась в край последнего стеллажа, инстинктивно выбросила в бок руку и сбила на пол тяжелое издание «Интерьеры и декорации для начинающих». То, что она даже не подумала поднять книгу, — наилучшее свидетельство того, какая мощная паника ею владела. Подстегнутая грохотом, она лишь прибавила ходу.

Кто-то стоял у дверей жутким темным силуэтом, и она с размаху налетела на него.

На плечах сомкнулись железные пальцы. Алекс закричала во всю мощь легких, рисуя в воображении закаченные глаза, оскаленные зубы и прочие атрибуты зомби. Хватка усилилась, она захлебнулась от крика и забилась, пытаясь вырваться. Освободиться удалось лишь на мгновение, но его хватило для хорошего удара кулаком.

— Ай! В чем дело? Это же я, Дункан Форбс! Вот уж не знал, что вы страдаете припадками!

Голос показался ей знакомым, а чуть позже она уловила и смысл услышанного, который проник в затуманенное ужасом сознание. Алекс перестала биться и помотала головой, пытаясь расчистить туман. Окружающее сфокусировалось. В самом деле, что на нее нашло? Впрочем, конфузиться можно и потом, а сейчас важнее всего, что перед ней маячит лицо истребителя казенного имущества.

— Он мертв, — объявила Алекс и махнула дрожащей рукой на дальние стеллажи. — Мертвее некуда!

— Кто?

— Не знаю. Лежит на полу, рядом с отделом искусства. Она ждала, что Дункан Форбс отшатнется или хотя бы вздрогнет, но он и бровью не повел — должно быть, успел повидать всякого. Как раз к такому тянет в трудную минуту. Хочется возложить на его надежное плечо не только голову, но и все свои проблемы. Если надо, он докопается до сути, распутает любой узел и прочее, и прочее. Не побоится вступить в драку и уж тем более дотронуться до мертвого тела. Какое искушение для женщины, которой вполне хватает своей собственной ноши! Совсем ни к чему взваливать на себя чужие неприятности.

— Ну, как, вам лучше? — деловито осведомился Дункан Форбс.

— Гораздо.

— В таком случае подождите здесь, — приказал он и отправился на разведку.

Теперь, когда она уже не одна и для панического бегства нет оснований, Алекс сообразила, что идея оставить библиотеку на произвол судьбы — не из лучших. Когда она шла к столу, ноги так и норовили подкоситься.

— Полиция! Это ты, Том?

— Том вышел за пончиками, — послышался оживленный голос диспетчера Реаны Коллинз. — Ждем не дождемся, когда он вернется. Что-нибудь передать?

— Чтобы срочно шел в библиотеку! Двери я запру, так что пусть открывает своим ключом или стучит.

— Интересно! Ты не запирала до шести, даже когда подхватила воспаление легких. Что случилось? Кража?

Алекс хорошо знала болтливый язык Реаны. Через полчаса весь городок будет в курсе. Надо как-то выкручиваться.

— Никакой кражи, с чего ты взяла! Просто… Том может мне кое с чем помочь.

— А может, я на что сгожусь?

«Нет уж, только не ты, — подумала Алекс. — Кто угодно, только не ты!»

— Передай, пусть прихватит для меня один пончик.

Вообразив себе сладкую глазурь поверх маслянистого теста, Алекс чуть не простилась с содержимым желудка, но Реана, слава Богу, отстала.

Главное сделано. Она неохотно вернулась за стеллажи, подготавливая себя к виду лежащего ничком мертвеца. Но готовиться следовало совсем к другому. Казалось бы, человек с внешностью пирата должен знать, как ведут себя на месте недавнего преступления, или хотя бы то, что к телу нельзя прикасаться. Форбс, однако, перевернул убитого.

— Что вы наделали!

— Проверил, в самом ли деле он мертв.

Ах вот как? Ему недостаточно того, что на артерии нет пульса, а тело холодно как лед!

— Ну и как, мертв он?

— Вполне.

Алекс бросила опасливый взгляд на труп и тут же об этом пожалела. В грудной клетке неизвестного виднелась неровная дыра, от нее во все стороны расходилось пятно от уже запекшейся крови. Багровое лицо застыло в ужасной предсмертной гримасе.

— Господи Боже! Он… он…

Тошнота накатила с такой силой, что Алекс согнулась в три погибели, прижав руки к желудку, чтобы окончательно не опозориться. Запах свернувшейся крови, и так неописуемо отвратительный, теперь, когда труп перевернули вверх лицом, стал более сильным.

— Да, он убит, — подтвердил Дункан Форбс, словно не замечая ее потрясения. — Вы его знали?

Невзирая на тошноту, пришлось еще раз внимательно оглядеть тело.

— Нет! — заявила Алекс не совсем внятно, потому что сглатывать приходилось каждые несколько секунд. — Я его в первый раз вижу. Какая странная идея — убить человека в библиотеке! Кому такое могло понадобиться?

— Никому.

— Вы хотите сказать, что он покончил жизнь самоубийством? — Она огляделась. — Тогда где же пистолет?

— Я хочу сказать, что он убит где-то еще, а сюда его просто перетащили.

Вот как? А откуда это известно? Для академика Дункан Форбс чересчур хорошо разбирается в криминалистике. Тот ли он, за кого себя выдает? Не слишком ли странное совпадение, что за одни сутки в библиотеке объявились два незнакомца, причем один из них — труп? Проклятие, где же носит Тома?!

Как один из немногочисленных городских холостяков, все еще достаточно молодой, чтобы иметь шевелюру и собственные зубы, Том пользовался столь повышенным вниманием, что простой визит в кондитерскую выливался в долгую задушевную беседу (у продавца была дочь на выданье, и он из кожи вон лез, чтобы ее пристроить). Один Бог знал, когда дело дойдет до собственно покупки. Оставалось поджидать Тома в сомнительной компании двух мужчин, очень возможно — убийцы и жертвы.

Алекс затрясло, и она нервно потерла друг о друга ледяные ладони.

— Я, знаете ли, вызвала полицию…

— Отлично.

Снова повисло молчание, такое тяжелое, что захотелось нарушить его криком. Почему никто не приходит, хотя бы просто ради того, чтобы вернуть книгу?! Ах да, дверь заперта… но чувство такое, что город вымер.

— С чего вы взяли, что его убили где-то еще?

— Крови маловато. Он бы должен лежать в луже.

— О! А куртку ему тоже надели потом?

Пока тело лежало ничком, невозможно было сказать точно, убит человек или умер, скажем, от инфаркта — выходного отверстия не было видно. Такие мысли пришли Алекс в голову только теперь, и Форбс подтвердил ее догадку:

— По-моему, его пристрелили, одели и перенесли сюда.

Сюда. Как мило! Почему не в пиццерию или хотя бы в кондитерскую, где так любит прохлаждаться Том? Нет, им вздумалось подсунуть труп в библиотеку — в ее библиотеку, между прочим!

— Но почему сюда? — не выдержала Алекс. — С какой целью? Чтобы именно я на него наткнулась?!

Дункан Форбс пронзил ее испытующим взглядом. Глаза у него оказались синие. Не голубые, как безоблачное летнее небо или его отражение в безмятежной озерной глади, — нет, а яркие, насыщенные синевой ляпис-лазури, самородка, только что извлеченного из-под земли.

— Логично, — заметил он. — Мне тоже так кажется. Скажите, у вас есть враги?

«В смысле, кроме вас?» Она чуть не брякнула вслух вопрос, но успела вовремя прикусить язык. Неподходящий момент для пикировки. Неподходящий, если не сказать больше.

— На что вы намекаете?

— Я не намекаю, я пытаюсь понять, зачем убийце понадобилось оставлять тело именно в библиотеке, где первым, кто на него наткнется, будете вы. Чего он хотел добиться?

— Врагов у меня нет! — отрезала Алекс, хотя холод поднялся от ладоней к плечам и пополз по спине. — И даже если бы нашлись, не вижу смысла в их поступке! Как, по-вашему, такой инцидент может мне навредить?

— Не обязательно навредить. Возможно, это послание… или предостережение. У вас неприятности?

Поскольку Дункан Форбс продолжал буравить Алекс взглядом, волей-неволей пришлось задуматься над его предположением. В самом деле, кто может желать ей зла настолько, чтобы подсунуть труп? Уинифрид Паус, отвергнутая кандидатка на пост младшего библиотекаря? Помнится, она очень сердилась. Хозяйка парикмахерской «Задорные кудряшки»? С тех пор как выяснилось, что ее услугам Алекс предпочитает салон в сотне миль от Свифт-карента, она повсюду трубит о ее снобизме и задранном носе. Но вообразить Уинифрид или Кейт волочащими в библиотеку труп…

В свое время они с Джиллиан частенько ругались и даже дрались, но они сестры, и ссоры между ними — дело житейское. По какому праву Дункан Форбс подвергает ее допросу? Он не полицейский, а преподаватель! Должно быть, он переживает первый захватывающий момент в своей серой однообразной жизни, в рутине лекций, зачетов, кое-как сляпанных рефератов. Не мудрено, что бедняге ударило в голову.

— Вы ничего не хотите мне сказать до прихода полиции? — не унимался он.

— То есть?

Ей пришло в голову, что наступил самый подходящий момент для сухого прощания, но стоило ей открыть рот, как она услышала от двери громкий оклик. Ее звал Том. Ну наконец-то!

— Сюда!

Алекс знала Тома тысячу лет, еще со школы, когда крепкий симпатичный паренек, помешанный на спорте, играючи завоевывал спортивные кубки. Характером он обладал мирным, в драку ввязался только однажды, вступившись за хромого одноклассника. Казалось, он просто создан для полицейской службы в мирном провинциальном городке, где отродясь не случалось убийств. При виде мертвого тела с дырой в груди он стал даже не бледным, а серым, и лоб у него взмок.

— Вот черт! — пробормотал он, смахивая пот. — Кто-то влепил бедняге пулю прямо в сердце!

Хотя Алекс не взялась бы утверждать подобное, дыра в самом деле находилась с левой стороны грудной клетки. И потом, если уж стрелять, то в сердце. Чтоб наверняка.

Том довольно быстро пришел в себя и развил бурную деятельность: осмотрел мертвеца со всех возможных ракурсов, убедился в отсутствии признаков жизни и, наконец провозгласил, что тело можно считать мертвым.

— Никто из вас не трогал труп? — вдруг спросил он.

— Я его перевернул, — ответил Дункан Форбс раздражающе ровным голосом. — Хотел убедиться, что человек мертв.

— А вы кто такой?

— Дункан Форбс. В городе со вчерашнего дня. Пробуду здесь недели две, для научных изысканий. Пишу книгу.

Во взгляде Тома отразилось все, что он думает о писаках, которые суют нос в чужие дела и тем осложняют без того нелегкую работу полиции. Однако он промолчал и снова занялся делом, то есть натянул хирургические перчатки и принялся методично обшаривать карманы трупа. Процесс не увенчался сногсшибательными находками. При себе у мертвеца ничего не оказалось — ни бумажника, ни удостоверения, ни, если уж на то пошло, обертки от жевательной резинки.

— Попрошу вас обоих подождать в кабинете у Алекс. По дороге, сделайте одолжение, не трогайте ничего руками.

Она кивнула, Дункан Форбс ограничился взглядом. Том выудил из кармана мобильный телефон, и стало ясно, что вскоре библиотека надолго простится с тишиной.

— Берт, у нас на руках убийство, — с нажимом заявил он шефу, раздобревшему южанину, администратору по натуре, который давно уже уступил ему всю работу на выезде. — Придется трубить общий сбор. Да… да… прямо сейчас этим и займись.

Бюджет провинциального городка не потянул бы целое полицейское отделение и разделял его на паях с другими. В серьезных случаях отряд формировался из таких, как Том. До сих пор в Свифт-карент не вызывались соединенные силы окружной полиции. Сейчас произошел прецедент, и у Алекс захватило дух.

— Ситуация под контролем, — тем временем продолжал Том. — Что?.. Нет, не знаком. Он не местный… Нет, никаких документов. Слушай, Берт, прихвати с собой камеру, ладно?

Алекс уже хотела направиться к себе в кабинет, но Том вдруг обернулся к Дункану Форбсу, и взгляд его стал жестким.

— Не знаю, Берт, не знаю, — говорил он в телефон. — Все возможно.

Размышлять, что он имеет в виду, как-то не захотелось.

Глава 3

Дункан покосился на свою бледную спутницу. Полицейский назвал ее Алекс — выходит, вчера он попал прямо в точку. Укороченный вариант имени шел ей больше полного, женственного и чуть-чуть экзотического, которого она совсем не заслуживала.

— Ну как вы?

— В порядке. Немного жутко слышать, как полиция клеит случившемуся ярлык «убийство». Как-то слишком окончательно, понимаете?

Глаза у нее сейчас были мягче, светлее и наводили на мысль о воркующих голубях и теплом утреннем дожде.

Дункан задумался о недавней сцене. В первый момент сержантик выглядел так, словно собрался вывалить только что съеденные пончики прямо на труп. Однако оклемался он быстро. Вряд ли у него большой опыт в криминалистике, но с процедурой он явно знаком.

Шагая рядом с Алекс к ее кабинету, Дункан озирался по сторонам в поисках необычного. Все выглядело так же, как и вчера. Почему труп оставили именно в отделе искусства? Неужели случайность? Вряд ли.

Кабинет он тоже оглядел с большим вниманием. Маленький, но аккуратный — все на месте, все под рукой. Полностью отражает личность хозяйки. Компьютер уже работает. Очевидно, первым делом она зашла сюда, а потом уже отправилась на прогулку между стеллажами. Судя по запаху кофе, прогулка — часть ее утренней рутины, вот только данный конкретный день обернулся совсем нетипично. Можно сказать, пошел коту под хвост, как накануне у него.

Алекс рухнула в кресло и уставилась на экран невидящим взглядом человека, погруженного в глубокие раздумья. Дункан пошел на запах и без труда обнаружил подсобку. Наполнив две чашки доверху, он вернулся в кабинет.

— Молоко? Сахар?

— Если вас не затруднит, — рассеянно откликнулась Алекс, поворачивая чашку в ладонях, словно в поисках тепла.

Он вторично отправился в подсобку. В маленьком холодильнике нашлись сливки. Он с любопытством следил, как Алекс щедро разбавляет кофе. С натянутой улыбкой она отодвинула пакет, и он галантно убрал со стола все лишнее.

Некоторое время они молча потягивали напиток: Алекс в своем кресле, Дункан на стуле для посетителей, чересчур узком для его внушительного торса. Ребро спинки все глубже впивалось в тело как раз под лопатками, неудобное коротковатое сиденье нарушало кровообращение в ногах. Хорошо хоть кофе приличный.

В попытке отвлечься от неудобной позы Дункан еще раз оглядел кабинет. Ни единого намека на предпочтения хозяйки, ни одного ключа к ее жизни — какого-нибудь плюшевого мишки, расписной тарелки, фотографии. Единственный личный штрих (если можно так назвать) — висящий на стене диплом библиотекаря, выданный университетом Иллинойса, в простой металлической рамке.

Никто так и не нарушил молчания. Алекс продолжала разглядывать экран и даже положила руку на «мышь», но мысли ее где-то странствовали. Скорее всего, ей не хотелось разговаривать.

— Только не нужно стирать последние письма, — пошутил Дункан и, заметив на бледном лице тень вчерашнего яростного негодования, подумал: ну вот, теперь она похожа на себя.

Судя по всему, потрясение прошло.

Появился толстяк в полицейской форме, обремененный фотокамерой, видеомагнитофоном и черной пластиковой папкой, видимо, для снятия отпечатков.

— Это начальник полиции, — объявила Алекс с нажимом. — Берт Хармон.

Мимо прошел сержант Перкинс, потом еще кто-то и еще, пока в библиотеке не собралось примерно с полдюжины представителей закона разного калибра плюс пара особенно серьезных типов в штатском (Дункан предположил, что из ФБР).

— Алекс, будь добра, иди в отделение. Там сержант Ремцо снимает показания, расскажешь ему, как все произошло.

Она послушно поднялась, но прежде чем выйти, бросила вопросительный взгляд в сторону Дункана.

— Мистером Форбсом займусь я сам.

Не дожидаясь, пока его вежливо, но настойчиво попросят официально представиться, Дункан предъявил визитную карточку профессора университета в Суортморе по предмету «История искусства». Там значились все необходимые телефонные номера. Алекс, медлившая у стола, вытянула шею, пытаясь их прочесть. Тогда он выудил еще одну карточку, записал ниже номер мобильного телефона и протянул ей. Перкинсу он повторил туже полуправду, что накануне выдумал для Алекс:

— В настоящее время я в академическом отпуске, пишу книгу, а в Свифт-карент приехал, чтобы спокойно поработать.

— Хм… — Сержант нацарапал что-то в блокноте и поднял взгляд на Дункана. — Значит, пишете книгу по искусству? — уточнил он таким тоном, словно подобный род занятий ставил жирную и окончательную точку на мужской стороне его натуры.

— Совершенно верно.

Выходившая Алекс метнула через плечо удивленный взгляд. Казалось бы, она имела достаточно времени, чтобы переварить новость насчет его места в обществе. Если только она не решила, что из тщеславия он выдал за университет начальную сельскую школу.

Тем временем Перкинс привел в боевую готовность портативный магнитофон.

— Прошу извинить, но мы здесь люди скромные, отдельной комнатой для допросов не располагаем, — уведомил он сухо. — Так что придется побеседовать прямо на месте.

— Ничего не имею против.

Сержант сообщил свое имя и звание, потом имя и звание Дункана, время и место допроса.

— Где вы остановились в Свифт-каренте, профессор?

— В гостинице «Риверсайд», коттедж номер восемь.

— Надеюсь, ясно, что до конца расследования вы не можете покинуть город?

— Я и не собирался, по крайней мере, пару месяцев.

Он говорил чистую правду: еще накануне Дункан решил задержаться и по возможности сблизиться с внучками Фрэнклина Форреста, а заодно расспросить всех, кто, так или иначе имел к нему отношение. Так сказать, копнуть поглубже. Работа над книгой могла послужить отличной дымовой завесой.

— Это ваше единственное удостоверение, профессор? — спросил Перкинс, вертя карточку.

Допрос обернулся самым долгим и нудным интервью, какое только приходилось выдерживать. Сержант неторопливо и методично спрашивал его, и хотя отдельные вопросы как будто совсем не относились к делу, Дункан держался настороже. Раз уж других подозреваемых пока не предвиделось, он, человек пришлый, — идеальная кандидатура на такую роль.

— Факт, что и вы, и убитый появились в городе одновременно, кажется мне странным.

— Случаются и более странные совпадения.

— Верно. Но мы, полицейские, в них не верим. — Сержант задумчиво поскреб затылок. — Зачем вам понадобилось двигать тело?

— Я его не двигал. Перевернул. Хотел убедиться, что человек мертв. К тому же со спины не получится сделать искусственное дыхание.

— В данном случае об искусственном дыхании не могло быть и речи, — заметил Перкинс и придал своему взгляду доверительный оттенок. — Что и говорить, влипли вы в неприятности, профессор. Переворачивая тело, вы, конечно, оставили на нем отпечатки пальцев. Словно нарочно, знаете ли. Вам ведь не хочется осложнять себе жизнь? Если есть в чем признаться, признайтесь сейчас, пока не поздно.

— Хотите взять меня под арест?

— Давайте начнем с рассказа о том, как все случилось. Честного рассказа, профессор.

Дункан подавил досаду, зная, что на месте Перкинса вел бы себя так же.

— Я подошел сюда прямо к открытию, так как мне не терпелось начать работу над книгой. Библиотека казалась пустой, но уже в следующую секунду мисс Форрест в панике выбежала из-за стеллажей. Из ее слов следовало, что она наткнулась на мертвое тело.

— Вы знали убитого?

— Нет.

Дункан сказал своего рода правду: никто их друг другу не представлял.

— Вы оставались наедине с телом?

— Да, примерно минуты три. Когда мисс Форрест отошла вызвать полицию.

— Чем вы в то время занимались?

— Я уже сказал — перевернул тело, чтобы убедиться, что человек мертв.

— И все?

Отвечать не хотелось, но Дункан знал, что самый беглый контроль на отпечатки пальцев выдаст его с головой.

— Ну… проверил, есть ли документы.

— А они были?

— Нет.

— Надеюсь, профессор, вы не против того, чтобы я проверил содержимое вашего вещмешка?

Взгляды скрестились. Наступила пауза, в которой звук вращающихся бобин показался вдруг очень громким. Отказ воспринялся бы как признание вины, и дело кончилось бы ордером на обыск.

— Я не против.

— Попрошу также выложить на стол все, что у вас в карманах. Не волнуйтесь, это обычная процедура. Да уж, конечно!

Дункан протянул сержанту вещмешок и с демонстративным грохотом выгрузил из карманов мелочь, армейский складной нож, ключи и прочее. Перкинс между тем скрупулезно обыскивал вещмешок и явно разочаровался, не обнаружив среди вещей пистолета, но не показал и виду. Не нашлось там и того, что, так или иначе относилось бы к имуществу убитого. Так же подробно он прошелся по горке вещей на столе. — Благодарю за помощь следствию, — произнес он, наконец, закрывая бумажник Дункана. Тот молча вернул все в карманы. Сержант терпеливо ждал, положив ногу на ногу. — Можно узнать, о чем будет ваша книга, профессор?

— О ряде ценных полотен эпохи французского импрессионизма.

Вообще говоря, не просто о ряде полотен, а лишь, о временно утраченных, включая историю их возвращения. Дункан очень надеялся, что к моменту издания книги рассказ о пейзаже Ван Гога «Оливы и фермерский домик» займет достойное место на ее страницах.

Время близилось к двум часам пополудни, а по библиотеке все еще бродила толпа полицейских, высматривая новые улики. Другая группа обшаривала ближайшие окрестности. Большинство из них Алекс видела, по крайней мере однажды, но попадались и совсем незнакомые лица, видимо, (из окружного отделения. Например, следователь Ремцо, детектив с непроницаемым взглядом человека, который не доверяет никому. Казалось, он находился в состоянии слабого эпилептического припадка: постукивал пальцами по столу, притопывал ногой, ерзал на стуле, потирал под ложечкой, словно мучимый застарелой язвой (возможно, с целью поддерживать в допрашиваемом чувство дискомфорта). Вопросы он задавал таким тоном, словно ни минуты не сомневался, что Алекс виновна и вина ее непременно обнаружится — это всего лишь вопрос времени.

— Вы знали убитого?

— Нет.

— Видели его когда-нибудь прежде?

— Нет.

— Когда вы впервые встретили Дункана Форбса?

— Вчера.

— У вас есть пистолет?

— Нет!

Слышала ли она что-нибудь подозрительное? Видела ли? Подозревала ли? Заметила ли что-нибудь необычное утром, придя на работу?

— Нет.

Ничего необычного, разве что мертвое тело, но это так, ерунда!

Когда допрос, наконец закончился, голова у Алекс кружилась, а язык ощущался во рту как кусок фетра. Она выпила еще кофе (просто чтобы чем-то себя занять) и принялась расхаживать по коридору. Дверь в полицейское отделение стояла распахнутой. Проходя мимо, Алекс увидела, что начальник у себя. На его столе уже громоздилась гора всевозможных бумаг.

— Послушай, Берт, когда я смогу открыть библиотеку?

— Когда все будет проверено на отпечатки пальцев. Не бойся, тебе сообщат, как только закончат. Но для начала придется вызвать уборщиков. Словом, рассчитывай на завтра. — Он опустил взгляд на бумаги, и его круглое добродушное лицо омрачилось. — А еще лучше на послезавтра.

Живо представив себе, с чем придется иметь дело уборщикам, Алекс передернулась. Поскольку идти домой никто не предлагал, она вернулась на рабочее место, а вскоре, возможно, по той же причине появился Дункан Форбс. Чтобы избежать общения, Алекс притворилась занятой. Он не настаивал и стал смотреть в окно, как полиция по сантиметру прочесывает газон.

Некоторое время спустя подошел Том Перкинс.

— Извини, Алекс, что пришлось проторчать тут так долго. Можешь считать себя свободной. — Он повернулся к Дункану Форбсу. — Вы тоже, профессор, но только в границах города. Как я уже говорил, до окончания следствия, уезжать вам не рекомендуется. Если все же надумаете, дайте мне знать.

— Я никуда не собираюсь.

Когда они снова остались наедине, Дункан Форбс вдруг спросил:

— Есть хотите?

Алекс тут же ощутила зверский голод и нашла странными свои ощущения, учитывая обстоятельства.

— Вам не кажется, что это как-то… бестактно по отношению к убитому?

— Жизнь продолжается. — Дункан Форбс пожал плечами и улыбнулся, чересчур обаятельно для институтского профессора, которому по штату положено быть сухарем. — Идемте, я угощу вас обедом. Даже после кровопускания, которое вы устроили моему бумажнику, там все еще шелестит пара банкнот. Кстати, чувствительно благодарен! Вы ведь умолчали о том, что я уже успел проштрафиться в Свифт-каренте.

— На вашем месте я бы постыдилась упоминать о столь прискорбном инциденте. Преподаватель, который портит книги… хуже самого безграмотного человека!

Алекс пыталась сохранить суровый тон, но на душе у нее потеплело. Его улыбка такая заразительная! За одну лишь возможность отрешиться от последних событий она готова простить Дункану Форбсу то, что он натворил накануне.

— Мне нужно с вами поговорить.

Ах вот оно что. Когда мужчина заявляет женщине, что хочет с ней поговорить, значит, он хочет уложить ее в постель. По крайней мере, так гласит ее личный опыт. Его номер не пройдет! При всем своем обаянии Дункан Форбс — неудачный кандидат на роль любовника. У нее слишком много дел, чтобы связываться с потенциальным нарушителем всех и всяческих правил.

Да, но если отклонить приглашение, придется ехать домой, в пустую квартиру, и сидеть там, как сыч, в унылых раздумьях. В конце концов, при всех своих недостатках Дункан Форбс — товарищ по несчастью. У них уже есть кое-какое общее прошлое. С ним и только с ним она может обсудить утренние события, не вдаваясь в жуткие детали, не объясняя, что и как, а на любой его выпад можно ответить своим, не боясь задеть его чувства. Они ведь не друзья и даже не хорошие знакомые.

— Что ж, давайте поговорим.

— Выбор места за вами, — заявил Дункан Форбс, нимало не удивленный ее согласием, словно оно само собой разумелось. — Вы здесь у себя дома, а я едва успел оглядеться.

Он сделал движение галантно отворить для Алекс дверь, что заставило ее нервно отшатнуться. Они вышли на улицу. В четыре часа дня улицы Свифт-карента обычно бывали почти пустынны: у детишек и пенсионеров еще длился «тихий час», утех, кто работал, продолжался трудовой день. Но убийство — событие из ряда вон выходящее, и неудивительно, что за желтой заградительной лентой собралась толпа зевак. Кое-кто переговаривался, понизив голос почти до шепота, как в церкви.

Увидев прессу в лице репортера местной газеты Дэша Трембли, Алекс поняла, что чувствует кинозвезда, застигнутая врасплох бандой папарацци.

— Думаю, разумнее нам выйти через служебный вход… — пробормотала она, отступая на безопасное расстояние от стеклянных дверей. — Я бы не возражала пообедать в кафе напротив (там хорошо готовят), но нам едва ли дадут поговорить без помех.

Судя по выражению лица Дункана Форбса, он был с ней вполне согласен. Она призадумалась.

— Что вы предпочитаете: просто перекусить или съесть настоящий, солидный обед?

— Конечно, обед.

— Тогда ну их, эти забегаловки! За границами города, на шоссе, есть ресторан, где готовят потрясающие бифштексы. Может, они еще не в курсе насчет убийства.

— Отлично. Но моя машина осталась на стоянке в гостинице. Хотелось прогуляться.

— Ничего, я при машине.

Алекс пошла к служебному входу, нащупывая в сумочке ключи. Ею владело одно всеобъемлющее желание — впиться зубами в истекающий соком бифштекс. Если правда, что жевательный процесс успокаивает…

До синего «форда» удалось добраться без приключений, но выруливая с муниципальной стоянки, Алекс ощутила, что за ними наблюдают. В окне торчала Милдред Вилкинсон с удивленно приоткрытым ртом. Взгляд ее метался между Алекс и Дунканом.

— Превосходно, просто превосходно! — заметила Алекс себе под нос. — Через час весь город будет в курсе.

Дункан осведомился:

— А вас такое обстоятельство очень волнует?

Она повернула с городской улицы на проезжее шоссе, набрала скорость и уточнила:

— В каком смысле?

— В смысле, есть у вас законный супруг или, скажем, близкий друг — кто-то, кому наш совместный обед может не понравиться?

— Тогда бы я не приняла приглашения.

Какой тонкий подход! Если он желает знать ее семейное положение, пусть так прямо и спросит.

— Короче, вы да или нет?

— Что?! — опешила Алекс.

— Не прикидывайтесь глупенькой. Вы замужем?

— Нет.

— Серьезные отношения?

Алекс помедлила. Все развивалось как-то уж очень стремительно.

— Н-нет.

Промелькнули «Макдоналдс», «У Венди», «У Эрби» и несколько подобных заведений фаст-фуд, в одинаково кричащих тонах, с одинаковым набором семейных фургонов на стоянках.

— А почему, собственно, нет?

Против воли Алекс засмеялась, и чем дольше она смеялась, тем легче становилось на душе. Смех разметал осадок, оставленный утренними событиями.

— Вы задали нескромный вопрос!

— Нескромные вопросы куда занимательнее скромных.

Машина мчалась все дальше от города. Внезапно густой лес отступил от шоссе и впереди открылся указатель «Стейк-хаус Делани, 200 м».

— Ну так все же — почему?

Не отвечая, Алекс повернула с шоссе на стоянку, припарковала машину и выключила мотор. Медленно, с легкой опаской она перевела взгляд на лицо спутника. И вздрогнула, впервые по-настоящему оценив, до чего он привлекателен. В тесном, замкнутом пространстве машины взгляд синих глаз манил своей глубиной и пытливой мягкостью. Загорелая, обветренная кожа его лица наводила на мысль о нехоженых тропах, неоткрытых островах, никем не виданных горизонтах. Судя по глубоким складкам морщин вокруг рта, улыбка посещала его часто. Сами же губы шли вразрез с крепкой линией подбородка, с хищными очертаниями носа. Губы человека, который знает толк в живой беседе, экзотических блюдах, выдержанных винах и долгих поцелуях.

Сразу стало ясно, что вопросы заданы не из праздного любопытства. Нужно, пока не поздно, закрыть опасную тему. Дать понять, что ее это не интересует.

— Мистер Форбс…

— Ради Бога, Алекс! Не далее как сегодня утром мы вместе склонялись над трупом — если уж такое событие не дает право называть друг друга по имени, то не знаю, что бы давало. Зовите меня просто Дункан.

— Хорошо, Дункан. Мы знакомы чуть больше суток, за которые вам удалось произвести на меня не самое благоприятное впечатление.

Если Алекс ждала, что он ударится в протесты или заверения, она обманулась. Он молча смотрел на нее, как бы предлагая все-таки ответить на поставленный вопрос. Уголки ее губ приподнялись сами собой.

— Для начала давайте войдем в ресторан.

Как она и надеялась, в ресторане практически не наблюдалось посетителей. Стоило устроиться в одной из одинаковых кабинок на обитых искусственной красной кожей сиденьях, как напряжение окончательно оставило Алекс.

Подошел Гарольд, владелец и по совместительству метрдотель, поздоровался и положил перед каждым меню. На тисненых страницах никогда ничего не менялось. В списке блюд значились кое-какие закуски, десерт, гарниры, но основу и суть здешней кухни составляли великолепно приготовленные бифштексы, и как раз ради них все сюда и ездили.

— Мне, пожалуйста, стейк-сандвич, — заказала Алекс, не потрудившись заглянуть в меню. — Мясо средне прожаренное, тесто чуть недопеченное, заливка к салату сырная.

— Звучит аппетитно, — заметил Дункан. — Мне, пожалуй, то же самое. Что будете пить?

— Воду перье с лимоном.

Он покачал головой, открыл карту вин и после недолгого раздумья заказал французское дорогое вино.

— Всю бутылку, сэр? — почтительно осведомился Гарольд.

— Разумеется. И два бокала.

Алекс держала на губах натянутую улыбку, пока метрдотель (судя по всему, он слыхом не слыхивал о зловещих событиях в Свифт-каренте) не удалился, унося меню.

— Обычно за обедом я не пью.

— Я тоже, но, согласитесь, день не обычный. Думаю, немного хорошего вина будет кстати нам обоим. — Дункан устало помассировал шею пониже волос. — По крайней мере, мне точно.

Алекс расценила его слова как завуалированное признание того, что он столь же потрясен утренними событиями, сколь и она, и не протестовала, когда Гарольд поставил перед ней бокал.

— Славный денек сегодня, не правда ли? — заметил он, приступая к священнодействию над пробкой.

Ничего более неуместного он произнести не мог, и хотя Алекс удержалась от хихиканья, оно так рвалось из горла. «Славный денек» — надо же так сказать! Что славного в мертвых телах с дырой в груди, завываниях полицейских сирен, в мыслях о том, как много ночей подряд будет сниться лицо, искаженное предсмертной гримасой, с невидящими глазами.

Следователь спросил, знала ли она убитого. Дункан тоже задал ей этот вопрос.

Как человек, помешанный на строгих фактах, безоглядно преданный истине и уверенный, что упорные изыскания непременно принесут результат, Алекс долго и тщательно разглядывала мертвое лицо. Убитого она видела впервые.

— У вас сегодня выходной? — полюбопытствовал Гарольд, разливая вино.

— Мы припозднились с обедом, — уклончиво ответила она. В бокалах вино заискрилось оттенком темного граната.

Алекс подумала: в самом деле, что плохого в бокале вина за обедом? Может, даже нужно поступать так чаще. Она пригубила. Приподняла бровь и сделала глоток побольше.

— Вкус у него… дорогой. Вы что, знаток вин?

— Знаток — слишком сильно сказано, но от вина в картонных коробках отказался уже давно.

Края бокалов соприкоснулись, хрусталь издал долгую певучую ноту.

— Пейте! — Дункан подождал, пока вина в бокале Алекс сильно поубавится. — Я все еще жду ответа на простой вопрос. Есть у вас в жизни мужчина?

«Никого у меня нет с самой дедушкиной смерти», — с болью подумала Алекс и спросила себя, научится ли она когда-нибудь спокойно вспоминать о человеке, который во многих отношениях заменил ей отца, дал нормальный дом, познакомил с миром искусства и античной истории. Они приходились друг другу не просто родственниками, а родственными душами. Их можно было назвать друзьями и порой коллегами. Но какое дело Дункану Форбсу до восьмидесятидвухлетнего старика, да еще и покойного?

— В моей жизни нет мужчины, и, чтобы между нами оставалось все ясно, я не намерена его заводить.

Взгляд синих глаз стал еще пытливее. Алекс испытала мощную потребность призывно облизнуть губы. Господи, что за потрясающий мужик! Между бровями у него пролегала глубокая морщинка, говорящая о том, что он подолгу и глубоко размышляет над научными проблемами.

— Отчего же не намерены? Мужчины вам не по душе?

— Вы, например! — вспылила Алекс.

Он не оскорбился, на что она очень надеялась. Он даже не отвел глаза, а продолжал разглядывать ее, как ни в чем не бывало, потягивая вино.

— Ваше мнение может со временем измениться.

А наука может со временем раскрыть секрет левитации!

Принесли заказ. Алекс так обрадовалась, что подарила Гарольду сияющую улыбку. Он не мог выбрать лучшего времени для появления. Бифштекс, как всегда, был упоителен. Интересно, что Дункан тоже взялся за мясо, хотя большинство посетителей сначала принимались за салат.

— Вы правы, здесь отлично готовят.

— Лучшие бифштексы в округе!

— Вы его знали?

Его. Слово «он» могло относиться только к убитому. Алекс сдвинула брови:

— Я уже говорила, что не знала его. Никогда не видела, даже мельком.

— То же самое вы, конечно, сказали и полиции?

Ему бы следовало умерить свой пыл, пока непомерно дорогое вино не раскрасило красным его простенькую рубашку.

— У меня нет оснований лгать как полиции, так и вам или кому-то еще! Повторяю, я не знала беднягу.

— Тогда тем более странно. Зачем подсовывать вам труп человека, которого вы не знали?

Алекс пожала плечами. Надо сказать, где-то на задворках сознания, как не до конца подавленная головная боль, ее тоже мучил именно этот вопрос: зачем?

— Хотелось бы знать…

Она подняла взгляд. Осторожность советовала не доверять малознакомому человеку, но так хотелось поделиться своими мыслями и чувствами. Ведь не каждый день судьба сводит людей, поставив в одну и ту же затруднительную ситуацию.

— Вы всерьез думаете, что это сделали нарочно? Что некто подстроил все так, чтобы именно я нашла труп?

— Другого объяснения я не вижу. Из того, что вы сказали вашему методичному, как учебное пособие, сержанту…

— Тому Перкинсу. — У Алекс не нашлось сил улыбнуться сравнению.

— …уборщики заканчивают примерно в десять вечера. Раз уж они просто ушли, значит, на полу не валялось продырявленных тел.

Она кивнула.

— Кроме вас, еще кто-нибудь может открыть библиотеку? Есть у вас помощница или помощник?

— Нет, библиотеку открываю я, и только я.

— Но у кого-то в мэрии, конечно, есть запасные ключи?

— Разумеется, есть, ну и что? Что делать утром в библиотеке кому-то, кроме библиотекаря? Никому такое и в голову не придет!

— Тогда моя версия верна, и тот, кто подбросил тело за стеллажи, рассчитывал, что именно вы его и обнаружите. Как, по-вашему, случайно его уложили в отделе искусства?

— Конечно, случайно, как же еще? Вы же не думаете, что убийца настолько ненавидел искусство!

— Не знаю, не знаю… Я в вашем городе не слишком давно. — Дункан отложил вилку и нож, помолчал и заметил: — Знаете что, моя милая? Я посоветовал бы вам вести себя осторожнее.

— Перестаньте! — воскликнула Алекс с невольным содроганием. — Наверняка все очень просто: два нечистых на руку типа не сошлись во мнениях, и один пристрелил другого. Такое случается сплошь и рядом, пусть и не в наших краях. Когда настал момент спрятать тело, убийца решил, что самым подходящим местом будет запертая и безлюдная в такое время библиотека. Сам он между тем убрался из города и может сейчас находиться в тысяче миль отсюда. — Она занялась салатом, чтобы подчеркнуть свое спокойствие. — Догадываюсь, зачем вы меня пугаете. Чтобы со страху я оказалась у вас в постели!

Дункан воздержался от улыбки, но она заискрилась в его синих глазах — чертовски привлекательное зрелище.

— Я никогда не опускался до дешевых трюков, чтобы добиться женщины. В моей постели они и так оказывались. Всему свое время.

Она решила, что лучше сменить тему:

— Как бифштекс?

— Фантастика! А теперь скажите, что женщина вроде вас делает в захолустном городишке?

Ну, не самая лучшая тема, но предпочтительнее прежней. Можно поддержать.

— Я приехала к дедушке с бабушкой. Они здесь родились. Отец у меня — представитель крупной нефтяной компании международного уровня, так что мы нигде не задерживались надолго. Объездили весь мир. Еще девчонкой я успела повидать Ближний Восток, Африку, Южную Америку, большую часть Европы. Когда от новых впечатлений начало тошнить, перебралась к дедушке с бабушкой. Позже уехала учиться, но когда дедушка написал о новой библиотеке и вакансии там, я охотно вернулась.

— С дипломом — и заштатный библиотекарь?

Вот как, он не забыл насчет диплома.

— Да.

— По-моему, чересчур высокая квалификация.

— Возможно. Но в маленьком городке трудно найти подходящую работу, а мне пришлось вернуться, чтобы ухаживать за дедушкой после бабушкиной смерти. Теперь его уже нет — умер два месяца назад.

Алекс часто замигала и потянулась за вином.

— Мне очень жаль. — Дункан накрыл ее руку ладонью, тепло которой магически успокоило душевную боль. — А ваши родители? Они здесь?

— Нет, в Европе. В Штатах у меня не так уж много родни. После смерти дедушки и бабушки остались только тетка (она живет в горах Монтаны, в какой-то колонии хиппи) и двоюродная сестра.

До чего же некстати! А может, как раз наоборот, кстати. Тема злосчастной родни достойно венчает неудачный день.

— Дедушка хотя и был уже стар, но на здоровье не жаловался. Никто не ждал, что он вдруг умрет.

— А что случилось?

— Сердечный приступ. — Алекс не удержалась от вздоха — Можно сказать, что нас с сестрой вырастили дедушка с бабушкой. Тетка подкинула им Джиллиан вскоре после рождения, а со мной вечно сидела какая-нибудь нянька, пока я не подросла настолько, чтобы на каникулы самой летать в Свифт-карент.

— И с какого возраста вы стали приезжать?

— С восьми лет. Я проводила у них каждое лето. Для меня здесь был настоящий дом, не чета безликим квартирам и домам, в которых мы жили. Переезжали, по крайней мере, раз в год, как вам такое понравится! «Родительский дом» для меня — понятие отвлеченное.

— Печальный случай.

— Чего доброго, вы сочтете меня нытиком, — усмехнулась Алекс. — Я не хотела жаловаться. Просто ребенку нужны… ну, я не знаю… корни. Что-то основательное и незыблемое. В шестнадцать лет я взбунтовалась и перешла в здешнюю школу.

— А сейчас? Вы встречаетесь?

— С родителями? Разумеется. Да вот не далее как прошлой зимой я ездила к ним в Прагу на Рождество.

Ужасная ошибка, которая не повторится, подумала Алекс, вспомнив слова матери: «Александра, у тебя вульгарный вид! Слишком глубокое декольте. Половина груди вываливается!»

По возвращении она пошла на пирсинг и вдела колечко в пупок.

Глава 4

Алекс отвезла Дункана в гостиницу «Риверсайд», состоявшую из двух десятков симпатичных коттеджей (сезон отпусков миновал, и они сдавались с большой скидкой), честно намереваясь поблагодарить за обед и высадить. Однако он словно не заметил, что она оставила мотор включенным, и вернулся к своим нескромным вопросам:

— Почему вы одеваетесь в таком стиле?

Невольно Алекс опустила взгляд на свой наряд. Сегодня она выбрала розовую блузку из «вареного» шелка, совсем воздушную, с горизонтальным вырезом, обнажавшим одно плечо, и короткую, узкую черную кожаную юбку. Впервые за долгое время она попробовала взглянуть на себя глазами мужчины и с некоторым смущением спросила:

— А что у меня за стиль?

— «Секс на шпильках».

У нее вырвался смешок. Она помнит, что все началось как подростковый бунт. Вызывающий наряд мог привлечь к ней внимание матери (потрясающей хозяйки дома, безупречной супруги и никудышной мамы) и отца, который целиком занимался восхождением по служебной лестнице. Он смотрел вверх и только вверх, ничего не замечая вокруг, словно надеялся, что в своем стремительном рывке однажды окажется на небесах, не утруждаясь такой мелочью, как смерть.

Надо признать, дерзость нарядов не столько шокировала, сколько раздражала родителей. Но когда Алекс подросла, она начала получать удовольствие от такой манеры одеваться. Мужчинам ее наряды тоже нравились, да вот хоть Дункану.

— Как мило с вашей стороны заметить мой наряд!

— Это нетрудно. Его заметили все — от молоденького судмедэксперта до престарелого владельца ресторана. Такой подход к одежде наводит на размышления.

Дункан помолчал и медленно повернулся к Алекс всем телом. В глазах его прыгали смешинки.

— Считается, что женщина выбирает такой наряд по одной из двух причин.

— Вот как?

Ей давно уже полагалось оскорбиться и оборвать разговор, но вино играло в крови, и зрелище трупа как-то померкло в памяти. Приятно говорить о другом, пусть даже собеседнику вздумалось взяться за анализ ее мотиваций.

— Ну хорошо! Считайте, что я проглотила наживку. Что за причины?

Дункан медленно провел взглядом по ее телу, давая понять, что его интересует не столько сама одежда, сколько то, что под ней скрывается. Как ни хотелось остаться равнодушной, соски напряглись и обрисовались под легкой блузкой.

— Возможно, вы довольны тем, чем вас одарила природа, и чтобы другие тоже могли полюбоваться вашими достоинствами, всемерно подчеркиваете их.

Подобная мысль не приходила Алекс в голову, но она нашла ее интересной.

— Вы сказали, что причин две.

— Возможно также, что вы стесняетесь собственного тела и, чтобы его скрыть, притворяетесь секс-бомбой. Вы и приятеля не заводите, потому что втайне боитесь мужчин до полусмерти. Возможно даже… — Он придвинулся ближе и понизил голос, словно сообщая нечто неприличное: — Возможно даже, вы фригидная!

— Обнажаться из застенчивости? — хмыкнула Алекс, раздосадованная подобным предположением.

Показывать досаду не хотелось, и вместо того чтобы скрестить руки на груди, как она делала всегда в инстинктивной попытке заслониться от неприятного, Алекс положила ногу на ногу, чтобы юбка вздернулась выше. Пусть думает, что она и в самом деле без ума от себя.

— И что же?

— «И что же»? — передразнил Дункан, и смешинки у него в глазах заискрились еще ярче. — Что «что же»? Конкретнее!

— По-вашему, какова причина в моем случае?

Он взялся за подбородок, сузил глаза и еще раз провел взглядом по ее телу, словно никак не мог прийти к решению. Алекс нашла его поведение в лучшем случае бестактным, в худшем — возмутительным, а в целом — волнующим.

— Что-то вы слишком долго раздумываете.

— Я профессор, а профессорам свойственно подходить к проблеме со всей серьезностью. Всесторонне взвешивать, проводить изыскания и не спешить с выводами.

Ах да, он и в самом деле профессор. Подобное обстоятельство как-то улетучилось у нее из головы, а все потому, что для профессора он слишком сексуален и самоуверен. И уж конечно, в ладу с собственным телом. Истинный представитель сильного пола. Буквально гудит от мужественности, как до предела заряженный трансформатор. Шлет волны чувственности, и, что хуже всего, она их принимает, настраивается на них — совершенно непонятно почему, ведь он совсем не тот тип мужчины, который она предпочитает. Вот и видно, как хорошо она владеет своим телом: тело своевольничает, а она ничего не может с ним поделать. Наверное, именно такие реакции называются животным магнетизмом.

— Изыскания? Как же вы намерены за них взяться? Будете подсматривать за мной, опрашивать бывших любовников?

— Информация из вторых рук? Так недолго сесть в лужу. Как библиотекарь вы должны это знать. Да и не в моих правилах ходить вокруг да около. Предпочитаю заниматься изысканиями… вплотную.

В который уже раз Алекс не удержалась от улыбки. Подобная дерзость раздражала и интриговала одновременно. Он без труда ухитрился втянуть ее в свою игру. Теперь предстояло или признать, что ее сексуальность — всего лишь маска, или на деле доказать, что он не прав. Правда, существовал еще третий, самый лучший, вариант: перейти в нападение.

— А как насчет вас?

— Что?

— Вашей манеры одеваться, такой небрежной, что она граничит с неопрятностью? Волосы у вас вечно взъерошены, и думается, вы не в самых тесных отношениях с бритвенным прибором. С успехом воплощаете образ рассеянного профессора. Одно из двух: или вы своим внешним видом демонстрируете ваше истинное «я», или представляете ловкий камуфляж.

— А вы как думаете?

На лице и во взгляде Дункана читалось что-то вроде: чего ради мне утруждаться внешним лоском, если женщины и без того падают к моим ногам? Ничего себе жизненная позиция! Или он ее в очередной раз подначивает?

Здравый смысл все громче бил тревогу, предлагая держаться подальше от мужчины, способного с такой легкостью внести смятение в размеренную, распланированную жизнь. До сих пор она доверяла здравому смыслу.

— Знаю одно… — медленно начал Дункан.

— Что же?

— Мы в самом деле знакомы чуть больше суток, но только и делаем, что думаем друг о друге. Признайтесь! Вот почему мне интересно, фригидны вы или нет.

Внезапно Алекс испытала желание поставить зарвавшегося типа на место и стереть с его губ тень насмешливой самодовольной улыбки. «Хочешь поиграть со мной, как кошка с мышью? А если наоборот?»

Она повернулась, как недавно Дункан, всем телом, чтобы изгибы и округлости предстали во всей красе. Сознание отталкивало его, а тело самым примитивным образом тянулось к нему. Она откинулась на сиденье.

— Не утруждайтесь изысканиями, профессор. Можете узнать все из первых рук. Я обожаю секс и все, что с ним связано! — Полуприкрыв глаза, Алекс дала волю чувственной стороне своей натуры и позволила череде волнующих образов пройти перед мысленным взором. — Люблю по ночам ощущать жар мужского тела, вдыхать упоительный аромат мужского возбуждения, прикасаться к влажной коже, таять под губами, которые путешествуют по телу, где им вздумается… — Не без труда она подавила порыв усесться к Дункану на колени и немедленно заняться наглядной демонстрацией, теперь, когда синева его глаз потемнела, как небо перед грозой, и затуманилась от желания. — Но еще больше я люблю толчки и качания, бешеный ритм, когда едва хватает времени набрать в грудь воздуха, люблю заглядывать мужчине в глаза, когда он кончает, слышать ни с чем не сравнимый хриплый возглас, ощущать свои собственные содрогания и на короткий миг соприкасаться не только телом, но и душой…

Она умолкла, чтобы перевести дух, а заодно приказала себе не ерзать по сиденью. Пауза пришлась кстати, для пущей убедительности.

— А потом я обожаю разметаться по измятым, влажным простыням, прислушиваясь к отголоскам наслаждения, в ожидании того, когда мой любовник будет готов к следующему раунду! — Она придвинулась ближе и придала голосу низкий страстный оттенок (общеизвестная и необоримая приманка для мужского пола, над чем Алекс про себя всегда потешалась). — Потому что со мной никогда не бывает только один раунд… потому что… — она слегка щелкнула длинным карминовым ногтем по верхней кнопке его рубашки, — потому что я… — щелкнула по той, что ниже, — я не-на-сыт-на…

Ей удалось расшевелить Дункана, вне всякого сомнения, потому что кровь бросилась ему в лицо, и дыхание участилось. Можно теперь с легкостью вообразить в постели именно его, жаркий пот, и острый запах близости, и нетерпение, с которым он проникает в ее тело, и жадность, с которой впивается в ее губы, и наслаждение, которое они разделят.

Ошибка — воображать не стоило. Теперь уже ей кровь бросилась в лицо, и не только в лицо. Между ног возникло горячее, пульсирующее ощущение. Поскольку свое она уже доказала, настал хороший момент остановиться, если она не собирается перейти от слов к делу.

Алекс приняла благопристойную позу, взглянула на часы и сказала сухим тоном типичной библиотекарши:

— А теперь мне пора. Благодарю за обед.

— Поужинайте сегодня со мной! — произнес Дункан не совсем внятным, чужим голосом.

Алекс едва удержалась от мстительной усмешки. Он хотел знать, фригидна она или нет. Что ж, теперь он знает. А на закуску убедится в том, что любить секс не означает ложиться в постель с первым встречным.

— Ничего не выйдет, профессор.

— Вечером вы заняты?

— Нет. Просто ваше предложение меня не заинтересовало.

— Можно, конечно, обойтись и без ужина, но для женщины ужин — что-то вроде прелюдии к сексу. Поднимает в собственных глазах, дает ощущение того, что она, в конце концов, не потаскушка…

Ну и наглец!

— Я имела в виду, что ничего не выйдет насчет…

Закончить фразу не удалось, потому что Дункан схватил ее в объятия и впился в губы поцелуем, именно так, как она и воображала. Удовольствие оказалось таким пронзительным, что Алекс некстати подумала: «А здравый смысл-то прав! Он опасен, еще как опасен! С ним пропадешь!»

— Я уже дал вам свой номер, — проговорил он, отстраняясь. — Можете звонить, когда захотите.

— Я не…

«Ну как тут поддерживать разговор, если рот закрывают поцелуем каждый раз, как только его раскроешь?!» — промелькнула у Алекс последняя связная мысль, затем в сознании все перепуталось, и внятными, четкими остались лишь эмоции и ощущения.

Она хотела сопротивляться, но как-то не вышло. Не получилось, и все тут, словно в игру вступило нечто не в пример более сильное, чем воля, на которую она до сих пор не жаловалась.

Пальцы погрузились в волосы, приподнимая их и перебирая, — щекочущее и волнующее ощущение. Язык завладел ртом. Вопреки всем благим намерениям Алекс подалась вперед, чтобы дотронуться до того, чего пока касалась только взглядом. Плечи, широкие и надежные; руки, сильные и осторожные; грудь с рельефом мышц под горячей кожей (от соприкосновения с ней соски словно пронзил сладкий разряд); волосы, густые и восхитительные в своем беспорядке; вкус губ, которым невозможно насытиться.

Каким-то чудом ей удалось стряхнуть дремотное оцепенение.

— Черт с ним, с ужином!.. — прошептал Дункан, когда она рывком отодвинулась. — Идем ко мне сейчас же!

Чего бы она только не дала за то, чтобы махнуть рукой на доводы рассудка, на все практические соображения и просто броситься в омут, просто довести до логического завершения начатую опасную игру. Но она не умела жить очертя голову, привыкла строить планы и проводить их в жизнь. В ее планах не находилось места залетным профессорам с несерьезным отношением как к книгам, так и к женщинам.

Алекс отрицательно покачала головой.

Дункан привычным жестом взъерошил волосы. Вид у него стал такой, словно он только что выбрался из постели после бурной ночи.

— Ты же знаешь, что все равно этим кончится!

— Выходите и дайте мне уехать, иначе… иначе я буду кричать!

— Конечно, будешь, и даже очень скоро — от наслаждения.

Ладонь, тепло которой Алекс уже успела познать, легла на ногу, но не сжала и не погладила, а потрепала, как ногу престарелой тетушки. Дункан вышел из машины.

Он вышел, но вместо того чтобы сразу дать газ, Алекс застыла, как соляной столб. Казалось, отпечаток его руки остался на сетчатке, потому что она все еще видела его руку с длинными пальцами и широкой ладонью.

Убирая, он чуть вскинул ее, и взгляду на миг открылась манжета рубашки. На краю манжеты она увидела кровь — как в кино, когда убийца тщательно вымыл руки, но не обратил внимания на одежду.

От того места, где ладонь касалась ноги, пополз холод и скоро пронизал все тело. Алекс вырулила со стоянки. Мысли ползли в голове медленно, как осенние мухи. Наверняка он испачкался в крови, когда переворачивал тело. Но если так, почему руки чистые? Когда он успел их вымыть?

По дороге домой она то и дело бросала испуганные взгляды в зеркальце заднего обзора.

Глава 5

Телефон зазвонил, когда Алекс полоскала рот. Она вычистила зубы и язык, прочистила между зубами специальной нитью и вот уже третий раз яростно булькала жидкостью для полоскания, словно в борьбе за приз на самый стерильный рот.

Ее поцеловал мужчина с окровавленными руками. Кошмар! Все уже проделанное казалось недостаточным. Надо бы принять ванну погорячее, отмокнуть как следует, а потом грубой мочалкой стереть с тела всякий след прикосновений Дункана Форбса. Возможно, тогда она выбросит из памяти то, что между ними произошло.

Однако телефон звонил. Акт очищения откладывался. Выплюнув жидкость, Алекс схватила трубку, ни минуты не сомневаясь, что звонят из полиции. Вот бы звонил Том! Ему проще всего рассказать про кровь на рубашке Дункана Форбса.

— Алло!

В трубке послышалось душераздирающее рыдание.

Нет, только не сегодня! Не сейчас! Какого дьявола она понеслась к телефону? Пусть бы себе звонил.

Последовала серия всхлипываний, переходящих в икоту. Так от упавшего в воду камня расходятся все более слабые круги. Зная, что у нее недостанет твердости бросить трубку и что разговор предстоит долгий, Алекс взяла телефон в спальню и там, зажав трубку между ухом и плечом, начала раздеваться.

— Это ты, Джиллиан?

Как будто кто-то еще может звонить прямо посреди рыданий.

— Эрик хочет, чтобы мы снова сошлись!

Если мертвые тела в Свифт-каренте будут громоздиться до самых крыш… да что там говорить, если весь мир покатится в тартарары, Джиллиан даже не заметит, с головой погруженная в очередной кризис личной жизни (они постигают ее, как минимум, раз в неделю). Большинство женщин расценили бы новость о желании мужа вновь воссоединиться как положительную. Но не Джиллиан. Для нее любая новость — предвестник мук и страданий. Интересно, наркотики сделали ее такой или, наоборот, склонность к истерии естественным образом развилась в наркоманию?

В трубке продолжали всхлипывать, шмыгать носом и икать. Прошла минута, другая. Алекс наконец сообразила, что еще не отреагировала на новость. Как всегда, от нее требовались сочувствие и сострадание, однако с годами источник того и другого высох почти до дна. Посторонней женщине, брошенной мужем, она посочувствовала бы без колебаний, но проблемы Джиллиан — дело ее собственных рук.

— Да что ты говоришь!.. — запоздало промямлила Алекс.

Для разнообразия она сама предпочла бы опереться на родное плечо. Как чудесно, когда есть человек, к которому просто приходишь и говоришь: «Ну и паршивый день у меня выдался! Нашла на полу мертвеца, и дальше все покатилось по наклонной плоскости!» Такой человек был — и его не стало. Предоставленная сама себе, она тут же начала лепить ошибку за ошибкой: разделила хлеб с мужчиной, испачканным в чужой крови, и чуть не разделила с ним постель.

Алекс содрогнулась и поспешила снова заняться одеждой.

Откуда у нее уверенность, что кровь что-то значит? Том первый предположит, что она попала на рубашку, когда Дункан Форбс переворачивал тело. Однако если она скажет о крови Тому, то он отправит Дункана на экспертизу насчет пороховых пятен.

Как-то раз Алекс видела передачу о методике раскрытия преступлении. Просто поразительно, сколько разных улик оставляет убийца. Университетский профессор, академик, писатель никак не может о них не знать. Он поступил бы осторожнее, будь он… но ведь он не убийца, нет? Она ведь не флиртовала с человеком, чьи руки обагрены кровью?

— Так как, по-твоему, что мне делать?

Ах да, Джиллиан и ее проблемы. Алекс заставила себя встряхнуться:

— В смысле — сходиться ли с Эриком?

— Да-а…

Последовал новый тур рыданий. В душе Алекс затеплилась робкая надежда, что у бестолковой сестрицы все образуется (в конце концов, Эрик содержал ее чуть не десять лет). Именно затеплилась, не как маяк во тьме, а как лампочка ватт на двадцать, перед тем как перегореть. Чудеса не повторяются, но ведь он нашелся, мужчина, который выдержал с Джиллиан так долго и даже ухитрился свести до минимума ужасную неразбериху в ее жизни. Правда, потом он понял, что с него довольно, и ушел, а ноша его свалилась на плечи Алекс. В молодости ее отношения с двоюродной сестрой сложились, мягко выражаясь, не очень хорошо — классический случай борьбы противоположностей, только без всяких признаков единства.

Шея начала неметь. Алекс переложила трубку на другое плечо и стала стягивать колготки.

— А он так и сказал, что хочет сойтись? — на всякий случай уточнила она, чтобы убедиться, что у Джиллиан не одно из сладких кокаиновых видений.

Именно кокаин когда-то свел Джиллиан с Эриком. Он же стал причиной их расставания: Эрик, в конце концов сумел завязать, а Джиллиан даже не пыталась.

Алекс натянула черные леггинсы, в которых обычно занималась йогой, и с наслаждением растопырила пальцы босых ног, весь день, как сельди в бочке, зажатые в узком мыске модельных туфель. Чтобы сдернуть блузку, пришлось положить трубку на постель. Словно по заказу, оттуда понеслись звуки.

— Что-что? — спросила Алекс, хватая трубку.

— Я совсем растерялась! — объявила Джиллиан, шмыгая. — Не умею жить одна… не то что ты. Ты такая сильная!

Между прочим, быть сильной надоедает. А подставлять плечо надоедает и вовсе до чертиков.

— Так в чем же дело? Прими Эрика с распростертыми объятиями.

— Что, так сразу? Нет, я не могу. Не хочешь как-нибудь встретиться… в кино или еще где-нибудь?

Внезапно Алекс живо припомнила Джиллиан, когда та была старшеклассницей, перед тем как сбежала в Лос-Анджелес. Хорошенькая, беззаботная. Запросто могла окрутить любого парня своим роскошным телом и глазами взбалмошной девчонки. И не только могла, но и окручивала.

Только с Томом Перкинсом нашла коса на камень — одно из неудавшихся полудетских увлечений, от которых рассудительные мужчины шарахаются, а Том всегда обладал рассудительностью. Он, единственный из всех, отверг авансы Джиллиан. Алекс успела подзабыть давнюю историю, которая всплыла, конечно, потому, что в этот день пришлось общаться сразу и с Томом, и с сестрой.

После неудачи с Томом Джиллиан сбежала из дому. В прощальной записке говорилось, что она «уходит навстречу славе». А встретилась с наркотиками.

Правда, как следствие, и с Эриком.

— Слушай, Джилл, выпей чаю и приведи себя в порядок. Разумеется, я пойду с тобой в кино или куда ты там надумаешь, но не на этой неделе, потому что безумно устала. Как насчет следующей? — спросила Алекс, почти уверенная, что наутро сестра не будет помнить из разговора ни слова.

Бедная, бедная Джиллиан. Внушает только два чувства: или ее хочется придушить, или пожалеть. В молодости Алекс завидовала своей эффектной, сексуальной, самоуверенной, раскованной сестрице. Как все изменилось! Она сама давно уже переросла все комплексы и стала теперь для многих объектом зависти. Наоборот, Джиллиан на жизненной дороге ухитрилась растерять все, что имела. От раскованности к зависимости.

Бедная, бедная Джиллиан.

— Можно, я приеду, Алекс? Прямо сейчас? Нам нужно поговорить.

Правильно, нужно. И кое-что подписать, чтобы она смогла выставить дедушкин дом на продажу. Но только не сегодня. Сегодня ей просто не потянуть.

— В другой раз, Джилл. Я едва держусь на ногах. Денек выдался тот еще! Давай договоримся на завтра.

— Хорошо, — согласилась сестра после долгой паузы, в которую сумела вместить обиду, раскаяние, растерянность и отчаяние.

Поистине в Джиллиан погибла великая трагическая актриса.

Через пару минут Алекс снова взялась за телефон. Пять часов еще не пробило, и Реана, конечно, находилась на своем рабочем месте.

— Это Алекс. Слушай, Том все еще там? Скажи, пусть выберет минутку и позвонит мне.

— Не думаю, что у него найдется минутка. Он ведь, знаешь ли, занят расследованием убийства! — сообщила диспетчер тоном журналиста, раскопавшего сочный компромат.

— Понимаю. И все же хотелось бы с ним поговорить об очень важном деле. Запиши номер мобильного, пусть звонит в любое время.

Исполнив свой гражданский долг, Алекс немного позанималась йогой в надежде, что на душу снизойдут мир и покой. Разумеется, ничего подобного не произошло.

Квартира казалась все более тесной и душной — начинался приступ клаустрофобии. Нужно срочно что-то предпринять. В большом городе есть тысячи мест, где шумно, весело, где можно затеряться в толпе. В Свифт-каренте в отсутствие других развлечений Алекс позвонила Мирне из отдела по доставке книг, отменила назначенную на завтра встречу и вынуждена была четверть часа поддерживать разговор про убийство.

Когда она закончила говорить, заняться стало совсем уж нечем. Мысль о горячей ванне с ароматическими маслами потеряла свою привлекательность, да и как-то не верилось, что она поможет расслабиться. Немного послушав музыку, Алекс совсем заскучала и решила навести порядок в шкафу, однако, сунувшись туда, обнаружила, что все и без того в безупречном порядке после уборки двухнедельной давности.

Тогда она поплелась на кухню. После обильного обеда есть не хотелось, но она все же налила себе молока, вымыла яблоко и принялась аккуратно снимать кожуру одной длинной лентой. Разрезала на четвертинки. Уложила на тарелку изящно, как в дорогом ресторане. Прикинув, что на полноценный полдник одно яблоко не тянет, добавила четыре тонких ломтика сыра и намазала маслом ломоть черного хлеба. Ну вот, подумала она с удовлетворением, теперь порядок. Как в рекламе здоровой пищи: немного, но все основные пищевые группы включены.

Она съела свой полдник за кухонным столом, но на красивой льняной салфетке, вилкой и ножом, свято веря, что одинокая женщина не должна распускаться. Сообразив, что как раз идут новости, включила маленький телевизор.

Как и следовало ожидать, гвоздем программы явилось убийство. Том Перкинс, солидный и бесстрастный, сделал заявление для прессы, то есть констатировал факт, что утром в городской библиотеке действительно найден убитый человек, чью личность еще предстоит установить. Следствие ведется. Комментировать преступление он отказался и не сообщил никаких деталей, в том числе кто обнаружил тело, за что Алекс испытала к нему благодарность.

Полторы минуты ушло на то, чтобы убрать со стола. Уборка успокаивала. Казалось бы, простое занятие вносило элемент порядка в полнейший хаос дня. Кардамон и корица ухитрились поменяться местами. Алекс вернула их туда, где им, судя по названиям, полагалось находиться на стойке для специй, и заварила ромашковый чай — веками опробованное средство от нервных срывов.

Что теперь? Она посмотрела на стопку детских книг, которые намеревалась прочесть, чтобы потом отнести к соответствующим разделам. Нет, для такого занятия нужно сосредоточиться. Чай, кстати, не сработал, хотя обычно творил чудеса. Упорядочить можно все, кроме сознания. Мысли блуждали как попало, от Джиллиан к убитому, от убитого к Дункану Форбсу. Сказать по правде, от него они никогда не удалялись.

Поцелуй. Горячий, чувственный. Она ответила тогда со всем пылом женщины, изголодавшейся по мужчине.

К сожалению, на рубашке у него она заметила кровь.

Алекс вскочила, расплескав ромашковый чай, лучшее средство от нервного срыва. Махнула рукой на беспорядок. Надо сменить обстановку!

Еще не захлопнув сумочку, она уже знала, куда направится, — в дедушкин дом. Возможно, она приняла не самое лучшее решение, но ею двигала инстинктивная жажда укрыться в родном гнезде, в единственном настоящем доме, который она когда-либо знала.

Дедушка умер в самый разгар работы над мемуарами. Алекс ему охотно помогала. Так как оба терпеть не могли писанину, она пользовалась диктофоном. С ним дело двигалось быстро, и работу удалось довести почти до конца. Единственным пробелом остались последние пять лет. Алекс зашмыгала носом, но вспомнила Джиллиан и вытерла слезы. Если она хочет, чтобы дедушкины мемуары увидели свет, работу надо закончить. Их издание будет лучше всякого надгробного памятника. Конечно, книга вряд ли займет место в «горячей десятке» или получит приз читательской симпатии (в конце концов, речь в ней идет о жизни обычного среднего человека), но Алекс решила, что подарит экземпляр городскому архиву, и не важно, понравится это городу или не понравится. Она внесет ее во все библиотечные каталоги. Фрэнклин Форрест не будет забыт.

Она уже давно хотела забрать материалы домой, но они продолжали лежать в дедушкином доме под тем предлогом, что там и кабинет попросторнее, и стол побольше, а наделе — просто потому, что там оставалось что-то от дедушкиной личности. Да и как же иначе? Он жил там много лет, с того самого времени, как после войны вернулся в Штаты и женился.

В доме деда родились и выросли его дочери, мать и тетка Алекс, здесь почти от рождения жила Джиллиан, да и сама Алекс, можно считать, выросла в этом старом викторианском особняке.

Вскоре после того как она окончательно перебралась в Свифт-карент, дедушка предложил ей по выходным и в каникулы работать у него в магазине. Собственно, не в магазине, а скорее в лавке, тесной и пыльной, доверху забитой антиквариатом. Здесь Алекс узнала об искусстве больше, чем в любой из крупных галерей мира, которых за свою жизнь повидала достаточно. Постепенно дедушкина страсть передалась и ей. И хотя в отличие от него она не имела таланта к рисованию, зато сумела навести порядок в магазине. Хаотический набор ценных предметов превратился в систематизированную коллекцию. Для Алекс такая деятельность стала удовольствием. Она нашла свое призвание. Для библиотекаря нет ничего лучше умения правильно расставить все по нужным местам…

Натянув простенький свитер с капюшоном, Алекс сбежала по ступенькам черной лестницы (она снимала квартиру в небольшом уютном здании) и вскоре уже отпирала дверцу машины.

Улицы города и по вечерам бывали немноголюдны. Проезжая мимо муниципального комплекса, она ощутила невольную дрожь — подумать только, жил себе человек, жил, а теперь лежит в металлическом ящике в каком-нибудь морге, холодный, неподвижный!

Посыпанная гравием аллея привела ее к двухэтажному зданию под черепичной крышей. Некогда желтая краска на стенах поблекла до приглушенно-палевой, слегка поросла мхом, удивительно похожим на зеленые кустистые брови. При виде дома в душе шевельнулась привычная боль.

Рука потянулась к украшению. Делая ей подарок, дедушка сказал: «Это ключик к сердцу, дорогая, смотри не теряй его!» Алекс подобрала цепочку такой длины, чтобы ключик оказался напротив сердца, и с тех пор с ним не расставалась.

Ах, дедушка, дедушка! Почему ты умер?

Выходя из машины, она по-новому оглядела дом. Пора принимать решение. Как наследницы, они с Джиллиан должны решить, что распродать, а что сохранить как память. Трудно представить, что однажды под крышей их дома поселятся совсем незнакомые люди.

Здесь прошли ее самые счастливые годы. Все лучшее связано с таким дорогим ее сердцу домом. Он все еще очень крепок. Из окон должны выглядывать смеющиеся лица, по саду должны бегать дети и собаки, на зеленой лужайке по выходным должно аппетитно дымиться барбекю.

А вот одинокая женщина-библиотекарь ему совсем не подходит, не говоря уже о брошенной мужем наркоманке. Продать — вот единственное разумное решение.

Глава 6

Дункан не на шутку рассердился. Больше всего на свете он не любил представать в глупом свете, а именно так с ним в последнее время происходило с завидным постоянством. В чем дело? Тихая провинциальная дыра кажется мирной, как цветущая лужайка, но под зеленым ковром таятся ужасы в духе Стивена Кинга.

Плутая по кое-как заасфальтированным, плохо освещенным улицам, Дункан щурился на указатели и проклинал все на свете. Никто не потрудился составить карту Свифт-карента, а расспрашивать прохожих, где находится дом покойного Фрэнклина Форреста, неразумно, раз уж он собирался вломиться туда под покровом ночи.

Александре Форрест неоднократно задавали вопрос, знала ли она убитого, и каждый раз всем и Дункану в том числе она отвечала, что знать не знает и никогда не видела. Ему тоже задавал подобный вопрос методичный сержантик Перкинс. Приятно сознавать, что удалось обойтись без прямой лжи — с полицией ложь никогда себя не оправдывает. Когда Перкинс докопается до истины (а это не заставит себя ждать), можно будет с полным правом утверждать, что слышать о ком-то и быть знакомым — вещи разные.

Дункан слышал о Джерси Плотнике не раз. Он слыл мелким наркодельцом и скупщиком краденого. Им бы вообще никогда не столкнуться, если бы одно время Плотник не работал на сомнительного торговца антиквариатом, некоего Мендеса (тот подвизался на черном рынке, разыскивая по дешевым лавкам запущенные предметы искусства, подлатывая их и перепродавая по более высокой цене). Таких не встретишь на солидных аукционах вроде «Сотби» или «Кристи». Проходившие через его руки ценности чаще всего оседали в подвалах и задних комнатах.

Появление Плотника наверняка не простое совпадение, мрачно размышлял Дункан. Плотник тоже объявился в Свифт-каренте, штат Орегон, и притом в то же самое время скорее всего из-за Ван Гога.

Но вот Плотник мертв. Что означает его смерть? Будь он простым обывателем в погоне за сокровищем, тогда понятно, но Плотник чуть не с детства отирался на задворках общества, среди всевозможной шушеры. Он был верткий, как угорь в стае пираний. Более того, он полезен тем же пираньям, и им нет никакого смысла спроваживать его на тот свет. Что же изменилось? Какой неверный шаг стоил Джерси Плотнику жизни? Может, попытался облапошить босса? Или просто не потянул и списан за ненадобностью?

Как ни хочется поверить в симпатичную теорию Алекс, что все произошедшее — лишь случайная цепь событий: и само убийство, и мертвое тело в библиотеке, — интуиция подсказывает, что труп Джерси Плотника подсунули ей намеренно.

Слухами земля полнится. Если Саймон прослышал о том, что ценнейшее полотно не погибло, а преспокойно ждет, когда его обнаружат, с тем же успехом о нем мог прослышать и Гектор Мендес. Правда, такая мысль проливает свет лишь на то, как Плотник оказался в Свифт-каренте. А вот как он оказался на том свете? Кто его туда спровадил? И какое отношение к нему имеет Алекс?

Может ли быть, что игривая кошечка в нескромном прикиде водит за нос его, Дункана Форбса, человека бывалого? Дункан заметил, что ногой выбивает по полу машины нетерпеливую дробь. Помимо злости, им владело радостное возбуждение. Раз уж события приняли такой серьезный оборот, значит, слух небезоснователен! В застойных водах вопреки всем законам природы прячется раковина-жемчужница.

Бесценное полотно в пределах досягаемости. Невероятно!

А почему, собственно, невероятно? Дедуля не мог забрать его с собой в могилу. Он просто обязан был кому-то его передать, а кому и можно довериться, как не любимой внучке?

Да, но внучка сбила его с толку, затуманила мозги токсической смесью чопорности и бесстыдства!

Внезапно свет фар выхватил из тьмы облупленный, покосившийся указатель. Дункан напряг зрение. Так, перекресток Лаванда-лейн и Гиацинт-драйв. Он, конечно, не ботаник, но хочется верить, что Примула-авеню где-то рядом. Именно там жил Фрэнклин Форрест. Что, если полотно в доме? Висит себе на стене, как ни в чем не бывало среди копий и подделок. Почему бы и нет? Человек порой такое может отчудить, особенно если с головой не все в порядке…

Хотя на столь легкий вариант лучше не рассчитывать. И то хлеб, если отыщется какой-нибудь намек.

Мысли вернулись к Алекс, Дункан нахмурился.

Нельзя поддаваться вожделению. Пусть думает, что заарканила его, а главное, пусть считает тем, за кого он себя выдает, — профессором в ходе работы над книгой по искусству. Может, тогда она разговорится и расскажет подробнее о дедушке. Хорошо бы она припомнила его рассказы о друзьях времен Второй мировой. Рано или поздно в них проскользнет имя Луи Вендома, и тогда с помощью ловко поставленных вопросов можно будет перевести разговор в нужное русло. Скорее всего, Фрэнклин Форрест никогда не держал в руках пейзаж Ван Гога. Так уж ведется, что тот, кто припрятал сокровище, умирает, не успев поделиться своим секретом. Но на то и опыт, чтобы по обрывкам складывать картину.

Существует и более грустная возможность: полотно выкрали, и оно исчезло без следа. Тогда надежда только на записи, дневники, письма или мемуары покойного — на все то, где можно найти хоть какой-то ключик. Он-то и наведет на утерянный след.

Законные владельцы пейзажа обратились к Дункану лет десять назад, когда важная находка принесла ему известность. Он тогда разыскал одно из полотен старых мастеров, «откупленное» нацистами в 1930-х годах, когда они принуждали немецких евреев за гроши распродавать имущество. Бесценный Рубенс пылился в запаснике незначительной американской галереи. Дункан помог доказать его подлинность и вернуть наследникам. Он занялся поисками не во имя торжества справедливости, просто он испытывал удовлетворение, если получалось слегка подправить исковерканную фашизмом историю.

Контракт обычно заключался на таких условиях: никакого результата — никакого вознаграждения. Иногда Дункану везло, иногда нет. Поиск отнимал массу времени, не говоря уже о том, что не каждое правительство шло навстречу частным расследованиям, криминальный элемент норовил сесть на хвост, а галереи закрывали глаза на нечестные сделки прошлого. Иными словами, в его занятии присутствовал определенный элемент альтруизма, иначе не стоило за него и браться. Кроме того, к Дункану обращались после ограблений, и он чаще всего преуспевал в возвращении украденного. Так, например, он вернул английскому аристократу фамильный портрет кисти Ван Дейка.

Отчасти подобное занятие напоминало долгий и кропотливый процесс складывания мозаики, но не в безмятежной домашней обстановке, а среди опасностей и интриг, насыщая тем самым тягу к авантюризму, а заодно принося доход. Дункан не скопидом, но и не бессребреник.

Припомнив собственных предков, Дункан невольно улыбнулся. Он на правильном пути. Немногие в его семействе могли этим похвастаться. Так, наследственная ловкость рук помогла ему проникнуть в подвал на Бермудах, где он нашел спрятанное там незаконно приобретенное полотно.

В тот раз, правда, не все прошло гладко. Воспоминания о проделанной авантюре пробуждали неприятные ощущения в бедре. Выбираясь с виллы со скрученной в рулон картиной, Дункан слегка нашумел и как результат — нарвался на пулю. Можно сказать, еще повезло. Как-то обернется затея с возвращением Ван Гога? Впрочем, как бы ни обернулась, главное — отыскать пейзаж. Шутка ли, десять лет бесплодного поиска!

Дункан прикинул третью возможность и задался вопросом, приходила ли она в голову кому-нибудь, кроме него.

Что, если Фрэнклин Форрест присвоил картину и увез в Америку под видом нестоящей копии, по случаю приобретенной в сувенирной лавке Лувра? Пейзаж «Оливы и фермерский домик» написан Ван Гогом в последние годы жизни, когда он создавал шедевр за шедевром с маниакальной поспешностью, словно зная, что дни его сочтены. У Дункана есть черно-белый снимок пейзажа, сделанный еще в те годы, когда цветной фотографии не существовало. От времени оборотная сторона пожелтела, а сам снимок приобрел тусклый серый налет, но как раз такой вид и подзадоривал. Хотелось взглянуть на оригинал во всем его великолепии, со всеми красками жаркого лета южной Франции.

Если полотно хорошо сохранилось, его стоимость трудно себе вообразить. Десятки миллионов, не меньше!

Замечтавшись, Дункан не сразу обнаружил, что Петуния-стрит, на которую он повернул, тупиковая. Пришлось разворачиваться.

Надо не упускать из виду Алекс, хотя бы потому, что она может навести на Ван Гога. В дальнейшем он так и поступит. Ее нужно оберегать, ведь убийца Плотника разгуливает на свободе.

Как же к ней подступиться? Самый легкий и приятный способ — уложить в постель. Хорошо, что она не воплощенная невинность, как по штату положено библиотекарше. Горячая штучка, ничего не скажешь! Когда он держал ее в объятиях, он почувствовал в ней огонь, обещание. В тот момент он забыл обо всех краденых полотнах. Кто бы мог подумать, что такие водятся в захолустье! Скорее всего, она здесь главный предмет сплетен. А вот его веселая семейка наверняка бы ее одобрила.

Дункан опять задумался и чуть не прозевал нужную улицу. Указателя тут не висело вообще, но какой-то остряк прикрепил к дереву детский рисунок — корзину цветов за подписью «наша Примула-авеню». Улица оказалась небольшой, и номер не пришлось долго высматривать.

Для начала Дункан медленно проехал мимо. В доме явно никто не жил, хотя и регулярно выкашивал вокруг него газоны. Центральное окно верхнего этажа слабо освещалось — видимо, кто-то забыл выключить свет на лестничной площадке (или оставил нарочно, от незваных гостей). На веранде у парадной двери к полу прилип вверх ногами сделанный из газеты самолетик.

Чтобы не привлекать внимания, Дункан не стал возвращаться, а объехал блок и осмотрел дом с торца. Здесь гардины на окнах отдернуты, но за ними царила тьма.

Хотя соседние дома располагались довольно близко, на всех освещенных окнах жалюзи были опущены и плотно задвинуты, что обнадеживало. Дункан припарковал машину под развесистым деревом и вернулся к дому пешком. Отправляясь «на дело», для пущей маскировки он выбрал черные джинсы, черный свитер с капюшоном и разношенные кроссовки. По опыту зная, что таиться и прятаться — себе дороже, он уверенным шагом прошагал прямо к парадной двери. Никаких сердитых окликов не последовало, и замок даже не подумал бросить вызов его мастерству взломщика. Ничто не загудело, не взвыло, не замигало — сигнализацией тут и не пахло.

Несколько разочарованный тем, что не удалось блеснуть, Дункан проник в дом, тихонько прикрыл за собой дверь и замер, прислушиваясь. В доме стояла мертвая тишина (подумав так, он невольно поежился). Запах подтверждал первое впечатление заброшенности — пахло непроветриваемым помещением, пылью и отчасти старым человеком.

— Куда ты его запрятал, старый пень? — спросил Дункан в полголоса.

Само собой, ответа не последовало. Тишина словно с каждой минутой углублялась, могильная тишина дома, который утратил хозяина.

Несколько минут Дункан стоял на месте, привыкая к тишине и запахам, потом достал из кармана фонарик. Тонкий луч описал в кромешной тьме круг. Он находился в холле, просторном и мрачном, весьма характерном для викторианского стиля.

Дверь направо вела в гостиную. Дункан начал поиск с осмотра картин на стенах (могло ведь статься, что Фрэнклин Форрест выставил добычу на всеобщее обозрение, отлично зная, что никто не заподозрит в случайном полотне бесценный оригинал). Будь оно так, Дункан зауважал бы старика. Нечасто встретишь вора с чувством юмора и стальными нервами.

Увы, в гостиной нашлись лишь унылые гравюры викторианской эпохи. Единственная картина маслом того же периода — очевидный предмет гордости хозяина, так как красовалась в центре, над каминной полкой. Эффект, однако, полностью нивелировался вышивкой с двойным сердцем и слюнявой цитатой из какой-то песенки, висевшей сбоку, над пухлым стулом с цветастой обивкой и в пару ему скамеечкой для ног.

В надежде обнаружить сейф Дункан заглянул под каждую картину. Ничего. Тогда, заслонив рукой свет, он прокрался в столовую, окна которой выходили на улицу. Там над антикварным буфетом висело превосходное полотно середины XVIII столетия, но импрессионистами даже не пахло.

В противоположной части нижнего этажа находились жилая комната с телевизором, большая кухня, забитая таким старьем, что могла бы служить декорацией к фильму о 1950-х годах, и нечто среднее между библиотекой, студией и кабинетом старого холостяка. Здесь все еще витал аромат трубочного табака.

В душе у Дункана шевельнулась жалость. Должно быть, именно в этой комнате старикан проводил большую часть времени — она ощущалась более обжитой. Во всяком случае, не настолько безликой, как другие помещения. Зажечь бы свет, но Дункан поостерегся. В большом городе мало кто знает имена соседей и уж тем более не интересуется тем, кто бродит ночью по их квартире. В захолустье все знакомы друг с другом. Более того, каждый в курсе чужих семейных дел.

После осмотра стен Дункан прошел к солидному дубовому столу и выдвинул верхний ящик. Дальше дело не пошло — снаружи послышался хруст гравия под колесами подъехавшей машины. С приглушенным проклятием он выключил фонарик. Оставалось надеяться, что кому-то просто понадобилось развернуться.

Однако вскоре хлопнула дверца. Не в силах поверить в подобное невезение, Дункан замешкался в кабинете. Через пару минут послышался скрежет ключа в замке — знак того, что путь к отступлению отрезан. Он затаился за ветхим кожаным диваном. Кому еще могла прийти в голову мысль наведаться ночью в дом Фрэнклина Форреста?

Алекс закрыла за собой дверь и немного постояла в холле, охваченная печалью и окруженная призраками прошлого, не теми, которых стоит бояться, поэтому страха она не чувствовала. Дедушка жил здесь почти всю жизнь и здесь же умер, в точности как мечтал.

Она даже обрадовалась бы, явись ей сейчас его призрак. Она не могла бы на него наглядеться! Они устроились бы в кабинете и стали беседовать, как в старые добрые времена.

Дедушкин совет пришелся бы кстати: как лучше поступить с домом, как устроить свою жизнь, как наладить жизнь непутевой Джиллиан? Хотя нет, все это темы, неподходящие для бесед с дедушкиным духом. Они и при жизни скрывали от него истинное положение дел. За неимением родного сына Фрэнклин Форрест гордился зятем, и весть о том, что семейная жизнь Эрика и Джиллиан лежит в руинах, разбила бы ему сердце. Он сошел бы в могилу много быстрее, если бы знал обо всем.

Зато Алекс предстояло и впредь решать проблемы сестры. Что ж, ей они по плечу, и сердце у нее не в пример крепче дедушкиного. Ее жизненная философия проста: упал — встань, отряхнись и иди дальше. Не самая худшая из философий.

Воздух в холле стоял спертый, но Алекс не замечала этого, рисуя себе дедушку живым и бодрым. Ощутив на глазах слезы, сморгнула их и направилась в кабинет. Там, где сохранилось больше всего светлых воспоминаний, лучше и работалось.

В верхнем ящике стола лежали кассеты, пронумерованные в хронологическом порядке. Как любая живая речь, они изобиловали повторами, местами сбивчивыми и не вполне внятными. Алекс предстояло облечь дедушкины рассказы в литературную форму. Мемуары обрывались на начале 1990-х годов, однако все самое интересное он уже рассказал, оставалось только добавить заключительную главу.

Два прошедших месяца нельзя было назвать плодотворными. Алекс садилась за работу от случая к случаю и сумела разобраться только с двумя кассетами, то есть с детством и первыми годами в Орегоне. Теперь она чисто автоматически потянулась за третьей, но отдернула руку, сообразив, что никто не требует от нее столь систематизированного подхода. Компьютер ее, и она могла заносить туда информацию как угодно, хоть задом наперед. Столь кощунственная мысль смутила, но Алекс упрямо выпятила подбородок. Почему бы не отложить Вторую мировую на потом? Взяться за более светлые времена, когда все возвращалось на круги своя? В то время дедушка и бабушка встретились и поженились.

Она вставила кассету, нажала кнопку. Комнату заполнил низкий, немного скрипучий старческий голос. Боль утраты сжала ей сердце с такой силой, что Алекс выхватила и прижала к глазам бумажный платок. Что же с ней такое, в самом деле?! Человек жил долго, полной жизнью и умер легко, без страданий. Доктор так и сказал: приступ настиг его в разгар послеобеденного сна. Такой смерти можно только позавидовать. О чем же она плачет? Вспоминать об ушедших надо легко и радостно.

Внезапно Алекс поняла, что оплакивает вовсе не дедушку, а себя, одинокую и никем не любимую.

Сжав зубы, она подавила постыдную жалость к себе и занялась работой. Размеренный голос убаюкивал, навевал приятные видения.

— Она стала зеницей моего ока, — говорил дедушка о женщине, которую взял в жены, — и величайшей ценностью моей жизни.

Глаза снова заволокло. Промокнув слезы, Алекс чаще застучала по клавишам, чтобы успеть за голосом и не упустить ни слова из сказанного. История знакомства и ухаживания нравилась ей больше всего.

Насилие, смерть… и страсть.

Припомнив поцелуй, Алекс провела по губам кончиком языка и поскорее оттеснила от себя образ Дункана Форбса.

Дальше шел рассказ о первых днях, неделях, месяцах брака. О том, как они с головой погрузились в отделку дома, уже тогда далеко не нового, как обставляли его, как купили свой первый автомобиль. Нетрудно вообразить себе бабушку на веранде с вышиванием на коленях. Она обожала это занятие и все время расшивала то спинки стульев, то полотенца, то скатерти. В пресвитерианской церкви Свифт-карента до сих пор пользовались в день первого причастия пеленой ее работы…

Мобильный телефон в сумочке зазвонил, катапультировав Алекс на полстолетия вперед. Она выудила его и прижала к уху, дезориентированная, понятия не имея, чего ожидать.

— Как ты, Алекс? Держишься?

— А, Том! Держусь, конечно. Спасибо, что позвонил.

— Нет проблем. Знаю, зачем я тебе нужен. Ты, конечно, ждешь не дождешься открыть библиотеку? Прости, но еще денек придется потерпеть. Зато послезавтра — уже с гарантией. Идет?

— Идет. Не я тут решаю.

— Хочешь, я сам договорюсь с уборщиками на завтрашний вечер?

— Будь так добр. Слушай, а их уже допросили?

— Само собой. Из библиотеки миссис Родригес сразу поехала в больницу, а ее муж присоединился к ней после уборки в одной конторе. У них дочь в родильном, как раз ночью и родила — здоровенного парнишку. Во время убийства они сидели в коридоре и ждали, а кругом бегали медсестры, акушерки и прочее. Словом, полное алиби.

Ну вот! Когда имеешь дело с убийством, подозрительным кажется любой, от уборщиков до заезжего профессора. В результате она даже не поинтересовалась, все ли благополучно у дочери Родригесов. Просто вылетело из головы. А ведь у них родился первый внук!

Кстати, о заезжем профессоре.

— Том… — нерешительно начала Алекс, — тут такое дело… я не знаю, стоит ли вообще об этом упоминать…

Не так-то легко настучать на человека, который целуется более пылко, чем до сих пор приходилось испытывать.

— Ты расскажи, а там увидим. Сама знаешь, в таком деле важна любая мелочь.

— Я насчет Дункана Форбса. Когда мы сегодня расходились по домам, я заметила у него на манжете и рукаве следы крови. Понимаю, он мог запачкаться, когда переворачивал труп, но…

Со стороны дивана у противоположной стены донеслись шорохи и поскрипывания. Алекс вздрогнула, но быстро опомнилась. Старые дома полны звуков: между стенами и обшивкой шуршат насекомые, половицы скрипят, словно по ним спускается кто-то невидимый. Потому во все века их так и боятся.

— Спасибо, — между тем ответил Том. — Я разберусь.

Тон его стал заметно более мрачным. Алекс сразу ощутила, какую важную деталь сообщила следствию. Выходит, Дункан Форбс показался подозрительным не ей одной. Во рту появился противный привкус, в точности как тогда, когда она полоскала и полоскала его в попытках стереть всякий след поцелуя. Жаль, что не догадалась захватить полоскание с собой.

Кассета находилась примерно на середине, и Алекс как раз предстояло выяснить, как дедушка воспринял новость о том, что скоро в первый раз станет отцом, когда в парадную дверь постучали.

Кто бы мог прийти в такой час? Может, соседи решили полюбопытствовать, почему в доме свет? Или грабители стали настолько вежливы?

Алекс на цыпочках прокралась в столовую, из окон которой виднелось крыльцо, выглянула — и бросилась отворять с радостным возгласом: «Эрик!»

Каждый раз, когда они виделись, она заново поражалась тому, как он изменился, каким опрятным стал. Она помнила его нескладным парнем с патлами ниже плеч, когда Джилли привезла его из Калифорнии, зато теперь — лощеный бизнесмен и политик, и пахло от него не застарелым потом, а дорогим одеколоном. Отойдя от дел, дедушка оставил свой антикварный магазин на его попечение. К его большому удовольствию, Эрик не сменил имя на вывеске. Он не хотел задеть чувства старика — он, кому на последних выборах удалось без труда пройти в городской совет.

Приятно сознавать, что дедушка не ошибся в нем. Из гадкого утенка вырос красивый, сильный лебедь. Дело процветало в руках Эрика, а современные средства коммуникации и коммерции (Интернет, онлайновые аукционы) расширяли поле деятельности. Пришлось даже нанять помощницу.

— Как ты здесь оказался?

— А ты не знаешь? Когда я бываю тут, непременно заглядываю проверить, все ли в порядке. Сегодня вот заметил возле дома твою машину.

— Так не стой на пороге, заходи!

— Пожалуй, в самом деле зайду. Давно уже собирался с тобой кое о чем поговорить.

Глава 7

В узком углу позади обшарпанного дивана Дункан чувствовал себя так, словно его заперли в сундук. Сорок минут на карачках — настоящая пытка, и он истово возблагодарил небеса, когда в дверь позвонили, уверенный, что за Алекс кто-то заехал и его ждет избавление. Уже пора убираться подобру-поздорову.

Сержант Перкинс не из тех, кто откладывает проверку свежей версии надолго. Наверное, сейчас гладит форму или чистит пистолетик. Скоро он отправится в «Риверсайд». К тому времени лучше бы находиться в номере для объяснений насчет «крови» на рукаве (сам он заметил пятно, только когда раздевался в душе).

Однако, услышав мужской голос и радостный возглас Алекс, Дункан ощутил приступ извращенного любопытства, поэтому вместо бегства встал, размял ноги и двинулся туда, откуда просматривалась входная дверь. Двое встретившихся, так обрадовались друг другу, что даже не заметили, когда у него под ногой скрипнула половица.

Выглянув, он с неудовольствием убедился, что они смотрят друг на друга чуть ли не с нежностью.

Выходит, он прав. Провинциальная секс-бомба водит его за нос. «В моей жизни нет мужчины», как же! А появившийся здесь разве не мужчина?

Дункан с первого взгляда невзлюбил лощеного блондина с широкой и до тошноты белозубой улыбкой политикана на губах и готов был прозакладывать левую почку, что тот шарит взглядом в вырезе Алекс. Во всяком случае, голова его склонялась под тем же углом, от которого теперь болела шея самого Дункана. Вот вам и момент истины. Женщины любят повторять, что все мужики — свиньи, но каждого тянет к своей породе, так что еще надо разобраться, кто больше свинья.

Тем временем Алекс и ее гость направились в кабинет. Дункан поспешно нырнул на прежнее место и без малейших угрызений совести предался подслушиванию. Растрескавшаяся от времени кожа заскрипела, когда они уселись на диван меньше чем в полуметре от него.

— Извини, но содовой предложить не могу. Единственная жидкость в доме — водопроводная вода.

Что за чушь она несет? Разве на тумбочке в углу не стоит и не отливает золотом хрустальный графин, полный почти доверху? Шотландское виски, можно дать руку на отсечение, причем высшего качества!

Как назло, графин отлично просматривался из-за дивана. Однако в пыльном углу первоначальное слюноотделение скоро сменилось ужасной сухостью во рту.

Понятное дело, гость устроился так близко от Алекс, как только мог. Слава Богу, он хоть трезвенник, иначе пришлось бы еще больше страдать, слушая перестук кусочков льда в запотевших стаканах. И без того Дункан чувствовал себя дождевым червяком, который сдуру выполз прогуляться после дождя и теперь высыхал на ярком солнце.

Только бы они не стали барахтаться прямо на диване! Тогда он просто не переживет. От визга разболтанных пружин у него наверняка лопнут барабанные перепонки.

— Если честно, Алекс, я заехал сюда сегодня в надежде с тобой повидаться.

Подумаешь, откровение! Дураку ясно. Дункан едва удержался от ехидного хмыканья, но сразу помрачнел. Чем бы заткнуть уши, чтобы не слышать, как женщина, на которую он положил глаз, купится на болтовню мужика, которому самое место на щите с рекламой зубной пасты?

— Правда?

Голос прозвучал удивленно, словно тут и в самом деле есть чему удивляться. Впрочем, наверное, это тоже часть любовной игры.

— Я должен бы явиться и поддержать тебя гораздо раньше, утром, когда началась вся эта катавасия. Клянусь, я пытался! Сделал все, что мог, доказывал, что я член семьи и прочее, но в библиотеку меня все равно не пустили. Повторяли как заведенные: «Приказ сержанта! Приказ сержанта!» Уж этот мне Перкинс! Бойскаут-переросток.

— Ну, я уверена, что Том не превысил своих прав, — примирительно заметила Алекс. — На место преступления посторонние не допускаются.

— Можно подумать, я собирался там все перевернуть с ног на голову! Вообще не собирался ничего трогать. Неужели нельзя сделать исключение для близкого родственника и к тому же члена городского совета? В результате ты прошла через весь ужас одна. Воображаю, как тебе досталось!

Как мило с его стороны еще раз напомнить ей об инциденте. Разрази тебя гром, болван! Как если бы кто-то наверху подслушал его пожелание, и гость чихнул три раза подряд так душевно, что диван совсем зажало в угол, а с ним и Дункана. Затем он громко высморкался, а потом, к счастью, встал.

— Здесь вроде нет кошек, — посочувствовала Алекс.

— Если бы только кошки! Порой кажется, что у меня аллергия абсолютно на все.

— Спасибо, что беспокоишься за меня, Эрик, но, честное слово, хотя я ни за что на свете не хотела бы еще раз пройти через такое, со мной все в порядке.

— Да? Настолько в порядке, что ты забилась ночью в старый пустой дом?

Снова раздался скрип кожи и какое-то ерзанье. Чем там только занимается жертва аллергии абсолютно на все? Нежно пожимает Алекс руку и душит ее диванной подушкой? Близкий родственник, вот как? Интересно чей? Не далее как за обедом она утверждала, что не имеет в Штатах других родственников, кроме тетки и кузины.

— Я не забилась сюда, Эрик, я здесь занимаюсь делом, потому что… — Алекс засмеялась, но смех прозвучал грустно. — А вообще ты прав. Я пришла искать утешения у дедушки.

— А должна бы прийти ко мне! — с пафосом прогундосил гость.

Снова послышались звуки сморканий.

— Спасибо! — Алекс дождалась, когда он спрячет платок. — Ты такой великодушный!

В тесноте за диваном Дункан возвел глаза к потолку.

— Я в самом деле хочу помочь. Если тебе нужно с кем-то поделиться или выслушать добрый совет, я всегда к твоим услугам. Ты ведь знаешь, Фрэнклин был мне вроде отца. Сама мысль о том, что я могу отплатить ему за добро, помогая тебе… Алекс, дорогая, вот рука, на которую ты можешь опереться! Скорее, «вот рука, которая может тебя облапать». Ну и ублюдок!

— Должна признаться, у меня и в самом деле кое-что лежит на сердце…

Дункан сразу забыл про боль в сочленениях и напряг слух. Неужели она скажет мистеру Апчхи, где спрятана картина? Тогда останется только добраться до Ван Гога первым.

Пока тянулась нескончаемая пауза, Дункан ждал с растущим возбуждением, непроизвольно напрягая мышцы ног, словно готовился чертиком выскочить из-за дивана, как только вожделенная новость прозвучит.

— Никак не пойму, зачем мне подбросили тело.

«Чтобы со страху ты проболталась о Ван Гоге».

— То есть как подбросили? — удивился мистер Апчхи. — Разве не там его убили?

— Нет. Полиция считает, что его убили где-то еще и уже мертвым перенесли в библиотеку.

Голос задрожал, потянулась новая пауза.

— Ты никого не подозреваешь?

— Никого.

— А убитый? Ты его знала?

— Нет. Не знаю, не знакома, не видела. Все очень странно… Снова молчание.

— Ну… — мистер Апчхи поколебался, — может, скоро объявится человек, который его знал, или обнаружатся новые улики. Я ни минуты не сомневаюсь, что виновник будет найден. А пока, если тебе что-нибудь придет в голову… или, скажем, всплывет в памяти, приходи ко мне в любое время дня и ночи.

— Мне будет легче от сознания, что в мире есть человек, которому я могу доверять. А теперь давай сменим тему. Если на ночь только и говорить, что об убийстве, приснится кошмар.

— Конечно, конечно! — Новая продолжительная пауза. — Ты давно общалась с Джиллиан?

Молчание длилось до того выразительно долго, что даже Дункан сообразил, что смена темы не самая удачная. Вообще разговор сильно напоминал диалоги из фильмов Бергмана.

— Она звонила мне сегодня после обеда, — послышался странный звук, не вполне вздох, не вполне стон. — Сегодняшний день целиком состоял из приятных сюрпризов.

Хотелось верить, что едкая ирония Алекс не относится к обеду в обществе обаятельного профессора, его опаляющим поцелуям и самому факту, что ей светит роман всех времен и народов.

— Не щади меня! — патетически воззвал мистер Апчхи. — У нее очередной кризис?

Алекс заговорила бесстрастно:

— Правда, что ты хочешь с ней сойтись? Так я поняла с ее слов.

Диван дернулся, кто-то заходил по кабинету туда-сюда. Очевидно, пораженный в самое сердце мистер Апчхи.

— Боже мой, Алекс! Боже мой! Не знаю, что и делать! Джиллиан нужно больше, чем я могу дать, даже если вывернусь наизнанку.

— Я так и подумала, что это лишь ее домыслы.

— Мне так жаль! То, что у нас развалилась семья, осложнило жизнь еще и тебе. Если бы я тогда знал, что Фрэнклин вот-вот… что все так обернется, я бы уж как-нибудь протянул время. Однако что сделано, то сделано. Нелегко оставлять женщину, с которой прожил восемь лет. Бог свидетель, я был ей хорошим мужем! Содержал ее, терпел все: наркотики, выпивку, ложь за ложью. В конце концов, Алекс, я тоже живой человек! Знаешь, я ведь заезжал к ней пару дней назад, посмотреть, как она держится. Хоть Джиллиан и не очень тепло относилась к Фрэнклину, сам он ее любил.

— Да, конечно.

— Так вот, она едва соображала. Накачалась так, что сперва не узнала меня! Зато теперь вбила себе в голову, что я хочу с ней сойтись.

— Вот что, Эрик. Скажу прямо: я надеялась вопреки всему. Ты… как бы точнее сказать… не вытащил ее на берег, но по крайней мере держал над водой. За те годы, что вы жили вместе, она ни разу не появилась пьяная ни на людях, ни у родных.

— Я надеялся, что мы оба покончим с этой дрянью, но она ведь только обещала, а делала все, как хотела.

— Жаль, правда? Кстати, хочу поблагодарить тебя за то, что не втянул в ваши дела дедушку. Он умер счастливым, уверенный, что в семье все в порядке.

— Пойми, я не собираюсь отмахиваться от проблем Джиллиан. Сделаю все, что в моих силах. Не думай, что нести этот крест придется тебе одной…

— Эрик, у тебя и без того хватает забот! Бизнес, карьера… Будущий мэр Свифт-карента должен иметь безупречную репутацию.

— Ну, мэр! — раздался довольный смешок. — Так далеко я еще не замахивался. Но спасибо за идею. Никто не умеет так поддержать в начинаниях, как ты.

Дункан подумал, что еще немного таких вот розовых соплей, и его точно стошнит. Кто они друг другу, Алекс и мистер Апчхи? Любовники? Просто так жену не бросают, пусть даже жена — главное пятно на фамильном гербе Форрестов. Наверняка скоро выяснится, что есть и другие пятна.

А если они не любовники, то «мистер Апчхи» спит и видит стать им. Как он шарил глазами в вырезе Алекс! Небось, сейчас не отказался бы завалить ее на диван. Хорошо, что ей не до того. Не очень-то хочется сидеть за диваном, пока на нем резвятся, и ритмично биться головой об стену. Кроме того, что за секс на продавленном старом диване!

— Я много думал и… не знаю, как ты воспримешь мои слова, но дом, наверное, придется продать.

— Этот?

— Нет, что ты! Я не могу замахиваться на дом Фрэнклина, он оставил его вам с Джиллиан в наследство! Он не имеет ко мне отношения. Я говорю о доме, который купил для нас с Джилл. Дело о разводе движется к развязке, так что самое время подумать о продаже.

— Да, но… куда же денется Джиллиан с ее проблемами, крахом семейной жизни — тебе не кажется, что ей и без того хватает?

Он тяжело вздохнул — видимо, специально отработанный вздох на случай выхода на крупную политическую арену: у аудитории должно остаться впечатление, что он идет от самого сердца.

— Думаешь, мне легко лишить Джилл дома, где мы прожили вместе восемь лет? Но долги вынуждают.

— Боже мой, Эрик! Она задолжала за наркотики?

— Я ничего не сказал.

Какое душераздирающее благородство!

— А говорить и не нужно.

Диван заскрипел и качнулся. Видимо, Алекс воздавала скользкому ублюдку должное посредством теплого объятия. Или склонила голову на любезно предоставленное плечо. Фу, какая гадость!

— Ну почему все так устроено? Уж если жизнь дает пощечину, то не одну.

— Мне так стыдно, что не могу в очередной раз оплатить долги Джиллиан! Я ведь не миллионер, Алекс, ты знаешь. Даже если продавать дом, чтобы хоть что-то выгадать, придется сперва вложить средства: подновить, вычистить. Иначе ни одна толковая агентура не возьмется за продажу. Для Джиллиан будет такой удар, что… словом, надо ее оттуда удалить.

— Понимаю.

Новая, поистине бергмановская пауза. Пока двое молчали, блуждая, должно быть, в лабиринтах человеческой души, Дункан угрюмо размышлял над состоянием своих легких, где уже осела тонна пыли.

— Куда ты намерен ее переселить?

— А здесь ей побыть нельзя? — осведомился мистер Апчхи со своим фирменным вздохом.

— Здесь?! — в ужасе воскликнула Алекс. — В этом доме?!

— Конечно, она обуза, но, в конце концов дом ведь оставлен вам обеим, а я… я больше ничего не могу придумать. Я пытался снять квартиру, но…

— Никто не желает иметь в доме наркоманку.

Однако, подумал Дункан, с добрыми самаритянами в Свифт-каренте напряженно. Мисс Форрест проявила замечательную черствость по отношению к судьбе своей кузины. Не рвется взять под крыло ту, с кем, между прочим, получила дом на двоих.

А собственно, почему? Не желает, чтобы сестричка под наркотой бродила по коридорам? Кто знает, куда ей вздумается сунуть нос… Небеса покровительствуют убогим. Возьмет да наткнется на кусок холста за подписью «Винсент».

— Проблема в том, что и я собираюсь продать дом.

— Этот дом?!

На сей раз ужас прозвучал в голосе мистера Апчхи. Дункан тоже не пришел в восторг от такого известия. Надо добраться до картины раньше, чем сюда набьется куча народу!

Нечего и помышлять о политической карьере, если не умеешь заставить других плясать под свою дудку. У мистера Апчхи, похоже, большое будущее. Он так рьяно взялся за дело, что уже через пять минут после первого шока Алекс смирилась с идеей переезда Джиллиан в дедушкин дом. Оставалось гадать почему — из слабости к родственничку, что-то уж слишком близкому для бывшего мужа двоюродной сестры, или из чувства долга по отношению к самой сестре со всеми ее отклонениями от нормы.

— Но предупреждаю, только до тех пор, пока что-нибудь не подыщется. И еще, Эрик… я не собираюсь потакать привычкам Джиллиан. Пусть она зарубит себе на носу. Я не позволю превратить дедушкин дом в вертеп и оскорблять его память.

— Разумеется, я заставлю ее принять твои слова в расчет. Алекс, ты просто чудо! Сняла камень с моей души. Тебе не кажется, что нам следует устранить всякую тень искушения?

— Эрик, я не… ах, ты имеешь в виду дедушкино виски! Надо же, я совсем о нем забыла.

— Могу прихватить его домой.

— И погубить свою репутацию трезвенника? Никогда! — Алекс засмеялась. — Я сама заберу графин, от греха подальше.

Дункан чуть не вскочил и не предложил свою помощь. Ничто так не промывает внутренности и не очищает рот, как настоящее шотландское виски. Если бы мог, он бы принял из него ванну, он бы даже прополоскал мозги, чтобы избавиться от приторного осадка после подслушанной беседы.

— Я знаю, что мы с Джиллиан — наследницы на равных, но все же прошу, Эрик, дай мне неделю, чтобы закончить работу над мемуарами. Здесь совсем иная атмосфера, чем дома.

— Неделю?

— Может, даже меньше. Библиотека не откроется до послезавтра, и я совершенно свободна, если не считать встречи клуба любителей книги во вторник. Думаю, дело пойдет быстро.

— У меня есть и хорошая новость.

Правильно, умница эдакий. Не забыл подсластить пилюлю.

— Что за новость?

— Хочу, когда ты закончишь мемуары, оплатить публикацию тысячи экземпляров из доходов магазина. Мы их разошлем в библиотеки, институтские архивы, школы.

— Эрик, ты не обязан…

— Обязан. Обязан внести лепту в возведение нерукотворного памятника человеку, который помог мне встать на ноги.

Откуда только берутся такие высокопарные выражения? Наверное, из «мыльных опер».

— Я так тронута, Эрик! И дедушка был бы тронут. Большое спасибо!

— Это мой долг. Итак, обещаю присматривать за Джиллиан, пока она будет находиться в дедушкином доме. Буду регулярно навещать ее, и напоминать о твоих пожеланиях и предостережениях. — Третий эффектный вздох. — Ну а если она не сочтет нужным их уважать…

— То?..

— Придется определить ее в клинику для людей с наркотической зависимостью. Воображаю, какой будет скандал.

— О, я уверена, что до такого не дойдет.

— Я тоже, но на всякий случай давай приготовимся к худшему. А теперь мне, пожалуй, пора.

— Мне тоже. Сегодняшняя норма выполнена, — произнесла Алекс почему-то с грустью. — Идем.

Дождавшись, когда входная дверь захлопнется, Дункан снова сунул нос в верхний ящик. Вот, значит, где они, воспоминания Форреста. Он сгреб кассеты и запихнул в черную сумку, прихваченную на всякий случай. Разумеется, он предпочел бы сунуть туда картину, но и записи по-своему ценны. Помимо отчета о семейной жизни Форреста, настолько нудной, что даже часть ее успела вогнать Дункана в зеленую тоску (хотя Алекс шмыгала над ней носом), там мог содержаться ключ, намек, подсказка, где искать пейзаж. Он намеревался скопировать их и вернуть на прежнее место не позднее завтрашнего вечера, однако, закрывая сумку, вспомнил подслушанный в числе прочего телефонный разговор с Перкинсом.

Сержант вполне мог уже находиться в его номере с ордером на обыск, и попасть к нему в лапы с сумкой краденых кассет — по меньшей мере, неосторожно. Досадливо поморщившись, Дункан положил кассеты назад в ящик.

Придется заглянуть еще раз, в рабочие часы Алекс, да поскорее, пока в доме не поселилась сестрица-наркоманка. Кстати сказать, время сильно поджимает. На поиски осталась одна-единственная неделя.

Что ж, ему не привыкать. Если Ван Гог здесь, он его отыщет.

Выбравшись из дома через заднюю дверь, Дункан пустился к машине бегом в надежде догнать Алекс и выяснить, куда она направилась, и если домой, то одна или с кавалером. К интрижке с бывшим мужем сестрицы (если интрижка есть) хотелось бы отнестись с философским бесстрастием. В конце концов, такое происходит сплошь и рядом. Сколько браков из-за них распалось — не сосчитать. Допустим, здесь та же история.

Однако когда Алекс вошла к себе домой одна, Дункан философски и бесстрастно вздохнул с облегчением. Он никогда не слыл великим моралистом, но делиться женщиной не хотел, а уж тем более делиться с кем-то вроде «мистера Апчхи». Будь они любовниками, он бы оставил ее в покое. А чертовски жаль!

Дождавшись, когда свет в окнах погаснет, Дункан счел свою миссию выполненной и с места в карьер рванул к гостипичному комплексу. На подъездной аллее он притормозил, выключил фары и, когда зрение приспособилось, на самой малой скорости двинулся вперед. Если бы машина умела бесшумно катиться, он бы так и сделал — не хотелось вспугнуть выставленный бдительным сержантом дозор. Однако кругом стояла тишина. Тем не менее, паркуясь за своим временным обиталищем, Дункан продолжал озираться.

Никого.

Он слегка разочаровался. Странно, что Перкинс оплошал. Он бы должен броситься по следу, как рьяная гончая (по крайней мере если верить первому впечатлению). А теперь встает вопрос, зачем тогда он оставил кассеты?

Хлопок дверцы прозвучал в бархатной тишине громко, как пушечный выстрел. Владелец гостиничного комплекса отличался крайней экономностью и не тратил средства на уличное освещение в межсезонье, когда гостей раз-два и обчелся, поэтому домики объяла густая влажная тьма, в которой витал аромат умытого недавним дождем кедровника. Чуть поодаль река нашептывала ей одной понятные полуночные откровения.

Как ни старался Дункан вести себя тихо, гравий громко хрустел под ногами, и ключ, поворачиваясь в замке, издал противный скрежет.

— Где вас носило? — раздалось за спиной.

— Иисусе!!! — Он шарахнулся так, что едва не вырвал ключ вместе с замком. — Вы меня в гроб вгоните!

Он повернулся, как раз когда сзади включили фонарик — не карманный, точечный и приглушенный, как у него, а здоровенный, при случае пригодный на роль дубинки. Луч оказался так ярок, что Дункан временно ослеп и стал открывать дверь на ощупь. Кое-как открыв ее, он повернул выключатель и проворчал:

— Входите, раз уж вы здесь, — и сердито протопал внутрь.

Появился Перкинс. Фонарик он выключил, но держал наготове, да и пистолет подвинул так, чтобы легко дотянуться. За ним следовал еще кто-то в форме.

— Чем могу служить? — сухо осведомился Дункан.

— Мы здесь уже некоторое время. Возникли вопросы, мы приехали их задать, но вас не обнаружили. Час с лишним тут торчим.

— Какая незадача! Если бы я знал, то летел бы как на крыльях.

— Так, где вы были?

— Перекусил в придорожном заведении за городом и немного прокатился, чтобы проветрить мозги.

Сержант устремил на Дункана бесстрастный, чисто полицейский взгляд, призванный нагонять страх. Но он действительно заглядывал в одно бистро. Городок маленький, все приезжие наперечет. Наверняка его запомнили.

— Один?

— Совсем.

— Ничего, если я взгляну на одежду, в которой вы были сегодня утром?

— Зачем?

— Ребята из окружного отдела требуют. Знаете, проводится осмотр одежды трупа, и если на ней находят волосы, нитки, кусочки кожи, приходится сличать. Речь идет о каком-то обрывке…

Перкинс умолк. Враль из него неважный, но Дункан видывал и похуже, поэтому не моргнул глазом.

— Вот оно что, — отозвался он, садясь в кухне на край блеклой пластиковой столешницы. — Тогда, пожалуйста. Одежда на стуле в спальне.

Перкинс кивнул на дверь, и второй полицейский рысцой бросился выполнять приказ. Появился он с уже завязанным мешком с надписью «Улики».

— Мы все вернем, — успокоил Перкинс.

— Рубашку можете выбросить, — благодушно заметил Дункан. — Я влип рукавом в краску, и теперь, сколько ни чисти, рубашка пропала.

Взгляды на секунду скрестились.

— Ждите в машине, — приказал Перкинс подчиненному. — Я сейчас.

Тот вышел, а сержант направился туда, что на плане коттеджа именовалось жилой комнатой, но Дункан назвал «закутком при кухне». Он пожал плечами и пошел следом.

— Так вы и рисуете?

— Скорее малюю.

Он отодвинул кресло. Взгляду открылись мольберт с картиной, начатой накануне, раскрытая коробка с кистями и красками, палитра и прочие необходимые мелочи. Прекрасно зная, что никогда не достигнет высот, Дункан относился к рисованию как к хобби. Оно помогало расслабиться, позволяло мыслям странствовать и порой наводило на блестящие идеи.

Если он надеялся вовлечь собеседника в разговор об оттенках и тонах, то затея с треском провалилась — Перкинса расслабил самый вид рисовальных принадлежностей. След оборвался. Очевидно, не желая уходить несолоно хлебавши, он обошел комнату, набрел на сваленное в угол снаряжение, к которому накануне прибавился новый альпеншток, и сразу оживился:

— Вы еще и скалолаз?

— Ну да, а что? Одна из причин, по которой я приехал писать книгу именно в Свифт-карент, — увлечение скалолазанием.

С утробным звуком, который мог означать все, что угодно, Перкинс пошевелил снаряжение и выпрямился.

— Вот возьму свободный день и поведу вас в горы. Тут есть такие места, что закачаетесь!

Хотя его слова больше напоминали угрозу, чем приглашение, Дункан изобразил полный энтузиазм:

— Чудесно! Но к чему вам утруждаться? Могу обойтись и обычным проводником. Вы же с головой в работе.

— А вы с такой готовностью идете навстречу следствию, что заслуживаете награды. И потом, скалолаз скалолазу друг и брат. Короче, как только возьму выходной, идем в горы.

Ловко, думал Дункан, провожая сержанта к выходу. Очень ловко. Теперь есть чего ждать с нетерпением. Приятно идти в одной связке с тем, кто жаждет упечь тебя за решетку!

— Эй! — окликнул он, когда Перкинс уже почти растаял в густом мраке. — Между нами: не за тем гоняешься.

Тяжелые подошвы форменных ботинок повернулись на гравии с особенно громким хрустом.

— Между нами: только тронь Александру Форрест! Я тебе яйца оторву.

Глава 8

Спустя сутки, с утра пораньше, Дункан припарковал машину напротив дома, где жила Алекс. Было солнечно и ветрено. Он вышел, прислонился к дверце, скрестил руки и стал ждать, в расчете, что она не всегда предпочитает черный ход. Он предположил верно — довольно скоро в дверях появилась Алекс во всем черном: брюках, укороченных сверху и снизу и красиво облегавших все нужные изгибы, кожаной куртке и сапожках на неизменном высоком каблуке. Легкий алый шарфик подчеркивал элегантность наряда. Дункан позволил себе несколько секунд чистого любования, но, убедившись, что замечен, напустил на себя вид оскорбленного достоинства.

Алекс заколебалась на верхней ступеньке, словно не зная, продолжать путь или броситься назад в дом. Щеки ее слегка заалели в тон шарфику. Хотелось бы знать, что тому причиной, насмешливо подумал Дункан, — воспоминания о том, как от их любовного пыла запотели окна машины, или горький стыд от того, что она так опрометчиво смешала свою слюну со слюной убийцы? Если стыд, то лучше его поскорее развеять.

Он зашагал навстречу.

— Я выпачкался в краске!

— Что, простите? — Алекс смерила его надменным, полным холода взглядом, в точности таким, с какого началось их знакомство.

— Сердечно благодарен за то, что вы с ходу рванули в полицию и выставили меня убийцей, но «кровавое пятно» на рукаве — всего лишь краска.

Горячих протестов не последовало, однако Алекс заметно расслабилась.

— Краска, вот как? Что же вы красили?

— Как специалист по истории искусства, я скорее всего мог покрывать краской холст. А вы что думали? Стену амбара? Я иногда рисую.

Короткое, как вспышка, облегчение мелькнуло у нее в глазах. Дункан поздравил себя с тем, что не стал ходить вокруг да около, а бросил правду в лицо. Мисс Форрест умела завести мужика даже своей стервозной манерой, но ее податливость и вовсе творила чудеса.

— Вижу, вы не в курсе, что пятна крови на одежде всегда коричневые, а не красные, оттого что на воздухе кровь окисляется. Не повезло вашему бойкому сержантику. У него по-прежнему нет достаточных оснований для моего ареста.

— Я только выполнила свой долг, — заявила мисс Добропорядочная и Законопослушная Американка.

— А вам не пришло в голову, прежде чем сломя голову нестись выполнять свой долг, просто спросить у меня?

— Что?! — Алекс засмеялась. — Как в кино, да? «А скажите, пожалуйста, не кровь ли у вас, случайно, на рукаве? Интересно откуда?» — доверчиво вопрошает дама незнакомца, который объявился в городе в день убийства. Если помните, такие дамочки не доживают даже до первой рекламной паузы.

С ее доводами трудно спорить, но Дункан и не собирался. Весь его спектакль был задуман только ради того, чтобы показать, что он побывал в руках закона и признан невиновным, по крайней мере на данный момент.

Щеки Алекс разрумянились от добродушных пощечин ветра, глаза сияли, а губы… внезапно он понял, что не помада делает их алыми — таковы они от природы. Что и говорить, целовалась она на все сто. Словно все свободное время посвящала тренировке.

Беззастенчивый осмотр прибавил красок ее лицу. Она попробовала укрыться за благородным негодованием.

— А Том, значит, назвал мое имя? Ему даром не пройдет!

— Ничего он не называл. Простая дедукция. Кто еще мог заметить, кроме вас? Вчера я только с вами и общался.

— Ах да…

— Так что же? — вкрадчиво начал Дункан, придвигаясь ближе. — Может, на досуге зайдете и бросите взгляд?

— На что?

— На мои картины, разумеется.

Она опять засмеялась. Второй раз! Похоже, климат их отношений теплел.

— Неужто такой подход срабатывает?

— Почему бы и нет?

Дункан поймал шарф, который ветер вытянул и трепал вокруг лица Алекс, и заправил ей за ворот. Он не спешил и, прежде чем убрать руку, как бы невзначай коснулся впадинки между ключицами. По ее телу пробежала дрожь — совсем легкая, но он заметил.

— Можно проводить вас до работы?

— Нет, нельзя. Кстати, как вы узнали, где я живу?

— Из телефонной книги. А как насчет подвезти?

— Спасибо, не нужно.

— Тогда до встречи в библиотеке.

— Еще полчаса она будет закрыта, — уведомила Алекс и демонстративно посмотрела на часы.

Дункан просто обязан находиться в библиотеке от той минуты, когда двери откроются, до той, когда в них снова повернется ключ. Совсем ни к чему оставлять Алекс одну там, где всего лишь двое суток назад она чуть не споткнулась о мертвое тело. Помимо неприятных ощущений, ей могла грозить и реальная опасность.

— Ничего страшного, — заверил он. — У меня еще куча дел: перекусить в кафе, которое вы так горячо рекомендовали, и начать новый роман Альенде. Хотелось бы осилить его к завтрашнему вечеру.

Она уже успела удалиться на пару шагов, но тут вдруг повернулась, так резко, что шарф снова выбился из-за ворота.

— То есть вы намерены явиться на встречу клуба любителей книги?

— Правильно, намерен. Вчера познакомился с двумя приятными леди. Одну зовут миссис Маркл, другую… надо же, забыл! Кажется, они приходятся друг другу родней.

— Бернис Джонсон, — процедила Алекс.

— Да-да, именно Бернис Джонсон! Они наперебой расписывали ваш клуб и не угомонились до тех пор, пока я не пообещал заглянуть. Очень кстати. Никогда не мешает немного поднять свой культурный уровень.

— Миссис Маркл интересуется только новостями с кулинарного фронта, — сообщила она тем же тоном.

— Я так и подумал.

— Я собиралась предложить для обсуждения книгу «Прелестные косточки», но, боюсь, она решит, что это о том, как сделать бульон наваристым.

Набирая скорость на пути в кафе «Домашняя кухня Ильды», Дункан все еще посмеивался.

В день открытия библиотеки, после того как ее опечатала полиция, туда набилось необычно много народу. Не потому, что за двое суток Свифт-карент изголодался по печатному слову, просто каждому хотелось побывать на месте недавнего преступления. В глазах жителей городка над библиотекой парила зловещая тень.

Прекрасно оценив создавшуюся обстановку, Алекс утешала себя мыслью, что все, в конечном счете к лучшему и надо пользоваться выпавшим шансом, а потому шагала к собравшейся толпе с приветливой улыбкой на губах.

— Миссис Бейтс! — приветствовала она пожилую женщину, которая оживленно сплетничала в отделе архитектуры. — Рада снова вас видеть. Мы только что получили несколько бестселлеров, и один из них, я уверена, вас заинтересует.

— Видите ли… я просто…

— Понимаю, были заняты. Но теперь вы снова здесь, и надо поскорее проверить, не затерялась ли ваша читательская карточка. Уж эти мне компьютеры! С ними никогда не знаешь, чего ждать.

Свифт-карент перешел на электронику еще в середине 1980-х, но Алекс предпочитала вновь и вновь подчеркивать перед пожилыми леди факт свежайшего поступления техники.

Миссис Бейтс отбыла, унося в продуктовой сумке новенькую блестящую карточку и два романа (по словам Алекс, каждый из них шедевр, какого еще не видывали библиотечные полки).

— Кого я вижу! Эл Гарфилд! Вот уж не знала, что ты библиофил, — обратилась Алекс к веснушчатому парнишке, механику (против обыкновения он держал бейсболку в руках — видимо, из уважения к безвременно ушедшему).

— Что вы, мэм! Я христианин.

За спиной раздались подозрительные звуки — словно кто-то давился смехом. Алекс обратила в ту сторону сердитый взгляд и увидела Дункана Форбса. Тот подслушивал под видом того, что роется на ближайшей полке. У него хватило наглости ей подмигнуть. Самое странное, что Алекс чуть не подмигнула в ответ.

Что он делает в толпе тех, кто явился поглазеть на угол, в котором валялся труп? Не нагляделся два дня назад? Она снова повернулась к выбранной жертве.

— Идем, Эл, я заведу на тебя читательскую карточку. Твоя прежняя наверняка уже недействительна.

Разумеется, она знала, что Эл Гарфилд никогда не заходил в библиотеку до сегодняшнего утра, но афишировать такой факт не следовало — не в присутствии данных конкретных ушей.

— Да я, знаете ли…

— Идем, идем! Мы обновляем и открываем карточки бесплатно. А какие тут возможности для тех, кто решил приобщиться к чтению! Журналы, книги… даже видеокассеты.

— Видео? — оживился паренек. — А что на них есть?

— Чего на них только нет! — воскликнула Алекс, увлекая Эла к регистрационному столу.

Пусть начнет хотя бы с детективов, думала она, и если повезет, через год сможет перейти на Хемингуэя и Фолкнера.

Так вышло, что, сами того не подозревая, все сплетники, зеваки и проныры помогли Алекс пережить день, которого она больше всего боялась. Пока проходы между полками были полны народу, пока она уговаривала, улещивала и очаровывала очередного потенциального читателя, пока журналы и книги переходили из рук в руки и в помещении не стихал гул голосов, она могла не думать о том, что случилось здесь два дня назад.

Конечно, Алекс предпочла бы тишину и благоговейное отношение к книге, но облегчения не уменьшал даже тот факт, что на время библиотека превратилась в балаган, что там толпятся люди вроде Эла Гарфилда, который при обычных условиях скорее проглотил бы живого таракана, чем явился сюда.

Однако когда забрезжил перерыв на обед, и стало казаться, что день удался, в дверях появился Том в полицейской форме. Алекс волей-неволей вернулась мыслями к недавней трагедии. Том пришел бы в штатском, если бы вдруг решил наведаться за книгой. Он и не смотрел на полки, а шарил взглядом по толпе. Ее пробрал холод при мысли, что, подобно киношным сыщикам, что являются на похороны жертвы в поисках преступника, он зашел в библиотеку в надежде вычислить убийцу.

Помимо небрежного «Привет!», Том не сказал ей ни слова, просто прошел мимо, зато Дункан, читавший свой роман на одном из сидений у входа, удостоился весьма пристального внимания. После короткого колебания Том изменил направление и затерялся среди стеллажей. Минут через десять он появился снова и бросил выразительный взгляд в сторону кабинета. Алекс без возражений последовала на зов, а за дверью сразу спросила:

— Ну что? Удалось что-нибудь разузнать про убийцу?

— Пока ничего. Я разослал повсюду фотографию жертвы, но она не понадобилась. Имя удалось определить по отпечаткам пальцев. Убитый давно уже на заметке у полиции. Некий Джерси Плотник. Его имя тебе что-нибудь говорит?

— Ничего.

— Мелкий жулик. Немного ворованного барахла там, немного наркотиков тут. Знаешь, из тех, кто шатается по притонам и ищет, где бы подработать. Да, еще пара потасовок. Вот все, что за ним числится.

— Подозреваемые есть?

Том бросил короткий взгляд на дверь. Сквозь стекло просматривалась фигура читающего Дункана. Но ответил он отрицательно.

— Я тут подумала, что, может, это случайная разборка?

— Хорошо бы. — Новый взгляд сквозь дверное стекло. — Как прошел день? Ничего необычного не заметила?

— Кроме высокой посещаемости, ничего.

— Держи ухо востро, а если что заметишь, сразу звони.

— Конечно.

Никогда еще Алекс так не радовалась тому, что полиция под боком. День шел своим чередом, народ не иссякал, и пришлось позвать на помощь Мирну, которая обычно занималась доставкой.

Примерно в четверть первого Дункан Форбс посмотрел на часы, закрыл книгу и покинул библиотеку, а еще чуть погодя к регистрационному столу прошагал Эрик.

— Как первый день?

— Загружен до предела.

— Но хоть на минутку тебя можно?

Алекс выпрямилась. Шея у нее ныла, ноги в узких мысках сапожек горели, приветливая улыбка словно приросла к губам. А уж как хотелось есть! Она охотно отошла с Эриком в кабинет.

— Что нового в магазине?

— Сегодня всю первую половину дня занимался заказами, но к вечеру надеюсь все разгрести. Завтра у меня по плану осмотр одной недвижимости.

Алекс кивнула, прекрасно зная, какой выгодной может при случае обернуться такая поездка.

— Хочешь, пообедаем вместе? — спросил Эрик.

— Извини, не могу. Сам видишь, что творится. Здесь и четырех рук мало. Я позвонила Жанин, внештатной помощнице, но у нее дети, и если муж не сумеет освободиться, можно с тем же успехом о ней забыть.

— Ты же не можешь ходить голодной!

— Ничего, переживу, я не… — начала Алекс, но фраза так и осталась недосказанной, поскольку в дверь кабинета, нахально вторгаясь в ее личное пространство, прошагал Дункан Форбс с пакетом в руках.

Вместо того чтобы повернуть его на полном ходу резкой репликой, Алекс с изумлением прислушалась к тому, что происходит внутри ее. Казалось, в ней бурлят и сталкиваются какие-то мощные химические элементы, причем именно тогда, когда Форбс оказывался близко.

Повисла пауза, потом она опомнилась:

— Знакомьтесь! Это мистер Форбс, он в Свифт-каренте проездом. А это Эрик Мунн, он ведает крупнейшим антикварным магазином города.

— Я как раз собирался там побывать, — заметил Дункан. — Все виды искусства вызывают мой живой интерес.

Руки потянулись друг к другу, но пожатие вышло деревянное.

— Я о вас наслышан, — изрек Эрик далеко не столь любезным тоном, как обычно. — Говорят, вы не вылезаете из библиотеки.

Алекс моргнула. Что он хочет сказать? В его словах слышался подтекст или ей показалось?

— Вы правы, — невозмутимо признал Дункан. — Я занят исследованиями.

— Мистер Форбс пишет книгу, — пояснила она в попытке разрядить возникшую между мужчинами натянутость.

— Надо же! — воскликнул Эрик, как будто сказала «Так я тебе и поверил!»

Алекс еще не приходилось видеть его таким намеренно неучтивым с новым знакомым. Ощутив ее удивленный взгляд, он сменил тон на более теплый:

— Я вот пытаюсь выманить Алекс на обед. Согласитесь, каждый нуждается в передышке.

— Хороший библиотекарь никогда не покинет библиотеку, если она полна людей, жаждущих знаний, — с пафосом заявил Дункан.

— Но есть-то ей надо!

— А вот тут вы правы. — Форбс помахал пакетом. — Потому я и взял на себя смелость купить ей обед. — Он послал Алекс взгляд настолько интимный, словно с тех самых пор, как он пересек черту города, они только и делали, что занимались любовью, и он уже знал все ее сексуальные предпочтения.

Алекс залилась краской, разрываясь между смущением и гневом, зная, что Эрик непременно истолкует и то и другое превратно, что не заставило себя ждать.

— Все ясно, — кивнул он и адресовал Дункану улыбку, больше похожую на оскал. — В таком случае я…

Однако то, что он хотел сделать, так и осталось тайной.

— Ты, Эрик?! — удивленно воскликнул рядом чей-то нежный голосок. — Я не знала… я приехала повидать сестру…

— Джиллиан!

Алекс круто повернулась, и у нее мелькнула мысль, что заливаться краской до корней волос — их семейная черта. Джиллиан стояла, алея, как маков цвет. Только ее не хватало! Добавочной порции стресса.

Сестра жаловала библиотеки не больше, чем Эл Гарфилд и его бейсболка, так что она, конечно, здесь не ради книги. Более того, она никак не могла приехать сюда из любопытства, как все остальные. Напрашивался неприятный вывод, что речь пойдет о доме, разводе или растрепанных чувствах.

— Джилл, дорогая, с тобой все в порядке? — осведомился Эрик тоном, каким обращаются к попавшей под машину собаке.

— Да, в порядке, — откликнулась она голосом, поразительно нежным и кротким для особы с таким количеством вредных привычек.

Тем не менее, к большому облегчению Алекс, глаза ее смотрели ясно, речь была связная, волосы только что вымыты, а одежда (вернее, одеяние — свободная, расшитая цветами роба, каких полно в любом поселении хиппи) чистая и глаженая. Единственное, что выдавало в ней наркоманку и алкоголичку со стажем, — непрерывная дрожь пальцев.

Не то чтобы Алекс не умела справиться с затруднительной ситуацией, но на сей раз просто не находила слов. Дункан огорошил ее, уже когда появился с пакетом в руках. Что до остального, оно не имело названия. Теперь Эрик будет думать, что они… впрочем, Эрику сейчас не до того. Надо же, в кои-то веки появление Джиллиан пришлось кстати.

— Пойдем, я отведу тебя в магазин, Джилл. Там лежат бумаги, которые тебе нужно подписать…

— Но я приехала повидать Алекс! — жалобным голоском возразила Джиллиан и посмотрела на сестру в поисках поддержки.

Пришлось кивнуть. Не так-то легко разводиться с тем, кто являлся столпом твоей личной вселенной в течение восьми лет. Но в данном случае развод — единственный выход.

— Конечно, иди, — проговорила Алекс, — а когда закончите, возвращайся сюда.

Даже человек, на которого несчастья сыплются словно из рога изобилия, как-нибудь осилит пятиминутную прогулку (антикварный магазин находился буквально за углом). Джиллиан послушно последовала за Эриком.

— А сестра-то у вас — прелестный ребенок. Почему вы о ней не упомянули?

Дункан положил ладонь Алекс на поясницу и легонько подтолкнул ее к кабинету. Чтобы положить конец физическому контакту, она бросилась вперед со всех ног.

— Если желаете, я представлю вас Джиллиан. Только учтите, она еще не разведена.

— Ревновать совсем ни к чему. У меня нет ни малейшего желания с ней переспать… не то что с вами. Я лишь имел в виду, что вы похожи.

Алекс не сумела подыскать достаточно убийственную отповедь. Трудно вложить в одну едкую реплику все, что пронеслось у нее в голове: «Во-первых, я скорее съем свой диплом, чем лягу с вами в постель; во-вторых, между мной и Джиллиан нет ни малейшего сходства; в-третьих, не смейте перед посторонними изображать, что мы близки», и так далее — поэтому она ограничилась ледяным молчанием. В кабинете Дункан поставил внушительный пакет на стол и непринужденно устроился на стуле для посетителей.

— Угощайтесь.

— Это очень…

— …мило с моей стороны. Знаю.

— Не мило, а нагло. Не желаю оставаться у вас в долгу.

— Глупости! Я так сделал исключительно ради себя. Видите ли, я человек спортивного типа и в постели неутомим. Чтобы за мной угнаться, вам понадобится много сил.

Предательская жаркая волна еще больше рассердила Алекс. Она едва удержалась, чтобы не влепить пощечину по самодовольной физиономии напротив.

— Я не!..

Она прикусила язык, припомнив, чем в прошлый раз кончились ее горячие протесты.

— Ого! — протянул Дункан, и в густой синеве его глаз запрыгали знакомые смешинки. — Вижу, вы учитесь на собственных ошибках. Похвальное качество. — Он потянулся за пакетом.

— Меня давно перестали кормить с ложечки! — возмутилась Алекс.

— Здесь еще и мой обед.

Она смутилась, потом бросила взгляд на стеклянную дверь кабинета и смутилась вторично по иной причине.

— Мы не можем устроить из кабинета закусочную!

— Почему?

— Потому что у людей появится не менее занимательная тема для разговора, чем убийство!

Дункан молча встал и опустил на двери жалюзи.

— Да вы что, совсем с ума сошли?! — прошипела Алекс. — Теперь все решат, что мы здесь… что мы…

Она бросилась к двери и с треском подняла жалюзи. Дункан невозмутимо рылся в пакете. Когда она вернулась к столу, там уже стояли две банки сока: апельсиновый перед ним, яблочный перед ней.

Алекс и в самом деле выбрала бы яблочный… если бы ее спросили.

Затем из пакета появилась пара многоэтажных сандвичей, завернутых в вощеную бумагу.

— Я подумал, что вам понравится с сыром и ветчиной, но если предпочитаете с индейкой, можем поменяться.

Алекс прикинула, не выхватить ли у него сандвич с индейкой просто из принципа, но предпочтения восторжествовали.

— Без горчицы! — воскликнула она, отведав.

— Вы любите горчицу? — Дункан перестал жевать.

— Ненавижу! Но как вы догадались?!

— Один из плюсов провинции, — заявил он с вернувшимся самодовольством. — Оказалось достаточно расспросить Ильду.

Ну, разумеется! Достаточно пересечь улицу, немного посплетничать, а потом заказать «для мисс Форрест». Или даже «для Алекс». Вот бы сунуть чертов сандвич в урну! Но она слишком голодна.

— Ваша кузина хорошо сохранилась для того, кто регулярно торчит, — заметил Дункан, жуя.

— Откуда вы?.. — задохнулась Алекс.

— Простите. — Он помедлил с полным ртом, впервые слегка смущенный, потом повел плечами. — Как я уже сказал, плюсы провинции.

Значит, он беседовал с болтливыми дамочками не только о клубе любителей книги. А чего она ждала? Городок маленький, все всё знают. Если бы могла, она пресекла бы сплетни, но как?

— Понимаю, — едко произнесла Алекс. — Вы спрашиваете себя: а что, если и в пристрастиях они похожи?

— Не болтайте чепухи, а то останетесь без сладкого.

— Сладкого? — эхом повторила она с невольным алчным вздохом. — В смысле… сегодня Ильда пекла свое фирменное медовое печенье с орешками и изюмом?!

— Вот именно.

— Боже мой! Я почти готова простить вам испоганенную библиотечную книгу.

— Сам испоганил — сам заплатил, притом втрое дороже, чем ваша книга стоила. Между прочим, раз уж вы меня простили, могу я снова ходить сюда с ручкой в кармане?

— Я сказала «почти».

Он думает, она с ним заигрывала, когда утром изымала все пишущие предметы! Или почти все. После долгих препирательств пришлось разрешить пронести один карандаш, поскольку грифель хоть можно стереть.

Между тем Дункан подсунул Алекс печенье. Она схватила одно и со стоном в него вгрызлась.

— Почему бы нам не встретиться сегодня вечером?

— Вы самонадеянны, если думаете, что вам под силу соперничать с фирменным печеньем Ильды.

— А вы еще не заметили, до чего я самонадеян?

Поскольку весь характер Дункана Форбса легко укладывался в это единственное слово, Алекс промолчала и занялась печеньем, попутно убеждая себя, что сладости вполне могут заменить женщине секс. Безмолвный экстаз жевательного процесса, однако, прервался появлением Джиллиан.

— Ой, прошу прощения! Я не знала, что ты не одна.

— Ничего, я как раз собирался уходить.

Дункан поднялся с единственного свободного стула и учтиво, как метрдотель в дорогом ресторане, предложил его гостье.

— Хочешь печенья? — спросила Алекс.

— Ильдиного фирменного?

Кивок. Обмен восторженными взглядами. Пару секунд спустя уже две пары челюстей захрустели печеньем. Дункан воспользовался моментом, чтобы откланяться.

— Как дела? — осведомилась Алекс чуть позже.

— Вполне. Страшно жаль, что тот телефонный разговор не задался.

Алекс нравилось общаться с рассудительной и спокойной, как сейчас, Джиллиан. Вот только случалось такое слишком редко.

— Ничего страшного. Всем время от времени нужно выплакаться.

Сестра с облегчением улыбнулась и повела головой, отбрасывая волосы за плечо. Попав в полосу солнечного света, они засветились медовым оттенком.

— Я не могу долго рассиживаться, — предупредила Алекс. — Сегодня здесь многолюдно.

— Знаешь… — Джиллиан помедлила, словно набираясь смелости, и вдруг выпалила: — Я хочу тебе помогать!

— В чем?

Алекс благосклонно вообразила себе помощь на участке при дедушкином доме. У нее самой не хватало времени регулярно подстригать траву и высаживать на клумбы цветы. Зато сестра любила заниматься садом. Она относилась к тем, о ком говорят — «земной палец». Ее руки пришлись бы кстати в дедушкином саду, некогда ухоженном, а теперь заброшенном. Хорошо бы подрезать розовые кусты… или их подрезают осенью? Ну, Джилл, конечно, знает.

— Помогать тебе в библиотеке. Внештатно.

Алекс приходилось слышать, что ряд людей страдают от звона в ушах, но самой до сих пор не доводилось его испытывать. Однако слова Джиллиан многократно отдались подобием колокольного звона, ужасно не в такт, и породили в висках первую легкую боль. После недавнего убийства библиотеке не хватает только наркоманки на регистрации! А если приставить ее к стеллажам, страшно подумать, что за порядок она там наведет!

— Ну… видишь ли…

— Алекс, прошу! Должна же я чем-то заняться теперь, когда осталась одна! Если сиднем сидеть дома, поедет крыша.

— Но, Джилл, ты отродясь не ходила в библиотеку, даже чтобы просто взять книгу, и вдруг набиваешься в помощницы! Почему именно сюда?

Ответ напрашивался сам собой. Таким образом, сестра надеялась находиться рядом с Эриком. Бедняга Эрик не успел и вздохнуть, как его благоверная уже подбирается с другой стороны!

Джиллиан залилась краской, подтверждая подозрения Алекс.

— Я пыталась устроиться в «Обеды на дом» и «Чтение слепым», но и там мне отказали. Рано или поздно придется искать работу, а кто возьмет человека без опыта? Для начала надо доказать, что на меня можно положиться!

«А ты считаешь, что можно?» Очень хотелось задать такой вопрос, но Алекс оставила его при себе. С минуту она взвешивала все «за» и «против», физически ощущая, как на плечи все сильнее давит груз ответственности. У нее даже нет шанса отказать, поскольку объявление у входа призывало добровольцев оказать помощь библиотеке.

Эрик от такой новости покроется сыпью!

Вместе с тем каждый заслуживает второго шанса, а в библиотеке легче присматривать за Джиллиан.

— Ладно, я возьму тебя на несколько часов в неделю. Только не строй больших планов. Для начала будешь отчищать книги для самых маленьких от липких отпечатков. Если твое желание не пройдет, обсудим дальнейшее.

— Потрясающе! — воскликнула Джиллиан, словно ей предложили стать манекенщицей на подиуме. — Когда можно начать?

— Завтра, — буркнула Алекс, очень надеясь, что поступает правильно.

Глава 9

Раздеваясь на ходу, Алекс запуталась в одежде и чуть не свалилась на пол, но ходить не перестала. Она сейчас горько сожалела, что не курит (курение отвлекает), а еще больше, что библиотека — общественное место, доступное каждому желающему.

Никакие нервы не могли выдержать ежедневного присутствия Дункана Форбса. Иногда он являлся точно к девяти, иногда и того хуже — ждал у закрытых дверей. Будь он чересчур надоедливым или, скажем, испорти еще пару-тройку библиотечных книг, она бы выпроводила его без права возвращения. Увы, он вел себя безупречно — ни дать ни взять идеальный читатель, если не считать насмешливых взглядов в сторону Алекс в любой мало-мальски забавной ситуации… и других, которыми он ее раздевал. Если ему случалось открыть рот, самая невинная фраза звучала как «ну когда же?».

Поскольку приходил он всегда первым, то имел возможность выбирать, где устроиться, и устраивался так, чтобы в поле его зрения одновременно попадали регистрационный стол и кабинет.

Ничего странного, что мало-помалу Дункан Форбс и его поступки заполонили все мысли Алекс. Она уже не могла думать ни о чем другом.

Надо срочно что-то предпринять. Но что?

Его выходки она могла бы выдержать, если бы не хлесткое, как удар кнутом, желание, что пронзало ее каждый раз, когда их взгляды встречались. Желание жаркое, как вспышка, от которого, казалось, могли в любую минуту заняться пламенем корешки книг на ближайших полках.

Когда Дункан неожиданно время от времени исчезал, она ощущала его отсутствие как внезапно возникшую пустоту и начинала гадать, куда он ушел, зачем и когда вернется.

Его действия сводили ее с ума.

Он вторгся в каждый из мирков, который она для себя создала и заботливо отладила: в библиотеку, в клуб любителей книги — и везде беззастенчиво пользовался своим шармом. Женский пол наперебой пел ему дифирамбы, а она до скрипа сжимала зубы из страха, что не выдержит и скажет резкость. Хуже всего, что он обосновался в самом интимном из миров — в ее снах, так что по утрам она просыпалась все более сексуально неудовлетворенной.

Лучше бы он прямо повторял, что намерен с ней переспать, хочет она того или нет. Однако он только раз за разом посылал безмолвные призывы: взглядом, улыбкой, тоном, — отняв у нее возможность дать ему отпор.

Робкая надежда, что Джиллиан примет огонь на себя, не оправдалась. Помимо вежливого утреннего приветствия, Дункан не уделял новой помощнице никакого внимания.

Кстати сказать, Джиллиан явилась добавочной причиной для растущего нервного напряжения. Нет, она не устроила в библиотеке кавардак. Наоборот, она вела себя так, что не придерешься: отчищала детские книжки от пятен, убирала перед закрытием детский уголок, вытирала пыль и даже один раз почитала малышам. Ей как будто нравилась ее новая роль, но Алекс не могла расслабиться ни на миг, когда сестра бывала рядом. Все время казалось, что вот теперь-то что-нибудь произойдет, и то, что ничего не происходило, лишь добавляло опасений.

Страхи насчет Джиллиан, тревога по поводу преступника, быть может, отиравшегося где-то поблизости, навязчивое ощущение, что при взгляде Дункана одежда слетает с нее, и она предстает перед ним обнаженной, постепенно подталкивали Алекс к нервному срыву. Потребность в разрядке становилась все более острой.

В конце дня Дункан Форбс, прощаясь, для разнообразия напомнил, что она может звонить ему в любой момент. В ответ она лишь насмешливо хмыкнула. Как же, жди!

Но вот настал вечер, и она меряет квартиру шагами в попытках избавиться от настойчивого желания позвонить.

Как место жительства Свифт-карент не оставлял желать лучшего. Тихий, мирный город отличался чистотой и безопасностью. Его жители стояли друг за друга, как большая дружная семья. Скучать здесь не приходилось, имея разнообразные способы проведения досуга: ловлю рыбы, исследование многочисленных рек на байдарках и каноэ, хождение по туристическим тропам и горам. До побережья — рукой подать, а если потянет туда, где жизнь бурлит и кипит, всегда можно съездить в Портленд.

Свифт-карент имел единственный и довольно крупный недостаток, с точки зрения незамужней женщины. Свободных интересных мужчин здесь просто не водилось, если не считать Тома Перкинса, который решительно не соответствовал вкусу Алекс. Отсюда все мысли Алекс были только об отъезде, а при появлении Дункана Форбса с такой же легкостью переместились на него.

Если разобраться, думала Алекс, беспокойно шагая взад-вперед, он ведь ей не особенно и нравится. Великодушия ни на грош. Даже если совершит добрый поступок (как в первый день, когда принес обед), то выставит его как часть грандиозной кампании по обольщению и тем сведет весь эффект на нет.

Однако он не только раздражает до зубовного скрипа, он еще и привлекает редким сочетанием грубоватой, небрежной манеры прирожденного завоевателя, беспардонным самодовольством, наглостью. И в то же время — глубокой, благородной сосредоточенностью ученого, что исходит от него в те минуты, когда он склоняется над клавиатурой, выискивая что-то в Интернете, когда с головой уходит в книгу или размышляет над своими заметками. Незаметно, исподволь, он покорил ее во всех отношениях, кроме того единственного, которое она в данном случае предпочитала.

А если предоставить ему то, чего он добивается? Позвонить на мобильный телефон и для начала предложить… что? Поход в кино? В одном из кинотеатров дважды в месяц демонстрируются новые фильмы. Сейчас как раз идет один, который она намеревалась посмотреть. В прошлом году он удостоен «Оскара» как лучший фильм года.

Ужин — тоже не худший вариант. В окрестностях города имеются приличные рестораны. Например, один известен своими деликатесами и находится примерно в часе езды. Последнее очень кстати, если не хочешь давать кумушкам добавочную пищу для сплетен. Она и без того успела стать главной темой разговоров без малейшего к тому повода. Страшно подумать, что будет, если повод появится.

За размышлениями Алекс успела раздеться и встала под душ. В последнее время кожа стала как будто вдвое чувствительнее, и соски окаменели под первой же струйкой. Бедняжки, подумала она с кривой усмешкой, истосковались по прикосновениям, любым, пусть даже текущей воды.

Положение, достойное жалости.

Нет уж, перед самой собой темнить ни к чему. Не нужны ей ни фильмы годичной давности, ни ресторанные деликатесы, которые можно получить в любое другое время и в женском обществе.

Ей нужен секс.

Секс с Дунканом Форбсом.

Причем как можно скорее.

Алекс вышла из-под душа, закуталась в халат и приняла решение. Мужчин вроде Дункана Форбса заносит в Свифткарент не каждый день. Упустить такой шанс просто глупо.

Она уже сидела с телефоном в руке, когда в памяти вдруг всплыли слова, что ужин поднимает женщину в собственных глазах, дает ощущение, что она не потаскушка. В собственных, быть может, и поднимает, но не в чужих. Можно поужинать с мужчиной и разойтись по домам, однако весь город будет судачить, что роман в полном расцвете. А можно обойтись без ужина, провести с мужчиной ночь и уберечь свою репутацию… конечно, если партнер умеет хранить тайну. Сама она давно научилась жить двойной жизнью. С пятнадцати лет, если быть точной.

Уголки губ Алекс приподнялись. Кому-то по душе ужин при свечах и взгляды из-под ресниц, а она без колебаний выберет хороший секс.

Поскольку визитка так и красовалась на телефонном столике, осталось только набрать номер, что она и проделала твердой рукой. После второго звонка в трубке раздалось сухое «Форбс».

— Алло! Это Александра Форрест.

— Алекс! — Тон мгновенно изменился с делового на чувственный.

— Да, я. — Она возвела глаза к потолку.

Наступила короткая пауза, видимо, он мысленно взвешивал причину, по которой она могла позвонить. На заднем плане слышались шорох шин и гудки пролетающих авто. Очевидно, она поймала его в дороге. Молчание уже начинало тяготить, когда снова раздался голос:

— Ваш звонок как-то связан с тогдашним приглашением на ужин?

Алекс набрала в грудь воздуха и буквально ощутила, как кислород расходится по телу, причем исключительно по эрогенным зонам.

— Нет, он связан с тогдашним приглашением в постель. Новая пауза стала длиннее первой — явное свидетельство шока. Алекс насладилась каждой ее секундой.

— Превосходно! Где и когда?

Как говорится, «прошлое и будущее — иллюзия, есть только настоящий момент».

— А зачем откладывать?

— Тогда я у тебя через… пятьдесят секунд.

— Пятьдесят секунд?!

Он же должен сейчас подъезжать к гостинице, а оттуда до ее дома добрых пять миль! Если только по такому случаю у него не открылись сверхъестественные способности.

По улице под окнами прогрохотал к супермаркету тяжелый трейлер. Грохот эхом отдался в телефонной трубке.

Алекс бросилась к окну, рывками подняла жалюзи и выглянула. На другой стороне припарковалась бежевая машина — та самая, которую она впервые увидела за коттеджем, подбросив Форбса из ресторана домой. Иными словами, его машина. И сам он сидел внутри с телефоном в руке.

Не то догадавшись, не то ощутив присутствие, он поднял глаза на окна, и через все расстояние, через двойное стекло взгляд обжег Алекс.

— Как ты здесь оказался?

— Приехал в гости.

— Какое интересное совпадение… — начала она, но связь уже оборвалась.

Стоя у окна, Алекс призадумалась. Претворенная в жизнь идея уже не казалась такой грандиозной.

Секс с Дунканом Форбсом. Почему она решила, что ей будет здорово? Может, как раз ужасно, а он так и будет отираться в библиотеке, настаивать на новых встречах, и ей придется изворачиваться, чтобы от него избавиться.

Сама того не замечая, Алекс снова принялась ходить по квартире. Разрываемая противоречиями, она совсем забыла про халат, на который стекала вода с мокрых волос.

Стук в дверь. Инстинктивный взгляд на часы. Сорок пять секунд.

Еще столько же прошло за последними лихорадочными приготовлениями: она кое-как вытерла волосы, мазнула по губам помадой, а по шее — духами.

Однако пора открывать.

Никогда еще Дункан Форбс не выглядел так потрясающе. Хищный блеск в глазах и аура победителя усиливали впечатление. От него исходили волны сексуальной энергии, мгновенно взвинтившие Алекс и положившие конец сомнениям.

— Визит вежливости?

— Нет, деловой.

— Разве у нас есть совместные дела?

— Есть одно неоконченное дельце… — Дункан привлек ее к себе и поцеловал.

С тихим стоном Алекс позволила губам приоткрыться. Она так изголодалась по ласкам. И когда впервые увидела его, подсознательно ожидала их. Его взгляд, пытавшийся проникнуть ей под юбку, каждый раз обжигал ее. Каждый миг, что они проводили вместе, в обществе друг друга и в то же время разделенные жесткими правилами поведения, напоминал крохотный кусочек любовной игры, что предшествует настоящей близости и неумолимо, сладостно к ней приближает. С одинаковым пылом они участвовали в этой игре, дразня друг друга обжигающими взглядами, заряжая воздух сексуальной энергией.

— Знаешь, я ведь хотел этого с нашей первой встречи… — произнес Дункан.

— Я тоже, — призналась Алекс.

После двух недель ежедневной многочасовой любовной игры она возбудилась настолько, что первый же поцелуй разжег ее страсть.

Дункан развязал пояс халата, в то время как его руки стали ласкать грудь Алекс, а губы длили нетерпеливый, жадный, требовательный поцелуй. Еще не вполне обнаженная, Алекс раскрыла полы его рубашки, залюбовалась мышцами его плоского живота и великолепной порослью на груди. Между тем рука Дункана уже успела пробраться ей между ног.

— Не спеши так!

Тем не менее, чисто инстинктивно она переступила ногами, чтобы дать лучший доступ.

— Как здесь влажно…

Да уж, подумалось Алекс, но будет гораздо влажнее, если он не перестанет прикасаться к ней таким манером.

Руки у нее дрожали, нижняя пуговка все никак не хотела расстегиваться, и к тому же она все время отвлекалась на движение пальцев. Хорошо ощущалось, как между ног все набухает и тяжелеет, а пальцы скользили то вдоль, то по кругу, притормаживая в самых нужных точках.

Так, пожалуй, она сразу кончит, и станет ясно, до чего она изголодалась по мужчине! Должна же у женщины присутствовать кое-какая гордость!

А-а, черт с ней, с гордостью! Что такое гордость по сравнению с оргазмом, который надвигается волной цунами и будет, конечно, сокрушительным!

Волна и в самом деле росла. Странное дело, началась она вроде бы с кончиков пальцев ног, прошлась по пяткам, обвила лодыжки, взметнулась по икрам, пощекотала под коленями, расплавила бедра и ляжки. Уже теряясь в ней, ослепленная и оглушенная, Алекс рванула полу рубашки, так что пуговица отпрыгнула в сторону, и прильнула к мужской груди, словно хотела с ней слиться.

По телу пробежал не трепет и даже не дрожь. Ее трясло с головы до ног, трясло так сильно, что какие-то слова, произносимые ею, не смогли сложиться в фразу и потерялись, исчезли, когда волна взметнула Алекс на своем гребне и понесла. Как будто из бесконечного далека донесся приглушенный выкрик — ее выкрик.

А хитрый дьявол уже ввел в игру другую руку, которая теперь проникла внутрь. Движение пальцев ощущалось одновременно сверху и снизу самой чувствительной точки.

Не слишком ли?!

За всю свою жизнь Алекс ни разу не теряла сознание, но теперь находилась на волосок от беспамятства. Во всей комнате не было столько кислорода, чтобы насытить сразу и жадно дышавшие легкие, и бешено бьющееся сердце, и вулкан между ног, и бедный обезумевший мозг!

Наслаждение пришло во всей своей мощи, захлестнуло ее, оглушило, ослепило и в буквальном смысле сбило с ног.

Дункан, однако, обладал стремительной реакцией и отлично развитыми мышцами, потому что не позволил ей мешком осесть на пол. Он не поддержал, а именно подхватил ее на руки с такой легкостью, словно она не женщина, а тряпичная кукла.

— Попалась! — объявил он с самодовольством, по мнению Апекс, совершенно неуместным в такой момент.

Однако она чувствовала себя хорошо, просто чудесно. Она казалась себе поплавком, что покачивается на водной зыби, невесомый, от всего отрешенный, и когда реальность вернулась, вышло, что почти так оно и есть. Она в самом деле покачивалась в объятиях Дункана, целеустремленно шагавшего в спальню. Самое время.

Маниакально аккуратный внутренний библиотекарь не дремал. Алекс успела сдернуть дорогое, заказанное по Интернету покрывало, прежде чем Дункан склонился с ней над кроватью.

Прохладная ткань простыней из чистого египетского хлопка коснулась лишь пяток и икр. Странно.

Алекс сообразила, что халат по-прежнему на ней, а, сообразив, не пошевелила и пальцем, пребывая в слишком дремотно-ленивом состоянии, чтобы суетиться по поводу одежды. Ну, его, этот халат. Пусть остается.

Куда занятнее наблюдать за тем, как раздевается Дункан Форбс, освобождаясь от одежды в невероятной и лестной для нее спешке. Очевидно, ему не терпелось оказаться внутри ее, как ей — его принять.

Рубашка спланировала на пол, как белый флаг капитуляции. Алекс воспользовалась моментом, чтобы получше разглядеть своего любовника. Мышцы, сплошные мышцы. Не как у чистого культуриста, как раз наоборот. Мышцы, что нарастают сами, от постоянных физических усилий. Возникали серьезные сомнения, что он вообще бывает в аудитории, не говоря уже о том, чтобы читал там лекции.

— Как тебе удается?.. — лениво полюбопытствовала она. Дункан усмехнулся, не отрываясь от своего занятия:

— Я убежденный скалолаз. Отчасти потому и оказался здесь.

Оставшись теперь в одних трусах, он заинтриговывал Алекс, которой не терпелось проникнуть под них взглядом. Чтобы не показаться слишком нетерпеливой, Алекс решила вернуться к разговору. О чем, бишь, они говорили? Ах да, о скалолазании.

— Что-то я не заметила, чтобы ты лазал по скалам.

— Радость моя, я был занят только одной мыслью — как бы забраться к тебе в святая святых.

— Как прикажешь понимать твои слова? — Она надменно приподняла ухоженную бровь.

— Мечтал, что буду тебя трахать, пока челюсть не отпадет. Так понятнее?

— Я не терплю вульгарности! — Алекс безуспешно пыталась сохранить серьезное выражение лица.

В конце концов, она не выдержала и улыбнулась, но улыбка застыла на губах, когда полосатые трусы полетели на стул.

Природа воистину одарила богатством этого мужика.

Она не могла оторвать взгляд, даже сознавая, что таращится, как девчонка, впервые в жизни увидевшая голого мужчину. Смотреть на него она могла бесконечно, наслаждаясь увиденным.

— Давай сразу к делу! — Дункан перехватил ее завороженный взгляд.

Алекс неуклюже выпуталась из остатков одежды. Вместо того чтобы галантно помочь, мистер Великий Обольститель стоял и таращил глаза.

— Спасибо, вы очень любезны! — буркнула она, отбрасывая халат.

— Ты еще роскошнее, чем я мог вообразить в самых диких фантазиях… — ответил он, и она тотчас простила его.

По натуре не склонная к ложной скромности, Алекс гордилась своей фигурой и ногами, но никогда еще ее гордость не расцветала таким пышным цветом, как под восхищенным взглядом Дункана Форбса.

Дункан помедлил.

— Чертовы презервативы! Я о них совсем забыл.

— Пошарь в тумбочке.

В мгновение ока «резиновый друг» оказался у него в руке. Но только в руке. Алекс не позволила его натянуть — только когда будет абсолютно необходимо! Грех скрывать от женских глаз такую красоту.

— Тебе когда-нибудь говорили, что твой член прекрасен?

— За последние две недели — ни разу.

Алекс сомкнула ладонь вокруг тяжелой горячей колонны члена и сжала его. Боже, он великолепен! Скульптурная вещь, которую так и хочется ласкать, целовать, пробовать на вкус, что она не замедлила проделать и с удовольствием прислушалась к мужским стонам.

Минуты ее власти над ним. После первого, самого необходимого оргазма она уже не чувствовала себя такой беспомощно покорной. Можно и потянуть время, немного помучить своего партнера. Разумеется, недолго, потому что ей тоже причиталась определенная доля внимания. Но подразнить было приятно.

Время его оргазма еще не подошло. Ему полагалось исходить от напряженного, мучительного и сладостного напряжения страсти. Пару мгновений Алекс любовалась телом Дункана.

Однако через некоторое время Дункан опрокинул ее и навалился сверху, не давая шевельнуться. Глаза его горели. Понимая, что принять в себя такую громадину не так-то просто, Алекс пошире развела ноги, обхватила ими торс и приподняла бедра.

Первый момент проникновения был упоителен. Она так долго ждала, так предвкушала, что без всякого усилия открывалась для него, а он… он осторожно продвигался вперед без всякой спешки, выжидая, когда ее тело естественным образом приспособится. Никогда еще Алекс не приходилось сталкиваться с такими размерами.

Казалось, она уже заполнена до отказа, но он все двигался вперед. На миг Алекс охватил страх, что они просто не подходят друг другу физически. Роскошной штуковины у него между ног слишком много!

Дункан приостановился — не то, услышав мысленный крик «Довольно!», не то ощутив панический спазм мышц — и замер на несколько мгновений.

Губы его двигались, касаясь лица и шеи легкими поцелуями. Рука протиснулась между телами и начала поглаживать круговыми движениями, так взвинтившими ее совсем недавно. Завороженная лаской, Алекс расслабилась. С невнятным возгласом удовольствия, сама того не сознавая, она рывком приподняла бедра и теперь приняла в себя всю его длину, так глубоко, что тазовые косточки соприкоснулись. Сколько же, однако, в ней места!

— Все в порядке?

— О да! — Она слегка подтолкнула его бедрами, давая понять, что пора двигаться.

Сжав руками плечи, Алекс подчинилась взятому им ритму.

— Вот что я называю «любовной мушкой», — заметил Дункан, целуя маленькую темную родинку рядом с левым соском.

Темп немного возрос, и с ним возросло сладостное напряжение между ног. Алекс задышала чаще.

Быстрее. Еще быстрее. Ладони соскальзывали с влажных плеч, перед глазами все плыло…

Яростная схватка тел продолжалась, выражаясь во влажных шлепках плоти о плоть. Алекс выгибалась дугой, упиваясь каждой секундой. До чего же он все-таки здоровенный!

Запрокинув голову, как спринтер в финальном рывке, Алекс напрягла мышцы таза и резко расслабилась, уносясь навстречу полному забвению и срываясь на крик. Волна внутри шла во всей своей мощи, стискивая и отпуская до предела напряженный член, пока, наконец, и Дункан не содрогнулся от наслаждения.

В груди, к которой Алекс прижималась ухом, раздался довольный смешок.

— Мы друг другу под стать!

— Что верно, то верно…

Глава 10

Дункану приснился эротический сон. Он вскочил, тяжело дыша, и первую пару секунд не мог понять, где находится. Однако когда последние обрывки сладких видений растаяли, стало ясно, что их породило: он лежал в постели с женщиной. Алекс уютно посапывала, свернувшись калачиком и прижавшись ягодицами к его паху. Благодарный поцелуй в шею заставил ее повозиться во сне. Как результат, его здоровая (во всех отношениях) утренняя эрекция превзошла все рекорды, словно никакой бурной ночи и не существовало, словно он не выложился целиком не далее чем пару часов назад.

Дункан улыбнулся, думая: ведь не солгала в тот день в машине — она и в самом деле обожает секс. Обожает самым бесстыдным образом. Кто бы мог подумать, что в медвежьем углу можно откопать такой клад!

Напряжение в паху навело Дункана на мысль о небольшой исследовательской операции. Он тотчас воплотил ее в жизнь: спустился губами по гибкой женской спине до крепких круглых ягодиц и ласково куснул каждую по очереди. От первого укуса Алекс только поежилась, второй ее разбудил.

— Чем ты занимаешься? — осведомилась она с притворным недовольством, больше похожим на поощрение.

— Да вот решил разбудить тебя романтическим поцелуем.

— Рот у меня немного выше.

— Вообще-то я к нему и двигался, но заблудился. С детства плохо ориентируюсь на местности. Все время терялся в лесу и выбирался только по тропинкам. Ага, вот как раз одна! — Дункан прижал палец к началу развилки ягодиц. — Очень многообещающая. Ну-ка, посмотрим, куда она ведет…

Он кожей ощутил беззвучное хихиканье Алекс и возросший жар ее тела. С довольной улыбкой он повернул ее на спину, и попытка «разбудить романтическим поцелуем» кончилась упоенной возней в постели.

— Как думаешь, можно скончаться от избытка секса? — слабым голосом спросила Алекс, когда он поймал губами ее последние содрогания.

— То-то была бы славная кончина… — рассеянно ответил Дункан, проникая в нее с осторожностью, на случай если и впрямь переусердствовал.

Однако Алекс обвила его торс ногами, теснее привлекая к себе, и задала такой темп, что об осторожности уже не шло и речи.

Когда объятия разжались и оба, мокрые от пота, перекатились на спину, у Дункана наконец появился шанс для романтического утреннего приветствия.

— С добрым утром! — поцеловал он Алекс в губы. Пронзительный вопль Алекс заставил его изумленно отшатнуться.

— Боже мой, я опаздываю на работу!

— Ты не на военной службе, — с неудовольствием заметил Дункан, бесцеремонно отодвинутый с дороги. — Никто не понизит тебя в чине за опоздание.

— Ничего не значит! Я упаду в собственных глазах.

Дункан нашел трогательной подобную скрупулезность на фоне смятых простыней. Когда Алекс забегала по комнате, он сначала приподнялся на локте, а потом и вовсе подложил под голову пару подушек, чтобы без помех насладиться шоу ее сборов.

И надо признать, шоу того стоило. Вряд ли нашелся бы другой такой эксперт по отработанной до миллисекунд утренней рутине.

Ни единого движения она не потратила зря с самого первого прыжка на пол чуть ли не через его голову. Кухня, туалет, ванная, кухня, ванная. Шум душа навел его на мысль о совместном омовении, но пока Дункан лениво прикидывал, соваться ли в горнило торнадо, вода перестала течь, и ноздри защекотал аромат горячего кофе.

Появилась Алекс с двумя дымящимися кружками на подносе, но вместо того чтобы снова забраться в постель и мирно, плечом к плечу насладиться напитком, со стуком водрузила одну кружку на столик рядом с Дунканом, а со второй бросилась к встроенному платяному шкафу.

Когда двери раздвинулись, у него вырвался непочтительный смешок.

— Ты сортируешь одежду по цветам?

— А ты разве нет? — От удивления она даже приостановилась.

— Боже упаси!

— Я сортирую еще и по сезонам, и по назначению, что сильно экономит время.

Алекс в считанные секунды подобрала очередной потрясающий наряд: пронзительно-голубые брюки-стрейч, шелковую белую блузку и жакетик в тон.

Затем она склонилась к… Дункан даже привстал, отказываясь верить своим глазам. Склонилась к аккуратно пронумерованной шеренге коробок на полу шкафа.

— Коробки в самом деле пронумерованы или мне мерещится?!

— Да, а что? Могу себе представить твой подход! Две пары на все про все: поношенные кроссовки на выход и очень поношенные — для прогулок, — надменно проговорила она.

— По крайней мере я обхожусь без каталога, — отпарировал Дункан, созерцая ровный, словно его вымеряли по линейке, ряд коробок.

Как раз когда он задумался о сверх аккуратности и последствиях таковой, Алекс начала свой утренний туалет с нижнего белья, и он чуть не захлебнулся слюной. Намеренно спиной к нему и извиваясь всеми формами, она натянула трусики и слегка развела ягодицы, чтобы приспособить между ними узкий кружевной ремешок.

— Ты нарочно так делаешь, да? Из мести?

Она хмыкнула, повернулась и показала ему кончик языка. За трусиками последовал бюстгальтер — нелепое приспособление, самым очевидным образом скроенное для того, чтобы выставлять напоказ то, что должно скрывать. Не то, что в старину, когда женский лифчик поддерживал грудь и не позволял ей призывно покачиваться.

Независимо от сложности белья Алекс управилась с ним менее чем за минуту, а еще через десять была полностью одета для выхода на работу. Глядя на нее, можно подумать, что она поднялась с рассветом и провела несколько часов перед зеркалом. Обычной женщине не под силу за полчаса принять душ, приготовить и съесть завтрак, прибрать за собой, одеться, подкраситься и причесаться. При всем негативном отношении Дункана к армейскому порядку ее умение и скорость впечатляли.

Когда опасность подвернуться ей под ноги уменьшилась, он выбрался из постели и сладко потянулся в надежде, что Алекс передумает идти на работу. Надежда не оправдалась. Пришлось втиснуться в несвежую одежду, коротавшую время горой на полу.

Алекс молча следила за тем, как он одевается, решая, оставить его одного в квартире или выпроводить. В свою очередь, Дункана разбирало любопытство: какова степень ее доверия к нему?

— Тебе совсем не обязательно спешить. Если хочешь, оставайся. Прими душ, съешь что-нибудь. Только, уходя, не забудь захлопнуть дверь.

Поскольку в этот момент Дункан нагнулся за джинсами, Алекс не заметила у него на лице торжества. Доверяет! Что, собственно говоря, и требовалось.

Не настолько педант, чтобы непременно мыться по утрам, он не собирался злоупотреблять гостеприимством, но надеялся при случае заглянуть сюда для быстрой ревизии. Раз уж дверь можно просто захлопнуть, значит, еще проще отпереть, если вздумалось зайти в отсутствие хозяйки. А что такого? Когда среди предков имеется криминальный элемент, надо этим пользоваться.

— Я лучше пойду. Не хочется после душа надевать мятое барахло. В гостинице можно будет сразу и переодеться, а перекушу по дороге.

Он выудил из под кровати куртку и оделся, потом привлек к себе Алекс для прощального поцелуя. Она проводила его до дверей, как после светского визита.

— Слушай, — заметил он, чтобы избавиться от нелепого положения, — все прошло впечатляюще!

Королева секса в дверном проеме адресовала ему светскую полуулыбку. Ни дать ни взять гранд-дама в дверях особняка. Но ее манеры уже ничего не меняли.

— «Потребность в кокаине является одной из наиболее трудно искоренимых привычек», — вслух прочла Джиллиан. — Да неужели!

Она отбросила брошюру и уронила голову на подушку (бывали дни, когда казалось, что на шее у нее висит тяжеленный булыжник).

Кокаин. Наркотик, загубивший лучшие годы ее жизни.

И лучшие годы жизни мужа.

Джиллиан смахнула с постели на пол брошюры, полные благих намерений. С усилием поднялась. Пора начинать новый одинокий день.

Одиночество.

Она никогда толком не умела жить одна. У каждого свои недостатки, свои фобии, идиосинкразии, свои физические и нравственные увечья. Она родилась с неспособностью к одиночеству.

Есть у людей и свои достоинства. Одни могут похвастаться храбростью, другие — силой, третьи — независимостью. Ей ничего не дано. Она должна, просто обязана на кого-то опираться. Или на что-то. На сильного мужчину. На алкоголь. На наркотики. И то, и другое, и третье дает одинаковую иллюзию безопасности.

Но если отбросить все три подпорки сразу — что тогда? Как удержаться на ногах?

Отвернув кран так, что загудели трубы, Джиллиан ступила под душ и впала в раздумье.

Взять, к примеру, Алекс. Она всегда и во всем поступает так, как надо. Умница, образованная, ко всем приветливая, всеми любимая. Ее, Джиллиан, прежде тоже любили. Ей от рождения дано мастерство куртизанки. Из-за нее соперничали.

На переменах, пока Алекс обсуждала с одноклассницами план работы того или иного кружка, Джиллиан наводила красоту, заигрывала с ребятами, а порой и не только заигрывала.

Тогда сестры помогали друг другу: она учила Алекс флиртовать, а та натаскивала ее по предметам и в конце концов написала за нее сочинение на аттестат зрелости. Джиллиан кое-как окончила школу, однако дальше дело не пошло.

Алекс вскоре расцвела и превратилась в секс-бомбу. Недолговременное равенство накренилось, как качели, когда с них соскакивает один из играющих детей. Второй нередко валится на землю, и так случилось с Джиллиан.

Не странно ли, что теперь приходится снова обращаться к сестре за помощью? Странно и неприятно, но что делать! Запасы того, на что можно опереться, иссякли. Алекс умеет задирать нос, а ее успехи будут раздражать чем дальше, тем больше, но, может, не настолько, чтобы стало невмоготу. В конце концов, они одна семья. Если не к ней, к кому еще обращаться?

Алекс, Алекс. Думает, что Джиллиан не замечает, как сестра за ней наблюдает. Интересно почему? Боится, что она насует кокаина в детские книжки? Нанюхается и станет корчить рожи во время чтения вслух? Или пройдется по библиотеке в нижнем белье?

Джиллиан припомнила единственный раз, когда ей разрешили почитать малышам. С тех пор она только и мечтала о том времени, когда это станет ее обязанностью. У нее неплохо получилось! Вообще детишки намного занятнее взрослых, и заниматься с ними, даже просто наблюдать за их возней, приятнее, чем любое другое занятие. Вот почему при каждом удобном случае она заглядывает в детский уголок. Мамаши всегда готовы спихнуть ей своих чад, чтобы вволю посплетничать или пошарить по полкам с женскими романами. А ей и в радость. Только детишки и не считают ее пропащей, не бросают косых взглядов, не стараются держаться подальше, как от зачумленной. У них такие круглые, румяные, довольные мордашки. Их так легко порадовать. Каждое яркое пятно для них — целый мир, а уж если увидят в книжке что-то знакомое: лошадку, корову, собачку, — то от счастья заливаются смехом…

Утром звонил Эрик. Он ее разбудил, и спросонок знакомый голос в трубке прозвучал так, словно ничего не изменилось. На миг ей показалось, что все в полном порядке…

Джиллиан вылила на ладонь немного шампуня и взбила обильную пену на волосах, которые так и не подрезала, хотя уход отнимал много времени и сил. Эрик любил ее длинные волосы. Когда-то это имело значение и для нее, а теперь все равно. Где та веселая, полная надежд девчонка?

Сжимая и разжимая в волосах скользкие от шампуня пальцы, Джиллиан думала о дорогах, по которым могла пойти, но не пошла, и о той, которую выбрала, — дорогу в никуда.

Вода крутила пенные пузыри и уносила в сток, и казалось, что вместе с ними туда впустую утекает ее жизнь.

Вечером, когда Алекс перестилала постель, неожиданно зазвонил телефон.

Ей всегда нравилось менять постельное белье, стелить свежие, прохладные, хорошо выглаженные простыни, которые пахли саше с лавандой. Нижнюю она еще и посыпала лавандовой пудрой, вычитав в одном из библиотечных журналов, что это залог крепкого здорового сна.

Вырванная из приятных мечтаний, она вздрогнула от звонка. Ноги предательски ослабели. Неужели Дункан с очередным нескромным предложением?! Сегодня он подстерег ее за дальними стеллажами и, грубо говоря, облапал, то есть со свойственной ему беспардонной наглостью проследил сквозь брюки контуры трусиков. Получив по рукам, он отступился, но, как видно, ненадолго.

Попытка раздуть в себе праведный гнев не удалась. Вообще-то Алекс не принадлежала к женщинам, готовым броситься на первый же свист, но в данном случае едва удерживалась, чтобы не свистнуть самой.

— Алло! Кто звонит?

— Эрик!

Все эротические фантазии тотчас улетучились, ноги перестали трястись и напряглись, как для пробежки на длинную дистанцию. Тон Эрика не предвещал ничего доброго, да и звонил он только по одному поводу.

— Проблемы с Джилл?

— Больше чем просто проблемы! Я зашел с ней повидаться и заодно начать разговор насчет продажи дома. Господи, такого не ожидал даже я! Она словно взбесилась! Набросилась на меня с кулаками в буквальном смысле слова! Никакие уговоры не действовали, она продолжала бесноваться, как буйно-помешанная! — Эрик судорожно, со всхлипом, набрал в грудь воздуха. Казалось, он едва сдерживается от рыданий. — Чтобы положить конец сцене, я хотел уйти, но она побежала следом и… и скатилась с лестницы!

На один короткий момент Алекс пожалела, что сняла трубку. Меньше всего ей сейчас хотелось бросаться на помощь вечной неудачнице Джиллиан, ставить ее на ноги, отряхивать с нее пыль. Жестокосердно? Допустим, но у нее только что начался многообещающий роман, который вряд ли продлится дольше двух месяцев, поскольку его герой в городе проездом. У нее теперь каждая минута на счету, особенно если вспомнить прошлую ночь. Наконец жалость оттеснила досаду.

— Она сильно расшиблась?

— Да уж набила синяков! Впрочем, с дрянью в крови она, наверное, мало что почувствовала.

Что-то в душе у Алекс надломилось с почти слышимым треском.

В последнее время Джиллиан так хорошо себя вела, так старалась в библиотеке, что она позволила себе надеяться на благополучный исход, на какие-то глобальные перемены. И вот все пошло прахом в который раз…

— Ну, знаешь ли, так не пойдет! Я обращаюсь в клинику — и точка!

— Ради Бога, Алекс, не надо! Я обещал Джиллиан, что… что мы по крайней мере повременим. Время! Дай ей побольше времени! Вспомни, сколько всего на нее навалилось: наш развод, дедушкина смерть…

— Тем более она нуждается в лечении. Любовь — это в первую очередь забота.

Тем не менее в глубине души Алекс и сама не знала, что делать.

— Алекс, умоляю!!! Если бы мне пришло в голову, что ты так все воспримешь, я бы не позвонил! Все обошлось, Джиллиан наверняка раскаивается, а когда утром проснется, то уже не будет помнить, откуда у нее синяки и ссадины. Ведь это уже не в первый раз!

Выслушивая мольбы, Алекс чувствовала себя распоследней стервой. Эрик, святой человек, готов на все ради женщины, которая только что набросилась на него с кулаками, а она хочет спихнуть проблему на какую-то клинику. Внутренний голос все-таки настаивал, что как раз больница и есть правильный выход. Куда приведут Джиллиан подобные выходки?

— Нет, не забудем, Эрик. Ты правильно сделал, что позвонил. Вот что, я сейчас же заеду к Джиллиан.

Положив трубку, Алекс вернулась к своим простыням, но мысли текли теперь совсем в ином направлении. Чуть позже, взяв со столика в передней ключи от машины, она как будто подняла стопудовый груз и приготовилась нести далеко-далеко, до конца своей жизни.

Телефон снова разразился звонком.

— Я уже в пути! — отчеканила она, чтобы пресечь очередные жалобы, все равно — Эрика или Джиллиан.

— Не терпится завалить меня в постель? — раздался в трубке дремотный, невыразимо сексуальный голос Дункана, от которого ноги снова подкосились. — Такие женщины как раз в моем вкусе.

— Черт, ну почему ты не позвонил на четверть часа раньше? — со стоном спросила Алекс. — Теперь у меня на шее семейный кризис.

— Что-то их многовато для особы практически без всякой родни.

— Да уж, хватает. — Подумать только, целый день обмениваться пылкими взглядами, взвинчивать себя для постели — и все впустую! — Если получится решить все быстро, дам тебе знать.

— Помощь нужна?

Вот оно снова — спокойное, само собой разумеющееся предположение, что он может взвалить на себя часть ее проблем. И то же невыразимое облегчение на душе, как в тот злосчастный день, когда, убегая от мертвого тела, она наткнулась у входа на Дункана Форбса. Все вдруг показалось далеко не таким ужасным и уж точно не безнадежным, а стопудовый груз сильно потерял в весе. — Спасибо, сама справлюсь. Нужно только облепить Джиллиан пластырем, раскрасить йодом и подсунуть упаковку носовых платков.

— Ах вот что! Чисто женские проблемы не для меня, — заметил Дункан прочувствованно.

— Герой нашего времени!

Тем не менее, вешая трубку, Алекс снова улыбалась. Если удастся быстренько утешить Джиллиан и уложить ее в постель, можно будет улечься тоже, и притом не одной.

Чтобы не терять времени, она рванула с места в карьер и направилась в квартал блочных домиков, где когда-то вздумалось обосноваться молодому семейству Мунн. При приближении к дому бросились в глаза освещенные окна. Казалось, в доме зажжены абсолютно все светильники.

Слушая бормотание Эрика по телефону, Алекс испытывала в основном раздражение, которое не покидало ее всю дорогу к инфантильной сестрице. Бьющий из окон свет не улучшил настроения — в нем заключалось что-то от нездорового наркотического веселья.

Остановив машину почти у самых ступенек, Алекс прошагала к двери и заколотила в нее кулаком, невзирая на то, что рядом красовался вполне исправный звонок. Ей просто необходимо было хоть немного выпустить пар, тем более что откуда-то из глубин дома слышались рыдания.

Однако когда незадачливая сестра отворила дверь, раздражение неохотно потеснилось и уступило часть места жалости. На щеке Джиллиан красовалась отметина, уже припухшая и обещавшая через сутки расцвести всеми цветами радуги. Из прорехи торчала коленка с большой ссадиной, а из-под копны растрепанных волос виднелись красные от долгого плача глаза.

Одна бретелька оторвалась, воздушная блузка висела вкривь и вкось, обнажая округлость груди. Все соблазны и прелести, когда-то вскружившие не одну голову, выглядели теперь какими-то поникшими и поблекшими. Некогда искристые голубые глаза казались водянистыми, как у дряхлой старухи.

С некоторым удивлением Алекс заметила, что сестра держит в руке ключи, а с плеча у нее свисает джинсовая дорожная сумка. Весь вид ее, настолько потерянный и беззащитный, пронзил Алекс состраданием, и она раскрыла объятия сестре, прежде чем с губ сорвались какие-то жестокие, пусть даже и справедливые слова.

Пока Джиллиан рыдала у нее на плече, она по не вполне понятной причине вспоминала старший класс. «Синий чулок» с чудовищным гардеробом, она нуждалась тогда в ободрении и поддержке и, сидя в комнате Джиллиан, рыдала от неразделенной любви к Джейкобу Кокопатрику, теперь лысому, как коленка, папаше троих детей и владельцу магазина списанного военного обмундирования в Сиэтле.

Помнится, сестра явилась тогда за полночь, через окно, чудом поднявшись по виноградным лозам. Не то чтобы вдребезги пьяная, но более чем просто навеселе, она рухнула в постель и невнятно осведомилась:

— Че… чевой-то?

Несчастная сверх всякой меры, ободренная нетрезвым состоянием сестры, Алекс тогда выболтала все свои горести.

— Я такая уродина! — рыдала она. — Ни один парень никогда не захочет со мной встречаться!

— Ты не уродина, просто надо работать над собой.

Чтобы сформулировать свою мысль, Джиллиан долго подыскивала каждое слово, а подыскав, с облегчением вставляла после него другое, нецензурное. Тем не менее ее объяснения явились для Алекс откровением и, можно сказать, в корне изменили ее жизнь.

Самое странное, разговор не улетучился из памяти Джиллиан, и на другое утро она к нему вернулась. Она помогла Алекс найти свой стиль. Ну как повернуться спиной к тому, кто однажды по-настоящему выручил?

— Иди умойся, — мягко предложила она, когда сестра выплакалась. — Я знаю, что случилось, Эрик мне рассказал.

Джилли отпрянула и прикрыла ладонью отметину на щеке.

— Рассказал? — повторила она голоском обиженной девочки.

— Да, что ты скатилась с лестницы, когда преследовала его в попытке побить, — с добродушным смешком повторила слова Эрика Алекс.

После короткого замешательства лицо Джиллиан залилось малиновым румянцем. Она отвернулась и пнула ногойстену, быть может, мысленно видя перед собой добрую самаритянку-кузину.

— Ты всегда веришь каждому его слову!

Вот и подставляй после такого плечо. Алекс снова ожесточилась.

— Неблагодарное ничтожество! — закричала она. — Я пытаюсь помочь… мы оба из сил выбиваемся, чтобы направить тебя на путь истинный! Но довольно, теперь пойдешь в клинику!

— Почему тебе даже в голову не приходит, что Эрик может врать как сивый мерин?! — закричала Джиллиан еще громче, во всю мощь голосовых связок, явно снова на грани истерики.

Алекс напомнила себе, что она-то не страдает от наркотической зависимости и вполне способна владеть собой. Глубоко подышав, она немного успокоилась и начала все сначала:

— Пойми, ты нуждаешься в квалифицированной медицинской помощи. Наговаривая на Эрика, ты только выставишь себя в жалком свете.

— Как ты можешь? Как можешь?! — буквально взвыла Джиллиан и затопала ногой, как малыш, которого лишили сладкого.

Однако уничтожающая реплика замерла на губах Алекс, когда к ней обратились глаза, полные безмерной горечи.

— Да ведь Эрик, он… — прикусила губу и вдруг отчеканила: — Пошла ты в задницу!

Она бросилась к двери, плечом оттолкнув Алекс с дороги. Та осталась стоять, хлопая от неожиданности глазами. Когда же сообразила, что происходит, оказалось уже поздно. Она выбежала следом, крича, что не позволит ей в таком состоянии сесть за руль, умоляя не дурить и тому подобное, но ответом стал гневный рев мотора. Машина вылетела на проезжую часть почти со скоростью гоночной, с визгом развернулась и умчалась.

С минуту Алекс находилась в шоке, рисуя себе улицы Свифт-карента, забросанные телами невинных жертв безумия Джиллиан: всех тех мальчишек, что выскочили на проезжую часть в запале игры, собак и их владельцев, чинно переходивших дорогу по «зебре» перехода, мамаш с детишками, что уж совсем не лезло ни в какие рамки. Интересно, сколько раз бедняга Эрик стоял вот так, воображая самое худшее? Тюфяк! Впрочем, и сама она не лучше. Позволила втянуть себя в скандал. Вместо того чтобы успокоить истеричку, она добавила ей запала. Что же делать? Бросаться ей вслед? Но погоня только подзадорит Джиллиан и поставит под угрозу еще больше жизней, включая их собственные.

В конце концов, Алекс выхватила из кармана мобильный телефон и набрала номер, который первым пришел в голову.

— Том, это Алекс! Нужна помощь.

Джиллиан понятия не имела, куда едет, и не заботилась об этом. От слез саднило уже не только глаза, но и все лицо, щеку дергало от боли. Тушь растеклась и мешала видеть. Страшно подумать, до чего она зареванна. Куда же теперь? Все равно куда, лишь бы подальше.

В который уже раз слезы иссякли, а горло перехватило. Теперь она могла лишь беспомощно, жалко икать и всхлипывать. Как все по-детски! Хотелось курить, но руки дрожали так сильно, что нечего и думать снять одну с руля. Пришлось бы остановиться, однако горечь и обида гнали вперед.

Джиллиан взглянула на приборную панель. Бензина хватает. Еще примерно полбака есть в нудном сером «форде», купленном по настоянию Эрика. Помнится, он сказал, что у красного «мустанга», который пришелся по вкусу ей, разнузданный вид. Подумаешь! Как раз, поэтому она его и выбрала.

С пятью десятидолларовыми бумажками в кошельке и запущенным на полную мощность диском Шерил Кроу Джиллиан неслась неизвестно куда. Много лет назад она вот так же покидала город, но тогда она вообще ничего не имела. Может, потому и не повезло. Может, теперь все будет иначе. С тех давних пор удача так и не повернулась к ней, скорее отвернулась окончательно.

Почти у самых границ города Джиллиан услышала за спиной полицейскую сирену. В боковом зеркальце замигало. Она притормозила, чтобы пропустить машину, потом решила заодно выкурить сигарету и повернула на обочину. Сигареты не вполне утоляли потребность в более сильной эйфории, но по крайней мере притупляли ее.

Джиллиан порылась в сумочке в поисках полупустой пачки «Мальборо», так давно вскрытой, что табак почти выдохся. Всецело поглощенная поиском, она не заметила, что полицейская машина тоже вырулила на обочину метрах в пяти впереди нее.

Звук приближающихся шагов заставил поднять голову. Ладно скроенный мужчина в хорошо отглаженной форме, в начищенных сапогах шел к ней. Его просто невозможно было ни с кем перепутать.

Джиллиан поняла, что он тут не случайно. Алекс постаралась.

— Ну, спасибо тебе, сука! — пробормотала она, заметила в распотрошенной сумочке темные очки и поспешно их нацепила.

Дужка проехалась по распухшей щеке, заставив поморщиться. Тряхнув головой, чтобы волосы упали налицо, Джиллиан снова занялась поисками. Слава Богу, пачка нашлась.

Она прикуривала тщательно, с нарочитой медлительностью, усилием воли подавляя дрожь пальцев. Раз уж он здесь, пускай ждет. Когда сигарета разгорелась, она опустила стекло, но не потрудилась уменьшить звук проигрывателя.

— В чем дело? — спросила она, не поворачивая головы, чтобы пострадавшая щека не бросалась в глаза.

Ответа не последовало. Пришлось немного повернуть голову, по крайней мере настолько, чтобы видеть выражение его лица. Можно не утруждаться — Том Перкинс умел сохранять абсолютно бесстрастный вид. Очень может быть, что бесстрастие он надевал на себя по утрам вместе с формой.

— Хочу кое о чем спросить тебя, Джиллиан.

Он и не пытался перекричать вопли Шерил Кроу, поэтому пришлось читать по губам, что не так уж легко в темных очках и надвигающихся сумерках. Один — ноль в его пользу. Джиллиан выключила музыку.

— О чем?

— У тебя все в порядке?

— Тебе-то что за дело?

Том покачался на пятках, заложив руки за спину, словно не знал, что еще с ними делать. Жаль. Руки у него красивые. Большие, крепкие, с широкой ладонью — руки хорошего парня.

— Куда держишь путь?

— О чем речь? О превышении скорости?

— Нет.

— Ах, так ты ведешь светскую беседу? Извини, не поняла!

Том адресовал ей непонятный взгляд. Глаза у него такие же зеленые, как годы назад, когда снились ей по ночам. У Джиллиан мелькнула абсурдная мысль: хорошо бы повернуть время вспять! Ступить в один жаркий летний день и прожить его заново, по-другому. Тогда иным казалось бы все, вся ее жизнь до последней минуты.

— Выйди, пожалуйста, из машины.

Не хочет она выходить. Хочет просто ехать и ехать вперед, куда подальше. Почему ее не оставят в покое?

— Зачем?

— По поводу жалобы на неосторожное вождение, мэм.

— Мы знакомы столько лет, что можешь засунуть свое «мэм» себе в одно место! Я отлично знаю, кто на меня настучал. Говорю тебе, со мной все в порядке!

На один короткий миг в уголках его глаз залегли насмешливые морщинки, и Джиллиан смутилась, поняв, что хнычет, как маленькая девочка. А все Алекс! Стоит вспомнить о ней, как всплывает обида.

— Послушай, — сказана она, стараясь говорить внятно и рассудительно, — я не пьяна, не под наркотой и не спятила. Отпусти, ладно?

Голос дрогнул, но ненавидеть себя можно и потом, а сейчас она хотела только одного: чтобы ей верил хотя бы один человек во всем мире. С близкими не повезло, ну и черт с ними! Пусть Том будет тот, кто неизменно добр к незадачливым и обделенным. Том Перкинс выхаживал птиц со сломанными крыльями и хромых собак. Неужели у него не найдется доброго слова для глупой девчонки с подбитым глазом?

— Выйди из машины, — повторил он и открыл дверцу.

Им не дано понять, как унизительно, когда тебя раз за разом выставляют лгуньей. Скрипя зубами, Джиллиан выключила зажигание, выбросила наружу злобно, как нечто чужеродное, ноги в сандалиях на толстой подошве.

Выпрямилась и пошатнулась.

Глава 11

Она могла бы самым позорным образом рухнуть на пыльную землю, если бы Том ее не подхватил.

— Ну вот, теперь ты думаешь, что я не держусь на ногах! — Джиллиан высвободилась из объятий, в которых ей отказали много лет назад, и с вызовом крикнула: — У меня разбита коленка!

Про колено она совсем забыла из-за боли в щеке, и вот оно напомнило о себе. Казалось, кто-то воткнул туда раскаленный вертел.

— Лицо разбито тоже, — заметил Том.

— Тебе следовало пойти в детективы, а не в полицию!

— Сможешь дойти до машины?

Он указал в сторону мигающих огней. Джиллиан украдкой огляделась. Дорога пустынна, но с ее везением вряд ли это долго продлится.

— Зачем?

— Подышишь в трубочку.

Только скрестив руки на груди (самое теплое объятие, которое мог предоставить ей паршивый городишко), Джиллиан заметила лопнувшую лямку и то, что грудь обнажена чуть не до соска. Но хуже всего (и, вообще говоря, хуже всего на свете) то, что проклятый сержант Перкинс не бросил туда ни единого заинтересованного взгляда.

— Я не обязана дышать в трубочку! Ты не имеешь права меня заставлять!

— Верно. И очень жаль. — Впервые за все время разговора в его голосе послышалось что-то человеческое.

— Почему?

— Черт возьми, Джиллиан! Да потому что я тебе верю. Ты можешь отказаться от теста, но тогда на основании жалобы мне придется отвезти тебя в участок. Пару миль я ехал за тобой, и скорость чем дальше, тем больше возрастала. Причиной может быть как сильное потрясение, так и алкоголь. Если ты в самом деле не пила, тест подтвердил бы это, и оснований для ареста не останется.

Из всей тирады она восприняла одну-единственную короткую фразу.

— Ты мне веришь?

Том кивнул.

Прежде чем опереться на руку, которую он ей предложил, чтобы отвести к машине, Джиллиан бросила и затоптала окурок.

Тест не занял много времени. К губам он поднес пластмассовую трубку, она пару раз дыхнула, Том проверил показания и одарил ее одной из своих редких улыбок — тех, что совершенно его преображали, превращая из бесчувственного стража закона в самого потрясающего парня, какого ей только приходилось встречать.

— Ну, что я говорила! — воскликнула она с торжеством, и в ее восклицании слышалось что-то от прежней бесшабашной девчонки.

— А теперь рассказывай, что случилось.

Джиллиан хотела лишь поощрения, чтобы излить душу, потому что данный конкретный человек умел по-настоящему слушать. Но восемь лет непрерывной лжи не так-то просто перечеркнуть. Открыв рот, она поняла, что не может произнести ни слова правды.

— Сегодня я… ну… очень расстроилась… не важно из-за чего! Главное, что не смотрела под ноги и свалилась. Потом еще Алекс заглянула… мы поругались — все одно к одному.

— Что значит «свалилась»? С чего-то или на что-то? — уточнил Том небрежно.

Джиллиан не вчера родилась. В конце концов, он полицейский. Правда, он не записывал.

— Составишь рапорт?

— Нет, все останется между нами.

— Тогда… я споткнулась и свалилась прямо на ребро открытой двери… да, и потом еще пересчитала ступеньки у входа.

— Правда? — Некоторое время Том внимательно смотрел на нее, потом заметил: — Знаешь, можно ведь привлечь и дверь. Запретить ей приближаться к тебе более чем на сто метров. Если сочтешь нужным, позвони.

Она едва вытолкнула «Ладно» через саднящее горло.

— Подожди здесь.

Том пошел к ее машине, достал с сиденья сумку, поднял окно и запер дверь. Вернулся.

— Зачем ты так сделал?

— Подброшу тебя домой. С такой коленкой ни к чему давить на педали. Еще наделаешь дел. Вот что, давай по дороге заглянем в больницу.

— Совершенно ни к чему. Дома приложу лед, и все будет в порядке.

Том вел машину в молчании, такой спокойный, такой уверенный в себе. На ручке «бардачка» болтался освежитель воздуха, оформленный в виде деревца, — она и не знала, что такие еще продают. Ехали молча. Тишина нервировала. Джиллиан поправила очки раз, другой, потом сняла и пихнула в сумочку. Не зная, куда девать руки, поддернула сползающую блузку.

Ну хоть какой-нибудь звук! Пусть даже полицейское радио!

— А что, у тебя в машине радио нет? Если верить телевидению, оно есть в каждой полицейской машине.

— В моей есть монитор.

— Круто!

Новая затяжная пауза.

— Мы с Эриком разошлись.

«Поздравляю, Джилл! Умеешь ты вступить в светскую беседу. С тем же успехом можешь брякнуть, что всю неделю окно спальни будет оставаться открытым, на случай если ему все-таки захочется тебя навестить».

Воспоминания обожгли.

— Знаю.

Допустимая скорость в окрестностях города — тридцать миль. Как и следовало ожидать, на его спидометре — двадцать девять. Таким манером он привезет ее домой как раз к утру.

— Вообще-то положено реагировать: «Надо же! Мне так жаль!»

Послышался смешок, в котором Джиллиан уловила больше иронии, чем сочувствия.

— Лично мне не жаль нисколько.

Если бы только сердце могло стесниться от радостной надежды: ему небезразлично ее семейное положение! Но она слишком хорошо знает Тома Перкинса. Он имел в виду то, чего и остальные не говорили ей в лицо только из вежливости. Молодец Эрик Мунн, что, наконец свалил с плеч такую обузу.

— Тем лучше для меня! — заявила она с вызовом.

— Я тоже так думаю.

Вот такое заявление по-настоящему неожиданно, и Джиллиан, не сумев скрыть удивления, уставилась на Тома во все глаза. Глупое сердце, которое, похоже, так ничему и не научилось, все-таки подпрыгнуло в груди.

— Соседи скажут: «Достукалась!» — заметила она, когда под колесами захрустел гравий подъездной аллеи. — Давненько меня не доставляла домой полиция. Лет с двенадцати, если не ошибаюсь. — Она бросила на своего спутника вороватый взгляд. — А лекция будет? О том, как следует и не следует себя вести?

— Нет. Мое дело — доставить тебя домой в целости и сохранности.

— Как был бойскаутом, так и остался! — буркнула Джиллиан.

— Может, остался, а может, и нет…

Он, в самом деле так сказал или ей послышалось? Скорее — второе. Во время ломки случаются слуховые галлюцинации.

Она вовремя вспомнила о поврежденном колене и оперлась на ногу с осторожностью, но боль только и поджидала. Повиснув на ручке дверцы, Джиллиан пережидала приступ со стиснутыми зубами. Дверь казалась бесконечно далеко, и к ней еще нужно взобраться по каменным ступенькам.

«Ладно. Не получилось сбежать от проблем, значит, придется перед ними предстать. Будь мужественной, девочка, и тебе зачтется».

Джиллиан сделала шаг. Взгляд наткнулся на руку, готовую поддержать, если у нее не хватит сил.

Ну уж нет! Решила надеяться только на себя — значит, придется так дальше и жить. Захватив зубами край нижней губы, Джиллиан шагнула снова. И прикусила губу до крови, удерживая стон.

Послышалось проклятие, потом: «Не валяй дурака!» — и ее подхватили на руки.

Боже мой, хорошо-то как!.. Том сильный, он может нести ее хоть милю. Или две. Джиллиан уронила голову на широкую грудь, от которой исходило тепло и пахло чем-то официальным… видимо, формой, участком и тому подобным.

К двери они пришли намного быстрее, чем ей хотелось, но Том еще не счел свою миссию законченной. Он отпер дверь (должно быть, Алекс заперла ее за собой, уходя), потом боком, чтобы не задеть косяки своей живой ношей, перешагнул порог и прошел в жилую комнату. Джиллиан оказалась на диване, прямо с ногами.

— Спасибо, что подбросил меня…

Она запнулась, не сумев выдавить из себя слово «дом».

— Я пока не ухожу. Где кухня?

— Налево по коридору.

Размеренные шаги удалились, в отдалении послышались шумы и шорохи.

Джиллиан позволила себе на минуту расслабиться. Сандалии мешали. Она сняла их, потянулась поставить на пол и только тут заметила на журнальном столике записку. Чистенький прямоугольник бумаги с одной строчкой знакомым аккуратным почерком. Наверняка: «Джилл, позвони сразу, как только вернешься!» Ха! Так она и позвонила! Дорогая кузина может взять свои нотации и засунуть себе в задницу. Но в записке стояло: «Беспокоюсь. Алекс».

Скомкав бумажку, Джиллиан сунула ее в карман джинсов. Вернулся Том с полотенцами в руках. Не слушая протестов, он обтер разбитое колено мокрым полотенцем, прикрыл еще одним, сухим, а сверху водрузил третье, полное колотого льда. Он сделал все быстро и профессионально.

— Спасибо.

— Я бы прихватил еще льда, на щеку, но теперь слишком поздно — синяк все равно проявится. Он и так уже виден.

Ну, значит, хорошо, что рядом нет зеркала. Джиллиан поморщилась:

— Жуткий вид?

— Я видывал и похуже. — Том выпрямился и переступил с ноги на ногу, словно не зная, что делать дальше. — Может, хочешь чаю?

— Нет, спасибо, — с невольной улыбкой ответила она.

— Позвонить кому-нибудь? Сестре?

— Обойдусь. — Улыбка вмиг исчезла, словно ее выключили. — Посижу здесь, посмотрю телевизор, а потом лягу.

— Ключи от машины я заберу. Завтра пригоню ее.

Просто какое-то бюро добрых услуг! Он всегда такой, Том Теркинс. Добр ко всем, кто попал в беду. Даже к ней.

— Ты очень добр.

Ну, теперь он точно уйдет. Однако он не ушел, а, наоборот, приблизился и стоял, глядя сверху вниз, с бесстрастным полицейским лицом.

— Кто подбил тебе глаз?

В горле снова начало саднить — привычная аллергия на слетающую с языка ложь.

— Говорю же, дверь!

— Я вот думаю, может, твой подбитый глаз имеет какое-то отношение к трупу человека, что лежит сейчас в морге? Между прочим, он не сам себя отправил на тот свет.

— Отношение? Нет, что ты!

— Я просто так, на всякий случай спросил.

— Ах, на всякий случай… — посмотрела на свои руки и заметила, что большой палец у нее тоже сильно ободран. — Спасибо, что там, на дороге, поверил мне.

Он ничего не ответил, просто стоял и смотрел, и ее вновь охватило абсурдное чувство, что время может течь и вспять, если очень захотеть. Давнее, но не забытое тяготение вернулось — может быть, потому что и взгляд был прежний, именно такой, каким когда-то юный Том Перкинс смотрел на юную Джилл Форрест.

— Почему, ну почему ты не залез ко мне в спальню тогда, когда я оставляла окно открытым?! — вырвалось у нее.

Он повернулся и пошел к выходу, все так же молча, но у самой двери приостановился:

— Ты слишком быстро сбежала из города. Что, черт возьми, он хочет сказать?

Однако прежде чем она успела повторить вопрос вслух, он вышел.

Глава 12

Дункан вздрогнул, когда на поясе у бедра завибрировал телефон, звук которого по вполне понятной причине он отключил. Хирургические перчатки не придавали ловкости, но он сумел отцепить телефон, не уронив.

Звонила Алекс. Он покачал головой, поражаясь шуткам судьбы.

— Привет!

— Привет, Дункан. Где ты сейчас?

— Ты чем-то расстроена?

Она бы расстроилась и того больше, если б знала, что в данный момент в ее собственной квартире он просматривает содержимое базы данных ее личного компьютера (отправился сюда сразу, как они распростились, в надежде что семейный кризис затянется).

— Да, я расстроена. А известно тебе, что в таких случаях требуется?

— Полагаю, что известно.

— Правильно! — Голос звенел от нервного напряжения. — Встретимся у меня на квартире.

— Отлично, — согласился он со смешком. — Считай, что я уже там.

Меньше двух минут ушло на то, чтобы выключить компьютер и захлопнуть за собой дверь. Дункан вышел из здания через черный ход, пробежался пару кварталов до своей машины, побросал в багажник отмычки, перчатки, бейсболку и черную ветровку. На сиденье коротал время твидовый пиджак, в который он и облачился, сразу приняв достойный вид. Теперь никто, даже случайный свидетель, не узнал бы в нем человека, недавно входившего в ту же самую дверь. Маскировка — великая вещь!

Дункан сел на водительское сиденье и призадумался над своими открытиями.

Алекс собрала отличную коллекцию травяного чая, но пила в основном крепкий черный кофе. Эротические издания на верхней полке встроенного шкафа, разложенные по номерам, занесены в каталог. Бюджет она вела с той же скрупулезной точностью, с которой систематизировала библиотечные книги, причем с помощью специальной программы. В папке удаленных писем на компьютере нашлись действительно сочные, годичной давности, — насколько Дункан мог понять, во время разлук Алекс и ее приятель переходили на киберсекс. Не женщина, а сплошные контрасты.

Одно ясно: она не держала Ван Гога у себя на квартире ни открыто, ни припрятанным. И не ясно, где он мог быть, так что свидание предстояло между одинаково расстроенными любовниками.

Кстати, о контрастах, подумал Дункан. Вот, к примеру, один, от которого он и рад бы отмахнуться, да невозможно: Алекс рассуждала о каком-то животном сексе душераздирающим тоном женщины, которая больше всего нуждается в простом дружеском объятии.

Он вздохнул. Дружеское объятие по отношению к женщине у него и раньше не слишком выходило, а теперь и подавно. Но он и не сексуально озабоченный козел.

По крайней мере не всегда.

Второй раз за день переступая порог квартиры Алекс, Дункан напомнил себе, что не стоит с ходу сбрасывать одежду. Не тот случай.

А жаль.

— Привет! — бросила Алекс чувственным голосом, в котором слышалось: «Пойдем скорее в кровать».

Словно нарочно, чтобы его помучить, она успела переодеться в короткий шелковый халатик телесного цвета с рисунком из роз. Дункан вообразил себе палитру красок, которые позволят запечатлеть дымчатый оттенок ткани, густой кармин губ, матовую белизну кожи, нежный румянец щек и печальную глубину глаз.

Увы, для изображения подобного на холсте нужен много больший талант, чем у него. Он знал, что не отважится, а потому запечатлел Алекс в памяти. Со времени его приезда в Свифт-карент они встречались много раз, но даже в день убийства она не выглядела такой подавленной.

— Эй, эй!

Дункан захлопнул дверь и внезапно понял, что ему не придется снова и снова напоминать себе, что он здесь не ради секса. Он привлек Алекс к груди, и она укрылась в его объятиях, как спрятавшаяся от бури птичка.

— Хорошо, что ты пришел… — Она овеяла его теплом дыхания.

— Трудный день?

Она кивнула, пощекотав подбородок шелковистой макушкой. Дункан увлек ее в спальню, уложил и, подобно заботливому супругу, подоткнул вокруг нее одеяло. Алекс выглядела как один комок нервов: вокруг глаз залегли тревожные морщинки, руки комкали под одеялом край халатика. Не спрашивая, он начал массировать сведенные напряжением плечи. Она благодарно застонала. Зная, что всегда лучше выговориться, он решил вызвать ее на беседу.

— В чем хоть дело?

Она неопределенно повела плечами, но не ответила. Дункан терпеливо ждал, не прекращая массажа.

— Что я за человек! — наконец прошептала Алекс. — С Джиллиан случилась беда, но вместо того чтобы утешить и поддержать, я пригрозила отправить ее в клинику.

— Только не нужно самобичевания. Ничего страшного не случилось.

Неудивительно, что плечи у нее совсем окаменели — на них столько всего навалилось, а помочь некому.

— Понимаешь, я только-только начала снова ей верить — и вот результат. Знаешь, сколько раз такое уже случалось? Она умеет прикинуться несчастненькой, а потом раздуть скандал. Я снова купилась на тот же старый трюк. — Алекс прикрыла глаза, словно нарочно, чтобы под закрытыми веками могла пройти череда неприятных воспоминаний. — Потом она умчалась на машине как полоумная, и пришлось ввести вдело полицию, иначе неизвестно, чем бы все кончилось. Теперь я извожусь страхами за Джиллиан, злюсь на себя за то, что не справилась с ситуацией, не говоря уже об убийстве, которое еще не раскрыто.

— Ну, в последнем случае ты никак не можешь повлиять на события, — резонно заметил Дункан, размышляя над ее могучим чувством долга, — да и в остальном сделала что могла.

— То есть малую толику того, что требовалось, — горько усмехнулась Алекс.

— Смотря с чем сравнивать. — Он поцеловал ее в кончик носа. — По-моему, тебе нужно выспаться.

— А ты побудешь со мной?

— Могу даже остаться на ночь. — Он достал из кармана зубную щетку. — Вообще-то я и собирался.

— М-м-м…

Умывшись и почистив зубы, Дункан оставил щетку в стаканчике, рядом со щеткой Алекс. Такой шаг отдавал уже серьезными, долговременными отношениями, чего до сих пор ему удавалось с успехом избегать.

Чинно погасив в ванной свет, Дункан вернулся в спальню и забрался под одеяло. Не успел он оглянуться, как Алекс уже лежала головой в выемке его плеча. Единственным знаком внимания, которого он удостоился за свое примерное поведение, стал поцелуй в щечку, в точности такой, какой получает на ночь муж после тридцати лет брака.

Что ж, и в этом есть своя прелесть. Дункан улыбнулся в темноту.

Алекс дремотно повозилась и оказалась к нему спиной. Он пробежался пальцами по атласу кожи, пощипывая и поглаживая ее в подобии эротического массажа.

— Как приятно…

Сквозь дремоту в голосе Алекс пробилась иная, многообещающая нотка. Дункан продолжал свои авансы.

Не поворачиваясь, она потянулась и с поразительной точностью нашла его член. Некоторое время ритм их движения совпадал.

Интересный поворот, думал Дункан с кривой усмешкой, — массировать женщине спину, в то время как она массирует тебе между ног. Надо оставаться толстокожим, как бегемот, чтобы не реагировать. Хватка у Алекс со сна так себе, можно сказать, никакая, тем не менее его жезл начал быстро твердеть. Без надежды на разрядку — своего рода пытка времен инквизиции.

Ладно, надо идти в ногу со временем. Теперь ведь ничего само собой не разумеется. Чтобы попусту не расстраиваться, лучше отнестись к этому не как к прелюдии, а как к элементарной вежливости. Он ее растирает — ну и она тоже. Вроде как потрепать друг друга по плечу. Она даже может наивно полагать, что его такие движения расслабляют.

На лбу все обильнее выступала испарина, собиралась в капельки, угрожая промочить подушку. Уйму энергии он тратил на то, чтобы дыхание оставалось ровным — приходилось подыгрывать, хотя больше всего на свете хотелось дать себе волю.

Алекс повернулась и запечатлела у него на подбородке поцелуй.

— Я пытаюсь сохранять благоразумие, учитывая твой эмоциональный кризис, — проговорил он сквозь стиснутые зубы. — Не осложняй мне задачу.

— Ты уже сделал больше, чем я могла ожидать. Позволь выразить благодарность, ну и заодно отвлечься.

— Да ну?! — Он приподнялся на локте, чтобы убедиться, что она не шутит. — Хочешь склонить меня к сексу?

Ответная улыбка все еще выражала печаль, но уже из серии «идем скорее в кровать».

— Тогда приступим!

Он не терял времени. В очередной раз, добравшись в своем эротическом массаже до поясницы, он не двинулся снова вверх, а пробежал кончиками пальцев вокруг круглого крепкого зада и между ягодицами, поиграл немного с каждой, для чего пришлось повыше задрать подол халатика.

Тем временем ласки Алекс набрали темп. Бедра ее двигались теперь в унисон, в бессознательном приглашении к более тесной близости. Дункан не из тех, кто отклоняет подобное приглашение. Он оказался внутри с такой легкостью, словно последний раз они только и делали, что тренировались.

В их понимании друг друга и заключалась самая большая странность. Поначалу любовники только нащупывают почву под ногами, осторожно пробуют то и это, ошибаются и исправляют ошибки. А они чуть не с первой встречи ведут себя как давние партнеры. Он словно знает Алекс наизусть, изучил ее предпочтения, реакции, стадии возбуждения. Он даже способен понять, что ей, собственно, от него нужно — секс или утешение.

Вот и теперь, когда влажные горячие глубины сомкнулись вокруг него, рука протиснулась между телами и сжала мошонку. Черт возьми, он едва успел подумать: как пришлось бы кстати почувствовать ее руку, — и вот оно случилось! Выходит, ей так же комфортно с ним, как и ему с ней.

«Потихоньку-полегоньку» быстро превратилось в «во всю мочь», но Дункан уже не тревожился. Не важно, каким образом, но они настроены на одну и ту же волну, а значит, ей нужно то же, что и ему, то есть слияние настолько глубокое, какого у нее не бывало ни с каким другим мужчиной, глубже, чем он сам когда-либо побывал в женщине.

Уже не в силах думать ни о чем другом, Дункан повернул Алекс на спину и с удовлетворением ощутил, как ноги ее оплетают ему торс до того крепко, что колени почти сомкнулись на пояснице. Он двигался, и плоть ее горячо, влажно льнула к нему, сопротивляясь, когда он выскальзывал, податливо открываясь для каждого нового толчка. В сумеречной спальне едва различались черты лица Алекс, но он все равно вглядывался в них, завороженный тем, как приоткрываются ее губы с каждым тихим стоном.

«Глубже, глубже!» — кричала ее плоть, и он повиновался, но даже самые глубокие толчки казались недостаточно глубоки. Волосы на груди слиплись от пота, ресницы намокли, спина стала такой скользкой, что соскальзывали пальцы, но он хотел еще и еще.

Алекс вскрикнула и изогнулась под ним, глаза ее открылись, блуждая невидящим взглядом, голова запрокинулась, и Дункан ощутил, как ее упоение отдается в нем волнами дрожи, неотвратимо толкает его на край той же сладкой пропасти…

Послышался глухой звук, словно от сердитого удара кулаком по стене. Что такое произошло? Соседи возмущаются шумом? Но уже в следующую секунду лоб прошила резкая боль.

— А, черт!!!

— Что случилось?

— По-моему, я раскроил себе череп о стенку!

— Надо приложить лед!..

Но он лишь крепче подмял Алекс под себя, прислушиваясь к замирающим спазмам вокруг напряженного члена.

— Не смей… — Он приподнялся, отклонился так далеко, как только возможно, и мощным толчком погрузился на всю длину, наслаждаясь ее возгласом счастливого изумления. — …даже… — Снова вон из горячих глубин, с риском поддаться властной потребности в разрядке ради болезненно-сладкой паузы перед новым толчком. — …думать…

— Прошу тебя, милый, прошу!!!

— …про какой-то… — Стоило шевельнуться, и Алекс начала содрогаться от нового оргазма. — …лед!!! — Последнее слово вырвалось криком, и он, наконец позволил себе излиться в самую глубь ее тела.

Позже, когда она устроилась поудобнее и дрейфовала в объятиях дремоты, как на теплом морском течении, Дункан осторожно ощупал голову и обнаружил шишку с гусиное яйцо!

Возможно, таким образом квартира Алекс расквиталась с ним за незаконное вторжение. Что ж, отчасти он заслуживал хорошего удара по лбу, но положить на другую чашу весов оказалось нечего: обыск только подтвердил то, что он с самого начала чуял нутром. Алекс, чопорная библиотекарша и по совместительству секс-бомба, — прежде всего хороший человек. Он знал ее как будто целую вечность, видел попеременно то безупречно одетой, то в чем мать родила, и всегда — на работе и дома, беспечно счастливая и под стрессом, даже во время оргазма — она представала той же самой Алекс, сочетающей в себе клубок противоречий и цельную натуру. Женщина с могучим стремлением все упорядочить, неизменно прямая и честная. Похоже, ее самым большим преступлением можно считать попытки насильно приохотить весь мир к чтению серьезной литературы.

Среди прочего при обыске удалось выяснить, что Алекс обладает обувью буквально на каждый случай жизни. Здесь нашлись ковбойские сапожки, высокие тяжелые бутсы со шнуровкой и клепками, туфли от дизайнеров столь знаменитых, что даже ему приходилось слышать их имена, и кричащие сандалии местного производства.

Ее гардероба не постыдилась бы самая дорогая содержанка в мире, но он целиком оплачивался из жалованья, скорее всего в ущерб холодильнику. Особенно потрясал тот факт, что абсолютно всегда Алекс платила по счетам раньше, чем истекал их срок. Счет в банке у нее не представлял ничего особенного — так, небольшие накопления на черный день.

Ничего подозрительного за ней не числилось. Не нашлось ничего даже просто необычного, и Дункан отнес Александру Форрест в графу «вне подозрений», почти на все сто поверил, что она не замешана ни в чем неприглядном, а если и замешана, то сама того не ведая.

Тем не менее интуиция настаивала, что полотно где-то в городе, а на интуицию он привык полагаться.

Если Ван Гог не у нее, то у кого же он, черт возьми?

Глава 13

Том Перкинс не пришел в восторг от сведений насчет Джерси Плотника, убитого бог знает где и подброшенного в библиотеку Алекс. Что понадобилось такому типу в Свифт-каренте? Кто его прикончил и почему взял на себя труд перетащить в общественное место, делая себе дороже?

Стоя посреди комнаты отдыха, на время расследования отведенной под кабинет, Том в который раз скользил взглядом по фотографиям. Их было столько, что они с успехом заменяли обои, и с каждой из них взирали стеклянные глаза трупа. Его взгляд стоил Тому аппетита. Он чувствовал, что теряет в весе.

За десять лет работы в полиции Том успел насмотреться на мертвые тела, но они относились к жертвам аварий, а с убийством до перевода в Свифт-карент сталкиваться не приходилось.

По натуре не слишком амбициозный, он вполне довольствовался рутиной и не мечтал о большом деле, которое мог бы лихо раскрыть. Он и в полицию пошел, чтобы служить и защищать, а не ради карьеры, и меньше всего желал, чтобы вокруг крутились репортеры, а его физиономия красовалась на страницах газет. Мир и порядок в родном городе — вот ради чего он старался.

Однако и шарахаться от ответственности не в характере Тома. Раз уж убийство совершилось, его следует раскрыть, поэтому он принял назначение как должное. В объединенном межгородском подразделении, где он числился, кое у кого и опыт побольше, и образование повыше, зато Том хорошо знал город и жителей.

Забросанная бумагами, заваленная папками, комната давно утратила всякое подобие аккуратности. Здесь валялись рапорты, протоколы допросов, бюллетени и отчеты, в том числе отчет баллистической экспертизы, согласно которому орудием убийства признали девятимиллиметровый полуавтоматический пистолет, каких кругом полным-полно. Судмедэкспертиза утверждала, что тело, уже мертвое, тащили по асфальту и гравию, что тоже не сужало поле действия. Под ногтями не нашлось ни кожи, ни крови — ничего такого, что могло пролить свет на личность убийцы.

Полиция Лос-Анджелеса разыскивала и допрашивала всех, кто так или иначе имел дело с Джерси Плотником, но поскольку он считался криминальным элементом, как-то не верилось, что кто-то возгорится желанием помочь следствию. Подружка убитого не особенно огорчалась его смертью. По ее словам, Джерси сказал, что на пару дней уезжает по делу, и с тех пор как в воду канул. Ей в голову не пришло поинтересоваться, куда он направляется, а также один или с кем-то. В Мичигане у Джерси Плотника жила сестра, но они почти не общались, так что она знала и того меньше, а услышав о смерти брата, не моргнула и глазом.

Единственный неопровержимый факт — Плотника убили и уже после того перетащили в библиотеку.

Том присел к столу и выудил из-под горы бумаг план муниципального комплекса, без того известный ему наизусть. Убийца проник в библиотеку без труда: замки не взломаны, сигнализация не сработала. Казалось, он просто возник там с трупом на спине, свалил его за стеллажи и улетучился, не потревожив ни пылинки.

Обычная процедура включала размещение в газете фотографии жертвы с просьбой обратиться в полицию, если имеется хоть какая-то информация. Все сделали уже на следующий день. Местное телевидение регулярно повторяло то же самое объявление.

Безрезультатно.

Отдел по расследованию прочесал округу: бакалейную лавку; кофейню; каждый ресторан, закусочную и бистро; каждую гостиницу, мотель и пансион; каждую бензозаправку.

Ничего.

Казалось бы, в маленьком городке, где люди только и делают, что сплетничают, незнакомцу просто не затеряться. А Джерси Плотник сумел. С тем же успехом он мог просто возникнуть в библиотеке уже мертвым.

Правда, говорили о вновь прибывшем профессоре, что пишет книгу по истории искусства.

Профессор явился в город за день до убийства. Интересное совпадение. Возможно, одно из тех, что в конечном счете не имеют с совпадением ничего общего. Однако это еще требовалось доказать.

Поначалу дело представлялось ясным: один гастролер прикончил другого. Когда Алекс позвонила насчет пятен крови на рубашке Дункана Форбса, такое сообщение порадовало. Из всех вариантов Том предпочитал тот, в котором замешаны люди пришлые.

Однако кровь оказалась краской, и список подозреваемых благополучно сошел на нет.

За неимением доказательств невозможно утверждать, в самом деле приезд двоих в Свифт-карент — чистой воды совпадение или нет. Том счел за лучшее отложить такой вопрос на потом. Сейчас важнее разрешить другую загадку: чего ради понадобилось тащить труп в библиотеку Алекс? Интуиция подсказывала, что ее решение приблизит главный ответ.

Библиотека Алекс.

Сообразив, что он всегда именно так и думал об этом месте, Том хмыкнул. Не он один. В маленьком городке каждый друг друга знает. К примеру, о заведениях говорят как о «кафе Ильды», «пончиковой Вэла», «пиццерии Эрла».

В любом случае именно Алекс наткнулась на труп. Не подозревать же в убийстве ее! Глупее ничего нельзя придумать.

Как человек скрупулезный, Том проверил, где находилась Алекс в предполагаемый момент убийства, то есть между полуночью и часом ночи. По ее словам, она безмятежно спала у себя в постели. Подтвердить подобный факт некому, так как жила она одна, но никто из соседей не видел, чтобы она входила или выходила в неподобающий час. Теоретически она могла прикончить Джерси Плотника, но такое предположение звучало столь нелепо, что Том не стал распылять полицейские силы, отряжая кого-то из своих людей для проверки подобной версии.

Допустим, произошла разборка. По какому поводу? Наркотики?

До сих пор в Свифт-каренте, штат Орегон, с данной проблемой особенно не сталкивались. Марихуаной время от времени торговали по подворотням, невзирая на жесткий контроль, так что некоторые щеголяли стеклянным взглядом чаще, чем хотелось бы, но они держались в тени. Спокойствия ради их не трогали.

Ход мыслей Тома по поводу наркотиков неминуемо приводил к Джиллиан.

Том хмуро прошагал к окну и встал, уперев руки в подоконник и глядя на стоянку в надежде, что его осенит новая блестящая идея.

Джиллиан. Она вернулась из Лос-Анджелеса тонкой, как прутик, и безнадежно «съехавшей». Когда она не «торчала», то пила запоем, так что одно время весь город стоял на ушах от ее выходок. С тех пор миновало много времени. Джиллиан повзрослела, повзрослел и сосунок, которого она с собой притащила. Фрэнклин Форрест спал и видел, чтобы непутевая внучка остепенилась, поэтому настоял на браке.

Эрик. Том невзлюбил его с первого взгляда, но судя по тому, как высоко пришлому удалось подняться, Том относился к меньшинству. Старик Форрест, тот прямо души не чаял в Эрике Мунне, да и Алекс приняла его без возражений (может, в надежде спихнуть с плеч обузу). Горожане быстро к нему привыкли. Почему бы и нет? Возмужав, он превратился в мужчину с лоском, и его привечали настолько, насколько отвергали Джиллиан. На последних выборах он прошел в городской совет.

Как Том ни бился, он не мог понять, в чем секрет успеха Эрика Мунна. Разве можно не видеть очевидного? Джиллиан любила выпить и до отъезда и, уж конечно, покуривала марихуану, но только связавшись с Эриком, перешла на серьезные наркотики. Кто подтолкнул ее к ним, если не приятель?

Времена изменились, но по городу полз слушок, что Джиллиан не оставила своих привычек, невзирая на то что муж ее давно взялся за ум.

В связи с убийством подозрение естественным образом падает на запойных пьяниц и наркоманов, которые не ведают, что творят в свои худшие моменты. Пришлось проверить алиби Джиллиан. Однако никаких дальнейших шагов Том не предпринял, о чем теперь жестоко сожалел. Накануне вечером он встретил женщину на грани нервного срыва. Больно вспоминать, как она умоляла его поверить ей. Не закоренелая наркоманка и алкоголичка, как считала Алекс, а жертва жестокого обращения, каких ему довелось повидать немало.

Кто мог поднять на нее руку? За ответом далеко ходить не нужно.

Полиция считала, что тело в библиотеку перетащил опытный преступник, которому раз плюнуть отключить сигнализацию и открыть замок. Том на этот счет держал при себе особое мнение. Как член городского совета, Эрик Мунн имел доступ к запасным ключам и знал код. Вскоре после убийства глаз его бывшей жены оказался подбитым. Чтобы не проговорилась? Маловато для ареста, но для небольшого частного расследования — вполне достаточно.

Что касается Дункана Форбса, тот оказался на месте преступления просто потому, что не вылезал из библиотеки. Когда ни придешь, вечно сидит там, уткнув нос в книгу. Алекс, словно всеми силами избегая его, бродит между стеллажами. Все вполне нормально. Мужики липнут к ней, как мухи на мед, а она этого терпеть не может. Правда, обычно она умеет сохранять любезность даже с хамом. Форбс, должно быть, вел себя с ней чересчур нагло. И зря. Он проторил кратчайший путь к ее неприязни, а никак не к сердцу.

Ах, Дункан Форбс, Дункан Форбс! Первый из двоих объявившихся в городе чужаков. Он пасся в библиотеке и в тот день, когда убили Джерси Плотника. Он перехватил бежавшую в панике Алекс. Есть у него и пистолет, который коротает время на восточном побережье. Правда, всегда можно купить другой.

У Тома вырвался смешок. Профессор, который работает над книгой с оружием в руках! Персонаж дешевых комиксов. Он и сам себе казался все больше похожим на такой персонаж — на туповатого сыщика с густыми черными усами и в котелке.

Но если поразмыслить, вся история носит какой-то водевильный характер. Что-то в ней есть нелепое. Что-то не вяжется.

Вяжется, не вяжется, а в любой пьесе, от водевиля до детектива, персонажи живут и действуют. У них есть право на поступки. Он тоже может сделать шаг. Например, все-таки пригласить залетного профессора в горы.

Он так и сделает сразу после того, как навестит Джиллиан. Им самое время поговорить по душам.

Том подбросил связку ключей в воздух и ловко поймал.

Допрашивать Джиллиан не хотелось, но рано или поздно придется. Надо было пользоваться случаем вчера. Нажми он как следует — она бы проговорилась. Но как нажимать, если у нее и так красные распухшие глаза и синяк на лице?

Джиллиан оказалась дома. Звук ее голоса заставил Тома встрепенуться, и подобная реакция ему не понравилась. Он отнесся к ней как к заблаговременному предупреждению. Разум подсказывал, что такой интерес добром не кончится, поэтому он свел телефонный разговор к обмену короткими репликами.

— Я собираюсь за твоей машиной. Ключи при мне. Есть в связке ключ от дома?

— Да, он с синей полоской.

— Как колено? Лучше?

— Да.

— Все равно не беги открывать дверь. Я сам открою ключом. Просто сиди и жди.

— Хочешь зайти? — удивилась Джиллиан.

— Хочу взглянуть на твое колено. Может, ты думаешь, что все в порядке, а на деле — хуже некуда. Придется тогда тащить твою задницу в больницу.

— С твоей стороны будет превышение власти!

— Ради того и живем, — заметил он со смешком.

К брошенной машине Тома отвезла Реана. Затем она укатила, а он поехал к Джиллиан, попутно размышляя над тем, какие вопросы задаст. Ко времени приезда мысленный список он составил. На всякий случай Том еще раз запретил себе шарить взглядом по одежде собеседницы и воображать, что под ней скрывается. Как назло, мысленная цепочка потянулась к вчерашнему дню и полуобнаженной груди. Томительно захотелось увидеть всю картину.

С Джиллиан так бывало всегда. Он смотрел на нее и хотел видеть больше. Отчего-то казалось, что он хотел бы больше всегда, даже если бы с ней переспал. Именно благодаря Джиллиан он когда-то понял, что такое вожделение. Однако даже ради нее он не мог пренебречь своим долгом.

Для начала осмотреть колено, а заодно и осмотреться, все ли в порядке, нет ли чего необычного.

У двери Том постучал, объявляя о своем приходе, потом вставил в замочную скважину ключ.

— Джиллиан, это я, Том.

Вообще-то он собирался назваться полным именем и званием, но заранее почувствовал себя ослом и изменил тактику. Вчера Джиллиан высмеяла его за слово «мэм», не хотелось снова представать в глупом свете.

— Очень мило с твоей стороны вернуть мне машину. Спасибо.

Голос у нее звучал по-прежнему кротко и трогательно, но как будто всепроникающе. Ее шепот, должно быть, можно расслышать на другой стороне стадиона.

— Всегда пожалуйста.

В жилой комнате Джиллиан не оказалось. Бросалась в глаза необычайная чистота. На журнальном столике ни пылинки. Несколько удивленный, Том прислушался.

Тишина.

Он прошел на кухню. Там царила та же чистота нежилого помещения. Шкафчики блистали, с пола можно есть. Словно в рекламном ролике!

— Где ты?

— Здесь!

Том прошел по коридору, заранее рисуя себе Джиллиан в кабинете перед телевизором. Но комната, в которую он попал, оказалась не кабинетом. Переступив порог, он замер на полушаге, как человек, внезапно выскочивший на кромку утеса.

Какого черта он сюда приперся?! Здесь же спальня!

В самом деле, о «мыльных операх» речи не шло, и Джиллиан не сидела, а лежала.

В постели.

По щекам Тома пополз румянец. Заметив его смущение, она усмехнулась:

— Не волнуйся, я не собираюсь склонять тебя к постели — слишком неважно себя чувствую.

Внезапно время прыгнуло на годы и годы назад, и Том ощутил себя угловатым подростком, малиновым от неловкости.

— Я не… — Горло перехватило, пришлось откашляться. — Я думал, ты смотришь телевизор… я не знал, что ты в спальне…

Воображая себе спальню Джиллиан, он рисовал что-то откровенно эротическое — эстампы с голыми телами с претензией на искусство, запах массажных масел и курений. На деле все обстояло по-другому.

Джиллиан полулежала на простом покрывале в цветочек, на груде подушек с оборочками. Оборочки виднелись всюду: на балдахине, на скатерти, на чехле кресла.

— Здесь что, твоя спальня?! — вырвалось у него, прежде чем он догадался прикусить язык.

— Раньше комната предназначалась для гостей. Когда Эрик ушел, я перебралась сюда. Хотелось перемен.

В короткой джинсовой юбке, выбранной, возможно, чтобы кромка не давила на колено, ноги Джиллиан находились на виду, и их изящные очертания еще больше подчеркивались иссиня-черной опухолью. Ступни ног узкие, на ногтях — оранжевый лак.

Простая майка с коротким рукавом полностью скрывала грудь, но по странной причине именно это заставило Тома вспомнить оборванную лямку и все, что накануне ненамеренно выставлялось напоказ.

Длинные светлые волосы без затей лежали на плечах. Так Джиллиан носила их всегда. Кое в чем она не изменилась ни на йоту, зато в другом стала совершенно иной. Например, из глаз исчез тот особый свет, что выдает жадность к жизни. Синяк отлично шел к равнодушному взгляду.

В свое время Тому пришлось повидать немало подбитых глаз. Кое-кому он сам ставил синяки, кое-кто украшал синяком его, но такие отношения характерны для мужчин. Женщине по штату не положено ходить с подбитым глазом, а на прелестном личике Джиллиан синяк и вовсе не к месту. Вчерашняя краснота сменилась пурпуром, переходящим дальше к виску в желтизну и даже зелень. Глаз заплыл так, что почти не открывался.

Пристальный осмотр заставил Джиллиан поежиться. Том поспешно перевел взгляд на ноги.

— Как колено?

— В порядке.

— Сгибается?

— Да.

— Покажи.

— Вот еще!

О том, чтобы подскочить и насильно согнуть ей ногу в колене ради спокойствия души, не шло и речи (насилия ей пришлось хлебнуть и без него). Том утешил себя мыслью, что Джиллиан — девочка взрослая и знает, когда надо к врачу.

— Я принес настоящий медицинский пакет со льдом. Он показал подернутый влагой пакет.

— Спасибо.

— Можно приложить?

— Давай.

Он пристроил пакет на колене, изо всех сил стараясь не прикоснуться к коже. Пристроил — и сразу дал задний ход.

— Пить хочешь? Может, кока-колы?

— У меня нет.

— Тогда чаю?

— Не утруждайся, мне и так неплохо, — успокоила его Джиллиан с легкой усмешкой.

Шажок за шажком он все дальше удалялся от постели, пока не оказался на пороге, спиной уже как бы в коридоре, лицом еще в спальне. Промежуточное положение как-то успокаивало. Джиллиан молча следила за ним со своих подушек.

— Я хотел кое о чем спросить.

В ее взгляде появилась настороженность, и она села прямее, закрыла книгу и положила ее на ночной столик так, чтобы он не видел заглавия. Однако Тому хватило и мгновения, чтобы заметить его: «История наркомании».

— Хотел, так спрашивай, — произнесла Джиллиан с вызовом. — Все равно мне нечем заняться.

— Как сестра, оправилась от потрясения? — начал Том, решив подойти к интересующему вопросу издалека.

— А ты что, сам не знаешь? Вы же все время крутитесь в одном и том же здании.

— Я знаю только ту Алекс, которая появляется на людях. Как она живет в другое время, для меня загадка.

— Для меня тоже, — ответила Джиллиан с горьким смешком. — Мы не настолько близки, чтобы поверять друг другу тайны, да и вообще… К примеру, на днях я попросила Алекс о помощи, а она сдала меня полиции.

— Из лучших побуждений.

— Само собой! — Джиллиан переплела пальцы так крепко, что побелели костяшки.

— Кто подбил тебе глаз?

— Никто, — быстро ответила она, слегка вздрогнув от неожиданности. — Говорю же, ударилась о ребро двери, а потом скатилась со ступенек.

Ну правильно, так все и случилось. А он тогда — папа римский.

— Помочь можно, только если знаешь правду.

— Бывает, что помочь вообще нельзя, — проговорила она тоном до того безнадежным, что Том внутренне поежился.

Внезапно оставаться на пороге показалось глупым, он прошел к плетеному креслу в чехле с оборочками и осторожно пристроился в нем, отметив, что ткань только что выстирана. Все в доме выглядело неестественно чистым.

— Давай попробуем.

— Зачем? — На короткую секунду взгляды скрестились и сразу разбежались в стороны. — Все равно это ничего не даст.

— Тогда на дороге ты просила верить тебе, и я поверил. Почему не дать мне еще один шанс?

Том старался говорить как можно мягче и позу принял по возможности непринужденную: оперся локтями на колени и свесил руки — в надежде разговорить Джиллиан. С той минуты, когда он перехватил ее сломя голову убегающей из города с подбитым глазом, многое стало ясно, но он не мог вложить нужные слова ей в уста. Даже если бы весь город знал, что руку на нее поднял именно бывший муженек, его все равно нельзя тронуть, до тех пор пока Джиллиан на него не заявит. Ситуация сильно осложнялась нераскрытым убийством, и прежде чем действовать, нужно убедиться, что Джиллиан не имеет отношения к убитому, ведь Джерси Плотник промышлял и наркотиками. Существовал шанс, хоть и совсем небольшой, что синяк подвесил именно он за неуплату в срок, а Джиллиан в ответ его прикончила. Чтобы предположение опровергнуть, одной интуиции маловато.

— Я смотрю, хорошая ты хозяйка, — заметил Том. — У меня дома ужасный кавардак, а у тебя — как на выставке.

— Только потому, что скоро мне отсюда выметаться, — пожала плечами Джиллиан. — Дом придется продать. Развод — штука дорогостоящая.

— Жаль. Симпатичный домик. Неужели не хочется здесь остаться?

— Я не могу себе это позволить.

Она выглядела ужасно одинокой на громадной кровати в чересчур чисто убранной комнате с книгой по истории наркомании — не самым захватывающим чтением для человека с исковерканной судьбой.

— Ты могла бы найти работу.

— Где и какую? Кто меня возьмет? — Джиллиан подняла на Тома глаза: один большой и печальный, другой почти заплывший. — Сам знаешь, что думает каждый: «Зачем мне лишние проблемы? От таких только и жди всяких каверз. Кто ее знает, что она отчебучит, эта…»

— Так докажи, что они ошибаются.

— Как?! Чтобы что-то доказать, надо с чего-то начать.

— Ты вроде начала — в библиотеке.

— Попытка неудачная.

— Открой свое дело.

— Ну, да, что может быть проще! Можно подумать, у меня мешок денег. У меня даже счета нет в банке. Идей тоже никаких. Сейчас бы заработать что-нибудь, хоть на жилье, а пока отсюда одна дорога — в дедушкин дом. Со временем и он будет продан, потому что так хочет Алекс. Куда я тогда подамся, ума не приложу, но в любом случае придется как-то кормиться.

Поскольку он не имел права лезть в чужие дела, Том придержал язык, однако задался вопросом: как вышло, что Джиллиан осталась без гроша? Антикварный магазин процветал, да и занимаемая Эриком Мунном должность тоже приносила немало. Детей у них нет, в дорогостоящие круизы они не выезжали. На что же ее бывший тратит деньги? Том решил, что при случае перекинется словом с его банкиром.

Между тем разговор все дальше отклонялся от нужной темы. Нельзя же до бесконечности ходить вокруг да около! Том решил взять быка за рога.

— Я вот думаю, Джиллиан… если у тебя все еще проблемы с наркотиками, существуют клиники…

Раздался крик, такой пронзительный и отчаянный, что непонятно, как он родился в таком хрупком теле. На миг Тому показалось, что он попал в самую середину самой крутой серии «Изгоняющего дьявола». Он невольно отшатнулся, почти готовый увидеть, как голова Джиллиан соскакивает с плеч. Вместо головы она сама соскочила с постели, охнув от боли в коленке.

— Идем!

— Куда?

— На тесты! Хочу пройти все, какие только бывают! Прямо сейчас! Я больше не могу, понимаешь, я больше не могу! С меня хватит!!!

Слезы градом катились у нее по щекам. Она гневно отерла их ладонью. Том вскочил, отчаянно сожалея, что не сидит сейчас в какой-нибудь забегаловке, провонявшей пивом и табачным дымом, где в ответ на непристойные шуточки народ разражается диким ржанием, — в каком-нибудь месте, где все понятно и просто.

— Эй, полегче! Я только хотел помочь…

— Ты же сказал, что поверил мне тогда, на дороге!

— Поверил, что ты не пьяна. Так оно и было. Но это совсем не значит, что у тебя нет проблем с наркотиками.

Джиллиан встала перед ним, уперев руки в бока. Гнев клокотал в ней с той же силой, что недавнее отчаяние.

— Я не пью, не нюхаю и не колюсь!!! Я чистая, понял?

Она прошагала к ночному столику так быстро, как позволяло колено, достала что-то из ящика и швырнула Тому. Меткость у нее никудышная, но он привык хватать все налету. И он поймал плоскую квадратную коробочку, из тех, где хранятся диски. Том недоуменно повертел ее в руках:

— Что это?

— Моя карта из общества анонимных наркоманов! Я состою в нем уже два года!

Том медленно поднял взгляд от коробочки, где просматривались очертания зеленого диска. Джиллиан смотрела на него пристально, разгоряченная яростью, но с робкой надеждой в глазах, и внезапно он понял, как трудно для таких, как она, попросить чужого человека поверить тебе, когда даже близкие отказались.

Карта, конечно, может, и фальшивая. Осторожность требовала не спешить, но личный опыт подсказывал: верь ей, верь.

Много лет назад Джиллиан была первой девушкой Тома, если можно так назвать несколько неловких поцелуев, которые они разделили. Неловких исключительно по его вине. Он так волновался и так боялся осрамиться перед Джиллиан, что в самом деле осрамился. Зубы хрустнули, нос стукнулся о нос с такой силой, что на глаза навернулись слезы. По неопытности он так глубоко засунул язык в рот Джиллиан, что чуть не задушил. Но она не оттолкнула его, а когда он наконец отстранился сам, погладила по щеке так ласково, словно только что испытала самые прекрасные мгновения своей жизни.

Джиллиан могла его высмеять, заложив чудовищный комплекс, от которого потом избавляются годами, если вообще избавляются. Она так не сделала. Наоборот, она заявила, что будет всю неделю оставлять окно спальни открытым, чтобы он мог прийти, когда захочет. Самая горячая штучка в городе сказала, что готова с ним переспать, но он так и не решился.

Годы спустя все произошедшее казалось нелепым, а тогда он вел себя слишком робко и нерешительно. Думал, что она пошутила, и если он, как последний идиот, клюнет на приманку, то выставит себя на посмешище. Что общего у него с Джиллиан, такой опытной, такой всеми желанной? Зачем ей он, вероятно, единственный в городе девственник такого возраста?

Сейчас она стоит перед ним, и взглядом, всей своей позой умоляет поверить. Как он может ей отказать, помня о прошлом?

В конце той мучительной недели, когда он каждую ночь простаивал под открытым окном, разрываясь между желанием и страхом, проклиная себя за трусость, Джиллиан покинула город.

— Что ж, — вздохнул Том, глядя прямо в неподбитый глаз, — поздравляю с двухлетним успехом.

— Значит, ты мне веришь? — Джиллиан одарила его улыбкой, такой сияющей, что она совершенно затмила синяк. — Спасибо!

И не успел Том опомниться, как она обвила его руками в благодарном объятии. Чисто дружеском объятии, которого он не ждал. Он хотел стать восемнадцатилетним и лезть в окно, оставленное открытым специально для него.

Когда Джиллиан обхватила его и прижалась так тесно, так доверчиво, он поцеловал ее в макушку. Как он и ожидал, она подняла голову, удивленно глядя, и он воспользовался этим, чтобы поцеловать ее в губы.

Одно короткое восклицание — и Джиллиан ответила на поцелуй. На сей раз и речи не шло о скрежете зубов, болезненных толчках носами или вращении языком в опасной близости от трахеи. Восемнадцать лет давно остались позади, а с ними и повышенная нервозность, и неистовая пляска гормонов. Он изменился и умел теперь не только брать, но и давать. Они оба повзрослели.

Том ждал, что поцелуй разбудит вожделение, и, конечно же, так и случилось, но, кроме того, случилось и кое-что еще, не менее важное. Они не набросились друг на друга, как дикие звери. Он держался уверенно, а Джиллиан — непривычно робко. Губы ее трепетали, да и вся она дрожала с головы до ног.

Вожделение отчасти уступило место нежности, и поцелуй из жадного превратился в осторожный.

— Я ждал этого полжизни…

— Тогда почему не пришел, когда я позвала?

Джиллиан спрятала лицо у него на груди, и вопрос прозвучал не совсем внятно. Разгоряченная, немного растрепанная, так что волосы светлой волной падали вперед, она как будто пыталась укрыться за всем, за чем только можно.

На миг укрыться захотелось и Тому, потому что правда нелегка. Но он решил объяснить давнее недоразумение:

— Я боялся.

— Меня? — Джиллиан хмыкнула, но головы не подняла. — Вот уж в самом деле страшно! Меня отродясь никто не боялся.

— Ну, значит, я один такой. — Он принялся водить пальцами у нее по спине. — Я до смерти боялся, что ты пригласила меня только смеха ради. Чтобы потом рассказать подружкам и вволю повеселиться. В то время я лишь в теории знал, что делать, вот и боялся.

— Да? — Она теснее прижалась к нему и вздохнула. — А я боюсь теперь.

Том озадаченно сдвинул брови. Речь все еще о том, чтобы раздеться и лечь в постель, или она уже сменила тему и рассуждает о том, кто и почему подбил ей глаз? Как офицер полиции он хотел бы наконец понять, что происходит в Свифт — каренте, раскрыть убийство и все такое, но как мужчина предпочел бы не уклоняться от первой, более многообещающей темы.

Джиллиан просто не может бояться секса.

— Чего ты боишься?

— Ну… нас. Не знаю, готова ли я.

Том был готов, как никогда, но он воздержался от такого заявления. Не сейчас, сказал он себе. Не когда она в синяках и уж точно не в доме, который делила с Эриком Мунном.

— Ложись, — попросил он негромко и подтолкнул Джиллиан к постели.

Она воспротивилась и адресовала ему испуганный, почти панический взгляд, в котором просматривался оттенок желания.

— Тебе не стоит так долго оставаться на ногах, вот и все. Кстати, лед тает.

— Звучит не слишком романтично, — заметила Джиллиан, но на лице ее отразилось облегчение.

— С романтикой подождем до тех пор, когда ты будешь в полном порядке.

Устраиваясь в постели, Джиллиан поморщилась, и Том невольно поморщился за компанию. Он повыше взбил гору нелепых подушечек, поднял с пола пакет со льдом и пристроил куда следует. Потом, словно само собой разумелось, коснулся губами губ Джиллиан. Она не противилась.

У телефона на ночном столике лежала записная книжка. Он нашел свободный лист и написал номер своего мобильного телефона.

— Звони в любое время.

— Спасибо.

— Когда переезжаешь?

— Через пару недель.

— Буду ждать.

Глава 14

Интересуетесь? — обратилась к Дункану молодая, но невзрачная, как мышка, женщина. — Могу дать нужные справки.

Он вернул тяжелую серебряную вилку в футляр красного дерева, обитый изнутри потертым бархатом, с надписью «Столовый набор на двенадцать персон, конец Викторианской эпохи, примерно 1890 год».

Короткого взгляда хватило, чтобы оценить продавщицу. Синяя юбка до колен, белая блузка, туфли на среднем каблуке, скромный узел волос на затылке, лицо довольно приятное, но до того ординарное, что, глядя на него, хотелось зевнуть. Ей самое место за регистрационным столом библиотеки, и невольно пришло на ум, что, поменяйся они с Алекс местами, доходы антикварного магазина вскоре достигли бы заоблачных высот.

— По правде сказать, меня больше интересует изобразительное искусство, — ответил он с улыбкой и в полный голос, тем более что других покупателей в магазине не наблюдалось.

Как он и надеялся, его громогласное заявление выманило Эрика откуда-то из задней комнаты.

— Я сразу понял, что пришли вы, — заверил бывший родственник Алекс с деланным удовольствием и вполне искренним недоверием в голосе, протянув руку для пожатия. — Впервые у нас в магазине?

— Да.

Он сказал правду лишь отчасти. Дункан еще не заходил сюда в рабочие часы, но как-то ночью наведался и обнаружил солидный промышленный сейф с крупной суммой наличными и целым рядом интересных антикварных предметов, которые, как он сегодня убедился, днем выставлялись на продажу: древние погребальные маски, фамильное столовое серебро и драгоценности.

— У нас нет ничего, что произвело бы впечатление на человека с вашим опытом и эрудицией. — Эрик адресовал Дункану свою фирменную улыбку. — А впрочем… вот, извольте взглянуть! Я выкупил это полотно в одном имении, когда оно шло с молотка. — Они остановились перед небольшим пейзажем. — Что скажете?

Дункан наклонился к пейзажу так, словно видел его в первый раз, что так же мало соответствовало истине, как и указанная цена. Оценить картину по достоинству мешала растущая неприязнь к Эрику.

— Так… Анна Хиллз… по моим скромным предположениям, написано в Калифорнии, в двадцатых годах, в стиле пленэр. Признаюсь, мне нравится. — Пейзаж невелик, тридцать на тридцать пять, но колорит во вкусе Дункана. — Очень, очень неплохо!

— Стоит только пожелать — и он ваш! — воскликнул Эрик и подмигнул серой мышке, своей помощнице, которая топталась рядом.

— Я подумаю, — ответил Дункан. — Если честно, мне больше по душе европейские импрессионисты, чем американские. Если у вас завалялись Моне, Гоген или что-нибудь в таком роде, я первый в очереди.

Он засмеялся, и они вежливо присоединились к нему, показывая, что оценили шутку.

— Ну а уж если имеется припрятанный Ван Гог!..

В самом деле любезная улыбка Эрика застыла на манер акульего оскала или это всего лишь игра его воображения?

— Нет, таким мы похвастаться не можем.

— Кто знает, кто знает… — заметил Дункан легким тоном, но после многозначительной паузы. — Клады обнаруживаются в самых неожиданных местах.

Казалось, все разом затаили дух, и в наступившей тишине постукивание маятника старинных часов показалось очень громким и зловещим. Самый воздух вдруг сгустился, словно вся антикварная пыль разом повалила из мельчайших щелей. Наконец Эрик прокашлялся и заговорил:

— Анна Хиллз будет вас ждать. Заходите в любое время.

— Ловлю вас на слове. — Дункан повернулся к невзрачной помощнице и озарил ее обаятельнейшей из своих улыбок. — Раз уж я здесь, отчего бы не выбрать подарок для женщины, с которой встречаюсь? Будьте добры, покажите что-нибудь поинтереснее из драгоценностей.

На Эрика он не смотрел, но этого и не требовалось. Все нужные намеки он сделал. Если у соперника еще оставались сомнения насчет того, в каких отношениях он находится с Алекс, то они, конечно же, развеялись.

Долго выбирать не пришлось. Дункан уже присмотрел серьги ардеко, платина с ониксами, — совершенно в стиле Алекс, изящные, геометрически правильные, одновременно дерзкие и элегантные. Продавщица (если верить табличке с именем, ее звали Шери — ни к селу ни к городу) отвела его к витрине с драгоценностями, часами и разного рода безделушками.

— Вон те подвески, пожалуйста.

Она отперла витрину. Полюбовавшись немного, он кивнул. Когда наступило время платить, подошел Эрик:

— Позвольте, я сам их упакую.

Судя по удивленному взгляду продавщицы, обычно он не снисходил до подобных услуг клиентам.

— Словно созданы для Алекс, — заметил он, перевязывая коробочку золотистой подарочной лентой. — Хороший выбор. Много лучший, чем, скажем, массивное золотое ожерелье. — Он поднял взгляд на Дункана. — Мы же не хотим скрывать такую чудесную «любовную мушку»?

Трудно сказать, в какие слова он облек бы свою «парфянскую стрелу», не будь рядом помощницы, но в ее присутствии ограничился жестом — коснулся кончиками пальцев правее левого соска, именно там, где у Алекс красовалась родинка.

До сих пор Дункан считал, что ревность не из его спектра чувств, но выпад Эрика (а главное, откровенно плотоядная мина на его лице) взбесил его настолько, что захотелось выбить сразу все его беленые зубы одним хорошим ударом.

Пришлось бороться с собой, пока соперник завязывал бантик и клал сверток в фирменный пакет магазина. Не надо поддаваться на провокацию, уговаривал Дункан новую для него часть своего «я», так неожиданно и странно активизированную. Гнусный тип нарочно его злит.

Тем не менее, выходя за дверь (небрежной походкой, словно кровь тяжелым молотом не била в виски), он думал только о том, что Эрик видел Алекс обнаженной. Иначе, каким образом он выяснил насчет родинки? Она расположена так, что даже самый откровенный бюстгальтер с успехом ее скроет. Выставить ее на обозрение можно только вместе с соском.

Воображение с готовностью нарисовало сплетенные голые тела в постели и загребущие руки Эрика на груди Алекс. Захотелось пинком сбить ближайшую урну.

Двигаясь по тротуару резким шагом рассерженного человека, Дункан взывал к своему здравому смыслу, убеждая себя, что Алекс, насколько он успел ее узнать, просто не может спать с мужем сестры, пусть даже он и бывший. При всех ее откровенных нарядах и еще более откровенном поведении в постели, у Алекс есть принципы, есть мораль.

Зато у Эрика нет ни того, ни другого. Очень может быть, что он видел фотографии сестер в ванне, еще в младенческом возрасте, в каком-нибудь семейном альбоме и не поколебался воспользоваться увиденным к собственной выгоде. В конце концов, что ему остается? Надо отдать должное, он сделал ответный выпад только после пары намеков, не более тонких, чем, скажем, рогожа.

Тем не менее Эрик будет рад, если он поддастся на приманку и на первом же свидании они устроят разборку. Нельзя опускаться до такого. Он и не опустится. Ни словом не обмолвится Алекс о его намеке — и точка.

Сегодня они встречались против обыкновения поздно. Алекс шла на день рождения к кому-то из друзей и не собиралась возвращаться раньше полуночи.

По дороге в гостиницу Дункан купил съестного, за время ужина несколько остыл и решил использовать взбудораженную энергию в мирных целях: достал увеличенные фотографии черно-белой репродукции картины Ван Гога, развесил на стене в жилой комнате и принялся расхаживать перед ними.

Вволю насмотревшись на расплывчатые копии, он вытащил из-за кресла мольберт, кисти и краски и погрузился в работу с пылом, понятным любому, в ком живет художник. Фотографии раздражали своей монотонностью, отсутствием жизни. Ван Гог, вероятно, пришел бы в ярость, узнав, что буйные краски его полотен можно свести к нескольким оттенкам серого. На память Дункану пришла фраза из письма художника к брату Тео: «Всю жизнь я посвятил тому, чтобы писать в красках. Серое, даже если оно гармонично, просто не для меня!»

И вот по иронии судьбы от красочного пейзажа осталась только «гармония в сером». Дункан попробовал представить, как картина выглядела на самом деле. Цветы, вероятно, желтые — той яркой беспощадной желтизны, которую так любил Ван Гог. А дерево на переднем плане, конечно, цвета шалфея, обожженное палящим солнцем…

Зная, что никогда не поднимется в живописи до подлинных высот (у него есть некоторые способности, но никак не искра гения), он все же посвящал живописи много времени и научился копировать шедевры. Какое-то время он даже лелеял мечту жить подделкой, но в конце концов отказался от такой мысли, не желая добавлять к галерее семейных портретов еще одного мошенника. Своим талантом он пользовался в более достойных целях — воссоздавал украденные или потерянные картины по фотографиям, вот как сейчас.

Пейзаж Ван Гога написан в конце лета 1889 года во Франции, а значит, общий фон — насыщенно-золотой…

Работая, он надеялся приобщить к процессу и подсознание. Его задание найти картину из очередного контракта обрело личную окраску, а вызов всегда глубоко задевал Дункана за живое. Только около одиннадцати вечера он сложил кисти и краски, принял душ и переоделся. Настало время проверить, как поживает некий невольный партнер.

Прежде чем набрать номер, Дункан прикинул разницу во времени. Звонок должен соединить его с лондонским предместьем, в котором дома лепятся друг к другу боками, где полным-полно фабрик. Привычное окружение дяди Саймона.

— Привет! — бросил он, когда в трубке послышался знакомый ворчливый голос. — Это Дункан.

— Какого чертова дьявола ты будишь меня, парень?

Он усмехнулся, довольный тем, что так хорошо выбрал время: слишком рано, чтобы старый хрыч разоспался, и слишком поздно, для того чтобы он торчал на скачках или в пивнушке.

— Ах, извини, дядя, я перепутал час! Как самочувствие?

— Спину прострелило так, что не согнешься, подагра замучила, да еще и чертова мигрень разыгралась! Что тебе нужно?

Саймон долгие годы состоял деловым партнером отца. Когда Дункан объявил, что намерен честно зарабатывать деньги, старик пережил тяжелый удар, от которого он так и не оправился. Впрочем, отец тоже: наследственная любовь к антиквариату возродилась в единственном отпрыске в каком-то извращенном виде — вместо того чтобы красть старинные вещи, он возвращал их владельцам.

Со временем, однако, Саймон признал, что Дункан пал не так низко, как он ожидал. Например, он скорее оттяпал бы себе топором ногу, чем сдал полиции отца, дядю или кого-то из их друзей. За такую лояльность грех не поделиться информацией, что они и делали, пусть даже не всегда охотно. Кому-кому, а им информации не занимать. К примеру, Саймон, известный скупщик краденого, имел связи по всему миру.

Его бизнес не мог похвастаться роскошной конторой, он протекал на «блошином рынке» Петтикоут-лейн — в таком печально известном месте, где, лишившись бумажника при входе, можно купить его же при выходе. Там, чисто для проформы, Саймон держал киоск с сувенирами. Основной, не в пример более солидный, источник его доходов составлял краденый антиквариат. Знаток своего дела, он жестоко разочаровался, узнав, что племяннику больше по душе возврат предметов искусства, чем их незаконное присвоение. Смягчился он только тогда, когда выяснилось, что речь идет в основном о ценностях, вывезенных во время войны фашистами (боли в спине остались ему на память о минных полях Германии).

Поскольку Саймон панически боялся, что его арестуют и засудят, приходилось соблюдать конспирацию. Винсент Ван Гог проходил в телефонных разговорах как «Винни».

— Ну что? Есть что-нибудь от нашего друга Винни?

— Нет, парень, со времени последнего письма — ни словечка.

— Я добрался до того адреса, который ты мне дал, но встретил только пару его друзей из Лос-Анджелеса.

— Как же, слыхал. Жаль, что один из них отошел в лучший мир, но что делать, все мы смертны. Да и не такой уж он был хороший друг.

— Так где же может находиться Винни, как ты думаешь? Куда перебрался? Он, случайно, не оставил нового адреса?

— Нет, я знаю только тот, который тебе дал. Тот… ну, не слишком хороший друг… сдается мне, он знал.

— Да, но он же умер! А остальные не в курсе.

— Ты присмотрись, нет ли еще кого из Л.-А. Там ребята толковые, они разыщут Винни, куда бы он ни запропастился. Оставь это им.

Иными словами, брось дело. Дункан не особенно удивился совету. В самом деле, ниточка, за которую он потянул, никуда не вела. Никаких новых слухов не ходило. Никто не намекал, что хочет продать. Даже Мендес как будто потерял след.

— Запиши мой номер, Саймон, ладно? Я тут потолкаюсь пару месяцев, присмотрюсь. Если что услышишь, звони.

— Лучше послушай меня, собирай манатки и возвращайся. Загляни к родным, они тебя заждались. А у меня появился симпатичный офорт Шагала.

— А как его доставили? Через парадную дверь? Тяжкий вздох.

— Как же еще?

— Тогда никому не отдавай, придержи для меня. А возвращаться мне пока нет резона. Речь об одной женщине…

— Ну, само собой! Получишь ты однажды по шее, парень, помяни мое слово.

— Ничего, как-нибудь. Привет папе.

Распрощавшись, Дункан прихватил коробочку с серьгами и отправился к Алекс. С тех пор как они барахтались в постели, прошло без малого шестнадцать часов — целая вечность.

Согласно договору, он оказался перед нужной дверью за пять минут до полуночи. Судя по свету в окнах, Алекс уже вернулась. Слова Эрика снова всплыли в памяти, но Дункан их безжалостно изгнал.

Голос в домофоне показался странным, словно у Алекс перехватило горло. Он и сам чувствовал нечто подобное. Захотелось прокашляться.

— Привет. Что на тебе надето?

— Вечернее платье.

— Плохо.

Холодный ночной ветер, налетев сзади, взъерошил волосы на затылке.

— Почему?

— У меня кое-что с собой. Хотелось бы, чтоб ты это надела, так что придется тебе раздеться. Догола.

Наступила короткая пауза, насыщенная электричеством, как воздух перед грозой. Дункан попытался вообразить себе выражение лица Алекс.

— Если вместо лифта ты поднимешься по лестнице, я как раз успею к твоему приходу.

Он и в самом деле поднялся по лестнице, но прыгал через две ступеньки, немного смущенный собственным нетерпением. До Алекс он имел уйму женщин, но ни к одной из них его не тянуло с такой силой.

Когда он постучал, послышался щелчок замка, однако дверь приоткрылась не более чем на полдюйма.

— Дункан? — шепотом спросили изнутри.

— Надеюсь, ты уже голая? — осведомился он вместо ответа, приблизив губы почти к самой щели.

Дверь распахнулась. Алекс укрылась за ней, высунув голову. Дункан переступил порог, держа подарок за спиной. Квартира, почти полностью погруженная во мрак, скудно освещалась только одной лампой на столе. На сумеречном фоне от Алекс, казалось, исходило сияние.

— Как тебе удается с каждым разом становиться все прекраснее? — поинтересовался Дункан, взглядом окидывая ее лучистую наготу.

Увидев женщину с такими, как у нее, плечами и такими изысканными очертаниями рук, скульптор возликовал бы от радости. Груди, полные и совершенные по форме, с тугими яркими сосками становились мягкими и упругими под его ласковыми ладонями. Еще манила родинка, маленькая «любовная мушка», помещенная там, словно в насмешку над его восхищением. Чтобы оторвать от нее взгляд, потребовалось усилие. Дункан перевел его на ключик с золотой цепочкой, что покоился между грудями.

Дальше дело пошло легче. Взгляд сам собой скользнул вниз к животу, который он так любил поглаживать, к темному треугольнику волос, к потрясающим ногам, к небольшим узким ступням, навевавшим столько воспоминаний.

— Тебе известно, что первыми я увидел твои ноги? Нижнюю их часть. Ступни у тебя — просто чудо.

Сегодня лак на них имел цвет скорее темно-розовый, чем алый, так завороживший его в тот первый день.

— Ты сказал, что принес мне что-то надеть, — напомнила Алекс тоном, полным предвкушения.

— Тогда закрой глаза.

Она прищурилась, потом полностью опустила веки.

Дункан приблизился — медленно, наслаждаясь возможностью вдоволь налюбоваться наготой Алекс и ее доверчивой позой, воображая, как они снова и снова участвуют в маленькой игре: то он, подкравшись на цыпочках, сдергивает с нее какой-нибудь полупрозрачный шарф, а то, беззвучно припав на колено, быстро надевает на палец ноги серебряное колечко.

— Не подглядывай!

— Не буду.

Он скользнул губами по подбородку — легонько, просто в виде приветствия — и разделил густую волну черных волос, открыв ухо. Если на Алекс и были сережки, она их сняла. Осталась только темная точка отверстия. К счастью, купленные подвески имели защелки.

Для начала он как следует прошелся языком по мочке и дунул на влажную кожу. Алекс затрепетала, но глаз не открыла.

Шурша бумагой, Дункан развернул коробочку, достал подвески и осторожно приспособил одну из них на ухо. Прикосновение холодного металла и щипок заставили Алекс вздрогнуть. Сообразив, что происходит, она улыбнулась с закрытыми глазами.

— Так вот твое «что-то надеть»? Клипсы?

— Можешь смотреть, — разрешил он, защелкивая второй замочек.

Алекс бегом бросилась в спальню к большому зеркалу.

— Ох, Дункан! Они великолепны! — С минуту она вертелась перед зеркалом, рассматривая подарок со всех возможных ракурсов. — Как ты догадался, что ар-деко — мой любимый стиль?

— Просто подумал, что они тебе пойдут.

— А ты уверен, что примерять сережки надо непременно голой? — спросила Алекс, и ее серые глаза блеснули оттенком платины.

— Мало ли… вдруг не подошли бы к платью? Весь эффект пропал бы.

— Ну, вряд ли.

— Обнаженное тело — лучший фон, — заметил Дункан, подходя и останавливаясь сзади.

Он поймал в зеркале взгляд Алекс. Удерживая его, быстро сбросил одежду и ногой отодвинул в сторону. Отвел с ее шеи волосы и прижался к ней губами.

Они оба следили затем, как его руки накрыли грудь Алекс. От дразнящих прикосновений соски налились, затвердели и стали ярче, выгодно оттенив родинку.

«Мы же не хотим скрывать такую дивную „любовную мушку“?»

— Твоя родинка сводит меня с ума! — прошептал Дункан, касаясь темного пятнышка кончиком пальца. — И я уверен, не меня одного.

Алекс промолчала. Он снова поцеловал ее в шею, не сводя взгляда с ее лица в зеркале.

— Наверняка каждый, кто ее видел, не может забыть.

— Возможно, — небрежно ответила Алекс, но потом сдвинула брови, озадаченная его тоном.

Дункан позволил руке соскользнуть на живот, прошелся по нему легким круговым движением, как бы ненароком коснувшись треугольника волос, и вернулся к грудям.

«Только не вздумай и дальше муссировать тему о родинке!» — подумал он, но душа после слов Эрика слишком болела.

— А как насчет бывшего зятя? — спросил он тихо. — Он тоже в восторге от твоей «любовной мушки»?

— Как прикажешь понимать твой вопрос? — Алекс высвободилась из объятий Дункана и повернулась к нему лицом. На щеках ее проступил гневный румянец.

— Ты с ним спала?

— Не твое дело! — закричала она. — Если помнишь, наш роман построен на сексе! Постельные игры и удовольствия, но не более того! Никаких обязательств друг перед другом! Твой отъезд поставит точку на всей истории! Сделай одолжение, не забывай этого!

— Так ты спала с Эриком Мунном или нет?

— Иди к черту!!! Ненавижу ревнивых мужиков! Ты не имеешь права устраивать допрос! Разве я хоть раз спросила тебя о твоих бывших женщинах?!

В гневе Алекс выглядела великолепной: глаза метали молнии, злосчастные подвески раскачивались в ушах при каждом резком движении, цепочка, казалось, раскалилась. Хотелось схватить ее в объятия. Дункан благоразумно воздержался. Он вел себя как полный идиот, он сам себя не узнавал, но по какой-то причине не мог остановиться.

— Пожалуйста, спрашивай. Я не утаю ни единой подробности.

— Да плевать мне на подробности! Какая разница, с кем и когда ты спал?! — Алекс прошагала к встроенному шкафу и рванула дверцы в стороны с такой силой, что пазы взвизгнули. — Тебе пора!

Дункан молча подхватил с пола ворох одежды и пошел к двери.

Что-то больно ударилось о ягодицу. Еще раз.

— Ай!

Он повернулся, не зная, что и думать. На ковре валялись клипсы ар-деко.

— Забирай! — отчеканила Алекс.

Он в самом деле ушел бы, не оборачиваясь и громко хлопнув дверью. Но голос ее дрогнул, и он остановился. Дункан медленно повернулся и встал лицом к Алекс, чувствуя себя на редкость нелепо с прижатым к паху ворохом одежды.

Он стоял и думал, что впервые в жизни изменяет себе. В любом дуэте его голос звучал всегда громче и сильнее, он вел главную партию, задавал темп и тон. Уступить — для него означало проиграть.

Подвески поблескивали на полу. Дункан поднял их, поднес на раскрытой ладони к лицу и всмотрелся, как впервые.

— Мне хочется владеть тобой, — признался он. — Такое со мной происходит впервые, понимаешь, и не слишком мне нравится.

— Мне тоже, — угрюмо произнесла Алекс, обнимая себя руками, словно от холода. — Мне тоже.

— Сегодня Эрик сказал одну вещь, которую я все никак не могу выбросить из головы.

Он сделал глубокий вдох и приказал встретить взгляд Алекс. Искусство просить прощения не из тех, в котором он силен.

— Прости! У меня нет никакого права совать нос в твое прошлое.

— Правильно, нет.

Наступило молчание. Дункан решил, что больше ничего не услышит, но чуть погодя Алекс заговорила снова:

— За домом у Эрика и Джилл есть уединенный внутренний дворик — патио. Там мы с ней несколько раз загорали в одних трусах. — Она повозила босой пяткой по ковру, словно решая, продолжать или нет. — В один из таких дней Эрик вернулся домой раньше обычного. Он нас застал, и хотя мы, все трое, сделали вид, что ничего особенного не произошло, с тех пор я уже не загорала у них в патио, даже в купальнике.

Дункан бросил одежду и в два широких шага пересек комнату.

— Прости! Черт, не пойму, что на меня нашло! Обычно я к таким вещам отношусь спокойно, но ты меня просто…

— Свожу с ума?

— Вот именно!

— Ты меня тоже, — ответила Алекс с легкой улыбкой. Он подхватил ее на руки и, даже не подумав о возможном протесте, понес в постель. Они рухнули прямо на покрывало и соединились с неистовством изголодавшихся любовников. После первых безумных минут, когда все кончилось и дыхание выровнялось, они не разжали объятий — наоборот, прильнули друг к другу так, словно не могли вынести возвращения каждый в свой личный мир, к своему «я».

Глава 15

Шесть часов утра никогда не были любимым временем суток Дункана. Вот и сейчас ему пришлось покинуть теплую постель и желанную женщину ради человека, который спал и видел, как бы посадить его за решетку.

Будь за окном чудесный солнечный денек, настроение могло бы улучшиться, но, как назло, небо затянули тяжелые темные тучи. Угрюмо натянув одежду, что так и валялась мятой грудой на полу, и чмокнув Алекс в теплую со сна щеку, Дункан отправился к себе.

За сорок пять минут, что оставались до назначенного часа, он принял душ, наспех проглотил завтрак из порошковой овсянки и растворимого кофе, переоделся для похода в горы и почувствовал себя если не человеком, то человекоподобным — примерно как Перкинс без формы и кобуры.

Для подъема он предпочел бы другую компанию (не того, кто попутно ломает голову, как затянуть петлю у него на шее), но горы есть горы, и хотелось верить, что радость единения с ними перечеркнет все неприятное. К тому же Дункан и сам имел кое-какие скрытые мотивы. Надо, например, выяснить, как много известно ретивому сержанту, ну и заодно посоветовать ему для пользы дела идти по другому следу.

— Я знаю хороший обрыв примерно в часе езды, — объявил Перкинс, тронув машину. — Довольно крутой, малохоженый… ну и живописный, конечно. Начнем с отметки, известной как Адвокат Дьявола. Согласен?

Дункан молча кивнул. Он уже слышал про этот обрыв и решил, что лучшего места не найти для связки из двух, можно сказать, первых встречных, которым еще предстоит проверить друг друга в деле. Подъем трудный, но не чрезмерно.

Машина тем временем вырвалась за границы города и понеслась по мало оживленному шоссе. Лес все гуще смыкался по сторонам. Минут через сорок Перкинс повернул на насыпную дорогу, а еще через четверть часа Дункан впервые заметил над деревьями широкий утес, клыком торчавший вверх. Зрелище заворожило его, заставив нетерпеливо поерзать на сиденье.

Скалолазание сближает людей быстрее, чем любой другой спорт. Трудно не проникнуться доверием к тому, кто фактически держит в руках твою жизнь. Перкинс, хорошо знавший маршрут, карабкался первым, Дункан за ним, оценивая по достоинству мастерство сержанта. Тот шел к цели с бульдожьим упрямством, так отличавшим его в полицейской работе. Здесь оно казалось очень кстати. Хотя о соперничестве речи не шло, Дункан счел за лучшее подстроиться.

В полдень, усталые и мокрые от пота, они устроили привал: утолили жажду, пожевали жесткий, как кожа, альпинистский паек, и позволили напряженным мышцам ненадолго расслабиться.

Поскольку именно Перкинс подал идею вместе пойти в горы, Дункан предоставил ему возможность начать разговор, что он и сделал, откинувшись на шершавый гранит ниши, где они укрывались от ветра.

— У тебя роман с Александрой Форрест, — проговорил он, не спрашивая — скорее констатируя факт.

Дункан усмехнулся:

— Да, а что? Ты притащил меня сюда, чтобы оторвать яйца?

— Спать с ней можешь сколько влезет, — ответил Перкинс и тоже усмехнулся, без злости или угрозы. — Я имел в виду — не обижай ее, иначе точно останешься без яиц.

— Вот оно что… Значит, я тогда не понял, о чем речь. Мне показалось, ты сам не против.

— Насчет Алекс? Можешь быть спокоен. Мы с ней просто хорошие знакомые, даже не друзья. У меня другой вкус.

— Понимаю. Джиллиан? Красивая женщина.

Перкинс вздрогнул так, что чуть не свалился с камня, на котором сидел.

— Как, черт возьми, ты догадался?!

— Перехватил пару твоих взглядов в библиотеке, — пожал плечами Дункан. — Думаю, точно так же и я таращусь на Алекс.

Чтобы не смущать сержанта, он перевел взгляд на лесистую линию гор. Тучи ползли низко, цепляясь за темные верхушки кедров и статных конических «елей Дугласа». Дышалось легко. Интересно, подумалось вдруг, как передал бы такую красоту Ван Гог?

— Все сложнее, чем ты думаешь, — наконец заговорил Перкинс, — поэтому сделай одолжение, не делись ни с кем своими наблюдениями.

— Да ради Бога.

Наступило молчание. Оба сидели так неподвижно, что птичка спланировала с ближайшей скалы к их ногам и начала выклевывать из моховой кочки червячка. Вскинув свою черно-белую головку, он а оглядела людей, словно вопрошая, нет ли съестного. Дункан бросил ей кусочек фруктового брикета. Птичка ухватила его, вспорхнула и исчезла за гранитным выступом.

— По-моему, Джиллиан здорово натерпелась, — заметил он.

— И что из того?

— Не обижай единственную родственницу Алекс, не то останешься без яиц.

Взрыв смеха выгнал птичку из укрытия, и с недовольным писком она взлетела вверх, подальше от непредсказуемых людей. Смех длился недолго, скрепив только что возникшие отношения.

— Может, попробуем склон покруче? — предложил Перкинс, когда они поднялись, готовые идти дальше.

Дункан охотно согласился, зная, что взаимное недоверие осталось в прошлом. На первом этапе они с сержантом успели не один раз поменяться местами. Роль ведущего снова переходила к нему.

Шел не в пример более трудный участок пути, но теперь, когда они в самом деле стали одной командой и сомнения больше не отравляли удовольствия, Дункан наслаждался каждым новым рывком вверх, когда чуткие пальцы нащупывают, за что бы ухватиться, а ноги пружинят, отталкиваясь от едва заметной опоры. Кровь энергично бежала по жилам, легкие расширялись, жадно хватая воздух.

На самом верху он выпрямился, с наслаждением прислушиваясь к тому, как гудят все мышцы, отдаваясь ни с чем не сравнимому моменту победы над холодным гранитом и над самим собой. Чуть позже к нему присоединился Перкинс.

После короткой передышки начался спуск. Дункан снова встал ведущим, но теперь его роль была проще. Основная работа доставалась сержанту. В какой-то момент, пока тот сворачивал свободный конец веревки, Дункан позволил себе расслабиться. Утомленные мышцы гудели. Ветерок дунул в лицо свежестью, откуда-то снизу, из лесистой пропасти, донесся резкий звук, похожий на треск автомобильного выхлопа.

Мимо с жужжанием пронеслась пчела. Дункан праздно удивился тому, что так высоко в горах селятся дикие пчелы, но уже в следующее мгновение что-то с визгом впилось в скалу недалеко от того места, где он, беспомощный, висел в воздухе.

Не пчела. Пуля.

В него стреляли. Долгий опыт подсказывал: не паниковать! Спокойствие, только спокойствие.

И поскорее спуститься. Спуститься настолько, чтобы оказаться вне линии огня.

— Потравливай! — крикнул он Перкинсу.

Тот подчинился, не задавая лишних вопросов. «Быстрее, быстрее!» — мысленно понукал Дункан.

Звук, похожий на выхлоп, раздался снова, но теперь он знал, что в него стреляют, и невольно втянул голову в плечи, ожидая услышать жужжание и визг расщепляемого гранита.

Веревка странно дернулась, заставив вскинуть голову. Оказывается, выстрел повредил ее, подрезав, словно острым ножом. Оставшиеся нейлоновые волокна держали, но их не могло хватить надолго. С тем же успехом он мог висеть на бельевой веревке.

Холодный страх сжал сердце.

Дункан заставил себя собраться с мыслями. Посмотрел вниз, прикидывая расстояние. В паре метров виднелся выступ, а чуть повыше — трещина, достаточно широкая, чтобы вошли все пять пальцев. Туда он и нацелился.

Для начала отцепить страховку. Если спускаться медленно и осторожно, веревка, быть может, и выдержит. Главное — смотреть только на выступ, но не дальше, не в пустоту, на дне которой щерятся острые зубы елей.

Однако стоило перехватиться, как веревка лопнула, и Дункан полетел вниз.

Ему все-таки дьявольски везло, потому что ноги ударились о вожделенный выступ и спружинили достаточно, чтобы он успел, обдирая пальцы, вцепиться в трещину. Теперь осталось только держаться, не позволить инерции сорвать его с выступа и швырнуть в пропасть. Каждую каплю еще имевшихся сил Дункан вложил в отчаянную хватку.

Несколько бесконечно долгих мгновений исход поединка с силой тяжести оставался неясным, но он висел вопреки боли в пальцах, с мрачным упорством, сродни упрямству Перкинса.

Удержался! Теперь можно легонько перевести дух.

Откуда-то доносились шумы и шорохи. Послышался оклик: «Держишься?»

— Держусь… — выдохнул Дункан, и хотя Перкинс не мог его слышать, дальнейших вопросов не последовало.

Ожидание. Как медленно ползут секунды!

— Эй, Форбс! — раздалось целую вечность спустя. — Веревка на полтора метра ниже и на два левее от тебя, — сообщил сержант так спокойно, словно они тренировались на стене. — Если дотянешься, остальное пойдет как по маслу.

Дункан не стал тратить силы на ответ, просто высмотрел веревку, нацелился и пополз вниз по скале так, словно вместо четырех человеческих конечностей у него вдруг выросло восемь паучьих ног. Никогда еще в нем не клокотала с такой силой жажда жизни. Ему требовалось выжить, и он выживал. Мышцы уже не гудели, а кричали от боли, уровень адреналина достиг наивысшей точки, зрение, слух и осязание обострились.

Еще немного — и веревка оказалась в пределах досягаемости. На всякий случай Том закрепил ее добавочной скобой. Постаравшись забыть про боль в руках, Дункан вцепился в нее мертвой хваткой.

Далеко внизу и в стороне заворчал мотор. Потом он взревел, взвизгнули шины. Хотелось верить, что стрелок, кто бы они ни был, видел только падение, но не отчаянную борьбу за жизнь, и теперь покидает место действия.

— Не обращай внимания! — приказал Том. — Тебе есть чем заняться!

Дункан еще крепче вцепился в веревку.

— Порядок! — крикнул он и порадовался, что голос не дрожит. — Потравливай!

Если верить внутренним часам, путь к безопасности занял не менее года, на деле же длился минуты. Когда подошвы коснулись твердой земли, Дункан чуть не повалился мешком и лишь с трудом выпрямился на подгибающихся ногах. Он дышал как загнанная лошадь.

— Спасибо…

— Всегда пожалуйста! — Том хлопнул его по плечу, едва не опрокинув. — А теперь давай займемся нашим приятелем.

Добраться до джипа составляло для Дункана большой труд сродни подвигу. Том рванул с места так, что гравий взлетел выше крыши.

— Держись, а то насажаешь шишек! — крикнул он Дункану, но тот только отмахнулся, пропуская между пальцами оборванный конец веревки. Та часть волокон, что лопнула, распушилась, остальные заканчивались четким срезом.

— Кто знал, что сегодня ты идешь в горы? — спросил Том, перекрикивая рев двигателя и грохот камешков по днищу машины.

— Чуть не весь город. Я не делал из похода тайны.

— Тогда такой вопрос: кто не хотел, чтобы ты вернулся?

Дункан задумался, глядя в окошко на плотные ряды колючих вечнозеленых хвойных деревьев. В принципе у него имелся ответ на данный конкретный вопрос.

Желать ему смерти мог только конкурент в погоне за Ван Гогом. Он так усердно намекал в антикварном магазине, что теперь некого винить, кроме себя самого.

Эрик Мунн, ублюдок эдакий. Но если назвать имя, придется объяснять, зачем он в Свифт-каренте.

Лучше оставить подозрения при себе. Почему? Во-первых, за неимением доказательств. Во-вторых, опыт подсказывает, что не стоит связываться с полицией. Одно дело — Интерпол, и совсем другое — провинциальные сыщики. У них отвратительная привычка совать нос в чужие дела. В-третьих (и это главное), он еще не добрался до Ван Гога и даже не знает, где его искать. Вот доберется, тогда и начнет сотрудничать с полицией в полной мере, как следует законопослушному гражданину. А пока извините, сержант Перкинс, у нас немного разные цели.

Сегодня он не только вышел из передряги невредимым (ну, если не считать натруженных мышц и ободранных пальцев), но и понял кое-что важное. Эрик Мунн тоже нацелился на Ван Гога и готов ради него на все.

Вообще говоря, немного странно…

Раз уж «золотому мальчику» старика Форреста известен сам факт существования Ван Гога, то почему он не знает, где Ван Гог скрыт?..

Хотя погоня шла на полной скорости, открывшееся впереди шоссе выглядело пустынным в обе стороны. Стрелок успел уйти.

Дункан и не ждал, что Перкинс разразится проклятиями, поэтому не удивился, когда тот просто снизил скорость. Некоторое время они продолжали путь в молчании, потом сержант спросил негромко, но с нажимом:

— Надеюсь, ты заявишь в полицию?

— О чем? — деланно удивился Дункан. — Наверняка чистой воды случайность. Неопытный охотник.

— Тебя пытались убить, — холодно возразил Перкинс. — Мне совсем ни к чему иметь в городе еще один труп, даже твой.

— А что, я уже не на очереди в каталажку?

— По крайней мере сегодня можешь идти на все четыре стороны. — Косой взгляд. — Но учти, сокрытие информации, которая могла бы помочь следствию, карается законом. И вообще, не по душе мне увертливые типы. Такого я сдам, если что, без малейших угрызений совести.

Хвойный лес поредел, но все еще оставался достаточно густым, чтобы добавлять мрачности непогожему дню. Обочина заросла папоротником. Шины вибрировали на потрескавшемся асфальте.

Дункан думал об Алекс: о выражении ее лица в момент наивысшего наслаждения, о вкусе ее губ и кожи, о звуках, которые она при этом издавала. Алекс жила в Свифткаренте, а значит, находилась в пределах досягаемости убийцы.

— На твоем месте, Том… — Он помедлил, потом решительно продолжал: — На твоем месте я бы начал с поисков связи между Эриком Мунном, Джерси Плотником и одним лос-анджелесским дилером по имени Гектор Мендес.

Алекс остановила машину за коттеджем, который Дункан снимал в гостинице «Риверсайд». Местечко находилось у реки, летом шумное и многолюдное, а сейчас, в середине февраля и под холодным моросящим дождем, донельзя пустынное и унылое.

Впрочем, как раз то, что нужно писателю в муках творчества, с улыбкой подумала Алекс. Кругом тишина, и ничто не отвлекает от работы.

Оставалось только надеяться, что ее появление станет для Дункана приятным сюрпризом, а не наоборот. Но не все же ему, бедняге, одному торчать в халупе, где и кухни-то толком нет — так, голые стены и пара дешевых предметов меблировки. Да еще после целого дня в горах, на холодном ветру! Наверняка он оценит обед, привезенный прямо на дом.

Для самой Алекс ее приезд — шанс показать, что все между ними опять в порядке после той ночной размолвки.

Как Эрик мог? Как мог? Только потому, что как-то раз случайно видел ее полуголой, притвориться, что они уже и спят?! Так не похоже на человека, которого она знает тысячу лет…

Быть может, следовало с утра пораньше заехать в магазин и выложить Эрику, что она о нем думает. Так бы она и поступила, не попроси Дункан оставить все как есть. Он даже взял с нее слово, объяснив, что не хочет заработать репутацию ревнивца, поставив их всех в неловкое положение.

Поразмыслив, Алекс согласилась, а когда первое возмущение улеглось, она даже обрадовалась, что объяснение не состоится. Видеть Эрика не хотелось, и как можно дольше.

Алекс приготовила цыпленка в красном вине — блюдо простое и вкусное. Возиться на кухне — одно из ее любимых занятий. Аромат еды в процессе приготовления всегда казался ей упоительным, вот и теперь она сполна насладилась букетом, где переплелись запахи вина, томатного соуса, овощей и приправ. Густая подливка аппетитно булькала в большой кастрюле, создавая тот особенный настрой, что пробуждает дремлющую в каждой, даже самой независимой, женщине хозяйку дома. У нее возникло настроение убраться в квартире. Алекс перестирала накопившееся белье, выгладила то, что требовалось, вымыла окна и натерла воском антикварный стол, добавив к общему букету другие приятные запахи — те, что символизируют чистоту и порядок.

У нее уже давно вошло в привычку раз в неделю готовить для дедушки и отвозить ему домой ужин, такой солидный, что остатков хватало еще на пару дней. В такие вечера они много разговаривали за партией в шахматы или у телевизора. Для нее посещения дедушки составляли важную часть жизни, и не требовалось визита к психоаналитику, чтобы понять, что теперешняя возня у плиты — попытка возродить любимый ритуал.

Ужин получился знатный — Дункан сможет растянуть то, что останется, примерно на неделю. Одного хлеба целая коврига, прямо с лотка в бакалейном магазине, где пекут сами. Бутылка бургундского. Ну и, конечно, целое море откровенного плотского вожделения, которое уже не из прежней оперы, а нечто новое и пикантное.

Коснувшись ногой гравия незатейливой стоянки, Алекс снова ощутила сладкий трепет между ног. Он тлел в ней весь день, трепет предвкушения, так что наравне со своим фирменным блюдом она варилась на медленном огне нетерпения.

Интересно, испытывает ли Дункан нечто подобное… а если уж на то пошло, помнит ли среди своих трудов о ее скромном существовании?

Стук в дверь остался без ответа. Озадаченно сдвинув брови, Алекс повторила попытку. Ничего.

Странно. Бежевый автомобиль припаркован за коттеджем, значит, Дункан дома.

Вероятно, вышел пройтись. Подышать воздухом.

Алекс огляделась в надежде определить, куда он мог направиться, но кругом стояли лишь насупленные кедры. Над рекой, придавая окружающему оттенок нереальности, клубился туман. Тропинка вдоль берега набухла водой.

На сей раз Алекс не пожалела кулака.

Ни звука, лишь тут и там падали в мокрую траву капли с ветвей.

Вот так всегда — хочешь сделать приятный сюрприз, а результат нулевой. Алекс повернулась к машине и с минуту смотрела на нее, рисуя себе безрадостный обратный путь, прикидывая, не позвонить ли.

Изнутри раздалось приглушенное соло саксофона, обычно более высокое и выразительное, чем основная тема. Алекс встрепенулась. Раз музыка играет, значит, Дункан дома! Но почему не отвечает? Уснул под блюз и шорох дождя?

Постояв еще немного в нерешительности, Алекс переложила пакеты в другую руку и подергала ручку. Дверь отворилась. С облегченным вздохом она ступила на порог.

Теперь блюз отлично слышен. Он играл в спальне, но не заглушал шум воды, и все сразу объяснилось. Беспокойство улеглось. Алекс живо вообразила себе Дункана под душем, совершенно голого, и чуть не побежала составить ему компанию, однако вспомнила про пакеты. Их нельзя бросить просто так. Хороший ужин заслуживал бережного обращения. В кофеварке еще оставался холодный кофе, на пластмассовом гостиничном блюде лежала пара яблок и гроздь бананов, мусорная корзина забита упаковками от обедов, что разогревают в микроволновке. Иными словами, Дункан не роскошествовал.

Алекс откупорила вино, чтобы дышало, поставила основное блюдо разогреваться, а салат — охлаждаться в крохотном холодильнике, в компании начатого (и уже подкисшего) пакета молока, куска сыра на бумажной тарелке, баночки с оливками и упаковки баночного пива. Так и хотелось воскликнуть: «Мужчины!»

Шум душа затих. Таким образом, совместное омовение отпадало. Ничего, подумала Алекс с улыбкой, возможностей масса.

— Ау, Дункан! Это я! Принесла тебе вкусненького.

— Очень хорошо. Бреюсь и выхожу.

Поскольку как-то не верилось, что он боится исколоть щетиной принесенный ужин, оставалось предположить, что на десерт будет она. Как раз кстати. С каждой минутой все больше довольная своей затеей, Алекс вернулась на кухню, разлила по бокалам вино, а потом прошлась по коттеджу.

В жилой комнате (она же столовая) расставлен мольберт. Отодвинутый к стене стол служил рабочим и был завален красками и другими принадлежностями изобразительного искусства. На палитре в числе прочих алела та самая краска, что сбила Алекс с толку в день их первого и пока что последнего совместного выхода в ресторан.

Судя по всему, картина писалась в красках с черно-белой фотографии, прикнопленной тут же на стене, и закончена лишь наполовину но уже можно сказать, что она удается. Воображения Дункану не занимать. Пейзаж на фотографии напоминал кисть Ван Гога, хотя Алекс и видела его впервые.

Она снова всмотрелась в картину. Расцветить черно-белое требует определенного таланта, но даже технически совершенная копия не трогала так, как полотна самого Ван Гога…

Из душевой появился Дункан в полотенце, которое открывало для обозрения большую часть его потрясающей мускулатуры, и с копной завившихся в кольца мокрых волос. При виде ее взгляд его потеплел так заметно, что по спине у Алекс пробежала сладкая дрожь.

В провинциальном городке вроде Свифт-карента такой мужчина ценится на вес золота. Все время хочется ущипнуть себя — не спишь ли?

Алекс передала Дункану бокал.

— Спасибо.

Она надеялась также и на благодарный поцелуй, но получила только взгляд — впрочем, обещавший целый ливень благодарностей всевозможного рода.

— Надеюсь, я не нарушила твоих сегодняшних планов?

— Еще как нарушила. Я собирался сам к тебе наведаться. Алекс пригубила вино, чтобы скрыть улыбку. В жизни она не видела настолько самоуверенного мужчины. Наверняка ни минуты не сомневается, что она от него без ума. Да и с чего бы ему сомневаться, если в постели с ним она кричит благим матом?

— Как в горах?

— Сурово, — ответил Дункан с улыбкой.

— Как тебе Том? Вы уже притерлись друг к другу? — полюбопытствовала она осторожно, так как имела на его счет некоторые сомнения.

— Я не мог нарадоваться, что он рядом. — Внезапно Дункан встал из кресла и скрылся в спальне со словами: — Извини, мне надо одеться.

Отлично. Мог бы хоть из вежливости спросить, как дела у нее! Алекс хмуро посмотрела на сдвинутые двери.

— Ради меня можешь не утруждаться…

Что с ним? Измотан трудным подъемом настолько, что о сексе нет и речи? Но если так, зачем тогда бриться?

Немного погодя Дункан вышел из спальни в чистой, но мятой рубашке, парусиновых рабочих брюках и босиком. Чтобы разрядить обстановку, Алекс указала на картину:

— Ты настоящий художник!

— Ну да, недоделанный Ван Гог.

По крайней мере он ничего из себя не строил.

— Мне нравится, — искренне заметила Алекс.

— Видела бы ты мои подсолнухи!

— На фотографии — подлинник?

— А ты не знаешь?

Обычно мягкий и ленивый, взгляд Дункана вдруг стал настороженным, странно пронизывающим. Вопрос на засыпку? Проверяет ее эрудицию? Тогда стоит отнестись к нему со всей серьезностью.

Алекс подошла и всмотрелась в фотографию.

— Вообще-то я не специалистка, но знаменитые полотна знаю. Его подсолнухи, автопортреты, некоторые пейзажи. Боюсь, кроме этого, полный пробел. Пока не увидела фотографию, думала, что картина твоя.

— Бедный Ван Гог! Если бы слышал, перевернулся бы в гробу. Да, пейзаж его кисти. Что тут такого? Технике живописи учатся, копируя старых мастеров.

— Импрессионизм — твой любимый стиль?

— Не сказал бы. Я, если можно так выразиться, реалист. — Взгляд снова изменился, приобрел обычный дремотный «секси»-оттенок. — Реалист из тех, кто ждет минуты вдохновения.

— Правда?

— В самом деле. И минута пришла. — Дункан приподнял волосы Алекс и поцеловал ее в шею. — Я хочу рисовать тебя.

Теперь он снова стал самим собой, и то странное настроение, в котором она его застала, исчезло без следа. Алекс запрокинула голову, чтобы дать губам лучший доступ к шее.

— Хочешь, чтобы я тебе позировала?

— Именно так. Обнаженной.

Она хмыкнула, прислушиваясь к тому, как губы неспешно движутся вниз по горлу.

— Нуждаешься в обнаженной натуре?

— Как каждый художник. — Судя по ощущениям, Дункан улыбнулся ей в шею.

Отстранившись, Алекс подумала, что не вполне доверяет его улыбке и озорным искоркам в глубине синих глаз, ну и что с того? Отправляясь сюда, она как раз и собиралась, рано или поздно, оказаться обнаженной.

Она откликалась на шарм Дункана Форбса точно так же, как тело ее откликалось на его возбуждение. При одной мысли о том, чтобы раздеться перед ним, на нее накатила волна удовольствия, которое еще более усилилось, когда воображение нарисовало долгие минуты позирования в ленивой, томной, обольстительной позе.

К сожалению, здесь не наблюдалось роскошного ложа. Коттедж мог предложить только раздвижной диван цвета овсянки (то есть, можно сказать, бесцветный) марки «Сире спешил», выгодный в эксплуатации, но малоудобный. А ей хотелось красного бархата и коринфских колонн — вот подходящий антураж.

— Ну, я не знаю…

Поймав ее взгляд и угадав ход мысли, Дункан вышел в спальню и вернулся с простыней, которую хорошенько встряхнул. Вздувшись наподобие паруса, простыня опустилась на диван и — удивительное дело — сразу преобразила его в то самое роскошное ложе, которого так недоставало. Художник — он во всем художник, подумала Алекс с невольным восхищением.

Дункан смотрел выжидающе, и она решилась.

— Что за поза у тебя на уме? — полюбопытствовала она.

— Пока никакой. Вот когда разденешься, тогда воображение и заработает.

— Что ж, можешь дать ему волю.

Удерживая взгляд Дункана, Алекс подняла руки к верхней пуговке блузки и медленно, очень медленно расстегнула ее, открыв, быть может, единый дюйм тела. Тем не менее температура в комнате сразу поднялась, она ощутила это всей кожей. Дункан смотрел как завороженный.

Судя по его реакции на первую расстегнутую пуговку, он будет совершенно загипнотизирован еще до того, как дело до идет до белья! Ну а белье добьет его окончательно. Белье — основное оружие женщины… Она его заказала в одной эксклюзивной французской фирме по заоблачной цене.

Музыка сменилась и перешла в медлительно-чувственную, навевающую откровенные образы и горячившую кровь. Сама того не замечая, Алекс начала покачиваться ей в такт.

Еще пара пуговок расстегнута…

Как все кстати — не спешить, не суетиться, а двигаться вместе с музыкой, постепенно, шаг за шагом. Не раздеваться, а словно выскальзывать из одежды, появляться из нее, как из морской пены. Ничего общего с вульгарным стриптизом, просто тихий полет навстречу наготе. Она не танцевала с тех самых пор, как ходила на курсы ради сохранения формы. Но пластика не забылась.

Между тем художник тоже летел — навстречу вдохновению, о чем говорили его взгляд и вся поза. Он, похоже, перестал даже мигать.

Расстегнув последнюю пуговку, Алекс повела плечами, позволив блузке соскользнуть. Судя по стону, что сорвался с губ Дункана при виде кружевного бюстгальтера, тот стоил каждого потраченного евро.

Что ж, она будет позировать, и посмотрим, как долго он выдержит у мольберта. Ну вот, уже начал переминаться с ноги на ногу — ни дать ни взять жеребец, почуявший кобылу! Вряд ли дело зайдет дальше первых мазков… если до них дойдет вообще.

Черную шерстяную юбку-стрейч Алекс достаточно грациозно стягивала с бедер с помощью пленительных движений. Юбка упала на пол, и она шагнула через нее.

Взгляд Дункана теперь нацелился на шелковые трусики на ленточках, совершенно непрозрачные, что, конечно же, добавило масла в огонь его вдохновения и заставило воображение работать в полную силу.

Некоторое время Алекс позволяла ему созерцать, стоя в своем невесомом белье, чулках с кружевной каймой и черных туфлях на высоком каблуке, потом негромко спросила:

— Продолжать?

— О, да!

Она расстегнула бюстгальтер и глубоко вздохнула, так что груди приподнялись и качнулись, высвобождаясь из кружевной клетки. Руки Дункана судорожно сжались, словно в своем воображении он уже завладел ее телом.

На боках трусики удерживались изысканными бантиками. Алекс развязала оба одновременно, позволив фигурному куску шелка спланировать на пол.

Ну теперь-то уж он крикнет: «Довольно!»

Никакого «довольно» не последовало. Наоборот, Дункан весь обратился в зрение. Что ж, тем хуже для него.

Алекс отвернулась, поставила ногу на стул, сняла туфельку и очень медленно скатала чулок к кончику большого пальца. Ленивым движением она расправила и перебросила его через спинку. Поставила босую ногу на пол и проделала ту же процедуру с другой ногой. Сняла оба чулка со спинки стула и, дождавшись томительного пассажа в музыке, заставила их птицами порхнуть через плечо.

Теперь она, совершенно обнаженная, повернулась к Дункану.

На горле у него дернулся кадык, глаза потемнели. Сознание того, что у него такая реакция только от одного ее вида, заставило собственное возбуждение Алекс подняться на новую ступень.

«Надеюсь, у него скоростной метод рисования», — мелькнула мысль, уже чуточку лихорадочная.

— Ложись! — приказал он.

Алекс опустилась на приготовленное ложе, затрепетав от прикосновения прохладного льна к разгоряченной коже. Потом откинулась, дрожа все сильнее, по мере того как ткань обнимала тело. Она чувствовала себя как в горячке: сплошной комок огня внутри, холодный фасад снаружи.

Отступив, Дункан оглядел ее с головы до ног прищуренным взглядом:

— Ты уже когда-нибудь позировала?

— Нет, никогда… — ответила Алекс почему-то шепотом.

— Попробуй расслабиться. Делай, что я говорю, а в другое время не шевелись. Неподвижность очень важна.

Алекс приподняла бровь. Ну вот, начал командовать! Становится даже интересно.

— Приподнимись на локте. Мне придется немного поработать над твоей позой, то есть прикасаться к тебе. Можно?

Он спросил таким тоном, словно они впервые видели друг друга, как будто он и в самом деле художник, сосредоточенный только на самых высоких материях, а она — его модель.

— Конечно, прикасайся… сколько хочешь.

Руки у него не дрожали, ну ничуть, когда он взял ее за плечи и нажал, чтобы груди выпятились сильнее. Затем скользнул пальцем вниз по руке, к локтю, сдвинув брови и словно размышляя. Кивнул каким-то своим мыслям, взял руку Алекс и положил туда, где округлости грудей сходили на нет, словно она слегка их поддерживала, опираясь на руку. Так создавалось ощущение, будто они вздымаются с каждым вдохом и опадают с каждым выдохом.

Отвлекшись, Алекс вдруг ощутила прикосновение к ноге, как раз под коленом. Взвинченная, она беззвучно ахнула от неожиданности.

— Согни ногу в колене, но не поднимай. Другую тоже согни и подними.

Она повиновалась.

— Великолепно! — похвалил Дункан, но как-то так, словно она студентка, заслужившая высшую оценку.

Через раздвижные двери, что вели в спальню, Алекс видела себя в зеркале. Отражение, хоть и неясное, давало представление о том, сколь бесстыдна и обольстительна ее поза.

Другую руку Дункан пристроил на поднятом колене, потом переместил ниже, на внутреннюю поверхность бедра, сейчас невероятно чувствительную, почти к самому треугольнику волос.

Внезапно Алекс ощутила разом всю свою позу, полную безмолвной мольбы: возьми меня, возьми!

— Как себя чувствуешь? — спросил Дункан (он склонился над ней так низко, что его дыхание щекотало живот).

— Заведенной до предела!

— Вот и хорошо. А теперь вырази свое состояние, чтобы все видели.

— То есть?!

— Вырази то, что сказала. Полотно творит не только художник, но и модель. Будь Мона Лиза в тот день в паршивом настроении, хорошенький вышел бы шедевр! Вряд ли кто-то ломился бы в музей, чтобы посмотреть на самую унылую физиономию в мире.

У Алекс вырвался невольный смешок.

— Постой… — Дункан снова склонился над ней и еще немного раздвинул ноги. — Помни, полная неподвижность!

Глава 16

Затем он взял со стола горсть кистей и сунул в карман. Окинув Алекс тем же прищуренным взглядом, выбрал тюбик и выдавил на то, что напоминало фигурную бумажную тарелку, холмик ярко-желтой краски.

Почему ярко-желтой, забеспокоилась Алекс. Какую часть ее тела он намерен изобразить в таком цвете?

— Опиши свои ощущения в данный момент.

— Ну… я ощущаю себя женщиной, которой вскоре предстоит лучший в жизни секс.

Хотелось бы верить, что вскоре! Все тело уже звенит от желания, как сплошной сексуальный орган!

— Умно придумано, — заметил Дункан с неуместным хладнокровием.

Нахал!

— Теперь закрой глаза и все-таки опиши ощущения от своей позы.

Апекс послушно опустила веки. Чем без толку заходиться от вожделения, лучше подыграть. Она перевела дух и в самом деле сосредоточилась на своих ощущениях.

— Ты поместил мои руки почти, но не вполне на эрогенные зоны… недостаточно близко, чтобы их касаться, но как раз настолько, чтобы ни на минуту о них не забывать.

— Именно этого я и добивался.

Негодяй! Художник он, как же! Вся катавасия только потому, что он сам до предела сосредоточен на ее эрогенных зонах!

— Что-то в твоей позе есть… я хочу сказать, близость к цели, но невозможность ее достичь… вынужденная неподвижность. .. ощущается как путы…

— Путы?

— Ну, да…

Внезапно Алекс увидела себя со стороны в невообразимо бесстыдной позе, полностью открытой для взгляда. Веки взлетели сами собой, и она послала Дункану возмущенный взгляд.

— Надеюсь, ты не собираешься выставлять свою картину?!

— Не собираюсь. Я создам ее для частной коллекции. Лично моей. Расслабься и продолжай. Итак, ты словно в путах.

— В путах… — Она хотела передернуть плечами, но вспомнила про запрет и осталась неподвижной. — Не могу шевельнуться. Не важно, что путы лишь воображаемые, все равно я связана по рукам и ногам.

— Как рабыня?

Самый звук слова заставил ноздри расшириться. Каково быть невольницей в гареме, игрушкой мужчины, объектом наслаждения, вещью — ухоженной, окруженной роскошью, но все же вещью? Как современная женщина и феминистка, она должна бы с ужасом отшатнуться от такой мысли, но ведь она и не собирается в гарем. Она всего лишь фантазирует, а фантазия не в счет.

— Да, как рабыня… — прошептала Алекс.

— Отлично! Попробуй глубже вжиться в роль. — Теперь «бумажная тарелка» (она сообразила, что это и есть палитра) несла на себе кольцо ярких пятен, и Дункан рассеянно вертел ее в руке. — Закрой глаза и представь, что в подобной позе ты лежишь на…

Голос выжидательно прервался, и Алекс уже с закрытыми глазами мечтательно закончила:

— …на красной бархатной оттоманке в гареме…

В ее воображении он только что прошел под резной аркой входа — смуглый и надменный султан ее фантазии, тот, по чьему приказу ее купили на невольничьем рынке… или нет, кому она прислана в виде подарка от эмира соседних земель. Он остановился и оглядел ее прищуренными глазами, оценивая женские достоинства, а она, беспомощная, бесправная, сознавала, что находится в полной его власти.

Алекс так прониклась данной мыслью, что содрогнулась от испуга и волнения. Ноздрей коснулся аромат восточных курений, ушей — длинных одежд ее повелителя. Каждая нервная клетка напряглась, по коже побежали мурашки от сознания, что он имеет право делать с ней все, что захочет. Ее дело — подчиняться.

Прошла минута, другая. Воздух словно сгустился рядом, выдавая чье-то близкое присутствие. Кто-то вторгся в ее личное пространство, но она не смела открыть глаза и посмотреть, что происходит.

Аромат курений отдалился, сменился иным… более острым… знакомым…

Прежде чем Алекс нашла название новому запаху, что-то непостижимое прикоснулось к округлости груди над соском.

Никогда она не испытывала ничего подобного и едва не раскрыла глаза во всю их ширь, но вспомнила, что нельзя, и лишь плотнее сжала веки. Ощущение повторилось. Касание, одновременно легкое и грубоватое, словно кто-то осторожно дотронулся до нее мозолистым кончиком пальца. Дотронулся и оставил на коже каплю лосьона или, может быть, массажного масла, поначалу прохладного, но быстро согретого жаром ее тела.

Запах теперь сильнее… словно хлеб обмакнули в оливковое масло.

Не в силах больше оставаться в неведении, Алекс открыла глаза… и разинула рот. Перед диваном на корточках сидел Дункан с широкой, собольего меха кистью и раскрашивал ей грудь в ярко-желтый цвет!

— Что тебе в голову взбрело?!

Он только ухмыльнулся, как сексуальный маньяк и хулиган, который и не думает скрывать свои наклонности.

— Я же сказал, что хочу рисовать тебя.

— Но не разрисовывать же! Я думала, речь пойдет о нормальной картине!

— У меня кончились холсты.

И он продолжал раскрашивать грудь. Круговые движения кисти по распаленной коже действовали опьяняюще. Алекс покачала головой, припомнив день, когда они познакомились:

— Ты так и норовишь измарать что-нибудь приличное!

— Ну, знаешь! — Дункан посмотрел с театральным негодованием. — По-твоему, я «мараю»? Это искусство! Я — новый Ван Гог, создаю шедевр под названием «Александра Форрест». И прекрати, наконец шевелиться!

— Я почти и не шевелюсь!

Конечно, можно дать ему пощечину, в спешке нацепить одежду и бежать без оглядки. А потом жалеть. Процесс превращения тела в шедевр импрессионизма заводил не хуже любовной игры. Алекс предпочла вернуться к полной неподвижности.

— Интересный у тебя стиль, — заметила она. — По-моему, он заключается в непрерывной работе кистью.

В самом деле, кисть ни на минуту не останавливалась, она взлетала, ныряла, щекотала, освежала, но все время возбуждала в своем неумолимом приближении к соску, бессовестно красному на ярко-желтом фоне. Мазки были не просто хаотические — Дункан превращал ее левую грудь в солнце в стиле импрессионизма.

— А тебе известно, что Ван Гог помешался на своем занятии? — вдруг спросил он.

— Да, я слышала.

— За последние несколько месяцев написал почти восемьдесят полотен — бывало, по картине в день. — Дункан усмехнулся. — Такой род творческого процесса как раз по мне: писать и писать, пока картина не будет закончена.

Желтое солнце с красным ядром резко качнулось, когда до Алекс дошел смысл его заявления. Раз так, пусть действует быстро, пусть без затей сразу движется к развязке! Солнышек на сегодня хватит. Есть еще деревья, цветы и прочее, а между тем одна конкретная часть ее тела ждет, когда ей уделят внимание!

— Послушай… а насколько быстро ты рисуешь?

— Небрежность не в моем характере. В первую очередь — внимание к деталям, — ответил Дункан невозмутимо, словно не замечая ее состояния.

Но как он мог не замечать? Нужно тогда оглохнуть и ослепнуть!

— Возьмем, к примеру, эту часть моего шедевра…

Он достал из кармана чистую кисть и пощекотал сосок. Алекс почувствовала такое острое ощущение, что прикусила губу, чтобы не вскрикнуть.

— Полная неподвижность, — напомнил Дункан с нажимом и проделал свой фокус еще и еще раз.

— Ты мне за все заплатишь!.. — пригрозила она сквозь стиснутые зубы.

Нет, правда, она придумает что-нибудь демоническое, такое мощное, что когда он закончит свой шедевр, то будет не в состоянии ходить!

— С удовольствием, — усмехнулся Дункан, нимало не устрашенный угрозой. — Так, что же дальше, что же дальше… карминно-красный, думаю, пойдет… в смеси с тускло-коричневым, с чем-нибудь вроде жженой умбры. Только так можно передать грозный жар солнца на юге Франции.

Да какое ей дело до солнца южной Франции! Провались оно, в самом деле! Если этот тип не займется наконец делом, солнце ее страсти провалится в черную дыру неудовлетворенности.

Влажный от краски, прохладный кончик узкой кисти коснулся соска. Еще и еще раз. Рука, словно прикованная к своему месту под грудью, беспомощно дернулась. Негодяй сводил ее с ума, доводил до белого каления!

Дункан сел на пятки, чтобы полюбоваться результатом. С минуту он задумчиво похлопывал ручкой кисти по подбородку, потом заявил: «Двух солнц не бывает!» — и посмотрел на пока еще чистую кожу правой груди.

Вот и хорошо, что не бывает. Наконец-то он спустится с небес на землю.

— Зато есть облака, — сообщил Дункан ехидно и снова взялся смешивать краски, теперь уже белую, синюю и самую малость черной.

Кисть опять задвигалась вокруг груди, уже в более стремительном темпе.

— Небо представляет собой необъятный простор, — заметил он, покрывая ареал под грудями широкими мазками насыщенно-голубого. — А под небом чего только не растет!

Пупок стал центром подсолнуха — большого, безумно яркого вангоговского подсолнуха, немного перекошенного от постоянного хихиканья Алекс. Когда стебель потянулся вниз, к треугольнику волос, смешки прекратились и дыхание стеснилось, а все эмоции сфокусировались на еще не тронутом кистью «холсте» между ног.

— Ну вот! — оживленно заявил Дункан, убирая кисть в карман. — Шедевр закончен, можно почить на лаврах.

Алекс ахнула, от возмущения не находя слов. Как? Он затеял все, чтобы бросить ее вот так, с призывно раздвинутыми ногами, в виде сексуально неудовлетворенного подсолнуха? Только ради подражания Ван Гогу? Негодяй, подлец, мерзавец!!!

Никогда в жизни она не чувствовала себя такой взвинченной, такой откровенно похотливой, такой… такой невостребованной.

А негодяй обратил к ней взгляд, полный нечестивого торжества. О, он все знал! Он знал, каково ей сейчас, потому что — извращенец эдакий! — отчасти разделял с ней муки неудовлетворенности.

Не сводя с нее глаз, Дункан вытянул из кармана еще одну чистую кисть, шелковистого черного волоса. Алекс ждала, уже ни во что не веря, не осмеливаясь даже надеяться. Он обмакнул кисть в ее жар, в ее влагу и провел вверх, до самого пульсирующего бугорка.

Тут уж ничто на свете не заставило бы ее оставаться в пресловутой полной неподвижности. Когда кисть заходила между ног, она задвигалась в такт, навстречу каждому движению. Все нервные окончания, каждая унция чувственности — все сосредоточилось в одной части тела. Хотелось, чтобы так длилось бесконечно.

— Потерпи…

Как будто такое возможно!

— Попробуй не шевелиться…

Она не послушалась бы даже под угрозой смерти! Уже насквозь влажная, кисть двигалась то взад-вперед, то кругами. Бедра уже не качались в такт, а неистово дергались, так что Дункан раскрасил бы весь низ живота, не будь его теперешняя «краска» бесцветной.

— Хм… — сказал он, созерцая влажное пятно. — Когда я рисую, то держу под рукой мокрую тряпку, на случай ошибки. — Он пожал плечами. — Тряпки у меня сейчас нет, но что-то делать надо…

Он наклонился и слизнул влагу.

— Да! О да! — крикнула Алекс, когда язык прошелся вниз по животу.

Он уже не дразнил ее и не мучил. Она поняла это по тому, как крепко Дункан стиснул ей бедра, удерживая от рывков, когда добрался, наконец туда, куда она его так долго мысленно подталкивала. Его язык заполнил влажную горячую пустоту, где так долго гнездилась мучительная потребность, заставив буквально оторваться от земли, вернее, от «ложа», когда тело сотряс опустошающий оргазм. Он упивался ее содроганиями, он выпил ее до дна, и она рухнула навзничь, хватая ртом воздух, как рыба, выброшенная на берег могучей волной прибоя. Тогда он отпустил ее, выхватил бумажник и сунул пальцы в боковой отдел, нашаривая презерватив.

Пока Алекс пребывала в объятиях своей личной эйфории, Дункан стянул брюки и опустился на колени между ее бессильно разбросанными ногами. Снова он крепко взял ее за бедра, приподнял и придвинул ближе. Заполняя ее, он потерся изнутри о магическое местечко, которое еще дышало, еще пульсировало после недавнего оргазма. Она качнулась навстречу ему, и точно так же качнулись небеса, солнце, облака и перекошенный вангоговский подсолнух. А потом все заходило ходуном, словно порывистый ветер обрушился на созданный Дунканом сумасшедший пейзаж. Он бушевал и безумствовал, пока их собственное безумие не достигло пика, пока Дункан не рухнул на Алекс со сдавленным возгласом наслаждения.

— Твоя рубашка!.. — ахнула она, вспомнив про небо, солнце, облака и перекошенный подсолнух.

— Мой шедевр!.. — пробормотал он ей в волосы. Алекс потянулась и губами ухватила его за мочку уха. Она улыбнулась:

— Придется создать другой…

Старательно намыливаясь в душевой кабинке, Алекс думала о том, что теперь ей понятна страсть Дункана к творчеству Ван Гога. Они похожи — во всяком случае, своим помешательством.

Она явилась сюда под видом доброй самаритянки, на деле мечтая только о сексе, но даже и помыслить не могла, каким он окажется. Вот уж подлинно, отложить удовольствие — значит увеличить его. И как!

Кожа еще хранила сверхчувствительность, и Алекс запрокинула голову, чтобы сполна насладиться игрой водяных струек на груди и животе. Всецело погруженная в эротические фантазии, она не слышала звука отодвигаемой стенки и не подозревала, что не одна в кабинке, пока мужские ладони не легли на скользкие от мыла груди и кто-то не прижался сзади.

Испуганный возглас почти сразу перешел в довольный вздох. Поиграв с вершинками грудей и увенчав их мыльными шапками, пальцы скользнули вниз по животу. Омовение занимает уйму времени, если то и дело отвлекаться. Хотя поддразниваниями и играми они натешились вдоволь, не сговариваясь оба воздержались от большей близости. Первый голод утолен, хотелось комфорта, и они отложили полное слияние до чистых простыней.

После смеха и шалостей, возни с красками и мук неудовлетворенности в том, чтобы просто лечь вместе в постель, заключалось что-то несказанно интимное. Алекс прижалась к Дункану, а тот привлек ее к себе, такой большой, теплый и уютный, так приятно пахнущий мылом, шампунем, мужским возбуждением и лишь самую малость красками.

Они поцеловались, и Алекс улыбнулась прямо посреди поцелуя, потому что соски коснулись волос на его груди, напомнив ей касание к ним рисовальной кисти. Дункан уже снова погружался в страсть: синева глаз заволоклась и потемнела, словно тучи набежали на чистые небеса.

На сей раз они взяли друг друга без лихорадочной спешки, сопровождая близость легкими ласками и нежными словечками. Алекс вдруг пронзила мысль: как же она будет жить дальше без Дункана?

Она поняла, что уже перешла границу, к которой не следовало даже приближаться, и ступила в опасную зону, откуда так тяжело выбраться. В объятиях Дункана, удовлетворенная и обласканная, она позволила себе размечтаться. Женщина привыкает много быстрее мужчины, обретая нелепую привычку к хорошему и наивно полагая, что так будет длиться вечно. Вот и она вообразила себе, как хорошо просыпаться каждое утро рядом с Дунканом, следить, чтобы он помогал по хозяйству, регулярно позировать для него, под настроение готовить или ужинать в ресторане…

Дурочка! Пара мощных оргазмов — и она уже рвется в хозяйки дома.

Надо остановиться, пока не поздно.

Надо поставить точку. Высвободиться из рук Дункана, выскочить из его постели, засесть у себя в квартире и не встречаться до тех пор, пока все не вернется к тому, с чего начиналось, то есть к борьбе противоположностей и животной страсти. Потому что в постели рядом с мужчиной, что рассеянно играет прядью ее волос, она не может, ну никак не может контролировать свои чувства.

Проклятие! Ведь говорила себе, что такой мужик не доведет до добра. Планировала поиски того, кто приходит с работы в шесть часов вечера и ни минутой позже, кто уверен, что приключение — это на полмесяца выехать в домик у озера. Хотела за него замуж.

Что общего у Дункана Форбса с ее фантазируемым образом? Да ведь на нем метровыми буквами написано «бродяга»!

Алекс подавила вздох и повернулась, чтобы лучше видеть лицо на подушке рядом.

— В чем дело?

— Ты мне все портишь…

— Разве?

Дункан иронически приподнял бровь, напомнив ей о сладких ощущениях внутри. Она еле удержалась от вздоха.

— У меня уже есть план жизненной дороги. Он разработан до мелочей, а ты… ты — непредусмотренное ответвление!

— Я объехал весь свет, — заметил Дункан, — и убедился, что основные дороги скучны. Все самое интересное случается именно на ответвлениях.

— Ну да, и время на них тоже теряется! — добавила Алекс резко, раздраженная его легким тоном. — А я не могу себе такого позволить. Мои биологические часы тикают все громче. Напоминают, что пора заняться делом: завести дом, семью, а главное — детей.

Как и тогда, когда она раздевалась перед ним, Дункан глотнул так, что дернулся кадык.

— Не волнуйся, я не предлагаю тебе роль супруга! — усмехнулась она не без горечи. — Ты не из тех, кто жаждет остепениться. Я только имею в виду, что я-то как раз жажду. А ты мешаешь мне! Болтаешься рядом и отвлекаешь!

— Не по доброй воле. Если помнишь, имеется такой сержант, Том Перкинс, который приказал…

— По доброй, не по доброй, ты отвлекаешь — и все тут. Я намеревалась перебраться в большой город, но связалась с тобой и вот сижу сиднем в Свифт-каренте!

Похоже, ей не потребуется выскакивать из постели. Он сам выскочит и рванет к ближайшему аэропорту.

Однако вместо побега Дункан крепче прижал Алекс к себе и чмокнул в кончик носа.

— Будь я из тех, кто способен остепениться, лучшей пары мне и не найти.

То, что они вместе, что он крепко держит ее в объятиях, ощущалось таким правильным, что захотелось плакать. Почему именно с ним? Из всех мужчин в мире он меньше всего подходит под ее мерки, так почему же, почему?

— Да уж, тебя на одном месте не удержишь. Сразу видно.

— Мне просто не дано. Я из тех, кому всегда любопытно: а что там, за следующим поворотом? Я авантюрист, Алекс, вечный скиталец. Повидал столько, что не перечесть: рассвет в Калахари со спины верблюда, нильских крокодилов с борта фелюги, шедевры величайших мастеров во всемирно известных музеях. Но мне мало, понимаешь, всегда мало. Не представляю, что я мог бы где-то остаться насовсем.

— Может, у тебя просто не было веской причины? — тихонько спросила она.

— Может. Но одно я знаю наверняка, прощаться с тобой мне будет больно. — отвел волосы со лба Алекс и всмотрелся ей в лицо, словно запоминая. — Когда приключение совершилось, я теряю к нему интерес и хочу поскорее продолжить путь. — Признание больно укололо, но все же Алекс почувствовала к нему благодарность за честность. — Мы очень разные, и каждый дорожит тем, во что верит. Ведь и ты не пошла бы со мной, если бы я тебя позвал?

Если бы… Праздные рассуждения. Но допустим, он позвал. Конечно, ей хотелось бы видеть рассвет в Калахари, бороздить Нил на фелюге, любоваться полотнами в крупнейших музеях мира, но разница между ними в том, что, будь они одной семьей, она отовсюду рвалась бы домой, а он из дома всегда рвался бы куда-то еще.

— Я не того типа, — ответила она после долгого молчания.

По лицу Дункана прошла тень, но сожаления или облегчения, трудно было определить при таком скудном освещении. Чтобы разрядить обстановку, Алекс сменила тему:

— Сегодня звонили дедушкины соседи. Говорят, у них есть друзья, которые давно подыскивают дом побольше. Может, удастся продать им дедушкин.

Дункан сел в постели так резко, что стянул с нее одеяло почти целиком, заставив поежиться от холода.

— Как, ты хочешь продать такой чудесный старый дом?!

— А что? Мудрое решение. У них многочисленное семейство, они снова сделают дом из заброшенного уютным. По-моему, ты не слышал ни слова из моих планов на будущее. Я перееду из Свифт-карента в большой город, как только… все вернется на круги своя.

— К чему спешить? Даже воплощать планы на будущее надо с толком и расстановкой. Не делай ничего, о чем можешь пожалеть.

Вот как? Тогда ей точно не стоило связываться с мужчиной, которого трясет при одной мысли о браке и стабильности.

Алекс припомнила, с чего все началось, и устыдилась своих мыслей. Ей требовалось отвлечься от истории с трупом в библиотеке и развода Джиллиан. И ей удалось, еще как. Ни о том, ни о другом она уже не думает, ведь верно? Нечего валить все на Дункана. Они оба взрослые люди. Каждый что-то берет, а что-то и дает. Надо только не позволять себе слишком увлекаться, и когда все кончится, останутся только приятные воспоминания… ну и, может быть, маниакальная потребность в хорошем сексе.

Тем временем с кухни распространился упоительный аромат, напомнив о том, что хороший секс требует много энергии, а энергию следует восполнять, иначе дойдешь до истощения.

Закутавшись в халат Дункана, Алекс отправилась на кухню.

Хотя халат гостиничный, хлопотать в нем ей приятно. Халат вносил в будничное занятие элемент интимности. Она не забыла прихватить свечи и свежие льняные салфетки, которые вместе с шумом дождя наполнили комнату уютом.

— Как продвигается книга? — полюбопытствовала Алекс, когда они сели за ужин.

— Нормально. М-м-м… ты божественно готовишь!

Она и в самом деле превзошла сама себя, особенно ей удалась подливка.

— Ты пишешь первую книгу? — кивнув в ответ на похвалу, спросила она.

Ей в самом деле было любопытно. До такого рода расспросов никогда не доходило — обычно голова у нее во время встреч бывала занята другим.

— Нет, не так давно вышла еще одна, о Гогене.

— Правда? Вот чудесно!

— Недостаточно чудесно для Свифт-карента. Я что-то не заметил моей книги на ваших полках.

— Но теперь я знаю, что она существует, — Алекс подавила улыбку, — и непременно закажу. Ну а теперешняя, о чем она будет? Понятно, что не о Гогене.

— Нет, конечно. — Дункан уставился в миску с салатом, откуда брал добавку. — Она об общем исследовании импрессионизма.

— Касается того, что ты преподаешь?

Он ограничился кивком. Алекс отпила немного вина, продолжая за ним наблюдать. С чего вдруг он так замкнулся? Обычно писателя хлебом не корми, дай только поговорить о своей работе.

— А конкретнее?

— Конкретнее? О некоторых шедеврах. Преподавательская работа меня сейчас не занимает, думаю только о книге… как бы поскорее закончить.

— Ну и как, заканчиваешь?

— Закончил бы… — поднял на Алекс тот же странно настороженный взгляд, — если бы не тратил массу времени на другое. Я то пытаюсь затащить тебя в постель, то затаскиваю, а если нет, то мечтаю об этом.

Пауза затянулась, и в многозначительном молчании Алекс ощутила, как крепнет нить, что протянулась между ними с самого первого дня. Или она крепла давно, с каждой новой встречей? Что же будет дальше, когда они расстанутся? Порвется нить или выдержит, ей на беду? Нет, не надо, хотя теперь уже поздно жалеть, потому что серьезное, умное лицо Дункана, его глаза, которые смотрят через стол на нее, уже означают больше, чем просто легкий роман.

— Вот, значит, на что ты тратишь время…

Дункан взял ее руку и потянул к себе.

— И утром… — он поцеловал пальцы, — и в полдень… — поцеловал ладонь, — и ночью…

Тут он коснулся губами запястья, и пульс ее сразу участился.

Глава 17

Можно тебя кое о чем попросить?

Утомленная недостатком сна, зато удовлетворенная сверх всякой меры, Алекс стояла на пороге своей квартиры. Вопрос Дункана застал ее врасплох.

Он просто ненасытен! Что еще взбрело ему в голову? Разве за два выходных они не переделали все, что только могла породить человеческая фантазия за двадцать с лишним веков цивилизации?

— Выкладывай, что тебе нужно, — поощрила она, сдвинув брови.

— Держись подальше от Эрика.

— Я же обещала не упоминать о родинке!

— Дело не только в родинке. Я хочу, чтобы ты вообще с ним не встречалась. Он пытается нас поссорить. — Дункан улыбнулся, но глаза остались серьезными, настороженными. — Можешь списать мое предупреждение на ревность.

— Что происходит? Скажи!

— Ладно, скажу, раз уж ты так настаиваешь. — Взгляд смягчился, в глазах появился обычный, такой притягательный оттенок лукавой сексуальности. — Происходит то, что я превращаюсь в ревнивца, в гнусного низкопробного монстра из тех, что не терпят, когда их женщина даже мельком поглядывает на другого. Прошу, не встречайся с человеком, в котором я — пусть ошибочно — вижу соперника. Храни себя для меня одного!

Алекс улыбнулась, но от обещаний воздержалась. Внутренний голос говорил, что дело нечисто, а она никогда не обещала, не выяснив всего. Для начала им следовало поговорить.

— Ты будешь сегодня в библиотеке?

— А как же! — Дункан придвинулся ближе. — Что-то не помню, чтобы мы делали это стоя. Надо срочно восполнить пробел. Для устойчивости могу привалиться к стеллажу…

Желание у Алекс взорвалось в крови, как мощный наркотик. Однако как же принципы? Библиотека — это уж слишком.

— Такое никогда не пришло бы мне в голову!

— Ну, видишь! Одна голова хорошо, а две лучше. При первом удобном случае займемся. Я буду первым — как приятно.

— Ты не…

Ее рот он зажал поцелуем так резко, что на губах неминуемо должны остаться синяки.

— Не нужно делать заведомо ложных заявлений, — заметил Дункан, отстранившись, после того как зацеловал ее до полусмерти.

Не дав Алекс времени отдышаться и обрушить на него всю мощь праведного гнева, он смылся, хлопнув дверью.

Наглец! Если он в самом деле воображает, что протопает за стеллажи со своей самодовольной физиономией и… и…

Несколько недель чопорная библиотекарша вела отчаянный поединок с необузданной женщиной, и результат оставался неясным. Алекс Дикая Кошка горячо приветствовала идею шумного горячего секса, от которого стеллажи валятся на бок и книги (ее высокоценимые книги, так заботливо систематизированные, с корешками, выровненными до миллиметра) разлетаются во все стороны.

Зато чопорную библиотекаршу от такой картины чуть не хватил удар. Какое неуважение к печатному слову! Совокупляться на художественной литературе, может быть (Боже упаси!), прямо на Эмили Дикинсон, на Шарлотте Бронте! И речи быть не может!

Минут через пять Алекс отказалась от борьбы с самой собой в пользу горячего душа. Прослушала автоответчик, обнаружила послание от Эрика с просьбой позвонить, но не стала этого делать. От Джиллиан ни слова. Посидела у телефона, покусывая губу и взвешивая возможности, но так и не пришла к решению и занялась макияжем.

Всегда аккуратная, сейчас она подкрашивалась с особым тщанием и с легким чувством смущения. Баснословно дорогая помада придала губам чувственную полноту и создала впечатление, что их только что облизнули.

Наступил черед одежды. Необузданная женщина высмеяла наряд, выбранный за то, что его можно сорвать в считанные секунды. «Глупо! — настаивала она. — Пусть поработает! Пусть заслужит то, что под одеждой! Будь как в доспехах».

«Правильно, — вмешалась чопорная библиотекарша. — Как в доспехах, которые вообще невозможно снять!»

Алекс заколебалась, раздираемая противоречиями, потом вернула назад черное платьице-стрейч, и выудила самую строгую одежду, какую только имела: темно-синий костюм, купленный на дедушкины похороны, но не надетый даже туда, потому что, будь он жив, Фрэнклин Форрест пришел бы в ужас от столь унылого наряда. Он любил на ней яркое, легкомысленное, и как раз в таком она стояла у его гроба.

Самый вид костюма навевал погребальное настроение. Алекс ненавидела в нем все, от просторного кроя до мрачной расцветки. Идеальный наряд для того, чтобы убить в мужчине всякое желание.

И что же дальше? Идти по городу пугалом, только потому, что на свете существует Дункан Форбс? Как будто все крутится вокруг него!

Возмущаясь собственной глупостью, Алекс сунула костюм в сумку с расчетом по дороге пожертвовать для благотворительных целей. Никакой Дункан Форбс не заставит ее себя изуродовать!

И вообще, одеваться надо не ради мужчин, а ради себя.

Что она и сделала. Надела облегающий красный свитерок с вырезом в форме сердца, шаровары под кожу и самые изящные из своих сапожек. Подвески ар-деко изумительно подошли к макияжу.

Шагая к библиотеке в такое солнечное и ветреное утро, Алекс то и дело подавляла трепет при мысли о том, что принесет с собой день.

Без пяти девять. Вот и нужная дверь. Дункан будет здесь с минуты на минуту.

В кабинете она первым делом достала пудреницу, чтобы убедиться, что макияж безупречен. Поправила волосы. Глубоко подышала. Неужто он и в самом деле осмелится?..

За стеклом двери просматривались стеллажи и строгие, полные достоинства ряды книг. Глубокоуважаемые, высокоценимые — настолько, что даже пылинке не разрешалось сесть на них надолго. Может, немного слишком строгие. Может, им как раз и не хватает небольшой встряски…

Встряска порой очень кстати. К примеру, появление Дункана Форбса как следует встряхнуло ее жизнь…

Без трех минут девять Алекс бродила между стеллажами, проверяя их на прочность и на то, как крепко они привернуты к полу, а внизу живота нарастало томительное чувство предвкушения.

Без одной минуты девять она сидела за регистрационным столом с полупустой чашкой кофе, прилагая массу усилий, чтобы казаться полностью погруженной в работу. Женщина, у которой на уме книги и только книги, а никак не секс… не буйный необузданный секс…

Ровно в девять часов она прошагала к дверям и чинно отперла их, внешне невозмутимая, но с бешено бьющимся сердцем.

В обозримом пространстве не наблюдалось никого даже отдаленно похожего на Дункана Форбса. Алекс сощурилась на кафе напротив, ожидая увидеть, как он выбегает оттуда с недопитым кофе и лэптопом под мышкой.

Не увидела.

Все признаки горячей тяги к сексу налицо!

Она вернулась к столу и на сей раз сделала честную попытку с головой уйти в работу.

Дункан пришел примерно через полчаса. Она ощутила его появление всем существом, каждой молекулой тела.

Само собой, нельзя показывать, как она на него реагирует, поэтому Алекс не шевельнулась, ни на миг не отвела взгляда от экрана в ожидании того, как на стол упадет знакомая тень.

Тень не спешила падать.

Не в силах выносить ожидание, она прошла в кабинет, изо всех сил избегая смотреть на стул у двери. Чуть погодя, когда она склонялась уже над своим личным столом, тень, наконец соизволила упасть.

— Посторонним вход воспрещен! — отчеканила Алекс тоном, которого не устыдилась бы самая чопорная библиотекарша всех времен и народов.

— Посторонний — тот, у кого и в мыслях нет до посинения трахаться среди стеллажей, — возразил вошедший тип, такой сексуальный, что крохотные волоски на руках у Алекс встали дыбом. — А я как раз намерен этим заняться, и поскорее.

— Ничего подобного не…

Она вовремя прикусила язык, иначе ее, конечно же, опять зацеловали бы до полусмерти. В синеве глаз запрыгали все те же бесенята — негодяй, он знал ход ее мысли, знал о борьбе с собой и муках при выборе наряда.

Взгляды надолго встретились. Молчание затянулось. Кабинет и сам по себе был невелик, но тут как будто и вовсе съежился, не в силах вместить всю сексуальную энер — ¦ гию, что его заполняла. Дункан казался невообразимо громадным для него, он совершенно заблокировал вход. Бежать некуда, она оказалась в ловушке со всеми своими мыслями и желаниями.

Кроме них двоих, в библиотеке — ни единой живой души. Ничто не препятствовало тому, чтобы Дункан осуществил свою угрозу. Очевидно, сознавая это, он присел на край стола, ближе к ней.

— Если ты думаешь, что мы будем первопроходцами, ты ошибаешься, — заметил он небрежно. — Как-то раз я видел майку с надписью «Я трахнул библиотекаршу за стеллажами».

— Это еще не значит, что подобному примеру надо следовать, — хмыкнула Алекс, думая о большом неудобстве такого положения.

Стеллаж закачается, книги посыплются на голову, и вместо оргазма дело кончится сотрясением мозга. Не говоря уже о том, что их могут застать. Тогда прости-прощай карьера, прости-прощай репутация!

— Вижу, мысленно ты уже в процессе, — проговорил Дункан медленным, ленивым голосом, от которого по коже побежали мурашки.

Он, конечно, тоже представлял себе, как все может произойти. Для проформы Алекс сделала попытку выкрутиться:

— В процессе чего?

— Ну, того самого… — Он склонился ниже и голос понизил тоже. — Подол можно задрать, белье просто сдвинуть в сторону, и останется только покрепче обхватить меня ногами. Давай займемся этим в отделе античной истории — в то время знали толк в плотских утехах. Или среди книг по кулинарии. Они такие блестящие… от одного взгляда у меня стоит!

— У тебя стоит от одного взгляда на что угодно!

— Но самое подходящее место, конечно, отдел любовного романа…

Алекс подумала, что книги там по большей части в бумажных обложках и, падая на голову, не нанесут большого вреда. Между тем Дункан перегнулся через стол, чтобы посмотреть, что на ней надето.

— Брюки?! Да еще бананы! — возмутился он. — Что, не могла надеть одну из своих бесчисленных мини-юбок? Идеальный вариант — вообще прийти без белья, а ты что вытворяешь?! Ситуация прямо взывала…

— …к некоторой благопристойности с твоей стороны.

Алекс положила ногу на ногу, чтобы придать своим словам больше веса.

Она и в самом деле чувствовала себя как в доспехах: талия стянута поясом, лодыжки — шнурками, резинка свитера так плотна, что и самой непросто снять его через голову. Доспехи жарковаты, но они того стоят. Как он разочарован, бедняга!

— Ты не сказал, — она откинулась на стуле, — на какое время запланировал это… эту… этот…

Как, черт возьми, назвать то, что он запланировал? Самый полный словарь не может определить его план достаточно благопристойным образом. Нельзя же так и сказать — «трахнуть меня за стеллажами»!

— …это рандеву.

— Рандеву, в самом деле! — Дункан усмехнулся и подмигнул с таким бессовестным видом, что Алекс чуть не пустила слюну.

— Ну а если бы я пришла в мини-юбке и без белья, такая одежда обесценила бы тебе победу, — парировала она, поддела цепочку на палец и принялась водить им взад-вперед так, что ключик то появлялся, то исчезал в выемке между грудями.

Дункан следил за ее движениями, раздувая ноздри, и ей против воли опять пришел на ум распаленный жеребец.

— Давай вместе пообедаем! — предложил он тоном не просьбы, а приказа.

Еще десять минут назад Алекс не задумываясь ухватилась бы за предложение вместе пообедать, что на деле означало, конечно, быстренький секс у него или у нее дома, сандвич, проглоченный не жуя, и гонка до рабочего места, чтобы уложиться в час обеденного времени. Не то чтобы она против любого из предлагаемых пунктов, но уж очень он раскомандовался. Может, потому что однажды (когда позировала) она удовольствовалась пассивной ролью. Но если он вообразил, что так будет и впредь, его ждет большой сюрприз.

— У меня деловая встреча.

Если Дункан и понял, что она все выдумала, то виду не подал, просто заметил:

— Жаль. Я надеялся взять тебя на обед. — Встав со стола, он пошел к двери и добавил: — Вернее, взять тебя за обедом.

— Как-нибудь в другой раз, — ответила Алекс, вся холодное достоинство.

Ничего более не сказав, Дункан проследовал своей неспешной походкой к любимому месту, откуда мог без помех наблюдать за ней, где бы она ни находилась. Надо сказать, до сегодняшнего дня данный конкретный стол и стул стояли чуть иначе, не так удобно для него. На один миг Алекс решила, что уборщики рьяно взялись за дело, и теперь двигают мебель, чтобы вымыть под ней, и заглянула за компьютер, где пыль копилась месяцами, пока она не добиралась до нее сама.

Пыль была на месте. Значит, не уборщики, а Дункан Форбс.

Конечно, можно опустить жалюзи и испортить ему все удовольствие, но тем самым она испортила бы удовольствие и себе. Ей нравилось видеть, чем он занят: стучит по клавиатуре или листает страницы книги из тех, что горой громоздятся перед ним (некоторые библиотечные, некоторые нет).

Кстати, надо бы проверить его арсенал и убедиться, что там нет оружия более опасного, чем карандаш.

Ну вот, поднял на нее глаза. Не стоит утруждаться, проверяя его, — ее бросило в жар, что говорит само за себя. Наверняка смотрит из-под полуопущенных век, а во взгляде — откровенное плотское вожделение.

Не удержавшись, Алекс вскинула голову и в самом деле поймала его взгляд. Удерживала, сколько могла, а когда жар в крови стал невыносим, снова уткнулась в свои записи. Прежде работа казалась не в пример скучнее, да и день длился дольше.

Однако куда же направиться через… (она взглянула на часы) через полтора часа под видом деловой встречи? Зубы она недавно проверила, у гинеколога побывала, и даже если бы нет, вряд ли удалось бы записаться сразу. Дай не в ее привычках бросаться куда-то сломя голову, не продумав все до мелочей.

Зайти в банк? С какой целью? Конечно, можно пригласить менеджера на ленч, но с ним как-то не хочется обедать, да и обсуждать им нечего. Всех друзей она только что повидала на дне рождения в пятницу, а от обеда с Джиллиан останется несварение желудка.

И вообще, хочется пообедать с Дунканом.

Куда же пойти, куда пойти?..

Может, в парикмахерскую? Алекс подумала о «Задорных кудряшках» с чувством, близким к панике. Страшно представить, что из нее там сделают! Но представлялся хороший повод перебросить мостик.

Из осторожности она не станет стричься. Только вымоет волосы и чуть придаст им форму феном. Никакой химии, никакой краски — ничего, что нельзя устранить с помощью душа.

Договорившись о времени и положив трубку, Алекс поймала через стекло ехидную усмешку Дункана. Но подслушать он не мог.

Из кабинета Алекс вышла с осторожностью — как из бомбоубежища после бомбежки. Расставила по местам возвращенные книги, коротавшие время на регистрационном столе. Судя по высоте стопки, читательская аудитория сильно выросла со времени убийства. Из тех, кого она волоком притащила в тот день к регистрационному столу, большая часть побывала здесь уже не раз.

Отлично, отлично! Все идет как по маслу.

Дункан стоял перед старым викторианским особняком, где еще совсем недавно жил Фрэнклин Форрест и куда вскоре предстояло перебраться сестрице Алекс. Он прочесал его по сантиметру, но так ничего и не обнаружил. Выходило, что пейзажа здесь нет (если только тот не зарыт под корнями какой-нибудь из яблонь).

В запасе оставалось последнее средство — опрос соседей.

Перед домом слева не наблюдалось никаких машин, лишь велосипедик, по размеру на десятилетнего мальчишку, который в такое время дня мог находиться только в школе. Дом справа выглядел многообещающе: на тщательно подметенной и политой подъездной аллее стоял голубой седан старой марки, но в отличном состоянии, блестящий после недавней полировки. Вообще все в доме, от живой изгороди до кружевных занавесочек в кухонном окне, прямо-таки блистало чистотой.

Но самое главное — в окнах жилой комнаты горел свет. Дункан постучал и стал ждать, пока откроют.

В глубине дома залаяла собака. Лай приблизился, к нему прибавились прыжки и стук лап по двери. Судя по азарту, собака сторожевая.

— Тихо, Трикси, тихо! — послышался из-за двери старческий мужской голос.

Дверь отворилась. На всякий случай Дункан отступил, но на крыльцо вылетела болонка, эдакая мягкая игрушка, комок белой шерсти — несостоявшийся ротвейлер или доберман, готовый грудью защищать своих хозяев.

Процедура знакомства началась с тщательного обнюхивания его брюк и ботинок, после чего его снова облаяли, уже более дружелюбно, и он получил, наконец возможность вручить хозяину дома свою визитную карточку.

— Дункан Форбс, преподаватель истории искусства в университете Свартмона, — учтиво представился он. — В данный момент работаю над книгой, и приехал сюда в надежде познакомиться с мистером Форрестом.

— Ай-яй-яй! — огорчился старик. — Грустно говорить, но мистер Форрест недавно отошел в лучший мир.

— Ирвин! Ирвин! — раздался другой голос, женский, но тоже далеко не молодой. — Опять пришли «Свидетели Иеговы»? Почему ты не скажешь, что мы католики?

Появилась миниатюрная пожилая леди, вся состоявшая из мягких пастельных тонов: подсиненные волосы, розовая блузка и фисташковые брючки.

— Никакие не «Свидетели Иеговы», Дэзи, это писатель. Приехал к Фрэнклину.

— Ай-яй-яй! — в свою очередь, воскликнула леди, всплеснув руками. — Наш дорогой Фрэнклин теперь на небесах.

— Да, я уже знаю. Какая жалость! Я так надеялся с ним побеседовать!

Все втроем понурили голову в знак уважения к печальному событию. Болонка сочувственно гавкнула.

— Надеюсь, он не слишком страдал… — пробормотал Дункан.

— О нет, молодой человек. Сердечный приступ, знаете ли… — Ирвин непроизвольно прижал руку к левой стороне груди.

— В таком случае он, конечно, закончил свой путь не в кругу родных и близких?

— Вы, должно быть, очень чуткий человек, мистер Форбс, — заметила пастельная леди. — До сих пор никого не занимали такие подробности. Мы с Ирвином не из тех, кто сеет слухи и разносит сплетни, но раз уж вам интересно, скажу, что кто-то в тот день точно находился рядом с Фрэнклином. Я слышала крики…

— Крики? В смысле — присутствовал близкий человек, перепуганный тем, что происходит?

— Ну, я не знаю… — Дэзи поколебалась, потом снова заговорила, тоном ниже: — Под криками я имею в виду резкости. Вообразите себе, в такой-то день! Не слишком приятно покидать этот мир после ссоры.

— У него ведь две внучки, не так ли? Выходит, одна из них…

— Нет, что вы! Голос слышался мужской.

Язык у Дункана так и чесался спросить, не знает ли пастельная леди, чей голос она слышала, но он не стал искушать судьбу. Впрочем, и не потребовалось — Дэзи, раз начав, не могла остановиться, пока не выложит всего.

— Видите ли, в тот день я пекла яблочный пирог. Фрэнклин их обожал, и я никогда не жалела для него кусочка, тем более что он вдовец и регулярно готовить ему некому. Зная, что он дома (машина стояла на своем месте), я понесла ему пирог, как обычно, через заднюю дверь — во-первых, так короче, а во-вторых, менее формально.

Дункан понимающе кивнул.

— Так вот, я подняла руку, чтобы постучать, но меня остановили крики. Такой, знаете ли, разговор на повышенных тонах. Голос Фрэнклина я узнала без труда, а вот второй показался незнакомым. Могу лишь сказать, что он принадлежал молодому человеку.

— Он? То есть гость был один?

— Насколько мне известно, да.

— А потом?

— Разумеется, я ретировалась. Не стучать же прямо посреди такой ужасной ссоры! Я вернулась домой и рассказала все Ирвину. Через час мы позвонили, чтобы больше не попадать в такое положение, но никто не поднял трубку, хотя машина так и оставалась перед домом.

— Нам показалось по меньшей мере странным, что никто не отвечает, — вступил в разговор старик, — и я отправился на разведку. Постучал, постучал — никакого ответа. Как вы сами понимаете, по-соседски мы давно уже обменялись запасными ключами на всякий пожарный случай. Короче говоря, я нашел Фрэнклина на полу в кабинете… — Он вздохнул. — Но все, что я мог сделать, — это вызвать полицию.

— Хорошо, что на него не наткнулась одна из девочек, — добавила Дэзи.

— Как все грустно, — покачал головой Дункан совершенно искренне. — Жаль, что мне не выпало шанса познакомиться с мистером Форрестом. Я слышал, он был прекрасный человек.

— Именно прекрасный! — воскликнул Ирвин. — Я бы даже сказал, редкий.

— И жена была ему под стать, — добавила Дэзи.

— Прошу прощения, что отнял у вас время.

— Да что вы!

Дункан откланялся и пошел к машине, размышляя над тем, кто так ловко помог Фрэнклину Форресту отправиться на тот свет.

Глава 18

Из «Задорных кудряшек» Алекс вернулась с башней на голове. Ее начесывали так яростно, что из глаз струились слезы, залили лаком настолько, что она с успехом могла теперь выбивать головой ворота крепости. В середине 1960-х ее непременно выбрали бы в царицы выпускного бала.

Ни о каком душе уже не могло быть речи — чтобы соорудить такое, потребовался целый обеденный перерыв. Не осталось даже времени перекусить, и к остальным мучениям добавились муки голода. Целый час Алекс дергали за волосы, скребли по коже жесткой щеткой, травили едким дешевым лаком, морили голодом и в довершение ко всему выписали счет без малого на сорок долларов.

Мирна из отдела доставки отвесила челюсть.

— Ни слова! — буркнула Алекс.

— У меня их и нет! — Мирна бросилась к себе, давясь от смеха.

Алекс затравленно огляделась. К счастью, Дункан отсутствовал, а из читателей между стеллажами бродил только подслеповатый джентльмен. Пока не появился кто-то еще, она укрылась в кабинете, где первым делом опустила жалюзи.

Дункан, конечно, не станет утруждаться, подавляя смешки. Что за шанс для него всласть повеселиться!

Попытка отвлечься работой не удалась. Голова норовила склониться на одно плечо, словно в ней сместился центр тяжести. Чтобы держать ее прямо, приходилось прилагать изрядные усилия.

Какое счастье, что догадалась заказать жалюзи! Так по крайней мере никто не видит ее ужасной прически. Продержаться надо всего ничего — четыре часа, а потом можно рвануть домой глухими переулками.

Кстати, надо попросить Мирну держать язык за зубами.

Дверь открылась и закрылась снова. Все женское в Алекс сразу встрепенулось, то есть вошел Дункан Форбс.

— Уходи! — процедила она, не поднимая головы.

— Говорят, ты сменила имидж, — съязвил он таким голосом, словно каждую минуту мог взорваться диким хохотом. — Я пришел взглянуть.

Алекс вспомнила, что лучший вид защиты — нападение.

— Что скажешь? — спросила она невинным тоном.

Пусть думает, что это последний крик моды. С его пристрастием к мятым рубашкам и стоптанным ботинкам он ни за что не догадается, что такая прическа — расплата за многие годы пренебрежения «Задорными кудряшками».

— Никак не пойму, что мне твоя укладка из волос больше напоминает — любимую прическу Мардж Симпсон или термитник?

Вот как он определил шедевр парикмахерского искусства! Что ж, по крайней мере, кому-то ее термитник доставил удовольствие.

— Теперь ты, наконец отстанешь от меня с нескромными предложениями?

— Шутишь?! Я без ума от Мардж Симпсон. Завожусь с пол-оборота. — Дункан оперся плечом на косяк с таким видом, словно что-то серьезно прикидывал. — Можно, я тебя нарисую в таком экзотическом виде?

— Я не в том настроении. Такое чувство, что на голове воздвигли статую Свободы.

— Я же говорил, пообедай со мной. Было бы полезнее.

Ну, правильно, как для здоровья, так и для кошелька, который теперь легче почти на сорок долларов. Алекс метнула на Дункана испепеляющий взгляд.

— Вон!

Он вышел, насвистывая веселенький мотивчик.

Между тем головная боль становилась невыносимой. Алекс полезла в стол за таблетками, и все мысли о Кейт, Мардж Симпсон и обеденных забавах разом вылетели у нее из головы.

В верхнем ящике лежал пистолет.

Черный, тусклый, явно много побывавший в употреблении.

Должно быть, она издала какой-то звук, возможно, даже громкий, потому что Дункан вернулся бегом.

— Что?!

Алекс только судорожно глотнула, не сводя глаз с пистолета, словно в противном случае тот мог ожить и перестрелять их обоих.

— Так что же?

— Пистолет…

— Хм… — Он обогнул стол, наклонился и заглянул через ее плечо в ящик. — Неосторожно хранить оружие вот так, незапертым.

— Оно не мое! Я вообще против оружия!

Голос задрожал, и на плечо тотчас опустилась рука. Алекс приободрилась.

— Не прикасайся к нему, — посоветовал Дункан. Совершенно излишний совет. Она не прикоснулась бы к огнестрельному оружию за все блага мира.

Невольно приходило на ум, что и загадочный труп, и пистолет, который тянет на орудие убийства, не случайно объявились в одном и том же месте. Алекс закусила губу, стараясь взять себя в руки.

— Позвоню куда следует. — Она схватилась за телефон. Слава Богу, Том оказался на месте.

— Я нашла в столе пистолет, — заявила Алекс как можно спокойнее, но с внятным подтекстом «забери его отсюда поскорее».

— Иду, — бросил Том и сразу повесил трубку, хотя давно взял за правило обменяться со звонившим парой вежливых реплик.

Удивительно, как все меняется с преступлением.

— Он идет, — сообщила Алекс, продолжая сверлить взглядом жуткий черный предмет в ящике.

— Отлично! — Дункан вышел, а она с трудом удержалась, чтобы не позвать его обратно.

Впрочем, он тут же вернулся со стаканом холодной минералки и пузырьком сильных таблеток от головной боли.

— Потом вернешь Мирне.

Алекс благодарно проглотила две. Поскольку Мирна не рвалась в дверь, Дункан не сказал ей о пистолете. Вообще он не мужчина, а золото. Без всяких просьб с ее стороны он обошел кресло и начал разминать ей плечи, словно чувствовал, какая тяжесть снова на них навалилась. Алекс погладила его по руке.

— Спасибо!

— Пожалуйста, — ответил он, не уточняя, за что именно она его благодарит.

Том не заставил себя ждать. При виде прически глаза его слегка округлились, но, слава Богу, обошлось без комментариев.

— Кто-нибудь из вас прикасался к пистолету?

— Я — нет! — поспешно заверила Алекс.

Том перевел взгляд на Дункана. Тот отрицател