/ Language: Русский / Genre:sf_fantasy, / Series: Слизеринский форум (http://slitherin.potterforum.ru)

В одном шаге до пропасти

Ognegriff


Название: В одном шаге до пропасти

Автор: ognegriff

Бета/Гамма: нет

Пейринг/главные герои: ГП, РБ, СБ/Дж.П «за кадром»

Рейтинг: G

Жанр: Angst/Drama/POV

Тип: Джен

Размер: Миди

Статус: Закончен

Дисклеймер: Все права у Дж.Роулинг

Аннотация: После победы над Волдемортом Гарри впадает в депрессию и поселяется в доме Блэков. Он до сих пор не может смириться со смертью Сириуса. Однажды он находит в доме хроноворот и хочет отправиться в прошлое и изменить события так, чтобы Сириус остался жив. Но все идет совсем не так, как он рассчитывал…

Предупреждения: AU, ООС, намек на слэш

Написано на Фест «Лабиринты Времени» СФ.

Тема: «Забытое прошлое»

* * *

Это, конечно, то место,

Только время не это,

Не то время года,

Не то время суток…

Flёur

* * *

Со старой фотографии в серебряной рамке на меня смотрит его лицо - худое, бледное, с резко очерченными скулами, тонкими губами и мрачным взглядом больших темно-серых глаз. Темные волосы слегка вьются, спадают на плечи. Он очень похож на своего брата. Поразительно похож.

Регулус Блэк. Юный Упивающийся Смертью, одержимый идеей чистоты крови, так нелепо погибший, решив бросить вызов Темному Лорду. Безмозглый идиот - так Сириус сказал про него. Он вообще о нем почти не говорил - лишь тогда, три года назад, зашел разговор в гостиной, у гобелена с семейным древом.

Больше Сириус о нем уже ничего не скажет. Сириус упал за завесу и остался там навсегда. Может быть, он встретился с братом - там, где кончается эта жизнь и, наверное, начинается другая…

Сириус говорил о нем с таким презрением - а фотография брата так и стоит на полке в его комнате, обрастая бесчисленными слоями пыли. Это странно. Куда более естественно было бы увидеть фотографию Регулуса Блэка в каморке Кричера, чем здесь.

В доме на Гриммаулд-Плейс все обрастает пылью. Этого никакая генеральная уборка не исправит. Кажется, пыль здесь - живое существо, оно ведет свою собственную жизнь, претендует на территорию, скапливаясь бесформенными серыми комьями в углах, застилая полы мохнатым ковром, оседая на мебели и шторах - так что невозможно даже определить их цвет. Она живет и дышит, испуганно разлетается, потревоженная сквозняком… Пыль и паутина. Паутина свисает с люстр, карнизов и потолка. Бесконечные, пыльные сети паутины…

Неприятное это место - дом Блэков. Но почему-то когда закончилась война, я перебрался жить именно сюда. Хотя вполне мог позволить себе приличную квартиру, жениться, устроиться на хорошую работу - в аврорат звали настойчиво и не раз - и жить, как нормальный человек. Вместо этого я похоронил себя в этой темной дыре, где целыми днями маюсь бездельем в полном одиночестве, бессовестно проживая родительское наследство.

Должно быть, волшебный мир совсем не того ждал от героя войны, избранного, победившего Волдеморта. Ну да мне плевать на этот волшебный мир и на все его ожидания.

Во мне, наверно, уже ничего не осталось от того Гарри Поттера - неунывающего оптимиста, никогда не опускающего руки, всегда готового действовать… Я, может быть, никогда и не был таким. Таким меня видели все остальные, я - соответствовал. Хотя неправда… Я все же был живым, испытывал какие-то чувства, переживал, злился, боялся, любил, был счастлив… А теперь - пустая оболочка. Одно большое, всепоглощающее НАПЛЕВАТЬ… Пустота. Будто Волдеморт тогда уничтожил во мне не свой крестраж, а всю мою душу.

Это бред, конечно. Просто… Ничего не проходит бесследно. И не может все быть как раньше после того, как ты несколько лет подряд, словно попав в дурную бесконечность, сражался со злом, потому что так было нужно, после того, как на твоих глазах умирали друзья, после того, как ты видел их трупы… Может быть, кто-то может спокойно жить дальше. А мне до сих пор снится белая змеиная морда моего вечного врага - хотя шрам не болит уже больше года. Он обязательно кого-нибудь убивает в моих снах, и я просыпаюсь среди ночи в холодном липком поту.

Я пристрастился к кофе в последнее время. Это, наверно, недостойно героя, но - я боюсь снов. Ладно, хорошо хоть - к кофе, а мог бы пристраститься и к огневиски, как Сириус, когда был вынужден безвылазно сидеть в этом доме. Я же здесь - по собственной воле. Лучше быть запертым со своими кошмарами в одиночку, чем видеть сочувствующие лица друзей и слышать их пустые подбадривания: «Все наладится, все будет хорошо. Не кисни, Гарри!».

Джинни не прожила со мной и месяца в той уютной маггловской квартирке, которую я снял для нас. Хорошо, что она не хотела торопиться со свадьбой - видимо, чувствовала уже тогда что-то неладное. Этот ее испуганный взгляд, когда я просыпался с воплями почти каждую ночь… Я бы отдал все, чтобы никогда его не видеть. Она так часто говорила, что нам лучше уехать, куда-нибудь далеко из Англии. Мне казалось, что на самом деле ей больше хотелось уехать от меня. Уверен, она сама бы ушла, если б я не ушел от нее раньше. Я сказал ей тогда, что не люблю ее и что мне вообще никто не нужен - думал, так будет лучше. Но, что самое странное, я почти не лгал - она плакала тогда, а я смотрел на нее, и меня это совсем не трогало, будто ее слезы не имеют ко мне никакого отношения. Странно. Я ведь любил ее. Раньше. А потом - все пропало куда-то, вытравилось, оставив после себя эту темную пустоту.

Я чувствую, что почти мертв. А может быть, так сходят с ума. Гермиона тогда советовала мне обратиться к психотерапевту. Она говорила, что это депрессия. Само собой, я никуда не обратился.

Рон полез в драку - конечно, я такой подлец, второй раз бросил его сестру. Я, наверно, и правда, подлец. Только меня это никак не волнует. Я послал их всех куда подальше со всем их сочувствием и злостью. Это оказалось непросто. Я закрыл камин, обновил защитные чары, неожиданные визиты друзей прекратились, но совы продолжали таскать письма с бесконечными увещеваниями и предложениями помощи и поддержки. Неужели это так трудно понять - что никакие их слова, пусть самые добрые и искренние, ничего не исправят - не воскресят ни Сириуса, ни Люпина и Тонкс, ни Фреда, ни мелкого Криви... Никого. Смерть не-об-ра-ти-ма. Так зачем тратить силы и нервы впустую? Оставьте меня в покое. Я никому из вас не хочу портить жизнь, а портить ее себе - я имею полное право.

Единственная моя компания в этом мрачном доме - Кричер. Но он незаметен и не попадается мне на глаза без надобности. И еще портрет миссис Блэк. Правда, она стала куда спокойнее за этот год, что я прожил здесь - должно быть, привыкла к присутствию мерзкого полукровки. Хотя я, наверно, теперь больше похож на тень или призрак. Может быть, к таким существам ее требования относительно статуса крови не настолько строги…

Я провожу дни, разбирая бесчисленные завалы старых вещей, которые мы не успели разобрать тогда - когда дом Блэков еще был штабом Ордена Феникса. Дом слишком большой, чтобы мы тогда смогли раскрыть все его тайны.

Зловещие артефакты и старое тряпье мне мало интересны. Я ищу что-нибудь… хоть что-то, связанное с Сириусом. Но, кажется, от него остались только фотография четверых Мародеров и плакаты, висящие на стенах его комнаты, - и то лишь благодаря заклятию вечного приклеивания. Больше я не нашел ничего - ни одной его вещи, ни одной фотографии. Наверное, миссис Блэк избавилась от всего, когда Сириус сбежал из дома. Все, что осталось мне от моего крестного, - осколок зеркала и сломанный нож. Да, и еще письмо моей матери к нему и обрывок фотографии, где я лечу на игрушечной метле - я нашел это в его комнате, еще когда мы прятались здесь во время поисков крестражей Волдеморта.

Сириус… Наверно, он единственный, кого бы я хотел видеть. Одна проблема - он, к сожалению, мертв. Иногда я жалею, что бросил воскрешающий камень в Запретном лесу. Пусть бледное подобие, пусть бесплотная тень вместо живого Сириуса - но все же, хоть что-то. Они все - и родители, и он - сказали мне тогда, что они всегда со мной, в моем сердце. Но я не чувствую этого. Там - пусто, как в высохшем колодце, как в этом умершем доме.

Я начинаю забывать, как выглядел Сириус, забывать его лицо. Я не хочу забывать. Но так происходит само собой. Поэтому иногда я прихожу в его комнату и смотрю на фотографию его брата, находя знакомые черты, и лишь тогда немного успокаиваюсь.

Регулус гордо вздергивает подбородок и смотрит на меня с легким оттенком презрения. У Сириуса я видел похожий взгляд, когда он смотрел на Снейпа. У Регулуса с Сириусом одинаковые темно-серые глаза, и волосы одного цвета - черные. Они были черными у молодого Сириуса в воспоминании Снейпа, это потом, после Азкабана, их тронула седина.

Эта глухая тоска по крестному - единственное человеческое чувство, которое я могу испытывать. Это - единственное, что заставляет меня чувствовать себя все еще живым. Но этого ведь не объяснишь ни Гермионе, ни Рону, ни Джинни…

Когда-то я мечтал, что буду жить вместе с Сириусом в этом доме, но мне так и не пришлось. Вместо этого - я здесь совсем один. А он - где-то в неведомых мирах за завесой и никогда не вернется. И попасть к нему туда тоже никак нельзя. Только если умереть, и то неизвестно - встречусь ли я там с ним после смерти. Это как лотерея. Но кто не рискует…

Поймав себя на этой мысли, я начинаю думать, что в словах Гермионы насчет психотерапевта, видимо, все же было зерно истины.

Сумерки сменяются темнотой осеннего вечера. Я сижу на полу в комнате Сириуса, не зажигая свеч. Холодный ветер бьется в окно, распахивает неплотно прикрытую форточку и врывается в комнату, треплет углы плакатов, висящих на стенах, и оборванные в некоторых местах обои, гонит по полу клубки пыли. Они похожи на маленьких серых хищных зверьков, сплошь поросших шерстью - так что не видно глаз. Тем лучше. Мелких острых зубов тоже не видно, и слава Мерлину…

* * *

Я не спец по хроноворотам, но, похоже, эта странная штука, обнаружившаяся в тайнике в кабинете Ориона, - он и есть.

Кто бы мог подумать, что один из ящиков письменного стола, запертый так, что открыть его не могло ни одно заклинание, и ни один из найденных в доме ключей не подходил к замку, среагирует на кровь хозяина дома. Сириус завещал дом мне, я единственный наследник. Будь жив крестный, замок среагировал бы на его кровь…

Вышло все совершенно случайно: я порезался осколком зеркала Сириуса - никак не могу избавиться от привычки вертеть его в руках - и, выгребая хлам из ящиков стола, нечаянно задел окровавленным пальцем замок. Ящик тут же открылся.

В нем нашлось много странных вещей - какой-то древний фолиант в переплете из черной кожи, написанный, похоже, на арабском, несколько флакончиков с разными жидкостями, скорей всего, с ядами, массивное кольцо с черным камнем, на котором был выгравирован герб Блэков. При нажатии на одну из гончих - ту, что слева, - перстень открывался. В углублении под крышкой с камнем лежали три бледно-сиреневые крупинки. Тоже, должно быть, смертоносная штука. Еще обнаружилась серебряная шкатулка, похожая на ту, со зловещей усыпляющей музыкой, что мы выбросили три года назад. Открыть шкатулку я не рискнул. И вот - этот странный предмет, очень похожий на хроноворот.

У Гермионы был такой же на третьем курсе! Почти такой же, только чуть поменьше и на цепочке. Вспомнить бы еще, как она им пользовалась… Сколько оборотов нужно сделать, чтобы вернуться в тот злополучный день, в тот момент в Министерстве у арки? Или нет… еще раньше - в тот момент, когда Волдеморт послал в мои мысли это ложное видение про Сириуса! Вернуться туда и не отправляться ни в какое Министерство - и Сириус никогда не погибнет, он будет жить, он будет со мной!

Сколько оборотов? Я не знаю. Я могу ошибиться. Самое простое - спросить у Гермионы. Как всегда, в общем-то.

Я опускаю хроноворот в карман джинсов, призываю перо и пергамент и дрожащей рукой набрасываю несколько строк:

Гермиона!

Мне нужно с тобой поговорить! Это важно. Напиши, когда ты сможешь быть на Гриммаулд-Плейс. Я к этому времени открою камин.

Гарри

Чтобы отправить письмо мне приходится аппарировать в Косой переулок: я так и не завел себе новую сову после смерти Хедвиг.

* * *

- Гарри! Что случилось? - Гермиона стряхивает с рукава мантии летучий порох, смотрит встревожено. - Ты ужасно выглядишь! Сколько времени ты не спал?

Этот ее вечно обеспокоенный тон… Я невольно замечаю, что она чем-то напоминает мне миссис Уизли, и с досадой думаю о том, что встретиться с ней было не самой лучшей идеей. В конце концов, можно было бы спросить в письме. А можно было и не спрашивать - в доме Блэков огромная библиотека, уж наверняка там бы нашлось что-нибудь про хроновороты.

- Все со мной с порядке, - стараясь скрыть раздражение, отвечаю я. - Почему это - не спал? Спал сегодня ночью, как и всегда, - вру, не краснея - на самом деле я так и просидел всю ночь в комнате Сириуса с чашкой остывшего кофе в руках, но Гермионе об этом знать необязательно. - Просто нашел кое-что, хотел тебе показать.

- Нашел? - Гермиона задерживает взгляд на моих руках, в которых я, как всегда, держу осколок зеркала. - Это? - с каким-то то ли недоумением, то ли испугом в голосе спрашивает она.

- Нет. Это всего лишь зеркало Сириуса, - говорю я и зачем-то добавляю: Все, что мне от него осталось…

- Гарри... Ты все еще?.. Сириуса нет, давно нет. Тебе нужно смириться, принять это, жить дальше.

Где-то я уже это слышал... Голос Гермионы звучит так, будто она говорит с маленьким ребенком или с тяжело больным, сумасшедшим… Это раздражает, чертовски раздражает. Как она не может понять - я не могу жить дальше, так, словно ничего не произошло. Она может - а я нет. Она может - и ей не понять. Она ничего не поймет про хроноворот. Будет отговаривать, скажет, что играть со временем опасно, станет взывать к благоразумию. Да, это точно была плохая идея.

- Я и живу дальше, как видишь, - устало отвечаю я. - Я вообще-то не для того тебя пригласил, чтобы говорить о Сириусе.

- Ты всегда можешь поговорить со мной о том, что тебя тревожит, - сочувственно произносит Гермиона и касается моей руки.

«Только какой толк от этих разговоров?» - думаю я, а вслух говорю:

- Спасибо, - стараясь вложить как можно больше теплоты в это слово, и не испытывая при этом ни капли благодарности. - Так вот, я хотел тебе показать кое-что… Это внизу, в кабинете Ориона.

Я тяну Гермиону к выходу из гостиной. Она послушно идет за мной, и мы спускаемся по темной, скрипучей лестнице.

- Мерлин! Гарри, как ты здесь живешь? - с ужасом восклицает она. - Это же не дом, а склеп! Неужели Кричер здесь совсем не прибирается?

- Не знаю, - честно отвечаю я. - Не помню, чтоб отдавал ему такое распоряжение. Мне ничего не мешает. Хватит и того, что я иногда вытираю пыль в своей спальне, - пытаюсь улыбнуться, но судя по ошарашенному взгляду Гермионы, получается не очень.

Да, пусть все остается как есть. Это состояние дома как нельзя лучше соответствует тому, что творится у меня в душе.

- Вот смотри, - показываю я на все еще открытый ящик стола, когда мы входим в кабинет. - Вот это все я и нашел.

- Не помню, чтоб нам попадались в тот раз эти вещи, - недоуменно произносит Гермиона, перебирая флакончики с ядами.

- Ну да, - киваю я. - Тогда мы просто не могли этот ящик открыть.

- А как ты?.. Как у тебя получилось? - удивленно спрашивает она.

- Кровь, - пожимаю плечами я. - Кровь наследника Блэков. Слушай, Гермиона, я не знаю, что в этих флаконах, но скорей всего, что-то опасное. И книга непонятная какая-то… Может быть, ты знаешь?

- Насчет флаконов - не знаю. Я могу отдать их на экспертизу в лабораторию Святого Мунго. Ханна там работает, помнишь, я тебе рассказывала.

Я молча киваю. Может, и рассказывала, только вот мне совершенно не обязательно помнить о том, где работает Ханна Эббот.

- А книга… Ой, Гарри!.. - Гермиона берет в руки черный фолиант и смотрит на него так, как можно было бы смотреть на ядовитую змею - со смесью страха и отвращения. - Если я не ошибаюсь, это - Некрономикон! Никогда бы не подумала, что здесь может храниться такое!

- Некрономикон? - переспрашиваю я: знакомое название. - Что-то темномагическое?

- Да, Гарри! Книга Мертвых! Многие считают эту книгу всего лишь выдумкой, легендой. Но, как видишь, это не так! Считается, что с ее помощью можно вызывать демонов! Гарри, я же могу ее взять? Надо изучить поподробнее, посоветоваться с экспертами, - глаза Гермионы загорелись, как и всегда, когда ей представлялась возможность узнать что-то, ранее ей не известное. Затем, словно пытаясь оправдать свой слишком живой интерес к темномагической книге, она добавляет: - Это ведь вполне может быть подделка.

- Бери, конечно, - великодушно соглашаюсь я. - Да и все остальное тоже. Тут много странного. Потом мне расскажешь, что к чему. - Я вручаю Гермионе вместе с флаконами и книгой зловещую шкатулку, затем беру в руки кольцо Блэков. - Только вот это я хотел бы оставить себе.

- Фамильный перстень? - она тянется за кольцом, берет его у меня и задумчиво рассматривает выгравированный на черном камне герб.

- Открой его. Нажми на собаку слева.

- Это наверняка яд, - говорит Гермиона, открыв кольцо и увидев бледно-сиреневые крупинки.

- Ага, только интересно - какой. Возьми и их тоже - на экспертизу. Только вот куда бы их положить? - я оглядываю комнату в поисках подходящей тары, но Гермиона мгновенно наколдовывает маленькую пробирку и высыпает крупинки туда.

Она возвращает мне кольцо, и я надеваю его на палец. Я отдал ей все, что нашел в тайнике, только вот хроноворот благополучно лежит в моем кармане.

- Что ж, Гарри, как только я что-то выясню, я тебе напишу, - улыбается Гермиона, видимо, уже собираясь прощаться.

- Спасибо, - отвечаю я, благодаря ее не столько за помощь со всеми этими вещами, сколько за то, что она не стала продолжать читать мне проповеди о том, что надо смириться, жить дальше, убраться прочь из этой мрачной, пыльной дыры и все в таком духе…

Гаснет зеленое пламя, и я снова закрываю доступ к камину - мало ли кому придет в голову неожиданно ко мне вломиться. Если мне будет необходима чья-то компания, я сам об этом сообщу.

* * *

Я вынимаю хроноворот из кармана и верчу его в руках, раздумывая о том, как же мне поступить, когда я окажусь в прошлом. Как изменить события, так чтобы Сириус остался жив? Не засыпать на экзамене по истории магии, чтобы не увидеть тот сон? Но как? Я же не могу попасться себе самому на глаза и о чем-то предупредить - неизвестно, чем это может обернуться. И так же невозможно отговорить себя самого отправляться в Министерство спасать Сириуса. И связаться с крестным тоже не удастся - Кричер все так же соврет, что его нет дома. Если бы был какой-то другой способ…

Внезапно мой взгляд останавливается на осколке зеркала, который я положил на столе. Ну конечно! Я ведь забыл тогда, что с Сириусом можно связаться через зеркало! Вот дурак! Все же просто - пробраться в гриффиндорскую спальню, достать зеркало со дна моего чемодана и положить где-нибудь на виду. Тогда я - тот, что в прошлом, - замечу его и поговорю с Сириусом. Я смогу убедиться, что с ним все в порядке, и не нужно будет бежать ни в какое Министерство. Сириус останется жив!

Если бы только знать, сколько нужно оборотов! Если бы только знать… Мои руки все так же бездумно вертят хроноворот - и внезапно гостиная словно растворяется в воздухе. Я будто лечу назад с немыслимой скоростью. Мимо несутся, крутясь, как в калейдоскопе, яркие цветные пятна, размытые очертания… Я почему-то вспоминаю картины на выставке современного искусства, куда однажды затащила нас с Роном Гермиона - еще до того, как я добровольно замуровал себя в этом доме. Кровь пульсирует в ушах, и я не слышу ничего, кроме частого стука собственного сердца.

Что случилось? Все очень похоже на то, что было тогда, на третьем курсе - когда мы перенеслись на несколько часов назад с помощью хроноворота Гермионы. Неужели я только что случайно запустил хроноворот? Мерлин! Куда же я теперь попаду?..

Все заканчивается так же внезапно, как и началось. Я вновь ощущаю твердую почву под ногами и вижу вокруг себя гостиную Блэков. Только выглядит она теперь немного по-другому. Серый шелк, которым обиты стены, совсем недавно грязный и в пятнах, - теперь чист и выглядит, как новый. В массивной люстре горят свечи, их свет играет бликами в кристально-чистом хрустале. Мебель в гостиной, оказывается, из черного дерева - это теперь стало понятно, потому что на ней нет ни пылинки. Под ногами - мягкий голубовато-серый ковер. Гобелен с семейным древом, висящий на стене, тоже, кажется, обрел краски, и… имя Сириуса на нем - оно не выжжено! На сколько же лет назад я перенесся?!

От созерцания родового древа Блэков меня отвлекают приближающиеся голоса.

Кричит женщина - истерично, пронзительно, в ее голосе слезы и отчаяние:

- Сириус! Я выжгу тебя с гобелена, клянусь! Если ты сделаешь это… Я не шучу, Сириус!

Неужели это его мать? Неужели Сириус как раз сейчас собирается сбежать из дома?

Поспешно наложив на себя дезиллюминационное заклятье - жаль, что мантии-невидимки нет с собой! - я выглядываю из гостиной на лестничную площадку, и в этот момент мимо меня, едва не задев, пробегает… шестнадцатилетний Сириус! Он выглядит почти так же, как в воспоминании Снейпа, только волосы длиннее, и одет он не в хогвартскую форму, а в белую рубашку с пышными рукавами и кружевными манжетами и в черные брюки, как-то по-старинному - должно быть, так было принято одеваться среди чистокровных волшебников.

- Сириус Блэк, вернись! - кричит сверху Вальбурга.

Через мгновение она тоже проносится мимо меня, шелестя длинным черным платьем. Я, стараясь ступать бесшумно, спускаюсь вслед за ней.

Уже в холле Вальбурга хватает Сириуса за руку.

- Ты. Никуда. Не уйдешь, - раздельно произносит она. Ее глаза, такие же темно-серые, как и у Сириуса, пылают гневом, но голос дрожит.

Она совсем не похожа на ту старуху с портрета. Тут она еще пока молодая и даже, можно сказать, красивая: черные волосы собраны в строгую высокую прическу, немного резкие, но все же правильные черты лица, гордая осанка. Она, кажется, говорила, что быть Блэком - все равно, что быть отпрыском королевской крови, и, глядя на нее, я вижу, что она сама может быть тому живым примером. Черная шахматная королева…

Сириус смотрит на мать со злостью.

- Уйду. И мне все равно, что ты сделаешь. Мама, - выплевывает он, вырывая свою руку.

Уже собранный чемодан стоит рядом с ним. Сириус с каким-то остервенением хватается за его ручку.

- Куда ты пойдешь, Сириус? Тебе же некуда идти, - уже более мягким тоном говорит Вальбурга.

- Тебе-то какое дело? Да хоть к Джеймсу! - с вызовом выкрикивает Сириус.

- Чтобы сын Блэков превратился в какого-то приживала! Я не позволю! Я запрещаю тебе, Сириус! - на щеках Вальбурги от гнева и волнения проступают красные пятна.

Сириус лишь презрительно фыркает в ответ.

- Этот твой Поттер… Это все он… - продолжает его мать. - Это все его влияние! Неужели ты не видишь, Сириус, что он беспринципный, наглый, развращенный мальчишка? У него нет ни морали, ни совести! Неужели ты хочешь стать таким же? - в ее голосе звучит неподдельный ужас.

Да что она такое несет! Мой отец? Беспринципный, наглый, развращенный? Что она хочет этим сказать?

- Все лучше, чем быть Блэком, - усмехается Сириус, стараясь спародировать интонации матери.

- Одумайся, Сириус! - приблизившись к нему, Вальбурга хватает его за руки. - Одумайся! Что я скажу отцу, когда он вернется, а тебя не будет? Как мне перед ним оправдываться? Сириус, мы многое тебе прощали, но убегать из дома предков… Это немыслимо! Сириус, мальчик мой, неужели тебе настолько плохо дома? - спрашивает она, и я не верю своим ушам, потому что ее голос звучит умоляюще. - Тебя ведь никто не упрекнул, когда ты попал в Гриффиндор. Тебе никто слова плохого не сказал, когда ты притащил этот ужасный маггловский мотоцикл. Все мы терпели, когда ты привозил Поттера чуть ли не каждые каникулы. Но некоторые вещи, Сириус… У меня это в голове не укладывается!..

- Не стоит совать свой нос, куда не надо, и с головой все будет в порядке, - зло произносит Сириус.

Я смотрю на него - и не могу узнать. Такие слова, такой тон, это надменно-презрительное выражение лица подошли бы, скорее, Малфою, чем Сириусу, моему крестному, которого я знал, которого любил. Я ведь не так, совсем не так представлял себе сцену его ухода из дома. Думал, властная, истеричная мать третировала его, как единственную «паршивую овцу» в семье, и этим довела до крайности. А сейчас - что я вижу… Вальбурга чуть ли не с плачем просит его остаться, а он бросает ей холодные, язвительные, злые фразы. Мир перевернулся! Мать его любит - в этом нет никаких сомнений. А Сириус, похоже, ненавидит их всех, и в голове у него - только Джеймс…

- Мое дело - куда мне совать свой нос! - взвизгивает Вальбурга и как-то внезапно сникает: - И… зачем… ну зачем сейчас об этом? Давай не будем, Сириус. Не уходи. Как мы будем без тебя? - она заглядывает Сириусу в глаза, все так же не выпуская его рук из своих, а он, поморщившись, отворачивается.

В этот момент сверху раздаются быстрые шаги: кто-то еще спускается в холл.

Я оборачиваюсь на звук шагов и вижу сбегающего по лестнице Регулуса Блэка. Сколько ему сейчас - четырнадцать? Пятнадцать? Он совсем не похож на того надменного мальчишку с фотографии - растрепанный, с покрасневшими глазами, взволнованный. Одет он почти так же, как Сириус, только рубашка на нем зеленая - слизеринец он и есть слизеринец.

- Сириус! - кричит он. - Ну куда ты уходишь? Зачем? Я же просил тебя! И мама просит. Посмотри на нее - до чего ты ее довел!

Он останавливается в нескольких шагах от матери и брата, смотрит на них с отчаянием:

- Неужели мы все не можем жить, как нормальные люди? Сириус…

- Заткнись, Рег, - отмахивается Сириус. - Тебе я уже давно все сказал. И ты меня не переубедишь, ясно? - он резко вырывает свои руки из рук Вальбурги и снова хватается за чемодан. - Все! Как же вы мне все надоели!

Он разворачивается к двери с явным намерением закончить разговор и наконец уйти.

- Сириус!.. - в один голос восклицают Регулус и Вальбурга.

- Если ты сейчас уйдешь, ты мне больше не сын! Ты больше не Блэк! - кричит мать в спину Сириусу, и голос ее эхом разносится по всему холлу.

- Счастлив это слышать, - не обернувшись, бросает Сириус и уходит, громко хлопнув дверью.

Регулус стоит, прислонившись к перилам лестницы, бледный, с мокрыми глазами.

- Мерлин! За что на мою голову… - шепчет Вальбурга, закрывая лицо руками. - Ну ничего! - через мгновение вскрикивает она. - Ничего! Я этого так не оставлю! Прочь из нашего дома! Прочь из нашей семьи! Предатель рода! Больше не сын… Больше не Блэк… - бормочет она, стремительно поднимаясь вверх по лестнице.

Вот сейчас она и выжжет его имя с гобелена, догадываюсь я.

Видимо, Регулус тоже об этот догадался, потому что кидается вслед за матерью со словами:

- Мама! Мама, не надо! Может быть, он еще вернется! Успокойся! Тебе сейчас главное - успокоиться!

Я поднимаюсь за ними в гостиную и вижу, как направив палочку на гобелен, Вальбурга превращает имя Сириуса в черное пятно.

- Вот и все… Вот и все… - исступленно шепчет она и, прислонившись к стене, бессильно сползает по ней на пол.

Регулус бросается к ней и неловко обнимает. Вальбурга всхлипывает, совсем не аристократично шмыгая носом и некрасиво кривя лицо. Регулус плачет беззвучно, сбивчиво повторяя какие-то пустые, ничего не значащие утешительные слова. Если ты потерял кого-то, все слова бессильны - это я знаю по себе.

Мне вдруг становится неловко от того, что я стал невольным свидетелем этой жуткой сцены. На душе какой-то смутный, неприятный осадок - то ли от тех слов, что Вальбурга сказала о моем отце, то ли оттого, что я увидел Сириуса совсем не в том свете, в каком ожидал. Муторно, противно, скверно…

Я выхожу из гостиной, оставив Регулуса и Вальбургу одних. Надо бы пойти в библиотеку, разыскать что-нибудь про хроновороты и отправляться обратно.

Но ноги почему-то сами несут меня на третий этаж, в комнату Сириуса. Дверь не закрыта. В комнате все так же, как было, то есть - как еще будет. Только обои пока не отстали от стен, и нет такого количества паутины и пыли. И еще… на полке, рядом с фотографией Регулуса - в такой же серебряной рамке фотография Сириуса на фоне хогвартского замка. Он весело улыбается, а его длинные волосы развеваются на ветру.

Бесцельно побродив по комнате, я подхожу к окну. На улице вечерние сумерки, уже начинает темнеть. Медленно, крупными хлопьями падает снег. Должно быть, сейчас время рождественских каникул - раз Сириус и Регулус не в Хогвартсе. Веселое Рождество в этом году у Блэков…

Внезапно я слышу, как за моей спиной открывается дверь. Оборачиваюсь: входит Регулус, все такой же бледный и заплаканный. Он подходит к полке, где стоят их с братом фотографии, долго вглядывается в лицо Сириуса, а затем, забрав его фотографию с собой, выходит из комнаты.

Сам не знаю почему, я иду за ним.

Рядом с дверью в комнату Сириуса - другая дверь, со знакомой табличкой: «Не входить без ясно выраженного разрешения Регулуса Арктуруса Блэка».

Войдя в свою комнату, Регулус бросается на постель, так и не выпуская фотографию Сириуса из рук. Я смотрю на него, стоя у двери: по его щекам опять текут слезы.

- Идиот! Безмозглый гриффиндорский идиот! - с бессильной злобой в голосе шепотом произносит он.

Я снова вспоминаю о том, что надо уже разобраться с хроноворотом и наконец вернуться. Сколько можно наблюдать за чужими неприятностями? Жаль их, конечно, - и Вальбургу, и Регулуса. Но чем я могу им помочь? Ничем.

В этот момент раздается негромкий стук в окно.

Регулус вскакивает с кровати и впускает в комнату большую черную сову. Отвязав от ее лапки небольшой свиток пергамента, и быстро прочитав записку, он набрасывает на обороте ответ и отправляет сову обратно. В его глазах - тревога и беспокойство.

Что же ему там написали? Неужели еще одна плохая новость? Может быть, сочувствие к этому бледному, заплаканному мальчишке, а может быть, простое любопытство заставляет меня подумать о том, что вряд ли я вернусь обратно раньше, чем выясню, что за странное письмо получил сегодня Регулус Блэк. Что ж, подождем, что будет дальше.

Стараясь не произвести шума, я сажусь на пол у стены, недалеко от двери - так чтобы, если Регулус решит выйти, он не смог наткнуться на меня.

Но он, видимо, никуда выходить не собирается. Достав из-под кровати какую-то книгу в сером переплете, он снова ложится на кровать и начинает читать. Осторожно приблизившись к нему, я вижу название - «Темная магия для начинающих». Очень интересно… Наследнику рода темных волшебников почему-то приходится прятать книгу по темной магии под кроватью - странно это. А вот газетные вырезки из статей о Волдморте он почему-то не прячет - висят на самом виду. Тоже мне, украшение интерьера! Интересно, он уже принял Темную метку или нет? Кажется, еще пока не должен.

Так проходит достаточно долгое время - наверняка, не меньше двух часов: Регулус читает, а я сижу на полу и смотрю на него и иногда по сторонам. Мне нравится его комната, хотя я никогда не любил сочетание серебристого с зеленым, но здесь это все как-то… уместно, что ли, и чувствуется вкус, и ничего лишнего. Вот только убрать бы со стены Волдеморта…

- Регулус, спускайся к ужину! - раздается через какое-то время из-за двери голос Вальбурги.

- Спасибо, мама, я не голоден. Я не буду есть, - отвечает Регулус, все так же не отрываясь от книги.

Шаги Вальбурги стихают внизу. Регулус смотрит на настенные часы - ровно семь. Он встает, прячет «Темную магию для начинающих» обратно под кровать, подходит к платяному шкафу и достает оттуда зимнюю мантию.

Так. Куда-то собрался. Вот сейчас аппарирует неизвестно куда, а я так ничего и не узнаю. Хотя как же он аппарирует? У него же еще, наверно, и лицензии нет.

Набросив на себя мантию, Регулус выходит из комнаты и спускается вниз по лестнице. Он старается ступать осторожно и все время озирается по сторонам. Значит, направляется куда-то тайно…

Я иду за ним. И лишь в прихожей, когда он уже открывает входную дверь, я вспоминаю, что на улице зима, и если я сейчас выйду вместе с ним, то обязательно замерзну. Схватив с вешалки у входа первую попавшуюся мантию, кое-как надеваю ее и снова произношу дезиллюминационное заклятие - шепотом. Надеюсь, Регулус не услышит.

Он, кажется, услышал, потому что оборачивается. Но не увидев за своей спиной ничего, он распахивает дверь и выходит из дома. Я мгновенно выскальзываю в открытую дверь за ним.

Регулус долго петляет лондонскими улицами, попадая то в магические, то в маггловские районы. Старается запутать следы? Да куда же он идет, черт возьми! Я уже начинаю замерзать - мантия, бессовестно украденная в доме Блэков, совершенно не греет. Хотя почему - украденная? Я законный наследник - значит, имею право.

И почему я удивляюсь, когда мы наконец попадаем в Лютный переулок? Куда еще может отправиться на ночь глядя тайком от матери будущий Упивающийся Смертью!

Остановившись у какого-то непрезентабельного паба, Регулус задумчиво всматривается в вывеску: «Голова с плеч». И действительно - на вывеске изображена отрубленная голова с отвратительным вываленным набок языком. Странное название для питейного заведения.

Должно быть, удостоверившись, что попал куда нужно, Регулус, входит в паб. Я все так же следую за ним.

Заведение оказывается не менее отвратительным, чем его название и вывеска. Маленькое помещение тонет в сизом трубочном дыму, так что сразу даже невозможно разглядеть закопченные стены и грязные деревянные столы, за которыми расположилась не менее отвратительная публика. Я с удивлением замечаю, что среди сидящих в пабе нет ни одного человека, который удосужился бы снять капюшон мантии. Видимо, здесь предпочитают не быть узнанными. Чем-то это место напоминает мне «Кабанью голову», только куда грязнее и гаже.

Регулус заказывает сливочное пиво и садится за свободный стол. Да, я бы сейчас тоже выпил сливочного пива. Или лучше огневиски - промерз до костей. К счастью, как бы скверно здесь ни было, в помещении, по крайней мере, тепло.

Я замираю в углу, откуда могу видеть стол, за которым сидит Регулус. Кого же он ждет?

Вскоре в паб входят две фигуры в черном. Одна из них, судя по росту и покрою мантии, скорей всего, женщина. Заказав по бокалу какой-то зловещего вида темной жидкости, двое подсаживаются к Регулусу. Расслышать из их разговора, естественно, ничего нельзя - я стою слишком далеко, да и будь я ближе - куда там что-то услышать среди этих пьяных воплей и гогота. Да, «Голова с плеч» - вполне удобное место, чтоб обсуждать темные дела.

Не просидев в пабе и получаса, Регулус и те двое выходят на улицу. Я иду за ними, петляя темными, узкими переулками. Я стараюсь приблизиться к ним настолько, чтобы услышать их разговор, и через какое-то время мне это удается: я слышу, как Регулус негромко произносит, обращаясь к своей спутнице:

- Но откуда мы можем знать, что все, что он говорит - правильно?

- Что ты сказал? - шипит она, и голос ее кажется мне смутно знакомым.

- Я сказал, что не считаю правильными некоторые его… суждения! - резко и уже громче отвечает Регулус.

- Зря ты вообще связалась с этим мальчишкой. Говорил я тебе… - недовольно ворчит грубым басом третий из их компании.

- Ах ты! - со злобой кричит женщина на Регулуса. - Да как ты вообще смеешь сомневаться в Темном Лорде, щенок!

Вот оно что - Упивающиеся! И этот голос… Беллатриса! Беллатриса Лестрейндж - это она, наконец понимаю я.

- То, что он говорит о магглах… Что их можно использовать для опытов… - не унимается Регулус.

- Сейчас ты у меня увидишь такие опыты! - взвизгивает Беллатриса и выхватывает из рукава мантии палочку. - Круцио!

- Экспеллиармус! Ступефай! Петрификус Тоталус! - я выкрикиваю заклинания, словно на автомате, и вот - палочка Беллатрисы летит в сторону, сама она застывает на месте, а ее спутник с громким стуком, словно бревно, валится на землю.

Регулус испуганно озирается в поисках того, кто все это учинил, и в этот момент я отменяю дезиллюминационные чары.

- Поттер? - ошарашенно произносит брат Сириуса.

- Поттер, Поттер, - машинально киваю я и хватаю Регулуса за рукав. - Аппарируем, они сейчас придут в себя!

* * *

Оказавшись рядом с Тауэрским мостом, я отпускаю Регулуса, а он все так же очумело смотрит на меня.

- Какого дьявола ты там оказался? - спрашивает он. - И почему это вдруг кинулся меня защищать? - во втором вопросе уже звучит подозрение.

Дурацкая привычка вечно всех спасать - вот почему, думаю я, а вслух отвечаю:

- Мимо шел. Услышал - кто-то пытается применить Непростительное. А он везде запрещены, насколько я знаю. Решил помочь. А что - не надо было? Мне вот тоже интересно, откуда ты знаешь, как меня зовут?

Правда, откуда? Это я могу его знать, а он меня - никак не может. Я в то время еще вообще не родился. И тут я понимаю… Все же очевидно - Регулус просто принял меня за моего отца! Не думал, что когда-нибудь буду жалеть об этом своем поразительном сходстве с ним. Я всегда так гордился этим сходством, а сегодня - оно играет против меня. И ведь придется как-то выкручиваться, иначе… Да, права была Гермиона - играть со временем опасно.

- Откуда знаю? Это что - шутка такая? - фыркает Регулус. - Да тебя весь Хогвартс знает! А я - тем более! Будто не с моим братом ты дружишь, и не в моем доме проводишь каникулы! Шутка не удалась, Джеймс.

- Я вообще-то Гарри, - абсолютно честно отвечаю я.

- Гарри? - Регулус недоуменно вглядывается в мое лицо. - Но ты же сам сказал - Поттер…

- Да, Гарри Поттер, - киваю я и совершенно невинным тоном спрашиваю: - А причем здесь какой-то Джеймс?

Регулус совсем теряется и продолжает смотреть на меня.

- Да я тебя просто с одним знакомым спутал, - наконец говорит он. - Ты на него очень похож, только у тебя глаза зеленые. Слушай, а вы не родственники? Ты же тоже Поттер, как и он.

- Ну… - задумчиво тяну я, и тут - приходит озарение: - Вообще-то у меня в Англии есть родственники… И кузен троюродный - вот не помню, вроде Джейк, а может быть, и Джеймс. Я его вообще-то никогда не видел.

- Родственники в Англии? Так ты что - не англичанин? - спрашивает Регулус.

- Я из Нью-Йорка, - продолжаю вдохновенно врать я.

- Да? - недоверчиво смотрит на меня Регулус. - А говоришь по-английски не так, как американцы.

Наблюдательный… Да уж, слизеринская натура - что тут скажешь.

- Нет, по происхождению я англичанин, просто наша семья живет в Америке. Но мы очень чтим традиции и говорим на чистом английском. Меня с детства так приучили, - говорю я.

Если он придерется еще к чему-то, боюсь, моя фантазия иссякнет.

Но Регулус лишь одобрительно произносит:

- Традиции - это хорошо, - и добавляет: - Да, я очень удивлюсь, если Джеймс Поттер - твой кузен…

- Почему?

- Очень неприятный тип, - морщится Регулус. - А ты вроде нормальный человек.

Не знаю, обижаться ли мне на то, что он назвал моего отца неприятным типом, или радоваться тому, что сам я удостоился звания «нормального человека», поэтому молчу, а Регулус продолжает:

- Спасибо, кстати, что выручил. Не хотелось бы испытать на своей шкуре Круциатус.

- Слушай, а кто это вообще такие были, и чего им от тебя было надо? - разыгрываю неведение я. Да я ведь и на самом деле - в неведении, хоть и наполовину.

- Моя сумасшедшая кузина Белл и ее приятель Рудольфус, - вздыхает Регулус. - Зря я вообще согласился с ними встретиться…

- А в чем дело? - не отстаю я. Вот, значит, видимо, от кого была та черная сова!

- Долгая история… - туманно отвечает он и несколько мгновений оценивающе смотрит на меня, словно сомневается, стоит ли мне доверять. - Может быть, еще расскажу. Потом.

Регулус озирается по сторонам, и в его взгляде мелькает недоумение.

- Так, а где это мы? Похоже, маггловский район…

- Ну, у меня с детства эта картинка с Лондоном ассоциируется - вот и представил. Я ж тут сегодня первый день, маггловский Лондон знаю плохо, а в магическом нас бы быстро нашли. Представил себе это место - надо же было куда-то аппарировать. Тауэрский мост, ведь так?

- А, ну да, - растерянно кивает Регулус. - Только как мне теперь отсюда домой добраться? Аппарировать я не умею, метлы с собой нет, - с досадой добавляет он.

- Ну мы же можем опять вместе аппарировать, - возражаю я.

- А ты знаешь, где Гриммаулд-Плейс?

- Нет, - отвечаю я, решив не признаваться в излишней осведомленности.

- Вот, в том-то и проблема. А тебе, кстати, куда надо?

- Ну я еще пока нигде не остановился. Говорю же - первый день.

- А в Лондон зачем приехал?

- Да как тебе сказать… Потянуло что-то… Может корни… - пожимаю плечами я, совершено не зная, как ответить на вопрос Регулуса. - Я вообще сюда перебраться жить хочу, найти работу…

- Работу? - удивляется он. - А я думал, ты еще в школе учишься.

- В прошлом году закончил. Пора уже начинать самостоятельную жизнь, - улыбаюсь я.

Регулус тоже улыбается, и я вижу, как он похож и, в то же время, не похож на Сириуса. И внезапно понимаю, что он мне симпатичен - настолько, насколько неприятен показался Сириус, которого сегодня я увидел совсем с другой, неожиданной стороны.

- Ну раз ты нигде еще не остановился, - все так же улыбаясь, произносит Регулус, - то я тебя приглашаю в свой дом. Я, кстати, Регулус Блэк, - протягивает он руку, видимо, вспомнив, что в суматохе забыл представиться.

- Очень приятно. Гарри Поттер, - отвечаю я и пожимаю его руку. - А приглашение принято.

В этот момент мне почему-то становится так легко и радостно, как не было очень давно. И откуда-то возникает уверенность, что мы обязательно станем друзьями, и я не позволю ему принять метку и попасть в лапы к Волдеморту. И Регулус не умрет такой страшной и глупой смертью. Я сделаю для него то, что должен был бы сделать Сириус, но не смог, а может быть, что куда хуже, не захотел.

- Вот только как мы попадем к тебе домой, раз аппарировать туда я не смогу?

- Ой, лучше не спрашивай… Я сам на этой штуке никогда не ездил, и желанием не горю, но другого выхода нет.

Регулус подошел поближе к дороге и взмахул палочкой. Буквально через мгновение перед нами остановился двухэтажный автобус, почти такой же, как тот, на котором ехал я, когда сбежал от Дурслей, правда, не настолько современный. То есть, он конечно и так был современным - только не для моего времени. А для семидесятых - конечно, в самый раз. Из автобуса вышел пожилой кондуктор и гнусавым голосом громко провозгласил:

- Автобус для волшебников и ведьм «Ночной рыцарь» к вашим услугам!

* * *

Прожив в доме Блэков три дня, я прихожу к мысли, что мне совсем не хочется возвращаться.

Если честно, я был очень удивлен тем, что и Вальбурга, и Орион приняли меня так радушно. Правда, миссис Блэк, как только мы с Регулусом вошли в холл, взглянула на меня так, как смотрят на привидений или еще на что похуже - должно быть, решила, что ее младший сын тоже связался с Джеймсом Поттером.

Когда же Регулус представил меня как Гарри Поттера, только сегодня прибывшего из Нью-Йорка, и вытащившего его из одной очень неприятной ситуации, Вальбурга сменила гнев на милость. Правда, спрашивала, не родственник ли я Поттерам из Годриковой Лощины, на что я туманно ответил, что - возможно, и что у меня есть какие-то родственники в Англии, но я с ними совершенно не знаком.

- Вот и хорошо, - сказала тогда она. - Знакомиться с ними я бы вам не советовала. Не хочу, конечно, сказать ничего плохого… И в любом случае вы всегда можете рассчитывать на нас, пока не устроитесь в Лондоне. Пойду распоряжусь, чтоб вам приготовили комнату. Но все-таки, как же вы, черт возьми, похожи на Джеймса… - пробормотала миссис Блэк, уже уходя.

Орион же сказал, что рад меня видеть и простодушно добавил:

- Рад, что Рег наконец-то пригласил кого-то из своих друзей в наш дом и что ему теперь не придется проводить каникулы одному. Он ведь так нелегко сходится с людьми…

Регулус взглянул на отца с досадой, а я подумал о том, что Орион Блэк, должно быть, простой и добродушный человек, и уж точно не чопорный аристократ, как я ожидал.

Почти все свое время я провожу с Регулусом, расспрашиваю его о Хогвартсе, о квиддиче, о всякой ерунде - чтобы только он поменьше расспрашивал меня о моей жизни в Америке: я с трудом представляю, как там живут волшебники, и не знаю, что врать. К счастью, квиддич, кажется, неисчерпаемая тема - что ж, должно быть, двум ловцам всегда есть, что обсудить.

Иногда по вечерам Регулус куда-то уходит, говорит только, что надо кое с кем встретиться. Я не лезу с вопросами - он ведь сам сказал, что может быть, расскажет, но потом. Я надеюсь, что расскажет. Кажется, он мне доверяет.

По крайней мере, когда я, увидев на его столе фотографию Сириуса и спросил, кто это, он сказал, что это его брат, а на мой вопрос, почему тот не дома на каникулах, честно ответил:

- Сириус ушел из дома. Как раз в тот день, когда мы с тобой встретились. Между прочим, ушел жить к твоему кузену Джеймсу. Они дружат, как я уже говорил, - глаза Регулуса при этом стали грустными.

- Ты очень расстроен из-за того, что он ушел? - только и смог спросить я.

- Ну да… А мама так вообще до сих пор в себя прийти не может. Она же выжгла его имя с семейного древа. Это значит, что род Блэков отрекся от него. Навсегда, - вздохнул он. - Они тогда крупно поссорились. Все из-за Поттера, - не стараясь скрыть злобы в голосе, добавил Регулус.

- А почему твоя мама так терпеть не может Джеймса? - наконец задал я давно мучивший меня вопрос.

Регулус взглянул на меня, словно раздумывая, стоит ли говорить.

- Да как сказать, Гарри… Они с Сириусом - не то чтобы друзья… В общем, на это Рождество Сириус, как всегда, привез с собой Джеймса. А мама как-то зашла к нему в комнату - ну и увидела, как они… целовались, - наконец проговорил он, покраснев при этом до кончиков ушей. - Поттер отправился домой - хорошо хоть выгонять не пришлось. А Сириус поскандалил с мамой и вот - сбежал. Я, если честно, думаю, что у них одними поцелуями все не ограничивается - Сириус не из тех, кто будет останавливаться на полпути…

Я слушал его и все никак не мог переварить услышанное. Мой отец и Сириус - не только друзья? Мне и в голову прийти не могло…

- Он дурак, - продолжал Регулус. - Тупой гриффиндорский дурак. Зачем было убегать? Ну, конечно, мама была не в себе, но потом бы все равно смирилась. Смирялась же со всеми его выкрутасами до этого… Люди разные бывают. Что ж поделать, раз он из всех Блэков какой-то странный и вообще ни на кого не похож. Но, видишь, он с этим Джеймсом совсем свихнулся, а на мать ему плевать. Про себя так я вообще не говорю, - упавшим голосом произнес он.

Я не знал тогда, что ему на это сказать. Просто сел на кровать рядом с ним и обнял одной рукой за плечи. Регулус уткнулся головой мне в плечо и совсем тихо сказал:

- А в Хогвартсе Сириус меня вообще не замечает, делает вид, будто мы с ним не знакомы. Раньше мы с ним всегда были вместе, но это было так давно…

- Да, невесело это все… - пробормотал я.

- Только не надо мне сочувствовать, - уже более резким тоном произнес он и отстранился от меня. - И не вздумай никому рассказывать о том, что я тебе говорил.

- Не вздумаю, - в тон ему ответил я.

Было неприятно, оттого что Регулус пренебрег моим сочувствием. Но с другой стороны, то, что он решил поговорить со мной о Сириусе, свидетельствовало о его доверии.

И все же о его делах с Упивающимися я расспрашивать не спешил. Когда Регулус уходил, чтобы «встретиться кое с кем», я шел в библиотеку - и вот, по прошествии этих трех дней, я уже знал, как обращаться с хроноворотом и сколько раз нужно повернуть его, чтобы снова оказаться в своем времени.

Вот только возвращаться мне туда не хотелось. Что ждет меня там? Старый пыльный дом, действительно, больше похожий на склеп, друзья, которые считают, что я не в своем уме, и кошмарные сны о Волдеморте. Здесь я впервые за долгое время засыпаю спокойно. И здесь у меня, кажется, появился друг, который не считает меня кем-то, нуждающимся в помощи, кем-то, кого следует опекать. И я решил пока не возвращаться. Вот закончатся рождественские каникулы, Регулусу нужно будет отправляться в Хогвартс - там и посмотрим…

* * *

Мои частые посещения библиотеки Блэков, видимо, вызывают у Регулуса зависть.

- Хорошо тебе, Гарри, - говорит однажды он. - Можешь сидеть, читать все, что тебе угодно.

- А ты разве не можешь? - удивляюсь я.

- Нет, не могу. Мне в библиотеку можно только под строгим присмотром отца, - усмехается он. - И читать я могу только то, что он одобрит.

- Строгие в вашей семье нравы…

- И не говори. Просто отец не хочет, чтобы я читал темномагические книги, - поясняет Регулус.

- Да, таких вещей у вас много, - замечаю я.

- Ага, много интересного. Только мне к этому всему доступ закрыт, - голос Регулуса звучит разочарованно. - Как-то раз - я тогда еще на втором курсе был - отец меня увидел за Некрономиконом. Так он так разозлился - жуть просто! Он вообще-то не злой, а тут его просто не узнать было - рвал и метал! И без разницы, что я в этом Некрономиконе не понимаю ничего - он же на арабском. Я просто листал, картинки рассматривал. Но отец - куда там!.. Унес книгу и спрятал где-то, а меня оставил без сладкого на ужин. Он вообще темную магию терпеть не может.

- Вот как… А я бы и не подумал. Глядя на ваш дом…

- Ну, в нашем роду темных волшебников много было, - пожимает плечами Регулус. - Да и мама этим всем тоже увлекается. Яды варит… У нее лаборатория в подвале. Только я тебе об этом не говорил!

- А твой отец как же? - с недоумением спрашиваю я. - Он же против черной магии…

- Ну, маму уже не переделаешь. Он, наверно, смирился.

- Регулус, вот я давно хотел спросить… - неуверенно начинаю я. - То, что у тебя висит в комнате на стене - про какого-то Лорда Волдеморта. Он же, я так понял, темный волшебник?

- Ну да, - кивает Регулус. - Самый могущественный темный маг со времен Гриндевальда.

- Пример для подражания? - усмехаюсь я, а внутри все дрожит: сейчас мне наконец станет ясно его отношение к Темному Лорду - это если, конечно, Регулус захочет сказать мне правду. - За то, что у тебя это все на стене висит, отец тебя не ругает?

- Нет, - невозмутимо отвечает он. - Пусть висит что угодно, лишь бы я не читал чего не надо и темные ритуалы не проводил. А насчет примера для подражания - я бы не сказал. Это моя кузина Белл - его поклонница. Помнишь, ты ее тогда видел?

Я лишь молча киваю, боясь прервать нить разговора - в любой момент я могу услышать что-то важное.

- Помнишь, ты спрашивал, чего ей и Рудольфусу от меня надо? Так вот - я тебе скажу, - Регулус пристально смотрит на меня, и в вечернем освещении его глаза кажутся почти черными. - У них есть организация, ее как раз возглавляет Лорд Волдеморт, и они - то есть, в основном, Белла - хотят, чтобы я тоже вступил. Они борются за чистоту крови. А для Блэков это всегда было очень важно - ты же видел наш девиз на гобелене? Лорд Волдеморт говорит, что волшебники должны властвовать над магглами. Но это не самое главное. Он, действительно, очень сильный темный маг. Он знает столько, сколько во всех наших книгах не написано!

Я смотрю на Регулуса и вижу, что глаза его горят каким-то нездоровым огнем.

- И что же, ты хочешь вступить? - тихо спрашиваю я, стараясь не выдать своего разочарования: все так, как и говорил мне Сириус, - безмозглый идиот, которго неудержимо тянет на темную сторону, и тут уж не поделаешь ничего…

- Я не знаю, Гарри, - между тем отвечает Регулус. Он садится на кровать, обхватив голову руками. - Видишь, Белла знает, на чем можно сыграть: что ее, что меня с детства тянуло к темной магии. Но эта вещь не так проста. Отец прав, что так это все ненавидит. Темная магия дает большие преимущества, невероятную силу, она многое может, но она очень сильно влияет на того, кто ее использует, и влияет не лучшим образом. Вот смотри, Гарри, - он достает из-под дивана все ту же «Темную магию для начинающих» и протягивает мне. - Вот это мне дал почитать кое-кто в Хогвартсе. Примитив, конечно, но, даже читая это, я понимаю, что с некоторыми вещами лучше не связываться. Я бы многое хотел знать и уметь, но ради этого убивать и мучить кого-то, кто даже не является тебе смертельным врагом, - этого бы я не смог. Даже будь это магглы. Темный Лорд говорит, что нет ничего зазорного в том, чтобы использовать их для опытов - на благо магической науки, - Регулус издает нервный смешок. - А я не могу себе это представить. Это мерзко, страшно… Я давно собираю информацию о Волдеморте - еще с тех пор как Белл начала его мне расхваливать. И многое, правда, восхищает. Но есть такие вещи, что… - Регулус не договаривает, лишь с отвращением передергивает плечами.

А я смотрю на него и думаю, что в очередной раз ошибся: этот мальчишка не безмозглый идиот, у него есть и ум, и доброта и честность. Это Сириус в нем ошибался! У Регулуса есть все, чтобы отвернуться от тьмы. Все, кроме, может быть, кого-то, кто мог бы поддержать его в этом решении, а не тянуть за собой в пропасть. Кого-то, кто, наоборот, удержал бы его, пока он еще не сорвался туда, пока он еще в одном шаге до пропасти.

Я подхожу к нему, сажусь перед ним на пол и беру его руки в свои. Он смотрит на меня удивленно.

- Знаешь что, Рег, - говорю я, пытаясь в то же время собраться с мыслями и подобрать нужные слова. - У меня был один друг. Вот он тоже… Он в чем-то был похож на тебя. Его тоже тянуло к темной магии, а может быть, это просто была тяга к знаниям вообще. Как бы там ни было, он перешел на сторону зла - свои темные лорды есть везде… А когда он понял, во что влез, было уже поздно: пути обратно не было. Он погиб, когда ему было восемнадцать. Я бы не хотел, чтобы что-то подобное случилось с тобой.

- Но ты позволил, чтобы это случилось с тем твоим другом, - резонно возражает Регулус.

- Я не мог его отговорить, - отвечаю я. - Меня тогда не было рядом.

Да, меня не было рядом - я тогда еще не родился. И Регулус Блэк нашел свою смерть на дне озера, кишашего инферналами. Но теперь все будет не так.

- Значит, ты думаешь, что мне лучше не принимать Темную метку, Гарри? Белл мне вчера снова об этом говорила… - задумчиво произносит Регулус. - Некоторые из слизеринцев в Хорвартсе уже приняли ее. Ты думаешь, не надо?

Он смотрит на меня доверчиво и растерянно, а я сжимаю его холодные руки в своих и качаю головой. Нет, Регулус, даже если ты сам, решишься на это, я не позволю тебе это сделать.

Я не понимаю, почему так быстро и так сильно привязался к нему, и кого я в нем вижу - младшего брата, которого у меня никогда не было, или всего лишь отражение Сириуса. Но мне хочется защищать его, защищать - как и в тот раз, когда я отразил брошенное в него заклятье Беллатрисы.

А что до Сириуса - теперь я чувствую лишь обиду и разочарование. Я, должно быть, просто не понимаю его. А может быть, вообще никогда не понимал.

* * *

До отправления Хогвартс-экспресса остается несколько минут.

Я был против того, чтобы отправляться вместе с Вальбургой и Орионом провожать Регулуса: не хотелось бы столкнуться с Сириусом и с отцом - страшно представить, что будет, если отец увидит почти точную свою копию! Но Регулус настоял на том, чтобы я тоже отправился на вокзал - и я не смог ему отказать. Может быть, мы и не пересечемся с ними. По крайней мере, хотелось бы надеяться.

- Будешь мне писать, Гарри? - спрашивает Регулус.

- Конечно, Рег! - киваю я. - Вот только с жильем определюсь - и сразу напишу.

- Неужели вы уже от нас уезжаете, Гарри? - обеспокоенно произносит Вальбурга.

- Не хотелось бы злоупотреблять вашим гостеприимством, миссис Блэк, - отвечаю я. В конце концов, надо уже что-то придумывать, как быть дальше…

- Не стоит беспокоиться! - восклицает она.

- Совершенно не стоит! - поддерживает ее Орион.

- Спасибо. Просто у меня уже есть несколько вариантов… - неопределенно говорю я.

- Как бы то ни было, вы всегда желанный гость в нашем доме, - улыбается Вальбурга и затем обращается к сыну: - Учись хорошо, Регулус, и не забывай писать домой.

- Хорошо мама! Ну все, мне пора…

- Счастливого пути, Рег! - Орион пожимает сыну руку.

Вальбурга целует Регулуса на прощание.

- До свиданья, мама, папа! Пока, Гарри! - он протягивает руку и мне.

Я пожимаю ее и говорю:

- Удачи, Рег! Я скоро напишу тебе!

Он заходит в вагон и уже через несколько мгновений смотрит на нас из окна поезда.

Издав протяжный гудок, Хогвартс-экспресс отходит от платформы. Регулус машет рукой, и я машу ему в ответ.

Я стараюсь не замечать грусти, которая потихоньку закрадывается в душу. Ничего особенного - обычная грусть, которая бывает всегда, даже при самых недолгих расставаниях.

Вернувшись с Вальбургой и Орионом в дом Блэков, я уже знаю, что мне нужно делать.

Я, конечно, вернусь в свое время, но ненадолго - ровно настолько, чтобы забрать оттуда все, что мне будет необходимо здесь. Теперь я абсолютно уверен в том, что там меня ничего не держит. Тот мрачный, пыльный дом давно уже умер. А здесь - в нем еще есть тепло и жизнь. Здесь я нужен. Здесь я могу что-то исправить.

Я давно уже не чувствовал такого воодушевления и жажды деятельности - и не думал, что вообще когда-нибудь почувствую. И ведь все вполне осуществимо - родительского наследства с лихвой хватит на то, чтобы найти какое-нибудь жилье и спокойно жить какое-то время. С работой тоже можно будет что-нибудь придумать.

Когда Регулус будет возвращаться домой на каникулы, я буду приезжать к нему. А пока он будет в Хогвартсе, мы будем писать друг другу письма. И все будет хорошо. Никакой Темной метки, никакого Волдеморта, никаких инферналов!

Кстати, Волдеморт… Крестражи мы уничтожим с Регулусом вместе - я же теперь знаю, где они спрятаны. Надо будет только в своем времени разыскать клык василиска - где-то ведь был, остался с тех пор…

И самое главное - как только я снова увижу его, то скажу ему всю правду, что на самом деле я не из какого не из Нью-Йорка, и расскажу про хроноворот. Потому что друзьям нельзя врать. А мы ведь друзья.

Я в снова вспоминаю, как спросил Регулуса в тот вечер, когда он рассказал мне о Темном Лорде и Упивающихся:

- А почему ты все-таки говоришь со мной обо всем этом? Ты настолько мне доверяешь?

- Думаю, если незнакомый человек спасает тебя от Круциатуса, - это вполне достаточное основание, чтобы доверять, - усмехнулся он, а потом уже серьезно добавил: - Тем более мы ведь друзья.

- Конечно, - просто сказал я тогда.

Я вынимаю из кармана хроноворот и несколько раз поворачиваю. Моя комната в доме Блэков растворяется в воздухе. Осколки времени летят мимо меня разноцветными пятнами, а сам я лечу вперед.

Я возвращаюсь в свое время, чтобы вскоре снова вернуться на двадцать шесть лет назад и остаться там навсегда. Да, может быть, играть со временем опасно. Может быть, в настоящем многое изменится из-за того, что я предпочту своей настоящей жизни жизнь в прошлом. Но мне все равно. Я уже решил.

Если хроноворот случайно забросил меня именно сюда - это что-то да значит… Случайностей не бывает.