/ Language: Русский / Genre:sf_fantasy / Series: Нулизин Фамильяр

Водные духи клятв

Нобору Ямагути


Иллюстрации

Пролог

Озеро Рагдориан, расположенное между Тристейном и Галлией, было одним из самых прекрасных мест Халкегинии. Оно раскинулось на шестьсот квадратных километров, и его длина была сравнима с расстоянием от столицы Тристейна, Тристании, до Академии Волшебства. Расположенное на возвышенности, озеро было прекрасно как на картине: пышные зеленые леса и кристально чистая вода вместе составляли шедевр, который не смогли бы создать даже боги, бездумно размахивающие топором туда-сюда.

Однако это озеро не принадлежало людям. Оно было местом обитания духов воды - коренных жителей Халкегинии. Для них, насчитывающих гораздо более давнюю историю, чем люди, озеро было раем. На его дне духи построили свой дворец и город, где организовали собственное королевство и развивали свою культуру. Поговаривали, что те люди, кто видел все это, независимо от испорченности своей души, начинали свою жизнь с чистого листа.

Этих духов воды назвали духами клятв, и считалось, что клятвы, произнесенные перед ними, невозможно нарушить. Таковы были слухи... однако духи, о красоте которых поговаривали, что она превосходит сплетение красок леса, неба и озера, редко показывались людям. Десятки лет назад они единожды появились, чтобы продлить свой договор с Королевской семьей Тристейна, но с тех пор больше не поднимались с глубин озера. Именно поэтому было чрезвычайно трудно доказать правдивость молвы о том, что "клятвы, произнесенные перед этими духами, невозможно нарушить".

* * *

Впервые Генриетта и Уэльс встретились у озера Рагдориан. Это случилось три года назад... На празднование дня рождения Королевы Марианны в Королевство Тристейн были приглашены гости из всех стран; для них был устроен большой прием под открытым небом на озере Рагдориан. Дворяне и члены Королевских семей, приглашенные из всех уголков Халкегинии - Королевства Альбион, Королевства Галлии и Германской Империи - собрались на берегу, наряженные и готовые вволю насладиться общением. Были зажжены магические огни, а под большим навесом всю ночь длился бал, столы были переполнены лучшими в мире блюдами и винами.

Наступила середина празднества, рассчитанного на две недели. В ту ночь четырнадцатилетняя Генриетта без слуг и охраны покинула свой шатер и направилась на берег озера. Она устала от непрекращающихся торжеств, которые, казалось, слишком затянулись. Позавчера, вчера и сегодня, а, значит, и завтра, одно за другим, следовали увеселительные мероприятия. Пиры, балы, поэтические чтения... расшаркивания, лесть, подхалимство -  девочка была сыта всем этим. Ей хотелось побыть одной и вдохнуть свежего воздуха.

Скрывая лицо под капюшоном, Генриетта прошла мимо стоящих рядами палаток и домиков и достигла безлюдного берега. Луна ярко светила, создавая сказочную атмосферу. Поверхность озера мерцала, отражая лунный свет, и Генриетта была поглощена и зачарована этим светом. Но, вероятно, ей быстро наскучило просто рассматривать прекрасный вид. Девочка тревожно огляделось вокруг. Убедившись, что никого рядом нет, Генриетта набралась смелости и мягко скинула с себя платье. С озорной улыбкой ребенка на лице, которое уже приобретало завораживающее очарование, она медленно вошла в озеро.

Прохладная вода окутала ее тело. Было самое начало лета, поэтому такая прохлада теплой ночью была очень кстати для разгоряченного тела. Камергер Ла Порт отругал бы девочку, если бы нашел в таком месте, но она долгое время стойко переносила этот слащавый праздник. "Меня простят за подобное", - прошептала Генриетта, отплывая от берега. Немного поплавав, она внезапно заметила, что на берегу кто-то есть. Покраснев, Принцесса прикрыла тело руками.

- Кто здесь?

Фигура не ответила. Кто бы это мог быть? Надоедливый камергер Ла Порт? Или ее подруга, которая была на год моложе, Луиза Франсуаза? Но Генриетта выскользнула из шатра так, что никто из них не заметил. Почувствовав себя неловко, девочка потребовала от незнакомца представиться:

"Наглец, назови себя!" - Ее дрожащий голос долетел до берега.

- Не стоит меня бояться. Я всего лишь вышел на прогулку. Но почему вы купаетесь здесь в такое время?

Генриетта была оскорблена его невозмутимостью, хотя он все это время наблюдал за ее купанием.

- Я спросила твое имя, не так ли? Может, ты не догадываешься, но я - принцесса некоего королевства. Пока ситуация не стала угрожающей, назови себя и уходи.

Услышав это, незнакомец был озадачен.

- Принцесса? Наверно вы - Генриетта?

Девочка была удивлена тем, что к ней обратились без титула. На празднестве находилось всего лишь пять человек, которые могли обращаться к ней в подобной форме. Это была бы невероятная дерзость, если он не является одним из них.

"Кто вы?" - Генриетта сбросила маску принцессы и спрашивала уже голосом напуганной девочки.

Незнакомец рассмеялся так, что она покраснела.

- Это я, Генриетта, Уэльс. Уэльс из Альбиона, ваш кузен!

- Уэльс...? Вы хотите сказать, Принц Уэльс?

Принц Уэльс, наследный Принц Альбиона. Они никогда раньше не встречались, но она, конечно, знала его имя. Старший сын брата ее покойного отца. Генриетта покраснела еще больше.

- Я приехал сегодня вечером со своим отцом. Я хотел просто взглянуть на озеро Рагдориан, ведь оно так знаменито. Простите, что напугал вас.

- Ладно. Но...

* * *

Выйдя на берег, Генриетта надела платье и повернулась к Уэльсу.

- Можно больше не отворачиваться.

Уэльс повернулся спиной, пока Принцесса одевалась. Его высокая фигура сейчас повернулась к ней лицом. В тот момент впервые за всю свою жизнь Генриетта почувствовала, как ее спину пронзил неведомый доселе импульс. Тело, замерзшее после купания, распалилось, словно ее сжигал огонь. Девочка смущенно улыбнулась, отвечая на его галантный взгляд. Казалось, Уэльс почувствовал то же, что и Принцесса.

- Я поражен. Вы выросли настоящей красавицей, Генриетта.

Потрясенный Принц с трудом выдавил из себя эти трогательные слова.

- Ну, не совсем так.

Смущенная Генриетта не могла поднять взгляд.

- Я не хотел напугать вас. Я просто гулял и услышал всплеск... Когда подошел, то понял, что кто-то купается. Простите, я не смог удержаться, чтобы не взглянуть.

- Почему же вы вглядывались?

- Ну... Я подумал, что, может быть, это - водные духи, живущие в озере, привлеченные лунным светом, резвятся на водной глади. Я хотел увидеть их хотя бы раз. Ведь, согласно молве, своей красотой они могут затмить обе луны.

Генриетта улыбнулась.

- К несчастью, это была всего лишь я.

В сильном смущении, почесав щеку, Принц искренне произнес: "Не совсем так. Я ранее не видел духов воды, но..."

- Но?

- ...Вы намного прекрасней... намного прекрасней духов воды.

Смущенная Принцесса потупила взгляд.

- Жители Альбиона - такие шутники.

"Э-это - не шутка! Я - Принц, вы знаете. Я ни разу не солгал! Я действительно думаю, что вы гораздо красивее!" - воскликнул Уэльс, сильно волнуясь.

Пульс Генриетты ускорился, словно кто-то наложил на нее заклятие. Кузен перед ней... принц другой страны, о котором она знала только его имя. Скучный праздник стал вдруг невероятно прекрасным, когда они встретились перед сверкающим озером Рагдориан.

* * *

Хотя прошло совсем немного времени, Уэльс и Генриетта стали очень близки. С одного взгляда они понимали друг друга и, конечно же, осознавали, что время, которое они смогут быть вместе, очень быстротечно. Каждую ночь празднества Уэльс и Генриетта договорились встречаться на берегу озера. Принцесса должна была скрывать свое лицо под большим капюшоном, а Принц - носить маску призрака, которую он использовал на маскарадах. Сигналом для их встреч стал звук брошенного в воду камня. Тот, кто приходил первым, должен был выйти из лесочка, в котором они скрывались, и, после проверки, что рядом никого больше нет, произносился пароль.

Уэльс говорил: "Ночью ветер поет...", - а Генриетта отвечала: "клятву воды, которую я дала".

В один из дней они вдвоем шли по берегу, держась за руки.

- Ты сильно задержалась, Генриетта, я почти отчаялся тебя дождаться.

- Прости, банкет сильно затянулся. Боже, как мне надоело слушать пьяные разглагольствования.

- Но... действительно не будет никаких проблем, что ты каждую ночь ускользаешь?

Генриетта захихикала, глядя на озабоченное лицо Уэльса.

- Все нормально, я использую обманку.

- Обманку! Это очень серьезно.

- Ничего такого. Моя подруга, которую ты как-то видел со мной на обеде...

- Ты имеешь в виду ту худенькую девочку с длинными волосами?

Уэльс наклонил голову. Девочка, которая везде сопровождала Принцессу и играла с ней. Принц даже не мог вспомнить, как она выглядит, так он был зачарован Генриеттой. Но все же, он смутно припомнил цвет волос этой девочки.

- Да, она одевается как я, а потом идет спать в мою кровать. Она накрывается одеялом до макушки, так что, даже если кто-то подойдет к постели, то все равно не сможет увидеть лицо.

- Но разве вы не различаетесь цветом волос? Если я правильно помню, у нее - светлые земляничные, а у тебя...

Уэльс коснулся волос Генриетты.

- Прекрасный каштановый цвет. Это - не очень надежный обман.

- Я придумала специальную волшебную краску для волос. Но я чувствую себя немного виноватой, поскольку не сказала, что на самом деле встречаюсь с тобой. Она думает, что я просто гуляю.

"Ты очень хитра!" - сказал, смеясь, Уэльс.

- Тс-с! Не смейся так громко, кто-нибудь может услышать.

- Никто нас не услышит в такой час, за исключением духов воды. Эх, хочу увидеть их хотя бы один раз. Мне интересно, что за красота может заставить луну ревновать.

Надув губки, Принцесса ответила своему возлюбленному обиженным тоном: "О, теперь я знаю. На самом деле ты не хотел встречаться со мной. Ты просто ищешь духа воды и таскаешь меня за собой".

Уэльс вдруг остановился, мягко взял руками за щеки Генриетты и наклонился к ее губам. Принцесса удивилась, но тут же закрыла глаза. Их губы соприкоснулись. Через некоторое время Уэльс отстранился.

- Я люблю тебя, Генриетта.

"Я тоже люблю тебя", - прошептала девочка, сильно покраснев.

Оттенок грусти отражался в глазах Уэльса. Хотя он и был одурманен этой любовью, холодная часть рассудка подсказывала будущее. Их положение не позволит им быть вместе. Если кто-нибудь прознает об их отношениях... им не позволят видеться даже на официальных мероприятиях. Это было частью жизни Принцессы и Принца.

Уэльс начал говорить, чтобы скрасить атмосферу: "Ха-ха... Мы оба родились с трудной судьбой, не так ли. Большую часть времени вместе мы провели ночью, скрываясь! Было бы здорово хотя бы раз прогуляться по берегу только с тобой при свете солнца".

Генриетта закрыла глаза и медленно прижалась к его груди.

- Тогда принесем клятву.

- Клятву?

"Да. Духи воды, живущие здесь, также известны как духи клятв. Говорят обет, данный перед ними, нерушим", - прошептала четырнадцатилетняя Генриетта, потупив взгляд.

- Это - суеверие. Просто старая сказка.

- Даже если это - легенда, я поверю. Если моя вера укрепит мою клятву, то я буду верить всегда. Всегда...

Слеза упала с ее ресниц и скатилась вниз по щеке. Уэльс нежно погладил щеку Принцессы.

- Я люблю тебя, Генриетта, потому что ты любишь меня очень сильно. Не плачь так, озеро переполнится твоими слезами, и люди, собравшиеся здесь, утонут.

- Ты, наверно, не понимаешь, как я люблю тебя. Чем я становлюсь серьезней, тем больше ты дразнишь меня.

- Не надо так, Генриетта.

Подняв подол юбки, она пошла в воду.

- Принцесса Тристейна Генриетта клянется перед духами воды в том, что она будет любить Принца Уэльса вечно.

Потом она позвала Принца:

- Ты следующий, Уэльс. Принеси такую же клятву.

Уэльс вошел в воду и обнял Генриетту. Она прижалась к его плечу.

- Уэльс?

- Твои ноги замерзнут.

- Неважно. Я дала клятву, что буду любить тебя вечно. Сделай то же самое.

- Нерушимые клятвы - просто суеверие.

- Ты говоришь, что твое сердце может передумать?

Уэльс, находясь в глубокой задумчивости, молча вышел вперед.

С благородным выражением он произнес свою клятву озеру: "Принц Альбиона Уэльс клянется, что однажды придет на озеро Рагдориан рука об руку с Принцессой Генриеттой при свете солнца. Я дал клятву".

Девочка уткнулась лицом в грудь Уэльса и едва слышно прошептала: "...Так ты не обещаешь любить меня?"

На поверхности озера замерцал свет. А затем, спустя какое-то время, вновь воцарилась тишина.

Они переглянулись.

Был ли это лунный свет, или же духи воды приняли клятву, - неизвестно... но, прижавшись друг к другу, Принц и Принцесса продолжали любоваться красотой озера Рагдориан.

В Тристании по улице Бурдоннэ проходил великолепный парад в ознаменование победы.

Во главе двигалась карета Принцессы Генриетты, запряженная легендарными созданиями - единорогами. За ней следовали именитые дворяне в своих повозках. По сторонам двигались отряды Магической Стражи, служившей для защиты.

Узкая улица была заполнена зрителями. Люди, наблюдавшие из окон и с крыш зданий, приветствовали проезжавшие мимо кареты:

- Да здравствует Принцесса Генриетта!

- Да здравствует Тристейн!

Толпу переполнял восторг. На днях на полях Тарба силы Тристейна под предводительством Принцессы разбили войска Альбиона, нарушившие мирный договор. Генриетту, которая победила превосходящего по численности врага, почитали как святую и восхваляли как никогда.

После окончания парада Принцессу ждала коронация и восшествие на престол. Эта идея принадлежала Кардиналу Мазарини, и с ней согласилось большинство членов кабинета министров и дворян.

Свадьба Генриетты и Императора соседней Германии была отменена к глубокому разочарованию последнего. В конце концов, он не мог себе позволить быть непреклонным перед Королевством, которое победило захватчиков из Альбиона.

Конечно, о разрыве союза двух стран теперь не могло быть и речи. Германия боялась гнева Альбиона и не могла позволить себе остаться без поддержки более сильного Тристейна.

Иными словами, Генриетта собственными руками заработала себе свободу.

* * *

На углу главной площади группа побежденных альбионских воинов наблюдала за триумфальным шествием. Здесь были пленные дворяне из войск Альбиона. Несмотря на статус военнопленных, с ними хорошо обращались. У них были отобраны волшебные палочки, но они не были связанны и могли свободно стоять. К пленным приставили охрану, но ни один из них и не думал о побеге. Когда знатные люди попадают в плен, они обязаны принести клятву. Если ее нарушить, их честь и доброе имя могут быть смешаны с грязью. А для дворян, высоко ценящих свою честь, это равносильно смерти.

Среди этой группы людей находился обожженный человек с полным лицом. Это был сэр Генри Бовуд, капитан военного корабля "Лексингтона", сожженного Луизой с помощью магии Пустоты. Бовуд толкнул стоящего рядом дворянина и произнес:

- Смотри, Гораций, это - "святая", что победила нас.

Толстый дворянин, названный Горацием, повернулся для ответа.

- Хм... впервые в истории Халкегинии Принцесса взойдет на престол. Может, они и победили нас, но война еще не окончена. Кроме того, не слишком ли она молода?

- Гораций, тебе следует подучить историю. Такое уже случалось один раз в Галлии и дважды в Тристейне, когда принцесс возводили на трон.

Собеседник почесал затылок.

- Историю, говоришь? Если так, то мы - просто канва, украшающая первую страницу блестящей истории Святой Генриетты. Тот свет! Он уничтожил не только мой, но и твой корабль.

Бовуд кивнул. Шар света, вспыхнувший над "Лексингтоном", разросся до огромных размеров за считанные секунды. Он не только поджег весь флот, но и уничтожил все камни ветра на борту, вследствие чего все корабли рухнули на землю.

Но что еще удивительнее, так это то, что свет никого не убил. Он уничтожил флот, но не тронул людей. Им удалось плавно спуститься благодаря управлению, которое у них осталось. Пламя опалило многих людей, но жертв не было.

"Удивительный свет... я не могу поверить. До этого я никогда не слышал и не видел такой магии. Наша страна выбрала опасного врага", - прошептал Бовуд.

Он обратился к солдату, державшему большую алебарду:

- Эй, ты. Да, ты.

Удивленно подняв брови, солдат подошел к Бовуду.

- Вы звали меня, Ваше Превосходительство?

Неважно, был ли человек союзником или врагом, к дворянам всегда относились с уважением. Поэтому охранник почтительно ждал слов Бовуда.

- Мои подчиненные, они не заперты в тюрьме? Их нормально кормят?

"Пленных солдат сейчас собрали вместе, им предложили присоединиться к Тристейну. Есть обязательная работа, возложенная на них, но большинство и так стремится пополнить наши ряды. В конце концов, это была большая победа. И не волнуйтесь об их желудках - Тристейн не настолько беден, чтобы морить голодом пленников", - с гордостью ответил солдат.

Выслушав, Бовуд криво усмехнулся, вынул из кармана золотую монету и протянул солдату.

- Вот, выпей в честь победы Святой Генриетты.

Солдат улыбнулся.

- Я выпью и за ваше здоровье, милорд.

"Это радует, - прошептал Бовуд, провожая взглядом солдата, а потом обратился к своему прежнему собеседнику, - Если эта раздражающая война закончится, и ты вернешься домой, что будешь делать, Гораций?"

- Брошу военную службу. После того, как увидел этот свет, я даже думаю отказаться от своей волшебной палочки.

Бовуд громко засмеялся:

- Что ж, мы думаем одинаково, я чувствую то же самое.

* * *

Улыбка сияла на лице Кардинала Мазарини, сидящего рядом с Генриеттой. Это была улыбка, которую он не показывал в течение десяти лет - улыбка без тени беспокойства.

Открыв окно экипажа, он помахал рукой в ответ на оглушительное приветствие толпы. Он был счастлив, что два груза упали с его плеч и облегчили его ношу. Внутренняя политика и дипломатия. Кардинал рассчитывал доверить их Генриетте, а себя видел в роли советника.

Мазарини заметил печальное выражение лица своей новой госпожи. Подкрутив ус, он спросил:

- Выглядит так, будто вы не ощущаете себя счастливой. Я не вижу вашей радости с тех пор, как мы сели в экипаж.

- Почему я должна занять трон? Матушка еще жива, не так ли?

- Она даже не отзовется, если мы назовем ее "Ваше Величество Королева". Она сказала, что она - не король, а только жена короля и ваша мать, поэтому, безусловно, откажется от короны.

- Зачем маме отказываться?

Печальное выражение появилось на лице Мазарини.

- Королева все еще в трауре. Она скорбит по вашему умершему отцу.

Генриетта вздохнула.

- Тогда я поступлю, как она. Пускай трон остается пустым, коронации не будет.

- Не говорите такие эгоистичные вещи! Ваша мать надеется на эту коронацию, Тристейн не может сейчас позволить себе слабость. Дворяне и простые жители, а также союзные страны, - все надеются, что вы взойдете на престол.

Генриетта снова вздохнула. Она посмотрела на Рубин Ветра на левой руке. Это было кольцо, которое Сайто привез в память об Уэльсе.

Победа, что принесла ей трон... была в определенном смысле и победой Уэльса. Именно это кольцо дало Генриетте мужество противостоять врагу.

Если мама не заняла трон, поскольку скорбела по отцу... Я хочу поступить так же, я не хочу становиться королевой.

Принцесса не хотела слышать приветствие толпы, а Мазарини тихо шептал, пытаясь ее вразумить: "Граждане надеются на коронацию. Ваше Высочество, ваше тело больше вам не принадлежит".

Откашлявшись, он продолжил:

- Я объясню процедуру коронации, так вы не совершите ошибок.

- Всего лишь надеть корону... к чему так суетиться.

- Не говорите так, это - священный ритуал. Ритуал, во время которого вы получите власть, данную Основателем, и объявите об этом всему миру. Это - традиция.

Напустив важности, Мазарини объяснял процедуру коронации:

- ...Затем, когда ритуал закончится, Ваше Высочество подойдет к королеве на алтаре. Вы дадите письменную клятву Основателю и богам, после чего ваша мать возложит на вас корону. И тогда все в Халкегинии, включая меня, будут называть вас "Ваше Величество.

Клятву...

Обещать что-то, чего на самом деле нет в ее сердце... разве это не богохульство? Так думала Генриетта.

Не могу представить себя королевой. Эта победа... победа в Тарбе, которая привела меня на трон, стала возможной не благодаря моим лидерским качествам, а благодаря богатому опыту и знаниям генералов и Мазарини. Я только шла впереди, ничего больше. Если бы Уэльс был жив, что бы он мне сказал? Мне, чей долг - подняться на вершину власти.

Уэльс.

Мой дорогой Уэльс.

Единственный, кого я любила.

И до сегодняшнего дня, и после него - единственный раз, когда моя клятва шла от самого сердца, был на озере Рагдориан.

Ни великая победа, ни блеск коронации не могли избавить сердце Генриетты от этих терзаний.

Пустым взглядом она посмотрела на пергамент в ее руках.

Это было рапорт, доставленный Генриетте на днях. В нем был изложен допрос заключенных, произведенный стражниками. Среди прочего там была запись об истребителе Сайто, сбившем вражеских драконов.

Заключенный, который был одним из драгунов, рассказал, что атакующий двигался с невероятным проворством и, используя сильные магические заклинания, сбил весь отряд одного за другим. Но такого дракона не было в армии Тристейна. Озадаченный этим охранник продолжил расследование данного вопроса.

Далее следовал доклад из деревни Тарб. "Дракон", которого использовал наездник, на самом деле оказался волшебным артефактом, называемым "Панцирь Дракона", принадлежащим деревне. Но, похоже, что это был не волшебный артефакт, а какой-то неизвестный механизм.

Тем, кто управлял машиной, был фамильяр ее подруги Ла Вальер. И... тут же была небольшая заметка о вспышке света, которая уничтожила вражеский флот. Этот свет появился неподалеку от летательного механизма. Охранник изложил свое предположение, что Ла Вальер и ее фамильяр были источником этого света, однако у составителя документа возникли трудности, когда он пытался связаться с ребятами.

Доклад заканчивался запросом, в каком направлении дальше вести расследование.

Свет, который принес мне победу.

Яркий свет, похожий на солнце.

От одной мысли об этом свете Принцессе стало жарко.

"Была ли это ты, Луиза?" - тихо прошептала Генриетта.

* * *

В то же время, в противовес ликованиям на улице Бурдоннэ, в Академии Волшебства продолжались скучные однообразные дни. Директор Академии, Старейшина Осман, восславил победу королевских сил у деревни Тарб, но на этом все и кончилось.

С другой стороны, это было учебное заведение, и в нем не было места таким вещам, как политика. Даже в разгар войны студенты продолжали заниматься. Для дворян Халкегинии война была обычным явлением, повторяющимся из года в год. В мире всегда случались мелкие ссоры, и когда дела становились совсем плохи, в Академии возникало небольшое волнение, но как только битва заканчивалась, все возвращалось на круги своя.

А в тихом Дворе Вестри назревала своя маленькая война.

На скамейке под теплыми лучами солнца Сайто открыл сверток, который держал руках. Его лицо просияло.

- Ничего себе! Просто великолепно! Это шарф!

Покрасневшая Сиеста сидела рядом.

- Ну, как ты его это назвал... самолет? Тебе ведь холодно во время полета, не так ли?

Было три часа дня. Ранее Сиеста попросила Сайто прийти во Двор Вестри, чтобы кое-что ему передать.

Подарком оказался шарф. Белый, словно снег, и теплый, как руки Сиесты.

- Да, если открыть фонарь, то там довольно холодно.

Сайто обмотал шарф вокруг шеи, чтобы опробовать. Было раннее лето, но в небе было прохладно, а если открыть фонарь - то просто холодно. Во время взлета и приземления мальчику приходилось высовываться из кабины, чтобы видеть происходящее под самолетом. В отличие от современных самолетов, где не приходится открывать фонарь в таких случаях.

На белом шарфе была надпись, выполненная черной шерстяной нитью. Сначала буквы напомнили Сайто японский алфавит, но при ближайшем рассмотрении оказались символами Халкегинии.

- А что здесь написано?

- Хм... Точно, ты не можешь прочесть, поскольку прибыл из другого мира. М-м, здесь вышито твое имя.

- Понятно.

Сайто был тронут. "Ага, вот как мое имя пишется на языке этого мира", - думал он, зачарованно рассматривая символы. Четыре буквы, сгруппированные вместе, вероятно читались как "Сайто". Рядом с ними находилась другая группа из шести символов.

- А что это?

"Хи-хи... Это - мое имя. Прости, я не смогла удержаться. Тебе не нравится?" - сказала Сиеста с застенчивой улыбкой.

- Н-нет, что ты!

Сайто резко замотал головой.

- Я действительно счастлив, что ты связала мне шарф.

Это был первый раз в его жизни, когда он получил подарок от девочки. Мальчик припомнил все неудачи, которые преследовали его из года в год.

Его день рождения совпадал с национальным праздником, и школьные занятия в этот день не проводились. Подружки, которая могла бы поздравить, у него не было. Однажды мама подарила ему часы, и они сломались на следующий день.

А в день Святого Валентина его место перепутали с местом парня, сидящего за ним, и шоколад положили к нему в стол[1].

"Кто это был?! Кому я нравлюсь? Я тоже, наверное, люблю тебя!!" - крикнул Сайто, пританцовывая вокруг. Ничем не примечательная девочка подошла к нему и сказала: "Прости, я перепутала места". В итоге смущенный своим поведением Сайто остаток дня хандрил в туалете.

И вот, получив подарок от девочки, он готов был прослезиться. А тот факт, что вещь была сделана вручную, поднял очарование Сиесты до отметки сто двадцать процентов. Обычно милая девочка была повышена до звания ангела.

"Ты уверена, что хочешь подарить мне его? Чтобы связать этот шарф, должно быть, потребовалось немало усилий", - тихо сказал Сайто.

- Все в порядке. Знаешь, когда войска Альбиона напали, я очень испугалась. Но когда услышала, что битва закончилась и вышла из леса, ты уже посадил самолет, верно?

Мальчик кивнул.

- Я была очень, очень счастлива. Вот почему я...

Оба покраснели. Тогда Сиеста обняла Сайто и поцеловала в щеку.

Вскоре жители деревни вышли из леса. Многие из них внимательно наблюдали, как Сайто сбивал вражеских драконов на своем истребителе.

Луизу и ее фамильяра чествовали как героев, разбивших врага. Три дня и три ночи длился пир, на котором с ними обращались как с членами Королевской семьи. Кроме того, ребята восстановили репутацию деда Сиесты, доказав, что истребитель действительно может летать.

Во время праздника, Сиеста старательно ухаживала за Сайто и держалась как можно ближе. Как и сейчас, тогда ее тело легонько прижималось к нему.

Смущенный мальчик поправил шарф.

- Ох?

Он только сейчас кое-что заметил.

- Сиеста, по-моему, шарф несколько длинноват...

- Хи-хи... это для того, чтобы сделать вот так.

Девочка взяла другой конец шарфа и обернула его вокруг собственной шеи. Длины хватило в самый раз.

- Он рассчитан на двух человек?

- Ага. Тебе не нравится?

После этих слов Сиеста посмотрела ему в глаза с невероятным очарованием. У нее были глаза влюбленного щенка.

Шарф для двоих... кто ты, совершенная девочка? Такую девочку, как ты, в Японии приговорили бы к смерти, т-ты...

Мысли Сайто потеряли всякий смысл. Поведение Сиесты ввергло его разум в хаос.

Девочка пошла в наступление. Закрыв глаза и вытянув губы, она приблизилась к нему.

Сайто сглотнул. Он бы, не задумываясь, припал к ее губам. Но... в памяти всплыли слова, сказанные во время банкета в деревне ее отцом.

Тот подошел к Сайто, когда Сиеста ненадолго отлучилась. Ее отец похвалил мальчика, как героя деревни, за победу над драконами Альбиона. Однако его улыбающееся лицо быстро приняло зловещее выражение, и он вперил в Сайто взгляд, от которого стыла кровь:

- Ты - спаситель этой деревни, герой, защитивший Тристейн от Альбиона. И ты мне нравишься, но...

- Гм, но что?

- Если ты заставишь мою дочурку плакать, я убью тебя.

Теперь Сайто никогда не забыть то выражение лица и те слова. Это пугало сильнее, чем орки, драконы и даже магия Луизы, которая уничтожила вражеский флот.

Мальчик не мог вот так беспечно сблизиться с Сиестой. Рано или поздно Сайто придется вернуться домой... Если он ее поцелует, то может потом расстроить ее. И тогда отец Сиесты выследит его даже на Земле и убьет. Ужас, который внушало то выражение лица, отметал прочь всякое желание воспринимать эту идею как шутку.

Но губы Сиесты еще немного приблизились, и уверенность мальчика пошатнулась. Поскольку Сайто не двинулся навстречу, вероятно, девочка решила сама преодолеть расстояние между ними. Обхватив голову мальчика, она уверенно привлекла его к себе. Когда хотела, Сиеста могла быть невероятно смелой. Сайто просто не мог сопротивляться.

"О, нет... но это - всего лишь поцелуй, а значит..." - подумал он, когда его тело обмякло.

И тут Сайто с громким стуком упал в обморок, поскольку ему в голову попал большой камень.

* * *

Примерно в пятнадцати метрах позади скамьи, на которой сидели Сиеста и Сайто, в земле была вырыта яма. В ней, затаив дыхание, пряталась девочка. Конечно же, это была никто иная, как Луиза.

Она топнула ногой. Рядом с ней находился огромный крот Верданди, которая вырыла эту яму, и разумный меч Дерфлингер. Заставив крота вырыть убежище, Луиза спряталась там, высунув голову над кромкой, чтобы тихонько наблюдать за Сайто и Сиестой. Дерфлингер она притащила, чтобы задать ему несколько вопросов.

- Что он творит, этот фамильяр!?

Ворча, Луиза лупила по стенке ямы кулаком.

"Не умирай, Сайто!" - было слышно со стороны скамейки, где Сиеста суетилась вокруг лежащего без сознания мальчика.

Именно Луиза кинула тот самый камень, который поразил Сайто в голову. Нет ему прощения, ведь, являясь ее фамильяром, он поцеловал другую девочку.

"Эй, дворяночка", - сказал Дерфлингер бесцветным голосом.

- Чего тебе? Пора бы уже запомнить мое имя.

- Кого это беспокоит? Ну, в общем, это стало лучшим развлечением - копать ямы и следить за фамильярами?

- Почему это стало развлечением?

- Тогда почему ты торчишь в этой дыре?

"Если меня заметят, то я буду выглядеть недостойно", - сказала Луиза, глядя на меч.

- Тогда почему бы не прекратить слежку? И не разрешить ему делать все, что заблагорассудится?

- Ни в коем случае. Этот тупой фамильяр, даже не посоветовавшись со мной, решил потратить целый день, ф-ф-флиртуя с этой девицей.

Голос Луизы задрожал, когда она дошла до слова "флирт". Она была чрезвычайно зла.

- Возможно, что я - маг, управляющий легендарной Пустотой, но мне даже не с кем об этом посоветоваться. И я даже решила найти этого бесполезного некомпетентного придурка - своего фамильяра, а он куда-то исчез, чтобы ф-ф-фли...

- Ф-ф-фли...

- Не смей меня передразнивать!

- А кидать камень - не слишком ли это? Кажется, мой партнер может даже умереть.

Луиза скрестила на груди руки, сидя в яме.

- Флиртовать где угодно, пренебрегая обязанностями фамильяра - лет через десять ему это будет позволено.

- Ревнуешь.

- Нет, ты ошибаешься.

Как только Луиза, покраснев, отвернулась, Дерфлингер, передразнивая ее голос, заговорил:

- Почему он не попытается поцеловать меня?

- Заткнись.

- Я даже притворилась, что сплю... я сейчас расплачусь.

- Если опять скажешь это, я расплавлю тебя своей магией Пустоты, клянусь, что расплавлю.

Дерфлингер залязгал от неудержимого смеха. Глядя на него с отвращением, Луиза спросила:

- Эй, полагаю, что здесь кроме тебя больше никого нет, чтобы задать вопросы. Прекрасная дворянка обращается к ржавому мечу, ты должен ценить это.

- Чего?

Луиза слегка откашлялась. Покраснев, она заговорила тоном, в котором слышалась отчаянная попытка сохранить достоинство:

- Объясни вкратце и простыми словами: чем эта служанка привлекательней меня?

- А зачем тебе это знать?

- Не твое дело, просто ответь на вопрос.

- Ревнуешь.

- Я уже сказала, что ты неправ, разве не так?

- И ты даже ответил на мой поцелуй с пылкостью... я сейчас расплачусь.

- Все, я расплавлю тебя.

Луиза твердо держала свою палочку, бормоча заклинание. Дерфлингер в панике начал отвечать. Вероятно, он не смог бы выдержать вспышку волшебного света.

- Х-хорошо, я понял! Ну, как же тебе не помочь!? Во-первых, та девочка умеет готовить.

- Допустим, но что с того? Можно просто заказать еду.

- Парни любят таких девиц. Кроме того, похоже, она умеет хорошо вязать.

- Я тоже могу. Ты же знаешь, меня научила мама.

- Если сравнивать ваше умение вязать, то она - дракон, а ты - ящерица.

- Дальше.

- Внешность... ну тут - дело вкуса. Ты недурна собой, но в ней тоже есть свое особое очарование. А еще, у нее есть оружие, которого нет у тебя.

- И что же это?

- Грудь.

- Между прочим, люди взрослеют.

Говоря это, Луиза выпятила свою грудь. Абсолютно плоскую грудь.

- Сколько тебе лет?

- Шестнадцать.

- Ох-ох. Ты уже выросла. Никакой надежды.

Луиза снова начала бормотать заклинание.

- Подожди! Стой! Парни действительно любят девушек с большой грудью. Партнер буквально попал в сказочную страну, когда принимал ванну с той девочкой.

После слов Дерфлингера, глаза Луизы стали наливаться бешенством.

- Что? Что ты сейчас сказал?

- А? Когда принимал с ней ванну...

Меч рассказал про случай, когда Сайто и Сиеста вместе сидели в горячей воде.

Луиза глубоко дышала, она дрожала от неудержимого гнева. Испугавшись, Дерфлингер благоразумно замолк, что было для него чрезвычайной редкостью.

Между тем, крот высунул свою голову из ямы. Верданди заметила фигуру своего хозяина, который разыскивал ее.

Встав на колени, Гиш обнял своего фамильяра и потерся щекой об его щеку.

- Ах! Я искал тебя, Верданди! Мой милый волосатый зверь! Что, во имя Халкегинии, за проход ты здесь рыла? Хм? Э, Луиза?

Как только Гиш заглянул в яму, он заметил там девочку. Теперь он выглядел озадаченно.

- Почему ты в этой дыре?

Верданди обеспокоено переводила взгляд с Гиша на Луизу. Но хозяин слегка кивнул и продолжил уверенным тоном:

- Я понял. Ты сказала Верданди вырыть яму, чтобы набрать червей? Видимо, для изобретения эликсира красоты. А в это время твой фамильяр, кажется, занят со служанкой из столовой...

Произнеся это, Гиш бросил взгляд на Сиесту, ухаживающую за Сайто. Тот, как обычно, валялся без сознания. Сиеста прижималась к его груди и вообще сильно суетилась.

- Ха-ха-ха, тебе надо упорно поработать над своей внешностью, чтобы отбить своего фамильяра. Похищен деревенской девочкой... твоя репутация будет однозначно уничтожена.

"Вот дерьмо", - пробормотал Дерфлингер.

Луиза схватила Гиша за лодыжки и стащила в яму. Буквально две секунды ей понадобилось, чтобы покончить с ним.

Обеспокоенная Верданди ткнулась носом в щеку Гиша, лежащего без сознания. Сжав кулаки, Луиза тихо проговорила: "Следующим будет он".

"Похоже, Нулиза стала в сто раз опасней, чем раньше", - пробормотал себе под нос Дерфлингер.

* * *

Потирая ушибленную голову, Сайто вернулся в комнату Луизы. Хозяйка просто сидела на кровати, скрестив ноги, и смотрела в окно.

В комнате царил полумрак. Был уже вечер, но Луиза почему-то не зажигала свет. От зловещей атмосферы по спине Сайто пробежали мурашки.

- Луиза, что-то случилось? Разве в комнате не темновато?

Но девочка не ответила. Она просто сидела спиной к Сайто и, кажется, была в плохом настроении. "Что могло ее разозлить?" - возник у фамильяра вопрос.

"Достаточно позднее возвращение, не так ли? Чем занимался?" - спросила Луиза, даже не шелохнувшись.

Ее голос был холоден, но не было похоже, что она злится. Сайто с облегчением вздохнул и ответил: "Я встречался с Сиестой во Дворе Вестри. Она сказала, что у нее для меня подарок. А потом из ниоткуда прилетел камень и ударил меня по голове... очень больно".

- Вот как. Скорее всего, это - божественная кара. В любом случае, мне надо тебе кое-что сказать... так что садись на пол.

- Э, на пол?

- Ты - пес.

"А-а, снова за старое", - пробормотал Сайто, медленно отступая к двери. Как говорится, не гневи богов. Теперешняя Луиза была страшнее бога. Было ли это из-за магии Пустоты Основателя, но это была его хозяйка, которая уничтожила все корабли противника одним заклинанием.

Когда Сайто попытался открыть дверь, девочка взмахнула волшебной палочкой.

"Ох?" - Он попытался повернуть задвижку, но та не поворачивалась.

"Хм, странно... похоже, теперь я могу с легкостью пользоваться обычной магией", - сказала девочка, все еще сидя спиной к нему.

"Л-луиза?" - голос Сайто задрожал.

Она внушала ужас. Ее голос оставался спокойным, но все-таки она была ужасна.

- До сих пор мне никогда не удавались заклинания четырех основных стихий... возможно, я - действительно маг, избранный для управления магией Пустоты. И теперь день за днем я буду становиться сильнее. Как думаешь, пес?

Сайто отчаянно пытался повернуть дверную задвижку, но та не поддавалась.

- Это бесполезно. Я наложила на нее заклинание "Запирание". Между прочим, пес, твоя госпожа очень встревожена. Возможно, я - та избранная, чтобы управлять магией Пустоты, но я так и не смогла найти кого-нибудь, с кем можно посоветоваться об этом. В настоящий момент никто не знает, что я могу использовать такую магию. Похоже, что люди воспринимают ту вспышку от моего заклинания, как чудо... но я думаю, во Дворце скоро все поймут. Что тогда со мной будет? И в этот трудный момент мой неблагодарный идиот-фамильяр решает пойти на свидание со служанкой.

"И ты даже п-п-п-поцеловал меня тогда", - Луиза успела закрыть рот, прежде чем эти слова вырвались у нее.

Глубоко вздохнув, она продолжила свою речь.

Все лицо Сайто побелело, но продолжал крутить задвижку. Как он ни старался, та не поворачивалась. Заклинание оказалось сильнее.

- Полагаю, что свидание - это нормально. Но вот ванна. Но с сегодняшнего дня это не случится. Это худшее деяние из худших. Забыл о своей хозяйке и принимал ванную со служанкой? Я целиком уверена, что этого достаточно для вынесения смертного приговора. И тебе очень повезло, что я такой добрый человек.

Луиза задрожала от гнева.

И ты даже п-п-п-поцеловал меня тогда. Ванна. Ванна со служанкой.

Что-то залетело в окно. Это был пеликан.

- Ну, надо же, быстро.

Луиза отвязала от ноги пеликана пакет и бросила его на кровать, затем положила несколько золотых монет в клюв. Похоже, в этом мире пеликанов используют в качестве курьеров для доставки домой.

- Ч-что ты купила?

- Я пришла к выводу, что без кнута собаку невозможно ничему научить.

Лицо Сайто исказилось, он как безумный пытался повернуть задвижку.

- П-помогите! На помощь!

- Я же сказала, это бесполезно.

Когда он оглянулся, Луиза стояла прямо за ним. При виде ее лица Сайто закричал.

Девочка закусила губу, ее глаза пылали. Сейчас она была страшнее отца Сиесты.

Как обычно, Луиза пнула фамильяра в пах. От такого удара Сайто рухнул на пол.

- Ааааа... Почему ты так бесчеловечна? Там же больнее всего.

Луиза поставила ногу на его голову.

- Слушай внимательно, пес. Похоже, у тебя совершенно нет достоинства. Ты виляешь хвостом и там и сям, именно поэтому я купила вот это.

Луиза начала обматывать его тело чем-то, похожим на кожаную веревку. А после со звоном защелкнула замок на его груди. Это было похоже на какой-то бандаж для тела.

- Ч-что это?

- Магическая упряжь. Ее используют для приручения диких существ.

"Ты, наверно, шутишь!" - Простонал Сайто, пытаясь встать. Луиза пробормотала короткое заклинание:

- ВАСУРА!

Задыхаясь от боли, мальчик упал.

"На эту упряжь наложены заклинания воды и ветра. По сигналу хозяина они вызывают небольшой удар электричеством", - пояснила Луиза, но Сайто был уже без сознания.

Хозяйка протащила его по полу и швырнула на соломенную подстилку.

- Даже сто лет будет мало, чтобы заслужить купание с девчонкой.

Проснувшись, Вард попытался встать и тут же нахмурился. Он с изумлением посмотрел на бинты, которыми было обмотано его тело.

Где я?! Я уверен, меня поразило магией из летающей машины, которую пилотировал Гандальв, и я потерял сознание.

Он огляделся. Обычная комната с деревянными полом и стенами, кровать и один стол. На столе лежал кулон, который Вард обычно носил на шее. Увидев кувшин с водой, виконт попытался его взять, но дотянуться так и не смог, поскольку все его тело заныло от боли. В этот момент дверь открылась, и Вард увидел знакомое лицо.

- О, ты пришел в себя.

- Глиняный Кулак? Ты...

Фуке поставила на стол тарелку супа. Виконт попытался встать и снова ощутил боль во всем теле.

- Ч...

- Тебе лучше не двигаться. Твое тело во многих местах было пробито пулями. Из-за этого маги воды три дня и три ночи использовали заклинание Лечения, чтобы исцелить тебя.

"Пули? - Вард сделал недоверчивое лицо. - Меня ранили из огнестрельного оружия? Это - его сила?"

Огнестрельное оружие используют простолюдины. При помощи кремния высекают искру, порох воспламеняется и создает давление, которое выталкивает круглую пулю наружу. Хотя на коротких дистанциях оно превосходит лук, необходимость отдельно заряжать порох и пули делает скорость стрельбы очень низкой. Кроме того, точность попаданий не выше, чем у лука. Большим преимуществом этого вида оружия является то, что не требуются специальные тренировки. Это оружие бесполезно для магов.

- Серьезно? Ты даже не знаешь, из какого оружия тебя поразили? Ты легкомысленный.

Сказав это, Фуке зачерпнула ложкой суп и поднесла ее ко рту Варда.

Виконт задумался: "Что за странную летающую машину использовал Гандальв..."

Она не только очень быстро летала, но и была оснащена огнестрельным оружием, которое стреляло с большой скоростью.

А затем, в мгновение ока появился вихрь света...

Он моментально уничтожил весь флот Альбиона...

Что это был за свет, который я видел?

Что-то, вероятней всего, произошло в Халкегинии.

Я мог бы этим воспользоваться, поскольку это событие, может быть, как-то связанно с тем...

Моим желанием заполучить способности Луизы.

И еще Святой Император Кромвель, использующий странную магию...

Даже если он собирается последовать за Кромвелем в Святую землю, его план может не сработать, если вспомнить, например, что весь флот был уничтожен одним человеком.

"Эй, суп остынет", - Фуке раздраженно обратилась к Варду. Но тот был поглощен собственными мыслями.

"Где мы сейчас?" - спросил виконт, даже не взглянув на суп.

- В Альбионе. Это - храм на окраине Лондиниума, я раньше служила здесь. Хорошо, что ты смог вернуться сюда не по частям, думаю, тебе следует поблагодарить меня за это.

- В Альбионе? Чем закончилось вторжение?

- А-а, полагаю, ты не знаешь всех обстоятельств, поскольку был без сознания. С вторжением - полный провал. После уничтожения воздушного флота армия Альбиона была разгромлена. Проклятье, "верная победа", как же. Если вы не смогли одолеть Тристейн, который превосходили силой, то, наверно, будет очень трудно завоевать Святую землю.

- Я и не знал, что ты тоже присоединилась к отрядам вторжения. Нужно было сказать мне об этом.

Фуке удивилась.

- Я же говорила тебе! Меня отправили с отрядом разведчиков, поскольку руководство армии Альбиона было не осведомлено относительно географии территорией врага! Видимо, ты из тех, кто забывает о том, что не представляет для него интереса!

- Действительно? Ах, да, прости.

Затем Вард пробормотал: "Я проголодался, дай мне немного супа".

Хотя лицо Фуке приняло угрожающее и неприветливое выражение, она все равно поднесла ложку с супом ко рту виконта.

- Проголодался - это все, что ты можешь сказать? Как только ты упал, я тут же поспешила к тебе и немедленно применила свою магию Воды. После этого я воспользовалась своими тайными связями в воровском мире, и мы смогли проникнуть на корабль до Альбиона и улизнуть. В действительности мне не стоило спасать такого неблагодарного человека.

Вард указал на стол:

- Можешь подать мой кулон?

Это был серебряный медальон. Фуке принесла кулон, Вард взял его и повесил на шею.

- Он очень важен для тебя?

- Нет, но с ним мне спокойней.

- Она - очень красивая женщина.

Когда Фуке с улыбкой посмотрела на Варда, его щеки залились краской.

- Ты видела?

- Да, не удержалась. Ты так сильно сжимал его во сне, что мне стало любопытно.

- Что еще ожидать от воровки.

- Ну, так кто она? Твоя вторая половинка?

Фуке наклонилась ближе. Нелюбезным голосом Вард пробормотал: "Это - моя мать".

- Мать? А внешность обманчива, не думала, что ты - маменькин сынок. Ты все еще живешь с ней?

- Больше нет. В любом случае, это - не твое дело.

- И это - благодарность за то, что я выходила тебя?

В этот момент дверь со скрипом отворилась. В комнату в сопровождении Шеффилд вошел Кромвель.

Увидев Варда, он слегка улыбнулся. "Эта улыбка никогда не меняется. Словно марионетка", - подумал виконт.

Они только что пережили поражение. Немыслимый просчет на первом же шаге к устремлениям Альбиона. Но, кажется, Кромвеля это нисколько не волновало. Либо он был действительно силен духом, либо - беззаботный оптимист, трудно было сказать.

- Похоже, вы пришли в сознание, виконт.

- Прошу прощения, Ваше Превосходительство. Я дважды подвел вас.

- Похоже, ваши просчеты были мизерными.

Шеффилд, которая стояла в стороне, кивнула, развернула свиток с докладом и зачитала:

- Шар света появился в небе и уничтожил наш флот.

- Иными словами, враг использовал против нас неизвестную магию. Это был наш общий просчет, а не ошибка отдельного человека. Если бы можно было обвинить кого-то... это был просчет всего руководства, что мы неправильно оценили военный потенциал противника. Простой солдат как вы, не должен нести ответственность. Вам следует сосредоточиться на восстановлении своего здоровья.

Кромвель протянул Варду руку, и виконт поцеловал ее.

- Я благодарю вас за заботу, Ваше Превосходительство.

Вард вспомнил длинные светло-земляничные волосы Луизы. Она была в той летающей машине. Невиданная магия...

Виконт знал про способности Луизы. И он хотел заполучить их в свои руки.

...Стихия, которой владел Основатель Бримир. Забытая стихия - Пустота.

Вард покачал головой. Кромвель говорил, что Пустота - это стихия, управляющая жизнью. Но как тогда был создан этот свет, разрушивший весь флот.

Даже если это - действительно сильная, но ординарная магия, трудно представить, что Луиза способна ею управлять.

- Могла ли Пустота быть источником того света? Но Пустота, о которой рассказывали вы, Ваше Превосходительство, и тот свет сильно отличаются.

- Никто не может похвастаться, что до конца изучил Пустоту. Она является большой тайной.

Шеффилд вмешалась:

- Это скрыто на неведомых страницах древней, темной истории.

- История скрывает много интересного. Однажды мне посчастливилось наткнуться на книгу, в которой одна из глав описывает историю одного из защитных элементов Основателя Бримира - Священный Щит. Там было немного информации о Пустоте.

Кромвель говорил так, словно декламировал поэму:

- Основатель создал солнце, чтобы оно осветило землю.

- А ведь действительно. То был свет от маленького солнца, что бы не говорили.

- Тайна на тайне, состояние души отвратительное, и утреннее пробуждение было отвратительным. Вот так-то, виконт.

- Все так, как вы сказали.

- Говорят, армию Тристейна возглавляла Генриетта. Почему неопытная Принцесса вступила в битву? Потому что она воспользовалась Молитвенником Основателя. Возможно, она пронюхала тайну, которая давно хранилась в Королевской семье.

- В чем заключается эта тайна?

- У Королевской семьи Альбиона, Королевской семьи Тристейна и Королевской семьи Галлии... был общий предок. И наследие Основателя было поделено между ними. Не так ли, мисс Шеффилд?

Кромвель обратился к стоявшей рядом женщине.

- Все так, как говорит Ваше Превосходительство. Сокровище, которое было передано Королевской семье Альбиона - Рубин Ветра... Однако он пропал, его до сих пор не нашли. И расследование все еще продолжается.

Вард взглянул на эту женщину с опасением. Поскольку она прятала свое лицо под капюшоном плаща, не было никакой возможности разглядеть его выражение. Кто-нибудь посторонний мог бы подумать, что она - секретарь Кромвеля... но, создавалось впечатление, что она занимается не только этой функцией. В ней не чувствовалось никакой сильной магии. Однако Кромвель выдвигал Шеффилд, значит она, вероятно, имела какие-то особые способности.

"Теперь, Генриетте поклоняются как святой, ее возвели на трон", - пробормотал Кромвель.

Шеффилд добавила: "Теперь она - королева. А, значит, тоже получит доступ к секретам Королевской семьи".

Кромвель усмехнулся.

- Мистер Уэльс.

Принц, оживленный Святым Императором, вошел в комнату.

- Вы звали, Ваше Превосходительство?

- Я хочу послать поздравление в честь коронации вашей возлюбленной... Святой. Я хотел бы пригласить ее в свой дворец в Лондиниуме. Но путешествие может показаться ей утомительным, так что составьте ей компанию, чтобы развеять скуку.

"Как прикажете", - пробормотал Уэльс монотонным голосом.

- Тогда, господин Вард, берегите себя. Я поручаю вам пригласить Святую на ужин и обеспечить ее безопасное прибытие.

Виконт поклонился.

Кромвель с сопровождающими лицами покинул комнату. Фуке рассеянно заговорила: "Отвратительный человек. Заманить девушку при помощи мертвого возлюбленного - это мерзко для дворянина".

"Хотя, как я уже объясняла, я ненавижу дворян", - добавила она.

- Этот человек - не дворянин. Слышала, наверное? Раньше он был простым епископом.

После этого Вард обиженно засопел.

- Что случилось?

- Я не могу успокоиться, если бы только раны зажили... я смог бы заняться своим делом вместо того, чтобы играть с трупами.

После этих слов Вард печально закрыл руками лицо.

- Проклятье... я бессилен? Святая земля снова ускользает...

Фуке хмыкнула и положила руку ему на плечо.

- Ты - слабый человек... но я знала это с самого начала.

Потом она приблизилась к Варду и поцеловала его.

Медленно отстраняясь, Фуке прошептала: "Отдыхай. Я не знаю, что ты скрываешь... Но время от времени тебе тоже нужен отдых".

* * *

В королевском Дворце Тристейна Генриетта ожидала своих гостей. И хотя теперь она была королевой, она никогда не сидела на троне. В основном ей приходилось выполнять обязанности короля.

Когда коронация завершилась, и Генриетта стала королевой, количество дел в сферах внутренней и внешней политики значительно увеличилось. Различные жалобы и запросы, пожелания доброго здоровья... с утра до ночи Генриетта должна была с кем-то встречаться и вникать в проблемы. Из-за войны посетителей было больше чем обычно.

Поскольку она всегда старалась держаться с достоинством, Генриетта очень устала. И хотя Мазарини помогал ей, окончательные решения Королева должна была принимать самостоятельно. При всем желании она не смогла бы уже вернуться к жизни принцессы.

Однако... следующим гостям не требовалось показывать особое расположение.

Приглушенный голос за пределами комнаты известил Генриетту об их прибытии.

Сразу после этого дверь отворилась.

На пороге, благоговейно склонив голову, ждала Луиза. Рядом с ней виднелась фигура Сайто, и даже сейчас на нем была надета упряжь для приручения диких существ.

- Луиза, ах, Луиза!

Генриетта подбежала и крепко обняла ее. Подняв голову, Луиза пробормотала:

- Принцесса... Нет, теперь мне следует называть вас Ваше Величество.

- Я не люблю, когда ты говоришь так формально, Луиза Франсуаза. Разве ты - не моя подруга?

- Тогда я буду звать вас Принцессой, как обычно.

"Пожалуйста, сделай это ради меня. Ах, Луиза, я не хочу быть королевой. Это вдвойне скучно, требует в три раза больше усилий и заставляет в десять раз больше волноваться", - пробормотала Генриетта со скучающим взглядом.

После этого Луиза замерла, ожидая, что дальше скажет Принцесса. Этим утром в Академию Волшебства прибыл посыльный от Генриетты. Луиза с фамильяром сели в карету, специально присланную Принцессой и прибыли сюда.

"Полагаю, меня вызвали по особой причине - рассуждала девочка - Речь пойдет о заклинании Пустоты? Тем не менее, она, кажется, не решается заговорить об этом".

Но Генриетта просто смотрела ей в глаза, не произнося ни слова. Луиза вынуждена была нарушить молчание: "Мне следует поздравить вас с победой". Она пыталась найти безобидную тему для разговора с Принцессой.

- Победа состоялась только благодаря тебе, Луиза.

Девочка с испугом посмотрела в лицо Генриетты.

- Ты не сможешь скрыть от меня такой большой секрет, Луиза.

- Н-но, я ничего не сделала...

Луиза все еще пыталась сделать вид, что не понимает, о чем идет речь.

Генриетта улыбнулась и передала ей отчет, написанный на пергаменте. Прочитав его, девочка вздохнула.

- Вы разузнали даже это?

- Конечно, при разборе итогов войны не следует ничего упускать из виду.

После этого Принцесса повернулась к Сайто, который до сих пор оставался незамеченным. По дороге он узнал от Луизы, что Генриетта стала Королевой, поэтому сильно нервничал.

- За управление летающей машиной из другого мира, уничтожившей вражеское подразделение драконов, я выражаю свою огромную благодарность.

- Нет... все не так.

- Ты - герой этой страны. Так что теперь я дарую тебе дворянский титул...

- Вы ошибаетесь! Пса - в дворяне!?

- Пса?

"Нет... не важно", - покраснев, пробормотала Луиза.

- Тогда награждаю тебя званием пэра[2].

При этих словах Генриетты Сайто выдохнул: "Хааа". Он вспомнил давнишние слова Кирхе, что в Тристейне, если ты не маг от рождения, невозможно стать дворянином.

Но, несмотря на мысли по поводу титула, он промолчал. Все равно после возвращения в Японию все звания потеряют смысл.

- Великолепный... действительно великолепный итог войны. Луиза Франсуаза, это все благодаря тебе и твоему фамильяру. За всю историю Халкегинии никто не одерживал такой победы. За все заслуги, Луиза, тебе следует дать территорию размером с небольшую страну и титул герцогини. А твой фамильяр получит титул.

"М-мне ничего не нужно... это все благодаря моему фамильяру..." - нерешительно пробормотала девочка.

- Разве не ты - причина того света, Луиза? Во Дворце тот свет назвали чудом, но я не верю в чудеса. Свет исходил из летательного аппарата, в котором вы находились. Скажешь, это не так?

Генриетта пристально посмотрела на Луизу. Невозможно было что-нибудь скрыть от этого взгляда.

А что же Сайто? Несмотря на то, что он постоянно дергал девочку за рукав блузки и пытался вмешаться в разговор словами: "Вообще-то...", - Луиза осторожно заговорила о Молитвеннике Основателя. Она не могла обсудить это с кем-либо еще, поскольку это было слишком рискованно.

Медленно... Луиза рассказала все Принцессе.

Как она достала Рубин Воды Генриетты и положила его на страницы Молитвенника, на которых тут же проявился древний текст. Когда она прочла эти руны, то смогла произнести заклинание света.

- В Молитвеннике Основателя описывается стихия Пустоты. Это правда, Принцесса?

Генриетта посмотрела поверх плеча девочки.

- Ты знаешь, Луиза? Основатель Бримир дал кольца трем наследникам из трех королевских семей, чтобы они хранили их как сокровище. Тристейн получил Рубин Воды и Молитвенник, которые сейчас находятся в твоем распоряжении.

- Э-э...

- Они передавались по наследству членам Королевских семей. Так Королевские семьи унаследовали силу Основателя.

- Но я не принадлежу Королевской семье.

- О чем ты говоришь, Луиза? Предок герцога де Ла Вальер был незаконнорожденным ребенком короля. А ты - дочь герцога.

Девочка была поражена.

- В тебе тоже есть королевская кровь, и этого достаточно.

Затем Генриетта взяла руку Сайто. Увидев руны, она кивнула.

- Это - знак Гандальва? Знак фамильяра, который защищал Основателя Бримира, пока тот произносил заклинания?

Сайто кивнул. Старейшина Осман говорил то же самое.

- Тогда... я действительно - маг Пустоты?

- Я думаю, что да.

Луиза вздохнула.

- Поэтому, ты понимаешь, что я не могу наградить тебя, верно, Луиза?

Сайто, который ничего не понял, спросил: "Почему?"

Генриетта ответила с помрачневшим лицом:

- Если дать награду, информация о способностях Луизы выплывет наружу. Это может быть опасно. Ее сила слишком велика. Даже целая страна не способна справиться с такой силой. Если враги узнают секрет Луизы, они придут в ярость и сделают все, чтобы заполучить ее. Только я должна быть их целью.

Генриетта вздохнула:

- Враги - не единственные, кто заинтересован в магии Пустоты. Даже во Дворце... те, кто узнает об этой силе, будут пытаться использовать ее в своих интересах.

Девочка кивнула, она выглядела напуганной.

- Поэтому, Луиза, ты не должна никому говорить об этой силе. Со мной твой секрет в безопасности.

Девочка задумалась...

Она открыла рот, тщательно подбирая слова:

- Не беспокойтесь, Принцесса. Я хочу посвятить свою силу вам.

- Нет... это неправильно. Ты должна забыть эту магию, и чем быстрее, тем лучше. И никогда не использовать ее снова.

- Но... Принцесса, я хочу помочь вам той силой, что получила.

Тем не менее, Генриетта покачала головой:

- Мама говорит, что большая сила сводит людей с ума. Кто может быть уверен, что с тобой после магии Пустоты не случиться то же самое?

Луиза гордо подняла голову. У нее было лицо человека, который принял решение. Однако оно также внушало опасения.

- Я всегда хотела посвятить свою силу и тело Принцессе и родной стране. Меня так учили, я верила в это и я такой выросла. Однако моя магия всегда терпела неудачу. Вы знаете, меня прозвали Нулизой. Насмешки и презрение за спиной ввергали меня в отчаяние.

Луиза собралась:

- Но боги дали мне такую силу. Я верю, что могу использовать ее. Однако вы говорите, что не нуждаетесь в ней, тогда я должна вернуть мою палочку Вашему Величеству.

Генриетту тронула ее речь:

- Луиза, я понимаю. Ты... мой лучший друг. С тех пор, как ты помогла мне на озере Рагдориан, ты разделила со мной секрет...

- Принцесса...

Луиза и Генриетта крепко обняли друг друга. Сайто, о котором как всегда забыли, рассеянно покачал головой. "Моя хозяйка слишком охотно раздает обещания, совершенно не думая... - рассуждал он, хотя вслух ничего не сказал. - Было бы приятно помочь Принцессе... Но как насчет путешествия на восток, чтобы найти способ вернуть меня домой..."

Кажется, помогая Генриетте, они не смогут туда отправиться.

- С сегодняшнего дня, как и было сказано, эта сила подчиняется мне, Луиза.

- Именно так, Принцесса.

- Тогда я оставляю Молитвенник Основателя тебе. Однако, Луиза, обещай мне. Никому не говори, что ты - маг Пустоты. Используй магию с осторожностью.

- Обещаю.

- Теперь ты станешь моей придворной дамой, и будешь подчиняться только мне.

Затем Генриетта взяла гусиное перо и лист пергамента. Она подписала документ и отложила перо.

- Возьми, это - мой официальный мандат. С ним во Дворце, в стране и за ее пределами, ты будешь иметь высшую власть над всеми, даже над полицией. Если нет свободы, невозможно работать хорошо.

Луиза почтительно взяла пергамент с выражением благодарности. Мандат Генриетты. Он означал, что девочка может действовать от имени Королевы.

- Если у меня будет проблема, которую можешь решить только ты, я посоветуюсь с тобой. Официально, веди себя как студентка Академии Волшебства, как это и было до сегодняшнего дня. Без сомнения, для тебя это не составит труда.

Затем Генриетта повернулась к Сайто. Ей пришла идея, она порылась в кармане платья. Когда она достала золотые монеты, мальчик громко ахнул.

- Я прошу тебя присмотреть за Луизой... мой дорогой друг, добрый мистер фамильяр.

- Это же... я не могу это взять.

Сайто заворожено посмотрел на золотые и серебряные монеты в ее руках.

- Ради всего, прими это. Это и титул шевалье - наименьшее, что бессильная Королева может сделать. Ты доказал свою преданность мне и стране. Это не должно остаться без награды.

Генриетта говорила искренне.

Когда видишь такие глаза... невозможно отказать. После того, как принял награду, он не мог отказаться помочь Луизе, как помышлял... Поскольку Сайто был не из этого мира, он не являлся подданным Генриетты, и он не должен чувствовать ответственность... но в любом случае, мальчик испытывал сильное чувство долга.

"Ах, может это - судьба?" - подумал он.

Нет, это была особенность его характера, а не судьба. Когда такая красавица, как Генриетта, говорила: "Пожалуйста", - Сайто не был способен отказать. Какой я беспечный человек. Хаа... Да уж, в Японии он не был таким популярным.

"В любом случае, я должен продолжить искать путь домой", - подумал Сайто, убирая монеты в карман.

* * *

Луиза и ее фамильяр вместе покинули Дворец.

- Нет, правда... Ты слишком охотно раздаешь обещания...

- Что ты имеешь в виду?

Луиза уставилась на Сайто.

"Ты сказала, что готова помочь Принцессе. Но тогда как мы сможем отправиться на восток?" - сказал он с разочарованием в голосе.

- Кстати, даже не смей уходить без разрешения. Мы остаемся, и никаких больше вопросов.

Луиза отвернулась и двинулась вперед, не обращая на Сайто внимания. Он в панике побежал за ней.

- Как ты можешь такое говорить? И сними с меня это!

Мальчик указал на магическую упряжь, используемую для приручения диких существ, которая все еще была на нем.

- Это же не украшение!

"Если фамильяр поступает по-своему, обязанность хозяина - посадить его на цепь", - хладнокровно ответила Луиза.

Сайто попытался привлечь к себе внимание, схватив девочку за плечо.

Они уже находились на улице Бурдоннэ, прямо напротив Дворца. На главной улице. А что же прохожие? Они все уставились на ребят.

- Эй! Люди смотрят! Отпусти!

Сайто сказал, понизив голос: "Ты... ты думаешь, мне не следует возвращаться в свой мир?"

Выражение лица Луизы изменилось, подтверждая его слова.

- Вот оно что! Ты беспокоишься, что я уйду, правда? Ведь тогда будет трудно помочь Принцессе.

"Все совсем не так, - хотела сказать Луиза, но промолчала. - Это - не та причина, по которой я не хочу отпускать Сайто обратно в его мир". Однако скажи она это, и ей пришлось бы раскрыть свои путаные чувства к нему. Ее гордость не могла этого допустить.

Терзаемая этими мыслями, девочка неохотно кивнула:

- В-все верно! Никто бы не стал волноваться из-за такого никчемного фамильяра, как ты!

- Вот это мило. Теперь все ясно.

Что-то бормоча, Сайто двинулся вперед.

Он действительно понимал, что она не должна была сказать: "Потому что я люблю тебя", - но, она могла бы произнести: "Мне будет одиноко", - или, на худой конец: "Я хочу, чтобы ты был рядом", - если бы она такое сказала, он бы, не колеблясь, помог бы ей и занялся бы поисками пути домой позже.

Когда ранее Генриетта попросила его помощи, хотя он решил, что это будет довольно хлопотно, но, в то же время, был этому рад. В Японии никто в нем реально не нуждался. Земля продолжала вращаться даже с исчезновением Сайто. Однако в этом мире все было иначе. Сиеста и Генриетта... были люди, которые нуждались в нем.

Хотя мальчику бы хотелось, чтобы и Луиза тоже нуждалась в нем. Однако, судя по ее недавним словам, все, в чем она была заинтересована - это сила Гандальва.

Сайто сжал губы. Он был обижен.

Мальчик начал решительно продираться сквозь толпу. Город по-прежнему праздновал победу. Группа пьяных выкрикивала тосты, поднимая чаши, наполненные вином.

Луиза стояла в оцепенении, пораженная последней фразой Сайто. Потупившись, она закусила губу. Но когда она, наконец, подняла глаза, ее фамильяр уже скрылся в толпе. Девочка в панике бросилась за ним.

- Дорогууууу!

Она с разгону врезалась в какого-то мужчину, который держал в руке бутылку алкоголя и шумно пил прямо из горлышка. Похоже, он был наемником. Поскольку мужчина выглядел совершенно пьяным, он тут же упал.

Луиза попыталась обойти упавшего, но тот схватил ее за руку.

- Постойте, мисс. Вы должны извиниться, если толкаете человека посреди улицы.

Его товарищ, который тоже выглядел как наемник, заметил плащ Луизы и пробормотал: "Дворянка, да?"

Однако первого мужчину, который все еще сжимал руку девочки, это не смутило.

- Сегодня - торжество, все празднуют победу в Тарбе. Отбросим титулы. Дворяне, наемники, торговцы... сегодня все равны. Эй, мисс дворянка, как насчет того, чтобы разделить со мной выпивку в качестве извинения за то, что налетела на меня?

Сказав это, пьяница протянул ей кружку с вином.

"Отпусти меня! Ты, скотина!" - закричала Луиза.

Лицо мужчины мгновенно исказилось от ярости.

- Как ты назвала меня? Эй! Кто, по-твоему, сражался с армией Альбиона под Тарбом? Святая или дворяне как ты? Нет, сражались мы - солдаты!

Наемник протянул руку, чтобы схватить Луизу за волосы. Но его рука была остановлена. Ее сжимал Сайто, который возник прямо перед ними.

- Что? Уйди, мальчишка!

- Отпусти.

Сайто говорил спокойным голосом. Случись это раньше... он не смог бы унять дрожь в коленях, угрожая такому страшного вида мужчине. Однако теперь, пройдя через многие испытания, мальчик обрел мужество. Ему оставалось только схватиться за рукоятку Дерфлингера, который висел на спине. Чтобы раскидать этих солдат, не обязательно было даже вытягивать клинок из ножен.

Наемник посмотрел на меч за плечами Сайто, и выражение его лица изменилось. Опыт, который он за много лет приобрел на полях сражений, подсказал ему, что слова этого мальчика - не просто блеф. Небрежно сплюнув, наемник собрал своих собутыльников и пошел прочь.

Сайто, молча, взял руку Луизы и двинулся вперед.

Девочка хотела что-то сказать. Но она была настолько взволнована, что не смогла найти нужных слов. Сайто быстро шагал, расталкивая толпу.

"Ты сердишься?" - тихо спросила Луиза.

"Не очень", - раздраженно ответил мальчик.

То, что он держал ее за руку, на мгновение взволновало Луизу. Интересно, Сайто чувствует то же самое? Но мальчик шел впереди, и она не могла видеть его лицо.

Он вел Луизу за собой.

Девочка ощущала прохладу и какое-то непонятное, но приятное чувство, которое она не могла объяснить.

* * *

Прогулка за руку с Сайто взбодрила Луизу. Город был полон разноцветными парадами и веселыми представлениями; тележки с закусками и прилавки, где продавались необычные товары, располагались на всем протяжении улицы.

Будучи дочерью правителя отдаленной области, Луиза никогда не гуляла по такому оживленному городу. Более того, она никогда не гуляла по городу, держась за руку с лицом противоположного пола. Эти два события вместе вскружили девочке голову.

"Здесь очень шумно", - отметил Сайто.

"Ты прав", - пробормотала счастливая Луиза.

- Похоже на фестивали в моем мире.

- Правда?

- Да. Такое же разнообразие уличных киосков... кингесукуй, йо-йо-цури, окономияки, лотки с конфетами на палочке, выстроенные в линию[3]...

Когда он заговорил об этом, его взгляд устремился куда-то вдаль. Луиза крепче сжала руку Сайто. От одной мысли, что он внезапно отправится куда-нибудь, ей стало дурно.

"Когда-нибудь... День, когда Сайто уйдет, непременно настанет. Однако сейчас, во время этой прогулки, я хочу, чтобы ты видел только меня, - думала Луиза, - Только сейчас. И ничто другое не имеет значения".

В то же время она сердилась сама на себя.

Потому что влюбилась? Нет. Ее гордость, вот в чем была проблема.

В попытке убедить себя в этом, Луиза безучастно огляделась.

А потом, закричав: "Ва-а!" - застыла на месте.

- В чем дело?

Сайто обернулся. Девочка смотрела на витрину ювелирного магазина. Там на ткани были выставлены различные кольца и ожерелья.

"Хочешь посмотреть?" - спросил мальчик, и Луиза, залившись румянцем, кивнула.

Увидев двух приближающихся ребят, торговец с чалмой на голове потер руки.

- Ко мне! Прошу, входите! Мисс, я вижу, вы - дворянка. Могу предложить редкий товар. Вот это сделано из чеканного золота, и это - не подделка.

Представленные украшения были достаточно изысканы, чтобы их носили дворяне, а красивая отделка могла удовлетворить самые разнообразные пристрастия.

Луиза взяла кулон. Он был чистейшего белого цвета и сделан в виде раковины, украшенной множеством драгоценных камней. Но при ближайшем рассмотрении стало ясно, что это были дешевые кристаллы.

И все же, девочке понравился этот блестящий кулон. В шумной атмосфере праздника, наполненной самыми разными товарами, он один привлек ее внимание.

- Хотите купить?

Луиза смущенно покачала головой.

- У меня нет денег.

- Что ж, я сделаю скидку. Всего четыре экю.

Купец мило улыбнулся.

"Слишком дорого!" - воскликнула девочка.

"У тебя нет таких денег?" - удивленно спросил Сайто.

Луиза равнодушно надулась: "Были бы, если бы я однажды не купила тот дерзкий меч... Я потратила все карманные деньги за три месяца".

Сайто неохотно пошарил в кармане и нащупал золотые, полученные недавно от Генриетты.

Достав монеты, которые были приблизительно одного размера с одно-иеновой монетой, он спросил: "Сколько это стоит?"

Продавец был удивлен тем, что у Сайто так много денег.

- Это! Хм, фух... просто отлично.

Взяв четыре золотые монеты, на которых был отчеканен портрет старого короля, продавец вручил Луизе кулон.

Девочка от неожиданности опешила, и даже немного приоткрыла рот. Первое, что сделал Сайто с деньгами, полученными от Генриетты, - купил мне подарок. Она была очень счастлива. Подержав кулон в руках некоторое время, она бодро повесила его на шею. "Вам очень идет", - вежливо сказал продавец.

"Я хочу, чтобы Сайто взглянул", - думала Луиза, дергая его за рукав. Однако мальчик, чье внимание привлек лоток на другой стороне улицы, даже не пошевелился. На что он уставился?

Сайто смотрел на трофеи, отнятые у армии Альбиона, которые были разложены на земле.

Вещи, которые изъяли солдаты, были отданы купцам.

Это были предметы, отобранные у врагов... мечи, доспехи, одежда, часы. Сайто разглядывал одежду.

"Я хочу, чтобы он посмотрел на меня", - Луиза обиженно надула губы. Однако все внимание мальчика было сосредоточенно на одежде. Ну, в конце концов, было бы логично купить новые вещи.

- Что, ты хочешь одежду? Но это - плохая идея - покупать обноски врага, можно найти более привлекательное предложение.

Однако Сайто не ответил. Он протянул дрожащие руки к одному из нарядов.

- Уважаемый, у вас - отличный вкус. Это - форма моряка Альбиона. Она дешевая и удобная. Подняв воротник вверх, можно защитить шею от ветра.

Форма моряка? Ну да, конечно!

Однако в мире Сайто то, что было названо формой моряка, было...

Его голова заработала на полную мощность.

Размер был великоват, но ее все равно можно было перешить для Сиесты...

Ее образ в этой одежде всплыл в воображении мальчика.

Смотрелось очень хорошо.

Еще больше наслаждения. Нет, не так. Не для собственного наслаждения. Благодарность. Это - благодарность за шарф! Ведь мальчик по-прежнему чувствовал себя обязанным.

Все именно так. Сайто успокоился. Деньги, он просто обязан потратить их на эту вещь.

"Сколько стоит?" - спросил фамильяр взволнованным голосом.

- Три комплекта за одно экю будет достаточно.

Луиза была поражена. Платить такие деньги за ношеную одежду - это слишком дорого.

Однако Сайто без колебаний заплатил запрошенную цену.

* * *

После возвращения в свою комнату Луиза лежала на кровати и читала Молитвенник Основателя, напевая что-то себе под нос. Похоже, она была в отличном настроении. Сайто хотел тихонько ускользнуть, чтобы отдать Сиесте свою сегодняшнюю покупку, но Луиза заперла дверь, взмахнув своей палочкой и наложив заклинание "Запирание".

- Ты куда-то собрался посреди ночи?

- А? Нет...

Конечно же, он не мог признаться, что собирается отдать Сиесте купленную матроску.

- П-просто хотел подышать ночным воздухом! Ха! Ха-ха-ха!

Луиза нахмурилась. Затем, приняв какое-то решение, подошла к Сайто и начала нетерпеливо снимать с него куртку.

- Т-ты чего?

- Снимай это.

- Снять? Для начала надо снять эту упряжь.

Когда Сайто воскликнул это, Луиза, на мгновение потупившись, открыла замок удерживающий упряжь. Поскольку мальчик купил ей сегодня кулон, она подумала, что стоит его слегка простить. Но не за то, что он принимал ванну с другой девицей.

Луиза расплела упряжь и забрала его куртку. Ее лицо было нахмурено, и она сильно прикусила нижнюю губу.

Затем девочка вернулась к кровати, крепко сжимая отобранную куртку, и скомандовала: "Отвернись".

Полностью раздевшись, она надела куртку Сайто и обиженно проговорила:

- Ты все еще хочешь прогуляться?

"Придется Сиесте подождать завтрашнего вечера", - подумал мальчик, который остался в одной футболке. Хоть и было начало лета, но климат Халкегинии сильно отличался от климата Японии. В таком виде он точно простудится, и Луиза, без сомнения, тоже это знала.

- Есть более важные вещи, чем подышать ночным воздухом, согласен? И фамильяр, который не служит своему хозяину, никуда не годится, так ведь?

Луиза лежала на животе, скрестив ноги.

Неохотно Сайто присел на кровать.

- Понял.

Девочка продолжила читать Молитвенник Основателя.

- Разве здесь - не пустые листы?

- Я могу прочесть.

Девочка показала Рубин Воды на пальце и объяснила его воздействие на Молитвенник.

- Х-хм, Пустота...

Сайто припомнил магический свет, который уничтожил флот в тот день.

Пустота. Легендарная стихия, которую использовал Основатель Бримир...

А я - фамильяр Гандальв, который, как говорят, служил Основателю.

Легендарный фамильяр, который может использовать любое оружие, чтобы защитить хозяина, пока тот произносит заклинание...

- Тогда ты - сильнейший маг в этом мире? Здорово! Разве ты не этого хотела?

- Я бы так не сказала. Я не рассказала об этом Принцессе, так как не хочу разочаровывать ее...

Со вздохом девочка взяла палочку.

- Ч-что?

Луиза начала медленно произносить заклинание.

- ЭОРУУ СУУНУ ФИРУ[4]...

- С-стой! Дура!

Было бы ужасно, если бы взрыв произошел в комнате. Однако девочка не остановилась.

- ...ЯРАНСАКУСА...

Закончив заклинание, Луиза взмахнула палочкой, и ничего не произошло. Только соломенная подстилка, на которой спал Сайто, разлетелась в разные стороны.

Затем глаза девочки закатились, и она внезапно рухнула на кровать.

- Л-Л-Луиза? Луиза!

Мальчик в панике потряс хозяйку, и через некоторое время она открыла глаза.

- Ай...

- Что? Что случилось?

Тряхнув головой, Луиза резко поднялась.

- Хватит суетиться, я всего лишь ненадолго потеряла сознание.

- А? Э-э?!

- Я прочла заклинание Взрыва до конца, и ничего... После того раза, сколько бы я не пробовала, всегда падаю в обморок на середине. Взрыв произошел только единожды.

- Почему так?

- Я думаю, проблема может быть в том, что мне не хватает душевной энергии.

- Душевной энергии?

- Именно. Когда выполняется заклинание, тратится душевная энергия. Разве ты не знаешь?

- Откуда я могу это знать?

Тогда с показной скромностью Луиза села с прямой спиной, подняла палец и, гордая как павлин, принялась объяснять:

- Значит, слушай: количество стихий, которые используют маги, может увеличиваться, соответственно, меняется и уровень волшебника. Маг, который может использовать лишь одну стихию, называется точкой. Возможность использовать две - линия. Три - треугольник. Заклинания также делятся на классы. Заклинания для трех стихий называются треугольными заклинаниями. При повышении класса заклинания, потребление душевной энергии каждый удваивается.

- Ааа.

- Например, на линейное заклинание волшебнику потребовалось бы восемь единиц энергии, а точечное заклинание - только четыре единицы. Количество необходимой душевной энергии зависит от каждого человека индивидуально, но само правило действует на всех.

- Ааа.

- Важно то, что маг может использовать два точечных заклинания взамен линейного. Восемь делить на четыре получается два. Поэтому ты можешь произнести два заклинания. Но если ты используешь линейное заклинание, то сможешь прочитать его только один раз, поскольку необходимая энергия увеличится вдвое. Восемь делить на восемь получается единица.

- Ааа.

- Когда маг-линия дорастает до треугольника, количество душевной энергии, необходимое ему для произнесения точечного заклинания, уменьшается в два раза. Таким образом, четыре делить на два получается два, и маг может использовать точечное заклинание четыре раза. Линейное - два раза. Треугольное - только один раз. Это потому, что маг становится сильнее.

- Ааа. Другими словами, заклинания низкого уровня можно использовать много раз, а заклинания высокого уровня - гораздо реже.

- Верно. Теперь ты понимаешь отношения между заклинанием и душевной энергией?

- Кажется. Значит, недавно ты упала в обморок...

- Да, я потеряла сознание, поскольку перерасходовала душевную энергию. Заклинание оказалось слишком сильным, и моей энергии не хватило.

- Тогда почему ты смогла использовать это заклинание в тот день?

- Ну... Действительно, почему... Мне самой это интересно...

- Каким образом восстанавливается душевная энергия?

- В основном, она накапливается во время сна.

Сайто задумался.

- Хм... До сих пор тебе редко удавались обычные заклинания?

- Ну, да.

- Тогда ты накопила много душевной энергии, не так ли? И, значит, использовала всю ее сразу.

Луиза сделала испуганное лицо.

Сайто ровным голосом изложил свое видение проблемы: "Например, предположим, что у тебя имеется сто единиц душевной энергии. Заклинание Взрыва поглотило все сто разом. Хотя душевная энергия восстанавливается во время сна, ее необходимый для совершения этого заклинания объем слишком велик для тебя... Именно поэтому ты не можешь за одну ночь восстановить все сто единиц... Ладно! Что до меня, вот так, вероятно, действует ваша магия"

Лицо Луизы стало серьезным.

- Возможно это так...

- А? Да ну?

- Используя квадратное заклинание Земли "Чеканное золото", можно создать этот металл. Но, знаешь, почему в нашем мире до сих пор используются деньги?

- Нет.

- Говорят, маг-квадрат просто не может использовать заклинание такого уровня много раз. Это слишком ненадежно: в одном случае восстановление душевной энергии может занять неделю, в другом - месяц. Кроме того, количество золота, которое можно получить таким путем, очень мало. Поэтому мы используем деньги.

- Хм...

- Иначе говоря, сильные заклинания требуют много душевной энергии, которая будет дольше восстанавливаться. Возможно, это относится и ко мне.

- Тогда... Когда ты сможешь снова использовать свое заклинание...

- Не знаю. Через месяц... или, может быть, через год...

Луиза задумалась.

- Или десять лет...

- Не говори такие страшные вещи.

- Но, было очень удачно.

- Ох, ладно. Никто толком не знает о Пустоте. В любом случае, мощь заклинания была продемонстрирована. Других подобных заклинаний просто нет.

"Да, у нас слишком мало информации. Ох, моя подстилка..." - произнес Сайто, глядя на разбросанные повсюду клочья соломы.

"Все нормально, даже если нет подстилки", - пробормотала Луиза, краснея сразу по нескольким причинам.

Ух! Сайто затаил дыхание от увиденного. Это! Он пришел в восторг от того, что девочка продемонстрировала ему, сама того не зная. Подол надетой на ней куртки задралась до самой Луизиной попки. "Еще немного, чуть-чуть", - он украдкой взглянул.

Сайто инстинктивно схватился за нос. Из-за его жеста Луиза вдруг все поняла. Мгновенно она вскочила на ноги, одернула подол куртки и стала красной как помидор.

- А! Ты видел! Ты видел, видел! Ты ви-и-и-дел!

"Сама виновата, что не носишь трусики!" - Сайто тоже закричал.

- Я не могу в них спать, так было всегда.

- Всегда, да?

Луиза закусила губу и с шорохом юркнула под одеяло.

- Спать!

Сайто неохотно скользнул под край одеяла. Но тут же услышал обиженный голос Луизы:

- Спи в соломе, глазастый подручный.

- Но она разбросана.

Хотя еще некоторое время слышалось обиженное сопение Луизы, она все же успокоилась. "Ах", - в мыслях о матроске, которую он отдаст завтра Сиесте, Сайто уснул.

Сайто лежал ничком на земле в освещенном искрящимся солнечным светом дворе Австри и неистово дрожал. Затем он поднял лицо, посмотрел на произведение искусства, которое создал, и снова от возбуждения повел себя как полоумный.

- Ах, ах, ах...

Его дыхание стало горячим, биение сердца достигло своего апогея, и окружающий мир превратился в утопию.

Сайто тихо забормотал:

- Трепещи, мой пульс.

- Волнуйся, мое ностальгирующее сердце.

- Трепещи сильнее и сильнее, как в лихорадке. Будь благословенен мой гений...

- Ангел спустился с небес. Сюда спустился... Я счастлив, что жив...

Сайто вцепился в траву, растущую на земле, и громко прокричал: "О-о-о-о-о-ууууууууууууу! Я - ГЕНИИИИИИИИИИИИИИИИИИИЙ!".

Потом указал на ангела, стоящего перед ним.

- Сиеста, ты ВЕЛИКОЛЕ-Е-Е-ПНА!

Ошеломленная девочка во все глаза смотрела на его агонию и восхищение.

- Сайто... странный...

Она пробормотала это непреднамеренно. Но это было правдой, настолько необычно он себя вел.

- Н-но, эта одежда...

- Ч-что? Что не так? Есть какие-то недостатки?

Сайто энергично подскочил к Сиесте.

- Н-ну... это - военная форма, ведь правда? Не думаю, что я хорошо выгляжу в ней...

- Не говори глупостей!!!

Пугающее поведение Сайто вынудило Сиесту вскрикнуть и отступить назад.

- В э-э-этом! Ми-и-и-ре! Это, безусловно, - морская форма! Но-о-о! В моем ми-и-и-ре! Девушки твоего возраста носят ее в школу. Хо-о-о-дят в этой современной форме!

- Я-ясно...

Ах, Сайто очень странный...

Мальчик кричал, словно полоумный:

- В моем мире это называется матроской! Я сло-о-о-вно переродился!

Сиеста размышляла: "Вот он о чем... Это - одежда с родины Сайто..."

Прошлым вечером он пришел к ней и протянул морскую форму, его лицо было напряженно. Когда Сайто сказал: "Я приготовил это для тебя, чтобы ты надела", - девочка действительно подумала, что он рехнулся.

И все-таки, Сиеста была счастлива, что он купил ей одежду.

А сейчас мальчик восхищался ее нарядом, и она чувствовала себя окончательно влюбленной.

Хотя, за исключением невозможного поведения, сегодняшний Сайто был нормальным, такая причина заставила Сиесту покраснеть.

Сначала я думала, что ты свихнулся, но у тебя действительно был повод...

Я поняла! Сиеста кивнула и с серьезным лицом повернулась к Сайто.

- Что я могу сделать, чтобы понравиться тебе еще больше?

Мальчик еще раз осмотрел ее внешний вид с ног до головы.

Для начала верхняя часть. Это было чудесное произведение искусства, сделанное из матросской формы Альбиона. Белые длинные рукава с черными манжетами. Гюйс и галстук были темно-синего цвета. На гюйсе были три белых полосы.

Далее, Сайто со всей тщательностью подошел к вопросу длины. Максимально понятно он объяснил, как укоротить область талии. Укороченная верхняя часть костюма едва достигала пояса юбки. Поэтому, когда Сиеста поворачивала свое тело, он мог видеть ее пупок. Сайто был действительно гений.

Теперь, юбка. Мальчик не должен был этого делать, но все же украл запасную форму Луизы. Юбка была плиссированной, и он воспользовался этим. Он также укоротил ее насколько возможно. В итоге, он сделал единственную юбку в этом мире, которая была на пятнадцать сантиметров выше колена.

Носки. Они были компромиссом между предпочтениями Сайто и реальностью. Он тщательно выбирал и остановился на темно-синих.

И, наконец, обувь. Это были высокие шнурованные ботики, которые всегда носила Сиеста. Единственный недочет на блестящем произведении искусства. Сайто действительно хотел найти легкие кожаные туфельки, но их в этом мире просто не существовало.

Все эти пункты тщательно выверялись и контролировались мальчиком.

Большая грудь Сиесты, обычно прикрытая передником, была приподнята самодельной матроской. Стройные, как у антилопы, ноги девочки выглядывали из-под укороченной-на-пятнадцать-сантиметров-выше-колена юбки. Сиеста обычно не носила таких коротких юбок, и эта смесь ностальгии и свежести еще больше тронула чувства мальчика.

- Скажи, Сайто! Что мне сделать, чтобы выглядеть еще более похоже на девушку из твоего мира?

Мальчик задумался. Серьезно взвешивая свою жизнь, он вспоминал все, что когда-либо видел. Словно мощный калькулятор прокручивал в голове мысли.

И голос из глубины души прошептал: "Сайто, ЭТО МОЖЕТ БЫТЬ ТОЛЬКО ОДНО".

Верно, это может быть только... только...

Почти рыдая, он выдавил из себя.

- Обернись вокруг себя.

- А?

- Покружись вот так. После чего задорно проговори: "Простите, что заставила вас ждать".

Сиеста отступила назад. Сайто подходил под описание тех мужчин, от которых ее мама еще с далекого детства советовала держаться подальше. Но девочке хотелось угодить ему.

Как бы подбадривая себя, она произнесла: "Д-да..." - кивнула и закружилась. Ее галстук и юбка слегка приподнялись.

- П-простите, что заставила вас ждать.

- Непраааааавильно!

- А!?

- В конце подними палец руки вверх и скажи: "нэ". Давай еще раз и с огоньком.

Кивнув, Сиеста повторила, как сказал Сайто. Увидев это, он зарыдал.

- Спасибо тебе за м-мужество.

Разве это нормально, Сиеста? Это нормально для человека? Ее холодный рассудок внезапно зашептал подобные мыслишки, но девочка отвергла весь негатив.

"У каждого человека есть увлечения и предпочтения, которые он не выставляет напоказ. Сайто - не исключение. Вот и все... Да, именно так!" - высказала про себя Сиеста. На душе стало светло, и девочка улыбнулась. Она была сильна духом.

- Что мне еще сделать?

- Хм, дальше...

Когда Сайто скрестил руки на груди и задумался над этим, к ним довольно бесцеремонно подошли двое.

Это были Гиш и толстяк Маликорн. Необычный дуэт. Вероятно, они наблюдали за действиями Сиесты из какого-то укрытия.

"Кхм, - Гиш кашлянул, чтобы привлечь внимание. - Это... что? Что за одежда?"

Он делал вид, что в ярости, хотя сам был готов заплакать. Маликорн тоже указал на Сиесту, дрожа от волнения.

- В-в-возмутительно, совершенно возмутительно. Не так ли, Гиш?

- Ага, я никогда раньше не видел такого возмутительного костюма. Это-это...

- Это какое-то психологическое ор-р-ружие.

Глаза обоих ярко сверкали, они уставились на Сиесту, словно поедали ее взглядом. Оооох, еще одна головная боль. Девочка почувствовала себя несчастной, но эти двое были дворяне. Поэтому она через силу улыбнулась.

Эта улыбка вкупе с матроской, похоже, полностью сломила Гиша и Маликорна, и те, словно зомби, начали приближаться к Сиесте качающейся походкой. Девочка, почувствовав опасность для своей целомудренности, быстро проговорила: "Я должна вернуться к работе", - и сбежала.

"Как прелестно..." - мечтательно промурлыкал Гиш, глядя, как она удаляется.

"И не говори..." - пробормотал очарованный Маликорн.

- Чего вы сюда приперлись?!

Когда Сайто закричал, эти двое, наконец, пришли в чувство. Гиш схватил его за плечи:

- Эй, где ты приобрел эту форму?

- А зачем ты спрашиваешь?

Гиш, смущенно улыбаясь, заговорил:

- Есть человек, которому я хочу подарить такую одежду.

- Принцесса?

- Идиот! Это слишком! Ее Высочество Принцесса стала Ее Величеством Королевой. Ах, сейчас она очень высоко, туда я не смогу добраться... было лучше, когда она была Принцессой, но теперь она Королева...

"Что значит, высоко? У тебя и раньше не было шанса", - подумал Сайто, но решил промолчать и дослушать.

- Теперь, у меня, наконец, открылись глаза. Это - человек, который постоянно был рядом со мной, он всегда смотрел на меня своими лучистыми глазами... Эти красивые светлые волосы, этот сладкий аромат и прекрасная улыбка...

До Сайто дошло, что речь идет о бывшей подружке Гиша.

- Монмон?

- Не Монмон! Монморанси!

- Я понял. Ты снова хочешь быть с ней. Знаешь, тебе не достает постоянства в сердечных делах.

- Я не хочу слышать этого от тебя. А теперь скажи мне. Где продается такая одежда?

- Хм... такому как ты никогда не понять этого искусства.

Сайто сплюнул. Он не хотел, чтобы кто-то вроде Гиша осквернил воспоминания о его родине.

- Тебя это не спасет. Я не только расскажу Луизе о сегодняшних событиях, но также спрошу ее, где это куплено.

Безусловно, это были магические слова.

- У меня есть еще два комплекта, пользуйтесь ими как хотите.

Сайто пошел на максимальные уступки.

- Но все же, что это за одежда? Я думаю, что где-то видел ее... Разве это не морская форма? Гм, одевшая ее девушка становится такой прелестной. Как таинственно.

Сайто скрестил руки и надулся от гордости:

- Естественно, это - магия очарования моей родины.

* * *

Итак, поздним вечером того же дня.

Монморанси, которая всегда гордилась своими длинными вьющимися волосами и ярко-голубыми глазами, занималась зельеварением в своей комнате. Откинувшись на спинку кресла, она была поглощена смешением секретного зелья в горшке с деревянным пестиком.

У Монморанси Благоухающей, мага Воды, было хобби: магическое зельеварение. И в соответствии со своим руническим именем, специализировалась она на парфюмерии. Девочка завоевала широкую популярность у городских дам и девушек за приготовление духов, славившихся изысканным ароматом.

Сегодня Монморанси усердно трудилась над созданием особого эликсира.

Это было не простое, а запретное зелье. Законом страны оно было запрещено к изготовлению и использованию.

Монморанси продавала в городе свои духи и постепенно копила деньги. И вот сегодня на эти сбережения в магазине темной магии она приобрела рецепт, а также дорогостоящий секретный ингредиент, необходимый для зелья. Хобби одержало победу над моральными принципами. Монморанси изрядно надоело заниматься обычными зельями, она хотела создать что-нибудь запрещенное, даже не взирая на высокий штраф, который ей придется заплатить в случае, если затея будет раскрыта.

Зелье включало в себя мелко истолченное ароматное дерево, драконью серу, мандрагору и еще много разных составляющих, а в конце вливается секретный ингредиент... жидкость, за которую девочка заплатила огромные деньги. Она осторожно подняла маленькую бутылочку, стоявшую рядом с ней.

Совсем чуть-чуть... именно на это небольшое количество жидкости, хранящееся во флаконе из-под духов, Монморанси потратила почти все накопления: семьсот золотых экю. Простолюдин мог бы прожить на эти деньги пять или шесть лет.

И как только девочка наклонила маленький флакончик над горшком, стараясь не пролить мимо ни капли...

Кто-то постучался в дверь комнаты, заставив Монморанси подпрыгнуть.

- К-кто бы это... В такое время...

Она убрала ингредиенты и посуду в ящик стола. Затем направилась к двери, поправляя прическу.

- Кто там?

- Это - я! Гиш! Твой вечный раб! Открой дверь!

"Какой ты вечный раб..." - пробормотала Монморанси. Она отлично знала его непостоянный характер. Когда они вместе гуляли по городу, Гиш отвлекался и оборачивался на красивых девчонок. Когда они ужинали в баре, и ей необходимо было ненадолго отлучиться, он тут же начинал заигрывать с официантками. И, наконец, он забыл про назначенное свидание и пошел собирать цветы для другой девушки. Поэтому его слова "вечный" чрезвычайно раздражали.

Монморанси разгневанно заговорила: "Зачем ты пришел сюда? Мы уже расстались".

- Не думаю, что это так. Но если ты так считаешь, то это - исключительно моя вина... В конце концов, я люблю все красивое. Иными словами, я - слуга красоты... Но ты должна понимать, что искусство - это всего лишь искусство. Я слишком слаб и не могу устоять перед прекрасным...

"Ты любишь искусство? Расскажи это кому-нибудь другому, у кого дурной вкус", - подумала Монморанси.

Рубашка, которую он надевал на свидания, была ярко-фиолетовой, а когда он однажды надел красный с зеленым шарф, у девочки была головная боль.

- Но я осознал, что не буду больше воспринимать никакого иного произведения искусства, только тебя. В конце концов, возможно, ты - наипрекраснейшее произведение искусства. Например, твои светлые волосы.

Вот идиот.

- Уходи, я занята.

После этих холодных слов, произнесенных Монморанси, на некоторое время воцарилось молчание. А потом из коридора послышались стенания Гиша.

- Я понимаю... И после этих слов мне остается только погибнуть на этом самом месте. Если меня ненавидит та, которую я люблю, это ужасно, мне больше нет смысла жить.

- Делай что хочешь.

"Такие люди как Гиш не умрут только потому, что их отвергли", - Монморанси как всегда была равнодушна.

- Ладно, тогда, по крайней мере, я хочу... на двери комнаты, где ты живешь, я вырежу слова в подтверждение того, что я жил... что я тебя любил.

- Что ты сделаешь!? Стой!

Раздался звук от чего-то твердого, царапающего дверь.

- "Человек, принесший себя в жертву любви, Гиш де Грамон. Сраженный  негасимой любовью, он умер здесь... И...

- Никаких "и"! Проклятье!

Девочка распахнула дверь. Гиш стоял с широченной улыбкой на лице.

- Монморанси! Я люблю тебя! Действительно люблю! Люблю! Люблю!

Он крепко обнял ее, и та была на мгновение сражена. По крайней мере, Гиш непрерывно повторял: "Я люблю тебя". Он говорил так только потому, что обладал скудным словарным запасом, но сколько бы раз он не повторил эти слова, ей это не надоедало.

Тогда Гиш передал ей сверток.

- Что это?

- Открой, это - подарок.

Девочка развернула пакет. Это была матроска. Сайто попросил Сиесту перешить форму под размер Монморанси, ведь Гиш всегда помнил размеры девиц, с которыми встречался.

- Какая странная одежда...

Монморанси удивленно приподняла брови.

- Как насчет того, чтобы примерить ее? Я уверен, тебе это пойдет. Твоя непорочность будет многократно подчеркнута. Переодевайся. Быстрее. Я отвернулся.

Глядя в другую сторону, Гиш начал от волнения грызть ногти. Осознав, что это неизбежно, Монморанси сняла блузку и надела принесенные вещи.

- Готово.

Когда Гиш повернулся, его лицо просияло.

- Ах, Монморанси... Ты действительно безупречна... Моя милая Монморанси...

Бормоча это, Гиш попытался поцеловать ее. Но девочка пресекла эту попытку.

- Монмон...

Лицо Гиша исказилось печалью.

- Не пойми меня неправильно. Я открыла дверь в комнату, но я не открыла проход в свое сердце. Я еще не решила, стоит ли тебя прощать. Кроме того, кого это ты называешь "Монмон"?

И все-таки Гиш был счастлив. Надежда еще оставалась.

- Моя Монморанси! Я вижу, ты готова это обдумать!

- Если ты понял, то уходи. Ты прервал меня в середине важного дела.

Со словами: "Да, да, конечно, я уйду. Если ты хочешь, то я уйду", - Гиш буквально выпрыгнул из комнаты.

Монморанси посмотрела на себя в зеркало.

- Что это такое... Нет, как я могу носить что-то настолько короткое.

Ее лицо нечаянно покраснело. Если присмотреться внимательнее, то этот наряд был действительно мил, Гиш сделал его специально для нее.

- М-м-м-м-м...

Что ж, после его многократных слов: "Я люблю тебя", девочка была в хорошем настроении. Они всегда были вместе, так что она больше не ненавидела его.

- Что же делать? Простить его?

Она вспомнила, как Гиш обманывал ее в прошлом.

Если я снова буду с ним, то все может опять повториться. Она была сыта треволнениями по поводу его измен.

Что же мне делать? Размышляя над этим, Монморанси вспомнила о зелье, которое готовила.

Она открыла ящик стола, и на глаза ей попался флакончик с секретным ингредиентом, который она спрятала некоторое время назад.

Монморанси, наклонив голову, начала размышлять.

"Хм, это - хороший шанс... можно устроить проверку на эффективность.

Как насчет того, что я воспользуюсь этим эликсиром после приготовления", - решила она.

* * *

На следующий день, когда Монморанси вошла в класс, все взгляды одновременно обратились к ней.

Да, она действительно надела матроску.

Мужская половина отреагировала моментально.

Морская форма и девочка... почувствовав свежую новизну этой изящной комбинации, которую они не могли себе даже представить, мальчики заворожено уставились на Монморанси. Видя их реакцию, другие девочки быстро почувствовали ревность и зависть, и буквально пронзили ее своими рассерженными взглядами.

Монморанси удалось монополизировать внимание всего класса, так что она была в хорошем настроении. Положив руку на бедро, она вздернула свой носик и полная важности направилась к своему месту.

Луиза также изумленно смотрела на Монморанси.Разве это - не та морская форма из Альбиона, которую Сайто купил в городе?

Луиза пихнула своего фамильяра, который сидел рядом и по некоторым понятным причинам дрожал.

- Эй, не та ли это одежда, которую ты купил? Почему она на Монморанси?

- Аа? Ах... Ну, эх... Гиш сказал, чтобы я отдал ему ее.

Луиза вспомнила, что тот встречался с Монморанси.

- И почему ты отдал ее Гишу?

Сайто задрожал еще сильнее.

- А? Ну, потому что он сказал, что хочет этого...

Луиза почувствовала что-то подозрительное в словах фамильяра.

- Эй, ты что-то скрываешь от меня?

Она свирепо посмотрела на него.

- Э? Я?! Я ничего не скрываю! Да брось ты...

Сайто прошиб холодный пот. Он и подумать не мог, что Монморанси придет в этом на занятия.

Черт, если Луиза узнает, что это был подарок для Сиесты...

Она непременно рассердится. Кажется, ей не нравится, когда я, ее фамильяр, общаюсь с другими девочками. Хотя Луиза меня и не любит и все такое прочее, но почему-то не прощает этого.

Несомненно, как она всегда говорит: "Игнорировать свою хозяйку и гулять с другими девочками", - это бесит ее.

"Что за черт? Ее желание - присвоить своего фамильяра себе одной", - так это истолковывал Сайто. Она бесится, поскольку ее домашний пес больше привязан к другим, чем к ней. Даже в самых смелых мечтах мальчик не мог себе вообразить, что хозяйка питает к нему какие-то чувства. Очень на него похоже - прийти к неправильному пониманию такими окольными путями.

"Ах, когда она узнала, что я однажды принимал ванну с Сиестой, это было ужасно", - Сайто с обидой посмотрел на упряжь, которая снова была на нем.

А теперь... Если Луиза узнает, что он дал Сиесте матроску и наслаждался развевающейся юбкой... Его лицо исказил страх.

Подвесит под потолком, и будет пытать электричеством...

А в конце применит силу Пустоты...

Взорвет, как ту солому...

И я могу умереть.

Сайто задрожал еще сильнее.Перестань трястись, это вызовет подозрения. Чем больше он так думал, тем сильнее дрожал.В конце концов, стоило ли мне подарить матроску в первую очередь Луизе? Нет, моя гордая хозяйка никогда не наденет ее. Кроме того, Сиесте идет больше. У нее черные волосы, и она - на одну восьмую японка. Светлые розовые локоны Луизы не будут сочетаться с матроской. И еще: моя хозяйка слишком маленькая, одежда будет висеть на ней как мешок.

Что же?

Вот так! Проклятье, было бы лучше начать с Луизы! Это было бы лучше. Черт! Как же я просчитался! Что я наделал...?

Сайто замотал головой, чтобы изгнать свои заблуждения. Так или иначе, я просто хотел почувствовать атмосферу своей родины. Я не должен чувствовать вину. Это - ложь, но все не так.

Его лицо ужасно позеленело, он неистово дрожал и что-то бормотал себе под нос. Неудивительно, что Луиза сочла его подозрительным.

- Эй, что ты скрываешь? Я не прощу тебя, если ты что-то от меня скрываешь.

Ее глаза сверкнули.

- Я-я ничего не скрываю.

Чересчур подозрительно. Луиза хотела снова продолжить допрос, но в класс вошел учитель.

Когда урок закончился, Сайто выдал совершенно невероятную причину: "Мне нужно покормить голубей", - и исчез из класса.

- И когда он завел голубей? - пробормотала Луиза с очень сердитым лицом.

Назревало что-то нехорошее.

* * *

Сайто мчался на кухню. Во время обеда ему не удалось переговорить с Сиестой, так как та была занята, да и Луиза пристально наблюдала за ним.

Увидев задыхающегося от бега мальчика, служанка просияла.

- Ах, Сайто!

Шеф-повар, старик Марто, тоже подошел к нему и обнял за шею своей массивной рукой.

- Эй, Наш Меч! Подумать только!

- П-приветствую.

- В последнее время ты нечасто заходишь сюда. Знаешь, Сиесте было одиноко!

Смех прокатился по кухне. Сиеста, которая в тот момент занималась мытьем посуды, покраснела от смущения и крепко сжала тарелку. Сайто моментально оказался возле нее и зашептал на ухо.

- Сиеста.

- Д-да...

- Та одежда... ты не могла бы после работы захватить ее с собой?

- А?

- Давай встретимся... там, где никто не увидит... Во дворе Вестри есть лестница, ведущая в башню, помнишь? Приходи туда.

- Хорошо...

Сиеста залилась краской от изумления.

Затем Сайто побежал к выходу и исчез.

- Ох... я...

- Что случилось, Сиеста? Любовная свиданка?

Посыпались шуточки, но они не достигали ее ушей. Ее лицо пылало, и она прошептала в растерянности: "Что же делать? Ах, он собирается овладеть мною..."

* * *

В другом конце замка Луиза бродила по школе и искала своего фамильяра. Сайто не показывался с того момента, как сказал, что собирается кормить голубей.

Осмотрев Башню Огня, она заглянула в лабораторию профессора Кольбера. Как это помещение не назови, это была просто обветшалая хижина. И все свободное время профессор обычно проводил там.

Но Сайто здесь не было. Кольбер в одиночестве делал что-то шумное с Панцирем Дракона, который стоял перед его лабораторией.

Луиза обратилась к учителю.

- Мистер Кольбер, вы не видели Сайто?

- Не знаю... он не появлялся здесь два или три дня.

Луиза взглянула на истребитель и поразилась. Носовая часть, где находился двигатель, была отсоединена от фюзеляжа и лежала на земле в абсолютно разобранном виде.

- А, это!? Мне стало интересно его устройство. Я не спросил разрешения у Сайто, но все-таки легко разобрал его. Механизм сложный, но, честно говоря, не сильно отличается от Веселой Змейки, которую я изобрел. Но это - довольно ломкая вещь. После каждого полета ее надо разбирать и осматривать. Иначе она не только потеряет эффективность, но даже может сломаться...

Под конец речи Кольбер начал рассказывать о строении двигателя и его техническом обслуживании.

- Ааа, простите меня.

Луизе был неинтересен этот разговор, и она снова бросилась на поиски своего фамильяра. Кольбер только и успел крикнуть ей вдогонку: "Мисс! Если вы найдете Сайто, передайте ему! Я поставил новое удивительное оружие на Панцирь Дракона!"

Затем Луиза посетила Башню Ветра. В Академии Волшебства башни образовывали пентаграмму с главной башней в центре. Башня Ветра была одной из них, в основном ее использовали для занятий, и там был только один вход.

Возле него Луиза увидела подозрительную тень, шедшую внутрь. Белая одежда... большой воротник. Очевидно, это была матроска, в которой Монморанси появилась в классе.

Кто это? Монморанси - блондинка, а у вошедшего - темные волосы. Луиза тайно последовала за этим человеком.

Открыв дверь, она побежала по коридору, справа и слева от которого располагались полукруглые комнаты.

Медленно открыв очередную дверь, Луиза услышала звук шагов, поднимающихся по винтовой лестнице.

Девочка ненадолго затаила дыхание, стоя на первом этаже, после чего снова продолжила преследование. И тут она услышала, как на втором этаже открылась и захлопнулась дверь.

Крадучись, Луиза осторожно подошла к этой двери и прижалась к ней. Скорее всего, здесь находился склад. Что здесь делает тот человек в морской форме?

Девочка откинула свои розовые волосы за спину и прижалась ухом к двери. Изнутри доносился чей-то странный голос. Отрывистое бормотание...

- Ах, ммм. А-а-ах!

Этот голос. Луиза удивленно приподняла брови, она не смогла понять, кому он принадлежит, поскольку с трудом его слышала.

Но он точно был мужской.

В таком укромном месте, пригласив кого-то, одетого в матроску... Человек, который мог издавать эти возгласы...

Страшное подозрение закралось в голову Луизы.

- Ха, ми-ми... как мило...

Мило? В этот момент что-то щелкнуло в ее голове.

Бах! Она распахнула дверь и ворвалась в комнату.

- Что ты творишь?

- Хиииииииии...

Человек обернулся. На нем была матроска, и, более того, на нем была юбка. Конечно же, это был толстяк Маликорн.

- Ма-Ма, Маликорн!?

- Луиза!?

Мальчик попытался сбежать, но с непривычки его ноги запутались в юбке, и он упал.

- Ох! Нуу! Ах! Фуа! А-а-ах!

Маликорн стонал и корчился на полу. Луиза с видом людоеда топтала его спину. Здесь на складе хранилось зеркало. "Лживое Зеркало". Оно отражало некрасивые вещи красивыми и наоборот, но было почти разбито, поэтому и стояло здесь. Видимо, Маликорн получал удовольствие, любуясь на свое отражение. Что за нелепое удовольствие.

- Зачем ты это надел?

- Она очень красивая... но у меня нет кого-либо, кто мог бы это одеть для меня...

- И ты решил нарядиться сам?

- Д-да! А что такого? Мне пришлось это сделать! У Гиша есть Монморанси, у твоего простолюдина-фамильяра - та служанка с кухни! Но у меня нет подрууууужки!

- Как ты сказал? Насчет Сайто и служанки?

Глаза Луизы расширились.

- Э? Он попросил служанку надеть ту одежду и покружиться... Ах, это было возбуждающе! От одной мысли об этом в груди просыпается томное чувство! Вот поэтому я должен был, надев эту одежду, по крайней мере, посмотреть на мое отражение в этом зеркале, чтобы запечатлеть в памяти... А-а-а, я... я прекрасен как фея... А-а-ай!

Маликорн закричал. Луиза наступила ему на лицо.

- Заткнись.

- Ах! Ах, Луиза! Ах! Луиза! Под каблуком такой красивой девушки как ты... я чувствую, что теряю рассудок! Очисти меня от грехов! Разреши покаяться! Прости мои грехи, что я потерял над собой контроль, представляя себя прелестной феей перед этим зеркалом! Я такой гадкий! Ах! А-а-а-а-а!

Луиза наступила на его лицо сильнее, и Маликорн потерял сознание.

"Да... что-то с тобой не так, -  девочка бормотала, ее плечи дергались от гнева. - Теперь я поняла... Вот значит как... Служанка хороша... настолько хороша, что ты готов дарить ей одежду... Кроме того, ты получаешь удовольствие, любуясь, как она вертится? Не шути со мной!"

Крепко сжав кулаки, Луиза зарычала: "Этот фамильяр. И он еще поцеловал меня тогда".

* * *

Когда опустилась ночь, Сиеста подошла к лестнице, ведущей в Башню Огня, в углу двора Вестри, где было условленное место встречи. После окончания работы девочка приняла ванну и переоделась.

Она подошла к лестничной площадке, но Сайто еще не было. Рядом стояли две бочки. Кругом царил мрак, и Сиеста настороженно посмотрела по сторонам.

- Сайто...

С глухим звуком крышка бочки открылась.

Девочка инстинктивно попятилась, но изнутри выглянул Сайто.

- Сиеста.

- Ой! Сайто, почему ты там?

- Ну, есть некоторые причины... А!?

Мальчик посмотрел на Сиесту, и его глаза расширились. Она была одета в матроску.

- Ты в ней пришла?

- Э, да... я подумала, тебе будет приятнее, если я это надену.

Проклятье. Я должен был сказать, что ее надо вернуть, а не принести. Я же не могу попросить ее раздеться прямо здесь.

Пока Сайто панически размышлял, Сиеста покрутилась и подняла палец перед лицом.

Юбка слегка взлетела вверх.

- Ум... П-простите, что заставила вас ждать.

Сиеста широко улыбнулась. К-какая милая. Сайто невольно покраснел.

В этот момент с громким шумом позади них закачалась вторая бочка.

Сиеста закричала: "Ай", - и прижалась к Сайто.

"Мяу-мяу", - донесся до них кошачий крик.

Мальчик вздохнул с облегчением.

- Просто кошка...

Но проблема была не в кошке. Сиеста прижимала к Сайто свою грудь. Та была сдавлена об тело мальчика, и легко поменяла свою форму под самодельной матроской.

Сайто побледнел. Э-это ощущение.

- Сиеста, мм...

- Что?

- Ты не одела бюстгальтер?

Сиеста непонимающе посмотрела на него.

- Что такое бюстгальтер?

- А? Э? Ну знаешь, белье для груди, поддерживает и защищает ее...

Но девочка по-прежнему смотрела на него с непониманием. Кажется, в этом мире такого белья просто не существовало.

- Я ношу панталоны и корсет, когда одета в форму горничной...

Потом она покраснела.

- Но ничего из этого на мне сейчас нет. Панталоны просто выглядывали бы из-под этой короткой юбки.

- Что такое панталоны?

- Э? Такой вид белья, как штанишки.

Ааа, они выглядят как широкие рейтузы.

Ух, ее грудь такая, поскольку не надет корсет. Сайто размышлял, глядя в небо. Он чувствовал, что если не запрокинет голову, то у него носом пойдет кровь.

Что важнее, у них нет бюстгальтеров? Конечно же, я размышлял над этим, когда стирал белье Луизы; я помню стирку трусиков, маечек и корсетов, но там не было бюстгальтеров. Я думал, что их нет, поскольку у моей хозяйки нет груди, но, кажется, что такого вида белья здесь просто не существует.

Кроме того, только дворянки носят кружевное белье, его не может быть у такой простолюдинки, как Сиеста, так ведь? Э? Она не надела ничего?

Что означает...

Лицо Сиесты краснело все больше и больше.

- Сайто, ты - злодей... У меня нет такого незаметного белья, как у дворянок... А ты заставил меня надеть такую... такую короткую юбку...

Иными словами, она не надела трусики.

НУ КОНЕЧНО!

В его голове зазвучали фанфары.

Первый приз. Сиеста на первом месте.

Девочка крепко прижалась к Сайто и обняла его за плечи. Ее губы медленно приблизились к его губам.

- Мм... М-мы собираемся сделать это здесь?

- А?

- Да, я, конечно, - деревенская девушка, так что, ммм, не возражаю против этого места, но, ммм...

- Сиеста?

- Хотелось бы, ммм, более чистое и безлюдное место. Ах, но это - только пожелание! И если ты, Сайто, говоришь, что это подходит, то оно подойдет и мне. Ааах, я напугана. В конце концов, это - мой первый раз. Мама, прости меня. Я собираюсь, наконец, потерять невинность.

Кажется, она действительно все не так поняла. Сайто просто хотел, чтобы она вернула матроску. Но Сиеста решила, что они собираются заняться любовью.

И в тот момент, когда он решил, что надо бы объясниться...

Крышка бочки позади них взлетела в воздух.

- Да что еще!

Когда Сайто обернулся, крышка упала прямо ему на голову.

- Гха!

Затем из той бочки появился чей-то силуэт, и земля задрожала. На самом деле раскачивалась бочка, но казалось, что происходит землетрясение. Этим невообразимо взбешенным человеком была...

- Л-Луиза?

Сайто промямлил дрожащим голосом. Напуганная этим явлением Сиеста спряталась в тени мальчика.

- Но почему ты внутри бочки...?

- Я следила за тобой и видела, как ты скрытно спрятался в бочку, поэтому я сделала то же самое в другой бочке. Я была осторожна и сидела очень тихо. Но в какой-то момент я разозлилась и ударила по стенке. Это случилось, когда вы услышали "мяу-мяу".

Значит, мяукала Луиза. Следовательно, она слышала весь наш разговор, слово в слово.

Лицо его хозяйки было бледным от гнева. Ее глаза расширились, все тело дрожало как от землетрясения. Срывающимся голосом она прошептала:

- Ты выращиваешь необычайно прелестного голубя, не так ли. Хех. Красивая одежда в подарок, хм. Отлично. Я - добрая, так что я прощу подобное. Я совсем не возражаю, что ты забываешь о хозяйке и делаешь подарки голубю.

- Луиза, послушай.

- Но это голубь произнес: "Ты заставил меня надеть такую короткую юбку". Без нижнего белья, "Ты заставил меня надеть такую короткую юбку". Наилучшая... это самая великолепная шутка века.

- Луиза! Пожалуйста! Выслушай!

- Расслабься, больно не будет. С моей магией Пустоты я не оставлю от тебя даже мокрого места.

Открыв Молитвенник Основателя, Луиза начала читать заклинание. Почувствовав опасность для жизни, Сайто инстинктивно схватился за ручку Дерфлингера.

Сиеста не на шутку перепугалась и спряталась в каком-то убежище.

- Что это с тобой? Хочешь потягаться со своей хозяйкой? Ну, разве не интересно?

Бормотание Луизы пугало. Сильнее, чем боевой корабль, сильнее, чем отряд драконов, сильнее, чем орки, сильнее, чем Вард... Луиза была страшнее, чем все они, вместе взятые.

Тело Сайто мелко дрожало.

Что с ее мощью...

Э-эта Пустота...

"Партнер, сдавайся", - прошептал Дерфлингер безразличным голосом.

Демонстрируя безрассудную храбрость, Сайто выхватил меч.

- П-Пустота - это ничто! Давай!

Руны на левой руке мальчика засияли... Луиза взмахнула палочкой, прочитав ползаклинания.

Бах! Пространство перед Сайто взорвалось.

Вспышка сдула его с лестничной площадки на землю.

От удара лицо мальчика исказилось в ужасе, он вскочил и кинулся бежать. Луиза, стоя на площадке, закричала: "Стой!"

Еще чего. Если я остановлюсь, то умру. Точно умру.

Первобытный страх поглотил разум Сайто. Мальчик спотыкался, падал, вставал и снова бежал.

Луиза преследовала его.

* * *

В комнате Монморанси Гиш изо всех сил старался поразить свою возлюбленную.

Он сравнивал ее внешность с розой, с дикой розой, с белой розой, ее глаза - с голубыми розами, - в общем, он использовал сравнение с розами и отвешивал девочке комплименты, а под конец он сразил ее, сравнив с духом воды.

Монморанси не являлась исключением среди тристейнских дворян, поэтому она была гордой и тщеславной, и обожала лесть. Но, в то же время, она повернулась спиной к своему ухажеру и, разыгрывая утомление, выглянула в окно. Это был знак: "Восхищайся мной еще больше".

Осознав это, Гиш стал рыться у себя в голове в поисках новых слов.

- Перед твоей красотой могут ли устоять даже духи воды? Взгляни на эти волосы... словно золотое поле. Это - море сверкающих звезд. Аах, ни одна девочка, кроме тебя, не сможет больше привлечь мое внимание.

Гиш бродил вперед-назад по комнате, и уже прошел достаточное расстояние, чтобы отыграть свой спектакль. "Пожалуй, с него должно хватить", - подумала Монморанси. Все еще отвернувшись, она медленно протянула кавалеру левую руку. "Ааах!" - простонал в изумлении Гиш и стал покрывать протянутую руку поцелуями.

- Ах, моя Монморанси.

Он попытался поцеловать девочку, но был остановлен пальцем, прижатым к губам.

- Для начала мы выпьем вина. Ведь не зря же ты пошел на риск и принес его сюда.

- К-конечно!

На столе стояла ваза с цветами, бутылка вина и два бокала. Все это Гиш держал в руках, когда вошел в комнату Монморанси.

Он торопливо разлил вино по бокалам. Но внезапно девочка указала в окно.

- Ого, по небу летит голая принцесса.

- Где? Где? Где-где?

Глаза Гиша расширились, и он голодным взглядом уставился в окно.А как насчет: "Ни одна девушка, кроме тебя, не сможет больше привлечь мое внимание"; теперь я вынуждена использовать это.

Думая так, Монморанси незаметно вылила содержимое маленького флакончика, спрятанного в рукаве, в бокал Гиша. Прозрачная жидкость мгновенно растворилась в вине.

Девочка сладко улыбнулась.

- Просто небольшая ложь. А теперь, произнеси тост.

- Ну вот, не поддевай меня так...

И только он это проговорил, дверь с грохотом распахнулась, и в комнату ворвался вихрь.

Гиш отлетел и покатился по полу. Вихрем оказался Сайто.

- Ха-а, ха, ох... привет-привет.

- Что ты здесь делаешь?

"Спрячьте меня!" - выкрикнул Сайто, и тут же полез в постель Монморанси.

- Эй, кто дал тебе право забираться в ее кровать!? Ты! Вылезай!

- Стой, что ты творишь?! Ворвался в чужую комнату без разрешения...

Как только Монморанси, скрестив руки на груди, прокричала это, другой вихрь ворвался в комнату, и она полетела носом прямо в жесткий пол.

"Луиза!" - закричал Гиш. Да, это была она, полностью поглощенная гневом.

- Что вы оба творите в моей комнате?!

- Заткнись! И где Сайто?!

Раздавленные пугающим поведением Луизы, Гиш и Монморанси переглянулись, а затем указали на кровать. Под одеялом лежало что-то крупное, мелко дрожа.

Низким голосом Луиза приказала в сторону кровати: "Сайто, выходи".

Из-под одеяла раздался срывающийся голос: "Сайто здесь нет".

Девочка взяла со стола бокал. "Ох!" - тихо выдохнула Монморанси, но было слишком поздно. Луиза выпила содержимое залпом.

- Уа-а, из-за этой беготни меня мучает жажда, и это - твоя вина. Что же, я подойду сама.

Она сорвала одеяло с постели.

Под ним оказался дрожащий от страха Сайто.

- Ну, готовься... А?

И в тот момент, когда она взглянула на него, ее чувства внезапно переменились.

Она повсюду преследовала Сайто, поскольку не могла ему простить, что он дарит другим девочкам подарки, а когда-то целовал ее. Если уж ты поцеловал такую девочку как Луиза, то обязательно наживешь себе проблемы.

Другими словами, проблемой являлась ее гордость.

И сейчас, в мгновение, когда Луиза взглянула на Сайто, ее чувства к нему неожиданно раскрылись. До сих пор она колебалась, нравится ли он ей или нет. Она не хотела признаться себе, что любит его. Наверное, поэтому она так ревновала...

Сейчас же ее любовь не имела преград. Это чувство было таким сильным, что Луиза даже растерялась. Она машинально обхватила щеки ладонями.

Ох... он нравится мне так сильно?

Я люблю его... так сильно?

Слезы закапали из ее глаз.

Чувство печали у Луизы пересилило чувство гнева. Она любит Сайто очень сильно, так почему он не обращает на нее внимания. Это так огорчало. Она зарыдала.

- Луиза?

Сайто с подозрением посмотрел на свою хозяйку, чье поведение так резко переменилось, и поднялся с кровати. Гиш также не мог оторвать от плачущей Луизы удивленного взгляда.

Монморанси схватилась за голову и пробормотала: "О, нет..." Луиза выпила напиток, который предназначался Гишу.

- Эй, моя госпожа...

Луиза взглянула на Сайто и прильнула к его груди.

- Дурак.

- А?

- Идиот, идиот! Почему, зачем?

Его хозяйка нанесла ему несколько легких ударов кулачком.

- Луиза, ты... что...

До этого момента ее гнев выплескивался совершенно иначе. Сайто запаниковал.

- Почему ты не обращаешь на меня внимание! Это так подло! Уааааа...

Луиза рыдала, уткнувшись лицом в грудь своего фамильяра.

За несколько дней до того, как Луиза устроила охоту на Сайто. Ближе к полудню.

Кирхе и Табита сидели в конном экипаже. Они путешествовали на юго-восток от Академии Волшебства.

Кирхе высунула голову в окно и раскрыла от удивления рот.

- Табита! Смотри! Коровы! Коровы, смотри же! Их так много!

На пастбищах по обеим сторонам дороги паслись стада.

- Они щиплют траву! Му, му-му-у-у!

Но попутчица ничего не ответила, она, как обычно, читала книгу. Чувствуя скуку, Кирхе потянулась.

- Эй, Табита. Это - долгожданное возвращение домой, разве ты не должна быть более счастливой?

Поскольку Луизу и Сайто вызвали в королевский Дворец, Кирхе в поисках развлечений зашла к своей подруге и была просто потрясена, застав ту за сборами багажа.

- Ты собираешься в дорогу? - спросила она.

Табита ответила, что должна вернуться домой, чтобы повидать маму. Хотя она и вела себя как обычно, Кирхе почувствовала какое-то напряжение в ее голосе. И вот, они отправились в путешествие вместе.

Так как за Табитой из дома прислали экипаж, лететь на драконе не было никакой необходимости. Поэтому Сильфида кружила в небе над ними, везя саламандру Кирхе на спине.

- Поскольку в Академии нам дали официальное разрешение на отпуск, наше отсутствие не будет считаться прогулом, и нам не придется драить башни в качестве наказания.

Табита продолжала молча читать книгу.

Мы дружим уже более трех лет, и я до сих пор не знаю, о чем она думает.

Кирхе попробовала начать разговор уже на другую тему.

- Я только сегодня узнала, что твоя родина - не Тристейн, а Галлия. Ты - студентка по обмену, как и я?

Именно Табита попросила Старейшину Османа выдать своей спутнице подорожные документы, необходимые при пересечении границы для идентификации личности и указания маршрута. Кирхе догадывалась, что "Табита" - это всего лишь псевдоним, но до сегодняшнего дня она никогда не пыталась разузнать настоящего имени своей подруги. Табита. Очень странное имя. Даже у простолюдинов были более респектабельные имена, а такие клички давали разве что кошкам.

Кирхе всегда считала, что, возможно, Табита скрывает имя, поскольку принадлежит к какому-нибудь роду выдающихся аристократов Тристейна, но это оказалось неверно... На самом деле ее подруга была дворянкой из Королевства Галлии, которое граничило с Германией и Тристейном.

Территория Халкегинии плавной дугой выдавалась в океан, образуя тем самым гигантский полуостров. Если сравнивать с миром, из которого прибыл Сайто, то Тристейн занимал площадь, суммарно равную площади Бельгии и Голландии. На юго-востоке от него располагалась Галлия, а на северо-востоке - родина Кирхе, Германия. Суммарная площадь территории двух последних королевств была в десять раз больше территории Тристейна, поэтому тристейнцы шутливо называли свою родину "маленькое королевство".

Группа полуостровов выдавалась в южное море. На них располагались города-государства, ранее принадлежавшие Германии, а теперь совместно отстаивающие свое господство. Одним из них был религиозный город-государство Ромалия. Там располагался Ватикан - центр религиозных верований в Основателя Бримира и богов. Следует отметить, что Кардинал Мазарини был родом именно из Ромалии.

К востоку от Халкегинии находились дикие земли, в которых жили варвары и демоны.

Далее на восток была обширная пустыня. Только Эльфы, которые могли облагораживать бесплодные земли, жили там, защищая Святую землю. А еще дальше на восток находился Руб-аль-Хали... И это был восточный край земли.

Над океаном и Халкегинией парил Альбион, но, строго говоря, он не был частью материка.

Кирхе развернулась к Табите:

- И все-таки, почему ты учишься за границей?

Но подруга и в этот раз оставила вопрос без ответа. Она по-прежнему читала свою книгу. И тут Кирхе обратила внимание на то, что листы в книге не переворачиваются с самого начала поездки. Все это время Табита смотрела на одну и ту же страницу.

Кирхе решила больше не приставать с расспросами. Неважно, каковы были причины, по которым ее подруга поехала учиться за границу или возвращается сейчас домой. До тех пор, пока Табита не решит сама обо всем рассказать, Кирхе готова была ждать. Она вдруг вспомнила странную атмосферу, витавшую в комнате, где они собирали багаж.

Несмотря на разницу в возрасте, они стали подругами, и не только потому, что учились в одной школе. У каждого из друзей могут быть темы, на обсуждении которых не стоит настаивать. Табита очень редко что-либо говорила. Кирхе считала себя более взрослой. У каждой из них были свои причины, чтобы отправиться учиться за границу в Тристейн.

Всю дорогу Кирхе припоминала различные политические ситуации в различных странах. Хотя она не интересовалась политикой, но если живешь во взбудораженной военными действиями Халкегинии, от слухов отмахнуться не получается.

Галлия все еще сохраняла нейтралитет, и не реагировала на вторжение альбионцев в Тристейн. И это, несмотря на ощущение угрозы из-за смены политической ситуации в Альбионе. Предложение Тристейна о заключении союза было отвергнуто. Существовала вероятность, что Галлия будет сохранять нейтралитет, пока ее границы будут в безопасности.

Однако до Кирхе долетели слухи, что в самой Галлии ширится кризис, вызванный гражданскими беспорядками. С учетом этих внутренних и внешних политических проблем было нетрудно представить, с какой головной болью сталкиваются политики.

Вот в такое смутное для Королевства Галлии время Кирхе сопровождала Табиту, возвращающуюся домой. И хотя от окружающих их видов захватывало дух, атмосфера беспокойства не покидала путешественниц.

Размышляя над всем этим, Кирхе рассеянно выглянула из окна.

Она заметила отряд людей, двигающийся навстречу их карете. В отряде было никак не меньше десяти человек, и все они тщательно скрывали лица капюшонами, что и привлекло внимание Кирхе.

Также она заметила, что у всех этих людей были волшебные палочки, а значит, отряд состоял из дворян. Кинув взгляд на форму их палочек, можно было предположить, что эти люди - солдаты. Шла война, и в этом не было ничего необычного. Возможно, отряд сопровождал какой-то секретный груз.

Постепенно экипаж поравнялся с теми людьми. Под капюшоном Кирхе смогла разглядеть лицо идущего во главе отряда дворянина. От неожиданности она вскрикнула. Молодой человек с ледяным взглядом. Девочка, привыкшая к вниманию красавцев, вздохнула, провожая взглядом этого дворянина.

"Такой красавчик совсем близко от меня", - скрестив руки, пробормотала она.

Тут ее внезапно осенило.Думаю, что я знаю это лицо.

- Где я его видела... Кто он такой...

Ее сначала бросило в жар, потом - в холод. Чудесный мужчина! Но она быстро возбуждалась, а потом так же быстро забывала.

"Ладно, проехали", - пробормотала Кирхе, и снова посмотрела на Табиту, которая продолжала неотрывно смотреть на одну и ту же страницу. Скрытые очками голубые глаза не выражали никаких эмоций. Кирхе мягко положила руку на плечо Табиты и сказала своим обычным оптимистичным голосом: "Не волнуйся! Что бы ни случилось, я буду с тобой".

* * *

Еще два дня девочки продолжали свое путешествие и, наконец, достигли границы Тристейна. На пропускном пункте охранник просмотрел их документы и дал разрешение на выезд из страны. Язык и культура Галлии и Тристейна не сильно различались, именно поэтому обе страны были известны как "Королевства-близнецы".

Когда путешественницы подъехали к пограничному посту Галлии, охранники попросили предъявить разрешение на въезд. Проверив документы, мужчина, державший огромное копье, открыл ворота, пропуская экипаж Табиты и Кирхе.

Осмотрев карету, он неуверенно проговорил: "Проезд по главной дороге сейчас недоступен, вам придется отправиться в объезд".

- Почему, что там происходит?

- В последнее время озеро вышло из берегов, и теперь несколько дорог полностью затоплено.

Огромное озеро Рагдориан протянулось вдоль границ Тристейна и Галлии на многие километры. Именно здесь располагались самые красивые пейзажи в Халкегинии, благодаря чему оно было широко известно.

Карета еще какое-то время двигалась вперед, пока не достигла открытого пространства. Далее дорога, огибая невысокие холмы, спускалась к озеру Рагдориан. На другом берегу виднелись земли Тристейна.

Как и сказал стражник, уровень воды в реке, несомненно, повысился. И даже не зная границ озера, можно было заметить, что вода уже затопила близлежащие холмы. Залитые цветы и трава были уже едва различимы.

Табита закрыла книгу и выглянула в окно.

- Твой дом недалеко отсюда?

- Скоро.

С начала поездки это был первый раз, когда она что-то сказала, однако, после этого Табита снова умолкла.

Свернув на горную дорогу, конный экипаж продолжил движение к ее дому.

Вскоре они въехали в лес и достигли места, где росло множество огромных дубов. На опушке в тени отдыхали крестьяне. Кирхе приказала кучеру остановить карету, поскольку заметила фермера с корзиной яблок. Она крикнула тому:

- Эти яблоки выглядят вкусными, за сколько можно их купить?

Фермер взял яблоко и передал его Кирхе в обмен на несколько медных монет.

- Того, что вы заплатили, хватит, чтобы купить всю корзину!

- Двух будет достаточно.

Кирхе впилась зубами в яблоко, а когда фермер передал ей второе, она быстро отдала его Табите.

- Яблоки просто превосходные, чья это земля?

- Ну, территория возле озера Рагдориан - это земли прямого управления.

- Ух ты, земли прямого управления.

Такими землями владеет и управляет Королевский Двор.

"Эти земли находятся под непосредственным управлением Его Величества, а мы - его вассалы", - сказал, улыбаясь, фермер.

Земля была действительно плодородной и казалась нереальной в своей живописной красоте. Понятно, почему король захотел ее себе.

Кирхе повернулась и посмотрела на Табиту.

- На этих землях расположен твой дом... так ты, должно быть...

* * *

Примерно через десять минут они, наконец, увидели впереди дом Табиты. Это был старинный, великолепно построенный, феодальный особняк. У Кирхе перехватило дыхание, когда она увидела закрепленный на воротах герб. На нем были изображены две перекрещенные магические палочки и девиз "Только вперед". Это был герб Королевской семьи Галлии.

Однако когда они приблизились, на гербе стал виден раскол - знак бесчестья. Он показывал, что эта ветвь Королевской семьи была лишена своих привилегий.

Экипаж остановился перед воротами. К нему приблизился старый слуга, поклонился и отворил Табите дверь:

- Мисс, добро пожаловать домой.

Больше никто не вышел поприветствовать их, и Кирхе почувствовала себя неуютно, как будто место было покинутым. Размышляя об этом, она вышла из экипажа. Вслед за старым слугой Табита и Кирхе проследовали в гостиную. Комната была очень уютной, но в доме было удивительно тихо, казалось, безжизненно. Было похоже на церковь, в которой готовятся к похоронам.

Кирхе уселась на диван и сказала: "Мы можем для начала поздороваться с твоим отцом?"

Однако Табита покачала головой.

- Подожди здесь.

Затем она вышла из комнаты.

Кирхе сидела на диване и осматривалась, когда старый слуга поставил перед ней вино и десерт.

Она не притронулась к угощению, а вместо этого напрямую спросила: "Это - ее дом, но, кажется, кроме вас здесь никто не живет".

Старик почтительно поклонился.

- Я - Персерен, дворецкий семьи Орлеан. А вы - подруга мисс Шарлотты?

Кирхе кивнула. Похоже, Шарлотта де Орлеан было настоящим именем Табиты. Орлеан... Орлеан... она размышляла над фамилией, и вдруг ее осенило. Разве это - не фамилия младшего брата Короля Галлии?

- Почему на гербе этого дома - знак бесчестья?

- Похоже, вы - иностранка... простите, не могу ли я узнать, как вас зовут?

- Я - фон Цербст из Германии. Что случилось с этим домом? Почему Табита учится за границей и скрывается за псевдонимом? Почему, ведь она - совсем еще ребенок?

Дворецкий выслушал вопросы Кирхе и вздохнул.

- Мисс называет себя Табитой... Понимаю... она никогда раньше не приводила друзей. Поскольку она доверилась вам, я могу рассказать эту историю.

После этого Персерен низко поклонился и глухим голосом проговорил: "На самом деле, этот дом - тюрьма".

* * *

Табита постучала в дверь комнаты, расположенной в самой глубине здания. Никто не ответил, но здесь это было нормально. За последние пять лет никто ни разу не открыл дверь на стук. Табите было всего десять лет, когда это началось.

Девочка открыла дверь. Внутри помещения была несколько иная планировка, чем в остальной части особняка. Единственными вещами в комнате были кровать, стол и стул. И больше ничего. Прохладный бриз проникал в комнату через приоткрытое окно и трепал шторы. Даже приход Табиты не нарушил привычного уклада комнаты.

Крепко сжимая в руках куклу, на стуле сидела худощавая, высокая женщина. Из-за болезни от ее прежней красоты почти ничего не осталось. Ей было около тридцати пяти лет, но выглядела она еще лет на двадцать старше.

Она взглянула на Табиту испуганными глазами, словно ребенок.

- Кто здесь?

Девочка низко поклонилась, когда подошла к женщине.

- Я вернулась, мама.

Однако та не признала в Табите дочь. Вдобавок, она окатила ее презрительным взглядом и сказала: "Уйди, наглая девчонка! Ты шпионишь для Королевской семьи? Хочешь вырвать мою прекрасную дочь Шарлотту из моих рук? Я никогда не отдам ее тебе!"

Табита не отреагировала и стояла, склонив голову.

- Как гнусно даже вообразить себе, что однажды этот ребенок захочет захватить трон... Мне опротивела грязь придворной жизни! Мы хотим только, чтобы нас оставили в покое... А теперь убирайся отсюда!

Мать бросила в Табиту стакан с водой, стоявший на столе. Девочка не стала уклоняться. Стакан попал ей в голову, упал и покатился по полу. Женщина погладила лицо куклы. В некоторых местах ткань протерлась, и изнутри торчал наполнитель, видимо материал не выдержал постоянного трения.

Табита грустно улыбнулась. Это выражение лица она показывала только здесь, перед матерью.

- Ваш муж был убит, вот почему вы в таком состоянии. Сейчас я уйду, но рано или поздно вернусь. А до этого дня, пожалуйста, молитесь за безопасность вашей дочери-куклы.

Ветер, проникающий в комнату через открытые окна, колыхал занавески. Он нес с озера прохладу, хотя на дворе было начало лета.

* * *

"Жертва борьбы за престол?" - переспросила Кирхе, и Персерен кивнул.

- Да, это случилось пять лет назад, когда умер прежний Король. После него осталось два наследных Принца. Первый, который сейчас на троне - старший сын Джозеф. Отец мисс Шарлотты, герцог Орлеан, был вторым сыном.

- Так в ней действительно течет королевская кровь.

- Герцог Орлеан был талантлив и любим всеми, в глазах народа он был настоящим королем, но проблема заключалась в том, что он был вторым сыном. Однако многие люди поддержали его и хотели, чтобы он унаследовал трон. Дворец разделился на два лагеря, которые вступили в отвратительную борьбу за власть. В итоге герцог был убит. Ему в грудь попала отравленная стрела. Человек, который был благороднее, чем кто-либо в этой стране, был убит не магией, а отравленной стрелой. Печаль и негодование были невообразимы. Но трагедия была далека от завершения.

Персерен тяжело вздохнул и продолжил:

- Те, кто сделал Джозефа королем, следующей целью избрали мисс Шарлотту. Они хотели заранее устранить источник возможных проблем. Эти люди позвали мадам и мисс на банкет в их честь. Они отравили напиток маленькой госпожи. Мадам поняла это и, чтобы защитить дочь, выпила сама. Заклинание, которым отравили напиток, вызвало безумие. С тех пор мадам не в себе.

Кирхе, шокированная и потерявшая дар речи, слушала исповедь дворецкого.

- ...После этого мисс Шарлотта стала замкнутой и неразговорчивой. Раньше она была живой и яркой, совсем другим человеком, нежели сейчас. Но ее можно понять - любой, кто увидит, как его мать сходит с ума, станет таким. Осознав, что их затея не удалась, враги, чтобы защитить себя, послали мисс Шарлотте королевский приказ. Это задание было чрезвычайно сложным, и никто не смог бы остаться в живых, выполняя его. Однако мисс выполнила свое задание и подтвердила свою благонадежность по отношению к Королевской семье, получив тем самым защиту от преследований. Теперь враги уже не могли открыто выступать против нее, но по-прежнему относились к ней неприветливо. Раньше за такие достижения мисс была бы вознаграждена землями, но вместо этого ей дали титул шевалье, и вынудили ее уехать учиться за границу. А мадам осталась здесь в том состоянии, в котором пребывает до сих пор.

Персерен в отчаянии закусил губу.

- А затем...! Каждый раз, когда Королевская семья сталкивалась с трудной задачей, вызывали мисс, чтобы выполнять всю грязную работу! Ее отец был убит, ее мать довели до безумия ядом, а ее личные враги управляют Шарлоттой, как боевым зверем, и указывают, что ей делать! Я никогда не видел что-нибудь более трагичное. Как эти люди могут быть настолько жестоки?

"Вот почему Табита такая молчаливая, - осознала Кирхе. - И вот почему она не носит знаки отличия шевалье".

Во время их путешествия она смотрела на одну и ту же страницу в книге.

Ее руническое имя - "Вьюга". Холодный ветер дул в сердце Табиты и не собирался стихать. "И этот невообразимый холод она ощущает постоянно", - подумала Кирхе.

- Вы упомянули, что мисс представилась всем под именем "Табита"?

- Да.

- Мадам была очень занятым человеком. И хотя в детстве мисс не теряла жизнерадостности... но ей было так одиноко. И тогда мадам, несмотря на свою занятость, уехала в город и выбрала куклу специально для дочери. Мисс была очень счастлива и относилась к кукле как к сестре. Теперь мадам не выпускает эту куклу из рук: из-за своего безумия она считает ее Шарлоттой.

Кирхе была поражена.

- Табита. Так в детстве мисс назвала эту куклу.

Внезапно дверь отворилась, и в комнату вошла Табита.

Дворецкий поклонился, пряча болезненное выражение на лице, и вручил ей письмо из Дворца.

- Здесь - указания Королевской семьи.

Табита сломала печать и стала бегло читать письмо. После прочтения она легонько кивнула.

- Когда вы намерены приступить?

Девочка ответила так, словно планировала увеселительную прогулку:

- Завтра.

- Понятно, я передам это посыльным. Берегите себя при выполнении этого задания.

Дворецкий церемонно поклонился и вышел из комнаты. Табита подошла к Кирхе.

- Будешь ждать здесь.

Но та покачала головой.

- Извини, но я все знаю. Я тоже пойду.

- Опасно.

- Тем более я не могу оставить тебя одну.

Табита ничего не ответила, а только кивнула головой.

* * *

В ту ночь подруги спали в одной комнате. Табита уснула, как только легла в постель. Кирхе без сна лежала на диване, засунув руку под подушку.

Табита пояснила подруге изложенное в письме задание и спросила, действительно ли та пойдет.

Хотя я и пообещала... это будет не просто.

Вполне вероятно, что они погибнут при попытке выполнить это задание. Но риск смерти всегда витал над дворянами, и поэтому Кирхе больше беспокоилась об этом ребенке.

Какое невероятное одиночество она пережила.

Табита заворочалась в постели. Без очков ее спящее лицо было как у совсем невинной маленькой девочки. Глядя на него, невозможно было предположить, что этот ребенок перенес непомерное для своего возраста несчастье, за свои заслуги получил титул шевалье и должен был отправиться на смертельно опасное задание.

"Мама", - Табита забормотала во сне.

При этих словах Кирхе вздрогнула.

- Мама, не пей это. Мама.

Табита повторяла это много раз. И после каждого оклика ее лоб еще больше покрывался испариной.

Кирхе тихонько встала и, мягко обняв свою подругу, легла с ней рядом на кровати. Та прижалась к ее груди. Сердцебиение Кирхе передалось Табите, которая, возможно, почувствовала себя так, словно спала с мамой. И вскоре волнение оставило ее.

Что касается Кирхе, она, кажется, догадалась, почему они подружились.

Сердце Табиты не было заморожено полностью, где-то внутри оставалась искорка тепла. Но дующий там ледяной ветер не выпускал ее наружу. И, вероятно, девочка почувствовала, что внутреннее пламя Кирхе сможет помочь ей.

Засыпая, подруга нежно прошептала: "Шарлотта, мой огонь растопит любой лед, поэтому спи спокойно".

Когда утром Сайто проснулся, Луиза спала рядом. Прошлой ночью, когда глаза его хозяйки опухли от рыданий, и она устала, мальчик принес ее в комнату и мгновенно уснул. Теперь девочка тихонько сопела во сне, ее лицо выглядело таким безмятежным. "Но что вчера заставило Луизу так измениться? Сначала она готова была меня убить, а потом вдруг запричитала: "Почему ты не обращаешь на меня внимания!" Что же, что?" - спрашивал себя Сайто.

Луиза начала просыпаться. Она резко поднялась и, увидев своего фамильяра, закусила губу. Сдавленным голосом она пробормотала: "Доброе утро".

"Д-доброе утро", - ответил он на приветствие.

И тут Луиза покраснела. Она всегда краснела, когда злилась, но сейчас все было иначе. Глядя на Сайто, она скривила губы и что-то прошептала.

- Ч-что?

- Прости меня.

Луиза открыла рот и забормотала плаксивым голосом:

- Простименяпростименяпростименя. Ты простишь меня?

Она вела себя чертовски странно. Луиза уставилась на него глазами беспомощного щенка, до этого момента мальчик никогда не замечал у нее такого взгляда. Она всегда смотрела на него высокомерно или нахмурившись, поэтому Сайто просто не привык к другому взгляду.

- Нет, серьезно, что с тобой случилось?

Обеспокоенный, он схватил ее за плечо. Одетая только в ночную рубашку Луиза наклонила голову и прижалась щекой к его руке. Сайто неожиданно почувствовал пронзивший его импульс. Импульс с левой стороны. Быстрый как молния. Мальчик был полностью раздавлен этой разрушительной мощью. Его тело неистово задрожало, его пульс многократно ускорился. Ох, Луиза, в таком виде... Она же не влюбилась в меня, нет?

- Я видела.

- А?

- ...сон вчера.

Сон?

- Сон о чем?

- Сон о Сайто.

- Сон о ком!?

- Во сне Сайто был ничтожеством. Я изо всех сил старалась привлечь его как женщина, но он общался с другими девицами.

Хоп! Луиза укусила его за руку.

Укус был мягким и безболезненным. Девочка взглянула Сайто в глаза.

- В любом случае, это было вчера. Больше не покупай подарки другим девицам, не смотри на других девиц, ведь у тебя уже есть хозяйка, верно?

Сайто сглотнул, уставившись на нее. Он не догадывался, что она была настолько влюблена в него...

Но почему поведение Луизы так сильно изменилось? Ее как будто подменили. Моя хозяйка, которая до сих пор пренебрегала мной, просто не может стать такой милой. Сначала она сбесилась, а теперь, нахмурившись, мягко покусывает его руку.

Раньше она не просто укусила бы его, дело обязательно закончилось бы расправой. Луиза никогда так не кокетничала.

- Послушай.

- Д-да.

"Скажи мне чистосердечно. Кого ты любишь больше всего на свете?" - Луиза уткнулась лицом в его грудь и бормотала плачущим голосом.

Голова Сайто закружилась, и он, запинаясь, ответил.

- Г-госпожу. Именно так.

- Врешь.

Но это не было ложью. Когда Луиза была рядом, только она заставляла его сердце так сильно биться. Тем не менее, сегодня она...

- Правда?

- Да...

Луиза встала и, дробно стуча ножками, оббежала кровать. Достав что-то из тайника между стеной и кроватью, она вернулась с этим к Сайто.

- Мм, нууу...

Она протянула ему этот предмет.

- Что?

- Надень.

Подаренный ему сложный объект был связан из шерсти. Как не крути, но он мало походил на что-либо из одежды. Сайто взял его и наклонил голову, пытаясь понять назначение. Как бы то ни было, может ли это быть чем-то, чтобы "надеть"? Нет, ни коим образом. Мальчик не мог представить себе, куда это могло надеваться.

Луиза продолжала молча наблюдать за Сайто... глазами, которые, похоже, уже были на мокром месте. Ах, невозможно устоять, когда смотрят такими глазами. Они глядели с надеждой. Однако он был не в состоянии оправдать ожидания Луизы, поскольку не представлял, для чего, черт возьми, это предназначено. И все-таки, он должен был что-нибудь придумать!

Что это, черт возьми. Сайто, размышляй. Раскинь мозгами! А-а-а-а, это похоже на мягкую игрушку в виде медузы. Или, если подумать, это - одна из разновидностей фауны Берджес[5], которая господствовала в древних морях. Хоть это и выглядит, как какая-то таинственная тварь, у этого предмета должно быть назначение, раз Луиза дала его мне. А-а-а, думай!

Сайто дымился от напряжения, медленно теряя хладнокровие.

- Превосходно! Это - фантастическая вещь! Лучшая медуза, что я видел!

Лицо Луизы погрустнело.

- Нет, это совсем другое... ты не понял... Это - свитер.

Свитер из другого мира, он отличался от того, что ожидал увидеть Сайто. Это перевернуло все его воображение.

В панике мальчик попытался надеть это. Но как это сделать? По счастливой случайности он нашел входное отверстие и просунул туда голову. Однако его руки не пролезли, да и половина лица все еще оставалась внутри. Застряв в такой неудобной позе, Сайто застыл.

Девочка крепко обняла его и повалила на кровать.

- Л-луиза.

Поскольку руки Сайто были зажаты свитером, мальчик не мог ничего поделать.

"Не двигайся", - попросила Луиза.

Что? Да я и так не двигаюсь. Но только потому, что мои руки застряли.

"Я и не могу", - честно ответил Сайто тихим голосом.

Луиза крепко обняла его, как ребенок прижимается к любимой мягкой игрушке.

- Угх, разве тебе не нужно на занятия?

- Все нормально, я их пропущу.

Оооох! Чем больше Сайто об этом думал, тем более подозрительной казалась ситуация. Извечно ответственная Луиза никогда не пропускала занятия без причины.

- Весь день. Если ты остаешься без присмотра, то флиртуешь с другими девицами. Я этого терпеть не могу.

Похоже, так она хотела привязать Сайто. Но чтоб гордая Луиза говорила такие вещи... Даже если бы она испытывала подобные чувства, она никогда не призналась бы в этом.

- Эй, скажи что-нибудь.

Луиза что-то сладко пробормотала.

Сайто, что произошло с твоей хозяйкой? Мальчика все сильнее мучил этот вопрос. Его беспокоило, что заставило Луизу говорить вот так слабо и мягко.

* * *

После полудня девочка наконец-то уснула. Она слегка посапывала, прибывая в глубоком сне.

Тогда Сайто тихонько выскользнул из комнаты и направился в обеденный зал, чтобы раздобыть еды. Заодно он хотел забрать порцию Луизы.

Сиеста, которая занималась на кухне приготовлением обеда, мило улыбалась, когда мальчик закончил описывать сложившуюся ситуацию.

- Ты популярен.

"Да нет, все совсем не так. Луиза сама не своя и ведет себя просто курьезно. Мне не удалось привести ее в чувство, поэтому я должен забрать ее порцию..." - обеспокоено проговорил Сайто, но Сиеста, продолжая улыбаться, наступила ему на ногу.

- Это - просто чудесно.

- С-Сиеста?

Кажется, она была в ярости. А невозмутимая улыбка лишь подчеркивала ее холодный гнев.

- Хеее, очень гордая дворянка мисс Вальер ни с того ни с сего стала липнуть к Сайто. Что же заставило ее так поменять свое отношение к Сайто? Я волнуюсь.

Продолжая улыбаться, Сиеста еще сильнее надавила мальчику на ногу, и тот вскрикнул.

- Э-это - правда! Честное слово, она внезапно стала вести себя необычно.

- Неужели?

- Да... словно ее подменили.

Услышав это, Сиеста стала серьезной и задумалась.

- Я тут вспомнила: говорят, что существуют магические зелья, которые могут так изменить человека...

- Магические зелья?

- Да, я - не маг и не все понимаю в этом вопросе... Но, не думаю, что мисс Вальер стала бы пить такое...

Сайто припомнил предыдущую ночь. Поведение его хозяйки резко изменилось после того, как она оказалась в комнате Монморанси... пока он прятался под одеялом.

Именно в тот момент поведение Луизы изменилось... Знать бы, что она делала до этого?

Ну, конечно!

Я помню, как Луиза сказала: "Уа-а, из-за этой беготни меня мучает жажда...", и в один присест выпила бокал красного вина, что стоял на столе!

Это является причиной? Возможно, так оно и есть?

Мальчика охватило подозрение, что какая-то проблема была с вином в той комнате.

* * *

Сайто дождался, пока Монморанси выйдет из обеденного зала, и схватил ее за руку. Гиш, который шел рядом, взревел: "Эй, что ты делаешь с моей Монморанси?!"

Но та не спешила жаловаться, а почему-то побледнела. Обычно у нее не было такого выражения лица. Вот так! Схватить дворянку за руку, и никаких возражений! Похоже, Монморанси, которая была еще более высокомерной, чем его хозяйка, не хотела поднимать шума. Проще говоря, она чувствовала себя виноватой перед Сайто, и, конечно же, это было связанно с внезапной метаморфозой Луизы.

- Эй, Монмон.

Сайто впился взглядом в Монморанси.

- Что...?

Она смущенно отвела взгляд и не рассердилась, когда ее назвали Монмон. Это становилось все более и более подозрительным.

- Что такого Луиза у тебя выпила?

"А? - Гиш выглядел озадаченным. - Монморанси подсыпала что-то Луизе?

- Эй, Гиш. Ты же видел, как изменилась Луиза, верно? Сперва она сердилась, а в следующий момент ее кулаки обмякли. Даже у такого недотепы как ты должны появиться подозрения.

Гиш скрестил на груди руки и задумался. Ему потребовалось некоторое время, потому что он, как обычно, туго соображал. Он с трудом припомнил события минувшей ночи и кивнул:

- Все, как ты говоришь. Луиза не могла так внезапно стать доброй. Правильно?

- Именно так! Монмон! Луиза стала такой, выпив вина в твоей комнате!

- Но это вино принес я! В нем не было ничего подозрительного!

Сказав это, Гиш заметил необычное поведение Монморанси. Она кусала губы, и капли холодного пота выступили у нее на лбу.

- Монморанси! Только не говори мне, что вино...

"Эта малявка выпила его без разрешения! - закричала та, не в силах больше сопротивляться. - Я не хотела! Это - целиком твоя вина!"

После чего она указала на Гиша, ткнув ему в нос пальцем. Мальчики ошарашено наблюдали за ее гневом.

- Все потому, что ты постоянно волочишься за любой юбкой!

- Ты! Что ты добавила в бокал?

Сайто все понял. Монморанси хотела, чтобы Гиш выпил что-то, растворенное в вине. А Луиза, ворвавшись в комнату, выпила это вместо него.

На мгновение оба, Гиш и Сайто, застыли в нерешительности. Тогда Монморанси спокойным и покорным голосом произнесла: "...любовный эликсир".

"Любовный эликсир!?" - воскликнули Гиш и Сайто.

Монморанси в панике закрыла им рты.

- Идиоты, не так громко... Он под запретом.

Сайто убрал руку Монморанси от своего лица и закричал: "Тогда не строй из себя невинную жертву! Верни Луизу такой, как была!"

* * *

Монморанси привела Сайто и Гиша в свою комнату, и все втроем ломали головы над возникшей проблемой. Для начала девочка объяснила, что сделала любовный эликсир, чтобы положить конец интрижкам своего ухажера. Она вылила зелье в его бокал, но тут Луиза и ее фамильяр ворвались в комнату. Сайто не трудно было представить, что случилось дальше. Его ничего не подозревающая хозяйка выпила это вино. Он закричал: "Что же ты наделала!"

- ...хорошего мало, но заставить кого-то в себя влюбиться - разве это не прекрасно?

Гиш, хранивший все это время молчание, взял покрасневшую подругу за руку.

- Монморанси, ты так заботишься обо мне...

- Ха! Ты думаешь, я это сделала ради тебя? Я бы не стала тратить время на это. Но мне было неприятно, когда ты заводил романы за моей спиной.

Румянец на щеках Монморанси быстро сменился угрюмым высокомерием. Как и ожидалось, гордыня дворянок Тристейна была невероятна. Очень самодовольные и надменные.

- Не нужно переживать из-за моих увлечений! Я - твой слуга навек!

Гиш прижал к себе Монморанси, положил ей руку на щеку и попытался поцеловать ее. Ошеломленная девочка закрыла глаза.

- Заканчивайте уже!

Сайто влез между ними.

- Что ты делаешь, идиот?!

- Что должен! Сначала помоги Луизе!

- Рано или поздно ей станет лучше.

- Когда это "рано или поздно" настанет?

Монморанси замялась.

- Зависит от человека: может - через месяц, а может - через год...

- Ты хотела, чтобы я выпил такое?!

Гиш побледнел.

- Слишком долго. Сейчас же! Делай, что хочешь, но вылечи ее!

Одним рывком Сайто приблизился к Монморанси.

- Хорошо, но уйдет некоторое время, чтобы приготовить лекарство.

- Тогда поторопись и сделай его! Начинай прямо сейчас!

- Чтобы сделать лекарство, мне понадобится дорогой ингредиент, но я потратила все деньги, когда готовила эликсир. Я не смогу купить его прямо сейчас.

- Да, достать деньги - это большая проблема, и я не преувеличиваю.

- Нет денег? Вы же - дворяне!

Когда Сайто закричал это, Гиш и Монморанси переглянулись.

- Хоть мы - дворяне, но, в тоже время, мы - студенты.

- Это у старших членов семьи есть имущество и деньги.

"Ну, тогда попросите родителей выслать денег", - предложил Сайто.

Гиш поднял указательный палец и принялся объяснять:

- Слушай, в этом мире есть два типа дворян. Первые - это те, у кого нет денег, и другие - у которых есть деньги. Например, род де Монморанси. Эта семья пыталась осушить земли у моря и потерпела неудачу. Теперь у них проблемы с управлением территориями...

Тут вмешалась Монморанси.

- Или род де Грамон, которые из-за гордыни ввязались в войну и растранжирили свои денежки...

- Так или иначе, есть бедные дворяне. Я не преувеличиваю, но на самом деле половине дворян денег хватает в лучшем случае для поддержания их поместья и территории вокруг. Но такому простолюдину, как ты, не понять, насколько тяжело сохранить честь и достоинство дворянина.

Как все запущено... Сайто неохотно принялся рыться в карманах куртки и джинсов, а затем достал золотые монеты, которые получил от Генриетты. Половину денег он оставил в комнате Луизы, а половину всегда носил с собой.

- Этого хватит?

Он высыпал их на стол.

- Ого, откуда у тебя столько денег? Ты...

От обилия золота у Монморанси перехватило дыхание.

- Удивительно, некоторые монеты достоинством в пятьсот экю.

- Не спрашивай, откуда они. Просто купи необходимый ингредиент до завтра.

Монморанси неохотно кивнула.

* * *

Когда Сайто с опустевшими карманами вернулся в свою комнату, та выглядела странно: она вся была наполнена дымом, похожим на сигаретный, но со сладким ароматом. Луиза сидела в центре комнаты, а вокруг нее курились ароматические палочки.

- Эй, что это? К чему весь этот фимиам?

Девочка, наблюдавшая за ним, ответила расстроенным голосом: "Где ты был...?"

Только сейчас Сайто обратил внимание, как соблазнительно она выглядит. На ней не было юбки.

- Ты оставил меня в полном одиночестве...

Она произнесла это плачущим голосом и сердито взглянула на своего фамильяра. Видимо, почувствовав себя одиноко, Луиза начала жечь благовония для развлечения.

- П-прости...

Почему она не надела юбку?! Он попытался отвести взгляд от ее тела, когда заметил еще один неожиданный факт. Что за... Л-луиза, Луиза Франсуаза, вот негодница.Юбка - не единственное, что не было надето... На ней нет трусиков.

Ее низкая линия талии проглядывала через разрезы блузки. И не было никаких признаков нижнего белья.

Сайто задрожал.

"Т-ты, одень трусики!" - закричал он в волнении, отворачиваясь в другую сторону.

- Н-н-не хочу.

- Почему?!

"Я недостаточно сексуальна. Я это знаю, поскольку Сайто каждую ночь спит со мной в одной постели, но ничего не предпринимает. Я больше этого не вынесу", - сказала Луиза с болью в голосе.

- Ч-что, ты, мне... по твоим словам ты хочешь, чтобы я повалил тебя на пол, а затем с-с-сделал с тобой ЭТО?

- Р-разве это плохо?

- Именно.

- Ну, я закрою глаза и на час притворюсь, что ничего не заметила.

"Она так категорично это произнесла, что не будет замечать этого", - подумал Сайто... Луиза стала действовать.

Она потянула блузку вниз, чтобы скрыть свои женские прелести, потом встала. Ее стройные обнаженные ножки сделали шаг. Сердце Сайто билось в груди так, словно звонил колокол.

Луиза бросилась вперед и прижалась к его груди. Сладкий запах ее волос был сильнее, чем аромат благовоний в комнате. Девочка никогда не пользовалась духами, это был натуральный запах ее тела.

Уткнувшись лицом в куртку Сайто, Луиза дрожала.

- Мне было так одиноко... дурак...

Руки мальчика самопроизвольно легли на ее тело. Казалось, они крепко прижимают ее, руководствуясь только инстинктами.

Сайто закусил губу. Он сделал это изо всех сил, пытаясь через боль пробудить остатки своего благоразумия.

Нынешняя Луиза... это не та Луиза, которую я знаю. Это любовный эликсир провоцирует меня. Моя Луиза - единственная, кого я защищаю и люблю... Именно поэтому я не могу ее сейчас так обнимать.

Что случится, если его внутренние сдерживающие рефлексы не выдержат? Он обязательно набросится на Луизу как зверь.

Во имя любви, этого нельзя допустить.

Сайто дрожащими руками схватил девочку за плечи. Затем взглянул ей в глаза и как можно более ласковым голосом произнес:

- Луиза...

- Сайто...

- Н-ну... Ты ведешь себя странно из-за зелья.

- Зелья...?

Луиза посмотрела на него полными слез глазами.

- Именно так. Нынешняя ты совсем не похожа на тебя настоящую. Но, не волнуйся, я найду какое-нибудь лекарство. Поняла?

"Это не из-за зелья! - Луиза смотрела прямо ему в глаза. - Эти чувства вызваны не каким-то напитком. Каждый раз, когда я смотрю на Сайто, мое сердце начинает учащенно биться. И не только... Мне становится трудно дышать, я чувствую себя беспомощной. Я знаю, это чувство..."

- Э-это другое. Я хотел бы, чтобы это были твои настоящие чувства, но это - не они. Ты одурманена. Лекарство будет готово к завтрашнему вечеру, так что просто потерпи. Так или иначе, ложись спать, хорошо?

Луиза замотала головой.

- Я не понимаю. Да и какая разница. В любом случае, ты должен крепко меня обнять, иначе я не смогу уснуть.

- Если я это сделаю, ты ляжешь спать?

Луиза кивнула, и Сайто отнес ее в кровать. Он лег, прижавшись к ней, и девочка как обычно крепко обхватила его руками.

- Никуда не уходи. Смотри только на меня... никаких других девиц, только на меня.

Она повторила это, словно какое-то заклинание.

Сайто кивнул.

- Я никуда не уйду и останусь здесь надолго.

- Правда?

- Ох. Правда, а теперь отдохни.

- Угу... Если ты говоришь: "Спать", то я буду спать. Ведь я не хочу, чтобы ты меня разлюбил.

Тем не менее, Луиза все не засыпала. Вместо этого она немного повозилась и приблизила свое раскрасневшееся лицо к его затылку. Прежде, чем Сайто сообразил, что она будет делать, девочка начала целовать его в шею. Ему показалось, что поток электрических разрядов пробежал по позвоночнику.

- Ха-а-а-а-а-а-ах...

Сайто начало трясти. Тем временем, его хозяйка оставила на его коже засос.

- Луиза! Луиза!

Если ты не прекратишь, я умру. Но девочка и не думала останавливаться. С залитыми краской щеками она посмотрела на то место, которое только что поцеловала. Оно стало рубиновым, словно укус насекомого.

Заметив это, она начала оставлять следы на коже Сайто с удвоенным рвением.

- Луиза, стой! Я уже! Я! Ах!

Когда его разум больше не мог этого выносить, Луиза оторвалась от поцелуев и обиженно заговорила:

- Нет. Я не остановлюсь. Ты - мой и только мой. И поэтому я буду оставлять знаки, чтобы отвадить других девиц.

После этого пытка Сайто продолжилась. Девочка оставляла метки не только у него на шее, но также и на груди. В конце концов, их стало десять.

Когда губы Луизы, наконец, оторвались от его груди, судороги Сайто переросли в мелкую дрожь. Девочка наклонила голову набок и подставила свою шею.

- Теперь ты поставь метки на мне.

- Н-но...

Сайто посмотрел на тоненькую белоснежную шею Луизы.

- Если ты не сделаешь этого, я не усну.

Другого выхода не было. Мальчик закрыл глаза и прижался губами к шее своей хозяйки. Когда он коснулся ее, Луиза глубоко выдохнула. До этого Сайто никогда не слышал от нее таких сладких вздохов, поэтому он чуть не умер.

Сильно возбужденный, он втянул кожу цвета морской пены.

- Ах...!

Видимо, Луиза сильно нервничала, и этот звук только подтверждал это.

Вскоре усталость взяла над ней верх, и через некоторое время ее дыхание стало слабеть как у человека, который скоро уснет.

Изумленный Сайто смотрел на красные отметины, которые оставил на шее Луизы. Они выглядели, словно клубника, лежащая на белоснежном снегу.

Мальчик тяжело дышал, ему пришлось неоднократно сдерживать себя, а иначе он бы просто набросился на хозяйку, которая мирно спала рядом.

Успокойся! Она ведет себя так только из-за эликсира!

Он должен как можно быстрее найти лекарство и вывести Луизу из этого милого в ее обычное надменное состояние.

Тут Сайто заметил, что спящая девочка сжимает что-то в руке.

Это был кулон, который он купил ей в городе. Она крепко держала его, словно это было какое-то сокровище. Увидев ее такой прелестной, Сайто потерял все свои силы.

Это было жестоко. Луиза просто ужасна. Это - преступление выглядеть так привлекательно.

Он бессознательно потянул к девочке руку и тут же остановил ее другой рукой. Я не могу этим так воспользоваться. Все это происходит, не благодаря мне, а вследствие действия эликсира. Терпи.

"Если бы я отказался от мысли, чтобы Сиеста надела матроску, с Луизой ничего бы не случилось... Все это - моя вина. Я бесполезен, - винил себя Сайто. - Я никогда не отказываюсь от флирта с другой девицей... Сиеста. Да, Сиеста".

Ах, она могла бы успокоить его одним своим присутствием. Она тоже была такой очаровательной девочкой.

Но когда Луиза находилась рядом, его сердце начинало биться быстрее, чем обычно.

Эх, кого же из них я люблю больше?

Какая роскошная проблема. Разве он мог представить себе такие заботы на Земле.

Взглянув на лицо спящей Луизы, он задумался... Зачем возвращаться в свой мир, если я могу остаться здесь?

Когда Луиза стала придворной дамой Генриетты, путешествие на восток стало затруднительным... И хотя Сайто был разочарован, в то же время он обрадовался. Теперь он мог остаться со своей хозяйкой.

Ах, Земля, Сиеста и Луиза. Эти три слова закружились у него в голове, повергая в отчаяние.

Что я должен выбрать?

Ему нет необходимости выбирать прямо сейчас. Но когда-нибудь придется.

И, возможно, очень скоро.

* * *

Вечером следующего дня Сайто, держась за голову, сидел в комнате Монморанси. Он повздорил с Луизой, прежде чем покинуть ее комнату и прийти сюда...

- Ты не можешь сделать лекарство?

Сайто буравил взглядом Монморанси. Рядом с ней, подперев руками подбородок, сидел хмурый Гиш. Он сегодня сопровождал свою подругу во время поездки в город, чтобы встретиться с продавцами на черном рынке в надежде купить секретный ингредиент, но...

- Ничего не поделаешь! Все продано!

- И когда же можно будет его купить?

- Это... кажется, его не будет в ближайшее время.

- То есть?

- Этот ингредиент поступает с озера Рагдориан на границе с Галлией. Это - слезы духа воды... однако, похоже, что в последнее время никому не удается связаться с этим духом.

- Что-о-о?

- Иными словами, мы не можем достать необходимый ингредиент.

- А как же Луиза?

- Ну, я тут подумал: а что в этом плохого? Она влюбилась в тебя, ты любишь ее, не так ли?

Но Сайто не смог примириться с тем, что сказал Гиш.

- Я не представляю себе такое счастье, если Луиза будет любить меня из-за эликсира. Это - не настоящие ее чувства. Вот почему я хочу вернуть мою хозяйку в ее нормальное состояние.

Но... Монморанси надула губы, а Гиш неохотно покачал головой. Некоторое время Сайто спокойно размышлял, а потом решительно сжал руку в кулак.

- Где этот дух воды?

- Я уже сказала - на озере Рагдориан.

- Тогда тебе просто нужно пообщаться с ним, не так ли?

- Э-э-эй?! Послушай! Дух воды редко показывается перед людьми! И даже если сделает это, он очень могуществен! Последствия могут быть катастрофическими, если мы разозлим его.

- Мне все равно, идем!

- А мне не все равно! Я точно никуда не собираюсь!

Сайто скрестил руки на груди.

- Значит, мне остается только одно. Я должен рассказать о любовном эликсире Ее Высочеству Принцессе, или как там сейчас, Ее Величеству Королеве? В любом случае, мне придется просить ее о помощи. Подумай сама, разве это зелье не запрещено? Его нельзя готовить, верно? Интересно, что сделает Королева, когда узнает об этом?

Монморанси побледнела.

- Как насчет тюремной баланды? А, Монмон?

- Хорошо! Я поняла, я поеду, если ты поедешь!

- Гм, мы не можем позволить Луизе и дальше пребывать в таком состоянии. Другие могут заметить ее странное поведение и догадаться, что это - действие любовного эликсира.

Гиш встряхнул головой.

"Не бойся, моя любовь. Я отправлюсь в это путешествие с тобой", - проговорил он; наклонившись, он попытался незаметно положить свою руку на плечо Монморанси, но та уклонилась.

- Это совсем не успокаивает. Ты - слабак.

После этого все трое принялись планировать поездку.

Они решили отправиться на следующий день рано утром. Поскольку они не знали, как поведет себя Луиза, если оставить ее одну, то решили взять ее с собой.

"Ах, это - первый раз, когда я пропускаю занятия", - вздохнула Монморанси.

"А что касается меня, то я пропустил около половины этого учебного года. После появления Сайто приключениям нет конца! Ах-ха-ха-ха!" - Гиш взорвался искренним смехом.

Холмы и горы возвышались над покрытыми рябью темно-синими водами озера Рагдориан. Солнечный свет заливал озеро, как будто на поверхности воды лежал слой сверкающего стекла.

Четверо путешественников прибыли к озеру верхом на лошадях.

Поскольку Луизе не нравилось ездить в одиночку, она сидела на лошади впереди Сайто. Похоже, она ни на секунду не хочет покинуть своего фамильяра.

Гиш и Монморанси ехали отдельно на двух роскошных серых лошадях.

"Должно быть, это - знаменитое озеро Рагдориан?! Что и говорить, его красота действительно неописуема! Там живет дух воды?! Я впечатлен! Яххооо, хо-хо-хо-хо!" - закричал Гиш, хлестнул коня и помчался вниз по склону.

Но его скакун, который боялся воды, достигнув берега, внезапно остановился. Подчиняясь закону инерции, Гиш вылетел из седла и с громким плеском рухнул в озеро.

"Не могу достать до дна! Здесь глубоко! Глубоко-о-о-о!" - отчаянно взмолился он о помощи, барахтаясь в воде.

Похоже, Гиш не умел плавать.

"Вероятно, мне следует хорошенько обдумать перспективы нашей дружбы?" - пробормотала Монморанси.

"Было бы мило с твоей стороны", - кивнул Сайто. Луиза обеспокоено посмотрела на него:

- Монморанси милая?

- Я н-не это имел в виду. Просто подожди, я верну тебя в нормальное состояние.

Мальчик подвел лошадь ближе к берегу.

Гиш, промокший с головы до ног от долгого барахтанья в воде, наконец, добрался до берега. Он с горечью посмотрел в лицо Сайто.

- Эй, эй, вы не собирались мне помочь? Нельзя бросать тех, кто не умеет плавать!

Не обращая на это внимания и полностью игнорируя Гиша, Монморанси с подозрением окинула взглядом озеро.

"Что такое?" - спросил Сайто.

- Странно.

- Что именно?

- Уровень озера поднялся. Кромка воды должна находиться значительно дальше.

- Серьезно?

- Да. Взгляни туда. Там над поверхностью воды выступает крыша дома. Похоже, деревню полностью затопило.

Проследив за ее взглядом, они действительно увидели крышу. Сайто даже различил темный силуэт затонувшего дома сквозь прозрачную воду.

Монморанси подошла к кромке озера, опустила в воду палец и закрыла глаза. Через некоторое время она вернулась к отряду, и на ее лице появилось озабоченное выражение.

- Кажется, дух воды рассержен.

- Но как ты узнала об этом?

- Поскольку я - маг Воды, Монморанси Благоухающая. Королевская семья Тристейна связанна с духом воды древней клятвой. А маги Воды из рода Монморанси в течение многих поколений были посредниками в этом союзе.

- А сейчас?

- Сейчас, по некоторым причинам, этим занимаются другие дворяне.

- Так ты видела духа воды?

- Только однажды, когда я была совсем маленькой. Нам необходимо было провести дренаж земель, и семья искала поддержки у духа воды. Для его транспортировки был доставлен большой стеклянный контейнер. Однако дух воды очень гордый, поэтому было тяжело сделать так, чтобы он был доволен. Привести его в хорошее настроение не удалось, поэтому дренажные работы на наших землях окончились провалом. Поскольку мой отец, когда подошел к духу воды, сказал ему что-то вроде: "Никаких прогулок. Пол промокнет..."

"А как дух воды выглядит?" - из любопытства спросил Сайто.

"Я тоже его никогда не видел", - кивнул Гиш, сняв с себя мокрую рубашку и выжимая ее. Луизу же абсолютно не интересовал этот разговор, и она пряталась за спиной Сайто, инстинктивно держась за подол его куртки.

- Он прекрасен! Вот как...

В этот момент скрывавшийся в тени деревьев пожилой крестьянин подошел к ним.

- Господа, я полагаю, вы - дворяне.

Мужчине было уже давно за сорок. Он поднял смущенное лицо.

"В чем дело?" - спросила Монморанси.

- Господа, вы пришли на переговоры с духом воды? Если это так, то мы спасены! Прошу, решите эту проблему как можно быстрее и спасите нас от наводнения.

Ребята переглянулись. Похоже, крестьянин был жителем села, которое ушло под воду.

- Ну, мы... прибыли, чтобы просто взглянуть на озеро.

Конечно же, Монморанси не могла сказать ему, что они приехали сюда за слезами духа воды.

- Я понимаю... Конечно, дворян и Королеву сейчас интересует только война с Альбионом, они даже не замечают такие отдаленные деревни, как наша. И даже не могут представить себе, как трудно нам собирать урожай...

Крестьянин тяжело вздохнул.

- Что случилось с этим озером?

"Около двух лет назад вода внезапно начала подниматься. Уровень воды медленно повышался, сначала затопило гавань, потом церковь и поля... видите? Теперь под водой даже гнезда орлов. А местные дворяне, которые отвечают за эту территорию, предаются развлечениям при дворе и даже не обращают внимания на наши мольбы. Ох-хо-хо, - старый крестьянин горько заплакал. - Веками мы жили на этой земле, находясь в зависимости от капризов духа воды. Честно говоря, для нас лучше, когда он спокойно живет на дне озера... Мы действительно не понимаем, почему он вдруг заинтересовался нашей землей. Эта земля принадлежит людям! Но только дворяне могут общаться с духом. Я бы очень хотел знать, чем мы, бедные фермеры, его прогневили".

Ребята смущенно понурили головы.

* * *

Как только крестьянин закончил жаловаться и скрылся за деревьями, Монморанси достала что-то из мешочка привязанного к поясу. Это был крошечный лягушонок. Ярко-желтый с большим количеством черных пятен.

Монморанси посадила его на ладонь. Лягушонок с любопытством уставился на нее.

- Лягушка!!!

Луиза, которая боялась этих земноводных, вскрикнула и прижалась к Сайто.

- Что это за лягушка? Ее окраска говорит, что она ядовитая.

- Не говори глупостей, совсем не ядовитая! Это - мой фамильяр!

Очевидно, этот маленький лягушонок действительно был фамильяром Монморанси. Та подняла палец и приказала ему: "Слушай, Робин, я хочу поговорить с вашим старым другом".

Затем Монморанси достала из кармана иголку, резко уколола ею свой палец, так что появилась ярко-красная как рубин капелька крови. Перевернув палец, девочка капнула кровью на лягушонка, после чего произнесла заклинание, чтобы залечить ранку. И снова поднесла фамильяра поближе.

- С помощью этого он распознает меня. Поскольку должен вспомнить договор. Слушай, Робин, пожалуйста. Разыщи предводителя духов, старого духа воды. Передай ему, что один их хранителей древнего договора хочет поговорить с ним. Понял?

Лягушонок слегка кивнул и нырнул в воду, разметав брызги.

- Теперь Робин отправился вызвать духа воды. Если он его найдет, то, скорее всего, приведет сюда.

На лице Сайто отразилось недоумение.

- Когда он явится, мы должны рассказать ему печальную историю, но хотелось бы знать, какую именно. Возможно, я знаю одну, которая может подойти - история о хозяине и ждущей его собаке[6]. Однако, она очень старая, хотелось бы знать, подойдет она или нет...

- Печальную историю? О чем ты говоришь?

- Ну, нам нужны слезы духа воды. Как мы их добудем, если не заставим его расплакаться?

- Ты совершенно необразован. Но, полагаю, что если даже маги, не связанные со стихией Воды, не знают этого, что ожидать от простолюдина вроде тебя. Слезы духа воды - это только название. На самом деле он не плачет.

Сайто и Гиш переглянулись. Луиза, почувствовав себя одинокой без внимания фамильяра, потерлась щекой о его спину. Это было что-то совсем необычное! И хотя можно было умереть при виде такой милой Луизы, все, что теперь имело значение, - это рассказ Монморанси.

"Тогда, что такое слезы духа воды?" - спросил Гиш.

- Дух воды... по сравнению с человеком живет очень-очень долго. Говорят, он жил еще шесть тысяч лет назад, когда Основатель Бримир создал Халкегинию. Тело духа, словно вода, может свободно менять форму... а на солнце оно переливается всеми цветами радуги...

Когда Монморанси это сказала, поверхность воды заблестела.

Дух воды приближался.

* * *

В тридцати метрах от берега, где стояли ребята, засияла вода.

Ее поверхность непрерывно бурлила, а затем внезапно хлынула вверх, словно поднимающееся тесто. Сайто с искренним удивлением наблюдал за происходящим. Вода постоянно меняла форму, невозможно даже было определить, где находятся конечности. Существо выглядело, словно большая амеба. И хотя его сияние было прекрасно... оно причиняло некоторое неудобство.

Робин, фамильяр Монморанси, издавая шлепки, прыгал обратно к хозяйке. Девочка протянула ладонь, поймала его, и погладила лягушонка пальцем по голове.

- Спасибо, что привел его.

Затем она встала, протянула свои руки к духу воды и заговорила:

- Я Монморанси Маргарита Ла Фер де Монморанси, маг Воды, хранительница древней клятвы. Я дала фамильяру свою кровь, чтобы помочь вам вспомнить. И если вы помните, то ответьте на языке, который мы понимаем.

Дух воды... поднимающийся из поверхности озера... начал медленно принимать облик, словно глиняная фигура.

Увидев это, глаза Сайто вылезли из орбит.

Масса воды медленно приняла облик Монморанси и слабо улыбнулась.

Однако фигура была большего размера и не имела одежды. Она была похожа на обнаженную прозрачную Монморанси. Словно статуя изо льда.

Выражение лица духа воды постоянно менялось. За улыбкой последовал гнев, а затем расстроенное выражение. Каждый раз, когда он пробовал отобразить новое выражение, вода в области лица перемещалась.

Он действительно был красив. Как непрерывно изменяющееся ювелирное украшение.

Потом его лицо лишилось всех эмоций, и дух воды ответил на вопрос Монморанси:

- Я помню, смертная. Помню жидкость, что течет в твоем теле. Луна сменилась пятьдесят два раза с нашей последней встречи.

- Я рада. Дух воды, я вынуждена вас попросить. Это может показаться немного невежливо, но не могли бы вы дать мне малую часть вашего тела.

Часть его тела? Сайто опешил. Что это еще такое? Когда он ткнул локтем Монморанси, та раздраженно повернулась.

- Хоть это и называется слезами, невозможно заставить бессмертного духа плакать... они отличаются от нас. Я даже не уверена, можно ли назвать их живыми существами. В любом случае, слезы духа воды - это капли его тела.

"Так что, мы должны откромсать его тело?" - Сайто закричал от удивления.

- Т-с-с, тише! Дух воды может очень разозлиться! Именно поэтому, практически невозможно получить его слезы. Как торговцы с черного рынка делают это... я просто не представляю.

Дух воды улыбнулся.

- Ох, он улыбнулся, значит все в порядке!

Но слова, которые произнес дух... может, он просто плохо знал, как это выразить человеческим языком... были совершенно противоположными.

- Я отказываюсь, смертная.

- Вот как? Очень жаль. Тогда мы сейчас же уйдем.

Сайто был потрясен тем, насколько легко девочка сдалась.

- Эй, эй! Подожди! Ты так легко махнешь рукой на проблему Луизы! Эй, дух воды!

Мальчик оттолкнул Монморанси в сторону и повернулся к духу воды.

- Стой! Остановись! Не гневи его!

Девочка попыталась оттащить Сайто в сторону, но он даже не пошевелился. Гиш наклонил голову, с интересом наблюдая за ними. Луиза молча прижалась к Сайто. Глядя на эту сцену, было трудно сказать, кто из них на самом деле фамильяр.

- Великий дух воды! Пожалуйста! Я сделаю все, что вы попросите в обмен на ваши слезы! Немного! Совсем чуть-чуть!

Дух воды в облике Монморанси ничего не ответил Сайто, который упал перед ним на колени и прижал голову к земле.

- Я молю вас! Самый важный для меня человек сейчас в беде! Разве нет у вас кого-нибудь, настолько же важного? Этот человек нуждается в помощи... и для этого просто необходима частица вашего тела! Поэтому, пожалуйста, передумайте!

Услышав это, Монморанси оставила попытки оттащить Сайто в сторону и издала глубокий вздох. Гиш, растроганный до слез, кивнул. А Луиза, чувствуя себя беззащитной, продолжала цепляться за своего фамильяра.

Дух воды изменил свой облик несколько раз, прежде чем снова принять форму Монморанси, и произнес: "Хорошо".

- Да? Правда?!

- Но при одном условии. Как простой человек, не знающий тонкостей этого мира, ты сказал, что сделаешь, что угодно.

- Да, я так сказал.

- Тогда останови тех, кто нападает на меня, своих собратьев.

Они переглянулись.

- Остановить?

- Да, я поднял уровень воды насколько мог. Теперь у меня нет энергии, чтобы дать им отпор. Если вы одолеете их, я дам вам свои слезы.

- Нет, я ненавижу схватки.

Сайто похлопал Монморанси по плечу.

- Как насчет тюремной баланды? А, Монмон?

Он снова напомнил ей о запрещенном зелье, и она, как и день тому назад, вынуждена была сдаться.

- Хорошо, я сделаю это!

Так было решено, что им нужно найти людей, напавших на духа воды.

* * *

Дух воды жил на самом дне озера. Какие-то маги атаковали его там в полночь.

Ребята спрятались в тени деревьев на берегу, принадлежащем Галлии, в том месте, где им указал дух, и спокойно ждали тех, кого должны были остановить.

Сайто принес вина, и Гиш, чтобы подбодрить себя перед боем, пил его. Он распевал песни, пока все его тревоги не улетучились, а потом уронил голову Сайто на плечо.

Луизы была в очень плохом настроении, поскольку ее фамильяр разговаривал только с Монморанси.

"Почему ему лучше с Монморанси, чем со мной, может, он любит ее, или может, ненавидит меня? Ааа, ааа", - рыдала она от злости, и Сайто пришлось много раз поцеловать ее в щеку, чтобы успокоить и уложить спать. Теперь Луиза спокойно посапывала рядом с ним, завернувшись в одеяло. Вероятно, любой вел бы себя так же, если бы зелье заставило его пасть жертвой безумной любви.

"Эти люди, напавшие на духа воды, добрались до самого дна озера. Как они могут дышать под водой?" - спросил Сайто Монморанси.

На некоторое время она задумалась.

- Может, кто-то из них использует магию Воды? Создав вокруг себя пузырь воздуха, совсем несложно добраться до дна. В то же время, даже если использовать магию Воды и найти способ дышать под водой, напрямую прикасаться к воде убийственно, поскольку дух управляет ею. Вероятно, это - маг Воздуха, тогда он смог бы избежать контакта с водой.

По словам духа воды, на него нападали каждую ночь, отрезая кусочки тела.

- Но каким образом кто-либо мог совершать это и оставаться незамеченным.

- Движения духа неторопливы... Кроме того, если отрезать духа от источника воды, его магия иссякнет. Используя сильное пламя, духа воды можно постепенно испарить. Он не сможет снова соединиться с жидкостью, однажды превратившись в пар.

- Процесс невозможно обратить?

- Душа водяного духа подобна мху. Если его разорвать на куски, он сможет соединиться, пока есть все части. Это - действительно сложное существо по сравнению с нами.

- Хм-м-м.

Сайто кивнул.

- Поскольку нападавший не касается воды, дух не может достать его.

- Значит, он не всесилен.

- Это так... Но ты не знаешь, каким страшным может быть дух воды... Если хоть на мгновение маг потеряет концентрацию, и воздушный пузырь исчезнет, позволив воде прикоснуться, то это было бы ужасно. Вода управляет жизнью всех существ, поэтому отправиться исследовать территорию духа воды без защиты воздушного пузыря, я не пожелала бы даже самому отчаянному сорвиголове.

Сайто вздохнул. Дааа, Халкегиния заполнена существами, которых он раньше не мог себе и вообразить.

Луны-близнецы сияли в вышине. Наступила полночь.

Сайто замолчал и одной рукой поправил Дерфлингера, который висел за спиной. Монморанси, испугавшись внезапной напряженности, пробормотала дрожащим голосом: "В любом случае, я ненавижу дикие поединки, поэтому оставляю это на вас".

"Не волнуйся Монморанси. Я здесь. Я мужественно защищу деву от сражения и покараю злодеев", - Гиш, который, видимо, перебрал вина, наклонился к своей подруге.

- Слушай, иди спать, от тебя несет алкоголем.

- Эй, Гиш, ты будешь приманкой.

Тот, раскрасневшись от вина, кивнул.

Сайто глубоко вдохнул. Интуиция бойца, которую он приобрел в многочисленных поединках, подсказала ему, что кто-то приближается. Его рот наполнился слюной. Интересно, кто же наш враг? Но все будет нормально, я же - легендарный Гандальв. Я должен быть в состоянии справиться с несколькими магами, как тогда, в бою с отрядом драконов.

Сам того не замечая, Сайто стал слишком самоуверен.

Он посмотрел на лицо спящей Луизы."Просто подожди, я обязательно верну тебя в норму", - тихо пробормотал он.

* * *

Спустя час на берегу были замечены силуэты. Пришедших было двое. Поскольку они были одеты в черные плащи с капюшонами, было трудно определить, женщины это или мужчины.

Сайто схватился за рукоятку Дерфлингера. Руны на левой руке засияли, но мальчик не спешил покидать укрытия. Ему до сих пор было не ясно, эти ли люди напали на духа воды или нет.

Стоя на берегу, фигуры достали свои палочки.

Выглядело так, что они начали произносить заклинание.

Убедившись, что теперь ошибки нет, Сайто поднялся из тени деревьев и направился к ним. Два человека... это будет легкий бой. Поскольку я уже одолел... Варда и в десять раз больше орков, а здесь - всего лишь пара человек. Ха, они даже не смотрят в мою сторону. Легкая победа, легкая победа, я смогу одолеть их одной левой.

Сайто спрятался за дерево неподалеку от этой парочки. Заметив, что он присел на корточки, Гиш начал произносить заклинание.

Земля вокруг неизвестных задрожала, из нее поднялись огромные руки-щупальца и обвились вокруг ног нападавших.

Сейчас.

Сайто выпрыгнул из тени дерева. Расстояние до незнакомых магов было около тридцати метров. Но мальчик, демонстрируя мощь Гандальва, преодолел это расстояние меньше чем за три секунды.

Тем не менее, противники отреагировали молниеносно. Более высокая фигура произнесла заклинание, как только земля начала подниматься. Пламя сорвалось с конца палочки, сжигая дотла почву, державшую их ноги. Фигура поменьше действовала еще неожиданнее. Вместо того, чтобы напасть на Гиша, она направила палочку на Сайто, который никак не ожидал этого.

Быстро развернувшись, фигура взмахнула палочкой. Как и в бою с Вардом воздушный молот ударил мальчика в грудь. Тот не был к этому готов, пропустил удар и как кегля отлетел в сторону.

Тут же последовала ледяная стрела. Сайто развернулся и подпрыгнул, уклоняясь от атаки, но более высокая фигура послала в него большой шар огня. Мальчик попытался снова увернуться, но снаряд летел прямо в него, словно все его движения были просчитаны заранее.

"Партнер! Используй меня!" - закричал Дерфлингер.

Сайто блокировал шар мечом, и хотя клинку удалось поглотить часть огня, снаряд внезапно взорвался, разбрасывая вокруг обжигающие искры.

Это ошеломило фамильяра.

Он отчаянно потер глаза, пытаясь вернуть себе зрение. Глаза болели, поскольку в них попали искры. Сайто запаниковал. Чертовщина! Их палочки.

Он ослабил защиту, полагая, что противник сосредоточит свое внимание на Гише. Но это были умудренные в битвах маги, поэтому они были готовы к нападениям с разных сторон.

Кроме того, они отлично работали в паре. Пока один произносил заклинание, другой атаковал. Это была простая тактика, но результат был весьма эффективным. Во всяком случае, в обороне отсутствовала брешь.

Сильный порыв ветра вырвал меч из рук онемевшего Сайто.

Его тело внезапно налилось свинцом. Боковым зрением он увидел еще один огненный шар, который летел прямо в него. Сайто сдался. Его самоуверенность мгновенно испарилась.

Аа-а, все-таки я - не профессионал. Сила Гандальва добавила мне уверенности, но не опыта. Нападая в лоб, не каждого врага одолеешь! Ах, Луиза прости! Луиза!

И все-таки, фортуна не отвернулась от Сайто.

За мгновение до того, как шар должен был попасть в цель, воздух перед ним взорвался. Шар и мальчик были отброшены в разные стороны. Эта была... Луизина магия Пустоты!

- Не троньте Сайтооо!

Крик его хозяйки эхом разнесся в ночи. Мальчик чуть не разрыдался. Луиза спасла меня. Хотя и спала... ее, наверно, разбудил весь этот шум.

Его хозяйка наготове. Совершенно беззащитная. Враги ее уничтожат. Она дала тебе возможность прийти в себя. Каким-то образом Сайто открыл свой правый глаз и поднял Дерфлингер.

Но прежде, чем он бросился в очередную атаку...

Неизвестные маги прекратили нападение. Они что-то осознали, услышав крик Луизы. Фигуры переглянулись...

...и сняли свои капюшоны.

Их лица осветил лунный свет...

"Кирхе! Табита!" - громко закричал Гиш.

- Что!? Это были вы!?

Почувствовав облегчение, Сайто устало опустился на колени.

"Ты! Дорогой, почему!?" - закричала удивленная Кирхе.

Сайто, чьи глаза были излечены водяным заклинанием Монморанси, подсел с расспросами к Кирхе, которая вместе с Табитой жарила у костра мясо. Гиш, казалось, был очень доволен этой поездкой, и громко разговаривал сам с собой, держа в руке бокал вина. Было уже далеко за полночь, и луны-близнецы разливали прекрасное сияние над поверхностью озера, создавая удивительное зрелище.

Кирхе повернулась к Сайто, чтобы убедиться, что его раны полностью зажили. Хотя он и испытывал небольшую горечь поражения, но, в тоже время, он не мог не восхищаться, как их бывшие противники действовали в паре.

- Вы действительно хороши, у нас не было ни единого шанса.

- Победа или поражение иногда зависят от удачи. Если бы вам повезло чуть больше, нам бы осталось только бежать. Кроме того, ты сражался в одиночку. Гиш бесполезен, Монморанси только наблюдала, а Луиза присоединилась в самом конце.

Кирхе гордо встряхнула своими волосами.

"Но почему вы напали на духа воды?" - спросил Сайто, сидя возле костра.

"А зачем вам понадобилось защищать его?" - парировала Кирхе.

Луиза, которая все это время прижималась к спине своего фамильяра, грустно потянула за рукав его куртки.

- Ты считаешь, что Кирхе лучше меня?

- Ох! Нет, это не так! Я просто спросил о том, что здесь происходит! Почему бы тебе не поспать?

- Нет, мне не нужен отдых! Ты не хочешь разговаривать со мной? За сегодня это - уже тридцать второй раз, когда ты говоришь мне идти спать.

Похоже, Луиза подсчитывала слова, которые говорил ей Сайто. Это немного пугало, но он полагал, что его хозяйка была очень привлекательна в эту минуту. Тем не менее, сейчас он был занят, поэтому он осторожно положил руку ей на плечо и заговорил так, словно она была маленьким ребенком: "Мы можем поговорить после, а сейчас ты должна поспать. Ты использовала свое главное заклинание, разве ты не устала?"

Луиза стыдливо буравила пальчиком грудь Сайто.

- Тогда... подтверди обещание поцелуем.

- А?

- Поцелуй меня, или я не пойду спать.

Изумленная Кирхе уставилась на них. Переглянувшись, Гиш и Монморанси захихикали. Ведь Табита и ее рыжеволосая подруга в этот момент все еще не знали о случившемся.

Сайто неохотно поцеловал Луизу в щечку.

"В щечку не достаточно", - пробормотала девочка и надулась.

Фамильяр почувствовал себя не в своей тарелке: поцеловать свою хозяйку в губы у всех на глазах - это слишком смущает. Некоторое время он поразмыслил, что же ему делать, а затем поцеловал Луизу в лоб. Та неохотно смирилась, устроилась между его коленок, прижалась телом к его груди и закрыла глаза. Вскоре ее дыхание замедлилось, и только легкое посапывание доносилось из слегка приоткрытых розовых губ.

"Как тебе удалось так покорить Луизу? Я не считала тебя неспособным соблазнить девицу, но она сейчас относится к тебе как к богу!" - с восхищением спросила Кирхе.

- Все совсем не так. Монморанси приготовила любовный эликсир, а Луиза случайно выпила его. Первым человеком, которого она увидела, оказался я, и теперь она без ума от меня.

"Любовный эликсир? Зачем ты его приготовила?" - Кирхе спросила Монморанси, которая пощипывала мясо.

"Ох, да просто было любопытно узнать, смогу ли я это сделать", - она нашла самый тривиальный ответ...

- Полагаю, женщина, которая не верит в свое очарование, вообще ни на что не годна. Согласна со мной?

- Отстань от меня! В любом случае, виноват Гиш: если бы он это выпил, нам не пришлось бы искать сейчас лекарство!

- Хочешь сказать, что это - моя вина, что ты все это затеяла?

Сайто объяснил ситуацию Кирхе. Для того, чтобы сделать лекарство, им необходимы слезы духа воды. И в обмен на них они должны остановить нападающих...

- Так вот почему вы защищаете духа воды.

Чувствуя себя неловко, Кирхе окинула взглядом Табиту, которая безучастно смотрела на огонь.

Это плохо, мы не можем сражаться с вами, но если мы не остановим духа воды, семья Табиты окажется в беде...

- Но зачем нужно избавляться от него?

На вопрос Сайто Кирхе нерешительно ответила. Но она не могла раскрыть все обстоятельства.

- Посмотри, подъем воды нанес ущерб окрестностям. Семья Табиты понесла из-за этого убытки, и нам было поручено решить проблему.

Так вот оно что. Они не могут уйти домой с пустыми руками и вынуждены были напасть на духа... На некоторое время Сайто задумался, и ему в голову пришла идея.

- Все в порядке, вы можете оставить в покое духа воды, а мы можем выяснить у него, зачем он устроил наводнение, и попросим его остановиться.

- Дух воды будет нас слушать?

- Сегодня утром мы говорили с ним, и он согласился дать нам частицу своего тела, если мы остановим нападения.

Кирхе на секунду задумалась, а после спросила Табиту: "Если мы остановим наводнение, и уровень воды вернется в исходное состояние, этого будет достаточно?"

Та кивнула.

- Отлично, решено! Мы можем провести переговоры завтра!

* * *

Рано утром следующего дня Монморанси, как и в первый раз, отправила своего фамильяра в озеро, чтобы тот позвал духа воды. Вода расступилась, и дух поднялся сквозь утренний туман.

- Дух воды, нападавшие больше вас не побеспокоят, дадите ли вы нам частицу своего тела, как было ранее договорено?

Как только Монморанси закончила, тело духа воды покрылось рябью, и часть его тела тонкой струей перенеслась во флакон, что держал в руках Гиш.

Когда обещание было исполнено, и дух воды стал погружаться обратно в озеро, Сайто быстро попросил его подождать.

- Пожалуйста, не уходите! Я хочу кое-что спросить!

Дух поднялся над поверхностью воды и, к неудовольствию Монморанси, снова принял ее обнаженный облик.

- Какой у тебя вопрос, смертный?

- Зачем вы подняли уровень воды? Пожалуйста, расскажите нам. Мы готовы помочь, если вы остановитесь.

Тело духа воды медленно выросло в размерах и стало принимать различные очертания. Затем он снова принял человеческий облик. Возможно, таким образом он размышлял.

- Я решил, что мы можем доверить тебе это задание. Поскольку ты выполнил наш предыдущий договор, я могу положиться на тебя.

Внезапно он принял рассерженный облик и замолчал. Сайто тоже хранил молчание и ждал, пока дух продолжит. После нескольких изменений формы, тот опять принял облик Монморанси и заговорил:

- Давным-давно кто-то из вашей расы украл одно из моих сокровищ.

- Сокровище?

- Да, моя самая важная вещь была похищена из самой глубокой части озера. Около тридцати месяцев назад до затмения лун.

"Примерно два года назад", - подала голос Монморанси.

- И вы хотите отомстить людям, подняв уровень воды и затопив деревни?

- Отомстить? У моей расы нет таких чувств. Я просто пытаюсь вернуть себе свое сокровище, и даже если это займет вечность, вода медленно разрушит почву. Даже если мне придется затопить весь континент, я верну пропажу.

- Вы готовы пойти на такие широкомасштабные действия?

Это могло затянуться: дух воды готов затопить весь континент, чтобы вернуть сокровище, даже если это займет сотни или тысячи лет.

- Вы очень терпеливы.

- Наше восприятие времени различно, для меня всегда настоящее. Время для меня неизменно, и независимо от настоящего будущее всегда наступит. Время не имеет никакого значения, я всегда буду существовать.

Похоже, для духа воды действительно не существовало понятие смерти. Такой срок человек просто не мог себе вообразить.

- Хорошо, мы поможем вам вернуть сокровище. Что это такое?

- Мое сокровище - Кольцо Андвари[7], до этого оно всегда было со мной.

"Кажется, я слышала о нем, - пробормотала Монморанси. - Легендарный артефакт магии Воды. Говорят, оно может дать покойнику подобие жизни..."

- Не скажу, что ты неверно описала этот предмет, но для меня нет понятия смерти, поэтому не могу до конца разобраться в твоем объяснении. Кольцо Андвари не просто дает видимость жизни, оно является воплощением древней Силы Воды, так что это - не просто волшебный артефакт.

- Но кто украл такую вещь?

- Несколько человек, использующих магию Ветра, проникли в мой дом. Они смогли украсть мою самую ценную вещь, не потревожив меня.

- Значит, вы не знаете их имен?

- Одного из них звали Кромвель.

"Если я правильно поняла, это - новый Император Альбиона", - пробормотала себе под нос Кирхе.

Все кроме Сайто растерянно посмотрели друг на друга.

- Может, это - другой человек? Могут же быть два человека с таким именем... Если он получил силу дарить видимость жизни мертвецам, что он будет с ней делать?

- У тех, кто ожил, нет собственной воли. Они обязаны подчиняться владельцу Кольца.

"Это - действительно дьявольское изобретение, оживлять мертвых... отвратительная сила", - продолжала бормотать Кирхе. Казалось, она что-то вспомнила, но невозможно было понять, что именно.

Сайто решительно кивнул и повернулся к духу воды.

- Я понял, пожалуйста, остановите наводнение, а я гарантирую, что верну Кольцо.

Дух воды покрылся рябью.

- Я верю, если ты сможешь вернуть Кольцо, я больше не стану поднимать уровень воды.

- Когда я должен вернуть его вам?

На этот раз дух воды забурлил и задрожал.

- До конца твоей жизни, иначе договор отменяется.

- Вы согласны ждать так долго?

"Мне все равно, для меня завтра не отличается от далекого будущего", - произнеся это, дух воды собрался вернуться в глубины озера.

В это мгновение Табита позвала его:

- Пожалуйста, подождите.

Все с удивлением уставились на нее. Хотя все это время Табита была с ними, ее голос они услышали в первый раз.

- Дух воды, я бы хотела спросить у вас кое-что.

- Что ты хочешь узнать?

- Мы люди, всегда называли вас "духом клятв", я хотела бы знать, почему?

"Смертная, мое и ваше бытие кардинально различаются. Я не могу точно понять твой вопрос, но могу предположить. Мое бытие само по себе - причина для этого имени. У меня нет постоянной формы, но я то, что никогда не изменится. Для бесчисленных поколений я всегда был здесь, в воде", - сказал, вибрируя, дух.

Его голос эхом разнесся в воздухе.

- Вот оно что, поскольку вы вечно неизменны, вы всегда будете хранить наши надежды.

Табита кивнула и закрыла глаза. Интересно, кому она дала клятву? Кирхе мягко положила руку ей на плечо.

Монморанси, увидев такое поведение Табиты, сразу же толкнула Гиша.

- Что?

- Ты тоже принеси клятву. Быстро.

- Какую клятву?

- Для чего я сделала любовный эликсир, как ты думаешь?

- М-м-м! Аа... Я клянусь, что с этого момента Монморанси будет для меня превыше всех остальных...

Но та снова пихнула Гиша.

- Ой... А-а-а...! Правда, клянусь!

- Я не хочу делить это с другими, я хочу быть единственной. Поклянись любить только меня!

Гиш с таким трудом выдавил из себя эти грустные слова, что большинство людей с трудом бы в них поверили.

- Я клянусь...

Луиза потянула Сайто за рукав, ее глаза пристально смотрели на него снизу вверх.

- Ты тоже... поклянись мне.

Мальчик посмотрел в ее лицо. Сегодня он должен был сказать "Прощай" этой Луизе, и он не мог не чувствовать себя несколько одиноко. Хотя она была такой только потому, что выпила любовный эликсир, но зато сколько раз она сказала ему, что любит.

Но Сайто предпочитал настоящую Луизу. Несмотря на то, что она избивала его и относилась как к собаке, он думал, что настоящая лучше.

- Ты не готов поклясться мне? Ты не любишь меня?

Глаза Луизы наполнились слезами.

- Прости... я не могу дать тебе клятву... Я не могу обещать тебе, пока ты такая.

Когда Сайто сказала это, она заревела, и он нежно погладил ее по голове.

В своей кровати почти обнаженная лежала Генриетта. На ней была надета только тонкая ночная сорочка. Комната, в которой она находилась, когда-то принадлежала ее отцу - умершему Королю, поэтому, став Королевой, Генриетта заняла ее.

Рядом с огромной, завешенной балдахином, кроватью стоял любимый стол отца. Принцесса медленно протянула руку и взяла бутылку вина. Наполнив бокал, Генриетта выпила его одним залпом. Раньше она употребляла алкоголь в небольших количествах во время еды... но после того, как она стала Королевой, количество выпиваемого возросло.

От Генриетты, которая была ничем иным, кроме как цветочным украшением правительства, ждали решений, и это беспокоило ее. Чаще всего ей приносили резолюции по уже принятым кем-то иным решениям, но, в любом случае, она была тем, кто подписывал все это. Более того, несмотря на затишье, война все еще продолжалась.

Хотя она являлась формальной правительницей, на нее были возложены многочисленные обязанности. И из-за этого постоянного напряжения она уже не могла уснуть без помощи алкоголя. Генриетте не следовало выставлять напоказ свои слабости окружающим ее придворным дамам и кавалерам, поэтому она скрытно топила свои проблемы в вине по ночам. Она еще раз налила из бутылки в бокал. "Возможно, я выпила слишком много", - вяло подумала она, несмотря на опьянение. Принцесса медленно произнесла заклинание и взмахнула жезлом над бокалом, в который наливала вино.

Из кончика жезла полилась вода, наполняя бокал. Это было заклинание для превращения обратно в жидкое состояние содержащихся в воздухе водяных паров. Простейшее заклинание магии Воды.

Жидкость хлынула через край. Возможно, из-за опьянения Принцесса не смогла правильно рассчитать количество воды. Она выпила все, что находилось в бокале.

Затем Генриетта, чьи щеки покрывал румянец, снова упала на кровать.

Напившись, она вспоминала... прекрасные дни. Сверкающие дни.

Те моменты, в которые, как ей казалось, она по-настоящему жила.

То короткое время летом, когда ей было четырнадцать.

Слова, которые она хотела услышать хотя бы раз...

"Почему ты не сказал мне их тогда?" - спросила Генриетта, закрыв лицо руками.

А теперь человека, который мог это сказать, уже нет. Нигде в этом мире.

Ей казалось, что победа в войне исцелит печаль.

Она думала, что изнурительные обязанности Королевы позволят забыть о нем.

Но Генриетта не могла забыть. Блестящие победы, хвалебные речи, крики людей, которые уважают и любят ее, называют Святой... не могут сравниться с одним словом.

Она неосознанно расплакалась. "О нет, - подумала Принцесса, - Завтра рано вставать. Переговоры с послом Германии". Для Тристейна и для самой Генриетты, желающей покончить с этой глупой войной, данная встреча была очень важна. Я не могу показаться перед послом с заплаканным лицом. Я больше никому не могу показывать свою слабость.

Она вытерла слезы. И когда снова потянулась за бокалом вина...

Раздался стук в дверь.

Кто это может быть, да еще так поздно? Опять какие-то неприятности? Как это раздражает, но я не могу это игнорировать. Возможно, Альбион снова отправил свои войска.

Генриетта натянула платье и, не вставая с кровати, спросила усталым голосом: "Ла Порт? Или это вы, Кардинал? Что могло случиться в середине ночи?"

Однако ответа не последовало. Вместо этого снова раздался стук. Если это - не главный камергер, и не Кардинал, то кто же?

- Кто там? Назовитесь. Человек, который так поздно посещает королевскую комнату, не может оставаться инкогнито. Говорите, иначе я позову охрану.

- Это я.

В тот момент, когда эти слова достигли ушей Генриетты, она спала с лица.

"Кажется, я все-таки выпила слишком много. Плохой знак - слышать такие четкие галлюцинации..." - бормоча это, она положила руки на грудь.

Но учащенное сердцебиение не замедлилось.

- Это я. Это я, Генриетта. Открой дверь.

Принцесса кинулась к двери.

"Принц Уэльс. Не может быть. Ты умер от руки предателя..." - сказала она дрожащим голосом.

- Это была ошибка. Я жив.

- Это - ложь. Ложь. Как?

- Я скрылся. Умерший... он был моим двойником.

- Но... Но ведь Рубин Ветра...

Генриетта проверила кольцо на своем пальце, оставшееся в память об Уэльсе.

- Чтобы одурачить врага, необходимо сначала обмануть союзника, так? Я понимаю, что ты не веришь мне. Тогда я дам тебе услышать доказательство того, что это я.

Дрожа, Генриетта ожидала слов Уэльса.

- Ночью ветер поет...

Пароль, который она так часто слышала на озере Рагдориан.

Забыв даже ответить, Генриетта распахнула дверь.

Улыбка, которую она много раз мечтала увидеть.

- Ох, Принц Уэльс... Ты действительно жив...

Затем последовало то, что она не могла выразить словами. Генриетта крепко обняла Уэльса и, положив ему на грудь голову, заплакала.

Он с нежностью погладил ее по волосам.

- А ты - все такая же плакса, Генриетта.

- Все потому, что я была уверена, что ты погиб... Почему ты не пришел раньше?

- После поражения я бежал на крейсере. И все это время я прятался в лесах Тристейна. Не мог же я позволить врагу обнаружить свое местоположение, поэтому пришлось менять его несколько раз. Только два дня назад я оказался на территории Дворца... мне нужно было время, чтобы выяснить, когда ты остаешься одна. Ведь я не мог прийти в зал ожидания и просить аудиенции в дневное время, верно?

Сказав это, Уэльс улыбнулся.

- Ты, как обычно, жесток. Ты не понимаешь... как я была расстроена... как мне было одиноко.

- Я понимаю. Поэтому и пришел сюда.

Какое-то время Генриетта и Уэльс стояли обнявшись.

- Ты можешь оставаться в этом дворце столько, сколько хочешь. Сейчас у Альбиона не хватит сил, чтобы вторгнуться на территорию Тристейна. В конце концов, их армады, на которую они возлагали надежды, больше нет. Здесь - самое безопасное место в Халкегинии. Враг и пальцем не сможет тебя тронуть.

- Так не может продолжаться.

Уэльс весело улыбнулся.

- Что ты задумал?

- Я должен вернуться в Альбион.

- Что за глупая мысль! Это бессмысленно - потерять жизнь, которую едва удалось сохранить!

- Пусть так, но я должен вернуться. Я должен освободить Альбион из рук Реконкисты.

- Чудесная шутка!

- Это - не шутка. И по этой причине я пришел увидеться с тобой.

- Со мной?

- Твоя сила нужна, чтобы освободить Альбион. У меня есть союзники в стране, но... мне необходим человек, которому я смогу доверять. Ведь ты пойдешь со мной?

- Не могу... Я счастлива слышать эти слова, но это невозможно. Я могла бы пуститься в такую авантюру, когда была Принцессой, но теперь я - Королева. Нравиться мне или нет, но страна и граждане зависят от меня. Пожалуйста, не проси о невозможном.

Но Уэльс не сдался, с еще большим рвением он принялся убеждать Генриетту: "Я знаю, что это нереально, но ты необходима мне для победы. В середине этой проигранной войны я осознал, как сильно нуждаюсь в тебе. Нам нужна Святая, которая принесет победу мне и Альбиону".

Генриетта почувствовала, как по ее телу разлилось пламя. Она нужна любимому человеку. Опьянение и одиночество только усилили этот порыв.

Тем не менее, Генриетта сокрушенно ответила:

- Не тревожь меня больше. Подожди, я позову людей, они приготовят тебе комнату. Завтра, со свежей головой, мы сможем снова это обсудить...

Уэльс покачал головой.

- Мы не сделаем это завтра.

И тут он легко произнес те слова, которые Принцесса всегда хотела услышать:

- Я люблю тебя, Генриетта. Поэтому пойдем со мной.

Ее сердце забилось с той же силой, как тогда... когда она повстречала его на озере.

Медленно Уэльс приблизил свои губы к лицу Генриетты. К ее губам, которые пытались что-то возразить... Уэльс легко запечатал их.

В голове Принцессы пронеслись прекрасные воспоминания.

И поэтому она не заметила заклинание Сна, наложенное на нее.

Чувствуя себя абсолютно счастливой, Генриетта провалилась в мир грез.

* * *

В то же время...

В одной из комнат женского общежития Академии Волшебства Тристейна Монморанси пыталась приготовить свое лучшее творение, пока остальные наблюдали за ней.

- Готово! Фу, это было действительно сложно!

Вытирая пот со лба, она плюхнулась на стул.

На столе остывал сосуд с лекарством, которое Монморанси только что приготовила.

- Отлично, это надо просто выпить?

- Да.

Взяв сосуд, Сайто поднес его к носу своей хозяйки. Та поморщилась от запаха.

- Ладно, Луиза. Выпей это.

- Не хочу, оно ужасно пахнет.

Девочка замотала головой. Чертовщина, надо было с чем-нибудь смешать и дать ей незаметно выпить. Например, чтобы дети ели морковь, ее натирают и добавляют в гамбургеры.

- Ну, пожалуйста, выпей это.

- Если я выпью, ты меня поцелуешь?

Понимая, что другого выбора у него нет, Сайто кивнул:

- Конечно, если ты выпьешь это, я тебя поцелую.

"Хорошо", - ответила Луиза и взяла сосуд.

Некоторое время она с отвращением смотрела на содержимое, а потом закрыла глаза и решительно выпила все до капли. Монморанси, увидев это, ткнула Сайто.

- А теперь будет лучше, если ты где-нибудь спрячешься.

- Почему?

- Потому что воспоминания о том, как она сходила с ума от любви, никуда не исчезнут. Она будет помнить все. Все, что делала она, и что делали с ней.

Сайто задрожал и посмотрел на Луизу.

"У-у-а! - его хозяйка, выпив лекарство, поморщилась и икнула. - Отвратительно".

После этого ее лицо приняло нормальное выражение, словно злой дух покинул ее. Увидев стоящего перед ней Сайто, она покраснела. Прикусив губу, Луиза задрожала от злости.

"О боже", - пробормотал фамильяр и попытался улизнуть из комнаты.

- Стоять!

- Прости, но мне нужно кормить голубей...

"Нет у тебя никаких голубе-е-й!!!" - загремел голос Луизы.

Проклятье. Меня собираются убить.

Сайто открыл дверь и помчался вниз по лестнице, словно она рушилась позади него.

Однако нынешняя Луиза двигалась со скоростью молнии.

Прыгнув с лестничной площадки, она приземлилась прямо на спину своего фамильяра. Кувыркаясь через голову, тот покатился на первый этаж и довольно серьезно стукнулся об пол.

К счастью, Сайто был уже возле выхода из женского общежития. Мальчик попытался улизнуть ползком, но его голова, как обычно, оказалась придавленной к полу ногой Луизы.

- Я, я не совершил ничего плохого! И не мог ничего поделать! Во всем виноват этот эликсир! Нам обоим было невесело!

Не обращая внимания, его хозяйка стянула с него куртку, а потом задрала на нем футболку. Увидев множество следов от поцелуев, ее лицо покраснело еще больше. Она сама оставила их. Это, э-это, то... я не могла сделать такое... Она пальцем коснулась своей шеи. След, оставленный Сайто, был там.

В Луизе смешались стыд и злость на саму себя, в ее мозгу что-то щелкнуло. Естественно, ее гнев вылился на несчастного фамильяра. В воздухе эхом разнесся его отчаянный крик.

* * *

На скамейке, стоящей во Дворе Австри, лежал бесчувственный Сайто. Он был избит до полусмерти и находился на краю гибели. Время от времени он вздрагивал, а, значит, был еще жив. Рядом с ним находилась окончательно успокоившаяся Луиза; она сидела на краю скамейки и, скривив губы, словно еще злясь, о чем-то думала с залитым краской лицом.

Луны-близнецы были уже высоко и сияли с удвоенной лаской. Однако атмосфера вокруг фамильяра и его хозяйки была отнюдь не ласковой, скорее ее можно было назвать неуютной, напряженной и оцепеневшей. Иными словами, отношения между ними пришли в норму.

"Теперь ты довольна?" - спросил Сайто.

- Если бы не была под действием этого эликсира, я бы определенно никогда не сделала ничего такого! Понятно! Хм!

"Я знаю", - пробормотал Сайто уставшим голосом.

К тому времени Луиза, наконец, поняла, что это была не его вина. Тем не менее, он позволял ей вести себя подобным образом, за что и был сейчас наказан. Его щеки распухли. Он в порядке? Несмотря на то, что она сама нанесла ему все эти увечья, ей придется позаботиться о нем. Но... Это действительно смущает. Воспоминания о времени, когда она была под действием эликсира, заставляли ее держаться подальше от Сайто.

Интересно знать, почему этот фамильяр просто позволил себя отлупить?

- Ты тоже хорош... Не нужно было покорно сносить мои удары, и тогда ты не оказался бы в таком состоянии, так ведь? Фу ты! Хоть бы сопротивлялся чуть-чуть! Ты же знаешь, что я перегнула палку!

"...все нормально", - усталым голосом пробормотал Сайто.

- Почему?

- ...Если бы я так поступил, ты бы не успокоилась, разве не так? Я понимаю, что ты чувствуешь. В конце концов, так сблизиться с парнем, которого даже не любишь, и делать ТАКИЕ ВЕЩИ. Такой гордый человек как ты не смог бы простить это, не так ли? К тому же, оглядываясь назад, моя вина во всем произошедшем тоже есть... Ладно, не беспокойся об этом.

Такие мягкие слова, несмотря на то, что я причинила ему столько боли. Луиза решилась.

Но слова, которые она произнесла, были совсем другими.

- Я-я и не беспокоюсь. На самом деле, я хочу это поскорее забыть.

"Ох, ну почему я не могу быть честной", - думала Луиза. А потом спросила о том, что не давало ей покоя.

- Эй, могу я задать тебе один вопрос?

- Какой?

- Когда я была в этом состоянии, ну, когда не могла без тебя жить из-за эликсира... почему ты, хм, н-не сделал со мной что-нибудь?

Сайто честно ответил: "Потому что это была не ты. Я не могу сделать что-то с тобой, если ты не в себе. И я не могу дать волю своей похоти и осквернить человека, важного для меня".

Услышав, что она важна для него, Луиза покраснела. Тем не менее, она не могла допустить, чтобы он увидел ее такой. Она отвернулась. Почему я важна? Эй... почему?

"П-п-почему я важна?" - спросила она с дрожью в голосе.

- Ну, ты обеспечиваешь меня едой и местом для ночлега.

"Аа... - она была разочарованна. - Ну, это все объясняет. Как стыдно, я даже на минуту разволновалась". Луиза отвернулась от Сайто, и поэтому не заметила, что он покраснел, и не поняла, что он специально дал ей такой ответ.

Тем не менее, этот фамильяр все еще называет свою хозяйку "важной", несмотря на это истязание. Решив стать немного честнее, Луиза сделала вид, что извиняется.

- ...мне очень жаль. Я больше не буду злиться. Ты же теперь можешь делать что хочешь.

Если честно, она не хотела это говорить. Она припомнила время, когда была под воздействием эликсира. Может быть, это были ее истинные чувства.

- Вот и отлично. Ты не ты, если не злишься. Поступай, как знаешь.

Потом оба замолчали.

Не выдержав такой атмосферы, Луиза решила сменить тему.

- Эх, однако, сколько воспоминаний... это озеро Рагдориан.

- Ты уже была там раньше?

- Ага, мне было тринадцать. Это случилось, когда я сопровождала Принцессу. Шикарный праздник на открытом воздухе... все было таким живым и эффектным. Было очень весело.

Луизу потянуло на воспоминания, и она продолжила говорить.

- Знаешь, Принцесса и Принц Уэльс познакомились на этом озере. Однажды глубокой ночью Принцесса сказала мне: "Я хочу прогуляться, и мне нужно улизнуть из постели. Мне очень жаль, но не могла бы ты притвориться мной?" - и я была ее заменой. Сейчас, вспоминая, мне очень интересно, что между ними было во время той встречи.

Как только она это сказала, громкий голос раздался позади скамейки. Из ямы, вырытой Верданди для Луизы, когда та следила за Сиестой и Сайто, показались рыжие волосы Кирхе. Конечно же, Табита была вместе с ней.

- Вот оно что! Теперь я вспомнила! Это был принц Уэльс!

- О чем ты говоришь?!

- Что! Вы обе подслушивали?

"Хе-хе, - Кирхе, ухмыляясь, вылезла из ямы. - Ух, я хотела увидеть, как вы помиритесь... примирение после того, как ты так сильно его отделала. Разве не интересно?"

- Было как в аду.

Сайто и Луиза покраснели. Кирхе, кивая, подошла к скамейке.

- Все верно, я все думала, где видела его раньше. Вот и вспомнила. Это был альбионский похититель сердец - Принц Уэльс.

Кирхе раньше видела его лицо во время коронации Императора Германии. В тот раз Уэльс сидел на гостевом месте, сверкая направо и налево своей очаровательной благородной улыбкой.

Только сейчас она вспомнила, кто это был. Теперь Кирхе успокоилась.

- Что ты имела в виду под фразой: "Это был Принц Уэльс"?

Кирхе объяснила Луизе и Сайто, как по пути в Галлию, подъезжая к озеру Рагдориан, они встретились с отрядом людей. Как она решила, что видела лицо одного из них раньше, но не смогла вспомнить точнее.

- Но теперь я вспомнила. Это был Принц Уэльс. Говорили, что он погиб в бою, а он, оказывается, жив.

- Это невозможно. Принц однозначно умер, я это видел собственными глазами.

Кирхе не видела смерти Принца. Она только слышала о ней, и поэтому шутливым тоном спросила у Сайто:

- Что, серьезно? Тогда кого же встретила я?

- Может, ты ошиблась, и это был кто-то еще?

- Невозможно, я не могла перепутать такого красивого парня с кем-то другим.

В этот момент что-то щелкнуло в голове Сайто. Кажется, и Луиза все поняла. Они посмотрели друг на друга. Слова, которые сказал дух воды... Существует человек по имени Кромвель, который украл Кольцо Андвари.

- Кольцо Андвари... Значит Реконкиста действительно...

"Эй, Кирхе. Куда направлялся этот отряд?" - спросила, задыхаясь, Луиза.

Ошеломленная такой серьезной реакцией, Кирхе ответила: "Они двигались навстречу, значит, направились к столице Тристейна".

Луиза бросилась бежать, а Сайто помчался за ней.

- Стойте! Что происходит?

Кирхе охватило волнение.

- Принцесса в беде.

- Почему?

Кирхе и Табита не знали о тайных отношениях Принцессы и Уэльса, и поэтому не смогли понять, что стоит за этими словами. Но обеспокоенные странным поведением Луизы и Сайто, они побежали следом.

Два часа назад покинув Академию Волшебства, Сайто, Луиза, Кирхе и Табита верхом на Сильфиде двигались в сторону Королевского Дворца. Уже был час ночи.

Во внутреннем дворике Дворца была такая суматоха, что Луиза и Сайто догадались: их плохие предчувствия все же сбылись. Стоило только ветряному дракону приземлиться, как их немедленно окружили отряды Магической Стражи.

Капитан полка Мантикор громко приказал: "Эй, вы! Сейчас Королевский Дворец закрыт для посетителей! Покиньте двор!"

Однако он уже узнал ребят. Это они появились здесь незадолго до начала войны с Альбионом. Капитан нахмурился:

- Опять вы! Похоже, вы приносите неприятности!

Луиза спрыгнула с дракона. У нее не было времени играть в вопрос-ответ с магами-охранниками. Задыхаясь, она спросила: "Госпожа Принцесса! Нет, Ее Величество, с ней все в порядке?"

Двор гудел словно улей. Дворяне светили своими волшебными палочками, а солдаты держали факелы, обыскивая все вокруг. Было очевидно, что во Дворце что-то произошло.

- Проклятье, я не обязан вам ничего объяснять. Убирайтесь сейчас же.

С красным от злости лицом Луиза вытащила что-то из кармана. Это был мандат, который ранее пожаловала ей Генриетта.

- Я - придворная дама, находящаяся в непосредственном подчинении Ее Величества! В моих руках - мандат, подписанный лично Королевой! У меня есть право действовать от ее имени! И я требую немедленных объяснений по поводу произошедшего!

Капитан с искренним удивлением на лице взял документ из рук Луизы. Это действительно был мандат, подписанный Генриеттой. Его текст гласил: "Луиза Франсуаза Ле Бланш де Ла Вальер обладает правом действовать от имени Королевы. Все ее требования должны быть немедленно удовлетворены".

Капитан пораженно уставился на Луизу. Такая юная... получила такой документ от Ее Величества.

Но он был военным. Возраст и другие характеристики - всего лишь условность ... вышестоящее лицо есть вышестоящее лицо. Встав навытяжку, капитан доложил о ситуации во Дворце:

- Два часа назад кто-то обманом похитил Ее Величество. Один охранник был сбит с ног, когда похитители бежали на лошадях. Сейчас их преследует полк Гиппогрифов, а мы проводим обыск на предмет каких-нибудь улик.

Луиза изменилась в лице.

- Куда они направились?

- Они поскакали по южной дороге. Видимо, бегут в направлении Ла-Рошели. Без сомнения, Альбион приложил к этому руку. И хотя мы сразу отправили приказ о закрытии порта... корпус драконов был почти полностью уничтожен во время войны. Поэтому мы могли отправить в погоню только гиппогрифов.

Ветряные драконы намного быстрее гиппогрифов, поэтому для погони обычно используют их... но в этой ситуации... успех преследования был под большим сомнением. Луиза снова забралась на Сильфиду.

- Быстрее! Преступник похитил Принцессу и бежал в сторону Ла-Рошели. У нас будут большие проблемы, если мы не нагоним их до рассвета.

Осознав ситуацию, ребята напряженно кивнули. Табита отдала приказ своему фамильяру.

Сильфида вновь взмыла в темное небо.

"Лети ниже! Враг на коне!" - закричала Луиза.

Дракон с ошеломительной скоростью полетел вдоль дороги.

Это была действительно темная ночь. Несмотря на то, что невозможно было что-либо разглядеть на расстоянии в несколько шагов, ветряной дракон продолжал лететь дальше, избегая столкновения с деревьями и зданиями при помощи своего острого нюха.

* * *

По дороге на высокой скорости летели наездники полка Гиппогрифов, животных, как бы составленных из двух частей: грифона и коня. С телом коня, передними ногами и головой орла, гиппогрифы были наиболее быстрыми из всех трех отрядов магических существ. Кроме того, они лучше видели в темноте. В итоге именно этот отряд выбрали для осуществления погони. Значительная часть преследователей были вне себя от гнева. Враг напал под покровом темноты. Даже в самых смелых мечтах никто не мог себе представить, что неприятель осмелится атаковать Дворец в столице Королевства. Более того, была похищена правительница - юная Королева Генриетта. Для воинов-магов, которые были охранниками Королевской семьи, большего позора и не сыскать.

Используя передние ноги орла и задние ноги лошади, гиппогрифы огромными прыжками мчались вперед. И хотя из-за поднятой суматохи погоня началась не сразу, к счастью противник все еще использовал лошадей. А значит, не было причин упустить беглецов.

Капитан сурово бранил подчиненных: "Вперед! Вернуть Ее Величество как можно скорее!"

Авангард отряда еще пришпорил своих гиппогрифов.

Наконец, впередиидущие животные заметно разволновались.

Вероятно, они что-то обнаружили. По сигналу капитана маг Огня выдвинулся вперед и произнес заклинание. Дорога осветилась на сотню метров, и вдалеке можно было увидеть около десяти всадников на скачущих лошадях.

Капитан жестоко оскалился. За это бесчестье враг дорого заплатит.

- Цельтесь в лошадей! И не заденьте Ее Величество!

Полк Гиппогрифов в мгновение ока сблизился с неприятелем, непрерывно творя заклинания.

Поднятая магами земляная стена преградила врагу путь, после чего последовал ураган из различных магических воздействий.

Шары Огня, Лезвия Ветра, Копья Льда, все они были направлены на вражеских лошадей. Бам! Земля задрожала, заставляя лошадей падать одна за другой. Капитан увидел Генриетту в белом платье, сидящую за спиной предводителя врагов. В такой критической ситуации, как эта, командир колебался, ведь надо было освободить Ее Величество, не причиняя ей вреда. Если она пораниться, то позже ему устроят серьезный нагоняй.

Пробормотав извинения, капитан произнес заклинание Ветра, которое подрезало ногу первой лошади. Принцесса и ее спутник полетели на землю.

Не зная жалости, полк Гиппогрифов окружил упавших на землю противников. Шеи похитителей были перерезаны Лезвиями Ветра, а Ледяные Копья проткнули их сердца. Лезвие Ветра, посланное капитаном, перерезало горло предводителю врагов.

Схватка была решена в одно мгновение.

Когда капитан одобрительно кивнул головой, солдаты остановились.

Он соскочил с гиппогрифа. Не успел он подойти к лежащей Королеве, как тут же упал в траву...

Похитители, которые должны быть мертвы, встали один за другим.

Рыцари гиппогрифов, которые уже успели расслабиться, думая, что враг уничтожен, теперь сами были застигнуты врасплох.

"Ах!" - простонал капитан, пытаясь вытащить палочку, когда его тело затянуло в вихрь.

Его конечности мгновенно были отрезаны смерчем, и сам он скончался в тот момент, когда убитый им предводитель врагов, несмотря на отчетливо видимую смертельную рану на шее, поднялся на ноги, широко улыбаясь.

* * *

Уэльс, наконец, убрал палочку и подошел к месту, где лежала Генриетта.

Принцесса только сейчас начала приходить в себя после падения в траву. Она смотрела на приближающегося Принца, не веря своим глазам.

- Уэльс, ты... что происходит?

- Удивлена?

Генриетта выхватила свою кристальный посох, который всегда носила с собой, и направила ее на Уэльса.

- Кто ты?

- Я - Уэльс.

- Ложь! Ты уничтожил отряд магов-охранников...

- Ты хочешь убить меня? Хорошо. Порази меня своей магией. Пронзи мое сердце, если так хочешь.

Уэльс указал на грудь, и рука Генриетты задрожала.

Заклинание так и не сорвалось с ее губ. Вместо этого вырвалось сдавленное рыдание.

- Зачем ты сделал это?

- Просто поверь мне, Генриетта.

- Но... но это...

- Я все объясню позже, для этого есть множество разных причин. А сейчас пойдем со мной, и ни о чем не спрашивай.

- Я-я не понимаю. Зачем ты делаешь такие вещи... Чего ты добиваешься?

Уэльс мягко ответил:

- Тебе не нужно понимать. Это - как клятва, тебе просто нужно следовать ей. Помнишь? Те слова, которые ты сказала на озере Рагдориан. Слова, которые ты произнесла перед духами воды.

- Я не могу их забыть. Я буду помнить до конца своей жизни.

- Пожалуйста, Генриетта, скажи их снова.

Принцесса повторила клятву слово в слово: "Принцесса Тристейна Генриетта клянется перед духами воды в том, что она будет любить Принца Уэльса вечно".

- Только одно изменилось с тех пор. Теперь ты - Королева. Но больше ведь ничего не изменилось? И не измениться?

Генриетта кивнула. Я всегда мечтала о том дне, когда Уэльс будет держать меня в своих объятиях.

- Несмотря на обстоятельства, клятва, данная перед духами воды, не может быть нарушена. Ты должна верить в свои слова. Пожалуйста, доверь все остальное мне.

Каждое нежное слово Уэльса все больше превращало Генриетту в ничего не осознающую маленькую девочку. Она кивнула много раз, словно ребенок. Принц ее полностью убедил.

После этого Уэльс встал и подошел к своим воинам. На их шеях и телах виднелись открытые смертельные раны.

Однако... не обращая на это внимания, солдаты вели себя как обычные живые люди.

Они пошли проверить упавших лошадей, но те все были мертвы.

Затем отряд вошел в высокую густую траву и рассредоточился на равном расстоянии друг от друга. Цепь для засады.

Не обменявшись ни словом, Уэльс и его солдаты скрылись в высокой траве и замерли... словно единое живое существо.

* * *

Ветряной дракон продвигался вдоль дороги, пока не достиг места трагедии, где виднелись лежащие на земле трупы. Сильфида приземлилась, и ребята спрыгнули вниз. Табита, не двигаясь с места, внимательно осмотрелась.

"Принцесса", - пробормотал Сайто.

Вокруг валялись обожженные трупы, а также отрезанные руки и ноги. Гиппогрифы и лошади лежали в лужах собственной крови. По всей видимости, это был полк Гиппогрифов.

- Там кто-то живой.

Сайто и Луиза подбежали на голос Кирхе.

Несмотря на глубокую рану руки, кто-то смог выжить.

- Как вы себя чувствуете?

Луиза пожалела, что с ними нет Монморанси. В данной ситуации ее магия Воды была бы просто незаменима.

- Я в порядке... Но кто вы?

- Мы, как и вы, преследуем похитителей Ее Величества. Что здесь произошло?

Солдат ответил дрожащим голосом:

- Они... их раны были действительно смертельными...

- Что?

Однако пострадавший не смог больше ничего сказать. Осознав, что он в безопасности, и помощь пришла, он потерял сознание.

В этот момент со всех сторон в них полетели магические заклинания. Табита отреагировала мгновенно. Заранее ожидая нападение, она создала над ними барьер из ветра, и теперь опустила его, отразив вражескую атаку.

Из травы, медленно покачиваясь, поднялись тени.

Все они были мертвыми дворянами Альбиона, возрожденными Кольцом Андвари.

Кирхе и Табита приготовились к защите. Однако, по каким-то причинам, враг больше не нападал. Напряженность нарастала.

И тут Сайто с удивлением опознал знакомую тень.

- Наследный Принц Уэльс!

Да, это был он.

Уэльс, который погиб, а затем получил фальшивую жизнь от Кромвеля при помощи Кольца Андвари, украденного у духа воды, теперь похитил Генриетту.

Мысли о такой нечестной игре разозлили Сайто.

Он схватил рукоятку Дерфлингера, висевшего за спиной. Руны на левой руке засияли.

- Верни Принцессу.

Однако Уэльс продолжал улыбаться.

- Ты говоришь нелепости. Я не могу ее вернуть, поскольку она следует за мной по собственной воле.

- Что?

Из-за спины Уэльса показалась одетая в платье Генриетта.

"Принцесса! - закричала Луиза. - Пожалуйста, идите к нам. Этот Уэльс - фальшивка! Это - труп Уэльса, оживленный Кромвелем с помощью кольца Андвари!

Однако Генриетта не сделала ни шага. Она лишь крепче сжала свои дрожащие губы.

- ...Принцесса?

- Убедились? А теперь, как насчет сделки?

- Сделки?

- Именно так. Мы, конечно, с радостью можем сразиться здесь с вами, но наши лошади пали. А путешествовать ночью пешком слишком опасно. Я хотел бы сохранить как можно больше магических сил.

Табита произнесла свое лучшее атакующее заклинание - Ветряной Лед.

Уэльс еще не закончил говорить, как ледяные стрелы пронзили его тело насквозь.

Однако... к удивлению Уэльс не упал, а раны прямо на глазах зажили.

- Это бесполезно. Ваши атаки не причинят мне вреда.

Хотя Генриетта была свидетелем этого, выражение ее лица не изменилось.

- Взгляните! Это - не Принц! Это - нечто! Принцесса!

Но Генриетта отказывалась верить, она замотала головой. Потом сдавленным голосом сказала:

- Пожалуйста, Луиза, спрячь свою палочку. Сделай это ради меня. Дай нам уйти.

- Принцесса! Что вы такое говорите?! Принцесса! Это существо - не наследный Принц Уэльс! Принцесса, вас обманывают!

Генриетта страдальчески улыбнулась:

- Я знаю. В моей комнате, когда наши губы встретились, я однозначно это поняла. Но, несмотря на это, мне все равно. Луиза, просто ты еще никогда не была влюблена так сильно. Если по-настоящему любишь, ты готова отбросить все остальное. Ты хочешь следовать за ним куда угодно. Даже если это - иллюзия. Ты не сможешь ничего, только верить в нее. Я дала клятву. Я поклялась перед духами воды: "...любить Принца Уэльса вечно". Даже если весь мир скажет, что это - обман, мои чувства не лгут. Поэтому дай нам уйти, Луиза.

- Принцесса!

- Это - приказ, Луиза Франсуаза! Мой последний приказ тебе. Пожалуйста, уйди с нашего пути.

Луиза опустила нацеленную на врагов палочку. Она вынуждена была сдаться, осознав, что Генриетта приняла окончательное решение. Почему она должна препятствовать такой сильной любви...

Шеренга живых мертвецов попыталась пройти мимо ошеломленной Луизы.

Но на их пути...

Сайто с Дерфлингером наготове перегородил им дорогу.

Ему было ужасно грустно. Он понимал чувства Генриетты. Но его разум не мог допустить этого. Его разум кричал, что этого просто нельзя допускать. Сайто заговорил голосом полным печали и гнева:

- Принцесса. Позвольте мне сказать. Вы говорите абсурдные вещи.

Его плечи и тело дрожали.

- Страсть, любовь, желание быть вместе, не заботясь ни о чем ином. Является ли такая любовь настоящей? Это - просто безрассудство. Кровь ударяет в голову, и человек просто перестает понимать.

"Отойди! Это - приказ!" - закричала Генриетта, пытаясь сохранить достоинство.

- К сожалению, я не являюсь вашим подданным. Ваши приказы ничего для меня не значат. Даже если вы будете продолжать отдавать мне приказы... я не подчинюсь. Я расколдую вас.

Первым среагировал Уэльс. Но когда он попытался произнести заклинание, Сайто кинулся на него.

Однако стена воды отбросила фамильяра.

Онемевшая Генриетта дрожала, сжимая палочку.

- Я не позволю тебе даже пальцем коснуться Уэльса.

Сокрушительная стена воды снова двигалась на Сайто. Но в следующее мгновение пространство перед Генриеттой взорвалось.

Это Луиза произнесла заклинание Взрыва.

"Хотя вы - Принцесса, но я тоже не позволю и пальцем тронуть моего фамильяра", - проговорила она дрожащим голосом. Ее волосы растрепались.

Этот взрыв вернул к реальности Табиту и Кирхе, которые до сих пор с искренним удивлением наблюдали эту перепалку. Девочки стали произносить заклинания.

Началась битва.

* * *

Стоя перед Луизой, Сайто мечом отражал вражеские заклинания. Хотя воздух был заполнен атакующей магией, пока еще никто не был ранен всерьез. Хотя эффективные заклинания Табиты и Кирхе валили врагов на землю, те экономили душевную энергию, применяя только точечные заклинания, чем надеялись мало-помалу вымотать ребят.

Таким образом, похитители действовали более слаженно. Понемногу ребята оказались загнанными в угол. Они не успели опомниться, как попали в окружение.

Теперь они вынуждены были только обороняться. Число врагов было слишком велико, поэтому не было никакой возможности для атаки.

Послав еще один Огненный Шар, Кирхе удалось поджечь одного из врагов.

- Огонь действует! Их можно сжечь!

Она предприняла новую атаку огнем, а Табита немедленно прекратила атаки и начала прикрывать подругу. Сайто также оказывал им помощь. Используя Дерфлингер, он поглощал заклинания, направленные на Кирхе.

Пришедшие в себя враги попытались контратаковать при помощи Лезвий Ветра.

Однако Кирхе подожгла еще троих.

Противники отступили из зоны действия ее магии и перегруппировались.

"Если вот так понемногу, одного за другим, сжигать их... то у нас будет шанс на победу", - пробормотала Кирхе.

Но небеса отвернулись от них.

Мало-помалу Табита заметила, как что-то мокрое падает ей на щеку.

Она с беспокойством посмотрела в небо.

Огромная дождевая туча клубилась над полем битвы.

* * *

Исходно моросящий дождик внезапно перерос в ливень.

Генриетта закричала: "Бросьте ваши палочки! Я не хочу убивать вас!"

"Очнитесь, Принцесса! Пожалуйста!" - прокричала Луиза, но ее голос затерялся в шуме ливня.

- Вы только посмотрите! Дождь! Ливень! Во время дождя заклинания Воды только выигрывают! Благодаря этому дождю, наша победа предрешена!

"Это правда?" - обеспокоено выкрикнул Сайто.

Кирхе, которая собиралась что-то сказать, кивнула, выразив свое разочарование.

- Да, теперь Принцесса сможет обрушить на нас целый водяной вал. А мой огонь теперь бесполезен. Ветер Табиты и даже твой меч не смогут навредить им... Что же, все кончено. Мы проиграли!

Сдавленным голосом Луиза пробормотала: "Хоть я и не хочу этого, надо бежать. Мы не можем умереть здесь".

- Но как мы сбежим? Мы окружены.

Все замолчали.

Из оцепенения их вывел голос Дерфлингера.

- А-а-а.

- Что?

- Я вспомнил. Их магия мне знакома...

- То есть?

- Когда я увидел духа воды, то что-то забрезжило в моей памяти... прости, партнер, что я такой забывчивый. Но не беспокойся. Я вспомнил!

- Да что вспомнил!?

- У их и нашей магии - одна основа. В любом случае, она отличается от основы четырех главных стихий. Это - магия жизни. Бримир тоже задавался этим вопросом.

- Да о чем ты?! Легендарный меч! Говори только тогда, когда тебе есть, что сказать! Ты бесполезен!

- Бесполезная здесь ты. Даже будучи магом Пустоты, глупо так часто запускать заклинание Взрыва, я это уже видел раньше. Какой бы силой маг не обладал, требуется огромное количество душевной энергии. Как это было сегодня, чтобы произвести большой взрыв, потребуется год на восстановление сил. Сегодня нам нужно что-то другое.

- Например?

- Полистай Молитвенник. Бримир был великий человек. Думаю, он это предусмотрел.

Воспользовавшись этим советом, Луиза начала перелистывать страницы.

Однако кроме заклинания Взрыва на страницах ничего не было.

- Здесь ничего нет, только чистые листы.

- Смотри дальше, нужное ты сможешь прочесть.

Луиза увидела страницу, на которой был какой-то текст.

Он был записан древними рунами.

- ... Магия Рассеивания?

- Верно. "Аннулирование". Любовный эликсир - вот причина, по которой ты можешь это прочесть.

* * *

Генриетта печально покачала головой. Она думала, что ребята, осознав опасность дождя, убегут, но они остались. Более того, они поместили Луизу в центр, а сами окружили ее тесным кольцом.

Подняв глаза, Принцесса начала произносить заклинание. Я по возможности не хочу убивать. Но если ты продолжаешь стоять у меня на пути...

Подчиняясь заклинанию Генриетты, капли дождя начали уплотняться.

Один за другим, альбионцев покрыла броня из воды. Огонь теперь был им не опасен.

В дополнение Генриетта начала произносить еще одно заклинание.

Уэльс присоединился к ней. С холодной улыбкой он посмотрел на нее. Да, она видела отсутствие тепла в его взгляде, но ее сердце все еще пылало.

Их окружил водяной смерч.

Вода-Вода-Вода и Ветер-Ветер-Ветер.

Шестой уровень Воды и Ветра.

Маги-треугольники обычно не могут создать заклинание такой силы. Без преувеличения можно сказать - почти никогда. Тем не менее, принадлежность к Королевской семье позволяет сделать это.

Только в Королевских семьях могут создавать шестиугольное заклинание.

Совместное заклинание Генриетты и Уэльса достигло огромных размеров.

Два треугольника переплелись, создав вихрь шестого уровня. Торнадо, подобный цунами. Один его удар мог бы смести целую крепость.

* * *

Голос произносящей заклинание Луизы смешался с шумом дождя.

За спиной Сайто она могла спокойно колдовать.

Сегодня для нее не было ничего невозможного. Сконцентрировав свою душевную энергию, Луиза сосредоточенно воспроизводила звучание древних рун, одну за другой.

"Что творит этот ребенок?" - спросила с улыбкой Кирхе.

"Аа, просто сейчас она изображает из себя легендарного мага", - шутливым тоном ответил Сайто и крепче сжал рукоятку меча. Голос Луизы, произносящий заклинание Пустоты, придал ему мужества. Мужества, которое позволило ему улыбнуться. Мужества, которое может превратить смерть в шутку.

- Вот как. Все это чудесно. В любом случае, без "Легенды" нам этот смерч не победить.

Огромный вихрь из воды кружился вокруг Уэльса и Генриетты, быстро увеличиваясь в размерах.

Луиза все еще произносила заклинание. Как и следовало ожидать от Пустоты, заклинание было длинным до невозможности.

"Плохо. Противники действуют быстрее", - пробормотал Дерфлингер.

- И что делать?

- Ты должен знать, что делать. Остановить смерч - твоя работа, Гандальв.

- Моя чт...?

Лицо Сайто передернулось, но он не испугался. Мужество сделало его тело стальным.

- Нет, я удивлен.

- Чем?

- Ты не боишься такого огромного смерча?

- Может и боюсь. Но ты не понял, Гандальв. Твоя работа - не нападать, а защищать свою хозяйку, пока она произносит заклинание. Это - твоя единственная задача.

- Но это будет не просто.

- Ты чувствуешь прилив храбрости, когда слышишь, как твоя хозяйка произносит заклинание. Твое лицо краснеет, тебе хочется громко смеяться, твой пульс учащается. У всего этого есть причина.

"Ладно, оставляю это на тебя", - пробормотала Кирхе.

Табита посмотрела в глаза Сайто:

- Легкой победы.

"Я - фамильяр Пустоты!" - пробурчал тот.

* * *

Заклинание Генриетты и Уэльса было завершено. Огромный смерч из бурлящей воды двигался в сторону Сайто. Гигантский и, в то же время, на удивление быстрый.

Вихрь был похож на крепостную башню, сделанную из воды. Башню, которая быстро кружилась и пыталась поглотить их.

Сжав меч, Сайто огромными прыжками рванул навстречу смерчу и направил Дерфлингер в центр вращающейся стихии.

Хотя его почти полностью накрыло, он все еще твердо стоял на ногах.

Боль пронзила его тело. Он не мог дышать. Вода жестоко хлестала и рвала кожу.

Но Сайто терпел.

Ему вырвало ногти.

Барабанные перепонки лопнули.

Веки были изрезаны, а глаза сильно болели.

Он не мог дышать.

Правая кисть отпустила рукоятку меча, поскольку сустав был сломан.

Дерфлингер был полностью скрыт водой.

В тот момент, когда, казалось, все рухнет, Луиза закончила заклинание.

Хотя Сайто не мог слышать и видеть, он почувствовал это.

"Наконец-то, дурочка", - пробормотал он и потерял сознание.

* * *

Перед глазами Луизы, закончившей заклинание, неистовствовал огромный смерч. Однако он не мог ей навредить. Она увидела, как Сайто отчаянно превозмогает боль, стоя в центре вихря.

В конце концов, фамильяр не выдержал напора бушующей стихии и рухнул на землю, оставив в стене воды небольшой зазор.

Луиза закусила губу и через открывшийся просвет направила Рассеивающую Магию в противника.

* * *

Все вокруг Генриетты было залито ослепительно ярким светом.

Уэльс, который стоял рядом с ней, с глухим стуком рухнул на землю. Принцесса пыталась подбежать к нему, но на заклинание ушла вся ее душевная энергия, поэтому она тоже упала.

А затем... ее окутала абсолютная тишина. 

Некоторое время Генриетта лежала без сознания, но голос, настойчиво зовущий ее по имени, привел Принцессу в чувство.

На нее с беспокойством смотрела Луиза.

Дождь прекратился. Но трава все еще была мокрая, а в воздухе чувствовалась прохлада.

"Все выглядит так, будто эта жестокая битва была просто сном", - подумала Генриетта.

Но это был не сон. Рядом с ней лежал холодный труп Уэльса. Тела остальных солдат были разбросаны вокруг. Это был конец тех, кто получил фальшивую жизнь от Кольца Андвари. Эти жизненные силы были рассеяны заклинанием Луизы, и солдаты снова стали мертвыми телами, хотя Генриетта не знала причины этого. Но она чувствовала, что сейчас на круги своя вернулось все, что этого требовало. Пока этого было достаточно.

Принцессе очень хотелось, чтобы это был сон. Но это была подобная ночному кошмару реальность. Более того, Генриетта сама стремилась стать частью этого ужаса, отбросив все остальное.

Она закрыла лицо руками. Сейчас у нее нет права прикасаться к телу Уэльса. И еще тяжелее было посмотреть в глаза Луизе, которая любила ее с самого детства.

- Что я наделала?!

"Вы очнулись?" - спросила девочка грустным спокойным голосом. В нем не было ни следа гнева. Это была обычная Луиза, хотя, возможно, в ее голове сейчас бушевал ураган из мыслей.

Генриетта кивнула.

- Что мне сказать, чтобы ты простила меня? Как извиниться перед людьми, которые пострадали из-за меня? Пожалуйста, подскажи мне, Луиза.

- Сейчас гораздо нужнее ваша сила.

Луиза указала на скорчившегося Сайто.

- Что за ужасные раны!

- Его поглотил смерч. Пожалуйста, исцелите его вашей магией Воды.

Генриетта кивнула и произнесла заклинание. Благодаря могуществу посоха Королевской семьи, который хранил всю мощь стихии Воды, раны Сайто стали мгновенно затягиваться. А когда он осознал, что тем, кто исцеляет его раны, была Генриетта, его глаза невероятно расширились от удивления.

- У меня нет слов, чтобы вымолить прощение. Есть ли еще пострадавшие?

Было еще несколько дворян из полка Гиппогрифов. Генриетта по очереди исцелила их раны.

А затем... не обращая внимания на то, были это союзники или враги, все трупы перенесли в тень деревьев. Даже если они будут захоронены позже, нельзя было бросать их в таком виде.

Луиза и ее товарищи... даже Кирхе и Табита, они не осуждали Принцессу. Генриетта видела кошмар... сладкий, соблазнительный сон. Если кого и стоило ненавидеть, так это того, кто дал Уэльсу фальшивую жизнь и сыграл на чувствах Принцессы. Конечно, нельзя сказать, что Генриетта была целиком невиновна, но бесспорно существовал тот, кто пытался воспользоваться ее грехом.

* * *

Принцесса хотела перенести тело Уэльса в последнюю очередь.

И в этот момент...

Она увидела то, во что было просто невозможно поверить.

Может быть, печальная любовь Генриетты где-то в небесах была замечена.

Может быть, кто-то, чтобы снять с нее грех, слегка придержал чашу весов жизни.

Как только Принцесса коснулась щеки Уэльса, он слабо приоткрыл веки.

- ...Генриетта? Это ты?

Слабый, едва различимый голос, несомненно, принадлежал Принцу. Плечи Генриетты задрожали. Если в Халкегинии происходили чудеса, то это было одно из них.

Никто не мог объяснить, почему лучику жизни, который должен был уже угаснуть, позволили еще раз вспыхнуть. Возможно, когда заклинание Луизы рассеяло чары Кольца, просто вернулась едва теплящаяся жизнь Уэльса.

А, возможно, чувства, которые Генриетта испытывала к Уэльсу, воззвали к прихоти богов. Никто не знает, почему, но Принц открыл глаза, и это было правдой.

"Уэльс", - Генриетта позвала возлюбленного по имени.

Она поняла, что на этот раз он был настоящим. Не марионеткой, которая двигалась благодаря чарам Кольца, а истинным Принцем Уэльс.

Слезы катились по щекам Генриетты.

- Как долго я ждала этого момента...

Ребята столпились вокруг с растерянными лицами.

Когда они увидели, что Принц открыл глаза, их удивлению не было предела.

И тут Генриетта увидела красное пятно, которое расползалось по белоснежной рубашке Уэльса. Рана, нанесенная Вардом и исчезнувшая после воскрешения, снова открылась.

В замешательстве Принцесса произнесла заклинание Лечения, чтобы остановить кровь.

Однако... Несправедливо, но ее волшебство не подействовало на эту рану. Кровавое пятно становилось все больше.

- Уэльс... не получилось... но почему?

- Это бесполезно... Генриетта. Рану не исцелить. В однажды умершее тело нельзя вновь вдохнуть жизнь. Вероятно, я вернулся совсем ненадолго. Возможно, это - воля духов воды.

- Уэльс нет, нет... ты снова хочешь оставить меня одну?

- Генриетта, у меня есть последнее желание.

- Не говори "последнее".

- Я хочу попасть на озеро Рагдориан, где впервые встретил тебя. Я хочу, чтобы там ты мне кое-что пообещала.

Табита взобралась на спину своего дракона. Затем Кирхе и Сайто положили там Уэльса. Следующей на дракона села Генриетта, она положила голову Принца себе на колени и поддерживала его тело, чтобы он не упал.

Дракон полетел прямиком к озеру Рагдориан.

* * *

На озере Генриетта поддерживала Уэльса, пока они шли к берегу. Небо начинало понемногу светлеть, близилось утро.

- Навевает воспоминания.

- Да.

- Когда мы впервые встретились, ты выглядела словно фея. Смотри, здесь ты купалась.

Уэльс указал рукой на берег. Наверное, он уже не мог четко видеть. Это было совсем не то место, которое осталось в воспоминаниях Генриетты.

Тем не менее, отчаянно сдерживая слезы, Принцесса кивнула:

- Ах, ты как всегда прав.

- Тогда я все думал вот о чем. Если бы мы все бросили, нам вдвоем везде было бы хорошо. Неважно где... Достаточно было бы иметь маленький домик с садом. А-а, и цветник, цветник, в котором бы ты выращивала цветы.

С каждым шагом ноги Уэльса все больше наливались свинцом.

- Я всегда хотела у тебя спросить. Почему ты тогда не произнес этих слов? Почему ты не сказал, что любишь меня? Мне всегда хотелось, чтобы ты их произнес.

Уэльс улыбнулся.

- Я не могу сказать их, понимая, что это сделает тебя несчастной.

- О чем ты говоришь? Самая большая радость для меня - быть любимой тобой.

Уэльс замолчал. Генриетта чувствовала, как жизнь понемногу покидает ее возлюбленного. Это чудо, что он все еще жив.

Но она не могла плакать. В оставшееся время она хотела сказать ему все, что долго копила в душе. И только дрожащий голос выдавал ее.

Собрав остатки сил, Уэльс заговорил: "Поклянись, Генриетта".

- Я поклянусь в чем угодно. Что я должна пообещать? Пожалуйста, скажи мне.

- Забыть меня. Поклянись, что забудешь меня и найдешь человека, которого будешь любить. Я хочу услышать эти слова. На этом озере. Перед духами воды, поклянись в этом.

- Не проси о невозможном. Я не могу в этом поклясться. Я не могу солгать в таком месте.

Принцесса остановилась. Ее плечи дрожали.

- Прошу, Генриетта. В противном случае моей душе вечно не будет покоя. Ты хочешь, чтобы я был несчастлив?

Принцесса покачала головой:

- Нет, конечно, не хочу.

- Время на исходе. Я уже... поэтому, пожалуйста...

- Тогда, тогда тоже поклянись. Поклянись в том, что любишь меня. Сейчас ты еще в состоянии дать клятву, ведь так? Если ты поклянешься, то я тоже дам обещание.

- Я это сделаю.

Генриетта печально произнесла слова клятвы: "...Я клянусь. Клянусь забыть о Принце Уэльсе. А также, обещаю найти того, кого смогу полюбить".

"Спасибо", - сказал удовлетворенно Уэльс.

- Теперь твоя очередь, пожалуйста.

- Я поклянусь. Помоги мне подойти к воде.

Генриетта подвела Уэльса к кромке воды. Лучи утреннего солнца пробились сквозь кроны деревьев, и озеро Рагдориан сверкало такой красотой, какую трудно представить в этом мире.

Их ноги промокли до щиколоток.

Генриетта поддержала Уэльса за плечи.

- Теперь скажи, что любишь меня. Время настало. Я буду помнить это мгновение вечно. И не важно, как ты это скажешь, я буду помнить его. Готов?

Но Принц ничего не ответил.

- Уэльс?

Генриетта сжала его плечи. Но Принц был уже мертв.

Принцесса медленно вспоминала дни, когда она впервые встретила Уэльса.

Она словно доставала из шкатулки с сокровищами каждое воспоминание, одно за другим, и пересматривала его заново.

Сверкающие, счастливые дни, которые больше никогда не наступят.

И обмен клятвами, который так и не состоялся.

"Какой ты жестокий, - глядя вперед, прошептала Генриетта. - В конце концов, ты так и не произнес этих слов".

Принцесса медленно закрыла глаза.

По ее щекам текли слезы.

* * *

Сайто, который наблюдал за Принцессой и Уэльсом из тени деревьев, обнимал Луизу за плечи. Девочка не двигалась, глядя на Генриетту, и лишь беззвучно плакала.

"Правильно ли я поступил? - думал Сайто. - В тот момент, позволить Генриетте уйти, как она просила... было бы это лучше для нее? Даже если это была фальшивая жизнь Принца, даже если его любовь была наигранная... если человек думает, что все это - реальность, разве не будет он счастлив?"

Обнимая Луизу, которая плакала, словно ребенок, Сайто не мог прогнать эти мысли. "Что было правильно, а что нет... Возможно, это - не последний случай, когда придется мучаться таким вопросом", - подумал фамильяр.

Возможно, будут еще мгновения жизни, когда ему снова, как и сейчас, придется сделать очень трудный выбор.

Он крепче обнял Луизу.

Сайто молился, чтобы, когда это время придет... он не колебался.

* * *

Генриетта опустила труп Уэльса в воду.

Затем она слегка взмахнула посохом и произнесла заклинание.

Вода медленно потянула тело Принца к центру озера.

Сквозь кристально чистую воду было видно, как труп Уэльса погружается на дно.

Даже когда уже нельзя было ничего различить, Принцесса оставалась неподвижной.

И вот уже солнечный свет отразился от поверхности озера всеми цветами радуги... но Генриетта продолжала смотреть в вечность.

Примечания

1

В Японии многое не так, как в остальном мире. 14 февраля, в день Святого Валентина, японские представительницы слабого пола должны дарить шоколад. Для того, чтобы их отблагодарить за это, в Японии существует неофициальный праздник "Белый день" - 14 марта - когда мужская половина общества делает ответные подарки.

2

Пэры подразделялись на ранги: герцог, маркиз, граф, виконт и барон. 

3

Неизменные атрибуты традиционных фестивалей Японии.

Кингесукуй (金魚掬い) - ловля золотых рыбок сачком. В небольшом бассейне плавают мальки золотых рыбок. Ловцу выдается сачок, представляющий собой небольшое кольцо на ручке, затянутое бумагой. Пойманных рыбок ловец забирает с собой. Задача поймать таким сачком рыбку не из легких: от воды бумага быстро намокает и рвется, от быстрого рывка через воду бумага просто рвется, а рыбки чрезвычайно юркие. В Японии даже проводятся чемпионаты страны по кингесукуй.

Йо-йо-цури (ヨーヨー釣り) - ловля шариков. В бассейне плавают легкие шарики с петелькой (вроде елочных). Задача ловца - с помощью крючка подцепить такой шарик за петельку. Тоже непростая задача, поскольку вода колышется, а вместе с ней и шарики.

Окономияки (お好み焼き) - жареная лепёшка из смеси разнообразных ингредиентов — обычно с лапшой, мясом, морепродуктами и овощами, смазанная специальным соусом и посыпанная очень тонко нарезанным сушёным тунцом. Иногда окономияки называют «японской пиццей».

Леденцы на палочке (べっこうあめ) - аналогичные сладости встречаются в разных странах. Делаются из сахара, расплавленного в форме. Часто выполняются с фруктами внутри (например, с черносливом, яблоком и пр.)

4

Луиза произносит заклинание Пустоты "Взрыв", его полная формула приведена в третьем томе ранобэ.

5

Сланцы Берджес были найдены в Канадских Горах в Британской Колумбии. Это - одно из крупнейших на Земле полей окаменелых останков, относимых к среднему Кембрию, оно содержит останки более 65 000 исчезнувших видов. Большинство из них обладали удивительным и ни на что не похожим строением. Внешний вид и происхождение многих этих существ остаются предметом споров.

Окаменелости Берджес позволили сохранить форму даже у мягких тканей, что сделало их одними из самых известных в мире и лучшими в своём роде.

6

Речь идет про историю пса по кличке Хатико, произошедшую в 20-х - 30-х годах XX века. Пес принадлежал профессору Уэно, работавшему в Токийском университете. Каждое утро собака провожала хозяина на железнодорожную станцию Сибуя, а днем встречала с поезда. Когда псу было всего полтора года, хозяин умер на работе от инфаркта. Собака в течение девяти лет вплоть до своей смерти каждый день приходила на станцию, дожидаясь своего хозяина. За год до смерти Хатико на станции ему был поставлен памятник. После смерти пса по всей стране был объявлен день траура.

Хатико является символом верности и преданности в Японии.

7

Андвари - в германо-скандинавской мифологии - один из цвергов (гномов), хранитель золота нибелунгов. Когда Локи хитростью поймал Андвари и забрал у него золото, то забрал также и Кольцо Нибелунгов, которое позволяло накапливать новые богатства. В отместку Андвари наложил на кольцо проклятие, согласно которому любому обладателю этого артефакта оно принесет смерть.