/ Language: Русский / Genre:children,

В Начале Летних Каникул

Павел Молитвин


Молитвин Павел

В начале летних каникул

Павел МОЛИТВИН

В НАЧАЛЕ ЛЕТНИХ КАНИКУЛ

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава первая. Полоса неудач. Пропали львы.

Разные версии. Мяфа

Глава вторая. Гитарист Гоша, Анюта и Шерли.

К чему приводят недомолвки.

В разрушенной беседке.

Скачибоб и другие. Военный совет

Глава третья. Где искать Злыгость. Великая поэтесса.

Злыгость в роли критика.

Тайна похищения львов. Полный сбор

Глава четвертая. Нос сухой и теплый. Гараж Гошиного папаши.

В ожидании машины. Как взялись за шофера.

Быстро, безопасно, здорово

Глава пятая. Егор Брюшко. На месте. Верзилин.

Кому нужны львы. Все течет, все изменяется

Эпилог ______________________________________________________________________

Глава первая

ПОЛОСА НЕУДАЧ. ПРОПАЛИ ЛЬВЫ.

РАЗНЫЕ ВЕРСИИ. МЯФА

Михаил Худоежкин медленно шел по Парку, мрачно глядя себе под ноги. Ему не хотелось смотреть на яркую веселую зелень, на сияющие, словно налитые солнцем пруды, на мельтешащих вокруг песочниц малышей. Летнее утро не радовало его.

- Полоса неудач - вот как это называется, - тихо и жалобно пробормотал Михаил себе под нос.

Он точно знал, с чего началась эта полоса, - с того момента, как он обнаружил в своем табеле две тройки: по поведению и по физике. Тройку по поведению он пережил легко - Худоежкин-старший не раз говорил, что презирал в детстве мальчишек, имевших "отлично" по поведению. Но тройка по физике... Она означала - прощай, "Орленок", прощай, мечта: физику Худоежкин-старший уважал. "Есть тройка - нет велосипеда", - лаконично сказал он, и спорить было бесполезно существовал между ними такой договор.

Михаил вздохнул и двинулся по дорожке, ведущей к львам. Только их бронзовое спокойствие и величие могли утешить его. А в утешении он нуждался потому что тройка по физике была лишь началом.

Следующим ударом судьбы было ОРЗ, подкараулившее Михаила сразу после бесславного окончания пятого класса. Всего неделю провалялся в кровати, казалось бы, пустяк, но из-за этого пустяка не попал в пионерлагерь и будет теперь целый месяц торчать в городе. И это летом, когда все друзья разъехались!

Михаил вздохнул тяжелее прежнего. К львам, к львам! Он мужественно переносил обрушившиеся на него невзгоды, но сегодня... Нет, это уж слишком! Это и есть та соломинка, что сломала хребет перегруженному верблюду. Пропустить утренник!

Михаил вздохнул так тяжело, что ленивые голуби с шумом взлетели у него из-под ног. К счастью, до львов было уже недалеко.

Михаил застыл, выкатив глазами разинув рот от удивления. Потом закрыл рот, похлопал длинными, отвратительно загибающимися вверх, почти как у девчонок, ресницами и почесал в затылке. Львов не было.

Канал между прудами, заросшими по берегам плакучими ивами и густым невысоким кустарником, был. Два выдающихся навстречу друг другу полуострова, на которых раньше стояли львы, остались на прежнем месте. Даже постаменты, облицованные плитами известняка, сохранились, а львы пропали Большие бронзовые львы, правые передние лапы которых опирались на шары. Львы, которые являлись гордостью Парка и были лишь капельку мельче своих знаменитых невских собратьев.

Михаил Худоежкин протер глаза, помотал головой, подошел к постаменту и потрогал его рукой. Постамент - шершавый, прохладный, с нацарапанной на одной из плит надписью "Здесь был Вася Смердов" стоял на месте, но лев отсутствовал.

- Что же это за Парк без львов? - Михаил растерянно оглянулся по сторонам. - Как же это без львов-то?

И тут он понял, что все его прежние неудачи, в общем-то, ерунда. Подумаешь, велосипед, подумаешь, утренник! А вот львы...

Он не просто привык к ним, он любил львов! Любил за их мощь, красоту и спокойствие. За то, что под шапками снега, в пелене дождя и в солнечных лучах они не меняли своего гордого вида. За то, что они всегда были и всегда будут. А рядом с вечным что стоит случайная тройка, замечание в дневнике или плохое настроение?

Несколько минут Михаил смотрел на ставший вдруг куцым и скучным канал, а потом побежал на аллею.

- Простите, вы не знаете, куда делись львы? - обратился он к молодой мамаше, которая катила перед собой коляску и одновременно читала испещренную формулами тетрадь.

- Кто? Какие львы? - Она подняла на Михаила отсутствующие глаза.

- Бронзовые, вот тут стояли, - указал Михаил рукой на постаменты.

- Не знаю. А разве тут были львы? - удивилась женщина.

- Были, - дрогнувшим голосом ответил Михаил.

Ребенок пискнул, и молодая мамаша, сердито мотнув головой, мол, какие еще львы, быстро покатила коляску по дорожке, приговаривая: "Агусеньки-матусеньки-кукусеньки. Нету никаких львов, нету. Нет и не было никогда. И не надо нам их; не надо".

Старичок-пенсионер, остановленный Михаилом, приподнял очки, посмотрел на пустые постаменты и, вздохнув, сказал:

- Да-а... Как время бежит! А ведь помню, хорошо помню, были львы. Были...

Молодой мужчина, шедший по аллее быстрым шагом, остановился с явной неохотой и долго смотрел на Михаила непонимающими глазами:

- Где львы? Откуда львы? Какие львы? Два года ведь прошло, как здесь "Шапито" не выступает!

- Да не живые, а бронзовые. Скульптуры.

Мужчина внезапно нагнулся, пристально вгляделся в лицо Михаила и спросил громким шепотом:

- А тебе они зачем, а?

Казалось, еще минута, он схватит Михаила за руку и, несмотря на свою занятость, потащит в ближайшее отделение милиции.

- Да нет, я просто так, - промямлил Михаил. Конечно, он не испугался, но галстук, строгий черный костюм и жесткий пробор портфеленосного мужчины подействовали на него угнетающе.

- Ах, просто так? Странно, странно... - подозрительно процедил мужчина и пошел прочь, время от времени оглядываясь на Михаила. Видимо, он все еще колебался, оставить ли это чрезмерное любопытство безнаказанным, или принять соответствующие меры.

Толстая тетка с метлой и в ватнике так же, как и Михаил, почесала в затылке, а потом вымолвила:

- Кажись, были львы-то? Ей-бо, были. Хм-гм. Ну, стало быть, увезли их. А тебе они нужны, что ль? Зачем?

Михаил Худоежкин пожал плечами, поковырял землю ногой, обутой в красную с белым кроссовку, и ничего не ответил толстой тетке. Потому что объяснить, зачем ему нужны львы, было очень трудно. Львы - это не ватник, без которого зимой холодно, не метла, без которой не сделать порученную работу... Но они тоже нужны.

И, может быть, не меньше чем ватник и метла.

Михаил Худоежкин понуро брел к своему дому, когда его неожиданно окликнули:

- Мишка, привет!

Михаил поднял голову и увидел своего одноклассника Витьку Суковатикова. С Витькой Михаил был в прохладных отношениях, потому что тот жил в другом дворе, но сейчас обрадовался, как лучшему другу.

- Привет! А ты знаешь, что львы в Парке пропали?

- Бронзовые? Врешь!

- Честно. Постаменты стоят, а львов нету.

- Врешь!

- Ну, заладил. Пойдем, сам убедишься.

Пока они шли к месту, где раньше стояли львы, Михаил поделился с Витькой своими печалями, а тот, в свою очередь, рассказал, что путевку в пионерлагерь ему не достали и придется до августа сидеть в городе. А в августе он вместе с родителями поедет на Кавказ.

- Смотри-ка, действительно нету! - Витька вытаращился на пустые постаменты. Тут же ребята услышали возмущенный бас:

- Куда их дели? Вчера еще тут стояли!

- Стояли, стояли. Я помню.

- Да что вы помните! У меня вот холст незаконченный остался! Хотел сегодня дописать, а их нету. Безобразие!

Ребята выглянули из-за кустов. На полянке стояли бородатый мужчина с висящим через плечо этюдником и средних лет женщина.

- Действительно, безобразие!

- Ну, я это так не оставлю! Я этих горе-администраторов найду!

- Правильно-правильно, надо найти того, кто всем тут заведует, и все выяснить. Как это наш Парк - и вдруг без львов! Сегодня скульптуру увезли, завтра воду из прудов отведут. Надо узнать...

- Узнаем! - пообещал художник и решительно двинулся по аллее. Женщина засеменила следом.

- Вот это да! Исчезли львы, - Витька не мог прийти в себя от изумления. - А ты не знаешь, куда они делись?

- Спрашивал. Никто не знает.

- Здорово! - Витька обошел постамент, но никаких подозрительных или наводящих на дельную мысль следов не обнаружил. - Ну ничего, найдем и узнаем.

- Может, их ремонтировать увезли?

- Что в них ремонтировать-то? - Витька смотрел на пустой постамент, и на губах его блуждала сладкая улыбка. - Нет, тут дело не простое. Тут надо мыслить не традиционно, предлагать смелые гипотезы, иначе эту загадку не разгадать. Есть у тебя смелая гипотеза?

- Нет, - честно признался Михаил. - Ума не приложу, кому наши львы могли помешать.

Витька посмотрел на него с сочувствием:

- М-да! Ум не надо прилагать, им надо работать. Они не помешали, а понадобились. А понадобиться они могли многим.

- Например?

- Например, их могли похитить какие-нибудь мафиози, чтобы продать миллионеру, верно?

- А через границу их что, на вертолетах повезут, да?

Витька помолчал, а потом с огорчением признался:

- Нет, через границу их не переправить.

- А может, их увезли, чтобы сделать форму и отлить таких же львов для других парков в других городах?

- Вряд ли. Тогда бы объявление написали. "Увезены по техническим причинам" или что-нибудь в этом роде. Тем более, что они еще вчера были здесь... О! - Витька чуть не подпрыгнул от восторга. - Их ведь ночью увезли! Так? Втихаря, значит, злоумышленники поработали.

- Какие?

- Да что ты все спрашиваешь, сам думай. Вот хоть инопланетяне могли стащить. У них техника может быть ого-го какая.

- Зачем же инопланетянам наши львы? - опешил Михаил.

- А зачем вообще все произведения искусства? Чтобы любоваться. Хороша гипотеза? Сразу получают объяснение все похищения картин, статуй и прочих шедевров. Ты ведь знаешь, что такие случаи участились?

- Ну.

- Да не "ну", а точно. Зачем мне похищать картину, если я могу пойти в музей и посмотреть на нее? Незачем. А инопланетяне не могут, их ни в музей, ни в парк не пустят. Значит, они и похищают.

- Почему же обязательно - инопланетяне? - не согласился Михаил. А если человек в другом городе живет, и ему до музея добираться далеко?

- Захочет - доберется. Или просто хорошую репродукцию купит. Сейчас фотоспособом на холсте знаешь как здорово делают? Лучше настоящих картин выходит!

- А скульптуру?

- Так ведь этих львов в комнату к себе не поставишь? Нет. Значит, и похищать их не будешь. А инопланетяне на площади их у себя поместят или в парке.

- Чего же они тогда "Медного всадника" не взяли?

- Ха! Будто не понимаешь! Они к себе внимание не хотят привлекать. А "Медного всадника" незаметно не стащишь. Хотя, кто знает... - Витька на мгновение задумался. - Вдруг они его уже уволокли, а на площади Декабристов копию поставили. И никто ничего не заметил.

- Зачем им это нужно? - Михаил думал, что уж этим-то вопросом загонит Витьку в тупик, но тот снова вывернулся:

- Как зачем? Чтобы спасти шедевры земного искусства от уничтожения.

- Да кто их уничтожать-то собирается? Наоборот...

- Земляне. Люди то есть. Вот начнется атомная война, так от статуй и картин один пшик останется.

- А если не начнется? И почему тогда эти всесильные инопланетяне людей не спасают? Или им статуи и картины дороже?

- Может, и дороже. Или они не имеют права вмешиваться.

- Ага. Вмешиваться права не имеют, а красть памятники, значит, имеют? - возмутился Михаил.

- Так ведь они из лучших побуждений. Чтобы спасти их для жителей других миров. К тому же, они эти статуи, может, и не насовсем берут. Посмотрят, подождут, и если мы между собой войну учинять не будем, вернут все, что взяли.

- Бред.

- Почему это бред? - обиделся Витька. - Все, по-моему, логично.

- Логично. Не спорю, - согласился Михаил. Врал Витька складно - не подкопаешься.

- А чего тогда говоришь - "бред"?

- Я? Ничего я не говорил. Я молчал.

- Ну я, я сказала, что все это бред.

- Кто? - Ребята уставились друг на друга, а потом одновременно повернулись к кусту цветущей сирени, из которого донесся ленивый голос. Приподняли нижние ветки и заглянули под куст, но там никого не было.

- Странно. Ты ведь тоже слышал?

- Слышал, - подтвердил Михаил, - но ничего не вижу.

- Смотреть - еще не значит видеть, - назидательно сказал уже знакомый ребятам голос. Казалось, он шел прямо из земли.

- А ты есть? - опасливо спросил Михаил.

Послышался легкий смешок.

- Мыслю, значит, существую, - торжественно провозгласило невидимое существо. - А раз вы меня слышите, так и подавно.

- Ты инопланетянин? - с надеждой спросил Витька, уже уверовавший в правильность своей смелой гипотезы.

- Ничуть. Но выгляжу, на ваш взгляд, довольно странно.

- Все равно. Вылезай, - потребовал Витька. - Нас не удивишь, мы всякое повидали.

- По-моему, не очень вежливо разговаривать, не показываясь, поддержал его Михаил. - Как бы ты ни выглядело, покажись, пожалуйста.

- Воля ваша, - помолчав, согласился голос. - Но чур не пугаться и шума не поднимать.

И тут же ребята увидели, что бугор земли под кустом сирени начал менять цвет. Из бурого он превратился в густо-фиолетовый, потом в темно-багровый и, наконец, в светло-розовый.

- Вам нравится такой цвет? - Голос явно исходил из бугра.

- Н-ничего.

- Так ты что, обычная земля? - прошептал Михаил, сам неожиданно потерявший голос.

- Нет, я просто маскируюсь. Значит, такой цвет вас устраивает? А то я могу сменить.

- Устраивает, - пробормотал Михаил. - Очень красиво.

- Правда? - обрадованно спросил розовый холмик. Он слегка надулся, став похожим на поднявшееся тесто, потом, подобно гигантской капле воды, обтек стволы сиреневого куста и перелился поближе к ребятам. Теперь он напоминал большой перевернутый таз.

- Здорово! - восхитился Витька. - Совсем как кисель.

- Извините, - недовольно сказало похожее на перевернутый таз существо, и по слегка поблескивающей поверхности его прошла легкая рябь. - Но это сравнение мне неприятно.

- Он не нарочно, - извинился Михаил. - А можно тебя потрогать?

- Только осторожно.

Михаил нагнулся и провел рукой по теплой, гладкой поверхности невиданного существа.

- Ой! - внезапно взвизгнуло оно, Михаил отдернул руку.

- Больно?

- Щекотно.

- Давайте познакомимся, - официальным тоном предложил Витька. Меня зовут Виктор, его - Михаил, а тебя как?

Существо задумалось. Розовый цвет его приобрел лиловатый оттенок, и наконец, когда ребята уже начали недоуменно переглядываться, оно сказало:

- Друзья зовут меня Мяфой.

- У тебя есть друзья? А как ты видишь? И слышишь? И двигаешься?

После первого вопроса тело Мяфы сморщилось и покрылось зелеными пятнами. Михаил предположил, что она обиделась, и собрался уже обругать Витьку за грубость, но Мяфа быстро справилась с собой и приняла прежний облик. Наверное, поняла, что если Витька и допустил бестактность, то сделал это случайно.

- У меня есть друзья, и заговорила я с вами вовсе не от скуки...

- А давно ты живешь в Парке?

- Давно. Можно сказать, всю жизнь. Почему тебя это интересует?

- И тебя никто никогда не видел? - не утерпел Михаил, уже сообразивший, куда гнет Витька.

- Ну, во-первых, я неплохо маскируюсь. Во-вторых, я вовсе не стремлюсь показываться людям, особенно взрослым. И сейчас открылась вам с определенной целью... - Мяфа говорила неторопливо, словно через силу, и ребятам трудно было удержаться и не воспользоваться паузами в ее речи.

- А как ты все-таки говоришь?

Мяфа снова начала зеленеть и покрываться рябью, однако и на этот раз сдержалась.

- Неужели так важно, как я говорю? Мне кажется главное, что я мыслю.

- Конечно, конечно, - поспешил согласиться Михаил. - Мы вовсе не хотели сказать ничего обидного.

- Я не обиделась. Но давайте спрячемся - сюда идут люди, - сказала Мяфа и поспешно начала перетекать вглубь зарослей сирени, отделенных от львиного постамента неширокой дорожкой.

Ребята последовали за ней.

- Вот хорошее место, ниоткуда нас не видно, - остановилась Мяфа.

Ребятам, присевшим на корточки, чтобы как-то поместиться под кустами, место показалось не слишком удобным, но спорить они не решились.

- Ну-ка, взгляните, в таком виде я вас меньше смущаю? Теперь не будете отвлекать меня вопросами?

Ребята, застыв от удивления, смотрели на Мяфу - посреди нее вдруг появилось некое подобие рта, открывавшееся и закрывавшееся по мере того, как она говорила.

- Да-а-а, - растерянно протянул Витька, а Михаил попросил:

- А нельзя ли, чтобы еще глаза появились? Приятно разговаривать, глядя собеседнику в глаза.

- Глаза - зеркало души, - согласилась Мяфа, и почти тут же надо ртом появились два глаза. Круглые, без ресниц, но с веками. - Какого цвета глаза вы предпочитаете?

- Карие! - выпалил Витька, сам имевший шоколадные глаза.

Михаил хотел сказать, что ему больше нравятся серые, как у него самого, у мамы-Худоежкиной и папы-Худоежкина, но промолчал. В самом деле, если у тебя серые глаза, светлые волосы и курносый нос, это еще не значит, что и у других все должно быть точно таким же.

Глаза у Мяфы из красноватых стали коричневыми, и Витька удовлетворенно улыбнулся.

- Ну а теперь давайте перейдем к серьезному разговору.

Ребята согласно кивнули, не отводя завороженных взглядов от Мяфы, все тело которой представляло теперь как бы одно большое лицо. "Настоящий Колобок", - подумал Михаил, но вслух этой мысли благоразумно не высказал.

- Так вот, показаться я вам решила, когда услышала разговор про исчезновение львов. Мне стало ясно, что вас это исчезновение волнует почти так же, как меня. Ведь это правда, оно волнует вас?

- Еще бы! - подтвердил Витька. - Да лучше бы у меня дневник из портфеля пропал!

При этом заявлении Михаил едва ж рассмеялся. Если бы у Витьки среди года, а особенно в конце четверти, пропал дневник, тот был бы только рад. Однако удержался Михаил от смеха не только потому, что боялся обидеть Мяфу, а обидеть ее ничего не стоило, но и потому, что сейчас Витька говорил искренне. Ему действительно было неприятно, что львы пропали, а про дневник он просто так ляпнул. Им так долго внушали, что дневник - это их главный документ и едва ли не самое ценное в жизни, что фраза о нем вырвалась у Витьки совершенно автоматически.

- Именно такой вывод я сделала из вашего разговора, - продолжала Мяфа. - Я видела, как Михаил пытался узнать о судьбе львов у других людей... К сожалению, одни их исчезновению не придали значения, а другие его и вовсе не заметили. Это обидно, но иного я от взрослых и не ожидала, - сказала Мяфа, и Михаилу показалось, что рот ее скривила горькая усмешка.

- Ну, они ведь не все такие, - попробовал он вступиться за взрослых. - У них ведь дела...

- Естественно, - откровенно усмехнулась Мяфа - Деловые люди. Но важно не это, важно, что никто из них не знает, куда исчезли львы. Я этого тоже не знаю. Но подозреваю, что их украли. Похитили. И готова приложить все силы, чтобы вернуть их Парку.

- Мм тоже! - почти крикнул Витька. Михаил согласно кивнул.

Раньше он никогда специально не думал о львах, они были как бы частью его жизни. Как школа, Парк и сам город. Михаил любил их, но не отдавал себе в этом отчета. Однако стоило им пропасть, как он остро ощутил их отсутствие. Парк без них стал другим; кажется, даже весь город изменился. И сам Михаил чувствовал себя другим - ограбленным и обиженным, причем, в значительно большей степени, чем когда Егор Брюшко, по кличке Брюхо, отнимал у него мороженое или пирожок. Наверное, потому, что пирожок или мороженое принадлежали лично ему и ограблен был он один, в то время как львы принадлежали всем: маме, папе и бабушке Худоежкиным, родителям Витьки и самому Витьке, и неизвестному Васе Смердину, оставившему свой автограф на одном из львиных постаментов, и даже Брюху, а значит, ограблены были они все. И обида была уже не личная - маленькая, а общая, за всех - большая.

- Я не знаю, кто похититель львов, но по-другому объяснить их исчезновение не могу Я собираюсь начать розыск похитителя, продолжала Мяфа.

Когда подобные слива говорит похожее на колобок существо, это выглядит довольно забавно, но ребята даже не улыбнулись. Напротив, они были благодарны Мяфе.

- Мы поможем тебе! - горячо сказал Витька.

- Конечно, поможем, - помедлив, подтвердил Михаил.

- Отлично, - Мяфа улыбнулась. - Это как раз то, на что я рассчитывала. Попытайтесь что-нибудь разузнать у администрации Парка, сторожей и садовников. А когда часы на башне покажут десять, подходите к руинам беседки, там и поговорим. Быть может, я познакомлю вас со своими друзьями, которые тоже обеспокоены исчезновением львов.

Глава вторая

ГИТАРИСТ ГОША, АНЮТА И ШЕРЛИ.

К ЧЕМУ ПРИВОДЯТ НЕДОМОЛВКИ.

В РАЗРУШЕННОЙ БЕСЕДКЕ.

СКАЧИБОБ И ДРУГИЕ. ВОЕННЫЙ СОВЕТ

До вечера Михаил Худоежкин и Витька Суковатиков успели обежать весь Парк и поговорить со всеми парковыми служителями, мороженщиками и киоскерами. Никто из опрошенных не мог пролить свет на загадочное исчезновение львов. Отчаявшись, Михаил с Витькой подвергли допросу даже пенсионеров - завсегдатаев парковых аллей, но и те не смогли сказать ничего интересного. Достоверно удалось установить только одно - еще вчера вечером львы были на месте. Оставалось надеяться, что какие-нибудь сведения удалось раздобыть Мяфе или ее друзьям.

Витьке отпроситься на вечер из дома удалось легко. Он сказал, что идет в гости к Худоежкину, и родители не стали возражать, поскольку помнили бабушку-Худоежкину по выступлениям на родительских собраниях и верили, что под таким присмотром Витьке не удастся натворить ничего страшного. Они вообще питали неограниченное доверие к чужим бабушкам, и Витька пользовался этим самым бессовестным образом.

Зато Михаилу, чьи родители считали, что детям незачем шляться поздним вечером по улицам, пришлось покрутиться. В конце концов он изобрел историю про починку Витькиного велосипеда и был отпущен с миром, оставив на случай позднего возвращения покаянную записку.

К восьми часам, когда все домашние проблемы были решены, ребята встретились во дворе Михаила. Усевшись, подобно воробьям, на спинке ободранной скамейки, они отдыхали и слушали, как Гошка Башковитов бренчит на гитаре. Что ни говори, а бегая весь день по Парку, они изрядно устали. Однако, когда фирменные электронно-музыкальные Гошкины часы, которые он получил совсем недавно на шестнадцатилетие и которыми очень гордился, показали половину десятого, ребята без сожаления покинули скамейку.

- Посидели бы еще, куда спешите? - предложил Гошка, тоскующий по разъехавшимся на лето поклонникам и поклонницам и потому готовый играть и петь даже для такой малолетней и малочисленной аудитории.

- Не можем, дела, - важно ответил Витька и прибавил шагу, увлекая за собой Михаила.

Стоило ребятам выйти со двора, как их окликнули:

- Эй, привет! Куда так поздно собрались?

Ребята разом обернулись и увидели Анюту Трифонову из параллельного "А" класса.

- Привет, а ты чего в городе? - сразу перехватил инициативу Витька.

- Я с Шерли гуляю.

- Эт-то что еще за зверь? - сделал Витька строгое лицо.

- Это фокстерьер, фоксик. Терли, Шерли!

На зов откуда-то из-за дома выскочил лохматый пес и с веселым лаем бросился Анюте под ноги.

- У, какой! - Витька попятился. Он жил в соседнем дворе и видел Шерли только мельком.

- Хороший пес, - Михаил наклонился к фокстерьеру. Он любил смотреть, как Анюта выгуливает Шерли, и часто наблюдал за ними исподтишка. Между прочим, Анюту даже учителя в школе зовут Анютой. Не Аней, не Анной, не Трифоновой, а именно Анютой. Наверное, потому, что у нее вьющиеся волосы, голубые глаза и вообще она очень милая.

Михаил при виде Анюты всегда немного робел, в этот раз он тоже отошел чуть-чуть в сторону.

- Значит, это твой фокс. Ну-ну. - Витька тем временем оценивающе осмотрел носящегося вокруг Анютиных ног Шерли. - А я думал, в городе из наших только мы с Михаилом остались.

- Нет, я тоже осталась, - сказала Анюта звонким голосом и слегка. Откинула голову, поправляя волосы. - Родители хотели меня на турслет взять, где они за свой завод выступают, но Шерли как раз прививку сделали, и ему ехать нельзя было. Правда, Шерли? - Шерли радостно залаял. - А вы куда так поздно собрались?

Михаил потряс головой и сделал глотательное движение. Он знал, что говорить про львов и про Мяфу не надо, но чувствовал, что сейчас не удержится и скажет.

Витька с одного взгляда понял его состояние и пришел на помощь:

- Мы по делам. Договорились тут кое с кем встретиться и вот опаздываем. Извини, Анюта, бежим! - Он схватил Михаила под руку и потащил за собой.

- Но с кем, куда? - удивленно подняла брови Анюта. Она привыкла, что мальчишки почитают за честь посвятить ее в свои планы.

- С кем надо, далеко! - пробормотал себе под нос Витька.

Михаил покорно следовал за ним, не в силах в то же время оторвать взгляд от Анюты.

- Ты ей ушами на прощанье помаши! Забыл, что нас Мяфа ждет? возмущенно процедил Витька сквозь, зубы.

Витька напрасно торопился. Времени для того, чтобы добраться, до развалин беседки, было еще больше чем достаточно. Часы на доме с башней, хорошо видимые с этой стороны Парка, показывали без пятнадцати десять.

Людей в Парке почти не было. Ребятам встретились только три-четыре пары, медленно бредущие по аллеям. Они тихо ворковали о чем-то своем и не видели ничего вокруг.

Белая ночь окутала Парк мягким голубоватым светом, который лился отовсюду: с неба, от воды, с цветущих яблонь, от розовых, голубых и снежно-белых шапок сирени. Стояла удивительная, неподвижная тишина. Парк словно погрузился в волшебный сон. Все медленнее и медленнее шли ребята.

До разрушенной беседки оставалось совсем немного, когда Витька остановился и прислушался:

- Кажется, за нами идут.

- Да нет, - ответил Михаил и тут же уловил легкие шаги с той стороны, откуда они только что пришли.

- Не-ет! - тихо передразнил Витька. - Идут. Давай спрячемся, посмотрим, кто это.

Они нырнули в ближайший куст сирени и затаились.

Не прошло и двух минут, как на дорожке появился Шерли, тащивший за собой Анюту. Нос его был уставлен в землю, поводок натянут.

- Допрыгались! - зловещим шепотом заявил Витька.

- Ничего страшного, это ведь свои, - широко улыбнулся Михаил при виде Анюты.

- Свои! - уничтожающе взглянул на него Витька и осекся.

Шерли поднял голову и уверенно направился к кусту, в котором спрятались ребята. Поводил из стороны в сторону черным, влажно блестящим носом, сверкнул хитрыми глазами и радостно залаял.

- Ребята, выходите. Все равно от нас не спрячетесь, - позвала Анюта.

Первым, сердито пыхтя и громко шурша листьями, вылез Витька.

- Ну что, нашла? Рада, да? Делать тебе больше нечего, да? - громко и раздраженно начал он, но под взглядом голубых глаз Анюты голос его с каждой секундой становился все тише, пока не перешел в еле слышное ворчание.

- Раз мы с Шерли вас обнаружили, возьмите нас с собой, - попросила Анюта и улыбнулась. - Кажется, у вас затевается что-то интересное?

- Вот еще не хватало!

- А что, возьмем? - Михаил присел на корточки и почесал Шерли за ушком.

Витька исподлобья взглянул на улыбающуюся Анюту.

- Да уж придется, как видно. Времени у нас мало, а от этих скоро не отвяжешься.

- Точно. Шерли вас из-под земли достанет!

Шерли согласно тявкнул.

- Это опасно! - неожиданно рявкнул Витька во весь голос.

Анюта вздрогнула, поджала губы и строго взглянула на него:

- Тем более. Мы с Шерли не подведем.

- Конечно, не подведут, я их знаю, - кивнул Михаил.

- Знаю, знаю! Эх, Худоежкин! Знал бы я, что в нашу компанию девчонка с фоксом затешется... - начал Витька и тут же просиял: - А ты подумал, как Мяфа к Шерли отнесется?

Михаилу пришлось прикусить язык, но под умоляющим взглядом Анюты верное решение сразу пришло ему в голову:

- Мы привяжем Шерли около беседки, и Анюта попросит его сидеть тихо. А сами пойдем и поговорим с Мяфой, вдруг она ничего против собак не имеет.

- Хм! Сомневаюсь я, однако. Ну, пошли, там видно будет, - мрачно сказал Витька и двинулся вперед.

- Ребята, ну расскажите же мне, в чем дело?

- Скоро узнаешь, - хмуро пообещал Витька.

Михаил взглянул на башенные часы - без трех минут десять, времени на объяснения действительно не было:

По замыслу создателей Парка "разрушенная беседка" должна была изображать руины старинного храма, однако значительная часть посетителей Парка об этом не подозревала. Глядя на пять разновысоких колонн, отдыхающие восхищались живописностью развалин и красиво упавшими обломками их, не догадываясь, что место для каждого такого обломка утверждал Художественный совет города. Многие посетители Парка выражали недоумение по поводу скверного состояния великолепной некогда постройки, а какой-то пенсионер, любитель старины, даже написал в Общество охраны памятников гневное письмо, требуя восстановить представляющие культурную и историческую ценность развалины. Досадное недоразумение это было связано с тем, что в незапамятные времена группа хулиганов утащила табличку, пояснявшую замысел создателей Парка, а администрация, занятая своими неотложными делами, не удосужилась повесить новую.

Ребята раздвинули цветущие кусты сирени и вошли в беседку, когда часы на башне показали десять.

Из-за, разросшейся вокруг зелени в беседке даже в солнечный день было тенисто и прохладно, а сейчас и вовсе царил зеленоватый сумрак. Ребята осмотрелись - никого.

- Мяфа! Мя-фа! - негромко позвал Витька.

Из-под ближайшей к выходу скамьи послышался невнятный голос:

- Мнэ-э-а... Я тут. Малость вздремнула в ожидании вас. А это кто?

- Это Анюта, наша приятельница, - выступил вперед Михаил.

- Анюта? Хм... И она тоже взволнована исчезновением львов и жаждет найти похитителя?

- Конечно! - уверенно ответил за Анюту Михаил.

- Ну ладно. Чем больше благородных сердец примут участие в этом деле, тем больше шансов на успех, - сказала Мяфа и перелилась из-под каменной скамьи к центру беседки.

Анюта тихонько ойкнула и попятилась.

- Знакомьтесь, это Мяфа, а это Анюта.

- А... очень приятно... - растерянно выдавила из себя Анюта.

- Мне тоже, - с чувством сказала Мяфа. - Какие замечательные голубые глаза! Обладать такими может только очень порядочное и смелое существо. Я сделаю себе такие же.

Ребята не могли рассмотреть вдет глаз Мяфы, но можно было не сомневаться: они стали голубыми.

- Ладно, знакомство состоялось, перейдем к делу, - предложил Витька. - Мы обошли весь Парк и опросили всех, кого можно, но узнали только одно - львы были похищены этой ночью или ранним утром.

- А что, пропали бронзовые львы? - спросила Анюта, но ей никто не ответил.

- И это все? - грустно уточнила Мяфа.

- Все.

Анюта снова попыталась что-то спросить, но Михаил поднес палец к губам, призывая ее к молчанию.

- Не много. К сожалению, я тоже не могу похвастаться большим. Но зато у меня есть для вас сюрприз, - сказала Мяфа.

Ребята оживились.

- Я уполномочена пригласить вас на военный совет, который состоится здесь в половине одиннадцатого. Чему он будет посвящен, я думаю, нет нужды говорить?

- Поискам похитителей львов! - выпалил Витька.

- Правильно, - торжественно похвалила его Мяфа.

Михаил ухмыльнулся, а Анюта тихонько шепнула ему на ухо:

- Спроси, нельзя ли мне привести сюда Шерли? Он очень не любит сидеть на привязи.

Что-то подсказывало Михаилу, что вопрос этот будет Мяфе неприятен, но все же он набрал побольше воздуха и спросил:

- Уважаемая Мяфа, как ты относишься к собакам?

- Ненавижу! - пылко воскликнула Мяфа, и первый раз в голосе ее не было ни малейшего оттенка лени.

- А фокстерьеров?

- Ненавижу, - повторила Мяфа, но уже спокойнее. - А чем они отличаются от других собак?

- Они очень симпатичные, - прошептала Анюта.

- Возможно. Дело не во внешности. Не всяк тот добрый молодец, кто в штанах, - Мяфа выразительно покосилась на голубые брючки Анюты. - Но все эти псы так отвратительно повсюду шныряют, постоянно что-то вынюхивают, выискивают, того и гляди, по ошибке проглотят. И проглотили бы, - почти истерично закончила Мяфа, - будь я поменьше.

- Но ведь они не со зла...

- Понятно, что не со зла. Мозги у них куриные, где там злу уместиться, - проворчала Мяфа. В начале разговора о собаках она забралась в глубокую тень под скамьей, и теперь ее не было видно, но Михаил готов был поклясться, что сейчас она изумрудно-зеленого цвета и вся покрыта глубокими, словно шрамы, морщинами.

- О да, среди них попадают отвратительные экземпляры! - неожиданно поддержал Мяфу Витька.

Анюта посмотрела на него как на предателя, а Михаил вздрогнул от удивления.

- Но есть благородные исключения, - добавил Витька вкрадчиво. Да-да, очень и очень достойные исключения.

- Хотелось бы верить, - согласилась Мяфа. Голос ее при этом ясно говорил, что возможности существования подобных исключений она не допускает.

- И если бы одно из таких существ, высокое духом и горячо любящее бронзовых львов...

- Нет-нет!

- Правда, оно могло бы очень нам помочь, - проникновенно сказал Михаил. - Как замечательно оно идет по следу преступника, как вовремя может предупредить об опасности громким лаем...

- Какое доброе и веселое! - вставила Анюта.

- И как искренне любит всякое мыслящее существо! - елейным голосом закончил Витька.

- Да? Хм... Петушка хвалит кукуха... Тьфу, дьявол! - Мяфа, видимо, вконец расстроилась. - Ладно, зовите эту собаку! Или нет, постойте...

- В конце концов справедливость требует, чтобы она тоже участвовала в спасении львов. Все, кто любит их, должны в эти решающие минуты объединиться! - провозгласил Михаил, стараясь попасть в обычный тон Мяфы.

- Зовите, пусть мне будет хуже, - согласилась Мяфа. - Но учтите... - закончить она не успела, потому что Анюта, получив разрешение, сразу бросилась за Шерли.

- А вот и наша собачка, ее зовут Шерли, - сказала Анюта, появляясь в беседке в сопровождении Шерли.

- Очень приятно. Она на поводке? Замечательно. - Мяфа, как существо мыслящее и к тому же вежливое, ничем не выразила своего неудовольствия при виде фокстерьера. Она, правда, перетекла к дальнему краю беседки, но сделала это не демонстративно, а медленно и почти торжественно.

Шерли тоже держался молодцом. Его глаза сверкали довольно дружелюбно, шерсть на загривке слегка топорщилась, но дыбом не стояла, а легкий оскал сахарных зубов при желании можно было принять за учтивую улыбку. Анюта не теряла времени даром и успела провести с ним большую воспитательную работу.

Словом, все было чинно и пристойно "Как на приеме у английской королевы", - почему-то подумал Михаил и уже собрался спросить у Мяфы, из кого будет состоять военный совет, как внезапно на середину беседки, почти на голову Шерли, упало какое-то существо. Оно тут же снова взвилось вверх, Шерли коротко рявкнул, рванул поводок и обнажил великолепные зубы, готовясь дорого продать свою жизнь. Анюта тихо ахнула и дернула пса назад, опасаясь за сохранность неизвестного летуна. Витька отпрыгнул в сторону и выставил вперед кулаки. Михаил непроизвольно заслонил собой Мяфу, которая единственная из всех сохранила полное спокойствие.

- Не волнуйтесь, это Скачибоб, он сейчас вернется, - проговорила она успокаивающим тоном.

Скачибоб действительно вернулся. Раза три или четыре он взмывал ввысь, падал и снова подскакивал, как резиновый мяч.

Шерли яростно лаял и рвался в бой. Михаил помогал Анюте держать поводок, а Витька наблюдал за Скачибобом, дергая головой вверх-вниз, вниз-вверх, словно заводная игрушка.

- Ну, довольно, хватит уже... - следя за прыжками Скачибоба, повторяла Мяфа скучным голосом.

Наконец Скачибобу надоело прыгать. Он рухнул на каменную скамью и издал протяжный вздох - словно из котла разом выпустили пар. Он оказался действительно похожим на боб, только очень большой, размером с голову взрослого человека. Да еще снизу, а может быть, сверху у него торчал хвостик. Маленький тоненький хвостик.

- Самый бестолковый член нашего дружного коллектива, отрекомендовала Скачибоба Мяфа. - Говорить не умеет, мыслит эпизодически, от случая к случаю. Если Шерли его съест, это будет печально, но не более того.

При этих словах Скачибоб снова устремился к светлому небу и, падая, постарался угодить в Мяфу. Но та заблаговременно забралась под скамью и теперь тихонько посмеивалась оттуда.

- Ну и запятая! - ахнул Витька, потирая ушибленное колено. При внезапном прыжке Скачибоба он шарахнулся в сторону и больно ударился о колонну.

Шерли продолжал скалить зубы, Михаил пытался скрыть свою растерянность, а Анюта рассмеявшись сказала:

- А ведь и правда похож на запятую!

- Или на головастика. Но это только с виду, - донесся из кустов ворчливый бас - А на самом деле он ни на что не похож. Урод - он урод и есть.

Все вздрогнули. Не столько из-за неизвестного голоса, сколько опасаясь того, что Скачибоб снова унесется ввысь. Но тот продолжал лежать, как ни в чем не бывало.

- Вылезай, не стесняйся, здесь все свои, - позвала Мяфа и пояснила: - Это Хрюка. Сам он, правда, называет себя Свинклем и предпочитает, чтобы другие величали его так же.

- Свои, свои, - подозрительно проворчал Свинкль, не показываясь. - Тебе все кажутся своими, а они вот схватят и в живой уголок потащат или шашлык решат сделать.

- Из свинины шашлык не делают.

- Это если по кулинарным книгам. А кто малограмотный, тот вникать не будет, к свиньям ты ближе или к баранам, разумное существо или бродячая закусь. Лишь бы на дармовщину, - не унимался Свинкль.

- Ну ладно, хватит, вылезай. Довольно ломаться, - подавая пример, Мяфа вытекла из-под скамьи. - Узнал что-нибудь про львов?

- Ничего не узнал. Никого, кроме нас, эта львы не интересуют, никому они не нужны. Никто даже не удивился, что их нету на месте, недовольно пробурчал Свинкль.

С этими словами он вошел в беседку - небольшой, круглый поросенок какого-то странного серо-голубого цвета. Обвел маленькими глазками собравшихся, задержался взглядом на Шерли и недружелюбно спросил:

- Это что, тоже борец за идею?

- Ага, - подтвердил Витька.

- Ой, какой хорошенький! - восхищенно всплеснула руками Анюта и сделала шаг навстречу Свинклю.

- А без фамильярностей нельзя? - раздраженно спросил тот и уставился на Анюту неподвижным взглядом. - Я не хорошенький, я уникальный. Единственный в своем роде, и прошу дешевые восторги и умиление моей внешностью оставить для обычных поросят.

Анюта обиженно мигнула.

- Неужели хотя бы ради знакомства ты не можешь быть повежливее? Мяфа укоризненно поджала подобие губ. - Не обращайте на него внимания, характер у Хрюка свинский...

- Попр-рошу без обидных кличек! - прервал ее Свинкль.

- Но его можно понять, - продолжала Мяфа, сделав вид, что ничего не слышала. - Из-за несколько незаурядной внешности он имел в жизни массу неприятностей. От этого любой характер испортится, а у Свинкля он и раньше был не ангельский. Но где, интересно, Жужляк? Обычно он точен.

- Я ждесь. Гляж-жу, - послышалось откуда-то сверху, и ребята задраили головы, пытаясь рассмотреть нового участника военного совета.

- Он что, тоже прыгает? - спросил Витька с опаской.

- Хуже, - сказал Свинкль, усаживаясь на пол беседки. - Он летает. То есть сейчас он сидит на одной из колонн и от нечего делать обгрызает капитель. А вообще-то летает. И, между прочим, летает обычно там, где не надо, и подслушивает то, что слушать ему вовсе не полагается.

Добавление это вызвало у ребят живую симпатию к существу, сидящему на колонне.

- Мы сюда что, счеты сводить собрались? - спросила Мяфа очень спокойно, и всем почему-то стало стыдно за Свинкля. И даже сам он, кажется, почувствовал себя неловко - потупил глазки и сделал вид, что поглощен тем, как бы поудобнее устроиться. Поерзал на полу, привалился спиной к основанию колонны и положил коротенькие толстенькие задние ножки одна на другую. Совершенно как человек, развалившийся в кресле.

- Ты давно тут сидишь? - спросила Мяфа жужжащего неизвестного.

- Ижрядно сиж-жу.

- Тогда нет нужды представлять тебе собравшихся. Про ребят я тебе говорила днем, а это Анюта и Шерли...

- Жамечательно.

Раздался гул, словно над беседкой пролетел вертолет, и на скамью рядом со Скачибобом опустилось очень странное существо, похожее на гигантского черного жука.

Михаил взял Анюту за локоть, опасаясь, как бы она не упала в обморок при виде этакого чудовища, но девочка лишь слегка вздрогнула. То ли она успела привыкнуть к чудному виду посетителей беседки и ожидала чего-то подобного, то ли нервы у нее оказались на редкость крепкими. Михаил и то в первую секунду немного струхнул, а эмоциональный Витька даже бросился вон из беседки. Удрать он, правда, не удрал, но зато второй раз ударился коленкой о каменную скамью и тихо взвыл. Шерли последовал его примеру. И было отчего.

Жук стоял на задних лапах, среднюю пару сложив на покрытом черной броней животе, а передними расправляя усы, торчащие над большим ртом, мощные челюсти которого были увенчаны серповидными рогами-пилами. Шарики глаз его, расположенные на тонких стебельках, помещались ниже рогов, усов и рта и поглядывали с обеих сторон головы с высокомерным выражением.

- Жужляк, - представился гигантский жук. - Прошу любить и ж-жаловать.

- Челюсти у него страшные, крепче железных, но душа трепетная, сказала Мяфа, заметив, что Витька все еще колеблется - покинуть ему беседку или нет.

- Очень приятно, - вежливо сказали хором Анюта и Михаил.

- Да, - подтвердил замешкавшийся Витька.

И только Шерли, поджавший хвост и превратившийся внезапно из грозного пса в маленького испуганного щенка, не торопился выразить свою радость по поводу знакомства с Жужляком.

- Я ражужнал кое-что про Жлыгость, раж-жившуюся ижвестиями о похитителях львов, - безо всякого вступления начал Жужляк.

- Ну! - Витька мигом забыл свою прежнюю робость перед новым участником военного совета.

Михаил поднял брови, а Анюта, толком еще не знавшая об исчезновении львов, но о многом уже догадавшаяся, с интересом посмотрела на Жужляка.

- Тебе известно, что Злыгость что-то знает про львов? - спросила Мяфа.

- Ижвестно, она сама прижналась. И сбеж-жала.

Скачибоб стремительно унесся вверх. Ребята от неожиданности качнулись в разные стороны, а Анюта крикнула: "Осторожно!". Она испугалась, что Скачибоб спикирует прямо на рога-пилы Жужляка.

Но этого не случилось Скачибоб, наверное, мыслил не периодически, как утверждала Мяфа, а постоянно, и приземляться на Жужляка не стал. Он упал прямо в ладони Анюты, которые та непроизвольно подставила, увидев, что он летит прямо к ее ногам. При этом она выпустила поводок, но Шерли уже вполне освоился в беседке и возможностью броситься на кого-нибудь из членов военного совета не воспользовался.

- Да вы садитесь, в ногах правды нет, - предложила ребятам Мяфа. - А скакуна этого ты лучше положи, а то он еще что-нибудь отколет.

- Ничего, он не тяжелый, - сказала Анюта, садясь на скамью и укладывая Скачибоба на колени.

- Значит, Злыгость что-то знает, - повторила Мяфа задумчиво.

- Ясное дело, - громко пробурчал Свинкль. - Если бы не знала, обязательно притащилась бы сюда. А так ей, конечно, не интересно.

- А что, она тоже член совета? - спросил Витька.

- Да, но у нее довольно своеобразный характер...

- Злыгость - она Злыгость и есть, - сказал Свинкль, поднялся с пола и прошелся по беседке на задних лапах, скрестив передние за спиной.

- Так что же будем делать? - спросил нетерпеливый Витька.

- Нуж-жно ражыскать Жлыгость, - сказал Жужляк, обращаясь, в основном, к Мяфе и Свинклю. Ребят он, видимо, всерьез не воспринимал и внимания на них обращал мало.

- Да-да. Ее надо разыскать. Я тоже подозревала, что ей кое-что известно. Не помню случая, чтобы она пропустила хоть одно несчастье, происшедшее в Парке. У нее прямо-таки чутье на них. Любит она трагическое.

- А как нам узнать эту Злыгость, на что она похожа?

Простой вопрос этот озадачил всех присутствующих: Жужляк перестал расчесывать усы, Свинкль замер посреди беседки, а Мяфа на секунду потеряла свои очертания: рот и глаза пропали, и все тело подернулось легкой рябью.

- Хм... - наконец сказала она. - Хм... Я и забыла, что вы не знакомы со Злыгостъю. Тогда задача осложняется. Узнать ее, ни разу не видев, трудно, потому что маскируется она почти так же хорошо, как я. Но вообще-то Злыгость напоминает большой пук высохшей травы или водорослей, это ее волосы, а тела под ними не видно...

- По стихам ее узнать можно, - подсказал Свинкль.

- Ну да, это самое верное средство, - ободрилась Мяфа. - Она почти все время читает вслух стихи собственного сочинения. Услышите - ни с чем не спутаете.

- Уж-жасная гадость! - с чувством сказал Жужляк.

- Да, стихи, прямо скажем, отвратительные, но говорить ей этого ни в коем случае нельзя, иначе она обидится и удерет.

- От нас не удерешь! - самоуверенно сказал Витька.

Жужляк рассмеялся жужжащим смехом, Свинкль негромко хрюкнул и даже Скачибоб слегка подпрыгнул у Анюты на коленях.

- Она может удрать от любого и, если не захочет, ничего не скажет, - терпеливо начала объяснять Мяфа. - Поэтому ловить ее не надо. Ее даже Свинкль загипнотизировать не может.

- Если б мож-жно было жадерж-жать ее силой, я бы ее жадерж-жал.

- Так что нам с ней делать, если увидим?

- Ее надо уговорить, обаять, разговорить, может быть, даже усовестить. А уж как - это надо решать по обстоятельствам.

Михаил с Витькой недоуменно переглянулись. Вот уж чего они не умеют, так это очаровывать и уговаривать. Схватить - это другое дело.

- Хорошо. Уж уговорить-то мы ее сумеем, если, конечно, встретим, - уверенно сказала Анюта, заметно повеселевшая при известии, что хватать никого не надо.

- Давайте теперь решим, где мы будем искать Злыгость. Нас шестеро, не считая Скачибоба и Шерли. Значит, надо разделить территорию Парка на шесть частей...

Глава третья

ГДЕ ИСКАТЬ ЗЛЫГОСТЬ. ВЕЛИКАЯ ПОЭТЕССА.

ЗЛЫГОСТЬ В РОЛИ КРИТИКА.

ТАЙНА ПОХИЩЕНИЯ ЛЬВОВ. ПОЛНЫЙ СБОР

На следующий день Михаил, Витька и Анюта встретились около лодочной станции, когда часы на башне показали половину десятого, и сразу же разгорелся спор: где искать Злыгость? Одна из трех выделенных им для поисков частей Парка была совершенно заброшенной, и Витька считал, что начинать розыски надо именно с нее. Анюта утверждала, что если Злыгость любит читать стихи вслух, то она вполне может расположиться в людном месте, ей ведь нужны слушатели. "Но она должна скрываться от людей!" - доказывал Витька. "Да, но она ведь может читать стихи, чтобы люди ее не слышали, а сама воображать, что они слушают и восхищаются", - возражала Анюта. Михаил, уже сообразивший, что ни один из спорщиков другому не уступит, присел на корточки и гладил Шерли, который негромко ворчал, не понимая, как это кто-то может не соглашаться с его хозяйкой.

- Хватит! - наконец не выдержал Витька. - Я с тобой спорить больше не могу. Бери вот Михаила и осваивай с ним людные участки. А мне дайте Шерли. Мы с ним - парни толковые, и через час-два притащим вам хранительницу львиной тайны.

Вариант этот, как нельзя больше устраивавший Михаила, не вызвал возражений и у Анюты, зато совершенно не понравился Шерли, и его пришлось долго уламывать и уговаривать. Витька уже готов был отказаться от такого несговорчивого напарника, мысль о том, чтобы отпустить Анюту на поиски таинственной Злыгости в сопровождении одного фокстерьера ему и в голову не пришла, когда Шерли неожиданно согласился. Витька тут же ухватил поводок и потащил несчастную собаку в дальний конец Парка, а Анюта с Михаилом медленно побрели к площадке детских аттракционов.

Они шли по разные стороны дорожки, вглядываясь в растущие по обочинам траву и кусты. Анюта часто останавливалась перед яблонями, сиренью и другими цветущими кустами, вдыхала их аромат и удивлялась буйному и одновременному цветению. Весна в этот год выдалась холодная, и потому многие растения, которым уже давно следовало бы отцвести, только сейчас набирали силу. Михаил же, вместо того чтобы разглядывать цветы, исподтишка наблюдал за Анютой. И никто ему не мешал - Анюта этого не замечала, а людей вокруг было мало. И не было рядом тонкого психолога, который бы крикнул: "Мишка влюбился!" или "Жених и невеста!"; в Парке царила лень и тишина солнечного утра.

Ребятам встречались только бабушки, выведшие внуков и внучек подышать свежим воздухом и подкормить уток, в изобилии плававших по тихой поверхности прудов, да неподвижные, словно статуи, фигуры несовершеннолетних рыбаков, мечтающих поймать неопределенной породы рыбку размером с мизинец.

Анюте было жаль мальков, годных в пищу лишь очень голодной кошке, да и то не всякой. Настроение у нее при виде горе-рыбаков начало портиться, и она прибавила шагу.

Детские аттракционы по будням не работали, однако хитроумная малышня, нашедшая дыру в ограде, все же пролезла на площадку и облепила пестрые карусели, расселась по лошадкам, машинам и мотоциклам. Анюта и Михаил с трудом протиснулись в лаз, знакомый им еще с дошкольных времен, осмотрели карусели, заглянули на всякий случай под них и в киоск билетерши, но Злыгости нигде не было. Не было ее ни у "чертова колеса", ни у лодок-качелей, ни в кустах, окружавших площадку.

Посовещавшись, они направились на Центральную аллею.

Уже несколько часов Анюта с Михаилом бродили по Парку, но никаких следов Злыгости не обнаружили. Несколько утешало сознание того, что где-то поблизости ведут поиски Мяфа, Жужляк, Свинкль и Витька с Шерли.

Сначала Михаилу казалось, что посчастливиться должно именно ему, и он был удивлен, что этого до сих пор не произошло. Но в какой-то момент в душу закрались сомнения. Вспомнив про преследовавшие его неудачи, он подумал даже, что напрасно ввязался в эти поиски. Чего доброго, его неудачливость распространится не только на Анюту, но и на всех остальных. Он поделился этими соображениями с Анютой, но та в ответ лишь рассмеялась и начала строить всевозможные предположения по поводу появления в Парке Мяфы и остальных участников военного совета.

Уже два раза они подходили к станции метро и брали мороженое, чтобы поддержать свои силы - нелегко, гуляя по Парку, заглядывать под каждый куст и прислушиваться к каждому шороху, боясь пропустить стихи, читаемые Злыгостью.

- Знаешь что? Давай сядем на какую-нибудь скамейку и отдохнем, сказал наконец Михаил, опасавшийся, что Анюта уже сильно устала и только из самолюбия не предлагает сама устроить привал.

- Что, утомился?

- Нет, но...

- Ну, и я не устала! - Анюта гордо вздернула голову и громко ахнула: - Смотри!

Из-за высоких тополей, окружавших аллею, выскочил Скачибоб и стал приближаться к ним большими прыжками. Издали он был похож на хвостатый теннисный мяч, сам собой скачущий по дорожке.

При виде Скачибоба Анюта радостно засмеялась и протянула вперед ладони. Подскочивший Скачибоб на мгновенье опустился в них и тут же упрыгал обратно.

- Подбадривает, - растроганно сказал Михаил.

Упрыгав метров на двадцать, Скачибоб вернулся, опять коснулся Анютиных ладоней и опять поскакал вперед.

- Играет, - улыбнулась Анюта. - Да нет же, он зовет нас за собой! Так и Шерли иногда ведет себя, когда хочет показать мне что-нибудь интересное.

Скачибоб вернулся и снова унесся куда-то вперед, и Михаил вынужден был признать, что, скорее всего, Анюта права.

- Ну, так пойдем за ним.

Следуя за Скачибобом, они вышли к маленькой, метра два шириной, протоке, по берегам густо заросшей камышом. Скачибоб подпрыгнул последний раз и упал около корней большой ивы, нависшей над темно-зеленой водой. Осторожно, стараясь не шуметь, ребята приблизились к протоке и тут же услышали какое-то заунывное бормотание, похожее на заговорные причитания колдуний:

Пауки с гниющими зубами

Ужастью природу напоют,

И, взвывая, хладными слюнями

Мир зловонной слизию зальют.

- Фу! - отшатнулась Анюта.

- Это она! Это, конечно, Злыгость! Мяфа же говорила, что ее стихи ни с чем не спутаешь! - Михаил шагнул к иве, стараясь рассмотреть мрачную поэтессу.

- Разве это стихи?

- Ну... - начал Михаил и замолчал. Он увидел Злыгость.

Большой ком желтоватой травы лежал около корней ивы, в метре от притаившегося Скачибоба, и медленно шевелился, словно раздуваемый ветерком. Часть его травинок-волос была погружена в воду и колебалась там, наподобие водорослей.

- Нет, что-то не выходит, - неуверенно пробормотал голос, читавший стихи. - Как бы это повыразительнее... Ну, например... Э-э... Пауки с гниющими глазами... Хорошо, вот это образ! Значит, так:

Пауки с гниющими глазами

Все сердца печалью омрачат.

С диким воем, смрадными слюнями

Мир зловонной слизью напоят.

- Очень хорошо! Здесь и декаданс, и предощущение грядущей катастрофы, и самовыражение, и даже элементы антиутопии есть.

Михаил услышал, как сзади тихонько застонала Анюта, и понял, что в данной ситуации на нее рассчитывать не стоит.

- Замечательно! Неужели это написала Злыгость? А мне говорили, что она даже не умеет рифмовать слова! - сказал он громко, самым восторженным голосом, на какой был способен.

Пучок водорослей дернулся, словно через него пропустили электрический ток, и в глубине желтых прядей-травинок мутно блеснул зеленый глаз. Будто луч солнца упал на осколок бутылочного стекла.

- Не люблю подхалимов.

- Это не подхалимаж. Это искреннее преклонение перед большим поэтом.

- Перед великим поэтом, - поправила Злыгость. - Девочка тоже преклоняется?

- Нет, - честно созналась Анюта. - Ужасные стихи!

- Грубо. Грубо и невежливо. Могла бы хоть из приличия смягчить выражения. - Злыгость извлекла из воды свои волосы и чуть-чуть отодвинулась от корней ивы. - Присаживайтесь, поговорим.

Михаилу хотелось броситься на Злыгость и, не разводя церемоний, схватить ее, но, памятуя предупреждение Мяфы, он сдержался, обошел ее и уселся на ствол ивы. Анюта опустилась рядом, с опасением поглядывая на ком шевелящейся желтоватой травы.

- Уверена, что это Скачибоб вас привел, не зря он тут околачивался, - помолчав, прошелестела Злыгость. - Небось про львов хотите узнать?

- Да.

- Понятно. А тебе мой стих действительно понравился? - обратилась она к Михаилу.

- По-моему, это маленький шедевр! - с преувеличенным энтузиазмом ответил тот. Анюта посмотрела на него с осуждением.

- Приятно иметь дело с вежливым существом, - волосы Злыгости плавно зашевелились. - Конечно, я вам скажу, что случилось со львами. Во-первых, потому, что я тоже их люблю, а во-вторых, потому, что Мяфа от меня все равно не отстанет. Она такая зануда. Но прежде мне хотелось бы узнать ваше мнение о некоторых моих стихотворениях и послушать ваши.

- Но мы не пишем стихов! - Анюта вопросительно посмотрела на Михаила.

- Не пишем, - неуверенно подтвердил он.

- Тогда нам не о чем разговаривать, - сухо сказала-прошелестела Злыгость. - Стихи может писать любое разумное существо. Конечно, не такие прекрасные, как мои, но может.

- Хорошо, мы попробуем, - торопливо согласился Михаил.

- Ну, то-то. По-моему, это справедливо. Я пойду навстречу вашим желаниям и расскажу про львов, а вы пойдете навстречу моим и почитаете стихи. Потому что настоящий талант расцветает в полную силу, только если у него есть конкуренция.

Судя по самодовольному тону Злыгости, она не верила, что ребята могут конкурировать с ней по части писания стихов.

- Устраивайтесь поудобнее, для начала я прочту вам несколько моих последних стихотворений. Это, конечно, не лучшее, но самое свежее.

Ребята поудобнее устроились на иве, свесив ноги почти до воды. Анюта приготовилась не слушать, потому что от стихов Злыгости ей становилось нехорошо. Михаил... Михаил тоже приготовился не слушать, потому что начал думать над ответным стихом.

- Итак; стихотворение номер триста сорок пять, - провозгласила, завывая, Злыгость:

Тучи, набухшие гноем, прорваться готовы,

Грянет гроза и червями усеет поля!

То-то они поколеблют земные основы,

Сгложут асфальт городов, и дома, и моря.

- Здорово! - восхитился Михаил, не слышавший ни единого слова.

Анюта едва удерживалась, чтобы не зажать себе уши пальцами, хотя про себя, пытаясь не услышать стихов Злыгости, она старательно пела песенку: "От улыбки станет всем светлей".

- Нравится? Тогда слушайте стихотворение номер триста сорок шесть:

Ноздри вывернув, явися, призрак прелый,

Улицу безмолвным воем огласи

Страх придет, и содрогнется смелый,

Лезут в пасть живые караси.

- Почему караси? - удивился Михаил, отвлекаясь от сочинения собственного стиха.

Но Злыгость молчала. Она была слишком потрясена силой своего гения, чтобы отвечать на глупые вопросы.

- Так почему живые караси должны лезть в пасть? И что это за караси? - не унимался Михаил.

- Караси? - переспросила Злыгость, выходя из транса. - Потому что это жутко, когда живые караси лезут в рот. Жутко тем, в чей рот они лезут. А если они лезут в пасть, то им самим тоже страшно. Таким образом, безысходность становится полной. Вам этого не понять, но силу энергетического заряда стихотворения вы почувствовали?

- Да, - подтвердил Михаил, пожалев, что с ними нет Витьки. Уж тот бы сумел восхвалить великую поэтессу. Он бы ей с три короба наврал о ее гениальности. Михаил с надеждой взглянул на Анюту, но та вовсе не собиралась рассыпаться в похвалах поэтическому дару Злыгости.

К счастью, великая поэтесса в этом не нуждалась. Она считала, что слов, которыми можно оценить силу ее дарования, вообще не существует, и поэтому приняла молчание слушателей за немой восторг.

- У вас нету слов от восхищения? Так я и думала. Не надо слов. Прочитайте лучше свои стихи. Я убеждена, что писать должны все только пишущий может по-настоящему оценить пишущего. Так не упускайте случая, ибо где вы найдете лучшего критика, чем я? Быть может, мне даже удастся указать вам истинный путь в поэзию. А это пригодится вам значительно больше, чем тайна похищения львов. Поскольку существо, не пишущее и не ценящее стихов, едва ли можно назвать вполне разумным.

Ребята покорно закивали головами. А что им еще оставалось делать?

- Ну-с, с кого начнем? Пожалуй, с девочки. Дамам надо уступать.

Анюта беспомощно посмотрела на Михаила.

- Но я, правда, никогда не писала стихов. Вот разве что... она задумалась. - Когда-то я придумала четверостишие.

- Не кокетничай! - прервала ее колебания Злыгость.

- Ну, хорошо. Кажется, оно звучит так:

Я сыр в любое время года

Люблю. В любое время дня.

Приправы лучшей к макаронам

Не существует для меня.

Михаил удивленно посмотрел на Анюту. Он ожидал услышать что-нибудь о розах, а тут...

- Н-да, если учесть, что это первая проба пера, то не так уж плохо. Однако слишком уж оптимистично, слишком поверхностно. Не видно глубины проникновения в тему и серьезного взгляда на жизнь. Хотя, если понимать этот стих в том смысле, что никакой другой приправы к макаронам тебе не дают, то есть допустить, что тут присутствует элемент сарказма... Н-да. Нет. Все равно неважно. Думаю, что настоящей поэтессы из тебя не выйдет. Тем более что ты, в отличие от своего приятеля, не смогла сразу оценить настоящей поэзии. Но это вовсе не значит, что тебе надо опускать руки и бросать работать. В конце концов, миру нужны не только большие поэты, но и малые. Они как бы составляют тот фон, на котором еще ярче сияет истинное дарование.

Анюта слегка покраснела, Михаил легонько подтолкнул ее и прошептал:

- Отлично. Мне понравилось. Я тоже люблю макароны с сыром.

Анюта подняла голову и благодарно улыбнулась ему.

- А теперь мы послушаем воспитанного мальчика, у которого явно присутствует поэтическое чутье. Он, мне кажется, должен понимать в поэзии побольше, - прошелестела Злыгость. - Начинай, я вся внимание.

- Мне неудобно читать свой экспромт после таких блестящих и глубоких произведений, но раз вы настаиваете. - Михаил покрепче утвердился на стволе ивы и начал, стараясь подвывать так же, как великая поэтесса:

Тухлый гриб кусает Злыгость,

Тошно ей, противно жить.

Злобно гложет Злыгость совесть

Тайну львов велит открыть.

Ну а Злыгость совесть глушит,

Тухлый гриб жует, давясь,

Только вряд ли он поможет,

Сдохнет, бедная, таясь.

- Хм-хм, - оживилась Злыгость. - Очень, очень неплохо! Интонация взята верно. Трагические противоречия мира имеют место. И приятно, что объектом стихотворного исследования выбран достойный субъект. Однако... Зачем эта излишняя конкретность? При чем здесь гриб, который я вовсе не кусаю, хотя и не прочь бы закусить, скажем, чернильным грибом? Зачем упоминать о совести, которая меня вовсе не гложет? И что это за слово - сдохнет? Так можно сказать о собаке, но вовсе не о великой поэтессе! Хотя "тухлый гриб" - это неплохо. "Тошно ей, противно жить" - тоже очень и очень неплохо. Из тебя со временем может выйти толк, если ты, конечно, не будешь злоупотреблять глагольными рифмами.

- Это как? - не понял Михаил.

- Ну, "жить-открыть", "гложет-поможет", "давясь-таясь". То есть рифмами, образованными при помощи глаголов.

Михаила подмывало сказать, что "давясь" и "таясь" не глаголы, а деепричастия, но вместо этого он горячо заверил великую поэтессу, что обязательно примет к сведению ее замечания и не замедлит воспользоваться ценными советами.

- Да, если будешь им следовать, толк выйдет, - важно подтвердила Злыгость.

- О да, толк выйдет! - смиренно пробормотал Михаил и придушенно хрюкнул, представив, какое лицо станет у учительницы литературы, если он прочтет ей стихотворение, сделанное по рецепту Злыгости.

- Что такое? - насторожилась великая поэтесса.

- Нет-нет, все в порядке, вы так ко мне снисходительны, - промычал Михаил, боясь поднять глаза на Анюту.

- Да, снисходительна, - согласилась Злыгость. - И потому я сдержу слово и открою вам тайну львов. Особенно охотно я открою ее вот этой девочке: если она погибнет, пытаясь вернуть львов на место, искусство не пострадает. Во всяком случае, гибель потенциального поэта мне оплакивать не придется.

Услышав эти слова, Михаил едва не бросился на Злыгость с кулаками, но Анюта вовремя пихнула его локтем в бок: молчи - львы важнее. Она любила львов не меньше Витьки и Михаила и готова была выслушать от Злыгости еще и не такое, лишь бы узнать, как их спасти.

- Это было ночью! - неожиданно громко и противно завопила великая поэтесса, и волосы ее встали дыбом.

Анюта отшатнулась и, если бы Михаил не поддержал ее, непременно свалилась бы в воду.

- Мрачная мусороуборочная машина въехала в Парк. Подобно тени, проскользила по аллеям и, зловеще урча, остановилась около одного из львов. Из кабины вылезли двое злодеев. Один - высокий, скулы его, казалось, вот-вот проткнут кожу - указал рукой на бронзовое изваяние и скрипучим, отвратительным голосом спросил многозначительно: "Этого, что ли?" - "Этого", - еще более отвратительным, жирным, как свиное сало, голосом ответил второй - толстый и короткий, нос которого утопал в щеках.

После этого злодеи сели в машину. Над ней поднялась стрела подъемного крана. Поднялась и замерла надо львами. Это был ужасный миг!

Первый злодей снова вылез из кабины и закрепил тросы, свисавшие с крана, под брюхом льва. Затем он вернулся в машину, стрела крана поползла вверх, и статуя, веками украшавшая наш Парк, оторвалась от пьедестала и закачалась в воздухе. В следующую минуту подъемный кран повернулся, и наш бронзовый красавец, свет наших очей, оказался погруженным на машину. Он стоял на платформе, предназначенной для контейнера с мусором, и призывно смотрел на своего бронзового собрата. Увы, тот ничем не мог ему помочь...

Машина уехала, а через несколько часов, перед рассветом, вернулась за вторым...

Ребятам показалось, что Злыгость всхлипнула.

- Ах, вот, значит, как дело было... - растерянно протянул Михаил. За последние два дня он уже привык ко всяким необычностям, и прозаический увоз львов на мусорной машине разочаровал его.

- А вы? Неужели вы ничего не предприняли? - возмутилась Анюта.

- Я... Я едва не лишилась чувств, - ответила Злыгость расслабленным голосом. - Со мной случилось что-то вроде обморока. Я такая впечатлительная...

- Нашли время, когда лишаться чувств, - с сожалением посмотрела на нее Анюта. - А еще считаете себя великой поэтессой! - на этот раз во взгляде голубых Анютиных глаз сквозило явное презрение. - Поэт, даже самый захудалый, должен бороться с любой несправедливостью, а вы... Анюта на секунду запнулась, а потом выпалила: - Должны бы, кажется, помнить, что Некрасов сказал: "Поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан!".

Михаил с тревогой посмотрел на Анюту. Он разделял ее недоумение и даже возмущение, но сейчас важно было не обличать Злыгость, а узнать у нее подробности.

- А номер, номер машины вы запомнили? - спросил он, как только Анюта замолчала.

На Злыгость было жалко смотреть - и куда делась ее прежняя спесь? Травы-волосы полегли, вся она будто уменьшилась и подалась ближе к воде. Наверно, ей стало стыдно, и она собиралась удрать, чтобы скрыть свой позор. Вопрос Михаила окрылил ее.

- Да! Я запомнила. Я знаю номер: ЛЕВ 22-01! - радостно вскричала она. И тут же дрожащим от волнения голосом спросила: - Но вы ведь не думаете, что одна ошибка может погубить во мне поэта?

- Думаем! - жестко сказала Анюта. Она хотела добавить, что и без этой ошибки стихи Злыгости отвратительные, но не успела.

- Нет! - перебил ее Михаил. - Не думаем. Случалось, что и великие поэты ошибались. Но истинно великие находили в себе силы признавать свои ошибки. - Он укоризненно посмотрел на Анюту - разве так можно!

- Я докажу, что я - великая поэтесса! Я приму участие в поисках львов, - сказала Злыгость, и слова ее прозвучали как клятва.

- Жначит, о поэжии жаговорили! - прожужжало под старой ивой, и к корням ее опустился Жужляк. - Жлыгость, жадавлю! Ты о львах долж-жна думать, а не о поэжии! - Он грозно повел своими пилами-рогами, но Злыгость даже не вздрогнула.

- Я все осознала и уже открыла тайну львов. И готова принять участие в их розыске.

- Даж-же так? - Жужляк замер на месте, и усы его, похожие на щетки, растерянно опустились. - Ижумительно... - начал он, с уважением глядя на беспечно болтавших ногами ребят, но тут в кустах послышался шум, и ворчливый голос спросил:

- Где тут эта старая швабра, эта стихоплетная блудословка, именующая себя великой поэтессой?

Ребята переглянулись. Выражаться так способно было только одно существо - Свинкль. И через минуту он действительно появился на полянке.

- Как ты мож-жешь так выраж-жаться?

- А что я такого сказал? - удивился Свинкль. - Все же... - он заметил ребят, а потом Злыгость и стушевался. Однако быстро оценил обстановку и непринужденно соврал: - Я же любя.

- Хам! - высокомерно бросила Злыгость..

Анюта поежилась. Назревал скандал. И он непременно бы разразился - не таким существом был Свинкль, чтобы не затеять скандала, если представился случай, - но тут издалека донесся громкий лай.

- Это Шерли! - радостно воскликнула Анюта.

И тут же все увидели веселого фокстерьера, лихо тащившего на поводке упирающегося Витьку.

- А, все уже в сборе! Славненько. А я-то думал, чего это Шерли меня сюда тащит? Всю программу поисков нарушил. Схватили Злыгость?

- Меня не надо хватать!

- Я знала, что она в конце концов встанет в ряды борцов за правое дело. Лучше поздно, чем никогда, - произнесла Мяфа, переливаясь из-за спины ребят к центру полянки. Следом за ней выпрыгнул Скачибоб, ударился о корни ивы, взвился вверх и упал в ладони Анюты.

- Жамечательно. Общий сбор. Расскаж-жите-ка о похищении.

Анюта с Михаилом посмотрели на Злыгость, но та молчала.

- Давай ты, - подтолкнула Анюта Михаила, и тот рассказал собравшимся все, что узнал от великой поэтессы.

- Теперь надо искать мусорную машину с названным номером, закончил он свое сообщение.

- Ее надо искать во дворах, прилегающих к Парку. Вряд ли она приехала сюда издалека, - поторопился уточнить Витька. Видно было, что он раздосадован столь несомненным успехом приятелей и теперь будет стараться изо всех сил.

- Как же мы будем ее по дворам искать? Нас там сразу засекут, проворчал Свинкль.

- Придется попросить ребят заняться поисками. Вы только найдите ее и дайте нам знать, - обратилась Мяфа к Михаилу. - А уж мы возьмемся за шофера.

- Возьмемся за шофера, - как эхо повторила Злыгость.

- Ты правда хочешь принять участие в поисках львов? - Мяфа была растрогана.

- Да. Я готова на подвиг. За столь благородное дело не жаль отдать жизнь даже такой великой поэтессы, как я, - произнесла Злыгость прочувствованно. Не выдержала и всхлипнула: - То есть жалко, конечно, но если надо...

- Молодчина! - похвалил ее Михаил.

- Не молодчина она, а Злыгость. А вот вы с Анютой действительно молодцы, - сказал Свинкль и, видя, как завистливо сверкнули у Витьки глаза, добавил: - Да, настоящие молодчаги. Придется вас поощрить.

Михаилу показалось, что перед глазами у него проплыло розовое облако, тело потеряло тяжесть, и он полетел куда-то в светлое небо под аккомпанемент нежных мелодичных звуков...

- Михаил! Очнись, Мишка!

Михаил открыл глаза. Он лежал на траве. Анюта поправляла у него на лбу мокрый платок, Шерли лизал руку, а Витька, Злыгость, Мяфа и Жужляк ругали Свинкля.

- Соображаешь, что делаешь? А если бы они в воду кувырнулись? Кио чертов! - кричал, размахивая руками, Витька.

- На местных хулиганах свои фокусы показывай, а не на друзьях, сурово выговаривала Мяфа. - Ишь, сила есть - ума не надо! Не было печали - купила баба порося, пригласили тебя в кои-то веки в приличное общество!

- Ижорву мержавца! Жаболеет - жагрыжу! - ревел разъяренный Жужляк, лязгая пилами-рогами над покаянно склоненной головой Свинкля.

- Хам, свинское отродье, бифштекс недоеденный! - ругалась Злыгость.

- Да я же как лучше хотел! Хотел им приятное сделать. Вы у них самих спросите, ведь понравилось! - наконец выдохнул Свинкль, отступая от наседавшего на него Жужляка.

- А что случилось? - спросил Михаил, снимая со лба мокрый носовой платок и садясь на траву. В голове у него еще звенела чудная музыка.

- Он нас загипнотизировать хотел, - кивнула Анюта на Свинкля. Тебя сумел, а вместо меня Скачибоба в блаженство вверг.

Михаил оглянулся - Скачибоб лежал рядом, подогнув хвостик под себя.

- А зачем?

- Чтобы нам удовольствие доставить. В награду за успешные переговоры со Злыгостью.

В этот момент Скачибоб шевельнулся, подпрыгнул метра на полтора над землей и упал рядом с Анютой. Шерли фыркнул и отскочил в сторону.

- Как он? - участливо спросил Михаил, глазами указывая на Скачибоба.

- Ему-то что, ему нравится. Он у нас единственный, кто гипнозу поддается, - пояснила Мяфа. - И то не всегда.

- А почему?

- Да он ведь такой, с переменной мыслительной способностью, пробормотала Мяфа, опасливо скосив глаза на Скачибоба. Но он не двигался.

- А людей Свинкль может гипнотизировать?

- Только это он и может, - неприязненно прошипела Злыгость. Только тем и харчится. То у одного малыша мороженое отнимет, то у другого.

- Я не отнимаю, они сами мне отдают. Да еще и радуются при этом.

- Фу, как гадко! - возмутилась Анюта.

- Гадко, - согласился Михаил, - но с таким помощником мы быстро львов вернем.

- Точно, - радостно подхватил Свинкль. - Я же любую команду могу внушить.

- Любому человеку?

- Почти, - уклончиво ответил он. - Ну, ты скажи, тебе ведь понравилось твое состояние, а? Многим людям нравится. Ведь приятно было? - заискивающе, но настойчиво допытывался Свинкль.

- Если бы Анюта не поддержала, ты бы точно в воду брякнулся, вставил Витька и погрозил Свинклю кулаком.

- Нет, мне не понравилось, - подумав, ответил Михаил. - То есть, приятно, конечно, но мне не нравится, когда меня гипнотизируют.

Все снова закричали на Свинкля, и Михаил, чтобы спасти гипнотизера, сказал:

- Да ладно, он же ничего плохого не хотел. Оставьте его, пожалуйста.

- Ж-живи! - смилостивился Жужляк, и Свинкля оставили в покое.

Только Злыгость напоследок сказала:

- Глупо все-таки доверять Свинклю. Он же только и смотрит, как бы кому свинью подложить, а потом невинной овечкой прикинуться.

Но на ее слова внимания не обратили - разве может Злыгость сказать о ком-нибудь доброе?

- Значит, мы берем на себя обследование дворов и поиск мусорной машины, - вернулся к прерванной беседе Витька. А как мы дадим вам знать, что нашли?

- Пришлите Шерли. Он кого-нибудь из нас найдет, и тот оповестит остальных, - сказала Мяфа, покрываясь рябью.

- Хорошо, мы ему записку под ошейник вложим, - сразу поняла ее Анюта.

- Жамечательно, будем ж-ждать ижвестий.

- Спасибо, - сказала Мяфа. - Правда, отличные ребята? Я в них не ошиблась. Свой глазок - смотрок.

- Правда, - согласились все.

- Тогда мы сегодня же начнем розыски, - заторопился Витька. Уж очень ему не терпелось показать себя настоящим следопытом.

Михаилу хотелось о многом спросить своих новых товарищей, но похвал он стеснялся, и сейчас, поняв, что его и Анюту собираются хвалить, решил отложить расспросы до лучших времен.

Глава четвертая

НОС СУХОЙ И ТЕПЛЫЙ.

ГАРАЖ ГОШИНОГО ПАПАШИ.

В ОЖИДАНИИ МАШИНЫ.

КАК ВЗЯЛИСЬ ЗА ШОФЕРА.

БЫСТРО, БЕЗОПАСНО, ЗДОРОВО

Найти обычную машину, вывозящую мусор с дворовых помоек, оказалось, как это ни странно, значительно труднее, чем обнаружить в Парке таинственную Злыгость. Два дня с утра до позднего вечера бродили ребята по окрестным дворам - и все тщетно. Сначала, чтобы не привлекать к себе внимания, они никого ни о чем не спрашивали надеялись на случай. Потом Витька разработал блестящий план: они стали устраивать засады у полных мусорных контейнеров. Сидеть в солнечный летний день на какой-нибудь скамейке и несколько часов не сводить глаз с помойки - занятие не слишком веселое, но Анюта и Михаил не возражали: если надо, значит - надо. К сожалению, бдения эти не увенчались успехом - мусорные машины иногда подъезжали, но среди них не было искомой, носящей номер ЛЕВ 22-01.

Тогда Михаил предложил порасспрашивать дворников, а хитроумный Витька изобрел легенду, оправдывающую их интерес к конкретной машине. Якобы водитель ее потерял связку ключей, а они ее нашли и теперь хотят вернуть. И опять успех, мерещилось, не заставит себя ждать, но дворники, как оказалось, не имеют привычки запоминать номера мусорных машин. Они даже не могли подсказать, в какое примерно время те приезжают.

Шел третий день поисков, когда, уставшие от расспросов и бегов, ребята приплелись во двор Анюты и Михаила и в мрачном молчании уселись на одну из скамеек. Даже Шерли имел удрученный вид - хвост опущен, глаза полузакрыты. Вдобавок к этому, Анюта сообщила, что нос у него сухой и теплый.

- У меня тоже, - невесело пошутил Михаил.

- Это потому, что у нас нет хорошего плана, - неуверенно предположил Витька.

- Предлагай, послушаем.

- Что я, завод по изготовлению планов, что ли?

- Может, обратимся в милицию? - робко предложила Анюта.

- А что мы ей скажем?

- Ну, про ключи.

- Не годится. С милицией лучше не связываться, особенно, если начинать с вранья. Разве что поискать автопарк, куда приписаны мусороуборочные машины нашего района?

- А что, это мысль. И если не обнаружим там машину с нужным номером, начнем прочесывать все автопарки города.

- Ого! Сколько же времени на это понадобится?

- Много. Но других предложений нет. Михаил, у тебя нет предложений?

- Нет. Вот только версия про связку ключей слабовата. Может, придумаешь что-нибудь посолиднее?

- Попробую, - кивнул Витька и задумался.

Михаил тоже задумался, и мысли ему в голову приходили невеселые. Еще совсем недавно ему казалось, что он наконец вышел из полосы неудач, но практика показала, что рано он радовался.

Задумалась и Анюта. Ей не нравилась вся эта партизанщина, и сейчас как никогда хотелось посвятить в их тайну еще кого-нибудь. Удерживало только то, что посвящать было некого. Вот если бы не разъехались из города ребята...

Милиция бы, конечно, сразу нашла и мусороуборочную машину и ее шофера, но разве поверит она в существование Злыгости или Мяфы? Не поверит. А если поверит, так им же хуже будет - паспортов у них нет, живут непонятно где и сами непонятно кто... Правда, милиции можно сказать, что они сами видели похищение львов, но тогда какой-нибудь сердитый полковник обязательно спросит: "А что вы делали ночью в Парке? И почему сообщаете о том, что видели, только сейчас?" Вряд ли поверят, но попробовать можно, все же вариант...

Как раз в тот момент, когда Анюта хотела поделиться с ребятами своим планом, Михаил вдруг подался вперед, поднял вверх указательный палец и спросил громким шепотом:

- Слышите?

Где-то в районе их мусорки урчала грузовая машина.

Витька поднял затуманенные умными мыслями глаза и сказал:

- Свистни, если что.

Михаил с Анютой посмотрели на Витьку с уважением - наверно, именно сейчас у него начала проклевываться гениальная идея. Тихонько, чтобы не мешать товарищу, они поднялись со скамейки и, прихватив Шерли, пошли проверять: уж не голубая ли мечта их, не жар-птица ли с номером ЛЕВ 22-01 прилетела к мусорке...

Додумать гениальную мысль Витьке не удалось - не прошло и пяти минут с момента ухода ребят, как он услышал пронзительный свист. Витьку словно ветром сдуло со скамейки, и уже через несколько мгновений он присоединился к Анюте и Михаилу, во все глаза смотревшим на стоящую у помойки мусорную машину.

- Наша! - покосившись на Витьку, прошептала Анюта.

Они стояли метрах в двадцати от машины, и стена помойки мешала Витьке рассмотреть номерной знак.

- А не ошиблись?

- Нет. Но послать Шерли мы не успеем. Еще пять минут - и машина уедет.

Михаил был прав. Пустой контейнер уже стоял на земле, и сейчас шофер подцеплял тросами второй - полный.

- Что же делать?

- Пойду спрошу, когда он снова сюда приедет.

- Так он тебе и сказал. Ты посмотри на его рожу - он тебя даже не заметит.

Лицо у шофера было действительно неприятное.

- Все равно пойду, - упрямо насупился Михаил.

- Иди, но только с Анютой. Тяните время, говорите, что кто-то вас просил узнать, но не признавайтесь кто. Есть мысль, - скороговоркой выпалил Витька и умчался во двор.

Ребята вышли из-за деревьев.

- Здорово, быстро работаете, - сказал Михаил, останавливаясь около мусорной машины.

Высокий скуластый шофер с брезгливо опущенными уголками рта повернулся к Михаилу, окинул его уничтожающе-презрительным взглядом и промолчал. Ему никак не удавалось подцепить последнее ушко контейнера - видимо, его погнули при разгрузке. Кроме того, он терпеть не мог, когда говорят под руку, и вообще не любил дворовую шпану.

- А какую скорость вы можете развить? - нарочито тонким голосом пропищала Анюта.

Шофер сурово молчал.

- А сколько тонн такой кран поднять может, а, дядя? - самым подхалимским голосом полюбопытствовал Михаил.

Шофер еще раз взглянул на ребят. Не будь здесь Анюты, он бы сказал Михаилу... Но девчонка не поймет, еще разревется.

- Будь ты моим племянником, не шатался бы по улицам.

- Я не шатаюсь. У нас каникулы.

Шофер с досадой бросил трос и повернулся к ребятам:

- Ну что вам здесь надо? Чего стоите, языками мелете? Шли бы себе, гуляли, раз каникулы. Тем более, такой Парк под боком.

- Мы в Парке уже нагулялись, мы техникой интересуемся, - Анюта потупила глаза - ни дать ни взять хорошистка-отличница, маменькина дочка, идеальный ребенок.

- Рано вам еще техникой интересоваться, - уже мягче пробормотал шофер и снова принялся крепить трос.

- Дядя, а вы завтра когда приедете? - Михаил чувствовал, что работа вот-вот будет закончена, шофер залезет в кабину - и тогда ищи его.

- А тебе что за дело?

- Просили узнать.

- Кто же это просил?

Михаил замялся и стал посматривать по сторонам. Витьки не было видно, но из-за угла дома вдруг показался Гошка-гитарист.

Чего это он тут забыл?

Гоша быстрым шагом направлялся к машине, издали махая ребятам рукой. Неужели?

- Вот он и просил, - нахально соврал Михаил, указывая на Гошку.

- Он? - Шофер наконец закрепил трос и с любопытством взглянул на приближавшегося Гошу. - Зачем я ему нужен?

- Не знаю, - пожал плечами Михаил.

- Привет, шеф! - Гошка развязно сделал шоферу ручкой. - Дело есть на червонец. Гараж видишь?

- Мал еще тыкать, - ухмыльнулся шофер и посмотрел на маленький, обитый металлическими листами гараж, притулившийся недалеко от помойки.

- Папаня его из земли вытащить хочет, видишь, как зарылся? Пособишь?

"Ну, Витька и тип! Ну и силен врать! И как ему Гошку в эту авантюру втравить удалось? У того ведь не только машины нет, но и отец в другом городе живет". Михаил представил хозяина гаража, какое стало бы у него лицо, если бы он слышал этот разговор, и, отвернувшись в сторону, сдавленно хихикнул.

- Сейчас, что ли, пособлять надо? - поинтересовался шофер.

- Не, сейчас папани нет. Скажи, когда приедешь, мы ждать будем.

- Хм. Так вот отчего эти сорванцы вокруг меня вьются.

- На мороженое зарабатываем, - противно осклабившись, пояснил Михаил и покосился на Анюту - должна же она понять, что иначе нельзя!

- Молодцы! - хохотнул шофер. - Послезавтра часа в три буду.

- О'кэй! - кивнул Гоша.

- Бизнесмены! - одобрительно бросил шофер и полез в кабину.

Три часа миновало, а машины все не было. Мяфа, Жужляк и другие существа, пришедшие из Парка, чтобы "взяться за шофера", сидели в засаде: под скамейками, под каруселью, под кустами - кому где больше нравится. Витька, Анюта и Михаил расположились на скамейке, откуда хорошо была видна помойка.

- А вдруг не приедет? - в который уже раз спрашивал Витька. Его одолевали сомнения.

- Приедет, куда ему деваться. Видал, как у него глаза разгорелись, когда Гоша про десятку сказал? - Сам Михаил не помнил, чтобы у шофера разгорались глаза, а Витька этого тем более не мог видеть, но надо же было как-то успокоить приятеля. - Кстати, слышали вы, что сегодня в Парке митинг будет по поводу похищения львов?

- Слышали. Вместо того чтобы их искать, решили собрание провести. Нашли выход, - сердито сказал Витька.

- А это чтобы администрация Парка могла "галочку" поставить. Даже две. Первую, что проведено массовое общественное мероприятие, и вторую, что меры по возвращению львов приняты. Еще и прения организуют. На тему: "Нужны ли нашему Парку львы?" - Анюта усмехнулась. - Мне мама об этом говорила.

- Твои что, уже приехали с турслета?

- Да, но они сегодня опять уехали, до завтрашнего вечера. На какое-то подведение итогов.

- А мои пошли на митинг, - сказал Витька. - Все равно, говорят, суббота, делать нечего, а погода хорошая. И меня хотели с собой взять - еле отбрыкался.

- А мои ремонт квартиры затеяли. Скоро бабушка вернется, она у сестры в Харькове гостит, так они ей сюрприз хотят устроить, подумав, сообщил Михаил. - Вот она им покажет сюрприз, когда они все не по ее сделают. Да не дергайся ты, никуда эта машина от нас теперь не денется.

- Скорей бы уж! - нетерпеливо пробурчала из-под скамейки Мяфа. Того гляди, народ с работы пойдет, тогда незаметно не скроешься.

Момент показался Михаилу самым подходящим, и он спросил:

- Слушай, а как это вас в Парке до сих пор не обнаружили?

- Потому и не обнаружили, что в Парке. Находит кто? Тот, кто ищет. А в Парке никто ничего не ищет, разве что успокоения.

- Неужели ни разу не видели?

- Да нет, мельком-то, конечно, видели, но это не в счет. Сам посуди, можно ли меня или Злыгость воспринять всерьез? Люди и думают, что привиделось, галлюцинации, мол, от переизбытка информации. Вот Свинклю труднее приходится, он ведь у нас заметный.

- Ну и как?

- Да так. То за кошку, то за собаку или поросенка его принимают. В лесу бы уже давно словили, а то и подстрелили бы. В лесу человек не расслабляется, не то что в Парке.

- Верно. Это вы здорово придумали. А в Парк откуда пришли?

Ребята затаили дыхание. Они давно уже спорили между собой на эту тему, а прямо спросить как-то стеснялись.

- Хм... Так тебе и скажи. А впрочем, почему бы и нет? Рано или поздно... Мы, как бы это сказать... результат смелого эксперимента по созданию разумных существ. Раньше нас много было, а теперь... - Голос у Мяфы стал грустным. - Теперь только самые приспособленные остались, самые жизнестойкие. Но уж те, которые остались, те живучие. Да вы, наверное, про маленьких зеленых человечков слышали, их еще за инопланетян принимают? Наши ребята, а ведь будто даже в Америке их видели. Эк куда занесло...

- А что это за эксперимент был, кто его проводил, зачем? - Витька как с цепи сорвался.

- Разве я знаю? Много ли знают подопытные кролики о цели проводимых над ними экспериментов?

- Ну, дела! - Витька звонко хлопнул себя ладонями по коленям. - Да как же вы на свободе-то оказались? И почему об этом нигде ничего не сообщали?

- Так ведь когда было! И что значит - на свободе? А где же нам еще быть?

- Ну... - Витька смутился, - все-таки раз вы результат эксперимента...

- Да, это верно, - сказала Мяфа, помолчав. - Место нам было в лаборатории, там мы до поры до времени и обитали. А потом хозяин пропал, кормить нас перестали, пришлось спасаться. Время такое наступило, что не до нас стало. Слышали наверно, как век начался? Война, революция, опять война...

- Знаем. Но неужели больше о вас совсем-совсем ничего не известно? - Анюта присела на корточки и заглянула под скамейку.

- Кому-то, может, и известно. Но что может знать цыпленок о своем инкубаторе? Много ли мы, живя в Парке, узнать можем? Жаргона наслушаешься, песенок всяких, ну, в газету заглянешь к кому-нибудь через плечо, вот и все. Это вы по библиотекам ходить можете.

- Так ты и газеты читаешь?

- Читаю иногда.

- А как ты видишь?

- А вы можете объяснить, как вы видите, слышите и вообще чувствуете? Не можете? Слабо? Ну вот и мне слабо.

- А почему вы не хотите обратиться к ученым? - после некоторого молчания спросил Михаил.

- Чтобы нас в клинику поместили? Пропускали через тело ток? Жгли кислотами и резали во имя науки на куски? Нет уж, увольте!

- Ну, ты скажешь!

- Погодите! Вы о чем-то не том говорите! Как же так? Был проведен великолепный эксперимент, существовала прекрасная лаборатория - и ничего не осталось? - Витька недоуменно поднял брови. - Такого просто не может быть!

- Как это ничего не осталось? А мы?

- Это-то конечно, ну, а документы? Ход проведения опытов, цели... Такого ведь до сих пор никто повторить не может!

- А если поискать по архивам... - начал Михаил, но закончить ему не удалось. Под ноги сидящим на скамейке упал Скачибоб, снова вознесся вверх и аккуратно опустился в подставленные Анютой ладони. Ему почему-то очень нравилось в Анютиных ладонях, но на этот раз он не стал в них лежать, а снова унесся ввысь.

- Ребята, машина! - прошептал, вытаращив глаза, Витька.

Чуть слышно урча, во двор въезжала машина для сбора мусора. Номерной знак ее был отчетливо виден: ЛЕВ 22-01.

Честно говоря, никакого плана, как добыть у шофера мусорки сведения о львах, ребята не имели. Узнав, что машина выслежена, Мяфа заверила их, что шофера он с товарищами берет на себя. Ребятам они предложила присутствовать при этом в качестве зрителей, пообещав, что зрелище будет интересным.

Подождав, пока машина остановится около помойки, ребята, стараясь не привлекать к себе внимания, но и не особенно скрываясь, приблизились к ней.

Шофер огляделся, высматривая Гошу и его отца, посигналил на всякий случай и вылез из кабины. Размял затекшие ноги и пошел к гаражу. На дверях его, как и следовало ожидать, он увидел замок размером с арбуз и, плюнув, направился к машине. Что он думал о Гоше и его отце осталось неизвестным, однако лицо у него в эти минуты было очень нехорошее.

Выражение его не стало лучше, когда он залез в кабину и, манипулируя рукоятками и кнопками, начал сгружать пустой контейнер. Поставив его на место, шофер снова вылез из машины. Отцепил тросы от пустого контейнера и стал крепить на полный.

- Странно, что ничего не происходит, - волновался Витька - Не видят они машину что ли?

Михаил хмурился.

- Сейчас, сейчас, - Анюта нервно теребила в руках прутик. - Я чувствую, что сейчас что-то случится.

И что-то действительно случилось, потому что звяканье стихло и наступила тишина.

Витька высунулся из-за стены:

- Ого!

- Что там? - Анюта с Михаилом выглянули вслед за Витькой.

Шофер стоял и смотрел на контейнер, и лицо у него было такое, будто он обнаружил на асфальте груду золотых монет. Но чтобы понять, что же он увидел на самом деле, ребятам пришлось почти полностью выйти из-за помойки. Будь шофер не так поражен, он непременно заметил бы их. Но он не заметил.

Он стоял, ухватив нижнюю губу пятерней, и смотрел на женскую бордовую сумочку, лежащую под контейнером Сумочка была приоткрыта, и из нее выглядывало несколько фиолетовых бумажек.

- Двадцатипятирублевки! - ахнул Витька.

- Мяфа! - поправил его Михаил.

Шерли заскулил.

- Тихо! - шикнула на него Анюта, но она напрасно опасалась, шоферу было не до них.

Он осторожно шагнул к сумочке, нагнулся над ней, протянул руку и застыл. На верхнем крае сумочки появились два глаза, выпученных, как у лягушки, а двадцатипятирублевки превратились в ярко-красный язык. Сумочка-голова хлопнула своими крышками-губами и ехидно спросила:

- Куда руки тянешь? Твое, что ли?

Шофер отдернул руку и затравленно оглянулся по сторонам. Но ребят, конечно, не заметил. Взгляд его искал, видимо, не обыкновенных детей, а что-нибудь подиковиннее.

Посмотрев по сторонам, шофер снова склонился над сумочкой-головой и спросил:

- А где деньги?

- Какие деньги? - удивилась сумочка-голова, подмигнула и показала шоферу огненно-красный язык.

- Эти, ну, четвертные.

- Хо-хо! - издевательски расхохоталась сумочка-голова, и тут же откуда-то сверху на шофера спикировал Скачибоб.

- Оуа-а! - взвизгнул шофер, отшатнулся от сумочки-головы, присел на корточки и прикрыл голову руками.

Машина засигналила.

Сквозь растопыренные пальцы шофер взглянул на сумочку-голову, успевшую превратиться в обычный булыжник, и на лежащего рядом Скачибоба, тоже похожего на булыжник удивительно правильной формы. В ошалелых глазах его мелькнула искра разума, и он, пригибаясь, словно под обстрелом, побежал к машине.

Ребята, сохраняя дистанцию, побежали за ним.

Шофер рванул ручку кабины, но дверца не открылась. Прозвучал длинный гудок, и, как только он стих, завывающий голос, от которого по спине шофера побежали мурашки, произнес:

Нагрянет Злыгость на тебя

Живьем сожрет. Дрожи, злодей,

За то, что ты, себя любя,

Похитил радость у людей!

- И не только у людей, но это, к сожалению, в рифму не укладывается, - ворчливо сказал тот же голос. Что-то волосатое, желто-зеленое появилось в окошке кабины и пронзительно-изумрудными искрами глянуло на шофера. Будто луч солнца отразился от осколков бутылки.

Снова раздался гудок - на этот раз резкий и короткий, как удар в солнечное сплетение, и Злыгость продолжала:

На львов ты поднял гнусный кран,

Пощады ждать не след.

Прирезан будешь, как баран,

Оставим лишь скелет.

Шофер отшатнулся от кабины и грохнулся наземь.

- Моя школа, - восторженно хихикнул Михаил, потирая руки. - Какой боевой ритм, а смысл?! Это вам не "призрак прелый"!

В этот миг из-за переднего колеса машины выглянул гигантский черный жук, такая жуть только в дурном сне может померещиться, и угрожающе сказал:

- Ж-жить небось хочешь, подлец? Ж-живи. Пока. Я такой жаражой отравиться боюсь. Но агрегат твой подчистую сож-жру. Винтика не оставлю.

Жужжащий гигант задвигал громадными пилами-рогами у самого носа шофера, но это уже не произвело впечатления. Шофер только чуть-чуть отодвинулся от Жужляка и плачущим голосом заныл:

- Жри. Все жри, не жалко. Все равно машина государственная. Жри, только душу отпусти.

- Душу? - удивленно прожужжал Жужляк и разомкнул пилы-рога, охватившие колесо. - Кому твоя мержкая душа нуж-жна?

- Спасибо! Спасибо, благодетель! Кормилец! - заскулил шофер, елозя задом и отползая все дальше и дальше от Жужляка - Ты с покрышек, с покрышек начни, они помягче. Сахарные! Сам бы ел, да денег нету. Настоящий каучук! - захлебываясь, врал он.

Дверца машины распахнулась, и с сиденья кабины свесились бледно-зеленые космы Злыгости.

- Не могу. Не могу больше слушать. Не могу больше смотреть на этого... Это... Не могу - сейчас стошнит. Где Свинкль? Опять прохлаждается? Пора кончать!

И тут откуда-то из-под машины, из-за заднего колеса, неторопливо вышел голубовато-серый поросенок. Розовые глазки его светились, фосфоресцировали неестественным светом, но шофер этого свечения не заметил и потянулся к поросенку, как к родному.

- Милый, - просипел он и поднял руку, чтобы погладить поросенка по голове.

- Руки убери, пока не отъел, - дружелюбно посоветовал Свинкль и поинтересовался: - Созрел?

- Созрел, - покорно ответил шофер и подтянул под себя руки.

- Это хорошо, - глазки серо-голубого поросенка прищурились. Он по-детски хлопнул рыжеватыми ресницами и переступил с копытца на копытце. - Так что, даром все скажешь или тебе денег дать? Или стихи послушать хочешь?

При слове "даром" лик шофера, и без того перекошенный, скривился еще больше, ребята даже удивились, как он при этом сумел выдавить из себя:

- Все скажу, - и, помедлив, добавил: - Даром.

- Славненький ты наш, умненький. Так ты, верно, и сам догадываешься, о чем говорить надобно? - Глаза Свинкля стали похожими на иголки, маленькие острые ушки, встали торчком.

- Не догадываюсь, но все скажу. Все! - Шофер умоляюще приложил руки к груди, потерял равновесие и ткнулся носом в асфальт. - Про цемент, который я налево двигал, да? Нет? А там тонн триста было. Не интересуетесь? Жаль. Про балки железобетонные? Нет? А свинарник я не один ломал, с Петькой - это он все затеял и председатель ихний. Опять не то? Ну не про пионерский же лагерь? Это ведь мелочь, об этом и говорить не стоит. Ну купят пионерам этим новые кровати, не обеднеет завод, верно? Да и кровати-то были не новые, а отдыхающим турбазы тоже на чем-то спать надо, правда? - Шофер, кажется, перебрал уже все свои грехи и начал затихать.

- Про львов, - напомнил Свинкль.

- Про львов? Про бронзовых? Боже ж мой! Дак ведь это я для Верзилина. Для него я Москву увезу, не то что львишек паршивых! Голос шофера приобрел уверенность. - Личность. Изюмина в творожной массе человечества. За ним - как за стеной: все прикроет, отовсюду вытащит. Мог бы просто попросить, а он еще полсотни бросил. Человек... - На глазах умиленного шофера выступили слезы.

- Где львы, задрыга? - рявкнул Свинкль.

- На даче. На даче у Верзилина. Не у меня же. Мне они без надобности. Это там, за Каменным островом. В бывшем имении Бобриковых. Это чуть-чуть не доезжая совхоза "Равенство". Там еще автобус ходит. Как с шоссе съедешь - направо песчанка, бездорожье почти, чтобы, значит, кому не надо неповадно было ездить, а потом бетонка - высший класс, как стекло. Я...

- Понятно. Вали в машину и исчезни. И никому никогда ни-ни. Спокойней спать будешь.

- Да я конечно. Я с радостью. Уезжаю. Спасибочки. Да я... - Шофер замолк, осторожно вылез из-под машины, окинул невидящим взглядом двор и ребят, стоящих рядом, и полез в кабину.

- Как бы он кого не сбил по дороге, - забеспокоилась Анюта.

- Не собьет, - сказал Свинкль, выбираясь из-под машины.

Загудел мотор, и мусорная машина начала выезжать со двора.

- А контейнер взять забыл, - сказал Витька, почесал в затылке и с надеждой спросил: - А могут ему за это выговор на работе влепить, а?

- Вряд ли, - лениво буркнул Свинкль, покосился на подошедшего Шерли и зевнул.

- Прежде всего нам надо решить, когда мы отправимся на дачу Верзилина, - услышали ребята голос Мяфы, опять устроившейся под скамейкой. - Думаю, лучше всего это будет сделать завтра.

- Завтра воскресенье, трудно из дома вырваться, - сказал Витька.

- Зато мы наверняка застанем хозяина на месте.

- А нам нужно его заставать? - усомнилась Анюта.

- Нуж-жно. Не на себе ж-же мы львов потащим.

- Он, что ли, их на себе потащит? - спросил Витька, поворачиваясь к цветущему кусту барбариса, в котором засел Жужляк.

- Есть два способа вернуть львов, - начала рассуждать Мяфа. Выкрасть их или заставить Верзилина самого привезти львов обратно. Поскольку сами мы увезти их не можем, остается только допечь Верзилина.

- А что если мы попробуем возвратить их в Парк тем же способом, каким они были похищены?

- Это как же?

- Ну, надавить на психику шофера и заставить его привезти львов назад на мусорной машине? - развил свою мысль Михаил.

- Нет, это совершенно невозможно. Во-первых, потому, что шофер, как ты видел, почитает Верзилина больше отца родного и против него не пойдет - тут Свинклю делать нечего. А во-вторых, потому что если нам даже как-то удастся доставить львов обратно в Парк...

- Грузовое такси наймем! - выпалил Витька.

- Да, так вот, если львы каким-то образом снова вернутся в Парк, Верзилин в любой момент снова может их похитить.

- Так что же делать?

- Надо выходить на него самого. Проникать в его логово и обрабатывать мерзавца до тех пор, пока он не согласится вернуть львов.

- А удастся? - усомнился Михаил.

- Если уж-ж мы не смож-жем...

- На месте видно будет, - проворчал Свинкль.

- Что тебе стоит справиться с каким-то Верзилиным? - искренне удивилась Анюта, поглаживая лежащего на ее коленях Скачибоба.

Свинкль самодовольно хрюкнул.

- А зачем тогда вообще было устроено все это представление с шофером? Нет, оно мне, конечно, понравилось, и даже очень, - поспешно добавил Михаил, чтобы никого не обидеть. - Но не проще ли было бы одному Свинклю прийти сюда и, загипнотизировав шофера, все у него выведать?

- Было бы проще, если бы он мог, - ехидно сказала из зарослей шиповника Злыгость.

- Как это?

- Так ведь он у нас не профессиональный гипнотизер, а самоучка, лениво пояснила Мяфа, - кое-что умеет...

- Детишек завораживать, например, - не преминула вставить Злыгость.

Свинкль недовольно заворчал. Шерли последовал его примеру.

- Да, кое-что он умеет. Но заставить говорить того, кто не хочет говорить, причем рассказывать о том, что тот скрывает, Свинклю трудно. Поэтому нам пришлось клиента подготовить. Подготовка к делу - половина дела.

- Точно. Ему приготовь, поджарь, разжуй, тогда он, может быть, проглотит, - ввернула Злыгость.

- Молчала бы уж, стихоблудка! - сердито засопел под скамейкой Свинкль. - Я предлагаю морскую капусту вообще к Верзилину не брать.

- М-да... - протянула Мяфа.

- Эт-то почему же не б-брать? - начала заикаться от волнения Злыгость.

- А потому, что толку от тебя никакого. И нервная ты очень, мстительно сказал Свинкль.

- Бросьте спорить. Дело предстоит серьезное, со стихами на Верзилина не попрешь - тот еще фрукт, - вслух подумала Мяфа и пожаловалась: - И каких только словечек, в Парке живя, не наберешься!

- Ну и пожалуйста, и не больно-то хотелось! - всерьез обиделась Злыгость.

- Главный-то вопрос какой? Как мы на дачу Верзилина попадем? Если это за Каменным островом, то мы со Свинклем туда едва к зиме поспеем, - сказала Мяфа.

- Дорогу я у папы спрошу. Он наверняка знает, где усадьба Бобриковых располагалась, - прокашлявшись для солидности, сказал Михаил. - Он у меня специалист - культурными памятниками города с детства интересуется.

- А я дома карты посмотрю. У нас карты всей-всей Ленинградской области есть, - пообещала Анюта.

- Хорошо, дорогу вы узнаете, а как мы туда доберемся? Ну, Жужляк...

- Я полечу! - гордо сказал Жужляк.

Скачибоб стремительно взвился вверх и запрыгал по садику, показывая, что уж он-то сумеет добраться до дачи похитителя львов, где бы она ни находилась.

- Во носится! - восхитился Витька.

- Шустрый, как вор на ярмарке, - пробормотала Мяфа то ли с осуждением, то ли с завистью.

- А я знаю, как вы туда попадете! - сказала Анюта. - Мы вас в сумках повезем!

- Как?!

- Ну вот еще! - возмущенно фыркнул Свинкль.

- А что, это мысль! - Витька хлопнул себя ладонью по лбу. - И как это мне в голову не пришло?

- Возьмем три большие хозяйственные сумки, - с воодушевлением продолжала Анюта. - В одну влезет Мяфа, в другую Свинкль, а в третью Злыгость. А иначе как вы в общественном транспорте поедете?

- Пожалуй, - неуверенно сказала Мяфа.

С другого конца двора послышался шум.

- Что там такое? - насторожился Свинкль.

- Какая-то компания сюда идет. Пять парней и три девицы.

- Ясно. Пора возвращаться в Парк.

- Давно пора, - согласилась Мяфа - Всяк сверчок знай свой шесток. Злыгость, Жужляк, вы готовы?

- Готов! - отрапортовал Жужляк.

Злыгость промолчала.

- Надулась, наверное, и ушла. Очень на нее похож-же.

- Значит, она вне опасности. А нам пора...

- Погодите! - перебил Михаил Мяфу. - Если вы согласны добираться завтра до Верзилина в сумках, то почему бы вам сегодня не прокатиться до Парка у нас на руках?

- Быстро и безопасно, фирма гарантирует, - подхватил Витька.

- Н-ну, попробуйте, - Мяфа вылилась из-под скамейки.

- С людьми только свяжись! - буркнул Свинкль, но позволил Витьке взять себя на руки.

- Тяжел гипнотизер-то! - охнул Витька и легонько похлопал Свинкля по упитанному боку - Разжирел на детских подачках.

- Прекрати фамильярности! - взвизгнул Свинкль.

- Все-все. Прекратил.

Витька прижимал серо-голубого поросенка к груди. Мяфа превратилась в ученический портфель, и Михаил взял его за ручку. Жужляк вертикально, словно ракета, взмыл вверх.

- Если вы готовы - пошли.

Первым запрыгал по Дорожке Скачибоб, за ним двинулись Шерли с Анютой, затем Витька со Свинклем и Михаил с портфелем.

- Ну, как?

- Неплохо, - отозвалась Мяфа-портфель, прислушавшись к своим ощущениям. - Немного трясет, но, в общем, терпимо.

- В сумке будет удобнее.

- Надеюсь. Значит, завтра утром, часов в девять, мы вас будем ждать у разрушенной беседки. Да?

- Да. На Злыгость сумку захватить?

- Не стоит. Пользы от нее будет мало, да к тому же она обиделась, теперь ее не скоро сыщешь. Неужели к дороге подошли? Быстро. Безопасно. Здорово!

Скачибоб уже миновал дорогу, за которой начинался Парк. Перешли ее и Анюта с Шерли. А Витька со Свинклем на руках остановился у светофора.

- Где это вы, ребята, поросенка взяли? - неожиданно раздался сзади строгий голос.

Михаил обернулся и вздрогнул - в двух шагах от него стоял милиционер.

- А... мы... э-э... - начал Михаил.

Свинкль взволнованно хрюкнул.

- Из зоокружка, - сказал Витька и взглянул на светофор.

- А почему он синий?

- От скучной жизни.

- Гм! А зачем в Парк его тащите?

- Свежим воздухом подышать. Разрешите, товарищ полковник?

- Я не полковник, - смутился молоденький старшина и покраснел.

- Спасибо, тогда мы пойдем, - нахально сказал Витька и, не оборачиваясь, пошел через дорогу.

- Идите, - машинально вскинул руку к фуражке милиционер и пробормотал: - Хорошо хоть крокодилов в зоокружках держать не додумались.

Он проводил ребят взглядом. На мгновение ему показалось, что портфель, который держал белобрысый, шедший последним мальчишка, вдруг превратился в маленького крокодильчика. Милиционер вытер вспотевший лоб, потянулся за свистком, но вовремя опомнился. Хотел расстегнуть верхнюю пуговицу рубашки - жарко, но рука замерла в воздухе - при исполнении служебных обязанностей не положено ходить расхристанным.

Глава пятая

ЕГОР БРЮШКО. НА МЕСТЕ.

ВЕРЗИЛИН. КОМУ НУЖНЫ ЛЬВЫ.

ВСЕ ТЕЧЕТ, ВСЕ ИЗМЕНЯЕТСЯ

- Значит, сначала едем на автобусе, потом на трамвае, а потом опять пересаживаемся на автобус, да?

Михаил кивнул и переложил сумку с Мяфой в правую руку.

- А Шерли мы куда денем? - подала голос Анюта.

- Верно, про Шерли я не подумал.

- А я вот беспокоюсь, найдет ли Жужляк дорогу без нас, - сказала Анюта, поглаживая Скачибоба. - Мы ему, кажется, подробно объяснили, и все же...

- Раз обещал, значит, найдет. Он такой, - нехотя сказал Свинкль из Витькиной сумки. После того как милиционер вчера чуть не арестовал его, он был явно не в духе.

Ребята подошли к автобусной остановке, на которой по случаю воскресного утра никого не было, и поставили сумки на асфальт. Скачибоб спрыгнул с Анютиных рук и принялся скакать вокруг.

- Не вылезай на проезжую часть! - строго предупредила его Анюта.

Шерли неодобрительно покосился на Скачибоба, но промолчал. Он успел привыкнуть к этому непоседе и уже не ревновал его к своей хозяйке.

- А чем митинг, посвященный львам, кончился? - спросил Михаил.

- Выбрали какую-то комиссию, ответственную за розыск, и поручили ей связаться с милицией, - ответил Витька и с беспокойством сказал: Смотрите-ка, кто к нам идет.

Вразвалочку, но довольно быстро, к автобусной остановке приближался Егор Брюшко. Руки его были засунуты в карманы фирменных джинсов, на футболке синел знаменитый трилистник, пересеченный горизонтальными белыми полосами. Брюшко имел вид приличного, ничем не примечательного человека, однако сердце у Михаила тревожно сжалось.

- Не было печали!

- Салют, полупочтенные! - приветствовал собравшихся на остановке Брюхо и длинно сплюнул под ноги Витьке. - Далеко собрались?

- Далеко, - сказал Витька и насупился.

- А точнее?

- По делам, - коротко ответила Анюта.

Михаил молча сжал кулаки и приготовился к драке.

- В ЦПКО, - сказал Витька и пнул свою сумку.

- В ЦПКО? Зачем это вас туда несет, когда под боком такой замечательный Парк? - удивился Брюхо. - Или на пикник собрались? Похвально. Небось, что-нибудь вкусненькое с собой тащите? - Он плотоядно уставился на сумки.

- Тащим. Но делиться ни с кем не собираемся! - вызывающе сказал Михаил. Брюхо был сильнее и его и Витьки. Сильнее их обоих, но делать было нечего. Можно уступить и отдать пирожок, но когда дело идет о львах... Жаль, что Жужляка нет с ними.

Скачибоб упал с ладони Анюты и, казалось, внимательно прислушивался к разговору.

- Ах, не собираетесь делиться? - зловеще протянул Брюхо. - Так вы еще и жадины, к тому же? А знаете, как поступают с жадинами?

Анюта нагнулась и отпустила Шерли с поводка:

- Возьми его!

Шерли заворчал и обнажил клыки. Кажется, настал и на его улице праздник.

Брюхо зло сощурился:

- Ты своего зверя лучше придержи, а то его потом ни одна больница не примет, - он постучал по асфальту остроносым ботинком.

- Шерли, возьми его! Ребята!

- Стойте! - взмахнул рукой Витька. От неожиданности Шерли присел на задние лапы. - Пусть посмотрит, что у нас в сумках, и возьмет, что понравится.

- Как? - не поняла Анюта.

- А так, - снисходительно ухмыльнулся Брюхо. - Ну-ка, показывай, что там у тебя? - кивнул он Михаилу.

- Пожалуйста, - улыбнулся Михаил, прекрасно понявший Витьку. Наклонился и расстегнул молнию на сумке.

Шерли, казалось, тоже сообразил, что к чему, напружинившиеся мышцы его расслабились, а оскал начал напоминать саркастическую усмешку.

Брюхо присел на корточки и сунул руку в сумку. Но тут же выдернул ее, и на лице у него появилось выражение гадливости и недоумения.

Стенки сумки раздвинулись, и из нее выглянула отвратительная лягушачья морда - грязно-зеленая, в больших бородавках. Затем появилась перепончатая лапка, еще больше раскрыла сумку и погрозила Брюху тонким пальчикам с длинным когтем на конце. Громадный рот распахнулся, и противно скрипящий голос спросил:

- Ну, что, молодец? Молодец на овец, а на молодца сам овца?

Тут же открылась Витькина сумка, и из, нее выглянул Свинкль, Он ничего не сказал, но розовые глазки его, обрамленные рыжеватыми ресницами, начали светиться неестественным фосфоресцирующим светом.

Отступая от Мяфы, Брюхо оглянулся, уперся взглядом в светящиеся глазки Свинкля и замер. Потом, ни слова не говоря, упал на четвереньки, повернулся и побежал вдоль проспекта к ближайшему дому, украшенному вывеской "Парфюмерия". Шерли громко и радостно залаял и бросился вдогонку. Редкие прохожие останавливались и провожали Брюхо удивленными взглядами.

- Шерли, назад! - позвала Анюта.

Свинкль издевательски захрюкал. Зрелище было потешное, но ребята не смеялись. Им было страшно.

- Как это ты его, без подготовки? - поразился Витька. Вызывая Свинкля из сумки, он не ожидал такого эффекта.

- Пустяки, ничего особенного. У всех трусов психика слабая, хихикнул Свинкль.

- Внимание, - сказал Михаил - Все по местам. Автобус.

Путь был кончен. Дорога, шедшая через густой березовый лес, уперлась в массивные металлические ворота, окрашенные серой краской.

Позади осталась тряска на городском транспорте, ухабы сельской дороги и раскаленная, пышущая жаром бетонка. Затаившись в кустах, ребята во все глаза смотрели на серый неприступный забор, составленный из глухих бетонных блоков, на металлические плиты ворот и стоящую на разворотной площадке бежевую "Волгу".

- Крепость! - тихо и уважительно сказал Витька.

- Здесь незаметно не проберешься, ишь, глазков понатыкали. Надо в обход идти. Как ты думаешь? - обратился Михаил к Мяфе.

- Что тут думать? Для нас внезапность - залог успеха.

Створки ворот раздвинулись, пропустив мужчину, направившегося к машине, и снова сомкнулись.

- Видал? Как в метро. А толщина сантиметров десять - броня!

- Да, надо уходить, пока не заметили. Налево пойдем или направо?

- Направо нельзя, я чувствую, там люди, - подал голос Свинкль. Может, лучше отойдем подальше и подождем Жужляка на бетонке?

Загудел мотор, машина развернулась и проехала мимо ребят.

- Зачем нам здесь прохлаждаться? Надо до прилета Жужляка хотя бы через ограду перелезть, - выглянула из сумки Мяфа. - Пошли в обход, только тихо-тихо.

- Куда уж тише! И так крадемся, будто в чужой дом забрались, огрызнулся Витька.

Сделав небольшой крюк по лесу, ребята снова вышли к забору и двинулись вдоль него. Минут двадцать пробирались они по бездорожью, обходя старые деревья, продираясь сквозь осиновую и березовую поросль, а забор, тянущийся справа, был все также высок, монолитен, неприступен.

Свинкль еще на подходе к бетонке пожелавший покинуть сумку, теперь уныло ковылял в конце маленького отряда, время от времени бурча себе под нос что-то невнятное. Наконец он совсем замаялся, остановился и сказал:

- Нет, так дело не пойдет. Надо Жужляка ждать, пусть он нам дыру в заборе прогрызет.

- Т-с-с-ш! Тише!

- Чего скрываться? Чую, что вокруг ни одной живой души, кроме нас нет. А идти дальше просто глупо. Уверен, что проломов в таком капитальном заборе быть не может.

Анюта с Михаилом остановились около Свинкля, а Витька, сделав вид, что разговор его не касается, устремился вперед. Шерли последовал за ним.

- Наверное, ты прав, - сказала Мяфа, высовываясь из сумки, - и все же лучше заняться поисками, чем просто сидеть и ждать Жужляка. С забором он тоже сразу не справится, а шум поднимет такой, что нас обязательно обнаружат. Надо уж как-нибудь самим...

- Но он хоть может слетать, посмотреть, есть тут где-нибудь лаз или нету.

При этих словах Скачибоб, до этого мирно лежавший на руках у Анюты, взвился вверх и исчез за забором.

- Куда ты? - вскрикнула Анюта встревоженно, но того уже и след простыл.

- Да, такому три с половиной метра нипочем!

- Вот-вот, все люди как люди, а этот - черт на блюде, - сказала Мяфа, и, как обычно, когда она говорила о Скачибобе, непонятно было, осуждает она его или завидует.

- Прыгает, а пользы никакой, - продолжал ворчать Свинкль. - Все равно об увиденном сказать не может.

Неожиданно далеко впереди залаял Шерли.

- Неужели нашли? - Михаил подхватил сумку с Мяфой и быстро пошел вперед. За ним двинулись Анюта и Свинкль.

- Есть! Есть перелаз! - громко зашептал Витька, появляясь из кустов и возбужденно размахивая руками.

Вскоре все увидели перелаз - это была тоненькая осинка, полого наклонившаяся над забором.

- Полезем? - ни к кому не обращаясь, спросил Михаил.

- Многие уходят стричь овец, а приходят остриженные сами, отозвалась Мяфа.

- Ты имеешь в виду нас или того, кто похитил львов?

- А почему ты все время сыплешь всякими изречениями? поинтересовалась Анюта.

- Это я когда волнуюсь, - смущенно призналась Мяфа. - Какие-то школьники забыли в Парке на одной из скамеек несколько книг: "Крылатые слова", "Народные пословицы и поговорки" и "Афоризмы". А поскольку с книгами у нас туго, приходится по нескольку раз перечитывать одно и то же.

- Так Злыгость?.. - догадался Михаил.

- Да, ее погубил сборник какого-то дрянного поэта, - подтвердила Мяфа. - Сами знаете - с кем поведешься, от того и наберешься. И набралась. Имя-то ей по ее стихам дадено.

- Ну так что, полезли? - нетерпеливо спросил Витька и, не дожидаясь ответа, начал карабкаться на осинку. Она раскачивалась и прогибалась под ним, но видно было, что такой вес выдержит.

Руками и ногами цепляясь за тонкие веточки, Витька быстро миновал первую половину пути, сделал еще усилие и высунул голову над забором. Несколько минут внимательно осматривался, потом удовлетворенно улыбнулся и сел на ограду.

- Ну, что там?

- Заросший парк. Дикий какой-то уголок, никого не видать.

- Надо посмотреть, - решил Михаилов шагнул к осине.

- Надо, но позволь сначала мне, - попросила Мяфа. - Все же вы дети, а я...

Михаил пожал плечами - пять минут раньше, пять минут позже значения не имеет. Он аккуратно вынул Мяфу из сумки и перенес к осине.

Мяфа помедлила, осматриваясь, и, к удивлению ребят, до-вольно быстро начала взбираться по наклонному стволу, обтекая торчащие в разные стороны сучья. Глаза и рот на ее теле исчезли, но каким-то образом она продолжала все видеть, слышать и даже говорить:

- Да, никого и ничего особенного отсюда не видно. Можете подниматься.

- А Скачибоба ты не видишь?

- А как спускаться на ту сторону?

- Проще простого. Мы используем вершину осинки как парашют. Она согнется под моей тяжестью, и я опущусь на землю. Демонстрирую, сказав это, Витька исчез. Ствол осины выгнулся дугой, вздрогнул и принял исходное положение.

- Приземлился благополучно, - сообщила Мяфа сверху и тоже исчезла.

- А я бы подождал Жужляка, - упрямо сказал Свинкль. - И вообще, мне на ограду не взобраться. Я не Мяфа, и по осине мне не пройти.

- Я помогу тебе, - сказал Михаил.

Переправа через забор заняла гораздо больше времени, чем предполагал Михаил, и потребовала от него значительных усилий. Анюта белкой взлетела на осину и помогла поднять Шерли. А со Свинклем пришлось повозиться. Он, как и обыкновенный поросенок, оказался совершенно не приспособленным к лазанию по деревьям и, к тому же, отчаянно трусил. Но в конце концов все завершилось благополучно. Напоследок Михаил поднял на забор пустые сумки, скинул их Витьке в руки и огляделся. С ограды местность казалась благоустроенной: дорожки радиально расходились от небольшого круглого озера, просвечивающего сквозь кроны деревьев; сами деревья были посажены по определенной системе, молодняк под ними тщательно вырезан, кусты, там и тут раскиданные темно-зелеными островками, сформированы заботливой рукой. Словом, создавалось впечатление, что это парк, искусно замаскированный под лес, и над созданием его потрудился талантливый планировщик.

- Ничего себе - дачный участок! - Михаил присвистнул от удивления и начал спускаться.

С земли, однако, местность эта нисколько не напоминала парк. Напротив, впечатление было такое, будто они попали в очень красивый, но совершенно не тронутый человеком уголок леса: зеленые лужайки окружали группы берез и дубов, дорожек не было. вовсе, а тропинки едва угадывались в шелковистой траве.

- Сюда-то мы забрались, а как назад попадем? - оторвал Михаила от созерцания природы Свинкль.

- Как? - Михаил машинально поднял глаза на осину Вершина ее упиралась в синее яркое небо, по которому плыли густые белые облака, похожие на взбитые сливки. - Да, пожалуй, этим путем не получится.

- А каким получится?

- А зачем нам искать путь назад? - удивился Витька. - Наш девиз должен быть - вперед и только вперед, к львам!

- К львам, - повторил Михаил и подумал, что в суете последних дней они как-то совсем не задавались вопросом, каким образом Верзилин, даже загипнотизированный, сумеет вернуть львов на прежнее место в Парке. Но и сейчас, сосредоточиться на этом ему не удалось, потому что Мяфа сказала:

- Думаю, что львов надо искать около озера. Судя по. всему, создатель этого парка обладает известным вкусом, а лучше всего наши львы смотрятся у воды. Особенно когда отражаются в ней, - мечтательно добавила она.

- Тогда пойдем к озеру! Я видел его с ограды, оно должно быть во-он в той стороже.

- Пойдем, - согласилась Мяфа, - но только тихо. Надо постараться, чтобы прежде времени нас никто не заметил.

- Отлично. Пойдем как индейцы - след в след, это мы умеем. Шерли и я впереди, потом Анюта, за ней Михаил с Мяфой, а замыкающим будет Свинкль.

Витька взял пустую сумку. Михаил, вздохнув, поднял сумку с Мяфой.

Ах, как хорошо было жарким, солнечным днем в тенистом парке, где так весело, самозабвенно щебетали птицы! Даже если при этом необходимо соблюдать правила конспирации и, только внимательно оглядевшись по сторонам, перебегать от дерева к дереву. Просто прекрасно!

Пожалуй, только Михаил, обремененный тяжелой сумкой, заметил, что шли они по парку довольно долго. Но когда все же вышли на берег озера, он забыл и про оттянутые сумкой руки, и про обиду на Витьку, который мог бы хоть немного понести Мяфу.

Черные и белые лебеди плавали по ровной и блестящей, как витринное стекло, поверхности озера. Бело-голубые шапки цветущей сирени на берегах казались нарисованными, настолько они были яркими и плотными. Широкая и величественная лестница, спускавшаяся от желтого с белыми колоннами, похожего на дворец дома, по размерам своим уступала разве что Потемкинской лестнице в Одессе. А в том месте, где ступени ее сбегали к воде, на постаментах из серого гранита стояли бронзовые львы. Те самые, что ночью были украдены и на мусороуборочной машине вывезены из Парка.

- Вот они, - тихо сказала Анюта, оказавшаяся за спиной у Михаила.

- Львы... - сказала Мяфа, и голос ее дрогнул. - В Парке они были веселее.

Михаил присмотрелся, и то ли это действительно было так, то ли померещилось после слов Мяфы, но выражение львиных морд показалось ему печальным.

- Ничего, мы вас выручим, - прошептал он.

В это время луч солнца скользнул по ближайшему льву, и словно улыбка озарила его бронзовую морду.

- А кроме львов вы никого не видите? - ехидно спросил Свинкль. А зря. Обратите внимание, по лестнице спускаются два человека, и я даю хвост на отсечение, что один из них тот, кто нам нужен.

- Я за тебя замолвлю где надо словечко, а ты не зевай, обещаний и посулов не жалей. Не стесняйся, если что, передержки на энтузиазм спишут. Время такое, - поучал сутулого человека толстый коротышка, нос которого утопал в щеках. Голос поучающего, по определению Злыгости, был "жирный, как свиное сало"

- Вот этот - Верзилин, - Витька указал пальцем на толстого коротышку.

Михаил кивнул.

Разговор между стоящими на величественной лестнице мужчинами подходил к концу, когда ребята вместе с Мяфой, Свинклем и Шерли добрались до одного из львиных постаментов и затаились за ним. Пробраться незамеченными оказалось нетрудно, потому что берега озера заросли кустарником, за которым было удобно прятаться, а мужчины, поглощенные разговором, почти не смотрели по сторонам.

- Под вашим покровительством... - раболепно мямлил сутулый.

- Время, время чувствовать надо! - нетерпеливо перебил его толстяк. - Тебе до меня далеко, должен поэтому особенно нос по ветру держать, движение времени улавливать...

- Анюта, о чем задумалась? - громким шепотом спросил Витька. - Что рот раскрыла? Ты слушай, может пригодиться.

- Да противно мне их слушать! - отмахнулась Анюта. Значительно приятнее было думать о розах.

Пробираясь к львиному постаменту, они увидели несколько удивительных кустов роз. Мало того, что они цвели - это в начале июня-то, и цветы у них были громадные, размером с тарелку, - они, к тому же, были синими. Потрясающей красоты зрелище.

- Помни, если что, на меня не ссылайся. Я скоро вообще от дел уйду. Ну, и сам знаешь, чье дело - спасение утопающих...

- Знаю.

- Тогда дерзай. И помни - умные люди и по облигациям выигрывают. Иди.

Сутулый протянул руку, но толстяк, брезгливо сморщившись, повторил:

- Иди-иди. Провожать не буду.

Сутулый несколько раз суетливо, поклонился и побежал вверх по лестнице, а толстяк, скривив губы, пробормотал:

- Руку еще тянет, тоже мне, приятель.

Он расстегнул черный с золотой искрой пиджак, ослабил ворот белоснежной рубашки и начал спускаться к воде. Минут пять молча смотрел на озеро, потом опустился на нагретые солнцем ступени, сунул руку в карман пиджака и вытащил оттуда надкушенный бублик. Сложил губы трубочкой и пронзительно крикнул:

- Уа-уа! Уа-уа!

Два белых лебедя, услышав призыв, заскользили к лестнице.

Верзилин отломил от бублика несколько кусочков, один сунул себе в рот, остальные бросил лебедям.

- Ну, что, начнем? - спросила Мяфа, выбираясь из сумки. - Ситуация подходящая - противник расслаблен. Мы застанем его врасплох. Свинкль, ты готов?

- Готов, - неохотно отозвался Свинкль - А хорошо здесь, правда? Это вам не наш Парк, где везде люди, собаки, везде окурки, фантики, стаканчики от мороженого разбросаны. Чистота, порядок. А какие лебеди... - Голос Свинкля стал нежным. Михаил посмотрел на него с удивлением. Он уже успел привыкнуть к тому, что псевдо-поросенок вечно всем недоволен.

- Значит, первой появляется Мяфа. Если ей не удастся обработать толстяка, выскакиваем мы и сталкиваем его в воду. А Свинкль в это время давит ему на психику, - повторил Витька план, разработанный еще на том берегу озера.

- Хорошо, я пошла, - сказала Мяфа и начала вытекать из-за постамента на лестницу.

Верзилин, казалось, нисколько не удивился и не испугался, увидев сидящего рядом с собой кузнечика величиной с собаку. Отломив от оставшегося куска бублика половину, он протянул ее странному соседу и спросил:

- Будешь?

Кузнечик отрицательно помогал головой. Проведя передней лапой по задней, как смычком по скрипке, он извлек из своих конечностей скрежещущий звук, от которого лебеди шарахнулись к центру озера, и пропел неприятным голосом:

- Не жди меня, ма-ма,

Хоро-шего сы-на,

Твой сын не такой,

Как был вче-ра.

- Ясно, - задумчиво сказал Верзилин и потрогал чисто выбритый подбородок. - Механическая игрушка? А где автор?

Кузнечик взмахнул лапками и превратился в большущего мохнатого паука.

- Так. Значит, не игрушка. И не механическая, - продолжал размышлять вслух Верзилин.

- "Все живое особой метой..." - низким утробным голосом продекламировал паук.

- Знаю:

Отмечается с ранних пор.

Если не был бы я поэтом,

То, наверно, был мошенник и вор.

Есенин. Ну, и что это значит? - вопросил Верзилин.

- Что ты - мошенник и вор! - скрипнул челюстями паук.

- Допустим, - безмятежно согласился толстяк.

- По-моему, у Мяфы не получается, - тревожно зашептал Витька Свинкль, попытайся ты.

Свинкль молча вышел на лестницу.

- О! Ко мне целое паломничество. Изумительно оригинальный цвет! восхитился Верзилин, заметив серо-голубого поросенка.

Розовые глазки Свинкля зажглись неестественным светом.

- Чем обязан? - любезно продолжал толстяк.

- Верни львов в Парк, дрянь! - рявкнул Свинкль. Глаза его из розовых стали малиновыми.

- Зачем? - удивился Верзилин. - Разве им здесь не место?

- Не место! - сказала Мяфа-паук и, превратившись в полутораметровую змею, заскользила к Верзилину. Желтые ромбы на ее спине зловеще вспыхивали на солнце.

- Вот чего не могу терпеть, так это змей! - Верзилин проворно вскочил на ноги. - Свистнуть? - В правой руке у него блеснул маленький серебряный свисточек.

- А что случ-чится? - с любопытством прошипела змея.

- Прибегут мрачные дяди, пустят этого молчаливого джентльмена на котлеты, а вас на силос...

- С-с-с, - задумалась змея и свернулась кольцами. Из-за ступеней это вышло у нее не очень ловко и даже как-то неестественно.

- Уберите свисток. Мяфа, прекрати. Поговорим как разумные существа, - торопливо предложил Свинкль. Хвостик его слегка вздрагивал. Перспектива пойти на котлеты не показалась ему заманчивой.

- Поговорим. - Верзилин убрал свисток. - Вас беспокоили львы, не так ли?

- Так, - подтвердила Мяфа-змея, слегка покачивая в воздухе приплюснутой головой и время от времени высовывая раздвоенный язык.

- Да перестаньте вы меня гипнотизировать! - повернулся Верзилин к Свинклю. - Я, чтобы бороться с внушением, специально частные уроки брал, так что ничего у вас не выйдет.

- Что же вы тогда волнуетесь? - полюбопытствовала змея обычным голосом Мяфы.

- Щекотно. За ушами чешется, - признался Верзилин. - Да, так мы говорили про львов. Посмотрите, разве не чудесно они здесь встали? он простер руку к озеру.

- В нашем Парке они стояли лучше, - сказала змея и превратилась в прямоугольный брусок с очень четкими гранями.

- По-моему, вы ошибаетесь. Посмотрите, какой здесь простор, какая тишина и благолепие. Львы стоят здесь не просто удачно, а высокохудожественно. А вы как находите? - обратился он к Свинклю.

- Неплохо, - промямлил тот, и глазки его начали меркнуть - Но мы к ним привыкли, они для нас как близкие родственники. Да и вообще я не представляю себе Парка без львов!

- Ну и прекрасно, в чем же дело? Львы уже покинули тот парк, теперь очередь ваша. Неужели вы думаете, что в моем парке для вас не найдется уголка? Поверьте, я буду рад и счастлив, если вы изберете его постоянным местом своего жительства, - Верзилин улыбнулся и сделал приглашающий жест.

- Кажется, влипли! - с тоской в голосе прошептал Витька.

- Мяфа не выдаст.

- Мяфа-то да...

В ответ на предложение Верзилина плоскости Мяфы, теперь уже бруска, сверкнули непримиримым металлическим блеском.

- Будете рады? - недоверчиво спросил Свинкль.

- Конечно. Я умею ценить не только прекрасное, но и уникальное. Ведь вы уникальны, это видно с первого взгляда.

Маленький хвостик Свинкля закрутился в спиральку, а ушки встали торчком. Он не мог скрыть своего удовольствия.

Мяфа-брусок потеряла прямоугольные очертания. Поверхность ее покрылась рябью, и на ней лишаями проступили изумрудно-зеленые пятна.

- Если вы согласитесь, вам будет предоставлен кров - размеры и форма по вашему усмотрению, и полный рацион - по вашему вкусу, продолжал искушать гостей Верзилин.

- Свинкль, одумайся, в чужих руках ломоть велик! Помни: худшее из преступлений - предательство! - сказала Мяфа и перелилась на полметра в сторону от Свинкля. Рябь на ее теле превратилась в глубокие морщины, а зеленая окраска стала повсеместной. Любому, кто хоть немного знал ее, было ясно, что разговор, происходящий на лестнице, ей в высшей степени омерзителен.

- А что вы потребуете взамен? - деловито спросил Свинкль, подходя поближе к Верзилину. На слова Мяфы он не обратил ни малейшего внимания. - Насколько я понимаю, даром такие вещи не делаются.

- Да, - кивнул толстяк. - Но обязанности будут не затруднительные. Примерно раз в неделю у меня бывают гости. Если изредка, когда у вас появится настроение, разумеется, вы будете появляться перед ними и беседовать с кем-нибудь, с кем сочтете не зазорным для себя, мы будем полностью квиты.

- Идет! - сказал Свинкль солидно, но не удержался и восторженно хрюкнул.

И тут Шерли не выдержал. С коротким рыком он бросился на изменника.

- Шерли, назад! - крикнула Анюта.

Пронзительно засвистел серебряный свисток Верзилина.

Из прибрежных кустов, из-за ограждающих верхнюю часть лестницы парапетов, кажется, прямо из земли и из озера, выскочила толпа мужчин в серых костюмах, с серыми бесцветными лицами.

Ребята и ахнуть не успели, как их схватило множество сильных рук, повертело, покрутило и мгновенно обшарило. Множество холодных глаз осмотрело их с ног до головы, словно сфотографировало. Сильные руки снова схватили ребят, и через считанные секунды они оказались стоящими на ступеньках лестницы перед Верзилиным.

- И больше никого? - выразительно поднял он левую бровь.

- Никого! Выбросить за ограду? - дружно спросил хор невыразительных голосов из-за ребячьих спин.

Верзилин сунул в рот оставшийся кусок бублика и невнятно произнес:

- Соваку прыжите во льву ы ысшезнытэ. Но нэвавэко.

Тут же ребята почувствовали, что больше их никто не держит. Шерли, привязанный к лапе бронзового льва, тихонько повизгивал и рвался с короткого поводка. Люди с серыми лицами исчезли, словно в воздухе растворились.

- И ходят... И ездят... И всем чего-то надо... Теперь еще и через ограду лазать начали... Ну куда это годится? И разве это жизнь? задумчиво бормотал Верзилин, прохаживаясь по лестнице на две ступеньки ниже ребят и изредка бросая на них косые взгляды. За ним, еще на ступеньку ниже, важно цокая копытцами, вышагивал Свинкль. Мяфы видно не было.

- Ну и зачем же вы пожаловали ко мне? - наконец остановился Верзилин. - За львами?

Витька, опустив голову, молча кусал губы. Папа хотел, чтобы он записался в кружок легкой атлетики, и он, дурак, согласился. А надо записаться в секцию каратэ. Тогда такие вот верзилины львов из Парка не поворуют, за бетонными стенами не спрячутся. И он этим займется. Обязательно.

Михаил молчал и думал о том, что хорошо бы стать изобретателем и изобрести что-нибуль вроде гиперболоида инженера Гарина. Навел на верзилинскую "дачу" - бжик - и нет ее. Навел на этих серых людишек один пепел от них остался. А самого Верзилина в обезьянник - пусть все видят, кто за бетонным забором живет, кто львов ворует.

Михаил улыбнулся.

- Ну, что же, так и будем молчать? А ты чего улыбаешься?

Михаил уже собрался рассказать Верзилину, какое место обитания он уготовил ему в ближайшем будущем, но в этот момент Анюта спросила:

- Скажите, а как вам удается выращивать синие розы? Чтобы они были такие большие и так рано цвели?

Верзилин улыбнулся, и лицо его стало почти приятным.

- Тебе они понравились?

- Очень.

- Видишь ли, я не сам их развожу. Их для меня выводит один знакомый биолог в питомнике. Он поливает обычные кусты роз каким-то специальным раствором. Уж не знаю, каким, но, кажется, в него и обычные чернила входят.

- И получается такая прелесть?

- Получается. У них и еще одно замечательное свойство есть - они цветут все лето. Правда, потом розовый куст гибнет, так что удовольствие недолговечное, но...

- Значит, каждый год вам привозят новые кусты? - спросила Анюта со страхом и удивлением.

- Да. Хлопотное удовольствие. А душа к старости хочет чего-то постоянного. Наверно, поэтому я и перевез сюда этих львов.

- Как же вы решились их из Парка украсть, стольких людей ограбить?

- Что значит - "украсть"? Вот если бы я кошелек у кого-то из кармана вытащил, тогда другое дело. Там деньги, они нужны людям - это воровство. А львы им зачем?

- Но это же произведение искусства!

- А зачем людям произведения искусства? Что они, лучше от них становятся?

- Да... - неуверенно сказала Анюта.

- Вряд ли. Меня вот окружают произведения искусства, а разве я стал хорошим человеком в твоем понимании? А цари всю жизнь себя шедеврами окружали - они что, хорошие?

- Нет, - пробормотала Анюта.

- Так для чего нужны львы?

- Ну-у... Они украшают нашу жизнь.

- Нет. Они мою жизнь могут украсить, потому что у меня есть время и желание ими любоваться. А в вашем Парке кто на них смотрит? Одним некогда, у других дети непослушные, у третьих глаза к старости плохо видеть стали. Не нужны они там никому. Вот я их увез, разве хватился кто-нибудь пропажи?

- Ага. Вчера даже митинг на эту тему был.

- Правильно, это я его организовал.

- Зачем? - поразилась Анюта, и даже ребята подняли головы.

- Ну, во-первых, чтобы зарекомендовать себя с хорошей стороны. А во-вторых, чтобы, если такие, как вы, пронюхают что-нибудь и придут в соответствующие инстанции, их подняли насмех.

- Все равно, митинг бы и без вас устроили! - чуть не плача сказала Анюта.

- Очень может быть. Ты только не реви, не выношу вида слез, самому плакать хочется, - лицо Верзилина сморщилось, будто он действительно вот-вот заплачет.

- Я не плачу, - всхлипнула Анюта.

- А выбранная комиссия все равно работать будет. Хоть вы и устроили этот митинг, а она все равно вас разоблачит, - хмуро сказал Витька.

- Мы к ее председателю пойдем, а потом в соответствующие инстанции, - сказал Михаил спокойно. - Гиперболоид - это, конечно, фантастика, а вот лазер уже существует. Надо только ручной вариант сделать, чтобы с ним в автобус можно было влезть.

- Идите. Начинайте с председателя.

- И начнем.

- Так начинайте, к чему откладывать? Говорите. Я и есть председатель общественной комиссии по розыску львов.

- Гад ты! - взвизгнул Витька, забывший, что он еще не владеет приемами каратэ, и бросился на Верзилина. Михаил едва успел поймать его за руку.

- Тебя папа в угол ставит или ремнем порет? - поинтересовался Верзилин. - Придется вас в детскую комнату милиции отправить, раз вы по-хорошему договориться не хотите. Там с вами проведут воспитательную беседу, а потом родителям на работу сообщат, что вы по чужим дачам лазаете. Мебель портите, мелочь всякую воруете. Да еще и надписи на стенах неприличные пишете. Этих разборок вам до конца школы хватит. Любить львов, конечно, похвально - красоту надо любить, но дураками-то быть при этом вас никто не заставляет! - Верзилин с сокрушенным видом оглядел ребят, и в ладони его блеснул серебряный свисток.

Что-то мелькнуло в воздухе, свисток, будто живой, выскочил из руки Верзилина, попрыгал по ступеням и упал в воду.

- Скачибоб! - радостно крикнула Анюта.

- Он! - ахнул от неожиданности Витька.

- В ж-жижни таких сущ-ществ не видывал! - прожужжало над головами ребят, и на лестницу опустился ослепительно сияющий на солнце гигантский черный жук. - Сражу уничтож-жить или помучаем? - спросил он и двинулся на Верзилина, угрожающе лязгая пилами-рогами.

- Если попытается позвать на помощь - уничтожай, - серьезно сказал Михаил.

Скачибоб, легко прыгая вверх по лестнице, подскочил к Анюте попросился на руки.

- Погоди, надо сначала Шерли отвязать, - Анюта вытерла ладонью глаза и пошла к сидящему на привязи фокстерьеру. Поняв, что ситуация изменилась, Шерли перестал рваться с поводка. Весело крутя хвостом, он посматривал на Верзилина с нескрываемым презрением.

А тот уже дважды открывал рот, чтобы позвать на помощь, и оба раза беззвучно закрывал его. Грозные пилы-рога, щелкающие у самого носа, были веским доводом в пользу молчания.

Жужляк теснил его ближе и ближе к воде, и с каждой оставленной ступенькой все бледнее и бледнее становилось толстое лицо председателя комиссии по розыску львов.

- Кто бы мог ожидать? - пробормотал он, оценив взглядом расстояние, оставшееся до воды. - Ай-ай-ай.

- Все течет, все изменяется, - донесся откуда-то сверху голос Мяфы.

Все подняли головы.

Мяфа, как ни в чем не бывало, сидела на загривке бронзового льва и посматривала оттуда вниз круглыми, без ресниц, глазами, такими же голубыми, как у Анюты.

Верзилин со вздохом шагнул на последнюю ступеньку лестницы. Свинкль, путавшийся у него под ногами, отчаянно взвизгнул.

- Сейчас он будет кричать, - предупредила Мяфа.

- Буду, - спокойным голосом, хотя губы у него слегка дрожали, сказал Верзилин. - А что мне еще остается? Плавать я не умею.

- Выполнить наши условия. Кто, как говорится, платит, тот и музыку заказывает, - подсказала Мяфа и, обращаясь к Жужляку, добавила: Покажи ему, на что ты способен, чтобы он стал покладистее.

- Ж-жрать начну, тогда ужнает! - бросил немногословный Жужляк, но теснить Верзилина к воде перестал.

- Ты на львином постаменте продемонстрируй, - посоветовал Витька.

- Жачем портить вещь? - заупрямился Жужляк.

- Все равно постаменты в наш Парк не свезти.

- Свежет, - угрюмо пообещал Жужляк - А впрочем...

Он неторопливо приблизился к львиному пьедесталу, приложил к его углу пилы-рога... Раздался скрежет, и кусок гранита стукнулся о ступени лестницы. С шорохом посыпалась каменная крошка.

Верзилин побледнел еще сильнее:

- Говорите ваши условия.

Ребята переглянулись. Все произошло так стремительно, что об условиях они как-то не успели подумать.

- Пусть Мяфа говорит, - предложил Михаил.

- Скажу. Тем более, у меня было время подумать. Семь раз отмерить, прежде чем резать.

- Ну! - поторопил ее Верзилин, отпихивая Свинкля, жавшегося к его ногам.

- Условие одно, нет, теперь уже два. Первое - вернуть львов в Парк и второе - сменить парковые пьедесталы из известняка на эти гранитные.

- Хорошо, - Верзилин улыбнулся.

- Жря улыбаешься. Ж-ждать буду три дня. Потом пеняй на себя.

- Именно так. А потом Жужляк приведет сюда стаю своих приятелей и останутся от вас рожки да ножки. Если останутся, - усомнилась Мяфа. Но если даже и останутся, если даже вы решите остаток своей жизни провести в секретном сейфе, замурованном в тайном погребе, то представьте, во что превратится ваша замечательная усадьба и ваш очаровательный парк. Ведь они вам обошлись дороже львов, не так ли?

- Еще бы, - сказал Верзилин и в задумчивости потрогал чисто выбритый подбородок.

- Кстати, Хрюка, если ты будешь распускать язык, то уж тебя-то Жужляк из-под земли достанет. Ты его знаешь. И меня тоже.

- Знаю, - тихо и печально всхрюкнул Свинкль.

- Значит, договорились?

- Да, - улыбнулся Верзилин.

- А чему вы, собственно, улыбаетесь? - спросил Михаил, припомнивший, что совсем недавно этот же вопрос был задан ему.

- Проигрывать надо с улыбкой, - пожал плечами Верзилин. - Да и что, в конце концов, львы? Это была недостойная авантюра, и пусть поражение послужит мне уроком. А львов в городе много, не всех же охраняют такие монстры. Только не обижайтесь, это я шутя.

- А постаменты?

- Не жалко! - махнул рукой начавший оживать Верзилин. - Все равно вы мне один испортили.

- Во! - звонко хлопнул себя по лбу Витька. - Вспомнил! Третье условие.

- Какое? - нахмурился Верзилин.

- Да мелочь, пустяки. У такого монстра, как вы, только не обижайтесь, это я шутя, наверно, есть личный транспорт?

- Казенный есть, - буркнул Верзилин.

- И шофер?

- Да.

- Так пусть он отвезет нас домой. В Парк, я имею в виду. А то от вас добираться - все ноги собьешь.

- Нахал! Ну, нахал! - Верзилин даже руками от восхищения всплеснул. - И машину ему дай, и шофера!

- Снявши голову по волосам не плачут, - мудро заметила Мяфа и начала стекать со льва.

- Ладно, берите.

- Гляди, без подлостей, я прослеж-жу!

- О чем речь! Пусть Ванька разомнется, все равно бензин казенный.

Эпилог.

- Витька! Витька, глухая тетеря, тебе говорят!

- Что? - Витька обернулся и увидел на дорожке Гошу-гитариста, махавшего ему рукой.

- Львов нашли!

- Где?!

- На старом месте стоят. Я только сейчас оттуда. Народу-у!

- А кто нашел?

- Неизвестно. Не знаю. Не важно, - Гоша прощально взмахнул рукой и побежал по своим делам.

- Слыхали? - Витька повернулся к вышедшим из воды Анюте и Михаилу.

- Здорово! - сказала Анюта и принялась выжимать волосы.

Михаил кивнул и запрыгал на одной ноге, вытряхивая воду из уха.

- А вы чего, не рады? Ведь вернул Верзилин львов! Наверное и постаменты у них новые.

- Не, - Михаил повернулся к солнцу мокрой спиной, чтобы скорее обсохнуть. - Постаменты, скорее всего, старые. Должен же он новые как-то оформить, иначе подозрительно будет.

- Да черт с ними, с постаментами. Вы чего не пляшете-то? Ведь львов вернули!

- А чего плясать? - Анюта прищурилась и посмотрела на солнце Ясно было, что вернет.

- Ничего неясно! - обиделся Витька. - А вдруг Свинкль сказал бы ему, что никакой стаи у Жужляка нет? Или что у него душа нежная, и он мухи не обидит? Что тогда? Плакали бы наши львы.

- Они не заплачут, они бронзовые, - сказала Анюта, жмурясь и потягиваясь на солнышке.

- Ничего бы он не сказал. А если бы и сказал? Жужляк и один такого шороху даст - только держись. И душа у него к живому нежная, а не к вещам. Верзилин имел возможность в этом убедиться.

- Ну и что, это причина, чтобы не радоваться возвращению львов?

- Мы радуемся, - сказал Михаил, натягивая одежду на влажное тело. - А что, если Верзилин других львов попытается украсть, помнишь, он говорил?

- Хм... - Витька подумал, махнул рукой. - Да ну вас! Дайте хоть возвращению наших львов порадоваться. Потом соберемся все вместе и что-нибудь придумаем.

- Что тут придумаешь?

- Все что угодно. Все в наших силах. Ну, пошли, что ли, львов смотреть?

- Пошли.

- Шерли, ко мне! - позвала Анюта.

Шерли весело махая хвостом, выбежал на полянку, следом за ним выпрыгнул Скачибоб.

- О, и этот тут как тут! - удивился Витька.

- Скачибоб - молодец, он всегда вовремя появляется. Понимает, что в компании на вернувшихся львов смотреть веселее.

Под предводительством Скачибоба ребята направились к львам, но, не пройдя и двадцати шагов, остановились.

- Слушайте, - Михаил поднял палец.

Откуда-то снизу, казалось, прямо из пруда, доносился чуть подвывающий голос:

Когда б вы знали, из какого сора

Растут стихи, не ведая стыда,

Как желтый одуванчик у забора,

Как лопухи и лебеда.

Сердитый окрик, дегтя запах свежий,

Таинственная плесень на стене...

И стих уже звучит, задорен, нежен,

На радость вам и мне.

- Что-то знакомое? - Витька посмотрел на ребят.

Анюта с Михаилом переглянулись и рассмеялись:

- Это же Злыгость!

- Да? Ну вот, а говорили, что она плохие стихи пишет. Мне нравятся.

- Так это не ее стихи! Это я ей сборник Ахматовой дала, чтобы она к классике приобщалась. Надо же было как-то ее утешить.

- А-а. Подойдем?

- Пусть читает, не будем мешать. Все равно мы в три часа хотели с Мяфой увидеться. И Злыгость обязательно придет, чтобы прочитать посвященную Жужляку оду собственного сочинения.

- Тогда ладно.

Чем ближе ребята подходили к каналу, соединяющему пруды, тем больше появлялось народу в аллеях: дети, пенсионеры и мамаши с колясками дружно шли в одном направлении - к львам. Среди них увидел Михаил и бородатого художника, спешащего закончить свою картину.

Около самого канала ребята нос к носу столкнулись с Егором Брюшко, но тот сделал вид, что не знаком с ними, и поспешил пройти мимо.

- Что это он нас не узнает?

- Он теперь нас долго узнавать не будет, - усмехнулся Михаил, вспомнив, как Брюхо на четвереньках бежал по проспекту.

- Львы! - сказала Анюта и, обращаясь к Скачибобу, добавила: Иди-ка на руки, чтобы не смущать почтенную публику.

Почтенной публики вокруг львов собралось немало. Много здесь было и "полупочтенной" публики, как называл малышню Брюхо. Почтенные разглядывали львов издали - уважительно и радостно. Полупочтенные, отчаянно визжа и мешая друг другу, пытались забраться на вновь обретенные произведения искусства. И некоторым это удавалось. Особенно преуспели те, кто карабкался на льва, стоящего по эту сторону канала.

- Наши ловчее! - с гордостью сказал Витька.

- Ничего подобного. Просто на нашем постаменте след от укуса Жужляка. Они его как ступеньку используют, - поправила его Анюта.

- Ага! Постаменты-то новые! А ты что говорил?

- А что я говорил? - спросил Михаил рассеянно. На постаменты он еще не успел посмотреть. Значительно больше его заинтересовали сами львы. Он мог поклясться, что они улыбаются, хотя никаких оптических иллюзий и в помине не было - солнце освещало их ровным теплым светом. А раз уж бронзовые львы улыбаются - значит, полоса неудач явно кончилась.