/ Language: Русский / Genre:sf,

Краткие полёты Стелси

Павел Шумил

Иногда, казалось бы, оконченный спор получает неожиданное продолжение. Может ли дракон не летать?

Эдуард Ляпунов, Павел Шумил

Краткие полёты Стелси

Глава 1

Стелси уже в который раз взбиралась на шкаф, чтоб прыгнуть оттуда, растопырив крылья и изо всех сил пытаясь ими махать. Мгновенье полёта – и новый удар об пол. Биогравы ещё слабы, а крылья уже не могут поднимать растущую тушку молодой драконы. Попка уже болит от неоднократных приземлений, но какой-то внутренний инстинкт гнал вверх, чтоб снова ощутить мгновенное чувство полёта. Эти непрерывные вверх-вниз, вверх-вниз… К вечеру болела не только попка, но и всё тело. Старый поролоновый матик, казавшийся когда-то толстым и мягким, совсем не смягчал удар. Но без этих мгновений короткого полёта жить было вообще невыносимо. Когда взлетать с помощью крыльев стало уже не под силу, некоторое время можно было, взобравшись повыше, прыгнуть и довольствоваться несколькими секундами парения с широко раскинутыми крыльями. Но тело слишком быстро прибавляло в весе, и теперь оставались только практически вертикальные падения. Очень краткий миг полёта – и удар об пол. Эти ежедневные прыжки приходилось тщательно скрывать от родителей, чтоб они не подумали, что надо отдать девочку в инкубатор. Страх перед инкубаторами жил в Стелси с рождения вместе со страхом смерти, который, видимо, достался ей от не слишком удачного рождения. Это падение в бездну, во тьму, в неизвестность… Прошло много месяцев, но безупречная память дракона сохранила эти мгновения вместе с непередаваемым чувством страха. И хотя пронеслась весть о том, что инкубаторы разрушены и детей уже никуда не отдают, страх остался. Этот страх и инстинкты, переплетаясь, заставляли, словно ритуал, повторять ежедневные манёвры, вверх-вниз, вверх-вниз.

Должен быть другой выход, но какой? Ответ вертелся на кончике хвоста, но постоянно ускользал от рассеянного внимания Стелси. Великий Дракон, наверное, нашёл бы ответ, но инкубаторы уже разрушены, а Планета Детей ещё не закончена. Хорошо, что родителей не было дома целыми днями, они спокойно оставляли Стелси, считая, что драконочка достаточно взрослая. Но как они поведут себя, узнав, что наступил тот период, отделяющий взрослую жизнь от детства, отделяющий полёт исключительно на силе крыльев от полёта на крыльях с помощью биогравов? Период так называемой юности, когда полёт невозможен в принципе. И снова вверх-вниз, вверх-вниз. Сил не осталось, но эти прекрасные мгновения, которые дарит полёт… Или, точнее, это будет уже называться падением. С каждым днем попка всё ощутимее чувствовала возрастающий вес тела. Приходилось уменьшать высоту, тем самым уменьшая драгоценные мгновения полёта.

Ответ, вертящийся вокруг кончика хвоста, надо было ухватить во что бы то ни стало. В компьютерной базе данных, к которой можно обращаться через очки-компьютер, хранилось превеликое множество ответов на всякие вопросы, но на этот вопрос ответа не было. Стелси и раньше неоднократно снимала очки, чтоб лишний раз поворочать извилинами своих шестнадцати полушарий, не имея соблазна покопаться ещё в одной секции необъятной компьютерной базы данных. Сил на взмах крыльев уже нет, приходится просто их расправлять, чтоб хоть чуть-чуть смягчить удар об пол, и снова прыжок вниз, и опять бесконечная дорога наверх. Думать, используя только свои знания, не пользуясь очками – это, конечно, прекрасно, но, будь хоть чуточку больше опыта, может, и ответ пришёл бы быстрее. Хотя нет, взрослые привыкли к такому положению вещей. А привнести что-то новое – на это способна только молодёжь, ну, и ещё, наверное, Знатный Предок. Но он озабочен планетарными делами, Планету Детей вот делает, а ответ может быть прямо под носом. Или на носу?! И хоть очки сняты, ответ крутится вокруг них. Как они могут решить проблему, которую уже четыреста лет решали с помощью инкубаторов? Вот снова достигнут верх и инстинкт толкает вниз. Вновь мгновенное ощущение полёта, и новый удар об пол слегка прочищает мозги.

Стелси сердито покосилась на жёлтые баллоны акваланга, выглядывающие из-за приоткрытой дверцы шкафа. Плавание в бассейне не даёт ощущения полёта. Вода слишком плотна и неподатлива. Виртуальная реальность, которую могут преподнести очки или сенсо, не совсем в полном смысле оказывается виртуальной.

Почему я не могу летать в виртуальной реальности, которую вижу в очках? Потому что очки не уменьшают силу тяжести, которая тянет тяжелеющее с каждым днем тело вниз. В этой виртуальной реальности я могу оказаться в небе, несущейся с огромной скоростью над землёй, но нет ощущения полёта. Виртуальная реальность для глаз, но не для крыльев. То есть, для крыльев тоже, но как-то не так, как на самом деле.

Чего я хочу от этой виртуальной реальности, от этих очков? Полёт как во сне, лететь, расправив крылья, ощущая набегающие волны воздуха каждой складкой перепонки крыла, каждой чешуйкой на теле. Эти незабываемые дни полёта, которые могло подарить детство и которые остались только во снах. Можно ли сделать это реальным, используя только очки? И этот самый ответ скрывается где-то рядом.

Очень трудно думать, когда просто сидишь. Мысли летят быстрее, когда дракон тоже летит. Драконы должны летать. И вновь достигнута вершина, и вновь прыжок вниз. Краткий миг полёта, и вот ответ, его нужно только взять, схватить, пока он снова не ускользнул вместе с болью от удара распухшей попкой об пол. Куда поступают сигналы от глаз? Конечно же, в мозг, во все восемь секций. А ощущение полёта – оно складывается мозгом из ощущений от крыльев, глаз, чешуек на теле, от всего вместе. Как сделать виртуальную реальность для всего тела? Нужно лишь давать нужные сигналы мозгу. Не некоторые, как в сенсо, а абсолютно все. Подать сигнал непосредственно на зрительные окончания, сформировать картинку парящего в небе дракона, вид из его глаз – это могли делать и очки, но можно ведь послать нужные сигналы и на другие нервные окончания, якобы идущие от крыльев, от каждой чешуйки на теле. Сигналы, сообщающие о том, что тело в полёте, оно летит. И дракон, увидев это, конечно, будет знать, что это подмена, но чувство полёта будет как настоящее, куда лучшее, чем эти бесконечные «бум» на пятую точку.

Но, погрузившись в виртуальное чувство полёта, как не разнести весь дом, размахивая крыльями? И вот оно – решение. Как можно подавать сигналы непосредственно на нервные окончания мозга, так можно и блокировать сигналы, идущие от мозга, направленные на размахивание крыльев, болтание лап. Дракон, спокойно сидящий с очками на глазах, возможно, в это самое время будет парить в небе с сотнями своих сородичей в новой виртуальной реальности. Часа полёта в день в подобной реальности будет любому дракону достаточно, чтобы не свихнуться без неба и не отбить себе попку.

Надо подкинуть эту идею Великому Дракону, – подумала Стелси. Он умный, опытный, он лучше разбирается в технических тонкостях компьютерных очков, сидящих на носу каждого дракона. А технология, возможно, уже достаточно развита, чтоб воплотить это в жизнь.

Глава 2

Стелси неслась высоко в небе, широко распахнув крылья. Ах, как прекрасен полёт. Эти ни с чем не сравнимые ощущения. Земля где-то там далеко внизу, и сила притяжения больше не властна над телом дракона. Впереди лишь простор неба и облака, но лёгкий взмах крыла – и вот облака уже под брюхом. Как приятно лететь, почти касаясь животиком кромки облаков. Набегающий ветер ласково гладит брюшко, щекочет носик, бежит волнами под крыльями, ощущается каждой чешуйкой на теле. Хвостик так и трепещет от охватившего возбуждения полёта. Следующее небольшое облачко, встретившееся на пути, легко рассечено пополам крыльями драконочки. Тело такое лёгкое, почти невесомое.

Но что это? Впереди туча и молнии. Только вместо грома – какой-то звон в ушах. Или это от грома в ушах звенит? Почему-то крылья вдруг перестали слушаться, тело отяжелело. Земля так быстро приближается. А вокруг тучи, только тучи. Страшно.

Я падаю, почему я падаю? – пронеслось в голове Стелси. Хочется закричать, позвать на помощь, но не получается. Крылья не слушаются, тело словно налилось свинцом, и этот непрекращающийся звон…

Стелси судорожно вздохнула и открыла один глаз. Сон, это всего лишь сон. А рядом стоит будильник и трезвонит. Родителей, конечно, уже нет дома, они уходят очень рано. И, уходя, никогда не забывают подсунуть будильник прямо под ухо. Ох уж этот распорядок дня. Зачем вставать, если каникулы, если всё равно спешить некуда? И будильник стремительно улетает в угол, сбитый хвостом. Стелси зажмурилась и накрылась крылом. Ах, если бы летать не только во сне.

А видят ли сны драконы, лежащие в инкубаторах? Драконочку аж всю передёрнуло при мысли об инкубаторах. Хоть и рано, но нужно вставать, Стелси никогда не была лежебокой. Трусливой – может быть, чуть-чуть, но не лежебокой.

Сгруппировавшись и подтянув под себя лапы, позволить себе лишь секундную задержку перед окончательным пробуждением. И в следующий миг сильным толчком выпрямленных лап подбросить ещё больше потяжелевшее тело над ложем. Крылья решительно расправлены, глаза протёрты языком, и вот сна ни в одном глазу. Уж если проснулись, так проснулись, и утро нового дня означает, что ещё на одну ночь приблизилась взрослая жизнь, когда можно будет летать с помощью биогравов. Слабая попытка испробовать биогравы говорит, что этот день наступит ещё ой как нескоро.

Преследуемая грустными мыслями, Стелси на скорую лапу приготовила себе лёгкий завтрак. Аппетита не было совсем. Пожевав немного чипсов, драконочка заняла прежнюю позицию на поролоновом матике перед шкафом.

Наживу неприятностей на свой хвост с этими прыжками, и так родители уже подозрительно косились на меня, когда увидели, что слегка прихрамываю. Ну, приземлилась на заднюю лапу неудачно перед самым их приходом. Что ж, могло быть и хуже. По крайней мере, ничего не стали спрашивать, а то пришлось бы рассказать всю правду.

А ведь сны могут подсказать ответ на какой-нибудь долго мучающий вопрос. Вроде что-то такое в базе данных очков упоминалось в истории. Вот только мне снится не ответ, а лишь полёты, одни лишь полёты. Или это и есть ответ?

Нет, и дернувшийся хвост отмел эту мысль. Это не ответ, а лишь постоянно присутствующее желание летать, которое сейчас можно реализовать только во сне. И сны были бы просто прекрасны, если бы не часто снящиеся падения в конце.

С самого рождения они меня преследуют, эти падения, – горевала Драконочка. А ведь вчера ответ казался почти что пойманным. Сообщить Знатному Предку о возникшей идее про новую виртуальную реальность. Казавшийся таким ясным ответ оказался на деле не таким уж и простым. Сообщить Великому Дракону, легко сказать, а как с ним связаться? Да даже если и найти, будет ли он меня слушать? Какие-то смутные фантазии молодой драконочки. А сколько такого молодняка, который хотел бы лично встретиться с самым величайшим драконом. Несколько миллионов или даже больше. Копаться в очках, уточнять точные цифры не хотелось. Две задачи, казавшиеся с ходу неразрешимыми. Но сначала первая. Как связаться? Послать сообщение из очков. А кому? На деревню дедушке. Или прадедушке. Нет, скорее пра-пра-пра-… В каком же я колене прихожусь внучкой Великому Дракону? У мамы в очках заложено наше полное генеалогическое древо, но чем оно может помочь? Пока что ничем. Но, в любом случае, к маме в очки при необходимости я залезть всегда успею, – утешала себя Стелси. – А можно ли залезть в очки к Великому Дракону?

Стелси даже слегка взрогнула. Да за такие мысли по головке не погладят. И снова взмах хвостом отметает и эту идею.

Поставим вопрос иначе. Если я не могу найти Знатного Предка, что нужно сделать, чтобы он нашёл меня? Может быть, сделать что-нибудь умопомрачительное, драконовыдающееся, чего от дракона никак не ожидают? Да я пока придумаю что-нибудь, уже вырасту раз десять. А летать хочется прямо сейчас. Может быть, потеряться? А кто я такая, чтоб на мои поиски отправлялся сам Великий Дракон?

Вчера ответ казался настолько очевидным, и в преддверии лучшего дня было так приятно засыпать. Но оказалось, что ответ ставил новые неразрешимые вопросы. Неразрешимые или лишь казавшиеся неразрешимыми, но ответа видно не было. Стелси задумчиво осмотрела свой хвост. М-да, от лицезрения собственного хвоста ближе к цели не станешь.

Взор поднят на шкаф, вспомнились вчерашние радостные мгновения полёта, казавшийся схваченным за хвост ответ – и вместе с тем ушибленная лапка, отбитая попка. Сегодня тело казалось особенно тяжёлым. Прыгать с обрыва в море, может быть, не так больно, но страшнее. Однако заметно дольше длится полёт. И хоть это не полёт, а лишь падение, но зато на короткое время тело, кажется, теряет свой вес. Возможно, такое же ощущение придёт, когда биогравы смогут работать на полную мощность. А когда стоишь на задних лапах над обрывом, широко распахнув крылья и закрыв глаза, то набегающий ветерок ласкает брюшко, обдувает крылья… Что ж, на сегодня решение принято.

Ещё одна порция чипсов пережёвана и проглочена. Несколько глотков сока.

Если проголодаюсь, смогу всегда вернуться, но на всякий случай лучше положить пару бутербродов в кармашек на поясе, лишними не будут.

С такими мыслями драконочка решительно вышла из дома. Идя по улице к ближайшему нуль-т, Стелси старалась смотреть только вниз. Зачем смотреть вверх, если там можно увидеть лишь летящего дракона и манящее, но недоступное небо. Небо, которое ещё не скоро подарит радость полёта. К чему мечтать о том, что будет ещё недосягаемо много лет, и смотреть на тех, кто летает. Что может огорчить сильнее, когда не можешь летать сам, так это вид другого летящего дракона. Вот, наконец, достигнута нуль-т-камера, введён давно заученный код знакомого места назначения. Ах, если бы знать, возле какого нуль-т сейчас находится Великий Дракон, – проносится в голове. Но свежий ветерок прибрежной гавани, встретивший вышедшую из кабины Стелси, заставил на короткий миг забыть о проблемах. Но лишь на миг. Зажмурившись и вздохнув полной грудью, Стелси шумно выдохнула и плюхнулась брюшком на песок, положив мордочку прямо перед набегающей кромкой воды. Лучше уж коротать дни на свежем воздухе пустынного пляжа, чем дома. Но вне дома эти прыжки может кто-нибудь увидеть. Однако здесь, на пустынном берегу, эта опасность минимальна, хотя всё равно есть. Открыв глаза, драконочка с опаской покосилась на возвышающуюся над морем скалу. Драконы не боятся падать, потому что умеют летать. А как же быть с теми драконами, которые летать не могут? Если дракона посадить в неуправляемый космический корабль и бросить с орбиты на планету… Мрачная аналогия. Испугался бы Великий Дракон падения или нет? Скорее всего, нет. Знатный Предок всегда найдёт выход, он ведь самый опытный из драконов. Он прожил дольше всех.

Глаза закрылись.

Или сегодня я слишком рано встала, или вчера слишком поздно легла, – подумала Стелси, засыпая, убаюканная тихим шелестом набегающих волн.

Глава 3

А во сне я снова летала, – констатировала Стелси, постепенно пробуждаясь. – А от чего же я проснулась? Как будто кто-то легонько ткнулся в носик. Но рядом никого вроде бы нет. Вот снова что-то мокрое дотронулось до носа.

Драконочка чихнула и открыла глаза. Морской прибой накатывал и отступал.

Ох ты, боже мой. Это сколько же я спала, что проспала прилив. Ещё бы чуть-чуть, и следующая волна могла меня накрыть с головой. Значит, вчера я всё же устала даже больше, чем думала, – подумала Стелси, сладко потянувшись. – Раз никого вокруг нет, никто не сможет мне помешать попрыгать со скалы. Ох, несдобровать мне, если родители увидят.

А лапки прямо сами несут к опасной скале. А хвостик дрожит и всё норовит прижаться к брюху. У него, видимо, на этот счёт свои соображения. Разум готов согласиться с хвостом, а инстинкт гонит вверх.

Что за звук вдалеке? Показалось или нет? Вот снова. Не показалось, действительно кто-то летит. Парочка драконов на флаере. Пролетят мимо или нет? Хоть бы пролетели. Идут на посадку на мой бережок. Даже не двое, а трое. Что им тут надо?

На берег из флаера не спеша выходят совершенно незнакомые драконы, на Стелси не обращают никакого внимания. Пикник раскладывают.

Ну, не раньше, не позже. Такой прекрасный день для прыжков потерять. Прыгнуть или не прыгнуть, вот в чём вопрос, – размышляла Стелси, задумчиво сидя на хвосте и изучая его кончик. Взгляд тихонько блуждал между хвостом и прибывшими туристами. А вершина скалы – вот она, совсем рядом, манит, готовая подарить несколько секунд полёта.

Я сама по себе, они сами по себе. Напрыгаться в своё удовольствие до самого позднего вечера, конечно, не получится, привлеку внимание. Но пара прыжков не должна привлечь. Ой, что же я так на них уставилась? Вот уже один из них на меня обернулся. Если что-то делаешь, нужно делать это решительно и целеустремлённо, тогда никто не заподозрит, что что-то не так. Если дракон без тени сомнения что-либо делает, значит, так оно и надо, говорила мама. Относится ли это высказывание к маленьким драконочкам? Нужно сейчас же решительно встать, повернуться спиной к драконам на берегу и с не меньшей решительностью идти вверх, на скалу. И главное, чтобы хвост не выдал истинных чувств. Встаю, поворачиваюсь, иду. Хвостик, ты что это делаешь под брюшком? А ну-ка, брысь на место, за спину, где и полагается быть хвостику отважной драконочки. Ну, хоть и не совсем отважной, но нужно хотя бы сделать подобающий вид. Хвостик за спиной, чуть-чуть его приподнять и идти наверх. Теперь я не выгляжу нерешительной драконой.

Вот достигнута вершина скалы. Ветерок с моря ласково гладит чешуйки. Всё пока идёт по плану, и не должны помешать моим планам какие-то три незнакомых дракона, решившие устроить пикник именно сегодня и именно на моём заброшенном бережку. Хотя в том, что они здесь, нет ничего удивительного. Лагуна достаточно красива, особенно при взгляде со скалы. Сверху хорошо видна удобно устроившаяся троица. До моей особы только что прилетевшим драконам нет никакого дела. Даже не смотрят в мою сторону. Они заняты собой. А я займусь лучше тем, зачем сюда забралась.

Стою на самом краю. Высота такая, что, кажется, небо стало ближе. Внизу слышен плеск прибоя, там море, а впереди лишь небо, такое зовущее, завораживающее. Как будто само небо говорит – драконы созданы для полётов и должны летать. Нужно оттолкнуться вперёд и вверх, подбросив тело ещё повыше. Итак, готовность номер один. Лапы сжаты, готовы как пружины распрямиться и подбросить тело. Оттолкнуться как можно сильнее, как делаю каждое утро, пробуждаясь от сна, подбрасывая тело над ложем. Готовность ноль, сильный толчок… В верхней точке, когда тело готово уже ринуться вниз, расправляю крылья. Это замедлит падение и немного продлит полёт вниз, может, даже получится слегка планировать. Закрыть глаза и представить себя летящей высоко в небе. Снова накатывают сладостные ощущения чувства полёта. Так бы и летела, и летела…

Но я не лечу, а падаю! Нельзя больше оставаться с закрытыми глазами. Можно очень сильно удариться брюшком о воду, мало не покажется. Будет не слабее, чем об пол, высота скалы совсем не маленькая.

Глаза нехотя открываются. И ой! Вода совсем уже рядом. Нужно быстро перегруппироваться, а хвостик уже прижался к брюшку. Равновесие тут же теряется. Заваливаюсь носом вниз. Крылья инстинктивно складываются – и вхожу в воду носом вперёд.

Ну, хорошо хоть не хвостом вперёд, – подумала Стелси, пытаясь подбодрить себя. – Быстро-быстро работаю лапами, чтобы побыстрее достигнуть поверхности. Поверхность наконец достигнута, ох, как же глубоко я нырнула. Шумно отфыркиваюсь от попавшей в нос воды. Все трое на берегу внимательно на меня смотрят. Ещё бы, таким прыжком внимание кого угодно привлечь можно. Это как же оно со стороны смотрелось-то? Презабавненько, видимо. Подозревают ли они меня в чём-то? Надо ничем не подавать виду, что я волнуюсь. Прыгнула, делов-то. Искупалась немного. Может, я сюда купаться пришла, а не прыгать. С таким соседством придётся, наверное, довольствоваться одним прыжком. Не стоит привлекать к себе лишнего внимания. Осторожненько плыву к другой стороне берега, подальше от компании и скалы. Тихонько выбираюсь на берег. Слегка отряхиваюсь от воды и заваливаюсь на спину, животиком к Солнцу. Пускай погреется пузико, вода была не очень тёплой.

Прохладная вода неплохо бодрит. Но как же контрастно выглядит чувство полёта, тут же сменяющееся подводным плаваньем. Полёт, полёт, как много в этом чувстве в сердце драконочки слилось…

А если прыгать с флаера, то можно было бы прыгнуть и с большей высоты, – проносятся вереницей мысли. Но для этого нужен кто-то второй, чтобы управлять флаером. Что-то подсказывает, что не стоит никого другого посвящать в такие планы. Может, это излишняя осторожность, но пусть так пока и будет. Я сама по себе, свободна и ни от кого не хочу зависеть.

Один прыжочек для целого дня – это слишком мало. А Великий Дракон ведь никогда не был маленьким дракончиком. Так говорила мама. Про Знатного Предка ходит, конечно, много легенд и историй, нужно только внимательно следить, где правда, а где приукрашенная правда. Если он не был маленьким дракончиком, значит, он и не испытал всех чувств, которые сопровождают взрослеющий организм дракона. А если бы испытал, может быть, сейчас молодым драконам жилось полегче и без инкубаторов. Конечно же, он найдёт ответ, если правильно задать вопрос. Но прежде чем задать свой вопрос, надо его разыскать. Итак, вернулись к тому, с чего начали. Нужно найти способ встретиться со Знатным Предком. И нужно сделать это самой, тогда результат будет зависеть только от меня. Самый простой способ – это войти в нуль-т кабину и набрать нужный код места назначения, того места, где находится Великий Дракон, выйти и встретиться с ним нос к носу. Сложный момент этого плана – неизвестно, какой код нужно набрать. А если перебирать все подряд, один за другим? Кто-нибудь считал, сколько уже нуль-т кабин насоздавали? А если ввести код несуществующей кабины, наверное, ничего не произойдёт, значит, ничего опасного вроде нет, но сколько же времени уйдет на полный перебор. А если приёмная кабина нуль-т неисправна, ведь может такое случиться, результат непредсказуем. И хотя вероятность попадания в такую кабину мала, поведение хвостика даёт понять, что всё равно страшно. Мало ли таких кабин осталось на заброшенных базах. И существуют ли эти заброшенные нуль-т или это лишь сопутствующие детали красивых легенд о подвигах Знатного Предка? Да никому из драконов не придёт в голову набирать код неизвестного места назначения. Однако мне в голову это пришло… Слишком много думаю, говорила мама. Пускай так. Допустим, попаду куда-нибудь, а как узнать, что Великий Дракон здесь, может быть, совсем рядом, за соседним поворотом? Когда была маленькой, мама много рассказывала о Знатном Предке, об его приключениях. Какая же информация из этих воспоминаний может помочь в поисках?

От активных размышлений даже разыгрался аппетит. Не зря я взяла бутербродики. Сейчас они оказались очень кстати. Надо подняться и перекусить.

Подгоняемая урчанием в животе, Стелси легко перекатилась со спины на живот, поднялась с песка и удобненько устроилась на хвосте. Один за другим оба кусочка отправляются в рот и аппетитно пережёвываются.

Так что же такое я знаю, что может мне помочь? Ах, вспомнила. Все эмоции Великий Дракон проецирует на других, поэтому-то, наверное, и предпочитает длительные уединения. Если он радуется, все вокруг будут ходить счастливые, если будет грустить, и остальные в печаль ударятся. Значит, надо лишь прислушиваться к своим чувствам. Набрала код, прыгнула в новое место, вышла из кабины нуль-т, прислушалась к ощущениям. Если ничего необычного не чувствую, то прыгать дальше и дальше, пока что-нибудь не почувствую. План кажется почти идеальным. Во всяком случае, имеющийся план лучше, чем его полное отсутствие. Потом, возможно, придумается что-нибудь и получше.

Стелси искоса глянула на трёх драконов, расположившихся на другой стороне пляжа, занятых своими делами и не проявляющих никакого к ней интереса.

Так даже лучше, – подумала Стелси и потихоньку направилась к виднеющейся невдалеке кабине нуль-т.

Глава 4

Подойдя к нуль-т, Стелси еще раз оглянулась на море, на скалу, на трёх драконов, веселящихся на берегу, и, вздохнув, вошла в кабину. Взгляд остановился на кнопках управления. Что же делать дальше?

Отправиться домой? Но что меня ждет дома? Только пустое жилище, шкаф и грустные мысли. Ой, как не хочется оставаться один на один с ними. Так и вернуться? Не блестящая перспектива. Практически потерянный день. А так всё хорошо начиналось. Однако ещё не слишком поздно, и родители ещё не вернулись домой. А день не окончен, можно успеть ещё куда-нибудь слетать. Может быть, не стоит откладывать на потом идеи, возникшие на берегу. Не попытать ли счастья прямо сейчас?

Подбадриваемая такими мыслями, Стелси даже несколько повеселела и принялась с ещё большим усердием «изучать» пульт управления нуль-т. Какой же ввести код, если не код дома? Набрать ли его наугад или перебирать коды известных камер? А может быть, зажмуриться покрепче, крутануться вокруг хвоста и пожелать себе удачи? И-и-и, начали…

С губ слетает наскоро сочинённый стишок:

Хвостик, хвостик, будь удачлив,
Будь удачливей меня,
Покажи ты мне дорогу
Предка Знатного жилья

Глаза закрыты, раз оборот, два оборот, и нажать хвостом на кнопку… И, оп ля-ля, то есть, упс. Хвост упирается не в кнопку, а в стенку. Глаза открылись. Ну, так и есть, промахнулась. Ладно, не мудрствуя долго, лучше набрать код как полагается, без лишнего верчения в замкнутом пространстве. И лучше с открытыми глазами, а то потом вдруг соберусь посетить то место, куда попала, а кода знать не буду. Или вдруг беда какая, а не буду знать, где нахожусь. А так, в крайнем случае, смогу передать: я там-то и там-то, код нуль-т такой-то.

На пульте быстро, пока не одолели сомнения, набирается случайный код. Хвост плотно прижимается к брюшку. Проходит одна секунда, вторая. Ничего не происходит. Интересно, это камера такая похожая, или?..

Осторожно выглядываю из нуль-т. Берег, море, скала и три дракона вдалеке. Так и есть. По всей видимости, был набран код несуществующей камеры, и я осталась там же, где и была. Что же, отрицательный результат – тоже результат, как кто-то говорил.

И, подбадриваемая затеплившимся азартом, драконочка вновь заняла позицию перед пультом. Снова набран код, опять ничего не происходит. Хвостик подрагивает от накатившего возбуждения. Набирается код за кодом. Это даже начало напоминать какую-то игру, с какого же раза сработает нуль-т?

И вдруг… Код, наконец, срабатывает. К желудку подкатила пустота, оба сердца ухнули и часто-часто застучали. Хвостик быстро занял своё давно привычное место на брюшке. Неожиданно как-то произошло это перемещение. Другая приёмная камера нуль-т не оставляет сомнения, что перемещение произошло. Осторожно выглядываю из кабины. Длинные пустые коридоры, уходящие далеко в обе стороны. Похоже на космический корабль или орбитальную станцию. А если бы камера открывалась прямо в космический вакуум? – проносится в голове. Подкатывает запоздавший ужас, и по спинке пробегает неприятный холодок. Какая же вокруг стоит тишина. Кажется, что корабль абсолютно пуст. Мысли крутятся вокруг вопроса, что же делать дальше.

Потихоньку выйдя из кабины, обдумываю дальнейшие действия, а мысли прямо складываются в стишок:

И вот дракон окинул взором
Пустые трюмы корабля.
Корабль смотрел немым укором
И усмехался про себя.

И почему это в голову не приходит рифма к сочетанию «Отважная Стелси» или «бесстрашная Стелси»? Как вообще может прийти в голову рифма на такое, если хвост предпочитает обитать под брюшком чаще, чем за спиной, как у всех нормальных драконов. Итак, больше решительности, плечи развернуть, грудь вперёд, хвост назад, лапы ставить твёрдо, походка уверенней. Скажу, если кого-нибудь встречу, что случайно набрала в нуль-т код этой космической станции, тем более, что это чистая правда. Как кто-то говорил: «Перехитри хитрого». Ох, себя бы не перехитрить. Хорошо бы еще иметь в запасе принцип – напугай свой страх, будь смелой, бесстрашной и решительной…

Но сначала нужно успокоиться. Как можно искать Великого Дракона, ориентируясь на возникающие чувства и прислушиваясь к ощущениям, если будет при каждом перемещении охватывать такой страх. Ведь чувства, которые спроецирует Знатный Предок, будут ощущаться как свои собственные. А может, этот страх не мой собственный, а спроецированный? Нет, это слишком знакомое, это моё. Нужно успокоиться и оставаться как можно спокойней, что бы ни произошло. И тогда уже внимательно прислушиваться к внутренним чувствам, только тогда план может иметь хоть какой-то шанс на успех. Наверное, стоит немного пройтись, чтоб слегка прийти в себя, прислушаться к себе и отправляться дальше.

Драконочка тихонько побрела по коридору. В тишине корабля слышны только собственные шаги, отдающиеся эхом от стен коридора. Или в самом делекакая-то заброшенная станция, или всё автоматизировано. Стелси шаркнула лапкой. Пол чистенький, пыли нет. Ни одной пылинки. В носу защекотало. Не удержавшись, чихнула. Эхо ещё долго повторяло «Ааапчхи». Или всё же есть пыль?

Страх постепенно отступает. Ещё раз внимательно прислушаться к ощущениям. Что же ощущается? Голодно. Мой голод? Надо сегодня не слишком увлекаться поисками, а то можно опоздать к ужину.

Животик тут же недовольно напомнил, что весь обед состоял всего из двух бутербродов. В следующий раз надо будет взять с собой побольше.

Сколько же я уже прошла? Может, стоит повернуть назад, а то конца и края этому коридору нет. А что это справа? Неужели вторая кабина нуль-т на корабле? Или та же самая?

Осторожно заглядываю внутрь. На полу виднеется немного песка. Наверное, на лапах немного песочка осталось с пляжа. Часть осыпалась в кабине, когда выходила. Значит, та же самая кабина. Так, значит, по кругу хожу всё это время. Хватит бродить по пустым коридорам, надо возвращаться домой. Хождение по кругу, как и разглядывание кончика собственного хвоста, как известно, к цели не приближает.

Вхожу в кабину нуль-т, последний раз оглядываюсь на пустые коридоры, погружённые в тишину, и… Лапка на секунду замирает над пультом управления. А вдруг не сработает код? Нет, должен сработать! На космических станциях кабины нуль-т всегда поддерживаются киберами в исправном состоянии. Должны поддерживаться! И я скоро буду дома. Глубокий вдох, выдох. Нахлынувшее секундное замешательство отступает, и уже спокойно набираю код дома.

Глава 5

Сон тихонько растворился в утренней дымке.

Этим утром удалось проснуться даже раньше будильника, – улыбнувшись своим мыслям, подумала Стелси. – Хотя в этом нет ничего удивительного. Вчера специально легла спать пораньше, так как на сегодня был запланирован большой объём работ в плане поисков. Насколько большой, сильно зависело от удачи, что несколько огорчало. Удача не часто радовала своим присутствием даже в играх, где везение было бы не лишним. Но, может быть, в жизни повезёт больше, чем в игре. А будут ли поиски результативны, зависело лишь от упорства и настойчивости. Поэтому нужно было хорошенько отдохнуть и прежде всего выспаться. И, наверное, разработать какой-нибудь более эффективный план, чтоб конец длительных поисков не наступил уже после того, как биогравы и крылья поднимут в первый раз взрослую тушку. Вчерашний полет на какую-то космическую станцию к цели не приблизил. Не повезло.

Хотя почему – не повезло? Наоборот, повезло, что ничего опасного не случилось. Чтобы наугад набирать коды, нужна экипировка покапитальней. Космический скафандр хотя бы. Но это вызовет лишние подозрения. Поэтому из всего обмундирования придётся довольствоваться только поясом и очками. А значит, никаких наугад набранных кодов, а то добром не кончится.

Слышен какой-то осторожный шорох в кухне. Ну конечно, так и есть, проснулась ещё до ухода родителей. Они стараются не шуметь, тихонько завтракая. Ничем не выдавая своё раннее пробуждение, тихонько дожидаюсь, пока они позавтракают и выйдут. Наконец, щелчок закрываемой двери на веранду говорит, что дома остаюсь одна. Протягиваю лапу к будильнику, выпускаю коготок и тихонечко нажимаю кнопку. Сегодняшнее утро пусть начнётся без звонка полоумного будильника. Зачем нужен такой резкий звонок? Не иначе, человеческое наследие. Надо будет поменять схемы сигнала. Гораздо приятнее проснуться под трель соловья. Но это потом. А сейчас подъём и плотный завтрак.

Стелси чуть-чуть приподнялась, прогнула спинку, расправила крылья, зевнула и сладко потянулась. В следующий миг пулей взвилась на шкаф – и прыжок. Крылья работают часто-часто, как никогда ещё не махали, слабая попытка помочь себе биогравами… Пол не заставил себя долго ждать, но приземлилась на все четыре лапы. Показалось, что даже дольше продержалась в воздухе, чем обычно при прыжках со шкафа. Да, наверное, только показалось. Если бы не наелась с вечера до отвала, может быть, действительно секундой дольше продержалась бы. Однако так хотелось есть, что отказать себе не могла. Ах, как хочется целый день снова потратить на прыжки, но сегодня силы понадобятся для другого. И, возможно, достигнутая цель подарит настоящие ощущения полёта. Лишь это отрывает внимание от прыжков и гонит вперёд, к цели.

Иду на кухню готовить завтрак. Пара команд отдана киберу, и вот уже перед носом дымятся вкусные кусочки аппетитного мяса. Половина тут же отправляется в рот и запивается холодным компотом. А другая половина, завёрнутая в фольгу, отправляется в кармашек на поясе. Надеваю на нос компьютер-очки. Та-а-ак, чем же могут они помочь? Как ограничить поиск приемлемым количеством, а не полным перебором? Может, стоит летать не по всем кабинам нуль-т, а только по тем, вблизи которых видели Знатного Предка? Итак, задаю режим поиска – где видели Великого Дракона за последние двадцать лет? Отдаю попутно команду упорядочить отчёт по датам… Список быстро сформирован. Хм, не густо. Наверное, стоило задать более широкий интервал дат поиска. Отчёт за последние сто лет, нет, лучше двести…

Дожёвывая мясо, жду результата поисков. Наконец отчёт готов. Один только взгляд на него повергает в уныние. Однако Знатный Предок не частый гость шумных компаний. Появляется, лишь когда происходит какое-либо наисерьёзнейшее происшествие, с которым остальные драконы своими силами не могут справиться, или чрезвычайно интересное событие вроде контакта цивилизаций. А что, если цивилизацию неизвестную найти? Ха, не смешно. А может, алгоритм поиска недостаточно удачен? Может быть, сам Великий Дракон постарался затруднить свои поиски настырным молодым драконочкам? Мог бы он такое сделать? Без сомнения, мог. Стал бы он такое делать? Не знаю. Скорее всего, нет. Хотя кто его знает. Нам неведомы помыслы великих мира сего, говорил кто-то. Придётся довольствоваться тем, что есть. Список происшествий и мест, где они произошли, мало чем может помочь. Имеет ли смысл появляться в тех местах? Если не я сама причина этих происшествий, то, скорее всего, и лететь туда не стоит. Происшествие улажено, всё улеглось, и Великий Дракон там больше не появится… До следующего происшествия! Отправиться, что ли, на вчерашнюю космическую станцию и что-нибудь там сломать? Ой, не стоит этого делать! Поймают и накажут без всякой помощи Великого Дракона. И цели не достигну, и скрытно вести дальнейшие поиски не удастся. Да и станут ли слушать провинившуюся драконочку. Значит, остаётся случайный перебор известных мест за минусом тех мест, где что-то произошло.

Не мешкая, Стелси стремительно выскочила из дома и направилась к ближайшему нуль-т. Не задерживаясь перед входом, вскочила в камеру и на секунду замерла перед пультом управления, еще раз сверяя по очкам код места назначения. Код набран. Место назначения – Планета Детей.

Перемещение произошло. Выскакиваю из кабины и тут же влетаю боком прямехонько в металлическую стенку напротив. Недавний завтрак подкатывает к горлу, готовый вырваться наружу. Невесомость! Орбитальная станция с отключенной искуственной гравитацией. Слышатся какие-то скрипы, шелест, скрежет. Где-то вовсю идет работа. Раз нет искусственной силы тяжести, значит, никого из драконов на станции тоже нет, а киберам для работы гравитация не нужна. Они с не меньшим комфортом обходятся и магнитными манипуляторами. А с чем-то тяжёлым в невесомости обращаться даже легче, чем с наличествующей гравитацией. Отталкиваюсь задними лапами от пола и лечу к ближайшему иллюминатору. Мимо по коридору в противоположном направлении проносится кибер. Мгновением позже, не успев сгруппироваться, плюхаюсь на гладкий металлический пол и к иллюминатору подъезжаю уже на пузе. Этого и следовало ожидать. Первый же кибер, увидев на корабле дракона, отдал информацию в центральный компьютер станции. Немедленно включенная искусственная гравитация не заставила себя долго ждать. Поднимаюсь с пола и смотрю на открывающееся зрелище по созданию планеты. Работа кипит. Однако Великого Дракона здесь нет. Да и что ему тут делать? Заложил исходные данные будущей планеты, отдал команду киберам и всё. Далее дело уже за киберами. Разворачиваюсь и иду обратно к нуль-т.

Смотрю на список мест назначения в очках. Следующее место, куда следует слетать, – Луна. Зал для полётов молодых дракончиков с повышенным давлением воздуха. Прохожу шлюзовую камеру, и сразу же в уши бьет радостная музыка. Какой-то развесёленький мотивчик. Тихонько бреду в зал и выхожу на ярко освещенную площадку. На ней, метрах в ста от меня, собрались ещё несколько дракончиков моего возраста. Мордочки у всех весьма унылые. С ними воспитательница-дракона, которая рассказывает про новую игру, в которую можно играть летая. Обратила внимание на меня, но я не раздумывая взлетаю, пока меня не привлекли к общей массе. Последнее место, где крылья ещё поднимают тело. Да, здесь тоже когда-то присутствовал сам Знатный Предок, но это было давно, ещё на открытии. Тихонечко лечу в другой конец зала, погружённый в вечерний полумрак. Пролетаю вдоль искусственного дождика так, что капли попадают лишь на самый кончик крыла. Мимо, навстречу, крылом к крылу пролетает еще парочка молодых дракончиков. На их лицах тоже не написана радость от испытываемых ощущений. Да и что это за ощущения такие? Нечто среднее между плаваньем в воде и парением в невесомости. Полет на крыльях при одном «же» – вот что такое настоящий полёт. Впереди, по левому крылу, виден фонтан. Струи при низкой гравитации бьют чуть ли не до самого купола. Прожекторы подсвечивают фонтан так, что в брызгах играет радуга. Закладываю крутой вираж и облетаю фонтан по периметру. Несколько резких взмахов, и вот уже фонтан проплывает подо мной. Лишь несколько капель долетают до животика. Сразу вспомнились полёты во снах, когда летала над облаками, касаясь их брюшком.

А вот уже и конец зала, всего десять тысяч метров в одну сторону. Разворачиваюсь на кончике крыла, и столько же в другую… Приземляюсь. Здесь Знатного Предка нет. Вдоль всей стены – двери шлюзовых камер. Здесь их, наверно, десятка три. Больше, чем дракончиков в зале. Вхожу в ближайшую. От падения давления закладывает уши. Добрый голос из динамиков советует делать глотательные движения или выпить стакан сока. Беру с подноса стакан и выпиваю. Сок вкусный, но тёплый. Снова направляюсь к нуль-т и занимаю позицию перед пультом.

Монотонно набираю код за кодом. Выглядываю, прислушиваюсь к ощущениям и отправляюсь дальше. Изредка перемещение задерживается на несколько секунд, но лишь из-за ожидания, которое требуется для освобождения приёмной камеры, если там кто-то находился. Иногда ловлю на себе удивленные взгляды оказавшихся рядом с камерой драконов. Еще бы. Со стороны это действительно выглядит, наверное, немного странным. Открывается камера, выглядывает маленькая драконочка с озабоченной мордочкой, оглядывается, к чему-то внимательно прислушивается и юркает обратно.

Стелси хихикнула.

Но они взглянут, удивятся и не придадут этому большого значения. Раз никто на помощь не зовёт, значит, всё в порядке. А своим кратковременным появлением я не настолько привлеку их внимание, чтобы кто-нибудь оторвался от серьёзных дел и шёл выяснять, в чём дело. А если Знатный Предок спит? Тогда, наверное, его не услышу, не смогу ощутить. Или смогу? Что можно почувствовать, если оказаться рядом со спящим Великим Драконом? Сонливость или те ощущения, что он испытывает во сне?

Снова введён код, на табло мелькает какая-то надпись про техконтроль. Не успеваю прочесть, так как сразу же следует прыжок в новое место назначения. Выхожу из кабины нуль-т. Вокруг темень, хоть глаз коли, но чувствуется, что какое-то закрытое помещение. Неба над головой, по крайней мере, нет. Свет на пол падает только из нуль-т. Отдаю команду: «Киберы, зажечь свет!» Ничего не происходит. Лишь эхо ещё долго повторяет команду в пустых коридорах. Включаю фонарь в очках, настраиваю его на рассеянный свет и иду вдоль по коридору. Не сказать, чтобы пол был чистым, но и пыли не по колено. Коридор выводит в какой-то огромный пустой зал. Останавливаюсь, и эхо шагов замирает где-то высоко под куполом зала. Вокруг ни единой души. Неплохое место для уединения. К тому же, время обеда, можно без спешки слегка перекусить припасённой едой. Прохожу через зал до противоположной стены и сажусь на хвост около неё. Достаю из кармашков на поясе комочки фольги, разворачиваю и отправляю в рот кусочки вкусно пахнущего поджаренного мяса. М-м-м, вкуснятина. Зажмурившись, с аппетитом пережёвываю.

С обедом расправилась и теперь только замечаю, что полдня суеты и прыжков из камеры в камеру несколько утомили. Что ж, можно себе позволить просто полежать полчасика.

Стелси выключила фонарь в очках, положила голову на передние лапы и, тяжело вздохнув, закрыла глаза.

Глава 6

Встреча

Зуммер в очках напомнил, что полчаса уже прошло. Быстро же они пролетели, эти краткие минуты покоя.

Когда-нибудь я, может быть, действительно полечу в небе крылом к крылу с Великим Драконом, а не только в кратких мгновениях скоротечного сна, – подумала Стелси и нехотя открыла глаза. Вокруг ничего не изменилось. Темень как была непроглядной, так и осталась такой же тёмной. Всё тихо и спокойно. Даже слишком тихо.

Ещё раз прислушиваюсь к ощущениям. Вроде и внутренние чувства тоже не выдают никаких необъяснимых внешних эмоций. Ни радости, ни печали. Тоскливо немного даже стало. Поднимаюсь, сажусь на хвост и снова включаю фонарик в очках. Внутренний голос подсказывает, что всё равно что-то не так. Оглядываюсь. Каменные стены, каменный пол. Редкие гости здесь, видимо, живые существа, будь то драконы или люди.

Сколько же ещё кабин придется пройти? И достигну ли я результата, когда последняя кабина будет пройдена? От таких мыслей чувствую себя даже слегка подавленной. Поднимаюсь на ноги и тихонько плетусь вдоль стены. Хвостик волочится следом. Коридоры и залы, залы и коридоры. И все это погружено в тишину. В некоторых залах луч фонарика изредка выхватывает редкие колонны, уходящие высоко вверх. Изредка прямо на стенах попадаются нарисованные старые картины, схемы, диаграммы. Стук обоих сердец слышен в ушах даже громче, чем эхо осторожных шагов, сопровождающих одинокую прогулку. Но стук спокойный и размеренный.

Тишина тихо навевает воспоминания. Что-то из детства, когда была маленькой-премаленькой драконочкой. Крылья стремительно носили лёгкое тельце по всему дому. Иной крутой вираж заносил прямиком в открытую дверцу шкафа. И тогда изнутри он казался огромным загадочным сооружением, вроде старинных замков людей, что видела в маминых очках, когда туда заглядывала. Даже вспомнился когда-то сочиненный стишок:

Пустые залы, коридоры
Тихонько спят в тиши веков.
И неба ясные просторы
Являлись им лишь в грёзах снов.

А теперь эти огромные безмолвные залы и бесконечные коридоры навевают похожие чувства. Тишина, покой и шелест волочащегося хвоста.

Хвост? Стелси резко остановилась и удивлённо обернулась на свой хвост. Да, действительно, это странно! Нет привычного ощущения страха, который немедленно подкатывал, что бы ни случалось. И хвост, привыкший прятаться под брюшком и в более привычной обстановке, теперь спокойно следует за своей хозяйкой. Бродить по пустым тёмным коридорам и необъятным залам и не испытывать ни малейшего признака страха. Не бояться, что за соседним мрачным поворотом ждёт опасность, что в следующем высоченном зале что-нибудь стукнет по макушке. Даже попытка напугать себя оканчивается неудачей.

Сижу и задумчиво изучаю кончик хвоста, спокойно лежащий на полу. А может быть, я стала смелой? Хм, а так разве бывает, чтобы раз, и словно отключили страх? Наверное, не бывает. Нo так вот шататься по коридорам, не чувствуя опасности – это даже скорее не смелость, а безрассудство. Хотя, конечно, можно считать смелым того, кто боится, но всё равно что-то делает. Но сейчас это-то и странно, что страха нет. Ощущается присутствие лишь умиротворенности и спокойствия, которое следует с самого начала моего пребывания здесь. Слабая догадка выплыла и стала формироваться в затеплившуюся надежду.

Ну, конечно! Я искала Великого Дракона, ожидая, что почувствую ощущаемую им радость, или грусть, или ещё какое-нибудь необычное для себя чувство. Но что получилось? Получилось как раз наоборот. Не новое чувство ощутила, а отсутствие старого и привычного. Я не ощущаю страха, своего знакомого чувства, в том месте, где в любое другое время хвостик не преминул бы оказаться под брюшком. Но и более смелой себя не ощущаю. А что же ощущаю? Спокойствие. Я спокойна. Означает ли это, что Знатный Предок может находиться где-то поблизости? Хотелось бы в это верить. Я же перебирала только те адреса, где он часто появлялся. Что ему делать здесь, в таком месте? А может быть, это одна из заброшенных баз? Если бы он тут был, то хоть светло было бы. Долго ли отдать киберу команду о починке вышедшего из строя оборудования. Да и киберов-то не видать. Куда они все делись? Возможно, понадобились в другом месте. Пришёл кто-то, сказал: «Айда все за мной» – вот и нет ни одного. Значит, Великий Дракон не здесь, но где-то недалеко. Может быть, совсем рядом, только проецируемое им спокойствие докатывается сюда.

А где всё-таки я нахожусь? Если все стены вокруг каменные, залы и коридоры из камня, то, возможно, эта база вырублена в скале. Значит, надо выбраться наружу и оглядеться. Несколькими коридорами ранее вроде был зал с какими-то схемами на стене. Может, повезёт и будет план здания. Один лишь взгляд на него – и удастся без особых проблем выйти наружу.

Решительно разворачиваюсь и иду назад. Сейчас это уже не бесцельная прогулка с расчётом на удачу. Теперь появилась надежда и шанс достичь цели не когда-нибудь, а, может быть, даже сегодня. Вот, наконец, найден знакомый зал со схемами. Первой попадается схема какого-то энергетического генератора. Не то! Следом идёт инструкция по безопасности. Опять не то, что надо. Луч фонарика мечется от одной схемы к другой, со стены на стену. А вот, наконец, и оно! Именно та схема, которая может помочь. План эвакуации. Путь к нуль-т. Та-а-ак, эта дорога нам уже известна, мы оттуда пришли. Вот выход на вертолётную плошадку, нам он тоже не нужен. А вот выход на веранду. Других путей выхода нет.

Ещё раз взглядом прослеживаю и запоминаю все коридоры и повороты. Бегу изо всех сил по коридору, ведущему к веранде. Вот уже и в коридоре стал различим сумеречный свет. Отключаю фонарь и бегу к свету. Вот он выход. Выскакиваю на веранду и…

Радостное возбуждение потихоньку проходит. Конечно, родители тоже легко уходят из дома через веранду. Для драконов, которые могут летать, никаких проблем это не составляет. Но веранда, по своей сути являющаяся самым что ни на есть настоящим балконом – не самый лучший выход для нелетающих дракончиков. Внизу, у подножия скалы, виден красивый коттедж. Может быть, Великий Дракон находится именно там и прямо сейчас. Вот он, почти что рядом, но в то же время так далеко. Если отсюда спрыгнуть вниз, то можно так шлёпнуться, что уже никакая биованна не поможет. Неплохая преграда, но только не для меня. Если не могу спуститься на крыльях, то спущусь на флаере или вертолёте.

Вспоминаю план базы, разворачиваюсь на хвосте и бегу в сторону вертолётной площадки. По дороге в голову приходит мысль – а как же я буду управлять флаером или вертолётом, если никогда на них не летала? Но ничего, успокаиваю себя, уж как-нибудь разберусь с управлением.

Вот достигнута вертолётная площадка… Пустая площадка! Ни одного вертолёта, ни одного флаера. Вообще никакой техники, просто голое плато, хоть клумбы разводи.

Вот и не пришлось разбираться ни с чьим управлением, – грустно усмехнулась про себя Стелси и тихонько побрела обратно на веранду.

Нужно каким-то образом спуститься со скалы. Вот только как это сделать? Одно лишь радует – что день потрачен не зря и найдено жильё Великого Дракона. Осталась лишь маленькая загвоздка, всего одна неурядица, последний не взятый рубеж. Обидно отступать, пробежав всю дистанцию и не сумев пересечь финишную ленточку лишь из-за глубокого рва перед финишем. Видит око, да зуб ни-ни.

Значит, нельзя отступать! Нужно лишь поворочать извилинами и придумать способ достичь цели. Великий Дракон не отступил бы! Если я не могу спуститься вниз, может быть, Знатный Предок поднимется сюда? Нужно только немного подождать, когда он соберётся куда-нибудь отправиться и решит воспользоваться нуль-т. Но долго ли придётся ждать? Может быть, очень долго! Ведь Великий Дракон, уединяясь, может годами оставаться дома. Значит, нужно придумать что-то другое. Можно попытаться спуститься, а можно привлечь внимание. Крикнуть, например, или костер дымный развести.

Стелси набрала полную грудь прохладного высокогорного воздуха и громко взвизгнула. Эхо прокатилось по горам. Стелси послушала эхо, снова глубоко вздохнула и тихонько заскулила. Неудобно вот так, криком, привлекать внимание. Да и далеко слишком. Всё равно вряд ли долетит звук голоса. Тогда костёр.

Оглядываюсь. Вокруг сплошной камень. Жечь нечего, да и разжечь нечем. Захотелось даже завыть на Луну. Может, тогда камень вниз какой-нибудь скатить? Камней вокруг предостаточно.

Осматриваю склон скалы. Нет камней, лишь сплошная скала. Да и поймут неправильно, если поймают за бросанием камней в дом Великого Дракона. Костёр и то безопасней бы выглядел. Объясниться проще. А если поискать что-нибудь подходящее на складах. Ведь должны на базах быть склады. Но мало того, что без киберов ориентироваться на складах проблематично, так ещё склады, видимо, закрыты шлюзовыми воротами. А без энергопривода открыть их будет ой, как тяжело…

Пока обдумываю дальнейший план действий, ещё раз проглядываю файл, в котором излагаю свои идеи относительно новой виртуальной реальности. При встрече передам этот файл. Конечно, можно было бы обдумать и другие возможности передачи информации для Великого Дракона, но когда ещё будет уважительная причина для личной встречи с ним. А увидеть самой Знатного Предка – это запомнится на всю жизнь.

————— Shumil —————

Собственно, план очень простой. Нужно спуститься вниз. Вертолётов нет, значит, надо самой. Можно забраться подальше в горы и поискать, как обойти эту неприступную стенку. Но в горах холодно и можно заблудиться. Лучше найти верёвку и спуститься по верёвке. Как люди в том старом сенсофильме. У них ещё такое странное название было, вроде как у птиц – альпинисты. Папа говорил, что любой маленький дракон в пять раз сильнее человека. План готов – ищу верёвку.

Разворачиваюсь и вновь бегу по бесконечным коридорам.

Хвостик, вначале гордо загнутый к потолку, постепенно опускается. Если подумать, это просто глупая идея, что в коридоре прямо на полу будет лежать моток верёвки… Что же делать?

Тоскливо осматриваю стены и потолок, освещая их лазерным фонарём очков.

Провод!

По стене на высоте пяти метров тянется кабель. Толстый и, наверное, прочный. Если его оторвать – чем не верёвка. А не попадёт? Надо будет попросить дядю Норда обязательно починить. Он – не папа, он поймёт…

Бегу вдоль кабеля, смотрю, откуда и куда он идёт. Один конец уходит в дырку в стенке, а второй кончается очень необычной розеткой в большом круглом зале. В розетку включен какой-то странный, угловатый прибор, явно самодельный и собранный наспех. Совсем как у дяди Норда в мастерской.

Выдёргиваю вилку из розетки, подсовываю когти под кабель и отрываю его от стены. Розетка тоже отрывается. Скобы, которыми кабель приделан к стене, вылетают одна за другой. Стоит только разбежаться и посильнее дёрнуть.

Тяну кабель к балкону и перекидываю через перила вниз. Короткий! Метров десяти не хватает. Кончается на уровне верхушек сосен. Вытаскиваю кабель наверх. Розетка на конце кабеля разбилась, и провода искрят. Хвостик сам собой оказывается под брюшком. Просовываю кабель под перила на уровне пола. Теперь не хватает только девяти метров. Это – как с двух шкафов спрыгнуть. Без поролонового матика и на камни… Как раз хватит, чтоб ноги поломать… А если спуститься, раскачаться и перепрыгнуть на сосну? Хвостик, ты что думаешь? Плохой из тебя советчик. Выпрямись немедленно!

Решительно перелезаю через перила, передними лапами берусь за провод, задними и хвостом упираюсь в скалу – как альпинисты в фильме. Мне даже проще – у них хвостов не было. Шаг, еще шаг. И совсем это не сложно. Только вниз лучше не смотреть.

Внезапно накатила волна страха. Даже не страха, а смертельного ужаса. Пальцы ослабли, Стелси взвизгнула и заскользила, набирая скорость, вниз. Но в следующую секунду опомнилась и вцепилась в кабель всеми четырьмя лапами.

За спиной послышался шум крыльев взрослого дракона. Сильные лапы подхватили её под мышки. Страх исчез так же внезапно, как и появился.

– Отпускай канат, малыш.

Стелси послушно разжала лапки. Несколько взмахов крыльев – и лапы ставят её на крыльцо коттеджа.

– Ох, и напугал ты меня, малыш.

Стелси засунула обожжённые об кабель ладошки под мышки и обернулась к взрослому дракону. Тот выглядел встревоженным, удивлённым, но совсем не сердитым. Больше всего Стелси поразило, что на нём не было очков.

– Здравствуйте. Вы ведь Великий Дракон, правда? Не исчезайте, пожалуйста. У меня к вам очень-очень важное дело!

Глава 7

Коша поставил юного альпиниста на крыльцо.

– Ох и напугал ты меня, малыш.

Дракончик поднялся на задние лапки, сунул передние под мышки и обернулся к нему.

– Здравствуйте. Вы ведь Великий Дракон, правда? Не исчезайте, пожалуйста. У меня к вам очень-очень важное дело!

– Срочное? – спросил Коша, внимательно осматривая малыша. Возраст около пяти лет, на мордочке очки, и что-то в мордочке неуловимо женственное. Может, носик не такой толстый, как у парней, может, изящной формы ушки…

– Я не знаю, – смутилась драконочка. – Я вам файл подготовила. Прочитайте, пожалуйста.

– Обязательно прочитаю. Но сначала проведём разбор полётов. Ты знаешь, что твоя верёвка до земли не достаёт?

– Знаю. Я хотела сначала по ней спуститься, а потом по сосне.

– Интересно… – удивился Коша. – Значит, не безрассудство, а обдуманный план. Это меняет дело. А почему бы не спуститься на лифте?

– Я не смогла…

– Лифт сломался? – удивился Коша.

– Не знаю. Я не смогла его найти.

– Хм-м… А не страшно было по верёвке спускаться?

– Очень страшно…

Коша смутился до чрезвычайности.

– Тогда идём в дом. – Провёл драконочку в свой кабинет, надел очки, которые висели на боковой стенке старинного настольного компьютера. Юная драконочка с интересом вертела головкой. Коша тоже окинул взглядом постороннего свой кабинет. Да-а… Не мешало бы провести генеральную уборку. И кровать в рабочем кабинете не смотрится… Лодыря выдаёт.

– Итак, давай познакомимся. Меня зовут Коша. А тебя?

– Стелси… Можно, я вас буду звать Великий Дракон?

– Нельзя! – категорически отрезал Коша. – В крайнем случае, можешь звать меня Командором. Рассказывай, что у тебя за дело.

– Я хочу летать, – пролепетала драконочка. – Посмотрите, пожалуйста, файл. У меня не получится так складно, как там написано.

Некоторое время дракон читал файл. Стелси вся извелась и извертелась на своём стуле. Видимо, Командор прочёл файл дважды или трижды.

– Ничего не понимаю! – сказал он наконец, сдвигая очки на лоб. – Мы же ещё триста… нет, четыреста лет назад написали компьютерные игры-леталки. Ты в них летала?

– Да, – робко произнесла Стелси.

– В «Полёте Дракона» летала?

– Да.

– И в «Ущелье горных духов» летала? Там такие сложные, неожиданные воздушные потоки. Я их сам программировал!

– Раньше, когда я летать могла, мне там нравилось. А теперь – нет…

– Странно, – удивился Дракон. – Мне до сих пор там нравится… На подлёте к жёлтой скале, помнишь? А в «Розе ветров» летала?

– Да…

– И не понравилось?

– Там полёты ненастоящие.

– Как это ненастоящие, как это ненастоящие! Я сам там снимался. Лично записи монтировал! – Дракон вскочил и забегал по комнате. Стелси захотелось заплакать. Дракон – сам Великий Дракон ей не верил. Крылышки оттянулись назад и вниз, а носик предательски захлюпал.

– Все мои дети, внуки и правнуки любили эти леталки! Знаешь, сколько их было?! – не унимался Дракон.

– Знаю, – хлюпнула носом Стелси.

– Сначала на моём загривке летают, потом до вечера за компьютером виражи крутят… это ещё что за новости? Вот те раз… Немедленно прекрати плакать.

Слёзы хлынули из глаз в полную силу.

– Послушай, Стелси, со слезами на глазах науку не делают! – Коша поднял её на руки, лизнул в нос и начал укачивать. – Ты уже большая девочка, так? Пришла ко мне с важным делом. А важные дела не делают с мокрым носом. Знаешь, что такое научный метод познания мира?

– Нет, – всхлипнула драконочка.

– Научный метод познания мира основан на эксперименте! – авторитетно заявил Великий Дракон. – Сейчас мы проведём эксперимент и разберёмся со всеми твоими неприятностями. Может, у тебя просто запись неудачная или шлем сенсовизора с браковинкой попался.

Лежать в лапах Знатного Предка было так приятно и уютно. Уютней, чем у мамы. Мама вечно куда-то спешила и торопилась. Стелси невольно позавидовала всем внукам и правнукам Великого Дракона. Но совсем недолго завидовала, потому что Коша положил её на необъятную кровать, выдвинул из шкафа огромный нижний ящик и нырнул в него чуть ли не с головой.

– Где же он… Куда же он запропастился… – доносилось из ящика вместе с волной лёгкого раздражения. Тут терпение Дракона кончилось, он выдернул весь ящик и высыпал содержимое на кровать. – Вот же он!

Дракон радостно извлёк из кучи игр, игрушек и головоломок пыльную и мятую шапочку детского шлема сенсовизора.

– Лодырь! Ко мне! – из стенной ниши выбежал маленький, толстенький домашний кибер. Коша вручил ему шлем. – Выстирай, высуши и протестируй. Одна нога здесь, другая там!

Кибер убежал.

– Лентяй! – позвал Дракон второго кибера. – Видишь, беспорядок. Протри всё от пыли и убери на место.

- Скажите, а у вас всех киберов так зовут? – осмелела Стелси. Дракон в который раз смутился.

– Ну, есть ещё Недотёпа, Бездельник, Трутень, Байбак, Лежебока. Какой хозяин, такие и киберы. Только никому не говори, ладно?

– Не скажу, – улыбнулась Стелси. Всё происходило совсем не так, как она предполагала. Проще и… душевней.

– Знаешь, что мы забыли, – почесал в затылке Дракон. – Надо связаться с твоими родителями и сказать, что ты задержишься. Помнишь код связи?

Стелси, робея, продиктовала. Командор опустил очки на глаза и очень-очень быстро задвигал зрачками.

– Здравствуйте, – сказал он через несколько секунд. – Не пугайтесь срочности вызова, я просто использую служебное положение в корыстных целях. Вы – родители Стелси, я не ошибаюсь?… Нет, не беспокойтесь, она у меня… Да, да, всё в порядке… К ужину вернётся… Как – уже поужинали? – Командор огорченно покосился на драконочку. – Не беспокойтесь, обязательно накормлю… И вчера без ужина?.. Проклятая разница во времени. Больше не повторится… Нет, нет, какое беспокойство? Стелси предложила к разработке научную тему… Из биологии… Особенности психосоматики молодого дракона… Как это – не разбирается в биологии?… Да-да, нужно больше уделять времени воспитанию. Лично провожу до дома… До свидания.

Кончив разговор, Командор сел перед Стелси на хвост.

– Ты почему не сказала мне, что пора ужинать? Знаешь, что бывает с теми детьми, которые каши мало ели?

– Нет, – отозвалась Стелси, не зная, пугаться или нет. Хвостик на всякий случай занял привычное положение.

– Те, кто мало каши едят, так и не вырастают большими. А пока не вырастут, летать не могут. Марш на кухню лапы мыть! Ужинаем, летим к тебе домой, а завтра начинаем исследование. И никаких возражений! Науку натощак не двигают.

Проводив юную драконочку до дома и убедившись, что она верно записала в очки код связи и адрес нуль-т, Командор в расстроенных чувствах вернулся домой. Снял очки, надел шлем сенсовизора, подключился к компьютеру и вызвал «Ущелье горных духов», поудобнее устроившись на кровати. Некоторое время лежал неподвижно, потом крылья и лапы начали вздрагивать, хвост свечкой взвился к потолку.

– Почему плохая? Хорошая леталка… – обиженно прогудел он. – Очень хорошая леталка…

В комнату вошли две драконы: чёрная и зелёная.

– Кора, ты видишь то же, что и я? – изумилась чёрная. – Этот бездельник до того обленился, что кровать в кабинет перетащил.

Хвост Командора в этот момент испуганно прижался к матрасу.

– Очень хорошая леталка, – пробасил он, не видя и не слыша окружающего.

– В детство впал, – прокомментировала Анна. – Наш покалеченный как головой стукнулся, так в детство впал.

Кора подошла к компьютеру и убавила контрастность воспроизведения. Командор тут же зашевелился и стянул с головы шлем сенсовизора.

– Вы как раз к ужину, – обрадовался он.

– …опоздали, – принюхавшись, продолжила за него Кора. – Рассказывай, что здесь произошло. – Она присела на край постели. – Почему на базе проводка со стен ободрана? Кому помешал твой любимый гравиглюкатор?

– Вы знаете, что малыши боятся инкубаторов? И им не нравятся леталки.

– Я сама боюсь инкубаторов. Но проводку-то со стен зачем рвать? – Анна встала перед Командором на задние лапы, а передние уперла в бока.

– Это не я! Чес-слово, не я! Хочешь, крест поцелую?

– Поцелуй меня под хвост! Кора, и за что я люблю этого бездельника? Раскалывайся! Что здесь произошло?

– Познакомился с юной драконочкой. Прирождённая скалолазка, между прочим! У неё серьёзные проблемы с восприятием сенсо. Завтра будем изучать.

– Сколько ей лет?

– Около пяти.

– Кора, ты слышишь? Через пять лет в нашем гареме будет пополнение.

– Ну, зачем ты так? – обиделся Командор, и все почувствовали себя неловко.

– Затем, что она в тебя влюбится. А ты не сможешь отказать! Ох, мне бы твои проблемы…

– Неприятности на работе? – догадался Командор. – Помочь?

– Сами справимся. Где твой ужин?

– Опять летал? – спросила Кора, как только Анна вышла. – Опять постельный режим нарушил?

– Корушка, самую малость полетал. И очень осторожно.

– А если швы разойдутся? Ратана тебя буквально по кускам собрала.

– Не верь ты ей, старой перечнице. Она просто перестраховщица. С тех пор три недели прошло. Ну, сама подумай, кто лучше в драконах разбирается – детский врач или автор-проектировщик? Ты же меня чувствуешь. Разве у меня хоть что-нибудь болит?

– Анне – ни-ни! Она тебя к койке привяжет. И прошу тебя, не выкобенивайся хотя бы неделю…

Глава 8

————— Эдуард —————

Я стремительно лечу высоко-высоко в чистом безоблачном небе. Далеко внизу под брюшком проплывают глубокие лазурные озёра, одинокие зелёные поля, бескрайние равнины, высокие горы, отвесные скалы. Краем сознания я догадываюсь, что это лишь сон. Очень хороший сон. Пусть он длится как можно дольше. Как не хочется, чтобы такой великолепный полёт был прерван утренним звонком будильника. Но не надо думать об этом! Иначе сон отступит. Просыпаться совсем не хочется. И, отбрасывая все тревоги, я ещё глубже окунаюсь в полёт, наслаждаясь каждой его секундой.

Но в небе я не одна. Рядом, почти касаясь моего крыла, летит сам Великий Дракон. Огромный и добрый.

– Осторожней, малыш, – говорит он, слегка повернув шею. Волны тепла и спокойствия ласково окутывают со всех сторон. В следующий миг я оказываюсь лежащей в его больших и ласковых лапах. Мне становится тепло и уютно.

Зевнув, я открыла глаза. На мордочку из окна падают тёплые утренние лучи. Ой, никогда я ещё не спала до такого позднего утра. Неужели я проспала звонок будильника? Так крепко спала, что не услышала звонок? Слегка скосив глаз, замечаю, что будильника под ухом нет. Странно это. Очень странно. Неужели родители решили отступить от заведенного железного распорядка дня? Или просто забыли? Да быть того не может, чтобы они что-то забыли. Вчера я слишком поздно вернулась домой в сопровождении Знатного Предка.

– Длинный денёк выдался сегодня, не правда ли? Ложись спать, маленькая искательница приключений, – только и сказал папа вечером.

Совсем рядом слышится осторожное тихое дыхание. На голову ложится чья-то мягкая лапа.

– Уже проснулась, доченька? С добрым утром, моя маленькая отважная путешественница, – слышится ласковый голос мамы.

Мама осталась дома? Почему? Тут же яснее ясного – почему. Вчера всё раскрылось. Я нашла дом Великого Дракона, встретилась с ним. А он поговорил с моими родителями. Ох, как же я переволновалась в эти минуты. О чём же он говорил? Советовал уделять больше внимания. Поэтому-то, наверное, мама сегодня и осталась. Я тихонько поднимаюсь, сажусь на хвост и смотрю на маму. Наши глаза встретились. Мама улыбнулась и бережно меня обняла. Значит, она совсем не сердится на меня. Как же давно она не сидела вот так вот рядом, никуда не торопясь.

– Идём на кухню, сегодня я приготовила особенный завтрак, – улыбнувшись, тихо продолжала говорить мама, ласково гладя кончиком крыла меня по голове.

Я встала, и мы не спеша пошли, сложив крылья и касаясь друг друга тёплыми боками. Душа пела. Я готова была стремглав носиться по дому от счастья. Казалось, в мире нет ничего невозможного. Сегодня я снова встречусь с самим Знатным Предком. Он сам пообещал зайти утром. Только утро в его коттедже наступает немного позже, чем здесь, поэтому он появится не раньше, чем через час. Небольшая разница во времени, из-за которой я чуть было не прозевала домашний ужин. Да какой там «чуть было»? Именно прозевала! Мама, наверное, вчера волновалась, когда я не появилась к ужину. Я ведь в это самое время лезла по скале. Солнце уже клонилось к горизонту, но было ещё не слишком поздно. Совсем не подумала о том, что мало того, что другое место, так это ещё была и совсем другая планета. И на время в очках не посмотрела. Была слишком занята вопросом о спуске. Но Великий Дракон накормил очень вкусным ужином. Оказывается, он умеет готовить очень вкусные блюда. Мням-ням, пальчики оближешь. Даже готова была попросить добавки. До сих пор с трудом верится, что это был не сон. В то, что даже не просто встретилась лицом к лицу, а даже вместе трапезничали. Правда, он запретил себя называть Великим Драконом. Но ведь его так зовут все мои знакомые ровесники. Сказал называть Командором. Только бы не забыть об этом при встрече.

Я ещё не вошла на кухню, а носик уже почувствовал доносящийся вкусный аромат завтрака. Аппетит со вчерашнего вечера, после удачно закончившегося поиска, был просто замечательным. Правда, очень стеснялась ужинать рядом с Великим… с Командором. Но мама тоже готовила просто здорово. Я знала, что у неё в очках хранится превеликое множество всевозможных кулинарных рецептов. Но разве можно увидеть за списком ингредиентов, насколько всё это может быть вкусно. И сейчас на столе дымится вкусный-превкусный завтрак.

Всё выглядело настолько аппетитно, что животик готов был первым прыгнуть за стол. Чего тут только не было! И первое, и второе, и третье, и даже тортик в виде башенки на десерт. Ни в какое сравнение это не шло с теми лёгкими закусками, что я сама себе готовила наспех по утрам.

Я села на хвост перед столом и быстро начала уплетать одно блюдо за другим, дочиста вылизывая языком каждую тарелку. Мама молча сидела напротив, смотрела на меня и улыбалась, думая о чём-то своём. Это было самое замечательное утро, которое я только могла вспомнить из своей жизни. Утро зарождающегося дня и возрождающейся надежды о полётах. И самая лучшая мама, сидящая рядом. Казалось, что ещё чуть-чуть, и я поднимусь над полом от переполняющих меня чувств. Счастье было такое большое, что нельзя было выразить словами, и поэтому я просто молча сидела, пережевывая очередной кусочек.

Наконец, первое, второе и третье блюдо исчезло в голодном животике. Он даже слегка раздулся. Но в нём оставалось ещё место и для десерта. На столе появились две большие кружки, принесённые киберами. Я отхлебнула и, причмокивая, зажмурилась. Это был ягодный сок, который я особенно любила. Мама взяла вторую кружку, и мы дружно подняли тост за крепкую и дружную семью. Киберы уже убрали последние крошки, оставшиеся после обильного завтрака, а мы с мамой так и сидели, глядя друг на друга любящими глазами.

Послышался звук вызова на маминых очках. Она оторвала от меня взгляд, вытащила из кармашка на поясе очки и тихонько надела их на нос.

– Здравствуйте, – услышала я голос Знатного Предка, – Стелси уже проснулась? И, надеюсь, плотно позавтракала! Я сейчас буду у вас.

Я быстренько натянула на нос свои очки и заняла ожидательную позицию перед дверью веранды. Хвостик от нетерпения подёргивался из стороны в сторону. Скоро, может быть, даже очень скоро, сбудутся мои самые заветные мечты. Мечты о полёте. Ведь Великий Дракон не отступит перед поставленной задачей! Драконы никогда не отступают!

Глава 9

————— Shumil —————

Не прошло и трёх минут, как в дверь вежливо постучали.

– Войдите! – закричала Стелси, весело подпрыгивая. Но, конечно, сразу уйти с Драконом не удалось. Родителям обязательно хотелось обсудить с ним ход строительства Планеты Детей, напоить чаем… Зато потом! Командор посадил Стелси на спину, и она ехала на нём до самой нуль-т кабины. А потом – до коттеджа.

Но тут из коттеджа вышла тёмно-зелёная дракона, и Командор оробел. Стелси это очень хорошо почувствовала, потому что эмоция была очень уж знакомая.

– Здравствуй, Ратана, – сказал Великий Дракон. – Очень хорошо, что мы тебя встретили.

– А хвостик-то, хвостик! Ой-ой-ой, как мы испугались, – улыбнулась дракона. – Опять летал?

Стелси стало очень стыдно. Но она быстро догадалась, что стыдно не ей, а Командору. Это было так удивительно!

– Познакомься, это Стелси. Стелси, это леди Ратана.

– Детский врач, – добавила та. – Поэтому меня боятся все драконы от мала до велика. Мастер, если найдёшь для меня десять минут, возможно, я отпущу твою грешную шкурку на волю.

– Моя шкурка не грешная, – заявил Командор и жалобно посмотрел на Стелси. – Мы найдём для доктора десять минут?

– Найдём! – заявила Стелси, потому что просто не знала, что ещё можно сказать. Происходило нечто загадочное и непонятное.

– Сейчас пойдём в медцентр и пройдём полное обследование, – сообщила Ратана. Командор присел, приготовившись к полёту, Стелси покрепче взялась за его плечи… – Пешком пойдём! – строго добавила Дракона. Командор тяжело вздохнул и покорно поплёлся к лифту.

– У Стелси неадекватная реакция на сенсо, – объяснял он по дороге. – Она хочет летать, но сенсолеталки не доставляют ей никакого удовольствия. Видимо, это какая-то зарождающаяся мутация…

– Эти леталки никому не доставляют удовольствия, – вздохнула Ратана.

– …проблема разделяется на две: помочь Стелси и локализовать мутацию… Что ты сказала?!!

Он так и замер на полушаге с поднятой лапой. Стелси по инерции ткнулась носом в его шею. Ратана удивлённо оглянулась.

– Я сказала, что леталки никому не нравятся. Зачем иначе ты строишь Планету Детей? Вот даже чуть голову не потерял!

– Как – зачем? Чтоб дети не вырастали рахитиками. Никакое сенсо не поможет развить мускулы.

– Никакое сенсо не заменит настоящего полёта. Это каждый ребёнок знает.

– Как это – не заменит? Я вчера целый час в «Ущелье горных духов» летал. Очень даже заменяет! Да ты себя вспомни! Сначала на моём загривке каталась, потом до поздней ночи в сенсо. От компьютера не оторвать было.

Ратана надолго задумалась.

– А ведь было такое, – созналась она. – Честное слово, было. Может, это у меня мутация, а не у Стелси?

– Не выдумывай! Твой старший тоже на мне катался и в сенсо летал. Все мои дети, внуки и правнуки в сенсо перед сном летали. И всем нравилось.

Стелси так и доехала на Великом Драконе до медицинского центра. Там он её аккуратно перенёс со спины на пол, снял очки, пояс и лёг на широкий подвижный стол томографа. Стол тихонько загудел и медленно проехал под изящной металлической аркой.

– Тетя Ратана, а зачем мы сюда пришли? – осмелев, спросила Стелси.

– Разве Мастер тебе не рассказал?

– Нет.

– Покалечился он недавно на стройке. Технику безопасности не соблюдал. Мастер, мы о тебе говорим. Что нужно делать по сигналу «три ноля»?

– Немедленно эвакуироваться, – недовольно прогудел Командор.

– Знаешь, а сам как ребёнок. Когда на станции прозвучал сигнал «три ноля», все драконы побежали к кабинам нуль-т, а мастер – в рубку, – объяснила Ратана Стелси. – Вот и попал ко мне чуть ли не на ломтики нарезанный.

– Всё потому, что надо было дать сигнал не «три ноля», а «один-ноль-ноль»! Не «полная эвакуация», а «выведение станции из опасного района». Тогда я спокойно увёл бы станцию на пяти «же». А так пришлось ждать окончания эвакуации и уходить на двадцати пяти. Разумеется, на двадцать пять «же» станция не рассчитана.

– И тебя пришлось из железа автогеном вырезать.

– Зато станция уцелела. Ремонт всего неделю занял.

– …а новую целых три недели строили бы.

– Зато Планета Детей будет на две недели раньше закончена!

– Это разговор в пользу бедных. Мастер, дай честное слово, что в следующий раз по сигналу «три ноля» побежишь к ближайшему нуль-т, а не в рубку.

– Даю! – торжественно произнес дракон и поднял над головой правую лапу.

– Врёшь ведь, – грустно вздохнула Ратана и погладила Стелси по головке. – Назови хоть раз, когда ты приказ «три ноля» выполнил, – укоряла она Дракона, закрепляя на нем датчики голографического УЗИ. – В нашем мире из-за чего остался?

– Это не я! Это Джафар! – скороговоркой отозвался Командор.

– А на Квампе? А в экспедиции к Уродцу? Сам приказ «три ноля» отдал и сам нарушил! Про последний раз уже и не вспоминаю.

Стелси опять стало очень стыдно. И ещё – как будто она что-то скрывает.

– Стелси, ты чувствуешь? – обратилась к ней Ратана. – Вот она, обратная сторона героизма. Сначала подвиги совершаем, а потом старательно скрываем. Потому что за подвигом стоит нарушение всех и всяческих инструкций. А этим хвастаться нельзя.

– Ратана, я же тебе объяснял. Нельзя написать инструкции на все случаи жизни. Иногда их приходится нарушать. А кому лучше знать, когда можно нарушать, а когда нельзя, как не мне?

– Это почему же?

– У меня самый большой жизненный опыт!

Стелси восхищенно поворачивала головку от одного дракона к другому. Командор и Ратана перебрасывались аргументами, и каждый казался убедительным, правильным и неоспоримым. Но звучит новая фраза, и всё меняется. А главное – её включили в разговор, как взрослую.

– Практически здоров! – заключила Ратана, гася экраны и снимая с Командора гирлянды датчиков.

– И летать могу? – с робкой надеждой спросил Командор.

– Можешь!

– Ура-а!!! – Командор подхватил леди Ратану и подбросил к самому потолку! Стелси и не знала, что бывают такие сильные драконы.

– …Леди Ратана, а что такое «склероз»?

Стелси лежала на холодном медицинском столе со шлемом на голове и гирляндами датчиков по всему телу. Она уже прошла томографию, УЗИ, электрокардиографию, сканирование памяти, генетический анализ и много-много других процедур.

– Не обращай внимания. Мастер сто лет медициной не занимался, вот и наговаривает на себя.

– Перевернись на спину! – донесся от пульта голос Великого Дракона. Стелси послушно перевернулась. Исследование оказалось длительной, скучной процедурой. В своем воображении она рисовала всё совсем не так.

– Ну вот, предварительная информация собрана, – довольно пробасил Командор. – Снимай все побрякушки и идём обедать.

Ратана помогла Стелси освободиться от датчиков, свернула провода, и все втроём пошли в столовую. База преобразилась. Коридоры ярко освещены, всё блестит, нигде ни пылинки. Оторванный Стелси кабель вновь на месте и покрашен под цвет стенки.

В столовой их уже ждал накрытый стол. По воздуху плыли дивные ароматы. Леди Ратана даже облизнулась.

– Скажите, а когда…

– Ишь, какая быстрая! – отозвался Командор с набитым ртом. – Быстро только тараканы заводятся!

– Мастер!

– А я и говорю: научная работа требует терпения и усидчивости! Сейчас поедим, потом полетаем, а завтра продолжим.

Стелси не сразу догадалась, что это – седло. Только когда командор положил его себе на спину и, вывернув шею на 180 градусов, заведя лапы за спину, принялся продевать ремни… в отверстия в перепонках. Таких отверстий было по три в каждой перепонке, в том месте, где перепонка срасталась со спиной. Чтоб они не зарастали, в них были вшиты кружки из мягкой пластмассы.

– Ой! – ужаснулась Стелси, – Скажите, а вы дырки специально для седла сделали?

– Что? А, нет, это намного раньше. Я как-то раз неудачно упал, перепонку сорвал. Пришлось крыло из брезента сшить. Брезент – это ткань такая, грубая и очень прочная. Вот тогда и наделал дырок в крыльях. А потом оказалось, что в космосе очень удобно иметь крылья с дырками. Можно различные контейнеры с аппаратурой к спине пристегивать. Тогда ведь не скафандры были, а сплошное расстройство… А седло – это уже потом… Тоже удобно! Забирайся.

Стелси влезла, и Командор показал, как пристегнуть ремни безопасности. А потом они летали… Как они летали!.. Командор резвился в небе, как дельфин. Стелси кричала от восторга! Встречный ветер наполнял её крылья. Перевороты, мёртвые петли, бочки, иммельманы… Прямой штопор, штопор хвостом вперёд, кленовый лист на биогравах! Великий Дракон исполнял такие фигуры, о которых Стелси даже не слышала. Наконец, он выдохся и сел перед коттеджем. Отстегнул седло и водрузил его на спину Стелси. Из-под седла торчали только носик и хвостик драконочки.

– Неси в дом. Такая традиция!

Стелси, путаясь в ремешках, придерживая седло передними лапами и крыльями, занесла его в дом и сгрузила в указанный угол. Она всё ещё была под впечатлением полёта. Более того, она теперь знала, что такое – полёт на биогравах, ведь она чувствовала то же, что чувствовал Дракон. Это было незабываемо – узнать, что её ждёт через три года. Новое, ни с чем не сравнимое наслаждение – парить на биогравах, когда можно лететь вперёд, назад, боком, вращаясь… Трудно, но можно!

– А теперь надевай сенсошлем, – сказал Великий Дракон. – Проверим, как тебе понравятся мои леталки.

Когда сенсо отключилось, из глаз драконочки покатились крупные, с горошину, слёзы.

– Вот те раз, – изумился Командор. – Неужто так плохо?

В этот момент распахнулась дверь, и в комнату вошла стремительная чёрная дракона.

– Ага, вот вы где! Мастер, познакомь нас. Что я вижу? Это ты малышку до слёз довёл? Не плачь, маленькая, сейчас мы ему самому клистирную трубку вставим. А ты, чудо зелёное, зачем малышку обидел?

– Аннушка, честное слово, я сам не понимаю… Ни сном, ни духом…

– Не понимает он, крокодил нильский! – Анна подхватила Стелси, села на хвост и принялась утешать, нежно укачивая.

– Аннушка, послушай, мы ведём научную работу…

– Тебе рога обломать?

Командор попятился и отодвинулся на пару метров. Стелси отчётливо почувствовала смущение и обиду Знатного Предка.

– Леди Анна, не надо Великому Дракону рога обламывать, – пискнула она. – Он меня не обижал.

– Тогда почему слёзы?

– Я сейчас летала в «Ущелье горных духов». И мне понравилось…

– Где это ущелье?

– Подожди, Анна, не гунди. Ущелье – это сенсолеталка.

– Понятно. Держи, – переложила Стелси в лапы Дракону. – Вы обедали?

– Не отвлекай. У нас разбор полётов. Стелси, тебе точно понравилось?

– Да.

– А раньше летала – и не нравилось.

– Да. Два раза.

– Так… Угу… Ясно… Понятно… Или-или! Одно из четырёх! А почему ты плакала?

– Я подумала, что вы мне не поверите теперь.

– Не спеши с выводами, малышка, – вмешалась Анна. – Сначала пусть перечислит, что насчитал.

Дракон лизнул Анну в нос и принялся загибать пальцы:

– Первое – некачественная сенсозапись. Второе – некачественная аппаратура воспроизведения…

– Ага, – влезла Анна. – Знакомая песня: «Вот в наше время делали!»

– Третье, – Дракон строго посмотрел на Анну, – Визит-эффект. И четвёртое – неизвестный науке казус.

– Казус – это случай, – перевела Анна драконочке. – С него и начинай.

– Начинать надо с первого, – для убедительности Дракон поднял кверху указательный палец. – Стелси, я сейчас перепишу свой вариант леталки, а ты дома её проверишь. Завтра продолжим. – Дракон опустил Стелси на пол, вынул из компьютера блок памяти и протянул малышке. – До дома тебя тётя Анна проводит. А я пока освежу в памяти теорию сенсо.

Великий Дракон лукавил. Конечно, он знал, что такое сенсо, но никогда не изучал теорию.

Глава 10

————— Эдуард —————

Стелси шла, держа на вытянутых лапках блок памяти с записанной леталкой.

– Ну, малышка, показывай, где ты живёшь, – сказала Анна, подводя Стелси к кабине нуль-т и заходя внутрь. – И положи в кармашек этот блок, никуда сенсолеталка от тебя не улетит…

Стелси, запрыгнув следом, таки решилась положить драгоценную ношу в один из кармашков на поясе, и маленькие пальчики быстро пробежались по пульту управления, набирая код дома.

До дома добрались быстро. Стелси вприпрыжку шла впереди, за ней солидно следовала Анна.

– Мама, папа, я сейчас буду дома, и не одна, – связавшись с родителями, шёпотом сообщила Стелси.

На пороге их уже ждала с улыбкой зелёная дракона – мама Стелси. Последовали короткие приветствия.

– Леди Анна, рада видеть вас в нашем доме.

– Леди Селина, я тоже рада встрече с родителями этой настойчивой малышки. – Головы драконов слегка склонились в приветствии. Навстречу вышел ещё один большой зелёный дракон.

– Рад приветствовать леди Анну. Позвольте представиться, я Берд, отец этой непоседы. – Короткий кивок. – Она опять кого-то отвлекает от повседневных дел?

– Нет, что вы, у вас замечательная малышка. Настойчивость присуща всем драконам, нельзя детей в этом упрекать, – Анна слегка коснулась крылом головы Стелси.

– Селиночка, что же ты держишь гостью у порога? Проходите в дом, – Берд был сама учтивость.

Стелси, наконец, удалось проскочить между огромными телами родителей. Не медля, она кинулась к компьютеру, на ходу доставая из кармашка блок памяти. Возле самого компьютера возникла небольшая заминка. Драконочка озадаченно вертела в лапках блок, пристально изучая, как же его подключить. Минут через десять поняла, что своими силами, похоже, ей не справиться. Тут понадобится небольшая помощь или папы, или дяди Норда.

Стелси тихонько прошмыгнула в зал. Мама, как обычно, что-то делала на кухне, а отец беседовал с леди Анной, пытаясь быть учтивым хозяином.

– Жаль, моего брата Норда с нами сейчас нет, он был бы рад встрече не меньше меня, – продолжал отец, вращая глазами, пытаясь вызвать на связь Норда.

– Ещё будет время для встреч, – спокойно отвечала Анна, искоса изучая скромную обстановку жилища семьи биосферщиков.

– Папа, никак… – осторожно вставила Стелси шёпотом, протягивая блок памяти от компьютера Великого Дракона.

– О-о-о… Ну, конечно, – улыбнулась Анна, – Мастер, как всегда, «слегка» отстаёт от прогресса.

– Что такое? – удивился Берд.

– У Мастера старенький компьютер стоит. Столетиями не меняет. Привязывается к этим кускам металла как к детям. Если бы Берта изредка не привозила что-нибудь новенькое, так Мастер веками бы не расставался со старыми железками. А киберы его домашние чего стоят? Сломается какой-нибудь, любой другой дракон нового давно бы взял, а Мастер нет. Сидит, копается в них, чинит… Ну, да ему и не привыкать. Это его вторая натура – всё стараться сделать своими силами.

Берд понимающе кивнул и взял из лап Стелси маленький блок памяти.

– Рада была встрече, возможно, ещё увидимся, – продолжала Анна. – А сейчас мне пора идти.

– Даже не поужинаете с нами? – огорчённо прозвучал голос Селины, выходящей из кухни.

– Может быть, в следующий раз, а сейчас, извините, дела зовут, – Анна развернулась и направилась к выходу.

– Всегда будем рады видеть вас у нас, – улыбнулся вслед чёрной спинке Берд.

– И что же такое наша непоседа с крылышками сегодня принесла? – спросила Селина после того, как дверь за Анной защелкнулась, увидев что-то в лапах Берда.

– Что это? – обратился отец к Стелси.

– Ле-е-еталка. Мне её сам Великий Дракон записал со своего компьютера, – Стелси просто сияла.

– После того, как тебя вчера за лапу привёл сам Знатный Предок, а сегодня утром ещё и залетел за тобой, я уже ничему не удивляюсь, – усмехнулась мама.

– Угум, ясненько, попробуем что-нибудь сделать, – отец направился к компьютеру, всё ещё рассматривая старый блок памяти. – Это же сколько лет назад такое делали?

– Па, получится подключить? – жалобно пискнула Стелси.

– Да, конечно… – задумчиво промычал отец. – Эй, кибер, айда сюда. Задача такая: совместить вот этот блок памяти с компьютером… Что значит – устаревший интерфейс? Был бы не устаревший, я бы сам подключил. Данной моделью не поддерживается? Ну что это такое? А где же совместимость поколений? Брысь отсюда… – выслушала Стелси короткую перепалку отца с кибером.

– Придётся обратиться к Норду. Он мастер на все руки, – обращаясь к Стелси, продолжал отец, гладя её по голове.

– Дядя Норд к нам прилетит сегодня? – с надеждой в голосе спросила Стелси.

– Э-э-э… – отец снова завращал глазами, пытаясь связаться с братом, – похоже, не сегодня, но завтра с утречка всё это дело уладим. А если сегодня пораньше ляжешь спать, то и завтра наступит быстрее.

– Всем мыть лапы и к столу. Ужин готов, – донёсся из кухни мамин голос.

Стелси почти без аппетита съела ужин. Сегодня вечером так хотелось снова полетать, а какие-то технические проблемы посмели помешать…

– Не переживай ты так, – погладил отец крылом Стелси, – я оставил сообщение для Норда, и как только он освободится, сразу же будет у нас.

– Иди спать и ни о чём не переживай, – сказала мама и, улыбнувшись, лизнула маленькую драконочку в нос.

Стелси ушла в свою комнату, легла и накрылась крылом. Надо только побыстрее заснуть, чтобы побыстрее наступило завтра. Побыстрее уснуть. Как побыстрее уснуть? Считать. Раз, два… тридцать. Такой сегодня был насыщенный день. Даже полетала на Великом Драконе. Кому рассказать – не поверят. Я сама в это с трудом верю. И даже сенсолеталка… Да, даже в леталке «Ущелье горных духов» понравилось. Летела в ущелье и вспоминала, как только что летала со Знатным Предком. Нет, не с ним, а на нём.

Стелси хихикнула в лапу. Совсем сон не идёт. Надо по-другому считать. Раз овечка побежала, а за ней вторая побежала, следом третья не отстаёт, а четвёртая расправила крылья и перегнала первых трех…

Стелси открыла глаза. За окном уже рассвело.

Снились сплошные летающие овцы, – подумала она, расправив крылья и помахав самыми кончиками. Сладко потянувшись, прогнулась и перекатилась на спину лапками кверху. Легла пораньше и проснулась рано.

В кухне слышны чьи-то голоса. Вот мамин, вот папин, а это… урра-а-а, дядя Норд пришел, и сейчас, сейчас он подключит леталку.

Стелси подскочила и пулей влетела в кухню.

– Здравствуй, дядя Норд, – Стелси так и вертелась перед ним.

– Доброе утро, малышка, – улыбнулся Норд, следя за пируэтами драконочки.

– Вы уже подключили? Уже? Уже можно?

– Нет ещё, только пришёл, но собирался немедленно приступить к поставленной задаче, – усмехнулся Норд.

– Присядь хоть на минутку, егоза с крылышками, – отец поймал вертящийся хвостик Стелси в лапу и притянул к себе. – Дядя Норд всё сделает в лучшем виде. Ты же знаешь, в нашей семье он лучше всех разбирается в схемотехнике и в железных мозгах киберов и компьютеров.

– Вот, братишка, тот самый блок, о котором я тебе говорил, – обратился Берд к Норду, протягивая на лапе знакомую вещичку. – Даже кибер не хочет подключать её к компьютеру.

– М-да, действительно, старенький блок. Откуда такой? – удивился Норд.

– Вот эта хвостатенькая принесла на хвосте от самого Мастера, – кивнул отец на Стелси.

– Старый-старый блок, как и твои киберы, – задумчиво вертел в руках Норд протянутое устройство.

– У меня не старые киберы. Можно сказать, последняя модель, – удивился Берд.

– Это я образно, – усмехнулся Норд, – этот блок ещё старше. Он трудился в чьём-то компьютере, когда в твоих киберах байтики ещё были битиками, – посмеиваясь, Норд направился к домашнему компьютеру.

– Не в чьём-то, а в компьютере самого Великого Дракона, – гордо выпятив животик, вставила своё слово Стелси.

– Что мы тут имеем? Та-а-ак. Снаружи такого выхода нет. Не беда, мы его внутрь, – рассуждал вслух Норд, попутно сдёргивая внешний корпус с компьютера.

– Скоро? Уже скоро? – Стелси снова не могла найти себе места.

– Да, да, пять минут, и всё будет готово, – прогудел Норд, чуть ли не носом уткнувшись в нагромождения внутренних плат.

– Доча, если не будешь дяде Норду говорить под руку, то он справится ещё быстрее, – усмехнулся отец, пытаясь за хвостик оттащить Стелси от компьютера. Драконочка была готова засунуть свой маленький носик между платами и носом дяди. – Пойди, подыши свежим воздухом на веранду. Мы тебя позовём, когда всё будет готово, – твёрдо, но с улыбкой в голосе, сказал папа.

– Вот, нужна такая схема переходника, – давал инструкции Норд киберу, что-то вычерчивая на клочке бумаги.

Стелси, нехотя и оглядываясь, вышла на веранду.

Да, да, да-а-а. Я полечу. Сейчас, уже очень скоро. Оказывается, в сенсо тоже можно получить настоящее ощущение полёта. Совсем-совсем как настоящее. После полёта на спине Великого Дракона, испытав все те проецируемые чувства, что испытывал он сам, было с чем сравнивать. Не было такого резкого контраста, как при первых попытках полетать в сенсо, после того, как крылья уже не смогли поднять тело.

Снова надену шлем сенсовизора и буду летать, как вчера, – расправив крылья и закрыв глаза, Стелси вспоминала волшебные мгновения полёта вперемешку с чувствами Великого Дракона.

– Всё готово, принимай работу, – послышался довольный голос папы.

Стелси стремглав подлетела к компьютеру. Там и на самом деле всё было готово. Из корпуса тянулись какие-то провода к блоку памяти с принесённой сенсолеталкой. Рядом дожидался своего часа сенсошлем.

– Всё в лучшем виде, – ухмылялся довольный собой дядя Норд.

– Не будем тебе мешать, – шепнул папа на ухо Стелси и утянул брата на кухню к маме.

Стелси, не раздумывая, натянула шапочку сенсошлема, плюхнулась на кровать, немного поворочалась, устраиваясь поудобнее, и, подключившись к компьютеру, вызвала «Ущелье горных духов». Хвостик возбуждённо поднялся от ожидания предстоящего полёта. Прошла секунда, другая… Хвостик начал обречённо опускаться. Стелси ещё минуту полежала в ожидании, когда же придёт то, что испытала совсем недавно, ещё вчера… Нет, так же, как и в первые два неудачных раза.

Шапочка сенсошлема тихонько стягивается с головы и падает на пол. Стелси, накрывшись крыльями и уткнувшись в лапки, тихонько заскулила.

– Доченька, девочка моя, что случилось? – первая на всхлипывания прибежала мама.

– Не-е-рабо-о-отает. – Хлюп, хлюп.

– Как – не работает? – влетел в комнату следом Норд и уткнулся носом в компьютерные схемы, копаясь в проводах, – я всё правильно подключил, должно всё правильно работать.

– Ну вот, никто ничего толком не проверил, а уже малышке подсовываете, – всплеснула крыльями Селина, прижимая лапами Стелси и пытаясь её успокоить.

– Кибер, проверить исправность шлема, – вставил свое веское слово отец.

– Шлем проверен, шлем исправен! – отрапортовал кибер.

– Тогда что же случилось? – недоумевая, сел на хвост Норд. – Всё исправно, всё работает, как и полагается работать.

– Что же всё-таки не так, моя маленькая? – ласково спросила мама.

– Не настоящие, они опять не настоя-а-ащие, – тихонько подвывала драконочка.

– Кто? – чуть ли не хором воскликнули три взрослых дракона.

– Полёты… Совсем не настоящие. Вчера было совсем не та-а-ак. – Хлюп.

– Успокойся, моя малышка, сейчас они еще раз всё перепроверят, – Селина сверкнула глазами в сторону пожимающих плечами двух озадаченных зелёных драконов, топчущихся возле компьютера, – и всё будет хорошо.

В очках мамы раздался вызов.

– Селина слушает.

– Здравствуйте, – пробасил знакомый голос, – извините, что без приглашения, но с минуты на минуту я буду у вас.

И, действительно, не прошло и минуты, как в дверь постучали. Берд быстро открыл дверь. На пороге стоял Великий Дракон. Осторожно войдя внутрь и обменявшись быстрыми лапопожатиями с Бердом и Нордом, он остановился, удивлённо глядя на драконочку с хлюпающим носиком. Стелси тоже удивлённо глядела на Командора. Выглядели оба совсем неважно. Вся заплаканная Стелси и засыпающий на ходу, с красными от бессоницы глазами Знатный Предок. Стелси даже показалось, что Командор покачивается от усталости, или это в самом деле лишь показалось от ещё непросохших слёз.

————— Shumil —————

– …Науку не делают с мокрым носом.

– Но…

– Ты посмотри с другой стороны. Тётя Ратана сказала, что леталки никому не нравятся, так?

– Так.

– Вчера леталка тебе понравилась, так?

– Так.

– Это уже успех. Остался последний шаг. Какой?

Стелси напрягла все извилины, но ничего путного в голову не приходило. А что вчера говорил Командор? Про визит-эффект и ещё…

– Поймать казус за хвост?

– Какой казус? – удивился Дракон.

– Неизвестный науке, – смутилась Стелси.

– А-а… Я сказал бы проще. Нужно закрепить вчерашний успех. Помнишь, что я вчера говорил? Нужно сначала проверить качество записи, потом качество аппаратуры. Запись мы проверили, – дракон покосился на раскрытый комп и поморщился. – Теперь проверим качество аппаратуры. Бери свой сенсошлем и идём двигать мировую науку.

Стелси покосилась на свой хвостик. С новой точки зрения все казалось совсем не таким ужасным. А спокойная уверенность Дракона внушала оптимизм. Не говоря ни слова, она отстегнула шлем от компьютера, убрала в подсумок, а подсумок пристегнула к поясу.

– Я готова.

– Постойте, а завтракать? – воскликнула мама.

Командор замер на полушаге с поднятой лапой и задумчиво покосился на потолок, что-то вычисляя в уме.

– Хорошая мысль! Очень ценная, хорошая мысль! – ожил он секунд через пять. – У вас не найдётся пары галлонов хорошего, крепкого кофе? Устал я чего-то.

Глава 11

– …И здесь не летается, – Стелси огорчённо стащила с головы сенсошлем.

– Ага! – глубокомысленно изрёк Дракон. – Теперь надень мой, старый.

С замирающими от волнения сердечками Стелси надела старинный шлем Командора.

– Нет, не помогло… – через пару минут доложила она. Носик предательски хлюпнул.

– Совсем-совсем? – огорчился Дракон.

Хлюп-хлюп, – ответил носик.

– Итак, что мы установили? Перечисляй. А я буду проверять. В десанте это называется – контролировать.

– Леталка не рабо-отает…

– Так сразу и не работает? Ты крыльями машешь?

– Машу.

– Упругость воздуха чувствуешь?

– Чувствую.

– Вот видишь! Значит, работает, но не так! А вчера точно работала?

– Точно…

– Ну вот, сбился. Не так думать надо. Запись вчера работала, значит, запись не виновата. Сенсо вчера работало, сегодня – нет. Не в нём дело. Что осталось?

– Визит-эффект и неизвестный науке казус.

– Это одно и то же. Стелси, ты знаешь, чем твой организм отличается от взрослого?

– Длиной.

– То есть, размерами, по-научному. Верно, но это не всё. Твой – растущий. Он каждый день изменяется… Сегодня соответствует сенсо, завтра – нет… Нет, бредятина. Но насчет соответствия… Давай сделаем твою запись. Тогда соответствие будет полным!

– А как я буду летать? На Луне?

– Проще! – улыбнулся Командор. – На моей спине! Дай только вспомнить, кто у нас лучший специалист по сенсозаписи…

Командор ещё долго бубнил под нос о проблемах и предстоящем полёте, а Стелси вдруг увидела, как прямиком к ним, улыбаясь, направляются две человеческие самочки. У неё просто отпала нижняя челюсть от удивления, когда одна из самочек бесцеремонно дёрнула Командора за хвост. Командор аж вздрогнул от неожиданности.

– Сестрёнки… Вы что тут делаете? – удивился он.

– Опять что-то затевается без нас? – захихикали обе. – А кто обещал предупреждать обо всех важных делах?

– Ну, дело не столько важное, сколько нужное и полезное, – прогудел Командор.

– А у тебя других дел и не бывает. Опять хотел всё в тайне провернуть, – сделала вид, что насупилась, одна из них.

– Никаких тайн. Всё открыто для всеобщего внимания.

Стелси на всякий случай спряталась за широким плечом Командора. «Если они самого Великого Дракона за хвост дёргают, то мой вообще узлами завяжут», – с опаской подумала она.

– А кто это там такой маленький, такой зелёненький и хвостатенький прячется? – обратила одна из сестрёнок внимание на выглядывающую мордочку драконочки.

– Познакомьтесь, это отважная драконочка Стелси. И не обижайте её. Стелси, это Вре… – хотел было сказать Дракон, но тут же осёкся.

– Мастер!!! – топнула ножкой одна из девушек.

– Это Мириван, а это Мириту, – поправился Командор, очень смущаясь.

– Очень приятно, – драконочка шоркнула лапкой.

– Сестрёнки, ваша помощь тоже может пригодиться, – как бы извиняясь, говорил Командор девушкам. – Стелси, сестрёнки входят в десятку лучших специалистов-компьютерщиков. Возьмём их в команду?

Стелси робко потопталась на месте, перебирая лапками.

– Мири, они ещё раздумывают! – воскликнула одна из девушек. И почесала Стелси за ушком.

Подготовка к записи растянулась до самого вечера. Каким-то образом слух о том, что Великий Дракон чем-то занимается, разнёсся по всей Вселенной. То и дело Стелси ощущала, как срабатывает нуль-т, а через две-три минуты очередной дракон или дракона интересовались, не нужна ли помощь. В конце концов, Командор поручил сестрёнкам вывесить в большом зале табло с описанием хода работ и всех любопытных заворачивать туда. А за час до полёта Стелси увидела невероятное – драконов без крыльев. Правда, очень быстро выяснилось, что это не драконы, а динозавры, к тому же старые друзья Командора. А то, что Стелси приняла за скафандры, – вовсе не скафандры, а их повседневная одежда. Как у людей.

Главная заминка заключалась в том, что требовалось изготовить записывающий шлем для Стелси, который записывал бы именно Стелси и не реагировал на биоизлучение Командора. Болан (один из динозавров) первым предложил записывать и Командора тоже, а потом отфильтровать из записи Стелси наводки от Командора.

И вот, наконец, Стелси вынесла из дома седло (традиция такая – кто в нём сидит, тот его и носит), Командор укрепил его на спине, к поясу пристегнул контейнер с записывающей аппаратурой – и они взлетели!

На балконе базы столпилось около сотни драконов, и когда Командор пролетал мимо, все махали им лапами. А потом – восходящая спираль, горка, кленовый лист, штопор, вновь энергичный набор высоты и абракадабра. Бочка в одну сторону, бочка в другую, переворот через крыло, мёртвая петля, иммельман. У Стелси даже закружилась голова.

– Держись крепче, – радостно кричал ей Командор, – этот пируэт я сам придумал! Называется «С горки кувырком».

И это на самом деле было кувырком! Стелси даже не могла понять, где небо, где земля, так быстро они менялись…

Но всё самое хорошее быстро кончается. Кончился и этот волшебный полёт. Командор ушел ополоснуться в бассейн, а сестрёнки и динозавр Болан сели за компьютер обрабатывать запись.

А еще через час Стелси снова летала! И хотя это был сенсофильм, а не интерактивная леталка, ощущение полёта было самое настоящее! Стелси летала сначала в старом шлеме Командора, потом в новеньком своём, потом они поднялись на базу, и Стелси летала там, подключив шлем к компу медицинского сектора. И это было великолепно. Но Командор становился всё мрачней и задумчивей.

За экспериментами все забыли о времени. Вспомнили, только когда прибежала встревоженная мама Стелси. Драконочка тут же почувствовала страшную усталость, а Командор жутко смутился.

– Знаешь, малышка, мне кажется, что завтра эта запись работать не будет, – шепнул он на ушко Стелси, переписывая сенсофильм в комп её очков.

– Почему? – удивилась мама.

– Сердце-вещун говорит, – непонятно отозвался Дракон.

Стелси не слышала. Она уже тихонько посапывала, свернувшись клубочком у мамы в лапах.

Глава 12

————— Эдуард —————

Звонок будильника раздался очень некстати. Стелси открыла один глаз, потом второй. Опять этот будильник-разбудильник прервал сон в самый кульминационый момент полета. Родителей снова дома нет. Опять заняты работой. Им показалось, что всё улажено. Да и как может проблема остаться не улаженной, если за неё взялся сам Знатный Предок. Вчера вечером была записана новая леталка исключительно для меня. И она мне понравилась. Посчитали, что и сегодня всё будет в порядке, и ушли, оставив, как обычно, будильник под самым ухом. Неужели мне снова просыпаться по будильнику? Зачем? Наверное, из-за того, что скоро каникулы кончаются.

Будильник, прихлопнутый сверху лапой, наконец, угомонился. Впрочем, зачем мне эти полёты в грёзах снов? Теперь я могу полетать и в сенсо.

Стелси с опаской покосилась на шлем сенсовизора. А если опять? Если снова случится как вчера утром? Надену сенсо, загружу леталку и… Что же говорил Командор перед тем, как я заснула? Что-то про сенсо… Да, что-то про леталку. Можно, конечно, сейчас сразу же натянуть шлем и проверить, но нехорошее предчувствие как будто держит за лапы. Пока сенсо не надето, можно вспоминать вчерашний прекрасный полёт. Сначала на спине самого Великого Дракона, а потом не менее прекрасный полёт в сенсо. И надеяться, что сенсо вновь подарит это полное чувство полёта и сегодня. А если надену, а опять ничего не получится? Останутся только воспоминания. Ну, и ещё надежда снова встретиться со Знатным Предком.

А может, сенсо не сработало вчера из-за того, что летала утром на пустой желудок? Это дело нужно проверить и исправить, то есть, исправить и проверить. Что ещё говорили про вес? Чем быстрее наберу вес, тем раньше поднимут тельце биогравы. Если раньше и стоило держать себя на голодном пайке, чтобы подольше крылья носили, то сейчас действительно нужно есть регулярно, чтобы быстрее набирать вес.

Драконочка встала на весы. «Какая же я ещё лёгкая», – грустно подумала она. Та-ак, а если попытаться использовать биогравы? У-у-у… и на десятую долю вес тела не уменьшился. Как всё-таки медленно прибавляется сила в биогравах.

– Кибер, вчерашний завтрак… Нет. Лучше позавчерашний. Итак, кибер, сделай-ка сегодня первые два блюда завтрака по маминому рецепту позавчерашнего завтрака, – вслух рассуждала Стелси, попутно давая киберу инструкции.

Быстро управившись с горячим завтраком и запив соком, Стелси вернулась к компьютеру с лежащим рядом сенсо. Осторожненько шлем натягивается на голову и загружается леталка, записанная вчера у коттеджа Знатного Предка. Запись пошла… Вот мы ещё на земле. Поднимаемся… Летим. Пролетаем мимо балкона базы. На балконе стоят драконы, машут лапами. Чувство смущения от прикованного к её маленькой персоне внимания лёгким прикосновением дотрагивается до мыслей драконочки. Следом должны идти различные пируэты, которые вчера выделывал Командор в воздухе, но Стелси уже стягивает шлем с головы. Все вчерашние пируэты хорошо отложились в памяти, но также отложилось и то, что эта леталка выглядела и ощущалась в сенсо прошлым вечером совсем по-другому. Совсем другие ощущения. Настоящие ощущения были вчера! А сейчас? Сейчас она выглядит ничем не лучше картинок в очках или плавания в акваланге. Отчего происходят такие разительные перемены? Как выяснилось, не от наличия и не от отсутствия сытного завтрака в животике. Тогда отчего же? Что же такого было в доме Великого Дракона перед тем, как сенсолеталка заработала так, как и полагается ей всегда работать?

Теперь-то я знаю, каким может быть полёт в сенсошлеме. Я это почувствовала. Но что-то всё время мешает. Может, присутствие самого Знатного Предка рядом? Нет, ведь вчера утром, как только я пришла к нему, леталка была такой же серой и унылой. Что-то другое послужило причиной. Летала на Драконе, а потом надела сенсо… Но не каждый же раз идти в гости к Командору, чтобы ощутить радость полёта от сенсо. А если другие дракончики узнают, что сенсо дарит радость полёта только после общения со Знатным Предком? Хм… Не выстроятся ли очереди к коттеджу? Это уже не Великий Дракон будет, а аттракцион какой-то. А может, на папе полетать? Нет, что-то не так в рассуждениях. Ведь некоторые дракончики умудряются иногда получать удовольствие от сенсополёта. И леди Ратана говорила, что ей нравилось. Или другим тоже хоть и нравится сенсо, но не всегда? А может, сенсо правильно воздействует на нервную систему только по вечерам? А утром лучше шлем и не надевать? Но сначала проверим первую пришедшую в голову догадку. Какая там была первой? Что сенсо работает после полета.

Стелси искоса глянула на шкаф. Достаточно ли будет такого прыжка? Проверим…

Она стремительно вскарабкалась на верхушку шкафа и, как и несколько дней назад, прыгнула вниз, широко развернув крылья. Как только лапы отрываются от шкафа, крылья начинают шумно гнать воздух вниз, пытаясь затормозить падение. Опять робкая попытка использовать биогравы не намного отсрочила «бум». Приземление произошло успешно, на все четыре лапы. Так, а сейчас быстренько-быстренько к компьютеру, сенсо на голову, загрузить леталку и…

Ничего! Сенсо стягивается с головы. Опять ничего не изменилось. Может быть, недостаточно нескольких секунд? Возможно, нужно летать дольше? А где можно летать дольше? В зале на Луне. Поможет ли?

На компьютере послышался чей-то вызов. Если никого нет, значит, придётся подойти самой.

– Стелси слушает.

– Здравствуй, малышка, – раздался голос Командора.

– Здравствуйте, – драконочка аж подпрыгнула, – а дома никого нет… кроме меня, – поправилась она.

– Знаю, знаю, я уже переговорил с твоей мамой.

– И знаете, эта сенсолеталка… она снова… – Стелси изо всех сил пыталась сдержатся, чтобы не выдать голосом переполнявшие её грустные мысли.

– И это знаю, вернее, предполагал, – печально пробасил Командор. – Но нас ведь это не остановит?

– Не остановит, – не очень уверенно ответила Стелси.

– А сколько малышей ещё ждут положительных результатов наших экспериментов, – продолжал, уже как бы рассуждая сам с собой, Командор.

– Малышка, айда к нам, – вклинился в разговор чей-то звонкий голос.

– Сестрёнки, сестрёнки, тише, я и сам хотел пригласить Стелси к нам, – смущенно прозвучал голос Дракона, – Какие планы, Стелси? – обращаясь уже к драконочке, спросил Командор.

– Полетать?! – с надеждой в голосе, но не очень уверенно пискнула она.

– И то верно, – довольно прогудел Командор. – К нам дорогу найдёшь или сестрёнок прислать, чтобы проводили? Чем-то ты их очаровала. На себя не похожи.

– Нет, я сама. Я найду, – быстро затараторила драконочка, – а сенсошлем брать?

– Можно не брать, мы ведь выяснили, что проблема не в нём.

– Я сейчас, я сейчас буду, – не могла уже усидеть на одном месте драконочка.

– Ждём. Конец связи, – пробасил Командор.

– Ждём, – успели в конце вставить хором сестрёнки.

Стелси стремительно выскочила из дома и сломя голову помчалась к кабине нуль-т.

– Оп-ля… – влетела плечом в стенку кабины, но пальчики уже шустро набивали заученный и теперь так хорошо знакомый код базы, возле которой расположился коттедж Великого Дракона.

На базе у нуль-т драконочку ждали сестрёнки.

– А вот и наш кролик!

– Где? – Стелси поджала хвостик, подняла заднюю лапку и испуганно обернулась.

– Кролик – это ты! – весело объяснили сестрёнки. Схватив с обеих сторон за лапки и хихикая, они потащили её к лифту. С таким эскортом Стелси и вышла к домику Дракона, на пороге которого уже стоял сам хозяин.

————— Shumil —————

Дни шли за днями, неделя за неделей, а тайна оставалась тайной. Одна и та же запись то передавала восхитительное, ни с чем не сравнимое чувство полёта, то становилась серой и невзрачной махалкой крыльями. Каникулы Стелси закончились, теперь она могла проводить с Великим Драконом только полдня. Но ни о чём не жалела! Стелси стала своей в доме Великого Дракона. Перезнакомилась со всеми первородными драконами, каждый вечер каталась на Знатном Предке и даже саму леди Берту звала не иначе, как «тётя Уголёк».

Командор же становился с каждым днём всё задумчивее. «Фаза накопления статистики подходит к концу, – объяснял он. – Пора бы уже найти закономерность».

Закономерность никак не давалась. Чаще всего леталка работала в коттедже Командора. Но не всегда. Опять же, чаще она работала в присутствии Командора. Стоило тому удалиться на сотню метров, как эффект пропадал. И вновь появлялся при его приближении. Но, опять же, не всегда. Иногда леталка отлично работала, даже если Командор уходил в соседнюю галактику. Стелси тщательно вела дневник, в который заносила все случаи срабатывания и несрабатывания леталки, а также сопутствующие обстоятельства. Потом Командор часами сидел над её дневником, строил таблицы, графики… Две человеческие девушки, Мириван и Мириту, тоже спорили над таблицами до ругани. Командора они почему-то звали папой.

– Отбрасываем все случаи, когда папа был рядом! – убеждала Мириту.

– Почему это? – обиделся Дракон.

– Ты наводки даёшь. Это доказано! Тут, тут и тут! – Мириту тыкала в таблицу пальцем.

– Логично…

Мириту энергично вычеркнула из таблицы две трети колонок.

– Что видим?..

(Стелси поднялась на задние лапки, заглядывая через спины девушек.)

– …видим, что леталка работает всегда после того, как Стелси каталась на папе.

– Но вот три случая, когда Стелси на папе не каталась!

– Это ошибка эксперимента! Информационный шум.

– Три из восьми – ошибка эксперимента?!

– Сестрёнки, ша! Чапаев думать будет, – Командор погладил их по головкам.

– Мири, а кто такой Чапаев? – шёпотом спросила Стелси у Мириту.

– Тормоз какой-то. Отец анекдоты про него травит, – отозвалась Мириван. Командор тем временем маршировал на задних лапах по кабинету, заложив левую лапу за спину, а правой потирая подбородок.

– На сегодня – всё! Все по домам, – неожиданно объявил он. – Стелси, завтра с утра – ко мне! Процесс вступает в решающую фазу!

– Пап, у нас ещё два часа. Пусть процесс вступит в решающую фазу сегодня.

– Сегодня нельзя! Сегодня материал не готов.

– Материал готов, – робко возразила Стелси, – Материал на всё готов.

– Не готов, не готов, – отмахнулся Дракон. – Сегодня леталка будет работать. А для эксперимента надо, чтоб не работала.

– Будет, говоришь? – прищурилась Мириван. – Малышка, за мной!

Стелси робко покосилась на Великого Дракона. Тот кивнул и улыбнулся. Мириван уже тащила драконочку за лапку к ближайшей кабине нуль-т.

Через пятнадцать минут обе вернулись сияющие.

– Работает! Леталка работает! Какой следующий шаг?

– Заставить леталку работать тогда, когда она работать не хочет.

– Отец, ты уже всё понял?

– Я только обработал статистику. Есть гипотеза. Завтра проверим.

Глава 13

————— Эдуард —————

Стелси соскочила с кровати рано-рано утром и, на скорую лапу перекусив, подбежала к компьютеру проверять сенсолеталку. Как и предполагал Командор, леталка не работала. Как она не работала по утрам и все предыдущие недели в стенах дома семьи биосферщиков. Стелси за три недели уже привыкла к такому положению вещей. Хлебнув на дорогу компотика и запихав сенсошлем в кармашек на поясе, драконочка стремительно помчалась к кабине нуль-т. Ей хотелось как можно раньше узнать результаты изысканий Знатного Предка. Может быть, сегодня материал уже будет готов, если он не был готов вчера?

Выйдя на базе из нуль-т, Стелси с запозданием вспомнила про разницу во времени.

Великий Дракон, наверное, ещё спит, а я нагряну так рано. Ой, как неудобно получилось бы. Хорошо хоть, сейчас вспомнила, а не разбудила.

Драконочка потихоньку вышла по ярко освещённым коридорам на балкон базы. Небо было ясным и очень звёздным. Рассвет только-только собирался возвестить миру о начинающемся дне. Внизу у коттеджа показалось какое-то движение. Вроде только показалось. Драконочка стояла на самом краю, наслаждаясь дуновением прохладного ночного ветерка.

Сзади неожиданно послышался звонкий топоток пары человеческих ножек. Стелси стремительно развернулась на хвосте. Перед ней уже стояли сестрёнки собственной персоной, с улыбками до ушей.

– Мири, ты только посмотри, кто тут так скромненько стоит, – довольная своей наблюдательностью, хихикнула одна из них, ткнув локтем другую.

– Так вот кто тут подглядывает за домом сверху, – вторило ей второе довольное личико.

– Я не подглядываю, я жду, когда наступит утро, – ответила не очень уверенно Стелси.

– Ну что ты, конечно же нет, – усевшись на перила, констатировали сестрёнки.

Стелси до сих пор с трудом различала Мириван и Мириту. Мало того, что они были абсолютно похожи, так ещё и одеваться старались одинаково. А сейчас, в утреннем сумраке, было совершенно непонятно, кто есть кто. Они если и отличались, то лишь в разговоре. И как Командор различает их с первого взгляда, было совсем непонятно.

– Давай спустимся вниз, к дому, – предложила одна из сестрёнок.

– И разбудим этого лежебоку, – с готовностью поддержала другая.

– Что вы, что вы, неудобно ведь, – неуверенно возразила Стелси, но она давно уже поняла, что если сестрёнкам что-то взбрело в голову, то спорить бесполезно, тем более ей. Даже Командор с ними не спорил. Да он вообще редко с кем спорил. Или же вообще ни с кем не спорил?

Стелси безуспешно попыталась вспомнить хоть какой-нибудь последний спор Великого Дракона с кем-нибудь. А Мириамочки уже вовсю семенили вдоль по коридору, призывно махая руками.

– Итак, что мы имеем на сегодня? – Командор был явно доволен собой.

– Что? – Стелси с надеждой посмотрела на Командора.

– То, что ни разу леталка не заработала у тебя дома с утра. Ведь так? Ни утром, ни днём, и лишь изредка вечером.

– Так, – Драконочка тяжело вздохнула.

– Так, так, – хором поддакнули сестрёнки.

– Отрицательный результат – тоже результат! – многозначительно произнёс Командор и поднял палец вверх.

Стелси посмотрела вверх, куда указывал палец Великого Дракона. Командор проследил взгляд драконочки, улыбнулся и поставил лапу обратно на пол.

– Мири, а ты не помнишь, как кто-то зелёный, чешуйчатый с длинным хвостом упоминал про решающую фазу, которая должна наступить сегодня? – обратилась с ухмылкой Мириван к Мириту, и обе они многозначительно посмотрели на Мастера.

– Будет, будет решающая фаза, – с не меньшей уверенностью в голосе пробасил Дракон, – есть теория, и мы её проверим именно сегодня. Готовься к полёту, – обратился Командор к Стелси.

Драконочка бросилась к лежащему седлу.

– Стой, стой, не так! – остановил её стремительный бег Командор, – для проверки этой теории сегодня придётся немного помахать крылышками самой.

– Ка-ак самой? – Стелси от неожиданности села на хвост.

– Ну-у, – прогудел Командор, – неужели это такая уж большая новость? Давай вспомним, какое же мы знаем место, где крылья ещё поднимают твоё непоседливое тельце в воздух?

– Значит, будем летать в зале на Луне? – немного поразмыслив, озадаченно спросила драконочка.

– Совершенно верно. Туда мы сейчас и направимся, – спокойно пробасил Командор. – Возьмите с собой всё необходимое, – добавил он, обращаясь к сестрёнкам.

– Пренесомненно, – улыбнулись те. – Мы никогда ничего не забываем.

– Тогда вперёд, – возглавил всех Командор, важно вышагивая впереди.

И вся процессия чинно направилась к кабине нуль-т.

Прибыв на Луну, Командор повёл всех не в зал, а прямиком в одну из пустующих комнат отдыха.

– Надевай шлем, запускай леталку, – сказал Командор, удобно устраиваясь напротив кровати, на которую посадил драконочку.

Мириамочки выпросили у Командора очки на пару минут и теперь суетились вокруг сенсошлема, пытаясь подключить его через коробочку сенсо-интерфейса к очкам.

– Мири, ну неужели нельзя было захватить с собой какой-нибудь переносной компьютер, ведь вы говорили, что ничего не забываете, – не очень довольно гудел Командор.

– А мы и не забываем, – хихикали сестрёнки, – Зачем брать ещё один компьютер, когда мы прекрасно помним, что он есть в твоих очках.

– Но ведь на моих очках записанной леталки могло и не оказаться, тогда кому-то из вас пришлось бы возвращаться, – слегка насупился Командор.

– Не-а, – веселились сестрёнки. – Мы-то знаем, что и где лежит в твоих очках.

– И то верно, – вздохнул Дракон.

Вот, он всё-таки тоже иногда спорит… Пытается спорить с сестрёнками, – подумала Стелси. Однако сестрёнки всё равно переспорили…

Наконец, сестрёнки справились со своей задачей, и Мириван протянула драконочке подключенный к очкам сенсошлем. Стелси надела шапочку сенсошлема, немного поворочалась и загрузила леталку. Через полминуты шлем снимается, и озадаченные глазки маленькой драконы вопрошающе смотрят на Дракона.

– Ничего? – спросил Командор.

– Как обычно, – грустно сказала драконочка, – а должно было получиться?

– Ни в коем разе. Но эксперимент должен быть абсолютно чистым. Мы должны были проверить ещё раз.

– Что проверить?

– Что не работает, – уверенно сказал Командор.

– А когда заработает?

– Сегодня. Сегодня обязательно должна заработать, и даже без всяких полётов на моей спине, – потирая лапой шею, ответил Командор.

Стелси почувствовала лёгкое смущение и опустила глаза.

– А сейчас вперёд, в зал, летать! – уверенно сказал Командор, подняв Стелси с кровати и поставив на лапы. – Я там показываться не буду, а то сорву занятия всем малышам.

В зале, как обычно, в прямой видимости были лишь пара воспитателей и с десяток малышей, одногодков Стелси. Более старшие дракончики развлекались сами.

– Сделай круг по залу. Нет. Лучше два круга, – вслух размышлял Командор, связавшись с очками Стелси.

– Какой такой круг в длинном и узком зале? – снова, довольные своей наблюдательностью, хихикнули сестрёнки.

– А?.. Ну да. Два раза туда и обратно, – отвлёкшись от своих мыслей, изрёк Командор.

Стелси, оттолкнувшись всеми четырьмя лапами, полетела в дальний конец зала, потихоньку набирая высоту. Что же такое придумал Великий Дракон? Зачем летать здесь? Разве это может чем-нибудь помочь? Но ведь он ничего не будет делать просто так. Разработал какую-то теорию ещё вчера, а сейчас проверяет. Неужели сенсо может заработать после каких-то полётов на Луне? Это было бы слишком невероятно.

Взмах, ещё взмах. Вон уже и сумрак конца зала почти рядом. Заложив крутой вираж, Стелси пронеслась в паре метров от стенки зала. Десять километров зала пролетаются за каких-то три-четыре минуты. А если не очень спешить, то можно растянуть и на десять минут. Стелси спешила. Спешила узнать результат, хотела поскорее услышать, что же такого придумал Командор. Вот уже и сестрёнки видны. Стелси тихонько приземлилась.

– Второй круг. Папа сказал пролететь два раза, – настаивали сестрёнки.

Делать нечего. Стелси взлетела и нехотя промчалась из конца в конец ещё раз.

– Пошли, быстрее, – сестрёнки потянули драконочку за лапы, увлекая в комнату отдыха, где их уже ждал Командор, внимательно изучающий что-то через очки. Как только Стелси с сестренками гурьбой ввалились в комнату, Командор поспешно снял очки и положил на кровать. Мириван снова очень оперативно подключила их к сенсошлему, и обе сестрёнки в ожидании растянулись тут же на краешке кровати, положив мордашки на сложенные руки.

– Давай проверим сейчас, – в раздумье проговорил Командор.

– Давай, давай, – подбадривали Стелси Мириамочки.

Драконочка не заставила себя долго упрашивать. Запрыгнув на кровать и натянув привычным движением сенсо, замерла в ожидании загрузки леталки.

Через минуту сенсо снова стянуто и брошено на кровать рядом.

– Опять не получилось? – глянул Командор в грустные глаза драконочки.

– Опять, – в расстроенных чувствах кивнула Стелси.

– Мало летала, – констатировал Дракон, почесав в затылке. – Надо летать дольше, – сделал он вывод.

– Сколько?

– Ну-у-у, – Командор что-то подсчитывал в уме, – хотя бы час.

– Целый час летать здесь? – воскликнула Стелси.

– Да, именно так. Так надо. Поверь мне, малышка, – ласково произнёс Командор, погладив крылом драконочку по голове.

Стелси смутилась. У неё и в мыслях не было не доверять Великому Дракону, но целый час… «Он старается для меня, для всех малышей старается, а я…», – убеждала себя Стелси.

– Конечно, я буду летать здесь столько, сколько понадобится, – вслух сказала она и снова пошла в зал. Сестрёнки побежали следом. А Командор остался в комнате, вновь погрузившись глубоко в свои раздумья.

Драконочка расправила крылья, сильный взмах, и вот снова тело в воздухе. Теперь уже можно лететь не спеша. Торопиться некуда. Дано задание пролететь не два круга, а просто полетать с часик. С какой бы скоростью ни летела, час всё равно пройдёт ровно через час и ни минутой раньше. Поэтому можно не спеша лететь, и лететь, и лететь…

– Привет, – услышала Стелси чей-то голос и тут же получила лёгкий удар крыла по своему хвостику, – ты водишь.

– Что такое? – Драконочка изогнула шею, чтобы посмотреть, кто там, но чья-то тень стремительно пронеслась над нею.

– Догоня-а-ай, – услышала она удаляющийся выкрик.

Стелси круто развернулась в воздухе на девяносто градусов и понеслась вслед за тенью поперек зала. У самого края тень сделала вираж и полетела уже не поперёк, а вдоль зала. Стелси повторила маневр, изо всех сил пытаясь не отстать. А тень нырнула прямо в искусственный дождик.

Нет, ты от меня не уйдёшь, пусть даже мне придётся всей целиком промокнуть, – решила Стелси, и её зелёная шкурка окунулась в струи дождя. Дождь мешал махать крыльями, своеобразный тренажёр для мышц.

Зря я, зря полетела прямиком в дождь, нужно было облететь вокруг и встретить этого…, кто бы он ни был, на вылете из дождика, – пронеслась запоздалая мысль. Драконочка взяла чуть левее, вынырнула из дождика и полетела вдоль него. Набегающие потоки воздуха сдували капельки воды с мокрых чешуек. – Быстрее, быстрее, на другой конец дождика, пока он ещё там, – подгоняла себя драконочка. Дождик кончился, и одновременно из дождя вынырнуло чьё-то чёрное тельце. Это была не тень, а всего лишь чёрный дракончик, казавшийся немногим старше Стелси. Увидев перед собой зелёную драконочку, он даже на миг растерялся, но, сделав немыслимый пируэт, пролетел под брюшком драконочки.

– Взял-отдал! – весело выкрикнул он, успев дважды коснуться хвостика Стелси, – водишь дальше.

– Ты кто такой? – крикнула вслед улетающему чёрному хвостику Стелси и вновь кинулась в погоню.

– Я? Рэми! – услышала она радостный удаляющийся крик, – а ты кто такая?

– А я, а я, а я тебя сейчас как догоню, – еле переводя дух от быстрого полёта, выкрикнула Стелси.

– Тогда догоня-а-ай, – дракончик замахал крыльями ещё чаще.

– Ничего, дальше конца зала не улетишь, – весело ответила драконочка и тоже замахала в полную силу.

Рэми, долетев до конца зала, не стал разворачиваться, как ожидала Стелси, а снова понёсся вдоль стены, почти к ней прижимаясь. И сейчас он действительно выглядел как тень, летя в сумраке, почти сливаясь со своей тенью. Стелси, не долетая до стены метров двести, тоже полетела вдоль неё, быстро набирая высоту. Вот она уже под самым куполом и сверху видит, как Рэми, долетев до стены неширокого, но длинного зала, повернул назад. Черный дракончик стал оглядываться всё чаще и чаще и, наконец, завис на одном месте, потеряв преследователя из виду. Этого Стелси и ждала. Молнией кинулась она сверху на озадаченного дракончика и, пролетая мимо, щёлкнула его по хвостику. От неожиданности хвост черного дракончика прижался к брюшку, отчего он тут же потерял равновесие и перекувыркнулся через голову.

В этом есть что-то знакомое, – усмехнулась про себя Стелси.

– Теперь ты догоняй, – выкрикнула она, уносясь от кувыркающейся в воздухе чёрной тушки.

Так они и носились из одного конца зала в другой, изощрённо прячась от осаливания то в дождике, то пролетая через фонтан, а разочек Рэми даже с лёту нырнул в бассейн и через мгновение вылетел из воды вертикально вверх, чем немало удивил Стелси. Наконец, они выдохлись и приземлились на край фонтана, тяжело отдуваясь от только что проведённых воздушных гонок.

– Шустрая ты, – одобрил Рэми.

– И ты летаешь не очень медленно, – улыбнулась в ответ Стелси.

– Я тебя здесь раньше не видел, а я здесь бываю не редко.

– Зато я редко тут бываю.

– А может, ты новенькая? Но ты не переживай, мы же все через это проходим. А эти три года можно летать и здесь.

– Без неба? В этом киселе? При лунной гравитации… Разве это полёт?

– Но ведь тебе сейчас понравилось? Ты не можешь это отрицать.

– Да, что-то было, – вновь улыбнулась Стелси, вспоминая воздушные догонялки, – с тобой было приятно полетать.

– Леди Элане было тяжелее, но она выдержала, и мы выдержим.

– Мы выдержим, – кивнула в знак согласия драконочка. – А теперь мне пора.

– Уже? Куда ты так спешишь? Мы могли бы полетать ещё.

– Есть дела, которые нужно закончить, – важно выпятив животик, произнесла Стелси, неожиданно лизнула в нос Рэми и резко взлетела.

– Мы ещё увидимся? – крикнул вслед чёрный дракончик.

– Может быть, может быть, – хихикнула в ответ Стелси.

Стелси приземлилась рядом с призывно машущими руками сестрёнками.

– Час уже прошёл? – с надеждой спросила она.

– Прошел-прошел, – улыбнулись обе, увлекая за собой Стелси в комнату отдыха к Командору, – и час, и полтора.

– Итак, приступим к решающей фазе нашего эксперимента, – произнёс Командор зычным голосом.

– Теперь получится? – неуверенно спросила Стелси.

– Увидим, – улыбнувшись, многозначительно произнёс Командор.

Мириту протянула шлем возбуждённой драконочке. Стелси осторожно взяла, немного повертела его в лапках и неуверенно натянула шапочку на голову. Слегка помедлив, распласталась на кровати, закрыла глаза и загрузила сенсолеталку. Прошла минута, другая… Лапки драконочки зашевелились, крылья стали подрагивать, на мордочке расплылась блаженная улыбка. Командор и Мириамочки терпеливо ждали, стоя рядом. Наконец, спустя полчаса Стелси осторожно стянула с головы шлем.

– Она работает, работает! Леталка работает! – восхищённо повторяла Стелси, всё ещё не решаясь в это поверить.

По лицу Командора блуждала довольная улыбка.

– И? Какие же выводы будут? – сестрёнкам не терпелось ознакомиться с выводами не меньше, чем Стелси.

– Материал ещё не готов. Наберитесь терпения, малышки, – это высказывание относилось как к Стелси, так и к сестрёнкам, – следующий эксперимент завтра, при нормальной гравитации, – добавил Командор с хитрой-хитрой ухмылкой, – а теперь, я думаю, всем надо немножко подкрепиться и по домам.

Глава 14

————— Shumil —————

– Вот мы и пришли.

Стелси обвела взглядом огромный спортивный зал и удивлённо обернулась к Дракону.

– Что я должна делать?

– Бегать.

– Как?

– Я думаю, вприпрыжку.

Уголёк, вошедшая вслед за Стелси, хихикнула и прикрыла рот кончиком крыла.

– Мы будем вести запись? – с надеждой спросила Стелси.

– Нет… Не сейчас. Позднее. Сейчас тебе просто надо бегать и махать крыльями. Как будто ты взлететь хочешь. Только не притворяться, честно махать. Ну, побежали!

Командор устремился вперёд, и Стелси ничего не оставалось, как последовать за ним.

– Крылышками маши, – подсказала сзади Уголёк. Стелси перешла с рыси на галоп, делая по три взмаха крыльями на каждый прыжок. Командор оглянулся и сбавил темп. Даже на бегу он о чём-то напряженно размышлял. О чём – было не понять, но что-то ему очень не нравилось. Уголёк смеялась и дурачилась. Она то делала два прыжка на левых лапах, потом два на правых, то разводила крылья, приподнималась на полметра и делала вид, что бежит по воздуху. Стелси добросовестно махала крылышками.

Конечно, это хорошо – бежать вместе с первородными драконами, – размышляла она, – но поймите правильно. Мне всего пять лет. У меня нет таких ходуль, как у вас. Я упаду задолго до финиша и так и не узнаю, чем всё закончилось. А сестрёнки мне поставят памятник – обещали, пусть держат слово. Только пусть не называют меня Пушистым Кроликом. Пусть лучше зелёной научной лягушкой дразнят.

Стелси представила свой памятник – бронза, позеленевшая от времени, и подпись: «Пушистый кролик Стелси».

– А крыльями кто за тебя махать будет? – услышала грозный окрик Мириван. Или Мириту? Замечтавшись, драконочка и на самом деле забыла про крылья. Оглянувшись, она увидела, что Мириту ловко балансирует на хвосте Командора, а Мириван бежит боком, широкими приставными шагами, и при этом машет руками словно крыльями. Когда они появились?

Мириту потеряла равновесие, взвизгнула и повисла под хвостом Командора, обхватив его руками и ногами. Командор изогнул хвост на манер атакующего скорпиона, девушка съехала ему на спину и рассмеялась.

– Уф-пуф, уф-пуф – пыхтел Командор, словно древний паровоз из сенсофильма. Стелси почувствовала, как к ней приходит второе дыхание.

– Ещё круг?

– Ещё! – неожиданно для самой себя воскликнула она.

К концу второго круга даже леди Уголёк слегка запыхалась, обе сестрёнки ехали на спине Командора, а от Стелси валил пар. Но она выдержала! Сердечки переполнялись гордостью.

– Всё! Финиш! – прогудел Командор. – Мы идём в бассейн, а сестрёнки готовят аппаратуру.

– Разъём воткнуть, штеккер вставить. Минутное дело, – воскликнула Мириван, съезжая со спины Дракона.

Пока шли до бассейна, Стелси слегка отдышалась. Окунуться в прохладную зеленоватую воду было очень приятно. А потом потоки обжигающе горячего воздуха за две минуты высушили чешую. Стелси уже хотела застегнуть пояс с кармашками, но Командор остановил:

– Не надевай. Прилегание датчиков должно быть полным.

Опять обследование, – догадалась драконочка.

Сестрёнки принесли что-то вроде попоны или одеяла с выходящим из уголка проводом, накинули Стелси на спину, долго разглаживали, оглядываясь на экран компа, и остались очень недовольны.

– Отец, мы так шиш запишем. Надо пасту.

– Ну, надо – так надо, – развел лапами Дракон. – Стелси, ты как думаешь?

Стелси вымазали шею, спину и хвост какой-то белой, липкой, густой массой. Одеяло к ней прилипло, сестрёнки взглянули на экран и остались очень довольны.

– Можно начинать запись. Па, исчезни. Ты фонишь, наводки даёшь.

– Ухожу, ухожу, ухожу, – прогудел Командор. Сестрёнки чему-то захихикали.

– А мне что делать? – пискнула Стелси.

– Жертва науки должна спокойно лежать на алтаре!

Стелси на всякий случай оглянулась. Тётя Уголёк была рядом.

– Порядок! – заявила Мириту минут через десять. – Фаза два! Проверяем леталку.

Стелси с некоторой робостью натянула сенсошлем и закрыла глаза. Мириту пустила запись.

Впечатление от полёта было полным! Настоящее парение в голубом небе. Настоящий, упругий воздух, настоящие облака, настоящая трава где-то далеко внизу…

– Получилось! – радостно воскликнула драконочка.

– Ну и отлично, – отозвалась Мириван, выключая запись. – Хорошего понемножку. Идём скорее в ванну, пока паста не присохла.

Паста успела присохнуть. Одеяло из датчиков кое-как отодрали, потом драконы и сестрёнки долго-долго оттирали спину Стелси тряпочками со спиртом. Но белесоватый налёт на чешуе так и остался. Командор пребывал в радостном возбуждении, отчего у всех было прекрасное настроение.

– Завтра решающий опыт! – сообщил он. – Стелси, ты только не бегай и не прыгай. Перед опытом леталка работать не должна.

И вот наступил этот день. Каким-то чудом драконы опять пронюхали о предстоящем и слетелись к базе. Даже мама узнала новость от подруги и проводила Стелси к домику Дракона. Но внутрь не вошла. Лизнула Стелси в нос и взлетела на скалу к остальным зрителям.

– Утечка! Утечка информации, – заявил Командор и строго посмотрел на сестрёнок, как только Стелси рассказала ему, что вокруг дома на скалах сидят не меньше трёх сотен драконов.

– Мы тут ни при чём! – в один голос заявили Вредины.

– Ой ли… Сейчас пойду и спрошу. У любого дракона спрошу.

Мириамочки густо покраснели. Командор улыбнулся, подмигнул Стелси и погладил сестрёнок по спинкам.

– Итак, начинаем. Сначала – контрольный опыт. Обычная леталка сегодня работать не должна.

Стелси, вздохнув, натянула шапочку сенсошлема. Командор запустил леталку.

– Не-а! – радостно доложила Стелси через пять минут. – Не работает!

– А теперь – новая.

Сестрёнки принесли нечто вроде плаща с капюшоном.

– Ой, опять спину пастой мазать? – ужаснулась Стелси.

– Обойдёмся! – гордо ответил Дракон. – Здесь вакуумные присоски.

Стелси натянула на голову капюшон сенсошлема, сестрёнки подключили кабель к компьютеру, разгладили на спине складки необычного плаща. Ткань чуть заметно гудела и прилипала к чешуе. Было немного щекотно и чуть-чуть страшновато.

По-олетели! – скомандовала Мириту и запустила леталку.

Стелси стояла на вершине одинокой скалы. Эта скала возвышалась, словно палец, посреди ущелья, выветрившиеся стены которого говорили о древности. Где-то далеко внизу серебрилась речка. Порыв ветра ласково пощекотал перепонку крыла. Стелси рассмеялась и бросилась со скалы вниз, в прыжке разворачивая крылья. Тугой, упругий воздух ударил по глазам, наполнил перепонки. Так спокойно парить, не загребая изо всех сил крыльями, она давно уже могла только во снах.

Закладывая виражи то вправо, то влево, драконочка спланировала к речке. Вода была чистой, прозрачной и страшно холодной. А на пробу оказалась ещё сладкой и газированной, как лимонад. Стелси хихикнула и взмыла вверх. Туда, где высоко в небе парил орёл. Она гребла крыльями изо всех сил, но совсем не уставала. Сказочный, прекрасный и свободный полёт…

Орёл оказался ненастоящим. Он парил, широко разведя крылья, а на маховых перьях светились зелёные надписи: «буря», «ураган», «смерч», «ливень», «штиль». На другом крыле – «утро», «день», «вечер», «ночь», «зима», «лето», «осень». На хвосте – «салочки», «погоня I», «погоня II», «воздушный бой», «прятки», «эстафета», «почтальон», «кукарача», «меню-2». Улыбнувшись, Стелси дернула за перо с надписью «воздушный бой».

– А вот дудки тебе, – сообщил орёл голосом Командора. – Думаешь, за месяц можно успеть все игры запрограммировать? Попробуй выбрать другую.

Стелси выбрала «почтальона». Орёл сунул когтистую лапу куда-то под перья, вытащил большой запечатанный конверт и протянул Стелси. На конверте было написано: «Мышке-Норушке от Мириам. Лично в лапки». И нарисован план ущелья, где кружочком со стрелочкой помечен домик Мышки. Стелси огляделась, зажала конверт под мышкой и устремилась к домику Мышки.

Домик нашла сразу. Он был очень маленький, но в остальном – коттедж Великого Дракона один-в-один. На дверце висела крошечная записка: «Ушла к Лягушке-Квакушке». Стелси растерянно огляделась. Невдалеке вскапывала крошечный огород зелёная ящерка.

– Ящерка, ты не знаешь, где живет Лягушка-Квакушка? – спросила Стелси.

– Самас тыс ящеркас. Яс – Сэкондийскийс Норикс. Гдес Лягушкас – не знаюс, затос знаюс, гдес Кикиморас Болотнаяс. А уж онас должнас знатьс, гдес Лягушкас.

– Извините, Норик. А где найти Кикимору?

– Ишь какаяс быстраяс! Сначалас помогис мнес огородс политьс, потомс скажус!

Стелси поняла, что доставка почты курьером – вовсе не простое дело. Сначала ей придётся выполнить кучу заданий, перезнакомиться со множеством персонажей, пройти через массу приключений…

– Ящерка, а Ящерка, скажи, пожалуйста, норики вкусные?

– Ошибкас обращенияс! Клиентс хочетс выполнитьс недопустимуюс операциюс! – завопил Норик и проворно зарылся в землю.

Стелси рассмеялась и распечатала конверт. Письмо было заполнено непонятными закорючками, только снизу приписка: «Письмо написано на мышином языке. Мышиный язык знает Пугливый Койот». И подпись – Мириту. Стелси улыбнулась, свернула письмо трубочкой, засунула в форточку мышиного домика и взлетела. Ничего другого от Мириту она и не ожидала. Было бы очень интересно пройти всю игру, но сегодня она – испытатель. Драконы ждут!

– Ну, как? – спросил Командор.

– Здорово! Замечательно! Великолепно! Всё как настоящее!

– Ура-а!!! – закричали сестрёнки. – Качать папу!

Стелси покосилась на плащ-попону за спиной и осторожно отключила кабель от компьютера. Плащ тут же скользнул на пол. Командор задумчиво потёр подбородок.

– Потребуется не меньше двенадцати типоразмеров для дракончиков различного возраста. Плюс два для взрослых драконов и четыре для самых маленьких дракончиков.

– Зачем? – изумились сестрёнки.

– Это может снять массу проблем на космических и исследовательских станциях. Но главная проблема не в этом… – Командор опять надолго задумался. Сестрёнки переглянулись, захихикали и, подсаживая друг друга, вскарабкались к нему на спину.

– Стелси, давай к нам!

– Э-э! Э-э-э… Вы куда собрались? – изумился Дракон, выворачивая шею на 180 градусов.

– Забыл! Мири, он забыл! Туда, где нас ждут ликующие массы!

– И на самом деле! – хлопнул себя ладонью по лбу Командор. – Вы же растрезвонили по всему свету.

Подхватив Стелси под мышки, он посадил её на шею, сунул в лапки сенсоплащ и прыгнул прямо в окно. В последний момент створки окна стремительно разъехались в стороны, Стелси испуганно взвизгнула, а сестрёнки радостно заулюлюкали. Дракон распахнул крылья и широкими кругами пошёл вверх. Сестренки улюлюкали и вопили что-то радостно-неразборчивое. Драконы один за другим снимались со скал и пристраивались клином за Командором. Описав широкий круг, Командор сел на ровную площадку под балконом базы, снял со спины Стелси, помог спуститься сестрёнкам.

– Ну, вы же взрослые, серьёзные драконы, – обратился он к окружающим. – И поверили двум вертихвосткам, что здесь происходит нечто необычное? О всём необычном полагается узнавать из вечернего выпуска новостей, разве нет?

Тут Стелси увидела в задних рядах родителей.

– Мама, папа, он работает! – закричала она, поднявшись на задние лапки и размахивая над головой сенсоплащом. Драконы ответили дружным рёвом.

– Вот так возникают легенды и дешёвые сенсации, – вздохнул Командор, но его никто не услышал.

Эпилог

– …Если можно, ещё чашечку.

– Пожалуйста, пожалуйста, – Селина отстранила кибера и самолично налила кофе в чашку Командору.

– Спасибо. На чём я кончил? Вы слышали такое понятие – сенсорный голод? Страшное дело. Мозгу не хватает информации, и это хуже физического голода. Так вот, у драконов очень большой – по сравнению с другими видами – объём спинного мозга. У взрослых – порядка пяти килограммов. Это в три раза превышает объём человеческого мозга. Спинной мозг нужен для полёта. Точнее – для управления биогравами. У нелетающих дракончиков спинной мозг испытывает постоянный сенсорный голод. Именно это и воспринимается организмом как тяга к полётам.

Теперь – почему не работали обычные сенсолеталки. Сенсошлем взаимодействует только с головным мозгом. Стоило нам дополнить его сенсоиндукторами для спинного мозга – и проблема решена… Но! – Дракон поднял палец, скосил взгляд на потолок и надолго задумался. – Но есть другое решение проблемы. Я размышляю над этим уже несколько дней. Всего час физкультуры для крыльев – спинной мозг утомлён, и обычные леталки создают впечатление полноценного полёта. Взвесьте, что полезнее для молодых дракончиков: час физкультуры в день и старые сенсошлемы – или новые, не требующие никаких усилий. Здоровье или безделье?

– Выходит, месяц пропал впустую? – огорчилась Стелси. Голосок зазвенел, на глаза сами собой навернулись слёзы.

– Как это впустую? Как это впустую?! – обиделся Командор. – А методика? Ты хочешь сказать, что завтра снова полезешь на шкаф?

Драконочка испуганно покосилась на родителей и поджала хвостик. Командор жутко смутился.

– Уже завтра все драконы от мала до велика будут знать, как правильно использовать сенсошлемы, – торопливо закончил он. – А новые впечатления? А новые друзья? Не хочешь первой сообщить одному чёрненькому задаваке о нашем открытии? У меня есть его адрес.

– И вовсе он не задавака! А как вы узнали про шкаф?

– Царапины, – улыбнулся Командор. – Когда Уголёк подрастала, у нас дома вся мебель была в таких царапинах. Ну, это уже история…