/ / Language: Русский / Genre:prose_military,

Над просторами северных морей

Павел Цупко

Автор — морской летчик. В своей книге он рассказывает о товарищах, которые во время Великой Отечественной войны принимали участие в охране конвоев, следовавших в наши порты с военными грузами для Советской Армии.

Цупко Павел Иванович

Над просторами северных морей

Летчикам и техникам 13-го и 95-го истребительных авиационных полков Особой морской авиационной группы (ОМАГ) посвящаю эту книгу…

Предисловие

В книге, которую ты, читатель, держишь в своих руках, речь идет о ратном труде советских морских летчиков, сражавшихся на крайнем правом фланге советско-германского фронта.

Эта тема не так уж хорошо освещалась в нашей художественной литературе, и мы надеемся, что ты найдешь в ней много нового и не совсем обычного из того, что уже знаешь о Великой Отечественной войне.

Чтобы молодому читателю была понятна обстановка, в которой действуют герои данной книги, мы постараемся коротко рассказать о событиях, происходивших на северном участке советско-германского фронта в 1941–1942 годах.

…22 июня 1941 года, в день нападения фашистской Германии на СССР, правительство Финляндии объявило о нейтралитете своей страны. Но этот нейтралитет был чистой формальностью. На финской территории вдоль границ с СССР концентрировались немецко-фашистские войска. Вооруженные силы Финляндии были приведены в боевую готовность, с финских аэродромов немецкие самолеты поднимались в воздух и летали на бомбардировку Мурманска и Полярного, Петрозаводска и Кронштадта. Но только 26 нюня Финляндия официально объявила, что находится в состоянии войны с Советским Союзом, а еще через три дня германская армия «Норвегия» вместе с финскими войсками перешла границу и начала боевые действия против Советских Вооруженных Сил и на северном участке советско-германского фронта.

В планы агрессоров входило отторжение значительных участков Мурманской области и Карело-Финской ССР в пользу Финляндии, оккупация Кольского полуострова с его колоссальными запасами минерального сырья, захват Мурманска — единственного незамерзающего торгового порта на севере нашей страны и места базирования кораблей Северного флота, уничтожение этого флота, а в дальнейшем захват Архангельска и, таким образом, установление полной блокады Советского Союза с севера, лишение его внешних связей с союзниками.

Англия, находящаяся в состоянии войны с Германией и подвергавшаяся в 1940-м и весь 1941 год бомбардировкам с воздуха, живущая ожиданием вторжения фашистских войск на Британские острова, узнав об агрессии фашистской Германии против Советского Союза, увидела в том возможность временной передышки. Английское правительство объявило о своей готовности поддержать СССР. С аналогичным заявлением выступило и правительство США. Идя на сближение с Советским Союзом, правительства США и Англии рассчитывали, что именно Советский Союз возьмет на себя все бремя вооруженной борьбы с фашистской Германией и ее союзниками в Европе, а тем временем США и Англия смогут сосредоточить усилия на укреплении безопасности своих стран и обширных колониальных владений во всех частях земного шара.

Между представителями Англии и США, с одной стороны, и Советского Союза, с другой, в июле и августе велись переговоры о взаимной помощи и сотрудничестве в войне против гитлеровцев.

1 октября 1941 года завершила свою работу Московская конференция трех этих стран, в которой участвовал и Сталин. Был подписан протокол о поставках в Советский Союз начиная с 1 октября и до середины 1942 года ежемесячно 400 танков, 500 самолетов, определенного количества артиллерийских орудий, автомашин, боеприпасов, различных стратегических материалов. В свою очередь, Советский Союз обязался поставлять этим странам сырье, необходимое для военного производства.

31 августа 1941 года в Архангельск прибыл первый конвой — караван судов в сопровождении английских военных кораблей, который доставил несколько тысяч тонн военных грузов. Конвой пришел без потерь, ибо фашистские вооруженные силы все внимание уделили решению своих задач на континенте.

Между тем события на фронте развивались не по фашистскому сценарию. Упорные бои шли на всех фронтах. Под натиском превосходящих сил противника на северном участке фронта наши войска вынуждены были отступить от границы. Но это отступление было незначительным — всего 5–10 километров, и только вдоль дороги Печенга — Мурманск оно составило около 25 километров. Командующий фашистской армией «Норвегия» генерал Дитль был так уверен в конечном успехе своего наступления, что назначил на 20 июля 1941 года парад своих войск на стадионе города Мурманска, а немецкая газета «Фелькишер беобахтер» объявила о захвате важных в стратегическом отношении полуостровов Средний и Рыбачий. Однако и генерал и газета поспешили. Они выдавали желаемое за действительное. Парад войск в Мурманске не состоялся ни 20 июля, ни в последующие дни. Контратакой советских войск фашистские войска были отброшены назад. Правда, вскоре им снова удалось продвинуться на восток, но незначительно, и фронт на этом участке стабилизировался до лета 1944 года, когда фашисты были полностью изгнаны с нашей территории.

Сорвалась и попытка с ходу овладеть полуостровами Средний и Рыбачий. Советские войска, поддержанные огнем кораблей Северного флота, остановили наступление противника.

Героические защитники полуостровов, лишенные сухопутной связи с Большой землей более трех лет — до осени 1944 года, когда Советская Армия очистила территорию Мурманской области от врага, прочно держали здесь оборону.

И до конца войны ни один фашистский солдат (разве что только в качестве пленного) не побывал на этих полуостровах. Больше того, один из пограничных столбов так и простоял всю войну на границе — здесь фашисты не прошли ни на шаг!

Все годы войны на северном участке фронта активно действовала советская авиация. Правда, поначалу превосходство было на стороне противника, они располагали 400 немецкими самолетами и 500 финскими. Однако фашистские стервятники несли здесь такие огромные потери, что опасались действовать малыми силами — летали только большими группами и при поддержке истребителей, И постепенно советские летчики завоевали господство в воздухе.

На всю страну прогремело тогда имя отважного советского сокола — одного из первых дважды Героев Советского Союза — Бориса Сафонова. На его счету было около 30 сбитых самолетов. На счету многих его товарищей — по десятку и более сбитых машин.

Героически сражались против врага и моряки Северного флота под командованием адмирала А. Г. Головко.

Огнем корабельной артиллерии моряки помогали советским воинам отражать атаки противника, с кораблей Северного флота в тылу врага высаживались десанты морских пехотинцев. Наши боевые корабли и подводные лодки успешно вели бой с кораблями и подводными лодками противника, пиратствующими в водах Баренцева и Карского морей, несли охрану караванов судов, следовавших в наши северные порты с военными грузами, поставляемыми союзниками, и конвоев из наших портов на запад с грузом стратегического сырья для военного производства Англии и США. Имена подводников, возглавляемых Колышкиным, Гаджиевым, Щедриным, другими отважными командирами, были известны всем. На всю страну прогремело и имя дважды Героя Советского Союза катерника С. О. Шабалина, и многих других его товарищей.

Фашистское командование, спохватившись, усилило действия своего флота и авиации против конвоев, следующих с запада в Архангельск и из Архангельска на запад. Вот тогда-то по решению Ставки Верховного Главнокомандования была создана Особая морская авиационная группа (ОМАГ) для охраны конвоев. До конца 1942 года с запада в Архангельск пришло 19 конвоев и 16 проследовало из Архангельска на запад. Наши войска получили 13700 самолетов, 10800 танков, 400000 автомашин, 9600 орудий и другие грузы. Более 2 миллионов тонн горючего.

Буржуазная пропаганда в послевоенные годы потратила немало усилий, чтобы убедить мировую общественность в том, что рост технической оснащенности Красной Армии в период войны был достигнут в значительной мере благодаря поставкам оружия, техники и различных материалов союзными странами.

Конечно, поставки союзников имели немаловажное значение, особенно в обеспечении войск и их тылов автотранспортом, горючим и смазочными материалами. Но если говорить об общем росте вооружения Красной Армии, то помощь союзников сыграла здесь весьма и весьма незначительную роль.

Советская промышленность в военные годы выпустила около 500000 орудий, более 136000 самолетов, 102000 танков и самоходных артиллерийских установок. Так что поставки союзников составили по артиллерии всего 2 процента, по самолетам — 12 процентов и по танкам — 10 процентов от общего количества этих боевых средств, полученных нашими Вооруженными Силами во время войны.

К тому же нельзя не отметить и тот факт, что в самые тяжелые для нашей страны месяцы (октябрь — ноябрь 1941 года) эти поставки были совсем незначительны и даже не соответствовали тем обязательствам, которые взяли на себя союзники. Так, до конца 1941 года США поставили 204 самолета вместо 600 по протоколу, 162 танка вместо 750; Англия — 669 самолетов вместо 800, 487 танков вместо 1000, 301 противотанковое ружье вместо 600 и т. д.

Да и поставляли союзники технику далеко не самых последних моделей, а попросту говоря, устаревшую…

Но вернемся к книге Павла Цупко. Чтобы доставить военную технику и боеприпасы, горючее и различные материалы для военного производства, требовалось приложить немало усилий. Фашистское командование делало все возможное, чтобы караваны судов не достигли цели и были потоплены. Против конвоев действовали значительные силы фашистского флота и военно-морской авиации. Конвои шли под охраной военно-морских сил союзников, а в территориальных водах Советского Союза (восточнее 20-го меридиана) к охране конвоев подключались корабли нашего Северного флота и самолеты ОМАГ. Автор книги — один из летчиков, входивших в состав ОМАГ, и рассказывает о них — своих товарищах по оружию, о том, как летали они над морем, делали все возможное, чтобы караваны судов без потерь доходили до наших портов. Рассказывает живо, увлекательно и правдиво.

Ю. Плотников, кандидат исторических наук

Крутой поворот

1

Туман серой ватой облепил самолет со всех сторон, залил влагой передние стекла кабины, спрятал крылья так глубоко, что они виднелись только до моторов, остальная часть пропала в пелене, будто была обрезана. Воздушные винты острыми коками упрямо сверлили эту вату, исступленно молотили тяжелыми лопастями, будто пытались разорвать, рассеять ее, а она становилась все плотнее, все гуще, все теснее обволакивала кабину, моторы, крылья, и казалось, нет такой силы, которая могла бы одолеть, разорвать ее мягкие путы.

Константин Усенко старался не замечать тумана, не глядел на него. Одетый в еще новенький черного цвета кожаный реглан, перехваченный на груди лямками парашюта и привязных ремней, он привычно сидел в пилотском бронированном кресле и, положив правую руку на подлокотник, спокойно удерживал ею рог штурвала, только иногда пошевеливая им, когда планка авиагоризонта на приборе отклонялась от силуэтика самолета.

Константин пилотировал машину почти автоматически. Впрочем, внутренне он был настороже и, изменись положение стрелок на приборах, появись в гуле моторов незнакомые ноты или стрясись что другое, — готов был действовать немедленно. Но пока мысли его витали далеко. Усенко думал о превратностях своей судьбы, которая за короткое время уже сделала несколько довольно крутых поворотов. Он анализировал эти повороты, старался осмыслить их, выявить, если можно, закономерности, чтобы попытаться «хоть одним глазом» заглянуть в то недалекое будущее, к которому он сейчас летел.

В ноябре 1941 года 13-й авиаполк, потерявший в боях почти всех летчиков и самолеты, отправили в тыл на переформирование. В Балашове он пополнился летным составом, выполнил учебную программу пикирующих бомбардировщиков, восстановил боеспособность и (по весне выехал в Восточную Сибирь за самолетами. В середине июня машины были получены, и авиаполк собрался в обратную дорогу. И вдруг новый поворот! Приказали: Пе-2 передать морякам, а самим срочно переучиться на Пе-3 и прибыть в Москву.

Пе-3, то есть «Петляков-3», был уже не пикирующим бомбардировщиком, а… двухместным всепогодным истребителем дальнего действия. Собственно, внешне, да и в управлении Пе-3 ничем не отличался от Пе-2, тоже был двухмоторным, двухкилевым. Точнее, конструкция самолета осталась почти та же, только с бомбардировщика сняли воздушного стрелка-радиста, а вместо него установили пятый бензиновый бак, который позволил увеличить продолжительность полета машины с двух часов до пяти. Конечно, было усилено вооружение: для пилота поставили 20-миллиметровую пушку ШВАК и крупнокалиберный пулемет Березина, у воздушного стрелка-бомбардира ШКАС заменили тоже на «березина», а этот ШКАС установили в самой оконечности хвоста — в коке, — так появился пулемет кинжального действия, тотчас в шутку прозванный «пугачом», так как он предназначался не для прицельной стрельбы по атакующим самолетам противника, а для их отпугивания.

Переучивание на новых машинах много времени не заняло. Пилотов «вывозить» на них не потребовалось, а воздушные стрелки-бомбардиры, на которых здесь дополнительно перекладывались еще и обязанности радистов, в прошлом были летчиками-наблюдателями и имели для этого необходимую подготовку. Поэтому летчики сразу приступили к боевому применению: в течение двух дней слетали на учебные воздушные бои, стрельбы и радиосвязь. На третий все было готово к перелету.

В Казани случилась неприятность: на самолете сержанта Новикова в воздухе отказал мотор. Командир авиаполка майор Богомолов вернул его с маршрута, пересадил на усенковский Пе-3, а командиру звена приказал заняться ремонтом и потом догнать полк самостоятельно. Так Костя остался «загорать».

Как только на западе скрылись последние самолеты, Усенко поспешил к местному начальству. Ремонтные службы ремонтировать «чужой» самолет отказались. Из Москвы на сей счет четких указаний не поступало. Тогда летчик на свой страх и риск обратился к директору местного авиационного завода. Директор понял беду, отдал соответствующее распоряжение, и через час на аварийном самолете дружно работала заводская бригада рабочих.

Через сутки мотор сменили. Усенко облетал его и на следующий день, получив разрешение, вылетел в Москву. Но опоздал: в Москве авиаполка уже не было. Накануне он улетел… на Север. Под Архангельск. С какой целью и почему 13-й направили туда и где под Архангельском искать аэродром, никто не знал, даже всеведущий оперативный дежурный.

Выручил присутствующий при разговоре командир транспортного самолета. С его помощью разыскали на карте нужный аэродром, но точную его характеристику «транспортник» не знал — сам там никогда не садился. Знал только одно — аэродром находится неподалеку от Архангельска. И все.

За тайной перелета авиаполка чувствовалось что-то весьма важное. Усенко отказался от обеда и вылетел. Через три часа он уже подлетал к Архангельску. Связь с аэродромом установили быстро. Но он из-за тумана отказался принимать самолет. В те годы авиаметеорология как наука была еще молода, оснащалась весьма несовершенными инструментами, поэтому в прогнозировании допускала ошибки, просчеты, а нередко и сознательные «перестраховки», что, естественно, вызывало у летчиков, особенно у молодых, недоверие, скептицизм. Поэтому и Усенко, получив от «земли» радиограмму, что район закрыт, не поверил, решил сам удостовериться, «влез» в туман и теперь кружил в нем, осмысливая происходящее.

— По расчету времени, — прерывая мысли пилота, загудели телефоны шлемофона голосом Гилима, — Архангельск под нами. Как видишь, данные подтвердились. Нечего мудрить, Костик, надо возвращаться.

Александр Гилим, как и Усенко, был лейтенантом. В экипаже Пе-3, на котором летели летчики, он был воздушным стрелком-бомбардиром и сидел в общей кабине с пилотом — там для него было оборудовано рабочее место: откидное вращающееся сиденье-тарелочка, доска с приборами, прицел и радиостанция, за головой — крупнокалиберный пулемет, установленный для обороны задней полусферы истребителя.

— А где аэродром, Шурик?

— Справа в пяти минутах лета. Хочешь повернуть? Что за смысл? Только время зря терять! И есть хочется! Потопали на запасной на станцию! Это приказ «земли».

— Конечно, пойдем! Но… давай попробуем, а?

Бомбардир ничего не ответил, но нажал переключатель радиостанции. Тотчас в телефонах зазвучало встревоженное:

— Сокол семь! Сокол семь! Я — Беркут. Как меня слышите? Сообщите, где находитесь. Дайте свое место! Почему не отвечаете? Повторяю: я — Беркут, закрыт туманом. Уходите на запасной. Как поняли? Я — Беркут. Прием.

— Ну-у? — рассердился Гилим. — Что теперь скажешь?

— Скажу! — скрывая досаду, засмеялся Усенко. — Давай твой курс!.. Осторожный ты парень.

— Сто девяносто! Крути направо!

В «Петлякове» летели не двое, а трое: рядом с пилотом в проходе между креслом и бортом на полу кабины полусидел, поджав ноги, воентехник второго ранга (с 1943 года — техник-лейтенант) Александров. В состав летного экипажа он не входил, его обязанность — на земле готовить машину к вылету. Но так уж повелось в авиации, что при перелетах техник подсаживался в самолет, добровольно подвергая свою жизнь смертельному риску, так как летал он без парашюта. Безрассудная смелость? Конечно. Зато после посадки на другом аэродроме он мог сразу приступать к своим обязанностям — осматривать, ремонтировать, заправлять машину бензином, маслом, водой, боеприпасами, и летчики могли летать без задержки. На фронте поддержание высокой боевой готовности — вещь первостепенной важности! Выходит, такой риск на войне вполне оправдан. Впрочем, сам техник не считал, что рискует, знал: летчик никогда не воспользуется парашютом, если рядом сидит пассажир.

У Александрова нет телефонов СПУ (самолетного переговорного устройства) и за могучим рокотом моторов он не слышал, о чем переговаривались пилот и бомбардир. Но через остекление кабины и ее пола видел, как «Петляков» попал в туман, и ему стало жутко: кто ж не знает, что при таком положении летчики ровным счетом ничего не видят ни вперед, ни в стороны, ни вверх, ни вниз — недаром такие полеты называют «слепыми».

Пе-3 несется со скоростью 400 километров в час, и, если перед ним возникнет какое-нибудь дерево, гора или другой самолет, от столкновения, а значит, и от гибели не уклониться! Появление же таких препятствий не исключалось, так как экипаж не имел возможности точно измерить высоту полета.

Воентехник второго ранга был смелым человеком. Но над его сознанием довлела смертельная опасность и потому, борясь с тошнотой подступающего страха, он беспокойно косился на пилота, на его внушительную фигуру и молодое, но строгое, покрытое сине-багровыми шрамами лицо, на ноги в яловых сапогах, упиравшиеся в педали управления; оглядывался на Гилима, известного в полку насмешника и острослова. Летчик сохранял обычную невозмутимость, а бомбардир занимался своими штурманскими делами и на техника не смотрел. Хладнокровие этих двадцатидвухлетних парней успокаивало Александрова и восхищало. В душе он стыдил себя (на пять лет был старше их!) и, чтобы отвлечься от тревоги, принимался рассматривать приборы. Показания их были нормальные, только на левом манометре давления масла почему-то подрагивала стрелка. Эта стрелка пугала, вдруг мотор «скиснет», откажет?! Техник тянулся к прибору, украдкой стучал по нему.

Беспокойство пассажира заметил Усенко и подмигнул, красноречиво поднял вверх большой палец. Александров торопливо закивал головой и постарался принять безразличный вид. Но это ему плохо удалось: глаза как магнитом тянуло к злополучному прибору.

Натужно ревели моторы. Винты молотили туман-вату. Но плотность ее заметно уменьшилась, порыхлела. Александрову стало видно, как из-за моторов постепенно, будто проявляясь, как на фотографической бумаге, показались крылья, потом их оконечности — консоли, как под самолетом потемнело и в хлопьях тумана замелькали остроконечные вершины елей и лапотные сосновые ветки. Потом туман пропал, остался позади, и «Петляков» окунулся в море света.

Выровнялся гул мотора, он стал монотоннее, привычно мелодичным, и техник облегченно вздохнул, почувствовав ослабление тисков нервного напряжения.

— Справа — железная дорога! Не проскочить бы станцию! — забеспокоился бомбардир и скомандовал пилоту: — Набери-ка высоту, Костик! Уточним место.

Усенко увеличил обороты, моторам, слегка потянул штурвал, и послушный самолет поднял нос, полез к облакам.

— Вот она, станция! А где же здесь аэродром?

Под крылом в густой зелени тайги тянулась бесконечная нить железной дороги. Потом она раздвоилась, вспухла жгутом, на нем закраснели цепочки камуфлированных товарных вагонов, дымящиеся черные жуки-паровозы…

У станции темнел дощатыми крышами небольшой поселок, а за ним внимание летчиков приковал к себе длинный серый прямоугольник, от оснований которого отходили и прятались в лесу полудужья дорог: ВПП — взлетно-посадочная полоса!

— Шурик! Связь с аэродромом установил?

— Откуда? Здесь радиостанции нет. Запасной!.. Найдется ли там чего-нибудь перекусить? Полсуток во рту ни крошки! Маху дали. Надо было бы пообедать в Москве.

— И остаться там, да?.. Не ной! У самого под ложечкой сосет. Сообщи в Архангельск: «Произвожу посадку!»

Пилот дал знак, и Александров передвинул кран шасси на «выпуск». На приборной доске загорелись зеленые лампочки.

2

Здесь, на запасном, экипаж Пе-3 встретили приветливо и заботливо. Внимание проявлялось буквально с первой минуты. Едва Усенко зарулил истребитель в указанное место, как к нему подошел и представился старший лейтенант, оказавшийся начальником аэродромной комендатуры и гарнизона. Потом к самолету подъехала полуторка. Девушка-шофер любезно пригласила летчиков садиться в автомашину, помогла погрузить чемоданы и парашюты, отвезла в гостиницу. Там, когда вещи снесли в комнату, предложили вымыться в бане, потом проводили в столовую. За это время начальник комендатуры по телефону доложил в Архангельск об их посадке и сделал заявку на перелет. Летчику не пришлось «висеть» на телефоне.

Вообще здесь все было не так, как на предыдущих аэродромах. Необычен был сам аэродром. Он располагался в непосредственной близости от железной дороги и имел не грунтовую или асфальтовую, кирпичную или бетонную взлетно-посадочную полосу, какие встречались в практике летчика, а… деревянную. Полоса эта, выстеленная толстыми стругаными досками, тянулась почти на тысячу метров и была настолько ровная, что напоминала крышку огромного стола.

Собственно, весь аэродром состоял из этой ВПП и отходивших от нее рулежных дорожек, которые с двух сторон упирались в замаскированную стоянку. В лесу было выстроено несколько длинных бараков, где размещались аэродромные службы, казарма, склады, столовая. Летчиков тронул заботливый прием и внимание. Поблагодарив за радушие, они отправились отдохнуть до утра.

Понятие «утро» здесь тоже было необычным. Часы показывали полночь, но на улице светло как днем. Местные товарищи сказали, что, не будь низкой облачности, сейчас светило бы солнце. Солнце ночью?! Чудеса!

О белых ночах Константин немало слышал, читал у Пушкина, у Бориса Горбатова, но все даже самые красочные описания не шли ни в какое сравнение с тем, что он увидел. Было так светло, что читался без всякого напряжения даже мелкий шрифт. Какая же это ночь?

Летчик поймал себя на мысли, что здесь, на Севере, он ко всему присматривается, прислушивается совсем как в мирные дни, будто нет других забот, нет войны с ее горестями и лишениями, и в душе ругнул себя: нашел время для… сантиментов! Но Константин был к себе излишне строг. Конечно, страна напрягалась из последних сил в единоборстве с врагами, и потому мысли и дела всех советских людей были подчинены только интересам фронта — там решалась судьба каждого и Родины в целом. Но человек остается человеком даже в невероятно трудных условиях фронта, боя: он мыслит, трудится, горюет или радуется — воспринимает окружающий мир во всем многообразии его явлений таким, каков он есть. Летчик не задумывался, но в глубинах его сознания теплился, жил неиссякаемый, окутанный романтикой интерес к этому загадочному северному краю, зародившийся и укрепившийся еще с детских неугомонных лет, когда они, пионеры, вместе со взрослыми переживали героическую эпопею спасения челюскинцев, бегали к географическим картам, чтобы переставить флажки, затаив дыхание ловили скупые сообщения с папанинской льдины, сами упорно готовились к покорению суровой Арктики, самозабвенно распевая: «Бури, ветры, ураганы, нам не страшен океан! Молодые капитаны поведут наш караван». Теперь, внезапно оказавшись на пороге той самой легендарной Арктики, он не мог не приглядываться к таинственному краю, не прислушиваться, не улавливать его специфику и особенности.

Еще его удивила тишина. Пожалуй, нечто подобное Костя уже испытывал при прыжках с парашютом. Под куполом парашюта тоже была поразившая его тишина. Но там она была относительной — это он понял потом: после оглушающего рокота мотора органы чувств не могли сразу перейти к восприятию менее интенсивных по громкости звуков, и потому у человека на какое-то время наступала как бы глухота; но через несколько минут ухо начинало улавливать все и мир представал в обычной полноте своих звучаний.

Здесь, казалось, происходило обратное явление: звуки были, он их слышал, но они тонули, глохли, как в вате, и потому тишина становилась постоянным фактором. Как-то глуше звучали голоса людей, гудки паровозов, даже рокот авиационных моторов. То было царство тишины!

Впрочем, сейчас оно было кстати. Можно было «фундаментально» отдохнуть. За восемь часов труднейшего перелета летчик очень утомился. Усталость не сняла даже парилка бани. Наоборот, после нее спать захотелось еще больше. Вот почему, когда Гилим с Александровым предложили командиру экипажа прогуляться по окрестностям — «познакомиться с местностью», он наотрез отказался и сейчас в гостинице наслаждался нежданным уютом, тишиной, отдыхом.

Летчик разделся, аккуратно сложил на стуле обмундирование и, забравшись в освежающую прохладу постели, раскрыл томик Маяковского. Стихи были знакомыми, часть он знал наизусть и теперь с удовольствием повторял. Стихи будили воспоминания: когда-то в Кировской школе, где проводились захватывающе интересные литературные вечера, ему довелось делать доклад о творчестве поэта — мысли парня унеслись в родные края…

Село Кирово располагалось на северо-восточной окраине Донецкой области в десяти с лишним верстах от Красного Лимана. В нем жили его родные: отец с матерью и бабушкой, три брата и три сестры. С началом войны вестей от них Константин не имел, но где бы он ни был, куда бы ни забрасывала его военная судьба, всегда, неусыпно следил за движением фронта на родине. Еще в сентябре 1941 года враг захватил Харьков и часть Донбасса. В оккупацию попало и село Кирово. Он встревожился: что с родными? Смогли ли эвакуироваться? Какова их судьба? Зверства гитлеровцев над гражданским населением были всем известны. И не только из печати и сообщений радио. За год войны сам повидал немало. А сколько слышал рассказов очевидцев о массовых расстрелах, убийствах? Знал, что особо свирепо фашисты расправлялись с семьями летчиков. Тревога за жизнь родных поселилась в сердце Константина надолго, не давала покоя ни днем, ни ночью, несказанно угнетала его. Летчик нервничал, сознавая свое бессилие чем-либо помочь им.

Потом появилась надежда. Усенко воспрял духом, когда узнал о победоносном наступлении Красной Армии. Константин от таких вестей ходил как именинник. Он узнал, что освобождено Кирово, и немедленно послал письма родным и односельчанам, пытаясь выяснить их судьбу. Но ответы не пришли: к началу лета ситуация на фронте вновь изменилась не в нашу пользу — враг захватил Донбасс и устремился к Волге и Кавказу.

Хотя эти сообщения были крайне удручающими, в сердце летчика они рождали не панику, не отчаяние, а ненависть к захватчикам, стремление быстрее скрестить с ними свое оружие.

Константин углубился в чтение, но его мозг упорно сверлила мысль о том, что фашисты в Донбассе, что классы его школы топчет поганая немчура. До каких же пор? Почему их там не кончают, как под Москвой? Почему отступают?.. Под влиянием такой мысли стихи поэта воспринимались по-новому. Маяковский не сюсюкал, а рубил. Революционно-набатные строки его поэзии звучали в унисон с тяжким временем, с настроением летчика и потому будили в душе жажду борьбы, звали к решительным действиям.

Сон пропал. Отчего? Из-за невзгод войны, тревоги за родных, за судьбу невесты Марины или из-за любимых стихов? А может, от белых ночей, непонятной пока северной тишины, покоя, уюта?

Летчик вздохнул, отложил книгу. Ум его вернулся во власть действительности: почему все-таки авиаполк пересадили на истребителей и направили не на юг, а так поспешно перебросили на Север? Что крылось за таким крутым поворотом? Предполагать с уверенностью можно было только одно: летать придется в этих краях, в Арктике — той самой, о которой он со школьными друзьями грезил в кружке авиамоделистов. Подивился: вот ведь как жизнь устроена! Ничего из приобретенных знаний даром не пропадает! Пригодилось и детское увлечение.

Летать в Арктике? То есть стать полярным летчиком, как Молоков, Мазурук, Черевичный? От одной этой мысли у парня захватывало дух. Но он был уже «стреляным» и потому после первой волны радости и гордости встревожился: а готов ли он к такого рода полетам? Край здесь суровый, безлюдный, требует летчиков особо одаренных. А они обыкновенные, да к тому же молодые. Конечно, майор Богомолов, комиссар Михайлов, комэски Щербаков и Челышев, их заместители Шакура и Кузин опытные, летают днем и ночью, эти справятся. Летчики довоенного выпуска — Устименко, Костюк, Епифанов, Зубенко и остальные, ставшие в авиаполку «стариками», — пожалуй, тоже «потянут». Ну а он, Усенко, как? В прошлом году под Ельней Константин случайно впервые попал в облака и, стыдно вспомнить, настолько растерялся, что чуть не разбился. Правда, урок пошел ему впрок, и в Балашове он много и упорно тренировался, летал «под колпаком» и в облаках и овладел «слепыми» полетами. Сегодня, например, никакой нервозности не испытывал, пилотировал так, будто всю жизнь летал в туманах. Но достаточно ли таких навыков для Арктики? А как быть с совсем молодыми, с теми, кого всего два месяца назад выпустили из авиаучилища сержантами, как Макаров, Новиков, Киселев? Сержантов Костя знал хорошо. Весной по поручению командира полка он проверял технику пилотирования у курсантов-выпускников и отобрал для своего авиаполка лучших. Но… какие же из них полярные летчики?..

Вопросы следовали один за другим непрерывным потоком, и многие оставались без ответов. Спасительной показалась мысль: «Может, не в Арктике…»

Один «купец» (в авиации издавна повелось именовать транспортные самолеты и их летчиков «купцами») в Москве говорил, что на Севере есть какой-то ОМАГ, куда пригнали шесть истребительных авиаполков и бомбардировочную дивизию АДД[1]. ОМАГ — что это? Город? Остров? Район или…

Усенко незаметно уснул и спал так крепко, что не слышал, как и когда вернулись Гилим с Александровым.

3

Утром отлично отдохнувший, посвежевший лейтенант Усенко растолкал своих товарищей, побрился, сделал гимнастику, умылся до пояса бодрящей холодной водой и в отличном настроении явился к оперативному дежурному.

Наскоро позавтракав и поблагодарив гостеприимных хозяев, экипаж лейтенанта Усенко поднялся в воздух и через полчаса оказался над устьем широкой Северной Двины.

Константин с интересом, удивляясь в душе, рассматривал скучную панораму лесисто-болотистой равнины, раскинувшейся по обе стороны реки, светлая лента которой была утыкана темными пятнами разных по величине и форме островов. За рекой, подавляя все окружающее необозримыми масштабами, темнела плотная стена сосново-еловой тайги. Тайга здесь была не менее могучая, чем в Сибири. Ее сплошной темно-зеленый массив теснил речные берега с севера и с юга, вплотную подступил к светлой глади воды, оттеняя урез буйной порослью прибрежных кустарников и пряча за густыми кронами деревьев приземистые дома и сараи.

— Слушай, Шурик! Где же город? Где Архангельск?

— Прямо по курсу перед тобой! — Бомбардир застучал телеграфным ключом радиостанции.

Усенко много читал и слышал о столице северного края. Из нее уходили в Арктику отважные землепроходцы, научные экспедиции, моряки, рыбаки-поморы, начинался Великий Северный морской путь… Все это создало представление об огромном городе, обязательно компактном и многоэтажном, как все большие города. Видел же он только тянувшиеся на многие километры по берегу реки длинные цепочки одноэтажных серых домов, которые лишь в западной части собирались в улицы, кварталы, приподнимались до двух и трех этажей.

Летчик не сдержал возгласа разочарования:

— Туда разве железная дорога не подходит?

— Нет. Станция на левом берегу. Город связан со станцией вот тем наплавным мостом.

Ниточка моста видна отчетливо. Она не шире тех переправ, которые Усенко бомбил на Днепре. По мосту двигались грузовики, конные повозки, шли люди. На реке и у берегов разбросанно стояли большие и маленькие, узкие и широкие суда. Некоторые из них были такими огромными, что перед ними двухэтажные домики казались карликами. Константин догадался, что то были морские и океанские пароходы. Он видел их впервые и поражался размерами. Часть судов двигалась по реке. На воде сзади них оставался пенный след. Но сверху движения этого не было видно: казалось, что на белесой ленте реки замерли желтоватые жучки с распущенными белыми усами.

Усенко оторвал взгляд от реки и посмотрел вокруг. Над ним огромным беловатым шатром раскинулось небо, подернутое тонкой пеленой высокоперистых облаков, сквозь которые к земле прорывались рассеянные лучи неяркого солнца. На западе за островами до самого горизонта поблескивала серебром широкая серо-белая полоса — море!

— Оно и в самом деле Белое. Почему, Шурик?

— Так в нем же облака отражаются, как в зеркале!.. Право на борт! Пошли на базу.

Количество лесистых островов в дельте реки увеличилось. На некоторых из них громоздились штабеля ящиков, бочек, пирамиды лесоматериалов. Летчик глядел на них и гадал: где же тут аэродром? Впереди к небесам тянулся столб дыма.

— Что это горит, Шурик?

— Да нет, это не пожар. Это дымит, наверное, Арбум — так здесь сокращенно называют Архангельский бумажный комбинат. Арбум!

— Гм-м… Слушай! Откуда ты знаешь такие подробности? Бывал здесь, что ли?

— На Севере я тоже впервые. Дальше широты Москвы не бывал, но не спал, как ты, а обо всем расспросил на запасном. Видишь, на крутом берегу реки высятся груды бревен, а дальше лесоподъемники, лесопильные рамы, цехи, поселок. Точно, Арбум!

— А вот вам и сам товарищ база! Привет!

Под тенью южного берега показался вытянутый с запада на восток песчаный остров с небольшой деревенькой и редким леском на мысу. За деревней желтела длинная посадочная полоса. Вокруг нее топорщились скобы капониров с самолетами, бугры землянок, позиция зениток. У противоположного края полосы белело посадочное Т, зеленели силуэты остроносых одномоторных истребителей.

Усенко включил микрофон внешней радиосвязи:

— Беркут! Я — Сокол семь! Прошу разрешения на посадку.

4

Поблескивая короткими крыльями, Пе-3 медленно катился по глинисто-песчаному летному полю, и его тонкий, похожий на длинное веретено фюзеляж тускло посвечивал свежеголубой окраской и алыми пятиконечными звездами. Из-за валов капониров на крылатого собрата выглядывали одномоторные истребители и двухмоторные бомбардировщики. Краска на их бортах тоже была свежая — все самолеты были новыми. Возле них копошились люди. Они прервали работу и встречали прилетевших приветливыми взмахами рук.

— Морячки! — сказал Гилим, наблюдая за ними. — Значит, аэродром морской? Как много здесь скопилось самолетов!

В стороне от капониров рядом с большой группой холмов-землянок стройными рядами выстроились двухмоторные истребители. Оттуда призывно сигналили флажками. А за сигнальщиком стояла толпа. Бомбардир узнавал в ней сослуживцев.

— Весь полк собрался! — возбужденно говорил он. — Да не гони ты! Полковое начальство наблюдает. Вон сам Богомол-батя, инженер Белан, Михайлов, адъютант Диговцев…

Усенко тоже узнал их, но его глаза тянулись в другую сторону, где стояли друзья: Устименко, Шакура, Обойщиков, Зубенко, Костюк.

— Володя Цеха принимает! — прокричал пилоту Александров, силясь перекрыть гул моторов. Техник не усидел на месте, привстал, приник к козырьку переднего стекла.

Перед носом «Петлякова» возник высокий худощавый человек в фуражке и в синем комбинезоне с красной повязкой на рукаве. В разведенных в стороны руках он держал красный и белый флажки, показывая место остановки самолета. Костя без труда узнал в дежурном сослуживца, воентехника второго ранга Цеху. Подчиняясь его сигналам, он зарулил машину и нажал на тормоза. Дежурный поднял над головой скрещенные флажки: «Глуши моторы!»

Прогудев на высоких нотах, моторы смолкли. Неподвижно замерли трехлопастные винты. Летчик потянулся к приборной доске и защелкал тумблерами, выключая один за другим агрегаты и приборы. А Гилим уже открыл входной люк, и в кабину устремилась свежая струя воздуха. Прилетели!

Громыхнул, выдвигаясь, трап, и экипаж, разминая затекшие ноги, приветливо помахивая встречающим, прошел под острый, высоко поднятый нос «Петлякова» и построился в шеренгу. Усенко разыскал в толпе стройную фигуру командира авиаполка, скомандовал: «Смирно!» — и, поправляя на ходу поясной ремень с пистолетом, скорым шагом направился к нему.

Комполка уже за тридцать. Он выше среднего роста, худощав, лицо утомленное, с резкими складками у рта и крутым волевым подбородком; одет, как и окружающие, в поношенную армейскую суконную гимнастерку с двумя шпалами на голубых петлицах, с орденом Красного Знамени на груди, на ногах — новые хромовые сапоги. Поправив синюю форменную фуражку с летной эмблемой на тулье и лаковым козырьком, майор Богомолов пытливо вглядывался в подходившего улыбающегося летчика.

Тот, как положено, остановился в трех шагах от командира и, энергично вскинув руку к шлемофону, отрапортовал:

— Товарищ майор! Ваше приказание догнать полк выполнено! Перелет по маршруту Казань — Архангельск завершен без замечаний. Матчасть в порядке. Экипаж готов к выполнению заданий. Командир звена — Усенко.

Серые под припухшими веками глаза Богомолова потеплели, складки у рта расправились, лицо подобрело. Он с любовью оглядел плечистого лейтенанта, но спросил строго:

— Ты, Усенко, почему вчера над нашими головами цирк устроил? Разве радиограмму не получил, что аэродром закрыт? Ах, не поверил, решил проверить! Хотел умнее всех стать?.. Помолчи, когда командир полка говорит! Следующий раз, будь уверен, я тебя проверю… суток на пять! Чему улыбаешься? Радиограмма «земли» — это приказ летчику в воздухе!

— Товарищ майор! Я ж приказ выполнил. Но… метеорологи — они ж вроде гадалок при авиации: то ли будет, то ли нет!

— На Севере метеоданным надо верить, Усенко. Здесь крылья можно сложить гораздо быстрее, чем думаешь. Учти!

— Так я верю, товарищ командир. Только поступаю как учит наш комиссар: доверяй, но проверяй!

Вокруг рассмеялись. Богомолов хмыкнул и обернулся к старшему политруку Михайлову, самому высокому из встречающих.

— Доволен, Леонид Васильевич? Радуйся! Любуйся!

— С удовольствием! Голова! — Улыбка тронула впалые щеки и тонкие губы Михайлова. Он с размаху пожал руку летчику. — Поздравляю, Константин Степанович, с благополучным прибытием на Север! Как экипаж? Пойдем к твоим орлам.

Командир и комиссар подошли к экипажу, тепло поздоровались сначала с кряжистым голубоглазым Гилимом, потом с худеньким Александровым.

— Как же вам удалось догнать нас так быстро? — удивился и откровенно радовался прибытию сильных летчиков командир полка. — Мы вас раньше чем через месяц и не ждали!

Расспросив о подробностях перелета, полковое начальство ушло, и прилетевшие попали в объятия друзей. Константин был глубоко тронут восторженной встречей, еле успевал отвечать на вопросы, рукопожатия, реплики и долго не замечал, что к нему пытается пробиться высокий, с широкими дугами черных бровей боевой командир с тремя кубиками в петлицах.

Наконец командир не выдержал и зычным голосом позвал:

— Лейтенант Усенко! Настройся на мою волну, а то, клянусь честью, останешься голодным. Давай продаттестаты!

Константин живо обернулся на голос, и радостная улыбка заиграла на его лице. Он вскинул руку в приветствии:

— Товарищ старший лейтенант! Задание выполнил…

— Слышал уже. Поздравляю, Костя! Жаль, не со мной.

Давняя служба, переросшая в дружбу, связывала этих двух людей — летчика Усенко и адъютанта (начальника штаба) эскадрильи Григория Диговцева. В конце июля сорок первого, когда в бою погиб стрелок-бомбардир Минайлов, на его место добровольно пришел адъютант и совершил девять боевых вылетов. Вместе с Диговцевым Усенко разрушил тогда переправу на Днепре, уничтожил вражеский железнодорожный эшелон в Ярцеве, танковую колонну и несколько артиллерийских батарей, взорвал два склада с боеприпасами. В тех боях храбрый адъютант сбил «мессершмитта», и только ранение не позволило ему продолжать полеты с Константином.

Друзья крепко обнялись. Летчик отдал документы, спросил:

— Здесь надолго? А куда дальше? В Мурманск?

Диговцев ответить не успел. До аэродрома донеслись частые залпы зенитных батарей, и высоко в небе над Архангельском появились облака от разрывов снарядов. С каждой секундой их число увеличивалось, отдельные шапки дыма быстро срастались между собой, и вскоре там образовалось большое, темное, полыхающее багровыми вспышками облако.

Летчики прекратили разговоры и, задрав головы, старались разглядеть цель, по которой зенитчики вели огонь. Они увидели маленькую черточку, удаляющуюся на запад.

— Никак «Хейнкель-111»?

— Он самый. Частенько наведывается — шесть раз в сутки по расписанию, хоть часы проверяй!.. Иди, тебя ждет комэск!

Капитан Щербаков, широколобый крепыш с глубоко посаженными глазами и открытым лицом, стоял, поблескивая медалью «За боевые заслуги», в стороне от толпы и исподлобья давно нетерпеливо поглядывал на прилетевшего летчика. Но затянувшуюся встречу не прерывал, дал возможность друзьям излить чувства, сам разделял их, так как по возрасту был старше своих подчиненных всего на два-три года.

Усенко по привычке одернул обмундирование и направился к командиру. Но — бывает же так! Перед ним вырос среднего роста, стройный и подтянутый штурман эскадрильи капитан Чернышев. Поводя жгучими черными очами, он потребовал:

— Доложи, как Гилим работал в воздухе! Человек после ранения, всякое может быть. Никуда его не заносило?

Вопросы штурманского начальника озадачили Константина. Подумав, он ответил с хитринкой:

— Замучился с ним, товарищ, капитан! Ужас! Все время норовил завести меня в… Турцию!

— Куда? Куда? — опешил Чернышев, и его симпатичное лицо вытянулось. — В какую еще Турцию?

— В турецкую, Василий Сысоевич!

— Разыгрываешь, негодник! — погрозил капитан. — Вот влеплю тебе двойку за перелет, научишься уважать!

— Так чего ж спрашивать, раз мы тут, а не в Турции? Саша Гилим — отличный штурман!

— Я тоже о нем такого же мнения. Мне важно было узнать твое: ты с ним не летал с июля прошлого года…

Иван Сергеевич Щербаков встретил летчика задумчивым взглядом.

— Здравствуй, здравствуй! — ответил он на приветствие Усенко. — Наконец очередь дошла до комэска. Обрадовал! Ладно, не извиняйся! Как настроение? На запасном позавтракал?

— Так точно, товарищ капитан! К полету готов!

— Знаю, ты всегда готов, — кивнул командир и замолчал. Потом достал табакерку, начал, просыпая табак, крутить папиросу.

Усенко с удивлением смотрел на него. Щербаков был какой-то скучный, задумчивый, беспокойно озирался по сторонам. Видно, его что-то угнетало. Чуткий к чужой беде, Константин догадался об этом, но прямо спросить постеснялся.

Иван Сергеевич вытащил из кармана зажигалку, подержал ее, однако не закурил, а достал другую, потом третью. О страсти комэска — он один коллекционировал зажигалки в полку — знали все. У него во всех карманах всегда можно было найти их несколько. Но сейчас, и летчик уловил это, капитан не хвастался приобретениями, а машинально перекладывал, как видно, совершенно забывая, зачем достает. Усенко выхватил свою, чиркнул, подал прикурить. Тот задымил, кивнул в знак благодарности. Почему-то переспросил:

— Так, говоришь, к полету готов? Тогда полетим. Вчера, когда стало известно, что ты летишь, Богомолов обрадовался и приказал включить тебя в передовую группу.

— А куда лететь, товарищ капитан?

— В Энск. Не слышал о таком? Где-то за Полярным кругом… Не туда бы надо, да… начальству виднее. В общем, получай карты, готовься немедля. Перелет будет не из легких. Ты когда-нибудь над морем летал?

— Нет. Я и моря в жизни еще не видел. Сегодня в первый раз и то на расстоянии.

— Я тоже. Только в кино. Теперь будем летать над ним. Точнее, над морями Белым и Баренцевым. Понял?

— Для этого нас сюда и гнали с такой поспешностью?

— Угадал. Мы прибыли в распоряжение командующего ОМАГ. Не понимаешь? Сокращенно по буквам: Особая морская авиационная группа. Командует генерал-майор авиации Петрухин, моряк. Чем занимается ОМАГ? Сказали, узнаем на месте. Вроде какие-то караваны будем прикрывать. Теперь понятно?

— В общем, да. Но… ровным счетом ничего! — честно признался летчик. Новость ошарашила его, и он не мигая уставился на командира, ожидая объяснений.

— Полеты над морем относятся к категории самых сложных. Говорят, они более трудные, чем в облаках и в тумане. Ничего, друг! Морскими летчиками не рождаются. Ими становятся, когда прикажут. Станем и мы! Ясно?.. Не это самое страшное, Усенко. Не это!

Но что, он так и не сказал. Тяжело вздохнув, Щербаков разом убрал все зажигалки в карман. Приказал:

— Готовься к полету. Времени в обрез! Иди!

Но Костя не сдвинулся с места. Он упорно разглядывал текущие мимо острова стремительные воды Северной Двины. Потом оторвался от них, решительно махнул рукой:

— Черт с ним, с морем! Я полечу куда угодно, лишь бы там были поганцы фрицы. У меня с ними свои счеты.

5

Гилим уже получил полетные карты и, склонившись над каким-то ящиком, под диктовку Чернышева прокладывал маршрут. Константин подошел, стал рассматривать. Почти в полкарты голубело море, неровные линии берегов изобиловали мелкими речушками со странными, трудно выговариваемыми названиями: Лодьма, Ижма, Чидвия, Куя, Кадь, Чага… Зеленый цвет материка недалеко от Архангельска сменялся бесцветным — тундрой. В тундре тоже густо пестрели безымянные речки, озера, огромные площади занимали болота. Надписи чернели только по побережью. Часто встречались пятиугольные звездочки — так на картах обозначались морские маяки. У каждой звездочки названия: Керец, Зимнегорский, Вепрь…

— Изба — это наименование деревни? — поинтересовался Усенко. — Вот еще… еще. Других имен не придумали, что ли?

— Нет, то не деревня. Изба и есть.

— Как? На карте обозначена изба? Обыкновенная хата?

— Что ж ты еще обозначишь, раз ничего другого нет? Нет населенных пунктов. Есть отдельные избы, да и то на сотни километров по одной.

Летчик присвистнул:

— А где этот… Энск?

— На краю земли, как здесь говорят. Где-то вот в этом районе, — показал на карте Щербаков, — посадили 95-й авиаполк, он на «пе-третьих». Теперь нашу эскадрилью бросают на его усиление. А Челышев со своей и со штабом полка остается на базе.

— Найдем ли, куда садиться?

— Нам дают лидеров из числа лучших летчиков 95-го. Мое звено поведет майор Кирьянов, с Устименко полетит капитан Гаркушенко, ну а тебе достался младший лейтенант Рудаков. Ничего, что молод! Рудакова, между прочим, уже сбивали в бою, и он хлебнул водички в Баренцевом. Рассказывал, что температура в нем постоянная: летом и зимой четыре градуса по Цельсию. Говорит, до того замучился, плавая на каком-то спасательном жилете, что хотел застрелиться, да закоченел так, что не смог руки поднять. Катера подобрали чуть живого…

— Спасибо, утешил!.. Я готов!

Летчики посмотрели друг другу в глаза и невесело рассмеялись.

— Готовь свое звено! Вылетаешь предпоследним. За тобой пойдет командир полка, будет с нами в Энске. Задача ясна?

— Так точно, товарищ капитан!

— Действуй!

К летчикам подошел улыбающийся Цеха. Константин с удовольствием оглядел его поджарую спортивную фигуру, симпатичное, чуть продолговатое лицо, серые приветливые глаза.

— С прилетом, землячок! — пожал он протянутую руку. — «Летным» не побалуешь?

Техникам выдавалась махорка, летному составу табак, но такой ядовитый, что те охотно обменивали на махорку. Техники же пристрастились к «летному».

— Не знаешь, Владимир Самойлович, отчего Щербаков такой хмурый? — поинтересовался Усенко у техника. Цеха служил во второй эскадрилье, но коллективы были маленькие, жили и служили вместе, поэтому секретов не было. — Что-нибудь случилось в эскадрилье?

— Нет. Там, насколько мне известно, полный порядок. Но… Извини, командир, чего-то Лысенков машет.

Тот подошел, поздоровался.

— Встретил друга. Он технарит в 95-м, прилетел за нами. Про Энск интересные вещи рассказывает. Пойдем послушаем?

— Дело! — заинтересовался Усенко. — Обязательно надо, только минутку! — Он повернулся к бомбардиру. — Саша, будь другом, покажи свое штурманское мастерство на моей карте, проложи маршрутик, пожалуйста! У тебя это здорово получается, лучше, чем у Чернышева.

— Хитер, — саркастически ухмыльнулся Гилим. — Значит, мне придется проверять самого себя? Ладно! А ты куда? Потом расскажешь?

— Когда я что скрывал от тебя?

Позади стоянки самолетов у козелка сгрудилась небольшая группа летчиков и техников. Они нещадно дымили табаком и внимательно прислушивались к неторопливому говору степенного техника средних лет, одетого в морскую форму. Моряк оглянулся на подошедших, кивнул Цехе как знакомому и, продолжая разговор, повернулся к Екшурскому:

— Какой транспорт? Я ж говорил тебе, что там тундра и море. Край земли. Дальше океан. Дорог — никаких. Правда, к скалистому мысу иногда на рейд подходят пароходы, но от нас до мыса добрых два десятка кэмэ. Соображаешь? По бездорожью приходится на своем горбу таскать абсолютно все.

— А горючее как же? Его ж надо тонны!

— Все! — отрезал техник. — Горючее и масло в бочках доставляют до мыса Корабельного, потом на лодках. Как-то оленеводы выручили, дали нам несколько упряжек оленей. Так олешки же — не ломовые лошади! Слабенькие! Что на них перевезешь? Приспособили, конечно, по одной бочке на нарты, а потом тащили и бочки, и нарты с оленями.

Окружающие весело рассмеялись.

— На оленях прямо к самолетам? — не унимался Екшурский. — Вот здорово! Сфотографироваться бы потомкам на память, да не разрешено.

— Это еще не все! Оленями бочки только на склад. А дальше те бочки мы руками подкатываем к самолетам, сливаем бензин в ведра, поднимаем на самолет и заливаем в горловины баков. Долго? Конечно. А что делать? Самолеты должны летать. Было б еще ничего, если б народу хватало. Но наши экипажи укороченные: на каждую машину только по технику и оружейнику. Остальных там некуда размещать. Живем в землянках, а их не хватает, потому что не нароешь, грунт каменистый. Землянки со здешними дворцами не сравнить: норы на три-четыре человека. Строительного материала нет.

— Воду из колодцев берете?

— Если бы! Таскаем ведрами из реки. А река в глубоком каньоне. Пока с тем ведром взберешься по крутому склону, полведра как не бывало. Да и вода… Коричневая какая-то, болотная, что ли!

— Сушилки есть? Где сушить мокрое обмундирование, обувь? В землянках холодно?

— Холодно. Дров нет, в тундре взять негде, там только мох. Пробовали, конечно, и мох, так он не горит, только тлеет и дымит. Правда, с моторным маслом горит! Комары? Ну какая же тундра без комаров?

— Все пугаешь? Стращаешь?

— Зачем же? — искренне удивился рассказчик. — Попросили — рассказываю как есть. Ты ж не дитя — воин! Должен знать.

— Налеты фашистов?

— Налетов пока не было. Они, наверное, не догадываются, где аэродром. А беда пострашнее налетов.

— Не тяни душу. Говори как есть.

— Туманы.

— Что-о? Туманы? Хо-хо-хо! Га-га-га! — разнеслось по острову.

Моряк нахохлился, сказал зло:

— Напрасно вы так. Там туманы такие… неделями стоят! Этой весной туман нас в плену продержал около месяца. Во-о! Помучились! Соль кончилась!

— Что-о? Соль? Подумаешь, продукт питания! Было б чего жевать! Можно и без соли! Наши предки ее совсем не знали.

Техник хотел сказать что-то резкое, но передумал, несколько раз сряду затянулся дымом.

— По своей серости мы сначала тоже так думали. Когда кончилась соль, первые дни посмеивались и уплетали все, что подавали. Но потом кусок в горло не полез. Даже рис со сливочным маслом — нас и таким баловали.

— Во-о! Загнул! От сливочного масла отказались! Ха-ха!

— Нет, друзья! Это, оказывается, очень страшно: пища без соли! Первое, второе, хлеб — все без соли. Жуешь, как… как мануфактуру, а организм ее назад! Оказалось, без соли, как без воды, человек долго жить не может! Вот тебе и предки!

Все притихли. Задумались.

— А все из-за тех проклятых туманов. Повезло еще, что самолетов не было в воздухе. Страшно подумать: куда бы они садились?.. Ну, мне пора! Остальное договорим в Энске.

— Слушай, а почему аэродром называют Энском? — спросил кто-то.

— Да так получилось, — пожал плечами техник. — Место безлюдное, безымянное, а как война началась — любой объект Энском называют. Ну и мы свой так окрестили, а теперь пошло — Энск да Энск…

Размышляя над услышанным, Усенко медленно вернулся к самолету. Там его ждал взволнованный Гилим.

— Костя! Ты знаешь? Севастополь оставили!

— Ты-ы что?.. Быть того не может! Не верю!

— По радио передали: оставлен по приказу Ставки… Севастополь… Несокрушимой твердыней стоял он на левом фланге фронта. Севастополем гордились, по нему равнялись, в него верили, с ним как с плацдармом в тылу врага связывали планы на будущее наступление, на освобождение угольно-металлургической базы страны — Донбасса. Утрата была страшная.

Усенко растерянно взглянул в сторону Щербакова и догадался, почему тот угнетен: он знал про Севастополь, но не решился сказать, пожалел. Константин тяжко вздохнул.

— Но это не все, — продолжал Александр. — Было несколько налетов на Мурманск. Город сгорел…

Край советской земли

1

Погода заметно улучшилась, облака расползлись, засверкало солнце, и мир преобразился: прежде нелюдимый, теперь приветливо ласкал взор чистыми тонами зелени, вод, небес.

К самолетам привезли и раздали какие-то безрукавки из прорезиненной ткани серого цвета, назвали их капками. Оказались спасательными жилетами. Каждый летчик обязан был надеть такой жилет под парашют. При вынужденном прыжке, спускаясь на парашюте, следовало через специальный шланг надуть его воздухом и заткнуть пробкой.

Армейские летчики скептически встретили капки. Поблескивая голубыми глазами, рослый Устименко, распахнув реглан ровно настолько, чтобы под ним на груди был виден новенький орден Ленина, спросил:

— Неужели вы, моряки, не могли придумать что-нибудь надежнее для спасения своих драгоценных жизней?

Ответ инструктора был категоричен:

— Нет, браток. Мы летаем только с капками.

— Ясно, как божий день: спасение утопающих — дело рук самих утопающих! Эх, мать моя женщина…

Около одиннадцати часов дня готовая к перелету первая эскадрилья была построена. Подошли Богомолов, Михайлов и несколько незнакомых летчиков. Все они оказались из 95-го истребительного авиаполка. Один из них, щеголевато одетый майор, обратился к строю:

— Моя фамилия Жатьков. Командую девяносто пятым. Я назначен старшим в операционной зоне севернее горла Белого моря. Вы поступаете ко мне в оперативное подчинение. Базироваться будете на Энском аэродроме. Не думайте, что вас ждет шикарный московский аэродром. Энск можно назвать аэродромом только при бойкой фантазии. Просто на берегу Кольского полуострова нашли подходящую площадку, слегка очистили ее от камней, вырыли землянки, капониры, и все.

В строю зашумели. Кто-то выкрикнул:

— Не привыкать! Садились на дорогах и лесных полянах!

— Знаю! — Жатьков резким голосом прервал шум. — Вы народ стреляный, потому именно вас и прислали сюда. Но я обязан предупредить: Энский аэродром на другие непохож, сложный. Ручаюсь, такого вы не встречали. Находится он на плоскогорье, продувается всеми ветрами, посадочная полоса узкая и не соответствует розе ветров. Поэтому преобладают сильные боковики: чуть зазеваешься — снесут в сторону, выкатишься из полосы, загремишь в камни или в овраги. Учтите! Конечно, для обозначения направления ветра мы зажигаем дымшашки, увидите. При посадке прикрывайтесь креном. Вообще жить и летать там можно. Вот только в самоволки, как здесь, бегать некуда, — пошутил майор. — До ближайшего оленьего стойбища — добрая сотня километров!

— Товарищ майор! — прервал шутку нетерпеливым взмахом руки молодой летчик из строя и представился: — Лейтенант Устименко, командир звена. Разрешите вопрос? Вы не можете сказать нам, какие задачи придется выполнять?

— Конкретно? Каждый экипаж будет получать перед вылетом. А общая? Вас прислали сюда для выполнения особо важного правительственного задания. Будем охранять морские перевозки союзников. Непонятно? Значит, так! Там, на западе, — махнул рукой Жатьков, — в караван собирается несколько десятков пароходов, им придают боевые корабли для эскорта, и в составе такого конвоя они идут, как говорят моряки, через океан к нам. Против этих конвоев немцы бросают подводные лодки и авиацию. Какую? Пикировщиков и торпедоносцев.

— Товарищ майор, какие грузы везут эти конвои?

— Военные. Пушки, танки, боеприпасы к ним, грузовики.

— Много везут! Стоит ли… игра свеч?

— Как сказать? На безрыбье… Посчитайте сами: в майском конвое было доставлено около четверти миллиона тонн, а нам на каждый день войны нужны миллионы! Но… все-таки помощь. Фронту нужна каждая такая тонна. Вот почему надо сберечь и доставить туда все, что поступает морем.

— На этом — все! — решительно прервал вопросы Богомолов. — Об остальном договорим в Энске. До вылета осталось двадцать минут. Знакомьтесь с лидерами, и по самолетам!

— Одну минутку! — задержал Жатьков. — Чуть не забыл! Напоминаю, товарищи, здесь фронт! Не расхолаживайтесь! Пушки и пулеметы должны быть готовы к немедленному бою. Мы в свой первый прилет сюда чуть не влипли: встретились с «мессерами — сто десять». Хорошо, те струхнули и удрали, а то устроили бы нам мясорубку: оружие у нас не было готово.

2

Через четверть часа три истребителя Пе-3 первого звена, приподняв к небу острые прозрачные носы, мягко гудя мощными моторами, направились к взлетно-посадочной полосе. Еще через минуту их зеленые, окрашенные снизу в голубой цвет фюзеляжи растаяли в той стороне, где стеной вставало Белое море.

Ровно через десять минут там же скрылось второе звено.

— Пора и нам! — Константин Усенко оглянулся на стоянку остающейся второй эскадрильи с толпой провожающих, на ведомых, выстроившихся за хвостом командирской машины, на сидевшего в проходе кабины Александрова и энергично двинул секторы газа вперед. Моторы взревели на полной мощности, «Петляков» качнулся, срываясь с тормозов, приподнял хвост и устремился на взлет. Под крылом мелькнули домики деревни, кустарник на берегу, гладь реки. Потом все это провалилось вниз, дали раздвинулись — самолет перешел в набор высоты.

— Сзади пристраивается Новиков! — докладывал Гилим. — Вижу, Макаров догоняет!

— Хорошо! Лидер взлетел? Следи за ним.

Командир звена начал плавно разворачивать машину, давая возможность ведомым занять свои места в строю. И вот уже все в сборе. Тройка «Петляковых» летела по большому кругу над аэродромом. Чем выше она поднималась, тем ниже опускалась четкая линия далекого горизонта, увеличивался обзор местности, разворачивалась ее красочная панорама; верхушки деревьев сливались, образуя сплошную зеленую равнину, резче обозначились берега Северной Двины, ее притоков и озер; на западе забелели городские кварталы, а за ними и за островами дельты блеснула ширь Двинской губы.

Ведомые подошли к самолету командира звена так близко, что сквозь плексиглас кабин хорошо различались лица.

— Шурик! Не вижу лидера. Где он?

— Зачем-то ушел в сторону.

Усенко взял направление на базу.

— Беркут, Беркут! — донесся тревожный голос в эфире. — Я — «тройка»! Барахлит мотор. Прошу разрешения произвести посадку. Я — «тройка»! Прием!

«Тройка» — позывной лидера Рудакова. Константин забеспокоился: чего доброго, посадят и его!

— «Тройке» посадку разрешаю! Я — Беркут! Прием!

Усенко включил рацию:

— Беркут! А что мне делать? Я — Сокол семь! Прием!

«Земля» долго молчала. Звено «Петляковых» успело сделать над островом два круга, когда Богомолов приказал:

— «Семерка»! Вам следовать самостоятельно! Прием!

Самостоятельно? Такой вариант полета при подготовке не предусматривался, и экипаж к нему не был готов. Вообще-то подобная ситуация в авиации случается, и она не вызвала бы у летчиков недоумения, если б… Константин тревожно посмотрел на бомбардира. Тот сидел с невозмутимым видом, будто всю жизнь только и делал, что летал над морем, но где-то в его зрачках мелькнули беспокойные искорки. Эти искорки Усенко воспринял как проявление неуверенности и грубо спросил:

— Слышал приказ?

Гилим утвердительно кивнул головой.

— Я тебя спрашиваю, — распаляясь, повторил пилот. — Уверен в себе? Дойдем? Что молчишь?

— Обязаны! Щербаков же и Устименко улетели?

— Да! Но они с лидерами! Может, подождем Богомолова?

Бомбардир твердо взглянул в глаза командира.

— О чем речь? Нужно — значит, дойдем. Самим даже лучше: не на кого надеяться. Пригодится на будущее. Держи курс.

Усенко недоуменно двинул плечом, несколько секунд размышлял. Потом решительно включил радиопередатчик:

— Беркут! Вас понял: выполнять самостоятельно! Прием!

— Понял правильно, «семерка». Счастливого пути!

Под самолетом потянулся совершенно пустой берег.

Напротив него залив бороздили, распуская белые усы, катера, дальше в открытом море маячили приземистые, окрашенные в серый цвет корабли. В их носовой части Константин разглядел пушки. Вспомнил, как в далекой Сибири, где 13-й авиаполк дожидался очереди получать самолет, с ними были морские летчики, и они рассказали, что по внешнему виду могут точно определить не только классы кораблей, то есть назначение, но и типы, даже названия, а значит, узнать размеры, скорость хода, вооружение, что важно при расчетах на бомбометание. Сейчас же летчик глядел на серую посудину и не ведал, к чему она относится: к катерам, тральщикам или к крейсерам?

«Чтобы летать и воевать над морем, — вздохнул он, — все это следует изучить! Где? Когда? У кого?»

— По времени подходим к Зимнегорскому маяку, — предупредил Гилим. — Как увидишь его, скажи.

Морские маяки Константин не раз видел на фотографиях. В окружении добротных каменных зданий обычно высилась круглая башня, в куполообразном верху которой размещался светильник с линзами. Башню-то он и высматривал. А ее не было. Ничего похожего. Правда, в лесу промелькнул одинокий, огороженный забором домик с треногой на крыше, но летчик на него не обратил внимания и не догадался, что это и был разыскиваемый маяк.

Между тем берег окончательно исчез под крылом. Впереди и с боков насколько хватал глаз блестела только беловатая морская равнина. Пе-3 летел над ней плавно, ровно, без привычного подергивания. Впрочем, летел ли? Органы чувств не воспринимали движения. Казалось, самолет висел на одном месте. И висел он как-то странно: вроде все время норовил завалиться влево. Константину приходилось быть начеку. Моторы ревели дружно, напористо, но в их гуле, казалось, появились какие-то новые, незнакомые и потому тревожные ноты. Все это настораживало, порождало нервозность. В сознании летчика незаметно началась схватка между разумом и ощущениями. Разум утверждал: все приборы одновременно отказать не могли, их показания правильные, им надо верить, спокойно продолжать полет. Но в сердце все глубже вползал тревожный холодок близкой опасности, а с ним оглушающий, парализующий волю крик инстинкта самосохранения.

Константин оглянулся. Ведомые прижались к его машине вплотную так, будто искали у него, своего командира, защиты.

— Гилим! Сколько мы летим над водой?

— Три минуты.

— Сколько?! — Константин недоверчиво посмотрел на бортовые часы, на наручные: они показывали одинаково.

— Точнее: три минуты семнадцать секунд!

«Всего три минуты, а показалось… вечность! Как же морские летчики летают часами? Что они при этом испытывают? Так же можно сойти с ума! — размышлял летчик над своими ощущениями. — Да! Чтобы летать над морем, как они, надо иметь не нервы, а стальные канаты… А как ведут себя молодые?!» Он посмотрел влево-вправо. Те жались. И тогда лейтенант снял левую руку с секторов газа и, подняв вверх палец, показал его одному и второму. В ответ Новиков и Макаров так радостно закивали головами, будто командир наградил их. В этой торопливости Усенко увидел душевное состояние парней, понял и не осудил. Что делать? Случись сейчас авария, садиться или прыгать придется… в воду! Спасет ли капка, если в округе не видно ни одного суденышка?.. Вода не земля! Там, куда ни ткнулся, всегда доберешься до людей…

Да, нелегко давался первый полет над морем.

За носом самолета появилось чуть заметное туманное облако. Точнее, темная полоска. Усенко вгляделся. Полоска понемногу уплотнялась, увеличивалась, простиралась вширь.

— Ну-у! — с шумом выдохнул Гилим. — Наконец-то берег! Никогда не думал, что он такой желанный! — В голосе бомбардира откровенно звучала радость.

— Шурик! Шо цэ ты стал таким говоруном? Не узнаю.

— А ты?

Летчики облегченно рассмеялись.

Туманная полоска точно была берегом. Но берегом каким-то странным: на нем отсутствовала привычная глазу зелень лесов, кустарников, холмов. Вместо них на совершенно ровной, голой и серой местности до самого горизонта частыми лишаями блестели лишь бесформенные пятна водоемов. Приглядевшись, Константин с трудом узнал в этих пятнах болота и озера. У их берегов голубели полоски воды, а всю середину занимали… льдины. В разгар лета в воде плавал настоящий лед?!

«Это же… тундра!» — догадался летчик. Так вот какая она! Унылая, однообразная, пугающая не только пустотой, безжизненностью, но и холодом!

На карте Константин отыскал черную точку с надписью: «Изба». Захотелось посмотреть, как она выглядит с воздуха, а заодно уточнить место нахождения группы. Но сколько он ни вглядывался, ни напрягал зрение, никакого подобия избы не нашел. Ошиблись картографы? Или с воздуха ее не отыскать? Как же тогда ориентироваться в такой местности?!

— Радиосвязь с «Розой» установлена! — сообщил Гилим.

«Роза» — позывной Энска. Значит, скоро аэродром!

В серой бесконечности тундры появилась петляющая речушка, намного полноводнее тех, которые попадались прежде. Речушка нырнула под самолет, чуть раздвинула крутые берега и уперлась в синь моря. На северном берегу ее между тундрой и морем небольшой складкой вспухло плоскогорье, за которым вдали горбилась невысокая сопка.

— Где-то здесь и должен быть Энск, — говорил, разглядывая местность, Александр. — Вот заливчик, ребята зовут его Каньоном, река… Стоп! Вижу!

— Где? Покажи!

— Да вон, за устьем реки на том берегу между грудами камней лысины видишь? Это ж выбоины от посадок самолетов! Посадочная полоса! А вон и самолеты! Наши!.. Вышли, Костик, точно, всем чертям назло!

Теперь и Константин разглядел таинственный аэродром: вытянутая в северо-восточном направлении узкая площадка, одинокий бревенчатый домик с небольшой мачтой радиостанции, склад — штабель бочек, подальше — в сторону моря — смутно угадываемые очертания посадочной полосы, настолько ограниченной, сжатой оврагами и грудами камней, что, если б не белые полотнища Т, признать ее за аэродром было бы невозможно. Летчик невольно вздохнул, вспомнив деревянную ВПП на запасном аэродроме. Увы!

И все же то был аэродром. По краям серо-зеленой площадки виднелись редкие капониры с самолетами, в склонах оврагов темнели входы в землянки, подле них тройками стояли зелено-голубые Пе-3 и жиденькая толпа людей, приветливо махавшая руками.

У посадочного знака появился белый мазок дыма: финишер зажег дымовую шашку. Ветер был настолько сильный, что прижал дым к земле и прикрыл им часть посадочной полосы. Что было особенно приятно, ветер дул строго в бок! В Энске все было так, как обещал Жатьков.

Командир звена качнул с крыла на крыло, распуская строй, и начал строить «коробочку» — маршрут на посадку.

3

Усенко преодолел напор ветра и с трудом удержал направление при посадке. Машину сумел остановить только у границы аэродрома. Он немедленно включил рацию, приказал подчиненным:

— Посадку запрещаю! Пройдите на малой высоте, хорошо просмотрите полосу. Будьте предельно внимательны: очень сильный ветер, прикрывайтесь креном! Тормозите аккуратно!

С высоты кабины аэродром был виден как на ладони. Летчик насчитал на нем несколько десятков самолетов. Преобладали двухмоторные Пе-3 и 95-го авиаполка. Отдельной группкой стояли устаревшие «Чайки» И-153. Возле них толпились моряки.

Усенко поставил свою «семерку» на указанное дежурным место — в стороне от прежде севших Пе-3 — и стал следить за посадкой Макарова и Новикова. Первый сел нормально, а Новиков уклонился и чуть не врезался в груду камней. Перед препятствием молодой пилот так резко затормозил, что «Петляков» оторвал хвост от земли и едва не стал на нос.

Встречный ветер забивал дыхание, и Константин остановился перевести дух. Перед ним с плоскогорья открывалась все та же неприглядность тундры, что и с воздуха. Только теперь она детализировалась. На замшелой каменистой почве привычного растительного покрова не было. Везде царил серо-зеленый мох. Лишь кое-где в ложбинках и в тени больших камней к свету несмело тянулись тоненькие слабенькие стебельки незнакомых трав с узенькими лепестками. Северо-западный ветер, словно радуясь буйной своей силе, без труда прижимал травы к земле, заодно шевелил низкорослые пучки мха, будто пробовал его крепость, тщетно пытаясь отодрать от камней. Но мох с удивительной легкостью выдерживал не только напор ветра, но и ногу человека: под ее тяжестью не ломался, только гнулся. Летчик поднимал ногу и поражался: мох выпрямлялся, на нем не оставалось никаких следов!

Подивившись необычайной упругости неприхотливого растения, Усенко пошагал дальше, посматривая в сторону юга, откуда должна была появиться группа майора Богомолова. С ее посадкой прилетевшие экипажи 13-го соберутся для разбора перелета. Но самолетов комполка еще не было.

С соседней стоянки, где разместилось второе звено, донесся взрыв хохота: там подвижный Устименко в окружении летчиков что-то говорил, показывал при этом на землю и притопывал ногами.

Заинтересовавшись, Константин направился к ним.

— Стой! — закричал ему Устименко. — Остановись!

— Стою! — Константин беспомощно смотрел под ноги. Под ним была только чуть заметная тропка, протоптанная среди мха и лишайников. — Тут же пусто! В чем дело?

Летчики второго звена дружно захохотали. Но как только Усенко шагнул, его опять остановили крики.

— Объясните наконец, в чем дело? — потребовал Константин.

— А ты слепой? — Устименко показал под ноги друга. — Не видишь, на чем стоишь?

— Разыгрываешь? Ничего себе, выбрал времечко!

— Да что ты? Я на полном серьезе! Протри очки, медведь! Ты ж стоишь на… Полярном круге!

— Какой такой еще круг? Ах да! Полярный! — Константин наконец понял шутку друзей: в этом районе проходил Полярный круг, начиналось собственно Заполярье. Поддаваясь общему настроению, летчик, в свою очередь, закричал: — Держись! Сейчас перепрыгну!

— Подожди, командир! Это мелкопробная провокация! Полярный круг мы давно перелетели, он южнее в пятидесяти километрах.

— Нет, здесьь — задиристо топнул ногой Устименко.

— Пари? На шлемофон!

— Невыгодно: у тебя старый, а мой прямо со склада.

— Хорошо! Против твоего шлемофона со склада ставлю новейшую кобуру, кожаную, не кирзовую, как у тебя! Идет?

— По рукам! — загорелся тот.

Спорщиков разняли. Принесли карту, сверились. Прав оказался бомбардир звена. Пришлось Устименко, отдать шлемофон. Все смеялись, а Гилим поучал незадачливого друга:

— Со штурманами, брат, не спорь: народ грамотный, еще Петр Первый говорил об этом, любят точность! А то оставят тебя в чем мама родила… Хо-рощий шлемофончик! Со склада!

Александр Устименко набросился на бомбардира Банцева:

— Это ты меня подвел! Отдавай свой шлемофон!

— Я тебя предупреждал! Так тебя ж занесло, не удержать!

Веселую возню прервал рокот моторов с поднебесья: прилетела группа командира полка. Раздалась команда:

— Первой эскадрилье! Строиться!

Итак, служба за Полярным кругом началась с розыгрыша, весело. Арктика не испугала молодых соколов!

4

Прилетевшие «основательно», как приказал Богомолов, устроились в отведенных землянках, пообедали и собрались на капе.

— Товарищи! Поспешность переброски нашего авиаполка сюда вызвана тем, что союзники направили в нашу зону конвой под номером семнадцать. О его составе и месте нахождения мы сведений не имеем. Чтобы не раскрываться перед противником, соблюдается радиомолчание. Но по расчету времени конвой находится либо где-то вблизи нашей зоны, либо уже вошел в нее. Поэтому генерал Петрухин приказал дать нам небольшой отдых и потом сразу включиться в боевую работу. Начнем с поиска кораблей. Летчики девяносто пятого разведку уже ведут. С ночи начнем работу и мы. Первыми на задание пойдут командиры звеньев и эскадрильи в роли ведомых у летчиков девяносто пятого. Летать будем парами. Времени на ознакомление с районом боевой деятельности у нас нет. Поэтому будем совмещать в одном полете провозной[2] и поиск. Следующие вылеты поведем самостоятельно. Прошу сейчас познакомиться с ведущими и подготовиться к заданию. Потом всем на отдых! Пары будут вызываться прямо на капе. Экипажам, свободным от боевой работы, строить капониры! Все!

Лейтенанту Усенко ведущим достался старший лейтенант Стрельцов. Оба экипажа расстелили карты и начали подготовку. Летчикам предстояло пролететь по замкнутому маршруту над водной поверхностью более полутора тысяч километров, пробыть в воздухе почти четыре часа. Они будут искать суда конвоя и позиции вражеских подводных лодок. В штабе 95-го нашлись фотоснимки немецких кораблей, действующих на Севере. Летчики 13-го рассматривали их, старались запомнить.

Константин подумал: сегодня четырнадцать минут полета над морем показались ему вечностью, а предстояло пролететь в шестнадцать раз больше. Выдержит ли?..

5

Сон был крепким, без сновидений. В положенное время, когда за экипажем с капе прибежал рассыльный, Гилим с превеликим трудом разбудил своего командира.

Стряхнув остатки сна, Константин по привычке посмотрел на наручные часы. Они показывали четыре часа. Было светло. В окошко землянки заглядывало солнце. Летчик сначала удивился, увидев его, а потом испугался: уже день! Сразу пришла досада: как же он посмел проспать свой первый вылет в Арктике? Понятно недовольное ворчание Гилима! Опростоволосился!

Усенко торопливо оделся и пулей выскочил наверх.

На ближних самолетных стоянках работал технический состав, и это окончательно убедило парня, что он попал впросак. А тут еще погода, как назло, начинала портиться: с северо-запада низко над землей потянулись хлопья слоистой облачности, выше надвигались мощные черно-белые облака: жди осадков!

Точно! Одно облако накрыло аэродром, солнце исчезло, свет померк, повсюду закружились, затанцевали вперемешку с каплями дождя белые снежинки; их падало все больше и больше — разыгралась настоящая пурга. Все время дул ровный сильный ветер. Стало холодно, промозгло. Закрываясь от непогоды, Константин поглубже натянул на голову шлемофон, поднял ворот реглана и быстрее зашагал к столовой.

Но не сделал он и полсотни шагов, как снегопад прекратился, ветер стих, снова засияло солнце. Летное поле, стоянки самолетов, бугры землянок — все было белым-бело.

— Ну и лето! — сокрушенно проговорил Усенко, останавливаясь перевести дух.

— Сейчас растает! — Гилим снял шлемофон и стряхнул с него снег, мокрой рукой пригладил белобрысые волосы.

Действительно, снег таял буквально на глазах. Сначала потемнели верхушки камней в грудах, потом капониры, самолеты. Повсюду образовались мелкие ручейки, лужицы.

— Пошли быстрее! Видишь, приближается еще один заряд?

Над западной частью летного поля уже бушевала пурга.

В столовой Константин встретил других летчиков, запланированных в полет, и подумал, что вылет из-за непогоды перенесли — такое в авиации бывает. Но потом развеселился, узнав, что еще раннее утро и что он совсем не проспал. Просто Заполярье преподнесло ему, новичку, один из своих сюрпризов. Настроение парня заметно улучшилось.

Над неустроенным заполярным аэродромом гудели и гудели моторы: пара за парой истребители дальнего действия поднимались в воздух и улетали в море. Вслед за ведущими там давно находились экипажи Богомолова, Щербакова, Устименко, замкомэска Шакуры. Наступала очередь вылетать Стрельцову и Усенко.

За хвостом своего самолета Константин докуривал папиросу и слушал торопливый, как у всех южан, говорок бомбардира из звена Кронида Обойщикова. Они подружились еще с довоенной норы, когда выпускник Краснодарского авиаучилища летчиков-наблюдателей младший лейтенант Обойщиков был непосредственным штурманским начальником младшего летчика Усенко. При переформировании в Балашове, где авиаполк перешел с трех — на штаты двухэскадрильного состава, Кронид остался без должности, но переходить в другую часть отказался и рядовым вошел в экипаж сержанта Макарова из авиазвена лейтенанта Усенко. Так друзья остались вместе.

К вылетающему в такую рань экипажу Усенко Кронида привела не только дружба, но и боязнь потерять друга в незнакомом и опасном полете. Поэтому он решил, сам проверить состояние техники, особенно навигационных приборов, от исправности которых во многом зависела жизнь летчиков там, в просторах Северного Ледовитого океана.

— А я, Костик, сегодня не спал, — неожиданно сказал Обойщиков и, видя недоумение на лице друга, пояснил: — Писал стихи… так сказать, на тему. Прочитать? — И, не дожидаясь согласия, задумчиво начал:

О, этот дальний уголок земли,
где мокрые туманы залегли
меж сопок, словно белые медведи,
где только стынь,
и снег,
и хриплый ветер,
и месяцами солнце не проглянет,
и на унтах висит
намерзший лед…
Здесь юность наша
в кожаном реглане
в отчаянный бросается полет.

Кронид замолчал и исподлобья посмотрел на Костю. Тот, задумчиво глядя вдаль, тихо повторил:

— Здесь юность наша в кожаном реглане… — Усенко резко обернулся к другу, схватил его в свои ручищи, восхищенно сказал: — Здорово, Кроня! Это, как говорит наш комэск, в самую десятку! Обязательно напиши в газету.

— Займусь, не беспокойся. Сегодня же…

— Командир! Ракета! — закричал от самолета Александров.

Усенко швырнул окурок и протянул руку:

— Пора, брат!

— Костя! — Кронид рванулся к летчику. — Ни пуха!

— К черту! — Константин расправил могучие плечи, улыбнулся и, шлепнув бомбардира по спине, широко зашагал к самолету.

6

Два «Петляковых» Стрельцова и Усенко дружно вырулили на старт и поднялись в пестрое от низких облаков небо. Оба истребителя на своих хвостах несли одну и ту же цифру 7, только у Стрельцова она была желтой, а у Усенко голубой.

Самолеты летели по большому кругу — так требовалось, чтобы перед уходом в море успеть набрать высоту и проверить работу материальной части. Поднимались вверх под облака, пока стрелка высотомера не остановилась на 1000. Усенко переключил флажок СПУ на внешнюю связь и собирался доложить ведущему о готовности к полету в море. Но тот опередил:

— Весна! Весна! — вызывал Стрельцов аэродром. — Я — Орел семь! Все в порядке! Разрешите работать? Прием!

— Вас понял, Орел семь! Работать разрешаю! Желаю удачи!

…Полоска берега исчезла за шайбами килей. Под «Петляковыми» во все стороны простиралась желтовато-серая равнина моря, испещренная белыми мазками пены. Она была однообразной, безлюдной, пугающей. Константин старался не смотреть на нее. Чуть оттянувшись от ведущей «семерки», чтобы легче было следить за ее эволюциями, он с неподдельным любопытством рассматривал интереснейшее явление арктической погоды — «заряды». На одной, будто выровненной по шнурку высоте в светло-голубом небе отдельными серо-белыми островами навстречу самолетам величественно плыли огромные кучево-дождевые облака, настолько мощные в своем вертикальном развитии, что ослепительно белые кромки их верхушек различались плохо, зато пониже, окаймленные густой чернотой, были так хорошо видны и настолько ровны между собой, что казалось, кто-то специально подрезал их по одной линии и положил на гигантский стол с прозрачной крышкой. Каждое облако обрушивало на свинцовую гладь моря плотные потоки снега, издали очень походившие на широкие, чуть скошенные ветром столбы. Столбов и облаков было много. С высоты полета они казались ногами неведомых великанов, которые, закатав штаны-облака, быстро шагали по водной пустыне, и она от этих шагов лохматилась.

Ведущий Стрельцов ловко обходил ноги-столбы, придерживаясь заданного курса. Константин внимательно следил за его филигранно точными движениями, учился: назавтра ему самому предстояло давать такой же провозной другому экипажу.

Странно, но постоянное лавирование между снежными зарядами оказалось не столь сложным, сколь занятным и даже пробуждало спортивный интерес: «Петляковы» стремительно сближались с несущимся навстречу мощным облаком. Казалось, вот-вот произойдет неизбежное и страшное столкновение. Но следовало точное и плавное движение рулями, самолет отклонялся чуть в сторону, и бушующий заряд проносился рядом; а навстречу спешил уже другой. Снова двигались рули, и снова заряд оставался в стороне.

На фоне зарядов и облаков Константин ощущал стремительность движения своего самолета и потому чувствовал себя привычно, мысленно сравнивал этот полет со вчерашним и находил его не сложнее, а проще.

А иногда самолеты не успевали уклоняться от зарядов, попадали в них. Тогда в кабине мгновенно темнело. В передний козырек тысячами устремлялись схожие с огненными трассами пулеметов светлячки мокрых белых снежинок. Снежинки, разбившись о плексиглас, сразу примерзали к нему звездочками, на них падали новые, да так быстро и так плотно, что стекло оказывалось залепленным растущим слоем льда. Такой же лед нарастал на ребрах атаки крыльев, килей, винтов — безобидные и красивые звездочки-снежинки превращались в очень опасное для самолета обледенение: он быстро тяжелел, хуже слушался рулей, скорость падала, а в плавный гул моторов вплетались напряженные нотки, вызывавшие нервозность у летчиков; в конечном счете обледенение грозило катастрофой. Константин с тревогой следил за нарастающим ледяным покровом.

Но в следующую минуту Пе-3 выскакивал из заряда в тепло солнечных лучей. Козырек, крылья, кили, винты быстро оттаивали, кусочки льда расползались, срывались встречным потоком воздуха и отбрасывались в пространство; стальные птицы освобождались от ледяного панциря, продолжали свой стремительный лет над морем. На душе тревога сменялась интересом: навстречу несся новый заряд.

Увлеченный редкостным наблюдением в борьбе с зарядами и гонкой за хвостом ведущей «семерки», Усенко не сразу заметил, как самолеты оказались над узким скалистым мысом. На самой оконечности мыса он увидел башню маяка и невдалеке от нее домики рыбацкого поселка. Направо от поселка тянулся невысокий безлесный кряж, у подножия которого блестели блюдечки озер и топи болот.

— Канин Нос! — показал на мыс Гилим. — Первый этап полета пройден. Здесь кончается Белое море и начинается Баренцево, собственно Северный Ледовитый океан. Смотри, Костя, на него, такое не каждому выпадает!

Константин достал картодержатель и карандашом сделал аккуратную запись: 06.08 — время пролета мыса.

Баренцево море встретило летчиков накатом темно-серых со свинцовым отливом волн. Волны всхолмили всю водную пустыню, одели в пенные кружева скалистый берег полуострова. Ветер крепчал, рябил воду, пенил волны. Снежных зарядов стало больше. В просветах между ними было видно, как небо затягивалось тонкой пленкой высокоперистых облаков с продолговатыми когтистыми отростками. Константин с беспокойством посмотрел на эти «когти»: они свидетельствовали о приближении атмосферного фронта, значит, жди ухудшения погоды.

Самолеты легли на новый курс, и скалистый мыс скрылся за зарядами.

Усенко постепенно освоился с новыми ощущениями, и у него появилось достаточно «свободного» времени, чтобы следить за обстановкой в воздухе и на море.

От Канина Носа летели больше часа. Никаких кораблей и самолетов не попадалось. Стороной проплыли крутые берега острова Колгуев, и истребители повернули на север.

Внимание Константина привлекла картушка компаса: она произвольно вращалась вправо и влево от установленного курса. Что за черт? Летчик забеспокоился, а потом припомнил: в Арктике магнитные компасы подвергаются влиянию магнитных бурь, и потому их стрелки рыскают, затрудняют самолетовождение.

Гилим чутко уловил беспокойство пилота.

— Да не обращай ты внимания на магнитный. Веди по гиро. На гирокомпас эти бури не влияют.

Погода, верно, начала ухудшаться: увеличилось количество зарядов, видимость сократилась до четырех километров, но Пе-3 продолжали улетать все дальше на север. Наконец летчики достигли расчетной точки и начали поиск: через равные промежутки времени самолеты делали отвороты от курса вправо и влево — это называлось «змейкой», таким образом увеличивалось обозреваемое пространство моря.

Время шло. Истребители, лавируя между зарядами, глотали новые и новые десятки километров водной пустыни, но ни отдельных судов, ни тем более каравана они не встретили.

— Где находимся, Шурик?

— По моим расчетам, подходим к семьдесят первой широте. Сколько до берега? Километров шестьсот!

— Ого! Ты, часом, не ошибся? Что-то далековато.

— Ошибка не исключена, но не больше чем на полсотни кэмэ. Не удивляйся, у меня ж нет данных о направлении и скорости ветра. А ты за горючим следишь?

— Конечно… Слушай! Как тебе нравится такой полет?

Александр долго не отвечал, и Усенко оглянулся. Тот сидел с задумчивым видом. Ответил уклончиво:

— Сложный. Нудный и… нервный. Понимаешь? Нет у меня уверенности, а от этого берет какая-то оторопь.

Страх, что ли? Как только моряки здесь работают? А ты как?

Константин не успел ответить. В волнах что-то блеснуло. Потом еще и еще. Длинные желтые палочки виднелись на значительном пространстве. Сверху казалось, что кто-то беспорядочно рассыпал коробок со спичками, и они теперь поодиночке и группками плавали в воде.

Ведущий Стрельцов качнул самолет с крыла на крыло. Усенко подошел к нему ближе, и тот начал разворот в сторону этих непонятных палочек, затем снижение. Серая поверхность воды быстро приближалась. Яснее стали видны желтые палочки. Снизившись до бреющего полета, экипажи рассматривали их.

— Это ж лесоматериалы! — удивился Гилим. — Наши, экспортные. Везли на каком-то транспорте и потеряли, что ли?

— Может, штормом… А если… если… если фашистская подлодка потопила лесовоз! Где же люди? Что ж здесь произошло? Какая разыгралась трагедия, кто узнает?..

Стрельцов уже покачивал крыльями, набирая высоту. Усенко последовал за ним, в тревоге оглядываясь на бревна.

Александр завертел ручки настройки радиоприемника, защелкал клавишами диапазонов волн, будто радио могло ответить на встревожившие людей вопросы. Из телефонов неслись бесконечный треск, завывания; ни музыки, ни голосов людей за этим хаосом звуков не было слышно. И вдруг ворвался знакомый бас радиодиктора:

— …воронежском направлении наши войска, отбивая ожесточенные атаки танков… — голос пропал.

Усенко резко обернулся:

— Что он сказал? Воронежское направление? Танки под Воронежем? Шурик! Я не ослышался? Под Воронежем?

— Да! Не ошибся! — нервно крикнул в ответ тот, продолжая энергично крутить настройку. — Впрочем, может, ослышались. Прилетим, уточним у ребят.

Год назад полк из города вылетал на фронт под Ельню. Воронеж был в глубоком тылу. Неужели?..

— Подходим ко второй поворотной точке, — предупредил бомбардир. — Сейчас повернем к берегу.

Вот и поворот. Поиск не давал желаемого результата. Обидно было возвращаться домой ни с чем. А как у других?

Самолеты находились над морем уже более двух часов. От однообразия полета, воды и облаков Константин почувствовал, что его начало мутить. Остро захотелось курить. Все настойчивее вкрадывалось сомнение, а за ним и незаметно подползал страх: правильно ли они летели? А что, если и гирокомпас врет? Тогда «Петляковы» следовали не к берегу, а может, еще дальше в океан? Что, если моторы не вынесут такую нагрузку, откажут?.. Кто тогда найдет их на капках в таком безбрежье?

В кабине было холодно. Термометр наружного воздуха показывал минус семь градусов, но летчик не чувствовал мороза; от нервного напряжения и усталости, от сознания растущей опасности и тревожных мыслей; его бросило в жар, ладони рук вспотели, по спине поползли, неприятно холодя кожу, капельки пота — неприятное липкое чувство все настойчивее заполняло его.

Но опасная летная профессия, а еще больше опыт, вынесенный из боев, приучили летчика к жестокому самоконтролю над чувствами, и он заставил себя проанализировать ощущения, признать, что над ним довлеет боязнь воды. Константин укорил себя: «Моряки ж летают! Вон рядом Стрельцов, наверняка даже не замечает ее. Он что? Из другого теста?..»

— Слушай, Шурик! Ты там не уснул? Где находимся?

— До берега триста километров.

— Фу, черт! До чего ж медленно тянется…

А ведущий по-прежнему аккуратно выписывал «змейку».

— До берега двести кэмэ… На, Костя, погрызи! — Александр подал… кусок замусоренного сухаря. Обыкновенного, черного, из ржаной муки.

Пилот нехотя взял, с трудом отгрыз кусочек и поразился: до чего ж он оказался вкусным!

— Он у меня в сумке еще с Казани завалялся.

— Так поищи еще! Может, кусок сала найдешь? Ты мужик запасливый! А?

Не дождавшись ответа, Усенко замурлыкал: «Молодые капитаны поведут наш караван!..» Настроение у него поднялось.

До берега — тридцать кэмэ!

— Ну? Так быстро? Вот где вся сила! В сухаре!

Берег возник неожиданно. Впереди из воды вдруг вылезла его темно-коричневая скалистая полоска с неровным, будто небрежно оторванным верхним краем, исчезавшим в серой накипи низких облаков. Он оказался от самолетов так близко, что летчики еле успели отвернуть в сторону.

— Так и вмазать недолго! — ругнулся пилот, с беспокойством оглядывая пространство перед носом «Петлякова».

В каком месте вышли на берег, определиться оказалось невозможно, так как Пе-3 летели почти на одной высоте с ним. Если б высота позволила приподняться повыше, чтобы увидеть конфигурацию береговой линии, тогда б можно было установить точное местонахождение. Но облака прижимали к воде.

Берег уходил то вправо, то приближался к «Петляковым» так близко, что приходилось отворачивать; потом вдруг круто повернул на юг и там исчез в серой мгле.

Некоторое время истребители летели над водой. Потом низкая облачность внезапно кончилась, на небе в разрывах высоких облаков сияло солнце. В волнах прыгали его зайчики.

От яркого света Усенко невольно зажмурился.

Экипажи набрали высоту и с правой стороны увидели знакомый каньон. Прилетели!

7

Экипаж командира звена встречали все летчики и техники. Они заботливо помогали летчикам освободиться от парашютов и капок, откатили «семерку» в укрытие. Кто-то догадливый притащил чайник с питьевой водой. Константин вцепился в него и с трудом оторвался — оказывается, больше всего ему хотелось пить! Одновременно на него сыпался град вопросов: как оно там, в океане? Трудно ли? Страшно?

Обойщикова тоже интересовали детали необычного полета, и это было не праздное любопытство, а чисто профессиональное: он готовился летать над морем и потому с нетерпением ждал возможности «подбросить» вопросики. Неожиданно он заметил, что командир звена отвечал не с той живостью, как сначала, когда только вылез из «Петлякова». Внезапная догадка осенила бомбардира. Он загородил собой друга:

— Стой! Стой, ребята! Командир чуть жив, устал. Дайте отдохнуть!

Константин попытался было возразить, но вместо этого сполз с валуна, откинулся назад и мгновенно уснул: полет был настолько изнурительным, что усталость свалила даже его, могучего парня.

Александров принес из. кабины самолета парашют и осторожно подложил его под голову спящего. Другие притащили самолетные чехлы. Ими заботливо укутали летчика.

Гилим пристроился рядом. Было Сыро, неуютно. Дул холодный ветер, но переутомленные парни ничего не чувствовали, спали как убитые.

— Александров! — вдруг вскинул голову Гилим. — Через полчаса разбудишь! Но к этому времени, кровь из носа, добудь «ликер-шасси». На фронте был, знаешь зачем! — И уснул.

«Ликер-шасси» — так авиаторы называли спиртоглицериновую смесь, заливаемую в стойки шасси.

— Спи! Спи. Клюшников даст чистейшего! — Техник знал, чем снимается нервная нагрузка у людей.

После обеда кубрик летного состава загудел от разговоров: те, кто уже слетал в море, продолжали делиться впечатлениями, остальные дотошно выспрашивали элементы полета, детали пилотирования и самолетовождения: как отличить серое небо от серой воды, нужно ли летать на повышенных оборотах и как быть, если невозможно измерить направление и силу ветра…

— Ты своим ведущим доволен? — спросил Устименко Константина.

Тот ответил утвердительно.

— А я просто в восторге! Иван Васильевич Гаркушенко — настоящий морской волк! У него на счету уже три сбитых «юнкерса». А в прошлом году над морем с ним случилось такое, что не поверишь! С левого мотора в полете сорвался винт! Больше ста километров топал над водичкой на одном моторе! Давай это дело перекурим как-нибудь…

Конвой

1

Обнаружить конвой никому не удавалось, и в воздух с разными по времени интервалами уходили все новые пары Пе-3.

Экипажи Усенко и Костюка в точности выполнили задание, но и они в море никого и ничего не обнаружили. Уже десять пар «Петляковых» бороздили воздух над океаном от островов Шпицбергена до Новой Земли, и все безрезультатно. А штаб ОМАГ требовал: «Искать!» Летчики снова улетали.

С семнадцатым конвоем происходило что-то непонятное. По всем расчетным данным, он должен был подходить к нашей операционной зоне, а его не было… Молчал эфир. Молчали союзники. Потом вдруг прорвало: сразу заговорило множество радиостанций, посылающих в эфир отчаянные призывы о помощи. Ожидаемые транспортные суда находились где-то северо-западнее нашей зоны и подвергались ударам фашистских сил.

В тот район немедленно устремились авиация и боевые корабли нашего Северного флота. Вскоре экипажи Пе-3 вместо конвоя стали обнаруживать отдельные, следовавшие без охраны транспорты. Это было странным: в районе, контролируемом гитлеровцами, одинокие суда были обречены на гибель. По соглашению между странами англичане обязаны были конвоировать транспорты в составе караванов до портов назначения, то есть до Архангельска и Мурманска. Почему же суда следовали поодиночке?

Увы! Летчики еще не догадывались, что они встречали суда, уцелевшие после разгрома немцами «семнадцатого».

2

Получив боевую задачу, лейтенант Усенко в паре с Макаровым полетел в море. Через час полета Усенко увидел в стороне подозрительное облако, которое своей густой чернотой отличалось от других. Он повернул туда и несколько минут спустя оторопел, увидев впечатляющую картину: двумя колоннами друг за другом по морю плыли семь больших пароходов, их трубы нещадно дымили, и потому над районом густой пеленой висело огромное дымное облако. По обе стороны от транспортов на параллельных с ними курсах шли небольшие военные корабли.

— Конвой, Шурик!

Да, то был тот самый семнадцатый конвой. Вернее, его остатки. Но Усенко именно таким его себе и представлял по рассказам. На душе стало весело и легко. Напряженные полеты наконец увенчались успехом. Вот и они с Гилимом, сухопутные летчики, научились точно выходить в заданный квадрат моря! Разыскать конвой в хмуром безбрежье Севера — вещь нелегкая. Стоило летчику всего на несколько сот метров пролететь правее, и за дымкой он не заметил бы то черное облако.

Радость обнаружения транспортов почти сразу сменилась тревогой, когда Усенко приметил, что с кораблей и с судов стреляли зенитки, а рядом с концевыми пароходами из воды вставали белые столбики — точно такие он видел, когда сам бомбил переправы: так в воде взрывались авиабомбы. Значит, фашисты атакуют конвой?!

Истребители бросились искать врага. Но он прекратил атаки, не показывался. Может, спрятался в облаках, выжидал?

— Костя! Вон слева! Вижу! — Гилим от возбуждения даже вскочил на ноги. — Готовится зайти на боевой курс, гад.

Над головным транспортом правой колонны из облаков вынырнул двухмоторный бомбардировщик. Летчик двинул секторы газа, ринулся ему наперехват.

— Ха-а! Старый знакомый, Саша! Это ж Ю-88!

Экипаж немецкого пикировщика обнаружил советских истребителей, отказался от своего намерения и поспешил нырнуть в облако. Расстояние до него было слишком велико, чтобы вести прицельный огонь, но Усенко не сдержался, выпустил вдогонку пушечную очередь. Конечно, расстроился: промазал.

А внизу, окутанный дымами, мирно двигался конвой. Собственно, его движение не было заметно. Двигались самолеты, а пароходы и корабли под ними, казалось, стояли на месте.

Противник больше не показывался. Напряжение боя спало, и летчики внимательнее рассматривали это чудо в море: конвой.

Около часа летала пара Усенко — Макаров в зоне барража, пока с юга не показалась смена: в район конвоя подлетали два Пе-3 из 95-го. Поприветствовав друг друга покачиванием крыльев, истребители разлетелись в разные стороны; прибывшие заступили на вахту — полетели вдоль строя кораблей, а Усенко с ведомым взял курс на берег.

Конвой медленно приближался к мысу Канин Нос, к Белому морю. Истребители непрерывно висели над ним, пресекая попытки фашистских самолетов атаковать. При входе в горло Белого моря планировалось в патрулирование включить «чайки» морского авиаполка. Но погода продолжала ухудшаться, и генерал Петрухин приказал выпускать на барраж наиболее подготовленные экипажи. Таких было немного. Суда проходили в непосредственной близости от Энска, время нахождения над ними увеличилось до трех часов, и эти «немногие» обеспечили прикрытие за два авиаполка, вылетая два и три раза за сутки.

Тяжелые условия погоды, однообразие патрулирования сильно изматывали летчиков, но они продолжали летать с большим желанием, уверенно: море их уже не смущало.

Перед очередным вылетом майор Богомолов, инструктируя группу, обратил внимание на покрасневшие глаза Усенко.

— Устал? — спросил он его участливо.

— Никак нет! К полету готов!

— Это я знаю! Все же? По-честному? У тебя ж третий вылет!

— Разрешите лететь, товарищ майор? — упрямо мотнул головой летчик.

— Хорошо! Лети! Но сегодня это твой последний вылет! — Богомолов взглянул на часы и поперхнулся: сутки кончились.

— Вернешься — до обеда не подходи! Не пущу. Отдыхать!

— А сами?

— Разговорчики!..

3

Небо над аэродромом затянуло сплошной пеленой рыхлых слоистых облаков. Они так низко жались к земле, что отдельные космы задевали вершину ближней сопки. Иногда из облаков вниз срывался мелкий, как процеженный через густое сито, моросящий дождь. Было холодно, слякотно, мерзко. А летать надо: конвой проходил самую опасную зону.

Экипажи находились в самолетах и ждали сигнала. А его не было: оперативный дежурный точно выдерживал график времени.

Но вот долгожданная ракета взвилась над капе, на секунду пропала где-то в облаках, потом ее огненный шарик вновь вывалился и искрами посыпался к земле. Запуская моторы, Константин в уме подсчитал: высота нижней кромки облаков над аэродромом — видно по ракете — около тридцати метров, плоскогорье возвышалось над морем на сто восемьдесят, итого двести десять метров. Для скоростной машины Пе-3 такая высота мала. Но над морем, хоть и трудно, лететь можно. Только как потом найти аэродром? А как садиться?

Все сомнения летчика разом разрешил командир полка. Его истребитель двинулся со стоянки, вырулил на старт, и пошел на взлет. Усенко помчался вслед. «Семерка» рванулась вперед, и вот под крылом уже пронеслись последние груды камней, Пе-3 повис в воздухе и сразу оказался в плену облаков. Снижаться в таких условиях рискованнее, можно врезаться в землю, и Константин повел машину вверх, за облака.

Уже после второго разворота в глаза летчика ударил свет — «Петляков» вырвался, из рыхлой пелены. Высотомер бесстрастно фиксировал 400 метров. Внизу было сплошное море облаков. Где-то под ним находился аэродром, земля, люди. Но где? Не найти! Выше первого слоя облачности на небольшом удалении клубился второй, более светлый, но тоже сплошной. Не исключалось, что впереди оба слоя сливались! Полет предстоял весьма сложный.

— Слева самолет! — вскрикнул Гилим. — Вроде Пе-3?

Усенко узнал машину Богомолова, обрадовался и спустя минуту пристроился к нему.

В воздухе экипажи между собой не переговаривались, обязаны были соблюдать радиомолчание. Через полчаса полета Богомолов качнул крыльями, и Усенко приблизился. Ведущий показал: снижаться! Константин отвернул в сторону и вслед за командиром окунул свою машину в пенную массу.

Высоту самолет терял осторожно. Время будто замерло, Гилим прикипел к стрелке высотомера, лишь иногда бросая взгляды на козырек кабины, на остекленный пол, в стороны — искал признаки границы облаков. Если между облаками и водой есть зазор, надо не пропустить его, чтобы вовремя выровнять самолет. Ну а если нет?! Если облака слились с туманом, а тот с водой?! Так, не видя просвета, можно врезаться в воду… Хочешь не хочешь, а такие мысли буравят голову, терзают сердце, нервы… Александр неотрывно смотрит на высотомер. Вот его стрелка замерла на цифре О — высота аэродрома, помешкала там и двинулась дальше влево. Теперь «Петляков» летел ниже уровня берега и продолжал снижаться. Осмысливать такое положение нелегко.

Нелегко и Константину. Вдруг штурман полка капитан Серебряк просчитался и под самолетами не море, а суша?! Летчик отогнал, отбросил сомнение: пролетели полчаса, значит, берег остался позади не меньше чем в ста километрах!

Потеряно еще двадцать метров. А воды не видно… Еще десять! Нервы напряжены. Летчики даже прекратили переговариваться между собой. Все — вниманию! А в голове пилота мелькает спасительная мысль: не вернее ли снова уйти за облака? Рука непроизвольно потащила штурвал на себя, Пе-3 прекратил снижение. Но только на несколько секунд! Тотчас Константин пересилил себя, приказал: вниз! Только вниз!

Стрелка скользнула влево еще на десяток метров… Еще. В кабине стало темнее, потом сразу посветлело, и у летчиков одновременно вырвался вздох облегчения: облака кончились, близко под самолетом простиралась серая с коричневым отливом волнистая гладь.

Усенко рукавом смахнул с лица капельки пота и осмотрелся: машины командира полка не было видно. Зазор до облаков был не больше ста метров. Видимость — до трех километров.

— Слева сзади самолет! — крикнул Гилим, бросаясь к пулемету. — Чей?

Усенко сдвинул предохранительный колпачок с кнопки огня и начал разворот в сторону неизвестного. Но еще издали рассмотрел «двухвостку» Богомолова.

«Петляковы» собрались вместе, и ведущий начал поисковую «змейку». Вскоре они были возле конвоя, пролетели вдоль его строя, зашли по курсу — посмотреть, нет ли вражеских подводных лодок, снова вернулись к середине и начали выписывать «восьмерки» барража. Время опять будто замедлило свой стремительный бег.

Оперативная обстановка в квадрате конвоя была относительно спокойной. Экипажи истребителей дважды обнаруживали одиночные самолеты противника, но они держались на удалении и попыток атаковать корабли не предпринимали. Однако «Петляковы» были все время начеку.

Между тем конвой втянулся в горло Белого моря, и противник исчез. Время было возвращаться домой. Богомолов подал сигнал, и самолеты перешли в набор высоты, пробили слой облаков и так за облаками прилетели в Энск.

С аэродрома передали: «У нас туман. Следуйте на базу.

Через час с небольшим оба Пе-3 благополучно сели на острове. Погода здесь была сносная.

А в Энске истребители попали в плен к туману. Вот когда пригодилась вторая эскадрилья 13-го авиаполка, предусмотрительно оставленная в резерве командующим ОМАГ. Лучшие ее летчики немедленно были включены в патрулирование над приближающимся конвоем. Экипажи, сменяя друг друга, закружились в охране судов. К ним присоединились прилетевшие из Энска Богомолов и Усенко.

Между тем конвой прошел Белое море, и его суда бросили якоря напротив острова Мудьюг. Головной транспорт сразу направился под разгрузку.

Однако немцы не оставили попыток добить спасенные суда семнадцатого конвоя. Посты СНИС и ВНОС[3], расположенные на побережье морей и на островах, дозорные корабли и экипажи патрулирующих истребителей в разных местах и в разное время обнаруживали крадущихся вражеских разведчиков, настырно пытавшихся проникнуть в районы стоянки и разгрузки судов. Поэтому вся система противовоздушной обороны Архангельска работала с полной нагрузкой, отгоняя и уничтожая врагов.

Понятия день и ночь окончательно спутались не только оттого, что над северными широтами господствовал длинный полярный день, но и потому, что полеты не прекращались круглосуточно. Летчики 13-го уже вжились в непривычную обстановку и время суток отмечали больше по привычке, чем по надобности, продолжая летать и летать.

4

Полярное лето не баловало хорошей погодой и район Архангельска. Вот и сегодня с утра край слоисто-дождевых облаков не превышал высоту полутора тысяч метров. Сплошной завесой они почти неподвижно висели над аэродромом, островом, всем районом. Поеживаясь от сырости и прохлады, Усенко с Гилимом быстро шагали по мокрой тропе к стоянке своего самолета. Лужи от недавно прошедшего дождя еще не высохли, и под сапогами чавкала жидкая грязь. Настроение у Константина было прескверным. Сырая погода донимала его: опять саднили рубцы заживших ран, а в кости поврежденных рук и ног прочно вселилась ноющая боль, от которой не было покоя даже во время короткого отдыха.

Плохое настроение командира звена заметил бомбардир. Он шагал рядом, не зная, чем помочь боевому другу. Потом решился начать разговор:

— Отчего ты такой хмурый, Костик? Не заболел ли? Может, что случилось? Поделись, авось помогу.

— Отстань! Ничего не случилось! — грубо ответил тот и, чтобы смягчить неоправданную резкость, спросил более миролюбиво: — С чего ты взял? Вес в норме!

— Не слепой. Знаю тебя два года, присмотрелся. У тебя ж все на лице написано… Дурные вести от родных?

— Откуда? Они ж в Донбассе, а там немцы, сам знаешь. — Летчик безнадежно махнул рукой и тяжко вздохнул. Потом сбавил шаг, заговорил спокойнее: — Впрочем, ты, Шурик, прав. Настроение у меня ниже среднего. Понимаешь? Бесит: летаем-летаем, а все без толку. С фрицами фактически встретились всего раз, да и то на расстоянии! Попробуй попади в него за пять километров! А для меня сейчас главное — уничтожать их.

— Ты не прав, командир. Для нас с тобой главное — не гоняться за каждым фрицем, а охранять транспорты, обеспечивать их разгрузку. Слышал, как комиссар на партсобрании говорил, что после неудач под Харьковом и в Крыму на фронтах не хватает тяжелого вооружения, танков, орудий…

— Слышал! Не глухой! — опять сорвался Усенко и раздраженно заговорил: — Понимаю, что наши эвакуированные заводы не могут в такой короткий срок восстановить все потерянное, что нужно выиграть время, что позарез надо сохранить все то, что удается заполучить у союзников. Согласен! Но почему этим должен заниматься я, фронтовой летчик? Почему? Мне не нравится такая война, какую мы здесь ведем. Я хочу в бой, понимаешь? Мое место как коммуниста там, где всего труднее. Значит, на юге! Ты это можешь понять?

— Дошло! Я ж не лапоть, тоже кое-что соображаю, хоть и бомбардир…

— Шур, да ты не обижайся! Я ж хотел…

— При чем тут моя обида? Ты думаешь, у меня желание другое? Думаешь, я не хочу на настоящий фронт, в пекло? Или другие ребята не рвутся туда же, как твои дружок Саша Устименко? Вспомни, Костя, меня ранило намного раньше, чем тебя. Нога не дает покоя, да и не расквитался я еще за нее. Жду этого часа! А пока… зажал свои чувства, терплю. Приказ.

— Знаю! — опять, махнул рукой летчик и зашагал так быстро, будто убегал от беспокойных мыслей.

Я тоже за дисциплину. Готов, раз надо! Но я не согласен в другом: почему мы утюжим воздух, ждем, когда фриц изволит пожаловать, а не упреждаем их налеты? Разве нельзя собрать нас всех да врубить по их аэродромам, чтобы на корню? Сразу!

— Наверняка такую задачу решают другие полки ОМАГ. Как думаешь, куда летает бомбардировочная дивизия из АДД?

— Вот и я хочу туда же! С ними! А меня — облака утюжить! Тьфу! Ты разве забыл, как мы с тобой на Пе-2 с пикирования долбали точечные цели в Ельне, Ярцеве, Смоленске?

— Не горюй! Чует мое сердце, а оно вещее, сегодня будет работенка и в нашем качестве. Видишь, какая погода? Фрицы ее любят! Можно незаметно подойти в облаках, вынырнуть, ударить и удрать — самая излюбленная их тактика исподтишка. Так что придется нам держать ушки на макушке! Вертеться!

Усенко с сомнением оглядел хмурый небосвод, покачал головой:

— Едва ли! Они привыкли воевать интеллигентно, чтобы за ворот не капало да с перерывом на обед. Рисковать не любят.

— Хочешь пари, что будет по-моему? Ну?

Константин обернулся, пытливо поглядел в глаза друга.

— Все обогащаешься? Сначала шлемофон, а теперь что?

— Шлемофон я, между прочим, уже вернул Устименко. То ж была шутка. А с тобой всерьез: на… хорошее настроение? Идет? Ставлю кобуру, она у меня везучая! Ну-у?

Пилот с минуту думал. Потом резко протянул руку:

— Давай! — Глаза его горели азартом борьбы.

Гилим усмехнулся, неторопливо, будто выигрывая время, пожал руку и сказал безапелляционно:

— Что и требовалось доказать! Я выиграл! Посмотри в свои глаза, если не веришь! — Он вытащил из кармана небольшое зеркальце. — Повеселели! Вот такого я люблю.

Воздух по-прежнему был промозглым, с облаков срывались холодные капли начинающегося дождя. Со старта взлетели остроносые МиГи.

5

Летчики заканчивали осмотр и приемку у техников самолетов, когда дежурный по стоянке передал приказ:

— Летному составу собраться к машине командира полка!

Дождь прекратился. С плоскостей крыльев, с фюзеляжей и с моторов еще стекали струйки воды, когда Усенко с Гилимом подошли к командирской машине. Возле нее стоял исполняющий обязанности командира второй эскадрильи капитан Кузин, его штурман Родин и сержант Киселев с бомбардиром звена лейтенантом Ананьевым. Константин хорошо знал этих летчиков: с ними он начинал службу в Белоруссии, воевал в Подмосковье, а с Киселевым познакомился в марте этого года в Балашовском авиаучилище, когда тот был курсантом. Сейчас он летал у Кузина ведомым.

Летчики тепло поприветствовали друг друга, пошли расспросы. Вокруг шумела небольшая толпа — как всегда перед вылетом, у самолетов собрались авиатехники, механики, штабные работники. Все ждали флагманский экипаж: майор Богомолов и капитан Серебрян были вызваны в штаб ОМАГ.

Усенко увидел Владимира Цеху, поздоровался.

— Опять в море? — поинтересовался техник и потянулся за „летным“. — Надолго? „Маленькие“, — показал он в сторону одномоторных истребителей, — летают восьмерками. А раньше только двумя парами. Что-то серьезное ожидается?

— Придет комполка, узнаем.

В соседней группе раздался дружный хохот.

— Родин травит! — прислушался Цеха и предложил: — Пойдем послушаем! Вася мастак поднимать настроение.

Усенко прислушался.

— Что вы, Петя? — громко говорил Родин. — Когда речь заходит о вашем училище, я — хенде хох! Обучают там на высшем уровне! Специалисты к нам приходят превосходные, всегда, вот как ты, все знают! Но все же, не посчитайте за проверочку, так, на засыпку один вопросик, разрешите?

Румяный Киселев согласно кивнул, но, увидев, что все заулыбались, спохватился, предупредил:

— Можно любой, но только по программе училища.

— Факт! По программе. Скажите, что такое „эрликон“?

Сержант сморщил лоб, поправил на голове шлемофон.

— Да вы не огорчайтесь. Мы ведь до войны тоже не знали, пришлось знакомиться в бою. Запомните на будущее: „эрликон“ — это такая проклятая немецкая зенитная пушечка. Калибр ее невелик, всего двадцать миллиметров, но ужасно говорлива! Каждую секунду плюет по пять снарядов. Снаряды тоже невелики — вот как большой палец у нашего инженера. Но такой снарядик, если ненароком попадет в вашу машину, развернет в ней дыру диаметром до полуметра.

— Подумаешь, размеры! — попытался взять реванш Киселев. — Наша ШВАК посильнее! Снаряд ее делает метровую дырищу.

— Не перечу! Только в прошлом году на наших „пешках“ стояли не ШВАКи, а ШКАСы — пулеметы замечательные! Скорострельность — самая высокая в мире: триста выстрелов в секунду! Я не ошибся, Сергей Митрофанович? — Штурман обернулся к стоящему рядом с ним небольшого роста старшему политруку, одетому в шинель. Усенко знает политработника: это комиссар второй эскадрильи Хоменок.

— Точно! — подтвердил тот. — Тысяча восемьсот выстрелов в минуту — сплошная струя пуль, можно резать!

— Можно! — согласился Родин. — Жаль, калибр маловат, не то что броню, блоки цилиндров не пробивают. Эх, если б у нас тогда были ШВАКи, мы б при знакомстве с „эрликонами“ в Смоленске наворочали б!

— В прошлом году в Смоленске? — живо переспросил Киселев. — А в Смоленске в июле прошлого года уже были немцы! Ага? — Сержант победно смотрит вокруг. — Как вы там оказались?

— Оказался, Петя. Да не один, а на пару с твоим любимым командиром товарищем Кузиным. Я не ошибаюсь, товарищ старший политрук? Когда начались налеты на Москву?

— Двадцать второго июля. Я запомнил, в тот день был в политуправлении. Бомбардировала Москву не фронтовая авиация, а специальная эскадра, которую Гитлер перебросил из Германии на Восточный фронт. Только к Москве прорвалось их немного.

— Вот-вот! Нам тогда приказали найти, откуда летают эти стервятники. Полетели экипажи Щербакова, Григорьева, Челышева, Устименко и наш, то есть Кузина. Кузин тогда был старшим лейтенантом, командовал звеном, и все называли его не Георгием Ивановичем, как сейчас, когда стал комэском, а… товарищ капитан, пожалуйста, отвернитесь! — просит Родин Кузина. Тот стоит тут же, слушает, хохочет со всеми. — Поймите мое положение: смущаюсь, и вдохновение пропадает. Я ж должен вас называть как тогда! А комиссар может это посчитать за панибратство — пятно на эскадрилью!

— Давай, давай! — посмеивается Георгий Иванович. — Заливай, а то в моряки не возьмут. Не слышал разве? Новый приказ вышел: отбирать в моряки только тех, кто умеет не меньше восьми часов кряду, как они говорят, балаган разводить!

— Разводят всякую живность, Георгий Иванович, а моряки баланду травят.

— Во-во! Оно самое! Так ты, Василий Григорьевич, того, потренируйся! Авось проскочишь, клеш носить будешь!

— Есть, товарищ капитан, проскочить в клеш, — шутливо выпрямился штурман. — Но разрешите продолжать? Одним словом, товарищ Киселев, полетели мы с Жорой на разведку. Посмотрели в одном подозрительном месте, во втором, облетели почти весь западный район. Нашли, конечно, кое-что, но не то, что нужно. А время на исходе, пора возвращаться. Перед нами Смоленск. ПВО у фрицев там, знали, злющая, до шести тысяч метров по высоте лупят зенитки. Как подойти? Предлагаю командиру: „Жора! Давай заберемся повыше, сфотографируем — документ будет“. А он в ответ: „Зачем время терять на набор высоты? Нас обед ждет. И потом, — говорит командир, — что ты с восьми тысяч разглядишь? Реку? Город? Так нам не география нужна, а самолеты считать“. Говорю: „Они ж на снимках будут, посчитаем на земле“. — „Нет, — возразил Жора. — Такой вариант не годится. А если снимки не получатся? С чем прилетим? Кто поверит? Еще под трибунал… Придумай что-нибудь стоящее!“

Штурман так образно передавал разговор в экипаже, что окружающие смеялись не сдерживаясь. А тот, не меняя голос, с увлечением продолжал:

— „Давай, — говорю, — проползем по крышам. У них пулеметы паршивые, не попадут, проскочим и не только самолеты, мы погоны у фрицев разглядим“. — „Можно! — соглашается Жора. — Но мне не цвет петлиц, а самолеты нужны, понимаешь? Как считать на большой скорости?“ — „Резонно! — отвечаю. — Тогда потопали на трех тысячах метров, все разглядим, сфотографируем. Немцы разрешат, им не до нас: обедают! Едва ли бросят обед из-за одного советского самолета!“ — „А что? — оживился Жора. — Идея!“ И пошли мы, брат Петя, в Смоленск на… четырехстах метрах! Высота — с винтовки не промажешь, но летим. Выходим на аэродром, смотрю: кругом „юнкерсы“, а за ними „хейнкели“ по два мотора, по четыре. Одни замаскированы, другие стоят открыто, только прилетели, возле них фигурки копошатся, кверху головы поднимают, нас, стало быть, разглядывают, ручками машут. Они! Я включил аэрофотоаппарат. Летим прямо над серединой летного поля. Жду: сейчас увидят красные звезды и тюкнут, начнется варфоломеевская ночь среди бела дня! Не стреляют! У ВПП с флажком в руках немчонок стоит, приглашает садиться. А у меня от страха колени трясутся, зуб на зуб от вибрации не попадает. Думаю: „Уже прицелились, вот сейчас… сейчас врежут! Поминай, родная, меня, как звали твоего любимого сыночка, Василия Григорьевича!“ И молюсь этому, как его… во-во! Аллаху, прошу: „Пронеси! Жив буду, свечку поставлю самую дорогую!“

— О! Врет! — хохочет Кузин. — Ты ж орал благим матом, чуть телефоны не сгорели: „Смотри, что у них справа! Слева!“

— То я с перепугу, чтобы не так страшно было! В общем, пролетели бы, Петя, благополучно, ни одного выстрела! Думаю: „Видно, и впрямь у фрицев обед вкусный, жрут, сволочи, не могут оторваться. Что удивляться? Добра было много, награбили…“ Успокоился я и даю курс домой. А Жора вдруг закладывает вираж а обратную сторону. „Куда ты?“ — кричу. А он: „Не рассмотрел, что у них на обед подали: курей или гусей?“

Хохочут летчики, хохочут техники, младшие авиаспециалисты — все, кто собрался вокруг рассказчика.

— Я кричу: „Пропади пропадом те куры-гуси! Уноси ноги! Собьют, не доставим и того, что обнаружили!“ Но Жора не слушает, заходит на аэродром, как на посадку, даже шасси выпустил. Немчонок, что у ВПП, сразу руку под козырек…

— Шасси ты же сам предложил! А потом бомбы шарахнул по самолетным стоянкам! Они и начали из этих „эрликонов“! Трассы со всех сторон, будто сеть накинули. Ну, мы из пулеметов.

— Расскажи лучше, на чем домой вернулись. От тех „эрликонов“ в крыльях дыры были такие, что человек пролезал головой. „Пешка“ стала как решето!

— Что „пешка“? Долетела. Только Алексей Иванович отказался ее ремонтировать, списал на запчасти.

Алексей Иванович — это Лысенко, инженер эскадрильи, самый пожилой из присутствующих, многим годится в отцы — посмеивается. Всегда невозмутимый, услышав неточность, запротестовал:

— Нет, нет! На какие запчасти, когда на вашем самолете, товарищ командир, живого места не было? Мы все поражались: как только долетели? Как живы остались? Радиста лишь царапнуло.

Смех пропал: юмор рассказчика не мог скрыть трагизма отчаянного положения, в котором оказались храбрые разведчики. Окружающие с уважением поглядывали на Кузина и Родина.

— Так вы разведданные привезли? — спросил Киселев.

— В том и дело, что привезли… Сам командующий ВВС Западного фронта генерал Мичугин прислал благодарность!

— А потом? — не унимался сержант. — Потом вы ударили?

— Это уже следующая серия. Пусть адъютант расскажет.

Адъютант эскадрильи старший лейтенант Лопатин отмахнулся. На его лице, как и у Усенко, рубцы ожогов — они летали тогда в одном экипаже и вместе горели в тот августовский день прошлого года. С тех пор кожа лица у Лопатина осталась ноздреватой и багрово-красной, при смехе темнела от прилива крови. В авиаполку к этому привыкли, не замечали, чему Макар Давыдович немало способствовал своим общительным характером и острословием. Знали также, что о своих подвигах адъютант рассказывать не любил.

— Мы ж должны учиться у вас, фронтовиков, — уговаривал Лопатина Киселев, — изучать боевой опыт, как того требует товарищ комиссар Михайлов.

— Вот придет командир полка, — напомнил тот, — спросит, как вы, товарищ сержант, настраиваетесь на боевой вылет!

— Настроены по-боевому, товарищ старший лейтенант! Готовы гнилой фашистской нечисти загнать пулю в лоб.

От слов молодого летчика повеяло бравадой, и адъютант нахмурился, как видно, хотел одернуть его, но пощадил и только пристально посмотрел.

— Я могу дать вам справку, товарищ Киселев, — вмешался в разговор начальник штаба полка майор Тихонов. — В боевой истории полка есть запись, что 26 июля 1941 года 13-й авиаполк прорвал усиленную ПВО Смоленска и тремя эскадрильями нанес удар по его аэродрому, в результате которого было уничтожено и повреждено до двух десятков бомбардировщиков и ангар. Между прочим, тот ангар уничтожил экипаж Усенко — Лопатин. Вот так-то, молодой человек! Понятно?

— Так точно, товарищ майор! Значит, наш командир рисковал недаром — вот что для меня главное! — И посмотрел на Кузина так, что всем стало ясно: попади Киселев в аналогичную ситуацию, не задумываясь, поступит так же.

— Каков у меня командир? — не скрывая восхищения, тихо спросил Цеха у Константина.

Тот ответил тоже тихо:

— Любит во всем ясность. Значит, мыслит! Это неплохо, Владимир Самойлович. Летчик должен всегда думать!..

6

К самолетам скорым шагом подходили поджарый Богомолов, коренастый Серебряк и возвышающийся над ними Михайлов.

— Летный состав, поэкипажно ста-а-новись! — запоздало подал команду Тихонов. — Р-р-равня-а-йсь!

Командир полка выслушал рапорт и подошел к строю вплотную, цепким взглядом осмотрел каждого летчика.

— Как настроение? Больные есть? — задал он обычные вопросы. — Нет? Порядок. Слушайте боевую задачу! Карту!

Капитан Серебряк вышел вперед и развернул планшет, под целлулоидом которого голубела полетная карта.

— Смотрите! — Богомолов показал карту. — Вот здесь, под Архангельском, у острова Мудьюг, и южнее на рейде Двинской губы, стоят в ожидании разгрузки восемь крупных транспортов. В их трюмах пушки, боеприпасы, прицелы. Все это позарез нужно фронту. Об этих грузах знают и немцы. Генерал Петрухин предупредил, что ожидается их воздушное нападение на транспорты: воздушная разведка настойчиво пытается проникнуть в наш район. Нам приказано установить на дальних подступах в море на возможных направлениях появления противника непрерывное патрулирование на все время разгрузки. Решаю: создать две патрульные зоны. Первая — северо-западнее острова Мудьюг на удалении видимости. Вторая — юго-западнее. Патрулирование осуществлять парами Пе-3. Время нахождения в зоне — три часа. Первыми в зону номер один вылетают Богомолов и Усенко, в зону два — Кузин и Киселев. Сменяют: пары Михайлова и Костюка. В резерве на случай необходимости наращивания сил остаются Соловьев и Иштокин. Потом все повторим. Прошу на карта» отметить границы зон.

Серебряк продиктовал квадраты моря. Летчики записали. После уточнения деталей полета командир полка предупредил:

— Имейте в виду, товарищи! Одновременно с нами в восточных секторах барражируют истребители соседей. Не спутайте! В готовность приведены все наличные силы. Вопросы есть?

— Разрешите? — поднял руку Ананьев. — Нас на другие задания будут привлекать или только на патруль?

— Нет, товарищ Ананьев, не будут. Здесь нагрузка ожидается такая, что на отдых будет очень мало времени. Штаб! Продумайте обеспечение полетов до мелочей. У летчиков отдых будет кратковременным, но он должен стать отдыхом! Инженер Белан, подготовьте встречу прилетающих машин так, чтобы осмотр и дозаправка выполнялись в самые сжатые сроки. Сейчас на месте остаться вылетающим, остальные свободны! Начальник связи Лободюк! Сообщите коды, позывные: «Я — свой».

…Ревут и ревут моторы. Отворот влево — прямая, разворот вправо — прямая, отворот вправо — прямая, разворот влево — прямая — друг за другом галсируют и галсируют в заданных квадратах двухмоторные истребители. От однообразных движений притупилась острота восприятия. Пилотируя самолет, Усенко поглядывает в сторону острова Мудьюг. Там на темном фоне воды сереют неподвижные громады транспортов. Это из-за них приходится ему выкручивать барражные восьмерки. Надо! Как говорится, тут ничего не попишешь!

Почти бессознательно Константин следил за мелькавшим перед глазами светло-зеленым хвостом машины командира авиаполка, автоматически двигал нужной ногой — нажимал педаль, крутил рог штурвала, в точности повторяя движения ведущего, в то же время настороженно разглядывал воздушное пространство перед собой.

Враг уже показывался дважды. Это были хорошо знакомые Константину двухмоторные разведчики «хейнкели». Поодиночке они пытались проникнуть в район Архангельска, но, завидев «Петляковых», немедленно поворачивали обратно. Усенко погнался было за одним из них и уже увеличил обороты моторам, поравнялся с командирской машиной, но вовремя оглянулся и… увидел рассерженное лицо и увесистый кулак: уходить из зоны и гоняться за одиночными самолетами противника было категорически запрещено. Враг был хитер, возможность провокаций с его стороны не исключалась. Летчик опомнился, вернулся на свое место и теперь смирно «плелся» сзади.

Позади пилота на своем месте трудился Гилим. Он прослушивал эфир, чтобы не пропустить команд ведущего или с капе ОМАГ, тоже внимательно наблюдал за тем, что происходило в воздухе и на воде, искал врага, отвлекаясь от этих занятий всего на несколько секунд, чтобы после разворота записать в бортжурнале время выхода на очередной курс — галс — предусмотрительность в море крайне нужная, чтобы знать, где находится экипаж.

Именно бомбардир после очередного разворота первым увидел темную черточку под кромкой облаков, быстро приближавшуюся с запада в зону патрулирования пары Богомолова.

— Костя! Справа По борту, курсовой шестьдесят вижу одиночный самолет. Летит курсом на восток.

— Где? — откликнулся летчик.

— Метров триста повыше нас под облаками. Нашел?

— Есть! — обрадовался Усенко. — Так это ж… опять «Хейнкель-111»! Точно! Дай очередь, сообщи «земле»!

Александр повернулся к пулемету и направил в сторону противника короткую очередь: зеленоватые и малиновые искорки трассирующих пуль прочертили в хмуром небе цветастую строчку и пропали — то был условный знак. Ведущий тотчас ответил, качнув с крыла на крыло: «Понял! Вижу!» Но продолжал полет прежним курсом.

Немец вел себя странно. Он не мог не видеть советских истребителей и трассы, однако не удирал, как предыдущие собраты, а продолжал сближаться под острым углом. На белом фоне облаков хорошо различались контуры врага: его удлиненный фюзеляж, прижавшиеся к нему с боков крутолобые моторы, высокий киль. Расстояние до «хейнкеля» было не более пяти километров — самое время занять выгодную позицию для атаки, но ведущий почему-то мешкал. Константин не выдержал:

— Сокол первый! — нажал он кнопку рации. — Не пора?

Ответ был неожиданным и коротким:

— Не болтать!

До вражеского самолета оставалось три километра, когда Богомолов плавно завалил машину в крен и начал неторопливый разворот. Усенко повторил его маневр и удивился: немец тоже лег в разворот, стал отворачивать на запад. И опять скорость полета он не увеличивал, будто приглашал гнаться за собой.

— Сокол двадцать один! — раздался в эфире спокойный голос Богомолова. — Как меня слышите? Я — первый! Прием!

«Сокол-21» — это позывной Кузина. Ом ответил сразу, командир полка приказал ему подойти ближе к первой зоне. Одновременно он передал на капе «Беркуту», чтобы тот поднял в воздух четверку Михайлова.

Константин слушал радиокоманды и недоумевал: что все это значило? Что задумал и готовит командир?

Истребители летели на север, заканчивали очередной галс, когда пулемет Серебряка прочертил в воздухе огненную строчку в… юго-западном направлении. Усенко не поверил своим глазам: там курсом на Мудьюг под облаками крались две тройки двухмоторных пикирующих бомбардировщиков Ю-88!

Богомолов сразу бросил свой «Петляков» в такой крутой вираж, что Константин на какое-то время потерял его из виду и, спохватившись, с трудом удержался в строю. Теперь оба истребителя мчались на сближение с врагами.

— Там не шесть, а восемь «юнкерсов»! — скороговоркой уточнил бомбардир. — Сзади, правее вижу еще пару «крестов»!

По возбужденному тону летчик понял, что Гилима уже охватило нервное напряжение в ожидании схватки. Впрочем, себя он чувствовал не лучшим образом: нетерпеливо снимал колпачок с кнопки огня и снова водружал, ощущая привычный легкий озноб.

— Спокойнее, Шурик! Будем считать, что встреча состоялась. Ну-у, гады! Держись! — Звук собственного голоса успокоил Константина. Он освободил боевую кнопку и летел за Богомоловым, держась несколько в стороне, чтобы не сковывать его маневр. Теперь ему стали понятны действия командира: он раскусил хитрость немецкого разведчика, пытавшегося увести за собой из зоны советских истребителей и тем расчистить дорогу ударной группе. Не вышло! И от этого уже осознанного факта у летчика на душе вдруг стало легко, мысль заработала четко — к нему вернулось знакомое ощущение своей силы, своих возможностей в бою, которое исподволь долго вырабатывалось у него в тяжелейших боях прошлогоднего лета в небе Подмосковья: в нем. проснулся боец!

Расстояние между противниками быстро сокращалось. Скоротечный воздушный бой вступал в решающую фазу.

Немецкие летчики были опытными. При виде «Петляковых», устремившихся им наперерез, они не шарахнулись врассыпную в облака, а уплотнили строй и заходили на боевой курс, явно нацеливаясь на самый крупный транспорт у острова.

Богомолов бросил свою машину вниз, будто намеревался проскочить под строем немецких бомбардировщиков. И опять Усенко понял замысел командира: сверху атаковать противника мешали облака, поэтому он разгонял Пе-3, увеличивая скорость за счет снижения, чтобы потом ударить снизу сзади.

До «юнкерсов» оставалось чуть больше двух километров. Отчетливо были видны их темно-серые фюзеляжи, черные свастики на овальных килях, ромбовидные крылья с округлыми, выкрашенными в желтую краску консолями и на них — зловещие кресты в белой окантовке, продолговатые толстые моторы, выступавшие вровень со штурманскими кабинами; возле хвостов в стеклянных полушариях торчали головы стрелков, они уже развернули пулеметы в сторону краснозвездных самолетов, но огня не открывали, ждали — и в этом чувствовался опыт врага.

Схватка обещала быть тяжелой.

Все дальнейшее произошло в считанные секунды. Поравнявшись с крайним «юнкерсом», Богомолов резко поднял нос Пе-3 вверх и стал ловить в прицел ведущего немца. Тотчас со всех вражеских машин стрелки открыли стрельбу. В сумраке полярного дня огоньки их пулеметов сверкали особенно ярко: от всех пулеметов к самолету Богомолова протянулись белые, желтые, красные пунктиры — цепочки трасс. Трассы обволакивали «Петляков», пронизывали его, но советский летчик с курса не сворачивал и не стрелял, продолжал сближаться.

Стрельба фашистских пулеметов стала еще яростнее, трассирующие пунктиры превратились в сплошные цепочки. Часть из них замельтешила и перед глазами Усенко, но он старался не глядеть в их сторону, удерживая свою машину рядом с командирской, и с преувеличенной старательностью подводил нити перекрестия прицела под желтое брюхо правого фашиста, изготовился ударить по нему из пушки, ждал сигнала ведущего.

В этот момент случилось непредвиденное. Гилим повернулся и увидел, как из облаков вынырнула еще стара «юнкерсов» и сверху бросилась на «Петляков» Богомолова. Ни командир полка, ни Серебряк, ни Усенко, увлеченные атакой, не видели смертельной опасности. Александр развернул свой пулемет в сторону врагов и с ужасом увидел, что ему их не достать: они находились в непростреливаемой, «мертвой» зоне. Казалось, беду уже ничем не отвести: с секунды на секунду фашисты откроют губительный огонь. И тогда Гилим закричал:

— Ко-о-остя-а-а!

Летчик оторвался от прицела, увидел «юнкерсов» и мгновенно все понял. Ни секунды не раздумывая, он ввел самолет в боевой разворот наперерез фашистским трассам, закрыл собой, своей машиной Пе-3 командира. А Гилим нажал на гашетку, и его крупнокалиберный «березин» затрясся от бешеной стрельбы. Нет, бомбардир не целился, не мог прицелиться — немецкие самолеты по-прежнему находились в «мертвой» зоне, но он бил и бил, отпугивая врагов. Заработал и пулемет Серебряна, гитлеровцы не выдержали, взмыли вверх под облака. И в эти короткие мгновенья Богомолов ударил из пушки! Короткая очередь ее снарядов буквально впилась в фюзеляж немца, и секунду спустя ведущий «юнкерс» взорвался. Взрыв фашиста был страшен: от того места, где только что находился самолет, во все стороны разлетелись его дымящиеся обломки и, медленно переворачиваясь в воздухе, попадали в свинцовую гладь моря. Остальные «юнкерсы» метнулись в разные стороны и, освобождаясь от бомб, бросились врассыпную.

Усенко еле отвернул свою машину от столкновения с хвостом взорванного гитлеровца и устремился на ближайшего к нему фашиста. Но тот с такой прытью нырнул в облако, что летчик не успел сблизиться на дистанцию огня. Раздосадованный, охваченный лихорадкой боя, Константин бросился вслед, но опомнился: в облаках врага не найдешь, а покидать ведущего не положено.

Второе звено «юнкерсов» не пожелало разделить судьбу головного и стало разворачиваться обратно. Б это время к месту схватки подоспела кузинская пара. Она с ходу напала на подвернувшихся гитлеровцев, и еще один немецкий бомбардировщик окутался дымом и скрылся в морских волнах.

Налет фашистской авиации был отбит задолго до ее подхода к зоне зенитного огня ПВО Архангельска.

После сутолоки воздушного боя Усенко разыскал ведущего, пристроился к нему и удивился: тот летел с большим креном, направляясь к устью Северной Двины. Навстречу показались знакомые силуэты четырех Пе-3. Это летел Михайлов со своими ведомыми.

Командир полка приказал комиссару:

— Сокол три! Я — первый! Займите мое место в зоне. Я имею повреждение. Возвращаюсь.

7

На островном аэродроме вернувшихся из боя летчиков высыпали встречать не только вторая эскадрилья и штаб авиаполка, но и многочисленные соседи. Радость была всеобщей: 13-й открыл боевой счет в небе Архангельска сразу двумя победами! Победа эта была значительна прежде всего потому, что полковые летчики впервые дрались в качестве истребителей. Особенно ликовала вторая эскадрилья: второго «юнкерса» сбил капитан Кузин.

Когда радостное возбуждение несколько улеглось, Усенко помрачнел. Смену его настроения уловил наблюдательный Цеха.

— Что, землячок, невесел? Что головушку повесил? — в шутливой форме спросил он летчика. — Устал, Константин Степанович, или что стряслось?

— Да-а… Невезучий я, Владимир Самойлович. Понимаешь? На Западном мой экипаж сбил три «мессера». Я ж ни одного. Сегодня был уверен: собью! Ведь держал его, гада, в прицеле! Долго держал, ждал командира. Так на мою голову та проклятая пара вывалилась! Откуда ее черти взяли?!

— Раз так, то, конечно, жаль! — подтвердил Цеха. — Только ты, друг, сегодня сделал больше, чем сбил фашиста. Ты спас командира! А это подвиг! Горжусь тобой, земляк!

— Какой там подвиг! — отмахнулся Костя. — Просто, когда увидел ту пару, испугался, что не успею развернуться, чтобы отогнать ее. Ну и бросился наперерез… Сволочи! Девять дырок в моей «семерочке» пробили, а я им ни одной…

— Усенко-о! Усе-е-енко! — Через толпу к летчику пробирался капитан Серебряк. Подошел, схватил за плечи, потряс. — Спасибо, брат! Я все видел и оценил ТРОЮ самоотверженность. Мы с Богомоловым обязаны тебе жизнью… А того, что завалили, Василий Павлович сказал, чтоб записали на двоих…

Молодой летчик еще хмурился, еще старался удержать брови насупленными, но губы уже расползались в радостную улыбку: слова старшего командира звучали в его юной душе сладкой музыкой.

— Ну-у, чего там? — великодушно ответил он. — Сбили ж вы! Рад! Поздравляю!

В тот день немцы предприняли еще несколько попыток атаковать транспорты на рейде. Группами в пять, шесть и десять самолетов они внезапно вываливались из облаков и устремлялись к судам. Но всякий раз путь им преграждали пушечные трассы «Петляковых», других истребителей и мощный заградительный огонь ПВО Архангельска. Бесприцельно сбрасывая бомбы, «юнкерсы» спешили убраться восвояси. За неделю было сбито одиннадцать вражеских машин. У нас потерь не было.

Через несколько дней, приняв советские грузы, конвой под номером QР-13 двинулся в обратный путь. До предельного радиуса его прикрывали истребители дальнего действия ОМАГ. Конвой благополучно ушел из советской операционной зоны.

Там, где сходятся меридианы

1

Кончался июль. Полярное лето было в разгаре. Хмурь небес уступила место лазури, в светлой голубизне которой круглосуточно сияло размеренно шествующее по замкнутому кругу горизонта нежаркое солнце. Ветры ослабли. Часто устанавливался штиль. Море присмирело, а его волны налились синевой. Снег пропал, только в ложбинах и оврагах еще темнели его залежи, покрытые посеревшими ледяными панцирями. Тундра оделась в зеленый наряд.

Вокруг Энского аэродрома из всех щелей каменистого грунта повылезали тысячи белых и голубых цветков. Стебли их были тонкими, цвета блеклыми. Но это были цветы!

Потеплело. Люди расстались с теплым обмундированием, расхаживали в летних комбинезонах, в шинелях. Жизнь повеселела. Появилось новое развлечение — кормежка чаек. Настырные, крикливые, они освоились с аэродромной жизнью, перестали пугаться устрашающего гула самолетов, с азартом устраивали несусветный галдеж, ловили остатки пищи, которые подбрасывали им в воздух летчики.

С небольшого причала на аэродром в самодельных тележках и тачках вручную доставили очередные партии грузов: боеприпасы, горючее, масла, продукты. Особенно много завезли трески. Она была во всех видах: свежая и соленая, копченая и консервированная. Десятки бочек, тюков и ящиков ее упрятывались в погреба.

Письма и газеты почти не поступали. Единственным средством общения с Большой землей оставалось радио. В редкие минуты, когда радиостанция прерывала боевую вахту, возле нее собирался весь авиагарнизон послушать скупые сводки Совинформбюро. Они были тревожными…

Полеты прекратились. У летчиков наступил вынужденный перерыв — союзники, ссылаясь на большие потери, отказались формировать конвои. «Петляковы» перелетели на базу. Началась серьезная учеба. Изучалось все, что следовало знать еще до прибытия на Север. Летчики получили снимки и таблицы с тактико-техническими данными кораблей союзников и вражеских — немецких, находившихся на данном театре военных действий, учились распознавать их по внешнему виду, определять элементы движения — курс, скорость, а также походные ордера конвоев, организацию их обеспечения и взаимодействие.

Одновременно проводились учебные полеты: летчики упорно шлифовали технику «слепых» полетов — спешили как можно лучше использовать нежданную паузу, чтобы подготовиться к осенним ненастьям. Из-за интенсивной боевой учебы свободного времени не было. Только иногда выпадали «выходные». Случалось это обычно в «дни БД».

— БД — это что? Боевое дежурство? — поинтересовался сержант Макаров, впервые услышав такое сокращение.

— Мать-деревня! — захохотал Устименко. — Банный день не знает!

Константин Усенко, лежа на кровати, рассматривал добротные перекрытия потолка землянки. Сделана она была по всем правилам инженерного искусства: бревна в три наката. Потолок и стены обшиты фанерой, пол выстлан досками. Строительного материала на базе хватало: рядом через узкий рукав Северной Двины находился комбинат, в цехах которого из древесины выделывали все, от досок до фанеры.

Высокая и просторная землянка состояла из двух больших комнат. Ходили по ней в полный рост, не то что в Энске. Потолок подпирался крепкими столбами, превращенными в вешалки. Под стенами стояли не деревянные нары, а двухэтажные железные кровати с ватными матрацами, с еще новыми синими байковыми одеялами, из-под которых выглядывали белые простыни, застеленные по единому образцу, как в казарме. Середину комнат занимали длинные столы из толстых струганых досок. На них обычно проводились занятия с летным составом эскадрильи, а в свободное время, если такое выпадало, разыгрывались настоящие баталии — забивали «козла». Костяшки домино, доски с шахматами и шашками лежали на столах, сложенные в аккуратные стопки.

Освещалась землянка не аккумуляторными лампочками, а настоящими, энергия к которым подавалась от специального дизель-электромотора; отоплялась железными печками. У входа возле тумбочки с телефоном круглосуточно дежурил один из авиамехаников или мотористов.

Возле кроватей высились установленные в два этажа тумбочки, рядом с ними табуретки — банки поморскому. Здесь, на базе, порядки были морскими и потому бытовал морской лексикон. Армейским летчикам пришлось узнать, что такое кубрик, трап, камбуз, полундра. Вскоре они сами стали щеголять этими словами, как заправские моряки. Впрочем, они и на самом деле стали морскими летчиками. Теперь каждый умел не только отличить один класс кораблей от другого, но и их типы, назначение, вооружение, знал некоторые боевые и походные ордера — порядки строев, ознакомился с основами морской тактики, мог взаимодействовать с нашими кораблями при обнаружении вражеских надводных и подводных сил и самолетов. Но самое главное — парни научились смело и уверенно летать над безбрежными морскими просторами, с достаточной точностью определять в них свое местонахождение и брать безошибочный курс к берегам: месяц напряженной учебы не пропал даром.

2

Штаб 95-го авиаполка находился в единственном двухэтажном доме над летной столовой. Это помещение облюбовал себе майор Жатьков, ставший начальником авиагарнизона. В большой комнате с тремя окнами во всю ширь стены висела карта полярной проекции, рядом с ней схема с надписью: «Конвой РQ-17». Под стеной размещались канцелярские столы, напротив них рядами стояли стулья, табуретки, скамейки.

Летчики входили в комнату, озирались на карту, на непонятную схему, находили места и рассаживались. Усенко пришел вместе с Щербаковым и Устименко. Они сели на дальнюю скамейку, как открылась задняя дверь, и в комнату энергично вошел генерал в морской форме. Был он выше среднего роста, с приятным, чуть продолговатым лицом и быстрыми внимательными глазами. На вид ему было не больше сорока лет.

— Встать! Сми-и-ирно! — вскочил Жатьков и шагнул к генералу. — Товарищ командующий…

Но тот не стал слушать доклад, жестом остановил майора и громким голосом разрешил:

— Прошу, товарищи, садиться.

Константин во все глаза разглядывал прославленного генерала, которого на острове знали все и охотно о нем рассказывали. Будучи летчиком-истребителем, Николай Трофимович Петрухин добровольцем воевал в небе Испании, а вернувшись на Родину, стал командовать бригадой морской авиации на Балтийском море. Летом 1939 года капитану Петрухину присвоили звание полковника и назначили заместителем командующего Военно-Воздушными Силами Краснознаменного Балтийского флота. С белофиннами он воевал уже в звании комбрига. Великая Отечественная война застала генерал-майора авиации Петрухина в должности командира смешанной авиационной бригады на Балтике. Он участвовал в разгроме немцев на подступах к Ленинграду, а затем возглавил УАГ РСВГК — ударную авиагруппу резерва Ставки Верховного Главнокомандования, которая обороняла Ленинград и его пригороды в тяжелейшие 1941–1942 годы. Теперь с июня 1942 года командование доверило ему ОМАГ.

Штаб ОМАГ размещался в Архангельске, но Николай Трофимович был летчиком до мозга костей и потому в штабе не засиживался, а почти все время проводил в боевых авиаполках. На островной аэродром он прилетал на У-2 сам и всегда как-то незаметно. Оставив самолет где-нибудь на дальней стоянке, он не торопясь шел по аэродрому, подолгу останавливался возле экипажей, говорил, расспрашивал, советовал, решал многие вопросы на месте и одновременно узнавал все, что его интересовало. Когда Петрухин приходил к штабистам, то имел полное представление о состоянии дел в авиаполках.

Генерал был прост в обращении, никогда не кичился — все это снискало ему добрую славу и уважение. Его всюду встречали тепло, как своего, и были с ним предельно откровенны. И этой откровенностью Николай Трофимович никогда не злоупотреблял. В трудных условиях Севера высокий авторитет Петрухина позволял поддерживать в подчиненных частях весьма строгую дисциплину и высокую боевую готовность.

Когда генерал вошел в штаб, присутствующие встретили его как доброго знакомого, приветливыми улыбками.

— Все летчики собраны? — спросил Петрухин у Жатькова.

— Так точно, товарищ командующий! Руководящий летный состав девяносто пятого и тринадцатого авиаполков Особой…

— Хорошо! — Генерал повернулся к сидящим. — Не будем терять времени… Товарищи! С шестого по двенадцатое июля летчики ваших полков совершили триста двадцать девять самолетовылетов на поиск и прикрытие союзного конвоя. Появилась возможность проанализировать и обобщить опыт этой новой для нас формы боевых действий, уточнить некоторые организационные вопросы и функции, уяснить задачи. Воздушное прикрытие морских перевозок в таких масштабах — дело для нас новое, практике неизвестное.

Говорил Петрухин негромко, но внятно, фразы строил лаконично, без нагромождения лишнего, будто читал по-писаному, и сразу овладел вниманием присутствующих. Взяв указку, он подошел к карте и рассказал, что еще в сентябре 1941 года на Московской конференции министров иностранных дел представители союзных государств в совместной борьбе против гитлеровского фашизма взяли на себя торжественное обещание открыть второй фронт и помогать Советскому Союзу вооружением, боевой техникой, продовольствием и другими материалами для нужд фронта и что после длительной проволочки такая помощь небольшими партиями стала наконец поступать к нам. Оказалось, груженые транспортные суда из Англии и США собирались в Исландии, где из них формировали караваны, придавали охранные корабли и в составе конвоев направляли через Северную Атлантику и Северный Ледовитый океан к нам в порты Мурманск и Архангельск. Здесь, разгрузившись, они брали у нас экспортные грузы и следовали обратно. Каждому такому конвою — прямому и обратному — присваивался шифр и номер.

Далее командующий все так же лаконично познакомил командиров с организацией безопасности морских перевозок и противодействием противника. Оказалось, весь маршрут следования конвоев был разбит на операционные зоны. Зону от Исландии до 20-го меридиана восточной широты, проходящего через остров Медвежий из группы островов Шпицбергена, контролировал сводный англо-американский флот, а далее на восток — наш Северный флот.

Для борьбы с перевозками гитлеровцы в оккупированных портах Северной Норвегии и в Финляндии сосредоточили крупные военно-морские силы, в состав которых вошли новейший линейный корабль «Тирпиц», два так называемых «карманных линкора» «Лютцов» и «Адмирал Шеер», тяжелый крейсер «Хиппер», 12 эскадренных миноносцев, 23 подводные лодки и несколько десятков кораблей обеспечения — сторожевиков, тральщиков и других. На аэродромах немцы держали в готовности около полутысячи самолетов бомбардировочной и торпедоносной авиации. В этом числе находилась 30-я эскадра со специально подготовленными для войны в Арктике экипажами пикировщиков и полторы сотни разведчиков. С обнаружением конвоев все эти силы перемещались по побережью, систематически наносили удары.

Первые конвои по составу были небольшими — по 8–10 транспортов. Прикрывались они сильными военными эскортами и потому наших портов достигали с минимальными потерями. 21 мая союзниками был направлен к нам большой конвой под шифром РQ-16 в составе 34 транспортов и 20 кораблей. Нашей зоны достигли 28 транспортов. Все Они нами были надежно прикрыты и благополучно прибыли в порты назначения.

— Потом нас известили, — рассказывал Петрухин, — что двадцать седьмого июня из Исландии к нам вышел вот этот семнадцатый конвой, — генерал подошел к схеме. — Шел он, как изображено на схеме, девятью колоннами по четыре судна в каждой, всего тридцать семь транспортов, в окружении двадцати пяти кораблей непосредственного эскорта. Кроме того, на путях вероятного появления противника были развернуты две группы ближнего и дальнего прикрытия англо-американского флота. В состав групп вошли: авианосец «Викториес», два мощных линкора — «Дюф-оф-Йорк» и «Вашингтон», шесть тяжелых крейсеров — «Лондон», «Норфолк», «Вигита», «Тускалуза», «Кумберлед» и «Нигерия», девять эскадренных миноносцев, не считая кораблей охранения. Обратите внимание! — постучал генерал по схеме указкой. — Англо-американские силы по огневой мощи да и по количеству единиц превосходили всю гитлеровскую эскадру в пять раз! Таким образом, охрана конвоя союзниками была достаточно прочная и надежная.

Командующий оставил схему и подошел к столу. Кустистые брови его были нахмурены, на лбу и в уголках рта резче обозначились суровые складки. Он помолчал, потом продолжил, глядя в глаза многочисленным слушателям:

— По приказу Ставки мы со своей стороны также приняли меры по усилению прикрытия этого конвоя в нашей операционной зоне. С этой целью наши подводные лодки были выдвинуты на позиции, усилены Военно-Воздушные Силы Северного флота и была создана наша Особая группа. Приданная нам бомбардировочная дивизия АДД вместе с бомбардировщиками Северного флота сразу стала наносить удары по аэродромам и военно-морским базам противника на весь радиус действия…

Рассказ генерала захватил Константина и его товарищей: многое непонятное в их судьбе и авиаполка становилось на свои места в логической цепи развития событий. Собственно, что они, летчики, знали? Сказали: «Перелететь туда-то…» Перелетели. Оказывается, все было продумано и спланировано, их действиями руководили жестко, целенаправленно.

— Насколько нам известно, — продолжал излагать Петрухин, — до четвертого июля семнадцатый конвой шел без особых осложнений. Налеты немецкой авиации и атаки подводных лодок имели место, но потерн составили всего два транспорта. Но далее случилось невероятное: в ночь на пятое июля задолго до подхода в нашу операционную зону — я подчеркиваю! — все союзные боевые корабли прикрытия почему-то оставили транспорты и вернулись на запад[4]. Тридцать два транспорта в самом опасном месте пути были брошены на произвол судьбы. Незащищенный конвой, естественно, распался. Часть судов с несколькими малыми кораблями эскорта пошла к Новой Земле, остальные в одиночку и небольшими группами повернули в сторону Кольского полуострова. О своем странном решении командование британским флотом нас даже не поставило в известность. Мы ждали конвой и для его встречи начали поиск, а в это самое время одиночные суда из его состава стали легкой добычей немецких подлодок и авиации. Лишь приняв сигналы бедствия с гибнущих судов, штаб Северного флота, узнав истинное положение, бросил на помощь все наличные силы. Но было поздно. В районе Новой Земли удалось собрать всего десять транспортов. Их мы и конвоировали сюда, в Архангельск. Спасли только одиннадцать судов. Двадцать один пароход, на борту которых было несколько сот людей и более ста тысяч тонн ценнейших для нас грузов, погиб[5]

Окаменев, затаив дыхание, слушали летчики страшную правду о невероятно подлом предательстве британского руководства, Хотя само слово «предательство» генералом не было произнесено, но оно вытекало из событий. А как по-иному назвать действия, которые были совершены командованием союзного флота в самый напряженный период войны на советско-германском фронте? Бойцы и командиры Красной Армии, истощенные и измотанные в неравных боях, с трудом сдерживали рвущиеся к Волге немецко-фашистские орды. На счету было каждое орудие, снаряд, танк, мина. А в это время танки и орудия, снаряды и мины были сознательно поставлены под удар фашистских пиратов и отправлены на дно Северного Ледовитого океана!

— До сих пор остается загадкой, почему командование британским флотом, имея внушительное превосходство над немцами, пошло на такой шаг? Видимо, за этими действиями кроются какие-то, во всяком случае, нечестные цели. Может быть, англичане испугались немецкой эскадры? — вслух рассуждал генерал. — Допустим, линкор «Тирпиц» действительно вышел из Альтенфьерда, где он прятался, направился к конвою и, конечно, напал бы на суда. Но на пути этого пирата встал экипаж советской подводной лодки под командованием капитана второго ранга Николая Лунина. Лунинцы торпедировали немецкий линкор и заставили его отступить, убраться назад. Нетрудно представить, что было бы с фашистской эскадрой, если б ее встретила не одна подлодка, а весь соединенный англо-американский флот?.. Много поучительного и полезного вынесли летчики из совещания. Во время перерыва они, как обычно, курили, обменивались мнениями об услышанном, негодовали и вспоминали, что союзники почему-то при малейшем повреждении транспортного судна не делали попыток спасти его и груз, а спешили быстрее снять экипаж и транспорт топили. Майор Кирьянов рассказал, что когда в составе РQ-16 был поврежден наш теплоход «Старый большевик» и он загорелся, союзники хотели поступить с ним так же. Но советские моряки отказались покинуть судно, и их бросили. Наши люди во главе с капитаном Афанасьевым своими силами ликвидировали пожар и пошли догонять конвой. Они отбили 47 атак фашистских самолетов, но догнали РQ-16 и благополучно прибыли в Заполярье. Для Родины были сохранены тысячи тонн нужных грузов. Почему же союзники поступали по-другому?

— Значит, им выгоднее, чтобы эти грузы не попали на фронт! — в сердцах швырнул окурок Кузин. — Потому и тянут с открытием второго фронта. И еще потянут, это ясно! Вообще, как говорится, на союзников надейся, а сам не плошай!

Константин слушал эти рассказы и в задумчивости вертел в руках фотоснимок немецкого линкора «Адмирал Шеер». Это заметил Щербаков, спросил усмехнувшись:

— Примеряешься, Костя? Хочешь его, как Лунин, топить?

— Непонятно, почему генерал назвал его карманным?

— Я сам думал. Давай спросим у Сысоича, он все знает.

Подозвали Чернышева, спросили. Василий Сысоевич взял снимок в руки.

— Знаю этот линкор, есть у немцев еще однотипные — «Лютцов», бывший «Дойчланд», «Адмирал граф Шпее», но его англичане потопили в Атлантике, так эти три линкора у моряков называют «карманными». Но почему? Давайте у командующего спросим.

— Неудобно! Еще рассердится, повернет кругом.

— Он не такой. Если знает, скажет. Пошли? Николай Трофимович выслушал вопрос, не удивился:

— Чего ж вы смущаетесь? Вопрос правомерный. Его даже моряки не все знают, но я поясню. Вам уже объясняли, что в зависимости от водоизмещения и главного калибра артиллерии все боевые корабли делятся на классы?

— Да! Знаем, что есть линкоры, крейсеры, эсминцы, — торопливо перечислил Усенко и смутился под генеральским взглядом.

— Верно! — похвалил Петрухин. — Вы, лейтенант, делаете успехи! Так вот, «карманные» линкоры под эту классификацию не подходят. Почему? Это что-то вроде гибрида, помесь линкора и крейсера. По водоизмещению эти корабли относятся к легким крейсерам, а по артиллерии — к линкорам.

— А «карманные» при чем?

— Закавыка здесь вот в чем, — поднял палец командующий. — После первой мировой войны страны-победительницы разрешили поверженной Германии иметь небольшой военный флот для самообороны. При этом его общий тоннаж ограничивался тридцатью тысячами тонн, а каждый корабль не должен быть больше десяти тысяч тонн. Вот немцы и построили три таких крейсера. Но так как в договоре калибр орудий не был ограничен, то они на эти крейсеры установили мощные линкоровские пушки калибром в двести восемьдесят миллиметров! Специалисты и окрестили корабли «карманными», то есть линкоры, построенные в обход международного контроля, в кармане.

— Хитры фрицы, все на обмане строят…

3

Было около трех часов ночи. В землянке «Мечта пилота» царил сон. Дневальный сержант Ахтямов сидел у тумбочки с книгой в руках и под ровное дыхание спящих вместе с петровскими солдатами штурмовал Нарвскую крепость, в то же время чутко прислушивался к звукам извне, чтобы не пропустить приход поверяющего и вовремя спрятать книгу. Вдруг он услышал какой-то сдавленный, но громкий крик. Сержант оторвался от чтения и прислушался. В дальнем углу кто-то резким голосом командовал:

— Макар… Да срывай же фонарь! Воздуха! Дайте воздуха!.. Все ж горит! Что же вы?

Дневальный подошел поближе. На нижней кровати метался лейтенант Усенко: его опять мучили кошмары. Ахтямов осторожно тронул летчика за плечо.

— А? Что? — вскочил тот и потянулся к пистолету.

— Это я, товарищ лейтенант. Поправил одеяло. Спите!

— Спасибо, друг! — Усенко повернулся на бок и вскоре задышал ровно. В полумраке на лице летчика шрамов не было видно и оно выглядело симпатичным, по-мальчишески озорным. Дневальный вздохнул и вернулся на место.

Но читать ему больше не пришлось. Извне в землянку донесся глухой продолжительный раскат. Потом он повторился еще и еще. Вскоре раскаты участились настолько, что слились в сплошное басовитое громыхание, от которого земля слегка вздрагивала. Ахтямов на фронте был с сорок первого, ему доводилось слышать взрывы бомб, орудийные выстрелы, канонады. Но теперь звуки были еще мощнее и продолжительнее. Сержант забеспокоился. В последнее время в авиаполку ходило много слухов о немецких рейдерах. Может, один из этих «карманных» линкоров проник в Двинскую губу и теперь расстреливает из тяжелых орудий Архангельск? Дневальный кинулся по ступенькам наверх, выскочил за входную дверь и в ужасе остановился. Сильнейший холодный ветер чуть не свалил его с ног. Воздух дрожал и сотрясался мощными взрывами. В сером полумраке полярного дня небо оказалось закрыто низкими черными тучами, которые на северо-западе без конца освещались яркими вспышками. Но огни те не были орудийными сполохами, в той стороне сверкали молнии мощных электрических разрядов — над бассейном разразилась арктическая гроза невиданной силищи!

Угрожающей лавиной гроза накатывалась на остров. Ее трепещущий свет ярко освещал продолговатый холм землянки, близкие капониры с самолетами, деревья у столовой. Дальше все тонуло в сплошной черноте.

Держась рукой за дверь, Ахтямов закрылся локтем. от пронизывающего ветра и вглядывался в буйство природных сил, стараясь понять и разобраться в степени, их опасности. Вдруг его охватила смутная тревога: вроде в знакомой картине окружающего произошли какие-то изменения, появилось нечто такое, что будило, вызывало чувство опасности.

И он рассмотрел источник тревоги: у самого порога… плескалась вода. То не была дождевая лужа. Воды было много, и она затопила весь берег острова, похоронила под толщей прибрежный кустарник, вплотную приблизилась к входу в землянку; ее темная колышущаяся масса, отражая молнии, бурлящим потоком стремительно проносилась мимо сержанта, увлекая за собой комья сухой травы, ветви деревьев; небольшая протока, отделявшая остров от южного берега, превратилась в широченную реку, по которой гуляли вспененные волны.

Картина была потрясающей. Подслеповатый сумрак полуночи почти исчез. Молнии пульсировали над головой механика беспрерывно, и в их мертвенно-бледном свете он увидел, как над островом сплошной вереницей низко проносились совершенно черные облака с рваными, истерзанными краями. Раскаты грома становились все громче, оглушительнее. Свист шквалистого ветра, перестук ветвей, тягучий скрип деревьев — все тонуло в адской какофонии. От ударов дрожала земля. Было тревожно и жутко.

Ахтямов хотел вернуться в землянку, но тут заметил, что струйки воды заскользили вниз по ступенькам. Он бросился к телефону, крутнул ручку, крикнул в трубку:

— Товарищ дежурный! У нас вода! Заливает! Да, да! Наводнение!.. Есть объявить штормовую тревогу!

Разбуженные громом и криками дневального некоторые летчики недовольно заворчали. Но их ропот покрыла команда:

— Кончай ночевать! Штормовая тревога! Потоп!

Землянка сразу наполнилась многоголосым гулом.

Люди вскакивали, напяливали на себя обмундирование, торопливо хватали оружие, планшеты и выбегали наружу. По землянке под ногами уже чавкала прибывающая вода.

Усенко быстро оделся и выскочил наверх. Оценив обстановку, он вернулся в кубрик и громко скомандовал:

— Слушайте все! Спокойно и без паники. Река вышла из берегов, началось наводнение. Но нам ничто не угрожает, остров достаточно высок, не затопит. Заливает только нашу крайнюю землянку. Сделаем так: третье звено останется здесь. Саша Устименко! Будешь насыпать вал у входа. Остальные — к самолетам! Надо посмотреть, что там. Ахтямов! Лопаты!

Дежурная служба объявила тревогу в авиаполках и на авиабазе. Формировались отряды спасателей и направлялись на опасные участки. Несколько самолетов отрулили на более высокие места острова. У землянок и складов, которым угрожало затопление, сооружались защитные валы. Начальство решало, куда перебазировать авиаполки, если уровень воды будет подниматься.

А гроза все грохотала. Пошел дождь, сильный и напористый. Люди быстро промокли, но борьбу со стихией не прекращали. Так продолжалось несколько часов кряду. Наконец буйство грозы стало ослабевать, и вскоре она скрылась на юго-востоке. Дождь прекратился, облака приподнялись. Но сильный северо-западный ветер продолжал держать высокий уровень воды в Двинской губе и в Северной Двине. На аэродроме вода подошла к порогу столовой, затопила часть землянок, размыла устои бани, и она рухнула в крутящийся поток.

Совершенно не пострадал на острове только рыбацкий поселок, домики которого были построены на сваях.

Высокий уровень воды держался довольно долго, пока ветер не ослаб и не сменил направление. Одновременно от облаков очистилось небо и вновь засияло солнце, теплое и ласковое. Вода пошла на убыль.

Летный и технический составы занялись ликвидацией последствий наводнения: сушились постельное белье, обмундирование и вещи, из землянок откачивалась вода, топились печки, и легкий дымок из труб прозрачной паутиной стлался над притихшим островом.

Люди бурно обсуждали никогда не виданную арктическую грозу, перипетии борьбы с наводнением, делились переживаниями.

А конвоев все не было…

4

В боевых дежурствах, в учебе и в кипучей общественной работе незаметно пролетел август. Солнце все ниже склонялось к горизонту, появились ночи, дни быстро укорачивались. Суровый Север давал себя знать: погода опять стала портиться. Началась полоса дождей и туманов.

А конвоев все не было…

На фронтах обстановка складывалась не в нашу пользу: враг прорвался к предгорьям Кавказа, вышел на берега Волги.

На острове заговорили о том, что фашистские подлодки проникают в Карское море и далее на восток, что они всплывают и артиллерийским огнем уничтожают наши суда и зимовки, что на Новой Земле, в бухте Малые Кармакулы, такая лодка уничтожила гидросамолет «Каталина» и чуть не убила командира Северного особого авиаотряда Героя Советского Союза полковника Мазурука, находившегося с экипажем на берегу в палатке; что фашисты совершили еще одно тягчайшее преступление: потопили пассажирский пароход «Полина Осипенко», на борту которого возвращались на Большую землю семьи зимовщиков. Весть об этом злодеянии фашистов потрясла всех.

Позднее стало известно, что за архипелаг Новой Земли проник фашистский рейдер «Адмирал Шеер». В неравную схватку с врагом вступил экипаж прославленного научными исследованиями в Арктике ледокольного парохода «Александр Сибиряков». Экипаж погиб, но успел предупредить о появлении врага. С рейдером дрался также сторожевой корабль «Дежнев», и малочисленный гарнизон, и население острова Диксон: они отбили атаку врага. Более того, повредили рейдер и заставили его убраться в Норвегию.

Слушая эти рассказы, летчики восторгались героизмом и мужеством моряков и зимовщиков и требовали команды на вылет. Но летчиков ОМАГ привлекать на другие задания было категорически запрещено Ставкой ВГК. Ждали.

И дождались. В первых числах сентября на базе какими-то путями узнали, что авиация Северного флота и бомбардировочная дивизия АДД возобновили удары по вражеским аэродромам и военно-морским базам. За этим следовало ожидать возобновления движения конвоев. Догадка подтвердилась, когда эскадрильям 13-го и 95-го авиаполков приказали снова перебазироваться в Энск. Люди воспрянули духом. «Петляковы» перелетели и изготовились.

Ждать пришлось недолго. Командованию стало известно, что 7 сентября из Исландии вышел к нам конвой РQ-18.

Тем временем в Мурманском и Архангельском портах заканчивалась погрузка судов и начал формироваться обратный конвой QР-14. Над портами и рейдами закружились в барражах истребители прикрытия. Настал день, и группа транспортов в охранении кораблей выстроилась в походный ордер и направилась в Белое море. Пока конвой находился вблизи береговых аэродромов, его прикрывали одномоторные истребители. Потом подключились двухмоторные «Петляковы».

Полярная осень вступала в свои права: к середине сентября дни настолько укоротились, что светло было около шести часов. В плохую погоду это время сокращалось. По существу, Пе-3 взлетали утром, летали над конвоем весь день и садились вечером.

Погода держалась неустойчивой. Это заставляло командование ОМАГ придерживаться прежнего решения: на боевые задания выпускать наиболее подготовленные экипажи. Основная нагрузка по прикрытию судов опять легла на плечи руководящего состава. Сменяя друг друга, летчики 95-го авиаполка Жатьков, Кирьянов, Гаркушенко, Пузанов, Стрельцов, Рудаков обеспечивали проводку судов. Наравне с ними теперь летали Богомолов, Щербаков, Шакура, Устименко, Усенко и Костюк из 13-го Люди уставали, изматывались до предела, но не роптали и отдыха не просили: память о трагедии РQ-17 заставляла их выносить нечеловеческие перегрузки.

С 14 сентября эти перегрузки удвоились, так как командующий ОМАГ часть экипажей перенацелил на поиск подходившего к нашей операционной зоне конвоя РQ-18. И опять люди восприняли этот приказ как должное: в море на дальнюю разведку немедленно полетели пары Жатьков — Стрельцов, Щербаков — Устименко. Готовились вылететь Усенко с Новиковым и Пузанов с Рудаковым, но погода ухудшилась, и им пришлось остаться на земле.

Впрочем, отдыхать Константину не довелось: командир полка взял его с собой на дальнее прикрытие уходящего QР-14. Усенко обрадовался и помчался к «семерке».

Александров был у машины. Летчик с техником еще раз осмотрели все узлы самолета и присели перекурить.

— Что-то Гилим задерживается! — беспокоился Усенко, поглядывая в сторону землянки, куда полковой врач Ивченко зачем-то увел бомбардира.

Мимо «семерки», одетый по-летному, спешил к самолетной стоянке адъютант Диговцев. Константин сидел спиной к нему, не видел.

— Привет будущему гвардейцу! — на ходу крикнул тот.

Усенко живо обернулся, встал, ответил с радостью:

— Здравия желаю, товарищ старший лейтенант! Куда это руководящий состав так спешит? Проверочка?

— Не угадал! — остановился адъютант. Был он, чувствовалось, в приподнятом настроении, оживленный. — Лечу с Шакурой! Не все тебе да твоему дружку Устименко. И мы сами с усами! Комэск, правда, заартачился, не пускал. Еле уговорил. Эх, с этой штабной службой скоро разучишься отличать нос самолета от хвоста. Брошу! Возьмешь к себе?

— С превеликим! Если по-серьезному. Кто еще летит?

— Капитан Гаркушенко. Он — ведущим.

— Погода плохая, — предупредил летчик.

— А мне в диковинку, что ли? К тому же я твердо знаю: не боги горшки обжигают! Кстати, знаешь, что твоего бывшего комэска забрали из полка?

— Кого? Челышева? Разве он прилетел?

— Прилетел, только не сюда, а в Москву. Там и остался. Помнишь, как он нас лихо водил на Западном? Вот денечки были! Разве сравнишь с теперешними? А бои уже под Сталинградом идут. Ефим, наверное, туда рванет.

Диговцев ненароком затронул больное место Константина, и тот помрачнел. Но адъютант не заметил смены настроения друга, продолжал все тем же бодрым тоном:

— А командиром второй утвержден Жора Кузин. Во-о, брат, растут кадры! Давно ли он был, как ты, командиром звена? Теперь комэск! Старайся, казак, атаманом будешь! Да своих не забывай… Ну-у, Костя, будь здоров и не кашляй!

— Новость ошеломила летчика. Он, раздумывая над ней, смотрел вслед быстро удаляющемуся адъютанту и вдруг почувствовал необъяснимую грусть, словно видел Диговцева в последний раз. Константин отогнал это чувство, но испугался и закричал вдогонку другу:

— Счастливо, Гриша-а!

Тот услышал, обернулся, махнул рукой и зашагал дальше. Через несколько минут два «Петляковых» взмыли в серое небо и растаяли в туманной дымке.

Усенко все стоял и не сводил глаз с севера, куда умчались самолеты, когда перед ним появился посыльный.

— Товарищ лейтенант! Вас срочно к командиру эскадрильи.

Капитан Щербаков встретил летчика вопросом:

— Знаешь, что у тебя Гилим заболел! Открылась рана на бедре. С тобой просится Лопатин. Возьмешь?

— Макара Давыдыча? Да с радостью!

Полет выдался на редкость трудным. Погода все ухудшалась. Низкая облачность прижала самолеты к воде. Видимость сократилась до километра. Истребители с трудом отыскали конвой в океане, пробарражировали над ним положенное время и полетели домой. Посадку совершили в полутьме.

Захватив планшет, Константин направился на капе. Неподалеку в окружении толпы стоял Щербаков. Никто не бросился по обычаю к подошедшему Усенко. Все молчали, всматривались в густеющие сумерки, к чему-то прислушивались.

— Товарищ капитан! — громко начал доклад летчик. На него зашикали:

— Тише ты! Тише!

Почувствовав неладное, Константин дернул друга за руку.

— Что такое, Саша?

Устименко отвел глаза в сторону:

— Шакуры нет.

— Как нет? Он же с Гаркушенко улетел раньше нас.

— Гаркушенко вернулся один.

— Может, ушел на базу? — высказал слабую надежду летчик, сразу вспомнив о своем предчувствии, и ужаснулся.

Так и не дождались летчики заместителя командира эскадрильи лейтенанта Шакуры. Вместе с ним не вернулся с моря и старший лейтенант Диговцев. То была первая тяжелая потеря 13-го авиаполка на Севере.

Гибель боевых товарищей и командиров угнетающе подействовала на летчиков и техников полка. Все ходили замкнутые, мрачные, а Константин Усенко от горя не находил себе места. В поисках уединения он забрел в тундру и там, забившись между замшелых камней, предался горестным воспоминаниям. Перед ним неотступно, как живой, стоял образ начальника, друга Григория Диговцева.

Диговцев был всего на три года старше Константина, но эскадрильей руководил с 1940 года. Это он встречал прибывших из училища молодых летчиков, с ним они познали первые радости и огорчения, чувствовали его твердую руку и дружеское участие в трудную минуту. Диговцев взыскивал строго, но на него никто не обижался: начштаба эскадрильи обладал редким даром справедливости, любимчиков не водил и терпеть не мог подхалимов. В то же время он умел поддержать у подчиненных служебное рвение; в нем все видели не только начальника, но и боевого друга, умелого советчика и стойкого бойца.

Усенко вспомнил пережитую им душевную травму в марте 1941 года, когда во время учебной воздушной разведки он с Гилимом из-за плохой маскировки наших войск вскрыл их дислокацию на всем «белостокском выступе». Эти секретнейшие данные молодые летчики не рискнули записать в донесение для сбрасывания вымпелом, а бывший начальник штаба полка расценил это как невыполнение задания. Тогда только Диговцев оправдал действия экипажа и взял его под защиту. Летчиков не наказали.

Потом на долю авиаполка выпали тяжкие испытания: началась война, и полк подвергся внезапным вражеским ударам. Диговцев провожал экипаж Усенко в первый боевой вылет на разведку; позже, когда полк остался без самолетов и летчики зашагали по дорогам отступления, адъютант шел рядом, отказываясь сесть в автомашину для начальства.

…Вспомнился последний июльский день 1941-го, когда восемь Пе-2 во главе с капитаном Челышевым летали бомбить железнодорожный узел Ярцево. При возвращении домой на отставший экипаж Устименко напали два «мессершмитта», положение его стало катастрофическим. Тогда Константин самовольно вышел из строя и бросился на помощь другу, спас его. Но на земле Челышев обвинил Усенко в невыполнении приказа и угрожал трибуналом. Диговцев, тоже летавший на задание, смело взял на себя все последствия, заявив, что пилот выполнил его, адъютанта, приказ. Вмешался капитан Богомолов и прекратил «дело».

…В один из августовских дней в районе Вязьмы экипаж сделал три боевых вылета и так устал, что в бессилии свалился прямо под самолетом. Но потребовалось вылететь еще раз. И они полетели, нашли немецкую мотоколонну, разгромили ее. А потом на отходе в одиночку держали бой с четверкой «мессершмиттов». Как ни вертелся, как ни маневрировал Константин, гитлеровцы подожгли самолет и ранили бомбардира. Диговцев сбил самого назойливого «мессера», отогнал остальных, но прыгать из горящей машины отказался, остался с пилотом до конца, помогал ему советами сбить пламя и довести разбитый Пе-2 до ближайшего аэродрома. В ушах летчика и сейчас звучал резковатый голос адъютанта: «Тяни, Костя! Тяни! Осталось всего двадцать километров…»

Много смертей успел повидать на своем коротком веку летчик Усенко, и всякий раз ему казалось, что товарищи погибали только потому, что что-то было недоучтено, недоделано, что жертв можно было бы избежать. Так и в гибели экипажа Шакуры. На память пришли слова майора Жатькова, сказанные им в день знакомства: «Энск можно назвать аэродромом только при бойкой фантазии». Не в этом ли крылась главная причина потери Шакуры и Диговцева?

Действительно, аэродром находился в очень неудобном и малопригодном месте, не был оборудован. Высокий берег Кольского полуострова не имел навигационного ограждения. В плохую погоду он часто прикрывался туманами и низкими облаками. Экипаж, летящий над водой со стороны моря, не имел никакой возможности заметить опасность своевременно.

Но, с другой стороны, чтобы надежно прикрыть с воздуха корабли в советской операционной зоне, требовалось увеличить радиус действия истребителей. Тогда-то и нашли удобную площадку. И она свою роль сыграла! Конечно, Энск не был рассчитан на длительное базирование, но обстановка заставила пользоваться им часто, почти постоянно. Не будь войны и врагов, кто бы посадил сюда летчиков, посылал их в такую погоду? Диговцев и Шакура пали смертью героев при выполнении боевого задания. Из-за фашистов! Это они и только они виноваты в гибели летчиков!

В глухой тундре под ковшом Большой Медведицы Константин Усенко поклялся отомстить проклятым врагам…

…Позже выяснилось: пара Пе-3 Гаркушенко летала под кромкой низких облаков северо-западнее конвоя на расстоянии видимости кораблей эскорта. Шакура держался от ведущего сзади в трехстах метрах, когда прямо над ним из облаков вынырнул двухмоторный «Хейнкель-111 К». Увидев истребителей, немец рванулся в облака, но его уже обнаружил Диговцев и полоснул очередью из крупнокалиберного пулемета. Правый мотор гитлеровца задымил, разведчик сбавил скорость, но упорно тянул к облакам, хвостовой стрелок вел по Шакуре непрерывный огонь.

Обнаружение немцами QР-14 последнему грозило немалыми бедами. Разведчика следовало уничтожить. Это поняли Шакура с Диговцевым. Круто развернувшись, они устремились в новую атаку. Пушечная очередь «Петлякова» настигла фашиста, и тот, разматывая в воздухе широкий шлейф черного дыма, рухнул в воды Баренцева моря.

Был поврежден и самолет Шакуры, но летчики не прекратили выполнение задания. Уже на обратном маршруте они отстали от ведущего и пропали из поля его зрения. Тщетно экипаж Гаркушенко возвращался, кружил над морем: найти исчезнувших или их следы не удалось. Наступала темнота, и Гаркушенко вынужден был прекратить безрезультатные поиски.

В предполагаемый квадрат падения самолета выходили сторожевые корабли. Но и они вернулись ни с чем…

5

За ночь конвой QР-14 прошел район острова Колгуев. Опасность вражеского обнаружения и нападения на него не уменьшалась: барражировавшие «Петляковы» отогнали еще одного фашистского разведчика. Он летал на малой высоте, и потому теплилась надежда, что кораблей не увидел.

Погода продолжала оставаться сложной. Правда, высота нижней кромки облаков приподнялась до трехсот метров, а видимость увеличилась до четырех километров. С севера дул сильный ветер. Море пенилось, над ним удерживалась дымка. Усенко с Лопатиным в паре с ведомым Костюком ходили над морем, охраняя дымящийся в стороне QР-14. Воздушная обстановка была спокойной: гитлеровцы в районе не показывались, но настроение у Константина было мрачным. Он плохо спал — гибель друга острой болью отозвалась в сердце. С тихой яростью летчик вел наблюдение за воздухом, втайне надеясь на встречу с врагом и радуясь тому, что сегодня является ведущим и ему не придется, как недавно, оставлять в покое недобитого фашиста, чтобы прикрыть командира. Только бы встретиться!

Пе-3 летали под облаками, опускались почти до воды и вновь поднимались, обгоняя конвой, и возвращались обратно. Время шло, а противника все не было. Константин мрачнел, но самообладания не терял.

— Пришла смена! — показал Лопатин на появившуюся в квадрате пару «Петляковых» и вздохнул: адъютант сегодня тоже переживал, был неразговорчив. — Что ж! Надо уходить, Костя.

Но Усенко не развернул Пе-3 курсом на берег, а продолжал лететь на северо-запад, угрюмо пояснил:

— Посмотрим в последний раз. Может, хоть калоша какая попадется. Обидно возвращаться без ничего…

«Калошами» летчики прозвали вражеские подлодки. С воздуха, если пристально просматривать толщу воды, можно рассмотреть их в подводном положении. Летчикам 95-го удавалось даже атаковать их. Поэтому теперь все экипажи Пе-3 брали с собой по две противолодочные бомбы ПЛАБ.

Истребители обогнули передние корабли эскорта, пролетели положенное расстояние вперед, потом удлинили его. Тщетно! Как же не хотелось Константину подчиняться необходимости! Медленно, очень медленно заваливал он машину в разворот, рыская глазами вокруг. И вдруг Лопатин закричал:

— Есть! Есть, Костя! Она, лодка! Слева от курса бурун от перископа, видишь? «Калоша»! Точно!

Усенко встрепенулся, нетерпеливо водил глазами по волнам, искал в них тот проклятый перископ, которого в жизни никогда не видел и совершенно не представлял, как он выглядит.

— Да вон же! Вон! — подгонял Макар Давыдович, становясь рядом. — Ну-у, черная палочка торчит на волнах. Пена от нее… Скорее же! Заходи на боевой курс, будем бомбить!

Наконец через остекление пола Константин разглядел: из волн действительно торчал темный столбик величиной не крупнее спичечной головки. Узкий белый след от него был почти незаметен. Но под столбиком отчетливо виднелось продолговатое темное пятно — рубка подводной лодки! Пена вокруг рубки загустела; лодка всплывала. Пе-3 был над ней, и Усенко так круто развернулся, что Костюк проскочил вперед.

Константин, не спуская глаз с рубки подлодки, мысленно строил маршрут атаки. Он решил, как учили, сначала обстрелять ее из пушки, чтобы повредить корпус и не дать уйти под воду, а потом добить ПЛАБами.

Гитлеровские подводники, видимо, обнаружили самолеты, прекратили всплытие и начали срочное погружение. Летчик выходил на дистанцию огня, когда рубка врага исчезла в пучине. Расстроенный неудачей, Усенко полоснул из пушки по тому месту, где был перископ. Снаряды вспороли воду, на ней вспыхнули фонтанчики всплесков.

— Костя! Заходи еще. Нужно пробомбить!

Лопатин уже установил прицел и открыл бомболюки.

Новый заход. Бомбардир сбросил бомбы, из воды поднялись и медленно осели два высоких пенных столба. Но признаков попадания в подлодку не было видно.

— Промазал! Ушел, гад! — сокрушался адъютант, с сожалением оглядывая пустое море. — Надо предупредить конвой! — спохватился он, включил радиостанцию и передал кодовую цифру.

В последний раз «Петляковы» прошли над местом погружения врага, вдоль строя кораблей и повернули домой.

Летели, почти не переговариваясь, каждый переживал кажущуюся неудачу по-своему. Хотя оснований для огорчений и не было: подлодка не всплыла, летчики стреляли и бомбили, не видя цели.

Через час с четвертью впереди показался мыс Орлов — острая, похожая на копье полоска земли. До аэродрома оставались считанные минуты.

— Смотри! Опять «калоша»! Эх черт! Бомб нет!

Километрах в пяти от самолетов в волнах чернело сигарообразное тело подлодки. На ее ходовом мостике виднелись люди. От форштевня расходились усы, сзади белел пенный слой — лодка в надводном положении полным ходом входила в горло Белого моря.

— Ну-у, теперь не уйдешь! — проскрежетал зубами Усенко, направляя нос «Петлякова» на рубку корабля.

Подводная лодка вела себя странно. Она не погружалась и не уклонялась от приближающихся самолетов, люди на мостике не прятались.

Константин подводил нити перекрестия прицела на середину корабля, когда с его мостика взвились зеленые ракеты.

— Костя, стой! Не стреляй! — закричал Лопатин и схватил его за плечо. — Наша! Она дала: «Я — свой!»

Летчик почувствовал, как у него сразу ослабли колени: еще бы несколько секунд — и беды не миновать. Он рванул штурвал на себя, истребитель взмыл вверх.

А люди на подлодке радостно приветствовали «Петлякова», бросая вверх пилотки.

— Вот, черт, как бывает на этом флоте!

Пе-3 сделали круг над подводным кораблем, покачали крыльями и развернулись в сторону своего аэродрома.

А РQ-18 все не было. Вышестоящее командование нервничало: немецкое радио передавало хвалебные сообщения о разгроме конвоя. Противоречивые сведения поступали от английской военной миссии при штабе Северного флота. Особый Северный авиаотряд Мазурука сообщил, что его летчики в районе Новой Земли обнаружили несколько стай вражеских подводных лодок: в том районе намечался маршрут конвоя…

Было отчего хвататься за голову. Нервозность в верхах передалась летчикам: вылетающие на поиск экипажи поднимались задолго до рассвета, тщательной проверке подвергалась их готовность, без конца уточнялись маршруты, квадраты моря. Сначала экипажи проверял начальник связи полка, потом помощник начальника штаба по разведке, инженер, штурман и наконец сам командир. Сверху следовало очередное предупреждение, и все повторялось.

В конце концов, выдержка изменила лейтенанту Усенко.

— Вы бы, товарищ командир, — сказал он, — вместо того чтобы нас дергать, дали б побольше отдохнуть. Придет конвой в зону — найдем, не пропустим!

Командир полка сердито осадил летчика:

— Это еще что такое? Отстраняю от полетов! — и добавил более миролюбиво: — Не тебя одного дергают.

Задание ответственное, понимать надо. На досуге хорошенько подумай: почему нас держат здесь, а не бросают под Сталинград?

С первыми лучами скупого дневного света стало ясно, что на хорошую погоду рассчитывать нечего. «Служба бога» — метеорологи — дали такой прогноз, что лететь было нельзя. Но в море улетели экипажи Жатькова, Богомолова, Щербакова, Устименко, Гаркушенко, Стрельцова. Вслед за ними готовились Усенко с Новиковым и Пузанов с Рудаковым.

Заметно похолодало. Константин посмотрел на сапоги, подумал, что, пожалуй, сегодня было бы разумнее слетать в унтах и в меховом комбинезоне, но они хранились в землянке, идти за ними не хотелось. Приказал Александрову:

— В обе машины бензина залить под пробки!

Над аэродромом погода стояла сносная: облачность хотя была сплошной и с размытой нижней кромкой, но высокой. Вдали за летным полем в дымке серела небольшая сопка. До нее было шесть километров. Если такая видимость удержится и над морем, то Усенко надеялся ширину полосы обследования двумя самолетами довести до двадцати километров. Неплохо!

Из «семерки» выпрыгнул Лопатин. Подошли Новиков с Василием Кравченко, и летчики уточнили совместные действия в полете. Они стояли в кругу, одетые в одинаковые регланы, с пистолетами на боку, в шлемофонах и с целлулоидными планшетами в руках — все рослые, молодые и худые. Отличался только Макар Давыдович, он был старше всех по возрасту и в звании. Но все слушали и смотрели на Усенко, командира группы. Константин, показывая на карту, говорил:

— Попробуем слетать на полный радиус. Думаю, нам галсировать в ближних квадратах моря нечего. Если б там был конвой, его бы уже обнаружили те, кто улетел перед нами. Будем искать где-то у границы зоны, а может, и за нею.

— Это мысль! — поддержал адъютант. — Но надо думать и об обратном пути. Подожди, я сейчас подсчитаю.

Он вытащил из планшета навигационные инструменты.

— Смотри, куда можно забраться!

Усенко удивленно рассматривал карту: в районе, который показал Лопатин, меридианы были нарисованы так густо, что сетка их напоминала раскрытый веер.

— А сколько же будет до берега?

— Восемьсот с гаком.

Тонкие брови летчика сошлись в прямую линию: он задумался, поглаживая округлый подбородок.

— Так далеко «Петляковы» еще не летали. Если экономить горючее… — и решительно рубанул рукой. — Дойдем! Новиков! Если погода начнет зажимать, держись рядом крыло в крыло. Понял? Ну-у, тогда по самолетам! Пошли, хлопцы!

Летели, как позволяли облака, на высоте тысяча двести метров. Прошли горло Белого моря, оставили позади ИПМ — исходный пункт маршрута — мыс Святой Нос и повернули на север. Новиков держался в строю хорошо: не наседал и не отставал, шел на одном уровне с ведущим. Усенко убедился в собранности ведомого, смотрел на него одобрительно.

Давно растаяли в дымке родные берега. Небо все больше хмурилось. Нижняя кромка облачности постепенно понижалась, обзор сокращался. Море выглядело темным, как застывшая студенистая масса, покрытая рябью волн. Ветер заметно усилился, становился порывистым. Иногда его порывы были настолько сильны, что подбрасывали самолеты. Летчики выравнивали машины и продолжали улетать все дальше на север. Становилось прохладнее. Мерзли лицо, руки. Константин пожалел, что не взял унты и меховые перчатки — краги.

В небе и в море было пусто, но тревожно. Беспокоила мысль, что где-то здесь рыскают фашистские пираты, летают их самолеты…

Усенко поглядывал через плечо на Лопатина и видел, что тот еще и еще раз брался за инструменты, считал, пересчитывал. Конечно, ошибиться он не имел права! А методы определения места самолета в море были примитивны. Все зависело от знания вектора ветра. Но этих данных бомбардир не имел, и негде было их взять. И все же Макар Давыдович старался обеспечить надежное самолетовождение.

— Ну и погодка, будь она неладна! — ворчал он. — Прет и прет всякая бяка! Где только берется такая прорва?

— Арктику недаром зовут кухней погоды.

— Выходит, мы сейчас в том самом котле, где ее варят?

— Точно! Легче стало?

— Еще бы! Даже появилась охота пройти чуть дальше того квадрата, который мы намечали вначале.

— Да ну? — обрадовался Костя. — Вот бы… до полюса!

— А что? Когда-нибудь доберемся и до полюса. Но сегодня сможем приблизиться к нему… еще на полсотни верст!

— Макар Давыдович, дорогой! С вами я чувствую себя всегда уверенно. Даешь прибавку!

— Ты мне зубы не заговаривай! Следи за режимом моторов и за расходом горючего. Экономь его!

— Два часа уже иду на экономичном! Специально консультировался у инженера. Он утверждает, что Пе-3 может держаться в воздухе до пяти часов. Если по-умному, конечно.

— Заманчиво, но будем считать так, чтобы хватило вернуться домой…

Монотонно на одной и той же ноте гудят и гудят моторы. Минута за минутой накручивает минутная стрелка часов время, и с каждой минутой на семь километров удаляются «Петляковы» от материка в океан. Летчики приникли к стеклам кабины, не сводят глаз с поверхности воды в надежде найти суда конвоя либо противника. Тщетно. Пусто. От однообразия и скуки клонило в сон. Бороться с ним Лопатину все труднее, и он решил сказать об этом пилоту. Но тот опередил:

— Попробовать не желаете? Прошу! Чудо века — шоколад эрэс! — и подал… обыкновенный сухарь.

Адъютант скептически посмотрел на него, неохотно взял и вдруг почувствовал голод. Откусил кусок, заулыбался.

Константин увидел улыбку, спросил не без умысла: — Что так, Макар Давыдович? Не понравился эрэс?

— Что ты? Только при чем здесь реактивный снаряд?

— Эрэс? Ха-а! То ржаной сухарь!

Летчики посмеялись над полковыми острословами, и Усенко рассказал, как однажды его выручил Гилим. С тех пор в каждый полет он брал такой «шоколад».

«Эрэс» помог: сон пропал, усталость снизилась.

— Сколько до берега, Макар Давыдович?

— Восемьсот с гаком! Наш квадрат, пора начинать поиск.

Самолеты полетели «змейкой». Глаза с большей надеждой вглядывались в гребни волн, в небо. Пусто и пусто… Летчики оживились, когда на море стали попадаться льдины, потом и целые ледяные поля. Белыми бесформенными пятнами они резко отличались от темно-свинцовой воды, казались неподвижными, как заснеженные острова. На одном из полей у самого его края внимание экипажа привлекли подозрительные черные точки. Снизились. Точки зашевелились и… попрыгали в воду. Оказались тюленями.

Облачность продолжала прижимать «Петляковых» к волнам.

Похолодало. Ледяные поля кончились. Опять колыхалась только однообразная морская равнина.

— Все, Костик! — решился Лопатин. — Пора возвращаться.

— А если еще пройдем немного? Чуть-чуть?

— Нельзя бесконечно. Я и так с риском. Бензина не хватит.

— Ну и что. Сядем на воду. Подберут. Главное — найти конвой, сообщить, чтоб не получилось как с семнадцатым.

— Ты прав. Под Сталинградом сейчас совсем плохо… Ну а если не встретим? Мы и так уж вышли за границу зоны! Стой! Что это? — вскрикнул бомбардир.

— Где?

— Слева! Какой-то шар, что ли? Откуда он? И серый.

В стороне от самолета чуть повыше под облаками проносился вытянутый предмет серого цвета, напоминавший шар. Усенко развернул Пе-3 к нему и… замер от удивления: все море до границы видимого горизонта было усеяно знакомыми усатыми дымящимися жуками — пароходами. На равных полукилометровых расстояниях друг от друга плыли они по три в колонне. Колонн таких было десять! С боков и спереди пароходов, сливаясь цветом с серой водой, шли боевые корабли. Дымов за ними не было, но белые буруны от форштевней и за кормами виднелись издали.

Сомнений не было: шел конвой, тот самый, который летчики двух авиаполков так долго и упорно искали, — РQ-18-й!

Константин настолько поразился увиденной картине, грандиозной и впечатляющей, что совсем забыл про ведомого. Чувство тревоги внезапно пронзило его. Он резко оглянулся и обрадовался: Новиков был на месте. Молодец!

А Макар Давыдович деловито считал пароходы, считал боевые корабли, пересчитывал, делал записи в бортжурнале.

— Костя! В строю вижу двадцать восемь транспортов и около тридцати… Нет! Пятьдесят кораблей охранения! — доложил он. — Подсчитаем: конвой по фронту раскинулся примерно на восемь кэмэ да в глубину на четыре. Итого: занимает площадь в тридцать два квадратных километра. Костя! Этот ж целый город! И где? В море. Даже не верится, что такое может быть не во сне!

— Макар Давыдович! Аэростаты! Над ними аэростаты!

Точно! Над каждым пароходом, поднявшись к облакам, в воздухе величественно плыли продолговатые серые камеры аэростатов. Один из них, очевидно, сорванный ветром, несколько минут назад и обнаружили летчики.

С ходового мостика одного из боевых кораблей к облакам взлетели две зеленые ракеты: у самолетов запрашивали опознавательный сигнал: «Я — свой!»

Пилот раз крутнул штурвал вправо, другой, третий — Пе-3 накренился трижды — это и был опознавательный.

— Вот и поздоровались, поприветствовали друг друга! — радовался удаче Константин. На него вдруг нахлынуло какое-то хмельное буйство, и он предложил: — Промчимся бреющим?

— Ты что? Очумел от радости? Над конвоем же летать запрещено, собьют! Потопали домой да побыстрее. Для нас теперь каждая минута на вес жизни. Боюсь, бензина не хватит! Ложись на курс 161. Да держи поточнее: выйдем на берег, я обратной прокладкой уточню место конвоя. Поехали!

Усенко в последний раз осмотрел окутанный дымами чудо-город в море и развернул машину на юг. Новиков не отставал.

И теперь погода не баловала летчиков. Наоборот, она все чаще подбрасывала им сюрпризы: то обволокнет самолеты моросью, то щедро посыплет сухим снегом, неожиданно опустит кромку облаков да так низко, что перед глазами уставших людей начинало рябить от близости пенных гребней. «Петляковы» рассекали морось, отряхивали снег, стремительно проносились над волнами и упорно приближались к родным берегам.

Короткий заполярный день заметно шел на убыль. Еще быстрее таял запас бензина в баках Пе-3…

Через час обратного полета Лопатин отстучал в эфир радиограмму о месте обнаружения конвоя. Эфир прослушивался плохо: был наполнен нескончаемым треском радиопомех, творимых гитлеровцами, и начавшей бушевать магнитной бурей. Все же в хаосе звуков бомбардиру удалось получить «квитанцию» — подтверждение, что радиограмма «землей» принята.

Задание было выполнено! Теперь, что бы ни случилось с летчиками, командование узнало, что РQ-18 приближается! Сознание этого поднимало дух уставших до безумия летчиков, рождало новые силы и надежды.

Но нарастали и новые трудности: наряду с ухудшением погодных условий росла тревога из-за уменьшающегося запаса бензина, из-за вероятности проскочить мимо берега Кольского полуострова и попасть в Белое море, а там уж никакого горючего не хватит, чтобы попасть на землю.

Появился еще один враг: приближающаяся ночь.

Возбуждение улеглось, в самолете воцарилась тишина. Лопатин перешел на микрофонную связь, пытался вызвать Энск, но помехи оказались сильнее мощности радиопередатчика.

Берег появился справа раньше, чем бомбардир ожидал по расчетам. Настроение у людей поднялось. Лопатин немедленно выключил секундомер, записал точное время полета от конвоя и снова включил: участок берега, на который вышел самолет, ни он, ни Усенко не узнавали. Нужно было лететь до появления знакомого ориентира.

— Так это же мыс Орлов! — обрадовался Константин, приглядевшись к полосе суши. — Теперь, считай, дома!

Лопатин внес коррективы и дал курс на аэродром. Над полуостровом наступали хмурые полярные сумерки.

Усенко с беспокойством поглядывал на ведомого: сможет ли он сесть при такой видимости? Новиков шел рядом, как приказал командир группы, крыло в крыло. Ведущий жестом показал ему: садись первым! Тот долго не понимал. Потом кивнул.

А впереди уже появилось знакомое плоскогорье, за ним провал глубокого каньона реки Поной. На темном поле дымили шашки. У посадочных знаков горели керосиновые фонари «летучая мышь». Фонари маленькие, а видны издалека — так потемнело. Константин глядел на огоньки и соображал: как посадить ведомого? Радио из-за помех не работало. Что делать? И тогда решил завести Новикова на посадочную полосу.

Он помахал крыльями и пошел вперед. Ведомый понял намерение командира, послушно держался за ним, повторяя все эволюции. Когда перед носом самолета оказались посадочные знаки, он убрал газ и благополучно сел. Порядок! Усенко облегченно вздохнул и… оробел: на приборной доске тревожно горели красные лампочки — бензин был на исходе! Когда рулил к стоянке, моторы заглохли: горючее иссякло. К самолету бросилась толпа.

— Весь аэродром сбежался! — довольный, ворчал Лопатин. — Хорошо! Машину на руках закатят в укрытие.

— Командир полка встречает, комэск! — разглядывал толпу Константин, неторопливо выключая приборы и питание. — Разнос не учинят, что пролетели больше положенного?

— Победителей не судят, говорили еще в Древнем Риме! — весело усмехнулся адъютант и нагнулся, чтобы открыть входной люк.

Едва летчики спустились на землю, как оказались в плотном кольце встречающих. Их тискали, помогали снять спасательные средства, восторгались. Потом все расступились, освобождая дорогу Богомолову.

Усенко вскинул руку для рапорта, но комполка опередил:

— Нашли?

— Так точно!

— Что там делается?

— Двадцать восемь транспортов! Все море в дыму!

— Молодцы, крещенные огнем! — Богомолов, не скрывая радости, обнял летчиков. — Утерли нос девяносто пятому! Быстро документацию в штаб — и в столовую! Есть и отдыхать!

К прилетевшим протиснулся Щербаков. Сердечно поздравив с успехом, комэск откровенно сказал:

— Мы уже считали вас погибшими. Вы ж пробыли в воздухе на двадцать минут больше расчетного. Как же ты ходил?

— На экономичном. Я ж консультировался…

— Ох, экспериментатор! Из-за тебя чуть не поседел. Ну да ладно! Пошли в столовую!

С неба донесся гул моторов, и над головами людей в полутьме низко пронеслись два самолета с включенными аэронавигационными огнями.

— Кто это?

— Капитан Пузанов и Рудаков. Они улетели после тебя.

Волна радости, несколько минут бушевавшая на стоянке, сменилась тревогой за жизнь тех, кто сейчас находился в воздухе: аэродром для ночных полетов не годился.

Огоньки в темном небе то появлялись, то пропадали.

— Надо бочки! Запалить бочки! — закричал Богомолов и напрямик через летное поле бросился к старту. За ним побежали другие.

Гул моторов и огни приблизились. Но «Петляков» заходил на посадку поперек узкого летного поля. От посадочного знака навстречу ему взвилась красная ракета, запрещающая посадку. Сотрясая воздух могучим гулом, самолет опять ушел в темноту. Гул его постепенно ослаб. Второго Пе-3 не было слышно: он исчез где-то на юге.

В конце летного поля рядом с фонарями вспыхнуло пламя и поднялось факелом — заполыхала бочка с мазутом.

Со стороны моря снова показались огни самолета. Опять он зашел под большим углом к посадочной полосе, и ракета угнала его. Затаив дыхание, люди следили за страшным поединком жизни со смертью.

Снова воздух содрогнулся от низко пролетевшего Пе-3. Внезапно гул его оборвался. До аэродрома донесся глухой удар, потом взрыв.

Без команды люди бросились бежать в ту сторону, откуда донесся этот страшный взрыв… Разбился экипаж одного из лучших летчиков 95-го авиаполка капитана Пузанова…

Еще жертвы. Причины? Те же. Верно, аэродром не имел ночного старта. На нем вообще не было никакого Аэродромного оборудования. Бензин, масло, воду в самолеты заправляли с рук ведрами. До ночного старта ли с его громоздким оборудованием? Верно и то, что сами летчики пренебрегали жестким законом авиации, гласящим, что посадка самолетов в любом случае должна производиться за час до наступления темноты. За час!

Но кто не знал, что враги, летающие с норвежских и финляндских хорошо оборудованных стационарных аэродромов, не воспользуются этим часом, чтобы разгромить конвой? По долгу совести наши летчики не бросали без охраны суда. Не могли бросить!..

Война! На ней радость и боль утрат шагали рядом.

…Экипаж Рудакова отлетел подальше от аэродрома на юг и там выбросился с самолета на парашютах.

Суровый сентябрь Заполярья

1

Надежно охраняемый Северным флотом и летчиками ОМАГ обратный конвой QР-14 без потерь вышел из советской зоны и был передан для дальнейшего сопровождения союзному флоту. Все наши силы перенацеливались на охрану подходившего конвоя РQ-18.

Штаб ОМАГ разработал план прикрытия конвоя. По нему над судами с рассвета до темноты должны были патрулировать усиленные наряды истребителей: в дальних районах — двухмоторные из понойской группы, в ближних — у берегов на доступный радиус действия — одномоторные, летавшие с аэродромов, расположенных на побережье Кольского залива и полуострова Рыбачий. Основная роль при этом, естественно, отводилась всепогодным Пе-3 из 13-го и 95-го авиаполков. Им приказывалось все светлое время суток держать над конвоем четверки. Разделенные на пары, они обязывались летать на встречных курсах — «ножницами» — и пресекать попытки вражеской авиации прорваться к судам с северо-западной, северной и северо-восточной сторон.

В авиаполках развернулась экстренная напряженная работа. Штабы приступили к планированию и установлению очередности вылетов четверок. Однако уже первые расчеты показали, что имевшихся в полках сил для такой задачи недостаточно.

В самом деле, конвой от Энска находился на очень большом удалении: полет до него только в одном направлении занимал более полутора часов. Столько же требовалось на возвращение. Следовательно, истребители могли находиться в заданном квадрате моря не больше часа — это при случае, если на суда не будет нападения и не произойдет воздушного боя. В бою, как известно, самолеты летают на форсированных режимах, что ведет к резкому увеличению расхода горючего и, следовательно, сокращает время пребывания в полете. Для непрерывного нахождения «Петляковых» в зонах требовалось шесть четверок. Кроме того, на случай наращивания сил надлежало держать резерв из десяти экипажей. Всего, таким образом, требовалось 34 экипажа. В 95-м осталось — 14, в 13-м — 9. То есть из двух авиаполков набиралось всего пять четверок и резервное звено. Правда, у Богомолова на базе была еще эскадрилья, но генерал Петрухин оставил ее в своем распоряжении. Выходило, что для выполнения боевой задачи не хватало одиннадцати экипажей — трети требуемых сил! Где их взять?

Долго размышляли командиры авиаполков, как свести концы с концами, прикидывали так и этак — ничего не получалось. Доложили командующему ОМАГ, попросили перебросить в Энск эскадрилью Кузина, но тот отказал: оставаться без резерва он тоже не мог.

Тогда Богомолов предложил свой план: первой смене истребителей сделать повторный вылет и таким образом компенсировать недостающую четверку. План, конечно, был рискованным, так как после первого изматывающего четырехчасового полета летчикам почти без отдыха (от посадки до взлета оставалось менее тридцати минут) предстояло снова улетать на такой же длительный срок. Это не могло не привести к перенапряжению физических и моральных сил, а следовательно, и большому риску. Ясно, на плечи руководителя ложилась вся полнота ответственности за исход.

Вновь задумались командиры. Но что придумаешь, если иного выхода нет?

Осуществить рискованный план взялся автор — Богомолов.

Маленькое помещение летной столовой энского аэродрома в зависимости от необходимости превращалось в командный пункт, учебный класс либо клуб того или иного полка. Сегодня после ужина оно заполнилось летчиками 13-го. Они сидели на лавках и на полу, стояли, прижавшись к бревенчатым стенам, и, сдерживая дыхание, внимательно слушали командира. Василий Павлович Богомолов говорил, стоя у обеденного стола возле окошка. Слабый свет аккумуляторной лампочки скупо освещал его стройную фигуру, поблескивающий эмалью орден Красного Знамени, крепкие ноги, обутые в желтые собачьи унты. На утомленном лице резко обозначались складки на лбу и у рта, мешки под глазами, припухшие веки. Комполка довел до летного состава боевую задачу и сделал паузу, собираясь сказать главное. Склонив по привычке голову к правому плечу, он медленно провел ладонью по высокому, с залысинами лбу, по гладко зачесанным назад русым волосам, сжал и отпустил подбородок. Серые глаза из-под кустистых бровей пытливо всматривались в летчиков, оценивали, взвешивали: смогут ли они выдержать то, о чем он сейчас собирался сказать?

— Соколы мои! — сильный голос командира заполнил тесное помещение, эхом отдался в сердцах летчиков: так он их ни разу не называл. — Трудности скрывать не стану. Кому-то из вас завтра придется совершить по два вылета. Причем садиться, вероятно, придется в полутьме. Я понимаю, это большой риск, выдержать такое сможет не каждый. Но у нас нет другого выхода. Конвой мы не можем оставлять без прикрытия даже на десять минут. Обстановка на фронте вам известна: враг в Воронеже, под Сталинградом, вырвался к Кавказу. Там сейчас, как воздух, нужны те самые пушки, танки, боеприпасы, автомашины, которые везет восемнадцатый конвой… В первую смену мне нужны три экипажа. Возьму только добровольцев. Конечно, я мог бы приказать, отобрать. Но, считаю, правильнее будет, если каждый сам все взвесит. Думайте! Повторяю: риск велик, но необходим. О своем решении доложите после перерыва. Все. Перекур!

— Разрешите, товарищ командир? — вскочил Усенко. — Прошу доверить первый вылет моему звену. Ручаюсь…

— Перерыв! — повторил Богомолов, даже не посмотрев в сторону командира звена, и первым шагнул к выходу.

Константин угрюмо дымил козьей ножкой. Он-то хорошо знал характер комполка: решение принимал продуманные и потому никогда их не отменял. А раз не стал слушать его, Усенко, значит, из первой смены уже исключил. Теперь никакие доводы и просьбы не помогут! Как всегда в таких случаях, летчик стал анализировать, искать причину немилости. Неужели из-за бомбардира? В последнее время на бомбардиров Косте не везло: Гилима врач отправил в госпиталь — открылась рана на ноге, Лопатину приказали вернуться к штабным обязанностям, и он улетел на базу. Вместо него в экипаж по просьбе летчика назначили младшего лейтенанта Обойщикова. Как штурман, тот был хорошо подготовлен и достаточно опытен, но с Усенко в воздухе еще ни разу не поднимался. Вероятно, предположил летчик, это и явилось основной причиной решения командира полка.

Летчики курили, погрузившись в нелегкие думы.

— Кончай перекур! — раздалась команда. — Заходи!

2

Ночью неожиданно ударил такой сильный мороз, что покрыл льдом бесчисленные лужи, оторочил инеем мох и валуны. Поеживаясь от холода, Усенко прислушивался к похрустыванию льда под унтами и быстро шагал за синим лучом карманного фонарика, направляясь к «семерке». Настроение у него не в пример вчерашнему было преотличное: вчера, как и следовало ожидать, все летчики без исключения изъявили добровольное желание лететь в первую смену, но командир авиаполка, что было неожиданным для многих и, прежде всего, для самого Усенко, взял с собой его молодежное звено. «Старички», естественно, обиделись, особенно Устименко, но Константин с Кронидом ликовали и мысленно благодарили судьбу за подарок, даже не задумываясь о причинах такого везения.

Между тем такие причины были, и крылись они в добром имени летчиков. Майор Богомолов хорошо знал звено Усенко. Константин был у него постоянным и надежным ведомым, уже много раз отличившимся здесь, в небе Заполярья. Комполка верил ему, как себе. Под стать звеньевому были и подчиненные: с сержантами Новиковым и Макаровым Богомолов пролетел по огромному маршруту от Казани до Архангельска, узнал их выносливость, а недавно на Базе проверил технику пилотирования по приборам и еще раз убедился в хорошей подготовке молодых пилотов. Поэтому, когда на постановке боевой задачи лететь первым вызвался Усенко, Василий Павлович мысленно одобрил его рвение. Он знал, что командир звена слов на ветер не бросает и если сказал «ручаюсь», то положиться на его ручательство можно, полностью.

Командир 13-го утвердил состав четверок и ведущих пар, время их вылетов. Первая группа вылетала с рассветом, вторая — капитана Щербакова — час спустя.

В назначенное время летчики поднялись, позавтракали и теперь спешили к своим машинам.

Было еще темно, но жизнь на аэродроме уже бурлила: в разных его краях тишина взрывалась могучим гулом — техники прогревали авиамоторы.

Прислушиваясь к этим гулам, Константин старался уловить «свой». Но в той стороне, куда он спешил, было тихо. Это беспокоило летчика: вдруг Александров подвел, не успел подготовить самолет к вылету? Сентябрьские ночи в Заполярье всегда холодные, а иногда и морозные. Поэтому техники с вечера сливали воду, а поутру заправляли двигатели горячей, таская ее ведрами с камбуза. Отсутствие гула могло означать неприятность.

Но командир звена тревожился напрасно: Александров не спал с полуночи и не только давно прогрел моторы, но и дозаправил бензиновые баки «под пробки», как любил летчик. Поэтому, когда Усенко появился перед машиной, техник доложил:

— Товарищ лейтенант! Самолет номер семь к полету готов. Моторы опробованы, баки заправлены, ленты боекомплекта подведены к приемникам, бомбы подвешены. Все в порядке!

— Спасибо, друг! — обрадованный летчик пожал руку техника. Вдруг он осветил фонарем свою ладонь: она была в… крови. — В чем дело? Что… что с вашей рукой, Александров?

— Да так! Ничего! — смутился тот.

— Доложите! — строго приказал командир.

— Понимаете, товарищ лейтенант, неосторожность. Спешил, а тут мороз, пропади он пропадом. В рукавицах работать не с руки, а шерстяных перчаток не дают.

— При чем здесь мороз и шерстяные перчатки?

— Так я же схватился голой рукой за мотор! А он холодный! Ну… кожа к металлу прикипела, а я вгорячах рванул. Ничего! Мы, технари, народ терпеливый, до свадьбы заживет!

— Почему не перевязал?

— А когда? Нас же только двое: я да Матюхин.

Технического состава в Энске не хватало, на самолетах трудилось всего по технику и вооруженцу. Они-то и готовили боевые вылеты. Но как Александров с такой рукой трудился в темноте на морозе?

Летчик сдернул с рук тонкие шерстяные перчатки.

— Возьми!

— Что вы? — отшатнулся тот. — Я обойдусь. А вам нельзя!

— Разговорчики! — нарочито сердито прикрикнул Усенко и, тронутый самоотверженностью техника, ласково взял его за плечи. — Спасибо, друг! Половиной своих успехов я обязан тебе. Но, прошу, как выпустишь нас в воздух, иди к врачу.

— Не-ет! — категорически отказался тот. — Ни за что не пойду! Что вы, не знаете Ивченко? Упрячет в лазарет, как пить дать! А кто будет готовить «семерочку»? Уж лучше сам! Да вы, товарищ командир, не беспокойтесь! Заживет. Слово!

3

Едва забрезжил рассвет, как первая смена «Петляковых» поднялась в воздух и легла курсом на северо-запад. Впереди группы летел Богомолов с Новиковым, позади Усенко и Макаров. Густая мгла плотно охватила самолеты со всех сторон: ни неба, ни моря не было видно. Летели вслепую.

— От берега прошли триста километров, — доложил Обойщиков командиру экипажа. — До заданного квадрата осталось тридцать четыре минуты полета.

Мгла постепенно отступала, а когда рассеялась, то под самолетами показалось Баренцево море. Вид его не радовал: оно было темным, неприветливым и… парило!

— Костик! Это ж пар! — не скрыл удивления бомбардир. — Вот чудеса! Море парит, как… как самовар!

Видимый горизонт раздвинулся до шести-восьми километров, и на всем этом пространстве вода куталась в легкое покрывало из пара. Сквозь него просвечивалась рябь темной воды. Прояснилось и небо: стала видна десятибалльная слоисто-кучевая облачность с четкой нижней границей.

Пилотировать стало легче, самолеты поднялись повыше — до двух тысяч метров, — условия полета нормализовались.

— По времени подходим к расчетному квадрату, — предупредил Обойщиков летчика. — Смотри! Командир сигналит!

На немом языке эволюции покачивание ведущего означало: «Перейти в левый пеленг!» Усенко увеличил обороты моторам, оглянулся на Макарова, подождал, пока тот не подвел свою машину поближе, и начал перестроение. Оба Пе-3 мягко провалились вниз, отвернули влево и вновь поднялись до прежней высоты рядом с машиной командира полка, но уже слева. Богомолов посмотрел на Усенко и развел руки — команда: «Разойтись по фронту! Начать поиск!»

«Петляковы» рассредоточились и полетели, как ходят солдаты в шеренге, одной линией. Вскоре правее от их курса из дымки проступило черное облако.

— Дымы! — обрадовался Константин, увидев знакомое зрелище. — Смотри, Кроня! Конвой справа! Вот, он какой!

Кораблей и транспортов за пеленой дыма еще не было видно, но Богомолов начал разворот в обход. По мере приближения истребителей к черному облаку на темно-сером фоне воды стали различаться буруны кораблей охранения, потом их узкие серые корпуса. Корабли шли уступом, образуя внешнее кольцо охранения. За ним показалось второе, а дальше и густые ряды нещадно коптящих небо транспортов.

Над водой дул довольно сильный ветер. Он сносил дымы на северо-восток, закрывая ими почти весь конвой и оголяя юго-западную часть, поэтому с воздуха просматривались лишь ближайшие суда, дальние прятались в дыму.

Оттянувшись друг от друга подальше, «Петляковы» пролетели на видимости кораблей охранения, потом повернули на север, зашли с северо-запада, и Богомолов подал команду разойтись по своим зонам патрулирования. Барраж начался.

— Командир! Макаров налезает на нас!

Ведомый приблизился к Усенко вплотную и что-то показывал рукой в сторону. Там под облаками мелькала черточка — вражеский самолет. Макаров предлагал атаковать его. Но Константин вспомнил недавний урок в Белом море и показал ведомому кулак. Тот оттянулся назад, понял: враг держался на большом удалении, гнаться за ним не было смысла.

Повстречались и разминулись с парой Богомолова. Гитлеровец исчез. Экипажи «Петляковых» еще несколько раз видели немецких разведчиков. По-прежнему намерений войти в зону конвоя они не проявляли, держались на почтительном расстоянии. Стало ясно: немцы обнаружили РQ-18 и установили за ним наблюдение, однако бомбардировочную авиацию пока в атаку не бросали. Истребители прикрытия удвоили внимание.

В точно назначенное время в зоне патрулирования появились пары Щербаков — Костюк и Устименко — Горбунцов. Поприветствовав друг друга традиционным покачиванием крыльев, истребители расстались: Щербаков принял охранную вахту, Богомолов со своими улетел в Энск.

Старший политрук Цехмистренко, лейтенант Паламарчук, исполнявший после гибели Диговцева обязанности адъютанта, с инженерами Урюпиным и Клюшниковым к возвращению первой смены подготовили все: заправку самолетов бензином, маслом и водой, для летчиков — обед и курево.

Едва группа села, как на аэродроме все пришло в движение, и в установленное графиком время Пе-3 ушли в повторный вылет.

Вернулись они, когда густели сумерки. Сели благополучно. В целом день прошел спокойно. Фашистская авиация так и не рискнула атаковать конвой, но воздушное наблюдение за ним не снималось. При приближении «Петляковых» вражеские разведчики немедленно исчезали в облаках. Но и не улетали совсем. Такое поведение врага настораживало: он явно что-то готовил. Но что?

4

За ночь РQ-18 дошел до поворотной точки и развернулся в сторону горла Белого моря. С рассветом 18 сентября до мыса Канин Нос оставалось километров сорок.

Здесь и началось…

Уже в 10 часов утра экипажи майора Кирьянова отогнали вражеского разведчика. А через полчаса в атаку на конвой с кормовых секторов вышли две шестерки четырехмоторных торпедоносцев «Фокке-Вульф-200». Летели они на малой высоте почти у самой воды. «Петляковы» Кирьянова бросились наперерез. Но гитлеровцы успели сбросить торпеды и вместо отворота в сторону, на что рассчитывали наши истребители, неожиданно пошли вдоль колонны конвоя — то был новый прием в тактике врага. Идти за торпедоносцами Кирьянов не мог, так как согласно плану взаимодействия нашим самолетам летать над конвоем запрещалось — там была зона зенитного огня.

Все корабли охранения и зенитки с транспортов открыли интенсивный огонь по прорвавшимся «фоккерам», а в это самое время с носовых секторов из-за облаков вывалилась новая группа немецких самолетов — бомбардировщики «Юнкерс-88». Они начали бомбить суда с пикирования. Вода вокруг транспортов забурлила, закипела, покрылась многочисленными всплесками от взрывов бомб и осколков снарядов.

Вражеских самолетов было много, и Кирьянов по радио запросил помощи, а сам бросился наперехват «юнкерсов», выходивших на пикирование. С первой же атаки истребителям удалось сбить бомбардировщик и повредить второй.

Первая комбинированная атака была отбита. Гитлеровцы потеряли четыре самолета: три было сбито огнем зениток.

У нас потерь не было. Правда, вражеская торпеда попала в замыкающий транспорт четвертой колонны конвоя, но он остался на плаву. Тотчас к нему подошел один из сторожевых кораблей и стал снимать с судна экипаж.

В это время в район конвоя прилетели две четверку Пе-3 13-го. Привел их майор Богомолов.

Ведущие групп обменялись короткими радиограммами, и Кирьянов со своими улетел на юг в сторону невидимого берега, а командир 13-го, оцепив обстановку, разделил группу: четверку Щербакова отправил барражировать с левой стороны конвоя, а сам с ведомыми перешел в западную.

Константин Усенко уже был во власти ожидания предстоящей схватки: он летел с сержантом Макаровым на некотором удалении от ведущей богомоловской пары и зорко высматривал противника. Всего несколько минут назад в этом квадрате произошел напряженный воздушный бой — он слышал его звуки: короткие команды, возгласы одобрения и возмущения, разговоры, которыми обменивались по радио летчики Кирьянова, просьбу о поддержке, и потому вслед за Богомоловым спешил сюда на максимальной скорости. Но они не успели: конвой находился от аэродрома на удалении 240 километров. Когда истребители подлетели, врагов уже не было.

Прилетевшие заняли зоны охраны. В четырех-шести километрах дымили суда конвоя. Где-то за ними на востоке барражировали пары Щербакова и Устименко, до них было не меньше двадцати километров, и поэтому, сколько в ту сторону ни вглядывался Усенко, увидеть друзей ему не удавалось. А видимость сегодня была хорошей: в легкой дымке даже различалась ровная линия горизонта. Однако небо, и, соответственно, море были пестрыми: семибалльная облачность удерживалась на высоте чуть больше тысячи метров. От этого вода покрылась бесформенными пятнами теней, которые, чередуясь со светлыми, освещенными солнцем участками, скрадывали расстояние, затрудняли наблюдение и облегчали противнику выход в атаку.

Действительно, погода для скрытых атак была идеальной, и враги не заставили себя ждать. Богомолов первым заметил вываливающееся из-за облаков звено «юнкерсов», резко увеличил скорость и помчался к нему. Усенко не отставал. Но вражеские бомбардировщики боя не приняли, при приближении «Петляковых» они сбросили бомбы в море и нырнули в спасительные облака. Командир авиаполка приказал Усенко остаться в зоне, а сам с Новиковым бросился вдогонку.

Не скрывая огорчения, Константин повел свою пару чуть пониже облаков, когда его вывел из задумчивости Кронид:

— Командир! Правый борт курсовой тридцать, вижу пароход. Но почему-то один? Отстал, бедолага?

В указанном направлении километрах в пяти от конвоя на серо-стальной воде солнечные лучи освещали транспорт. Даже с воздуха он поражал своими крупными размерами. Посередине его корпуса из двух широких труб кверху тянулись чуть сносимые в сторону ветром шлейфы дыма, но знакомого буруна у форштевня и пенной дорожки за кормой не было: пароход стоял без движения. Нос его был слегка задран, корма опущена.

— Да он не один. Левее в километре — сторожевик! — Константин взглянул на снимок в планшете. — Английский.

Обойщиков сначала не увидел корабль: тот прятался под тенью облаков, и его узкий корпус сливался в цветом моря. Но сторожевик периодически освещался вспышками пламени — стреляли его носовая и кормовая пушки, а рядом с бортом транспорта из воды выскакивали белые столбики всплесков.

— Это что? Он стреляет по пароходу? — возмутился Кронид. — Что ж он, сукин сын, делает?!

— Транспорт, наверное, поврежден. Добивает, зараза.

— Как так можно? Он же держится на воде, а до мыса Канин Нос всего двадцать километров! Разве нельзя подвести судно к берегу и снести грузы? Там же не меньше восемнадцати эшелонов!

Гнев вскипел и в душе Константина. Он выругался:

— Командир! «Юнкерс»!

Из облаков появился пикирующий бомбардировщик. Он коршуном бросился на неподвижный пароход.

— Ага! Вот этого мы смеем сбить! — Обрадованный летчик так круто развернулся к врагу, что из крыльев вышли предкрылки, а с консолей сорвались белые струи воздуха. Не ожидавший такого маневра, Макаров отстал. Пе-3 в одиночку устремился на гитлеровца, но тот уже выходил из пикирования, а расстояние до него было большим — около пяти километров. Сбросив бомбы, фашист удирал на полных газах, моторы его густо дымили.

Летчики увидели, как на транспорте и у его бортов, смешавшись со снарядными всплесками, рванули крупные авиабомбы. Судно еще больше осело на корму, нос его поднялся, и оно пошло под воду. Через несколько минут все было кончено: на месте транспорта пузырилась и кипела вода, на поверхность всплыли какие-то ящики, тюки, во все стороны расходились концентрические круги волн. Фашистский «юнкерс» скрылся в облаках. Английский сторожевой корабль развернулся и, зарываясь носом в бурун, пошел догонять конвой.

— Чисто сработали!.. — ругался Кронид. — Командир! Надо возвращаться к конвою! Как бы туда еще кого не принесло.

Появилась пара Богомолова. Четверка Пе-3 собралась вовремя: с юга в атаку на конвой выходили звенья чужих бомбардировщиков. Истребители помчались наперехват. Гитлеровские стрелки заметили «Петляковых» и издали открыли заградительный огонь. Но сбить советских летчиков с атаки не смогли. Нервы у врагов не выдержали: вниз полетели бесприцельно сброшенные бомбы. «Юнкерсы» пустились наутек, отворачивая к востоку подальше от богомоловской четверки. Но там они попали под удар щербаковцев, и одна из вражеских машин вспыхнула факелом. Почти в ту же минуту в небе забелели парашюты выбросившегося экипажа. Ю-88, прочертив в чистом воздухе дымную дорожку, под большим углом врезался в волны. Еще через минуту туда же заштопорил второй немец, сбитый лейтенантом Устименко.

Константин радовался победам друзей и по радио поздравил их. Но на душе скребли кошки: опять, как и под Архангельском, скованный дисциплиной строя, он не смог увеличить скорость, чтобы сблизиться с противником на дистанцию действенного огня: немец, которого он преследовал, был далеко и успел удрать.

— Командир! — прервал радиопереговоры Обойщиков. — Сзади на конвой выходят «фоккеры»! Вон, с севера!

Летчик сразу разыскал над водой неуклюжие силуэты торпедоносцев, встревоженно доложил ведущему группы:

— Сокол первый! Торпедоносцы с севера! Атакуют!

— Вас понял, семерка! Гадов вижу!

Командир полка разгадал хитрую тактику немцев: под прикрытием появляющихся с юга больших групп пикировщиков с противоположной стороны в атаку бросались низколетящие «фоккеры». Одновременно отражать их массированные атаки с разных направлений не хватало сил, да и серьезной помехой оказалась большая растянутость конвоя. Пока положение спасало то, что атаки врага были несогласованными по времени. Это позволяло руководителю боя направлять истребители поочередно то против «юнкерсов», то против торпедоносцев. Богомолов быстро оглядел южную сторону: пикирующих бомбардировщиков в ней пока не было. Надолго ли? А если опять появятся?

— Внимание, соколы! — прозвучал в эфире властный голос командира полка. Услышав его, все притихли. — Прекратить преследование. Соколу семь с ведомым остаться в воздухе. Семерка! Следи за «юнкерсами»! Остальные, за мной! — Богомолов рискнул разделить силы.

«Фоккеры» приближались к конвою двумя эшелонами. Они летели бреющим полетом, низко распластавшись над водой, фронтом, эшелон за эшелоном с очень малым интервалом. Сверху их черные силуэты с широко раскинутыми крыльями и выступающими палочками моторов различались плохо, но Богомолец увидел, прикинул удаление: что-то около пяти километр ров, менее минуты лета! Но для этого следовало лететь через конвой. Облетать корабли, как положено, кругом заняло бы не менее трех минут, а сбить немцев с боевого курса нужно было не позднее чем через полминуты. Что делать? Выбора не оказалось, и командир 13-го направился прямо! За ним понеслись остальные пары.

Но как только ведущий Пе-3 приблизился к первой линии кораблей охранения, все они заискрились огоньками выстрелов, и спустя несколько секунд под крыльями «Петляковых» стали рваться зенитные снаряды — закон охраны конвоя действовал жестко: любой самолет, появляющийся в зоне зенитного огня, считается вражеским.

Василий Павлович переворотом через крыло вырвался из огня. Его маневр тотчас повторили ведомые. К счастью, корабли стреляли не прицельно, а предупредительно, и для истребителей все обошлось благополучно. Но теперь они вынуждены были облетать корабли стороной. Торпедоносцы выходили на боевой курс. Все корабли и транспорты озарились частыми вспышками — по врагам открыла стрельбу вся артиллерия конвоя, Воздух на пути «фоккеров» заклубился черными шарами разрывов крупнокалиберных снарядов; количество этих шаров росло с такой быстротой, что буквально на глазах из них вырастало огромное облако, искрящееся багрово-желтыми сполохами. Облако густело, уплотнялось. Вот оно накрыло первую волну немецких машин, и одна из них вдруг осела, словно бы замерла на месте, а потом ударилась о серую воду, подняв к небу фонтан брызг. Остальные «фоккеры» продолжали продираться сквозь огненное облако, и расстояние между ними и транспортами угрожающе сокращалось. И тогда на пути врага из моря частоколом встали многометровые столбы воды, вздыбленные страшной силой взрывов тяжелых снарядов, — стреляли орудия главного калибра советских эскадренных миноносцев из эскорта. Напряженность боя нарастала с каждой минутой. Богомолов с тревогой следил за исходом немецкой атаки, одновременно старался угадать путь торпедоносцев при выходе из атаки, чтобы успеть перехватить.

Внизу интенсивность зенитного и артиллерийского огня достигла наивысшего накала. Борта кораблей и транспортов беспрерывно искрились выстрелами. В воздухе рвались снаряды, стлались светящиеся цепочки пулеметных и пушечных трасс — во всем обозримом пространстве клокотал огонь, вспухали дымы, пульсировали пулеметные очереди. Торпедоносцы замелькали уже перед концевыми кораблями охранения, когда один из них вдруг зацепился крылом за водяной столб, круто развернулся и с креном ударился о воду. Остальные гитлеровцы начали сбрасывать торпеды.

С нарастающим в душе ужасом Константин из своей зоны рассмотрел в воде тонкие пенные струйки — следы торпеды — прямые, как натянутые струны, они неотвратимо сближались с громадами транспортов — вот-вот раздадутся взрывы. Но пароходы, к облегчению летчика, задвигались, начали делать отвороты от курса вправо и влево, и струйки проносились мимо их бортов.

А «фоккеры» уже летели в расположении колонн конвоя. Их стрелки из пулеметов вели обстрел расчетов зенитчиков на судах. Но те огонь не прекращали, и между колоннами один за другим возникли два больших всплеска — в воду свалились очередные немецкие машины. Уцелевшие разворачивались вправо, мористее. Этого и ожидал майор Богомолов. Едва первые торпедоносцы оказались под ним, как он приказал:

— Соколы! Круши гадов! За мной!

Пара за парой краснозвездные двухмоторные истребители, мелькнув раздвоенными хвостами, сверху набросились на торпедоносцев, и еще один из них зарылся в свинцовые волны студеного моря, задымили двое других, потянули за собой к горизонту длинные черные хвосты.

Константин Усенко, зажав руками штурвал, припал глазом к прицелу, удерживал в его кольцах толстый фюзеляж «фокке-вульфа», ждал, когда его проекция впишется в нужную риску перекрестия, чтобы открыть огонь. Одновременно он соображал, куда направить пушечную очередь, чтобы наверняка завалить фашиста, в фюзеляж или в моторы? Такой огромный самолет он видел впервые и потому не ожидал, что можно прицеливаться в разные его места. Вдруг перед носом «Петлякова» пронеслись веера трассирующих пуль — оказалось, стрелял из «фоккера» кормовой стрелок. Усенко чуть приподнял нос машины и дал короткую очередь: стрелок умолк; летчик тотчас ударил по фюзеляжу и ясно увидел, как от него в сторону полетели клочья обшивки. Но немец продолжал лететь. Тогда Константин чуть отодвинул Пе-3 — в прицел попал крайний правый мотор торпедоносца — и опять нажал кнопку пушечного огня. Из мотора врага вырвалось пламя. «Петляков» был слишком близко к гитлеровцам, нужно было повторять атаку. Усенко рванул штурвал на себя, оглянулся. Другие истребители также стремительно разворачивались, заходили в новые атаки. Но в эфире загремел командирский бас:

— Соколы! Не увлекаться! Вернуться в зону! Всем в зону… Седьмой! Кому говорю, мать твою… В зону!

Усенко ругнулся про себя и прервал атаку.

— Ничего, командир! — поспешил успокоить его Кронид. — Фриц далеко не уйдет. Протянет и булькнет!

— Предпочитаю видеть это своими глазами, а не гадать! — процедил сквозь зубы летчик. — Где командир? В печенку…

Очередная комбинированная атака гитлеровцев была отражена. Довольный Василий Павлович озабоченно считал пристраивавшихся к нему «Петляковых». Все пары были на месте! Только почему-то ведомый у Устименко держался вдали?

— Сокол шесть! — тревога прозвучала в голосе командира полка. — Почему оттянулись? Что у вас случилось? Доложите!

— Сокол первый! Я — шестерка! У меня все в норме! Так, немного зацепило фонарь и приборную доску… Разрешите продолжать выполнение задания?.. Пожалуйста!

Богомолов взглянул на термометр наружного воздуха. Он показывал минус шесть градусов. В закрытой кабине холодно, а каково в разбитой? Да еще с поврежденными приборами? Нет, надо немедленно отправлять «шестерку» на берег — до него неблизко — больше двухсот километров. Дотянул бы! Потребуется сопровождающий. Значит, придется ослаблять патруль? — роятся мысли в голове командира, а нужно решать!

Колебания командира чутко уловил лейтенант Горбунцов.

— Сокол первый! Часть приборов работает. Выдержу, честное слово! — мольбой звучит в эфире его голос…

— Ладно, шестой, оставайся. Но будь предельно внимателен! В случае чего — тяни к Канину Носу! Разойдись по зонам!

Снова, как прежде, будто не было напряженного боя, Пе-3 старательно вычерчивали в белесом небе восьмерки барража.

Прилетела помощь — еще три пары «Петляковых». Богомолов направил их в нижний ярус для борьбы с низколетящим противником. Но вражеской авиации в квадрате больше не было видно. Исчезли даже разведчики. Надолго ли? Глаза летчиков продолжали тщательно рассматривать пятнистый небосвод. Количество облаков на нем постепенно увеличивалось, разрывы между ними уменьшались. Вскоре солнце спряталось, и море сразу стало сумрачным. Усиливался ветер. На воде появились пенные гребни крутых волн.

Под крылом истребителя по-прежнему дымил конвой. С каждым часом он приближался к заветному входу в горло Белого моря, где было намного безопаснее. Константин поглядывал на корабли конвоя, на ведущего, своего ведомого, за обстановкой вокруг. Он давно успокоился и теперь почти машинально пилотировал свою машину.

Погода продолжала ухудшаться. Исчезла линия горизонта, появилась густая дымка, и видимость резко сократилась.

На одном из бесчисленных разворотов Обойщиков обнаружил немецкого воз-душного разведчика. Но он держался далеко.

Прилетело восемь Пе-3 из 95-го, и Богомолов с ведомыми взял курс на Энск.

5

Получив донесение о напряженном бое в районе мыса Канин Нос, командование приказало усилить воздушное прикрытие конвоя.

Тусклое осеннее солнце, низко ходящее над дымчатым горизонтом, иногда заглядывало в разрывы облаков, освещало летное поле, самолеты и людей на нем. Оно пересекло полуденную линию, когда летный и технический состав второй эскадрильи 13-го прервали работы на стоянках и, вскочив на автостартеры, уехали на обед.

Столовая наполнилась шумом и гамом: летчики раздевались и говорливыми группками проходили в «питательный» зал, рассаживались. Между столиками засуетилась официантка.

За большим «командирским» столом Михайлов, Кузин, Лопатин и Родин уплетали поданные на закуску тресковые консервы, вели неторопливый разговор.

В зал вбежал краснофлотец с повязкой дежурного.

— Командира второй тринадцатого полка срочно вызывают в штаб группы! — крикнул он с порога.

Штаб ОМАГ держал на базе своего представителя. Он находился в том же домике, где столовая, но на втором этаже…

Кузин вскочил, подмигнул:

— Неужели фортуна улыбнулась? — И направился к выходу.

Ему никто не ответил: все были озадачены и только провожали взглядами удаляющегося комэска.

Вернулся озабоченный Кузин.

— Макар Давыдович! — обратился он к адъютанту. — Бери людей, машину, езжай на склад, получи зимнее обмундирование на пять экипажей и срочно вези на старт. Немедленно улетаем.

— Куда? — в один голос спросили Михайлов и Лопатин.

— На конвой. А оттуда — посадка в Энске.

Лопатин с сомнением взглянул на часы, за окна столовой.

— Не успеете, Георгий Иванович. До наступления темноты осталось около двух часов. Пока соберетесь, пройдет с полчаса да час десять лететь. У вас не хватит светлого времени. Куда вы ночью денетесь?

— Я полковнику из ОМАГа докладывал об этом. Говорил также, что ночью никто не летает. И слушать не захотел! Приказал время не терять, немедленно вылетать… В общем, действуй, Макар Давыдович!

— Есть! — адъютант направился к выходу. Михайлов, поглядывая на Кузина, на Лопатина, сверил часы и тоже возмутился:

— Что они там, уху ели? Ведь явно не успеете, Кузин. Я к начальнику политотдела! — Он тоже быстро вышел.

В столовой притихли: от наблюдательных летчиков не ускользнуло встревоженное поведение руководства. В полной тишине необычно громко прозвучало приказание Кузина:

— Епифанов, Соловьев, Иштокин, Киселев с экипажами — в машину! Живо! Срочный вылет!

Глотая на ходу, летчики бросились к вешалке.

Спустя полчаса, когда Лопатин с меховым обмундированием подъехал на стоянку, три Пе-3 уже были в воздухе и без традиционного круга ушли. на маршрут, по пути набирая высоту. Их силуэты таяли в густой дымке под облаками.

Подбежал запыхавшийся Михайлов.

— Кто улетел? — спросил он, переводя дыхание.

— Экипажи Кузина, Киселева и Иштокина, — доложил адъютант. — Вылет звена Епифанова задержан: у Соловьева не запустился мотор, и инженер Белан Отставил вылет.

— Куда ж смотрели Лысенко, Хоменок? Где они?

— Улетели. Подсели к Кузину, чтоб перелететь в Энск. А с Киселевым полетели техник Цеха и механик Безгин.

— Да они что? Очумели? Ведь летчики пошли в бой! Кто разрешил? Сам Кузин? Ну, дела-а…

…«Петляковы» летели над заливом Мезенская губа. Берега его уже были заснежены и кое-где окованы неширокой полосой ледяного припая. В темных разводьях плавали льдины. К берегам острова Моржовец жалось ледяное «сало». На западе, прорвав пелену облаков, рдела вечерняя заря. Осенний день заметно угасал. Видимость сокращалась.

Киселев держался за ведущим в левом пеленге. Правого ведомого — сержанта Иштокина — не было: он где-то прятался во мгле.

В квадрат Баренцева моря, где проходил РQ-18, группа Кузина прилетела, когда там начинались сумерки. Истребителей из 95-го в зонах не было, выполнив задание, они засветло вернулись в Энск. Кузин появился над конвоем в самый нужный момент: штурман Василий Родин еще при подлете к квадрату разглядел, как в потемневшей восточной части небосвода два звена Ю-88, уверенные в отсутствии советских истребителей, неторопливо перестраивались в цепочку и заходили в атаку на транспорты левой колонны. Зенитки эскортных кораблей почему-то не стреляли.

Мешкать было нельзя, и оба экипажа Пе-3, несмотря на трехкратное превосходство противника, не задумываясь, с ходу бросились на врага. Однако дистанция до «юнкерсов» была слишком велика. Опытный Георгий Иванович понял, Что ему не успеть. Тогда он, а вслед за ним и сержант Киселев с большого расстояния открыли по гитлеровцам пушечный огонь. В сумраке трассирующие снаряды были видны особенно ярко. Немецкие летчики увидели несущиеся к ним огненные шарики снарядов, а потом и советских истребителей, в пикирование не вошли, а наспех побросали бомбы и отвернули на север. Бомбы взорвались в воде далеко от кораблей.

Но «Петляковы» продолжали атаку. Георгий Иванович выбрал ближнего к нему немца, стал преследовать его. Киселев не отставал. «Юнкерс», отчаянно отстреливаясь и страшно дымя моторами, устремился к облакам и так задрал кверху нос, что стал терять скорость. Здесь его и настигли истребители. С близкой дистанции Кузин и Киселев почти одновременно всадили в него по длинной очереди. Ю-88 перевернулся через крыло, в лучах заходящего солнца в последний раз блеснули его желтые крылья с черными крестами на консолях, и рухнул в темные воды моря.

«Петляковы» сделали круг над местом гибели врага и вернулись к конвою. Немецких самолетов в воздухе больше не было. Последняя за день атака противника была отбита. Под крыльями истребителей усердно дымили спасенные суда: они уже втягивались в горло Белого моря. На район быстро накатывалась ночь. В густых сумерках корабли эскорта и транспорты теряли очертания, сливаясь с темными водами.

Пройдя в последний раз вдоль конвоя, пара истребителей Кузина взяла курс на Энск…

Впоследствии по уточненным данным было установлено, что в течение 18 сентября в бою в районе мыса Канин Нос союзный конвой подвергся атакам шестидесяти двух немецких пикирующих бомбардировщиков и торпедоносцев, но благодаря решительным действиям патрулирующих «Петляковых» большинство атак Ю-88 было пресечено еще на дальних подходах и к транспортам прорывались только немногие. Там их встречали меткие залпы зенитчиков. Гитлеровцам за весь день так и не удалось нанести по кораблям прицельные бомбоудары. Были сорваны и все торпедные атаки. Лишь одна торпеда попала в цель — повредила американский транспорт «Кентукки», впоследствии оставленный экипажем на плаву и добитый. Больше потерь в нашей операционной зоне РQ-18 не имел.

Особая морская авиационная группа потерь также не имела, за исключением поврежденного в бою самолета лейтенанта Горбунцова и двух Пе-3 из 95-го авиаполка, поломавшихся в Энске при посадке в сумерках.

Гитлеровская же авиация потеряла четвертую часть самолетов, участвовавших в бою. В это число не вошли самолеты, подбитые и не вернувшиеся на свои базы. Точно установить их количество не удалось, но по боевым донесениям экипажей истребителей и кораблей их насчитали не менее семи.

…На Терский берег Кольского полуострова истребители вышли в полутемноте и развернулись в сторону аэродрома. Киселев, чтобы не мешать командиру при посадке, взял левее.

В Энске полеты уже закончились, старт убрали. О прилете самолетов из второй эскадрильи ничего не знали, поэтому их не встречали. Более того, сначала нежданные Пе-3 приняли за немецкие «мессершмитты-110», но потом разобрались и спешно выложили старт. Но было уже темно.

Кузин вошел в круг. Темнота становилась все гуще. На земле появились огоньки фонарей, потом загорелась бочка с мазутом и в воздух взвилась зеленая ракета: «Посадка разрешена!» В первый заход Кузин не вышел на посадочную полосу, его снесло на стоянку самолетов, и красная ракета со старта угнала летчика на второй круг.

Новый заход, и снова неудача. Между тем наступила полная темнота. На небе не было видно ни одной звезды. Темень поглотила и землю. Фонари да горящая бочка были единственными ориентирами, обозначавшими в черноте ночи аэродром. Заход за заходом летчик делал на эти огни и никак не мог попасть на посадочную полоску, красные ракеты угоняли его в воздух.

Включили аэродромную радиостанцию. Богомолов сам взял в руки микрофон и в завываниях магнитной бури и тресках помех все же каким-то чудом связался с экипажем, приказал немедленно прыгать с парашютом. Но летчик не выполнял приказ, продолжал носиться над аэродромом, делая попытки сесть. Связь с самолетом оборвалась и больше не восстанавливалась. Летчики не прыгали, и тогда командир 13-го догадался почему: у них на борту находились пассажиры, у которых не было парашютов.

Ясно, что летчики делали отчаянные попытки спасти: своих товарищей, находившихся на борту.

Кузин, видимо, решил растянуть «коробочку» — зайти подальше. Аэронавигационные огоньки его самолета начали удаляться от старта, потом обозначили третий разворот и на подходе к четвертому исчезли. Столпившиеся на старте и на стоянке люди долго всматривались и вслушивались в темноту ночи: самолет больше не показывался. Пропал и гул моторов…

…Давно улетели «Петляковы», но на островном аэродроме базы со стоянки никто не уходил: в предчувствии беды люди толпились рядом с землянкой, в которой была развернута радиостанция, ждали сообщений. Радист, начальник радиостанции и начальник связи 13-го капитан Лободюк настойчиво посылали сигналы в эфир, пытаясь сквозь магнитную бурю установить связь с самолетами и с Энском. Ее не было.

Короткие осенние сумерки быстро густели, теряли очертания берега реки, лес, избы рыбацкого поселкам начиналась ночь, когда с небес раздался гул приближающегося самолета.

— Это «сто пятые»! — сказал инженер Белан. — Эти моторы я по гулу даже с закрытыми глазами во сне узнаю. «Петляков» летит!

— Значит, кто-то из наших вернулся? Кто же?

Комендант аэродрома побежал выкладывать ночной старт. От капе в воздух через равные промежутки взвивались ракеты, обозначая аэродром. По посадочной полосе расставили цепочкой горящие фонари «летучая мышь». Зажгли бочку с мазутом. А самолет все ходил в темноте по кругу. Периодически из него срывались красные ракеты: экипаж просил помощи. Потом стали вылетать зеленые, белые — видимо, запас красных был расстрелян.

Наконец кое-как оборудованный старт был развернут, и «Петлякову» разрешили посадку. Тот зашел подальше, начал снижаться. С земли увидели, что на посадочную полосу он не попадал, и красной ракетой угнали на второй круг. Снова и снова летчик делал попытки попасть на полосу, и все неудачно. А мороз на земле крепчал. Люди его не замечали: мысли их, чувства, внимание были сейчас с теми, кто боролся за жизни в самолете. Всех мучил неразрешимый вопрос: как и чем помочь экипажу?

Наконец Михайлов догадался:

— Надо зажечь вторую бочку, сделать створ огней.

К посадочным знакам побежало несколько человек. Вскоре там на удалении от первой вспыхнула еще одна бочка. Но, как на грех, погасла первая: выгорел мазут.

Нашли еще одну, зажгли: створ огней получился!

Самолет сразу зашел на посадку. Затаив дыхание, люди на земле следили за приближающимися огоньками. Вот они поравнялись с бочками. Высота выравнивания у самолета оказалась велика, и моторы вновь взревели на полных оборотах — «Петляков» ушел на новый круг, огни его пропали.

Потом гудение раздалось снова, приблизилось. Вот рев моторов оборвался, тень самолета на миг закрыла огонь первой бочки и сразу донесся глухой удар о землю.

— Скозлил! — радостно и тревожно вскричали на стоянке.

— Ничего! Землю почувствовал, теперь сядет! — успокоил всех Михайлов.

Глухие удары, потом стуки колец стоек шасси участились, и все вздохнули: эти звуки свидетельствовали о том, что самолет катился по земле.

На стоянке зажглись ручные электрические фонарики. Кто-то притащил «летучие мыши» — все засигналили приземлившемуся. Кто же сел? Очевидно, Кузин. Из улетевшей группы только он имел опыт ночных полетов.

«Петляков» приблизился к стоянке и выключил моторы. Открылся входной люк. Первым на землю спрыгнул сержант Иван Койпыш. За ним вылез техник Гаркуненко. Оказалось, что ночную посадку на Пе-3 произвел… сержант Иштокин!

О том, как летчики спаслись, рассказал Ваня Койпыш.

…Густая мгла захватила экипаж Иштокина еще над Белым морем, и он решил возвращаться, так как своего ведущего не догнал, летел в одиночку. Решение было смелым: оба летчика ночью не летали, самолет к ночным полетам не годился. К счастью, на борту находился опытный Николай Гаркуненко. Он включил подсветку приборной доски и весь полет помогал пилоту следить за режимом работы моторов.

Едва плотный, «кубический», как в шутку называли друзья, летчик показался в люке, его подхватили на руки.

— Дима! — вскричал растроганный до слез комиссар Михайлов. — Ты ж настоящий Чкалов! — Он сгреб низкорослого паренька и расцеловал его в потное лицо. — Чкалов!

Толпа подхватила на руки совершенно обессилевшего пилота и бережно понесла в столовую.

6

На следующий день 19 сентября 28 транспортов и около полусотни кораблей охранения РQ-18 конвоя бросали якоря на рейдах Двинской губы. Сотни тысяч тонн ценнейших военных грузов, находившихся в трюмах пароходов, благополучно прибыли в порты назначения. Советские портовики не мешкая приступили к их разгрузке. Из Архангельска и других станций на юг помчались железнодорожные эшелоны.

Над портом и районом в небе кружились истребители.

Гитлеровское командование, обозленное поражением у мыса Канин Нос, вечером бросило на внешние рейды Архангельска шестерку, потом еще две девятки пикировщиков «Юнкерс-88». Но еще на подходе к острову Мудьюг немцев встречали истребители прикрытия. Потеряв в воздушных боях два самолета, враги позорно бежали и больше попыток дневных налетов не предпринимали.

Зато ночью отдельные вражеские самолеты появлялись над районом разгрузки транспортов. Они сбрасывали САБы — светящиеся авиабомбы — и при их свете пытались бомбить суда и объекты. У нас ночных истребителей не было. Зато огонь зенитных средств был настолько мощным, что заставлял гитлеровцев поворачивать назад, так и не сбросив бомбы на цель.

Эскадрильи 13-го и 95-го авиаполков перелетели из Энска на базу. Они привезли страшную весть — в районе энского аэродрома при попытках зайти в темноте на посадку разбился экипаж капитана Кузина. Вместе с Георгием Ивановичем погибло все командование второй эскадрильи: штурман Василий Григорьевич Родин и подсевшие к летчикам на перелете в Энск комиссар эскадрильи старший политрук Хоменок Сергей Митрофанович и инженер Лысенко Алексей Иванович.

Судьба экипажа сержанта Киселева оставалась неизвестной. С энского аэродрома были организованы поиски: с рассвета до темноты над тундрой и побережьем рокотали моторы поисковых У-2.

Снова жертвы…

Тусклый свет уходящего дня с трудом проникал в узкие замерзшие окна столовой. Понурившись, за столом скорбно сидели Константин с Кронидом, дальше Устименко с Банцевым, Иван Койпыш и Дмитрий Иштокин, когда раздались шаги, и в помещение вместе с клубами морозного воздуха вошли техники Александров, Жучков, Клюшников и Гаркуненко. Сбросив громоздкие малюскиновые куртки, они направились к столу. Худой и высокий Павел Клюшников подошел к Усенко и повил на стол литровую флягу.

— Вот. Инженер Белан выделил. Нас, старожилов полка, осталось всего ничего. А теперь еще меньше. Помянем?

Устименко нервно встал:

— …Мы с Жорой Кузиным еще там, под Белостоком, клялись дойти до Берлина. И вот! — Он с грохотом подвинул стул. И махнул рукой…

Круглолицый Жучков прошел в раздаточную и вернулся с грудой кружек и чайником. Клюшников открыл флягу, плеснул в кружки. В комнате остро запахло спиртом. Константин поморщился. Худощавое лицо техника вытянулось. Он опасливо взглянул на командира звена.

— Вы против? Нельзя, как члену комсомольского комитета?

Усенко досадливо махнул рукой:

— Члены комитета не люди, да? И потом — обычай. Только тоска от этого станет горше… А она, проклятая, и без спирта душит! — Летчик рванул ворот гимнастерки. Шрамы на его лице побурели от прилива крови. — Каких ребят потеряли! И где? На Западном — там понятно! Но тут?! Тут?! — Он с такой силой грохнул кулаком по столу, что кружки подпрыгнули.

Обойщиков вздохнул, поправил кружки, успокаивающе проговорил:

— Тут, Константин Степанович, пожалуй, посложнее Западного. Там знаешь, где фашисты, лети и кромсай! Отводи душу, мсти за ребят! За Родину! Здесь мы лишены этого…

Клюшников задумчиво разглядывал поднятую кружку.

— Похоронили мы их там, где они разбились. Земля уже замерзла. Пришлось толом рвать… — Он немного помялся и добавил со вздохом: — Да вот и судьба Ананьева с Цехой и Киселевым пока еще неизвестна, Боюсь, что тоже…

— Не спеши, Андреич! — мрачно прервал его Усенко. — Не спеши! Неизвестность — все-таки надежда. Может, они в сей час по этому морозу бредут где-то в тундре. Пусть же им сопутствует удача!.. Будем ждать, А кузинцев помянем! И еще хочу сказать, — поднял кружку летчик, — пусть потом, после войны, кто останется жив, обо всем расскажет людям. О ребятах и о том, как дрались мы с фашистами в этих безлюдных просторах.

Стоя выпили. Некоторые потянулись к чайнику с водой, а Клюшников с шумом выдохнул воздух и в бессилии опустился на стул. Схватившись за голову, тоскливо заговорил:

— Эх, батя! Не верится, что его нет и больше никогда не будет… Понимаете? — повернулся он к Обойщикову. — В тридцать седьмом мы, молодые техники, пришли в полк и попали под начало Лысенко, он тогда уже был инженером эскадрильи. Сколько ж он нам помогал! Сам работал как зверь и нас приучил к этому. Первым приходил на стоянку, уходил последним. Зато матчасть всегда работала как часы! Летчики никогда не жаловались, благодарили!

— Точно! — Носатый Гаркуненко уже раскраснелся. — Мы тогда эксплуатировали тэбэ-третьи[6]. Запустишь моторы, а инженер подойдет и снизу манит пальцем. «Ты что? — кричит. — Оглох? Корова тебе наступила на ухо? Не слышишь, в третьем моторе в шестом цилиндре клапанок постукивает?» И дает разнос по всему алфавиту!.. Душа-человек! Любил порядок и нас приучил. Век не забуду.

— А я помню, — тихо зажурчал мелодичный голос Жучкова, — как в июле прошлого года, когда мы отступали с Борисовщины, под Могилевом нас в каком-то овраге застукали немцы. Орут: «Рус! Капут! Сдавайтесь!» А Алексей Иванович выругался, выхватил гранату, скомандовал: «За мной!» — и первым бросился. Мы — за ним. Так и прорвались…

— А когда эскадрилий перелетели в Кирово под Ельню, он первым тогда сел в «Петлякова» без парашюта. Потом все мы, техники, стали так летать…

— «Батя» звали мы его, а ведь ему недавно исполнилось всего тридцать пять лет! Откуда он родом? С Украины?

— Нет. Из Воронежской области.

Обойщиков прислушивался к разговору, но сам не вступал в него. Потом потянулся к планшету, достал бумагу, карандаш, стал что-то быстро писать. Протянул листок комиссару.

— А Жора Кузин, — добавил Устименко, — наш, из Донбасса. Я из Красного Луча, а он из Докучаевска, есть такой городок в Донецкой области. У него там жена Вика, Виктория, значит. Он показывал мне ее фотокарточку. Всегда носил с партбилетом в кармане.

— Ребята! А Хоменок откуда? Кто знает?

— Как откуда? — уставился на Иштокина бровастый Ваня Койпыш. — Наш, белорус! Из города Речица… Знаете, за что я уважал нашего комиссара? За твердость! Большевик!

— У него где-то семья? Вроде дочь? Вот горе семье…

— Дочь Нелли и жена Анна…

Пришли комиссар Михайлов и адъютант Лопатин. Макар Давыдович принес видавший виды баян.

Усенко, увидев инструмент, оживился, но тут же помрачнел еще больше.

— Вася Родин любил песни. «Ермака» обещал спеть в Берлине у Бранденбургских ворот. Кто ж теперь за него споет?

Михайлов сощурил глаза, рубанул рукой:

— Мы с тобой споем, Константин! Не мы, так другие, но обязательно споем!.. Я сейчас говорил с полковником из штаба ОМАГ. Он рассказал, что Кузин и Киселев появились над конвоем в тот момент, когда два звена «юнкерсов» бросились в атаку на транспорты. Наши соколы разогнали немцев, одного сбили и оставались прикрывать до темноты.

— Выходит, Жора сознательно пошел на гибель? — Серые глаза Усенко распахнулись. Он привстал. — Но… Ребята! Это ж… Это не трагедия, а подвиг! Подвиг!

Все вопросительно посмотрели на комиссара, и тот поразился, увидев, как лица его молодых друзей менялись на глазах: еще недавно скорбные, печальные, они вдруг засветились гордостью, решимостью. А Усенко горячо продолжал:

— Кузин остался над конвоем до ночи, хотя знал, что в Энске ему не сесть! И Вася Родин тоже! У Родина и Кузина были парашюты, они могли бы спастись, как Рудаков! Факт! Но не воспользовались, потому что рядом были Хоменок и Лысенко без парашютов. Герои! Настоящих людей мы потеряли!

Разрумянившийся Обойщиков положил перед комиссаром исписанный листок.

— Что это? — спросил тот, вчитываясь в строки. И вдруг встал. — Молодец! Слушайте, друзья!

Разговоры прекратились. А Леонид Васильевич несколько отодвинув от себя листок, проникновенно прочитал:

Мы жили на высокой параллели,
где ветры заполярные трубят.
И для победы ничего мы не жалели:
ни бомб,
ни самолетов,
ни себя.

Михайлов оторвался от листка, оглядел притихших парней, как бы призывая их проникнуться содержанием стихов, оценить. Потом пошевелил губами и продолжил:

И там, где камни мшистые лежали,
как волн застывших темные валы,
могил в земле промерзлой
не копали —
взрывали толом землю у скалы.
За всех ребят, кого уже не стало,
мы в цель метали яростно металл.

Комиссар умолк. Пораженные скупыми строками, летчики и техники не сводили глаз с юного лица поэта. Тот, смущаясь все больше, сидел потупившись. Константин наклонился к нему, положил на его худенькие плечи свои могучие руки, тихо сказал:

— Спасибо, Кроня! От нас и… от них.

Устименко тихо выстукивал дробь на столе. Потом вскинул лобастую голову:

— Что слышно о Киселеве, Леонид Васильевич? Нашли?

— Пока нет. Ищут. Хотя… в тундре выпал снег! Теперь они погибли, до весны… Что делать? На Севере такое случается. Засыплет снегом, образуется лед…

Трагическая картина была настолько реальной, что Усенко невольно оглянулся на Обойщикова. Тот сидел рядом с закрытыми глазами, правой рукой потирал высокий лоб.

— Ничего! Найдут! — вдруг тихо проговорил Кронид. — Потомки найдут.

— Что? Что? — переспросил Константин. Обойщиков встал, уперся кулаками в стол и с полузакрытыми глазами прочитал:

Потомки в мирный день придут сюда
с моими встретиться друзьями
и всех
впечатанных в седую толщу льда
рассмотрят удивленными глазами…

Макар Давыдович в задумчивости слегка тронул клавиши баяна. В комнате прозвучала знакомая мелодия. В нее незаметно, осторожно, чуть слышно вплелся мягкий тенор Жучкова:

Ревела буря, дождь шумел…

Мелодию тихо, вполголоса подхватили другие. Голосов становилось все больше, звуки глуше, грознее:

И беспрерывно гром гремел,
И ветры в дебрях бушевали…

Могучая русская песня звучала в тесном помещении столовой особенно сильно. Звучала не только памятью погибшим. В ней торжествовала несокрушимая вера в грядущее.

7

Когда в кромешной темноте Пе-3 зацепился крылом за землю, страшной силы удар тотчас разрушил машину, выбросил из кабины техника Цеху, сорвал с него часть одежды. Владимир потерял сознание и сколько находился в беспамятстве, установить позже не мог: наручные часы разбились вдребезги. Очнулся он от пронизывающего холода в выемке почвы, заполненной водой и мхом. Вода пропитала брюки, гимнастерку, затекла в сапоги, неприятно холодила дрожащее тело. Вокруг было темно, только невдалеке колыхалось неяркое пламя: догорал «Петляков».

Тотчас в голове мгновенно, как ослепительная вспышка света, восстановилась вся картина полета: он, Цеха, не летчик, а техник и на борту Пе-3 в воздухе, тем более в бою, ему делать нечего. Но на земле без него, без его работы машина не взлетит. Поэтому, когда командир эскадрильи приказал готовиться к вылету с последующей посадкой после боя в Энске Владимир бросился к командиру экипажа, стал просить «прихватить» его с собой на оперативный аэродром — по-иному он, комсомолец, поступить не мог. Но брать в боевой самолет даже хозяина машины — техника всеми инструкциями запрещалось, и Киселев отказал. А в море шел бой, там нужно было наращивать силы. В Энске людей не хватало. Ждать, когда транспортные самолеты перевезут туда нужных специалистов, было некогда. Воевать же без техника истребитель не мог. Цеха настаивал, и Киселев согласился. Так Владимир оказался на Пе-3 в полете и сидел на полу кабины, зажатый бронекреслом пилота и бортом. За его спиной на штурманском месте трудился воздушный стрелок-бомбардир звена лейтенант Семен Григорьевич Ананьев, а в кормовом отсеке, куда на перелет были засунуты брезентовые самолетные чехлы, находился четвертый член экипажа — механик авиавооружения сержант Безгин Павел Иванович.

Безгин тоже полетел неожиданно. Цеха видел, как механик обратился к комэску. Кузин очень спешил, всех поторапливал и потому, не вдаваясь в подробности, согласно махнул рукой. И механик забрался в отсек. Владимир этому даже обрадовался: он служил с Безгиным с довоенных лет, прошел с ним, как и с лейтенантом Ананьиным, фронты финской и фронты Великой Отечественной войн, хорошо знал и ценил как незаменимого специалиста и храброго воина: такой добросовестный помощник разделит все трудности!

Потом над морем был бой. Владимир видел, как Киселев вслед за Кузиным решительно атаковал немецкие самолеты, как грамотно маневрировал «Петляковым», прикрывая командира, вступал в единоборство с вражескими воздушными стрелками, как Семен Ананьев бил по фашистам короткими очередями, успевая перебрасывать свой тяжелый пулемет с одного борта на другой, видел, как был сбит «юнкерс».

Когда бой кончился и они полетели к берегу, стемнело, и он, Цеха, включил подсветку приборов, а потом, затая тревогу наблюдал за молодым пилотом и за тем, как опытный Ананьев часто наклонялся к нему, помогал. В общем, полет в темноте протекал нормально: Киселев освоился и пилотировал уверенно. Потом они отвернули на юг, покружились там и вышли на береговую черту, по ней добрались до Энска. Там, на земле, горела бочка с мазутом, а по кругу носились огни кузинского самолета, и Киселев опять полетел на юг. А потом этот неожиданный и страшный удар! Свет померк, и Владимир провалился в темноту, из которой долго никак не мог выбраться. А когда выбрался, то сразу увидел это пламя и никак не мог понять, где он и что с ним.

Вдруг голову техника пронзила тревожная мысль: «Что с ребятами? Где Киселев? Где Ананьев?» Владимир попытался приподняться, но руки, ноги, все тело сковала такая резкая боль, что он не сдержался и вскрикнул. Полежал немного, соображая. Сильнее почему-то болела правая сторона. Видимо, удар пришелся на нее. Цеха осторожно подвигал руками, ногами. Обрадовался: подчиняются, значит, целые! Только плохо слушаются, словно чужие. Ныло тело, во многих местах саднило — очевидно, царапины, давило помятую грудь, было трудно дышать, а в голове сильный звон мешал думать. Слегка тошнило.

Сделал попытку встать и не смог. Потом, сцепив зубы, невероятным усилием воли все же заставил себя сесть. Удивился: движения незначительные, а устал, будто на крутую гору катил воз с поклажей. Кружилась голова.

Отдышался и, собравшись с силами, цепляясь руками и ногами, все ж выполз из выемки и опять устал. Помочил водой гудящую голову. Мучительно захотелось пить.

Попытался встать на ноги и упал. И тут же, разозлившись на свою беспомощность, встал. Голова закружилась сильнее, покачивало, но он устоял на ногах. Огляделся: не видно ни зги! Прислушался: тихо. Только потрескивание огня нарушало эту страшную тишину. Сразу же решил: нужно найти товарищей. Он тихо позвал одного, другого третьего. Никто не откликался.

Позвал громче. Закричал. Ответа никакого. Тихо и тем* но. «Как в могиле!» — подумал Владимир. Он сделал шаг к огню и, на что-то наткнувшись в темноте, упал: Это «что-то» оказалось знакомым до мельчайших подробностей мотором самолета: ударом его сбросило с подмоторной рамы, и он лежал теперь в десятке метров от горящего фюзеляжа. Мотор был еще теплый, и Владимир пластом лег на него, прижался, будто к живому и близкому другу.

Отдохнув, обошел мотор и сделал несколько шагов к огню. Правая нога наступила на мягкое и податливое. Цеха наклонился. Рука натолкнулась на сапог, в нем — обугленная нога! Владимир был не из робкого десятка, но и его сердце дрогнуло. Он похолодел, отпрянул. Стало до жути страшно: темнота, слабый огонек и… обугленная нога.

Цеха вернулся к мотору, сел, решив дожидаться рассвета и осмыслить сложившееся положение. Боли в теле и голове усилились. На него надвигалось что-то мягкое, темное и неотвратимое. Иногда это «мягкое» со страшной силой опрокидывало его в темноту, и он впадал в беспамятство. Потом медленно приходил в себя.

Быстро холодало. С невидимых небес стали срываться снежинки. Мотор охладился, и прикосновение к нему усиливало чувство холода. Пришлось оставить его и присесть.

Холод заставил его вспомнить об огне. Он постепенно угасал. Нужно было поддержать его. Но чем? Владимир пошарил вокруг, нащупал мох. Отодрал слой, принес к огню, обходя стороной труп. Но мох не горел, только чадил. Огонь погас. Цеха остался в темноте и в неизвестности.

Мороз все крепчал. Чтобы не замерзнуть, Владимир хлопал себя руками, крутил ими, попробовал двигаться, ходить, пытался даже бегать — все это немного согревало, но не хватало дыхания, он быстро уставал и останавливался перевести дух. А мороз будто подстерегал измученного человека, сразу завладевал им. И тот вновь заставлял себя двигаться.

Долго, очень долго тянулась эта бесконечная ночь. Цеха ждал рассвета. Но рассвет не облегчил отчаянного положения техника: теперь глаза увидели то, что скрывала ночь, — безжизненную тундру. Во все стороны на все обозримое пространство простиралась бескрайняя болотистая равнина, совершенно голая, однообразная, без деревьев и кустарников, усеянная только замшелыми камнями и валунами разной величины и формы, да белыми островками выпавшего за ночь снега.

За мотором, у которого ночью укрывался Владимир, по всей округе валялись разбросанные обломки разбившегося «Петлякова». Бесформенной обгоревшей грудой металла темнел разломившийся фюзеляж и остатки крыльев с разрушенной кабиной. Чуть дальше, опираясь на валун, как на подставку, торчал хвост — деформированный стабилизатор с раздвоенными помятыми килями. Над страшной картиной катастрофы гулял пронизывающий ветер. По небу быстро бежали низкие темно-серые облака, сеявшие на землю снег.

Цеха направился к груде металла, еще недавно бывшей самолетом, и остановился как вкопанный, увидев обгоревший труп. Это на него он натолкнулся в темноте. По обрывкам одежды он узнал: Безгин… Ужасная душевная мука отодвинула собственную боль: так неожиданно оборвалась жизнь этого замечательного парня.

Техник подошел к разрушенной кабине, заглянул в нее, чуть не вскрикнул: в пилотском кресле в обычной позе — правая рука на штурвале, левая на секторах газа, ноги на педалях — сидел, склонив голову набок, будто вздремнув, Петя Киселев. Владимир бросился к нему и в ужасе отшатнулся: пилот был мертв. Смерть застигла его на боевом посту, но не обезобразила, привязанные ремни удержали тело в кресле, пожар не тронул. А может, от пламени прикрыла его бронеспинка? Цеха смотрел на своего командира, и ему показалось, что сейчас тот, как обычно, встряхнет головой, отбрасывая светлый чубчик, распахнет голубые глаза, улыбнется и окающим ярославским говорком скажет что-то застенчивое. Представление было настолько реальным, что Владимир закрыл глаза. Спазмы сдавили ему горло, на глаза навернулись слезы.

«Петя, Петя! — мысленно обратился к пилоту техник. — Как же это, командир? Как же?..» Понурив голову, он отошел в сторону. Потом вернулся, кинулся к кабине: где Ананьев? Смутная надежда иглой вонзилась в сердце, заставила его затрепетать: может, Семена, как и его, Цеху, выбросило, он жив, где-то лежит или бродит?

— Сеня! — громко позвал Владимир, обходя груду металла. — Семен! Семен Григорьевич! Се-е-еме-ен!

Но безмолвна тундра. Не звучит даже эхо. Пусто вокруг, спрятаться негде. Цеха вернулся к обломкам кабины и на том месте, где было сиденье стрелка-бомбардира, увидел останки друга и рядом выгоревшее пространство: за перегородкой на самолете размещался самый крупный бензиновый бак. От него ничего не осталось. Глотая слезы, он оставил кабину и побрел к мотору, в бессилии упал на него.

Было очень холодно, но полураздетый человек даже холода не ощущал. Потрясенный пережитой катастрофой, он безучастно и бездумно смотрел в одну точку и ничего не замечал. Прямо у его глаз из разбитого цилиндра высовывался электропровод. Провод был экранирован — оплетен мелкой сеткой из тончайшей серебряного цвета проволоки. Сильный ветер раскачивал провод и, задувая в цилиндр, выводил негромкую басовитую мелодию, однообразную и унылую, как похоронный марш.

Перед ним в памяти, сменяя друг друга, плыли лица друзей: Коли Гаркуненко, Джимми Халилова, Кости Усенко, Николая Екшурского, адъютанта Лопатина. Лица у всех были почему-то хмурые, сердитые. Друзья кулаками грозились в его сторону и что-то кричали. Он даже расслышал их голоса: «Не спи! Не смей спать, ты на посту!» Владимир усмехнулся: вот чудаки! Да разве когда он, Цеха, спал на посту? Что за чушь?.. Потом догадался: разыгрывают! Хотят подшутить над ним! Не на того напали!

Лица друзей потускнели и пропали, А сзади явственно послышался короткий смешок, и знакомый командирский голос, окая, произнес: «Давай по программе!..» Владимира кинуло в жар: так говорить и так смеяться мог только один человек на свете — Петр Киселев. Он живо встрепенулся, приподнялся, оглянулся. Увы! Вокруг никого не было. Над безжизненной равниной гулял ветер, шелестела сыпавшаяся с небес снежная крупа да вдали чуть поскрипывали под порывами ветра задранные листы дюраля разбитого Пе-3. Техник сделал несколько быстрых шагов к самолету. Потом понял ненужность своего порыва, вернулся к мотору и, прячась от ветра, присел за него, сжался, стараясь уберечь, сохранить уходящее из тела тепло, замер.

Жестокий холод сковал руки и ноги, все больное разбитое тело. Цеха с трудом открыл глаза. В тундре темнело. Испугался: может, слепнет? Или показалось, что темнеет?.. Нет, не показалось. Горизонта уже не видно, но на небе еще просматривались лохматые облака.

Возле него выросла горка снега — ветер нанес. Снег лежал чистый, сиял белизной, так и просился в рот. Остро захотелось есть. Вспомнил: на самолете у летчиков был бортпаек «энзэ» — неприкосновенный запас на случай вынужденной посадки. Где его хранили? Кажется, в кабине возле радиостанции. Но там, видел, все сгорело!.. А есть хотелось все сильнее. Наклонился, зачерпнул горстью снежную крупу, высыпал в рот. Снежинки растаяли. Глотнул. Стало холоднее, начало знобить. Но чувство голода было сильнее озноба. Он оглянулся: что еще можно найти съедобного в тундре? Должна ж быть знаменитая клюква! Поднял обломок элерона, разгреб им снег в выемке. Ему повезло, ягоды попались сразу. Обрадовался, торопливо ел их, искал еще.

Голод удалось утолить, но промерз так, что начала колотить дрожь. Сознание настойчиво сверлил один и тот же вопрос: что делать дальше? Логика подсказывала, что, пока есть силы, надо немедленно уходить, иначе погибнет. Но куда? В какую сторону? Компаса не было, солнца не видно. Решил идти наугад, пока не набредет на ручей — в тундре их много! Ручей доведет до реки, та — до моря, там спасение!

Цеха заторопился, огляделся: что бы взять в дорогу? Блуждающий взор его наткнулся на пушку ШВАК. Чуть припорошенная снегом, лежала она на заиндевелом мху совершенно целой! Рядом из-под обломков кабины выглядывал крупнокалиберный пулемет Березина. Осмотрел его. За исключением смятого приемника, пулемет был тоже цел. Оружие?! Секретное! Разве он, командир Красной Армии, смеет бросить оружие? Да никогда! Он обязан сохранить его. Стало быть, он не имеет права уходить. Нужно оставаться и охранять до прихода помощи. В душе техника, стесняя все желания и сомнения, могучей волной поднялось чувство долга и верности. И больной, полузамерзший человек принялся за работу. Он освободил из-под обломков тела товарищей, положил их рядом и осторожно прикрыл. Постоял над ними, отдыхая.

Время от времени осматривался вокруг, прислушивался. Техник не ошибся: экипаж искали. До сумерек он дважды слышал мягкий рокот У-2, один раз даже увидел его. Но самолет пролетел мимо. Владимир выхватил наган, стал стрелять, пытаясь привлечь внимание пилота. Тщетно! У-2 пролетел стороной.

К вечеру ветер усилился, поднялась метель. Цеха соорудил укрытие и спрятался. Но долго находиться в нем не смог: укрытие защищало от ветра, но не спасало от мороза.

Наступила темнота, а с нею и очередная, полная ужасов ночь. Но прошла и она, потом день и еще ночь. Потом еще и еще — человек потерял им счет. Холодная дрожь перестала колотить его тело, на холод он уже не реагировал, чувства притупились. В сознании все время билась одна-единственная мысль: «Не сдаваться! Помощь будет! Ждать!»

Копаясь в обломках, увидел разбитую приборную доску и на ней… совершенно целые, только слегка ободранные бортовые часы. Цеха снял их. Попробовал запустить — пошли! Тонкая секундная стрелка весело запрыгала по большому циферблату, завертелся счетчик минут. Нажал кнопку — стрелка и счетчик остановились. Нажал еще — стрелка прыгнула в исходное положение, на счетчике пропали цифры. Владимир снова включил секундомер и, прижимая часы к груди, вернулся в убежище. Мирное тиканье укрепило надежду, и он стойко ждал. Питался ягодами, пил воду из луж в оттепели, ел снег в мороз, и — ждал! Упорно. Настойчиво. Непоколебимо.

В небе еще несколько раз рокотали моторы У-2. Однажды самолет пролетел прямо над головой, но летчик опять не рассмотрел занесенное снегом место катастрофы. Положение человека в тундре становилось все более отчаянным. Цеха обморозился, не чувствовал ни рук, ни ног. Сморенный пережитым, контузией, усталостью и голодом, он еле двигался. Но двигался! Надежда на помощь не покидала его ни на минуту. Отметая отчаяние, он находил в себе все новые и новые силы, продолжал мужественно бороться, двигаться, не пытался даже присесть, чтобы дать уставшему телу и ногам хотя бы кратковременный отдых, знал: первая же слабина, первая же остановка свалит в сон, и тогда он погибнет.

И он ходил, с нечеловеческим усилием переставлял опухшие ноги, двигался и двигался…

Постепенно им вновь овладела полудрема, и в ней, оттесняя бессвязные видения, выплыла какая-то до боли знакомая картина: неширокая река с узкими песчаными берегами и крутыми склонами холмов. На кручах зеленели прогалины огородов и кудрявые вишневые сады, в гуще которых пестрели белые хаты под желтыми соломенными крышами, высились стройные ряды серебристых тополей вдоль улиц; тополя и улицы по пологим склонам взбирались на взгорье, где маячила голубыми куполами приземистая церковь и высоченная колокольня. Над рекой, над кручами и селом сияло яркое солнце. Его жаркие лучи больно обжигали лицо, руки и плечи. Владимир уворачивался от лучей, прятался в заросли лопухов и подсолнухов, а сам мучительно вспоминал, куда же он попал? Что это за село и почему оно ему такое знакомое? И вдруг ахнул: то ж его родина, село Украинка! А речка — Черный Ташлык. Конечно! Как же он сразу не узнал? Вот стыдоба! Если по той речке пойти вниз по течению, дойдешь до реки Синюхи, потом до Южного Буга, а там и до самого Черного моря. А он не узнал! Хотя… уж очень давно не был в родном краю, с того самого 1931 года, когда семнадцатилетним парнишкой поступил учиться на рабфак Днепропетровского университета и расстался со своей Кировоградчиной…

В памяти техника наперегонки помчались, запрыгали те бурные, голодные, но очень счастливые годы. Владимир увидел себя в гуще друзей-студентов: в парусиновых брюках и сандалиях на босу ногу они гурьбой спешат в светлые аудитории университета, озорные, неугомонные, едут работать на стройку Днепрогэса, полные решимости, готовые к смертельным схваткам с классовым врагам — кулачьем, отправляются в окружающие села проводить коллективизацию… Выпускной вечер. Оркестр. Кумач. Расставание и клятва верности… По распределению Цеха с другом направился в город Нижне-Днепровск на металлургический завод имени Карла Либкнехта. Родина крайне нуждалась в качественном металле, и они, комсомольцы, дадут его!

Но в 1935 году по призыву Центрального Комитета комсомола заводская организация направляла в авиацию своих лучших парней. И Владимиру повезло: теперь он должен ехать на Волгу в город Вольск. Опять проводы — оркестр, кумач, клятвы…

Как все же нестерпимо жжет солнце! Цеха оглянулся: куда бы перепрятаться? Но лопухи и подсолнухи куда-то вдруг исчезли, а он, одетый в поношенную красноармейскую форму, стоит на вершине голого утеса. Утес на высоком берегу широкой Волги — ее-то он сразу узнал! Утес знаменит: ему рассказали, что, по преданию, именно этот утес носит имя Стеньки Разина, что сюда приходил атаман думать свои думы. Владимир на утесе бывал часто. Сегодня пришел в последний, может быть, раз перед отъездом попрощаться. С утеса хорошо виден утопающий в зелени город с дымящимися трубами цементного комбината. Это Вольск! Назван так, как говорили, тоже в честь Разина, потому что Степан больше жизни любил волю.

Три года прошло, как он, Цеха, в числе немногих счастливчиков приехал в этот город учиться в военном авиационном техническом училище. И вот учеба окончена. Завтра он и лучшие друзья Екшурский и Халилов переоденутся в новенькую, очень красивую синюю форму командиров ВВС Красной Армии, прикрепят к голубым петлицам по два красных «кубаря» и эмблемы скрещенных ключей с летной птичкой, получат удостоверения о профессии авиационного техника и воинского звания «воентехник второго ранга». Потом их сразу пошлют на западную границу, в 13-й авиаполк. Срочно потому, что время было тревожное: в Мюнхене Англия и Франция вступили в сговор с Гитлером и продали ему Чехословакию, но наши приграничные войска изготовились и если братья-чехословаки попросят, то окажут им помощь освободиться от агрессора…

К месту службы Цеха едет не один, а вместе со своей молодой женой. Валя стоит тут же, на утесе, рядом, прижимается доверчиво к его плечу упругой грудью, прячется от жалящих лучей солнца за его широкую спину…

Валя! Верная юная подружка, почти девочка в бессменном синеньком платьице… Цеха любил тихие вечера над Волгой в городском парке. Впрочем, любил он не столько вечера — на Украине они еще лучше! — сколько ее, Валентину, хрупкую, пугливую, доверчивую, как ребенок, и нежную, ласковую, единственную, ненаглядную. Любил ее бархатистую кожу и еще в детском пушке щечки, тоненький воркующий голосок и звонкий смех, ее песни — протяжные, с грустинкой и бойкие, задорные. Удивительное создание! Сколько же она приносила ему, здоровому рабочему парню, радости и счастья, когда была шаловлива, весела, и сколько горя, когда грустила, страдала… Рядом с ней, подругой, Владимир всегда чувствовал себя особенно сильным и смелым, способным защитить свою любовь, свое счастье…

Валентина оказалась достойным другом. Она не испугалась трудностей неустроенной кочевой жизни кадрового военного, стала твердой опорой их молодой семьи…

…Барак-общежитие в Сещи, где они начали свою счастливую семейную жизнь, трогательные хлопоты с рождением дочурки Риты… Счастье оказалось до обидного коротким: в Европе началась война, и воентехник Цеха с авиаполком улетел брать под защиту своих западных украинских и белорусских братьев. А когда вернулся, зарыдал от горя: в Украинке умерла, не повидав перед смертью сына, Мария Родионовна, его родная мать… Съездил на похороны. В те скорбные дни в последний раз повидался со своим отцом, строгим и добрым Самойло Петровичем, бывшим красным партизаном и уважаемым на селе человеком…

Потом была война с белофиннами, и опять Валя оставалась одна. Потом полк перебазировался под Белосток. Там, в авиагарнизоне, Цеха получили комнату. Там и застало их то страшное воскресное утро 22 июня, срочная эвакуация. Владимир ушел с полком, а что сталось с Валей и с маленькой Ритой, как и с другими семьями летчиков и техников авиагарнизона, он не знал… Ничего не знал и потому страдал. Молча. Тяжко… Но верил и ждал…

Владимир отчетливо слышал радостный смех дочурки, музыку, голос жены, ее песни, ощущал ее дыхание, ласки… Иногда она так явственно вставала перед его воспаленными глазами, что он верил в ее присутствие и шел к ней. Но сознание прояснялось. Владимир с отчаянием обозревал пустую холодную тундру.

В один из дней, когда погода несколько улучшилась, до слуха Цехи донесся звон колокольчика. Он прислушался и не поверил. Но колокольчик настойчиво звенел и звенел. Через равные промежутки времени раздавалось одно и то же треньканье — такой звон бывает, он знал, не раз слышал и видел в лесах Белоруссии, когда бежит корова с подвешенным к шее колокольчиком. Корова в тундре?! Значит, близко люди?! Владимир обрадовался, закричал, заговорил что-то бессвязное и направился на звуки.

На этот раз он действительно не ошибся. Невдалеке от останков «Петлякова» по тундре ехала оленья упряжка с отдаленного стойбища. Управлял ею семнадцатилетний местный оленевод Алеша Канев. Оленеводческая бригада пастухов поставила в нескольких километрах от места катастрофы пастушечье жилье — куваксу. Бригада была невелика, всего четыре человека: отец парня — Феофан Клементьевич, Филиппов Григорий Семенович и Харлин Иван Гаврилович. Они-то и послали с утра Алешу, как самого молодого, к Бревенному ручью за хворостом. Парнишка ехал по знакомой, местности и неожиданно в стороне от тропы увидел обломки самолета. Раньше их здесь не было. Заинтересованный парень остановился, подошел поближе и вдруг услышал какие-то звуки. Звуки напоминали человеческую речь, но были совершенно непонятны. Потом кто-то зашевелился. Алеша испугался, бросился к упряжке и умчался назад, к куваксе.

Владимир Цеха хотя очень плохо видел, но рассмотрел двигавшихся людей и оленей. Он, несказанно обрадовавшись, заторопился, направился к людям, закричал. Но те почему-то повернули от него, побежали к оленям и уехали. Человек долго смотрел им вслед, тянул руки, звал, но силы уже покидали его, и он остановился. С трудом вернулся к самолету. Положение стало совсем безнадежным. Все чаще мутился рассудок, и только одна мысль теплилась в голове: «Не спать! Не сдаваться! Не спать!»

И он снова заставлял себя ковылять вокруг самолета…

…Отъехав на большое расстояние, Алеша Канев опомнился. За ним никто не гнался, не стрелял. Парень поехал к отцу.

Оленеводы переполошились: откуда в тундре самолет? Почему речь непонятная? Может быть, немцы высадили десант? Посовещавшись, утром 28 сентября вчетвером, захватив охотничьи ружья, они поехали к самолету. Соблюдая осторожность, остановились вдалеке, окружили. По сигналу скрытно двинулись вперед. Когда приблизились на выстрел, Канев-отец вскочил и направился к самолету. Оттуда отделился и шагнул навстречу высокий человек в лохмотьях с совершенно черным лицом. Канев вскинул ружье, скомандовал: «Стой! Я буду стрелять!» Но человек еле держался на ногах, тянул к оленеводу черные руки и бормотал что-то несвязное. Бригадир отбросил ружье и подхватил вконец обессилевшего человека. Остальные подбежали на помощь. Они уже разглядели красные звезды на килях «Петлякова» и на обломках его крыльев. Пострадавшего осторожно уложили на нарты и увезли в куваксу.

Шел одиннадцатый день после катастрофы…

В куваксе оленеводы, как могли, оказали человеку первую помощь, поили его водой, оленьим молоком и спешно готовили упряжки в дальний путь — везти командира в Энск.

Цеха впал в беспамятство…

На другой день с утра Иван Харлин и Григорий Филиппов двинулись в путь. Только на второй день к вечеру они приехали в Энск. Техника передали в медпункт и сообщили на аэродром. Тогда-то и узнали там о судьбе экипажа сержанта Киселева.

Цеху срочно переправили в медицинский пункт мыса Корабельного. Врач немедленно ампутировал ему ступни обеих ног и сообщил в Архангельск, просил срочную помощь.

Командир энской авиабазы направил в район Бревенного ручья экспедицию. Она и произвела захоронение летчиков. На братской могиле вместо обелиска установили полуразрушенный фюзеляж «Петлякова-3» с именами погибших.

Состояние здоровья раненого было крайне тяжелым. К ближайшему причалу подошел теплоход «Ямал», и Цеху со всеми предосторожностями перевезли в военно-морской госпиталь города Архангельска. Все дни и ночи он был без сознания. Врачи госпиталя, медицинский персонал начали долгую борьбу за спасение жизни мужественного техника. Нина Васильевна Хорошко и главный хирург Северного флота Дмитрий Алексеевич Арапов сделали Владимиру Самойловичу несколько сложных операций. Ему ампутировали ноги и пальцы на руках. Но состояние по-прежнему оставалось весьма опасным. Борьба продолжалась…

Командование госпиталя сообщило о Цехе в авиаполк. Однополчане использовали каждую оказию, чтобы проведать боевого друга. Но он об этом не знал: был без сознания…

В ледяном дыхании Арктики

1

В начале октября резко похолодало: подули северные ветры, облака стали усерднее сыпать снег на землю, и она быстро оделась в белое покрывало. На Северной Двине образовалась шуга, а в затонах появился лед — на край стремительно надвигалась суровая полярная зима.

На базе летный и технический составы авиаполков ОМАГ поэскадрильно несли боевое дежурство и упорно занимались «теркой» — так летчики образно окрестили наземную учебу. Помимо прямого назначения — «теория» — теоретические занятия, слово имело тайный смысл: нередко учение сводилось к повторению давно известных истин, и пословица «повторение — мать учения» становилась надоедавшим топтанием на одном месте — теркой в прямом смысле — от слова «тереть».

Иногда для контроля индивидуальной техники пилотирования проводились плановые учебные полеты. Правда, удавались они редко, так как летных дней было совсем мало, больше бушевала непогода. Целыми днями сплошная облачность плыла и плыла у самой земли. К плохой видимости постоянно прибавлялось интенсивное обледенение, для борьбы с которым «Петляковы» были оборудованы недостаточно. Из-за сложных погодных условий в авиаполках участились случаи поломок и аварий. Особенно не повезло 95-му: за два таких летных дня несколько самолетов оказались серьезно поврежденными и даже разбитыми.

Между тем снег окончательно заполонил землю, ударили крепкие морозы — зима вступила в свои права. Материальная часть была переведена в условия зимней эксплуатации. Технический состав для поддержания высокой боевой готовности сутками не отходил от самолетов, время от времени прогревал моторы, и тогда тихие окрестности острова содрогались от мощного рева.

Штурманская служба занялась обучением пилотов и стрелков-бомбардиров особенностям ориентировки зимой в условиях Крайнего Севера. Очень много времени уходило на борьбу со снегом. Буквально тонны его перемещались руками людей, чтобы освободить подъездные пути, стоянки самолетов и взлетно-посадочную полосу.

Но так было только в светлое время дня. А продолжительность его исчислялась всего несколькими часами: рассвет наступал где-то около десяти утра, в 15–16 часов уже устанавливались такие густые сумерки, что без искусственного освещения ничего нельзя было делать. Практически из суток 18 часов приходилось на ночь. Конечно, распорядок дня и здесь, как и во всех авиаполках, выдерживался обычный; подъем в шесть утра, отбой в двадцать три. Но если дневное время летчиков уходило на «терку», полеты или различные работы, то вечерами наступала гнетущая скука, которая переносилась молодыми людьми еще более тяжко, чем недавние напряженнейшие боевые полеты.

Как-то в минуту откровенности Усенко сказал Крониду:

— От такой фронтовой жизни я скоро «дойду до ручки»! Нет больше терпения… Скажи, Кроня, ну зачем нас сейчас держат здесь? Почему не отправляют в Сталинград, на Кавказ, в Ленинград, к черту на кулички, лишь бы там бить фашистов?

Обойщиков разделял недовольство командира. Но чем практически он мог помочь ему?

— Хочешь послушать стихи? Не мои, Есенина?

— Давай! — повернулся летчик.

Бомбардир наклонил голову, некоторое время молчал, будто изучал свои рыжие унты. Потом, подперев щеку рукой, задумчиво начал:

В этой могиле под скромными ивами
Спит он, зарытый землей,
С чистой душой, со святыми порывами,
С верой зари огневой…
Тихо от ветра, тоски напустившего,
Плачет, нахмурившись, даль,
Точно им всем безо времени сгибшего
Бедного юношу жаль.

Негромкий голос друга умолк. Константин про себя повторил эти впервые услышанные им строки и почувствовал за ними что-то невысказанное. Он осторожно коснулся плеча Обойщикова:

— Тоскуешь, Кроня? Вспомнил погибших?

Тот медленно кивнул и вздохнул:

— Стоят, Костик, они перед глазами как живые. Все время вижу Диговцева, Кузина, Родина, Ананьева… Вот ты говоришь, в Сталинград бы! Я тоже. Но… теперь нелегко нам будет уйти отсюда. Слишком много осталось здесь нашего брата неотомщенного! Много!

— Ничего, Кронид! Отомстим! Мы еще свое слово скажем.

Большинство людей вечернее время проводило в кубриках в до тошноты надоевшем однообразии: читали и перечитывали немногочисленные имевшиеся в библиотеке книжки, старые газеты, забивали «козла», писали длинные письма родным, заранее зная, что до адресатов они не дойдут, так как большинство летчиков были из тех мест, которые сейчас оказались под пятой фашистов.

Политработники и комсомольская организация наладили работу кружков художественной самодеятельности, организовали хор и даже танцевальную группу, часто проводились партийные и комсомольские собрания, политинформации. Но поднять настроение у людей должным образом не удавалось. Сказывались не столько тяжкие климатические условия Севера, сколько отсутствие главного дела — боев. А сообщения с других фронтов поступали все более тревожные: изнурительные бои шли в Сталинграде, в Воронеже, на Кавказе. Летчики не понимали, почему в такое критическое время их удерживали на Севере, и открыто роптали. На партийных и комсомольских собраниях все чаще вносились предложения: «Просить командование немедленно отправить авиаполк на „горячие“ участки фронта». Политработники разъясняли несостоятельность таких резолюций, доказывали, что начальству сверху виднее, и прочее. Коммунисты и комсомольцы соглашались и… продолжали проситься в Сталинград…

К середине октября по аэродрому поползли упорные слухи, что союзники готовят к отправке в Советский Союз очередной конвой РQ-19. Косвенным подтверждением слухов явилась развернувшаяся в авиаполках учеба и тщательная подготовка материальной части. Инженерно-авиационная служба организовала небывало придирчивый осмотр всех самолетов и оборудования. Сомнительное немедленно ремонтировалось либо заменялось. С особой старательностью проверялись навигационно-пилотажные приборы: истребители по очереди выкатывались на ровные площадки и там, пока пилоты с техниками под дружное «раз-два, взяли!» крутили их по кругу, стрелки-бомбардиры устраняли и списывали девиацию магнитных компасов, составляли новые графики. Пристреливалось бортовое оружие. Самолеты окрашивались в белый цвет.

Развернулась напряженная тактическая подготовка. На теоретических конференциях и групповых занятиях отрабатывались темы: «Действия двухмоторных истребителей при охране конвоев», «Взаимодействие с кораблями эскорта при отражении атак подводных лодок и авиации противника», «Способы определения местонахождения самолетов в море в условиях ограниченной видимости зимой» и другие. Одновременно на занятиях обобщался опыт лучших. Выпускались стенные газеты и листовки. Одна из листовок называлась «Они первыми обнаружили конвой» — с фотографиями Усенко и Лопатина.

В общем, жизнь в авиаполках ОМАГ «закипела»…

2

В 13-м авиаполку состоялось очередное партийное собрание. Проходило оно не в штабе, как всегда, а в землянке «дежурных средств». Дежурные средства — ДС — это готовые к взлету две пары Пе-3. Располагались они в углу аэродрома у расчищенной от снега ВПП. Самолеты стояли с прогретыми моторами, а летчики в полной боевой готовности находились рядом в землянке. Командовал ДС командир звена лейтенант Усенко. Собрание в таком месте проводилось впервые, в основном из-за дежурных средств — коммунисты полка решили на месте изучить опыт организации боевого дежурства и заодно рассмотреть заявление о приеме в партию Константина Усенко.

Когда секретарь партийного бюро Цехмистренко накануне предупредил об этом летчика, тот не на шутку разволновался, привел в порядок летное обмундирование, проверил подчиненных, самолеты, а потом уединился в кабине, повторил Устав ВКП(б) и для верности попросил Обойщикова проверить.

Кронид волновался не меньше командира и потому устроил ему настоящий экзамен, задал несколько вопросов по международному и внутреннему положению страны, по комсомольским делам и с особым рвением «погонял» по истории партии.

Константин сносно ответил на все вопросы, но в землянку входил с волнением.

Землянка была просторная, но, когда ее заполнили авиаторы, одетые в зимнее летно-техническое обмундирование, свободных мест не оказалось, и многие расселись на полу. Усенко с Обойщиковым пристроились поближе к выходу.

Председатель собрания Василий Сысоевич Чернышев оглядел грустными глазами собравшихся и предложил почтить память погибших минутой молчания.

Тихо, стараясь не производить шума, люди встали, замерли в скорбных позах. Три недели прошло после боя у мыса Канин Нос, но горе не притупилось, свежие раны не зарубцевались. Константин с болью вспомнил распорядительного Жору Кузина и веселого «неунывайку» Василия Родина, техдоктора Лысенко… А Володя Цеха?! Удивительно, как только он все вынес и выдержал? С виду обыкновенный, скромный, застенчивый. А какое мужество?!. Только вот выживет ли?.. Должен!

Голос председателя вернул его к собранию:

— Предоставляю слово для информации Цехмистренко!

Тот встал, положил перед собой папку с документами.

— К нам на партийный учет приняты три коммуниста. Представляю командира второй эскадрильи Николая Антоненко!

В углу землянки с лавки встал высокий чернявый, могучего телосложения бровастый капитан с орденом Красного Знамени на морском кителе. Он спокойно, с достоинством выдержал изучающие взгляды и так же неторопливо сел.

— Зам комэска старший лейтенант Сергей Нюхтиков и комиссар эскадрильи старший политрук Евгений Дзюба!

Константин с любопытством оглядел сухощавого, высокого, с внимательными голубыми глазами Нюхтикова и кареглазого, небольшого роста, аккуратного Дзюбу. Командиры прибыли на базу недавно вместе с пополнением. Уже в том, как они себя держали, чувствовались опыт, собранность. Конечно, такая смена была сильной, достойной и очень нужной им, скороспелым морякам. Только — летчик почувствовал, как в груди шевельнулась щемящая досада, — погибших не заменить…

А Цехмистренко уже читал анкетные данные Усенко, рекомендации членов партии и комсомольской организации. Константин слушал их как сквозь сон, с трепетом ожидал «экзамена».

— …заслушать Усенко. Возражений нет? Давай, Костя!

Летчик вскочил и, придерживая рукой планшет, под дружественные напутствия направился к столу. Он шел, сдерживая волнение, неторопливо, осторожно переступал через ноги людей. Сумрак землянки увеличивал его крупную фигуру: непокрытую голову с вьющимися русыми волосами, которая почти касалась потолка, мешковатый меховой комбинезон, расстегнутый на груди, мускулистую шею, наполовину прикрытую воротником свитера из верблюжьей шерсти. По открытому лицу пробегали тени, от всеобщего внимания и ответственности минуты летчик смущался и хмурился.

У стола Константин обернулся и вопросительно посмотрел на председателя. Тот дружески подмигнул ему:

— Давай по существу. Расскажи о себе. Многие в полку тебя не знают, семь раз пополнялись. Давай!

— Что рассказывать? — Усенко задумался, переминаясь с ноги на ногу. Потом громко откашлялся и сказал:

— Мы вот… помянули наших. А там шестеро коммунистов. Нельзя ослаблять ряды! Хочу им на смену. Знаю одно: сейчас, когда на фронте так трудно, когда враг уже на Волге, все… кому дорога Родина, должны не только сплотиться вокруг… а быть в рядах партии! Делом надо… Вот почему прошу принять меня в члены партии. Не подведу! У меня был летнаб Минайлов. Убили его под Москвой. Так вот он, комсомолец, будучи смертельно раненным, до последнего мгновения жизни выполнял свой долг летчика: наводил нашего «Петлякова» на цель, сбросил бомбы… только люки не успел закрыть. Вот так надо! Я тоже буду, как Минайлов, до конца! До последнего дыхания! Слово! — Летчик вскинул руку к плечу, сжал кулак. Повторил: — Слово коммуниста!

Сказано это было взволнованно, просто, без позы, искренне. И такая сила, такая убежденность прозвучали в его словах, в громком голосе, что в помещении стало тихо и торжественно, как при клятве.

Чернышев вскочил, подошел к летчику, потряс за плечи:

— Ты сказал, друг, то, что надо!

В землянке загудели, раздались хлопки, возгласы:

— Ясно! Принять! Голосуй, председатель!..

— Садитесь, Усенко… Кто выступит?.. Кто за то, чтобы…

— Разрешите? — громко прервал председателя небольшого роста крепыш и, не дожидаясь разрешения, пошел к столу. Его открытое симпатичное лицо, высокий лоб с гладко зачесанными назад темными волосами и умные светлые глаза дышали решимостью.

— Слово имеет штурман второй эскадрильи капитан Мяло Леонтий Леонович! — запоздало представил председатель.

А Мяло уже шагнул вперед, заговорил с жаром:

— В такой день, как прием в партию, спешить, товарищи, нельзя! Надо сказать Косте все, что думаем о нем, что знаем — хорошее и плохое. От хорошего он, верю, не зазнается. От плохого постарается избавиться. Ему жить!

Леонтий Леонович перевел дух и заговорил спокойно:

— Товарища Усенко я знаю с сорокового года, полюбил этого медведя и отчаянного летчика. Он ненавидит фашистов. За товарищей жизни не пожалеет, что он не раз доказывал в боях. Но у Кости есть серьезный недостаток: к каждому он подходит с той же меркой, что и к себе. А нужно в меру! О человеке следует судить не по его обещаниям, а по делам, по тому, что и как он делает, — так учит партия! У нас есть немало таких, которые наобещают с три короба, а везти эти короба предоставляют другим. Не попадайся, Костя, таким на удочку! — Штурман обернулся к летчику. — Это тебе мой главный совет на всю жизнь! Понял?

Тот, зардевшись, согласно кивнул головой.

— А теперь, — продолжал Мяло, — я расскажу не для протокола, а для тех, кто в полку недавно. Вы знаете, кто такой в нашем полку Константин Степанович Усенко?..

…Последняя мирная суббота, но об этом еще никто не знал. Впервые за три месяца объявлен первый выходной день. Почти все руководство полка, штаба и эскадрилий уехало к семьям на стационарный аэродром в Россь. Огромный пятиэскадрильного состава 13-й авиаполк и БАО полевого аэродрома Борисовщина остался на попечении дежурной службы, которую возглавил младший лейтенант Усенко.

А на рассвете внезапный налет фашистской авиации: война! Молодой летчик проявил тогда удивительную расторопность, под ожесточенной бомбежкой твердо взял на себя руководство и всю полноту ответственности — объявил боевую тревогу, принял меры к спасению людей, самолетов, имущества. В итоге потери незначительные: двое убитых, шесть ранено, сгорел один боевой самолет.

Прибыло командование. Обстановка неясна: нет связи. Командир полка посылает Усенко на разведку. Три часа краснозвездный Ар-2 носился по «белостокскому выступу», преодолел зенитный огонь и атаки «мессершмиттов», но выявил районы боев, места прорывов, направления вражеских ударов, скопления фашистских войск… Так для двадцатилетнего парня начались жесточайшие испытания.

Константин сидел на полу, прижимаясь спиной к стене землянки и, затаив дыхание, слушал товарищей.

Выступал Лопатин.

— …над морем движение самолета не ощущается, всегда кажется, что тебя подвесили в центре какого-то серого шара, где никак не понять, что над тобой: вода или небо — все одинаковое. А в сознании все время зудит червячок, напоминает, что море — оно глубокое, а до берега так далеко, что не доплыть, будь хоть чемпион мира по плаванию. И нужно обладать редчайшей силой воли, чтобы заставить молчать этот червячок, не поддаться обману чувств, сохранить пространственную ориентировку и не булькнуть… Усенко делом доказал, стал морским летчиком! Он заслужил наше доверие!

— Слово командиру полка товарищу Богомолову.

— Скромность украшает большевика. Таким и оставайся, Константин! Пусть твою биографию рассказывают, как сегодня, твои сослуживцы — это, поверь, высшая награда!..

Грохот запускаемых моторов заглушил выступление командира полка. В землянку ворвался дежурный, крикнул:

— Ракета!

Усенко, за ним Обойщиков, другие летчики из ДС стремглав выскочили наверх, и спустя минуту «Петляковы» были уже в воздухе, набирали высоту.

3

«Петляков-3», подчиняясь твердой руке пилота, нырял в снежных зарядах, покряхтывал и отряхивался, как живой, когда на дюралевую обшивку наваливались массы снега, прорывался через его сплошные завесы и упрямо держал курс на север, удаляясь все дальше от берегов материка. Термометр показывал тридцатиградусный мороз, и потому снег сегодня был не мокрым, как в начале полярного лета, а сухим и не лепил, не задерживался ледяным слоем на ребрах атаки крыльев, лопастях винтов, килях, а сразу сдувался встречной струей воздуха. Но теперь снеговые потоки были более мощными, и они обрушивались на самолет с такой силищей, что выколачивали из дюраля однообразную, глухо шуршащую мелодию, звуки которой заглушали даже рев моторов.

Усенко прислушивался к шуму снега и через открытую боковую форточку зорко вглядывался в смутно угадываемую поверхность моря, в темнеющую пелену сплошных облаков над головой, стараясь разглядеть в ней прогалины, чтобы вывести машину из снежных потоков, удержать ее в горизонтальном полете. От постоянного ныряния в завесы снега видимость вперед и в стороны то увеличивалась до двух-трех километров, то исчезала совсем, и тогда пилот торопливо переносил взгляд на авиагоризонт.

Море сегодня было необычайно бурным, хмурым, сердитым. Волны его вели себя необузданно: то поспешно сбегались друг к дружке, теснились, вздымались кверху, и тогда в тех местах стремительно вырастали гигантские водяные горы, то расступались и оседали в разверзшиеся пропасти. Крутые гребни их косматились, завихрились, пена бушевала — клокотала, разбрызгивалась по сторонам, собиралась в бесформенные, быстро менявшие очертания пятна.

Между небом и морем метался шквалистый ветер. Ом то рвал в клочья края облаков, то с высоты бросался на мятущиеся волны, рябил и лохматил их неповоротливые склоны, срывал с них и рассеивал в пыль потоки брызг, вытягивал в бесконечные дорожки шапки пены. Константин не видел беснующихся, скачущих ветровых струй, но часто ощущал их необузданную силу на штурвале, когда те наваливались на Пе-3, поддували его под крылья, стремясь сбить, своротить с курса, даже опрокинуть. Пилоту все время приходилось быть начеку.

Условия сегодняшнего полета были настолько трудными, что летчику уже не раз приходила мысль прекратить его, не рисковать самолетом и жизнью экипажа, вернуться. Но всякий раз перед ним вставало суровое лицо генерала Петрухина, его озабоченный, проникающий в душу взгляд, а в памяти выплывали берущие за живое слова:

— Сейчас там, в бушующем море, к берегам Родины прорывается транспорт. В его трюмах — оружие и боеприпасы, которых ждут в Сталинграде. Чтобы доставить их, советские моряки прошли два океана, преодолели ненастье, шторма и заслоны фашистов. Товарищи! Погода стоит плохая, но гитлеровцы и в такую погоду совершают налеты на пароход. Нужно прикрыть его, спасти людей и грузы…

Сегодня летчики 13-го прикрывали транспорт «Украина». Был он еще далеко от берегов, только вошел в границы советской операционной зоны, и потому на его охрану нарядили две пары: Устименко с Горбунцовым и Усенко и Нюхтиковым. Перед вылетом по обычаю летчики, прикрывшись от поземки шайбами килей, затеяли перекур. Александр Устименко был в хорошем настроении, дурачился, подшучивал и тормошил Константина, вспоминая курсантские годы.

— Вот Кронид и Банцев, может, не поверят, — поигрывая озорными глазами, рассказывал он, — но мы с Костей всю жизнь ведем негласное соревнование: кто кого обойдет? Только всегда так получалось, что он — меня! Были мы еще салагами-курсачами. Я ж спортсмен-гимнаст, парень бравый, хоть куда! А он — так себе, мужик с шеей бугая. И вот что бы вы думали? Строят нас, салажат, и старшиной отряда назначают его, а меня в подчиненные! Где справедливость, спрашиваю вас? «Ну, — думаю, — подожди! Вот полеты начнутся, тут я тебя и обштопаю!» Он же пришел из Славянского аэроклуба, город там студенческий, полуинтеллигентный, а я из шахтерского Красного Луча. Кость у нас покрепче. В общем, полеты начались. Я стараюсь, проявляю себя, а первым из нас самостоятельно выпустили опять этого типа!

— Не надо было «гав» ловить, а слушать, что инструктора объясняли! — засмеялся Усенко.

— Это я ловил? — деланно взбычился Александр. — То просто мне не повезло, такой инструктор попался! Замучил «провозными»… Зато потом, когда стали летать на СБ, я Костю обскакал: его сняли со старшин, а меня назначили!

— Это когда Усенко «блеснул» фронтовой посадкой? — наивно уточнил Горбунцов.

Константин отвернулся, чтобы скрыть смущение. Было такое дело в Ворошиловграде! В авиашколу прибыл инструктором один из участников боев с белофиннами. Он для других инструкторов показал заход на посадку с крутого планирования, по-фронтовому. Курсант Усенко решил скопировать его и чуть не разбил СБ. Тогда-то его и сняли со старшин. Спасибо, что не отчислили!..

Устименко и Горбунцов улетели первыми, а через полтора часа в воздух поднялись экипажи Усенко и Нюхтикова. Они уже отошли от берегов, когда у Сергея Нюхтикова отказал один мотор и он повернул назад. Константин решил продолжать выполнение задания в одиночку: время барража пары Устименко истекало, надо было сменить друга.

…В кабине неожиданно посветлело, и Пе-3 вырвался из плена снежных зарядов. Впереди и в стороны простиралась все та же ширь штормующего моря. Но снегопада не было!

Когда испытания остаются позади, у человека поднимается настроение и внешний мир, даже если он не изменился, воспринимается в радужном цвете, крепнет и уверенность в себе. Почти полтора часа Усенко вел тяжелейшую борьбу с непогодой и порядком устал, но теперь, когда видимый горизонт раздвинулся, а облака приподнялись, посветлело не только в кабине, но и на душе летчика. Он оглянулся и за хвостом Пе-3 увидел удаляющуюся темно-серую стену: она уже не была страшна. Константин облегченно вздохнул, сбоку посмотрел на Обойщикова — тот что-то торопливо вымерял на карте. Константин добавил обороты моторам — начал набирать высоту: лететь над морем всегда спокойнее, когда есть ее запас.

Стрелка высотомера уперлась в цифру 600. Выше подняться не давали сплошные облака.

— Подходим к расчетному квадрату. Пора начинать поиск.

— Есть ложиться на курс поиска! — весело продублировал командир экипажа и начал разворот.

Вдруг машину резко рвануло вправо. В тот же миг обостренный слух пилота не уловил привычного гула правого мотора. «Что за черт? — пронеслось в мозгу. — Авария?»

Все летчики в таких случаях первым делом смотрят на землю, стараются экстренно отыскать подходящую по размерам площадку на случай вынужденной посадки и направляют к ней самолет. Константин, едва «обрезал» мотор, толкнул штурвал, ногой удержал «петляков» на курсе и тоже посмотрел за борт вниз. Увы! Надеяться ему было не на что: лихорадочно прыгавший взгляд упирался в косматые гребни да пенные дорожки — кругом было лишь море, бушующее, нелюдимое, страшное в своей необъятности и необузданности. Спасительной площадки или судов не было…

Почему-то вспомнился Нюхтиков. Тот, когда у него отказал мотор, был в лучшем положении — берег рядом, а сейчас до него добрых полтысячи километров да еще такая проклятая непогода! Как дотянуть?

Самолет быстро терял высоту. Буро-свинцовая колышущаяся равнина угрожающе надвигалась. Усенко торопливо огляделся: левый мотор тянул хорошо, винт правого еле вращался. Летчик внутренне похолодел, ладони рук вспотели. Как всегда в критической обстановке, мысль заработала четко, глаза скользнули по приборам: запас бензина был достаточным, давление его нормальным. В чем же дело? Почему мотор отказал? Константин подвигал взад-вперед секторы газа, и — о счастье! — винт снова бешено завращался, мотор загудел на полную мощность. Пе-3 выровнялся. А спустя минуту снова «обрезал». И снова в глаза угрожающе двинулось лохматое море.

Стрелка высотомера показывала уже только двести метров. На воде стали отчетливо видны не только загнутые гребни волн, по и пенные узоры на них. Самолет быстро и неудержимо приближался к гребням. Летчик как завороженный глядел на них и не мог оторваться.

В телефонах раздался встревоженный голос Кронида:

— Костя! Температура! — кричал он. — Температура воды!

Обойщиков от неожиданности тоже испугался. Но потом разглядел показания приборов и увидел, что стрелка термометра воды уперлась в красную риску. И он крикнул.

— Открой жалюзи! — И потом уже спокойно: — Мотор перегрелся! Ничего страшного. И не такое бывало! Сейчас отрегулируем.

В плохую погоду летчики летали на форсированных режимах, которые требовали более внимательного наблюдения за приборами. Но когда за ними смотреть, если самолет пилотировался почти вслепую? И экипаж пропустил появление перегрева.

Величина открытия жалюзи водяных радиаторов на Пе-3 регулировалась нажимными тумблерами. Кронид впопыхах перестарался настолько, что стрелки термометров заскользили в обратную сторону: на экипаж надвигалась другая беда — переохлаждение. Бомбардир торопливо прикрыл жалюзи.

— Достаточно! — остановил его Усенко. — Оставь так!

Гул моторов постепенно выровнялся, нервное напряжение у людей стало спадать. Пе-3 вновь полез вверх.

А впереди на сером фоне облаков появились две продолговатые черточки — они двигались. Самолеты! Справа налево они пересекали курс усенковскому истребителю. Константин сбросил колпачок с кнопки огня и напряженно вгляделся в неясные силуэты. Вновь его захлестнула волна напряженности. Потом отпустила: он рассмотрел двухкилевые хвосты!

— Кроня! Саша Устименко с Горбунцовым уже построились для встречи! Видишь?

«Петляковы» развернулись и начали сближение. Вдали на воде темнел дымящий пароход с высоченной трубой и мачтами — «Украина»!

Между тем энергичным маневром Пе-3 Устименко пристроился к «семерке» и полетел рядом. Александр вертел головой, очевидно, недоумевал, почему Усенко прилетел один, и искал Нюхтикова. Переговариваться по радио было запрещено, и Константин показал другу большой палец, помахал рукой.

Александр качнул крыльями: «Понял!», отвалил с левым разворотом, и вскоре оба двухвостых истребителя пропали в дымке южной стороны.

— Командир! Подойди поближе, рассмотрим мариманов!

Приблизились. С парохода взвилась белая ракета. Усенко сделал самолетом два глубоких крена: «Я свой!»

Транспорт был окрашен под цвет морской волны в серую краску, но нос и борта были белыми. От верхушек мачт к ходовому мостику тянулись непонятные светлые линии. Белые пятна виднелись на палубах и на грузовых люках. На носу и на корме палочками торчали пушки, на мостике — пулеметы. Возле них замерли фигурки людей. Такие же фигурки темнели у светлых пятен на палубах, но здесь они двигались.

— Да это ж лед! — догадался Обойщиков. — Смотри! Весь пароход покрыт льдом, а моряки скалывают его. Достается им!

Понятным стало поведение двигавшихся по палубам людей: они сбрасывали за борт куски льда. Нелегок оказался вояж моряков в штормующем море, в ледяном дыхании Арктики!

Пароход сидел в воде глубоко, но видно было, как его раскачивало: острый нос периодически вздымался над крутыми волнами, зависал, потом грузно опускался; тотчас на воде у бортов вспыхивали и расходились в стороны пенные пятна. За кормой непрерывно стелилась короткая, но широкая белая дорожка. Сильный ветер срывал с трубы негустой черный дым и прижимал его к воде. Мерно покачиваясь, «Украина» держала курс на юг.

Противник ни в воздухе, ни на воде не показывался. Впереди по курсу парохода подлодок не было, Пе-3 отошел западнее и на его видимости начал барраж. Летчики приникли к стеклам, крутили головами по сторонам, зорко наблюдали за воздухом и морем — охранная вахта началась.

Время, как всегда, потянулось медленно. Но и оно прошло. Приближались сумерки. Пора было улетать домой. Пе-3 в последний раз пролетел вдоль бортов «Украины», покачал крыльями, пожелав морякам счастливого пути ночью, и взял курс на юго-восток.

Опять двухвостый истребитель рыскал в снежных зарядах, на этот раз возвращаясь домой, опять он вздрагивал под порывами ветра, поднимался к облакам и спускался к волнам — упрямо рвал атмосферные преграды, приближаясь к заветным берегам.

— Мезенский залив! Остров Моржовец! Вышли точно! — обрадованно доложил Обойщиков, рассмотрев в пелене снега знакомые очертания. — Теперь, считай, дома!

Но Константин не среагировал на радость бомбардира: он все чаще посматривал на бензомер и в уме прикидывал время полета до базы.

— Сколько осталось лететь?

— Всего сорок минут! — беспечно ответил Кронид. — А что?

— Горючего маловато. Все из-за того форсированного!

«Петляков» летел низко. Под крылом мелькала унылая картина заснеженной тундры, темные пятна болот. Усенко озабоченно поглядывал вниз, и его неотступно преследовала мысль, если горючего не хватит, то придется садиться на такую «землю». Надежды выбраться к жилью у них будет не много.

— Слушай, Кронид! Не лучше ли идти вдоль берега? Конечно, так будет подальше, зато надежнее. А?

Обойщиков приник к стеклу. Пе-3 несся бреющим, пробивался сквозь снегопад и вьюгу. Редкие низкорослые кустарники, валуны, утопающие в снегах берега кривых речушек и озер, болота мелькали перед глазами с такой быстротой, что опознать их было невозможно. И Кронид согласился:

— Да. Пошли к берегу. Курс двести двадцать!

Вот и берег. Он тоже в снегу, незаметно переходит в ледяной припай. Но погода здесь получше. Летчики вздохнули облегченно. Но… стрелки бензочасов неумолимо приближались к нулевой риске: горючее иссякало. А потом случилось самое страшное: на приборной доске вспыхнули красные лампочки — бензина осталось всего на несколько минут. В сумеречном свете кабины красные огоньки горели зловеще.

Сердце Константина сжалось в тревоге. До обидного стало жаль себя. После таких испытаний вернуться на материк, чтобы упасть на безлюдном берегу, не долетев до базы каких-нибудь сто километров! Это ли не насмешка судьбы?.. (Забыл Костя, как всего два часа назад не было у него острее желания, как долететь до берега!)

— Командир! Пойдем на запасной! Всего три минуты… Курс сто шестьдесят… Может, дотянем?

Из-за редкого леска вынырнуло короткое ровное поле и чуть видная расчищенная в снегу посадочная полоса. Вдоль опушки дремали одномоторные истребители. Аэродром! Усенко выпустил шасси и с ходу направил Пе-3 на полосу.

Спустя минуту самолет с остановившимися моторами катился, подпрыгивая, по плохо укатанной площадке. В конце пробега летчик тормозами застопорил машину. Развернуть ее в обратную сторону силы инерции не хватило.

— Вот и все! — устало сказал Константин и привычно выключил питание. Подсветка приборов погасла, в телефонах утих шум фона. — Все-таки нам опять повезло, Кронид!

Он отстегнул привязные ремни, парашют, сдвинул на затылок мокрый от пота шлемофон и устало откинулся в кресле.

Обойщиков на своем сиденье-тарелочке также отдыхал, изможденный полетом. В кабине было морозно, но вспотевшие летчики не чувствовали этого. Сильный ветер завывал в антенне, вьюжил, бросал снегом в самолет. Снег шуршал по обшивке, напоминая парням только что пережитое. В конце полосы показался автостартер.

4

На второй день к обеду Усенко перелетел на базу. Встречать его высыпал весь авиаполк.

Подполковник Богомолов обнял летчиков, а комиссар Михайлов сообщил радостную весть:

— Пароход «Украина» благополучно прибыл в Архангельск. Молодцы, ребята!

В толпе встречающих Константин не отыскал друга Устименко. Когда первое возбуждение от встречи улеглось, он спросил Лопатина.

Тот отвел глаза, потускнел.

— Экипажи Устименко и Горбунцова вчера с задания не вернулись, Костя.

— Как так? Я ж с ними разминулся там, над транспортом.

— Может, где сели, как ты? Связи не было: магнитные бури. Ищут. Богомолов, Щербаков, Михайлов с утра летали. Пока не нашли. Сейчас улетел Антоненко…

В тот день и в последующие недели с самолетов У-2 и Пе-3 были осмотрены все берега Белого и Баренцева морей, острова Колгуев. Тщетно.

На Константина Усенко страшно было смотреть — так почернел он от горя. Многие в авиаполку постепенно смирились с мыслью о гибели экипажей. Только Усенко не верил, надеялся, ждал, упорно искал. Он использовал каждое прояснение в непогоде и летал, летал. В его душе теплилась надежда, что, может, Александр потерпел аварию и где-нибудь, как Цеха, мучился, ждал помощи. Но заснеженная Арктика не выдала трагическую тайну.

В конце октября окончательно стало известно, что британское руководство прекратило формирование конвоя РQ-19 и отказалось направлять грузы в Советский Союз по северным морям. Морская авиационная группа была расформирована. 13-му авиаполку приказали подготовить самолеты и некоторые экипажи для передачи в другие авиаполки Северного флота, а самому следовать в тыл.

Тем временем у причалов Архангельского порта продолжалась погрузка советских и англо-американских судов. В ноябре наступила оттепель, ею воспользовались и начали формировать обратный конвой QР-15. К середине ноября транспорты стали сосредоточивать в районе Двинской губы. Экипажи «Петляковых» начали дальнее патрулирование.

17 ноября конвой QР-15 в составе 28 транспортов и 15 кораблей охранения двинулся в нелегкий путь. Двухмоторные истребители сопровождали его в Баренцевом море до предела своих возможностей. Погодные условия для полетов были крайне тяжелыми, а потом еще более ухудшились: низкая десятибалльная облачность, мощные и частые снежные заряды, густая дымка и сильные порывистые ветры, часто переходившие в штормы, в сочетании с интенсивным обледенением привели к новым авариям и жертвам. Но в зоне рыскали вражеские торпедоносцы, и охранять от них конвой было необходимо. Летчики продолжали полеты, пока не передали конвой англичанам.

Как и прежде, на боевые задания летал и Константин Усенко. Его все еще не покидала надежда разыскать или хотя бы открыть загадку судьбы так внезапно исчезнувшего Александра Устименко. Совместно с Обойщиковым он разработал план систематического обследования побережья и настойчиво по мере возможности его осуществлял. Перед каждым боевым вылетом Константин подходил к командиру полка с одной и той же просьбой: разрешить ему «заглянуть» на тот или иной участок берега. Василий Павлович с душевной болью смотрел на осунувшееся лицо командира звена и, желая облегчить его страдания, соглашался.

— Только смотри! — напутствовал он летчика. — Голову свою не теряй! Действуй разумно. Нам с тобой еще надо родных вызволять из неволи и Берлин брать!

Константин молча благодарил, честно выполнял боевое задание, а потом летел на поиски друга.

Время шло. Соответственно таяла надежда на благополучный исход поисков и тем более на возвращение летчиков. Одновременно в груди летчика нарастала жгучая ненависть к фашистам. Он прекрасно понимал, что хотя прикрытие конвоев — задание весьма важное и очень ответственное, но прямых схваток с гитлеровцами здесь было немного: видя над кораблями патрулирующих «Петляковых», хваленые немецкие асы предпочитали не ввязываться с ними в открытые бои, а нападать на конвои исподтишка либо попросту удирать. Такой фронт не устраивал кипящую гневом душу Константина. Он рвался в открытый бой, в «горячее» место. Ему нужно было своими глазами видеть, как под его пулями и снарядами корчился и погибал враг.

К боли о потере друга примыкала тоска о неизвестной судьбе родных. Где они? Что с ними? Он мог предполагать, что родные скорее всего попали в неволю: отец и мать перед войной часто прихварывали и едва ли решились на эвакуацию. Но тогда… Сердце сына холодело: знал, как фашисты расправлялись с семьями советских летчиков. Живы ли?..

«А Майна? Где она, ласточка…»

Можно ли было ему с такими чувствами, с такими мыслями продолжать оставаться здесь, на Севере? Он теребил просьбами Богомолова, Михайлова, но встречал отказ и еще больше нервничал, замыкался…

После проводки QP-15-го «Петляковы» собрались на базе. Настала пора прощания.

Сегодня грустят не только люди. Сама суровая северная природа тоже притихла. Прекратились надоевшие снегопады, метели и бури. Исчез пронизывающий ветер, столько дней и ночей без устали приносивший на остров ледяное дыхание Арктики. Смягчились морозы. И хотя остров, река и ее берега, вся земля в округе покрыта снегом, хотя небо по-прежнему хмурилось темными хлопьями десятибалльной облачности, мир как-то посветлел.

Последнее построение 13-го авиаполка. Подполковник Богомолов уже принял рапорт начальника штаба майора Тихонова и теперь разглядывал свой авиационный полк. Он построен поэскадрильно, каждая эскадрилья — по звеньям, звенья — по экипажам. В первой шеренге стоят пилоты, им в затылок — стрелки-бомбардиры, за ними — авиатехники, авиамеханики, мастера. На правом фланге отдельной группой выстроился штаб, немногочисленные службы. Построение всеобщее, в строю стоят командиры, сержанты и красноармейцы. Форма их не поддается определению. Воины стоят в летном обмундировании и в техническом, мелькают шинели: сухопутные, морские и авиационные. На головах — шапки-ушанки и шлемофоны. На ногах — сапоги, валенки и унты.

За спинами людей выстроились крыло в крыло грозные «Петляковы». Их острые, остекленные носы устремлены ввысь, двухкилевые хвосты прижались к снегу.

Ярко горят алые звезды на крыльях и килях. Но ряд самолетов непривычно короток: многих недосчитывает командирский глаз. Что поделаешь… Война.

Заметно волнуясь, Василий Павлович Богомолов готовится произнести речь. Прощальную речь. Нелегко ему расставаться с родным авиаполком: за шесть лет службы в его рядах он вырос от рядового летчика до командира, полтора года крыло в крыло воевал с теми, кто сейчас стоит в строю, смотрит на него, ждет напутствия, командирского слова. Вот на правом фланге стоит, чуть расставив крепкие ноги, капитан Щербаков. Сегодня Иван Сергеевич вступит в командование авиаполком и поведет его в тыл за пополнением и матчастью. Потом вернется на фронт, куда прикажут. Вместе с ним полетят его бессменный штурман Василий Сысоевич Чернышев, Макар Давыдович Лопатин, Леонтий Леонович Мяло, Иван Лободюк, Кронид Обойщиков, Дмитрий Иштокин, Василий Кравченко, Григорий Зубенко, Иван Койпыш, Паламарчук — все старожилы полка. С ними едут «молодые» Николай Антоненко, Сергей Нюхтиков, Евгений Дзюба и еще несколько человек. Он, Богомолов, не едет: назначен заместителем командира авиационной дивизии и остается здесь, на Севере. С ним оставлен инженером дивизии Белан; три экипажа переводятся в 95-й; Александр Гилим перешел штурманом разведэскадрильи, а его командир — Константин Усенко с Соловьевым и Епифановым отозваны ПВО Москвы.

Вот и все. Больше никого не осталось от того авиаполка, который в конце июня по срочному предписанию Ставки ВГК прибыл сюда, на Север. Большинство прекрасных боевых летчиков — молодых парней, замечательных боевых товарищей уже никогда больше не встанут в строй однополчан: сложили они свои буйные головы в этом суровом, но родном советском краю, защищая его от фашистов, выполняя важнейшее правительственное задание…

Василий Павлович подавил волнение и шагнул к строю…

6

Недалеко от землянки-клуба носом к взлетной полосе понуро стоял укрытый чехлами в измороси транспортный двухмоторный Ли-2. Под моторами рядом со стойками шасси на полную мощность шумели авиационные подогревные лампы — АПЛ. Нагретый ими воздух вентиляторы гнали по толстым шлангам под капоты к маслорадиаторам — это борттехники Ли-2 с помощью полковых специалистов разогревали моторы, готовили самолет к полету.

Возле Ли-2 шумела толпа отлетающих и провожающих. Улетали летчики, отобранные для ПВО Москвы. Провожали их всем полком. Разбившись по группкам, однополчане переговаривались, курили. В центре, где собралось особенно много народа, высились Михайлов и Лопатин. Рядом стояли Усенко, Гилим, Обойщиков, Соловьев, Вишняков, Гаркуненко, Александров. На душе у каждого было грустно, но вида никто не подавал. Наоборот, все вели себя подчеркнуто бодро, весело, только эти последние минуты держались поближе друг к другу и с преувеличенным вниманием наблюдали, как круглолицый, вечно улыбающийся Ваня Койпыш усердно растягивал мехи трехрядки, наяривая любимую «Лявониху». Перед гармонистом — столпотворение: в одиночку и парами в обнимку в импровизированном танце кружились люди в меховых комбинезонах и в ватных малюскинах; унты и валенки с одинаковым усердием топтали и били промерзшую землю, взбивая снежную пыль.

Константин с улыбкой глядел на хоровод, но в душе его боролись противоречивые чувства: он и рад был, что сбывалась мечта — улетал поближе к «горячим» местам, и тосковал, что расстается с однополчанами, ставшими для него самыми близкими и дорогими на всю жизнь. Волнуясь, Константин поднял голову, старательно вгляделся в островные постройки, рыбацкий поселок вдалеке, в правый берег реки, в левый, некстати вспомнил, как все вместе боролись с наводнением. Над головой и над островом нескончаемой чередой проносились низкие слоистые облака. И опять они напомнили летчику изнурительные полеты в море, невернувшихся друзей. Он вздохнул и крепче прижался к Крониду.

К друзьям, выкидывая в танце невероятные коленца, подкатился раскрасневшийся Семен Жучков. Он резко остановился напротив и, не оглядываясь, как опытный дирижер, вскинул руку вверх, скомандовал Койпышу:

— Ваня! Даешь нашу «Прощевальную»! Прошу, шире круг!

А через несколько минут улетающие летчики уже стояли в строю. Василий Павлович каждого поблагодарил за честную службу и храбрость в боях, пожал руку и пожелал скорой победы. Остановившись напротив Усенко, Богомолов искренне огорчился, что тот отказался перейти в 95-й заместителем командира эскадрильи. Потом крепко обнял летчика, расцеловал.

— Возьми, дорогой Константин Степанович, на добрую память! — Подполковник снял с себя новенький летный планшет и повесил через плечо смущенному и. растроганному парню.

Спустя несколько минут Константин Усенко сидел в Ли-2 и, прижимая к груди подарок командира авиаполка, через полузамерзшее стекло иллюминатора бросал последние взгляды на проплывавшие под крылом самолета базу, Арбум, спрятанную под ледовым панцирем Северную Двину, бесконечную цепь домов Соломбалы, дымы Архангельска, белесую гладь покрытого льдом Белого моря. Глаза летчика были влажны… До свидания, Север!.. На следующий день, оставив полковое имущество островной авиабазе, 13-й авиаполк погрузился в холодные теплушки, паровоз подал прощальный гудок и повез летчиков навстречу неизвестности.

Вместо послесловия

Как же сложилась дальнейшая судьба героев этой книги?

Командир 13-го авиационного полка Василий Павлович Богомолов провоевал до конца войны. Потом учился. Занимал большие командные должности. В пятидесятых годах служил в морской авиации на Тихоокеанском флоте.

Бывший его ведомый Константин Степанович Усенко воевал на Балтике, стал командиром полка, прославленным асом-пикировщиком. Родина по заслугам оценила славного сокола, присвоив ему в ноябре 1944 года высокое звание Героя Советского Союза, наградив многими орденами и медалями, в том числе высшим военно-морским орденом Ушакова.

После войны гвардии полковник Усенко успешно окончил Военно-морскую ордена Ленина академию имени К. Е. Ворошилова, ряд лет на разных флотах командовал авиационными частями, с увлечением, передавал новым поколениям летчиков свой богатый боевой опыт, знания, обучал их бесстрашию и решительности. Беспокойная военная служба вновь привела Усенко на Краснознаменный Северный флот. Опять он стал летать над просторами северных морей.

Военные раны с годами давали о себе знать все настойчивее. Из-за них пришлось Константину Степановичу расстаться со штурвалом реактивного самолета и в расцвете сил демобилизоваться. По летчик на заслуженный отдых не ушел и с авиацией не порвал. По сей день он продолжает отдаваться любимому делу, работая заместителем начальника крупнейшего на юге страны Симферопольского аэропорта…

Полковник Леонид Васильевич Михайлов многие послевоенные годы возглавлял политотдел авиационного училища. До последнего времени трудился в одном из крупных научно-исследовательских учреждений. Потом ушел на заслуженный отдых и переехал в Москву. Там ведет большую работу по военно-патриотическому воспитанию молодежи. Его гостеприимный дом стал своеобразной базой, куда собираются ветераны 13-го авиаполка на традиционные встречи.

Бывший штурман эскадрильи, заместитель секретаря комсомольского комитета полка майор Кронид Александрович Обойщиков после демобилизации стал поэтом. Недавно вышли в свет его новые книги стихов «Четвертый разворот» и «Бессонное небо». В них немало строк посвящено Советскому Заполярью и боевым действиям Краснознаменного Северного флота. Кронид Александрович так же, как и его друзья военных лет, остался предан авиации, голубому небу планеты, которое он защищал в годы войны. Живет и трудится Обойщиков в Краснодаре.

Подполковник Мяло Леонтий Леонович длительное время служил на Северном флоте. После демобилизации уехал в Запорожье.

В Уфе живет и трудится Дмитрий Иштокин, а его штурман Иван Павлович Койпыш — в Белоруссии.

В Ленинграде «бросили якоря» бывшие авиационные техники Павел Андреевич Клюшников и Петр Иванович Смирнов. Оба продолжают трудиться в авиации, активно участвуют в общественной работе, являются пропагандистами.

На берегу Азовского моря ныне живет и работает другой техник из 13-го авиаполка, Лисенков Иван Артемович, в Харькове — Николай Гаркуненко, в Гатчине Ленинградской области — Николай Александрович Екшурский, в Саратове — Джимми Халилович Халилов, в Херсоне — Никифор Иванович Цехмистренко.

Владимир Самойловнч Цеха. О нем особое слово. Не каждый даже редкого мужества человек способен выдержать невероятно трудные испытания, выпавшие на долю этого удивительного человека, 28-летнего воспитанника Вольского авиатехнического училища и Ленинского комсомола.

Через девять месяцев после известной трагедии — летом 1943 года он, победив все болезни и саму смерть, выздоровел, по остался без рук и ног. Остро встал вопрос: куда ехать? Родное село было в оккупации. Где-то в Белоруссии осталась семья. Родных по эту сторону фронта никого не было. Правда, в Вольске жила мать жены. Примет ли? Несколько дней глубоких раздумий, переживаний, и Владимир Самойлович решает ехать в Вольск.

Сопровождающий привез его из Архангельска на Волгу. Первая же встреча сразу сняла с души все сомнения: он не ошибся в теще! Незаметная Прасковья Степановна Рябова оказалась человеком исключительных душевных качеств. Нет, о ней в книгах еще не писали, но именно она, простая русская женщина, не оставила в беде зятя, не отвернулась, а с присущей ей энергией взялась ухаживать за ним, совершенно беспомощным, и сделала все возможное и невозможное, чтобы Владимир вновь почувствовал себя человеком и встал на ноги в прямом смысле.

Да! Владимир Самойлович встал на ноги! Ему сделали протезы, и он научился ходить на них без палочки, как знамениты и летчик Маресьев; ему разрезали пястья и он научился ими писать, вернулся к жизни.

Цеха написал письмо о своей судьбе в родной авиаполк старшему лейтенанту Лопатину. Однополчане решили оказывать помощь своему другу, попавшему в беду. Так с помощью фронтовых товарищей и Прасковьи Степановны Владимир Самойлович вернулся к трудовой жизни. Сначала он работал администратором в городском детском кинотеатре имени Акопова, потом кассиром, впоследствии диспетчером пассажирского автохозяйства и директором городской бани.

В 1944 году оккупанты были изгнаны из Белоруссии. Нашлась жена Владимира Самойловича, Валентина Владимировна с дочерью Маргаритой. В ожидании встречи мужественный человек терзался: как она, жена, отнесется к нему, такому? Одно дело встречаться в счастливую пору молодости, когда был здоровым, красивым, сильным, и сейчас?! Но терзался Владимир Самойлович напрасно. Как и мать, Валентина Владимировна принадлежала к лучшим женщинам Советской России. Она окончательно поставила мужа на ноги. Жить семья осталась там же, в Вольске. Горисполком проявил заботу о герое-фронтовике, выделил отдельную благоустроенную квартиру. Там, на улице Льва Толстого, он живет и поныне. Его часто навещают пионеры, друзья переписываются с ним.

Весной 1971 года красные следопыты из Ловозерской школы Мурманской области обнаружили в районе села Поной две братские могилы. Обратились в военкомат. Начались совместные поиски. В результате их удалось установить имена погибших летчиков. Ими оказались экипажи Кузина и Киселева. А летом следующего года в район братских могил прилетели вертолеты авиации Краснознаменного Северного флота. Экипаж Кузина был перезахоронен в поселок Ревда, а Киселева — в село Ловозеро. Потом следопыты разыскали и Владимира Самойловича Цеху.

И вот 28 октября 1973 года, спустя 31 год после тех трагических событий, произошла волнующая встреча мужественного авиатехника ОМАГ и понойского оленевода Алексея Феофановича Канева, того самого семнадцатилетнего Алеши, который обнаружил в тундре тяжело раненного авиатора и спас его от неминуемой смерти. Встречу назвали «Спасибо тебе, Человек!». Она транслировалась по Мурманскому областному телевидению и радиовещанию.

А через несколько дней Владимир Самойлович был самым дорогим гостем ловозерцев, обнажил голову перед братской могилой в центре села Ловозеро, где покоятся останки его боевых товарищей Петра Васильевича Киселева, Семена Григорьевича Ананьина и Павла Ивановича Безгина…

Никогда боевые друзья не услышат больше негромкий голос командира первой эскадрильи капитана Ивана Сергеевича Щербакова, не смогут подшутить над его страстью коллекционировать зажигалки: в начале марта 1943 года при исполнении служебных обязанностей он погиб на боевом посту вместе с флагманским штурманом капитаном Василием Сысоевичем Чернышевым.

Одновременно с экипажем Щербакова погибли командир звена сержант Гутенев Яков Тимофеевич со штурманом сержантом Калининым Иваном Семеновичем и младший летчик сержант Золин Василий Федорович со стрелком-бомбардиром сержантом Кабаньяном Алексеем Карповичем.

Неделей раньше трагической гибели группы капитана Щербакова в авиаполку стало известно, что в конце февраля 1943 года, возвращаясь из Ленинграда в Москву, разбились лейтенанты Соловьев и Воробьев. Они принимали участие в боях по прорыву блокады города на Неве.

Совсем недавно отыскался след еще одного летчика ОМАГ из 13-го двухмоторных истребителей авиационного полка — бывшего сержанта Зубенко Григория Алексеевича. Осенью 1944 года он в числе других был переведен из 13-го в минно-торпедный авиаполк ВВС Краснознаменного Балтийского флота, топил гитлеровские корабли, за что был награжден орденом Красного Знамени. В октябре того же года в Рижском заливе при атаке сильно охраняемого вражеского конвоя экипаж Зубенко был сбит и упал в воду. Летчик прошел все ужасы фашистского плена и случайно остался жив. После Победы он вернулся в армию, служил еще три года, потом был уволен в запас и сразу завербовался в Восточно-Сибирское управление гражданской авиации. Там Зубенко пролетал 16 лет, обеспечивал геологические партии, таксацию лесов, производил аэрофотосъемку будущей трассы Байкало-Амурской магистрали. Сейчас живет в Ставрополе, работает в местном аэропорту.

В октябре 1977 года не стало Макара Давыдовича Лопатина. Он прошел всю войну до Победы, позже учился, служил на разных флотах, стал майором, кавалером шестнадцати правительственных наград. Демобилизованный по состоянию здоровья, уехал и поселился в городе Славянск-на-Кубани. Там жил и работал.

Мало, до обидного мало осталось в живых наших бесстрашных соколов, которые в самое тяжелое для страны время, получив приказ, не задумываясь, не щадя себя, «бросились в отчаянный полет» покорять морскую стихию и Арктику, успешно громили гитлеровских захватчиков над просторами северных морей, с честью выполнили правительственное задание в составе Особой морской авиационной группы.

В заключение хочу сказать, что в работе над книгой мне помогали друзья, однополчане. Прежде всего я благодарен покойному Макару Давыдовичу Лопатину. Будучи прикованным к постели, он горячо откликнулся на мою просьбу помочь собирать материал о летчиках ОМАГ, поделился личным архивом и фотографиями, помог разыскать многих наших товарищей. В этой трудной работе рядом с Лопатиным всегда была его жена Нина Дмитриевна, которая вела почти всю переписку. Воспоминаниями также щедро поделились со мной Константин Степанович Усенко, Леонид Васильевич Михайлов, Кронид Александрович Обойщиков, Владимир Самойлович Цеха, Павел Андреевич Клюшников — в общем, все, к кому приходилось обращаться, в том числе, конечно, и работники архивов.