/ / Language: Русский / Genre:child_det, / Series: Детский детектив

Тайна похищенного пса

ПольЖак Бонзон


Тайна похищенного пса

КАФИ

Тот день я не забуду никогда. Это было в конце сентября. Казалось, что лето еще в самом разгаре, солнце светило вовсю, а стрекозы трещали крыльями в зарослях оливковых деревьев. Сразу после обеда мы с Кафи пошли в виноградники — дособрать то, что уцелело от ножниц сборщиков винограда.

Кафи был моим лучшим товарищем, лучшим другом. Мы выросли вместе, я — на двух ногах, а он— на четырех лапах, ведь Кафи — собака, самая прекрасная, самая умная собака на свете… Не только потому, что она моя, а потому, что это правда. Ее шерсть блестит, как прекрасный черный шелк, ну а если погладить по спине, она кажется бархатной. Огненно-рыжие лапы напоминают пламя огромного летнего костра в Сен-Жане. Когда пес закидывает их мне на плечи, его голова оказывается выше моей. Он носится как полоумный по всей деревне, но всегда возвращается и, запыхавшись, ложится у моих ног, высовывая свой розовый язык, длинный, как кукурузный листок.

Пса зовут Кафи в честь старого араба, который подарил мне его шесть лет назад. Тогда это был крошечный щенок, не больше клубка шерсти. Этот старый араб бродил от деревни к деревне, торгуя коврами и медной утварью. С ним путешествовала овчарка, она и стерегла товар. В Реянетт он пришел к вечеру и попросился переночевать в сарае за нашим домом. Ночью у собаки появилось двое малышей; один из них сразу же умер. Второго старик не мог забрать с собой, но он любил животных и не хотел его гибели. Он отдавал щенка просто так, ничего не прося взамен, и даже предложил нам самый красивый ковер, если мы оставим песика у себя. Мама была тронута. Зная, как я люблю собак, она взяла мне щенка, а от ковра отказалась. Теперь старый араб покидал нас со спокойной душой. Он хотел, чтобы мы назвали собачку его именем — Кафи, потому что у него на родине принято называть любимых животных в честь прежних хозяев.

Вот так Кафи остался с нами. Мы выкормили его из бутылочки, как ребенка, и он стал со мной неразлучен.

Итак, в этот день мы отправились на виноградники. Шустрый Кафи забегал вперед и хватал зубами самые лучшие виноградины. Но мне было грустно. Я знал, что кое-что должно случиться, и, может быть, уже скоро, как только вернется папа.

Вместо того чтобы обойти весь виноградник ряд за рядом, до самого конца, я посвистел Кафи, и мы вернулись в деревню прежней дорогой. Я присел на насыпь у берега реки. Кафи лег рядом и вопросительно уставился мне в глаза, как бы говоря: «Что с тобой, Тиду? Ты так спешишь назад? Посмотри, солнце еще высоко!..»

Нет, я не торопился, но непреодолимая сила влекла меня в Реянетт, куда сейчас, в это самое время, должен был приехать на автобусе мой папа. Я взял руками голову Кафи и посмотрел ему в глаза.

— Ты знаешь, Кафи, мы ждем папу. Понял ли ты, почему он встал так рано и надел свой выходной костюм? Он поехал в Лион. Это тебе ни о чем не говорит? Лион — большой город на берегу Роны, такой же, как Авиньон. Может быть, и мы скоротуда поедем…

Кафи смотрел на меня своими умными глазами, и казалось, что ему все понятно. В доказательство своей дружбы он, как обычно, слегка ткнулся холодным черным носом в мою щеку.

— Конечно, Кафи, если мы уедем из Реянетта, у нас не будет такого раздолья. Ты больше не услышишь стрекоз, не можешь гоняться за бабочками, но я буду часто выводить тебя погулять, там тоже есть река — Рона.

Я ждал прибытия автобуса, сидя на каменной скамейке на площади. Наша единственная площадь была такой маленькой, что даже машина на ней разворачивалась в два приема. Кафи передалось мое волнение; он так наклонил голову, как будто и сам был встревожен. Я гладил его по голове, мял острое ухо, постоянно поглядывая на башенные часы. Не знаю почему, но по мере того как шло время, моя тревога все усиливалась.

Папа уже давно хотел переехать в город. Но не из-за того, что ему здесь не нравилось, нет! Просто наш край был бедным, и жить становилось все труднее и труднее. Маленькую ткацкую фабрику, где работал папа, этот единственный источник существования на всю округу, грозились вот-вот закрыть. Если бы у нас был хоть виноградник или несколько оливковых деревьев, как у большинства жителей Реянетта… Но у нас не было ничего. И вот однажды папа написал письмо своему старому лионскому другу, чтобы он подыскал ему какую-нибудь работу и жилье. С работой дело обстояло проще: у моего отца были золотые руки, он мог починить любой ткацкий станок, а вот с жильем…

Наконец папин друг присмотрел нам квартиру в старом доме в районе Круа-Русс, где жили прядильщики и ткачи.

«Увы, это жилище не из лучших, — писал лионец, — и прежде чем согласиться, хорошо бы тебе увидеть его самому».

За этим-то папа и отправился в Лион ранним утром.

Была уже почти ночь, когда мы услышали шум приближающегося автобуса. Кафи навострил свои чуткие уши. Он побежал к машине, но не бросился к папе с веселым лаем, а лишь лизнул ему руку. Я тоже заметил папину озабоченность.

— Ну что, папа, ты видел эту квартиру? Как она? — спросил я.

— Да, малыш, я видел эту квартиру, видел…

Больше он ничего не сказал. Я не осмеливался расспрашивать дальше, было ясно, что у папы нет настроения рассказывать. Мы втроем молча вернулись домой. Мама и Жео (это мой младший брат, ему четыре года) нас уже поджидали. Мама вышла навстречу и, точно как и я, первым делом спросила:

— Ну, как квартира?

Отец еле заметно пожал плечами.

— Да, я ее видел…

Он устало опустился на стул у стола, где уже давно был готов ужин.

— Да, — повторил он, — я ее видел. Это не Бог весть что. Дом старый, при застройке квартала его должны снести, поэтому хозяин ничего не ремонтирует. Там две маленькие комнаты на пятом этаже, почти под самой крышей. Это все, что мой товарищ сумел найти, он считает, что и это большая удача. Надо было срочно решать — да или нет. Мне не дали времени на обдумывание. Я согласился. Дело сделано.

Мама вздохнула. Две маленькие комнаты, да еще на пятом этаже! А здесь, в Реянетте, у нас три больших, и двери выходят прямо в сад… и вся деревня в нашем распоряжении.

— Конечно, — сказала она, — это не то, о чем я мечтала, но все равно рано или поздно пришлось бы переезжать. Потом мы найдем что-нибудь получше. Ты будешь больше зарабатывать, Жео пойдет в детский сад, а я смогу наняться убирать комнаты. В таком городе, как Лион, это может кому-нибудь понадобиться. Ну, а когда освоимся, там посмотрим… Ты поступил правильно.

Папа с трудом улыбнулся, чтобы поблагодарить маму за мужество, за то, что она готова жить в плохом и грязном доме, а ведь она так любит чистоту! Но потом он снова нахмурился.

Это еще не все. Еще одна вещь огорчает меня… очень огорчает.

Боже мой! Что же еще?

Папа посмотрел на меня, потом на собаку.

— Мы не сможем взять с собой Кафи.

В первый момент до меня не дошел смысл сказанного, но потом вдруг мое сердце в груди так сжалось, что я почувствовал ужасную боль.

— Как?! Кафи не пое…

Я не смог закончить, слова застряли у меня в горле. Я задрожал, как ветка миндаля на ветру. Я смотрел на маму, взглядом умоляя ее встать на мою сторону.

— Но почему? — спросила она. — Я понимаю, что для такой большой собаки, как Кафи, места надо не меньше, чем для человека, но ведь он член семьи, мы не можем его бросить. Попробуем это уладить.

Услышав свое имя, Кафи поднялся и потерся мордой о мамину руку. По ее голосу пес понял, что она его защищает, хочет уберечь от неведомой опасности.

Я полностью с тобой согласен, — сказал папа, — но это невозможно. Консьержка категорически заявила, чтобы никаких собак в доме не было, она даже заставила меня подписать бумагу. Когда мама заступилась за Кафи, у меня появилась надежда… А тут я заревел и бросился на пол, обнимая свою собаку. Воцарилось тяжелое молчание, а потом заплакал и мой младший брат. Папа встал и положил руку мне на плечо.

— Видишь ли, Тиду, я ничего не мог поделать. Я знал, что ты будешь горевать… Но как же быть?

Я вскочил и закричал с негодованием:

— Тогда не надо было!..

Мама оцепенела от ужаса и стояла молча; папа же попытался привести меня в чувство.

— Послушай, Тиду, ты уже большой, ты должен понять.

Нет, я не мог понять. Кафи был моим* другом, покинуть его — преступление. Однако в глубине души я чувствовал свое бессилие. Вопрос уже решен, мы уезжаем, а Кафи остается. Я был в отчаянии.

Когда через два часа я поднялся в свою комнату, горе мое не утихло, и я знал, что оно не утихнет никогда. Обычно Кафи засыпал на старом клетчатом коврике у моей кровати и не шевелился до самого утра, пока я не проснусь. Тогда он поднимался, просовывал голову под одеяло, тихонько рычал и ждал первой ласки. Этим вечером я не разобрал постель и не забрался под одеяло. Не раздеваясь, я улегся на коврике рядом с моим дорогим Кафи, чтобы не расставаться с ним, обнял его за шею и шептал в бархатное ухо:

— Кафи, если нас разлучат, я тебя все равно найду…

БОЛЬШОЙ ГОРОД

Мы покидали Реянетт в первых числах октября. Мама рассчитывала переехать пораньше, чтобы успеть к началу учебного года, но прежние жильцы освободили квартиру только сейчас.

С тех пор как я узнал, что Кафи не поедет с нами, горе не покидало меня. Глубокая печаль, как заноза, проникала все глубже и глубже в сердце, и освободиться от нее не было никакой возможности. Я видел, что папа и мама переживают за меня, да я их и не винил. Моя ненависть была направлена на эту отвратительную консьержку, от нее исходило все зло; я заранее терпеть ее не мог, а заодно и город Лион, с которым раньше были связаны такие прекрасные мечты.

Чтобы перевезти мебель, папа обратился не в авиньонское транспортное агентство, а к соседу-каменщику, у которого был свой грузовичок, да и брал он значительно меньше. У нас была не очень громоздкая мебель, и его небольшая машина вполне подходила. В Круа-Русс не было ни погреба, ни чердака, ни сада, и приходилось избавляться от множества добра. Я с грустью наблюдал, как растаскиваются эти родные вещи — свидетели моего детства; но ведь это была такая мелочь по сравнению с горем, которое я испытывал от предстоящей разлуки с Кафи.

Бедный Кафи! Похоже, он понял, что его не берут. В последние дни, когда мама упаковывала посуду в ящики, пес не отходил от ее ног. Он больше не бегал к табачному киоску за газетой, боясь, наверное, вернуться к запертым дверям. Он так жалобно глядел и наклонял голову, что слезы наворачивались мне на глаза.

Было решено, что его возьмет булочник Обанель. Это я нашел для Кафи новую семью. Фредерик, младший из Обанелей, учился со мной в школе; он был добрым и очень любил животных. С ним Кафи не будет обделен лаской. Хоть какой-то выход из положения! Я очень надеялся, что, когда мы переедем в Лион, мама найдет другую квартиру, ведь она мне обещала, и тогда Кафи снова будет с нами. Однако я не обольщался. Это могло занять недели и даже месяцы.

В день отъезда налетел бешеный мистраль, он выметал улицы, гнул кипарисы и придавал небу тот голубой лавандовый оттенок, который я так любил. Грузовичок подкатил рано утром, и взрослые сразу начали грузить вещи. Каменщик не хотел терять больше одного дня и рассчитывал вечером вернуться.

В половине девятого все было готово, брезент закрыт. Но в последний момент исчез несчастный Кафи, который не отходил от меня ни на шаг, пока я суетился возле машины. Я обыскал весь дом от подвала до чердака — его нигде не„_ было! Может, он забился в какой-нибудь угол, чтобы скрыть свое горе, как это делают все звери, когда страдают?

— Тем хуже, — сказал каменщик, — мы не станем терять время из-за какой-то собаки!

Но как я мог покинуть Реянетт, не попрощавшись со своим псом? Я снова бросился к дому. Опять ничего!

— Черт бы подрал твою собаку! — бросил измученный шофер. — В путь!

И он забрался в кабину, чтобы завести мотор. Только он уселся, как из-под сиденья послышался жалобный вздох. Оказывается, Кафи, улучив момент, забился под сиденье, надеясь остаться незамеченным.

У меня разрывалось сердце, когда я вытаскивал чуть живого Кафи из этого убежища. Чувствуя себя виноватым, пес понуро ждал наказания.

— Отведи его к булочнику, — резко сказал папа, — пусть запрут его и подольше не выпускают, а то еще побежит за машиной.

Мой бедный Кафи покорно плелся рядом и ни разу даже не посмотрел на меня. Фредерик запер его в кладовке — маленькой темной комнате, куда зимой ставили подниматься тесто. Я в последний раз крепко прижал к себе пса.

— Береги его, Фредерик! А если ему будет совсем грустно — поговори с ним обо мне!

Каменщик уже нервничал. Я забрался в кабину к папе на колени, а мама держала Жео. Машина тронулась. Почти всю дорогу мы ехали молча, чувствуя себя плохими родителями, бросившими своего ребенка…

В Лион мы въехали к полудню. Солнце осталось у нас за спиной. По мере того как утихал мистраль, небо затягивалось тучами. Пошел дождь, и водитель включил «дворники». Сквозь мелкую сетку дождя я впервые увидел серый и грустный город; как же он отличался от Авиньона, где я бывал столько раз!

Я наклонился вперед, чтобы получше разглядеть улицы сквозь кусочек лобового стекла, расчищенный «дворниками». Когда мы миновали мост, папа показал рукой вдаль.

— Смотри, Тиду, вон там — Круа-Русс!

Круа-Русс! Название-то красивое! Этот район представлялся мне золотистым от солнечного света, но оказался лишь скоплением совершенно одинаковых, похожих на коробки домов со множеством прямоугольных окон. Как же я был далеко от Реянетта!

Проехав по широким и очень оживленным магистралям, грузовичок внезапно свернул на узкую улочку. Мы въехали на холм Круа-Русс. Подъем оказался настолько крутым, что шофер дважды переключал скорость. В этом запутанном и бестолковом районе папа совсем не ориентировался, и водитель, вынужденный делать ненужные повороты, бранился не переставая. Пришлось спрашивать дорогу у прохожих.

Наконец грузовичок остановился. Наша улица называлась Птит-Люн, что означает «полумесяц» — наверное, потому, что она такая же горбатая, как и молодой месяц. Всю дорогу я думал только о консьержке, о том, как я ей все выскажу. Но когда она появилась, я почему-то смутился. Эта дама не была ли лохматой, ни грязной, как я себе представлял, но ее ледяной вид и особенно голос меня просто парализовали.

Сказав «добро пожаловать», консьержка добавила:

— Постарайтесь, чтобы не было никаких царапин на моих лестницах… а как распакуетесь — не забудьте убрать все ящики и коробки!

Она так произнесла «мои лестницы», как будто дом принадлежал ей; еще я обратил внимание на то, как она растягивала звук «е» — по-видимому, это был особый лионский акцент, который мне предстояло усвоить.

Прежде чем начать разгрузку, водитель предложил «заморить червячка» в ближайшем кафе.

Мама же хотела поскорее увидеть наше новое жилище. Поэтому, когда мужчины пошли заказать еду и выпить аперитив, она взяла у консьержки ключи и вместе с Жео направилась к лестнице. Я решил к ним присоединиться, чтобы убедиться самому, действительно ли там нет места для Кафи.

Еще никогда в жизни я не преодолевал столько ступенек. На четвертом этаже мой маленький брат отказался идти дальше. Я посадил его на плечи, и мы наконец забрались на самый верх этого громадного здания. Мама не смогла сдержать своего разочарования.

— Как же здесь тесно!.. Еще хуже, чем я себе представляла…

С трудом она решилась войти. Кухня оказалась совсем крошечной, комнаты немногим больше. Мое сердце сжалось при мысли о Кафи. Для него действительно не было места в этом доме. Бедный Кафи! Что он сейчас делает? Выпустили ли его из кладовки? А вдруг он мчится во весь дух по дороге, надеясь нас догнать?..

Мне не хватало воздуха в этом узком и тесном помещении. Я подошел к окну. Увы! Нет того ясного голубого неба, что виднелось из окна моей комнаты в Реянетте, только стены и крыши с мутной черепицей. Я высунулся и посмотрел вниз на улицу… И вдруг мое сердце учащенно забилось. По противоположному тротуару шел под зонтиком прохожий, ведя на поводке большую собаку. Оказывается, даже в этом районе есть счастливые люди, которые могут позволить себе иметь собаку, а их консьержка не так жестока, как наша. Мое негодование поднялось с новой силой. Я свесился еще дальше, чтобы получше разглядеть прохожего и его собаку.

— Осторожно, Тиду! — воскликнула мама: ей показалось, что я могу выпасть из окна.

Я отвернулся, чтобы мама не увидела моих слез. Ведь она и сама вот-вот заплачет, а мне не хотелось лишний раз причинять ей боль. Однако решение было принято. Несмотря на слишком маленькую квартиру, несмотря на консьержку, Кафи будет жить здесь.

ПРОИСШЕСТВИЕ

Три дня спустя я приступил к занятиям в городской школе. Накануне мы с мамой приходили туда записываться. Школа показалась мне некрасивой и унылой: потолки слишком высокие, а двор совсем маленький, неприветливый, без зелени. Но зато у меня появятся новые приятели!

Этим утром я вышел из дома очень рано, боясь опоздать. Школьная калитка была еще заперта. Через некоторое время стали небольшими группками собираться местные мальчики, с ними я и прошел во двор, который напоминал гудящий муравейник. Я чувствовал себя очень неуютно. О, если бы со мной был Кафи, как там, в Реянетте! Там мой славный пес часто провожал меня до самого школьного крыльца, и все могли приласкать его.

Как же много незнакомых лиц! Никто не обращал на меня внимания, а вот в Реянетте, когда появлялся новенький, его сразу же окружали и расспрашивали.

До звонка никто так и не сказал мне ни слова. Однако, заметив, что я не знаю, куда идти, один мальчишка бросил на ходу:

— Ты что, новенький? В какой класс?

Я показал записку, которую накануне мне дал директор.

— Третий «Б», — сказал другой, — это там, где бородатый!

Бородатый оказался моим новым учителем. Он был молодым и высоким, с черной бородой по тогдашней моде, в белой рубашке. Жестом бородатый показал мне, куда встать. Мы поднялись по лестнице, шаркая множеством ботинок, и, пройдя по длинному коридору, наконец оказались в классе. Пока все рассаживались, я задержался у. учительского стола, думая, что, как в Реянетте, учитель спросит перед классом, как меня зовут, сколько мне лет, откуда я, чтобы все могли познакомиться. Ничего подобного. Он просто взглянул на протянутую мной записку и указал на свободное место.

— Вон там, справа… у батареи…

Вот и все. Парту на двоих занимал один ученик, для удобства он держал портфель и книги на свободном месте. С недовольным видом мальчик сложил свои вещи и подвинулся.

Урок начался. Я так растерялся, что почти ничего не слушал. Несколько раз, улыбаясь, я поворачивался к своему соседу, пытаясь извиниться за то, что пришлось захватить его пространство. Наконец я решил с ним познакомиться — и для начала представился:

— Меня зовут Тиду.

— А меня Корже, — сказал он, — на конце «е». Больше он ничего не добавил, мы продолжали сидеть молча. Я подумал, что учитель запрещает болтать на уроке, но, может быть, на перемене…

Но на перемене Корже подошел к своим товарищам, а другие одноклассники, так же как и утром, не обращали на меня никакого внимания. У них были свои игры, им было не до меня. Я понимал, что это не со зла, а просто от безразличия.

Так продолжалось весь день. К концу уроков я почувствовал себя настолько несчастным, что на выходе из школы подошел к группе болтающих мальчиков, среди которых был и Корже. Заметив меня, они замолчали и отошли. Мне хотелось побежать за ними, рассказать, как мне плохо и одиноко, но я не осмелился.

Дома, на пятом этаже, мама с большим трудом пыталась разместить вещи в нашей крошечной квартире.

Вечером, лежа в кровати, я еле сдерживал слезы. Я внушал себе, что здесь, конечно, не может быть так же, как в Реянетте, что нас слишком много в этой школе, что необходимо время, чтобы узнать друг друга, что завтра со мной обязательно заговорят, а Корже познакомит меня со всеми.

Но на следующий день я остался таким же чужаком, как и был, меня не принимали и не хотели знать.

Это продолжалось довольно долго. Однажды вечером мне было так грустно, что я решил не возвращаться домой сразу после школы, а побродить по улицам в надежде встретить какого-нибудь мальчишку моего возраста, с кем бы я мог поговорить. По дороге я думал о Реянетте, о Кафи, о том, как он бы шел со мной рядом, будь он здесь, как я бы рассказал ему о своих бедах, а он бы все понял; я бы сидел на скамейке, а он бы слушал, навострив уши…

Проходя мимо большого здания, из окон которого раздавался грохот ткацких станков, я внезапно остановился как вкопанный и затаил дыхание. На углу улицы в открытой машине, на водительском месте сидела собака… она так была похожа на Кафи, что я не поверил своим глазам. Я был настолько потрясен, что не мог сдвинуться с места. Собака подняла уши и не сводила с меня глаз.

Встревоженный тем, что я не ухожу, пес показал клыки и глухо зарычал. Я достаточно хорошо знал собак, чтобы понимать, что даже самые добрые из них звереют, если им поручают стеречь машину: ведь она превращается для них в маленький дом. Однако я все равно заговорил с собакой самым ласковым голосом, на какой был способен; кажется, она поняла, что я не охочусь за машиной ее хозяина, и успокоилась. Осмелев, думая, что доверие завоевано, я снова приблизился и заговорил так ласково, что псина слушала, наклонив голову. Мы долго смотрели друг другу в глаза, и, по-моему, пес догадался, что я друг. Я протянул руку, чтобы его погладить…

И тут я почувствовал острую боль и вскрикнул, даже не успев сообразить, что произошло. Собака вцепилась в мою руку своими острыми зубами.

Совершенно одурев от боли, я несколько секунд не отрываясь смотрел на свою окровавленную кисть. Потом бросился бежать домой. Я так боялся консьержки, что, несмотря на усиливающуюся боль, остановился у подъезда и замотал руку носовым платком, опасаясь закапать лестницу кровью. Когда я поднялся на пятый этаж, весь платок был красным.

— Боже мой! — воскликнула мама, побледнев. — Несчастный случай?.. Ты ранен?.. Машина?..

Я еле добрел до кухни, упал на стул и с трудом перевел дух. Сильно кружилась голова. С большим трудом я объяснил, что произошло. Перепуганная мама повторяла:

— Как это собака могла тебя укусить?

Маленький Жео расплакался. Мама увела его в комнату, чтобы он не увидел моей раны, а потом медленно размотала платок. Я без конца повторял:

— Мама, это пустяки, просто ерунда…

Увидев окровавленную руку, она схватилась за голову.

— Ох, Тиду, надо срочно бежать к врачу или хотя бы в аптеку!.. А вдруг эта собака бешеная?

Мама накинула на плечи пальто и одела Жео; она не решалась оставлять его одного дома, боясь, что он выпадет из окна. В тот момент, когда собака меня укусила, было очень больно, но потом все прошло. А теперь боль вернулась и больше не уходила. Однако жаловаться я не хотел.

К «частью, аптека находилась неподалеку от нашего дома. Снимая повязку с моей руки, аптекарь поморщился.

— Собака, говоришь, тебя так сильно укусила? Похоже, рана глубокая; тебе надо показаться врачу, и немедленно.

Пока он промывал рану какой-то едкой и жгучей жидкостью, мама записывала адрес врача. Он жил на бульваре Круа-Русс. Поскольку я сильно побледнел, аптекарь дал мне выпить что-то очень крепкое, похожее на ром. Потом мы отправились к врачу. Но его не оказалось на месте! К счастью, пока секретарша записывала нашу фамилию и адрес, чтобы врач посетил нас позже, вошел человек с кожаным портфелем в руках. Это и был доктор. Сначала он сказал, что очень спешит, что нам лучше вернуться домой, а он обязательно зайдет попозже, часам к восьми-девяти, но, взглянув на бледную и перепуганную маму, доктор бросил портфель и впустил нас в свой кабинет.

Заново перевязав рану, он поморщился точно так же, как и аптекарь.

— Нехорошо, малыш, нехорошо… Тебя, конечно» укусила не какая-нибудь шавка!

Доктор подробно расспросил меня, как все случилось и что это была за собака. Я толком ничего не смог вспомнить, кроме того, что это был огромный пес, похожий на Кафи.

Во всяком случае, — заявил доктор, — бешеная эта собака или нет — ребенка необходимо доставить в больницу и сделать укол.

В больницу?..

И чем скорее, тем лучше.

Мама пришла в ужас. Она еще так плохо знала город! И как быть с Жео?.. Доктор оказался добрым человеком и сразу понял ее опасения.

— Ну что ж, — сказал он, — я так и так собирался сегодня вечером зайти в больницу, посмотреть одного больного. Чуть раньше, чуть позже — какая разница!

Он посадил нас в свою машину. Мой младший брат мигом успокоился и пришел в полный восторг: он ведь так любил кататься на машине! Я же всю дорогу не отрываясь смотрел на повязку. Мне было очень плохо, но я старался держаться ради мамы.

К счастью, все произошло очень быстро, так быстро, что уже через десять минут мы сидели в маленькой приемной и ждали доктора, который пообещал отвезти нас обратно в Круа-Русс. Было уже очень поздно, и мама снова начала волноваться, но на этот раз не из-за меня, а из-за папы — он мог вернуться и не застать нас дома.

Доктор появился в восьмом часу. Через пятнадцать минут мы уже возвратились на улицу Птит-Люн.

Папа ждал наверху, на лестничной площадке. Он был встревожен. Увидев, что дома никого нет, а на полу капли крови, он решил, что произошел несчастный случай, и побежал вниз к консьержке, но та ничего не знала. Тогда папа вернулся на пятый этаж и стал ждать нас там.

— Ничего страшного, — сказала мама.

Она обо всем рассказала сама, опустив подробности. Получилось у что меня слегка цапнула собака, которую я хотел погладить, проходя по улице. Убедившись, что ничего страшного не произошло, папа успокоился и лишь слегка кивнул головой. Однако за ужином, когда выяснилось, что пришлось бежать в аптеку, а потом и к врачу, он совершенно вышел из себя.

— В твоем-то возрасте! Ты что, Тиду, до сих пор не знаешь, что нельзя гладить незнакомых собак? Честное слово, по-моему, ты это сделал нарочно! У нас сейчас и так сплошные неприятности… этот переезд… Это, конечно, из-за Кафи!

Он стучал кулаком по столу, кричал, что это смешно» и что если даже консьержка в конце концов передумает, он все равно не позволит держать в доме собаку.

Я молчал, опустив голову. Этим вечером я долго не мог уснуть, но не из-за руки. Я никогда больше не увижу моего дорогого Кафи — что могло быть хуже?

КРЫША ТКАЧЕЙ

Из-за больной руки мне пришлось два дня не ходить в школу. Я стеснялся этой огромной повязки, вылезающей из-под левого рукава. Что сказать товарищам, если они спросят? Не хотелось признаваться, что меня укусила собака: это выглядело слишком глупо.

Но я ошибся, думая, что ко мне станут приставать с вопросами. Когда я вошел во двор, почти все ребята обратили внимание на мою руку, но никто ничего не сказал, только учитель заявил спокойным голосом:

— Вот еще один бестолковый — ударил себя молотком по руке, вместо того чтобы по-человечески забить гвоздь. Хорошо еще, что это левая рука — по крайней мере сможешь писать.

И я пошел к своему теплому месту у батареи, которое казалось мне сейчас таким холодным! Неужели так будет всегда? О, как же я ненавидел этот сырой, мрачный и недружелюбный город! Он закрывался от меня, как дикие растения от прикосновения — мне попадались такие в Реянетте.

Но тут я заметил, что сосед с большим любопытством поглядывает на мою повязку.

Учитель объяснял задачу, а когда мы открыли тетради, Корже спросил:

— Как это случилось? Ты действительно задел руку молотком?

Я хотел сказать «да», но что-то меня остановило. И в конце концов, почему я должен стесняться?

— Нет, не молотком. Меня укусила собака.

Тогда Корже, который до этого еле смотрел в мою сторону, вдруг резко повернулся ко мне.

— Собака? А что ты ей сделал?

— Ничего, я просто хотел до нее дотронуться.

Я не думал, что она злая.

Корже ничего не добавил. Впрочем, в этот момент учитель посмотрел в нашу сторону. До конца урока мы сидели молча. Однако после перемены Корже продолжил прерванный разговор:

— Ты что же, не любишь собак?

Вопрос показался мне странным, особенно от мальчика, которого я совершенно не интересовал.

Почему ты об этом спрашиваешь?

Потому что собаки не кусают тех, кто их любит, об этом все знают.

Я не ответил, так как Корже, забывшись, говорил почти вслух и учитель снова посмотрел на нас. Через некоторое время я продолжил:

— Правильно, но эта охраняла машину, вот почему.

Мой сосед удовлетворился ответом и, вздохнув с облегчением, спросил:

А что это была за собака?

Немецкая овчарка. Я хотел ее погладить — она так была похожа на мою, которая осталась в Реянетте…

Где-где?

В Реянетте, это деревня недалеко от Авиньона.

У тебя была овчарка?

Ее зовут Кафи. Я так люблю эту собаку! Но наша консьержка не разрешает держать в доме животных, и Кафи пришлось оставить в деревне.

Больше я ничего не сказал, потому что учитель открыл книгу и начал диктовать.

Какое счастье! Корже все-таки со мной заговорил! Я уже чувствовал себя не совсем чужим, и сегодняшний день не показался мне таким длинным, как предыдущие. После уроков, когда я молча собирал портфель, Корже наклонился ко мне и прошептал:

— Подожди меня у выхода…

Чудеса! Неужели он хочет поболтать? Я быстро застегнул портфель и вышел. В коридорах поднялась обычная кутерьма; Корже исчез, захваченный общим водоворотом. Я ждал его на улице у выхода; ребята беседовали между собой, а потом расходились… Может, он забыл?

Наконец Корже отделился от той компании, с которой я хотел познакомиться в первый день.

— Пошли! — сказал он.

Мы шли молча. Он насвистывал, а я не мог понять, что ему от меня надо.

Значит, ты любишь собак? — спросил он наконец.

Да.

Я тоже. У меня раньше была собака, четыре или пять лет назад… не такая большая, как у тебя— такие едят слишком много, — а маленькая собачка, но умная… Я ее научил разным штукам — стоять на задних лапах, прыгать через обруч… Но она погибла… так глупо получилось… ее раздавило мешком с углем, который свалился с грузовика на повороте с улицы Пилат. Я ее так долго оплакивал… и даже сейчас плачу, когда вспоминаю…

Рассказывая, он все дальше и дальше уводил меня от дома по узким незнакомым улицам. Я решил выяснить:

А куда мы идем?

Ты не знаешь Крышу Ткачей?

Нет…

Это маленькая площадь, скорее площадка. С нее потрясающий вид на город. Говорят, что раньше, когда ткачам не разрешалось курить в мастерских, они время от времени приходили сюда, раскуривали трубку и смотрели на город. С тех пор эта площадка и называется «Крыша Ткачей».

Я смотрел на Корже; в течение недели он не сказал со мной и двух слов, а сейчас говорил не умолкая, и его равнодушное лицо стало улыбчивым и приветливым.

Наконец мы оказались на небольшой горке. Ее вершина представляла собой площадку, огороженную невысоким заборчиком.

— Это здесь, — сказал Корже. — Смотри! Стемнело. У наших ног простирался огромный,

сверкающий огнями город. Мой товарищ показал, где протекают Рона и Сона, они казались темными пространствами между рядами фонарей; он все говорил и говорил, показывая рукой вдаль, но все эти названия были мне незнакомы.

— Правда, красиво?.. Получше, чем те места, откуда ты приехал!

Я продолжал смотреть, удивляясь той радости, с которой Корже открывал мне свой город. Может, он за этим меня сюда привел? Увы! Я не мог разделить его восторга. Вид с вершины холма, возвышавшегося над рекой, там, в Реянетте, с его серебристыми оливковыми деревьями и черными кипарисами, казался мне в тысячу раз прекраснее, чем этот бесконечный пейзаж с крышами и трубами, и даже вечернее освещение, на мой взгляд, не оживляло его. Но я не хотел огорчать своего нового товарища и согласился:

— Да, город огромный, гораздо больше нашей деревни.

Корже уселся на ограду, свесив ноги, я последовал £го примеру. Он снова заговорил о разных улицах, указывая рукой на скопления фонарей. Вдруг мой товарищ опустил голову и замолчал. Наконец он тихо сказал:

Я часто прихожу сюда не только из-за того, что здесь красиво; тут люди выгуливают своих собак — это напоминает мне о моей собачке… А как зовут твоего пса?

Кафи.

Какое странное имя!

Это в честь старого араба, который мне его подарил.

А куда ты дел собаку, когда уезжал? Отдал кому-нибудь?

Нет, не отдал… просто попросил подержать… она всегда будет моей.

Корже нахмурил брови, взялся за подбородок и надолго затих, потом вдруг как-то резко спросил меня:

Ты бы хотел снова быть вместе со своим Кафи?

Я ведь тебе уже сказал — наша консьержка не желает видеть в доме собак! И вообще, у нас слишком мало места…

Корже снова почесал подбородок. Я видел, что он что-то лихорадочно обдумывает, но не мог догадаться, что же именно.

А если бы мы нашли возможность, — сказал он, — ну, какое-нибудь подходящее место для пса? Я тоже люблю собак. Ты бы его привез, мы бы заботились о нем вместе, и тогда он ста/1 бы немножко и моим…

Но где ж его держать? Это большущий пес, ему нужно много места и еды.

Насчет места не беспокойся, я знаю один потрясающий заброшенный подвал… пойдем посмотрим, это совсем рядом.

Корже спрыгнул с ограды. Мы спустились вниз по улочке и подошли к старому зданию.

— Это здесь. В доме давно никто не живет, в нем находится склад, но подвал не используют — боятся сырости, хотя там совершенно сухо, вот увидишь.

Дверей у подвала не было, и мы беспрепятственно вошли.

Конечно, ночью ты ничего толком не разглядишь, но места здесь достаточно… Можешь принюхаться — никакого запаха плесени.

А чем кормить?

Мы все этим займемся… Я хочу сказать, вся компания.

Какая компания?

Ну да, ты же не знаешь… В нашем районе есть десяток хороших ребят, мы всегда друг друга выручаем. Нас называют «компания Гро-Каю». Ты, наверное, не слыхал про Гро-Каю?

Я уже видел на бульваре Круа-Русс эту лионскую достопримечательность. Гро-Каю — огромный булыжник, попавший сюда, вероятно, тысячелетия назад с альпийских ледников.

— Да, — продолжал Корже, — нас так назвали, потому что мы всегда встречаемся по четвергам у этого камня, чтобы поиграть в мяч или покататься на роликовых коньках… Между прочим, мячи коньки мы купили сами, в складчину, это ведь дорогие вещи. С нами твой пес ни в чем не будет нуждаться.

Ты правда так думаешь?

Я в этом уверен… Слушай, если хочешь — я завтра со всеми поговорю.

Идея была великолепной, но кое-что меня смущало. Во-первых, я побаивался этой компании, оттолкнувшей меня в первый день, а во-вторых — Кафи всегда был только моим и мне совершенно не хотелось ни с кем его делить. Кажется, Корже все понял и не настаивал.

— Эта мысль пришла мне в голову сегодня утром, — сказал он. — Ведь было бы так здорово иметь Собаку, правда, Тиду?

Корже впервые назвал меня по имени. Я вздрогнул и внимательно посмотрел на него. Его глаза сияли, ведь он, как и я, любил животных. Мы могли бы стать друзьями. Мне трудно было ему отказать… и себе тоже. Я был бы так счастлив вновь обрести моего славного Кафи!

Вдруг я заметил, что уже слишком поздно, что мама меня наверняка ждет и волнуется, не случилось ли чего опять… Я крепко пожал Корже руку.

— Да, было бы просто здорово, если бы он оказался здесь!

И я бегом помчался домой.

«КОМПАНИЯ ГРО-КАЮ»

Этим вечером я не мог усидеть на месте. Папа несколько раз спрашивал, что со мной происходит. Чтобы скрыть свое беспокойство, я сказал, что это из-за руки. В этом была доля правды — рана заживала и создавала мне некоторые неудобства, вполне, впрочем, терпимые. На самом же деле я думал только о Кафи. Новый приятель оживил во мне надежду. Я никак не мог решиться: конечно, очень не хотелось ни с кем делить собаку, но другого-то выхода не было! И я решил согласиться.

Я уже засыпал, когда мама пришла пожелать мне спокойной ночи. Как же мне хотелось ей обо всем рассказать! В глубине души я был уверен, что она тоже обрадуется возможности вернуть Кафи, но меня сдержал вчерашний папин запрет. Раз Кафи никогда не придет в этот дом — зачем лишние разговоры? В общем, я с большим трудом заставил себя промолчать.

На следующий день я шел в школу в хорошем настроении, но кое-что меня тревожило: как-то мы встретимся с Корже? Вчера я так неожиданно убежал… А вдруг он за ночь передумал? Поговорил ли он уже с ребятами из «Гро-Каю» обо мне и моей собаке?

Подойдя к школе, я не обнаружил Корже ни у крыльца, ни во дворе; я всегда узнавал соседа по парте по толстому красно-зеленому свитеру, выделявшему его из общей массы. Корже прибежал в последний момент, когда все уже построились, и опять не обратил на меня никакого внимания.

Наконец мы оказались за партой. Корже сидел с неприступным видом. Вдруг он наклонился и тихо спросил:

Ну так что. ты решил?

Да!

Мы договорились?

Договорились!

Он с облегчением вздохнул и добавил:

— Поговорим об этом позже.

Урок начался. Мы сидели как ни в чем не бывало. На перемене команда «Гро-Каю» окружила меня плотным кольцом.

Их было человек десять, почти все моего возраста. Судя по одежде и особенно обуви, это были мальчики из бедных семей.

— Я хочу вам представить Тиду, он новенький, — сказал Корже. — Я его знаю, вчера вечером мы долго беседовали на Крыше Ткачей… Знаете, кто поранил ему руку?

Все посмотрели на мою повязку, а потом на Корже, ожидая его объяснений.

— Его укусила собака — большая немецкая овчарка… Она была похожа на его пса, которого пришлось оставить в деревне, когда они переезжали в Лион. Тиду хотел погладить собаку, а она его укусила.

— Вот как! — раздалось два или три голоса. — Ну и что?

— Так вот, — продолжил Корже, — мы с Тиду подумали, что можно было бы взять собаку сюда.

Ее зовут Кафи, и она совсем не злая. Я даже подыскал место, где она могла бы жить, — в старом доме у Пиратского Склона. Но вы понимаете, что такую псину не так легко прокормить. Надо, чтобы мы все о ней позаботились. Как вы думаете?

Ребята заулыбались. Собака!.. Ее можно водить гулять, заботиться о ней, она станет другом! Идея и вправду была великолепной.

— Кто «за»? — спросил Корже.

Все до одного подняли руку. У меня снова сжалось сердце: я представил себе Кафи в окружении такого количества новых хозяев… Но в глубине души я знал, что всегда буду у него самым любимым; ну а главное — ему, конечно, будет хорошо.

Вот так, благодаря Кафи, я был принят в эту компанию. Теперь она показалась мне гораздо симпатичнее — ведь все ребята любили животных.

Но как доставить Кафи в Лион? Сейчас никто не хотел думать о трудностях. Большинство ребят были готовы продать мяч и роликовые коньки, чтобы оплатить мою поездку в Реянетт. Но для меня это было совершенно невозможно. Пришлось бы уйти из дома рано утром, а вернуться поздно вечером — это если еще удалось бы обернуться за один день. Отправлять кого-то другого из «Гро-Каю» было рискованно — Кафи, скорее всего, с ним не пошел бы.

— Да, — вздохнул Корже, когда мы снова* оказались на Крыше Ткачей, — а дело казалось таким простым… Но я все-таки уверен — мы что-нибудь придумаем.

Выход из положения пришел мне в голову тем же вечером, уже в постели. Грузовики с ранними овощами, идущие с юга в Лион, часто заходили в Реянетт. Водители этих тяжеловозов останавливались у кафе Кастелля, который сам до аварии работал на такой машине. Я напишу своему приятелю Фредерику и попрошу его поговорить с кем-нибудь из этих водителей (ему это будет нетрудно, так как кафе находится недалеко от булочной) — может, кто-то и согласится захватить Кафи. Он мне сообщит, куда именно в Лионе приезжает грузовик, чтобы я мог встретить собаку. Да, это совсем просто и не потребует денег, или почти не потребует — только чаевые для водителя.

На следующий день я написал Фредерику письмо — второе со времени моего переезда в Лион, оно уже не было таким грустным, как предыдущее. Я рассказал о школе, о «Гро-Каю», подробно объяснил, что ему надо сделать. «Как только ты что-нибудь придумаешь — сразу мне напиши. Если бы ты знал, как я соскучился по Кафи!»

Но самое главное — я не знал, какой адрес дать Фредерику. Было бы нежелательно, чтобы письмо пришло домой. Нет, я не считал, что делаю что-то плохое! Я был уверен, что мама поймет, может быть, даже и папа через некоторое время смирился бы, но раз Кафи все равно не будет жить у нас, не стоило с ними ссориться понапрасну.

Прежде чем отправить письмо, я решил поговорить с ребятами из «Гро-Каю». Один из них, по имени Жерлан, недавно потерял отца, а его мать работала на заводе, поэтому почту вынимал только он, возвращаясь из школы. Я дал Фредерику его адрес.

Для меня и всей «компании Гро-Каю» наступило время томительного ожидания. Каждое утро мы с надеждой встречали Жерлана. У него было прозвище «Сапожник» — в честь того, что подвал его дома занимала сапожная мастерская. Но Сапожник отрицательно качал головой: он снова ничего не обнаружил в своем почтовом ящике. Для всех нас Кафи стал каким-то сказочным героем, который придет и перевернет всю жизнь «компании Гро-Каю». На переменах и после уроков ребята постоянно задавали мне множество вопросов: какого Кафи размера и веса, какого цвета у него уши и хвост, какие кости он больше любит, лает ли по ночам, гоняет ли кошек и о многом другом, на что я никогда не обращал внимания. Я то ревновал, то, наоборот, радовался за Кафи. Я простил маленьким лионцам тот холодный прием, который они оказали мне в первые дни. Эти мальчики не были похожи на ребят из Реянетта, но я чувствовал, что действительно могу с ними подружиться. Меня огорчило, что все они из бедных семей. Сидя в Реянетте, я думал, что в городах, особенно в больших, живут только богатые. Увы! Все ребята из «Гро-Каю», так же как и мы, обитали в больших обветшалых домах, им уделялось мало внимания… Может, поэтому они были бы так счастливы иметь собаку, заботиться о ней? Может, это заменило бы им домашний уют?

Наконец в один прекрасный день Сапожник прибежал сияющий, с письмом в руке. Моментально собралась вся компания.

— Надеюсь, ты не читал его? — спросил Корже.

Сапожник потрогал свою нечесаную шевелюру и покраснел. Но «Гро-Каю» никогда не обманывали друг друга.

— Ну… я не смог удержаться, — сознался он. — Но я тут же заклеил конверт обратно!

Он протянул мне письмо, и я начал читать дрожащим голосом. Фредерик писал, что 'не хотел отвечать, пока не убедился, что план осуществим; не мог же он отослать Кафи, не сказав об этом своему отцу. Тот нашел нашу затею забавной и согласился. Фредерику осталось только дождаться тяжеловоза и уговорить водителя взять Кафи с собой.

«Ты знаешь, — писал он, — я разыскал того шофера, что год назад потерял свой кисет на площади, помнишь — мы его нашли под платаном. Водитель согласился отвезти Кафи. Он бывает в Лионе каждую неделю — привозит овощи, а разгружает свой товар на набережной Сен-Винсен. По-моему, это на берегу Соны, недалеко от Круа-Русс, так что тебе повезло! Итак, на следующей неделе, в среду, я вручу ему Кафи. Ты будешь доволен — собака выглядит отлично; знаешь, я за ней так ухаживал… и мне очень жаль с ней расставаться… Грузовик будет в Лионе между пятью и шестью часами вечера, может быть и в шесть, если пойдет дождь, но до семи — точно. Тебе надо только найти эту набережную Сен-Винсен, там еще находятся «Юго-восточные склады». Шофер сказал, что это написано на двери большими красными буквами. Если ты вдруг не сможешь там быть в это время — он оставит Кафи у хозяина соседнего кафе».

Фредерик все уладил! Сегодня пятница; значит, через пять дней Кафи будет здесь. Компания обезумела от радости. Тем же вечером мы собрались у Пиратского Склона, где вовсю шла подготовка к встрече Кафи. Ребята принесли доски, куски обивки, гвозди, пилы, болты, солому… Этих досок хватило бы на постройку виллы, а соломы — на целый стог; а ведь речь шла всего лишь о собачьей конуре. Мы соорудили очень хитрую дверь — никто, кроме нас, не смог бы ее открыть.

— Если хочешь, — предложил Корже, — иди в среду один встречать Кафи, мы подождем вас здесь.

Ничто не могло доставить мне большего удовольствия, чем встретить Кафи одному и самому объяснить, что теперь у него будет много маленьких хозяев и со всеми он должен поладить.

Позже я узнал, что ребята это решили все вместе, чтобы я понял — они не собираются отбирать у меня собаку.

Пять дней тянулись целую вечность. Каждое утро я со страхом ждал встречи с Сапожником — вдруг он получил новое письмо от Фредерика и тот пишет, что план осуществить не удастся? Вечером в постели мне лезли в голову разные неприятные мысли: а вдруг Кафи не захочет ехать с шофером, или шофер не заедет в Реянетт, или грузовик попадет в аварию… Всю ночь мне снились кошмары.

Почти каждый вечер, пока мама готовила ужин и занималась с моим младшим братом, я спускался на набережную Сен-Винсен и. как будто от этого грузовик мог приехать раньше, читал и перечитывал вывеску «Юго-восточные склады», написанную большими красными буквами.

Наконец пришла СРЕДА…

НАБЕРЕЖНАЯ СЕН-ВИНСЕН

Этим утром я проснулся раньше обычного. Сегодня приедет Кафи!

Посмотрев в окно, я сильно встревожился: небо было темным, и казалось, что день не наступит никогда. Туман! Я слышал о нем, но не представлял, что это такое. В Реянетте никогда не было туманов. У нас говорили, что мистраль поджидает их в Донзере и отгоняет к морю.

Выйдя на улицу, я даже растерялся. Какая странная вещь — туман! Я с трудом нашел дорогу в школу. Эта серая пелена скрывала крыши домов, и они казались еще выше, а улицы не имели конца. Бесшумно проезжали машины, их включенные фары напоминали огромные желтые глаза. Закутанные шарфами прохожие появлялись внезапно и так же внезапно исчезали, словно тени.

В ноябре это обычное дело, — объяснил Корже.

А как ты думаешь, грузовик придет" в такую погоду?

Не беспокойся, туман садится только в городе — это дым из фабричных труб его притягивает.

Корже успокоил меня только наполовину. По двадцать раз на дню я смотрел в окно — не видна ли верхушка трубы, что на другой стороне улицы?

К вечеру туман не рассеялся.

— Возвращайся скорее, — сказал Корже, — мы ждем тебя у Пиратского Склона.

Я побежал домой. Мама пошла с Жео в магазин и еще не вернулась. Тем лучше! Я нашел под ковриком ключ, с порога бросил портфель на стул и, хлопнув дверью, побежал на набережную. Противоположный берег Соны был скрыт в тумане. Мне удалось разглядеть вывеску «Юго-восточные склады», только вплотную подойдя к двери. Никаких машин не видно! Большие складские двери были открыты. Какой-то человек собирал и складывал ящики. Я спросил его, не приезжал ли грузовик.

— Какой грузовик?

Который привозит с юга овощи.

Их, мой мальчик, порой штук по десять на дню приезжает.

Меня интересует тот, что бывает по средам между пятью и шестью часами.

А, так ты о Буасье, что прибывает из Ша-торенара? Нет, малыш, еще не был… Но он не задержится. Нашим водителям туман не помеха, они к нему привыкли.

Я успокоился и начал мерить шагами набережную. Сырость проникала под одежду. Я поднял воротник пальто, но теплее от этого не стало: свое пальто я носил уже два года и оно стало мне маловато. Ну и ладно, зато я встречу Кафи, и мне сразу станет тепло. Я уже представлял, как возвращаюсь в Круа-Русс со своей собакой, как она прыгает от радости, как пытается лизнуть меня в лицо…

Шагая по набережной, я внимательно следил за проезжающими грузовиками. Нет, опять не он! Ребята дали мне с собой старые часы, но они не пригодились: я хорошо слышал бой курантов с ближайшей церкви, затерявшейся в тумане.

Шесть часов! До сих пор никого! Я продолжал ходить по парапету, постепенно отдаляясь от условленного места. Шесть тридцать!.. Я начал беспокоиться. В такой туман грузовик мог и опоздать; я заметил, что все машины ехали значительно медленнее обычного.

Вместо того чтобы продолжать топтаться на тротуаре, я замер на мокром парапете напротив кафе под вывеской «Пти-Божоле». Семь часов! Беспокойство переросло в тревогу. Внезапно мое сердце учащенно забилось, но не от радости, а от страха: сторож закрывал склад. Я бегом пересек набережную и подошел к нему в тот момент, когда он проверял, хорошо ли заперта дверь.

— О, мсье! Вы уже закрываете?

Сторож с улыбкой посмотрел на меня.

Уже семь часов, мой рабочий день закончен!

А разве грузовик не придет?

Не беспокойся. У Буасье есть ключ. — Он прекрасно разгрузится и без меня… До свидания, малыш!

Он положил ключ в карман и удалился. Пора было возвращаться домой, но сначала я хотел повидать хозяина кафе, предупредить его, что водитель грузовика должен привезти мне собаку, и попросить, чтобы он ее немного подержал у себя, пока я не приду.

Но в этот момент появились Корже и Сапожник. Они ждали вместе со всеми до семи часов, но, так и не дождавшись, направились к набережной. Я быстро им все объяснил.

— Не беспокойся, — сказал Сапожник, — я подежурю за тебя. Меня никто не ждет, мама сегодня после обеда уехала в Треву, на похороны тети, и вернется только завтра вечером. Я могу побыть здесь до девяти часов… и даже до десяти, если понадобится. Уверен, что Кафи к этому времени приедет.

Чтобы окончательно меня успокоить, Сапожник пообещал пройти с Кафи по улице Птит-Люн и посвистеть.

— Вот как я это сделаю!

Он запустил два пальца в рот и так свистнул, что разбудил бы и мертвого. Прежде чем уйти, я отдал Сапожнику несколько кусочков сахара для Кафи.

Я побежал домой. Корже обещал побыть с Сапожником до восьми часов.

Мне повезло: мама лечила Жео зуб и не заметила моего опоздания, а папа еще не вернулся. Он появился через минуту после меня, и все сели за стол. Я с трудом сдерживал свои чувства.

— Ты так нервничаешь из-за тумана? — спросил папа.

Я подскакивал от малейшего шума, доносившегося с улицы. Вдруг мне послышался свист Сапожника, и я бросился к окну. Но это был всего лишь скрежет тормозов старой машины. Вернувшись к столу, я встретился глазами с папой. Он внимательно посмотрел на меня, пожал плечами, но ничего не сказал.

Раздевшись в своей комнате, я не стал ложиться — ведь когда голова лежит на подушке, условный сигнал можно и не услышать. С каждой минутой мое смятение нарастало. Часы на кухне пробили девять часов, девять тридцать, десять… Родители уже легли спать, в квартире воцарилась тишина. Тогда я встал и открыл окно, чтобы точно не пропустить сигнал Сапожника.

Я стоял у распахнутого окна, дрожа от холода и сырости. На церкви Круа-Русс пробило одиннадцать часов. Окончательно окоченев, я все-таки решил залезть под одеяло. Для успокоения я пытался убедить себя, что Сапожник, наверное, прошел во время ужина, как раз тогда, когда Жео стучал ложкой по тарелке, но мне это плохо удавалось. Пытаясь не заснуть, я прислушивался к малейшим звукам, доносившимся снаружи. На душе у меня скребли кошки. Съежившись под одеялом, подложив руку под голову, я все еще ждал, изо всех сил борясь со сном… Но в конце концов усталость взяла свое.

…Когда я проснулся, было светло и, судя по всему, уже довольно поздно. Голова у меня болела, мысли разбегались. Тут в комнату вошла мама с чашкой кофе с молоком, как всегда по четвергам[1].

Тиду! Почему ты спал с открытым окном, когда на улице собачий холод?

Мой измученный слух уловил только слово «собачий». Я вскочил.

— Собака?.. Кафи?.. Где он?..

Мама улыбнулась, подумав, что спросонья я вообразил себя в Реянетте.

— Бедный Тиду! Это от холода тебе снятся кошмары. Окна так плохо закрываются! Ты не простудился?

Я быстро поел и оделся. По четвергам была моя очередь ходить в магазин. Заодно можно успеть сбегать на набережную… С сумкой в руках я скатился по лестнице, чуть не сбив с ног консьержку, поднимавшуюся на третий этаж, и, не дослушав ее проклятий, через мгновение был. внизу.

Едва выйдя из дома, я увидел Корже, он уже подходил к улице Птит-Люн — наверняка чтобы меня успокоить.

Я крикнул ему издалека:

— Кафи приехал?

Корже безнадежно махнул рукой и опустил голову. Кафи не приехал вчера вечером. Корже уже успел побывать у Сапожника — тот прождал на набережной до одиннадцати часов. Грузовик так и не приехал. Сапожник мог бы и еще постоять, но он так замерз и проголодался, что вынужден был вернуться домой.

— Да не переживай ты так, — сказал Корже, хлопнув меня по плечу. — Раз грузовик не приехал — значит, он и не выезжал. Наверное, приедет сегодня.

Корже прав; видимо, я зря волнуюсь. Мы быстро все обсудили. Если Кафи не выехал из Реянетта — Фредерик мне, конечно же, написал, так что письмо, отправленное вчера, должны доставить в Лион сегодня.

Мне не терпелось все узнать точно. Мы побежали на набережную. Удивительно, но чем ближе мы подходили к условленному месту, тем сильнее сжималось мое сердце — словно от предчувствия беды.

У дверей склада выгружали овощи из двух небольших грузовиков. Сторож был другой, не такой приветливый, как вчера. Мы спросили, почему вчера вечером не пришел грузовик из Шаторенара.

— Как не пришел? — удивился сторож. — Вот, смотрите!

Он показал на большие светлые ящики, на которых черными буквами было написано: «Шаторенар». У меня кровь застыла в жилах.

А моя собака?

Какая собака?

Водитель, мсье Буасье, должен был привезти мою собаку. Я ждал его вчера вечером…

Все, что я могу тебе сказать, — так это то, что сегодня утром, открыв склад, я никакой собаки здесь не видел… и хорошо, что не видел — я их не люблю, пришлось бы ее выгнать.

Мы с Корже переглянулись. Оставалась одна надежда — хозяин «Пти-Божоле». Мы застали его в кафе за уборкой. У него была большая, совершенно круглая и почти лысая голова и маленькие черные усики. Я спросил, не оставлял ли у него случайно вчера поздно вечером некий Буасье собаку, предупредив, что за ней придут.

Собаку?.. Нет, не видел. Буасье не заходил. Я хорошо его знаю — он всегда выпивает стаканчик красного за стойкой, когда бывает здесь.

Но складской сторож сказал, что он вчера разгрузился.

Значит, он приехал очень поздно, когда кафе уже было закрыто. Я заканчиваю работу в половине одиннадцатого.

Все больше теряясь, я смотрел на Корже, ища объяснений.

Успокойся, — сказал мой товарищ. — Это значит только, что Кафи все еще в Реянетте. Может, он не захотел ехать с незнакомым человеком, а может, Фредерик не смог с ним расстаться.

Нет, я уверен — здесь что-то другое…

Мы поблагодарили хозяина кафе и вышли на улицу. И вдруг я почувствовал, что не могу идти дальше. Меня удерживала какая-то непреодолимая сила, я как будто чувствовал, что Кафи рядом — прыгает возле меня и лижет своим розовым языком мое лицо… Я инстинктивно оглянулся. Внезапно мой взгляд остановился на небольшом проеме между кафе и складами, я приблизился и… похолодел от ужаса.

— Ах!..

Корже подошел и тоже это увидел… К железному крюку в стене был привязан обрывок желтого кожаного поводка… Меня затрясло.

— Корже! Я узнаю этот поводок… это поводок Кафи… его здесь привязали, а он сбежал!

Мой бедный Кафи! Один в таком большом городе! Все кончено, я никогда больше его не увижу. Ну как я мог оставить его здесь одного?! Я едва не расплакался.

Пока я стоял у края тротуара и сквозь слезы рассматривал набережную, Корже пытался отцепить конец поводка, который был крепко привязан к крюку двойным узлом.

Вдруг мой приятель подошел и взял меня за руку.

— Тиду, посмотри… да посмотри же! Голову даю на отсечение — твой пес не сам убежал… Поводок обрезан чем-то острым, похоже, что ножом!

Весь дрожа, я наклонился к обрывку плетеного кожаного ремешка. Край был ровным. Поводок Кафи обрезали. Но кто?.. Зачем?..

Потрясенные, мы вернулись в кафе. Хозяин тоже заинтересовался и вышел посмотреть на крюк, на котором болтался обрывок поводка. Он также ничего не понимал.

— Нет, этой ночью я ничего не слышал; но, вы знаете, я немного туговат на ухо.

Единственным человеком, который мог что-то прояснить, был водитель. Мы вернулись на склад. Сторожа уже стали раздражать наши вопросы.

— Единственное, что я знаю, так это то, что он живет где-то в районе Гильотьер, недалеко от гаража своей фирмы — гаража Домб… Ну ступайте, вы нам мешаете.

Мы оказались на улице. Я спросил Корже:

А Гильотьер — это далеко?

На другом конце Лиона.

Было уже десять часов, а я до сих пор ничего не купил. Мы могли отправиться в Гильотьер только после обеда.

— Жаль, — сказал Корже, — но мне сейчас тоже надо домой, а после обеда придется сидеть с младшей сестрой.

Мы молча возвращались в Круа-Русс, и я чувствовал, что Корже страдает почти так же, как и я.

РАССКАЗ ВОДИТЕЛЯ

За обедом я с трудом скрывал свое отчаяние; по-моему, мама даже что-то заподозрила. Я так и не мог поверить, что Кафи потерян для меня навсегда…

Я ушел сразу после обеда. К счастью, вчерашний холодный туман рассеялся, небо прояснилось, и иногда сквозь облака проглядывало солнце. Я плохо представлял себе, где находится район Гильотьер, хотя Корже объяснил, что это на другом берегу Роны, рядом с железной дорогой. Я впервые шел один через весь город, но это меня совсем не пугало: чего бы я только не сделал, чтобы найти свою собаку! Мне было даже легче идти одному: можно было не сдерживать слез.

Я скопил немного денег — вполне достаточно, чтобы доехать на автобусе; но, во-первых, я боялся ошибиться, а во-вторых — что контролер спросит, куда я еду… Как будто я делал что-то плохое.

Я пересек Рону по большому мосту и долго шел по противоположному берегу. Ветер гнал мокрые опавшие листья по набережной. Всю дорогу я не переставая думал о Кафи и вздрагивал при виде каждой встречной собаки. Город оказался еще больше, чем мне казалось с холма Круа-Русс. Как же найти Кафи, если он действительно потерялся?.. Нет, он не мог потеряться! Я сочинил целую историю: шофер привязал собаку у кафе, пока выгружал ящики, а потом передумал и решил взять ее с собой, но узел оказался слишком тугим, и пришлось перерезать поводок.

Постепенно я и сам в это поверил. Наконец показался железнодорожный мост. Это Гильотьер. Расспросив нескольких прохожих, я понял, что гараж Домба находится значительно дальше. Я нашел его на одной из улиц со множеством складов и мастерских. Это был большой гараж. Наверное, тот служащий, что у входа заправляет машины, сможет мне помочь.

— Буасье? Да, он живет недалеко отсюда, в конце соседней улицы, направо. Я не помню номера дома, но там внизу табачная лавка. Ты наверняка 'застанешь его дома, он вернулся из рейса только в шесть часов утра — я как раз заступил на смену; он сказал, что валится с ног от усталости.

Я без труда нашел дом, позвонил в дверь… У меня сжалось сердце. Я надеялся, что сейчас услышу, как Кафи скребется в дверь, — он всегда так делал в Реянетте, когда просился выйти; может, он даже залает. Но я услышал только чьи-то торопливые шаги за дверью. Мне открыла женщина с встревоженным и недовольным лицом.

Ах, я думала, что это доктор… Тебе чего, мальчик?

Я хотел бы увидеть мсье Буасье… это по поводу моей собаки — я ее не нашел. Она не у вас?

Какая собака?..

Я сразу понял, что придуманная мной история была слишком хороша, чтобы оказаться правдой, и опустил голову. Но в этот момент в коридор вышел мужчина, в котором я узнал того шофера, которому мы с Фредериком в прошлом году нашли кисет.

Мсье! А где же моя собака? Водитель с удивлением нахмурил брови.

Как?.. Разве сегодня утром ты ее не нашел?

Я вытащил из кармана обрывок поводка — все, что у меня осталось от Кафи.

— Вот это я обнаружил на крюке у стены кафе.

Водитель вздохнул, взял кусок поводка и, стал его рассматривать.

— Видите, мсье, он обрезан ровно, похоже, что ножом… Я подумал, что вы взяли Кафи к себе, раз кафе было закрыто.

Все это происходило на пороге, у дверей. Затем шофер подтолкнул меня к кухне и сделал знак говорить потише. Он сел на стул и долго молчал, почесывая щеку.

— Ничего не понимаю… — сказал он наконец.

Вот его рассказ. Как и было договорено', он посадил Кафи в машину в Реянетте около полудня. Сначала пес не хотел ехать, но, оказавшись в кабине, затих и вел себя очень хорошо. До Вьенна все шло гладко, потом начался дождь. Дорога стала мокрой, ее прихватило морозцем, начался гололед, и ехать пришлось очень медленно. Но, несмотря на это, грузовик прибыл бы в Лион до семи часов вечера, если бы его не занесло на одном из поворотов. Нет, ничего серьезного, просто он застрял в кювете и, чтобы выбраться нужен был тягач, а чтобы его найти — время: из-за гололеда у тягачей было много работы.

— Когда я смог снова тронуться в путь, — продолжал водитель, — было уже три часа ночи. Все это время твой пес послушно ждал в кабине, совершенно не беспокоясь. К четырем часам мы наконец добрались до набережной Сен-Винсен. В течение часа я выгружал ящики, потом высадил твою собаку, ломая голову над тем, что с ней делать— ведь кафе, естественно, было закрыто.

Оставить ее на складе?.. Я "знал, что сегодня утром дежурит Жюно — странный тип, обиженный на весь свет; он мог запросто прогнать твою собаку, да еще и пнуть на прощание… Привести Кафи сюда? Я думал об этом… наверное, так и надо было сделать. Я засомневался из-за дочки — она уже три дня болеет с высокой температурой. Я боялся, что, когда мы придем, собака залает и испугает ее. И еще я подумал, что ты будешь волноваться, не обнаружив утром пса. Тогда, поскольку было уже пять часов и до открытия кафе оставалось совсем чуть-чуть, я решил, что за пару часов с Кафи ничего страшного не случится. Я привязал его в уголке и оставил хозяину «Пти-Божоле» записку.

Записку?

Как?.. Он тебе ничего не сказал?

Он бы мне, конечно, сказал, если бы что-то нашел… Он вообще думал, что вас не было.

Водитель снова потер щеку.

Ну как же!.. Я вырвал листок из записной книжки и написал: «Присмотрите, пожалуйста, за собакой, она не злая. Утром за ней придет мальчик». Потом расписался и дважды подчеркнул слова «не злая». Я оставил листок на железном столике, что стоит у входа в кафе, и положил сверху болт, чтобы записка не улетела.

Нет, хозяин «Пти-Божоле» ничего не видел… Значит, записку забрали вместе с Кафи?

Похоже на то… Но я, честное слово, ничего не понимаю!

Шофер совсем расстроился. Я спросил у него:

— Скажите, мсье, а воруют ли собак?

Он вздохнул.

— Воруют, конечно… У тебя была такая красивая овчарка! Но в это время на набережной никого не бывает! Бедный малыш, если бы я только знал…

Я не сердился на него — он был не виноват, ведь он хотел как лучше. Мне просто не повезло. Чтобы меня успокоить, водитель сказал, что я не должен отчаиваться: может, пес сбежал от тех, кто его украл, и тогда он непременно попадет в приют для бездомных собак.

В приют?.. А что это такое?

Это такое место, куда собирают со' всего города потерявшихся собак, в Лионе их много.

И что там с ними делают?

Некоторое время их кормят, а если за ними никто не приходит — уничтожают.

Я подскочил.

— Так моего Кафи убьют?..

Водитель снова попытался меня успокоить:

— Нет, такая красивая собака, как твоя, не останется без хозяина. Как знать, может, однажды ты встретишь какую-нибудь даму с Кафи на поводке… и тогда, конечно, он тебя узнает.

Выйдя от шофера, я совершенно растерялся. На меня вдруг навалилась такая усталость, что я не представлял себе, как доберусь обратно до Круа-Русс. Погода была почти солнечной, но город казался мне еще более мрачным, чем накануне, в тумане, когда с радостью в сердце я ждал Кафи на набережной Сен-Винсен.

Несмотря на усталость, я хотел зайти на набережную, чтобы еще раз поговорить с хозяином «Пти-Божоле». Нет, он не находил записки; рядом в канаве я обнаружил болт, но этот маленький кусочек железа не мог рассказать о том, что видел.

Возвращаясь на улицу Птит-Люн, я сделал крюк и свернул к Пиратскому Склону — туда, где мы приготовили домик для Кафи. Я как будто надеялся застать его там. Почти вся «компания Гро-Каю» была в сборе; ребята догадались, что я приду. Поняв, что Кафи потерялся, они ужасно расстроились. Это просто не "укладывалось у них в голове. Очень скоро отчаяние уступило место негодованию и даже злости.

— Мы его найдем, мы должны его найти! — кричали они. — Мы и в приют пойдем, и на набережной будем дежурить каждый день, и тот, кто его взял — обязательно вернет!

Их уверенность меня несколько ободрила. Только бы хватило сил пережить эту ужасную разлуку…

ТОЙ ЖЕ НОЧЬЮ…

Всю ночь мне снился приют для бездомных собак, о котором говорил водитель. Я видел мрачное место, где Кафи, запертый в клетке с другими собаками, без еды, скулит, зовя меня на помощь. Кошмар!

На следующий день мы встретились с «компанией Гро-Каю» в школе. Всем было так же грустно, как и мне, но ребята все же надеялись на лучшее. Вот что рассказал один из них:

— Я знаю одну даму, она живет на бульваре Круа-Русс, моя мама работает у нее горничной; так вот — у этой дамы пропала собака и через пятнадцать дней нашлась живая и невредимая в приюте для бездомных собак.

Да, этот приют был моей последней надеждой. Тот мальчишка знал, где он находится — на окраине Лиона, на берегу Роны, то есть далеко от Круа-Русс. Я отправился туда через день, в воскресенье, вместе с Корже и Малышом Сапожником — его иногда называли так из-за маленького роста, — которые стали моими лучшими друзьями. На улице было пасмурно. Мы шли очень долго, пока наконец не добрались до пустыря на берегу реки, где находился вольер с высокими решетками. Там сидели собаки — большие отдельно от маленьких, наверное, чтобы избежать драк. На этих худых и взъерошенных животных невозможно было смотреть спокойно. Они и не думали драться, а только бегали вдоль решетки, глядя на нас жалобно и тревожно. Из посетителей здесь были в основном пожилые дамы; они заглядывали в клетки, выкрикивая клички собак, но ни одна не отзывалась.

Я быстро понял, что Кафи там нет. В приюте оказалась всего одна овчарка — гораздо меньше Кафи и не такая красивая. Подошел сторож, мы с ним поговорили, я попытался описать Кафи:

— Очень красивая собака, кончики лап огненно-рыжие…

Сторож покачал головой.

— Нет, я ее не видел. Овчарки вообще попадают к нам редко — это очень умные животные, они легко находят дорогу домой.

С замиранием сердца я спросил, сколько дней они держат собак, за которыми никто не приходит.

— Когда как, — сказал сторож. — Положено пятнадцать, но если их немного — как сейчас, на пример, — можно и подольше.

Я не смог удержаться и задал ему тот же вопрос, что и водителю:

— А потом? Что вы делаете потом?

Сторож пожал плечами.

— Потом?.. Ну что ты хочешь, мальчик, мы же не можем кормить их вечно — это дорого, приходится от них избавляться.

У меня не хватило духа спросить, как именно они избавляются от собак, но от мысли, что все сидящие здесь несчастные животные скоро умрут, я готов был расплакаться.

— Пошли отсюда, — сказал Корже. — Мы еще вернемся…

И мы молча зашагали в Круа-Русс.

Дни шли один за другим. Почти каждый вечер мы спускались к набережным Роны и Соны. Я так много говорил о своей собаке, так подробно описал ее, что мои приятели были уверены, что, случайно встретив Кафи, тут же его узнают. Много раз им казалось, что они его нашли, но собака не откликалась— это был не Кафи.

В школе Корже опять почти со мной не разговаривал, но однажды утром по его виду я понял, что у него есть новости. На перемене он вытащил из кармана старую газету и показал собравшимся ребятам.

— Слушайте внимательно! Вот что прочел Корже:

Небывалое ограбление на улице Руэтт

Прошлой ночью дерзкие злоумышленники проникли в квартиру на третьем этаже в доме № 4 по улице Руэтт. В отсутствие хозяйки квартиры, находящейся в данный момент на Лазурном Берегу, точно оценить нанесенный ущерб не представляется возможным, но, судя по всему, он огромен. По мнению свидетелей, вор мог проникнуть в квартиру только под утро — между четырьмя и семью часами.

Корже остановился и многозначительно посмотрел на нас.

— Это вам ни о чем не говорит?

Нет, мне эта заметка ни о чем не говорила. При чем тут Кафи? Но один из ребят заметил:

Улица Руэтт?.. Это случайно не та, что находится за набережной Сен-Винсен?

Точно! И обратите внимание на дату: 29 ноября!

29 ноября! На следующий день после исчезновения Кафи! Мое сердце учащенно забилось. Слишком много совпадений: тот же день, то же Место, тот же час!

— Конечно, — сказал Корже, — это действительно еще ни о чем не говорит. Но когда я взялв руки газету, чтобы разжечь огонь, мой взгляд упал на эту заметку, и я тут же подумал о Кафи.

Ребята единодушно решили выяснить подробности происшествия. Весь день я обдумывал» стоит ли радоваться этому открытию.

— Заранее ничего нельзя сказать, — повторял Корже, — надо посмотреть.

Дни стали такими короткими, а небо нависало так низко, что, когда мы подошли к набережной, уже совсем стемнело. Вся «компания Гро-Каю» была в сборе. Корже не ошибся — улица Руэтт находилась поблизости от набережной Сен-Винсен и шла параллельно Соне в ста метрах от «Юго-восточных складов». Это была тихая, безлюдная улица, не слишком широкая, со старинными обветшалыми домами. Впрочем, один из них — номер четыре — был отреставрирован и выглядел почти новым. Стоя на противоположной стороне улицы, мы пытались вычислить окна той квартиры на третьем этаже, где произошло ограбление. Конечно же, ничего из этого не получилось.

Можно спросить у консьержки, — предложил один из ребят.

О чем спросить?

Может быть, это именно она рассказала полиции, что кража произошла между четырьмя и семью часами утра… Она могла видеть, как грабители убегали, а может, она заметила и собаку!

Мы зашли в подъезд. По-моему, консьержка просто хотела от нас отделаться: она ничего не видела — ни воров, ни собаки, и вообще вся эта история ей изрядно надоела.

Смущенные и разочарованные, мы вышли на улицу.

— Во всяком случае, — сказал Корже, — грабители не могли сюда подъехать на машине: это было бы слишком опасно. На таких маленьких улицах очень хорошо слышен шум мотора, особенно ночью.

— Возможно, — согласился Сапожник, — они оставили свою машину на набережной, а в ней должен был быть еще один человек, чтобы в случае чего предупредить об опасности. Корже потащил нас на набережную. — Посмотрите! — сказал он. — Возможно, машина ждала здесь, возле кафе «Пти-Божоле», и человек мог увидеть привязанного Кафи!

Да, это действительно возможно, но зачем им понадобился Кафи? Обычно овчарки не подпускают к себе кого попало. Человек ведь не знал, что собака не кусается… Может быть, он заметил записку на железном столике? Впрочем, это ничего не меняло: Кафи был потерян для меня навсегда.

Корже предложил обратиться в полицию.

Полиция! Это слово приводило меня в ужас. Я еще не привык к полицейским. Меня смущала их форма, особенно фуражка. В Реянетте не было настоящих полицейских, то есть был один — совсем пожилой, без формы, он иногда расклеивал объявления, а тут — совсем другое дело…

— Да, — согласился Сапожник, самый маленький, но самый решительный из нас, — надо идти в полицию. Но не всем: я знаю этих полицейских, они не любят лионских мальчишек — «шпану», как они выражаются, — и могут нас просто выгнать. Пойдут трое: Тиду, Корже и я.

Он знал, что комиссариат находился недалеко, рядом с площадью Терро. Это очень красивая площадь с фонтаном и голубями. Я так волновался, что шел последним, а подойдя к двери, совсем растерялся.

— Не съедят же они нас, — сказал Сапожник. — И потом, это ведь не мы совершили ограбление.

Мы открыли дверь и оказались в прокуренном помещении, где сидело несколько полицейских; они смотрели на нас насмешливо и удивленно.

Глядите, какие у нас клиенты! Не иначе как потеряли кошелек с двадцатью пятью су[2]

Нет, не кошелек, — храбро возразил Сапожник, — а собаку… его собаку — красивую немецкую овчарку. Она пропала в ту ночь, когда произошло ограбление на улице Руэтт.

Полицейские рассмеялись.

— А при чем тут ограбление?

Обескураженный тоном полицейского, Сапожник смутился и замолчал. Тогда заговорил Корже:

У меня с собой газета… посмотрите, кража произошла между четырьмя и семью часами утра рядом с набережной Сен-Винсен. Как раз в это время собаку привязали рядом с кафе «Пти-Божоле», чтобы утром Тиду ее забрал.

Ну и что? Что это доказывает?

Корже тоже замолчал, но Сапожник уже снова обрел уверенность в себе. Очень торопливо, опасаясь, что его не дослушают, он рассказал о приключениях Кафи.

— Ладно, ладно, — отмахнулся один из полицейских, — эти сказки нас не интересуют. Вы что же, вообразили, что мы поставим на ноги всю лионскую полицию ради какой-то собаки? К тому же грабители с улицы Руэтт давно в бегах… Ну-ка, брысь отсюда! Исчезните!

Мы вышли на улицу.

— Как всегда, — вздохнул Сапожник, — полицейские ничего не поняли.

Все было кончено. Надежда, которую утром оживил во мне Корже, окончательно погасла.

СОБАКА, ПОХОЖАЯ НА КАФИ

Шли недели, долгие сырые и холодные недели. «Компания Гро-Каю» вернулась к своим привычным делам. Их разочарование было огромным, но не шло ни в какое сравнение с моим — они ведь не знали Кафи, а это совсем другое дело. Ребята могли забыть, утешиться, а я — нет.

— Мой бедный Тиду, — вздыхала иногда мама, — ты сильно изменился. Наверное, тебе не хватает реянеттского солнца?

Она говорила о солнце, но имела в виду Кафи — ведь мама считала, что он все еще в Реянетте.

Стоял декабрь. Мои приятели больше не играли на бульваре и не собирались на Крыше Ткачей. Теперь они спускались в центр города — на площадь Терро, к театру, где увлеченно разглядывали украшенные к Рождеству и Новому году витрины магазинов.

— Тиду, пошли с нами! — уговаривали меня ребята.

Я ходил с ними несколько раз, но меня интересовали не магазины, а собаки, которые изредка встречались в этой части города. По четвергам и воскресеньям, если было не очень холодно, я предпочитал наведываться в приют. Наконец сторож сжалился надо мной и пообещал сразу же написать, если вдруг приведут немецкую овчарку, похожую на Кафи. Я от души поблагодарил сторожа и оставил ему адрес Сапожника.

Это меня немного успокоило. Каждое утро, придя в школу, я с нетерпением ждал Сапожника. Так ничего и не получив, я решил, что сторож, наверное, забыл о своем обещании, а может, заболел, или его заменили… Я снова отправился в приют. Сторож оказался на месте… а Кафи не было.

В первых числах января так похолодало, что Сона замерзла, а на Роне стали появляться ледяные островки. «Компания Гро-Каю» поредела: многие по вечерам сидели дома, и только некоторые приходили на бульвар поиграть в мяч. Наконец в середине месяца температура повысилась. Дни стали длиннее. Мы снова каждый день спускались на набережную — туда, где выгуливали собак.

Как-то раз один из ребят, прибежав утром в школу, сказал, что вчера вечером, когда уже совсем стемнело, он возвращался от своей тети с другого конца Круа-Русс и столкнулся нос к носу с точно такой же немецкой овчаркой, как Кафи. Когда он позвал пса по имени, тот поднял уши, насторожился и подошел поближе.

А какие у него были лапы? Лапы-то ты разглядел?

Я не мог разглядеть, было совсем темно… но я уверен, что это он.

Почему ты не попытался его привести?

Не смог… Когда я хотел его погладить, он убежал. Но можешь мне поверить: это был Кафи, только очень худой, и это неудивительно — он ведь уже столько времени болтается один по улицам.

Где это было?

На улице От-Бютт, рядом с фуникулером Круа Паке, только на том конце.

Ребята были настолько уверены, что их товарищ не ошибся, что тут же потащили меня на улицу От-Бютт.

— Это здесь; вот так я шел, когда его заметил— он к чему-то принюхивался на тротуаре. Уверен — он вернется.

Мы ждали до темноты; собака так и не появилась. Несмотря на неудачу, маленький лучик надежды, никогда не угасающий до конца, вновь ожил в моем сердце. Я стал ходить на улицу От-Бютт каждый день, так как знал, что потерявшиеся собаки долго бродят на одном месте, если что-то показалось им знакомым. Эта улица была похожа на нашу: такие же высокие неказистые дома, напоминающие коробки, которые так не понравились мне в день переезда. Я ходил по этой улице из конца в конец, а когда уставал — садился на ступеньку, подложив под себя портфель, чтобы не замерзнуть.

В понедельник резко похолодало, а наутро город проснулся совершенно белым от снега. Сначала я расстроился, а потом сообразил, что на снегу следы от собачьих лап будут заметнее. Как только закончились уроки, я сразу побежал на улицу От-Бютт. Увязая в снегу, я упорно искал следы, а когда устал — прислонился к стене: было слишком холодно, чтобы сидеть на ступеньках. Прошло уже восемь дней с тех пор, как я пришел сюда впервые! Шансы найти Кафи были невелики. Видимо, тот парень просто ошибся. Я подумал, что возвращаться сюда бесполезно.

Постепенно моя спина заледенела, а ноги увязли в снегу.

— Разве можно тут торчать столько времени, иди-ка ты скорее домой, согрейся! — сказала проходившая мимо старушка.

Я не пошевелился; несмотря на холод, у меня не было ни малейшего желания двигаться. Как ни странно, я все еще на что-то надеялся… Потом вдруг меня зазнобило, дома покачнулись, и я стал плохо видеть. Я хотел растереть руки, но почувствовал, что теряю равновесие. Мне стало страшно… а потом все исчезло.

Когда я открыл глаза, кто-то пытался меня поднять.

— Бедный малыш, что же ты лежишь на снегу? Тебе что, плохо?..

Я посмотрел на склонившуюся надо мной женщину.

Собака… Она пришла?

Какая собака?

Кафи!

Женщина подумала, что я брежу, и помогла мне подняться.

— Ты не можешь сейчас идти домой! Пойдем, я дам тебе чего-нибудь горячего.

Пошатываясь, я побрел за ней. Она жила рядом, в одном из этих больших серых домов, на четвертом этаже. Я с большим трудом преодолевал каждую ступеньку. Войдя в квартиру, я почувствовал, как после уличного холода меня окутало домашнее тепло. Вдруг мне стало стыдно, что я сюда пришел, и я повернулся, чтобы уйти.

— Нет, погоди! Я тебя не отпущу, пока не выпьешь чашку горячего липового чая.

Пока моя спасительница кипятила воду, я рассматривал кухню; она очень напоминала нашу — только была еще беднее.

— Я не в первый раз вижу тебя на нашей улице. Что ты здесь делаешь? Ждешь товарища?

Я отрицательно покачал головой.

Ищу свою собаку, она потерялась… немецкую овчарку… Скажите, мадам, вы ее не встречали? Мой товарищ уверен, что видел ее здесь на прошлой неделе.

Я никаких собак не видела… и мой муж тоже, хотя мы часто выходим. Как она выглядит?

Красивая немецкая овчарка, кончики лап рыжие.

И давно ты ее потерял?

Я начал ей рассказывать историю Кафи, как вдруг из-за двери послышался слабый голос:

— Мама, кто там?

Женщина приоткрыла дверь.

— Ничего особенного, Мади, это просто мальчик, он замерз на улице, и я привела его согреться. Он искал свою собаку.

Она тихонько прикрыла дверь, но через несколько секунд ее опять позвали:

— Скажи, мама, а можно мне с ним поговорить?

Женщина с сомнением посмотрела на меня, потом на дверь. Я решил, она не хочет пускать меня из-за беспорядка, но оказалось, что дело совсем не в этом.

— Ну же, мама! — требовал голос. — Пусть войдет!

Наконец женщина решилась меня впустить. Я замер у порога. Девочка лет десяти — двенадцати полулежала в шезлонге, облокотясь на подушки; она повернула ко мне свое очень бледное лицо с огромными темными глазами.

— Она болеет, — сказала вполголоса мама девочки, — ей нельзя вставать.

Несмотря на смущение, я подошел поближе. Похоже, девочка была счастлива увидеть хоть кого-нибудь.

Так ты потерял собаку? Как же тебе, наверное, грустно! Я тоже очень люблю собак, "но у меня, к сожалению, никогда не было своей. Осенью, когда папа водил меня в парк, я всегда брала с собой несколько кусочков сахара, чтобы угощать встречных собак… А как звали твою?

Кафи.

Какое странное имя.

Это большая немецкая овчарка, я ее очень любил. Ведь это я ее вырастил.

Сядь сюда, на стул. Расскажи мне о ней, ладно? Как ты ее потерял?

Заставив меня выпить большую чашку чая, мама больной девочки вернулась на кухню — наверное, готовить ужин. Вздохнув, я уселся на стул. Рассказать историю Кафи?.. Она была такой длинной… и зачем? Ведь уже все кончено. Но девочка приподнялась на подушке и приготовилась слушать.

— Ну же, рассказывай!

И вот я начал рассказывать о своей собаке. Сначала мне казалось, что ей будет скучно — ведь она никогда не знала Кафи… Но девочка слушала так внимательно, что я сам увлекся своим рассказом. Я как бы заново переживал все, что с нами произошло — со мной и с Кафи; мне даже стало казаться, что он здесь, рядом, лежит у шезлонга и, склонив голову набок, старается понять, о чем я говорю.

Когда я закончил, мы долго сидели молча. По лицу больной девочки текли слезы.

— Бедный Кафи!.. — прошептала она. — Ты обязательно его найдешь, я уверена, что найдешь!

Я грустно улыбнулся. Вдруг, посмотрев в окно, я обнаружил, что уже совершенно темно. Мама, наверное, ужасно волнуется! Надо было возвращаться.

— Уже! — воскликнула девочка. — Но ты вернешься, скажи? Ты придешь? Расскажешь мне еще про Кафи?

Я был потрясен тем, что она поняла и разделила мое горе. Ее глаза так необыкновенно блестели, когда она сказала: «Я уверена, что ты его найдешь», — что я ей поверил. Конечно, ребята в школе говорили мне то же самое, но у нее это звучало совсем по-другому. Нет, этот чистый голос не мог ошибиться…

МАДИ

На следующий день я не смог пойти на улицу От-Бютт. Мама попросила меня посидеть с младшим братом, пока она сходит к одной даме, которая хотела нанять горничную. Как оказалось, в Лионе жизнь тоже непроста. Хотя здесь папа и зарабатывал больше, чем в Реянетте, денег все равно не хватало: плата за жилье была выше, чем там, а из-за холодного и сырого климата угля для отопления требовалось намного больше; к тому же теперь у нас не было огорода, чтобы запастись овощами. Поэтому мама и решила найти себе работу на несколько часов в день, пока Жео в детском саду.

Этот вечер показался мне таким длинным! Больше не надеясь встретить Кафи на улице От-Бютт, я все время думал о маленькой больной девочке. Мне хотелось снова ее увидеть, поговорить о Кафи, о Реянетте… Я был уверен, что она тоже была бы рада.

К счастью, следующий вечер оказался свободным.

— Ну, давай, — с улыбкой сказала мама, — иди скорее к своим ребятам, а то, я вижу, тебе не терпится!

Перед уходом я попросил у нее разрешения взять несколько фотографий из деревянной шкатулочки.

— Зачем? — удивилась мама. — Ты ведь им уже показывал эти снимки.

Я смутился и покраснел.

— Ты знаешь, мама… это не для ребят.

Я робко объяснил ей, что позавчера вечером случайно познакомился с одной девчонкой — моей ровесницей, она болеет и скучает.

— Скажи, мама, можно мне пойти туда еще?

Мама обрадовалась моему хорошему настроению, ведь с тех пор как мы переехали в Лион, я почти все время грустил.

— Иди, Тиду! Я даже рада, что ты в такую плохую погоду сидишь в тепле, а не бродишь по улицам. Только не слишком задерживайся!

И я убежал, унося с собой фотографии. Как же я запыхался, пока бежал на улицу От-Бютт! На лестнице мне пришлось дважды остановиться, чтобы перевести дух. Но как только я оказался перед дверью, моя решительность моментально улетучилась: может, она уже забыла обо мне или ее мама будет против…

Все же я осмелился постучать. Дверь тут же распахнулась, и передо мной оказалась та самая женщина, которая откопала меня в снегу; она улыбалась.

— А, вот и ты… входи!

Я прошел в крошечную, но хорошо протопленную кухню. Тут же из комнаты послышался слабый голос:

Мама, кто там?

Это он! Значит, меня ждали!

На этот раз мама девочки без колебаний подтолкнула меня к комнате. Девочка лежала в своем шезлонге в той же позе, что и позавчера вечером.

— А я тебя вчера прождала весь вечер… думала, ты уже никогда не придешь.

Она улыбалась, и я понял, что она действительно очень рада меня видеть. Я объяснил, почему не пришел вчера.

Когда ты ушел, до меня дошло, что я даже не знаю твоего имени… Меня зовут Мади, а тебя?

Тиду.

Тиду, — повторила она. — Я не знаю ни одного Тиду в Лионе.

Мади знаком предложила мне сесть.

— Садись здесь, с этой стороны, чтобы я тебя лучше видела, а то мне нельзя наклоняться вперед.

Я пересел поближе. Мне трудно было привыкнуть к ее неподвижности. В тот раз я не заговаривал о ее болезни, а сейчас осторожно спросил:

Тебе очень больно?

Нет, что ты! То есть только когда я двигаюсь. У меня болит правое бедро, в кости.

А давно ты болеешь?

С лета. В последние дни перед каникулами мне уже было больно ходить в школу. Врач сказал, что это очень надолго…

— Ты никогда не выходишь?

Она улыбнулась.

А как ты себе это представляешь? Мне же нельзя двигаться!

Подруги-то тебя навещают?

Да, сначала они часто приходили, почти каждый день… А потом в октябре я уезжала, и они отвыкли…

Ты уезжала?.. Из Лиона? Она опустила голову.

Доктор сказал, что мне необходимо солнце, много солнца… и меня отправили на юг, в санаторий. Это такой большой дом, полный больных людей… я так и не смогла к этому привыкнуть. Это плохо, я знаю, но мама меня всегда баловала… Она очень хорошая. Я так по ней скучала! Ты знаешь, я ведь обожаю деревню: поля, лес, животных… но когда ты не можешь ходить — это совсем другое дело. Мне было грустно, я перестала есть и через три недели написала, чтобы меня забрали.

Она, как бы оправдываясь, посмотрела в окно.

— Здесь тоже бывает солнце… Не сегодня, конечно. А в хорошую погоду оно всегда заходит в мою комнату и добирается почти до самого шезлонга! Нам так повезло, что снесли дом напротив, он загораживал весь вид. Можно подумать, что это сделали специально для меня. Вот посмотри в окно!

Я подошел к окну. Обзор действительно был хороший. Но в сумерки серое небо и снег на крышах сливались в однообразную серую мглу.

— Обычно здесь очень красиво, — настаивала она, — виден небоскреб в Виллербанне и даже горы. Утром в хорошую погоду можно разглядеть Монблан.

Она оживилась и была просто счастлива рассказать мне о своем родном городе — совсем как Корже тем вечером, на Крыше Ткачей. Мади любила Лион и считала его красивым. Может, и я буду так когда-нибудь считать, но пока что этот город отнял у меня Кафи.

Я стоял молча, не двигаясь, прислонившись лбом к стеклу; она догадалась, что я думаю о собаке.

— Сейчас ты не можешь полюбить наш город… это произойдет потом, когда ты найдешь Кафи… Знаешь, я много думала о нем. Позавчера мне даже приснился сон, что я его встретила на узенькой улице, но это было не в Круа-Русс, а в каком-то другом районе, даже не знаю, где. Я его позвала, он подошел и потерся о мою ногу, а я совсем не испугалась… хотя я боюсь больших собак. Ну, Тиду, расскажи мне еще что-нибудь о Кафи!

Я сел рядом с ней и вытащил из кармана маленькие фотографии. Они были сделаны прошлым летом, во время каникул. Там были наш деревенский дом, родители в саду на скамеечке, Жео у мамы на руках. К сожалению, Кафи на снимках не было — он боялся фотоаппарата. У меня оказалась только одна его фотография — он там рядом со мной у реки, но в последний момент Кафи дернулся, и голова получилась нечетко.

— Какой он большой и красивый! — воскликнула Мади. — Я бы все-таки его испугалась!

— Нет, я уверен — вы бы сразу подружились!

И я снова заговорил о своей собаке, о Реянетте… Мади слушала меня с тем же вниманием, что и в прошлый раз, ее глаза сияли. Я рассказывал о наших вылазках в виноградники и на скалы, о том, как мы носились по полям.

Но вдруг до меня дошло, что стыдно все это ей рассказывать, — ведь она не может ходить! Мади и на этот раз поняла причину моего смущения.

— Продолжай! У меня такое чувство, что я бегаю вместе с тобой, с Кафи… Ты знаешь, я уже не так расстраиваюсь, что не могу ходить… привыкла.

Она попыталась улыбнуться. Я спросил:

А что, доктор даже в инвалидной коляске тебе не разрешает гулять? Такие существуют.

Ну, знаешь… Во-первых, они очень дорогие, а во-вторых, папа редко бывает дома, кто же меня спустит с четвертого этажа и кто будет возить коляску по нашим крутым улицам? Нет, мне и здесь хорошо. — И, улыбнувшись, добавила: — Особенно когда меня навещают.

Вот так она пригласила меня к себе снова.

Я очень обрадовался: ведь ни разу с момента исчезновения Кафи никто так не поддержал меня, как она.

Тем временем на улице стемнело. Я собрался уходить.

Мади вздохнула:

— Как? Уже?

Я взял ее за руку и долго не отпускал.

— Я обязательно вернусь, Мади. Я буду теперь часто приходить… и в один прекрасный день приведу Кафи.

Я сказал это так, в шутку, а она поверила и меня заставила верить. Даже если понадобится ждать недели, месяцы, годы — мой верный пес все равно ко мне вернется.

КАРЕТА МАДЕМУАЗЕЛЬ ПОДАНА!

Я стал навещать Мади почти каждый день. Два часа, проведенные у ее шезлонга, помогали забыть о моем горе.

Благодаря Мади даже школа перестала мне казаться такой тоскливой, а однажды вечером, сидя с Корже на Крыше Ткачей, я с удивлением отметил, что вид на город не так уж плох.

Одно меня беспокоило: я стал проводить с друзьями гораздо меньше времени. Ребята могли подумать, что теперь я их избегаю, хотя они так старались мне помочь в поисках Кафи. Как бы им все объяснить?

Однажды утром я решил поговорить с Корже. Это оказалось непросто: он как-то странно посмотрел на меня и многозначительно улыбнулся.

— Девчонка?.. Знаешь, старина, я их не очень-то люблю… предпочитаю собак — те, по крайней мере, не болтают и не станут тебя постоянно изводить.

Эта совсем другая.

Странно.

К тому же она больна, ей совсем нельзя вставать.

Нет, я все понимаю… но ведь это же девчонка!

Тебе надо пойти со мной как-нибудь вечером… ее это порадует — ведь она все время одна, скучает.

А что же ее подружки? Разве не приходят?

Да приходят, но очень редко; она ведь уже давно так лежит. Ну так что — пойдешь?

Корже не ответил, но когда на следующий день после разговора я пригласил его с собой, он согласился.

В этот вечер мы просидели у Мади дольше обычного. Она уже достаточно знала о Корже по моим рассказам и была ему очень рада. Наконец речь зашла о Кафи. Мади еще раз, специально для Корже, рассказала свой сон.

— Теперь я отлично представляю себе то место. Это, скорее всего, одна из маленьких улиц на холме Фурвьер — они такие же крутые, как и на Круа-Русс. Вы, наверное, не верите в сны? А я верю. Вот увидите — все будет именно так, как мне приснилось. Мы его найдем!

Она так сказала «мы», как будто не была прикована к постели и действительно могла нам помочь. Мади упрямо верила своему сну, хотя прекрасно знала, что шансов найти Кафи практически не осталось.

На обратном пути мы с Корже долго шли молча; вдруг он резко остановился.

— Ты прав, Тиду, она не такая, как все… Когда эта девчонка говорит о Кафи, можно подумать, что она его любит не меньше, чем мы… или даже почти как ты. Как думаешь, она будет рада, если я приду еще?

Конечно! И другим ребятам она тоже будет рада!

И мы пошли дальше. Я обратил внимание, что Корже заложил два пальца за воротничок своей рубашки — это происходило каждый раз, когда он что-нибудь напряженно обдумывал. Затем он снова остановился.

— Наверное, тоскливо вот так целыми днями сидеть в своей комнате. Как ты думаешь, а что если попытаться ее вытащить?

Мое сердце застучало часто-часто. Уверен — Корже пришло в голову то же, что и мне. Я схватил его за руку.

Ты хочешь сказать, что мы могли бы… Он улыбнулся.

Попробуем завтра обсудить это со всеми. Не говоря больше ни слова, он пожал мне руку и скрылся. На следующий день, как и в прошлый раз, когда мы говорили о Кафи, он вернулся к вчерашнему разговору.

— Это будет совсем не легко, — сказал он просто.

На большой перемене мы собрали всю «компанию Гро-Каю» на школьном крыльце.

— Вот, — начал Корже, — теперь я знаю, почему Тиду стал проводить с нами меньше времени.

Это из-за девчонки… он с ней случайно познакомился в один из вечеров, когда искал Кафи на улице От-Бютт. Тиду попросил, чтобы я пошел к ней вместе с ним. Сначала я не хотел — ведь я не люблю девчонок, но эта не похожа на других.

Он не знал, как объяснить этот визит, и говорил отрывисто, срывающимся голосом.

— Я вижу, к чему ты клонишь, но у нас железное правило — никаких девчонок в «компании Гро-Каю».

Это сказал Стриженый — один из членов «компании Гро-Каю», прозванный так за свою лысую голову. Совсем маленьким он переболел какой-то неизвестной лихорадкой, после чего, у него выпали все волосы, а новые не выросли. Стриженый не снимал своего берета даже в классе, и учитель к нему не придирался. Парень терпеть не мог девчонок, смеявшихся над его голой, как бильярдный шар, головой.

Помолчи! — оборвал его Корже. — Я же сказал — она не такая, как все. Мади больна, не может ходить — у нее что-то с бедром; доктор сказал, что она не сможет двигаться еще несколько месяцев. Мы с Тиду подумали, что могли бы для нее кое-что сделать…

Это что же?

Она не выходит из дома не потому, что ей нельзя… просто их квартира на четвертом этаже, а улица слишком крутая. Мы могли бы смастерить что-то вроде инвалидной коляски и в хорошую погоду вывозить ее, правда, Тиду? А заодно как раз поискали бы Кафи!

Да уж, — сказал Стриженый, — что хорошего — сидеть взаперти, да еще в хорошую погоду… но ведь это девчонка!

Ладно, — отозвался Корже, — не будем больше об этом.

Тут зазвенел звонок, и ребята разошлись по классам.

— Вот видишь, — вздохнул Корже, когда мы снова оказались за своей партой, — ничего не выйдет — вдвоем мы не сможем возить ее по этим чертовым улицам, они такие крутые…

Я расстроился еще больше Корже, но когда мы вышли из школы, все остальные уже нас поджидали.

— Слушайте, — обратился к нам Стриженый, — мы тут подумали… Почему бы и нет… надо только с ней сначала поближе познакомиться.

Теперь все в порядке; я был уверен, что Мади им понравится. Тем же вечером «компания Гро-Каю» в полном составе заявилась в дом на улице От-Бютт. После долгих колебаний Стриженый решил присоединиться к остальным. Он старался держаться сзади, чтобы не привлекать внимания, но это ему все равно не удавалось — он был самым высоким из нас.

Несмотря на все предосторожности, мы все-таки произвели на лестнице некоторый шум, так что, добравшись до четвертого этажа, звонить не пришлось: дверь уже была открыта.

— О Боже! — воскликнула мама Мади, увидев это сборище мальчишек. — Что случилось?

Я быстро объяснил, что это мои товарищи — «компания Гро-Каю»; я рассказал им о Мади, и они пришли ее навестить.

Испугавшись этого нашествия, женщина всплеснула руками: ведь у них так мало места! Но она все же не прогнала нас. Я прошел вперед, показывая дорогу остальным.

— Мади, не пугайся… Это «Гро-Каю»!

Увидев такую ораву мальчишек, теснившихся в дверях, Мади сильно смутилась и покраснела, но скоро пришла в себя и улыбнулась.

— Я ведь почти всех знаю! Тиду мне много о вас рассказывал. Вы такие молодцы, что помогаете ему искать Кафи… Если бы только и я смогла помочь!

Оживленно разговаривая, Мади старалась справиться со своим волнением, но я видел, что она просто счастлива. Что же до ребят, то они чувствовали себя с ней свободно, как с сестрой. Мы говорили о Кафи, о ее болезни, о том, что дни становятся длиннее.

— Мне отсюда тоже много чего видно, — сказала Мади. — Я знаю, что весна не за горами и на набережных скоро распустятся листья на деревьях…

…Когда через четверть часа мы стояли на улице, Стриженый заявил:

— Конечно, Мади — девчонка… но теперь я вижу, что она и вправду не такая, как другие. Надо для нее что-нибудь сделать!

Мы молча направились к подвалу у Пиратского Склона, чтобы разработать план действий.

Было решено просто-напросто соорудить что-то вроде шезлонга, поставить его на колеса и, объединившись по три-четыре человека, вывозить Мади на прогулки. Само собой разумеется, придется хранить тайну до тех пор, пока все не будет готово. Мне поручили спросить у мамы Мади, разрешит ли доктор эти прогулки, не возражает ли она сама, и взять с нее слово хранить нашу тайну. Мама Мади долго сомневалась; это сборище мальчишек приводило ее в ужас. Но Мади так радовалась… В общем, она сдалась, и работа закипела. Ребята с большим энтузиазмом пустились на поиски необходимого материала. Через несколько дней в нашей Пещере, как мы теперь называли подвал у Пиратского Склона, было невозможно повернуться. С колесами проблем не было: их уже накопилось около двенадцати, в основном — от детских автомобилей, они были почти новые, но слишком маленькие; были и другие, более подходящего размера, с изношенной резиной. Вся трудность заключалась в том, чтобы найти нужное сиденье. Мама Мади сказала, что оно должно быть пологим, с сильно откинутой спинкой. Гуляя по городу, мы заглядывали в мебельные магазины, но не для того, чтобы купить — это слишком дорого, а только посмотреть, как это сделано. Пока нам ничего не нравилось. И вот Стриженый, самый рьяный участник нашей затеи, где-то раздобыл почти новое плетеное кресло, к которому мы приделали откидывающуюся спинку. Оказалось, что самое сложное — это установить передние направляющие колеса. Нужны были два тормоза — один для того, кто повезет коляску, а второй для Мади, в подлокотнике кресла, на тот случай, если вдруг ее придется оставить одну. Мы выбрали мягкую и тонкую подстилку, но мама Мади сказала что нужна толстая и достаточно жесткая — так велел доктор.

Мы были заняты много вечеров подряд. Но ни я, ни другие ребята ни на минуту не забывали о Кафи. Наоборот разыскивая собаку, я познакомился с Мади, и нам казалось, что, помогая маленькой больной девочке, мы также трудимся ради того, чтобы Кафи был с нами… И потом, Мади так верила, что я его найду!

Наконец коляска была готова. Может, она вышла не слишком красивой и элегантной, но ни в одном магазине мы не видели более подходящей и надежной. Коляска должна была еще пройти испытания на крутых улицах Круа-Русс. Мы садились в нее по очереди. Первые два или три спуска прошли нормально, необычная машина неслась по склону, как метеор, а на четвертый раз полицейский посвистел Сапожнику и Стриженому, чтобы они не нарушали правила уличного движения своим нестандартным транспортным средством.

Осталось только дождаться первого теплого дня. К счастью, это был четверг. Мы собрались после обеда у Пиратского Склона. Здесь все было готово, так же как в свое время перед встречей Кафи. Я поднялся к Мади вместе с Корже, Сапожником и Стриженым (он был самым сильным из нас), а остальные ждали внизу.

Стуча в дверь, я дрожал от волнения. Предупрежденная заранее, мама Мади открыла нам дверь со слезами на глазах… В большом замешательстве я прошел в комнату. Наверное, у всех троих был очень странный вид, потому что, увидев нас, Мади воскликнула:

— Боже мой! Что с вами? И почему вы так одеты?

Надо сказать, что в честь этого события мы привели себя в порядок. Мне поручили обрадовать Мади, но от волнения я не смог выдавить из себя ни звука. Тогда маленький Сапожник, отодвинув меня в сторону, зычно объявил:

— Карета мадемуазель подана!

Мади удивленно смотрела на нас, все еще ничего не понимая, но в этот момент из кухни послышались сдавленные рыдания. Это ее мама все-таки не смогла сдержаться.

Мади! — воскликнула она, вбегая. — Это сюрприз, прекрасный сюрприз, который мальчики хотели тебе преподнести… Они смастерили специальную коляску и сейчас повезут тебя гулять!

Гулять?.. Меня?..

Мади сидела не шелохнувшись и с большим трудом пыталась осознать услышанное. Потом две большие слезы показались из-под ее ресниц. Наконец ее лицо засветилось счастливой улыбкой.

Гулять!.. И я снова увижу улицы, деревья! Она тянула к нам руки и повторяла:

Как же это здорово — гулять!

Мама помогла нам спустить девочку по лестнице. Доктор объяснил, как ее надо держать, чтобы не потревожить больной сустав.

Когда спуск был завершен, Мади увидела на тротуаре кресло на колесах и парадно одетых ребят, выстроившихся в ряд, и. снова чуть не заплакала.

— Надо же, все-таки это правда… Я иду гулять!

Мы осторожно усадили Мади в кресло, которое ей показалось еще удобнее домашнего шезлонга.

— И вы молчали… — повторяла она, смеясь. — Так вот почему в последнее время вы так редко приходили! Вы делали мне карету!

Я спросил, куда бы она хотела поехать.

— Куда бы я хотела поехать? — Она смотрела мне в глаза и улыбалась. — Послушай, Тиду, пока вы были так заняты, я сидела дома одна и все время думала о Кафи. В свой первый выход я бы хотела попасть туда, где ты его потерял: на набережную Сен-Винсен…

ОДНАЖДЫ НА БЕРЕГУ РОНЫ…

С тех пор, если была хорошая погода, мы заходили за Мади и шли гулять. Когда становилось прохладно, она закутывалась в одеяло и надевала шерстяной шлем, так что виднелся только покрасневший от холода кончик носа. Ее «карета» никогда не испытывала недостатка в «лошадях», однако все гуляли с Мади по очереди, и только у меня было почетное право участвовать во всех выходах, от которого я не отказался бы ни за что на свете.

Как-то раз я предложил пойти в ближайший парк Тет-д'Ор, думая, что Мади захочет увидеть своими глазами набухшие почки на каштанах и первые лодочки, скользящие по глади озера. Но она отрицательно покачала головой.

— Нет, не в парк… лучше на набережные… поближе к Фурвьеру: я знаю, вам трудно туда идти из-за гор, но я очень люблю тот район.

Мы догадывались, что Мади говорит неправду. Она упрямо преследовала одну и ту же цель, вбив себе в голову, что именно там мы найдем Кафи, потому что так было в ее сне. Увы! Уже прошло три месяца с тех пор, как он исчез. У меня не осталось никакой надежды. Л молча катил перед собой коляску и время от времени тяжело вздыхал.

— Мальчики, — смеясь, сказала Мади, — наберитесь терпения! Вот увидишь, Тиду, вот увидишь!..

Я немного устыдился. Может, она и права в своем упрямстве, как знать…

Было воскресенье. Стояла замечательная погода, и я предложил спуститься к Роне, погулять по аллее, что шла вдоль берега у самого подножия холма Круа-Русс. Там обычно довольно многолюдно, и Мади это могло бы развлечь.

— Да! — Она захлопала в ладоши. — На аллею! В этот день со мной пошли Корже и еще один мальчик из «компании Гро-Каю» по прозвищу Бифштекс: его папа работал в мясной лавке. У Бифштекса были настолько же светлые волосы, насколько у Малыша Сапожника — черные. Было еще только начало марта, но стояла такая погода, как будто уже наступил апрель или даже май. Люди шли не торопясь, многие направлялись к парку. Я снова предложил пойти туда.

— Нет, Тиду, здесь тоже есть деревья, и Рона такая красивая, там чайки… людей гораздо больше… и собак тоже.

Мы остановили коляску у парапета на солнышке, как просила Мади, а сами присели рядом на бордюрный камень. Да, было и в самом деле хорошо, люди выглядели счастливыми… и собаки тоже: они натягивали поводки, радуясь прогулке. Ах, если бы только Кафи был здесь! Яркое солнце напомнило мне Реянетт и нашу сумасшедшую беготню по полям…

Мы просидели уже довольно-таки долго, и Бифштекс, который всегда был непоседой, предложил:

А что если нам пойти дальше?

Вы думаете, я соскучилась? Совсем нет! — улыбнулась Мади.. — А вы идите, вам, наверное, уже не сидится… Спустились бы к берегу Роны!

Мы засомневались, но Мади продолжала настаивать:

— Здесь столько прохожих, я не успею заскучать… и коляска не покатится — тормоза вполне надежные!

Я все еще колебался. У меня было предчувствие, что нельзя уходить, но ребята потащили меня за собой. Мы сбежали по ступенькам вниз, к самой реке. Рона пока не разлилась: наверное, в Альпах еще не начали таять снега. Берег был покрыт песком и гравием.

— Классно! — обрадовался Бифштекс. — Сейчас мы что-нибудь придумаем…

Корже тоже был в хорошем настроении, а я совершенно не хотел играть и продолжал думать о Кафи, о реке в Реянетте, о том, как я бросал ему палку в воду, а он плыл и доставал ее… Но ребята меня уже ждали. Бифштекс знал множество игр. Он стал собирать выброшенные Роной щепки и втыкать их в гравий. Это были кегли. Время от времени я невольно оборачивался в сторону набережной: мне чудилось, что Мади меня зовет.

— Дай ты ей наконец побыть одной! — успокаивал меня Корже.

И я включился в игру. Мы сбивали кегли камешками. Песок нагрелся и стал горячим; нам было так жарко, что пришлось снять куртки. Вдруг, посмотрев в очередной раз наверх, я заметил, что Мади машет нам рукой.

— Корже, Бифштекс! Пошли скорее, она нас зовет! Наверное, что-то случилось!

Схватив куртки, мы помчались, перескакивая через две ступеньки, на набережную. Я добежал первым.

Мади невозможно было узнать: она сильно побледнела и, несмотря на запрет доктора, привстала в своем кресле.

— Мади! Что случилось?

Она так сильно дрожала, что едва могла говорить.

Кафи!.. Я его видела… здесь!.. Но вы пришли слишком поздно!..

Ты его видела?.. Ты уверена?..

Абсолютно уверена… его увезли на машине, примерно пять минут назад.

Теперь задрожал я. Уже много раз кому-нибудь из ребят казалось, что они обнаружили Кафи, но это была ложная тревога. Но Мади… Она не могла ошибиться!

В машине, говоришь?.. У тебя хоть было время ее разглядеть?

Эта машина ехала мимо меня, а потом у нее заглох мотор; она остановилась неподалеку — вон у того платана с толстыми кривыми ветками.

И что дальше?

Водитель вышел и поднял капот, чтобы разобраться с мотором. Он дважды пытался тронуться, но мотор не заводился. Тогда шофер снова вылез из машины и пошел за механиком в ближайший гараж. Его шея была закутана шарфом, как при простуде, и шел он как-то странно.

А что же Кафи?

Мне показалось, что в машине еще кто-то есть, — я видела, что там что-то шевелится, но разглядеть было невозможно, потому что водитель не закрыл капот и он бросал тень на машину. Потом я вдруг заметила в окне собачью морду — это была немецкая овчарка. Я сразу подумала о Кафи и стала звать собаку. Из-за шума проходящих мимо машин она меня не услышала. Я позвала погромче: «Кафи!.. Кафи!..» Вдруг собака навострила уши, ища, откуда ее зовут. Заметив, что пес на меня смотрит, я закричала изо всех сил. Тогда он выпрыгнул через открытое окно и осторожно приблизился. Пес стоял примерно в двадцати метрах и внимательно меня разглядывал; я снова назвала его по имени. Он опять поднял уши и наклонил голову. У меня была возможность хорошенько его рассмотреть: это был черный пес с рыжими лапами, точно такими, как ты описывал! Я его снова позвала, очень ласково. Он держался настороженно, но подходил все ближе и ближе. Оказавшись примерно в трех метрах от парапета, он потерял ко мне всякий интерес и, тщательно принюхиваясь, подошел к тому месту, где ты, Тиду, сидел. Потом он зашел за коляску, и я поняла, что он обнюхивает ручки — там, где ты держался, когда мы шли. Я не могла обернуться, но пес был так близко, что его можно было погладить. Тогда я сказала: «Тиду!.. Где Тиду?» — и он радостно залаял, но вдруг отскочил и убежал: это водитель вернулся к машине и посвистел ему.

Мади замолчала. В ее глазах блестели слезы. Наклонившись над «каретой», мы слушали, затаив дыхание. Без сомнения, это был Кафи. Ни разу с момента его исчезновения я так сильно не волновался.

А потом, Мади? Что было потом?

Человек в шарфе так разозлился, что ударил Кафи, загоняя его в машину. В это время механик разбирался с неисправностью в моторе. Я пыталась привлечь внимание водителя, но безуспешно. Тогда я попросила проходящего мимо пожилого господина позвать его, но тот ничего не понял: по-моему, он был глухой. Пришлось ждать следующего прохожего — даму, выгуливавшую маленькую собачку. Увы! Машина уже уехала, и она смогла привести лишь механика, но тот сказал, что видел этого водителя впервые.

Мади на минуту замолчала. Она была очень расстроена.

— Ах, как же не повезло… — вздохнула девочка. — Если бы только вы были здесь! Это все из-за меня! Если бы я могла встать, побежать!..

Некоторое время мы стояли молча. В самом деле, какое невезение!

А что это была за машина? — поинтересовался Корже.

Я ее видела только сзади и не разобралась, что за марка; единственное, что я могу сказать, — это то, что она была черная.

А номер?

Увы! Его загораживал тот бордюрный камень. Когда машина тронулась, я сумела разглядеть только две последние цифры — 69.

Понятное дело, — махнул рукой Бифштекс. — Это код Лиона, он нам не поможет.

В какую сторону она поехала?

Сначала по аллее вдоль набережной, а потом свернула направо к центру.

Разве эту машину найдешь!.. Но вдруг Мади стала очень внимательно вглядываться в то место, где стоял автомобиль.

— Вот что я вспомнила… Когда машина тронулась, водитель что-то выбросил из окна: то ли бумажку, то ли картонку. Пойдите посмотрите — чем черт не шутит!

Мы побежали. Я нашел на тротуаре маленькую пустую коробочку и принес ее Мади.

— Да, должно быть, это.

Это была коробочка из-под таблеток от кашля. Наверное, человек в шарфе был простужен и, приняв последнюю таблетку, выбросил упаковку… Вряд ли это нам могло быть полезным.

Вдруг Корже воскликнул:

— Смотрите!.. Сюда!..

В коробочке лежала бумажка с надписью:

АПТЕКА «ЗЕЛЕНАЯ ЗМЕЯ»

Улица Траверсак, 2

Мы переглянулись. Корже и Бифштекс чесали в затылке — наверное, чтобы лучше думалось.

Я знаю, где это, — сказал наконец Бифштекс. — Улица Траверсак… да, так и есть — это маленькая улица, почти такая же крутая, как От Бютт, рядом с собором на холме Фурвьер.

Фурвьер! — воскликнула Мади. — Ты сказал, Фурвьер?.. Это же было в моем сне!..

Мади взяла меня за руку.

— Тиду, я точно знаю — мы там обязательно найдем Кафи!..

НОВЫЙ СЛЕД

Бифштекс не ошибся. Отвезя Мади домой, мы тут же побежали на Фурвьер. Фурвьер — это такой же холм, как и Круа-Русс, только на другой стороне Соны. Улица Траверсак начиналась прямо у подножия холма и, извиваясь, шла вверх к собору, где и заканчивалась. Аптека «Зеленая змея» находилась внизу; это была старая аптека с витриной, уставленной флаконами и склянками. По воскресеньям она не работала; впрочем, нам все равно ни к чему было туда заходить.

На следующий день все ребята собрались в Пещере у Пиратского Склона. Мы с Корже и Бифштексом восстановили в мельчайших подробностях события вчерашнего дня. На этот раз никто не сомневался в том, что Мади видела именно Кафи. Никакая другая собака ни за что на свете не покинула бы машину, которую охраняла, не стала бы обнюхивать парапет и ручки у коляски и радостно лаять, услышав мое имя.

Как жаль, что Мади не удалось разглядеть номер машины! Мы могли бы разыскать ее владельца… а значит, и Кафи! Нашей единственной надеждой была коробочка из-под лекарства.

— Естественно, — рассуждал Корже, — человек покупает лекарство в той аптеке, рядом с которой живет или работает.

Да, — согласился Стриженый, — но меня удивляет то, что Кафи взял человек из этого района, ведь всем известно, что богатые здесь не живут. Прокормить такую собаку, как Кафи, непросто — это довольно дорого.

Я тоже об этом подумал, — кивнул Сапожник. — А как он выглядел, этот автомобилист? Что сказала Мади?

Я же говорил — он находился примерно в пятидесяти метрах от Мади, поэтому она его плохо разглядела. На нем были серая шляпа и шарф, а лица она вообще не видела… О машине известно следующее: она черного цвета, не старая и не новая, таких в Лионе тысячи.

А я считаю, что с тех пор как Кафи исчез, у него все время был один и тот же хозяин, — добавил Гиль — новый член «Гро-Каю», прозванный так потому, что долго жил в районе Гильотьер.

Почему же ты так считаешь?

Мы знаем, что его увели грабители, орудовавшие на улице Руэтт, а эти люди не могут жить в богатом квартале.

Да, — согласился Сапожник, — Мади тоже об этом подумала… но зачем ворам понадобилось оставлять у себя такую собаку? Они могли ее продать и получить деньги. И не говорите мне, что они к ней привязались, — на грабителей это не похоже.

Тогда, может быть, они ее используют?

Для чего? Хоть Кафи и немецкая овчарка, но ведь его же не дрессировали, правда, Тиду?

Чем больше мы задавали вопросов, тем меньше находили ответов. Одно не вызывало сомнений: отныне наши поиски будут сосредоточены на Фурвьере.

К счастью, дни стали длиннее и до семи часов вечера было светло. Если мы немного задерживались, то наши родители все равно не волновались — они думали, что мы у Мади.

Теперь мы выходили на поиски каждый день: в хорошую погоду с Мади, а в дождь и холод — одни. Улицы на Фурвьере еще круче, чем на Круа-Русс, поэтому с коляской можно было справиться только вчетвером. Наш маршрут всегда пролегал мимо аптеки, как будто зеленая змея, изображенная на ее вывеске, могла открыть нам тайну. Однажды мы с Сапожником даже зашли вовнутрь и убедились, что там действительно продают те самые таблетки. Мы их купили и попытались выяснить у аптекаря, хорошие ли они и часто ли их покупают, но он так подозрительно на нас посмотрел, что мы убежали, не дождавшись ответа.

Дни шли один за другим. Мы уже давно прочесали все улицы Фурвьера, заглянули во все окна, на все балконы, залезли на все заборы, за которыми мог быть сад или двор. Все впустую!

Я утешал себя тем, что Кафи жив и находится где-то рядом, но мысль о том, что его бьют, не давала мне покоя. Мой бедный пес! Ведь мне было так же больно, как ему!

Мади старалась меня утешить:

— Да, он его ударил, но ведь не просто так, а из-за того, что Кафи не послушался; наверное, это бывает нечасто. Вот увидишь — скоро все волнения будут позади.

Милая Мади! Она так расстроилась, что мы упустили того человека, что с большим трудом вновь обрела свою уверенность. Если в один прекрасный день я все-таки найду собаку, Мади будет счастлива не меньше, чем я. Она уже почти забыла о своих собственных бедах, хотя, когда доктор заходил к ней в последний раз, он не сказал ничего обнадеживающего. Мади хотела выяснить, выздоровеет ли она до лета, но доктор отвел глаза и ответил, что это будет ясно только после обследования. На следующий день Мади повезли в больницу на рентген, а вечером я зашел узнать, как ела. Мади, как всегда, улыбалась, но я понял, что ее что-то тревожит. Оказывается, если она остается в Лионе, то вообще никогда не выздоровеет — ведь здесь так мало солнца! А еще доктор посоветовал сократить прогулки. Сначала я подумал, что это из-за них обострилась ее болезнь, ведь, несмотря на все предосторожности, нам редко удавалось избежать толчков и сотрясений. Но дело было не в этом. На всякий случай мы решили выходить только один раз в неделю — по четвергам.

— Да, — согласилась Мади, сообщив мне эту неприятную новость, — только по четвергам… Но так все равно лучше, чем раньше, когда я вообще не могла выйти из своей комнаты… Да и вам ведь совсем не легко возить меня по этим ужасным улицам.

Бедная Мади! Она изо всех сил старалась не сдаваться, но когда узнала, что доктор настаивает на ее отъезде, пришла в полное отчаяние.

Теперь мы продолжали свои поиски одни. Как ни странно, но нам все время казалось, что Мади с нами… наверное, потому, что это именно она нашла потерянный след.

В тот день мы пришли за ней сразу после обеда. Собирался дождь, и было довольно сыро. Мама Мади, посмотрев на небо, уже решила отменить прогулку, но мы пообещали, что при первых же каплях дождя привезем Мади обратно. Как всегда, мы прошли по набережной Сен-Винсен; несмотря ни на что, она продолжала нас притягивать. Потом мы пересекли Рону, и подъем начался. Хотя нас и было восемь человек — почти вся «компания Гро-Каю», — мы все равно не смогли бы бесконечно преодолевать все эти спуски и подъемы. К тому же доктор предупредил: никакой тряски!

— Отвезите меня, как и в прошлый раз, на ту площадку, с которой такой красивый вид; я там побуду, пока вы обойдете окрестности.

Эта площадка без названия очень напоминала Крышу Ткачей, только обзор с нее был еще лучше. С одной стороны она была ограничена невысокой стеной, похожей на парапет, с другой — каменной лестницей; справа находились маленькое кафе и мясная лавка.

— Не беспокойтесь, я не буду скучать… я да же взяла с собой книжку.

В последний момент, вспомнив, что недавно произошло, я чуть не остался с ней.

— Тиду, — смеясь, сказала Мади, — ты можешь идти: я здесь побуду, и еще одно место окажется под наблюдением.

Поскольку собирался дождь, я на всякий случай прикрыл ее ноги своим плащом и пообещал при необходимости тут же вернуться.

Я уже хорошо знал все эти улицы, все подъемы и спуски и пошел, как всегда, от аптеки «Зеленая змея» вверх к собору, но ничего интересного так и не заметил. Остальные ребята направились в противоположную сторону. Иногда наши пути пересекались. Издалека мы делали друг другу знаки, но, увы, все время одни и те же: ничего!

Часы на церкви пробили шесть, пора было возвращаться. Мы подошли к площадке почти одновременно. Но в чем дело? Кресло Мади стояло не там, где мы его оставили, а с другой стороны — у входа в мясную лавку, под навесом. По ее загадочному лицу и особенной улыбке я сразу понял, что у нее для нас кое-что есть.

Что случилось, Мади? Она поднесла палец к губам.

Поехали быстрее, я сейчас все объясню. Мы остановили коляску в укромном уголке в середине спуска.

Ты что, опять видела Кафи?

Нет, не Кафи.

Водителя?

Да нет же… дайте наконец сказать! Она рассказала, что когда начал накрапывать дождь, из мясной лавки вышла продавщица и переставила коляску под навес, у входа в лавку.

Как вы заметили, я оказалась у самых дверей. Мне было хорошо слышно все, о чем говорила продавщица с покупателями. Один разговор привлек мое внимание.

Что с вами случилось? Неужели несчастный случай? — обратилась продавщица к одной из покупательниц.

Нет… это меня моя собака укусила.

Вас?.. Хозяйку?.. Она такая злая?

Да нет, это даже не укус… просто она меня ударила зубами… но, знаете ли, у немецкой овчарки такие острые зубы!

Мади перевела дыхание и продолжила свой рассказ:

— Я стала с нетерпением ждать, когда выйдет эта женщина. Ее левая рука и в самом деле была забинтована. Женщина пошла к лестнице слева от площадки и скоро исчезла из виду. Покупателей больше не было, и через несколько минут продавщица вышла ко мне поболтать. Я заговорила о собаках, сказав, что слышала ее последний разговор с покупательницей. Я также спросила, знакома ли она с ней. Не волнуйтесь, я ни словом не обмолвилась о том, что мы разыскиваем украденную собаку. Продавщица даже не догадалась, зачем я обо всем этом расспрашиваю… Мне удалось узнать, что та женщина регулярно приходит в лавку за покупками, но никогда не берет с собой собаку, хотя в городе хозяева всегда пользуются случаем, чтобы лишний раз вывести своего пса на свежий воздух, и чаще всего ходят за покупками вместе с ним. Кроме того, я выяснила, что собака у нее появилась недавно — месяца три-четыре назад, потому что раньше она никогда не заказывала кости и мясные отходы.

У меня снова учащенно забилось сердце. Три или четыре месяца! Как раз столько времени мы разыскиваем Кафи.

— Да, Тиду, — взволнованно сказала Мади, — вот что мне удалось узнать… Уж эту женщину мы обязательно найдем, ведь она несколько раз в неделю приходит в лавку за мясом. Ее легко узнать.

Вы еще спрашиваете, хорошо ли я ее разглядела!

Она носит бежевое пальто с потертыми меховыми манжетами, в руках у нее старая сумка, сшитая из красных и зеленых кусочков кожи, — все это выглядит очень несимпатично.

Мы окружили Мади и очень внимательно слушали. Похоже, что она снова нашла след Кафи!.. Но тут погода окончательно испортилась, пошел дождь, и надо было срочно возвращаться.

Через пятнадцать минут Мади уже была в своей комнате, куда мы ее доставили с особой осторожностью.

Когда я стал прощаться, она попросила меня задержаться. Ее лицо, которое только что было таким радостным, вдруг стало совсем печальным.

— Тиду, теперь я уверена, что ты очень скоро найдешь свою собаку. Ах, как бы я хотела ее увидеть!

Но ты ее увидишь, Мади! Она опустила голову.

Я так не думаю.

Я взял ее руку в свою и крепко сжал.

— Ты уезжаешь?.. И когда?

— Папа уже договаривается… на следующей неделе наверняка… Сегодня была наша последняя прогулка.

Почему же ты ничего не сказала? Отправила нас бродить по этим дурацким улицам, а сама в это время плакала?

— Нет, Тиду, я не плакала. Как бы я поговорила с продавщицей, если бы вы не ушли? Ты знаешь, я бы уехала в этот противный санаторий со спокойной душой, если бы знала, что Кафи уже с тобой. Ты и все ребята — вы были так добры ко мне… я действительно очень хотела помочь!

Мади снова улыбнулась, но я не смог ответить на ее улыбку, несмотря на вновь обретенную надежду. Бедная Мади!

СЕРЫЙ ДОМ

Назавтра, еле-еле досидев до конца уроков, мы помчались на Фурвьер. Но женщина в бежевом пальто так и не объявилась — ни тогда, ни на следующий день. Может быть, она, как и большинство хозяек, ходит за покупками с утра?.. Мне очень хотелось расспросить продавщицу, но я сдержался, чтобы не вызвать подозрений.

На наше счастье, начались пасхальные каникулы; наконец-то появилась возможность наблюдать за лавкой с утра до вечера. Теперь-то мы уж точно выследим женщину в бежевом пальто!

В понедельник утром, как всегда, сидя с родителями за столом, я вдруг услышал пронзительный свист Сапожника. Это означало, что у него для меня что-то очень важное. Чего мне стоило сдержаться и не подбежать к окну! Проглотив последний кусок, я стрелой помчался вниз. Корже с Сапожником стояли у подъезда с видом заговорщиков.

Сапожник возмущенно посмотрел на меня.

Ты что, не слышал? Или у тебя там банкет?

А в чем дело?

Пошли! Сейчас все объясним.

Они потащили меня вниз по улице.

— Мы ее обнаружили… и дом тоже. Пошли на Фурвьер, сам увидишь.

По дороге Сапожник мне все рассказал.

— Вот как это было. Мы, как всегда, дежурили на площадке; чтобы не привлекать внимания, мы с Корже играли у стены в камешки. Она появилась без четверти одиннадцать и выглядела точно так, как описала Мади: бежевое пальто, старая сумка в красных и зеленых квадратиках — ошибиться было невозможно. Судя по всему, рука у нее уже зажила, потому что повязки не было. Когда женщина вышла из лавки, мы продолжали играть как ни в чем не бывало. Она медленно спустилась по ступенькам. Мы выдержали дистанцию и пошли следом за ней. Она повернула направо, потом еще раз направо и наконец остановилась перед серым домом, похожим на старую заброшенную виллу, каких полным-полно в этом районе. Она достала из кармана ключ и вошла. Выждав некоторое время и убедившись, что она не вернется, мы подошли поближе. На двери не было никакой таблички; мы обратили внимание на шторы на окнах: они были значительно плотнее обычных.

А как же Кафи? Вы его не слышали?

Нет! Ты бы дослушал до конца! Мы обошли вокруг дома вдоль глухой стены и обнаружили каменную лестницу, которая соединяет улицу Анж с соседней. Там мы притаились и стали ждать… но Кафи звать не стали: он же не знает наших голосов, зачем заставлять его лаять понапрасну. Вот для чего мы тебя и вытащили.

Перейдя на другой берег Соны, мы увидели ставшую уже привычной картину: вот Фурвьер со своим собором и башней, напоминавшей Эйфелеву, а вот аптека «Зеленая змея» и крутой подъем вверх. Мое сердце громко стучало. Наконец мы подошли к узенькой улице, стиснутой с обеих сторон громадами домов.

— Это здесь, — сказал Корже. — Улица Анж… а вот и тот самый дом, с флюгером на крыше.

Мы медленно приблизились. На всякий случай Корже и Сапожник предложили зайти с другого конца улицы; таким образом мы оказались у каменной лестницы, не проходя мимо дома. Я думал о том, что Кафи где-то здесь, совсем рядом, и дрожал от радости и тревоги. Вот если бы его позвать! Нет, не стоит себя обнадеживать раньше времени… Как же все-таки это проверить? Самый простой способ — залезть на стену и посмотреть.

Чтобы я смог залезть, Корже подставил мне свою спину, а Сапожник в это время наблюдал за улицей. Я медленно полз по шершавой стене, от которой отваливались куски штукатурки. Наконец я добрался до верха. За оградой оказался заброшенный сад, подальше, напротив дома, — что-то вроде сарая. Внезапно у меня екнуло сердце. У сарая стоял ящик, переделанный в собачью конуру. О, Кафи!.. Я не мог различить, кто там внутри, но это был он, я был уверен! На несколько секунд я замер, вцепившись руками в стену. Что же делать? Окна, выходившие в сад, закрыты, женщина, скорее всего, хлопочет по хозяйству и ничего не услышит. И тогда я тихонько его позвал:

— Кафи!

В конуре что-то зашевелилось. Точно, это Кафи! Он вышел, и теперь я видел его всего целиком. Кафи подошел поближе, натянув цепь, и навострил уши. Я снова позвал:

— Кафи!..

На этот раз он понял, откуда идет звук, и стал смотреть в мою сторону. Я повторил:

— Кафи! Это я, твой друг Тиду!

Мой пес меня узнал, но не залаял, не стал бешено рваться с цепи, чтобы броситься ко мне, а замер на месте, как зачарованный. Я быстро поднес палец к губам, умоляя его не лаять; он хорошо знал этот жест — мама раньше часто так делала, когда Жео спал. Мы не отрываясь смотрели друг на друга…

Но тут Сапожник дал знать, что на другой стороне улицы появились прохожие. Я сразу спрыгнул на землю. Оказавшись рядом с друзьями, я был не в силах даже говорить; наверное, я сильно побледнел, поэтому Корже спросил:

Что с тобой? Что случилось?

Это Кафи… и он меня узнал!

Что мы могли предпринять? Как моя собака оказалась у этих людей? И кто они такие? Их дом с глухими шторами и заброшенным садом казался очень странным.

— А если Мади была права, — вслух размышлял Сапожник, — и эти люди — действительно грабители с улицы Руэтт?..

В самом деле, а если это они и есть? Как бы там ни было, я даже не мог предположить, что они не отдадут мне Кафи.

— Надо зайти, позвать Кафи, и он побежит за мной — ведь это же мой пес!

Я потащил ребят к дому, несмотря на их сопротивление. Поднеся руку к звонку, я вдруг почувствовал, что сейчас произойдет что-то нехорошее. Ну что Ж, я все равно уже нажал на кнопку. Сначала никто не отзывался.

— Наверное, их нет, — предположил Корже.

В ту же минуту в замке повернулся ключ, и женщина оказалась перед нами.

— Что вы здесь ищете? Это вы звонили?

Я вышел вперед, сильно оробев при виде этой странной женщины, неприветливо смотревшей на нас.

Я ищу свою собаку.

Собаку?.. Какую собаку?

Большую немецкую овчарку с рыжими лапами. Я ее потерял на набережной Сен-Винсен три месяца назад.

Женщина нахмурилась.

И что?..

Мадам, я знаю, что она здесь. Я… я слышал, как она лает, и узнал голос.

Женщина пристально посмотрела на меня и холодно сказала:

— Здесь нет никакой собаки.

Чего-чего, а такого ответа я никак не ожидал. Совершенно опешив, я обратился к товарищам за поддержкой.

Нет, мадам, вы ошибаетесь, пес здесь! Мы его видели со стены.

Ах вы разбойники! Вы и на стену залезли… Но у вас, наверное, плохое зрение — в этом доме нет никаких собак. Убирайтесь отсюда, если не хотите, чтобы я вызвала полицию; ваше счастье, что мужа нет дома!..

Испепелив нас взглядом, она стремительно захлопнула дверь и заперла ее на ключ.

Мы обескураженно стояли под дверью. Посмотрев на окна, Сапожник заметил, что в одном из них качнулась занавеска. Видимо, женщина за нами наблюдала. Лучше отойти…

Мы спустились вниз по улице Анж и оказались в небольшом садике. Как всегда в трудную минуту, Корже запустил два пальца за воротничок рубашки, а Сапожник принялся чесать в затылке.

Почему эта женщина соврала? Почему она так насторожилась, когда я упомянул набережную Сен-Винсен?..

Первым нарушил молчание Корже:

— Мади была права — мы случайно напали на след грабителей с улицы Руэтт. Женщина бы так не ответила, если бы они просто у кого-то купили твою собаку.

Я был безутешен. Ну как теперь забрать Кафи? Я даже хотел было вернуться и предложить денег.

Конечно, — сказал Корже, — мы запросто могли бы собрать небольшую сумму, но они на это не пойдут… Вот только если полиция…

Ну уж нет! — отрезал Сапожник. — Вы же видели в прошлый раз — они только посмеялись над нами.

— A мы скажем, что напали на след грабителей с улицы Руэтт.

— В полиции нам не поверят… и как доказать, что это они? Мы же ничего не знаем, кроме того, что Кафи у них; и потом, они всегда смогут сказать, что купили его у бродячего торговца.

Нам действительно нечем было доказать, что эти люди украли Кафи. После недолгой радости я снова не знал, как быть.

— Идемте назад к тому дому.

Бредя вдоль стен, мы постепенно добрались до серого дома и спрятались у подножия каменной лестницы. Мне ужасно хотелось еще хоть разок взглянуть на моего бедного Кафи, но теперь это было невозможно.

— Попробуем обойти вокруг дома, — предложил Корже.

Мы спускались вниз по каменной лестнице как можно тише, чтобы не потревожить Кафи. Дойдя до угла ограды, мы свернули налево; теперь стена шла вдоль скалистого склона и почти не имела выступов. Нам пришлось идти гуськом, помогая себе руками, чтобы не потерять равновесия. Примерно через сорок метров начиналось, очевидно, владение других хозяев: стена была окрашена в другой цвет. Судя по тому, что мне удалось увидеть, сарай и конура Кафи должны находиться именно за этой стеной, всего лишь в нескольких шагах от нас. Мое сердце снова тяжело забилось. Мы очень тихо обменялись несколькими словами, но Кафи все равно нас почуял и залаял.

— Тише, Кафи… Это я, Тиду!

Но тут мы услышали, как открылась дверь, выходившая в сад. Мужской голос, от которого Кафи взвизгнул, как от удара, заставил его замолчать. Затем подошла и женщина; мы были так близко, что узнали ее гнусавый голос, но слов разобрать не смогли.

— Корже, помоги мне забраться наверх!.. Это было совсем не просто: там, где мы стояли, улица шла под уклон, и Корже никак не мог найти опору. Сапожник помогал ему меня поддерживать, когда я карабкался наверх. Наконец я подтянулся и вцепился в верхний выступ стены. К счастью, крыша сарая была покрыта гофрированным железом и загораживала меня, как экран. Мужчина и женщина и вправду оказались здесь, рядом с конурой; Кафи молчал. Я напряг слух.

Как ты могла их впустить? — в бешенстве кричал мужчина.

Я их не впускала… они позвонили, а я пошла открывать.

Откуда они могли знать, что здесь есть собака? Они что, местные?

Не думаю, я их никогда раньше не видела… но, во всяком случае, они хорошо осведомлены. Раз они полезли на стену, чтобы заглянуть в сад, значит, им уже было, что-то известно.

Они помолчали. Затаив дыхание, я изо всех сил вцепился в стену, чтобы не упасть.

Ты говоришь, они упоминали набережную Сен-Винсен?

Да, они уверены, что собака пропала именно там, три месяца назад.

Это серьезно; представляешь, если мальчишки обратятся в полицию?.. Сюда могут прийти, будут задавать вопросы…

Полиция не занимается пропавшими собаками.

— А вдруг на этот раз займется?

Снова пауза, потом мужчина продолжил:

Тем хуже. Эта собака нас совершенно не устраивает, она слишком стара для дрессировки. Придется от нее избавиться… и поскорее.

Каким образом?

Ну, во всяком случае, не стоит пытаться ее «потерять»: она может найти дорогу домой. Нет, лучше отравить… Сходи в аптеку, тебе дадут то, что нужно.

Ты прекрасно знаешь, что сегодня «Зеленая змея» не работает.

А что, в Лионе только одна аптека?

В другой не дадут яд без рецепта, а здесь меня знают.

— Значит, завтра утром — завтра, ты слышишь? — принесешь яд и кусок мяса; я отвезу этого чертова пса за город, чтобы не закапывать го в саду.

— Конечно, я все сделаю.

Хотя под конец они говорили очень тихо, я не упустил ни одного слова. Мужчина и женщина пошли к дому; я услышал, как захлопнулась входная дверь.

Значит, Кафи убьют. Какой ужас! Я не мог понять, как мне удалось все это выслушать и не закричать. Наверху больше нечего было делать, и я спрыгнул с плеч Корже на землю.

— Кафи!.. Они его завтра убьют!

Задыхаясь от отчаяния, я с трудом пересказал то, что слышал. Ребята застыли как вкопанные.

— Вот бандиты! — прорычал наконец Сапожник, сжимая кулаки.

Теперь уже было совершенно очевидно, что похитители Кафи и грабители с улицы Руэтт — одни и те же люди. Если бы их совесть была чиста, они бы ни за что не решили уничтожить мою собаку… Нет, это невозможно! Кафи не должен умереть. Но помимо своей воли я уже представлял, как он корчится от боли с пеной у рта, как с остекленевшими глазами бьется в агонии…

— Не бойся, Тиду, — тихо сказал Корже, — мы его спасем.

В САДУ, ЗА ОГРАДОЙ

У нас было всего лишь несколько часов, чтобы спасти Кафи. Я снова вспомнил о полиции. В прошлый раз это заведение произвело на меня неизгладимое впечатление, но я надеялся, что теперь, после всего, что я услышал, к нам отнесутся совсем по-другому.

— Да, — согласился Корже, — надо сообщить в полицию.

Мы побежали в комиссариат. Как и в прошлый раз, там было полно полицейских, но я никого не узнал. Сознание того, что Кафи в опасности, придало мне смелости. Задыхаясь, я пытался объяснить, что произошло. Увы! Разобравшись, что речь идет о собаке, полицейский недовольно поморщился.

Послушайте, мсье, — вступился Сапожник, — они не имеют права держать его собаку у себя! К тому же они украли не только собаку… ведь это грабители с улицы Руэтт!

Что вы об этом знаете?

Мы слышали, как они говорили между собой — мужчина и женщина.

Об ограблении?

О набережной Сен-Винсен, что совсем рядом с улицей Руэтт… и они хотят убить собаку, потому что боятся.

Чего боятся?

Что их разоблачат.

Кто? Вы, что ли?

Полицейский ухмыльнулся, а потом с раздражением отодвинул нас в сторону. Я схватил его за руку.

Мсье, они убьют мою собаку — отравят завтра утром! Надо ее спасти. Мы хотим поговорить с комиссаром.

Он занят.

—'Комиссар обязательно должен нас выслушать!

Наконец, устав спорить, полицейский подвел нас к закрытой двери и постучался. За столом, заваленном бумагами, сидел лысый господин в очках. Взглянув на нас из-под очков, он нахмурился.

В чем дело?

Я ничего не понял из того, что мне рассказали эти мальчишки, — сказал полицейский извиняющимся голосом, — но они утверждают, что обнаружили грабителей с улицы Руэтт.

Я снова стал рассказывать все по порядку, но когда комиссар понял, что речь идет о собаке, он перестал слушать.

— И из-за этого вы меня отрываете от дела?

Как будто у грабителей только и дел, что собирать по улицам потерявшихся собак!

Я взял себя в руки и был готов снова повторить то, что мне удалось узнать, но комиссар стукнул кулаком по столу и вызвал полицейского.

— У меня нет времени выслушивать этот вздор, выведите их отсюда! — И, повернувшись к нам, добавил: — Радуйтесь, что я не сообщил вашим родителям, что вы пытались незаконно проникнуть в частное владение.

Мы снова оказались на улице.

— Ну и ладно, — сказал Сапожник, пожимая плечами. — Раз они не хотят нам верить, обойдем ся без них.

В подавленном настроении мы молча пересекли площадь Терро. Что же делать?.. Был только один способ спасти Кафи: вернуться к серому дому, перелезть через ограду и забраться в сад. Но для этого надо было дождаться темноты, а в это время года темнело не раньше восьми часов вечера. Чтобы хоть что-то получилось, необходимо привлечь к этому делу всю «компанию Гро-Каю». Смогут ли ребята прийти? Мы решили навестить Мади — она наверняка что-нибудь придумает.

Мади очень обрадовалась, что мы нашли Кафи.

— Я так и знала, я была уверена — это грабители с улицы Руэтт увели Кафи!

Но, узнав, что в комиссариате нам не поверили и что через несколько часов мою собаку могут убить, она страшно расстроилась и чуть не заплакала.

— Вы должны его освободить сегодня вечером! — воскликнула Мади. — Эти ужасные люди не имеют права держать его у себя и тем более убивать! Ах, если бы я только могла вам помочь!..

Мы стали объяснять, как трудно собрать всю «компанию Гро-Каю» после ужина. Мади задумалась.

— Все очень просто. Вы скажете родителям, что приглашены сегодня вечером ко мне по случаю отъезда… К тому же это правда; сегодня после обеда мама испекла для вас большой пирог.

Приходите все вместе, как только освободите Кафи!

Милая Мади! После ее простых слов от нашего отчаяния не осталось и следа.

Теперь надо лишь разыскать остальных ребят и ввести их в курс дела. Было уже шесть часов вечера.

— Не беспокойся, Тиду, — сказал Корже, — мы возьмем это на себя. Встречаемся в восемь пятнадцать у Пиратского Склона.

Попрощавшись с ребятами, я отправился домой. Я был настолько взволнован, что, подойдя к двери, несколько минут стоял, не смея позвонить. Папы дома не было. С бьющимся сердцем я спросил у мамы, когда он придет.

Мой голос звучал как-то неестественно, и она на меня очень внимательно посмотрела.

— Ты же прекрасно знаешь, что на этой неделе папа работает во вторую смену.

Точно! А я и забыл. Значит, папа вернется не раньше половины одиннадцатого… Я вздохнул. Придется спросить у мамы разрешения, чтобы снова уйти из дома. За ужином я из за всех сил скрывал свое нетерпение: говорил о Мади, о ее болезни, о том, как она страдает и как одиноко ей будет в санатории… Потом, сильно покраснев, я осторожно сказал, что сегодня вечером она пригласила к себе всех ребят и меня тоже.

— Этим вечером? — удивилась мама. — Почему именно сегодня? Она ведь еще не завтра уезжает!

Я мучался, пытаясь найти объяснение. У меня было огромное желание сказать ей всю правду. А что если она меня не отпустит и Кафи умрет?..

Нет, уже слишком поздно; я сказал, что Мади пригласила нас сегодня, потому что двое из ребят завтра прийти не смогут, а потом быстро спросил:

— Ну, мама, ты меня отпускаешь? Обещаю, что вернусь не поздно.

Мама посмотрела на меня и вздохнула.

— Иди… но только потому, что это в последний раз…

Закончив ужин, я взял пальто и поцеловал маму. Мне показалось, будто она прекрасно понимает, что я сейчас пойду не к Мади, но в этот момент Жео опрокинул свою чашку с молоком и она поспешила к нему. Пользуясь моментом, я убежал.

На улице почти никого не было. Я быстро добрался до Пиратского Склона. Сапожник? и Гиль уже ждали, Стриженый и рыжий Куассье присоединились к нам почти сразу, а потом подошли и Корже с Бифштексом.

— Посмотри, что я припас, — сказал Сапожник.

Он показал мне маленькую железную лестницу— длиной не больше метра. Она, конечно, была коротковата для этой стены.

— Коротковата?.. Думай, что говоришь! Это лестница трубочиста, она раскладывается до трех метров. Мне ее сосед одолжил!

Стриженый и Бифштекс принесли по веревке, что тоже могло нам пригодиться.

К восьми часам «компания Гро-Каю» была на месте, пришли все до одного. Кратчайшим путем мы направились к набережной Сен-Винсен. К счастью, ночь была безлунной. Мы шли вдоль стен друг за другом, как партизаны. Я сильно испугался, когда, переходя через Сону, заметил полицейского на велосипеде; поравнявшись с нами, он остановился и спустил ногу на землю. Сапожник, Стриженый и Бифштекс тут же спрятали свое снаряжение. Но тревога была ложной — полицейский просто решил поправить соскочившую цепь.

Через десять минут мы были на улице Анж. Продолжая держаться в тени, мы спрятались у каменной лестницы; судя по всему, никаких прохожих в это время здесь быть не должно.

Мы все предусмотрели: двое из ребят будут наблюдать за улицей Анж, двое других останутся на лестнице, чуть ниже. Корже и Бифштекс будут держать складную лестницу. Я полезу первым. Ловкий, как обезьяна, Сапожник пойдет со мной.

Оказавшись у верхнего выступа стены, мы должны убедиться, что из серого дома нас никто не видит; тогда ребята передадут лестницу, по которой мы спустимся в сад. Все это не слишком сложно. Только бы Кафи не залаял!

Мы совершенно бесшумно раздвинули принесенную лестницу и достаточно надежно ее закрепили. С бьющимся сердцем я начал подниматься и очень быстро добрался до вершины стены. В саду было совершенно темно; я с трудом мог различить крышу сарая, рядом с которым находилась конура. Через плотные шторы едва пробивался свет. Похоже, освещена была только одна комната'. Я позвал почти шепотом:

— Кафи!.. Кафи!..

До меня донеслось позвякивание цепи.

— Кафи!.. Это я, Тиду… Тихо! Замолчи! Замолчи же!

Славный пес узнал мой голос и глухо зарычал; я слышал его учащенное дыхание. Последний взгляд на окна — и я сделал знак Сапожнику, чтобы он следовал за мной. Надо было поторопиться. Мы бесшумно спустили лестницу и приставили ее к другой стороне стены. Но в этот момент Кафи, заинтересовавшись нашими действиями, не сдержался и залаял.

— Тише, Кафи!..

Когда я снова встал на лестницу, чтобы спуститься в сад, мной овладел страх. А что, если сейчас выйдет тот мужчина с ружьем в руках?.. Прошло две минуты. Лай Кафи не привлек внимания обитателей серого дома. Я ступил на землю; Сапожник последовал за мной. Сердце мое так сильно стучало, что готово было разорваться. Только двадцать метров отделяли меня от собаки. Увы, в ту минуту, когда я готов был уже броситься к Кафи, он так громко залаял, что я больше не осмелился сделать ни шага. Разумеется, в доме его услышали; дверь открылась, и в сад упал сноп света. Мы с Сапожником залегли в густом кустарнике. От дома отделилась одинокая тень — это был хозяин. Я видел, что Кафи изо всех сил натянул цепь и рвется в нашу сторону. Естественно, мужчина понял, что Кафи лает не просто так. Хозяин дома повернулся в нашу сторону и прислушался. Если он сделает еще пару шагов — все пропало!

Мы сильнее прижались к земле. Мне казалось, что даже сердце у меня перестало биться. Вдруг Сапожнику пришла в голову гениальная мысль: мой товарищ замяукал по-кошачьи, вернее — как два дерущихся кота. Натянув цепь еще сильнее, Кафи снова залаял. Маленькая хитрость Сапожника удалась. Человек остановился и повернулся к Кафи.

— Ах ты, мерзкая тварь! Это из-за каких-то кошек ты поднял такой переполох!.. Вот тебе, получай!..

Кафи жалобно заскулил: этот гад ударил его ногой! С поникшей головой мой любимый пес забился в конуру. Мужчина пригрозил ему кулаком, вернулся к дому и захлопнул за собой дверь. Сад снова погрузился в темноту.

Все еще лежа в траве, мы наконец-то перевели дух. Прошли две бесконечные минуты. Запуганный Кафи больше не показывался из своей конуры. В сером доме все было спокойно, и лишь слабый свет пробивался сквозь плотные шторы.

— Пора! — скомандовал Сапожник. — Вперед!..

ДВА МАЛЕНЬКИХ ЖЕЛТЫХ ЧЕМОДАНА

Увы! Не успели мы сделать и трех шагов, как загорелся свет еще в одном окне. Оно выходило как раз в сад. Мы снова бросились на землю. Почти тут же открылась дверь, но на этот раз сад осветился совсем чуть-чуть. Затем появился маленький «зайчик» от карманного фонаря: он начал шарить по ступенькам, вдоль сарая, и в какой-то момент я успел разглядеть Кафи — он все так же сидел в своей конуре. С чего это хозяин так забеспокоился? И что он ищет со своим фонариком? Может, он нас заметил? Или уже идет убивать Кафи?..

Я в ужасе схватил Сапожника за руку; она дрожала не меньше моей. Но в это время из дома вышла женщина; мне показалось, что на ней то самое бежевое пальто. Две тени тихонько обменялись' несколькими словами, затем «зайчик» переместился — но не в нашем направлении, а в глубь сада, туда, где стена прилегала к скале.

— Смотри! — прошептал Сапожник прямо мне в ухо. — Кажется, они что-то несут.

Я напряг зрение. Мужчина и женщина несли в руках по маленькому чемодану. Что они собираются делать?.. Почти тут же мы уловили звук открывающейся задвижки. Я вспомнил, что еще днем обратил внимание на маленькую калитку в дальней стене. Потом мы услышали скрип ржавых петель, и свет исчез. Мужчина и женщина ушли.

Еще несколько секунд мы не смели сдвинуться с места, боясь, что они могут вернуться. Но нет — все было спокойно. Тогда, как безумный, я бросился к Кафи. Сапожник еле за мной поспевал.

— Кафи!.. Песик мой хороший!

Вот и наступила эта минута! Тут же забыв обо всех своих несчастьях, бедный пес бросился на меня, повалил, терся мордой, кусал за одежду и от радости не знал, что бы еще такого сделать. Кафи!.. Я тоже ничего уже не соображал: я смеялся, плакал и совершенно забыл, что всего минуту назад испытывал сильнейший страх и что в любую секунду калитка может снова открыться. К счастью, Сапожник не терял головы.

— Тиду, они могут вернуться! Бежим отсюда!

Я с трудом утихомирил разбушевавшегося Кафи; он радостно прыгал вокруг меня и Сапожника, в котором сразу признал друга. Я показал ему лестницу у стены и помог забраться. Оказавшись на самом верху, пес после недолгих колебаний спрыгнул вниз, в объятия ожидающих его ребят.

Он был спасен!

В течение нескольких минут царило настоящее безумие: каждый хотел до него дотронуться, приласкать, и Кафи отвечал полной взаимностью: он лизал руки и лица всем, кто оказывался поблизости. Внезапно Корже встревожился.

— Что там произошло? Мы так за вас волновались, что я рискнул залезть на стену и увидел, как в доме вдруг загорелся свет. А двое ребят, что дежурили внизу, заметили луч электрического фонарика и два темных силуэта.

Я был все еще настолько взволнован, что не смог ответить. Сапожник объяснил, что это были хозяева дома — мужчина и женщина. Судя по всему, у них сломалась машина, поэтому они ушли пешком через потайную калитку и унесли с собой два маленьких чемодана.

— Чемоданы?! — воскликнул Бифштекс. — Это подозрительно! Наверное, они уносили краденое…

Надо их догнать!

Возражений не последовало. Если похитители Кафи и вправду те самые воры, что ограбили дом на улице Руэтт, то лучшей возможности их поймать и не придумаешь.

— Вперед, за ними!..

Мы помчались вниз по лестнице. Но предполагаемые грабители уже успели уйти довольно далеко. На ступеньках трудно разобрать следы… К счастью, Кафи был с нами.

— Ищи, Кафи, ищи!..

Мой замечательный пес сразу понял, что от него хотят. Он стал нюхать землю, потом вдруг рванулся вперед и в конце концов привел нас на набережную Соны. Здесь было еще довольно много прохожих, которые удивленно оборачивались на десятерых мальчишек, бегущих неизвестно куда. Следом за Кафи мы пересекли реку и теперь бежали вдоль набережных. Внезапно собака остановилась, подняла уши и задрожала.

— Вон там! — закричал Стриженый. — Это они — пес их узнал! — Он указал на два стремительно удалявшихся силуэта.

Мы снова погнались за ними, но теперь Кафи старался не отходить от меня, как будто боялся, что его снова побьют. Услыхав наш топот, мужчина обернулся и в свете фонаря узнал Кафи. Несмотря на расстояние, мы заметили, что его лицо перекосилось от злобы. Он задержался на несколько секунд, а потом припустил еще быстрее, покрепче подхватив свой чемодан. Женщина старалась не отставать.

— Бежим, надо их догнать!

Благодаря своим длинным ногам Стриженый вырвался вперед. Как только он догнал обитателей серого дома, мужчина внезапно обернулся и резким ударом кулака повалил нашего товарища наземь. Тот рухнул на тротуар.

Все произошло настолько быстро, что мы даже ничего не поняли. Не успели мы испугаться за Стриженого — а он уже вставал, потирая ушибленный подбородок. К счастью, ничего серьезного с ним не случилось. Однако за это время беглецы ушли далеко вперед… Погоня продолжалась.

— Держи воров! — кричал Сапожник. — Держи воров!..

Чтобы нас обмануть, грабители свернули на маленькую улицу, ведущую к центру города. Мы потеряли их из виду. И вдруг они появились снова, но не одни, а в сопровождении полицейских.

Вот они! — воскликнул мужчина, указывая на нас. — Эти маленькие разбойники преследуют нас от самого Фурвьера… Они хотели на нас напасть!

Да, — подтвердила женщина. — Они нас преследовали, чтобы отнять чемоданы…

Такой наглости мы не ожидали. К нам подошли двое полицейских; мы явно вызывали у них подозрения.

— Ну что, милые? Попались? — сказал один из них.

Стриженый запротестовал:

— Это неправда!.. Наоборот — это он меня ударил кулаком, да так сильно, что я даже упал… Вот, посмотрите — до сих пор идет кровь!..

Они украли его собаку! — прорычал Малыш Сапожник, указывая на меня пальцем.

Задержите их! — умолял Корже. — Это они обчистили квартиру на улице Руэтт!

Ну, это уж слишком! — возмутился мужчина. — Господин полицейский, вот мои документы, посмотрите, прошу вас; мы уважаемые коммерсанты.

Полицейский взял протянутый ему паспорт и пробежал глазами при свете электрического фонаря. Документ был в порядке.

— Нам надо идти, — заторопилась женщина, — мы можем опоздать на поезд.

— Это неправда! — воскликнул Стриженый. — Когда мы бежали за ними по набережной, они не собирались ни на какой вокзал.

Похоже, полицейские не принимали нас всерьез. Наверное, мы довольно странно выглядели после этой сумасшедшей гонки с самого Фурвьера.

— Отлично, вся компания пойдет с нами в комиссариат.

Мы бурно запротестовали. Полицейский схватил Стриженого за руку, приняв его из-за высокого роста за главаря. Бедняга так рванулся, что берет свалился на землю, обнажив лысую, как бильярдный шар, голову.

— Ну, вперед!.. В комиссариат!..

Эта сцена была грабителям на руку: они предпочитали, чтобы полицейские занимались нами. Пользуясь моментом, парочка уже собиралась улизнуть, как вдруг, в спешке, женщина случайно задела стоявший на тротуаре велосипед. Ее чемодан треснул, как орех, а его содержимое с металлическим звоном рассыпалось по мостовой.

Все бросились туда. У грабителей не было времени, чтобы запихнуть свое добро обратно в чемодан. Фонарик осветил часы в золотом корпусе, жемчужное колье…

— Держи воров! — снова закричал Сапожник.

Мужчина попытался объяснить, что он антиквар и перевозит ценные вещи, мол, полицейские должны понимать. Но в конце концов и до полицейских стало кое-что доходить.

— Все в комиссариат… и вы в том числе. Покраснев от гнева, женщина еще пыталась отбиться:

— Из-за этих дрянных мальчишек мы опоздаем на поезд! У нас важная встреча.

Но все было напрасно: им пришлось идти.

Через десять минут мы прибыли в комиссариат, но не в тот, где были накануне. На свету нам наконец-то удалось разглядеть лица людей, за которыми мы столько охотились. Теперь они выражали не столько злобу, сколько беспокойство.

Нас провели в маленькую комнату — это был кабинет комиссара полиции. Кафи терся о мои ноги своей большой головой. По-моему, он понимал, что все это произошло из-за него. Время от времени он с ужасом поглядывал на своих похитителей.

— Так вот, господин комиссар, — начал один из полицейских. — Мы были на дежурстве недалеко от набережной Соны, как вдруг…

И он подробно описал все, что произошло, стараясь не упустить ни одной мелочи. Комиссар слушал, время от времени кивая головой; потом, взглянув на чемоданы, спросил у мужчины:

Что у вас там?

Господин комиссар, я уже говорил полицейским, что там драгоценности; я антиквар, у меня есть документы.

Откройте!..

Но, господин комиссар…

Откройте!

Это был приказ. Мужчине пришлось подчиниться. Мы подошли поближе, чтобы лучше разглядеть содержимое. Из двух маленьких желтых чемоданов полицейские доставали всевозможные ценные вещи, в основном украшения. Вдруг взгляд комиссара остановился на маленькой блестящей коробочке, инкрустированной голубыми камнями. Он взял ее в руки и осторожно повертел в своих толстых пальцах, потом надел очки, чтобы прочесть выгравированную на крышке надпись.

— Да, это она, — сказал комиссар как бы про себя и обратился к мужчине: — Итак, вы утверждаете, что вы антиквар… Не могли бы вы мне сказать, откуда, например, у вас эта шкатулка?

Мужчина растерялся, посмотрел на свою жену, как бы прося о помощи, и пробормотал:

Видите ли, господин комиссар, у меня много клиентов… Разве всех упомнишь?

В самом деле?.. Вы не знаете?

В комнате воцарилась такая тяжелая тишина, что встревоженный Кафи еще теснее прижался к моей ноге.

Ну так что? — продолжал комиссар, нахмурив брови. — Если у вас плохая память — я вам ее освежу. Эта золотая шкатулка была украдена из квартиры на улице Руэтт три месяца тому назад… и она до сих пор у вас, потому что из-за надписи на крышке ее трудно продать.

Как украдена? — удивился мужчина. — Это невозможно… во всяком случае, мне ничего об этом не известно… Я честный коммерсант.

Врет он все! — закричали мы почти одновременно. — В ночь, когда произошло ограбление, он был на улице Руэтт и собаку украл там же!

Комиссар призвал нас к порядку, а потом снова обратился к мужчине:

— Вор или перекупщик краденого — для правосудия безразлично.

И тут мужчина сообразил, что сделать уже ничего нельзя. Он выдал себя, набросившись в припадке ярости на Кафи:

— Мерзкая тварь, это все из-за тебя… Лучше бы я сразу тебя прикончил! — Потом, опустив голову, процедил сквозь зубы: — Да, это я!

Затем он замолчал, отказавшись отвечать на вопросы, но зато заговорила его жена. Она во всем созналась. Они украли драгоценности из квартиры на улице Руэтт, с ними был еще сообщник. Ее муж ждал в машине, когда заметил собаку, привязанную у кафе. Он нашел записку на столике у входа и припугнул собаку, чтобы не лаяла. Это было красивое животное, и он решил его забрать, чтобы потом продать подороже. В конце концов он оставил собаку у себя, надеясь, что она будет сидеть в машине по ночам, сторожить ее во время краж и даже подавать сигналы в случае опасности.

Затем женщина точно так же, как перед этим ее муж, повернулась к Кафи и прошипела:

— Мерзкая тварь!

Но теперь, рядом со мной, Кафи был в безопасности… Постепенно выяснилось, что эта кража — далеко не первая. Грабители даже назвали имя своего сообщника.

Вот и все. Комиссар распорядился, чтобы увели задержанных, а потом вышел из-за стола, подошел к нам и наклонился к Кафи; пес испуганно прижался к моим ногам.

— Нет, мой славный пес, — сказал комиссар, гладя Кафи, — я не сделаю тебе ничего плохого, наоборот: это благодаря тебе мы поймали грабителей, которых так давно разыскивали. Я думаю, что хорошую баранью косточку ты вполне заслужил!

Потом он обратился к нам:

— Что касается вас, мои маленькие друзья, то примите мои поздравления! Если потом, когда подрастете, не найдете ничего лучшего, то всегда сможете стать детективами. Вы свободны. Если возникнут какие-нибудь вопросы — придется зайти еще…

Мы вышли на улицу совершенно оглушенные. Все это было слишком хорошо! Меня уже ничего не интересовало, я думал только об одном: Кафи снова со мной. Как поверить в такое счастье? Вот он, здесь, и лижет мою руку. Я подумал о Мади. С каким, должно быть, нетерпением она нас ждет!

— Пошли к ней! — предложил Стриженый. Мы побежали на улицу От-Бютт. Увы! Окна на четвертом этаже уже погасли. Бедная Мади, она узнает такую хорошую новость только завтра. Тогда мы отправились к Пиратскому Склону, где для Кафи уже давным-давно была приготовлена конура. Но в последний момент я почувствовал, что расстаться с ним сейчас — выше моих сил. Он должен столько всего мне рассказать на своем собачьем языке!

Корже и все остальные догадались, о чем я думал.

— Спорим, если ты приведешь его домой, твои родители ничего не скажут? И к черту твою консьержку!..

Да, к черту консьержку! Впрочем, теперь, когда Кафи снова оказался рядом со мной, я больше ничего не боялся. Мы с ребятами крепко пожали друг другу руки, каждый погладил на прощание Кафи, и я со своей собакой отправился на улицу Птит-Люн. Окно у консьержки еще светилось; ну что ж — тем хуже для нее. С бьющимся сердцем я поднимался по лестнице.

«Как здесь высоко! Куда ты меня ведешь?» — сказал бы Кафи, если бы умел говорить.

Добравшись до нашей лестничной площадки, я впервые задумался над тем, что меня ждет. Я открыл дверь очень тихо, чтобы не разбудить спящего Жео. Кафи тут же узнал маму и бросился к ней. Сначала она так испугалась, что даже вскрикнула от неожиданности, а потом узнала нашу собаку.

— О, Кафи! Как это может быть?.. Как он сюда попал? Кто его привел?..

Я поведал маме о невероятных приключениях Кафи, о том, как я хотел забрать его в Лион, как ребята мне помогали и как я нашел пса благодаря Мади. Конечно, я не стал пока рассказывать, как перелезал через ограду, чтобы спасти Кафи, и как мы побывали в полицейском комиссариате, — это все завтра, когда улягутся страсти; сейчас и так надо было объяснить слишком многое. Я говорил не умолкая. Как же хорошо, что можно наконец освободиться от всего того, что меня так мучило в последние месяцы!

— Мамочка! Прости, что я тебе ни о чем не рассказывал. Я был так несчастен без своей собаки в этом большом городе… и Кафи тоже страдал. Если бы он только мог говорить! Посмотри, какой он худой, как затравленно смотрит, когда повышают голос. Бедный Кафи!

Мама была потрясена; она молча гладила нашего верного друга. Я и так прекрасно видел, что она меня поняла и простила.

Но вот на лестнице послышались шаги. Это папа вернулся с работы. Я снова задрожал и умоляюще посмотрел на маму.

Отец нахмурил брови. Я изо всех сил удерживал Кафи, рвавшегося к своему старому хозяину. Папа сделал шаг вперед и остановился, вопросительно глядя на меня.

— Не ругай Тиду! — воскликнула мама. — Да, он привел Кафи… но если бы ты только знал!.. Бедный пес! Посмотри, какой он худой! Успокойся, мы его здесь не оставим; у него уже есть конура, недалеко отсюда, в заброшенном доме… Товарищи Тиду обещали о нем заботиться…

Папа молчал. Мне казалось, что его гнев нарастает. Но вот брови его медленно разгладились, на губах появилась улыбка… Тогда я отпустил Кафи, и он радостно бросился к папе.

— Хороший пес! — повторял отец, гладя Кафи. — Мне тебя тоже очень не хватало. Знаешь, только сейчас, выходя из мастерской, я как раз о тебе думал!

Потом он повернулся ко мне.

— А знаешь, Тиду, ты правильно поступил; и раз он уже здесь — пусть остается. Я все улажу.

Вот теперь счастье было полным. Я бросился папе на шею и стал его целовать.

— О! Спасибо, папочка!..

ПОЖИЛАЯ ДАМА С СЕДЫМИ ВОЛОСАМИ

На следующий день, несмотря на все переживания, я проснулся очень рано. Кафи был здесь — подсовывал морду под мое одеяло. Он подошел бесшумно, совсем как когда-то в Реянетте, и ждал первой утренней ласки. Его взгляд больше не был затравленным. Когда я протянул руку, чтобы его погладить, он, как обычно, забавно наклонил голову — это означало, что Кафи весел и доволен.

Почти тут же я вспомнил о Мади. Вчера она была очень расстроена, да к тому же не дождалась нас… Я быстро встал и проглотил завтрак; Кафи рядом лакал из своей миски молоко — не козье, конечно, как в Реянетте, но все-таки… Я старательно пригладил его шерсть. Увы! Куда подевался внешний блеск!..

Консьержка меня больше не пугала — ведь я так гордился своим псом! Спускаясь по лестнице, я даже хотел, чтобы она появилась.

— Ну что, Кафи, идем гулять?..

Гулять!.. В Реянетте мы считали это слово волшебным, Кафи всегда отзывался на него веселым лаем. В доме, на гулкой лестнице, его лай прозвучал, как раскат грома. Тут же появилась консьержка. Увидев ее метлу, Кафи залаял еще громче. Растерявшись, она поспешила в свою каморку и захлопнула дверь. Я не смог сдержаться и рассмеялся. Это было моей маленькой невинной местью; впрочем, уже через несколько часов я себя за это ругал.

Мы шли рядом — я и моя собака; этим утром улица Птит-Люн казалась мне почти красивой, чистой и даже кокетливой. Я говорил с Кафи, как с настоящим другом:

— Здесь наша бакалея, а там — молочная, где я купил молоко, которое ты только что выпил, а дальше — мясная лавка.

Он все понимал.

На улице От-Бютт у меня сжалось сердце. Я был счастлив, а Мади страдала: ей придется уехать.

Я так долго мечтал об этой минуте — как я прихожу к Мади со своей собакой. И вот теперь, когда все сбылось, я чувствовал одну лишь неловкость. Однако Мади встретила нас бурной радостью.

— Ах, Тиду… мне было так страшно вчера вечером! Когда я поняла, что вы уже не придете, то стала думать, что что-то случилось, что вы его не нашли… или его уже убили. Это было ужасно!

Мы с Кафи стояли у порога. Бедный пес оробел перед этой маленькой девочкой, лежавшей у окна в своем шезлонге, и не решался подойти ближе.

— Ну, Кафи! Иди поздоровайся с Мади! Кафи посмотрел на меня, потом на нее, но не пошевелил ни одной лапой. Зато как только Мади произнесла его имя, славный пес тут же бросился к ней. От неожиданности Мади вздрогнула и немного испугалась; Кафи это почувствовал: он остановился и стал приближаться очень медленно, потом лизнул руку, которую она протянула, чтобы его погладить. Ну вот они и подружились.

— Знаешь, Тиду, — сказала Мади, продолжая гладить собаку, — я так за тебя рада!

Я грустно улыбнулся, взял Мади за руку и долго держал ее в своей, не говоря ни слова.

Что случилось? — спросила она. — Это из-за меня? Из-за того, что я уезжаю?..

Мне не хочется, чтобы ты уезжала, тебе там будет плохо.

Но ведь ты будешь мне часто писать, и другие тоже. Вы мне этим поможете, и время пройдет быстрее. Или, может быть, ты не любишь писать?

— Ну что ты, Мади! Я тебе буду писать очень часто!

Во время нашего разговора она продолжала гладить Кафи; убаюканный ее нежным голосом, он сидел не шевелясь. Вдруг на ее ресницах заблестела слеза. Мади подняла голову, пытаясь ее прогнать.

— Ну, во-первых, я пока еще не уехала — только завтра, — сказала она, силясь улыбнуться. — А во-вторых, вы придете сегодня после обеда, праздновать возвращение Кафи; мамин пирог по прежнему вас ждет… Мы договорились, правда? Давай условимся на четыре часа. Может быть, тебе сейчас пойти предупредить остальных, а то вдруг кто-нибудь не сможет прийти?

Она держалась из последних сил — ей надо было остаться одной и поплакать. Как же все это тяжело!

Мое безграничное счастье было омрачено. Мади уезжает, и мы ничего не можем с этим поделать, — вот все, о чем я думал, покидая улицу От-Бютт.

«Компания Гро-Каю» в полном составе ждала меня у Пиратского Склона. Почти все уже купили газету, где крупными буквами было написано:

СОБАКА И НЕСКОЛЬКО МАЛЬЧИШЕК ИЗ КРУА-РУСС ЗАДЕРЖАЛИ ОПАСНЫХ ГРАБИТЕЛЕЙ…

Однако мы почти не говорили о своем вчерашнем «подвиге». Вчера вечером в темноте ребятам почти не удалось разглядеть Кафи, и теперь они стремились поскорее с ним познакомиться. Кафи показался им еще красивее и умнее, чем я рассказывал. Всем хотелось его побаловать, каждый принес что-нибудь вкусное; я *даже подумал, что у Кафи может случиться расстройство желудка.

— Как жаль, что Мади уезжает, — вздохнул Стриженый. — Кафи бы тоже с ней гулял…

Когда я сказал, что иду от нее и что она очень грустит, ребята притихли. С нами не было только Сапожника, и мы решили его предупредить о предстоящем визите. Он жил недалеко от Крыши Ткачей. Чтобы попасть к его дому, надо было пройти по улице Птит-Люн. Поравнявшись с моим домом, мы обратили внимание на полицейского, который внимательно рассматривал табличку с названием улицы.

— Наверное, это к тебе, — предположил Корже, — это ведь ты оставил в комиссариате свой адрес.

Наконец полицейский постучался к консьержке; услышав, что он назвал мое имя, я подошел.

— Да, именно здесь, — сказала консьержка, показывая на меня пальцем. — Вот он!

Полицейский вручил мне конверт и укатил на своем велосипеде.

Конверт дрожал у меня в руках. Почему-то мне показалось, что полицейские хотят отнять у меня Кафи…

В конверте была повестка: я должен был явиться в комиссариат по неотложному делу. Что там еще могло случиться?

— Не беспокойся, — сказал Корже. — Если полиция не занимается розыском пропавших собак, то она их и не отбирает.

Ребята решили пойти со мной. На этот раз полицейские уже не смотрели на нас с пренебрежением.

— А, вот и наши детективы из Круа-Русс! — весело заметил один из них.

Но я все равно очень волновался, когда шел к комиссару полиции: наша прошлая беседа произвела на меня большое впечатление. Вопреки ожиданиям комиссар встретил нас с улыбкой.

— Сегодня утром, — сказал он, — мы вызвали даму, что живет на улице Руэтт; она узнала некоторые драгоценности, в частности маленькую золотую шкатулку — она ею очень дорожит. Эта дама хочет видеть того из вас, кто помог вернуть ее вещи… ведь это ты, не правда ли?

Он указал на меня.

Нет, господин комиссар, не только я; это мы все.

Ну хорошо, тогда идите все вместе — она вас ждет. Я не знаю, что она хочет вам сказать.

Вот и все. Мы снова оказались на улице.

— Может, она хочет купить Кафи? — предположил Корже. — Ведь это благодаря ему удалось найти драгоценности!

Конечно, он пошутил; но кто знает?

Мы отправились на улицу Руэтт. Дом нашли сразу. Интересно, как там внутри? Должно быть, шикарно… Наверх вела широкая каменная лестница с красивыми металлическими перилами. Мы поднялись на третий этаж.

— Звони, Тиду, — подтолкнул меня Стриженый, — ведь она тебя хотела видеть!

Нам открыла пожилая дама с седыми волосами. Увидев у своих дверей столько мальчишек, она испуганно отпрянула, но, заметив Кафи, сразу поняла, в чем дело.

— Я ждала только одного, — сказала она, улыбаясь, — но я рада, что пришли все.

Дама пригласила нас войти. Стриженый прятался за нашими спинами — он был озабочен своим беретом: с одной стороны, не осмеливался его снять, а с другой, не считал удобным оставаться в головном уборе. Я еще никогда в жизни не видел такой шикарной квартиры: везде лежали красивые ковры, на них даже страшно было наступить. Кафи высоко поднимал лапы — его щекотал длинный ворс.

Дама изо всех сил старалась нас ободрить. Она уже знала о необыкновенных приключениях Кафи — ей рассказали в комиссариате, и в газетах об этом было написано.

— Значит, — начала она, гладя Кафи, — благодаря этой замечательной собаке и всем вам я снова получила свои украшения. Самое главное, что нашлась шкатулка — я ей очень дорожу, это семейная реликвия. Когда меня обокрали, я дала себе слово отблагодарить того, кто мне ее вернет.

Она подошла к небольшому секретеру, открыла дверцу и вернулась к нам.

— Вот!

Дама протянула мне десять совершенно новых купюр — огромные деньги; у меня рука не поднялась их взять. Мы стали дружно отказываться.

О нет, мадам, мы не хотим!.. Если бы мы только знали!..

Вы не можете отказаться. Я всегда держу данное мной слово. Уверена, вы найдете им применение — вы или ваши родители.

Мы продолжали протестовать. Столько денег! Целое состояние… Это невозможно было принять, но женщина настаивала, ласково улыбаясь.

— Я так счастлива!..

В конце концов дама сама засунула деньги в мой карман, дала Кафи какое-то лакомство и проводила нас до дверей, продолжая благодарить.

Мы были настолько потрясены, что, спускаясь

о лестнице, не перекинулись ни единым словом; наше молчание встревожило Кафи, и он время от времени заглядывал мне в глаза. До самой набережной Сен-Винсен никто так ничего и не

казал.

— А она симпатичная, эта пожилая дама, — вздохнул Сапожник. — Что с деньгами-то будем делать? Мы нашли Кафи — с нас и этого было довольно.

Все с ним согласились. Эти деньги, буквально свалившиеся на нас с неба, вызывали лишь тревогу и неловкость.

— Надо же! — заметил Бифштекс. — Мы получили столько денег, нам бы плясать от радости, амы как на похоронах…

Да, Бифштекс был прав: деньги нас не обрадовали. Что мы с ними будем делать? Конечно, я догадывался, что про себя все уже решили купить для Мади книжек и всяких приятных мелочей, которые хоть чуть-чуть скрасят долгие часы разлуки; а еще? Вот если бы деньги могли помочь ей выздороветь!

И тут меня осенило. Великолепная, совершенно неожиданная идея… Она была настолько хороша, что у меня перехватило дух и я встал как вкопанный. Ребята удивленно смотрели на меня.

Эй, Тиду, что с тобой?

Послушайте! У меня идея!

Ребята подошли поближе, почти встревоженные моей внезапной бледностью.

— Мы не знали, что делать с этими деньгами… я придумал! Можно сделать так, чтобы Мади ненадо было ложиться в больницу. Наш прежний дом в Реянетте, скорее всего, еще свободен. Раздля выздоровления ей нужно быть на солнце — мы могли бы снять этот дом. Мади бы там пожиласо своей мамой. Я уверен — там она не заскучает.

Мади провела бы в Реянетте все лето: чего-чего — а уж солнца там хоть отбавляй! Даже если понадобится показаться врачу — Авиньон совсем рядом. Что вы об этом думаете?

Друзья окружили меня со всех сторон, радостно хлопали по плечу, пожимали руки…

— Тиду, это потрясающе! Мы поможем Мади, мы ей стольким обязаны!..

СОЛНЦЕ ДЛЯ МАДИ

Не слишком ли этот план хорош, чтобы осуществиться? Отъезд намечен на завтра, успеем ли мы что-нибудь предпринять?

Я тут же потащил всю компанию к себе, презрительно предупредив:

— Кафи не должен попадаться консьержке на лаза, так что постарайтесь не шуметь.

Нам не повезло: консьержка со своей метлой встретила нас у подъезда. Но, к нашему величайшему изумлению, она больше не сердилась; мне даже показалось, что она улыбнулась, ну да — она действительно улыбалась, а заметив мою собаку, поинтересовалась:

— Она, по крайней мере, не злая?

И даже провела по спине Кафи своими толстыми пальцами. Все объяснялось очень просто: консьержка уже успела прочитать газету. Теперь ей казалось, что она тоже причастна к нашему подвигу.

Мы поднялись наверх. Папа только что вернулся. Сначала он нахмурил брови: ему не понравилось это нашествие. Прерывающимся от волнения голосом я рассказал обо всем, что произошло, достал из кармана деньги.

— Папа, это все нам… но, понимаешь, мы не хотим этих денег.

И я очень быстро изложил наш план.

О! — воскликнула мама. — Какая отличная идея! Конечно, мы этим займемся — обязательно напишем в Реянетт.

Как вы считаете, — поинтересовался папа, — может быть, все-таки стоит сначала узнать мнение родителей этой девочки?

Мсье, — ответил Сапожник, — мы уверены, то они согласятся, но надо бы поскорее… Мади должна уехать завтра.

Мы молча смотрели на папу; он напряженно думал, нахмурив лоб. Мой отец был человеком быстрых решений, и он не стал медлить с ответом.

— Вы правы, надо действовать побыстрее. Я сейчас спущусь вниз и из ближайшего кафе позвоню хозяину нашего бывшего дома — надо узнать, не сдал ли он его уже… Оттуда я сбегаю на улицу От-Бютт и все объясню родителям этой вашей Мади.

Папа взял куртку, которую только что повесил на спинку стула, и сбежал вниз по ступенькам. Ребята решили дождаться его возвращения. От такого количества гостей наша маленькая квартирка показалась совсем крохотной… Время шло, мы начали беспокоиться. Наконец снова послышались тяжелые, но стремительные шаги моего отца. Мы поспешили ему навстречу.

Ну что, папа?

Как я и предполагал, родители Мади категорически отказались взять хотя бы один сантим из этих денег, которые им не принадлежат. Но я настоял, сказав, что вы лучше выбросите их в Рону, чем оставите у себя… Короче, они согласились.

А что с домом?

С домом все в порядке. Хорошо, что я вовремя позвонил: только вчера хозяин получил письмо от одной семьи из Парижа — они хотели снять дом на все лето. Но теперь он в вашем распоряжении.

А что сказала Мади?

Ничего… она пока ни о чем не догадывается. Мы с ее родителями решили, что эту хорошую новость вы должны сообщить ей сами.

Обезумев от радости, я бросился папе на шею, и все ребята тоже кинулись его обнимать. Мади спасла Кафи, и теперь была наша очередь ей помочь. Замечательно!

Однако время прошло незаметно; мы и не обратили внимания, что уже далеко за полдень.

— Быстро! — скомандовала мама. — Идите до мой обедать, а то Мади придется вас ждать.

Ребята спустились вниз почти бесшумно, на цыпочках, чтобы не побеспокоить консьержку, ставшую такой сговорчивой. Я остался дома с родителями и младшим братом… и с Кафи, конечно. За обедом папу невозможно было узнать: он радовался не меньше, чем я… Кафи это чувствовал, он тёрся об его ногу и тихонько рычал от удовольствия.

Для меня этот день был самым лучшим с того промозглого утра, когда мы переехали в Лион. От нахлынувших чувств сдавило горло. Есть мне не хотелось; я без конца смотрел на часы. Подумать только, Мади еще ничего не знает! Может, она даже сейчас плачет, думая о предстоящем отъезде…

Покончив с обедом, я переоделся — как и в тот день, когда мы впервые посадили Мади в знаменитую «карету», — и ушел вместе с собакой.

— Тише, Кафи, нельзя лаять на лестнице. Ты тоже должен стать хорошим жильцом!

Кафи понял. Тихонечко, по-кошачьи, он соскользнул вниз на своих бархатных лапах. Мы побежали к Пещере. Хотя не было еще и двух часов, почти все ребята уже явились, да такие красивые, что их невозможно было узнать. Судя по всему, Малыш Сапожник вылил себе на голову флакон маминых духов — от него пахло за пятнадцать шагов. Для Стриженого первостепенное значение имел головной убор, поэтому он позаимствовал у своего папы кепку, которая сползала ему на уши.

Мади ждала нас к четырем часам. Но разве

мы могли столько ждать? И вот «компания Гро-Каю» в полном составе отправилась на улицу От-Бютт, образовав кортеж с Кафи во главе. Мама Мади, услышав, что мы поднимаемся, вышла встречать нас на лестничную площадку.

— О! Вы уже здесь!..

Было очевидно, что это «уже» скорее означало «наконец-то».

— Милые мальчики! Ну как мне вас благодарить? Это так чудесно… Идите, я вас всех поцелую… Муж просил извиниться, что не смог вас дождаться — он уже опаздывал на работу. Если бы вы знали, как мы с ним счастливы… — Расчувствовавшись, она промокнула глаза. — Мади еще. ни о чем не знает… Входите!

В тот момент, когда открывалась дверь, не десять сердец стучали у нас в груди, а десять больших молотов — вот как мы волновались! А Мади удивленно воскликнула:

— Очень мило, что вы пришли пораньше! Но мама, наверное, еще не успела накрыть на стол. А что это с вами?.. И почему вы так долго не входили?

Не в силах заговорить от волнения, мы молча смотрели друг на друга. Тут чья-то рука подтолкнула меня вперед.

— Говори, Тиду, — это ведь твоя идея.

Тогда я подошел к Мади и стал торопливо, чтобы скрыть волнение, рассказывать о том, что мы придумали. Все это показалось девочке настолько невероятным, что она не отрываясь смотрела на свою маму, как бы прося подтвердить, что мы говорим правду.

— Да, Мади, все улажено — дом в Реянетте нас ждет.

Мади сначала покраснела, потом побледнела; две огромные слезы скатились по ее щекам. А затем она прямо-таки засветилась от радости.

— Так я поеду с мамой в Реянетт? И буду не одна? Я увижу деревья, поля, много солнца!..

Мади пыталась пожать все наши руки одновременно. Она то смеялась, то плакала и все говорила и говорила:

Это так здорово!.. О! Теперь я уверена, что быстро поправлюсь, очень быстро… и все благодаря вам.

Нет, Мади, не благодари нас; без тебя мы бы никогда не нашли ни Кафи, ни воров.

Самый напряженный момент был позади, и мама Мади пошла накрывать на стол. Она принесла свой знаменитый пирог. Мы придвинули Мади поближе к столу, подложив ей под спину еще одну подушку. Ребята устроились, как могли: кто на стульях, кто на табуретках.

— Как чудесно! — без конца повторяла Мади. — Я должна была лечь в больницу, а вместо этого уезжаю на каникулы… а через два месяца, как только кончится школа, вы все приедете ко мне… и Кафи привезете, правда, Тиду?

Она прижала к себе мою собаку, у которой даже потеплели глаза, как будто она поняла, что говорят о Реянетте.

Но вдруг Кафи навострил уши и зарычал, глядя на дверь. На лестнице послышались шаги. Кто мог прийти и помешать нашему веселью? Мама Мади пошла открывать и возвратилась с тремя типами, увешанными какими-то странными аппаратами.

— Журналисты! — воскликнул Сапожник. — Интересно, когда они оставят нас в покое? Можно подумать, что мы какая-то невидаль…

Но репортеры не отступали. Они сначала зашли в комиссариат, потом на улицу Птит-Люн, а уж оттуда моя мама направила их сюда.

— Мы вас задержим только на одну минуту! Несколько коротких вопросов и снимок.

Мы согласились. Журналисты разместили нас в глубине комнаты вокруг Кафи. Мы запротестовали:

— О, нет! Никаких снимков без Мади!.. Это она нашла Кафи.

Журналистам пришлось согласиться. Мы сгруппировались вокруг Мади, она обняла слегка встревоженного Кафи, а я пристроился так, чтобы быть поближе к ним обоим.

— Внимание!..

Вспышка! Вторая! Третья!.. Кафи сердито залаял. Он решительно не любил прессу…

Вот и все. Нас заверили, что фотография появится на первой странице вечерней газеты. Особой гордости мы не ощутили, но я обязательно сохраню эту фотографию на память — вставлю ее в рамку и повешу на стену в своей комнате. Мне будет приятно видеть лица моих товарищей из Круа-Русс, улыбающуюся Мади и мою замечательную собаку — всех тех, благодаря кому этот большой город, сначала такой враждебный, больше никогда не покажется мне серым…