/ Language: Русский / Genre:child_tale,

Весенняя сказка. Даша в стране фей

Олеся Чертова

Сказка

Олеся Чертова

Весенняя сказка. Даша в стране фей

· Даша проснулась от яркого солнца. Она встала с кровати, подошла к окошку и вздохнула. На улице ярко светило солнышко, и синички распевали звонкие песенки на все лады, словно уже наступила долгожданная весна. Но весны не было. Возможно, она затаилась где-то под толстым-толстым слоем снега, или же северные ветры не дают бедняжке войти в город. Так или иначе, но весны всё ещё не было. И это обстоятельство очень огорчало Дашу.

Сегодня было воскресенье, в школу не нужно было идти. И Даша решила прогуляться под ярким солнышком, послушать призывную песенку синичек. Небо было ярко синим, и в воздухе пахло весной, но на земле по-прежнему лежал снег.

Во дворе не было никого из Дашиных подружек, да и, по правде сказать, во дворе вообще никого не было. Даша перешла через детскую площадку, толкнула рукой скрипучие, ржавые качели… В это время тучи закрыли солнце, и сразу пропало хрупкое ощущение весны. Подул резкий, холодный ветер, Даша поёжилась и полезла в карманы за перчатками. Нет, сегодняшнее утро совершенно не подходило для прогулки и, наверное, все, кроме Даши, это понимали. Девочке стало совсем грустно. Она пнула ногой дырчатый, как голландский сыр, холм снега, придавила его ногой и услышала, как с треском ломается ледяная корка. И когда она успела появиться? Ведь ещё пять минут назад припекало солнышко? Дашина нога провалилась в сугроб, и острые холодные льдинки посыпались в сапог.

— Этого только не хватало!

Даша никак не могла вытащить ногу из сугроба. Когда же ей, наконец, удалось это сделать, то нога в сапоге уже успела намокнуть. Тут бы Даше и поспешить домой, но что-то её остановило… Что именно, Даша не могла объяснить, просто ей показалось, что из той дыры в сугробе, которую она проделала, льётся тихий голубоватый свет. Девочка не была уверенна в том, что это правда, но ей показалось, что странное свечение становится то ярче, то бледнее. Даша подошла ближе и склонилась над дырой. Она присмотрелась и ахнула: там, на самом дне, среди кусочков льда и снега зеленел крохотный росточек.

— Я же могла его затоптать?! — испугалась Даша. — Вот бедненький!

Даша стала разгребать мёрзлый снег, чтобы добраться до росточка. А он стал подниматься и расти просто на глазах. Его листочки потянулись вверх, как маленькие ручки, открывая голубой бутончик. Даша сразу поняла, что это подснежник, но почему же он так быстро растёт — этого девочка не знала. Она с замиранием ждала, что же будет дальше, когда откроется бутончик. И долго ждать не пришлось. Маленький цветочек, покачиваясь на тонком стебельке, ещё немножко потянулся вверх и замер. Даше показалось, что она слышит музыку. Она смотрела во все глаза, как тихо, покачиваясь в такт мелодии, голубой бутон открылся. И девочка, не веря своим глазам, увидела на его серединке крошечное существо. Она не поняла, кто это, и цветок, словно желая ей помочь, потянулся вверх, поднимая к Даше маленькую крылатую фею.

Это действительно была фея — Даша в этом убедилась. Она уже несколько раз ущипнула себя за руку, чтобы проверить, не сон ли это. Рука болела, а фея не исчезала. Она сидела на цветке, съёжившись, обхватив обнажённые локти и сложив прекрасные, как у бабочки крылья. Даша едва успела рассмотреть её бледное, прекрасное личико, как бедняжка сделала попытку подняться, покачнулась и упала. Девочка поймала её на лету, иначе фея упала бы просто в снег.

Теперь она лежала на Дашиной ладошке. Маленькая и удивительно красивая в розовом платье, с нежно розовыми крылышками, она сама походила на цветочек. Это было так невероятно и в тоже время так естественно, словно нет ничего удивительного в крохотной фее, спящей внутри цветка. И Дашу заботило только одно, как согреть бедняжку. «Наверное, она замёрзла» — подумала девочка. Она потихоньку подышала на фею, та вздохнула и открыла глаза.

— Благодарю тебя, — вдруг сказала фея, звонким, как колокольчик голоском. — Надеюсь, ты не растопчешь меня и не станешь отрывать мне крылья.

Даша опешила.

— Я? Отрывать крылья? Зачем?

— Я не знаю, — пожала плечиками фея. — Я только знаю, что так поступают в вашем мире с бабочками…

— Нет, что ты! — воскликнула Даша. — Я никогда такого не делала, и никто из моих друзей тоже… Кто сказал тебе такие глупости?

— Так у нас говорят…

— А у вас — это где?

— У нас, в стране Флория. Я пришла оттуда.

— А для чего ты пришла сюда. У нас здесь зима и ты замёрзнешь, — заволновалась Даша.

Фея вздохнула и взмахнула крылышками.

— Всё дело в том, что в нашей стране сейчас тоже зима. Все цветы погибли, и вместе с ними погибаем и мы, крылатые феи цветов. Злая волшебница Мерзляна захватила замок нашей королевы, её саму заточила в темницу, а всю нашу страну погрузила в вечную зиму. А всё потому, что в замке есть Волшебный Кристалл, дающий силу нашей стране, вот его и заморозила злая Мерзляна.

— А что нужно сделать? Как разморозить этот Кристалл? — спросила Даша.

— Много тысячелетий тому назад злые люди из северной стороны уже погружали страну Флорию в вечную зиму, но тогда феи умели танцевать. И чары с Кристалла были сняты при помощи танца с серебряными колокольчиками.

— Ну, а теперь? Разве вы не можете сделать то же самое? — удивилась Даша.

— Нет, не можем, — фея закрыла личико руками и заплакала. — С тех пор, как королева подарила нам всем крылья, мы разучились танцевать. И хоть серебряные колокольчики по-прежнему есть в нашей стране, но без танца они бессильны!

— Что же делать, — заволновалась Даша. — Как же вам помочь?

— Нужно, что бы кто-то научил нас танцевать! У нас говорят, что вы, люди, не имеете крыльев и поэтому знаете, что такое настоящий полёт танца. Я пришла сюда, чтобы найти того, кто сумеет научить нас. Но где его искать, я не знаю. — И фея снова залилась слезами.

Даша задумалась. Ей было очень жаль маленькую фею, такую хрупкую, такую беззащитную. И стоило девочке подумать, что где-то в ином мире гибнут сотни таких же прекрасных крошек, как сердце её сжалось и на глаза навернулись слёзы.

— Не плачь, послушай, мне кажется, я сумею тебе помочь…

Фея с надеждой посмотрела на Дашу.

— Да. Я умею танцевать. Нет, конечно, сказать, что я очень хорошо танцую — это неправильно… Я не уверенна, что мой танец можно назвать настоящим полётом… Я ещё учусь. Но если вы вообще ничего не умеете, то я бы могла научить вас. Или могу отнести тебя к моей учительнице по танцу — она великолепно танцует.

— Нет-нет, — оживилась фея. — Я думаю, твоих знаний нам будет достаточно. У нас мало времени. Если ты сумеешь хоть немного научить нас — это прекрасно! Только, — фея на мгновенье замолчала, — только ты должна пойти вместе со мной.

— Куда? — не поняла Даша.

— В мою страну. Во Флорию, — улыбнулась фея.

— Но как мы туда попадём? — удивилась Даша. — Ты же такая крошка, я рядом с тобой просто огромная!

— Мы пройдём через портал-цветок. Пройдя через него, ты тоже станешь такой же крохотной, как и я. Ты только решись…

Девочка с сомнением посмотрела на подснежник, потом на фею. Ей было не по себе, но ведь она обещала помочь!

— Хорошо. Я согласна, — решительно сказала Даша.

— Посади меня на цветок и возьми за руку, — сказала фея. — Кстати, меня зовут Тия.

— А меня Даша, — девочка усадила фею на цветок и двумя пальцами осторожненько попыталась взять её за руку, и в туже секунду что-то произошло.

— Не отпускай руку, Даша! — откуда-то издалека прозвучал голос Тии.

А Даша только и успела заметить, как цветок вдруг приблизился и стал огромным, а в ушах засвистел ветер. Потом стало тихо. Даша открыла глаза — она сидела на покрытой инеем лужайке, а рядом с ней стояла девушка в коротком розовом платье с нежными розовыми крылышками за плечами.

— Тия? — только теперь девочка увидела, какая Тия красавица.

Фея улыбнулась и протянула Даше руку.

— Вставай. Земля холодная, ты простудишься, — Даша встала. — Пойдем, я познакомлю тебя с жителями Страны Цветов.

Да, это была она, Страна Цветов. Более удивительного места Даша даже представить себе не могла. Здесь росла обыкновенная трава под ногами, а вместо деревьев возвышались стебли огромных цветов. Правда все цветы были покрыты белым инеем, так же, как и трава. Их прекрасные головки грустно склонились почти к самой земле. Даша подняла глаза к небу. Оно было привычным для девочки: серое, затянутое тяжёлыми, словно ватными, тучами. Того и гляди снег повалит.

— Мы живём в цветах и питаемся цветочным нектаром. Теперь нам негде жить. Мы скоро замёрзнем и умрём с голоду… — грустно сказала Тия, наблюдавшая за Дашей.

Девочка потёрла озябшие ладошки:

— А где же все жители? Где феи?

Тия ничего не ответила. Она крепко взяла Дашу за руку и взмахнула крыльями. Даша почувствовала, что отрывается от земли, она вскрикнула и, что было сил, вцепилась в руку Тии. А в ответ услышала звенящий смех феи.

— Не бойся, глупенькая, я не уроню тебя.

Они взлетали всё выше и выше. Сначала Даша летела, зажмурившись, ей просто не верилось, что тоненькие, прозрачные крылья Тии способны поднять в воздух их двоих. Но полёт продолжался, и Даша приоткрыла глаза. И то, что она увидела, потрясло её — сколько мог окинуть взгляд, простиралась цветочная поляна. И, не смотря на то, что все цветы выглядели увядшими, они всё-таки были прекрасны. Никогда в жизни Даша не видела такой гигантской цветочной поляны. «Как же здесь, наверное, красиво было раньше!» — подумала Даша.

— Нет на свете более прекрасного места, чем наша милая Флория, — словно прочитав Дашины мысли, сказала Тия. — Пока злющая Мерзляна не окутала всё холодом.

Даша совсем уже замёрзла, и, похоже, что и Тия тоже выбивалась из сил. Здесь, наверху, к холоду присоединялся ещё и пронизывающий ветер. Вдали Даша увидела огни.

— Нам туда, — указала Тия и начала опускаться.

Даша увидела на траве несколько небольших костров, возле них группками сидели феи. Они грелись, прижавшись друг к другу, и сидели совершенно неподвижно. На мгновенье Даше показалось, что они не дышат, что они уже замёрзли и погибли. Даша хотела подбежать к ним, но Тия опередила её. Она подлетела к своим друзьям:

— Просыпайтесь! Посмотрите, я привела девочку, которая поможет нам изгнать Мерзляну!

Существа возле костров зашевелились, они сбрасывали с себя вялые листья, в которые кутались, спасаясь от холода. Теперь Даша смогла их рассмотреть — как же все они были прекрасны. Они напоминали прибитые морозом цветы.

Увидев Тию, они бросились обнимать и целовать её:

— Ты жива! Ты вернулась! — звенели колокольчики их голосов со всех сторон. — Как же мы волновались за тебя.

— Постойте! Смотрите, кого я вам привела! — старалась перекричать их Тия.

И вдруг стало тихо. Даша увидела, что все смотрят на неё. Она попыталась улыбнуться, но у неё не получилось. Сотня глаз с недоверием смотрели на неё.

— Это же человек…

— Тия привела к нам человека…

Тия метнулась к Даше. Она обняла её тоненькими, холодными ручками.

— Она наш друг! — громко выкрикнула. — Она решилась покинуть свой мир, чтобы прийти сюда и помочь нам!

Глаза, устремлённые на Дашу, по-прежнему излучали недоверие.

— Она умеет танцевать, — в отчаянии закричала Тия. — Она научит нас, и мы спасём королеву и нашу Флорию. Вы мне верите?

Феи зашумели. Было слышно, как они переговариваются тихими, звенящими, как колокольчик, голосами. Даша ждала. И вдруг на неё налетел настоящий цветочный вихрь. Они что-то спрашивали, обнимали, касались нежными прохладными ручками, шуршали тончайшими крылышками. Даша не удержалась и засмеялась.

Нужно сказать, что королева Флории Атина уже много лет или столетий правила своей прекрасной страной. Она была доброй правительницей и беззаветно любила каждого, даже самого маленького жителя своих королевских владений. И счастливые феи не считали её своей правительницей, она была их доброй мамой, которая всегда могла пожалеть и дать добрый совет в трудную минуту. Хотя, по-правде сказать, что такое трудности, никто не знал в цветочной стране. Жизнь была здесь лёгкой и беззаботной. Добрая королева любила рассказывать тёплыми вечерами за чашкой цветочного нектара старую то ли сказку, то ли быль о том, как Цветочную страну завоевали злые люди с севера. Они принесли страшный холод во Флорию, потому что заморозили Волшебный Кристалл, который хранится в самом большом зале замка. А смелые жители цветочной страны волшебным танцем с серебряными колокольчиками прогнали злой холод, разморозили Волшебный Кристалл и вернули в страну тепло и счастье.

Эту историю королева рассказывала так часто, что и сама уже не могла понять, было ли это на самом деле или это просто красивая сказка. Никто уже много лет, а может и столетий, не умел танцевать в Цветочной стране. С тех пор, как волшебница подарила всем феям крылья, они летали, им незачем было танцевать! Никогда, даже в самых нереальных мыслях, королева Атина не могла себе представить, что её история вдруг станет реальностью. Жители Флории были слишком хрупкими и слабыми, чтобы бороться с Мерзляной. Королева это знала, поэтому и проливала безутешные слёзы сейчас, сидя в своей ледяной темнице, в которую её заточила Мерзляна. Она не могла помочь своему народу. Её спасала только слабая ниточка надежды, а вдруг феи помнят её сказку и смогут воплотить её в реальности.

Королева смотрела сквозь толстый слой льда на заледенелый Кристалл, который охраняли слуги Мерзляны. Эти слуги были повсюду, в каждой комнате замка и вокруг него. Они пристально следили за каждым, кто приближался к замку.

— Нет, они не смогут сюда пробраться, — в отчаянии ломала руки королева. — Любой из них погибнет раньше, чем приблизится к замку.

— Ты совершенно права, — услышала королева скрипучий голос. — Но не стоит так убиваться, Атина. Должна признать, что твои подданные действительно любят тебя. Ты даже представить себе не можешь, сколько их уже пыталось проникнуть в замок и спасти тебя.

Мерзляна расхохоталась. При этом её бледное синеватое лицо, словно покрытое изморозью, даже не оживилось. Напротив, её улыбка походила на оскал или безобразную гримасу. Королева Атина вздрогнула. Мерзляна перестала хохотать.

— Что? Я не нравлюсь тебе? Конечно, это вы здесь, в тепле, на солнышке, все такие красивые, цветущие. А попробовала бы ты остаться красавицей у нас, в вечном холоде, среди снега и льда. Все мои слуги и я давно уже заледенели.

— Но вы могли просто прийти и остаться жить у нас, — робко сказала Атина. — Ты же знаешь, мы всегда рады друзьям.

— О да, — лицо Мерзляны искривила усмешка. — У всех вас очень добрые сердечки! И ты приютила бы меня с моей ледяной сворой?

Атина кивнула.

— И я должна была быть тебе благодарной всю жизнь за то, что ты меня пригрела?! НЕТ! Я сама себя хозяйка, и мне не нужно чужое тепло! В моём сердце вечная мерзлота, а может, у меня вообще нет этого самого сердца! Я заставлю вас жить так, как жила я, в холоде и мраке, ничтожные феи. Я покрою вечными снегами ваши цветочные поляны и стану повелительницей объединённых королевств страны Флории и Края Вечной Мерзлоты! И королевой буду я — Великая Мерзляна!

Атина закрыла лицо руками.

— Не рыдай! Я тебе что-то покажу! — Мерзляна провела ладонью по глыбе льда, в которой была заточена Атина, и лёд треснул.

Мерзляна крепко сжала руку королевы и потянула её за собой. Они вышли на балкон. Ледяной ветер пронизывал бедную Атину насквозь.

— Смотри, — торжественно произнесла Мерзляна.

И Атина посмотрела. Почти вся Цветочная страна была покрыта снегом, только вдали виднелись огоньки костров, у которых грелись несчастные феи.

— Я и туда скоро доберусь, — пообещала Мерзляна. — Ты лучше посмотри сюда.

И Атина увидела возле входа в замок несколько десятков заледенелых фигурок фей. Она вскрикнула.

— Ты убила их?! — закричала Атина.

— Нет, что ты! — возмутилась Мерзляна. — Я подарила им вечность. Посмотри, как они совершенны, словно выточены из мрамора. Ну, чего ты рыдаешь? Я думала, хоть за это ты меня похвалишь. Не угодить тебе, Атина! Пойдём обратно в твой новый дом, а то что-то ты совсем раскисла.

И Мерзляна повела безутешную королеву в её ледяную темницу.

С наступлением утра стало немножко теплее. Хотя солнечный лучик, который изредка выглядывал сквозь тучи, вряд ли мог прогреть заледенелую землю. Даша проснулась совершенно озябшей. Она спала вместе со всеми феями у одного из костров, укрывшись увядшим листочком, который не согревал, а едва прикрывал от ветра. Но, всё же, Даше было легче, чем бедным феям: на ней была тёплая куртка, шапка и перчатки, а они были совершенно раздеты в лёгких, как паутинка, одеждах.

И вот теперь они стояли перед ней: бледные, озябшие, но всё такие же настоящие сказочные феи, и с надеждой смотрели на Дашу. И Даша вдруг поняла всю серьёзность происходящего, ведь, если честно, до этого момента ей казалось, что это игра, просто выдумка, сказка. Но эта сказка была реальностью для маленьких фей, и Даша должна была им помочь.

— Расскажите мне ту историю, которую вам рассказывала ваша королева, — начала Даша. — Что тогда происходило в вашей стране? И как феи смогли победить ледяных завоевателей.

— Это было очень давно, — тихо произнесла одна из фей, — очень! Так давно, что до нас дошла только красивая легенда. Она не может быть руководством к действию.

— В этой легенде говорится о том, как феи сняли заклятье Вечной Мерзлоты с Кристалла с помощью зажигательного танца, — сказала синеглазая фея в голубом платье.

— Они танцевали со своими серебряными колокольчиками… — добавила Тия. — Но, что это был за танец, мы не знаем.

— Хорошо, — решительно сказала Даша. — Мы придумаем с вами такой танец, от которого весь лёд растает. — И тут Даша взглянула себе на ноги. На ней по-прежнему были тёплые зимние сапожки. Это было очень кстати, чтобы не замёрзнуть, но для танца нужна была другая обувь. — Мы можем начать репетировать прямо сейчас, но мне нужны танцевальные туфельки. Можно здесь такие достать? И еще, наверное, платье, такое как у вас — моя одежда слишком неудобная для танцев.

Сказочный народец зашумел, все переговаривались друг с другом, а Тия подлетела к Даше и с улыбкой взяла её за руку.

— Пока ты позавтракаешь, я думаю, новое платье и туфельки будут готовы. Смотри!

И Даша увидела такое, от чего, наверное, любая девочка грохнулась бы в обморок: прямо к ней шагали паук и жук-рогач. Причём оба были размера, просто гигантского — Даша смотрела на них снизу вверх. У бедной девочки коленки задрожали, и она едва не упала. Тия поддержала её и с удивлением заглянула подруге в лицо:

— Ты что, испугалась? Вот глупенькая! Нашла, кого бояться. Это же наши портной и башмачник! Их пригласили сейчас специально для тебя.

Даша сжала Тие руку.

— Я боюсь! Я не привыкла, чтобы паук и жук шили мне одежду и обувь! — прошептала Даша.

— Не показывай виду, что ты боишься или удивлена, — тихонько сказала Тия. — Они могут обидеться и откажутся нам помогать!

Даша сделала над собой усилие и улыбнулась. «Интересно, — подумала девочка, — как с ними нужно объясняться, жестами? Они же насекомые…» И в тот же миг Даша услышала приятный голос, который осведомился:

— И на кого же будем шить? — это говорил Паук.

Все разом указали на Дашу и Паук, проворчав что-то себе под нос, направился к девочке. Даша видела, как движутся его мохнатые лапы и чувствовала, что сейчас завизжит, несмотря на предупреждение Тии.

— Ты меня боишься? — вдруг насмешливо произнёс Паук. — Конечно, боишься! Ведь ты же человек, девчонка! Понятно, ведь в твоём большом мире с нами пауками разговор короткий — хлоп и готово! Так ведь? — Даша вздрогнула: это была правда. — Вот! — по стариковски кряхтя, вёл дальше Паук. — И никому в голову не приходит просто поговорить с Пауком.

— Я… Я не знала, что вы, то есть пауки, можете разговаривать… — еле проговорила Даша.

— А вот потому и не знала, что не пробовала. — Паук приблизил к Дашиному лицу свою морду, и ей вдруг показалось, что он улыбается. — Ладно, хватит тебе дрожать, не съем ведь! Странные вы люди — огромные, как горы, а трусливые, как букашки. Да не трясись ты! Дай мерки снять.

И Паучок засуетился вокруг Даши, обмеряя её своим особым способом, едва касаясь пушистыми лапами. Даше уже не было страшно, теперь, когда паук был выше, чем она, девочка смогла рассмотреть, какой он забавный и даже симпатичный. И ей стало, почему-то, его жаль…

Тем временем Паук закончил своё дело и отошёл в сторону. Он принялся сматывать тонкую паутинку-нить, отдал её подоспевшим жукам-ткачам, чтобы они соткали ткань. А уж потом он начнёт шить платье.

Затем к Даше подошёл Жук-рогач. Его Даша уже не стала бояться, дрожать и падать в обморок. Она улыбнулась и сказала: «Здравствуйте». Жук-рогач довольно хмыкнул и потребовал ножку, чтобы снять мерку.

— Сейчас и шить-то не из чего, — жаловался он. — Вон, видишь, всё засохло, поморозилось. Ну, уж на одну-то пару что-то раздобуду, не сомневайся.

Даша поблагодарила и, не удержавшись, осторожно погладила лакированное крыло жука. Оно было таким гладким и блестящим, как крышка маминого пианино, но ещё красивее. Она хотела и рога потрогать, но не решилась…

Портной и башмачник приступили к работе, а Дашу усадили у костра завтракать. В маленькой чашечке колокольчика Даша увидела что-то светлое и необычайно ароматное. Она лизнула его — на вкус оно было сладким.

— Что это? — спросила она Тию.

— Это нектар, — пояснила та.

— А я думала, что нектар пьют. Ну, что он жидкий.

— Так и есть, — грустно сказала фея в ярко жёлтом платье. — Он просто замёрз, а если ты подержишь его у костра, то он снова станет прозрачным и жидким.

Но Даша не стала держать нектар у огня, она начала есть его палочкой, как мороженное, и нужно сказать, что это было самое восхитительное мороженное из всех возможных. Многим из фей понравился такой способ есть нектар. Они удивлялись, как раньше сами до этого не додумались, и все хвалили Дашу. Наконец феи оживились, они улыбались, они были рады, что Даша среди них. Она дарила им надежду.

А в замке королевы Флории Атины на высоком ледяном троне восседала Мерзляна — повелительница снега и ветров. Маленькие снежинки, слуги Мерзляны, вихрем влетели в тронный зал и опустились на колени перед своей госпожой.

— Ну, что вы разведали, мои проворные лазутчики? — прогремела Мерзляна с высоты своего трона.

— Опасность!

— Опасность! — зашуршали снежинки.

— Девчонка, пришедшая из мира людей, учит фей волшебному танцу!

— Мы погибли! Погибли!

— Нужно бежать! Бежать! — ещё тише зашуршали снежинки.

Мерзляна вскочила с трона.

— Пошли прочь, негодные! — закричала она. — Вокруг одни трусы и предатели.

И снежинки вихрем закружили и вылетели прочь из замка. Тогда Мерзляна схватила ледяной посох, стоящий у трона, и, что было сил, ударила им об пол.

— Эй, вы, самые страшные ветры, самые холодные вьюги, самые жгучие морозы! Я призываю вас!

И в тот же миг белый вихрь, целая лавина снега и ревущие бураны окутали свою повелительницу.

— Что прикажешь, — прогудел ветер.

— Чем могу служить? — проскрипел мороз.

— Летите к этим проклятым феям и не щадите никого. Хочу, чтобы к вечеру вся Флория стала ледяной пустыней! Вперёд!

И верные слуги Мерзляны вылетели прочь. А сама королева устремила свой леденящий взор на глыбу льда, в которой томилась Атина. Глаза двух королев встретились. Во взгляде Атины было отчаяние, во взгляде Мерзляны — торжество.

— Наслаждайся последними минутами своей жизни, Атина, — прошипела Мерзляна. — Ты скоро присоединишься к своему народу.

Никогда и никому не поверила бы Даша, если бы ей сказали, что лучшие музыканты на свете — это кузнечики. Казалось бы, так просто — водить лапкой по травинке, а какая выходит музыка! И танцевать под эту музыку было — сплошное удовольствие. Даша учила фей танцевать. И они очень старались, и получалось уже неплохо, правда, кто-то из танцующих то и дело взлетал, наверное, от переполняющих чувств. Даша и сама танцевала так, как никогда в жизни. Ей казалось, что за спиной у неё тоже есть крылья, ещё чуть-чуть, и она взлетит! И не было усталости и холода. Даша видела сияющие румянцем лица, блестящие глаза и радостные улыбки.

Кузнечики попросили минутку перерыва, у них затекли лапки, им нужно было размяться. Даша присела на стебелёк одуванчика и расправила своё новое белое платье. Никогда в жизни Даша не видела платья прелестнее — оно было из тончайшего кружева, которое мог сплести только самый умелый кружевник-Паук. И башмачки были лёгкими и удобными, хотя хитрый башмачник Жук-рогач так и не признался, из чего же он их сшил.

От разглядывания обновок Дашу отвлекла Тия.

— Даша, как ты считаешь, у нас уже получается танец? — робко спросила она.

— Ещё как! — воскликнула Даша. — Вы самые способные ученики на свете. Вы уже лучше меня танцуете.

Тия улыбнулась.

— Ты, конечно, шутишь, но всё же, я подумала, может нам следует начать танцевать с серебряными колокольчиками? Как ты думаешь?

— Конечно, — согласилась Даша. — Я и забыла, что ты говорила о колокольчиках. Приносите их сюда.

Тия как-то странно взглянула на Дашу, но ничего не сказала, только улыбнулась.

— Если хочешь, пойдём за колокольчиками вместе с нами.

Даша с радостью согласилась.

Идти нужно было не очень долго. В путь вместе с Тией и Дашей отправилось ещё две феи. Каждая из них несла несколько больших листьев.

— А зачем листья? — удивилась Даша.

— Ты сейчас всё увидишь, — улыбнулась Тина. — Нам нужно добраться вон до того холма. Там, у его подножья, есть небольшая пещера. Это самое тёплое место во всей Флории. Там и находятся серебряные колокольчики. Они очень хрупкие, и мы должны сберечь их, во чтобы-то не стало. Это самое большое наше сокровище.

Рассказ Тии заинтриговал Дашу. Ей так не терпелось увидеть эти колокольчики, чтобы понять, чем же они так важны для жителей Флории.

Хорошо, что до холма было совсем не далеко, он возвышался на краю поляны, где располагались феи. У подножья холма Тия разыскала вход в пещеру, он был завален сухими листьями. Тия убрала листья и посадила на ладонь жука-светляка, чтобы он осветил путь. Вход был очень узким, но не длинным. Он заканчивался просторной пещеркой. Посредине пещеры горел костёр, и здесь было действительно непривычно тепло. Даша не сразу заметила маленькую группку людей в неосвещённом углу пещеры.

— Вот они, — сказала Тия. Голос её звучал необычайно нежно. — Просыпайтесь! Идите сюда, — вдруг позвала кого-то Тия.

Зашуршали, опадая, сухие листочки, служившие одеялом, и пещеру залил яркий свет. Даша невольно зажмурилась. Действительно сияло серебро. Только не украшения и не слитки, перед Дашей стояли маленькие Феи в серебряных одеждах. Это были дети, совсем малютки, самому младшему было года два, а самому старшему лет пять. На них были серебряные шапочки в форме колокольчиков, серебряные платьица и серебряные туфельки. А очаровательные мордашки сияли серебряной пыльцой.

Даша была так поражена, что и говорить не могла. Она взглянула на Тию, та с умилением и безграничной любовью смотрела на малышей.

— Это они, Серебряные колокольчики.

— Но ведь это просто дети! — воскликнула Даша.

— Да, только это не просто дети! Это будущее Флории! Кто знает, может это последние дети в нашей стране. Ты знаешь, как рождаются феи? — обратилась она к Даше. Даша покачала головой. Откуда ей было знать. — Они рождаются в цветах. Каждое утро Королева Атина облетает свои владения и заглядывает в каждый цветок, чтобы найти и отнести во дворец наше сокровище, ещё одного серебряного колокольчика.

— Прямо, как в «Дюймовочке», — пробормотала Даша.

— Наверное, — согласилась Тина. — Но теперь цветы увяли, и никто не знает, зацветут ли они снова, сколько на это потребуется времени. Поэтому мы можем погибнуть все, но Серебряные колокольчики должны остаться. Если бы танец можно было пройти без них, мы не стали бы рисковать колокольчиками, — печально добавила Тия. — Ты сказала — это просто дети. Так и есть. Ведь дети — это самое большое сокровище.

Даша, рассматривала малышей — детки, как детки, словно на новогодний праздник оделись.

— Послушай, а почему они колокольчики?

Тия лукаво улыбнулась.

— Ну, что, — обратилась она к детям. — Отправляемся на прогулку?

В ответ зазвенели десяток колокольчиков на все лады. Даша засмеялась. Оказывается, маленькие феи не умеют говорить, они издают нежный мелодичный звон, но старшие их понимают. Когда малютка-фея подрастает, у неё появляется свой цвет, серебро исчезает, и тогда она сможет говорить. И что самое удивительное, первое слово, которое малышка скажет, будет её собственное имя. Тогда фея и перестаёт быть колокольчиком, хотя, когда разговаривают взрослые феи, тоже слышится едва уловимый нежный звон.

Учить колокольчиков танцевать оказалось не сложнее, чем взрослых фей. Они были настолько музыкальны, грациозны, что подхватывали каждое движение раньше, чем Даша успевало его показать. Правда, Дашу по-прежнему мучили сомнения, а что если танец, который так упорно учат феи, совсем не то, что нужно. Вдруг слово «танец» в рассказе Атины имеет переносное значение, не буквальное. Вдруг, когда они попадут в замок и станцуют, ничего не произойдёт?

Даша потёрла озябшие ладони и протянула руки к спасительному теплу огня. Сомнения по-прежнему разрывали Дашу на части, но она даже поговорить ни с кем не могла, ведь феи так беззаветно верили ей. Она не могла их подвести.

— Не волнуйся. Просто знай, что всё будет, как должно быть, — услышала Даша за спиной нежный звенящий голос. Она оглянулась. Позади стояла фея с ласковыми золотистыми глазами. Она моргнула длинными ресницами, которые густо покрывал иней. От этого золотые её глаза казались ещё загадочнее.

— Что ты сказала? — переспросила Даша.

— Я хотела сказать тебе, что всё будет в порядке. А если нет, то в этом нет твоей вины. Ты научила нас всему, что знаешь сама, поэтому себя винить тебе не в чем. Мы благодарны тебе. Завтра утром мы попытаемся пробраться во дворец, а тебя мы хотим сейчас переправить домой. Мы отнесём тебя к порталу.

Даша подпрыгнула, как ужаленная.

— Как отправить домой?! — крикнула она. — Я никуда не полечу! Я пойду с вами во дворец и буду помогать вам до конца!

— Нет-нет! — из толпы выбежала Тия. Она схватила Дашу за плечи. — Нет, ты не останешься здесь. А, что если мы неправильно поняли рассказ Атины? Что если мы сделали всё не так? Мы погибнем! И ты вместе с нами — это несправедливо!

По щекам Тии потекли хрустальные слезинки. Даша обняла плачущую фею и окинула взглядом своих новых друзей.

— Я останусь с вами и буду танцевать возле Кристалла.

— Это невозможно, — тихо сказала фея с золотыми глазами. — Танец во дворце могут исполнять только феи, а ты человек.

— Неужели ничего нельзя сделать? — Даша едва не плакала.

— Можно, — произнёс кто-то из темноты. И Даша увидела фею в длинном сиреневом платье. Она казалась старше всех остальных жителей Флории.

— Это волшебница…

— Волшебница…

Зазвучало со всех сторон.

— Ты можешь стать феей храбрая девочка на один день. Если я одену тебе на голову венец из драгоценных каменьев. Вот он. Ты видишь, они все прозрачные. Но когда они поменяют свой цвет и станут небесно голубыми, ты навсегда останешься феей и никогда не вернешься домой. Подумай, как ты рискуешь.

— Не надо, — снова заплакала Тия. — Ты и так много для нас сделала, ты не должна рисковать своей жизнью.

Даша задумалась. Конечно же, ей стало страшно. Никогда не вернуться домой! Никогда не увидеть маму, друзей. Но с другой стороны, разве эти маленькие добрые человечки не заслуживают на её дружбу и, может, самопожертвование.

— Я очень боюсь, — призналась Даша. — Но я думаю, вдруг произойдёт что-то непредвиденное, и вам понадобиться моя помощь, а меня не будет… Моя мама говорила, что каждое начатое дело нужно доводить до конца!

И с этими словами Даша взяла из рук волшебницы венец и одела его на голову. И в тот же миг она ощутила невероятную лёгкость.

— Что это? — только и успела она сказать, как вдруг оторвалась от земли.

— Это твои крылья! — засмеялась Тия. Она кружила рядом, схватив подругу за руки. — Ты стала одной из нас! Ты фея!

Но Даша не успела порадоваться полёту и новым ощущениям. Внезапно налетел снежный вихрь — это слуги Мерзляны добрались до поляны фей, чтобы выполнить приказ своей госпожи. Закружился снежный буран, миллиарды миллиардов снежинок, словно острые иголки, кололи несчастных фей. Всего несколько минут, и поляна превратилась в холодную безмолвную пустыню.

Даша выбралась из-под снега первой. Она совершенно окоченела, её трясло, как в ознобе. Боже мой, вокруг не было ни души, только снег, ослепляюще белый снег. «Неужели все погибли», — с ужасом подумала Даша. Она бросилась рыть заледеневшими руками обжигающий снег, из её глаз лились слёзы. Но уже через несколько минут Даша поняла, как это глупо и бессмысленно. Слёзы застилали ей глаза:

— Тина, Энти, Ления! — звала она своих друзей.

Но снежная равнина безмолвствовала. Даша в отчаянии опустилась на снег. И вдруг она услышала нежный звон, сначала слабый, едва уловимый, но вот к нему уже присоединились ещё несколько голосов, потом ещё…

— Серебряные колокольчики! — закричала Даша. — Они живы.

И девочка бросилась раскапывать снег там, откуда доносился звон. Из-под снега показался сухой лист, под которым, прижавшись друг к другу, сидели колокольчики. Когда Даша откинула лист, они все разом бросились к ней. Их заплаканные личики озаряли улыбки, и они звенели на все голоса.

— Всё, не плачьте, теперь всё в прядке. — Даша гладила их холодные мордашки и пыталась согреть замёрзшие пальчики. — Вы теперь со мной.

Даша утешала малышей, а сама ломала голову над тем, что же делать дальше. Как вдруг рядом с Дашей кто-то шевельнулся, девочка бросилась разгребать снег. Это была Тина. Это она в последнюю секунду успела накрыть малышей колокольчиков листом. Тина открыла глаза:

— Всё пропало… — слабо произнесла она. Даша так и не поняла — это был вопрос или утверждение.

— Нет-нет, — запротестовала Даша, — ничего не пропало. Посмотри…

Тина поднялась и осмотрелась. То здесь, то там из-под снега выбирались феи, они были обессилены, но были живы.

По лицу Тины скользнула тень улыбки:

— Мы живы, мы не погибли, — прошептала она.

— И мы победим Мерзляну! — твёрдо сказала Даша.

Мерзляна торжествовала победу. Все её слуги собрались вокруг Волшебного Кристалла, чтобы выпить морозного коктейля в честь победы великой королевы. Мерзляна подняла заиндевелый кубок:

— Я пью за объединение двух королевств — Края Вечной мерзлоты и бывшей цветочной страны Флории! Ура!

— Да здравствует королева Мерзляна!

— Ура, великой королеве!

— Ура! Ура! — кричали со всех сторон.

Все дружно приложились к ледяным кубкам, и в наступившей тишине вдруг раздался нежный звон колокольчика. Сначала с одной стороны, потом с другой… Мерзляна замерла, прислушиваясь… И в тот же миг серебряным звоном наполнился весь зал, казалось, что звенели даже стены. Слуги Мерзляны в панике бросились врассыпную, но тут же остановились, так как навстречу им со всех сторон двигались феи. Они не просто шли, они танцевали, и этот танец окружал каждую из них золотым, тёплым сиянием, которое мгновенно растапливало лёд. Феи самозабвенно кружились в танце, и маленькие колокольчики вторили невидимым музыкантам своими нежными, звенящими голосами и тоже танцевали.

Кольцо танцующих фей сужалось, и через мгновение возле Мерзляны вместо преданных слуг текли и журчали весенние ручейки.

— Нет! — закричала Мерзляна. — Этого не может быть, я всех вас заморозила!

Мерзляна так разозлилась, что разогрелась от собственной злобы и… растаяла. Превратившись в белую тучку, она унеслась в небеса. И в тот же миг со звонким треском лопнула ледяная корка на Кристалле, и рубиновый столб света ударил вверх, под высокие своды замка, а оттуда осыпался благодатным серебряным дождём. Растаяла тюрьма королевы Атины, и во Флории наступила весна.

Королева Атина со слезами радости смотрела на своих подданных, а они склонились перед ней в поклоне.

— Встаньте, мои герои, — воскликнула она. — Это я должна преклонить перед вами колени! За ваш подвиг. А особенно перед тобой, смелая девочка, — и королева заключила смущенную Дашу в объятья. — Ты, моя милая, достойна самой большой награды.

— Моя награда — это цветущие поля прекрасной Флории, — скромно сказала Даша.

Атина ничего не успела ответить, её перебила Тия.

— Даша, взгляни на свой венец! Все кристаллы стали голубыми, — закричала она,–

это значит, что ты не сможешь вернуться домой!

Даша сняла венец с головы. Да, действительно все кристаллы стали голубого цвета. Даша заплакала. Но Атина с улыбкой погладила её по щеке.

— Для нас было бы невероятным счастьем, если бы ты осталась здесь, во Флории. Но тебе ждут дома. Ведь так?

Даша кивнула.

— Тогда попрощайся со своими друзьями и возьмись обеими руками за волшебный Кристалл.

Даша обняла каждую фею и даже каждого крошку-колокольчика.

— Мне пора, — тихо повторяла она. — Я никогда вас не забуду.

— И мы тебя, — ответили феи.

Даша взялась за Кристалл…

— Даша… Даша… — чей-то тихий голос звал откуда-то издалека.

Даша открыла глаза. Перед ней стояла мама в тёплом пальто поверх халата. Она испуганно смотрела на Дашу:

— Ты что, уснула здесь? — спросила мама. — Я тебя с балкона зову, зову, а ты сидишь и не шевелишься. Я так испугалась. Пойдём домой.

Даша встала и медленно поплелась за мамой через детскую площадку, мимо скрипучей качели. «Неужели я и вправду заснула», — недоумевала она. — «Значит, это был сон…»

Дома, когда Даша снимала курточку, она вдруг обнаружила, что сама не замечает, как что-то крепко сжимает в руке. Она разжала руку — на ладони лежал большой рубин, тот самый Волшебный Кристалл. Так вот какой подарок приготовила ей королева Атина. Даша подошла к окну и вдруг увидела, как средина Кристалла посветлела, и в нём появилось, как в телевизоре, цветущие поля Флории и порхающие феи. Даша улыбнулась, — «Значит, это был не сон». Она посмотрела за окошко — там сияло солнце, и стремительно таял снег.

— Значит, Мерзляне конец, — засмеялась Даша.

Зима уходила, наступила весна.