/ / Language: Русский / Genre:love_short, / Series: Искушение

Лучшее в мире лекарство

Пегги Морленд

Лорен после развода пытается начать новую жизнь. Люк, чьи лицо и тело обезображены шрамами, страдает из-за своего уродства. Что поможет им избавиться от физических и душевных страданий? Конечно, любовь!

Пегги Морленд

Лучшее в мире лекарство

Глава первая

Грязная, с клоками спутанной шерсти, собака, бежавшая по обочине, походила на сенбернара.

У Лорен сжалось сердце при виде несчастного животного, но она не могла взять домой бродячую собаку. Чем ее кормить? К тому же услуги ветеринара ей не по карману.

Вдруг ее внимание привлек грузовик, выехавший на шоссе. Лорен немного притормозила, поглядывая на пса.

— Не двигайся, — произнесла она, затаив дыхание, — не делай глупостей.

Однако собака выбежала на дорогу. Лорен казалось, что ее сердце вот-вот выскочит из груди. Она уставилась на грузовик, надеясь, что водитель заметит животное и притормозит. Но он не сделал этого… Лорен зажмурилась. Когда она открыла глаза, собака неподвижно лежала на проезжей части.

Лорен поставила машину так, чтобы другие автомобили не задели пса. Ее ноги дрожали, когда она обошла капот и встала на колени рядом с животным.

— Эй, дружище, — пробормотала она, положив руку на бок собаки. — С тобой все в порядке?

Собака подняла голову и жалостно посмотрела на Лорен своими карими глазами, затем, тихо заскулив, снова опустила голову.

— Я не собираюсь делать тебе больно, дружище. Я просто хочу осмотреть твои раны.

Увидев на дороге лужицу крови, женщина вздрогнула. Нужно было перевернуть пса, чтобы посмотреть, насколько серьезно он ранен, но она боялась трогать его, потому что это могло причинить животному еще большую боль.

Услышав вдалеке шум мотора, Лорен поднялась с колен, встала посреди дороги и начала размахивать руками, чтобы остановить машину. Сначала ей показалось, что водитель собирается проехать мимо, но он все же затормозил.

— Мне нужна помощь, — пролепетала Лорен.

Надвинув на брови ковбойскую шляпу, мужчина открыл дверцу и вылез из машины.

— Что случилось?

— Собака, — с трудом произнесла она и вздрогнула, вспомнив, с какой болью смотрели на нее карие глаза.

Схватив мужчину за руку, она потащила его за собой.

— Сюда. Она ранена.

Когда они подошли к животному, незнакомец сел на корточки рядом с ним. Лорен слышала, как он что-то говорил собаке, ощупывая ее руками в перчатках, но не могла разобрать слов. Из-за шляпы она не видела лица мужчины — только твердо очерченный рот.

Она сглотнула и нерешительно спросила:

— Это серьезно?

— Да, довольно серьезно. У нее глубокие порезы на бедре и задней лапе. Возможно, что-нибудь сломано.

— Может, вам все же снять перчатки?

Проигнорировав ее замечание, он поднялся.

— Если у вас есть одеяло или что-то подобное, я помогу погрузить пса в вашу машину.

Лорен отпрянула и в ужасе уставилась на мужчину:

— Нет, я не могу. Это… это не моя собака.

Он скривил губы.

— И не моя.

— Вы могли бы отвезти ее к ветеринару, — с надеждой предложила она.

— Вы тоже.

— У меня продукты в багажнике. Если я снова вернусь в город, они испортятся.

Он пожал плечами и пошел к своему грузовичку.

— Тогда ему конец.

Ошеломленная его жестокостью, Лорен побежала за ним.

— Но вы не можете оставить его здесь умирать!

Мужчина открыл дверцу.

— Почему? Ведь вы собираетесь сделать именно это.

Лорен посмотрела на собаку.

— Я в Тэннерс-Кроссинг недавно и не знаю, куда его везти.

Она засунула руку в карман и протянула водителю несколько купюр.

— Если вы беспокоитесь о деньгах, я оплачу расходы. Здесь пятьдесят долларов. Больше у меня с собой нет.

Он помедлил с минуту, затем вздохнул и вытащил из-под сиденья попону.

— Что вы собираетесь делать? — спросила Лорен, когда мужчина подошел к раненому животному.

— Положить его в кабину.

Лорен наблюдала за тем, как он подсовывает попону и поднимает собаку. Та тихо заскулила от боли. Лорен открыла пассажирскую дверцу грузовичка, и мужчина устроил собаку на полу.

Лорен снова предложила ему деньги:

— Я знаю, это немного, но на прием у ветеринара хватит.

— Лучше купите себе на них новое сердце.

Приехав домой, Лорен все еще кипела от ярости.

— Когда я предложила ему деньги, он не взял их, — сказала она, продолжая обсуждать инцидент с Реной. — Он велел мне купить новое сердце! Представляешь, какая наглость?!

Рена вытащила из пакета молоко и направилась к холодильнику.

— Не понимаю, из-за чего ты так расстроена. Он же забрал собаку.

— Он нагрубил мне! Назвал меня жестокой и бессердечной.

— А тебе не все равно, что он о тебе думает?

— Все равно.

— Ты просто чувствуешь себя виноватой из-за того, что сама не взяла пса.

— Я не могу себе позволить взять домой бродячую собаку.

— Но ты нашла того, кто позаботится о ней.

Лорен печально опустила плечи.

— Только мне почему-то от этого не легче.

— Потому что ты думаешь, что он не позаботится о собаке так, как ты.

— Ты слишком хорошо меня знаешь.

— Еще бы. Ведь я забочусь о тебе с пеленок.

Лорен нахмурилась, вспомнив, как вел себя мужчина.

— Тот парень был каким-то странным. Он не смотрел мне в глаза. Надвинул на брови шляпу, чтобы я не видела его лица. Он был в перчатках и отказался их снять, когда ощупывал собаку.

— Какой сообразительный, — одобрительно кивнув, произнесла Рена. — Кто знает, чем можно заразиться от бродячей собаки.

— Странный, — упрямо повторила Лорен. — Я тебе не говорила, что его рубашка была застегнута до самого подбородка? Я бы предположила, что он либо слишком скромный, либо является членом какой-нибудь религиозной секты, которая считает обнажение плоти смертным грехом.

— Может, он просто хочет защитить себя от солнца.

— Почему ты так решительно встала на его сторону? — разочарованно спросила Лорен.

— А ты почему так на него нападаешь? — парировала Рена. — Он забрал пса. Ты ведь хотела от него именно этого и должна быть ему благодарна. — Она указала на пакеты с продуктами. — Забудь об этой чертовой собаке и помоги мне все убрать.

— Как поживает твой пес?

Услышав голос своего босса Рая Тэннера, Люк поднял голову, а затем продолжил накладывать мазь на лапу собаки.

— Лучше, хотя до полного выздоровления еще далеко.

— Он в хороших руках, — сказал Рай. — У тебя настоящий дар общения с животными.

Нахмурившись, Люк взял тряпку и начал стирать с пальцев мазь.

— Иногда я жалею об этом.

Рай с любопытством посмотрел на него:

— Почему?

Он еще сильнее нахмурился и указал на пса:

— Может, я спас ему жизнь, но зачем? Его шансы выжить невелики. Если он снова не попадет под колеса, так его пристрелит какой-нибудь фермер, думая, что он представляет опасность для скота.

— Бродячие собаки — проблема для фермеров, — напомнил ему Рай. — Единственный выход — отстреливать их.

— Кого следует отстреливать, так это тех, кто бросает домашних животных. Бедняги голодают и просто пытаются выжить. — Люк закрутил колпачок на тюбике с мазью и положил его на полку. — Тебе что-то нужно, Рай? Я собрался уйти. Хочу договориться с Монти насчет починки забора.

— Я хотел кое-что с тобой обсудить. — Рай вышел на улицу вслед за Люком. — Наша кузина поселилась в охотничьем домике. Она планирует превратить его в постоялый двор или что-то в этом роде. Мы с братьями предложили ей помощь, однако она отказалась. Она очень упряма. Но мы беспокоимся за нее. В последнее время ей туго пришлось.

Люк озадаченно посмотрел на Рая.

— А какое отношение имею к этому я?

Рай полез в карман рубашки и достал оттуда газетную вырезку.

— Она дала объявление. Ей нужен хороший мастер на неполный рабочий день. Мы были бы очень признательны, если бы ты нанялся к ней.

Люк посмотрел на объявление и почувствовал, как у него внутри все сжалось.

— Хочешь сказать, я уволен?

Рай засмеялся:

— Нет. Ты же знаешь, что мы не могли бы управлять «Бар-Т» без тебя, Люк. Мы просто ищем человека, который присмотрел бы за ней. Это временная работа, то есть ты будешь бывать там только в те дни, когда понадобишься ей, а в остальное время — на ранчо.

Люк почесал подбородок.

— Не знаю, — нерешительно произнес он. — Я не очень общителен.

— Я бы не стал тебя просить, если бы это не было важно. — Рай похлопал Люка по плечу. — Нам нужна твоя помощь. Мы с братьями обсудили это и решили, что ты лучше всего подходишь для этой работы. У тебя золотые руки. Ты можешь починить все что угодно. Но самыми главными твоими качествами являются честность и преданность Тэннерам. Мы знаем, что тебе можно доверить заботу о нашей кузине.

Люк хотел отказаться. Согласиться на это предложение означало общаться с женщиной, проводить время рядом с ней, одним словом, заниматься тем, чего он избегал любой ценой. Но он многим обязан Раю. Если бы не его талант хирурга, Люк не смог бы ничего делать руками, а без своих рук он ни на что не годен.

— Хорошо, — нехотя произнес он. — Я попробую наняться к ней, но прошу не винить меня, если она мне откажет.

— А почему она должна это сделать? — спросил Рай. — Ты же настоящий профессионал.

Люк сдвинул назад шляпу и указал пальцем на свое лицо.

— Большинство женщин не могут на это смотреть.

Люк откладывал свой визит к кузине Тэннеров до следующего дня. Он бы потянул еще какое-то время, если бы Рай не спросил у него за завтраком, говорил ли он с ней. И Люк отправился в охотничий домик.

После смерти отца Бака и Рэндалла ранчо Тэннеров было поделено между двумя братьями. Бак, старший, получил большую часть территории, а Рэндалл унаследовал домик и пять акров земли рядом с ним. Люк слышал, что Бак, отец Рая, не был доволен таким разделом и пытался выкупить у брата его собственность, а когда тот отказался, перестал с ним разговаривать.

Припарковав свой грузовичок перед домиком, Люк печально покачал головой. Бак Тэннер был упрямым человеком. В его жизни произошло больше драм, чем во всех мыльных операх, вместе взятых. К тому же он был скуп. Наверное, сейчас он ворочается в гробу при мысли о том, что дочь его брата поселилась в старом охотничьем домике.

Вздохнув, Люк вылез из грузовичка, надвинул шляпу на брови и подошел к двери. От домика к колодцу проходила полоса свежевскопанной земли. Значит, недавно чинили водопровод. Решив, что нужно непременно рассказать об этом Раю, он постучал рукой в перчатке по кедровой двери, затем немного подождал, молясь про себя, чтобы его стук не услышали и он мог уйти с чистой совестью. Как вдруг со скрипом отворилась дверь.

— Чем могу помочь? — спросила женщина.

Люк украдкой посмотрел на нее из-под полей шляпы и удивился, потому что она оказалась старше, чем он ожидал.

Опустив глаза, он достал из кармана рубашки объявление.

— Я пришел по объявлению в газете.

Она подозрительно посмотрела на него.

— Вы специалист по реконструкции?

— Не особенно, — признался Люк. — Но я достаточно хорошо обращаюсь с пилой и молотком и могу чинить сломанные вещи.

— Вы пьете? — прямо спросила женщина.

Удивившись этому вопросу, он поднял глаза, затем снова опустил их и покачал головой:

— Иногда пью пиво, но я не алкоголик, если вас это интересует.

— Вы не состоите на учете в полиции? — настойчиво продолжила она.

Он улыбнулся, подумав, что братья Тэннер ошибались насчет своей кузины. Она вполне могла позаботиться о себе.

— Нет мэм. В последний раз меня оштрафовали за превышение скорости пять лет назад.

Все еще подозрительно глядя на него, женщина отошла в сторону.

— Хорошо. Можете войти.

Люк подчинился. Интересно, означало ли это, что он получил работу? Главная комната в домике была размером около сорока квадратных футов. Ясно, что большинство ремонтных работ будет производиться внутри. Пол, покрытый газетами, скрипел при каждом шаге. Повсюду были разбросаны мотки проводов.

— Лорен за домом, — сказала женщина, указывая на дверь.

Именно она решит, нанимать вас или нет.

— Разве не выдали объявление?

— Нет, это сделала Лорен. Лорен Тэннер. Она здесь хозяйка. Ступайте поговорите с ней. У вас есть шанс.

Прежде чем Люк смог что-либо ответить, женщина ушла в другую комнату.

Если бы он только мог вернуться на ранчо и забыть об обещании, данном Раю! Люк вздохнул и направился к двери. Выйдя на улицу, он услышал стук. Затем увидел ноги в джинсах и теннисных туфлях. Молодая женщина стояла на лестнице, прислоненной к крыше дома, и размахивала молотком.

— Мисс Тэннер! — крикнул Люк, чтобы она услышала его.

Стучание прекратилось, и показалась голова. Узнав в мисс Тэннер женщину, которая навязала ему собаку, Люк застонал. Ее сходство с двоюродными братьями было таким разительным, что он удивился, почему не заметил этого в день их первой встречи. У нее были глаза Тэннеров, голубые, как летнее небо, и волосы, черные, как вороново крыло.

Хотя он старался не показывать своего лица, она, должно быть, тоже узнала его, потому что ее глаза сузились.

— Вы передумали насчет денег? — раздраженно спросила она.

— Нет, мэм. — Люк снова достал из кармана объявление. — Я пришел насчет работы.

Она немного помедлила, затем спустилась вниз и сняла перчатки.

— Вы раньше занимались ремонтом?

— Да, мэм, но нерегулярно.

— Вы умеете обрабатывать дерево?

— Да, мэм.

— Делать каменную кладку?

— Немного.

— А как насчет кровельных работ?

Люк немного отошел и взглянул на крышу. Обнаружив, что она крыта жестью, облегченно вздохнул. С этим он справится.

— Я могу выполнять любые ремонтные работы.

— А колодец?

— Способен починить насос.

— У вас есть рекомендации?

На мгновение Люка охватила паника, но затем он решил, что лучше всего сказать правду. Или почти правду.

— Я работал на братьев Тэннер. Думаю, они поручились бы за меня.

Кажется, упоминание о Тэннерах не обрадовало ее. Нахмурившись, она засунула перчатки в задний карман джинсов.

— Платить буду немного, работа тяжелая. Двадцать часов в неделю — это все, что я могу себе позволить. Когда ремонт закончится, ваши услуги больше не понадобятся. Вы поняли?

— Да, мэм.

— Буду ждать вас здесь в семь утра. Уходить будете в полдень и ни минутой раньше. Я ожидаю от вас честной работы и не потерплю небрежности.

— У меня не будет с этим проблем.

— Может, вы предпочтете работать в определенные дни?

— Нет, мэм. У меня гибкий график.

— Тогда приступайте завтра. Ровно в семь. Она подошла к лестнице. Люк подумал, что разговор окончен, и собрался уходить.

— Как собака? — (Люк удивился. Неужели ее это беспокоило?) — Кости были сломаны?

— Нет, мэм. Правда, пришлось наложить тридцать два шва.

— Слава богу, — пробормотала она и встала на лестницу.

Желая поскорее уйти, Люк снова повернулся.

— Эй! — остановила она его.

— Да, мэм?

— Вы не сказали, как вас зовут.

— Люк Джордан.

Она открыла рот, будто собираясь его еще о чем-то спросить, но отвернулась и забралась вверх по лестнице.

После разговора с мисс Тэннер Люк отправился прямо в «Бар-Т» и постучал в заднюю дверь.

— Открыто! — крикнул Рай.

Сняв шляпу, Люк вошел в дом. Рай сидел за столом и читал газету. Кайла, его жена, стояла у плиты и что-то помешивала. У Люка потекли слюнки.

Она обернулась и широко улыбнулась ему.

— Привет, Люк. Как дела?

То, что Кайла смотрела на него, не морщась, не переставало удивлять Люка. Она никогда не проявляла ни малейших признаков отвращения при виде его шрамов. Даже до операции.

— Отлично, мэм, — улыбнулся он, затем обратился к Раю: — Я получил работу. Приступаю завтра.

Тот отложил в сторону газету.

— Были какие-нибудь проблемы?

Люк покачал головой.

— Она устроила мне настоящий допрос, но, кажется, мои ответы ее удовлетворили. Пожилая женщина тоже была не очень любезна.

— Ее зовут Рена, — объяснил Рай. — Она долгие годы работает у них и, скорее, приходится Лорен матерью, нежели служанкой.

Люк промолчал.

— Как она? — спросил Рай. — Может быть, расстроена или чем-то обеспокоена?

— Мне показалось, что у нее все в порядке. Когда я пришел туда, она чинила крышу над задним крыльцом.

— В каком состоянии домик? — полюбопытствовал Рай.

— Там полным ходом идет ремонт. Уже заменили электропроводку и починили водопровод, но еще многое нужно сделать.

Сев за стол рядом с Раем, Кайла улыбнулась.

— Ты выбрал не ту профессию. Из тебя вышел бы отличный детектив.

Люк громко рассмеялся.

— Вряд ли то, что я заметил новые провода и свежевскопанную землю, говорит о моих способностях сыщика.

— Я бы этого не заметила, — ответила она, затем посмотрела на мужа. — А ты, Рай?

Тот покачал головой и подмигнул Люку.

Люку хотелось узнать больше об отношениях братьев Тэннер с их двоюродной сестрой, и он спросил:

— Это не мое дело, но скажи, почему ты хочешь, чтобы я наблюдал за мисс Тэннер?

— Я уже говорил тебе. Она наша кузина, и мы беспокоимся за нее.

— Да, но, по-моему, было бы гораздо удобнее, если бы вы сами время от времени наведывались к ней.

— Ты прав, — согласился Рай. — Но, к несчастью, отец сделал это невозможным. Ты же знаешь, каким он был. За свою жизнь он отвернулся от стольких людей, а к членам семьи относился еще хуже. Когда Рэндалл, отец Лорен, отказался продать ему домик, Бак отрекся от него. — Он грустно покачал головой. — Не знаю, что Рэндалл рассказывал Лорен о своих отношениях с братом, но, кажется, он выставил нас всех в дурном свете, потому что она не хочет иметь с нами ничего общего. Когда мы узнали, что она собирается переехать сюда, Эйс позвонил ей, предложил помощь, но Лорен категорически отказалась. Потом Рори тоже сделал попытку. Он сказал, что разговаривать с ней все равно что с каменной стеной.

Хотя Люк знал, что Рай говорил правду, все же ему не хотелось следить за Лорен.

— Не думаю, что мы поступаем правильно.

— Я тебя понимаю, но ведь мы не просим тебя сделать что-то незаконное. Мы лишь хотим, чтобы ты убедился, что с ней все в порядке и она ни в чем не нуждается.

Люк подумал немного, затем кивнул, надел шляпу и пошел к выходу.

— Что ж, это вполне честно, — сказал он, обернувшись, — но я хочу тебя предупредить. У меня такое чувство, что, если она обнаружит, что я шпионю за ней по вашей просьбе, нам всем не поздоровится.

Глава вторая

Лорен удивилась, когда на следующий день Люк прибыл ровно в семь. Она была уверена, что он не появится совсем… и втайне надеялась на это. Ей не давала покоя мысль о том, что он пришел наниматься на работу через два дня после их случайной встречи на шоссе. Рена же утверждала, что эти события не что иное как простое совпадение. Так как Лорен тогда не назвала Люку своего имени и не упомянула о том, что ищет работника, ей пришлось признать, что Рена права.

Увидев, как он вылезает из кабины своего грузовичка, она нахмурилась. Ей также не давало покоя то, что он надвигал шляпу на брови, все время был в перчатках и наглухо застегивал рубашку. Лорен думала, что он, скорее всего, сбежавший заключенный, который боится, что его узнают.

Когда Люк, не заметив ее, направился к парадной двери, Лорен крикнула:

— Сюда!

Он остановился и посмотрел в ее сторону, затем прошел во двор.

— Доброе утро, мэм.

Ее раздражали его старомодные манеры.

— Доброе.

Она указала на кучу досок, лежащих возле дома.

— Нужно перетащить их к заднему крыльцу. Сегодня мы будем работать там.

Не сказав ни слова, он взвалил на плечо несколько досок и понес их. Лорен взяла банку с гвоздями и последовала за ним.

— Нужно заменить часть пола на крыльце. Положив доски рядом с козлами, Люк посмотрел на крышу.

— Думаю, было бы разумнее сперва починить крышу. Если пойдет дождь, пол снова начнет гнить.

— Поэтому вы полезете на крышу, а я займусь полом.

Та часть лица, которую она могла видеть, покраснела.

— Приступаю прямо сейчас, — сказал он, направляясь к лестнице.

Лорен вдруг стало неловко за свою грубость, но она напомнила себе, кто здесь главный. Нужно с самого начала дать ему это понять, а то он может воспользоваться тем, что она женщина.

Взяв лом, она стала отдирать старые доски и бросать их в кучу с хламом. Сверху слышался глухой стук шагов Люка по крыше и скрежет старого железа.

— Мисс Тэннер?

Лорен подняла голову и вытерла пот со лба.

— Что? — нетерпеливо спросила она.

— Мне понадобятся по меньшей мере четыре листа жести. У вас они есть?

— Думаю, в сарае найдутся.

Она увидела, как на верхней перекладине лестницы появились его сапоги. Когда Люк спускался вниз, лестница качалась под его весом. Спустившись, он встал боком, чтобы не смотреть на нее, и сказал:

— Если вы позволите, я пойду взгляну, можно ли их использовать.

Лорен раздражало, что он не смотрел на нее, когда разговаривал, но еще больше ее раздражало то, что она не могла видеть его лица.

— Хорошо, — отрезала она. — Посмотрите на чердаке.

Глядя ему вслед, Лорен нахмурилась. У него легкая походка. Он высоко держал голову, и это раздражало ее. Он мог смотреть на сарай, но не на нее. Да, очень странный человек.

И крупный. В нем больше шести футов. У него были широкие плечи и грудь, узкие талия и бедра. Линялые джинсы плотно обтягивали мускулистые ноги. Таким, согласно ее представлениям, должен быть настоящий ковбой. Его волосы, выбивающиеся из-под шляпы, были светло-каштанового цвета. Это все, что удалось разглядеть.

Раздосадованная его скрытностью, Лорен подцепила ломом гнилую доску и отодрала ее. Скрежет гвоздей доставлял ей удовольствие. Она отбросила доску и обошла крыльцо в поисках следующей. Эта работа требовала много усилий, но ей нравилось, когда мышцы наливались теплом, нравилось ощущение завершенности после каждой выполненной задачи. В конце рабочего, дня она радовалась усталости, зная, что в эту ночь уснет и не будет ворочаться с боку на бок, преследуемая воспоминаниями и тревогой за будущее.

Ее внимание привлек грохот, донесшийся из сарая. Боясь, что Люк мог упасть с чердака, Лорен вскочила на ноги. Вбежав в сарай, она увидела Люка с лопатой в руках.

— Что случилось? — спросила она, прижав ладонь к груди.

Люк бросил на пол лопату и покачал головой.

— Гремучая змея. Наверное, спряталась между листами жести.

— Она вас не ужалила?

Он глубоко вздохнул.

— Нет, мэм, хотя могла. Услышав треск, я схватил лопату и сильно ударил по ней, прежде чем она успела напасть.

Лорен посмотрела на Люка и застыла на месте. На нем не было шляпы, и ей удалось увидеть левую половину его лица. На верхней части щеки кожа была тоньше и светлее, чем везде. Край лба от брови до волос пересекала тонкая полоса шрама. Было очевидно, что это след от раны. Теперь ей стало ясно, почему он всегда прячет лицо.

Люк повернулся, и Лорен обнаружила, что смотрит в теплые карие глаза. Глаза человека, которому можно доверять. Бездонные глаза, в которых можно утонуть.

Когда Люк понял, что она разглядывает его, он быстро отвернулся и подобрал с пола шляпу. Его лицо покрылось красными пятнами.

— Я закопаю эту тварь и тут же вернусь чинить крышу, — сказал он, отвернувшись.

На мгновение Лорен онемела. Она хотела узнать, что с ним случилось, объяснить, что он не должен стыдиться шрамов, что они вовсе не ужасны.

— Хорошо, — вместо этого согласилась она и вышла из сарая, оставив его наедине с убитой змеей и собственными мыслями.

Вечером Лорен отдыхала в кресле на переднем крыльце. Рядом с ней сидела Рена и лущила горох. Ритмичное постукивание горошин по сковороде, лежащей у нее на коленях, успокаивало.

— Что с ним могло произойти? — задумчиво спросила Лорен.

— С кем?

— С Люком. Как ты думаешь, откуда у него шрамы?

— Если тебя это так интересует, спроси у него.

— Я хотела, — виновато сказала Лорен, — но не смогла заставить себя спросить его о том, чего он так стесняется.

Рена фыркнула:

— С каких это пор ты перестала совать нос в чужие дела?

Лорен удивленно посмотрела на нее.

— Хочешь сказать, что я любопытная, взбалмошная и избалованная?

— Ты меня обижаешь. Я принимала участие в твоем воспитании и никогда тебя не баловала.

— Зато так поступал отец.

Поджав губы, Рена взяла еще один стручок.

— Может, он и пытался, но ему это не удалось. Иначе бы ты, разведясь с Девоном, прибежала домой, поджав хвост, чтобы твой папочка позаботился о тебе. Но ты не сделала этого, — одобрительно кивнув, произнесла Рена. — Вместо этого ты приехала сюда и принялась упорно работать, чтобы выжить. По-моему, это смелость, а не избалованность.

Вспомнив о принятом вызове, Лорен задумчиво уставилась в темноту.

— Отец считает, что я, должно быть, сошла с ума, раз пытаюсь превратить старый домик в постоялый двор.

— Старый хрыч, — раздраженно сказала Рена. — Он считает ненормальным все, что пришло в голову не ему.

Смеясь, Лорен нежно потрепала Рену по руке:

— Что бы я без тебя делала?

— У тебя все получится.

— Не знаю. Сколько я себя помню, ты всегда поддерживала меня.

— Ты сильнее, чем думаешь, Лорен Тэннер, — заявила Рена. — Жизнь жестоко била тебя, но ты снова поднималась, держа наготове кулаки, чтобы продолжать борьбу.

— Поднималась? — с сомнением повторила Лорен. — Скорее, уползала.

— Тебе нужно было время, чтобы прийти в себя. Но самое главное — ты со всем справилась. Более слабый человек опустил бы руки и сдался, но не ты. Ты немного погоревала, как и положено женщине, но затем собрала обломки своей жизни и начала все заново.

Лорен подозревала, что Рена говорит не только о ее разводе, но и о смерти ее матери.

— Как бы я хотела знать, почему мама это сделала.

— Она была несчастна, — просто ответила Рена.

— Почему? У нее было все. Любящий муж, дети, красивый дом, много друзей. Чего еще она могла желать?

Рена положила свою ладонь на руку Лорен.

— Дорогая, — ласково сказала она, — некоторые вещи нельзя объяснить. Они случаются, и все. — Она убрала руку и продолжила лущить горох. — Твоя мама была… хрупкой. И твой отец не мог это изменить. Поверь мне, он всячески пытался сделать ее счастливой.

— Я похожа на нее?

Рена изумленно посмотрела на Лорен.

— С чего ты это взяла?

— Девон говорил, что мне невозможно угодить.

Рена презрительно фыркнула:

— Это самая большая глупость, которую я когда-либо слышала. Девон был единственным, по чьей вине распался ваш брак. Он привык брать, а не давать.

— Отец думает, что я была дурой, раз обеспечила ему доступ к своим банковским счетам.

— Если твой отец так сказал, значит, дурак он. Девон был твоим мужем. У тебя не было причин не доверять ему.

— Зато теперь их предостаточно, — криво усмехнулась Лорен.

— Да, но тогда ты любила его. Женщина должна доверять мужчине, которому отдает свое сердце.

— Причем «должна» — ключевое слово.

— Да, — согласилась Рена. — Но то, что один мужчина разочаровал тебя, вовсе не означает, что тебя разочаруют другие.

Лорен покачала головой:

— Я уже один раз обожглась и никогда не позволю другому мужчине причинить мне боль.

Все следующее утро Лорен и Люк подстригали деревья вокруг домика. Это была не ее идея, а Люка. Так как жести для починки крыши все равно не хватило, он предложил привести в порядок деревья, потому что опавшие листья и сломанные ветки причиняли наибольший вред крыше.

Таская обрезанные сучья, Лорен заметила, что Люк снова надвинул шляпу на брови и отвернулся. Это давалось нелегко, учитывая, что он должен был смотреть вверх, на дерево. Лорен пыталась не обращать на это внимания, но через несколько часов потеряла терпение.

Бросив на землю ветку, она сорвала с Люка шляпу.

— Все! С меня довольно! — рассердилась она. — Я видела ваши шрамы, так что больше не имеет смысла скрывать их от меня.

У Люка отвисла челюсть. Он вырвал у нее из рук шляпу и сказал;

— Я ничего не скрываю, просто пытаюсь защитить вас. Вот и все.

— От чего? Я видела случаи угревой сыпи, которые были куда хуже ваших шрамов.

Он опустил глаза и дотронулся рукой до своей щеки.

— Большинству людей тяжело на меня глядеть.

— Но не мне. И я была бы вам очень признательна, если бы вы, разговаривая со мной, смотрели в глаза, а не опускали голову.

На его щеке дернулся мускул.

— Да, мэм.

— Вы смотрите не на меня, а на землю.

Люк поднял голову и, прищурившись, уставился на нее:

— Так лучше?

Лорен выпятила подбородок.

— Да.

— Теперь мы можем вернуться к работе, мисс Тэннер?

— Не зовите меня мисс Тэннер. Меня зовут Лорен.

Люк надел шляпу, но на этот раз не стал надвигать ее на лоб.

— Да, мэм… Лорен, — с долей сарказма произнес он, дав ей понять, что хотя он и будет выполнять ее приказы, это вовсе не означает, что они ему по душе.

Решив, что на сегодня с него достаточно, Лорен подобрала ветку и потащила ее к мусорной куче.

Люк начал раздавать лошадям овес. Проведя добрых пять часов в домике Лорен, он вернулся в «Бар-Т». Он очень устал, но его мозг по-прежнему работал четко.

Он не знал, что и думать о своем новом боссе. Во-первых, она из Тэннеров, и это означало, что у нее денег куры не клюют. Однако он не заметил ничего, указывающего на расточительность. Никаких модных нарядов. Никаких ярких украшений. Даже машина скромная и абсолютно непригодная для езды по здешним дорогам. Он считал, что человеку, живущему за городом, нужен грузовик или, на худой конец, внедорожник.

Ее теперешние жизненные условия также оставляли желать лучшего. Они с Реной обитали в маленькой хижине среди беспорядка, который был неотъемлемой частью ремонта. Насколько он понял, пожилая женщина занималась домашним хозяйством, а Лорен — всем остальным. Она трудилась вместе с Люком, выполняла работу, которая больше подошла бы мужчине, хотя запросто могла бы сидеть в тени на крыльце, красить ногти и отдавать приказы.

Но что больше всего привело его в замешательство — это ее реакция на его шрамы. На лице не дрогнул ни один мускул. В ее взгляде он не заметил отвращения, только гнев. Лорен раздражала его скрытность, и она решила положить этому конец.

Покачав головой, Люк насыпал в кормушку овса и пошел к следующему стойлу. Он не мог понять, почему она так хотела, чтобы он открыл свое лицо. И почему не содрогнулась, когда увидела его? Черт возьми, он же не дурак. Люк и до пожара не был писаным красавцем, а шрамы, уж точно, не красили его. Может, Рай Тэннер и талантливый пластический хирург, но не волшебник. Он не мог вернуть ему то, чего у него никогда не было.

Лорен, напротив, отличалась удивительной красотой. У нее были голубые глаза и черные волосы, как у кузенов. Она обладала такой фигурой, что мужчины оборачивались ей вслед. Каждое ее движение было преисполнено грации. Когда она что-то изучала, между ее бровей залегала складка, а губы слегка морщились. Эти губы… Он глубоко вздохнул. Пухлые, розовые, они были будто созданы для поцелуя.

Люк смиренно вздохнул. Он никогда не узнает, какие они на вкус. Даже до пожара такая женщина, как Лорен, никогда бы не посмотрела на него. Она дочь Рэндалла Тэннера, а он — младший сын ковбоя и кухарки. У него не было ни родословной, ни положения в обществе. В одиннадцатом классе его выгнали из школы, и он стал работать на одного фермера, который предложил ему достойное жалованье и крышу над головой. Для него Лорен была недосягаема.

Услышав за дверью жалобное поскуливание, Люк поднял голову и, улыбаясь уголком рта, пошел открывать дверь.

— Привет, дружище, — произнес он и присел, чтобы погладить собаку. — Как ты сегодня себя чувствуешь?

В ответ пес облизал его руку. Улыбаясь во весь рот, Люк поднялся.

— Держу пари, тебе хочется размяться. Тогда пошли, поможешь мне кормить лошадей.

Собака похромала вслед за ним, останавливаясь всякий раз, когда он насыпал овес. Закончив, Люк повесил ведро на гвоздь и позвал пса:

— Давай, дружище. Мне пора идти в общежитие.

Собака села и жалобно заскулила. Люк нагнулся и потрепал животное по уху.

— Ты не виноват, — мягко сказал он. — Я сам ужасно одинок. — Поднявшись, он похлопал себя по бедру. — Пойдем. Сегодня ты можешь переночевать у меня. — Выйдя на улицу, Люк посмотрел на небо. — Кажется, скоро пойдет дождь. — Заметив, что собака внимательно слушает его, он ухмыльнулся: — Отличная погода для сна, правда?

В ответ пес гавкнул и понесся в сторону общежития. Люк, смеясь, наблюдал за ним. Хотя пес еще хромал на правую заднюю лапу, дело шло на поправку. Довольный этим Люк, засунув руки в карманы, последовал за ним. Интересно, что скажет Монти, узнав, что сосед привел к ним на ночь собаку?

Когда он подошел к общежитию, вдалеке послышался рокот грома. Поднялся ветер и разметал сухую листву. Люк поднял голову и увидел движущиеся с севера черные тучи.

— Не просто дождь, — поправился он, — а настоящий ливень.

Вдруг его мысли переключились на домик Лорен. Ливень причинит ему серьезный урон, а если пойдет град, то с крышей можно будет попрощаться. Люк сомневался, что старая жесть выдержит.

Кроме того, она останется без электричества, пока не кончится гроза. Люк сомневался, что в домике есть генератор. Даже если и есть, то она наверняка не знает, как его включать.

Он собрался поехать к ней, чтобы убедиться, что у них все в порядке, но вдруг остановился. Лорен взрослая женщина и может сама о себе позаботиться.

А если с ней что-нибудь случится? Ведь она еще не привыкла к деревенской жизни. Наверное, у нее даже нет запасов, чтобы переждать бурю.

Залезая в свой грузовичок, Люк услышал лай. Оглянувшись, он увидел собаку. Люк посадил ее на пассажирское сиденье. Высунув язык, она стала смотреть в ветровое стекло.

Когда он был уже на полпути, закапал дождь. На подъезде к домику Лорен дождь так разошелся, что Люк ничего не видел перед собой. Взяв с заднего сиденья непромокаемый плащ, он надел его и, надвинув на брови шляпу, открыл дверцу. Прежде чем он успел что-то сделать, собака выскочила из грузовичка. Через несколько секунд ее шкура так намокла, что она стала похожа на большую мокрую крысу.

Обойдя дом, Люк заметил, что машины Лорен нет на месте. Должно быть, она, увидев надвигающиеся грозовые тучи, уехала в город. И правильно сделала. Она не приспособлена к деревенской жизни. Человек, испугавшийся ливня, не сможет жить в этой глуши.

Среди строительных материалов, сложенных на заднем крыльце, Люк обнаружил несколько рулонов пластика. Засунув один под мышку, он взял лестницу и прислонил ее к крыше.

— Сиди здесь, — приказал он собаке, а сам полез наверх.

Оказавшись на крыше, он раскатал пластик и укрепил его с помощью нескольких поленьев. Когда Люк закончил, он вымок до нитки.

Уверенный в том, что пластик защитит дом от дождя, он посмотрел на хижину, в которой жила Лорен. Она находилась футах в пятидесяти от заднего крыльца. Услышав скрежет веток по жестяной крыше хижины, Люк подумал, что на нее тоже необходимо положить пластик. Глубоко вздохнув, он взял еще один рулон и лестницу.

— Оставайся здесь, — сказал он собаке, ждущей его на заднем крыльце.

Она взглянула на него, затем на дождь и села.

Умный пес, подумал Люк, идя к хижине.

Забравшись на крышу, он услышал какой-то шум, посмотрел вниз и увидел Лорен, наблюдающую за ним из-под капюшона желтого плаща.

— Что, черт побери, вы делаете? — громко крикнула она.

— Кладу пластик на крышу, — прокричал в ответ он. — Почти готово.

— Могли бы сначала спросить.

— Я не знал, что вы дома. Машины нет на месте.

— Рена отправилась в город за продуктами.

Вот дура, подумал Люк, спускаясь вниз.

— Лучше я поеду поищу ее, — сказал он, — а то дождь размоет дороги.

— Не надо, — остановила его Лорен. — Она позвонила и сказала, что останется в городе у Мод, пока не кончится буря.

Зная Мод, Люк подумал, что у Рены не было иного выхода. Владелица местного бакалейного магазина и главная сплетница в городе, Мод любила командовать людьми.

Вздохнув, он снова полез на крышу.

— Идите в дом, — приказал он Лорен.

— Вы еще будете мне указывать, что делать!

— Тогда стойте и мокните. Мне все равно.

Бормоча себе под нос проклятья, Люк взял полено, положил его на край пластика, затем развернул его. Нагнувшись за вторым поленом, он краем глаза уловил какое-то движение: Лорен скользила по крыше, таща за собой еще один рулон.

Какая упрямая женщина! Она же может поскользнуться и сломать себе шею. Или ее ударит молния.

Что ж, если Лорен упадет, это ее проблема, подумал Люк, продолжая укладывать пластик. Очевидно, у нее мозгов не больше, чем у гусыни.

Удивительно, но они закончили укладывать пластик безо всяких происшествий. Люк спустился вниз вслед за Лорен.

— Я заплачу вам за эти два часа, — заявила Лорен.

Люк, смахнув с лица капли воды, взвалил на плечо лестницу.

— Я делал это не за деньги.

— О! — Она нахмурилась, затем указала на хижину. — Тогда меньшее, что я могу для вас сделать, это дать вам полотенце.

— Спасибо, но я лучше поеду. Мне нужно…

Прежде чем он успел сказать, что привез с собой собаку, животное, громко лая, само прискакало к ним на трех здоровых лапах.

Услышав лай, Лорен обернулась. Ее глаза расширились от удивления, когда она узнала собаку. Она присела на корточки и протянула к ней руки. Пес положил ей на плечи лапы и начал лизать лицо.

Смеясь, Лорен пыталась уклониться от такого бурного приветствия.

— Только посмотрите! — воскликнула она. — Если бы я не знала, не поверила бы, что его почти размазало по дороге.

Люк подошел ближе, удивленный тем, что появление пса вызвало у нее такой восторг.

— Еще неделя, и он перестанет хромать.

Лорен с улыбкой посмотрела на него.

— Ветеринар, к которому вы его отвезли, просто волшебник.

Люк опустил глаза.

— Э-э… Я не возил его к ветеринару.

Она с любопытством уставилась на него.

— Но вы вроде говорили, что ему накладывали швы?

— Да, тридцать два шва.

— Тогда кто же сделал это?

— Я.

— Вы?

Люк нахмурился, уловив сомнение в ее голосе.

— Большую часть жизни я проработал с животными. Он не первый, кого я подлатал.

Прежде чем Лорен смогла что-то сказать в ответ, небо прорезала первая вспышка молнии и раздался оглушительный удар грома.

— Лучше нам уйти отсюда, — сказала она.

— Да.

Люк похлопал себя по бедру, подзывая собаку.

— Пойдем попробуем найти дорогу.

— Сначала обсохните.

Люк покачал головой.

— Спасибо за предложение, но я не хочу оставлять пса на улице.

— Он тоже пойдет с нами.

Но он мокрый, грязный, и от него воняет псиной.

Рассмеявшись, Лорен ласково потрепала пса по уху.

— Чем же еще от него может пахнуть?

Увидев, как собака радостно бежит рядом с Лорен, Люк последовал за ними. У него не было иного выбора.

Глава третья

Внутри хижины было темно, как в пещере. Электричество отключили.

— Подождите немного, я только зажгу свечи и принесу вам полотенце, — сказала Лорен.

Прямо у двери Люк снял мокрый плащ и грязные сапоги. Послышалось чирканье спички, и он увидел пламя. Прикрыв его рукой, Лорен коснулась им фитиля. Пламя загорелось ярче и озарило ее лицо. Она поднесла руку ко второй свече, затем к третьей. Потом выпрямилась, сбросила капюшон плаща и тряхнула волосами.

Люк не мог оторвать от нее глаз. Боже, как она красива! В свете свечи волосы блестели, как черный атлас, а щеки были похожи на лепестки розы с капельками росы.

Она сняла плащ, посмотрела на Люка и улыбнулась:

— Извините, не могу предложить вам кофе: электричество отключили.

— Я так и подумал, что они это сделают.

— Сейчас принесу полотенце.

Лорен прошла в другую комнату. Через стену Люк слышал хлопанье дверец шкафа и шелест ткани. Наверное, она переодевалась.

Несколько минут спустя появилась Лорен в желтом тренировочном костюме, держа несколько махровых полотенец. Протянув одно Люку, она села, развернула второе и подозвала собаку.

— Давай, Бадди[1], я тебя вытру.

— Бадди? — тупо спросил Люк.

— Извините, я по привычке, — сказала Лорен, вытирая собаке голову. — У меня за всю жизнь было пять собак, и я всех их звала Бадди. А как вы его назвали? — спросила она.

Люк подошел ближе.

— Никак. Просто… дружище.

Лорен подняла голову и удивленно посмотрела на него.

— Правда?

Она взглянула на собаку и улыбнулась.

— Значит, теперь тебя будут звать Бадди. Тебе нравится?

В ответ пес лизнул ее в губы. Рассмеявшись, она вытерла рот рукавом.

— Он ведет себя прямо как мужчина. Пытается на первом же свидании поцеловать женщину по-французски.

Лорен быстро вытерла Бадди лапы, затем осмотрела его.

— Ты все еще мокрый, но больше я ничего не могу сделать. Как насчет угощения?

Пес гавкнул, сел и завилял хвостом.

— Какие хорошие манеры, — похвалила Лорен. — А вы не хотите перекусить? — обратилась она к Люку, проходя на кухню.

Люк пристально смотрел на нее. Только что было опровергнуто еще одно предположение насчет Лорен. Поначалу он считал ее холодной бесчувственной стервой, а сейчас она возится с собакой, как с членом семьи.

— Люк? — повторила Лорен. — Вы не хотите чего-нибудь поесть?

Oн покачал головой:

— Нет, мэм, я не голоден.

— Не могли бы вы разжечь камин? — обратилась она к Люку. — Я занималась этим, когда услышала ваши шаги на крыше.

— Конечно.

Повесив полотенце на плечо, он зажег спичку и поднес ее к бумаге, лежащей между поленьев. Когда Лорен вернулась с подносом, в камине уже горел огонь.

— Вы раньше пользовались камином? — спросил Люк, боясь, что это могло быть небезопасно.

Она поставила поднос на сундук рядом с диваном и села.

— Нет, но я его проверяла. Он в порядке, в трубе хорошая тяга.

Люк успокоился и стал смотреть, как Лорен кормит собаку сосиской. Он не мог сдержать улыбки, когда Бадди, проглотив угощение, выжидательно посмотрел на Лорен.

— Сейчас, — пообещала она. — Только сначала перевари это. Если хотите, можете снять рубашку и повесить ее у огня.

Люку потребовалось несколько секунд, чтобы сообразить, что она разговаривает с ним, а не с собакой.

— Спасибо, но мне и так хорошо.

Лорен с сомнением посмотрела на него, затем разломила пополам сосиску и дала один кусок Бадди.

— Обещаю, что не испугаюсь. Я уже видела мужчин без рубашки.

Ты не видела меня без рубашки, подумал Люк.

— Мне и так хорошо, — повторил он.

Пожав плечами, Лорен скормила Бадди вторую половинку сосиски.

— Я принесла вам бренди, — сказала она, пододвинув поднос к Люку.

Люк, прислонившись к камину, осторожно смотрел на бокал с бренди. Ему казалось, что хрупкое стекло треснет в его руках.

— Я не любитель спиртного, — колебался он.

— Пейте, — уговаривала она. — Вы сразу согреетесь.

Люк понял, что проще выпить, чем снова пытаться отказаться, послушно взял бокал и сел. Желая поскорее с этим покончить, он залпом выпил половину содержимого. Он пытался вспомнить, пил ли бренди до этого. Напиток не очень приятный на вкус, хотя неприятным его тоже назвать нельзя. Просто не похож на пиво. Люк проглотил остатки, затем приоткрыл рот, чувствуя, как жидкость обжигает горло.

Вдруг он заметил, что Лорен наблюдает за ним, выдохнул и удивился, что у него изо рта не вырвалось пламя.

— Я же говорила, что оно вас согреет.

— Да, мне стало жарко.

Чувствуя себя более раскованно, Люк вытянул ноги и стал наблюдать за тем, как Лорен гладит собаку.

— Откуда у вас эти шрамы?

Услышав этот неожиданный вопрос, он напрягся.

— От ожогов. Я получил их при пожаре в конюшне.

— Вас что, заперли там?

В ее тоне он не заметил ни ужаса, ни нездорового любопытства.

— Нет. Я просто пытался вывести оттуда лошадей.

— Вам это удалось?

— Да. Одна лошадь была ранена, но сейчас с ней все в порядке. У остальных лишь немного опалились гривы.

— Вы были ранены, пытаясь спасти их?

— Я не мог допустить, чтобы они сгорели заживо.

Лорен внимательно смотрела на него, продолжая поглаживать собаку.

— Вы не снимаете рубашку, потому что у вас шрамы на спине и на груди?

Люк стиснул зубы и отвернулся. Прежде чем он успел что-то понять, Лорен подошла к нему и стала расстегивать его рубашку. Он смотрел на ее руки.

— Что выделаете?

Она расстегнула первую пуговицу и приступила ко второй.

— Снимаю рубашку. Вы насквозь промокли, но слишком упрямы или горды, вот я и решила сделать это за вас.

Люк сжал ее запястье.

— Подождите… — начал он.

Но прежде чем он смог остановить Лорен, ее пальцы уже коснулись серповидного шрама у него на груди.

— О, Люк, — прошептала Лорен, посмотрев ему в глаза.

Он не знал, что было тому виной, — то ли прикосновение ее теплой руки, то ли сочувствие во взгляде, но у него сдавило горло.

— Болит? — мягко спросила она.

Люк покачал головой, пытаясь обрести дар речи.

— Уже нет.

— Как это произошло?

— Когда я выводил последнюю лошадь, упала горящая балка. Я успел увернуться, но от искр загорелась моя одежда. Наверное, я сошел с ума, потому что начал бегать. Рай находился снаружи. Он повалил меня и стал катать по земле.

— Рай Тэннер?

Было уже поздно сожалеть о том, что он упомянул имя Тэннера.

— Тогда я работал на Тэннеров, — уклончиво объяснил Люк.

Лорен сжала кулаки и отвернулась.

— Надеюсь, ты подал на них в суд за случившееся?

— Их вины в этом не было.

— Но ты же находился у них на службе.

— Да, но я добровольно пошел в горящую конюшню. Никто не приставлял мне пистолет к виску.

— Это неважно, — сердито сказала Лорен. — Ты поступил смело и самоотверженно. Ты был…

Она остановилась и прищурила глаза.

— Полагаю, раз ты теперь работаешь на меня, это означает, что они уволили тебя сразу после выписки из больницы.

Люк ломал голову, пытаясь найти такой ответ, который не выдал бы, что он до сих пор на них работает.

— У меня нет претензий к Тэннерам, — наконец сказал он. — Они хорошо позаботились обо мне. Я получил необходимую медицинскую помощь.

— Чтобы дело не дошло до суда. — Когда он попытался возразить, она подняла руку. — Пожалуйста, не защищай их. Они не заслуживают твоей преданности. Бак и его сыновья — это просто кучка лживых, коварных людей, пекущихся только о собственных интересах. Они не погнушаются ничем ради достижения свой цели.

Люк не знал, что и сказать. Если он продолжит спорить, его отношения с Тэннерами выйдут наружу. Но нельзя спокойно стоять и слушать, как она оскорбляет их. Наконец он решил, что лучше всего занять нейтральную позицию.

— Я не согласен, — произнес он, — но больше не буду спорить с тобой. Каждый имеет право на свое мнение.

— Ты не видишь дальше собственного носа, — проворчала Лорен, нетерпеливо махнув рукой. — Снимай рубашку, я повешу ее посушить.

Он положил ладонь на грудь.

— Мне и так неплохо.

Лорен приподняла одну бровь:

— Ты хочешь, чтобы это сделала я?

Зная, что она не будет спрашивать дважды, Люк, нахмурившись, вытащил рубашку из-за пояса джинсов и снял ее.

Лорен взяла у него рубашку, затем протянула руку.

— Перчатки. Снимай их, ковбой, они ведь тоже мокрые.

Состроив гримасу, он снял их, положил ей на ладонь и быстро спрятал руки за спину.

— Тебе никогда не говорили, что ты любишь командовать?

Самодовольно улыбаясь, она положила перчатки на камин.

— Нет, не думаю.

— Тогда пусть я буду первым.

Лорен взяла с подноса второй бокал бренди и, сделав маленький глоток, села на диван.

— А ты, — задумчиво начала она, глядя на него поверх бокала, — ты больше комплексуешь из-за своих шрамов, чем кто бы то ни было.

Люк фыркнул:

— Я же не слепой. Думаешь, я не вижу, как люди смотрят на меня.

— Какие люди?

— Горожане. Но я не виню их.

— О, ради бога, — вспыхнула она. — Ты говоришь так, будто похож на чудовище Франкенштейна.

— Почти.

— Да прекрати же ты! — крикнула Лорен, указав ему на диванную подушку. — И сядь.

Нахмурившись, Люк сел на диван как можно дальше от нее и сложил руки на груди.

— Теперь ты довольна?

Будто уловив настроение Люка, Бадди прошел мимо Лорен и сел у его ног. Люк попытался проигнорировать собаку, но Бадди было не так просто провести. Уткнувшись носом в его ладонь, он тихонько заскулил.

Вздохнув, Люк положил ладонь собаке на голову и стал поглаживать ее.

— Не знаю, почему ты все время в перчатках, — сказала Лорен. — Твои руки выглядят вполне нормально.

— Может, мы перестанем обсуждать мои шрамы и поговорим о чем-нибудь другом?

— Хорошо, — согласилась Лорен. — Расскажи о себе.

— Мне нечего рассказывать.

— Уверена, что есть. У каждого человека есть своя история. Ты всегда жил в Тэннерс-Кроссинг?

— Да.

— А твои родители? Они еще живы?

— Оба умерли.

— Ой, извини, — нахмурилась она. — У тебя есть братья или сестры?

— Да, брат. Мы уже много лет не виделись. Я слышал, что он живет где-то в Вайоминге.

— Ты женат?

— Нет.

— И никогда не был?

— Никогда.

— Теперь твоя очередь.

Он посмотрел на нее:

— Что?

— Задавать вопросы.

Люк уставился на огонь.

— Я не очень-то словоохотлив.

— Попробуй, может, тебе это понравится. Для начала можешь спросить меня, откуда я родом.

Ему хотелось сделать что-нибудь, чтобы отвлечь ее внимание от себя.

— Ну и откуда?

— Из Далласа. До того как приехать сюда, я все время жила там. — Он больше ничего не сказал, и Лорен со вздохом продолжила: — Мой отец жив. Мама умерла несколько лет назад. У меня есть брат. Ему приходится много разъезжать, поэтому мы очень редко видимся.

— Ты замужем?

Она заулыбалась;

— Вот видишь, поддерживать разговор не так уж и трудно.

— Ты не ответила на мой вопрос.

— О, нет. То есть была один раз. Мы развелись полгода назад.

— Дети есть?

— Нет.

— И что привело тебя в Тэннерс-Кроссинг?

Лорен подняла руки и развела их в стороны.

— Вот это. Мой отец несколько лет назад подарил мне домик и землю. После развода… Нет, давай просто скажем, что мне нужно было все начать сначала.

— И что ты собираешься делать с домом?

— Для начала хочу сдать его охотникам в сезон охоты. Я уже нашла две группы на вторую неделю октября и четыре на конец месяца. — Она вздрогнула, будто чувствуя неумолимый ход времени. — Сейчас уже сентябрь. Осталось менее шести недель.

— А после закрытия сезона охоты?

— Буду сдавать комнаты всем желающим. В конце концов я надеюсь привлечь организации, которым нужно место для проведения небольших конференций, и парочки, которые хотят сельскую свадьбу. Вот и все.

— Звучит так, будто мне предстоит много поработать.

— Уверена, так и будет. Если я уложусь в срок, — нахмурившись, добавила Лорен. — Думаю, этот дождь приостановит все работы.

— Может, и нет. Займись внутренним ремонтом, пока на улице не подсохнет.

— Я так и собираюсь. Поэтому всю прошлую неделю я работала на улице. — Она устало вздохнула. — Но еще многое предстоит сделать.

— Например?

— Нужно закончить починку крыши, помыть окна, навести порядок во дворе, покрасить мебель.

Люк с сомнением посмотрел на нее.

— Поверь, охотникам нет никакого дела до всего этого. Их интересует только дичь.

— Поначалу. Но ведь большинство из них бизнесмены, и я хочу, чтобы здесь все способствовало хорошему отдыху. Надеюсь, весной уже можно будет устраивать свадьбы.

Люк с любопытством смотрел на нее:

— Ты занималась чем-то подобным раньше?

— Не профессионально, — неохотно призналась она. — Но у меня большой опыт в организации вечеринок. Суть одна и та же. Детали зависят от типа праздника…

Ее рассказ был прерван грохотом и звоном стекла. Лорен пронзительно завизжала. Люк бросил ее на диван и накрыл своим телом. Бадди подбежал к двери и яростно залаял.

— Что случилось? — испуганно прошептала она.

— Не знаю, — ответил Люк, — но собираюсь выяснить.

Он поднял голову и оглянулся. На деревянном полу мерцали осколки стекла.

— Окно разбито.

— Но… как?

Его взгляд упал на камень.

— Кто-то бросил в него камень.

Люк встал и задул свечи.

— У тебя есть оружие?

Лорен посмотрела на него широко раскрытыми глазами.

— Н-нет. Я ненавижу оружие. Люк взял свои сапоги.

— Понятно. Оставайся здесь, — приказал он. — Я скоро вернусь.

— Куда ты?

Он схватил плащ и открыл дверь.

— Найду того, кто разбил окно. Пригни голову. Я ненадолго.

Оказавшись на улице, Люк внимательно осмотрел территорию рядом с хижиной. Не увидев ничего в темноте, он спустился с крыльца и, прячась в тени деревьев, направился к домику. При каждой вспышке молнии он оглядывал двор, но не обнаружил никаких признаков незваного гостя.

Добравшись до своего грузовичка, Люк открыл водительскую дверцу и вытащил из-под сиденья дробовик. Затем он снова огляделся, прислушиваясь. Не услышав ничего, кроме шума дождя, Люк вернулся в хижину. Он поискал бы более тщательно, но не мог оставить Лорен одну.

Поднявшись на крыльцо, Люк стряхнул с плаща капли дождя. Войдя в хижину, поставил у двери ружье. Единственным источником света в комнате был потухающий огонь в камине.

— Лорен? — мягко позвал он.

Ее голова показалась над спинкой дивана.

— Ты что-нибудь видел? — тревожно спросила она.

Он покачал головой и снял плащ.

— Ничего. Но там так темно, что я бы не увидел свою ладонь, держа ее перед глазами.

Лорен поднялась с дивана и посмотрела на него полными страха глазами.

— Как ты думаешь, кто мог это сделать?

— Не знаю.

Повесив плащ на крючок у двери, Люк подошел к камину, взял с полки пару поленьев и подложил их в огонь.

— Такое уже случалось раньше?

— Если и случалось, то я ничего не замечала, — задумчиво сказала Лорен.

Вдруг она подняла вверх указательный палец. Ее глаза расширились.

— Подожди. Как-то на прошлой неделе я обнаружила, что бензобак моей машины пуст, Я была уверена, что заправлялась пару дней назад, когда была в городе. Наверное, кто-то откачал бензин.

— Может быть, — согласился Люк, грея руки у очага. — Ты знаешь кого-нибудь, кто мог бы желать тебе зла?

Она искоса посмотрела на него.

— Кроме Тэннеров?

— Тэннеры не в счет.

— Это ты так думаешь, — кисло ответила она, покачав головой. — Честно говоря, не знаю. Я еще слишком мало здесь живу, чтобы обзавестись друзьями или врагами.

Она взяла полотенце, висевшее у камина, и протянула ему.

— Вытрись. Ты весь мокрый.

— Может, тебе лучше побыть у Тэннеров? Хотя бы сегодня. Я могу отвезти тебя к ним.

Лорен подавила смешок.

— Нет уж, спасибо. Мне гораздо безопаснее здесь, чем с ними.

Расстроившись, Люк повесил полотенце на шею.

— Ты не можешь оставаться в хижине. Тот, кто разбил окно, вероятно, еще находится поблизости.

— Я запру дверь.

— Это не поможет. Окно-то разбито.

Лорен скрестила руки на груди.

— Я никуда отсюда не уеду. Я никому не позволю выжить меня из собственного дома.

— Но ведь речь идет о твоей безопасности. У тебя нет оружия, чтобы защитить себя.

— Даже если бы оно и было, я все равно не умею стрелять.

— Это только подтверждает мою правоту. Тебе нельзя оставаться здесь одной.

— Я не уеду.

— Хорошо. Тогда я остаюсь с тобой.

Ее глаза расширились.

— Ты, наверное, шутишь.

— Извини, но я не шучу.

Он указал на диван.

— Я переночую здесь. Нам нужно заделать разбитое окно. Конечно, дерево было бы надежнее, но пластик тоже вполне подойдет. У тебя есть склеивающая лента?

— Да, но ты здесь не останешься.

— Где она?

— В ящике кухонного стола. Ты не останешься, — снова сказала она.

Люк зажег свечу и пошел на кухню. Лорен последовала за ним.

— Ты не останешься, — сердито повторила она.

Не обращая внимания на ее слова, Люк выдвинул один ящик, затем другой. Найдя ленту, он вернулся в комнату.

— Мы можем использовать остатки пластика, чтобы заделать окно.

Лорен направилась к двери.

— Я схожу за ним.

Он схватил ее за руку и оттащил назад.

— Я сам.

Выйдя на крыльцо, Люк достал из кармана нож и отрезал широкую полосу пластика, затем вернулся в хижину и быстро все сделал. Закончив, он указал ей на дверь спальни.

— Ложись спать. Я устроюсь здесь.

Когда Лорен открыла рот, чтобы возразить, он поднял руку:

— Спорить бесполезно. Я не оставлю тебя. Пристально посмотрев на него, Лорен повернулась и прошла в свою спальню, громко хлопнув дверью. Через минуту она открылась, и из-за нее вылетели подушка и стеганое одеяло. Не успели они упасть на пол, как дверь закрылась снова.

Печально покачав головой, он поднял их и начал снимать с себя мокрую одежду. Оставшись в одном нижнем белье, Люк понял, что оно тоже промокло, и разделся полностью. Укрывшись одеялом, он растянулся на диване и положил руки под голову. Послышалось царапанье когтей Бадди по полу, затем собака вздохнула и улеглась на пол рядом с диваном.

Несмотря на усталость, Люк не мог уснуть. Он лежал, прислушиваясь к приглушенным звукам, доносящимся из соседней комнаты. Подумав о том, что Лорен переодевается, он закрыл глаза и постарался не думать о том, как она выглядит без одежды. Но внутренний взор нарисовал отчетливый образ; длинные ноги, кремовая кожа, маленькая упругая грудь…

Интересно, у нее соски темные или нежно-розовые? Он застонал и зажмурился. Если он будет продолжать думать об этом, то всю ночь не сомкнет глаз.

Люк уже почти уснул, когда раздался скрип двери.

— Бадди, — послышался шепот Лорен. — Иди сюда, Бадди. Можешь спать со мной.

Бадди поднялся и, царапая когтями по деревянному полу, побежал к спальне.

— Хороший пес, — похвалила она.

Улыбнувшись, Люк перевернулся на бок. Женщина была не такой уж смелой, какой хотела казаться.

Глава четвертая

Когда Лорен проснулась, за окном светило солнце. Лежа в постели, она подумала, что что-то не так. Чего-то не хватало. Но чего? Ее разум был немного затуманен после сна. Наконец она вспомнила — с ней спал Бадди.

— Бадди? — прошептала она, оглядываясь по сторонам.

Спустив ноги на пол, Лорен позвала громче. Когда собака не откликнулась, она встала и заглянула под кровать. Не найдя пса там, Лорен набросила халат и выбежала из спальни.

Его не было и в комнате. Люка тоже. Одеяло было аккуратно сложено на диване. Ее ноздри уловили аромат свежесваренного кофе. Она на цыпочках прошла на кухню, ожидая встретить там Люка.

Но в кухне тоже было пусто.

Услышав лай, женщина вышла на улицу. Между домиком и хижиной она увидела обоих. Люк занес руку назад и бросил палку. Бадди на трех лапах понесся за ней, поймал в воздухе и принес Люку.

Улыбаясь, он наклонился, чтобы потрепать собаку по уху.

— Бадди, ты хороший мальчик, — сказал он.

Бадди громко гавкнул и уставился на него в ожидании.

— Ты еще не устал? — спросил Люк, затем засмеялся, когда Бадди снова залаял. — Хорошо. Я все понял. — Он снова приготовился бросить палку. — На этот раз я брошу подальше.

Палка, вертясь, полетела. С громким лаем Бадди сорвался с места и понесся за ней.

— Он не навредит себе, если будет так бегать? — неловко спросила Лорен.

Люк оглянулся. Увидев, что она в халате и ночной рубашке, он покраснел и быстро отвернулся.

— Нет. Зарядка пойдет ему на пользу.

Позабавленная его смущением Лорен спустилась вниз и прислонилась к перилам крыльца.

— Ты хорошо спал?

— Отлично, — ответил он, стоя спиной к ней.

— Будешь завтракать?

— Я уже выпил кофе.

— Это не еда. Пойдем, я что-нибудь тебе приготовлю.

Не оборачиваясь, Люк взял у Бадди палку и снова бросил ее.

— Не спеши. Сначала оденься.

Его неловкость доставила ей удовольствие, и она с трудом удержалась от улыбки.

— Но я одета.

Люк почувствовал, как у него горят кончики ушей, но промолчал.

Смеясь, Лорен вошла в дом, затем оделась и снова вышла на крыльцо.

— Теперь для тебя нет никакой опасности. Можешь заходить. Я в приличном виде.

Он снова бросил палку.

— Я правда не очень голоден.

— Ради бога, Люк, тебе нужно поесть.

— Я не хочу причинять тебе хлопоты.

Она взяла его за руку.

— Уверяю тебя, никаких хлопот. Давай, заходи. Можешь принять душ, пока я буду готовить завтрак. Мочалки и полотенца в тумбочке под раковиной, — сказала Лорен, указывая Люку на дверь ванной. — Можешь смело пользоваться всем, что тебе понадобится.

Пока Люк принимал душ, она жарила бекон и яичницу, испытывая облегчение от того, что дали электричество и ей не пришлось готовить над очагом камина.

Когда Лорен вынимала из духовки бисквиты, в кухню вошел Люк. Его рубашка была аккуратно заправлена в джинсы, мокрые волосы зачесаны назад.

Лорен приподняла бровь.

— Отлично выглядишь.

Он неловко провел по щетине на щеке.

— Надо бы побриться.

С трудом удержавшись от улыбки, Лорен подошла к столу.

— Ты правда хорошо выглядишь. Все готово.

Люк подождал, пока она сядет, затем сел напротив и, подражая ей, положил на колени салфетку.

— Если ты закажешь стекло, я могу его вставить, — услужливо предложил он.

Подумав о цене, Лорен снова едва удержалась от улыбки.

— Я включу это в свой заказ, который доставят на следующей неделе.

— Нельзя так долго ждать. Стекло нужно заменить сегодня же.

— Мы ведь заделали окно пластиком.

— Но…

— Это очень дорого, — перебила она Люка, подав ему тарелку с яичницей. — Я ценю твою заботу, но со стеклом придется подождать.

Хотя ей показалось, что Люк хотел возразить, он молча взял тарелку.

— Думаю, нам нужно проверить, в каком состоянии находятся крыши всех построек, — сказала Лорен.

Он кивнул:

— Вчерашняя буря покажет, понадобится ли еще что-то ремонтировать.

— Господи, только не это, — пробормотала Лорен.

— Что?

Она махнула рукой, как бы говоря, что это неважно.

Люк как-то странно посмотрел на нее, но она отказалась от всяких объяснений. Ему не нужно ничего знать о ее финансовом положении. Материальные проблемы касаются ее и только ее. Если она поделится ими с ним или с кем-то другим, о них будет судачить весь город.

Несколько минут они ели молча, и Лорен была уверена, что он больше не вернется к этой теме. К ее разочарованию, Люк внезапно положил вилку и уставился на нее.

— Я знаю, это не мое дело, но у тебя проблемы с деньгами, ведь так?

— Ты прав. Это не твое дело, — ответила Лорен, намазывая бисквит маслом.

— Извини, — разочарованно сказал он. — Но я могу купить стекло, а ты вернешь мне деньги, когда сможешь.

— Я в состоянии сама купить стекло, — холодно заявила она. — Я просто хочу, чтобы его доставили вместе с остальными материалами.

— Но…

Лорен подняла руку.

— Я ценю твою заботу, Люк, но здесь я босс, и мне решать, когда нужно заменять стекло и нужно ли вообще. Ты меня понял?

Он пристально посмотрел на нее, стиснув зубы, и снова взял вилку.

— Да, мэм.

— Лорен!

Услышав голос Рены, Лорен подняла голову.

— Я на кухне.

— Здесь грузовичок Люка, — послышалось из прихожей, — но его самого нигде не видно. И бегает приблудная собака. Фу, отойди! — прокричала Рена. — Тебе нельзя в дом.

Послышались какие-то странные звуки, затем в кухню ворвался Бадди, а следом за ним разъяренная Рена.

Глаза Рены расширились от удивления, когда она увидела Люка.

— Что вы здесь делаете?

Люк встал с виноватым видом.

— Лорен пригласила меня позавтракать, мэм.

Радуясь его смущению, Лорен посмотрела на него поверх чашки.

— Это было самое малое, что я могла сделать после того, как он провел здесь ночь.

Рена ошеломленно уставилась на Лорен.

— Он провел здесь ночь?

Люк покраснел до корней волос.

— Буря, — объяснил он. — Увидев, что надвигается гроза, я приехал сюда, чтобы положить на крышу пластик. Я насквозь промок, и, пока моя одежда сохла, кто-то бросил камнем в окно. Я пытался убедить Лорен поехать к ее кузенам, но она отказалась. Я не мог бросить ее здесь одну и остался. Я спал на диване, — поспешно добавил он.

— Кто-то разбил окно? — испуганно переспросила Рена.

Лорен попыталась ее успокоить.

— Может, это был вовсе не человек, а ветер.

Люк фыркнул:

— Это каким же сильным должен быть ветер, чтобы поднять такой большой камень и швырнуть его в окно?

Рена начала каяться:

— Я знала, мне не следовало поддаваться на уговоры Мод и оставаться в городе.

— А что бы ты сделала, если бы была здесь? — с вызовом спросила Лорен.

— Не знаю, — растерянно ответила Рена, — но по крайней мере ты была бы не одна.

— Я не была одна. Со мной был Люк.

Люк тихо застонал, жалея о том, что она напомнила об этом Рене.

— Ты должна была позволить ему отвезти тебя к Тэннерам, — нравоучительным тоном сказала Рена.

— Это последнее место, куда я согласилась бы поехать, — отрезала Лорен.

— Но это же безумие. Тэннеры — твоя семья.

Люк откашлялся, напоминая женщинам о своем присутствии:

— Если вы не возражаете, мне нужно съездить домой и кое-что проверить. Это не займет много времени.

Лорен отодвинула стул и поднялась.

— Хорошо, — сказала она ему, затем обратилась к Рене: — Тебе известно, что моя семья живет в Далласе, а не здесь.

По дороге в «Бар-Т» Люк думал о том, нужно ли рассказывать Раю об инциденте с разбитым окном. Чувство долга говорило, что он обязан это сделать. Ведь Рай нанял его, чтобы присматривать за Лорен. Но работал-то он на Лорен! Кому он должен быть предан? Лорен? Или ее кузенам?

Проезжая мимо дома Тэннеров, он притормозил, думая о том, что все-таки должен поговорить с Раем, но затем вспомнил, что, по мнению Лорен, Тэннеры были единственными, кто мог желать ей зла. Тогда он отправился в общежитие.

Люк ни минуты не сомневался в том, что Тэннеры не хотят навредить кузине, но разговор с ней все же посеял в его душе сомнения. Может, за их просьбой крылось что-то другое? Хотя Рай уверял, что беспокоится за нее. В последнее время ей туго пришлось.

Интересно, имело ли это какое-то отношение к деньгам? — подумал Люк, но тут же отмахнулся от этой мысли. Черт возьми, она же Тэннер, а всем известно, что у Тэннеров денег куры не клюют. Надо бы спросить Рая о ее финансовом положении. Но если Лорен узнает, что он обсуждал ее дела с Тэннерами, ему не поздоровится. Ее неприязнь к потомкам Бака очень сильна, хотя причина ему не известна.

Приняв душ и переодевшись, Люк поехал в город, все еще ломая над этим голову. Насколько он знал, две семьи прекратили общаться, когда отец Лорен отказался продать Баку домик. Люку с трудом верилось в то, что родственники за двадцать пять лет не нашли повода для примирения. Даже смерть Бака не положила конец семейной вражде. Ни Рэндалл, ни его дети не были на похоронах Бака. Это надолго стало главной темой обсуждения для местных сплетниц.

Можно было предположить, что приезд Лорен в Тэннерс-Кроссинг означал попытку примирения. Но, как утверждал Рай, она приняла Тэннеров в штыки, поэтому он и попросил Люка присмотреть за ней. Таким образом Люк оказался меж двух огней. Положение, надо отметить, незавидное.

Проезжая мимо склада пиломатериалов, он вдруг решил заглянуть туда.

Увидев его, Джерри, владелец склада, подошел к нему.

— Привет, Люк. Чем могу быть полезен?

— Я так понимаю, Лорен Тэннер делала у тебя заказ.

Джерри улыбнулся:

— Да, мы должны доставить его на следующей неделе.

— Раз уж я здесь, то готов забрать его.

Улыбка Джерри исчезла.

— Но я уже назначил плату за доставку.

Судя по разочарованному выражению его лица, Люк понял, что тот завысил цену.

— Вычесть совсем не трудно, — ответил Люк, пожав плечами. — Еще мне нужны два стекла, — добавил он. — Но запиши их на мой счет.

Поставив свой грузовичок позади домика, Люк стал думать о том, как сказать Лорен, что он забрал ее заказ. Когда он начал разгружать материалы, на заднем крыльце появилась Рена. Он снова испытал то же смущение, что и утром.

— Что ты там привез? — полюбопытствовала Рена.

— Заказ Лорен со склада пиломатериалов. Теперь Джерри не придется ехать сюда.

Она кивнула, затем, нахмурившись, сказала:

— Если у тебя найдется свободная минутка, мне хотелось бы поговорить с тобой.

Люк застонал про себя. Сейчас прозвучит лекция о том, что он должен знать свое место и соблюдать приличия.

— Если вы о прошлой ночи, — медленно начал он, — то я остался только для того, чтобы защитить Лорен. Мы не… то есть я… — Он глубоко вздохнул. — Ничего не было.

— То, что происходит между тобой и Лорен, не мое дело. Меня волнует лишь ее безопасность. — Рена сложила руки на груди и покачала головой. — Она очень упряма. Могу себе представить, какой шум она подняла, когда ты предложил ей поехать к Тэннерам.

— Да, мэм, вы правы.

— Я благодарна тебе за то, что ты остался с ней. Сомневаюсь, что ей это пришлось по душе. Она ведь думает, что сама может прекрасно о себе позаботиться.

— Я заметил.

— Нет ничего плохого в том, что женщина хочет быть независимой, — сказала Рена. — Но когда Лорен упирается, никто не знает, что это — упрямство или независимость.

Так как Люк уже столкнулся с упрямством Лорен, ему стали понятны тревоги Рены. Но он не знал, почему та решила поделиться ими с ним.

— Если вы просите, чтобы я присмотрел за ней, будьте уверены, я это сделаю.

Рена довольно улыбнулась:

— О чем еще я могу просить мужчину?

Люк медлил. Он хотел поинтересоваться отношениями между Лорен и Тэннерами.

— Я был немного удивлен, когда она отказалась поехать к кузенам.

— А я нет, — ответила Рена. — Она их не жалует.

— О, — только и сказал Люк.

— Я надеялась, что, когда Лорен переедет сюда, все изменится, — с сожалением добавила она, — но этого не произошло. Лично я доверяю братьям Тэннерам. Они пытались помириться. Однако Лорен не желает забыть и простить.

Забыть о чем? — вертелось у Люка на языке, но он не успел задать вопрос.

Заглянув в кузов его грузовичка, Рена нахмурилась:

— Там стекло?

— Да, мэм. Я купил его, чтобы заменить разбитое.

— Я не припоминаю, чтобы Лорен звонила на склад и заказывала стекло.

— Она сказала мне, что сделает это на следующей неделе.

— Ей не понравится, когда она узнает, что ты не послушался ее, — предупредила она.

— Пластик не защитит Лорен от вторжения. Окно нужно починить, и я его починю, нравится ей это или нет.

Рена внимательно изучала его, затем рассмеялась.

— Будет интересно узнать, кто выиграет эту маленькую битву, — произнесла она, заходя в дом.

Да, подумал Люк, продолжая разгружать машину. Еще как интересно. Услышав лай, он поднял голову и улыбнулся, когда увидел Бадди, несущегося к нему из леса.

— Привет, Бадди. Ты тут присматривал за всем, пока меня не было?

Бадди сел и гавкнул, будто сообщая, что все в порядке.

Смеясь, Люк встал и огляделся.

— Где Лорен? — спросил он.

Бадди снова побежал в лес. Предположив, что пес знает, где Лорен, Люк последовал за ним. Он обнаружил женщину сидящей на корточках на берегу ручья с лопаткой в руке. У ее ног стояло ведро с луковицами.

— Тебе помочь? — спросил он.

Она подскочила и мрачно посмотрела на него.

— Больше никогда так не подкрадывайся. Ты напугал меня до смерти.

Люк еле удержался от смеха. С хвостом на затылке и размазанной по щеке грязью Лорен больше походила на ребенка, делающего «куличики», чем на взрослую женщину.

— Извини. Чем ты занимаешься?

— Сажаю луковицы, хочу воткнуть их в землю, пока она мягкая.

Присев рядом с ней, Люк взял у нее лопатку.

— Я буду копать, — предложил он, — а ты сажай.

Она провела тыльной стороной ладони над бровью, оставляя на лбу полосу грязи.

— Десять дюймов между лунками и шесть в глубину, — дала указание Лорен, вынимая из ведра луковицу.

Люк выкопал одну лунку и приступил ко второй.

— Что это за цветы? — поинтересовался он.

— Каллы и лилии.

— А почему здесь?

— Они понравятся гостям, которые будут присутствовать на свадьбах.

Люк в замешательстве уставился на нее.

— Свадьбы? Здесь? В лесу?

Лорен опустила луковицу в лунку и засыпала ее землей.

— Да, в лесу. Я собираюсь выложить камнем дорожку и поставить вдоль нее по обеим сторонам стулья. Дорожка приведет во дворик, где будут проходить свадьбы, а ручей и цветы — фон для церемоний.

Люк посмотрел на заросшую тропинку, покрытую опавшими листьями, и пытался представить себе свадебное торжество.

— Ну, если ты так решила, — с сомнением сказал он.

Лорен закатила глаза.

— Мужчины, — пробурчала она. — Никакого воображения. Лучше копай.

Когда была посажена последняя луковица, Люк, взяв ведро и лопату, последовал за Лорен.

Вдруг она резко остановилась, и ему пришлось сделать шаг в сторону, чтобы не столкнуться с ней.

— Что? — смущенно спросил он.

— Откуда это?

Проследив за направлением ее взгляда, он поморщился.

— Я был в городе. Подумал, что могу забрать твой заказ.

Увидев на ее лице ярость, Люк достал из кармана счет.

— Джерри вычел стоимость доставки.

— Я не просила тебя забирать мой заказ.

— Не просила, — согласился Люк.

Стиснув зубы, Лорен пошла к его грузовичку осмотреть материалы. Увидев стекло, она разозлилась еще сильнее.

— Ты не имел права покупать стекло.

— Я записал это на свой счет.

Его объяснение не успокоило ее. Наоборот, взбесило.

Лорен протянула руку:

— Мне нужен счет.

Люк достал из кармана листок и положил ей на ладонь. Она демонстративно смяла его.

— Запомни, я и только я решаю, на что тратить мои деньги. Ты понял?

— Да, мэм.

— Деньги за стекло получишь вместе с зарплатой, но больше никогда так не делай.

С этими словами она ушла.

Обернувшись, Люк увидел стоящую на крыльце Рену. Очевидно, она была свидетелем их перепалки. Состроив гримасу, он пожал плечами.

— По-моему, она здорово на меня разозлилась.

— Пусть это тебя не тревожит, — добродушно сказала Рена. — То, что ты сделал, было правильно. Лорен поймет это, когда немного остынет. Вот увидишь.

Интересно, как долго Лорен будет «остывать»? — подумал Люк. Она не разговаривала с ним уже три дня. Приезжая каждое утро в охотничий домик, он находил на крыльце записку с перечнем заданий на день. И все.

Ничто так его не беспокоило, как эта ссора. Люк знал, что перешел границы, когда забрал ее заказ и купил стекло, но никак не ожидал такой реакции.

После трех дней подобного наказания Люк перестал беспокоиться и сам начал злиться. Он ведь не сделал ничего дурного, думал он, коля дрова. Просто помог ей сэкономить на доставке, и за это она должна быть ему благодарна. А стекла? Подумаешь, они стоили всего-то двадцать баксов. Он и не собирался брать с нее этих денег.

Взяв из кучи следующее полено, Люк поставил его на пенек, затем размахнулся топором и расколол его надвое.

Тяжелая работа. Люк был уверен, что Лорен добавила ее в список, чтобы насолить ему. Ведь он за эти дни переколол бог знает сколько дров. Бормоча себе под нос проклятия, он взял следующее полено.

Только Люк поднял топор, как вдруг Бадди, дремавший под его грузовичком, тихо заскулил и стрелой помчался в лес. Может, он увидел белку или какое-нибудь другое животное?

Пожав плечами, Люк снова поднял топор… и тут же опустил его. Лорен! Вдруг ей угрожает опасность? Люк достал из грузовичка дробовик и помчался на звук лая Бадди. Перепрыгивая через сваленные сучья, он подумал, что принимает все слишком близко к сердцу. Может, Лорен спокойно красит двери или полирует полы в домике, а Бадди просто охотится. Но что-то по-прежнему толкало Люка вперед, с каждым шагом грудь сдавливало все сильней. Остановившись, чтобы отдышаться, он прислушался к лаю Бадди. Он стал более пронзительным, яростным. Прорываясь сквозь заросли кустарника, Люк закричал:

— Лорен! Лорен, где ты?

— Я здесь.

Его сердце стучало так громко, что почти заглушало звук ее голоса. Люк наконец увидел Лорен. Она сидела на земле, обхватив голову руками. Листья и трава прилипли к рубашке, запутались в волосах. Бадди был рядом с ней. Он лизал ее лицо. Когда Люк опустился на колени рядом с ними, Бадди снова яростно залаял и припустился бежать.

Люк нежно положил ей руку на спину.

— Ты не ранена? Лорен вздохнула.

— Не думаю. Я упала и ударилась головой. Люк сел напротив и приподнял ее подбородок.

Хотя лицо Лорен было в грязи, он не заметил на нем ни синяков, ни царапин.

— Где? — спросил он.

Лорен положила руку на затылок и поморщилась.

— Здесь.

Она убрала руку, и Люк увидел у нее на пальцах кровь.

— Нам нужно добраться до хижины, — сказал он.

— Хорошо.

Лорен попыталась встать, но ноги не слушались.

— Подожди немного, — произнесла она слабым голосом.

Люк поднял ее на руки.

— Я отнесу тебя.

Так как хижина была ближе, чем домик, он отнес ее туда и положил на диван.

— Пойду принесу воду и полотенце, — сказал Люк, направляясь в ванную.

Когда он вернулся, она полулежала на диване, держась рукой за затылок.

— Лорен?

— Голова кружится, — пробормотала она.

Люк сел рядом с ней.

— Повернись на бок, я осмотрю рану.

Он осторожно раздвинул ее волосы и начал стирать грязь и кровь.

— У тебя шишка размером с яйцо. Порез маленький и не очень глубокий.

Вдруг дверь распахнулась, и ворвалась Рена с перекошенным от волнения лицом.

— Что случилось?

— Ничего, — тихо ответила Лорен. — Я споткнулась о дерево и упала.

— Сколько раз я говорила тебе, чтобы ты не ходила в лес одна? — отчитывала она Лорен. — Что было бы, если бы Люк не нашел тебя? Ты могла погибнуть!

Лорен зажала уши руками.

— Пожалуйста, — попросила она, — оставь свои нравоучения.

Рена хотела что-то добавить, но лишь вздохнула.

— Тебе нужно принять теплую ванну. Пойдем, — сказала она, помогая Лорен подняться. — Ты сразу почувствуешь себя лучше.

У двери спальни Лорен остановилась.

— Бадди? — спросила она. — Где Бадди?

Люк взял шляпу.

— Не волнуйся, я найду его.

Выйдя на улицу, он направился в глубь леса. В первую очередь ему хотелось осмотреть место падения Лорен. Она утверждала, что причиной являлось упавшее дерево, но он не был в этом уверен.

Люк довольно быстро нашел то место и присел, чтобы лучше изучить его. Он отметил направление ее следов, смятую растительность, нашел дерево, о которое она споткнулась. Но ему все равно казалось, что здесь что-то не так. Лорен не была ни рассеянной, ни неуклюжей. Хотя дерево наполовину сгнило и заросло травой, она не могла его не заметить. Кроме того, падая, она ударилась бы лбом, а не затылком.

Люк встал и невдалеке увидел сук. Его сломали недавно. Он обнаружил несколько черных волос, прилипших к коре.

Подняв голову, Люк стал осматривать ствол дерева, пока не нашел место, где рос этот сук. Он нахмурился. Кто-то недавно залезал на это дерево. Не нужно обладать богатым воображением, чтобы догадаться, что он и бросил сук в Лорен. Крона обеспечивала неизвестному надежное укрытие. Упади сук на долю секунды раньше, он ударил бы ее прямо по макушке, и исход мог бы быть другим…

Услышав треск, Люк поднял ружье и обернулся, ожидая столкнуться с человеком, который ранил Лорен. Но из кустов выбежал Бадди.

— Привет, — сказал он, гладя собаку. — Ты поймал того, кто напал на Лорен?

Пес жалобно заскулил, будто стыдясь, что не сделал этого.

— Не волнуйся, — уверил его Люк, вставая. — Кто бы это ни был, больше он не причинит ей зла. Это говорю тебе я, Люк Джордан.

— Я никуда не поеду, — упрямо заявила Лорен.

— Но Лорен, — начала Рена.

— Нет! — отрезала та. — Я никому не позволю выжить меня из собственного дома.

— Хотя бы ночуй вместе с мисс Реной, — терпеливо предложил Люк.

Лорен скрестила руки на груди.

— Тогда Рена тоже окажется в опасности. Рена собралась что-то возразить, но Люк остановил ее, подняв руку.

— Лорен права.

Сидя у камина, Люк изучал мыски своих сапог, думая о том, кто хотел навредить Лорен. Не найдя ответа, он поднял голову и посмотрел на нее.

— У тебя есть здесь враги?

— Я уже говорила тебе, что еще не успела нажить врагов.

— А как насчет твоего бывшего мужа?

Он подавила смешок.

— Все, что Девону было от меня нужно, это мои деньги, и он уже получил их.

Люк вопросительно посмотрел на Рену. Она пожала плечами:

— Девон на это не способен. Он слишком ленив.

Нахмурившись, Лорен отломила кусочек булочки и дала его Бадди.

— Зато Тэннеры способны.

Люк покачал головой:

— Я знаю братьев Тэннер. Они никогда не поднимут руку на женщину.

— Может, и нет, — признала Лорен. — Но это вовсе не означает, что они не могли кого-нибудь нанять.

— Что происходит между тобой и Тэннерами? Что они тебе сделали?

— Не мне. Моей семье.

Люк ждал продолжения, но она молчала.

— Может, следует позвонить шерифу? Лорен удивленно посмотрела на него.

— Ты шутишь? Этот город принадлежит Тэннерам.

— Ты тоже Тэннер.

— Но я не принадлежу к той ветви. Мой отец уехал из Тэннерс-Кроссинг, чтобы защитить себя от произвола Бака, но я не позволю его сыновьям запугать меня. — Прежде чем он смог что-либо сказать в ответ, Лорен махнула рукой, словно желая закрыть тему. — Это мой дом, и я собираюсь остаться здесь.

— Тогда я тоже остаюсь.

Ее глаза расширились.

— Здесь?

Люк кивнул.

— Я могу спать на диване, как в ту ночь.

— Нет! Я не позволю…

— Еще как позволишь, — приказала Рена, перебив ее. — В противном случае я позвоню твоему отцу и расскажу ему обо всем, что здесь происходит.

Лорен бросила на нее испепеляющий взгляд.

— Я не хочу вмешивать в это моего отца. Он и так уже достаточно настрадался из-за Тэннеров.

— Что ж, выбор за тобой.

Лорен сердито посмотрела на Рену, затем обратилась к Люку.

— Хорошо, — отрезала она с явной обидой. — Ты можешь остаться. — Она поднялась с дивана и направилась в свою спальню. — Но это последний раз, когда вы используете моего отца, чтобы шантажировать меня.

И дверь захлопнулась.

Глава пятая

Люк сделал все возможное, чтобы как можно меньше попадаться ей на глаза. Он вставал раньше Лорен и сразу же шел в домик, где завтракал вместе с Реной. Днем он ездил в «Бар-Т», быстро выполнял свои обязанности, возвращался и дотемна работал на улице. Ужинал тоже с Реной, принимал душ и лишь затем шел в хижину. Всякий раз, словно предчувствуя его появление, Лорен к этому времени уже запиралась в своей спальне.

Принимая во внимание ее отношение к нему и то, что они почти не виделись, было поразительно, что Люк увлекся этой женщиной.

Ночью он долго лежал без сна, прислушиваясь к звукам за дверью спальни. Благодаря этому он изучил ее вечерний режим. Она принимала душ, чистила зубы две минуты и спала в красивой ночной рубашке из шелка, которая доходила ей до пят. Последнее он обнаружил, когда однажды ночью Бадди стал проситься на улицу. Поскольку в хижине была всего одна дверь, Лорен пришлось пройти мимо его дивана, чтобы выпустить собаку. Люк притворился спящим, но украдкой посматривал на нее.

За свое любопытство он дорого поплатился. Ночная рубашка Лорен не скрывала очертаний ее фигуры. Люк представлял, как безмятежно ее лицо во время сна, как он лежит рядом с ней, снимает с нее рубашку и ласкает нежную кожу. Разыгравшееся воображение не давало ему уснуть.

В результате ночь стала его врагом. Он ворочался с боку на бок на узком диване, пытаясь стереть из своей памяти эти образы, но безнадежно. Каждое утро он поднимался раньше Лорен, испытывая ту же усталость, что и вечером.

В довершение всего Люка мучила совесть. Он знал, что должен рассказать Раю о злоключениях Лорен, но всякий раз откладывал.

Если бы Бак был жив, Люк бы не сомневался, что именно старый Тэннер пытается выжить отсюда Лорен. Запугивание было его излюбленным методом. А если он не действовал, то Бак нанимал головорезов.

Интересно, унаследовали ли сыновья мстительность отца, склонность к насилию? Люк никогда не замечал этих качеств ни в одном из братьев… но это еще ничего не означало.

Нахмурившись, Люк надавил на акселератор и поехал мимо хозяйского дома в конюшню, где его ждала работа. Мысли не давали ему покоя, глаза горели от недосыпания.

Пока Люк работал на ранчо, Лорен и Рена мыли в домике окна.

— Я беспокоюсь за Люка, — сказала Рена. — Он плохо выглядит. Как ты думаешь, может, это осложнения после ожогов?

— Откуда я знаю? — нетерпеливо спросила Лорен. — Он произносит не более трех слов в день.

— С тобой, — самодовольно заявила Рена. — Со мной он разговаривает.

Лорен удивленно посмотрела на Рену, нахмурилась и продолжила мыть окно.

— Если вы так хорошо общаетесь, тогда почему ты сама не спросишь его об этом?

— Он слишком комплексует из-за своей внешности, и я боюсь обидеть его.

Нахмурившись еще сильнее, Лорен подняла с пола ведро и пошла к следующему окну.

— Рена, ты возишься с этим парнем так, словно он бог. Готовишь ему, стираешь его белье. Учитывая то, сколько времени он проводит в домике, почему бы ему не перебраться к тебе?

— Ревнуешь?

Лорен уронила тряпку и уставилась на Рену.

— Ревную? — повторила она, затем рассмеялась и начала яростно тереть стекло. — Как я могу ревновать Люка?

— Я заметила, как ты на него смотришь, когда думаешь, что никто этого не видит. Ты просто раздеваешь его глазами.

— Рена! — в ужасе воскликнула Лорен. — Это неправда!

Самодовольно улыбаясь, Рена вытерла полосу грязи, которую пропустила Лорен.

— Я стара, но не слепа. — Она искоса посмотрела на Лорен. — И он смотрит на тебя так же.

— Ты все выдумываешь!

— Это чистая правда.

— Нет!

— Ты так думаешь? — с вызовом спросила Рена. — Тогда скажи мне, почему Люк настоял на том, чтобы остаться здесь и оберегать тебя, когда он мог спокойно спать дома в своей постели?

— Я не знаю, — ответила Лорен, пожав плечами. — Возможно, он старомоден. Считает своим главным долгом защищать представительницу слабого пола.

— Вот как? — с сомнением протянула Рена.

— Ты же видишь, какой он. Стоит, пока мы не сядем, всегда пропускает нас вперед. А эти его постоянные «да, мэм», «нет, мэм»?

— Что ты имеешь против этого?

— Разве я сказала, что я против?! — крикнула Лорен.

И застонала, когда Рена лишь улыбнулась в ответ. Лорен положила тряпку и пошла к двери.

— Мне нужно подышать свежим воздухом, — пробурчала она.

— Что тебе нужно, — крикнула ей вдогонку Рена, — так это сорвать с Люка одежду! Может, то, что ты увидишь, тебе понравится.

Лорен стиснула зубы и вышла, не удостоив ее ответом.

Два дня спустя Люк сидел в кабинете Рая и застегивал рубашку. Рай что-то писал в его карте.

— Мы можем провести операцию на следующей неделе, — сказал он, перелистывая страницу.

Руки Люка застыли.

— На следующей неделе?

Рай посмотрел на него.

— Да. А что, какие-то проблемы?

Стараясь не встретиться с ним взглядом, Люк заправил рубашку в джинсы.

— Ну, я нужен Лорен.

Рай положил ручку и обеспокоенно наморщил лоб.

— Я заметил, что ты не возвращаешься ночевать. У Лорен все в порядке?

Это была отличная возможность рассказать ему обо всем и посмотреть на его реакцию. Вместо этого Люк сказал:

— Все хорошо. Просто через две недели туда приедут охотники, а нам еще многое нужно сделать. Я остаюсь там, чтобы не тратить время на дорогу.

— Время — решающий фактор при проведении операций, — напомнил ему Рай. — Прошел уже год. Чем дольше мы будем ждать, тем толще станет ткань рубца и тем больше вероятность повреждения нервов и осложнений. Уверен, это займет всего несколько дней, максимум неделю.

— Я не знаю, Рай, — с сомнением ответил Люк.

Рай встал и похлопал его по плечу.

— Люк, я восхищен твоим желанием выполнить наше поручение и помочь Лорен, но тебе нужно подумать и о себе. Промедление уменьшит вероятность успеха.

Люк серьезно кивнул, осознавая, какому риску он подвергнет себя, если отложит операцию.

— Хорошо. Я дам тебе знать.

Люк работал дотемна, думая о том, как отпроситься у Лорен на несколько дней. Рассказать ей об операции он не мог. Любую болезнь он считал проявлением слабости и боялся, что она думает так же.

Люк подождал, пока она не пойдет в хижину, затем последовал за ней.

— Лорен! — позвал он. — Подожди! Мне нужно с тобой поговорить.

Она обернулась.

— О чем?

Люк снял шляпу и начал нервно теребить ее.

— Не возражаешь ли ты, если меня здесь не будет несколько дней?

Ее глаза расширились от испуга.

— Но до приезда охотников остается менее двух недель!

Люк опустил голову.

— Я знаю, но у меня есть кое-какие дела.

— Они не могут подождать?

— Да, Лорен, — согласился он, надевая шляпу. — Не беспокойся. Я доведу работу до конца.

Лежа этой ночью в постели, Лорен чувствовала себя мелочной жадной эгоисткой. За те две недели, что Люк работал на нее, он ни разу не отпрашивался. А сколько всего он сделал, ничего не требуя взамен! Приехал в грозу, чтобы положить пластик на крышу, купил стекло и вставил его, забрал ее заказ со склада, чтобы она сэкономила на доставке. Он даже спал целую неделю на диване, чтобы защитить ее.

А она отказала ему в единственной просьбе.

Но ей нужна его помощь, возразила она про себя. Последняя неделя была решающей, а еще так много всего нужно сделать.

Застонав, она поправила подушку и перевернулась на бок. Почему он попросил выходной? Почему поставил ее в такое неловкое положение, зная, что ей не справиться одной?

Хотелось думать, что ему просто на нее плевать. Но она знала, что это не так. Люк добрый и великодушный. С самого начала он был честен с ней. Работал до седьмого пота, не жалея ни времени, ни сил.

А она настоящая стерва.

Сожалея о том, что она так эгоистично поступила с человеком, который бескорыстно помогал ей, Лорен медленно встала с кровати и надела халат.

— Оставайся здесь, — прошептала она Бадди, когда тот поднял голову.

Со скрипом отворив дверь спальни, Лорен прошла в маленькую комнату. В окно проникал серебристый свет луны. Люк лежал на боку. Его ноги свисали с края дивана. Одеяло, которое она дала ему, сползло на пол, оставляя открытыми грудь и ноги. Он такой горячий? Или, может, сбросил одеяло, потому что ему было неудобно?

Осознав, что ей представилась редкая возможность разглядеть Люка, она подошла ближе. Хотя Люк больше не пытался прятать от нее свое лицо, Лорен избегала пристально смотреть на него, чтобы он не подумал, будто она таращится на его шрамы.

Когда ее взгляд упал на его грудь, Лорен прижала пальцы к губам, чтобы заглушить стон. Шрам, который она только что увидела, был намного хуже, чем те, что на лице. Недолго думая, она провела по нему пальцем.

Вдруг его рука сжала ее запястье. Увидев Люка, сидящего и удивленно смотрящего на нее, Лорен вскрикнула.

Пока он соображал, что происходит, его пальцы сильнее сжали ее руку. Его грудь вздымалась. Наконец он ослабил хватку.

— Что, черт побери, ты делаешь?

— Н-ничего. Я… я просто хотела сказать тебе, что ты можешь взять выходной на следующей неделе.

Люк глубоко вздохнул и, закрыв глаза, снова опустился на диван.

— Почему? — хрипло произнес он, — Что заставило тебя передумать?

Лорен стыдливо опустила взгляд.

— Я думала только о себе. Прости меня. В твоем распоряжении столько времени, сколько понадобится. Мы с Реной справимся.

Он со вздохом закрыл глаза, очевидно, испытав облегчение оттого, что получил ее разрешение.

— С завтрашнего дня и до понедельника я удвою свои часы, — пообещал Люк. — Постараюсь сделать как можно больше, прежде чем уеду.

На мгновение Лорен охватила паника. Вдруг она больше не увидит его?

— Но ты ведь вернешься, правда?

Люк открыл глаза и посмотрел на нее.

— Можешь быть в этом абсолютно уверена. От его теплого взгляда и нежной улыбки у Лорен подкосились ноги, и она опустилась на диван рядом с ним. Ей хотелось продлить это мгновение.

— Я ценю все то, что ты для меня сделал, — нерешительно начала она, затем опустила глаза, вспомнив, как была груба с ним. — Я знаю, ты достаточно от меня натерпелся.

— Бывало и похуже.

Подняв голову, Лорен увидела искорки смеха в его глазах. Он дразнил ее. Она улыбнулась ему в ответ.

— Не могу себе представить, от кого. Я иногда такая стерва. Рена часто меня в этом обвиняет.

— Тебе повезло, что у тебя есть мисс Рена.

— Мне ли не понимать этого? Не знаю, что бы я без нее делала.

— Ты бы со всем справилась. Ты сильнее, чем думаешь.

— Странно слышать это от тебя. Рена сказала мне почти то же самое.

Люк подмигнул ей:

— Значит, мы с ней мыслим одинаково.

Ее улыбка поблекла при мысли, что она невольно подвергла Рену опасности, разрешив ей поехать вместе с ней.

— Я не хочу, чтобы она пострадала по моей вине.

Люк пожал ее руку.

— Никто не причинит ей вреда. Я позабочусь об этом.

Лорен подняла бровь.

— А кто нас защитит, пока наш добровольный телохранитель будет в отъезде?

Увидев, как Люк помрачнел, она быстро покачала головой.

— Забудь, что я сказала. Это была шутка.

— Почему бы тебе не поехать к твоим…

Лорен прижала палец к его губам, чтобы он замолчал.

— Нет. Я остаюсь здесь.

— Ты самая упрямая женщина из всех, кого я знал.

Не желая снова обсуждать свои отношения с кузенами, она поддразнила его:

— А за это звание полагается какой-нибудь приз?

Вздохнув, Люк прижал ее руку к своей груди.

— Хотел бы я знать, почему ты так их не любишь.

У Лорен все внутри трепетало от его прикосновения.

— Это в прошлом. — Она вымучила из себя улыбку. — А теперь ответь на мой вопрос.

Люк подавил смешок.

— Если он полагается, ты его выиграла.

— Я всегда стремилась к тому, чтобы быть лучшей во всем.

— Я не сомневался в этом ни минуты.

Лорен опустила глаза. Взгляд упал на шрам.

— Болит? — нерешительно спросила она.

Его улыбка стала более мягкой, будто он хотел успокоить ее.

— Почти нет. Самым болезненным был процесс выздоровления. Ожоги покрывались струпьями, затем их соскабливали. Временами я жалел, что не погиб в том пожаре.

Глаза Лорен расширились от ужаса.

— Но ты же не хотел этого!

— Сейчас нет, но тогда боль была… я не могу найти слов, чтобы ее описать. Это походило на ад, но я не сдавался. Всегда есть причина, чтобы продолжать жить.

Пораженная его рассказом, Лорен задумалась.

— Как долго ты пробыл в больнице?

— Много месяцев. Сперва в Далласе, в Парклендском ожоговом центре, потом в местной больнице.

— И у тебя не было никого, кто бы за тобой ухаживал?

— Даже если бы и был, он ничем бы не смог помочь. Медперсонал хорошо обо мне заботился. — Люк рассмеялся. — Хотя я уверен, они обрадовались моей выписке. Я никогда не был образцовым пациентом. Во время лечения они такого натерпелись!..

— Но разве ты виноват? — негодующе сказала Лорен. — Боль, должно быть, была ужасной.

Он пожал плечами.

— Но там были люди, которые пострадали еще сильнее меня. Рядом с ними я чувствовал себя капризным ребенком.

Лорен задумчиво изучала его шрам.

— Где у тебя ожоги?

— На лице, спине и груди. Они пострадали сильнее всего. Руки тоже обгорели. Если бы не Рай, я бы мог потерять несколько пальцев.

Хотя Лорен была благодарна Раю за то, что он оказал Люку необходимую помощь, ей было трудно признаться в этом.

Она стала рассматривать руку Люка.

— Ты поэтому все время в перчатках?

— Да. Зачем людям видеть такое?

Тронутая до глубины души, Лорен разжала его ладонь.

— С твоими руками все в порядке, Люк, — мягко сказала она.

Он фыркнул:

— Они большие и уродливые. Я часто не знаю, куда их девать.

Лорен взяла его ладонь и поцеловала тыльную сторону пальцев.

— Больше никогда так не говори, — ласково пожурила его она. — У тебя красивые руки. Талантливые. Вспомни о тех добрых делах, которые ты творишь с их помощью. Если бы не они, Бадди уже не было бы в живых. А как насчет того, что ты можешь починить практически любую вещь. Я никогда не встречала человека с такими золотыми руками. — Она придвинулась ближе. Их лица разделяло всего несколько дюймов. — Чтобы я больше не слышала, что твои руки большие и уродливые, — предупредила она. — Улыбаясь, Лорен выпрямилась и положила его ладонь ему на грудь. — Ладно, я совсем заболтала тебя. — Она встала. У двери Лорен остановилась и тихо добавила: — Спасибо тебе, Люк. За все.

Люк поднял руку, которую она поцеловала, и уставился на нее. Комок, застрявший в горле, душил его. Она поцеловала его руку. Его большую уродливую руку с грубыми пальцами, изборожденными шрамами. До этого никто не делал ничего подобного. Даже до пожара.

Он накрыл левую ладонь правой, словно хотел удержать поцелуй, затем, подняв голову, посмотрел на дверь спальни. На глазах выступили слезы.

Положив ладонь на грудь, Люк закрыл глаза и пообещал себе, что никогда не забудет этот поцелуй. Легкое, как перышко, прикосновение ее мягких губ. Их тепло.

Еще он постарается не думать о том, что почувствовал бы, если бы эти губы коснулись его губ.

В понедельник днем Лорен сидела за кухонным столом и рассматривала эскизы свадебной часовни, лежащие перед ней.

Вдруг кто-то постучал в дверь. Она подняла голову и увидела незнакомого мужчину.

— Добрый день, мэм, — приветливо произнес он, когда Лорен открыла ему.

Лорен посмотрела на щеколду и мысленно отругала себя за то, что не заперлась.

— Вам следовало бы запирать дверь, — словно читая ее мысли, сказал он. — Здесь, за городом, никогда не знаешь, кто может появиться у тебя на пороге. — (Она посмотрела на него, затем во двор, молясь, чтобы Бадди услышал, если она закричит.) — Если вы ищете своего пса, то он обнюхивает шины моего грузовика, чтобы их пометить.

Лорен недоверчиво уставилась на мужчину.

— Кто вы?

Сняв шляпу, он вошел в кухню.

— Извините, мэм, за то, что я сразу не представился. Меня зовут Монти. Я друг Люка.

В дверях появилась Рена с пылесосом в руках. Монти подбежал к ней.

— Давайте я помогу вам его отнести, мэм.

Рена отступила назад, чтобы посмотреть на него. Она держалась за ручку пылесоса, будто боясь, что он может его украсть.

— Кто вы?

Он широко улыбнулся.

— Монти. Я друг Люка. Он попросил меня заехать сюда и проверить, как у вас дела.

— Он очень внимательный. Нам так его не хватает!

— Думаю, он тоже скучает по вам, — сказал Монти, принюхиваясь. — Это, случайно, не кукурузный хлеб?

Рена поспешила к духовке.

— Да, если он не сгорел. Не хотите пообедать с нами?

Монти ответил:

— Спасибо, с удовольствием. Нечасто такому одинокому старику, как я, удается отведать домашней еды.

— Вы не старый, — сказала Рена, робко улыбаясь. — Могу поспорить, вам не больше пятидесяти.

Закатив глаза, Лорен собрала свои эскизы. Неужели Рена попалась на подобную уловку?

В среду днем Лорен решила отдохнуть от мытья стен в домике и поехала в город за продуктами.

Толкая тележку между стеллажами, она думала о том, что нужно сделать до прибытия первой группы охотников.

Хотя двор уже был убран, в самом домике предстояло еще поработать. Сегодня она домоет деревянные стены и покроет их лаком. Придется поторопиться, потому что завтра должны привезти мебель. Рена пообещала, что уже утром будет готово постельное белье. Все пять ванных комнат тоже вымыты. Вчера вечером она закончила красить уличную мебель. Осталось только ее расставить.

Лорен остановилась, внезапно поняв, что успеет к сроку. Благодаря Люку, который помогал ей все выходные, основная часть работы была завершена.

Люк. Что бы она без него делала?

Бегала бы туда-сюда как сумасшедшая, сказала она себе и, взяв коробку с безалкогольными напитками, пошла к кассе.

Мод удивленно посмотрела на нее.

— Привет! Мы не виделись целый месяц.

Лорен устало опустила плечи.

— Я была занята. На следующей неделе приедут охотники.

Мод начала пробивать чеки.

— Рена упоминала об этом, когда была здесь в последний раз. Она беспокоилась, что вам придется разбивать для них палатки.

— Я тоже, — призналась Лорен. — Но, к счастью, мы успеваем.

— Я слышала, на тебя работал Люк Джордан.

Будучи владелицей бакалейного магазина, Мод знала всех в городе, поэтому Лорен не удивилась, что ей известно об этом.

— Да, без него мы бы не справились. Он настоящая находка.

Мод печально покачала головой.

— Как ужасно то, что сделал с ним пожар. Он такой хороший человек.

— Да, — согласилась Лорен.

— Кайла, жена Рая, была здесь утром. Сказала, что Люк, может быть, завтра вернется домой.

— Домой? — тупо повторила Лорен, не понимая, о чем говорит Мод.

— Из больницы, — добавила та, пробивая последний чек. — Разве это не удивительно, что сегодня делают доктора? Представляешь, они берут кожу с одного места и пересаживают на другое.

Поняв, для чего Люку понадобились выходные, Лорен побледнела. Он собирался ложиться на операцию и ничего ей не сказал!

Глава шестая

Лорен никогда не любила больниц. Воздух, пропитанный запахом антисептических средств. Беготню медперсонала по коридорам. Обеспокоенные и иногда безнадежные лица людей в комнатах ожидания. Лабиринт коридоров.

Когда она подошла к палате, номер которой ей указали в регистратуре, ее сердце как-то странно заколотилось. Взявшись за ручку двери, она сделала глубокий вдох, затем немного приоткрыла ее.

Из палаты донесся мужской голос.

— Дома тебе придется менять повязки и промывать раны.

Заглянув внутрь, Лорен обнаружила, что голос принадлежал Раю Тэннеру. Презрительно скривив губы, она закрыла дверь и решила, что зайдет к Люку после того, как уйдет Рай. Но следующие слова Рая остановили ее.

— Было бы лучше, если бы ты поехал к нам.

— Этого не нужно, — послышался голос Люка. — Обо мне позаботится Монти.

Монти, в ужасе подумала Лорен. Этот человек очень мил, но она не могла себе представить, как он справится с тем, о чем говорил Рай.

Рай рассмеялся:

— Монти — мастер на все руки, но я сомневаюсь, что он умеет ухаживать за больными. Поехали к нам.

— Я не могу, — возразил Люк. — Вы и так уже слишком много для меня сделали.

Лорен стиснула зубы. Хотя она это знала, ей не хотелось, чтобы он был обязан им еще больше. Она с улыбкой распахнула дверь и вошла в палату.

— Я слышала, тебя сегодня выписывают, — обратилась она к Люку.

Не ожидая увидеть ее, Люк натянул простыню до подбородка.

— Да, мэм. Мы с Раем как раз это обсуждали. Не обращая внимания на Тэннера, она улыбалась Люку.

— Тогда я вовремя.

Люк озадаченно посмотрел на нее.

— Вовремя?

— Я приехала сюда, чтобы забрать тебя домой, — ответила Лорен не терпящим возражений тоном. Найдя стенной шкаф, она вытащила оттуда одежду Люка и подала ему. — Тебе помочь?

Его лицо покрылось красными пятнами.

— Спасибо, не надо. Я сам могу одеться.

Как бы ни было трудно, ей пришлось обратиться к Раю:

— Ты уже дал ему подробные указания? Смерив ее взглядом, Рай направился к двери.

— Они у медсестры.

Лорен нахмурилась, возмущенная нотками веселья в его голосе.

— Лорен, — сказал Люк, — этого не нужно. Я могу поехать домой к Раю. Он позаботится обо мне.

Повернувшись к нему, она властно заявила:

— Нет. Ты поедешь со мной. Я позабочусь о тебе.

Лорен стояла у раковины и сосредоточенно перечитывала указания врача. Она разместила Люка в хижине, настаивая на том, что ему там будет спокойнее, чем в домике. Поспорив с ним добрых десять минут по поводу того, что он должен спать на ее кровати, а не на диване, она в конце концов взяла его за руку и отвела в свою спальню. Люк проспал большую часть вечера. Настало время менять повязки.

Боясь по неопытности причинить ему боль, Лорен прижала ко лбу дрожащую руку и снова прочла указания. Это довольно легко, сказала она себе. Нужно всего-то снять старые повязки, обработать швы специальным раствором и наложить новые.

Придав своему лицу уверенный вид, Лорен с небольшим подносом в руках вошла в спальню.

— Готов? — бодро спросила она.

Люк приподнялся и прикрыл простыней грудь.

— Я скверно себя чувствую из-за того, что ты привезла меня сюда, — виновато сказал он.

— Почему? — спросила она с дразнящей улыбкой. — Боишься, что попался кошке в когти?

— Нет, просто у тебя и без меня забот хватает. Я не хочу быть обузой.

Поставив на столик поднос с медикаментами, Лорен села рядом с ним.

— Ты для меня не обуза, — уверила она его. — Давай менять повязки.

По-прежнему держа руки на простыне, Люк предупредил ее:

— Это зрелище не из приятных.

— Я не спорю, но перевязка необходима.

Люк неохотно начал опускать простыню. Лорен заметила, что темные завитки волос, покрывавшие его грудь, исчезли. Наверное, он сбрил их перед операцией. Люк ободряюще улыбнулся ей. Должно быть, заметил ее неуверенность.

— Ты не сделаешь мне больно, — заверил он.

— А если сделаю? Я никогда ничем подобным не занималась.

— У тебя все получится.

Опустив подбородок, он начал сам отклеивать пластырь.

— Видишь? Это совсем не больно.

Должно быть, Рай искусный хирург, потому что она не видела ничего, кроме длинной и тонкой, как карандаш полоски воспаленной кожи.

— Поразительно, — пробормотала Лорен.

— Я тебе говорил. Рай — самый лучший врач.

Нахмурившись, Лорен отвела в сторону его руку и сама принялась сдирать остатки пластыря.

— Приятно узнать, что у него есть по крайней мере хоть одно хорошее качество, — тихо сказала она.

Восхищенная работой Рая, Лорен позабыла о той неприязни, что питала к нему. Взяв с подноса марлевую салфетку, она смочила ее раствором и стала легонько протирать шов.

— Больно? — неуверенно спросила она.

— Нет, Лорен. У тебя легкая рука.

Она провела по шву еще раз, желая убедиться, что хорошо промыла его. Почувствовав, как напряглась его грудь, она подняла голову и увидела, что он стиснул зубы и покраснел. Она тут же убрала руку.

— Я сделала тебе больно?

Люк покачал головой.

— Нет, Лорен, напротив.

— Не надо лгать, — сказала она, чуть не плача. — Если бы тебе не было больно, ты бы не смотрел на меня таким страдальческим взглядом.

Его лицо побагровело.

— Это не та боль. — Когда Лорен в замешательстве посмотрела на него, он глубоко вздохнул. — Думаешь, легко, когда тебя гладит по груди красивая женщина?

— О!

Взволнованная Лорен, не глядя на него, выбросила грязную салфетку в мусорную корзину и намочила раствором чистую.

— Мы с этим справимся, — уверила она скорее себя, чем Люка.

— Да, Лорен, — тихо ответил он. — Я попытаюсь сосредоточиться на чем-нибудь другом.

Закончив протирать рану, она наложила чистую повязку.

— Ну вот. Все готово.

— Почти.

— Почти? Что ты имеешь в виду?

Обернув вокруг пояса простыню, Люк поднялся и указал Лорен на участок посередине спины.

— Рай сделал мне пересадку кожи и на спине. Тебе придется обработать эту рану. Процедура та же самая.

Лорен кивнула:

— Хорошо.

Теперь у нее уже был опыт, и она быстро справилась.

Собираясь уносить поднос с медикаментами, она спросила:

— Ты не голоден?

— Нет. Но… тебе нужно сделать еще кое-что. Кожу для пересадки Рай взял… с бедра.

— Ну, думаю, это не очень трудно, — пожав плечами, сказала Лорен.

— Тебе легко говорить, — жалобно произнес Люк. — Ведь не тебе придется выставлять напоказ свой зад.

Едва удержавшись от смеха, Лорен поставила поднос.

— Я закрою глаза, — пообещала она.

— Очень смешно, — проворчал он, послушно переворачиваясь на бок.

Люк поднял простыню и обнажил одну ягодицу с повязкой.

— Только давай быстрее. Я смущаюсь.

Когда ее пальцы коснулись его кожи, он вздрогнул, и мышцы его стали твердыми, как сталь. Люк выглядел так сексуально, что она не могла оторвать от него глаз.

Кожа на его ягодицах была светлее, чем везде. Трудно поверить, что под этой нежной, словно шелк, кожей могут скрываться такие упругие мышцы.

— Какие-то проблемы? — поинтересовался он.

Лорен подскочила, затем быстро обработала рану.

— Нет, все хорошо.

Это была ложь. Проблема существовала. Большая проблема. Желание. Лорен чувствовала, как у нее внутри растекается тепло и становится тяжело дышать.

— Воздух, — отчаянно сказала она, прочистив горло.

Он удивленно посмотрел на нее через плечо:

— Воздух?

— Воздух, — повторила женщина, ломая голову в поисках подходящего объяснения. — Твоей ране нужен воздух, — внезапно нашлась она. — Нужно ненадолго снять повязку. Так все быстрее затянется.

Схватив поднос, Лорен помчалась в ванную и закрыла за собой дверь. Она сбрызнула лицо холодной водой, затем, тихо застонав, закрыла его руками.

Неужели она так долго не занималась сексом, что ее возбуждает вид голой мужской задницы? Как унизительно!

— Лорен? — (Посмотрев через плечо, она увидела Люка. На нем не было ничего, кроме обернутой вокруг пояса простыни.) — С тобой все в порядке? — обеспокоенно спросил он.

Не способная что-либо сказать в ответ, она лишь кивнула. Он подошел к ней и приподнял ее подбородок. Их взгляды встретились.

— Ты не должна это делать. Я могу позвонить Раю. Он приедет и заберет меня.

Лорен покачала головой.

— Нет. Я сама справлюсь. Я только…

Ну почему он так пристально смотрит на нее? Больше всего она боялась утонуть в его карих глазах.

— Лорен…

Он подошел ближе и обнял ладонями ее лицо. Лорен уставилась на него немигающим взглядом. Сейчас он меня поцелует, неистово подумала она. А если нет, то я сама его поцелую. Это ужасно, но как не сделать этого, когда его чувственный рот так близко, а глаза полны тепла и сострадания?

Когда Люк провел пальцем по ее губам, она опустила веки, не в силах больше ждать.

Прошептав ее имя, он наконец коснулся губами ее губ.

Ноги стали ватными, все мысли куда-то унеслись. Чтобы удержаться, ей пришлось положить одну руку ему на грудь, а другой обнять его за шею. Каждой клеточкой своего тела она ощущала его близость.

Это потрясающе, подумала Лорен. То, как он ее целовал, как естественно их тела прижимались друг к другу. В нем удивительным образом сочетались сила и нежность, и это доставляло ей несказанное удовольствие. Но хотелось большего.

Кто бы мог подумать? — пронеслось у Лорен в голове. Они вместе работали, спорили, даже спали в одной хижине. Но ни разу за все это время она и представить себе не могла, что он способен на… такое.

К ее удивлению — и крайнему разочарованию, — Люк прекратил целовать ее именно в этот момент. Открыв глаза, она обнаружила, что он смотрит на нее.

Люк тут же опустил взгляд.

— Мне жаль… Я не должен был этого делать.

— А мне нет.

Подняв голову, он озадаченно посмотрел на нее:

— Не жаль?

По-прежнему держа его за шею, она улыбнулась.

— Нисколько.

Он со стоном прислонился лбом к ее лбу.

— Тебе не следовало этого говорить.

— Почему?

— Потому что я могу захотеть поцеловать тебя снова.

— И это тебя смущает?

— Ты чертовски проницательна. Еще пять минут, и я свалюсь на пол.

Ее глаза тревожно расширились.

— Тебе плохо?

— Это из-за болеутоляющих таблеток. Я принял одну перед тем, как ты пришла: уже тогда я испытывал головокружение.

Это прозвучало так разочарованно, что Лорен рассмеялась.

— Это не смешно, — печально сказал он. — У меня есть твое разрешение поцеловать тебя еще раз, а я не смогу насладиться этим, потому что еле стою на ногах.

Лорен схватила его за руку и потащила в спальню.

— Кто сказал, что ты не сможешь? Надо просто немного приспособиться.

Уложив его на постель, она подложила ему под голову несколько подушек.

— Удобно?

Он кивнул. Тогда Лорен легла рядом с ним, уткнувшись головой ему в подмышку.

— Может, начнем? — улыбаясь, спросила она, глядя на Люка.

Криво усмехаясь, он обхватил ладонью ее щеку.

— Лорен, тебе говорили, что ты удивительная?

— Нет, но ты можешь рассказать мне об этом позже.

Люк приблизил свои губы к ее:

— Если я вырублюсь, ты на меня не обидишься?

— Только если будешь храпеть.

Он подавил смешок, затем поморщился и прижал ладонь к повязке на груди.

— Пожалуйста, не шути больше, иначе у меня разойдутся швы.

— Ты тратишь драгоценное время на болтовню, — побранила она его. — Замолчи и расслабься.

Люк распростер руки на кровати, будто предлагая ей себя в жертву.

— Только будь поласковей, — попросил он. — Я ведь всего лишь слабый мужчина.

На этот раз процесс выздоровления протекал у Люка легче, чем после предыдущих операций. Он пришел к мысли, что причиной тому была Лорен. Он скучал, когда она уходила готовить домик к приезду охотников. Люк не знал, что это были за люди, но уже невзлюбил их, поскольку из-за них проводил с Лорен меньше времени.

Люк знал, что после завтрашнего осмотра Рай разрешит ему вернуться к нормальной деятельности и у него не будет больше причин спать в ее постели. Одна мысль об этом приводила его в уныние.

Когда Лорен настояла на том, чтобы привезти его сюда, он даже и не мечтал, что будет с ней спать. Между ними не было ничего серьезного — лишь поцелуи да объятия, — но все к тому шло. Он был бы не против, если бы их отношения зашли немного дальше, но Лорен боялась, что перенапряжение может причинить ему боль.

Чтобы прогнать приступ меланхолии, он встал с дивана и подошел к окну. При ярком свете солнца крыша домика блестела, словно начищенное серебро. Он не переставал удивляться тому, сколько они с Лорен сделали за такое короткое время. Он помнил тот день, когда пришел наниматься к ней на работу. Тогда домик казался убогим и заброшенным, но железная решимость Лорен и их общие усилия вернули ему былой вид.

Она должна гордиться своим успехом, подумал Люк. Он сам гордился тем, что помог ей достичь его. Какое чувство удовлетворения испытываешь, когда возвращаешь к жизни то, что считалось никчемным и забытым!

Вдруг Люк заметил промелькнувшую в одном из окон фигуру. Узнав Лорен, он улыбнулся. Она не сказала ему, чем собиралась заниматься сегодня. Наверное, кладет мешочки с душистыми травами под подушки, на которых будут спать гости. Эта женщина придавала большое значение мелочам.

Почувствовав нестерпимое желание увидеть ее, Люк взял свою шляпу и направился к домику.

Когда Люк вошел в кухню, Рена оторвалась от готовки, чтобы посмотреть на него. Отложив в сторону ложку, она вытерла руки о передник и улыбнулась.

— Посмотрите, кто пришел, — поддразнила она. — А я уж было подумала, что Лорен насмерть залечила тебя и похоронила.

Удержавшись от улыбки, он снял шляпу.

— Нет, мэм. Она хорошо обо мне заботилась.

Очевидно, его смущение позабавило ее.

— Судя по блеску в твоих глазах, я бы сказала, что она превзошла себя, — засмеялась Рена, обнимая его. — Ты отлично выглядишь, Люк. Просто красавец.

Он покачал головой.

— Спасибо за комплимент, мэм, но я никогда не был красивым. Даже до пожара.

— Много ты в этом понимаешь, — пожурила его Рена. — Красота — не внешняя оболочка. Это то, что у тебя внутри. Когда твои глаза светятся от счастья и удовольствия.

— Да, я очень доволен. Лорен баловала меня.

Подняв бровь, Рена повернулась к плите.

— Должно быть, ты тоже не остался в долгу, потому что я видела в ее глазах тот же блеск.

Озадаченный Люк нахмурился, не зная, как он должен это понимать. В кухню вошла Лорен с большой стопкой полотенец в руках. Увидев Люка, она широко раскрыла глаза.

— Чего это ты разгуливаешь! Ты должен лежать.

Он покачал головой.

— Сколько можно лежать? Еще немного, и я окаменею. Небольшая прогулка пошла мне на пользу.

Видимо, он не убедил ее. Разглаживая складку на его шляпе, она продолжила:

— Ты еще слаб. А если бы ты упал в обморок? Мог бы удариться.

— Я силен, как бык, и схожу с ума, торча целый день в хижине. Мне необходимо что-то делать.

— Что тебе действительно необходимо, — сообщила ему Лорен, — это вернуться в постель.

Между ними прошла Рена и положила на стол пакет с яблоками.

— Без тебя ему там будет скучно, — сказала она Лорен и, подмигнув Люку, дала ему нож.

— Почисти яблоки. Это поможет тебе отвлечься.

Когда они вернулись поздно вечером в хижину, Лорен спросила Люка:

— Ты устал?

Он пожал плечами.

— Не очень.

Скривив губы, она взяла его за руку.

— Я знаю, что ты переутомился.

Он выдернул руку.

— Это не та усталость, — раздраженно сказал Люк. — Я устал, как устает любой нормальный человек к концу дня.

Не обращая на него внимания, Лорен откинула одеяло.

— Все равно ложись в постель. Я не хочу, чтобы у тебя был рецидив.

— Рецидив? — повторил он, чувствуя, как нарастает гнев. — Откуда, черт побери, у меня может быть рецидив?!

— Ты кричишь на меня?

— Как ты догадалась?! — заорал Люк. — Я не болен и не слаб. Мне больше не нужен отдых. За последние три дня я провел в постели больше времени, чем обычно за месяц. Я не хочу, чтобы меня опекали, — продолжил он, чувствуя, что уже не может остановиться. — За мной не нужно присматривать. Я взрослый мужик и могу сам о себе позаботиться.

Лорен вздернула подбородок.

— Тогда прости меня за заботу о тебе.

Увидев слезы в ее глазах, Люк понял, что обидел ее.

— Я не хотел, чтобы так вышло, — грустно сказал он, понурив голову. — Я благодарен тебе за все, что ты для меня сделала. Правда благодарен. Я только…

Он осекся, внезапно поняв причину своей злости. Он злился не из-за того, что она опекала его как маленького ребенка. Просто послезавтра его здесь уже не будет. Ремонт закончен. Человек, который хотел напугать Лорен, больше не появлялся. Так что у него нет причин задерживаться. Он вернется домой. В общежитие.

— Что только? — с вызовом бросила она.

Люк провел рукой по лицу, зная, что не может назвать ей истинную причину своего гнева. Он влюбился в нее. Это ясно. Но не мог признаться ей в своих чувствах. Если он сделает это, то потеряет возможность быть хотя бы ее другом.

— Ничего, — устало произнес он, направляясь к двери. — Сегодня я буду спать на диване.

Глава седьмая

Лорен никогда еще не чувствовала себя столь ужасно. У нее горели глаза, раскалывалась голова, желудок был готов вывернуться наизнанку. Со слезами на глазах она смотрела на пустую постель. Отчего он так обезумел? — спрашивала она себя в сотый раз.

Возможно, она слишком нянчилась с ним. Но, по правде говоря, в предыдущие два дня она обращалась с ним точно так же, и он не жаловался.

Так что же произошло? Чем она его разозлила?

Решительно выпятив подбородок, Лорен прошла в маленькую комнату. Там было темно, но она видела очертания его фигуры на диване. Подойдя к нему, она позвала:

— Люк?

Он перевернулся на живот и закрыл голову подушкой.

— Люк! — крикнула она.

Он тут же соскочил с дивана в чем мать родила и ошарашенно огляделся вокруг.

— Что случилось?

Лорен смотрела ему прямо в глаза, не решаясь опустить взгляд ниже.

— Я не могу уснуть.

Люк сел на диван, очевидно, испытывая облегчение оттого, что в хижину не ворвался грабитель, пока он спал. Взяв Лорен за руку, он усадил ее рядом с собой.

— Ты плохо себя чувствуешь?

— Нет.

Он искоса посмотрел на нее.

— Тогда в чем дело?

— В тебе.

Пристально посмотрев на нее, он вздохнул.

— Потому что я накричал на тебя.

— Частично, — призналась она.

— Прости меня, я же говорил, что сожалею.

— А что, по-твоему, произошло?

Он снова вздохнул и притянул ее к себе.

— Я сорвал зло на тебе.

— На что ты злился? — спросила она. — Я несколько часов ломала голову, пытаясь понять, что я такого сказала или сделала, но так и не нашла ответа.

— Ты не виновата.

Лорен казалось, что ее терпение вот-вот лопнет. Включив лампу, она повернулась к нему.

— Тогда в чем дело? Ведь я вижу, что тебя что-то беспокоит. Ты накричал на меня.

Опустив глаза, он положил ее ладонь себе на бедро.

— Завтра мне нужно идти на прием к врачу.

— Но ты же знал об этом все это время.

— Тогда я еще не знал того, что знаю сейчас.

Лорен нетерпеливо фыркнула:

— Люк, я ничего не понимаю.

— Завтра Рай осмотрит меня, скажет, что все хорошо, и разрешит вернуться к обычным занятиям.

Она недоверчиво посмотрела на него.

— А разве это плохо? Я думала, ты будешь рад это услышать. Ты же говорил, что сходишь с ума без дела.

Он встретился с ней взглядом.

— Это означает, что у меня больше нет причин оставаться здесь. Ремонт закончен, а тот тип, который беспокоил тебя, кажется, исчез.

У Люка был такой несчастный вид, когда он говорил о своем отъезде, что у нее защемило сердце. Лорен никогда не задумывалась над тем, сколько он пробудет здесь. Она была слишком поглощена ремонтом и заботой о Люке.

— Извини, что накричал на тебя, — продолжил Люк. — Я не хотел. Ты не заслужила этого. Я словно обезумел. Глядя, как ты ложишься в постель, я мог думать лишь о том, что больше никогда не разделю ее с тобой. Мне будет не хватать этого. Нет, — поправился он, покачав головой, — это что-то большее. Но я не могу найти достаточно сильных слов, чтобы описать ощущение потери.

— О, Люк, — печально пробормотала она, гладя его по щеке. — Это самые прекрасные слова, которые мне когда-либо говорили.

Он накрыл ее ладонь своей.

— Это правда. Целовать и обнимать тебя, зная, что это скоро закончится, было настоящей пыткой. Но я ни на что не променял бы те ночи.

От его прямоты, от искренности, с которой он говорил о своих чувствах, у нее на глаза наворачивались слезы. Странно, но она испытывала то же самое. Так что же мешает ей отдать ему всю себя без остатка? Лорен говорила себе, что не делает этого из-за страха причинить ему боль. Но знала, что это не так. Она уже один раз обожглась и боялась обжечься снова.

Но Люк совершенно не похож на Девона, напомнила она себе. Девон неоднократно подводил ее, а Люк, наоборот, поддерживал. Люк был честным, преданным, надежным, он давал, ничего не требуя взамен.

— У нас еще есть эта ночь, — обнадеживающе сказала Лорен.

С печальной улыбкой Люк отпустил ее руку и покачал головой:

— Это только усилит боль расставания. Я тебе не ровня, Лорен.

Лорен знала, что он имеет в виду. Она Тэннер. Но женщина подозревала, что под этим скрывается нечто большее, чем просто социальное положение: он считал себя физически непривлекательным.

И только от нее самой зависело, сможет ли она доказать, что Люк не прав.

Придвинувшись ближе, она взяла его за подбородок.

— В ту ночь, когда ты впервые поцеловал меня, — мягко начала Лорен, — я подумала о том, как все было совершенно. — Она провела пальцем по его губам. — Прикосновение твоих губ к моим, то, как естественно наши тела прильнули друг к другу. — Она посмотрела на Люка и улыбнулась своим воспоминаниям. — Нежность и сила — вот что я почувствовала, когда ты держал меня. Это возбуждало меня. Ты возбуждал меня, — пояснила она. — Мне так хотелось тогда заняться с тобой любовью. Еще больше мне хотелось этого следующей ночью, когда мы лежали в постели и ты обнимал меня.

Люк глубоко вздохнул.

— Это неразумно. Это может свести с ума нас обоих.

Хитро улыбаясь, Лорен обняла его за шею и притянула к себе.

— Тогда давай не будем говорить.

В тот момент, когда ее губы коснулись его рта, Люк понял, что пропал. Он был уверен, что на этот раз одними поцелуями дело не закончится.

Застонав, он посадил Лорен к себе на колени, затем откинул назад ее волосы и сильнее впился губами в ее губы. Каждое слово, произнесенное ею, каждое прикосновение ее пальцев к его телу будоражило кровь, разжигало в нем безумное желание. Он хотел Лорен здесь и сейчас, но вдруг вспомнил, что они рискуют.

— Лорен, подожди. Я не подумал о предохранении.

Ее губы нашли его рот.

— Все в порядке, — пробормотала она. — Я принимаю таблетки.

Испытав облегчение, Люк обхватил ее бедра, и она приняла его. Его тело инстинктивно дернулось, почувствовав манящее тепло. Ее язык тем временем играл с его губами. Затем она оседлала его и начала ритмично двигаться.

Люк не помнил, чтобы когда-нибудь испытывал подобное. Его кожа горела, легкие были готовы взорваться, руки и ноги дрожали, словно натянутые струны.

— Иди ко мне, — прошептала Лорен.

Страсти в ее взгляде, настойчивости в ее голосе хватило, чтобы окончательно воспламенить его, и он, издав громкий рык, настойчиво проник в самые сокровенные глубины ее естества. Спина Лорен выгнулась дугой, голова запрокинулась назад, покрывало атласных черных волос разметалось.

На ее губах заиграла легкая улыбка, из горла вырвался тихий стон. Обвив руками его шею, она нежно коснулась губами его губ и, удовлетворенно вздохнув, прошептала его имя. От этого божественного звука сердце Люка наполнилось радостью.

Стиснув ее в объятиях, он зарылся лицом в ложбинку у нее на груди… стараясь изо всех сил не думать о завтрашнем дне.

За окном спальни горизонт был окрашен в пурпурные, розовые и голубые тона, предвещая восход солнца. Люк любовался этим карнавалом красок через плечо Лорен. Ее голова покоилась у него на груди. Он ощущал ритмичное биение ее сердца под своей ладонью, слышал ее ровное дыхание. Она спала. Он же не мог заснуть. Все мысли и чувства перепутались, не давая покоя. Как он и предполагал, эта ночь изменила все. Оставить Лорен сейчас, после того как они занимались любовью, было еще тяжелей.

Но разве у него есть выбор? Он никогда не сможет жить в ее мире, а она — в его. Они не похожи, как шелк и хлопок, как алмаз и уголь. Такой женщине, как Лорен, лучше выйти замуж за адвоката или банкира, который смог бы дать ей все, что она пожелает, который вел бы ту же жизнь, к которой привыкла и она. Который был бы так же красив, как и она.

Он готов был поспорить, что ее бывший муж был именно таким.

При мысли о нем Люк нахмурился. Ему было неприятно, что кто-то другой спал с ней. Ревность — отвратительное чувство, которого он никогда раньше не испытывал. Но сейчас оно снедало его душу.

Любила ли она своего бывшего мужа? Любит ли до сих пор?

— Люк?

— Что?

— Ты слишком сильно сжимаешь меня.

— Извини.

Повернувшись в его объятиях, Лорен взглянула на него и провела пальцем по складке, залегшей меж бровей.

— Что-то не так? — обеспокоенно спросила она. Выдавив из себя улыбку, Люк поднес ее руку к своим губам.

— Нет, ничего. Я просто задумался.

— Тебя ведь беспокоит не завтрашний прием у врача?

— Нет.

— Тогда что тебя тревожит?

Люк знал, что будет мучиться от неизвестности до тех пор, пока не найдет ответа на все свои вопросы.

— Ты была замужем, — нерешительно начал он.

— Да, была, а что здесь такого? Сейчас я свободна.

— Ты любила его?

— Любила, пока он не растоптал мои чувства.

— Как?

— Он изменял, обманывал и воровал. Мой отец переписал на меня большую часть своего состояния. Я могла бы до конца своих дней безбедно жить, не ударяя пальцем о палец. Девон настоял на том, чтобы я позволила ему вложить мои деньги в дело, и я, как дура, согласилась. Сейчас от них ничего не осталось. Ни одного цента. Он промотал все, развлекаясь со своими любовницами.

Люк надеялся, что, узнав о ее прошлом, избавится от мучившей его неопределенности, но откровение Лорен только все усложнило.

— Нет, — медленно сказал он. — Я сомневаюсь, что ты могла любить человека, который тебя обманывал.

— Нет смысла спорить со мной, Люк, — заявила Лорен, идя утром к своей машине. — Я отвезу тебя на осмотр.

— Но у тебя есть свои дела, — возразил он.

— Я займусь ими, когда мы вернемся.

— Я позвоню Монти, и он отвезет меня. Мой грузовик находится на больничной стоянке, и домой я доберусь сам.

Она открыла водительскую дверцу.

— Ну, садись, а то мы опоздаем.

Нахмурившись, Люк забрался на пассажирское сиденье и пристегнул ремень безопасности.

— Какая упрямая женщина, — пробормотал он себе под нос.

— Какой глупый мужчина, — парировала Лорен.

Люк сидел, сложа руки на груди, и смотрел вперед. Когда они проезжали мимо домика, он замер, увидев выпотрошенного оленя, висящего на дереве.

Он схватил Лорен за руку.

— Останови машину.

Раздраженная этим, она попыталась высвободиться.

— Ты можешь сидеть спокойно?

Его пальцы впились ей в руку.

— Черт возьми, я же сказал, остановись.

— Отлично, — отрезала она, тормозя. — Мне все равно, как ты будешь добираться к доктору.

Когда Лорен открыла дверцу, Люк схватил ее, пытаясь помешать выйти из машины, но она все же вырвалась. Тогда он сам выскочил из машины, надеясь остановить ее прежде, чем она увидит оленя. Но, обойдя капот, услышал испуганный крик и увидел кровь, стекающую с лица Лорен. Секунду спустя она уже прижалась к нему, дрожа всем телом.

— О боже, Люк, — заплакала она. — Кто это сделал? Почему?

— Я не знаю.

Люк задержал взгляд на олене, пытаясь представить себе, кто способен на подобную жестокость, затем повел Лорен к домику.

После истории с оленем о возвращении Люка в общежитие не могло быть и речи. Нельзя оставлять Лорен и Рену одних, пока этот псих разгуливает на свободе.

Вернувшись домой после осмотра, он снял оленя и закопал его, но и это не помогло стереть с лица Лорен затравленный взгляд. Ему также не удалось уговорить ее позвонить шерифу, потому что она была твердо убеждена, что за этим стояли братья Тэннер.

Помимо неудовлетворенности, Люк испытывал чувство вины. Пока Рай осматривал его, он дважды собирался рассказать ему о том, что происходит в домике Лорен. Но оба раза верность Лорен пересилила те чувства, которые он питал к Раю.

Он посмотрел на свои руки и вспомнил, как они выглядели после пожара. Черная обуглившаяся кожа. Тошнотворный запах горелого мяса. Одурманенный лекарствами, он слышал, как медсестры шептались об ампутации. Всю кисть или только пальцы? Для Люка это не имело никакой разницы, потому что результат был бы одинаковым. Если он останется без рук, пусть лучше его пристрелят, ведь он будет ни на что не годен.

— Что ты делаешь?

Голос Лорен заставил его вздрогнуть.

— Ничего.

Она села на диван рядом с ним.

— Если у тебя зудят руки, могу дать крем.

Люк поднялся и помешал кочергой в камине, не желая, чтобы она заметила по его глазам, что он врет.

— С ними все в порядке.

Зная, что это прозвучало довольно резко, он повернулся к ней лицом, потянулся и притворился, что зевает.

— Ты собираешься ложиться? Сегодня был длинный день. Я устал.

Взяв журнал, Лорен покачала головой.

— Иди ложись, если хочешь. Я пока не хочу спать.

Это была ложь, и Люк знал об этом, но ему было понятно ее нежелание ложиться спать. С того дня, когда разбили окно, прошел почти месяц, и за это время Лорен успокоилась. Но когда она увидела оленя, ею вновь овладел страх.

— Как насчет горячей ванны? — предложил он. — Примешь ее и сразу уснешь.

Подумав немного над его предложением, Лорен покачала головой:

— Нет, ванная находится рядом со спальней. Я буду мешать тебе спать.

Он подошел к ней и поднял на руки.

— Люк! — закричала она, уронив журнал. — Что ты делаешь?

— Ты не будешь мешать мне спать, если мы примем ванну вместе.

— Но ты ведь устал.

Он толкнул ногой дверь.

— Не до такой степени, чтобы отказаться принять ванну вместе с красивой женщиной.

Лорен прикоснулась пальцем ноги к мыльному пузырю и погнала его вдоль края ванны.

— Тебе меня не одурачить. Я знаю, что ты делаешь.

Люк обнял ее и опустился глубже в воду.

— И что же?

— Ты всячески пытаешься отвлечь меня от того, что произошло сегодня.

Улыбаясь, он уткнулся носом в ее ухо.

— Ну и как, у меня получается?

У него получалось, но она не собиралась ему в этом признаваться.

— Может быть, — уклончиво ответила Лорен, выталкивая еще один пузырь. — Пока слишком рано судить об этом.

Люк положил ей на плечи руки.

— Тогда я буду стараться. Закрой глаза.

Она сделала, как он велел, и тихо застонала, когда он начал массировать ее напряженные мышцы.

— Так хорошо? — спросил он.

— Гмм.

Его руки скользнули вниз. Их прикосновения были нежными, успокаивающими. Наконец Лорен положила голову ему на грудь.

— Если я усну, — пробормотала она, — обещай, что не воспользуешься этим.

— Не слишком ли многого ты хочешь от мужчины?

Лорен нежно улыбнулась.

— Кто бы говорил. Ты слишком честный, чтобы покуситься на беззащитную женщину.

— Тогда лучше не засыпай. Я бы не хотел, чтобы твое мнение обо мне испортилось.

Когда его пальцы начали ласкать ее соски, она вздрогнула.

— Я не думала, что ты на такое способен.

— Надеюсь, у тебя никогда не будет повода усомниться во мне.

— У тебя отлично получается.

— Что?

Она положила руку на его ладонь.

— Это.

Когда он продолжил гладить ее грудь, она тихо застонала. Будто угадав ее желание, Люк опустил ладонь ниже и накрыл шелковый холмик. Лорен напряглась и, вздохнув, раздвинула ноги. Он опустил руку еще ниже и коснулся пальцем пульсирующей складки.

— Люк, — прошептала она, дотронувшись рукой до его лица, — пожалуйста.

Он поцеловал ее в ухо.

— Пожалуйста что?

Лорен сжала колени, боясь, что взорвется от напряжения, нараставшего у нее внутри.

— Люби меня, — умоляла она. — Пожалуйста, люби меня.

— Обхвати меня за шею, — сказал он, приподнимая ее.

Желая угодить ему, она обвила руками его затылок.

— Держись за меня и закрой глаза, — приказал Люк.

Б этом положении она чувствовала себя уязвимой, ранимой, но знала, что ему можно доверять.

Он накрыл ладонями ее груди и начал их поглаживать. Каждое его прикосновение вначале шокировало ее, затем прокатывалось по телу все нарастающей волной возбуждения. Ее соски горели, женское естество затрепетало.

Почувствовав внизу живота его набухшую плоть, Лорен с трудом поборола искушение начать ласкать его.

— Люк, — умоляла она, вздыхая.

И Люк внял ее просьбе. Их тела слились воедино. Лорен откинулась назад и застонала от удовольствия.

Мир словно разорвался на тысячи разноцветных осколков.

— Люк! — выкрикнула она, выгибаясь дугой.

Он крепко прижал ее к себе и зарылся лицом в ее шею.

— Все хорошо, малышка. Я здесь, с тобой.

— О, Люк, — прошептала Лорен. — Я еще никогда не испытывала ничего подобного. Ощущения… с закрытыми глазами… как будто усилились в сто раз.

Нежно улыбаясь, Люк заправил ей за ухо темный локон.

— В этом вся суть. Когда ты не можешь видеть, другие чувства обостряются.

Лорен замерла.

— Пожар. Ты знаешь об этом из-за пожара.

Он кивнул.

— Некоторое время вся моя голова была забинтована. Поначалу было жутко. Я учился пользоваться другими чувствами. Они заменяли мне глаза.

У Лорен сжалось сердце. Она провела пальцем по его ресницам.

— Я даже представить себе не могу, насколько ужасно это было.

— Настоящий кошмар. Я бы солгал, если бы сказал, что это не так. Но люди, которые заботились обо мне, были очень добры. Старались изо всех сил, чтобы уменьшить мои страдания.

Потрясенная тем, какую боль ему пришлось перенести, она обняла его за шею и положила голову ему на грудь.

— Как бы я хотела быть там. Я бы позаботилась о тебе.

Люк поцеловал ее в макушку.

— Ты бы ничего не смогла сделать.

Лорен встретилась с ним взглядом, не стыдясь блестевших в ее глазах слез.

— Но я бы могла сидеть рядом. Держать тебя за руку, когда тебе было страшно.

Он обнял ее лицо.

— Одна только мысль об этом доставляет мне несказанное удовольствие. — Улыбаясь, Люк подмигнул ей. — Давай вылезать из ванной, пока мы не сморщились, как чернослив.

Он приподнялся, но Лорен остановила его.

— Люк… — Настал момент поделиться с ним тем, что было у нее на сердце. — Я… Я думаю, что люблю тебя.

На мгновение он замер, затем медленно опустился в воду, не сводя глаз с Лорен.

— Иногда люди принимают жалость за любовь. От этих слов у нее чуть не разорвалось сердце.

— Это не жалость, — уверила она его. — Я не могу объяснить, когда или почему это произошло, но знаю, что хочу быть с тобой. Когда ты рядом, я испытываю ощущение полноты. Я счастлива и довольна.

— Я чувствую то же самое.

Лорен хотела что-то сказать, но он прижал палец к ее губам.

— Я ведь тебе не ровня. Я ковбой и навсегда им останусь. Ведь у меня даже нет диплома об окончании средней школы.

— Ты думаешь, это имеет для меня какое-то значение? — Она положила руку ему на сердце. — Самое главное то, что здесь. Ты благородный, добрый, честный, искренний. Мне неважно, какие у тебя дипломы и сколько ты зарабатываешь. Я люблю тебя.

Он крепко сжал ее в объятиях.

— Я тоже люблю тебя. Но знай, если ты когда-нибудь передумаешь, я пойму.

Немного отстранившись, она посмотрела ему прямо в глаза.

— Я не передумаю, Люк. Я всегда буду любить тебя.

Глава восьмая

Лорен, пританцовывая, вошла в кухню. На ее щеках горел румянец, глаза блестели.

— Доброе утро, Рена, — весело сказала она.

Рена нахмурилась:

— Уж не знаю, что в нем доброго. Ваша чертова собака полночи не давала мне спать.

Когда Лорен забрала Люка из больницы, она настояла на том, чтобы Бадди поселился в домике, боясь, что он может причинить Люку боль.

— Бадди болен?

— Нет. Он хотел спать со мной, и отрицательный ответ его не устроил.

Лорен рассмеялась, представив себе ночную битву Рены и Бадди.

— И кто победил?

— А как ты думаешь? Он больше, чем я. — Все еще хмурясь, она с рвением принялась тереть сковородку. — Он вел себя в постели, как самая настоящая свинья, толкался, пока чуть не спихнул меня с кровати.

Лорен, смеясь, обняла Рену.

— Прямо как Люк.

Та подняла бровь.

— Значит, ты с ним спишь?

— Да, я люблю его.

Рена одобрительно кивнула.

— На этот раз тебе повезло. Люк — хороший человек.

— Самый лучший, — улыбнувшись, поправила ее Лорен. — Не думаю, что он с этим согласен, но я уверена, что он изменит свое мнение.

Рена озадаченно посмотрела на нее:

— Он не разделяет твоих чувств?

— О, он тоже любит меня. Просто ему трудно поверить в то, что я действительно его люблю.

Рена фыркнула:

— Этот парень просто слеп, когда дело касается самооценки. Готова поклясться, что его самолюбие сгорело в том пожаре.

— Шрамы — не самое страшное, — согласилась Лорен. — Ему нужно окрепнуть морально.

— Думаю, он в этом заметно преуспел. Он перестал все время ходить в перчатках и прятать лицо под шляпой.

— Меня до сих пор удивляет, что он стыдится своего лица, — заметила Лорен.

— Рай хорошо поработал, ничего не скажешь.

При упоминании о Рае Лорен нахмурилась и, посмотрев на часы, вспомнила о том, зачем пришла.

— Мне нужно поспешить, если я хочу застать его.

— Кого? Люка?

— Нет, Рая. Я решила, что настало время раскрыть карты. Через несколько дней должны приехать охотники, и я не хочу, чтобы у них возникли проблемы.

Рена с сомнением посмотрела на нее.

— Ты правда думаешь, что за всем этим стоят Тэннеры? Мне, например, показалось, что сыновья Бака довольно милые ребята.

— А кому еще надо меня запугивать? — с вызовом бросила Лорен. — Бак хотел отвоевать у моего отца собственность, завещанную дедом, а после его смерти за дело принялись пятеро его сыновей. — Она решительно выпятила подбородок. — Но они ошиблись. Меня так легко не напугать.

Положив мочалку, Репа стала развязывать фартук.

— Я поеду с тобой.

— Нет.

— Тогда возьми с собой Люка, — посоветовала Рена. — Его поддержка тебе не помешает.

— Не могу. Монти заехал за ним рано утром, чтобы забрать его грузовик с больничной стоянки.

Ранчо Тэннеров было в точности таким же, каким она его помнила. Последний раз она навещала дядю и кузенов, когда ей исполнилось четыре года. Рена считала, что тогда отец Лорен предпринял отчаянную попытку помириться с Баком. Лорен тот визит показался настоящим кошмаром. Когда двое мужчин стали осыпать друг друга проклятиями, она испугалась, спряталась в чулане и зажала уши. Эйс, старший сын Бака, нашел ее и вытащил оттуда, пообещав показать своего щенка. Она была с Эйсом в конюшне, пока за ней не пришел отец.

Хотя дом Тэннеров был того же размера, что и дом ее отца в Далласе, он казался намного больше, потому что все комнаты были расположены на одном этаже. Часть была построена в начале девятнадцатого века. По мере того как благосостояние семьи возрастало, делались пристройки. В результате получился приземистый каменный дом, впечатляющий как своим дизайном, так и размерами.

Но пока Лорен стояла на пороге и ждала, когда ей откроют, она не думала о размерах дома. Все ее мысли занимала ненависть, которую она испытывала к сыновьям Бака Тэннера.

Наконец дверь открылась. Показавшаяся за ней женщина с любопытством посмотрела на нее.

— Чем могу помочь?

— Мне нужно увидеть Рая.

— Сейчас его нет дома. Он в коровнике. Одна из коров никак не может отелиться, — объяснила женщина. — Не хотите войти и подождать его? Он скоро вернется.

Решив раз и навсегда все обсудить с Раем, Лорен покачала головой.

— Спасибо, но лучше я поеду прямо туда.

Лорен добралась до коровника и, глубоко вздохнув, вошла внутрь.

— Рай? — позвала она. — Это Лорен. Мне нужно с тобой поговорить.

Послышался какой-то шорох, затем из стойла вышел Рай.

— Лорен? — удивился он и поспешил к ней, вытирая руки о джинсы. — Не могу поверить, что ты здесь.

Он схватил ее руку и потряс.

— Тебе следовало предупредить о своем приезде. Я бы позвонил братьям. Им бы тоже очень хотелось встретиться с тобой.

Его доброжелательный тон оставил ее равнодушной. Выдернув свою руку, Лорен ответила:

— Это не визит вежливости.

Рай озадаченно посмотрел на нее:

— У тебя какие-то проблемы?

— Да, — отрезала она. — Ты и твои братья. Я знаю, чего вы добиваетесь, и пришла сказать, что вы попусту теряете время. Я никуда отсюда не уеду. Вам не видать моего домика, как своих ушей.

Рай в замешательстве уставился на нее.

— О чем ты говоришь?

Она начала пересчитывать все свои злоключения по пальцам:

— Разбитое окно. Ветка, упавшая мне на голову. Мертвый олень, висящий на дереве. Но вам не удалось меня напугать. Теперь мой дом здесь!

— Мы не хотим, чтобы ты уезжала, — настаивал Рай. — Наоборот, мы рады твоему появлению.

— Ну конечно, — мрачно сказала она.

— Это правда. Мы…

— Рай, я нашел антибиотик, который тебе нужен.

Услышав голос, Лорен обернулась и очень удивилась, когда увидела направляющегося к ним Люка. Заметив ее, он резко остановился.

— Что ты здесь делаешь? — воскликнула Лорен.

Нахмурившись, он подошел к ней:

— Лорен, я могу все объяснить.

Тут вмешался Рай.

— Может, лучше это сделаю я. В конце концов, я во всем виноват.

Лорен ошеломленно уставилась на Рая.

— В чем ты виноват?

— В этом… недоразумении. Узнав, что натворил твой муж, мы стали беспокоиться о тебе и решили предложить свою помощь. Когда ты отказалась, мы искали способ присматривать за тобой на тот случай, если у тебя возникнут проблемы. Люк работает на нас, и мы попросили его наняться к тебе.

Лорен не просто разозлилась, она клокотала от ярости. И еще в душу закралось горькое ощущение того, что ее снова предали.

Дрожа всем телом, она сжала кулаки.

— Ты платил ему, чтобы он шпионил за мной?

— Он не шпионил.

— Ты платил ему? — повторила она, повысив голос.

Рай смотрел на нее широко раскрытыми глазами. Ее реакция удивила его.

— Да.

— Я хочу, чтобы ты предоставил мне полный отчет о том, сколько он получил, пока работал на меня.

— Но… зачем?

— Потому что я собираюсь вернуть тебе все до единого цента.

Развернувшись, она помчалась к своей машине.

— Лорен, подожди!

Проигнорировав просьбу Люка, она открыла дверцу. Но он все же догнал ее.

— Лорен, пожалуйста, позволь мне все объяснить.

Чтобы не разрыдаться, она сделала глубокий вдох.

— Ты лгал мне. Я доверяла тебе, даже влюбилась, а ты все это время работал на Тэннеров. Это было частью плана? Соблазнить меня, чтобы завоевать мое доверие? Может, даже уговорить продать им мою собственность?

— Лорен, прошу тебя.

Когда он протянул к ней руку, она отпрянула.

— Не смей больше прикасаться ко мне. Никогда!

С этими словами Лорен села в машину и, громко хлопнув дверцей, уехала. Ее глаза ничего не видели от слез, а биение сердца заглушало рев мотора.

Братья сидели за кухонным столом. Место главы семьи после смерти Бака занимал Эйс. Люк сидел напротив него и слушал, как Рай пересказывал свой разговор с Лорен.

— В том, что произошло, вины Люка нет, — подытожил он. — Люк согласился выполнить нашу просьбу только из преданности нам. Но все усложнилось, потому что Лорен успела его полюбить и сейчас думает, что соблазнить ее было частью нашего плана. Мы должны их помирить.

— Я с тобой согласен, — сказал Эйс и посмотрел на Люка. — Но, думаю, что сначала Люк должен объяснить, почему он ничего нам не рассказывал о том, что происходило в домике Лорен.

Люк опустил глаза. Ему было неловко перед Тэннерами.

— Итак, Люк, — подгонял его Эйс. — Мы же послали тебя туда именно за этим. Так почему же ты молчал?

Подняв голову, Люк посмотрел прямо в глаза Эйсу.

— Я хотел. Я даже пытался убедить ее пожить у вас, пока мы не поймаем того человека.

— И почему же она этого не сделала? — с вызовом произнес Эйс.

— Об этом нужно спрашивать у вас, — бросил ответный вызов Люк. — Она вас ненавидит и уверена, что вы подстроили все это, чтобы выжить ее из собственного дома.

— Но это же нелепо, — сказал Рай. — Нам не нужен ее домик, а если и был бы нужен, мы бы прямо попросили ее продать его нам и не стали бы прибегать к подобным трюкам, чтобы выжить ее отсюда.

— Именно это я ей и говорил, — ответил Люк, глядя поочередно на каждого из братьев. — Вы, случайно, не знаете, кто может быть заинтересован в ее отъезде? Кроме вас, она никого здесь не знает и еще не успела нажить себе врагов.

— Ты думаешь, что за всем этим стоим мы? — недоверчиво спросил Рай.

Люк выпрямился и расправил плечи.

— Месяц назад я поколотил бы любого, кто плохо отозвался бы о вашей семье. Но я знаю Лорен. Я люблю ее. Она не из тех, кто стал бы таить обиду, не имея на то веских причин. Теперь объясните мне, почему она так ненавидит Тэннеров?

Братья переглянулись. Первым заговорил Эйс.

— Мы не знаем, — устало сказал он. — Мы полагали, это из-за того, что Бак пытался заставить Рэндалла продать домик. Но ведь Бак умер, а мы не сделали ничего плохого. Черт возьми, — разочарованно добавил он, — мы, наоборот, хотели помочь ей.

За пылкой речью Эйса последовала тишина. На этот раз первым заговорил Рори, младший из братьев.

— Я думаю, мы должны встретиться с ней. Чтобы раз и навсегда все прояснить. Может, ей известно что-то, чего не знаем мы. Вы же помните, каким был Бак. Он мог сделать или сказать что-то, что настроило ее против нас.

— Например? — спросил Рай.

— Откуда мне знать, — ответил Рори, пожав плечами. — Но если Бак что-то сделал, то непременно что-то подлое и низкое.

Вернувшись домой после ссоры с Люком, Лорен стала яростно полировать обеденный стол.

— Ты протрешь в нем дыру, — пошутила Рена.

Лорен фыркнула, но продолжила тереть.

— Я хочу, чтобы к завтрашнему приезду охотников все сияло.

— Ты принимаешь охотников, — напомнила ей Рена, — а не английскую королеву.

— Все гости, независимо от их статуса, заслуживают одинакового обращения.

Рена разочарованно вздохнула.

— Поговори с Люком, — увещевала она. — Я уверена, что он сможет все тебе объяснить.

Не обращая на нее внимания, Лорен спросила:

— Кофе и кексы готовы?

Рена вздохнула.

— Да, кексы уже остывают.

Лорен хлопнула ее по плечу.

— Сливки! — воскликнула она. — Я забыла купить сливки для кофе.

— Но ты ведь не собираешься ехать в город за пакетом сливок? Это глупо.

— Глупо или нет, — ответила Лорен, открывая дверь, — но это именно то, что я собираюсь сделать.

Выйдя на крыльцо, она застонала:

— О нет.

— Что-то не так? — спросила Рена, последовав за ней.

— Похоже, у нас гости.

Вытянув шею, Рена увидела внедорожники, подъезжающие к домику.

— Ты правильно записала дату? — спросила она, нахмурившись.

— Это не охотники, а Тэннеры.

Удивленно покачав головой, Рена повернулась к двери.

— Пойду закрою ставни. Кажется, скоро начнется гроза.

— Трусиха, — пробурчала Лорен.

Она расправила плечи, готовясь к битве.

— Вам здесь не рады, — сказала она мужчинам, когда они выбрались из машин. Затем, посмотрев на Люка, добавила: — Особенно тебе.

Кончики его ушей покраснели.

Как по команде, мужчины остановились и сняли шляпы. На мгновение Лорен почувствовала себя неловко. Высокие, широкоплечие, темноволосые братья Тэннер возвышались перед ней, словно несокрушимая стена.

Человек, стоявший в центре, сделал шаг вперед.

— Лорен, я Эйс. Сомневаюсь, что ты помнишь меня…

— Рауди, — медленно произнесла она. — Так звали твоего щенка. Когда наши отцы начали ругаться, я испугалась и спряталась в чулане, а ты вытащил меня оттуда, обещая показать щенка.

Он поднял бровь, очевидно, удивленный тем, что она помнит об этом случае.

— Не могу поверить! Ты же была совсем маленькой.

— Добрые дела редко забываются.

Поскольку Эйс был однажды добр к ней, она выслушает его. Лорен жестом разрешила им войти.

— У вас есть десять минут. Не больше.

Кивнув в знак согласия, Эйс вошел в домик. За ним последовали его братья и Люк.

Остановившись в середине большой комнаты, Эйс огляделся.

— Ты хорошо поработала. Можно подумать, что я вернулся на машине времени на пятьдесят лет назад.

Лорен указала им на кожаные диваны, а сама села в кресло.

— Домик долгие годы находился в запустении. Это понятно, — горько сказала она, — принимая во внимание обстоятельства.

Эйс со вздохом сел и повесил шляпу на колено.

— Как раз об этих обстоятельствах мы и хотим с тобой побеседовать. — Он посмотрел на Люка и добавил: — Люк говорил, что ты не очень нас жалуешь.

Не стыдясь своих чувств, Лорен посмотрела ему прямо в глаза.

— Да, это так. Твоя семья причинила моей семье столько страданий!

Эйс укоризненно посмотрел на нее.

— Не спорю, Бак был не подарок, но сомневаюсь, что проблему с продажей домика, можно назвать страданиями.

— Правда? — с вызовом спросила Лорен. — Мне известно, что вы потеряли мать, когда были детьми.

— Да. Она умерла от рака. — Он озадаченно посмотрел на нее. — Но причем здесь это?

— Я тоже рано потеряла свою маму. В двенадцать лет.

Эйс сочувственно кивнул.

— Я понимаю, как тебе было тяжело. Мы тоже очень любили маму и долго переживали ее утрату.

— Моя мама покончила с собой.

Эйс нахмурился. Очевидно, он был сбит с толку.

— Но ты же не считаешь нас виноватыми в ее смерти?

— Считаю, — холодно ответила Лорен. — Если бы не ваш отец, она до сих пор была бы с нами.

— Извини, Лорен, но, видимо, я чего-то не понимаю.

Она поднялась. Ее глаза блестели от гнева и обиды, которую она таила в душе все эти годы.

— Ваш отец использовал мою мать. Заставил ее поверить в то, что любит ее. Обещал на ней жениться, если она разведется с моим отцом. Он был умен. Очарователен. Убедил ее, что при разводе она получит хорошую долю. — Лорен больше не могла оставаться спокойной и начала ходить туда-сюда. — В тот день, когда мама заговорила с отцом о разводе, она представила ему список своих требований. Среди них был и охотничий домик. Это было ошибкой Бака. Мой отец любил жену и сделал бы все, чтобы она была счастлива. Даже развелся бы с ней, если бы она пожелала. Но, увидев в списке домик, папа понял, что за всем этим стоит Бак, который использовал маму в своих интересах. Тогда отец объяснил ей, что Бак просто хочет свести счеты с ним. — Прежде чем продолжить, Лорен сделала глубокий вдох. — Она застрелилась. Пуля вошла в правый висок и проникла в мозг. Было удивительно, что она не умерла сразу. Врачи поддерживали ее жизнь в течение восемнадцати часов. Когда папа давал разрешение отключить ее от аппарата, он плакал. Он до сих пор плачет. Несмотря на то что она изменила ему с его собственным братом, он любил ее и будет любить до конца своих дней. Ты спросил меня, почему я вас не люблю. Теперь вы знаете, почему. — Лорен подошла к двери и открыла ее. — Извините, но завтра сюда приедут гости, и мне нужно подготовиться.

— Я не виню Лорен за то, что она ненавидит нас, — сказал Рори.

— Но ведь мы не имеем к этому никакого отношения, — возразил Вудро Тэннер.

Эйс поднял руку, чтобы прекратить спор.

— Я согласен с вами обоими. Причина ее обиды понятна.

— Грехи нашего отца, — выругавшись, пробормотал Рори. — Не знаю, как вы, но мне надоело расплачиваться за них.

— А что ты можешь с этим поделать?

— Не знаю, но так не должно продолжаться. Старик мертв. Почему бы не похоронить его грехи вместе с ним?

— Для всех его грехов в гробу не хватит места, — пробурчал себе под нос Вудро. Поймав устремленный на него неодобрительный взгляд Рори, он сказал, защищаясь: — Не успели мы потушить то пламя, которое он зажег, как разгорелось новое.

— Дайте Лорен время, — спокойно посоветовал Люк.

— Сколько времени ей нужно? — разочарованно спросил Рай. — Со смерти ее матери прошло уже более пятнадцати лет.

— Но у нее не было возможности плюнуть в лицо виновному, — ответил Люк.

— И не будет, — напомнил ему Эйс. — Бак мертв.

— Зато есть возможность выместить обиду на его сыновьях. Это помогает ей разрядиться.

— Но это же смешно, — возразил Вудро.

Эйс поднял руку:

— Нет. Люк прав. Если бы мы обо всем знали, то уже давно могли бы положить конец вражде. До сих пор мы даже не догадывались об истинной причине. Теперь многое можно исправить.

— Да она не дала нам и слова сказать, — недовольно проворчал Вудро.

— Вот-вот, — согласился Вит Тэннер.

— У нас еще будет время поговорить, — произнес Эйс. — Сейчас куда важнее найти того мерзавца, который хотел напугать Лорен. — Он посмотрел на Люка. — Ты не знаешь, кто бы это мог быть?

Люк покачал головой.

— В ту ночь, когда разбили окно, я искал следы, но ничего не нашел. После инцидента с веткой — тоже.

— Почему ты не позвонил шерифу? — поинтересовался Эйс.

Люк поднял бровь.

— Ты правда хочешь знать?

— Разве я стал бы спрашивать, если бы не хотел?

— Она заявила, что звонить шерифу бесполезно, потому что здесь все принадлежит Тэннерам.

Эйс встал, потирая подбородок.

— У меня дурное предчувствие. Она считает виноватыми нас. Но мы-то знаем, что это не так, значит, ей все еще угрожает опасность.

Люк встал и надел шляпу.

— Я позабочусь о ней.

Рай с сомнением посмотрел на него:

— Думаешь, Лорен этого захочет? Из-за положения, в котором ты оказался по нашей вине, она считает тебя таким же, как мы.

— Неважно, что она обо мне думает, — ответил Люк. — Я не переживу, если с ней что-нибудь случится.

Глава девятая

Люк пробирался сквозь лес, дрожа и проклиная себя за то, что не надел куртку. Октябрьские ночи становились все холоднее.

Пока все было спокойно. Прячась в тени деревьев, он несколько раз обошел территорию, но не заметил ничего подозрительного… хотя Бадди напугал его до смерти. Наверное, его выпустила Рена, и он, учуяв Люка, понесся напролом, чтобы поприветствовать его. Громкий лай, наверное, разбудил всех в округе. И Лорен тоже.

При мысли о ней его сердце сжалось. Он потерял ее навсегда. В этом не было сомнения. Во всем виноват только он сам. Люку было известно, что она делала с мужчинами, которые ей лгали — разводилась с ними. Избавиться от Люка гораздо проще — она просто вычеркнула его из своей жизни.

Он заслужил такое отношение, но осознание этого ничуть не ослабило боль в груди. Он любил ее и будет любить всегда.

Люк постарался взять себя в руки. Лорен чудесно относилась к нему. И была слишком хороша для него. Единственное, что он мог сделать в благодарность — защитить ее. Поймать человека, который пытался навредить ей.

Остановившись у дерева рядом с хижиной, Люк прислушался. Очевидно, Лорен спала, потому что окна были темными. Из трубы вилась тонкая струйка дыма. Это означало, что огонь в камине все еще горел. Он снова вздрогнул, мечтая о тепле и вспоминая о том, как ему было хорошо рядом с Лорен на диване возле камина.

Немного постояв, он с тяжелым сердцем отправился дальше.

Лорен снился Люк. Они занимались любовью. Он лежал рядом с ней, его теплые карие глаза светились от счастья. Его сильные руки ласкали ее тело. Она любила его руки. Хотя он стыдился шрамов, покрывавших их, молодая женщина знала, какими нежными они могут быть.

Она глубоко вздохнула, пытаясь удержать в памяти те незабываемые ощущения, которые он ей подарил.

Затем ей приснился другой сон. Ее легкие жгло от дыма. Он был таким густым, что сквозь него ничего не было видно. Он наполнял грудь, сдавливал горло. Вдалеке горела конюшня. Она видела пламя, лизавшее небо. В дверях появилась фигура в горящей одежде. Люк. Произнеся мысленно его имя, Лорен услышала его крики. Она побежала. Ее сердце бешено стучало, глаза были прикованы к его лицу, искаженному от боли и ужаса. Но как ни старалась, она не могла до него добраться. Пламя вздымалось все выше, охватывая его целиком…

Внезапно пробудившись, Лорен подскочила на кровати. Комната была полна дыма, и она закрыла глаза, уверенная, что до сих пор находится во власти сна. Но когда она вновь открыла их, дым никуда не исчез. Плотный туман окутывал ее словно саван. Лорен начала кашлять, задыхаясь от едкого запаха, и поспешила к двери, но остановилась и в ужасе уставилась на дым, струящийся из-под нее.

Вытянув руки, она повернулась и, как слепая, пошла на ощупь к окну. Когда ее пальцы коснулись стекла, она облегченно вздохнула. Зная, что нельзя терять ни секунды, Лорен нащупала шпингалет и, открыв его, стала поднимать раму.

Та не поддавалась. Женщину охватила паника. Стиснув зубы, она изо всех сил надавила на раму, но, задыхаясь от дыма, тут же безвольно опустилась на пол и закрыла лицо руками. Спасения не было.

Я умру, подумала Лорен и спокойно примирилась со своей судьбой. Она не сможет выбраться из хижины. Ее некому спасти.

Люк! Лорен заплакала. Как ей хотелось извиниться перед ним, взять назад те обидные слова, которые она наговорила ему, сказать в последний раз, что любит его…

Окно — вдруг пришло ей в голову. Это единственная надежда на спасение. Нужно разбить стекло. Борясь с дымом, Лорен закашлялась, затем схватила полотенце и, намочив его, прижала ко рту.

Дышать становилось все труднее. Руки налились свинцом, глаза и разум затуманились. Она поползла к окну. Всего несколько шагов, уговаривала себя Лорен. Еще чуть-чуть…

Вокруг нее сгущалась темнота. Она так устала. Люк! Ей нужен Люк. Она хотела снова оказаться в его сильных руках, положить голову ему на грудь. Она вытянула руку и царапнула ногтями по деревянному полу. Голова была такой тяжелой! Слишком тяжелой, чтобы поднять ее. Тяжело дыша, Лорен опустила ее на пол. Она только отдохнет минутку…

Темнота становилась все гуще и гуще, пока не поглотила ее.

Люк остановился и потер ладонями лицо, чтобы прогнать сонливость. Еще несколько часов, сказал он себе и пошел дальше. Через несколько часов взойдет солнце и Лорен будет в безопасности. Тот человек всегда действовал ночью. Этот трус прятался под покровом темноты, чтобы скрыть свои злодеяния.

Слева хрустнула ветка. Люк повернулся и поднял ружье. На тропинке стояла олениха. Ее испуганные глаза мерцали в темноте. Вздохнув, Люк опустил ружье и нетерпеливо махнул рукой.

— Беги, — пробормотал он. — Я охочусь не за тобой.

Олениха помчалась сквозь кустарник.

Обессиленный Люк опустился на пень и положил ружье на колени. Отсюда была видна жестяная крыша хижины. На коньке возвышалась каменная труба. Заметив, что из нее больше не идет дым, Люк нахмурился, затем медленно поднялся. Странно. Даже если бы огонь догорел, угли тлели бы до сих пор. Не сводя глаз с трубы, он пошел к хижине. Чем ближе он подходил, тем быстрее становились его шаги. В окне спальни Люк заметил свет. Но свет был какой-то странный.

Дым! Люк побежал, перепрыгивая через кустарник. Достав на ходу сотовый телефон, он набрал номер ранчо. После второго гудка в трубке послышался сонный голос Рая.

— Лорен ранена! — прокричал он. — Вызывай «скорую» и пожарных.

Прежде чем Рай смог что-то сказать, Люк отключил телефон и помчался еще быстрее.

Когда он добрался до хижины, его сердце стучало, подобно молоту кузнеца, а легкие раздувались, как меха. Перепрыгнув одним махом через все ступеньки, он подергал дверную ручку. Обнаружив, что дверь заперта, Люк выругался и спрыгнул на землю. Обогнув хижину, он остановился перед окном спальни. Приложив ладонь козырьком к глазам, заглянул внутрь.

Когда Люк увидел Лорен, неподвижно лежащую на полу, его сердце на миг остановилось, затем вновь бешено заколотилось. Стиснув зубы, он поднял ружье и со страшной силой ударил прикладом по стеклу. Посыпались осколки, и дым повалил на улицу. Люк бросил ружье и, прикрывая одной рукой лицо, другой нащупал шпингалет. Обнаружив, что он не заперт, Люк надавил на раму и, подняв ее, перекинул ногу через подоконник.

— Лорен!

Он упал на колени рядом с ней, его глаза и легкие горели от дыма. Не зная, ранена она или нет, он помедлил немного, затем поднял женщину на руки, вылез наружу и побежал. Очутившись на безопасном расстоянии от хижины, он остановился и опустил ее на землю.

Ослепленный слезами, Люк взял ее лицо в ладони.

— Лорен, — с трудом произнес он, касаясь лбом ее лба.

Услышав собачий лай, Люк обернулся и увидел Рену и Бадди.

— Что случилось? — заплакала Рена, опускаясь на колени рядом с ним.

— Дым, — ответил он, нажимая ладонями на грудь Лорен, чтобы очистить ее легкие.

Вдалеке послышался вой сирен.

— Идите в домик и встретьте «скорую», — скомандовал он. — Проводите их сюда.

Он продолжил делать Лорен искусственное дыхание, ожидая медиков. Приехав, они велели ему отойти в сторону и уложили ее на носилки.

— Что произошло?

Люк оглянулся и увидел братьев Тэннер. Рай свернул и побежал к машине «скорой».

— Я не знаю, — сглотнув, ответил Люк. — Хижина была полна дыма, а Лорен лежала на полу в спальне. Я разбил окно и вытащил ее.

Он вспомнил, каким мягким и безжизненным было ее тело, затем посмотрел в сторону отъезжающей «скорой».

— Я нащупал у нее пульс. Он был слабый. Сделал ей искусственное дыхание. Затем появились медики и прогнали меня.

Эйс обнял Люка за плечи и сказал:

— Рай поехал с ними. Он позаботится о том, чтобы ей оказали необходимую помощь.

Подавленный Люк в ответ лишь кивнул.

Не успела «скорая» скрыться из виду, как приехала пожарная машина.

Пожарные вытащили свое оборудование, приставили лестницу к стене хижины, и один из них залез на крышу. Он подошел к трубе и заглянул в нее. Затем позвал своего коллегу. Из трубы извлекли тлеющее одеяло.

Люк повернулся к Эйсу. Его лицо было искажено от ярости.

— Кто-то пытался убить ее. Закрыл трубу, чтобы хижина заполнилась дымом.

Эйс мрачно кивнул:

— Похоже на то.

Люк понесся в глубь леса. Эйс догнал его и схватил за руку.

— Ты куда собрался?

— Найти того сукиного сына, который сделал это.

— Подожди немного. Ты не можешь пойти неподготовленным. Вдруг тот тип вооружен.

— У меня есть ружье. С его помощью я разбил окно.

— Мы позвоним шерифу, — сказал Эйс. — Пусть этим занимается полиция.

Люк вырвался.

— К черту полицию! Пока сюда приедет шериф, тот гад будет уже далеко. Я сам найду того, кто покушался на жизнь Лорен, и он мне за все заплатит.

Вудро подошел к Люку.

— Один ты не пойдешь. — Он оглянулся на братьев. — Мы с тобой. Ведь это касается и нас.

— Хорошо, — ответил Люк. — Я обыщу территорию прямо за хижиной. Вит и Вудро прочешут лес слева. Эйс и Рори — справа. Встречаемся на конюшне. Если кто-то что-то найдет, пусть выстрелит в воздух. — Он стиснул зубы. — А когда мы найдем сукиного сына, он мой. Ясно?

Вся усталость, которую испытывал Люк до того, как нашел Лорен, куда-то испарилась. Каждый нерв в его теле был сосредоточен на поисках человека, причинившего вред любимой. Он обследовал лес, прислушиваясь к малейшему шороху, присматриваясь к малейшему движению.

К счастью, он был знаком с местностью. Она примыкала к «Бар-Т», и Люку частенько приходилось искать здесь скот Тэннеров. Держа ружье наготове, он размышлял над тем, где мог укрыться преступник. Здесь были тысячи деревьев, болотца и овражки, поросшие таким густым кустарником, что в нем мог запросто спрятаться взрослый олень.

Даже зная о том, что искать здесь человека, все равно что искать иголку в стоге сена, Люк был полон решимости. Он найдет этого типа и поквитается с ним.

Услышав какой-то шум, он остановился и закрыл глаза, прислушиваясь, пока опять не услышал тот странный шум. Это был хохот сумасшедшего.

Пригнувшись, Люк начал осторожно пробираться сквозь заросли, отодвигая ветки прикладом ружья. Услышав хохот снова, он присел. Хотя и очень слабый, этот звук вовсе не был плодом его воображения. Там действительно кто-то был.

Люк принюхался. Пахло дымом. Костер? Стиснув зубы, он поднялся и последовал на запах дыма. Перед ним лежало болотце. Люк лег на живот и всмотрелся вдаль. Он разглядел слабый свет костра и шалаш из веток и травы. Уверенный в том, что преступник находится в шалаше, Люк уперся руками в землю и приподнялся.

Удар по затылку вернул его в прежнее положение. Ослепленный болью, он перекатился на бок, и второй удар не попал в цель. Люк увидел мужчину с дубиной в руках, находящегося угрожающе близко от него. Люк вскочил на ноги и сжал кулаки, готовясь к борьбе. Его ружье лежало на земле, но Люк не мог до него дотянуться.

Зная, что ему придется полагаться на свою силу и ум, он начал ходить кругами вокруг своего противника, оценивая его силу. Мужчине было под шестьдесят, но он был ловок и силен.

— Кто вы? — прорычал Люк. — Что вы имеете против Лорен?

Старик снова зловеще засмеялся и замахнулся дубинкой. Люк отскочил, втянув живот, и удар снова прошел мимо.

— Какая разница, как меня зовут, — ответил старик, кружа вокруг Люка. — Эта женщина украла мою собственность, и я просто пытаюсь вернуть ее.

— Домик не ваш, — сказал ему Люк. — Он был построен Тэннерами, а сейчас принадлежит Лорен.

Мужчина скривил губы, затем плюнул на землю.

— Отродье Рэндалла. Бак предупреждал меня, что однажды они вернутся сюда.

Надеясь, что ему удастся добраться до своего ружья, Люк решил потянуть время.

— Человек не может забрать то, что уже и так принадлежит ему. Домик завещал Рэндаллу отец, — фыркнул он.

— Ему не следовало делить землю. Это земля Тэннеров, и она должна была перейти к Баку вместе со всем остальным.

— Но Бак и так получил лучшую долю, — напомнил ему Люк. — Рэндалл имел право на часть имущества Тэннеров.

Старик покачал головой и посмотрел на Люка безумными глазами.

— Бак был старшим сыном, и по закону все должно было принадлежать ему.

— И что же это за закон? — усмехнулся Люк, сделав еще один шаг к своему ружью. — Закон Бака?

— Божий закон, черт побери! В Библии ясно сказано, что старший сын наследует все.

— Вам Бак сказал? Или вы это сами прочитали?

— Неважно. Закон есть закон.

Краем глаза Люк видел свое ружье. Еще шагов восемь-десять.

— Бак мертв, — напомнил он. — Даже если бы вам удалось отобрать эту землю у Лорен, она перешла бы к его сыновьям, а не к вам.

Мужчина снова плюнул.

— Кучка жалких трусов, — прорычал он, — Они, скорее, встанут на колени, чем будут бороться за то, что по праву принадлежит им.

— Я бы не был так в этом уверен.

Мужчина вздрогнул и, обернувшись, увидел Эйса, целившегося в него из ружья.

— Привет, Клод, — произнес Эйс таким тоном, словно приветствовал старого друга. — Мы ведь не виделись с похорон Бака, и все думали, что ты уехал.

Дико оглядевшись вокруг, старик бросился к ружью Люка. Люк в это время сделал то же самое, но старик был ближе.

Самодовольно улыбаясь, он взглянул на Эйса:

— Хочешь увидеть, кто выстрелит первым? Держу пари, когда дым рассеется, твой друг будет мертв, а я останусь цел и невредим, потому что у тебя кишка тонка убить человека.

Из леса вышел Вудро и, держа ружье наготове, встал рядом с Эйсом.

— Если он этого не сделает, тогда это сделаю я.

— Или я, — сказал Рори, присоединившись к братьям.

Люк заметил, как в глазах Клода появилась паника, когда сквозь кусты продрался Вит. Через долю секунды старик уже повернул ружье и стал целиться в братьев.

Зная, что по крайней мере один из Тэннеров получит пулю, если он что-нибудь не предпримет, Люк пригнулся и толкнул старика головой в живот. Ружье выпало у того из рук и с грохотом ударилось о землю. Люк тут же повалил старика и схватил его рукой за горло.

Глава десятая

— Лорен?

Лорен медленно открыла глаза, а затем снова их закрыла.

— Лорен.

Она поморщилась, будто подобная настойчивость была ей неприятна.

— Лорен. Проснись.

Наконец этот голос развеял туман, который заволок ее разум. Узнав его, она отвернулась и простонала:

— Уходи, Рай. Я не желаю тебя видеть.

— Ты хочешь пить?

— Да, у меня во рту пересохло.

Вдруг ее губ коснулось что-то холодное. Она начала жадно посасывать кусочек льда.

— Ты знаешь, где ты сейчас? — спросил Рай.

— Нет.

— В больнице.

— Что случилось? — испуганно спросила Лорен, уставившись на аппараты рядом с кроватью.

— Ты не помнишь?

— Дым. Я проснулась. Моя спальня была полна дыма.

Он серьезно кивнул:

— Да, так и было.

— Там был пожар? Я думала, что это сон.

— Пожара не было, — уверил ее Рай. — Только дым. Кто-то заткнул трубу сырым одеялом.

— Я задыхалась, — Лорен прижала ладонь к груди и нахмурилась, вспоминая. — Я хотела выбить окно. — Она посмотрела на Рая. — Я это сделала?

— Нет. Люк разбил стекло и вытащил тебя.

— С ним все в порядке?

— Да. Он поймал виновного. Мне стыдно, но им оказался старый друг Бака. Он сейчас в тюрьме и больше тебя не побеспокоит.

Она попыталась сесть, но Рай опустил ее на подушку.

— Охотники! — запаниковала Лорен.

— Они уже здесь. Не беспокойся, мои братья с женами позаботятся о них.

Ошеломленная его добротой, Лорен уставилась на Рая.

— Я, я не знаю, что сказать.

— Не нужно ничего говорить. Ты член нашей семьи.

Она вздохнула, раскаиваясь в том, как плохо обходилась с кузенами.

— Люк, — сказала Лорен, поняв, что была к нему несправедлива.

— Он здесь. Уже несколько часов ждет, когда ты проснешься.

Ее глаза наполнились слезами, и она снова попыталась подняться.

— Мне нужно увидеть его. Поговорить. Прикоснуться к нему.

— Я схожу за ним, но обещай, что не будешь сильно волноваться. Ты была на волосок от смерти, и тебе нужен покой.

Схватив Рая за руку, Лорен пролепетала дрожащими губами:

— Я обещаю. Только дай мне увидеть его.

Люк сидел в комнате ожидания, закрыв лицо руками. Он больше не мог выносить эту неизвестность и был в отчаянии. Правила не позволяли ему увидеть Лорен, так как он не являлся членом ее семьи.

Заметив Рая, Люк бросился к нему.

— С ней все в порядке?

Улыбаясь, Рай обнял его за плечи.

— Можешь навестить ее. Она только что проснулась.

Люк с опаской посмотрел на медсестру, сидящую за столиком.

Рай распахнул дверь.

— Хорошо, когда у тебя друг — врач. Доктора открывают двери, которые не дозволено открывать простым смертным, — ухмыльнулся он.

Люк вошел в коридор и остановился возле палаты Лорен. Сквозь стекло, разделявшее их, он увидел ее. Лицо женщины было белым, как простыня. Она неподвижно лежала с кислородными трубками в ноздрях и иглой капельницы в левой руке.

Зная, что время их свидания ограничено, Люк вытер рукавом глаза и вошел внутрь. Не желая будить Лорен, он на цыпочках подошел к кровати, радуясь тому, что хотя бы видит ее. Но ему так хотелось прикоснуться к ней!

Он бережно погладил ее щеку. Она открыла глаза и посмотрела на него.

— Люк.

Он отдернул руку, не зная, как она отнесется к его присутствию.

— С тобой все в порядке?

Лорен нежно улыбнулась:

— Благодаря тебе.

Люк опустил голову, боясь, что она прочтет по глазам все, что было у него на душе.

— Я благодарен судьбе, что вовремя добрался до тебя.

Почувствовав прикосновение ее пальцев к его руке, он не удержался и пожал их.

Ты мне снился. Конюшня загорелась. Ты выбежал оттуда в пылающей одежде. Я бросилась на помощь, но не смогла добраться до тебя, как ни старалась.

— Тебе не надо много разговаривать. Она покачала головой.

— Но я должна. Проснувшись и увидев дым, я сначала подумала, что сплю.

Люк стиснул ее руку, не желая думать о том, как близко она была от смерти.

— Лорен, не надо.

— Но это был не сон. Теперь я знаю, что ты испытал в конюшне. Дым. Как он обжигает твое горло и легкие. Ощущение полной беспомощности.

— Лорен, пожалуйста, — умолял он.

— Но я не знаю, что чувствуешь, когда горит твое тело, — продолжила она, не обращая на него внимания, — когда врачи соскабливают обуглившуюся кожу.

Люк опустил голову в благодарственной молитве, что ей не довелось этого испытать.

— Люк?

Увидев в ее глазах слезы, он запаниковал.

— Тебе больно? Позвать медсестру?

Лорен покачала головой и прижала его ладонь к своей щеке.

— Прости меня, Люк, — печально сказала она. — За все, что я наговорила тебе.

Он глубоко вздохнул.

— Тебе не за что извиняться. Ты была права. Я обманул тебя.

— Ты просто делал то, что тебе велели. Заботился обо мне.

— Это меня не оправдывает.

Поймав его взгляд, она нерешительно спросила:

— Любить меня тоже было частью обмана?

Отчаявшись убедить ее в обратном, Люк опустился на колено рядом с кроватью.

— Нет! Клянусь! Все, что произошло между нами… — Он опустил глаза, пытаясь подобрать нужные слова. — Я никогда не отличался красноречием, но заниматься с тобой любовью было прекрасно. Даже божественно. Каждой своей лаской я пытался доказать, как люблю тебя.

— О, Люк. Я так боялась, что своими гадкими словами убила твою любовь.

Она попыталась коснуться его, но ей помешала капельница.

Люк вскочил и схватил ее за руку.

— Не надо. Ты сделаешь себе больно.

Лорен подвинулась и освободила для него место.

— Залезай ко мне.

Он посмотрел на дверь, боясь, что может войти медсестра и прогнать его.

— Мне не следует этого делать. Это против больничных правил.

— Забудь о правилах, — нетерпеливо сказала Лорен. — Я хочу обнять тебя.

Желая того же, что и она, Люк снял ботинки и лег рядом. Поправив все трубочки и проводки, он притянул ее к себе. Она вздохнула и положила голову ему на плечо.

— Я люблю тебя, Люк, — прошептала Лорен.

Он поцеловал ее в макушку.

— Не больше, чем я тебя.

Она задумчиво провела пальцем по его груди.

— Люк?

— Гмм?

— Я знаю, что обычно так дела не делаются, но…

— Но что?

— Ты женишься на мне?

— Жениться на тебе?!

Лорен приподнялась.

— Да, ты не ослышался. Я знаю, не принято спрашивать об этом первой, но я боялась, что твои чувства ко мне могут остыть, пока ты соберешься сделать предложение.

— Они никогда не остынут, Лорен. Я много лет мечтал о такой любви.

У нее было такое озадаченное выражение лица, что Люк не мог удержаться от смеха.

— Что? — спросил он.

— Это означает «да» или «нет».

Смеясь, Люк заключил ее в объятия.

— Да, я женюсь на тебе.

— Ну, слава богу, — ответила Лорен, откидываясь на подушки.

Люк изучал ее лицо, пытаясь понять, что такая красивая женщина могла найти в бедном ковбое с изуродованным шрамами лицом. Ответом на его вопрос стала любовь, которую он увидел в глазах Лорен.

— Я так счастлив, — довольно сказал он.

Улыбаясь, она прижалась к нему.

— Мы оба счастливы. Ведь мы нашли друг друга, не так ли?

— Благодаря Тэннерам, — задумчиво ответил Люк, осознав, скольким он обязан этой семье.

Если бы не братья Тэннер, он бы никогда не встретил любовь всей своей жизни.

— Кто бы мог подумать… — со вздохом произнесла Лорен.