/ Language: Русский / Genre:sf_action, / Series: Имперская мозаика 1-3

Имперская мозаика трилогия

Олег Маркелов

Империя незыблема, словно гигантский ледник. Но под несокрушимой толщей льда кипят гейзеры страстей и зреют вулканы катаклизмов. Пираты и мятежники, искатели приключений и сотрудники спецслужб, герои и простые подданные Империи, неизведанные миры и притаившийся во тьме космоса враг — все это сложилось в пеструю мозаику бытия.

Олег Маркелов

Имперская мозаика

Могущественная Империя объединила почти весь обитаемый космос. Ей не могут противостоять ни пираты Вольного Мира, ни обитатели мира Свободного. Будущее ее кажется безоблачным и великим.

Но вдруг все начинает рушиться! Погибают спецназовцы и десант Свободного Легиона. На грани уничтожения мощный 3-й Имперский Флот, обнаруживший прямо у границ Империи развитую агрессивную цивилизацию. На необозримых просторах разворачиваются грандиозные стратегические битвы и индивидуальные единоборства. И никто не может предсказать, чем закончится череда острых противостояний

* * *

Система появилась внезапно, словно невидимый кто-то включил «картинку». Глупая фраза — «система появилась внезапно». Красная звезда в окружении двух десятков планет…

Выйдя из очередного пространственного прыжка, НИС «Колумб» оказалось в верхних слоях атмосферы планеты, которой здесь быть не могло. Ничто бы уже не спасло «Колумб» от гибели. Искусственный интеллект корабля сделал все возможное, чтобы вывести из-под удара находящийся на борту экипаж. Вернее, то немногое, что еще можно было сделать. Он выстрелил на высокую орбиту аварийный буй и выпустил в направлении «дома» веер информационных лучей с координатами и сигналом бедствия. Падая на планету, корабль просчитывал возможные траектории минимального риска, пытаясь хоть как-то управлять аварийными разовыми двигателями. В связи с наличием на борту экипажа основные энергетические установки были заглушены, чтобы не допустить их взрыва при падении.

Вломившись в плотные слои атмосферы, НИС загорелось и начало отстрел модулей с оборудованием и контейнеров жизнеобеспечения. Сгладить крутую траекторию не удавалось, и отстрел проходил с большой интенсивностью. Корабль напоминал бенгальскую свечу.

Такая методика аварийной посадки, вернее, гибели корабля позволяла избежать уничтожения в эпицентре падения большей части грузов, хоть и разбрасывала их на значительное расстояние.

Когда точка касания поверхности интеллектом была вычислена, он отстрелил последнюю партию, в которую входили герметичный модуль с анабиозными камерами экипажа и автономной системой жизнеобеспечения, контейнер с малыми транспортными средствами ближнего радиуса действия, а также обойма микроскопических зондов биологической разведки. Обойма взорвалась, накрыв несколько квадратных километров сетью активировавшихся зондов, которые немедленно начали передачу данных командному устройству опускающегося модуля с экипажем. Задачей микрозондов являлся сбор максимального количества данных о земле, воде и атмосфере, если таковые оказывались в квадрате приземления «жилого» модуля.

Через несколько секунд интеллект «Колумба» отключился — все возможное для спасения экипажа было сделано. Корабль пылающим метеоритом с воем пронесся еще несколько десятков километров, прежде чем рухнуть, сметая все на своем пути.

К сожалению, жизнь — не сказка, в которой все хорошо кончается. Разбрасывая модули, «Колумб» миновал край огромной ровной поверхности, напоминавшей море, и успел отстрелить «жилой» модуль над подобием прибрежного плато. А сам упал в причудливое нагромождение скальных пиков, подняв фонтан каменных брызг. Огненный пузырь гигантского взрыва поглотил его, вплавляя останки в скальную породу…

* * *

— Это тут… — Борен кивком головы указал на гигантский комплекс зданий, словно вырезанных из цельного куска черного полированного композита. Все девять существ, ехавших с ним в массивном черном гравитолете с непрозрачными стеклами, повернулись в указанную сторону.

Говоривший относился к расе гурян. Своим строением гуряне походили на людей, но в то же время имелись и серьезные отличия.

Рост взрослых гурян колебался в пределах двух-двух с половиной метров. Встречались особенно высокие мужчины, достигавшие почти трех метров, и невысокие женщины, не достигавшие и двух. Вес мужчин в среднем составлял сто пятьдесят килограммов. Женщины весили меньше и пропорциями напоминали развитых спортивных женщин у людей. Гуряне были двуноги, и строение ног почти в точности совпадало с человеческим, если не считать их четырехпал ость.

Принципиальные отличия начинались выше — в районе плечевого пояса. Гуряне обладали торсом более массивным, чем человеческий. Их плечи имели сложное костное строение. Две пары рук располагались одна над другой. Нижние плечевые суставы были сильно смещены назад. Поэтому гурянин, стоящий с опущенными вдоль корпуса руками, с первого взгляда воспринимался как крупный человек. Конечно, если не обращать внимания на голову. Тут отличие от человеческой расы вновь становилось очевидным.

У мужчин голова покоилась на массивных плечах, практически лишенная шеи. Женщины, наоборот, имели длинные и стройные шеи. Головы у разных полов почти не отличались, если не считать более грубых и массивных черт лица у мужчин. Головы покрывала гладкая плотная кожа. На самой макушке начинался гребень, идущий по затылку до точки между верхними лопатками. Он состоял из постоянно растущих хитиновых трубочек, призванных улучшить теплоотдачу головы в жарком климате Гура.

Мощная лобная кость имела резко очерченные надбровные дуги без бровей. Почти от гребня начиналась идущая через весь лоб носовая пластина. Сначала еле заметная, далее она превращалась в крепкую широкую переносицу, оканчивавшуюся кожной складкой с мышечным клапаном.

Сразу под складкой носа, чуть выдаваясь вперед, располагались челюсти. Нижняя — довольно массивная — завершалась столь же мощным и резко очерченным, как и лобная кость, подбородком. Узкие губы скрывали три ряда довольно острых пластин, с успехом заменяющих зубы.

Гуряне и люди очень походили друг на друга своими поступками и мыслями. Поэтому процесс натурализации прошел для гурян довольно легко — в отличие от тех же тьяйерцев, которые юридически тоже обладали равными правами с другими подданными Империи. Близость анатомического строения и агрессивная, своеобразная красота гурян привели не только к признанию их в новом общем мире, но даже к появлению смешанных пар. Эти пары вскоре перестали вызывать интерес окружающих, обреченные на жизнь без естественного потомства…

— Дажд точен, как никогда… — ухмыльнулся худой, светловолосый человек с кожей цвета эбонита и окруженными сетью морщин, как у живущих под ярким солнцем, пронзительно голубыми глазами. — Сказать «это тут», указывая на такой домик, — все равно что сказать о потерявшемся корабле, просто кивнув на небо.

— Если бы было точно известно, где они находятся, такую толпу не отправили бы… — Борен окинул взглядом всю команду. — И хорош сопли распускать!

Из десяти существ, подъезжавших к деловому центру в черном гравитолете, только трое облаченных в гражданскую одежду были рождены. Остальные семеро являлись киборгами. Их отличали черные боевые костюмы Службы Имперской Безопасности для действий в городских условиях. Легкая пластиковая броня, надетая поверх повседневной формы, закрывала корпус и суставы, оставляя бойцам максимальную подвижность. Компактные шлемы, помимо защиты головы, благодаря системе запоминания и ведения целей позволяли работать в местах большого скопления народа, помогая идентифицировать и отслеживать перемещение объектов. Вооружены они были достаточно разнообразно и могли «забрать» практически любую цель. Пневматические многозарядные автоматические пистолеты «Слайт Винд» концерна «Эр Арме» стреляли иглами-капсулами со сложным химическим соединением. Этот состав создали биологи как универсальное седативное средство, действующее в той или иной мере на все входящие в Империю расы и не дающее при этом серьезных последствий. Четырехзарядные одноразовые сетевые пушки «Спайдэр», сконструированные когда-то для нужд исследователей и колонистов, но получившие неожиданно популярность у спецслужб, армии, полиции и тех, на кого все они охотились. При выстреле, эффективном лишь на близком расстоянии, выплевывалась сверхтонкая сеть-путанка, мгновенно оплетавшая жертву. Чем сильнее пыталась жертва высвободиться из плена, тем сильнее сжималась сеть. Завершала набор вооружения обычная длинная дубинка — шокер. Таким образом, эти семеро выглядели не опаснее обычных стражей порядка или сотрудников коммерческих служб безопасности, то есть не бросались в глаза.

— В принципе, нас не интересует весь комплекс, — подал голос третий рожденный. — Здесь расположены различные представительства, агентства и миссии коммерческих компаний.

Говоривший был человеком уже не молодым, среднего роста, плотного телосложения, с крупными чертами лица и большой головой с залысинами. Седые волосы, стянутые на затылке в две короткие тугие косы, еще больше подчеркивали грубость лица с почти бесцветными глазами.

— Мы с аналитиками перелопатили всю информацию по комплексу и выяснили, что все старые арендаторы проходили жесточайшую проверку после случая с Реалом. Позднее зарегистрировано только одно представительство. Это представительство отделения корпорации «И-Эм-Ай Индастриз», занимающегося исследованиями и производством в области искусственных пищевых продуктов. Отделение, как и вся корпорация, ни в чем предосудительном замечено не было, но есть кое-какие белые пятна в его деятельности. В основном область финансирования: неоправданные вложения в достаточно простые проекты и принципиально отработанные технологии. Никаких доказательств нет, но аналитики считают, что это не просчет и не уклонение от налогов. Поэтому «И-Эм-Ай Индастриз» — наш первый претендент на шмон.

— Дай бог, чтобы аналитики и ты, Гунар, не ошиблись. А то я как представлю, что нам придется потрошить весь этот муравейник вдесятером, у меня изжога начинается. — Темнокожий, задрав голову, смотрел на нависшую над ними громаду комплекса.

— Да ты не торопись, Занг, побереги желудочный сок… — Тот, кого назвали Гунаром, провел широкой ладонью по волосам, словно проверяя, на месте ли еще косички. — Не найдем ничего в этой конторе — вызовем подкрепление. Майор Фош заверил, что подкинет своих из Специального Боевого Отдела. Он говорит, что в этом деле даже ребята из ЛСБИ засветились.

— Личная Служба Безопасности Императора? А им-то что здесь делать? — Занг Роуч Арго изумленно уставился на Гунара Софтли.

— А им везде и до всего есть дело. Ладно, девочки, хватит болтать!

Гравитолет, скользя уже практически над стальным пандусом, замедлил ход, и капитан Софтли, руководивший группой, отбросил дружеский тон и подобрался:

— Давай к самому входу. Всем внимание. Входим в центральный вестибюль партиями. Вы четверо — берете под контроль выходы и сам зал. Вы трое — по лестницам на третий этаж, накрываете террасы третьего и второго этажей, выходящие в центральный зал. Мы с лейтенантом Арго идем на второй этаж в офис «И-Эм-Ай Индастриз». Сержант Борен, не заходя внутрь, блокирует входную дверь за нами. Всем активировать маячки и сохранять радиомолчание до особой команды. Ну, во славу всем богам, поехали!..

* * *

Солнечный зайчик, добравшись до кровати, скользнул по груди и остановился на его лице, лаская кожу. Амос Мердок проснулся. Сладко потянувшись, соскочил с кровати и, шлепая босыми ногами по прохладному полу, подошел к окну. За бронестеклом расстилалась, насколько хватало глаз, пустыня из стекла, стали, бетона и композитов. Несмотря на кажущуюся безжизненность, она восхищала своим величием, особенно ощутимым на фоне сини безоблачного неба. Громадные небоскребы вздымались над замысловатыми переплетениями скоростных магистралей и бегущих дорожек, облаченных рукавами тонированного стекла. А над всем этим, словно песчинки на ветру, струились потоки гравитолетов. Даже не верилось, что когда-то на этой планете, названной гурянами Аграндой, не было ничего, кроме раскаленного песка и безжалостного света звезды Тали. Но прошли века, и вытянулись к Тали небоскребы, покрытые, словно хамелеоны, бронестеклами с изменяющейся светопропускной способностью. Трубы дорог, совершенно прозрачные ночью, к полудню становились зеркальными, спасая путников от палящих лучей. Мириады климатических установок наполнили артерии города живительной прохладой. Агранда ожила.

Утреннее солнце поднялось уже довольно высоко, и Мердок подумал, что у него осталось не так уж много времени. Ровно в 20 часов по единому Имперскому Времени — или около полудня по местному — он должен быть в центральном офисе компании «Галилео» для встречи с возможным работодателем. Работодателя надо любить и уважать всегда, а когда агент, отправляющий на коммуникатор предложение, говорит о фантастической оплате — тем более. Тревожила только одна мысль: фантастическую оплату приходится отрабатывать таким трудом и риском, что она перестает казаться такой уж фантастической и заманчивой. Как говорится — бесплатный сыр бывает только в мышеловке.

Раздался мелодичный сигнал, которым коммуникатор извещал об исходе очередного часа. Эти компактные приборы, изготовлявшиеся чаще всего в форме массивных браслетов, заменили собой часы, телефон, микрокомпьютер и много еще бог знает каких приборов, объединив в себе все их нужные свойства. Процессоры коммуникаторов, опирающиеся на решения четвертого поколения технологий «Блютус», были тем мощнее, чем больше их находилось рядом. Таким образом, к примеру, на территории городов они, объединяясь со многими другими понимающими их устройствами, представляли собой могущественный искусственный интеллект, способный решать любые задачи.

Амос, быстро приняв душ и проглотив что-то из холодильника, поспешил покинуть номер. Он давно хотел побывать в промышленной столице Империи, но случай никак не предоставлялся. Так что нынешнюю возможность Мердок не собирался упускать. До самой встречи он колесил по городу, рассматривая его и изучая. Когда время вышло, он без сожаления отправился к офису «Галилео».

Город разочаровал. Он был грязен и жесток под сверкающими доспехами из стекла, которые вызывали такой восторг при взгляде из окна. Грязен не столько физически, сколько пониманием ничтожности отдельных существ, их душ и стремлений перед могуществом денег и главенством деловых интересов. Он излучал холодное безразличие к тем, кем питался, и Амос понял: если обстоятельства не заставят, он никогда больше не вернется в этот город, не имеющий души.

* * *

— Кто-нибудь понимает, что произошло? — Оправившись от шока, Ната Снайпс не нашла ничего более умного, чем обратиться с этим вопросом в темноту. Минуту назад анабиозная камера грубо выплюнула ее, не дав отойти от длительного бездействия, не предложив бодрящий душ и информационный пакет о состоянии корабля. Вокруг была тьма и жуткий гнилостный запах. Только по звукам движения и зазвучавшим голосам Ната поняла, что это уже не вязкий послеанабиозный сон.

— Надо запустить аварийное энергопитание… — глухо долетел до нее хриплый голос техника Гадди Мали. — Не могу освободить пульт… Эй, Лай, ты жив?

— Скорее нет, чем да… — По голосу гурянина Майти чувствовалось, что ему крепко досталось. — Чем это так воняет?

— Не знаю, я уже поблевал… Слушай, без твоей помощи мне не справиться.

Мали чем-то скрежетал, но, видимо, небольшой вес тьяйерца не позволял справиться с проблемой. Тьяйерцы были вообще необычными созданиями. Их даже нельзя было однозначно определить как класс. Своим строением больше походя на насекомых, они имели отдельные признаки холоднокровных. Некоторые их свойства были просто уникальны. Они размножались, откладывая подобие яиц в плотной кожистой оболочке. Температура их тел прямо зависела от окружающей среды. Они могли впадать в естественный анабиозный сон и долгое время обходиться без пищи и воды. Покрывающие их пластины хитина образовывали единую силовую оболочку. Они были поистине всеядны. А главное — они обладали способностью к естественной регенерации.

Внешне тьяйерцы походили на огромных, в рост среднего человека, богомолов. С той, правда, разницей, что имели столько же конечностей, сколько и люди. Самое неприятное для многих — эти существа были прямоходящими. По-птичьи сгибающиеся назад сухие, словно у кузнечика, ноги заканчивались массивными шестипалыми ступнями. Пальцы располагались по кругу и при отрыве ступни от земли сжимались, словно бутон неведомого цветка. Тело без половых признаков было наклонено вперед и уравновешивалось коротким, массивным хвостом. Руки с двумя локтевыми суставами в обычном положении прижимались к узкой груди. Они завершались превосходными шестипалыми кистями с длинными суставчатыми пальцами. Голова на тонкой шее однозначно принадлежала насекомому. Большие многосекторные глаза, рот с четырьмя подвижными челюстями, гладкая хитиновая оболочка — все это с первой встречи вызывало во многих людях стойкую антипатию. Именно эта антипатия не позволяла зачастую тьяйерцам быть полноценными членами общества. Дело усугублялось врожденной осторожностью и сильнейшим инстинктом самосохранения, которые людьми и гурянами часто воспринимались как трусость. Но часто те, кому довелось познакомиться с представителями расы тьяйерцев более близко, в корне меняли свое мнение.

… Несколько минут не было слышно ничего, кроме ругательств Гадди и напряженного сопения пробравшегося к нему гурянина. Затем наконец вспыхнул тусклый красный свет аварийного освещения. Открывшаяся взорам оставшихся в живых картина ужасала. Все, что могло оторваться, оторвалось. Кругом свисали куски лопнувшей внутренней обшивки и жилы проводов.

— Мы на поверхности планеты… — Лай, пробравшись к аварийному пульту управления, пытался его реанимировать. — Чем же так воняет?

— Ты с ума сошел? — Снайпс, спотыкаясь, перемещалась вдоль анабиозных камер в поисках выживших.

Экипаж «Колумба» состоял из шести членов: капитан корабля и первый пилот по совместительству — дакхарр Гахгрн; второй пилот и специалист по всему самодвижущемуся оборудованию — гурянин Лай Майти; техник и специалист по связи — тьяйерец Гадди Мали; биолог — человек Ната Снайпс; специалист по безопасности и выживанию гурянин Толл Хаттар; психолог, специалист по контактам — дакхарр Рангх. Ната слышала и видела в тусклом свете только двоих, однако оставалась надежда, что остальные без сознания или, к примеру, в плену заклинивших камер.

— Я не сошел с ума. Камеры деактивировались аварийно, центр притяжения в другой стороне, нежели искусственный корабельный, сила тяжести заметно выше. А черт!.. — Майти отдернул руки от выбросившего сноп искр пульта. — Обзора не будет. Надеюсь, хоть информацию с зондов сможем снять.

Снайпс тем временем добралась до анабиозной камеры капитана. То, что она увидела, заставило ее отшатнуться. Острая каменная пика, прошив корпус «жилого» модуля и стенку камеры, практически разорвала огромное тело дакхарра.

— Я не могу оживить эту железяку! — Лай в сердцах грохнул по корпусу терминала кулаком. — Что у тебя, Ната?

— Капитан погиб, мы, возможно, тоже… — Она не могла сдержать слез, потеряв в лице капитана настоящего друга. — Воняет местный воздух. Он уже внутри нас.

— Но мы-то пока живы. — Гурянин бросил бесполезную возню с аварийным пультом управления и пробирался к другим анабиозным камерам. — Много разрушений… Дай бог, чтобы еще кто-нибудь выжил.

— Рангх тоже погиб. — Биолог выбралась из камеры второго дакхарра. — Перегрузки при падении оказались для него смертельными.

— Эй, скорее сюда!..

Сухой и нескладный Мали склонился над завалом у анабиозной камеры Хаттара. Здесь обнаружился еще один пролом корпуса каменной пикой, сорвавшей с креплений стойку с оборудованием. Из-под нее и торчали ноги гурянина. Майти, нагнувшись, обхватил стойку своими четырьмя руками и, изо всех сил рванув вверх, сумел приподнять ее.

— Тяните, не могу больше… — хрипел он.

Ната и Гадди и без того уже старались вовсю. Страх за товарища придал им сил, и они смогли вытащить тяжелое тело. В следующую секунду все трое рухнули на пол, пытаясь отдышаться. Тьяйерец отполз в сторону, где его опять вырвало. Снайпс, присев около Хаттара, пыталась оказать помощь гурянину.

— Как он? — едва переведя дыхание, спросил Лай

— Не вижу ничего опасного. Несколько ребер сломано. Есть ушибы. Для вас такие травмы не смертельны. Думаю, он сильно ударился головой, поэтому и без сознания. Надеюсь, с ним все будет хорошо.

— Надеюсь, с нами со всеми все будет хорошо… — подал голос поднявшийся наконец Мали.

* * *

В здание прошли как по нотам. Команда киборгов, контролируемая сержантом Бореном, четко рассредоточилась по заданным точкам, не обратив на себя, казалось, ничьего внимания. Дажд, убедившись, что все на местах, метнулся за Софтли и Арго, поднимавшимися на второй этаж по пожарной лестнице. Двери «И-Эм-Ай Индастриз» находились в самом конце длинного коридора. Сержант молча шагнул в угол, разворачиваясь спиной к стене и вытаскивая из-под легкой куртки спортивного покроя армейский энергетический «Макфайр 3000». В такой позиции он просматривал весь коридор, а сам оставался в «слепой» зоне для тех, кто, несмотря на Софтли и Арго, мог выйти из дверей «И-Эм-Ай Индастриз».

Капитан и лейтенант молча шагнули в приветливо распахнувшиеся двери. Зазвучала тихая мелодичная музыка, предупреждая хозяев о посетителях. Встречающие появились почти мгновенно. Это была элегантная пара людей. Мужчина и женщина в дорогих деловых костюмах одинакового темно-синего цвета и с одинаково приветливыми улыбками.

— Добрый день. Рады приветствовать вас в компании «И-Эм-Ай Индастриз». Чем мы можем вам помочь? — Девушка, казалось, встретила самых дорогих посетителей — столько искренней заботы было в ее нежном голоске.

— Спасибо… — Капитан Софтли постарался улыбнуться столь же приветливо, демонстрируя собеседникам голографический идентификатор Имперской Налоговой Полиции. — Нами получены сведения о некоторых нарушениях налогового законодательства и незаконной деятельности, подлежащей обязательному лицензированию. Мы пока не предъявляем обвинений и просим добровольно предоставить для визуального осмотра помещения представительства, а также документацию. Вот официальное предписание обеспечить доступ по служебному коду к материалам о финансовых операциях за последний отчетный период. Во время этой тирады Гунар не спеша переместился к дверям в служебную часть офиса, из которых пять минут назад вышли встречающие.

— Простите, нам необходимо поставить в известность руководство и получить от него соответствующие указания… — Мужчина, пытаясь сохранить подобие улыбки, сделал шаг вбок, преграждая капитану дуть. — На это потребуется некоторое время. Думаю, вам стоит прийти немного позже или подождать здесь, в уголке отдыха для посетителей. Мы постараемся максимально ускорить принятие решения нашей стороной.

— Послушай, дружок, — улыбка Софтли превратилась в оскал, более соответствующий его внешности, — наше ведомство не нуждается в разрешении руководства проверяемых нами компаний. Иначе Империя не собрала бы налоги вообще. Я могу немедленно по коммутатору получить ордер на силовое решение вопроса. Так что все будет или по-моему, или по-плохому.

Говоря это, Гунар почти нежно отодвинул стоящего перед ним и сделал шаг к двери. В то же мгновение за дверью что-то пискнуло и зашуршало, удаляясь. Мужчина, преобразившись, сгреб капитана за плечи и, крутанув с силой гурянина, метнул его в стену. Пытаясь сгруппироваться, Софтли рванул из спрятанной под плащом наплечной кобуры «Слайт Винд». Ударившись о стену, он позволил себе упасть на пол, ловя в прицел спину бросившегося к дверям врага. Палец уже выбирал свободный ход курка, когда враз потерявшая миловидность девушка ударила его сверху вниз по руке с оружием махом прямой ноги. Пневматический пистолет с тихим шипением выплюнул иглу, но та, со звоном срикошетив от керамического пола, засела в пористом покрытии потолка. Девушка молниеносно присела перед капитаном, поджимая руку для короткого добивающего удара и глядя на Гунара сузившимися холодными глазами.

Кулачок уже дрогнул, неся смерть, как вдруг воздух вырвался из раскрывшегося в немом крике рта вместе с белесо-желтыми каплями искусственной крови. Девушку швырнуло на капитана, словно она решила горячо обнять его. В ее расширившихся зрачках застыло подобие удивления.

— Шевелись! — Занг Роуч, только что вогнавший реактивную разрывную пулю между лопаток девушки из своего любимого «Голд Игл», перекинув оружие в левую руку, черной молнией метнулся за скрывшимся мужчиной.

— Не горячись, не уйдут! — крикнул вслед ему, с трудом поднимаясь, Гунар.

Лейтенант пинком распахнул дверь, но в коридоре уже никого не было, по крайней мере до близкого поворота.

«Что их тянет в глубь офиса, не оборону же держать собрались?..» — Арго пальцем переключил пистолет на стрельбу очередями. Не опуская вытянутых рук с оружием, лейтенант выглянул из-за угла. Сзади наконец появился пришедший в себя Софтли.

Коридор за поворотом тоже пустовал, но в торце его, там, где должна была быть глухая стена, отделявшая помещения офиса от центрального зала, медленно скользила вниз потайная плита, отрезая преследователей от преследуемых…

* * *

— Господин Мердок? Вы пунктуальны.

Представитель компании «Галилео» с первой секунды вызвал у Амоса неприязнь. Маленький, заплывший жиром, с покрытыми капельками пота лицом и лысиной, во внешности он объединил все негативное, чем может обладать представитель его расы. И рукопожатие его оказалось вялым и влажным. Мердок же привык считать, что какие руки, таков и хозяин.

— Итак, вы объявились… — Коротышка махнул рукой, приглашая следовать за собой, и засеменил к прозрачному столбу лифта.

— Можно подумать, вы на это не рассчитывали… — Амос, хрустнув шейными позвонками, двинулся следом.

— Да нет, мы на это надеялись. Это значит, что вы свободны и вас можно соблазнить сладким кусочком… — Толстяк расплылся в довольной улыбке. — Нам нужны сейчас только профессионалы высочайшего уровня, а вы, судя по нашей базе данных, имеете один из самых высоких рейтингов среди гражданских пилотов. Если мы подпишем контракт, то, помимо наших интересов, вы будете представлять интересы корпорации «Вингс оф Год». Надеюсь, вам знакомо это название?

— Черт, не иначе, придется везти какую-нибудь контрабанду! — Амос про себя аж присвистнул.

Не каждому выпадает удача пахать на «Вингс оф Год». У этой крупнейшей транспортной корпорации и тарифы всегда были соответствующие. Правда, поговаривали, что она не гнушается «паленых» грузов, но скандалов не было, значит, либо все по-честному, либо кто надо подмазан — что почти одно и то же.

— Господин Мердок… — Потный человечек укоризненно покачал головой — вернее, обозначил такое движение, поскольку большего не позволял складчатый подбородок. — Не капризничайте. Если бы я внимательно не ознакомился с вашим послужным списком, и вправду подумал бы, что вы сверх меры трусливы или сверх меры чистоплотны. Вам ведь приходилось и серьезно рисковать, и в мусоре валяться. Вы знаете, что хорошие деньги полностью чистыми не бывают никогда.

— Да ладно, я не ломаюсь. Вы наверняка знаете, что я сейчас практически на мели. Я согласен. Просто не хочу, чтобы меня подставили… — Амоса начал раздражать этот никчемный разговор. Какой толк трепаться: захотят подставить — подставят.

— Таких ребят, как вы, не подставляют. Вас использовать по назначению значительно выгоднее. А для подстав молодые кадры предпочтительнее. — Коротышка миролюбиво улыбнулся. — Ну что, приступим, как говорится, к официальной части? Сейчас я вам передам контракт, задание и прочие вводные.

За разговором они поднялись на пятьдесят восьмой этаж, прошли через небольшой коридор и оказались в уютном, небольшом кабинете. Коротышка, просеменив через комнату, устроился в удобном кресле за полукруглым столом, жестом пригласив Мердока занять кресло посетителя.

— Если у вас не возникло замечаний по контракту, проставьте в присутствии официального представителя компании «Галилео» свой идентификационный код. — Дождавшись, пока Амос изучил контракт, толстяк протянул ему визатор. Компактный, причудливый приборчик служил для официального заверения документов или устных обязательств и договоренностей. Он удобно размещался в ладони, выбросив над собою голографическую цифровую клавиатуру. В момент набора личного идентификационного кода визатор сканировал радужную оболочку глаза и делал микроскопический срез кожи для получения кода биологического. У каждой из рас, входивших в Империю, были свои, адаптированные под их биологические особенности, визаторы. Амос быстро набрал десятизначный личный код.

— Что ж, поздравляю… — Толстяк вновь расплылся в улыбке, промокнув платочком пот со лба. — На неопределенный промежуток времени вы стали представителем «Галилео» и «Вингс оф Год». Аванс только что переведен на ваш банковский счет. Теперь непосредственно о работе. В вашем задании нет четких рамок. Само задание весьма туманно и неопределенно, что и делает его столь высокооплачиваемым. Мы можем теперь признаться вам как нашему сотруднику, что не знаем, чем все это закончится.

— Какой бред… — Амос раздраженно передернул плечами. — Чем больше вы льете воды, тем меньше я понимаю суть. Будьте добры дать краткую вводную, а там поглядим.

— Да, вы правы. Обычно мы вручаем наемным сотрудникам целый пакет инструкций, карт и прочего хлама, а сейчас ничего этого нет, поэтому я несколько теряюсь. Вот ваш новый служебный идентификатор, билет на челнок до исследовательской базы «Галилео» в провинции Меото. Там вас будут ждать остальные инструкции и оборудование.

— Не слишком много информации вы доверяете своему представителю… — Амос разочарованно пожал плечами.

— Что поделать, такова специфика данной работы. На этом разрешите откланяться. У меня еще кое-какие встречи сегодня. Счастливого пути вам, Мердок, и удачи, где бы вы ни оказались…

* * *

Майти наконец справился с люком аварийного выхода. Гидравлика с резким хлопком отстрелила тяжелую крышку. Рецепторы обоняния гурян и человека адаптировались к ужасной местной вони, и только чувствительный тьяйерец страдал по-прежнему. Его периодически выворачивало, а так как в организме Гадди уже не осталось ничего лишнего, судороги, сгибавшие сухое тело насекомого, выдавливали лишь пену из пищеварительных желез.

— Проклятая планета!.. — оклемавшись от очередного спазма, прохрипел тьяйерец. — Сюда надо ссылать приговоренных к высшей мере наказания!

— Ты бы лучше поблагодарил судьбу за такую удачу, как кислород. Иначе неудобства твои давно закончились бы навсегда! — ответил ему окончательно оправившийся Хаттар, разгребая стеллаж с оборудованием и оружием. — Это ведь невероятная удача, что мы можем дышать!

— Лезьте сюда! — завопил сверху Майти, успевший выбраться на «крышу», которой стала одна из стен жилого модуля. — На это стоит взглянуть!

Перед их взорами расстилалась серая равнина, покрытая каменными пиками. Тяжелый туман, больше похожий на смог, сильно ограничивал видимость. С одной стороны над низким слоем тумана вздымались бурые громады скал. С другой расстилалось подобие моря или большого озера. Волны медленно накатывали на пологий берег, без всплесков и барашков, оставляя маслянистый след на гладком камне.

— Страшно… — Снайпс передернула плечами словно от холода, хотя было скорее жарко. — Слишком уж мрачно здесь.

— Не страшно, а опасно! — Хаттар, не задерживаясь, спрыгнул обратно. — Мы не знаем ничего о местном климате и геофизических явлениях на поверхности. Мы не знаем, каков цикл местного светила. Мы не знаем, есть ли у этой чертовой планеты спутники. Следовательно, в любую минуту мы можем погибнуть от элементарной приливной волны или чего-нибудь подобного… Не говоря уж о местной фауне. Надо как можно быстрее собрать все, что сможем увезти, и убраться к ближайшим скалам!

Майти спустился на каменную плиту плато и теперь, развернув переносной сканер-радар, строил карту максимально досягаемой для прибора зоны десятикилометрового радиуса.

— Слава Архтанге! — Он оторвался от сканера и посмотрел вдоль берега. — Контейнер с техникой совсем близко. Хоть что-нибудь да уцелело.

— Вы собирайте все, что можно, и складывайте рядом с модулем, а мы с Лаем прогуляемся… — Хаттар выбрался из модуля с атомным карабином «Уэзерби Гэлакси-5 Сафари» в руках.

— Постарайтесь не задерживаться… — У Наты начался нервный озноб. Она старалась подавить свой страх, но ей это не очень хорошо удавалось.

Двое гурян зашагали вдоль берега, а затем перешли на легкий бег. До контейнера, по заверениям Майти, было не больше десяти километров. Значит, они будут на месте через час-полтора по ИВ.

Проводив их взглядом, Снайпс спустилась в модуль. Там вовсю суетился Мали, пытаясь работой улучшить самочувствие.

— Что будем делать с капитаном и Рангхом? — Тьяйерец остановился у анабиозной камеры Гахгрна.

— Я сделаю им инъекцию мумификатора. Потом надо будет перетащить их в уцелевшие анабиозные камеры и попытаться загерметизировать на случай затопления… — Ната, не в силах справиться с трясущимися руками, всадила себе в предплечье из автоматического шприца ампулу седативного препарата. Присев на край упавшей стойки, она закрыла глаза и стала медленно считать до двадцати. Волна паники постепенно откатила. Голова очистилась. Снайпс поднялась и занялась работой. До возвращения гурян ей предстояло многое сделать.

* * *

Арго несся по коридору, как уже давно не бегал. Гунар безнадежно отстал и ничем не мог помочь. Расстояние между полом и опускающейся стеной неумолимо сокращалось.

Сокращалось слишком быстро. И тогда лейтенант прыгнул, вложив в прыжок всю энергию своего тренированного тела. Пролетев несколько метров, он больно грохнулся об пол и, скользнув по керамике, выехал в центральный зал. В следующую секунду щель стала слишком узкой, чтобы в нее смог протиснуться человек. Тотчас в интеркоме загремел голос отставшего Софтли:

— Всем внимание! Они ушли! Неизвестное количество целей на террасе второго! Дажд, давай в зал! Найти их!

Занг, словно рыба, хватая ртом воздух, перевернулся на спину, позволив себе секундную передышку. Он валялся на террасе второго этажа, а чуть дальше, у самых перил, в позе стрелка стоял мужчина из «„И-Эм-Ай Индастриз“» в темно-синем костюме. Вернее, не стоял, а спокойно вел огонь сразу из двух автоматических пистолетов «Хэмерли» модели «Икс-8 Кобра». Мини-ракеты, словно огненные осы, прочерчивали воздух над метавшейся в панике толпой. И хотя огонь велся по террасам третьего этажа, на которых расположились трое киборгов, давка внизу вполне могла привести к жертвам.

Времени на раздумья не было. Не меняя положения, Арго вскинул руку с пистолетом и всадил в стрелка короткую очередь из двух разрывных реактивных пуль. Они швырнули тело на перила и дальше в свободный полет — к недалекому полу первого этажа. На наручном коммутаторе Занга к этому времени потухли три огонька, обозначавшие жизненную активность солдат.

Лейтенант перекатился на живот и вскочил. Почти скатившись по лестнице на первый этаж, он пытался найти глазами тех, кто скрылся от преследования в мечущейся толпе. Занг уже понял: только что застреленный им был смертником, призванным не столько оказать сопротивление, сколько привести толпу в состояние панического ужаса, помогая хозяевам затеряться.

На террасе второго этажа появился, выскочив из коридора, Борен. Он заметил лейтенанта и еще кого-то внизу. Указав Зангу на скоростную пешеходную дорожку у входа, сам гурянин перемахнул через перила и, на мгновение повиснув, спрыгнул в зал.

Арго бежал в указанном направлении, расталкивая и сбивая попадающихся на пути. Он увидел цели внезапно. Неопределенной формы, похожи на рваные тряпки… Их было трое, и они неслись со скоростью спасающихся от своры собак кошек. Поняв, что их не догнать, лейтенант вскинул «Голд Игл», переключив его на огонь тонкими энергетическими импульсами. Он остановился, подпер для лучшего прицеливания одну руку другой, не сомневаясь, что на таком расстоянии сумеет «подрезать» цели, не убивая. Однако линию огня постоянно пересекали мечущиеся в панике существа, и Арго никак не мог улучить момент для выстрела.

Гурянин сумел сделать ненамного больше. Упав на пол, он сразу вскочил и бросился в погоню. Бег его был так же быстр, как и преследуемых, но сказывалась фора во времени. Сержант тоже не успевал.

У самой бегущей дорожки стоял со «спайдером» наготове один из киборгов, в чью обязанность входило блокировать этот выход. Рвущиеся на дорожку существа сильно мешали ему, не позволяя разглядеть приближающегося противника.

Когда первый беглец вдруг появился среди шарахнувшихся в сторону жителей Империи, времени на прицеливание не было. Киборг навскидку выстрелил в направлении противника, но разворачивающийся ком сети пролетел в сантиметре над распластавшимся на полу телом. А в следующий миг «тряпка» атаковала!

Пружинисто оттолкнувшись от пола, она метнулась к киборгу, юлой раскручиваясь на лету. Словно черный вращающийся диск, тварь полоснула незащищенное горло мгновенно затвердевшей кромкой. Киборг, выронив «спайдер», вздернул руки к распоротой до титаново-композитного позвоночника шее, а «тряпка», вновь потеряв форму, скользнула по забрызганному искусственной кровью плечу и устремилась к дорожке. Заливая выплескивающейся из распоротых артерий кровью пол, киборг, нелепо запрокинув назад голову, словно спиленное дерево, рухнул на пол. Толпа, рвущаяся к дорожке, в ужасе отхлынула, расчищая площадку вокруг погибшего.

Это сыграло на руку Борену. Вторая и третья цели были теперь хорошо видны. Сержант, не раздумывая ни секунды, вскинул свой «Макфайр 3000» и открыл огонь. Длинная очередь зеленых импульсов веером накрыла свободную площадку.

Одна из целей, срезанная точным попаданием, словно мертвая медуза, бесформенным желе скользнула по инерции по полу и замерла, едва заметно подрагивая в конвульсиях. Вторую лишь слегка зацепило. Несколько раз перекувыркнувшись, она все же поднялась и, преодолев оставшееся расстояние, скрылась в тоннеле с бегущей дорожкой.

— Дьявол! — К осматривавшим мертвое тело Борену и Арго подошел, тяжело пыхтя и отдуваясь, Софтли. — Стар я становлюсь для таких забегов… Ведь ушли, суки.

— Да. Похоже, мы в дерьме по самое не балуй!.. Не захлебнуться бы! — Лейтенант зло сплюнул под ноги.

— А вот и кавалерия… — Сержант кивнул в сторону выхода на пандус. Оттуда, расталкивая зевак, быстро шел громадный человек с белыми волосами, гривой ниспадающими на длинный псевдокожаный плащ. За ним торопились несколько пехотинцев в черной форме Службы Имперской Безопасности с нашивками Штурмовой Бригады Отдела Разведки и Контрразведки.

— Это не кавалерия, это ЛСБИ. Значит, правду майор Фош говорил. Давай-ка, Дажд, займись нашими погибшими… — Гунар проверил косички и повернулся к подходившему гиганту. — Привет, Майкл! Рад тебя видеть живым. Надеюсь, тебе не дали повышения?

— Я тоже рад тебя видеть, Гунар… — Подошедший протянул Софтли в приветствии руку, едва заметно кивнув остальным. — Вы славно пошумели. Думаю, ты теперь тоже не скоро пойдешь на повышение. Насколько я вижу, вы никого не взяли?

— Ладно. — Лейтенант раздраженно махнул рукой. — Сам знаю, что обделался. Да еще четверых своих потерял. Я, конечно, могу сказать, что вводная была неверной. Но что толку?

— Ты хочешь сказать, что старый пес нюх потерял? — Гигант хлопнул Гунара по плечу. — Ладно, ты своих ребят забирай и возвращайся, а мы тут подчистим. А насчет вводной… Постараюсь за тебя словечко замолвить. Ну бывай, удачи…

* * *

Амос надеялся дольше пробыть на Арабелле, которая была центром провинции Место. Но злодейка-судьба распорядилась иначе.

Одну из красивейших планет Империи Арабеллу, видимо, так назвал открывший ее сентиментальный исследователь.

На Арабелле была весна. Прекрасные ароматы, буйство зелени и пестрота цветов, светило, как близнец похожее на Солнце, атмосфера, близкая к земной, — все это делало Арабеллу раем для людей.

Первый наместник Место был человеком, притом человеком чувствительным и мудрым. Он основал столицу провинции Меото именно на Арабелле, введя одновременно запрет на любые промышленные разработки и строительство. Благодаря его решению Арабелла стала неофициальным заповедником, тщательно оберегаемым властью. У планеты было три естественных спутника, на которых и развивалось производство. То, что не приняли спутники, разместилось на иных планетах — под искусственными куполами промышленных городов или на громадных станциях, аналогичных «Эс-Джи-Си-3000», принадлежавшей «Галилео».

К огромному разочарованию Мердока, транспорт-челнок, идущий на «Эс-Джи-Си-3000» с грузом оборудования и материалов, на котором пилот должен был добраться до конечной точки своего пути, отправлялся через сорок минут после посадки, точнее стыковки, пассажирского лайнера с Агранды. Поэтому в перерыве между прохождением таможенного контроля и оформлением документов на транспорт Амос успел только выйти на обзорную площадку висящего на орбите погрузочного комплекса космопорта, чтобы полюбоваться зелено-голубой планетой. О спуске в наземную часть космопорта в челночном боте не могло быть и речи. Пилоту еще предстояло найти грузовые доки, в одном из которых и стоял нужный ему грузовик.

Транспортный корабль «Дрю» представлял собой небольшой контейнеровоз, способный, помимо экипажа из двух человек, взять на борт десяток пассажиров. Иногда на нем добирались до станции вахтовые работники, если их количество позволяло компании «Галилео» сэкономить на пассажирском лайнере. Если же работников оказывалось больше, использовался пассажирский лайнер малой дальности, зафрахтованный по долгосрочному договору у местной транспортной компании. Конечно, компания имела свой флот, вполне достаточный для удовлетворения собственных нужд, но в Меото пришлось пойти навстречу протекционистским устремлениям правившего наместника. Он всячески поддерживал провинциальные структуры, заставляя пришлых в той или иной мере пользоваться услугами местной рабочей силы. С финансовой стороны это было не слишком обременительно, и руководители компаний предпочитали соглашаться. В этот раз, помимо Мердока, на борту «Дрю» оказался только один пассажир — маленький, тощий тьяйерец. Капитан контейнеровоза и пилот по совместительству в потрепанном, помятом комбинезоне встретил их у входа.

— Надеюсь, вы не забыли немного наличных? — начал он, не размениваясь на приветствия. — Дорога предстоит долгая. Как известно, ничто не убивает время лучше, чем игра на небольшую кучку империалов с хорошими людьми…

Понятие наличных денег осталось с давних времен, хотя и изменило свою суть. Роль наличных выполняли микрочипы в металлопластиковых корпусах. Существовало два подвида чипов. Одни в виде маленьких квадратиков — имели постоянные величины и применялись в случаях, когда возникала необходимость визуального подсчета или передачи особо малых сумм. К примеру, давая чаевые в ресторане, использовали именно этот вид наличности. Такие чипы выпускались достоинством в один, два, пять, десять и пятьдесят империалов. Потому их и называли, как и виртуальные денежные единицы, империалами.

Вторые имели прямоугольную форму с соотношением коротких и длинных сторон один к двум. Эти чипы были записываемыми. С помощью коммутатора, банка или пользующегося визуализатором служащего лицензированной нотариальной конторы подданный Империи мог на свободный чип списать любую имеющуюся на его счету сумму. Дальше он использовался аналогично первому — за исключением того, что ни надписи, ни цвет корпуса не выдавали размер хранившейся на нем суммы. Определить ее можно было на любом сканере, имеющем финансовую функцию, — будь то личный коммутатор или магазинный прибор. Этот чип обладал такими же обезличенными платежными способностями, что и первый. А вот списать с него сумму на личный счет можно было лишь в банковских отделениях. Чипы второго образца имели ограниченный срок пользования. В конце каждого квартала такой чип требовалось переписать на личный счет владельца. В противном случае информация блокировалась, а при попытке использовать заблокированный чип автоматически извещалось местное отделение Имперской Налоговой Полиции. Таким образом осуществлялся контроль за сосредоточенными на чипах средствами.

— А сколько добираться до станции? — Тьяйерец удивленно запрядал ушами. — Мне казалось, станция совсем близко от Арабеллы.

— А вы, наверное, тот самый ученый, которого я должен оберегать особо? — Капитан хохотнул, подхватывая багаж тьяйерца и подмигивая Мердоку. — А вы, значит, коллега, новый пилот «Галилео»?

— С чего вы взяли? — Тьяйерцу, похоже, не нравилось такое панибратское отношение незнакомого существа. Амосу же капитан показался симпатичным и простым парнем. Вот если бы попался молчаливый и злобный придурок, тогда путь был бы невыносимо долгим.

— Все просто, док. Мне сообщили, что я должен забрать ученого и пилота. Пилот не станет задавать такой глупый вопрос. Ведь на таком малом расстоянии мы не можем прыгнуть. Значит, нам придется тащиться до станции около пятнадцати часов. Развлечений тут никаких, а без дела за пятнадцать часов взбеситься можно. Впрочем, если вы принципиально не хотите играть, никто вас не неволит. Можете сколько угодно размышлять о тайнах бытия. В любом случае, я рад приветствовать вас обоих на борту старины «Дрю». — Капитан шутливо поклонился, одновременно отходя в сторону и делая руками приглашающий жест. Мердок шагнул внутрь, размышляя над тем, что, возможно, в обозримом будущем это последние несколько беззаботных часов.

* * *

Гуряне двигались уже чуть более часа — по большей части размеренным бегом, к которому дети Гура были привычны. Только пару раз они останавливались, чтобы осмотреться. Бурые скалы приблизились вплотную к кромке водоема. Их и воду разделяла пара десятков метров пляжа. Теперь скалы выглядели гладкой монолитной стеной с плавными наплывами, которая вздымалась круто вверх с едва заметным уклоном. Пики от подножия не просматривались вовсе. Ветер, дувший со стороны водоема, врезался в скалы и, разделяясь на крошечные смерчики, пересыпал по гладкой поверхности плато пригоршни песчинок.

— Надеюсь, контейнер на суше… — обеспокоенно буркнул Майти, и тотчас они увидели то, что искали.

— Надо было тебе раньше сказать… — усмехнулся Хаттар, поудобнее перехватывая карабин. — Не пришлось бы так далеко бежать.

Контейнер лежал на самой кромке прибоя и казался совершенно невредимым. Маслянистая жидкость лениво облизывала один из его боков.

— Слава Архтанге! — радостно выдохнул Майти. — С транспортом — не пропадем!

— Не поминай богиню удачи так часто… — Толл уже деловито активировал пиротехнические открыватели замков. — Боги не любят частых обращений.

Стенка контейнера мягко опустилась, сдерживаемая механизмом простейших противовесов, и взору гурян предстала совершенно целая, закрепленная в надежных держателях техника.

— Что будем брать? — Лай пробирался по проходу, осматривая технику.

— Транспортную платформу и разведывательный бронеавтомобиль. Загрузим в них все, что сможем.

Хаттар забрался в кабину платформы и запустил предпусковое тестирование систем. Через десяток секунд тестирование закончилось, и под едва слышное гудение платформа, чуть оторвавшись от пола, выползла из контейнера. Следом выехал ведомый Майти четырехколесный бронеавтомобиль «Тортойс Фоке 4». Покрытый черной кевларопластовой броней, он походил на громадного жука. Хаттар нашел и оживил мини-погрузчик, потом стал торопливо вывозить и грузить на платформу упаковки с различной техникой. При этом он успевал отсеивать и убирать с дороги то, что, по его мнению, им вряд ли пригодится. Майти забрался на платформу, расставлял и крепил груз.

Как ни спешили гуряне, а с момента обнаружения контейнера до завершения погрузки прошло больше двух часов. Однако загрузились они на славу: два скоростных двухместных гравискутера, контейнер с пятью разведывательными беспилотными орнитоптерами, комплект автоматических строительных роботов и многое другое. Главное — забрали запас элементов питания для всей этой техники.

Грузовая платформа и бронеавтомобиль на максимально возможной скорости помчались в обратный путь. Они выскочили из-за изгиба скалы, вновь оказавшись на широком плато. Вдруг идущая первой грузовая платформа резко остановилась. Чудом отвернув в сторону, Майти, управлявший бронеавтомобилем, затормозил и бросился к высунувшемуся через люк кабины платформы Хаттару.

— Ты что, взбесился? — Пилот собирался высказать товарищу все, что он думает, но прикусил язык, заметив в руках Хаттара карабин. Толл через электронный прицел своего «Уэзерби» рассматривал впереди нечто привлекшее его внимание.

— Ты что? — с тревогой переспросил Лай.

— Проблемы… — Хаттар опустил карабин. — Разворачиваемся. Я потом объясню.

Крутанувшись почти на месте, машины скрылись за изгибом скальной стены.

— Там кто-то побывал… — Толл перебрался в кузов и теперь распаковывал скутер. — Похоже, мы здесь не одни, и дай бог, чтобы это были пираты.

— Откуда ты знаешь? — Майти выглядел ошарашенным.

— Нет никакого движения. Один бок модуля вскрыт, как консервная банка. Это не могло сделать никакое животное — там оплавленные края. Это разумяне… — Гурянин высвободил наконец скутер и, сев на водительское место, запустил двигатель. — Я прокачусь туда, посмотрю, что к чему. А ты наблюдай за мной. Если все тихо, дам отмашку, подъедешь только на «броне». Платформу от греха оставим здесь. Какое-никакое, а прикрытие.

— А если не тихо? — Лай почувствовал, как огонь предчувствия драки, тлевший в генах всех гурян, растекается по телу, обостряя чувства и наполняя кровь адреналином.

— А если не тихо, то — по обстоятельствам! Нам терять нечего! — Хаттар рывком поднял скутер над платформой. — Ты же гурянин, брат. Разберешься…

Скутер спрыгнул с платформы и, стелясь над самой поверхностью, по дуге вдоль линии прибоя помчался к жилому модулю…

* * *

— О чем ты только думал, когда шел со своими непугаными идиотами с парадного входа? — орал на понуро стоявшего перед ним капитана майор Фош. — Что вообще происходит? Ты потерял четверых бойцов! Ты наделал столько шума, что война с Гуром выглядит детской хлопушкой! А главное — ты упустил цели!

— Но, сэр, мы ведь получили труп и теперь…

— Труп? Труп? Ты ведь знаешь не хуже меня, что это ничего не дает! Или ты научился допрашивать трупы? Новый метод?

— Нет, сэр, но ученые…

— Ученые? Судьба с первого захода ткнула тебя носом точнехонько в гнездо, где мирно посапывали три — целых три — цели. Тебе надо было просто прийти и забрать их… И что же? Ничего не спланировав, с транспарантами и флагами, ты прешься через парадный вход, думая, наверное, что они сами тебе отдадутся!.. — Майор метался по своему кабинету, время от времени бросая на капитана свирепые взгляды. — Потом ты валяешься, проклиная свою старость!.. Твой шоколадный дружок не в силах никого догнать. А тупой гурянин, которому это по силам, упражняется в веерной стрельбе! Ничего не скажешь — красиво стреляет!.. Хорошо хоть по гражданским не попал! Вот это было бы достойным завершением шоу!

— Но, сэр, у сержанта Борена не было реальной возможности догнать их. Если бы он не открыл огонь, мы не получили бы ничего… — Гунар вытерпел бы в отношении себя все, понимая, что действительно облажался по полной программе, но за своих подчиненных он готов был биться до последнего. — Сержант — отличный стрелок, он открыл стрельбу, только убедившись, что на линии огня нет гражданских лиц.

— Это не бесспорно. Трупов предостаточно, и только экспертиза покажет, все ли они жертвы наших противников… — Майор внезапно успокоился и, усевшись в черное псевдокожаное кресло за рабочим столом, достал из настольной коробки тонкую дунгийскую сигару. — Самое печальное — все это ты натворил за пять минут до появления команды из ЛСБИ. Задача перед ними стояла аналогичная. Капитан Стингрей цель бы не выпустил.

— Сэр! Я уважаю капитана Стингрея, сэр. Он действительно один из лучших спецов. Но наши ребята сработали максимально эффективно в сложившейся ситуации. В переданном нам для подготовки операции пакете документов были поэтажные планы проектной документации. Никакого иного выхода из указанных офисов на них не обозначено. Вас не удивляет, что аналитики предоставили нам неверную информацию? А ЛСБИ, между прочим, прислали целый отряд тяжелых пехотинцев. Значит, Стингрей предполагал ведение боевых действий и, наверное, собирался предварительно убрать из центрального зала гражданских. Мы, исходя из полученных вводных, хотели провести тихую операцию, не светясь перед общественностью.

— Благими намерениями… Да о вашем шоу столько всего сказано различными СМИ, что даже ребенок о нем знает!.. А капитан Стингрей, как ни странно, в рапорте дал вашим действиям, весьма высокую оценку. Хотя вы его операцию испортили. Ладно, что сделано, то сделано. У нас складывается неприятная ситуация. Мы знаем, что на настоящий момент у Империи нет противников, нет соседей. Но происходят события, пугающе похожие на действия неких враждебных сил в нашем тылу. Будто работает чужая разведка. Ты займешься этим. Команду можешь набрать по своему вкусу. Тебе за нее и отвечать. Надеюсь, больше не подставишься так глупо. Тебе ведь осталось совсем немного до пенсии. Пожалуй, это будет твой дембельский аккорд.

* * *

— Господин Мердок, господин Трайи! Рада приветствовать вас на территории Эс-Джи-Си. Надеюсь, ваше пребывание здесь будет приятным и плодотворным… — Голос встретившей их на грузовом причале молодой женщины с внешностью и фигурой топ-модели ласкал слух. — Прошу простить за неудобства, связанные с вынужденным перелетом на транспортном корабле.

— За удовольствие слышать вас я готов лететь даже в грузовом трюме! — Амос не замечал раньше за собой склонности к комплиментам. Просидевший всю дорогу в одиночестве тьяйерец только неопределенно крякнул.

Мердок с капитаном «Дрю» в течение нескольких часов играли в криббедж. Настроение у пилота было все еще задорно-игривым — несмотря на то, что карман полегчал на без малого тридцать империалов!..

Женщина, мило улыбаясь и бросая какие-то дежурные фразы, провела их к небольшой стоянке, где ожидал похожий на каплю росы электромобиль. Игровой пыл Мердока уже остыл, и окружающее больше не выглядело столь привлекательным. Впереди ждала трудная и, возможно, грязная работа. Встретившая их женщина, скорее всего, просто красивая глупая кукла, наученная дежурным улыбкам и фразам…

Весь оставшийся путь Амос молчал, рассматривая через стекло кабины внутренности «Эс-Джи-Си-3000». Ехали, к счастью, недолго. Быстро выбравшись из промзоны станции, электромобиль, ведомый автопилотом, промчался через радиальную транспортную магистраль, покрутился по светлым безликим тоннелям интеллект зоны и, плавно сбросив скорость, замер около стеклянного витража, украшенного крылатым гербом «Вингс оф Год».

— Прошу вас… — ласково улыбнулась женщина, делая приглашающий жест. — К сожалению, моя миссия на этом заканчивается. Мне осталось только представить вам вашего куратора от «Вингс оф Год».

Следом за нею Мердок и Трайи прошли сквозь причудливую систему вращающихся дверей в большое помещение холла. Теплые светло-бежевые материалы отделки, громоздкая мягкая мебель такого же цвета создавали уютную атмосферу. Льющийся из скрытых светильников приглушенный свет придавал окружающему сходство с залом жилого дома.

— Господа, прошу сюда! — прощебетала женщина, подводя прибывших к увитому причудливыми растениями углу. — Знакомьтесь — господин Аграахх, куратор вашей миссии.

Амос, рассматривавший обстановку зала и размещенные на стенах голограммы неведомых пейзажей, только теперь заметил полулежавшую на мягкой лежанке, покрытую складками полупрозрачной кожи, сквозь которую просвечивали органы, глыбу тела дакхарра.

Больше всего дакхарры походили на ламантинов. Но в отличие от морских коров у дакхарров были огромные, массивные головы. Передвигались они с грацией беременных тюленей, зато имели великолепный, ищущий и создающий свои миры мозг. Все дакхарры обладали экстрасенсорными способностями. Многие владели телекинезом. Из них получались самые лучшие психологи и аналитики, стратеги и руководители.

Разительная особенность дакхарров — три пары глаз. Два центральных — большие и красивые — не отличались остротой зрения и служили больше для украшения. Две пары боковых — совсем маленькие, — напротив, были идеально развиты и различали весь спектр — от инфракрасного до ультрафиолетового.

— Если позволит господин Аграахх, я покину вас… — Женщина почтительно склонила прекрасную головку и, после того как дакхарр утвердительно прикрыл центральную пару глаз, удалилась.

— Мир вам… — тихо заговорил дакхарр, закончив рассматривать пришедших и взглядом указав на стоящие напротив него кресла. — Время — деньги. Под угрозой экономические интересы корпорации… Вы, Мердок, наверное, не знаете, а вы, Трайи, знаете наверняка, что наша корпорация занимается далеко не одним транспортным бизнесом. Мы состоим в Конфедерации Разработчиков Недр. И потому принимаем участие в проектах освоения новых планет и в качестве непосредственно разработчиков, и в качестве экспертов по классификации, на что имеем лицензию Имперского Лицензионного Центра. Освоение планет, находящихся вне зоны освоенного влияния Империи, всегда связано с повышенным риском. В данном случае мы как раз и осуществляем экспертное и научно-исследовательское сопровождение широкомасштабной экспансии Конфедерации через так называемое галактическое море. Научно-исследовательское судно «Колумб» направлялось для проведения стандартных биологических и геологических изысканий. И исчезло. Вижу ваше удивление, Мердок. Но оно действительно просто исчезло. Координаты начала пространственного прыжка имеются в Меото. Выход из прыжка должен был состояться в свободном пространстве галактического моря. Мы специально выбрали точку, находящуюся в непосредственной близости от нашего края галактического моря. Затем «Колумб» должен был совершить еще два перемещения, прежде чем оказаться у цели. Однако из первого прыжка он не вышел. Никаких возмущений, сигналов бедствия или еще чего-нибудь свидетельствующего о возникновении нештатной ситуации. НИС просто исчезло, как ни глупо это звучит.

— Вы хотите сказать, что ни сигналов бедствия, ни посмертного информационного выстрела с корабля, ни «маячка» зонда вы не получили? — Амос был удивлен, потому что знал, насколько сложна и многогранна система безопасности и освещения на современных кораблях, а уж на научно-исследовательских судах и подавно. — Мне приходилось слышать байки об исчезнувших в момент прыжка кораблях. Правда, я всегда думал, что это действительно только байки.

— Наши специалисты по пространственному перемещению не считают возможным бесследное исчезновение. Да, бывали случаи гибели кораблей в момент прыжка, но в них нет ничего сверхъестественного, и следов трагедий оставалось предостаточно. Но речь не об этом. Как вы, наверное, поняли, мы хотим, чтобы вы тщательно обследовали район исчезновения. Быть может, вам удастся обнаружить зонды или еще что-нибудь. Вы, Мердок, обладаете неоценимым практическим опытом пилота и знанием техники. Вы, Трайи, как один из ведущих аналитиков корпорации, возглавите экипаж. Ваш участок — сбор и обработка оперативной информации, определение направлений поиска. Мы подготовили для вас специальное судно — на базе боевого патрульного корабля класса «Бегущий». Конечно, все вооружение демонтировано. Но у него прекрасные скоростные качества, а установленное поисково-исследовательское оборудование облегчит вашу задачу.

— Да это, наверное, не корабль, а песня! — У Амоса загорелись глаза.

— Наверное… — Дакхарр устало прикрыл центральные глаза, и тотчас, словно привидение, из ближайшего неосвещенного коридора возникла фигура гурянина. — Надеюсь, вы именно те, кто нам нужен… Достаточно на сегодня. Завтра у вас тяжелый день. Большего, чем рассказал, я не знаю. Бард Гдлог проводит вас в ваши комнаты, а завтра утром передаст вам корабль. Со мной вы увидитесь по возвращении. Спокойной ночи, господа. До встречи.

* * *

Скутер стремительно приближался к жилому модулю, который выглядел теперь как разбившийся плод граната. Хаттар уже невооруженным глазом видел кем-то устроенный беспорядок. Одна из стенок модуля была выворочена, ужасая рваными опаленными краями. Вокруг валялись вещи и сломанное оборудование. От внимательных глаз гурянина не укрылись несколько отверстий, которые не оставляли сомнений: здесь стреляли.

Толл подлетел к модулю со стороны водоема, прячась таким образом от тех, кто мог бы скрываться в скалах. Спрыгнув со скутера, он проверил активность карабина и медленно, старательно переступая через мусор, двинулся к вскрытому боку.

Картина, представшая его взору, ужасала. Внутренности модуля выглядели так, словно туда забросили как минимум одну гранату. Об этом свидетельствовали изрешеченные осколками оборудование и обшивка. Кое-где пластик еще чадил, и к вони местного воздуха примешивался резкий запах гари.

Неподалеку от вывороченной стены, наполовину засыпанный обломками, лежал в неестественной позе Мали. Грудь его была разорвана и обожжена. Вместо левой руки торчала сочащаяся бело-зеленой тьяйерской кровью культя. Правая рука сжимала маломощный импульсный пистолет, который, видимо, он успел достать из стеллажа со стандартным минимумом оружия научных и гражданских кораблей. Наты Снайпс нигде не было.

Склонившись над Мали, Хаттар попытался нащупать железу за ушными раковинами насекомого, по напряжению которой, как по пульсу у людей и гурян, определялось состояние у тьяйерцев. Железа в нормальном состоянии напоминала спрятанный под кожу стальной шарик. У Мали практически не прощупывалась, но в тьяйерце, несомненно, еще теплилась жизнь.

Толл, раскидав обломки, нашел на полу рухнувший медицинский стеллаж. Нужные препараты оказались целы. Зарядив гидрошприц целым коктейлем медикаментов, гурянин вернулся к тьяйерцу.

— Да простят меня всемогущие боги. Я ценю жизнь товарища и делаю это только для спасения Наты, — пробормотал Хаттар, впрыскивая смесь мощнейших стимуляторов и питательных веществ в шею Мали. — Прости меня, друг, что не даю умереть без мучений.

Состав начал действовать. Тьяйерец забился в припадке кашля, выплевывая кровь. Его глаза широко раскрылись, полные ужаса и боли. Почти безумный взгляд остановился на гурянине.

— У нас мало времени… — Толл попытался воспользоваться тем, что приступ кашля прошел. — Кто это был и откуда они взялись? Где Ната?

— Как больно… в скалах… страшные… больно… много… — Слова с трудом давались умирающему, но препарат уменьшил боль и притупил чувства. — Я дрался… ах… забрали… совсем чужие…

Все. Мали смолк. Жестокие судороги скрутили его тело. Остатки воздуха последним стоном вырвались из разорванной груди. Остановившийся взгляд потерял осмысленность.

— Пусть боги примут тебя к себе… — Хаттар прощальным жестом положил правые руки одну на другую на лоб погибшего. — Ты был отважным воином и достойным сыном своего народа…

Подхватив брошенный карабин, гурянин поднялся, и в тот же миг вдали загремели выстрелы

* * *

Генерал Кхаргх, бессменный руководитель Службы Имперской Безопасности, полулежал на своем месте в полутемном рабочем кабинете, расположенном в главном офисе СИБ. Благодаря своему посту он был одним из могущественнейших лиц Империи, но, как и все дакхарры, никогда не гнался за званиями и положением. Он, подобно большинству своих соплеменников, был прирожденным мыслителем, стратегом и психологом. Со времен Неначавшейся Войны люди поражались безграничному потенциалу дакхарров, который последние использовали, по мнению людей, совершенно бестолково. Дакхарры не пытались создать сверхразвитую цивилизацию. Они не стремились к господству над миром. Они жили почти самодостаточно, наслаждаясь теми мирами, которые создавали в своих огромных головах. Однако те немногие представители этой расы, которые занимались мирскими делами, благодаря врожденным качествам почти всегда добивались высоких постов или материального благосостояния.

Генерал Кхаргх внимательно слушал сидящих перед ним офицеров. Руководитель Отдела Разведки и Контрразведки майор Фош только что кратко рассказал о проведенной в деловом центре акции.

— Таким образом, капитан Софтли сделал в данной ситуации все возможное, и только неточности в предоставленной аналитическим отделом информации помешали завершить операцию со стопроцентным коэффициентом… — Майор старался не вспоминать, какую беседу он сам провел с капитаном.

— А какой коэффициент, по вашему мнению, мы имеем сейчас? — Генерал серьезно смотрел в глаза майора, однако в центральной паре глаз горела искорка сарказма.

— Около восьмидесяти процентов! — Майор Фош не задумался ни на секунду. — Мы получили свежий труп одной из целей, и теперь у группы кадровых аналитиков будет шанс реабилитироваться, определив — в сотрудничестве с учеными — источник опасности.

— Что ж, отчасти вы правы, потому что, мне кажется, ваш капитан уже получил свою порцию «благодарностей» от вас! — Кхаргх перевел взгляд на второго офицера. — А чем нас порадуют аналитики, капитан Зорал?

— Я не могу не согласиться со справедливыми обвинениями господина майора. Мы действительно допустили досадный промах с подготовкой вводной для группы Софтли. Однако мы также считаем, что результат все же есть.

— «Кукушка хвалит петуха за то, что хвалит он кукушку». Сдается мне, вы уже смогли что-то определить по трупу — иначе не соглашались бы столь легко со своими промахами. А с находкой у вас есть чем заплатить за индульгенцию. — Генерал насмешливо сощурился.

— Вы правы, сэр. — Капитан не сдержал улыбки. — Мы действительно замаливаем свои грехи. Генетики разобрали эту тварь на атомы и сделали шокирующие выводы. Ну, то, что цель искусственная, предполагалось с первой минуты. Но самое интересное — ее автором является Халил Амат Бергштайн, который был одним из ведущих генетиков Империи. Он работал и обитал всегда на территории провинции Трион.

— Бергштайн? И каков возраст данной модели? — Казалось, ничто не может удивить старого дакхарра.

— Ей около двух лет по имперскому времени. Как вы помните, Халил Амат Бергштайн погиб пять лет назад в катастрофе в биологической лаборатории Атмелькана. Атмелькан до сих пор является закрытой зоной. Мы подняли все материалы по этому делу. Комиссией по расследованию катастрофы был проведен и ДНК-анализ, а также ряд других тестов тел погибших. Среди них числится и профессор Бергштайн. Указано стопроцентное совпадение по всем параметрам.

— Какова вероятность ошибки наших генетиков?

— Они уверены абсолютно. Наши аналитики считают, что, возможно, какой-нибудь особо близкий ученик мог получить тайну молекулярной подписи профессора. Но ученые исключают такой вариант.

— Что ж, пусть ваши ребята подготовят текст вербальной ноты на имя наместника Триона. Я передам ее в имперскую канцелярию и проконтролирую продвижение. А вы, Фош, готовьтесь к действиям. Сдается мне — к крупномасштабным.

* * *

Всю ночь Амос мучился бессонницей. Нет, он не нервничал — слава богу, за его плечами такое количество разнообразных миссий, что на эскадрилью хватит. Просто бывает у человека дурацкое состояние, когда как бы ни улегся, а через несколько секунд уже не удобно, и лежать так дальше невмоготу. Так и крутишься, раздражаясь все больше и больше. Вроде и усталость чувствуешь, а не уснуть. В конце концов, проклиная все на свете, Мердок поплелся в санузел и простоял полчаса под мягким горячим душем. Это принесло расслабление. Но как только он крепко заснул — в дверь застучали.

— Доброе утро, господин Мердок. — Немногословный Гдлог был официально вежлив. — Я сожалею, но нам пора. Вы неважно выглядите. Надеюсь, это не изменит время вашего вылета.

— Да к черту все!.. — Амос не стал даже умываться, просто натянул свою одежду. — Я в норме.

— Рад это слышать. Господин Трайи сейчас отправился в лабораторию, но ближе к вылету его подвезут на корабль.

— Да хоть бы и не подвозили. — Пилот плюхнулся в кресло электромобиля и уставился в окно.

Остаток пути они проделали молча. Когда же электромобиль заскочил в закрытый док, где ждал своего часа их корабль, настроение Мердока заметно улучшилось.

Корабль лежал, как фантастический хищный зверь, готовый к молниеносному прыжку. Он выглядел прекрасно в этой застывшей энергии. Его звали «Бриз». Он был самим совершенством.

В течение трех часов пилот вместе с готовящими техниками обходил, облазил, обползал все закоулки корабля.

Потом еще полтора часа общался с отставным армейским пилотом в рубке управления.

Амоса всегда поражало, как идеально организованы рабочие места боевых кораблей. К примеру, патрульным класса «Бегущий» управляли пять существ. Вспомогательные функции выполняли борттехник, спец по связи и координации и штурман, которые свободно — в зависимости от необходимости — перемещались по рубке и кораблю.

За ведение боя отвечали двое. Первый — висевший в одном из двух коконов управления в центре рубки пилот, руководивший всеми маневрами корабля. А второй — висящий во втором коконе стрелок, на которого замыкались все вооружение и защита корабля. Обоим помогал мощный искусственный интеллект корабля.

Сейчас кокон стрелка, как и все вооружение, был демонтирован, и в рубке остался только кокон пилота. Освободившиеся объемы интеллекта были перераспределены между автопилотом-штурманом, обслуживанием стационарного исследовательского оборудования и автоматической системой координации и связи.

Когда Амос забрался в кокон пилота, от его утренней усталости не осталось и следа. Корабль с готовностью откликался на каждое его движение и ловил каждое его слово, охотно поддерживая диалог. К тому времени как появился Трайи, Мердоку казалось, что он давно знаком с «Бризом». Такие чувства в чужом корабле могут возникнуть только в том случае, если конструкторы вместе с эргономистами потрудились на славу.

Пока пилот знакомился с кораблем, незаметный Гдлог присутствовал поблизости, молча наблюдая за происходящим. Только когда последняя упаковка с дополнительным оборудованием была доставлена автоматическими погрузчиками из лаборатории вслед за тьяйерцем, а техники и отставной пилот, повинуясь команде, покинули корабль, он подал голос:

— Что ж… Виденное мною радует. Потому как в вашем лице нашли мы профессионалов, любящих и умеющих работать. Я надеюсь, что миссия ваша будет выполнена, и я первый встречу вас с хорошими новостями. А теперь ваше время. Удачи.

— Черт… Что я слышу? — Амос изумленно уставился на гурянина. — А я уж думал, что ты заснул, пока я с кораблем разбирался. Знаешь, Вард, если бы ты не был так не в меру болтлив, тебе цены бы не было.

Гдлог, никак не отреагировав на реплику Мердока, быстро вышел из дока. Система координации оживилась, подав кораблю команду задраить люки и начав обратный отсчет до разгерметизации дока через минуту. Амос вернулся в командную рубку. Поисково-спасательная операция началась.

* * *

Майти внимательно наблюдал сквозь электронный монитор бронеавтомобиля, имеющий десятикратное увеличение, за тем, что происходило на плато у модуля, когда заверещал зуммер системы координации. Подпрыгнув словно ужаленный, Лай изумленно уставился на маленький экран блока слежения за активными объектами. Ошибки быть не могло: с той стороны, откуда они недавно приехали, быстро приближались две точки, обозначающие объект с действующими электронными системами.

Гурянин лихорадочно соображал, что он может сделать при отсутствии какого-либо стрелкового оружия. Мускулы на загривке закаменели в предчувствии драки.

Возникшее откуда-то решение швырнуло его к водительскому пульту. Басовито взвыв, бронеавтомобиль, крутанувшись на месте, устремился навстречу приближающимся точкам. Он мчался, разбрызгивая правыми колесами ленивую жидкость. Через десяток метров ждет очередной изгиб, миновав который он окажется в поле зрения врагов.

Майти, взяв еще правее, загнал «Черепаху» до верхних люков в водоем и, резко развернувшись, почти упер мордой в скалу. Корпус ее теперь перегораживал проезд.

Гурянин выскочил из кабины и, захлопнув люк, изо всех сил помчался к грузовой платформе. Ему оставалось надеяться только на то, что приближающиеся объекты не летают и не оставят без внимания чужой бронеавтомобиль.

Он уже забирался в кабину платформы, когда сзади загремели выстрелы. Оглядываться не было ни сил, ни времени, и потому Лай, больше не скрываясь, по кратчайшей прямой повел платформу к модулю.

Позади что-то оглушительно громыхнуло и стихло. Привлеченный звуком выстрелов, из развороченного модуля выскочил Хаттар, подбирая на бегу что-то из разбросанного оборудования. Приближающемуся товарищу он замахал рукой: «Проезжай. Не останавливайся!» — указывая вдоль линии прибоя на невысокие сопки вдали.

Платформа с тихим воем промчалась мимо, а Толл в два прыжка оказался на верхней плоскости модуля, активируя электронный прицел «Уэзерби». Мощная электроника приблизила происходящее так, словно гурянин стоял рядом с «Тортойс Фоке 4». Вернее, с тем, что осталось от «Черепахи». Мощный взрыв буквально разорвал ее надвое, отбросив одну из половин далеко в жижу водоема. Оставшаяся половина, упершись в скалу, раскрылась, словно цветок с опаленными лепестками из черного кевларопласта. Из клубов черного дыма появилась тупорылая морда бронетранспортера. В центральной части «носа» выступала невысокая башенка с подобием ряда узких бронестекол. Сверху по бокам возвышались две одинаковые полусферы. Башни эти были утыканы причудливыми конструкциями, не оставлявшими сомнений в их предназначении для стрельбы. Недобрая усмешка исказила лицо Хаттара. Добавив кратности прицелу, гурянин скорее почувствовал, чем увидел водителя за толстым бронестеклом. Поудобнее усевшись на одну ногу, он сжал карабин в руках, опершись локтем в колено. Демпфирующий башмак, подогнанный под хозяина, плотно прилег к нижнему правому плечу. Успокоив дыхание, Толл выбрал свободный ход и, когда рекомендуемая определителем дальности и силы ветра риска наехала на цель, мягко дожал курок.

Выстрел был такой силы, что Хаттару, как всегда, на миг показалось, будто сам воздух между ним и целью материализовался, создавая жесткий стержень. И стержень этот, мгновенно расширившись, страшно ударил в обе стороны. Откатный ствол и демпфер смягчили удар, а гурянская масса позволила остаться на ногах. В момент выстрела титановый заряд в оболочке из «скользкой» керамики со скоростью около пяти тысяч метров в секунду вырвался из ствола и устремился к цели.

Толл вновь навел прицел как раз вовремя, чтобы заметить, как, клюнув носом, бронетранспортер вильнул вбок, сдвинув бортом остатки «Черепахи» и выбив углом сноп искр из скальной стены. Затем он замер, пару раз качнувшись взад-вперед. Гурянин не сомневался, что не промахнулся.

Реакция противника была похвально быстра — башни открыли огонь. Конструкции на полусферах на долю секунды озарились призрачным светом, а в следующее мгновение между ними и точкой прицеливания возникло подобие огромного дугового разряда. Каждый залп сопровождался негромким треском и похожим на выстрел хлопком. Начав обстрел с ближайших выступов и кочек, башни переключались на все более отдаленные цели. Второй бронетранспортер, оставшись за пеленой дыма, выползать на линию огня не спешил.

Хаттар плавно навел прицел на пустую глазницу водительской башенки и вновь нажал на спуск. На прямое попадание он, конечно, не надеялся, но в замкнутом пространстве пуля порой может творить чудеса. Да и психологическое воздействие, которое она оказывает, мечась в утробе бронетранспортера, довольно велико. Огонь башен смолк на несколько секунд, но затем возобновился вновь. Первый же выстрел попал в модуль, осыпав окрестности крошкой из обшивки и сбросив гурянина на землю.

Толл, успев сгруппироваться, удачно приземлился на ноги и, откатившись в сторону, вновь вскинул карабин. На этот раз он целился быстрее, но не промахнулся, отправив очередную пулю вслед за остальными. Башни опять смолкли. Гурянин не стал ждать их реакции. Под прикрытием дыма, появившегося после попадания модуля, он запрыгнул на скутер. Развернувшись, Толл устремился туда, где давно уже скрылась ведомая Лаем грузовая платформа.

* * *

Противный мелкий дождь сыпал с раннего утра и, похоже, не собирался останавливаться. Промозглый ветер швырял капли в лицо, с каждым порывом меняя направление, словно издеваясь над зонтами. Если же учесть, что температура воздуха не превышала семи градусов по Цельсию, а начальство подкинуло перед выходом на пенсию неспокойное и опасное дело, можно без труда понять, почему настроение у капитана Софтли было под стать погоде.

— Чертов дождь… — Ветер швырнул ему в глаза очередную порцию крупной водяной пыли, и Гунар ладонью вытер лицо. — Чертова планета…

Вообще-то ему всегда нравилась Потайя. Одна из немногих небольших планет, на которых климат искусственно не изменялся. Она сразу была пригодна для жизни, дарила находящимся на ней редкую возможность чувствовать все прелести и невзгоды «живой» природы.

Софтли, кутаясь в короткий плащ, шел по тихой в утренний час пешеходной улице, направляясь к излюбленному кабачку с непонятным названием «Зинзана». Отделанный настоящим деревом, он дышал уютом и теплом. Правда, хозяину пришлось в свое время заплатить огромные штрафы — зато теперь у него не было недостатка в постоянных, ценивших старомодный уют клиентах.

Гунар наконец добрался до скромно оформленных деревянных дверей и, привычным движением отжав косички, ввалился внутрь. Стоявший за стойкой толстый бармен с черной всклокоченной шевелюрой и короткой лопатообразной бородой приветливо кивнул ему:

— Амиго! Неважно выглядишь. Надеюсь, только погода испортила тебе настроение?

— Спасибо, Буч. Погода действительно не подарок. — Софтли уселся за двухместный столик, поближе к искусственному камину, источавшему приятное тепло. — Сообрази мне какой-нибудь завтрак. И сделай кружку горячего пунша — погреться. Что-то у меня сегодня кости ноют.

Капитан бросил взгляд на коммуникатор, сверяясь со временем, и в тот же миг двери чуть слышно скрипнули, пропуская огромную человеческую фигуру.

— Здравствуй, Майкл. — Гунар помахал вошедшему рукой. — По тебе, как всегда, можно часы сверять.

Махнув в ответ, Стингрей снял свой любимый псевдокожаный длинный плащ и бросил его сушиться на рога вешалки.

— Мне то же самое, что он заказал, — кивнул гигант бармену, подсаживаясь к капитану. — Неважно выглядишь. Не выспался?

— Похоже, ты сговорился с Бучем. — Софтли вытащил из пачки легкую сигарету «Бонд», но прикуривать не спешил. — Тебе не понять. Ты полон сил и планов на будущее. У тебя красивая молодая жена. Тебя ждет хорошая карьера. А я… Просто сильно устал.

Бармен, на мгновение появившись, поставил на стол две глиняные кружки с горячим пуншем и вновь исчез за стойкой.

— У-у-у… Да тебе и правда пора на списание. — Майкл, нахмурившись, посмотрел в глаза Гунару. — И взгляд тусклый. Слушай, а не пробовал застрелиться?.. Расслабься. Я хотел встретиться с тобой как раз для того, чтобы сказать, что у тебя вновь большие неприятности. Не рад, старый пёс? Вспоминаешь, в каком кармане лежит зажигалка?

— Я хочу бросить курить. Хотя… глупости все это! — Софтли поднес дрожащий огонек к кончику сигареты и выпустил струйку ароматного дыма. — А про неприятности я догадался, когда мне утром сообщили, что ты будешь курировать эту операцию. Одно меня радует — с меня спрос меньше.

— Ну что ж, я рад, что ты рад…

Бармен появился вновь, поставив перед каждым по большой порции яичницы с беконом, блюдо с луковым хлебом и по чашке ароматного ригельского кофе.

— Приятного аппетита, амигос!

— Буч делает превосходный пунш. Сколько я ни пытался выведать его ингредиенты, он не выдает своей тайны! — Софтли поднял кружку с горячим напитком.

— Что вы, амиго. Я не изобрел ничего нового. Те же ром, вода, чай, сахар да лимон, как и у других. Чуть-чуть корицы, гвоздики и шафрана… — Бармен расплылся в довольной улыбке, польщенный похвалой постоянного клиента. — А если я вам расскажу все свои маленькие секреты, вы, того и гляди, перестанете ко мне захаживать… Кстати, амиго, не желаете ли в такую погоду горячего молока с ромом?

— Благодарю, Буч. Я лучше отведаю вашего пунша. — Майкл глотнул ароматный напиток, почувствовав, как приятное тепло растекается в животе. Радушный хозяин «Зинзаны», стараясь не показаться навязчивым, снова исчез за стойкой.

— Теперь о главном. — Стингрей с аппетитом набросился на завтрак, продолжая тему. — Наши спецы, работающие на местах в провинции Трион, либо дезинформированы, либо, что более вероятно, куплены. Отзывать их сейчас бессмысленно. От имперской канцелярии была направлена вербальная нота на имя наместника Триона. Ответ получен вчера вечером. Они ничего не знают о незаконной деятельности на территории провинции. Пообещали создать следственную комиссию и провести тщательное расследование. На это расследование просят у центра два квартала времени.

— Примерно такое развитие событий я и предполагал… — Гунар затушил сигарету и теперь вяло ковырялся в своей тарелке. — Мы по другим делам пересекались со службами Триона. Они если и не мешают, то уж точно не помогают в работе. Странно, как наверху не замечали, что Трион давно слишком самостоятелен.

— Это сложный вопрос. Во многом того требовали наши экономические интересы. Возможно, и чьи-то личные экономические интересы. Именно потому провинция — словно государство в государстве. Подмазаны, наверное, все, кто нужен. Вот и молчат. Это пока не наше дело. Крысами займемся потом. А вот то, что вчерашний ответ скорее подтвердил подозрения, чем рассеял их, было однозначно озвучено практически сразу после получения депеши. Сверху спущена команда: направить небольшую группу для проверки некоторых данных. Чтобы до времени не показывать свое отношение к ситуации, решено, что группа будет сформирована из вашего Отдела Разведки и Контрразведки, а мы от ЛСБИ будем только курировать операцию.

— Понятно. Раз уж мы все равно собрали группу для проработки этого направления, вы решили не дублировать действия, а согласиться с нашим вариантом.

— Точно. Зачем выполнять лишнюю работу и лезть со своим уставом в чужой монастырь? — Стингрей, разделавшись с яичницей, тщательно вычистил тарелку хлебом и теперь наслаждался крепким кофе.

— А не эффективнее ли набрать команду из Специального Боевого Отдела? — Софтли, окончательно потеряв аппетит, отодвинул тарелку и потянулся за очередной сигаретой. — Старина Челтон любит с тобой на прогулки ходить.

— Ты еще предложи Свободный Легион или флот какой-нибудь туда послать! Тогда это сразу превратится в боевую акцию. Как я уже сказал, нам пока шум не нужен. У вас почти полицейское расследование — и хорошо!.. Да ты не расстраивайся. Я уже слышал про твой дембельский аккорд. Хоть озвучишь его, даст бог, красиво…

* * *

Бодрый марш в органном исполнении, словно ветер облака, разогнал вязкую пелену анабиозного сна. Определив, что человек не спит, эластичные фиксаторы отпустили тело.

— Доброе утро, — громко поприветствовал Амос, потягиваясь и разминая мышцы.

— Доброе утро, господин Мердок! — Голос, которым интеллект корабля общался с каждым членом экипажа, был индивидуален. Пилот для себя сделал его в точности таким, как у встречавшей их на «Эс-Джи-Си-3000» девушки. — Желаете ли принять душ?

— Валяй. Да, еще одна поправка в консоль формата голосовых сообщений. Заменить все типы обращений на обращение «Амос». — Мердок с удовольствием подставил лицо упруго хлещущим струям бодрящего душа.

— Принято. Амос, информационный пакет нейтрален. Хотите прослушать его немедленно? — Ласкающий голос звучал совсем близко и, стоя под струями воды с закрытыми глазами, пилот почти ощущал прекрасную хозяйку его рядом. Внезапные фантазии привели в возбуждение, и Мердок разозлился на себя. Не хватает только заняться мастурбацией в самом начале миссии.

— Информационный пакет в рубку! — Пилот выбрался из анабиозной камеры и, быстро одевшись в просторный рабочий комбинезон, пошел на командный мостик.

Трайи пока не было — видимо, он еще приходил в себя после сна.

Мердок внимательно просматривал информацию, выдаваемую на опустившийся из-под потолка вспомогательный плазменный монитор. Тихо бормоча что-то себе под нос, в рубку вошел тьяйерец.

— Доброе утро, — поприветствовал Амос, не отрываясь от монитора. — Вы что, молитву читаете?

— Размышляю вслух. Дурная привычка. Просто я просмотрел информационный пакет. Мне кое-что не нравится… — Трайи встал чуть позади пилота, выглядывая из-за плеча.

— Не вижу ничего необычного… — Мердок уже закончил просмотр сводки и теперь мельком просматривал ее вновь, пытаясь найти то, что встревожило аналитика.

— Посмотрите вот здесь и здесь. В диаграмме сканирования масс какие-то непонятные пики. Похоже на сбои. А в сканировании энергетических полей вообще ерунда полная. Мне кажется, вам стоит проверить исправность систем. И в первую очередь — комплекс сканеров.

— Это трудоемко и излишне. — Амос, отойдя от монитора, начал забираться в пилотский кокон.

— Что вы имеете в виду?

— Все аномальные отклонения очень слабы и расположены в одной пространственной плоскости. Что-то вроде виртуальной стены. Мы просто будем двигаться перпендикулярно этой воображаемой плоскости, а при пересечении ее сразу определим и исправность аппаратуры, и причину аномалий — в случае, если с оборудованием все в порядке. — Пилот активировал кокон и расслабился, почувствовав, как тело плотно обжимается словно густым желе, поддерживающим и создающим ощущение погружения и упругой поддержки. — Тем более, кроме этих сбоев, ничего нет, а искать причину все равно придется.

— Сколько времени понадобится для достижения плоскости? — По тону было ясно, что ученый не разделяет желания «пойти и посмотреть», но спорить он не стал, не находя альтернативы.

— Мы совсем близко. Пара часов — и мы в точке пересечения. Так что не уходите далеко… — Мердок быстро задал навигатору координаты и теперь, включив режим виртуального видения, внимательно обшаривал пространство, используя стационарные телескопы корабля. Они не обладали, в отличие от выдвижных, большой мощностью, зато позволяли визуально контролировать доступное пространство в движении. Конечно, пилот мог бы довериться автопилоту, но ему не хотелось оказаться без полного контроля над управлением в случае возникновения нестандартной ситуации. Ведь не межпространственные же черви, как в старой детской сказке, съели НИС «Колумб».

— Хорошо. Я буду в своей лаборатории. Мне тоже нужно кое-что проверить.

* * *

Хаттар догнал платформу за очередным изгибом прибрежных скал. Майти, увидев нагоняющий его скутер, остановился.

— Надо срочно найти укрытие. Боевых действий пока вести мы не можем. Отыскать и освободить Нату, если она жива, тоже. Остается одно. Найти крысиную нору и отсиживаться до прихода помощи… — Толл аккуратно загнал скутер на платформу. — Ты гони платформу потихоньку вдоль берега, а я «птичек» запущу. Пусть составят карту окрестностей.

— Их могут засечь. — Лай мрачно осматривался, высунувшись из кабины.

— Нас тоже. Если их собьют, будет не так обидно, как если убьют нас. На, держи. — Хаттар протянул товарищу клипсу переговорного устройства. — Нас наверняка ищут. Так что терять нечего. Давай-давай, трогай.

Гурянин вскрыл контейнер с орнитоптерами. Аппараты размером с крупного гуся, выполненные из новейших материалов, внешне больше походили на причудливых стрекоз. Напичканные сложнейшим оборудованием, они способны были вести многофункциональную разведывательную деятельность. Но ни взятие проб, ни даже создание точных топографических карт в данный момент не интересовало гурянина. Он надеялся на одну функцию электронных мозгов орнитоптеров — на поиск заданного объекта по отдельным его приметам. Он торопливо формулировал, пользуясь специальной панелью настроек, представлявшей собой активные очки и перчатки, описание возможных природных укрытий, которые следовало отыскать. Активированные орнитоптеры отвечали ему, отсеивая для изменения непонятные признаки и принимая понятные. Через несколько минут Хаттар удовлетворенно отложил панель и занялся проверкой механической части аппаратов.

— Тормози, — обратился он к Майти, — будем выпускать.

Платформа остановилась, и Лай перебрался из кабины в кузов. Осторожно извлекая орнитоптеры из контейнера, он передавал их спрыгнувшему на поверхность Толлу. Тот просто ставил их на камни, разнося друг от друга на небольшое расстояние. Когда все пять орнитоптеров были выгружены, гурянин вновь взялся за панель управления.

— Лети-лети, лепесток, через север на восток… — вспомнил он где-то услышанный то ли стишок, то ли детскую считалку. — Все. Можно ехать дальше. Я дал им взлет по готовности. Сейчас они последние тесты прогонят и снимутся.

— А будет ли помощь? — У Майти, в отличие от товарища, настроение не улучшилось.

— А почему нет? Корабль наверняка отправил сообщение, да и маяк, а то и не один, наверное, поставил. Дело времени… — Хаттар забрался в кабину на пассажирское место, прихватив с собой панель управления орнитоптерами, на которую аппараты будут скидывать оперативную информацию.

— Просто все может оказаться гораздо хуже, чем мы предполагаем. Там, где мы должны были оказаться, нет ничего. А здесь — планета со своим солнцем. Планета обитаемая. И не дикарями, а существами, способными создавать сложную технику. — Майти вновь направил платформу вдоль берега. — Где поблизости от Империи могут быть такие соседи? То-то и оно. Поэтому лично я думаю, что мы провалились в какую-то дыру и теперь черт знает где находимся. Так что, думаю, нам не помогут.

— Ничего. Где бы мы ни были, нас найдут. В этом — сила Империи. — И, немного помолчав, Толл добавил: — Или хотя бы отомстят за нас…

* * *

По пути домой Стингрей заскочил в огромную оранжерею, которую содержал старый знакомый садовник — тьяйерец.

— О, господин Стингрей, давно вас не было видно. — Старик сам был похож на старое корявое растение. — Вы совсем забыли старика Зарри.

— Нет, Зар, просто не было времени. Но, клянусь, из ближайшей экспедиции привезу тебе что-нибудь новенькое. — Майкл похлопал садовника по высохшему плечу. — А сейчас мне нужны цветы для Сои.

— Как поживает ваша прекрасная женушка? — Тьяйерец повел его в глубину ухоженной оранжереи. — Не надумали обзавестись наследниками?

— Нет. К сожалению, я пока не могу себе это позволить. Слишком сложно все сейчас.

— Нет, господин, легче не будет никогда. Источники наших проблем не вне, а внутри нас. Вы просто не готовы сердцем, но… — Садовник остановился, прервавшись. — Авот то, что я хочу вам предложить.

Бархатисто-пурпурное пламя крупных цветков было осыпано пепельно-стальной паутиной прожилок и окружено пышной черной листвой. Растение источало едва заметный горьковатый аромат, словно от коры лиственного дерева.

— Это Лоирос Бархатистый. Одно из лучших творений цветоводов Триона. Цветок абсолютно биологически безопасен.

Стингрей бесшумно открыл дверь своей ведомственной квартиры в престижном районе Ануари-Алога — города, в котором располагался головной офис ЛСБИ. Планета Загр, столицей которой был Ануари-Алог, являлась резервной миссией Императора: в случае военных действий она становилась верховным штабом Империи.

Соя находилась в гостиной и, лежа на животе на длинноворсном гурянском ковре, больше похожем на шкуру неведомого животного, читала электронную книгу.

Тихо подкравшись, Майкл наклонился и положил прекрасный цветок с укрытыми в микроконтейнер корнями перед своей женой.

— Ты напугал меня. — Женщина с восторгом рассматривала подарок. — Я задумалась и не заметила, как ты вошел.

— И что так занимает мою прекрасную женушку? — Стингрей уселся рядом на ковер, подогнув под себя ноги.

— Это старая книжка. Даже автор неизвестен. Она еще с тех времен, когда люди жили на Земле, никому не мешая и не ища проблем. Тебе неинтересно?

— Нет-нет. Мне интересно. Просто старый Зар сказал мне сегодня, что все наши проблемы — в нас самих. Прочти последнее из того, что читала.

Если сердечко твое вдруг захватит тревога,

Подстережет тебя злая, шутница-судьба -

Вспомни того, кто готов день и ночь у порога

Сон охранять твой от бед и от зла.

Выпиши же из окна своей жизни привычной.

Слышишь, как звезды кричат в вышине?

Ночь никогда не бывает двуличной:

Все, что захочешь, ты с ней передать можешь мне.

Пусть твоей шейки свет лунный коснется…

Шелест деревьев мой стон до тебя донесет…

Песня тоскливая лунного волка взовьется…

Имя короткое силу свою обретет.

Стингрей лег на спину и закрыл глаза, пытаясь представить того человека, который давным-давно писал эти строки, чудом сохранившиеся до настоящих дней. Соя продолжала читать:

— Плачет гитара, смеется, танцуя, цыганка.

Пыль вековую по улицам ветер несет.

Вспомни — мы жили, страдали, любили так ярко.

Были ли вместе? Кто верит, тот это поймет.

Лучше удары клыков, боль, лишенья, угрозы,

Злоба врагов и предательство лучших друзей,

Чем боль уколов, что дарит прекрасная роза,

Раня не тело, а сердце колючкой своей.

Я, как тот волк, вновь страдаю и плачу.

Белая роза, коснувшись, зажгла сердце вновь.

Верил я в опыт, клыки и — удачу.

Вдруг, как щенок, растерялся. Быть может, любовь?

Стихотворение кончилось, а Майкл так и не понял, чем оно понравилось женщине. «Может, прав старый Зар и нам действительно пора завести детей? А то у девчонки совсем крыша съедет».

— С тех времен до нас дожили гораздо лучшие стихи, и авторы их известны… — Стингрей пожал плечами.

— Он, наверное, очень ее любил. И мне кажется — так и не признался… — Соя поднялась, отключая книгу и поднимая цветок. — Пойду найду ему место.

Беспричинная печаль, охватившая женщину, отошла, вытесненная красотой подаренного любимым человеком цветка.

* * *

— Ну и что тебя так сильно расстраивает? — Арго весело скалился в белоснежной улыбке, казавшейся на фоне черноты его лица светящейся.

— Меня все расстраивает. Мне все не нравится в этой операции! — Софтли с неодобрением посмотрел на товарища. — Мне не нравится, что мы будем заниматься этим дерьмом. Что мы ничего толком не знаем. Что мы полезем Триону в задницу без какого-либо прикрытия.

— Мне тоже кажется, что ты, Гунар, преувеличиваешь… — Спокойный, как всегда, Борен рассматривал сквозь тонированное боковое стекло десантного гравитолета стремительно проносящееся каменистое плато. Красноватый цвет камней и песка, причудливые расцветки редких, малорослых растений и длинные тени от низкого багрового светила делали пейзаж фантастическим.

— Может, я и преувеличиваю. Но у меня крайне неприятные предчувствия — вплоть до медвежьей болезни от этого задания.

— Не замечал я за тобой такого раньше! — Гурянин даже оторвался от иллюминатора, удивленно уставившись на своего командира. — Это твое последнее дело. Вот, наверное, нервы и разгулялись. Расслабься. Скоро будешь сидеть в «Зинзане», пялиться в камин и, лакая грог, вспоминать славные денечки, которых боишься сейчас.

— Господа. — Голос автопилота был учтив и лишен эмоций. — Мы прибыли на базу Омега восемь Специального Боевого Отдела. Вас встречает сержант Агадт Лдодг. Удачной работы.

Грузное тело двадцатиместного гравитолета, подняв красную пыль при посадке, замерло, словно огромная личинка неведомого насекомого. У опустившегося трапа стоял облаченный в полевую форму песчано-красного цвета гурянин с нашивками сержанта на рукаве.

— Я — сержант Лдодг. Рад приветствовать вас на территории Омега восемь. Я назначен командиром мобильной группы, приданной в ваше распоряжение. — Видимо, получив полную информацию о прилетевших, сержант безошибочно обратился к капитану Софтли.

— Очень приятно, сержант. — Гунар кивнул ему, протягивая для рукопожатия руку. — Я — капитан Софтли. Это лейтенант Арго и сержант Борен. Все мы — представители следственной группы Отдела Разведки и Контрразведки.

— Прошу следовать за мной. — Агадт жестом указал на ближайшую к посадочной площадке конструкцию, больше похожую на огромный транспортный ангар, накрытый сверху красной маскировочной сетью. — Я уполномочен предоставить вам информацию по составу и оснащению нашей мобильной группы, а также организовать место для отдыха и работы на ближайшие сутки, которые займет окончательный этап подготовки к началу акции.

— Время старта определено? — Капитан никак не мог отделаться от неприятных предчувствий, но сержант Лдодг сразу понравился ему.

— Да. Двадцать тридцать. Время определено жестко, потому что мы пойдем гражданскими эшелонами. Мне причину не сообщили, но, надеюсь, вы в курсе.

— И, конечно, экипировка — как у полицейских? — Гунар вспомнил слова Стингрея про «почти полицейское расследование».

— Да. Нам запретили брать с собой более-менее серьезное оружие. Только скротчеры, кое-что для ближнего боя да легкую защитную экипировку.

— А капитан Стингрей из ЛСБИ прибыл на базу? — У Софтли появилось навязчивое желание высказать Майклу все, что он думает об операции в целом и о самом Стингрее в частности.

— Нет, сэр. Он прислал для вас сообщение о том, что присоединится позднее.

Возможность выплеснуть эмоции растаяла. Гунару оставалось только подчиниться судьбе, постаравшись максимально сократить время проведения этой идиотской акции. Он зло сплюнул и молча зашагал дальше.

* * *

— … Твою мать! — Мердок рванулся всем телом, инстинктивно пытаясь отшатнуться. Там, где секунду назад простиралась бескрайняя пустота галактического моря, ожерельем повисли три звезды с развитыми планетными системами. Но не этот далекий пейзаж напугал пилота.

Совсем рядом, занимая весь фронтальный сектор, висели три огромных корабля с уродливыми, с точки зрения имперского пилота, формами. И не просто висели — они, просчитав траекторию движения «Бриза», произвели торпедный залп. Шесть скоростных торпед, словно дикие пчелы, устремились к жертве. Они должны были разорвать на части небольшой кораблик, как только он пересечет «барьер».

Кокон пилота тревожно вздохнул, принимая в себя панический рывок тела Амоса, которое подсознательно среагировало быстрее интеллекта корабля. Задействовав по приказу кокона все двигатели, корабль, преодолев инерцию, развернулся почти на месте, запрокидываясь «через голову». Словно самолет, совершающий мертвую петлю. И в тот же миг взвыли сирены «Бриза», информируя экипаж о торпедной атаке.

— Обнаружены три цели неизвестного класса. Зафиксирована торпедная атака… — Запоздалые предупреждения интеллекта подтвердили, что Мердок не сошел с ума.

Сработавший рефлекс пилота спас корабль от мгновенной гибели. Первая торпеда взорвалась в кормовой части уходящего из-под удара корабля, вызвав детонационный взрыв товарок, не успевших добраться до цели. Разлетающиеся осколки достали удаляющийся корабль, нанеся еще несколько повреждений, в основном все той же кормовой части. И хотя взрыв не лишил «Бриза» жизни, корабль временно потерял управляемость и, вращаясь вокруг неправильной поперечной оси, двигался по касательной к пересеченной ранее «плоскости невидимости». Мердок крутился червем в своем коконе, пытаясь изменить траекторию движения.

— Управление! Восстановить управление! — Пилот чувствовал, как поочередно оживают системы и — главное двигатели корабля.

— Сбои в программах управления, вызванные механическими повреждениями цепей, устранены. Восстановление контроля над двигателем возможно на шестьдесят три процента через восемь… семь… шесть…

Интеллект отсчитывал секунды, кажущиеся Амосу бесконечными. Он видел, как перемещаются корабли противника, готовясь, видимо, к залпу. Пилоту удалось погасить неконтролируемое вращение, но серьезно изменить траекторию он не мог.

— …пять… четыре… зафиксирован энергетический залп… два… один… Контроль восстановлен на пятьдесят один процент.

Но Мердок уже не слушал сообщение. Он вновь рванулся, словно попавшая в паутину муха, чувствуя, как отвечает его движениям и мускульным командам корабль. На этот раз попадания удалось избежать. А в следующий миг бьющийся в конвульсиях «Бриз» пересек «плоскость невидимости» в обратном направлении. Сирены смолкли. Интеллект начал доклад о многочисленных повреждениях. Но Амос теперь понимал, что враг не исчез: его просто не видно. И это было еще хуже.

— Возможен ли прыжок? — Пилот понимал, что после прямого попадания торпеды даже то, что они еще живы, — большая удача. К тому же «Бриз» сохранил способность перемещаться пусть и наполовину, но довольно быстро Состоянием корабля и профессора Трайи Амос поинтересуется позже. А сейчас надо просто выжить.

— В генераторах полей межпространственного перемещения неисправимые разрушения.

— Передать информационный отчет с просьбой экстренной помощи! — Мердок торопливо осматривал голографическую карту ближайшего пространства в поисках укрытия. Он не мог рассчитывать, что без прыжка ему дадут далеко уйти. Приземление на какую-нибудь планету дало бы дополнительный шанс на спасение.

— В системе дальней связи неисправимые разрушения… — Ласковый голос чудовищно диссонировал со смыслом озвучиваемых фраз.

— Дьявол! — Пилот направил летящий на максимальной скорости корабль к ближайшей, но все же слишком далекой планете. — Тогда шуми изо всех сил. Сбрасывай аварийные буи. Шли постоянные сообщения по медленной связи. Жаль, что мы ничем пострелять не можем.

— Зафиксировано появление цели неизвестного класса.

— Нам конец… — Волна злости, смешанная с отчаянием, начала подниматься где-то в животе Мердока. — Отправляй спасательные капсулы с аварийками в разные стороны.

— Зафиксировано появление двух целей неизвестного класса.

— Целей? Твою мать! Цели — это когда стрелять можешь! А здесь только мы — цель!

— Зафиксировано появление цели класса «Шак». Зафиксирована торпедная атака с неизвестных целей.

— Сбрасывай контейнеры с незадействованным обо… Что? — Амос закрутил головой, осматривая «горизонт».

Что ты сказал? Линкор? Маркеры на цели! Быстро! Зеленый — идентифицированный, красный — прочие.

— Зафиксировано появление цели класса «Вулф». Зафиксировано появление цели класса «Бладсакер». Зафиксирован энергетический залп с цели класса «Шак». Торпеды уничтожены. Зафиксирован…

— А-а-а-а! Мы выжили! А-а-а-а! — Мердок орал во всю глотку, не слушая более слов интеллекта. — Боже, как славно пожить еще немного на этом свете!

А на мониторах зеленые точки перемещались в стремительной атаке к смешавшимся от неожиданности красным.

* * *

— Питания хватит максимум на неделю. Энергии — примерно на столько же. Потом надо есть что-то местное, а также найти источники питания или хотя бы огня. — Хат-тар тщательно изучал полученную от геликоптеров компьютерную карту местности. — Не вижу ничего похожего на лес. Только скалы, песок и чертов город.

Летающие разведчики обнаружили большую и глубокую пещеру в скалах, где смогли укрыться не только гуряне, но и грузовая платформа со всем скарбом. Пещера, видимо, являлась лишь входом в громадные природные карстовые подземелья. Размерами со средний ангар, она сужалась и разветвлялась в несколько проходов, ведущих в темную бездну.

— Зато, если нас обнаружат, все это уже не понадобится. Я все думаю: что стало с Натой? — Майти сидел на полу, опершись спиной о бугристый камень.

— Перестань заводить себя. Мы сейчас ничем не можем помочь ни ей, ни кому бы то ни было. Мы только можем надеяться на помощь. Попытаемся продержаться до ее прихода. — Толл отложил электронные очки, в которых рассматривал составленную орнитоптерами трехмерную карту местности. — Надо расслабиться и постараться заснуть. Слишком много событий для одного дня. Еще утром мы все мирно находились в анабиозе.

— А на улице все так же светло… — размышляя о чем-то, не в тему сказал Лай.

— Мы же не знаем периода вращения планеты вокруг своей оси. Но по имперскому времени сейчас поздний вечер, скорее ночь. Поэтому надо отдохнуть. — Хаттар проверил магазины своего карабина и, как ни в чем не бывало, растянулся на развернутой термолежанке. — Если так пойдет, то завтра нам придется еще хуже.

— Слушай, Толл. Я видел твое личное дело. У тебя множество наград Гура. Ты — официальный герой нации. Как получилось, что ты работаешь в команде по изучению глухих дыр Вселенной? — Майти, похоже, не мог заснуть. — Неужели такой прославленный воин не мог найти что-нибудь более серьезное?

— Что, например? — Толл перевернулся в сторону товарища. — Работать на имперское правительство по своей специальности не позволяют принципы и вера. А другие привлекательные места… Ты не задумывался, почему даже имперские ветераны часто не могут найти себя, уйдя из армии? А мы с тобой — чужие, пусть и подданные Империи теперь. Ты-то хоть просто обращенный. А моими основными заслугами в прошлой войне были многие смерти врагов. Вот и смотрят на меня соответственно. Кто — боится. Кто — готов кишки выпустить. Зачем мне это?

— Но ведь работают многие твои коллеги. — Лай, хоть и был совершенно здоров, молод и технически подготовлен, принять участие в боевых действиях не успел по простой причине — стремительности и быстротечности войны Империи с Гуром.

— Я нашел себя. У каждого своя дорога, какой бы неправильной она ни казалась окружающим. — Хаттар, потеряв всякий интерес к разговору, вновь отвернулся к стене. — Давай спать. И пусть столь любимая тобой Архтанга даст нам завтра немного удачи.

* * *

— Боевая тревога! Боевая тревога! Экипажу занять рабочие места! — Жесткий голос громкой связи перекрывал истошный визг тревожной сирены. Как в ускоренной съемке, вся жизнь большого пограничного корабля класса «Читэ» с бортовым номером «Би-Эс-9001» понеслась, словно тугая пружина, спущенная со взвода.

— Дежурный, доложить обстановку. — Одним из первых на командном мостике появился командир корабля лейтенант Таккер. С самого утра его не покидало неясное тревожное предчувствие.

— Есть, сэр! — Дежурный сержант активировал большую голографическую карту, занимавшую центральную часть рубки. — Семь минут назад получен экстренный сигнал от автоматической пограничной станции слежения «Эй-Эф-Эс-Эм один шесть восемь три». Зафиксированы возмущения в дальней заграничной зоне. По предварительной идентификации — боевые действия. Но в том районе, по официальным данным, может находиться только поисковый корабль компании «Галилео».

Тревога Таккера, словно неведомый зверь, ворочалась в своем логове.

— Отправьте срочные запросы в Генштаб и нашим в СИБ. Может, опять какие-нибудь испытания? — Лейтенант сел в свое кресло, расположенное прямо перед голографической картой. — Пока ждем ответов, приготовиться к прыжку в район «Эй-Эф-Эс-Эм один шесть восемь три». Провести тестирование боевых систем и оборудования.

— Ответ от координаторов СИБ. В зоне «Эй-Эф-Эс-Эм один шесть восемь три» никого, как и во всех соседних.

— Тестирование закончено. Системы и оборудование функционируют нормально.

— Прыжковые генераторы полей активны. Точка выхода задана.

— Ответ от координаторов Генштаба флота. В зоне «Эй-Эф-Эс-Эм один шесть восемь три» нет ни одного объекта. Ближайшее подразделение флота — легкий крейсер класса «Адвокат» в Меото у Арабеллы.

— Ясно. Внимание всем на местах. Прыгаем. Отсчет! — Таккер чувствовал, что пробудившийся неведомый зверь начал выбираться наружу. Голос громкой связи отсчитывал последние мгновения до прыжка, а лейтенант вытирал предательски взмокшие ладони, убрав их с широких, усеянных клавишами подлокотников командирского кресла.

— …ноль!

Корабль словно провалился в бездонную яму. Легкая щекотка в теле стремительно сменилась ощущением ускоряющегося падения. Перед глазами все поплыло, превратившись в диффузное изображение, рассыпавшееся мириадами разноцветных точек. Точки метнулись навстречу, превращаясь в яркие линии. Сознание еще продолжало свое падение, а тело, словно остановленное упругим эластичным жгутом, рванулось к поверхности искрящегося потока. Точки замедлили свой полет, вновь сливаясь в неясные пока еще контуры. Короткая волна тошноты накатила и отошла, заставив сглотнуть наполнившую рот слюну. Как всегда, неожиданный толчок, словно при «падении» во сне, и легкое ощущение холода в теле.

Лейтенант тряхнул головой, окончательно приходя в себя. Все вернулось в нормальное состояние. Только глаза, не успевшие за остальными органами, еще не сфокусировали взгляд на деталях предметов.

— Что там? — Таккер нетерпеливо поднялся, подходя ближе к голограмме.

— Никакой активности, сэр… — Голос дежурного звучал разочарованно.

— Запросить «Эй-Эф-Эс-Эм один шесть восемь три»! — Командир осматривал карту в зоне своего нахождения.

— Все записи проверены. Активность пропала в момент завершения нами предпрыжкового отсчета. Спектральные анализаторы подтверждают наличие следов неопределенной деятельности. Это могли быть последствия взрывов, энергетических выстрелов или ряда иных действий.

— Сообщить диспетчерам «Галилео» и наверх по команде. Если поисковик «Галилео» не объявится, значит, это его остатки. — Зверь тревоги успокоился и, глухо ворча, вновь затаился в темном уголке сознания — затаился до поры, не уходя совсем. — Сигнал нами отработан. Отбой тревоги. Экипажу действовать согласно плановым мероприятиям.

* * *

Было еще слишком рано, и коридоры головного офиса Управления ЛСБИ не успели наполниться снующими служащими. Чуть позже все вокруг превратится в подобие гигантского муравейника, построенного с использованием современнейших технологий в непрактичной форме пирамиды. А вот капитан Стингрей спешил, почти опаздывая к назначенному времени. Его вызвал главный координатор второго отдела ЛСБИ.

Отделы в Личной Службе Безопасности Императора, в отличие от Службы Имперской Безопасности или подразделений флота, не имели названий, а носили порядковые номера. Так, первый отдел занимался в основном непосредственно физической безопасностью Императора и его окружения. Второй, к которому и принадлежал агент Стингрей, — разведкой. Третий — анализом и технологическими изысканиями. Четвертый — внутренними расследованиями и кадровым анализом. И так далее. Всего в ЛСБИ насчитывалось девять основных отделов. Несмотря на то что функции были четко определены, сферы деятельности их не имели строгих контуров.

Одетый по случаю вызова к главному координатору в официальный костюм-двойку, отличавшийся огромным ростом и атлетическим телосложением Майкл излучал силу и уверенность. Редкие встречные оборачивались ему вслед. Кто с завистью, кто с восхищением.

У кабинета главного координатора его поджидал напарник — агент Рой Гаррет. Относящийся к расе людей, высокий и узкокостный, он, несмотря на хорошую физическую подготовку, казался чересчур худым. Темный костюм свободного спортивного кроя висел на нем как на вешалке.

— Привет, Майки. Я уж думал, что ты не успеешь. — Рой, облегченно вздохнув, протянул Стингрею руку. — Ну что, заходим?

— Привет. Заходим! — Майкл, постучавшись, толкнул дверь кабинета. — Разрешите?

— Мир вашему дому! — Главный координатор Аарайдагх, принадлежавший к древнейшему из домов расы дакхарров, выбрал дакхаррское же приветствие. — Вы пунктуальны, хотя раса людей патологически не любит точность во времени. Я не могу вспомнить ни одного случая, когда бы вы не опоздали.

— Мир вашему дому! Спасибо за комплимент. Хотя я и несколько иного мнения о пунктуальности людей. — Капитан сел в указанное огромное кабинетное кресло. Он никогда не умел определять на вид возраст дакхарров, но, судя по серой, морщинистой коже, потерявшей былую прозрачность, Аарайдагху было около пятисот лет.

— Отложим дискуссию на другой раз и перейдем к сути. В последнее время происходит слишком много труднообъяснимых вещей, которых мы не понимаем, к своему стыду. Однако ситуация, похоже, складывается так, что вот-вот должны упасть завесы. Слишком велики напряжение и насыщенность мелкими инцидентами… — Координатор коснулся клавиши на столе, и кабинет заполнила голографическая карта Империи. — Смотрите. Красные маркеры — это ставшие явными случаи чьей-то враждебной деятельности. Сюда попадает и последний случай, когда удалось получить трупы противников. Зеленые маркеры обозначают предположительные места исчезновения кораблей. Настораживает то, что есть прецеденты исчезновения даже кораблей военного флота. К счастью, пока это были не боевые корабли, а транспорты или иные слабо защищенные цели.

— Так много? — Стингрей с удивлением рассматривал россыпи разноцветных точек.

— Много. И мы допускаем, что нам известны не все случаи. Это происходит с довольно недавних пор… Наконец белые мигающие маркеры. Самые неприятные и самые опасные в нашей картине. Это точки боевых столкновений неизвестных и не всегда опознанных кораблей с кораблями имперского флота. Сценарий всегда одинаков. Попытка нападения на объект, появление имперского военного корабля, обмен ударами и бегство чужаков в межпространство. Таким образом, это деятельность незаконных вооруженных и неплохо оснащенных формирований, ведущих антигосударственную деятельность в отдаленных провинциях Империи.

— Пираты? — Гаррет был не особо удивлен.

— Они существовали всегда. Думаю, многие случаи вам известны. И жить с ними в относительном мире, делая вид, что ничего не замечаешь, значительно легче, чем воевать. Мы давно знаем о существовании почти государства с милым названием Вольный Мир. Мы даже с пользой обмениваемся с ними информацией, закрывая глаза на их экономические отношения со многими имперскими компаниями. Но никогда их вредоносные для нас действия еще не достигали подобного размаха. Они базируются далеко за пределами Империи и проникают внутрь, используя бреши в нашей пограничной системе. Однако официально это неофициальное государство категорически отрицает ч свою причастность к большинству указанных инцидентов, И у нас нет причин не верить — им самим меньше всего выгодно изменение терпимой политики имперских силовых структур на реальные боевые действия. СИБ, как нам кажется, недооценивает опасность, исходящую из самого Триона, а не извне, считая Вольный Мир основным противником. Мы, — похоже, стоим на пороге войны со своей собственной провинцией.

— Поэтому вы нас и не включили в планирующуюся акцию СИБ в Трионе? — Майкл почувствовал чувство вины перед капитаном Софтли.

— Отчасти. Есть другая, более простая причина. Вы нужны нам для другого мероприятия. У нас не так много агентов, чтобы легко ими разбрасываться.

— Но почему мы не могли дать информацию, которая позволила бы сохранить жизни команде капитана Софтли? — Стингрей понимал, что этот вопрос звучит глупо для офицера ЛСБИ.

— Мы не знаем, каков будет результат этой акции, и не утверждаем, что им что-либо угрожает. От этой полицейской операции мы ожидаем мало пользы. Вы же будете участвовать в нашей акции. И в том же районе. У нас нет практически никаких зацепок для объяснения происходящего. Поэтому вы должны постараться изо всех сил. И по делам вашим вам воздается. Через трое суток вы отбываете на базу спецназа Первого Земного Флота у самой границы Триона. Там вас будет ждать ваш старый знакомый.

— Челтон? — Майкл забыл волнения относительно Софтли.

— Да. Сержант Челтон и его питомцы. Мы получили добро на полномасштабную разведывательную операцию. Предварительный маршрут и коды доступов для взаимодействия с подразделениями имперских сил получите по прибытии на место. Мне больше нечего сказать. Да пребудет с вами разум и удача. Мир вашему дому.

— Пойди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что. Покинув кабинет главного координатора, они шагали по наполняющимся сотрудниками коридорам.

— Ничего, не впервой. Как минимум каждая вторая наша операция начинается примерно так — с пустоты. — Стингрей достал из кармана электронную книжку. — Послушай, Рой. Ты можешь оказать мне личную помощь в несерьезном деле?

— Не вопрос. Тебе надо соседа укокошить или взорвать застрахованный гравитолет?

— Нет. Это я сделал бы сам. Все гораздо сложнее… — Майкл передал книжку Гаррету. — Тут на одном стишке маркер стоит. Попробуй отыскать автора. Ты ведь дока в поисковых делах.

— Он что, должен тебе? — Рой спрятал книжку во внутренний карман пиджака.

— Нет. Мы разминулись на пару веков. Просто мне нужно, ладно?

— Если он родился после изобретения компьютера, я его для тебя найду. Вот только не буду обещать полной и достоверной информации.

— Спасибо. — Стингрей остановился перед дверьми лифта.

— Ладно. Мне тут надо кое-кого навестить перед дорогой. Передавай привет жене… — Гаррет подмигнул напарнику.

— Созвонимся.

* * *

— Ну и как вам это нравится? — Капитан малого пассажирского лайнера, зафрахтованного для перевозки группы капитана Софтли, был возмущен до глубины души. — Мы торчим здесь уже пятый час, и нет ни отказа, ни разрешения. Я завидую вашим нервам, ребята.

Двадцатиместный кораблик «Сотис» висел в ожидании разрешения на стыковку с портом Гиидона — планеты-лаборатории, получившей после закрытия Атмелькана статус крупнейшего научно-исследовательского комплекса Империи. Почти все, что касалось официальных генетических исследований, происходило здесь. На маленьком кораблике совсем не было свободного места и возможностей как-нибудь скоротать время. Поэтому все члены команды сержанта Лдодга занимались самым эффективным способом убить время. Они спали. Скудная экипировка и вооружение были многократно проверены, и потому сам сержант не имел ничего против такого занятия своих подчиненных.

— Нервы тут ни при чем… — Арго мягким кусочком ветоши тщательно стирал с полуразобранного «Голд Игл» несуществующие пыль и излишки смазки. — Если бы Дажд не дрых сейчас с остальными, он обязательно упомянул бы преимущество гурянской холодной мысли над мешающими делу людскими эмоциями.

— Что? — Капитан, являясь человеком сугубо гражданским и уже далеко не молодым, к гурянам еще не вполне привык, не говоря об их мышлении.

— Гуряне считают, что нет причин переживать, если событие еще не наступило. То, что пока нельзя изменить, не вызывает у них озабоченности. Поэтому, перефразируя поговорку, можно сказать: меньше эмоций — лучше сон. — Занг проверил наполнение обойм.

— А что, они действительно так невозмутимы? — Старик покосился на развалившегося в кресле первого ряда сержанта Лдодга.

— Кто? Гуряне? — Арго, удовлетворенно осмотрев «Голд Игл» и отложив его в сторону, занялся правкой лезвия короткого десантного ножа. — Какое там. Конечно, в семье не без урода. Но бесятся они так же, как и мы. А солдаты везде одинаковы. Они не будут переживать из-за задержки вылета или посадки, а лучше вздремнут. Им эта задержка даже на руку. Бодрее будут. Не зря говорят: солдат спит, а служба идет.

— Слава богу. Есть. Нам дали добро на стыковку. Идем на посадку.

— Отлично! — Лейтенант Арго потряс за плечо дремлющего рядом Софтли. — Шеф, нас пропускают.

— Так, ребятки… — Сержант Лдодг, словно бы и не спал только что, мгновенно среагировал на изменения тональности в голосе старого капитана. — Взбодрились и подтянулись. Нас заждались на этом долбаном Гиидоне.

* * *

Действия закружились, словно картинки на детской юле, запущенной сильной рукой. Линкоры класса «Шак» были сняты с вооружения Имперского Флота, уступив место более совершенному классу «Орка». Но от этого линкор класса «Шак», вышедший из межпространственного прыжка совсем близко от корабля «Бриз», не стал менее опасным и смертоносным. Командованию на его мостике не потребовалось слишком много времени, чтобы оценить ситуацию и, сориентировавшись, принять решение. Видимо, экипаж был готов именно к такому развитию событий, или им руководил опытный офицер с большим стажем и отменной реакцией. Одновременно с первым его энергетическим залпом, растворившим в волне огня рой нагоняющих свою цель торпед, из межпространства вывалились стройный патрульный корабль класса «Вулф» и уродливый, словно раздувшаяся пиявка, абордажный корабль класса «Бладсакер». Второй залп линкора совпал с появлением еще одного «Бладсакера» и превратил один из чужих кораблей в уродливую, полыхающую взрывами развалину. Ближайший к неприятелю абордажный корабль, проведя скоростной маневр, ударился боком в борт врага. Разнообразные фиксаторы активировались, превращая два корабля в одно целое.

— Ага! — Амос с восторгом и гордостью наблюдал за калейдоскопом боя. — Что, суки, быть целями не так здорово?

Противник больше не пытался атаковать. Следующий залп линкора завершил агонию полуразрушенного корабля, превратив его в разлетающееся облако горящих газов и мелкого мусора. Третий корабль неприятеля, не решившись принять бой, развернулся и теперь стремительно мчался прочь. Несколько секунд — и он исчез за стеной невидимости.

И в этот миг произошло два неожиданных для Мердока события. Сначала исчезла пара сцепленных друг с другом кораблей. Исчезла, оставив после себя недолговечное серебристое сияние — словно за кораблем, ушедшим в межпространственный прыжок. А в следующую секунду «Бриз» содрогнулся, атакованный вторым абордажником.

— Что происходит? Они что, с ума сошли? — Пилот попытался развернуть корабль, но крепко захвативший его «хищник» не позволил выполнить маневр. — Срочно связь по открытому…

Амос не успел договорить слова команды. Все рухнуло в бездну межпространственного прыжка. «Этого не может быть. Бред какой-то!..» — Мердок понимал только одно: каким-то образом его перетаскивают, словно буксируемый транспорт, через межпространство. Он ненавидел эти ощущения — прыжка без анабиозной камеры. Только военные- по служебной необходимости — были вынуждены раз за разом испытывать их. Конечно, если припечет, выдержишь и не такое, но все равно — очень неприятно… Наконец прыжок завершился, но не успела успокоиться цветная круговерть перед глазами, как коридоры корабля наполнились страшным шумом и звуками чужих голосов.

Пилот на ощупь вывалился из кокона управления. Судя по всему, по крайней мере, в ближайшее время он ему не понадобится. Массируя глаза кончиками пальцев и стараясь унять тошноту и головокружение, Амос слышал, как стремительно приближаются источники этого шума. Пилот, тараща слезившиеся глаза, открыл аварийный шкафчик, в котором среди прочих нужных вещей хранилось легкое стрелковое оружие с боекомплектом. Однако воспользоваться найденным оружием он не успел.

— Не торопитесь… — Насмешливый сильный голос заставил Амоса отпустить рукоятку найденного скротчера. — Мне бы не хотелось сегодня убивать своего соплеменника. Тем более я не имею ничего лично против вас.

Зрение окончательно восстановилось, и Мердок, медленно обернувшись, увидел наконец тех, кто так стремительно захватил его корабль.

Их было трое. Один человек и два громадных мутанта. Человека, впрочем, тоже можно было принять за киборга. «Из своего» у него осталось только по одной руке и ноге. Вторые заменяли вживленные механические протезы. Вместо глаз имелась высококачественная оптика. В правой полусогнутой руке он держал, направив ствол в потолок, тяжелый штурмовой «Тагет Эф-Эс 20».

Оснащенная множеством сервоприводов, эта помесь ружья, пулемета и лазерной винтовки имела еще и автоматический подствольный гранатомет, являясь хоть и довольно тяжелым, но весьма серьезным оружием. «Прелесть» же ведения огня в тесноте корабельных помещений заключалась именно в возможности использования «Тагет Эф-Эс 20» как автоматического ружья, стреляющего «мягкими» пулями большого калибра. Пуля, сделанная из свинцово-графитной смеси и покрытая керамической оболочкой с линиями разрыва, в ближнем бою имела довольно высокий останавливающий эффект, являясь в то же время безопасной для внешнего корпуса корабля. А возможность использования зарядов со свинцовой или пластиковой картечью превращала «Тагет Эф-Эс 20» в жестокое и разрушительное для всего живого и внутренних переборок на корабле орудие.

Спутники человека, одинаковые, словно близнецы, походили скорее на огромных сказочных троллей с гипертрофированной мускулатурой и покрытыми рогами кевларовыми шлемами, прятавшими под собой маленькие головы на коротких шеях.

— Мы уже здесь. А вы даже не понимаете, где находится ваш корабль. Вам неоткуда ждать помощи. У вас маленький выбор. — Человек улыбнулся, и улыбка эта была искренне дружественной. — Как я уже сказал, мы не имеем ничего против вас.

* * *

… Утро принесло изменение погоды. Влажность стремительно повысилась. Сильный, близкий к ураганному ветер закручивал хоботы смерчей, перемешивая коктейль из черных, тяжелых туч. Его порывы, дико завывая, забрасывали укрывшихся в пещере крупными маслянистыми каплями измороси. Резкое падение температуры воздуха заставило гурян надеть тонкие термокостюмы с системами климатического контроля. Хаттар, распаковав строительные роботы, дал им несколько заданий. Компактные механизмы засуетились по пещере, спиливая выступы, устраивая удобные для хранения оборудования ниши и сужая огромный вход.

— Распакуй систему связи со сканером частот, а я прогуляюсь… — Толл, проверив свой карабин, поднялся. — Посмотрю — может, в такую непогоду они сидят по домам?

— Поешь сначала… — Майти распаковывал комплект сухого пайка.

— Нет. Я пойду пешком, а натощак лучше бегается.

Когда Хаттар выбрался из-под прикрытия пещерного свода, беснующийся ветер едва не свалил его с ног. Поудобнее перехватив карабин, гурянин наклонился вперед и, превозмогая напор стихии, трусцой побежал в сторону замеченного ранее подъема на скалы.

Вскоре начался дождь, переросший в ливень. Тяжелые капли буквально сливались в единый поток, обрушивающийся на землю. Каменное плато превратилось в мелкое озеро с уровнем воды ниже человеческого колена. Зато стих ветер, и бежать стало легче. Поэтому Толл достиг цели быстрее, чем рассчитывал.

Узкую расщелину с полого поднимающимся к вершине дном заполнил бурный клокочущий поток. Гурянин попытался подняться, упираясь руками в противоположные стенки, но через десяток метров вода все же сбила его с ног и, словно в желобе аквапарка, вынесла назад на залитое плато.

Хаттар нашел у скальной стены место повыше и, прислонившись спиной к камню, стал ждать. Архтанга была к нему сегодня милостива, потому как примерно через час ливень сменился обычным дождем, и поток в расщелине сразу сник, потеряв свою мощь.

Толл, неспешно перебирая руками, начал аккуратно подниматься вверх. Как ни ослаб поток, гурянин прилично вымотался к тому времени, когда забрался на плоскую, отполированную ветрами и дождями площадку. Скала, образовав здесь некое подобие неширокой, но длинной террасы, поднималась дальше, но забраться выше не представлялось возможным.

Не выпрямляясь, Толл, словно диковинная ящерица, прополз к краю площадки и залег там, рассматривая открывшийся взору пейзаж, знакомый по виртуальной карте, созданной орнитоптерами. Нескончаемая гряда скал, казавшихся крепостной стеной вдоль побережья, несмотря на приличную высоту, была совсем узкой в поперечине. А за этой грядой, спрятавшись в глубокой котловине, сквозь серую пелену дождя просматривался не то небольшой город, не то большая укрепленная база. Каменные строения, отчасти вырезанные в скалах, отчасти сложенные из камня, почти сливались с окружавшими природными высотами. Не было видно никакого движения. Лишь ветер трепал редкие, чахлые растения, чудом росшие среди камней то тут, то там.

Хаттару не оставалось ничего другого, как наблюдать — в надежде получить хоть какую-нибудь информацию о противнике. Поэтому он, поудобнее устроившись, приготовился к долгому ожиданию.

* * *

Майкл лежал на огромной кровати, умиротворенный и «растекшийся» после бурного утреннего секса. Соя, положив голову на его плечо, выглядела сейчас сытой кошкой — даже что-то тихонько напевала, словно мурлыкая.

Выбравшись из ее нежных объятий, Стингрей на подгибающихся ногах поплелся в душ. Тугие, холодные струи смыли приятную слабость, возвращая утраченные силы. Выключая воду, Майкл почувствовал приступ волчьего голода.

— Я приготовил тебе маленький сюрприз. — Он достал полученную накануне от Гаррета новую электронную книжку и снова прилег к жене. — Его звали Хельгмар. Здесь еще один его стишок. Посмотри.

Перевернувшись на живот, Соя активировала книжку.

Свечка горит на столе, в доме тепло.

Собака лежит у ног, виляя хвостом.

Кажется, будто бы все, как всегда, хорошо,

Но мысли мои не здесь и совсем не о том.

Мысли и чувства кружатся листвою в осеннем саду.

Разум-садовник напрасно пытается их победить,

Ночью, как волк, я готов долго выть на луну,

Днем понимаю, что некого в этом винить.

Ветер-бродяга коснется тихонько щеки,

Дым сигарет, как мечты, на клочки разорвав.

Счастья мгновения неповторимы и страшно редки.

Понял я это, лишь жизнь на гроши разменяв.

Свечка сгорит, и дома ей не согреть,

Для этого нужен большой и жаркий камин.

Но души людские способна она отпереть,

Теплее их сделать, сама превратившись в дым.

Хотел бы я быть той свечкой в твоих руках,

Что сердца коснется теплом своего огонька.

Дыханье твое ощутить у себя на губах…

Но вновь ты с другим и опять, как луна, далека.

— Слушай, мне уже жаль этого бедолагу. Он, видимо, слишком закомплексован. Или у него другие проблемы. Что, он с ней напрямую поговорить не в состоянии? — Майкл про себя подумал, что зря не попросил Роя поискать еще какие-нибудь данные биографии, кроме полученных имени и еще одного стиха.

— Может, она несвободна. Может, они в разных жизненных слоях. Да мало ли причин?.. — Женщина отложила книжку, вновь переворачиваясь на спину. — Спасибо за подарок. Ты не сможешь присылать мне известия о себе?

— Если все пойдет хорошо, то нет. — Мысли о начинающейся сегодня миссии, словно холодный душ, смыли воспоминания об утренних минутах счастья. — Не волнуйся. Все будет, как всегда, хорошо. Просто предстоит небольшая разлука.

— Я уже сейчас начинаю мечтать о нашей встрече. И еще… У меня для тебя тоже маленький подарочек. — Соя привстала и, ухватив за руку поднявшегося было Майкла, потянула его назад, в постель.

* * *

— Мы третий день разговариваем, просматриваем документы, хроники, думаем, ищем — и ничего. — Арго метался по маленькой комнатке, в которой собралось импровизированное совещание. — А они все такие услужливые, внимательные и терпимые, что сразу чувствуешь — издеваются скоты!

Комната служила хозяйственным помещением, поэтому сейчас вместо стульев использовались коробки и ящики с разномастным барахлом. Зато значительно меньше была вероятность прослушивания. Сейчас здесь собрались капитан Софтли, лейтенант Арго, сержант Борен и сержант Лдодг.

— Слушай, Занг, угомонись. У меня от твоей беготни уже в глазах рябить начинает. Сядь. — Софтли был мрачнее тучи, и для дурного настроения было более чем достаточно причин. — Мы сами видим, что над нами издеваются, но что толку? У нас ничего нет. Они не просто не боятся нашей проверки — они даже нисколько не волнуются. Глупее я себя еще никогда не чувствовал. Ходим, где хотим, смотрим, что хотим.

Постучавшись, в дверь заглянул один из бойцов Лдодга. Кивнув сержанту, он скрылся за дверью. Гурянин выскочил следом, но через минуту вернулся.

— У нас новости… — Лицо сержанта не выражало никаких эмоций. — Только что к нашим ребятам обратился один из местных ученых червей. Он говорит, что у него есть интересующая нас информация. Парни заперли его в подсобке с одним из бойцов. Остальные перекрыли все подходы. Опасаются начала боевых действий и просят быстрее принять решение.

— Опа! Вот это номер! — Сидевший до этого молча Борен подскочил, словно спущенная пружина.

Все, не сговариваясь, бросились вслед за сержантом Лдодгом. Через пару минут они были на месте. Вокруг хозяйственного помещения, в котором заперли гостя, собрались все десять бойцов из отделения Лдодга. Используя для укрытия повороты коридора, дверные ниши и ящики из той же кладовки, они грамотно перекрыли подступы, изготовившись к бою. Находящийся в помещении с гостем боец исключал возможность проникновения кого бы то ни было через воздуховоды.

— Прикрывай вход снаружи, здесь мы сами разберемся, — отослал подчиненного Лдодг, когда они вошли в комнатку.

Их взорам предстал невысокий худощавый человек в халате исследовательского персонала. Толстые очки и редкие всклокоченные волосы делали его значительно старше своих лет.

— Вы хотели с нами о чем-то переговорить? — Софтли с любопытством рассматривал гостя.

— Да. Я готов дать показания. И готов помочь вам в поисках. Нет, вернее будет сказать не так. Я готов указать вам, где ваши поиски принесут желаемые плоды! — Гость не знал, куда деть свои руки, то теребя длинными пальцами угол халата, то засовывая их в карманы, то принимаясь нервно разминать их.

— С чего бы вам оказывать нам такую услугу? — Собеседник не вызывал у Гунара ни симпатии, ни доверия.

— У этой информации есть своя цена.

— Ну, в этом-то я как раз и не сомневался. — Капитан с усмешкой смотрел на гостя. — Так что вы хотите за ваши сведения?

— О-о, совсем немного. Я хочу убраться с этой дерьмовой планеты, из этой дерьмовой провинции. Я хочу, чтобы вы забрали меня отсюда.

— Что же вам мешает просто взять и уехать? — Спрашивая, капитан уже знал ответ.

— Да меня просто не выпустят. Я имею отношение к некоторым разработкам, о которых пока не хотят информировать имперское руководство. Здесь я обречен оставаться в клетке. И что мне тогда до красивых сумм на моем счете? Я хочу, чтобы вы меня вытащили отсюда.

— Вы могли бы нанять тех, кто вытащит вас отсюда. Думаю, вы, находясь в этой, как вы сказали, дерьмовой провинции, знаете немало таких кадров. Почему же вы решили обратиться к нам, несмотря на то что это много опаснее? — Софтли почувствовал, что, глядя на его руки, сам начинает нервничать.

— Во мне взыграли патриотические настроения. Хы-хы! Вы же понимаете почему?

— Думаю, понимаю. Вы хотите кого-то здесь утопить. Хотите так сильно, что не побоялись риска связаться с нами. Я прав? — Гунар смотрел в лицо гостю, стараясь не обращать внимания на его руки.

— Они просто отобрали у меня работу и карьеру. Моими творениями пользуются многие в этой ублюдочной провинции, а кто знает меня? Отчасти благодаря мне они создают свою армию. Тешат себя мечтами о независимости и власти… А я? Живу в этих лабораториях, теряю здоровье, годы, талант! Я ненавижу их.

— Дьявол! Да прекратите же это! — Арго, шагнув к гостю, схватил его за руки. — Держите в карманах, или я вам их свяжу.

— Вы так и не назвали имен. О ком вы говорите и кого так ненавидите? — Капитан с благодарностью взглянул на вновь отошедшего в сторону лейтенанта.

— Кого? Да всю власть предержащую Триона!.. Они все виновны в моих несчастьях! Они все хотели мне только зла! Они могли бы создать мне нормальную жизнь. Но не делали этого. Они должны заплатить.

Дажд, стоявший за спиной гостя, выразительно покрутил пальцем у виска. Человек в халате действительно больше походил на полоумного психопата.

— Ну что ж, допустим, мы вытащим вас отсюда. Но как мы можем вам верить? — Решение практически созрело в его голове, но Гунар еще обдумывал детали.

— Никак. Ни я, ни вы не можем предоставить друг другу никаких гарантий. В этом-то все дело. Мы можем только довериться друг другу. Решайте быстрее, а то, боюсь, у нас осталось совсем мало времени.

— Да, Лдодг, а что, у нас нет средств ближней связи? — Софтли, что-то вспомнив, переключился на сержанта.

— Почему это? — Лдодг удивленно уставился на командира.

— Ну, за нами прибежал один из ваших ребят.

— А, вы об этом. Нет. Все нормально. Но мы, возможно, добровольно находимся в тылу противника. Все, что идет через эфир, можно прослушать, какие бы мудреные шифраторы ни использовались. И наверняка нас слушают. Поэтому о важных стратегических событиях мы извещаем друг друга только при личном визуальном контакте. А если вы возьмете мой ларингофон, то услышите, каким никчемным мусором ребята загаживают эфир. Больше шевелишься, дольше живешь.

— Дай бог. Ладно, я вам верю. — Капитан вновь обернулся к гостю. — Мы постараемся вытащить вас. Но, как понимаете, мы не можем дать вам никаких гарантий.

— Ничего, я верю в удачу. А если нет, то, надеюсь, хоть им всем плохо будет.

— Ну, с этим мы постараемся… — Гунар удивился, сколько ненависти — вплоть до самопожертвования! — скопилось в этом мелком, гнусном человечке. — Так что за информацию вы можете нам дать?

— Во-первых, вы ищете совсем не там. Здесь ведутся сейчас только теоретические, вполне безобидные, исследования. Эта планета всего-навсего учебно-тренировочный центр для подготовки специалистов-генетиков. Его не страшно показать таким, как вы. Атмелькан жив. Жив! И именно на закрытом для всех Атмелькане идут все новейшие разработки, которыми кичится сам перед собой Трион. У меня есть файлы, косвенно подтверждающие мои слова. Улики вы можете взять на Атмелькане. Только, думаю, вас туда никто не пустит. А основные доказательства здесь. — Он постучал себя по виску. — Поэтому вам много выгоднее вытащить меня в целости и сохранности.

— Что думаете? — Капитан размышлял.

— Ну, мы можем пронести его на борт с багажом. Таможенных и местных досмотров нам не устроят. С этим проблем нет. Хотя… лично я лучше бы вывез его по частям. — Сержант Лдодг не проявил эмоций, даже произнося шутку. — А вот на Атмелькан соваться нельзя. Мы без прикрытия. Да и арсенал не для такой операции.

— Сержант верно говорит, — поддержал Борен своего соплеменника. — Надо убираться отсюда или вызывать поддержку.

— И что мы скажем? — Софтли посмотрел на гурян. — Что психопат-ученый нам все это рассказал? А если на Атмелькане только выжженная земля и больше ничего?

Один мой хороший знакомый сказал, что это мой шанс озвучить дембельский аккорд красиво.

— Ну, понесло. — Дажд мрачно отвернулся.

— Не понесло. У нас нет иного выбора. Сейчас отходим на борт. Там прячем этого, а сами на Атмелькан. Пустят — не пустят, а попробовать нужно. Так что давай, сержант, собирай своих ребят.

* * *

— Верное решение. — Человек жизнерадостно улыбнулся, демонстративно ставя «Тагет Эф-Эс 20» на предохранитель. — Меня зовут Дик. Просто Дик. А это просто Зверь. Притом их всех зовут одинаково. Так что называйте их так. Все равно они понимают и слушаются только хозяина. Но иногда нужен как раз такой собеседник. Слушает любую блажь, а главное — молчит. А вы, значит, пилот?

— Амос. Амос Мердок. Пилот корпорации «Вингс оф Год»… — Амос был несколько растерян и не мог решить, какой линии поведения ему стоит придерживаться.

— Отлично. Пилоты, особенно хорошие, у нас на вес золота. Может, еще полетаем вместе. А кто этот злобный тьяйерец, который из лаборатории на нас бросился? Вон, Зверя укусил. Пришлось оглушить.

— Он ученый. Я не понимаю, что происходит. Мы честные подданные Империи. Мы выполняем поисково-спасательную миссию… — Пилоту в голову не приходило ничего умного, и он нес какую-то чушь.

— Поисково-спасательную миссию? Выполняете? Это хорошо сказано. Главное — гордо! — Дик не сдержал смеха. — Да еще пять секунд — и вас самих уже не спасти было бы. Вам жизни на одну затяжку оставалось. Кстати о миссии. Кто это был с вами? Вы где их подцепили?

— Вы не поверите. Я уже сам начал сомневаться в своей памяти и рассудке. Слишком фантастично все это. — Мердок сразу вспомнил стену невидимости, появившуюся планетарную систему и вражеские корабли.

— А ты не спеши. Времени, надеюсь, у нас будет достаточно, чтобы поговорить. Хотя неизвестно, что теперь от ваших новых друзей ждать.

— А не проще ли у них самих поспрашивать? Я же заметил, как вы один корабль их увели.

— А-а. Красиво, правда? Вы, имперцы, такого еще не видели. Только вот кораблика-то этого нет у нас. Да. Взорвался кораблик-то. Как говорится, врагу не сдается наш гордый «Варяг».

— Взорвался?

— Да. Когда начали вскрывать внешний корпус. Думаю, они поняли, что попали, и подорвали и себя, и наш абордажник. Так-то… — Разговаривая, Дик бродил по рубке, рассматривая приборы. — Вижу, ваши наниматели не поскупились на оборудование этого сторожевика.

— Но как вы смогли утащить их… и нас тоже? — Амос удивлялся, как легко ему разговаривать с этим человеком, который только что захватил его корабль и был скорее врагом, чем другом.

— Вы чрезвычайно любопытны. Это наше ноу-хау. Постарайтесь пореже задавать такие вопросы. Мне можно, а вот кто-нибудь из наших мальчиков может за это и голову отстрелить.

— Извините. И что вы от нас хотите?

— Да, собственно, ничего. Если вы убеждения свои измените или согласитесь работать по найму, все будет хорошо. Ну а если нет — жаль, конечно, но тоже неплохо. Корабль ваш с ладится. Правда, приличные затраты на ремонт. Но ничего.

— А что во втором случае с нами будет?

— Не знаю. У каждого своя судьба. Знаю только, что назад вы уже не вернетесь. Но, думаю, мы с вами все же придем к обоюдовыгодному решению. Вы ведь наемник? Вот и работайте на нас. Впрочем, хватит об этом. У вас еще будет время поразмыслить. А сейчас мы с вами покидаем этот корабль. Прошу следовать за мной. Надеюсь, наш мир вам понравится.

* * *

Хаттар уже несколько часов неподвижно лежал на площадке, когда появился большой, угловатый летательный аппарат. Под брюхом его, закрепленный в системе блоков и лебедок, висел контейнер с оборудованием, из которого ранее гуряне и забрали всю имеющуюся у них сейчас технику. Подлетев к городу, аппарат поднялся еще выше и, зависнув на мгновение, опустился вертикально вниз на какую-то скрытую в скалах площадку. Возможно, уходящий в толщу скал город имел посадочные шахты, скрытые в скальной толще. Через полчаса аппарат появился вновь. Неуклюже развернувшись, он устремился к побережью. Летел он теперь несколько ближе к гурянину, чем в первый раз. Это могло означать только одно — отправился к остаткам жилого модуля.

«Ну что ж, может, это судьба!..» — Толл, буквально скатившись вниз по водяному желобу, что есть силы помчался в сторону скрывшегося аппарата. Стремительный марш-бросок, на который способны только воины Тура, длился чуть меньше трех часов. Последнюю холмистую волну на поверхности плато Хаттар преодолел не спеша. У самой вершины он залег и пополз по-пластунски.

Медленно приподнявшись, гурянин словно на ладони увидел место падения жилого модуля. Работа кипела вовсю. Летательный аппарат стоял рядом, а трое рабочих заканчивали собирать и крепить в модуле раскиданные вокруг вещи. Разорванный бок аппарата был заварен толстой арматурой наподобие удерживающей вещи сетки. Чуть в стороне стояли, о чем-то беседуя, двое охранников, вооруженные причудливым оружием. Оно больше походило на массивную дрель, вместо сверла в которой установили длинный цилиндр репортерского микрофона, часто утыканный тонкими иглами. Для себя Хаттар идентифицировал оружие как пистолет.

Рабочие и охранники явно принадлежали к разным расам. Первые были похожи на земных горилл. Те же длинные, покрытые бурой шерстью руки, торчавшие из коротких рукавов комбинезонов. Те же массивные плечи и тяжелые головы… Вторые — явные рептилии. Даже хвосты, правда совсем короткие и толстые, имелись у этих тварей. И если первые были очень крупными, то вторые ростом не отличались от людей.

Больше никого не было видно.

Словно хищник на охоте, Толл быстро и плавно переместился, выбирая удобную для стрельбы позицию. Наконец, удовлетворенный, он поднял карабин, активируя электронный прицел. Противник был слишком беспечен. И этому имелось единственное объяснение: они считали, что их выжившие жертвы удирают с места вынужденной посадки во все лопатки. Они еще не знали, что мертвы. Пуля вошла одному из охранников в затылок, разорвав мозг, вышла в районе носа и ударила в лицо его собеседника. Ее инерции хватило, чтобы выбить сноп искр из камня в полусотне метров от жертв. И вновь Хаттару показалось, что сам воздух, превратившись в стальной стержень, нанизал, словно кусочки шашлыка, головы охранников.

Не дожидаясь, пока упадут первые трупы, гурянин выстрелил еще дважды. И оба раза не промахнулся. Однако третий рабочий, мгновенно сориентировавшись, прыгнул внутрь жилого модуля, на котором стоял в момент атаки гурянина. У него почти наверняка не было оружия, но могли быть средства связи. Поэтому Толл со всех ног бросился к модулю.

Понимая, что противник вряд ли даст возможность прицелиться на таком расстоянии, он, нагнувшись, аккуратно положил карабин на землю. Выхватив из ножен на поясе короткий десантный нож, гурянин в два прыжка оказался на верхней стенке жилого модуля.

И тотчас же противник атаковал его с быстротой и решительностью опытного бойца. Тяжелое мохнатое тело, словно снаряд, вылетело из проема люка и ударилось в Хаттара. Не удержавшись на ногах, гурянин рухнул с высоты модуля на камень плато. Казалось, он попал под пресс, когда одновременно с ударом о землю на него рухнула туша противника. Нож со звоном вылетел из ослабевшей руки.

Взревев, противник ударил огромным кулаком, целя в голову. Дернувшись всем телом, Толл чудом сумел увернуться, и удар пришелся в верхнее плечо. Чувствуя, как перед глазами все начинает плыть, гурянин предпринял последнюю попытку. Обхватив нижними руками противника и сдавив его до хруста костей, он верхними крутанул тяжелую голову, вложив в это единое движение всю свою гурянскую мощь.

И толстая шея не выдержала. Треснули позвонки, и с громким хрипом враг забился в конвульсиях. Хаттар, оттолкнув от себя труп, долго лежал, приходя в себя и восстанавливая отбитые внутренности. Наконец, скрипя зубами, он заставил себя подняться.

— Вот и птичку захватили! — Бормоча себе под нос, гурянин подобрал свой карабин и оружие охранников и забрался в летательный аппарат. — Первый трофей. За это и пары сломанных ребер не жалко.

Толл рассматривал незнакомую панель, стараясь понять алгоритм управления. Опыт общения с техникой людей и тьяйерцев позволял надеяться на то, что даже у не совсем близких по физическим параметрам рас транспортные средства хотя бы понимаемы в управлении. На всякий случай, оставив входной люк с ручным приводом открытым, гурянин тронул чужие тумблеры.

— А что нам терять? — Хаттар почувствовал, как от боли и ощущения опасности рождается кураж, всегда помогающий в сложных ситуациях. — Нам нечего терять, кроме своих костей.

Аппарат дрожал всем корпусом, но поднялся немного и, сделав несколько судорожных движений из стороны в сторону, устремился все же туда, куда направлял его новый хозяин.

— Господин, к вам советник наместника Алайгда. — Слуга учтиво склонился перед хозяином.

— Советник? Что ему нужно в столь ранний час? — Халил Амат Бергштайн, известнейший в прошлом генетик и могущественный призрак ныне, оторвался от любимой возни с созданными им самим и его учениками-сподвижниками растениями. — Черт его принес. Ладно. Проведи в кабинет. Да, напомни, как его зовут?

— Тили Йаки, господин. — Слуга, не поворачиваясь к хозяину спиной, вышел.

— Тьяйерец? Ненавижу этих недоносков. Как жаль, что они не стали воевать с людьми, как гуряне. Может быть, сейчас не пришлось бы общаться со слизняками… — С сожалением оставив свою оранжерею, генетик не спеша перешел в кабинет. Там уже ожидал его, не смея сесть, тощий длинный тьяйерец в строгом деловом костюме, с положенным по этикету советнику наместника медальоном на шее, символизирующем власть разума.

* * *

— Господин Бергштайн, я приветствую вас от своего имени и от имени господина Алайгда, наместника Триона. Я прошу вас извинить меня за причиненное беспокойство. Но у нас появились некоторые проблемы, которые требуют вашего совета… — Тили поклонился, натянуто улыбаясь.

— Если бы вы причинили мне беспокойство, вас уже к вечеру отпевали бы по вашим дурацким обычаям. И не надо мне так гнусно улыбаться. Я не самка и в ласках не нуждаюсь. Что, Алайгд не в состоянии сам решать свои проблемы? — Халил Амат, не предлагая советнику стул, уселся за свой рабочий стол.

— Господин Алайгд вполне в силах решить все свои проблемы… — Улыбка сползла с лица Йаки, в глазах мелькнул злобный огонек, но он сдержался и продолжил холодным тоном: — Эти проблемы скорее ваши. В нашу провинцию из центра прибыла группа для расследования нескольких инцидентов с участием ваших творений. Мы попытались оградить вас от их ненужного внимания, направив эту группу на Гиидон. Но там они долго не задержались. По нашим сведениям, вместе с ними Гиидон покинул Астан Мотильи. Думаю, вам знакомо это имя?

— Мотильи? Вы ничего не перепутали? Он должен быть сейчас на Атмелькане! — Спесь мгновенно слетела с Бергштайна.

— Вам лучше знать, как он попал к имперским агентам. Но что именно Астан Мотильи появился на Гиидоне сразу после высадки группы имперцев и вместе с ними покинул планету — бесспорно. Информация запоздала. Мы узнали об этом, когда предпринимать что-либо было уже поздно.

— Предпринимать что-либо никогда не поздно. Главное не когда, а что предпринимать! — Генетик нажал клавишу вызова на своем столе. — Где они сейчас?

— В том-то все и дело. Они не покинули Трион, как мы опасались. Мы не знаем, что они задумали, но они прислали запрос на посещение Атмелькана.

В дверях молчаливой статуей возник слуга.

— Найди мне Рагона. И быстро! — Халил Амат уже понял, что будет делать. — Значит, на Атмелькан хотят? Что ж, нельзя отказывать комиссии из центра в такой мелочи. Они здесь с поддержкой?

— В том-то и дело, что нет. И мы уверены, что никаких сообщений они не посылали.

— В том-то и дело, в том-то и дело… Попугай. Они официально покинули Гиидон? Есть зафиксированное убытие?

— Да. До принятия их корабля другим портом провинции мы не несем ответственности за происходящее с ними, если вас это интересует.

— Сколько их на корабле и к какому классу принадлежит сам корабль? — Бергштайн чувствовал, что должен быть какой-то подвох, какая-то западня.

— Их пятнадцать единиц. Два офицера, два сержанта, десять рядовых и один гражданский пилот. Корабль тоже гражданский — двадцатиместный лайнер малого класса.

— Что-то здесь не так. Где-то вы здорово просчитались, и тогда мы окажемся в полной заднице. Имперцы — количеством, которым можно пренебречь, без поддержки, без реального прикрытия — лезут в бутылку, хотя наверняка предполагают, чем это им может грозить. К ним попадает Мотильи, который не может не знать, как мы будем действовать. Что происходит, тьяйерец? Пошевели своими зелеными мозгами. Или у тебя сопли вместо мозгов? — Халил Амат поднялся из-за стола и прошелся по кабинету.

— Мы все это видим. И ничего не упустили. Поэтому я и стою здесь, выслушивая ваши оскорбления.

— Оскорбления? Да родиться тьяйерцем уже оскорбление! — Генетик, вернувшись за стол, вновь нажал клавишу. — Вы возвращайтесь к наместнику. Пусть не забивает себе голову глупостями. Однако ухо держите востро. Как говорится, имеющий уши да услышит. А имперцев пропустите. Пусть их смотрят.

Советник, обрадованный тем, что неприятная аудиенция закончилась, быстро выскользнул за дверь.

— Что Рагон? — Бергштайн уставился на склоненного слугу.

— Будет на связи через пару минут.

— Ладно. Вызови ко мне Стража. И подавай сюда завтрак.

Слуга, кативший перед собой тележку с завтраком, и огромный мутант, похожий на помесь гурянина, зверя и какой-то неведомой твари с десятком глаз и огромной пастью, появились одновременно.

— Здравствуй, Страж! — Генетик приветливо улыбнулся одному из лучших своих творений. — Готов ли работать?

Мутант, не умеющий говорить, но все понимающий, рыкнул, преданно глядя в глаза создателя. Он доставал макушкой почти до потолка, имея рост около трех метров.

— Вижу-вижу. Ты всегда радуешь старика. К нам летят плохие люди. Они хотят мне и всем нам зла. Их надо остановить. Понимаешь? Возьми с собой, кого посчитаешь нужным, и встреть их. Они будут вечером. Ты только…

— Господин, связь с Рагоном… — Слуга, несчастный оттого, что приходится перебивать хозяина, готов был умереть.

— Давай. Эй, Рагон, ты где, старый волк? — Голос Халила Амата был дружеским, но отцовские нотки сменились хозяйскими. — Ты нужен мне.

— Мы уже летим к Атмелькану. Я сразу развернул корабли, как только узнал, что ты меня зовешь. — В полутемном углу кабинета появилась голограмма высокого гурянина в годах. — Мы уже отпрыгались и теперь идем обычным ходом. Часов через семь будем на орбите Атмелькана.

— Отлично. Ничего конкретного пока. Просто поторчи рядом до завтрашнего утра. После этого, если не понадобишься, можешь лететь по своим делам.

— Я все понял. До связи, хозяин. Пусть тебе сопутствует удача, — Голограмма погасла.

— Так на чем мы остановились? — Генетик вновь с улыбкой обратился к Стражу. — Ах да, вспомнил. Ты особо не увлекайся и не занимайся творчеством. Мне в этот раз нужно не представление, а чистая и быстрая работа. И пошли кого-нибудь на корабль. Пусть его не найдут больше. Теперь иди. Мне надо подумать.

* * *

Грузное тело военно-транспортного корабля замерло у причала, подтянутое силовыми полями к шлюзовым модулям. Рукава переходов, словно пиявки, прилипли к его бортам в районе створок люков.

Дождавшись, когда разойдутся по разным причинам прилетевшие на военную базу пассажиры, Стингрей и Гаррет направились к выходу. В зале ожидания в глаза бросался стоявший на пути потока прибывших человек, облаченный в пятнистую полевую форму с нашивками элитного подразделения спецназа 1-го Земного Флота и шевроном сержанта на рукаве. Фигурой он был под стать Стингрею. То же буйство звериной силы чувствовалось в его огромных мускулах, обтянутых военной формой. Обритую наголо голову, как и обветренное загорелое лицо, украшали несколько разномастных шрамов. Прищуренные глаза, словно прицелы, обшаривали выходящих людей. Издали, заметив появившихся из перехода агентов ЛСБИ, сержант уже больше не отрывал от них взгляда, улыбаясь одними глазами.

— А вот и старый вояка Челтон! — Стингрей наконец тоже увидел сержанта и устремился к нему. — Ты нисколько не изменился за то время, пока мы не виделись. Безумно рад тебя видеть.

— Привет, Майк, привет, Рой. Я уж думал, опять все переиграли и вы не прилетели. У вас же вечно семь пятниц на неделе.

— Да мы просто отсиживались. Что тут происходит? Корабль, словно арбуз семечками, был набит какими-то гражданскими. Вы что, лагерь бойскаутов открыли? — Гаррет радостно пожал протянутую крепкую руку.

— Не поверите, но почти так и есть. Наверху совсем с ума посходили. При нашей базе создана учебка для срочников. Теперь они свои первые полгода буду г. здесь служить. Кто-то решил, что мы сможем попутно и их чему-нибудь научить. Сейчас как раз первый призыв в эту учебку. А так как порт тут только один — до конца набора такой дурдом предстоит!

— Смешно. Ты хоть нас на базу вывезти сможешь? Или придется пробиваться с боем? — Майкл с интересом рассматривал толпящихся вокруг молодых парней, которые, в свою очередь, с благоговейным ужасом рассматривали Челтона.

— Я не зря говорил про «переиграли», — объяснил Челтон, когда они шли к причалу челноков. — Тут для вас новые вводные поступили. Но экипажу корабля и рабочей группе отбоя не давали. Значит, все же летим. Вот только куда?

Челнок отцепился от порта и камнем упал вниз. Войдя в плотные слои атмосферы, он изменил траекторию и полетел почти параллельно поверхности планеты.

— Ну и как, на твой взгляд, команда? — Майкл почему-то опять вспомнил о капитане Софтли.

— Все тип-топ. Можно хорошо повеселиться. Во-первых, для нас пришел новый линкор класса «Орк». А это само по себе неплохо. Ну а рабочая группа — вся из моих ребят. Разрешили взять сорок человек. Это тоже лихо. Так что, сами видите, сегодня мы не как бедные родственники пойдем.

— Да уж, — Рой даже присвистнул, — прямо армейская операция.

— А это и есть армейская операция! — У Стингрея вдруг испортилось настроение.

Челнок, тем временем плавно зайдя на посадку, замер на небольшой взлетной площадке неподалеку от административных зданий базы. Не теряя времени, они прошли в штаб, где забрали у дежурного полученные на их имя вводные.

Небольшая — размером десять на десять сантиметров и толщиной пять миллиметров — пластина являлась сплошным плазменным монитором и активировалась, попав в чьи-либо руки. Подобно визаторам, она сравнивала «взгляд» и отпечаток пальцев с теми, что были заложены в ней как параметры получателя. При совпадении автоматически раскрывались зашитые в пластину файлы.

На экране замерцали ярко-зеленые строки: «При содействии экипажа линкора класса „Орк“ бортовой номер „Эл-185“ и мобильной рабочей группы под руководством сержанта Челтона прибыть в район планеты Арабелла провинции Место. Цель — изучение фактов, изложенных в отчетах по действиям большого пограничного корабля класса „Читэ“ бортовой номер „Би-Эс-9001“ вследствие получения сигнала с автоматической пограничной станции слежения „Эй-Эф-Эс-Эм-1683“. Необходимые приказы содействующим подразделениям переданы. Приложения: копия отчета командира „Би-Эс-9001“ лейтенанта Таккера; выписка из записей автоматического хронографа „Би-Эс-9001“; выписка из журнала службы диспетчерского контроля корпорации „Вингс оф Год“ о перемещениях НИС „Колумб“; выписка из журнала службы диспетчерского контроля корпорации „Вингс оф Год“ о перемещениях поисково-спасательного судна „Бриз“.

Стингрей трижды прочел длинный текст вводной, вникая в суть.

— Вот тебе, бабушка, и Юрьев день! — Майкл поморщился, вновь вспомнив о Софтли.

* * *

— Гунар, ты ничего не замечаешь? — спросил Арго, когда, благополучно высадившись в порту Атмелькана, они шли к платформе челноков. — Вокруг слишком мало народа. А те, кто есть, похоже, все киборги.

— Ну и чему ты удивляешься? Если на Атмелькане все так, как утверждают власти Триона, то тут вообще закрытая зона. Соответственно, людям и остальным разумянам здесь не место.

— Но мы никакого досмотра не прошли и даже не зарегистрировались. Нас словно не замечают, — не унимался лейтенант. — Вот и Лдодг напрягся. Опять какую-то пургу в эфир пускают про то, как кто-то яйца натер, а у кого-то живот пучит.

— Может, действительно натер? — Софтли, стараясь держаться непринужденно, осмотрелся по сторонам. Увиденное не успокаивало. Занг Роуч был прав относительно Лдодга. По крайней мере, все бойцы отряда, подчиняясь им одним известным жестам и фразам сержанта, рассредоточились, окружив со всех сторон капитана и его коллег. Они шли, казалось, совершенно расслабленные. Однако глаза их внимательно фиксировали все вокруг, а руки ни на миг не покидали рукояток висевшего небрежно оружия, снятого с предохранителей. Но ничего не произошло, и все благополучно погрузились в челнок.

Спуск был недолгим. Челнок, ведомый автопилотом, замедлил свой полет, влетая под раскрывшийся ему навстречу цветком защитный купол посадочных площадок.

— Думаю сейчас. — Сержант Лдодг подошел к Софтли, проверив свой скротчер.

— Что? — Капитан за размышлениями не понял обращенных к нему слов.

— Думаю, сейчас нас попытаются взять. У челнока широкие створки в хвостовой части и открываются они автоматически — после срабатывания причального комплекса. Весь салон простреливается. Укрытия тут никакого нет. Эта модель челнока не имеет иллюминаторов, через которые мы могли бы наблюдать за происходящим на посадочной площадке. Лично я взял бы нас сейчас… — Сержант посмотрел на свой коммуникатор. — И коммуникаторы. Они не видят и не общаются с окружающим миром. Нас изолировали.

— Началась стыковка. Остаток пять, четыре… — Один из бойцов следил за маневрами челнока, ориентируясь по слуху и подрагиваниям корпуса.

— К бою! — Сержант не стал дожидаться решения Гунара, следуя своим инстинктам.

— Два, один, открытие…

Створки разошлись в стороны, пропустив внутрь челнока десятка два неясных силуэтов, стремительно метнувшихся к пассажирам. На хлебосольных хозяев это было совсем не похоже. В ту же секунду освещение, моргнув напоследок, потухло.

— Огонь! — Команда сержанта практически слилась с дружным взвизгом скротчеров. Короткие голубые лучи выстрелов осветили все вокруг прерывистым мертвенным светом. Затем бойцы прекратили огонь, боясь задеть своих, и взялись за старые добрые ножи. Темнота наполнилась криками людей, визгом нападавших тварей, звуками глухих ударов падающих тел и прочим шумом, обычно сопровождающим яростный рукопашный бой во тьме. Схватка, однако, оказалась довольно скоротечной. Через пару минут все стихло. Слышно было только, как хрипло дышат победившие, восстанавливая дыхание. Тьма уже не казалась такой непроницаемой, как в первую минуту после отключения освещения. А за распахнутыми створками выхода сумеречного света, пробивавшегося через различные технологические отверстия купола, было еще больше.

— Дьявол! Что это было? Капитан, ваши все целы? — первым подал голос сержант Лдодг.

— Слава богу, нам даже не пришлось работать. Это, сержант, одно из доказательств, которые мы тут ищем… — Софтли старался рассмотреть мертвую тварь, сраженную кем-то из бойцов Лдодга. — Занг, а ты заметил, что они не совсем такие, как та, что нам досталась? Хотя, конечно, очень похожи.

— Заметил, шеф. Наша была крупнее и постоянно меняла форму. Но в покое они очень похожи.

— В покое? Думаю, мы еще увидим и более развитых. — Гунар поднялся. — Думаю, мы еще много чего здесь увидим.

— Дай бог… — Сержант проверил уровень зарядки скротчера. — Только у меня почему-то не столь оптимистическое предчувствие.

— Сержант, у нас раненый, сэр! — Двое спецназовцев склонились над третьим, лежавшим совсем близко от входа. — Маклинза зацепило.

— Черт! Что у него? — Быстро подойдя к раненому, сержант склонился над ним.

— Ранение груди. Похоже, легкое пробито. И, видимо, оглушен. Большая ссадина на виске. Больше ничего визуально… — Один из бойцов поднялся, освобождая для Лдодга место.

Раненый был без сознания. Он часто и хрипло дышал, задыхаясь. Сержант расстегнул легкий пластиковый бронежилет и, открывая доступ к ране, рванул застежку окровавленной армейской рубахи.

Рана оказалась чистой. Крови виднелось немного, но на ране она пузырилась при каждом судорожном движении грудной клетки.

— Дьявол. Луцкий, мухой прошмонай челнок на предмет аптечки. У кого есть пластиковый пакет, кредитка или что похожее? — Сержант похлопал себя по карманам, хотя знал, что ничего лишнего у него нет.

— Держи. — Софтли не любил держать в карманах безликую наличность, предпочитая кредитную карточку.

— Отцы-командиры, мать их. Сейчас бы их сюда, к нам. Без боевых костюмов, без нормального арсенала, без медицинских комплектов. Скоты… — Говоря это, сержант кое-как обтер рану извлеченной из кармана салфеткой для очков и плотно прижал к ней кредитку. — Такер, держи так. Прижимай плотно, чтобы воздух не уходил. И посади его, чтобы кровь от легкого вниз отходила. Так, солдаты, мы сильно задержались. Нам надо быстро убираться из челнока. Буров, Лундгстрем — на выход. Осмотреться и доложить. Такер и Пиех несут Маклинза. Луцкий, что ты копаешься?

— Ничего нет, сэр!

— Ладно. Ты и Ганди прикрываете идущих с раненым. Ортега, Ельчев, Тан и я замыкаем. Впереди нас пойдут офицеры и сержант Борен. Переговорные активировать, но соблюдать радиомолчание. Общение только знаками при визуальном контакте. Переговорные — для экстренных случаев. Что там, Буров?

— Все тихо, сэр. Причальный комплекс стандартный, модель «Колония восемь». Соответственно — выходов из ангара два. Налево — транспортные створы, направо — сдвижная дверь для пассажиров. Все закрыто.

— Идем направо. Створы транспортных ворот, если они блокированы, нам взять нечем. А с дверью, бог даст, справимся! Так, Буров, Лундгстрем — вперед! — Сержант подтвердил свои слова жестом.

Молчаливые, словно призраки, бойцы выскользнули из челнока. Никто из них не размышлял о том, что будет дальше. Просто началась их работа.

* * *

— Ну что, тебе еще не надоела эта пресная, захолустная жизнь? — Дик подсел к сидящему за стойкой грязного бара Мердоку. — Не слишком-то много пользы ты извлекаешь из того, что остался жив.

— А у меня есть альтернатива? — Амос тяжелым взглядом пьяного человека уставился на пришедшего. Судя по практически пустой бутылке дешевого синтетического виски, стоящей перед ним на стойке, он успел, несмотря на довольно ранний час, прилично набраться.

— Альтернатива чему? Тебя, похоже, даже местные девки не заинтересовали… — Дик ехидно рассматривал небритого и помятого пилота. — Хотя, может быть, ты тащишься, во время утреннего похмелья понимая, что еще жив?

— А не пошли бы вы…

— Фу. Как ты умудряешься вливать в себя такую гадость? — Дик, наклонившись, понюхал стоявший перед Мердоком стакан. — Этот дерьмовый самогон, гордо называемый виски, разливают в местных цехах. Бьюсь об заклад, что утром от головной боли не помогает ничего. Такое количество сивушных масел и реагентов не проходит даром даже для железного здоровья.

— А вы что, состоите в обществе трезвенников или борцов за нравственность местного общества? Вы, верно, сами блюдете сухой закон?

— Нет. Боже упаси. Более того, бывали в моей жизни случаи, когда мне доводилось хлебать еще большее дерьмо. Но если у меня был выбор, я старался, по крайней мере, доставить себе удовольствие.

— Что же вы предпочли бы на моем месте? Водку?

— Нет. Водка — для куражу. Она сделает тебя более буйным. А в таких количествах, — Дик кивнул на пустую бутылку, — да без подобающей водке закуски она тебя скорее усыпит. Хотя водка здесь значительно лучшего качества, чем это пойло. Я на твоем месте предпочел бы побыстрее вжиться в новый мир, раз уж сука-судьба не оставила иного выбора. Я предпочел бы работу.

— Вы заперли меня в этой срани. Я не могу улететь, мне нечего здесь делать. Да меня практически не стало! — Мердок, качнувшись, едва удержался на высоком стуле. — И что вы хотите? Благодарности?

— Да нет. Полноте. Я ведь всего лишь не пристрелил тебя… — Дик жестом подозвал угрюмого бармена с длинными грязными волосами. — Текила «Анеджо» какая есть?

— «Порфидио Экстра», господин.

— Давай. Ты еще забыл сказать, что пьешь с утра, потому что мы, свиньи, не отобрали у тебя империалы. И потому еще, что у нас, у уродов, эти наличные империалы в ходу.

— А что прикажете мне делать? Спать? Учить языки? Да у вас здесь даже читать нечего, кроме этикеток от бутылок! — Казалось, пилот слегка протрезвел. По крайней мере, взгляд его немного прояснился.

— А вот твой бывший коллега по спасательной… хе-хе… экспедиции уже занимается интересным для него делом. И, сдается, забыл обиды на нас. А ведь ему по башке неслабо досталось, когда он Зверя укусил. — Дик, забросив в рот пару крупинок крупной соли из стоящей на стойке старой солонки, одним коротким движением опрокинул стаканчик с бесцветной жидкостью и отправил вдогонку ломтик нарезанного барменом лимона. — Уж если ты нуждаешься в утреннем допинге, чтобы взбодриться, прими лучше стаканчик текилы. Помогает.

— Трайи? Интересным делом? — Мердок резко развернулся к пирату, снова едва не свалившись со стула. — Что же здесь может быть интересного для этого научного червя?

— Наука. — Дик усмехнулся, крутя в пальцах тонкую сигару. — Он и занимается своей наукой. Ты не забыл, что до сих пор не знаешь, как мы вас захватили? У нас тоже есть чем заняться — помимо лакания текилы и размахивания стволами. И почитать найдется чего, если только попытаться выбраться из кабака и перестать заливать в пасть всякое дерьмо. Вот уж не ожидал, что ты сразу сдашься и начнешь жалеть себя.

— Не ожидали? Да откуда вам знать, чего от меня ожидать? — Амос взялся за наполненный стакан, но, передумав, отставил его, опрокинув при этом пустую бутылку.

— Ну, узнать о тебе побольше проблемы не составило. Наши ребята даже в «сибовскую» сеть иногда влезть умудряются, а уж вытащить твой файл из сети «Галилео» было для них просто баловством.

— И зачем, интересно, вам понадобился мой файл?

— Ты знаешь, мой пилот тоже любил залить за воротник. А я, хоть и не приветствую таких слабостей, стараюсь не лезть в чужие дела. Не мне учить кого бы то ни было… — Дик наконец перестал мучить сигару и, щелкнув потертой и помятой стальной зажигалкой, выпустил к потолку струю дыма. — Характер у парня был, конечно, не подарок. Но, если случалось настоящее рубилово, он не подводил… А неделю назад, после нашего возвращения с очередной прогулки, как всегда, ушел в поход по кабакам. И в одном из них повздорил с таким же отморозком, как и сам. Противник оказался круче и пустил моего пилота на домашнюю лапшу. Причем в работе ножом парень, похоже, знал толк. Медики ничего не смогли сделать, а уж медики-то у нас — что надо.

— Печальная история. Но я — то тут при чем?

— Я посмотрел твои файлы и подумал, что тебе еще рано себя хоронить. Наличность твоя подходит к концу. Чтобы снять империалы со своего счета, тебе придется отдать немереный процент тем, кто здесь этим занимается. Ни работы, ни друзей у тебя нет. Ты в полной заднице. И это самый благоприятный момент, чтобы вынудить тебя пойти ко мне на работу. Видишь, я совершенно честен и откровенен с тобой.

— А если я попытаюсь тебе навредить или сбежать?

— У тебя просто не будет возможности. Тебе свернут голову при первом подозрении… — Пират засунул недокуренную сигару в узкое горлышко лежащей на стойке бутылки. — Ты сейчас не пуржи. Допивай свой стакан и уходи из этого гадюшника. Отоспись, а завтра свяжись со мной, потолкуем. Вот код моего коммуникатора.

— Я подумаю… — Пилот зло отвернулся от собеседника, понимая, что деваться ему действительно некуда.

— А я и говорю — отоспись! — Дик хлопнул Мердока по плечу и, ухмыляясь, вышел из бара.

* * *

Над каменистым плато спускались сумерки. Хаттар довольно быстро адаптировался, и летательный аппарат теперь вполне приемлемо подчинялся новому хозяину. Сориентировав аппарат на местности, гурянин направил его к своему временному убежищу. Кураж вдруг пропал, и на Толла навалилась усталость. Он почти десять часов подвергал себя тяжелым физическим нагрузкам без еды и питья. Внутренности болели. Голова, казалось, вот-вот лопнет. А еще он почувствовал, как безумно хочет есть.

Вскоре из-за скального изгиба показался вход в пещеру.

— Вот бездельники, чтоб их!.. — Стараясь посадить аппарат поближе к пещере, гурянин рассмотрел, что возведение искусственных стенок, сужающих вход, не было закончено, на виду валялись в беспорядке несколько вырезанных из недр пещеры блоков. — Надеюсь, хоть еду они приготовили.

Выпрыгнув из замершего аппарата, Хаттар не спеша прошел в пещеру и, словно парализованный, остановился на пороге.

Пещера была пуста. Разбросанные каменные блоки и их осколки, обрывки и обломки каких-то вещей… Следы короткой и яростной борьбы… Лужа крови, которую те, кто захватил пещеру, растоптали по всему полу. В этой луже собственной крови, видимо, медленно умирал Найти, когда его убийцы деловито собирали захваченное оборудование.

— Вот отчего они были так беспечны! — Отчаяние разрасталось в нем. — Они думали, что Лай последний.

Плечи гурянина опустились. Он сник, словно уменьшись в размерах.

— Все кончено. Мы проиграли.

Он вновь осмотрел пещеру, ощущая, как к запахам камня и подземной затхлости примешивается не успевший выветриться запах крови.

— Ну что ж… — Толл почувствовал вдруг, как, словно приливная волна, в нем поднимается дикая ярость многих поколений предков-воинов. Ярость животная, не имеющая ни разума, ни жалости.

Он развернулся к летательному аппарату. Выхватив из салона один из захваченных пистолетов, направил его в сторону ближайшей скалы, нажал спуск.

В недрах пистолета что-то тонко свистнуло, и тотчас между покрытым иглами цилиндром и скалой возник необъяснимо длинный дуговой разряд. Пистолет забился в руке, словно пытаясь вырваться, притягиваемый к скале. Брызнула шрапнель каменных осколков. Гурянин изумленно отпустил курок, и разряд исчез. Только запах озона да приличная выбоина в скале свидетельствовали о выстреле.

Не задерживаясь больше ни секунды, Толл запрыгнул в кабину. Аппарат круто взмыл вверх, заваливаясь в развороте. Выжав из него максимальную скорость, Хаттар направил машину к спрятавшемуся в скалах городу.

Через полчаса он уже висел над широкой вертикальной шахтой, вырезанной в монолите скал, на дне которой ясно виднелась освещенная посадочная площадка. Несколько точно таких же летательных аппаратов покоились в разных частях поля. Гурянин, не колеблясь, направил машину вниз на посадку. Тотчас из бездверного бокового выхода появилась обезьянья фигура, облаченная в яркий флуоресцирующий комбинезон. Трусцой добежав почти до середины площадки, чужак остановился и принялся размахивать руками.

— Черт, Лай, излюбленная тобой Архтанга улыбается мне напоследок. Похоже, эти недоделки помогают получше приземлиться. — Неторопливо, почти лениво аппарат, ведомый Хаттаром, опустился и, следуя жестам обезьяны, занял положенное ему место.

Приветливо подвывая, встречающий прошествовал к входному люку. Пинком распахнув створку, Толл почти в упор разрядил в его голову свой карабин.

— Не зря нам люди завидуют! — На лице гурянина расползлась улыбка-оскал, когда он выпрыгнул из машины, держа в нижних руках карабин, а в верхних по вражескому пистолету. — Еще бы вторую голову… Хотя, как говорят люди, одна голова хорошо, а две — уже некрасиво.

Размеренным быстрым шагом он пересек площадку и вошел в коридор, из которого пять минут назад выбежал чужак. Он не боялся смерти — сейчас сам он был ее глашатаем в этом чужом, негостеприимном мире.

* * *

— В данном районе обычно никто не бывает… — Дежурный офицер показывал топографическую карту местности собравшимся на командном мостике линкора представителям ЛСБИ. — Автоматика станции слежения пограничников засекла неопределенные возмущения тут совершенно случайно. Точка привязки станции — вот здесь. Сейчас я высветил вам сферу ее зоны охраны. Как видите, возмущения она засекла намного дальше — уже вне охраняемой области. Это вполне нормально, потому что граница зоны охраны проходит по предельной плоскости уверенного видения. Дальше — дело случая… Согласно представленной диспетчерскими службами информации, в этом районе мог находиться только один имперский корабль. Это поисковик «Бриз», принадлежащий корпорации «Вингс оф Год».

— А помимо имперских? — Гаррет ухмыльнулся, не хуже, дежурного офицера зная ответ.

— Думаю, вы в курсе, сэр, что в последнее время нам все чаще приходится сталкиваться с вооруженными кораблями, не принадлежащими имперскому флоту.

— Как вы корректны! «Не принадлежащими имперскому флоту», — фыркнул Рой. — Проще говоря, мы, слоено в средневековье, столкнулись с пиратством.

— Рой, хватит философствовать. Мы не на лекции. Нам надо провести свое маленькое расследование и разбежаться по домам! — Стингрей не одобрял веселья своего напарника.

— Да я и не читаю лекций. А если предположить, что они просто междусобойчик устроили? Постреляли друг по другу и разбежались. Тогда что и где мы будем искать?

— Да нам плевать на их междусобойные «терки»! Но здесь реально пропал имперский поисковик. Как я понимаю, он искал тоже пропавшего исследователя. — У Майкла окончательно испортилось настроение — в первую очередь из-за того, что он совершенно не представлял, куда подевались эти чертовы корабли и их похитители. — Простите, офицер. Продолжайте, пожалуйста.

— Научно-исследовательское судно «Колумб» действительно исчезло примерно в этом районе. По утверждению аналитиков «Вингс оф Год», здесь находится один из двух квадратов, определенных ими в задании для «Бриза» как зоны расширенного поиска.

— А где находится второй квадрат? — Гаррет оживился.

— Здесь «Колумб» должен был выйти из прыжка, отправить диспетчерам сигнал, провести позиционирование и прыгнуть дальше. Выход из следующего прыжка довольно далеко за границами так называемого «галактического моря». Там и расположен второй квадрат. Отметка от «Колумба» из первого квадрата получена. Больше ничего. Поисковик же и здесь не отработал.

— Нет, второй квадрат ни при чем. — Стингрей рассматривал карту, словно в ней можно было найти разгадку. — Поисковик нашел что-то здесь. Поэтому, думаю, его больше нет. Скорее всего, следы, засеченные пограничниками, и были его останками. Может, в этом районе, подальше от границ Империи, «наши» неформалы устроили свою базу? Давай-ка прокатимся. Смотрите. Мы уйдем до зоны действия соседней пограничной станции, от нее углубимся в неосвоенную зону, насколько нам позволит собственная система дальнего обзора. И на таком удалении сделаем круг, параллельный плоскости перекрытия автоматическими станциями и чуть большего радиуса, чем зона станции, обнаружившей следы. Может, что и найдем.

— Но на это нам потребуется неделя! — Гаррет прикинул расстояние, которое придется пройти обычным ходом, не задействовав прыжковые генераторы.

— А ты что, куда-нибудь спешишь? — На этот раз пришел черед усмехнуться Майклу.

— Так ты сам подгонял, рассказывая, как тебе к своей молодой женушке не терпится… — Рой изумленно уставился на Стингрея.

— Ладно, хватит придуриваться. А то дежурный офицер, похоже, уже поверил, что мы хотим поскорее свалить по домам, любой ценой закрыв дело… — Майкл снова стал серьезным.

— Да нет, сэр. Я вас понял. — Офицер равнодушно пожал плечами. — Нам потребуется меньше недели. «Орк» очень быстрая серия, сэр.

— Вот и славно. Даст бог, глядишь что-нибудь и накопаем! — Стингрей, завершая разговор, тихонько хлопнул в ладоши.

— А если они столкнулись с каким-нибудь транспортом, который никто не должен был видеть, или еще что-нибудь подобное? — не унимался Гаррет.

— Что тебе сказать? Когда окажемся после прогулки снова в этой точке, тогда и поговорим. — Майкл кивнул дежурному офицеру. — Действуйте, офицер. Никаких изменений без нашего ведома. О любой безделице — немедленный доклад. Действуйте.

* * *

Паста, выдавленная Буровым по периметру двери, пенилась, шипя и источая едкий дым. Она быстро впитывалась, оставляя за собой хрупкое кружево изъеденного коррозией металла.

— Готово, сэр. — Буров кивнул командиру.

Сержант дал отмашку, и Буров с Лундгстремом, взявшись за руки, резко, на выдохе, вбили рифленые подошвы армейских ботинок в плоскость двери, которая, не выдержав натиска, с грохотом улетела в глубь коридора. Не успела она завершить свой полет, как из глубины коридора хлестануло пурпурное пламя плотных очередей, превративших дверь в летящую обратно картечь осколков и разорвавших стоящих у входа в кровавые бесформенные ошметки.

— Дьявол! — Лдодг рыбкой прыгнул в сторону, на лету сбивая с ног замешкавшегося капитана Софтли. — Огонь! Всем огонь!

Уцелевшие бойцы и без того уже открыли беглый огонь в темноту затихшего коридора. Вместо ответа коридор вновь взорвался пурпурным потоком смерти. И в тот же миг сзади, со стороны транспортных створов, с двух сторон огибая стоящий челнок, хлынула новая волна бесформенных тварей.

Терять было нечего. Лдодг, подхватив с пола чей-то скротчер, упал на пузырящийся пластик пола перед входом в изрыгающий смерть коридор, не отрывая пальцы от курков, опустошил в его недра объемные обоймы. Невидимый стрелок затих, и сержант, словно на амбразуру, бросил свое тело вперед.

Несясь сквозь клубы дыма, Лдодг подсознательно оценил насыщенность воздуха запахом горелого мяса. Пробежав полтора десятка метров, он буквально врезался в расползшуюся массу опаленного выстрелами тела. Туша явно принадлежала Зверю — довольно распространенной в провинции Трион модели искусственных организмов. Обе руки, вытянутые в сторону сержанта и застывшие в желании убивать, сжимали ручные пушки «Хэндкэннон Фэт Бой». Это детище компании «Томпсон» обладало поистине устрашающей разрушительной силой.

Долго не раздумывая, Лдодг коротким ударами десантного ножа обрубил плечевые ремни и пальцы, сжимавшие рукояти, и, отбросив скротчеры, вцепился в одну из пушек.

Возвращаясь к выходу, Лдодг отметил, что боезапас практически полон. Иначе и не должно было быть, учитывая, что пушки сделали только по две длинные очереди.

Картина, представшая пред его взором, когда он вновь оказался в зале, угнетала. Люди были разделены на две группы. Одной из групп удавалось чудом отбиваться под прикрытием массивных штабелей в технической нише зала. Там изредка полыхали зеленые лучи выстрелов армейского «Макфайра», свидетельствуя, что сержант Борен, скорее всего, еще жив.

Вторая же группа была прижата к стене на открытой площадке и вела отчаянный рукопашный бой. Вернее, бой этот уже заканчивался. Двоих еще остававшихся на ногах бойцов буквально рвали на куски. Софтли и его коллег там не было, поэтому сержант, скрипнув зубами, метнулся к спрятавшимся за штабелем. Глухой лай «хэндкэннона» сотряс воздух зала, разметав готовившихся к новой атаке тварей. Выскочившие из-за укрытия быстро добили уцелевших.

— Сзади! — Луцкий, одним из первых покинувший убежище, махнул командиру рукой.

Лдодг резко развернулся, вдавливая гашетку. Со второй группой его бойцов было покончено, и освободившиеся твари, не ведая страха, мчались навстречу неминуемой смерти. Куски плоти еще шлепали по стенам и полу, а сержант уже развернулся, под шелест системы охлаждения пушки осматривая своих. Их осталось только пятеро. Луцкий, Ор-тега, Ельчев из отделения Лдодга. С ними были капитан Софтли и легко раненный в плечо сержант Борен.

— А Арго? — Сержант понимал всю бессмысленность вопроса.

— Его зацепило первой очередью из коридора… — Софтли и сам выглядел ходячим покойником.

— Уходим. Коридор открыт. Дажд, ты как? — Лдодг говорил на ходу, пропуская вперед своих бойцов.

— Ничего. Просто царапина. А что, я выгляжу хуже других?

— Нет. Просто я хочу, чтобы ты отдал свой «Макфайр» Ортеге, а сам забрал «хэндкэннон». Тебе будет легче с ним шустрить, чем людям.

— У тебя забрать?

— Нет. В коридоре дешевая распродажа бывшего в употреблении оружия…

Сержант ощущал, что у него совсем не осталось эмоций. Горечь потери боевых товарищей, злость на командиров, ненависть к тем, кто убивал их, страх — все это ушло далеко в глубины сознания. Он успеет дать эмоциям выход. Если завтра для него наступит новый день.

* * *

Голова трещала так, что казалось, звуки должна была слышать вся округа. Когда Амос попытался оторвать ее от подушки, мир поплыл, активизируя прилив тошноты, заставившей уложить голову обратно и зажмурить глаза.

— О боже! — Мердок судорожно сглотнул подступивший к горлу ком и вдруг понял, что рядом с ним есть кто-то еще. Осторожно повернув тяжелую голову, он чуть-чуть приоткрыл глаза. Рядом с ним спала беспробудным сном совершенно голая, потрепанная женщина неопределенного возраста с опухшим лицом.

— О боже! — Пилот снова зажмурил глаза, пытаясь вспомнить хоть что-нибудь из того, что предшествовало пробуждению. Вспоминались только встреча с Диком да заказанная после его ухода вторая бутылка. Дальнейшее было скрыто непроницаемой мглой забытья.

Стараясь не разбудить женщину, Амос выполз из кровати. Его прилично штормило, но он сумел, мобилизовав всю свою волю, одеться и выйти из номера. Коммуникатор пирата ответил практически сразу.

— Хе-хе. Ты, я вижу, не послушался моего вчерашнего совета? — Вид Мердока здорово развеселил его. — Что ж, раз ты позвонил, значит, одумался. Я сбрасываю на твой коммутатор свой адрес. Приезжай прямо сейчас. Жду.

Экран коммуникатора погас, и пилоту не оставалось ничего иного, как тащиться на улицу в поисках гравитолета-такси.

Жилище пирата находилось за городом и представляло собой современный комфортабельный коттедж. Дорога заняла около получаса, в течение которого Амоса раз пять вывернуло в услужливо выданный автоматом гигиенический пакет. Таким образом, он появился перед Диком в еще худшем виде, чем на экране коммуникатора.

— Да-а. Вижу, ты порезвился на славу. Ну ничего. Сейчас немного подправим… — Пират, вышедший к подлетевшему гравитолету, набрал на наручном коммуникаторе какую-то команду. — Есть испытанное средство. Очень помогает.

Дик провел Мердока в дом. Современные материалы, современное оборудование и механизмы — стиль дома скорее напоминал дорогое офисное помещение. Все было очень удобно и даже уютно, насколько уютным может быть дом без «теплых» ненужностей наподобие цветов, рамок с фотографиями и прочих отпечатков ауры хозяина.

Очутившись в просторной гостиной, пилот рухнул в указанное хозяином дома анатомическое кресло, понимая, что собраться вновь уже не сумеет. Раздался мелодичный звук, сопровождающий открывание раздвижной двери. Амос с трудом повернул голову и изумленно уставился на появившегося в этой двери человека…

Это была молодая женщина — от силы двадцати пяти лет от роду. Темные прямые волосы тяжелой волной ниспадали на плечи. Невысокого роста, с точеной фигуркой — она казалась ожившей статуэткой. Короткое, облегающее платье оставляло открытыми идеальной формы руки и ноги с аккуратными, но рельефными мышцами. Чуть курносый нос, пухлые губки и огромные глаза, казавшиеся грустными, но прятавшие в своих глубинах задорные искорки. Эти глаза с восторгом и обожанием смотрели на Дика.

— Поставь на столик и можешь быть свободна, — скомандовал пират, даже не взглянув на вошедшую, и Мердок только тогда заметил, что тонкие пальчики с длинными ногтями держат небольшой поднос. Не проронив ни слова, женщина выполнила приказ и бесшумно покинула комнату. Пилот тряхнул головой, отгоняя наваждение, но взорвавшаяся в мозгах боль подтвердила, что он не спит.

— Понравилась? Да, ничего девочка. Но тебе сейчас совеем другое нужно… — Дик подал ему большую керамическую кружку с какой-то горячей, густой жидкостью. — Это надо выпить, пока горячее. Поможет практически сразу.

Мердок, держа кружку двумя руками, втянул носом насыщенный аромат. Показавшийся сначала сладко-ягодным запах шибанул парами алкоголя.

— Что это такое? — Пилот от неожиданности отстранился.

— Ты пей, пей. Я не практикую яды. Когда ты меня достанешь, я просто вышибу тебе мозги с помощью какой-нибудь шайтан-трубы! — Пират сделал протезом жест, словно нажимая на курок. — Там у тебя горячий коктейль из отборнейшей водки, ягодных настоев, подборки минеральных веществ и большого количества лимонного сока. Решившись, Амос сделал большой глоток. Показавшаяся чересчур горячей жидкость хлынула в пищевод, поднимая мягкую, теплую волну во всем теле. Лоб сразу покрылся испариной, и Мердок удивленно почувствовал, как отпускают голову тиски боли.

* * *

— Господин, плохие вести. — Слуга, не смея поднять глаза, сгорбился в поклоне.

— Что? Что еще случилось? — Бергштайн оторвался от компьютерного терминала, на котором вел свои виртуальные исследования.

— Во-первых, корабль, на котором находятся его владелец и Мотильи, не остался ждать группу в порту, а без всякого согласования покинул причал. Теперь он висит на стационарной орбите Атмелькана.

— Ну и черт с ним. Что же здесь плохого? — Генетик, набычившись, с раздражением смотрел на слугу.

— Но, господин, вы же дали команду Стражу принять меры в отношении Мотильи. Он не может выполнить вашу волю.

— Ладно. Передай Стражу, чтобы не расстраивался. Что еще?

— Господин, вторая весть тоже от Стража. Он пока не смог справиться с пришельцами…

— Что? Что ты несешь? Он что, один за ними пошел? — Халил Амат поднялся из-за стола. — Не замечал за ним такой глупости раньше.

— Нет, господин. Он использовал многих, и многих потерял. Пришельцы прорвались из ангара в пассажирский сектор наземного порта.

Бергштайн ненадолго задумался, вернувшись в свое кресло. Его гнев улетучился, сменившись безразличием.

— Надеюсь, их коммуникаторы глушат? Не хватало еще, чтобы они связались со своим кораблем, и тот расшумелся на всю Империю.

— Да, господин. Их начали глушить сразу, как только челнок спустился в плотные слои атмосферы.

— Хорошо. Пусть занимается ими дальше. Пусть не считается с потерями. У нас материала достаточно. Чужакам все равно некуда деться. Если вырвутся наружу, быстрее умрут. Так что с этим тоже все нормально. Раз уж они так достойно сопротивляются, пускай Страж опробует на них Призраков. Если это все твои вести, убирайся. Да. Послушай. Пусть за пришельцами следует жучок и его местоположение передают на мой терминал. И еще. Связь мне с Рагоном. Немедленно.

Слуга, пятясь, исчез за дверью. Не прошло и минуты, как в углу возникла фигура старого гурянина:

— Счастлив будь, хозяин!

— Тебе все же придется поработать, Рагон.

— Я надеялся, что смогу быть тебе полезен.

— Вот и славно. Пиявка с тобой? — Генетик подумал: как хорошо всегда иметь преданных слуг, которые чем-либо серьезно обязаны тебе.

— Да, хозяин. Я здесь на всех своих трех кораблях.

— Хорошо. Там где-то недалеко от тебя должен болтаться гражданский лайнер малого класса. Он один такой на орбите Атмелькана. Забери его. Только ты должен сделать все быстро — чтобы с него не успели поднять шума. Сможешь?

— Не сомневайся, хозяин. Что с ним делать дальше?

— Что хочешь. Только ликвидируй тех, кто на борту. Это обязательно. А лайнер твой. Все. Действуй сразу, как будешь готов! — Халил Амат нетерпеливо махнул рукой, и голограмма, коротко кивнув, исчезла.

— Что ж, похоже, обстоятельства не оставляют нам более времени. От этой комиссии мы отделались. Но теперь за нас примутся по-настоящему… — Бергштайн ткнул клавишу вызова слуги. Словно только и ожидая этого вызова, тот появился в дверях.

— Послушай, для тебя есть срочная и важная работа. Нужно быстро собрать всех хозяев Триона. Вместе с наместником Алайгдом. Пусть берет с собой кого захочет. Отзови всех командоров из Союза пяти. Ну и всех из Вольного Мира, кто посчитает возможным приехать. Передай им, что у нас больше нет времени. Сориентируйся и назначь самый ближайший срок, к которому они смогут собраться на Атмелькане. И еще. Свяжись с Дикаевым. Скажи, что я прошу обеспечить мне и моим гостям безопасность силами его семьи. Иди и не беспокой меня больше. Мне надо о многом подумать.

* * *

Грохот выстрелов разносился по коридорам значительно лучше, чем на открытых пространствах. Поэтому желающих побыстрее получить свою пулю оказалось предостаточно. На шум появлялись все новые и новые обитатели города-скалы. Все они были одинаково растеряны и не готовы к встрече с шагающим по коридорам гурянином. Но хорошее рано или поздно заканчивается. Видимо, самых глупых он перебил, остались те, кто поумнее. Они затаились, выжидая момента.

Пройдя через очередной небольшой холл к внезапно отъехавшей в сторону двери, Хаттар попал под шквальный огонь четырех поджидавших его «ящериц». Треск разрядов ударил по ушам. Неведомые молнии заплясали по коридору. Страшная боль полоснула по левому боку и через миг взорвалась в правом верхнем плече, едва не лишив Толла сознания.

Взревев, словно раненый буйвол, гурянин, проводив взглядом свою падающую на пол руку с зажатым в ней оружием чужаков, открыл ответный огонь. Карабин выплюнул три последние пули, которые, обезумевшими шершнями прошив стоявших на их пути, умчались куда-то сквозь переборки. Пистолет в его левой руке, захлебываясь искрящимися сполохами, разорвал нападавших на куски. Крик замер в глотке гурянина. Он отпустил курки опустевшего оружия.

— Ублюдки… — У него не было сил кричать.

Усталость во сто крат более сильная, чем над каменистым плато, обрушилась на его искалеченное тело, заглушая боль и ненависть, заглушая даже саму жажду жизни. Он стоял, словно в забытьи, в упрятанном под толщей скал холле. Кровь не лилась из запекшихся ран. Но он чувствовал, что уже мертв, что никто не придет на помощь. В голове его в унисон с болью стучало одно: «Отомстят, отомстят, отомстят…»

Закрывшаяся было дверь опять отскочила в сторону, пропуская в комнату новые силуэты. Хаттар, словно автомат, поднял разряженное оружие и успел даже нажать на курки, прежде чем дружный залп превратил его самого в обломки костей и обрывки плоти, валяющиеся на залитом чужой кровью полу.

* * *

Истошный рев сирены, вспоровший ленивое будничное утро, застал Стингрея и Челтона в тренажерном зале.

— Черт. Так и обделаться можно! — Майкл вздрогнул от неожиданности, когда пронзительный визгливый звук хлестнул по ушам.

— Ничего, не обделаешься. Зато соня Рой, может, наконец проснется… — Челтон, гонявший Стингрея в спарринге, смахнул полотенцем пот со лба. — Похоже, что-то серьезное.

— Да. Пошли, душ и завтрак подождут. А это еще что? Слышишь? — Майкл изумленно замер, прислушиваясь к чему-то далекому.

Веселость слетела с лица сержанта:

— Это вибрация от работы батарей последнего рубежа. Нам стоит поспешить.

Они сорвались с места и помчались по коридорам, словно пара опаздывающих на лекцию студентов. Когда добрались до помещения командного мостика, там уже вовсю кипела работа. Не нужно было даже смотреть на мониторы, чтобы понять: линкор ведет бой. Сухие команды, ответы о принятии к исполнению, доклады постов — все смешалось. Но кажущийся хаос являлся на самом деле кружевом выверенных и четких действий единого организма, которым был сейчас линкор.

Гаррет, облаченный в свой любимый свободного покроя костюм мышиного цвета, находился уже здесь. Заметив вошедших, он сделал приглашающий жест рукой. Стараясь не путаться под ногами у работавших офицеров корабля, Стингрей и Челтон проскользнули к мониторам наблюдателей, где и расположился Рой.

— Вы не поверите… — Взгляд у Гаррета был действительно ошалевший, и Майкл развернулся к экранам в поисках причины. То, что он увидел, повергло его самого в состояние шока. Рядом изумленно крякнул сержант.

Линкор постоянно маневрировал, выполняя боевые развороты и уклоны. Но мельтешение на мониторах не могло отвлечь от основного. Основное это располагалось на экране схематического отображения ориентации корабля относительно окружающего мира. То, что показывал экран, ошеломило.

Отшатнувшись, Майкл всмотрелся в развернутую в центре мостика голографическую карту, на которую была вынесена значительно большая область пространства. Корректировка основной карты еще не завершилась, но мозг линкора определял местоположение корабля относительно старых точек координат именно в том месте, где линкор и должен был быть.

— Не понял… — Стингрей вновь уставился в экран с малой картой.

— Да ты не волнуйся, крышу тебе еще не снесло! — Рой присел в одно из стоявших рядом вращающихся кресел. — Мы пересекли какой-то барьер невидимости и столкнулись с чужими.

— С чужими? Ты хочешь сказать…

— Не опознана ни одна из десяти атаковавших нас целей. Нам не удается пока дешифровать ни одного сообщения из тех, которыми засран местный эфир. Мы не понимаем технологии создания барьера, но мозг уверен, что — с точки зрения наблюдателей со стороны Империи — мы просто исчезли. Нас атаковали сразу, как только барьер был пройден. Вернее, атаковали заранее, но узнали мы об этом, только миновав барьер…

— Поэтому и работали батареи последнего рубежа? — Челтон, казалось, совсем не удивился происходящему. Сказывалась многолетняя привычка спецназовца не забивать себе голову и не трепать нервы совершившимся и неизбежным.

— Да. И то, что мы считали «галактическим морем», на самом деле обитаемые и обжитые системы. — Гаррет ткнул пальцем в экран, указывая на ближайшую планетарную систему. — Поэтому я и назвал их чужими, Майкл. Похоже, у нас у всех крупные неприятности.

— Раз мы невидимы для Империи, значит, мы не можем передать информацию о произошедшем? Почему же мы не уходим? — Стингрей окинул взглядом сидевших за боевыми пультами офицеров.

— Мы, похоже, здорово превосходим напавшие на нас корабли по боевой мощи. По крайней мере, нам удалось, отбивая атаки, вывести из строя четыре корабля противника, почти не получив повреждений. Хотя движутся они значительно быстрее. Понятно, что это — большой риск. Все может измениться в любой момент. Но капитан выжидает, пока мозг линкора получит цельную информацию cканирования пространства за стеной невидимости. К тому же мы постоянно передаем им в различных форматах стандартный пакет информации и заверения в мирных намерениях. Отвечают пока только огнем.

— Значит, у нас новый Гур прямо под боком! Черт побери. Только этого нам не хватало. — Стингрей, выцепив из чехарды на обзорных экранах тушу чужого корабля, остановил изображение и дал максимальное цифровое увеличение. Громоздкий угловатый корпус занял все пространство экрана. — Впрочем, Империя достаточно сильна. Да и война, если отбросить моральные соображения, обычно дает хороший пинок для перехода на новую ступень технического и экономического развития.

— Ты прав, Майкл… — Сержант через плечо Стингрея тоже рассматривал чужой корабль. — При одном условии: если мы победим.

* * *

— Но почему мы не пошли наружу через транспортные створы? — Софтли все же задал вопрос, давно вертевшийся на языке.

— А что нам это дало бы? Мы стали бы на открытой местности легкой добычей для известных и неизвестных тварей. Боезапас у нас на исходе, пополнить его нечем.

Подарков наподобие этих «хэндкэннонов» нам больше не дают. Связи нет. Что вы предлагаете делать снаружи?

— А что мы будем делать здесь?

— Здесь? Да мы были на девяноста девять процентов мертвы, когда приняли решение прогуляться по Атмелькану. Так что теперь надо побольше цену за свои шкуры взять! — Сержант невесело улыбнулся.

— Не слишком оптимистично — для сержанта спецназа.

— Это не пессимизм. Пусть будет так, как угодно богам. Знаете, у вас, у людей, есть такая шутка. В открытом море из последних сил плывет человек. Вдруг ему является изумленный Бог. «Ты куда плывешь?» — «Да есть на востоке страна, где все счастливы!» — «Так это же в другой стороне», — говорит Бог. «А какая мне разница, — отвечает человек, — я все равно не доплыву». А если серьезно… Комплекс модели «Колония» довольно большое сооружение. В нем, помимо блока космопорта, есть еще гостиничный, транспортный и административный блоки. Может быть, Ельчеву удастся вскрыть мозги этого компьютерного терминала.

Говоря с капитаном, сержант неотрывно следил за действиями своего подчиненного. Ельчев пытался справиться с компьютером, найденным ими в одном из захваченных помещений. Система запустилась, но открывала доступ только к данным регистрации пассажиров еще в те годы, когда Атмелькан был главной действующей имперской лабораторией.

— Может, удастся через комп найти какой-нибудь транспорт или средства связи. Иных путей я пока не вижу. Тут не слишком… — Сержант вдруг подобрался, поводя стволом «хэндкэннона».

— Что? — Наблюдавший за разговором Борен развернулся в ту же сторону.

— Не знаю. Может, глюк от усталости… — Лдодг медленно, словно боясь спугнуть кого-то, двинулся к дальнему углу, где под потолком виднелась небольшая решетка воздуховода. «Хэндкэннон», подчиняясь движению пальцев, мигнул рубинами светодиодов, переведенный на боевой взвод. Не дойдя до воздуховода пять метров, сержант замер.

И тут Дажд увидел. На потолке, у самой решетки воздуховода, ему почудилось движение. Словно испарение в знойный день.

Коротко рявкнул «хэндкэннон». Взметнувшееся облако пыли закрыло образовавшуюся в потолке и стене пробоину. Град осколков коротко простучал по полу.

— Ничего не выходит, — подал голос от терминала Ельчев. — Система просто заблокировала этот терминал — в ответ на попытки взлома.

— Черт с ним! — Сержант, почти невидимый в пылевой взвеси, осматривал произведенные им разрушения. — Давайте-ка все сюда.

— Что это было? — Борен, подошедший первым, вглядывался в мусор на полу, словно надеясь найти труп.

— Думаю, еще какая-то тварь из местных… — Лдодг положил на пол пушку. — Не знаю, что вы думаете, но все это здорово смахивает на плохой фильм ужасов. Подсади-ка меня.

Сняв свой коммуникатор и устройство связи, сержант аккуратно сложил все на полу. Встав на подставленные сплетенные руки гурянина, сержант медленно, ухватившись за края пробоины, втянул себя в верхнее помещение. С минуту ничего не было слышно, а затем в провале показалась голова Лдодга.

— Давай, Дажд, подавай всех сюда. Похоже, тут нас пока не ждут. Да, перед подъемом оставьте все активное оборудование — кроме оружия. Луцкий и Ортега останетесь внизу. Выходы забаррикадировать. Шуметь.

Через минуту Софтли, Борен и Ельчев были наверху. Лдодг, не задерживаясь, выскользнул в коридор. Остальным не оставалось ничего иного, как следовать за ним.

— Надо было им один «хэндкэннон» оставить… — Гунар старался не отставать от сержанта.

— Не надо. Если хорошо забаррикадируются, стрелять мало придется. А если не смогут, то и пушка не поможет.

— Простите, сержант, я никак не могу вспомнить вашего имени.

— Агадт. Я не очень к нему привык. Редко общаюсь с гражданскими… — Сержант, распахнув очередную дверь, осторожно заглянул в помещение. — Есть. Ельчев, для тебя работенка появилась. Смотри не обделайся снова. Еще одной попытки может и не быть.

Ельчев придирчиво осмотрел все три терминала, располагавшиеся на небольших настенных столиках. По одному ему ведомой причине отобрав один из них, он, коротко помолившись, ткнул сенсор питания. Подчиняясь движению его пальцев, на мониторе замелькал калейдоскоп всплывающих окон.

— Я в системе… — шепотом, словно боясь спугнуть удачу, доложил Ельчев.

— Молоток. Теперь шустри — пока не выкинули. Ищи транспорт или связь… — Лдодг впился взглядом в экран, словно помогая своему подчиненному.

— Единая сеть блокирована. Есть доступ только к сети Атмелькана. Я могу создать ждущий скрытый текстовый файл в местной сети. Как только ему откроется доступ в единую сеть или появится админ с имперским допуском, он активируется.

— Давай. И ищи транспорт.

— Сэр, наберите или продиктуйте текст сообщения… — Ельчев отстранился, уступая место сержанту. Лдодг быстро набрал текст доклада и кивнул, разрешая отправку файла.

— Гарантии на то, что файл дойдет до адресата, нет! — Солдат хрустнул пальцами и застучал по клавиатуре.

— Знаю. Нам сейчас не до гарантий. Ищи транспорт.

— Вот здесь могут быть… Черт! Меня выкинули! — Ельчев пытался возобновить связь с системой.

— Хватит. Оставь это. Нас все равно больше не пустят… — Лдодг, потеряв интерес к терминалу, развернулся к двери. — Ты успел понять, где это относительно нас?

— Думаю, да. По крайней мере, направление и расстояние представляю, а там можно скорректировать маршрут.

— Ну что ж, надеюсь, ты не ошибаешься. Веди.

* * *

Изумлению Мердока не было конца, когда он узнал реальные размеры подчиненного Дику воинства. Пират оказался хозяином целого небольшого флота. В отличие от имперских флотов, корабли пиратов носили имена собственные. Ядро этого флота составляли уже виденный Амосом линкор класса «Шак» и звено из четырех абордажных судов класса «Бладсакер». Линкор назывался «Аватгар». Абордажники носили имена «Ион», «Энья», «Эллис» и «Атэми». Для выполнения разнообразных мелких миссий и разведывательных операций служили малый пограничный корабль «Тоз» класса «Блоха» и патрульный «Нэкст» класса «Вулф». Кроме боевой группы, существовала еще группа обеспечения, в которую входили несколько транспортных и пассажирских кораблей, а также три мобильных ремонтных дока. В одном из них и стоял сейчас «Бриз». Работа там кипела во всю, и к концу недели корабль вновь должен был превратиться в то, чем он был, — в боевой патрульный корабль класса «Бегущий».

— Но почему Дик оказался на абордажнике, когда захватили «Бриз»? — спросил пилот у приставленного к нему младшего штурмана линкора, в чью задачу входило ознакомление новичка с экипажами и техникой.

— Мы ведь специально шли за твоим кораблем. Поэтому командор и хотел сам участвовать в захвате, чтобы по обстоятельствам решить твою судьбу, — ответил штурман, которого звали Курт Масви. — Изучив твой послужной список, он почему-то решил, что ты тоже будешь хорошим приобретением для семьи. Ты ведь знаешь про первого пилота флагмана?

— Да. Слушай, а где сейчас командор?

— Он занят. И его лучше не тревожить. Дня два.

Весь день Мердок не мог передохнуть от обилия обрушившейся на него информации. Его водили по кораблям, знакомили с офицерами, показывали, рассказывали, учили. Под конец Амос ощутил полный хаос в своей голове. Он готов был запросить пощады, но в это время что-то произошло, и все изменилось. Прервав только что начатую экскурсию по абордажному кораблю, штурман увел Мердока назад к ботам. Не задерживаясь, они переправились на «Аваттар».

— Получена команда срочного сбора… — Мердок терпеливо молчал, не задавая лишних вопросов, и Масви вознаградил его долготерпение. — Видимо, какая-то срочная акция.

— А что, командор хранит цели в секрете? — Амос подумал, что знает о Дике куда меньше, чем ему казалось ранее. Подумал и сам удивился, вспомнив то чувство необъяснимого расположения, которое он испытал к командору пиратов еще на «Бризе».

— Нет. Обычно мы готовимся к походу. Хотя точных целей в интересах дела до последнего момента не знает никто, кроме нескольких старших офицеров. Но бывают некоторые исключения. Между прочим, информация о вашей поисково-спасательной миссии, пусть и полная, была получена довольно поздно. И снимались мы примерно так же. И сейчас может быть все, что угодно. Возможно, что-нибудь прояснилось с теми кораблями, что вас атаковали. Возможно — имперцы близко. Возможно — просто учебная тревога, чтобы народ не расслаблялся.

Так, за разговором, они добрались до командного мостика линкора. Оставив Мердока, младший штурман удалился на свое рабочее место. К Амову подошел капитан линкора Стэн Престос, которому пилот был представлен ранее.

— Я не знаю, почему командор решил, что вы подходите на должность первого пилота «Аваттара». Я так не считаю. Но… хозяин — барин. Пока назначение не утверждено, вы можете наблюдать за действиями второго пилота с любого терминала наблюдателей. И постарайтесь не путаться под ногами. А то, как говорится, до бога далеко…

* * *

— Что ж, господа, пожалуй, начнем. Думаю, практически все вы догадываетесь, почему я собрал вас здесь… — Бергштайн обвел собравшихся взглядом. На Атмелькан слетелись все, кого он пригласил.

Они сидели в большом совещательном зале, соседствующем с его кабинетом. Прибыли командоры пяти наиболее сильных семей Вольного Мира, между которыми был заключен дружеский договор, — Аттардт, Дикаев, Инь Огыюк, Раггар и Торн. Трое из них были гурянами. Причем Инь Огыюк принадлежал к малочисленной расе, которая у самих гурян считалась белой костью Гура. От прочих гурян ее представители отличались еще большим ростом и иссиня-черным цветом кожи. Дикаев и Торн происходили из людей. Прилетел также наместник императора в провинции Трион лорд Аглайд в сопровождении советника Йаки. С наместником прибыл и преданный ему генерал Хайд — командующий вооруженными силами провинции. Не явился никто из властителей Совета Вольного Мира. Но в этом не было ничего удивительного: Вольный Мир официально не поддерживал творившееся сейчас в провинции Трион.

— Пробил час Икс, которого все мы ждали и страшились… — Халил Амат, развалившись в высоком кресле во главе стола, нервно перебирал пальцами. — Теперь все зависит от того, сможем ли мы сейчас между собой договориться, насколько решительно и четко будем действовать далее. Не сегодня-завтра к нам, возможно, пожалуют имперские боевые корабли. Как сказал один из великих бунтарей прошлого, которого вы, к счастью, не знаете, промедление смерти подобно.

— Но почему вы считаете, что этот момент настал? — Наместник, как и все гуряне, не любил длинных речей, не подтвержденных четкими фактами.

— Вы правы, лорд Аглайд. Давайте я как можно короче передам вам ту информацию, которую имеют пока не все из вас. — Генетик придвинулся к столу, положив руки на его поверхность. — Во-первых, в нашу благословенную провинцию пожаловала комиссия из центра. Судя по всему, они точно не знали, чего искать. Просто пытались нащупать, накопать, работая по ситуации. Возможно, они благополучно покинули бы нас ни с чем. Но тут вмешался злой случай. Один из наших специалистов, имевший доступ ко многим конфиденциальным материалам, примитивно продал нас. Видимо, им захотелось сразу взять банк, и они полезли за фактами на Атмелькан. И это при том, что прибыли они без поддержки. Да к тому же на гражданском лайнере.

— Так вот почему на подлете мы опознали корабль Ра-гона. Этот падалыцик понадобился, чтобы забрать пассажирский лайнер с комиссией? — Инь Огыюк нахмурился при упоминании презираемого в Вольном Мире пирата, который не имел чести и не брезговал ничем.

— Я знаю, как все вы относитесь к Рагону. Но бывают случаи, когда требуется именно мусорщик, разумянин, способный вынести помои. Но не будем отвлекаться. Рагон не стоит этого. Итак. Комиссия пропала. Наверняка последует цепная реакция. Мы не знаем, насколько быстро, но она последует. Тем более что накануне прибытия комиссии у лорда Аглайда случилась переписка с Государственной Канцелярией. Не так ли?

— Вы правы. Нами была получена вербальная нота. Правда, в ней ни словом не упоминалось об отправке к нам комиссии, — подчиняясь кивку Аглайда, вступил Йаки.

— То есть отношение к Триону уже сейчас почти как к автономному государству. Значит, морально имперские чиновники готовы к жестким действиям по отношению к нам. Но есть и позитивный момент в складывающейся ситуации. Думаю, об этом почти никто из вас не знает. Недалеко от провинции Место произошел контакт с чужими. Скорее всего, это будет второй Гур. Значит, наиболее вероятно, у Империи в самое ближайшее время недостанет сил серьезно заниматься нами. А позже мы, если приложим все усилия, окрепнем достаточно для противостояния.

— Противостоять Империи? — В голосе Хайда послышались нотки сарказма.

— Да, генерал. А вам это кажется смешным? — Бергштайн вонзил жесткий взгляд в военного.

— Нет, что вы. Мне просто кажется это не слишком разумным. Допускаю, что многие силы будут отвлечены новыми соседями. Это если принять как совершенно надежную вашу информацию о них. Но даже тогда нельзя забывать, например, о пограничниках. Их подразделения никак от нас не зависят и входят в структуру Службы Имперской Безопасности. На наше направление — из-за участившихся встреч с кораблями Вольного Мира — в усиление пограничникам переведен боевой корабль-матка класса «Улей». А это ни много ни мало около десяти тысяч единиц экипажа и около тысячи боевых универсальных летательных аппаратов ближнего радиуса действия. Сопровождения с ним нет. Небольшие атаки — до тех пор, пока аппараты не выпущены, корабль-матка может отразить своими артиллерийскими установками. А уж после десанта основных сил она разорвет наши корабли, как гнилое тряпье.

— А вам не придется выставлять свои корабли, — оборвал генерала генетик. — Пусть у вас не болит голова в отношении пограничников. Вы занимайтесь лучше вместе с лордом Аглайдом политикой, обеспечением и финансированием. У нас достаточно сил и средств решить эту малую проблему.

Генерал перевел непонимающий взгляд на командоров, которые сами были заметно изумлены последними словами Бергштайна, несомненно касающимися их флотов.

— Насколько я понимаю, серьезных возражений ни у кого из вас в данный момент нет… — Генетик, поднявшись, прошелся вокруг стола. — Мои предложения следующие. Лорд Аглайд с надежными людьми проводит чистку в правительстве провинции. Кроме того, привлекаете всех симпатизирующих нам инвесторов. Обещайте все, что угодно. Потом разберемся. Вы, генерал, занимаетесь тем же в подразделениях провинциальных вооруженных сил и полиции. Мы с командорами займемся силовым решением возникающих вопросов и созданием на полученные от вас средства новой наемной армии. Это в общих чертах. Вас, лорд Аглайд, я не хочу никак ограничивать. Как и ваших помощников. Поэтому не буду вас более задерживать.

Лорд-наместник и его сопровождающие, слегка ошалев от необходимости принятия быстрого и серьезнейшего решения, поднялись и, раскланявшись, покинули комнату. — Ас вами, господа, мы надолго задержимся… — Ученый вернулся на свое место за столом. — Нам предстоит большая и ювелирная работа — съесть мед диких пчел и остаться в живых.

* * *

Лакаскад не спеша плыл по улицам Сан-Башона. Он чертовски устал, но не хотел отказывать себе в удовольствии лично поуправлять гравитолетом. Это занятие успокаивало расшатанные дневным напряжением нервы. Домой он хотел вернуться спокойным. Ведь там его ждала, наверное, любимая женщина и жена. Ее звали Лика, и она работала имиджмейкером, а потому имела значительно больше свободного времени. Ее работа не приносила столько денег, как его небольшая фирма, доставшаяся ему от погибших в катастрофе родителей. Но работа ей нравилась, и это было главным.

Теперь дело Томаса Лакаскада дало трещину, и он совсем забыл о покое и отдыхе. Вот и сейчас, похоже, сорвался крупный контракт, который дал бы возможность Томасу выплыть.

Компания Томаса называлась «Аттила» и занималась разработкой и созданием разнообразных систем контроля и безопасности. Казалось, фортуна улыбнулась Лакаскаду, когда он встретил ученого-неудачника, создавшего, вернее почти создавшего, новый чип-контроллер для систем контроля доступа. Томас практически даром получил все права на это изобретение, обеспечив ученому нормальные условия работы и вложив некоторые средства в доводку чипа. Новый контроллер был несравнимо лучше и надежнее тех, что использовались в большинстве ныне действующих систем.

И тут в голове Лакаскада родился, как ему казалось, гениальный план. Он придумал, как получить от изобретения максимальную прибыль.

Для этого нужно было совсем немного. Выпросить ссуду на создание начального — самого простейшего! — производства. Быстро получить необходимые лицензии Имперского Лицензионного Центра. Запустить чип хотя бы небольшой партией. Сертифицировать продукт. Но самое главное — требовалось найти надежный рынок сбыта. Как известно, самый сладкий кусок для любого производителя товаров и услуг — это госзаказ или контракт на поставку с крупной корпорацией.

Возможно, совершенно случайно Томас познакомился с теми, кто реально был в состоянии продавить скорейшее внедрение чипа в число рекомендуемых для установки на многочисленных государственных объектах. Именно тогда и родилась идея своего производства, которое позволило бы быстро «отбить» вложенные средства и, рассчитавшись с кредиторами, заняться расширением. А там, глядишь, можно было бы подумать и о проникновении в другие сектора рынка. И компания, медленно, но верно приходившая в упадок после гибели Лакаскада-старшего, вновь засияла бы в лучах успеха.

Томас разработал подробный бизнес-план, тщательно просчитал необходимые вложения и взялся за исполнение задумки. Он локализовал все средства, которые только можно было выдоить из «Аттилы», взял крупную ссуду в Государственном Банке Империи. Он принялся обхаживать тех новых знакомых — чиновников, имевших выходы на самый верх. Он вложил все полученные средства.

И тут начались проблемы. Оказалось, что он несколько просчитался в своих расчетах. Лицензия, организация производства, подбор персонала, приобретение вспомогательных механизмов и транспорта — все это потребовало больших вложений, чем он рассчитывал. Остался, можно сказать, последний этап — начало выпуска продукции, подготовка технической документации и сертификация готового продукта. Но у него больше не было ни денег, ни источников их получения.

И тогда он решился пожертвовать куском своего пирога и предложил долю в производстве новым знакомым. Те тотчас нашли компанию, которая должна была быть инвестором и представлять их интересы. Время шло, а будущие партнеры не спешили с выделением средств и даже с подписанием официальных документов. Причем каждой отсрочке сопутствовало разумное объяснение с целым набором форсмажорных причин.

Государственный Банк напомнил о необходимости начинать выплаты процентов по полученной ссуде. Потенциальные инвесторы поклялись в том, что в самое ближайшее время начнут финансирование и даже покроют затраты, связанные с вынужденной задержкой. Напоминания банка превратились в жесткие требования. И тут партнеры отказались от сотрудничества, сообщив, что смена стратегии инвестиций вынуждает их вкладывать средства в работы по освоению месторождений полезных ископаемых.

Раздражение, бешенство, отчаяние, безразличие… Все эти чувства калейдоскопом промчались в его голове, когда он осознал, что выпестованный им проект практически обречен.

Буквально на следующий день после получения отказа от инвесторов к Лакаскаду обратилась независимая инвестиционная компания с предложением выкупить «мертвое» производство вместе с правами на контроллер. То, с каким знанием дела они подошли к этому вопросу, не оставляло никаких сомнений в связи с бывшими партнерами. Никто ничего даже не пытался скрыть. И этот цинизм больше всего бесил Томаса.

Гравитолет тем временем нырнул в темнеющий зев подземного гаража, расположенного под огромным жилым комплексом. Скоростной лифт заставил Томаса привычно сглотнуть слюну. И вот он уже у дверей своей огромной, но уютной квартиры. Получившая команду от коммуникатора дверь скользнула в сторону, пропуская хозяина внутрь.

— Дорогой, ты вернулся? — В холл выскочила высокая стройная женщина в коротком домашнем халатике. — А мы заболтались с Ронгом в ожидании тебя.

— Ронг у нас? — Томас прошел в гостиную, где стоял в ожидании невысокий гурянин.

— Здравствуй, Том! — Ронг протянул для рукопожатия руку. — А я вот решил зайти, пропустить с тобой стаканчик. Давненько не виделись.

— Здравствуй… — Лакаскад пожал протянутую гурянином руку и прошел к встроенному в стенку бару. — Что будешь пить, Ронг?

— Я бы не отказался от холодного пива.

— Дорогая, принеси Ронгу пива! А мне надо что-нибудь покрепче… — Бросив в стакан пригоршню льда, Томас налил полстакана виски, потом, секунду подумав, долил его до краев. — А чем это здесь пахнет? Не пойму.

— Да у вас вообще что-то душно… — Приняв от Лики запотевшую бутылку, гурянин свернул пластиковую крышку. — Может, сбоит система вентиляции? Как у тебя дела на работе?

— Погано, дружище… — Лакаскад, вспомнив о работе, забыл о раздражавшем его запахе. — Похоже, я не по-детски вляпался.

— Ничего, ты у меня умница! — Женщина подсела к расположившемуся на диване мужу и взъерошила ему волосы. — Я верю: ты все сможешь.

— Ой, я совсем забыл! — Ронг поставил недопитую бутылку на журнальный столик. — Мне нужно кое с кем встретиться. Но я обязательно загляну к тебе в ближайшее время, Том. Нам надо о многом поговорить.

— Ладно. Жаль, конечно. Ты не пропадай только… — Томас, отстранив жену, поднялся проводить друга.

— Конечно, о чем речь! Друзья познаются в беде. Ты же знаешь: я всегда на твоей стороне.

Когда, проводив Ронга, Лакаскад вернулся в гостиную, Лики там уже не было. Издалека доносился шум работавшего душа.

— Да и черт с ним со всем! — сам не зная к чему, произнес Томас, возвращаясь на диван и прихватывая по пути из бара початую бутылку виски.

* * *

В кабинете главного координатора ЛСБИ было многолюдно. Помимо агентов Стингрея и Гаррета, собрались несколько высших офицерских чинов ЛСБИ и СИБ, а также Председатель Императорского Совета со своим референтом. Главный координатор не был старшим ни по званию, ни по должности, но, как принимающий на своей территории, по этикету говорил первым:

— Итак, господа, разрешите мне начать. У вас было время по пути сюда ознакомиться с причинами столь экстренного собрания по присланным вам по приват-линиям материалам. Поэтому не будем повторяться и перейдем сразу к определению наших дальнейших шагов… — Аарайдагх обвел собравшихся спокойным взглядом. — В целях сохранения до определенной поры конфиденциальности данной информации мы решили предоставить ее только Императору и Императорскому Совету, руководству Службы Имперской Безопасности в лице присутствующих и отдельным функционерам Личной Службы Безопасности Императора. Таким образом, ни Государственный Совет, ни тем более Государственная Дума не имеют на данный момент никаких сведений по данному вопросу.

— Верное решение. Преждевременное предоставление информации такого рода приведет только к финансово-экономическим потрясениям! — Председатель Императорского Совета лорд Гергей кивнул координатору. — Думаю, у нас пока нет серьезного повода для волнений. Если верить отчетам, составленным в том числе и кое-кем из присутствующих, мы вполне готовы к новой встрече, по какому бы сценарию она ни пошла. Надеюсь, я не ошибаюсь в своих оценках?

Вопрос был адресован в первую очередь генералу Кхаргху, возглавлявшему Службу Имперской Безопасности. Именно его ведомство не руководило, но постоянно тайно и явно курировало действия Военного Департамента — как, впрочем, и многих других ведомств. Он, как и главный координатор ЛСБИ, принадлежал к расе дакхарров. Не поднимаясь для ответа лорду, он лишь почтительно кивнул, прикрыв центральную пару глаз.

— Вы правы, господин Гергей. Империя готова к встрече. Правда, есть одно «но», о котором нельзя забывать в такой ситуации. Те, кого мы встретим, — не люди, не гуряне, не тьяйерцы и не дакхарры. Они совсем другие. И мы не можем даже предполагать на данном этапе, с какими технологиями и средствами вынуждены будем столкнуться. А то обстоятельство, что, как говорится в подготовленном докладе, наш линкор имел неоспоримое преимущество перед боевыми кораблями противника, ничего не значит. Ведь перед группой, скажем, сторожевых кораблей у него тоже будет неоспоримое преимущество. Мы не знаем параметров встреченных нами кораблей по их классификатору. С другой стороны, мы пока не в состоянии создать ничего сравнимого с их щитом невидимости.

— Да, это просто непостижимо! Мы жили, даже не предполагая, что прямо у нашего порога, спокойно наблюдая за нами, притаился неведомый разумный мир! — Председатель Императорского Совета потер виски. — Но коль скоро они не захотели ответить на наши предложения завязать мирный разговор, нам надо готовиться к новой войне.

— Да, господин Гергей, к сожалению, вы, скорее всего, правы, — вновь заговорил главный координатор ЛСБИ. — Хотя еще остается надежда, что после расшифровки и изучения пакета переданной нами информации чужие изменят тактику поведения. Однако, как говорят люди, хочешь мира- готовься к войне.

— Ну что ж… Все мы действительно размышляли над новой проблемой. Поэтому можно, не теряя времени, определиться. Вам, генерал Кхаргх, необходимо срочно усилить подразделения пограничных войск в направлении провинций Меото и Кассандра. Мы немедленно спустим по команде распоряжение для военного департамента провести крупномасштабные учения. Это позволит без подозрений стянуть в один район значительные силы. Поэтому вы, генерал, как куратор этих учений, можете уже сегодня собрать совещание в генеральном штабе. Это, пожалуй, все, что пока в наших силах. Да, Аарайдагх, вашим агентам не нужны разъяснения. Доклад ими составлен полно и, думаю, они вполне разобрались в ситуации. Еще одно. Из Государственной канцелярии получено известие о том, что Трион практически проигнорировал направленную на имя лорда-наместника ноту. Появилась ли у вас, генерал, какая-нибудь новая информация?

— Да, господин Гергей. Информация есть, но она скупа и негативна. В провинцию Трион была направлена небольшая комиссия под руководством офицера Отдела Разведки и Контрразведки. Судя по докладу руководителя отдела, от них нет никаких известий. Мы подготовили запрос наместнику, но лично я считаю, что это лишняя трата времени. Нам нужна хирургическая операция, а не лечебный массаж.

— Добро. Запрос все же дайте. Только жесткий. И готовьтесь к введению военного положения в провинции. Отдайте эту работу армейским костоломам. Думаю, они справятся без вашей помощи. Учитывая проведение наших учений в Меото, пусть используют подразделения Свободного Легиона. Если нет возражений, то нас всех ждут срочные дела. — Председатель Имперского Совета поднялся.

— Еще один вопрос, господин Гергей… — Глава Службы Имперской Безопасности остановил его жестом. — Исследовательский Отдел совместно с рядом разработчиков Военно-Промышленного Комплекса подготовил рабочий экземпляр нового типа вооружения под рабочим названием «Купидон». Проект пока недоработан. Однако мы хотели бы провести неофициальные испытания в присутствии собравшихся сегодня здесь руководителей и выбранных ими экспертов.

— Для чего показывать нам незаконченный проект? — Лорд Гергей удивленно развернулся к генералу Кхаргху.

— Все просто. Как я уже сказал, экземпляр рабочий, создан обходными технологиями. Суть в том, что сейчас на завершение разработок по проекту «Купидон» у нас нет средств. Однако в сложившейся ситуации наш экземпляр может оказаться очень эффективным, что, в свою очередь, повлечет за собой пересмотр лимитов финансирования ВПК на оставшийся срок.

— Для пересмотра лимитов он должен быть не просто эффективен. Он должен быть незаменим! — Председатель Имперского Совета вернулся в свое кресло. — Коротко расскажите, что представляет собой этот ваш «Купидон».

— Хорошо. По сути, это монитор, то есть малый корабль с одним орудием особо крупного калибра и мощности, предназначенный для нанесения ударов по оборонительным порядкам противника. Он не сравним с другими боевыми кораблями по следующим параметрам: дальность поражения и неотразимость нанесенного удара.

— Звучит красиво. Но смысл непонятен. — Лорд Гергей нахмурился. — Как выстрел с большого расстояния может быть неотразим?

— Дело в том, что орудием монитора является цилиндрическая шахта, оборудованная генераторами полей межпространственного перемещения. С момента создания генераторов Кларка-Дункана мы научились с легкостью преодолевать огромные пространства почти мгновенно, проскальзывая в созданные ими межпространственные тоннели. Но никто не пытался реализовать внешние кольцевые генераторы для отправки каких-либо объектов. И правда — зачем? Зачем безвозвратно забрасывать что-либо, если можно слетать туда и обратно на оборудованном генераторами корабле?.. Вот вам и принцип монитора. Он метает снаряд с любой начинкой через межпространственный тоннель в любую заданную точку. Конечно, для боя мониторы непригодны. Ведь никто не будет висеть в ожидании «подарка» в заданное время в заданном месте. А вот искусственные оборонительные спутники, космические базы постоянной дислокации и даже целые планеты — отличные, хорошо просчитываемые мишени.

— Мои поздравления! — Председатель Имперского Совета вновь поднялся со своего кресла. — Если неофициальная демонстрация будет хотя бы наполовину так хороша, как ваша пламенная речь, уверен: вы получите ассигнования на завершение разработок. Время готовности к демонстрации сообщите моему референту. А сейчас нам всем пора.

* * *

Несмотря на то что их проникновение в информационную сеть — а значит, и точное место нахождения в это время — однозначно засекли, никто не преследовал их и не делал попыток атаковать. Они быстро продвигались, ведомые Ельчевым. И всегда какая-то из дверей оказывалась открытой, без труда пропуская их в следующий коридор или помещение.

— Похоже, нас ведут… — Сержант Лдодг жестом дал команду остановиться. — Слишком все гладко проходит.

— Но пока мы двигаемся в нужном нам направлении. Может быть, они считают, что мы вернулись назад? — Софтли не был столь пессимистично настроен.

— Ага. И поэтому оставили проходы незаблокированными? Да любой, зная, что враги пробились на другой этаж, перекрыл бы не только его, но и этажи сверху и снизу.

— Может быть, у них не хватает сил для нападения?

— Глупости. Думаю, нас заманивают в мышеловку. — Сержант активировал пушку. — Надо изменить маршрут. Поберегись!

Пурпур выстрела разметал осколки стены, открывая проход в соседний коридор. Осторожно и очень медленно Лдодг выглянул в образовавшийся пролом и тотчас отпрянул, буквально падая назад. А из пролома, шипя сгустками желтого пламени, зачастили выстрелы армейских автоматических плазменных винтовок «Эл Один Три Пи Восемь».

— Дьявол! Теперь, похоже, киборги! — Сержант поднялся и, не целясь, послал в глубину пролома длинную очередь. — Отходим, их там слишком много.

Бегом все ринулись к дверям, ведущим из коридора. Сзади не утихал шум выстрелов.

— Не целясь бьют, скоты! — Лдодг распахнул створки дверей. — И винтовки эти взяли, чтобы мы их слышали и видели. Не хотят нас сейчас убивать. Стоять!

Миновав двери, группа оказалась в просторном, совершенно пустом, ярко освещенном зале. Подчиняясь окрику сержанта, все замерли у входа.

Лдодг, словно хищный зверь, почувствовавший что-то, подобрался, всматриваясь и вслушиваясь.

— Тут что-то есть… — Гурянин повел стволом «хэндкэннона». — Чертовщина какая-то.

— Здесь никого не может быть, Агадт! — Гунар положил ему руку на плечо. — Тут даже таракану некуда спрятаться. Это нервы. Похоже, ты сильно устал, сержант.

Борен, не сомневавшийся в чутье своего соплеменника и помнивший непонятный инцидент в комнате, где оставили Луцкого и Ортегу, медленно двинулся вдоль стены, не спуская пальца с гашетки. Ельчев, подчиняясь настрою командира, сделав шаг в сторону и опустившись на одно колено, осматривал свой сектор зала через прицел скротчера. Только капитан Софтли остался за спиной Лдодга, усталый и раздраженный этими неуместными, по его мнению, играми.

Дажд медленно, словно подкрадывающаяся кошка, скользил, все дальше отходя от стоящих у входа товарищей. На мгновение переведя взгляд на ствол пушки, он вдруг неясно увидел нечто на дальнем плане. Однако стоило ему сфокусировать взгляд, как это нечто исчезло. Гурянин тряхнул головой и вновь всмотрелся в пустоту, стараясь сфокусировать взгляд на воображаемой точке неподалеку от себя. От усилия на глаза навернулись слезы. Пустота изменилась, превращаясь в неясные силуэты, словно смазанный след на поднесенном вплотную к глазам чистом стекле. Но Борен уже уловил настройку, при которой картинка начала проявляться. Он сморгнул слезу, и в этот миг взревел «Томпсон» Лдодга.

Проявившееся вдруг «знойное марево» качнулось в сторону Дажда, и он инстинктивно вдавил клавишу гашетки. И ад разверзся в зале.

Залпы «хэндкэннонов» взрывали гладкий пол, уродовали стены. В ушах стоял истошный визг, звучавший в диапазоне, близком к ультразвуку. Капитан Софтли так и не успел понять, что же произошло, когда над его головой шевельнулся воздух, обрушиваясь смертоносным клинком. Гунар, словно тяжелая тряпочная кукла, рухнул, заливая пол кровью и грязно-серой мозговой массой, выливающимися из разрубленной до самой шеи головы.

Стоявший перед ним Лдодг, почувствовав движение, рухнул на пол, разворачиваясь в падении. Что-то острое, словно бритва, чиркнуло его по груди, распарывая легкий бронежилет и царапая кожу. Пурпур смерти, вырвавшись из ствола пушки, разметал нападавшего, завалившего сержанта своими холодными скользкими ошметками.

Ельчев, чудом увернувшись от смертельного удара врага, потерял часть плеча и теперь, пятясь, отходил к выходу, размахивая зажатым в целой руке скротчером с опустевшим вмиг магазином.

Борен воспользовался падением Лдодга и, не отпуская гашетку, мерно водил изрыгающим смерть стволом по залу на уровне пояса. Глаза его горели бешенством, которое не позволило ему вовремя заметить врага. С хриплым звуком кровавая нить захлестнула его ноги на уровне колен, и гурянин с ревом более страшным, чем рев «хэндкэннона», рухнул на пол, где его поджидала невидимая смерть.

Не дойдя до дверей пару шагов, Ельчев остановился, словно наткнувшись на невидимую стену, глядя с удивлением на свои грудь и живот, разошедшиеся, словно масло под ударом ножа. Он стоял еще несколько секунд, пытаясь отпустившей скротчер рукой удержать вываливающиеся из живота внутренности. Последний вздох, пузырясь, покинул раскрывшееся легкое, и солдат, не проронив ни звука, осел. Да гак и не смог подняться, провалившись в небытие.

А сержант Лдодг, поняв, что это конец, даже не поднялся на ноги. Не осталось куража для криков и стрельбы. Он чет со просчитывал ситуацию и понимал, что обречен. Эмоции уступили место трезвой, холодной, отчаянной ненависти. Он был готов к последнему фокусу, которому научился еще во время войны людей с гурянами.

Выхватив тяжелый десантный нож, он торопливо, одним движением, отщелкнул крышку предохранительного блока магазина пушки. Воткнув широкое лезвие в плату, он перемкнул схему, сделав то, до чего не додумались конструкторы, но вычислили некоторые солдаты. Эта нехитрая операция блокировала отсекатель импульсов и реле защиты от перегрузки, превращая «хэндкэннон» в импровизированную мину большой мощности с ручным взрывателем. При первой же попытке произвести выстрел пушка взрывалась, используя единовременно весь заряд магазина. Кривая усмешка тронула его губы. Теперь ему уже не могли помешать. Он вознес гурянским богам короткую молитву о том, чтобы побольше врагов забрать с собой. Воздух над ним шевельнулся, и сержант нажал на спуск…

Плиты причального комплекса вспухли волдырем, не в силах противостоять энергии взрыва, родившегося в их недрах. Языки пламени кипящей пеной плеснули в образовавшиеся щели. Огненные змеи промчались по уцелевшим внутренним коридорам, выгибая переборки и вырывая двери. Пламя иссякло, уступив место смрадному дыму, клубящемуся над глубокой и широкой воронкой, изуродовавшей распростертое тело причального комплекса.

* * *

— Мердок, тебя командор вызывает. — Капитан линкора «Аваттар», видя, с каким маниакальным усердием новый член команды изучает незнакомую ему технику и с какой легкостью прирожденного пилота общается с линкором, изменил свое отношение к ставленнику командора. — Он ждет тебя в своем кабинете.

Командор имел кабинеты на всех принадлежащих ему судах и мог, при желании, находиться в любом из них. Апартаменты, расположенные на флагмане, были самыми большими и шикарными.

В непосредственной близости от командного мостика линкора, на соседнем этаже и был оборудован рабочий кабинет. На многочисленные дисплеи его выводилась вся информация с командных постов корабля. Средства связи, в том числе и громкой, позволяли при необходимости общаться с любым отсеком и любым подразделением линкора. В одном из углов кабинета располагался дублирующий пилотский пульт управления, для активации которого командору было достаточно приложить ладонь к сканеру на краю пульта.

К рабочему кабинету примыкала комфортная, просторная каюта, оснащенная всеми благами цивилизации. Именно в ней и расположился ожидавший прибытия Мердока Дик. Он сидел в удобном анатомическом кресле перед огромным плазменным экраном, на котором шла трансляция сводки новостей Информационного Агентства «Трион-Инфо». Как и несколько дней назад в доме командора, Амос удивился отсутствию какого-либо отпечатка души хозяина на обстановке и в оформлении каюты. Словно торгующая интерьерами компания создала выставочный образец богатого гостиничного номера, не принадлежавшего никому, но одинаково удобного для всех. Эта безликая универсальность бросалась в глаза, заставляя размышлять над причинами.

— Мир твоему дому! — Дик кивнул пилоту, указывая на точно такое же, как у него, кресло. — Хотя твой дом теперь — это мы, а значит, мира тебе не видать. Садись. Скоро закончится, тогда поговорим.

Миловидная девушка-диктор, расположившись на фоне причудливого герба провинции Трион, мелодичным голосом зачитывала последние политические события: «…выдвинуты обвинения без предоставления каких-либо основательных подтверждений. Государственной канцелярией передана лорду-наместнику Триона господину Аглайду вербальная нота, в которой и оговаривались все перечисленные претензии. Накануне получения документа в составе правительства провинции Трион были проведены небольшие кадровые перемещения. Новым составом правительства во главе с лордом-наместником господином Аглайдом подготовлен и передан центру ответный ряд требований. Основу их составляет официально сформулированное давнее желание всех подданных провинции обрести автономию и политическую независимость от центра. Аналитики правительства Триона предсказывают желание Империи решить этот вопрос привычным силовым методом. В этой связи правительство Триона вынуждено объявить всеобщую мобилизацию лиц, годных к строевой службе и вспомогательным работам. Кроме того…» Командор отключил экран, переведя взгляд на изумленного пилота.

— Хе-хе. Вижу, для тебя это большая новость… — Пират, поднявшись с кресла, взял со стоявшего рядом низкого столика деревянную сигарную коробку, приоткрыв, протянул ее Мердоку. На отрицательный жест последнего достал одну себе. — Напрасно. Это великолепный сорт мутировавшего табака. Его выращивают на одной из искусственно обжитых планет нашей провинции. По моему мнению, он ничем не уступает лучшим дунгийским сортам.

Командор, раскурив сигару, несколько секунд постоял молча, смакуя оставшийся на губах вкус. Затем жестом пригласил поднявшегося вслед за хозяином каюты пилота следовать в кабинет.

— Зачем отказывать себе в маленьких радостях, если дольше отведенного все равно не проживешь? Кому нужна пресная жизнь? Но полно об этом… Как тебе новость?

— Это неожиданно. Не уверен, что реакция Империи будет соответствовать той, которую от нее ждут. — Амос был несколько растерян, не понимая действий правительства Триона.

— А ты думаешь, что Трион рассчитывает на мирный исход, после того как покрутил красной тряпкой перед носом быка? — Пират довольно хмыкнул, выпуская ленивое облачко дыма со сладковатым ароматом пряностей и тропического леса.

— А что, Трион может рассчитывать на противостояние с Империей?

— Ну, смотря что называть противостоянием. Если открытое рубил обо, то однозначно — нет. Но ведь пикадору не приходит в голову тягаться с быком мощью.

— Бред какой-то… — Мердок покачал головой.

— Время покажет. А сейчас у нас есть другой вопрос. Мне кажется, ты достаточно изучил матчасть «Аваттара». Линкор должен еще какое-то время оставаться здесь, около Атмелькана. Я же собираюсь отлучиться. И хочу сделать это на воссозданном «Бризе». Предлагаю слетать со мной. Думаю, Престос не заскучает без твоего общества.

* * *

— Боевая тревога! Боевая тревога! Расчетам батарей к бою! Экипажи летательных аппаратов на вылет! Боевая тревога!

Боевой корабль-матка больше всего сейчас походил на разворошенный муравейник. Потоки существ мчались по его коридорам, спеша занять боевые места. Лифты расплескивали потоки существ по сосудам многочисленных коридоров на верхних стартовых палубах. Гул топота заглушал басовитый вой тревожных сирен. Норматив пять минут до готовности батарей открыть огонь давал кораблю-матке возможность выжить, а экипажам боевых летательных аппаратов использовать свои дополнительные десять минут до доклада о готовности к вылету. Таким образом, через пятнадцать минут после срабатывания сигнала боевой тревоги корабль-матка был способен выпустить из своего чрева тысячи боевых универсальных летательных аппаратов ближнего радиуса действия. Маневренные и небольшие, вооруженные ракетными комплексами и энергетическими пушками, аппараты эти представляли собой огромную опасность. Благодаря своему количеству и скорости они могли расправиться со многими серьезными боевыми кораблями так, как расправляются с врагами дикие лесные пчелы.

— Внимание экипажам. Проведена передача координат восьми целей, подлежащих уничтожению.

Потоки существ иссякли. Голос автоматического оповещения свободно разносился по всему кораблю. Тысяча стальных диких пчел замерла в готовности, ожидая получения команды для атаки.

Из двух десятков собравшихся в громадной командной рубке офицеров никто не проявлял испуга или растерянности. Еще вчера после просмотра программы вечерних новостей «Время Триона» — как и другие корабли и иные подразделения имперских погранвойск, базирующихся на территории провинции Трион, — корабль-матка перешел на усиленный режим охраны. Офицеры скорее пребывали в ироническом настроении, рассматривая на больших голографических экранах восемь кораблей, с одного из которых было получено семнадцать минут назад ультимативное требование о сдаче. Все восемь были однозначно опознаны и не представляли для «Улья» серьезной угрозы. Самым сильным среди них был древний линкор класса «Споук». Удивляло, что он еще на ходу, потому как эту рухлядь, снятую с вооружения больше века назад, можно было увидеть только на корабельных кладбищах, в музеях и в каталогах.

— Да они, наверное, белены объелись. — Капитан «Улья» развернулся и, подойдя к картам совсем близко, осматривал окрестности. — Это просто самоубийство. Или мы чего-то не понимаем? Координаторы, доложить обстановку!

— Никаких изменений. Три буксира местной добывающей компании с массивом метеоритной руды, запросившие разрешения отсидеться рядом с нами — пока пираты не уйдут. Восемь боевых кораблей различных классов. Перестроились в боевой порядок и начали сближение.

— Дьявол, в чем же суть? — Капитан не отрывался от карты, — А что с буксирами? Их проверили?

— Сканирование груза подтвердило монолитность и состав, соответствующий заявленному в представленной ими декларации. — Координатор немного замялся. — Буксиры идентифицированы как тягловые сухогрузы класса «Мул». Но…

— Что? Что — но? — Капитан, измучивший себя размышлениями, готов был взорваться.

— Идентификация выдает соответствие на шестьдесят процентов. Возможно, местные компании занимаются перестройкой без занесения в единый реестр. Ведь «Мул» это очень старый класс.

— Капитан, у нас не остается времени. — Первый помощник кивнул на экран. — Надо выпускать птичек. Наши батареи не справятся…

— Вижу. — Капитан, вдруг успокоившись, уселся в свое кресло. — Координаторы! Команду атаки всем экипажам!

Мгновение спустя корабль-матка, имевший форму гигантского шара, покрытого шипами раскрывшихся бронированных заслонок, окутался облаком выскользнувших из своих мини-доков боевых аппаратов. Словно споры одуванчика на ветру, облако вытянулось, отрываясь от стебелька и устремляясь к своей цели. Все ближе подлетал смертоносный рой к сломавшим четкий строй кораблям. Все восемь кораблей, делая беспорядочные ракетные залпы, широким веером разошлись в разные стороны, набирая скорость.

— Что они делают, черт возьми? — Капитан, вновь поднявшись, прильнул к карте.

— Внимание! Абордажная атака! Абордажная атака — Голос автоматического оповещения стеганул по ушам.

— Что? Координаторы, мать вашу! Вы что, все с ума посходили? — Казалось, капитан сам готов бросится на мостик координаторов.

— Сэр! Мы только что атакованы сбросившими груз буксирами! — Испуганный голос докладывавшего координатора дрожал.

— Направить подразделения охраны к местам прорыва абордажных команд. Постараться взять их живыми! — Капитан обвел взглядом офицеров. — Все это настолько глупо, что я не могу ничего понять в их…

Договорить фразу он не успел, потому что корабль-матка провалился в бездну межпространственного прыжка. И тотчас, словно получив команду, все восемь кораблей последовали за исчезнувшим «Ульем». А потерявшие свой дом стальные «пчелы» заметались в растерянности. Не имея громоздких прыжковых генераторов и большого запаса хода, они были обречены. Обречены ждать, наблюдая, как тает серебристое сияние ушедших в межпространственный прыжок кораблей. Ждать и надеяться на появление неведомого спасателя.

* * *

— Ну что, детки, готовы поработать? — Старый сержант подмигнул собравшейся перед ним команде. Большинство из них он знал давно. Это были «псы»: наемники, отребье — так их называли многие кадровые военные. Но сержант, хоть и служил на постоянной основе, не разделял этих мнений. Он видел их в деле. Старый сержант, всю свою жизнь отдавший военным интересам Империи, уважал этих ребят. И надеялся на взаимность. Их уважение дорогого стоило.

— Куда на этот раз? — Огромный гурянин, радостно скалясь, не ожидал ответа, а просто обратился к сержанту, приветствуя его.

— А куда забросят, там и поработаем. Какая тебе, толстозадый, разница? — Сержант нарочито грозно из-под седых кустистых бровей глянул на возвышавшегося перед ним солдата, но в следующий миг в глазах его вспыхнули искры дружеской улыбки. — Всем внимание. Время до десяти утра — помолиться, отдать долги, попрощаться с мамочками и этим бренным миром. Разойдись.

Примерно такой была почти каждая их встреча на мобилизационных пунктах Свободного Легиона. Мелькали города и планеты, кто-то не появлялся больше — начав лучшую жизнь либо уйдя в мир иной. Но большая часть команды, приняв на освободившиеся места новичков, не менялась. Благо командование Легиона старалось оставлять притершихся людей вместе, собирая их на следующие акции. Бог знает, как удавалось ему отслеживать выживших при очередном найме. Это оправдывало себя слаженностью работы и ненужностью лагерей-отстойников для обкатки команд.

— Ро, ты чем займешься? — Хаидт Тодг — тот самый «толстозадый», подошел к худому смуглому человеку с тонкими чертами лица. Быть может, внешность, а может, злопамятность и удивительная даже для воина способность выживать и приспосабливаться в любых условиях стали причиной того, что никто, кроме друзей, не звал Ро Луиша Фигу иначе как Крысой. Правда, звучало это не с теми интонациями, которыми пользуются брезгливые и пугливые домохозяйки, а скорее с определенной долей зависти.

— Не знаю… — Фигу выплюнул легко наркотическую жвачку на серые плиты плаца. — Просижу весь вечер в каком-нибудь кабаке, а потом сниму шлюху и прокувыркаюсь с ней остаток ночи. Надо хорошенько разгрузиться перед работой. Пошли со мной. Или у тебя свои планы?

— Да есть маленькое дельце, но это ненадолго. — Тодг, определяя время, посмотрел на коммуникатор. — Ты, когда определишься, сбрось мне сообщение, где завис, а я чуток попозже подгребу.

— Принял. Только не задерживайся долго. Я хочу успеть хорошенько оттянуться.

* * *

В просторном светлом офисе компании «Аттила» поселилась паника. Даже вечно щебечущая молоденькая секретарша затихла за своим терминалом. В приемной молча дожидался прихода хозяина штатный юрист компании.

— У меня опять плохие вести, — поднялся он навстречу появившемуся в приемной Лакаскаду.

— Заходи. — Томас, кивнув секретарше, прошел в свой кабинет. — Что, настолько плохие, что ты хочешь испортить мне настроение с самого утра?

— Настолько плохие, что, думаю, пора вам вызывать адвокатов из «Доплер и Кох», с которыми у нас контракт на юридическую поддержку в судебных процессах.

— В судебных процессах?

— Да. Вчера адвокаты Государственного Банка подали исковое заявление в Имперский Арбитражный Суд. Думаю, вы не считаете их слишком неправыми. Ведь они на удивление долго ждали, надеясь, что мы начнем платить долги. У нас две недели на подготовку материалов или принятие мирового соглашения. А там, соответственно, первое заседание суда.

— Ну и что нам светит? — Лакаскад уселся в свое кресло, увеличивая с пульта мощность кондиционера.

— Что светит? Вы, наверное, хотели спросить, сколько вам светит? Да нас просто разорвут в клочья! — Юрист потер виски. — Нас съедят, как легкую закуску! Все против нас!

— Ясно. А если мы подключим этих ребят из «Доплер и Кох»?

— А я и говорю про этот вариант. Иного пути вообще нет.

— Черт! Должен быть какой-нибудь выход.

— Выход? Выход есть всегда. Например, застрелиться. Но в ваши двадцать три года об этом рано думать. Никто не застрахован от ошибок. Ваш покойный отец, мир его праху, тоже совершал ошибки. Только он эти ошибки умудрялся просчитывать и, соответственно, был готов к ним. Вы, похоже, просто просчитались. Мы приватно общались с финансовым директором. Он не видит иного выхода, как пойти на мировую и отдать и незапущенное производство, и саму компанию. Иначе мы не сможем погасить долг. В этом случае вы хотя бы останетесь на свободе, имея возможность начать все заново.

— Что, другого варианта нет?

— Есть, чисто теоретический. Вы еще можете за эти две недели привлечь инвесторов и благодаря им погасить текущие долги. Но, как вы, наверное, понимаете, инвесторов нам в данной ситуации не найти. Нас обложили, как медведя в берлоге. И на этот раз силы слишком неравны.

— Ладно. Спасибо. Вы свободны. Мне нужно хорошенько подумать над всем этим. Быть может, я все же найду выход. — Томас поднялся, пожал на прощание руку старому юристу, а затем ткнул клавишу селектора. — Танка, холодный чай, пожалуйста.

В кабинете было явно душно. Похоже, система климатического контроля барахлила. Лакаскад чувствовал, как катится между лопаток липкая струйка пота. Он выгнул спину, промакивая ее рубашкой.

Дверь тихонько отворилась, и вошла секретарша с подносом, на котором стоял запотевший стакан. Томас любил выпить в жару стаканчик этого тонизирующего напитка. К тому же изготовление его не требовало ни много времени, ни каких-либо сложных ингредиентов. Заваривался любимый Томасом черный крупнолистовой чай с Антара, имевший терпкий вкус. В него добавлялся лимонный сок и сахар. Затем все это охлаждалось в холодильнике. Перед тем как налить чай в высокий узкий стакан, к полученной смеси добавлялась холодная газированная вода. После этих нехитрых действий напиток был готов к употреблению.

Лакаскад сделал большой глоток и вдруг почувствовал прикосновение нежных рук к спине.

— Я же уже говорил — нет! — Томас движением плеч стряхнул руки. — Я не хочу тебя обидеть, Танка. Ты великолепная женщина и наверняка чудесный человек. Ты достойна лучшего и найдешь его. А у меня есть любимая женщина, и мне не нужно никого другого.

— Тебе ведь плохо сейчас. Плохо, а она тебе не помогает. Я только хочу, чтобы тебе было хорошо. Позволь мне сделать тебе хорошо. Я не буду просить большего.

— Послушай, Танка… Пожалуйста… Не надо. Просто уйди сейчас. И давай больше не будем трепать друг другу нервы, возвращаясь к этому вопросу.

Секретарша повернулась и молча выбежала из кабинета.

— Дьявол! Только этого мне сейчас не хватало! — Лакаскад нечаянно опрокинул стакан, залив бумаги. Ему вдруг захотелось бросить все и оказаться рядом со своей женой. Он не стал даже прибирать на столе. Просто встал и вышел из офиса. Домой он несся как угорелый — без мыслей, без переживаний, с одним лишь желанием быстрее увидеть любимого человека.

Вот уже солнечный свет сменился искусственным освещением подземного гаража. Еще минута, и сверкающий лифт понес его через сотни метров металла, бетона и стекла. Входная дверь бесшумно скользнула в сторону. Оказавшись в холле, Томас хотел позвать жену, но вдруг услышал приглушенные всхлипывания, доносившиеся со стороны их спальни. Обеспокоенный, он прошел к спальне и замер в темноте коридора, пораженный увиденной картиной.

На их огромной супружеской кровати лежала, раскинувшись и счастливо, со всхлипываниями постанывая, его любимая жена. А над ней, покрытый капельками пота, ритмично двигался, хрипло дыша, Ронг. И запах… Тот запах, что почувствовал Томас, не поняв, несколько дней назад в гостиной. Который чувствовал, не обращая внимания, еще несколько раз… Запах бурного, изнуряющего секса.

Лакаскад попятился, не издав ни звука, и, развернувшись, вышел вон.

— Сука. Да пошли они все.

Он быстро спустился в центральный холл жилого комплекса и, выбравшись наружу, побрел куда глаза глядят.

— Сука. Какая же ты сука!

Многочисленные прохожие изумленно озирались на нездорового вида молодого человека, бормотавшего проклятия. А перед его глазами стояли капельки пота, стекающие с мускулистой темной спины и падающие на нежный, подрагивающий в спазмах удовольствия живот его жены…

* * *

— Мне страшно. — Соя, словно маленький ребенок, прижалась к Стингрею. Они лежали на своей огромной кровати, и Майкл видел в глазах жены отражение низкой багровой луны, заглядывавшей в огромные окна спальни.

— Чего ты боишься? Здесь, на Загре, с тобой ничего плохого не может случиться. В Империи нет более безопасного места! — Он обнял женщину, успокаивающе гладя ее по голове.

— Я не боюсь, что случится что-то со мной. Просто весь наш милый, уютный мир трещит по швам. И еще твоя работа…

— Перестань. Моя работа ничем не отличается от множества других. Оказывается, быть, к примеру, исследователем — значительно опаснее.

На столе пискнул вызов коммуникатора. Стингрей, не зажигая свет, подхватил массивный браслет и прошел в свой небольшой, уютный кабинет. Не то чтобы он не доверял жене — просто сказывалась многолетняя привычка агента ЛСБИ при получении служебной информации максимально изолироваться. Тон сигнала говорил о звонке по служебной линии, и Майкл не надеялся на хорошие новости.

— Да… — Он включил стационарное переговорное устройство, и в углу возник Гаррет.

— Привет, Майк! Сожалею, что вынужден беспокоить тебя в столь поздний час. Надеюсь, не помешал?

— Да нет. Не напрягайся. Ты же не просто узнать, чем я занят, звонишь? — Стингрей, достав из ящика стола пачку сигарет «Парламент», щелкнул зажигалкой.

— Нужно срочно прибыть в точку сбора. Мне поручили тебе это передать. Похоже, у нас серьезные проблемы. Исчез «Улей», прикрепленный к Трионскому Пограничному Отряду.

— В каком смысле? — Майкл поперхнулся дымом и закашлялся, утирая выступившую слезу.

— В прямом. Был на связи — и нету. Сегодня на поиск направлен сторожевой пограничный корабль. Мобилизация подразделений мобильной пехоты Свободного Легиона уже завершена. Они уйдут на Трион завтра в полдень. Мы получили команду отправиться на расследование исчезновения «Улья» немедленно.

— Черт! Что творится с нашим миром. — Новость испортила вкус хорошего табака, и Стингрей загасил сигарету в пепельнице.

— Извини, что с плохими вестями. Так через сколько тебя ждать? — Гаррет бросил взгляд на наручный коммуникатор.

— Прямо сейчас собираюсь. Думаю, через час буду. Все, до встречи! — Майкл отключил коммуникатор и, подперев голову руками, задумался. Он помнил разговор в кабинете главного координатора 2-го Отдела ЛСБИ. Помнил показанную им карту с разноцветными маркерами. Стычки, исчезновения гражданских транспортов, нападения на мирные города или базы — все это было объяснимо с учетом политики, которую проводило в последнее время правительство провинции Трион. Но боевой корабль-матка — не гражданский сухогруз. Это одна из наиболее мощных единиц флота.

В кабинет неслышно вошла Соя и молча обняла мужа за плечи. Майкл, потерев лоб, отвлекся от тяжелых размышлений:

— Я должен лететь.

— Утром?

— Сейчас.

— Мне страшно.

— Не бойся. Я вернусь к тебе во что бы то ни стало.

Быстро собравшись, Стингрей поцеловал жену и, более не задерживаясь, спустился в гараж. Он не стал брать гравитолет, а уселся в седло двухместного открытого скутера. Матово-черный стальной зверь чуть дрогнул, когда человек активировал могучий двигатель Мацуи.

Человечество долго билось над созданием двигателя с действительно высоким КПД. Паровые двигатели, двигатели внутреннего сгорания, гибриды, водородные и много чего еще выходило из конструкторских бюро, делая транспорт все более совершенным. Но прорыва все не происходило. И только в конце двадцать первого века, в последний год затяжной войны религий, ученый и конструктор Мацуи, творивший на не истощенном войной Востоке, открыл новый вид энергии. Опираясь на свое открытие и финансовую мощь корпорации «Тойота Моторс Корпорейшн», Мацуи и создал двигатель, сохранивший имя своего создателя потомкам.

Обескровленный войной мир благодарно принял двигатель с фантастически высокими по тем временам параметрами и столь же фантастически низким аппетитом. С тех давно минувших пор эти двигатели, совершенствуясь, принципиально не менялись, обжившись под капотами практически всего, что перемещалось, не покидая атмосферы.

С тихим шелестом скутер выплыл из гаража и, повинуясь команде водителя, взмыл вверх.

Гаррет встречал напарника на крытой парковке взлетного челночного комплекса.

— Ты даже раньше, чем обещал. Я на это и надеялся. У нас все готово. Челтона в этот раз не будет. В прошлый он не понадобился, а сейчас мы можем, при необходимости, задействовать подразделения Свободного Легиона.

— Жаль. Со стариком Челтоном спокойнее… — Стингрей быстро шел за Гарретом к ожидающему их челноку.

— Он, кстати, всего на пару лет старше тебя. Зато угадай, что нас ждет на орбите? — Хмурый до этого момента Рой вдруг развеселился.

— Мне не нравится твой тон! — Майкл даже замедлил шаг. — Надеюсь, не гражданский лайнер? Или какой-нибудь рудовоз?

— Ха! Не поверишь. Нам передан тяжелый крейсер класса «Император»! — Казалось, Гаррет сейчас запрыгает, как ребенок, получивший восхитительную игрушку. За разговором они достигли челнок и расположились в пассажирских креслах.

— Вот это да! — Стингрей изумленно уставился на напарника. — Мы что, должны усмирить мятежней Трион?

— К сожалению, одного тяжелого крейсера для этого будет маловато. Да и, сдается мне, это не Трион. Что могла мятежная колония сделать с «Ульем»?

Посадочные створки челнока закрылись, и машина взмыла в небо.

* * *

— Господин капитан, база Меотского Пограничного Отряда просит связи! — Дежурный офицер легкого крейсера класса «Адвокат» с бортовым номером «Эл-Си-008», дрейфовавшего на стационарной орбите Арабеллы, связался по внутренней связи с капитаном.

— Принято. Через минуту буду на мостике.

Через пару минут на мониторе, расположенном перед капитанским креслом, куда было выведено изображение, появился взволнованный офицер Пограничной Службы в звании майора.

— Здравия желаю, господин капитан. — Пограничник вымученно улыбнулся. — У нас проблемы, и я вынужден просить у вас помощи.

— Здравия желаю, господин майор. Чем могу помочь доблестным пограничникам?

— Три часа назад в зоне видимости автоматической пограничной станции слежения «Эй-Эф-Эс-Эм один шесть восемь три» появилось до пятидесяти целей неопознанного класса. Мы подняли все подразделения Меотского Погранотряда и доложили вверх по команде. Ответа пока нет. Но проблема не в этом. Проблема в том, что они слишком быстро перемещаются. Они будут на территории Меото раньше, чем мы предполагали.

— Насколько быстро? — Капитан крейсера сделал жест дежурному провести сканирование местности.

— Мы еще просчитываем. Можно точно сказать одно: ни один из наших кораблей не двигается даже на десятую часть от их скорости! — Пограничник потер пальцами висок. — Мы знаем, что к нам направили для проведения больших учений подразделения 3-го Имперского Флота под руководством адмирала Баука. Но противник будет рядом через считанные часы. Показания сканеров говорят о том, что большинство целей по размерности соответствуют имперским линкорам или легким крейсерам.

— Господин майор, а почему вы определили их как врагов? — Капитан перевел взгляд на выведенную по результатам сканирования карту. — Кстати, мы их пока не видим. Дальности наших сканеров недостаточно.

— Скоро вы их увидите. А что касается статуса врага… Перед началом нашего разговора они уничтожили обнаружившую их станцию!

— Да. Плохи дела… — Капитан ненадолго задумался. — Делать нечего. Внимание всем! Боевая тревога! Доложить по команде: выходим на помощь пограничникам! Господин майор, мы немедленно идем в квадрат вашей дислокации. Мой вам совет: докладывайте наверх о развитии событий каждые пятнадцать минут и дублируйте доклады адмиралу Бауку. Так быстрее добьетесь ответа, а адмиралу, чьи корабли, скорее всего, будут сняты с учений, не придется вникать в ситуацию.

— Мы так и сделаем. Спасибо за совет. До связи.

— До связи… — Капитан откинулся на спинку кресла, глядя на потухший экран и слушая звуки ожившего по тревоге корабля. Капитан был ветераном войны с Гуром и потому не тешил себя надеждами на легкую героическую войну. Как известно, первую пулю в начинающейся войне всегда получают пограничники. Будучи имперским офицером, он надеялся и верил в победу. Но сердце вдруг защемило непонятной тоской. Предчувствием неминуемой беды. Неотвратимой и неумолимой, как сама старуха смерть.

* * *

— Что мы собираемся делать? — Амос наконец не выдержал и задал Дику вопрос, давно вертевшийся на языке. Перебравшись с флагмага на восстановленный «Бриз», они вот уже несколько часов шли к неведомой цели полным ходом.

— Ну, наконец-то! Хе-хе… — Пират хлопнул в ладоши. — А я уж волноваться начал. Долго же ты терпел.

— Терпел? Это что, просто психологический тест для меня? Вы взяли меня с собой, но управление не доверяете. Мы не прыгаем, но, судя по суете, к чему-то готовимся.

— Да нет, не тест. Хотя… Думаю, то, свидетелем чего ты в ближайшее время окажешься, будет для тебя не слишком приятным. Особенно если сложится не так, как я рассчитываю. Поэтому ты пока побудешь просто наблюдателем.

— Командор, мы на связи с доками. Все идет по графику. — Дежурный офицер подошел к ним с докладом. — Будем на месте через полтора часа.

— Отлично. Что с нашими «пчелами»? — Дик рукой поманил Мердока за собой к карте.

— Они нас однозначно видят. Перегруппировываются, но экономят энергию. Думаю, понимают, что обречены. — Дежурный кивнул и, подчиняясь жесту командора, удалился.

— Смотри. — Пират ткнул стальным пальцем в целый рой блеклых искорок, находящихся неподалеку. Совсем близко от них ползли три крупных маркера мобильных доков.

— Это наш задел на будущее. Один из кирпичиков для осуществления моих амбициозных планов. — Дик принял напыщенный вид, словно сановный вельможа с гипертрофированным сознанием собственной важности. Но надолго его не хватило. Сбросив маску, пират пожал плечами:

— На самом деле я не знаю, когда смогу и смогу ли вообще использовать то, что сегодня отхватил. Но пусть лучше лежит в запасниках у меня, чем пропадет или достанется кому-нибудь другому. Ты посмотри тут. А мне надо кое с кем пообщаться.

Командор удалился в свой кабинет, предоставив Мердоку полную свободу. Амос рассматривал рой точек, прислушиваясь к переговорам офицеров и пытаясь понять происходящее. Так минуло полтора часа до обещанного дежурным прибытия, и Дик вновь появился на командном мостике.

— Ну что, ребятки, начнем? Дайте мне открытый канал внешней связи. — Пират хрустнул костяшками пальцев настоящей руки.

— Вы в эфире, командор, — отрапортовал секунду спустя офицер связи.

— Отлично. Внимание всем! Я обращаюсь к экипажам боевых летательных аппаратов имперского корабля-матки. Прошу выслушать меня внимательно. Новость первая для вас. Трион больше не является провинцией Империи. Вчера Трион объявил о своей независимости. Новость вторая. То, что вчера произошло с вашим «Ульем», было простой демонстрацией возможностей вооруженных сил государства Трион. Не акцентируйте свое внимание на этих двух новостях. Я дам вам время их обдумать. Подумайте о самом для вас главном. Очень внимательно вслушайтесь в мои следующие слова. Никто не придет вам на помощь. Вы обречены.

Командор замолчал, выдерживая паузу. Он не спеша распечатал футляр с сигарой, выплюнул откушенный кончик и клацнул зажигалкой. Душистое, терпкое облако окутало его.

— У вас есть единственный и последний шанс выжить. Вам никуда не долететь, ни с кем не связаться. Но вы можете сдаться мне, и я даю слово, что отправлю всех сдавшихся на какую-нибудь принадлежащую Империи обжитую планету. Вы вольные люди, и у вас есть выбор. Если вам не подойдут мои условия, что ж, я не обижусь. Просто уведу свои корабли и вернусь сюда, скажем, через три-четыре недели. Помня вашу несговорчивость, я не стану даже хоронить ваши тела. Их просто выкинут в космос. А теперь решайте. Связь — через час. Ответ должен быть готов. Да, забыл представиться. Я — командор Дикаев. Думаю, некоторые из вас слышали обо мне.

Подчиняясь знаку командора, внешнюю связь отключили.

— Передайте докам, что через час пойдет нерест. Пусть готовятся. Облажаются — шкуры спущу! — Отдав команду, пират вновь удалился в свой кабинет.

Теперь Мердок понял, что рой точек на карте — это боевые летательные аппараты ближнего радиуса действия, висящие вдали от всего, что хотя бы с натяжкой подходило на роль их базы. Как известно, эти штурмовики не могут улететь далеко от своих баз.

Амос прикинул на глаз — аппаратов было около тысячи. По два члена экипажа. Итого около двух тысяч имперских солдат. Если пират исполнит свою угрозу, через месяц никого из них не останется в живых. Только тьяйерцы смогут обходиться такое время без пищи и воды, но воздух закончится значительно раньше. Они действительно обречены.

— Связь! — Задумавшись, Мердок не заметил возвращения командора и вздрогнул от звука властного голоса. — Сожалею, господа, но пришло время дать мне ответ.

— Я сержант Заргдт, командир седьмой группы. Я уполномочен говорить от имени всех экипажей. Мы согласны на ваши условия, командор. У нас нет иного…

— Отлично! Не надо слез, господа. Вы приняли единственно верное решение. Я рад, что удастся сохранить ваши жизни, как уже удалось сохранить жизни оставшихся в «Улье». Сколько семей не узнают горя… Итак. Вы видите мои корабли. Вокруг сторожевика расположились мобильные ремонтные доки. Батареи сторожевика активны, поэтому прошу четко выполнять мои указания. Сейчас вы начнете звеньями по пять машин заходить в доки. Системы ведения доков будут направлять вас к местам стоянок. Там вы деактивируете все системы своих машин и ждете, когда отсек, в котором вас припаркуют, будет загерметизирован. После получения команды покинете машины и с поднятыми лапками последуете за встречающими вас в места временного заключения. Таким образом, мы будем принимать по пятнадцать машин. В ваших интересах четко выполнять перечисленные процедуры. При любом отклонении от моей схемы нарушитель будет уничтожен батареями сторожевика, а оставшиеся будут обречены на второй из названных мною вариантов. Если все ясно, то определите очередность захода в доки и доложите о готовности через командира седьмой группы.

— Очередь сформирована. К заходу в доки готовы… — Не более двух минут понадобилось пилотам для согласования, и это невольно вселяло уважение к четким действиям профессионалов.

— Ну что ж, господа. С богом. Нам предстоит долгая и муторная работа.

* * *

— Но, господин Бергштайн, что же нам теперь делать? — Растерянный гурянин выглядел смешно, и генетик, не скрываясь, рассмеялся.

— А что вас так испугало, лорд Алайгд? — Халил Амат собирался улетать, когда слуга доложил о звонке бывшего наместника, а теперь президента Триона.

— Что? Да я ведь вам только что рассказал, что надежный источник доложил о направлении в Трион подразделений Свободного Легиона. А это, как вы знаете, десантные корабли, наполненные тысячами псов-наемников. Это десятки боевых кораблей, которые блокируют все сообщение в провинции. Это…

— Вот видите, лорд Алайгд, вы сами не осознали себя президентом свободного государства. Вы до сих пор называете Трион провинцией… — Ученый поморщился. — Я не вижу ничего такого, чего бы мы многократно не обсуждали. Теперь, когда вам надо просто выполнять задуманное, вы начинаете трястись и блеять, словно в ваших жилах течет не гурянская кровь, а зеленая жижа тьяйерца.

— Я не трясусь, господин Бергштайн. Просто я не хочу остаться один на один с Империей. Вы ведь неоднократно повторяли, что мне с моими людьми не придется вступать в прямое противодействие имперским силам! — Гурянин, задетый последними словами генетика, подобрался и гордо вздернул голову. — А я пока не вижу способного противостоять имперцам флота.

— Я помню и не отказываюсь от своих слов. Я сейчас покидаю Атмелькан. И рискую при встрече с имперцами значительно больше вас. Но вы можете не беспокоиться. Вам действительно не придется участвовать в конфликте. Просто оставайтесь со своим верным правительством в резиденции. Ни на какие обсуждения и переговоры не соглашайтесь. Помните: мы — свободное государство и ничего не должны Империи. Они нарушают наши границы, и мы будем уничтожать их как оккупантов всеми доступными способами. Вызубрите все это, как отче наш, и гните свою линию. Подтверждать ваши слова действиями будем мы. Кстати, ваш командующий очень плотно работает с нами по подготовке к противостоянию. Могу заверить: он сменил свое мнение о боевых возможностях Триона. Хотите подробностей — пообщайтесь с ним. И не доставайте меня больше своими истериками! — Не дожидаясь ответа и не прощаясь, Халил Амат стукнул по клавише отбоя. — Чертов слюнтяй! Надо будет избавиться от этого ублюдка.

Ученый прошелся взад-вперед по кабинету, раздраженно хлопая себя ладонью по бедру. Для восстановления испорченного президентом Триона настроения ему требовалась позитивная информация. Поэтому, вернувшись за стол, он набрал код командора Инь Огыюка. Ему пришлось долго ждать, прежде чем гурянин ответил на вызов.

— Здравствуй, дорогой! Чем порадуешь старика? — В голосе Бергштайна еще чувствовалось раздражение, но он уже почти овладел собой.

— Да чем я могу вас порадовать? У меня все в точности по плану. Командоры, как и обещали, предоставили свои пассажирские лайнеры и транспорты, и сейчас мы заканчиваем развозить ваших тварей по планетам. Проблема одна. Да и не проблема даже, а так — неудобство. Экипажи абордажников ропщут. Очень им не нравится соседство с вашими призраками. И такая буза — у всех семей.

— А что они нервничают? Призраков ведь не видно… — Бергштайн успокоился и даже развеселился. — Да и в бою они себя уже зарекомендовали.

— То-то и оно, что не видно. Мы объясняем экипажам, что все эти твари практически разумны… Ничего, привыкнут. — Гурянин пренебрежительно махнул рукой.

— А что у остальных? — Генетик откинулся на спинку кресла, закидывая ноги на угол стола.

— Тоже все по плану. Большинство пограничных кораблей, бывших в рейдах, уничтожены или захвачены. Нам не удается прорвать оборону у стационарной базы Трионского Погранотряда. Она создана из небольшой мертвой планеты. Там сильный комплекс батарей и удачно расставленные три больших пограничных корабля класса «Читэ». Мы стараемся ограничить свои потери и глушим все исходящие оттуда сигналы. Возьмем базу, когда подтянутся основные силы, освободившиеся от ловли одиночных пограничных кораблей. Дикаев благополучно осуществил свой план захвата штурмовиков. Не знаю, зачем они ему. Стольких пилотов ему негде набрать.

— Ничего. Все согласились, что Дикаев заберет «Улей», если они сдадутся. Пусть забирает. А уж что он с ним сделает — его проблема. Кстати, что насчет «Улья»?

— Как и договаривались, мы утащили «Улей» в необследованное пространство, где поджидала эскадра, собранная из кораблей всех семей. Имперцы оценили положение трезво и сдались. Думаю, все прошло так легко еще и потому, что они не осознают реальные размеры происходящих изменений. Они надеются, что все нормализуется, и хотят просто избежать лишних жертв.

— Замечательно! — Настроение Бергштайна поднялось еще больше. — Будем молиться, чтобы идущий к нам Свободный Легион отнесся к Триону так же несерьезно.

— Да уж. Я прошу прощения, но мне нужно заниматься нашими делами… — Гурянин давно уже нетерпеливо ерзал в своем кресле.

— Ладно. Пусть сопутствует нам всем удача, пусть будет благосклонна к нам ваша Архтанга. До связи.

Ученый поднялся и нажал клавишу вызова слуги. Безмолвный и покорный, как всегда, слуга замер у порога.

— Ну что ж, я готов. Передай, что я иду. И проконтролируй, чтобы все, что я собрал, переправили на корабль.

* * *

Хлесткий удар в живот заставил Фигу сложиться пополам, и тотчас на его затылок обрушился удар сплетенных рук. Падая на пол, Ро Луиш еще успел увидеть отворяющуюся дверь туалета, в котором его били. В следующую секунду удар тупорылого ботинка в голову отключил его надолго.

Очнулся он оттого, что кто-то лил ему на голову холодную воду. С трудом открыв начавшие заплывать глаза, Фигу увидел улыбающееся лицо Тодга. Мысли путались, словно нитки за играющим с клубком котенком, и сложно было понять: это от полученных ударов по голове или от того количества спиртного, что Ро успел влить в себя за прошедший вечер? Он лежал на диванчике за одним из столиков в углу бара.

— Ну ты — красавчик. — Заметив, что товарищ пришел в себя, Хаидт заулыбался еще шире. — С такой рожей тебя завтра на корабль не пустят. Поди докажи, что это известный всем экипажам Крыса. Гы-гы!.. А чего тебе вдруг с пятью козлами разбираться приперло? Чего не поделили-то?

— Да они… — Фигу пытался вспомнить, с чего начался весь сыр-бор и почему он полез в драку, но воспоминания никак не извлекались из той каши, что царила сейчас в его голове. — Да просто козлы они все!

— Ну-ну. Опоздай я хоть на пять минут, и эти козлы из тебя фарш сделали бы. — Гурянин довольно осмотрел свои кулаки. — А парни-то крепкие были. Нипочем отступать не хотели. Пришлось калечить.

Карусель перед глазами Ро Луиша завертелась еще быстрее. Он вскочил, пытаясь совладать с нахлынувшей дурнотой, но справиться со спазмом не сумел, и его вывернуло прямо на веселенькую ковровую дорожку, извивавшуюся между столиками. От стойки к ним устремился управляющий, за спиной которого сразу нарисовались два киборга-вышибалы.

— Извини, Тэк, мы тут намусорили малька. — Тодг примирительно поднял руки. — Уже уходим. Запиши это на мой счет.

— Ладно, Хай, но будь добр — в следующий раз приходи один, без своего дружка. — Администратор качнул головой, и вышибалы исчезли, словно их и не было. — А то у нас стало плохой традицией: как только Крыса посещает наше заведение, жди неприятностей.

Гурянин помог другу подняться и, поддерживая, вывел из бара.

— Поехали к шлюхам! — На свежем воздухе тошнота отпустила Фигу, но язык еще прилично заплетался.

— Какие шлюхи? Ты на себя посмотри, когда в какую-нибудь лужу свалишься! — Хаидт отпустил товарища, удостоверившись, что тот в состоянии стоять на ногах.

Несмотря на худобу, Ро Луиш был силен и неимоверно вынослив, что помогало ему выстоять и на устраиваемых время от времени попойках. Он уже начал приходить в себя и от спиртного, и от драки.

Тодг вызвал с коммуникатора такси. Заприметив подгулявших солдат, от угла, где паслись их товарки, отделились две местные путаны, ищущие клиентов среди покидающих бары. Обе принадлежали к расе людей, были довольно симпатичны и молоды.

— Мальчики, не хотите занять досуг?

— Чего? — Фигу, не заметивший их раньше, хлопая глазами, изумленно уставился на явившихся жриц любви.

— Работаем мы. Девушек не желаете? — саркастически улыбаясь, защебетала вторая.

— О-о, девчонки! А мы вас ищем! — Ро Луиш подхватил улыбающуюся под руку. В это время, сверкнув желтыми полированными боками, рядом с ними замер гравитолет-такси.

— Ахгар на тебя, Ро, — буркнул Хаидт, помогая девушкам усесться в машину и размышляя, что все не так уж и плохо. Конечно, это не гурянские юные девы, но женщины у людей, при схожем строении, нежны и старательны. А с теперешней мобилизацией кто знает, когда удастся вновь попасть в койку с какой-нибудь красоткой?.. Отбросив сомнения, он шлепнул забирающуюся в машину пугану по попке, чувствуя, как растет возбуждение, и радуясь, что гравитолеты-такси давно управляются автопилотами.

* * *

Томас не знал, сколько времени прошлялся по улицам Сан-Башона. Он просто брел, автоматически обходя препятствия. Когда идти не было больше сил, он рухнул на лавочку в каком-то сквере. Тотчас к нему подошел затянутый в черную форму полицейский. Однако, проверив документы, страж порядка удалился, предупредив о том, что выбранный господином Лакаскадом для отдыха район с наступлением сумерек перестает быть безопасным.

Томас не слышал полицейского. В его ушах стояло хриплое дыхание и сладострастный стон Лики. Он не мог понять, за что господь уготовил столько бед на его голову. Крах отцовского дела, измена любимой жены, предательство единственного друга… Что могло быть хуже того, что с ним произошло?..

Тем временем сгустившиеся сумерки принесли холодную сырость и промозглый ветер. Томас встал и, подняв воротник делового пиджака, побрел по мерцающей огнями реклам улочке.

— Эй, смотрите, интеллигент в наши края забрел! — Хриплый прокуренный голос мог одинаково принадлежать и мужчине и женщине. — А пиджачок-то у него ничего. Богатенький интеллигентик, наверное.

Лакаскад обернулся на голос и увидел четверых потрепанных подвыпивших парней, плотоядно рассматривавших его наряд.

— А в кармашках такого красивого пиджачка не может не быть немножко красивых империалов! — радостно скалясь, поддержал товарища самый крепкий из четверки. — Ты ведь дашь мне немного империалов? А моему другу свой замечательный пиджачок.

— Я не собираюсь с вами драться… — Томас миролюбиво поднял руки, чувствуя, как от страха подводит живот. — Я не хочу неприятностей и уже ухожу. Извините за беспокойство.

— Отлично сказано, брат, — вступил третий. — Я и надеялся, что ты не станешь нас бить. О чем речь? Ты нас нисколько не беспокоишь. Просто сними — в знак нашей дружбы — свой пиджак. Думаю, для новых друзей это небольшая жертва.

Совершенно не представляя, что нужно делать, задыхаясь от страха, Лакаскад со всех ног побежал по улице. Он безумно хотел закричать: «Помогите!» — но какое-то идиотское, неуместное чувство гордости не позволяло ему сделать этого. Редкие прохожие и прогуливавшиеся по улице проститутки сторонились, уступая бегущим дорогу.

За спиной все ближе слышались дружный топот и крики преследователей:

— Не спеши, брат, а то мы за тобой не поспеваем!

— Эй, интель сраный, чем больше я бегу, тем дольше буду тебя пинать!

— Стой, лох! Вали его!

Последняя фраза сопровождалась сильным пинком в зад Томаса. Падая вперед, он, пытаясь удержаться на ногах, сделал еще несколько широких шагов. Но сила притяжения победила, и, выставив руки, он рухнул на шероховатое уличное покрытие, хорошенько приложившись при этом лбом.

— Ну вот, а ты — бежать! — радостно молвил хриплый. — Зря ты ищешь на свою задницу лишних приключений.

Удары градом посыпались на него. Парней не останавливало даже то, что они могли серьезно испачкать, а то и порвать пиджак, на который лег их взгляд. Лакаскад, как мог, закрывал голову руками, то и дело вскрикивая, когда пинки попадали в особенно болезненные места. Вдруг избиение прекратилось. Томас опустил руки, пытаясь отползти в сторону, и почти перед своим лицом обнаружил пару начищенных до зеркального блеска армейских ботинок.

— Вставай, сынок. — Голос звучал скорее презрительно, чем дружелюбно. Над Лакаскадом словно воплощение спокойной и пренебрежительной уверенности скалой возвышался преклонного возраста гурянин в форме сержанта имперской мобильной пехоты. Его широченная грудь была покрыта планками наград.

— А вам, недоноски, хочу напомнить, что, согласно параграфу два пункта пятнадцать Закона о воинской повинности, молодые люди призывного возраста, представляющие потенциальную угрозу обществу, подлежат принудительной мобилизации в подразделения имперских вооруженных сил… — Насмешка зазвучала в голосе сержанта, когда он обратился к притихшей четверке. — Я могу выхлопотать для вас теплое местечко в мобильной пехоте, где мои соплеменники будут к вам особенно нежны.

На последней фразе ему пришлось повысить голос, потому что, не решившись с ним связываться, парни припустили во тьму какого-то проулка.

— Вставай, сынок. Или ты решил так ночь скоротать? — Гурянин протянул Томасу руку, лишенную двух пальцев из четырех. — Сдается мне, ты как раз тот, кого я ищу.

Покряхтывая и ощупывая бока, Лакаскад поднялся на ноги, даже не пытаясь вернуть костюму первозданную чистоту. Он с удивлением рассматривал своего спасителя. Было похоже, что гурянин моложе, чем показалось с первого взгляда. Тщательно выбритый череп, как и лицо, покрывали разнообразные шрамы. На одной из рук кисти не было вообще. А когда они неспешно двинулись по улице, оказалось, что он сильно приволакивает ногу.

— И почему же я именно тот, кого вы ищете?

— Да все просто, сынок. Ты — хорошо одет, но находишься в этом районе, по сравнению с которым задница Ахгара — вполне цивилизованное место. Ты потрепан, но не пьян. И на наркомана не похож. Тебя рвала местная шпана — значит, ты не боец, ищущий адреналина схватки. И взгляд у тебя, как у покойника. Думаю, ты или во что-то вляпался, или тебе кажется, что тебя все предали и жизнь дерьмо.

— Допустим, так оно и есть. Допустим, я вляпался и все меня предали. И что с того? Что вам до этого? И чем вы можете помочь?

— Нет. Я не собираюсь тебе помогать. Да мне, собственно, плевать на такого гражданского слюнтяя, как ты, который не в состоянии из жалости к себе сломать хребет жизненным проблемам. Я просто могу показать тебе дверь, за которой абсолютно все в твоей никчемной жизни перевернется. Там у тебя изменятся жизненные ценности. Там ты узнаешь настоящих друзей и цену дружбе. Там ты поймешь, чего стоишь сам и стоит весь окружающий тебя мир. И ты сможешь выбрать свою судьбу. Стать героем или просто жить достойно. Так, чтобы всякая мразь боялась поднять на тебя глаза, а твоя женщина гордилась бы тем, что принадлежит тебе.

Лакаскад слушал, открыв рот. Семена слов, которые неторопливо разбрасывал ветеран, падали в благодатную, удобренную обидой, разочарованием и страхом почву. Перед глазами Томаса, как в детстве, возникли картинки неведомых миров, на которые наступает его крепкий ботинок. Тем временем они оказались рядом с небольшой гостиницей, и сержант провел своего спутника в маленький номер, заваленный армейскими рекламными буклетами.

— И что я должен сделать, чтобы попасть в эту дверь?

— Вижу, в тебе просыпается настоящий мужчина. Воин, готовый к лишениям, победам и славе. Что ж, вот контракт. Я инициирую его, тебе остается только добровольно — в присутствии официального вербовщика имперских вооруженных сил сержанта Дагадта — предоставить свой идентификационный код, взгляд и образец ткани… — Гурянин протянул потертый визатор.

Лакаскад уже решился. Он вдруг почувствовал, как в душе зарождается песня отмщения. Томас живо представлял, каким подарком будет его мобилизация для этой суки Лики, для Ронга и для многих других, кто тайно или явно обкладывал его флажками, словно волка на охоте. А волк-то ушел!

Буквально выхватив из рук сержанта визатор, он скрепил договор.

— Поздравляю. С этого момента вы являетесь рядовым имперских вооруженных сил. Ваше дальнейшее распределение в войсковое учебное подразделение произойдет по результатам тестирования, которое вы должны пройти завтра. Отныны являетесь лицом, неприкосновенным для гражданских и общественных органов исполнительной власти. Все ваши долги и обязательства, действовавшие до этого момента, как и долги и обязательства третьих лиц относительно вас, расторгнуты с момента подписания вами контракта. Отныне все ваши действия должны быть направлены исключительно на исполнение распоряжений командиров и общих боевых задач. Краткий предварительный инструктаж проведен. До завтрашнего тестирования вы должны находиться в номере семь этой гостиницы. Свободны.

Героические фразы закончились, уступив место сухим инструкциям, но Лакаскад не замечал этого. Он ушел в предоставленный ему номер и повалился на одноместную кровать. В его голове продолжала звучать песня спасения.

* * *

Бурая громада тяжелого крейсера класса «Император» дамокловым мечом нависла над Глотом — столичной планетой Триона. Все боевые системы крейсера были активны, системы обнаружения непрерывно обшаривали окружающее пространство. Огромный корабль сейчас напоминал хищника, ищущего свою жертву, холодного и расчетливого. И он действительно в данный момент таковым являлся, потому что не было бы в этой провинции силы, способной противостоять в бою многокилометровому кораблю, оснащенному практически абсолютной защитой и всеми мыслимыми видами оружия. Операторы батарей и ракетных комплексов замерли в своих коконах, группы штурмовиков в ожидании команды висели в стартовых шахтах, бригады, обслуживающие генераторы защитных полей, следили за показаниями многочисленных приборов.

— В зоне нашей видимости никаких опасных объектов. Есть несколько боевых кораблей малых классов в пределах досягаемости. В их числе абордажные суда класса «Бладсакер». — Доклад старшего группы обнаружения звучал безразлично и сухо. — Кроме того, несколько целей, маскирующихся за планетами и спутниками. Идентификация их пока невозможна.

— Принято. — Командир крейсера майор Риги Хайл и обернулся к старшему из агентов ЛСБИ капитану Стингрею, в распоряжении которого находился. — Какие будут распоряжения, сэр?

— Думаю, мы достаточно молчали. Передайте лорду-наместнику Триона господину Алайгду прибыть на борт немедленно.

— Да, сэр…

Майор ушел к офицеру связи разговаривать с наместником. Буквально через пять минут он вернулся, и лицо его выражало плохо скрытое раздражение:

— Сэр, похоже, лорд-наместник совсем спятил. Он, как заевшая пластинка, твердит одно: мы находимся на территории суверенного государства и будем уничтожены… Похоже, он бредит.

— Вы уверены, майор, что говорили именно с лордом-наместником? Мне все больше кажется, что его подменили. — Майкл соображал, что же в такой ситуации можно предпринять.

— Это был, несомненно, лорд-наместник. — Майор утвердительно кивнул. — И еще одно, сэр. На подходе подразделения Свободного Легиона. Три десантных корабля класса «Волна» под прикрытием линкора класса «Орка» и пяти эсминцев разных классов. Они уведомляют, что, согласно директиве шестнадцать дробь восемь ноль двадцать пять, в провинции Трион объявлено военное положение, а также запрашивают обстановку. Кроме того, командир линкора сообщил, что в соответствии с одним из пунктов его задач они должны в случае необходимости оказать вам посильную помощь.

— Ух ты, как серьезно! Это меняет дело. — Стингрей подумал, что поистине есть бог на свете. — Передайте командиру линкора, что нам нужен лорд-наместник или его ближайшее окружение. Наверняка в связи с введением военного положения предусмотрена высадка Легиона на основные планеты Триона. Пусть начнут с Глота и передадут нам наместника. А мы, в свою очередь, прикроем их десант. Если понадобится, конечно.

* * *

«Эл-Си-008» содрогался от залпов батарей и ракетных комплексов. Уже больше часа прошло с того момента, как начался бой между не отвечающими ни на какие обращения кораблями чужаков и собранной пограничниками эскадрой. К радости имперских офицеров, многократное преимущество в скорости вражеские корабли могли реализовать только в маршевом режиме. При этом вооружение их было неактивно, а из энергетической защиты работал только носовой купол. Перейдя в боевой режим, они замедлились до скоростей, сопоставимых со скоростями имперских кораблей.

Обе стороны несли приличные потери. Однако уничтоженных кораблей чужаков было значительно меньше. Это отчасти объяснялось тем, что, помимо численного перевеса чужаков, противостоящая им группа в большинстве своем состояла из малых пограничных кораблей класса «Блоха», баланс между вооружением и ходовыми качествами которых был сдвинут в пользу вторых. Из больших имелись только пять пограничных кораблей класса «Читэ», один большой сторожевой корабль класса «Дровосек», бросивший охрану станции «Эс-Джи-Си-3000» и пришедший на зов пограничников, и легкий крейсер класса «Адвокат», подошедший от Арабеллы. Вместе с малыми кораблями набралось около двадцати единиц, половина из которых теперь были выведены из строя или полностью уничтожены.

Легкий крейсер, не имевший такой мощной защиты, как тяжелые крейсеры, был все же одним из самых сильных кораблей флота. «Эл-Си-008» получил уже несколько повреждений, не сказавшихся, к счастью, на скорости и маневренности. Однако командир крейсера не строил иллюзий относительно скорого исхода боя. Поэтому громом, предвещающим начало благодатного дождя над выжженной засухой землей, прозвучал в его ушах радостный вопль старшего офицера группы обнаружения:

— Зафиксировано появление двух целей класса «Орка», зафиксировано появление цели класса «Император», зафиксировано… Командир, да это же адмирал Баук!

И в тот же миг залпы трех чужих кораблей по дикой случайности сошлись на боку крейсера, круша потрепанную защиту и добираясь до энергохранилищ генераторных установок. Корпус корабля лопнул, разваливаясь на стремительно разлетающиеся обломки, утонувшие секунду спустя в разросшемся шаре мощного пламени. Пламя опало, сожрав за мгновение всю свою пищу, и на месте могучего боевого корабля остались лишь оплавленные ошметки.

А совсем рядом, в сполохах серебристого мерцания, возникали, вырываясь из подпространства, все новые и новые боевые корабли 3-го Имперского Флота, ведомого гурянином адмиралом Бауком. Флот разворачивался в боевой порядок, вещая на всех частотах адмиральский приказ немедленно сдаться.

Конечно, никто не рассчитывал на согласие. Поэтому, едва передовые корабли перестроились, был отдан приказ: «В атаку!»

Флагманский крейсер класса «Император», окруженный кольцами легких крейсеров, линкоров, эсминцев и больших сторожевых кораблей, словно стальной таран, разметал эскадру чужаков, уничтожая и разделяя ее на отдельные группы. Два выдвинувшихся во фланги боевых корабля-матки класса «Улей» выпустили из своих недр орды штурмовиков, готовых разорвать любую цель. Перевес сил мгновенно изменился в пользу имперцев — и в численности, и в мощи вооружения. Оставшиеся в строю корабли Меотского погранотряда и сторожевик, подчиняясь команде с флагманского крейсера, отошли сквозь строй имперских кораблей, дабы не мешать канонирам адмирала Баука. Практически сразу после этого большая часть вражеских кораблей погибла или серьезно пострадала.

Уцелевшие пытались хоть как-то организовать отход. Но, для того чтобы получить необходимое для бегства преимущество в скорости, им пришлось бы деактивировать орудия, находясь развернутыми к противнику кормой, защищенной только механической броней. И тогда они приняли, возможно, единственно правильное решение.

Половина из оставшихся кораблей противника, развернувшись, перешла в маршевый режим, стремительно удаляясь. Вторая половина, обрекая себя на неминуемую гибель, попыталась сгруппироваться для отражения атаки имперских кораблей.

На уходящих никто не обратил внимания. Флот адмирала Баука растянулся и выгнулся, словно мешок невода, обхватывая сопротивляющихся врагов. Дружных залпов больше не было, так как противники сблизились уже на то расстояние, при котором мощным залпом можно зацепить своих. Начались дуэли без использования дальней артиллерии. Только ракетные комплексы и батареи среднего рубежа.

Штурмовики с «Ульев», словно стервятники, рвали поврежденных, но еще способных сопротивляться врагов. В помощь им флагманский крейсер выпустил до сотни своих палубных штурмовиков, являвшихся одним из стандартных видов вооружения тяжелых крейсеров. Битва, замешенная на крови пограничников, которую начали чужаки, превратилась в безжалостное истребление напавших. Через час все было кончено. Никто и не просил пощады. Последний раз штурмовики сделали стремительный облет территории битвы и потянулись к кораблям-маткам и крейсеру.

За неполные пять часов с момента первого выстрела с обеих сторон было уничтожено до шестидесяти боевых кораблей различных классов, несших в себе свыше пяти тысяч единиц экипажа.

Когда последний из штурмовиков попал на борт и закончилось контрольное тестирование систем защит и вооружения, 3-й Имперский Флот построился в маршевый порядок и, оставив за собой серебристое сияние, ушел в межпространство. Долго еще экипажи уцелевших пограничных кораблей, вознося хвалы своим богам, пытались осознать грядущие перемены.

* * *

— Это восхитительно! Но, черт возьми, зачем вам сдался этот монстр? — Мердок, разинув рот, рассматривал внутренние помещения захваченного корабля-матки. — Не приведи господи одному сюда попасть. Никогда выхода не найдешь.

После перевозки полчищ созданных на планетах-лабораториях разноперых тварей на административно значимые планеты Триона флот, собранный из пассажирских лайнеров, принадлежавших различным семьям, освободился.

Не дожидаясь, когда корабли разлетятся по своим портам, Дикаев провел переговоры с командорами. Результатом их стало совершенно безвозмездное предоставление ему этого флота для отправки пленных на ближайшую принадлежащую Империи планету. Для быстроты операции Дик отправил караваны не на одну, а на несколько планет, сокращая тем самым время общей разгрузки и, как следствие, сводя к минимуму опасность быть захваченными имперцами. Благодаря большому количеству судов ему также удалось, пожертвовав комфортом и выбрав весь резерв грузоподъемности, вывезти экипажи корабля-матки и штурмовиков в один заход.

И вот теперь огромный «Улей» с вымершими помещениями, словно небольшая планета, висел недалеко от границ новорожденного государства Трион. С подошедших доков перегнали и установили в предназначенные им мини-доки штурмовики. Несколько ботов без устали перевозили на корабль-матку рабочих и специалистов, чьей первоочередной задачей сейчас была глубокая консервация всего «Улья». Перевозка технарей и материалов завершилась, и командор в сопровождении Амоса не спеша двигался по бесконечным коридорам к командной рубке. Конечно, они могли воспользоваться еще работавшей системой скоростных лифтов и эскалаторов, но Дик шел пешком, всюду заглядывая и проверяя ход работ. Поэтому, несмотря на то что на основные технические палубы они не спускались, перемещаясь коротким путем, дорога заняла не один час и прилично вымотала Мердока.

— Да пусть его будет. А делать мы с ним пока ничего не станем. Я привел тебя сюда, чтобы ты увел этот «Улей» подальше, где его никто и никогда, кроме нас двоих, не найдет! — Пират довольно оскалился.

— Увел? Я? И вы что, всерьез считаете, что я смогу с ним справиться? — Амос испугался самой мысли об управлении такой громадой.

— Ну и что? Не боги горшки обжигают. У тебя хватит и опыта, и решительности. Это только кажется невозможным. На технических постах будут необходимые члены экипажа. Лишь в командной рубке не останется никого, кроме нас двоих. Я не хочу, чтобы кто-либо еще знал координаты дислокации «Улья»! — Войдя в командную рубку, Дикаев развалился в командирском кресле, достав из кармана герметичный футляр с сигарой.

— Но почему вы решили доверить эти координаты мне? Или я обречен и вы просто уберете меня как свидетеля после выполнения работы? — Пилот понимал, что выбора у него все равно нет.

— Это неплохая мысль. Над этим стоит подумать! — Командор пребывал в отличном настроении. — А что тебе даст знание твоей дальнейшей судьбы? И что помешает мне, поклявшись в твоей безопасности, выпустить все же тебе кишки после выполнения работы? Сейчас мы в том положении, что ни знания, ни лишние слова не изменят ход ближайших событий. Поэтому прекращай болтать и забивать себе голову всяким дерьмом. Займись подготовкой. Техники скоро закончат работы по консервации, и настанет твой час.

Как ни странно, последние слова Дика успокоили Мердока. Он почувствовал вдруг, что действительно справится с кораблем-маткой. И тогда он сможет честно говорить, что управлял в своей жизни всем, что летает. На него нахлынуло желание поскорее понять и почувствовать корабль — совсем как когда-то на базе. «Вингс оф Год» при знакомстве с «Бризом».

— Но, если вы не хотите никого более посвящать в это дело, на чем мы вернемся назад? Я думал, мы пойдем двумя кораблями? — спросил пилот между делом, занимаясь изучением алгоритмов управления «Ульем».

— Так и будет. «Бриз» уже жестко прикрепили к нашему «Улью». Мы без всяких проблем утащим его с собой. Думаю, несколько шрамов на броне от монтажных работ не испортят его внешность… — Дикаев оторвался от размышлений, чтобы ответить назойливому пилоту.

Оставшееся время Мердок работал молча, ловя себя на мысли, что военные конструкторы, видимо, значительно лучше него понимают слова «функциональность», «целесообразность», «расчетливость». Поэтому, когда прозвучал доклад старшего группы техников о завершении работ по основной консервации, Амос знал, что действительно без проблем перегонит корабль-матку в любую указанную командором точку.

Боты перевезли большую часть технических команд на мобильные доки, оставив только необходимые для короткого путешествия к месту стоянки для завершающего этапа консервации. Потом все суда ушли в подпространство: доки и — возвращаясь в Трион; «Улей», направляясь к выбранной Диком точке.

Когда далекий прыжок в глубину неосвоенного космоса завершился, работа на борту корабля-матки закипела вновь. Техники деактивировали и законсервировали все оставшееся оборудование. Мердок задал интеллекту «Улья» бессрочную программу по позиционированию в точке теперешнего нахождения и полугодовой периодичности проведения тестов спящих систем. Командор, о чем-то размышляя, докуривал полуторачасовую сигару формата «Корона». По окончании всех работ они совершили долгий — из-за неработающих лифтов и эскалаторов — путь к стоянке ботов. Дикаев, последним поднимавшийся на борт бота, остановился и, развернувшись, щелчком пальцев метнул в коридор корабля-матки квадратик империала.

— Чтоб вернуться… — буркнул он в ответ на изумленный взгляд Амоса.

Бот вывалился из раскрывшегося дока и понес их прочь от впавшей в летаргический сон громады «Улья».

* * *

Бергштайн полулежал в огромной, более похожей на небольшой бассейн, наполненной искрящейся маслянистой жидкостью ванне. Он редко позволял себе отдых. Но в те минуты, когда это все же случалось, старался получить максимум удовольствия.

Вот и сейчас, лежа в тонизирующем, успокаивающем витаминизированном растворе, он держал в одной руке бокал хереса, в другой — один из лучших сортов дунгийских сигар со странным названием «Черчилль». Знатоки уверяли, что семена табака, из которого делают эти сигары, завезены на дунгийские плантации с никарагуанских табачных плантаций Старой Земли. А в Никарагуа зерна, в свою очередь, попали с острова Куба.

Халилу Амату было глубоко плевать на такую ерунду. Он просто любил этот сорт сигар, особенно в сочетании с терпким вкусом хорошего хереса.

Две миниатюрные, словно статуэтки, девушки старательно разминали его тело, делая сложный массаж. Обе они были клонами с четко определенным предназначением. Генетик предпочитал их настоящим людским или гурянским женщинам, и на это было несколько причин.

Девушки-клоны, созданные для службы хозяину, лишь в этом и видели свое предназначение. Они были готовы на все — лишь бы поймать благосклонный взгляд властелина. Именно поэтому лучших служанок для собственного «эго» невозможно было найти.

Бергштайн получал удовольствие и от того, что сознавал полную, ничем не ограниченную власть над своими созданиями. Осознавал и изредка пользовался — когда откуда-то из глубин сознания вдруг поднимались темные желания и инстинкты, приводившие, бывало, к гибели клонов.

Сейчас, однако, ученый был настроен благодушно. Он наслаждался ласками девушек, приправленными вкусовыми удовольствиями. Халил Амат старался не вспоминать о пришедшем в Трион Свободном Легионе и взявшемся откуда-то огромном имперском крейсере, здорово мешавшем планам командоров. Он старался не вспоминать о слюнтяе Алайгде, позорящем кровь Гура. О том, что имперские ублюдки на Атмелькане угробили вместе со многими созданиями его любимца Стража.

В дверь тихонько постучались, вернее поскреблись, не решаясь тревожить отдыхающего генетика.

— Что там еще? — Бергштайн обмакнул кончик сигары в бокал.

— Господин, командор Торн спрашивает, нет ли каких изменений в ваших планах в связи с присутствием имперского крейсера? — Слуга, казалось, готов покончить с собой из-за того, что ему пришлось побеспокоить хозяина.

— Изменений? Скажи — есть изменения. Пусть подождут с атакой на внепланетные цели. Пусть оставят несдавшуюся пограничную базу. Черт с ними. Пусть ждут высадки десанта Свободного Легиона. А когда высадка закончится, пусть утопят эти планеты в имперской крови. Хватит изменений? Да, еще одно. Пусть не жалеют мутантов. В лабораториях полным ходом растят новые поколения! — Халил Амат затушил сигару в бокале с остатками хереса. — Все. Убирайся.

Благодушное настроение улетучилось. Отстранив рукой одну из девушек, генетик поднялся на колени и, грубо развернув вторую к себе спиной, толкнул ее грудью на широкий бортик ванны. Девушка вскрикнула от боли, но в следующую секунду покорно забилась в его руках.

* * *

Суета подготовки к десантированию закончилась. Все замерло в ожидании последней команды, которая, словно выстрел в горах, сорвет неудержимую лавину подразделений мобильной пехоты. Десантный корабль с бортовым номером «Ди-Си-0015» класса «Волна», словно огромная матово-черная плитка шоколада с четырьмя сотнями граненых долек, пошел на снижение. Дольки этой смертоносной «шоколадки» были не чем иным, как десантными модулями. Двести модулей вмещали в своих трюмах плотные ряды креслиц для десантников. Каждый из них нес по пятьдесят солдат пехоты.

Другие двести были оборудованы подвесами с закрепленной в их лапах бронетехникой. В одном таком модуле размещались четыре единицы техники. Таким образом, на вооружении мотоманевренной группы мобильной пехоты состояло шестьсот танков «Экс-120Ка» и двести установок залпового огня «Штурм-700». Соответственно, в десантировании участвовали до десяти тысяч бойцов мобильной пехоты и до восьмисот единиц бронетехники с двумя с половиной тысячами членов экипажей.

Достигнув высоты сброса, ниже которой неприспособленному к полетам в плотных слоях атмосферы кораблю опускаться опасно, «Ди-Си-0015» начал отстрел модулей. Они отделялись рядами от кормы десантного корабля к носу с интервалом в одну полную секунду. Одновременно сбрасывалось десять модулей. Весь процесс отстрела занял не более двух минут с момента подачи сигнала о начале десантирования.

Некоторое время модули падали, увлекаемые лишь силой тяготения и стартовым ускорением, приданным им при отстреле от стыковочных устройств. Затем включились корректировочные двигатели, позволявшие смещаться в горизонтальной плоскости, выходя на запланированную точку посадки. В непосредственной близости от поверхности активировались антигравитационные компрессоры и тормозные двигатели, и угловатые модули плавно садились, одновременно открывая разгрузочные створки. Сразу после выгрузки модули взмывали в воздух, чтобы, проделав обратный путь, пристыковаться к своему кораблю.

— Шевелитесь, толстозадые! Никто не будет ждать вас до завтрашнего утра! — покрикивал старый сержант на солдат в костюмах тяжелой пехоты, стремительно высаживавшихся и вытаскивавших несколько герметичных коробов со вспомогательным оборудованием и дополнительным боезапасом. — Занять оборону! Расчет с «Драконом» на ту высотку!

Первые десять выпрыгнувших из модуля солдат, разбежавшись друг от друга на пару десятков метров, засели, обшаривая окрестности стволами в готовности отразить нападение. Несколько бойцов, стоя в модуле, выбрасывали короба принимающим снаружи. Трое пехотинцев послушно затрусили к ближайшему небольшому холму, на который указал сержант. Двое из них были обычными тяжелыми пехотинцами, помогавшими перемещаться и охранявшими третьего.

Этот третий был облачен в уродливый костюм-трансформер, который в маршевом состоянии выглядел хаотичным нагромождением узлов и блоков. Добравшись до вершины, он, откинув расположенную над выемкой в грудной пластине предохранительную скобу, утопил клавишу перевода в боевой режим. Пискнули сервоприводы, из подошв тяжелых ботинок выскочили стопорные штыри, а сами подошвы разошлись слоями, образуя подвижное вращающееся основание. Костюм раскладывался, перемещая блоки и сдвигая бронелисты. Через минуту он представлял собой небольшую, защищенную листами кевлара турель со спаренными энергетическими пушками большого калибра и сидящим внутри кабины оператором. Почти неслышно зашелестел генератор силовых полей, создавая тонкий защитный слой перед механической броней. «Драконом» костюм-трансформер прозвали за утробный вой, издаваемый его пушками при стрельбе.

— Башня — Старику! Развертывание закончил! К бою готов! — доложил оператор башни.

— Хорошо, Крыса! Принял! Как обзор? — Пехотинцы закончили высадку, модуль улетел, и теперь сержант ждал дальнейших вводных от командования.

— Обзор отличный! Все чисто! — Фигу через окуляры электронного прицела осматривал открывшиеся его взору окрестности. Насколько хватало глаз — до самого возвышавшегося у линии горизонта города Глоидора, столицы Глота и Триона, — не было никого, кроме таких же групп мобильной пехоты. Да мелькали то тут то там уносящиеся к небу десантные модули.

Справа, совсем близко от их позиции, выстраивалась, видимо уже получив указания, танковая колонна из нескольких десятков машин. Мимо, направляясь в сторону мегаполиса, промчалась группа разведки мобильной пехоты на одноместных бронированных скутерах. Компактные машины тихо стелились над самой землей.

— Принято… — Старый сержант наконец получил по коммутатору долгожданную вводную. — Ну что, толстозадые, пора немного поработать. Несколько часов мы проведем здесь. Возможно даже всю ночь. Разведгруппы работают, но где враг — пока неясно. Поэтому слушай мою команду. Высотку нам бог послал сладенькую. Ее и займем. Два часа, чтобы окопаться и оборудовать позиции. Крыса, ты на это время — часовой. Вместе со своими сиделками. Потом отдохнете. Все. Вопросы есть? Вопросов нет. Вперед!

Пехотинцы, ругая обстоятельства, нерасторопность разведчиков, глупость начальства и многое другое, что заставляет их париться в танкоподобных костюмах, споро взялись за дело. Из коробов были извлечены пять армейских сверхлегких полевых роботов-строителей. Применение легких сплавов и максимально ограниченные возможности позволяли не очень обременять бойцов излишней ношей. Роботы могли лишь проводить простейшие земляные работы, строя укрепления из естественных подручных материалов, что было бы весьма затруднительно делать самим бойцам в громоздких боевых костюмах. Комплект таких механических работников входил в экипировку каждого десантируемого отряда тяжелой пехоты. Обычные подразделения мобильной пехоты не имели этого блага и копали себе «могилы» самостоятельно.

Пехотинцы заняли наиболее удобные позиции на склонах и у подножия того холма, на котором торчал в костюме-трансформере Фигу. Роботы занялись нарезкой стандартных одноместных полуокопов для защиты тяжелых пехотинцев при ведении огня в положении сидя. Механизмы работали быстро, лишенные размышлений о том, что, возможно, спасают сейчас чью-то жизнь. Когда роботы добрались до вершины, чтобы заглубить позицию «Дракона» и прикрывающих его бойцов, сержант назначил очередность службы часовых и приготовился к долгому ожиданию. Над Глоидором опускались вечерние сумерки с легким туманом, предвещавшим теплую ночь.

* * *

— Ну что, сынки? Кто предполагал, что из навоза ваших (никчемных жизней — маменькиных подолов взрастут настоящие бойцы?.. Я — сержант Челтон. К моему огромному сожалению, меня назначили старшим инструктором в вашу долбаную экспериментальную учебку для недоносков. Надеюсь, этот первый набор гражданских отбросов будет на нашей базе последним!.. Но приказ есть приказ, и я обязан выбить из вас маменькино дерьмо. — Челтон стоял, мрачно рассматривая строй разномастных, одетых в гражданскую одежду существ. — А это — ваши сержанты. И не приведи вас господь ослушаться воли одного из них. Хуже вам будет только после предательства Империи. Хотя нет. Хуже быть не может. Сейчас вы — сборище ублюдков с разных помоек Империи, ни на что не способные и бесполезные. Именно таким и будет к вам наше отношение до тех пор, пока, пролив тонны пота и крови, вы не сумеете доказать обратное.

— А мы и сейчас можем! — Голос из строя прервал сержанта.

— Кто это разинул свой поганый рот? — Челтон жестом остановил устремившихся на голос сержантов и шагнул к новобранцам. — Имя?

— Ну, Гударгт… — Из второй шеренги нагло скалился молодой, крепкий гурянин.

— Солдат, когда официально обращаешься к старшему по званию, надо принять строевую стойку и спросить разрешения. При разговоре используется только обращение «сэр». — Сержант, остановившись напротив, вперил свой ничего не выражающий взгляд в смельчака. — Я ясно выражаюсь?

— Ясно… сэр… — Наглая улыбка не покинула лицо гурянина.

— В армии есть только два вида ответов: так точно и никак нет… Выйти из строя! — Челтон сделал шаг назад, пропуская новобранца. — Что же ты, солдат, можешь и сейчас?

— Доказать обратное, сэр. Я могу… Он не успел закончить фразу.

Челтон коротко ударил носком левого ботинка в незащищенную мышцами кость его чуть выше щиколотки. Тотчас перенеся вес тела на левую ногу, с поворотом плечевого пояса сержант нанес боковой удар правой в голову по траектории сверху вниз.

Челюсть гурянина не выдержала, вырываясь из суставных сумок. Новобранец словно подкошенный рухнул на пыльные плиты плаца.

— Вы все — ничто! Вы хуже, чем ничто! Вы — мразь, обладающая гонором и гипертрофированным самомнением! Вы привыкли качать права и считать, что осчастливили всех своим рождением. Но теперь для вас все изменилось. Здесь у вас нет прав и скоро не останется и желаний. Здесь нет мамочек, которые целуют ваши задницы. — Сержант обвел притихший строй тяжелым взглядом. — Я мог бы сейчас помочиться на этого ублюдка и его самомнение. Я мог бы втоптать его в эти плиты. Но я надеюсь, что из него, как и из некоторых остальных, получится все же настоящий солдат, способный отвечать за свои слова. Как те, кто умирал рядом со мной в прошедших войнах. За один дополнительный день их жизни я, не задумываясь, отдал бы все ваши никчемные жизненки!.. Не разочаровывайте меня больше, а то вам небо с овчинку покажется. Этого недоноска сейчас утащат в санчасть. А остальные — в дезинфекционные камеры. Потом — к парикмахерам. Потом — в баню. И наконец — на получение формы. Из развлечений это все на сегодня. Хотя нет… Вы слишком бодры для новобранцев. Не станем тянуть кота за яйца! После получения формы и до построения на ужин вы вполне можете успеть сделать малый марш-бросок. Шесть километров без норматива и без выкладки. Если не успеете к ужину, не расстраивайтесь. Многим из вас стоит похудеть.

Челтон кивнул младшим сержантам, приглашая продолжать, а сам зашагал к выходу с плаца учебки. Ему хотелось побыстрее оказаться на территории нормальных подразделений базы, среди нормальных солдат. Он был раздражен и расстроен. Сержанту не нравилась эта ситуация. Не нравилось, что пришлось так обойтись с гурянским юнцом. Он не хотел искать подход к сосункам и быть им нянькой или кем бы то ни было еще — кроме того, кем он был: сержантом спецназа 1-го Земного Флота.

* * *

Тяжелый крейсер с бортовым номером «Аш-Си-003», на котором находились агенты ЛСБИ, висел рядом с потрепанной, но не сдавшейся базой Трионского Пограничного Отряда. Командиры кораблей Свободного Легиона отказались от помощи и прикрытия, заявив, что имеют достаточно средств для обеспечения успешной высадки на Глот. Остальные планеты не привлекали такого внимания и не были включены в ближайший план действий. Поэтому Стингрей и Гаррет, получив от командира линкора, возглавлявшего операцию на Глоте, заверения в том, что наместник со свитой будет дожидаться агентов на борту линкора, позволили командиру «Аш-Си-003» отправиться к пограничной базе для оказания помощи.

Как только крейсер снялся с орбиты Глота, большая часть кораблей противника ушли в межпространственный прыжок. Все было проделано так синхронно и быстро, что не оставляло сомнений в единой координации маневра. По сообщениям пограничников, автоматические станции слежения зафиксировали возмущения многочисленных межпространственных тоннелей, уходящих куда-то за границы Империи.

На базе Трионского Пограничного Отряда подсчитывали потери и готовили расширенный рапорт кураторам Службы Имперской Безопасности. Помимо корабля-матки класса «Улей» пограничники лишились до сорока кораблей различных классов, большинство из которых составляли малые пограничные корабли. В принципе, из всего состава Трионского Пограничного Отряда остались база и три больших пограничных корабля класса «Читэ», вовремя успевшие подтянуться к базе и организовавшие оборону.

— Что будем делать? Никакой информации об «Улье». — Гаррет присел за столик в комнате отдыха крейсера и жестом подозвал киборга, который выполнял роль бармена местного кафе. — Капуччино со сливками и двойным сахаром.

— А что мы можем? Пограничники всякие теории выдвигают. Одна фантастичнее другой… Мне черный без сахара… — Стингрей расположился рядом и извлек из кармана пачку сигарет «Империя».

— Патриот… — Рой, улыбнувшись, кивнул на сигареты.

— Кто бы мог подумать, что на крейсере не будет «Парламента»? Эти ближе по вкусу. — Майкл, закурив, выпустил к потолку тонкую струю дыма. — Нам остается ждать результатов акции Свободного Легиона. Пока не пообщаемся с лордом-наместником или с кем-нибудь еще из тех, кто знает, что здесь происходит, мы вряд ли что выясним об «Улье».

— Круто нас обложили. С одной стороны — чужие, здесь — этот идиот Алайгд… — Гаррет отхлебнул принесенный кофе и, обжегшись, выругался.

— Алайгд ни при чем. Я просмотрел его дело. У него кишка тонка такое замутить. Думаю, и здесь без чужих не обошлось. Не понимаю, как наши прощелкали.

— Расслабились просто. Вот и не увидели капканов. А о пиратах вообще никто серьезно не задумывался. Есть — ну и господь с ними. Да и прибыль у многих от дружбы с пиратами такая, что не откажешься. У кого — честно, у кого — контрабанда. Технологии вон наши им продавали. — Рой все дул на кофе, не решаясь сделать глоток.

— Технологий у них своих хватает. — Майкл усмехнулся. — Это нам впору у них технологии покупать. Ты помнишь, каких тварей нам показывали? И сельское хозяйство на планетах обеспечения побольше нашего развито. Не зря они постоянно на имперских рынках через третьих лиц цены торпедируют объемами и качеством дешевых товаров.

К их столику тихонько подошел офицер связи.

— Господа, вас просят срочно пройти на командный мостик. — Он старался говорить как можно тише, и агенты по голосу поняли, что вести, ожидающие их, относятся, скорее всего, к плохим. Не теряя времени, они быстро прошли на мостик, где при их появлении повисла напряженная тишина.

— Господин Стингрей, господин Гаррет, вас ждет экстренное кодированное сообщение, полученное минуту назад по дальней связи. — Командир крейсера не знал смысла сообщения, но уровень срочности наводил на нехорошие мысли. — Воспользуйтесь моим кабинетом, или переслать на ваши коммутаторы?

— Не стоит. — Стингрей прошел к пультам наблюдателей. — Транслируйте сюда.

Подчиняясь жестам командира, офицеры разошлись по своим местам, дабы не мешать агентам наедине ознакомиться с содержанием переданной информации. Стингрей и Гаррет, усевшись у одного из мониторов, надели стереонаушники. Когда на экране всплыл запрос разрешения доступа, Стингрей со своего коммуникатора запустил дешифратор. На экране появился главный координатор 2-го Отдела ЛСБИ Аарайдагх.

— Мир вашему дому! К сожалению, как я вам и говорил, завесы начали падать. Мы рассчитывали на немного большее время. Но для подготовки к войне времени всегда мало. Итак, первая информация, которая относится к вам сейчас только косвенно. В районе провинции Меото прошли открытые боевые столкновения между имперскими подразделениями и флотом новых соседей. Нам не вполне ясны мотивы отправки небольших, заведомо обреченных сил для нападения на нас. Возможно, это пробный шар. Возможно, неразгаданный нами замысел… В любом случае, результаты первого противоборства — в нашу пользу. Будущее сокрыто, но война началась. 3-й Имперский Флот под руководством адмирала Баука принял участие в боевых действиях.

Вторая информация касается и вас. Только что три транспортных корабля, загруженных химическими веществами в большом объеме, таранили Агранду. Жертвы подсчитываются, они огромны. Помимо потерь, из-за невозможности придержать данную информацию среди разумян началась паника. Информационные агентства опубликовали такую чудовищную чушь, что мы были вынуждены обнародовать материалы по Триону. Мы не можем полноценно контролировать перемещение каких бы то ни было судов из Триона, пока не создана линия обнаружения, аналогичная пограничной Империи. В соответствии с директивой шестнадцать дробь восемь ноль двадцать пять и Законом о режиме управления при введении на территории одной или более провинций военного положения Императорским Советом без передачи на рассмотрение в Государственный Совет принято экстренное решение о переносе линии пограничного контроля с внешней границы Триона на границу Империя-Трион. Директивы пограничной службе будут переданы немедленно — после получения от них доклада о текущей обстановке. Вам надлежит находиться на территории Триона до завершения передислокации пограничных автоматических станций слежения. Постарайтесь за это время четко разобраться в сложившейся там ситуации. Мир вашему дому!

— Отличная речь! — Гаррет снял наушники.

— Похоже, мы здесь надолго застряли. Пограничники сейчас сами вряд ли в состоянии перенести границу. У них никаких кораблей, кроме этих трех подбитых, не осталось. Значит, пока наверху переварят отчет, пока разработают план действия, пока соберут и пригонят сюда буксиры… В общем, сидеть нам тут пару месяцев, если ничего нового не случится… — Майкл с грустью вспомнил последнее расставание с женой. — Ожидание — это самая тяжелая работа.

* * *

3-й Имперский Флот во всей красе и мощи вынырнул из межпространственных тоннелей на пути следования пытавшихся сбежать кораблей противника. Точка выхода из прыжка была рассчитана так, чтобы дать имперским экипажам возможность зализать раны, полученные в недавнем сражении. Но имперцев ждал сюрприз.

— Господин адмирал, сэр, корабли противника в зоне видимости. Ведут бой, сэр! — Старший группы обнаружения подошел к командиру с докладом.

— Бой? И с кем же, интересно? — Адмирал Баук, подперев нижние руки в бока, а верхние скрестив на груди, подошел к карте. — Это что, шутка?

— Никак нет, сэр. Две цели класса «Бладсакер», одна цель класса «Вулф», одна цель класса «Споук» и три цели не опознаны. Какие будут распоряжения, сэр?

— Никаких. Работать по плану. Наблюдать за действиями неприятеля… — Рассматривая чехарду маркеров на карте, гурянин задумался. Он не понимал, чьи корабли атаковали несущихся к своему дому чужаков. Однако адмирал прекрасно видел, что действуют они совершенно так же, как собрался действовать он сам.

Выйдя из межпространства на пути следования врага, неведомые корабли при его приближении открыли огонь. Конечно, их было слишком мало, но рассчитали они верно: надеясь прорваться к дому, чужие не могли ввязываться в дуэль, переходя из маршевого режима в боевой. Не имея из-за разницы в скорости возможности вести преследование, устроившие заслон корабли просто вели огонь по движущимся мишеням, пытаясь нанести максимальный урон. Один из кораблей чужаков замедлил ход, видимо получив серьезные повреждения. И тотчас к нему метнулись оба абордажных судна. Вот уже маркер более быстрого из них совместился с маркером жертвы.

— Вот черти! — Баук даже крякнул, восхищаясь наглостью неведомых бойцов. А в следующую секунду слившиеся маркеры вдруг пропали, не оставив и следа. И почти тотчас ушли, проваливаясь в межпространство, остальные корабли заслона.

— Ахгар их забери! — Адмирал, опустив руки, шагнул к карте, будто пытаясь догнать взглядом ушедшие суда. — Кто мне объяснит, что я сейчас видел? Что это они такое сделали?

— Похоже, они взяли на абордаж один из кораблей противника, сэр! — Командир флагманского крейсера подошел к адмиралу. — Простите, сэр, но нам пора начинать.

Корабли чужаков действительно были уже вблизи зоны досягаемости батарей и ракетных установок дальнего боя флота. Поэтому Баук отбросил дальнейшие размышления, поставив, однако, в голове «маркер»: на досуге обдумать увиденное. А сейчас он дал волю вскипавшей в груди гурянской крови, которая и принесла ему славу неудержимого и бесстрашного адмирала.

* * *

Мердок проснулся от навязчивого пиликанья вызова коммуникатора.

— Да? — Он кое-как продрал глаза и дотянулся до браслета.

— Привет, Амос! — Пилот не включил видеорежим, поэтому из коммуникатора звучал только голос командора Дикаева.

— Доброе утро. А сколько сейчас времени? — Амос пытался вспомнить, не проспал ли он какие-либо мероприятия, назначенные на сегодняшнее утро, но ничего не приходило на ум. — Я что-то пропустил?

— Хе-хе. Я надеялся разбудить тебя — похоже, мне это удалось! — Судя по всему, у пирата было прекрасное настроение. — Давай по-быстрому собирайся. Я жду в кафе напротив твоего дома.

Дик не обеспокоился ответом и дал отбой. Мердоку ничего не оставалось, как, тихо ругаясь, подняться и, покачиваясь спросонья, бежать в ванную. Меньше чем через двадцать минут он уже присаживался на стул напротив Дикаева в небольшом уютном кафе. Командор сидел со своей любимой сигарой и чашкой крепкого черного кофе.

— Люблю с утра крепкий-крепкий, сладкий-сладкий кофе с небольшой хорошей сигарой… — Пират отложил газету, которую изучал до появления пилота. — Тебе все же стоит попробовать.

— Нет уж. Тридцать девять лет я обходился без курения и думаю, нет смысла начинать. — Мердок заказал крепкий черный чай.

— А это не банальное курение. Я, если ты заметил, тоже не курю сигарет. Это удовольствие. Хорошая сигара, хороший коньяк, хорошая женщина… Все это вещи, которыми можно и нужно наслаждаться. А ты все перемешиваешь, ставя в один ряд с суррогатами. Конечно, можно курить дерьмовые сигареты, пить самогон и заниматься онанизмом. Кому что нравится… — Дик глотнул густой кофе.

— Все это славно звучит, когда сидишь в уютном кафе в центре благополучного города. А когда ты один, в тесном корабле, где-нибудь у черта в заднице и до обитаемого мира месяцы работы и одиночества, то любое пойло покажется нектаром, а онанизм позволит не свихнуться и не забыть, для чего тебе эта штука нужна… — Амос рассмеялся, когда моложавая официантка, принесшая ему чай и услышавшая конец фразы, фыркнула и, покачивая бедрами, удалилась.

— А это не противоречит моим словам! — Командор побарабанил по столику стальными пальцами руки-протеза. — Ты говоришь об экстремальных условиях. Я помню времена, когда служил в одном из подразделений Имперских Вооруженных Сил. Бывало, все, о чем мы мечтали и что казалось верхом блаженства, — это немного поесть и поспать. Не поверишь: я однажды заснул прямо на ходу. Прошел несколько десятков шагов и проснулся лишь тогда, когда, оступившись в канаву, упал… Бывало, и протухшая вода воспринималась благословенным нектаром. Несомненно, можно найти людей и ситуацию, когда та моя жизнь будет выглядеть несбыточной мечтой, раем… В каждый период времени, для каждого отдельно взятого человека — свои мерила наслаждения. Но раз ситуация способствует — получай наслаждение, пока курится, пьется, стоит…

— Это вы ей расскажите… — Мердок кивнул в сторону официантки. — Вы меня только затем вытащили из дома, чтобы попытаться научить курить?

— Нет. У нас сегодня несколько дел. — Пират посмотрел на коммуникатор.

— Я не знал, что вы служили в имперских войсках.

Мердок, допив чай, отодвинул чашку.

— А ты думал — я родился командором Дикаевым с железной рукой и железной ногой?

— А в каких войсках вы служили?

— Не важно. Быть может, ты когда-нибудь это узнаешь, но, право, стоит ли? А теперь пойдем, нам надо кое-что успеть. — Пират поднялся, бросив на стол пять империалов.

Они вышли на улицу и, поймав такси, направились в порт. Дик молчал, о чем-то размышляя. Амос не хотел ему мешать и думал о своем положении.

— Кстати, в Империи началась война… — Командор очнулся от своих мыслей.

— С теми?

— Да. Они прислали первый флот. С обеих сторон приличные потери, но первое сражение осталось за имперцами. Думаю, теперь они нанесут ответный удар и, скорее всего, увязнут. Есть шанс, что скоро им будет не до нас.

— Я не пойму: вас радует это или тревожит? — Мердок не мог понять выражения лица пирата.

— Сложный вопрос. Не уверен, что знаю ответ. Меня не может не тревожить, что моя раса вступает в войну с неведомым противником. Тем более что в случае проигрыша Империи этот противник со временем доберется и до нас. С другой стороны, чувствую облегчение. Как медведь, за которым шла свора собак, в последний момент вдруг переключившаяся на след оленя.

— Так, может, выгоднее помочь имперцам? Глядишь, отношения улучшились бы?

— Неисповедимы пути Господни. Мы очень много отдаем на подготовку своей боевой мощи. У нас есть лаборатории и конструкторские бюро, доки, способные строить корабли, и люди, создающие технологии. Многое мы воруем у имперцев. Что-то, наоборот, они заимствуют у нас… В общем-то можно сказать, что между Империей и Вольным Миром сейчас довольно дружеские отношения. Только не все это знают и не все этого хотят. Сейчас мы пытаемся украсть кое-что у чужих. Пока нам нечем помочь Империи, но кто знает, что будет через малое время?

— Не прибедняйтесь. У вас есть «пиявки», у вас полчища разномастных тварей… Мне до сих пор страшно бывать одному на ваших кораблях и в ваших городах. Всюду — живое нечто, по сравнению с которым любые чужие — просто группа дошколят.

— Полноте. О «пиявках» имперцы либо уже знают, либо узнают со дня на день. Мы получили от них что хотели и уже окупили средства, вложенные в их производство. Но с чужими так легко, как с имперцами, не получается. Сразу после первой битвы командор Аттардт, устроив заслон на пути спасавшихся бегством чужих, пытался захватить «пиявкой» их подбитый корабль. Он утащил его, а дальше все получилось в точности как у меня. Они подорвали себя вместе с «пиявкой». Так что пока мы не можем похвастать успехами в борьбе с чужими. Есть, правда, кое-какие мысли, но это только мысли. Чужие далеко, а Империя под боком. За разговором они добрались до стартового поля. Там стояли на погрузке сразу три транспорта без опознавательных знаков. Однако флуоресцентные ленты заграждения, запрещавшие проход к кораблям посторонним, имели символ командора Дикаева — стрела на фоне крепостной башни. Расторопно, но без суеты рабочие и механизмы грузили в сухогрузы большие платформы со штабелями вытянутых, словно оружейные ящики, контейнеров.

— Вот один из наших козырей… — Командор подошел к одному из штабелей, с которого, подчиняясь его жесту, немедленно сняли и вскрыли верхний ящик. Глазам пилота предстали россыпи семян какого-то растения.

— Подарок Бергштайна. Это — большие инвестиции в мой потрепанный бюджет… — Пират, зачерпнув пригоршню семян, внимательно рассматривал их, поднеся руку к самым глазам.

— А кто такой Бергштайн? — Мердока совершенно не заинтересовал этот сельскохозяйственный груз.

— Бергштайн? Очень хороший человек и талантливейший ученый. Многие в Трионе и здесь, в Вольном Мире, обязаны ему своими судьбами. А мне он всегда был — почти как отец! — Дик отряхнул руку и кивком отпустил грузчиков с контейнерами. — Ну что ж, из официальной части — это все. А теперь перейдем к главному. Амос Мердок, я поздравляю тебя с твоим днем рождения. Сейчас мы едем в один славный клуб, где уже готовы отличный стол и лучшие девочки нашего города. Я не буду больше уговаривать тебя попробовать сигару, но только попробуй отказаться от двух других перечисленных мною наслаждений.

* * *

Яхта Бергштайна замерла в причальных зажимах маленького порта на небольшой, почти полностью скрытой под прозрачными куполами планете Феникс-3. Ранее мертвая планета была освоена учеными и теперь представляла собой огромную, полностью автономную лабораторию. В ней трудились множество специалистов самых разнообразных профилей. Феникс-3 находился за границей Империи. Вернее, входил в состав Вольного Мира. Но в отличие от многих других планет Вольного Мира, на которые разве что чартерные имперские рейсы пока не регистрировали, эта планета-лаборатория была совершенно неизвестной. И вся касающаяся ее информация хранилась пуще зеницы ока. Именно поэтому опасность появления и высадки на нее имперских подразделений была сведена к нулю. И поэтому же именно здесь мог без всякого риска расположиться в добровольной временной ссылке и сам Бергштайн, и его ученики и последователи.

Халил Амат собрал команду из семи наиболее одаренных и верных, на его взгляд, коллег. Он уже не боялся повторения неприятной истории с Матильи: и самому генетику, и всему Триону предстояло в ближайшее время выйти из подполья и обрести свободу.

— Итак, господа. Я собрал вас всех с конкретной целью. Один из командоров Вольного Мира поведал мне о своей идее создания нового оружия… Хотя нет. Это чересчур громко. Скажем, нового средства борьбы с противниками Триона. И средство это универсально и просто. То есть оно теоретически эффективно и против имперских кораблей, и против тех чужаков, которые, как вам известно, вторглись на территорию Империи и, неровен час, доберутся до нас… — Генетик обвел взглядом притихших ученых. — Мой выбор пал на вас еще по одной причине. Все вы в той или иной мере помогали мне в создании одной из наиболее удачных штурмовых моделей мутантов. Это так называемая полуразумная модель «Призрак». Она прошла первую проверку и, думаю, с честью выдержит предстоящий экзамен на Глоте. Как, впрочем, и несколько других новейших моделей, которые мы успели туда перекинуть. Но мы создавали свои модели для одних целей, а ищущие умы наших солдат уже подсказывают новые возможности применения этих созданий. Хочу спросить вас всех, пока подробности работы не оглашены. Согласны ли вы заняться немедленно новым проектом и нет ли у вас причин для отказа? Обещаю, что с пониманием отнесусь к любым мотивировкам и не помяну в дальнейшем об инциденте.

Никто из ученых не проронил ни слова, с готовностью ожидая продолжения.

— Я расцениваю ваше молчание как знак согласия работать. Великолепно. На иное я и не рассчитывал, приглашая сюда лучших из лучших! — Генетик нажал клавишу на миниатюрном пульте, и в центре помещения возникло голографическое изображение внутреннего строения, похожего то ли на головоногое, то ли на членистоногое существо. — Перед вами общее строение органов Призрака, каким оно является сейчас. Самые подробные материалы по этому виду мутантов будут вам предоставлены немедленно — после завершения совещания. Также вы будете располагать любым необходимым количеством подопытных экземпляров… Нам предстоит решить следующие вопросы. Первый и основной — придание Призраку способности создавать внутренние запасы кислорода, чтобы иметь возможность задерживать дыхание на существенный промежуток времени без снижения активности двигательных функций. Вторая по важности задача — усовершенствование структуры защитных кожных покровов и системы мускульной трансформации. На время ведения работ никто из вас не сможет покинуть пределы Феникса-3. Вы также не сможете передать о себе какую-либо информацию. Однако мы постараемся создать для вас максимально комфортные условия. Все это время я тоже буду находиться с вами, поэтому любые проблемы, вопросы и пожелания можете высказывать непосредственно мне. Все свободны. Удачи!

* * *

Ночь выдалась сырой и теплой. Звуки вязли во влажном воздухе, в похожих на всклокоченные куски ваты обрывках тумана. Солдаты спали на своих местах. Боевое охранение было выставлено. К тому же их позицию со всех сторон окружали другие подразделения Свободного Легиона. Это позволяло немного расслабиться и скинуть громоздкие доспехи, оставшись в легких матерчатых комбинезонах.

Фигу, как и двое других бойцов, отправленных с ним, спали там же, на вершине холма, около «Дракона». Ро Луиш лежал на разложенной термоизолирующей плащ-палатке, ею же и укрывшись. Эта замечательная и незаменимая в полевых условиях вещь была сделана таким образом, что, не имея никаких источников энергии и большой толщины, она тем не менее являлась идеальным термосом, хранила каждую крупицу тепла тела своего владельца, не пропуская к нему извне ни холод, ни жару. Она обладала внешним влагозащитным слоем с влагонепроницаемостью в 4000 миллиметров водяного столба, но при этом пропускала выделяемую хозяином влагу, не давая вспотеть. Плащ-палатку иногда носили поверх обычной одежды, словно громоздкий, длинный плащ — без рукавов, но со свободным, глубоким капюшоном.

Ее изготовила по заказу правительства корпорация «Каламбия», занимавшаяся разработкой сверхтехнологичной специальной одежды для самых разнообразных потребителей. Получив военный заказ, «Каламбия» не оплошала и, применив многие свои запатентованные изобретения, создала поистине незаменимую для солдат вещь.

Установленный в боевое положение костюм-трансформер сохранял вид защищенной турели даже без присутствия оператора. Когда Фигу деактивировал костюм, система просто отключила генератор силовых полей и сдвинула спинной бронелист, позволяя оператору выбраться. Костюмы остальных тяжелых пехотинцев, более простые по своей конструкции, стояли, заняв положение в полуприсядь. Чтобы облачиться в них, солдату достаточно было, словно в кресло, усесться в костюм и утопить защищенную клавишу активации. Мгновенно сверив биологические параметры владельца, костюм обхватывал его заботливыми объятиями, превращаясь в мускулы и шкуру хозяина, ловя и повторяя все его движения и желания.

Рядом с Ро Луиш ем размеренно сопел не жалующийся на бессонницу Тодг. Чуть в стороне, у самых ног своего костюма, лежал, завернувшись в плащ-палатку, второй пехотинец, посланный помогать Фигу. Ни малейшее дуновение ветра не нарушало вязкую тишину ночи. Вдруг Крысу словно током ударило. Сработал невесть как сохраненный его организмом инстинкт далеких предков — воинов и охотников, живших в незапамятные времена на старушке Земле. Фигу метнулся в сторону, не успев даже окончательно проснуться. И тотчас треснула разрываемая плащ-палатка. Кто-то еще менее явный, чем клочья тумана, взвизгнул коротко, поняв, что жертва чудом ускользнула.

— Хай, к бою! К бою! — Ро Луиш заорал, не пытаясь даже подняться, и, словно краб, на четвереньках, спиной вниз, как мог быстро, пополз к своему костюму.

Воздух наполнился непонятными завихрениями, будто порывы ветра перемешали туман. Ночь вспухла криками и жуткими звуками. То тут то там зазвучали одиночные выстрелы.

Упершись лопатками в опору башни, Фигу развернулся и метнул тело внутрь. И тотчас, словно сгустившийся воздух, нечто ударило его. Острым длинным крюком вскользь полоснуло по спине, разрывая материю легкого комбинезона и вонзаясь глубоко в ягодичную мышцу. Человека буквально пригвоздило к нижней кромке люка.

Не размышляя, а лишь чувствуя, что сама смерть ухватила его, Крыса рванулся изо всех сил. С сочным треском он оставил невидимому крюку большой кусок своей выдранной плоти и рухнул в объятия костюма-трансформера. Бронелист скользнул на свое место, отбивая натиск чего-то ринувшегося вслед за добычей. Глухо сработали зажимы, превращая костюм в маленькую крепость. Успокаивающе зашелестел генератор полей.

Но Фигу уже не слышал всего этого, провалившись от боли в забытье. Костюм, оценив состояние оператора, деловито запустил внутренние форсунки, опрыскивая поврежденные участки раствором активного «Спасателя». Попав на раны, раствор пенился, дезинфицируя область и останавливая кровотечение. Через несколько секунд, просканировав структуру временной искусственной кожи и сделав инъекцию стимуляторов, костюм перешел в режим ожидания. Он фиксировал вокруг чехарду опознанных и неопознанных целей, но не умел действовать без оператора. Поэтому просто ждал.

* * *

Усталость… Смертельная усталость… Голод… Жажда… Боль… Бешенство и ненависть… Усталость… Безразличие…

Лакаскад больше не вспоминал о своих прежних бедах. Череда новых ощущений затопила его за той сказочной дверью, в которую ввел Томаса сержант Дагадт — официальный вербовщик имперских вооруженных сил. Эти ощущения не имели ничего общего с теми наивными фантазиями, которые подталкивали руку Томаса к визатору.

У всех новобранцев, попавших в эту адскую учебку, не осталось других желаний, кроме желаний поесть и поспать. У них не осталось другой мечты, кроме одной — чтобы закончилось все это!.. А когда все закончится, вернуться и убить всех сержантов во главе с уродом Челтоном, которые уже второй месяц для курсантов являются гидами по аду. И за эти почти два месяца они не дали новобранцам ничего. Только тупые и изнурительные тренировки, бесконечные подъемы и отбои, бессонные ночи в спортивном городке и никому не нужная строевая подготовка. Никаких знаний, никаких практических навыков…

Вот и теперь учебная группа, состоявшая из четырех отделений по десять разумян в каждом, занималась физической подготовкой. Двое сержантов, проводивших занятия, вели негромкую, неспешную беседу, пока рядовые отжимались «на счет».

— Раз! — Все бойцы, находившиеся в положении «упор лежа», опустились на согнутых руках. Никакая часть тела, кроме носков ботинок и кулаков, не должна касаться земли или другой части тела. Руки разведены шире плеч — дабы не служили подпорой туловищу. Спины прямые.

Сержанты обсуждают что-то смешное, не спеша продолжить счет. Руки рядовых дрожат от напряжения, передавая дрожь всему телу.

Больше нет сил… Томас касается коленом каменистой почвы, и тотчас рядом оказывается один из сержантов.

— Поднять колено, солдат! Десять отжиманий! Остальные ждут! Все видите — из-за какой мрази я не говорю два!

Лакаскад отжимается. Теперь сильно трясется уже все тело, отдавшее остатки сил. На десятом «качке» он не может оторвать туловище от земли.

— Два! — Сержант произносит желанное для всех слово, но не дает отдохнуть забитым статической нагрузкой мышцам. — Раз!

Скрипя зубами, бойцы вновь опускаются к самой земле. Томас почти одновременно с другим рядовым бессильно падает грудью на землю.

— Встать! Строиться! — Сержант буравит ненавидящим взглядом сдавшихся первыми. — Внимание! Из-за этих двух недоносков вы будете наказаны все! Мне не нужны хлюпики. Поэтому вы или сдохнете на этой базе, что более вероятно, или станете настоящими мужиками. Иного пути у вас нет. Хотя вру. Есть еще «кича» — за невыполнение приказа, не повлекшее за собой жертв. Там из вас выбьют всю дурь, и вы вернетесь паиньками. Итак! Ваш любимый норматив. Переползание.

Сержант кивком указал на каменистое тренировочное поле, где его коллега уже отмерил пятьдесят шагов.

— Напомню, если кто забыл. Нормативное время — сорок пять секунд. Если кто не уложится, не расстраивайтесь. Мы никуда не спешим. Всей группой проползете еще раз. До тех пор, пока каждый не одолеет рубеж. Внимание! — Встав лицом по направлению движения, сержант поднял горизонтально вбок левую руку. — В шеренгу по одному, разомкнутым строем, интервал два шага — становись!

Лакаскад чувствовал, что только что стал объектом тупой ненависти тех, кто по его вине обречен на очередные мучения. Никто из них не задумывается сейчас над тем, что, если бы даже все выполняли команды как надо, сержанты не отпустили бы их отдыхать.

— Внимание! Рубеж один занять! По-пластунски, на рубеж два — марш!

Сбивая о каменистую почву колени и локти, хрипло дыша и сплевывая набивающуюся в рот пыль, они, словно жуки, устремились к черте, проведенной носком ботинка второго сержанта. Скорее всего, не все уложились в норматив. Но пока они старательно ползли, подошел сержант

Челтон и негромко отдал младшим сержантам какое-то распоряжение.

— Повезло вам, недоделки! — Командовавший ими сержант радостно скалился, что само по себе наводило на грустные мысли. — В колонну по четыре — становись! Сейчас идем в расположение. Вам час — помыться и привести себя в порядок.

Обещанный час пролетел как один миг. Отдыха в армии никогда не бывает достаточно. В кубрике, где размещалась учебная группа, взвыла сирена.

— Группа — в ружье! Строиться с оружием и ранцами! — Сержант Челтон, затянутый в боевые разгрузочные ремни, с ранцем за плечами и скротчером в руках появился на пороге кубрика в сопровождении всех четырех сержантов. — Живее шевелимся, военные! Курицы яйца быстрее несут, чем вы строитесь. Вижу, мало с вами занимаются!

Через минуту группа стояла на плацу в колонне по четыре.

— Ну что, девочки, пора оценить ваши способности серьезно. Задача предельно проста — марш-бросок десять километров в полной выкладке. Погодка сегодня — что надо. — Челтон посмотрел на припекающее солнце. — Бежать строем, с сохранением рядности и в ногу. Норматив — один час десять минут. Время останавливаем по хвосту строя. И еще. Как любят говорить ваши командиры отделений, не уложитесь в норматив — не расстраивайтесь. Обратно побежите тоже на время. Внимание! Равняйсь! Смирно! Правое плечо вперед! Бего-ом! Марш!

Последующий час с небольшим стал для новобранцев бесконечным кошмаром. Сержанты время от времени давали счет, помогая бежать в ногу. Но, как только кто-то отставал или не мог перестроить «копыта», рядом всегда оказывался один из вездесущих сержантов и пинком или прикладом скротчера помогал образумиться.

Все мысли и эмоции ушли, сменившись тупым механическим ритмом: «Раз, два, раз… Раз, два, раз…» Пот заливал глаза. Легкие, казалось, вот-вот лопнут, не выдержав нагрузки. Спины под скачущими ранцами превратились в кровавые мозоли. Кто-то в задних рядах упал, уронив и бегущих следом. Сержанты, проверив пульс и зрачки, быстро восстановили строй и погнали группу дальше. А упавшего, словно мешок, забросили в появившийся откуда-то армейский гравитолет. И вновь только ритм: «Раз, два, раз…»

— Стой! Раз-два! — Челтон радостно ухмылялся. — Все, ребятки. На сегодня достаточно. Полчаса на отдых. Разойдись!

Группа стремительно распалась. Ритм исчез, сменившись животным безразличием усталости. Солдаты попадали на невесть как выросшую здесь травку, даже не снимая ранцев. Но вот до них сквозь хриплое дыхание пересохших глоток донеслось тихое журчание воды. Они поползли на звук, ничего не соображая.

— Не советую пить эту воду. — Сержант не запрещал, и этого было достаточно, чтобы не услышали его.

Они доползли до неглубокого арыка с мутной коричневатой водой и, словно загнанные звери, попадали в него лицами, хлебая затхлую, но безумно вкусную сейчас жижу.

* * *

Стингрей допоздна просидел, изучая предоставленные пограничниками материалы по событиям ближайшего времени в провинции Трион. Информации было не слишком много. В основном случаи пиратства и констатация того, что у «свободных охотников» созданы где-то вне Империи серьезные базы со своими доками и конструкторскими бюро. Не такие сложные, как у более известного Вольного Мира, но достаточно мощные, чтобы доставить неприятности. К тому же многие были убеждены, что в последнее время налеты устраивают не только пираты, но и ранее брезговавшие таким «промыслом» отдельные семьи Вольного Мира. Пограничники даже начали, правда по своему почину, неофициальную классификацию измененных пиратами судов и их новых функциональных возможностей. То, что они не могли полноценно описать и классифицировать, сопровождалось подробным пересказом обстоятельств, в которых то или иное судно себя проявило.

Наибольший интерес пограничников вызвало использование пиратами списанных имперских абордажных судов.

В вооруженных силах Империи от них давно отказались, из-за малой эффективности отправив на вечный прикол даже совсем «молодые» суда. Все они принадлежали к одному-единственному классу «Бладсакер». В действии составители отчета их еще не видели, но идентифицировались при встрече они в лучшем случае не более чем на восемьдесят процентов. Это говорило о серьезных переделках, которым списанные корабли подверглись. И если в случае со старыми судами это было оправдано — с точки зрения ремонта и замены агрегатов подбором подходивших деталей от кораблей других классов, — то переоборудование судов последних годов выпуска выглядело подозрительно.

Пограничники несколько раз выходили с инициативой предпринять рейд в составе крупного флота для обнаружения и зачистки баз пиратов, но руководство на их предложения дежурно отписывало совет заниматься своими делами и не совать нос в чужие. Такой рейд мог быть организован только Военным Департаментом, а это совсем другое ведомство, нежели пограничные войска, входившие в структуру Службы Имперской Безопасности. Как известно, армейцы не очень-то любят пограничников и те отвечают им взаимностью. Таким образом, практически все материалы, накопленные пограничниками, являлись, по сути, неподтвержденными докладами наблюдателей.

Майкл отложил толстую папку и перебрался на койку. Но стоило ему задремать, как настойчиво затренькала система внутренней связи.

— Да? — Стингрею казалось, что он только что закрыл глаза.

— Господин Стингрей. — В динамике зазвучал голос командира крейсера. — У нас неожиданные известия. Думаю, вам стоит подойти на командный мостик.

— Последнее время ваш голос стал предвестником плохих новостей.

— Таковы мои обязанности до тех пор, пока мой крейсер передан в ваше распоряжение, сэр.

— Сейчас буду.

Майкл поднялся и, умывшись холодной водой, почувствовал себя вполне сносно.

— Итак, господа, обе новости получены по стандартным каналам. Одну из них я склонен считать хорошей, вторую очень дурной, — начал майор Хайли, когда оба агента очутились на командном мостике. — С какой начать?

— Давайте с дурной. Не дали поспать, так хоть хорошую новость оставим напоследок. Так сказать, на закуску… — Гаррет, видимо, крепко спал, потому что сейчас его чуть не пошатывало спросонья.

— Хорошо. На Глоте началась бойня. Что там происходит — пока непонятно. Сообщения с поверхности весьма странные и зачастую истеричные. Офицеры Свободного Легиона всерьез обсуждают возможность ведения огня с кораблей по планете. Тогда жертв действительно будет не счесть. Я хотел просить вас дать разрешение на возвращение к Глоту. У нас на борту сто боевых летательных аппаратов, и мы могли бы оказать реальную поддержку с воздуха, а заодно провести разведывательную работу для уточнения данных.

— Сколько нам понадобится времени для перебазирования к Глоту? — Стингрей был ошарашен новостью, так как — на основании данных по наблюдению за поверхностью планеты с кораблей Свободного Легиона — самого «Аш-Си-003» — на планете не было зафиксировано иных войсковых соединений, помимо обычных автоматических систем ПВО и немногочисленных подразделений провинциальных вооруженных сил и полиции.

— Мы будем там часов через пять.

— Добро. И свяжитесь с кораблями Легиона. А то и вправду начнут обстрел.

— Принято. Если позволите, я на минуту отлучусь… — Командир отошел отдать приказы. Тотчас за приглушающими звук переборками командного мостика завыла сирена боевой тревоги.

— Как пить дать — чужие! — Стингрей заметил, что сонливость с Гаррета словно рукой сняло. — Откуда могли взяться подразделения, достаточные для противостояния десанту мобильной пехоты? Их же до этого не было! Опять-таки, у пехоты и броня есть. Вообще ничего не понятно.

— А что тут не понять? Нас кто-то постоянно бьет по носу за глупую самоуверенность. А мы все равно ходим, распустив хвосты. По-нормальному — надо завалить Глот десантом с поддержкой штурмовиков! И чтобы на каждого таракана в конурах местных жителей — по пять пехотинцев. И все. Никаких вопросов не возникло бы. И дело сделали бы, и мышцами поиграли, и навыки обновили. Всем хорошо, все счастливы.

— Прошу прощения… — Риги Хайли вернулся к агентам заметно повеселевший. — Наш лайнер стартовал чартерным рейсом «Пограничная База — Глот». Капитан корабля и экипаж приветствуют вас. Чуть позже стюардессы предложат прохладительные напитки и прессу.

— Вот это да! — Стингрей удивленно вытаращился на подошедшего офицера. — Полагаю, хорошая новость. Наш капитан имеет чувство юмора и умеет шутить.

— Прошу прощения, господа. — Командир крейсера стушевался. — Просто засиделся без дела.

— Ничего. Так какой десерт нас ждет? — Гаррет настороженно ждал. — Мы отвыкли от хороших вестей.

— В трех портах провинции Шума причалили шесть больших транспортных и пассажирских кораблей. При разгрузке выяснилось, что все они заполнены членами экипажа пропавшего «Улья». Условия — не ахти, зато все живы. Как говорится, в тесноте, да не в обиде.

— Корабли задержаны? — Майкл даже привстал с кресла, на котором сидел.

— Нет. Их сопровождали несколько боевых кораблей. Наместник Шумы под угрозой атаки не решился на агрессивные действия. К тому же он получил от человека, руководившего этим флотом, слово, что подданным провинции не будет нанесен урон. Все происходило в сугубо гражданских портах, соответственно, жертвы были бы только среди мирного населения. Лично я считаю, что он совершенно прав. У него не было иного выхода.

— Черт! Опять никаких концов. Остается надеяться на показания членов экипажа «Улья». Но, коль скоро их выпустили живыми, могу поспорить: они знают не больше нашего! — Майкл откинулся на спинку кресла. — А этот человек, раздающий гарантии наместникам, случайно, не назвал свое имя?

— Случайно назвал. — Офицер усмехнулся. — Он представился командором одной из семей Вольного Мира Дикаевым.

* * *

— Дьявол! Как они быстры! — Адмирал Баук громко стукнул увесистым кулаком в свою ладонь.

Бой был скоротечен и совсем не так победоносен, как рассчитывал адмирал. Вернее, назвать боем то действо, что только что завершилось, не позволила бы даже самая изощренная фантазия.

Корабли чужаков просто мчались сквозь шквальный огонь 3-го Имперского Флота, не изменяя траекторий и не переходя в боевой режим. Огромная скорость позволяла им избежать многих ударов. Канониры, натренированные до автоматизма, с трудом перестраивались на стрельбу по столь быстрым целям. Несколько кораблей беглецов тем не менее были уничтожены.

Но неожиданно и флот адмирала Баука понес потери. Линкор класса «Орка» вел огонь по быстро приближавшемуся кораблю противника. Канониры линкора находились в выгодном положении. Они не промахивались, потому что корабль неприятеля шел прямо на них. Командир линкора уже собирался дать команду на маневр уклонения в сторону, когда чужак, вспухнув, превратился в огненную бурю, пожиравшую разлетающиеся обломки. Единый возглас ликования, прокатившийся по отсекам Линкора, сменился воплем ужаса.

Из пузыря беснующегося пламени, словно посланец ада, вынырнул огромный корабль, шедший, видимо, в кильватере погибшего товарища. Делать что-либо было уже поздно, но командир, понимая бесполезность маневра, успел скомандовать: «Огонь!» Он даже ни к кому не адресовался конкретно. Просто крикнул всем службам корабля. Но каждый принял приказ на свой счет.

Ушли торпеды, дали последний залп батареи, обозначив агонию умирающего хищника. Успели сработать даже батареи последнего рубежа — словно могли спасти линкор от раскалывающейся громады чужака. Корабли сошлись, родив яркую маленькую звезду, живущую несколько мгновений. Пламя спало, съев весь кислород. Батареи последнего рубежа ближайших к взрыву кораблей быстро уничтожили представлявшие опасность разлетевшиеся обломки. И все стихло. Чужаки, потеряв несколько кораблей, стремительно умчались к своему дому.

— Дьявол! Как они быстры! — Адмирал был раздосадован глупой гибелью могучего линкора и его экипажа. Ненадолго он задумался, оценивая все «за» и «против» зреющего в его голове решения. Потом, наконец приняв его, он отдал команду. И вновь, как после первого боя с чужаками, 3-й Имперский Флот, проведя контрольное тестирование систем защиты, построился в походный порядок и, соблюдая строгую очередность, устремился в межпространство.

* * *

Амос подъехал в назначенное время к дому Дика, но не успел отпустить такси, как тот словно угорелый выскочил из двери, почти бегом направляясь к желтому гравитолету.

— Мы что, опаздываем? — На самом деле Мердок уже привык к изменениям в планах своего хозяина. А главное, он усвоил, что любое такое изменение несет кому-то благо.

— Нет. Просто нужно застать одного типа, а я боюсь, что он нас может не дождаться. — Пират быстро сел в машину, — Гони к бару «Трансвааль». И побыстрее, мы опаздываем.

Какое-то время они ехали молча, потом Дик нарушил молчание:

— Скажи, а ты ведь не верил, что я отпущу имперцев с «Улья»? — Черная пластина оптики ничего не выражала, но Амос буквально почувствовал внимательный взгляд.

— Не верил… — Пилоту было немного стыдно, что он считал командора Дикаева таким же подонком, как рисует кинематограф Империи всех вымышленных пиратов.

— Хе-хе. Это еще один имперский стереотип, который нам часто вредит. Именно этот стереотип не позволял наместнику Шумы поверить мне, когда я объяснил ему суть и дал слово, что не причиню вреда его провинции. Он уперся и даже собирался просить помощи у военных. Но со мной, к счастью, было несколько боевых кораблей. Я стал действовать согласно стереотипу, пообещав утопить Шуму в крови мирных жителей. Только после этого он сдался и позволил стыковку с портами. Я до последнего ожидал от него какой-нибудь пакости, но у него хватило ума или трусости не сделать ничего.

Тем временем такси остановилось около яркой вывески с причудливой надписью «Трансвааль». Дик, расплатившись, быстро прошел внутрь в сопровождении старавшегося не отстать Мердока. Бармен кивнул ему, указывая на ряд дверей в приват-кабинеты.

— Он — в третьей кабине. С ним — наши барные девочки.

— Не волнуйся. Их не обижу… — Командор повернулся к Амосу. — Тебе не стоит ходить со мной. Можешь посидеть у стойки. Я угощаю.

Не задерживаясь более, пират прошел в третий кабинет. Мучимый противоречивыми чувствами, Мердок последовал за ним.

Распахнув дверь, Дик ринулся к подавшемуся навстречу гурянину. Но прижимавшиеся к сластолюбцу молоденькие полуобнаженные гурянка и девушка людской расы помешали ему действовать быстро. Времени освободиться от них командор ему не дал.

Сильный пинок в живот заставил гурянина, согнувшись, рухнуть на диван. Девушки, испуганно вскрикнув, вскочили и, заметив выпроваживающий жест вошедшего, выскочили из комнатки. Гурянин предпринял вторую попытку подняться, одновременно выхватывая большой выкидной нож. Перехватив руку с оружием в районе кисти, пират, резко подавшись бедрами вперед, нанес сильный удар стальным коленом искусственной ноги в лицо противника. Брызнули кровь и слюна. Голова гурянина откинулась назад. Продолжая удерживать руку с ножом у самого кистевого сустава, командор резким движением второй руки свернул кисть врага внутрь, заставляя разогнуться пальцы. На лету подхватив выпавший клинок, пират запрыгнул на лежавшего на пологом диване гурянина верхом, зажимая ногами его верхние руки и тем самым лишая подвижности нижние. Ладонью искусственной руки Дик уперся в запрокинутую челюсть, не давая поверженному пошевелиться. Лицо командора при этом оказалось у самого уха врага, а нож слегка рассек кожу на незащищенной шее. Гурянин замычал от ужаса близкой смерти.

— Ты меня не знаешь. Но ты зарезал три месяца назад моего друга и компаньона, члена моей семьи. Мы чтим законы крови. Я пришел за долгом… — Гурянин забился и попытался закричать, но пират, не прекращая говорить, коротким толчком вонзил лезвие глубже, доставая голосовые связки. — Перестань. Умри достойно, раз не имеешь иного пути. Ты должен узнать мое имя. Меня зовут Ник Дикаев.

Не затягивая более, Дик уверенным движением провел отточенный клинок к связке крупных вен, снабжающих кровью мозг. Он не отрывал взгляда от выпученных глаз бившегося в конвульсиях гурянина. Кровь пульсирующими фонтанчиками заливала массивное тело, диван, пол. Пират, также забрызганный кровью, слез с трупа и подтолкнул находящегося в шоке от увиденного Амоса к двери кабинета.

— Пойдем. У нас много планов на сегодня. А сюда я пришлю кого-нибудь прибраться… — Дик как-то сник, словно от навалившейся усталости, поблек и осунулся. — Не забивай себе голову, раз уж не захотел ждать за стойкой. Когда-нибудь, не дай бог, ты поймешь этот мой поступок и перестанешь меня осуждать. А пока — смирись. Тебе ничего не остается.

Мердок развернулся и опрометью бросился к выходу, на свежий воздух, чувствуя, как неудержимо накатывает рвота.

* * *

— Замечательно! Я даже не ожидал столь полного и быстрого успеха! — Профессор Бергштайн с восхищением рассматривал голограмму нового подвида Призраков. — Он просто совершенен. Сегодня нас ждет последнее испытание. С минуты на минуту из инкубатора прибудут три выращенные особи. Конструкторы уже доставили тот механизм, для которого мы и создавали новую модель. Прошу, вас. Пройдем в большой зал.

Его слушателями были те самые семь ученых, которых месяц назад он собрал для доработки Призрака. Им действительно было чем гордиться. Для создания пусть даже подвида сложных искусственных организмов один месяц — не просто малый срок, а всего лишь мгновение. И за это мгновение они выполнили практически все, что запланировали.

В зале для испытаний ученых уже ждали непонятный механизм и установленный посредине помещения металлический куб, отгороженные от зрительских мест толстой герметичной стеной из бронированного стекла.

На одном из стульев, небрежно закинув ногу на ногу, сидел человек в глухом, под горло, черном костюме. Он был худощав, но широкоплеч и мускулист. Густые, длинные, черные волосы, обильно смазанные гелем, были аккуратно зачесаны назад. Такие же черные усы, коротко подстриженные, спускались на подбородок, сливаясь с бородкой. Все черты лица его были тонкими, но мужественными, от чего лицо выглядело немного злым. Поднявшийся навстречу вошедшим, незнакомец оказался еще и довольно высоким.

— Знакомьтесь, господа, — представил человека в черном Бергштайн. — Это официальный представитель командора Дикаева на наших испытаниях господин Хайес. Именно семьей командора Дикаева были поставлены те задачи, которые мы здесь решали. Поэтому, как главное заинтересованное лицо, господин Хайес будет руководить испытаниями. Прошу вас, Стивен.

Стивен Хайес занимал в иерархии семьи Дикаева место советника и распорядителя. В свое время он приглянулся командору холодным, трезвым умом, расчетливостью, хладнокровием и способностью невзирая на лица отстаивать собственную точку зрения. Именно он доказывал Дику необходимость ведения экономической войны, раз за разом предлагая изощренные планы действий. Большинство из них не были приняты, но Стивен не сдавался, изобретая новые.

Он отдал команду, и люди за стеклом засуетились, готовя странный громоздкий аппарат и вкатывая в рабочую часть зала три прозрачных резервуара с Призраками. Создания в резервуарах были сейчас нежно-голубого флуоресцентного окраса.

— Не удивляйтесь, господа, — пояснил Халил Амат. — Мы сделали им краткосрочные инъекции красителя — для удобства наблюдения за ходом эксперимента. Через несколько часов состав полностью покинет организм естественным путем.

— Господин Бергштайн, — спросил Хайес, — я вижу — они в контейнерах. Что-нибудь изменилось в новой модели? Они теперь не столь безопасны для хозяев, как их прародители?

— Не волнуйся, Стивен. В этих резервуарах мы их выращиваем. Не забывай, что процесс роста и обучения завершен меньше суток назад. Поэтому их еще не выпускали. А алгоритм общения с ними нисколько не изменился. Мы вообще не лезли в этот раздел, потому что считаем базовую модель очень удачной в этом плане. Да и ваши солдаты уже достаточно хорошо их узнали.

— Хорошо. Тогда, пожалуй, начнем… — Хайес кивнул работникам за стеклом, которые, подготовив аппарат, ждали последней отмашки.

Механизм больше всего походил на огромный автоматический шприц, подобие иглы которого было встроено в губы стыковочного устройства абордажного судна. Само устройство аппарата тоже почти в точности повторяло устройство шприца.

Техники с опаской вывели Призраков, выглядевших в видимом глазу окрасе ужасными монстрами, и аккуратно загрузили внутрь аппарата. Еще раз проверив состояние оборудования, они покинули зал, запустив насосы, создающие в рабочей части вакуум.

— Я не стану объяснять вам суть процесса, потому что он является тайной большей, чем ваша работа здесь, — обратился к притихшим ученым Хайес. — Скажу главное. Когда Призраки попадут в тот куб, они должны быть живы и боеспособны. Мы сможем наблюдать за происходящим в кубе по этому монитору.

Тем временем воздух был выкачан, и аппарат пришел в движение. Установленное на гравитележке стыковочное устройство, разворачиваясь, двинулось к одной из стенок куба. Плавно подкатившись, оно ткнулось иглой в металл. Тотчас сработали установленные по периметру иглы заряды, аналогичные тем, что используют при резке корпусов утилизируемых кораблей. Игла, словно в масло, вошла в металл куба. Что-то глухо хлопнуло, и стыковочное устройство, как-то криво стукнувшись губами о стенку, отскочило назад, уходя все дальше и дальше от куба и все больше закручиваясь вокруг своей оси.

— Что-то не сработало? — Один из ученых с тревогой следил за танцующей вальс тележкой, доплывшей уже почти до противоположной стены.

— Напротив. — Стивен был так же строг, но в глазах его появился блеск восторга. — Хочу поздравить вас с отлично выполненной работой. Они восхитительны!

Только тогда ученые, как по команде, повернулись к монитору, о котором им ранее говорил Хайес и про который, встревоженные похожими на неудачу действиями, они все забыли.

Там, в полутьме стального куба, в вакууме, деловито ползали, изучая новое место, три светящихся нежно-голубым светом существа.

* * *

— К бою! Хай! — Придя в себя, Фигу забился в темной тесноте костюма-трансформера, не сразу поняв, где находится.

Снаружи не доносилось ни звука. Стукнувшись разорванной задницей о внутреннюю стенку костюма, Ро Луиш взвыл от боли. Но эта боль напомнила ему обо всем случившемся.

Стараясь не касаться больше ничего больным местом, солдат осторожно активировал электронный прицел и звукофон. Вокруг все еще стояла туманная ночь. Где-то вдали слышалась ленивая перестрелка. Но видимость была практически нулевой. Крыса переключился в режим ночного видения. Граница видимости немного раздвинулась. Солдат опустил взгляд и застонал.

Там же, где они располагались на ночлег, под разорванными клочьями плащ-палатки лежал, словно изуродованный топором мясника, труп Тодга. А чуть поодаль, возле упавшего боевого комбинезона, также растерзанный, валялся второй солдат из прикрытия «Дракона». Больше никого не было видно, и Фигу уже собирался, отключив костюм, вылезти наружу, когда краем глаза заметил движение.

Из сгустившегося еще больше тумана возникли три огромные молчаливые фигуры, похожие на сказочных троллей. Ро Луиш никогда не видел живьем Зверей, но сейчас понял, что это именно они. Все трое были вооружены висящими на ремнях растяжек «хэндкэннонами». Едва появившись из тумана, они вновь скрылись в нем, спеша в том направлении, откуда слышалась канонада.

Сказав себе, что нельзя горячиться, Крыса перевел прицелы в режим «биовидения», основанный на совмещении обычного спектра теплового видения, сканирования движения масс и электронной обработки.

Картина изменилась, и Фигу, невольно отшатнувшись, здорово шарахнулся затылком. Прямо на него, перешагнув через останки Тодга, двигалось нечто, подобное которому Крыса видел только в фильмах ужасов. Но тогда он сидел в удобном кресле, щупая дрожавшую от страха девчонку, а теперь эта тварь, ворвавшись в его, Ро Луиша, реальность, направлялась прямо к нему.

Паника, охватившая его, откатила, уступая место спокойствию опытного бойца. Страх остался, но переродился из животного ужаса, от которого цепенеет тело, в тот подвид, который движет вперед, позволяя выжить и победить.

Крыса замер, вновь прильнув к окулярам. Тварь была похожа на огромного паука с острыми саблями четырех передних боевых конечностей и массивными жвалами подвижных челюстей, имела и покрытый гладкой броней панцирь. Монстр подобрался уже вплотную к башне, видимо решив попробовать ее на прочность. Ниже, почти у подножия холма, появилась еще одна такая же тварь.

Фигу опять переключился на ночной режим видения. Дальность обзора уменьшилась до десятка метров. Но главное — исчезла и ужасающая тварь. Крыса вернул режим биовидения, и монстр появился вновь, заставив солдата невольно вздрогнуть. По броне скрипнули лезвия боевых конечностей. Ро Луиш замер, стараясь даже дышать на полвздоха. Задержавшись еще на несколько секунд у башенки, тварь, не найдя ничего привлекательного, быстро засеменила прочь. Исчез и тот монстр, который копошился ниже по склону.

Крыса облегченно вздохнул, чувствуя, как заныла глубокая рана на заднице. Так вот какой ночной кошмар охотился за ним недавно. Невидимый, как призрак, и беспощадный, как сама смерть!..

* * *

— Отлично, военные! Вчерашние задания были для вас рубежными… — Сержант Челтон прохаживался перед строем молодых бойцов, подмечая, как изменились новобранцы: подтянулись, приосанились, даже выражение лиц стало другим. — Вы показали очень неплохие результаты. Значит, пришло время браться за настоящую подготовку. Вы пока еще не настоящие солдаты, но уже отличные заготовки для них.

Они и сами чувствовали те перемены, которые произошли с их телами и душами. То, что поначалу воспринималось как издевательство сержантов, вызвало в них ненависть, которая, в свою очередь, помогла справиться с невыносимыми условиями. Что-то перевернулось внутри. Иссякли обиды и чувствительность к проблемам. Им стали не страшны экстремальные нагрузки и погодные условия. Они научились долго обходиться без сна и воды, бежать не сколько могли, а сколько нужно. Ползти незаметнее и проворнее ящериц. Их мускулы налились животной силой и выносливостью. Они научились не слышать плачь своего тела. И тогда помогавшая им преодолеть себя ненависть ушла. Они вдруг поняли, что не видят в сержантах лютых врагов и не лелеют более мечту посчитаться с ними. Они стали другими.

— Итак, с сегодняшнего дня у вас начинается подготовка по боевым дисциплинам. Это не означает, что у вас больше не будет тех занятий, что были раньше. Вы не должны забывать, что такое настоящая физическая работа. Но теперь вас будут учить грамотно и продуманно убивать и оставаться в живых. Мы не готовим пушечное мясо, поэтому вы теперь будете много работать еще и головами. Настоящий рукопашный бой, снайперская и общевойсковая стрелковая подготовка, ориентирование и выживание — вот неполный перечень предметов, которые вам предстоит усвоить. И еще — постоянные упражнения на изменение вашей психологии.

Не удивляйтесь. Психологически большинство из вас пока гражданские люди. С крохотными ростками зарожденного на физических перегрузках пофигизма, но — гражданские.

Нормальный гражданский человек, оказавшись под огнем противника, не помнит ни о чем из того, что прочитал в умных книжках или услышал от опытных людей. Ему хочется отползти куда-нибудь подальше и уменьшиться настолько, насколько возможно. Он надеется, что все скоро закончится и вновь будет как прежде.

А солдат понимает, что все не так. Не нужно отлеживаться, отсиживаться и тем более бежать. Не нужно надеяться на то, что вас не заметят. Этого не произойдет. Надо действовать. И даже при значительном преимуществе противника надо идти к нему и уничтожать.

Не забивайте свои головы этим сейчас. Мы все равно вобьем в вас необходимое позже. Каждый из вас будет проводить еженедельно на стрельбищах по двое-трое суток общего времени и делать около десяти тысяч выстрелов из различного оружия. Но для себя запомните одну вещь, которую я тоже постараюсь вбить вам в головы наравне с честной гордостью за имперский флаг и гимн. Если придется умирать, то лучше умереть, смертельной хваткой вцепившись в глотку врага, видя ужас в его глазах и чувствуя вкус его крови на своих клыках. И если вы будете это понимать, верить в это и повторять, как молитву, вы не умрете. Ведь ветреная девка — Удача любит тех, кто знает кураж боя и ощущение сил берсерка в груди. Тех, кто умудряется трахнуть ее, даже когда она поворачивается к ним спиной!..

Говоря, сержант шел вдоль строя и видел в глазах новобранцев других воинов, которые прославленными или безвестными, но защитили честь настоящего солдата. Того солдата, на чьих плечах держатся колесницы богов войны, который своей судьбою способен повернуть эти колесницы, меняя многое в жизни тех, кто мирно спит в уютных домиках за широкими солдатскими спинами.

— А сейчас сержанты отведут вас в оружейные комнаты, где вы получите свое первое действительно личное оружие вместо учебных скротчеров. Теперь оно будет вам роднее всех на свете. Вы будете с ним есть, спать. Вы будете его холить и лелеять. Есть старая поговорка: «Оружие любит ласку, чистку и смазку». Она не утратила своего значения и сейчас. Вопросы? Вопросов нет. После оружейки у вас первое занятие по общеармейской стрелковой подготовке в классе. Это все. Внимание! Равняйсь! Смирно! Командирам отделений развести группу на получение оружия.

Зазвучали отрывистые, словно выстрелы, команды младших сержантов. Челтон проводил взглядом удаляющийся строй своих учеников, размышляя над тем, что успел даже привязаться к ним. И неудивительно, если учесть, что все, что происходит в его жизни последние три, месяца, связано только с этими молодыми солдатами. Еще четыре месяца- и выпуск. Куда отправят их? А он наконец вернется к понятной и привычной работе. Но для здоровья польза: бегая с ними, он сбросил пару килограммов веса.

Тряхнув головой, Челтон пошел в казарму готовить класс к предстоящему занятию.

* * *

Перелет к Глоту занял, как и обещал командир «Аш-Си-003», чуть менее пяти часов. К этому времени тот бред, который плескался в эфире над местом сброса у Глоидора, затих, превратившись в более разумные и упорядоченные доклады.

Свободный Легион нес огромные потери. За эту ночь было уничтожено противником до восьмидесяти процентов состава мобильной пехоты и до двадцати процентов бронетехники. Самое неприятное состояло в том, что не было ни линии фронта, ни массированного наступления — ничего, что можно было бы назвать противостоянием. Большинство подразделений мобильной пехоты погибли тихо под покровом ночи. Они не отбивались и не бежали. Их просто вырезали. Таким образом, подсчитывать ориентировочные потери противника не имело смысла.

К счастью, удалось найти причину и избежать полного уничтожения десанта. Экипажи танков, оборудованных системами биовидения, смогли, хоть и с запозданием, определить противника и организовали круговую оборону. Экипажи установок «Штурм-700», не имевшие таких систем, были уничтожены почти полностью, составив те самые двадцать процентов.

В пехотных же подразделениях оснащены системами биовидения были только мобильные установки — трансформеры, неофициально прозванные «Драконами». Ими экипировались по одному пехотинцу на подразделение тяжелой пехоты. Боевые дозоры не обнаружили врага, а потому все части тяжелой пехоты вследствие своей ограниченной маневренности и беззащитности во время отдыха были полностью уничтожены. Уцелели только отдельные подразделения легкой пехоты, находившиеся в момент нападения в непосредственной близости от танковых позиций. Они с потерями отошли под прикрытие брони, ведя оттуда слепой огонь по наводкам танковых операторов.

— Я не понял… — Гаррет, изучив сводку, осмотрелся по сторонам, словно в поисках невидимых врагов в командной рубке крейсера. — Откуда они взялись? Почему их боевое охранение нигде не засекло? Что за бредятина? Какие наводки танковых операторов и слепой огонь? С кем они там вообще воюют? С людьми-невидимками?

Ответом агенту была дружная тишина. Несколько минут все ждали, пока будет получена информация от ушедших к поверхности звеньев штурмовиков. Наконец майор Хайли поднялся и направился к огромному центральному монитору. Все переместились ближе, стараясь рассмотреть появившуюся картинку. Стингрей и Гаррет, пользуясь своим преимуществом, подошли к командиру корабля.

— Вот это номер. Смотрите… — Офицер указал на экран. — Это — вид через обычные объективы. А это — с использованием стандартной системы биовидения, о которой говорится в сводке.

Первая картинка показывала холмы, город на краю панорамы, укрепленные танковые рубежи, ведущие огонь. Довольно многочисленные группы искусственных созданий различных видов осаждали позиции. Среди групп противника были и многочисленные гиганты, названные создателями Зверями, и обычные человекоподобные киборги, и похожие на больших, покрытых крепчайшей зеленой кожей хвостатых людей то ли с лягушачьими, то ли с рыбьими головами — их назвали паграми, — и множество других тварей, созданных генетиками Триона. Одни пользовались стрелковым оружием, другие были вооружены естественным — наподобие громадных челюстей, шипастых хвостов, рук-клешней и прочего. То тут то там клубились стаи тех бесформенных тварей, с трупом одной из которых, добытым командой капитана Софтли, уже сталкивались агенты Стингрей и Гаррет. Монстров было много, но гораздо меньше десантировавшихся пехотинцев. Вдруг картинка сменилась новой. И у всех в командной рубке вырвался невольный возглас ужаса. Потому что всю панораму заполнили полчища огромных, величиной со Зверя тварей, похожих на пауков или крабов. Их действительно было не счесть, а главное — они оставались невидимыми невооруженному глазу.

— Дьявол! Это же чужие! — Стингрей подался к самому экрану, пытаясь рассмотреть изображение. — Отдайте команду пилотам сделать крупный план. И выпускайте остальные штурмовики. Нам очень нужно поговорить с господином наместником.

* * *

3-й Имперский Флот вынырнул из межпространства за границей невидимости, рассчитывая встретить беглецов на пороге их собственного дома. Но вместо этого оказался лицом к лицу с могущественным флотом чужаков. При появлении из межпространства идущих первыми двух линкоров класса «Орка» к ним стал стремительно перемещаться весь вражеский флот. Видимо, его готовили специально для встречи увлеченных погоней имперцев. Большая часть кораблей не уступала по своим размерам линкорам и крейсерам адмирала Баука.

Шквал залпов, обрушившийся на 3-й Имперский, поистине ужасал. Один из линкоров авангарда первым погиб в считанные мгновения, второй — серьезно пострадал, практически потеряв возможность вести бой. Повреждения, правда значительно меньшие, получили еще несколько имперских кораблей.

Битва завязалась не на жизнь, а на смерть. Наказанные за беспечную самоуверенность, имперцы оправились от неожиданности и начали сравнивать счет уничтоженных и подбитых кораблей. Однако адмирал Баук не тешил себя глупыми иллюзиями. 3-й Флот принял бой в полном составе и не мог никому послать просьбу о помощи, а противник подтягивал все новые и новые корабли, и так имея преимущество в численности. Кроме того, имперцы на своей шкуре убедились, что теперь им противостоят равные по боевой мощи силы, а не объекты для битья, как ранее.

Внезапно чужаки вышли на связь в свободном эфире на нескольких частотах, используемых подразделениями имперского флота. На большом экране командного мостика флагманского крейсера, куда по команде адмирала вывели изображение, появилась картинка рубки чужого корабля.

В центре видимого сектора стояло существо, похожее на двуногую ящерицу. Вернее, древнего ящера, потому что плоскую голову его украшали большой и малый наросты панцирных рогов, а огромная пасть белела россыпью ровных и острых, как кинжалы, зубов. Существо стояло прямо, напоминая осанкой человека, но за широко расставленными ногами виднелся короткий, толстый хвост. Свободные от одежды руки покрывала гладкая чешуя, превращавшаяся на голове в крупные пластины. Желтые глаза, моргнув, показали двигающееся в горизонтальной плоскости полупрозрачное веко.

Постояв несколько секунд молча, чужак вдруг заговорил на довольно хорошем интере — языке, принятом в Империи в качестве государственного:

— Я — командующий первым крылом объединенного флота Граниса Аир Седьмой. Мы готовы и будем вести мирные переговоры с вашим правительством. Но для этого вы, как сторона-агрессор, должны пойти на неполную сдачу и допуск наших наблюдателей на свои корабли. Мы прекратим огонь сразу после получения от вас согласия. Теперь говорите вы.

— Я — командующий 3-м Имперским Флотом адмирал Баук. От имени Империи могу заверить вас, что мы готовы вести мирные взаимовыгодные переговоры с вашим правительством. Но ни о какой сдаче и допуске посторонних на корабли имперского флота не может быть и речи. Вы первыми нарушили наши государственные границы и начали боевые действия на нашей территории. Мы осуществляем операцию возмездия, от которой, в знак нашего дружелюбия, имеем полномочия отказаться. Предлагаю взаимно прекратить боевые действия и разойтись для подготовки встречи на дипломатическом уровне.

— Мирные переговоры не могут начаться без уступок. Вы сейчас на нашей территории. Сдайтесь, или будете уничтожены и послужите причиной войны между нашими государствами.

— Уступки не должны быть односторонними. В таком тоне никто не вправе говорить с целым имперским флотом. — Подчиняясь жесту раздраженного Баука, связь прервали… — Но продолжать бой мы не можем и из тактических, и из политических соображений. Внимание! Команда по всем кораблям! Отходим. Согласовать координаты прыжка. Отсчет по общей готовности. И пусть решают политики. Как дела со съемкой местности?

— Съемка звездного неба и ближайших планетных систем завершена.

— Отлично. Срочно подготовить расширенный доклад с полным пакетом полученной информации. Отправить по команде сразу по выходу из прыжка. Мне — копию отчета и запись разговора с этим Аиром Седьмым. Я в кабинете.

* * *

Мердок сидел за столиком в уютном приват-кабинете небольшого кабака с простым названием «Странник», который посоветовал ему командор Дикаев. Его развлекала беседой, заодно прислуживая за столом, красивая темнокожая девушка человеческой расы. На столе стояло большое блюдо с рулетом из жирного мяса, запеченного с чесноком и пряностями, ваза со свежей овощной нарезкой, плетенка черного пористого хлеба с тмином и высокий графин с травяной настойкой. Девушка привычным движением наполнила узкую граненую стопку горькой настойкой сбора трав на водке и подложила на опустевшую тарелку очередной сочившийся соком и жиром кусок рулета. Амос поднял стопку со светло-коричневой прозрачной жидкостью, подумав, что все не так плохо, как ему казалось несколько месяцев назад, когда он попал в плен к Дику

Мысль о пирате навеяла Мердоку воспоминание о недавнем инциденте в «Трансваале». Тогда командор действовал как безжалостный мясник. Пилоту в те минуты открылось, что он совсем не знает этого человека, и ему стало страшно. Но прошло несколько дней, и Мердок успокоился. Теперь он говорил себе, что просто не в курсе многого. Ведь и мясник режет скот не потому, что тащится от этого, а потому, что это нужно и важно для других. Для тех, кто сам не может подобное сделать.

Амос, опрокинув в глотку обжигающую терпкую жидкость, принялся за мясо. Неожиданно дверь в кабинет распахнулась, и на пороге возник командор Дикаев собственной персоной. Он радостно скалился, держа в зубах свою любимую «Корону». Весь вид его говорил о том, что у пирата превосходное настроение.

— Вот ты где. Значит, мои проповеди не пропали даром, и ты начал получать удовольствие от твоей теперешней жизни. Давно бы так.

— Это вы, командор? А я вас только что вспоминал! — Амос кивнул девушке, и та моментально выставила еще один комплект посуды.

— Это в смысле: помяни дурака — он и появится? — Дик уселся за стол, забирая у девушки графин и сам разливая настойку.

— Есть и другое объяснение. Говорят, что, если помянутый сразу появился, у него душа безгрешная.

— Ну, это точно не про меня. Я за свою жизнь столько нагрешил, что ни одному черту в самом радужном сне не приснится. Значит, моя версия вернее. Будем! — Пират поднял стопку.

— Господь вам судья. — Пилот хрустнул листом зелени. — Вы меня искали просто так или по делу?

— А если просто так — попросишь убираться? — Дик, рассматривая Мердока, откинулся на спинку диванчика.

— Нет. Просто я надеялся, что будет какая-нибудь работа и я увижу вас с лучшей стороны, нежели в «Трансваале».

— Ты — неисправимый чистюля, Амос. Но ты прав. Я действительно искал тебя по делу. Мы улетаем сегодня вечером. И, думаю, надолго. Работа очень серьезная. Как раз для такого пилота, как ты. И результат ее позволит тебе, в случае успеха, почувствовать себя если не спасителем Империи, то уж спасителем Вольного Мира — наверняка. — Командор вновь поднял стопку, услужливо наполненную девушкой. — Давай, пилот, выпьем за твоих пилотских ангелов-хранителей. Нам понадобится их помощь, несмотря на твое мастерство.

Они выпили, и Дикаев поднялся:

— Спасибо этому дому, теперь пойдем к другому. Пошли, нас уже ждут в порту. Тебе придется опять поучиться.

— Учиться? — Идущий следом Мердок удивленно захлопал глазами.

— Учиться, учиться. Мы решили доверить тебе нашего кормильца. Ты должен в совершенстве освоить управление «пиявкой». И не просто управление. Ты должен чувствовать габариты корабля так, чтобы суметь продеть его в игольное ушко. У тебя довольно много времени. Но результат я спрошу очень строго.

— Не было печали… — Амос ворчал, но сам радовался — как всегда, при появлении возможности овладеть чем-то новым. — А в чем суть спасения мира?

— Извини, но этого я пока сказать не могу. Вдруг ты не оправдаешь моих надежд и на деле окажешься никчемным? Я ведь не видел тебя еще в настоящей работе. Только слухи. Если ты будешь знать суть, станешь опасен. Особенно учитывая, как болезненно ты относишься ко многим нашим делам. Кстати, помнишь те контейнеры с семенами табака, которые мы смотрели в порту?

— Так это был табак? — Амос вспомнил.

— Да. Отборнейший табак с моих табачных плантаций. Разве ты не знал, что одной из основных статей дохода моей семьи является табачный бизнес? Да, мы не только, вернее не столько, пиратствуем. Мы занимаемся многим. У каждой семьи — свой легальный или не очень бизнес. Но суть не в моих семенах. Суть во вредителях.

— Вредителях? — Пилот насторожился.

— Да. Это одна из идей Хайеса. Есть у меня такой человек. Очень умный и расчетливый. Бог даст — я вас познакомлю. Так вот, другой хороший человек, про которого я тебе говорил, профессор Бергштайн, помог воплотить план Хайеса в жизнь. Он создал паразитов, которые питаются листьями табачного растения. Этими паразитами и были заражены зерна, распроданные инкогнито и по демпинговым ценам всем плантациям Империи. И сейчас в Империи бушует табачный кризис. Его еще не почувствовало большинство потребителей, потому что запасы у торговцев были велики. Но уже многие производители на грани банкротства, другие — кое-как сводят концы с концами. Благоденствуют пока только мелкие табачники, закупавшие маленькие партии заказных эксклюзивных продуктов. Так что мы сейчас остались почти монополистами. Империалы на счета моих плантаций, табачных и сигарных фабрик потекли рекой. Операция прошла идеально. И что ты про это скажешь? Подло? Грязно?

— Может, и подло. Но тут вы хоть никого не убивали. Может, даже наоборот. Государству, несмотря ни на что, не удается справиться с никотиновыми империями. А вы половину этого бизнеса угробили. И вообще, хватит делать из меня чистоплюя. Я допускаю, что бизнес — это не всегда честная борьба. Я не приемлю убийства невинных людей! — Амосу было откровенно плевать на дела табачников.

— Ты так говоришь, потому что сам никогда не курил и не знаешь, что значит никотиновый голод. А сигареты и сигары сейчас совсем не те, что раньше. Ты даже представить не можешь, как сумели технологи и генетики изменить и растения, и производство, чтобы избавиться от вредных воздействий или снизить их. И кого ты имеешь в виду, говоря о невинных людях? Этого ублюдка, который перерезал глотки нескольким бедолагам и которому я просто воздал по его делам? Поверь, если бы я не испытывал к нему при этом сострадания, резал бы ему глотку много дольше, наслаждаясь коктейлем его боли и страха.

— Черт! О чем вы говорите! Я порой думаю, что не только совсем не знаю вас, но что вы вообще не человек, а какое-то исчадие ада…

Командор поймал такси, и они молча доехали до порта, где их уже ждал быстрый «Бриз».

— Черт тебя подери, Амос! Если бы знал ты, сукин сын, сколько раз в моей жизни я мечтал стать исчадием ада, чтобы иметь возможность по-настоящему отплатить за боль!..

* * *

Бергштайн метался по кабинету, расположенному в его скоростной яхте, как тигр по тесной клетке. Все начиналось идеально. Высаженный на Глоте десант имперцев буквально захлебнулся своей кровью. Только подразделения бронетехники смогли обнаружить Призраков и противостоять им. Но для них были подготовлены орды других созданий, вооруженные нормальным стрелковым, в том числе и тяжелым, оружием. И тут к Глоту вновь вернулся этот имперский крейсер и своими штурмовиками нарушил столь простые и четкие планы. За один вылет смертоносный рой штурмовиков с крейсера уничтожил половину Призраков, а вторую половину и всех остальных загнал обратно в подземные норы, из которых они и вылезли. Уцелевшие пехотинцы под прикрытием танков и штурмовиков быстрым маршем двинулись к Глоидору. Но самое обидное было в том, что не на ком было выместить злость за свою ошибку. Ведь ее допустил он сам.

Несколько лет назад, когда лорд-наместник Алайгд впервые побывал на Атмелькане и посмотрел коллекцию созданных учеными Триона созданий, он спросил, почему никто из них не летает. Халил Амат тогда удивился — зачем? На что гурянин просто ответил — для господства в воздухе.

Тогда Бергштайн проигнорировал его слова, а теперь горько жалел об этом. Конечно, земные твари вооружатся переносными ракетными комплексами и другим противовоздушным оружием, но господство все равно останется за штурмовиками. У него не имелось под рукой и простенькой модели, над которой можно было бы поработать в этом направлении.

До него, правда, дошли слухи, что некий ученый-отшельник, создавший свою лабораторию на одной из планет Вольного Мира, занимался в свое время подобными разработками. Но, во-первых, он был слишком независим, а во-вторых, с Бергштайном они были скорее врагами, чем кем бы то ни было еще. Тот слишком много знал о Бергштайне раньше, будучи защищенным своим авторитетом. Перебравшись в Вольный Мир, он совсем исчез, став добровольным узником созданного им маленького мирка.

Ткнув клавишу вызова, генетик привычно увидел мгновенно появившуюся в дверях согнутую фигуру слуги.

— Вызови Рагона. Пусть прибудет, как только сможет быстро. Скажи, что это очень важно для меня и очень выгодно для него.

Бергштайн не сомневался, что найдет подход к ученому-отшельнику, но сколько на это потребуется времени! А что делать сейчас?

Попытаться атаковать крейсер? Но потери, которые придется понести всем сотрудничающим с Бергштайном семьям, чтобы справиться с крейсером класса «Император», будут столь велики, что их флоты не скоро залижут эти раны… Сдать имперцам Глот вместе с Глоидором и, соответственно, правительством бывшего лорда-наместника? Но это непоправимый удар по всем жителям Триона, да и по репутации Бергштайна в глазах его сторонников… Значит, во что бы то ни стало нужно отстоять этих никчемных правителей со столицей Триона!.. Генетик замер посредине кабинета, словно боясь спугнуть зарождавшуюся идею. Затем, шагнув к столу, застучал по клавише вызова.

— Командора Дикаева мне срочно! Найди хоть под землей! И скажи, что я прошу его срочно выйти на меня. Скажи — вопрос жизни или смерти для всего нашего дела…

Не прошло и часа, как Дикаев был на связи.

— Здравствуй, дорогой! Хочу просить тебя сделать невозможное. Весь наш план обороны Глота летит псу под хвост. Но я нашел выход. Ты должен атаковать имперский крейсер и вывести его из строя, чтобы он ушел на ремонт.

— Вы что, больны? — Ошарашенный безумным предложением, пират забыл даже ответить на приветствие. — Похоже, профессор, вам нужно отдохнуть. Вы так загоните себя в могилу.

— Не перебивай меня, Ник. Я в здравом уме и твердой памяти. И я не хочу гибели твоей или твоего экипажа. Я уже все продумал. А для твоих людей это будет столь неоценимый опыт, что ты еще будешь меня благодарить за предоставленную возможность его получить. Ты где сейчас?

— На своем мобильном доке, недалеко от вашего Феникса, принимаю новую «пиявку».

— Отлично. Отправляйся ко мне, а я вылетаю тебе навстречу. Все обсудим. Быть может, ты подскажешь лучший вариант.

— Добро. Я беру «Бриз». Он так же быстр, как ваша яхта. Думаю, часа через полтора встретимся. Надеюсь, мне не стоит заскочить за психиатром?

* * *

Крыса, осторожно открыв костюм, выбрался наружу. Темнота туманной ночи сменилась утренними сумерками. Над землей еще лежала тьма, но небо уже осветилось стремительно наступавшим рассветом. Легкий ветерок, разогнав влажные хлопья, принес чистую утреннюю свежесть. Вслушиваясь и вглядываясь, Фигу сделал осторожный шаг от башни. Он понимал, что, как только деактивирует трансформер, сразу станет малоподвижной легкодоступной мишенью. И если от этих жутких тараканов-переростков броня, скорее всего, защитит, то первая же группа стрелков отработает его, как мишень в тире. Значит, оставалось пробираться без костюма — в одном тканевом, наполовину разорванном комбезе.

Пройдя пару шагов, Ро Луиш присел возле трупа Тодга. Прикрыв его, как смог, обрывками плащ-палатки, Крыса поклялся вернуться, чтобы найти и захоронить останки. Он уже собрался отправиться дальше, когда совсем близко, в нескольких десятках метров, раздались крики, знакомый уже, холодящий душу визг и беспорядочная стрельба.

Словно испуганная кошка, Фигу метнулся к своему костюму. Отработанным движением задвинув бронелист и активировав все системы, он крутанул орудия в сторону шума. Около двух десятков солдат из подразделений легкой пехоты и два едва ползших скутера остановились у подножия холма, окруженные сразу тремя невидимыми тварями. Солдаты, заняв круговую оборону, вели веерный огонь, не видя противника и не имея иной альтернативы. Они не попадали в вертких тварей, хотя и не экономили боезапас. Бойцы были обречены.

Одна из тварей сделала очередной выпад, и ближний к ней солдат рухнул на колени, обливаясь кровью из разорванной шеи. Стоявшие рядом перенесли огонь в сторону невидимой атаки, но нападавшего там уже не было.

Крыса поставил спаренные пушки на боевой взвод и спокойно выловил одну из тварей перекрестьем электронного прицела. Двойной энергетический импульс разметал влажные ошметки в радиусе десятка метров. Визг оставшихся в живых монстров слился с утробным воем «Дракона», сделавшего второй выстрел. Последняя из невидимок, не ведая страха, огромными прыжками ринулась к Ро Луишу. Коротким движением переведя пушки в режим автоматического огня, Фигу очередью взрезал склон холма, перемешав останки нападавшего с песком и оплавленными осколками камней.

Солдаты внизу напряженно затихли. Нападений не последовало, и они быстро побежали к вершине под прикрытие посланного им господом тяжелого пехотинца. Крыса отключил генератор полей и откинул бронелист, но, оставшись внутри костюма, не отрывал взгляда от прицела, работавшего в режиме биовидения. Он не хотел вновь стать объектом неожиданной невидимой атаки.

Группа, спасенная им, состояла из нескольких выживших разведчиков и присоединившихся к ним отдельных пехотинцев, которые чудом смогли уцелеть. Они предполагали, что где-то рядом должно находиться танковое подразделение. На одном из скутеров работала только на прием поврежденная частично радиостанция. Именно благодаря ей бойцы и узнали, что танкисты умудрились организовать оборону.

— Думаю, мы не дойдем туда сейчас, хоть это действительно совсем близко, — ответил Фигу рассказчику. — Я видел танки днем. Они построились и ушли за большой холм — вон в той стороне. Скорее всего, они там и встали на ночь. Но эти твари повсюду, и, думаю, к нам тоже скоро гости пожалуют. Так что надо бы окопаться. Какая-никакая, а защита: Особенно если подойдут видимые враги, которых тоже хватает.

— Вряд ли нам хватит одного «Дракона», если эти невидимки подойдут в большом количестве, — покачал головой один из разведчиков.

— А ты лучше копай. Если бы не мой «Дракон», тебе бы уже лежать. Впрочем, можно кого-то на скутере к танкистам отправить. Мы к ним не дойдем, но вдруг они нам пару танков пришлют? — Крыса заметил, что среди солдат только рядовые. Поэтому каждый мог делать что хотел. Это было совсем некстати. Оставалось надеяться только на разум остальных.

— Я, пожалуй, к танкистам смотаюсь. Скутером я лучше других управляю, — опять заговорил тот же разведчик.

— Ладно. Давайте подождем до рассвета. Уже немного осталось. Тогда ты хоть дорогу разобрать сможешь. А пока, парень прав, надо окопаться, — высказал свое мнение другой разведчик.

Никто не стал спорить, и все дружно взялись за работу. Саперная лопатка, несмотря на древность происхождения и малые размеры, в умелых руках творит чудеса. Тут, как нигде, уместна поговорка — мал золотник, да дорог. Смахивая пот со лбов, солдаты вгрызались в землю, делая дополнительную насыпь выбранным грунтом. Через час с небольшим, когда окончательно рассвело, они значительно расширили, углубили и укрепили позицию, сделанную для погибших помощников Ро Луиша вчера днем. Теперь земляные укрепления вмещали в себя всех новых защитников высотки. Скутер с рацией загнали почти к самой башне, спустив в расширенный окоп.

Все это время Крыса крутился в своем костюме, внимательно рассматривая окрестности. Несколько раз то с одной стороны, то с другой появлялись отдельные создания и небольшие группки, но пока никто из них не проявлял интереса, возможно просто не видя в утреннем сумраке копошившихся на холме людей.

Как только солнце разогнало с поверхности Глота тьму ночи, разведчик засобирался в дорогу. Скутер максимально облегчили, сняв с него все, что не несло функционального назначения при движении. Солдат, оседлав узкую машину, повесил на шею короткий «Макфайр-3000». Не задерживаясь больше, он направил скутер к большому холму, за которым, возможно, ждали их всех помощь и спасение.

* * *

Челтон, наблюдавший за разминкой курсантов учебной группы, подошел ближе. Командиры отделений, остановив разминку, построили своих подчиненных.

— Внимание, военные! Сегодня у вас первое занятие по единой системе армейского рукопашного боя. Эта система создавалась на основе древних джиу-джитсу и айкидо. Совсем недавно армейский рукопашный бой получил новую струю крови от гурянского para… — Сержант в последнее время начал присматривать новичков для своего подразделения спецназа 1-го Земного Флота. — Но система армейского рукопашного боя, в отличие от многих видов боевых искусств, в том числе и названных, не требует четкого следования канонам и правилам. Это значит, что если в данный момент проще запороть врага боевым ножом или забить подвернувшейся под руки яваррой, то не стоит играть в благородных бойцов, чтящих кодекс и стиль. В рукопашной схватке нет кодекса чести. Есть только победитель и мясо, в которое превратились побежденные. Нет жалости. Нет благородства. Их приспешники умирают в первом бою. Выживают просто умелые солдаты.

У гражданских есть мнение, что солдаты, особенно бойцы спецназа, владеют всеми приемами рукопашного боя и всеми видами оружия. Это не так. Зачем солдату ставить, к примеру, удар ногой в голову противника, когда в реальном бою он не будет поднимать ногу выше живота? Гораздо эффективнее пинком сломать противнику колено или разбить яйца, чем, прыгнув высоко, попасться на захват и умереть. Агрессивная простота и жестокость много эффективнее изощренных приемов. Не так ли, рядовой Гударгт?

— Так точно, сэр! — Гонор гурянина давно сошел потом и кровью на многочасовых занятиях, превративших самоуверенного юнца в спокойного солдата.

— Хорошо. Конечно, вас будут учить и научат рукопашному бою, в том числе с применением различного холодного оружия. Но главное в этих занятиях — психология. Вы должны научиться не бояться насилия, потому что для выживания солдата оно никогда не бывает чрезмерным. Вы должны понять одно. Вы — солдаты. Не полиция. Не миротворческие объединения. Солдат — это официально узаконенный убийца-профессионал на службе государства. Поэтому если вам пришлось действовать, то действия должны быть максимально агрессивны и жестоки. Вне рабочих ситуаций — в увольнительных и отпусках — можете быть сколь угодно благородны и нежны. Надеюсь, все вы справитесь со своим благородством и добротой во время работы. И опять хочу напомнить вам: если придется, то лучше умереть, мертвой хваткой вцепившись в глотку врага. Повторяйте это, как молитву, которая поможет кому-то из вас выжить в экстремальных условиях. Все, военные. Застоялись вы под мою болтовню. Кружок для разогрева — и на площадку рукопашного боя.

Подгоняемые сержантами, бойцы побежали по мягкой дорожке глубокого песка вокруг спортивного городка.

* * *

С огромного центрального экрана, занимавшего всю переднюю стенку командного мостика крейсера, таращился двумя рядами небольших глаз жуткий паукообразный монстр. Опираясь на шесть коленчатых шипастых ног, подняв переднюю часть тела, он протягивал в сторону фотографирующего его штурмовика четыре передние конечности с острыми и выгнутыми, словно лезвия кос, концами. Разинутые в неслышном крике массивные жвала источали слюну.

— Смотрите, это же наверняка чужое создание! Всех остальных тварей Триони можно понять. Но это… — Стингрей представил, что испытывали солдаты Свободного Легиона, столкнувшиеся в ночной темноте с невидимыми исчадиями ада.

— Ты просто хочешь притянуть все происходящее на Трионе к своей версии о причастности к перевороту чужих. Но, мне кажется, в этой провинции процент маньяков и психопатов в халатах ученых настолько велик, что найти яйцеголового с больной психикой, который смог бы создать такое, — как два файла переслать. Тем более если информация о Бергштайне и его последователях правдива! — Гаррет не разделял взглядов напарника.

— Тут все, похоже, затягивается… — Стингрей отвернулся от экрана. — Думаю, мы не скоро сможем побеседовать с наместником Алайгдом. Если вообще сможем. Не лучше ли бросить до более благоприятного времени эту затею и осмотреть Атмелькан?

— И оставить десант без прикрытия с воздуха?

— Нет. Мы не возьмем крейсер, а заберем у легионеров линкор. Хотя, честно говоря, думаю, на Атмелькане действительно ничего нет, и нам хватит большого сторожевика. — Майкл достал сигарету, но не закуривал, чтобы ненарушать корабельные правила. — Не скрою: у меня есть определенный интерес на Атмелькане.

— Да знаю я. Просмотрел все рапорта о работе группы капитана Софтли… — Гаррет махнул рукой. — Одного не пойму. Почему ты себя виновным чувствуешь? Я что, чего-нибудь не знаю или не помню?

— А чего тут знать? Первоначально расследование курировал наш второй отдел ЛСБИ. И мы должны были принять участие в той командировке. Ты, думаю, понимаешь, что тогда операция была бы проведена с использованием максимальных средств, — Жестом пригласив за собой напарника, Стингрей перешел с командного мостика в свободную для курения зону и наконец прикурил сигарету.

— Это оправдывало себя всегда, как и сейчас с нашим крейсером.

— Не спорю. Именно так. Но в последний момент кураторство сняли. Что там решили чиновники — не в курсе. Но только мы улетели в Место, как акция капитана Софтли превратилась в обычную полицейскую операцию. Со всеми вытекающими.

— Да. По рапортам — они даже летели сюда на малом гражданском лайнере.

— Вот и представь. Они прилетают с полицейской операцией, а на Атмелькане то же, что и на Глоте. Тут полноценный армейский десант обкакался. А они — голым задом ежей давить.

— Да, ситуация неприятная. Но твой знакомый, похоже, умом тронулся.

— Это еще почему? — Стингрей удивленно вскинул брови.

— По отчетам, он провел тщательную проверку на Гиидоне, после которой без эксцессов, совершенно самостоятельно покинул планету. А потом вдруг дал запрос на посещение Атмелькана. Официально они там не появлялись, как и нигде в другом месте. Так сказать, вылетев из пункта А, в пункт Б не прилетели. Ему бы сразу после Гиидона рвать во все лопатки с Триона. Вполне может быть, что на Атмелькан он действительно не попал. Ты же видел, сколько за последнее время судов гражданских пропало.

— Да был он на Атмелькане. Я нутром это чую. А полез туда потому, что нащупал что-то. Просто реальных доказательств, с которыми по команде идут, не было. Что ему еще оставалось?

— Что оставалось? Да всего лишь в живых остаться.

— Пока мы не нашли подтверждений их гибели, они считаются без вести пропавшими! — Стингрей бросил окурок в карман системы утилизации.

— Ну-ну. Это семьям, надеюсь, помогает. Хотя что нам спорить? Давай прокатимся на Атмелькан. Только не будем отступать от принципов максимализма ЛСБИ. Бери у легионеров линкор. Еще бы Челтона сюда. Вот уж любитель маски-шоу по полной программе устраивать!..

* * *

3-й Имперский Флот вернулся в Место. Вернулся, принеся Империи плохую весть о практически неизбежной войне с агрессивным и самоуверенным противником. Противником сильным и умеющим воевать. Адмирал Баук скрипнул ротовыми пластинами, когда ему представили сводку потерь. Чужаки не теряли времени даром и воспользовались принятой очередностью ухода имперских флотов в подпространство. Они уничтожили много кораблей, уходивших последними. В груди гурянина горел огонь мести, но опытный офицер умел владеть собой, оставаясь внешне совершенно спокойным.

— Господин адмирал, сэр! Разрешите обратиться! — Его раздумья прервал командир флагманского крейсера, на котором адмирал находился.

— Да? — Баук поднял на офицера тяжелый взгляд.

— Сэр, получено сообщение о прибытии в Меото группы кораблей с офицером имперской безопасности, которому мы должны оказать любую требующуюся помощь.

— И кем подписано это сообщение? — Адмирал насторожился.

— Генералом Кхаргхом, сэр.

— Черт! Это что еще за кутерьма тут начинается? Свободен.

Козырнув, офицер отошел прочь, однако почти тотчас вернулся:

— Сэр! Они появились, сэр.

— Кто? — Вновь погрузившись в свои размышления, Баук не сразу понял, о чем речь.

— Группа кораблей, сэр. Думаю, вам стоит на них взглянуть.

Заинтригованный словами командира крейсера, адмирал подошел к большому экрану, куда уже вывели картинку.

Кораблей было четыре. Два из них — обычные линкоры класса «Орка». А вот третий…

Больше всего он походил на увеличенный в миллионы раз оптический объектив-трансфокатор. Только вместо линзы в передней части трубы находилась не имевшая дна выгнутая воронка. От задней части трубы с двух сторон симметрично отходили длинные усы, заканчивавшиеся совершенно гладкими шарами. С одной стороны располагался ряд сравнительно небольших надстроек — словно кабины под брюхом гигантского дирижабля. Корабль выглядел уродливым творением авангардистов.

Первым и самым очевидным предположением адмирала была мысль, что это какой-то мощнейший телескоп, которым можно наблюдать за действиями противника сквозь стену невидимости. Поэтому, не мучаясь более, Баук перевел взгляд на четвертый корабль. И тут же разочарованно фыркнул. Четвертым был обычный тягач класса «Бурлак» с вереницей грузовых подвесов, в зажимах которых покоились многочисленные совершенно одинаковые цилиндры.

— Ну и что в этом телескопе странного? — Адмирал с укором посмотрел на командира крейсера. — Поменьше эмоций, господа. Думаю, этот офицер — просто ученый червь, работающий на СИБ. Или, что еще вероятнее, офицер СИБ, присматривающий за каким-то ученым червем. Им осталось до нас пара часов. Не будем спешить с предположениями. Часа через два все узнаем наверняка.

* * *

— Вы мне предлагаете начать убивать имперцев. Но мне они ничего плохого не делали! — Амос сидел в огромном кресле командорского кабинета на Аваттаре. Напротив, неизменно дымя сигарой, в точно таком же кресле развалился Дик.

— А что тебя не устраивает? У нас нет иного выбора, кроме атаки крейсера. И особо не обольщайся. Хоть ты и классный пилот, но малейшая твоя оплошность — и они разотрут тебя в порошок. Да и силы, даже при удачном раскладе, слишком не в нашу пользу. Ты пойми: никто не собирается делать что-либо лишь для того, чтобы «набрать голов». По крайней мере, в моей семье. Иначе стал бы я отпускать экипаж «Улья». У нас другая, гораздо более сложная цель. Нам нужно во что бы то ни стало убрать этот чертов крейсер от Глота. Иначе все пропало. Я могу тебе только обещать, что лишних жертв не будет.

— Лишних жертв? Да любая смерть разумянина — лишняя!

— Ах ты чертов пацифист! А если в атаку на имперский крейсер отправятся десятки боевых кораблей Вольного Мира? Или в этом плане у тебя двойной стандарт — пусть многие сотни, а то и тысячи членов их экипажей погибают лишь из-за того, что какой-то чванливый чистюля не желает губить десяток жизней своими руками. Такой расклад тебя больше устраивает?

— Но экипажи Вольного Мира знают, из-за чего и чем рискуют! — Мердок про себя уже согласился на предлагаемый командором шаг, но почему-то продолжал спорить. — А здесь — невинные жертвы.

— Да пошел ты! Невинные жертвы — это когда прилетаешь к чужой планете и сбрасываешь на головы ее жителей десант. А вот если потом за это раком ставят, это не невинные жертвы. Ты иди сейчас, а то я тебе точно башку отшибу. Иди. Потом договорим. — Пират вышел из кабинета через дверь, ведущую в спальню. Пилот понял, что своим упрямством, похоже, перегнул палку, но не мог уйти, потому что это было бы еще хуже. Минуту посидев, прислушиваясь, не возвращается ли Дик обратно, он громко крикнул:

— Я согласен! Возможно, я был не прав! Но сейчас я согласен!

— Проваливай! Вылет через два часа! — донеслось до него из-за прикрытой двери, и Амосу не осталось ничего другого, как покинуть апартаменты командора.

* * *

Яхта Бергштайна опустилась в космопорт небольшой и неуютной планеты на окраине Вольного Мира. Полосы космопорта были тщательно вычищены от снега, а обочина укатана. Через иллюминаторы открывался вид на сказочный мир искрящегося в лучах светила снега. Насыщенно-синее небо и море света создавали обманчивое чувство. Здесь, в тепле кают яхты, не верилось, что за бортом сейчас минус 37 градусов по Цельсию. И это не самой поздней, по местному календарю, осенью. С приходом зимы температура опустится далеко за пятьдесят, и плевок будет с треском замерзать на полпути к земле.

— Да, Йовович, видно, у тебя совсем нелады с окружающим миром, если ты сюда забрался. Ну что ж, не привык я к холодам, но делать нечего…

Халил Амат, надев на себя несколько слоев одежды, побрел к выходному шлюзу. Внешний люк отполз в сторону, превратив теплый и влажный внутренний воздух в клубящееся облако пара. Шагнув за порог, генетик отметил, как непривычно — после вечнозеленого Атмелькана и искусственного Феникса-3 — скрипит под ногами снег. Было совсем не холодно. Сухой, чистый воздух стоял совершенно неподвижно, не тревожимый ни единым дуновением ветерка. Светило припекало, и Бергштайну даже стало жарко под всеми его одеждами.

— А здесь не так уж и плохо. Просто горнолыжный курорт! Может, Йовович не так и не прав? — Генетик, глубоко вдохнув морозный воздух, поспешил к ожидавшим его на краю поля фигурам.

— Счастлив будь, хозяин! — Первым среди встречавших стоял Рагон.

— Здравствуй, дорогой. Сумели ли твои воины найти здесь того, кто мне нужен? — Халил Амат тепло улыбнулся пирату.

— Да, хозяин. Он здесь. Мы не успели одного. Он понял, что улететь с планеты мы никому не дадим. Поэтому отправил машину с какими-то людьми в другое место. Мы не смогли проследить, куда полетел этот гравитолет. Прости, хозяин.

— Ничего, Рагон, не огорчайся по пустякам. Если наш разговор с Йововичем ни к чему не приведет, думаю, мы найдем это место. Тем более что во времени мы теперь не ограничены.

Бергштайн в сопровождении Рагона и пятерых его воинов дошел до ведущего в глубь высокой горы широкого прохода — подобного тем, что часто делают на скрытых военных базах. Проход защищал толстый бронированный створ. Сейчас, однако, створ был приоткрыт. Видимо, хозяин посчитал бесполезным запираться в своем доме-крепости. За толстым внешним створом находился второй — такой же толстый, но легкий, многослойный, сохраняющий тепло. Оснащенный детекторами движения и сканерами объема, этот створ не позволял теряться теплу из внутренних помещений. Открывшись в режиме «калитки», он сразу закрылся за спинами вошедших.

— Сезам открылся, — усмехнулся Халил Амат. — А где же драконы?

— Драконов не было, хозяин, — ответил непонимающе Рагон.

— Жаль. Мы как раз ради них сюда и пришли… — Бергштайн с любопытством рассматривал теплую, почти домашнюю обстановку даже в технических помещениях. — А где хозяин дома?

— У себя в кабинете. Мы ничего не трогали, потому что сопротивления не было. Он сам прошел в кабинет, сказав, что там вам будет удобнее разговаривать.

Следуя за гурянином, генетик попал в помещения, видимо, служившие хозяину дома лабораториями. Он удовлетворенно отметил, что все они имеют вовсе не заброшенный вид. Рядом с лабораториями находился и сам кабинет, где ожидал прихода непрошеного гостя высокий, плотный мужчина преклонного возраста, крепкий и прямой. Лишь седые волосы да морщины красивого, мужественного лица говорили о летах своего хозяина.

— Хорошо выглядишь, — вместо приветствия промолвил Бергштайн, даже не пытаясь протянуть руку. — Здоровый образ жизни? Или местный холод продлевает жизнь? Нет? Нет. Я знаю. Наверное, любящая супруга и любимые дети. А может быть, внуки? Хотя где в этом захолустье взяться жениху для твоей красавицы дочки?

— Хватит ломать комедию. Я не рад тебя видеть, но с этим ничего не поделать. Я знаю, что ты навел справки обо всем, что меня окружает, прежде чем пожаловать в гости. Я знаю, что ты сможешь найти тех, кого я спрятал от твоих псов. Я примерно представляю, что тебе от меня надо. Садись. Это не быстрый разговор, хоть я и не хочу предлагать тебе стул в своем доме.

— Что ж, Стефан, ты мне всегда нравился своей прямотой и честностью. Именно поэтому я всегда был уверен, что ты не ударишь в спину. И никогда по-настоящему не относился к тебе как к врагу. — Халил Амат откинулся в жестковатом, строгом кресле и достал портсигар на три сигары с излюбленным «Черчиллем». — Мы редко общаемся, но, честное слово, с тобой приятно иметь дело.

— Не могу сказать того же о тебе, поэтому давай быстро покончим с вопросами. Мы оба прекрасно понимаем, что нам предстоит сделка. Тебе что-то нужно от меня, а мне нужно, чтобы ты убрался с моей планеты. Выкладывай, чего ты хочешь?

— Ну-ну. Ты же, вижу, следишь за событиями. Знаешь, что большая война у нас. Все резервы собираем. Хоть, как говорится, наше дело правое, но за свои слова теперь отвечать приходится.

— И чего же я могу дать такого, чего нет у самого Бергштайна? — Было непонятно, спрашивает Йовович серьезно или саркастически.

— Мне нужна твоя помощь. Мы здорово просчитались в свое время. Мы не готовы к бою в небе.

— В небе, говоришь. В небе ангелочки летают, как цветочки… Как же ты так облажался, Бергштайн? Или у тебя советника из настоящих военных нет? Не доверяешь людям. Не хочешь никого слушать, кроме самого себя. Только себя чтишь и любишь.

— Да как же мне себя не любить, Стефан? Я ведь у себя один.

— Ладно, Бергштайн, хватит пустой болтовни. Чего ты хочешь? Я ведь не господь бог. Ты сказал — не готовы к бою в небе? Печально. А теперь дай мне слово, что уйдешь с моей планеты со своими прислужниками, если я дам тебе своего ангелочка.

— Клянусь! Хотя, думаю, ты не особо в мои клятвы веришь. — Халил Амат ликовал в душе. Еще бы, Йовович обещает своего ангелочка. Значит, есть, есть у него что-то готовое. Это была неслыханная удача — Бергштайн рассчитывал хотя бы на незавершенные разработки.

— Ладно. Это единственный законченный мн