/ / Language: Русский / Genre:love_history,

Нет места для любви

Пегги OMop

Очаровательная Элвин Феболд покидает колледж, чтобы возглавить семейный бизнес в Орегоне, пока отец проходит курс лечения. Там она знакомится с Нэтом Кантреллом. Поначалу Элвин возмущают его властные замашки, но потом гордая красавица понимает, что влюбилась, и ее начинает терзать ревность, ведь у Нэта есть девушка…

Пегги O Mop

Нет места для любви

OCR: Sunset; SpellCheck: fanni

О'Мор Пегги Нет места для любви: Роман / Пер. с англ. С.Н. Павловской. – М.: ЗАО Центрполиграф, 2006. – 159с. – (Цветы любви. Выпуск 117).

ISBN 5-9524-2131-8.

Оригинал названия: Peggy O'More «No Place for Love», 1953

Аннотация

Очаровательная Элвин Феболд покидает колледж, чтобы возглавить семейный бизнес в Орегоне, пока отец проходит курс лечения. Там она знакомится с Нэтом Кантреллом. Поначалу Элвин возмущают его властные замашки, но потом гордая красавица понимает, что влюбилась, и ее начинает терзать ревность, ведь у Нэта есть девушка…

Глава 1

Прочтя телеграмму, Элвин машинально повернулась к окну, как будто могла взглядом покрыть расстояние от Орегона до Луизианы и увидеть за старыми замшелыми кипарисами заболоченный рукав спокойной реки, где когда-то жила ее семья. Она вспоминала.

Вспоминала тот день, когда Феболды обсуждали переезд на Западное побережье после продажи своих участков леса на юге страны. Вернее, обсуждали это только трое: Эд Феболд и его сыновья, Джим и Том. Сама Элвин стояла молча, упрямо поджав нижнюю губу.

– Мы будем готовы через месяц, но Вин с собой не возьмем, – говорил Джим. – Достаточно и одной женщины, кухарки. А Вин даже не научилась готовить!

– В этом не было необходимости, – попытался защитить ее отец.

– Как и в том, чтобы носить юбку, – проворчал Том. – Я уже привык чувствовать себя дураком. Даже на единственной фотографии она в джинсах и подкованных бутсах. Парни спрашивают меня: «Это твой брат?» – а я вынужден отвечать: «Нет, это моя младшая сестренка»!

– В городе я ношу юбку, – вспыхнула Элвин.

– Угу, и подтягиваешь ее, как парень штаны! Или заправляешь в нее рубашку точно так же.

– Блузку!

– Судя по тому, как ты с ней обращаешься, это может быть только рубашка!

– Хватит! – остановил перебранку Эд Феболд. – Так уж случилось, что Элвин выросла в лесном лагере. Ничего не поделаешь, не мог же я отдать ее вашей тете Элмире!

И семья тут же объединилась в общем стоне протеста.

– И я не побоюсь сказать, – продолжал отец, – что, когда вас не было рядом и у меня ощущалась острая нехватка людей, Вин оказалась очень кстати. Однако, я согласен, ей нужно как-то приспособиться к дальнейшей жизни. Надеюсь, школа по обучению хорошим манерам и поведению в обществе поможет ей. Джим, дай нам беглый отчет об этом заведении.

Джим откашлялся.

– Ну, это нечто вроде колледжа, только там не учат расписывать фарфор или делать кукол-марионеток, зато, помимо прочего, преподают основы ведения домашнего хозяйства. Отец одной из девочек, которого я там встретил, сказал, что он привез дочь в «Вайлдвуд» только по этой причине. Он текстильный магнат. Говорит, если бы сам не знал о хлопке больше, чем его работники, как тогда мог бы управлять своим бизнесом? Вот так же и с дочерью: если она не будет знать о домашнем хозяйстве больше, чем ее слуги, как сможет управлять своим домом? Все правильно.

Мистер Феболд горько усмехнулся:

– Отличие лишь в материальном положении двух отцов. Сомневаюсь, что Вин когда-нибудь придется руководить большим числом слуг. Я буду вполне доволен, если она хотя бы выучится готовить жаркое или чистить картошку.

– Вообще-то колледж выпускает в свет истинных леди, в смысле воспитанных особ, – заметил Джим.

Все трое уставились на Элвин. Презрительное фырканье, которое она издала, едва ли было похоже на то, что позволяют себе издавать воспитанные особы. Да и сама она совсем не походила на леди. Для начала ей нужна была хорошая стрижка. Как заметил Том, если она предпочитает мальчишескую прическу, почему бы тогда не добавить и бакенбарды? И почему, если она постоянно рвет рубашки, не может их заштопать сама? И зачем таскает на своих бутсах и джинсах кучи болотного ила?

– Под грязью я чистая! – запротестовала Элвин, ее темно-синие глаза под иссиня-черной челкой блестели от слез.

Том душераздирающе вздохнул:

– Ты выглядишь, как цыганенок. И если колледж что-то сможет с тобой сделать – это будет чудо!

«Чудо!» Именно это слово мысленно произносила сейчас и директриса «Вайлдвуда». Она стояла, глядя на погруженную в воспоминания Элвин Феболд. Чудо произошло, четыре года в «Вайлдвуде» сотворили с этой дикаркой невозможное. А для самой Элвин время в колледже пролетело, как один миг.

Внешние изменения были просто удивительные: изысканная укладка; блузка, свитер и юбка чисты и аккуратны; и даже руки, которые всегда служили источником огорчения учителей, теперь имели безупречный маникюр.

«Интересно, – рассуждала директриса, – изменилась ли Элвин и внутренне? Или эта телеграмма – лишь повод для нее сбежать отсюда обратно в леса?»

– Вы очень, расстроены новостями, дитя мое? – спросила она девушку.

Черные ресницы скрыли виноватый блеск синих глаз.

– В лесу всегда ожидаешь несчастного случая, мисс Кавальер. Никто от этого не застрахован.

– Да вы фаталистка, мисс Феболд!

Девушка улыбнулась:

– Такая философия избавляет от напрасного беспокойства, мисс Кавальер. А люди, работающие на лесоповале, не могут себе позволить беспокоиться. Иначе они становятся рассеянными и неловкими, подвергают опасности и себя, и других.

Мисс Кавальер бросила взгляд на телеграмму. Элвин с неохотой протянула ей листок.

«Эд Феболд тяжело, но не смертельно ранен. Находится госпитале Медфорда. Производство нуждается безотлагательном руководстве. Феболд предлагает вам приехать немедленно и принять на себя все обязанности. Телеграфируйте подтверждение».

И подпись: «Нэт Кантрелл».

– Это человек, у которого папа арендует участок строевого леса в Орегоне, – пояснила Элвин.

– Но здесь написано «производство»…

– Имеется в виду заготовка древесины. В лагере полно оборудования: стационарные источники энергии, гусеничный трактор, грузовики… Извините, мисс Кавальер, у меня нет времени перечислять, мне уже пора паковать вещи.

– Но, дорогое дитя, вы же не хотите сказать, что ваш отец желает, чтобы именно вы взяли на себя руководство лагерем? Ваши братья…

– Вы же знаете, они сейчас служат в армии. Сомневаюсь, что из-за несчастья с отцом их отпустят.

– Тогда, быть может, стоит кого-нибудь нанять?

– Это потребует дополнительных издержек, – попыталась терпеливо объяснить Элвин. – Мы и так стараемся на всем экономить. У нас есть свои машины, их водили мои братья, но теперь мы вынуждены нанимать шоферов, а они на гроши не соглашаются. Думаю, мне нужно позвонить в госпиталь, – добавила девушка и начала потихоньку пятиться к двери.

Мисс Кавальер, однако, не покидало беспокойство, и, когда Элвин ждала соединения с Медфордом, директриса задала существенный, по ее мнению, вопрос:

– Там никого, кроме мужчин, в вашем лагере?

– Я могу нанять женщину-кухарку. Лагерь небольшой, людей там немного. Один тракторист, несколько вальщиков, пара пильщиков и сплавщик. Остальные живут в окрестностях Эпплгейта на фермах… О, есть контакт!

Элвин поговорила с дежурным врачом, и ей было позволено обменяться несколькими словами с отцом.

– Ему придется пролежать целых три месяца, – сообщила она, не замечая, какой ужас эти слова в сочетании с выражением неподдельной радости на ее лице, вызвали у директрисы. – У папы просто камень с души свалился, когда он узнал, что я немедленно возвращаюсь.

Мисс Кавальер предъявила лишь одно требование: чтобы в качестве кухарки обязательно была нанята женщина.

– Вы не можете жить в лагере с одними грубыми мужланами, – начала она и тут же осеклась, когда Элвин гневно повернулась к ней:

– Мисс Кавальер, лесорубы, возможно, и грубоваты, но даже в их мизинцах гораздо больше рыцарства, чем у большинства ваших так называемых «джентльменов» во всей их натуре!

Она уехала на следующее утро. Все воспитанницы «Вайлдвуда» высыпали на террасу проводить подругу. У каждой в глазах читалась зависть.

За одну ночь Элвин выбросила из головы все, что ей внушали целых четыре года. Девушка, сидевшая теперь за рулем желтого двухместного автомобиля-купе, была веселой, деловитой и больше походила на мальчишку-сорванца. За неимением джинсов, она надела бриджи для верховой езды, поверх шелковой блузки строгого покроя накинула на плечи свитер, а волосы спрятала под красную кепи, приобретенную на днях у первокурсницы, которая вынуждена была прятать любимую вещь от наставниц и не без облегчения от нее избавилась.

– Уф! – выдохнула Элвин, когда кованые ворота «Вайлдвуда» лязгнули у нее за спиной, закрываясь. – Теперь я начинаю снова жить!

Не то чтобы ей не нравилось в колледже. Она воспринимала учебу как вызов. И превзошла всех однокашниц, потому что должна была показать этим «элитным» девочкам, что умные люди водятся и в лесах, не только в городе. Она преуспела в домоводстве, так как это могло пригодиться ей в будущем в лагерной жизни. Преуспела в спорте, поскольку намерена была поддерживать себя в отличной физической форме. И преуспела в искусстве хороших манер, чтобы знать, как вести себя при любых обстоятельствах.

Она написала Джиму: «Знаешь, чем отличается леди от девчонки из лагеря лесорубов? Хитростью! Леди умеет держать язык за зубами и до поры до времени скрывать свое истинное лицо. А с девчонкой из лагеря лесорубов всегда знаешь, что тебя ждет».

Джим в ответ прислал ей всего одну строчку: «Но только леди способна очаровать джентльмена!»

Вспомнив это, Элвин пожала плечами, продолжая вести машину дальше, на запад. Ее не интересовали «джентльмены». Парни из школы казались ей ужасно изнеженными, а их болтовня – совершенно дурацкой. Единственными мужчинами в ее жизни будут те, кто на нее работает. Однажды Феболды станут больше, чем просто лесорубами. Они станут лесопромышленниками! Скупят огромные пространства строевого леса, установят большие лагеря и сделают имя Феболдов если и не равным имени миллионеров Вейхаузеров, то уж вторым по значимости точно!

Через день езды Элвин несколько изменила планы на будущее. Ее поразило огромное количество горных цепей, демонстрировавших обнаженные уступы, то ли выкорчеванные, то ли выжженные до основания. Вдоль шоссе не было ничего, кроме молодой поросли, посаженной не более чем пару лет назад. И никаких девственных лесов, которые она так надеялась здесь найти. Хуже того – повсюду вокруг поднимались плюмажи дыма, объявляя о присутствии лагерей лесорубов. В подтверждение этому через равные промежутки мимо нее по автостраде проносились грузовики с бревнами. «В таком случае, – решила девушка, – следует поторопиться, иначе здесь совсем не останется строевого леса для Феболдов».

Покидая утром мотель на последнем отрезке пути, Элвин точно знала, что Западное побережье бросает ей вызов. Прохлада позднего сентября изменила цвет речной воды, холмы покоились под ярко-красными и желтыми покрывалами осенней листвы, прямо впереди вершина в снеговой шапке как будто дерзко воздвигала барьер между ней, Элвин, и ее целью. Но после ого как девушка переправилась через перевал и спустилась в плодородную долину Рог-Ривер, знакомый ландшафт вернулся на свое место. Нет, она не позволит никаким горам победить ее!

Выйдя из госпиталя, Элвин долгое время сидела в машине. Отец всегда казался ей вечно молодым и непобедимым. Отправляясь к нему, она ожидала найти его сражающимся с диктатом болезни и врачей, но увидела ко всему равнодушного, внезапно постаревшего человека, который обрадовался возможности всецело положиться на дочь.

«Если это не слишком непосильно для тебя, Вин… – все время повторял он.- Здесь заготовка леса совсем по-другому проводится. Все делается мужской силой и тракторами. И люди тоже другие. Не знаю, как они отнесутся к такому маленькому боссу, да еще девушке…»

Эд Феболд фактически признался ей в своем поражении. Элвин, которая изучала в «Вайлдвуде» психологию, задумалась, не был ли связан несчастный случай с желанием сбежать от разрушенных надежд.

«Присматривай за тем, чтобы у водителей не было перегруза, – предупредил ее отец. – Полиция Орегона строго следит за этим, и ты заплатишь за каждый фунт сверх нормы по пять центов штрафа. Незадолго до того, как цепь меня треснула, я заплатил за неделю полторы тысячи долларов. Сосна тяжелее, чем ель, так что перепроверяй погрузку. И глаз не спускай с водителей. Некоторые дерзки и безрассудны. Лагерь высоко в горах, дороги крутые. Человек, легко смотрящий в лицо смерти, вполне может погубить груз вместе с машиной, и никакая страховка не покроет убытков…»

Элвин расправила плечи. У нее нет времени сидеть тут, мечтая. Каждое мгновение сухой погоды для лагеря Феболдов на вес золота. Она проехала равнинную местность, оказалась в извилистых предгорьях и, перевалив на другую сторону, затаила дыхание от изумления. Здесь вновь возникало ощущение величия природы. Над зловещими, прятавшимися за голубой дымкой горами, выраставшими, казалось, из глубин самой равнины, собирались величественные облака.

– Королевский размерчик, – пробормотала Элвин и погнала машину с недозволенной скоростью вперед, в погоню за мчавшейся в белой пене рекой.

Впереди виднелась лесопилка, монотонно гудели моторы и жалобно завывали пилы. В воздухе запахло смолой и сосновой стружкой, и девушка опять почувствовала себя счастливой.

Небольшой городок с автобусами и магазинами, резкий поворот, и река вернулась на свое место. Впереди поднимался дым от костра какого-то лагеря на лесозаготовках, ниже, в долине, мирно паслись стада.

Внезапно внимание девушки привлек грузовик, транспортировавший бревна. Он двигался рывками, опасно вихляя кузовом. Элвин не задумываясь пошла на обгон, заложила крутой вираж, резко затормозила, заставив грузовик тоже остановиться, и съехала на обочину. Быстро выскочив из машины, проворно пошла назад. Из кабины грузовика выбрались двое молодых мужчин. Один был высокий, широкоплечий и смуглый, другой тоже высокий, стройный, с пламенно-рыжими волосами. Оба смотрели на нее.

– У вас полетели подшипники, – деловито заявила она. – Вам надо вернуться в Медфорд за деталями.

– Устами младенца!… – усмехнулся смуглый. – А ты уверена, что все знаешь о подшипниках, крошка?

Элвин смерила его презрительным взглядом.

– По крайней мере, она знает, где их можно найти, – заметил рыжий. – Но я бы не стал возвращаться в Медфорд. Шпильки нет? – спросил он у Элвин.

– Значит, вот что вы используете для ремонта?

Взрыв смеха донесся с обочины дороги. Все трое повернулись и увидели бродягу, поднявшегося от реки и вытиравшего рот рукавом.

– Чудеса! – присвистнул рыжий. – Джаггер пьет воду, а мы на раздолбанном шоссе находим злого гнома, вызывающего поломки в механизмах. Давай, мелюзга, стартуй отсюда, у нас мужская работа.

– Тогда, думаю, мне стоит поискать настоящего мужчину, который ее сделает, – отрезала Элвин. – Судя по состоянию этого грузовика, вам раньше не приходилось иметь дело с механизмами сложнее сенокосилки!

– Чего?!

Элвин показалось, что от пламенеющих рыжих волос сейчас повалит густой дым.

– Извините, я хотела сказать – сложнее детской коляски, – ехидно улыбнулась она.

Рыжий шагнул в ее сторону:

– Ну ты, маленькая… гм-м… Не возражаешь убраться отсюда к… э-э… Короче, займись своим делом!

Но Элвин решительно заняла прочную позицию на дороге.

– А это и есть мое дело! – спокойно проинформировала она рыжего. – И это мой грузовик! И у меня нет намерения убираться куда бы то ни было, пока я не увижу реальных усилий починить его и доставить груз по назначению!

Мужчины переглянулись.

– Извините, леди, вообще-то этот грузовик принадлежит Феболдам, – сообщил рыжий, с явной издевкой произнеся слово «леди».

– А я – Элвин Феболд! – Девушка победоносно уставилась на него, он же посмотрел на нее так, как будто увидел в первый раз.

– Но вы не можете быть… Элвин – имя мужское…

– В данном случае – нет!

– Вы хотите сказать, что вы… Нет, этого просто не может быть. Послушайте, леди, если это шутка…

– Вы намекаете, что я делаю из себя посмешище?

Рыжий развел руками:

– Ну, если вы это вы, я не знаю тогда, что и думать… – Он озадаченно взглянул на номер ее машины и в следующий момент махнул рукой встречному грузовику, который тотчас остановился. Запрыгнув в кабину, рыжий крикнул: – Род, я заберу у Берда свою машину – и назад! – Затем церемонно кивнул Элвин: – Увидимся, мисс Феболд.

– Надеюсь, что нет, – сердито бросила она.

– Ха! – выпалил Род, смуглый водитель. – Еще как увидитесь! Этот парень – Нэт Кантрелл, тот самый, у которого ваш отец арендует лес.

Глава 2

Сумерки начинали сгущаться. Элвин запрокинула голову, глядя на горную гряду. За острые вершины цеплялись облака, лениво плывущие в вечернем небе.

– Послушайте, мисс… – Бродяга забросил на плечо свою скатку из одеяла. – Если вы едете в сторону Эпплгейта, я не прочь, чтобы меня подвезли.

– Вы направляетесь в какой-то лагерь?

– Да, мэм, так оно и есть. В «Три Ф». Староват я уже, а в этих краях не сыскать рабочей смены легче, чем там. К тому же можно самому выписывать себе увольнительные.

– Хм-м, – задумчиво промычала Элвин, глядя на мужчину. Значит, вот что все думают о предприятии Феболдов? Ладно, позаботимся, чтобы это мнение резко изменилось!

– Я чистый, – торопливо заверил бродяга. – С утра было солнце, и я все выстирал, даже одеяло.

– Садитесь.

Элвин направилась к машине. Этот парень, похоже, понятия не имел, что «Три Ф» означает «Трое Феболдов».

– Я Таупер. Джо Таупер, – представился бродяга, усевшись на пассажирское место рядом с ней. – Но все называют меня Джаггер Джо. Чаще всего просто Джаггер.

– Джаггер? – Девушка неодобрительно покосилась на него. – Могу догадаться, как вы подхватили это прозвище [1].

– Да уж, люблю я это дело. Но никогда не пью на работе! А если уж приспичит, беру отгулы.

Элвин не стала читать ему лекцию о воздержании. Это само собой подразумевалось на лесозаготовках. Мужчины, которые всю неделю валили лес, а смерть так и ходила за ними по пятам, расслаблялись только в выходные дни.

– Здесь недалеко Эпплгейт, – сообщил Джаггер. – Я заработал пару долларов и хотел запастись едой. В лагере кормят плохо.

Элвин открыла было рот, собираясь сказать, что скоро все изменится, но передумала и через десять минут круто свернула на улицу с магазинами, станциями техобслуживания и гаражами. Аккуратные современные домики, которые она совсем не ожидала увидеть в этой глуши, удивили ее.

Они сделали покупки. Джаггер выбрал сардины и крекеры, Элвин запаслась беконом, джемом и мешком фасоли. Когда бродяга отправился с пакетами к машине, девушка заговорила с продавцом, обслуживавшим ее:

– Вы не знаете, где тут можно найти кухарку для небольшого лагеря?

На мгновение на лице мужчины появилось удивление, а в голубых глазах – настороженность, но затем он улыбнулся:

– Пока не знаю, но посмотрю, что можно будет сделать.

– Грэн Хоукс говорила, что подыскивает работенку в тихом местечке, где дела идут не так бурно, – донеслось из-за стойки с закусками в углу магазина.

– Ваши родственники открывают здесь предприятие? – полюбопытствовал голубоглазый.

– Уже открыли, – сказала Элвин. – Лесопильня «Три Ф».

– Тогда вы… Вы же не…

– Это именно я. Элвин Феболд.

Какой-то придушенный звук донесся из-за дальней стойки, как будто кто-то подавился, в следующую секунду оттуда стрелой выскочил невысокий человечек в зеленой кепке и бросился к выходу.

– О, похоже, все скоро узнают о вашем прибытии! Этот парень – один из ваших шоферов, – засмеялся голубоглазый. – Кстати, у вас здесь есть счет, то есть у «Три Ф». А я Билл Берд, хозяин магазина.

Элвин отнеслась к знакомству со всей серьезностью и крепко пожала мужчине руку.

– Скажите, Грэн Хоукс сможет сама добраться до лагеря? – спросила она.

– Ну да, – кивнул Билл Берд. – Я свяжусь с ней.

Выйдя из магазина, Элвин обнаружила Джаггepa под моросящим дождем. Он молча забрался в машину и начал указывать путь. Вскоре они свернули на грязную дорогу под железным мостом. Элвин принялась осторожно задавать вопросы.

– Джаггер, вы сказали, что в «Три Ф» рабочие сами себе выписывают увольнительные. Как такое может быть? Я думала, в это время года на лесозаготовках аврал и начальники стараются задействовать всех, чтобы вывезти лес до сезона дождей.

– Но в «Три Ф», мэм, нет сейчас никаких начальников. Хозяина придавило дроссельной цепью, и ему некого было назначить вместо себя, так что там теперь каждый сам себе голова. Говорят, у Феболда младший сынишка учится в колледже и должен вот-вот приехать и показать, кто в доме главный, но парни решили сделать из него послушную обезьянку.

Несколько секунд Элвин молча кипела от злости.

– Что здесь за люди? – наконец спросила она. – Мне казалось, лесорубы знают, что такое честность и преданность.

– Ну, мисс, лагерь-то высоко в горах. Неудачное место. Проклятое. Одна авария за другой. Беда с такими лагерями, которые существуют на скудные средства каких-то пришельцев, стремящихся нам объяснить, как нужно работать.

У Элвин появилось желание выбросить бродягу из машины, но она еще недостаточно узнала. Что-то здесь было не так.

– Значит, вы хотите помочь разрушить лагерь «Три Ф» до конца? Взяться за легкую работу и ничего не делать?

– Так ведь мне больше ничего и не остается, – пожал плечами Джаггер. – Сказать по правде, мэм, мне больше не доверяют. По моей вине произошел несчастный случай, – объяснил он с трагическими нотками в голосе. – Из-за меня погиб один парень.

«Да-а, – подумала Элвин. – Вот и причина для пьянства».

– А этот Нэт Кантрелл, – прервала она грустные откровения попутчика, – какое у него отношение к «Три Ф»?

Джаггер захохотал:

– Прошу прощения, мисс, но это самое забавное из того, что я когда-либо видел! Вы поставили его на место, как мальчишку. Женщины никогда не обращались с Нэтом подобным образом. Ребята говорили мне, что его девушка так часто отвечает ему «да», что они зовут ее не по имени, а просто Да-Нэт.

Значит, у него есть девушка… Должно быть, совершенно бесхарактерная особа! Когда-нибудь этот рыжий встретит ту, которая покажет ему, что он представляет собой на самом деле!

Джаггер заметил, как Элвин решительно выпятила подбородок, и вспомнил ее вопрос.

– Ну, не знаю, как он относится к «Три Ф». Он много своего леса сдает в аренду, занимается и другими делами. Но всегда играет честно и решительно… Сбросьте-ка скорость, мэм, а то из-под этого моста обычно выскакивают грузовики. И держитесь подальше от обрыва.

– Я выросла в лагере лесорубов и машину водить умею, – сердито фыркнула Элвин, не желая признаваться, что пропасть по левую руку действует ей на нервы. Она привыкла к болотам и топям, а не к таким головокружительным высотам.

– Вон там дорога сворачивает к «Три Ф», – немного погодя осмелился сказать Джаггер. Он, похоже, начинал осознавать, что к чему, и был этим напуган. Теперь до него дошло, кто она есть и куда направляется, и он понял смысл сцены между нею и Нэтом Кантреллом. – Может, мне лучше выйти, мэм? – вдруг уныло спросил бедняга.

– Но вам же хочется легкой работы?

– Ну, мэм, что-то подсказывает мне, что дела мои идут не так гладко с тех пор, как я разговорился.

– Значит, вы хотите уволиться, не успев наняться?

– Гм-м… Забавно, но мне увольняться почему-то расхотелось. Ничем я не восхищаюсь больше, чем мужеством. Догадываюсь, что у нового босса оно есть. Может быть, новому боссу понадобится человек, за ним присматривающий? Не слишком старый, не слишком тупой и вполне способный проявить… показать свою…

– Преданность?

– Да. Но не шпионить! Просто всегда быть наготове, подставить плечо, помочь…

Они свернули на дорогу, петлявшую меж стройных сосен и замшелых валунов, затем по бревенчатому мосту переправились на другой берег реки. Дальше дорога круто забирала вверх, в горы, где и находился лагерь.

Ох, что это был за лагерь! Спальный барак подходил только для хорошей погоды, для зимы не годился. Расположение походной кухни легко угадывалось по куче консервных банок и гниющего мусора – все это, похоже, выбрасывали из окна.

Из барака лениво выглянул неряшливо одетый толстяк в поварском колпаке и с растрепанным журналом в руках.

– Джаггер! – Голос Элвин был тверд и решителен. – Вы наняты. Узнайте у этого грязного борова, сколько работников обедают и ужинают в лагерной столовой. Иначе я пришибу его ровно через пять минут беседы, так ничего и не узнав!

Джаггер немного поколебался, затем кивнул:

– О'кей, босс!

Элвин поставила машину так, что номер другого штата не был виден повару, и теперь ждала, когда Джаггер заберет свои пожитки и направится к бараку.

Повар, увидев бродягу с вещами, равнодушно отвернулся. Как только Джаггер загородил своей спиной дверной проем, Элвин выскользнула из машины и поспешила к походной кухне. Она оказалась еще более ужасной, чем девушка себе представляла: грязные тарелки, чашки с прилипшим ко дну сахаром, вилки с остатками еды на зубцах… Элвин подошла к огромным плитам и обнаружила их покрытыми слоем пригоревшей пищи, а в больших железных котлах, стоявших на них, оказалась жидкая похлебка из бобов с тонкими ломтиками солонины. В кастрюле была картошка, рыхлая снаружи и твердая внутри. В духовке стояли забытые пироги, скорее засохшие, чем пропеченные. В общем, мисс Кавальер содрогнулась бы, услышь она, какие слова знает ее воспитанница.

Девушка все еще кипела от ярости, когда вошел Джаггер.

– Повар сказал, если я голоден, то могу обслужить себя сам… Ого!

– А вы голодны? – прищурилась Элвин.

– Не настолько, – потрясенно ответил Джаггер. – Вот что имели в виду парни. Солдаты идут вперед на своих желудках, говорят, ну а лесорубы – на своих…

– Так что нечего удивляться, что производительность труда падает, да? – закончила за него Элвин. – Значит, с этого момента она будет повышаться. Не могу придумать лучшего предлога, чтобы выгнать этого повара. Джаггер, мне нужны дрова, чтобы разжечь печи. Потом я подгоню машину, а вы перенесете сюда припасы.

Джаггер со вздохом предупредил:

– Только мне нужно будет поприсутствовать здесь, когда вы столкнетесь с этим поваром, мэм. Он не слишком приятный человек.

– Я тоже, – фыркнула Элвин. – Когда придут лесорубы?

– Через пару часов.

Джаггер колол дрова, когда услышал вопли, и с топором в руке бросился бегом по высоким ступенькам походной кухни. Но его помощи не потребовалось. Элвин стояла, сжимая в руке здоровенный нож, глаза ее метали молнии.

– Кухня! – бушевала она. – И ты еще называешь эту мерзостную дыру местом, где готовится пища?!

– Это моя территория! – ревел жирный повар. – И никакие сопливые коротышки не смеют указывать мне, как здесь управляться!

– О нет, она не твоя! Уже полчаса, как не твоя! С тех самых пор, как я поскользнулась здесь на картофельной кожуре!

– Я подам в суд! Обращусь в департамент труда! Никто не смеет привести новую кухарку, не предупредив меня заранее! И это мои ножи!

Повар ринулся к ней… и зря. Даже не притронувшись к нему, Элвин увидела, как толстяк растянулся у ее ног.

– Поскользнулся! – радостно констатировал Джаггер. – Слушай, приятель, – он наклонился к повару, – это не новая кухарка, а новый босс. Это мисс Феболд.

– Чего?!

Джаггер захихикал:

– Хочешь, помогу тебе подняться? Может, желаешь чего-нибудь съесть, прежде чем уберешься отсюда? Нет? Ладно, не могу сказать, что порицаю тебя за это.

Толстяк неловко встал на колени, выпрямился и злобно уставился на Элвин:

– Ты не заставишь меня убраться отсюда! Я не из тех, кто легко сдается!

– Мне это безразлично! – отрезала Элвин. – Вон отсюда, и побыстрее!

У него была древняя машина, но уезжать повар не торопился. Элвин, направляясь в барак, увидела, как он окольными путями пробежал к кухне, скрылся за домиком и появился оттуда с грудой коробок в руках. Но прежде чем толстяк опустил все это в багажник своей развалюхи, девушка оказалась рядом с ним.

– Положи это в мою машину! – приказала она. – А потом отправимся с тобой в магазин, и я проверю, на чей счет все это записано!

Мгновение повар колебался, потом бросил коробки на землю и с трудом втиснулся за руль своей развалюхи.

– Халявщица! – бросил он через плечо.

Джаггер, державший повара в поле зрения, отнес коробки с консервированными деликатесами назад в потайную кладовку, где нашел еще много чего интересного.

Огонь вовсю полыхал в плитах, когда Джаггер вошел спросить, где Элвин будет спать. Элвин не знала. Она уже видела закуток отца, на скорую руку обитый досками и отделенный тонкой перегородкой от общей спальни в бараке. Там стояли походная кровать, стол, стул, сейф и сундук. Совсем не подходящее место для одинокой девушки.

– Тут есть сарайчик, который я готов привести для вас в порядок, – сообщил Джаггер. – А пока можете расположиться на кухне.

Он тут же начал укреплять заднюю дверь, пообещав, что будет спать снаружи у главной двери, которую нельзя забить гвоздями и закрыть на крюк, а Элвин с неохотой принялась за работу, мысленно вознося благодарность за то, что в «Вайлдвуде» ее все же заставили научиться готовить. В фасолевую похлебку она добавила ломтики бекона, сунула свиные ребрышки в духовку, потом взялась за пироги. Вскоре они, подрумяненные, были вытащены из плиты и поставлены студиться. После этого девушка обжарила свинину до хрустящей корочки, сделала на образовавшемся жире соус и потушила в нем недоваренную картошку. А затем стала ждать лесорубов.

Наконец зашумели моторы, зазвучали мужские голоса. Подойдя к двери с крышкой от кастрюли и оловянной кружкой, Элвин выбила призыв на ужин, но первый человек появился еще не скоро. Он, очевидно главный, подошел к лестнице и остановился. Волосы его были мокрыми после умывания, капли еще стекали на чистую рубашку. За спиной бригадира столпились остальные.

– Мы пришли сказать вам, мэм, что не намерены работать ни на каких женщин-боссов, – заявил бригадир, неприветливо глядя на Элвин.

Глава 3

Уставшая после долгой дороги по пересеченной местности, напуганная переменами, которые она увидела в своем отце, и обеспокоенная состоянием лагеря, Элвин столкнулась с еще одной кризисной ситуацией. Уход бригады рабочих означал упущенное время: неизвестно, сколько дней у нее займет поиск замены. А в ту пору время являлось драгоценным товаром – неотвратимо приближалась зима. И не только это тревожило девушку. Молва распространяется быстро, и квалифицированные лесорубы едва ли станут наниматься туда, откуда ушли другие, не пожелавшие работать на «леди-босса».

Элвин посмотрела на бригадира, затем на его подчиненных.

– Примерно этого я и ожидала. Должно быть, боитесь за свою репутацию мужчин, если считаете, что работа на меня может ее разрушить.

– Кто говорит что-то о репутации? – расшумелся один.

– Я говорю. Никто, кроме горстки трусов, не станет уходить с лесозаготовок осенью. Вы как бегущие с корабля крысы. Ладно, идите, еда на столе. Пока вы будете ужинать, я выпишу вам счета за отработанные часы.

– Я сам рассчитываю часы, – заявил бригадир.

– И вы думаете, я поверю на слово кому-то, кто так себя ведет?

Она промчалась мимо них как молния и направилась в закуток своего отца. Ее место занял Джаггер.

– Еда горячая, парни. Можете набить животы, прежде чем уйдете. Только понюхайте, как все это пахнет, сразу аппетит разгорится.

Они были голодны – натрудились за день – и, робко оглядываясь, не видит ли Элвин, поднялись в столовую. Джаггер подал кушанья на стол. Несколько минут слышался только звон вилок, стучавших по тарелкам, затем один из мужчин поднял голову:

– Эй, парень, ты теперь новый повар?

Джаггер чуть не выронил из рук кофейник.

– Нет, я только помогаю маленькой леди. Она готовила. Приехала сюда измученная, увидела, чем этот боров вас кормит, выгнала его взашей и сумела сделать из бурды настоящую еду. Кроме того, скажу вам, я не стыжусь работать на девушку, которая явилась сюда помогать своему отцу. Да она любого мужика за пояс заткнет! Хотите послушать историю о поваре, который кормил вас отравой, а сам жирел на ворованных деликатесах?

– Заливаешь, брат! – Несколько лесорубов недоверчиво нахмурились.

– Я сам свидетель тому, как он лазил в погреб и прятал продукты в машину. Ха! Вы бы видели, как эта отважная малышка пустилась за ним вдогонку с ножом! До смерти обхохочешься! А как она обошлась с Нэтом!

– Она?! – Это был уже хор голосов.

Джаггер присел на край скамьи и выдал подробный отчет о встрече Элвин Феболд и Нэта Кантрелла. Вскоре стропила походной кухни тряслись от взрывов хохота. Женщины, говорили лесорубы, никогда не осмеливались дерзить Нэту!

Элвин, возвращаясь на кухню, услышала смех и остановилась, озадаченная. Смех звучал весело. Работники, которые собираются увольняться, не станут так хохотать, тем более что до ее ухода они были очень сердитыми… Она взбежала по ступенькам деревянной лестницы как раз вовремя, чтобы услышать то, что сказал один из лесорубов:

– Если она и впрямь не робкого десятка, мы должны остаться на некоторое время. Думаю, мы поступим неправильно, если все бросим.

Это был сигнал ей, и Элвин им воспользовалась.

– Если вы сможете остаться, пока я не найду вам замены, это поможет больному отцу, – сказала она, стоя на пороге и пошатываясь от усталости. – Но поиски новых рабочих не будут легкими, поскольку я не хочу нанимать людей, не знающих своего дела.

– Сюда, детка. – Здоровенный парень встал и положил ей на плечо свою огромную лапищу. – Мисс Элвин, то есть. Присаживайтесь, пока не свалились. Вы выглядите утомленной до изнеможения.

– И не ела ничего, – вставил Джаггер. – И ничего здесь не осталось… Подождите-ка немного.

Он выбежал из домика и вскоре вернулся с продуктами, которые купил для себя в магазине. Элвин притворилась, что получает удовольствие от сардин, крекеров и кофе, вываренного до густоты.

Она попыталась снова заговорить о делах, но бригадир покачал головой:

– Вам нужен хороший отдых. Совещание мы устроим завтра вечером. Дела могут денек подождать.

Мужчины решили устроить себе постели на бревнах, чтобы девушка смогла переночевать в бараке, но Джаггер показал им, где проведет ночь Элвин, и пообещал остаться приглядеть, на случай если этот «паршивый повар» вернется. Лесорубы угрюмо вышли.

Элвин была в кровати уже в половине девятого. Мисс Кавальер хватил бы удар, загляни она на кухню: матрас пристроен на настиле между козлами для пилки дров, а у дверей на полу спит бродяга, которого ее воспитанница подобрала на шоссе. Но никогда еще Элвин не чувствовала себя так уютно и безопасно. Дождь стучал по крыше, в большой плите ярким пламенем пылал огонь, отбрасывая свет в комнату. «Свет; такой же рыжий, как волосы Нэта Кантрелла», – подумала девушка и уснула.

Ей приснились тихий смех и голоса, храпящий Джаггер, а еще сморщенное от смеха лицо Нэта в луче электрического фонарика, который кто-то держал в темноте. «Идите в барак, парни, – шепнул он, – а я устроюсь в машине».

На следующее утро Элвин проснулась рано, звезды ярко горели на небосводе, прохладный предрассветный воздух бодрил. Она развела огонь и поставила на плиту посудину с кофе, затем приготовила лепешки, выглянула за дверь и увидела, что никакой машины во дворе нет.

Джаггер все еще храпел. Но вскоре аромат поджаренного бекона разбудил его, и он, быстро умывшись, пришел Элвин на помощь, принялся расставлять тарелки под яичницу и поднимать гигантские железные котлы с фасолью, замоченной на ночь, чтобы освободить место для сковородок.

Ввалились мужчины, подшучивая над Джаггером и серьезно кивая Элвин. Девушка извинилась, что сейчас у нее нет ни готовой фасоли, ни пирогов к завтраку, но подала им бисквиты и пончики с пылу с жару. Все тут же заявили, что и этого будет вполне достаточно, тем более что каждый, кроме всего прочего, получил по хорошей порции яичницы с жареным беконом и лепешку.

По дороге к месту работы лесорубы единодушно согласились, что «малышка» воспитана правильно и знает, как поддержать мужчин, занятых тяжелым физическим трудом.

Джаггер остался в лагере.

– Что вы намерены поручить мне? – спросил он Элвин, взбивавшую в большой кастрюле тесто для хлеба. – Только не готовку!

– Нет, – засмеялась Элвин, видя его смятение. – Мне нужен обычный подсобный рабочий, но у меня нет времени кого-то искать. Я хочу, чтобы вы раздобыли где-нибудь ведро для мусора и выкопали яму вон там, иначе лагерь превратится в полигон для банды крыс. И потом, мне нужно, чтобы вы съездили за мясом. Вы ведь, кажется, водите машину?

– Вы хотите сказать, что доверите мне вести вашу машину? – уставился на нее Джаггер.

– Но это ведь не труднее, чем водить грузовик, правда? – пожала плечами Элвин, игнорируя истинный смысл его вопроса. – Мы же должны как-то наладить здесь снабжение.

– Да, но сначала я должен обустроить для вас вон тот сарайчик.

– Я могу немного поспать и здесь.

– Тогда где мы найдем еще козлы, достаточно широкие, чтобы на них смогла спать кухарка?

– Кухарка?

Покосившись на Джаггера, Элвин заметила, что он с изумлением смотрит за дверь. Когда девушка проследила за его взглядом, на ее лице тоже отразилось удивление.

По тропинке ковыляло чудище на четырех ногах и о двух головах, одна из которых при ближайшем рассмотрении оказалась головой мула, другая принадлежала женщине, восседавшей на его спине. Элвин готова была поклясться, что у бедного животного подгибаются колени под тяжестью ноши.

– Это, должно быть, Грэн Хоукс, – пробормотала она и выскочила из домика.

– Это ты цыганочка? – спросила толстуха неожиданно тоненьким голоском. – Совсем крошка! Хорошо, что я оказалась свободной, быстро откормлю тебя. Я приехала сюда стряпать для твоей оравы лесорубов, как ты небось догадалась. – Грэн с трудом вскарабкалась по лестнице и обозрела кухню. – Так-с. Кипятка и щелока. А ты, парень, – взглянула она на Джаггера, – поддерживай огонь. У нас будет полно работы. И убери этот гниющий мусор.

– Лесорубы придут на обед, но у меня не из чего его приготовить, – развела руками Элвин.

– Составляй список, – приказала Грэн Хоукс и начала перечислять продукты, рассматривая полки с припасами. – Господи, никогда еще не видела кухни с таким скудным запасом. Так-с. Сколько в рацион включено мяса?

– Ну, процентов пятьдесят.

– Покупаете мясо по розничной цене, тратите время. Вот что, пошли человека к Хорнеру в Эпплгейт, он забьет быка. Я сама разделаю тушу, а помимо первосортной говядины в половину стоимости, мы получим и все остальное в запас.

Элвин удивленно открыла и закрыла рот.

– Кроме того, пусть мальчики наловят рыбы. Да и оленины они могут добыть. Только нужен морозильник, не будем же мы вялить мясо.

К тому времени, как список был закончен, Грэн Хоукс составила и свое окончательное мнение о походной кухне.

– Я останусь здесь, – повернулась она к Элвин, – если пообещаешь мне две вещи: никто мне мешать не должен, и босс тут – я. Всегда говорю: ад не был бы таким плохим местом, если бы им управляла женщина, но коли поставить в аду начальниками двух баб, клиентов там не останется вовсе – сбегут! А теперь брысь отсюда, малявка.

Элвин так и сделала. И в первый раз за все время пребывания в лагере она смеялась, и смеялась с облегчением.

Джаггер легко обеспечил запас сухих дров. Элвин дала ему список, добавив несколько пунктов от себя, и проводила к машине. Он уселся за руль с довольным видом и уехал.

Теперь у Элвин освободилось время, чтобы обследовать лагерь. И у нее вновь появился тот душевный подъем, который она всегда испытывала, находясь в лесу. Но здесь все было по-другому. На этом месте, очевидно, когда-то находилась мельница – в северной части расчищенного участка виднелась бревенчатая запруда и полоса небесно- голубой воды. За запрудой тянулись к небу пихты, а над ними, вдалеке, голубоватой тенью высились горы. С востока и с юга наступали сосны, сливаясь на западе с линией горизонта.

Элвин приступила к осмотру построек: походная кухня, спальный барак и рабочий сарай, который, очевидно, был возведен для защиты оборудования от непогоды, но девушка усомнилась, что он сможет выполнить свое предназначение, если пойдет сильный снег.

Поодаль она увидела заброшенный маленький сарайчик, который прежде использовался для поддержания в порядке пил, хранения запасов рукояток для топоров и других полезных вещей. Элвин задумчиво рассматривала его некоторое время, затем решительно расправила плечи. Кухарку нужно удержать здесь во что бы то ни стало, а для этого в первую очередь необходимо обеспечить ей приличное место для сна.

При ближайшем рассмотрении оказалось, что сарайчик вполне подходит по размеру, рамы на месте, вот только стекла исчезли, и отсутствовала дверь. Недоставало также нескольких досок в стенах, сквозь прорехи в крыше виднелось небо, кровельная дранка местами прогнила и провалилась. От пола осталась половина. В одном углу стояла гигантская печь, в другом – койка, привинченная к стене; веревочный матрас был изжеван бандой крыс.

Элвин взялась за работу.

Целый час в лагере слышался треск вырываемых со скрипом досок; таинственный грохот и стук молотка по гвоздям, затем у походной кухни появилась Элвин, грязная и растрепанная.

– Миссис Хоукс! – позвала она, тяжело дыша. – Я тут нашла старую тележку. Надеюсь, ваш мул согласится потаскать ее для меня?

– Гвендолин – самое отзывчивое существо на свете, – сообщила ей Грэн Хоукс. – Сделает что угодно, если, конечно, я скажу ей заветное слово. Сейчас, только замешу тесто.

Элвин почувствовала легкую вину за тяжесть груза на тележке, но затем, вспомнив, какую ношу Гвендолин тащила на себе в гору, успокоилась. Груз был доставлен благополучно, Грэн Хоукс сказала еще одно заветное слово, чтобы остановить мула, и вместе с Элвин заглянула в сарайчик.

– Здесь нужно сделать пол. Я скажу Денни – это один из наших водителей, – чтобы он прихватил еще и кровельную дранку.

В полдень лесорубы вернулись на обед. У сарайчика они замедлили шаги и притихли. Через час, когда они уезжали, обитая планками дверь была уже готова.

– Да уж, хозяйственная девица, – заметил один.

– Кто-то должен остаться и помочь ей навесить дверь, – предложил другой, но желающих не нашлось.

– Пусть Джаггер ей помогает.

– Если она прицепит на окна занавески, я точно уволюсь, – прокомментировал кто-то в заключение. – Ненавижу рюшечки и кружевные оборки.

Пока Элвин обедала, приехал сияющий Джаггер.

– Они не могли поверить своим глазам!- с гордостью сообщил он. – И наверняка посадили бы меня в тюрьму за кражу вашей машины, если бы не этот список!

Элвин быстро набросала план работ на вторую половину дня.

– Грэн, думаю, нам надо поставить Гвендолин на довольствие.

– Если ты просто немного подкормишь ее, этого будет вполне достаточно. Только не перекармливайте, а то она меня не поднимет.

Элвин смазала ржавые петли маслом, Джаггер навесил дверь. Денни, водитель грузовика, привез кровельную дранку. Он даже предложил помочь положить кровлю, но Элвин покачала головой:

– Спасибо, но ты и так слишком занят.

Когда вернулись с работы лесорубы, девушка все еще была на крыше. Когда они вышли после ужина, она по-прежнему находилась там, хотя они никак не могли понять, что она может видеть в темноте и как попадает по гвоздю, прибивая кровельную дранку.

Но вот последний гвоздь был наконец вколочен. Элвин села на краю крыши, поеживаясь от холода. Вокруг царила непривычная тишина. Память быстро вернула девушку в южный лагерь на болотах, где в сумерках ярко пылали костры, вокруг которых, балагуря, напевая и перешучиваясь, сидели, мужчины. Те люди были кейджанами [2], с горячей французской кровью, они умели веселиться…

– Мисс Элвин!

Девушка вздрогнула. К сарайчику подошел тот самый лесоруб, который говорил за всех прошлым вечером.

– Вы сказали, что сегодня мы обсудим дела, мэм.

– Нет, это вы так сказали. У меня еще не было времени осмотреть лагерь.

– Ну, если вы думаете, что привести в порядок какой-то сарай важнее, чем заняться делами…

– Вам сегодня понравилась еда? – перебила его Элвин.

– Еда? – Бригадир, казалось, смутился. – Ну, каждый знает, что Грэн Хоукс – лучшая лагерная стряпуха. Только какое…

– Это верно, лучшая. А где, как вы думаете, я устрою ее на ночлег? Брошу на бревна канаты и уложу ее спать на них?

Наступила тишина, затем раздался смех.

– Вы победили. Я могу чем-то помочь?

– Да. Вы ведь здесь за бригадира, так? Тогда сегодня вечером проверьте спальный барак и составьте смету того, что будет нужно для подготовки его к зиме. Затем я хочу устроить раздевалку, достаточно большую, чтобы там могли поместиться две печи и вешалки для одежды.

– Хорошо, – кивнул мужчина. – Все будет сделано должным образом. – И быстро удалился.

Элвин сидела, нахмурившись. Почему отец не позаботился об этом сам? Конечно, когда он попал в госпиталь, сезон еще не наступил, и однако же эта грязная походная кухня, эта гора гниющего мусора… Не могло все прийти в запустение за каких- то десять дней…

– Элвин! – донесся до нее пронзительный голос Грэн Хоукс. – Твой ужин совсем остынет. Иди сейчас же, чтобы я смогла побыстрее вымыть посуду!

Девушка со вздохом слезла с крыши, склонилась над котлом с теплой водой, намылила лицо и руки до локтей, смыла пену и выпрямилась с закрытыми глазами.

Кто-то сунул ей в руки полотенце, она вытерла лицо, подняла глаза… Перед ней, ухмыляясь, стоял Нэт Кантрелл. Элвин сердито тряхнула головой, как щенок после купания, и на чистой рубашке Кантрелла тут же расплылись мокрые пятна. Несмотря на усилия мисс Кавальер, Элвин осталась все той же девчонкой-сорванцом.

– Извините, – произнесла она и тут же поняла, что он не обратил на брызги никакого внимания, только ухмылка исчезла с его лица, уступив место то ли сочувствию, то ли жалости. – Папа? Что-то случилось с папой?

– Я днем был в госпитале. Мистер Феболд удивительно быстро поправляется после ранения. Однако врачи обнаружили у него болезнь почек. Хотят прооперировать его, прежде чем выписывать… – Внезапно замолчав, Нэт удивленно и недоверчиво уставился на Элвин. Девушка выглядела по-настоящему счастливой. Она, казалось, испытала облегчение, как будто огромная тяжесть свалилась с ее плеч. Неужели возможность управлять этим предприятием значит для нее больше, чем здоровье отца?! – Это не такие уж хорошие новости, – сухо сказал Нэт. – Надеюсь, вы понимаете, что операция и последующий уход не покрываются его страховкой?

Элвин вспыхнула.

– Это может случиться с каждым, – бросила она и гордо прошествовала мимо него к своему месту за столом, где Грэн Хоукс уже поставила ее тарелку.

Есть девушке не хотелось. Единственным ее желанием было броситься в госпиталь и поговорить с отцом. Но один взгляд на кухонные часы, и Элвин поняла, что за оставшееся время доехать туда не успеет – отец уже будет спать. Она должна справиться со своим беспокойством и подождать до завтра.

Кантрелл последовал за ней и сел за стол напротив.

– Кажется, у нас с вами опять что-то не заладилось, – заметил он. – Если честно, я решил, что вы обрадовались, услышав о том, что ваш отец остается в госпитале.

– Так и есть, – призналась Элвин. – Но не от того, что он болен и ему необходима операция. Просто это объясняет все то, что я здесь обнаружила, и те изменения, которые в нем нашла. Я думала, он просто сдался и сбежал.

Кантрелл улыбнулся:

– Ничто не сможет победить такого мужчину, только несколько камней в почках. Как давно вы его не видели?

– Три года. Я хотела приехать сюда на каникулы, но он не позволил. Боялся, что я откажусь возвращаться в колледж. А сам лишь раз меня навестил.

– Значит, вы не были в лесах четыре года?

– Только физически. Я изучила все, что имеет отношение к лесозаготовкам, от выращивания дерева до сушки бревен. Когда я жила с папой, у меня были лишь поверхностные знания о том, как дерево доставляется на рынок, теперь же мне известна полная картина всего производства.

Кантрелл насмешливо посмотрел на нее:

– В то время как другие девушки изучали домоводство, вы осваивали мужскую профессию? Зачем?

Элвин вновь вспыхнула:

– Как только мои братья стали достаточно взрослыми, чтобы помогать папе, их сразу призвали на военную службу. Кто-то же должен быть всегда рядом с ним!

Грэн Хоукс поставила перед Кантреллом тарелку с кексами и чашку кофе.

– Нэт, давай ешь и смотри не обижай Элвин. Эта девочка за день в одиночку построила дом, так что теперь моим старым костям будет где пристроиться на ночлег.

Кантрелл попробовал кекс и изумленно поднял брови:

– Грэн, ты волшебница! В жизни не ел ничего вкуснее!

– Я-то, может, и волшебница. – Грэн осторожно пристроилась за стол с чашкой кофе. – Но это чудо сотворила Элвин. Что ты добавила в тесто, милая?

– Тяжелый труд, – мрачно сказала девушка. – Грэн, нам нужно купить электрический миксер, нельзя все взбивать вручную.

– Грэн, ты хочешь сказать, что она готовит так же хорошо, как и строит дома? – удивился Кантрелл.

– Нет, если у меня есть возможность избежать этого, – поспешила ответить за кухарку Элвин. – Единственная причина, почему я научилась готовить, – неприятная возможность остаться вообще без кухарки. Я считаю этот труд рабским.

Грэн тяжело вздохнула, расстроенная, подобно творцу, которого никто не ценит, и Кантрелл засмеялся.

– Я лучше поскорее уберусь отсюда и дам вам, девочки, отдохнуть. Джаггер сегодня опять стоит на страже?

Элвин подняла голову. Значит, он на самом деле был здесь прошлой ночью! Ей не приснился этот рыжий огонь!

– Вы действительно хотите дать нам отдохнуть или что-то замышляете?

Настала очередь Нэта смутиться. Он встал и взял в руки шляпу с мягкими полями.

– Будете заняты завтра?

– Каждую минуту. Хочу просмотреть документацию отца и проверить оборудование, а потом поеду в госпиталь. А что?

– Я мог бы помочь вам разобраться в сложившейся ситуации. Возможно, загляну послезавтра.

На следующее утро, сразу после завтрака, Элвин отправилась в «кабинет» отца, вытащила из сейфа старые записи и рабочие ведомости и обнаружила в них странную историю. Тогда она взялась за документы, касающиеся западных лагерей, один из которых находился в местечке Казадеро в Калифорнии, другой на Ил-Ривер. И здесь вырисовывалась картина приходящего в упадок производства несостоятельного должника. Тома и Джима призвали в армию, когда отец работал еще на первом месте. Так… Наводнения… Транспортировка… Теперь Элвин вспомнила, что лесосека у отца была не из лучших – на низком берегу разливающейся в паводки реки. Ну а дальше? Зима застала его прежде, чем он смог проложить дорогу через топь, и снегопады остановили все работы… Ага, он оставляет этот участок и двигается дальше… Элвин долгое время изучала печальную повесть потерь и теперь знала, куда пропал небольшой грузовичок – его смыло в разлив. Потом была какая-то вражда с конкурентами, причем длительная, иначе как можно объяснить порезанные на всех грузовиках шины? И это не шутки – почти три тысячи долларов убытка!

В полдень девушка оторвалась от книг, чувствуя, что не может поднять голову. Тяжелый груз давил ей на плечи. Феболды начинали в Луизиане с одним грузовиком, циркулярной пилой и наемным лесорубом, вложив в дело деньги, заработанные Эдом за несколько лет плотницкого труда. Четыре месяца назад он взял в аренду этот участок в Орегоне, и каждая страница записей свидетельствовала, что он изо всех сил пытался наладить производство. Но доход от строевого леса едва покрывал издержки на его заготовку…

В сейфе лежали и другие бумаги отца. Страховка была рассчитана на несчастный случай с последующей госпитализацией и допускала вознаграждение врачам, но в ней никак не оговаривалось лечение обычных заболеваний. Элвин сложила документы в портфель и вернулась в сарайчик переодеться для поездки в город.

По дороге она думала о братьях. Они должны помочь. Ни в одной конторской книге не было записей о том, что Том и Джим присылали отцу какие-то деньги, и Элвин прекрасно понимала, почему, – он конечно же не сказал им ни слова о своих затруднениях, так же как и ей.

Эд Феболд, увидев уверенную в себе и спокойную дочь, расправил плечи. Значит, она не сильно разочарована? Он был в бреду, когда давал Нэту Кантреллу ее адрес, и успел тысячу раз пожалеть об этом, но теперь успокоился, а через несколько минут уже смеялся над Джаггером и Гвендолин, глубоко признательный Грэн Хоукс за ее согласие поселиться в лагере.

– Грэн говорит, эта зима будет мягкой, так что, вероятно, мы сможем работать на лесозаготовках весь декабрь, – заметила Элвин.

В глазах Эда внезапно вспыхнула надежда, затем его лицо вновь омрачилось.

– Вин, есть кое-что, о чем я тебе еще не сказал…

– Я знаю. Нэт Кантрелл сообщил мне об этом вчера вечером, и, папа, я потрясла его до глубины души, признавшись, какое это для меня облегчение.

– Облегчение, Вин?

– Да. Я сразу поняла: с тобой что-то не так, и боялась, что все гораздо серьезнее.

– Но расходы, Вин…

– У нас достаточно средств. Во всяком случае, у меня. Ты всегда был щедр на карманные деньги, папа, и я скопила кругленькую сумму. Думала, что смогу купить себе небольшой грузовичок.

– Вин…

Сестра сделала ей знак, что пора уходить, и Элвин улыбнулась отцу, прощаясь.

– Видишь, это была пустая трата денег – отправлять меня в колледж. Я по-прежнему без ума от строевого леса.

– Вин… – Отец крепко сжал ей руку. – Теперь я знаю, что все будет хорошо!

«Все должно быть хорошо», – печально думала девушка, выезжая из Медфорда. Увеличив скорость, она помчалась в сторону громоздящихся на горизонте гор, как будто именно они были ее целью. На перекрестке дорог высились кирпичные развалины, некогда служившие фортом первым женщинам-поселенцам; казалось, они только что отбили атаку индейцев. Что за унылый край – повсюду запустение…

Отец рассказал о Томе и Джиме, отдал ей их письма. Она напишет им после того, как завершит инспекцию лагеря.

Лагерь! Нужно проследить, чтобы не было лишних расходов. Один из водителей грузовиков, Денни, славится своей способностью попадать в аварии. Грузовики, конечно, застрахованы, но ни одна страховка не возместит потерянного времени, необходимого на замену машины. И нужно обдумать целесообразность выплаты лагерной бригаде твердого жалованья вместо процентной ставки. Оклад едва ли способствует повышению производительности труда…

Свернув на Томпсон-Грик, Элвин увидела заснеженные вершины Грейбека на фоне по-летнему голубого неба. Сигнал ей, леденящее душу предупреждение о наступлении мертвого сезона.

К тому времени как она миновала последний фермерский дом, стало темно. Неохотно покидая местность, освещенную теплыми желтыми квадратами окон людских жилищ, Элвин свернула прямо в лес. Через дорогу в свете фар пронеслась лиса, а вскоре девушке пришлось сбросить скорость, пропуская оленя и олениху. Было пустынно и одиноко, и постоянно присутствовала мысль о глубокой пропасти по левую руку. Благополучно преодолев последний изгиб серпантина, Элвин увидела впереди лагерь. В спальном бараке и на кухне горел свет. Ее настроение улучшилось. Она представила себе, что возвращается домой и что внутри одной из этих построек ее ждут отец и братья.

Но ее ждали Джаггер и Грэн Хоукс.

– Видишь, – насмешливо сказала Грэн Джаггеру, – я говорила тебе, что она вернется к ужину!

Лесорубы уже поели и ушли в барак. Заглянув к ним, Элвин рассказала об отце.

Грэн успела поколдовать в сарайчике, превратив его в уютный домик. Элвин сразу же заметила разницу. Вероятно, такой эффект произвели стеганые лоскутные одеяла, плетеные коврики на полу и рыжее мерцание пламени в большой печи. Ничего подобного не было в лагерях на болотах, но ей понравилось. Приятно было смотреть на старенькое кресло-качалку, которое привезла кухарка. Уложив Элвин спать, Грэн еще долго удовлетворенно покачивалась в этом скрипящем кресле, подшивая небеленый миткаль, который собиралась повесить вместо занавесок на окна.

Элвин смотрела на толстуху в очках, с седым пучком волос, сползшим на сторону, и сравнивала ее с теми женщинами, что встречались ей раньше в колледже и в других домах, где она проводила лето. В Грэн чувствовалось достоинство – качество, которым так хотелось обладать ей самой.

На следующее утро Элвин последовала за мужчинами на делянку для рубки леса. Подойдя к краю каньона, она смотрела вниз, оценивая процесс, – не зря же училась столько лет!

С того места, где она стояла, казалось, что бригада выбирает деревья наугад, не учитывая угол заноса. Достав из бардачка машины полевой бинокль, Элвин внимательно изучила только что срубленный ствол. Конечно, это уже вторичная поросль, и, чтобы ее выкорчевать, нужно брать и хорошие, и плохие… Она перевела бинокль выше и увидела вдали лесной массив. Вот где бы поработать! Но прежде чем открыто устраивать критический разбор работ, девушка решила понаблюдать.

Внезапно вся бригада повернулась в сторону находившейся вне поля зрения Элвин поляны, где располагалось все вспомогательное оборудование.

В мгновение ока она бросилась к машине и понеслась вниз по узкой дороге. Выскочив на равнину, обнаружила группу мужчин, смотревших на огромную А-образную раму погрузчика, рядом с которым опрокинулся трактор и лежал теперь на одном боку, работая гусеницами вхолостую. На самой вершине рамы, там, где встречались под углом два шеста, свободно раскачивался трос.

«Какой идиот оставил его там?» – сердито подумала Элвин, доставая с заднего сиденья снаряжение, которое всегда имела при себе в лесу: шипованные бутсы и спасательный пояс. Она подогнала машину поближе. Мужчины, услышав шум мотора, обернулись, но тут же забыли о ней, продолжив спор, – видимо, решали, кто из них достаточно легок, чтобы забраться наверх, подлезть под шест и вернуть трос на место в такелажный блок.

Элвин стремительно подбежала к ним, схватила конец веревки, который держал один из лесорубов, и полезла на ближайший шест.

– Послушайте, мэм! – перекрыл встревоженные возгласы голос бригадира. – Вам с этим не справиться!

– Я сделаю это быстрее, чем любой из вас.

– Но… Эй! Слезай сейчас же!

Элвин ловко, как обезьянка, уже карабкалась вверх по наклонному шесту и быстро оказалась вне досягаемости бригадира. Посмотрев вниз, она засмеялась:

– В детстве я никогда не упускала возможности полазать по деревьям. Забиралась и выше, чем сейчас, так что не беспокойтесь.

– Мы можем снять груз…

– И потерять время?

Элвин не стала больше расходовать зря дыхание. Подъем, конечно, рискованный, но ей было весело. Однако оказалось, что на раму погрузчика взбираться не так легко, как на дерево. С бревен сняли кору, и шипы с трудом вонзались в гладкую древесину. Девушке пришлось просчитывать каждый свой шаг по этой скользкой поверхности. Добравшись до верха рамы, где встречались под углом шесты, она остановилась передохнуть. Наверху было совсем тихо, не слышались ни отчаянный визг бензопил, ни крики, ничего, кроме отдаленного пения птиц и тихих вздохов легкого ветерка в вершинах деревьев.

Так, вот и трос. Элвин пристегнула карабин пояса к шесту, дотянулась до такелажного блока, перелезла на него и приладила веревку. «Теперь рискнем. Это всего лишь брусья в гимнастическом зале, а подо мной лежат мягкие маты. Я ведь никогда не боялась спрыгивать с брусьев. Сальто назад…»

Никто из лесорубов, столпившихся внизу, не смог бы сказать, как она это сделала. Большинство потом признались, что они зажмурились. Те же, кто не упускал девушку из виду, разразились восторженными воплями, и открывшие глаза обнаружили, что она уже вернулась на вершину рамы и теперь лежит вдоль шеста, обхватив его ногами и вонзив в древесину шипы. Такелажный блок повернулся, и с него, подобно змее, заскользил лотлинь.

Один из мужчин подпрыгнул, чтобы схватить несущуюся вниз веревку, затем ее быстро связали с тросом, подтянули вверх, и вскоре трос вновь был продет через блок.

Наступила напряженная тишина. Спуститься было куда сложнее, чем подняться. Каждый шаг нужно делать осторожно, вонзая шипы в шест.

Ошибка – и скольжение вниз, обжигающее ладони. Элвин старалась не думать об этом.

Мало-помалу она прокладывала себе путь, но достигла земли не по собственной воле. Ее спасательный пояс на некотором расстоянии от земли был кем-то расстегнут, и две крепких руки оторвали девушку от шеста, поставили на ноги и затрясли за плечи так сильно, что голова ее моталась из стороны в сторону и зубы клацали.

– Дура! Не смей больше так рисковать!

Элвин подняла глаза и увидела полыхание рыжих волос прямо над собой. Отступив назад, она размахнулась, ударила, и на лице Нэта Кантрелла появился отпечаток ее ладони, такой же яркий, как его шевелюра.

Девушка удивленно уставилась на свою руку. Хоть она и была в перчатке, ладонь все равно горела.

Глава 4

– Зоуи! – крикнул кто-то.

– Я здесь. Вы двое, держите этого. – Бригадир схватил Элвин и оттащил ее от Нэта, двое других мужчин осторожно удерживали босса – он сделал лишь то, что они сами жаждали сделать. – И кто-нибудь возьмите трос, пока она опять не полезла заправлять его!

И тогда все начали смеяться. Напряжение последней четверти часа вылилось в громовой хохот и свист, и Элвин, взглянув исподлобья на Нэта Кантрелла, тоже присоединилась к общему веселью. Он выглядел таким потрясенным, смущенным и сбитым с толку!

– Я сожалею, – одновременно сказали они друг другу, и настала очередь Кантрелла влиться в общий хор.

– Но я говорил всерьез, – все-таки добавил он, отсмеявшись, и повернулся к лесорубам:- Парни, присмотрите за тем, чтобы она не…

– Эй, Нэт! – крикнул кто-то. – Разве можно остановить ее, когда она решила совершить подвиг?

– Нэт, я что-то не видел, чтобы ты последовал за ней наверх!

Кантрелл опять захохотал:

– Обтесанное бревно – не место для битвы. Я не могу придумать лучшего способа остановить эту девицу, кроме как схватить ее до того, как она успеет пошевелиться!

Вновь раздался взрыв смеха, и бригадир повысил голос:

– Пора вернуться к работе, ребята, или наша цыганочка начнет делать ее за нас!

«Наша цыганочка»! Эти слова были самыми сердечными и ободряющими из всех, что Элвин слышала с тех пор, как приехала в «Три Ф».

– Грэн отправила меня за вами, – объяснил ей Нэт свое появление. – Вы нужны на кухне. Ваш прежний повар подал иск – требует выплаты жалованья.

– О! Значит, посмел! – Элвин воинственно расправила плечи. – Отлично! Это дает мне шанс получить с него сполна за продукты, которые он приобретал для себя по лагерному счету. Только попадись он мне!

– Если вам нужна помощь… – предложил один из мужчин, но Кантрелл, сложившись пополам от смеха, кивнул на Элвин, которая уже гордо шествовала к машине:

– Помощь? Этой девице? Лучше я отправлюсь за ней, чтобы защитить адвоката. Нельзя позволить нашей лесной нимфе сесть в тюрьму за убийство!

Совещание между адвокатом и Элвин было кратким.

– Слушай сюда, моя девочка, – начал он надменно, – нельзя вот так запросто увольнять людей только потому, что ты этого хочешь, и не платить им заработанные деньги. Только не в этом штате!

Элвин невинно заморгала глазами.

– А что, если у человека нет денег? – спросила она. – К примеру, я покупаю вещи, но не могу за них заплатить. Что тогда?

– Тогда не следует их покупать, – отрезал адвокат.

Элвин сморщила личико, как будто собиралась расплакаться.

– А если они записаны на счет кого-то другого, за это ведь тоже нужно расплатиться, так?

– Ну конечно! Если человек, на чей счет записаны купленные вещи, сумеет доказать, что ты это сделала без его ведома и согласия… Эй, о чем это ты?

Элвин торжествующе усмехнулась.

– Большое вам спасибо, – с облегчением вздохнула она. – Я просто хотела убедиться, что в этом штате закон такой же, как и в том, где я изучала право.

– Ты изучала право?

– Немного. Кажется, папа получил некоторую пользу от тех денег, которые вложил в мое образование. Это только что подтвердилось. А теперь сядьте!

Адвокат сел. И когда он уходил, не было больше разговоров ни о каких исках о выплате жалованья. Он сказал, что для «Три Ф» шансов востребовать долг, оставленный поваром, мало, но заявленные им требования погашаются его собственным долгом. Короче, он посоветует своему доверителю отозвать иск.

Грэн Хоукс подала обед для Элвин и Нэта и тяжело опустилась на стул. Нэт, улыбнувшись кухарке, кивнул в сторону девушки:

– Она строит дома, готовит, лазает по всяким подъемным механизмам, заправляет тросы и еще толкует о праве с адвокатом. Есть что-то, чего эта малышка не умеет?

– Шить, – заявила Грэн. – А еще играть в игрушки, врать и притворяться. И никогда не научится. Она просто не видит в этом смысла.

Нэт с интересом взглянул на Элвин:

– Разве вы не играли в куклы, когда были маленькой девочкой?

– Конечно, играла. Папа вырезал мне целую бригаду лесорубов из дерева, и в плохую погоду, когда он не позволял мне слоняться по округе, где работали мужчины, я играла на походной кухне. Брала небольшое полено, а мои куклы должны были на него забираться. И у меня был еще грузовик, на нем они возили распиленные бревна, которые я клала в кузов. Однажды кухарка, весившая сто пятьдесят кило, наступила на эту машинку и выкатилась прямо в дверь.

Грэн и Кантрелл рассмеялись, потом оба вздохнули.

– А когда вы были в школе, играли в теннис или в гольф? – полюбопытствовал Нэт. – А может, увлекались брейком и ходили на танцы?

– Ходила, – призналась Элвин, – с мальчишками. Но очень редко. Мне казалось, что они все ужасно глупые.

– Вероятно, они ничего не знали о заготовке леса, – вновь вздохнула Грэн Хоукс.

Сразу же после обеда Элвин устроила совещание с Нэтом Кантреллом. Вопреки их постоянным столкновениям, она уважала его за ум и рассудительность и была готова открыто поговорить с ним о делах.

– Никак не могу понять, что происходит, – призналась она. – Я знаю, что в Луизиане папа отлично справлялся, содержал в полном порядке оборудование и у него была хорошая прибыль. Однако, просматривая отчетность, я обнаружила, что, с тех пор как перебрался на запад, он стал постоянно терять деньги. Единственное, что осталось из оборудования, – это трактор и два грузовика, не считая циркулярных пил.

Кантрелл кивнул:

– Эд сказал мне, что продал значительную часть оборудования, прежде чем переехать на запад. Большая часть того, что у него было, предназначалась для работы в болотистых местностях и не годилась для крутых горных склонов. Многие механизмы износились, и он избавился от них, не желая тратиться на ремонт. И потом, после того, как ваши братья женились…

– Мои братья… что?!

– Вы не знали?

Совершенно потрясенная, Элвин лишь покачала головой. Она все поняла. Мальчики бросили отца не из-за военной службы! А он слишком расстроился и не мог рассказать ей об этом из страха, что его обида выйдет наружу.

– Вы не должны их винить, – мягко сказал Кантрелл. – У парней их возраста не так много шансов найти свое место под солнцем. Ваш отец хотел дать им хороший старт в начале семейной жизни. Они получили ссуды на дома, как военнослужащие, а мистер Феболд, вероятно, позаботился, чтобы комнаты были обставлены мебелью.

– Но я все равно виню во всем братьев, – ответила Элвин после минутного размышления. – Папа прекрасно справлялся с делами в Луизиане. Строевого леса там хоть отбавляй. Так ведь нет, Тому и Джиму понадобилось отправиться на запад и заняться большим бизнесом! И вместо того чтобы самостоятельно зарабатывать, они тянут деньги из отца. Если эта лесосека не начнет приносить доход, папа разорится!

Кантрелл улыбнулся:

– Когда ваш отец поправится, все будет хорошо. Для здешних лесозаготовок не нужно большого капитала. Однако я не ожидал, что Эд на этом что-то потеряет. Он арендует на процентной основе.

Элвин почувствовала внезапную тошноту. Она рассчитывала на помощь братьев, чтобы оплатить операцию и лечение отца в госпитале, но теперь…

– Вы меня извините, если я вас покину на несколько минут? Папа дал мне письма от Тома и Джима, но у меня еще не было времени их прочесть.

Нэт наблюдал, как девушка идет к сарайчику: плечи поникли, голова опущена, взгляд не отрывается от земли… Через десять минут хлопнула дверь, Элвин вернулась. Шаги ее теперь были быстрыми, спина – прямой, синее пламя ярости горело в глазах.

Девушка быстро оглядела помещение.

– Хотелось бы мне, чтобы здесь прямо сейчас материализовалась машинистка! – сердито произнесла она. – Мне нужно написать пару писем, но если я возьмусь за карандаш, грифель расплавится!

Нэт молчал, предоставляя ей возможность выговориться.

– Том и Джим в своих письмах просят папу посылать деньги их женам. Эти девицы, видимо, решили, что их свекор – миллионер-лесопромышленник! Одна купила новую машину, другая делает ремонт в совершенно новом доме. Пусть идут работать, раз хотят жить в роскоши! – Все это время Элвин мерила шагами комнату, туда-сюда. – Я сейчас лопну от злости, – без особой необходимости сообщила она. – Знаете, что имел наглость заявить мой брат Джим? Что папа, вне всякого сомнения, может сделать что-нибудь и для Рузанны, его жены, если уж у него есть деньги на то, чтобы оплачивать мое обучение в таком дорогом колледже, как «Вайлдвуд»! Джим, который сам настоял, чтобы папа отправил меня туда!

Кантрелл вскочил и тоже зашагал из угла в угол, затем остановился.

– Если мы так будем продолжать, нам придется поставить здесь светофор! А теперь, Вин, давайте все обдумаем. Если вы напишете грубые письма невесткам или братьям, адресаты передадут их вашему отцу. Что он почувствует, когда узнает ваше мнение о его сыновьях и их женах, о том, как он вел свой бизнес и что вы думаете о будущем предприятия? Эду тяжело будет это читать, могу себе представить.

Элвин подошла к окну и прижалась носом к стеклу. Она стояла так долго, но когда повернулась, на ее губах играла улыбка.

– Спасибо, Нэт. Я напишу письмо, которое получит золотую медаль от самой мисс Кавальер. Я буду истинной леди. А теперь давайте вернемся к нашим делам.

Она обсудила с Нэтом свои выводы, предложила свои идеи и выслушала его мнение. Теперь она знала много причин, объясняющих бедственную ситуацию в лагере «Три Ф».

– Я владею участком строевого леса, но между ним и открытой местностью, где можно проводить погрузку, лежит узкая полоса вторичной поросли, – рассказывал Нэт.- Я хотел выжечь ее, но тут встретил вашего отца. Вот так мы стали с ним вести дела вместе. Если он расчистит это место, я дам ему в аренду другое. Здесь заготовка и транспортировка требуют определенных усилий, согласен. Но Эд сразу прокладывает хорошие дороги, которые не потребуется ремонтировать каждый год. А совсем недавно он набрал новую отличную бригаду на стороне. Наемники очень довольны и работают на совесть, а вот те, что живут в лагере, немного пораспустились.

Элвин поведала ему о своих планах утеплить к зиме спальный барак, поставить сарай для сушки одежды и устроить душ со змеевиком, сообщающимся с большой плитой постоянного нагрева. Нэт согласился, что все это мудро придумано.

– И я превращу папин закуток в комнату отдыха, – закончила Элвин, а затем предложила перевести лагерную бригаду на процентную основу оплаты труда, а еще позволить лесорубам самим платить за выбранную еду. – Грэн посчитает стоимость порций. Таким образом у нас появится шанс разнообразить меню.

– Попытка – не пытка. Думаю, ребята согласятся. – Нэт бросил взгляд на часы. – Теперь мне пора идти – сегодня вечером танцы. Жаль, что вы не любите столь легкомысленные развлечения.

Элвин чуть не задохнулась от возмущения. Она ненавидела его. Наблюдала, как Нэт садится в машину, и надеялась, что он споткнется или, что еще лучше, поскользнется прямо на танцплощадке. Танцы! Это же надо – тратить драгоценное время на всякие глупости!

Сердито тряхнув головой, она отправилась на кухню, где Грэн Хоукс готовила ужин.

– Ох-ох, – бормотала кухарка над котелком с холодной фасолью. – Элвин, ты не слышала, на мула никто еще не ставил мотор?

– Какой мотор? – опешила девушка.

– Как за бортом у лодки, – деловито пояснила кухарка. – Только чтобы это было сделано без особых затрат.

– Грэн! – простонала Элвин, давясь от смеха.

– Видишь ли, Гвендолин прекрасно спускается по склону, но вот загнать ее в гору никакого терпения не хватит. А мне хотелось бы завтра прямо с утра отправиться в Эпплгейт. Женское население устраивает там ярмарку. Вообще-то это что-то вроде клуба по интересам. Между собой мы называем такие встречи «посиделками». Можно полюбоваться рукодельем и поболтать о том о сем. Большинство участниц занимаются плетением ковриков.

– Сами плетут коврики? Глупость какая. А в магазинах они не могут купить то, что им нужно? я никогда не пойму, зачем женщины тратят столько времени впустую. Почему бы им не заняться чем-нибудь более полезным?

– Например, приладить пару тросов к такелажному блоку? – усмехнулась Грэн.

Элвин покраснела.

– Грэн, я сделала это не для того, чтобы покрасоваться. Погрузка остановилась, и я не стала долго раздумывать. Знала, что залезть туда будет проще мне, чем какому-нибудь здоровенному парню.

– Я ничего не говорила о «покрасоваться». Просто хотела заметить, что не все женщины хотят и могут работать на лесозаготовках. Те, кто любит свой дом, украшают его своими руками, а не купленным барахлом, которое есть у всех. К тому же «посиделки» – это повод для общения. Можно собраться вместе и поболтать всласть.

Девушка содрогнулась.

– Могу себе представить, что это такое – всех соседей разорвут на части.

– Они рвут только тряпки. Есть женщины и Женщины, Элвин, и, как я предполагаю, ты не с теми в жизни встречалась.

– И все равно я думаю, что плести коврики глупо, – упрямилась Элвин. – Но я отвезу тебя завтра в город.

Девушка вернулась в закуток отца, чтобы собрать вещи и перенести их в сарай. Теперь в закутке будет комната отдыха. Но отвлечься ей не удалось. Ее мысли метались между женитьбой братьев и Нэтом Кантреллом, уехавшим на танцы с какой- то, разумеется, девушкой. И эту девушку все зовут Да-Нэт. Потом она подумала о невестках и принялась гадать, какие они. Еще ее беспокоили финансовые проблемы. Конечно, у нее есть сбережения, но на оплату операции и лечения этого вряд ли хватит. Кроме того, нужно отложить кругленькую сумму, чтобы лагерь смог пережить мертвый сезон. И учесть налоги, и…

Совсем расстроившись, бросив все, Элвин выбежала из барака и помчалась в лес. Она села на краю обрыва, прижавшись спиной к стволу молодой сосны, подставив лицо нежному предзакатному сиянию вечернего солнца, и окинула взглядом равнину, лежавшую далеко внизу, так далеко, что река отсюда казалась тонкой ниточкой. Потом она посмотрела вверх, на занесенные снегом вершины гор. Постепенно тревожные мысли покинули ее, девушка залюбовалась безбрежным простором, впитывая в себя спокойствие природы. Мозг, который в неистовом круговороте мыслей, бежавших по кругу, искал лазейку для спасения, отрешился от проблем, и, когда солнечный диск коснулся голубого гребня горы, Элвин поднялась, стряхнула сосновые иголки с одежды и пошла назад.

Тем вечером у нее состоялся разговор с лесорубами. Они сидели за длинным столом. Грэн, убрав посуду, мыла тарелки. Элвин даже не заметила, когда кухарка ускользнула в сарайчик.

– Я собираюсь выложить всю правду и не стану приукрашивать ее ни для Феболдов, ни для вас. После того как я закончу, вы можете подать заявления об уходе, я попрошу вас остаться лишь до тех пор, пока не найду вам замену. Вы же знаете, какой недостаток у нас в рабочей силе. – И она рассказала им об отце. – Это не просьба о сочувствии. Просто я хочу дать вам понять, что намерена выжать из строевого леса все до последнего гроша, чтобы оплатить больничные счета. Если вы останетесь, нам придется как следует потрудиться до перерыва на зиму.

Когда Элвин закончила, мужчины какое-то время сидели молча. Она не просила ничего особенного. А процентная ставка – это даже выгодно. Чем больше они заготовят бревен, тем больше получат денег. И им, лесорубам, тоже нужно учитывать приближающийся зимний период простоя.

Наконец бригадир пошевелился.

– Есть кое-что еще, мисс Вин…

– Вам не нравится работать на девушку?

– Мы, на самом деле, даже горды, что работаем на вас! – крикнул кто-то, и все одобрительно загудели.

– Тогда что?

– Вы дадите нам слово, что не станете слоняться вокруг, пытаясь свернуть себе шею?

Отсмеявшись, лесорубы разошлись. Элвин посидела еще немного после их ухода, выключила свет и вдруг, поддавшись порыву, уронила голову на руки и расплакалась.

Джаггер походил туда-сюда за дверью, прислушиваясь, затем направился к Грэн Хоукс.

– Оставь ее одну, – посоветовала она ему. – Женщина плачет – будто дом очищает. Она просто смывает старые тревоги, чтобы быть свежей и сильной, когда придут новые.

Но Элвин совсем не чувствовала себя посвежевшей и восстановившей силы. Она была подавленной, вялой и измученной. Ополоснув лицо ледяной водой из-под крана, девушка вышла из выстуженной кухни в еще более холодную ночь.

Подходя к сарайчику, Элвин ожидала найти там прежнюю веселую и уютную обстановку, вспоминая, как вчера Грэн суетилась вокруг нее, укрывала одеялами, взбивала большие подушки…

– Это я! – крикнула она, постучав в дверь, и вошла.

Что, черт возьми, случилось? Сегодня сарайчик выглядел так же уныло, как и спальный барак.

Грэн Хоукс внимательно наблюдала за ней.

– Что-то не так?

– Д-да, – запинаясь, сказала девушка. – Все выглядит по-другому, холодно и как-то равнодушно. Грэн, что произошло?

– Ну, все выглядит именно так, как ты хотела. Сама же говорила, что глупо тратить время на дурацкие коврики и стеганые одеяла. Я все убрала. Вот солдатские одеяла, они такие же теплые. – Кухарка зевнула, отложила книгу и добавила: – Пока буду жить в лагере с лесорубами, думаю набраться от них побольше мужских качеств. Только глупое женское племя тратит свое время на вещи, которые можно купить в любом магазине.

Элвин вздохнула и села на кровать, подтянув колени к подбородку.

– Все ясно, Грэн, у тебя появилось желание преподать мне урок. Валяй.

Грэн сняла очки, и приняла боевую стойку.

– Ты можешь уволить меня, когда я закончу, но должен же кто-то вправить тебе мозги!

Глава 5

Элвин развеселилась. Конечно, она не уволит Грэн ни за что на свете. Готовая к первому удару, девушка ждала.

– Итак, ты позволила мне прочитать письма твоих братьев, – начала наступление кухарка. – Прочитала и задумалась: почему два таких хороших мальчика связались с двумя отборными гадюками? А все очень просто. Возьми мужчину, который живет целыми днями на картошке и бобах, поставь перед ним поднос со сладостями – и он тут же начнет хватать самые лакомые кусочки, не заботясь о том, насколько это полезно для здоровья.

Элвин нахмурилась, а Грэн продолжала:

– Затем я начала думать о твоем отце, размышлять, почему он не женился во второй раз. Он ведь был еще довольно молодым, когда умерла твоя мать?

Элвин сцепила руки на коленях. Ее отец собирался жениться. Но она сразу возненавидела ту женщину, носившую шуршащие юбки, благоухавшую духами и пудрой. Сначала Элвин воевала, затем тяжело заболела. Ей тогда исполнилось семь лет. И та женщина была одной из множества других, угрожавших сплоченности семьи Феболд…

– Папа не женился, потому что тогда у него были деньги, а все эти женщины охотились именно за ними, – сказала она.

– Ну-ну! – ехидно усмехнулась Грэн. – Слушай дальше. Я задалась другим вопросом: почему Эд Феболд так много денег посылал Тому и Джиму, так много, что это почти разорило его? И я поняла: он просто стремился дать своим сыновьям то, чего не мог получить сам из-за… дочери.

– Вы не слишком далеко зашли, миссис Хоукс? – спросила Элвин внезапно охрипшим голосом.

– Нет, не слишком. Если я коснулась больного места, значит, ты и сама знаешь правду. Но, конечно, если ты возражаешь…

Девушка пожала плечами, и Грэн снова заговорила:

– Ты росла избалованной, но я виню в этом не тебя. Думаю, ты была сообразительной милой крошкой, этакой маленькой шалуньей, с важным видом расхаживающей в брючках, когда должна была носить юбки. И вероятно, управляла всем лагерем, потому что являла собой само очарование. Еще бы – единственная девчушка среди огромных мужиков! Все с тобой нянчились, приносили тебе подарки… Но настало время пойти в школу. Там тебе пришлось общаться с другими детьми, мальчиками и девочками. Ты не знала, как играть с девочками, а дети всегда очень жестоки к тем, кто кажется им «не такими, как все». Ну да нашу Элвин не запугаешь! Будучи храброй малышкой, ты ясно дала им всем понять, что с тобой-то как раз все нормально, что ты даже лучше их.

Элвин, красная как рак, уткнулась лицом в колени. Она рискнула тогда жизнями сорока детей, отважившись свалить магнолию, затенявшую школьное здание. День за днем она подпиливала ствол, когда вокруг не было учителей. А потом налетел сильный ветер, который и закончил работу за нее. К счастью, никто не пострадал. Отцу, правда, пришлось отремонтировать здание, но после этого даже мальчики стали относиться к ней с уважением. Или это был всего лишь страх?…

А Грэн безжалостно продолжала:

– Ты произвела впечатление в школе, потому что знала почти все о лесе, это сделало тебя выдающейся личностью в толпе. Но когда ты отправилась в колледж, этого уже было недостаточно. Подростки не любят зазнаек. Тебе предстояло стать умнее всех остальных, чтобы однокашницы не догадались, что ты считаешь их глупее себя только потому, что знаешь нечто, чего они никогда не поймут. И ты взялась за учебники втайне от всех.

– Если бы я не стала изучать лесное дело, «Три Ф» сейчас было бы обречено на провал! – заметила Элвин дрожащим голосом.

– Возможно. Но если бы в детстве ты позволила отцу жениться, он бы не остался один-одинешенек. Его жена позаботилась бы, чтобы Том и Джим взвешивали свои поступки и не бросались бы ни на какие «кремовые булочки». Может, она бы позаботилась и о том, чтобы твой отец не рисковал своим добром ради какой-то бредовой идеи быстро разбогатеть на Западном побережье.

– Предположим, ты права, но дело уже сделано. Что теперь?

Грэн Хоукс улыбнулась:

– Если ты и правда умная девочка, то должна понять, что в мире полно места и для мужчин, и для женщин, и не пытаться взваливать на себя все мужские права и обязанности.

– Но женщины делают такие…

– Глупые вещи? Как, например, коврики, которые можно и в магазине купить? Элвин, если ты перестанешь грезить о Поле Баньяне [3], то сможешь полюбить обычного мужчину. Это время все равно наступит, рано или поздно, и ты узнаешь, что любить мужчину – значит желать для него самого лучшего. И, полюбив, ты будешь делать ради своего избранника всякие глупости, в том числе плести коврики, чтобы украсить дом. – Грэн встала и повернулась к печке, швырнула туда полено, подождала, пока его схватит огонь, и закрыла заслонку. – Урок закончен. Спокойной ночи, детка.

Но для Элвин та ночь была совсем не спокойной. Ей приснилось, что она танцует. Ее партнером оказалась высокая пихта, грозившая вот-вот обрушиться. А рядом танцевал Нэт Кантрелл с девушкой, закутанной в стеганое лоскутное одеяло, в венке из сдобных румяных булочек с изюмом на голове. И во время танца Нэт срывал эти булочки и жадно их поглощал…

Когда она проснулась, еще не рассвело, а Грэн уже ушла на кухню. Элвин, помня о вчерашнем разговоре, опасливо последовала за ней. Но теперь она точно знала, что может рассчитывать на эту женщину.

– Доброе утро, девочка. Знавала я одного парня по имени Боб Мессенджер. Грузит он как-то днем древесину и вдруг видит, что огромное неотесанное бревно с сучками несется прямо на него. Деваться некуда. Ну, он залег, зарылся поглубже, и бревно проскочило, не задев его. Такие дела. Ты вроде как Боб Мессенджер, а я – то самое бревно. Люблю поговорить. Дайте только трибуну, и тогда меня ничто не остановит. Кофе?

– С удовольствием. – Элвин засмеялась. – Знаешь, Грэн, я совсем не жалею, что ты вчера разговорилась. По крайней мере, ты по-доброму объяснила мне, почему я была не такой, как все. И пожалуйста, верни на место коврики и стеганые одеяла.

Грэн величественно кивнула.

Поспешно позавтракав, Элвин отправилась к погрузочной площадке. Все утро она наблюдала за рабочими, кипя от злости и в ярости расхаживая туда-сюда. Впрочем, девушка вынуждена была признаться себе, что, будь она водителем на твердом окладе, тоже грузила бы только лучшее и не стремилась сделать побольше рейсов. Но кто тогда будет возить всякую мелочь?

Подъехала одна из машин, Элвин крикнула водителю:

– Начинай грузить эти обрубки!

– Только не я, – огрызнулся тот. – Я не повезу этот хлам вниз.

– Я не сказала – вези. Зоуи! Погрузи эти маленькие пихты, – велела она бригадиру и вновь повернулась к водителю: – У Грэн есть кофе и кексы, а ты выглядишь усталым.

Он мгновение смотрел на нее нахмурившись, потом зашагал по склону к лагерю.

Элвин понаблюдала за погрузкой, проверила крепление, осмотрела ямы на дороге и, когда мужчины отступили назад, запрыгнула в кабину.

– Я подгоню ему машину, – сказала она и прежде, чем они смогли заявить свой протест, завела мотор.

Лесорубы зачарованно смотрели, как машина дернулась, накренилась и медленно тронулась в путь, набирая скорость на узкой дороге.

«Отлично! – подумала Элвин. – Я еще не забыла, как это делается!»

Когда она проезжала через лагерь, Грэн и водитель выскочили из кухонного домика, но она не остановилась, чтобы поболтать с ними, хотя и слышала, как парень крикнул ей вслед что-то вроде «Сумасшедшая!». Сложный поворот, и мост скрыл ее из вида.

«Самая обычная поездка», – думала Элвин, подъезжая к лесопильному заводу, где контролер, увидев ее за рулем, выпучил глаза от удивления. Увидев же груз, он бурно запротестовал:

– Мы не делаем зубочистки!

– Но доски-то мелкие выпускаете! Впрочем, если вам это не нужно…

Контролер со вздохом достал рулетку и принялся, чертыхаясь и призвав на подмогу весь свой запас терпения, измерять бревнышки. Элвин спорила с ним из-за каждого дюйма.

– Вы меряйте, а не гадайте, – сердито приговаривала она.

Вернувшись к погрузочной площадке, девушка чуть не застонала, увидев гору веток и небольших чурбаков – никто из наемных водителей не последовал ее примеру. Штатные были в рейсе, а двое внештатников простаивали. Со склона долетало ворчание трактора, и пока Элвин стояла так, негодуя, он сам появился в поле зрения, за ним веером тащились бревна. «Нужно раздобыть еще один», – подумала она. Но тракторы тянули на сорок-пятьдесят тысяч долларов, и в это время года вопрос о покупке был вне обсуждения.

Элвин подождала, пока тракторист заглушит мотор.

– По-моему, тут работы хватит на два трактора. Что скажете?

– Ну, мисс Вин, если парни будут поддерживать тот же темп, что они задали этим утром, то да! – засмеялся тракторист и с надеждой спросил: – Собираетесь покупать новый?

– Пока только хочу узнать, где его можно взять напрокат и за сколько.

В это время с холма воинственно спустился водитель грузовика, видевший, как она проезжала через лагерь.

– Полагаю, теперь вы захотите, чтобы я подобрал вот эти лучинки?

– Нет, – покачала головой Элвин, ей не хотелось вступать в перебранку. – Но кому-то все равно придется подбирать мелкие бревнышки, как это сделала я.

Вечером, забрав Грэн с ярмарки в Эпплгейте, она обговорила все с Зоуи.

– Наемные водители берут только большие бревна – я понимаю, им так выгоднее. Но позволяя им выбирать, мы ведем себя нечестно по отношению к штатным шоферам и тратим время, поскольку наемники сидят сложа руки в ожидании достаточного количества бревен под загрузку.

– Если бы у нас был еще один трактор…

– Значит, мы арендуем его. Кстати, передайте ребятам, что Грэн держит плиту горячей весь уик-энд. Питание в лагере три раза в день.

Субботу и воскресенье Элвин провела, разбираясь в бухгалтерских книгах. Время от времени она поднимала голову и улыбалась, когда взрывы смеха за окном перекрывали стук молотков по гвоздям и треск досок – лесорубы утепляли спальный барак. Это означает, что зима уже не за горами… А у нее на руках скоро будет вернувшийся из госпиталя выздоравливающий отец… Нужно срочно приготовить для него жилье. Опять расходы…

– Можно нанять человека, чтобы поставил сруб, – предложила Грэн, когда Элвин поделилась с ней своими тревогами, – а мы с тобой вдвоем закончим отделку. И сэкономим на перевозке строительных материалов – сами за ними съездим.

Они выехали на следующее утро, совсем рано, когда воздух был холодным и бодрящим. Грузовик им достался ужас какой древний – всю дорогу до Томпсон-Грик он дребезжал и грохотал так, что Элвин и Грэн приходилось кричать, чтобы услышать друг друга.

– Поворот под мост! Осторожно! – внезапно завопила Грэн.

– Знаю! – проорала в ответ Элвин. – Он уже был здесь в тот день, когда я везла бревна!

Девушка крутанула руль, закладывая вираж, и в этот момент из-под моста выскочила машина. Элвин ударила по тормозам. Грузовик с лязгом и визгом остановился, легко ударив в бампер легковушку, из которой тут же выскочил мужчина.

– Идиот! Вылезай сейчас же! Ты что, не видел, как я приближался?! Не слышал мой сигнал?! Выходи, чертов ублюдок!

Элвин открыла дверцу и спрыгнула на дорогу.

– Я мог бы догадаться, что это вы, – тяжело вздохнул Нэт Кантрелл.

Грэн попыталась их разнять:

– Если вы собираетесь драться, отойдите подальше, мне бы не хотелось стать случайной жертвой!

– Ладно, драться не будем, – усмехнулся Нэт. – Вин, вы сдаете мою машину назад, а я позабочусь о грузовике.

– Что?! Да вы о нем уже позаботились! Смотрите, как помяли радиатор!

– Я?! Да эта вмятина появилась прежде, чем я родился! Вин, подождите…

Но девушка уже сидела за рулем грузовика рядом с Грэн.

– Можешь пока сам сдать назад свою машину, Натаниэль, – подмигнула кухарка. – Элвин увидела на горизонте один из своих грузовиков с бревнами. Она скорее раскатает тебя в лепешку, чем задержит его.

– Ну и черт с ней. Пусть остановится на той стороне. – Отогнав свою легковушку, Нэт снова подошел к женщинам. – А теперь признавайтесь, кто вложил вам в руки это смертельное оружие, мисс Феболд. Я этот грузовик знаю. Все его знают. Люди заползают в кусты, когда видят, как он приближается.

– Наши ребята ездили на нем на завод, забрали там партию лесоматериалов и спокойно вернулись назад, – с гордостью заявила Элвин.

– Только не говорите мне, что вы тоже собрались на нем на завод! Элвин, этот грузовик дважды вытаскивали из мельничного пруда. У него нездоровое влечение к воде… И прекратите кривить рот, упрямая девчонка!

– Мистер Кантрелл, я должна построить дом, и мне некогда слушать проповеди или спорить о достоинствах и недостатках грузовиков.

– Построить дом? Зачем? Вам больше нечем заняться?

– Не кипятись, сынок, – вмешалась Грэн. – Девочка хочет подготовить место, куда можно привезти человека прямо из госпиталя. Ты видел что-нибудь подходящее в «Три Ф»?

Нет, он не видел, но знал, что поблизости владелец фермы разбирает старый дом и продает по дешевке рамы, двери и все остальное.

– А плотников вы уже нашли?

Элвин покачала головой.

– Я знаю пару хороших ребят, – сказал Нэт. – А теперь вы с Грэн сядете в мою машину, я отгоню этот горе-грузовик в лагерь и вернусь за вами.

Элвин не спорила. Ей совсем не понравилось, как визжали тормоза «горе-грузовика».

Грэн подозрительно посмотрела на нее, когда они сели в легковушку Нэта (он, кстати, благоразумно прихватил с собой ключ зажигания).

– Кажется, наш мальчик собирается позаботиться обо всем, кроме счета, – заметила кухарка и, когда эта наживка не сработала, толкнула Элвин локтем: – Эй, о чем задумалась?

– Размышляю, не согласится ли владелец продать нам этот грузовик? Чтобы избавиться от него. Тогда можно будет сговориться на не очень большую цену. Нам ведь нужны грузовики. Что скажешь?

Грэн Хоукс ничего не сказала. Она только фыркнула, но это было красноречивее всяких слов.

– Ты считаешь, Грэн, что грузовик того не стоит?

– Я удивляюсь тому, что ты встретилась с таким парнем, как Нэт Кантрелл, а думаешь о каких-то грузовиках.

Элвин равнодушно пожала плечами:

– По-моему, Нэту Кантреллу и без меня внимания хватает. Пусть о нем думает его подружка, а я с ним только ссорюсь.

Грэн посидела немного молча, затем вкрадчиво произнесла:

– Говорят, большинство браков разрушается из-за скуки, а не из-за чего-то еще.

Элвин беспокойно заерзала. Время, драгоценное время утекает, как вода!

– И почему его так долго нет, – раздраженно проворчала она.

Внезапно Грэн расхохоталась:

– Никогда еще не видела этого парня таким взволнованным. Сбежал, даже не подумав, что ему придется ловить попутку, чтобы вернуться сюда, если он не захочет идти пешком! – Она вздохнула и покосилась на девушку: – Я вот думаю, не боялся ли он, что ты встретишься со Сьюзи, это ведь ее отец владеет «горе-грузовиком». Наверное, она и задержала Нэта – кормит булочками с корицей… Элвин, ты куда?

– В лагерь. А ты подожди здесь – я пришлю за тобой Гвендолин. Она доберется сюда раньше, чем Кантрелл.

– До лагеря двадцать миль!

– Ну и что!

Элвин знала, что сможет перехватить один из своих грузовиков, направляющийся на завод или возвращающийся оттуда. Так и вышло. Она прокатилась с Денни до завода, а на обратном пути обнаружила, что легковушка Кантрелла исчезла; не было ее и в лагере, когда они туда добрались.

Но Кантрелл там побывал – Грэн суетилась на кухне.

– Бедняга Нэт пришел сразу после того, как ты сбежала, – покачала головой кухарка. – Он решил срезать путь через пастбище, там поскользнулся и упал прямо в оросительный ров. Явился грязный как поросенок. И взбешенный.

Грэн еще продолжала говорить, но девушка уже не слушала – она развернулась, проскакала вниз по ступенькам кухонного домика и помчалась в сарайчик. «Должно быть, у меня грипп. Я все утро чувствовала себя так хорошо, а сейчас…» Элвин попыталась вспомнить, когда она ощутила первые признаки недомогания. Вроде бы сразу после того, как Грэн упомянула о Сьюзи и булочках с корицей… Кажется, поднялась температура… Может, это любовь? Если так, то почему, черт возьми, поэты пишут о ней столь восторженно? Сама Элвин сейчас чувствовала только ужас.

Девушка озадаченно вгляделась в мутное зеркало, которое Грэн повесила над комодом. Она выглядела, как всегда.

И вдруг Элвин совершила нечто неслыханное: средь бела дня, когда в лесу кипит работа, надела самую приличную блузку, расчесала волосы и припудрила нос!

– Шотландская клетка – отличный выбор, – прокомментировала Грэн. – Кстати, Нэт вот-вот должен появиться.

Нет, это был не грипп. Это были сердечные муки. «Мне нельзя терять голову, – в панике подумала Элвин. – С лагерем на плечах и больным отцом на уме, у меня просто нет времени на всякие глупости!»

Но «глупость» не заставила себя ждать.

– Готовы? – оживленно спросил Кантрелл, заглянув в сарайчик.

– К чему? – опешила Элвин.

– Пиломатериалы, плотники…

– Ах, это…

– Если вы боитесь, что вас увидят со мной… – начал Нэт, и ему не нужно было заканчивать фразу – этого оказалось достаточно, чтобы Элвин, гордо задрав подбородок, направилась к его машине.

– Что с вами такое случилось этим утром? – спросил он, когда они выехали на дорогу. – Почему меня не дождались?

– Мне нужно было уладить кое-какие дела, и я не могла терять попусту время, пока вы лакомились булочками с корицей!

– Пока я – что?

– Хотите сказать, булочек с корицей не было? Да ваша Сьюзи лентяйка!

– О-о! – задумчиво протянул Нэт и вдруг рассмеялся. У него были красивые зубы.

Элвин хотела, чтобы он защищался, чтобы дал ей возможность бросить ему в лицо еще какие-нибудь колкости, придуманные заранее. Но Нэт смолчал и сосредоточился на дороге, время от времени обращая внимание девушки на красоты пейзажа.

– Что вы думаете о наших краях? – задал он вопрос, сделав широкий взмах рукой, словно хотел обнять Грейбек, голубые реки и каньоны.

– Здесь слишком много холмов и гор, – ответила она. – Если бы не это, строевого леса выросло бы гораздо больше.

Когда они добрались до фермерского дома, там уже кипела работа. Отдав указания, Нэт повез Элвин назад, но уже по другой дороге, и несколько миль девушка, затаив дыхание, наслаждалась красотой местности. Река, широкая и мелеющая на водопадах, лениво извивалась в лесу, зелено-желто-красная листва орегонских кленов смешивалась с багрово-алым убором других деревьев, а фоном всему этому великолепию служили синие горы. Вырастая вдали из речного берега, они вонзались своими вершинами прямо в небо.

Нэт повернулся к девушке, хотел что-то сказать, но внезапно лишился дара речи.

– Элвин! – воскликнул он наконец, – У вас глаза точно такого же цвета, как наши горы!

– А ваши волосы такого же цвета, как листва тех огненно-красных деревьев, – улыбнулась она.

– О! Принимая во внимание вашу одержимость лесом, это комплимент высшего порядка. Придется нам остановиться «У Бернса», чтобы я мог запить его крепким черным кофе!

Большая парковка перед полумесяцем здания была забита легковушками и грузовиками, в большом загоне стояли лошади. «А в кафе сидят водители грузовиков, лесорубы и хозяева ранчо – настоящие ковбои», – подумала Элвин, предвкушая встречу с героями вестернов. Но увидев скотоводов, она чуть не рассмеялась – ни ярких рубашек, ни шарфов, ни знаменитых шляп с заломленными полями! Ковбои оказались сумрачными дядьками в темных поношенных костюмах. Они привели свои стада с летних горных пастбищ на равнинные зимние и теперь подкреплялись после долгой дороги. Нужно написать своим романтическим подругам, развенчать их заблуждения, решила Элвин, и добавить: «Но эти люди выглядят более подлинными, чем ваши любимые киногерои!»

Девушка была такой молчаливой, когда они ехали назад в лагерь, что Нэт поинтересовался, о чем она задумалась.

– О подлинности, – сказала она. – Есть что- то подлинное в этой земле, в горах и в лесах, в самой природе, и люди, живущие здесь, не должны нарушать эту гармонию своей ложью и фальшью, иначе их просто выбросит на обочину.

В лагере своих подопечных обеспокоенно ждала Грэн.

– Бог мой! – встретила она их удивленным восклицанием. – Три часа вместе, и ни одного синяка! Должно быть, поладили.

– Делаем успехи, – заверил ее Нэт. – Во всяком случае, Элвин не пыталась выскочить из машины на полном ходу и не кричала, что пойдет пешком.

Когда он уехал, девушка отправилась к участку, который считала подходящим для строительства домика. Было бы хорошо поставить его так, чтобы отец мог сидеть у печки и смотреть в окно на старую мельничную запруду и горы. Но запруда находится с северной стороны, и в окна будет задувать холодный ветер… Значит, нужно потратиться на внутреннюю обшивку. Только где она возьмет столько досок? Как дети сапожника сидят без сапог, так и жены лесорубов всегда без досок и дров. Кстати, дрова! Рассудив, что сейчас самое время этим заняться, Элвин отправилась в дровяной сарай, выбрала чурбан побольше и взяла топор. Размахнулась, шарахнула по чурбану – топор отскочил, как резиновый мячик. Странно. Она умеет пилить, строгать, раскалывать поленья, но не может расщепить толстый чурбан? Рассердившись, Элвин вонзила каблуки в землю, укрепилась на месте и, вложив всю свою силу в удар, вновь опустила топор. Теперь уже чурбан подпрыгнул на три дюйма, и она вместе с ним. Так они и продолжали воевать – Элвин, чурбан и топор, попеременно подпрыгивая.

Она не слышала, как в лагерь вернулись лесорубы. Они подошли к кухонному домику, услышали яростные вопли из сараюшки и, заглянув туда, обнаружили их причину.

– Как вы думаете, парни, кто победит?- озабоченно поинтересовался Зоуи. – Может, пора их разнять, пока наша Цыганочка не пала смертью храбрых?

Элвин вытерла глаза рукавом рубашки.

– Я все равно расщеплю чурбан, пусть это будет последнее, что я сделаю в своей жизни!

– Вот чего мы и боимся,- вздохнул Джаггер. – Это будет последнее дело. Дайте-ка я вам покажу, мэм. Ставите чурбан вот так, затем поднимаете топор и легко опускаете его. – Дерево раскололось на две половинки. – Вот и все.

Элвин вновь взялась за топор, подняла его и опустила. С третьего раза ей удалось расколоть чурбан.

– Ура! Быстро, где другое бревно, пока я не разучилась?

Грэн Хоукс пришлось сильно погреметь крышкой кастрюли, прежде чем зачарованные мужчины откликнулись на ее зов. Они привели с собой и Элвин.

– Мы сами наколем дров, – пообещал Зоуи.

Кухарка даже рот разинула от изумления:

– Неужто светопреставление грядет? Лесорубы грозятся наколоть дров!

Вернувшись вечером в свой сарайчик, они с Элвин увидели огонь в большой печи; ящик для дров был полон, лучины для растопки готовы. В комнатке опять было тепло и уютно, коврики и стеганые лоскутные одеяла Грэн красовались на своих местах. Но Элвин беспокоилась об отце и о новом доме. Она рисовала эскиз за эскизом, и толстуха, наблюдая, одобрительно кивала.

– Грэн, – внезапно сказала Элвин, – где можно купить такие же одеяла для папы?

– Зачем?

– Они выглядят более теплыми и уютными, а я хочу, чтобы у него было все самое… – Она осеклась, взглянула на кухарку и вспыхнула.

– Ничего удивительного, ведь у тебя впервые появилась возможность позаботиться об отце, – улыбнулась Грэн. И ловко перевела разговор на Нэта Кантрелла: – Вы с ним во многом схожи, оба выросли в лесу, без женщин. Его мать не любила лес, сбежала в город, так там и осталась.

– Я даже не знаю, где он живет, – призналась Элвин.

– Пойдешь по дороге в Пар, на развилке свернешь направо. Отец Нэта построил дом на выкорчеванной делянке.

Элвин подбросила в печь еще дров и долго стояла, глядя на огонь.

Дни летели, пиломатериалы были доставлены, плотники прибыли. Но Нэт Кантрелл не появлялся.

Подошел день выплаты жалованья. Все остались довольны. Работа набирала темп, как будто нагрянувшие холода заставляли мужчин действовать быстрее, чтобы опередить зиму, которая неумолимо подкрадывалась к Западному побережью. Но Нэт Кантрелл не появлялся.

Горы приобрели новый, более мрачный вид, костры лесорубов закрыли их вуалью дыма. Но Нэт Кантрелл не появлялся.

Наверное, он с этой Сьюзи, думала Элвин. Ей было любопытно, что собой представляет его девушка, какими чарами, помимо своих кулинарных способностей, пользуется, чтобы пленять мужчин? Надо бы найти предлог повидать ее. Конечно, можно пойти с Грэн на «посиделки», где всегда что-то происходит: то распродажа ненужного имущества, то благотворительные обеды, и танцы, танцы, танцы… Но у Элвин Феболд просто нет времени на подобную чепуху. Сруб был готов, и с помощью Грэн она настилала пол, обшивала стены досками и клала кровельную дранку.

Вот эта-то кровельная дранка и навела ее на мысль. Она решила по дороге в госпиталь заехать к отцу Сьюзи и узнать, не продаст ли он ей старенький грузовик.

Элвин на совесть позаботилась о своем внешнем виде тем утром. Она все время пыталась убедить себя, что тщательно одевается для Эда Феболда, хотя прекрасно знала, что прихорашивается вовсе не ради отца, а для того, чтобы не ударить в грязь лицом перед девушкой Нэта Кантрелла.

Дом Сьюзи был белым, с зеленой крышей, которая сливалась с кронами деревьев, опустивших на нее свои ветви так, что трудно было сказать, где заканчивается кровля и начинается листва. Цветочные клумбы на лужайке пламенели поздними осенними цинниями, астрами и хризантемами. На окнах кухни висели… занавески с оборочками. Наружный ящик для цветов сверкал яркими красками, из-за занавесок тоже выглядывали цветы и фарфоровые фигурки ангелочков, а за ними гостье улыбалась симпатичная девушка, розовощекая, с белокурыми локонами.

Хозяйка поспешила выйти из дома.

– Я знаю, вы Элвин Феболд. А я Сьюзи. Рада вас видеть, – поприветствовала она гостью. – Я собиралась наведаться в лагерь, познакомиться с вами, но мне сказали, что вы всегда заняты.

И вскоре Элвин очутилась в удивительной кухне. Она даже не представляла себе, что существует такое множество всяких приспособлений и посуда таких невероятных форм и расцветок. Она чувствовала себя совершенно потерянной и смущенной, как будто проснулась в каком-то новом для нее мире.

– Кофе готов, и у меня есть…

«Если она скажет «булочки с корицей», я завою!» – подумала Элвин.

– …кекс, – закончила Сьюзи. – Я этим утром опробовала новый рецепт.

Через час, выпив две чашки кофе и решительно отказавшись от третьего куска восхитительного кекса, Элвин смогла наконец вырваться к машине. Сьюзи шла за ней. Она поставила на заднее сиденье коробку, и в этой коробке были банки с джемами, консервированными овощами, солеными орешками и половинкой кекса. Элвин, которой не удалось отвертеться от этих даров, поблагодарила щедрую хозяйку и спросила наконец о ее отце.

– О, он, вероятно, опять затеял спор с каким-нибудь приятелем и теперь не скоро вернется. Если вы по делу, можете обсудить это со мной. Папа всегда со мной советуется, прежде чем на что-то решиться.

– Тот грузовик, который мы брали в аренду, – нерешительно сказала Элвин. – Ваш отец не согласится продать его?

– Эту развалюху? Конечно, если бы у папы был враг, от которого он хотел бы избавиться… А так вряд ли.

Элвин завела мотор.

– А сколько бы вы за него заплатили? – вдруг спросила Сьюзи.

Элвин бросила взгляд на часы.

– Поговорим об этом в другой раз, – буркнула она и уехала.

«Девушка, которая говорит «да», когда имеет в виду «нет», и «нет», когда имеет в виду «да», – думала Элвин, прибавляя на шоссе скорости. Она чувствовала ужасное отчаяние и пребывала в унынии. Если именно такой тип женщин нравится Нэту Кантреллу, он никогда не сможет полюбить Цыганочку, девчонку из лагеря лесорубов. А она, Цыганочка, никогда не сможет стать такой прекрасной хозяйкой, как Сьюзи…

Отец выглядел вполне готовым к новому суровому испытанию – предстоящей операции. Внимание Элвин привлек горшочек с яркими цветами на подоконнике.

– Это герань, – с улыбкой пояснил Эд. – Я хочу, чтобы ты забрала ее отсюда. У сестры и так полно дел, ей некогда цветы поливать, а я не могу лежать тут и безучастно смотреть, как они вянут.

Элвин привезла конторские книги, и Эд Феболд, приятно удивленный тем, что такие разительные перемены в его хозяйстве произошли за столь короткое время, рассыпался в похвалах дочери.

– Это все Грэн, – отмахнулась Элвин. – Я подозреваю, что она подмешивает в свою стряпню волшебное зелье, которое вызывает прилив огромной силы и энергии. И потом, одно ее присутствие вселяет во всех уверенность.

Она рассказала отцу о новом домике, великодушно похвалила Нэта Кантрелла, и Эд Феболд удивленно поднял брови:

– Неужели вы нашли общий язык? У этого парня взрывной характер, а я сомневаюсь, что «Вайлдвуду» удалось сломить твой собственный.

– Ну, мы, конечно, не объявляли друг другу войну, но стычки бывают, – призналась Элвин и, помолчав, спросила: – Папа, мужчины любят дома, заваленные безделушками? Я имею в виду кухни, загроможденные банками печенья в форме зайцев, цветами, рюшечками и всякими фарфоровыми фисками?

Подумав немного, Эд Феболд ответил:

– Большинство мужчин проводит на кухне очень мало времени, дочка. Но если женщина старается сделать свой дом уютным, честь ей и хвала.

– У нее есть даже фарфоровые бабочки, висящие на шнурках в окне, и кактусы в горшочках!

– Ты имеешь в виду Грэн Хоукс и нашу походную кухню?!

– Нет, папа! – захохотала Элвин. – Эта кухня принадлежит девушке Нэта Кантрелла.

– Не знал, что у него есть девушка… Ладно, теперь о втором тракторе. Я должен был сам об этом позаботиться, но как-то руки не дошли…

Элвин была рада отвлечься от кухонной темы и даже охотно унесла герань из палаты, когда уходила. Она поставила ее рядом с собой на сиденье и придерживала на поворотах, чтобы горшок не опрокинулся.

Вечером Грэн сказала, что герань нуждается в солнце, и девушка поставила горшок на восточное окно. Оттуда пламенеющий цветок весело приветствовал проходивших утром мимо мужчин, которые нежно поглядывали на него.

Когда Элвин пришла на завтрак, Грэн налила себе кофе и села с ней за компанию.

– У нас тут вчера были гости, детка.

– Какие гости? – забеспокоилась Элвин.

– Лесничие. Говорят, мы должны очистить полосу вырубки вокруг лагеря, отвезти сушняк подальше и сжечь, чтобы искры от какого-нибудь костра не вызвали пожар.

Элвин приуныла. Это была работа на два дня для всех мужчин и трактора, а она не могла обойтись без них.

– Но ведь это не наш сушняк! Пусть Нэт…

– Он был здесь, когда лесничие приходили, и пообещал им приглядеть, чтобы ты немедленно позаботилась обо всем.

– Он так сказал? Ну, хотелось бы мне на это посмотреть!

– Мне тоже, – кровожадно усмехнулась толстуха.

На этот раз Элвин решила обмануть ее надежды и не ссориться с Нэтом, а действовать, как Сьюзи.

Он приехал после ланча.

– Элвин в сарае, работает с конторскими книгами, – доложила ему кухарка, – и знаешь, сынок, она сегодня не в себе. Так что не раздражай ее и не кричи об опасности пожара. Придумай что-нибудь приятное и ободряющее, с того и начни.

Кантрелл кивнул. И так углубился в придумывание «приятной и ободряющей» темы, что споткнулся о выступающий корень старой сосны и растянулся на земле.

Элвин увидела это из окна.

– Бедненький, – запричитала она, встретив Нэта у порога. Ей казалось, что Сьюзи должна была бы повести себя именно так. – Постой, дай-ка я посмотрю… Ты поцарапался. Ну-ка, позволь мне…

Рев, который издал Нэт Кантрелл, когда арника, льющаяся из бутылочки, обожгла царапины и ссадины на его лице, перепугал Грэн. Толстуха бросилась к двери кухонного домика, увидела, как Нэт замахал руками, и начала торопливо спускаться по лестнице. Добравшись до последней ступеньки, опять взглянула в его сторону, и как раз вовремя, чтобы увидеть герань, вылетевшую из двери сарайчика. Горшок разбился о косяк, а цветок с осыпающейся с корней землей угодил прямо в голову Нэта. Грэн повернулась, усмехаясь себе под нос, и тяжело потопала по ступенькам обратно наверх. Нашла банку из-под кофе, проделала в дне дырку и поспешила вновь вниз. Она успела и спасла растение, как раз когда Нэт начал стряхивать его с себя.

– Я сохранила эту банку на всякий случай, – отдуваясь, сообщила Грэн. – Знала, что никакая посуда не выживет в вашем обществе. А теперь признавайся, что ты такого сказал Элвин?

– Спроси лучше ее, что она сказала мне! – буркнул пострадавший.

Кухарка с трудом сдержала улыбку.

– Идем, сынок, я смажу твои раны мазью.

На кухне она приложила спасительное средство к его царапинам.

– А теперь говори, чем это ты свел Элвин с ума?

– Ничем! Я только сказал ей, что любая девушка, имеющая хоть капельку здравого смысла, должна разбираться в лекарствах.

– А она?

– А она ответила: «Ну, у Сьюзи и есть примерно капелька»… Что в этом смешного?

– Ничего, – выдавила Грэн сквозь смех. – Что еще ты сказал?

Нэт покачал головой:

– Я не помню точно своих слов. Что-то насчет женщин. Вроде: пусть Сьюзи и не умеет корчевать лес, зато она знает все то, что должна знать настоящая женщина. Наверное, Элвин что-то не понравилось, потому что сразу после этого она…

– Запустила в тебя геранью. Ну, радуйся, что ты еще жив. Хотя, мне кажется, Элвин пострадала куда серьезнее. Идем, найдем бедняжку и перевяжем ее душевные раны.

Но Элвин убежала зализывать раны в какое-то укромное место и отказалась выходить на зов.

– Что же делать? – беспокоился Нэт. – Мне уже пора, а я не могу уехать, не поговорив с ней о делах… Грэн, попытайся убедить ее в опасности пожара, ладно? Скажи, что от «Три Ф» ничего не останется, если в сушняке вспыхнет огонь.

– Она говорит, это твой сушняк.

– Нет. Несколько лет назад, когда был построен завод, здесь стояла защитная лесополоса. К тому времени, как Эд Феболд взял в аренду участок, деревья выросли в превосходный строевой лес, и он начал с них. Однако это не имеет значения, кто оставил сушняк, его нужно убрать.

Кухарка продолжала неодобрительно смотреть на него.

– Ну хорошо, – сдался Нэт. – Я сам этим займусь. Но мне нужно съездить в Кламат-Фолс на пару недель.

– Ты сказал Элвин?

– Сказать ей?! Грэн, я не хочу, чтобы меня везли туда на «скорой помощи»!

Перед тем как покинуть «Три Ф», Кантрелл разыскал Джаггера и Зоуи.

– Я знаю, день выплаты падает в этот раз на пятницу и все вы собираетесь повеселиться в городе до понедельника, но позаботьтесь, чтобы в лагере все время кто-то был. Вот номер телефона, на случай крайней необходимости. Приглядывайте за мисс Феболд. Боюсь, если начнется пожар, она постарается спасти оборудование прежде, чем подумает о себе.

Нэт уехал, и Элвин вышла из своего укрытия но до самого вечера она старательно избегала Грэн! А когда за ужином кухарка вновь подняла тему пожара, девушка беззаботно отмахнулась:

– Все лето пожаров не было, с чего бы им возникнуть сейчас? Да и потом, прежде всего мне надо уложить кровельную дранку.

– Между прочим, сейчас как раз больше всего причин для пожаров. Ночи стали холодными, люди выкладывают костры все выше и выше, а из дымоходов так и сыпятся искры. Ты приехала с юга, где полно болот и все лето идут тропические ливни, препятствуя огню распространяться по земле. А у нас в последние годы летом дождей совсем не было…

– Хорошо, Грэн, но сначала дранка.

– …и вполне может разгореться пожар! – Последнее слово все равно осталось за толстухой.

Вечером в пятницу лагерь покинули все лесорубы, кроме Джаггера, но Элвин не знала этого, пока в субботу утром, выглянув в окно, не увидела его, уныло бредущего за Гвендолин, которая тащила охапку сушняка.

Рассердившись, девушка догнала их.

– Джаггер, кто тебе велел это делать?

– Никто, – ответил он мрачно, – но я не могу сидеть без дела. Кроме того, вы заметили, мэм, что происходит с Гвендолин в последнее время? Старушка набирает вес, потому что вы теперь сами возите Грэн.

Элвин немного смягчилась. Если Джаггер проиграл в покер свою зарплату и не смог отправиться в город на выходные, – это не ее дело.

Около полудня приехал Зоуи, пошептался с Джаггером и умчался. В течение следующего часа настроение бродяги, казалось, улучшилось. Он даже начал что-то напевать Гвендолин, и та вторила ему почти с такой же мелодичностью.

Грэн вышла из кухонного домика и покачала головой, глядя на Элвин.

– Я закончу до ланча, – успокоила ее девушка.

Положив последнюю дранку из связки, которую подняла на крышу, Элвин присела отдохнуть. Мельничная запруда, если смотреть сверху, была похожа на глыбу голубого льда, далеко на севере холмы затянула серая пелена дыма, поднимавшегося от костров. Джаггер и Гвендолин хорошо поработали – перетащили сушняк к чистой, скошенной полосе возле запруды.

Подъехала машина с туристами. Из кухни вышла Грэн, и Элвин прислушалась к разговору.

– Где-то здесь должны быть Орегон-Кейвс…

– Верно, – кивнула Грэн.

– Десять или пятнадцать миль…

– Это если вы ворона и полетите туда на крыльях. В ином случае – все сто, в объезд.

Туристы столпились над картой и в конце концов согласились, что повернули не там.

– Пообедаем здесь, – решил их предводитель и вытащил из машины большую плетеную корзину.

Элвин лениво наблюдала, как они ищут подходящее место для пикника. Сначала их привлекла мельничная запруда, но им нужна была тень, а не только вид на воду, поэтому приезжие направились к молодой поросли на опушке леса. Именно там Джаггер и Гвендолин свалили весь сушняк. Элвин устроилась поудобнее на нагретой солнцем крыше. Внезапно она увидела чудо: Джаггер гнал Гвендолин галопом, так что уши мула развевались по ветру. Грэн с воплями выскочила из кухонного домика, чтобы оказать помощь своей ездовой единице, и в этот момент Элвин заметила голубую струйку дыма, поднимавшуюся с опушки леса.

Джаггер скакал как раз в сторону дыма. Элвин кубарем скатилась с лестницы и бросилась за ним, схватив по дороге лопату. Грэн устремилась следом с двумя топорами.

Голубой дымок к тому времени, как женщины добежали до опушки, стал понемногу рассеиваться. Они услышали злые голоса и остановились как вкопанные: у них на глазах язычки огня ползли по земле, норовя разгореться ярким пламенем; Джаггер поливал костерок, устроенный туристами для приготовления кофе, вином из бутылок, опрокидывая их одну за другой; мужчины надвигались на него, угрожающе сжав кулаки.

И тут Грэн вступила в бой.

Глава 6

Элвин не удивилась тому, что Грэн знает такие слова. Не могла же она прожить столько лет в окружении лесорубов и не усвоить парочку оборотов, обладающих разительным эффектом. Во всяком случае, именно так они подействовали на любителей пикника – сразили наповал.

Позже Грэн заметила: «Это не для леди, не бери в голову, Элвин. Если бы с такой речью обратился к ним Джаггер, мужчины устроили бы драку, а времени терять было нельзя. Седина дала мне право на излишнюю вольность. И кто-то ведь должен был им объяснить, что только полные идиоты разводят костер рядом с сушняком».

– Я никогда раньше не слышала подобной лексики! – воскликнула женщина в джинсах и туфлях на шпильках, судя по всему ученая.

– Без сомнения, – спокойно сказала ей Элвин. – Но вы еще услышите много такого, чего никогда не забудете, если мы передадим вас лесничим.

Джаггер тем временем расчистил площадку вокруг потушенного костра, соскоблив землю до твердого подпочвенного пласта, и все равно беспокойство не покидало их – какой-нибудь махонький уголек вполне мог затаиться, дожидаясь подходящего момента или сухой деревяшки.

– Будем дежурить посменно, – решила Элвин. – Ты заступай первым, Джаггер, а я пока позвоню в лесничество.

Самый молодой мужчина из группы туристов все время был молчалив и задумчив, теперь же он обратился к остальным:

– Я предупреждал вас, но вы всегда все знаете лучше других. Послушайте, мисс, – повернулся он к Элвин, – раз уж мы тут наделали дел, может, вы согласитесь принять нашу помощь? Если у вас есть трактор, я мог бы расчистить остальные площадки вокруг вашего лагеря.

Женщина на высоких каблуках тихо вскрикнула, заметив пробивающийся сквозь траву завиток дыма.

– Это решает дело, – заявил предводитель. – Мы останемся и тоже станем наблюдать, и если Билл хочет поработать на тракторе, я не против. А вы, девушки, посидите в сторонке.

Грэн, увидев, как две женщины закурили, покачала головой:

– Думаю, им лучше пойти со мной на кухню. Там я смогу обеспечить их пепельницами и чем-нибудь развлечь, а заодно приготовлю ужин.

Позже Элвин обнаружила их всех в сарайчике – Грэн учила туристок плести коврики.

Джаггер слонялся возле пожарища, двое мужчин приступили к работе, и один из них вскоре неплохо освоил технику волочения бревен с помощью цепи.

– Это гораздо интереснее, чем бездельничать на пикнике и любоваться видами, – заявил предводитель, когда они встретились за ужином. – Если у вас есть место, где мы сможем поспать, мы останемся, чтобы завтра еще поработать.

Они остались. Женщины легли в сарае, а мужчины взяли с собой спальные мешки в барак. И когда Элвин на следующий день уезжала в госпиталь, площадка вокруг лагеря выглядела почти как парк.

– А Нэт Кантрелл и не знает, что его задание выполнено, – вздохнула она, размышляя, куда он подевался: отправился со Сьюзи на пикник или повел ее в ресторан…

– Ну, за две недели здесь ничего не изменится, – утешила девушку Грэн и пояснила: – Он уехал в Кламат-Фолс на две недели по делам.

Элвин почувствовала себя бесконечно приободренной. Она боялась, что отец заметит ее уныние и придет к ошибочному выводу, что в лагере возникли какие-то производственные проблемы. И вообще, ей нужно было сначала хорошенько подумать, прежде чем пытаться играть роль Сьюзи. Сьюзи наверняка знает, что такое арника!

Операция была назначена на понедельник. Элвин зарегистрировалась в отеле неподалеку от госпиталя, затем отправилась к отцу. Он показал ей письма от невесток, начинавшиеся словами: «Дорогие папа и Элвин!». И еще они прислали цветы. «Может, эти девицы не такие уж плохие?» – нехотя подумала Элвин. Когда она уходила, отец протянул ей еще одно письмо – от Нэта Кантрелла.

– Оно длинное, ты можешь прочесть его сегодня вечером. Только прочти обязательно, хорошо, Вин?

– Хорошо, папа. Увидимся утром.

И они увиделись утром, до того как Эда увезли на операцию, но всего лишь на минутку.

– Ты прочла письмо? – Когда дочка кивнула в ответ и улыбнулась, Эд тоже улыбнулся и продолжил: – Теперь уже ничто не сможет меня победить! Это означает новый старт, Вин. Мы станем лесопромышленниками!

Элвин большую часть ночи провела над письмом и теперь, в это самое тревожное время, сидя в приемной госпиталя, перечитывала его. «Если отец перенесет операцию, – думала она, – все благодаря этому письму. И конечно, он выздоровеет. Он должен выздороветь. Он не может подвести Нэта!»

Ей хотелось плакать, потому что она бросила в Нэта горшок с геранью и при этом надеялась разбить ему голову. А теперь это письмо… Смахнув слезы, она прочла еще несколько строк: «Современные технологии не стоят на месте, недавно появилось очень любопытное оборудование. Если оно действительно таково, каким его представляют, мы сможем работать даже ранней весной. Я в него верю, поэтому купил еще несколько участков строевого леса. Этого будет достаточно, чтобы обеспечить нас работой на пять лет вперед. Если вы согласны, мы назовем наше предприятие «Феболд и Кантрелл».

«Нэт удачно выбрал время, – думала Элвин, распланировал все так, чтобы письмо попало к отцу перед операцией, дав ему волю к жизни».

Ей показалось, что прошли годы, но минуло всего лишь несколько часов, перед тем как в приемной появился хирург. При виде его лица у Элвин сжалось сердце. Когда врач мрачно обратился к ней, девушка попыталась взять себя в руки и вникнуть в то, что он ей говорил.

– Все гораздо серьезнее, чем мы предполагали. Желательно, чтобы вы остались еще по крайней мере на сутки. А сейчас можете пройти в его палату и тихонько посидеть там.

Элвин с тревогой смотрела на врача.

– Что с моим отцом? Послушайте, я не собираюсь устраивать истерик. Я просто хочу знать, что вы мне недоговариваете!

Но врач отвечал уклончиво – мол, пока ничего не известно, нужно посмотреть, как организм мистера Феболда отреагирует на операцию.

Элвин покидала госпиталь в тот день всего дважды, чтобы связаться по телефону с лагерем. Ей это не удалось. Тогда она позвонила в Эпплгейт и попросила передать с кем-нибудь из водителей сообщение о том, что она не знает, когда вернется.

Девушка даже не предполагала, что будет так сильно бояться ночи, пока темнота не сгустилась и первые стремительно несущиеся по небу облака не закрыли собой горизонт. Если бы братья были здесь или Грэн…

Медсестра выгнала ее на время из палаты, и она устроилась в комнате для посетителей, умирая от страха и беспокойства.

– Что за мрачное место! – прозвучал вдруг знакомый голос. – Сестра говорит, что мы можем войти к Эду.

А Грэн сказала, что Нэт Кантрелл уехал в Кламат-Фолс! Но он все же был здесь и, держа ее за руку, вел по коридору к палате.

Эд Феболд открыл глаза.

– Все как в тумане, – пожаловался он, но улыбнулся.

Врач казался озадаченным, но Нэт только рассмеялся.

– Ты теперь как новенький, Эд, скоро мы заберем тебя обратно в лагерь.

Сестра, пощупав пульс больного, одобрительно кивнула, и Элвин с Нэтом вернулись в комнату для посетителей.

– А теперь не помешает немного поесть, – заявил Нэт и повел девушку в ближайшее кафе.

Она поела, потому что Нэт велел ей это сделать, но много проглотить не смогла, однако с удовольствием выпила две чашки кофе и только после этого немного пришла в себя.

– Нэт, почему ты здесь?

Он улыбнулся ей:

– Леди мне не доверяет? Просто человек, с которым мне надо было повидаться в Медфорде, задерживается на несколько дней… Кроме того, я подумал, что госпиталь – единственное место, где я смогу поговорить с тобой без опасения получить пощечину или еще чего-нибудь похуже.

– Не будь в этом столь уверен, – вздохнула Элвин. – Как раз сейчас я чувствую себя на взводе.

Когда они вернулись в госпиталь, она отказалась даже обсуждать короткий сон, не хотела говорить ни о каких делах, и Нэт не стал настаивать. Развалившись в плетеном кресле, он притворился спящим, и Элвин принялась исподтишка его разглядывать. Красные полосы царапин на щеках и подбородке все еще были заметны.

Ночь тянулась целую вечность. Элвин смотрела на часы и прислушивалась к шорохам, затем вновь бросала взгляд на часы и убеждалась, что минутная стрелка продвинулась всего на два деления.

В полночь подошла сестра и попросила их подежурить у кровати мистера Феболда, пока она сама спустится за кофе. Элвин с радостью согласилась. Глядя на бледное и осунувшееся лицо отца, она была благодарна Нэту за то, что он оказался рядом.

Вернулась сестра.

– Состояние пациента стабильное. А вы должны немного отдохнуть.

– Я не смогу, – заявила Элвин решительно.

Глаза ее были все так же широко открыты, когда на рассвете сестра вновь вышла за подкреплением. На этот раз Элвин заметила, что отец выглядит получше, и, покинув палату, согласилась пойти подремать немного в машине.

– Я позову тебя, когда доктор придет, – пообещал ей Нэт.

Но она не спала, просто сидела на пассажирском месте и наблюдала, как просыпается город. Перед рассветом пролился дождь, и теперь вновь заморосило. Должно быть, она задремала, потому что сначала услышала стук и лишь потом увидела стучавшего в стекло врача.

– Я пришел пораньше, по срочному вызову, – сказал он ей, садясь в машину,- Нет, нет, не к вашему отцу, не пугайтесь! В полумраке перед рассветом и закатом часто происходят аварии, я заштопал двух пострадавших. А ваш отец прекрасно справляется, на самом деле просто отлично. О чем я хотел поговорить с вами, так это о будущем. Как я понял, вы живете в лагере лесорубов и собираетесь забрать туда мистера Феболда, когда я его выпишу. Не думаю, что это благоразумно. Он, похоже, из тех, кто не любит сидеть без дела, и, оказавшись на лесоповале, попытается сразу включиться в работу, не задумываясь о своем здоровье. К тому же мы на пороге зимы, а ему нужен период реабилитации в теплом климате. Рекомендую сначала перевести его в местную частную лечебницу, а затем отправить в пансионат на юг, скажем, в Калифорнию.

Пока хирург говорил, Элвин видела перед собой деревья: высокие пихты и гигантские тяжелые сосны. Так много пихт и так много сосен нужно срубить для того, чтобы оплатить всего одну неделю пребывания в госпитале, в частной клинике, в теплом климате…

– Все, что пойдет на пользу моему отцу, должно быть сделано, – твердо заявила она.

– Хорошо. А теперь можете с ним повидаться, он уже проснулся.

– Ты еще не уехала? – Эд Феболд обеспокоенно взглянул на дочь: глаза красные, под ними залегли тени, наверняка не спала всю ночь…

– Нэт не хотел, чтобы я ехала одна в темноте по горной дороге, – соврала Элвин. – Он, кстати, пока останется в Медфорде, у него тут запланирована деловая встреча. Ну а я возвращаюсь в лагерь. Мне нужно положить еще один ряд дранки.

– Ты же не сможешь класть дранку под дождем. А когда дождь закончится, в ней уже и нужды не будет.

Эта шутка сказала ей о здоровье отца куда больше, чем слова медсестры и доктора. Он идет на поправку!

– Увидимся в четверг, папа!

– Днем, не вечером!

– О'кей, босс!

Нэт Кантрелл ждал ее на улице. Он решил, что девушке нужно немного отдохнуть, прежде чем ехать назад в лагерь, но Элвин сказала, что не может терять время. Если она поймет, что засыпает за рулем, обязательно свернет на обочину и подремлет.

– Я обо всем позабочусь, Вин. Телеграфирую Тому и Джиму. Когда будут новости, позвоню тебе в лагерь.

Элвин сидела за рулем своей машины, глядя на Нэта снизу вверх и думая о том, что не пережила бы эту ночь без него. В конце концов она попыталась выразить свою признательность словами.

– Нэт… я… ты… Спасибо тебе!

– Не за что, – пожал он плечами. – Эд Феболд мой друг, ты же знаешь.

Элвин не помнила, как доехала до лагеря. По шоссе вверх, к гряде Джексон, опять вниз, на равнину Эпплгейт, свернула на дорогу, бегущую вдоль реки, и очнулась, только услышав гудок. Грузовик Денни, перегруженный бревнами, сползал со склона. Судьба хранила ее.

Она вышла из машины, сообщила Грэн, что с отцом все в порядке, что он уже вне опасности; удивилась, обнаружив жилой сарайчик натопленным, и всё, провал.

Проснувшись, девушка несколько минут лежала, прислушиваясь к странному шороху, источник которого никак не могла определить. В сарайчике царил полумрак, лишь ярко вспыхивал огонь в печи, отбрасывая отблески на стекла. А за окном клубилось сказочное белое сияние.

Снег! Элвин захотелось расплакаться. А Грэн утверждала, что зима будет мягкой и ничто не помешает продолжению работ на лесосеке в декабре!

Сев на кровати и поеживаясь, вопреки теплу, исходившему от горячей печки, Элвин размышляла о том, что это для нее означает. Сильный снегопад – и оборудование выйдет из строя, трактор забуксует при подъеме или застрянет на спуске, грузовики не смогут подобраться к погрузочному скату… И не будет дохода, чтобы оплатить частную клинику и пребывание выздоравливающего Эда Феболда в теплом климате.

Глава 7

Дверь внезапно открылась. Кто-то потоптался на пороге, затем на цыпочках вошел внутрь.

– Джаггер!

Стук, сопровождаемый стоном, – и Джаггер запрыгал на одной ноге в мерцающем свете печи.

– Черт, мисс Вин, вы испугали меня до смерти! Я просто заглянул, чтобы поддержать огонь.

– Джаггер, идет снег?

– Ага. Но не мокрый. Это обнадеживает.

– Ты уверен?

– Грэн уверена. Пойду скажу ей, что вы проснулись. О, кстати, Нэт звонил в Эпплгейт – наша линия, как всегда, не работает. Денни привез его послание. Ваш папа идет на поправку. Нэт сказал, что он позвонил так рано, чтобы первый же водитель смог передать вам сообщение.

Элвин, со вдохом облегчения откинувшись на подушку, натянула одеяло до подбородка и задремала в блаженном тепле и уюте. Одной тревогой меньше. А что касается снега, Грэн ведь никогда ее не обманывала, значит, и сейчас можно поверить ей на слово.

Приехали обедать лесорубы, их машина была покрыта коркой льда. Они работали допоздна и вернулись к ужину усталые, в мокрой одежде. Утешала лишь мысль об утепленном спальном бараке и сушильном сарае, а еще о маленькой гостиной, где они смогут отдохнуть и поиграть в свой любимый покер.

Элвин вдруг осознала, что умирает от голода. Надо одеться и тоже отправиться на кухню… Но кухня сама пришла к ней. Ввалился Джаггер с огромным подносом, завернутым в полотенце. Каждое блюдо было накрыто колпаком, чтобы еда не остыла.

– Грэн говорит, чтобы вы закутались в ее большой халат и сели поближе к огню, но я вам этого делать не советую. Если вы заберетесь в ее халат, нам придется устраивать обыск, чтобы вас там найти. – Джаггер огляделся. – Совсем мало места, – уныло констатировал он. – Нужно переселять вас в новый дом.

Он быстро соорудил из кресла и одеял замену халату Грэн у горячей печки. Постепенно тепло огня и горячая еда вернули Элвин к жизни.

«Вот что Грэн имела в виду, – думала девушка. – Все это она и Джаггер делают для меня, и я должна так же заботиться о папе. Или позволить другой женщине делать это для него…» Еще она думала о Нэте, который рос без матери, и понимала теперь, что он нашел в Сьюзи: тепло и заботу.

Вошла Грэн, похожая на огромную снежную бабу. Она стояла, отряхиваясь, и снег сыпался во все стороны.

– Всегда любила первый снег! – заявила кухарка.

– Я бы тоже порадовалась, – вздохнула Элвин, – если бы он не означал задержку в работе.

– Не более чем на пару дней. Зоуи велел передать тебе: если они и потеряют время, то наверстают его работой по субботам. У него появилась еще одна хорошая идея. Я сказала ему, чтобы он зашел и поговорил с тобой.

Зоуи так и сделал, и Элвин смотрела на него с благодарностью и удивлением, когда он обрисовывал в общих чертах эту свою идею.

– Если мы сможем получить второй трактор к следующему понедельнику, будем таскать с его помощью бревна прямо сюда, в лагерь, и складывать до лучших времен, когда сможем перевезти все в каньон. От лагеря к дороге устроим скользящие скаты, и если путь не расчистится, приделаем к трактору лопасть для отвала снега. Когда начнутся сильные снегопады, грузовики станут буксовать на спуске туда, где мы грузим сейчас. Если же мы сложим бревна здесь, они смогут продолжать движение. Полагаю, так мы продержимся до закрытия лесопильного завода.

– А вы сможете валить лес достаточно быстро, чтобы грузовики не простаивали, да еще при этом устраивать штабель?

Зоуи усмехнулся:

– Сможем. Не знаю, как насчет этого дурацкого оборудования, но сами мы постараемся. А теперь расскажите, мэм, как там мистер Феболд.

Он немного опечалился, узнав, что хозяина «Три Ф» ждет длительный реабилитационный курс, и попросил:

– Передайте ему, что мы все выпили за его здоровье и что я непременно загляну к нему рассказать, как мы с вами тут быстро поладили.

Элвин передала это послание в четверг. Отец выглядел гораздо хуже.

– Значит, тебе нравится Зоуи? – спросил он.

– Да. У него наверняка есть и другие идеи, только пока не было возможности воплотить их в жизнь.

– Мы дадим ему такую возможность. – Эд закрыл глаза, и Элвин поняла, что отец собирает все свои оставшиеся силы для дальнейших слов. – Хорошо, что ты сумела удержать его в лагере, Вин.

Элвин вышла из палаты. Надежды и жизнерадостность покинули ее. Даже Нэт Кантрелл, ожидавший в холле, не помог ей взбодриться.

– Тебе трудно поверить, что он поправится, потому что ты знала его сильным и здоровым мужчиной. – Нэт провел ее в комнату для посетителей. – Когда я познакомился с ним, Эд уже был больным человеком, так что для меня эти изменения не слишком разительны.

– Я виновата перед папой, – тихо сказала Элвин. – По моей вине он остался один. О, знаю, я ничего не могла возразить против учебы в колледже – меня заставили уехать, хотя сама идея была мне ненавистна. Но раньше, если бы я не восстала против папиной женитьбы… Грэн говорит…

Нэт тут же прервал ее:

– Так вот в чем дело? Комплекс вины? Ну, Грэн у меня получит! Послушай, Вин, ты только что сама сказала, что тебя заставили уехать в колледж. И пока тебя не было, твой отец вполне мог жениться. Более того, если бы он этого действительно хотел, то непременно нашел бы себе невесту и раньше, вопреки твоему упорному противостоянию. Вы с отцом во многом схожи, Вин, вы оба живете и дышите лесом. И тебе потребовалась сильная эмоциональная встряска для того, чтобы понять, что у тебя есть и какие-то другие чувства.

Элвин была удивлена, насколько слова Нэта облегчили ее душу. Как она теперь будет обходиться без этого человека? После того как он женится на Сьюзи и станет жить среди цветов и фарфоровых безделушек, что будет делать она? Та ночь здесь, в этой серой неприятной комнате так много значила для нее. Как будто она, точно виноградная лоза, протянула побеги и вцепилась ими в Нэта, черпая силу от одного его присутствия, врастая в него. Впервые, сколько она себя помнила, Элвин вдруг испытала необходимость в ком-то еще.

– Давай выпьем кофе, – предложил Нэт.

Элвин не хотела идти. Она хотела сидеть с опущенными ресницами, скрывающими ее глаза так, чтобы он не увидел то, что в них было. Она думала о девочках из «Вайлдвуда», о том, как весело они рассуждали о всяких способах отбить бой-френда у подруги, и теперь жалела, что не уделяла внимания их болтовне.

Нэт привел ее в небольшой кофейный магазинчик и, заказав кофе, вдруг сообщил, что дела опять зовут его в Кламат-Фолс.

– Завтра уезжаю, но перед этим успею заглянуть в лагерь. Ты тоже не задерживайся в госпитале. Эд сказал вчера, что должен взять крутой подъем, иначе ты никогда не вернешься в лагерь.

– Как ты объяснил ему свое присутствие?

Нэт Кантрелл покраснел и впервые замешкался с ответом.

– Ну, я…

Темно-синие глаза Элвин смотрели на него пристально и спокойно, затем губы девушки медленно растянулись в улыбке.

– Пожалуй, я сама скажу. Ты никого не ждал в Медфорде. Это тебя самого уже несколько дней ждут в Кламат-Фолс. Ты позвонил хирургу после операции. Он рассказал тебе все о состоянии отца, и ты бросился сюда, чтобы быть под рукой и в случае чего помочь ему или его дочери. Если ты завтра уезжаешь, это означает, что теперь папа вне опасности.

– Ну, Эд все-таки мой арендатор, а теперь, когда мы должны стать партнерами, я не могу не волноваться о его здоровье. Понимаешь, Эд будет заниматься заготовкой и транспортировкой леса, а я в это время – управлять заводом.

Элвин покачала головой, все еще улыбаясь:

– Не сходится, Нэт! Ты владеешь землями и строевым лесом. Ты хорошо известен и пользуешься в округе уважением. Многие преуспевающие лесозаготовщики охотно ухватились бы за шанс объединиться с тобой. Так что тебе не было необходимости заключать договор с человеком, который валяется в госпитале, и ждать, пока он выздоровеет.

Он долго-долго думал, что бы ей сказать в опровержение, и в конце концов тяжело вздохнул:

– Только ты и Грэн такие проницательные. Но последнее слово все равно осталось за мной!

Они еще раз заглянули в госпиталь поговорить с врачом. Тот был настроен уже более оптимистично, и Элвин вернулась в лагерь счастливее, чем прежде.

– Полагаю, лечение отца обойдется тебе недешево, – заметила вечером Грэн. – Но здоровье стоит того.

Элвин изучала только что оплаченный ею счет. Он включал расходы на предоперационную подготовку Эда Феболда, которые его страховка на случай производственных травм не покрывала. Следующий счет будет еще больше.

– Четыре сотни в неделю за палату в госпитале и процедуры, – пробормотала девушка. – Потом оплата за лечение в частной клинике…

– Господи! – воскликнула Грэн. – А я-то думаю, как сэкономить доллар здесь, пятьдесят центов там! Придется нашим ребятам повысить производительность труда.

– Да, – согласилась Элвин. – А с закрытием сезона мы останемся совсем без бревен. И без денег.

– Что ты теперь намерена делать?

– Помогать лесорубам. Пилить дрова и…

– А как насчет дома?

– Буду заниматься им в свободное время. Папе он все равно не понадобится до весны.

– А ты и я не считаемся, – мрачно заметила Грэн.

Элвин подняла на нее глаза:

– Грэн, прости… Я как-нибудь попробую справиться и с тем, и с другим.

– Лучший способ со всем справиться – это поберечь свое здоровье. И не дело это – выполнять мужскую работу. Ты позоришь мужчин. Они подумают, что ты ими недовольна.

Элвин повернулась и выбежала из кухонного домика. Но ушла она недалеко. Ледяной холод в сарайчике пронзил ее до костей. «А ведь мне не нужно стоять у горячей плиты, и мне не шестьдесят лет. И я требую, чтобы Грэн переходила из теплой кухни в холодильник!»

Она медленно вернулась назад.

– Грэн, я очень глупая?

– Кое-чему можно научиться только на своих ошибках, – решительно ответила Грэн. – Но ты быстро схватываешь.

Элвин нашла себе достойное занятие. До тех пор, пока у них не появится время проложить две дороги к лагерю от погрузочного ската, нужен контроль. Трактор волочет бревна наверх для складирования, грузовики приезжают и уезжают в разное время, поэтому необходим дежурный, чтобы вовремя просигналить «стоп!» или «путь свободен». Девушка возвела себе укрытие от ветра и начала наблюдать за движением.

В первые две недели Элвин контролировала рейсы арендованного трактора, чтобы понять, оправдывает ли он себя. Пока затраты никак не окупались, но если нагрянет плохая погода, с его помощью они быстро смогут очистить место для складирования и обеспечить доход, которого в ином случае не будет. Если только завод не закроется прежде, чем они смогут все подчистить…

Эд Феболд шел на поправку так медленно, что Элвин замечала лишь незначительные изменения. Но вернулся Нэт Кантрелл, и отец сделал рывок к выздоровлению. Медсестра по секрету поведала Элвин, что считает Нэта тонизирующим средством для своего пациента.

– Мистер Кантрелл просто молодчина! Он дал мистеру Феболду пищу для размышлений, но при этом не заставил его чувствовать, что ему нужно побыстрее вылезти из кровати и взяться за дело.

В лагере Нэт появился вскоре после своего возвращения и, увидев Элвин, устроившуюся в своем укрытии от ветра на наблюдательном пункте и шьющую что-то из красной ткани, не поверил своим глазам.

– О! – наконец догадался он. – Ты шьешь сигнальный флажок. А я на мгновение подумал… Но мне следовало бы знать, что ты не станешь…

Щеки Элвин по цвету сравнялись с ситцем в ее руках.

– А ты можешь себе представить красный флажок с вышитыми желтыми сосновыми шишками и зеленым игольчатым узором? Это занавески в домик. Для папы. – Она вдруг засмеялась.

– Ты чего? – насторожился Нэт.

– О, просто подумала о том времени, когда у нас в лагере была женщина-кухарка – любительница повсюду вешать кружевные занавески. Папа всегда закреплял их петлей или завязывал узлом. Говорил, что не может в окно выглянуть! Поэтому я предусмотрительно сделала так, что они будут отодвигаться в сторону, не мешая ему наслаждаться прекрасным видом.

– Мне нравится немного уюта в доме, – серьезно признался Нэт, и Элвин сразу же подумала о Сьюзи.

Затем Нэт заговорил о заводе, о новом предприятии «Феболд и Кантрелл», и Элвин зачарованно слушала. Он, оказывается, смог купить заводское оборудование где-то поблизости. Тот завод принадлежал человеку, наследники которого живут в юго-восточной части штата и совсем не интересуются обработкой древесины.

– Я получил все практически за бесценок! Да и перевозка сюда будет стоить не так дорого.

Далеко внизу, в каньоне, Элвин увидела арендованный трактор, достигший поворота дороги, бревна развернулись позади него веером, затем выстроились в один ряд перед подъемом. Быстро схватив флаг, девушка выбежала на пятачок, где ее могли видеть приближающиеся грузовики. Трактор поднялся, она освободилась на время, пока груз не будет сложен в штабеля, и они с Нэтом отправились на кухню выпить кофе, затем посетили новый домик, который Нэт одобрил.

– Я помогу вам с Грэн перебраться сюда, если остальные парни будут заняты, – сказал он.

Элвин засмеялась:

– Они уже всё распределили, до последней чашки. А уж какой спор был насчет того, кто потащит плиту! Чуть до драки не дошло. Но ты можешь приехать на новоселье.

– Прости, наверное, не смогу. Я должен присутствовать на важной деловой встрече в Портленде, – развел руками Нэт. – Зато теперь, когда ты будешь жить здесь, Вин, у меня гораздо легче на душе. Мне совсем не нравилась мысль, что ты проводишь вечера в этой лачуге. В жизни есть еще много интересного, кроме работы на лесоповале.

Элвин это уже знала. И была удивлена собственному энтузиазму, с которым трудилась над домиком. Объединив три широких окна в одно, она сделала стеклянную стену, свысока смотревшую на запруду и на горы вдали.

Грэн привезла из городка журналы, и они вместе рассматривали их на кухне. Даже мужчины поочередно листали их, и неожиданно мебели в новом домике прибавилось: у изголовья кровати появилась этажерка с вращающимися полками, с пепельницей и держателем для курительной трубки и сигар, столики для кофе, кресло с широкими подлокотниками, не говоря уже о комплекте полок для книг.

Только камина не хватает, а так очень похоже на горный охотничий домик, – было единодушное мнение.

Сьюзи прислала Элвин приглашение присоединиться к ним на День благодарения, не уточнив, к кому это «к ним». Но Элвин написала ответ в лучших традициях «Вайлдвуда», заверив, что она высоко ценит этот знак внимания, но будет обедать с отцом, а позже – с артелью лесорубов.

Эда Феболда вскоре перевезли в частную клинику, Элвин сделала предоплату, и теперь о финансовых расходах на лечение можно было на некоторое время забыть. Если не вспоминать о сильном снегопаде, задержавшем работу на несколько дней, зима оставалась мягкой и бесснежной.

– Думаю, теперь все будет хорошо, Грэн, – доверилась Элвин кухарке. – Осталось только запасти достаточно леса, чтобы выплатить квартальный налог и оставить нам для поддержки в мертвый сезон.

Она начала смотреть на мертвый сезон как на отдых.

Нэт Кантрелл отсутствовал – демонтировал купленное им на старом заводе оборудование и готовил его к перевозке на грузовиках. В начале года должна была прибыть бригада строителей, которая займется возведением временных укрытий для рабочих нового предприятия «Феболд и Кантрелл», а затем постоянных сараев. И Нэт все это время будет занят!

Джаггер позаимствовал машину Элвин, чтобы отвезти Грэн за покупками перед Рождеством, объяснив девушке, что они не хотят брать ее с собой и оставляют собирать зеленые ветки для украшения лагеря.

«Это будет настоящий праздник», – думала она, неся к кухне охапку колючего орегонского винограда с блестящими, как у падуба, листьями. Грэн, Джаггер да и все мужчины в лагере давно уже позабыли, что такое Рождество, но в этот раз они все вместе соберутся в кухонном домике, чтобы отпраздновать его, как положено, в своем тесном дружеском кругу.

Возможно, заглянет Нэт. Элвин приготовила ему подарок. Это была книга старинных карт Западного побережья и пейзажных гравюр, начиная со времен первых записей о имеющемся здесь строевом лесе.

Иней искрился в свете фонарей, когда вернулись Грэн и Джаггер, полные таинственности и нагруженные свертками, которые Джаггер тут же отнес в спальный барак.

– Столкнулись в городе с Нэтом, – сообщила Грэн. – Весь из себя принаряженный. Собирается сегодня вечером к Сьюзи, естественно.

– Естественно? – выразила сомнение Элвин.

– Я разве не сказала тебе? Сьюзи наконец-то добилась своего мужчины. На сегодняшней вечеринке объявляет о помолвке!

Глава 8

В спальном бараке лесорубы обсуждали положение дел. Их Цыганочка в очередной раз подтвердила, что она – справедливый босс, когда в пятницу днем раздавала им чеки. И выглядела просто чудесно, в красном платье и с веточкой земляничного дерева в волосах.

– Надеюсь, со стариком все будет в порядке, – уверенно сказал кто-то.

Дела у Эда и правда шли хорошо – Грэн и Джаггер навестили его в субботу.

– Он уже окреп и теперь с ума сходит от безделья, постоянно твердит, что нет смысла ему валяться так долго в санатории.

– После поедет на юг?

– Именно это сейчас и беспокоит мисс Элвин. Она из последних сил оплачивала процедуры, палату в госпитале и все остальное. А теперь, похоже, боится, что не сможет оплатить его пребывание на юге во время мертвого сезона… Слушайте, парни, у вас что-нибудь осталось? Думаю, если мы скинемся…

Но все потратили деньги на Рождество. Они сбросились и купили самую новую и красивую радиолу для своей Цыганочки и пластинки.

Нэт Кантрелл был в затруднении. Он пытался несколько раз увидеться с Элвин наедине, но девушка избегала его, а при всех относилась к нему точно так же, как к ребятам из бригады. Он даже начал подумывать, не внесла ли она и его в платежную ведомость.

– Что с ней происходит, Грэн? Она веселая, нарядная и какая-то… женственная. Даже не хочет спорить и воевать со мной!

– Не знаю, сынок. Что-то случилось, но она не говорит. А если эта малышка намерена молчать, никто ничего не узнает. Раньше я могла подловить ее вечерком в нашем сарайчике и поговорить по душам. А теперь, в новом доме, она спит в комнате отца, заходит туда и закрывает дверь.

– Может, она тоскует по своим подругам из колледжа? – предположил Нэт. – Слушай, Грэн, свози ее в Эпплгейт на свои «посиделки», пусть пообщается с женщинами. Нельзя же девушке ее возраста жить исключительно в лагере лесорубов.

– Я знаю. – Грэн глубоко вздохнула. – Но стоит мне только произнести «Эпплгейт», как она тут же огрызается: «Пожалуйста, Грэн, раз и навсегда запомни: меня это не интересует!»

Нэт, как и Элвин, тоже размышлял о сложном финансовом положении Феболдов. Он не хотел обсуждать проблему с Эдом, чтобы не беспокоить его, но решил поговорить об этом с Грэн.

– Наша девочка справляется с горем пополам, – ответила Грэн. – Только не вздумай предлагать ей помощь, иначе получишь вызов на битву, по которой так скучаешь, но это будет твой последний бой.

Кантрелл заставил Грэн пообещать, что она даст ему знать, если Феболды будут в нем нуждаться, и уехал, оставив подарок для Элвин. Это был экземпляр той же книги, которую она послала ему по почте и которую он, видимо, еще не получил.

Грэн все-таки добилась своего, перехватив Элвин на кухне.

– Не знаю, что за червь тебя в последнее время гложет, девочка, но я здесь, чтобы сказать тебе: ты не имеешь права заставлять нас всех быть несчастными. Ребята впервые за много лет решили устроить настоящее Рождество, потому что у них появилась ты, ради которой они все это и делают. И советую тебе забыть о своих страданиях. Парни не заслуживают наигранного смеха, которым ты их потчуешь!

Элвин, которая до сих пор была убеждена, что ей ловко удается скрывать свое уныние от окружающих, бросилась к Грэн в порыве раскаяния.

– Спасибо, я перестану быть эгоисткой! – Поспешно выскользнув из объятий кухарки, она выскочила из кухонного домика.

Лесорубы отметили, что их подарок пришелся ко двору. Цыганочка, похоже, была от него без ума. Она постоянно крутила пластинки, а в перерывах включала радио. На самом деле Элвин находила облегчение в музыке, возводя ее, как стену, между собой и Грэн, так и норовившей завести разговор о Сьюзи. Однажды кухарке все-таки удалось произнести несколько слов о ней: «Зимой свадьба. Сьюзи хочет отпраздновать ее до того, как дела на новом заводе наберут обороты». И тут грянул вагнеровский «Полет валькирий».

Когда лесорубы вернулись воскресным вечером в лагерь из Эпплгейта, они говорили о том, что теперь обсуждали все горожане: в этом году «Три Ф» имеет успех и хитроумно использует благоприятные обстоятельства, в отличие от остальных. Выше, на склонах Рог, все лагеря были закрыты со Дня благодарения. Элвин, однако, понимала, что рано или поздно работы придется свернуть – в начале зимы они как-то выкрутились, но с мертвым сезоном не поспоришь. Однако выход нашелся. Грэн и бригада остались в лагере. Нэт сказал им, что займет всех на строительстве нового завода, и попросил Элвин вести записи, пока ее отец не приступит к своим обязанностям. И она тогда согласилась с радостью, поскольку не могла себе представить, что вообще ничего не будет делать. Но теперь девушка уже не была так уверена, что ей хочется этого.

– Похоже, скоро зарядят дожди, – заметил Денни как-то утром, остановившись между рейсами выпить кофе. – Надо побыстрее убрать все со склада.

Он и другие водители согласились поработать в выходные, если на заводе в эти дни организуют приемку груза.

Дождь начался в четверг, по-деловому. Грэн, выглянув в окно, покачала головой.

– Хороший орегонский ливень, – сообщила она. – Это надолго.

Зоуи пришел сказать, что они прекратили валить лес и собираются поднять оборудование повыше, на всякий случай. Элвин неохотно, но согласилась. Арендованный трактор она отпустила еще неделю назад, как и приходящую бригаду, и продолжала работать только со своими людьми и грузовиками.

В субботу утром девушка стояла на пороге кухни и печально смотрела на потоп снаружи.

– Грэн, неужели дождь не остановится даже для короткой передышки?

– Не помню, чтобы я когда-нибудь видела такой ливень, – покачала головой кухарка. – Уж очень сильный.

С утра они успели отправить четыре груза, но когда пятый был уже в кузове, водитель тяжело вздохнул:

– Слишком поздно. Становится темно, и ехать в такой дождь опасно. Не хочу, чтобы меня накрыл оползень по дороге вниз. Да и вы, мисс Элвин, вряд ли обрадуетесь, потеряв грузовик.

Зоуи и двое парней, оставшихся помочь с погрузкой, поддержали его и все вместе уехали в город на автомобиле водителя.

Элвин, Грэн и Джаггер сидели в домике, когда услышали шум мотора за окном. Стук в дверь – и вошел Нэт Кантрелл.

– У вас тут уютно, – произнес он, и свет тут же погас.

– Это ты сделал? – в шутку накинулась на него Грэн, и все рассмеялись.

– Я привез вам рождественские свечи! Остановился в Эпплгейте у магазина и увидел толпу народу, запасающуюся ими. Так, подождите, сейчас достану спички… Есть что-нибудь в качестве подсвечника?

У Элвин оказались два – школьные подарки. Она принесла их и поставила на стол, стараясь не смотреть на Нэта, когда тот зажигал свечи, но вдруг обнаружила, что он сам пристально смотрит на нее сквозь красноватое пламя.

– Заезжал к Сьюзи? – полюбопытствовала Грэн, жадная до сплетен.

– Нет, не заезжал. Она в дождливую пору всегда перебирается куда-нибудь подальше от побережья.

Грэн принесла кофейник и кекс. Нэт сказал, что воспользуется на короткое время их гостеприимством, а затем отправится в путь.

– Не могу вспомнить, закрыл ли я окна на северной стороне дома, и еще мне нужно заскочить в Медфорд. Вернусь позавтракать с вами, а пока мне нужно ехать.

И все же он помедлил у двери, как будто не желая покидать уютную теплую комнатку и, подумалось Элвин, приятную компанию. Когда Нэт открыл дверь, девушка вздрогнула – было что-то угрожающее в неистовстве ливня.

– Пожалуйста, не уходи. – Она была удивлена, услышав свой собственный голос. Нэт закрыл дверь, чтобы лучше расслышать слова. – Мы даже не сможем узнать, доехал ли ты туда. Оставайся.

– В спальном бараке полно свободного места, – с жаром поддержал ее Джаггер. – В любом случае, вред твоему дому уже нанесен, так что хуже не будет.

Грэн тоже внесла свою лепту:

– Сынок, мы хотели бы иметь тебя под рукой здесь в такую ночь.

Кантрелл слушал их, но смотрел на Элвин. И теперь, когда ее глаза привыкли к свету свечей, она заметила, какой у него измученный вид, как сильно он изменился с той ночи в госпитале. И разозлилась на Сьюзи. Почему та не обратила внимания, что Нэт осунулся? Почему ничего не сделала, не заставила его отдохнуть, не объяснила, что нельзя переделать мир всего за три месяца? Вероятно, была слишком занята своими бесконечными посиделками и вечеринками, чтобы призадуматься над этим!

Элвин решительно встала.

– Нэт, снимай пальто и садись в папино кресло, пока ты не упал и не уснул на месте.

– Тогда я усну в кресле, – предупредил он. – Я на самом деле очень спешил сюда добраться.

– Если ты боишься, что захрапишь, – усмехнулась Грэн, – так мы люди привычные. Временами, могу поклясться, крыша спального барака аж подпрыгивает, сама видела!

Элвин наблюдала, как Нэт устраивается в большом кресле, которое смастерил Джаггер, а сам Джаггер суетится вокруг него, как старая нянюшка. Девушка крепко сжала кулаки. У нее вдруг возникло нелепое желание подойти к Нэту и поудобнее пристроить подушку ему под голову. А он тем временем рассказывал им, что видел по дороге сюда. По словам Нэта, река неистово билась о берега, фермеры в высоких, до бедра, сапогах перегоняли скот на склоны, мельницы в низинах уже смыло водой.

В памяти Элвин всплыли последние страницы ее гроссбуха, и грузовик у дома, готовый тронуться в путь с партией бревен… Заводы вокруг консервируются, в таком состоянии они останутся на несколько месяцев, пока их владельцы, воспользовавшись передышкой, займутся ремонтом, готовясь к следующему сезону. Но Денни приедет утром, он обещал. Он втащил эти бревна на главную дорогу, ему это удалось, значит, сумеет и доставить груз вниз – это же Денни…

Мысли Элвин вернулись к Нэту. Выходит, думала она, это и есть любовь – готовность сделать для человека все возможное, даже если он принадлежит кому-то другому и никогда не ответит тебе взаимностью? Именно это, наверное, пыталась объяснить ей Грэн той ночью, когда говорила о женщинах, ковриках и кулинарных рецептах…

Внезапно Элвин встала и направилась в свою комнату. Нэт открыл глаза и посмотрел на нее.

– Я… я просто кое-что вспомнила, – запинаясь, сказала она. – Я вернусь.

Элвин не вернулась.

Ночь казалась ей бесконечной, как и непрерывный стук дождя по крыше. Она слышала, как Грэн легла спать, но не слышала, чтобы уходили мужчины. За окном грохотал гром, или это так сильно билось ее сердце, смертельно раненное?

Несколько раз девушка просыпалась, чтобы вновь обнаружить, что буря не ослабевает. Выглядывая в окно, она видела деревья, сгибавшие плечи под тяжестью воды, и сплошной занавес ливня, отгородивший от нее мельничную запруду…

Утро. Сапоги, брюки, теплая рубашка, пальто до колен, поверх – непромокаемый плащ, который она привезла с юга, и шляпа-зюйдвестка. Девушка нырнула в дождь и побежала к кухонному домику. Там уже сидели Грэн, Джаггер, Нэт и еще один мужчина, в котором Элвин узнала старого охотника из Грейбека.

Сначала она посмотрела на Нэта. Он выглядел отдохнувшим. Возможно, ее беспокойство прошлым вечером было вызвано всего лишь истерией, рожденной суеверным страхом перед бурей?

– Ну, дамы и господа, – продолжал свой рассказ охотник, – ничего подобного я в жизни не видывал. Когда я уходил, по радио передали, что автострада 99 закрыта. Думаю, другие тоже закроются в ближайшие часы.

Автострады закрыты, мосты размыты… Элвин подумала о множестве мостов, которые нужно пересечь, чтобы добраться от лагеря до завода. Она выглянула наружу. Грузовик по-прежнему стоял с полным кузовом бревен, а на парковочной площадке виднелись только две машины – ее и Нэта. Денни не сдержал своего обещания.

Грэн вылезла из-за стола, чтобы приготовить завтрак для Элвин, и та заставила себя поесть. Охотник между тем не замолкал ни на минуту. Это была редкая удача для него и удовольствие. Обычно старик сидел на краю опушки и слушал сам, но теперь эти люди слушали его, и он не собирался упустить момент своего триумфа.

Наконец девушка нетерпеливо встала, пробормотав:

– Я пошла в дом, – и выскочила под дождь.

Денни не приедет – теперь она была в этом уверена. А если и приедет, то опоздает. Каждый час важен, каждая минута. Она должна переправить этот груз через мосты прежде, чем их смоет водой, должна доставить груз на завод до того, как он окончательно закроется. Они не смогут отказаться принять груз, когда он спущен вниз в таких условиях! Если Денни просто задержался, она встретит его по дороге, и он сам сядет за руль. Она поедет с ним и заберет грузовик на обратном пути, когда он пересядет в оставленную им на дороге машину…

Мотор постепенно разогревался. Первый рывок всегда самый трудный, особенно если грузовик стоит с бревнами всю ночь даже на твердой, а не на такой размытой дождем и размякшей земле…

– Какого дьявола ты тут делаешь?! – проревел Нэт Кантрелл.

Элвин не ответила. Она быстро наклонилась к переключателю скоростей, и так же быстро Нэт, вскочив на подножку, выключил мотор.

– Вылезай! – скомандовал он.

– Это мой грузовик! – отрезала она.

– Это грузовик твоего отца. Ты не имеешь права рисковать машиной, грузом и, главное, своей головой. Хотя вряд ли, конечно, что-то может случиться с такой упрямой и твердолобой головой, как твоя, но бремя ответственности за потерянный груз ее точно расплющит! Всё, вылезай.

– Нет!

– Хорошо.

Дверца распахнулась. Элвин не успела выскользнуть с другой стороны – Нэт схватил ее и вытащил из кабины. Он поставил девушку на землю и, даже не ослабив хватку, начал говорить. Сначала Элвин поразило то, что кто-то может иметь столь ошибочное мнение о ней, затем она пала духом, но отвратительная волна ярости вскоре вновь накрыла ее.

– Значит, я упряма, своевольна, тщеславна, самонадеянна и эгоистична, так? Мне нравится мысль о том, что я обладаю мужским характером? Я уверена, что никто не знает о заготовке и транспортировке леса больше меня? Ладно, Нэт Кантрелл, значит, вот что ты обо мне думаешь? Тогда ты просто глупец! Впрочем, я никогда в этом не сомневалась – ты ведь запал на такую девицу, как Сьюзи. Она говорит «да», а имеет в виду «нет», потому что не играет в открытую, а тасует свою колоду под столом, но когда она сдает, ты получаешь все те карты, которые хочет дать тебе она, а у тебя не хватает здравого смысла, чтобы это понять!

– Сьюзи?! При чем тут Сьюзи? – растерялся Нэт.

– Ну, я надеюсь, ты счастлив с ней! – продолжала вопить Элвин, не обратив на его вопрос внимания. – Она управляет тобой, а ты и не подозреваешь. Надеюсь, ты будешь биться своей дурной головой о каждую глиняную безделушку, которая свисает у нее с потолка!

– Вин, ты куда?

Грэн была в домике, когда Элвин туда влетела. Дождевая вода потоками стекала с непромокаемого плаща, по щекам катились слезы.

– Элвин! – воскликнула Грэн. – Что с тобой?

– Ты такая же, как они все! Жаль, что ты не можешь переселиться к ним после того, как они поженятся. Тогда вас было бы две таких… таких хозяйственных, и Нэт мог бы выбирать между твоей стряпней и тем, что приготовит Сьюзи!

– Сьюзи, Нэт, – с недоумением повторила имена Грэн и затем начала понимать. – Элвин, вернись! – крикнула она, но девушка уже бежала вниз по склону.

Грэн тяжело осела в большое кресло.

– Боже милосердный! – выдохнула она.

Из-за дождя и бушевавшей в груди ярости, от которой шумело в ушах, Элвин не услышала рев мотора грузовика. Но его не было на площадке. Нэт уехал на ее грузовике с ее бревнами, и один черт знает, что он со всем этим сделает в приступе гнева! А что будет с ним самим? Ведь Денни говорит, что машина – как женщина. Водитель должен чувствовать, когда ее задобрить, когда отнестись к ней построже, а Нэту ничего не известно о женщинах, у него на уме только Сьюзи…

Торчащий из земли корень дерева прихватил ее за лодыжку, и девушка упала лицом в грязь. Теперь она никогда не догонит грузовик, и все из-за этого дерева. Но она может взять свою машину.

Вытерев ладонью лицо, Элвин повернула назад. Запасные ключи в бардачке… Мотор холодный… Ура, завелась!

Легковушка с шумом пронеслась по лагерной дороге и миновала два поворота. Теперь мост над небольшой рекой, затем главное шоссе… С силой нажав на педаль торможения, Элвин заставила машину резко остановиться.

Не было никакого моста! Только сломанные опоры торчали на двух берегах. Мост превратился в обломки.

Грузовик! Нет, не мог же он уйти под воду вместе с мостом!

Она отъехала назад, поискала следы шин, вылезла из легковушки и пошла по ним, мысленно воссоздавая картину произошедшего. Грузовик успел перебраться на тот берег, но тяжелый груз прикончил мост. Мост рассыпался, его унесло потоком…

А в грузовике был Нэт…

Выше по течению есть пешеходный мостик, вот по нему она и переправится!

Элвин пришлось идти почти по колено в воде. Пешеходный мостик головокружительно раскачивался, но девушка отважно пробежала по нему. Уже ступив на другой берег, она услышала за спиной какой-то скрежещущий звук, перекрывший шум бури, и обернулась.

Дощатый настил сначала скользил по потоку, потом закружился в водовороте, теряя одну за одной свои доски.

Элвин услышала чьи-то крики и, посмотрев на тропинку, ведущую к лагерю, увидела Джаггера, бегущего в ее сторону и машущего ей рукой. Добравшись до речки, он остановился, вытаращил глаза и развел руками. Элвин не могла больше тратить время, она бросилась через лес по тропинке, выскочила на дорогу и принялась искать следы грузовика. Если они и были там, их смыло дождем. Ладно, она заберется на вершину, оттуда все видно на мили вокруг.

Да, дорога была еще различима сквозь легкий туман, но на ней не просматривалось никакого движения. Элвин ждала целых десять минут, думая, что Нэт мог где-то остановиться и вот-вот появится из-за поворота. Но, очевидно, он отправился по другой дороге – по Томпсон-Грик.

Здесь смутно проступали следы шин, однако понять, оставлены они сегодня или вчера, было невозможно. Элвин устало потащилась к каньону. Мост, перекинутый через него, уцелел. На нем она нашла более ясные отпечатки шин грузовика и, ободрённая, поспешила дальше. Все равно она не сможет теперь попасть обратно в лагерь, так что придется ей догонять свой грузовик и найти приют в его кабине.

Повсюду она видела оползни. Вода размывала края и обрушивалась грязевыми потоками вниз. Так вполне могло смыть и тяжелую машину…

Элвин опять обнаружила отчетливые отпечатки шин, но это был не ее грузовик. Значит, она идет по ложному следу. Девушка остановилась в нерешительности, затем, поразмыслив, решила вернуться назад и следовать теперь уже вверх по течению, пока не найдет место, где река окажется достаточно узкой, чтобы переправиться через нее по бревну. Уже полдень, и ей совсем не хочется блуждать в этом безлюдном месте до темноты.

Самое важное – добраться до равнины. Элвин припустила рысцой, не забывая поглядывать вверх – со скал то и дело летели камни, – и вскоре вышла к роще. Ветер усиливался, срывал ветки с деревьев. «Я не боюсь деревьев!» – убеждала себя девушка. Не боялась она и воды, потому что выросла на заболоченных землях Луизианы. Но там болота были всего лишь тихими заводями, они не ревели и не вздымались, не угрожали смертью… И все же страх не давал ей покоя, страх не за себя, а за Нэта, сидевшего в кабине, над которой возвышались тонны бревен, готовых в любой момент опрокинуться вперед, раздавить и кабину и человека при любом неверном движении грузовика…

Элвин подошла к последнему крутому спуску на равнину. Внизу натиску стихии мужественно противостояли фермерские домики. Там люди, у них можно спросить, не проезжал ли кто мимо.

Девушка остановилась у первого же дома, в окнах которого горел свет, и хозяин сказал ей, что никого не видел, только проехал один грузовик, направлявшийся в «Три Ф», чтобы подбросить туда старого охотника, который ковылял по дороге из магазина. Отказавшись от приглашения войти и отдохнуть, Элвин побрела дальше.

Как же глупо она себя ведет! Грэн и Джаггер наверняка обезумели от беспокойства… Что, если здесь водятся дикие звери? Они, впрочем, вряд ли выйдут на дорогу в такой день… Джаггер непременно станет ее искать. Он выведет ее к верховьям реки, где она легко сможет перебраться на другой берег… Надо возвращаться назад! Элвин повернулась и побежала, так быстро, словно хотела себя убедить в правильности принятого решения. И вдруг остановилась. Мост, который она недавно перешла, был разрушен.

«Хорошо, – сказала она себе, – теперь ты добилась, чего хотела. Нэт сейчас, наверное, уже у себя дома, дремлет у камина. А тебе, Элвин Феболд, теперь до дому не добраться. Ты теперь отправишься прямиком к Сьюзи. Поделом тебе. Войдешь и скажешь ей, какая ты дура. Возможно, ее отец найдет какой-нибудь способ связаться с лагерем и дать знать Джаггеру, где я».

Глава 9

Элвин подошла к закрытым воротам фермы Сьюзи и только тогда вспомнила слова Нэта: «Она в дождливую пору всегда перебирается куда-нибудь подальше от побережья». Делать нечего, придется продолжить путь. Девушка сердито отошла от ворот, ругая себя за вспыльчивость, которая вечно толкала ее на дурацкие поступки, как вдруг услышала, что ее окликают по имени. На обочине дороги, улыбаясь, стояла пожилая женщина.

– Вы ведь мисс Феболд, да? Зайдите ко мне, выпейте чашечку кофе. Боже, такое ощущение, что эта буря никогда не кончится!

Рассудок Элвин отказывался от приглашения, зато ноги проявили больше понятливости. Они повернули к дому и наконец, избавившись от тяжелых сапог, внесли ее в гостиную.

– А теперь посидите отдохните, – посоветовала женщина. – Вы кажетесь совершенно измотанной. Я пока сварю кофе.

Элвин села. Она удобно устроилась в глубоком уютном кресле, вытянула ноги к большой печи, и постепенно напряжение покинуло ее, глаза закрылись.

Когда она проснулась, хозяйка сидела напротив и читала.

– Ну вот и хорошо, вы немного вздремнули, всего пару часов. А теперь давайте пить кофе.

Женщина удалилась и вскоре вернулась с подносом. Элвин обнаружила, что сильно голодна. Домашний хлеб, даже лучше, чем у Грэн, нарезанный ломтями цыпленок и несколько великолепных маринованных огурчиков стояли перед ней, не говоря уже о чашке с дымящимся кофе и клинышках кекса. Хозяйка пила кофе с кексами и говорила о разрушенных мостах, об оползнях, о людях, застигнутых стихией в безвыходном положении, об остановленном дорожном движении.

Элвин объяснила, что отправилась в путь в надежде перехватить грузовик с бревнами, который покинул лагерь, и рассказала, как за ней обрушился пешеходный мост.

– И вы шли пешком всю дорогу от «Три Ф»? Вот это да! А грузовик так и не нашли?

Элвин покачала головой.

– За рулем Денни был? Или Боб?

– Нет, Нэт Кантрелл.

– О, тогда бояться нечего: Нэт не из тех, кто любит рисковать, если только он не обезумел.

Элвин подавилась куском кекса, а женщина продолжала:

– Разговор о Нэте заставил меня подумать о Сьюзи. Вы знакомы с ней? Я так удивилась, когда она объявила о своей помолвке! Странное дело: во всей округе не найти девушки приятнее Сьюзи, но, за исключением Нэта и еще пары мужчин постарше, никто никогда не обращал на нее внимания. Люди думали, что она уж и не найдет себе мужа.

Ну а она нашла! Заповеди мисс Кавальер удерживали Элвин в кресле, но ей ужасно хотелось уйти. Она чувствовала, что должна выбраться отсюда – в шторм, на дорогу, искать грузовик, искать Нэта, который не стал бы рисковать, если только он не обезумел. А он обезумел! Обезумел от ярости!

Прозвенел телефонный звонок, и Элвин вздрогнула.

– Раз уж телефон заработал, вы не возражаете, если я позвоню в лагерь?

Женщина помогла ей дозвониться. Как будто издалека донесся встревоженный голос Грэн Хоукс, такой слабый, что Элвин ничего не смогла расслышать.

– Позвольте мне, – сказала ей хозяйка. – Я привыкла к причудам нашей телефонной связи… Привет, Грэн, это Аделина… Да, да, твоя девочка здесь, с ней все в порядке.

Элвин дернула женщину за рукав:

– Спросите насчет грузовика.

Та спросила, выслушала ответ, пожала плечами, подняла бровь, затем повесила трубку.

– Ну вот, опять! Связь оборвалась.

– Грузовик, – напомнила ей Элвин.

– Грэн говорит, старый Хоб, охотник, вернулся в лагерь – не мог пробраться к своей лачуге. Он видел грузовик, мчавшийся во весь опор, как футбольный мяч с горы, по дороге к Рашу. Грэн боялась, что это вы его ведете.

– Значит, Нэт направлялся на завод! Он должен быть уже там!

– Если смог пробраться через Раш и Эпплгейт. Говорят, днем река все там затопила.

По сравнению с недавней «прогулкой» путь к Рашу показался Элвин легким и приятным. По Дороге ее подобрал фермерский грузовичок и высадил на развилке. За поворотом были шоссе и большой стальной мост. До завода оставалось не более мили.

На мост Элвин ступила с широко открытыми от удивления глазами. Река вздулась, скрыв из виду стальные опоры, между настилом и ревущим потоком остался зазор всего лишь в несколько футов. Девушка схватилась за поручни. К ней приближались с быстротой гоночных автомобилей, состязаясь в скорости, тридцатифутовые сосновые стволы. Свежеспиленные. Одно бревно попало в водоворот и лениво завертелось, выставив один конец вверх. Элвин могла бы поклясться, что увидела на нем метку, которую поставил Зоуи. Это была последняя партия перед мертвым сезоном, и бригадир с шутливой гордостью вырезал на спиле три буквы «Ф»… Или это освещение сыграло с ней злую шутку? Взглянув вверх, Элвин обнаружила, что небо очистилось от облаков, в зените оно было холодного бледно-голубого цвета, а на западе по нему мчались позолоченные заходящим солнцем облака.

Когда девушка бежала в сторону заводского склада, она думала лишь об одном: Нэт должен был выскочить из кабины. Он знает эту местность, эти дороги, эту реку. Он никогда бы не позволил себе попасть в ловушку. Конечно же он выбрался, как только понял, что грузовик спасти уже не удастся…

Элвин ворвалась на склад и, задыхаясь, выкрикнула:

– Не слышали о грузовике, попавшем в поток?

Заводские слышали обо всем, но только не об этом. Когда девушка сказала им о бревне с маркировкой, которое только что проплыло под мостом, ей предложили позвонить в Раш – возможно, там что-то знают о происшествии. Но главная телефонная линия уже не работала;

– Я поеду туда сама! – заявила Элвин.

– Машина не пройдет – шоссе затоплено, – покачал головой контролер. – Вода повсюду: и на дороге, и на равнине, добраться до Раша можно только пешком, через холмы.

И Элвин пошла пешком. Но не к Рашу, а к реке – она вдруг подумала, что Нэт, выбравшись из кабины, мог схватиться за бревно и теперь дрейфует где-то в разливе. Река ревела. Грозный рокот заполнил все пространство между холмами и не стих, даже когда вода полностью затопила равнину. Девушка рыскала по берегу, высматривая черно-оранжевую кабину грузовика, напрягая слух, стараясь различить крик о помощи. Она с трудом прокладывала себе путь по мокрой вязкой земле, глубоко увязая и с усилием вытаскивая сапоги из чавкающей грязи.

Впереди показался выступающий над рекой скалистый мыс. Элвин, кое-как продравшись сквозь заросли, вскарабкалась на его вершину. Шум потока здесь был оглушительным, зато с такой высоты взору открывалась вся равнина. Внизу гигантские валуны выныривали из неистовых объятий реки, принимали на себя ее ношу и отбрасывали в стороны обломки. Вечерняя заря заливала все розовато-золотистым светом. Схватившись одной рукой за ствол дерева и наклонившись вперед, Элвин до боли в глазах всматривалась в бурные волны. И внезапно увидела человека. Бревно, за которое он цеплялся, несло его прямо в водоворот, раскрутивший со страшной скоростью обломки деревянного моста, вырванные с корнем деревья, крыши домов…

Парализованная ужасом, Элвин продолжала наблюдать.

Никакая сила не сможет свернуть в сторону бревно, на котором он плывет, в этом бурном потоке…

Но нет! Девушка даже вскрикнула, не веря своим глазам, – бревно развернулось и рвануло к роще полузатопленных деревьев.

Чудес не бывает, но это было именно чудо. Вопреки всем законам природы, бревно вдруг замедлило ход, как грузовик притормаживает, позволяя человеку, стоящему на подножке, спрыгнуть. Затем оно дернулось и поплыло дальше, но теперь на нем никого не было – только ветки дерева закачались, сомкнувшись вокруг мужчины, словно защищавшие его руки.

Нужно действовать, бежать искать кого-то, чтобы спасти беднягу! Элвин помчалась вниз с холма. Сумерки сгущались, молодой месяц стоял уже высоко на якоре. Над темно-синим зигзагом гор за рекой вспыхнули первые ледяные искорки звезд. У нее осталось так мало времени, прежде чем дневной свет совсем померкнет…

Элвин потребовалось полчаса, чтобы пробраться по каменистому полуострову к тихой запруде, перейти медленно текущий ручей вброд и выбраться на шоссе. Она услышала лай собак и, оглянувшись, увидела огоньки фонарей, пляшущих у реки. Мимо проехал джип, затем, заскрипев тормозами, остановился, сдал назад, и из окна высунулся молодой парень.

– Мисс Феболд! – крикнул он. – Один из ваших грузовиков утонул на другом конце затопленного шоссе.

– А водитель?

– Я не знаю. Человек, который звонил, ничего не сказал о водителе. Только сообщил, что видел капот кабины в потоке. – И парень уехал.

Элвин, не ожидавшая такого поворота событий, бросилась бежать за машиной, как будто могла состязаться с ней в скорости. Теперь вечерняя заря освещала только вершины холмов, а равнина лежала в омуте черных теней. За поворотом девушка увидела лучи прожекторов, направленные на белый фермерский дом, затопленный до самой крыши, а через пастбище по направлению к реке двигались машина за машиной, их фары сверкали, как гигантские светлячки. «Откуда все это? – удивилась она. – Откуда столько людей?» Высокий черноглазый фермер отдавал команды. Он посылал кого-то за канатом, чтобы прикрепить его к спасательной шлюпке. Продолжавшим подходить людям объяснили, что двое мужчин, отец и сын, находились на мосту, когда тот обрушился. Отец сумел ухватиться за плывущее бревно и добраться до фермерского дома, но никто не знал, что случилось с сыном.

В ворота пастбища стремительно влетел джип и направился дальше, в поле. Элвин устремилась за ним – ей показалось, что за рулем сидел тот самый парень, который бросил ей несколько слов о грузовике.

Спотыкаясь, девушка бежала к реке и вдруг застыла, потрясенная невиданным зрелищем: вдоль берегов выстроились в ряд машины, их фары горели, словно софиты в театре, которые оставляют передний план в темноте, высвечивая центр сцены; то тут, то там густой туман пронзали лучи мощных прожекторов, привезенных на фермерских грузовичках. Неистовый свет сфокусировался на бурлящей реке с покрытыми бурой пеной волнами. И над всем этим стоял оглушительный рев потока, наполнявший равнину грозным непрерывным гулом.

Элвин бежала от машины к машине, ища того водителя. Группа мужчин готовила спасательную шлюпку к спуску.

– Говорят, там не один человек… Ланс и еще кто-то… Нет, это не Вэс…

Пробираясь сквозь толпу, девушка вспоминала о том, как Грэн пыталась втянуть ее в дружбу с местными женщинами. Но у нее тогда не было времени, она не думала ни о чем, кроме этого чертова строевого леса, а теперь ей не у кого попросить совета, все смотрят на нее, не узнавая. Но ей нужно, обязательно нужно поговорить хоть с кем-то!

Отчаяние девушки росло, когда вдруг она услышала крики и повернула назад к реке. В свете прожекторов, как будто выплывая из кулис фантастического театра, показалась лодка с тремя молодыми мужчинами. Мотор за бортом боролся с волнами, терпя поражение. Вот крошечная скорлупка скользит к берегу, вот подпрыгивает на волне и вдруг скрывается из вида.

На суше мужчины беспомощно смотрели на тяжелый канат, который все еще держали в руках. Парни не стали ждать, когда его привяжут к лодке…

От ужаса, внушенного этой картиной, Элвин мгновенно забыла свой собственный, надрывающий сердце страх. Но вскоре он вернулся, с утроенной силой. Скорость, с которой река распорядилась судьбой лодки и трех крепких парней, была жестоким напоминанием ей.

Действовать! Она должна что-то предпринять. Нет смысла искать водителя, сообщившего ей об утонувшем грузовике. Нужно найти другое решение.

Девушка горько рассмеялась. Она, Элвин Феболд, вдруг полностью утратила всю свою хваленую находчивость. Почему? Потому что сейчас ею управляли эмоции, а не разум, потому что деловая хватка и познания в лесном деле впервые в жизни оказались бесполезными.

Спотыкаясь, Элвин побрела назад через пастбище к дому. Там были женщины, много женщин, и вновь пришло горькое сожаление, что она ни разу не съездила на «посиделки», не завела знакомств в Эпплгейте. Они засыпали ее вопросами, желая узнать новости о ходе спасательных работ, и когда девушка сказала, что лодка перевернулась, все мгновенно выбежали из дома, за исключением двух. А Элвин так и осталась стоять у порога, переминаясь с ноги на ногу, не зная, как начать разговор. Она заметила, что везде была расставлена еда: мясо, бисквиты, буханки хлеба, домашние булочки; на плите в больших кастрюлях исходил ароматным паром горячий кофе.

– Им это потребуется, когда закончится ужасная ночь, – объяснила ей одна из женщин.

И тогда Элвин поделилась с ней своими тревогами:

– Я слышала, что один из моих грузовиков затонул недалеко от Раша, и ужасно беспокоюсь о водителе. Думаю, оператор скажет, на какие ранчо можно позвонить.

– Подождите… – Женщина на мгновение задумалась, затем подвела Элвин к телефону. – По-моему, я знаю, – сказала она и набрала номер.

Ответила жена фермера – все мужское население находилось у реки.

Элвин взяла трубку.

– Вы ничего не знаете о водителе грузовика из «Три Ф», который упал в поток? – спросила она. – Кто-нибудь пытался его спасти?

Но на другом конце провода ничего не знали о водителе. Кто-то из местных случайно заметил черно-оранжевую кабину, выглядывающую из реки. Бревна, если они там и были, смыло водой. Трое мужчин подобрались к грузовику, держась за остатки моста, и заглянули в кабину. Дверца была широко распахнута, а внутри никого не оказалось.

Глава 10

Элвин положила трубку и пересказала женщине то, что услышала.

– Вот. – Ей в руки сунули горячую чашку с кофе. – Он, вероятно, вовремя выбрался. Вы же знаете, что у водителей грузовиков, как у кошек, девять жизней!

Внезапно женщину позвали, и Элвин вновь осталась одна. Она быстро выпила кофе, поставила чашку на стол и, выйдя из пустого дома, направилась к разливу, подгоняемая тошнотворной тревогой.

Только теперь, когда дождь закончился, девушка начала ощущать мокрую тяжесть своего пальто под дождевиком, шляпы и сапог. Холод пробирал до костей, и она поежилась при мысли о людях в воде и о тех двоих, что сидели на крыше фермерского домика безо всякой защиты от ветра и холода.

Рев реки стал громче, это означало, что она уже близко. Элвин вдруг заметила мерцание света в затопленной роще у скалистого мыса и представила себе лодку, скользящую по бурлящей воде, прокладывающую путь в темноте сквозь заросли. До нее донеслись слова: «Он где-то здесь зацепился за ольху… Да, это Вэс! Но сначала к дому…» Элвин повеселела. Если незнакомец по имени Вэс, тот самый, которого чудом не затащило в водоворот, смог выжить в этом кошмаре, значит, какой-то добрый дух вовремя оказался на своем месте. Значит, есть шанс и для Нэта!

Послышались оживленные голоса. Спасателям с другого берега наконец-то удалось подобраться к затопленному фермерскому дому. Один из двоих мужчин на крыше оказался Бобом, водителем ее грузовика. Ура, спасен! Лодка с тремя пассажирами, опасно маневрируя, подобралась к ольхе, на которой сидел Вэс. Теперь их четверо! Ничего, лодка выдержит.

На другом берегу раздались ликующие крики. Элвин вернулась на шоссе и побрела дальше. Сколько еще людей остались в реке ждать спасения? Она шла вперед, неуклонно вперед, забыв о времени и усталости, повсюду видя страшные картины потопа, олицетворяющие тщетность людских усилий в борьбе с природой, их беспомощность. Но люди не отчаивались, они делали все, что могли, и порой выходили победителями в этой схватке не на жизнь, а на смерть.

– Эй, парни, вон там, в березняке, еще четверо! – заорал кто-то на берегу. – Живые-здоровые! Вроде бы есть еще и пятый, но он ранен.

– Скорее, в лодку! – Черный силуэт метнулся к кромке воды.

– С ума сошел? – вмешался третий человек. – Посмотри на бревна, от лодки ничего не останется, мы все пойдем на дно. И потом, темно, хоть глаз выколи.

– Мы ждем спасателей с Рог-Ривер, – вступил в разговор четвертый. – Они привезут лодку на джипе с прицепом по Миссури-Флэт-роуд.

Элвин воспрянула духом. Она читала об этих мужчинах, бесстрашных «речных людях», покоривших вероломную Рог-Ривер.

Внезапно место действия с трех сторон осветилось прожекторами. Река, скалы и деревья разделились, приобретя четкие очертания, как будто позировали фотографу, а горы за ними, казалось, встали на дыбы. Подоспели машины «Скорой помощи» и фургончики на случай срочной доставки раненых в госпиталь. Прибыл джип, проделав рискованный путь по горам. Приехавшие на нем мужчины с Рог-Ривер сообщили, что у Гамильтон-Филд и в Сан-Франциско стоят вертолеты, готовые прийти на подмогу спасателям, если все их усилия потерпят неудачу. При взгляде на этих людей Элвин в первый раз испытала чувство уверенности. Она знала: завершив свою работу здесь, они будут готовы отправиться с ней к затонувшему грузовику и возьмут на себя поиски Нэта.

«Речные люди» спустили лодку на воду, медленно поплыли вниз по течению, лавируя между бревнами, и скрылись в березняке. Через час нервного ожидания пятеро потерпевших (трое из них оказались парнями с перевернувшейся недавно лодки) были благополучно доставлены на сушу и осмотрены врачами. Все, кто был на берегу, отвернулись от реки, словно выражая ей, виновнице стольких бед, презрение. И река оробела, устыдилась, бешеный рев потока стал затихать, как будто признавая свое поражение.

Элвин начала пробираться туда, где «речные люди» готовили свою лодку к путешествию в обратный путь. Люди разъехались, и теперь девушка чувствовала себя покинутой и забытой в театре после того, как был опущен занавес. Ступив в круг света, Элвин почувствовала, что кто-то идет ей навстречу, и, подняв глаза, увидела непокрытую голову с копной пламенеющих рыжих волос.

– Вин! Вин, девочка моя!

Нэт заключил ее в объятия, а она, Элвин Феболд, девчонка-сорванец, деловая женщина, надежда и опора «Три Ф», разрыдалась на его плече.

– Вин! Мне сказали, что ты утонула вместе с грузовиком!

– Нэт! Мне то же самое сказали про тебя! То есть, я так подумала и…

– Но я не был в грузовике!

Глава 11

Чудом найдя друг друга, они пошли, спотыкаясь, по темному пастбищу.

– Нэт, ты ведь угнал грузовик из лагеря?

– Ну да. Я боялся, что ты поедешь по склону и тяжесть грузовика вызовет оползень. Я мог бы, конечно, тебя предупредить, но ты все равно не послушалась бы.

Элвин смущенно вздохнула.

– Мост рухнул под задними колесами, – продолжал Нэт. – Но мне повезло, я проскочил. А ты вряд ли успела бы. Я знал, что не смогу затащить машину вверх, поэтому поехал под уклон, свернул на старую дорогу, по которой раньше возили лес; оставил там грузовик и пешком добрался до дому. Пробыл там около двух часов, затем отправился в лагерь. Подумал, что к тому времени ты остынешь.

Девушка покаянно опустила голову.

– Но когда я вернулся туда, где оставил грузовик, он исчез. И у меня уже не было никаких сомнений, что забрала его ты. Ведь запасные ключи были только у тебя.

– Но куда же все-таки делся грузовик? Кто его забрал? – растерялась Элвин. – Ключи и сейчас при мне…

– Я мог забыть выключить мотор, но вроде бы…

– Джаггер! Это может быть только Джаггер! Он умеет водить. Нэт, давай перехватим «речных людей», пока они не…

– Это бесполезно, Вин. Где, как ты думаешь, я был последние шесть часов? Увидев следы, ведущие к Рашу, я бросился домой за легковушкой… Не могу тебе передать, что я почувствовал, когда увидел черно-оранжевую кабину грузовика в потоке. Кто бы его ни вел, добрался он до места на стадии раннего паводка и думал, что успеет проскочить. Потом потерял дорогу, завяз в мягком грунте, задние колеса забуксовали… Не знаю, почему вся машина не ушла под воду, когда хлынула вода… Дверца кабины была открыта – наверное, распахнуло потоком. То ли он вынес водителя, то ли водитель сам успел вылезти вовремя, я не знал и совсем потерял голову от страха. Вин, ты даже представить себе не можешь, что я чувствовал, когда метался по берегу, в темноте, по колено в воде, выкрикивая твое имя и пытаясь что- то расслышать в безумном реве реки…

– Я могу себе представить, Нэт, – тихо сказала Элвин.

– Нет, девочка моя, не можешь, ведь я во всем винил себя. Вместо того чтобы спокойно объяснить, какой опасности ты себя подвергаешь, и отговорить от поездки, я накричал на тебя, оскорбил…

– Ты не виноват, Нэт. Все, что ты сказал тогда, – правда. Вот почему мне было так больно это слышать… А теперь мы должны найти Джаггера.

– Не беспокойся, Элвин. Река была сегодня в плохом настроении, натворила бед, но никого не лишила жизни. Я думаю, Джаггер скоро сам найдется. Давай-ка пока зайдем к Герхардам. У Даны всегда кофейник горячий, а я сейчас отдал бы полкоролевства за чашку кофе. Завтрак был давным-давно!

Измученные и посиневшие от холода, они вошли в теплую кухню, где все еще было много еды, запасы которой постоянно пополнялись, несмотря на нашествие огромного числа людей – спасателей и спасенных.

– Дана! – позвал Нэт.

Женщина, та самая, которая помогла Элвин связаться с Рашем, обернулась:

– Значит, вы его все-таки нашли. Я так и думала, что найдете!

Нэт взглянул на Элвин и вдруг засмеялся:

– Ну и грязнуля! Ай-яй-яй! Дана, не могла бы ты привести в порядок юную леди, а то сейчас она вполне соответствует своему прозвищу – Цыганочка!

Умытая, с расчесанными волосами, Элвин почувствовала себя значительно лучше и, пристроившись в уголке на стуле, смогла спокойно оглядеться. Кухня была веселой и современной, никаких рюшечек и безделушек, только практичность, комфорт и уют.

В дом ввалились еще люди, кто-то закричал:

– Нэт! Нэт Кантрелл! Какого черта ты тут делаешь? Ты же вроде бы утонул!

– Извини, Эдди, похоже, я не оправдал твоих ожиданий! – засмеялся Нэт.

– Сьюзи чуть не обезумела! Прочесала все холмы и реку, даже собиралась призвать на помощь канадских скалолазов. Она всем рассказывает, что эта Цыганка из «Три Ф»… Ох!

Должно быть, кто-то пихнул говорившего локтем в бок, и Элвин не услышала продолжения. Но ей и так все было ясно. Сьюзи… Нэт принадлежит Сьюзи, потому что «лесная девушка» так и не научилась хорошим манерам, потому что она «своевольна, тщеславна, самонадеянна и эгоистична», спорит с ним, действует на нервы, не умеет создавать уют в доме…

Голос Эдди зазвучал вновь:

– Ну, я сказал Сьюзи, чтобы шла сюда, в этот дом, куда стекаются все новости. Она обещала прийти.

Бежать! Мокрое пальто лежит у кухонной двери. Дане Герхард она потом напишет записку. А теперь пора уносить ноги, пока тут не появилась Сьюзи. Смотреть, как они встретятся, – это выше ее сил. Позже она привыкнет к этой мысли, но не сегодня вечером…

Элвин воспользовалась тем, что у стола образовалась толчея – женщины наливали чай мужчинам, раздавали бутерброды, – и рванула к двери. В доме был только один вход, и одна дорога вела к нему, поэтому девушка, из страха столкнуться нос к носу со Сьюзи, решила притаиться за углом, дождаться ее прихода и уже тогда спокойно отправиться восвояси.

Через несколько минут она услышала голосок Сьюзи:

– Нэт, дорогой, я чуть с ума не сошла от беспокойства! Никогда не прощу этой глупой Цыганке то, что она так с тобой поступила!

Элвин даже обидеться не успела. Неподалеку кто-то удивленно выругался, в ту же секунду от фонарного столба отделился мужчина и воинственно устремился к дому.

– Джаггер! – завопила она. – Джаггер, ты нашелся! Боже, как я рада!

Глава 12

Джаггер, который, по всей видимости, собирался устроить разнос Сьюзи, растерянно остановился, увидел Элвин и смущенно потупился.

– Вы не стали бы так говорить, если бы знали, что я наделал, мисс Вин. Я погубил ваш грузовик.

– К черту грузовик! Главное, что ты жив! Джаггер, как нам уйти отсюда, чтобы никто не заметил?

– У меня здесь машина, я позаимствовал ее у знакомого парня. Ржавая развалюха, но до лагеря нас довезет.

– Тогда поспешим!

Элвин не хотела, чтобы он останавливался или даже замедлял скорость, чтобы поговорить, и молчала, пока они не оказались достаточно далеко от дома Герхардов, на дороге Томпсон-Грик. Только тогда она спросила:

– Что случилось, Джаггер?

– Ну, это длинная история, – вздохнул он. – Умница Грэн сразу смекнула, что вы собираетесь угнать грузовик, и предупредила Нэта, а потом на всякий случай подменила ключи. Она думала, что вы вконец озвереете, когда не сможете завести ими машину, и будете не в состоянии ничего делать, пока не успокоитесь и не прислушаетесь к гласу рассудка. Короче, решила выбить клин клином. Но ничего не вышло. Увидев, как вы несетесь по горячим следам за уехавшим на грузовике Нэтом, я схватил запасные ключи и рванул за вами через лес. А когда пешеходный мост обрушился, мне пришлось повернуть назад, и я случайно наткнулся на оставленный Нэтом грузовик. Все знали, как много значит для вас эта последняя партия бревен, а я прекрасно помнил о том, сколько всего вы сделали для меня, как вы относились всегда ко мне – так, будто я был вашим родным дядюшкой. Короче, я сказал себе: «Джаггер, старый дуралей, ты же водил грузовики и раньше, неужели не сможешь добраться до завода?» Ну и сел за руль. Только вот беда: кузов был завален бревнами под завязку, а дорога к заводу, сами знаете, петляет так, что и в хорошую погоду можно опрокинуться. Я совсем не хотел потерять этот груз. Грузовик был застрахован, но груз- то – нет! Поэтому я осторожно съехал на объездную дорогу, бегущую вдоль реки. Недалеко от Раша вода начала постепенно прибывать. Она была такой мутной, что я уже не мог разглядеть под ней асфальт и несколько раз из осторожности сворачивал на боковые ответвления. В итоге, мисс Вин, я заблудился, и мне пришлось, оставив машину, идти искать проводника, Я встретил только городских жителей, которых разлив застал на пикнике. Они немного подвезли меня, в итоге я совсем потерял ориентиры и уже не смог найти то место, где оставил грузовик. Поэтому из Раша я поспешил назад в лагерь, решив, что вы уже там. Грэн сказала, что вы звонили, и я бросился к реке искать вас, мисс Вин. Но, куда бы я ни сунулся, мне говорили, что вы были здесь, но уже ушли. И вот я добрался до Герхардов. Это был последний пункт, поэтому я ужасно боялся войти в дом и услышать плохие новости…

Элвин молчала. Джаггер беспокойно поерзал на сиденье.

– Я знаю, у вас есть страховка на машину, но груз… Я отработаю, честное слово, мисс Вин!

– О чем ты говоришь, Джаггер! Виноват не ты, а я! Это из-за меня пропал груз! Я выжимала каждый цент из леса, боялась, что последняя партия бревен пропадет… Вот она и пропала… Джаггер, если бы с тобой что-то случилось, я считала бы себя убийцей!

– О, мисс Вин, вы не должны так… – Он осекся, заметив, что девушка плачет.

– Д-дай мне свой носовой платок, – всхлипнула она.

Джаггер протянул ей большой темно-синий квадрат ткани, издающий сильный запах крепкого табака, и Элвин высморкалась.

– Нервы, – сказала она и вздохнула с облегчением.

Когда они свернули на подъездную дорогу к лагерю, луна давно уже исчезла, но звезды по-прежнему ярко сияли, и земля, покрытая инеем, сверкала в их свете. Речушка, смывшая два моста, начала возвращаться в свое русло, но, для того чтобы пересечь ее вброд, им пришлось пройти немного вверх по течению. Там, осторожно ступая по камням, Джаггер перенес девушку через поток.

Грэн еще не спала. В домике горел свет, из трубы вился дымок, огненно-красные занавески растапливали лед морозной ночи. «Должно быть, точно так себя чувствуют моряки, – подумала Эл вин, – когда, измотанные превратностями судьбы, возвращаются в тихую гавань, где их ждут тепло, любовь и понимание».

– Ну, я как знала, что нужно сварить кофе! – радостно поприветствовала их Грэн.

Элвин с благодарностью приняла чашку и села рядом с кухаркой. Она предоставила Джаггеру рассказывать о событиях дня. Грэн с беспокойством смотрела на заострившиеся черты лица девушки и темные круги у нее под глазами. Затем она встала и поставила чайник, пока Джаггер говорил, затем наполнила две бутылки горячей водой, сунула их в вязаные шерстяные сумки и небрежно спросила:

– Видела Нэта?

– Мы оставили его со Сьюзи, – ответила Элвин.

– Ладно, пора спать. Идем, детка, ты продрогла до мозга костей. Одна из этих самодельных грелок согреет тебе ноги, вторую положим к спине, чтобы успокоить нервы.

– Грэн, – Элвин удержала ее за руку, – дай Гвендолин завтра побольше овса. Я хочу поблагодарить ее за то, что она привезла тебя ко мне.

– Ну а я, Вин, и сама собиралась дать ей двойную порцию за то, что она привезла меня к такому чудесному маленькому боссу. Идем, утро вечера мудренее. Завтра все будет по-другому.

«Да, по-другому. Завтра Нэт не выйдет из темноты и не заключит меня в объятия…» – подумала Элвин.

Она проснулась на рассвете от шума трактора. Вел его Нэт, позади тащились два бревна, уже обструганные. Элвин стояла у окна, набросив на плечи одеяло, и видела, как он зашел в кухонный домик, вскоре вышел оттуда, сел в свою машину и уехал.

Девушка вернулась в теплую постель и задумалась. Наверное, Нэт построил временный мост через реку, чтобы выехать из лагеря на своей легковушке.

Заглянул Джаггер, чтобы поддержать в печи огонь. Элвин попросила его найти Зоуи и прислать его к ней.

– Это если он в лагере, мисс Вин. Большинство наших парней наводнение застало на другом берегу. Не знаю, снизился ли уровень реки достаточно, чтобы можно было через нее перебраться, – сказал Джаггер.

Тогда она написала Зоуи записку, еще две – Джаггеру и Грэн. Упаковала свои вещи и забросила в багажник машины. У кухонного домика девушка остановилась.

– Грэн, я поеду посмотрю, можно ли будет вытащить грузовик. Потом отправлюсь в город повидать папу и страховых агентов, так что сегодня вечером вряд ли вернусь. – Немного поколебавшись, она спросила: – Как чувствует себя Нэт?

– Судя по тому, сколько он слопал за завтраком, я бы сказала – на все сто. Хотя, кажется, расстроен твоим бегством прошлой ночью. Я объяснила ему, что ты была слишком измученной, чтобы выдержать женскую болтовню. Он умчался на завод – оборудование уже погружено и готово к отправке. Велел передать тебе, чтобы ты вела себя как следует, и сказал, что скоро с тобой увидится.

Из Медфорда Элвин написала Джаггеру о том, что по дороге осмотрела грузовик, нашла в Раше людей с трактором и договорилась вытащить его на берег. Убедившись, что с машиной ничего плохого не случилось, она все равно настояла, чтобы на него взглянул страховой агент. «Он свяжется с тобой, – добавила она, – когда все будет готово, и ты сможешь забрать грузовик в лагерь».

Элвин зашла к лечащему врачу отца и затем к нему самому. Эд Феболд беспокойно расхаживал по палате.

– Вин, я, пожалуй, не поеду на юг, в Калифорнию. Это дорого, а чувствую я себя прекрасно, и…

– Но ты же не откажешься составить мне компанию, папа? Я телеграфировала невесткам. Думаю, настало время всем нам познакомиться!

Погода была ясная, холодная и замечательная. Они ехали медленно, часто останавливались, когда Элвин замечала, что отец устал сидеть и ему нужно размяться, но с каждым днем проводили в дороге все больше времени, и, когда добрались до соседнего штата, она видела перед собой уже совсем другого человека.

И Элвин воспрянула духом. Не только потому, что отец стал прежним, веселым, здоровым и сильным, – главное, теперь она уже не боялась встретить лицом к лицу мужчину с ярко-рыжими волосами. К тому времени, как они с отцом вернутся в лагерь, она уже будет в состоянии думать о Нэте как о муже Сьюзи.

Остановившись в мотеле, Элвин позвонила Рузанне, жене Джима, а та – Леноре, жене Тома, и они обе приехали на новой машине познакомиться со свекром и золовкой.

– Ты совсем не такая, какой мы тебя представляли, – сказали они Элвин, и та, глядя на невесток новыми глазами, могла бы повторить это слово в слово.

Рузанна настояла, чтобы родственники погостили в ее новом доме, и они тронулись в путь: Эд Феболд сидел рядом с Рузанной, Элвин – с Ленорой.

– Ленора купила этот джип потому, что автомобиль Тома сильно пострадал в аварии. Она хотела подыскать для него хорошую машину, чтобы можно было сразу же, как только он вернется, поехать в лагерь, – объяснила Рузанна. – А я решила вложить деньги в ремонт дома. Если Джим захочет присоединиться к отцу, мы сможем продать дом подороже и вырученную сумму отдать на развитие семейного бизнеса.

Через несколько дней из Орегона пришла первая почта. Элвин, узнав каракули Грэн, утащила письмо в свою комнату. «У нас новостей не так много, – писала кухарка, – только свадьба Сьюзи. Собирается жить в доме своего отца, чтобы иметь возможность присматривать и за ним тоже». Еще она рассказывала о заводе «Феболд и Кантрелл». Элвин нетерпеливо перескочила через этот абзац и быстро просмотрела исписанные листы в голубую линейку, ища каких-то слов о Нэте, но их не было. Наверное, проводит свой медовый месяц, решила она и отбросила письмо в сторону, а затем, выбежав из комнаты, предложила всем отправиться в какое-нибудь место, где много шума и развлечений.

Элвин много времени проводила, изучая в газетах колонки «Требуются работники». Только теперь до нее дошло, как мало она умеет, как мало знает. Она могла пилить бревна и водить грузовики, но ей было позволено делать все это только при условии, что она является либо женой, либо дочерью лесоруба. Но чем же тогда заняться? Конечно, есть много интересных профессий, вот только она никак не может выбрать. А выбрать не может потому, что ей не нужно ничего, кроме строевого леса…

Пришло следующее письмо от Грэн. Быстро пробежав его глазами, Элвин наконец наткнулась на имя Нэта в нескольких местах и села поудобнее, чтобы жадно прочесть все от первой до последней строчки.

«С тех пор как Нэт вернулся, он, кажется, вознамерился заморить себя работой. Выглядит ужасно. Жаль, что такой замечательный парень не может найти себе девушку, готовую забыть о своих эгоистических интересах и полностью посвятить себя заботе о нем…»

Значит, домовитость Сьюзи – обман? Ну, она, Элвин, говорила ему, что у этой девицы «да» означает «нет» и наоборот!

Элвин уронила голову на руки и дала волю слезам, оплакивая годы, потраченные впустую на изучение лесного дела. Строевой лес! Зачем он ей?

Рузанна и Ленора обожали танцы и с удовольствием дали несколько уроков золовке, удивляясь серьезности и прилежности, с которыми она к ним отнеслась. Их забавляли и другие вещи. Элвин, которая, как они склонны были думать, презирала все свойственные женщинам слабости, накупила журналов, посвященных рукоделию, занялась шитьем и вязанием.

Как-то днем в ее комнату вошел отец:

– Вин, я совершенно здоров! Только что ездил в клинику, врачи меня обследовали с помощью новейшей аппаратуры. Они сказали, что теперь нет никакой опасности и я вполне могу вернуться к работе, если только не стану поднимать тяжестей… Но, может, ты хочешь дождаться возвращения мальчиков? Я могу поехать один, поездом, а ты…

– Когда мы уезжаем? – перебила его Элвин. – Завтра?

Они добрались до лагеря через два дня. В Сискауне попали под снегопад, пришлось подождать рассвета и снегоочистителя. Когда машина медленно вползла в последнее ущелье, глаза девушки расширились от восторга: солнце освещало величественной красоты пейзаж. Она успела полюбить эту местность и теперь грустно подумала, что, возможно, этой любви ей будет достаточно…

На подъездах к Эпплгейту Феболд начал посвящать дочь в свои грандиозные планы. Теперь, зная, что сыновья скоро вернутся домой, отец думал о будущем.

Элвин слушала и удивлялась: почему она не чувствует обиды? Ведь это она взяла на себя «Три Ф» в самый тяжелый момент, это она уберегла фирму от разорения и даже заработала достаточно, чтобы оплатить счета за лечение отца. Но в его планах больше не было места для «лесной девушки»!

Когда они добрались до лагеря, вновь пошел снег. Их встретил крепкий новый мост, шире и лучше прежнего. Сделав последний поворот, Элвин резко затормозила.

Старая мельница была снесена, на ее месте вытянулись новые сараи. На краю пихтовой рощи, там, где Джаггер пожертвовал своим вином из-за недомыслия любителей пикника, стояло много небольших домиков для рабочих. А на высоком холме над лагерем появился большой бревенчатый особняк, огромными окнами смотревший на вершины деревьев, Грейбек, Сискаун и глубокое темное ущелье внизу.

– Нет, это для меня слишком, – вздохнула Элвин.

Она не станет, не сможет жить в одном лагере со Сьюзи!

Глава 13

– Посигналь, Вин, пусть народ знает, что мы дома!

Элвин взглянула на отца. Его лицо сияло, глаза горели нетерпением. Образ сломленного болезнью мужчины, которого она видела в госпитале после операции, быстро промелькнул перед ее глазами и исчез навсегда.

Дверь кухонного домика открылась, сразу несколько человек попытались выйти из нее и застряли в проеме, весело хохоча, ссыпались по ступенькам и бросились к машине.

– Это Эд и Цыганочка! – крикнул кто-то.

Со всех сторон к ним бежали лесорубы. Элвин шарила взглядом по толпе, всматриваясь в каждое лицо, в каждый выступающий из сумерек силуэт, и думала, какая она все-таки дура. Нэт наверняка сейчас у Сьюзи. Или они оба в новом особняке?

Джаггер отнес их сумки в домик и зажег огонь в печке, потом все собрались на кухне. Разговор летел быстро, у каждого на языке был Нэт. Он сделал то, он думает так… Да, они начали валить лес. Зачем нужен завод, если нечем его занять?

Грэн наблюдала за Элвин, и девушка, перехватив ее жалостливый взгляд, поняла, о чем думает кухарка. Все верно, еще несколько недель назад именно она, Элвин, вела бы этот разговор о планах предприятия. Напряженная, с острым взглядом, наклонилась бы вперед, била бы в обшитый досками стол кулаком, подчеркивая свою точку зрения, и резко бросала бы вопросы и ответы…

Эд Феболд вдруг вспомнил о дочери.

– Вин, иди спать, – велел он. – Поездка была утомительной, ты выглядишь усталой.

Элвин послушно пожелала всем, включая Грэн, спокойной ночи и ушла. Войдя в дом, она вдруг поняла, что все изменилось. Ее комната стала комнатой отца, другая принадлежала Грэн. Сегодня ночью она будет спать на кушетке у двери. Натянув одеяло до подбородка, Элвин думала о том, что теперь в ней никто не нуждается. У отца есть Грэн, которая станет за ним присматривать, может, даже подыщет ему жену, когда ее, Элвин, здесь не будет…

Но куда она может уехать? У каждого есть свое место в этом мире, или близкий человек, или какая-то важная работа… Грэн отняла у нее все.

Кухарка вошла так тихо, что Элвин не подозревала о ее присутствии, пока та не заговорила.

– Не спишь, детка? Я хотела сказать, что ужасно рада твоему возвращению домой. Без тебя тут плохо было. Я сегодня ездила по магазинам в кузове грузовика с бревнами.

– Почему?

– Ну, Гвендолин уже старовата для таких прогулок, а я решила, что мне среди бревен самое место… В магазине встретила Сьюзи, и она, узнав, что ты возвращаешься, задумала устроить тебе радушный прием, вечеринку в твою честь, чтобы ты могла познакомиться с местными женщинами. – Грэн ждала бури протеста, но ничего такого не произошло. – Должно быть, ты очень устала, – вздохнула толстуха. – Поговорим завтра.

Элвин встала с рассветом и вышла из домика еще до того, как Грэн успела разжечь огонь в плитах походной кухни. Девушка направила свои стопы к лесу. Она посмотрит на новый особняк, а потом уедет. Куда? Решит в дороге, когда будет совсем далеко от лагеря. «Я просто не могу остаться здесь и допустить, чтобы Сьюзи восторжествовала надо мной!» – кричало все у нее внутри.

Элвин посмотрела вверх на большие окна бревенчатого дома. «Сьюзи повесит на них кружевные занавески с оборками, расставит на подоконнике свои чудовищные фарфоровые безделушки и загородит великолепный вид на леса и горы… Нет, я не смогу это вынести!»

Дверь была не заперта. Девушка бесшумно проскользнула в прихожую, затем в просторную гостиную. Там был камин. Как чудесно! Можно сидеть перед огнем и смотреть в окно поверх вершин деревьев на Грейбек. «Я бы вообще не стала вешать здесь шторы, размышляла она, – или, возможно, одну занавеску нейтрального цвета, чтобы задернуть ее, когда станет темно. И нет необходимости в каких-то украшениях. Парочка ярких плетеных ковриков, большая медвежья шкура у камина – вот и все. Достаточно цветных книжных переплетов, и никаких картин, потому что каждое окно представляет собой постоянно меняющийся восхитительный пейзаж. Кресла, большие и глубокие, оттоманки для усталых ног. И много свободного пространства…»

Элвин знала, что хозяев нет дома – у них медовый месяц, – но почему-то везде ходила на цыпочках. Возможно, потому, что была в чужих владениях.

– Я не вынесу, если Сьюзи все здесь погубит, – пробормотала она и повернула круглую ручку двери, ведущей в спальню.

Возмущенный рев донесся с раскладушки в углу.

– Убирайся! – прорычал Нэт Кантрелл и спрятал голову под одеяло. – Если ты сейчас же не уберешься куда подальше из моей жизни, я сойду с ума! Сойду с ума, слышишь? Я думал, что избавился от тебя, а ты опять за свое, суешь нос в чужие дела, как будто имеешь право делать это в ее доме!

Элвин отпрянула, захлопнула дверь спальни и, глотая слезы, пулей вылетела из дома.

Лесорубы завтракали. Один из них поднял голову и рассеянно взглянул в окно.

– Что за черт! – взвыл он и вскочил на ноги.

Все столпились у окна, подошла Грэн, выглянула во двор поверх широких мужских плеч и бросилась к двери.

По склону холма вприпрыжку неслась их Цыганочка, а за ней, на ходу завязывая пояс халата, бежал Нэт Кантрелл. Внезапно он остановился как вкопанный и несколько секунд изумленно смотрел девушке вслед. Затем они свернули в разные стороны: Элвин влетела в свой домик, а Нэт направился на стоянку.

– Парень, должно быть, совсем заработался, – выразил беспокойство один из лесорубов.

– Да, – согласился другой. – Надо же, бежит с утра пораньше в одном халате, чтобы позаботиться о машине.

– Эй! – воскликнул третий. – Вы только посмотрите на него – мчится назад, на холм!

– Гм-м, – промычала Грэн задумчиво. – Ладно, ребята, садитесь за стол, пока ваш завтрак не остыл.

Эд столкнулся с дочерью в гостиной.

– Что это ты вытворяешь, Элвин Феболд?!

– Я уезжаю отсюда. Напишу тебе при первой возможности.

– Элвин, я запрещаю тебе…

Она стремительно повернулась к отцу, ее глаза метали синие молнии.

– Ты мне запрещаешь! Грэн запрещает! Нэт запрещает! Меня уже тошнит от вас, я устала от того, что каждый в этом мире считает своим долгом сказать мне: делай то, не делай этого, какая-то ты не такая! Хватит! Мне надоело! Я уезжаю и буду делать то, что мне нравится. Прощай!

Хорошо, что она не успела распаковать вещи. Сунув руку в рукав пальто, Элвин схватила шляпу, сумку и рванула через лагерный двор к своей легковушке.

Каждый в лагере подпрыгнул, когда дверца машины хлопнула.

– Похоже, Цыганочка куда-то уезжает, – резонно заметил Зоуи.

Грэн покачала головой:

– Неужели она и правда думает, что сможет улизнуть?

Нэт Кантрелл, теперь уже одетый, неспешно спустился с холма и прогулочным шагом направился к парковочной площадке, где Элвин неистово жала на стартер.

Лесорубы столпились на крыльце кухни, Эд Феболд замер на пороге своего домика, затаив дыхание. Они увидели, как Нэт подошел к машине, одним рывком выволок Элвин с сиденья и, крепко держа за локоть, потащил брыкающуюся девушку за собой вверх по склону в бревенчатый дом.

Втолкнув Элвин в прихожую, Нэт запер дверь и положил ключ в карман.

– Я закрыл на замок все выходы, радость моя, и здесь нет ни одной вещи, которую ты могла бы в меня бросить, даже горшка с геранью. Я устал за тобой гоняться, поэтому собираюсь держать тебя здесь до тех пор, пока мы не придем к согласию.

– К согласию?! Ты сам велел мне убираться из ее дома! Велел исчезнуть из твоей жизни! Именно это я и собиралась сделать!

– Откуда я знал, что это была ты? Крадешься, как кошка! Я думал, это та женщина, которая меня преследует. Я ненавижу ее, вот и закрыл голову одеялом, чтобы не начинать день с ее физиономии!

– Какая женщина?

– Сьюзи!

– Сьюзи?… – растерянно выдохнула Элвин. – Ты хочешь сказать, что…

– Я давным-давно дал ей понять, что между нами ничего не может быть, но она упорно ходит за мной по пятам. Я думал, замужество снимет ее с моей шеи…

– Ты совсем глупый!

– Элвин! Не годится мужчине использовать кулаки против девушки, особенно такой маленькой и хрупкой, как ты, но если ты будешь и дальше испытывать мое терпение… – Нэт отбросил пиджак и сунул руки в карманы брюк. Затем кивнул в сторону гостиной: – Если пообещаешь не разбивать большое окно, мы можем присесть на подоконник и поговорить.

Они устроились на выступе, лицом друг к другу, Элвин – упрямо закусив нижнюю губу, Нэт насупившись.

– Я расскажу тебе о Сьюзи при условии, что ты будешь держать свой рот закрытым, пока я не закончу… Закрой рот, Элвин!

Она закрыла рот, свирепо щелкнув зубами, так и не сказав то, что хотела.

– Итак. Когда я заключил с твоим отцом договор прошлой весной и увидел, как он работает, я понял, что хочу иметь дело с этим человеком и дальше, поэтому стал скупать строевой лес на побережье. Отец Сьюзи владел участком земли выше того места, где мы тогда работали. Но он не был заинтересован в его продаже. Сказал, денег у него и без того достаточно, а если Сьюзи узнает, что в кубышке появились дополнительные средства, она начнет покупать еще больше ненужного хлама, от которого в доме и так уже не повернуться. Я продолжал надоедать ему, и тогда он заключил со мной сделку: я помогаю найти жениха для Сьюзи, чтобы сплавить ее куда подальше, он уступает мне свой участок строительного леса. Вот я и начал сбывать Сьюзи с рук. На самом деле поначалу я сочувствовал ей. У нее есть все, чтобы сделать счастливым какого-нибудь мужчину. Мне не случилось стать таким мужчиной, но я не смог убедить в этом Сьюзи. Она ужасно упряма, эта девица. Заявила, что, если я ее брошу после того, как нас с ней видели вместе так часто, это испортит ее репутацию. Я пытался освободиться от нее и прочесывал местность в поисках кандидата. В конце концов нашел отличного парня, больше заинтересованного в хорошей стряпне, чем в романтике, и – о счастье! – обручил их. Я думал, что дело сделано, но тут грянуло наводнение, и Сьюзи вновь ворвалась в мою жизнь, как бомба, разметав все мои планы по ветру. И свои собственные тоже. Никогда ни одна отчаявшаяся мать не трудилась, чтобы выдать свою дочь замуж, так усердно, как я хлопотал ради Сьюзи. Я уладил размолвку между ней и женихом и, когда они шли к алтарю, держался так близко к парню, чтобы тот не убежал, что священник лишь чудом не обвенчал Сьюзи со мной. А в это время ты упорхнула. Я перевез оборудование на новый завод, построил этот дом. Сьюзи вернулась из свадебного путешествия, и счастливый муж подарил ей машину – мне на беду. Сьюзи начала меня преследовать. Я гнал ее прочь, а она ревела, и я чувствовал себя подлецом…

– Могу я, с вашего позволения, спросить кое-что, мистер Кантрелл?

– Да, мисс Феболд.

– А где же был муж Сьюзи, когда она вас преследовала?

– Ну, Вин, вот где я промахнулся! Я так отчаянно искал жениха для Сьюзи, что выдал ее замуж за первого попавшегося, который оказался моряком с лесогруза. Большую часть времени он проводит в рейсах.

Наступила тишина. Солнце забралось уже высоко, осветило весь дивный мир лесов и гор. Элвин вздохнула:

– Ты мог бы написать мне обо всем в Калифорнию.

– Я хотел, но Грэн сказала: нет, оставь ее в покое, поговоришь с ней, когда она вернется домой. Я выразил опасение, что какая-нибудь кинозвезда доберется до тебя первой [4], в смысле, первым, но Грэн успокоила меня, объяснив, что, если твой поклонник ничего не будет знать о строевом лесе и заготовке древесины, ты им никогда не заинтересуешься.

Элвин засмеялась, а Нэт добавил:

– Грэн просто сказала: «Дай ей время понять то, что она уже знает»… О, вот и она. А что это, черт возьми, у нее в руках?

Они уставились на Грэн Хоукс, ковылявшую к дому в обнимку с цветочным горшком, и, переглянувшись, наперегонки помчались в прихожую.

– Держи, Элвин. – Грэн торжественно вручила девушке уже получившую боевое крещение герань. – Думаю, тебе это может понадобиться. Врежь ему хорошенько, чтобы развязать язык. Я еще никогда в жизни не видела такого медлительного парня. Боже милосердный, если бы хоть один из моих бывших мужей ходил вот так, вокруг да около, я бы сразу дала ему от ворот поворот!

– Но, Грэн! – возмутился Нэт. – Ты же сама сказала…

– Конечно, сказала. Я сказала тебе: дай ей время. Думала, у тебя хватит ума догадаться, что сроки-то уже все вышли, пора и к делу переходить. Ан нет! Стоишь тут как дурак…

– А он и есть дурак, Грэн! Нэту нравятся девицы, которые захламляют дом всякими рюшками и безделушками!

– Послушай, Вин Феболд, я уже все рассказал тебе о Сьюзи!

И тут герань вновь рассталась со своим горшком. На этот раз она по чистой случайности нашла приют на голове невинного наблюдателя – Грэн Хоукс. Толстуха весело смахнула землю с макушки и вперевалку побрела вниз по склону.

– Сдается мне, вторая банка из-под кофе поможет тебе пожить еще немного, – сказала она цветку. – Но какие же мы с тобой молодцы! Наставили влюбленных на путь истинный!

– Как обстановка на фронте, миссис Хоукс? – озабоченно спросил Эд, отвлекаясь от совещания с Зоуи.

– Есть надежда, мистер Феболд, есть надежда. Она швырнула в него геранью!

– Ну, слава богу! Элвин ни в кого ничем не швыряла с тех самых пор, как мы уехали на юг. Приятно узнать, что она приходит в норму!

Зоуи весело рассмеялся:

– Хорошо бы они решили устроить свадьбу в лагере. Мы могли бы украсить здесь все виноградом и цветами.

– О нет! – возразил Джаггер. – Они здесь сразу начнут состязаться, кто быстрее залезет на раму подъемного механизма! А священник-то внизу стоять будет. Он же до них не докричится!

– Придется заказать громкоговоритель, как часть приданого невесты, – с самым серьезным видом сказал мистер Феболд.

– Ну, закажем, и что? Его привезут не раньше чем через три дня, – опечалился Джаггер. – Вдруг кому-то из них надоест ждать и они опять разбегутся?

– Мы можем сделать с машиной Нэта то же самое, что он сделал с машиной Элвин. Помните, этот хитрюга прямо в халате рванул на стоянку, а бедная девочка потом никак не могла завести… – В этот момент послышался шум мотора. Грэн поднялась посмотреть, кто приехал. – Ох-ох! – воскликнула она. – Это Сьюзи! Ее появление должно расставить все по местам.

Джаггер, выглядывавший из другого окна, смотрел на бревенчатый дом.

– Так и есть! – радостно сообщил он. – Наши голубки стояли там, спорили, руками размахивали, а потом увидели машину Сьюзи и…

– И что они делают теперь? – заинтересовалась Грэн.

– Посмотри на Сьюзи, и все поймешь.

Все уставились на Сьюзи. Она стояла, парализованная ужасом.

Не отрывая своих губ от губ Нэта, Элвин умудрилась, скосив глаза, посмотреть на белокурую любительницу рюшек. Такая Сьюзи ей понравилась.

– Вин, прекрати портить шоу, иначе Сьюзи не поверит, что мы это серьезно.

– Да, Нэт.

– И прекрати говорить: «Да, Нэт»!

– Нет, Нэт.

Он схватил ее за плечи, но тотчас отпустил и рассмеялся.

– Ну, может, теперь мы поговорим о тебе? Наверное, ты будешь скучать по своему прозвищу – Цыганочка?

– Нет, не буду.

– Но ты ведь все равно захочешь работать с лесом. Вин, обещай мне…

– А теперь послушай меня, Нэт Кантрелл. Если ты женишься на мне, чтобы заполучить еще одного лесоруба, которого можно не включать в платежную ведомость, свадьбе не бывать! Я не хочу тратить время на всякие глупости вроде строевого леса. У меня годы уйдут на то, чтобы сплести коврик для гостиной. Да и готовить для тебя нужно будет… С вами, мужчинами, столько хлопот! – Она взглянула на своего мужчину и вдруг посерьезнела. – Нэт, ты выглядишь ужасно – похудел, осунулся. Я постараюсь поскорее привести дом в порядок, чтобы тебе было где отдохнуть. Мы скоро переедем? Прямо сейчас?

– Да, Элвин, только…

– Подожди. Нужно продолжить военные маневры, хотя мирный договор уже составлен…

Грэн выглянула в окно и с облегчением вздохнула:

– Ну, на этот раз они стараются не для Сьюзи – даже не знают, глупенькие, что она уехала. На этот раз все по-настоящему!