/ / Language: Русский / Genre:detective,

Побег к смерти

Патрик Квентин

Книга известного американского писателя П.Квентина не изобилует драками, убийствами и ужасами. Главный персонаж скорее жертва обстоятельств, в которых он должен разобраться, чтобы уберечь от опасности себя или близких ему людей. Бесспорно одно: каждый роман свидетельствует о превосходном владении автора "оружием" бестселлера.

Патрик Квентин

ПОБЕГ К СМЕРТИ

Часть 1

ЮКАТАН

Глава 1

Сначала я увидел ее руку. Она положила ее на открытое боковое стекло машины как раз около моего плеча. Рука была тонкая, довольно красивая и неожиданно белая в этой стране смуглой кожи и тропического солнца. В то же время это была решительная рука. Она крепко вцепилась в машину, будто машина и я были нужны ей для какой-то цели и она ни в коем случае не могла допустить, чтобы мы исчезли. Она сказала:

— Извините.

Я высунулся из машины, чтобы получше разглядеть ее. Она стояла в блеске залитого солнцем тротуара. Сзади нее через открытую входную дверь отеля «Юкатан» виднелся пол, выложенный голубыми и белыми плитками.

Блондинка. Стандартного колера. Таких блондинок полно в Голливуде или на Бродвее, но здесь, в Мексике, она могла бы явиться причиной мятежа. По крайней мере таково было мое первое впечатление.

На ней был серебристо-серый костюм, безупречная, однако лишенная индивидуальности модель. В руках большая красная сумочка. Она сказала:

— Я слышала, вы говорили бою, что собираетесь поехать на развалины Чичен-Ица.

— Да.

Рука еще крепче вцепилась в машину.

— Я опоздала на экскурсионную машину. Правда, туда пойдет городской автобус, но, вероятно, он будет битком набит индейцами и поросятами.

— Что ж, прыгайте сюда.

— А это ничего?

— Конечно.

Она обошла вокруг машины, бросила свой чемодан на заднее сиденье рядом с моим габардиновым дорожным саквояжем и села рядом со мной. Ножки у нее модельные. Серебристые волосы, чисто вымытые, хорошо расчесанные, распущенные по плечам, тоже модельные. Словом, все стандартное. Тем более неожиданным оказался ее профиль. Мне пришлось несколько раз взглянуть на нее, чтобы убедиться, что зрение меня не обманывает. Совершенно необычный профиль. Какой-то угловатый, с выдающимися скулами и прямым носом. Она являла собой образец красавицы-космополитки, которую может произвести только Америка: одна черта от одной расы, другая — от другой. Эффект получился поразительный. Вероятно, ей не более двадцати. Слишком молода, чтобы одной болтаться по диким пустыням и джунглям Юкатана. Если только она была одна.

— Интересуетесь майанскими развалинами?

Она пожала плечами:

— Все едут смотреть их.

Потом повернулась ко мне лицом. Глаза у нее тоже серебристо-серые.

— Ну, как насчет того, чтобы тронуться, если вы, конечно, не хотите, чтобы мы сварились в машине заживо?

В Мериде даже в поздний послеполуденный час стоит жара, доводящая до изнеможения. Мне не очень-то понравился диктаторский тон девушки, но тем не менее я включил мотор и направил машину мимо белых, розовых и голубых домиков с их наглухо закрытыми деревянными дверями, охраняющими священную неприступность частных внутренних двориков — патио.

Она прислонилась к горячей от солнца обивке сиденья и равнодушно смотрела на дряхлую повозку, которая тащилась впереди. Достала из красной сумочки сигарету и прикурила от серебряной зажигалки. Она обращалась со мной как с наемным шофером. Я никак не мог понять причину. Что это: наглость красивой женщины, знающей цену своим чарам, или просто очень молоденькая девчонка скрывает свою робость под напускной развязностью? Да, собственно говоря, мне это было совершенно безразлично. Я уже не в том возрасте, когда любая незнакомая девушка может привести в трепет.

Шесть самых трудных месяцев моей жизни только что благополучно завершились. Здесь, в Мексике, мы с женой вдруг вообразили себя влюбленными каждый в кого-то другого. Наше примирение было еще очень молодым и непрочным, как новая кожица на едва затянувшейся ране. В те несколько недель, которые мы после ссоры провели вместе, чувствовалась некоторая неловкость в наших отношениях, чреватая новыми опасностями. И когда Айрис получила приглашение от киностудии, мы решили, что будет очень полезно некоторое время пожить врозь. Она уехала в Голливуд одна.

И, кажется, этот эксперимент оправдал себя. Оставшись в одиночестве в Мехико-сити, я написал пьесу. Вообще-то я больше занимаюсь режиссерской работой, чем драматургией. Но на сей раз вполне доволен результатом. Во всяком случае Айрис пьеса очень понравилась, и она собирается зимой на Бродвее играть в ней главную роль. Мы написали друг другу массу писем по поводу наших планов, и благодаря этой деловой переписке исчезла некоторая неестественность в наших отношениях. Сейчас ее контракт с Голливудом почти закончился, и мы собираемся через десять дней встретиться в Нью-Йорке.

Мысль о том, что я снова ее увижу, была столь же волнующей и естественной, как и в старые дни.

Я прилетел в Юкатан неделю назад, потому что мне показалось глупым уехать из Мексики, не взглянув на самые знаменитые в мире развалины. В Мериде я взял напрокат машину, убедился на собственном опыте, как мало в этой стране мест, связанных с центром доступными дорогами, и получил сильнейший ожог от тропического солнца и раскаленных песков в Прогрессо. Несколько последних дней я провел здесь и уже привык к дружественной компании юкатанских индейцев. Модная высокомерность сидящей рядом со мной девушки мне очень не понравилась. Если у меня и были какие-нибудь желания, то только одно: лучше бы она не попадалась на моем пути.

Она отшвырнула сигарету и смотрела на проплывающие мимо нас обработанные поля агавы, правильные, геометрические линии плантаций этих растений, распластавшихся, подобно гигантским артишокам, на красной земле. Вдруг совершенно неожиданно она сказала:

— Я Дебора Бранд.

— А мое имя Питер Дьюлет.

Она никак не прореагировала на мое имя, что меня страшно обрадовало. Значит, она не одна из тех будущих актрис, которые знают номера телефонов всех известных продюсеров лучше, чем английский алфавит.

Я спросил:

— Из Штатов на каникулы?

— Я только что прилетела из Бальбоа. Я опоздала на самолет в Мехико-сити. Вот почему и поехала на развалины. Надо же как-то убить время.

Она была слишком молода, чтобы проявлять такую пресыщенность в отношении времени. Я с любопытством взглянул на нее.

— Американка?

— Вроде этого. А вы?

— Да.

— О!

Она порылась в красной сумочке и достала еще одну сигарету. Ее абсолютное невнимание ко мне задело мое самолюбие. Я начал злиться.

— Я работаю в театре. Ставлю пьесы.

Она взглянула на меня, опустив руку с еще не зажженной сигаретой.

— О! — опять произнесла она.

Она закурила. Черный мексиканский гриф-стервятник неохотно оторвался от трупа собаки, лежавшего впереди нас по дороге.

— Живете в Центральной Америке? — спросил я.

— Нет. В Перу, в данный момент. Мы вечно переезжаем. Отец выкапывает разные веши.

— Археолог?

— Так они себя называют. Он и в этих краях много копался.

— В Чичен?

— Да.

— Значит, вам знакомы эти места?

— В те дни я с матерью жила в Канзас-сити и грызла резиновую соску.

— Такая молодая и путешествуете в одиночестве.

— Я не молодая.

— Сколько же вам лет?

— Двадцать.

Я засмеялся.

— Смешно?

— Пожалуй, не очень. Но ваши слова заставляют меня, тридцатисемилетнего, почувствовать себя дряхлым стариком. Только и всего.

— Разве вы такой старый?

Она вполне серьезно стала внимательно рассматривать меня.

— Вы хорошо сохранились.

Комбинация из наивности и явного позирования была совершенно очевидной. Я вдруг почувствовал к ней интерес. Нечто новое, свежее. Мне очень хотелось спросить ее, почему двадцатилетняя девушка прилетела из Бальбоа в Мехико-сити одна? Но, пожалуй, этот вопрос был бы слишком нескромным. Вместо этого я спросил:

— Вы родились в Штатах?

— Да. Моя мать была американка. Она умерла.

— А отец?

— Финн. Забавная национальность, но ничего не поделаешь.

— Вы говорите по-фински?

— Конечно.

— И по-испански?

— Именно по-испански я большей частью и разговариваю в последнее время.

— Вы очень талантливы. Не правда ли?

Она стряхнула пепел прямо на пол машины.

— А вы очень любопытны. Не правда ли?

— Извините. Это просто интерес вежливости.

Она наблюдала за стайкой желтых бабочек, кружившихся над дорогой впереди машины.

— О! — снова произнесла она.

Некоторое время она не обращала на меня внимания. Потом бросила косой взгляд на расстегнутую на груди рубашку.

— А вы здорово сожглись. — Да.

— Надо чем-нибудь помазать.

— Я забыл купить чего-нибудь.

С совершенно неожиданно появившейся у нее материнской заботой она сказала:

— У меня есть кое-что. Я вам дам, когда мы приедем, — и снова погрузилась в молчание.

Мы уже далеко отъехали от города. В Юкатане нет рек. Вода залегает глубоко под почвой и только изредка показывается на поверхности в причудливых кратерообразных прудах, окаймленных разрушающимся известняком. Навстречу нам попадались ветряные мельницы. Их крутящиеся лопасти сверкали в лучах заходящего солнца. Вдоль пустынной дороги тащился мальчик с огромной вязанкой дров, вдвое превышавшей его самого.

Сзади нас раздался сигнал машины. С поспешностью, которая даже немного испугала меня, Дебора Бранд повернулась и посмотрела в заднее стекло. Потом снова спокойно уселась. Набитый пассажирами автобус с грохотом обогнал нас.

— Автобус, — сказал я. — Рады, что вы не в нем?

— Да, — затем добавила более вежливо: — Благодарю вас.

Мы подъехали к деревне. Очаровательные майанские коттеджи, подобные продолговатым коробкам из-под ботинок, накрытые тростниковыми крышами, дремали в тихих патио, в которых тенистые тропические деревья роняли желтые и розовато-лиловые цветы на разгуливавших под ними кур и индеек. В центре деревни около магазина стояла бензиновая колонка.

— Пожалуй, мне следует заправиться. У меня меньше четверти бака.

Я остановил машину и вышел из нее. На другой стороне улицы, перед школой, индейские мальчики с обнаженными торсами цвета жженого сахара играли в баскетбол. Это зрелище показалось мне столь же необычным, как если бы группа учеников средней школы в Америке затеяла на улицах бой быков.

Я кивнул на магазин.

— Вероятно, у них есть холодная кока-кола. Хотите выпить?

Она покачала головой. Она была совершенно равнодушна к окружающей обстановке, как будто майанская деревня не стоила того, чтобы она уделила ей хотя бы чуточку внимания.

На моем скудном испанском я объяснил хозяину магазина, что мне нужно. Пока мы возились со шлангом, я услышал звук приближающегося от Мериды автомобиля. Я взглянул.

Машина остановилась на другой стороне улицы. За рулем сидел высокий красивый мексиканец в рубашке с засученными рукавами. С заднего сиденья показалась женщина с кинокамерой.

Судя по ее уверенной поступи, по тому, как твердо она ставила ногу на землю, — это американка. Маленького роста, на вид лет пятидесяти. Ярко-зеленый дорожный костюм сморщился на спине, а совершенно не гармонирующий с костюмом букетик пурпурных орхидей, приколотый к лацкану жакета, имел какой-то усталый вид. Глядя на нее, я вспомнил партии в бридж в Нью-Джерси, завтраки у Шрафтса и пакеты от Альтмана, которыми вас стукают по коленям в переполненном автобусе.

— Землячка, — повернулся я к Деборе.

Но она исчезла. Вероятно, передумала насчет кока-колы.

Было совершенно ясно, что маленькая женщина отлично знает, чего она хочет от жизни. В данный момент ее интерес был направлен на игру в баскетбол. Она навела камеру на команду, почувствовавшую чье-то внимание, и катушка затрещала. Затем она сунула камеру под мышку и вернулась к машине. Шофер указывал на огромную мрачную церковь.

— Ну, я уже досыта насмотрелась на эти церкви. — Слегка гнусавящий нью-йоркский говор женщины разбудил во мне теплое чувство ностальгии.

Произнося эти слова, она увидела меня и решительной походкой направилась в мою сторону. Она едва доходила мне до плеча.

— Хэлло, — сказала она. — Вы едете в Чичен-Ица?

Я ответил утвердительно. На лбу у нее выступили капельки пота, а ее круглые черные глаза были глазами маленького мальчика, старающегося ничего не пропустить. Она мне понравилась так, как иногда нравятся самые неподходящие люди в самые неподходящие моменты.

Она спросила:

— Вы остановитесь в гостинице?

— Собираюсь.

— Сколько они с вас запросили? С меня хотят содрать семьдесят пять песо за ночь. Дело не в деньгах. Но я терпеть не могу, когда меня обманывают.

Она с подозрением посмотрела на меня, как будто я сумел немного выторговать и не хочу выдать ей секрет, как мне это удалось.

— Боюсь, что я ничего не могу сказать вам о цене. Я не заказывал номер. Еду без предупреждения.

— О, — она взглянула на машину. — Путешествуете в одиночестве?

Я не знал, как мне объяснить присутствие Деборы.

— Вроде этого.

— Сами за рулем?

— Да. Я взял машину напрокат.

Она вздохнула.

— Какой вы умник. Эта огромная красивая дубина мужского пола, — она указала на шофера, — стоит еще пятьдесят песо. Все так и норовят ограбить вас, — по лицу скользнула заразительная улыбка. — Но, пожалуй, их трудно в этом винить. Ведь мы в их представлении банда слабоумных праздношатающихся.

— Конечно.

Она протянула руку.

— Что ж, очень рада познакомиться с вами. Мое имя Лена Снуд, Ньюарк. Идиотское имя. Но до замужества я была Хагенхофер, так что вряд ли есть основание жаловаться. Ну, увидимся в гостинице.

— Позвольте мне угостить вас чем-нибудь?

— Нет, уж лучше я вас угощу. С какой стати вы будете тратить деньги на такую старую каргу, как я?

Маленькая девочка в рваном платьице подошла к нам и молча протянула крепко связанный букетик полевых цветов. Увидев ее, миссис Снуд пролаяла на ломаном испанском:

— Нет. Не надо цветы. Есть цветы. Орхидеи, — она ткнула пальцем в лацкан жакета. Потом, ворча, открыла сумочку и всунула девочке в руку одно песо. — Вот тебе. Теперь иди, играй. Или дои корову. Или что там еще делают мексиканские девочки, — она пожала плечами и повернулась ко мне. — Видите, так и норовят на каждом шагу ограбить американцев.

Она заковыляла обратно к машине. Когда машина тронулась, она помахала мне рукой. Я увидел пурпурные орхидеи, нелепо болтающиеся у ее плеча.

Бак был наполнен. Я оплатил бензин и вошел в магазин за Деборой. Она стояла в глубине маленькой, погруженной в полумрак комнаты. Красная сумочка торчала у нее под мышкой. В руке она держала бутылку кока-колы, но не пила ее.

Страх — это одна из эмоций, которую легче всего обнаружить. Хотя в ее внешней маске спокойствия не было никаких видимых изменений, как только я взглянул на нее, я понял, что она чего-то боится.

Это меня удивило. Маленькая лавочка, пропитанная ароматами самых безобидных сельских товаров — брынзы, бананов, — была поистине мирной гаванью. Казалось совершенно невозможным, чтобы что-то могло испугать ее в этой безвестной юкатанской деревушке. И тут я вспомнил, как она оглядывалась, сидя в машине, на сигнал автобуса и как она сразу исчезла при приближении машины миссис Снуд.

Так, значит, она боится кого-то, кто может догнать ее на машине? Вероятно, так. Кого же это? Миссис Снуд? Можно ли предположить что-либо внушающее страх в миссис Снуд, с ее ядовито-зеленым костюмом и увядающей бутоньеркой? Дебора все больше и больше возбуждала мой интерес.

Я подошел к ней. И почувствовал, что по мере того, как я приближаюсь к ней, ее страх исчезал. Она поборола его с моей помощью. Выглядывающий из-под серебристых локонов подбородок по-прежнему был вздернут вверх. Я не мог себе представить, какие опасности могут ей угрожать, однако меня чрезвычайно тронуло то, что такая молоденькая девушка, чем-то до смерти перепуганная, ни в коем случае не хочет обнаружить свой испуг. Борьба с отцом? Или слишком навязчивым любовником? Мне очень хотелось спросить ее, в чем дело. Но это не такая девушка, которой можно задавать такие вопросы.

Я спросил:

— Готовы ехать дальше?

— Да.— Неторопливым жестом она поставила на прилавок неоткупоренную бутылку кока-колы. Некоторое время она молча смотрела на меня из-под полуопущенных ресниц. Стандартный трюк кинозвезд, давно приевшийся и отнюдь не чреватый роковыми последствиями.

— Я слышала, вы разговаривали по-английски с какой-то женщиной?

— Да. Это туристка. Едет на те же развалины.

— Одна?

— Да. С шофером. Она уже уехала.

Она говорила с таким видом, будто ей все это в высшей степени безразлично. Однако на сей раз ей не удалось меня обмануть. Она обошла спящую на полу собачонку и, направляясь к двери, обернувшись, сказала:

— Что это за женщина?

— Просто очень смешная маленькая женщина с орхидеями.

Дебора вышла на яркий солнечный свет. На лице никакого выражения. Почти глупое лицо. Это напоминало мне лица, которые я видел на войне. Лица пленных, которые знали, что их жизнь часто зависит от выражения лица, и далеко прятались за эту линию обороны.

Она не спеша села в машину. Когда я садился за руль, то заметил, какой пристальный взгляд бросила она на свой серебристо-серый чемодан, лежавший на заднем сиденье.

Вообще-то говоря, это вполне нормальное явление — проверить, цел ли твой багаж. Но взгляд Деборы Бранд, пожалуй, был слишком уж внимательным.

Она боится, что ее кто-то догонит. Она боится, что ее чемодан украдут. Кто же она такая?

Конечно, не просто туристка, едущая ради удовольствия осматривать развалины.

Глава 2

Начало постепенно смеркаться. Деревень больше не попадалось, и по мере того, как мы углублялись в однообразные джунгли, дорога становилась все хуже и хуже. Настроение мое сделалось совсем паршивым, очевидно, под влиянием непонятного страха сидевшей рядом со мной девушки. На любого человека, выросшего в городе с ярким уличным освещением и светофорами на каждом углу, Юкатан ночью невольно навевает ужасы. Дикие джунгли, сплошь ничейная земля, никакой частной собственности. Растут деревья, вьются лозы дикого виноградника, в тусклом освещении чуть заметно пестрят цветы. И никаких тропинок. Покажется вдали с трудом различимый во мраке холм, ты знаешь, что это на самом деле не холм — это давно забытый, занесенный землей храм, который, вероятно, никогда и не пытались откопать местные власти, недостаточно богатые для того, чтобы позволить себе роскошь разгадывания погребенных тайн.

Стало совсем темно. Дебора молчала, но мысли мои были только о ней. Я никак не мог успокоиться: чего она так боится? И, отбрасывая одну за другой различные совершенно фантастические причины ее страха, я все больше подпадал под влияние ее чар, чего со мной не случилось бы, будь я в менее экзотическом окружении. Ее волосы сияли в пустоте, как огромные бледные цветы. Аромат ее духов, который в ночном клубе Нью-Йорка или в «Реформе» в Мехико-сити показался бы просто обыкновенным ароматом, здесь являлся неотъемлемой составной частью этой волшебной обстановки. Он вполне мог быть запахом джунглей, влившимся через открытое окно машины.

Я перестал терзать себя сомнениями по поводу причин ее страха и подумал: а что, если поцеловать ее сейчас? Надо признаться, вряд ли можно назвать похвальным такое желание для мужчины, который все еще находится в муках примирения с собственной женой. И я прогнал от себя эту мысль.

Впереди на пыльной дороге показалась пара маленьких красных глаз, зловеще сверкавших в свете автомобильных фар. Неизвестная птица, сидевшая на дороге, взмахнула крыльями и улетела в темноту.

— Ах, эти птицы на дороге, — вдруг проговорила Дебора. — Отец говорил мне о них. Индейцы считают, что это душа майанской принцессы. Ей сказали, что ее возлюбленный умер, а она не поверила. Вот и сидит до сих пор в ожидании.

— А почему ей сказали, что он умер?

— Здесь кругом смерть. Отрезают головы животным. Вырывают сердце у живого человека. Вечно кровь. Всюду кровь. Папа говорил, это потому, что здесь нет воды. В жертву Богам приносят кровь в обмен на дождь.

Резким щелчком зажигалки она закурила сигарету. Ее профиль на короткое время осветился. Она посмотрела на меня с любопытством и интересом, как будто она задумала что-то.

— Хотите закурить?

— Благодарю.

Она наклонилась и сунула мне в рот сигарету. Я почувствовал мягкое прикосновение пальцев к моей щеке. Она снова откинулась на спинку сиденья и закурила другую сигарету.

Еще две птицы, ожидавшие своих возлюбленных, сверкнули красными глазами и, взмахнув серыми крыльями, исчезли в темноте.

В иссиня-черном небе показалась луна, тонкая, как обрезок ногтя. Слева от нас мы увидели возвышающуюся в джунглях огромную тупоугольную пирамиду, черную, мрачную. При виде ее у меня холодок побежал по спине. Серп луны висел сзади пирамиды, как эмблема. Я мысленно представил себе массивные, высеченные из камня ступени, подумал о крови жертв, стекавшей по ним.

Впереди показался электрический свет, и сразу справа от нас началась железная изгородь. Наконец-то мы из ничейной земли въехали в частную собственность. Над причудливо вырезанными деревянными воротами с тростниковой крышей горел фонарь. Мы приехали в гостиницу.

Вероятно, шум нашей машины был слышен, так как у ворот нас уже ожидал официант в белой куртке. Он забрал наши вещи и на мой вопрос ответил, что я могу оставить машину прямо на дороге. Мы пошли за ним по дорожке через тропический сад. Здесь дикие джунгли рукой человека были превращены в великолепный парк с лоснящимися листьями пальм, цветущим виноградником и цитрусовыми деревьями. Мы подошли к широкой террасе. По всей вероятности, это очень комфортабельный отель. Миссис Снуд нечего было беспокоиться: ее расходы окупятся сполна.

Но лично я не сказал бы, что от него в восторге. Он был слишком элегантен и роскошен и поэтому казался совершенно неуместным здесь, в такой близости к мрачному чудовищу пирамиды.

Мы зарегистрировались у дежурного. На столе у него было много открыток и американских журналов. Оказывается, большая часть комнат была в отдельных коттеджах, расположенных в саду. Очевидно, они решили, что мы путешествуем вместе, и поэтому дали нам номера в одном и том же коттедже. Слуга отвел нас к нашему коттеджу в глубине сада. Это было очаровательное здание в майанском стиле.

Когда мы расставались у дверей наших комнат, я сказал Деборе:

— Я надеюсь, вы пообедаете со мной? Как насчет того, чтобы выпить что-нибудь?

— Благодарю. Я только переоденусь. Я быстро.

В моей комнате с высоким тростниковым потолком было две кровати с сетками от москитов и изящная раскрашенная мебель.

Когда я, сняв рубашку, обмывал в ванной комнате сожженные до боли руки и грудь, в дверь постучали. Я открыл. Это была Дебора. Она держала в руке баночку крема от ожогов.

— Вот, — сказала она. — Я не забыла.

Она осмотрела мой торс, затем взяла за руки и повернула, чтобы осмотреть спину. По-видимому, она совершенно не придавала значение тому, что перед ней стоял полуобнаженный почти незнакомый мужчина.

— Ну и ожог, — посочувствовала она. — Давайте лучше я вам сама все сделаю. — Она закрыла дверь. — Пойдемте к окну.

Я подошел. Я слышал, как она отвинтила крышку баночки, после чего ее пальцы начали ритмично массировать мою спину. Иногда моего плеча касались ее мягкие прохладные волосы. Меня обуревали странные чувства: во всем этом была какая-то интимность, и в то же время — это полнейшее безразличие ко мне с ее стороны.

Сзади меня раздался ее голос:

— Женаты?

— Да, — сказал я.

— Вашу жену не интересуют развалины? Или это вы ее не интересуете?

— Она работает. В Голливуде. Актриса.

Последовало ее характерное равнодушное «О». Руки продолжали искусно обрабатывать мою спину.

— Теперь повернитесь.

Я повернулся. На юном лице по-прежнему никаких эмоций. Между зубками показался кончик ее язычка — признак сосредоточенной работы. Она намазала мазью мою грудь, потом руки одну за другой, начиная растирать от плеча вниз, к запястью. Когда все было закончено, она задержала мою левую руку в своих руках и посмотрела на меня. Пристально и вызывающе.

К моему крайнему изумлению, вдруг она спросила:

— А что, продюсеры способны на романтические похождения в темном Юкатане?

У меня слегка кольнуло сердце.

— Все возможно. При наличии достаточного повода.

Она взяла меня за обе руки, наклонилась ко мне и поцеловала прямо в губы. Это был продолжительный поцелуй, с претензией на пылкую страсть, однако не очень убедительный. Он напомнил мне поцелуи, которыми награждают выигравшего этот приз кинозвезды в лотерее с благотворительными целями.

Она отстранилась от меня.

— Ну, как? Достаточный повод?

— Подойдет.

Я обнял ее за талию, но она выскользнула от меня со словами:

— Только не сейчас, когда вы кругом обмазаны мазью.

Она подошла к кровати, завинтила крышку баночки и поставила ее на ночной столик.

— Завтра нужно будет еще раз помазать. Ну, пока, увидимся через несколько минут. На террасе.

В замешательстве, заинтригованный, и в то же время не в силах заглушить возникшие подозрения, я стал одеваться. Надел чистую рубашку, завязал галстук, надел пиджак и прошел по саду в центральное здание отеля. Мазь утишила боль. Я с удовольствием думал о своей исцеленной коже и о Деборе.

За исключением группы официантов, столпившихся в одном углу, длинная терраса была пуста. Вероятно, сейчас не сезон для туристов.

Я заказал ромовый коктейль и сидел, потягивая его и наблюдая за крупными мотыльками, порхающими в темном саду, и думал о девушке, которая может быть в один момент такой напуганной до смерти, а буквально через несколько минут такой неубедительно страстной. Но я ничуть не боялся попасть в ловушку. Она была слишком молода.

Сзади меня послышались чьи-то шаги. Я повернулся. Ко мне приближалась миссис Снуд в кричащем красном вечернем платье. Она подправила косметику, и все же, несмотря на все ее великолепие, по-прежнему оставалось впечатление неряшливости.

При виде меня в ее черных пытливых глазах вспыхнула радость. Она бухнулась на стул рядом со мной и сказала с укоризной:

— Ах вы плут этакий. Ведь я собиралась оплатить этот ваш бокал, — и быстро добавила: — Сколько с вас взяли?

— Они ничего мне не сказали.

Я думал о Деборе, о том, как она спряталась в деревенской лавочке. Если миссис Снуд является причиной ее страха, я об этом скоро узнаю.

Подошел официант. Миссис Снуд заказала шотландское с содой и на уморительном испанском пыталась объяснить ему, что она заплатит и за мое вино тоже. Когда официант ушел, она обратилась ко мне:

— Как вам нравится мое платье? В Штатах мне сказали, что оно исключительно подойдет для Мексики. Обратите внимание на оттенок. Самый модный. Семьдесят пять долларов пятьдесят центов. Вы думаете, меня надули? Ну да ладно, не беда.

Официант принес виски. Поток болтовни миссис Снуд не прекращался. Она рассказала мне о дороговизне в Гватемале, откуда она только что приехала, высказала предположение относительно цен в отелях Акапулько, куда она обязательно заглянет перед тем, как вернуться в Ньюарк. Я подумал, до чего же типичными туристами могут быть некоторые люди. Она казалась какой-то искусственной, как иностранная актриса, изображающая американку, причем американок-то она изучала по страничкам юмора в журналах.

Дебора не появлялась. Я услышал сзади на темной дороге звук автомобиля. Вероятно, официанты тоже услышали его, так как один из них поспешил встретить вновь прибывших.

Вскоре они показались на дорожке, идущей к нам. Приехали три гостя: одинокий американец и пара. Мужчина из этой пары, вероятно, тоже американец. Огромный, лет сорока, с розовым, пышущим здоровьем лицом, красно-рыжими волосами и слишком длинными руками, которые неловко болтались, когда он шел. Идущая рядом с ним девушка представляла собой резкий контраст. Вероятно, она из латиноамериканской страны. Маленькая, хорошенькая, индейского типа с красивыми огромными глазами и довольно толстыми ногами.

Вместе с ними шел мужчина, в котором я узнал шофера экскурсионной машины из отеля «Юкатан». Вновь прибывшие столпились у стола портье. А я вспомнил, что Дебора говорила мне, что она опоздала на экскурсионную машину. Собственно, это и явилось предлогом для ее поездки со мной.

Сознание того, что она солгала — сам по себе факт пустяковый, — вдруг насторожило меня. Я стал по-другому воспринимать все происходящее здесь на террасе. У меня появилось такое ощущение, что все кажется не тем, чем является на самом деле. Голоса людей у стола портье казались мне нереальными, болтовня миссис Снуд — воркотней какого-то животного. Даже сад показался мне декорацией, вырезанной из картона, нечто искусственное, предназначенное для того, чтобы скрыть зловещую действительность.

Мои размышления были прерваны голосом американца:

— Не возражаете, если ваш земляк присоединится к вам за столом?

Я оглянулся. То же самое сделала миссис Снуд, прервав свое щебетанье. Около нас стоял только что прибывший американец. На нем был спортивный пиджак довольно неряшливого вида, мешковатые фланелевые брюки и желтая рубашка с расстегнутым воротом. Он был или чересчур светлый блондин, или просто седой. Я не был уверен. И вообще он производил странное, неопределенное впечатление: ему могло быть и сорок пять, и пятьдесят пять лет. У него могла быть любая профессия, начиная от инженера, кончая агентом по рекламе. Лицо с огромными очками в черепаховой оправе тоже было какое-то неопределенное. Он как-то странно улыбался, от чего глаза у него почти совсем закрывались, а с обеих сторон рта с довольно тонкими губами неожиданно появлялись девичьи ямочки.

— О, конечно, садитесь.

Миссис Снуд рассматривала его, не скрывая своего интереса. Радушие, которым она, очевидно, совершенно не могла управлять, заставило ее сказать:

— Выпейте с нами.

— Так, так. Это идея. Неплохая идея.

Незнакомец уселся в кресло, а затем, слегка приподнявшись, протянул руку миссис Снуд:

— Мое имя Билл Холлидей, Кливленд, Огайо.

Миссис Снуд и я в свою очередь представились ему. Он осмотрелся с видом человека, знающего всему цену.

— А у них здесь отлично.

— Жульническое заведение, — вставила миссис Снуд.

— Well, — произнес он это слово так, как произносят люди, собирающиеся сказать или что-нибудь глубокомысленное, или очень забавное. — Но вы знаете, как это бывает. С их точки зрения, мы, американцы, страшно глупый народ: приезжаем сюда смотреть на развалины. А эта гостиница единственное место, где можно остановиться, вот они и дерут с нас любую цену.

Я был слегка огорчен тем, что на протяжении такого короткого промежутка времени встретился еще с одним индивидуумом, который денежные расчеты ставит превыше всего. Но зато его присутствие до некоторой степени сняло с меня бремя общества миссис Снуд. Они, видимо, с первого взгляда понравились друг другу. Холлидей заказал виски с содовой, и они начали трещать о сестре миссис Снуд, которая когда-то жила в Акроне.

Как это бывает на сцене, они затеяли банальный разговор для того, чтобы скрыть истинное впечатление от выхода главного лица пьесы. Так как я все время думал о Деборе, то решил, что они ожидают именно ее выхода.

И вот она появилась.

На ней было длинное белое вечернее платье, в котором она выглядела как нечто нереальное, дух, видение. Одним небесам известно, как это ей удалось сохранить в чемодане совсем не измятое платье.

На пороге террасы она помедлила немного и затем подошла к нам. Сейчас она выглядела как первоклассная модель с Пятой авеню, некая красочная реклама нового сорта папирос или нового средства для полировки ногтей «Хотите выглядеть очаровательной по вечерам?».

Я удивился: откуда у нее столько шика, у девчонки, которая всю свою жизнь болталась с отцом-археологом по пустыням Центральной и Южной Америки?

Я ожидал проявления какой-нибудь неловкости при встрече ее с миссис Снуд, но абсолютно ничего не заметил. Дебора села на пустой стул рядом со мной, без всякого любопытства взглянула на моих двух собеседников и пробормотала:

— Хэлло.

Если она и боялась чего-то, никаких признаков ее страха заметно не было. Не было также ни малейшей тени чего-то скрытного в чисто женском разглядывании ее Леной Снуд. Мистер Холлидей встретил процедуру представления с широкой, с ямочками у уголков рта, улыбкой. Он сказал:

— Это не вас я видел сегодня в аэропорту?

Ага, кажется, появилась какая-то зацепка. Я взглянул на Дебору и увидел ее профиль — этот любопытный, своеобразный профиль. Никаких эмоций. Только длинные ресницы чуть заметно затрепетали над серебристо-серыми глазами. Больше никаких изменений в застывшей холодной маске.

— Возможно, — ответила она. — Я была там.

Подскочил официант. Дебора заказала дейкуири с крошеным льдом — именно этот напиток и следовало заказать модели с Пятой авеню.

— Возвращаетесь домой в Штаты? — полюбопытствовал Холлидей.

— Да, — Дебора слегка пожала плечами. — Вроде этого.

Без малейших признаков невежливости ей все же удалось заморозить дальнейшие расспросы личного характера.

На террасе появились красно-рыжий джентльмен с маленькой латиноамериканской девушкой. Проходя мимо нашего столика, он приветствовал нас легким поклоном и занял отдельный столик в дальнем углу.

Очевидно, миссис Снуд считала для кого бы то ни было жизнь вне общества невыносимой, поэтому она крикнула:

— Идите сюда! Выпейте с нами.

Мужчина вернулся к нам. Он двигался с грацией тяжелоатлета, только недавно покинувшего ковер. Подойдя к нам, он улыбнулся. Это была необыкновенная, обезоруживающая, мальчишеская улыбка, которая снимала с его лица по крайней мере десять лет. Глаза голубые, взгляд прямой открытый.

— Очень любезно с вашей стороны, — сказал он, — но дело в том, что мы только сегодня поженились, — он кивнул в сторону девушки с красивыми глазами, сидевшей за столом в углу. — Нам хотелось бы побыть одним.

Миссис Снуд сказала:

— Ага, медовый месяц. О, поздравляю.

Мы все пробормотали какие-то поздравления. Мужчина снова улыбнулся и вернулся к своей молодой жене.

Миссис Снуд посмотрела ему вслед.

— Слава Богу, отказался. Иначе мне пришлось бы покупать шампанское.

Она опять углубилась в разговор с Холлидеем, а ко мне вновь вернулось скверное настроение. Я никак не мог отделаться от навязчивой идеи, что я что-то упустил. Какую-то маленькую улику. Ключ, который мог бы связать всех этих случайных людей и случайные слова, так что все приобрело бы совершенно неожиданное значение. И это чувство все укреплялось во мне. И тут я понял, что беспокойство передается мне от Деборы, сидевшей рядом. Я понял, что ошибался относительно ее спокойствия. За ее невозмутимой внешностью могло скрываться любое напряжение, в том числе и страх. А если так, то страх этот внушал ей кто-то, сидящий здесь, на террасе.

Кого она боится? Холлидея, который видел ее в аэропорту? Джентльмена, справляющего медовый месяц? Миссис Снуд?

Вскоре объявили, что обед готов, и все разошлись. Мы с Деборой обедали в полном молчании, сидя за столом в углу. При наличии всего лишь небольшой горстки людей огромный зал ресторана навевал унылую тоску. Во время обеда хозяин гостиницы, веселый подвижный мексиканец, с наигранной бодростью директора туристического бюро объявил, что завтра утром в 8.30 к услугам гостей будут гиды для осмотра развалин.

После обеда Дебора заказала коньяк и кофе, и мы снова пошли на террасу. Я опять не замечал в ней никакого волнения или напряжения и снова подумал, что, вероятно, я ошибаюсь. Вероятно, то, что я квалифицирую как страх, всего-навсего лишь некоторая робость девушки, попавшей в незнакомое общество. А может быть, я неправильно истолковываю ее гнетущее молчание? Может быть, она просто по молодости лет такой сдержанностью, намеками на глубоко скрытые чары надеется околдовать меня, зажечь как мужчину?

Но прежде чем я пришел к окончательному заключению по этому поводу, она вдруг порывисто встала и сказала:

— Я страшно устала. Вы не возражаете, если я сейчас уйду, я хочу лечь.

Молодожены вышли из зала ресторана на террасу. Дебора сказала «спокойной ночи» и при появлении набросившихся на меня миссис Снуд и Холлидея ушла с террасы. Я смотрел вслед легкой сверкающей фигурке, удаляющейся по тропинке по направлению к коттеджу.

Я присутствовал при диалоге Холлидей-Снуд ровно столько, сколько у меня хватило сил, и затем, сославшись на желание спать, покинул их. Но на самом деле я не чувствовал никакой усталости. Как только я скрылся с их глаз, я повернул на другую тропинку, вышел за ворота гостиницы и пошел по темной дороге.

Мой автомобиль стоял на прежнем месте, а за ним пристроилась туристская машина из Мериды. Поскольку я стоял спиной к гостинице, только эти два предмета — автомобили были представителями двадцатого столетия на фоне открывшейся панорамы.

Ярко светился тонкий серп луны. Впереди на фоне более светлого неба чернели причудливо перевитые свисающими плетями дикого виноградника верхушки деревьев. А за ними, в жутком великолепии смутно вырисовывался бледный силуэт огромной разрушающейся башни. Этот силуэт произвел на меня странное, магнетизирующее впечатление. Теперь, когда я, присмотревшись, лучше различал предметы в темноте, я заметил впереди железную изгородь с грубо сделанными воротами. Я толкнул их и пошел по протоптанной тропинке через джунгли. Трещали цикады, кружились мотыльки. Ночной воздух трепетал от присутствия притаившихся живых существ.

Затем тропинка круто повернула направо, и совершенно неожиданно передо мной раскинулась огромная, поросшая травой арена, окруженная высокими мрачными храмами. Я вышел на открытую, залитую лунным светом арену.

Ощущение жизни здесь полностью отсутствовало. Я вступил в мертвый мир с его собственными могущественными чарами.

Я не мог разглядеть деталей: видел только длинные массивные фасады храмов и таинственную, похожую на маяк, башню справа. Вокруг нее, помигивая холодным светом, кружились светлячки.

Я закурил и бросился на сухой дерн. Вот зачем я сюда приехал! Не за тем, чтобы жить в гостинице и решать загадку серебристоволосой девушки, которая так порывисто проявляла свою любовь ко мне и которая боялась (или не боялась?) кого-то.

Хотя я не был знаком с майанскими легендами, я, как работник театра, живо представлял себе былое величие этих руин и наполнял их вычитанными из книг образами, смутно сохранившимися в моей памяти с мальчишеских времен: священнослужители в белых одеяниях, замершая в благоговейном трепете молчаливая толпа, обнаженная жертва…

Некоторое время я сидел так, дав волю своей фантазии, и разглядывал дряхлые, выветренные фасады храмов. И тут постепенно, так постепенно, что я едва почувствовал его приближение, меня охватил страх. Не перед каким-либо определенным предметом или событием. Просто безотчетный страх выползал откуда-то из глубоких тайников моего существа. Мне вдруг показалось, что мне на спину легла тень какой-то враждебной силы. Храмы, соблазнительно белые и гладкие при лунном свете, показались мне теперь дворцами ужасов, откуда в любой момент может с криком появиться нечто древнее, необъяснимое.

Я вскочил и поспешил обратно на дорогу к таким милым, знакомым предметам, как автомобили. Их вид подействовал на меня успокаивающе.

Теперь гостиница была погружена в темноту. Вероятно, все рано легли спать, чтобы как следует отдохнуть перед завтрашним осмотром руин.

Увлеченный разыгравшейся фантазией, я спутал дорожки и оказался в самой глубине сада. Оглядевшись вокруг, я увидел справа свой коттедж и повернул к нему. Но в нескольких сотнях футов от коттеджа остановился в тени апельсиновых деревьев.

При лунном свете хорошо была видна южная сторона коттеджа. Ближайшее окно было Деборино, следующее мое. Под самым окном Деборы шевелился силуэт человека.

Окно было открыто, и человеческая фигура копошилась под ним, как будто собираясь залезть в комнату. Вдруг залаяла собака. Неожиданно, злобно. И фигура исчезла в темноте.

Этот эпизод занял всего несколько секунд, и почти так же быстро мое волнение улеглось. Я подумал, ведь в отеле работает довольно много служащих. Возможно, я видел фигуру одного из них, когда он возвращался из отеля в дом прислуги, находившийся за садом. Я был почти уверен, что только моя одинокая прогулка к развалинам придала зловещий характер факту появления этого человека у окна Деборы.

Когда я дошел до коттеджа, я уже почти забыл об этом инциденте. Чувствуя приятную усталость, я разделся, надел пижаму и забрался под сетку от москитов на одну из кроватей. Читать мне было нечего. Я лежал, докуривая последнюю на сегодня сигарету и думая об Айрис.

Когда я, докурив сигарету, выключил лампочку на ночном столике, кто-то постучал в дверь.

Я сел. Снова постучали. Я выбрался из-под сетки и пошел открывать дверь.

В дверях, одетая в белую пижаму, стояла Дебора Бранд. По плечам разметались волосы, еще более светлые при лунном свете. Она вошла в комнату и заперла за собой дверь.

— Ну, вот я и пришла, — сказала она. — Надеюсь, вы не передумали?

Глава 3

Я включил свет. Она, поджав под себя ноги, уселась на маленькую кушетку, стоявшую напротив кровати. Она добавила губной помады и еще гуще подвела ресницы, чтобы придать себе вид femme fatale. Но у нее ничего не получилось. Это была хорошенькая молоденькая и немножко смешная девочка.

Она сказала:

— Вероятно, у вас нет вина?

— Нет.

— А сигарет?

Я нашел пачку, передал ей и щелкнул зажигалкой.

Она взяла меня за руку, прикурила сигарету, но руки моей не выпускала. Потом взглянула на меня со своим обычным трюком — сквозь полуопущенные ресницы. Это было немного чересчур.

Она сказала:

— Именно так и поступают девушки с режиссерами, чтобы получить ангажемент на Бродвее?

— В кинокартинах — да.

— Только в кино?

Она потянула меня за руку. Я позволил ей нагнуть меня. Затем она обхватила меня обеими руками за плечи и поцеловала в губы. Хотя она старалась сделать это грубо, как опытная женщина, я почувствовал нежный аромат ее девичьих губ. Все было бы трогательно, если бы не было так неестественно. Она дрожала. Но это тоже было неубедительно.

Когда она закончила поцелуй, я спросил:

— В чем дело? Хотите получить ангажемент на Бродвее?

— Нет, — резко ответила она. — Нет. Конечно, нет.

— Тогда зачем же… это?

— А почему бы и нет?

— Ну, кроме всего прочего, я — женатый мужчина. И брак наш счастливый.

Ее лицо все еще было около моего.

— А разве бывают на свете счастливые браки?

— Боюсь, это слишком сложный вопрос для меня.

Она сказала:

— Я пришла потому, что я так хотела. Вы мне нравитесь.

— И вы так ходите в спальни ко всем мужчинам, которые вам нравятся?

Она вспыхнула.

— Может быть, мне нравится не так уж много людей.

Я выпрямился. Она лежала на кушетке. Серебристые волосы сверкали, красные губы полураскрылись, глаза пристально наблюдали за мной. Полусердитая, полунеловкая.

Я сказал:

— Почему бы вам не сбросить с себя маску Мата Хари и не сказать мне правду?

— Правду? Какую правду?

— Какую игру вы затеяли?

Она вскочила.

— Я не собираюсь оставаться здесь и слушать ваши оскорбления.

— Тогда возвращайтесь в свою собственную комнату.

— Нет! — Поза роковой соблазнительницы исчезла, плечи опустились. Передо мной стояла просто молоденькая испуганная девушка, которая сегодня почему-то наложила слишком толстый слой косметики. — Нeт!

Я взял ее за руку и, стараясь придать своему голосу отеческий тон, сказал:

— Слушайте, я не людоед. Если вам нужна моя помощь, необязательно отдать за нее всю себя. Я вам и так помогу. Бесплатно.

Она упрямо продолжала:

— Мне не нужно никакой помощи! Зачем она мне?

— Вы думаете, я вам поверю?

— А почему вы не можете мне поверить?

— Видите ли, я ведь не вчера родился.

— Не говорите глупостей. Никто вчера не родился. Только грудные младенцы.

— Прежде всего, вы солгали мне относительно того, что опоздали на экскурсионную машину.

Она была готова к этому:

— Я знаю. Извините. Я ошиблась. Я думала, что она уже уехала.

— Во-вторых, пугались каждой машины, которая нас догоняла. Сначала автобуса. Потом, когда нас нагнала миссис Снуд, вы улизнули в лавочку. Спрятались.

— Нет, нет. Ничего подобного. Просто я хотела выпить кока-колы.

— Но вы не пили ее.

— Я передумала.

— И вы боитесь кого-то здесь. Я почти уверен в этом. Кого именно?

— Я никого не боюсь.

— Я только что видел, как какой-то мужчина копошился около вашего окна. Вы его боитесь?

Она топнула ногой, как рассердившаяся маленькая девочка.

— Я вам сказала, что я никого и ничего не боюсь. К чему устраивать драмы? Это ваша режиссерская натура заговорила в вас?

— О'кей, — сказал я. — Если вы так хотите, пожалуйста, я согласен: вы ничего не боитесь. Да, собственно, это и не мое дело. Но я имею право знать одну вещь: какую роль во всей этой истории вы отводите мне?

Ее серебристо-серые глаза смотрели мне в лицо. Она вдруг выпалила:

— Пожалуйста, позвольте мне провести эту ночь здесь.

— Почему?

— Здесь две кровати. Я не буду мешать. Я обещаю, я не буду вам мешать.

Нелепо было предполагать какую-нибудь ловушку. Ведь здесь мексиканские джунгли, а не Таймс-сквер.

Но я не сдавался.

— По-моему, это не совсем обычная вещь для мужчины: предлагать девушке постель в то время, как она имеет отличную свою собственную.

— А разве на свете бывают только обычные вещи?

— Если только нет уважительной причины на то, чтобы их не было.

Она все еще пристально серьезно смотрела на меня. И вдруг ее губы затряслись.

— Хорошо. Я скажу вам правду. Я лгала вам. Я боюсь.

— Вот так-то лучше.

— Одна в комнате, в такой темноте, за окном джунгли, какие-то непонятные звуки. Это ужасно. Я не знаю почему, но все это пугает меня. Это… О, я не хотела, чтобы вы это знали. Это так по-детски, а я не хочу, чтобы кто-то знал, что я поступаю как ребенок.

Мне не верилось, чтобы эта девушка, прожившая жизнь с отцом-археологом, скитавшаяся по самым глубинным районам Перу, до сих пор не привыкла к ночи в джунглях. Конечно, предлагать любовную связь незнакомому мужчине — довольно оригинальный путь подыскания общества на ночь. Но, вероятно, она все же говорит правду. Иначе какой в этом может быть смысл?

— Пожалуйста…— продолжала она, — пожалуйста, позвольте мне остаться. Пожалуйста, не отсылайте меня обратно в мою комнату.

Я знал, что, вероятно, позволяю вовлечь себя в какую-то историю, о которой буду потом сожалеть, но я не захотел отправить ее одну, чтобы она всю ночь тряслась от страха. Даже если единственной угрожавшей ей опасностью была одинокая темная комната. И она мне нравилась, вот в чем беда.

— О'кей. — Я указал на другую кровать. — В полном вашем распоряжении.

Она весело, с благодарностью улыбнулась.

— Благодарю вас.

— Не за что. Всегда рад.

Она сбросила туфли, нашла разрез в москитной сетке и забралась на кровать. Я видел смутные очертания ее силуэта. Она лежала на спине, на подушке сияли ее волосы. Это напоминало ранние фильмы Ван Стернбурга.

За окном в джунглях печально стонала птица. Вероятно, одна из тех, которые ожидают своего возлюбленного. Я потушил свет.

Наступила темнота и тишина. Вдруг она сказала:

— Я ненавижу гидов. Давайте завтра встанем пораньше и пойдем на развалины до того, как туда приедет экскурсия.

— Но ведь я абсолютный профан в этом деле, — сказал я. — Мне нужны объяснения.

— Я все знаю о них. Я буду вашим гидом.

— О'кей.

— Вы очень добрый.

— Да?

— Я очень благодарна вам.

— Очень рад.

В течение нескольких минут молчание не нарушалось. Я слышал, как она вздохнула и повернулась на бок. Потом странным тихим голоском пробормотала:

— Птицы на дорогах. Ожидают своих возлюбленных.

— Да, — сказал я.

Потом, засыпая, начала бормотать нечто совсем невразумительное:

— Жанна д'Арк короновала его в тысяча четыреста шестьдесят втором году.

— Кого короновала? — спросил я.

Она опять вздохнула:

— Моего дядю.

— Вероятно, это ему очень приятно.

— Конечно. Новая Жанна дАрк, — прошептала она. — Только никому не говорите. Никогда. Это секрет.

— О'кей.

— Обещаете?

— Обещаю.

— Чудесно. Спокойной ночи, милый принц. И пусть над вами витают ангелы.

Слова превратились в удовлетворенную воркотню. Тарабарщина прекратилась. Я был уверен, что она уже уснула. Она была достаточно молода, чтобы засыпать так быстро и беспечно, как животные.

Вскоре я тоже заснул.

Глава 4

Я проснулся от того, что меня трясли за плечо. В окно вливался яркий солнечный свет. Москитная сетка моей кровати была откинута, около меня стояла Дебора в белой пижаме.

— Вас ужасно трудно разбудить, — сказала она. — Уже почти семь.

Я взглянул на нее и вспомнил и ее. и все с ней связанное.

— Развалины, — сказала она. — Вы обещали мне встать пораньше, до того, как туда отправится экскурсия.

— Отлично

— Я пойду в свою комнату, оденусь. Вы будете готовы к тому времени?

— Думаю, что да.

Она посмотрела на меня.

— Вы всегда по утрам в таком скверном настроении?

— В конце концов, чья это комната? — спросил я.

— Извините, — сказана она. — Меньше всего мне хотелось бы сейчас разозлить вас.

Она ушла, спокойно хлопнув дверью, ничуть не смущаясь тем, что могут увидеть, как она выходит из моей комнаты. Я встал и умылся. Боль от ожога почти совсем прошла. Когда я уже заканчивал одеваться, вошла Дебора. На ней был серебристо-серый костюм, а под мышкой все та же красная сумочка. В это утро она выглядела удивительно свежей.

— Пошли, — сказала она. — Пока еще никого не видно.

Мы вышли в сад. Я запер за собой дверь. За апельсиновыми деревьями и виноградником, переливающимся ярко-красными и бурыми красками, в лучах утреннего солнца сверкало главное здание гостиницы. Терраса была пуста.

— Начнем с большой пирамиды, — сказала она. — Я отлично знаю это место, так хорошо, как будто я здесь родилась. Папа буквально прозвенел мне все уши рассказами об этих местах.

Мы вышли из ворот гостиницы на дорогу, где стояли наши машины. Дебора была необычно оживленной. Я полностью отказался от всяких попыток понять причины смены ее настроений.

В нескольких сотнях футов вниз по дороге в джунглях показался массивный силуэт большой пирамиды, которую мы видели вчера ночью. Зловещий характер, который придавала ей ночь, исчез, но величие осталось — серое, холодное, отталкивающее.

Мы подошли к постепенно затягивающимся землей развалинам майанских построек. И здесь никаких признаков жизни, за исключением желтого смирного на вид пса, который сначала посмотрел на нас как-то искоса, а потом покорно поплелся вслед за нами. Мы вошли в ворота железной изгороди и очутились на арене, покрытой сухой жесткой травой, усеянной желтыми точечками цветов. Тропинка, идущая вокруг огромных кустов, привела нас прямо к основанию пирамиды. Вокруг нас, замыкая со всех сторон арену, стояли огромные разрушенные дворцы.

Но это не те развалины, к которым я приходил ночью. Те находились с другой стороны гостиницы. Дебора рассказывала мне об отдельных зданиях: вот длинные массивные стены священного двора с развалинами храма Тигров. Вот храм Черепов. Гробница Чакмула — великого Бога дождя, который держал судьбы майанской расы в своих жаждущих жертвенной крови руках. А сзади огромный храм Воинов, окруженный остатками тысячи каменных колонн, которые в свое время обрамляли площадь.

Дебора объяснила мне мистическую связь между количеством площадок и ступеней в гигантской пирамиде и майанским календарем. Я только наполовину прислушивался к ее словам. Меня буквально приводил в ужас тот факт, что такая величественная цивилизация была полностью поглощена джунглями. Вокруг нас порхали бабочки всевозможных оттенков и форм. Огромная белая цапля показалась на фоне голубого неба над храмом Воинов и исчезла.

Мы пошли по священному двору. Желтый пес робко тащился за нами. По крутым ступеням мы взобрались на площадку храма Тигров и посмотрели оттуда вниз на общую панораму двора. Стены двора были покрыты искусно выполненными панелями с изображением обрядовых сцен. Посередине каждой стены сверху было приделано огромное каменное кольцо.

Пес взобрался вместе с нами и теперь стоял на почтительном расстоянии, слегка помаргивая и почесываясь.

Мы пришли к храму Воинов. Поднялись на вершину, где две огромные каменные змеи — их хвосты развевались в воздухе, а злые морды приникли к подножию статуи — стояли часовыми перед каменным изображением самого Чакмула. Он сидел, повернув голову в сторону пирамиды, и держал в руках блюда, готовый принять жертвенное человеческое сердце.

Ощущение надвигающейся беды, охватившее меня вчера ночью, снова возвращалось.

Окружавшие нас стены были украшены скульптурными лицами Чакмула с традиционным носом, увеличенным до размеров огромного крючковатого хобота, который торчал со всех каменных стен. И вдруг меня охватил ужас перед чудовищной глупостью этой мертвой религии и мрачной извращенностью культа, при котором специально выращивали детей в клетках, откармливали их до такой степени, чтобы они могли удовлетворить жажду жертвенной крови этого безглавого Бога, сделанного из извести и больной фантазии.

Из-за угла показался желтый пес, посмотрел на нас, слегка прижав уши, потом прошел мимо каменных змей, обнюхал каменные ягодицы Чакмула и приподнял на него заднюю ногу.

Мне сразу стало веселее. Стоявшая рядом со мной Дебора посмотрела на часы.

— Пойдемте к сеноту. В свое время папа считался экспертом по сеноту. Он убьет меня, если я ничего не расскажу ему о нем.

Сначала мы подошли к большому жертвенному столу. Вокруг него росли прелестные маленькие желтые цветы. Я подумал: интересно, как они чувствовали себя, когда с алтаря на землю стекали капли крови? А может быть, именно поэтому они росли здесь? Может быть, эти цветы любят кровь?

— А что такое «сенот»? — спросил я.

— Естественный источник, или озеро, которых здесь вообще-то очень много. Но это один из самых знаменитых в Юкатане. Священный источник. Со всей округи за несколько миль приходили сюда принцы и бросали в него драгоценные камни, мужчин и девушек. Особенно девушек. Вечно бросали девушек.

Мы спустились вниз, прошли мимо полуразрушенных колонн, окружавших большую площадь, и вышли на равнину.

— Это там, к северу от пирамиды, — указала Дебора. — В джунглях. Там. Вероятно, вот эта тропинка ведет туда.

Мы пересекли открытую поляну и свернули на узкую тропинку, идущую в самое сердце джунглей. В этом месте джунгли отличались исключительно бурной растительностью, как будто они набирали здесь силы, чтобы продвинуться вперед и покрыть собою все развалины. Бабочки — теперь огромные, с острыми оранжевыми крыльями — порхали кругом. Поперек тропинки в полном боевом порядке маршировала огромная армия воинственных муравьев. Мы все больше углублялись в джунгли, а вокруг нас кричали и заливались смехом, похожим на звук металлического колокольчика, какие-то неизвестные птицы.

Тропинка становилась более широкой и наконец вывела нас на поляну. Груда разбитых камней — вот все, что осталось от стоявшего здесь когда-то храма.

Мы прошли к сеноту жертвоприношений, озеру жертвоприношений.

Мне этот сенот показался самым чудовищным из всех ужасов древности, может быть, потому, что создан он был природой, но в полном соответствии с угрюмой майанской архитектурой.

Мы стояли перед круглой воронкой, кратером, примерно сто пятьдесят футов в диаметре, — зияющей дырой, как будто в этом месте провалилась поверхность земли. Я подошел к самому краю. Стены воронки — белые, зазубренные, кое-где заросшие папоротником и случайно попавшим сюда кустарником, — круто, буквально отвесно, спускались вниз примерно на восемьдесят футов, к зеленым, спокойным водам. Солнечный свет, пробивающийся сквозь нависающие деревья, оставлял на воде таинственные золотистые узоры.

Царила атмосфера холода, застоя, смерти. Я подумал о замирающих от ужаса девушках, когда их, сопротивляющихся, громко кричащих, сбрасывали с обрывистого берега. После чего наступали секунды молчания, и затем громкий всплеск воды…

Дебора стояла на самом краю, слегка наклонившись вперед.

— Там на дне скелеты, сотни скелетов, — проговорила она. — Том-сон, археолог, как-то установил здесь драгу. Сколько он всего вытащил! Золото, нефрит, аметисты и черепа, черепа, черепа…

Она помолчала.

— Оттуда нельзя выбраться. Там подводная река, подводное течение. Если зы упадете туда и в этот момент не окажется никого с веревкой, вы обязательно утонете.

— Веселенькая перспектива.

Снова появился желтый пес, тревожно посмотрел на нас, затем забрался в тень и стал разглядывать свои лапы. Дебора отступила от края воронки, открыла свою красную сумочку и с досадой взглянула на меня.

— Черт возьми. Я обещала папе сделать здесь несколько снимков. Я ощупала сумочку и думала, что аппарат здесь, а это, оказывается, книга.

Я смотрел на маленькую кучку камней, бывших когда-то храмом, и воображал, какие грандиозные шабаши, вероятно, устраивают здесь ведьмы.

— Питер, — она взяла меня за руку. Я повернулся, взглянул на нее и почувствовал какую-то фальшь в ее лице.

— Питер, вы не сбегаете в отель, не принесете мне его? Мой фотоаппарат? Это займет у вас не больше пяти минут. Я обещала папе привезти фотографии.

Она порылась в сумочке.

— Вот ключ от моей комнаты. И… — Она достала из сумочки маленькую книжку карманного размера, детективный роман в красочной обложке. — Я читала эту книгу в самолете. Поскольку вы все равно пойдете в отель, захватите ее с собой, а то очень туго будет набита сумочка.

Я положил книжку в карман и взял из ее рук ключ. Я попытался проанализировать, что именно навело меня на мысль, будто за ее словами скрывается фальшь? Мне вдруг стало казаться, что все ее сегодняшнее поведение, после того как мы утром вышли из отеля, было сплошной игрой, подготовкой к тому, чтобы дать мне это пустяковое поручение. Но я ничего не мог прочитать на ее юном, прелестном лице.

— Мне страшно неприятно беспокоить вас, — сказала она. — А я здесь пока что как следует осмотрю берега. Найду точку, откуда лучше всего будет делать снимки. Ну, идите.

— Хорошо. — Я пошел по тропинке.

Пес посмотрел на меня, слегка приподнялся, но потом, бросив взгляд на Дебору, снова углубился в осмотр своих лап.

— Только не долго, — крикнула мне вслед Дебора.

— Хорошо.

Я оглянулся. Она карабкалась по краю испускающего миазмы майанского кратера. Нечто яркое и энергичное, нечто принадлежащее двадцатому веку, с ее красной сумочкой и высокими каблуками-гвоздиками.

Когда я через узкую полоску джунглей вышел на арену, дневная жизнь там уже шла вовсю. За пирамидой два индейца в белых куртках рубили тростник своими мачете. На фундаменте храма Черепов играла маленькая девочка. По тропинке, направляясь ко мне, шел мужчина в светло-сером костюме.

Когда он подошел немного ближе, я узнал в нем менеджера гостиницы. Поравнявшись, он весело приветствовал меня:

— Вы рано встали, мистер Дьюлет.

— Мы осматривали сенот.

— Интересно, не правда ли?

— Очень.

Маленькая девочка начала карабкаться вверх по ступеням, ведущим в храм Черепов. Одному из индейцев, видимо, надоело работать, и он растянулся на траве, надвинув на глаза шляпу.

— Мне надо вернуться в отель, взять там… — начал я. Но я не успел закончить фразу. Сзади нас в джунглях раздался пронзительный женский крик.

Я замер. Менеджер повернулся и уставился на тропинку, ведущую сквозь джунгли к сеноту.

Эхо этого дикого крика жутко раскатилось по джунглям. У меня по спине пробежал холодок. И потом раздался еще более ужасный звук — более ужасный потому, что он находился в связи с только что услышанной жуткой майанской легендой, — раздался громкий всплеск воды.

В панике я побежал к джунглям, бросив менеджеру через плечо:

— Мисс Бранд. Она там. Одна.

Менеджер побежал вслед за мной. Я бежал изо всех сил. Виноградник, будто побуждаемый какой-то внутренней демонической силой, оплетал меня, впереди, сверкая как драгоценные камни, беспокойно кружились бабочки. Казалось, все было объято ужасом. В глазах мелькала картина: Дебора на высоких каблучках карабкается по краю кратера, карабкается, спотыкается…

Наконец показался просвет. Я увидел желтого пса. Он сидел на краю кратера, насторожив уши и пристально глядя вниз. Когда я подбежал к нему, он бросил на меня равнодушный взгляд и поймал пастью какую-то букашку.

— Дебора! — крикнул я.

Менеджер догнал меня. Мы вместе подбежали к краю пропасти. Далеко внизу зловещая зеленая вода медленно колыхалась, прикрывая подводное течение.

— Дебора! — снова крикнул я.

Менеджер схватил меня за руку. Он схватил так крепко, что мне показалось, что его пальцы впились до самой кости. Он показал мне на что-то. Но не надо было его указания, потому что я уже видел все сам.

В восьмидесяти футах внизу под нами, блестя и сверкая, колыхались под водой, подобно водорослям, серебристые волосы Деборы.

Я даже успел мельком увидеть ее лицо. Оно было бледное, безжизненное и зеленое под слоем зеленой воды. И она не двигалась. Она лежала спокойно, пропитанная водой, а медленное течение вытянуло во всю длину ее серебристые волосы.

Глава 5

Моей первой реакцией быль злость. Проклятая дурочка, подумал я. Карабкалась по самому краю пропасти. Неужели у нее не хватило ума?… И вдруг охватил ужас. Она лежала там, под водой, неподвижная. Вероятно, она при падении стукнулась головой о стенки кратера. Или, может быть, от удара при вхождении в воду просто потеряла сознание?

Я опустился на колени и попытался сползти вниз по гладкой скале. Менеджер схватил меня сзади. Руки у него были сильные, как у борца. Он отдернул меня от края пропасти.

— Вы не сможете слезть вниз. Никто не сможет.

— Но она там умрет, захлебнется!

— Вы только сами туда упадете. А здесь восемьдесят футов. Нам придется и вас спасать.

Из джунглей выбежал один и: индейцев. Менеджер что-то прокричал ему по-испански. Тот снова скрылся.

— Сейчас принесут веревку, — сказал менеджер. — Там на пирамиде есть веревка, чтобы помогать экскурсантам взбираться наверх. Сейчас он принесет ее.

Он был гораздо ниже меня ростом, но этот человек был сплошные мускулы, и я немало удивился, когда почувствовал, что он скрутил меня искусным нельсоном. Между нами завязалась борьба. Желтый пес зарычал. Вероятно, кто-нибудь из нас наступил ему на лапу.

Я вел борьбу бессознательно, чисто инстинктивно, и я все время видел Дебору внизу под нами. Она спускалась все глубже. Ее бледное лицо становилось все менее различимым. Вытянутые течением серебристые волосы теряли блеск, и медленно, очень медленно ее тянуло течением к скале, где ее поглотит и унесет с собой подземная река.

— Бесполезно. По-моему, она уже умерла. Ее тело уносит подводное течение.

Послышались шаги бегущего человека. Возвращался индеец. За ним, как огромная змея, тянулась веревка. Вместе с ним прибежал и другой индеец. Менеджер что-то крикнул им по-испански. Индейцы с веревкой в руках подбежали к краю пропасти как раз в том месте, где тело девушки медленно погружалось все глубже и глубже. Один из индейцев привязал веревку к дереву и перегнулся через край кратера.

Я прекратил борьбу, и менеджер ослабил борцовскую хватку. Я понял, что теперь я уже ничего не могу сделать. И никто никогда ничего не сможет сделать. Менеджер прав. Она уже, вероятно, мертва. Я старался осознать этот факт, не поддающийся осознанию. Теперь уже тело внизу становилось почти невидимым под толстым слоем вязкой воды. Индеец, маленький и гибкий, как мальчишка, раскачивался на веревке. Другой наверху придерживал веревку и смотрел вниз. Мне вдруг не захотелось смотреть на все это. Я отвернулся.

Желтый пес, испугавшись моего порывистого движения, укоризненно посмотрел на меня и поплелся прочь от воды на поляну.

Мысли мои прояснились. Я походил по краю пропасти, поискал красную сумочку Деборы. Ее не было. Вероятно, она упала, крепко зажав ее в руках. Я представил себе эту элегантную американскую сумочку, медленно погружающуюся сквозь мутную воду, чтобы присоединиться на дне к древним индейским браслетам и другим золотым безделушкам.

На тропинке в джунглях послышались шаги, и через несколько секунд показалась неуклюжая фигура Билла Холлидея. Косые солнечные лучи освещали его седые (или чересчур белокурые) волосы. Он подбежал ко мне. Лицо строгое, озабоченное.

— Что случилось? Я был там, наверху, на развалинах, и услышал крик.

Менеджер подошел к индейцу, державшему веревку наверху, и выкрикивал что-то другому индейцу, спустившемуся вниз. Холлидей направился к нему.

Я сказал:

— Это Дебора Бранд. Она упала туда.

— Упала?

— Она собиралась фотографировать, послала меня за аппаратом…

Холлидей подошел к менеджеру. Я видел, как он осторожно посмотрел вниз. Потом вернулся ко мне. Он явно был озабочен.

С ужасом в голосе он спросил:

— Она умерла? Умерла? От удара при падении? Утонула?

— Думаю, что да.

Теперь из джунглей показался рыжий молодожен. И тут же вслед за ним запыхавшаяся миссис Снуд. Значит, все они тоже рано поднялись, подумал я, и пошли на развалины, не дожидаясь официальной экскурсии.

Вновь пришедшие присоединились к нам. Вопросы посыпались как из пулемета. Все эти люди казались мне туманными, бесформенными образами: самоуверенное лицо миссис Снуд, ее ярко-зеленый костюм, полные жизни голубые глаза молодожена, тонкий безгубый рот Холлидея.

К нам подошл менеджер.

— Пожалуйста, прошу вас всех возвратиться в гостиницу. Вы здесь ничем не можете помочь.

Я думал о Деборе и о своей ответственности. Это я привел ее сюда. Я попытался было протестовать, но менеджер не хотел и слушать.

— Пожалуйста, мистер Дьюлет. Вы только будете еще более расстраивать себя.

— О'кей, — сказал Холлидей. — Мы заберем его с собой.

Холлидей энергично взял меня за руку и повел по тропинке сквозь джунгли. В какой-то степени я был рад уйти отсюда. Мне не хотелось видеть то, что индейцы вытащат из этого чудовищного водоема.

Молодожен шел впереди, за ним мы с Холлидеем, миссис Снуд суетилась вокруг нас. Мы вернулись в гостиницу. Одетые в забавные костюмы официантки бездельничали на террасе.

Миссис Снуд сказала:

— Мне кажется, нам следует позавтракать. После еды мы почувствуем себя значительно лучше.

— Нет, — сказал я.

— Пожалуйста, мистер Дьюлет. Вам будет лучше.

— Нет. Благодарю вас.

Я поторопился уйти от них в свой коттедж. Войдя в комнату, я обнаружил, что ее еще не убирали. Кровать, в которой спала Дебора, все еще представляла собой груду простынь под москитной сеткой. У меня мелькнула мысль о необходимости соблюдения приличий. Горничная не должна знать, что Дебора провела ночь здесь. С педантичной аккуратностью я застелил вторую постель и задернул москитную сетку.

Я повалился на другую кровать, нащупал в кармане пачку сигарет и вытащил ее. Но оказалось, что это книга Деборы. Это был двадцатипятицентовый детективный роман «Убийство по ошибке» Крег Рейс. Я взглянул на яркую обложку, швырнул книжку на ночной столик, нашел сигареты и закурил.

Я все еще ощущал присутствие Деборы в комнате, как будто она оставила здесь свою тень. Мне снова послышался ее голос, как она в прошлый вечер упрямо повторяла: «Чего мне бояться? Конечно, я ничего не боюсь».

Но она боялась. А сейчас она мертва.

И тут моя мысль начала лихорадочно работать. Несмотря на то, что она так категорически все отрицала, Дебору Бранд, пока она была жива, окружала целая цепь самых таинственных вещей. А разве ее смерть тоже не была таинственной? Разве можно поверить, что разумная, ловкая девушка может среди бела дня упасть в пропасть в тот момент, когда она просто искала удобную позицию для предполагаемого фотографирования? А при падении еще ударилась головой о скалу и, потеряв сознание, упала в воду, как будто для гарантии, чтобы смерть обязательно наступила. Не слишком ли много совпадений?

Я вспомнил, как фальшиво выглядела она сама и ее поручение принести ей фотоаппарат. А может быть, она сознательно отослала меня в отель, потому что должна была встретиться у сенота с кем-то другим? Но если так, то зачем она так упорно уговаривала меня пойти с ней туда? И, конечно, теперь совершенно ясно, что в отеле был кто-то, кого она знала, и она страшно боялась его или ее. А тогда зачем же назначать свидание с тем, кого она боялась, в опасном месте?

По-видимому, моя теория не имеет под собой оснований, и все же оставалось какое-то ощущение чего-то зловещего, чего я никак не могу пока понять. Я едва знал Дебору Бранд, но почему-то сейчас она стала для меня вполне реальной. Реальная юная девушка с реальным страхом, девушка, которая обратилась ко мне за защитой.

А может быть, я как-то способствовал тому, что она погибла? Вернее, не воспрепятствовал ее гибели?

Раздался стук в дверь. Я встал и открыл ее. На пороге стояла миссис Снуд с чашкой кофе в руках. Она заботливо взглянула на меня. Сейчас к ее лацкану был приколот букетик каких-то других цветов, еще менее гармонирующих с этим костюмом, чем вчерашние орхидеи.

— Я принесла вам чашечку кофе. Зачем пропадать завтраку?

Она буквально влетела в комнату и, поставив чашку, окинула ее внимательным взором. Вероятно, она прикидывала в уме, не получил ли я лучшую, чем она, комнату за те же деньги. Я был очень благодарен ей за кофе. А также и за добросердечный порыв.

Я сел на кушетку, на которой вчера вечером Дебора разыгрывала сцену соблазнения. Миссис Снуд села рядом со мной. Она положила свою маленькую ручку мне на колено и смотрела на меня полувопросительно, полусочувственно.

— Кажется, она вам очень нравилась? Не правда ли?

— Это была очень милая девушка.

— В самом деле? И не больше? Я хочу сказать, вы не были знакомы с ней раньше?

— Нет.

— Вернулся менеджер, — сказала она. — Пока ничего не получилось. Он говорит, что вряд ли им удастся достать ее тело.

Я проглотил кофе. Он был горький.

— Не удастся?

— Течение. Все дело в течении. Ее затянуло под скалу.

Я поставил чашку.

Ее рука все еще лежала на моем колене.

— Не надо так расстраиваться. Вы ничего не могли поделать. Там погибло много людей. Не расстраивайтесь.

От этой избитой фразы меня покоробило. Я проворчал:

— Да, действительно. На дне сенота покоится много девушек. Что из того, что к ним добавилась еще одна?

Она, кажется, немного обиделась.

— Не считайте меня бессердечной. Все это, конечно, ужасно. Я знаю. Я только хотела немного облегчить ваше состояние.

— Я знаю, — сказал я. — Извините меня.

— Менеджер говорит, что здесь нет никакой полиции. Вам, вероятно, придется поехать в Мериду и дать показания там в полицейском местном управлении. Это ведь рассматривается как несчастный случай.

— Да.

Я встал.

— Еще чашечку кофе?

— Нет, благодарю. Это было чудесно.

— Что ж, я полагаю, мы все пойдем сейчас на экскурсию с гидом. Правда, может показаться ужасным, что после того, что случилось, мы все же пойдем рыскать по развалинам, но поскольку я заехала так далеко и истратила так много…

— Да, конечно.

Вошел менеджер. Он держался так, будто во всем был виноват лично он. Он повторил все, что уже рассказала мне миссис Снуд, и добавил, что он распорядился, чтобы после ленча нас всех отправили в Мериду. Юкатанские методы извещения полицейских органов о происшедшем несчастном случае значительно более либеральны, чем у нас в Штатах. Меридскую полицию вполне удовлетворит объяснение менеджера отеля о том, что он сообщает об инциденте с некоторым опозданием из-за невозможности покинуть гостей раньше ленча. Миссис Снуд сновала вокруг нас, запуская во все углы свои черные глазки.

Когда менеджер ушел, она сказала:

— Мне кажется, с меня будет вполне достаточно прожить здесь до ленча, к тому же мой самолет в Мехико-сити летит завтра. Мистер Холлидей и молодожены тоже возвращаются, так что гостиничная машина будет полна. А если опять вызвать этого типа из Мериды, это обойдется еще в пятьдесят песо. Вы не можете подбросить меня?

— Конечно, могу. Мне будет очень приятно ваше общество.

— Спасибо.

Миссис Снуд подошла к ночному столику и взяла «Убийство по ошибке».

— Интересно?

— Не знаю. Это книга Деборы.

— Вы читаете ее?

— Нет.

— Не возражаете, если я ее возьму? Не могу заснуть без чтения, а здесь совсем нет английских книг.

— Конечно, не возражаю. Возьмите.

Миссис Снуд засунула книгу под мышку и приветливо посмотрела на меня.

— Вы очень милый молодой человек. Вы мне нравитесь. От всей души желаю вам счастья.

Я улыбнулся ей.

— Со мной все будет о'кей.

— Вероятно, вы ничего не знаете о ее родственниках?… Я так говорю потому, что надо бы их известить.

— Ее отец в Перу. Археолог.

— А где в Перу?

— Не знаю.

— А еще что-нибудь?

— Во всяком случае мне неизвестно.

— Она не сказала, куда она собиралась поехать отсюда?

— В Мехико-сити. Но мне неизвестно, есть ли там у нее знакомые. Миссис Снуд пожала плечами.

— Что ж, это не ваша забота. Я думаю, что полиция все разыщет. Бедняжка! Как все это ужасно! — Однако она оставалась верной своей натуре. — Что же, я побегу. Сейчас идет экскурсия, а мне бы не хотелось ее пропустить.

Она быстро ушла, держа под мышкой книгу в яркой обложке.

Я остался один и вспомнил, что Дебора дала мне ключ от своей комнаты. Мои подозрения были все еще достаточно сильными, поэтому мне было любопытно посмотреть, что там у нее есть. Я вышел на террасу. В главном здании отеля никого не было видно. Я вошел в комнату Деборы.

Меня тронул царящий здесь беспорядок. В беспорядке есть что-то юное и оптимистическое, очевидно потому, что человек считает, что у него еще будет достаточно времени, чтобы во всем навести порядок. Белое вечернее платье, в котором она была вчера вечером, перекинуто на спинке стула. Предметы туалета — кстати, их оказалось не так уж много — запиханы в один из ящиков туалетного стола. Ящик был открыт. Все атрибуты туалета — духи, кольд-крем, щетка — свалены в кучу. Там же был и фотоаппарат. Чемодан из парашютного шелка стоял в ногах накрытой постели, из плохо закрытого чемодана торчало белье и чулки.

Это все, что он нее осталось: несколько поношенных платьев и чемодан.

Я тщательно обыскал всю комнату. Не нашел ничего необычного. Нет никаких намеков, откуда она приехала или что собиралась делать в Мехико-сити. Когда я просматривал ее скудный багаж, мне вдруг пришла к голову мысль: а что, сама Дебора оставила комнату в таком беспорядке, или кто-то другой рыскал здесь после?

Конечно, никакого ответа на этот вопрос я получить не мог, но мои подозрения скорее увеличились, чем уменьшились. Они не покидали меня все утро, когда за неимением лучшего способа провести оставшееся время я ходил вокруг развалин, стараясь держаться подальше от компании экскурсантов. Подозрения не покинули меня и тогда, когда пришло время возвращаться в Мериду.

Я ехал с миссис Снуд вслед за машиной менеджера и экскурсионной машиной. Я боялся, что ее болтовня будет раздражать меня, однако, как это ни странно, наоборот, она подействовала на меня успокаивающе. С чувством такта, которого я никак от нее не ожидал, она в своей болтовне совсем не касалась Деборы, а запрягла неисчерпаемую тему: историю своей собственной жизни, рассказывала о покойном мистере Снуде, каким уважением он пользовался в Ньюарке, о своих двух дочерях. Одна из них вышла замуж за государственного служащего из Албани, другая — очаровательная образованная девушка, на последнем курсе у Барнарда, у нее уже есть кавалер, тоже очаровательный и образованный молодой человек, и он уже издал один коротенький рассказ. От ее болтовни повеяло чем-то домашним, как от кукурузной лепешки. Это несколько нейтрализовало яркое тропическое сияние Юкатана.

Все три машины встретились у отеля «Юкатан». Молодожены сразу вошли в отель, а мистер Холлидей и миссис Снуд захотели пойти в полицию как дополнительные свидетели. Мы все уселись в машину менеджера и поехали к большому колониальному зданию, которое, возможно, когда-то было чьим-то дворцом, а теперь в нем расположилась меридская полиция.

Мы предстали перед важным господином. Он сидел за огромным письменным столом, на котором стояло две чернильницы. Ни Холлидей, ни миссис Снуд, ни я не разговаривали по-испански. Менеджер (очевидно, его в этом деле волновала репутация отеля больше, чем что бы то ни было) давал показания первым. Затем он перевел мой подробный отчет о том, что произошло во время нашего с Деборой пребывания у сенота. Стенограф записывал наши показания и отпечатал их на машинке, чтобы мы могли подписать их. Холлидей и миссис Снуд дали более короткие показания, подтверждающие наши слова.

Затем менеджер сообщил нам, что полиция немедленно выезжает на место и предпримет все меры, чтобы достать труп. В заключение он высказал свои сожаления по поводу того, что наша поездка была несколько омрачена, и говорил нам, что подобных прецедентов у них никогда до этого не случалось. Если полиция сочтет это желательным, он готов оградить забором весь сенот.

— Власти, — сказал он, — склонны рассматривать нас как случайных свидетелей трагедии и не собираются задерживать нас в Мериде для каких бы то ни было дальнейших формальностей.

Ничто не должно нарушать планы американских туристов! И так повсюду.

Лично мне такое поспешное будничное завершение дела о смерти Деборы показалось ужасным. Возникло желание выпалить им мои аморфные подозрения и потребовать дальнейшего расследования. Но полицейский офицер с равнодушным видом ковырял в зубах. Миссис Снуд и Холлидей что-то забеспокоились, очевидно, торопились поскорее уйти. У меня не было абсолютно никаких данных, которые хотя бы отдаленно напоминали доказательства, подтверждающие мои подозрения. Да ведь и сама Дебора все время отрицала, что ей угрожает какая-то опасность. При подобных обстоятельствах у меня не было никакого права задерживать всех остальных на неопределенное время. Кроме того мне хотелось поскорее завершить свои дела в Мехико-сити и возвратиться к Айрис в Нью-Йорк.

И когда Холлидей сказал:

— Как насчет того, чтобы вернуться в отель? — я ответил:

— Что ж, я готов.

По дороге к машине я старался уверить себя, что сделал все, что можно было от меня ожидать. Но, к сожалению, я не был в этом полностью убежден.

Какое-то внутреннее чувство говорило мне, что я предаю Дебору Бранд.

Глава 6

Подъехав к отелю «Юкатан», менеджер гостиницы с облегчением распрощался с нами и укатил. Миссис Снуд и Холлидей поднялись в свои комнаты, чтобы переодеться. Я остановился у стола дежурного посмотреть, нет ли писем от жены. Писем не было, но, передавая мне ключ от комнаты, клерк сказал:

— Я вижу, ваш друг догнал вас вчера, сэр?

— Какой друг?

Он кивнул в сторону лестницы, по которой поднимались миссис Снуд и Холлидей.

— Американский джентльмен, мистер Холлидей.

— Холлидей? — Я изо всех сил старался придать своему голосу обычную интонацию. — Разве он меня вчера спрашивал?

— Он приехал из аэропорта в тот момент, когда вы с юной леди уезжали в Чичен. Он увидел, как вы поехали, и спросил, куда это вы собрались. Я сказал ему. Он сказал мне, что вы старые друзья.

— О да, конечно, — подтвердил я.

Я пошел вдоль пышно цветущего тропического патио. Значит, вчера, совершенно не зная меня, Холлидей расспрашивал о моих передвижениях и выдал себя за моего старого приятеля. Наконец-то мои подозрения обрели какую-то определенную почву. Холлидей был в аэропорту, когда Дебора прилетела туда из Бальбоа. Он приехал в отель на несколько минут позже нее и увидел, как мы с ней уехали на моей машине. Очевидно, он гнался за ней от самого аэродрома, а мое имя использовал только в качестве прикрытия.

И мне теперь совершенно ясно, что Дебора попросила меня подбросить ее потому, что она хотела удрать от него, значит, все, что произошло после этого, приобретает смысл. Дебора боялась всякой машины, идущей из Мериды, потому что она думала, что, возможно, в одной из них находится Холлидей. Позже на террасе ее страх достиг апогея, потому что она встретилась лицом к лицу с Холлидеем.

Я опустился на плетеный стул около плетеного столика, под стеклянной крышкой которого были разложены фотографии развалин Чичен-Ица. Официант включил радио, и заревела танцевальная музыка. Если бы страх Деборы перед Холлидеем был самым обыкновенным страхом (ну, например, если бы она убежала из дома, а Холлидей был другом ее отца, который попросил его догнать Дебору), все проблемы разрешились бы на террасе майанской гостиницы. Но тот факт, что они сделали вид, что не знают друг друга, указывает на то, что ситуация была гораздо более сложная и, вероятно, таящая в себе значительно больше потенциальных опасностей, чем простой побег от отца.

Я вспомнил крадущуюся под окном Деборы фигуру. Может быть, это был Холлидей? А Дебора так настаивала на том, чтобы провести ночь со мной, потому что она боялась того, что Холлидей сделает с ней, если она останется одна, беззащитная, в своей комнате? И хотя она не доверяла мне полностью, не посвятила з свою тайну, она все же решила прибегнуть к моей защите, и как только она осталась без меня, она погибла.

Толстая юная мексиканка в розовом платье бухнулась на стул рядом со мной, поболтала голыми ногами, заказала кока-колу и стала с шумом тянуть ее через соломинку.

Теперь вся ситуация получила в моем представлении совершенно новую, зловещую окраску.

Послышалась американская речь. Я взглянул. Холлидей и миссис Снуд спускались по широкой лестнице. Они присоединились ко мне. Миссис Снуд подозвала официанта, заказала вино для всех нас и начала раскачиваться не совсем в такт музыке.

— Я без ума от румбы. Даже брала уроки когда-то. Пять долларов в час. Конечно, меня и здесь надули. Не дали правильной постановки моего derriere.

Холлидей сидел прямо напротив меня. На нем по-прежнему был тот же поношенный спортивный пиджак и белая рубашка с расстегнутым воротом. За очками в роговой оправе — пустые глаза. Он улыбнулся своей бессмысленной улыбкой. Несмотря на мои подозрения, невозможно было воспринимать его как нечто коварное, зловещее.

— Здесь все определенно влюблены в румбу, — заметил он. — Невозможно включить радио без того, чтобы не услышать румбу. Румба, румба, румба.

Пристально глядя ему в глаза, я сказал:

— Мне сказали, что вы спрашивали обо мне вчера.

Реакция Холлидея была самая обычная для него. Его лицо осветилось приветливой улыбкой, но он явно не собирался сдавать позиции.

— Ах, да… Что вы скажете? Совсем выскочило из головы. — Он наклонился вперед и похлопал миссис Снуд по коленке. — Вам будет интересно послушать, Лена. Вчера, когда я подъехал к отелю из аэропорта, я увидел за рулем голубого седана Питера. Я успел только бросить на него мимолетный взгляд, в профиль. Я мог бы поклясться, что это мой старый приятель, Джонни Росс. Работает в рекламном бюро в Кливленде. Чудесный парень Джонни! Незаменимый собеседник, особенно после отличного обеда. Знаю его много лет. Я спросил у портье, куда отправился голубой седан. И когда мне сказали: в Чичен, я поехал туда же, в надежде встретиться там с Джонни. — Он повернулся ко мне. — Вы никогда не встречались с ним? С Джонни Россом? Работает у Пирс-Долан энд Стайле?

— Нет, — сказал я.

Он внимательно посмотрел на меня.

— Пожалуй, если внимательно на вас посмотреть, вы не очень-то похожи на него. Вероятно, оптический обман, я ведь видел только ваш профиль в машине. Но я бы мог поклясться…

— Забавно, — вмешалась миссис Снуд, — но знаете, когда я встречаюсь с незнакомыми людьми, мне всегда кажется, что я их уже где-то видела, знала раньше. Знаете, в Гватемала-сити на рынке — о, там чудесный рынок! — была одна американка. Блондинка, лет тридцати. До тех пор, пока она не повернулась ко мне, я могла бы поклясться…

Миссис Снуд подняла паруса. Официант принес вино. Холлидей взял бокал, прищелкнул языком и сказал:

— О, мы, кажется, собираемся кутить?

Разговор был окончен.

Объяснение Холлидея было так естественно, произнесено оно было так бойко, что я мог бы поверить ему. Но я не поверил, потому что я вообще перестал верить в его маску безобидного делового человека. Слишком уж она подчеркнута. А когда я более внимательно посмотрел на него, то увидел, что в бесцветных глазах за роговыми очками светится интеллект. Мне также показалось, что в его небрежных манерах проступала скрытая враждебность. Я был более чем уверен, что независимо от того, был ли он связан с Деборой Бранд или нет, — Билл Холлидей совсем не тот, за кого себя выдает.

И в то время, как он продолжат беззаботно болтать и тянуть из бокала вино, у меня вдруг появилось чувство неловкости. Мне стаю казаться, что он все время тайком наблюдает за мной. Как будто после моего упоминания о его вчерашних расспросах наши отношения резко изменились. Как будто начался — да так оно и было на самом деле — второй раунд. Хотя в чем заключался первый раунд и чем окажется агорой, у меня не было ни малейшего представления.

На следующий день мы все уезжали в Мехико-сити, а пока что миссис Снуд и Холлидей проводили меня до гаража, куда я отвел взятую напрокат машину.

Мы встали довольно рано. Холлидей был первым, кого я встретил на следующее утро. Меня разбудил его стук в дверь. Я впустил его. На нем был серый костюм и галстук неопределенного цвета. В руках у него был такой же коричневый габардиновый саквояж, как у меня.

— Советую вам поторопиться, — сказал он. — Миссис Снуд уже внизу, завтракает. Молодожены тоже там, — он окинул взглядом мою комнату. — Хотите, я помогу вам уложиться?

— Нет, благодарю. Спускайтесь вниз. Я сейчас вас догоню.

Я оделся, уложил чемодан и спустился в ресторан. Меня приветствовал рыжеволосый молодожен. Очаровательная новобрачная с огромными бездонными глазами улыбнулась мне. Я присоединился к Холлидею и миссис Снуд. К тому времени, как мы окончили завтрак и оплатили счета, прибыл автобус за аэропорта.

До сих пор еще нет дорог, соединяющих Юкатан с остальной территорией Мексики. Поэтому аэропорт является как бы узловым пунктом всего движения. Но в этот день народу было сравнительно мало. Кроме нас, всего только несколько других пассажиров в огромном четырехмоторном самолете, отправляющемся в Мехико-сити. Миссис Снуд настояла на том, чтобы мы были все вместе, поэтому мы уселись на диван для троих.

Сон не рассеял мои сомнения относительно смерти Деборы. Точно так же ничуть не уменьшилось мое глубокое убеждение в том, что Холлидей связан по крайней мере с ее страхом, а теперь и ко мне проявлял явно нездоровый интерес. В то время, как самолет тащился над унылыми джунглями, а миссис Снуд неустанно щебетала, близость его колена к моему начала определенно раздражать меня. Насколько спокойнее чувствовал бы я себя, знай я про него что-нибудь определенное. Тогда я мог бы хоть что-нибудь предпринять. А пока что, кроме моего собственного недоверия, я не располагал абсолютно никакими данными. Да еще этот пустяковый факт, когда он спрашивал обо мне у портье.

Его поведение было совершенно нормально. Он довольно неуклюже забился в угол дивана и издредка поддразнивал миссис Снуд, которая читала Дебории детективный роман и рассказывала длинные скучные истории относительно своих скучных родственников, проживающих в Огайо.

Не являлась ли таинственность, окружавшая его, лишь плодом моего воображения, или она действительно существовала, но он мне ужасно надоел, я устал от него. Мне также начали надоедать и мысли о бледном призраке бедняжки Деборы Бранд. Собственно говоря, почему я должен о ней беспокоиться? Ведь она не доверила мне свою тайну. Я был для нее просто некто с машиной, чтобы довезти ее до Чичен, и некто со спальней, чтобы защитить ее… от чего?

Моим единственным желанием было как можно скорее добраться до Мехико-сити и отделаться от них от всех, особенно от Холлидея.

Но когда мы приземлились, оказалось, что Холлидей еще больше, чем я, горит желанием избавиться от нашего общества. Едва показались наши чемоданы, он подхватил свой и быстро исчез в толпе.

Миссис Снуд хлопотала вокруг своего багажа и бормотала:

— Славный мужчина. Однако какой-то странный. Вы заметили? Он так и не сказал нам, чем он занимается. И, подумайте только, даже не дал нам своего адреса в этом городе. Может быть, он вам его дал?

— Нет, — сказал я.

Она наконец собрала весь свой багаж и теперь присматривала за носильщиком.

— Между прочим, — она приветливо улыбнулась мне, — я надеюсь, мы с вами не потеряем контакт. Верно ведь? Я хочу сказать, что, когда мы вернемся в Штаты, вы не будете считать себя слишком важным и высокопоставленным, чтобы приехать ко мне в Ньюарк?

— Конечно, нет. Я обязательно приеду.

Мимо нас прошли молодожены. Он помахал нам рукой. Миссис Снуд ответила ему тем же.

— Я дам вам адрес сейчас же, пока не забыла.

Она порылась в сумочке.

— Черт возьми, вечно теряю карандаш.

— У меня в саквояже есть.

Я нагнулся и расстегнул «молнию» габардинового саквояжа, стоявшего у моих ног. Когда я его открыл, там оказался наспех засунутый туда спортивный пиджак. Я приподнял его. Под ним лежали серые фланелевые брюки, грязная желтая рубашка и пара ботинок. Я догадался, что это был не мой саквояж. Это был саквояж Холлидея.

Не тратя времени на то, чтобы снова запереть его, я схватил саквояж и, пробормотав миссис Снуд: «Я сейчас вернусь», пустился бегом к выходу из аэропорта. За воротами на гравиевой площадке стояли такси. Я прибежал как раз вовремя: Холлидей уже залезал в одно из них.

Я подскочил к такси и просунул голову в окно.

— Эй, Холлидей, вы взяли мой саквояж.

Он глупо улыбнулся в ответ.

— Да что вы говорите? Это правда?

Я открыл дверцу такси и показал ему саквояж. Он взглянул на его содержимое.

— Вы правы. Как хорошо, что вы вовремя спохватились. — Он взял саквояж, лежащий рядом с ним на сиденье, и передал его мне. — Я еще утром заметил, что у нас с вами одинаковые саквояжи. Чертовски невнимательные носильщики.

— Да, пожалуй.

У меня нет никаких оснований утверждать, что он нарочно убежал с моим саквояжем. У меня нет ни малейшего представления, зачем ему понадобился этот обман. Он в свою очередь смотрел на меня. Потом улыбнулся своей бессмысленной улыбочкой:

— Ну что ж, до свиданья, Питер. До свиданья.

— До свиданья.

Он назвал шоферу адрес, и такси тронулось с места.

А я стоял, смотрел ему вслед и… думал…

Часть 2

МЕХИКО

Глава 7

Я подъехал на такси к дому с меблированными квартирами на калле Лондрс, где мы с Айрис прожили эту осень. Вид этого дома, с величавыми европейскими домами, расположенными по соседству, с тенистыми деревьями вокруг, подействовал на меня благотворно.

Меня ожидало письмо от жены, в котором она написала, что Голливуд приводит ее в уныние, картина, которая почти закончена, получилась ужасно глупая и она очень скучает обо мне. Она спрашивала, смогу ли приехать в Нью-Йорк к ее возвращению, то есть ровно через три дня. Она с энтузиазмом отозвалась о моей новой пьесе. Вид ее почерка и мысль о том, что я увижусь с ней даже скорей, чем я предполагал, наполнили меня теплотой. Образ Деборы Бранд стал блекнуть. И миссис Снуд тоже. И Холлидея тоже.

Я пошел в контору аэролинии и перенес заказ на билет в Нью-Йорк на понедельник. Это значит, что в Мексике я пробуду еще два с половиной дня, и этого более чем достаточно для меня. Я послал Айрис восторженную телеграмму, вернулся домой, позвонил в бюро по найму квартир — я через них арендовал эту квартиру — и попросил их найти подсъемщика на оставшиеся два месяца.

Остаток дня я с удовольствием провел в одиночестве. Мысль о Холлидее вернулась ко мне, когда я распаковывал чемодан. Я разложил его содержимое на кровати и решил, что если только моя одежда не нравится ему больше, чем его собственная, нет никакой видимой причины к тому, чтобы умышленно перепутать чемоданы.

Теперь, когда его не было перед моими глазами, зловещая атмосфера, которой я его наделил, рассеялась. Он просто был очень скучный, нудный человек, а Дебора — девушка со склонностями к драматизму. И она умерла. Я лег спать и начал думать о проблемах, связанных с постановкой моей пьесы. Когда я проснулся на следующий день, Юкатан был уже для меня пройденным этапом. Без Айрис мне не хотелось возиться с едой дома. Около десяти утра я вышел из дома позавтракать. Яркие лучи солнца разрисовывали тротуары причудливыми узорами. В конце улицы стоял красивый новенький автомобиль. С рынка возвращалась женщина с огромным букетом лилий. Две огромные бабочки летели вслед за ней, наткнулись на движущиеся желтые лилии, слегка отстали от женщины, а потом с новой силой пустились ее догонять. Босоногий индеец ходил от двери к двери, предлагая перовые щетки на длинной ручке. Было обычное мексиканское утро.

На другой стороне улицы, прислонившись к дереву, стоял мальчишка в комбинезоне из грубой хлопчатобумажной ткани. Через плечо был перекинут холщовый мешок, а под мышкой — газета. Когда я проходил мимо, он равнодушно взглянул на меня своими огромными карими, как растопленный шоколад, глазами. Хотя я отлично знал, что никогда в жизни не видал его, его лицо показалось мне как будто знакомым. Я знал эти глаза, и пухлую нижнюю губу, и темную пассивную красоту линий. Красивый, как юный цветок.

Я попытался мысленно проследить, откуда мне может быть знакомо подобное лицо. Вероятно, оно является как бы прототипом лица индейца, загадочного и ожидающего. Или, может быть, оно ассоциируется с картиной Коварубиаси? Эта проблема некоторое время занимала мои мысли, так бывает иногда с полувоспоминаниями, а затем — потому что я был голоден — она выскользнула из головы.

Я следовал здесь мексиканской привычке брать на завтрак кофе со сладкими булочками. В двух кварталах от моей квартиры было маленькое кафе, которое я и избрал для своего завтрака.

Когда я подошел ближе, я увидел, что на оконных стеклах были нарисованы желтые стилизованные скелеты. Под костлявой рукой одного из них было написано: «Нау pan de los muertos».

Сам «хлеб для усопших» грудой лежал на окне, а рядом аккуратная пирамида маленьких, сделанных из карамели черепов с глазами из красной глянцевой бумаги. Розовые причудливые завитушки из сахара венчиком украшали черепа. Там были черепа и больших размеров. На них сахаром написаны различные имена: Карлос, Атртуро, Кармен…

Я совсем забыл, что в этот день мексиканцы справляют свою ежегодную фиесту по усопшим. Когда я входил в дверь кафе, оттуда вышел маленький мальчик. Он с аппетитом слизывал правую скулу черепа. Сзади него шла женщина с плетеной корзинкой, наполненной «хлебами для усопших». Эти круглые булочки, как кофейные, с сахарной помадкой.

В День Всех Святых американцы напиваются и до хрипоты поют, в то время как дети играют тыквенными головами. Мексиканцы же проводят день в том, что едят карамельные черепа и маленькие карамельные трупы в карамельных гробиках и отвозят на кладбище огромные сладкие булки для своих покойных родственников. Их обычай, хотя и более жуткий, все же отличается большой фантазией. Но в тот день смешение сардонического юмора с безнадежным отрицанием жизни произвело на меня удручающее впечатление. Меня охватило уныние. Даже солнечный свет показался каким-то пустым. И я начал сомневаться, действительно ли моя пьеса так хороша, как об этом пишет Айрис.

Я оглянулся. Мальчишка с холщовым мешком и пустыми, невыразительными глазами плелся сзади меня.

Я вошел в кафе, выпил стакан кофе с горячим молоком и съел два кусочка хлеба для усопших. Вкусный хлеб, сладкий. Я представил себе мексиканцев по всей стране, возлагающих сейчас этот хлеб на усыпанные цветами могилы своих «дорогих покойников». Этот обычай свидетельствует о трогательной учтивости к незабвенным друзьям и родственникам. И это также довольно практичный обычай, потому что позже, когда покойники выказывали абсолютное безразличие к творениям искусных рук кондитеров, семьи возвращались домой и съедали весь хлеб сами.

В кафе вошла девушка, села на табурет рядом со мной и что-то заказала на испанском языке. Я взглянул на нее и затем быстро взглянул еще раз, потому что она в высшей степени была не похожа на девушку, которая могла бы завтракать в таком маленьком мексиканском кафе.

Славянский тип. Вероятно, русская белоэмигрантка из Парижа. Я был почти уверен в этом, судя по ее довольно широким скулам, молочно-белой коже, огромным фиолетово-синим глазам и ресницам, которые, казалось, были сотканы из черной шерсти. Отлично подобранная накидка из меха серебристой лисы была изящно накинута поверх черного костюма красивого фасона. Но, пожалуй, на запястье было слишком уж много жемчуга и каких-то финтифлюшек из меха, что придавало ей несколько простоватый вид. На черных блестящих волосах кокетливо сидела меховая казацкая шапочка. Она сильно надушилась, и казалось, что капельки духов со стуком стекали с нее на пол. Ножки, одетые в гонкий нейлон, были очень красивы — длинные, стройные, крепкие, как у балерины.

И вообще у нее был вид балерины. Я отлично знаю этот тип девушек по Нью-Йорку — экзотические создания с интеллектом орхидеи, которые без конца переругиваются из-за пустяков в их излюбленном месте — русской чайной комнате — и перед каждым спектаклем в Метрополитен-опера пьют стимулирующее в баре театра.

Как большинство балерин, она обладала страшным аппетитом. Когда я оплачивал свой счет, она уже разделывалась с третьим пирожным. Она взглянула на меня уголком своих огромных сияющих глаз. Это был типичный женский взгляд, говорящий: я девушка. Вы мужчина.

Когда я выходил, она все еще ела.

Выйдя на улицу, я заметил, что парнишка с холщовым мешком болтался на противоположном углу, равнодушно поглядывая по сторонам. Он меня заинтересовал. В это утро у меня не было никаких дел. Я пошел к авениде Чапультепек. Сначала повернул направо, потом налево и остановился за углом. Через некоторое время появился и парнишка. Он шел по тротуару на другой стороне улицы.

Если вы американец — а значит, непременно, с их точки зрения, миллионер, — нет ничего удивительного, если мексиканец будет гнаться за вами несколько кварталов, чтобы продать вам серебряную цепочку для часов или, может быть, сумочку с фигурой маленького крокодильчика. Но этот парнишка не делал никаких попыток заговорить со мной. Поэтому он вызвал у меня любопытство и подозрения.

Я вернулся, подошел к нему и спросил:

— Что вы желаете?

Он едва доходил мне до плеча. Чистый комбинезон от частой стирки из голубого превратился в почти белый. На вид ему было лет 15-16, однако он, безусловно, был старше. Он был красив красотой индейского мальчика — похож на девушку, только чуть грубее.

Он пожал плечами.

Я повторил:

— Что вы желаете?

Не сводя с меня темных невыразительных глаз, он вынул из-под мышки газету и развернул ее. Там лежало несколько потрепанных фотографий довольно полных женщин, на которых были надеты только чулки с круглыми в оборочках резинками.

Я улыбнулся и сказал на ломаном испанском:

— Не надо грязных картинок.

Он свернул газету и снова засунул ее под мышку. Смотрел он в сторону, но не собирался уходить от меня. В конце улицы показалось целое семейство, все одетые в черное и у всех в руках огромные букеты оранжевых бархатцев — традиционных цветов для покойников. Они печально направлялись к чапультепекскому троллейбусу, чтобы поехать на кладбище.

Я подумал, что будет очень интересно пойти сейчас на кладбище, посмотреть, что там происходит в «День поминовения усопших».

Когда я повернулся, чтобы уйти от парнишки, он тоже слегка повернулся и прислонился к фонарному столбу в такой позе, при которой правый карман его брюк слегка выпятился вперед. Солнечные лучи осветили небольшой металлический предмет, высовывавшийся из кармана. Эта была ручка револьвера.

Я страшно удивился. Мексиканские мальчишки в поношенных комбинезонах из грубой хлопчатобумажной ткани обычно не носят револьверов. Револьвер здесь роскошь. Покупка даже ножа требует огромных затрат. Что-то — может быть, смутное воспоминание, которое он разбудил, или рецидив юкатанской тревоги — навело меня на мысль о Холлидее. Во всяком случае у меня не было никакого желания вертеться около мальчишки с револьвером. Я ушел от него вниз по улице к авениде Чапультепек. Впереди показалась троллейбусная остановка, на которой в ожидании троллейбуса стояла целая толпа мексиканцев, все с букетами оранжевых цветов и разноцветными корзинками, наполненными всякой снедью.

Дойдя до остановки, я оглянулся. Мальчишка вывернул из-за угла и упорно двигался вслед за мной. В это время, дребезжа, подкатил желтый троллейбус и с резким толчком остановился. Он был уже по крайней мере в два раза плотнее набит пассажирами, чем любой нью-йоркский автобус в часы пик. Я целиком отдался на милость толпы, которая и втиснула меня среди груды человеческих тел в троллейбус.

Расчет времени был правильный. Парнишка находился еще по крайней мере за полквартала, а троллейбус уже тронулся. Меня прижали к стеклу, и когда мы проезжали мимо парнишки, я заметил, что его поведение резко изменилось. От прежней инертности не осталось и следа. Он с беспокойством оглядывался во все стороны.

Я понял, что порнографические открытки были предлогом, алиби. Он гнался за мной по причине гораздо более серьезной. Может быть, его наняли шпионить за мной? Мои подозрения в отношении Холлидея возросли. Неужели он действительно окажется зловещей фигурой, как я это, собственно говоря, и подозревал раньше? И он сознательно украл мой саквояж, а теперь нанял мальчишку с револьвером повсюду следовать за мной?

А, пусть! Я уже устранился от «дела» Деборы Бранд, мне осталось пробыть в Мехико всего каких-нибудь два дня. До тех пор, пока они не вздумают воспользоваться услугами револьвера, любой парнишка может носить его в кармане и следовать за мной по пятам, сколько ему будет угодно. Но меня разбирало любопытство. Да и злость тоже. Мне было противно, что я пошел на такой недостойный поступок: нырнул в переполненный троллейбус для того, чтобы удрать от хорошенького парнишки, у которого лицо как цветок.

Хотя я от него сбежал и хотя я все время уверяю себя, что меня нисколько не интересует все это дело, меня вновь охватили старые юкатанские чувства и сомнения. Необычный состав пассажиров в троллейбусе только усугублял мое настроение. Мне в лицо все время совали оранжевые покойницкие цветы с их терпким осенним запахом. Какая-то старуха лет восьмидесяти с лишним, в черной кружевной накидке на голове, уцепилась рядом со мной за верхнюю перекладину и разразилась нескончаемым потоком Aves. Какой-то парень где-то среди массы разгоряченных тел бренчал на гитаре и распевал веселую ковбойскую песню. Религиозное уныние и бесшабашное веселье фиесты шагали бок о бок. Можно было задохнуться от зловонной атмосферы, пропитанной запахом пива, чеснока, цветов и пота.

Когда троллейбус слегка притормозил, на меня навалилась целая масса народа: старая леди с ее нескончаемыми Aves, девушка в американском свитере, молодой человек — студент, который ухитрялся с приводившей меня в восхищение сосредоточенностью штудировать медицинский учебник, иллюстрированный рисунками печени и почек.

Время от времени раздавался выкрик «bajando». Троллейбус резко тормозил. По толпе пробегала судорога, которая напоминала мне движение червяка, переворачивающегося в коробке. Кто-то как-то умудрялся выходить. Лично я не предпринимал никаких попыток выйти до тех пор, пока мы не доехали до конечной остановки, где я был силой вытолкнут из троллейбyca со всеми остальными пассажирами. При посадке я не посмотрел место назначения троллейбуса, но, как я и предполагал, он прибыл в Пантеон Долорес, самое большое кладбище в Мехико.

Казалось, все латиноамериканское население земного шара собралось сейчас на сделанных уступами тротуарах у главных ворот кладбища. Присев на корточки, за грудами оранжевых и пурпурных цветов сидели индейцы — торговцы. Сзади них на наскоро сколоченных деревянных прилавках продавались фрукты, огромные куски ростбифа, финики, разноцветное желе и живые куры. Взад и вперед сновали бездомные собаки. В ближайшей пивной ревело радио.

А еще дальше на фоне чистого голубого неба медленно двигалось колесо обозрения, у подножия которого шумел карнавал. Как всегда, Мексика смешивала жизнь и смерть в таком сложном переплетении, что трудно было их разделить.

Я уже забыл о парнишке, мне стало весело. Я присоединился к толпе, продвигавшейся к высоким железным воротам кладбища. Мимо нас быстро протолкалась вперед группа бродячих музыкантов, одетых в опереточные костюмы. Мы подошли к накрытому балдахином киоску, торгующему образами и карамелью. Сзади него одетые в хлопчатобумажные комбинезоны мексиканцы торговали птицами в клетках.

Когда я проходил мимо них, что-то в гладкой линии щеки одного из них привлекло мое внимание. Он слегка повернул голову, и я увидел темный, похожий на цветок профиль. Это было вопреки всякой логике. Но тем не менее никаких сомнений быть не могло.

Мой приятель с авениды Чапультепек находился там среди клеток с птицами. Одна из птиц запела — чудесная, весенняя мелодия в этом вавилонском столпотворении. Парнишка повернулся и в упор посмотрел на меня. Длинные черные ресницы притворно застенчиво опустились. Ко мне вернулось раздражение. Так же, как и любопытство.

Птица все еще пела.

Парнишка сунул руку в карман штанов.

Глава 8

Единственное, на чем парнишка мог обогнать мой троллейбус, была собственная машина. Но мексиканские мальчишки в хлопчатобумажных штанах не имеют собственных машин, хорошо, если у них есть запасная пара штанов. Вряд ли также у него были деньги на такси. Вероятнее всего, его кто-то нанял.

Загадочная тень Билла Холлидея снова приблизилась ко мне.

У меня мелькнула мысль: протолкаться между птичьими клетками, надавать парнишке громких подшлепников и отослать домой. Револьвер меня нисколько не пугал, пока мы находимся в общественном месте. И он еще достаточно мал, так что я смогу перекинуть его через колено одной рукой. Вероятно, это было бы очень ловко. Только я для этого недостаточно ловок.

Помня о том, что мне осталось прожить в Мехико всего два дня, я не придавал этому событию серьезного значения. Если кто-то хочет установить за мной слежку, что ж, о'кей. Только мне очень интересно было узнать, чем все это вызвано.

Парнишка полностью игнорировал меня. Он следовал блестящему правилу слежки, высказанному каким-то блестящим мыслителем: не смотри на парня, и он не догадается, что ты за ним следишь. Что ж, пусть парнишка подумает, что я его не заметил. Поэтому я продолжал вместе с остальной толпой продвигаться к воротам кладбища. Невольно перед моими глазами вновь появился образ Деборы Бранд, такой, какой я видел ее в Юкатане — испуганным ребенком, убегающим от опасности прямо в капкан. Если слежка этого парнишки имеет какой-то смысл, тогда и моя теория относительно Деборы полна смысла.

Она убежала.

Что же, теперь они стараются и меня обратить в бегство?

В воротах полицейские отбирали всю принесенную индейцами пищу и складывали ее в угол, отгороженный веревкой. Очевидно, министерство народного здравоохранения издало закон, запрещающий кормление покойников.

Я вошел на кладбище. Часть его, расположенная непосредственно за воротами, имела холодный официальный вид, с многочисленными напыщенными памятниками в честь национальных героев. Все быстро проходили мимо этих памятников, стремясь поскорее приветствовать своих нежно любимых покойников.

За этими монументами, сколько я мог окинуть взглядом, простиралось огромное кладбище. Под спокойной тенью деревьев и цветущих олеандров, в лучах утреннего солнца дремали тысячи скромных могилок. Воздух был напоен запахом увядших листьев и печалью. Но не было ничего похожего на монастырскую безмятежность кладбищ Новой Англии. Здесь кладбище колыхалось от стремительного движения, было наполнено громкими голосами и пестрело от ярких цветов.

Я пошел вдоль одной из довольно широких дорог. У самой дороги зацементированная яма, похожая на открытую могилу, была наполнена грязной водой. Женщина в ярко-красной шали, с длинными индейскими косичками, зачерпывала воду керосиновой банкой и поливала ближайшую могилку. Мужчина с торчащей из уголка рта сигаретой подновлял красной краской надпись на деревянном кресте. Они делали это как нечто обычное, будничное, как будто работали — поливали и красили — около своего дома.

Я знал, что мальчишка идет за мной. Я чувствовал это. Знаете, как бывает, когда кажется, что сзади, на шее, появляется дополнительный орган чувств. Я не оглядывался, но не переставал задавать себе вопрос: почему? Если за всем этим стоит Холлидей, то что он от меня хочет? Если это он убил Дебору, очевидно, у нее было что-то, что ему было нужно, какой-то предмет или информация. Может быть, после того, как ее убили, они ничего не нашли? Может быть, потому что я был с ней, они решили, что я действую с ней заодно? Может быть, они предполагают, что она отдала мне этот предполагаемый предмет?

Я знал, что я с ней не сотрудничал, и я знал, что она мне ничего не дала за исключением двадцатипятицентового детективного романа. Убийства не совершаются с целью завладения подобной книгой. Но ведь Холлидей не знает, что она мне ничего не дала, и он также не знает, что красная сумочка Деборы утонула вместе с нею в священном источнике, сеноте. Может быть, он думает, что я ее подобрал и вытащил из нее тот самый предмет, — я уж не знаю, что там могло быть? Я вспомнил о ключе от комнаты Деборы. Она дала его мне. Если Холлидею это известно, у него есть все основания предполагать мою причастность к этому делу. А к какому именно?

Да, много всяких вопросов возникает. И мой интерес все возрастал.

С чисто мексиканским терпением женщина украшала деревянную могильную ограду розовыми гвоздиками. Она обрывала их головки и привязывала к каждому колышку по головке.

Я оглянулся. Парнишка в хлопчатобумажном комбинезоне спокойно брел за мной. Холщовый мешок все еще болтался у него на плече, а газеты уже не было. Вместо этого он нес птичью клетку. Я подумал, что птичья клетка — один из его «потрясающих» элементов камуфляжа, или ему действительно нужна клетка и он воспользовался случаем и купил ее? Он начинал действовать на нервы. Преследование было слишком наглым. И я подумал о револьвере, и о мешке тоже. Почему-то мешок мне тоже не понравился.

Я вышел на маленькую площадь, на которой стоит каменное здание с лестницей, идущей вдоль фасада. Узенькая тропинка вела мимо могил к боковой двери этого здания. Одна доска в двери была выломана, и какая-то девушка нагнулась, чтобы посмотреть, что находится внутри.

Взглянув на нее попристальней, я, к величайшему своему изумлению, обнаружил, что я ее узнаю. Хотя я смотрел на нее сзади, не могло быть никакой ошибки: те же как отлитые ноги, накидка из серебристой лисы и высокая казацкая шапочка.

Когда я подошел к ней ближе, она, очевидно, удовлетворившись осмотром, выпрямилась и пошла по тропинке прямо ко мне. Мы встретились. Черные густые ресницы быстро заморгали. Она взглянула на меня более внимательно, и ее лицо озарилось широкой улыбкой.

— А я уже видела вас, — сказала она по-английски с акцентом. Голос был сочный и твердый, как русская папироса. — Вы — человек из пирожковой. Вы ели хлеб для усопших.

— Да, — сказал я. — Я тоже заметил вас там.

Очень приятно встретить такую девушку на кладбище. И кроме того, ее общество может оказаться небесполезным. Во всяком случае оно явится некоторой мерой предосторожности в отношении моего преследователя.

Она протянула руку и, указывая на все кладбище, сказала:

— Вам нравится? Могилы. Цветы. Покой. Все необычно. Нет? Картинно.

— Очень.

Она указала на дверь, в которую только что заглядывала.

— Я смотрела внутрь. Там большая плита. Дверь на петлях. Я думаю, что — как это вы называете? — крематорий? Туда спускают покойников. Потом «пуфф». Сжигают.

Она вздохнула.

— Вы посмотрите сами. И помните слова: «Настанет день, когда она придет и ко мне». Смерть. Так печально.

Нельзя себе представить более живого существа, чем она. Я никогда не встречал таких девушек. У нее буквально через край брызжет жизнь, активность, витамины.

Я сказал:

— В вас так явно проступают русские черты.

Большие глаза слегка округлились.

— Вы говорите — я русская? Почему так говорите?

Она засмеялась. Ее смех был похож на звук колокольчика из оперы Римского— Корсакова.

— Ах, вы так обо мне думаете? По-вашему, я большой, древний, дряхлый монумент?

Она была очень молода, очаровательна и полна жизни. И она знала это. Вот почему она так смеется, подумал я. Потому что считает — очень мило быть молодой, красивой и делать вид, что ужасно боишься старости и смерти.

Я не давал ей никакого повода составить мне компанию. Но она совершенно непринужденно и естественно просунула свою руку под мою и продолжала:

— Вы пойдете со мной. Да? Ненавижу быть одна. Скучно, скучно, скучно. Вдвоем будем смотреть, как люди украшают могилки.

Накидка из чернобурки коснулась моего плеча. Она пахла туберозами. Я оглянулся. Парнишка с мешком и птичьей клеткой упорно шел за мной.

Одетая в глубокий траур большая семья печально окружила маленькую могилку. Рядом с ними одинокая женщина стояла на коленях перед могилой, на которой горели четыре свечи, украшенные белыми, блестевшими на солнце сатиновыми бантами.

Девушка прижалась ко мне ближе. Ее красивые губы раскрылись в очаровательной улыбке.

— Вы скажете мне свое имя? Это глупо — идти с мужчиной и не знать его имя.

— Я Питер Дьюлет.

— А я? Я Вера Гарсиа.

— Испанское имя.

— Только мой муж. — Она энергично жестикулировала. — Я балерина. Знаменитая артистка балета. Критики говорят, что надо работать, работать, работать, и тогда сделаешься много лучше, чем Маркова и Данилова. Я моложе этих старых дам.

Итак, мой диагноз относительно ее профессии оказался правильным. Я подумал: есть ли на свете хоть одна балерина, которая не была бы в тысячу раз лучше, чем все знаменитые балетные звезды вместе взятые?

— Вероятно, мистер Юрок засыпал вас телеграммами? — спросил я.

— Меня? Засыпал? — Ее глаза сверкнули. — Пусть лучше не пробует. Балет? Он мне надоел. Все время ногу на стойку, ногу вверх, встать на пальчики, ногу вниз. Фу. Устаешь, всегда устаешь.

Она картинно опустила плечи, приняв позу крайней усталости.

— Ничего интересного. — Ее лицо вдруг оживилось. — Два года назад мы приехали сюда. Балет. Мексика. И здесь был этот человек. Politico. Он старый-старый. И богатый. Очень богатый. И он захотел меня в жены. Он сказал, даст мне все. Дом здесь, дом в Акапулько. — Она пожала плечами. — Танцы? Критики? Хватит с меня критиков. Я вышла замуж.

Я сказал:

— И вы счастливы с вашим старым мужем?

— Счастлива? Я всегда, всегда счастлива.

— Он хорошо к вам относится?

— Он умер. Через три месяца после свадьбы он умер. Пуфф. От старости. — Она прижалась ко мне. — Теперь я вдова. И богатая, богатая. Я богатая вдова.

— That's cozy, — сказал я.

— Cozy? Что такое cozy?

— Мило, — ответил я.

Она наивно кивнула в знак согласия.

— Да, очень мило. — Она довольно грубым жестом — большим пальцем через плечо — показала на целый ряд элегантных памятников. — Сегодня я принесла цветы на могилу бедного старичка. Она там. Большая мраморная штука с ангелом. Много, много тубероз я принесла и лилий. Я разбросала их на могилке. Красиво? Очень красиво. Как вы думаете, он нюхает эти цветы, мой бедный старичок? Он всегда ненавидел этот запах — тубероз и лилий.

Жизнь била из нее неудержимым фонтаном, как жар из пылающего камина. Она казалась мне чудесным лекарством против уныния кладбища.

Но она не разрешала проблему юноши в светло-голубых джинсах. Но, пожалуй, надо все-таки что-нибудь с ним сделать. Он начал надоедать мне. Время от времени, стараясь делать это почти незаметно, я оглядывался. Он продолжал идти вслед за нами. Один раз, когда я оглянулся, Вера, как обезьянка, повторявшая мои движения, тоже оглянулась. Через некоторое время, когда я остановился под предлогом рассмотреть памятник, она вдруг сказала:

— Вы нервничаете? Да? Все время он идет за нами, этот мальчик с клеткой для птиц?

Я удивился ее проницательности. Я не собирался доверять ей все то малое, что мне было известно об этом парне, однако вряд ли можно было отрицать такое явное преследование.

— Кажется, так, — сказал я.

— Ах, эти мексиканцы. — Она сердито сверкнула глазами. — Я все устрою.

Она резко повернулась и помчалась к парнишке. Добравшись до него, она разразилась таким потоком слов, от которого даже он, кажется, немного струсил. Один раз он помахал перед ее глазами клеткой для птиц, но Вера Гарсиа с чисто русской непринужденностью потрясла перед его носом кулаком, и парень поспешил скрыться.

Когда она вернулась ко мне, она глубоко дышала от негодования.

— Клетка для птиц! — воскликнула она. — Он сказал, что шел за нами, чтобы продать нам клетку для птиц. Кто мы такие, по его мнению, спросила я. Два попугая, что нам нужна клетка для птиц?

Она снова взяла меня под руку и улыбнулась своей восхитительной улыбкой.

— Когда меня разозлят, я становлюсь ужасной. Я испугала его. Он испугался, испугался.

Я был глубоко тронут таким бурным проявлением ее негодования, однако ни на минуту не сомневался в том, что я видел этого мальчишку не в последний раз.

Некоторое время мы молча бродили между могилами. И вдруг она сказала:

— Мне надоели покойники. Отсюда я иду в Лос Ремедиос — к гробнице Чудотворной Девы. Каждый год я хожу к ней, прошу дать там, в небесах, моему бедному старичку, моему мужу, красивого ангела. За воротами у меня машина. Вы поедете? Да? Вместе, к чудотворной гробнице?

Это показалось мне отличной идеей. Я снова убью двух зайцев. Прежде всего, я подольше пробуду с Верой, если мне, конечно, удастся благополучно выбраться с кладбища, и, кроме того, я отделаюсь от юноши.

Я проводил Веру по узкой, обрамленной с обеих сторон кустарником тропинке к главным воротам. Если только это вообще возможно, она, пожалуй, болтала еще больше, чем миссис Снуд, и пока мы пробирались по этой тропинке, она буквально утопила меня в потоке не всегда правильно выговариваемых английских слов. Когда мы дошли до площади, на которой стояли памятники героям, я поискал глазами юношу. Но его нигде не было видно.

Его также не было видно и тогда, когда я с трудом протащил Веру сквозь многочисленную толпу за воротами кладбища. Мы прошли мимо груд цветов и пивнушек к машине Веры. Это был сверкающий новый двухместный автомобиль, который я видел сегодня утром на калле Лондрс. Усаживаясь за руль, Вера Гарсиа вдруг увидела колесо обозрения.

— О, большое колесо. Обожаю большое колесо. Вверх, вверх, в воздух. Ну, пойдем на колесо? мы?… — Длинные ресницы благочестиво опустились. — Нет. Сначала мой бедный старичок. Мой муж.

Пренебрегая всеми правилами езды, она сначала лихо подала машину назад, а потом так же лихо стала лавировать в куче маленьких детей и собак. Я старался усесться на сиденье пониже, и все же прежде чем мы уехали, я снова оглянулся.

Юноши и след простыл.

Я почувствовал страшное облегчение и, может быть, несколько преувеличенную благодарность к своей новой подруге. Она оказалась именно тем, что я и предполагал, — довольно пустенькая балерина, однако отнюдь не испорченная натура. Несмотря на напяленные на нее финтифлюшки, в ней была грубоватая твердость. Она была свежая и аппетитная, как стакан парного молока, выпрошенного путешественником у хозяина молочной фермы.

Выехав на главное шоссе, она помчалась с самоубийственной скоростью вопреки всем правилам, через выжженные солнцем луга к серым, покрытым пылью горам, вершины которых маячили на горизонте. Я терпеливо выслушивал ее щебетанье, пока наконец мы не подъехали к огромной мрачной церкви, возвышавшейся на холме. Впереди нее, поддерживаемая высокой каменной колонной, красовалась громадная корона.

— Ах, Корона Чудотворной Девы, — воскликнула Вера. — Мы уже приехали. Быстро я гнала? Нет? Я хорошо вожу машину? Да?

— Как jet propulsion plane.

— Что такое jet propulsion?

— Быстро, — ответил я.

Хотя я никогда не бывал в Лос Ремедиос, я много слышал о нем. Там одна из наиболее почитаемых в Мексике гробниц. Вера поставила машину около неизбежного в таких местах базара, и мы вышли на большую церковную площадь. Индейцы непрерывным потоком входили в колоссальным собор. Несшиеся из собора пискливые звуки органа не могли заглушить рев патефонов-автоматов на базаре.

Мы вошли в высокую, погруженную в полумрак церковь с целой грудой цветов у алтаря. Службы не было, но церковь была переполнена. Все скамьи были заняты. Группы коленопреклоненных мужчин, женщин и детей или забылись в молитвах, или таращили широко открытые глаза на образа богато разряженных святых, перед которыми ярко пылали свечи.

Вера Гарсиа прошептала:

— Гробница сзади.

Мы прошли по проходу и затем через дверь с аркой вошли в заднюю комнату. Она была полна одетых в яркие одежды индейцев-паломников из всех штатов республики. Они толпились, ожидая своей очереди, у подножия каменной лестницы, ведущей к гробнице, в которой лежала маленькая чудотворная фигурка Богородицы. Говорят, эту фигурку привез из Испании Кортес, а ее последующая история, пышно разукрашенная легендами, создала ей репутацию могущественной исцелительницы.

На стенах — сотни наивных рисунков, присланных в знак благодарности от получивших исцеление паломников. На картинках были изображены различные несчастные случаи и болезни, от которых Богородица милостиво спасла их, — кровавые автомобильные катастрофы, больные, с позеленевшими лицами беби в колыбелях, изможденные калеки на костылях.

— Я пойду попросить за моего старичка, — прошептала мне Вера. Она улыбнулась ослепительной, чисто мирской улыбкой и поспешила занять место в очереди жаждущих милостей Богородицы паломников.

Сзади меня была открытая дверь на железный балкон, выходящий на залитое солнцем патио. Я знал, что там находится заброшенный францисканский монастырь, соединенный с собором узкой галереей. Предоставив Веру ее заботам о покойном старичке, я вышел на балкон. Он вел в монастырь. На балконе никого не было. Приятно было очутиться в таком величественном уединенном месте. Я медленно шел по узкой галерее, делавшей два поворота. С обеих сторон галереи расположены узкие кельеобразные комнаты. Я подошел к двери, украшенной в мавританском стиле гвоздями с крупными шляпками. Она была полуоткрыта. Я вошел туда и очутился в огромной кладовой, набитой различной церковной утварью, которая или просто была выброшена, или лежала в ожидании ремонта: старые исповедальни, скамьи, потемневшие мрачные полотна и разбитые гипсовые статуи святых — все было свалено в кучу и покрылось толстым слоем пыли. Сквозь забранное решеткой окно, находящееся у самого потолка, вливался солнечный свет. Лениво жужжала одинокая муха.

Я остановился, чтобы получше рассмотреть трехфутовую гипсовую фигурку монаха. Она стояла на старом трапезном столе около самой двери. Я не знал, кого должна была изображать эта статуя. Но у нее были настоящие волосы и настоящая сутана из грубой коричневой материи. Одна рука была отломана — может быть, революционными солдатами, а может быть, из-за неосторожности служительницы, стиравшей с нее пыль. Другая рука была вытянута ко мне, как бы для благословления.

Я нагнулся, чтобы получше рассмотреть эту руку. И вдруг почувствовал легкий шорох сзади меня. Я повернулся. В этот момент в ярком солнечном свете блеснул металл. И прежде чем я успел выпрямиться, почувствовал мощный удар в висок. Я пошатнулся, но пока еще не потерял способность видеть. На какую-то долю секунды с необычайной отчетливостью увидел фигурку мальчика в хлопчатобумажном комбинезоне, юного, очаровательного, как цветок. Его глаза, наблюдавшие за мной, по-прежнему не выражали никаких эмоций, как глаза гипсовой статуи.

Он держал револьвер за дуло. Под мышкой был какой-то предмет. Что это?

Мешок? Холщовый мешок?

Я хотел подойти к нему, но вдруг в глазах у меня потемнело, все закружилось. Я попятился назад, стараясь схватиться за трапезный стол. Но не дотянулся. В моем помутившемся сознании четко зафиксировалась протянутая ко мне рука монаха с мертвыми гипсовыми пальцами. Я понял, что падаю.

И потом наступила темнота.

Глава 9

Я почувствовал тепло солнечных лучей на закрытых глазах, боль в голове и озноб. Я открыл глаза. Надо мной стояла гипсовая фигура монаха, довольно эксцентричная, если смотреть под тем углом, под которым я сейчас смотрел на нее, одетая в кукольное платье и с оторвавшейся рукой. Это помогло мне вспомнить все. Я вспомнил пустой безразличный взгляд парнишки, сверкающий револьвер и удар. Я потрогал рукой висок. Пальцы нащупали опухоль, вероятно, просто обыкновенная шишка. Но когда я увидел свою руку, я застыл от недоумения. Она была голая. Я слегка приподнял голову и взглянул на свое тело. Я понял причину озноба.

За исключением трусов я был совершенно голый.

Я с трудом поднялся с влажного каменного пола и потряс головой, чтобы она хоть немного прояснилась. Я думал о холщовом мешке. Так вот зачем он был нужен. Юноша все утро преследовал меня затем, чтобы украсть мою одежду. Очевидно, он считал мой костюм образцом с точки зрения фасона и линий.

— Ах, — решил он (а может быть, и Холлидей?), — какой красивый костюм! Дай-ка я стукну этого парня по башке и заберу костюм себе.

Во мне поднималась черная ярость. Я злился на себя за то, что недооценил таланта юноши как преследователя. И еще больше я злился за это унижение: меня оставили голым здесь, в заброшенном францисканском монастыре.

Я посмотрел по сторонам в надежде найти себе что-нибудь подходящее из одежды. Ничего нет. Только скамьи, поломанные исповедальни, равнодушные гипсовые фигуры и поток солнечных лучей, вливавшихся сквозь решетчатое окно под потолком. И тут я вспомнил, что у меня в бумажнике был билет на самолет, туристская карта и около восьмисот песо. Я смачно выругался.

Отойдя немного от трапезного стола, я поддал ногой какой-то предмет. Я посмотрел. Под кукольным монахом на каменном полулежал мой бумажник.

Я нагнулся, поднял его и проверил содержимое. Все было на месте. Туристская карта, билет на самолет и деньги. Ничего не тронуто.

Сначала я почувствовал огромное облегчение и больше ничего. А потом подозрения вспыхнули с новой силой. Бумажник находился в застегнутом кармане брюк. Я уверен в этом. Как бы неловок ни был юноша, раздевая меня, бумажник н е м о г вывалиться из кармана случайно. Он сознательно оставил его мне. Восемьсот песо и билет на самолет в Америку могли бы явиться для парнишки, подобного этому юноше, гораздо большим соблазном, чем яблоко для Евы. Очевидно, он работает по чьему-то строгому предписанию. Кто-то, очевидно, Холлидей, велел забрать мою одежду и ни в коем случае не красть бумажник. Почему?

Из чувства доброты? Я громко рассмеялся. От злости. Они оставили мне бумажник, потому что по каким-то причинам они хотели, чтобы билет и деньги остались при мне. Вот единственный ответ на эту загадку. Л зачем они взяли мою одежду? Потому что эта «вещь», которую, как они полагали, я взял или которую мне дала Дебора, была достаточно маленькой, чтобы я мог спрятать ее где-то у себя в костюме?

Я был слишком зол, чтобы пытаться разгадать их действия. Но одна мысль настойчиво сверлила мое сознание: они убили Дебору и ударили меня для того, чтобы получить что-то, что им очень нужно. Тот факт, что у меня нет этого предмета, отнюдь не меняет положения. Я не могу пойти к ним и сказать: «Слушайте, ребята! Вы гонитесь не за тем парнем». Но они-то считают, что я именно тот парень и, что бы я им ни сказал, будут продолжать думать так же. Так что, хочу я этого или не хочу, я по уши увяз в этом деле.

Теперь вопрос уже стоял не так, что «через два дня я отсюда уеду». Вопрос был в том: останусь ли я в живых до того, как придет время сесть в самолет? В волнении ходил я по комнате, замерзший, растерянный, обуреваемый дикой яростью.

Скрипнула дверь. Я повернулся. Влетела Вера Гарсиа. Лисья накидка трепыхалась на ее плечах. Она сделала два шага ко мне и воскликнула:

— Боже! Что с вами? Принимаете солнечную ванну?

— Да, — сказал я. — Говорят, самый модный колер получается, если загораешь в монастыркой келье.

— Правда? — спросила она.

— Нет. Это наш приятель, юноша. Он притащился за мной сюда, ударил по голове и украл мою одежду.

— Хорошенький мальчик с клеткой для птиц?

— Хорошенький мальчик с клеткой для птиц.

Она захихикала. Видите ли, ей было смешно!

— Я пришла от гробницы. Я ждала. Я долго ждала вас и удивлялась.

— Вы не видели, как он прошел с мешком?

— Я никого не заметила. Так много народа проходило все время. Вперед и назад. Вперед и назад.

Она подошла и взяла меня за руку, не без удовольствия оглядела мою фигуру, и на губах у нее появилась откровенная женская улыбка.

— У вас красивое тело. Мужское тело. Сильный.

Она увидала шишку над ухом, и улыбка уступила место славянскому негодованию:

— Бедняжка. Он избил вас?

— А что, вы думаете, он со мной делал? Попросил позировать для фото?

— Вор! — крикнула она. — Убийца! Мы его поймаем.

— В данный момент будет лучше всего, если вы принесете мне что-нибудь надеть. Мне надоело быть рекламой для журнала «Сила и здоровье».

— Да, да. — Она сорвала с плеч лисью накидку и накинула ее на меня. — Возьмите моего зверя.

Я посмотрел на себя. Это выглядело не очень-то мило.

— Накидка из серебристой лисы и трусы, — сказал я. — Какой это туалет? Вечерний? Утренний?

В знак согласия со мной она покачала головой.

— Нет. Это нехорошо для мужчины. Подождите. Я найду что-нибудь.

Она убежала. Через несколько минут за дверью послышался шум торопливых шагов и возбужденные голоса. Голос Веры звучал громче всех. Говорили по-испански. Дверь открылась, и священник в белой сутане, четыре черноглазых маленьких прислужника, трое рабочих в хлопчатобумажных комбинезонах и старая-старая женщина с голубой косынкой на голове вошли в комнату.

Со сверкающими глазами Вера указала на меня, как будто я был экспонатом выставки, и что-то тараторила, размахивая руками. Ее русская душа не признавала скромности. Я уверен, ей и в голову не приходило, что перед такой аудиторией я мог чувствовать себя неловко. Прислужники захихикали, старая женщина осенила себя крестным знамением. Священник подошел ко мне, торжественно осмотрел мою голову и вернулся к Вере. Все кричали и жестикулировали.

Я не мог следить за ходом их беседы, но заметил, что из-под комбинезона одного из рабочих выглядывали кальсоны. Я достал ассигнацию в двадцать песо и подал ее Вере.

— На нем кальсоны, — сказал я. — Купите у него комбинезон.

Вера взяла деньги и, подойдя к одному из рабочих, начала размахивать ассигнацией перед его носом. Низко опустив голову, он глупо улыбался.

Через плечо она крикнула мне:

— Я говорю ему, сними штаны. Он говорит, что стесняется.

Священник, не принимавший участия в споре, с неодобрением наблюдал за этой сценой сквозь очки в стальной оправе. Один из прислужников дернул священника за сутану. Тот дал ему подзатыльник. Старуха села на пол и, помаргивая, смотрела на меня из-под своей косынки.

Вера решила переменить тактику: от уговоров она перешла к активным действиям. Она налетела на застенчивого индейца и расстегнула на плечах пуговицы комбинезона. Комбинезон упал на пол, и, оставшись в одних кальсонах, застенчивый индеец с глупым видом переступил через него. Вера всунула ему в руки деньги и торжественно подала мне комбинезон. Она не переставала смеяться своим колокольчикообразным смехом.

— Молодец, — сказал я.

— Я говорила вам, что, когда я рассержусь, все меня боятся.

Я надел брюки и с трудом застегнул на плечах пуговицы. Брюки были мне до смешного малы. Они туго обтягивали мои бедра, а сами брючины кончались где-то между коленкой и ступней.

Вера с одобрением посмотрела на меня. Я был бос.

— О, очень мило, как Нижинский.

— Большое спасибо.

Священник воспользовался случаем и улизнул от беспокойных эксцентричных иностранцев. Прислужники ушли с ним. Раздетый индеец вдруг решил, что все это очень смешно. Вероятно, до его сознания наконец-то дошло, что на двадцать песо он может купить себе на рынке по крайней мере три или четыре новых комбинезона. Он, довольный, с радостью показывал ассигнацию своим товарищам. Все улыбались.

Постепенно комната опустела, осталась одна старуха, сидевшая на полу. Я думаю, она забыла, зачем пришла сюда, и сидит теперь, потому что просто устала.

Вера была страшно беспокойной натурой. Сейчас она с материнской заботливостью принялась за мою шишку.

— Быстро, — говорила она. — Быстро. Мы едем к доктору.

— Но мне не нужен доктор, — сказал я. — У меня крепкий череп. Что мне сейчас нужно, так это костюм и пара ботинок. Если вам не нужно выполнить еще какой-нибудь долг перед мертвецами, отвезите меня скорее домой.

Мы вернулись в комнату, в которой стояла гробница, протолкались через толпу терпеливо ожидавших своей очереди паломников и вошли в церковь. Она все еще была полна молящимися. Они не проявили никакого интереса к такому изумительному зрелищу: роскошная девушка, одетая в чернобурку, идет с босоногим человеком в штанах, до неприличия обтягивающих его ноги. Даже на базаре никто не обратил на нас внимания. Мексиканцы ожидают и спокойно принимают от иностранцев любую выходку.

Но Вера Гарсиа не была мексиканкой, и в ее жилах текла кровь театрального человека. Поэтому она упивалась создавшейся ситуацией. Это было Ее Приключение. По дороге она засыпала меня своими вопросами и предположениями.

Мои ответы были довольно уклончивыми, так как я был занят мыслью: что мне теперь делать? Я не мог просто забыть все происшедшее. Это совершенно очевидно. Слишком велика опасность того, что со мной случится что-то, еще менее приятное. Ведь кроме всего прочего они, наверное, знают, где я живу, потому что паренек начал преследовать меня от моей двери. И даже если бы это было возможно, мне ни в коем случае не хотелось съезжать со своей квартиры и поселяться в каком-нибудь отеле до момента отлета аэроплана.

Чрезвычайно трудно придумать какой-нибудь план, когда ты не знаешь, чего от тебя добиваются. Вера щебетала относительно полиции и посольства. Но, пожалуй, это мне ничего не даст. Полиция сделает вид, что они разыскивают этого паренька. Они даже, может быть, найдут мой костюм в «Монте де Пиэдад» — национальном ломбарде. Посольство, конечно, хотя и скептически, выразит мне свои симпатии и начнет разговор о необходимости проявлять деликатность в отношениях двух стран, надо, мол, сохранять баланс дружественных отношений и т. д. и т. д.

Ни то ни другое не приблизит меня к разгадке тайны Деборы Бранд и Холлидея и не обеспечит мне безопасность в дальнейшем.

Нет. Плохо ли, хорошо ли, но я буду действовать один. Только теперь я все время буду начеку, буду готов к любой неожиданности. Если мистер Холлидей предпримет что-нибудь еще, он получит от меня сполна все, что заслужил.

Когда мы подъехали к моей квартире, Вера Гарсиа без всякого приглашения зашла ко мне. В данный момент я отнюдь не был расположен к приему у себя головокружительно очаровательной девушки. Мне хотелось побыть одному, еще раз все обдумать. Но она проявила такую доблесть в оказании мне помощи, что у меня не хватило духа вышвырнуть ее. Я отпер входную дверь и пропустил ее впереди себя в холл.

Пока я возился у двери, вынимая из замка ключ, она, очевидно сгорая от любопытства, влетела в комнату.

— Боже, — услышал я ее возглас. — Какой беспорядок. Вам обязательно нужна женщина.

Я остановился рядом с ней на пороге гостиной и понял, о чем она говорит. Кто-то обыскивал мою комнату. Все ящики стола были открыты. Бумаги разбросаны по полу. Подушки выдернуты из кушетки и тоже разбросаны.

Я поспешил в спальню. Здесь хаос был еще более чудовищный. Все мои костюмы вытащены из шкафа и свалены в кучу на одну из кроватей. Из ящика туалетного стола торчат носовые платки и трусы. Даже чемоданы были сдернуты со шкафа и теперь валялись открытыми на полу. Вся подкладка у них разрезана.

Вместо того чтобы рассвирепеть от злости, меня вдруг охватил ужас. Всего можно ожидать от Холлидея, если только это был Холлидей. В то время как один из его подручных шпионил за мной по всему городу, другой ворвался в мою квартиру. Конечно, ему что-то нужно от меня, что-то очень важное.

Я вспомнил серебристые волосы Деборы, вытянувшиеся под зеленой водой сенота. Одна половина моего «я» начала сожалеть, что я не уехал с Айрис в Голливуд, и в этом случае я никогда бы не видел Юкатана. Но другая половина — та, что буквально задыхалась от бешенства, — настойчиво твердила мне, что я должен бороться за дело Деборы. Теперь я начинаю на собственной шкуре понимать ее состояние, и мне стало искренне жаль ее. Это было слишком жестоко для девушки в двадцать лет. Я вспомнил прикосновение ее юных губ к моим. Я не буду чувствовать себя счастливым до тех пор, пока не сделаю что-нибудь жестокое с человеком, который сбросил ее в сенот.

В спальню вошла Вера. Я слышал ее голос, визгливый от негодования:

— Что случилось? Это не просто беспорядок. Грабеж? Нет? Они избили вас. А теперь ограбили?

Она подошла ко мне, взяла меня за руку и посмотрела мне в глаза.

— Что с вами происходит? Почему за вами сначала следили, потом избили вас и ограбили? Может быть, вы иностранный шпион? Да? Или крупный гангстер?

Я не собирался посвящать ее во все подробности. Пожалуй, еще слишком рано искать себе союзников.

— Насколько мне известно, — сказал я, — я просто обыкновенный турист.

— И вы не понимаете, почему вас избили и ограбили?

— Нет.

Она направилась к телефону.

— Мы позвоним полиции.

— Нет.

— Почему нет?

Я улыбнулся.

— Потому что…

Она внимательно посмотрела на меня.

— Тогда вы лжете. Вы все понимаете. Это большой, большой секрет. Нельзя звать полицию.

Я должен был знать, что она слишком умна и слишком назойливо любопытна, чтобы мне удалось обмануть ее. Я взял ее руку.

— О'кей. Это большой секрет. Мое личное дело. А теперь как насчет того, чтобы помочь мне привести в порядок все? И установить, что у меня стащили?

Она была столь же послушна, сколь и умна. Она больше не задавала мне никаких вопросов и принялась смиренно помогать мне в уборке. Сначала мы убрали гостиную, потом спальню. Как я и ожидал, ничего не было взято, насколько я мог заметить.

Смиренное поведение Веры продолжалось до тех пор, пока она не нашла фотографию Айрис, которая была выброшена из рамки. Она подняла ее и принялась рассматривать сверкающими глазами. Повелительным тоном она спросила:

— Кто это? Эта красивая женщина?

— Моя жена, — сказал я.

Она круто повернулась и с укором посмотрела на меня.

— Вы женаты?

— А кто я такой, по-вашему? Как вы — богатая вдова?

— Боже! — Она швырнула фотографию на туалетный стол с чисто русской неспособностью скрывать свое раздражение. — И всегда так. Всегда, как только встретишь настоящего мужчину, его уже успела забрать какая-нибудь дешевенькая.

— Осторожнее с существительным.

— А мне плевать на существительные!

— Да, но мне не плевать, — сказал я. — Вы грубая, невыдержанная и obstzeperous.

Она заморгала:

— А что такое obstzeperous?

— Гадкая, — сказал я.

— Пуфф. — Она пожала плечами и бухнулась на кушетку. — За это дайте мне выпить.

Он надула губки, как маленькая девочка, и злилась, как шершень. Я подумал, что, в сущности, она очень милая. Я налил ей кубинского рома и, оставив ее одну, пошел в спальню, чтобы снять с себя этот индейский комбинезон. Пока я принимал горячий душ и одевался, я все время думал о Холлидее.

Когда я вошел в гостиную, Вера допила ром, сняла с себя казацкую шапочку и лису и теперь а экзотической позе лежала на кушетке и курила. Вспышки ее характера, очевидно, были столь же быстротечными, сколь и буйными. Она уже была в отличном настроении и, увидев меня, засмеялась заразительным смехом.

— Ах, теперь он опять красивый, этот женатик. — Она похлопала по краю кушетки. — Идите. Сядьте во мной.

Я все еще думал о Деборе и Холлидее. Я сел. Она нежно погладила мою шишку над ухом.

— Она уже лучше? Да? Меньше стала? Вам очень больно?

— Нет, не очень.

Она была совсем близко. Ее колени прикасались ко мне. Она прелестна и, очевидно, столь же сексуальна, как француженка в старинной альковной комедии. А я в это время думал о Холлидее и о том, что, по его мнению, может быть у меня. Вероятно, что-то очень маленькое, чтобы носить с собой, но, вероятно, не такое маленькое, чтобы поместить в бумажнике. Бриллиант? Трудно поверить, чтобы Дебора участвовала в краже и перевозке через границу драгоценных камней. Может быть, это какая-нибудь ценная реликвия инков? Поскольку отец Деборы археолог в Перу, это предположение имеет определенный смысл. Но какая именно реликвия инков может быть достаточно маленькой? Бриллиант? Опять я вернулся к бриллиантам.

Теперь уже Вера гладила не шишку на лбу, а мое ухо.

— Я хорошая? Нет? — мурлыкала она при этом. — Я не спрашиваю ничего. Внутри у меня все горит от любопытства, но я не задаю никаких вопросов.

— Молодец.

Она продолжала нежно гладить мое ухо.

— Я обещала старику целый год после его смерти не иметь друзей.

— Обещала?

— Год кончился в прошлый вторник.

Ее лицо придвигалось ко мне все ближе и ближе. От нее пахло духами, как от парфюмерной фабрики. А улыбка ее была бесстыдная.

— Ну, ты, которого преследуют, которого избили и ограбили, ты, который женат на этой… на этой… которая не желает жить с тобой и отдавать тебе свою любовь, ты хочешь быть моим другом?

Мягкое прикосновение ее пальцев к моему лицу напомнило мне о Деборе. Между ними никакого сходства. Дебора была маленькая, неопытная девушка, разыгрывающая из себя сирену. А Вера — это нечто настоящее, достаточно красивая, чтобы зажечь сердце даже гипсового монаха со сломанной рукой.

Эти воспоминания вновь воскресили мои подозрения. Дебора предложила мне свою любовь через пару часов после того, как мы с ней встретились. Теперь Вера делает то же самое. Я никогда не был до такой степени неотразим для женщин.

Я повернулся и внимательно посмотрел на нее. Она взглянула на меня. Ее лицо потемнело от негодования. Она грубо отдернула свою руку от моего уха.

— В чем дело? Вы кто, мужчина? Или вареное яйцо? Вы считаете, что я урод? Да? Отвратительный урод?

— Не говорите глупостей. Вы красивая. Вы scrumptions.

— Что такое scrumptions?

— Красивая.

Она драматически пожала плечами.

— Конечно, я красивая. Но вам не нравлюсь. Почему?

— А вам не кажется, что в последнее время было слишком много быстро сменяющихся событий?

Она полностью игнорировала это мое замечание.

— Вы все время думаете о своей жене?

— Конечно, я думаю о ней.

— Вы что, рехнулись? Вы думаете о женщине, которой здесь нет, в то время, как другая женщина здесь? — Ее глаза сверкнули. — Ах, я знаю. Это все косметика. Весь день я ходила среди покойников, гробниц и ни разу не подкрашивалась. Конечно, все дело в этом. Все краски размазались по лицу. Вероятно, это отвратительно. Я сейчас все подправлю.

Она вскочила и побежала в спальню. На пороге повернулась и послала мне милую улыбку — дружественную и прощающую.

— Я вернусь с новым лицом. Тогда все будет по-другому. Вы забудете свою жену, эту…

— Не надо так говорить.

Все еще раздираемый сомнениями, я ожидал ее возвращения. Вдруг раздался звонок в дверь. По возвращении в Мехико-сити со мной произошло столько непонятных вещей, что я решил проявить осторожность. Позвонили еще раз. Я подошел к окну, спрятался за портьеру и посмотрел вниз на улицу. Перед дверью, маленькая и решительная, в своем ядовито-зеленом костюме стояла миссис Снуд.

Никто другой не мог доставить мне большего удовольствия своим визитом. Миссис Снуд, с ее дочерьми, ее экономией, поистине является воплощением нормальности в этом сумасшедшем мире. И ее визит отложит решение вопроса о том, быть или не быть мне «другом» Веры, отложит хотя бы на некоторое время, чтобы я мог все как следует обдумать. К тому же, может быть, она знает, где я могу найти Холлидея? Я должен узнать, где он живет.

Я прошел в кухню и нажал кнопку замка от входной двери. Раздался щелчок, и я открыл дверь для миссис Снуд. При виде меня ее маленькое личико озарилось искренней радостью. Опять к лацкану небрежно был приколот букетик орхидей, на сей раз желтых. Прическа, как всегда, в беспорядке.

— А, наконец-то вы явились? Я звонила вам два раза и один раз заходила сегодня утром. Вас не было.

— Извините, я уходил.

Она увидела шишку у меня над ухом.

— Боже мой! Вас избили?

— Я стукнулся о дверь.

Она сочувственно улыбнулась.

— А, текила. Она и со мной выкидывает иногда такие же штучки.

Она прошла мимо меня в гостиную и окинула ее оценивающим взглядом.

— Неплохо. Сколько они дерут с вас в месяц?

Я сказал. Она увидела на диване Верину лису и черную казацкую шапочку.

— О, у вас гости. Извините. Я…

— Ерунда, — сказал я. — Я рад, что вы пришли. Садитесь. Сейчас выпьем.

— Что ж, но только одну рюмочку. Меня ждет такси у подъезда. Я возвращаюсь с этих пирамид, ну этих… как их там? Забыла, как они называются. Я решила, что гораздо удобнее возвратиться на такси, чем тащиться с экскурсионным автобусом. И думаю, что меня опять обжулили, как всегда.

— Как вам нравятся пирамиды? — спросил я.

— Ох уж эти мне пирамиды.

Я налил ей кубинского рома. Она с жадностью выпила его.

— Собственно, я зашла к вам, — сказала она, — чтобы пригласить вас сегодня вечером на обед. Конечно, в качестве моего гостя. Я заплачу. — Она с беспокойством взглянула на меня, очевидно, испугавшись, как бы я не понял ее превратно. — У Сиро. Это лучший ресторан в городе. Шикарный ресторан, шикарный оркестр и вообще все.

Она мне нравилась, но при теперешних обстоятельствах я не был уверен, что она нравилась настолько, чтобы я выдержал с нею вечер у Сиро. Но прежде чем я успел ответить ей что-либо, она слегка наклонилась и положила свою лапочку мне на колено.

— Пожалуйста. Будьте хорошим мальчиком. Приходите. Я сегодня утром встретила Билла Холлидея, он завтракал с какой-то девушкой у Санборна. Я пригласила и его. Он тоже очень хочет видеть вас.

Ага, значит, Холлидей выразил желание видеть меня. Очень мило с его стороны. Неожиданно вся картина изменилась. Я улыбнулся.

— Конечно, конечно. Я с удовольствием приду, Лена.

— О, чудесно. Около восьми. Приходите ко мне в «Реформу».

Миссис Снуд допила рюмку и встала:

— Знаете, такси, которое ждет меня внизу, действует мне на нервы. Хотя я знаю, что у них здесь нет счетчиков, но я как-то по привычке все думаю, что там отщелкиваются мои доллары и…

Ее речь оборвалась: из спальни вышла Вера Гарсиа. Вера основательно потрудилась над своим лицом, пожалуй, даже уж слишком. Она выглядела как русская белоэмигрантка, подделывающаяся под Линн Фонтейн, подделывающуюся под русскую белоэмигрантку.

Я встал и сказал:

— Миссис Снуд, это сеньора Гарсиа.

При виде миссис Снуд лицо Веры расплылось в очаровательную улыбку. Она подбежала к ней.

— Как мило, — заворковала она. — Как я рада снова встретиться.

Я в изумлении смотрел на них.

— Вы знакомы?

— Конечно, — сказала Вера.

— Конечно, — подтвердила миссис Снуд. — Какое забавное совпадение. Миссис Гарсиа — это как раз та девушка, с которой Билл Холлидей завтракал сегодня утром.

Я изо всех сил старался овладеть своим лицом. Вера, развалившись в кресле и положив ногу на ногу, лениво закурила сигарету.

— Холлидей? — повторила она. — Кто это — Холлидей?

— Мужчина, который завтракал сегодня с вами у Санборна, — сказала миссис Снуд. — Разве это не ваш друг?

— Ах, он? — Вера засмеялась. — Кажется, он очень хотел сделаться моим другом. — Она подмигнула мне. — Я сидела у Санборна, пила кофе, как всегда. Все столики были заняты. Тогда он, этот человек, подходит к моему столику и просит разрешения сесть за мой стол. Я сказала: а почему нет? И он говорил, говорил, говорил. Об Айове. Да? Или это было Айдахо? Или Огайо? Это какой-то большой малонаселенный штат в Америке. Все время он говорил. — Она опять подмигнула. — И все это время его нога под столом тоже говорила.

— О Боже, — сказала миссис Снуд. — Я никак не ожидала, что он может так вести себя с девушками. — Она вздохнула. — Его нога. Ох, к сожалению, она ни разу не пыталась заговорить со мной под столом. Но я ведь всего только старая карга.

Очевидно, ей в голову пришла отличная идея. Она улыбнулась Вере.

— Слушайте. Я только что пригласила Питера сегодня вечером пообедать со мной и мистером Холлидеем. Почему бы и вам тоже не прийти, миссис Гарсиа? У нас будет квартет. Это будет гораздо веселее. Но, конечно, это в том случае, если вы не боитесь большого серого волка из Кливленда.

Она пожала плечами, совсем как Линн Фонтейн.

— Я? Боюсь? А зачем же тогда мужчинам ноги, как не разговаривать с нами под столом? — Она кокетливо взглянула на меня. — Если Питер пойдет, я пойду. Я буду очень рада.

Миссис Снуд продолжала трещать о своих планах, но я ее не слышал.

«Какое забавное совпадение», — сказала миссис Снуд. Конечно, можно и так истолковать это. Если хотите, можно также сказать, что это было простое совпадение, что Вера сначала пила кофе с Холлидеем у Санборна, потом случайно забежала в кафе для второго завтрака, оставив машину почти у моих дверей. Если вам так нравится, вы можете также назвать простым совпадением то, что я снова увидел ее в Пантеон Долорес. Если хотите, вы также можете назвать простым совпадением то, что, когда Вера Гарсиа привезла меня к чудотворной гробнице, там оказался юноша, который воспользовался этим случаем и избил меня.

Я посмотрел на Верины блестящие черные волосы, на благородную красоту ее бело-розового лица. До замечания миссис Снуд «о забавном совпадении» Вера казалась мне самой непосредственной, самой несложной натурой, которую я когда-либо встречал.

Теперь я ничего не понимал.

Мне казалось, что, глядя сейчас на нее, я вижу рядом с ней этого долговязого американца с глупой улыбкой и очаровательного мексиканского мальчика, упрятавшего в холщовый мешок мою одежду.

Глава 10

Я приехал в туристский отель-люкс «Реформа» в точно назначенное время. Миссис Снуд провела меня в свой номер с плюшевыми портьерами и обстановкой, цена которого, вероятно, стоила ей не одной бессонной ночи. На ней было то же красное вечернее платье (75 долларов 50 центов), волосы уложены в форме птичьего гнезда. Вид у нее был счастливый и праздничный.

— О, Питер! Вы — первый. Как мило!

У кушетки стоял молчаливый официант с бутылкой рома и другими напитками.

— Я думаю, что мы лучше здесь сначала выпьем коктейли. Гораздо приятнее. Да и значительно дешевле. По крайней мере я на это надеялась, пока не увидела, сколько они поставят в счет за услуги.

Она налила из шейкера дейкуири и подала мне.

— Я так рада, что Вера Гарсиа придет. Такая очаровательная девушка. Очаровательная.

— Очаровательная.

— Я не знала, что она ваша приятельница. — Она вопросительно посмотрела на меня. — Давно знакомы?

— Мы встретились сегодня утром, — сказал я. — На кладбище.

— На кладбище? Боже, как романтично.

Она присела на край постели и потягивала коктейль.

— Вы знаете, я думала, что они с Холлидеем друзья. А оказывается, он просто шаловливый старичок.

— Кажется, да.

— Надеюсь, они не будут здесь ссориться. Я люблю, когда мои гости нравятся друг другу. Это так мило, когда люди нравятся друг другу.

Мучаясь сомнениями по поводу зловещей роли в моей жизни ее предполагаемых гостей, меня несколько покоробили ее слова. Я представил себе, как она в роли хозяйки угощает гостей коктейлем на острове Бикини и, указывая на небо, говорит: «Ах, посмотрите, какая очаровательная маленькая атомная бомбочка. Надеюсь, будет очень мило, когда она приземлится».

Вера ушла от меня вместе с миссис Снуд. Я до сих пор еще не пришел к окончательному решению: что, действительно Вера является одной из марионеток Холлидея? Или, может быть, просто у меня катастрофически прогрессирует мания преследования? У меня нет веских доказательств в подтверждение того или другого предположения. Можно сойти с ума от этих мыслей. Все улики, которыми я располагаю, могут в одинаковой степени служить подтверждением и того и другого. Я надеюсь, что сегодня за обедом произойдет что-нибудь, что натолкнет меня на правильное решение.

Она пришла через несколько минут, сразу наполнив комнату оживлением, ароматом крепких духов и взрывами смеха. Ее туалет был рассчитан на эффект, но, как и утром, он отличался излишествами. Для пользы дела неплохо было бы его немного упростить. Черное вечернее платье, лоснящееся, как морская водоросль, было, конечно, великолепно, но она зачем-то нацепила на себя бесконечное количество жемчуга, огромную аметистовую брошь и по крайней мере дюжину серебряных браслетов. Даже в волосы был воткнут большущий красный цветок.

Если бы она не была так красива, она выглядела бы нелепо, как персонаж из фарса. Даже и сейчас, глядя на нее, невольно приходили на ум комедийные героини. Она была великолепна, но в ней было что-то, чего вы никогда не увидите в витринах фирмы «Братья Маркс».

Она была в самом лучшем настроении. Ей нравилось наше общество, она безумно рада снова видеть нас, она обожает дейкуири.

Когда я слушал ее болтовню, очаровательную, простодушную, мысль о том, что она ведет двойную игру, казалась чудовищной, абсурдной. Мои подозрения в отношении нее постепенно рассеивались. В конце концов у меня было очень мало оснований подозревать ее — только встреча в ресторане с Холлидеем. Но на это у нее было очень убедительное объяснение. Я снова почувствовал к ней теплую, нежную симпатию. И тут я вспомнил простодушие Холлидея и опять заколебался.

Я ожидал его прихода со всевозрастающим нетерпением. Больше всего меня раздражала неизвестность. До тех пор, пока я не буду иметь хотя бы самый слабый намек на то, чего он от меня хочет, или хотя бы до тех пор, пока я не буду уверен в том, что именно он стоит за всем этим делом, я не могу проявлять какой-нибудь активности.

Я все больше и больше взвинчивал себя. Наконец, примерно через двадцать минут, он пришел.

Хотя я был готов к этому, но исключительная обыденность его появления почти обезоружила меня. Это не был выход на сцену злодея. Он неуклюже втиснулся в комнату, в сером неглаженом костюме и грубых поношенных башмаках. Светлые волосы в беспорядке свесились на лоб, а глупая улыбочка под скрывающими глаза очками была самой дружелюбной.

Он обнял миссис Снуд и, пародируя мексиканский обычай, с силой хлопнул меня по руке.

— Эй, вы, Питер, старина!

Когда он увидел Веру, от такого приятного сюрприза его лицо расплылось в широчайшей улыбке. Он вел себя так, как будто уже хлебнул несколько рюмочек и готов продолжить так хорошо начатое дело. Миссис Снуд сказала:

— Это приятельница Питера. — Она потрепала Холлидея по руке. — И она рассказала нам, как вы вели себя сегодня утром.

Казалось, его привели в восторг эти слова, как будто этим самым миссис Снуд похвалила его мужские достоинства.

— А? Она рассказала обо мне? Да? Отлично. Ну и что же вам известно? — Он подмигнул мне. — Вероятно, Питер, в вас есть что-то, чего нет во мне, братец. Сегодня утром я даже не мог взобраться на первую ступень.

Он улыбнулся Вере, как бы давая понять, что он шутит, бухнулся рядом с ней на кушетку, поднял бокал дейкуири и сказал:

— За ваше здоровье.

Он рассказывал бесконечные анекдотические случаи о всяких Джимах, Биллах и Джо из Кливленда. А потом, когда коктейль ударил ему в голову, он перешел к другим историям с налетом непристойности.

После пары рюмок дейкуири он вдруг заявил:

— Маленький Билл должен пойти в одно место, о котором не говорят вслух. — Он пошел через спальню в ванную комнату миссис Снуд. Когда он вышел оттуда, его анекдоты носили еще более глупый характер.

Я был готов к чему угодно, но только не к этой скуке — провести вечер в неинтересной компании в номере отеля. Как режиссер, я отлично чувствую актеров, но в этом спектакле — если только это был спектакль — я не чувствовал никакой фальши. Все было естественно. Холлидей был одним из весельчаков Чарли, и он превратил нашу компанию в точную копию по крайней мере еще дюжины подобных вечеринок, происходивших в этом отеле в данный момент.

Так продолжалось и после того, как с коктейлем было покончено и мы спустились вниз в настоящий американский ресторан, с настоящим американским оркестром, который играл настоящую американскую танцевальную музыку, стараясь заглушить настоящий американский шум, царящий в ресторане. Лена Снуд, которая все время повторяла: «Ну разве Билл не самый смешной человек на свете? Я умру от смеха», — с неожиданной для нее расточительностью заказала шампанское. Оно шипело в тон с шипящим жарким и с бесконечными «А вы слышали этот…» Холлидея. И я почувствовал, что окончательно одурел.

Время от времени я танцевал с Верой или миссис Снуд, но Вера, очевидно, полностью израсходовала запас живости и веселья, хохоча над шутками Холлидея, а миссис Снуд без умолку тараторила о вещах, о которых я больше ничего не хотел слышать.

Я отказался найти какую-либо тайную связь между ними, какие-нибудь общие секреты. Да, вероятно, ничего этого и не было. Возможно, я безнадежно плутаю не по тому следу.

Во время очередного танца с миссис Снуд я как сквозь туман заметил, что она, подражая Вере, воткнула в волосы совершенно не гармонирующий со всем остальным розовый гладиолус. Она по обыкновению что-то болтала. До меня доносились только ее знакомые слова:

— …такой смешной человек этот Билл Холлидей.

— Да, — автоматически согласился я.

— Он рассказывал вам о кошке, ослепшей на один глаз?

— Нет, — так же автоматически ответил я.

Вероятно, после этого она сама начала рассказывать мне о кривой кошке, но вдруг оборвала рассказ на полуслове, что-то крикнула кому-то и помахала рукой в направлении бара.

Я обернулся. Высокий мужчина с рыжими волосами сидел один на табурете, печально склонившись над бокалом. Миссис Снуд еще раз что-то крикнула и потом улыбнулась мне:

— Питер, это же мистер Джонсон, молодожен из Юкатана.

Я провел ее между танцующими парами и увидел, что она права. Мы подошли к нему, и миссис Снуд схватила его за руку.

— Эй, вы! Это что такое за безобразие? Гуляете без жены? Как не стыдно?

Мистер Джонсон взглянул на нас, и лицо его озарилось неожиданной улыбкой. Но ненадолго. Оно сделалось печальным, как и его голубые глаза.

— Люп в госпитале, — сказал он. — Чертовски неприятная история. Боли начались, как только мы приехали в отель. Я сразу отвез ее в больницу, и ее немедленно оперировали: аппендицит.

Сочувственно глядя на мистера Джонсона, эта добрейшая женщина сразу поникла.

— Бедная девочка. Как она сейчас?

— Все будет о'кей. Но она страшно испугалась, бедняжка, да и больно было. Я сидел у нее целый день, но в десять часов меня оттуда выставили.

Он крепко сжимал стакан в своих огромных лапах. У него был тоскливый, растерянный вид, как у сенбернара, когда он никак не может найти нуждающегося в помощи альпиниста.

— Чертовски неприятная вещь в медовый месяц.

— Ужасно, — вздохнула миссис Снуд. — Да и дорого, вероятно. Сколько собираются с вас содрать доктора?

— Вероятно, очень много. — Слабая тень милой улыбки скользнула по его лицу. — Вот сижу здесь в одиночестве, праздную медовый месяц.

— Что вам нужно — это шампанское. — Миссис Снуд взяла его под руку. — У нас на столе есть бутылка.

Он колебался, посматривая то на нее, то на меня.

— Не стоит беспокоиться из-за…

Но миссис Снуд с решительным видом вела его мимо танцующих пар.

Все, что связано с любым из бывших в то время в Юкатане, безусловно, заслуживает внимания. Но в то время, как миссис Снуд вела мистера Джонсона к нашему столику, я никак не мог вообразить себе что-либо подозрительное в этой совершенно, очевидно, случайной встрече.

Сообщение миссис Снуд о только что перенесенной операции новобрачной на некоторое время несколько утихомирило веселье. Но как только ей самой надоело это новое настроение, автором которого до некоторой степени являлась она сама, миссис Снуд решила развеселить компанию, радостно заявив:

— Ну, по крайней мере теперь ей не угрожает никакая опасность, мистер Джонсон. Вы должны быть благодарны, что не случилось чего-нибудь худшего. Она ведь не свалилась в сенот, как мисс Бранд.

— Мисс Бранд? — послышался совершенно неожиданный вопрос Веры. — Кто это мисс Бранд, которая упала в сенот?

— Как? Разве Питер ничего вам не рассказывал? — Миссис Снуд посмотрела на меня своими птичьими глазами. Потом, повернувшись к Вере, сказала:

— А они были в таких приятельских отношениях. Это было ужасно. Мы все ужасно переживали это событие.

Достаточно подвыпившая, чтобы быть способной к быстрой смене настроений, она, по-видимому, теперь испытывала неподдельный ужас. Пока она рассказывала всю эту историю, я внимательно наблюдал за Холлидеем. Если он чувствует за собой вину, он непременно во время этого рассказа выдаст себя. Но на его лице можно было прочесть только одно: скуку опьяневшего человека. Один раз его рука как бы случайно упала на гладкое обнаженное плечо Веры. Она отодвинулась. Вот и все. Миссис Снуд закончила свой рассказ:

— Боже, это было ужасно. И как раз перед смертью бедняжка дала Питеру один детективный роман. И когда я теперь читаю об убийствах, я всегда вспоминаю об этой бедняжке, которая утонула в сеноте. Ужасно. Вот как все это было.

Она опять умудрилась впасть в печальное настроение, но опять же ненадолго. Ее природная веселость взяла верх, и со словами: «Пошли, мистер Джонсон, давайте немного потанцуем», она потащила молодожена в зал.

Веселье и танцы продолжались до двух ночи. Затем, после тщательной, по пунктам, проверки счета, миссис Снуд оплатила его, оставила довольно крупную сумму на чай официанту и освободила нас.

Мы все вместе вышли в холл. Первым из отеля ушел молодожен. Потом собрался Холлидей. Он расцеловал миссис Снуд, церемонно раскланялся с Верой и снова крепко, с размаха пожал мою руку.

— Ну, Питер, старина! Будьте хорошим мальчиком, не шалите. Не делайте того, что я бы сделал, ха-ха-ха.

Он качался от выпитого шампанского.

У меня было какое-то смутное чувство, что что-то очень важное ускользнуло от моего внимания, просочилось сквозь пальцы. А может быть, я ошибаюсь. В конце концов, может быть, связь между смертью Деборы и тем, что произошло со мной в Мехико, это плод моей фантазии? Или — если эта связь действительно существует — подлинная опасность надвигается на меня совсем с другой стороны? Я пытался ассоциировать убийство, нанесение мне увечья и тайный заговор с этим типичным провинциальным туристом, стоящим передо мной. Я подумал, как было бы смешно и нелепо, если бы я сейчас выдвинул против него все эти обвинения.

Его рука выскользнула из моей. Он оглянулся через плечо, чтобы бросить плотоядный взгляд пожилого человека на обнаженную спину Веры, и потом, навалившись на меня, прошептал:

— Вот это я понимаю, девушка. Питер, мой мальчик Очаровательная девушка. Но смотрите не делайте того, что я сам собираюсь сделать. Ха-ха.

Это была дикая, неприятная шутка. Он разразился громким смехом и ущипнул меня за руку. Потом повернулся и шатающейся походкой начал спускаться с лестницы.

— Спокойной ночи, — крикнул он. — Спокойной ночи всем, спокноч, милмой, спокноч.

Он дошел до двери, осторожно толкнул ее и вышел на ночную улицу.

Вскоре мы с Верой произнесли свои благодарственные речи в адрес миссис Снуд и тоже ушли. Вера сказала, что она живет в двух кварталах от ресторана. На сей раз она была без машины и попросила меня проводить меня ее до дома. Мы шли по величавым, залитым лунным светом улицам. Она буквально повисла у меня на руке.

— Фу, какие люди, — говорила она. — Такая скука! Болтовня, болтовня, болтовня. О Боги!

Мы подошли к большому, во французском стиле дому на углу, окруженному железным забором с воротами в центре. Она остановилась:

— Вот здесь я живу. Большой дом? Нет? Ужасно большой. Миссис Снуд обязательно сказала бы: посмотрите, как дорого он стоит. Зайдете выпить?

Я никак не мог отделаться от смущения. В голове у меня была полная неразбериха. Если бы это приглашение было сделано немного раньше, когда я был полон подозрений в отношении ее, я бы подумал, что это какая-то ловушка и что, возможно, Холлидей или тот юноша ожидает меня за этими воротами. Теперь же, если только я приму это приглашение, я знаю, что меня ожидает очередная страстная любовная сцена с двумя действующими лицами: мужчина — женщина. А я сейчас не был расположен к участию в такой сцене.

— Благодарю вас, — сказал я. — Пожалуй, я лучше зайду к вам как-нибудь днем.

Она с силой выдернула свою руку.

— Ах, вы все еще так ведете себя? Все еще считаете меня назойливой, пристающей к вам женщиной?

— Но, Вера…

Но ее русский темперамент снова вышел из-под контроля. Несколько театрально она закричала:

— Тогда убирайтесь. И пусть вас опять изобьют, пусть вас разденут догола, и тогда можете сколько влезет дожидаться, чтобы я вам помогла. Этого не будет. Вы меня с ума сводите. Вы оскорбили мою душу. Ну, быстро! Быстро убирайтесь отсюда!

Она потянула старинный звонок, приделанный к столбу ворот. Повернувшись ко мне спиной, она стояла в зловещем молчании, притоптывая от злости ногой, до тех пор, пока ворота не отворились и на пороге не появился древний привратник, одетый в серапе. Она протараторила ему что-то по-испански, и он ушел.

Некоторое время она продолжала стоять ко мне спиной, полностью игнорируя мое присутствие. Потом вдруг повернулась. При лунном свете я увидел дружескую улыбку на ее лице. Злости как не бывало.

— Я все еще злюсь, — сказала она. — Ужасно злюсь. Но делаю вид, что не злюсь. Я могу хорошо владеть собой. Я знаю. Я ненавижу вас, но все же говорю: будьте осторожны. Нет? Не давайте им снова догнать вас, с этой клеткой попугаев. Обещаете?

— Обещаю.

Она взглянула в конец улицы. Улица была пуста, за исключением светло-синего седана, который стоял в полквартале от нас, под уличным фонарем.

— Это такси, я думаю. На улице темно и пусто. Возьмите такси для безопасности.

Я взглянул на такси, стоявшее в тени деревьев у тротуара. Такси в Мехико выглядят как обыкновенные автомобили, только под дворником прикреплена маленькая дощечка с надписью «Свободен». Я увидел эту надпись. Значит, это действительно такси.

— Конечно, — сказал я. — Я возьму такси.

Она подошла ко мне и страстно поцеловала меня в губы.

— Может быть, завтра я не буду такой злой. Я не знаю. Посмотрим. Но, о… Сегодня я вся горю. Спокойной ночи, ненавистный.

— Спокойной ночи, Вера.

Она проскользнула в железные ворота на погруженный в темноту патио. И тут же из темноты прошаркал привратник. Он закрыл ворота и наложил на них цепь.

Оставшись на мрачной ночной улице, я почувствовал себя страшно одиноким. Я был недоволен собой. Надо было бы принять ее приглашение. Хотя сейчас никакой опасности мне не угрожало, мне недоставало теплоты Веры. Я постоял некоторое время у ворот и потом направился к светло-синему седану. Водитель увидел меня и включил свет. Я подошел к нему и, не наклоняясь к окну, спросил: «Сколько до калле Лондрс?» Он ответил: «Два песо».

Что ж, отлично. Я открыл дверцу и начал усаживаться. При этом мой взгляд упал на водительское зеркальце. Отражающиеся в нем два черных невыразительных глаза внимательно наблюдали за мной. Тогда мой взгляд упал на самого водителя. В слабом мерцании света уличных фонарей я увидел очаровательную линию щеки и длинные девичьи ресницы.

На какое-то мгновение у меня мелькнула мысль: вероятно, я рехнулся, у меня уже галлюцинации. И я вышел из машины. В тот же момент шофер повернулся и взглянул на меня.

Это, конечно, не галлюцинация. И такси было не такси. Это частная машина, только на ветровое стекло нацепили маленькую пластинку с надписью «Свободен».

Нацелив мне в живот револьвер, за рулем сидел юноша. Меня охватила паника. Все происходящее казалось мне чем-то нереальным.

— В чем дело? — крикнул я. — Понадобился еще один костюм?

Он открыл противоположную дверцу на переднем сиденье.

— Su base, — что значит «входите». Я понял это. Юноша говорил тоном, не терпящим возражений. Я это тоже понял. Я отказался от мысли нырнуть под защиту Вериных ворот. Это было слишком рискованно. Было также совершенно безнадежно привлечь к себе внимание ее ночного сторожа.

Сверкнул револьвер.

— Su base, — послышалось снова.

Мне не нравилось спокойствие в его голосе. Мне не нравилось также, что опасность угрожает мне таким нелепым образом: в лице очаровательного парнишки, вооруженного непонятной мне враждебностью и револьвером. Я все еще колебался, стараясь найти правильное решение, хотя знал, что я ничего не придумаю.

— Su base, — сказал он в третий раз. Взгляд его мечтательных, устремленных на меня с непонятной для меня враждебностью глаз был тверд, как револьвер.

— О'кей, — сказал я. — Как вам будет угодно.

Я сделал шаг к открытой дверце. Он прищурил глаза. Я был уверен, что в этот момент он думал: «А не собирается ли этот парень напасть на меня?» К сожалению, у меня не было такой возможности: нас разделяла открытая дверца, рычаг передачи и рулевое колесо.

Я сделал еще один шаг и вдруг почувствовал, как кто-то взял меня за плечо и слегка оттащил назад. Знакомый невнятный американский голос сказал:

— Эй, Питер, старина. Что за идея брать такси? Становишься ленивым? После шампанского необходимо прогуляться. Вот что тебе нужно. Небольшая прогулка.

Я позволил ему повернуть меня. Сзади меня стоял сияющий добродушием Билл Холлидей.

Он махнул таксисту, чтобы уехал. Взяв меня под руку, он потащил меня вниз по улице.

— Хм, такси! — говорил он с укоризной. — Парень в вашем возрасте берет такси! Дряхлая старуха, вот вы кто.

Я не знаю, откуда он пришел и как он здесь очутился. Мне было совершенно безразлично. Впереди показался бледный свет уличного фонаря, означавший конец квартала. Когда мы поравнялись с ним, я, терзаемый страхом, ожидал, что юноша сейчас выстрелит.

Но ничего не произошло. Мы завернули за угол. Такси не двигалось с места.

Холлидей шел зигзагами, цепляясь за меня.

— Стаканчик на сон грядущий, — бормотал он. — Живу близко. Вон там, за углом. Зайдите выпить стаканчик на сон грядущий, старина. Нет ничего лучше стаканчика на ночь. Как это говорила Гертруда Стайн? Стаканчик на сон грядущий — есть стаканчик на сон грядущий…

Ндааа-а. А человек, который спас тебя от вооруженного револьвером мальчишки, есть человек, который спас тебя от вооруженного револьвером мальчишки.

Глава 11

Завернув за угол, мы прошли полквартала. Впереди виднелись безопасные просторы авениды Инсерджентс. Такси, очевидно, не собирается преследовать нас. Я почему-то был уверен в этом. Напряженное состояние несколько ослабло. В голове царила мешанина из различных вопросов, на которые я не мог найти ответы. Почему юноша позволил Холлидею выхватить меня из-под его револьвера? Потому что он действовал по чьему-то приказу и у него не было указаний, как следует поступить с другим американцем? Или потому, что сам Холлидей был его хозяином? Но если Холлидей послал юношу для того, чтобы похитить меня, зачем ему вдруг понадобилось спасать меня? И что, он спас меня преднамеренно, или это опять одно из тех семидесяти семи случайных забавных совпадений?

В то время как захмелевший Холлидей, спотыкаясь, тащил меня вперед и лепетал свой бесконечный пьяненький веселый монолог, мне казалось немыслимым представить его способным на что-либо более хитроумное, чем просто, надев на голову бумажный колпак, свистеть в дудочку.

Я вспомнил, как Вера несколько минут тому назад, надув губки и целуя меня, говорила, указывая на светло-синее такси: «Обязательно возьмите такси». Меня охватила дрожь. Я снова сомневался. Вера указывала на такси, в котором юноша ожидал меня с револьвером в руке. Вера отвезла меня в Лос Ремедиос, где юноша ожидал меня с револьвером в руке.

А может быть, это Вера, а не Холлидей? Вера работает с кем-то при помощи юноши?

Мы подошли к обдуваемому сквозняками углу авениды Инсерджентс. В темноте все еще мелькал неоновый свет нескольких ночных клубов и элегантных ресторанов. Мимо нас проехали две машины, направляясь куда-то за город. Я подумал: куда бы меня сейчас везли, если бы я сел в светло-синий седан? Не к Вере. И не к Холлидею. Это совершенно ясно. Меня везли бы к таинственной смерти где-нибудь в канаве на пустырях за Ксошимилко? Или на свидание с моим противником?

А кто он, этот мой противник? Мистер Джонсон, огорченный аппендицитом своей молодой жены? Миссис Снуд, отдыхающая сейчас в постели с детективным романом в руках?

Выбор ответов на мои вопросы был небольшим, и все они не стоили и гроша. Я надеялся, что вечер решит все мои сомнения.

А оказывается, сомнения мои только еще более усилились.

Мы пересекли авениду Инсерджентс и оказались на одной из темных боковых улиц, вдоль тротуара которой стояли огромные тенистые деревья. «Вероятно, это Динамарка», — подумал я. Холлидей, который казался сейчас значительно более пьяным, чем он был в «Реформе», споткнувшись, остановился около дома с меблированными квартирами, построенного в стиле модерн.

— Маленькая квартирка, — сказал он. — Смотреть не на что, видеть нечего. Принадлежит моему другу. Сдал мне ее. Стаканчик на сон грядущий, мой мальчик. Старина!

Он порылся в кармане в поисках ключа. Зазвенела мелочь. Потом нашел ключ и неуверенной рукой всунул его в замочную скважину.

— Исключительно освежает голову стаканчик на сон грядущий, — настойчиво продолжал бормотать он.

От толкнул стеклянную в стальной оправе дверь и с пьяным рыцарством пропустил меня вперед. Это могло быть и ловушкой. Я отлично понимал это. Но если только это ловушка, то меня заманили в нее такими утонченными методами, которые могут показаться невероятными. Улицы были для меня достаточно опасными. Никто не мог гарантировать, что, как только я останусь один, из-за угла снова не появится юноша со своим револьвером. Словом, из двух перспектив я выбрал визит к Холлидею, как сопряженный с меньшим риском.

Кроме того, еще в начале вечера я решил непременно побеседовать с Холлидеем наедине. И хотя мои подозрения перешли на кого-то другого, неизвестного мне, я все же не хотел упустить такой благоприятный случай пощупать Холлидея.

Я вошел в холл, который вполне мог бы явиться экспонатом выставки «Меблировка дома в будущем». Холлидей шел за мной. Он с шумом захлопнул дверь.

На втором этаже он остановился перед квартирой номер три и, после того как его ключ достаточно продолжительное время протанцевал танец попадания в замочную скважину, открыл дверь. Он вошел первым и нашарил рукой выключатель. Мы очутились в маленькой, очень элегантной гостиной с полосатыми зеброобразными драпировками и темно-желтыми стульями. На кофейном столике в вазе стоял огромный букет розовых гвоздик. Комната благоухала ароматом цветов.

И в ней никого не было, что меня несколько удивило.

— Садитесь, старина.

Холлидей шлепнул меня по плечу и подвел к одному из желтых стульев. После сбросил с себя пальто, оно упало на пол, и перешагнул через него, направляясь к двери, ведущей в какое-то другое помещение.

— Куфффня. Это моя куфффня. Посмотрим, что тут удастся мне наскрести.

Он исчез за дверью.

Послышался стук посуды.

Я решил, что сейчас подходящий момент. Если Холлидей невиновен, тогда, значит, его опьянение не притворное и тогда, что бы я ему ни сказал, к завтрашнему утру улетучится из его головы вместе с винными парами. Если же он виновен, если это он убил Дебору Бранд и теперь имеет какие-то намерения в отношении меня, значит, он просто притворяется пьяным. Но тогда все равно. Если он виновен, значит, я не расскажу ему ничего такого, чего бы он сам не знал. Если только у него нет револьвера, все будет о'кей.

Я встал и потихоньку осмотрел комнату, пока не услышал, что он выходит из кухни. Когда он показался в дверях, неся с преувеличенной осторожностью два бокала кубинского рома, я уже спокойно сидел на своем стуле.

— Ром, старина, — пропел он, — ио-хо-хо и бутылка рома.

Он подал мне бокал, пошатываясь, прошел мимо столика с розовыми гвоздиками и бухнулся на кушетку. Широко взмахнув рукой с наполненным до краев бокалом, он сказал:

— Ваше здоровье.

Я поднял свой бокал.

— Спасибо, — сказал я и решил сразу же приступить к делу. — А также спасибо за то, что вы только что спасли меня.

— Не стоит благодарностей. Всегда рад спасти парня. И всегда был таким. Да, таков я, Билл Холлидей. — Потом слегка скосил глаза и внимательно посмотрел на меня, чуть склонив голову набок. — Спасибо за то, что я спас вас? От чего?

— От такси. Вы ведь знали, что это не такси? Знали? Вы знали, что водитель нацелил на меня револьвер?

— Нацелил на вас?… Вы что, шутите?

— Я не шучу.

Прищурив глаза, он наклонился ко мне.

— Нацелил на вас револьвер? Почему?

— Все по той же причине, по которой он шпионил за мной все утро и, наконец, добрался до меня и избил около чудотворной гробницы в Лос Ремедиос. Все по той же причине, по какой кто-то произвел обыск в моей квартире.

Казалось, он проявляет величайшие усилия, чтобы понять мои слова. Он отказался от этой затеи, уставившись на меня тупым взглядом.

— Обыскали, избили, — бормотал он. — Ничего не понимаю. О чем вы говорите?

— Я думал, что, может, вы мне кое-что разъясните.

— Я? — Голос прозвучал воинственно. — Почему я? Слушайте, о чем тут речь? Чью квартиру обыскали? Мою никто не обыскивал?

Я сказал:

— Вы знаете мальчишку, хорошенького мексиканского мальчишку? Лет девятнадцати?

— Как его имя? — спросил Холлидей.

— Вы сами должны знать, если это вы выдаете ему зарплату.

Он, видимо, старался понять, о чем я говорю.

— Зарплату? — тупо повторил он.

Я решил испробовать другой путь.

— Помните, в аэропорту вы взяли мой саквояж вместо своего? Помните?

Это он помнил.

— Конечно, конечно. Ваш саквояж. Оба габардиновые. Габардиновые, габардиновые, — запел он. — Оба одинаковые. Ошибся носильщик. Глупый носильщик.

— И вы спрашивали обо мне у портье отеля «Юкатан», хотя еще не были со мной знакомы.

— Я спрашивал?

Он казался озадаченным, потом по лицу расплылась широкая улыбка.

— Эй, Питер, старина. Вы меня разыгрываете.

Я решил перейти к лобовой атаке.

— И вы гнались за Деборой Бранд до самого Чичен-Ица.

Улыбка исчезла.

— За кем гнался?

— За Деборой Бранд.

— Кто гнался за Деборой Бранд?

— Вы.

— Да вы с ума сошли.

Он говорил, старательно подчеркивая каждое слово. Потом добавил:

— Дебора Бранд умерла. Я не мог гнаться за мертвой девушкой. Зачем мне гоняться за покойницей?

— Вы гнались за ней, чтобы забрать у нее кое-что, — сказал я. — И убить ее.

— Убить ее?

Впервые за время нашего разговора у него появились признаки отрезвления. Рот как-то глупо приоткрылся.

— Ее никто не убивал. She fell in well.[1]

Очевидно, ему понравилось благозвучие этой фразы, потому что он повторил:

— She fell in well.

— Ее могли туда столкнуть.

— Столкнуть? Зачем?

— Зачем?

— Я не знаю.

Он удобнее уселся на кушетку и начал перебирать какие-то свои документы.

— Значит, ее столкнули в источник.

Он присвистнул.

— А откуда вам это известно?

Неожиданно лицо его прояснилось.

— Ах, вы вечно шутите.

— Я не шучу.

— Нет, вы шутите, мой милый, — пропел он. — Я ничуть не верю вам. Да, да, вы шутите. Потому что… Знаете, почему я так думаю? Если бы вы думали, что ее убили, знаете, что бы вы сделали? Вы сообщили бы об этом меридской полиции.

Он торжествующее посмотрел на меня, считая, что нанес мне завершающий удар.

— Я не обратился тогда в полицию, потому что у меня не было никаких доказательств.

Он кивнул в подтверждение того, что понял меня.

— А теперь у вас есть доказательства?

— Только то, что за мной гонятся с револьвером.

— А зачем они гонятся за вами с револьвером? Зачем?

— Я полагал, потому что они думают, что я взял у нее что-то, что они ищут. А между прочим, у меня ничего нет.

Его губы скривилсь в легкую гримасу, как будто он собирался сосредоточиться. Некоторое время он молчал. Я надеялся, что после этой паузы я добьюсь от него более трезвого разговора. Но я ошибся. Он все больше и больше пьянел, а теперь даже закрыл глаза.

Я понял, что бесполезно продолжать это нелепое интервью. Я был совершенно уверен в его невиновности, так же как и в том, что он окончательно опьянел. Не могло быть и речи о притворстве. Голова у него свесилась, глаза по-прежнему были закрыты.

Я встал и сказал:

— Ну, спасибо за вино. Я пошел.

Он открыл глаза, посмотрел на меня затуманенным взором, потом с трудом поднялся, пошел к окну и откинул одну из зеброобразных портьер.

— Что-то душно. Да. Ужасно душно здесь.

Он пошарил по раме в поисках крючка.

Я подошел к нему и протянул руку.

— Ну, еще и еще раз спасибо, Холлидей. Время идти домой.

Он проворчал что-то и наконец открыл окно.

— Что такое? — Он посмотрел на меня осоловелыми глазами. — Не уходите, какой смысл? Здесь масса кроватей. Масса кроватей. Слишком уж вы задаетесь, не хотите остаться со мной. Вы…

Он так и не закончил фразу. Его качнуло, и он едва удержался за занавеску. Он был уже на волоске.

— Мне надо… — начал я. И замолчал.

С того места, где я стоял, мне в тусклом освещении хорошо была видна вся улица.

За несколько домов от нас в тени деревьев стоял знакомый светло-синий седан. Я видел, как кто-то выбросил прямо на тротуар горящую сигарету.

Я не мог видеть, но я хорошо представлял себе, как он сидит сейчас там, за рулем, со своим гладким мальчишеским лицом, и терпеливо следит своими огромными глазами за входной дверью Холлидея. Ожидающий.

Итак, юноша опять здесь.

Меня охватил страх. Я повернулся к Холлидею и сказал:

— Я передумал. Поскольку вы так добры, что пригласили меня…

Он что-то промычал, уставив на меня из-за черепашьих очков пустой взгляд. Рука медленно соскользнула с занавески. Он наклонился, пытаясь обнять меня, но тут колени его подогнулись, и он бухнулся на ковер.

Для Холлидея вечер был окончен. Завтра его ожидало мучительное похмелье.

Я видел дверь, ведущую в спальню, в которой стояли две кровати. Я перетащил его туда, уложил на одну из кроватей, снял ботинки и набросил на него одеяло.

Просто ради того, чтобы не упускать благоприятной возможности, я быстро обыскал комнату. Но ничего не нашел. Я вернулся в спальню и взглянул в окно. Светло-синий седан все еще ожидал меня внизу. Не без удовлетворения я отметил, что на долю юноши сегодня выпал тяжелый денек. К завтрашнему дню он будет безумно уставшим.

Я тоже устал. Не было никаких причин продолжать бодрствовать. Я разделся до трусов и забрался на другую кровать. Холлидей тяжело дышал, но, слава Богу, не храпел.

Я выключил свет и почти тут же заснул.

Утро было веселое, солнечное. Я проснулся в половине девятого. Вспомнив вчерашний вечер, я взглянул на другую кровать. Холлидей все еще лежал так же, как я его уложил, только одеяло свалилось. Я встал и подошел к окну.

На улице шла приятная дневная жизнь. Чопорная няня катила в колясочке беби, какой-то мужчина вез на довольно примитивной тележке огромный кусок льда. Две собаки обнюхивали друг другу носы и при этом помахивали хвостами.

Светло-синего седана не было.

Голова у меня была легкая, и, как это ни странно, на сердце тоже было легко. Я пошел в ванную комнату и принял горячий душ. Потом в шкафчике нашел бритву и бритвенный прибор. Пока брился, я испытывал к Холлидею чувство, которое почти можно было назвать любовью. Правда, он довольно скучноватый старикан с бесконечными сомнительными остротами, он не знал меры в выпивке, но зато он спас меня от довольно неприятной ситуации и предоставил мне на ночь отличную кровать.

И он знал о Деборе Бранд не больше того, что знал я.

В мыльных пальцах бритва слегка скользнула, и я порезал щеку. Кровь потекла по подбородку. Я выругался, поискал вату, не нашел ее и вытер кровь полотенцем.

Потом нашел кровоостанавливающий карандаш и смазал им ранку. Но на полотенце осталось кровяное пятно.

Корзина для грязного белья стояла направо от меня в углу. Я открыл ее и бросил туда полотенце. И вдруг под грязными полотенцами и рубашками я увидел что-то красное, блестящее. Я взглянул еще и еще раз.

Затем запустил руку в корзинку и вытащил оттуда блестящий красный предмет.

Это была красная сумочка Деборы Бранд.

Я держал ее в своих руках, смотрел на нее, и юкатанские воспоминания вихрем пронеслись в моей памяти. Я открыл сумочку. Внутри лежали белый носовой платок, губная помада, пудреница, зеркальце, мелочь. Но мое внимание было приковано к носовому платку.

В углу изящными буквами были вышиты инициалы: D. В.

Глава 12

Я не отводил глаз от красной блестящей сумочки. Мне показалось, что покрытые белыми плитками стены этой уютной маленькой ванной сжимаются и давят на меня. Значит, сумочка не упала в сенот вместе с Деборой. Она была здесь. Именно здесь, в квартире Билла Холлидея.

Я отлично помню, что ее не было на берегу, когда мы с менеджером, услышав крик Деборы, прибежали туда. Очевидно, Холлидей взял ее в те несколько минут, которые прошли со времени ее падения и до того момента, когда мы туда прибежали.

Если этот факт еще не доказывает, что Холлидей — убийца Деборы, нет никаких сомнений, что он тесно связан с этим делом. Достаточно тесно.

В свете этого нового факта я попытался понять смысл вчерашнего поведения Холлидея.

Ну, прежде всего, совершенно очевидно, он заставил меня разыграть из себя стопроцентного сосунка. Он притворился пьяным. Он сознательно спас меня от юноши и сознательно привел к себе на квартиру.

Но зачем?

Чтобы спасти меня от того, кто нанял юношу? И именно поэтому он псевдопьяным жестом раздвинул оконную портьеру? Он хотел показать мне, что светло-синий седан здесь и что для меня гораздо более безопасно провести эту ночь у него? Почему ему так хотелось спасти меня? Может быть, существуют две клики, две группы, которые охотятся за тем, что привезла Дебора? Одну группу представляет юноша, а другую — Холлидей? И одна группа старается защитить меня от другой?

Во всяком случае, что бы там ни было, то, за чем они охотятся, это, вероятно, очень важная вещь. Но если Холлидей хочет завладеть этой важной вещью, которая, как он полагает, находится у меня, почему он не попытался взять ее у меня вчера вечером? Почему он направил всю свою энергию на разыгрывание сцены опьянения?

Эти бесплодные размышления пронеслись в моем мозгу с быстротой молнии.

Ситуация создалась совершенно непонятная. Единственное, что было совершенно ясно, это то, что я оказался по уши увязшим в этом деле.

Я подумал о Холлидее, который лежит сейчас в соседней комнате, одуревший от рома. Как велико было искушение пойти сейчас к нему, показать эту сумочку и покончить с этой ложью раз и навсегда. Но, с другой стороны, поскольку мне уже кое-что известно из того, что скрывается за этим делом, весьма заманчиво рискнуть и довести его до конца. Я решил взять себя в руки, не торопиться.

Такого хитреца, как Холлидей, трудно застать врасплох, чтобы он проговорился о том, чего он не хочет говорить. Пока что он думает, что обдурил меня. Что ж, мне кажется, разумно будет оставить его в этом заблуждении.

Я внимательно проверил все содержимое сумочки, даже открыл губную помаду и пудреницу. Ничего тайного, просто обыкновенные вещи, которые носят с собой все девушки. Только там не было одной вещи, которая должна была там быть. Дебора говорила мне, что она опоздала на самолет, уходящий в Мехико-сити. Но его там не было. Может быть, она хранила его где-нибудь еще? Или, может быть, она врала? Или Холлидей вытащил его?

Я бросил сумочку обратно в корзину под грязные полотенца и вернулся в спальню. Холлидей все еще спал или притворялся, что спит. Пока я одевался, он еще не пошевелился.

Я нацарапал ему маленькую записку: «Спасибо, что не храпели».

Я приставил записку к букету гвоздик в гостиной и вышел из квартиры.

Плаца Вашингтон находилась в двух кварталах отсюда. Я пошел по утренней, залитой солнцем улице по направлению к этой маленькой площади, завернул в кафе и заказал апельсиновый сок и кофе. Кафе было выдержано в американском стиле. Как приятно было попасть в американскую обстановку. Это напомнило мне, что уже завтра я буду в Штатах. Может быть.

Несколько посетителей сидели за маленькими красными столиками. Царила атмосфера безмятежного покоя. Однако тревожные мысли о Дебориной красной сумочке, которую я только что видел, не покидала меня. Я старался понять, зачем Холлидей хранит ее. Ведь в ней не оказалось ничего существенного, а наличие этой сумочки у него на квартире полностью выдает его. Правда, он постарался спрятать ее в таком месте, где я, по его мнению, не смог бы ее найти. Но я нашел ее. И в одну секунду разлетелись в прах его так тщательно разработанные усилия разыграть из себя глупого туриста, ничего не знающего о деле Деборы.

Поскольку Холлидей — кто бы он ни был — ни в коем случае не был дураком, должна быть какая-то уважительная причина, почему он не забросил сумочку в юкатанских джунглях.

Но какая причина?

Бойкая официантка в высокой накрахмаленной наколке принесла мне апельсиновый сок и довольно неаккуратно салфеткой смахнула со стола крошки.

Я мог представить себе только одну причину. Холлидей хранил эту сумочку потому, что, несмотря на то, что при беглом осмотре в ней вроде ничего нет, у него все же не было полной уверенности в том, что то, что он ищет, не находится в сумочке. Когда юноша украл у меня костюм, я понял, что вещь, которую они ищут, должна быть очень маленькой. Но не может же она быть до такой степени маленькой, даже невидимой простым глазом?

Или может? А почему это не может быть что-нибудь написанное? Например, какое-нибудь сообщение, написанное невидимыми чернилами? Которое можно отлично нацарапать где-нибудь на самой сумочке? Может, Холлидей хранит эту сумочку, чтобы потом где-нибудь в лаборатории произвести соответствующий анализ или проявить чернила?

Официантка принесла мне кофе, быстрым ловким движением поставила его передо мной и поправила прическу. Когда я взглянул на нее, я обратил внимание на человека, сидящего за соседним столом. Это был полный, отлично выбритый человек в модных солнечных очках. Перед ним, приставленный к сахарнице, был один из мексиканских детективных романов в оранжевой обложке. В Мексике считается особым шиком читать детективные романы.

Вид этой книги напомнил мне о том, что Дебора тоже дала мне детективный роман. Я уже несколько раз думал об этой книге, не далее как вчера, но ничего не придумал, поскольку я считал, что речь может идти о бриллианте или еще каком-нибудь осязаемом предмете, который нельзя спрятать в книге. Поэтому я и не придал серьезного значения книге. Я был уверен, что Дебора не давала мне ничего, за чем мог бы охотиться кто бы то ни было. Как я уже говорил, убийства не совершают ради того, чтобы завладеть просто обыкновенной книгой.

Но, вероятно, я ошибался.

В книге можно послать любые сведения. Роман Крег Райс «Убийство по ошибке», может быть, как раз и является тем предметом, за которым они охотятся все время.

Кто-то опустил жетон в неизбежный в подобных заведениях автоматический магнитофон, и «Ля Барка до Оро», исполняемая в танцевальном ритме, заглушила нежный стук кофейных чашечек. Я впервые нашел объяснение бессмысленному, как мне в свое время казалось, поведению Деборы в утро ее смерти.

Предположим, она назначила кому-то свидание перед завтраком. Возможно, это было свидание с человеком, который копошился под ее окном накануне вечером. Поскольку сенот находился в некотором отдалении от развалин, было вполне естественным избрать именно это место для тайного рандеву. Предположим также, что свидание у нее было с человеком, которому она не вполне доверяла. Она привела меня с собой к сеноту в качестве некоторого средства обеспечения безопасности. Не для того, чтобы я принял участие в этом интервью, а чтобы человек, с которым она собиралась встретиться, просто видел меня. Предположим, он еще до нас спрятался в джунглях где-то около сенота. Он увидит, что она пришла со мной и потом куда-то отослала меня. Он может подумать, что я, в качестве ее охранника, нахожусь где-то поблизости.

Я вспомнил выражение фальши на лице Деборы, когда она посылала меня в отель за фотоаппаратом. А может быть, я ошибаюсь? Может быть, никакой фальши не было? Просто внезапно изменила план? В последнюю перед свиданием минуту ее недоверие к предполагаемому собеседнику настолько возросло, что она отдала мне на сохранение наиболее ценную вещь, которой она обладала, — книгу.

Это также может объяснить, почему она была убита. Человек, который встретил ее у сенота, хотел получить важную информацию, запрятанную где-то в тексте детективного романа. Она обманула его, придумала какую-то неубедительную причину, почему она не принесла эту книгу, и он убил ее.

Я вспомнил Холлидея, как он сквозь очки в роговой оправе смотрел вниз, в сенот, на растянувшиеся от подводного течения серебристые волосы Деборы. Я представил себе, как он до этого схватил красную сумочку, обыскал ее и ничего не нашел.

Наконец-то магнитофон замолчал. Теперь на площади раздавались звуки медных инструментов, заглушаемые ударами барабанов. Я увидел обнаженные загорелые руки и ярко-синие с оранжевым костюмы. Вероятно, это был парад футболистов, чтобы продемонстрировать, до чего спортолюбива мексиканская нация.

И вся эта игра в догонялки, которая велась за последние двадцать четыре часа, приобрела теперь несколько комический характер. Они произвели у меня обыск, избили меня, словом, сделали все, чтобы заполучить двадцатипятицентовую книжонку с детективным романом. И все это время Лена Снуд, забравшись в теплую постельку, читала ее, чтобы убаюкать себя.

Я был очень рад, что наконец-то додумался до чего-то. Еще больше я был рад тому, что теперь у меня есть какое-то определенное дело. Потому что совершенно очевидно: мне необходимо немедленно же забрать книгу у Лены Снуд.

Я крикнул группе хихикающих у прилавка официанток: «Счет, синьорита». Девушка подошла ко мне, вытащила из прически карандаш и нацарапала на листочке счет.

И вдруг мысль, неожиданная и острая, как зубная боль, пронзила мой мозг. Вчера вечером за столом, в присутствии Холлидея, Веры и молодожена, миссис Снуд говорила об этой книге. Я вспомнил ее птичье личико, раскрасневшееся от шампанского. Я снова услышал ее голос:

— Это было ужасно. Бедная девочка. Как раз перед смертью она дата Питеру детективный роман. Он дал его мне. Каждый раз, когда я читаю…

Холлидей, Вера и молодожены — единственные люди, которые могли быть связанными с убийством, — все узнали вчера вечером, что книга «Убийство по ошибке» находится в настоящее время не у меня, а у миссис Снуд.

Одним таким пустяковым замечанием Лена Снуд поставила себя под угрозу смертельной опасности.

Трясущимися руками я оплатил счет. Наконец-то я понял вчерашнюю игру Холлидея. Он настаивал на том, чтобы миссис Снуд пригласила меня на обед потому, что он считал, что книга все еще у меня. И поэтому он приказал юноше усадить меня в свой светло-синий седан после конца обеда. Может быть, и Вера тоже — если она была замешана в этом деле — попросила меня проводить ее до дома для того, чтобы предоставить юноше возможность разделаться со мной на темной пустынной улице. Но, поскольку Лена Снуд выдала тот факт, что книга теперь у нее, его интерес переключился на нее. Вот почему Холлидей спас меня от юноши, которого не успел предупредить об изменении планов, и вот почему он продержал меня всю ночь у себя на квартире — чтобы я не мог связаться с Леной Снуд, потому что — я в этом почти уверен — Холлидей полагает, что мне известно гораздо больше, чем есть на самом деле. Вероятно, он полагает, что я нарочно отдал книгу миссис Снуд, что это просто хитрая уловка, чтобы сохранить книгу в целости.

Я спросил официантку:

— Где телефон?

Она карандашом указала на телефонную будку у входной двери. Я подбежал к будке, лихорадочно перелистал телефонную книгу, нашел номер отеля «Реформа» и позвонил.

Все что угодно может случиться с этой милой женщиной из Ньюарка. И хотя и косвенно, но я являюсь тому причиной.

У мексиканских телефонов еще более капризный характер, чем у модных сопрано. Я набрал номер, контакта не получилось. Снова набрал. Набрал в третий раз. Сначала тишина, затем пискливый звук контакта. Хотя футбольный парад с его оркестром перешел на другую сторону улицы, музыка все же была достаточно фомкой. Я заткнул ухо пальцем.

Наконец женский голос сказал:

— Отель «Реформа». Буэнос диас.

— Миссис Снуд, — сказал я. — Миссис Лена Снуд. — Я вспомнил номер ее комнаты. — Семьдесят четыре.

— Буэно? — сказал голос, очевидно не понявшей меня телефонистки.

— Сеньору Снуд. — Я старался перекричать медные трубы оркестра. — Номер семьдесят четыре.

— Одну минутку, — ответили на отличном английском. — Сейчас я соединю вас, сэр.

Послышался зуммер. В трубке продолжали раздаваться монотонные гудки, и мое настроение падало.

Снова послышался голос:

— Извините, сэр, номер не отвечает. Желаете оставить какое-нибудь поручение?

— Никаких поручений.

Я швырнул трубку и бросился на площадь. Около статуи Вашингтона на узкой полоске травы боролись, катались, бегали и играли дети. Машины на большой скорости огибали статую и летели дальше. Я увидел такси, не светло-синее. Махнув шоферу рукой, вскочил в машину и крикнул: «Отель «Реформа».

Водитель свернул на Лондрс. Впереди, полностью парализовав движение, проходил парад сине-оранжевых футболистов. На протяжении двух кварталов мы тащились за ними, в то время как я буквально сгорал от нетерпения. Потом шофер свернул на калле Берлин и увеличил скорость. Примерно через две минуты мы остановились у подъезда «Реформы».

Я заплатил ему чудовищную сумму, которую он потребовал, — два с половиной песо, и вбежал в холл. Обжуливаемые на каждом шагу (по мнению Лены Снуд) американцы, тщательно снарядившиеся для утренней прогулки, кружились по холлу, разыскивая гидов. Я внимательно разглядывал всю эту толпу. Никаких признаков неутомимой маленькой фигурки Лены Снуд.

Я поспешил к конторке портье. Элегантный молодой человек с элегантными усиками и огромным аметистовым кольцом подошел ко мне.

Я сказал:

— Мне нужна миссис Снуд. Вы не знаете, она дома?

— Миссис Снуд? Маленькая леди, сэр? — Он показал, какого она роста. — В зеленом костюме?

— Да. Это она.

Он покачал головой.

— Извините, сэр, она ушла примерно с полчаса назад.

По крайней мере самые страшные мои подозрения не оправдались. Она не умерла ночью. Я спросил:

— Вы не знаете, куда она ушла?

— О, конечно, сэр. Она меняла деньги на туристскую карту. Очень приятная добродушная леди, сэр. Она сказала, что едет на плавающие сады Ксошимилко.

— С экскурсией?

Он улыбнулся.

— Думаю, что нет, сэр. Она говорила мне, что, по ее мнению, экскурсия с гидом… слишком дорого обходится, сэр. Она поехала на такси.

Да, такова миссис Снуд. Я еще удивился, что она не поехала на автобусе.

Просто так, наудачу, я спросил:

— Вы не заметили, у нее была какая-нибудь книга с собой?

— Да, сэр, была. Она положила ее на стол, когда подписывала туристскую карту.

Он был слегка удивлен.

— Но это обыкновенная маленькая книжонка, сэр. Один из детективных романчиков в яркой обложке.

Несколько удивленный, он постоял, наблюдая за мной, потом кашлянул.

— Простите, сэр. Вы мистер Дьюлет?

— Да, я Дьюлет, — ответил я с внезапно вспыхнувшим подозрением. — А почему вы это спрашиваете?

— Человек, которого вы послали справиться относительно миссис Снуд, только что ушел отсюда, сэр.

— Человек?

— Да, мальчик, сэр. Ваш… посыльный.

С лицом, похожим на цветок, и с револьвером в кармане. Юноша.

Я быстро проговорил:

— Вы сказали ему, куда она уехала?

— Конечно, сэр. Он сказал, что это очень важно, что вам необходимо немедленно же видеть ее.

Видимо, он немного расстроился.

— Я сделал что-нибудь не так, сэр?

Я попытался улыбнуться.

— Нет, ничего. Ничего. Я совсем забыл, что я его посылал.

Но по крайней мере у нее в запасе двадцать минут, подумал я. Это несколько ослабило мое беспокойство.

Во всяком случае она жива…

Пока еще…

Глава 13

Я пошел к выходу, проталкиваясь сквозь толпу элегантно одетых американских туристов. Миссис Снуд уехала на двадцать минут раньше, но у юноши светло-синий седан. При большой скорости он сможет приехать в Ксошимилко почти одновременно с нею.

Моим первым желанием было прыгнуть в такси и погнаться за ними. Но я не слишком-то доверял испанцам, не считал, что они могут справиться с таким тонким поручением, как преследование машины. И тут я вспомнил о Вере Гарсиа. Я все еще не выяснил, была ли она связана с этим таинственным делом. Но невзирая на это, я решил воспользоваться ее автомобилем.

Я поспешил к телефонной будке, стоящей в углу холла, быстро нашел в телефонной книге ее номер, набрал его, и почти тотчас она ответила:

—— Это Питер? Нет? — Голос довольный, веселый. — Я ожидала вас. О, вчера вечером я так разозлилась. Да? Но сегодня я совсем не злая.

— Это очень мило, — сказал я. — Слушайте, Вера, хотите мне помочь?

— О, конечно, да.

— Отлично. Слушайте. Я сейчас в отеле «Реформа». Немедленно приезжайте сюда на машине. Дело очень срочное.

— Сейчас же еду.

— Да побыстрее. Забудьте на сей раз, что вы балерина, и не торчите слишком долго перед зеркалом.

— Вы хотите, чтобы я приехала в таком виде, как я есть сейчас?

— Да

Она захихикала.

— Я только что вышла из ванны. На мне нет никакой одежды. Ничего. Голая-голая.

— Тогда наденьте какое-нибудь платье. Но только платье.

— Хорошо, Питер. Я быстро.

Я вышел из будки и остановился на ступенях отеля. От волнения я жевал сигарету. Они избили меня и хотели похитить, потому что думали, что книга у меня. Теперь они знают, что книга у Лены. Что они с нею сделают? Особенно если подумают, что она мой партнер. Я очень пожалел, что не спросил Веру, нет ли у нее револьвера.

Вдоль Пасео де ла Реформа проносился бесконечный поток машин. К отелю подъехала одна из мексиканских киноактрис. Она держалась еще более высокомерно, чем какая-нибудь голливудская звезда двадцать лет назад. Чернобурка, белозубая улыбка и суетящиеся стайки поклонников. В конце улицы послышался стук барабана и грохот медных труб. Вскоре показался и сам футбольный парад. Они повернули на Пасео. Все те же сине-оранжевые колонны, только несколько поредевшие со времени нашей последней встречи.

Я взглянул на часы. С тех пор, как я позвонил Вере, прошло десять минут.

С калле Милан эффектно вылетел Верин автомобиль, пересек Пасео де ла Реформа и, чуть не врезавшись в какую-то машину, затормозил у входа в отель. Раздался оглушительный звук сигнала Вериной машины. Одетая в элегантную серую перчатку ручка энергично помахала мне из машины. Я сбежал со ступеней и прыгнул в машину рядом с Верой.

— Вот это девушка! — воскликнул я. — Молодец. Ксошимилко. Плавающие сады. И жмите так, будто за вами гонится Сол Юрок.

Она рванулась прямо на красный свет и обогнула Пасео. Видимо, она почувствовала, что дело очень срочное.

В это утро у нее был чудесный вид. Сизо-серый костюм обтягивал ее как ножны, и, к счастью, у нее не было времени нацепить на себя обычные драгоценные побрякушки. У нее также не было времени наложить косметику. Ее кожа была чистая, как солнечный свет. Шерри-бар из Метрополитен-опера уступил место чистоте русской деревни.

И вдруг я поймал себя на желании, чтобы все было по-иному, чтобы не было этой фатальной погони, чтобы была только одна Вера.

Когда машина мчалась уже по пригородам Мехико, она, оторвавшись от руля, повернулась ко мне:

— Пожалуйста, скажите: мы убегаем от кого-то или гонимся за кем-то?

— В данном случае мы гонимся.

— За мальчиком с клеткой для птиц?

— Между прочим, и за ним.

— А за кем еще?

— За миссис Снуд.

— Миссис Снуд? — Длинные густые ресницы затрепетали. — Это миссис Снуд столкнула девушку в сенот?

Но прежде чем я успел ответить, она добавила:

— Но вы не хотите никаких вопросов. Я знаю. Сегодня я хорошая. Мне очень жаль, что вчера я так разозлилась. Сейчас я просто веду машину. Быстро-быстро.

Она со свистом обогнала второклассный автобус, битком набитый мужчинами, женщинами, детьми и цветами. Она целиком отдалась машине.

Но она толкнула мою мысль в совершенно новом направлении. До сих пор я никогда не сомневался в личности Лены Снуд с ее покойным мужем, прелестным домиком в Ньюарке и двумя очаровательными, образованными дочерьми. Она казалась мне символом доброй старой американки. Но почему бы ей не быть такой же искусной актрисой, как Холлидей? Я почему-то вспомнил ее спину в Юкатане, когда она принесла мне в комнату кофе после смерти Деборы. Конечно, она могла сделать это из самых обыкновенных дружеских побуждений. Но она также могла использовать это как предлог для того, чтобы войти в мою комнату. Я вспомнил, как она щебетала и порхала по комнате, как подхватила «Убийство по ошибке». Конечно, может быть, она взяла книгу без всякой задней мысли. Но… Может быть, она оказалась гораздо умнее всех остальных. Она с самого начала поняла, что книга эта не случайно попала в сумочку Деборы, что в ней заключено что-то очень важное.

Я за последнее время так привык подозревать всех и вся, что мое мнение о Лене Снуд внезапно круто изменилось на сто восемьдесят градусов. Может быть, она приходила ко мне на квартиру, чтобы шпионить? Может быть, она пригласила меня на обед для того, чтобы заманить меня в светло-синий седан юноши? И может быть, юноша только что, воспользовавшись моим именем в «Реформе», приходил к ней не как враг, а как ее подручный?

В двадцатый раз за последние дни все снова встало вверх дном. Может быть, она умышленно упомянула о книге за обедом? Просто условная фраза, адресованная, скажем, рыжеволосому молодожену?

Кажется, я сойду с ума. Вероятно, именно так чувствуют себя люди, когда сходят с ума, когда они уже не могут различить, где действительность, а где фантазия.

Мы приехали в маленькую деревушку Ксошимилка немного позже одиннадцати часов, то есть через двадцать минут после того, как выехали из отеля «Реформа». Впереди виднелась деревянная розово-коричневая церковь с нелепо длинными контрфорсами.

Индейские девушки, проживающие в окрестных селах на богатых плодородных лугах, толпились перед железной оградой базара с огромными букетами красных, розовых и кремовых гвоздик, которыми славился этот город. Вера промчалась мимо них и свернула на дорогу, которая шла вдоль выкрашенных масляной краской и осыпающихся глинобитных домов, вокруг которых кишели целые стада свиней. Она направилась к примитивной пристани, где давались напрокат лодки.

Как только она остановила машину, ее тотчас же окружила огромная толпа — лодочников, девушек, продающих цветы, мужчин, торгующих кожаными хлыстами для верховой езды и уродливыми религиозными безделушками. Мы с трудом протиснулись сквозь эту толпу к тому месту причала, откуда отправлялись туристские лодки. Внизу на спокойной зеленоватой воде беспорядочно, как стадо коров, сгрудились дюжины прогулочных лодок. Там были и античные плоскодонки с установленными на четырех длинных тонких ножках тентами. На тентах цветочными гирляндами были написаны различные имена — Розита, Люпита, Амелия, Кармен. На берегу толпились гуляющие, владельцы прокатных лодок и маленькие мальчишки, готовые выполнить любое мелкое поручение любого, кто их попросит. Все болтали, смеялись и торговались как сумасшедшие.

Я искал в этой толпе Лену Снуд. Никаких следов. Да я и не надеялся на это. Сейчас она уже должна быть где-то на канале, если только она благополучно добралась сюда.

Нас окружили владельцы прокатных лодок. Это были смуглые индейцы в соломенных шляпах и белых хлопчатобумажных штанах. А белые рубашки были узлом завязаны у них на бедрах. Все одновременно тараторили, указывая на свои лодки, и назначали свою цену.

— Опишите им миссис Снуд, — попросил я Веру. — Узнайте, не видел ли ее кто-нибудь из них. Американка, одна.

Вера затрещала по-испански. Мужчины окружили ее еще более тесным кольцом.

— В зеленом костюме, — подсказал я.

Так же одновременно все заболтали с новой силой. Маленький мальчишка потянул меня за рукав и предложил купить у него совершенно несуразную лошадиную голову, выкрашенную серебряной краской. Неуклюжие лодки, безвкусно украшенные цветами, слегка покачивались от легкого бриза, так же как и высокие серебристые деревья, напоминавшие тополя, растущие на другом берегу канала.

Один из окруживших Веру мужчин, старый морщинистый индеец в разорванной рубахе, сказал что-то Вере, после чего все остальные разошлись в поисках других заработков.

— Она здесь, — повернулась ко мне Вера. — Он видел маленькую американскую женщину в зеленом костюме. Она приехала сюда на такси примерно четверть часа назад. Она взяла лодку у его приятеля — «Кармелиту».

— Одна? — спросил я.

— Да, одна.

Я почувствовал огромное облегчение.

— О'кей. У этого парня есть лодка?

— Да, — Вера показала на лодку, — «Люпита». Это его.

— Тогда пошли. Дайте ему что-нибудь. Скажите, чтобы греб как черт. И когда мы ее найдем, заплатим двойную плату.

Мы с Верой быстро пошли вслед за стариком к лодке. «Люпита» стояла довольно далеко от берега, почти на самой середине канала. Чтобы добраться до нее, нам пришлось пройти по другим лодкам, как по мосту. Под тентом стояло два деревянных стула и деревянный столик. Мы уселись на стулья. Старик индеец отвязал причальную веревку, взял в руки длинный шест и принялся отталкивать лодку, направляя ее к общему потоку лодок, идущих вдоль канала.

Было воскресенье — большой гала-день в Ксошимилко, когда почти все жители Мехико приезжают сюда, чтобы покататься на лодке среди цветущих островков, поесть, попить, потанцевать и попеть под музыку плавающих оркестров. Впереди нас лодки сгрудились плотной стеной, как бабочки в жаркий солнечный день в летнем саду. Мимо нас проплыла баржа с только что прибывшими музыкантами. Они сидели в своих ярких костюмах на деревянных стульях и настраивали свои инструменты. Навстречу нам попалась девушка на каноэ, доверху нагруженном красными и белыми маками. Она торопилась на базар.

Мое напряжение несколько ослабло. Теперь опасность совсем незначительна. Ничего не может случиться с миссис Снуд, пока она находится на шумном канале. Все, что от нас требовалось, это непременно догнать ее.

Музыканты начали играть. Под неистовые аккорды гитары низкий грудной баритон воспевал достоинства Гвадалахары. Мелодию подхватили на всех соседних лодках.

Я опустил руку в прохладную темную воду канала. Сквозь пальцы просачивался водяной сорняк, маленький и круглый, как конфетти.

Завтра вечером я буду в Нью-Йорке с Айрис. Я старался представить себе, как это будет. Я подумал: будет ли мне недоставать Веры? Сознание того, что я почти покончил с Мексикой, набросило дымку нереальности на все это таинственное дело. Возможно, что, даже когда я возьму у миссис Снуд книгу, я все еще не узнаю, в чем дело. Возможно, я так никогда и не узнаю, была ли Вера просто милая, очаровательная балерина с характерцем или… или что? Этот эпизод полностью изгладился из моей памяти.

Вдруг лодочник закричал: «Кармелита!» — и начал работать шестом с удвоенной энергией. Мы протащились мимо «Вива Мехико», на котором пара толстых мексиканцев отплясывала румбу, мимо баржи с музыкантами.

Я взобрался на тупой нос «Люпиты» и наклонился вперед, чтобы посмотреть. Я увидел нос «Кармелиты», а затем мелькнул зеленый костюм.

Лодочник сделал последний решающий толчок шестом. Мы обогнали несколько лодок и поравнялись борт о борт с лодкой его друга.

Я махал рукой, улыбался и уже открыл рот, чтобы сказать что-то, но тут же закрыл его. На другой плоскодонке сидела американка. Маленькая американка в светло-зеленом костюме. Так как мы чуть не столкнулись, она испугалась и посмотрела в мою сторону. Я взглянул на нее. Она на меня. У нее были совсем седые как снег волосы. Пенсне без оправы укоризненно запрыгало на тонком носу старой девы.

Этого я никак не предполагал.

Она действительно была американка, маленького роста, в зеленом костюме.

Но это была не Лена Снуд.

Я не мог винить лодочника. Можно ли от него ожидать, чтобы он смог отличить одну одетую в зеленый костюм женщину-гринго от другой. Меня охватила паника. Может быть, юноша догнал Лену Снуд до того, как она доехала до Ксошимилко? Может быть, мы уже опоздали?

Но это казалось невероятным. Лена уехала в такси примерно на двадцать минут раньше него. Даже если юноша догнал ее, то, какой бы наглостью он ни обладал, весьма сомнительно, чтобы он мог что-нибудь сделать в присутствии водителя такси. И конечно, он ничего не мог с ней сделать на переполненном людьми причале. Вероятнее всего, она все же здесь, на канале, только значительно дальше.

На нормальную прогулку по каналу требуется около часа времени. Нечего рассчитывать на то, что мы сможем догнать ее на своей неуклюжей «Люпите». Лучше вернуться к причалу и перехватить ее там.

Я сказал Вере:

— Скажите ему, чтобы он возвращался к причалу, да поскорее.

По-видимому, лодочник вошел во вкус, понял идею, как именно развлекаются эти сумасшедшие американцы. Он гнал вовсю. Ему был известен каждый дюйм водного пространства канала. Он энергично проталкивался по каким-то пустынным боковым каналам, срезая таким образом примерно две трети пути, и не больше чем за десять минут доставил нас к последнему этапу туристского маршрута.

В этой части главного канала затор был еще больше, чем там, откуда мы только что приплыли.

Лодочник весь обливался потом, но мужественно держался и продвигал нас вперед, несмотря на протесты и увещевания со стороны других лодочников. Я стоял на носу, держась за украшенный цветами столб тента. Баржа с музыкантами была впереди нас. Они пели, притопывали и размахивали шляпами.

«Кукарача…»

Мы подплыли к излучине. Последней перед причалом. Стукнувшись о борт лодки с фоторепортером и чуть не свалив его камеру в канал, мы сделали последний поворот.

Впереди множество лодок, а за ними причал, от которого мы отплыли.

«Кукарача…» — ревели музыканты.

Впереди нас на лодке сидели три девушки с распущенными по спинам густыми черными волосами. Они обхватили друг друга за талию и подпевали: «Кукарача…»

Я выпрямился, чтобы посмотреть поверх тента. Одна из них сделала мне глазки и бросила в меня гвоздикой. Все три разразились хихиканием, русалочьим смехом.

Какая-то лодка подплывала к причалу. Мне не было видно ее пассажира. И вдруг я увидел в этой лодке маленький кусочек чего-то ядовито-зеленого.

Сердце мое так и подпрыгнуло. Вот опять этот зеленый цвет. И наконец, я увидел ее всю. Сомнений не было. Никаких сомнений не могло быть.

На пристани стояла Лена Снуд. Хотя она была примерно в пятидесяти футах от нас, я видел ее до малейших деталей. К непричесанным волосам приколота розовая камелия.

В одной руке она держала огромный пучок ярко-красных гвоздик. Она рылась в сумочке. Достала деньги и заплатила лодочнику. Потом повернулась и пошла вдоль по причалу. Под мышкой у нее сверкало что-то маленькое, яркое.

«Убийство по ошибке» Крег Райс.

С нетерпением я сделал шаг вперед, потерял баланс и чуть не упал за борт, одна нога уже окунулась в воду. Все три девушки на лодке впереди захихикали.

Хотя я был слишком далеко, чтобы она могла меня услышать, я все же закричал:

— Лена!

Три девушки хором передразнили меня:

— Лена, Лена.

Снова раздался взрыв смеха.

— Быстро, — крикнул я Вере. — Она здесь. Скажите ему, пусть жмет из последних сил.

«Кукарача… Тра-ля-ля…»

Глупый прилипчивый мотивчик перебрасывался от лодки к лодке. Проклятая музыка. Если бы не этот шум, Лена услышала бы меня.

Я видел, как она шла вверх по лестнице. Если она успеет сесть в такси до того, как мы причалим к берегу, все будет кончено.

«Кукарача… Тра-ля-ля…»

Я опять закричал, три девушки, теперь уже сзади нас, снова как эхо передразнили меня. Я достал носовой платок и начал яростно размахивать им, как на бое быков.

Но я увидел только спину Лены. Она не повернулась.

Вот она уже скоро выйдет с территории пристани. Ее хорошо было видно благодаря ярко-зеленому костюму. Вдруг она остановилась. Я видел, как она повернулась и стала разговаривать с кем-то, кто обратился к ней.

Я не видел, кто это был. Во всяком случае, сразу не увидел. Высокая женщина в черном с двумя детьми на руках загородила мне вид. Я видел, как Лена жестикулировала и качала головой, очевидно, торговалась. Или она покупала что-нибудь, или нанимала такси. Я молил Бога, чтобы она покупала что-нибудь.

Женщина, тащившая в каждой руке по ребенку, прошла, и я увидел, с кем разговаривала миссис Снуд.

Я увидел блестящие от бриолина, сверкающие на солнце черные волосы. Я увидел широкие мужские плечи на маленьком теле мальчика. Мне даже была видна гладкая изящная линия щеки.

Я был слишком далеко, чтобы видеть глаза — огромные красивые глаза. У меня по спине пробежал холодок.

Юноша…

Наша плоскодонка мощным рывком обогнала баржу с музыкантами и остановилась. Альт ворчал, гитары неистовствовали в кубано-веракруцком ритме. Высокий тенор выкрикивал: «Се Мурио…»

— Лена! — кричал я. — Лена Снуд!…

Я слышал, как мой голос уносился в сторону, натыкаясь на звуковую волну, идущую от оркестра. Мне страшно хотелось прыгнуть в воду и поплыть. Но все равно это не помогло бы. Я ничего не мог поделать ни с расстоянием, ни с шумом, ни с толпой.

Лена Снуд закивала головой в знак согласия с юношей. Она одобрила плату за такси.

Она снова пошла по берегу. Юноша почтительно следовал сзади в нескольких шагах от нее.

Вера прыгнула рядом со мной на нос лодки. Она тоже все видела и все поняла.

— Миссис Снуд! — кричала она. — Миссис Снуд, Ле-е-на!

«Се Мурио…»

Юноша догнал миссис Снуд на верхней ступени, идущей от пристани. Они пошли вместе и вместе скрылись из вида…

Глава 14

Прошло примерно пять минут, прежде чем мы причалили к пристани. Я бросил обливающемуся потом, не верящему своим глазам лодочнику пятьдесят песо и побежал вверх по лестнице. Вера бежала вслед за мной. У нас не было никаких шансов хотя бы увидеть светло-синий седан. Я отлично понимал это. И я оказался прав.

В то время как Вера расспрашивала толпу, я побежал к ее машине. Да, они видели, как юноша уехал, но это нам нисколько не помогло, потому что хотя отсюда шла только одна дорога к центру городка, оттуда они могли повернуть в любом направлении. Я вел машину как дьявол. Мы снова ехали мимо осыпающихся домов к центру города. Вера вышла из машины порасспросить продавцов цветов, но они в ответ только совали ей в лицо свои фиалки и гвоздики. Несколько девушек подбежали к машине, кокетливо улыбаясь и просовывая в открытое окно машины букеты прелестных роз и незабудок.

— Купите…

Они ничего не видели. Их интересовали только песо.

Отсюда дороги шли в трех направлениях: одна обратно в Мехико, две дороги — в глубь страны. Я тоже вышел из машины. Мы останавливали каждого встречного и расспрашивали. Но вскоре убедились в безнадежности своего предприятия. Эти пять минут принесли нам такой же ущерб, как если бы мы опоздали на пять часов.

В отчаянии я хотел обратиться в полицию, но почти тут же отбросил эту мысль. Лена подвергалась смертельной опасности, но действовать надо немедленно. Даже если бы нам удалось заставить полицию поверить в нашу невероятную историю, было бы слишком поздно предотвратить то, что сейчас уже совершается или вот-вот совершится в этом светло-синем седане.

Я знал только одно-единственное место, куда ее могли бы повезти: на квартиру Холлидея на калле Динамарка. И хотя мне казалось совершенно невероятным, чтобы Лену повезли именно туда, все же лучше делать хоть что-нибудь, чем ничего. Лучше поехать туда. Я помчался с бешеной скоростью обратно в Мехико.

Но это отвратительное утро сделало одно доброе дело: оно окончательно прогнало последние паутинки моих подозрений в отношении Веры. Если бы она действовала с Холлидеем заодно, она бы ни за что так быстро и охотно не откликнулась на мой призыв «к оружию». Или не проявляла бы такое беспокойство теперь.

По дороге обратно я рассказал ей все. Это не может мне повредить. Конечно, мне трудно чего-нибудь добиться, действуя в одиночку. А она умная и подходила ко всему менее драматично, чем я ожидал. И кроме того, большое утешение найти сейчас союзника. У нее был револьвер, она сказала, подарок ее старичка, который в свое время до психоза боялся грабителей. Мы решили, что когда я поеду к Холлидею, то захвачу револьвер с собой.

Она захотела пойти вместе со мной. Но я запретил ей это.

По дороге к ней мы проезжали мимо моего дома Одна брючина у меня была еще мокрая, поэтому я зашел домой переодеться, и мы до говорились, что она принесет мне револьвер. Когда открыл дверь, то увидел на ковре листок бумаги. Я поднял его. Это было напоминание из аэропорта: самолет в Нью-Йорк отправляется завтра в семь тридцать утра. Я должен быть в аэропорту в шесть тридцать.

Пока я переодевался, мое беспокойство о Лене сделалось прямо-таки невыносимым. Но вот раздался звонок. Вера взбежала вверх по лестнице

— Принесли? — спросил я.

— Да, да.

Она вошла в квартиру, вынула из сумочки маленький кольт тридцать второго калибра, и передала его мне.

— Все в порядке?

Я осмотрел револьвер, он был заряжен, и положил его в карман.

В это время раздался телефонный звонок. Я бросился и схватил трубку.

— Говорит Питер Дьюлет.

На другом конце провода послышался голос. Я остолбенел. Это знакомый голос с нью-йоркским гнусавящим голосом. И он был веселый и оживленный как всегда.

— Питер, слава Богу, вы дома.

— Лена! Где вы, ради всего святого?

Я слышал, как Вера глубоко вздохнула. Голос Лены продолжал дребезжать в трубке:

— О, со мной произошел досадный случай… I am a damsel in distress, если только можно назвать девицей женщину в пятьдесят с лишним…

Я взглянул на Веру.

— Что случилось, Лена?

— Ой, утром я поехала в Ксошимилко. И так как у меня оставалось еще масса времени, я решила съездить на пирамиду Тлалпам. Вы знаете ее? Кикилко. О ней написано в туристском справочнике. Я слышала, что она стоит того, чтобы поехать туда. А я думаю, что она отвратительна.

— Да?

— А теперь я застряла, Питер. Шофер хотел обжулить меня, запросил двойную цену за то, что он будет ожидать, пока я посмотрю эти противные развалины. Поэтому я его отослала, а теперь никак не могу найти другую машину. Это в нескольких милях от чего бы то ни было. Вероятно, здесь ходят автобусы, но меня никто не понимает, я никак не могу растолковать им, что мне нужно. Ох, я просто беспомощная старая карга. Как насчет того, чтобы договориться с Верой и приехать сюда, спасти меня?

Конечно, это была ложь. Я чувствовал, как из телефонной трубки повеяло опасностью. Но что это за ложь? Может быть, мои догадки оказались правильными? И Лена с самого начала была моим врагом? Может быть, сейчас она стоит рядом с юношей и они пытаются завлечь меня в западню? Или, может быть, юноша действительно стоит там, но… приставив дуло револьвера к ребрам Лены?

Я не решался задать этот вопрос. Если она преступница, ни в коем случае нельзя показывать ей, что у меня возникли подозрения. Это может оказаться гибельным для меня.

Я осторожно спросил:

— А что вы хотите от меня, Лена?

— Чтобы вы спасли меня. Пожалуйста. Я звоню из какой-то лавочки. Бог знает, где она находится. Это… О, я не могу объяснить. Лучше я прогуляюсь на пирамиду. Там вам будет легче найти. Я буду ждать вас у пирамиды.

Она засмеялась.

— В конце концов, если это действительно красивое место, надо же оправдать затраченные деньги.

— А где она находится?

— Это очень просто. Поезжайте по дороге на Тлалпам. Немного не доезжая до Тлалпама стоит маленькая хижина, это в Пена Побре. Доезжайте до нее и там спросите любого.

Ее голос сделался печальным.

— Питер, мне ужасно стыдно, что я такая глупая. Вы действительно ничего не имеете против?

Я старался уловить хоть какой-нибудь намек в ее голосе. Но ничего не понял. Может быть, именно только может быть, в нем звучала, пожалуй, чересчур уж лихорадочная веселость. Но я не был уверен в этом. Надо было принять решение. И я принял его.

— О'кей, Лена, — сказал я. — Я сейчас приеду.

— Это у вас займет не больше получаса. Я буду ждать у пирамиды.

— О'кей.

— И, Питер?

— Да?

— Вы увидите ее с дороги. На ней фигура, похожая на мою, как булочка с корицей. Вы ее сразу увидите.

— Конечно. Я сейчас буду там.

— Слава Богу, — раздался пискливый смешок. — Как же я буду рада, когда и если снова вернусь в Ньюарк!

Я положил трубку. Последняя фраза не выходила у меня из головы. Когда и если. Это что, крик о помощи? Револьвер действительно приставлен к ее ребрам?

Вера сказала:

— Расскажите мне.

Я рассказал.

— Это ловушка, — сказала она.

— Конечно, ловушка.

— И они хотят, чтобы я тоже приехала?

— По-моему, они считают, что вы мой лучший друг. Оказывается, со мной очень опасно водить дружбу.

— Ах, эта Снуд, — воскликнула Вера. — Она не знает, что мы видели ее в Ксошимилко с этим парнем. Она преступница. Она выдумала этот предлог, чтобы заманить нас.

— Может быть. А может быть, ее принудили позвонить нам. Вот почему я еду.

— Едете? Вы что, с ума сошли?

— Может быть. Как говорится, шансы пятьдесят на пятьдесят. Ее могли похитить. Я не могу позволить, чтобы эта бедная маленькая женщина приняла на себя удар, предназначенный мне.

— Но, Питер…

— Молчать! — крикнул я. — Можете оставаться здесь. Я возьму вашу машину.

Она тряхнула своими черными волосами.

— Если вы едете, я еду.

— Но, Вера…

— Я сказала, я еду. — Она опять топнула ножкой. — Вы знаете, чего вы хотите. Я знаю, чего я хочу. Вам нужен водитель. Все может случиться.

— Совершенно верно. Ничего не должно случиться с вами из-за меня.

— Я еду.

— Нет.

— Да. Если вы сядете в машину без меня, я закричу: «Вор!» и позову полицию.

Я понял, что побежден.

Вот за что я ее люблю. Конечно, моя новая союзница немного сумасшедшая, но ей нельзя отказать в смелости.

— О'кей, honey banch, поехали.

— Что такое?…

— Милая, — сказал я.

Глава 15

Густые вечерние облака, которые довольно часто собираются над Мехико, быстро распространились по всему небу. Дневной свет померк. К тому времени, как мы выехали в Тлалпам, город погружался в холодные, бесцветные сумерки.

За рулем сидела Вера. Она отлично знала город и его окрестности. Она даже знала пирамиду на Пена Побре Кикилко.

Я как-то видел фотографию ее, и у меня при виде ее мороз по коже пошел. Собственно, это даже и не пирамида. Это низкий приземистый курган с широкими, спиралью окружающими его витками. До сих пор археологи не могли прийти к единодушному мнению, когда и зачем он построен. Но во всяком случае это самое старое строение в Америке.

Вероятно, когда-то там процветала жестокая цивилизация, до тех пор, пока несколько столетий назад, в результате извержения, все не было затоплено потоками лавы. Остался только курган. Только иногда случайные, непросвещенные туристы совершали поездки на этот курган. Однако он не был включен в туристский маршрут. Слишком уж там безрадостно.

Пока мы ехали в зловещих сумерках, спускавшихся на шоссе в Акапулько, мы выработали план действий. Вера сказала, что курган был окружен со всех сторон застывшей лавой. Где-то там имеется хижина, в которой сторож, назначенный Департаментом охраны национальных памятников, собирает плату за вход. Других зданий в радиусе полумили там не было. Туда шла единственная дорога от Пена Побре.

Поскольку у них нет никаких оснований думать, что мы что-то подозреваем, они, естественно, будут ожидать нас со стороны этой единственной известной дороги от Пена Побре. Но Вере была известна и другая дорога, которая проходила сзади кургана, примерно на расстоянии четверти мили. Я решил оставить машину там и пешком взобраться на пирамиду сзади.

Чем ближе мы подъезжали к нашей цели, тем больше я осознавал, до какой степени я сумасшедший. Я совершенно сознательно еду в западню. В западню, установленную неразборчивым в средствах человеком с умом Маккиавелли.

Если бы я не был так упрямо убежден в своей способности распознавать честных людей, я бы, вероятно, повернул обратно. Но чем больше я думал о Лене Снуд, тем больше она нравилась мне и тем больше я был уверен в ее честности. Мне нравилась ее щедрость. Мне нравилась ее доброта. Мне даже нравились ее вечно непричесанные волосы и ужасный вкус в отношении бутоньерок. Я убедил себя, что, поскольку она теперь знает о них слишком много, ее оставили в живых только как приманку для Веры и меня.

Я никогда не буду счастлив в Нью-Йорке с Айрис, если из-за того, что я не откликнулся на ее зов, миссис Снуд не вернется к своим очаровательным образованным дочерям в свой очаровательный дом в Ньюарке.

Мы были теперь за городом и проезжали по пыльным уродливым ландшафтам, окружающим город. Надвигалась ночь. В домах, расположенных в пригородах Мехико, появились огоньки. Серый, бесформенный период: ни день, ни ночь.

Вскоре все дома оказались далеко позади.

На каменистых пустырях с трудом пробивалась редкая растительность, высохший сорняк, хилый кустарник и кактусы. У самой дороги журчал узкий канал, а за ним шла целая гряда эвкалиптовых деревьев.

— Мы почти доехали до пирамиды, — сказала Вера.

Она поставила машину в тени эвкалиптов и выключила мотор. Она показала мне на застывшую лаву. Но я уже сам видел Кикилко.

В паре сотен ярдов от нас, на фоне темнеющего неба чернело широкое выпуклое здание.

Я взял в руку револьвер и вышел из машины.

— Будьте осторожны. Ради Бога.

— Хорошо. Буду.

Я перепрыгнул через канал и пошел по низкой щетинистой траве. Я был в темном костюме, который сливался с окружающей темнотой. Сомневаюсь, чтобы кто-нибудь видел, как мы подъехали. Мне сейчас нужно было во что бы то ни стало подойти как можно ближе к ним, чтобы увидеть Лену Снуд. Если они используют ее в качестве приманки, может быть, мне удастся как-то подать ей сигнал и помочь ей убежать.

Низко пригнувшись, я прошел приблизительно сто футов. Дальше шел пологий склон, ведущий в неглубокий овраг, похожий на миниатюрный каньон. Я с благодарностью нырнул в него. Теперь я шел без риска быть видимым с кургана. Здесь было очень темно, почти как ночью. Цикады или какие-то другие вечерние насекомые стрекотали вокруг меня подобно телефонным проводам. Это была унылая, мертвая, гнетущая местность. Я был на Кикилко.

Когда я осторожно продвигался вперед, старательно обходя высунувшиеся корни деревьев, чахлые и низкие колючие заросли кактусов, меня охватил ужас. Ведь я действовал, основываясь на предположении о полной невиновности Лены Снуд. А если я ошибаюсь? Бог знает, что со мной произойдет.

Овраг круто повернул влево, в сторону от кургана. Он был теперь бесполезен для меня. Держа в руке револьвер, я начал карабкаться по склонам холма до тех пор, пока не увидел курган в полном объеме. Я был теперь примерно в ста десяти ярдах от него. Он был невысокий. Около пятидесяти футов. Никаких деталей не было видно, только стены, по которым шли витки спиралевидной дороги. Это было нечто зловещее. Жуть. Вот самое подходящее слово.

Я окончательно выбрался из оврага, лег на жесткую колючую траву и сквозь мрак всматривался в это доисторическое чудовище. Не заметно никакого движения, только одинокая тонкая веточка кустарника колыхалась на фоне неба. Я подумал: а что они сделали со сторожем? Или, может быть, сторож вообще уходит отсюда с наступлением темноты?

Наконец мне показалось, что я заметил какое-то движение на третьем витке, почти у самой вершины кургана. Сердце учащенно забилось. Я вгляделся еще более внимательно и увидел, что я прав. Что-то двигалось по витку вокруг кургана. Двигалось в правую сторону. И вдруг остановилось. Вспыхнула спичка. Во мраке показалась красная точка сигареты.

Это был человек.

Я пристально наблюдал за движением сигареты. Я хотел по огоньку установить рост человека. И решил, что он или она были низкого роста. Лена Снуд была маленького роста. Юноша тоже. Но поскольку они установили для нас западню и ожидают нас с минуты на минуту, вряд ли они будут такими дураками, чтобы закурить сигарету и тем самым обнаружить себя. Если только это не входит в их планы.

Я остановился на этом предположении. Хотя мне ничего не было видно, кроме нечеткого впечатления о движении человека и двигающейся сигареты, я решил, что сигарета была в руках Лены Снуд.

Приманка…

Я подождал, пока сигарета исчезнет за поворотом витка кургана. Тогда я снова начал продвигаться по колючей траве. Во время войны мне приходилось пробираться сквозь джунгли в Новой Гвинее, и я вспомнил технику ползания. Цикады застрекотали еще громче, как будто чувствовали мои передвижения и давали предупреждающий сигнал.

Я подошел ближе к основанию кургана. Человеческая фигура вновь появилась. Слева. Теперь я отчетливо видел, что это человеческая фигура. Пройдя несколько шагов, она остановилась. Сигарета упала на землю. Я услышал кашель и тихое восклицание.

Я задрожал от волнения. Даже в этих бессмысленных односложных восклицаниях я узнал ее голос.

Это была Лена Снуд.

Притаившись на земле, я выработал план действий. Лена была приманкой, говорил я себе. Бедняжка. Милая женщина, которая хотела полностью окупить свои затраты на мексиканскую экскурсию и которую заманили в мертвую петлю силы, с которыми она не в состоянии была бороться.

И ее заставляли ходить по виткам спирали на виду у всех с сигаретой в руках. На вершине кургана производились раскопки, об этом мне рассказала Вера. Они отлично могут использовать их в качестве амбразуры. Вероятно, там притаился юноша, нацелив на нее револьвер. Если их здесь двое или больше, кто-нибудь другой устроился в дальнем конце кургана, чтобы наблюдать за единственной дорогой от Пена Побре.

Чиркнула еще одна спичка и тут же, упав на землю, погасла. Вспыхнул огонек сигареты. Лена Снуд продолжала свой путь вокруг кургана. Я подумал: интересно, что она сейчас чувствует, зная, что на нее нацелен револьвер и что она используется в качестве приманки для того, чтобы завлечь своих друзей в западню? Думает ли она сейчас обо мне? Или о Ньюарке? Или?…

Приступ злобы утопил конец мысли. Ей незачем было приезжать сюда. Лучше бы сидела в гостиной «Реформы», пила свой дейкуири и сетовала другим туристам на дороговизну.

На ночном небе сияла большая веселая звезда. Что это? Венера? Она была справа от кургана. Я снова стал продвигаться вперед, спотыкаясь о корни кустарников и обходя колючие кактусы.

Я почти дополз до основания кургана и тут смачно выругался. Археологи прокопали сквозь лаву ров, чтобы лучше видеть основание кургана. И этот ров отделял теперь меня от самого нижнего витка. Он был не очень широкий и не очень глубокий, но он, безусловно, может явиться препятствием, если Лена будет убегать. Я подумал о том, чтобы обойти вокруг пирамиды в надежде, что ров где-то кончится. Но это было слишком опасно. Если я буду двигаться вправо или влево, я могу попасть в поле зрения человека, наблюдавшего за дорогой из Пена Побре.

Постараюсь добиться максимума возможного из того, что есть.

Слева надо мной виднелось смутное очертание фигурки миссис Снуд и ее горящей сигареты. Будь проклята эта сигарета! Это же отличная мишень! Она шла по направлению ко мне. Через несколько секунд она была над моей головой. Я приоткрыл рот и сделал судорожное глотательное движение, чтобы прочистить горло и подать ей сигнал. И я все время держал палец на курке кольта.

Раз… два… три… Вот она прямо надо мной, примерно в тридцати футах в высоту.

— Лена, — зашептал я. — Лена, это Питер.

Звук моего голоса почти оглушил меня. Раздалось эхо. Оно подхватило мой шепот и обнесло его вокруг пирамиды, как шипение гигантской змеи.

Она остановилось прямо надо мной.

— Бегите, — шептал я, проклиная эхо. — На дорогу. Там Верина машина.

Змея-эхо опять зашипело. Воздух вокруг этой чудовищной, дьявольской булочки с корицей, как ее назвала Лена, прямо-таки бурлил от звука моего голоса.

Лена молча стояла наверху.

— Бегите, Лена. Бросьте сигарету. Бегите.

Вдруг она тихонько вскрикнула, как будто сдерживаемые ею долгое время эмоции оказались сильнее ее воли.

— Питер! — крикнула она.

Этот крик, подобно вою тысячи дьяволов, закружился вокруг пирамиды. Теперь я уже ничего не мог поделать.

— Питер! — крикнула она опять. — Осторожно. Он сзади вас. Быстро…

Я среагировал на это предупреждение инстинктивно. Бросился навзничь на землю. В этот момент сзади меня из темноты раздался выстрел. Лена была права. Один из них, вероятно, заметил меня и подкрался сзади, через колючую растительность. Ее крик, возможно, спас мне жизнь.

Я обернулся и послал в темноту ответный выстрел.

Надо мной Лена побежала по витку пирамиды. Она не слышала, что я ей сказал относительно сигареты, или, может быть, не придала этому значения. Она все еще держала ее в руке, размахивая ею как маяком.

— Бросьте сигарету! — кричал я.

И в это время раздалось еще два выстрела. На сей раз стреляли с вершины кургана. Я видел, как огонек сигареты подпрыгнул в воздухе, подобно светлячку. Раздался пронзительный крик. И топот бегущих ног смолк.

Похолодев от волнения и напряжения, я послал еще один выстрел в темноту колючек, находящихся сзади меня. Я услышал, как кто-то выругался и затем стремительно побежал. Я увидел смутные очертания фигуры бегущего через кактусы и застывшую лаву к дороге на Пена Побре.

Я его спугнул. Пара выстрелов — и он удрал как дурак. Я выстрелил в третий раз. Конечно, не могло быть и речи о погоне. Нужно было позаботиться о Лене. Я помню ее крик и как внезапно прекратился топот бегущих ног.

Я спрыгнул в ров. Затем, цепляясь за выступавшие камни, подтянулся на первый виток. Ничего не слышно. Никаких звуков. Ничего, не считая щебетания цикад. Надо подтянуться еще на два витка, прежде чем я доберусь до Лены и до второго стрелка на вершине кургана.

Я взобрался на следующий виток. Затем на третий. На долю секунды остановился, нарочно выставив на фоне более светлого неба свой темный силуэт в качестве мишени. Выстрела не последовало. Я выстрелил на вершину кургана. Ответа не последовало.

Значит, второй стрелок тоже убежал. Не думая больше о стрелках, я поспешил к тому месту, где, по моим расчетам, должна была быть Лена. На небе сияла все та же единственная звезда. От нее шел свет, как от миниатюрной луны. Впереди на повороте что-то лежало. Темное и распластавшееся на земле.

Я подбежал и встал на колени. Я услышал стон и протянул руку. Рука нащупала волосы. Потом еще что-то, гладкое, восковое.

Камелия. Розовая камелия, которую Лена Снуд купила в Ксошимилко.

К горлу подступил комок.

— Лена!

Я обхватил ее обеими руками и приподнял в сидячее положение. Я не мог ее видеть. Было слишком темно. Я видел только ее бледное лицо и бессильно повисшую руку.

Она шевельнулась.

— Питер.

— Да, Лена. Все о'кей. Это я.

— Питер. — Голос слабел. — Я должна была это сделать. Они заставили меня. Они заставили меня позвонить вам. Я…

— Я знаю, Лена. Я знаю.

Я услышал шум автомобиля на дороге в Пена Побре. Я весь дрожал с головы до ног от бешеной ярости, которой я еще никогда в жизни не испытывал. Они надеялись, что я покорно войду в их западню. Но, поскольку я пришел с револьвером, они испугались. Они удрали, спасая свою шкуру, добившись своей цели лишь наполовину. Они убили Лену. Вот на что их только хватило — застрелить беззащитную женщину. Но они убежали от парня с револьвером.

— Питер…

Это уже не было «Питер». Это был нечленораздельный звук. Попытка произнести слово «Питер».

Она вся поникла на моих руках. Мне не было видно, куда попали выстрелы. Мне вообще ничего не было видно. Но я знал, что они сделали то, что хотели.

Она не сможет рассказать мне то, что она узнала.

Во рту у меня пересохло, я дрожат, не в силах владеть собой. Мне хотелось убить их. Если бы они все еще были здесь, я бы непременно это сделал: схватил их голыми руками и разбил их черепа о камни.

— Лена. — попытался я заговорить с ней. — Лена, не беспокойтесь. Все будет хорошо.

Но она не отвечала. Безжизненное тело повисло на моих руках.

Где-то на дороге раздался выстрел. Я зажег спичку. Но, не успев осветить лицо Лены Снуд, потушил ее.

Какой смысл смотреть теперь на нее?

Мне не хотелось видеть лицо женщины, которая, как я знал, уже умерла.

Глава 16

Но я должен все же увидеть его. Я зажег другую спичку. Чуть заметный огонек затрепетал в темноте. Я посмотрел на Лену. Я заставил себя посмотреть на нее. Я не хотел дать волю своим чувствам. Оба выстрела попали в цель. Один прямо в сердце, другой чуть пониже. Удачный выстрел меткого стрелка.

Удачный?

Я осмотрел все вокруг. Детективного романа не было видно. Так же, как и гвоздики. Вероятно, они сначала отвезли ее куда-то, откуда она мне позвонила. И теперь книга у них. Они привезли Лену сюда только для того, чтобы заманить нас в западню.

Но они оказались трусами, пара выстрелов из темноты — и они постыдно удрали.

Спичка в моей руке догорела. Злость вспыхнула с новой силой, я буквально задыхался от злости. Я сделал все, что мог. Но какой смысл произносить теперь эти слова? А может быть, я убил ее? Может быть, если бы я не пришел, она осталась бы жива?

Я думал: вот она лежит здесь мертвая, на древней заброшенной пирамиде. Она никогда больше не вернется в Ньюарк. Но в моем сознании, охваченном бешеной яростью, не осталось места для сожалений.

Потом под стрекотание невидимых цикад я начал постепенно приходить в себя и вспомнил выстрел на дороге. Вероятно, они стреляли в Веру. Это единственное объяснение. И это типично для них: убегая от меня, стрелять в невооруженную женщину.

Я вскочил. Этот новый повод для волнений придал мне удвоенную энергию. Теперь я уже ничего не мог сделать для Лены. Теперь я больше нужен Вере. Я спрыгнул на следующий виток, затем еще на два, перескочил через ров и побежал к Вере. Я без конца спотыкался и исколол себе о кактусы все руки.

В голове никаких мыслей. Во мне клокотали ненависть и злоба. Больше не оставалось места ни для каких эмоций. Впереди на фоне неба показались эвкалипты, растущие на краю дороги. Я подбежал к ним. Верина машина стояла все на том же месте. Но Веры за рулем не было.

Задыхаясь от волнения, я закричал:

— Вера!

Из-за машины раздался ее голос. Я поспешил к ней. Она, присев на корточки, возилась с задним колесом. Гаечный ключ и другое колесо лежали на дороге рядом с ней. Она встала и подбежала ко мне.

— Когда они проезжали мимо, они выстрелили в машину. Прострелили камеру, чтобы задержать нас. Но я сменила колесо. Все готово.

— А с вами все в порядке?

— Да, да. Но эти крики, выстрелы?

Радость по поводу того, что Вера цела и невредима, несколько смягчила чувство ужаса от смерти Лены.

— Кто был в машине? — спросил я.

— Мальчишка. Юноша. Он был за рулем. Но там был еще кто-то. На заднем сиденье. Я только видела его шляпу. Больше ничего. Это он стрелял.

— Холлидей.

— А как Лена?

— Лена умерла. Она крикнула, чтобы предупредить меня. Спасла мою жизнь. Она бежала с горящей сигаретой, и они выстрелили в нее.

Теперь мой гнев был направлен на Холлидея. И зачем это я все время усложнял картину? Все было очень просто с самого начала. Дебора Бранд убежала от Холлидея. Она привела его за собой в Чичен-Ица. Он хотел забрать у нее детективный роман. Она не отдала его добровольно, и он убил ее.

А теперь он убил Лену.

Я снова перестал владеть собой и задрожал.

— Они убили ее, как собаку. Не дали возможности защищаться. Это моя вина. Это я виноват… я… я…

— Питер, — Вера взяла меня за руку. — Вы ни в чем не виноваты. Кто вы такой, чтобы спасти весь мир? Жанна д'Арк? Вы сделали все, что было в ваших силах. Вы рисковали собственной жизнью.

Но меня не покидали мысли о Лене. Она лежит сейчас там, в пустыне, распластавшись на проклятом кургане, одна, с розовой камелией вместо венка. Я сказал:

— Я должен вернуться к ней.

— Нет,— крикнула она. — Оставьте ее в покое.

Я побежал в сторону деревьев. Она побежала вслед за мной.

— Питер, вы совсем сошли с ума от всего пережитого. Что вы сможете сделать? Отвезти тело в полицию? Вы думаете, они вам поверят, когда вы принесете им ее тело и расскажете эту неправдоподобную историю? Оставьте ее, говорю я вам.

— Я не могу оставить ее там.

— Но она уже умерла. Это ужасно, но это так. Она как мой бедный старичок на кладбище. Он чувствует аромат лилий и тубероз? Нет. Пойдемте. — Она тащила меня к машине.

— Позже, когда мы вернемся в город, я позвоню из автомата, расскажу им, как ее найти, и они позаботятся о ее теле. Но сейчас не ходите к ней.

Она говорила довольно убедительно. Из ее слов я понял, что действую как шут. Я абсолютно ничего не мог достигнуть тем, что вернусь сейчас на место, где лежит Лена. И конечно, ничего хорошего не получится из того, что мы заявимся с нашей неправдоподобной историей в министерство иностранных дел, где всегда с подозрением относились к американцам.

И конечно, с этим делом ни в коем случае нельзя обращаться в местную полицию. Это выше их понимания.

Я чувствовал смертельную усталость, как будто пробежал по крайней мере десять миль. Но рассудок полностью вернулся ко мне. Я подобрал проколотое колесо и гаечный ключ, спрятал их в багажник и сел в машину рядом с Верой. По дороге я только краем уха прислушивался к ее голосу. Я знал, что она говорит только для того, чтобы как-нибудь отвлечь меня от моих мыслей. Но я был вполне спокоен, и я знал, что мне теперь делать.

Как только мы приедем в Мехико, я пойду к Холлидею и выведу его на чистую воду. Пришло время поменяться ролями. Теперь просто так, для развлечения, я буду охотником, а он — преследуемым.

— Питер, — прервал мои мысли ее голос.

— Да, Вера?

— Слушайте.

— Я слушаю.

— Они забрали у миссис Снуд эту книгу и все-таки хотели заманить нас в западню. Зачем?

— Чтобы убить нас.

— Нет. Если бы они хотели убить нас, почему они не убили меня, когда я была одна машине? Или вас, когда вы были на кургане? Или раньше в монастыре? Дело совсем в другом. Очевидно, даже с книгой в руках они еще не получили всего, что им нужно. Есть что-то еще.

— Еще?

— Они думают, что вы что-то знаете. Вот почему они хотели заманить вас на пирамиду и заставить вас все рассказать им. Подумайте, Питер, вы уверены, что эта Дебора Бранд больше ничего вам не давала и ничего не сказала?

— Абсолютно уверен.

— Подумайте хорошенько. Расскажите мне все. Начните с самого начала. Все. Мы постараемся догадаться.

Это все-таки было какое-то занятие. Это хоть немного отвлечет меня от мысли о том, что я хочу убить Холлидея. Когда мы проезжали по темным пригородам, я старался восстановить в памяти все, что Дебора сказала мне, начиная с того, как она села ко мне в машину у юкатанского отеля, как она натирала мне спину, и до того, как провела ночь у меня в комнате перед своей последней прогулкой на сенот.

Вера все время задавала мне вопросы:

— Она сказала вам, что собирается поехать в Мехико?

— Да, так она говорила.

— Но вы не видели у нее билет на самолет?

— Нет. Его не было и в ее сумочке.

— Тогда, может быть, она лгала?

— Наверное.

— Она рассказывала вам об отце, финне, археологе в Перу. Она рассказывала об американке-матери, которая уже умерла. А она не говорила вам, к кому она едет? К брату, к сестре, к тете, к дяде?

При слове д я д я у меня появилось смутное воспоминание. Я всячески старался осознать, какое именно. Это было мучительное состояние: воспоминание вертелось где-то буквально на грани сознания. Затем, без всякой видимой причины, я вспомнил замечание Веры, которое она сделала всего несколько минут назад:

«Кто вы такой? Жанна д'Арк?»

Жанна д'Арк — дядя. В сознании всплывала дикая комбинация этих слов. И наконец, я вспомнил. Я вспомнил Дебору, лежащую под москитной сеткой на соседней кровати в Чичен-Ица. Я вспомнил, что, засыпая, Дебора бормотала какую-то тарабарщину:

«Птицы на дорогах ожидают своих возлюбленных».

«Жанна д'Арк короновала его в тысяча четыреста шестьдесят втором году» (кажется, такую дату она называла).

Короновали кого?

«Моего дядю».

Вероятно, это было ему очень приятно.

«Да. Новая Жанна д'Арк. Не говорите. Никогда. Это секрет».

Вера вопросительно взглянула на меня.

— Что случилось? Вы что-нибудь вспомнили?

— Может быть, да. Но это совершенно сумасшедшая связь. Я думал, что она уже заснула, и вдруг она пробормотала какую-то чушь. Вот что она сказала.

Я рассказал все Вере. Она ничего не поняла.

— Новая Жанна д'Арк короновала ее дядю? Что это может быть? Это какая-то чушь.

Внезапно у меня мелькнула мысль.

— Кого короновала Жанна д'Арк?

— Откуда я знаю? Я вообще ничего о ней не знаю.

— Зато я знаю. Она коронована дофина Франции. Она короновала его в Орлеане. А теперь новая Жанна д'Арк. В Новом Орлеане есть Дофин-стрит.

Теперь Вера тоже оживилась.

— Да? Но…

— Тысяча четыреста шестьдесят два. Я не помню точно, в каком году Жанна д'Арк короновала его, но во всяком случае это было не в тысяча четыреста шестьдесят втором году. Где-то в пятнадцатом столетии. «Не говорите никому, — сказала она. — Это секрет». Может быть, мы докопаемся до истины, Вера? Может быть, этим она хотела сказать мне, куда она едет? К своему дяде, мистеру Бранду, дом тысяча четыреста шестьдесят два, Дофин-стрит, Новый Орлеан?

— Но к чему эта загадка? Если она хотела сказать вам это, она просто так бы и сказала. К чему усложнять? Припутывать Жанну д'Арк?

По-моему, я догадался почему.

— Вероятно, она так говорила, чтобы я не понял в тот момент. Но Дебора знала, что ей угрожает какая-то опасность. Может быть, тогда, в постели, ей пришла в голову мысль сделать меня дублером в случае, если ей самой не удастся выполнить задание.

— Но к чему все-таки эта загадка? — повторила Вера.

— Потому что в этом случае, если я ей не понадобился бы, она не выдала бы никакого секрета. Но если бы ей не удалось самой доставить книгу и мне пришлось бы принять участие в выполнении ее задания, то я, прочитав этот детективный роман, вероятно, вспомнил бы и понял всю болтовню о Жанне д'Арк.

— И этим объясняется то, что они все время так стремились похитить вас? А теперь, когда вы пришли с револьвером, они убежали. Но это не потому, что они трусы. Вы им нужны живой. И они испугались, что в перестрелке они могут убить вас.

— Вероятно, так.

— Книга у них. Но без информации книга сама по себе не имеет значения. Они не знают адреса. Они не знают, куда она направлялась.

Я все больше приходил к заключению, что мы наконец-то нащупали истину. И теперь все, что делала Дебора Бранд, имеет смысл. Речь шла о чем-то очень важном. Я понял это с той поры, как Холлидей превратил мою жизнь в сплошной ад. Дебору мучили сомнения. С одной стороны, она не доверяла никому, боялась довериться, с другой стороны, она понимала, что над ней нависла опасность. И она могла сделать только то, что она и сделала. Она сказала единственному подходящему, с ее точки зрения, человеку то, что не могло иметь значения до тех пор, пока она решит передать этому же человеку книгу. Она держала меня в резерве, на случай нужды.

И нужда пришла.

И если бы я был хоть чуточку умнее и просмотрел бы «Убийство по ошибке» до того, как передал эту книгу Лене, я, вероятно, убедился бы в том, что Дебора мне доверяла.

И тогда Лена не умерла бы.

Мы въезжали в город. Образ серебристоволосой Деборы опять приблизился ко мне. Я все еще не имел ни малейшего представления, в чем заключалась ее миссия. Но после того, как мне пришлось столкнуться с ее врагами, я целиком встал на ее сторону. В этом у меня не могло быть никаких колебаний.

И постепенно у меня в мозгу стала формироваться новая идея. Может быть, все-таки я смогу сделать что-нибудь из того, что она хотела мне поручить? Во всяком случае возможно, мне хотя бы удастся разрушить планы Холлидея? Новый Орлеан находится по пути домой. Если я остановлюсь там на пару часов, я смогу повидаться с мистером Брэндом. К сожалению, я ничего не смогу ему передать и очень мало смогу сообщить об интересующем его деле, но по крайней мере я смогу предупредить его об опасности и рассказать о том, что случилось с его племянницей.

И я решил:

— Вера, — сказал я. — Завтра я еду в Новый Орлеан.

Она приняла это заявление совершенно спокойно, как будто ожидала его.

— Я тоже поеду.

— Вы?

— Я начала. Я закончу.

— Но, Вера…

Она сверкнула глазами.

— Вечно это «но, Вера…». Вы не хотели взять мою любовь. Это я знаю. Вы любите эту… эту женщину в Нью-Йорке. Но кто я такая, по вашему мнению? Так, собачонка? Погладить по голове? А потом пинком под зад? Я начала, я и закончу.

Я открыл было рот, но она перебила:

— Если вы скажете опять «но, Вера…», я закричу. Мне здесь в Мехико тоже опасно оставаться. Из-за вас они могут убить и меня. Вы хотите оставить меня здесь, чтобы они прострелили меня пулями, как бедненькую миссис Снуд? Пуфф.

Я больше не спорил с ней, я понял, что мне самому хочется, чтобы она поехала со мной. После того как я вернусь в Нью-Йорк, я, вероятно, больше никогда не увижу ее. А мне все меньше и меньше нравилась эта перспектива. А так у меня, по крайней мере, будет еще завтра…

— Но как насчет визы? Вы ведь мексиканка? Вы сможете так быстро получить визу?

— Кто сказал, что я мексиканка? По мужу — да. Но и только.

— Тогда русскую визу, или украинскую, или кто вы там такая?

Она засмеялась воркующим смехом.

— У меня уже есть паспорт. Не нужна никакая виза. Я американка.

— Американка?

Она повернулась ко мне и мило улыбнулась:

— Вы что думаете, все балерины обязательно приехали из России? Я родилась в Куинс-Тауне.

Некоторое время я тупо смотрел на нее. Казацкая шапочка. Шехере-зада Римского-Корсакова. Акцент Линн Фонтейн. Эта грубоватость. Но я давно должен был бы догадаться, что она выросла на американских кукурузных лепешках.

И за это я люблю ее еще больше.

Она все еще улыбалась. Затем с убийственной русской имитацией бруклинского акцента запела:

East ride, west side
All around the town.

Глава 17

Я сказал:

— А откуда у вас взялся этот акцент? Просто милая шутка?

— Откуда взялся? Акцент? Так, как я говорю? Но я так говорю.

— Да?

— Моя мать тоже танцовщица. Когда я родилась, она была в Нью-Йорке. Когда мне исполнилось четыре года, мы уехали в Буэнос-Айрес. — Она робко взглянула на меня. — Вам не нравится? Мой акцент? Он вас раздражает?

— Он ужасен.

— Я постараюсь, — покорно сказала она. — Всегда, когда я стараюсь, получается лучше. Но это трудно. Ведь я все время разговариваю с испанцами.

Мы были уже в центре города, проехали мимо места для гуляний, освещенного разноцветными лампочками. Я прочитал название улицы. Калле Мерида. Мы уже почти дома.

К этому времени я почти овладел своей злостью. Но мысль о Лене Снуд все еще не покидала меня. И я никогда ее не забуду. Перспектива поездки в Новый Орлеан действовала успокаивающе. Может быть, наконец-то с этим делом будет покончено. По крайней мере, я, вероятно, что-нибудь узнаю у мистера Бранда.

Но я еще не приехал в Новый Орлеан. Я все еще в Мексике. Мне все еще надо свести счеты с Холлидеем.

Мы вошли в отель «Реформа», чтобы воспользоваться телефоном. Вера анонимно позвонила в полицию и поехала ко мне на квартиру. Я пошел в кухню, чтобы приготовить что-нибудь выпить. Нам это было совершенно необходимо. Там же я нашел ветчину, брынзу и хлеб и наделал сандвичей. Мы ведь целый день ничего не ели.

Когда я вошел в гостиную, Вера причесывалась у каминного зеркала. Я подумал, как это странно: вот уже несколько раз за такое короткое время я в корне меняю свое мнение о ней. Сначала я считал ее очаровательной девушкой с птичьими мозгами, обожающей приключения. Потом она стала в моих глазах хитрой расчетливой сиреной. А теперь мне казалось совершенно естественным, что она находится у меня в доме и со шпильками в зубах причесывается перед моим зеркалом. Менее чем за день она сделалась неотъемлемой частью моей жизни. И как будто всегда так и было.

Мы уселись рядом на кушетке, ели сандвичи и запивали их вином. Мы почти не разговаривали, но мне приятно было ее присутствие, оно исключительно благотворно действовало на меня. Я за всю свою жизнь ни разу не встречал девушки, которая была бы столь экзотической и в то же время такой милой, уютной и приятной.

Когда я все допил, я посоветовал ей позвонить в аэропорт и заказать билет на завтрашний самолет. Пока она пыталась дозвониться, я тихонько выскользнул из комнаты. Мне очень хотелось, чтобы она не знала, что я пошел к Холлидею. Она была достаточно упряма, чтобы настоять на том, чтобы пойти вместе со мной, а на сей раз мне не хотелось, чтобы рядом со мной была женщина.

Калле Динамарка находилась всего в нескольких кварталах от меня. Я вышел на плаца Вашингтон. Во всех магазинах уже были спущены на ночь железные шторы. Я свернул на Динамарка и вскоре очутился перед домом Холлидея.

Я взглянул на окно квартиры номер три. За задернутыми наполовину занавесками виднелся свет. Значит, он дома. Может быть, и юноша тоже там. А, все равно. Я даже почти хотел, чтобы он был там.

Я не собирался предупреждать их о своем визите. Нажал звонок квартиры номер один, находившейся на первом этаже. Когда замок отщелкнулся, я быстро проскользнул в холл-модерн и пошел вверх по лестнице, прежде чем квартирант из номера один успел увидеть меня.

Я поднялся на второй этаж и пошел к двери, на которой была прибита дощечка с цифрой три. Я вытащил из кармана револьвер и держал его на уровне замочной скважины. Как я уже сказал, этот дом был построен в современном стиле модерн, с очень тонкими стенами. Я постоял немного, прислушиваясь к голосам изнутри. Но ничего не услышал.

Я нажал звонок.

К двери прошаркали чьи-то шаги. Я видел, как повернулась ручка двери. Я нацелил револьвер. Дверь открылась. На пороге стоял мексиканец, которого я никогда в жизни не видел. Это был полный мужчина средних лет. Он был в домашних туфлях и в роскошном ярком шелковом халате.

— Да? — спросил он по-английски. Потом увидел револьвер, и глаза его буквально полезли на лоб.

— Поднимите руки вверх и идите в комнату, — сказал я.

Его двойной подбородок задрожал. Он быстро поднял руки над головой и испуганно попятился в комнату.

— Что я сделал? — лепетал он. — Пожалуйста. Вы не имеете права. У меня есть документы. Пожалуйста.

Я вошел вслед за ним и ногой захлопнул дверь. Я снова увидел эту роскошную желтую мебель. Ваза с гвоздиками по-прежнему стояла на кофейном столике. Повсюду разложены чемоданы. Некоторые из них открыты.

На ковре лежала одежда, всякие безделушки и скомканные газеты.

Но Холлидея не было.

Я нацелил револьвер в мексиканца в красивом халате.

— Идите в спальню.

По его лицу струился пот. Рот был все еще открыт, но, по-видимому, он совершенно потерял дар речи. Неуклюже пробираясь между чемоданами, он подошел к двери в спальню и толкнул ее. Я шел за ним.

В спальне раздался пронзительный женский крик. Я вошел в спальню. На кровати, в которой я провел прошлую ночь, прислонившись к подушкам, сидела полная женщина. Она читала журнал. Сейчас он лежал у нее на коленях. С искаженным лицом она смотрела на меня из-за жирной спины мужа.

Здесь тоже было два дорожных сундука и несколько чемоданов. Одежда аккуратно разложена на другой кровати. Шкафы открыты.

— Что вы хотите? — совершенно неожиданно обрел он дар речи, и слова вдруг хлынули бурным потоком. — Деньги? Я дам деньги. Пожалуйста. Я отдам все, что имею. Только не трогайте жену. Пожалуйста, только не жену.

Все еще держа револьвер нацеленным на него, я прошел в ванную комнату, толкнул ногой двери и заглянул внутрь. Она была пуста.

Женщина хныкала. На ней был какой-то нелепый розовый чепчик, который съехал на один глаз. Они с мужем начали что-то лопотать по-испански. По-видимому, муж старался успокоить ее.

Я очутился в ужасно глупом положении.

— О'кей, — я кивнул на гостиную. — Пойдемте туда.

Все еще лепеча жене какие-то утешения, мужчина суетливой походкой перешел в гостиную. Я за ним. Я заглянул на кухню. Тоже пусто. Я сел на ручку одного из кресел и сказал:

— Когда вернется Холлидей?

Мексиканец заморгал.

— Холлидей?

— Мне нужен Холлидей. Я…

— Ох. — По его лицу расплылась улыбка надежды. — Это другой квартирант? Американец, который уехал сегодня утром?

Чемоданы и женщина в спальне… Все объясняется страшно просто.

— Он уехал, — говорил между тем мексиканец. — Я не знаю его имя. Но этот человек уехал сегодня утром. Несколько месяцев мы с женой искали меблированную квартиру. Наконец-то нашли ее. Я заплатил швейцару сто песо. Только сегодня после обеда мы въехали сюда. А теперь…

Не было никакого смысла продолжать эту сцену. Я понял, где я промахнулся. Я должен был предвидеть, что, поскольку я знал об этой квартире, Холлидей больше не мог в ней оставаться. Мне не нужно было никаких доказательств того, что мексиканец не врет. Невинность только что въехавшего в квартиру жильца была написана на обоих его дрожащих подбородках.

Я убрал револьвер в карман. Он не верил своим глазам. Руки все еще были подняты.

— Извините, — сказал я. — Передайте также мои извинения вашей жене.

Он отрыл было рот, но слова опять, должно быть, застряли.

— Вероятно, вы не знаете, куда он уехал?

Он энергично затряс головой.

— Советую вам отнестись к этой сцене с юмором. По крайней мере, теперь вам есть что рассказать своим друзьям.

Я ушел, а он, все еще не веря своему счастью, кричал:

— Мамочка, мамочка, все хорошо! Он искал американца, который уехал.

Грузные шаги потопали к спальне.

Я бегом сбежал с лестницы. Я не думал, чтобы он позвонил в полицию, но все-таки не следует рисковать. Я тихонько выскользнул на улицу. Меня охватило унылое чувство беспомощности. Где-то в темноте простиравшегося передо мной города сейчас находится Холлидей. Со своим очаровательным оруженосцем. Где-то. А где? Через восемь часов я отсюда уеду. Нет никаких шансов, разве только один из миллиона, что я найду сегодня Холлидея, если только он сам меня не найдет.

Со времени прошлой ночи колесо проделало полный оборот. Теперь я возвращался домой и страстно хотел, чтобы у моего дома меня поджидал светло-синий седан.

Но его там не было.

Меня снова мучительно преследовал образ Лены Снуд. Неужели она все еще лежит там, в темноте, на Богом забытом кургане? Или полиция уже приехала туда? Я бросил ее ради того, чтобы найти Холлидея.

И я его не нашел.

Я старался подбодрить себя мыслями о Новом Орлеане. Но в моем теперешнем мрачном настроении даже это казалось мне безнадежным. Конечно, я могу найти дядю Деборы. Но что я ему предложу? Единственно важная вещь — книга — исчезла. Я могу только принести ему известие о том, что его племянница умерла.

И предупредить его в отношении Холлидея.

Когда я поднимался по лестнице, мои мысли перенеслись к Вере, и мне как-то стало веселее. По крайней мере я хоть что-то приобрел в эти кошмарные дни смертельной гонки. И это что-то была Вера.

Я подошел к двери своей квартиры и достал из кармана ключ. Но тут я услышал голоса внутри. Мои нервы тотчас же откликнулись на опасность. Что же это, меня опять одурачили? Холлидей и юноша видели, как я вышел из квартиры и, воспользовавшись моим отсутствием, проскользнули к Вере? Я достал из кармана револьвер и подошел к дверям ближе. Говорила Вера. Я слышал звук ее голоса, но слов разобрать не мог.

Я осторожно вставил ключ в замочную скважину и повернул его. Потом тихонько нажав ручку, я чуть приоткрыл дверь.

Теперь Верин голос был слышен совершенно отчетливо. Моей первой реакцией на это была радость. Она говорила по телефону. Не знаю почему, но всегда можно догадаться, что человек говорит по телефону.

Но радость моя исчезла. Вместо нее меня чуть не хватил удар. Потому что я услышат, как она говорила:

— Он мне ничего не сказал, но, по-моему, он пошел к вам на Динамарка.

Она засмеялась воркующим смешком.

— О, он буквально бесится. Он зол на вас за то, что вы убили Снуд. Но не волнуйтесь. Все будет о'кей. Во всяком случае он доверяет мне. Он едет в Новый Орлеан и берет меня с собой…

Глава 18

Пауза. Она слушает, что ей говорит на другом конце провода Холлидей. Я слышал, как колотилось мое сердце. Не знаю, как мне удалось сдержать себя и не ворваться в квартиру, чтобы застать ее на месте преступления.

— О'кей. Значит, обо всем договорились. До свидания, мистер Холлидей.

Она произнесла это имя с иронической торжественностью и захихикала.

Она положила трубку. Я слышал щелчок рычага.

Это был кульминационный момент сегодняшнего тяжелого дня заговоров и контрзаговоров.

Обнаружить, что Вера так чудовищно обманула меня, значит потерять все на свете. Я верил ей, она нравилась мне. Я почти влюбился в нее. Это, конечно, ужасно. Но еще более ужасно то, что она узнала теперь адрес мистера Бранда в Новом Орлеане. Поскольку я потерял детективный роман, моим преимуществом перед Холлидеем был адрес в Новом Орлеане.

Но, рассказав все Вере, я тем самым рассказал о нем Холлидею.

Теперь все зависит от того, как мне вести себя в ближайшие несколько минут. Я стоял у приоткрытой двери и думал. Конечно, мне остается только одно. Я отлично понимаю это. Мое преимущество заключается в том, что Вере неизвестно о том, что я узнал, что она является помощницей Холлидея. Если я потеряю это преимущество, значит, я проиграл.

Очень трудно будет держаться с ней так же, как было до сих пор. Я с радостью вцепился бы сейчас в ее гладкую белую шею и задушил ее.

Но все же надо приложить все усилия, чтобы она ничего не заметила.

Я на цыпочках немного спустился по лестнице и подождал минуты три. Затем, громко стуча ногами, вернулся к двери, вставил ключ и вошел в холл.

Из гостиной послышался голос Веры:

— Питер, это вы?

— Я.

Я вошел в гостиную. Она сидела на кушетке, курила сигарету, спокойная как статуя. При виде меня она встала. На лице — беспокойство, во всяком случае она пыталась изобразить его.

— Куда вы ушли? Я так испугалась. Куда вы ушли и почему не сказали?

Хотя во мне клокотала злоба, я все же смог держаться совершенно спокойно. Оказывается, это гораздо легче, чем я предполагал.

— Я ходил к Холлидею.

— Холлидею? Подвергались такой опасности? Вы пошли один?

— Его не было.

— Ушел куда-нибудь?

— Удрал. Там теперь новый жилец.

Губы растянулись в сочувственной, понимающей улыбке.

— О, бедняжка Питер. Вы совсем с ума сошли. Вы что, хотели драться с ним? Отомстить за Лену Снуд? Вам плохо сейчас?

— Конечно, плохо.

— Успокойтесь. Только держитесь подальше от опасности теперь, когда мы собираемся поехать в Новый Орлеан.

— Да, пожалуй, надо поостеречься. Заказали билет на самолет?

— Я как раз только что говорила по телефону перед тем, как вы пришли. Сначала я никак не могла дозвониться. Все занято, занято. Но теперь все о'кей. Я и ваш маршрут изменила. Сказала, что вы сделаете остановку в Новом Орлеане.

Она все предусмотрела. И потому, что был один миллионный шанс, что я могу услышать, как она разговаривала по телефону, она заранее придумала объяснение, которое должно было вполне удовлетворить меня.

— Отлично, — сказал я. — Как насчет того, чтобы выпить?

Она покачала головой.

— Лучше я пойду. Уже поздно. А мы так рано уезжаем завтра. Еще надо уложить вещи.

Она знала, где находится Холлидей. Вероятно, у них назначено свидание. Вот почему она уходит. Я подумал: а не проследить ли мне за ней? Но как? У нее машина. В такой поздний час вряд ли найдешь такси на тихой безлюдной калле Лондрс. Пока я проищу такси, ее и след простынет.

Тогда что же делать? Постараться задержать ее здесь на всю ночь? Конечно, можно было бы разыграть любовную сцену, но, пожалуй, это не пойдет. Совершенно очевидно, раз она едет в Новый Орлеан, ей надо уложить чемодан. Я тоже еще не подготовил чемодан. Если я сейчас, не собрав вещи, пойду к ней, чтобы провести у нее ночь, это может показаться ей подозрительным.

Пожалуй, мне придется ее отпустить. Это единственное, что я могу сделать. Интересно, что они теперь задумали с Холлидеем? Попытаются не пустить меня в Новый Орлеан? Не думаю. Потому что, насколько я могу судить из ее разговора по телефону, в ее планы безусловно входит моя поездка в Новый Орлеан. Вероятно, она будет сопровождать меня в качестве тюремной охраны. Я был почти уверен, что Холлидей тоже окажется в Новом Орлеане. Если только есть ночной самолет, он непременно полетит на нем.

Но поездка в Новый Орлеан не означает ликвидацию опасности. Наоборот, я снова попаду в самое пекло.

— Вы уверены, что не хотите выпить стаканчик на сон грядущий? — спросил я.

— Конечно, уверена. Я пойду. — Огромные глаза наблюдали за мной. — Сегодня, когда я уйду, вы будете скучать обо мне?

— Вы знаете, что буду.

— Я была такая хорошая сегодня. Нет?

— Nonpareil.

Она прикусила губу.

— А что такое nonpareil?

Этот трюк с «а что такое?…» был самой очаровательной ее выдумкой. Я понимал теперь, что это просто было разыгрывание тщательно продуманной роли.

— Отлично, — объяснил я, якобы принимая всерьез ее вопрос.

— О, Питер, я так рада. Конечно, глупо быть счастливой, потому что женатый человек будет по тебе скучать. Я знаю. Но это правда.

Она обняла меня и прильнула губами к моим губам. Поцелуй был горячий, убедительный. И перед моими глазами проплывала полная панорама ее обманов: сцена любовного обольщения, постепенное завоевание доверия, острожные наводящие вопросы, преследующие цель — вытянуть из меня по кусочку все, что я знаю. Мне хотелось повернуть ее и дать ей хороший пинок под зад. Вместо этого я поцеловал ее в ответ, потом перевел губы на ее щеки, на глаза.

Послышался легкий, воркующий смешок, тот самый, которым она только что смеялась, разговаривая по телефону с Холлидеем. Она вывернулась из моих объятий.

— Нет, Питер, я должна идти.

Она взяла меня за руку и повела к двери. Дойдя до двери, она небрежным тоном, как будто только что об этом вспомнила, сказала:

— Ах, да, револьвер. Я заберу его. Хорошо?

Она впервые так явно выдала себя.

Я улыбнулся.

— Нет, револьвер останется у меня.

Очевидно, она поняла, что допустила ошибку, потому что моментально согласилась со мной.

— Да, да, так гораздо лучше. Конечно. Ну… — Она нежно ласкала мое ухо. — Спокойной ночи, Питер. Встретимся в аэропорту завтра утром в шесть тридцать.

— Спокойной ночи, Вера.

— Спокойной ночи. И не беспокойтесь, и гоните прочь всякие жуткие мысли о Лене. Обещаете?

— Обещаю.

Она ушла. Я закрыл за ней дверь. На двери была цепочка. Раньше я никогда не пользовался ею. Теперь я наложил ее.

Я поспешил к окну. Вот она выбежала из подъезда, прыгнула в машину и уехала.

Я пошел на кухню что-нибудь выпить. Теперь, когда я остался один, во мне с новой силой вспыхнула злоба. Когда я наливал ром, руки мои дрожали. Я взял с собой стакан в гостиную. Мне ведь надо еще уложиться. Правда, у меня не так уж много вещей, только то, что я брал в Юкатан, да еще один большой чемодан. Большую часть вещей я отослал с Айрис.

Я опустился на кушетку и постарался придумать наилучший выход из создавшейся ситуации. До событий последнего часа мой визит к мистеру Бранду представлялся мне ничем иным, как простой формальностью. А теперь приобретал исключительную важность. Мне необходимо повидаться с ним и предупредить его до того, как там появится Холлидей.

И медленно, по мере того, как вино согревало меня, я приходил к убеждению, что Вера опять может сыграть роль моей помощницы. Она повезет меня в Новый Орлеан в качестве своего узника. Но я, в свою очередь, смогу использовать ее в качестве заложника. Все это дело превратилось в фантастическую игру в кошки-мышки.

И моя задача сделать из Веры мышку.

Я уложил свои веши, побрился, чтобы у меня завтра утром было больше свободного времени. Потом освободил шкафчик, висящий в ванной комнате, и уложил все в юкатанский габардиновый саквояж. У агента по найму домов есть ключ от моей квартиры. Нет необходимости заносить свой портье. Я положил его в конверт, который оставил на столе в холле.

Было еще не поздно, всего одиннадцать часов. Но мне завтра рано вставать. Пожалуй, лучше лечь отдохнуть. Я разделся, поставил будильник на пять пятнадцать и забрался в постель.

Стоявшая напротив кровать Айрис была сейчас какая-то унылая и холодная. Айрис, Нью-Йорк казались мне сейчас такими далекими…

«И гоните прочь всякие жуткие мысли о Лене».

Так сказала Вера. Она сказала это перед тем, как пойти к убийце Лены. Я раздавил окурок в пепельнице. С каким удовольствием я раздавил бы его о Верино лицо!

Я выключил свет, но спать мне не хотелось. Я лежал в темноте, и мои мысли кружились и кружились, как зубчатое колесо. Вера — владелица огромного дома. Она богата. Персона с положением. Холлидей мог нанять себе сколько угодно юношей. Таких юношей в Мексике можно нанимать по гривеннику за дюжину. Но как ему удалось нанять Веру? А может быть, он ее и не нанимал? Может быть, она полноправный партнер?

Но кто бы она ни была, теперь мне ее роль абсолютно ясна. Холлидей применял в отношении меня два метода одновременно — прямой и косвенный. Вера — косвенный, самый обыкновенный древний метод Далилы.

Но она все время являлась и прямым методом тоже. Ей было поручено забрать меня на кладбище и привезти в Лос Ремедиос, где меня ожидал юноша в своем светло-синем седане.

Но в ее стремлении добиться моего доверия ей частенько приходилось довольно тяжко. У нее бывали весьма неприятный моменты. Например, когда она откликнулась на мой телефонный звонок и тем самым окончательно рассеяла все мои подозрения в отношении ее. Это чуть не разрушило их план похищения Лены в Ксошимилко.

Конечно, чуть не разрушило. С самого начала их совместная работа была отлично организована. И они узнали у меня все, что им нужно было узнать.

Или нет?

Интересно, зачем они завлекли меня на Кикилко в тот вечер? Я теперь отлично понимаю, почему они заставили Лену Снуд вызвать и Веру тоже. Они сделали вид, что Вере тоже угрожает опасность, и этим самым укрепили мое доверие к ней. Но все-таки, зачем им понадобился я?

Я был почти уверен, что они все время считали, что я не простой турист, который случайно впутался в их темные дела. Для них я был соучастником Деборы Бранд, который разыгрывает из себя святую невинность. Весьма возможно, они думали, что мне известен адрес Бранда, и надеялись, что, когда схватят меня, они выжмут его из меня.

И это все, что они от меня хотели? Только адрес Бранда? Когда Холлидей убил Дебору и украл ее сумочку, вероятно, он нашел в ней билет на самолет в Новый Орлеан. А если так, то ему давно было известно, куда она направлялась. Вряд ли можно предположить, что они хотели похитить меня только для того, чтобы узнать номер дома мистера Бранда, ведь его легко можно найти в любой телефонной книге Нового Орлеана.

Вероятно, одного детективного романа с заключенным в нем сообщением и адреса было недостаточно для расшифровки секрета такой огромной важности, каким он, по всей вероятности, является. Вероятно, есть еще что-нибудь, чего им не хватает и что, по их мнению, дала мне Дебора. И может быть, это самая важная вещь из всего остального.

Я долго обдумывал эту мою новую идею, пока наконец не задремал и не уснул.

Меня мучили ужасные сновидения. За мной гнались женщины: Вера Гарсиа, Лена Снуд и Дебора Бранд. Дебора Бранд — привидение. Лена Снуд — труп.

А Вера? Вера — ацтекская змея с перьями и красивым женским лицом.

Глава 19

Меня разбудил резкий звонок будильника. Было еще темно. Я оделся и положил в карман кольт. В холодильнике был апельсиновый сок. Я сварил кофе. После завтрака я забрал свой чемодан и габардиновый саквояж и вышел на улицу.

Светало. Тонкая серая полоска света возвращала город к дневной жизни. Улица была пуста. Я прошел несколько кварталов до Пасео и около отеля «Реформа» взял такси.

Я приехал в аэропорт раньше шести тридцати — слишком рано, чтобы сдать багаж. Вера еще не приезжала. Я обменял свой билет, с тем чтобы сделать остановку в Новом Орлеане, и оптимистически заказал место в самолете на Нью-Йорк на сегодня же, на десять часов. Я спросил, не было ли вчера вечером самолета на Новый Орлеан после дясяти вечера. Мне сказали, что обычный вечерний рейс был задержан в связи с каким-то ремонтом, и поэтому самолет вылетел около полуночи. Почти с уверенностью можно сказать, что Холлидей сейчас уже в Новом Орлеане.

Кажется, я уже проиграл, еще не начиная игры. Кажется, мои шансы увидеться с Айрис сегодня же вечером весьма и весьма невелики. В ожидании Веры я сидел на чемодане.

Ко мне подошел босоногий мальчишка в серапе со вчерашними номерами «Мексикан Геральд», местной английской газетой. Я купил ее, просмотрел заголовки и положил на колени.

Мне никогда не нравилась обстановка в учреждениях, связанных с воздушными сообщениями. Какая-то сухая деловитость. В это утро аэропорт произвел на меня особенно гнетущее впечатление. Взволнованные пассажиры, поеживаясь от утреннего холода, как обычно, слонялись по залу в поисках багажа, который не пропадал, давая друг другу бесполезные советы, в которых никто не нуждался; обращаясь за справками не в тс окошечки. Мимо меня прошла хорошенькая стюардесса со стандартной внешностью, такой же, как у всех остальных стюардесс на всех остальных авиалиниях. Она шла в сопровождении двух пилотов и над чем-то весело смеялась. Дежурный в белой куртке неохотно сметал в пыльную кучу окурки и бумажки от конфет.

Ко мне вернулись мои вчерашние мысли. Интересно, они все еще считают, что я могу быть им чем-нибудь полезным? И почему они дали мне возможность улететь в Новый Орлеан? Они могли хотя бы попытаться задержать меня.

Считают ли они, что у меня есть что-то, без чего все то, что они достали, теряет смысл?

Минуть: тянулись удивительно тягостно.

Чтобы чем-нибудь отвлечь свои мысли от этих мучительных раздумий, я начал читать «Геральд». Поскольку это была вчерашняя газета, я знал, что в ней нет еще сообщения о том, что найден труп Лены. Я читал сообщения о том, «и о кто-то разводится с кем-то, что что-то случилось в Парагвае, что такого-то числа состоялся сенсационный мексиканский дебют мисс Леоны такой-то, блестящей певицы, только что прибывшей откуда-то

Мои глаза привлекла маленькая заметка на третьей странице газеты. Я прочитал:

«Исчезновение американского археолога.

Лима, Перу… Сегодня получено сообщение из лагеря археологической экспедиции Бранд-Лиддон, находящейся в глубине страны, что мистер Джозеф Бранд, известный финско-американский археолог, исчез. Он исчез из лагеря вчера ночью, и хотя были высланы поисковые партии, не было найдено никаких следов мистера Бранда. Как опасаются, с ним произошел несчастный случай в джунглях или, возможно, его захватили дикие племена индейцев. Мистер Бранд и мистер Лиддон вели раскопки давно погребенного в джунглях и до сих пор не найденного города инков. Мистера Лиддона, который вместе с мистером Брандом возглавлял экспедицию, не было в лагере во время похищения мистера Бранда. Он выехал в Аргентину неделю тому назад».

Я снова прочитал эту заметку. Эта заметка доказывала, что Дебора говорила правду. Во всяком случае, относительно ее отца и его местонахождения. Но это заметка давала также новый тревожный сигнал.

Против каких же это врагов мне приходится бороться? Кто они, те, которые похитили отца Деборы в Перу, в то время как Холлидей убил ее в Юкатане?

Сзади меня раздался возглас:

— Питер!

Я бросил газету на пол и повернулся. Среди небольшой группки пассажиров шла Вера. Шедший сзади нее носильщик нес нарядный чемодан из свиной кожи. Вид у нее был прямо-таки сенсационный: красный костюм, маленькая черная соломенная шляпка и накидка из чернобурки. Все смотрели на нее. Глядя на нее, любая женщина чувствовала себя безвкусно одетой. Все думали, что это какая-то знаменитость, например, мексиканская кинозвезда. И она действительно могла быть ею. На ней всегда был какой-то штрих знаменитости.

Интересно, она действительно была когда-нибудь балериной или это гоже блеф?

Она сияла лучезарной улыбкой. Я тоже улыбнулся.

— Доброе утро, Питер.

— Доброе утро, Вера.

Носильщик поставил ее чемодан рядом с моим и ушел. Она была необычайно оживлена.

— Я точная? Нет? Я нравлюсь вам сегодня? Шикарная? Или нет? Может быть, я слишкои много на себя нацепила? Да?

— Нет, наоборот. Вы очень элегантны.

Сделавшись вовсем серьезной, она спросила:

— У вас есть план, что мы будем делать в Новом Орлеане?

Меня так и подмывало спросить: «А как насчет твоих планов, беби?»

Я сказал:

— Думаю, что нужно просто повидаться с этим парнем, Брандом. Что еще мы можем сделать? У вас есть какие-либо предложения?

— У меня? — Она взяла меня под руку. — Это вы умная голова. А я? Я просто глупая корова, смирная, послушная.

Кто-то что-то сказал по радио сначала по-испански, потом по-английски. Но это нас не касалось. Хорошенькая стюардесса снова прошла мимо, но уже без пилотов.

— Питер.

— Да, Вера?

— Я думаю.

Я насторожился. Вот именно так она всегда начинает, когда хочет выудить у меня что-нибудь.

— Думаете, Вера?

— Вы полагаете, дело только в этой книге? В этом детективном романе? Вы думаете, больше ничего нет?

Мое сердце затрепетало, как рыба, выброшенная из воды на берег. Она спрашивает меня, есть ли что-нибудь еще, кроме книги. Значит, мои подозрения правильны. Им чего-то не хватает. Они не все получили от Деборы Бранд. Конечно, это не значит, что это что-то находится у меня. Это только значит, что они думают, что «оно» находится у меня. Но…

— А что, например, Вера?

— О! — Она пожала плечами. — Я не знаю. Только это, вероятно, что-то очень маленькое. Не может быть, чтобы вся эта погоня была только ради детективного романа и адреса.

Уборщик потыкал щеткой вокруг наших чемоданов и ушел. Высокий мужчина поставил рядом с нами маленькую девочку с корзинкой и ушел куда-то. Девочка захныкала. Высокая американка с длинным острым носом, подстриженная по-мужски, подошла к окошечку кассы.

Вероятно, она только что вернулась из Акапулько. Ее лицо пылало багровой краской. Кожа на носу облупилась, и, вероятно, не один раз. Вот это, я понимаю, загорела.

Вера захихикала.

— Боже, что это за вид. Это что, непрожаренный бифштекс? Нет? Такой загар…

Я не слышал конца фразы.

Загар. Это слово как стрелой пронзило мой мозг. То, что дала мне Дебора Бранд. Она приходила ко мне в комнату в Чичен-Ица и принесла баночку мази от солнечных ожогов. Мази от загара. После того, как она помазала мне спину, она поставила баночку на ночной столик около моей кровати.

Е е баночка с мазью от загара. А раньше, когда мы ехали с нею в машине, именно Дебора завела разговор о том, что я сжегся. Я вспомнил нервный взгляд, который она бросила на свой чемодан, лежавший на заднем сиденье. Еще тогда мне показалось это немного подозрительным. Это так не похоже на обыкновенную туристку. Она опасалась за свою баночку с кремом? Может быть, самая важная вещь спрятана именно там? Может быть, она ухватилась за мои ожоги, как за предлог, чтобы вручить мне эту баночку на сохранение? У меня она была бы, по ее мнению, в большей безопасности?

Опять ко мне вернулась эта фантастическая идея: бриллианты. Бриллиант легко можно спрятать в баночке с мазью.

Я никогда не вспоминал об этой баночке с того момента, как Дебора поставила ее на мой ночной столик. Но, вероятно, когда я уезжал из Чичен-Ица, я положил ее вместе со всеми моим вещами в саквояж. Вероятно, когда я вернулся в Мехико, она стояла в шкафчике в ванной комнате. И вероятно, поскольку я вчера полностью освободил шкафчик, сейчас эта баночка находится у меня в габардиновом саквояже.

Когда у меня в квартире делали обыск, ванную комнату не тронули. Возможно, человек Холлидея поленился обыскивать ее или, может быть, ему кто-то помешал. Но теперь это не важно. Главное то, что они, очевидно, не нашли ее, иначе Вера не стала бы спрашивать меня «о чем-то».

Я изо всех сил старался припомнить все, что я положил вчера в свой саквояж. Не помню, была ли там эта баночка или нет?

Но она должна быть там, я, конечно, взял ее с собой.

Вероятно, она лежит в габардиновом саквояже, который стоит сейчас между Вериными и моим ногами. Габардиновый саквояж, который даже не запирается.

Эти мысли вихрем пронеслись в моей голове в какую-то долю секунды. Я все еще смотрел на женщину с облупленным носом. Потом повернулся к Вере и увидел, что она тоже внимательно смотрит на женщину.

Она задумалась и, вероятно, не заметила, что я смотрю на нее. В ее глазах было сначала раздумье, потом они сверкнули от с трудом сдерживаемого волненья.

Это выражение исчезло так же быстро, как и появилось. Но это выдало ее мысли, как будто она высказала мне их вслух.

В свое время я рассказал ей и об этом юкатанском эпизоде. Она тоже смотрела на женщину, и ей тоже в голову пришла та же мысль, что и мне.

Она тоже поняла значение баночки с мазью от загара.

Мои нервы до предела натянулись, как резина, готовая вот-вот лопнуть. Я хотел под каким-нибудь предлогом уйти, чтобы в мужской уборной проверить содержимое своего саквояжа. Но вряд ли это теперь возможно. Все, что я теперь буду делать со своим багажом, даст Вере понять, что я тоже догадался о важности этой мази.

Стоявший около меня габардиновый саквояж буквально обжигал мне ноги. Мне казалось, что все, кто находится сейчас в зале аэровокзала, смотрят на мой саквояж.

Вера разыгрывала высшую степень беззаботности. Именно так она поступает, когда задумает что-то. Она порылась в сумочке и достала пачку сигарет и пачку спичек. Она взяла сигарету в руки, чиркнула спичкой и вдруг вскрикнула. От ее неосторожного движения загорелась вся пачка.

— Черт, — воскликнула Вера, она бросила сгоревшую пачку спичек и наподдала ее ногой.

Я понял ее игру. Я видел все так ясно, как будто я сам это придумал. И я не на шутку испугался.

Она повернулась ко мне и показала почерневшие от дыма пальцы. Глаза пылали псевдорусским гневом.

— Черт! Черт! Как я могла быть такой дурой? О, Питер, пожалуйста. Ой, как жжет, ужасно жжет. У вас нет ничего в саквояже? Чем-нибудь смазать?

— Подождите, — сказал я. — Вот нам аптечный киоск. Я попрошу у них какую-нибудь мазь.

— Нет. Он еще закрыт. Еще рано, Питер. Я видела у вас в ванной комнате мазь от ожогов. Крем от загара. Он очень хороший. Он у вас в саквояже?

Я не мог сказать «нет». Я мог бы сказать, что я оставил все лекарства на квартире. Но это будет означать конец Веры в моей жизни. Одним небесам известно, как бы она это устроила, но она ни за что не полетела бы со мной в Новый Орлеан. Она не могла оставить баночку в Мехико.

В течение нескольких секунд у меня было большое желание поступить именно так. Мне очень хотелось посмотреть, как бы она тогда заметалась. Но я отказался от этой мысли, потому что я считал, что мне необходимо встретиться в Новом Орлеане с Холлидеем лицом к лицу. А для этого лучше держать Веру при себе, даже ценой того, чтобы она увидела эту баночку с мазью от загара.

Лучше держать ее заложницей.

— Питер, — продолжала кричать она. — Пожалуйста. Мне больно. Посмотрите в саквояже. Пожалуйста.

Я нагнулся и расстегнул «молнию» габардинового саквояжа. Порылся там с рубашках, нащупал ручку бритвы и колючую щетину щетки.

Там или не там баночка? Если нет, я проиграл. Если там, то, хотя меня и ожидает серьезная опасность, я все-таки имею шанс на победу.

Мои пальцы дотронулись до чего-то гладкого и круглого. Я вытащил этот предмет. Баночка с мазью здесь. Все в порядке.

Часть 3

НОВЫЙ ОРЛЕАН

Глава 20

Я никогда не разглядывал эту баночку. Это была круглая баночка из-под кольд-крема. Американского производства, но с испанской надписью на этикетке.

Тяжелая, с волнением заметил я. Тяжелее, чем можно было ожидать от обыкновенной баночки с кремом.

— Скорее, Питер, — капризно кричала Вера. — Дайте мне.

Я взглянул на нее. Несмотря ни на что, я невольно восхищался ею. Успех всей ее отчаянной деятельности зависит от того, передам я ей эту баночку или нет, и тем не менее она отлично владела своим лицом. Выражение лица было самое правильное: немного волнения, немного досады на свою собственную глупость и неловкость и на свою медлительность.

— Я помажу вам, — сказал я. — Я с отличием окончил курс первой помощи. Давайте вашу руку.

Она протянула руку. Обожжен был только один палец. Я отвинтил крышку. Вероятно, банка была полная до того, как Дебора израсходовала немного, смазывая мою спину. Это была пытка: знать, что решение всех проблем находится сейчас в моих руках и я ничего не могу сделать.

Я помазал ей палец. Руки ее дрожали. Все еще держа баночку в руке, я пошарил в саквояже и нашел бинт. Аккуратно завязал ей палец.

— Вот так. Пальчик как новенький.

Я завинтил крышку. Вера только смеялась.

— Какая же я дура. Такая неловкая. Питер, дайте мне мазь. Она будет у меня в сумочке. Хорошо?

Я ожидал эту просьбу.

— Я бы на вашем месте не стал с ней так возиться. Эта мазь хороша только для солнечных ожогов. Потерпите до Браунсвилля. Там мы купим какое-нибудь более подходящее средство.

Я знал, что она не сможет возражать против этого. Она не решится поднимать из-за нее спор из боязни вызвать мои подозрения.

По радио сначала сказали что-то по-испански, потом по-английски: «Пассажиры рейса номер пятьсот шестьдесят четыре на Браунсвилль, Новый Орлеан и Нью-Йорк, пожалуйста, сдайте ваш багаж».

Еще раз я долю секунды поколебался, прежде чем принять решение: взять баночку с собой или положить ее обратно в саквояж? Она была слишком велика для кармана. Если я ее оставлю, Вера непременно предложит спрятать ее у нее в сумочке. И вероятно, мне будет трудно отказаться от такого разумного предложения. Лучше я оставлю ее в саквояже. Мне выдадут квитанцию, и я буду ее хранить.

Я положил мазь обратно в саквояж и застегнул «молнию». Потом подсунул его под мышку, взял свой чемодан в одну руку, Верин — в другой и сказал:

— Пошли.

После того, как наш багаж взвесили и наклеили ярлычки, мне выдали три квитанции. Номер квитанции на ее чемодан отличался от номера квитанции на габардиновый саквояж. Если я отдам квитанцию ей, как бы она в Новом Орлеане не подменила мне ее каким-нибудь образом. Поэтому я все три квитанции оставил у себя. Я знал, что она не сможет возражать. Когда мужчина путешествует с дамой, вполне естественно, что заботу о багаже берет на себя мужчина.

Когда вы выезжаете из страны, таможенный осмотр — пустая формальность. Пока таможенный чиновник осматривал наш багаж, я все время вертелся около габардинового саквояжа. Вскоре я увидел, что носильщик понес все три места в самолет.

До Браунсвилля мазь была в такой же сохранности, как если бы я положил ее в банковский сейф.

Я купил целую кипу журналов, чтобы нейтрализовать Верину болтовню в самолете. Но она сделала вид, что ей хочется читать еще больше, чем мне. Когда самолет стартовал, набирая высоту, и пролетал над распластавшимся под нами городом Мехико, она проявляла чрезвычайный интерес к журналу, который рассказывал, как сделать ваш дом более красивым, чем чей бы то ни было, и всего за сорок долларов в неделю.

И она не поднимала от него носа до тех пор, пока внизу не показался город Браунсвилль.

Пожалуй, сейчас ее положение было хуже моего. Это сознание давало мне некоторое удовлетворение. Во всяком случае контроль над баночкой в данный момент в моих руках. А для нее это морковка, привязанная над носом осла.

У нее было много времени, чтобы выработать план, как перехитрить меня в Браунсвилле. Поэтому я удвоил бдительность. Но она не предпринимала никаких шагов. Наши чемоданы прошли таможенный осмотр, и теперь уже представители Американской Восточной линии взвесили их, наклеили новые ярлычки и погрузили на самолет, который должен отвезти нас в Новый Орлеан. Все три новые квитанции я снова убрал в свой бумажник.

Пока что счет в мою пользу. Правда, победа невелика, но все же. Подлинная опасность ожидает меня в Новом Орлеане, где в игру вступит Холлидей.

Перед тем как сесть в самолет, я купил какую-то мазь и снова перевязал палец Веры. Как только мы очутились в воздухе, она углубилась в другой журнал. Изредка я заговаривал с ней, чтобы казаться вполне естественным, но большую часть времени я думал о Новом Орлеане. Если я сразу поеду к мистеру Бранду, Вера захочет пойти со мной, и, поскольку мы официальные союзники, я не смогу остановить ее. Пожалуй, лучше сначала взять номер в отеле. Может быть, в отеле я что-нибудь придумаю.

Пока наш самолет тащился над монотонным Техасом, я придумал план. Этот план поможет мне обезвредить Веру. Но он ни в коем случае не обеспечивает безопасность баночки. Насколько я знаю Холлидея, он может так же спокойно убить мистера Бранда, как он уже убил Дебору и Лену. Если я повезу баночку сразу на Дофин-стрит, дом тысяча четыреста шестьдесят два, я могу доставить ее прямо в руки врагу.

Я начал нервничать. К тому времени, когда мы пролетали над пустынной болотистой местностью Луизианы и приближались к аэропорту, я все еще не принял окончательного решения. Когда мы спускались по трапу, меня охватило чувство, похожее на панику.

Теперь, когда мы приземлились, Вера была что-то уж очень подозрительно спокойна. Она взяла меня под руку и веселым голосом, который звучал ужасно фальшиво, спросила:

— Ну, Питер, что мы сначала будем делать?

— Поедем в отель, я полагаю. Нам нужна база для начала наших операций.

— Да-да. В отель «Сент-Чарльз»? Да?

Она что-то уж очень быстро назвала этот отель. Вероятно, Холлидей велел ей остановиться именно в этом отеле.

— Давайте лучше поедем в «Монтедеро», — сказал я. — Я всегда там останавливаюсь.

— Но «Сент-Чарльз»…

Ее голос замер. Снова она побоялась показаться мне слишком настойчивой. Боязнь возбудить у меня подозрение все время связывала ей руки. Пока что счет все еще был в мою пользу.

Я так долго пробыл в Мексике, что уже привык к звуку испанской речи, к яркой, мишурной, неофициальной атмосфере. И мне странно было вернуться в страну, где нет нищих, нет бездомных собак, бродящих в поисках отбросов. Мы продвигались вместе с дружелюбной толпой людей, которые выглядели феноменально изящными и процветающими. За стойкой бара американский бармен подавал американские напитки. Я с удовольствием выпил бы стаканчик виски, но каждую минуту могут подать багаж.

Мы направились с Верой, все еще державшей меня под руку, к багажному залу. Я все время осторожно посматривал по сторонам: нет ли тут Холлидея. Хотя я не думаю, чтобы он действовал так грубо, чтобы показаться мне в аэропотру. Его здесь не было.

Но я до сих пор был в нерешительности, что мне делать с баночкой. Она была слишком большая, чтобы хранить ее в кармане. Как бы осторожен я ни был, Вера непременно улучит момент и украдет ее у меня, когда мы приедем в отель.

К нам подошел носильщик-негр.

— Чемодан, сэр?

— Да. — Я выдернул свою руку из Вериной.

— Подождите здесь. Я сейчас вернусь.

Я передал носильщику квитанцию, и мы с ним пошли в багажный зал. Вера пошла за нами. У прилавка толпилось довольно много народа. Очевидно, только недавно прибыло еще несколько самолетов. Чемоданы вносили в зал из двери, находящейся в левом углу. Все что-то кричали, указывали свой багаж, словом, царила обычная суматоха. Показался Верин чемодан из свиной кожи.

— Вот один, — сказал я носильщику.

Он подхватил его, даже не взглянув на квитанцию. Затем подали мой большой чемодан. Я указал на него, и носильщик подхватил и его. Привезли новую порцию багажа. Я увидел свой габардиновый саквояж. Он был сверху на груде других чемоданов. Служащий переложил его вниз. Когда он это сделал, я увидел на багажной тележке точно такой же габардиновый саквояж.

Оба саквояжа были совершенно одинаковые. Вероятно, таких миллионы. Но я хорошо знаю свой по масляному пятну с одной стороны. Я вспомнил, как Холлидей когда-то в Мехико хотел обменять наши саквояжи. И вдруг догадался, что мне надо делать.

Я протолкался сквозь толпу, наклонился над барьером и подхватил чужой саквояж.

— Вот. — Я прошел мимо Веры и отдал саквояж носильщику. Тот опять не взглянул на квитанцию. Я знал это. потому что он не смотрел на них и в тех двух случаях.

Как-то однажды я взял в аэропорту чужой чемодан, и я хорошо знаю всю процедуру, которая следует за этим. Человек, чей чемодан я возьму, вероятно, скоро заметит ошибку и вернет мой саквояж. И пока авиалиния будет разыскивать меня, чемодан будет автоматически отправлен в бюро находок в Атланту, Джорджия.

Когда носильщик нес наши чемоданы к такси, я торжествовал. Конечно, это было жестоко по отношению к невинному путешественнику, чей саквояж я стащил. Но не это было главной причиной моего беспокойства. Если только каким-нибудь совершенно невероятным способом баночку уже не извлекли из моего саквояжа, Холлидей никак не сможет ее получить. А когда я установлю связь с дядей Деборы, я могу позвонить в аэропорт, и через два часа мне из Атланты пришлют мой багаж.

Вера уселась в такси. Я заплатил носильщику и сказал шоферу адрес отеля «Монтедеро». Минут через десять мы проезжали мимо массивного здания отеля «Сент-Чарльз». Вера бросила на него быстрый взгляд и тут же отвернулась.

Интересно, ждет ли нас Холлидей в вестибюле отеля?

Мы подъехали к «Монтедеро». Из отеля выбежал за багажом носильщик. Я попросил дать нам два соседних номера, и, пока мы поднимались в лифте, я снова еще раз мысленно проверил план, который я составил в самолете. Я не видел причин, почему бы он мне не удался. У двери своей комнаты я сказал Вере:

— Когда вы окончите распаковывать свои вещи, Вера, приходите ко мне на «военный» совет.

Она радостно улыбнулась. Ей это очень понравилось.

— Да, Питер. Быстро приду.

Лифтер проводил ее в комнату, потом внес багаж в мою. Я дал ему на чай и закрыл дверь. Комнаты были с телефонами. Я знал, что Вера сейчас позвонит Холлидею. Я никак не мог помешать этому, да мне, собственно, было безразлично, позвонит она или нет. Мы с ней ни о чем определенном не договаривались. Она ничего не сможет сказать ему, за исключением того, что мы приехали и где мы остановились. Конечно, расскажет ему о баночке. И он скажет ей, что она должна обязательно любыми средствами добыть ее.

Если только я не ошибаюсь, на некоторое время Холлидей уйдет со сцены. Вера будет действовать в одиночку.

Спальня была обыкновенной гостиничной спальней с ванной комнатой в углу. Я посмотрел, запирается ли ванная комната на ключ. Да, запирается. И стены здесь не мексиканские. Никто не услышит голос Веры. Я раскрыл большой чемодан и начал вынимать оттуда вещи.

Как я и ожидал, через несколько минут раздался стук в дверь. Я открыл. Вошла Вера без шляпки и без лисьей накидки. На ней все еще был красный костюм. Она только что заново причесалась и подправила косметику. Выглядела она великолепно — голливудская модель балерины в цветном широкоэкранном фильме. Я подумал: почему бы ей не поехать на побережье и не произвести там сенсацию в киномире вместо того, чтобы вертеться с убийцами?

Я взял связку галстуков и понес их в шкаф.

Она сказала:

— Я уже все распаковала. Я быстро, быстро. Помочь вам? Нет?

Я ожидал этого. Очевидно, приказ Холлидея уже получен. Я кивнул на габардиновый саквояж.

— Как насчет того, чтобы потрудиться над ним? Хотя лучше отнесите его в ванную комнату, в нем в основном предметы туалета.

Она так и подпрыгнула к саквояжу. Я теперь так хорошо ее знал, что, кажется, мог прочитать ее мысли. «Вот сосунок, — вероятно, думала она своим хитрым умом, — наконец-то подает мне баночку на серебряном блюдечке».

Она понесла саквояж в ванную комнату. Я пошел вслед за ней с галстуками в руках. Когда она нагнулась, чтобы открыть саквояж, я взял ее за локоть и повернул к себе лицом:

— Знаете что, Вера?

Черные ресницы затрепетали. Она с трудом сдерживала свое нетерпение.

— О, Питер?

— Вы такая девушка, от которой любой парень может сойти с ума. Как это ни абсурдно, я совсем этого не хотел, но был такой момент, когда этим парнем мог оказаться и я.

Она захихикала грудным смешком.

— Действительно вы так думали? Вы, который так привязан к своей жене?

— Я мог бы развязаться с ней.

Я наклонился к ней. Она подняла кверху свое лицо и положила руки мне на плечи.

— Питер…

Ее губы почти касались моих. Они казались мне сейчас чересчур толстыми, но отличной формы.

Я заткнул ей рот рукой. Она издала приглушенный крик и начала брыкаться. Я вставил ей между зубами носовой платок. Она чуть не укусила меня. Я зажал ей голову под мышкой и галстуком связал ее руки за спиной.

Очень легко справиться с женщиной, даже если она брыкается, как мул. Через пару минут я связал и ее ноги тоже. Потом сделал отличный кляп, чтобы она могла дышать, но и только.

— Гоп-ля, детка.

Я подхватил ее и положил в ванну. Даже не будучи связанной, трудно выбраться из скользкой ванны.

Она смотрела на меня пылающими от негодования и страха глазами. Я улыбался.

Я дружелюбно помахал ей рукой и забрал чужой саквояж. Он может мне понадобиться. Потом вышел из ванной комнаты и запер за собой дверь.

Операция «Вера» прошла успешно.

Теперь предстоит гораздо более опасная операция. Операция «Бранд».

Глава 21

Я разделался с Верой. Но я еще не разделался с Холлидеем, а он гораздо более опасен. Вероятно, он находится в Новом Орлеане вот уже в течение шести или семи часов. Времени совершенно достаточно, чтобы поступить с мистером Брандом так же, как он поступил с Деборой и Леной… и что его друзья, возможно, сделали с отцом Деборы.

Однако после моего хотя и маленького, но все же успеха я был настроен весьма оптимистически. К тому же находящийся в кармане кольт придавал мне уверенности.

Надо же когда-то покончить с этим делом. Может быть, именно сейчас настал самый подходящий момент для этого. Может быть, я найду мистера Бранда в целости и сохранности в доме номер тысяча четыреста шестьдесят два на Дофин-стрит.

Я вышел из комнаты, запер за собой дверь и отдал ключ портье. Я взял с собой чужой габардиновый саквояж, потому что, если мне удастся установить контакт с мистером Брандом, я, возможно, верну его в аэропорт раньше, чем получу свой.

Холл отеля был переполнен веселой туристской публикой. По дороге к выходу я увидел несколько телефонных будок. Хотя мне казалось совершенно невероятным, чтобы в этой кутерьме, где мне все давалось с таким огромным трудом, я смог бы легко найти номер телефона Бранда, я все же просмотрел в телефонной книге фамилии на «Б». И как это ни невероятно, увидел имя «Бранд Уильям С. 1462. Дофин-стрит».

Такой быстрый успех окрылил меня. Это был добрый знак. Совершенно очевидно, было более благоразумно и безопасно, прежде чем пойти на квартиру к мистеру Бранду, которая может быть в настоящее время превращена в очередную западню, — позвонить ему. Я вошел в будку и набрал номер телефона Бранда. Почти тотчас же мне ответил низкий хрипловатый голос. Этот голос принадлежал не Холлидею.

Я сказал:

— Мистер Бранд?

Голос ответил:

— Да, это я.

Что-то уж слишком легко все получается. Я сказал:

— Говорит Питер Дьюлет. Вы меня не знаете. Я друг Деборы.

— Деборы? — Видимо, Бранд старался говорить спокойно, однако в его голосе слышалось трудно сдерживаемое волнение.

— Мне нужно сообщить вам нечто очень важное. От Деборы. Можно зайти к вам сейчас?

— Конечно, мистер Дьюлет.

Хотя это, вероятно, звучало несколько мелодраматически, но я счел нужным добавить:

— Возможно, вам ничего неизвестно, но есть люди, которые могут причинить вам большие неприятности. Я позвоню три раза. Не впускайте никого до моего прихода.

Я ожидал, что он удивится, однако мистер Бранд продолжал говорить все тем же спокойным голосом:

— Да, мистер Дьюлет, мне все известно об этом. Значит, три раза?

— Три раза.

Я положил трубку. Руки дрожали от волнения. Наконец-то я у цели, дело заканчивается. И заканчивается оно не очередной «перестрелкой, погоней и грабежом». Оно заканчивается спокойно в мирной квартире одного из американских городов. Может быть, я смогу еще успеть на сегодняшний вечерний самолет и в назначенное время явиться на свидание с Айрис в Нью-Йорке? Когда я записывал номер телефона на листочке бумажки, я обратил внимание, что около имени Бранд дано два адреса: домашний и служебный. «Бранд Уильямс С., минералог». И адрес на Докер-стрит.

Значит, дядя Деборы минералог. Проходя по залитой солнцем улице, я думал, какая может быть связь между тем, что я только что узнал, и делом Деборы, как я его называл.

Часы показывали четыре тридцать. Я оглянулся, чтобы быть уверенным, что Холлидей не следует за мной. Его нигде не было видно. Я пошел по улице, внимательно вглядываясь в лица прохожих и изредка оборачиваясь, чтобы посмотреть, не идет ли за мной «хвост».

Конечно, если бы Вера успела предупредить Холлидея, за мной непременно кто-нибудь следовал бы. С чувством огромного удовлетворения вспомнил я о Вере, как она лежит сейчас связанная в запертой ванной комнате.

Я раньше несколько раз бывал в Новом Орлеане и достаточно хорошо знаю этот город. Вье Карре — довольно маленькая полоска, я уже шел по Ройял-стрит. Насколько я помню, Дофин-стрит идет параллельно этой улице, кажется, в двух кварталах отсюда.

После Мексики французский квартал Нового Орлеана показался мне довольно фальшивым с бесчисленными дутыми американизированными рекламами. Старые дома с изящными завитушками и железными балконами были, конечно, очаровательны, но и здесь чувствовалась какая-то фальшь, подделка. Повсюду броские, чисто американские рекламы: «Лавка античных древностей» с современными витринами из стекла и стали; «Куриная кухня матушки Хусид», «Единственная пивная с настоящим абсентом». Америка не может не вторгнуться в любое хорошее дело с тем, чтобы не оставить на нем свой отпечаток американизма.

Я прошел мимо старинной аптеки, похожей на декорацию спектакля «Капризная Мариетта» в постановке братьев Шуберт. Меня ни на минуту не оставляла мысль о том, что мистер Бранд минералог. У меня появилась новая идея, она порхала где-то около моего сознания, как голубь вокруг голубятни. Южная Америка исключительно богата полезными ископаемами. Отец Деборы — археолог. Археологи выкапывают разные вещи.

Может быть, разрешение этой таинственной истории каким-то образом связано с рудниками?

Я дошел до Дофин-стрит. Вот еще одна чрезвычайно живописная улица. Какая-то женщина в блузе в богемском стиле устроилась на тротуаре перед мольбертом и рисовала с натуры «Добрый старый Новый Орлеан». Мои мысли-голуби все еще порхали. Что, если мистер Бранд в своих археологических раскопках наткнулся на залежи какого-либо минерала, на какой-нибудь пласт, который имеет колоссальную ценность? Однако археологи на месте, без лабораторной проверки специалистов-минералогов, не могли установить, что это за минерал? Отец Деборы послал ее к своему брату, и послал ее секретно, потому что есть какие-то другие люди, имеющие свои виды на этот рудник. И эти другие люди всячески старались не допустить Дебору к мистеру Бранду. Такая вещь, как рудник, сулящий колоссальное состояние человеку, владеющему им безусловно, может быть достаточно веской побудительной причиной для совершения убийств и похищения людей. До сих пор у меня не было ни малейшего, хотя бы приблизительного, представления о том, что скрывается за этой драмой, в которую оказался вовлеченным и я. А может быть, именно в этом и состоит дело? Брат Бранда и Дебора против Холлидея — Веры Гарсиа?

Номера домов на Дофин-стрит начинаются от Канад-стрит. Я вышел к кварталу с номерами домов второй сотни, прошел мимо женщины с мольбертом и дальше, вниз по Дофин-стрит.

В детективном романе могла быть зашифрована какая-нибудь очень важная информация об этом руднике. А баночка? Что может быть в баночке? Образец руды?

Наконец-то несколько фантастическое объяснение насилия и ужасов последних дней — когда я думал, что речь идет о бриллиантах или реликвиях инков — уступило место грубой и опасной борьбе во имя чисто коммерческих интересов. Но кто были соперники мистера Бранда? Очевидно, это довольно многочисленная организация, если они смогли одновременно похитить отца Деборы в Перу, послать Холлидея за Деборой в Юкатан и нанять в качестве агента Веру Гарсиа в Мехико?

Агент. Это слово открывает еще более широкие перспективы. Может быть, за всем этим стоит какое-нибудь правительство? В наш век, знаменующий собой эпоху самоуничтожения, по всему земному шару происходят миниатюрные неофициальные войны за право контроля над некоторыми минералами. Неужели все это время я невольно принимал участие в этой войне?

Я дошел до квартала с номерами домов тысяча четыреста. Никто за мной не тащился. И никого не было видно около дома тысяча четыреста шестьдесят два. Это был старый особняк, реконструированный под дом с меблированными квартирами. Железные балконы, выкрашенные красной краской, были украшены кустами дикого винограда. В горшочках стояла герань. Первый этаж здания занимал магазин, торгующий книгами по искусству. На окнах гравюры парусных судов.

Рядом с магазином дверь подъезда с жилыми квартирами. Я подошел к подъезду. На дощечке рядом с кнопками зуммеров имена жильцов. Около кнопки квартиры номер четыре фамилия Бранд Уильям С.

Настроение у меня было приподнятое. Я три раза нажал кнопку звонка. Почти тотчас же замок отщелкнулся. Я вошел в маленький холл, отделанный желтой краской, и начал подниматься по лестнице.

Поднявшись на три марша, я очутился на самом верхнем этаже. Очевидно, Бранд занимал весь этаж. К единственной двери прибита дощечка с его именем.

Все оказалось до крайности просто.

Я постучал в дверь. Дверь открылась. На пороге стоял высокий мужчина с красно-рыжими волосами и удивительно голубыми глазами. Он застенчиво улыбнулся мне и протянул руку.

— Ну, мистер Дьюлет, наконец-то вся эта неразбериха закончилась, и я очень рад видеть вас.

Сначала я предполагал встретиться здесь с опасностью и Холлидеем. Затем я предвкушал мирную спокойную беседу с мистром Брэндом. Но такого сюрприза я никак не ожидал.

А именно это чувство охватило меня сейчас: чувство глубочайшего изумления. Это была потрясающая неожиданность. Потому что передо мной стоял мистер Джонсон, молодожен из Юкатана.

Глава 22

Знакомая милая улыбка, хотя сегодня как бы несколько извиняющаяся.

— Я действительно очень рад видеть вас. Если бы только я догадался сам несколько дней тому назад! Входите.

Я немного задержался на пороге в нерешительности. В этом деле, в котором рано или поздно все оказывалось не тем, чем было с самого начала, было, пожалуй, вполне естественным, что даже юкатанский молодожен оказался действующим лицом этой драмы. Но мне почему-то не верилось, что именно он оказался дядей Деборы, к которому она так торопилась, рискуя своей жизнью.

Вероятно, он угадал мои мысли.

— Я вижу, вы не верите мне. Вы, вероятно, никак не можете смириться с тем фактом, что я дядя Деборы.

Он кивнул в сторону находящихся сзади него комнат.

— Вы, вероятно, думаете, что я здесь устроил ловушку для вас. Почему бы нам не выяснить все наши дела где-нибудь в баре или в кафе?

Конечно, его откровенность могла быть просто игрой, но я не думаю, чтобы это было так. Кроме того, у меня есть револьвер. Я сказал:

— Нет, все в порядке. Можно и здесь.

— Отлично. — Он повернулся и направился с грацией тяжелоатлета через маленький коридор в длинную комнату, в которой был страшный беспорядок. Я пошел вслед за ним.

Около окна стоял огромный письменный стол, заваленный какими-то бумагами и маленькими пузырьками, очевидно, содержащими различные металлы и руду. Через полуоткрытую дверь была видна следующая комната.

— Это моя мастерская, — сказал он. — Конечно, серьезную работу я веду в лаборатории. А здесь занимаюсь всякими мелочами. У меня есть дом за городом, в котором царствует жена. А здесь моя старая холостяцкая квартира. Садитесь.

Он указал на довольно старое, потертое кожаное кресло. Я сел и поставил габардиновый саквояж на ковер около своих ног. Он сел за письменный стол.

— Конечно, мистер Дьюлет, теперь, оглядываясь назад, мне совершенно ясно, как поступила Дебора. Но в то время я считал, что вы просто обыкновенный турист. И не больше.

Он подозрительно посмотрел на меня.

— Вы догадываетесь, о чем я говорю?

— О том, что Дебору убили, — сказал я, — ради того, чтобы забрать у нее что-то, что она везла из Перу?

— Совершенно верно, — обрадовался он.

— Что-то связанное с раскопками, не так ли?

Он положил свои громадные ручищи на письменный стол и внимательно разглядывал их.

— Я вижу, Дебора доверяла вам.

— Нет. Нисколько не доверяла. Я просто сопоставил кое-какие факты и обдумал все — в периоды между очередными покушениями на мою жизнь. Может быть, вы расскажете более подробно? Возможно, это странно, но мне очень любопытно узнать все.

На его губах снова появилась улыбка.

— И я вас за это не упрекаю.

Он помолчал.

— Но прежде всего вот что: по телефону вы сказали, что вы мне что-то принесете. Вы ведь принесли что-то? У вас была книга и… образец.

Я действительно был прав в отношении баночки с кремом от загара.

— Нет, книги у меня нет. Ее взял Холлидей. И образца у меня тоже нет. Но я могу его достать. Он в абсолютной сохранности.

Он взглянул на меня своими голубыми глазами. Я не мог понять: мои слова о том, что книга находится у Холлидея, явились для него неожиданностью или нет?

— И вы готовы отдать его мне, как только удостоверитесь в моей честности?

— Да, — сказал я.

— Тогда, пожалуй, будет лучше, если я расскажу вам все с самого начала. Когда вы услышите всю историю, я полагаю, у вас не будет никаких оснований сомневаться в моей честности.

Его губы слегка скривились.

— Я не знаю, одобрите ли вы мое поведение в этом деле. Я все ужасно запутал. Но ведь в вопросах конспирации я простой любитель, не профессионал.

Он предложил мне сигару из ящика, стоявшего на столе. Я отказался.

— Прежде все — о моем брате, — начал он. — Джозеф раньше тоже был минералогом. Потом заинтересовался археологией и отказался от всего ради этого нового увлечения. В течение последних пятнадцати лет он жил в различных местах Южной и Центральной Америки, Гватемале, Эквадоре, Перу. Три или четыре месяца тому назад Джозеф и другой человек…

— Франк Лиддон, — перебил я его, вспоминая газетную заметку. — Между прочим, я читал об исчезновении вашего брата.

Он печально посмотрел на меня.

— Читали? Да, Джозеф и Лиддон предприняли экспедицию в глубинные районы Перу. Это дикая страна, находящаяся за много миль от какой-либо цивилизации. Джозеф искал древний город инков. Между прочим, этот город так и не нашли. Однако в течение довольно продолжительного времени они что-то там копали. И вдруг, по-моему, это было недели три тому назад, Джозеф совершенно случайно натолкнулся на пласт какой-то руды. Он достаточно опытный минералог, чтобы не приходить в восторг от любой найденной им руды, однако он понял, что эта руда безумной ценности.

Он все время внимательно наблюдал за мной.

— Он полагает, что эта руда содержит очень высокий процент тория.

— Тория? — механически повторил я.

— Вы, вероятно, не знаете, что такое торий. Это нечто вроде двоюродного брата урана, только более редко встречающийся. Его ценность, а также политические последствия подобной находки в наш атомный век трудно переоценить. Джозеф, естественно, сразу понял колоссальную важность этой находки и немедленно же принял все меры предосторожности, чтобы сохранить свое открытие в секрете.

Хотя он до этого долгое время работал с Лиддоном и вполне доверял ему, как своему старому другу, даже и ему он не рассказывал подробностей, отделался лишь легкими намеками. И конечно, он тотчас же вспомнил обо мне. Во время войны моя фирма работала в тесном контакте с правительством Соединенных Штатов, мы и до сих пор сотрудничаем в некоторых вопросах. Он знал, что если он сообщит об этом мне и если его догадки оправдаются, то при моем посредстве полный контроль над соответствующей территорией попадет в надлежащие руки, ибо через меня правительство Соединенных Штатов и перуанское правительство смогут начать совместные работы.

Он закурил.

— Казалось бы, все очень просто. Однако это не так. Потому что незадолго до его открытия на сцене появилась другая археологическая экспедиция. Она была организована группой, политическая благонадежность которой вызывала у Джозефа некоторые сомнения. И по нескольким небольшим эпизодам Джозеф начал подозревать, что это открытие или, по крайней мере, некоторые детали каким-то образом просочились к этой группе. Он не мог понять, как это произошло, но, во всяком случае, он был уверен в этом. А тут еще через пару дней была совершена попытка похитить его.

Я слушал теперь очень внимательно.

— Как? Другая попытка?

— Да. Но она была очень грубо организована. Ничего у них не получилось. Но этого было достаточно, чтобы он понял, что под видом другой археологической экспедиции прибыла какая-то группа, заинтересованная в этих копях. И вдруг совершенно неожиданно к нему приехала Дебора. Она училась в колледже в Буэнос-Айресе и приехала на каникулы повидаться с отцом. Джозеф отлично понимал, сколь велика опасность для девушки оставаться там, особенно его дочери. И тогда он захотел решить одновременно обе проблемы. Я не думаю, чтобы он много рассказал Деборе, — просто то, что было необходимо, чтобы она поняла важность обстановки. Он начертил грубую схему прохождения пластов на последней странице детективного романа. И отдал эту книгу ей. Он дал ей также образец руды и велел ей немедленно же ехать прямо ко мне в Новый Орлеан.

Да, действительно, все было очень просто, именно так, как я и предполагал сегодня по дороге сюда.

И я был прав относительно того, что меня невольно вовлекли в активные военные действия.

— Но прежде чем Дебора выехала, — продолжал мистер Бранд, — Лиддон получил из ближайшего города телеграмму о том, что его брат умирает в Аргентине. Следовательно, он должен был немедленно же уехать. И только после того, как оба — и Лиддон и Дебора — уехали, Джозеф совершенно случайно обнаружил, каким образом просочились на сторону сведения об его открытии. Он прочитал в газетах — я не знаю точно, как это было, — но, во всяком случае, из газет он узнал, что Лиддон, которому он абсолютно доверял, продался противной стороне. Лиддон, конечно, знал не все. Он не знал действительного местонахождения пласта и не знал, какая именно руда в нем содержится. Но все же знал достаточно. И, что хуже, он знал также о поручении, с которым отец послал Дебору ко мне.

Джозеф понял, что они сделают все, чтобы не дать возможности Деборе передать мне все эти сведения. Но предупреждать ее было уже поздно. Поэтому он подъехал к ближайшему телефону, позвонил мне и рассказал все, что я только что рассказал вам. Он буквально с ума сходил, страшно беспокоился о Деборе. Я предложил ему единственный план, который пришел мне тогда в голову. Если за ней вышлют погоню, то нападение-то совершат в самом Новом Орлеане. Я предложил следующее: я полечу в Мериду, где у нее пересадка, и провожу ее сюда.

Он пожал плечами.

— Вот где на сцене появляюсь я. И вот где началась путаница, принявшая такой драматический характер.

Было одно затруднение. Дебора давно уехала из Штатов, она уехала, когда была совсем ребенком. И она совсем не знала меня в лицо. Единственное, что она обо мне знала, это то, что я недавно женился на мексиканке. Я решил — хотя это оказалось совершенно бесполезным — взять Люп с собой, частично для того, чтобы помочь Деборе опознать меня, частично для того, чтобы вся моя поездка приобрела характер невинных каникул. Я приехал в Мериду вовремя. Мы с женой были на аэродроме до того, как туда прибыл самолет Деборы из Бальбоа. И тут произошло первое недоразумение. Я никогда не видел Лиддона и не имел ни малейшего представления, как он выглядит. Конечно, версия об умирающем брате была самая настоящая липа. Это именно Лиддона послали вслед за Деборой. Он тоже был на аэродроме в Мериде, чтобы воспрепятствовать Деборе лететь дальше.

Теперь мне все стало совершенно ясно. Я уже догадывался об этом, как только он начал свой рассказ.

— Лиддон, — сказал я, — Холлидей?

Уильям С. Бранд кивнул.

— Я могу только предполагать, что случилось дальше. Но все совершенно ясно. Возможно, Лиддон откуда-то узнал, как я выгляжу. Во всяком случае он узнал меня на аэродроме и понял, что Джозефу известно о его предательстве и поэтому он связался со мной.

Как только Дебора сошла с самолета, он перехватил ее раньше, чем я успел представиться ей. Поскольку она абсолютно доверяла ему, как старому другу своего отца, ему очень легко было рассказать любую фальшивую историю. Вероятно, он сказал ей, что Джозеф Бранд послал его вдогонку, чтобы предупредить ее, что ее собирается похитить человек, который выдает себя за ее дядю. Возможно, он рекомендовал ей для большей безопасности скрыться на время в Чичен-Ица, пока он не разделается с самозванцем. Его план преследовал цель отвезти ее в такое место, где ему будет легче убить ее.

Я видел его затуманенные печалью голубые мальчишеские глаза. Теперь мне все было ясно. Дебору обманом заставили убежать от человека, который пришел, чтобы спасти ее. Дебора подсела ко мне в машину и боялась любой машины, ехавшей вслед за нами. Она обратилась ко мне за защитой от воображаемой опасности, в то время как над ней безжалостно нависла подлинная неминуемая опасность.

— Об остальном вы можете догадаться сами, мистер Дьюлет. Я упустил ее в аэропоту, но мне удалось настигнуть ее в Чичен-Ица. К этому времени она уже совершенно безнадежно боялась меня. Она не дала ни мне, ни моей жене никакой возможности хотя бы на минуту остаться с ней наедине.

Он развел руками.

— И до того, как я осознал, что ей угрожает непосредственная опасность, Лиддон столкнул ее в сенот.

Начиная с этого момента все остальное мне было известно лучше, чем ему. Человеческая фигура под окном Деборы был Лиддон-Холлидей. Очевидно, он назначил ей свидание у сенота. Возможно, он уверял ее, что отец хочет, чтобы она через него вернула отцу и книгу, и образец руды, поскольку слишком велика была опасность для такой юной девушки. Но ему не удалось убедить ее. Во всяком случае, не вполне. Потому что она оставила баночку с мазью у меня на столе и потому что в последнюю минуту она решила отдать мне и книгу. Да, так оно все и было. Дебора оказалась более умной, чем предполагал Лиддон, она начала подозревать его. Она была достаточно умна, чтобы не передать ему сведения, касающиеся руды, до тех пор, пока у нее не будет окончательной уверенности в нем, но недостаточно умна, чтобы спасти собственную жизнь.

Спокойный голос Бранда продолжал:

— Вероятно, вы считаете меня простофилей. Но сначала в Чичен-Ица я никак не мог подозревать убийство. Я думал, это несчастный случай. Только немного позднее я начал догадываться, что человек, который называет себя Холлидеем, вероятно, на самом деле Лиддон. О вас я совсем не думал. Я никак не мог предположить, что Дебора отдала вам и книгу и руду. Я был уверен, что их взял Холлидей. И я понял, что для моей жены создалась слишком опасная ситуация. Я отослал ее домой. Когда миссис Снуд увидела меня в «Реформе», я выдумал эту историю насчет госпиталя. Поскольку мы выдавали себя за молодоженов, путешествующих в свой медовый месяц, я не мог сказать правду. В Мехико я предпринимал всяческие уловки, чтобы забрать у Холлидея книгу и руду. Стоит ли говорить о том, что он меня перехитрил. И вот вчера я прочитал в газете, что им все-таки удалось похитить Джозефа в Перу. Я знал, что они сделают все, чтобы выжать из него нужную информацию, поэтому не было никакого смысла продолжать действовать в одиночку. Дело приняло слишком серьезный оборот. Я вернулся сюда и рассказал обо всем соответствующим властям.

— Значит, теперь правительству все известно?

Бранд улыбнулся своей милой обезоруживающей улыбкой.

— Да, мистер Дьюлет. Наконец-то дело находится в более компетентных руках, чем мои. Они уже связались с перуанским правительством, и скоро все будет закончено.

Улыбка исчезла с его лица.

— Надеюсь, они успеют спасти Джозефа.

— Да, но все еще остается Холлидей, — сказал я. Я чуть не упомянул имя Веры тоже. Однако воздержался.

Уильям С. Бранд покачал головой.

— Вам нечего о нем беспокоиться. Вчера вечером, когда приземлился самолет, прямо на аэродроме его забрали федеральные власти.

Итак, значит, Холлидею конец. Опасность, которую я считал неминуемой со времени моего приезда в Новый Орлеан, существовала только в моем воображении. Я вспомнил Веру, которая лежала сейчас в ванной, связанная, и мне стало немного жаль ее. Если она пыталась связаться с Холлидеем по телефону, ей это не удалось. И в последний момент, когда она была так близка к успеху, она, оказывается, уже действовала в одиночку.

Все закончено. Я ужаснулся при мысли о размерах противоречий, которые скрывались за этой «перестрелкой, погоней и грабежом» в Мексике. И меня начали больше волновать мысли о себе самом. Может быть, я им больше не нужен? Может быть, я все-таки смогу попасть на десятичасовой самолет, чтобы сегодня же улететь к Айрис?

Бранд сказал:

— Ну, вот и все. Вероятно, вы пережили несколько удивительных волнующих дней, мистер Дьюлет. Мне бы хотелось послушать, что произошло за эти дни с вами. Но прежде всего скажите: вы теперь доверяете мне настолько, чтобы вручить мне образец руды?

Я сам был очень рад наконец-то отделаться от него. Чем скорее он попадет в правительственную лабораторию, тем лучше. Я рассказал ему об обмене саквояжами и позвонил в аэропорт. Клерк сообщил мне, что, к счастью, мой саквояж еще не отправили в бюро находок в Атланту. Владелец того чемодана, который забрал я, поднял ужасную шумиху, они открыли мой саквояж, нашли в нем мое имя, и так как они знали, что я высадился в Новом Орлеане, они послали его в городское бюро находок, а сами начали лихорадочно разыскивать меня по всем отелям. Когда они узнали, что чужой саквояж при мне, они сказали, что немедленно же вышлют ко мне посыльного с моим саквояжем.

В ожидании посыльного я дал мистеру Бранду подробный отчет о том, что произошло со мной в Мехико-сити. Я еще не успел закончить свой рассказ, как раздался звонок. Мы поспешили к двери. На лестнице стоял посыльный с моим габардиновым саквояжем. Я отдал ему другой.

Мы с Брандом вернулись в гостиную. Я поставил саквояж на письменный стол, открыл его, достал баночку с мазью от загара и извлек из нее маленький твердый комочек.

Дрожащими от волнения руками Бранд взял его у меня, поспешил в свою мастерскую и обмыл его под водопроводом. Когда он потом показал его мне, для меня это был просто маленький кусочек блестящей руды, нечто абсолютно не стоящее всех тех убийств и волнений, которые он вызвал. Но мистер Бранд впал в исследовательский транс. Я чувствовал, что его пальцы так и рвутся, чтобы или расколоть молоточком, или раздробить в ступке, или нагреть в пробирке, или что они там с ним делают, эти минералоги.

Я тоже рвался. Рвался поскорее уйти отсюда. Я выполнил свое безмолвное обязательство в отношении Деборы. Не оставалось ничего, что могло бы продлить мое участие в этой маленькой частной войне, в которой теперь участвуют гораздо более компетентные люди, чем я. И странно. Хотя волнения в связи с предстоящей встречей с Айрис должны были занимать в моих чувствах первое место, однако образ Веры властвовал над всеми моими мыслями.

Она обманывала и предавала меня всеми возможными способами. Она была, как и Холлидей, столь же опасна и враждебна моим идеям о том, каким должен быть мир. И сейчас она целиком в моей власти. Все, что мне надо было сделать, это сказать о ней пару слов, и о ней позаботятся так же, как о Холлидее.

Но мне не хотелось говорить о ней Бранду. Я и сам сейчас не знал, что я, собственно, буду с ней делать. Я только знал, что хочу как можно скорее вернуться в свою комнату в отель.

Мистер Бранд все еще был погружен в рассматривание образца руды глазами просвещенного минералога. Я сказал:

— Ну что ж, кажется, все. Я вам больше не нужен?

Он взглянул на меня.

— У вас есть еще какие-нибудь дела?

— У меня сегодня свидание с женой в Нью-Йорке, — сказал я. — Я хочу успеть на вечерний самолет.

Он положил образец на стол.

— Что ж, я не вижу никакой необходимости в том, чтобы вы оставались здесь. Очевидно, позднее в Вашингтоне состоится частное слушание этого дела. Конечно, вас непременно вызовут.

— Конечно.

— Будьте любезны, оставьте мне ваш нью-йоркский адрес…

Я нацарапал его на листочке бумажки. Он проводил меня до двери, протянул мне свою огромную лапу и улыбнулся.

— Когда власти узнают о том, что вы сделали, мистер Дьюлет, вам будут очень благодарны.

Я пожал ему руку.

— О, ерунда. Со мной всегда приключаются самые невероятные вещи.

Он улыбнулся.

— Желаю вам провести ваши следующие каникулы более спокойно. Во всяком случае, не так колоритно. До свидания, мистер Дьюлет.

— До свидания.

Глава 23

Я быстро спустился с лестницы и вышел на улицу. Приближался вечер, а вместе с ним вечерняя толпа. Маленький тротуар, на котором тут и там попадались столбы, поддерживающие нарядные железные балконы, был заполнен веселой гуляющей толпой. В доме напротив на железном балконе с розовыми геранями и белой бегонией выставили магнитофон. На углу беседовали два огромных солидных полисмена. Вье Карре было почти так же живописно, как декорация в Бродвейском театре музыкальной комедии.

Я прошел мимо полисменов, направляясь вверх по улице к «Монтедеро». Навстречу мне шла девушка. На ней был красный костюм, который напомнил мне о Вере. И потому что я все время думал о Вере, я обратил на эту девушку особое внимание. Она совсем не была похожа на Веру. Она была меньше ростом и смуглая — вероятно, латиноамериканка. Но что-то в ее движениях, довольно толстых ногах и в ее деланной застенчивости показалось мне знакомым. Она почти поравнялись со мной. Когда она была всего в нескольких футах от меня, я узнал в ней жену мистера Бранда. «Новобрачную» Джонсона из Чичен-Ица.

Я остановился и улыбнулся ей.

— Хэлло, миссис Бранд. Я только что был у вашего мужа.

Она испуганно оглянулась на меня, как будто почувствовала какую-то опасность. Крепко прижав к себе белую сумочку, она хотела пройти мимо меня. Я повернулся и пошел рядом с ней.

— Вы меня не помните? Я Питер Дьюлет из Чичен-Ица.

Она все еще ничего не отвечала. И тут я вспомнил, что никогда не слышал, чтобы она говорила. Может быть, она не понимает по-английски?

— Не помните меня? — пробормотал я по-испански.

Мы проходили мимо ярко освещенной витрины магазина сувениров. Яркие неоновые лампочки осветили ее маленькую фигурку. Я внимательно разглядывал ее: ее здоровенные ноги, красную юбку и довольно плоскую грудь. Из-под белой шапочки были видны черные волосы, мелко завитые. Довольно некрасивые. Под ними темное индейское лицо с огромными невыразительными глазами. Оно было спокойно и прелестно, как цветок.

Прелестно, как цветок! Я несколько раз повторил в уме эти слова, и с быстротой молнии весь мир, казалось, вдруг встал с ног на голову. На какой-то момент страшная догадка почти парализовала меня.

Этого не может быть! Но это так.

Вот уже второй раз на протяжении всей этой истории, только на сей раз более грубо и чудовищно, я был одурачен, классически одурачен. Ибо жена «мистера Бранда, доверенного лица правительства Соединенных Штатов, дяди Деборы», которому я только что доверил образец руды, была совсем не «жена».

Она была парнишкой в хлопчатобумажном комбинезоне, парнишкой с холщовым мешком под мышкой, парнишкой с клеткой для птиц, парнишкой из светло-синего седана, парнишкой с револьвером в руке.

Я шел не с миссис Бранд, я шел с юношей, одетым в женское платье.

Я теперь понял, почему мальчишка с мешком под мышкой показался мне таким знакомым, когда я впервые увидел его у порога своего дома в Мехико. И я понял еще тысячу других вещей. Но я также понял и самое важное и существенное: я понял, что попал-таки в ловушку и в конце все-таки предал Дебору. Я передал образец руды самозванцу, хозяину юноши, убийце Деборы и Лены, самому ловкому мошеннику, которого я когда-либо встречал. Я передал его Врагу.

Юноша торопился, все время отворачиваясь от меня. Нужно было действовать быстро и решительно. Иначе я пропал. Мимо меня проходили люди в обоих направлениях. Болтающие, смеющиеся. Впереди на углу два полисмена все еще продолжали свое тайное совещание.

Я сразу понял, что мне надо делать.

Теперь юноша почти бежал. Я все время держался рядом с ним. Мы переходили улицу. Когда мы почти поравнялись с полицейскими, я схватил белую сумочку юноши и бросил ее на тротуар. Вероятно, в ней револьвер. Я знал это. Юноша всегда носит с собой револьвер.

Оба полисмена в удивлении повернулись к нам. В эту секунду я схватился за белую шляпку и завитые локоны юноши и дернул их. И шляпка и волосы остались у меня в руке. Перед нами стоял человек с подстриженными по-мальчишески волосами. Я отбросил шляпку и парик. Юноша как-то вывернулся и побежал по боковой улице.

Я крикнул полисменам:

— Это человек, которого разыскивают. Переодетый женщиной. У него оружие.

Я побежал вслед за юношей, а оба полисмена за мной. Я догнал и швырнул юношу в руки одного из них. По улице рассыпалось содержимое его сумочки. Прохожие все видели и остановились. Вскоре собралась толпа. Все что-то кричали, суетились.

А мне как раз нужна была суматоха. Пока один полисмен кричал: «Что здесь происходит?», а второй, схвативший юношу, свистел в свисток, я нырнул в толпу и побежал к дому номер тысяча четыреста шестьдесят два.

Юноша теперь в надежных руках. О нем теперь нечего беспокоиться. Ни один полисмен в мире не отпустит мальчишку, пойманного на улице переодетым в женскую одежду, без того, чтобы отвести его в полицию. С ним можно будет заняться позже.

Теперь мне только надо позаботиться о руде и о «мистере Бранде».

Входная дверь дома номер тысяча четыреста шестьдесят два была приоткрыта. Вероятно, это я ее не закрыл. Чувство удивления и унижения за свою собственную доверчивость перешло теперь в злобу. Поднимаясь по лестнице, я буквально задыхался от ярости.

Наконец-то четвертый этаж. Я постучал в дверь. Сейчас должен был вернуться домой юноша. Вероятно, «мистер Бранд» ожидает его. Я рассчитывал на это.

Я услышал шаги. Дверь открылась, и на пороге стоял огромный, неуклюжий «мистер Бранд».

— Но, мистер Дью… — начал он.

Но он больше ничего не мог произнести. Из всех имеющихся у меня сил я ударил его в челюсть правой рукой. Раздался глухой звук. Он глупо заморгал, неуклюже повернулся и бухнулся спиной на пол в холле.

Я вошел и захлопнул за собою дверь. Я слышал его тяжелое дыхание. Он барахтался на ковре. Я прыгнул на него и ударил раз, два, три, до тех пор, пока он уже больше не двигался.

Я втащил его в гостиную. Он потерял сознание. Я обыскал его карманы. Нашел револьвер и положил его в свой карман. Потом сорвач с него галстук и связал ему руки. Сорвал ремень и связал ему ноги.

Я побежал в мастерскую. И меня обуяла прямо-таки головокружительная радость: образец руды все еще был там, тускло поблескивая на столе у окна.

Все происходило так быстро, что у меня практически не было времени думать. Задыхаясь от чрезмерного напряжения, я схватил сигарету и закурил.

Образец руды был цел. По крайней мере хоть этот на месте. А что еще было? Со вновь вспыхнувшей тревогой я подумал: юноша где-то был. Вряд ли он стал бы рисковать появляться публично на улице в переодетом виде, если только на это не было особых причин.

Может быть, он ходил в «Монтедеро»? В то время как «мистер Бранд» занимался мною, он решил заняться Верой?

Я сейчас не был способен на то, чтобы сначала обдумать, потом действовать. Я выбежал в гостиную, схватил телефонную трубку и вызвал отель «Монтедеро».

Дежурной телефонистке я сказал:

— В ванной комнате номер шестьсот семнадцать лежит связанная женщина. Пожалуйста, выпустите ее и скажите, чтобы она немедленно шла в дом номер тысяча четыреста шестьдесят два на Дофин-стрит.

Я положил трубку. Теперь, когда я позвонил, мне уже не казалось, что с Верой могло что-нибудь случиться. Может быть, юноша приходил в ее комнату, но ее там не было. И конечно, никто, за исключением ясновидящего, не мог догадаться, что она лежит связанная у меня в ванной комнате.

Возможно, своим ошибочным нападением на нее я спас ее от смерти.

Меня мучила совесть. Потому что, хотя я все еще плохо соображал, что происходит, я был абсолютно уверен, что Вера стояла на правильной стороне, на стороне настоящего мистера Бранда.

Настоящий Бранд. Я стоял посреди длинной комнаты, и потерявший сознание фальшивый Бранд лежал у моих ног. Это была квартира Бранда, и все же фальшивый Бранд смог использовать ее в качестве ловушки, для того чтобы вытянуть у меня образец руды. Что же произошло с настоящим Брандом?

На этот вопрос был только один совершенно очевидный ответ: Бранд или труп Бранда был здесь, в этой квартире.

Я выбежал в коридор, оттуда в спальню. Там было совсем темно. Я зажег маленькую лампочку у кровати. Никого там не было. Сзади была дверь, ведущая в ванную комнату. И там тоже пусто. Я собрался уже идти в мастерскую, поискать там, когда увидел в углу огромный шкаф. Я подошел к нему и хотел открыть дверцу. Шкаф был заперт, но ключ оставался в скважине. Я повернул ключ и открыл дверцу.

Из шкафа к моим ногам вывалилось тело человека.

Я встал на колени и слега подтащил его на ковер. Руки и ноги у него были связаны. Рот заклеен липким пластырем. Я отодрал пластырь. Вероятно, это было больно, но это надо было сделать. Этого человека с заклеенным ртом запихнули в шкаф, наполненный платьями, которые могли помешать ему дышать носом.

Он мог уже умереть. И он, наверное, умер бы, если бы я не подоспел вовремя. А теперь, наклонившись к нему, я обнаружил чуть слышное дыхание.

И он двигался. Руки его дрожали. Он расправил одну ногу. Он лежал на полу в тени стола. Поэтому я не мог видеть его лицо. Я подтащил его поближе к свету. И в это время он открыл глаза. Он взглянул на меня. Я взглянул на него.

Я должен был уже догадаться, и все же это было для меня большой неожиданностью. Фальшивый Бранд в действительности, конечно, был Франком Лиддоном. А теперь настоящий Бранд с изумлением смотрел на меня.

И настоящий Бранд был Билл Холлидей.

Глава 24

Было восемь часов вечера. Уильям Бранд, Вера Гарсиа и я сидели в неприбранной гостиной Бранда. Образец руды лежал на столе около окна: Уильям Бранд, которого я знал в Мексике как Билла Холлидея, вполне оправился от последствий неприятного часа, проведенного им в шкафу. Вера с ее молниеносными славянскими переменами настроений уже больше не сердилась. Наоборот, она теперь восторгалась мной. Как мы узнали в отеле, юноша действительно приходил в «Монтедеро». Благодаря мне, ей, как и Бранду, удалось избежать весьма неприятной смерти.

Так много произошло за такое короткое время. Мистер Бранд действительно был тесно связан с правительственными органами. К нему уже приходил человек из ФБР и забрал Франка Лиддона, бывшего «молодожена» из Юкатана. Представитель ФБР забрал также в полицейском участке и юношу. Оба были надежно упрятаны.

Бранд, со своей стороны, тоже рассказал мне всю историю. Как я и ожидал, версия Франка Лиддона относительно начала дела в Перу полностью соответствовала действительности. В своем рассказе он только поменялся ролями с настоящим Брандом. Это Бранд под именем Холлидея приехал из Нового Орлеана, чтобы охранять свою племянницу, а Лиддон в образе «молодожена» восстановил ее против Холлидея, завлек в Чичен-Ица и убил ее. Сегодня, когда он завлек меня на квартиру Бранда, «молодожен» оказался достаточно умным, чтобы понимать, что правда будет звучать наиболее убедительно, она притупит мою бдительность, поможет ему завоевать мое доверие к нему и я отдам ему образец руды.

Но слова Лиддона о событиях, происшедших после смерти Деборы, ни в коей мере не отражали действительности. Они были придуманы им только ради того, чтобы укрепить мое доверие к нему. Не зная Лиддона в лицо, «Холлидей», увидев Дебору в Чичен-Ица в моем обществе, допустил логическую ошибку. Он решил, что это я представляю угрозу для Деборы. Он видел, как мы рано утром отправились на прогулку к сеноту. и пошел вслед за нами. Он слышал крик и прибежал к сеноту слишком поздно, чтобы увидеть, как «молодожен» убил Дебору, но все же несколько раньше меня и менеджера. У него как раз хватило времени, чтобы подобрать красную сумочку и скрыться в джунглях, прежде чем мы выбежали к сеноту.

Он забрал сумочку, потому что надеялся, что, хотя Дебора и погибла, он сможет еще спасти карту и руду. Ни он, ни Лиддон не знали, что карт а находилась в детективном романе, до тех пор, пока болтовня Лены в «Реформе» не помогла им догадаться. И конечно, они никак не могли догадаться, что Дебора спрятала образец руды в баночку с мазью от загара. Только благодаря счастливой случайности Лиддон не заглянул в ванную комнату, когда он обыскивал мою квартиру в Мехико.

Когда «Холлидей» обнаружил, что в сумочке нет ничего, то, хотя он и не решился выбросить ее до соответствующих анализов в лаборатории на предмет обнаружения тайнописи, он был убежден не только в том. что я убил Дебору, но и в том, что карту и руду забрал я. Сконцентрировав все свое внимание на мне, он совсем выпустил из виду «молодожена». И вот почему он хотел украсть мой саквояж в аэропорту.

Позднее в Мехико он подослал ко мне Веру. И только после того, как юноша избил меня Лос Ремедиос, он понял свою ошибку и понял также, что «новобрачные» в действительности были Лиддон и его помощник. И с тех пор он никак не мог понять мою роль: был ли я еще один независимый мошенник, работающий на себя, или я действительно был невинный турист, который случайно оказался втянутым в это дело. Но поскольку Лиддон и его подручный охотились за мной, было очевидно, что именно у меня находятся и карта, и образец руды, которые были им так необходимы. Поэтому я и представлял для них особый интерес.

После эпизода в Лос Ремедиос отношение «Холлидея» ко мне еще более усложнилось. Теперь перед ним стояли две задачи: первая — всеми способами — путем ли завоевания доверия или путем обмана — забрать у меня карту и образец. И вторая — сделать все, чтобы я не попал в лапы Лиддона и юноши.

В функции Веры входило завоевание моего доверия. Сам же «Холлидей» сконцентрировал все свои усилия на защите меня. Вот почему он спас меня от юноши в такси, вот почему он притворился пьяным у себя дома, чтобы я почувствовал, что он мне теперь не страшен и я вполне могу провести одну ночь в том единственном месте, где мне гарантирована безопасность от любых происков юноши.

Мои собственные подозрения в отношении его и Веры еще больше затруднили его положение. В последнее время Вера почти убедилась в том, что я тот, за кого я себя выдаю. Она считала, что мне вполне можно довериться и посвятить меня во все дело. Но, благодаря исключительной важности задачи, стоящей перед ними, и потому что они знали, что я слишком сильно подозреваю их, чтобы поверить их рассказу, они решили не посвящать меня в подробности и постараться каким-нибудь путем забрать у меня образец руды.

И не удивительно, что мне в Мехико дали по зубам. Я все время исполнял роль волана в игре в бадмингтон. Партия Лиддон и юноша против Холлидей — Вера со мной в роли волана.

— Если бы вы были хоть немного поглупее, мистер Дьюлет, — сказал Бранд с усмешкой, — все было бы значительно проще. Но вы относились ко мне с таким подозрением, что было бы совершенно безнадежно попытаться довериться вам. То же самое с Верой. Поскольку вы слышали ее телефонный разговор со мной, она знала, что бы она ни сделала, вы никогда не поверите ей. До тех пор, пока вы находились в Мексике, мы ничего не могли поделать. К счастью, вы вспомнили о Дебориной криптограмме относительно Жанны д'Арк и решили поехать в Новый Орлеан. Как только вы очутились бы на нашей территории, мы были бы вполне спокойны за вас. Если бы Лиддон не ворвался сюда, не ударил бы меня и не занял моего места, я сам рассказал бы вам всю правду.

Я взглянул на него. Перемена, происшедшая с ним с тех пор, как он назвал свое настоящее имя, была поистине изумительной. Черты лица, даже выражение лица были те же, но довольно плохо разыгрываемая маска бизнесмена полностью исчезла. Он выглядел тем, кем он и был на самом деле — образованным, умным, волевым человеком. И я глубоко уважал его как актера.

— Вы отлично сыграли роль в этом спектакле, — сказал я.

Он пожал плечами.

— Нет, отнюдь не отлично. Я не смог обмануть вас. Вот Лиддон справился со своей ролью куда более успешно. Он трижды пытался похитить вас, и вы никогда не подозревали его. Вы так и не узнали в мальчике «новобрачную» из Чичен-Ица.

— Кстати, я никак не могу понять, зачем это? К чему это переодевание в Чичен и здесь, в Новом Орлеане? Для того, чтобы еще более все запутать?

— О нет. Это вызывалось настоятельной необходимостью. Через Перуанское посольство ФБР уже установило личность этого мальчика. Это известный в Лиме преступник. Кстати, полиция разыскивает его за убийство. Когда Лиддон решил нанять его в качестве своего подручного, он мог контрабандой перевозить его через границу только одним путем: переодетым. Вы знаете, Лиддон принадлежит к довольно могущественной организации. Им было очень легко подделать для мальчишки паспорт, выдать его за жену Лиддона.

— Ах, так вот почему он не носил женскую одежду в Мехико. Парик и красный костюм были нужны ему только для переезда через границу.

— Совершенно верно. — Лицо Бранда сделалось суровым. — Да, это было очень печальное дело. Дебора и бедная миссис Снуд. Мне почему-то особенно жаль ее. Да и Джозефа тоже.

Он помолчал.

— Перуанское правительство уже ликвидировало почти всю их группу. Я надеюсь, что они успели спасти Джозефа.

Он вздохнул.

— Но не следует слишком огорчаться. Если Джозеф прав в отношении тория — а я почти уверен, что он прав, — важность этого факта трудно переоценить. Сейчас, по крайней мере, после всех ужасов и несчастий, мы получили то, что необходимо, — образец и карту.

— Карту? — переспросил я. — Значит, вы вернули детективный роман?

— О да.

— Работник ФБР отобрал его у Лиддона?

Он хитро подмигнул.

— Нет, мистер Дьюлет. Эта книга у меня вот уже несколько дней.

Он достал из кармана маленькую книжонку в яркой обложке «Убийство по ошибке». Он открыл ее на последней странице и, перегнувшись через стол, показал мне. На краях страницы остались следы клея. Посередине страницы карандашом аккуратно была нарисована карта.

— Вот площадь залегания пласта, — сказал он. — Мы примерно знаем, где это находится. С этой картой в руках нам совсем нетрудно будет установить точное местонахождение рудника.

Я с недоумением посмотрел на него.

— Но каким образом эта карта попала к вам несколько дней назад? Еще вчера она была у Лены. Ради этой книги Лиддон похитил Лену и убил ее.

— Боюсь, что у Лены Снуд был не тот экземпляр. — Губы Бранда растянулись в усмешку. — Помните, мы были у нее в гостях у Сиро, когда я пришел к ней, слегка подвыпивши? По дороге из Мериды в самолете Лена сказала мне, что книга, которую она читает, принадлежала Деборе. И я сразу понял значение этой книги. Я пришел к ней в гости с другим экземпляром этой книги, я купил ее в городе. Когда я пошел в ванную, то забрал у Лены с ночного столика Деборину книгу и подменил ее другим экземпляром.

Мое восхищение Уильямом С. Брэндом как актером возросло. Он разыгрывал из себя подвыпившего человека, болтавшего спьяну всякую чепуху, а на самом деле он ни на секунду не терял ясности рассудка. Бедная Лена. Лиддон привез ее на курган и обнаружил, что книга не та. Не удивительно, что он так настойчиво старался заманить меня на Кикилко и захватить меня живым.

— Да, мистер Дьюлет, — продолжал между тем Бранд. — Книга была у меня. Нам нужен был только образец. Благодаря вашей изобретательности, ну, скажем лучше, настойчивости, он теперь у нас тоже.

Все было ясно. Почти все.

— Еще одна деталь. Каким образом вы попали на эту квартиру? На Динамарка?

Бранд посмотрел на Веру и улыбнулся.

— Это очень легко. Вера очень богатая, у нее много недвижимого имущества. А это один из ее домов с меблированными квартирами, которые она сдает. И квартира оказалась в тот день свободной, новые жильцы должны были переехать только на следующий день. И она дала мне ключ от этой квартиры.

Он взглянул на часы и, положив образец руды в карман, встал:

— Ну, пожалуй, мне пора идти. У меня в лаборатории свидание с одним минералогом из ФБР. Мы произведем анализ этого кусочка.

Он протянул мне руку.

— Вы, кажется, собирались успеть на десятичасовой самолет?

— Да, — сказал я.

— Нет никакой необходимости в том, чтобы болтаться здесь, если вы не хотите пожить в Новом Орлеане. Позже вы нам понадобитесь. Надеюсь, вы понимаете, что подобные вещи не следует разглашать. Вы понимаете всю важность этого для Америки, да и всего мира, фактически. — Он улыбнулся. — Передайте привет вашей жене.

Он помахал рукой Вере и ушел.

Вера встала. Я тоже. На ней все еще был тот же самый красный костюм. Я не понимаю, как можно было сохранить цветущий вид, пробыв столько времени связанной в ванне?

Она улыбалась своей милой приветливой улыбкой. Я подошел к ней ближе и взял ее за руки.

— Бросать женщин в ванны — не относится к числу моих постоянных привычек. Я надеюсь, вы простите меня.

Она откинула свои черные волосы.

— Простить? Вы говорите о прощении, в то время как я все время лгала, обманывала и обжуливала вас? Это я должна просить у вас прощения.

— Примите также огромный букет от меня. Спектакль, который вы разыграли, был всем спектаклям спектакль.

— Спектакль? — возмутилась она. — А что такое спектакль? Вы думаете, я совсем не такая, какая я есть?

— Ну, ваш акцент, ваша…

— Вы все еще говорите об акценте? — Глаза засверкали. — Вы все еще думаете, что я поддельная? Нет, я не подделываюсь. Я так говорю. И всегда так говорила. Неужели вы думаете, что, если бы я могла говорить по-другому, я не стала бы так говорить?

— И вероятно, вы на самом деле балерина? Да?

— Конечно, я балерина. Артистка балета. И критик. Критики говорят, что если я буду работать…

— И вы действительно вышли замуж за старого мексиканца?

— А что вы думаете? Вы думаете, он является мне только в сновидениях? Конечно, я вышла замуж за старика. Из-за денег. И он умер. А почему, вы думаете, я ношу на кладбище туберозы и лилии?

— Значит, это действительно все правда? — сказал я. — И притом работаете на правительство Соединенных Штатов? Что за девушка!

— Кто сказал, что я работаю для правительства Соединенных Штатов? — Глаза все еще сверкали, но она уже смеялась своим заразительным смехом. — Вы думаете, они завербуют такую девушку, как я? С птичьими мозгами? Пуфф. Это смешно.

— Тогда каким же образом вы включились в эту историю? Я никак не могу понять.

— Как я включилась? — Она пожала плечами. — Из-за мистера Бранда. Он позвонил мне по телефону в Мехико и сказал: Вера, мне нужна твоя помощь. Вот каким образом я включилась.

— Он ваш друг?

— Кто? Мистер Бранд? — Она была, по-видимому, очень довольна. — А вы что? Ревнуете? Вы вспомнили о ноге, которая разговаривает под столом? Пуфф. Это чепуха. Я это все выдумала. Никакого разговора ногами между мной и мистером Брэндом не было. Моя мать, вы помните, я говорила вам о ней? Она тоже танцовщица. Великая…

— Да, я знаю.

— Ну так вот: это моя мамочка год назад вышла замуж за мистера Бранда.

— Значит, вы падчерица Холлидея?

— Падчерица? Ах, это так называется? Падчерица? — Она еще ближе подошла ко мне и подняла вверх свое личико. — Но хватит говорить об этих вещах. Я знаю, вы думаете об этой красивой женщине, которая ждет вас.

Она была совсем близко. И такая очаровательная! Я думал о многих вещах, которым никогда не суждено совершиться…

— Да, — сказал я. — Пожалуй, да.

— Тогда позвоните ей. — Она улыбнулась. — Всегда вы, красивые мужчины, по-скотски обращаетесь с женщинами. Откуда ей известно, когда вы приедете в Нью-Йорк? Вы ей сказали? Вы послали ей телеграмму? Нет. Она должна сидеть там и ждать, когда ее повелитель соблаговолит прийти.

Она показала на письменный стол.

— Телефон.

Вера в качестве покровительницы жен? Это нечто новое. Но идея с телефоном была неплохая идея. Я подошел к нему и заказал разговор с Нью-Йорком. Пока я ожидал соединения, меня охватило странное чувство — как будто я переселялся из одного мира в другой.

Послышался голос Айрис:

— Хэлло.

— Хэлло, — сказал я.

— Питер. — Голос радостный, и радость постепенно охватывала все мое существо. — Питер, где ты? В Мексике?

— Нет, — сказал я. — В Новом Орлеане. Я вылетаю с десятичасовым самолетом.

— В Новом Орлеане? А что случилось? Вынужденная посадка?

Я взглянул на Веру.

— Нет, не вынужденная посадка. Это целая история.

— История? Что-нибудь случилось? Что-нибудь очень интересное?

— Да, очень интересное.

— С хорошими людьми?

Я снова взглянул на Веру.

— С чудесными людьми. Неземными.

— Ой, мне не терпится услышать. И вообще мне хочется, чтобы ты поскорее приехал.

Я подумал о ней, находящейся на другом конце провода. И эта мысль отдалила от меня все остальное. Все казалось нереальным.

— Мне тоже не терпится увидеться, Айрис.

— Тогда торопись. У тебя не много времени. Скорее клади трубку. До свидания, милый.

— До свиданья.

Я положил трубку. Ко мне подошла Вера. Она с тоской смотрела на меня из-под своих густых ресниц.

— Чудесные люди, — проговорила она, — это я?

Я улыбнулся ей.

— Да, вы.

По лицу скользнула тень сомнения.

— А что такое неземная?

Я обнял ее и поцеловал. Это был печальный поцелуй, напоминающий о том, чего так никогда и не случилось.

— Неземная, — сказал я, — это значит великолепная, красивая, очаровательная, величайшая артистка во всех четырех полушариях…

Через две недели мы с Айрис лежали в постели, завтракали и просматривали воскресные газеты. Когда Айрис перегнулась через меня, чтобы взять театральный раздел газеты и объявление о предстоящей премьере моей пьесы, я заметил внизу страницы маленькую статейку. Я прочитал: «Американский археолог вернулся в джунгли». И далее сообщалось, что Джозеф Бранд, знаменитый финско-американский археолог, таинственно появился опять в лагере своей экспедиции. Вот и все, что там было сказано. Но я прочитал между строк гораздо больше. Это значит, что перуанское правительство поработало. Это значит, соучастники Лиддона в тюрьме.

— Милый,— сказала Айрис, размахивая листком с театральными новостями. — Посмотри, какой чудесный мой портрет. Посмотри. Верно ведь, я хорошо получилась?

Я обнял ее и посмотрел.

— Lindissima, — сказал я.

Она подозрительно взглянула на меня.

— А что такое lindissima?

— Красивая, — сказал я.