/ Language: Русский / Genre:sf_epic,sf_space, / Series: Звездный путь

Золотые слезы

Памелла Корса


Памелла Дж. Корса

Золотые слезы

Талиина грациозно встала из своего командирского кресла и подошла к переднему экрану. Так много звезд. Таких неизвестных. Сколько времени прошло с тех пор, как она произнесла эти слова? Шесть лет. Хотя, не важно, как давно она сказала это. Казалось, будто только вчера маленькая исследовательская группа, состоящая из четырнадцати членов команды, оставила Миону… Миону с ее каштанового цвета ночным небом и зелеными водами. Воздух на планете всегда свеж, даже в многонаселенных городах. Это деревья Ранкас постоянно очищали воду и воздух. Такие редкие и такие прекрасные. Волна острой тоски накатила на чувства Талиины. Как могло пройти шесть лет? Как могли они так долго находится вдали от дома?

Талиина услышала, как, не отдавая себе отчета, вздохнув она издала звук похожий на стон. «Мы должны найти место для поселения как можно скорее» – подумала она с отчаянием.

Почувствовав мягкое пожатие правой ноги, она посмотрела вниз на А’Тела, обмотавшегося вокруг ее икры, длинная коричневая шерстка которого обманчиво скрывала гибкое тело. Тело, которое было вдвое длиннее его роста. Талиина встретилась взглядом с его большими, черными глазами, такими темными и бездонными, как окружающий ее космос, и такими же таинственными.

Но что это? В его глазах будто бы появились слезы?

– О, пожалуйста, пусть они будут золотыми! – прошептала она.

– Вы что-то сказали, Талиина? – спросил Рэйс.

– Рэйс, вы испугали меня. – Она была удивлена, каким образом он ухитрился приблизиться к ней так незаметно. – Это насчет А’Тела. Мне показалось, что в его глазах появились слезы.

Рэйс вопросительно поднял один угол своей брови.

– Я не знаю. Мы можем только ждать, – ответила Талиина.

Бровь вернулась на свое место.

– Снова ждать, Талиина? – в его голосе слышалось явное неодобрение.

– Мы с самого начала знали об этом, Рэйс. Это все, что мы можем и…

– Командир, судно на краю достижения сетки шесть, квадрат четыре, – доложила Рэйт, ее навигатор.

Талиина быстро вернулась в командирское кресло. Ее серые глаза выражали настороженность. Она подняла руку к волосам, но затем остановилась. Эта привычка осталась с тех времен, когда она носила свои длинные фиолетовые волосы распущенными по плечам. Но теперь эта непослушная копна была заплетена в тугую косу на макушке, а движение отбросить волосы назад стало манерой. Талиина вернула руку на контрольную панель, расположенную справа от нее. Ее указательный палец автоматически устремился к нужной кнопке. Легкая нахмуренность обозначилась на лбу командира, в результате чего ее длинная бровь встопорщилась на концах.

На переднем экране появилась большая сетка, сменив собой привлекательный вид звездного узора. В одном ее углу поблескивала голубая искра.

– Рэйт, вы можете вычислить их скорость и курс?

– Три квантома относительно вектора восемь, – пришел четкий ответ навигатора.

– Не очень быстро, – заметила Талиина.

– Возможно это крейсерская скорость, – вставил Рэйс.

– Щиты на месте? – спросила она Рэйт.

– Согласно вашему предыдущему распоряжению, командир.

Рэйс вгляделся в блестящую искру, которая не была важна сама по себе, но представляла несомненный интерес по заключенному в ней потенциалу.

– Мы идем на перехват? – спросил он.

– Конечно.

– Но Талиина, в последнее время…

– Сейчас не то время.

– Командир, – воскликнула Рэйт, указывая на А’Тела.

– Талиина, слезы голубые, – сказал Рэйс.

Губы женщины плотно сжались.

– Эта искра тоже голубого цвета. Мы продолжаем.

– Но Талиина…

– Рэйт, задайте курс на сближение.

– Да, командир.

– О, Талиина. Можем ли мы себе позволить снова пройти через это?

Последнее замечание и интонацию Рэйса при этом было тяжело игнорировать. Ее дыхание замерло в горле.

– Мы должны.

* * *

Капитан Джеймс Т. Керк сидел в центральном кресле мостика «Энтерпрайза» привычно развалясь от скуки и выстукивая дробь по подлокотнику. После двух недель рутинного звездного картографирования «Энтерпрайз» направили в несудоходную часть пространства космоса, откуда был получен странный сигнал.

Сначала, как всегда, был душевный подъем в предвкушении нового приключения, но после недели поисков они так и не стали ближе к источнику сигнала.

Капитан «Энтерпрайза» тяжело вздохнул, и его тело еще больше осело в кресле.

– Скучаешь, Джим?

Керк заметно подпрыгнул.

– Не делай этого больше, Боунз!

– Я только хотел удостовериться, что ты дышишь, – сказал Маккой, улыбаясь.

– Не смешно. Ты ведь так мог вызвать у меня сердечный приступ.

Маккой продолжал улыбаться.

– Если бы это произошло, то я всегда смог бы диагностировать приступ и оказать помощь.

Керк повернул свое кресло таким образом, чтобы начальник медицинской службы оказался у него перед глазами. Боковым зрением он также мог видеть Спока перед экраном научной станции. Поза офицера по науке показалась ему не естественной. Снова повернув кресло, капитан обратился к своему первому офицеру:

– Вы что-то обнаружили, мистер Спок?

Спок встал, но не ответил.

Маккой подошел к нему.

– Ваши длинные уши помешали в конечном итоге вашей работе? – напал доктор. – Ваш капитан задал вам вопрос.

– Спок? – повторил Керк, затем поднялся из кресла и подошел к научной станции, так как ответа вновь не последовало. Взгляд Маккоя, следивший за этой сценой, стал заинтригованным.

– Спок, что случилось? – снова задал вопрос Керк.

Выражение лица Спока можно было описать, как отсутствующее. Капитан уже видел такое раньше.

– Спок, что это? – спросил он мягко.

– Капитан, я что-то вижу.

Керк посмотрел на Маккоя, и оба нахмурились в недоумении.

– Ты видишь это глазами? – поинтересовался капитан.

– Нет.

– Хорошо, дорогой мой, а нельзя говорить яснее! – взорвался доктор в раздражении.

– Успокойся, Боунз, – сурово сказал Керк. – Это телепатический контакт? – подсказал он вулканцу.

– Да. Но я не понимаю образы. Они не имеют смысла.

– Вы можете описать их, Спок? – спросил доктор, понижая голос.

– Цвета, вода… – Он повернул голову и встретился взглядом с глазами капитана. – Я чувствую страх.

– Здесь, на корабле?

Спок покачал головой. Он направил свой пристальный взгляд на экран переднего обзора.

– Там.

Керк посмотрел туда же.

– Ты думаешь, кто-то пытается установить с тобой контакт?

– Не знаю.

– Спок, ты можешь защититься от этого? – спросил Маккой.

– Я не пробовал, доктор. Я хотел определить местонахождение этого.

– Так можешь?

– Не сейчас. – Спок снова посмотрел на Керка. – Джим, это очень…

– Смущает? – подсказал Маккой.

– Да, доктор.

– Спок, я хочу, чтобы ты использовал какой-нибудь ментальный барьер для своей защиты. Если здесь есть что-нибудь, мы это найдем.

Керк долгое мгновение изучал своих друзей, а потом вернулся на центральное место.

Спок оглядел мостик. Все были заняты делами на своих постах, и не было признаков того, что происходит что-то необычное. «Они ничего не почувствовали. Но я видел цветную воду и, больше всего, ощущал страх». Он еще раз осмотрел мостик. Нет, никто ничего не заметил. Свои исследования Спок закончил на капитане. Тело его друга было натянуто, как струна. Его капитан чувствовал угрозу, что было гораздо более важно.

Керк, не оборачиваясь, произнес:

– Как ты думаешь, это могло быть передачей?

– Это возможно.

– Я хочу, чтобы ты просканировал возможно большее пространство вокруг нас.

Спок был благодарен капитану за его предложение. Он вернул внимание на свой экран. Тут что-то есть. Но что это? Брови Спока сошлись вместе, его дыхание почти остановилось от интенсивной концентрации.

– Капитан, у меня что-то есть.

Керк обернулся.

– Корабль?

– Неизвестно.

– Дайте на главный экран.

– На главном экране, – повторил вулканец.

Керк напряг зрение.

– Я ничего не вижу.

– Я попробую насколько возможно увеличить область.

Экран на секунду покрылся волнами, а потом звездное изображение вернулось на место, только теперь в нижнем правом углу можно было заметить слабое искажение.

– Маскирующее устройство, Спок?

– Вполне возможно. – Брови вулканца сошлись еще больше.

– Ты можешь сказать о нем какую-нибудь информацию? Его скорость, размер?

– Похоже, это движется нам навстречу. Скорее, не спеша приближается, добавил бы я. Размер определить невозможно. Прочитываемая энергия представляется незакрепленной константой изменяющихся моментов, создание которой невозможно в цепочке устойчивых признаков.

– Я объявляю желтую тревогу. На таком расстоянии и при наличии имеющихся данных ее будет вполне достаточно. – Керк потер руки. – Мистер Зулу, я попрошу Вас перевести нас на медленную ворп один. ДиФалько, измените направление нашего движения на два класса. Я хочу посмотреть, приведет ли это к чему-нибудь.

– Есть, сэр.

***

– Командир, судно уменьшило скорость на один квантом и изменило курс в квадрат пять, – доложила Рэйт.

– Они заметили нас, – сказал Рэйс.

– Согласна, но знают ли они, что они заметили? – спросила Талиина. Ее бровь поднялась с обоих концов. – Рэйт, не делайте никаких изменений в нашей скорости, держите прежний курс. Если они не изменят своего курса снова, то при теперешнем направлении движения мы минуем их на достаточно близком расстоянии для сбора информации.

– А если они изменят свой курс снова, Командир?

Будем действовать в зависимости от характера этих изменений.

Талиина откинулась назад в командирском кресле, мягкая спинка которого была хорошо приспособлена для ее слегка выдающегося позвоночника.

– Если бы их сенсоры могли проникать сквозь нашу щитовую защиту, то их действия не были бы столь хитрыми, – продолжила она.

– Возможно, их командир расставляет ловушку.

– Рэйс, почему вы всегда думаете о худшем? Если они поверят, что мы нейтральная сила, то пройдут на короткой дистанции для изучения. Мы всегда успеем среагировать, если понадобится уничтожить их. Я сделаю то, что намеревалась.

Рэйс отвернулся и снова посмотрел на сетку. Блестящая искра медленно двигалась навстречу им. Но что она несла в себе? Снова смерть? Талиина обвинила его в том, что он всегда думает о худшем, но что можно сделать с этим? Рэйс внутренне содрогнулся, вспомнив подробности последней враждебной встречи.

Они попытались связаться с большим крылатым кораблем. Пытались тщетно. Ответом им стало энергетический луч. Талиина надеялась, что оно несет в себе сообщение. Это и было послание, но не то, которого они ожидали. Специалисты определили этот вид энергии как оружие. Попытка уничтожить корабль Талиины была бесполезной, так как пульсирующее поле щита не только не пропустило энергетический удар к оболочке судна, но и отразило его, уничтожая корабль, пославший этот луч.

Рэйс тихо вздохнул. Сколько еще таких встреч было за последнее время. Повернув кресло, он посмотрел на А’Тела, сидящего на ноге командира. Глаза существа теперь были сухими. Казалось, он ждал.

«Мы все ждем» – подумал Рэйс.

***

– Не наблюдается изменений курса или скорости феномена, – проинформировал Спок Керка вскоре после смены их собственного курса.

– Ты все еще не веришь, что это корабль?

– В данное время я не имею достаточных доказательств позволяющих поддерживать разговор на эту тему.

Керк потер лоб.

– Если мы вернемся на прежний курс, как скоро мы встретимся с аномалией?

– Джим, ты хоть понимаешь, на что толкаешь нас? Мне казалось, что мы не знаем, что это такое, – прервал Маккой.

По губам Керка пробежала легкая улыбка.

– Боунз, ты помнишь, почему мы здесь?

– Я помню о многих вещах. Я пойду в лазарет, подготовлюсь.

Стремительный уход Маккоя вызвал завихрение воздуха, прошедшееся легким ветерком по лицу Керка. Он обернулся и переглянулся со Споком.

– Хороший доктор должен вникать во все вопросы, возникающие на корабле, – сказал капитан.

– Совершенно верно, – согласился первый офицер. – Отвечая на ваш предыдущий запрос: в непосредственный контакт с феноменом мы вступим через 5,3 стандартных часа.

– Очень хорошо. Чехов, статус вооружения?

– У нас полный комплект фазеров и фотонных торпед, – пришел быстрый ответ от станции вооружения.

– Прекрасно, Чехов. Только помните: терпение есть добродетель.

– Конечно, капитан; мы, русские, отличаемся этим.

– Отлично. Зулу, ДиФалько, верните нас к прежним показаниям курса и скорости.

– Есть, сэр. Ложимся на прежний курс, – доложил брюнет навигатор.

Спок подошел к капитанскому креслу.

– Я до некоторой степени поставлен в тупик вашим решением вернуть нас на курс прямого перехвата. Мы могли бы собрать достаточно информации и на откорректированном курсе.

– Я прекрасно осведомлен об этом, мистер Спок. Так же, как и капитан того корабля, по моему мнению.

– Так вы верите, что это некоторая разновидность космического судна?

– Скажем так: я решил сыграть в большую игру.

Спок поднял бровь. Он научился уважать большие игры Керка. Вернув «Энтерпрайз» на первоначальный курс, он как бы говорил возможному противнику, что не купился на их уловку: мы знаем, что вы – корабль и собираемся встретиться с вами. А если аномалия окажется действительно только природным феноменом, никакого вреда не будет. Их корабль всегда сможет вовремя отвернуть.

Обе перспективы очаровали офицера по науке – вулканца. Если это природный феномен, то он соберет данные для проведения интересного исследования. А если корабль, конечно, не враждебно настроенный, то встречи с новыми цивилизациями всегда таят в себе неограниченные возможности.

– Спок?

Голос капитана вернул его к реальности.

– Да, капитан?

– Ты можешь определить источник того, что произошло с тобой раньше?

– Ответ отрицательный. Я сейчас ничего не чувствую. Что бы это ни было, оно больше не воздействует на меня.

– Я не удивлюсь, если наша маленькая тайна исходит из феномена.

– Маленькая тайна? – Спок тряхнул головой от выбранного капитаном термина. – В данный момент я не могу дать ответа. Я останусь открытым, чтобы не пропустить возможного следующего контакта.

Керк кивнул и снова устремил свой взгляд на передний экран. Теперь оставалось только ждать. Вопреки своей маленькой лекции Чехову о терпении сам он этим качеством не обладал.

***

Бровь Талиины пошла серией изгибов, так она удивилась действиям голубой искры. Командир этого корабля вернул его к изначальным показателям скорости и вектора движения. С какой стати?

– Они знают, что мы корабль и бросают нам вызов, – произнес Рэйс.

Его скептицизм лишал уверенности, особенно если учесть, что в прошлый раз он был прав.

– Ты не можешь знать этого наверняка. – Она бросила взгляд на А’Тела. Он уснул. Его встопорщенная шерсть чутко ловила происходящие вокруг него передвижения.

– Талиина, еще не поздно. Мы не можем позволить себе встречаться с кем бы то ни было, кто превосходит «Сциилар» по скорости.

– Мы не можем избегать других жизненных форм, Рэйс. Мы нуждаемся в помощи.

– Мы можем выжить и сами по себе, Талиина. Я полностью доверяю нашему научному отделу.

Талиина повернулась таким образом, чтобы видеть лицо Рэйса. Ее бровь разгладилась.

– Как и я. Однако, мы уже шесть лет находимся в поиске и вот уже год, как не получали никаких вестей с Мионы. – Она не смогла остановить волну, пробежавшую по ее брови, когда эти мысли преобразовались в слова. – Рэйс, я не хочу давить на вас, но я беспокоюсь. А что если уже поздно?

Концы брови Рэйса опустились вниз с сожалением.

– Мы не будем поздно. Мы просто не можем быть поздно.

Талиина перевела взгляд на передний экран.

– Рэйт, как долго еще?

– Два мегоса, командир.

Только два, а что потом? Снова уничтожение? Талиина потянулась вниз и погладила голову А’Тела. Его шерсть опустилась и сделалась ровной, когда он проснулся и ответил на прикосновение. Талиина уловила запах, испускаемый А’Телом. Он был доволен. Возможно все, что происходило, и было правильным на данный момент.

***

Прошло только два часа. Капитан «Энтерпрайза» обнаружил, что нервно расхаживает по мостику. Маккой не вернулся. Возможно, ему следует пойти в лазарет и поговорить с ним. Кажется, доктор вышел из себя больше, чем обычно.

– Спок, есть что-нибудь новое?

– Я обнаружил только, что часть энергии уходит на возмущение протоплазмы. Здесь представлены несколько иные компоненты, один из которых я никогда раньше не встречал. Я продолжаю наблюдения.

Керк кивнул.

– Я буду в лазарете.

Находясь в турболифте в одиночестве, капитан позволил себе потереть глаза, испытывавшие напряжение от долгого пристального вглядывания в искривление на экране. Как будто он мог только усилием своей воли открыть секрет и сказать, что было перед ними в действительности. С его губ сорвался глубокий вздох. Двери открылись, и ему пришлось усилием воли изобразить на губах улыбку, когда в лифт вошли два члена экипажа.

Выйдя из лифта, Керк почувствовал, что его ноги будто бы налиты свинцом. Он поймал себя на том, что снова вздыхает. «Что со мной? Я должен бы испытывать подъем сил, а не тащиться, как сейчас…»

И что случилось со Споком? Керка действительно основательно заинтриговал эпизод, ранее случившийся на мостике. Могла ли эта встреча нести особенную опасность для его друга вулканца? И почему Боунз был так настойчив? Может, он хотел как лучше для Спока? Другой вздох. Черт.

– Вы хотели видеть меня?

Керк снова вздрогнул от голоса доктора, хотя тот всего лишь осведомил капитана о его прибытии к офису Маккоя.

– Боунз, я готов поклясться, что ты делаешь это намеренно. Однажды я привлеку тебя к ответственности за попытку убийства командующего офицера.

Керк слегка расслабился, увидев улыбку на лице доктора, вызванную его замечанием.

– Есть что-нибудь новое? – осведомился Маккой.

– Ничего стоящего. Только два долгих часа. А как дела у тебя здесь?

– Прекрасно. Готовы ко всему. Я надеюсь.

Керк не мог не уловить подтекста. Он пристально всмотрелся в голубые глаза своего друга.

– Мне недоставало тебя на мостике. Ты не поднялся обратно.

– Зачем? Разве ты стал бы слушать то, что я мог сказать тебе?

Капитан внезапно почувствовал, что из него как будто выкачали всю энергию. Он закрыл глаза и сделал глубокий вдох. В тот же момент рука Маккоя оказалась на его плече.

– Джим, с тобой все в порядке?

Керк медленно открыл глаза. Офисный свет заставил его сощуриться.

– Боунз…

Что он мог сказать своему другу, чего тот еще не знал? Хотя, надо сказать, как важно его мнение. Что он, Джим, понимает, как тот беспокоится о возможных потерях жизни в экипаже. Что он нуждается в его дружеской поддержке.

– Да, я буду слушать. Я всегда слушаю тебя. Мне нужно слушать твое мнение.

Голубые глаза, в которые прямо смотрел Керк, смягчились, и Маккой опустил взгляд на ботинки.

– Я догадываюсь, что был немного строптивым.

– Немного?

– Как Спок? Есть какое-нибудь развитие того, что случилось с ним ранее?

Итак, Боунз был обеспокоен.

– Нет. Во всяком случае, мне он ни о чем подобном не говорил.

Лоб Керка покрыли морщины озабоченности.

– Джим, почему ты не садишься?

Увидев, что его друг согласился с предложением, Маккой открыл шкафчик и потянулся к стаканам. Керк поднял руку, чтобы остановить его.

– Я не думаю, что депрессант это то, что мне нужно в данный момент. Кроме того, меньше чем через два часа… – Он оставил фразу незаконченной.

Маккой кивнул.

– Я только подумал, что могу помочь снять часть тяжести с твоей спины.

Капитан обосновался в кресле.

– Ну что же, попробуй.

***

А’Тел поднял голову и легонько толкнул ногу Талиины, желая привлечь ее внимание. Она немедленно откликнулась на призыв и встретилась взглядом с этими большими черными глазами, которые снова блестели.

– А’Тел?

Он встал и вытянул свое гибкое тело одним плавным движением. Достигнув большого обзорного экрана, его взгляд устремился на изображение чужого корабля. Скатилась одинокая слеза. Рэйс, присоединившийся к Талиине, так же увидел ее.

– Она фиолетовая. – В его голосе послышался энтузиазм.

– Да, Рэйс. Символ надежды.

Талиина тоже всмотрелась в приближающийся звездный корабль. Его очертания были достаточно мягкими, но все же он был не так грациозен, как ее собственный корабль. Тем не менее, ей он казался даже прекрасным, так как нес в себе надежду, в которой они так нуждались.

– Может нам следует опустить щитовую защиту?

– Талиина!

Глаза Рэйса, мгновение назад сверкавшие возрожденной надеждой, теперь выражали только настороженность. Иногда он удивлял своего командира больше, чем А’Тел.

– Попытаться передать сообщение, – объяснила она.

– Тогда мы не будем достаточно закрыты.

Один конец брови Талиины пополз вверх.

– Почему ты так думаешь? Они и так могут вычислить нас по оставленной трансмиссии.

– Возможно. Но я считаю, что мы должны оставаться закрытыми и попытаться в таком состоянии собрать столько информации о них, сколько позволят наши сканеры.

Талиина снова улыбнулась. Когда она пыталась что-то идеализировать или действовать импульсивно, что одно и тоже, Рэйс всегда был осторожен и скептически настроен. Они хорошо подходили друг другу. Она мало удивится, если и у капитана встречного корабля есть такой помощник. Ведь только единицы могут уцелеть в таком огромном и темном космосе. Хотя, и он иногда освещается.

Еще раз Миона всплыла в ее мыслях. Всегда теплая и полная таким разнообразием красок. На ней нет черного, свойственного космосу, окружавшего Талиину сейчас. Хотя нет, не совсем черного. Ведь там был приближающийся корабль. Какие краски заключает он в себе? Какую надежду?

Она почувствовала, как на ее плечо мягко легла рука.

– Ты глубоко задумалась, Талиина. – Это не было вопросом.

Женщина встретилась взглядом с прекрасными зелеными глазами Рэйса, такими удивительными, такими проницательными.

– Это первый положительный знак за все шесть лет нашего поиска. Я так хочу, чтобы все было хорошо. Я хочу вернуться домой.

Бровь ее помощника была ровной, волосы совершенно прямыми. Рэйс, излучая спокойствие, покачал головой.

– Это может быть обманом. – Он посмотрел на А’Тела, который безмолвно вглядывался в изображение. – «Это может быть правдой».

Менее чем за половину мегоса, оставшегося до встречи, Рэйс занял свое место за станцией сканирования. Он смог проследить, что и Талиина вернулась в свое командирское кресло. А’Тел снова сидел у нее на ноге, явно не желая на данный момент покидать свое обычное место.

Рэйс внимательно просматривал данные, поступающие на экран его станции. Встречное судно не слишком отличалось от корабля, с которым они имели последний контакт. На душе у него стало тяжело, концы бровей опустились. Возможно, что и в своих намерениях они мало различаются?

– Рэйс, что у тебя?

– У них сейчас нет щитовой защиты, но она существует и в любой момент может быть активизирована. Однако ее будет не достаточно, чтобы противостоять нам. Их вооружение также не эффективно. Мы вне опасности. Теперь о жизненных формах. Их около четырехсот, гораздо больше, чем на предыдущем корабле. Они двуногие, как и мы. Их атмосфера приемлема для нас в течение 1,5 мегоса. – Его бровь внезапно поползла вверх от удивления. Он повернулся к Талиине. – Они знают, что мы сканируем их.

***

– Капитан, мы подверглись сканированию.

Керк вскочил и подошел к консоли Спока.

– Итак, это корабль.

– Это кажется очевидным. – Глаза Спока стремительно бегали по строчкам принимаемой информации. Очаровательной. Но сильно фальсифицированной.

– Мы можем сканировать их?

– Ответ отрицательный.

– Ухура, попытайтесь поприветствовать их. Отправьте универсальное мирное приветствие.

– Есть, сэр. – Пальцы офицера связи легко запорхали по клавиатуре, которую знали не хуже ее разума.

Спок поднял бровь.

– Это бесполезно.

– Капитан, послание вернулось обратно. Его отразило.

– Да, капитан. Следуя характеристике колебания энергетических полей, наш сигнал будет попадать в их защиту только на строго определенную глубину. Затем один из энергетических лучей их поля, в который уткнется наш луч с посланием, натянется и, распрямляясь, отошлет наш сигнал обратно нам.

– Следовательно, связь невозможна?

– Пока у них подняты щиты – нет.

Керк нахмурился от этого сообщения, но, прежде чем он сумел задать следующий вопрос, Спок продолжил:

– Это так же делает бесполезным наше вооружение. Даже еще хуже. Шанс, что энергия нашего удара поразит нас же, составляет 98,32 процента.

Капитан мерным шагом вернулся к переднему экрану.

– Мне это не нравится. – Он потер бровь. – Мы останемся в состоянии желтой тревоги. – Снова обернулся к Споку. – Что еще?

– Они не предпринимают каких бы то ни было враждебных действий против нас. Их курс и скорость остались неизменными. Встреча через 13,1 минуты.

– Полный стоп.

– Есть полный стоп, сэр, – отозвался Зулу.

– ДиФалько, рассчитайте курс на уклонение и будьте готовы исполнить его по моей команде.

– Есть, сэр.

Керк посмотрел в глаза Чехову.

– Лейтенант, малейшая ваша неосторожность может стать причиной нашей гибели.

Офицер по вооружению кивнул и произвел какое-то регулирование на своей консоли.

– Спок, является ли это энергетическое поле родом щитовой защиты или свойством самого корабля?

Вулканец, продолжая следить за показаниями сканеров, почувствовал напряжение своего капитана.

– С тех пор, как я потерпел поражение в попытке проникнуть сквозь их энергетическую защиту, я не могу дать точного ответа на этот вопрос.

Керк медленно кивнул.

– Мне кажется – это щиты. Ты сказал, что мы не можем связаться с ними обычным путем. У тебя есть идеи по поводу необычного пути?

Брови Спока медленно поползли вверх.

– Есть одно соображение.

На губах капитана появилась легкая улыбка.

– Капитан, я получаю сообщение от корабля. – Ухура склонила голову набок. – Трансляция затруднена. – Она нахмурилась. – Похоже, это мирное приветствие.

– Ты можешь вывести его на экран?

– Нет, слишком много помех.

– Хорошо. Мистер Спок, это, по видимому, доказывает, что их лучи способны пробиться к нам. Как долго мы можем контактировать с их полем?

– 11,85 минут, если модель не изменится.

Керк резко обернулся к своему офицеру по науке.

– Итак, здесь есть модель?

– Она очень сложная и я смог ее определить только сейчас.

– Есть какой-нибудь путь, каким мы смогли бы сымитировать эту модель?

Брови Спока сошлись вместе, по лбу пролегли морщины.

– Возможно в световом варианте.

Их взгляды встретились.

– Вперед.

***

– Они достигли полного останова, – уведомила Рэйт. – Пересечение курсов через одну четверть мегоса.

– Итак, они знают, – сказал Рэйс, волосы на его брови слегка встопорщились.

– Да. Рэйт, установите связь и отправьте приветствия.

– Да, командир. – Вскоре она доложила: – Командир, сообщение было послано и повторено. Ответа нет.

Рэйс подошел и встал за креслом Талиины.

– Так же, как в прошлый раз.

Талиина с беспокойством посмотрела на А’Тела, но внимание того полностью поглощало изображение на экране.

– Я так не думаю. Возможно, они нас просто не понимают. Рэйт, подойди еще поближе.

– Да, командир. Контакт в пять мегосов.

– Я думаю, мы можем опустить наши щиты.

– Перед тем, как узнаем их намерения? – возразил Рэйс.

– Мы можем считывать их банки данных. Они исследовательское судно, – ответила Талиина.

– Эти записи могут быть ложными. Если мы опустим щиты, их оружие сможет уничтожить нас.

Волосы на брови командира полностью поднялись.

– Рэйт?

– Мы почти достигли точки пересечения.

– Полный стоп.

– Полный стоп, командир.

Талиина встретилась взглядом с глазами Рэйса.

– Командир, отдел коммуникации докладывает: матричный свет от судна. – Рэйт сделала паузу, затем, наклонившись вперед, посмотрела на Талиину. – Они имитируют модель нашего щита.

Талиина вскочила так стремительно, что А’Тел свалился с ее ноги.

– Они пытаются связаться с нами.

Рэйс посмотрел на свою панель.

– Это действительно так.

А’Тел снова вернулся на свое постоянное место вокруг икры командира, заставив ее взглянуть вниз. Она увидела, как из его огромных глаз скатилась большая голубая слеза.

– Крайняя опасность? Я не понимаю.

Рэйс стремительно бросился к консоли Рэйт, на которую он автоматически бросил взгляд.

– Рэйт, вы не стабилизировали наше положение, нас сносит на встречный корабль!

Глаза Талиины расширились.

– Опустить щиты!

Изображение вспыхнуло белым.

– Нет!

***

– Капитан, их сносит на нас!

– Щиты! ДиФалько, отклонитесь…

Звук. Здесь есть звук? Спок медленно повел головой. Много боли и яркого света. «Но мои глаза закрыты». Он с усилием открыл их. Темно. Нет, на некоторых панелях виден тусклый свет. Через минуту он будет вполне сносно видеть, люди же будут фактически слепы.

Правую руку чем-то сжало. Он попытался что-нибудь нащупать левой рукой. Движение вызвало нестерпимую боль в голове. Спок попытался вспомнить, чем его могло придавить. В это мгновение его рука схватила что-то. Это оказался кусок панели. Он собрался с силами и попытался освободиться. Острая боль пронзила запястье. Итак, рука сломана. Он закрыл глаза и попытался услышать еще какой-нибудь звук, кроме дыхания. Но ничего не услышал. Не было даже стонов. Каждый на мостике был либо без сознания, либо мертв.

Вдруг его глаза широко открылись и повели по сторонам, но даже это легкое движение вызвало боль. Джим, где Джим? Спок попытался вспомнить, в какую сторону отбросило капитана. К задним перилам. В таком случае он, возможно, не сильно пострадал.

– Капитан? Джим, ты слышишь меня? – Ответа не последовало. – Командир Ухура? Зулу? Вы способны ответить?

Стон. Мужской.

– Спок?

– Джим, ты сильно ранен?

– Мой корабль?…

– Джим, ответь мне!

– Так темно…

– Капитан, ваш медицинский статус?

– Я… повреждена голова. Бок…из меня выбило дыхание. Я не могу видеть!

– Посмотри на инженерную панель. Она освещена.

– Вижу. – Пауза. – Спок, ты ранен?

– Я функционирую.

Спок теперь сидел, пытаясь контролировать головокружение, вызванное тем, что он поднялся. Каждый дюйм его тела, казалось, был покрыт синяками, но сломано больше ничего не было. Он посчитал себя счастливчиком.

– Джим, ты можешь сесть?

– Да.

Фактически Керк пытался оглядеться вокруг и определить, кто находился рядом с ним. Его рука нащупала что-то липкое. Быстро отдернув ее назад, капитан издал глубокий, болезненный вздох, понимая, что это кровь, за которую он нес полную ответственность. Осторожно проведя рукой вокруг себя, он наткнулся на тело мужчины. Мертвого. Если судить по росту, то это могли быть Зулу или Чехов. А может быть Майклс из инженерного отдела или Эндрюс из отдела жизнеобеспечения?

– Черт. – Он знал их всех. Они были прекрасными офицерами. Его офицерами.

– Капитан?

– Я нащупал человека. Он мертв.

Спок почувствовал боль, но не физическую, а эмоциональную. Его капитана. Его собственную. Он знал, что это тело не единственное.

– Вблизи тебя есть кто-нибудь?

Спок огляделся.

– Ответ отрицательный. Мне кажется, что ДиФалько, Зулу и Чехов должны быть где-то в передней части мостика, а Ухура, возможно, позади вас.

Керк попытался двинуться в этом направлении, но его пронзила внезапная боль. Нет, он должен повернуться! Легче это проделать ползком.

Так, нога, явно женская, плечо, шея, вьющиеся волосы. Сильный пульс, ровное дыхание.

– Я нашел Ухуру. Думаю, с ней все в порядке.

– Капитан?

– Чехов, как вы?

– Думаю, все нормально. Что случилось? Я ничего не вижу.

– Посмотрите на инженерную панель.

– Отвечаю на ваш вопрос, мистер Чехов. Мы вступили в контакт с наиболее выступающим участком щитовой защиты встречного корабля. Все могло быть гораздо хуже. Вы можете указать местоположение мистера Зулу или шефа ДиФалько?

– Да, мистер Спок. Зулу частично подо мной. Он жив, но его левая рука, похоже, сломана. Возможно, повреждено плечо. ДиФалько у меня в ногах. Она, кажется, в порядке, однако на ее лице кровь.

Звук сигнала вызова на рабочем месте Ухуры заставил всех вздрогнуть. Капитан подполз к коммуникационной панели и с усилием подтянулся вверх. Отсутствие освещения на этой панели объяснялось просто – ее закрывало тело. Осторожно спустив его вниз, Керк щелкнул переключателем. Отдаленная часть его сознания отметила неровный порез на пальце, которым это сделал.

– Джим, с тобой все в порядке? – Ворвавшийся голос из корабельного интеркома гравием рассыпался по мостику.

– Боунз?

– Да, Джим. Что у вас происходит? – потребовал ответа старший медицинский офицер.

– Я не уверен, но, по-моему, здесь все великолепно плохо. Что ты хотел сказать мне.

– На мостик пришелся основной удар. Отовсюду поступают доклады о повреждениях, но нет сообщений о смертях. Команда уже приступила к устранению неполадок. Помощник Скотти снизу заметил, что скоро мы сможем вернуть контроль над кораблем. Рабочая команда трудится над дверями турболифта, и я смогу подняться через десять минут. Как положение на мостике?

– У нас освещены лишь некоторые панели. Чехов и Спок в сознании. Зулу, ДиФалько и Ухура живы. Насчет остальных я не уверен. По крайней мере один человек мертв.

Последовало короткое молчание.

– Постарайся воспринимать это легче, Джим. Мы будем у вас так скоро, как это только возможно. Маккой закончил.

Керк сделал осторожный глубокий вздох.

– Спок?

– Я рассматриваю нас как… счастливчиков.

Керк кивнул, хотя сомневался, что кто-нибудь увидит этот жест.

– Я понимаю, Спок.

Он поудобнее устроился на полу и приготовился ждать.

***

– Сердце Мионы, что мы наделали?! – Талиина в ужасе глядела на обзорный экран.

Руки Рэйт были прижаты к лицу.

– Это моя вина. Я нажала стабилизатор преждевременно. Это моя вина, – воскликнула она высоким, тонки голосом.

Талиина оторвала взгляд от экрана и посмотрела на навигатора. На мгновение все ее существо объяла вспышка гнева. Надо успокоиться!

– Рэйт, следите за своим постом!

Навигатор медленно опустила руки на свою консоль.

– Теперь мы застабилизированны, – доложила он дрожащим голосом.

– Хорошо. Рэйс?

Рэйс ответил, внимательно вглядываясь в показания на своем экране:

– Количество жизненных форм сократилось на три по сравнению с первоначальными данными. Наибольший урон понес их контрольный центр. Здесь наблюдаются самые сильные повреждения и меньший из двух проломов в корпусе, который уже ремонтируют. В районе пролома наблюдаются две мертвые жизненные формы и еще одна непосредственно в контрольном центре, где почти полностью отсутствует энергия.

– Рэйт, свяжитесь с отделом коммуникации и отошлите им сообщение с предложением нашей помощи.

– Да, командир.

– Рэйс, наши медики имеют достаточно информации, чтобы предложить свои услуги аналогичному департаменту на их корабле?

– Точно не известно. Это может быть не разумным решением.

Талиина обнаружила, что стиснула руки. Никогда раньше она так не делала.

– Мы должны что-то сделать, Рэйс! Есть какой-нибудь ответ на наше послание?

– Нет, командир.

Она обернулась к Рэйсу, чтобы что-то сказать ему, но увидела его широко раскрытые глаза, взгляд которых был устремлен на ее ногу. Талиина опустила взгляд.

– А’Тел! Рэйс, что случилось с ним?

Слезы различных цветов беззвучно падали на палубу: голубые всех оттенков, темно зеленые, красные и пурпурные. При этом А’Тел быстро переносил вес своего тела с одной передней лапы на другую.

Талиина почувствовала, что у нее самой слезы катятся по щекам.

– Я никогда не слышала ни о чем подобном. Он умирает?

Рэйс опустился на колени и протянул руку к А’Телу, но прикоснуться не посмел. Что это значит?

– Я не знаю. Но это не для нас!

– Для них? Это невозможно.

– С нами или с нашим кораблем ничего не случилось. Это может быть только для них.

***

Волна эмоций ударила Спока с силой кометы. Боль, неверие, тревога, гнев, смущение, страх. О, страх. Такой сильный. Вулканец стиснул голову и напряженно сконцентрировался на защите. Но не так-то это было просто. Кого-то из них он воспринимал как самого себя. Спок закрыл глаза и сконцентрировался еще сильнее.

– Спок, что с тобой?

Открыв глаза, первый офицер отметил, что загорелся аварийный свет, а к нему приближается Керк. Но вдруг его зрение оказалось заблокированным. Цвета! Опять эти цвета. Он услышал стон.

Маккой нетерпеливо раскачивался на пятках в турболифте, поднимавшем на мостик тактическую бригаду. Когда двери открылись он практически выпрыгнул из него, оказавшись в обстановке из ночных кошмаров. Мужчины и женщины лежали в самых различных позах без признаков жизни. Зулу поддерживал Чехова. Какой-то звук заставил его обернуться. Коммуникационная панель работала! Скорее всего, здесь уже успели потрудиться техники. Но Ухура все еще лежала на полу без сознания. Доктор направился к офицеру связи, когда сзади раздался стон. Резко обернувшись, он увидел Керка, поддерживающего Спока. Маккой бросился к ним.

– Спок?

– С ним, похоже, то же самое, что было раньше, но гораздо интенсивнее, – сказал капитан между короткими вдохами.

– Я введу ему болеутоляющее. Подержи его.

– Боунз, а что, если кто-то пытается овладеть его сознанием и он всячески пытается препятствовать этому?

Губы Маккоя плотно сжались, когда он считал показания медицинского сканера.

– Джим, он так долго не протянет. Его мозг перегружен и может просто отказать!

Керк крепче прижал друга к себе, и в этот момент тело Спока расслабилось.

– Похоже, его отпустили.

Доктор кивнул головой. Считывая показания, сканера он еще ниже склонился над первым офицером.

– Спок, ты слышишь меня?

Вулканец был несколько удивлен, обнаружив лицо врача в нескольких дюймах от своего собственного. Попытавшись отодвинуться, он обнаружил, что кто-то поддерживает его. Не нужно было оглядывать, чтобы понять, кто это был.

– Совершенно верно, доктор.

– С ним все в порядке, Джим! – Мягкая усмешка появилась на лице Маккоя, когда он обратился к Споку: – Будь добр, не беспокой кисть – она сломана. И, держу пари, у тебя чертовски болит голова.

– Капитан! – обратился один из техников. – Мы принимаем сообщение с чужого корабля.

Керк внутренне содрогнулся от слова «чужой».

– Сэр?

– Что они говорят?

– Это невероятно, но они предлагают помощь!

Капитан кивнул.

– Пока не отвечайте. – Его глаза обратились к друзьям. – Итак?

Маккой помог подняться Споку. А вот Керку распрямиться не удалось: его пронзила сильная боль. Теперь медсканер обследовал уже его персону.

– Потише, Джим. У тебя сломано ребро. Это не смертельно, но ужасно болезненно. – Доктор приложил инъектор к руке совоего друга. – Только не вздумай предпринимать никаких активных действий, иначе я отправлю тебя в лазарет.

– Капитан, – голос Спока был настойчив. – На корабле надеются получить наш ответ. Они в последний момент опустили щиты. Я уверен, что если бы их целью было наше полное уничтожение, то этого не произошло бы. Если щиты не будут подняты снова, то мы получим возможность прямого общения.

Керк задумчиво посмотрел на место офицера связи. Оказалось, что Ухура уже пришла в себя и заняла свое обычное место. Беглый медицинский осмотр подтвердил, что она в полном порядке.

На мостике появилась еще одна медицинская бригада с антигравитационными носилками. На одни из них положили Зулу. Чехов, отрицательно покачав головой, от госпитализации отказался и направился к своему рабочему месту. ДиФалько, стерев кровь из носа, временно заняла место навигатора. Еще один член команды, в котором Керк узнал Эндрюса, грузил на вторые носилки стерильный мешок, очертания которого отчетливо выдавали его страшное содержание.

– Капитан, чужое судно, – мягко наполнил Спок. Он достаточно хорошо изучил своего друга, чтобы представлять, какие душевные муки, свойственные людям в данной ситуации, он испытывал.

– Капитан, фотонные торпеды приведены в боеготовность. – Доклад Чехова был краток.

Вулканец осмотрел свой собственный терминал. На нем наблюдались значительные повреждения, но ничего такого, чего нельзя было восстановить. Да и судно неожиданного противника так и не подняло щиты.

– Ухура, доложите о повреждениях, – потребовал капитан.

Из доклада офицера связи сложилась следующая картина: основной удар пришелся на мостик, где и наблюдались наибольшие разрушения, вплоть до пролома в корпусе; еще два тела были обнаружены в шлюзовой камере, разгермитизировавшейся в момент удара.

Взгляд женщины, устремленный на старших офицеров, был вполне выразителен.

– Никто из нас не рождается вечным, – опустив глаза в пол, произнес доктор. – Но зачем столько потерь за один раз?

Капитан потянулся к Боунзу, но тот сделал шаг назад.

– Что ты собираешься делать, Джим?

– Они так и не восстановили свои щиты, – вмешался первый офицер.

– Что с тобой случилось несколько минут назад? – Вопрос Керка явно не был праздным. – Ты вступил с ними в контакт?

Спок уже было открыл рот для объяснения, но остановился. Ему никогда не удастся передать словами то, что он ощущал в тот момент. Даже Джиму.

Печаль в глазах вулканца была вполне выразительной, но капитан решил все же мягко настоять.

– Что это было, Спок?

– Я… Мне трудно объяснить, но, похоже, это пришло с чужого корабля. Это были очень сильные эмоции –страх, тревога, и, еще, цвета…

– Цвета?

– Да. Так много и такие яркие, что это ослепляло. Я не знаю, что они означают, но это выглядело так, как если бы цветами передавались чувства: их или наши.

– А может быть и тех, и других?

– Я не знаю… Но я не чувствую враждебности по отношению к нам.

Керк собрался было вздохнуть, но вспомнил предупреждение доктора.

– Джим, посмотри, что они наделали! – Вся боль Маккоя выплеснулась в этой фразе.

– Боунз, но мы ведь не можем утверждать, что они сделали это намеренно. И потом, это в гораздо большей мере моя вина!

– Ага, сечас! Каким образом ты это сделал?

– Я не послушался твоего мудрого совета быть более осторожным. Я должен был больше думать о безопасности экипажа.

– Капитан, я не вижу причин, по которым вы могли бы себя упрекать. Вы действовали соответствующим образом. Я уверен, это была ошибка, – сказал Спок.

– Да, но чья?

– Капитан, они повторяют сообщение. – Голос Ухуры прервал их.

– Передайте: мы высоко оцениваем их предложение, но ремонт уже начали своими силами. Спросите их, могут ли они сообщить сведения о себе и попросите о встрече.

– Очень хорошо! Если дела пойдут таким образом, то я желаю видеть вас обоих в лазарете. И немедленно! – По тону доктора Керк понял, что разрешение на встречу с его стороны получено.

– Капитан, они согласны. Информация будет поступать непосредственно в наши библиотечные банки данных и доступ к ним можно будет осуществить от вспомогательной станции, – проинформировала офицер по связи.

– Капитан, я прошу разрешения отправиться к вспомогательной станции, чтобы начать оценивать предоставленную информацию, – любопытство ученого брало свое.

– Но только после лазарета! Боунз прав: это только начало.

***

– Командир, они отвечают! – энтузиазма в голосе Рэйт трудно было не заметить. – Они отказываются то нашей помощи, но хотят получить информацию о нас и просят о встрече.

– Соглашайтесь.

– Телиина, разумно ли это? Возможно, мы должны воздержаться…

– Мы и так слишком долго воздерживались! Они получат то, о чем просят.

Талиина погладила голову А’Тел. Слезы прекратились, но существо все еще дрожало всем телом свернувшись на ее руках.

– Я думаю, с ним все будет в порядке, – сказала она Рэйсу.

Но что это могло означать? Кто на встречном корабле смог так воздействовать на него? И понимает ли А’Тел, что произошло? Заглянув в такие темные глаза маленького существа, она перестала сомневаться: да, понимает. Сможем ли мы?…

– Рэйс, смогут ли они выжить в нашей атмосфере?

– Только одну четверть мегоса.

– Тогда запроси о встрече на их корабле.

– Но Талиина…

– Они будут чувствовать себя в безопасности. Мы и так причинили им слишком много вреда. – Она не колеблясь применила свой командирский авторитет. – Рэйс, будем надеяться на лучшее. Нельзя упустить этот шанс.

Бровь Рэйса выровнялась, сигнализируя согласие и поддержку.

Эта встреча была так важна для Талиины. Отправившись в этот полет, они все оставили дома семьи, родных. Когда контакт с Мионой был потерян, она тайно опасалась худшего. Рэйс настаивал на том, чтобы вернуться и выяснить, в чем дело, но они зашли уже очень далеко. Если и здесь их постигнет неудача, тогда Талиина вынуждена будет отдать приказ о возвращении.

А’Тел выглядел уже гораздо лучше. Его недавнее поведение было беспрецедентным. Это чудо, что он уцелел.

– Рэйт, они получили нашу информацию?

– Да. Их корабль называется «Энтерпрайз».

Бровь Талиины слегка сморщилась: название звучало странно. Интересно, почему они назвали свое судно именно так?

***

Спок олицетворял собой шквал активности: он собирал, анализировал и сортировал информацию, полученную со «Скиилара». Культура этой расы завораживала. Их техника была довольно сильно развита по всем направлениям.

– Нашел что-нибудь интересное? – спросил Маккой.

Одна бровь взлетела вверх.

– Все! – Вопрос доктора был явно глупым.

Керк сидел тутже. После посещения лазарета он чувствовал себя гораздо лучше и тихо наслаждался возможностью безболезненно делать глубокие вдохи.

Информация была пропущена через ряд вспомогательных программ для упрощения ее усвоения и по поведению Спока было видно, что он не встретил никаких затруднений. По сути, вулканец был откровенно счастлив.

– Ты знаешь, где будет проходить встреча? – снова подал голос доктор.

– На «Энтерпрайзе», комната совещаний два.

– Это радует. Меня действительно не прельщала мысль отправиться на чужой корабль.

– Визит мог бы продлиться лишь 15 минут. Без вспомогательного оборудования, доктор, по истечении этого времени вы умрете.

– О! А что насчет вас?

– Я умру на 3,85 минуты раньше.

– Серьезно?! – Маккой казался почти довольным, что старая добрая человеческая анатомия продержится в этом случае дольше вулканской.

– А что насчет мионианцев? Они будут носить специальное снаряжение жизнеобеспечения?

– Я не уверен. В нашей атмосфере они могут продержаться 1,52 часа без вспомогательного оборудования.

– Спок, мы можем узнать, как они выглядят? – поинтересовался Керк.

– Одну минуту.

Нажав на несколько клавиш, вулканец вывел черно-белые изображения мионианских мужчины и женщины. Маккой жадно приник к изображению. Керку же досталось место за плечом доктора.

Головы мионианцев были слегка заострены, но не за счет костистого гребня. Их лица были слегка угловатыми с одной длинной бровью, пересекающей лоб. Носы маленькие и похожие на человеческие. Губы почти отсутствовали, а подбородок деликатно закруглен. Два глаза, на взгляд человека несколько широковато расставленные, обрамляли длинные, густые ресницы. Двуногие, с грациозными членами тела. Их пальцы казались необыкновенно длинными за счет дополнительного сустава на каждом из них. В целом, облик миониан был вполне обычным, за исключением, быть может, слегка выступающего позвоночника. Капитан подумал, что такая анатомия не позволяет расслабиться откинувшись на спинку сидения и тут же отметил себе отдать распоряжение об установке в зале совещания кресел с мягкими спинками.

Итак, это была красивая и интеллигентная раса, обещающая стать неплохими друзьями.

Неожиданно обе брови Спока взлетели вверх.

– Спок?

– Они ищут помощь, капитан.

Маккой присвистнул.

– Какой помощи? Медицинской?

– Нет. На их планете разразилась экологическая катастрофа. Болезнь поразила особую форму планетарной флоры, без которой существование жизни на планете становится невозможной. После десятилетий поиска лекарства их ученые вынуждены были признать свое поражение. Встреченный нами корабль был послан найти помощь или, в крайнем случае, новый дом.

Керк сел.

– Мы можем им помочь?

– У меня нет достаточного количества информации, чтобы ответить на ваш вопрос. В Федерации много членов. Кто-нибудь из них сможет найти решение с большей вероятностью. Мы оказались первым плодотворным внешним контактом для экипажа мионианского корабля, поэтому я выразил нашу готовность помочь им.

– Хорошо. Боунз, что ты думаешь об этом?

– Думаю, что я готов встретиться с ними.

– Спок?

– Встреча состоится в два часа. Оставшееся время я хотел бы посвятить дальнейшему изучению предоставленной информации.

– Очень хорошо.

***

Освещение в конференц-зале было слабее обычного. Подробное изучение показало, что глаза мионианцев отличаются повышенной чувствительностью к свету. Температура также была несколько выше средней. Маккой положил руки на спинку специального кресла с надежно приделанной мягкой подушкой. Его трикодер лежал рядом с подносом с нейтральными напитками: они были безопасны как для команды, так и для мионианцев. Керк хотел, чтобы гости чувствовали себя более комфортно видя, что все пьют одно и тоже.

Доктор заканчивал полную проверку своей комнаты, когда вошел капитан.

– Готов идти, Боунз?

– Почему они не захотели транспортироваться?

– Их раса продвинулась по многим направлениям, но этой технологии у них нет. Я не думаю, что сейчас удобный случай демонстрировать ее. Делегация из четырех представителей прибудет на своем шаттле.

– Хорошо, тогда пошли встречать их. – Маккой нервно дернул воротник своей формы.

Спускаясь вниз, каждый из них молчал, погруженный в собственные мысли.

В ангаре для шаттлов уже находились Скотт и два человека из службы безопасности в своей полной сине-серой униформе.

– Капитан.

– Да, Скотти?

– Шаттл прибудет вовремя и войдет в док через две минуты.

Керк отметил огонь заинтересованности в глазах старшего инженера. Несомненно, тот предвкушал момент, когда сможет ознакомиться с новыми технологиями поближе.

Маккой огляделся.

– А где Спок?

– Похоже, что-то достаточно важное задержало его наверху, но, я уверен, он скоро будет.

– Капитан, шаттл причалил и сейчас проходит декомпрессию.

– О’кей, всем приготовиться.

Двери открылись, и капитан очень понадеялся, что хорошо владеет своим лицом – так необычно разноцветен был вид этих существ. Из шаттла появились две женщины и два мужчины в униформе ярких расцветок.

Керк сделал шаг вперед и поднял руки в универсальном жесте мира.

– Я приветствую вас на борту корабля Объединенной Федерации Планет «Энтерпрайз». Разрешите представиться – капитан корабля Джеймс Керк. Это, – он обернулся, чтобы представить Маккоя, но на его месте оказался Спок, – Первый офицер и офицер по науке Спок, старший врач Леонард Маккой, главный инженер Монтгомери Скотт.

Вперед вышел мужчина с темно зелеными волосами и несколько более светлыми зелеными глазами.

– Я Рэйс, второй в Команде. – Обернувшись к женщине с багряно-красными волосами и синими глазами, он сказал: – Это Вера, наш офицер по науке. Это, – жест в сторону мужчины с блестящими черными волосами и глазами, – Токан, офицер по медицине.

Рэйс отошел в сторону, и вперед выступила вторая женщина. Она была самой высокой в группе и имела фиолетовые волосы, стянутые в тугую косу, начинавшуюся на макушке и спадавшей ниже плеч. Керк, к этому моменту уже вполне адаптировавшийся к их разноцветности, невольно представил, как эти волосы будут выглядеть, если дать им свободу.

Вдруг внимание капитана привлекло движение на ноге женщины. Там, обвив изящным узким хвостом ее бедро, сидело маленькое животное, покрытое короткой, темно-коричневой шерстью, с удлиненной головой на гибкой шее. Его огромные, завораживающие черные глаза были устремлены на Спока.

Мягкий голос вернул внимание капитана к женщине.

– Я командир «Скиилара» Талиина, а это, – рука женщины опустилась на голову зверя, – А’Тел. Он является Видящим Вне Нашего Зрения.

Внезапно существо покинуло свое место и устремилось к Споку.

– А’Тел!

– Пусти его, Рэйс.

Волосы брови на лице Рэйса, обращенного к своему командиру, встопорщились, а сама бровь изогнулась концами вверх.

– Но… он покинул тебя!

– Разве мы ему не доверяем?

Бровь выровнялась.

Спок заглянул в доверчивые и кажущиеся бесконечными глаза маленького существа, севшего у его ног.

– Капитан, я уверен, что именно А’Тел был источником моих предыдущих ощущений.

Капитан «Энтерпрайза» и доктор сделали невольный шаг к своему другу, как бы защищая того. Бровь Талиины выгнулась от удивления и неподдельного веселья: неужели они хотят защитить Первого офицера от А’Тела?

– Капитан…

– Неужели ты ощущал это ласкоподобное существо? – воскликнул Маккой.

– Боунз! – Голос Керка был полон упрека. – Спок, оно ментальноактивно?

– Чрезвычайно.

– Ты в опасности?

– Я так не думаю. Скорее, я ощущаю… доброжелательность.

Обе брови врача поползли вверх, но он удержался от комментариев.

Наконец, затолкав свое удивление поглубже, командир «Энтерпрайза» предложил всем пройти в конференцзал.

Талиина заставила свою бровь выглядеть ровной и спокойной, когда А’Тел не вернулся на свое обычное место, а пристроился в шаге от Первого офицера. Она не хотела, чтобы ее волнение было обнаружено незнакомцами. Что такого А’Тел нашел в них? И чем особенным выделяется этот мужчина с прекрасным зеленоватым оттенком кожи? Талиина внутренне собралась, следуя за хозяином корабля, и принялась наблюдать.

В целом, эта раса выглядела не выразительно. У всех была унылая, не отличающаяся разнообразием цвета униформа. Волосы окрашены в разные, но скучные цвета. Исключение составлял Спок. Его имя было более приличным: больше соответствовало взрослому индивидууму. В его движениях было гораздо больше грации. Тем не менее, поражало великодушее этих людей: получив столь серьезные повреждения от «Скиилара», они были готовы придти на помощь мионианам.

Комната, приготовленная для обсуждения столь важных для обеих рас вопросов, была представительна, но казалась скучной. По взгляду, брошенному Рэйсом на Талиину, было видно, что и он придерживается этой точки зрени.

– Пожалуйста, садитесь.

Стюард налил всем грейпфруктового сока. Токан исследовал содержимое стакана с помощью своего портативного сканера и кивнул головой. Тостов не было: у миониан это было не принято.

Талиину приятно удивило удобство предложенного ей кресла. Собственно говоря, оно было гораздо более удобно ее собственного командирского. Поймав на себе взгляд командира «Энтерпрайза», она поняла: пора.

– Пожалуйста, позвольте мне принести глубокое сожаление по поводу несчастного случая, приведшего к ранениям и гибели членов вашего экипажа, а также повреждению самого корабля. Наш навигатор не умышленно освободил передний стабилизатор. – Бровь Талиины невольно встопорщилась, когда страх, пережитый во время этого инциндента, снова коснулся ее души. А’Тел пересел так, чтобы оказаться рядом с ней. – Конечно, мы никогда не сможем компенсировать потерю людей, однако мы охотно исполним любую разумную просьбу в отношении вашего корабля.

Керк оценил искренность командира «Скиилара».

– Это не столь важно. Восстанавливаться мы будем позже, возвращаясь домой. Гораздо более важно то, что мы, похоже, можем помочь вам.

Настроение Рэйса заметно улучшилось: Талиина была права, доверяя этим людям. Теперь слово взял он.

– Мы очень благодарны, капитан. Вера сможет лучше нас объяснить наши потребности.

Все внимание сфокусировалось на женщине с багряно-красными волосами.

– Наша родная планета, Миона, имела очень сложную экосистему, центром которой являлись деревья особой породы, называемые «ранкас». Эти деревья обладают уникальной способностью очищать воздух и воду, перерабатывая загрязнения, вырабатываемые в процессе нашей жизнедеятельности. Но эти деревья способны к репродукции только… – Вера сверилась с показаниями своего компфайла, – раз в семьдесят два ваших года. Это дерево цветет лишь однажды.

Вера посмотрела на своего командира. Получив подтверждающий кивок, она продолжила:

– Поскольку цветение так редко, цветы очень высоко ценятся. Настолько высоко, что выходит за рамки воображения многих людей. Именно поэтому находятся те, кто ворует цветы деревьев ранкас лишая их шанса на новое зарождение. Соцветия воровали до тех пор, пока не поняли, что деревьев для борьбы с нашими загрязнениями рождается явно недостаточно. Старые деревья стали умирать, а с ними стали исчезать и некоторые виды жизненных форм.

Офицер по науке сделала глубокий вздох и снова посмотрела на Талиину. Хотя глаза последней были закрыты, ученая снова получила подтверждающий кивок.

– Надеясь восстановить баланс нашей экосистемы, многие ученые объединили свои усилия в исследованиях, целью которых было заставить цвести деревья ранкас раз… – снова пауза, – в десять лет. Таким образом они надеялись обновить и восстановить популяцию.

Вера закрыла глаза, видимо сдерживая слезы. А’Тел во время рассказа проявлял явное беспокойство.

– Это была победа проигрыша. Деревья ранкас начали цвести часто и помногу, но не один цветок не доживал до зарождения плодов. С тех пор все так и продолжается. Ни одна мера, направленная на восстановление былого порядка цветения, не сработала. Наша экосистема начала необратимо разрушаться. Сотни видов уже закончили свое существование. На очереди остальные. Вот почему был послан «Скиилар». Мы должны найти лекарство или… новый дом.

Взгляд мионианки был обращен к крышке стола.

Спок сложил кончики пальцев.

– Наверное люди, занимавшиеся незаконным сбором соцветий знали, что может произойти.

– Они знали, – ответила Талиина, – но думали, что их жизни закончатся раньше, чем наступят последствия. Никто не ожидал такой быстрой развязки. – Она обернулась к офицеру по медицине. – Токан?

– Пол мегоса, командир.

Керк откинулся на спинку своего сидения.

– Мы, конечно, попытаемся помочь вам и вашим людям. Каков был их статус на момент последнего вашего контакта?

Талиина посмотрела на Рэйса.

– Мы не имели контактов с нашим домом чуть больше года, – сказал второй в Команде. – Тогда их положение было очень серьезным. Мы боимся худшего.

– Возможно, мы просто вышли из зоны досягаемости, – вставила Талиина.

– Если вы позволите проверить вашу коммуникационную систему, возможно, мы смгли бы определить причину молчания вашей родной планеты, – предложил Керк.

– Это кажется разумным предложеием, капитан, – согласился Рэйс.

Капитан «Энтерпрайза» посмотрел на своего первого офицера, но все внимание вулканца было приковано к А’Тел, который вновь сидел у его ног.

– Спок?

– Да, капитан. Если командир Талиина позволит мне и лейтенанту Ухуре подняться на борт «Скиилара» мы сделаем проверку коммуникационных систем.

– Конечно, – согласилась Талиина. – Токан?

– Пора.

– Капитан, мы должны вернуться на свой корабль.

Керк проводил гостей до шаттла. Вместе с ними шли Спок и Ухура, которые на шаттле с «Энтерпрайза» тоже летели на «Скиилар».

***

– Не знаю, Джим, но трудно поверить, что целый мир держится на одном единственном виде деревьев.

– Это действительно так, доктор, – прервал размышления Маккоя Спок. – На многих планетах есть устойчивые основные виды. Они есть и на Земле. С исчезновением этих видов устойчивая в целом экосистема начнет разрушаться. И это почти произошло на Земле 21 века. Но вашей планете повезло, что ее экосистема не держится на одном конкретном виде. Восстановление было возможно. Чем меньше количество основных видов, тем меньше шансов на выживание после их гибели. Если бы Земля была подобна Мионе… – он не стал продолжать.

Керк утвердительно кивнул.

– Каково состояние коммуникационной системы «Скиилара»?

– Она далеко не так сложна, как наша собственная. Командир была, возможно, права, что они просто вышли из зоны действия своего оборудования. Сигнал, который они генерировали, и был принимаемой нами неизвестной передачей. У нас теперь есть координаты Мионы и частота, на которой ведутся передачи. Мионианцы составят сообщение, а мы попытаемся его отправить. На данный момент я предпринимаю некоторые модификации в нашей аппаратуре, чтобы иметь возможность отловить другие сообщения, посланные со «Скиилара» или на него.

– Когда ты предполагаешь закончить с этим?

– Если вы позволите, то очень скоро.

Капитан кивнул пошел к выходу. Маккой присоединился к нему.

– Интересно, – тряхнул головой Керк.

– Что?

– Они продвинулись по столь многим направлениям и, тем не менее, отстают от нас на сотни лет в самых элементарных вещах!

– Ничего особенного в этом нет. Каждый из нас, будь то раса или отдельный индивидуум, развивается в соответствии со своими потребностями. Некоторые из потребностей миониан совпадают с нашими, а другие – нет.

– В твоем изложении это так просто, – улыбнулся Керк.

– Иногда это так и есть.

***

Талиина потерла бровь и тут же почувствовала, что А’Тел трется о ее бедро снова с удовольствием обмотавшись вокруг него. О чем ты думаешь, А’Тел?

Что до Талиины, то все ее мысли были о Мионе и возможном скором возвращении домой. Обратный полет займет 2,3 года, если они пойдут на предельной скорости и наикратчайшим маршрутом. Однако, даже это очень долго. Но единственная мысль все же согревала ее сердце: возможно, они вернуться с лекарством для деревьев ранкас.

Она так глубоко погрузилась в свои мысли, что вздрогнула от неожиданности, когда рука Рэйса легла ей на плечо.

– Ты погрузилась в раздумья, Талиина. Миона?

– Да. Скоро мы сможем отправиться домой.

Рэйс кивнул и посмотрел на обзорный экран, где виднелся «Энтерпрайз», повернутый левым бортом.

– Не привлекательный корабль.

Оба конца брови Талиины весело приподнялись.

– Какого цвета ты хотел бы его видеть?

– Фиолетовым.

– Естественно. Корабль надежды. А что ты думаешь о женщине, которая ассистировала их первому офицеру при изучении нашей коммуникационной системы?

– Ты имеешь в виду цвет ее кожи? – спросил Рэйс.

– Да. Такой темный.

– Я получил информацию, что их кожа может быть разных цветов. Возможно, это связано с тем, что они носят одинаковую униформу. – С отсутствующим видом второй провел рукой вниз по своей светло-зеленой одежде.

– Все может быть.

– Я уверен, что они осознали правильность наших цветовых различий.

Талиина улыбнула, но потом ее улыбка увяла.

– Их первый офицер сказал, что наши сенсоры дальнего действия не совершенны. По его мнению, мы могли пройти мимо многих населенных миров и не узнали об этом. Фактически, он дал специфическую вероятностную оценку нашего шестилетнего путешествия. А женщина Ухура назвала наш полет «поиск иголки в стоге сена». Рэйс, что это такое «иголка в стоге сена»?

– «Энтерпрайз»?

***

– Спок, чем ты занят?

– Я заканчиваю все необходимые расчеты.

– Хорошо, заканчивайте. Миониане уже на борту. Я жду вас в комнате совещаний два.

Спок кивнул и продолжил работу.

Прибыла та же делегация, что и в первый раз, но с одним добавлением: женщину представили как Биио, специалиста по коммуникациям.

– Капитан, мы приготовили послание необходимой длинны для отправки, – начала разговор новенькая.

– Похоже, у нас возникнут с этим проблемы. – Керку не понравился вид вошедшего в комнату Спока: что-то случилось.

– Отправка сообщения не представляется возможной. – От голоса офицера по науки веяло могильным холодом.

– О чем ты говоришь, Спок? – не смог сдержать раздражения Маккой.

– Мы получили сообщения, вернее, одно сообщение с Мионы.

– Но ведь это отлично!

– Нет, доктор. – Спок заколебался. Как сообщить эту новость их гостям? Но они, видимо, уже о чем-то догадались, поэтому он продолжил: – Это единственное сообщение, которое повторяется вновь и вновь.

Рэйс и А’Тел встали рядом с Талииной, как бы поддерживая ее. Спок протянул одну распечатку командиру «Скиилара», другую – командиру «Энтерпрайза».

«Скиилару», нашей надежде и единственному будущему. Мы хотим, чтобы это послание отыскало вас. Наихудшее свершилось. Завершилось разрушение всех биологических систем. Осталась лишь мертвая материя. Вы и ваша команда должны основать новый мир и продолжить жизнь. А’Тел будет вашим проводником. Сохраните имя Мионы в ваших сердцах. Удачи!»

Талиина медленно опустилась в ближайшее кресло. В комнате воцарилась смертельная тишина. Рука, держащая распечатку, мелко дрожала. Разве это ее рука? Как выдержать ту чудовищную тяжесть, что обрушилась на нее? Как поверить, что ее мир больше не существует? Такое короткое сообщение… И это все, что они когда-либо смогут услышать из своего дома. Похоже, случилось что-то непоправимое… Но это не может быть правдой!

– Это не правда, – прошептала она.

Рэйс взял распечатку, почитал ее и передал дальше.

Керк читал сообщение вместе с Маккоем.

– Боун, они должны организовать колонию.

– Я понял.

– Их только четырнадцать.

– Теперь мне понятно. – Доктор выдержал пристальный взгляд капитана. – Просматривая их медицинские записи, я был более чем заинтригован. Каждый из них представляется генетически совершенным представителем своего вида. И при этом их генетические линии внутри команды сильно разнятся. Таким образом, они легко могут выбрать себе партнера противоположного пола и создать жизнеспособную популяцию.

– Ты полагаешь, их подбирали по таким признакам сознательно?

– Очень на это похоже.

– Они знают?

– Некоторые – да.

– Но их только четырнадцать!

– Я слышал, что люди начали только с двоих.

Керк было улыбнулся, но от улыбки не осталось и следа, когда он представил боль мионианцев. Ведь они только что потеряли свой мир, потеряли все, что знали и любили. Каково чувствовать такое?

А’Тел подпрыгнул на своих лапках. Талиина почти машинально погладила его по голове, а потом осознала: раньше он так никогда не делал. Она вгляделась в глаза существа.

– Рэйс, здесь будут слезы!

– Но почему? Он должно быть знал…

Глаза Талиины широко раскрылись.

– Когада он мог это узнать?

– Возможно, это как раз то время, когда было послано последнее сообщение.

– Уверена, что нет.

– Но тогда какой другой ответ может быть?

Неожиданно А’Тел метнулся в сторону и, как и прежде, сел перед Споком. Рэйс был озадачен.

– Он, кажется, думает, что вы знаете решение нашей проблемы.

– Возможно, да.

Всеобщее внимание тут же обратилось на вулканца.

– «Энтерпрайз» недавно закончил долгий проект звездного картографирования данного района. Среди наших данных есть сведения о двух планетах, пригодных для ваших жизненных форм. Но на одной из них присутствует животная жизнь довольно высокого уровня и есть предположение, что это начальная стадия развития самостоятельной культуры. А вот другая планета… Позвольте мне представить ее вам. – Спок привел в действие обзорный экран. Звездная панорама сменилась видом одинокой планеты. Вся ее поверхность была покрыта водоворотами самых различных цветов. – Эта планета имеет только растительную и низшую животную формы жизни. Разнообразие цветовых оттенков говорит об особых компонентах, присутствующих в воздухе. Конечно, нужно провести еще одно детальное исследование… – Взгляд первого офицера остановился на Рэйсе. Выражение лица вулканца в данную минуту можно было интерпретировать только одним образом: он был удивлен. Крупные слезы катились по лицу мионианца.

Талиина была не менее изумлена, последив за взглядом Спока.

– Рэйс, что случилось?

И тут она увидела то, что чуть раньше заметил ее второй. Теперь и по ее лицу покатились слезы, дыхание сдавило.

– Капитан, мы наши ответ на наши вопросы, мы нашли свой новый дом!

Из глаз А’Тел катились золотые слезы…