/ / Language: Русский / Genre:love_detective,

Потерянная богиня

Патрисия Симпсон

Семь лет назад Карисса Спенсер, решив выйти замуж за своего возлюбленного, словно парила в небесах от этого романтического и немного авантюрного шага. Она представляла неизбежные трудности, которые могут возникнуть в семье американки и египтянина — человека совсем другой культуры, но считала, что их огромное взаимное чувство поможет одолеть все невзгоды. Увы, блаженство вопреки ее ожиданиям оказалось недолгим… Неужели она была неправа? Неужели она тогда совсем ослепла от любви? Карисса всегда старательно избегала мужчин, которые могли бы завладеть ею полностью и помешать ее карьере скульптора, а встретив Ашериса, она испытывала в первые годы их брака такое полное счастье и такую близость, что отдавалась им без остатка. Как бы она хотела, чтобы те дни вернулись! Ощутит ли Карисса когда-нибудь вновь единство со своим красивым мужем? Или их брак потерял всякий смысл?!

Патрисия Симпсон

Потерянная богиня

Пролог

Балтимор. Больница Джонса Хопкинса.

В палате было тихо как в могиле. Расстроенный Ашерис смотрел, как его жена идет к окну и в ожидании врача глядит на раскинувшийся внизу город. Впрочем, он не был уверен, что она что-нибудь видит. С тех пор как она в Балтиморе, она будто ничего не замечает кругом. Но он ни о чем ее не расспрашивает. В последнее время они вообще почти не разговаривают друг с другом. Тем не менее он не мог не восхититься ее великолепными агатово-черными волосами, уложенными в пучок, нежной шеей, хрупкой фигурой и длинными красивыми ногами. На ней был зеленый, цвета жадеита, костюм, который она часто надевала в дорогу, дополненный украшениями из жадеита и золота ручной работы, купленными ею у друзей-художников в Париже. Как говорят американцы, она выглядела на миллион долларов. Ашерис почувствовал горячее волнение в крови. Когда он в последний раз обнимал ее? Сколько времени прошло с тех пор? Несколько недель? Месяцев? Как же они дошли до этого?

В этом его вина. Если бы он с самого начала полностью доверился ей, то мелкие ссоры не перерастали бы в коллизии. А так один конфликт громоздился на другой, на него — следующий, и Ашерис опомнился только тогда, когда между ними выросла неодолимая стена. Поначалу он пытался объяснить все ее постоянными отлучками, из-за которых им приходилось каждый раз как бы начинать все заново с каждым ее возвращением в их дом в Египте. Но нельзя же вечно дурачить себя! Вовсе не ее профессия скульптора мешала их браку. Все дело было в их разных взглядах на воспитание ребенка. Почему она думает, будто ей известны ответы на все вопросы, когда дело доходит до их не по годам развитой Джулии?

Ашерис встал, решив все-таки поговорить с ней, несмотря на все разделившие их барьеры.

— Карисса!

Она повернулась к нему, и весеннее солнце осветило ее лицо. Ашериса волновала ее красота, которую он стал замечать чаще после того, как они разошлись. В ее больших карих глазах отразились то ли раздражение, то ли печаль. Он не понял, что именно.

— Да? — хрипловато отозвалась она.

Как раз в эту минуту за его спиной отворилась дверь. Ашерис нахмурился и через плечо посмотрел на доктора Эдварда Томпкинса и консультанта-отоларинголога доктора Уолли Дункана. Следом за ними должна была идти очаровательная двухлетняя девчушка, его дочь, и ему пришлось изменить выражение лица, чтобы не огорчить ее: Джулия на редкость чувствительна к тому, какие эмоции владеют окружающими, особенно им.

Ашерис посмотрел на доктора Томпкинса, усевшегося за массивный письменный стол, потом опять на дверь.

— Где Джулия?

— Она пока побудет с сестрой, потому что нам надо поговорить.

— С какой сестрой? — спросил Ашерис и шагнул ближе к столу.

— С моей помощницей Дженнет Бернс, — почему-то виновато ответил доктор Томпкинс. — Она специализируется на работе с детьми и очень надежна.

Карисса смерила Ашериса одним из тех взглядов, после которых его отцовские чувства начинали казаться ему слишком преувеличенными.

— С вашей дочерью все в порядке, мистер Эшер, — вмешался доктор Дункан. — Не стоит волноваться. Сядьте, пожалуйста.

Одолеваемый некоторыми сомнениями, Ашерис вздохнул и сел в кресло, однако расслабиться не смог. Карисса грациозно скользнула в стоявшее рядом кресло, стараясь не касаться мужа. Ему только показалось или она специально наклонилась так, чтобы не коснуться его плечом? Как же ему не хватает ее тепла!

Поправив очки, доктор Томпкинс открыл тетрадь и заглянул в нее. Луч солнца скользнул по его лысине, которую он старательно прикрывал остатками волос. Какое-то время казалось, что он пытается найти в тетради ответы на свои вопросы. Доктор Дункан стоял позади него, скрестив руки на груди. Ашерис чувствовал исходившее от него напряжение.

Наконец доктор Томпкинс покачал головой и поглядел на родителей.

— Скажу сразу, я никогда не видел ничего подобного.

Карисса подалась вперед.

— Что вы хотите этим сказать?

— Хочу сказать, что за сорок лет практики мне не встречалась девочка с таким ранним развитием. И никогда не приходилось читать ни о чем подобном.

Он снял очки и потер переносицу. Ашерис сгорал от любопытства.

— Сначала я предположил, что у нее одна редкая болезнь…

— Болезнь? — переспросил Ашерис.

— Да. Это очень редкое заболевание, но у Джулии не наблюдается никаких его симптомов — не выпадают волосы, не меняются черты лица, нет желания поменьше двигаться. У нее необычное развитие лишь в определенных сферах: неврология, речь, скелет. Мы обнаружили у нее совершенно необыкновенные голосовые связки. Вот почему я пригласил доктора Дункана.

Рыжий доктор кивнул Ашерису и Кариссе, а Ашерис внимательно посмотрел на него, не зная, стоит ли доверять юноше, рыжие патлы которого в беспорядке падают на лоб. На вид он был не старше тринадцатилетнего Джорджа, прислуживавшего в их доме в Луксоре.

Доктор Томпкинс продолжал:

— Ни мои тесты, ни тесты доктора Дункана не в силах объяснить ее раннее развитие. Когда, вы говорите, у нее уже были все зубы?

— В два года. Четыре месяца назад. — Карисса откинулась на спинку кресла. — Я вам говорила, она тогда простудилась.

— Она бредила? — вмешался доктор Дункан. — И все игрушки двигались по комнате сами по себе?

— Да.

Ашерис заерзал в кресле. Зачем его жена все это рассказывает докторам? Зачем им знать о необычайных способностях их дочери? Ведь он уже пытался объяснить Кариссе, что никакие американские доктора им не помогут. И все-таки она настояла на тестах и анализах, словно современная наука в силах разрешить их вопросы!

— Должен сказать, — доктор Томпкинс покачал головой, — что я совершенно ничего не могу объяснить.

Ашерис молчал, резонно думая, что Кариссе сейчас меньше всего нужно его вмешательство. Если он скажет: "Я же тебе говорил!" — то это только ухудшит положение.

— Тем не менее некоторые тесты доктора Дункана имеют удивительный, если не ошеломляющий результат.

— У меня есть своя версия относительно игрушек, — вставил доктор Дункан.

Голос его звучал звонко и радостно, особенно на фоне того печального и торжественного тона, которым говорил доктор Томпкинс. Он достал из папки листок бумаги и подал его Ашерису, подойдя поближе, чтобы указать на нужные графики.

— Вот результат вчерашнего теста, так называемый анализ Фурье.

— Фурье? — переспросил Ашерис. — Что это?

— Метод математического анализа волны, распадающейся на более простые синусовые волны. Наверху диаграмма звуковой волны камертона. Видите, все волны параллельны друг другу?

— Да, — ответил Ашерис, всматриваясь в изображения на бумаге и не понимая, какое отношение это может иметь к его дочери.

— Все эти волны совершенно одинаковы и параллельны, следовательно, не совсем синхронны.

Ашерис кивнул, а Карисса придвинулась ближе, и от ее легкого прикосновения мурашки побежали у него по коже.

— А теперь вот. — Доктор Дункан указал на другой график. — Это диаграмма голоса Джулии, когда я попросил ее повторить звук камертона.

Ашерис взглянул на волну, которая по высоте не отличалась от тех волн, что он уже видел, но делала много зигзагов, пересекая ось то сверху, то снизу.

— Почему здесь только одна волна? — спросил он.

— Хороший вопрос? — Дункан посмотрел на Ашериса неожиданно засверкавшими голубыми глазами. — Я тоже задал себе его. В самом деле, я трижды проделал одно и то же, предполагая, что ошибается машина: слишком быстро она выдала результат. Я подумал, что ей может не хватать материала для анализа.

Карисса внимательно посмотрела на доктора карими глазами.

— И?

— Короче говоря, голос вашей дочери настолько чист, что имеет только один компонент. Один. А это, друзья мои, невероятно!

Карисса обменялась с Ашерисом быстрым взглядом, и он впервые за много месяцев увидел ее такой, какой она была раньше, когда еще не скрывала от него своих чувств. Он потянулся было к ее руке, но она опять повернулась к докторам.

— К тому же, хотя вряд ли вам это интересно, — продолжал Дункан, — когда я вижу такую волну, я знаю, что это звук высокой частотности, ультразвук, который недоступен слуху человека. Например, как свист собаки.

Ашерис сомневался, что линии на бумаге смогут прояснить тайны его дочери, однако промолчал.

— Ну и что это значит? — спросила Карисса.

— У вашей дочери уникальный голос. Во-первых, он необыкновенно чист, а во-вторых, обладает такой высокой частотностью, что, по идее, не должен быть слышим человеческим ухом. Такого голоса я еще не встречал. Я сделал рентгеновский снимок ее связок и нашел нечто вообще удивительное.

— Что же вы нашли? — спросил Ашерис.

— У Джулии две щели в голосовых связках вместо одной. И еще: они гораздо тоньше обыкновенных, из-за чего, возможно, и достигается такая частота вибрации.

Ашерис нахмурился. Ему не нравилось, что двое ученых обсуждают его дочь словно какой-то научный казус. Он уже открыл было рот, чтобы потребовать привести Джулию, однако тут заговорила Карисса.

— Но какое отношение все это имеет к движущимся игрушкам? — спросила она, подаваясь вперед.

— Самое прямое, — ответил Дункан, опережая своего коллегу и усаживаясь на край стола. — У нас есть исследования, которые доказывают, что звуком, то есть голосом, можно двигать предметы в пространстве.

Ну, скажем, небольшие предметы могут быть пойманы между двумя высшими точками волны. — Он опять скрестил руки на груди. — В лаборатории нам удавалось добиться этого эффекта, но только с мельчайшими частицами. Тем не менее такое возможно.

Ашерис положил листок на колени.

— Вы хотите сказать, что игрушки двигал голос моей дочери?

— Может быть. — Ашерис наклонился вперед. Глаза у него горели. — Вероятно, Джулия в беспамятстве стонала или кричала, короче говоря, делала что-то, отчего легкие предметы начинали вибрировать и даже могли подниматься в воздух.

— Она действительно иногда стонала, — подтвердила Карисса. — Но я это не соотнесла…

— И никто бы не соотнес! — воскликнул доктор Дункан. — Это же совершенно невероятно!

— Хватит! — вскакивая с кресла, заявил Ашерис. — Это просто совпадение. Версия!

— Ну конечно, — тоже поднимаясь, согласился с ним доктор Дункан. — Но если провести обследование, то, думаю, я смогу доказать ее правильность. Единственное, что мне нужно, — ваше разрешение поработать с Джулией несколько месяцев.

— Месяцев?! — возмутился Ашерис. — Ребенок должен жить дома, доктор Дункан, а не в лаборатории, где над ним ставят опыты, как над…

— Нет, мистер Эшер, мы бы сделали это не так…

— Она еще слишком мала! Я запрещаю!

Доктор Томпкинс встал со своего места.

— Пожалуйста, мистер Эшер, успокойтесь. Вы же понимаете, как много мы могли бы узнать от Джулии!

— Узнавайте от своих обезьян! Джулия всего лишь ребенок.

— Только телом. Ее умственное развитие во много раз превосходит развитие нормального двухлетнего ребенка. Она — слишком необычный младенец. Поэтому нам бы хотелось как можно больше узнать о ней.

— Джулия не будет предметом научных исследований! — Ашерис вышел из себя, однако не показал этого ни выражением лица, ни голосом. Он лишь крепко сжал зубы. — Я все сказал. Теперь, пожалуйста, приведите Джулию.

— Конечно, — нахмурился доктор Томпкинс и взялся за телефонную трубку. Он что-то быстро приказал своей помощнице и посмотрел на Ашериса. — Мне очень жаль, что вы видите все в таком свете, мистер Эшер, ведь мы ни в коем случае не хотим повредить Джулии.

Ашерис молчал, только взгляд его стал тяжелым.

— Если вы измените свое решение, — опять заговорил Дункан, — я буду счастлив тестировать Джулию. Для медиков она аномалия, с которыми мы не так уж часто сталкиваемся.

Ашерис не успел ответить, потому что дверь отворилась и на пороге появилась его дочь, скорее напоминающая уменьшенную копию взрослой женщины, чем двухлетнего ребенка, своими цвета воронова крыла блестящими волосами, рассыпанными по плечам, золотистой кожей и стройной фигуркой. Она увидела родителей — и лицо ее озарилось радостью.

— Мамочка! Папочка! — крикнула она и бросилась к Кариссе.

— Здравствуй, азиз, — сказала Карисса, употребив арабское слово, означавшее "любимая", когда дочь обхватила ее руками. Она наклонилась и посадила Джулию к себе на колени. — Тебе было интересно с доктором Дунканом?

— О да! У него столько всяких приборов в лаборатории! Он даже позволил мне самой раскрасить картинки моего горла! У доктора Дункана много красок. Семьдесят две, правда, доктор Уолли?

Уолли улыбнулся и кивнул, а Ашерис почувствовал некоторое облегчение от того, что его дочь вновь была рядом с ним. Он перевел взгляд с веснушчатого лица доктора Дункана на безупречно чистое личико дочери и ее умные глазки. Несомненно, они подружились, этого никак нельзя было отрицать.

— У доктора Уолли много всякой музыки. Он дал мне послушать несколько песенок, а потом я сама записала ту, что мне понравилась больше других.

— Ну и какую ты выбрала? — спросил Ашерис, гладя ее по голове.

— "Незабываемое".

— Ту самую? — Карисса удивилась, что доктор Дункан не предложил девочке чего-нибудь попроще.

— Ага, — хмыкнул Уолли. — И знаете, наша Джули Маквулли только один раз ее послушала и сразу запомнила.

— Он меня зовет Джули Маквулли, — хихикнула Джулия. — Правда, смешно?

— Не смешно, потому что тебя зовут иначе, — вмешался Ашерис, стерев со всех лиц улыбки. — Тебе оно не идет, Джулия.

Карисса укоризненно посмотрела на него. Он ответил ей твердым взглядом, переведя его на доктора Дункана и стараясь подавить стыд и ярость, вспыхнувшие в нем из-за ее немого укора. С какой стати она вмешивается?! Где ее уважение к члену их семьи? В прежние времена люди лишались жизни, если осмеливались только взглянуть на королевскую семью. Женившись на Кариссе, Ашерис забыл многие древние обычаи, однако он не потерпит, чтобы искажали имя его дочери!

Современное общество многого лишило его — безграничного богатства, абсолютной власти, ощущения преемственности жизни, религии и управления. Однако современный человек не лишит его самоуважения! Ашерис предполагал, что неразборчивость Кариссы, когда дело касалось обращения с людьми, происходит из ее американского чувства всеобщего равенства, и это сводило его с ума. Она даже не пожелала взять его фамилию, когда они поженились! И ей было плевать на его королевское величие. Однако кабинет врача — не место для дискуссий об идее равенства всех людей и наций…

— Пойдем, Карисса.

Уолли выпрямился.

— Мистер Эшер, я не хотел вас обидеть.

— Доктор Дункан, смею напомнить вам, что Джулия происходит из древнего и очень благородного рода, что всегда и везде подразумевает уважительное к ней отношение.

— Да я просто шутил!

— С какой стати вы "шутите" с моей дочерью?

— Прошу прощения…

Уолли покраснел и посмотрел на Кариссу, словно прося у нее помощи.

— Все в порядке, доктор Дункан, — сказала она. — Спасибо за участие. Джулия, попрощайся со всеми.

— До свидания, доктор Томпкинс, — сказала Джулия, а потом повернулась к рыжему отоларингологу и улыбнулась: — Си ю лэйте, элигэйте[1].

Уолли не удалось скрыть ответной улыбки.

— До свидания, Джулия, — сказал он, обмениваясь с ней рукопожатием. — Был счастлив с тобой познакомиться.

— Джулия, пойдем. — Ашерис обнял дочь и пошел к двери, возле которой остановился. — До свидания, господа. — Он наклонил голову и выжидательно посмотрел на Кариссу.

Она взяла сумочку, но ее задержал доктор Дункан.

— Прошу прощения, миссис Спенсер.

— Да?

— Я прочел в наших документах, что вы выросли в Балтиморе. Вы, случаем, не родственница Джулиана Спенсера?

— Да. Я его дочь.

— Правда? — обрадовался Уолли. — Просто не верится! Знаете, мне очень нравятся работы вашего отца.

— Его египетские работы?

— Нет, его работы по теории звука. Я знаю, что он больше известен как историк, однако его труд о звуке и вибрации дал толчок моим собственным исследованиям в этой области.

— Не может быть! — Карисса в изумлении округлила глаза. — Я даже и не знала, что мой отец занимался чем-то в этом роде.

— Вы разве не читали его работы по кинетике звука?

— Нет. Он интересовался в основном археологией.

— Но не только. Ваш отец был универсальной личностью, миссис Спенсер, поэтому я так и восхищаюсь им. Он умел сопоставлять совершенно, казалось бы, несопоставимые концепции и выводить из них новые теории.

Ашерис видел, как Карисса разрумянилась от гордости за своего отца — ведь кому, как не ему, было знать, что она слышала только плохое о нем от своей матери и бабушки.

— Наверное, вы знаете, остались ли после него неопубликованные работы? Я был бы счастлив помочь вам их разобрать и подготовить к публикации. Ученые должны знать все, что он сделал.

— Доктор Дункан, я никогда не видела его рукописи.

— А в личной библиотеке? Может быть, какие-нибудь старые папки…

— Нет. Я была маленькой, когда он умер. Даже не знаю, что сделали с этими бумагами.

— Стыд и позор! Он намного опередил свое время. — Уолли сунул руку во внутренний карман и достал визитную карточку. — Если вы перемените свое мнение насчет Джулии, меня легко найти по этому телефону.

Карисса взяла карточку и взглянула на балтиморский адрес.

— Приятно было с вами познакомиться, — сказал он, протягивая ей руку и улыбаясь. — Просто не верится — дочь самого Джулиана Спенсера!

Ашерис видел, какое счастливое лицо у Кариссы, как она наслаждается похвалами в адрес своего отца, и пожалел, что улыбка предназначена не ему. Хотя Джулиан Спенсер давно уже умер, его последние дни были все еще покрыты тайной и не раз служили поводом для ссор между ним и Кариссой. В самом деле, никто ничего не знал о последних днях и даже о последних годах жизни Джулиана Спенсера. Какие еще тайны умерли вместе с ним в исчезнувшем сфинксе-убийце много лет назад? И какие из них вернутся, чтобы преследовать прелестную дочурку Ашериса?..

1

Четыре года спустя. Луксор, Египет.

— А теперь, мама, можно открыть ящик? — спросила Джулия, направляясь к двери в сад.

Карисса выглянула из-за скульптуры, над которой работала, чтобы посмотреть на шестилетнюю дочь, которая двигалась с такой грацией, словно вовсе не касалась ногами земли. Иногда, вглядываясь в Джулию, Карисса удивлялась, словно видела ее в первый раз, — так по-взрослому та вела себя.

— Пожалуйста, мама, позволь!

— Я же сказала тебе, что буду работать до семи.

Джулия посмотрела на свои часики.

— Уже семь, мама. Даже пять минут восьмого.

— А, ну тогда все в порядке! Помоги мне убрать здесь, и мы посмотрим, что в ящике.

Джулия вознаградила ее ослепительной улыбкой, доставшейся ей в наследство от отца, и у Кариссы дрогнуло сердце. Сколько времени она уже не видела, как он улыбается? Давно, очень давно… Семь лет назад, когда она выходила замуж за своего египетского возлюбленного, она словно парила в небесах от этого романтического и немного авантюрного шага. Карисса понимала неизбежные трудности, которые должны будут возникнуть в семье американской жены и египетского мужа, — человека из совсем другой жизни и другой культуры, — но считала, что ее любовь к Ашерису и его любовь к ней помогут им одолеть все невзгоды. Теперь она уже во многом сомневалась. Неужели она тогда совсем ослепла от любви? Неужели была неправа в том, что любовь сможет одолеть все на свете? Увы, счастье вопреки ее ожиданиям оказалось недолгим…

Карисса делала все, что могла, чтобы не погасла последняя искра его когда-то огромной любви, но Ашерис становился все молчаливее и все дальше уходил от нее, несмотря на ее попытки приблизить его к себе. Он почти не разговаривал с ней и вообще едва ее замечал, как бы она ни старалась поразить его своими туалетами и прическами, как бы ни придумывала приятные мелочи, без которых любовь теряет смысл. Неужели она перестала его интересовать? От этой мысли ей стало тоскливо, потому что сейчас она любила мужа, пожалуй, даже сильнее, чем в день их свадьбы. От одного взгляда на него она вся трепетала. Он был все так же элегантен, как в тот день, когда они встретились. Его блестящие черные волосы не поредели… Он дал ей все, о чем она только могла мечтать, — богатый дом, великолепные платья, множество слуг. Но больше всего ей хотелось, чтобы Ашерис делил с ней все свои радости и печали, а этого не произошло, и в ее сердце не было счастья.

Вздыхая, она постаралась выбросить из головы мысли о муже, намочила полотенце и накрыла им глиняную скульптуру. Впервые Карисса взялась за лепку человеческой фигуры. Ей хотелось изобразить поющую нагую женщину, которая в восторге раскинула руки, закрыла глаза и обратила лицо к небу. Для первого раза у нее получилось неплохо. Совсем даже неплохо…

Возможно, ее карьера художника закончилась и началась другая жизнь. Семейная. Но как Карисса ни старалась изгнать мрак из этой новой жизни, заполняя часы работой и возней с дочерью, она знала, что в душе ее нет покоя из-за несложившихся отношений с Ашерисом. Она всегда старательно избегала мужчин, которые могли бы завладеть ею без остатка и помешать ее карьере, однако в первые годы их брака были месяцы такого полного счастья и такой близости, что она отдавалась им без остатка. Ее страх потерять свою независимость в замужестве исчез благодаря любви Ашериса. Как бы она хотела, чтобы те дни вернулись! Чтобы она вновь ощутила со своим красивым мужем единство, от которого ничего не осталось после рождения дочери и тем более после приговора специалистов четыре года назад: "Джулия — что-то большее, чем просто папина дочурка".

— Я все сделала, мама. Теперь можно?

Карисса улыбнулась. Ни один шестилетний ребенок не умеет разговаривать так, как она! Английским Джулия владеет безупречно. Ашерис настоял, чтобы в его доме все, включая слуг, говорили по-английски.

— Можно, доченька.

Она накинула на скульптуру клеенку, чтобы защитить ее от мириадов реющих мошек, и последовала за дочерью. Кариссе самой было любопытно, что же такое в ящике, однако она довела работу до конца не только для того, чтобы научить дочь терпению. Она постаралась оттянуть знакомство с содержимым ящика отчасти из страха, потому что уже прочла обратный адрес: Френсис Петри, 33 Бриндлвуд Лейн, Балтимор, Мэриленд, США. Адрес ее холодной и язвительной бабушки, которая теперь заболела. Что она могла послать ей? И зачем ей вообще что-то посылать нелюбимой внучке?

Едва Карисса дотронулась до ящика, как откуда ни возьмись появился Джордж, ее слуга и племянник домоправительницы Айши.

— Сайда[2]! — воскликнул он. — Ящик тяжелый. Давайте я вам помогу.

И он наклонился над ящиком.

— Спасибо. — Карисса приподняла ящик на несколько дюймов. Сколько раз она ему говорила, чтобы он звал ее по имени, а он ни в какую: госпожа и госпожа… Из-за этого она чувствовала себя старой и далекой от нормальных, обычных людей… ну, например, такой, как бабушка Петри. Но Джорджа не переделать. — Давай отнесем ящик в сад. Там попрохладнее.

— Слушаюсь, саида.

Они вошли в тень апрельского вечера, и Карисса вспомнила времена, когда она смело посещала гробницы египетской знати. Какие только тени ни плясали вокруг нее, а впереди была мгла веков, в которую она бросалась очертя голову… Она помнила зловещие шорохи внутри, потому что нельзя было громким разговором нарушать покой мертвых: она еще ребенком усвоила эту истину…

Джулия придержала калитку в сад, а потом побежала следом за всеми к пруду, где пальмы и виноград хорошо хранили прохладу. Со стуком поставив ящик на землю и вспугнув воробьев, которые, суматошно треща крыльями, исчезли среди пальм, Карисса вспомнила летучих мышей в пещерах фараонов и вздрогнула. Оглянувшись, она увидела поднимающуюся в небо луну, освещавшую пока лишь южную стену сада. Днем сад приковывал взгляды своим великолепием, особенно по сравнению с пустыней, начинавшейся сразу за его стеной, однако ночью он производил таинственное и мрачное впечатление. Наверное, Карисса просто была не в духе из-за ящика бабушки Петри.

— Похоже, без ломика не обойтись, — сказал Джордж. — Саида, я схожу за ломом?

— Сделай одолжение! И включи, пожалуйста, лампы.

Она улыбнулась стройному семнадцатилетнему юноше — еще не мужчине, но уже не мальчику.

— Обязательно! — Джордж повернулся на каблуках и бросился вон из сада, сгорая от нетерпения так же, как и Джулия.

Карисса не сводила глаз с ящика.

— Я ведь один раз видела прабабушку Петри, верно? — спросила Джулия.

— Верно. Тебе было тогда два годика, и мы взяли тебя с собой в Балтимор. Ты ее помнишь?

— Она была страшная и не сводила с меня глаз, да?

— Да. — Карисса не позволила себе улыбнуться.

Не стоило, конечно, соглашаться с Джулией; но что поделаешь, если она права.

— Я ей не понравилась, я знаю, — продолжала Джулия, — хотя я, честное слово, совсем не хотела ее сердить!

— Ты хорошо себя вела, моя азиз. — Карисса погладила дочь по голове. — Бабушка Петри всегда такая. Ты тут ни при чем.

— А почему?

— Наверное, потому, что все время злится. Не знаю уж, почему. Она никогда ни в чем не нуждалась.

— У меня, мама, есть теория о таких людях, как бабушка Петри. Они очень одиноки, потому что с ними никто не разговаривает, и они думают, будто их никто не любит. Чем более они одиноки, тем больше злятся. Все дело в общении.

Удивившись, Карисса перестала гладить дочь и взглянула ей в лицо.

— Как ты додумалась до этого?

— Наблюдая за Хамидом.

— За садовником?

— Да. Все думают, что он грубый. Я тоже так думала. А недавно стала думать иначе, потому что поняла.

— Что поняла?

— Что он хромает после полиомиелита. И ему все время кажется, что люди смеются над ним за его спиной. Но я никогда не смеялась, и он постепенно решил, что я не замечаю, как он хромает. Теперь мы с ним друзья.

Карисса смотрела на дочь, поражаясь ее глубокому пониманию людей, недоступному не только маленьким детям, но и многим взрослым. Эта проницательность ей тоже досталась от отца, но, к сожалению, у него это качество никак не проявлялось в семейной жизни. Она уже хотела было расспросить Джулию, о чем они разговаривают с Хамидом, как вдруг зажглись лампы и появился Джордж.

— Вот ломик, саида, — объявил он, протягивая его ей.

— Спасибо.

Она взяла ломик и наклонилась над ящиком, с гордостью ощущая силу в своих руках скульптора. Ашерис не раз говорил ей, что ее массаж — одно из самых больших удовольствий в жизни. Карисса покраснела, вспомнив Ашериса рядом с ней в постели и то, как хорошо ей было ночью в его объятиях. К сожалению, это все уже давно ушло в прошлое и лучше было не мучить себя такими воспоминаниями…

Скрежет отдираемых досок нарушил тишину сада и отвлек Кариссу от ее мыслей. Она заметила стаю чирков, которые, скользнув над водой, попрятались в зарослях папируса на другой стороне пруда. Карисса смотрела на них и думала, что она так же далека от сердца Ашериса, как они от берега моря.

От напряжения на лице Кариссы выступил пот. Правда, солнце уже зашло, но прохладно станет еще не скоро. Она и Джордж с трудом отодрали крышку и поставили ее возле стола гвоздями от себя.

Джулия наклонилась, чтобы заглянуть в ящик.

— О Господи!! — завопила она, от восторга становясь обыкновенной шестилетней девчонкой. — Чего тут только нет!

Карисса отошла на шаг, чтобы лампа получше осветила содержимое ящика. Там были книги в кожаных переплетах, странный металлический диск, похожий на блюдо, старые одежды и игрушки — вероятно, принадлежавшие ее отцу, когда он был мальчишкой, — и закрытая картонная коробка. Карисса ничего не понимала. Зачем ей этот ящик через двадцать три года после смерти отца? Когда Дж. Б. Спенсера (Джейби) раздавило в гробнице-ловушке, его жена все эти вещи отослала в Штаты. А где же был этот ящик двадцать три года?

— Это вещи прабабушки Петри?

— Непохоже. Эти вещи принадлежали моему отцу.

— Тому, которого убил сфинкс? — спросил Джордж, не задумываясь о грубой прямолинейности своего вопроса.

— Да. — Карисса была рада, что в темноте никто не видел ее лица. Неожиданно она заметила конверт, лежавший сверху. — Может, письмо хоть что-нибудь объяснит. — Она открыла конверт и достала листок дорогой бумаги, какой обычно пользовалась ее бабушка. — Здесь сказано, что бабушка продала дом, а ее сестра нашла этот ящик и подумала, что мне будет приятно получить его.

— Значит, это вещи дедушки Спенсера, — уточнила Джулия.

— Да. — Карисса вложила письмо обратно в конверт. Хорошо, что тетушка Елена решила прислать их. Верно, они стоят целое состояние. За них заплачено деньгами Петри, а Карисса никогда не рассчитывала хоть что-нибудь получить из денег бабушки Петри. Да она и не хотела этого. Хорошо бы, чтобы этот ящик стал последней весточкой от нелюбимой старухи. Карисса потянулась за книгой, на которой лежало письмо.

— Журнал. Внизу помечено имя: Дж. Б. Спенсер. — Холодок пробежал у нее по спине. Неужели ее отец вел дневник? Она никогда не слышала о нем. Сколько же здесь должно быть такого, чего она еще не знает о своем таинственном отце! Этот дневник был для нее дороже любых денег.

— Джулиан Бедрани-Спенсер, — с гордостью произнесла Джулия. — Дедушка, в честь которого меня назвали.

— Правильно, — печально улыбнулась Карисса и посмотрела на дочь. — Жаль, что он не дожил до твоего рождения. Он бы тебя очень-очень любил.

— Я бы тоже его любила. — Она потянулась за картонной коробкой. — Мама, можно я открою ее?

— Конечно. Только осторожно. Знаешь, здесь все очень старое и хрупкое.

Карисса занялась дневником, не понимая, почему она позволила себе это замечание, ведь Джулия, в отличие от многих детей, была на редкость аккуратной.

Пока Джулия возилась с коробкой, Карисса уселась в кресло и стала листать пожелтевшие страницы, отчего у нее вдруг зачастило сердце. Большинство записей было сделано авторучкой. Теперь уже такого не увидишь. Почерк у отца был мелкий, и он напомнил ей о последнем письме от него. Из-за этого письма она приехала в Луксор, когда ей было двенадцать лет. Закрыв глаза, она стала вспоминать, что было написано тогда на тонкой гладкой бумаге…

Дорогая моя Карисса!

Теперь, когда ты уже юная женщина и должна понять, как сильно я тебя люблю, я хочу, чтобы ты побольше узнала о семье Спенсеров и о своей матери. Я уверен, что в твоей головке скопилось много вопросов по поводу моих поездок в Египет и твоего будущего. Есть вещи, о которых я хотел бы рассказать тебе сам, поэтому на рождественские каникулы ты должна приехать в Луксор. Здесь твой билет на самолет до Каира. Я встречу тебя в аэропорту. Мечтаю, как буду показывать тебе свои любимые места, особенно великолепный розовый сад…

Не открывая глаз, Карисса вспоминала, с каким восторгом приняла приглашение отца. Она еще никогда по-настоящему не была с ним, вечно мама и бабушка вмешивались в их отношения. Однако радовалась Карисса недолго. Мало того, что бабушка не позволила ей лететь одной, она еще и настояла, чтобы Кристин, мать Кариссы, сопровождала ее, и ясно дала понять Джейби, что он собой представляет, разрушая семью на Рождество. Мало того, что сам все свободное время перекапывает Сахару в поисках Бог знает чего, так он еще хочет и дочь свою оторвать от друзей и семьи! И потом, ни одной двенадцатилетней девочке не понравится проводить время с постоянно занятым работой отцом, даже если он любимый.

Карисса печально вздохнула. Сколько же лет прошло! Она так мечтала побыть с отцом, но никто не понимал, что она дорожит каждой проведенной с ним минутой. Даже он сам. Его почти не было дома. Он пропадал то в университете, то в археологической экспедиции. Ребенком она верила, что он просто очень занятой человек. Теперь же подозревала, что он сбегал от жены и тещи, которые пилили его из-за неудавшейся карьеры адвоката. Наверное, Джейби не понимал, что делает, когда бросал свою дочь на людей, которых сам с трудом терпел. Проживи он дольше, он наверняка бы распознал в Кариссе родственную душу и спас бы ее от одинокого прозябания с бабушкой. Его внезапная и страшная смерть в гробнице-ловушке положила конец мечтам Кариссы, тем более что она была свидетельницей происшедшего, отчего ей было еще тяжелее это пережить.

Через шестнадцать лет после смерти отца она встретилась с Ашерисом, и ей показалось, что о такой душевной близости, как у них, можно только мечтать. Когда же их отношения после рождения Джулии изменились, она вновь замкнулась в молчании и обиде, все еще любя Ашериса и мучась тем, что он покинул постель. Она не желала ни о чем его спрашивать и была слишком горда, чтобы показать ему, как рыдает по ночам, брошенная человеком, которого любила всей душой.

Как же так получилось? Они ведь были счастливы! Считали, что созданы друг для друга. Карисса тогда все рассказывала ему. Даже то, что держала в секрете от других, — сны, чувства, фантазии. Он был ей другом, любовником, отцом, братом, исповедником. Благодаря Ашерису она наконец избавилась от чувства вины за смерть отца. Это Ашерис освободил ее от многолетнего груза — лучшего подарка она ни от кого не могла бы получить.

Почему же они теперь не разговаривают? Может быть, Ашерису это больше не нужно? Почему он закрылся от нее и теперь по многу часов проводит вне дома? Неужели так поступают все мужчины после медового месяца? Ей не у кого было спросить об этом, и у нее не было ни одной подруги, чей брак она могла бы сравнить со своим.

— Мама, ты слышала, что я сказала? — нахмурившись, спросила Джулия.

— Прости, азиз. Я задумалась. Что ты сказала?

— Я просила тебя посмотреть, что это такое в коробке.

Карисса взглянула на шкатулку из сандалового дерева в виде кошки, очень похожей на сфинкса. Она никогда ее раньше не видела.

— Какая красивая… — прошептала Карисса, подойдя поближе. Кто бы ни вырезал эту вещицу, он был настоящим мастером, гораздо талантливее ее самой. Она почтительно провела рукой по голове и шее кошки-сфинкса, потом по спине и ощутила под руками неровности, которых не должно было быть. Вместе с Джулией и Джорджем она склонилась над кошкой. Странно, но ее, кажется, ремонтировали.

— Может быть, дедушка Джулиан ее уронил? И она сломалась?

— Разлетелась вдребезги, то есть? — не удержался от ехидного замечания Джордж, который не мог оставить последнее слово за девчонкой, да еще за такой малышкой.

— Кто-то ее опять собрал, — проговорила Карисса. — Да, это так.

Джордж поджал губы.

— Почему же ее тогда не выбросили, а потратили уйму времени на то, чтобы склеить?

— Может быть, она была слишком ценной, чтобы ее выбрасывать, — ответила Джулия, не обращая внимания на попытку Джорджа доказать свое превосходство. — Может быть, это была не просто деревянная шкатулка, а память сердца моего дедушки?

Джордж хмыкнул, не сводя глаз с кошки.

Карисса мысленно улыбнулась обмену мнениями между дочерью и Джорджем и пожелала, чтобы Джулия всегда умела отстоять свое мнение. Карисса знала, что Джулия гораздо сильнее, чем она была в ее возрасте, и сделала все, чтобы ее дочь научилась уважать себя.

— Давайте посмотрим, что внутри.

Она осторожно подняла верх и ощутила сильный запах сандалового дерева.

— Смотрите, кристаллы! — воскликнула Джулия.

— Кристаллы?! — не поверил Джордж.

— Это не кристаллы. — Карисса взяла в руки один из металлических шпилей длиной не больше шести дюймов. — Маленькие обелиски… Джулия, они похожи на обелиск Клеопатры.

Она подняла шпиль острием вверх, и он стал похож на крошечную пирамиду. Все не отрываясь смотрели, как Карисса поворачивает ее кругом.

— Из чего это? — спросил Джордж. — Из золота?

— Нет. Золото было бы желтее. Скорее всего, это сплав золота и серебра.

— Наверное, они очень ценные, — вздохнула Джулия. — Как ты думаешь, они очень старые?

— Не знаю. Папа никогда не упоминал о шкатулке.

Джордж сунул руку внутрь и вытащил сложенный лист бумаги.

— Посмотрите, саида, здесь записка. Может быть, ее написал ваш отец?

Заинтригованная Карисса взяла у него потрепанный на углах листок, который, верно, не одну сотню раз разворачивали и складывали вновь. Когда она развернула листок, из него выпали пять засушенных лепестков розы.

— Ой! — воскликнула она, не желая ничего терять из того, что принадлежало ее отцу.

— Мамочка, я найду.

Джулия встала на колени и быстро собрала все пять лепестков, аккуратно сложив их в ладошках, чтобы с ними ничего не случилось, пока она вставала на ноги.

— Спасибо, солнышко.

Карисса с первого взгляда узнала руку своего отца.

"Ташариана!

Еще Роберт Бернс писал, что любовь как красная-красная роза, которая цветет в июне, и как самая нежная мелодия. Пусть этот цветок и эта музыкальная шкатулка всегда напоминают тебе о моей любви. Когда мы не вместе и тебе одиноко, заведи музыкальную шкатулку, любимая Таша, и подумай обо мне, как я всегда думаю о тебе. Обещаю, что скоро мы навсегда будем вместе.

С любовью, Джейби С."

Карисса вздохнула, радуясь тому, что незнакомое имя помешало ей прочитать письмо вслух. Кто такая эта Таша? Одна из любовниц отца? Мама всегда называла Джейби юбочником и считала, что его бесчисленные поездки в Египет связаны с женщинами. С помощью Ашериса она уже давно убедилась, что Джулиан Спенсер был не юбочником, а ревностным египтологом-любителем, которому непременно надо было разгадать тайны прошлого. Постепенно она стала разделять веру Ашериса в ее отца и заподозрила существование каких-то дурацких причин, вынуждавших ее мать обвинять отца в двуличии. Но откуда здесь письмо? Кому он поклялся в вечной любви? И когда?

— Мама! — Джулия коснулась ее руки. — Что в записке?

— Ничего. Совсем ничего об этих вещицах. — Карисса постаралась собраться с мыслями прежде, чем Джулия начнет свои расспросы. — Кстати, там написано, что это музыкальная шкатулка.

— Да?

Джулия стала внимательно рассматривать ее на свету.

— Да вот же! — воскликнул Джордж. — Внизу.

Девочка ощупью нашла маленький металлический ключик.

— Поверни его! — скомандовал Джордж.

Джулия смерила его презрительным взглядом и стала поворачивать ключ.

Они недолго наслаждались незамысловатой мелодией.

— Она сломана! — чуть не заплакала Джулия.

Словно не желая ее расстраивать, музыкальная шкатулка заработала вновь, и они трижды прослушали мелодию, пока она не стихла сама собой.

Джулия вздохнула.

— Как здорово! Мама, ты не знаешь, что это за песня?

Карисса стряхнула с себя наваждение.

— Название?

— Да.

Она подумала немножко и промурлыкала пару тактов.

— Классика. Дворжак. Одна из его симфоний.

— К ней есть слова?

— Знаешь, кто-то очень давно сделал из нее популярную песню. Дай подумать. — Карисса закрыла глаза и стала вспоминать. — "Речная дорога, речная дорога бежит к морю света. Речная дорога, я вернусь, потому что мечтаю об этом".

— Речная дорога… Это Нил?

— У Дворжака — нет, — ответила Карисса, протянув руку, чтобы взять у Джулии лепестки. — Но здесь, наверное, да.

— Дедушка Спенсер очень любил Нил, да?

— Да. Он любил Нил. Он здесь вырос.

Карисса положила лепестки на письмо отца, адресованное неведомой женщине. Может быть, он любил Нил и эту женщину с его берега больше, чем кого-либо в своей жизни… Карисса постаралась не дать отчаянию проникнуть в душу. По крайней мере, по ее лицу ничего не должно быть видно. А как же ее мать? Неужели Джейби никогда не любил Кристин Петри? А если любил? Тогда, значит, между ними что-то произошло, что-то невыразимое и необъяснимое, как между ней и Ашерисом.

Кто была эта Ташариана?

2

Карисса беспокойно перебирала вещи в ящике, а Джулия уселась на берегу пруда с музыкальной шкатулкой. Карисса не обращала внимания на то, что девочка прелестным голоском напевала понравившуюся ей мелодию Дворжака. Джулия любила бывать одна и постоянно что-то напевала, словно ее душа через эти напевы соединялась с окружающим миром, а Карисса иногда замечала, что вибрируют лежащие рядом с ней вещи — ножницы, ручки, например, — однако она никогда не говорила об этом с дочерью, и Джулия пребывала в неведении относительно воздействия ее голоса на все вокруг: в основном потому, что обычно она чем-то усердно занималась. Вот и теперь ее вниманием завладело крошечное подобие пирамиды, которое она держала в руке и рассматривала со всех сторон.

Карисса улыбнулась и вновь занялась содержимым ящика. На самом дне она нашла несколько блокнотов с описаниями экспериментов и выводами — похоже, именно ими интересовался доктор Дункан. Карисса пролистала их, с трудом разбирая бисерный почерк отца. Она ничего не понимала в его изысканиях. Наверное, придется все-таки связаться с доктором Дунканом и предоставить ему возможность поработать с записями Джейби. Карисса улыбнулась. Она радовалась случаю, второму в ее жизни, поближе познакомиться с отцом. Вот уложит Джулию, свернется калачиком в постели и примется за первый блокнот Джейби. Будет читать и читать. Пока не уснет. Ашерис все равно опять задержится в университете.

— Мама!

Карисса очнулась, испуганная неожиданной настойчивостью в голосе дочери.

— Мама, посмотри!

Джулия стояла возле самого пруда и, напрягшись, показывала на воду, словно страшась чего-то.

— Что там? — спросила Карисса.

Джулия не повернулась к ней. Она стояла и смотрела на воду, не в силах ничего сказать. Такого с ней еще не бывало, и Карисса бросилась к дочери.

— Смотри… — прошептала Джулия.

— Что там?

Карисса ожидала увидеть что-нибудь необычное, какого-нибудь особенного карпа или даже мертвое животное, но не увидела ничего, кроме отражения луны в воде.

— Ты не видишь?

— Что? — повторила Карисса.

— Даму! — Джулия еще больше подалась вперед.

— Я ничего не вижу, азиз.

— Не может быть!

— Что? — Карисса переводила недоуменный взгляд с пруда на дочь и обратно. — Ну что, Джулия?

— Нет, нет! Ее нет! Она исчезла!

— Кто?

— Дама в воде.

Джулия покачала головой и стала бегать по бережку, заглядывая со всех сторон в воду, как будто луна мешала ей видеть, хотя она никак не могла мешать из-за встававших на ее пути пальм.

Кариссу напугало волнение дочери.

— Джулия, пожалуйста, постой минутку и расскажи, что ты видела!

Джулия повернула к ней круглые от удивления глаза, а потом опять уставилась в пруд.

— Я ее видела вот тут, мама! Она была как живая, а потом взяла и исчезла!

— Кого ты видела?

— Даму. Она была очень красивой. У нее длинные черные волосы и печальные глаза. И еще она сказала, что ее зовут Ташариана.

У Кариссы холодок пробежал по спине.

— Как ее зовут?!

— Ташариана. Странное имя, правда?

— Очень странное. — Кариссе казалось, что это говорит не она. — Ты говоришь, что видела ее в воде?

— Не совсем так. На воде.

— Она стояла на воде?

— Нет. Я видела ее как в зеркале. Она двигалась и говорила — ну, как в телевизоре.

— Что она сказала?

— Сказала, как ее зовут, а потом стала говорить о себе. По-моему, ей хотелось кому-нибудь рассказать, что с ней случилось в жизни.

— И она исчезла?

— Да. — Джулия нахмурилась. — Она исчезла так же быстро, как появилась. Ой, мамочка, я никогда ничего подобного не видела!

Карисса положила руку ей на плечо.

— Жалко, что я ее не видела.

— Очень жалко, — вздохнула Джулия. — Мамочка, я ничего не придумала.

— Я верю тебе.

— Но ведь все это странно, правда?

— Правда.

В это мгновение музыкальная шкатулка перестала играть, и Джулия наклонилась, чтобы поднять ее с земли. Карисса обратила внимание на то, что крышка снята, а один из "обелисков" торчит внутри шкатулки.

— Что это? — спросила она у дочери.

— Я нашла какие-то знаки на пирамидках, — сказала Джулия, вытаскивая металлический прутик. — Посмотри внизу. Там маленький иероглиф.

— Знак жизни.

— Ага. А в шкатулке есть дырочки. Видишь? И тоже иероглифы.

Карисса наклонилась над шкатулкой.

— Ты вставила эту металлическую штучку с иероглифом жизни в дырочку, помеченную таким же иероглифом?

— Да. Мне показалось, что они должны иметь что-то общее. А потом я услыхала и увидела даму на воде.

— Странно… — тихо проговорила Карисса.

— Мамочка, это необычная шкатулка. Может быть, поэтому ее так тщательно ремонтировали?

Карисса посмотрела на серьезное личико шестилетней дочери. Она чуть было не посмеялась над ее серьезностью, но побоялась ее обидеть.

— Наверное, так и есть, азиз. Тем не менее тебе пора спать. Мы оставим все до завтра.

— Нет, мамочка!..

— До завтра, — твердо произнесла Карисса.

— Ну ладно, — вздохнула Джулия.

Карисса потянулась за шкатулкой, желая забрать ее у дочери, потому что ей вдруг пришло в голову, что странные свойства Джулии как-то связаны с ней. Джулия неохотно отдала шкатулку, и Карисса, закрыв ее крышкой, унесла в дом.

Джулия настойчиво просила, чтобы ей дали на ночь послушать песенку, и Карисса согласилась, сама с удовольствием внимая звукам, заполнившим детскую. Джулия лежала на спине с закрытыми глазами и вслушивалась в мелодию, а на губах ее блуждала легкая улыбка. Когда песня закончилась, Карисса осознала, что все время думала о Ниле и о пустыне. Что же это за песня, которая погружает в странный транс? Расстроившись, Карисса тряхнула головой и встала.

— Спокойной ночи, азиз, — тихо сказала она и наклонилась, чтобы поцеловать дочь в лоб.

Джулия спала.

Выйдя из ее комнаты, Карисса поспешила в сад к ящику с отцовскими вещами. Она прихватила с собой и шкатулку, собираясь положить ее обратно в картонную коробку, но, подойдя к пруду, вновь увидела висевшую над ним луну и решила сделать то же, что сделала Джулия, — авось, что-нибудь да выйдет. Едва она ступила на песчаный берег, как все лягушки тотчас умолкли и в саду воцарилась тишина. Карисса поставила шкатулку на землю, встала рядом с ней на колени и, напевая мелодию, сняла крышку. Потом она осторожно вытащила металлические пирамидки, нашла ту, что была со знаком жизни, и воткнула ее в соответствующую дырку. В ту же секунду она услышала позади тихий женский голос.

Карисса вскочила на ноги и повернулась к пруду. Так и есть. Женщина с длинными черными волосами, похожими на ее собственные. Глаза у женщины тоже были как у нее. Она показалась Кариссе бледной, но совсем как живой. Женщина говорила, жестикулируя длинными красивыми руками. Карисса услышала, как она назвала себя Ташарианой, а потом повела свой рассказ.

— Я хочу, — произнесла женщина, сверкая темными глазами, — чтобы люди с особым даром узнали мою историю и поняли, что я не сумасшедшая и не врунья. Я никогда не была вруньей, хотя госпожа Хепера, моя учительница пения и мой антрепренер, сделала все, чтобы меня оболгать. Пусть все знают, что я приняла выбор своего сердца и своей души, и он предопределил мое поражение, но если бы у меня была возможность выбирать еще раз, я сделала бы то же самое.

Я пользуюсь колдовством госпожи Хеперы в надежде, что никто не раскроет моей тайны, пока моя дочь или ее дочь в лунную ночь, напевая, не заведут шкатулку. Они увидят картины, взятые из моего сердца или сознания, и будут глядеть на них как бы моими глазами. Я все расскажу языком моего сердца, поэтому им не будет нужды в переводчике. Что может быть понятнее слов души?

Сейчас 1966 год, но я начну с 1958 года, когда мне было шестнадцать лет и я жила в Луксоре.

У Кариссы мурашки побежали по коже. Значит, ее голос был ключом к шкатулке. Неужели она, как и Джулия, властна голосом оживлять металлические пирамидки? Оставив размышления на потом, она стала внимательно слушать Ташариану, боясь пропустить хоть слово. Изображение женщины заколебалось на поверхности и исчезло, а на ее месте, словно на экране телевизора, появилась юная, пышущая здоровьем Ташариана в школьной форме.

Рассказ Ташарианы.

Окрестности Луксора. Египет. 1958 год.

Ташариана услышала, как хрустнула ветка, и испугалась, что ее выследила одна из соучениц или, что еще хуже, одна из воспитательниц, которые глаз с нее не спускали. Она обернулась, но на тропинке никого не увидела и с облегчением вздохнула. Ташариана скользила взглядом по мимозе, по густой прибрежной траве, клонившейся к земле под порывом ветра. С ветки на ветку прыгали птицы, разнообразя зеленый фон мазками алого, желтого, синего цвета. Муравьи шествовали через тропинку, благополучно обходя ее тяжелые полуботинки, а знойный воздух звенел голосами бесчисленных насекомых. Ташариана упивалась тем, что ее окружало, — ведь ей редко удавалось сбежать из школы. У шестнадцатилетней девушки голова кружилась от непривычной свободы.

Она бы не посмела убежать, если бы не записка, переданная ей поварихой, которая была родственницей домоправительницы в семье Спенсеров. Записка была от Джулиана Спенсера, друга ее детства. Он просил ее встретиться с ним на берегу реки, потому что должен сообщить ей нечто важное. Ташариана нервничала. Что ему надо? Неужели он придет за ней? Когда-то он обещал увести ее из школы, как только определится в жизни. Теперь ему восемнадцать. Возьмет он ее с собой или нет? Ташариана часто об этом думала и молила Бога, чтобы Джейби забрал ее из Луксорской консерватории для девушек, где она прожила последние шесть лет.

Она уже хотела найти местечко, чтобы посидеть, как ее взгляд привлекло движение возле реки. Ташариана увидела молодого человека, вылезающего из лодки. Он вытащил лодку на песчаный берег, пока Ташариана с бьющимся сердцем шла ему навстречу. Неужели это Джулиан? Слишком он высокий и широкоплечий в отличие от того юноши, которого она в последний раз видела несколько лет назад. Что же ей делать, если он окажется чужим не только с виду?

Она быстро спряталась за пальму, надеясь, что серо-голубая форма ее не выдаст, и стала наблюдать за мужчиной с короткими черными волосами.

Сердце у нее чуть не выпрыгивало из груди. Правда, раза два она украдкой видела Джейби, но свыкнуться с его изменившейся внешностью не могла. За последние два года Джейби из юнца превратился в красивого мужчину с резкими чертами лица и по-египетски черными волосами, постриженными по современной моде. Правда, одна упрямая прядка все-таки упала ему на лоб. Нетерпеливым жестом он отбросил ее назад и оглянулся. Ташариана хорошо помнила этот жест, поэтому она выпрямилась за пальмой и улыбнулась.

Джулиан повернулся, и несколько минут они стояли, не сводя друг с друга глаз.

Он выглядел слишком взрослым для своих восемнадцати лет. Куда девалась юношеская угловатость? Плечи у него раздались, мышцы затвердели, подбородок покрывал черный пушок, а глаза горели такой самоуверенностью, что Ташариана застыдилась своей школьной формы. Что он думает о ней? Наверное, она выглядит совсем девчонкой. Он уже успел повидать мир, выучиться и вырасти, а она как была узницей, отрезанной от всего и всех школьным забором, так и осталась.

— Джулиан, — несмело позвала она, выходя из-за пальмы.

— Таша!

Он бросился к ней.

Она еще ничего не успела сообразить, как он обнял ее и прижал к себе. Раньше он никогда ее не обнимал, и она испугалась и обрадовалась одновременно. Бывало, он держал ее за руку, но не более того. Она привыкла думать о нем как о брате или о друге, но не как о возлюбленном. По крайней мере, до этой минуты, когда ее груди коснулись его груди, все было именно так. Вдруг в одно мгновение она стала совсем другой. Она почувствовала себя женщиной. Что же теперь будет? Ташариана не знала, как себя вести, куда девать руки, что сказать, зато ее переполняло блаженство от того, что она чувствовала на себе его руки, прижимавшие ее к сильному мужскому телу.

Прежде чем она заговорила, он отступил на шаг и взял ее за руки.

— Дай на тебя посмотреть!

Она не отводила от него глаз, и по его сияющему лицу поняла, что он доволен ее лицом и фигурой.

— Ты выросла!

— Ты тоже, — улыбнулась она.

— Ты красавица!

Ташариана зарделась.

— Да нет, ты всегда была красивая, Таша, а теперь… просто с ума сойти!

— Джулиан! — отпрянула она от него.

Она прошла на середину полянки, и Джулиан последовал за ней, не сводя с нее взгляда, который жег ей спину.

— Как ты? — спросила она. — Как твоя мама?

— Хорошо. Прекрасно. Ох, Таша, как здорово снова видеть тебя! — Он рассмеялся, и в глазах его запрыгали чертики, словно он снова стал мальчишкой, с которым она привыкла играть. — А ты как тут?

— Нормально.

— Нормально?

— Джейби, ты же знаешь, я не люблю школу. Мне здесь одиноко.

Улыбка сползла с его лица, и он положил руку ей на плечо.

— Я знаю, Таша.

— Не могу дождаться, когда уеду отсюда. Уж что-что, а школу я никогда не вспомню.

У него потемнело лицо, и Ташариане стало неловко. Если бы он пришел забрать ее, он вел бы себя иначе. Мечта о свободе разом потускнела.

— Джулиан, — прошептала она, — ты меня не заберешь отсюда?

— Нет, Таша, не сейчас. Я…

Она отвернулась, словно отвергая его и не желая, чтобы он видел отчаяние на ее лице. Она и сама до конца не понимала, как рассчитывала на него. На его помощь. Зачем же он тогда передал ей записку? Какая же она дурочка!

— Таша!

Он встал за ее спиной и попытался положить ей руки на плечи, но она сбросила их и пошла к реке. Она не хотела показывать ему, как разочарована. Зачем? Он только расстроится и будет считать себя виноватым. Джейби не несет за нее ответственности, и она не позволит ему сыграть роль спасителя. Кроме того, скоро она вырастет, станет совсем взрослой, и им придется ее отпустить. Если Джейби увезет ее и будет о ней заботиться, она попадет к нему в зависимость, а ей больше не хотелось никакой зависимости ни от кого.

— Таша! — позвал Джулиан и припустился за ней следом.

Она остановилась там, где кончалась тень и вовсю палило полдневное солнце, и взяла себя в руки. Много лет ей приходилось прятать свои чувства, и теперь это не составляло для нее труда. Джейби уже не увидел разочарования на ее лице. Она стояла и смотрела на воду с таким равнодушием, которое часто сравнивают со смертью.

— В чем дело? — спросил Джейби. — У тебя все в порядке?

— Да.

В ее голосе не было жизни.

— Ты думала, я приехал за тобой? — спросил он срывающимся голосом.

— Нет. С чего бы это?

— Я тебе обещал.

У нее не осталось ни малейшей надежды. Она посмотрела на него и увидела, что он расстроен. Сожалея о том, что своими мечтами о свободе испортила их свидание, Ташариана коснулась руками его рубашки.

— Джейби, прошло много лет. Забудь.

Он печально посмотрел на нее.

— Таша, мне бы хотелось увезти тебя отсюда, но я не могу.

— Я знаю.

— Теперь мне даже не хочется говорить, зачем я приехал.

— Ничего. Все в порядке. — Она храбро улыбнулась ему. — Зачем ты приехал, Джулиан?

Он долго смотрел на нее, а потом хрипло сказал:

— Попрощаться.

— Что?!

Она подумала, что сейчас у нее остановится сердце, и прижала руки к груди.

— Я хотел тебе сказать, что меня приняли в Итон. Через неделю я уезжаю в Англию.

— В Англию? — повторила она, не понимая смысла того, что он сказал. В ушах у нее шумело.

— Таша, я буду учиться в университете. Это редкая возможность. Мне повезло…

— В Англию? Ты едешь в Англию?

— Ненадолго. На каникулы я приеду. И буду тебе писать. Ох, Таша, не смотри на меня так! Я думал, ты меня поймешь. Думал, ты порадуешься за меня.

— Конечно, просто мне не верится, что ты будешь так далеко.

— А ты представь, что я в Луксоре. Мы и здесь нечасто видимся.

— В Англию! — Она сжала пальцы. — Не может быть. Ты будешь очень далеко! Мы больше не будем вместе!

— Таша, не думай об этом. Ты неправа.

Он посмотрел ей в глаза, и Ташариана постаралась, чтобы он не заметил в них отчаяния. И все-таки она расплакалась.

— Неужели ты не понимаешь? — сказал он, притягивая ее к себе. — Я должен. Я получу профессию, сделаю карьеру, у меня будут деньги.

— Ты бросаешь Египет. Ты бросаешь меня.

— Нет, Таша, никогда.

Ее сердце было разбито. Даже в самых дурных снах она не представляла, что наступит день и Джейби скажет ей, что уезжает из Египта. Стоит ему покинуть нильскую землю, как он забудет свою подружку, родной дом, детство.

— Мы всегда будем вместе, Таша, — сказал он, обнимая ее. — Я тебя люблю.

Когда до нее дошло, что он сказал, он уже крепко прижал ее к себе и коснулся теплыми губами ее губ. Она не двигалась. Просто стояла и позволяла себя целовать. Но вдруг ожила ее любовь к нему, и она обхватила его за шею, изо всей силы желая, чтобы он целовал и ласкал ее. Какую же пустую она вела жизнь, лишенную любви и доброты! Она знала только дисциплину, уроки, пение, но ведь у нее еще есть душа! Ей нужна помощь. И Джулиан помогал ей руками, губами, ласками — всем, что мужчина дает женщине, когда искренне любит ее.

— Ох, Джулиан!

Она прижималась к нему, ласкала его спину, расправляла плечи, освобождая силу мужчины своими ладонями.

Она закрыла глаза и трепетала в его объятиях, пока он набирался смелости и гладил ее шею, спину, ягодицы, ноги. Ташариана вздохнула и еще ближе прильнула к нему, потеревшись грудями о его грудь и наивно провоцируя его разрушить последнюю преграду между ними.

Они не могли разнять объятий, как не могли положить конец поцелуям. Детская дружба переросла в нечто большее. Теперь они были взрослыми мужчиной и женщиной, и почти неодолимо было искушение познать друг друга до конца, но Ташариана знала, что Джейби должен уехать, и не могла отдаться ему, а потом отпустить его на все четыре стороны. Она не могла насладиться его любовью, а потом ничего не знать о нем много лет.

Тяжело дыша, она отодвинулась. Губы у нее распухли, груди требовали прикосновения его рук, но здравый смысл взял верх.

— Таша, — прошептал Джейби, пытаясь вновь привлечь ее к себе.

— Хватит, Джулиан. Хватит.

— Ты права. — Он облизал губы и пригладил волосы, стараясь взять себя в руки. — Я потерял голову.

Неохотно отпустив ее, он сказал:

— Подожди. У меня есть кое-что для тебя.

Еле передвигая ноги, он поплелся к лодке, вытащил из нее сумку и пошел обратно, пока Ташариана с радостью и печалью наблюдала за ним.

Джейби протянул ей бумажную сумку.

— Это тебе, — сказал он. — Прощальный подарок.

Ташариана взяла сумку и вытащила из нее шкатулку в виде кошки.

— Какая красота! — не удержалась она. — Где ты ее отыскал?

— На базаре. Это музыкальная шкатулка. Заведи ее.

Улыбаясь сквозь слезы, Ташариана нашла ключик и повернула его. Нежная мелодия полетела над поляной. Она посмотрела в лицо Джейби, сиявшее нежностью, которая согрела ее сердце.

— Спасибо, — пролепетала она.

— Там еще кое-что внутри. Но ты посмотришь, когда я уйду. Хорошо?

— Хорошо. — Она смотрела на него сквозь слезы и гладила ладонью ему щеку. — Джулиан, я буду очень скучать по тебе.

— И я тоже буду скучать по тебе. Честное слово!

— Я каждый день буду думать о тебе.

Он опять обнял ее и поцеловал, осушая ее слезы, а она, возвращая ему ласки, никак не могла понять, откуда ей взять силы отпустить его, сказать "до свидания", как вдруг они услышали чей-то вскрик.

— Мисс Хигази! — прошипела госпожа Эмид, начальница консерватории.

Сзади нее, как три стража, шли администраторши, и госпожа Эмид, словно чувствуя их поддержку, метала громы и молнии. Скрюченным пальцем она ткнула в Джулиана.

— Сейчас же отойдите от этого молодого человека!

3

Ташариана не в первый раз видела госпожу Эмид в гневе, но в таком — никогда. Испугавшись лютого выражения ее глаз, она покорно вернулась в школу, зная, что если оглянется на Джулиана, то подвергнется еще более тяжелому наказанию. И все-таки она оглянулась. Джейби стоял в нерешительности, не зная, что делать. Начальница прикрикнула на нее, и, в последний раз взглянув на друга детства, она зашагала обратно в свою пустую и скучную жизнь, прижав к груди музыкальную шкатулку. Ташариана была так расстроена новостями Джейби, что совершенно не думала о наказании, которому должна была подвергнуться за ослушание.

Вот и ворота. Все так же молча они миновали лестницу и холл по дороге к кабинету начальницы. Ташариана вошла в загроможденную вещами комнату и с удивлением услышала, как госпожа Эмид захлопнула дверь.

— Ты! — крикнула начальница в ярости. — Ты с самого начала доставляла нам одни неприятности!

Ташариана отступила к книжному шкафу, еще крепче прижав к груди шкатулку. Странное дело: она почти не нарушала правила, но ее вечно наказывали за чужие грехи и просто так. Однако спорить с начальницей не стоило — себе дороже. Тем не менее время от времени ее упрямая натура давала себя знать, и она не желала стыдливо опускать голову, особенно если ей нечего было стыдиться. Вот и сейчас Ташариана стояла с высоко поднятой головой.

— Ты торгуешь собой!

— Нет!

— Лгунья! Ты нарушила наши правила и назначила свидание мужчине!

— Он — мой друг детства. К тому же он уезжает. Вы, конечно же, не…

— Молчать!! — завопила начальница.

Она подошла к Ташариане и вырвала у нее из рук музыкальную шкатулку.

— Это что, плата за услуги? Сколько раз ты с ним встречалась? Шлюха!

Ташариана побледнела. Госпожа Эмид не имеет права называть ее так.

— Я не шлюха!

— Молчать! Твое дело отвечать на вопросы!

Ташариана крепко сжала зубы, стараясь сдержать гнев и боль и прекрасно понимая, что ее жизнь и смерть в руках начальницы. Если ее выкинут из школы, лишат крыши над головой и куска хлеба, положенных ей по государственной программе помощи бездомным детям, то куда она пойдет? Ее родители умерли. Родственников нет. Джейби скоро уедет. К кому ей обратиться за помощью?

— Ты скоро пожалеешь о своем поведении, — зловеще сказала госпожа Эмид. — Есть только одно наказание, которое навсегда отучит тебя бегать к мужчинам.

Ташариана мигнула, оскорбленная ее словами.

— Что же до этого, — сказала начальница, глядя на музыкальную шкатулку, — то у тебя не останется никаких памяток о твоем позорном поведении.

Не успела Ташариана крикнуть, как начальница со всего маху бросила шкатулку на мраморный пол, и она разлетелась на маленькие кусочки, среди которых Ташариана заметила зеленый стебель. Неужели Джейби принес ей цветок?

— Моя шкатулка! — закричала она в отчаянии и наклонилась, чтобы подобрать, как оказалось, розу.

— Оставь! Поверь мне, у тебя будут более серьезные основания для огорчения. — Госпожа Эмид позвонила секретарше. — Позовите доктора Ширази. Назначьте операцию на сегодня в семь вечера.

— Слушаюсь, госпожа.

Начальница встала рядом со своим столом и холодным взглядом смерила Ташариану.

— Не стоило бы вообще-то назначать операцию. Надо было бы всем показать, какая ты шлюха.

Ташариана сделалась белая как мел. Теперь настал ее черед пройти через обрезание. Многие девочки уже давно через это прошли. А Ташариану почему-то не трогали. Может быть, потому, что ее родители умерли рано и никого всерьез не интересовала ее судьба. Вероятно, никто не верил, что она сможет стать женой египтянина. Обычно организацией обрезания занимается мать девочки или ее тетка. И это все равно что проколоть уши. Одна из девочек помогла ей проколоть уши…

— Обрезание? — шепотом спросила Ташариана.

— Да. Может быть, когда у тебя вырежут искусительный орган, ты перестанешь бегать к мальчишкам. К тому же иначе тебе не найти мужа, ведь тебе придется убедить его в твоей невинности.

— Я невинна.

— Не лги, Ташариана Хигази. Уж я-то знаю, какая ты. Меня ты не проведешь. — Она села в кресло. — Пока тебе придется побыть в одиночестве. Помолись, чтобы очиститься от греха прелюбодеяния.

— Я ничего не сделала!

— И от вранья.

— Я не…

— Больше до конца дня ты не скажешь ни слова. Ни одного слова, или целый месяц пробудешь в одиночной камере.

Ташариана прикусила язык, зная, что начальница не любит пустых угроз. Один день она не прочь провести в одиночестве подальше от всех, но целый месяц в комнате без окон, в которой совсем нечем заняться!

Злая и испуганная, Ташариана вышла следом за начальницей из кабинета, оставив на полу разбитую музыкальную шкатулку.

Дверь одиночки со стуком затворилась. Ташариана уселась на матрас и, поставив локти на колени, подперла ладонями подбородок. Джейби уезжает из Египта, а ей предстоит операция. Несколько девочек вообще не вернулись после такой операции, но никто не сказал, почему. Ташариана испугалась, что ее тоже зарежут, хотя все египетские женщины должны проходить через это. Ни один мужчина не возьмет в жены девицу, которая ради плотских удовольствий может нарушить священные обеты. Сексуальное удовольствие — не такая уж высокая плата за пожизненную защищенность. И все-таки Таша была уверена, что они не знают, о чем говорят, потому что ни одна из них не была с мужчиной.

Нетронутые половые органы были знаком распутницы или женщины, отвергнувшей старинный обычай, либо которой круто пришлось в жизни. Ташариана считала, что это несправедливо. От мужчины ведь не требовалось ничего такого. Они ничего не лишались. И им не надо было оставаться девственниками до первой брачной ночи. Жизнь не баловала Ташариану. К тому же она не была уверена, что у нее хватит сил отвергнуть обычай. Как еще Джейби посмотрит на это? Будет ли он огорчен? А с англичанками ничего не делают? А с американками? Ничего-то она не знает… Чужих об этом не спросишь. Ташариана нахмурилась, испугавшись, что не переживет операцию, и ее сердце ожесточилось еще больше против Луксорской консерватории для девушек.

Ташариана проснулась утром и не поняла, почему она в лазарете. Солнечные лучи щедро вливались в комнату через окно над ее головой, и Ташариана попыталась сесть, но чуть было не закричала от боли между ног. Медленно она опустилась на подушки, стараясь сдержать рвоту. Она закрыла глаза, не в силах побороть отчаяние.

Ташариана помнила не все. Когда за ней пришли, она попробовала сопротивляться, в последнюю минуту решив, что не должна следовать обычаям, которые не имеют смысла. Она дралась как никогда раньше, кричала, что убежит. Тем временем кому-то удалось сунуть иголку ей в руку, и после этого она уже не могла ни двигаться, ни говорить.

Оставшись в лазарете, она с трудом разглядела склонившегося над ней доктора, который тоже вколол что-то себе в руку и долго сидел на краю ее постели.

Даже в полусонном состоянии она пожалела доктора, вкатившего себе наркотик и собиравшегося в таком состоянии оперировать ее. И испугалась: вдруг он сделает что-то не то. Еще она предполагала, что он наверняка напутал с ее анестезией — ведь она не совсем потеряла сознание. Как в ночном кошмаре, не в силах пошевелить рукой или ногой, она ждала, ждала, ждала…

Шум в холле привел доктора в чувство. Он поднялся и взял в руки инструменты, когда в комнату заглянула госпожа Эмид.

— Уже все? — спросила она.

— Еще одна минута, госпожа. Только одна минута.

Доктор наклонился над Ташарианой, и она ощутила какое-то движение у себя между ногами, а доктор тем временем дал ей еще порцию эфира.

— Она вам мешает?

— Нет-нет.

Ташариана слышала, что говорит доктор, но его голос доносился до нее как бы издалека. Как можно доверять наркоману беспомощных девчонок? Она была в ярости, которую не могли утишить никакие лекарства, особенно когда увидела его дрожащие руки.

Госпожа Эмид подошла к кровати, и доктору пришлось сделать вид, что он торопится. Повязка была наложена. Ташариана закрыла глаза.

— Надеюсь, вы не убили Хигази, как ту девочку?

— Ту девочку я тоже не убивал. Инфекция, осложнения.

— Слишком много несчастных случаев за последний год, доктор Ширази. С нас тоже спрашивают, и вы можете потерять практику.

Доктор вздохнул.

— Зачем об этом напоминать, саида?

Госпожа Эмид хмыкнула.

— Ладно, эта хотя бы получила урок. После сегодняшнего вечера она никогда не будет иметь удовольствия от мужчины.

— Жестокий урок, но рано или поздно они все его получают.

— Это самое малое, что мы можем сделать для малолетних шлюшек, которые наплодят еще ублюдков, чтобы государство их кормило.

— Замечательная мысль, саида.

— Доктор Ширази, просто стыдно за нашу молодежь. Этой девчонке всего шестнадцать лет, а она уже готова задрать ноги перед первым встречным.

— Стыдно, стыдно.

Начальница немного помолчала, и Ташариана уже забеспокоилась. Но тут послышался шорох ее платья.

— Ради Аллаха, уберите здесь. Сколько крови! Надеюсь, она останется жива.

— Конечно, госпожа Эмид.

Ташариана прислушалась к стихающим шагам начальницы, а доктор тем временем стирал кровь с ее ног. Дверь закрылась.

— Стерва, — тихо проговорил доктор. — Еще неизвестно, кто кого убивает. Сучья дочь, все-таки я тебя одурачил.

Одурачил? Кого он одурачил? Госпожу Эмид? Как? Эти вопросы долго не давали спать Ташариане. И утром, когда она проснулась, они вновь возникли в ее голове.

Она лежала в кровати, перебирая в памяти события прошедшего дня, и с каждой минутой все больше злилась на госпожу Эмид. Рана заживет, а вот злость никуда не денется. Ташариана вздохнула. Опять начальница одержала над ней верх. Но это в последний раз. Как только представится случай, она сбежит отсюда. Лучше жить на улице, чем в консерватории.

Прошли два дня. Других девочек в лазарете не было, а изредка появлявшаяся медсестра отказалась отвечать на ее вопросы. Если надо, мол, спрашивай начальницу. Ташариана заставила себя есть, хотя у нее не было аппетита. Она знала, что ей понадобятся силы, когда она надумает бежать.

На третий день утром она услышала в холле шум и незнакомый женский голос. Красивый голос. Кому же он принадлежит? Школу, существующую на деньги правительства, никто никогда не посещал, ведь в ней учились сироты и дети, которых родители не в силах были прокормить. О новых учителях тоже никто не говорил. Единственный человек, который не жил в школе и приезжал по вызовам, был доктор Ширази. Ташариана слышала подобострастный голос начальницы и красивый сильный голос незнакомки.

Дверь в лазарет распахнулась, и Ташариана встала, хотя у нее кружилась голова.

В комнату вплыла высокая и толстая женщина в черном платье, украшенном брошью с горным хрусталем. У нее все было крупное: голова, грудь, зад. Казалось, она заполнила собой все пространство маленького лазарета, и Ташариане захотелось податься назад, но она продолжала стоять, решив, что больше ни перед кем не склонит головы, какое бы наказание ей ни грозило.

Женщина подошла к Ташариане. Черные волосы с проседью и брови углом придавали ей мрачный вид. Правда, глаза у нее были умные и в линии рта не было жестокости.

— Оставьте нас, — приказала она.

Госпожа Эмид хотела что-то возразить.

— Я же сказала, оставьте нас! — повторила незнакомка.

Начальнице пришлось захлопнуть рот и выйти из лазарета. Дверь закрылась, и Ташариана вздохнула с облегчением.

Незнакомка улыбнулась и показала рукой в кольцах на кровать.

— Присядьте, мисс Хигази.

Сказано это было таким ласковым тоном, что Ташариане не пришло в голову ослушаться.

Она села на краешек постели.

— Мне рассказали об операции. Тебе нельзя уставать.

Ташариана не ответила, ибо не собиралась обсуждать свои личные дела с незнакомой женщиной.

— Повернись, чтобы я могла посмотреть на твой затылок.

Ташариана не пошевелилась, удивленная странным приказанием.

— Повернитесь, мисс Хигази!

Ташариана повернулась к ней спиной. Женщина подняла волосы и коснулась кончиками пальцев затылка Ташарианы.

— Хмм, — мурлыкнула женщина и опустила ее волосы.

Ташариана не поняла, что она могла увидеть особенного, но ни о чем не спросила, считая, что все равно не дождется ответа.

— Ладно, девочка, поворачивайся обратно. Я видела все, что мне надо.

Ташариана выпрямила спину и повернулась, больше, чем когда-либо, не доверяя странным поступкам взрослых.

— Меня зовут госпожа Хепера, — сказала женщина, слегка наклонив голову. — С некоторых пор я слежу за твоими уроками пения.

Ташариана подняла на нее удивленные глаза.

— За последние несколько лет ты добилась больших успехов. Поэтому теперь ты будешь учиться у меня.

Ташариана смотрела на нее, не зная, то ли ей огорчаться, то ли радоваться. Единственное, чем она дорожила в жизни, была музыка. Если она сбежит из школы, то не завершит образования — следовательно, будет жить в нищете и к тому же без музыки. Интересно, кто эта госпожа Хепера? Какое отношение она имеет к школе?

— У тебя на удивление чистый голос, девочка, но, увы, он плохо поставлен. Я могу научить тебя владеть им в полную силу.

Ташариана молчала. За много лет она привыкла ничему не радоваться заранее и ни на что не надеяться.

— Вы меня слышите, мисс Хигази?

— Да.

Ташариана посмотрела прямо в глаза женщины, ища в них доброту, чтобы довериться ей. Ведь взрослым нельзя доверять. У женщины был твердый, ищущий взгляд, но в нем она не нашла ни нежности, ни доброты. Неужели она такая же, как здешняя начальница?

— Вы не улыбаетесь, мисс Хигази. Вы меня не благодарите.

— За что мне благодарить вас, госпожа? Я ничего не знаю о вас и о том, что мне сулит учение у вас.

Несколько минут госпожа Хепера смотрела на Ташариану, не зная, рассердиться ей или нет на эту откровенность. В конце концов она сложила руки под огромными грудями и важно изрекла:

— Ученичество сулит вам отъезд отсюда. Вы будете жить в моем доме в Каире и стажироваться в оперном театре.

— В оперном театре?!

— Да.

— И я уеду отсюда?

— Да. — Госпожа Хепера улыбнулась, приподняв уголки губ. — Мисс Хигази, кажется, вам это нравится?

— О, я с радостью уеду отсюда, госпожа!

— И будете учиться на оперную певицу?

— С радостью.

— Ну что ж, девочка, я прикажу начальнице собрать твои вещи. Мы едем немедленно.

Госпожа Хепера направилась к двери.

— Оставайся тут, пока я не пришлю за тобой.

— Слушаюсь, госпожа.

Ташариана смотрела, как легко она двигается, и не могла скрыть удивления. Кто она? Оперная дива? Вряд ли госпожа Хепера в ее возрасте может изображать на сцене юных женщин, но в ней есть что-то от звезды. Ташариана не знала ее имени. Она была отрезана от мира, и имена примадонн ничего ей не говорили. Занявшись своими волосами, она постаралась не очень радоваться. Впрочем, госпожа Хепера, наверное, не такая жестокая, как начальница, и с ней вроде можно ладить. Однако не следует полагаться на первое впечатление. Сколько людей — столько может быть и проявлений жестокости. Ташариана не поверит ей, пока она не докажет, что она не такая.

Через несколько минут дверь отворилась и вошел сторож Джабар, почти старик, хромой и с тусклыми глазами. Почти вся тяжелая работа в школе лежала на его плечах, и за это у него были комната рядом с бойлерной и несколько свободных часов в праздники. Из всех взрослых он был наименее враждебным к ней. Она часто видела его с метлой возле двери, когда занималась с учительницей пения, и ей приходило в голову, что, может быть, он тоже любит музыку.

— Ваш чемодан, мисс, — сказал он, кладя его на край постели.

— Спасибо, Джабар.

— Уезжаете?

— Да. В Каир. Буду учиться на оперную певицу.

— Ах, мисс, как хорошо-то! — Он широко улыбнулся, показывая плохие зубы. Но тут же выражение его лица изменилось. — Мои уши будут скучать по вашему пению. У вас ангельский голосок, мисс Хигази. Правда, правда!

Ташариана зарделась.

— Спасибо.

Он тоже покраснел, как будто не привык говорить такие слова. У него даже уши и вся шея стали красными. И тут вдруг он протянул ей бумажную сумку, которую до тех пор держал за спиной.

— Вот. Я сохранил.

Ташариана взяла сумку, не представляя, что там может быть, но когда открыла ее, запах сандалового дерева заполнил комнату. Сердце у нее быстро-быстро забилось.

— Я как раз за окном приводил в порядок живую изгородь и все видел, мисс Хигази. Я видел, как вы расстроились.

— Джабар!

— Госпожа Эмид плохая женщина. Она не имела права разбивать вашу шкатулку. Когда она ушла, я собрал все осколки до единого и положил в сумку. Потом в мастерской я их склеил. Шкатулка почти как новая, мисс Хигази. Там и записка, и роза. Только вот роза засохла.

Ташариана смотрела на него, пораженная его добротой.

— Джабар, ты даже не представляешь себе, что это для меня значит!

— Это подарок вашего возлюбленного, да, мисс Хигази? — Он улыбнулся и опять покраснел. — У меня тоже когда-то была возлюбленная, прежде чем со мной случилась горячка и все пошло кувырком.

— Спасибо тебе, Джабар! — стараясь сдержать слезы, проговорила Ташариана. — Как мне отблагодарить тебя?

— Да что вы, мисс Хигази? Какая тут работа? Но вы лучше спрячьте сумку в чемодан, пока не пришла госпожа Эмид. Эта старая ведьма не любит счастливых людей.

— Правильно. Сейчас спрячу.

Ташариана открыла дешевый чемодан и аккуратно уложила в него сумку со шкатулкой. Потом она закрыла его и поставила на пол.

— Спасибо, Джабар! Огромное спасибо.

— Удачи вам, мисс Хигази. — Он застенчиво улыбнулся. — Аллах да защитит вас!

Через несколько часов Ташариана с госпожой Хеперой сидела в отдельном купе поезда, шедшего между утесами и Нилом на север. Госпожа Хепера читала газету и потягивала белое вино, которое не только женщины, но и мужчины-мусульмане пили крайне редко. Неужели она не мусульманка? Ташариана держала в руках стакан со специально для нее приготовленным чаем, а мысли ее витали то в неизвестном будущем, то в прошлом. Что до операции, то она вообще ничего не понимала. Неужели шов сделает ее более привлекательной для мужчин? Где тут логика? Тем не менее тысячи египетских женщин проделывают это и находят себе мужей. Интересно, что скажет Джейби, когда узнает? Ей стало страшно, и она сделала глоток чая: он действовал на нее успокаивающе.

Луксор. Египет. Сегодня.

Ашерис проскользнул в калитку, стараясь не разбудить слуг, хотя ему нечего было бояться. Все вечера он проводил в своем кабинете в университете, и все-таки ему не хотелось привлекать внимание к своим поздним возвращениям. Это его проблемы, и нечего перекладывать их на других.

Поначалу, задерживаясь в университете, он лишь хотел разрядить обстановку дома. А потом работа по вечерам вошла в привычку. Но как раз сегодня он собирался поговорить с женой. Жизнь слишком коротка. Зачем мучить друг друга?

Он пошел по дорожке сада, наслаждаясь видом пруда и мимозы. Ночь была ясной. В холодном черном небе горели яркие звезды. Он чувствовал себя готовым дождаться утра и уладить наконец все, что разлучало его с женой.

На мгновение он вспомнил такую же ночь, только тогда он не был человеком. Он шел на четырех ногах, шел бесшумно, и тело у него было сильное. Ашерис остановился возле пальмы. Никогда раньше он так ясно не вспоминал время, которое провел в теле пантеры, заколдованный священнослужительницами три тысячи лет назад. Он подумал, что живет теперь относительно нормально, если только пантера опять не станет частью его существа. Надо же, он стоит и перебирает в памяти ощущения большой кошки!

Воспоминание как нахлынуло на него, так и исчезло. Ашерис вздохнул. В те дни он был сильнее… или это только кажется? Тогда он был уверен, что может защитить себя. Или он сам себя обманывал? В течение нескольких веков он покорно охранял гробницу его давней возлюбленной Сенефрет. Днем он лежал в саркофаге как человек, а ночью бродил по пустыне как пантера, обреченный жить вечно. Потом Карисса Спенсер своей любовью расколдовала его. Она — кровная родственница Сенефрет. С тех пор он уже не может стать кошкой, однако сомневается в своих человеческих возможностях. Если жрицы Сахмет опять восстанут и начнут охоту на него или, что еще хуже, на его семью, сумеет ли он защититься? Никакие обычные методы не годятся для Сахмет и ее колдуний. А он теперь, к несчастью, обыкновенный смертный.

Погруженный в свои мысли, Ашерис шел к дому, как вдруг увидел возле пруда лежащее на земле тело женщины.

Он с трудом совладал со своим сердцем. Как он мог не узнать изгиб ее бедра, черные волосы, длинные ноги. О Изида! Неужели эти колдуньи ей отомстили?

Ашерис испугался.

— Карисса! — крикнул он, но не получил ответа. — Карисса!

И что было мочи помчался к ней.

4

— Карисса!

Она была без сознания, и Ашерис осторожно повернул ее на спину, чтобы взглянуть ей в лицо. Он быстро проверил, нет ли у нее на голове ушибов или ран, и посчитал пульс. Казалось, у нее все в порядке, но тогда почему она лежит здесь?

Ашерис огляделся в поисках какой-нибудь разгадки и увидел открытую шкатулку в виде кошки. Мороз пробежал у него по коже. В прежние времена служительницы Сахмет, жрицы святилища богини-львицы, узнавались по фигурке кошки. Неужели это они прислали шкатулку? Если так, то подтвердились его худшие опасения. Служительницы живы, и они разыскали его семью, его дочь.

Джулия, родная единственная Джулия, отмечена странным знаком на затылке, который есть у всех жриц Сахмет. У Кариссы тоже есть этот знак. И его жена, и его дочь, которые так много значили для него в этой жизни, как-то связаны со святилищем. Но как? А он-то надеялся, что священнослужительницы, которые были могущественными колдуньями, давно мертвы и никто больше не поклоняется Сахмет… Как он верил, что сможет тихо и спокойно прожить жизнь с Кариссой и Джулией! Увы, эта вера понемногу истаивает. Теперь вот — жена без сознания.

— Карисса! — он погладил ее по щеке, потом легонько похлопал по ней. — Карисса, проснись!

Ее веки затрепетали.

— Карисса!

Наконец она открыла глаза и посмотрела на него как на чужого. Он коснулся ее щеки.

— Я — Ашерис.

— Ашерис?

Голос у нее был слабый, словно она никак не могла очнуться от сна.

— Что здесь было? Что случилось?

Она попыталась сесть, и он помог ей, нетерпеливо ожидая, что она ему скажет. У Кариссы был такой вид, словно она не понимала, где она и что с ней, но все же поднялась на ноги, и Ашерис встал рядом, обеспокоенный ее состоянием. Неожиданно ее взгляд упал на шкатулку, и она тотчас повернулась к пруду.

— Что? — спросил Ашерис. — Что?

— Я видела…

Она провела рукой по лицу, шее, груди, пытаясь собраться с мыслями.

— Что ты видела?

— Я не уверена… — Она опять поглядела на шкатулку. — Наверное, мне приснилось.

— В саду? Ты заснула на земле? Не похоже на тебя. — Ашерис поднял шкатулку. — Что это?

— Музыкальная шкатулка.

— Где ты ее взяла?

— Это… от моего отца.

Она вырвала у него шкатулку, словно он осквернял ее своим прикосновением, холодно посмотрела на него, как бы показывая, что шкатулка не имеет к нему никакого отношения.

Ашерис отпрянул. Странно, что она так реагирует на его вопросы… Почему? Может быть, шкатулка не от отца, а от кого-то еще? Неужели у Кариссы поклонник? Любовник? Не может быть. Тогда почему она вместо того, чтобы броситься к нему, не сводит с него испуганных глаз и готова бежать от него? Ему стало горько. Он не хотел, чтобы она сейчас ушла, хотя пропасть между ними оказалась еще глубже, чем он предполагал. Все-то у него получается не так…

— Музыкальная шкатулка? — Он постарался сказать это обычным тоном. — Загадочная, правда?

— Немножко.

Она вытащила металлическую пирамидку, и положила ее рядом с другими на дно.

— А это что? — спросил он.

— Не знаю. Наверное, часть загадки.

Она потянулась за крышкой и аккуратно закрыла шкатулку.

Ашерис не сводил с нее глаз, понимая, что она знает больше, чем говорит. Неужели то время, когда она делилась с ним своими секретами, безвозвратно миновало? Как же теперь сломать выросшую между ними стену? Он знал, что одним мановением руки тут ничего не сделаешь. Но он на все готов, лишь бы его жена вернулась в его жизнь и в его постель, где она должна быть.

— С тобой все в порядке?

— Да. Конечно. Как же я тут заснула?

Он сунул руки в карманы брюк.

— Ну, раз уж мы оба не спим, может быть, ты не откажешься выпить со мной?

Она с удивлением посмотрела на него.

— У меня есть отличный французский бренди в кабинете, но если ты хочешь чего-то другого…

— Не сегодня, Ашерис. — Она пошла вверх по тропинке. — Надо положить это на место и еще кое-что сделать. Но все равно спасибо.

— Хорошо. — Он постарался не показать своего разочарования. Наверное, она чувствовала то же самое, когда он отказывался принимать ее предложения под какими-то надуманными предлогами. Оказывается, получать отказ гораздо тяжелее, чем он думал. И все-таки ему не хотелось ее отпускать. — Тебе не стоит ходить сюда одной — по крайней мере, вечером.

— Все будет в порядке. Не беспокойся.

— Здесь ты не в безопасности.

— Почему?

Он вздохнул, не желая рассказывать о священнослужительницах прежде, чем убедится в том, что они на самом деле существуют в сегодняшнем Египте.

— Потому что здесь опасно.

— Что опасно? — Она сверкнула глазами. — Ты все время говоришь об опасности, боишься чужих людей, которые будто бы хотят выкрасть меня и Джулию. Ты даже не представляешь, как тяжело жить изо дня в день, когда над головой черная туча, сотворенная твоими руками.

Пораженный ее горькими словами, Ашерис почувствовал, как у него задрожали губы.

— Черная туча?

— Да! Черная туча! — Резким движением она откинула назад волосы. — Она все время давит на нас. Ну как Джулия может жить нормально, если ты все время чем-то нас пугаешь?

— Джулия — необычный ребенок. У нее никогда не будет нормальной жизни.

— Была бы, если бы ты оставил нас в покое!

В покое! Ашерис расправил плечи. В покое? Ему показалось, что она больно ударила его. Даже в самых страшных снах ему не могло привидеться ничего подобного! Неужели Карисса не понимает, что его страх вырос из его любви к ней и Джулии? Кровь отлила от его лица. Он боялся заговорить, чтобы не наорать на нее или не расплакаться. Нет, он должен держать себя в руках. Не сказав больше ни слова, он повернулся на каблуках и пошел к дому.

— Ашерис! — крикнула ему вдогонку Карисса.

Он не ответил. Он шел и думал о том, что теперь ему будет еще труднее наладить отношения с женой.

Утром Карисса с нетерпением ждала Ашериса. В прежние времена, когда он ночами разгуливал в виде пантеры, он спал до полудня. Теперь он ночами не бродил, но сохранил привычку спать долго. Кариссе иногда казалось, что все их проблемы уходят корнями в его поздний сон.

Карисса мерила шагами комнату в ожидании мужа. Джулию она отослала в сад с Джорджем в надежде несколько минут побыть наедине с Ашерисом, пока он будет пить кофе. Она все еще злилась из-за их ночной стычки и вовсе не старалась успокоиться, потому что ей предстояло уговорить Ашериса разрешить Джулии ходить в школу.

Карисса еще раз проверила все бумаги в папке и положила ее на стол. Оглянувшись, она увидела за своей спиной Ашериса. Он умел ходить как никто бесшумно, иногда пугая ее своим неожиданным появлением.

Карисса вздернула подбородок, стараясь скрыть удивление.

— Доброе утро.

— Доброе утро.

Они обменялись холодными взглядами, но Карисса не могла не отметить, что ни в ком не встречала такой аристократичности в сочетании с интеллигентностью. Теперь он стриг волосы короче, чем когда они впервые встретились. Черные брови. Резкие черты лица. Выразительный рот кривился в мрачной усмешке.

— Мне надо поговорить с тобой, — сказала Карисса.

— Да? — Ашерис сел за стол, где Айша поставила для него чашку с кофе. — О чем?

— О Джулии. Ей пора в школу.

Ашерис налил еще чашку и поставил ее перед Кариссой. Он словно нарочно тянул время.

— Спасибо, — сказала Карисса и села за стол.

— Пожалуйста.

Ашерис подвинул стул и тоже сел.

Карисса старалась по его лицу понять, что он думает. Ничего не получилось. Ну и ладно. Все равно она должна добиться своего!

— Тебе известно, что я сама занималась образованием Джулии. Она многое знает. Но мне кажется, ей необходимо иметь не только теоретические знания. Поэтому я разузнала насчет нескольких школ.

— Школ?

— Да. Скоро я ничего не смогу дать Джулии. Ей нужны настоящие учителя.

— Мы можем нанять учителей. Самых лучших.

— Ашерис, ей необходимо быть с другими детьми и узнать, как живут люди.

— Они живут в жестоком мире. Ей необязательно это знать.

— Нет, обязательно! И чем раньше — тем лучше. — Карисса подалась вперед. — Ашерис, ты не сможешь прятать ее дома всю жизнь. К тому же это нечестно. Ты оказываешь ей плохую услугу. Неужели ты этого не понимаешь?

— Нет.

— Она вырастет, не зная людей. Все, чему она не выучится сейчас, ей все равно придется узнать. Только потом это будет во много раз тяжелее. Пусть она теоретически гениальна, но она никогда не сможет тягаться с теми, кто вырос в реальном мире.

— В реальном мире… — вздохнул Ашерис, а Карисса воспользовалась паузой и отпила кофе. — Для Джулии реальный мир таит много опасностей.

— О чем ты? — Карисса поставила чашку. — Какие опасности?

— Гораздо более реальные и неизбежные, чем ты можешь вообразить.

— О чем ты говоришь?

Ашерис заглянул ей в глаза, словно решая, стоит ли доверить ей тайну. В конце концов он вздохнул и перевел взгляд на свои длинные кисти рук. Карисса тоже посмотрела на его руки, вспомнив, что много веков назад он стоял во главе армии фараона, был великолепным стратегом и бесстрашным воином. Трудно представить, что эти руки держали меч и щит, но еще труднее представить, что он чего-то боится.

Ничего не говоря, Ашерис взял чашку и стал пить кофе. Погруженный в свои мысли, он аккуратно поставил пустую чашку, и она даже не звякнула о блюдце.

Карисса смотрела на него, сгорая от желания броситься ему на шею и убедить его, что все будет как нельзя лучше. Однако она боялась сделать первый шаг. Слишком часто Ашерис отворачивался от нее, словно не нуждался в ее утешениях. Тем не менее она не удержалась и коснулась его руки:

— Скажи мне, что тебя беспокоит!

Он убрал руку, чем еще раз обидел ее.

— Не хочу тебя пугать.

— Меня?! — Она почувствовала, как у нее вспыхнули щеки, и откинулась на спинку стула. — Ашерис, когда у нас появились секреты друг от друга? Когда мы перестали быть одной командой?

— Кое-что лучше оставлять мужчинам.

— Мужчинам?! — Карисса вскочила со стула. — О чем ты? Боишься, что я не пойму? Или не смогу помочь?

— Нет. — Ашерис тоже встал. — Дело не в этом. Дело в твоей безопасности.

— Ну ладно! Я так понимаю, что в один день случится что-то страшное и ты исчезнешь, а я не буду ничего знать. — Она сложила руки на груди. — Прекрасно!

— Лучше мне исчезнуть, чем вовлечь тебя и Джулию в то, с чем вы не справитесь.

— Правда? — Она с трудом сдерживала ярость. — А я думаю, дело не только в этом.

— А в чем?

— В том, что ты боишься моей независимости, Ашерис. Ты боишься, что я научу Джулию быть независимой и уверенной в себе. Правильно? Ты боишься, что со временем она поймет, как мужчины ограничили жизнь женщин, и не захочет играть в твои игры.

— Карисса, это не игра. Уверяю.

— Тогда что? Скажи!

— Прошлое и будущее! Когда я буду знать, что мои слова никому не принесут вреда, я все тебе расскажу. — Он говорил тихо, тщательно подбирая слова, но Карисса уловила в его голосе подавляемый гнев. — Ты должна понять, что я молчу из любви к вам, а не из желания ограничить вашу жизнь. Ты же понимаешь это! Я знаю, что понимаешь.

— Нет. Я не верю тебе, Ашерис. — Она смотрела ему прямо в лицо. — И не понимаю, как могла верить тебе раньше.

— Ты говоришь искренне? Это правда?

Его золотисто-карие глаза притягивали и гипнотизировали ее, и Карисса когда-то с радостью все рассказывала ему. Но теперь она решила не поддаваться этим глазам, поэтому отвернулась и переменила тему разговора.

— Ставлю тебя в известность, что я собираюсь определить Джулию в Луксорскую лингвистическую школу. У них хорошая программа.

Ашерис молчал.

— Джулии там понравится. Она общительная девочка. У нее будут друзья и много новых занятий. Вот, хочешь почитать?

— Меня школы не интересуют.

Карисса была в отчаянии.

— Сегодня я уже должна быть у начальницы!

— Если тебе нужно мое согласие, ты его не получишь.

Он смерил ее тяжелым взглядом и, не сказав больше ни слова, вышел из комнаты.

Карисса смотрела ему вслед, не понимая, почему каждый их разговор заканчивается тем, что кто-нибудь в ярости уходит. Все еще не поборов раздражения, Карисса пошла в сад, решив заняться блокнотами отца. Сегодняшнее утро она посвятит прошлому, потом поедет в школу, а вечером опять заведет музыкальную шкатулку. Интересно, что еще она узнает о жизни Ташарианы, если поставит другой металлический "обелиск"?

Когда она нашла ящик, то увидела, что Джулия сидит рядом на скамейке и что-то рисует, слушая музыкальную шкатулку. Мелодия Дворжака подействовала на Кариссу успокаивающе. Она достала блокнот — судя по дате, первый. Потом села в кресло и погрузилась в чтение. Похоже, дневник отца начинался с того же времени, что и рассказ Ташарианы: с расставания юных влюбленных.

30 августа 1958 года.

Ну вот я и в Англии! Устроился как нельзя лучше. Живу в одной комнате с американцем из Балтимора Чарльзом Петри. Еще не видел его. Он приедет через несколько недель. Надеюсь, одиночество пойдет мне на пользу. Хорошо бы, этот Петри мне понравился. Я уже кое с кем познакомился и даже немного поиграл в футбол. Записался на лекции. Мама, как и папа, хочет, чтобы я изучал право. Меня же больше притягивают история и физика. Наверное, придется заниматься и тем, и другим, и третьим. Кажется, мне в Итоне нравится.

3 сентября 1958 года.

Идет дождь, хотя лето еще не кончилось. Не выношу дождь! Во время него я тоскую по Египту и ясным солнечным дням на берегу Нила. Ужасно, как мы расстались с ней под крики ее начальницы. Я промолчал, потому что все равно ни в чем не убедил бы старую крысу. Мне даже не дали с ней попрощаться. Надеюсь, с ней не случилось ничего плохого и она относительно счастлива, хотя я знаю, как она ненавидит школу. У меня никогда не было возможности сказать ей, как я ее люблю. Если бы я был старше и имел деньги, то увез бы ее. А так что мне оставалось делать? Я все еще завишу от мамы. И если бы не стипендия… Независимости у меня не будет еще несколько лет. Надеюсь, Таша поняла и будет терпелива. Как же я скучаю по ней! Жду не дождусь рождественских каникул.

Карисса читала, не в силах оторваться, дневник отца, в котором он рассказывал о своих первых лекциях, о своей любви к египтянке Ташариане Хигази. Потом Айша подала ланч, и Карисса, все еще под впечатлением дневника, с трудом заставляла себя вслушиваться в скороговорку дочери. Однако Кариссу снедало беспокойство. Будет ли отец верен Ташариане? Долго ли они еще будут любить друг друга? И когда, наконец, появится Кристин, которой предстоит стать его женой и ее матерью…

Вечером, приехав из школы, довольная Карисса уложила Джулию пораньше, потому что утром ей предстояло пойти на свой первый урок, а сама направилась в сад. Луна еще только поднималась над оградой. Сняв крышку, Карисса внимательно осмотрела металлические прутики-обелиски, не зная, какой взять. Она не представляла себе, в каком порядке их следует использовать, и положила их на стол. У каждого из пяти был свой собственный знак. У того, который она взяла вчера, — один знак. У других по два и больше. Карисса улыбнулась. Она возьмет шпиль-обелиск с двумя знаками и посмотрит, что из этого выйдет.

Сердце у нее чуть не выпрыгивало из груди, когда она понесла шкатулку к пруду. Только теперь она поняла, как ей хочется узнать, что было дальше. А что если шкатулка не заработает? Что если не удастся повторить вчерашнее? Нет, не может быть! Все будет в порядке. Она все правильно придумала. И лунного света достаточно. Хорошо бы только не потерять сознание, как вчера.

5

У Кариссы дрожали руки, когда она заводила шкатулку. Услышав мелодию, Карисса закрыла глаза и про себя сказала благодарственную молитву. Ей очень хотелось, чтобы Ташариана появилась вновь. Мелодия стихла, и послышался негромкий голос. Карисса открыла глаза и была потрясена красотой женщины, явившейся ей на поверхности воды.

Рассказ Ташарианы. 1959 год.

— Это вторая часть, — сказала Ташариана, и Карисса успокоилась. — Она начинается зимой 1959 года. Мне семнадцать, и я живу недалеко от Каира в доме госпожи Хеперы. Потом перерыв в семь лет, и я расскажу о моем дебюте в Америке.

Карисса как завороженная смотрела на нее, но Ташариана исчезла и появилась вновь в ярко освещенной комнате с роялем и множеством цветов в горшках. Ташариана стояла возле рояля в скромных юбке и блузке, но казалась гораздо старше, хотя прошло всего несколько месяцев. Темно-синяя лента, стягивавшая ей волосы, открывала высокие скулы и большие черные глаза. Она вновь и вновь повторяла музыкальную фразу, пока неожиданное вторжение госпожи Хеперы не положило конец ее упражнениям.

На подносе Ташариана увидела письмо, и душа ее ушла в пятки. Почему бы ей не получить письмо от Джейби? Летом она написала ему, не понимая, почему он не дает о себе знать. Она боялась его молчания. Неужели он так быстро забыл ее, стоило ему ехать из Египта? А если нет, значит, он как раз должен был ей ответить. Может быть, он думает, что она еще в Луксоре? Госпожа Эмид наверняка не перешлет ей его письма. Она даже попыталась написать его матери, но письмо вернулось с пометкой "Адресат выбыл". Иногда Ташариане казалось, что все Спенсеры в один момент исчезли с лица земли.

— Учишь арию? — улыбнулась госпожа Хепера.

— Да.

Ташариана смотрела на свою учительницу. Она уже знала, что приятные манеры госпожи Хеперы — это маска, которую Ташариане удалось приподнять, и за ней она увидела несчастное существо. Как-то раз Ташариана пошла ночью на кухню, чтобы найти что-нибудь от головной боли, и наткнулась на госпожу Хеперу, которая стояла около окна и жадно глотала мясо. Услышав шаги, она оглянулась и застыла с куском баранины в зубах, больше напоминая голодного зверя, чем человека. Ташариана тогда ужасно перепугалась. Не сказав ни слова, она помчалась обратно. Ни та, ни другая не сочли нужным обсудить случившееся.

С тех пор Ташариана стала внимательнее. Она знала, как ее учительница может кричать на слуг. Она знала и другое. Один раз в сад забрела голодная собака, но прежде чем Ташариана успела накормить ее, госпожа Хепера собственными руками задушила ее, а останки пса спокойно выбросила на помойку. Ташариана бывала и в особых апартаментах госпожи Хеперы, где она творила странные обряды. Поначалу Ташариана думала, что она репетирует, но потом поняла, что это религиозные обряды, во время которых она зажигала огонь в жаровнях, а вокруг было много всяких статуэток львов.

Ташариана постаралась отвлечься от странностей своей учительницы и сосредоточиться на конверте, лежавшем рядом с чашкой чая. Каждый день госпожа Хепера сама приносила ей чай, заявляя, что знает секрет великого пения и великого покоя. Что правда — то правда. Выпив чаю, Ташариана всегда ощущала необыкновенную легкость во всем теле и в особенности в горле, отчего без труда брала более высокие ноты, чем обычно. После уроков госпожа Хепера поила ее молоком с несколькими каплями йода, чтобы успокоить натруженные голосовые связки. Она очень заботливо относилась к ее пению.

— Это мне письмо? — спросила Ташариана, мечтавшая получить весточку от Джейби.

— Это письмо касается тебя. — Госпожа Хепера помахала им в воздухе. — Приглашение петь в оперном театре в Каире. Молодежная программа.

— Да?

Надежды Ташарианы испарились.

— Я думала, ты запрыгаешь от радости, Ташариана. Такой случай!

— Я думала, это письмо от Джулиана Спенсера…

Госпожа Хепера покачала головой.

— Ты уверена, что твой друг в Итоне?

— Уверена.

— Наверное, что-то там у него случилось. Изменились планы или он поехал в другое место.

— Нет. Он сказал, что едет именно в Итон.

Ташариана прикусила губу, чтобы не расплакаться. Джейби совсем исчез из ее жизни… А она-то думала, что они будут вместе… Часто представляла себе, как становится его женой и они живут в своем доме. С десяти лет у нее нет своего дома! Как же она устала от жизни с чужими людьми… И зачем только она предавалась этим фантазиям? Судя по тому, что она уже знает о жизни, у нее не будет легкого пути. Как бы то ни было, свою дорогу ей всегда придется выбирать и утаптывать самой.

— Ты расстроилась. — Госпожа Хепера подала ей чашку чая. — Выпей — и сразу станет легче.

— Спасибо.

Ташариана, не задумываясь, взяла чашку и стала пить чай маленькими глотками, глядя, как госпожа Хепера ставит поднос на стол.

Госпожа Хепера подошла к роялю и опустилась на широкую скамейку. Поправив платье, она спросила:

— Знаешь, что я думаю, Ташариана?

— Что?

— Ты должна забыть этого мальчика.

— Что вы говорите?! Вы ведь не знаете Джулиана!

— Зато я знаю других мужчин. Они недостойны наших страданий, потому что им гораздо легче забыть, чем нам, особенно когда они далеко. — Она полистала партитуру. — Ты расстроена, не можешь сосредоточиться на работе, а они уезжают, их увлекает новая жизнь, новые люди, женщины.

Ташариана покраснела, подумав, что Джейби вполне мог встретить другую девушку. А как еще объяснить его молчание? Она чувствовала, как слезы подступают к глазам, но не желала плакать в присутствии госпожи Хеперы. Еще в школе, которой заправляла госпожа Эмид, она поклялась, что никто не увидит ее слез. И, чего бы это ей ни стоило, она ни разу не нарушила клятву.

Госпожа Хепера потерла руки, чтобы усилить кровоснабжение пальцев.

— С тобой это в первый раз?

— Да.

— Ты хочешь, чтобы такое много раз случалось в твоей жизни?

— Нет.

— Тогда не относись к мужчинам серьезно. Пусть они тебя забавляют, развлекают, обожают и осыпают подарками. Но не открывай им своего сердца, а то вечно будешь страдать.

— Госпожа Хепера, Джейби — мой лучший друг.

— Друзья тоже меняются, как и все остальное. — Она вздохнула и почти нежно улыбнулась. — В твоем разочаровании есть кое-что хорошее.

— Что?

— Теперь ты знаешь, что такое печаль. Не забудь это ощущение. Оно тебе пригодится, когда ты будешь петь. Например, Кармен. Счастливый человек никогда не сможет выразить настоящие чувства, и в пении не будет душевности, которая отличает истинную примадонну от простой хористки. Если не узнаешь разочарования и сердечной боли, то не выразишь страсть в пении.

Ташариана задумалась.

— Используй этого мальчика себе во благо, — продолжала госпожа Хепера. — Выкинь его из сердца и помести его в свой голос. Так будет лучше. И ты будешь счастливее.

— Я не чувствую себя счастливой.

— Ну, это не сразу. Всему свое время. Если ты будешь держать мужчин там, где им должно быть, то познаешь счастье, которое называется покоем.

Борясь со слезами, Ташариана взглянула на нее. Как было бы хорошо, если бы она никогда не слышала о Джейби Спенсере.

— Верь мне, дорогая, — улыбнулась госпожа Хепера и сосредоточилась на нотах: — Я хочу послушать тебя.

Карисса смотрела, как Ташариана подошла к роялю и взяла первые ноты, а потом видение стерлось и музыкальная комната исчезла. Через несколько секунд появилась двадцатичетырехлетняя Ташариана, одетая в красно-черное платье цыганки Кармен.

Рассказ Ташарианы. Вашингтон. 1966 год.

Сегодня дебют Ташарианы на американской сцене, который будет транслироваться телевидением. Это самый важный день в ее жизни: Ташариана всему миру покажет, какая она Кармен. Многие певицы прославились благодаря этой роли и стали знаменитыми, а потом всю жизнь перепевали достигнутое в начале карьеры. Ташариана мечтала превзойти своих предшественниц и как певица, и как актриса. Госпожа Хепера много раз ей повторяла, что у нее есть все задатки звезды. Едва мир услышит ее, как дорога к славе и богатству для нее открыта.

Потеряв Джейби, Ташариана всем своим существом предалась пению. В течение семи лет она четыре часа каждый день занималась голосом, два — танцами, и еще шесть часов частные учителя преподавали ей все — от французского языка до бухгалтерии. Госпожа Хепера предоставляла ей все самое лучшее. Однако за восемь лет жизни в Каире лишь одного не удалось попробовать Ташариане — свободы. Даже на гастролях она не могла позволить себе пойти в музей или купить сережки, не посоветовавшись с госпожой Хеперой или с приставленной к Ташариане женщиной. Лишь раза два ей удалось улизнуть, но ее сразу же находили. Она возвращалась против своей воли, словно загипнотизированная и с промытыми мозгами, но ни разу не поняла, кто и как ее гипнотизирует.

Госпожа Хепера объясняла ей, что все великие артисты приносят жертвы своему искусству, тем более оперные певцы. Чтобы добиться совершенства, надо сконцентрироваться на своем деле, а где это можно сделать лучше, чем в загородном доме, куда не проникает ни один земной соблазн? Если верить госпоже Хепере, то Ташариана должна была почитать за счастье, что ей не надо зарабатывать деньги на уроки, как другим ученицам. На лестнице к успеху, выстроенной госпожой Хеперой, не было места лени и пустой трате времени. Даже за границу они ездили, когда надо было как-то подготовить карьеру Ташариане. Единственное, чего не могла госпожа Хепера, — это гарантировать успех своей протеже.

Ташариана мечтала о славе, но еще сильнее она мечтала о свободе. В последние годы она вообще больше ни о чем не могла думать.

Ташариана глубоко и протяжно вздохнула. Она нервничала, так нервничала, что даже чай госпожи Хеперы ей бы не помог, и она отказалась его пить, сказав, что боится за желудок. В результате у нее была как никогда ясная голова.

Однако боялась она не сцены. У нее были другие, гораздо более серьезные причины для страха. В который раз она опускала дрожавшую руку в карман и щупала свои бриллианты. Много лет она собирала деньги и втайне от госпожи Хеперы купила драгоценности. Ташариана мечтала сбежать в Америку, как только подвернется удобный случай. Бриллианты должны были проложить ей путь к свободе.

Она опять вздохнула и посмотрела на певшего свою песню солдата. Когда наступит ее черед, она выкинет из головы все ненужные мысли и споет так хорошо, как только сможет. Потом опустится занавес, и она исчезнет со своими бриллиантами.

Бриллианты защитят ее от нужды. О контракте тоже не стоит беспокоиться. Она будет петь в другой труппе, когда уляжется скандал, вызванный ее бегством после дебюта. Если же ей не удастся найти место в театре, как ни жаль, придется поискать себе другое занятие, благо образование она получила отличное. Об этом госпожа Хепера позаботилась, и Ташариана всегда будет ей благодарна. Но она больше не может жить в неволе. К тому же она подозревала, что у госпожи Хеперы есть вполне определенные планы на будущее, и поэтому у нее не так уж много времени на побег. Ташариане приходило в голову, что госпожа Хепера собирается поживиться за ее счет в качестве ее антрепренера, навязав ей такие кабальные условия, при которых у нее будет так же мало свободного времени, как во время учебы.

Больше Ташариана не может жить, не имея своего собственного времени! Ей сильнее всего на свете хотелось самостоятельности, своей жизни, своих решений. Она мечтала принадлежать себе, чем бы она ни была обязана своей учительнице. Если ее план удастся, она устроится на работу и понемногу выплатит госпоже Хепере свой долг — наверное, астрономический, но сейчас это не имело значения. Однажды наступит день, когда она никому ничего не будет должна. У Ташарианы даже голова закружилась от этой мысли. Как и ее Кармен, она хотела быть свободной любой ценой!

Ташариана услышала свою мелодию и вышла на сцену.

Она уже отпела половину спектакля и теперь ждала, когда дон Хосе закончит объясняться ей в любви, как вдруг взглянула в зал. Естественно, рассмотреть можно было лишь тех, кто сидел в первых рядах. Ташариане было интересно, как они воспринимают их пение, и неожиданно она увидела знакомое лицо.

У нее перехватило дыхание и ноги стали ватными: в первом ряду рядом с красивой блондинкой сидел Джейби Спенсер. Она сразу узнала Джулиана, хотя никогда не видела его во фрачной паре. Ошибки не было. Черные глаза и черные волосы Джейби она бы узнала когда и где угодно. Одна прядь все так же падала ему на лоб, вызывая в ее памяти облик упрямого мальчишки. Он выглядел уверенным в себе и был очень красив, красивее всех, кого ей приходилось встречать.

Когда он наклонялся к соседке, у Ташарианы начинало болеть сердце при виде его губ в такой близости от женского уха. Кто она такая? Что связывает ее с Джейби? Неужели это она все годы держала его при себе?

Наступила минута, когда Джейби вновь посмотрел на сцену и прислушался к пению дона Хосе. Ташариана видела, как он скользнул по нему взглядом и посмотрел на нее. Всего одно мгновение они смотрели друг на друга…

Дон Хосе взял ее за руку, и Ташариана поняла, что совсем забыла о спектакле. В ужасе, что кто-то имеет над ней такую власть, она повернулась, чтобы взять саблю своего партнера. А потом, глядя ему прямо в лицо, потребовала, чтобы он доказал свою любовь. Если он ее любит, то убежит с ней в горы навсегда. Ташариана боялась, что не сможет пропеть ни ноты: как ей разговаривать с доном Хосе, когда рядом Джейби? Если он ее любил, то почему бросил? Если любил, то почему молчал восемь лет? Ташариана дрожащими руками сжимала саблю.

Чтобы вернуть себя к действительности, она вызвала в памяти совет госпожи Хеперы держать мужчин подальше. Они недостойны ее гнева. Джейби тоже недостоин. Нельзя позволить ему испортить ей дебют в Америке и, возможно, погубить карьеру. Если она уступит своей слабости, критики зададут ей такого жару…

Швырнув саблю, Ташариана поклялась, что не поддастся власти бесчувственного Джейби Спенсера. Восемь лет она готовилась к этому вечеру, и легкомысленный мальчишка не испортит ей спектакль!

Ташариана решила не смотреть в зал, тем более на первый ряд. Сконцентрировав все свое внимание на Хосе, она заставила себя вновь войти в роль. В конце концов, она исполняет самую великую роль в оперном репертуаре. Это же Кармен, а не кто-нибудь! На час она станет цыганкой и забудет о самом существовании Ташарианы Хигази.

Результат был великолепен. Она завелась сама и завела всю труппу, так что спектакль получился блестящий. Когда Хосе воткнул кинжал ей в грудь, она уже знала, что достигла высот, о которых мечтала. Умирая на сцене, она слышала тишину в зале, которая взорвалась оглушительной овацией.

Занавес опустился. Ташариана встала, и сердце громыхало в ее в груди от пережитого счастья и предстоящего испытания.

Кланяться она выходила вместе с американцем, певшим Хосе, а потом ушла, чтобы уступить место другим певцам. Она рассчитывала на тщеславие тореадора, который задержит публику и даст ей время ускользнуть из театра. Ташариана не обратила внимания на удивленный шепот, когда она направилась совсем не в ту сторону, куда должна была уйти. Она толкнула дверь, выбежала в пустой коридор, там была еще одна дверь, она открыла и ее. По лестнице Ташариана бросилась наверх, зная, что она должна вывести ее, куда ей было надо. Она слышала рев толпы и радовалась, что ей удалось так замечательно спеть дебют. Какие уж тут критики! Она и без них понимала, что спектакль получился уникальным, потому что ей удалось всех взбудоражить.

Ташариана услышала за спиной стук двери, потом шаги. Она испугалась и оглянулась. Неужели госпожа Хепера послала кого-то за своей ученицей? Никого не увидев, она побежала дальше к парадному входу и налетела на бежавшего ей навстречу мужчину.

Вскрикнув, Ташариана уцепилась за его фрак, чтобы не упасть. Секунду она простояла, уткнувшись носом в его грудь, пахнувшую отличным мылом, и тотчас отпрянула, чтобы бежать дальше, но он удержал ее за плечи.

— Таша! — услышала она знакомый голос.

Только один человек на Земле звал ее так.

Она подняла глаза и увидела Джейби Спенсера.

6

— Пусти! — крикнула Ташариана, пытаясь вырваться.

— Таша! В чем дело? Куда ты бежишь?

— Я должна. Пусти!

— Там люди, стоя, хлопают тебе.

— Мне надо! — Она оглянулась, думая лишь о том, чтобы выбраться из театра, но к ней уже бежали служители сцены, а за ними госпожа Хепера и продюсер. Щеки у нее пылали, когда она вновь повернулась к Джейби. — Пусти сейчас же!

Он с недоумением посмотрел на нее и наморщил лоб. Потом убрал руки с ее плеч, и она, подхватив правой рукой юбку, едва не столкнулась с блондинкой и дамой постарше, которые вышли в фойе. Она хотела их обойти, но Джейби достаточно надолго задержал ее, чтобы преследователям не составляло труда догнать ее. За десять шагов до вожделенной свободы она была остановлена высоким атлетом.

В отчаянии Ташариана чувствовала, как силы покидают ее. Неужели Джейби Спенсер всегда будет стоять между ней и ее мечтами? Зачем он ей помешал? Она была так близка к свободе! Ташариана не позволила себе заплакать и, вздернув подбородок, посмотрела прямо в лицо госпожи Хеперы.

— Ташариана! — позвала ее учительница сладким голосом. — Дорогая, что с тобой?

Она была сама забота о заблудшей овечке, но Ташариана слишком хорошо ее знала, чтобы не путать маску с сущностью.

Не обманываясь, она стояла и молча смотрела на госпожу Хеперу, когда та, улыбаясь, взглянула на Джейби и двух дам, наблюдавших за поимкой Ташарианы. Казалось, никто не понимал серьезности создавшегося положения.

— Мисс Хигази немножко слишком темпераментна, — со смешком проговорила госпожа Хепера. — Знаете, все крупные артисты не совсем уравновешенные люди.

— Я не из них! — отрезала Ташариана и тотчас поняла, что лишь подтвердила заявление госпожи Хеперы, которая подошла к ней поближе.

— Дорогая, ваше волнение понятно. Но вы должны взять себя в руки.

— При чем тут волнение? Скажите своему идиоту, чтобы он отпустил меня, а то я закричу и устрою скандал.

— Господи! — воскликнула блондинка, словно при ней никто никогда не повышал голоса.

Ташариана злобно посмотрела в ее сторону, пожелав всему трио провалиться сквозь землю.

— Вы не имеете права держать Ташариану, — вмешался Джейби. — Отпустите ее.

— А вы кто такой? — спросила госпожа Хепера.

— Ее друг. Или вы ее сейчас отпустите, или я позову полицейских.

— Не стоит.

Госпожа Хепера коротко кивнула силачу.

Едва Ташариана почувствовала себя свободной, она отошла подальше от госпожи Хеперы, отчего оказалась рядом с Джейби, смотревшим на нее сверху вниз.

— С тобой все в порядке?

— Нет, не все, благодаря тебе.

— Мне?

Он в изумлении уставился на нее.

— Дорогая, — решив прервать их спор, вмешалась госпожа Хепера, — я настаиваю, чтобы ты немедленно вернулась на сцену. Послушай овации! Все тебя ждут.

Действительно, в зале было очень шумно.

— Я не пойду!

— Вы не можете разочаровывать публику, — сказал продюсер. — Представьте только, что она вам устроит в следующий раз!

— Я их не разочаровывала! Им нужно было мое пение, и они его получили!

— Они хотят отблагодарить вас.

— Увы, нет.

— Нет? — Госпожа Хепера ткнула в нее толстым пальцем. — Ты сама себя режешь.

Ташариана взглянула на палец, потом в глаза своей учительницы, отказываясь ей подчиниться.

— Неблагодарная девчонка, что ты о себе вообразила?! Если ты поворачиваешься спиной к публике, ты поворачиваешься спиной к своей карьере! Ты себя погубишь!

— И вас? — не удержалась Ташариана. Она получила некоторое удовлетворение, когда увидела красные пятна на лице госпожи Хеперы, изо всех сил скрывавшей свою ярость. Ташариана повернулась к продюсеру: — И вас тоже?

— Я требую, чтобы ты вернулась в гримерную! — заявила госпожа Хепера, сверкая глазами. — Ты должна переодеться для ужина, устраиваемого в твою честь сенатором Делманом. Будь готова через час.

— Нет.

— Что ты сказала?

— Нет. Мне до смерти надоели ваши требования и приказания!

Госпожа Хепера не могла отвести от нее глаз. Наконец она сообразила, что дает пищу для ненужных разговоров, и вновь надела личину заботливой тетушки.

— Дорогая, — ласково проговорила она, — наверное, ты плохо себя чувствуешь. Я понимаю. Такой дебют нелегко дается даже певцам со стажем. Понимаю, ты очень перенервничала. Но ты же помнишь, что я говорила тебе об искусстве?

Она улыбнулась и произнесла несколько слов по-арабски — в уверенности, что американцы ее не поймут. Делая вид, что рассуждает об искусстве, госпожа Хепера пригрозила Ташариане устроить из ее жизни ад, если она немедленно не вернется к своим обязанностям. Однако госпожа Хепера не учла, что Джейби Спенсер восемнадцать лет прожил в Египте и арабским владел в совершенстве.

— Хватит, — сказал он, беря Ташариану под руку. — Кто вы такая, чтобы угрожать Ташариане?

Госпожа Хепера покраснела и замолчала, переводя взгляд с Джейби на Ташариану и с Ташарианы на Джейби.

— Кто этот человек? Ты его знаешь?

— Мадам, я задал вам вопрос, — холодно произнес Джейби. — Мисс Хигази не ребенок. В ее возрасте она сама может распоряжаться собой. По крайней мере, в этой стране.

— Кроме прав у нее есть обязанности по отношению к ее искусству, молодой человек, по отношению к ее работе и нашему продюсеру. — Госпожа Хепера схватила Ташариану за руку. — Я очень прошу вас не лезть не в свое дело.

— Это мое дело!

Джейби поднял руки, намереваясь обнять Ташариану за плечи, но она, крикнув, чтобы все оставили ее в покое, бросилась к дверям. К этому времени их уже окружила довольно плотная толпа, и Ташариана, воспользовавшись этим, выскользнула из дверей прежде, чем служитель успел схватить ее. Она промчалась по фойе, распахнула перед собой двери и побежала по лестнице, не обращая внимания на узнававших ее зрителей. Выбежав на улицу, она замахала руками, подзывая такси, когда услышала за спиной голос Джейби. Апрельская ночь после душной сцены показалась ей прохладной, и ее охватила дрожь.

Остановилась желтая машина, и Ташариана скользнула внутрь, мечтая захлопнуть за собой дверцу, но рядом оказался Джейби.

— "Фэрфакс"!

— Как ты смеешь?! — возмутилась Ташариана.

— Поезжайте!

Таксист посмотрел на них в зеркальце.

— Мисс, он с вами или нет?

— Пожалуйста, Таша, — Джейби схватил ее за руку. — Нам надо поговорить.

Ташариана заглянула ему в глаза и увидела в них беспокойство за нее. Ей не хотелось с ним говорить, но надо было как можно скорее убраться подальше от театра, поэтому она разрешила ему остаться в машине. Она сбросила его руку и, вздохнув, прислонилась к спинке сиденья.

— Все в порядке. Он со мной.

Такси влилось в поток машин, оставив госпожу Хеперу и продюсера с пустыми руками. Ташариана сунула руку в карман, чтобы убедиться, что бриллианты на месте.

Потом она подальше отодвинулась от Джейби и молча уставилась в затылок водителю, в то время как Джейби заглядывал ей в глаза и, закинув руку на спинку сиденья, почти касался ее шеи. Ее это волновало и мешало ясно мыслить.

— Две минуты, Джейби.

— Что значит "две минуты"?

— Говори и выкатывайся.

— Нет.

— Почему? Я не просила тебя бежать за мной.

— Но мы не виделись восемь лет!

— Правильно. — Она холодно посмотрела на него и вновь уставилась в затылок таксисту. — Вряд ли у тебя сейчас есть, что сказать мне!

— Ты серьезно?

— Да. — Она посмотрела на наручные часики. — Джулиан, осталась одна минута.

— К черту! Таша, да посмотри же на меня!

Она не пошевелилась. Внутри у нее было холодно и пусто.

Джейби вздохнул.

— Ладно. Не смотри. Только скажи, что происходит.

— Зачем? Не вижу смысла посвящать тебя в свои проблемы.

— Ну нет! — воскликнул Джейби. — Такого не может быть!

— Может. Давным-давно я научилась никого не посвящать в свои дела. Так спокойнее.

— К черту!

Ташариана поджала губы.

— Таша, послушай! Я не знаю, что произошло в Луксоре. Мы должны поговорить. Сейчас. Ты должна мне поверить.

— Поверить тебе?

— Чтобы я смог тебе помочь.

— Я не нуждаюсь в твоей помощи. Не желаю ни от кого зависеть.

— Что ты собираешься делать? Куда поедешь? Ты бросила своих друзей на один вечер или совсем?

Ташариана скрестила руки на груди.

— Я еще не решила.

— Как же твоя карьера?

— Никак.

— Почему?

Ташариана не успела ответить, потому что такси остановилось возле отеля. Его позолоченные двери блестели в темноте, а над ними развевались пять флагов разных стран.

— "Фэрфакс", — сказал шофер.

— Таша, выйди на минутку, умоляю! Я куплю тебе что-нибудь выпить, и мы поговорим.

— Я не пью.

— Тогда чашку кофе. Ну хоть что-нибудь! Мне нужно с тобой поговорить.

— Джулиан, нам лучше расстаться, и как можно скорее.

Привратник открыл дверцу машины и стал ждать, когда Джейби выйдет.

— Пожалуйста, Таша! — Джейби поднес ее руку к губам. — Всего несколько минут! Потом я тебя отпущу.

Она смотрела, как он целует ей пальцы, и трепетала от блаженства. Как она позволила ему вновь завладеть ее чувствами? Почему ему так легко вертеть ею? Неужели он ее околдовал?

— Вы выходите или едете дальше?

— Выходим.

— Три доллара семьдесят пять центов, если леди с вами.

При упоминании о деньгах Ташариана сообразила, что должна быть очень аккуратна со своими финансами: ведь ей еще надо купить билет до Филадельфии. Хорошо бы продать один бриллиант или заложить его, желательно в присутствии Джейби.

— Я иду, — проговорила она наконец, стараясь не обращать внимания на счастливую улыбку Джейби, который дал таксисту пятидолларовую бумажку, сопроводив жест словами:

— Сдачи не надо.

— Спасибо! — крикнул таксист.

— Добрый вечер, мадам, сэр, — приветствовал их привратник. — Как опера?

— Великолепно, Риверс, спасибо. — Джейби провел Ташариану через стеклянные двери. — Скажите мисс Петри, что я в холле.

— Обязательно, сэр.

Привратник удивленно посмотрел на странный костюм Ташарианы и вернулся на свое место. Ташариана поняла, что ей надо переодеться и не привлекать к себе любопытные взгляды. В платье Кармен трудно оставаться незамеченной.

Джейби ни на кого не обращал внимания, ведя Ташариану сквозь праздную толпу, а она в это время думала, как было бы хорошо, если бы он не имел над ней такой власти. Однако она не могла отрицать, что от его прикосновения тепло разливается по всему ее телу и сердце начинает биться быстрее. Сколько раз она мечтала идти рядом с ним! Но она все время повторяла себе, что глупо предаваться мечтам, потому что Джейби нельзя доверять. К тому же ей надо подумать о более важных вещах. Например, куда бежать дальше. Они нашли свободный столик в углу и молча сели за него, однако молчание уже начинало угнетать их обоих. Ташариана не привыкла вести светские беседы с мужчинами! В сущности, она за восемь лет ни разу не была наедине с мужчиной! Ни разу после того ужасного дня, когда Джейби вызвал ее попрощаться.

— Что будешь пить?

— Молоко.

— Молоко?

— Я всегда пью молоко после спектакля. Госпожа Хепера вливает в него десять капель йода, но у меня его нет с собой.

— Йода?!

— О, всего несколько капель!

Джейби изобразил безразличие и повернулся к официанту.

— Молоко и виски.

Заложив руки за спину, официант стоял, и Ташариане показалось, что она заметила усмешку на его лице.

— Много молока или мало?

— Мало.

Она посмотрела на него, не понимая, над чем он смеется.

— Спасибо.

Официант, пряча улыбку, ушел, а Джейби хмыкнул.

— Ты видела его морду? — Он рассмеялся. — Вот ублюдок! Посмел бы только он улыбнуться!

— Почему бы и нет?

— Тогда ему пришлось бы распрощаться с работой. Такого здесь не потерпят!

Улыбаясь, он глядел на нее через стол сияющими глазами.

— Держу пари, ему не каждый день приходится подавать молоко испанской цыганке.

Он опять рассмеялся, и Ташариану потянуло к нему, но она сделала все, чтобы не поддаться этому чувству.

— Ты выглядишь… — Он промолчал, с улыбкой оглядывая ее лицо, волосы, руки. — Ты просто замечательно выглядишь, Таша.

Она покраснела. Многие мужчины говорили ей о ее красоте с тех пор, как она в первый раз пела со сцены, они обожали ее и посылали ей подарки и цветы, но ни один не заставил ее покраснеть, потому что ей было безразлично их мнение о ее внешности. Теперь же, как она ни старалась отнестись к Джейби не хуже и не лучше, чем к остальным, румянец ее выдал.

— Спасибо.

Она поглядела в сторону бара, изображая безразличие, но не смогла справиться со своим сердцем. Грудь ее вздымалась, и цехины на ней звякали, что никак не могло от него укрыться.

— Тебе очень идет этот костюм.

— Я похожа на цыганку? — кокетливо склонив голову спросила она.

— Очень. Но вы меня не обманете, мисс.

— Вот как?

— Да.

Он покачал головой, и улыбка сползла с его лица.

— Таша, — тихо проговорил он, — не могу поверить, что это ты. Что ты тут. — Он отбросил непослушную прядку со лба, и этот жест вернул Ташариану в далекое прошлое. — Две недели назад я открыл газету и прочитал объявление о "Кармен". Там большими буквами было напечатано твое имя. Я не поверил своим глазам! Но я знал, что это ты, потому что на свете есть только одна Ташариана Хигази.

— Странно, что ты еще помнишь мое имя.

Он словно отпрянул от нее. Но Ташариана понимала: не будь он так откровенно счастлив, ей не было бы нужды защищаться от него.

— О чем ты? Почему я должен был его забыть?

— А почему бы и нет? Ведь ты же выкинул меня из своей жизни на целых восемь лет…

Он подался вперед, желая возразить, но тут появился официант. Ташариана внимательно следила за каждым его движением, чтобы не видеть возмущенного лица Джейби. Официант же, не подозревая, что прервал важный разговор, аккуратно расставлял подставки и бокалы.

— Желаете чего-нибудь еще?

— Нет, спасибо.

Джейби взялся за виски, Ташариана за молоко, но в ту же минуту она забыла о своей жажде и о радости встречи с Джейби, напомнив себе, что чем быстрее она уедет из города, тем лучше.

Джейби поставил рюмку на стол.

— Извини, Таша, но это ты забыла меня. Ты обиделась, что я не увез тебя из школы, верно? А чего ты ждала?

— Ничего. Я ничего от тебя не ждала. Ни тогда, ни теперь.

— Ты меня наказала.

— Наказала?

Она вскочила, совершенно забыв об окружавших их людях.

— И теперь наказываешь меня своим поведением примадонны.

— Прошу прощения, Джулиан Спенсер, при чем тут примадонна? Я такая, как есть. Не больше, не меньше. И мне вас не за что благодарить.

Она бросилась вон, пока Джейби доставал деньги. В ярости, с трудом сдерживая слезы, забыв обо всем на свете, она помнила только об одном — ей надо быть подальше от Джейби. Она была с ним именно такой лицемеркой, какую старалась сделать из нее госпожа Хепера, но чувства не подчинялись ей. Больше всего на свете ей сейчас хотелось выпить чаю госпожи Хеперы.

— Таша! — звал ее Джейби.

Она не оглянулась, однако возле лифтов не могла не заметить двух женщин, направлявшихся к ней.

— Таша!

Джейби схватил ее за руку, не видя знакомых дам.

— Ты не можешь так уйти!

— Джейби…

— Произошло что-то непонятное!

— Пусти меня!

Ташариана пыталась вырваться, пока дамы еще не подошли к ним.

— Опять, Джулиан! — резко проговорила дама постарше. — Ваша маленькая подружка везде устраивает скандалы, где появляется?

Джулиан удивленно оглянулся.

— Джулиан, дорогой, — сказала блондинка, беря его под руку, — мы не знали, куда вы исчезли. Почему вы убежали?

— Прошу прощения, Кристин. — Джулиан нахмурился. — У меня не было времени для объяснений.

— Если бы я не знала вас лучше, я бы подумала, что вы нас бросили.

— Прошу прощения.

— К счастью, у мамы была мелочь.

— Да, Джулиан. Но я хочу, чтобы вы знали: я не в восторге от вашего бегства. — Она с шумом вдохнула воздух. — Леди не пристало посреди ночи искать такси. А вдруг какие-нибудь хулиганы…

— Ради бога, Френсис!

Джейби покачал головой.

Кристин посмотрела на часы.

— Если мы поторопимся, то еще успеем пообедать.

— Боюсь, я не…

Джейби посмотрел на Ташариану, потом на блондинку.

— Почему же? — возмутилась Френсис. — Только не говорите мне, что, вытащив нас сюда слушать вашу оперу, не пригласите нас на обед!

— Френсис, у меня нет желания обидеть вас, — сказал Джейби, в то время как его глаза метали молнии, — но случилось непредвиденное.

— Ваша маленькая подружка?

— У моей подружки, Френсис, есть имя. Ее зовут Ташариана Хигази.

Френсис холодно улыбнулась и кивнула Ташариане.

— Мисс Хигази, — с улыбкой обратилась к ней Кристин, изо всех сил стараясь сохранить мир между своей матерью и Джейби, — почему бы вам не пообедать вместе с нами? Вы окажете нам честь.

— Спасибо. Я не могу.

— Пожалуйста! Джейби сказал, что вы дружите еще с Египта. Мне бы хотелось послушать о ваших детских приключениях.

— Нет. Спасибо. Я не одета. К тому же мне пора. До свидания.

Ташариана повернулась и, не оглядываясь, направилась в холл, где собиралась попросить привратника помочь ей продать бриллиант. Иначе у нее не будет денег продолжать путь. Она мечтала, чтобы Джейби остался с дамами.

7

К своему неудовольствию, позвав привратника, она заметила рядом Джулиана, но пути назад не было. Лысеющий и грузноватый привратник внимательно смотрел на нее умными глазами.

— Я вас слушаю.

Джейби опередил Ташариану.

— Как вы думаете, нельзя ли открыть магазин на минутку? Это очень важно.

Привратник посмотрел на Ташариану, потом на Джейби.

— Только для вас, мистер Спенсер. Подождите, я возьму ключ.

Едва привратник исчез, Ташариана повернулась к Джейби:

— Что ты делаешь?

— Разреши мне купить тебе платье, чтобы ты могла пообедать со мной?

— Джейби, у меня нет времени обедать с тобой!

— Почему? Что такого страшного в мадам Хепере?

— О, ты не знаешь! — Ташариана постаралась скрыть волнение и злость оттого, что Джейби ничего не понимает. — Мне надо спешить. Я не могу развлекать тебя и твоих дам.

— Можешь, Ташариана. Подумай сама. Если бы ты хотела убежать, то была бы уже в аэропорту или на вокзале, правильно?

— Правильно. Но ты мне помешал.

— А ты не думаешь, что мадам Хепера послала туда своих людей? Тебя, наверное, там ждут. Так почему бы тебе не остаться и не спутать их расчеты?

Ташариана смотрела на него во все глаза, понимая, что в его словах есть логика, но тут вернулся привратник, ведя с собой пожилую женщину.

Он улыбнулся и дал ей ключи.

— Маргарет с удовольствием вам поможет.

— Спасибо, — отозвался Джейби.

— Сюда, мистер Спенсер, — сказала Маргарет, жестом приглашая Ташариану следовать за ней. — Мисс?..

Подняв одну бровь, Джейби смотрел на Ташариану, и на губах его играла мальчишеская улыбка.

Она поняла, что у нее нет выхода.

— Хигази, — устало произнесла она.

— Пойдемте, мисс Хигази, посмотрим, что у нас есть.

Ташариана решила как можно скорее покончить с этой комедией. Она надеялась, что в магазине не найдется ничего подходящего, а если так, то она не медля покинет отель и не позволит Джейби ей помешать.

Чарующим движением руки Маргарет отворила дверь и включила свет, а потом повернулась к Ташариане.

— Что именно вам требуется, дорогая?

— Вечернее платье, — вмешался Джейби.

— О, у нас великолепные платья! Какой цвет вы предпочитаете?

— Черный.

Ташариана огляделась. На многих платьях было не меньше монет, чем на ее собственном. Она поглядела на Джейби, не сводившего с нее глаз.

— Ваш размер, дорогая?

— Сейчас, — тихо проговорил Джейби чуть ли не в ухо Ташариане. — Скорее всего, шестой.

Она удивилась, что он так точен.

— Шестой или восьмой, зависит от фирмы.

— Черное платье, размер шестой или восьмой. Сейчас посмотрим.

— Черное. Не блестящее, — тихо проговорил Джейби. — Элегантное, но не старомодное.

— Ничего особенного, — сказала Ташариана.

Она уже не злилась, а с интересом смотрела на Джейби, увлеченного покупкой. Самое удивительное было в том, что он точно знал, что ей подходит, хотя видел ее много лет назад, да и то в платье не по ее выбору.

Она оглядела несколько платьев, не в силах сосредоточиться: ее мысли все еще занимала угроза госпожи Хеперы. Она теряла драгоценное время, а Джейби словно не замечал ничего. Ей оставалось только надеяться, что он не найдет нужного платья, потому что ей вовсе не хотелось, чтобы он тратил на нее деньги, когда она только и мечтает, чтобы поскорее сбежать.

— Вот это? — спросила Маргарет, показывая короткое черное платье с оборкой на груди.

— К сожалению, нет, — ответила Таша. — Что-нибудь попроще.

— Хорошо.

— А это? И это… Это тоже, — послышался голос Джейби.

— У вас отличный вкус, мистер Спенсер, — похвалила его Маргарет. — Будьте добры, пройдите в примерочную.

— Хорошо.

Маргарет торжественно внесла платья в просторную комнату и оставила Ташариану одну.

Она быстро разделась, надеясь, что дамы Петри не очень злятся на Джейби. Первые два платья оказались не ее размера, зато третье было словно сшито специально для нее.

— Ну как? — спросил Джейби, который стоял возле прилавка с драгоценностями.

— Неплохо.

— Покажись.

Когда она вышла из примерочной, Джейби промолчал, но она заглянула ему в глаза и поняла, что нравится ему.

— Повернись, — прошептал он.

Потом он опять долго молчал.

— Ну как?

— Ты выглядишь на миллион долларов.

Ташариана покраснела.

Рядом с Джейби неожиданно возникла Маргарет.

— О да, мисс Хигази! Замечательно! Лучше не бывает!

— К нему что-то требуется…

— Серьги!

Джейби схватил ее за руку и потащил к прилавку, возле которого только что стоял. Ташариана поддалась его нетерпению. Маргарет включила свет.

— Вот! — воскликнул он, показывая на сережки из горного хрусталя в золотой оправе. — Как они тебе?

— Мне нравится, — сказала Ташариана.

Маргарет предложила померить сережки и положила их на прилавок, но Ташариану опередил Джейби, который решил сам заняться примеркой, а из-за этого оказался в опасной близости к Ташариане, которой очень хотелось его поцеловать. По крайней мере, она бы не возражала против того, чтобы примерка продолжалась как можно дольше.

— Ну как? — спросила Ташариана.

— Теперь ты выглядишь на два миллиона. Это по меньшей мере. Смотри сама.

Он отступил в сторону, чтобы она могла увидеть себя в овальном зеркале над прилавком, но Ташариана, не в силах отвести от него глаз в зеркале, не смотрела на себя. Он был очень красив с его черными блестящими волосами и счастливой улыбкой.

— Очень хорошо, — подтвердила Маргарет.

Ташариана совсем забыла о ней.

— Мы их возьмем, — сказал Джейби.

— Сколько это все стоит? — не выдержала Ташариана.

— Не беспокойся. — Он погладил ее по плечу. — Маргарет, там не надо ничего срезать? Мисс Хигази не будет переодеваться.

Она подала ему ножницы, Джейби срезал ценник с платья, пока Ташариана, боясь пошевелиться, наслаждалась его близостью. До сих пор она не предполагала, как приятно, когда о тебе кто-то заботится.

— Пойди возьми свои вещи, пока мы не найдем подходящую сумочку.

— Джейби…

— Но тебе же нужна сумка!

Несмотря на свои возражения, Ташариана была рада получить сумку, в которую могла спрятать бриллианты.

Маргарет выбила чек, Джейби заплатил и повел Ташариану из магазина. Ее оперное платье было сложено в удобную сумку с двумя ручками, а бриллианты оказались в прелестной сумочке-кошельке. Ташариана попросила разрешения удалиться в дамскую комнату, чтобы смыть с лица лишнюю краску, и Джейби, не выпуская из рук сумку с платьем Кармен, остался ждать ее около лифта.

В туалете Ташариана с удовольствием оглядела себя в зеркале. Госпожа Хепера не разрешала ей покупать модные и открытые платья, хотя все ее наряды были от лучших мастеров. Все-таки это платье — совсем другое. Таких Ташариана еще не носила.

Приведя в порядок лицо, то есть смыв с себя грим, Ташариана причесалась, с помощью гребней Кармен подняв волосы наверх. Неужели она правда выглядит на миллион долларов? Хорошо бы! Ей хотелось быть красивой для Джейби, чтобы он мог ею гордиться. Несмотря на восхищение поклонников, до сих пор Ташариана не обращала внимания на свою внешность. Посмотрев на себя в последний раз, Ташариана отправилась к Джейби, который буквально пожирал ее глазами. Она немного смутилась, но одобрительный взгляд Джейби вернул ей уверенность в своей неотразимости. Она шла ему навстречу и чувствовала, как воздух между ними словно потрескивает от электрических разрядов.

— Мадам, — сказал Джейби, подавая ей руку, — я — ваш раб.

— О, сэр, — отозвалась она, принимая его руку, — я у вас в долгу.

— Вы можете заплатить его, приняв мое приглашение на обед.

— Не очень-то разумный обмен, — негромко рассмеялась она, и они пошли рука об руку с такой естественностью, словно ходили так много лет.

Он направился к ресторану в восточном крыле отеля.

— А ты не думаешь, что я счастлив, осыпая тебя знаками моего обожания?

— Не с финансовой точки зрения. Я слишком дорого тебе стою.

— При чем тут финансы? Все лучшее в жизни не имеет денежного эквивалента, моя дорогая.

Он погладил ей руку и улыбнулся. Он ласкал ее своей улыбкой, и Ташариана замедлила шаги. Теперь они глядели друг на друга, не разнимая РУК.

— Таша, давай не пойдем в ресторан. Пойдем куда-нибудь еще, где мы сможем поговорить.

— Нет, нам нельзя.

— Ну почему? Я им скажу, что не смог прийти.

— Так нехорошо.

— С ними все будет не так. Я не хочу тебя ни с кем делить. По крайней мере, сегодня.

— Они нас ждут.

— Едва мы окажемся вместе, ты поймешь, что это не имеет значения. Им все равно, есть ты или нет, ведь ты не знаешь Френсис и Кристин. Они могут всю ночь проболтать о всяких пустяках.

— Ты обещал.

— Да. Мне надо научиться не давать обещания, которые я не захочу выполнять. — У него просветлело лицо. — Но ты обещаешь, что пообедаешь со мной?.. Наедине. И скоро.

— Скоро, — повторила она, не отрывая глаз от его улыбки.

— Таша, не забудь о своем обещании.

— Не забуду.

Однако она сомневалась, что они с Джейби найдут еще место и время для встречи.

— Ладно. Пошли. Ты готова противостоять суровой вдове из Балтимора?

— Френсис Петри?

— Естественно.

Она обеими руками ухватила его за локоть и прижалась к нему.

— В сравнении с госпожой Хеперой твоя суровая вдова всего лишь сладкий пирожок.

— Не думаю.

Когда Джейби усадил ее за стол, Ташариана подняла глаза и перехватила испытующие взгляды Кристин и Френсис; правда, Кристин тотчас отвернулась и взялась за бокал.

Ташариана не могла не признать, что Кристин по-своему привлекательна. Она словно вышла из американского кино пятидесятых годов. Платиновая блондинка с расплывчатыми чертами лица, она могла бы привлекать мужские взгляды великолепными голубыми глазами, но оделась в черное платье, отчего глаза ее стали казаться серыми. Наверное, она была доброй и милой, но только ей не хватало живости. Еще бы, рядом с такой матерью!.. Какова бы ни была причина ее вялости, оживиться надолго она все равно не сможет, и Ташариана не могла понять, что в ней нашел Джейби.

Френсис тем временем продолжала разглядывать Ташариану и Джейби, довольно неудобно повернув голову.

— А, вот и вы, Джулиан! — воскликнула она. — Мы уж хотели послать кого-нибудь на розыски.

— А мы были внизу, покупали платье. Пришлось заняться примеркой. О нет, я ничего не примерял. Только Таша.

Френсис фыркнула и отпила воды из бокала.

— У вас прелестное платье, — безразличным голосом произнесла Кристин, и Ташариана подумала: неужели она всегда так разговаривает?

— Спасибо.

Джейби сел напротив Ташарианы, и Кристин тотчас положила ладонь ему на руку, словно подчеркивая, что он ее собственность. Это не ускользнуло от Ташарианы, но она уже давно научилась владеть собой и была уверена, что никто не заметил вспышки ее ревности.

— Надеюсь, вы больше не будете тратить свое драгоценное время на покупки?

— То есть? — переспросил Джейби.

— Джулиан, вы понимаете, какая у нас будет трудная неделя, ведь в пятницу ваша помолвка?

Помолвка?! Джейби собирается жениться на Кристин?! Теперь понятно. Только будущие муж и жена путешествуют в сопровождении родителей. Ташариана не выказала удивления, разве лишь покраснела, расправляя на коленях салфетку, и посмотрела на удивленного Джейби.

— Подождите-ка… Ваша помолвка?

— Мы подумали, что лучше всего объявить о наших планах, пока тетя Хелен еще не уехала. Она будет в восторге.

Джейби не сводил глаз с Кристин.

— В эту пятницу?

— Джулиан, неужели ты не помнишь? Я же говорила несколько месяцев назад…

— В эту пятницу?! — повторил Джейби. — Насчет этой пятницы я ничего не помню.

— Ох уж эти мужчины! — Френсис с раздражением махнула рукой. — У вас всегда в одно ухо влетает, а в другое вылетает. А потом вы жалуетесь, что вам ничего не говорили. Нет, Джулиан Спенсер, должна вам сказать, вы еще хуже многих.

— Френсис, в жизни есть не только котильоны и суаре[3].

— Однако нет ничего важнее помолвки, это я вам говорю! Разве что свадьба. Надеюсь, Джулиан, вы осознаете значение этого дня…

Джейби откинулся на спинку стула, и его возмущенный взгляд встретился с вопрошающим взглядом Ташарианы.

Она не представляла, что будет дальше. Совершенно очевидно, что он удивлен и расстроен. Значит, он не готов жениться на Кристин? Ташариана хотела знать ответ на этот вопрос, но тут подошел официант, и беседу пришлось прервать.

Естественно, Френсис Петри хотела для своей дочери аристократа. Но все ли она знает о нем? Ташариана не сводила с него глаз, пока он изучал меню. В его жилах течет египетская и английская кровь; последняя явно пошла ему на пользу — по крайней мере во всем, что касается внешности. Его отец был юристом, служившим в Северной Африке до и во время второй мировой войны. Там он встретил египетскую красавицу Менмет Бедрани и с первого взгляда влюбился в нее. Они прожили вместе всего пять лет, потому что его застрелили нацисты. Менмет больше не вышла замуж и растила своего сына, желая, чтобы он внешне и внутренне был похож на отца.

Египетская кровь в нем была не очень заметна. Джейби вполне мог сойти за ирландца. По-английски он говорил как англичанин, благодаря частным учителям и годам, проведенным в Итоне, да и образование, которое он получил, не выдавало в нем египтянина. Впрочем, возможно, Френсис не так уж разборчива, когда речь идет о привлекательном молодом человеке, к тому же довольно удачливом.

Пока официант принимал заказ, Ташариана перевела взгляд на стол, на котором рука Джейби лежала рядом с рукой Кристин. Стоило ему отодвинуться, как она тотчас восстанавливала нарушенную близость. Но если для Кристин в этом была лишь романтика, то Ташариане это казалось противоестественным. Неужели Джейби не понимает? Или ему все это нравится? Ташариана не могла вообразить, что кому-то нравится быть все время привязанным к другому человеку.

— Джулиан, ты не сердишься? — дрожащим голосом спросила Кристин.

— Нет, — ответил он довольно холодно. — Я просто не люблю сюрпризов.

— Вы ведь еще не купили кольцо для Кристин, верно? — встряла Френсис.

— Нет.

Кристин неловко улыбнулась.

— Это можно сделать завтра, Джулиан. Мама сказала, что подождет, пока ты присмотришь что-нибудь у ювелиров. Правда, я почти знаю, какое мне хочется, поэтому мы не потеряем много времени.

— Неужели?

Джейби изобразил на лице улыбку, которую Ташариана назвала бы скорее гримасой. Она молчала — по-видимому, так же, как и он, недовольная возникшей темой.

— С кольцом не стоит торопиться, — сказала Френсис, вытирая салфеткой губы. — Ведь его придется носить всю жизнь. Вы не представляете себе, как важно сделать правильный выбор! Кольцо может многое рассказать о человеке.

Ташариана посмотрела на свои руки, на которых не было колец — наверное, из-за пристрастия к кольцам госпожи Хеперы. Впрочем, она вообще почти никогда не носила украшения. Интересно, что говорят о характере человека руки без колец?

— Я не тороплюсь, мама. Но мне очень нравится то, что Марк подарил Сью. Я бы хотела что-нибудь в этом роде.

— Только не торопись из-за меня. Не волнуйся. Я замечательно проведу время в отеле, ведь для меня это особое время, и я хочу, чтобы ты и твой жених были счастливы.

— Спасибо, мама.

Кристин улыбнулась и положила руку на плечо Джейби, а он, сжав зубы, повернулся к ней.

— Не хочу никого разочаровывать, — сказал он, — и менять твои планы, Кристин, но я обещал завтра помочь Таше с ее устройством.

Ташариана удивленно вскинула глаза. Он хочет ею прикрыться? Но зачем? Свадьба ведь вроде дело решенное? Не сможет же он вечно откладывать покупку…

— Да, Таша?

Теперь все смотрели на нее, а она видела отчаяние на лице Джейби, и хотя он не должен был впутывать ее, она не могла показать ему спину. Все-таки он ей помог. И она должна отплатить ему тем же.

— Да. Джейби любезно согласился проводить меня в Филадельфию.

— В Филадельфию! — возмутилась Френсис. — Но до пятницы осталось всего три дня!

— Я знаю.

— Какая может быть Филадельфия, когда надо переделать столько дел!

— Я же вам нужен только на помолвке, верно? — возразил он. — Вы всегда говорите, что я путаюсь у вас под ногами.

— Ты не путаешься под ногами, Джулиан, — сказала Кристин. — Наоборот, ты вечно занят своими опытами, и мне бы хотелось, чтобы ты почаще путался у меня под ногами. Или хотя бы иногда.

Френсис подалась вперед.

— Джулиан, если вы займетесь делами вашей певицы, вы ничего не успеете.

— Френсис, позвольте мне самому решать, на что тратить время.

Она не обратила внимания на его слова.

— Позвольте мне помочь вам. У меня есть секретарь, который все сделает для мисс Хигази. Он весьма расторопный молодой человек.

— Френсис, ваш секретарь — дурак. Как можно ему доверять?

— Джулиан! — проговорила, задыхаясь, Кристин и убрала руку.

Ташариана постаралась сдержать улыбку.

Официант принес тарелки с едой. Но едва он отошел, как Джулиан встал.

— Прошу прощения. У меня нет аппетита.

Кристин в страхе уставилась на него. Френсис выпрямилась и прищурилась.

— Френсис, прошу прощения, если был груб с вами. — Он вздернул подбородок. — О счете я позабочусь. Приятного аппетита, Кристин.

— Джулиан! — пролепетала Кристин. — Ты не можешь уйти. Куда ты?

— Возьму номер для Таши, а потом пойду спать. Увидимся утром.

Он наклонился и коснулся губами ее лба.

Ташариана сжимала в руках салфетку. Еще не хватало, чтобы он бросил ее в обществе этих двух женщин. Неужели он даже не посмотрит в ее сторону? Нет, она не может уйти с ним и обречь Кристин на нечеловеческую ревность.

— Ты злишься? — хватая его за руку, спросила Кристин.

— Он просто нервничает, правда, Джулиан?

— Наверное, Френсис. Таша, когда поешь, спроси у администратора, какой у тебя номер.

Ташариана встала с почти королевским величием, благодаря про себя за это сцену.

— Я тоже не голодна. Слишком много всего навалилось на меня сегодня.

Френсис усмехнулась.

— Будьте осторожны, мисс Хигази. Если вас провожает такой мужчина, как Джулиан, это чревато осложнениями для вашей чувствительной натуры.

— Мама! — не выдержала Кристин.

Ташариана промолчала, не желая вступать в пререкания с суровой дамой.

— Спокойной ночи.

Она вышла из-за стола, предоставляя Френсис Петри воображать все, что она пожелает, и вместе с Джейби покинула ресторан.

Когда они вышли в холл, Ташариана обратила внимание на маленького человечка, вскочившего со стула и последовавшего за ними. Обычно она никого не замечала вокруг, но человечек в потертом твидовом пиджаке был настолько не на месте в шикарном отеле, что она уделила ему капельку своего внимания, тем более что он был без галстука.

Джейби взял ее под руку.

— Хорошо пообедали?

— Да уж…

— Я тебя предупреждал.

— А что с помолвкой? Ты о ней не знал?

— Когда-то что-то говорили, но, сказать по правде, я давно об этом забыл. Сделай милость, хватит об этом. Пойдем лучше возьмем номер.

— Ты не должен мне помогать, — сказала Ташариана. — Я сама могу о себе позаботиться.

— Не сомневаюсь. — Он посмотрел на нее. — Но мы еще не поговорили.

— Ты вроде бы устал.

— Устал. Но не настолько. — Он улыбнулся. — Пойдем. Покончим с делами, а потом ты, может быть, разрешишь заказать тебе еще стакан молока.

— Подожди, Джулиан. Кажется, за нами следят.

8

— Следят? Кто?

— Видишь человека в твидовом пиджаке? Возле колонны.

— Да.

— Он встал, когда мы вышли из ресторана, а теперь смотрит, что мы будем делать дальше.

— Может быть, ты ему понравилась?

— Джейби, я серьезно!

Он подтолкнул ее.

— Наверное, совпадение. Он ждет такси, например.

— Не знаю. Мне это не нравится.

— Думаешь, он работает на мадам Хеперу?

— Возможно.

— Как же она нас так быстро нашла?

— Кто-нибудь ехал за нами от театра.

— Ты не достанешься мадам Хепере — по крайней мере, пока я рядом. Пойдем. Надо взять номер.

— Это не все.

— Что?

— У меня нет денег на номер в таком отеле.

— Я заметил, что ты не при кошельке.

— Кошелек мог вызвать подозрение. Но это не имеет значения. У меня почти никогда не бывает денег.

— Все идет на цехины?

— Я ничего не покупаю. Не так уж много я зарабатываю.

— Они тебе не платят?

— Мало. И я коплю.

— Разве ты мало работала?

— Много. Но у меня небольшое жалованье, потому что я живу практически на всем готовом.

— Странный какой-то контракт!

— Ты прав, странный. Но другого у меня никогда не было. Сначала я была маленькой и у меня не оставалось выбора. Потом госпожа Хепера предложила мне частных учителей и все остальное, если я не брошу музыку. Я согласилась.

— Зачем ей это?

— Наверное, из-за моего голоса.

— Твоего голоса? — не поверил Джейби. — Не пойми меня неправильно, Таша, у тебя великолепный голос, но люди редко делают широкие жесты просто так. Что она хочет взамен?

— Не знаю. — Ташариана покачала головой. — И меня это пугает.

— Она очень богата?

— Вроде бы. Но мне она не позволяет быть свободной и независимой. Я не могу шагу сделать без ее ведома.

— Таша, все это очень странно! Тебе ведь уже двадцать четыре года!

— А почему, думаешь, я хотела сбежать сегодня из театра? У меня же нет своей жизни! Вот я кое-что скопила. — Она вытащила из сумочки черный бархатный мешочек и высыпала на ладонь бриллиантовые изделия.

— У тебя, случайно, нет того кольца, что хочет Кристин? — пошутил Джейби. — Моя жизнь стала бы намного проще.

Ташариана нахмурилась и стала смотреть, как он разглядывает бриллианты. Она знала, что у него золотистая кожа на руках — такая же, как у нее самой. Она слышала запах его волос, и ей хотелось прижаться к нему и уткнуться носом в его шелковистые волосы.

Джейби выпрямился.

— У тебя неплохое состояние. Где ты взяла деньги?

— Я ничего не тратила три года.

Он с уважением посмотрел на нее.

— Спрячь их сейчас. Я помогу тебе выручить за них побольше. А сегодня я оплачу твой номер.

— Ты и так много для меня сделал.

— Ерунда. Ну, считай, что я даю тебе в долг. Продашь бриллианты — отдашь мне.

Она посмотрела в его глаза и поверила ему.

— Ну, Ташариана? Договорились?

— Хорошо. Спасибо.

Она пошла следом за ним, и они взяли номер на четырнадцатом этаже — рядом с дамами Петри. Когда они повернулись, чтобы идти к лифту, Ташариана стала как вкопанная.

— Что такое?

— Опять тот человек. — Она кивнула на колонну, за которую зашел мужчина в твидовом пиджаке, направляясь к лифту.

— Тот самый?

— Да. Видишь его? — Ташариана схватила Джейби за руку. — Он знает, какой номер у меня!

Джейби еще раз посмотрел на него.

— Он не идет за нами.

— Ну и что?

Джейби пожал плечами.

— Может, он просто стоит. Здешний ресторан пользуется популярностью. Таша, это совпадение.

— Он не похож на человека, который привык к таким местам. Мне все это не нравится.

— Не может быть, чтобы нас преследовали от самого театра!

Он усадил ее в кресло.

— Ты не знаешь госпожу Хеперу. Она может следить за мной все время, пока я в Штатах.

Едва они устроились за столиком, как к ним подошел официант. Джейби посмотрел на него, но это был другой.

— Пожалуйста, молока и виски.

— Да, сэр.

Официант ушел, а Ташариана внимательно оглядела веселую публику и немного успокоилась. Она была сыта, у нее были комната и модное платье.

— Таша, обещай мне, что не сбежишь!

— Джейби, я не могу ничего обещать.

— По крайней мере выпей молоко.

— Тогда не обижай меня.

— Извини, что я назвал тебя примадонной, но согласись, ты вела себя не лучшим образом со старым другом.

— Друзья не теряют друг друга из виду, Джулиан.

— Я не хотел тебя терять.

— Правда? — Она холодно посмотрела на него, уверенная, что он говорит неправду. Хотел — не хотел… Может быть, и хотел написать ей, да руки не дошли. — Извини, я другого мнения.

— Это ты даже не изволила мне написать!

— Я тебе писала!

Официант принес молоко и виски, и Джейби тут же расплатился с ним, желая поскорее остаться наедине с Ташарианой.

— Ты мне писала? — недоверчиво переспросил он.

— Да! Наверное, у меня был неправильный адрес. Я целый год писала душераздирающие письма человеку, который ни разу мне не ответил.

— Что значит "не ответил"?! — Джейби откинул со лба упрямую прядку. — Я писал тебе каждую неделю, даже по два раза в неделю!

Она по-прежнему не верила ему.

— Ни одно мое письмо не вернулось обратно, поэтому я решил, что ты их получила.

— Нет.

Он откинулся на спинку кресла.

— Понятно. Поэтому ты и не веришь ни одному моему слову.

— Я больше никому и ничему не верю, кроме музыки.

Она холодно взглянула на него, стараясь не показать, как она несчастна, и вспомнила все свои невыплаканные слезы.

Джейби подался к ней.

— Неужели мадам Эмид не передала тебе ни одного письма? Или это не мадам Эмид, а мадам Хепера?

— Зачем?

— Чтобы разлучить нас.

Ташариана обхватила ладонями ледяной стакан, но сейчас ей было не до молока.

— Мне не приходило в голову, что она может прятать твои письма.

— Потом, Таша, я перестал писать. Я думал, ты на меня злишься за то, что я оставил тебя в школе, и решила больше не иметь со мной ничего общего.

— Нет, Джейби, это невозможно.

— Откуда мне было знать? Ты не писала, и что я должен был думать?

— Что случилось несчастье…

— Значит, все-таки я виноват?

Она в смятении посмотрела на него.

— Ты усомнилась во мне, Таша? — Он взял ее руку в свою. — Тебе хоть раз пришло в голову, что мои письма до тебя не доходят? Что происходит что-то, не имеющее отношения к моим и твоим чувствам?

— Нет.

Она смотрела на него и любила его так, что у нее голова шла кругом. Неужели это она восемь лет отвергала его из-за того, в чем он не виноват?

— Значит, все годы ты думала, будто я уехал в Англию и ни разу не вспомнил о тебе?

— А что еще мне было думать?

— Ты могла бы мне верить. — Он пожал ее руку, и она едва не залилась слезами, тронутая его нежностью. — И сейчас тоже.

Она посмотрела на него.

— Ты не написал. И не приехал узнать, все ли я еще в Луксоре.

— У меня не было денег. И мама жила в Лондоне, пока я учился.

— В Лондоне?

— Она хотела быть поближе ко мне.

— А сейчас она где?

— В Луксоре.

Он глядел на нее, и слова замирали у него на губах. Он не выпускал ее руки, но она смотрела в сторону, стараясь без его помощи найти для себя правильное решение. Ей было нелегко поверить ему и вообще мужчинам после стольких лет страданий и разочарований.

— Таша, неужели то, что я написал тебе в музыкальной шкатулке, ничего для тебя не значит?

— Не знаю.

— А когда-то давно значило?

— Через несколько лет после твоего отъезда я решила, что мы были слишком юны и глупы для серьезных клятв.

— Ты и теперь так думаешь?

Она мигнула, не совсем понимая, о чем он ее спрашивает, и не решалась говорить о своих сокровенных чувствах. Большую часть своей жизни она скрывала от всех свои мысли и полагалась только на самое себя. Эту привычку трудно побороть. К тому же воскрешенные чувства к Джейби только усложнят и ее, и его жизнь, поскольку у нее есть карьера, а у него Кристин. Да и в ее чувствах больше из прошлого, из детства, где осталось все лучшее.

— Ты думаешь, мы были слишком юны для настоящей любви? — повторил он свой вопрос.

Она приказала себе не плакать и подняла на него глаза.

— Да. Мы были детьми.

— Но сейчас, когда я смотрю на тебя, когда я разговариваю с тобой, мне кажется, что мы не разлучались, что этих восьми лет вовсе не было.

Он словно угадывал ее чувства, ведь и ей тоже казалось, что они так же открыты друг другу, как тогда. Она всегда думала, что у них один мозг, одно сердце и должна быть одна жизнь. Но так она думала давно, и с тех пор прошла целая жизнь.

— Ты чувствуешь, что мы опять друзья? — сжимая ей руку, спросил Джейби.

— Нет, — тихо ответила она и высвободила руку. — Не чувствую. Слишком давно все было.

Он выпил виски, пораженный ее ответом.

— Неужели я так сильно изменился, Таша?

— Мы оба изменились. — Она поднесла стакан с молоком к губам и отпила, чтобы успокоиться. — Наши дорожки теперь уже не такие прямые и легкие, какими они были в детстве.

Он вздохнул, разочарованный ее ответом, а Таша забыла обо всем на свете, вновь увидев мужчину в твидовом пиджаке. В руках у него была свернутая газета, и он сел совсем рядом с ними.

— Опять он, — шепнула она, придвигаясь к Джейби.

— Кто?

— Тот мужчина.

Джейби посмотрел на него и нахмурился.

— Зачем мадам Хепере преследовать тебя?

— Не знаю. За мной все время следят.

— С того дня, как они поймали нас вместе?

Ташариана залилась румянцем.

— Да.

— Может быть, тебя охраняют от мужчин?

— Может быть.

Он криво улыбнулся.

— И что сделает мадам Хепера, если застанет тебя в столь подозрительном обществе в баре?

Ташариана опустила голову, не в силах произнести ни слова. Как он мог знать, что глубоко ранит ее своей иронией? Много лет назад ее жестоко наказали за то же самое — правда, он об этом не догадывается.

— Таша!

— Я должна идти. — Она встала. — Уже поздно.

— Подожди! — он схватил ее за руку. — Я тебя обидел?

— Нет.

— Я не хотел. Сядь, пожалуйста. Таша, ну пожалуйста!

Она смотрела на него, больше всего на свете желая быть с ним рядом и разговаривать, но только не о прошлом. Ей было трудно скрыть от него свои мысли, ведь он еще в детстве умел видеть ее насквозь.

— Возможно, у нас больше не будет случая поговорить наедине, поэтому, прошу тебя, посиди еще.

— Тогда говори потише. Я не хочу, чтобы нас подслушали.

— Хорошо. — Он улыбнулся, когда она села на стул. — Но ведь мы не говорили ни о чем тайном.

— Все равно, не надо, чтобы кто-нибудь узнал о моих планах, тем более госпожа Хепера.

— А какие у тебя планы? Что ты собираешься делать?

— Надеюсь заключить контракт с другой оперной труппой, — ответила она, радуясь, что они заговорили о ее карьере. — Найду агента и стану гражданкой США. Хочу начать новую жизнь… подальше от госпожи Хеперы.

— И от Египта?

— Другого пути нет. Я буду очень скучать по Каиру и по Нилу, но в Египте мне ни за что не избавиться от госпожи Хеперы.

— Поедешь в Нью-Йорк?

— Не сразу. У меня есть подруга в Филадельфии. Мы с ней вместе пели в "Аиде". Как-то раз мне удалось убежать ненадолго, и я рассказала ей о своих планах. Она предложила приехать к ней.

— И ты поедешь в Филадельфию?

— Да.

— Твоя подруга знает, что ты здесь?

— Еще нет. Я собиралась ей позвонить.

— А если ее нет дома? Если она на гастролях?

— Не надо… Тогда я остановлюсь в отеле.

— Тогда ты должна разрешить мне оказать тебе услугу. У меня тоже есть дом в Филадельфии, где я почти не бываю.

— Ты живешь в другом месте?

— В Балтиморе. Недавно я открыл там контору, а старую еще не успел продать. Поживи у меня. У меня уютный дом.

— Спасибо, Джейби, но…

— Никаких "но"! Я хочу тебе помочь. Кроме того, ты мне тоже поможешь, если немного поживешь в моем доме, а то ведь он стоит пустой и кто знает…

Из бумажника он достал визитную карточку.

— Вот, — сказал он, вписывая печатными буквами адрес. — Это в центре города. Тебе там понравится. Ключ в горшке с цветами около двери.

Она взяла визитную карточку.

— Ты адвокат?

Он кивнул.

— Адвокат… А я всегда думала, что ты выберешь какую-нибудь романтическую и опасную профессию.

— Ага. — Джейби опустил голову. — Мой отец тоже начинал юристом.

— Я помню.

— Мама очень хотела, чтобы я выбрал профессию отца. Мне ничего не оставалось, хотя я не очень увлечен юриспруденцией, но она так тяжело переживала гибель отца… Пришлось почтить его память.

— Ты не очень счастлив?

Он нахмурился.

— Сказать по правде, не очень.

— Почему бы тебе не сменить специальность?

— Слишком много лет ушло на образование. Не могу начинать сначала, когда ухлопано столько времени и денег.

— Ты еще молод. У тебя впереди вся жизнь.

— Знаю, знаю. У меня тоже есть кое-какие планы. Я занимаюсь физикой, когда могу улучить время. Ты же слышала жалобы Кристин.

— Но практику ты не бросишь?

— Нет. — Он вздохнул. — Я должен взять в свои руки фирму покойного мистера Петри.

— Почему именно ты?

— Потому. Я обязан ему. — И он улыбнулся, словно желая покончить с неприятным разговором. — Должен признаться, у молодого юриста куча всяких возможностей. Особенно здесь. Все считают, что мой английский выговор — признак интеллектуальности. Дураки.

— Думаю, в отношении тебя они не ошибаются.

Его глаза повеселели, когда он опять взглянул на нее.

— Спасибо. Круг Петри тоже не повредил моей карьере.

— У них большие связи?

— В Балтиморе это одно из самых старинных семейств. Я бы удивился, если бы Френсис Петри не была знакома с отцами-основателями Америки.

Ташариана негромко рассмеялась и только тогда поняла, что не смеялась уже много лет.

— А Кристин?

Она не хотела никаких недомолвок. Ей было важно знать, любит ли он ее и собирается ли связать с ней свою жизнь.

— Я давно ее знаю.

— С Итона?

— В каком-то смысле да. Мы с ее братом жили в одной комнате.

— А…

— Я много времени проводил в этом семействе. Они неплохие люди. Френсис, правда, временами чересчур властна, но к ней постепенно привыкают. Что же до Кристин, то о семье Петри много чего можно рассказать.

Джейби отвернулся, словно поглощенный своими мыслями, и Ташариана подумала, уж не о Кристин ли он задумался, лежащей сейчас в своей постели? Она, конечно, привязана к нему и, наверное, его любит, а как Джейби к ней относится? Собственно, Ташариана не имела права спрашивать, да и не знала, хочется ли ей получить ответы на свои вопросы. Пусть Джейби живет и будет счастлив с другой женщиной, но она почему-то не могла представить его рядом с Кристин Петри.

Он долго молчал.

— Ты завтра едешь в Филадельфию?

— Чем скорее, тем лучше.

— Я тебе помогу. Провожу тебя.

— Не надо, Джейби. У тебя Петри.

— Я отвезу их домой и вернусь утром. До Балтимора всего сорок миль.

Ташариана растрогалась.

— Ладно. Принимаю твою помощь. По правде сказать, не знаю, что бы я сегодня без тебя делала.

Он встал.

— Хорошо. Сейчас я провожу тебя, а за завтраком мы договорим.

Она тоже встала.

— Боюсь, Петри на тебя рассердятся.

— Ты имеешь в виду Кристин и кольцо?

— Да.

— Не думай об этом.

— К тому же у меня нет платья, чтобы надеть утром.

— И это вполне сойдет.

Они направились к лифтам. Мужчина в твидовом пиджаке поспешил за ними.

— Опять он! — тихо сказала Ташариана, когда Джейби нажал на кнопку вызова. — Я уверена, что он за нами следит.

Двери тихо разъехались в разные стороны. Джейби внимательно смотрел на мужчину, пока они не закрылись.

— Хочешь, мы найдем другой отель?

Ташариана вздохнула.

— Нет, наверное. Я очень устала. Хватит с тебя хлопот.

— О чем ты говоришь!

Ташариана смотрела на Джейби, и пол уходил у нее из-под ног. Никакая подозрительность не могла устоять перед красивым лицом Джейби, перед смешинками в уголках его умных глаз, перед кривящимся в улыбке ртом. Она думала только о том, что они одни в лифте, и о том, что лифт совсем крошечный. Ее тело отзывалось на его близость, словно узнавая его и вспоминая давнее объятие.

— Таша, как ты себя чувствуешь? Ты побледнела.

— Все хорошо, — улыбнулась она. — Устала просто.

— Сегодня у тебя был великий день, а ты даже не пообедала из-за меня.

Прислонившись к стене, он жадно разглядывал ее, не понимая, что поступает не совсем учтиво. И она не могла отвести глаз от его лица — от его черных глаз, прямого носа, высоких скул. Наверное, ей никогда не надоест смотреть на него, сколько бы ни прошло времени.

Лифт остановился, двери отворились, и Джейби повел ее по коридору, положив руку на ее талию, потом через холл и по другому коридору.

Вынув из кармана ключ, он отпер дверь и зажег внутри свет, только после этого позволив ей войти.

Номер был весь отделан золотом, и Ташариана ощутила некоторую неловкость оттого, что у нее нет багажа и нечего распаковывать. За последние два года она привыкла к бросавшемуся в глаза великолепию. Проверив ванную, пока Джейби смотрел, не прячется ли кто за портьерами, она услыхала:

— Будь спокойна. Здесь нет мужчин в дешевых пиджаках.

Ташариана улыбнулась.

— Благодарю вас, инспектор.

— Мое почтение, мадам. — Он шутливо отдал ей честь. — Я могу остаться и посторожить вас, если вы боитесь.

Ташариана, покраснев, представила, что остается с ним на ночь…

— Спасибо. Со мной ничего не случится.

Ей очень не хотелось его обидеть.

— Я как раз напротив, если тебе что-нибудь понадобится.

— Спасибо, Джейби, ты очень добр ко мне.

— Таша, я хочу тебе помочь. — Он взял ее за руки. — Мне нравится быть полезным, особенно для тебя.

Он поднес ее правую руку к своим губам, и в глазах у него мелькнула непонятная тень. Тронутая его сдержанностью, Ташариана затрепетала, когда он стал целовать ей пальцы.

Джейби выпрямился, но не выпустил ее руки, и она знала: стоит ей посмотреть на него, как он ее поцелует. Один только шаг — и она в его объятиях, в которых ей было так хорошо восемь лет назад… Но она не сделала этого шага. Она не могла позволить себе воскресить любовь к Джейби. Один шаг повлечет за собой другой, а она лучше умрет, чем позволит ему узнать об "операции". У нее нет права на его поцелуи. Она не должна думать об этом. Так что лучше держать дистанцию, как бы это ни было тяжело.

— Спокойной ночи, Джейби, — прошептала она.

Он вздохнул и отпустил ее руку. Разочарован тем, что упустил благоприятный момент? Или ему так же трудно расстаться с ней, как ей — с ним?

— Спокойной ночи. — Он вышел за дверь и остановился в коридоре. — Увидимся утром — скажем, в половине девятого.

— Хорошо.

Теряя силы, Ташариана быстро разделась, сполоснула лицо и повесила на плечики платье. Потом она достала мешочек с бриллиантами и постояла несколько минут у входа в ванную, не зная, куда их лучше спрятать. Это было единственное ее богатство, и у нее не было никакого желания отдавать его вору, если он вдруг вздумает залезть в ее номер. Слишком много она путешествовала, чтобы не знать, что бриллианты просто так не бросают.

Где он будет искать? Ташариана, прикусив губу, оглядела комнату. А куда он не заглянет? Скорее всего, в туалет. Она пошла в туалет, подняла крышку бачка и увидела, что там вполне достаточно места, только надо как-то подвесить мешочек. Для пущей верности она взяла пластиковый пакет, который был приготовлен для обуви, вложила в него свой бархатный, закрепила его внутри бачка и закрыла крышкой.

Довольная, она улеглась в постель.

Правда, вскоре ее разбудил какой-то шум. С бьющимся сердцем она уселась в постели, завернувшись в простыню. Дверь распахнулась, и на фоне освещенного коридора возникла знакомая тучная фигура.

9

Госпожа Хепера, неся в руках небольшую сумку, ворвалась в комнату. За ней с чемоданчиком для инструментов следовал человечек в твидовом пиджаке.

— Просыпайся, юная беглянка! — приказала госпожа Хепера, трагическим жестом включая свет. Ташариана зажмурилась, а госпожа Хепера тем временем оглядела номер. — Ты одна?

— Да.

— Неужели? Верится с трудом.

— Как вам угодно.

Ташариана покрепче ухватилась за простыню на груди, заметив, что человечек в твидовом пиджаке бесстыдно разглядывает ее. Вот кого ей надо было бояться, а не Джейби!

Госпожа Хепера поджала губы и протянула ей чашку с крышкой.

— Выпей, дорогая. Я знала, что ты расстроишься, поэтому принесла тебе чай.

Ташариана смотрела на чашку, словно прозревая. Не из-за этого ли чая госпоже Хепере было легко управлять ею? Она уже целый день не пьет его, и в результате у нее прояснились мысли и злость стала ощутимее. Если чай туманил ей мозги, она отныне обойдется без него.

— Пей, Ташариана. Тебе станет лучше.

— Нет, спасибо.

— Я оставлю его здесь на случай, если ты передумаешь, — нахмурившись, проговорила госпожа Хепера и поставила чашку рядом с телевизором, а сумку — в ногах кровати. — Здесь кое-что из одежды. Вставай и поедем в наш отель.

— Нет.

— Это несерьезно.

— Серьезней некуда.

— Ташариана, не может быть, чтобы ты настолько потеряла голову. И из-за кого? Этот мужчина тебя недостоин.

— Он тут ни при чем.

— Ты сама не понимаешь, что говоришь. — Госпожа Хепера сложила руки под грудью. — Он тебя заворожил, и ты совсем потеряла способность здраво рассуждать.

— Как раз я только сейчас начинаю рассуждать здраво.

Госпожа Хепера вздохнула и открыла сумку. Вынув сорочку, она встряхнула ее.

— Выйдите в коридор, мистер Грегг. Мы сейчас.

Скривившись, он кивнул и направился к двери, а госпожа Хепера вновь подступила к Ташариане.

— Послушай меня, дорогая. Я тебя учила, заботилась о тебе, восемь лет исполняла все твои желания. Я когда-нибудь тебя обижала?

— Нет.

— Я тебе лгала?

Ташариана покачала головой, сравнивая в уме предполагаемые грехи госпожи Хеперы и реальные госпожи Эмид.

— Я исполнила свое обещание и выучила тебя?

У Ташарианы перехватило дыхание, но она постаралась подавить в себе чувство вины.

— Да, госпожа Хепера.

— А стоило тебе встретить мужчину, который ничего для тебя не сделал, как ты готова обо всем забыть!

— Это ничего не значит! — выкрикнула Ташариана и откинула с лица волосы. — Госпожа Хепера, вы взяли взамен мою жизнь! Мою свободу! Я все равно убегу!

— Твою свободу! — Госпожа Хепера подошла поближе. — Дитя, какая еще может быть свобода? Я же даю тебе лучшее, что может быть в жизни!

— Лучшее?

— Да, лучшее. — Глаза госпожи Хеперы сверкали. — Я даю тебе бессмертие, славу, жизнь, о которой можно только мечтать. У тебя есть шанс стать звездой. Ты будешь жить по-королевски. А без меня ты останешься никем. Будешь прачкой у какого-нибудь богача или пойдешь работать на фабрику. Ташариана, ты этого хочешь? Свободу, чтобы стать безликой рабыней в конторе?

— Я хочу жить так, как мне хочется, госпожа Хепера. Я хочу стать независимой.

— Ты не выживешь, девочка, ведь ты не знаешь жизни. Ты росла в тепличных условиях. Конечно, ты образованна и красива, но ты всегда была под моей защитой.

— Я сама хочу попробовать, что такое жизнь.

— Ты погибнешь. Она разорвет тебя и съест заживо. Ташариана, я не готовила тебя к обыкновенной жизни.

— У вас нет права распоряжаться мною. Я сама о себе позабочусь!

— Ты позаботишься? Ташариана, что ты знаешь, кроме оперы? Что ты будешь делать в Америке? Петь на улице, чтобы заработать на хлеб?

— Я найду себе труппу.

— Ха! — Госпожа Хепера бросила платье на кровать. — Дорогая, я тебе обещаю, что если ты сегодня не выйдешь на сцену, я так тебя разрекламирую и в Америке, и на весь мир, что ты себя не узнаешь. У тебя может быть ангельский голос, но вздорные примадонны сегодня никому не нужны. Короче говоря, если ты остаешься, будь уверена, на сцену ты больше не попадешь.

— Я вовсе не хотела быть неблагодарной…

— Докажи это. И научись думать, Ташариана. От тебя зависит, получит труппа деньги или нет. А ведь речь идет о миллионах долларов! Допой до конца "Кармен", а там посмотрим. Я тебе обещаю, у тебя будет свободное время. Будешь ездить куда только захочешь — в Париж, в Лондон, в Вену.

— Одна?

— "Одна"?! — Госпожа Хепера смотрела на нее во все глаза. — Конечно же нет! К тому времени ты прославишься, и тебе будет просто необходим охранник.

— А если я не захочу? Что если мне нравится ездить одной?

— Нет, дорогая, ни в коем случае. Это же опасно!

— Тогда, госпожа Хепера, это не то, что мне нужно. Я хочу быть одна, совсем одна. Неужели вы не понимаете?

Госпожа Хепера прищурилась.

— Понимаю. Очень хорошо понимаю. Это Джулиан Спенсер внушает тебе бредовую мысль о нищей свободе. Позволь мне предостеречь тебя, Ташариана: мужчина дает женщине гораздо меньше свободы, чем ты думаешь. Подчинившись мужчине, ты окажешься в тюрьме, где стены потолще, чем стены пирамиды.

— Я вам не верю.

— Ташариана, ты еще очень молода. А я знаю, о чем говорю. Пожалуйста, одевайся. Забудь всю эту чепуху о побеге. Ты сегодня великолепно пела. Завтра ты должна спеть еще лучше. Но тебе надо отдохнуть. Ты не должна напрягать голос в бессмысленных словопрениях.

— Нет.

— Нет? — Госпожа Хепера погрозила ей пальцем. — Послушай, девочка, с меня хватит. Или ты одеваешься, или мистер Грегг посетит твоего друга в его номере.

— Вы не посмеете!

— Я? — сверкнула глазами госпожа Хепера. — Ты так думаешь?

Ташариана помедлила. Она поняла, что госпожа Хепера исполнит свою угрозу, а ей меньше всего хотелось втягивать Джулиана в свои дела. Она вздохнула и спрыгнула с кровати.

— Хорошо.

— Молодец! — улыбнулась госпожа Хепера, глядя, как, завернувшись в простыню, Ташариана взяла платье и направилась в ванную комнату. — Я знала, что ты умница.

Ташариана промолчала, хотя она была в ярости. Надо было сразу бежать из театра и ехать в Филадельфию, а она позволила себе задержаться. И вот на тебе!

— Поторопись. Уже поздно.

Ташариана нахмурилась и выложила из сумки вещи, в которые оделась, бросив сырые еще после стирки на их место. Туда же полетели туфли на высоких каблуках, в которых она пела Кармен. Приведя себя в порядок, она, стараясь не шуметь, подняла крышку бачка и достала заветный мешочек. Она положила его в карман и проверила, не сможет ли он незаметно выпасть.

Неужели нет никакого способа сбежать от госпожи Хеперы и мистера Грегга? Все, что угодно, только не прежняя жизнь!

Злая Ташариана закрыла сумку и поправила крышку бачка. Она довольно тяжелая. А что если стукнуть ею мистера Грегга по голове…

Не додумав эту мысль до конца, она вновь расстегнула молнию на сумке и положила в нее крышку. Сумка оказалась достаточно вместительной.

— Ты скоро? — услышала она голос госпожи Хеперы.

— Скоро.

Она скривилась, стараясь смягчить свой голос. Актриса из нее получилась что надо, не хуже ее учительницы.

Если у нее не получится ударить его по голове, она постарается ударить по ногам. Убежать от госпожи Хеперы не составит труда, а вот его надо бить посильнее. Она будет бежать, даже если он достанет пистолет. Вряд ли госпожа Хепера позволит убить или покалечить восходящую звезду. Дело даже не в карьере. Она побоится шума.

Теперь Ташариане нужно было немного удачи и смелости, ведь не так уж просто кого-то ударить. Ташариана открыла дверь, готовая воспользоваться первой же подвернувшейся возможностью.

Госпожа Хепера улыбалась, глядя на покорившуюся ее воле ученицу.

— А платье? — спросила она, показывая на черное платье. — Ты его не возьмешь?

— Платье? — Ташариане надо было быстро ответить. Если она откроет сумку, госпожа Хепера увидит крышку, и хотя ей очень не хотелось бросать платье, ничего другого не оставалось. — Не возьму. Оно неважно сидит.

— Такое короткое. Как ты только его надела?

— Мне в нем было неловко.

Госпожа Хепера покачала головой, радуясь, что ее консервативный вкус нашел поддержку у Ташарианы. Она открыла дверь и пропустила Ташариану вперед. Мистер Грегг отделился от стены и одернул пиджак.

— Идем? — спросил он.

— Да.

Все трое в молчании направились к лифту. По дороге Ташариана постаралась не пропустить ничего, что потом могло оказаться для нее важным. Мистер Грегг нажал на кнопку. Ташариана стояла рядом с госпожой Хеперой и с колотящимся сердцем ждала подходящего момента. Когда двери открылись, госпожа Хепера первой вошла в лифт. Мистер Грегг сделал шаг назад, уступая дорогу Ташариане. Она помедлила.

— После вас, — махнул рукой мистер Грегг.

— Нет!

Ташариана мгновенно развернулась, успев заметить перекошенное от ярости лицо госпожи Хеперы, и со всего маху ударила сумкой по ногам мистера Грегга, который, не удержавшись, упал в лифт и закричал от боли. Двери за ним закрылись.

Ташариана бросилась обратно к лестнице.

— Держите ее! — кричала госпожа Хепера. — Иезавель! Распутница!

Ташариана бежала не оглядываясь. Она бежала что было мочи. Она знала, что ей надо быть внизу раньше мистера Грегга, иначе он преградит ей дорогу, и она опять станет узницей. Тяжело дыша, она добежала до лифта на другой стороне на три этажа ниже и нажала на кнопку вызова, надеясь, что мистер Грегг так быстро не оправится от удара.

В лифте она пригладила волосы и постаралась успокоить дыхание. Ей нельзя было привлекать к себе чье-нибудь внимание. Мистер Грегг и госпожа Хепера должны потерять ее след, потому что она не хотела больше подвергать опасности Джейби.

Двери открылись. Преследователей не было видно. Она нажала на все кнопки, чтобы в случае надобности лифт помешал Хепере сэкономить время, останавливаясь на каждом этаже. Потом Ташариана быстро пересекла холл и, не дожидаясь Риверса, сама помахала рукой, останавливая такси. Рядом остановилась желтая машина, и Ташариана, скользнув на заднее сиденье, оглянулась. Мистер Грегг ковылял к двери.

— Вокзал, пожалуйста! Только как-нибудь в объезд. Я должна запутать следы.

— Мисс, он полицейский?

— Нет. Полиция тут ни при чем. Если он нас не догонит, получите двадцать долларов.

— Идет, мисс.

Такси рванулось с места, едва мистер Грегг выбежал из отеля. Ташариана откинулась на спинку, стараясь расслабиться. В безопасности она будет, только когда поезд в Филадельфию тронется с места, а мистера Грегга не окажется поблизости. Она закрыла глаза и вспомнила лицо Джейби. Что он подумает о ней? Расстроится? Пусть не расстраивается. Она не хотела, чтобы он беспокоился из-за нее. Правда, надо было бы попрощаться, но что делать? Чем дольше она оставалась бы рядом с Джейби, тем труднее ей было бы оторваться от него. А она знала, что разлуки им не миновать.

Луксор. Египет. Сегодня.

— Мамочка! Мамочка!

Не совсем понимая, где она и что с ней, Карисса подняла голову и поискала глазами Джулию. Она опять заснула на берегу пруда. Видение, по-видимому, усыпляет ее. Может быть, это опасно? Ташариана что-то сказала о колдовстве госпожи Хеперы. Неужели оно действует и сегодня?

Джулия стояла рядом, и Карисса села на песке.

— Мамочка, ты не заболела?

— Нет, азиз. Я заснула.

Джулия посмотрела на музыкальную шкатулку, потом на пруд.

— Ты видела ее?

— Да. Она сделала так, что всю ее жизнь можно увидеть.

— Я тоже хочу посмотреть. Можно, мамочка?

— Когда я все досмотрю до конца. — Она поднялась на ноги, не дожидаясь возражений Джулии. Она не была уверена, что дневник Ташарианы годится для детских глаз и ушей. — Я вот что хочу знать. Почему вы еще не спите, юная леди?

— Я не могла заснуть. Все думала о школе.

— Да? — Карисса обняла дочь за плечи. — Не стоит бояться.

— Мамочка, до сих пор ты была моей учительницей.

— Да. Но теперь тебе пора поучиться у других и подружиться с детьми.

— Я не люблю детей.

Карисса постаралась скрыть удивление.

— Ты будешь думать иначе. Ты же еще никогда не видела много людей сразу.

— Многие из тех, кого я видела, глупые люди.

— И все же мне кажется, что в школе тебе понравится. По крайней мере, давай попробуем.

— Ладно, — вздохнула Джулия. — Попробуем.

— А теперь помоги мне убрать пирамидки.

Джулия наклонилась над шкатулкой и быстро сложила пирамидки так, что ее можно было закрыть крышкой. Карисса наблюдала за ней, обхватив себя руками. Джулия повернулась к ней, и на ее лицо упал последний луч луны, исчезнувшей за облаком.

— А мне можно послушать шкатулку? Я от нее быстрее засыпаю.

— Если ты обещаешь немедленно лечь в постель.

— Обещаю.

— Тогда можно. Идем, азиз. Уже поздно.

10

На другой день, едва Карисса решила прервать работу и съесть свой ланч, как она услышала шаги Айши. Семь лет она знала эту женщину, которая совершенно не изменилась за эти годы: те же черные волосы, тронутые сединой, то же круглое лицо почти без морщин. Непохоже, что ей скоро шестьдесят два. Карисса полюбила ее сразу, едва увидела, и Айша относилась к Джулии скорее как бабушка, чем как домоправительница.

— Что, Айша?

— К вам гость. Мистер Уолтер Дункан.

— Доктор Уолтер Дункан? — удивилась она.

Карисса хорошо помнила молодого доктора, увлеченного работами ее отца. Что он делает в Египте?

— Он говорит, что приехал из Америки. Вы его примете?

— Да. Айша, пригласите его, пожалуйста, в сад. И накройте там ланч. Я скоро.

Айша кивнула и бесшумно исчезла.

Карисса смыла глину с рук и взглянула на себя в зеркало. Иногда она пачкала глиной лицо, и ей хотелось убедиться, что на сей раз все в порядке. Надо бы переодеться, подумала Карисса, неудобно принимать гостя в шортах и рубашке, но переодеваться не стала. Она потеряла много времени, пока занималась школой Джулии, отцовскими дневниками и рассказом Ташарианы, поэтому решила быть экономной.

Уолли Дункан встал при ее появлении и улыбнулся.

— Миссис Спенсер! — воскликнул он, протягивая ей руку.

У него ужасно обгорело лицо, и улыбаться ему, по-видимому, было больно.

Она пожала его руку.

— Какими судьбами, доктор Дункан?

— Мне надо было позвонить?

— О нет.

Карисса пригласила его сесть и села сама.

— Как насчет ланча? Я как раз собиралась перекусить.

— Замечательно. — Он огляделся. — А где Джулия?

— Она в школе. Все хорошо. А впрочем — нет, не знаю. Сегодня первый день.

— Прелесть что за ребенок! Она меня покорила.

— Она все еще необычный ребенок.

— Она всегда будет необычной. У нее потрясающий коэффициент умственного развития.

Карисса несколько натянуто улыбнулась, решив переменить тему разговора. Ей не хотелось заострять внимание на особенностях развития своей дочери, потому что она не возражала бы иметь нормального ребенка, а не умопомрачительную красавицу и умницу, которой будет трудно, когда она вырастет.

— Похоже, вы уже познакомились с нашим безжалостным солнцем.

— Да. Неудивительно, что солнце здесь бог. — Он коснулся рукой лба. — У меня от него защита.

— Лучше бы вам надеть шляпу.

— Хорошая идея.

— Если хотите, я попрошу Айшу подыскать вам что-нибудь. И еще у нее есть специальный крем от ожогов. Она сама его составляет.

— Спасибо, миссис Спенсер.

В эту минуту появилась Айша с подносом. Она поставила все на стол и стояла в ожидании.

— Здорово! — восхитился при виде незнакомых кушаний американец.

— Айша умеет готовить как никто, — улыбнулась Карисса. — Спасибо, Айша.

Довольная домоправительница покраснела.

— Я рассказала доктору Дункану о вашем волшебном креме. Вы ему не дадите немного?

Айша посмотрела на красное лицо доктора и такие же красные руки.

— Хорошо. Сейчас принесу.

— Спасибо, — поблагодарил ее Уолли.

Айша кивнула ему и ушла. Карисса и Уолли молчали. Карисса улыбалась про себя над ярко выраженными американскими чертами характера своего соотечественника, которые она тем яснее видела, чем дольше жила в Египте. Американцы более откровенны и восторженны, чем многие европейцы и жители Средиземноморья. Иногда ей этого не хватало, зато в Уолли Дункане эти черты были в избытке.

— Доктор Дункан, что привело вас в Луксор?

— Зовите меня Уолли, ладно? Ненавижу формальности.

— Хорошо.

— Я приехал с группой ученых изучать сфинкса в Гизе.

— Сфинкса? Зачем?

— Знаете, открылись новые данные…

— А, насчет того, что он старше, чем думали раньше.

— Да. Группа ученых, в основном геологи, задумала провести серию экспериментов, чтобы посмотреть, что там в действительности с эрозией.

— С эрозией?

— Вокруг сфинкса стена, миссис Спенсер. Так вот, на стене эрозия такая, какая она должна быть, если идут дожди. — Он подцепил вилкой кусок мяса. — А откуда, спрашивается, эрозия, если дождей там практически нет? Дюйм в год — это чепуха. На мыле и то следов не останется.

— Не знаю. Ничего не слышала об этом.

— Некоторые думают, что сфинкс появился, когда в Северной Африке было гораздо дождливее и Сахара еще не стала пустыней. Все будет зависеть от анализа эрозии. Возможно, сфинкс постареет на четыре тысячи лет или даже больше.

— То есть станет вдвое старше?

— Ну да. А академики остужают наши горячие головы холодной водичкой скепсиса.

— Почему?

— Они говорят: мол, нет доказательств того, что тогда тоже была жизнь. Нет домов, нет костей, нет черепков. Они считают нашу теорию абсурдом. А мы думаем, они просто недостаточно глубоко роют.

— Но, Уолли, вы же не геолог и не археолог. Зачем вы тут?

— Я должен изучить звуковые волны вокруг. Нам ведь не позволят рыть.

— Если позволят, то плато в Гизе будет уничтожено.

— Правильно. — Он взял кусок арбуза. — Поэтому я очень рассчитываю на свою технику. Надеюсь, она добудет мне доказательства из-под земли, куда еще не добирался человек.

— Ну а зачем вы в Луксоре?

— Повидать вас и Джулию. Быть так близко и не заехать? Я не смог. Надеюсь, вы не против?

— Совсем нет. Однако это странно. — Она отпила воды. — Я собиралась вам написать.

— Вы? — встрепенулся он. — Почему?

— Несколько дней назад мне доставили вещи отца. Я нашла описание опытов…

— Правда?! — Глаза у него загорелись и стали похожи на листочки молодого папируса. — Что там?

— Понятия не имею. Я ничего не поняла.

— Это же великолепно! — сиял он. — Как будто нарочно кто-то угадал.

— Я подумала, что вы захотите взглянуть.

— А сейчас можно?

— Сейчас? — Она едва заметно улыбнулась.

— Ну да!

И он вскочил из-за стола.

— А ланч?

— Разве можно есть, когда меня ждут записи Джулиана Спенсера?! — Он поглядел на нее. — Если вы, конечно, не возражаете.

— Нет.

Она встала и повела его в библиотеку, куда перенесли ящик.

Уолли весь день провел в библиотеке, поглощая одну чашку чая за другой. Он с головой погрузился в записи Джулиана Спенсера, а Карисса сразу после трех отправилась за Джулией. Вернувшись, она очень удивилась, застав Ашериса в гостиной. Обычно он уезжал в университет сразу после полудня и возвращался за полночь. Почему он так рано? Ему интересно, как Джулия провела первый день в школе? Или он хочет запретить учебу вне дома? Карисса приготовилась к сражению.

Ашерис обернулся, услыхав ее шаги. Он был в узких брюках и рубашке с закатанными рукавами. Таким он был семь лет назад на пароходе, плывшем по Нилу, когда они любили друг друга. Она до сих пор помнила, каким нежным и ласковым было его тело, дарившее ей наслаждение. Даже сейчас при воспоминании о его поцелуях она вспыхнула. Однако ей пришлось подавить волнение, потому что наверняка разговор пойдет о будущем Джулии.

Пока она, горько скривив рот, закрывала дверь, Джулия обнимала отца, своей детской непосредственностью вызывая зависть матери.

— Папочка! — кричала она, радуясь его неожиданному появлению дома.

— Солнышко, — обнимал он ее, стараясь не глядеть на Кариссу. — Как тебе понравилось в школе?

— Интересно. Хотя они меня почти все время экзаменовали.

— Ты справилась?

— Ну конечно! У них там очень много книг и всяких музыкальных инструментов. Можно мне поучиться играть на фаготе?

Он хмыкнул.

— Посмотрим.

— Еще там большущий бассейн и вышка. Представляешь, я тоже буду прыгать!

— Джулия, а как тебе понравились девочки? — вмешалась Карисса. — Ты нашла себе подружку?

— За ланчем я сидела рядом с Сирией. У нее папа — инженер на Асуанской плотине. Она не такая глупая, как остальные.

— Уже неплохо.

— Мамочка, мы можем сегодня все вместе попить чаю? Ведь папа дома. Представляешь, как здорово! Мы так давно не собирались вместе!

Карисса перехватила быстрый и холодный взгляд Ашериса. Наверняка он все еще злился на нее из-за школы.

— Извини, азиз, но мне нужно вернуться на работу.

— Почему?

— Много дел.

— Ты не хочешь послушать о моих новых учителях?

— Конечно, хочу!

— Но когда ты вернешься, я уже буду спать. — Она отступила от него. — Теперь, когда я должна быть в школе, я совсем не буду тебя видеть…

Ашерис молча смотрел на нее потемневшими глазами.

— Может быть, твой папа сегодня поужинает с нами в честь важного дня в твоей жизни и еще в честь нашего гостя?

Ашерис удивленно посмотрел на нее.

— Гостя?

— Да. У нас доктор Дункан. Ты его помнишь?

— Он здесь? Сейчас?

— Да. Он в библиотеке. Читает дневники моего отца.

— Доктор Уолли приехал?! — радостно завопила Джулия.

— Ты его помнишь, Джулия?

— Ну конечно! Я его очень люблю.

Карисса удивилась, что Джулия вспомнила человека, которого видела, когда ей было два года, но она постоянно удивляла ее своей памятью и сообразительностью.

— Я ему расскажу, какая у нас в школе лаборатория!

Джулия сбросила ранец и побежала в восточное крыло дома, где была библиотека. Ашерис не шевельнулся, но Карисса чувствовала на себе его испытующий взгляд. Не зная, что он скажет, она взяла ранец и приготовилась к худшему.

— Это ты послала за доктором Дунканом?

— Нет. Он приехал в Египет с группой ученых исследовать сфинкс.

— Зачем он явился сюда?

— Зачем? — Кариссе было не по сердцу недоверие Ашериса к людям. — Хотел нанести нам дружеский визит. Только и всего.

— Не думаю. Подозреваю, у него есть еще и другие причины.

— Я предложила ему посмотреть дневники отца.

— Сначала школа, теперь этот доктор Дункан, — раздувая ноздри, проговорил Ашерис. — Карисса, ты собираешься взять власть в свои руки?

— Нет. Я просто хочу обеспечить нормальную жизнь для нашей дочери. — Она прижала к себе ранец. — И еще я встречаю гостей в моем доме как друзей, а не как врагов.

— И подвергаешь опасности Джулию.

— Уолли не сделает ей ничего плохого! — Карисса в отчаянии замотала головой. — Ашерис, ты становишься параноиком! Я тебя не узнаю!

— У меня есть причины так думать.

Она повернулась к нему.

— Какие?

Не сводя с нее глаз, он открыл было рот, но тотчас закрыл его. Он стискивал зубы, словно был пойманной в клетку измученной пантерой.

— Ашерис, скажи!

Он впервые за много недель посмотрел ей прямо в глаза, и в самой глубине его золотистого взгляда она увидела любовь и страдание и была уверена, что он готов открыть ей свое сердце, но тут он повернулся на каблуках, вышел из гостиной и тихо закрыл за собой дверь.

Вечером, когда Карисса шла пожелать дочери спокойной ночи, она едва не налетела на Уолли с блюдом из ящика отца.

— Вот вы где! — вскричал он. — Айша мне сказала, что вы должны быть тут.

— Я иду к Джулии.

Уолли взглянул на дверь, из-за которой доносилось прелестное пение Джулии, потом на Кариссу. Дрожащими руками он сунул блюдо под мышку.

— Зачем вам блюдо? — спросила Карисса.

— Это не блюдо. Это обрядовый диск.

— Зачем вы таскаете его с собой?

— Хотел бы с ним поэкспериментировать. — Он помялся. — Понимаю, я прошу невозможного, но, миссис Спенсер, позвольте мне…

— Что?

Карисса переводила взгляд с лица Уолли на диск и обратно, боясь, как бы Ашерис не оказался прав.

— Я недолго! Пусть она только попоет несколько минут.

— Попоет?

— Да. Знаете, в записях вашего отца я нашел потрясающую теорию. Она связана с диском.

— Я думала, это простое блюдо.

Уолли усмехнулся.

— Скорее всего, это солнечный диск Атона, символ бога-солнца. Боюсь, ваш отец не хотел бы, чтобы о нем знали. Может быть, он принадлежал музею?

— Думаете, он украден?

— Возможно. Если даже забыть о его исторической ценности, вы только представьте, сколько в нем золота!

Карисса удивленно подняла брови.

— Не понимаю. Я думала, он из меди.

— Ваш отец знал цену диску. Он считал, что его использовали при строительстве.

— Как украшение?

— Нет, как подъемную силу.

— Что?

Карисса перевела взгляд на золотой диск, не понимая, каким образом его можно использовать в строительных работах.

— Никто ведь не знает, как возводились пирамиды. Огромные камни передвигались на большие расстояния людьми, у которых не было ни колеса, ни лошади.

— Мой отец придумал новую теорию?

— Да! — Уолли приблизил к ней лицо, горевшее не только от солнечного ожога, но и от переполнявших его чувств. — Ваш отец считал, что подобные диски служили усилителями. На них направлялся звук, который от них отражался, — ну, эффект линз.

— А при чем тут пирамиды?

— Это очень интересно! Ваш отец предположил, что звуки особой частоты могут воздействовать на молекулы больших предметов. Правда, только на поверхностные, таким образом создавая что-то вроде воздушной подушки. Все знают, самая большая проблема на Земле — это трение и гравитация. Если убрать сопротивление трения, то совсем нетрудно будет установить гранитную глыбу весом в девять центнеров на нужное место. Это все равно что вести большой корабль по воде, а не по суше.

Карисса не сводила с него глаз. Хотя он довольно просто изложил теорию ее отца, она все равно не совсем еще понимала.

— А при чем тут моя дочь?

— Ваш отец какие только звуки ни испробовал, у него ничего не получалось. Совсем ничего. — Он провел рукой по рыжим волосам. — Тогда я вспомнил: ведь вы говорили, что Джулия голосом двигает предметы. У меня задокументировано, что у нее совершенно необычный голос. Может быть, с ее помощью удастся доказать теорию вашего отца?

Карисса обхватила себя руками. Теория не теория, но ведь Джулии не повредит, если она немного попоет… Что может случиться? Ее отец не был сумасшедшим. А что если он в самом деле близко подошел к открытию того, как в действительности строились пирамиды древними египтянами? Ее взволновала возможность подтвердить теории отца и вознаградить его всемирной славой.

— Ладно, Уолли. Попробуем.

— Здорово! — И он двинулся к двери. — С вашего позволения, мадам.

Джулия удивилась при виде Уолли. Они торопливо объяснили ей, что хотят поставить опыт с использованием ее голоса, и Джулия с радостью согласилась. Карисса закрыла дверь и села рядом с дочерью.

Американский ученый положил диск на письменный стол, потом между Джулией и диском положил несколько предметов, рассчитывая, что звуковые волны подвинут их и подтвердят его предположение.

Джулия стояла возле своей кровати в длинной ночной рубашке, наблюдая за манипуляциями американца, и была очень похожа на женские статуи времен фараонов. Карисса глядела на дочь, миниатюрную копию Сенефрет, служительницы богини-львицы Сахмет, которой Ашерис отдал свое сердце в свою земную жизнь тысячи лет назад. Из-за того, что он тайно лишил девственности ту, которая предназначалась в Великие Жены фараону Египта, он был обречен рыскать ночами в облике пантеры, а днями лежать неподвижно — и так много веков.

Каким-то образом кровь Сенефрет оказалась в жилах Кариссы, и ей удалось снять с него заклятие. Вероятно, эта же кровь перешла к Джулии, придав ей прелестный облик Сенефрет. Но почему она не замечала этого сходства раньше? А может быть, просто белые ночные рубашки напоминают одеяния древних? Или, может быть, Джулия, опустив руки, так необычно притихла? Неужели подвижное личико Джулии незаметно менялось с годами — так незаметно, что Карисса не уловила его сходства с древними статуями?

Закончив приготовление, Уолли потер руки и сказал, прерывая размышления Кариссы:

— Что ж, начнем, пожалуй.

В эту минуту дверь распахнулась, и в комнате возник Ашерис. У Кариссы защемило сердце при виде его полыхающих глаз.

— Что здесь происходит?!

11

— Папочка, у нас эксперимент! Иди посмотри!

Ашерис переводил взгляд с Дункана на Кариссу и опять на Дункана, потом посмотрел на письменный стол.

— Никаких экспериментов с моей дочерью! Никогда! Это понятно?

— Но, Ашерис, — попробовала было вступиться за врача Карисса. — Здесь нет ничего…

Ашерис повернулся к ней, и глаза его метали гневные молнии.

— Ты мне сказала, что доктор Дункан будет только читать дневники твоего отца! И это все. Разве не так?

— Так, но…

— Тогда он должен покинуть наш дом.

— Нет, папа! — закричала Джулия. — Доктор Уолли хороший!

— Я уеду, — сказал Уолли, и его американского энтузиазма как не бывало. — Мистер Эшер, я не хотел сделать ничего плохого. Простите меня.

— Я и раньше вам говорил, что вы, доктор, не имеете права использовать Джулию в качестве подопытного кролика.

— Сэр, клянусь, ваши желания будут для меня законом.

Он взял тяжелый диск и посмотрел на Кариссу.

— Нет, Уолли, вы не должны прямо сейчас покидать наш дом, — сказала Карисса, подходя к нему ближе. — Переночуйте у нас!

— Спасибо, но я уже снял комнату в отеле. — Он направился к двери. — Спасибо, миссис Спенсер.

— Подождите, вас тогда кто-нибудь отвезет!

Она бросилась за ним, надеясь уговорить его приехать на другой день, когда Ашерис будет в университете. По крайней мере, она хотела знать, какую информацию он почерпнул из дневников ее отца.

Хмурый Ашерис приблизился к дочери. Он специально приехал пораньше, чтобы пожелать Джулии спокойной ночи и послушать, как ей понравилось в школе, — и надо же, он обнаруживает, что под крышей его дома проводят научный эксперимент, и с кем? С Джулией!

Джулия смотрела на него обиженно, словно он только что своими руками убил ее любимого щенка.

— Я не хочу, чтобы доктор Дункан ставил на тебе эксперименты. — Он взял ее на руки. — Вот так, солнышко, а теперь в постель.

Он положил ее на кровать, и она тотчас залезла под простыню. Ашерис рассчитывал, что ее недовольство скоро пройдет, но не тут-то было.

— Почему вы с мамой все время друг на друга сердитесь?

Ее слова застали его врасплох. Подыскивая подходящий ответ, он сел на край кровати и взял ее руку в свои.

— Мы не сердимся, солнышко.

— Ты ее никогда не целуешь. Никогда не обнимаешь. Вы больше не любите друг друга? Вы собираетесь развестись?

— Нет-нет! Я очень люблю твою маму. Можешь в этом не сомневаться.

— Значит, она тебя не любит?

Ашерис отвернулся, не зная, что ответить, и вздохнул.

— Мы с твоей мамой перестали видеть все одним сердцем, азиз. Ничего страшного. Это пройдет. Не беспокойся.

— Иногда мне кажется, что не будь меня, вам было бы хорошо друг с другом.

Ашерис уставился на нее.

— Почему ты так думаешь?

— Потому что вы все время ссоритесь из-за меня. Я же слышу… Может быть, мне не надо было рождаться, чтобы вы любили друг друга?

— О нет, солнышко. — В ужасе от услышанного, он поднес ее руку к губам и нежно поцеловал. Возможно, у нее недетское развитие, но душой-то она еще ребенок, и каково ей чувствовать себя виноватой! Он еще раз поцеловал ее в ладошку и согнул ей пальчики, чтобы спрятать свой поцелуй. — Никогда так не думай, Джулия. Никогда. Никогда! Ты подарила нам с мамой самое большое счастье!

Слезы засверкали в ее глазах.

— Правда?

— Правда.

Он крепко обнял ее, и у него защемило сердце, когда ее маленькие ручки обвились вокруг его шеи.

— Ой, папа! — зашептала она ему на ухо. — А мне иногда бывает страшно.

— Я знаю, солнышко, только бояться должны родители, а не такие хорошие маленькие девочки.

Он гладил ее по спине и по плечам, пока она не успокоилась. Потом нежно уложил ее. Убрав с ее залитого слезами лица черные волосы, он посмотрел на нее, и его сердце переполнилось любовью.

— Тебе не надо бояться себя из-за мамы и из-за меня. — Он провел пальцем по ее лобику. — Правда, не надо. Не будешь?

Она тяжело вздохнула.

— Нет.

— Хорошо. — Он нажал ей пальцем на кончик носа. — Ну, выкладывай, как там у тебя дела в школе?

— Лучше, чем я думала.

— Все хорошо к тебе отнеслись?

— Все. Правда, одна женщина — мне сказали, что она няня…

— Да? И что же?

— Она мне не понравилась. Она старая и толстая. Все руки у нее в кольцах, и она все время не сводила с меня глаз.

Ашерис замер.

— Не сводила с тебя глаз?

— Она осмотрела мои волосы. Сказала, будто у меня, кажется, вши, и они должны убедиться, что их нет. — Джулия округлила глаза. — Представляешь?

— Нет. Но, наверное, они должны были проверить голову.

— Мне все это не понравилось.

Ашерис внимательно посмотрел на нее, и его сердце сжалось от страха.

— Они смотрели только в волосах?

Джулия кивнула.

— Она мне не понравилась. Совсем не понравилась. Знаешь, она похожа на гадалок на базаре. Но только не на няню.

— Она ничего тебе не сделала?

— Нет.

— А ты обратила внимание на ее кольца?

— Они большие и некрасивые. И руки у нее толстые. — Джулия помедлила. — Одно кольцо не похоже на другие.

— Почему?

— Оно в виде головы льва. То есть не льва, а львицы.

Кровь застыла у Ашериса в жилах, и ему пришлось сделать над собой нечеловеческое усилие, чтобы его дочь ничего не заметила.

— Джулия, ты уверена?

— Да. Я помню. Голова львицы. Большая голова.

Ашерис встал, и ему показалось, что пол ускользает у него из-под ног. Кольцо с головой львицы могло значить только одно: служительницы Сахмет все еще живут на земле, как он, собственно, и предполагал. За последние шесть лет у него появлялись такие подозрения, но рассказ дочери положил конец неверию.

— Что случилось, папа?

Он взял себя в руки и улыбнулся:

— Ничего, азиз. Увидимся утром, а пока спи спокойно.

Он наклонился и поцеловал ее в лоб, в то время как его мысли были далеко. Ему необходимо было обсудить с Кариссой школьную учебу дочери, которую придется так быстро прервать.

Кариссу он нашел возле входной двери. Она только что распрощалась с доктором Дунканом, и ему показалось забавным, что его жена больше заботится об американце, чем о своем муже. Наверное, ей недостает людей одной с ней культуры. Или ей не нравятся обычаи и взгляды египтян? Неужели она скучает по Америке и хочет вернуться обратно? Не может быть, ведь Карисса сама говорила, что берег Нила ей нравится как никакой другой! А если любовь к Нилу не соединилась с любовью к мужчине, тогда, если нет одной любви, то, наверное, нет уже и другой.

Карисса увидела его, и на ее лице появилось злое выражение.

— Как ты мог быть таким грубым? — крикнула она. — Почему ты не мог иначе поговорить с Уолли Дунканом?

Ашерис рассердился. Мало кто осмеливался говорить с ним в таком тоне, тем более женщина. Он скрестил руки на груди.

— Он нарушил обещание.

— К черту! Уолли добрый человек и не заслужил, чтобы его так выгоняли!

— Я предупреждал его насчет Джулии.

— Он только хотел, чтобы она спела, и я ему разрешила. У меня есть хоть какие-нибудь права в этом доме?

— Мне казалось, что только у тебя здесь и есть права, — гневно возразил Ашерис.

Едва эти несправедливые слова слетели с его губ, как он понял, что не должен был их произносить. Карисса бросилась вон из комнаты, но он силой удержал ее.

— Карисса!

Она посмотрела на него с такой яростью, что он отпустил ее.

— Карисса. — Он постарался сдержать гнев. Еще не хватало, чтобы она убежала и они не смогли поговорить о возникшей проблеме. — Извини. Я погорячился.

Она обхватила руками плечи и искоса посмотрела на него, словно удивившись его словам. Он хотел прикоснуться к ней, но побоялся, что она испугается и отпрянет.

— Ты поступаешь, совсем не думая о безопасности Джулии, и когда я представляю, что с ней может случиться, я зверею.

— Ну изолируй ее! А потом что? Она вырастет и захочет свободы.

— Там видно будет.

— Ашерис, неужели ты ничего не понимаешь?..

— Она не должна посещать школу.

— Почему?

У Кариссы от отчаяния опустились руки.

— Это не в ее интересах.

Он повернулся, чтобы уйти и не позволить ей задать вопросы, на которые он не хотел отвечать.

— Ашерис! — Карисса грубо схватила его за рукав. — Не уходи! Скажи мне, в чем дело!

Он остановился, но не взглянул на нее, испугавшись того, что они уже хватают друг друга таким образом… Может быть, Джулия лучше понимает их отношения…

— Только потому, что я позволила Уолли его эксперимент, ты хочешь меня наказать и взять Джулию из школы?

— Я не хочу никого наказывать. Я защищаю.

— Но почему ее надо непременно забирать из школы?

— Потому что прошлое возвращается.

Он обернулся и посмотрел на нее горящими глазами.

— Какое прошлое? — безжизненным голосом переспросила Карисса.

— Мое. Когда я буду знать точно, что надо делать, я тебе скажу.

Он вырвал руку и ушел, а она больше ничего не сказала… правда, ее молчание было громче любых криков.

Кариссу трясло, когда она пришла в свою комнату. Кто явился из прошлого? Его возлюбленная? Служительницы Сахмет? Кариссе не нравилось ни то, ни другое. Неужели Ашерису опять грозит проклятье? Неужели он опять перестанет быть обычным человеком? Она не могла себе представить, как они будут жить, если Ашерис опять будет ночами бродить в виде черной пантеры.

Не надо было ей терять самообладание и так хватать его за рукав. Что будет с ними? Ашерис требует, но ничего не желает объяснять. Это значит, что они не понимают друг друга. А что ей делать? Как убедить его, что Джулия должна продолжать образование в школе? Может быть, на время подчиниться ему и забрать ее из школы?

Не зная, что думать и что делать, она долго принимала ванну, стараясь успокоить расходившиеся нервы. Ашерис покинул ее, и она не знала, как ей вернуть его обратно. Ее муж был ей самым близким другом, был ее единственным мужчиной, и она не могла поверить, что навсегда потеряла его.

После ванны, одевшись в легкую галабию и сунув ноги в сандалии, она удостоверилась, что Джулия спокойно спит, а потом вернулась к себе, мечтая, чтобы Ашерис как-нибудь прочитал ее сокровенные мысли и ждал ее в постели, открыв ей нежные объятия. Если бы только они перестали ссориться и хотя бы просто коснулись друг друга, их сердечные раны быстро затянулись бы…

Однако комната была пуста. Ашериса как всегда тут не было. Только на бюро стояла музыкальная шкатулка, словно поджидающая ее подруга. Ни о чем не думая, она завела ее и стала слушать мелодию, которая так успокаивала.

Ярко светила луна за окном. Карисса вспомнила о Ташариане и о своем отце. Интересно, удалось ли Ташариане сбежать от госпожи Хеперы? Возможно, сегодня она сумеет получить ответ, тем более что спать ей не хотелось. Настроение не то. Может, лучше узнать побольше об отце и об оперной певице? И Карисса понесла музыкальную шкатулку в сад.

Рассказ Ташарианы. Филадельфия. 1966 год.

Ташариана расплатилась с таксистом, везшим ее от вокзала, и с ужасом поняла, что, купив билет, осталась без денег. Если не продать бриллианты, то куда ей деваться? Ладно, на дешевый отель пока хватит.

Такси отъехало, а Ташариана посмотрела на железобетонное строение, совсем не соответствующее тому, в котором должна жить, по ее мнению, оперная певица. Если бы она покупала в Америке дом, он был бы старым, а не таким безликим, как этот. Она вздрогнула — может быть, от холода, может быть, от страха перед неизвестным. Что если подруги нет дома? Куда тогда? Надо было попросить таксиста подождать.

Прижав руки к груди, она чуть не бегом бросилась к двери. Надо было позвонить, но она так боялась погони, что не хотела зря терять время. И здесь не надо было отпускать таксиста — отвез бы ее в отель. К несчастью, она совсем не приучена думать о мелочах, о них всегда заботилась госпожа Хепера.

Решив, что отныне она будет лучше продумывать свои поступки, Ташариана толкнула дверь и с удивлением обнаружила, что она не закрыта. Она вошла внутрь, радуясь тому, что наконец-то укроется от пронизывающего ветра и сырости. Вечера в Америке совсем не такие, как в Египте. Пробежав взглядом по ящикам, она нашла имя подруги — Дороти Маршант. Номер 312. Ташариана поднялась на лифте на третий этаж. Стрелки на стенах указывали путь.

К тому времени, как она отыскала нужную квартиру, сердце уже бухало у нее в груди. Она помедлила мгновение, не зная, как отреагирует ее подруга на появление гостьи в четыре часа утра, однако ей ничего не оставалось. Или звонить, или снова искать такси. Затаив дыхание, Ташариана нажала на кнопку звонка и стала ждать, придумывая, как будет извиняться перед хозяйкой.

Прошло несколько минут, прежде чем Ташариана поняла, что в квартире пусто. Она несколько раз нажимала на кнопку, но это ни к чему не привело.

— Пожалуйста, пожалуйста… — шептала она, уже понимая, что ждет напрасно.

Ташариана, вздохнув, направилась к выходу. Куда теперь? Опять на холод? Опять такси? Ничего другого она не могла придумать. Она медленно вернулась к лифту, медленно пересекла холл, толкнула тяжелую дверь. На востоке небо уже начинало розоветь. Ташариане почему-то стало немного легче от этого, и она стала искать таксофон. Вокруг было тихо, разве что один раз залаяла собака.

Через четыре дома был еще закрытый магазин, и возле входа в него — телефон. Ташариане не приходилось пользоваться такими аппаратами, но она не сомневалась в своей сообразительности. Сначала надо было бросить монетку, потом набрать номер. Ташариана полезла в карман за мелочью, но тут же повесила трубку, потому что номера она не знала. Тогда она открыла телефонную книгу, довольно быстро нашла номер, бросила в щель монетку, набрала вожделенный номер и стала ждать.

Она назвала диспетчеру улицу и не сомневалась, что машина подъедет не позже чем через пятнадцать минут. Она замерзла. У нее зуб на зуб не попадал, и ей совсем не нравилось быть одной на пустынной улице, тем более что пара машин уже притормозила при виде ее.

Через двадцать минут показалось такси, и Ташариана забралась внутрь прежде, чем шофер вышел ей помочь. Теперь она могла отогреться.

— Куда? — спросил таксист.

Ташариана нашла в кармане визитную карточку.

— Аллея Элфрет, двадцать пять с половиной, — прочитала она.

Она откинулась на спинку и подумала, что как бы ей ни было неприятно воспользоваться приглашением Джейби, придется это сделать, потому что иначе она обречена на дешевый отель, где одинокой молодой женщине небезопасно. К тому же Джейби сказал ей, что в доме никого нет, так что нет нужды просить его о помощи. А деньги она отдаст ему потом, когда продаст бриллианты.

Ташариана сунула руку в карман и убедилась, что бриллианты на месте. Она поглядела в окно на не очень опрятные дома, и ей стало интересно, какой дом у Джейби. Судя по адресу, хуже некуда.

12

Ташариана была приятно удивлена, когда машина въехала в старинный район и покатила по улице с односторонним движением, по обеим сторонам которой стояли трех-четырехэтажные дома из красного кирпича с балконами и ставнями. Многие были окружены садиками и выглядели прелестно в первых лучах солнца.

— Приехали, — сказал таксист.

— Вы уверены? — переспросила Ташариана, оглядывая старинную улочку. — Непохоже на аллею. Обыкновенная улица.

— Да нет, все в порядке. Она просто называется аллеей. Это самая старая улица в Штатах.

— Правда? А когда здесь впервые поселились люди?

— Не знаю, мисс. В семнадцатом веке, кажется.

На Ташариану эта цифра не произвела впечатления. В Египте считалось нормальным жить в доме, построенном за тысячу шестьсот лет до Рождества Христова. Ничего: по крайней мере, раз Джейби нашел в Америке самую старую улицу — значит, он не потерял вкус к старине.

Ташариана расплатилась и вылезла из машины. Четырехэтажный дом с черными ставнями и с медным орлом, распростершим крылья над входом. Возле двери — большой глиняный горшок с каким-то кустом. Ташариана вспомнила, что в горшке должен быть запасной ключ. Но прежде чем достать ключ, она огляделась, не следит ли кто за ней, не прячется ли кто-нибудь за углом или за занавеской. Ключ она отыскала с третьего раза.

Отперев дверь, она вступила в дом Джейби, и среди его вещей ей сразу стало легче дышать. Когда она закрыла за собой дверь, с нее будто свалилась тяжелая ноша. Она огляделась. Внизу холл и комната, в которой полно всякого научного оборудования. В поисках жилых помещений она медленно поднималась по лестнице, разглядывая фотографии на стенах. Большинство из них были видами Египта. На других — соборы и замки; скорее всего, английские.

На самом верху она обнаружила гостиную, выдержанную в песочных тонах, с красно-золотым персидским ковром на полу. Несмотря на то, что Джейби поселился на месте, известном как колыбель Американской революции, он не изменил своему египетскому вкусу. Ташариана обрадовалась этому родному оазису в чужой стране и среди чужих людей. Однако она улыбнулась оттого, как странно здесь вели хозяйство. Комната не была грязной, но книги лежали где попало, не говоря уж о журналах и газетах, которые были придавлены сверху чем-нибудь тяжелым. Хозяин явно интересовался физикой звука и египетской историей, а не правом.

Потом Ташариана отправилась в столовую, нашла маленькую чистенькую кухню и поднялась на четвертый этаж, где располагались спальня хозяина и его кабинет, тоже до отказа забитый всякими приборами. Наверное, именно здесь он проводил время, свободное от адвокатской практики.

Еще здесь были симпатичная застекленная веранда, на которой стояли два кресла, и балкон. Кругом было много пальм, и сочетание зеленого и темно-бордового снова напомнило ей о родном Египте. Ей сразу понравилась веранда, тем более что из окон был великолепный вид на реку Делавэр и на мост Бена Франклина, освещенные щедрым утренним солнцем. Несколько человек шли на работу, проехала пара машин. Наблюдая за ними, Ташариана была уверена, что ее никто не видит.

Впервые за последние несколько дней Ташариана смогла свободно вздохнуть, выбросив из головы госпожу Хеперу и ее сыщика, однако на нее сразу же навалилась страшная усталость. Ей хотелось только одного — спать.

Сбросив туфли, она немного полежала, решив несколько минут отдохнуть, а потом принять душ. Рядом с телефоном на ночном столике она заметила фотографию, на которой они с Джейби были сняты еще детьми. Джейби гордо улыбался, держась за свой новый детский мотоцикл, а она, тоже улыбаясь, стояла рядом, и у обоих не было верхних зубов. Джейби тогда исполнилось, кажется, девять. Несмотря на усталость, она не могла отвести глаз от фотографии. Здесь ей семь лет, и она без страха смотрит на мир. Вскоре ее мать, одна из служанок в доме Спенсеров, заболела какой-то странной болезнью и уже не встала с постели. Ташариана закрыла глаза, вспоминая свою мать, и заснула.

Проснулась она через несколько часов в сумрачной комнате, ощущая вкусные запахи из кухни, достигавшие ее носа. Она села и сбросила с себя одеяло, которым не укрывалась. Что-то легко упало на пол. Кто там готовит? Откуда взялось одеяло? Кто еще в доме? Почему она ничего не слышала? Поглядев на пол, она увидела на ковре великолепную красную розу. По-видимому, это она и упала. Одного взгляда на розу ей хватило, чтобы понять, кто ее укрыл и кто хозяйничает на кухне.

Ташариана подняла цветок и, улыбнувшись, понюхала его. Похоже на Джейби. Около двери она нашла еще одну розу. В холле — еще одну. Еще три были на лестнице. Они указывали ей путь на кухню, куда она и пришла с дюжиной великолепных красных роз.

Помедлив у двери, она прислушалась к тому, что творилось внутри. Джейби резал овощи и молол кофе. Потом он запел песню, которую постоянно исполняли по радио. Переполненная любовью, она прислонилась к стене и, уткнувшись носом в розы, слушала, как он поет "Незабываемое". Почему он выбрал именно эту песню? Ей очень хотелось, чтобы он никогда не забывал ее, потому что она тоже так и не сумела его забыть.

Пожалев, что она не приняла душ прежде, чем спустилась вниз, Ташариана тем не менее, едва Джейби перестал петь, встала на пороге кухни, не желая нарушать молчания, пока он ее не заметит.

— Таша! — Он посмотрел ей в глаза и улыбнулся. — Я вижу, ты нашла сюда дорогу.

— По розам, Джейби. Они замечательные. Спасибо.

Он еще раз улыбнулся и взял приготовленную заранее вазу.

— Давай поставим их в воду.

Когда она подошла к нему, он взял у нее цветы и умело привел букет в порядок. Потом положил руку ей на плечо.

— Ты хорошо себя чувствуешь?

— Да. Но я не слышала, как ты вошел.

— Ты спала.

— Ты был в спальне?

— Да. Посмотреть, там ли ты. Это я накрыл тебя одеялом, а ты даже не пошевелилась.

— Плохо.

— Не бойся. Я специально старался не разбудить тебя.

Он смотрел на нее, и она сама не поняла, как очутилась в его объятиях. Ташариана закрыла глаза и отдалась во власть его рук, память о которых не поблекла за те восемь лет, что они были в разлуке.

— Ох, Джейби!

Он крепко держал ее.

— Почему ты убежала?

— Я сбежала от госпожи Хеперы и приехала сюда.

— Никто тебя не выследил?

— Не знаю.

— Риверс сказал мне, что ты была не в себе.

— Конечно. Еще бы! За мной гнался тот мужчина в твидовом пиджаке. Госпожа Хепера вместе с ним пришла ко мне, едва я легла, и пригрозила, что убьет тебя, если я не подчинюсь ей.

— Убьет меня?

— Ну да! А я убежала. — Она хмыкнула, прижимаясь щекой к его теплой коже, потому что рубашка у него на груди была расстегнута. — Сначала я попыталась разыскать мою подругу, но ее не оказалось дома. Вот я и приехала к тебе.

— И правильно сделала. — Он слегка отодвинул ее, чтобы заглянуть ей в лицо. — Тебе надо было мне позвонить. Я ужасно испугался.

— Я не хотела впутывать тебя в мои дела.

— Таша, забудь обо всем. Я хочу быть впутанным. С этой минуты звони мне, зови меня и все мне рассказывай. Я не хочу, чтобы тебе кто-то угрожал. Если бы я остался с тобой, ничего бы не случилось.

— Ты же не можешь быть со мной все время.

— Почему это?

Он вздернул подбородок, не сводя с нее глаз, словно спрашивая, какие она может предъявить аргументы.

— У тебя своя жизнь, своя работа. У тебя клиенты…

— Обо всем этом можно забыть, пока мы не удостоверимся в твоей безопасности.

— А Кристин и ее мать? Что они подумают, когда узнают, что я живу у тебя?

У него сердито вспыхнули глаза.

— Пусть думают что хотят.

— Нехорошо, если женщина остается на день и ночь. Они решат…

— Что мы любим друг друга, как всегда любили.

Она посмотрела на него, понимая, что должна высвободиться из его объятия, но не в силах сделать этого.

— Тебя не волнует, что они могут подумать…

— Что мы занимаемся тем, чем должны были заниматься уже шесть лет?

— То есть?

— Показывать друг другу, как мы относимся друг к другу. Что в этом дурного?

— Для нас, может, и ничего, а для других?

— Плевать я хотел на других! Они меня не интересуют. Есть только ты и я.

— Джейби… — прошептала она, придумывая, как ему лучше возразить, и не зная, что сказать. Неужели он любит ее, как когда-то обещал любить? Или он только хочет насладиться ее телом? Госпожа Хепера предостерегала ее насчет мужчин, которые постоянно меняют женщин, ища удовольствия, а не любви. Таким красавцам, как Джейби, нетрудно уговорить любую женщину. Она уперлась руками ему в грудь и хотела оттолкнуть его, но его крепкое тело под рубашкой лишило ее сил. — Сейчас не время…

— Забудь о времени и забудь о Петри. Таша, прислушайся к своему сердцу. Что оно говорит тебе?

— Я не могу о них забыть! — Она оттолкнула его. — Кристин — часть твоей жизни…

— Она влияет на твои чувства ко мне?

— Нет. Но она мне мешает.

Джейби нахмурился и вздохнул.

— Ты не все знаешь о Кристин и обо мне.

— Тогда просвети меня.

— Наверное, не стоит. Уверяю тебя, это почти не имеет отношения к нам с тобой.

Он шагнул к ней, чтобы вновь обнять ее, и Ташариана ощутила, как сладко защемило у нее внутри. Она не поняла, как такое может быть после жестокой операции. Ведь она не должна ничего чувствовать к мужчинам. И Ташариана скользнула за дверь, используя ее в качестве защиты от Джейби.

— Кажется, мне надо уехать.

— Почему? Я всего только попросил тебя честно посмотреть на вещи.

— Не думаю, что нам разумно оставаться тут вдвоем.

— А если я пообещаю не приближаться к тебе?

Она помедлила, раздумывая, получится ли это у него и у нее тоже.

— Таша, ты должна быть тут ради твоей же безопасности! И я хочу, чтобы ты была тут и я не волновался о тебе. Пожалуйста, не убегай!

— Не знаю, должна ли я оставаться.

— Извини, если я тебя обидел. Мне показалось, что я могу начать с того, на чем мы когда-то остановились. Я ошибся?

Ей до боли захотелось сказать ему, что он ничем ее не обидел, что она все помнит и хочет быть с ним до конца, но ей не дано познать с ним наслаждение. Госпожа Эмид и доктор Ширази позаботились об этом. Она не знала, какие отношения связывают его с Кристин и какие планы он строит в отношении этой блондинки, но пока он считает, что она не принимает его из-за Кристин, он не узнает об ее "операции".

— Таша!

Она очнулась от своих мыслей.

— Хорошо. Я остаюсь. Но ты должен мне обещать быть джентльменом.

— Звучит как приговор, — сказал он и печально улыбнулся. — Договорились, если только таким способом я могу удержать тебя здесь. — Он отвернулся к плите. — Прими пока душ, а я закончу с обедом.

— Где ванная?

— Рядом со спальней. Посмотри там в шкафу — может, найдешь, что надеть.

— Спасибо.

— Только учти, все туалеты без цехинов.

Он усмехнулся, радуясь, что может вернуться к прежнему дружескому пикированию.

— Цехины я надеваю только после восьми часов, — не смолчала она, — и только по особо важным случаям.

— Ты разве не считаешь важным обед, приготовленный собственными руками мистера Спенсера?

— Пока не знаю.

— Что ж, через двадцать минут жду тебя в столовой, где, смею думать, ты насладишься лучшей кухней на аллее Элфрет.

— Остальные повара уехали из города? — поддразнила она его.

— Ха! — сверкнул он глазами. — Неужели ты думаешь, что я не сумею порезать лук?

— Насколько мне помнится, ты никогда и хлеб маслом не мазал. Мама тебя ужасно портила.

— Ты так считаешь? Тогда ты не представляешь себе, на что бывает способен мужчина, если захочет. Иди, иди. Повар Спенсер не желает раскрывать свои секреты очаровательным оперным певицам.

Она коротко рассмеялась и ушла.

К ее удивлению, все оказалось очень вкусным, в том числе и вино. Пока они болтали, она незаметно, уступая его уговорам, выпила целый бокал. Красные розы привели ее в романтическое настроение, как один миг пролетели два часа, и столовая погрузилась в сумерки. Сказав что-то о времени, Джейби зажег свечу в центре стола и стал собирать посуду.

— Я помогу, — сказала она, вставая.

— Нет. Сиди.

— Но я хочу помочь! В конце концов, ты трудился, готовил для меня обед.

— Это доставило мне удовольствие. К тому же если ты будешь разгуливать по дому в моей рубашке, я за себя не ручаюсь.

Она покраснела.

— Налей еще вина и отнеси на веранду. Сегодня должен быть замечательный вид.

— Хорошо. — Она потянулась за бутылкой, но помедлила и повернулась к Джейби, который как раз проходил мимо. — Спасибо. Все было очень вкусно.

— Пожалуйста.

Он чмокнул ее в губы, словно ничего естественнее и быть не могло, и удалился на кухню, а она взяла вино, стараясь не придавать слишком большого значения его поцелую.

На поднос она поставила узкую бутылку и два бокала и отправилась наверх, куда буквально через несколько мгновений явился и Джейби.

Ташариана подала ему бокал, но он вместо того чтобы сесть в кресло, открыл окно. Легкий ветерок зашелестел листьями пальм, но вечер был гораздо теплее, чем предыдущий, и Ташариана пошла на балкон посмотреть на городской пейзаж. Она увидела море огней на черном фоне, великолепно иллюминированный мост, черные волны, бьющиеся об освещенные корабли. Люди гуляли по набережной, и Ташариана слышала их смех.

Джейби приблизился к ней так, что она чувствовала на шее его теплое дыхание.

— Красиво?

— Очень. Жалко продавать дом.

— Жалко. Но слишком дорого жить на два дома. У меня нет таких денег.

— У тебя не осталось здесь клиентов?

— Почему? Остались. Я просто не беру новых. Вот поселюсь в Балтиморе…

— У тебя замечательный дом и вокруг чудо как хорошо.

— Знаю. Хочешь, я тебе кое-что скажу? — Что?

— Я никогда не чувствовал себя здесь как дома, ни разу, пока ты сегодня в моей рубашке не посидела в столовой.

Она покраснела от удовольствия.

— Ты шутишь!

— Нет. Я прожил в этом доме больше двух лет и ничего не чувствовал, пока не появилась ты. Теперь я здесь дома.

Ташариана отвернулась и отпила вина, не зная, как отнестись к его словам.

— У меня бывали вечеринки, друзья оставались на ночь, но мне ни разу не было так хорошо. Я ни разу не мог забыть о времени.

Она тихо рассмеялась.

— Мы просто долго разговаривали.

— Наверное, важно разговаривать не вообще, а с единственно нужным тебе человеком.

— Мне всегда нравилось проводить с тобой время, — призналась она, чувствуя, что ее нервозность как рукой сняло.

— Знаешь, с другими людьми я всегда что-то вымучиваю из себя, боюсь показаться неумным. — Скосив глаза, Ташариана увидела, что он пьет из бокала. — А с тобой мне не надо ничего изображать. Ты делаешь меня лучше. Не знаю, поймешь ли ты меня…

— Да.

Она опустила голову, не желая ничего больше говорить, потому что Джейби выразил ее мысли куда лучше, чем она сама смогла бы это сделать. Она услышала, как он поставил бокал на столик, выпрямился и взял ее за плечи.

13

— Не думаю, что это потому, что мы знали друг друга детьми. Это лишь счастливая случайность.

— Думаешь, все было бы так же? — спросила она.

— Да, — шепнул он ей на ухо. — Что-то в тебе есть такое, что я все равно бы узнал.

— Общность?

— Да. Если бы мы встретились только вчера, ничего бы не изменилось. — Он обнял ее за талию. — Ах, — прошептал он, — ничего не изменилось бы.

Он наклонился и поцеловал ее в плечо.

Ташариана вздохнула. Он медленно целовал ей плечи, шею.

Она пьянела от его поцелуев гораздо быстрее, чем от вина, и, прикрыв глаза ресницами, была готова на все, что потребует от нее Джейби. Она вздрогнула, когда Джейби коснулся ее груди и вздохнул.

— Я так мечтал о тебе, — хрипло проговорил он.

В одной руке она держала бокал и довольно долго не знала, что делать с другой рукой, хотя больше всего на свете ей хотелось ласкать его.

Он опустил руки и погладил ее обнаженные бедра, а потом раздвинул полы рубашки, и Ташариана похолодела, вспомнив, что на ней больше ничего нет. Трусики она постирала и оставила сушиться в ванной. Она не могла позволить ему зайти дальше, но и не могла остановить его, когда он так нежно ласкал ее и говорил всякие чудесные слова. Чтобы выиграть время, она извернулась в его объятиях и ухватилась за перила.

Он взял ее бокал и поднес его к ее губам. Ташариана, не сопротивляясь, выпила вино и увидела, что он прикасается губами к бокалу в том самом месте, которого касались ее губы. Потом он поставил бокал на стол и с самым серьезным видом повернулся к ней. Она не отвела глаз. Она понимала, что сейчас они не нуждаются в словах. Он приподнял ее лицо за подбородок и наклонился поцеловать ее, что было неизбежно с самой первой минуты, как они встретились в оперном театре.

Он нежно коснулся ее губ, а потом крепче прижал ее к себе, и ей показалось, что она раскрывается перед ним, что ее душа устремляется навстречу ему, и она уже больше ни о чем не думала, когда откинула голову и закинула руки ему на шею. Она не оставалась равнодушной ни к одному его движению, вызывавшему в ней ответный огонь.

Ташариана еще ни разу не целовалась ни с одним мужчиной, кроме Джейби восемь лет назад. Много раз она вспоминала о тех их объятиях и поцелуях, но теперь Джейби стал старше, и от его мальчишеской неумелости не осталось и следа. Что бы он ни говорил ей раньше о дружбе и ее безопасности, теперь его слова не имели значения, потому что он все сказал губами и языком.

Ночь укрыла их своим пологом, чтобы они могли без помех открыться друг другу. А она бы не возражала вот так всю жизнь простоять в его объятиях, целуя его и гладя ему лицо и волосы. Она не знала, как сказать ему, чтобы он перестал, да ей и не хотелось этого. Вскоре уже все пуговицы рубашки были расстегнуты, и Ташариана, закрыв глаза, прижалась к нему, но он все равно снял с нее рубашку. Потом выпрямился и посмотрел на нее.

Легкий ветерок обвевал ее тело, пока Джейби наслаждался ее наготой. Ташариана опустила глаза, краснея и смущаясь, но в то же время зная, что дарит ему себя, и она не стеснялась этого подарка, потому что Джейби никак не мог видеть шрам. В конце концов она посмотрела прямо ему в глаза и увидела, что они горят огнем. Она не чувствовала стыда, открывая свою наготу только Джейби и небу, потому что от всех остальных она была закрыта ограждением балкона. Ей даже понравилось делить с ним тайну ее наготы, в которую не посвящен больше ни один человек.

Джейби наклонился и коснулся губами ее сосков — сначала одного, потом другого, и у него был такой вид, что он никогда в жизни не пробовал ничего слаще. Ташариане почудилось, что она сейчас лопнет как воздушный шарик и взлетит на небо мириадами блесток.

— Джулиан! — крикнула она.

Она не была готова к его ласкам, и у нее закружилась голова, отчего Ташариана чуть не упала, переполненная неизвестным ей доселе желанием. Тогда он крепко прижал ее к себе и нежно улыбнулся, целуя ее между грудями.

— Ты не знала, зачем нужны груди? — еле слышно шептал он.

— Я даже не представляла, что такое может быть!

Она судорожно вздохнула, когда он вновь взял губами ее сосок, и лишь смотрела на его черные волосы, пока он ласкал ее груди, но, не выдержав, опять вскрикнула. Ей стало тяжело дышать, сердце забилось как бешеное, а между ног словно что-то набухло и требовало его прикосновения.

— Ох, Джулиан, — прошептала она. — Ох… — Она закрыла глаза. — Ты сводишь меня… — Он захватил зубами другой сосок. — С ума.

— Именно этого я и добиваюсь, мисс.

Она улыбнулась, забыв обо всем на свете, но вскоре ей пришло в голову посмотреть на обнаженного Джейби. Ослепленная страстью, она расстегнула верхнюю пуговицу его рубашки, потом все остальные, пока он целовал ей ушко и шею. В одну секунду он сбросил рубашку и прижался к ней, исполняя самое сокровенное ее желание. Никогда еще она не испытывала ничего подобного.

Она стояла, прижавшись головой к его плечу, чувствуя, какой он теплый, сильный и как хочет ее. Ташариана слышала гром его сердца, его запах щекотал ей ноздри, и она еще никогда не знала такой близости с мужчиной.

Джейби принялся поглаживать ее тело, отчего она вся затрепетала и тоже стала гладить его плечи, руки, спину, вдруг подумав о том, каково это будет, если он ляжет на нее.

Ташариана покраснела от такой мысли, но ей очень хотелось, чтобы он любил ее, хотя и понятия не имела, каково ей будет, — она просто жаждала принять его в себя. Скрыть от него правду? В темноте он, пожалуй, не заметит следов "операции". Шов совсем маленький. Пусть и не почувствует ничего, как ей было обещано, все равно она хочет слиться с ним в единое целое! А вдруг он все видел? Тогда что он думает? Нет, она скорее умрет, чем позволит Джейби жалеть себя и притворяться, будто ничего особенного не случилось! Если же он не заметил, интересно, скажет ли он ей что-нибудь потом?

Пока она предавалась этим размышлениям в объятиях Джейби, на лицо ей упало несколько капель апрельского дождика, но ей даже в голову не пришло отодвинуться от Джейби или убежать в комнату. Пока они стояли так, обнимая друг друга, она ни на что не могла решиться.

— Ты сводишь меня с ума, — вздохнул Джейби.

— Именно этого я и добиваюсь, сэр.

Он хмыкнул, и Ташариана поняла, что надо оставить все мысли о сопротивлении. Дождь усиливался, а они лишь крепче прижимались друг к другу. Не отпуская ее, Джейби прижал ее к перилам и расстегнул ремень на брюках. Она услыхала жужжание молнии, и он наклонился, чтобы поцеловать ее. Его дыхание воспламенило ее, и она положила ногу ему на бедро, отчего он на секунду замер, а потом уже почти вошел в нее, как она вдруг вся напряглась.

— Таша! — прошептал он. — О Господи!

Он уткнулся ей в плечо.

— Джейби, мы не должны…

— Что ты говоришь?

— Джулиан…

Она произносила эти слова, стоя под дождем с закрытыми глазами и всем телом прижимаясь к нему. Она понимала, что у нее уже нет пути назад, поэтому целовала его со всей страстью, на какую только была способна. Она хотела отказаться от него, напомнить ему о Кристин, но было уже поздно. Она целовала Джейби, давая волю своему языку, и уже вовсю крутила бедрами… Он поднял ее.

— Пойдем.

— Куда?

— Куда хочешь. На кушетку…

Сердце чуть не выпрыгивало у нее из груди, когда он нес ее по балкону на веранду, словно она была легкой как перышко, ни на секунду не переставая целовать ей лицо и шею.

Он принес ее в спальню и положил на свою кровать, а сам помедлил, чтобы раздеться. В ожидании Ташариана трепетала всем телом. Когда же он показал ей себя в полумраке, она судорожно вздохнула.

Джейби, казалось, не торопился, понимая ее состояние. Он взял ее руку и медленно поднес к губам, не отрывая от нее настойчивого взгляда.

— С шестнадцати лет я мечтал, чтобы ты вот так лежала рядом со мной. — Он погладил ее по щеке. — Я хочу, чтобы ты знала…

— Я хочу. Я хочу тебя. Я всегда хотела. — Она смотрела ему прямо в глаза и понимала, что его так же, как и ее, сжигает пламя страсти. — Просто я…

— Что?

— Я еще никогда…

— Я так и думал…

Он улыбнулся, поцеловал ее и, убрав руку с ее груди, положил ей на живот. Ташариана трепетала, а он просунул руку между ее ног, и она чуть не вскочила, словно по ней пропустили электрический ток.

— Ничего, — улыбнулся он.

Она боялась встретиться с ним взглядом. Что он делает с ней? Почему она все чувствует? Разве ей в этом не отказано?

Он все еще ласкал ее, целовал, шептал ласковые слова, пока его рука не увлажнилась и она не прошептала его имя. Что же она все-таки почувствует? Как он войдет в нее? Она мечтала насладиться хоть частью того блаженства, которое ей сулила близость с Джейби.

Он заглянул ей в глаза.

— Мне надо как-то предохраниться?

— Нет, Джулиан, я хочу чувствовать только тебя…

Она изо всех сил прижала его к себе, чтобы он не мог усомниться в ее словах.

На секунду она удивилась, какой он сильный, а потом вновь отдалась ему на волю и лишь затаила дыхание, когда он на мгновение вышел из нее, чтобы потом войти еще глубже. Она застонала, все еще не понимая, чего же ее лишили госпожа Эмид и доктор Ширази.

— Как ты? — спросил Джейби.

— Лучше не бывает!

Когда он наклонился, поцеловав ее, Ташариана забыла и о госпоже Эмид, и о докторе Ширази, и о госпоже Хепере, и о мистере Грегге, подчиняясь властному ритму его движений. Еще никогда она не чувствовала себя настолько женщиной и никогда не была так далека от всего остального мира. Они были вдвоем и были так близко, как только могут быть мужчина и женщина, своей любовью творящие новый мир.

Ночью Ташариана несколько раз просыпалась в объятиях Джейби. Всю ночь они любили друг друга, словно хотели компенсировать те годы, что провели врозь, и они были словно одно существо. Теперь Ташариана знала, что душой и телом принадлежит Джейби, ей не хотелось думать о будущем. Она будет счастлива и одной ночью, ведь ей известно, что он принадлежит другой женщине.

Ташариана встала и пошла в ванную. Неожиданно ей пришло в голову: а что будет, если она забеременеет? В женских журналах ей приходилось читать о противозачаточных средствах, но самой не было случая попробовать их на себе. Не может быть, чтобы она сразу забеременела! А если да — то тем лучше: ребенок Джейби будет для нее радостью.

Интересно, что же все-таки доктор Ширази сделал с ней? Или он ничего не сделал? Ей смутно припомнилось, как он что-то говорил об обмане. Неужели он только сделал вид, что оперировал ее? Ей было так хорошо с Джейби, что это сумасшедшее предположение показалось ей вполне обоснованным.

— Джейби! — тихо позвала она, открывая дверь и слыша какой-то странный щелчок поблизости.

Она подождала ответа, но его не последовало. Наверное, ей показалось. В конце концов, дом она знает плохо, а чего только не услышишь ночью в незнакомом доме…

Она сделала шаг и увидела Джейби на кровати, полуприкрытого простыней. Все было тихо. Тогда она сделала второй шаг, и слева что-то дернулось.

— Джей…! — успела крикнуть она, и что-то больно ударило ее по голове, отчего все вдруг стало черным.

Луксор. Египет. Сегодня.

— Миссис Спенсер! — услышала она голос, отрывающий ее от рассказа Ташарианы.

Кариссе очень хотелось узнать, что сталось с Ташарианой, и побыть с двумя любящими людьми в уютном доме в Филадельфии. Она сама знала такую любовь и такую же страсть в объятиях Ашериса, и ей совсем не хотелось просыпаться. Карисса вздохнула и осталась лежать на теплом песке.

Не объявись Ташариана накануне помолвки, наверное, свадьба Джейби и Кристин прошла бы веселее и после нее они тоже жили бы лучше. Теперь Карисса понимала вечную ревность ее матери: после Ташарианы она никогда больше не доверяла Джейби.

Представляя, как Джейби обожал Ташариану, Карисса не понимала, почему он все-таки женился на Кристин. После той ночи в Филадельфии не могло быть, чтобы он не усомнился в своей привязанности к невесте. Карисса даже рассердилась, что египтянка помешала счастью ее родителей, но в глубине души она понимала ее лучше, чем свою мать.

Взгрустнув оттого, что, став взрослой, не может поговорить ни с Ташарианой, ни со своим отцом, она наконец открыла глаза.

Над ней наклонился Хамид, еще более скрюченный, чем всегда, потому что пытался заглянуть ей в лицо.

— Вы больны, миссис Спенсер?

— Нет. — Желая развеять страхи Хамида, она вскочила на ноги, однако была так слаба, что едва не упала, и улыбнулась Хамиду. — Я заснула.

Хамид взглянул на музыкальную шкатулку, потом опять на нее, и на его лице отразился страх.

— Вы бы были поосторожнее, миссис Спенсер.

Она удивилась. Неужели Хамид что-то знает о шкатулке?

— Поосторожнее? Ты о чем?

— Ну, вообще. — Он пошел было прочь, а потом обернулся. — Главное — насчет Джулии.

— Джулии?

Он больше ничего не сказал и исчез в тени акаций. Карисса не побежала за ним. Она слишком устала, а он всего лишь садовник. Что он может знать о Джулии? Наверное, услышал что-нибудь, когда они с Ашерисом ссорились, и встал на сторону ее мужа.

Стряхнув с себя непривычную слабость, Карисса подхватила шкатулку и направилась к дому. По дороге в спальню она зашла в библиотеку взглянуть на дневники отца. Ее мучил вопрос, что сталось с Ташарианой. И почему Джейби женился, заранее зная, что его брак окажется неудачным? Наверное, он написал и об этом. Надо только найти эти записи. Карисса взяла тетради, относящиеся как раз к этому времени, и понесла их в спальню.

14

Карисса проснулась среди тетрадей отца. Наверное, она заснула, держа одну из них в руках, потому что тетрадь соскользнула на пол вместе со всеми вырванными страницами и открытками. Она торопливо все подобрала, пообещав себе, что попозже все сложит как надо.

Потом она посмотрела на часы и пришла в ужас. Уже восемь часов! Через несколько минут Джулия должна ехать в школу — если, конечно, поедет. Карисса решила пойти Ашерису навстречу, но, увы, она забыла предупредить об этом Джулию. Автобус должен был остановиться возле дома.

А что если Джулия сама встала, собралась и отправилась в школу? Ашерис будет в ярости!

Ругая себя на чем свет стоит, Карисса вскочила с постели и торопливо натянула на себя халат. Она бросилась к двери, зовя Айшу и Джулию, но услышала лишь удаляющийся гул мотора.

Карисса открыла дверь и чуть не налетела на Айшу, которая махала рукой вслед автобусу.

— Подождите! — крикнула Карисса.

— Что такое, миссис Спенсер?

— Я не хотела, чтобы Джулия ехала сегодня в школу!

— Не хотели?!

— Почему вы меня не разбудили?

— Я пыталась, миссис Спенсер, но вы, верно, очень устали…

Карисса огорченно вздохнула.

— Надо же, именно сегодня…

— Миссис Спенсер, все будет в порядке! Я положила ей завтрак.

— Да нет, Айша! Ее отец решил, что эта школа ей не подходит. Надо поехать и забрать ее. Если Ашерис проснется раньше — пожалуйста, скажите ему, что я уехала за дочерью.

— Конечно. Прошу прощения, миссис Спенсер. Я не знала, а Джулия так радовалась.

— Ничего, Айша. Вы все сделали как надо.

Карисса вернулась в свою комнату. Она оделась, все время представляя себе, каково будет разочарование Джулии: ведь она не сможет назвать ей истинную причину такого решения.

Прежде чем уйти, Карисса позвонила в школу и попросила предупредить Джулию. Секретарша очень удивилась, что Джулию хотят забрать домой, и попыталась выяснить причину, однако Карисса отказалась с кем-либо, кроме директрисы, обсуждать свои дела.

Карисса ехала в школу, прекрасно понимая, что там все изумлены ее желанием забрать дочь, проучившуюся всего один день, однако она решила ни с кем не вступать в пререкания. Больше всего ей хотелось, чтобы Джулия не чувствовала себя виноватой.

Сердясь на Ашериса, поставившего ее в столь неприятное положение, Карисса припарковала машину, взяла сумочку и направилась к парадной двери.

Секретарша проводила ее к директрисе в маленькую темную комнатку, в которой невозможно было повернуться из-за книг. По-видимому, здесь ничего не меняли лет сто, не меньше. Увидев Кариссу, директриса встала.

— Меня зовут миссис Фараг, — сказала она. — Что вы хотите, миссис Эшер?

Она склонила голову и улыбнулась ей профессиональной улыбкой, на которую Карисса не обратила внимания.

Карисса присела на край стула и посмотрела на птичьи руки директрисы.

— Я приехала за дочерью. Мы с ее отцом решили немножко подождать со школой.

— Очень жаль, миссис Эшер. Джулия редкостная умница. — Она сложила руки перед собой. — У вас есть какие-то особые причины?

— Мы хотим на некоторое время покинуть страну.

— Джулия может пока жить у нас.

— Нет, мы с мужем хотим, чтобы Джулия была с нами.

Карисса старалась прямо смотреть в лицо начальнице, чтобы та не разгадала ее ложь.

— Что ж, путешествие само по себе учеба. Надеюсь, вы приведете к нам Джулию, когда вернетесь?

— Безусловно. — Карисса обеими руками сжала сумочку. — Миссис Фараг, у меня мало времени. Вы не могли бы позвать Джулию?

— Конечно. — Директриса нажала кнопку селектора и попросила привести девочку. Ей никто не ответил, а потом распахнулась дверь. — Мисс Ибрамс, где Джулия Спенсер-Эшер?

— Ее нет! — испуганно воскликнула секретарша. — Ее с утра никто не видел, мадам.

— Что?!

Карисса вскочила.

— Она не была на первом уроке.

— Как это может быть?! — Карисса в ярости посмотрела на миссис Фараг. — Она уехала утром на автобусе! Он пришел за ней! Где моя дочь?

— Пожалуйста, миссис Спенсер, успокойтесь, — улыбнулась ей миссис Фараг. — Сейчас мы все выясним. Мисс Ибрамс, позовите, пожалуйста, шофера. — И вновь обратилась к Кариссе:

— Вы видели, как она садилась в автобус?

— Нет. Я видела только, как он отъехал.

— А Джулия не любит иногда подшутить?

— Нет! — Карисса покачала головой. — Нет! К тому же она сегодня очень хотела в школу.

Они еще поговорили несколько минут, прежде чем появился шофер — молодой человек, почти ровесник Кариссы, одетый в модные европейские шмотки. Миссис Фараг представила его и стала задавать ему вопросы.

Он стоял глядя в пол.

— Не было у меня никаких новых девочек. Мне никто не говорил о новой девочке.

— Но это невозможно! — вскрикнула Карисса. — Автобус же был!

Шофер посмотрел на нее и опять опустил голову.

— Это был не мой автобус. Я ехал по своему маршруту, как всегда.

Вот тебе на! Может быть, был еще один шофер? Карисса повернулась к начальнице.

— У вас есть еще шофер?

— Нет. Он у нас один.

Карисса по-настоящему испугалась.

— Тогда вы, наверное, говорите не о сегодняшнем дне. Я же видела автобус! Моя девочка вошла в него, и он уехал.

— Это был не мой автобус, мадам. — Он пожал плечами. — Прошу прощения.

— И вы не помните худенькую девочку с черными волосами? Ей шесть лет. На ней голубое платье, белые носочки и черные туфельки.

Шофер покачал головой.

— Нет. Я не видел такую девочку. Это точно.

— Сейчас мы ее поищем, — вмешалась начальница. — А потом позвоним в полицию.

Школу обыскали, но это ничего не дало: Джулия как сквозь землю провалилась. Полицейские обещали приехать и прочесать все вокруг, а инспектор согласился прислать своих людей домой к Кариссе, которой следовало немедленно прибыть туда.

Испуганная Карисса ехала домой, мечтая лишь об одном — чтобы ее дочь была в своей комнате или играла с Джорджем в саду. Ее уже ждали полицейские и Ашерис с горящими глазами и горько поджатыми губами. Карисса не могла поднять на него глаза. Полицейские все облазили. Джулии нигде не было.

Инспектор писал в блокноте, изредка что-то спрашивая у них, а они стояли и не знали, что им делать дальше.

— Бедняжка Джулия! — причитала Айша. — Пусть Аллах защитит ее!

Инспектор нахмурился и захлопнул блокнот.

— Мы продолжим поиски в городе. Кто-нибудь будет в доме у телефона?

— Да, — сказал Ашерис, и Карисса не узнала его голоса.

— Мистер Эшер, мы сделаем все, что в наших силах, — сказал инспектор и протянул ему руку. — Мы позвоним сразу, как только что-нибудь узнаем о вашей дочери.

— Спасибо.

Ашерис проводил полицейских до двери и вернулся. По его лицу ничего нельзя было прочитать. Она смотрела на него, потеряв голову от страха и от сознания своей вины. Ей даже показалось, что она сейчас упадет в обморок. Айша выскользнула из комнаты, но Карисса едва обратила на это внимание.

— Ашерис…

Карисса не знала, что сказать. Что она наделала! Какой опасности подвергла свое любимое дитя! О чем думает Ашерис? Теперь он ей вообще ничего не скажет и никогда не простит ее… Она и сама себя ни за что не простит.

— Ашерис!

Она охрипла. Ей было страшно. Она больше не могла выносить его молчание. Карисса вдруг забыла, в какой атмосфере жила с ним в последнее время. Она помнила только, как он приходил ей на помощь много лет назад, как понимал ее и как ей было с ним спокойно. Она хотела броситься к нему, хотела, чтобы он ее обнял, а вместо этого стояла, не в силах шевельнуться, придавленная страхом и собственной виной.

— Карисса, расскажи мне, как все было.

— Айша посадила Джулию в автобус… ну, в школьный автобус… Они не знали, что Джулия не должна была сегодня ехать в школу…

— Подожди! — Он подошел к ней. — Медленнее. — Он взял ее за руку. — Я ничего не понял. Ты говоришь, Джулия поехала на школьном автобусе?

— Она не знала, что ты ей запретил ехать в школу. Я проспала, а Айша пожалела меня и решила не будить. Поэтому она проводила Джулию до автобуса.

— Автобус должен был забрать ее?

— Да. Айша видела, как она садилась. Я тоже видела, как он отъезжал.

— А потом что?

— Я поехала в школу, и директриса сказала мне, что Джулию никто не видел.

— То есть она не приехала?!

— Да. Я говорила с шофером. Он сказал, что вообще не видел Джулию.

— Осирис… — прошептал Ашерис, уставившись в стену. — Моя Джулия!

— Потом вызвали полицию… Потом я приехала обратно… Я думала, вдруг она сошла где-нибудь и вернулась домой… — Она глядела на него, и сердце у нее разрывалось от страха. — Ашерис, что я наделала! Что я наделала!

Ашерис сжал ей руку, и она расплакалась. Она плакала по своей дочери, зная, что сама виновата в том, что произошло. Свободной рукой она вытирала слезы, которых стыдилась, боясь того, что мог сказать Ашерис, сердце которого наверняка окаменело. И Карисса несказанно удивилась, когда Ашерис прижал ее к себе и обнял.

— Родная, ты все сделала как надо. Это жрицы Сахмет.

— Кто?

— Жрицы богини-львицы. Могущественнее их никого не было в Древнем Египте.

Карисса вспомнила, что служительницы Сахмет наказали ее мужа много веков назад.

— Но зачем им Джулия? — в отчаянии спросила она.

— Им нужн а наша дочь, а зачем — я не знаю. Подозреваю, что школа или кто-то в школе имеет отношение к культу Сахмет.

Она подняла к нему залитое слезами лицо.

— Почему же ты молчал?

— У меня были подозрения, но доказательства я получил только вчера вечером, когда Джулия рассказала мне о кольце на руке одной из женщин в школе. И еще о том, что они проверяли ее волосы.

— Волосы?

— Боюсь, они искали родинку, которая есть у тебя и у Джулии и была когда-то у Сенефрет.

— Чтобы удостоверить ее особое положение?

— Да. Что она может служить Сахмет.

— Нет! Она наша дочь! Они не могут забрать ее!

Даже когда она кричала, она все-таки понимала, что Джулия не совсем принадлежала ей. Она была как бы подарком ей, а не просто ее ребенком! Неужели служительницы Сахмет ждали, когда она подрастет, позволяя ей оставаться у обыкновенных родителей, а теперь забрали к себе? Разве у нее обыкновенные родители? Карисса посмотрела на гордое красивое лицо Ашериса. Его семя дало жизнь их дочери, а ему ведь много тысяч лет… Кто скажет, какая генетическая информация перешла к ней, а какая — нет?

— Ох, Джулия, — вновь расплакалась она. — Господи!

Ашерис гладил ее по щеке и глядел ей прямо в глаза.

— Поэтому мне и нужно было защитить Джулию. Я чувствовал опасность. Я ее почувствовал, едва Джулия родилась.

— Но почему ты мне об этом не сказал?

— У меня не было доказательств. А страхи… Что страхи? Я же не старуха, которая все время оглядывается и боится даже своей тени.

— Ашерис, со мной ты можешь делиться всем! И хорошим, и плохим. Твое молчание разлучило нас!

— Да. И мне жаль, что я тебе не сказал. — Он отодвинул ее от себя и внимательно посмотрел на нее, словно желая убедиться, что она сможет за себя постоять. — Теперь мы должны быть вместе, чтобы отыскать Джулию.

— Как?

— Сейчас я поеду в школу и встречусь с женщиной, у которой кольцо с головой львицы. А ты оставайся и жди звонка.

— Да я с ума тут сойду!

— Мы не можем ехать вместе, Карисса. Если что-то случится с одним из нас, у Джулии все-таки останется другой. К тому же могут быть звонки. Полиция… Священнослужительницы… Кто-то должен быть дома.

— Ладно, — сказала она, как будто успокоившись от того, что Ашерис предложил реальные действия.

— Попроси Хамида разузнать, не слышал ли кто чего-нибудь. Он со многими знаком на нашей улице.

— Обязательно.

Ашерис сжал ее плечи.

— Карисса, мы ее найдем!

Карисса кивнула, не в силах произнести ни слова.

Он вновь обнял ее.

— Не казни себя, — ласково проговорил он. — Ты тут ни при чем.

— Я должна была слушаться тебя. Я должна была сама понять, что ты хотел мне сказать.

— Это я должен был сказать тебе все. — И он заглянул в ее глаза. — Я должен был верить твоей преданности мне.

Она обхватила его за шею, и новый поток слез хлынул из ее глаз. Их губы соединились в отчаянном поцелуе.

Ашерис вздохнул и отодвинулся.

— Мне пора, пока след не остыл.

— Позвони мне.

— Позвоню.

Он прикоснулся к ее щеке и выбежал из дома.

15

Карисса несколько часов ходила из угла в угол, потом вышла в сад, не в силах больше думать ни о чем, кроме как об участи своей маленькой дочери. Ашерис вернулся из школы ни с чем, но собирался поехать туда еще раз ночью, чтобы просмотреть документы и помещение. Хамиду повезло не больше. Никто из знавших шестилетнюю Джулию Спенсер-Эшер не видел ее, хотя не заметить такую красивую девочку было трудно. Карисса удивилась, как много людей знало ее дочь. Ашерис не смог сделать тайны ни из ее присутствия в доме, ни из ее внешности.

Весь день они оба ничего не ели, а когда на землю опустилась ночь, Ашерис направился к "лендроверу", собираясь без постороннего вмешательства как следует осмотреть школу. Карисса вышла его проводить.

— Постарайся заснуть, — посоветовал он.

— Нет. Не смогу.

— Дорогая, ты ничем не поможешь Джулии, если не будешь спать! Тебе еще понадобятся силы. Завтра мы поедем в полицейский участок. Нам предстоит очень трудный день.

Карисса обхватила руками плечи. Она чувствовала себя одинокой и несчастной, словно у нее отрезали половину сердца.

— Не представляю, где она, о чем думает, что делает…

— Не надо… Ты сведешь себя с ума.

Он захлопнул дверцу машины, еще раз взглянул на нее и завел мотор.

— Я сразу же вернусь.

Она кивнула и помахала ему.

Карисса вошла в дом, еще и еще раз прокручивая в голове все, что знала об этой школе, о жрицах Древнего Египта и их современных преемницах, надеясь найти хоть что-нибудь, что облегчило бы им поиск. Перстни с головами львиц. Красные родимые пятна под волосами. Служительницы Сахмет и губительный сфинкс. Старуха с кольцом. Она открыла дверь и вспомнила рассказ Ташарианы. Старуха с кольцом.

Ташариана говорила о кольцах. Госпожа Хепера носила много колец и отправляла обряды в своем доме, где было много львов… Карисса ускорила шаг. Сердце ее забилось чаще. Какое отношение госпожа Хепера имеет к культу Сахмет? Может быть, от Ташарианы она узнает что-нибудь полезное? Почему бы не попробовать, пока Ашериса нет дома?

Подстегиваемая этой мыслью, она разыскала Айшу и приказала ей прийти к пруду, если будут какие-нибудь новости о Джулии. А если вернется Ашерис, его тоже нужно немедленно направить в сад. Айша печально кивнула, не менее Кариссы и Ашериса убитая пропажей девочки.

Карисса взяла сандаловую шкатулку и, что-то напевая дрожащим голосом, вставила в дырку четвертую пирамидку, надеясь в основном на силы луны.

Ташариана появилась на поверхности пруда.

Рассказ Ташарианы. Балтимор. 1966 год.

В голове шумело, но Ташариана все равно приподнялась.

— Таша! — услыхала она родной голос. — Как ты?

Она повернула голову, и ее тотчас затошнило, но она тут же поняла, что сидит в машине рядом с ним на переднем сиденье, а в его глазах — страх за нее.

— Ты как?

— Не знаю. — Она облизала пересохшие губы и закрыла глаза. — Что случилось?

— Человечек в твидовом пиджаке. Как его зовут?

— Мистер Грегг?

— Да, мистер Грегг. — Джейби повернул за угол. — Этот ублюдок влез в мой дом и ударил тебя. Пистолетом.

— А потом что?

— Ты закричала и разбудила меня. Мы с ним подрались, я отобрал у него пистолет, но он сбежал.

— Значит, за мной по-прежнему следили.

— Да, и я думаю, нам лучше поскорее убраться отсюда, пока мистер Грегг не явился еще раз.

— Я была без сознания, да?

— Недолго.

Ташариана была одета в платье и пиджак. Она инстинктивно сунула руку в карман. Бриллианты на месте.

— А как же я оделась?

— Я тебя одел.

— Ты?

Она покраснела.

— Да. И знаешь, не могу сказать, что мне больше понравилось — одевать тебя или раздевать.

Она улыбнулась, несмотря на головную боль.

— Может, у нас еще будет возможность выяснить это.

— И скоро, надеюсь. — Он взглянул на нее и погладил ей колено. — У меня никогда прежде не было такой ночи. Никогда. Такое выпадает раз в жизни!

— Джейби, у меня совсем нет опыта в таких делах.

— Девочка, — он поцеловал ей руку, — это было счастьем. И ты была этим счастьем. И, должен сказать, ты совсем не стеснялась.

— Ты подарил мне свободу, — сказала она, чувствуя, как в ней поднимается теплая волна любви к нему. — Это самое замечательное чувство на свете.

— Да.

Она смотрела, как он целовал ей руку, а потом положил ее на свое колено. Он был нежен и ласков с нею, но ни разу не сказал, что любит ее, а ей так хотелось услышать от него эти слова!

Через минуту он вновь посмотрел на нее.

— Как ты? Грегг здорово тебя ударил.

— По правде сказать, не очень. Мы скоро остановимся?

— Тебя тошнит?

— Сейчас нет. А сколько нам еще ехать?

— Мы почти у цели.

— Куда ты меня везешь?

— К Петри. Твоя мадам Хепера не будет там тебя искать… Надеюсь, во всяком случае.

Ташариана молча забрала руку. Меньше всего ей хотелось жить под крышей Френсис Петри.

— В чем дело?

— Джейби, не думаю, чтобы Петри понравилось мое появление, особенно если учесть, что они готовились к празднику.

— Не беспокойся. У них обслуги не счесть. Когда они устраивают вечеринку, им не надо даже пальцем шевелить. Они только составляют список гостей и придумывают меню.

— Я не об этом. Я о том, как Кристин, ее мать и родственники воспримут мое появление в доме за два дня до помолвки.

— Помолвки может и не быть.

— Да?! А мне показалось, что Кристин другого мнения.

Джейби вздохнул.

— Помнишь, я обещал тебе рассказать о Петри?

— Да.

— Хочешь послушать? Голова у тебя не болит? — Рассказывай.

Джейби подождал, пока зажжется зеленый свет, и взялся за руль обеими руками.

— Я познакомился с Кристин через ее брата-близнеца. Он часто приглашал меня к себе домой на каникулы или в путешествие по Европе. Петри ужасно богаты, и он свободно мог сорить деньгами. Френсис радовалась, что я рядом и могу удержать его от глупостей. Он был не очень рассудителен, мог за вечер потратить столько, сколько я не зарабатывал за год. И это его не огорчало.

Через несколько лет я уже хорошо познакомился со всей семьей. Кристин прислушивалась к каждому моему слову и часто мне писала. Обычно стихи. В них не было ничего особенного, но сама идея эта была гениальна. С такой матерью она совсем не могла расслабиться и поговорить с кем-нибудь по-человечески.

— Хочешь сказать, откровенно?

— Ну да. Я ведь и сейчас не знаю, какая она.

— Зачем же ты просил ее быть твоей женой?

— Из чувства вины.

Он вздохнул и сердито посмотрел на нее, отчего Ташариане стало не по себе: "Что же он такого натворил, что вынужден был делать предложение?" Ответ ее самой себе был не менее болезненным, чем удар по голове: Кристин беременна.

— Что это за вина?

У нее дрожал голос, потому что ей не хотелось, чтобы Джейби был отцом ребенка Кристин. Тогда что же еще? Если Кристин беременна, он должен жениться на ней. Ташариана ни за что на свете не встанет между отцом и ребенком.

— Таша, мне нечем гордиться. Может, выслушав меня, ты не будешь думать обо мне хорошо. И это будет справедливо.

Она видела, как он сжимает зубы. Что же, пусть он сам ей все скажет. Она выслушает его до конца. "Кристин беременна, и я должен жениться".

— Что же такого ужасного ты натворил?

— Из-за меня был убит Чарльз Петри.

— Что?!

— Из-за меня Петри потеряли своего единственного мужчину-наследника: Кристин — единственного близкого ей человека, Френсис — сына. А их фирма — младшего партнера. — Он тяжело вздохнул. — Сама понимаешь, что после этого я уже не мог думать о своем счастье: это было бы слишком эгоистично.

— Не верю! — Она потянулась к его руке. — Что же все-таки случилось? Как он погиб?

— К тому времени мы уже закончили учебу. Все в тот день начиналось, как и в обычную субботу в Балтиморе. — У него даже побелели костяшки пальцев — так он вцепился в руль. — Чарльз весь день играл в поло, а я занимался своими опытами, потому что среди недели у меня вечно не хватало времени.

Ташариана кивнула.

— Чарли был из тех, кто если играл, то уж играл, если пил, то уж пил. Они начинали пить довольно рано, сразу после игры, и обыкновенно Кристин вместе с ним посещала клуб. Они там обедали, танцевали, ну и все прочее.

— Кристин и тебя вытаскивала туда?

Джейби коротко рассмеялся.

— О нет! Мне никогда не нравилось проводить время таким образом. Она и не просила.

— И все же Кристин считает тебя приятным кавалером?

Джейби пожал плечами.

— Не уверен, что Кристин так думает. Или она считает, что я изменюсь, как только мы поженимся.

Ташариана понимала, что Джейби никогда не бросит свои занятия ради выпивки и танцулек.

— Что же случилось?

— Кристин заболела. Она позвонила мне и попросила приглядеть за Чарли. Из них двоих она была разумнее. Она никогда много не пила и всегда заботилась, чтобы Чарли доставляли домой целым и невредимым. В Итоне это входило в мои обязанности.

Ташариана кивнула, довольно ясно представляя себе, что будет дальше.

— Ну и?

— Она попросила меня найти Чарли и удостовериться, что он в норме. Он всегда переступал черту, и его всегда нужно было опекать.

Джейби вздохнул, глядя вперед, словно собираясь с силами.

— Ну так вот, я должен был отыскать Чарли и доставить его домой. Кристин никогда не просила дважды, да и я не давал поводов сомневаться во мне… Но в тот вечер… — Он покачал головой и крепко сжал зубы. Ташариана погладила его руку. — В тот вечер удача шла мне в руки. Я мог перевернуть все представление о звуке и движении… Я забыл… Нет, не забыл. Я просто не хотел прерывать работу. Я уже тысячу раз бросал все и вытаскивал этого пьяницу из всяких помоек. Один только раз я решил предоставить его самому себе, и этот раз стал последним.

Ташариана не сводила глаз с Джейби.

— Он пьяный поехал домой?

— Не домой, в том-то и дело, — с горечью произнес он. — Но дороге домой Чарли сделал небольшой крюк… В Патапско.

— Ох, Джулиан!

— С ним была женщина.

У Джейби пересохло во рту, а Ташариана словно растеряла все слова, которые знала. В конце концов Джулиан заговорил:

— Когда их тела нашли, старый Петри, Чарльз старший, умер от второго удара. Это случилось через три дня.

— Ох, Джейби!

Ей хотелось обнять его и утешить, но она знала, что не нужно его сейчас трогать.

— Похоронами, конечно же, занимался я. Ну и потом все взял на себя. Я уже давно свой человек в доме Петри. И, естественно, они не хотят ничего менять. — Он вновь вздохнул. — Теперь понимаешь, Таша, почему я у них в долгу?

Их взгляды встретились, и Ташариана подумала, что надо найти слова, которые бы убедили Джейби в том, что он не прав. У нее очень болела голова, но она поняла, что нельзя молчать.

— Неужели ты не понимаешь, Джулиан, что никогда не сможешь заменить Чарли? Ты все равно не станешь таким, как он.

— Но я буду вести семейное дело. Возить Френсис в оперу. Стану пожизненным компаньоном Кристин.

— Ты бы сделал это, окажись Чарли сейчас жив?

Джейби хотел было что-то сказать, но промолчал и тяжело вздохнул. Резко повернув руль, он будто бросил вызов. Ташариана погладила его по голове. Она смотрела на него, стараясь внушить ему покой, стараясь говорить с ним сердцем, чтобы он забыл о своем упрямстве и своей несуществующей вине. Она гладила его по волосам, и через несколько минут его веки дрогнули. Она поняла, что пора и ей высказать свое мнение.

— Послушай, Джейби! Ты не можешь вот так просто отдавать свою жизнь. Вы оба погибнете. Тебя убьет совместная жизнь с Кристин. Ты будешь умирать медленно, постепенно, пока в один прекрасный день не поймешь, что зря растратил и свою и ее жизнь. Ты думаешь, что сможешь сделать ее счастливой? Ты же потеряешь свою душу, и как вы будете жить вместе?

— То есть?

— В вашем браке не будет ни любви, ни страсти.

— Для Кристин это не имеет значения. — Джейби сбросил газ и остановился у светофора. — Ей неизвестно, что такое любовь и страсть. Во всем том, что важно для меня и для тебя, Кристин ничего не смыслит. Нет, она не глупа. Просто она другая. Ее главная цель в жизни — найти удобного спутника.

— Но рано или поздно тебе не захочется даже сопровождать ее куда бы то ни было.

— Наверное. Откуда мне знать?

— А ей плевать на твою физику и историю, правда?

— Наверняка.

— Значит, остается только секс.

— По правде говоря, я всегда думал о Кристин как о сестре.

— Тогда что же у вас остается общего?

Ташариана поняла, что загнала его в угол, и постаралась не думать о боли в голове.

Джейби взглянул на нее, и лицо у него было такое, словно он злился, что не может достойно ответить ей. Через минуту он опять посмотрел на нее, и Ташариане показалось, что он начинает что-то соображать.

— Черт… — пробормотал он, качая головой и проезжая на желтый свет.

— К тому же не думаю, чтобы Френсис любила тебя; по крайней мере, ты не займешь место ее сына.

— Что ты хочешь этим сказать? Что я не только не сумел сохранить жизнь Чарли, но и не сумел его заменить?

— Я хочу сказать, Джейби, что быть Чарли — еще не все. Кому понравится, если ты вечно будешь напоминать о его смерти?

— Но если бы в ту ночь я поехал…

— Ты ведь не поехал. Сотни раз ездил, а один раз не поехал — для них этого достаточно. Один раз ты решил подумать о себе. Всего один раз, Джулиан.

— И он погиб…

— Чарли сам виноват в своей смерти. При чем тут ты? Он решил ехать домой. Это был его выбор.

— Но я его не спас.

— Не можешь же ты всю жизнь за это расплачиваться! Скажи себе раз и навсегда, что в ту ночь ты принял неправильное решение.

— И все забыть? Кем же я тогда буду?

— Человеком.

— Ну нет. Слишком это просто, Таша.

— Ты что, собираешься наказывать себя всю оставшуюся жизнь? И Кристин тоже? Что же ты за человек тогда?

Он долго молчал, потом мрачно посмотрел на нее.

— Туше [4], — тихо проговорил он.

Ташариана вздохнула. Она чувствовала себя так, словно всю ночь прободрствовала возле постели больного, у которого неожиданно упала температура. Теперь он выздоровеет.

— Ты скажешь Кристин, что разрываешь помолвку?

Джейби вцепился в руль.

— Это не так легко. Кристин уже поставила в известность всех своих друзей. Если я скажу ей об этом, она будет в отчаянии. Не из-за меня, конечно, а из-за своего дурацкого положения.

— Поэтому ты ей не скажешь?

— Да. Для Кристин такое унижение хуже всего на свете. Я не могу.

Она смотрела в окно, чувствуя, что отдаляется от Джейби. Помня о Кристин, он ни разу не намекнул, что ждет их в будущем. Он не сказал, что собирается отменить помолвку. Ташариане ничего не оставалось, как ругать себя. Еще не хватало, чтобы она стала виноватой в глазах окружающих Петри людей! Их жизни не должны были пересечься. Еще восемь лет назад это было яснее ясного.

— Надеюсь, ты не считаешь, что я отговариваю тебя от женитьбы на Кристин ради собственной выгоды? Я говорила с тобой просто как ДРУГ.

— Я знаю. — Он погладил ее руку. — Ты даже не представляешь, что значит для меня твоя дружба.

Дружба? Значит, всего-навсего дружба? У нее больно кольнуло сердце.

— Все-таки ты поступаешь нечестно… по отношению к Кристин. Не вези меня в ее дом.

— Надеюсь, она поймет. Это ненадолго. У меня есть друг в Сан-Франциско. Он тебя спрячет, пока мадам Хепере не надоест тебя искать. — Он свернул на узкую дорогу. — Вот мы и приехали.

Через несколько минут поддерживаемая Джейби Ташариана стояла в холле большого дома. Несмотря на то, что у нее кружилась голова и болел живот, Ташариана радовалась близости Джейби. Она столько прожила, в сущности, одна, не нужная никому на свете, что наслаждалась этими минутами как самой большой драгоценностью в своей жизни. Наконец на лестнице появилась Кристин.

— Джулиан! — воскликнула она. — Вот и ты! Здравствуйте, мисс Хигази. — Она изо всех сил старалась скрыть смятение. — Почему вы не проходите?

— Спасибо, Кристин, — сказал Джейби. — Мне нужна твоя помощь.

— Конечно. Пойдем в гостиную.

— Мисс Хигази плохо себя чувствует. Она может где-нибудь прилечь?

— Ну конечно! — Кристин с искренней жалостью взглянула на Ташариану. — Идемте сюда.

Она пошла на третий этаж, и Ташариана была уверена, что у нее лопнет голова, прежде чем она доберется до места. Если бы не Джейби, она бы давно рухнула на пол.

Кристин привела их в уютную спальню в бело-голубых тонах и быстро расстелила постель. Ташариана с радостью скользнула под простыню.

— Что с ней? Вызвать врача?

— Ее ударили по голове. Но, думаю, обойдется. Не мог бы Джонсон принести ее вещи?

— Конечно. — Кристин повернулась к Ташариане. — Мисс Хигази, вы чего-нибудь хотите? Пить? Есть?

— Нет, спасибо.

— Она побудет у вас пару дней, а, Кристин? — спросил Джейби, опуская полог. — А я пока договорюсь насчет ее переезда в Калифорнию.

— Хорошо. Но почему у нас?

— Она в опасности. Кто-то ее преследует.

— О Господи!

— Здесь ее не будут искать.

Неожиданно на пороге появилась Френсис Петри.

— Что здесь происходит?

Кристин выпрямилась словно на параде.

— Мама, мисс Хигази попала в беду, и она несколько дней побудет у нас.

— В беду? В какую беду?

— Ее пытаются выкрасть, Френсис, — ответил Джейби.

— Зачем кому-то ее выкрадывать?

— Мы точно не знаем. Но я собираюсь выяснить.

— Если мое пребывание в вашем доме почему-либо неудобно, — проговорила Ташариана, пытаясь приподняться, — я лучше уйду.

— Вы помните, что в пятницу у нас большой прием? — спросила Френсис Джейби.

— К тому времени она оправится.

— А преступники? Кто хочет ее выкрасть и зачем? Мне не нужны полицейские в моем доме.

— Никого не будет. Никто не знает, что она здесь.

— Мама, это же всего на несколько дней, — вмешалась Кристин. — Все будет хорошо.

— Только этого мне не хватало! — Френсис поджала губы. — Словно у меня мало хлопот! Надеюсь, вы понимаете, пятница — самый важный день для вас обоих.

— Я знаю, — сказал Джейби.

— Если похитители все испортят, я прямо не знаю, что делать!

— Я ухожу. — Ташариана села в постели. — Не хочу доставлять вам лишних хлопот.

— Нет! — возразил Джейби. — Ты останешься, а я перевезу тебя отсюда как можно скорее.

— Мисс Хигази, на вас лица нет. Пожалуйста, лежите. — Кристин отступила к двери. — Мы уйдем, а вы отдохните.

— Спасибо.

Френсис выскочила из комнаты следом за дочерью, а Джейби задержался на несколько минут. Ташариана изо всех сил старалась улыбнуться ему.

— Я понимаю теперь, почему ты не хочешь ее обидеть. Она добрая.

— Да, она добрая. — Джейби поцеловал ей руку. — Пока не знаю как, но я все улажу. А ты отдыхай. Пойду звонить в Сан-Франциско. Надеюсь, мой приятель с большей радостью приютит тебя недели на три. Его жена тебе понравится. Она — виолончелистка в симфоническом оркестре Сан-Франциско.

— Спасибо, Джейби.

Он подошел к двери и обернулся.

— Хочу предупредить вас, Ташариана Хигази. Я вас знаю. Не вздумайте бежать отсюда! Я всем слугам накажу приглядывать за окнами и дверьми.

— Обещаю не выходить из этой комнаты.

— Хорошо. До свидания.

Когда Ташариана проснулась, был уже вечер. Она села в постели и огляделась. Поначалу она даже не сообразила, где находится. Потом, правда, вспомнила: в комнате для гостей в доме Петри. Неужели она проспала целый день? Головная боль прошла, и Ташариане захотелось есть.

Она вымылась и почистила зубы, с благодарностью помянув Джейби, который сунул ей в сумку щетку и пасту. Сполоснув лицо, она почувствовала себя в силах встретиться с Петри за обедом.

Пройдясь по комнате, она подошла к окну и раздвинула занавески. Перед ней расстилался ковер самых разных цветов. Она никогда не видела ничего подобного и пришла в бурный восторг. Мимо проезжали машины, освещая кусты, за которыми вполне мог кто-нибудь спрятаться, и она несколько поумерила свое восхищение. Как бы узнать, следят за ней или нет?

В дверь тихо постучали.

— Войдите.

Дверь распахнулась, и в комнату ворвался Джейби.

— Как ты?

— Лучше.

Джейби не включил свет, и Ташариана улыбнулась, сразу выкинув из головы мистера Грегга и госпожу Хеперу. Не произнося ни слова, они обнялись и поцеловались.

Она взяла его лицо в ладони и всмотрелась в его красивые глаза и таинственные тени, ничуть не портившие его, отчего ее сердце переполнилось любовью к нему.

Он улыбнулся.

— Еле дождался, когда ты проснешься.

— Почему?

— Хотел тебя обнять. Убедиться в твоей безопасности.

— Ты очень хорошо обо мне заботишься.

Она привлекла его к себе, жалея, что они не могут в ту же минуту улечься в постель.

Джейби поцеловал ее в шею, погладил ее груди, и дыхание у него сбилось. Она тоже дала себе волю, и если бы он попросил ее заняться любовью прямо там, где они сейчас стояли, она бы согласилась.

— Ох, Джейби, ты меня мучаешь.

— Это ты меня мучаешь.

— Мы не должны…

— Трудно устоять…

Ей вовсе не хотелось держать его на расстоянии, и она еще крепче прижалась к нему. Он застонал.

— Продолжайте, мисс, в том же духе — и вы останетесь без обеда.

— Ну и пусть.

— Ты не голодна?

— Голодна… по тебе.

Он улыбнулся, не отрываясь от нее, и раздвинул ей губы языком. Казалось, еще мгновение — и они забудут обо всем на свете.

— Таша, — прошептал Джейби, — давай не здесь. Здесь как-то неловко.

Она не совсем поняла, что он хочет сказать, осознавая в эту минуту только одно — она его любит.

— Мне так хорошо с тобой, — прошептала она. — Я с тобой живая.

Он открыл глаза и внимательно посмотрел на нее, словно не слышал раньше ничего подобного, и ему надо было обдумать смысл сказанного.

— Когда я с тобой, я забываю обо всем на свете.

— Я тоже, — проговорил он и поцеловал ее. — И мне бы очень хотелось побыть с тобой наедине, но нам пора вниз, иначе кто-нибудь придет узнать, не случилось ли чего с нами.

Возвращение в реальность было мгновенным и отрезвляющим. Таша попыталась за улыбкой скрыть разочарование.

— Вот бы миссис Петри узнала!

— Она бы нас убила, — сказал он, помогая ей привести себя в порядок.

— Думаешь, она не поймет?

— Поймет. У тебя лицо светится.

— Я не умею ничего скрывать.

— А я тебя и не прошу об этом. Ты даже не представляешь, какая ты сейчас красивая. — Он прижал ее к себе и тотчас отпустил. — А теперь в ванную! Я подожду.

— Слушаюсь, — сказала она и пошла не оборачиваясь, чтобы не видеть, как меняется его лицо.

16

На другое утро Ташариана, переодевшись в платье, одолженное ей Кристин, пила кофе в залитой солнцем комнате и просматривала журналы, в то время как Джейби отправился покупать билеты в Сан-Франциско. Ей очень хотелось, чтобы он купил два билета, однако она не осмелилась попросить его об этом, да еще в присутствии Петри.

Едва она поставила чашку на блюдечко, как услышала шаги и оглянулась. В дверях стояла Френсис Петри с газетой в одной руке и бархатным мешочком — в другой. Ташариана медленно поднялась со стула, не понимая, зачем Френсис понадобилось обыскивать ее комнату.

— Я знала, что здесь что-то не то! — торжественно объявила Френсис.

Она была одета в строгий синий костюм, как нельзя лучше гармонировавший с ее характером.

"Неужели Френсис узнала, что мы с Джейби любовники? — подумала Ташариана, — и он не хочет жениться на Кристин? Что она знает? И при чем тут бриллианты?"

— Зачем вы это взяли? — спросила она, стараясь увести разговор подальше от Джейби.

— Это? А разве это ваше?

— Мое!

Френсис презрительно фыркнула, не обращая внимания на ярость в глазах Ташарианы.

— Теперь понятно, почему вас повсюду искали! Вы же обыкновенная воровка.

— Нет!

— И лгунья!

— Миссис Петри, эти бриллианты действительно мои. Я их купила.

— Откуда же у вас взялись на них деньги?

— Это мой заработок за несколько лет, миссис Петри.

— Чепуха! Очередное вранье!

— Это правда!

— Ну да, конечно! — Миссис Френсис развернула газету. — А это тогда что, по-вашему, мисс Хигази?

Буквы поплыли перед глазами Ташарианы. В заметке не было ни слова правды! Оказывается, она всегда была нечиста на руку, а из театра убежала с бриллиантами ее благодетельницы Иниман-эль-Хеперы. Откуда они узнали о бриллиантах?! Она же никому не показывала их, кроме Джейби… И Ташариана побледнела. Наверняка мистер Грегг видел, как она высыпала их на руку Джейби. Он рассказал об этом госпоже Хепере… Господи, ну почему она такая наивная?!

— Здесь нет ни слова правды.

— Это вы так говорите.

— Кому-то нужно было меня оболгать.

Френсис отшвырнула газету.

— Вы украли бриллианты!

— Нет. А зачем вы меня обыскивали?

— Пора наводить порядок в доме.

— Мой пиджак тут ни при чем.

— Это ваше мнение. Но я рада, что заглянула в карманы, потому что теперь знаю, кто вы на самом деле.

— Вы ошибаетесь. Спросите у Джейби.

Френсис коротко рассмеялась.

— Джулиан вами околдован, и он мне не поверит.

— Я не…

— Вы дурачили его, как и всех остальных! — перебила ее Френсис. — Но меня вам не одурачить. Я сразу вас раскусила. — Она сложила руки на столе. — И я не позволю какой-то воровке разрушать будущее моей дочери.

Ташариана похолодела.

— Что вы задумали?

— Я передаю вас в руки полиции, мисс Хигази. Вас уже ждут.

Ташариана в ужасе посмотрела на дверь, потом вокруг себя, но выхода не было. Она попала в ловушку.

Френсис холодно усмехнулась.

— Даже не помышляйте о бегстве! Только ухудшите свое положение.

— Правда? Если все считают меня виноватой, то что еще может быть хуже?

— Вам вынесут приговор помягче. И потом, вы ведь все равно далеко не убежите. Будьте же разумной…

В отчаянии Ташариана не видела другого выхода, кроме как сдаться полицейским и ждать помощи от Джейби. Она печально вздохнула.

— Ну вот, — удовлетворенно произнесла Френсис и повернулась к двери. — Входите.

Полицейских было двое.

— Мисс Хигази?

— Да.

— Вы арестованы за кражу.

Ей завели назад руки и надели наручники, пока один из полицейских говорил ей о ее правах. Ташариана стояла, гордо выпрямившись, расправив плечи и не спуская глаз с Френсис, которая не отвела глаза и даже ни разу не моргнула.

Луксор. Сегодня.

На несколько минут изображение на воде исчезло, и Карисса села на песке, пораженная жестокостью своей бабушки. Как могла Френсис быть такой безжалостной? И в то же время это ее не удивляло. Френсис Петри вообще не знала, что такое доброта. Карисса ничего не видела от нее, кроме холодного безразличия и постоянных замечаний, которым Кристин никак не могла противостоять. Мама часто болела, отца почти постоянно не было дома, и Кариссе нелегко приходилось в доме Петри. Она даже поклялась себе, что ее ребенок так жить не будет.

Карисса еще не очнулась от детских воспоминаний, как на воде появилась новая картина. Ташариану одевали в богатое старинное платье. Служанка аккуратно расправляла бархатную накидку, тяжелую от золота и драгоценных камней, наброшенную поверх атласного платья. Платье было великолепное, но, судя по выражению лица Ташарианы, ей наплевать и на платье, и на предстоящий спектакль.

Рассказ Ташарианы. Дом Ахмеда Абиад-бея. Каир.

— Готова? — спросила ее госпожа Хепера, входя в комнату — одну их многих в богатом доме министра по делам охраны памятников старины.

Ташариана даже не взглянула на свою учительницу. Она еще была в такой ярости, что могла не сдержать себя. Госпожа Хепера напечатала о ней ложь в газетах и увезла из Балтимора прежде, чем Джейби смог увидеться с ней. Едва Ташариана вышла из полицейского участка, как к ней тут же приставили стража. К тому же госпожа Хепера напичкала ее против воли снотворным, чтобы без эксцессов довезти до Каира.

Прошел уже месяц с тех пор, как они вернулись в Египет, а Ташариану еще ни на минуту не оставляли одну. Она не могла подойти к телефону, не говоря уж о том, чтобы побывать на почте или бросить письмо в почтовый ящик. Что подумал Джейби, когда узнал, что она арестована? Что он предпринял? Почему ей ничего о нем не известно? Уж за месяц-то он мог бы ее разыскать! Он, наверное, уже помолвлен с Кристин? От этой мысли у нее заныло сердце.

— Дорогая, твое молчание бессмысленно.

Ташариана отпрянула от нее.

— Никто не заставит меня петь, — холодно проговорила она. — Можете сколько угодно стеречь меня, но петь все равно не заставите.

— Ничего, запоешь! Доставь удовольствие Ахмеду Абиад-бею — и твоя жизнь будет обеспечена.

— Я не желаю доставлять ему удовольствия.

— Твоя карьера тогда будет под угрозой.

— Плевать мне на карьеру!

Госпожа Хепера наморщила лоб. Они обе знали, что карьера для Ташарианы значила не меньше, чем ее любовь к Джейби.

Вспомнив о Джейби, она опять впала в отчаяние. Неужели они больше никогда не увидятся? Она тосковала по нему. Может, он решил больше не осложнять себе жизнь? Если так, то ей пора переводить его в область воспоминаний, а не мечтать о новых встречах с ним. Ташариана наклонилась к зеркалу и стала поправлять дрожащими руками волосы. Неужели ей придется еще раз забыть о нем?

Госпожа Хепера подошла к ней сзади.

— Ты только и думаешь, что о Джулиане Спенсере?

— Я его люблю, — с гордостью произнесла Ташариана, радуясь, что может сказать это хотя бы госпоже Хепере. — Я всегда его любила.

— И ты бы все бросила ради него? И на все решилась?

— Да.

— Тогда я предлагаю тебе сделку.

Госпожа Хепера облизнула яркие губы.

— Ахмед-бей обещал мне правительственную поддержку для очистки старого сфинкса от песка и устройства в нем святилища.

Она нахмурилась, не желая говорить больше, чем уже сказала.

— Ну и что?

— Это значит для меня не меньше, чем для тебя твой английский любовник. Внутри сфинкса есть вещи, которые я должна достать, чего бы это мне ни стоило.

— Какие вещи?

— Это тебя не касается.

— Что это за сделка?

— Ты ублажаешь министра и добиваешься его поддержки, а я отпускаю тебя на все четыре стороны.

Ташариана верила и не верила ей.

— Ты меня слышишь?

— Да. Но я вам не верю.

— Тем не менее ты должна доставить министру удовольствие! Как мне еще тебе объяснить?

— И вы меня отпустите?

— Да.

— Напишите это и подпишитесь. Поклянитесь, что исполните обещание.

Госпожа Хепера покачала головой.

— Кое-чему тебя твой юрист научил.

— Это я сама научилась, госпожа Хепера. Если честно, я вам не верю.

На лице госпожи Хеперы появилось выражение неудовольствия, но она быстро скрыла его под доброжелательной улыбкой.

— Пусть так, дорогая, — сказала она с коротким смешком. — Я подпишу. А ты будешь петь?

— Когда получу договор.

Она закончила причесываться, когда госпожа Хепера подписала договор и подала его ей. Ташариана тоже расписалась, сложила листок бумаги и спрятала его за корсаж.

— Ты довольна?

— Удовлетворена.

— Тогда иди и пой.

Госпожа Хепера схватила партитуру "Тристана и Изольды" и повела Ташариану в зал.

— А, мисс Хигази!

Ахмед Абиад-бей вскочил с низенькой скамейки со множеством подушек и предстал перед ней в кремовом двубортном костюме. Зал напоминал гостиную с маленьким бассейном посредине, вокруг которого располагались столы, скамейки и кучи подушек. Ташариана огляделась, но рояля не было видно, и ей стало не по себе.

Не обращая внимания на ее растерянность, министр бросился к ней с распростертыми объятиями.

— Какое удовольствие видеть вас!

Ее первым побуждением было спрятать руки за спину. Министр походил на голодную гиену, хотя был высоким, с отличными белыми зубами и черными усами. Его портили ястребиный нос-клюв и черные глубоко посаженные глазки под нависшими бровями. Когда он смотрел на нее, у Ташарианы возникало ощущение, что он ее раздевает.

Она все же подала ему руку, и он легонько ее пожал.

— В жизни вы еще красивее, чем на сцене.

— Спасибо.

Его комплимент ничего не значил для нее, особенно когда он так пожирал ее глазами.

— Пожалуйста, устраивайтесь поудобнее. — Он показал на скамейку возле бассейна. — Могу ли я предложить вам что-нибудь выпить?

— Только после пения.

Он улыбнулся и наконец-то взглянул на госпожу Хеперу.

— Мадам, будьте так любезны, оставьте нас одних.

— Кто же тогда будет аккомпанировать?

— Я предпочитаю слушать голос мисс Хигази без аккомпанемента, — без обиняков заявил министр. — Так мне легче будет судить о ее таланте.

Госпожа Хепера потеряла дар речи, что было на нее совершенно не похоже, и лишь переводила взгляд с Ташарианы на министра и обратно.

— Пусть ваш шофер отвезет вас домой… или, если хотите, останьтесь. Мои слуги позаботятся о вас.

— А мисс Хигази?

— Она, полагаю, сделает мне честь, пообедав сегодня со мной.

Он выжидающе посмотрел на Ташариану.

За его спиной госпожа Хепера кивнула ей, и Ташариане стало совсем неприятно, но ради своей свободы она могла бы пойти на то, чтобы провести время с самодовольным министром, поэтому выдавила из себя улыбку:

— Конечно.

— Когда мне прислать за ней машину? — спросила госпожа Хепера.

— О, не утруждайте себя, госпожа! Я сам позабочусь о мисс Хигази.

— Хорошо. — Госпожа Хепера взглянула на Ташариану и улыбнулась, однако в глазах ее затаилось подозрение. Она так боялась оставить свою подопечную, которая только и делала, что сбегала от нее! — До вечера, Ташариана.

Ташариана не скрывала злорадства:

— Да.

Слуга проводил госпожу Хеперу, и Ташариана осталась наедине с министром. Он откашлялся.

— Ташариана… Какое красивое имя. — И придвинулся к ней поближе, обдав ее запахом одеколона. — Это старинное имя, верно?

— Да, говорят.

Ташариана устало посмотрела на него.

— Я ваш поклонник с тех пор, как впервые услышал "Аиду" с вашим участием. У вас потрясающий голос!

— Спасибо.

— Если вас будут окружать друзья, дорогая мисс Хигази, вы далеко пойдете. — Он наклонился к ней с фамильярностью, против которой все у нее внутри тотчас восстало. — Я бы почел за честь сделать все, что в моих силах, для вас и для госпожи Хеперы.

— Очень великодушно с вашей стороны, сэр.

— Я был бы вам очень признателен, если бы вы звали меня просто Ахмедом.

Она опустила голову.

— …Ахмед.

У него загорелись глаза, которые он не отрывал от ее губ, с жадностью ловя срывавшиеся с них звуки. Ташариана воспользовалась моментом и отодвинулась от него.

— Буду ли я иметь честь спеть для вас партию Изольды?

— О, прекрасно! Прекрасный образ! В этом платье! Ташариана, я немею от вашей красоты.

Она отметила, что у него не очень богатый лексикон, но промолчала, лишь склонила голову, мечтая побыстрее выбраться из его дома. Может быть, после пения сказаться больной и уйти? Нет, это наверняка обидит Ахмеда Абиад-бея. Если она его не ублажит, то госпожа Хепера ни за что ее не отпустит. Что угодно, лишь бы освободиться от госпожи Хеперы!

Ахмед уселся на скамейку и наблюдал за ее приготовлениями. Она в нескольких словах объяснила ему, в чем суть дела, набрала в грудь воздуха и взяла первую ноту.

Дважды он просил ее повторить, и так пролетел час. Последняя печальная нота повисла в воздухе, и Ташариана ощутила нечеловеческую усталость. Она не привыкла петь без перерыва.

Министр вскочил и с силой захлопал в ладоши.

— Превосходно! — восклицал он. — Превосходно! Лучшая певица в нашей стране!

Ташариана еле улыбнулась, подумывая о том, как бы вернуться домой, но министр позвонил, вызывая слугу. Он приказал принести чай и сладости и заставил Ташариану присесть на подушки возле бассейна.

— Отдохните. Вы это заслужили.

Платье на Ташариане было тяжелое и тесное. Ей хотелось переодеться, но она сидела на подушках, делая вид, что все в порядке, не желая внушать министру ненужные мысли: она не сомневалась, что он, ни секунду не медля, предложит ей свои услуги вместо горничной.

Слуга вернулся с чаем, сладостями и кальяном для хозяина, который сосредоточенно курил все время, пока слуга разливал чай. После этого слуга ушел.

Министр уставился на нее, и Ташариана снова с досадой опустила голову. Никому, кроме одного человека на всем свете, не разрешалось так на нее смотреть.

— Ташариана, когда я говорю, что могу вам помочь, — сказал он наконец, — я отвечаю за свои слова.

— Не сомневаюсь.

— От вас я прошу только одного.

Она подняла голову.

— Чего же именно?

— Чтобы вы стали, как это американцы говорят, моей любовницей.

Она не удивилась. С самого начала она была уверена, что министра меньше всего интересует ее голос.

— Вы хотите облагодетельствовать меня в обмен на мои ласки?

— Да. Я буду очень щедр. Очень. — Он встал. — Вы ни в чем не будете нуждаться.

— А ваша жена? Вы ведь женаты?

— Конечно. Но это не имеет значения.

Ташариана опять не удивилась. Она знала, что многие египтяне содержат женщин на стороне, однако у нее не было желания становиться одной из них. Но и навсегда оставаться узницей госпожи Хеперы она тоже не хотела… Как же ей ублаготворить Ахмеда и выполнить условия договора с госпожой Хеперой, не ложась с ним в постель? Может быть, заставить его подождать, пока она что-нибудь придумает?

— Ты молчишь, моя прекрасная певунья? — он подошел к ней сзади и положил руки ей на плечи. От него сильно пахло табаком. — О чем ты раздумываешь, если я обещал положить к твоим ногам весь мир?

Ташариана призвала все свое самообладание и вместо того, чтобы скинуть его руки, с улыбкой повернулась к нему:

— Ахмед, у меня просто нет слов. Вы такой образованный, такой воспитанный, а я…

— Ты самая красивая женщина, какую я только видел. Поверь мне, я не останусь внакладе. — Он провел рукой по ее коже над корсажем, и она задрожала от отвращения. — Я очень рад, что ты согласилась быть со мной.

— Разве могло быть иначе?

— Ты трепещешь, моя певунья… Одно лишь прикосновение — и ты уже моя.

Ташариана прикусила губу, чтобы резкое слово нечаянно не сорвалось с ее языка. Его пальцы уже нащупывали дорожку за корсаж, и дышать он стал тяжелее. Не дай Господи, чтобы он нашел договор! Что будет, если он его прочитает?! Нельзя этого допустить!

— У меня очень тяжелое платье, — сказала она и поднялась со скамейки. Он подал ей руку, и она приняла ее, но едва встала, как отступила на пару шагов и заглянула в его горящее страстью лицо. — Если вы позволите, я переоденусь.

— Ну конечно, — усмехнулся он.

— Я привезла с собой кое-что. Это осталось в комнате, где я переодевалась. Так вы мне позволите?

— Конечно, конечно! — Он проводил ее до двери. — Прислать служанку? Фатима тебе поможет.

— Нет, спасибо. — Она улыбнулась и заставила себя погладить его по щеке. — Я скоро… Ахмед.

— Я покажу тебе дорогу.

— Нет! — Она испугалась: если Ахмед пойдет с ней — это конец. — Совсем не обязательно. Я запомнила дорогу.

— Ты уверена? — широко улыбаясь, спросил он. — А я бы не возражал заменить тебе горничную… Наверное, это было бы восхитительно.

— Ахмед, у нас очень много времени. Давай не будем торопиться.

Он не мог возразить ей. Ахмед Абиад-бей оказался на удивление покладистым, за что она была благодарна судьбе.

— Я буду ждать, моя певунья. — Он провел ладонью по груди, как человек, предвосхищающий вкусный обед. — Не задерживайся.

— Нет. Обещаю.

Ташариана быстро пошла по коридору, заставляя себя не торопиться, потому что чувствовала на себе его взгляд. Она все еще ощущала запах табака и одеколона и понимала, что, сбежит она от него или нет, его ненужные ласки навсегда останутся в ее памяти.

Заперев дверь, Ташариана сорвала с себя платье, не думая о том, что оно очень дорогое, и торопливо натянула на себя то, в чем приехала в дом министра.

Ей пришлось довольно долго провозиться с молнией на платье, потом она сунула ноги в черные туфли и схватилась за сумку, в которой не было денег, потому что госпожа Хепера совсем ничего не давала ей после бегства в Америке. Тем не менее она держала в ней на всякий случай зубную щетку и смену белья. Но самое главное — с ней была музыкальная шкатулка, которую Джейби подарил ей много лет назад. Она очень ругала себя за то, что собралась бежать, совершенно не подготовившись к побегу.

Выйдя в коридор, она пошла в сторону, противоположную той, где ее ждал министр, заодно старательно обходя парадный вход и надеясь, что задний находится там же, где и в любом доме. Ее туфли громко цокали, и она, испугавшись, сняла их.

Неожиданно она услышала женские голоса и, оглядевшись, заметила слева открытую дверь — вход в подвал. Выбора у нее не было. Она тихо закрыла дверь и, прижавшись к стене, стала ждать.

— Вы не видели мисс Хигази? — донесся до нее голос министра. — Она, кажется, исчезла.

— Нет, сэр, не видели.

Ташариана нахмурилась, проклиная нетерпение мужчины, который не может подождать и пяти минут.

— А вы никого не видели?

— Нет.

Ташариана поняла, что нельзя терять ни минуты. Ей надо было как можно скорее выбираться из дома министра, пока он не переполошил всех слуг. Не давая воли своему сердцу, она спустилась по холодной лестнице, стараясь побыстрее привыкнуть к темноте. Снаружи она слышала рокот мотора и разговор двух мужчин. В конце концов ей повезло, и она налетела на сушившееся белье — правда, рядом стояла женщина за стиральной машиной. За ней двое мужчин обсуждали, когда, наконец, загрузят машину.

Ташариана, прячась в тени, подобралась поближе, решив, что когда машина отъедет, она подбежит к окну, спрыгнет вниз и вновь получит свободу. Как она доберется до города, что будет там делать — все это потом. Сейчас ей надо было только избавиться от Ахмеда Абиад-бея. Минуты шли. Наконец мужчины бросили сигареты и потянулись за коробками, что стояли в грузовике. Они медленно носили одну коробку за другой, пока Ташариана не услышала, как кто-то бежит вниз по лестнице.

17

Ташариана спряталась за большой корзиной с бельем, стараясь нагнуться как можно ниже.

— Навал! — крикнул прачке невысокий толстый мужчина.

Она продолжала работать, не слыша его.

— Навал! — крикнул он громче, проходя мимо корзины, за которой сидела Ташариана.

Прачка подняла голову. Мужчины, загружавшие машину, тоже подошли поближе, когда толстяк сказал, что исчезла приятельница хозяина, мисс Хигази. Хозяин подозревает какую-то хитрость и хочет удостовериться, что мисс в безопасности.

Все сбились в кружок, горячо обсуждая происшествие, и Ташариана поняла, что ее час пробил. Пробравшись мимо ящиков и корзин, она уже была возле окна, как увидела двух мужчин, шедших мимо. Если бы она прыгнула, они бы заметили ее; если бы она вернулась на свое место, ее увидели бы прачка и грузчики.

Ташариана взяла в одну руку туфли, в другую — сумку, скользнула в грузовик, пробралась между коробками и, устроив себе подобие гнездышка, стала ждать.

Снаружи кто-то бегал и кричал — вероятно, министр поставил весь дом на ноги, а Ташариана закрыла глаза, надеясь, что никому не придет в голову разгружать всю машину.

Ей повезло. Через десять минут мужчины забрались в кабину и выехали за ворота…

Машина шла, набирая скорость. Ташариана расслабилась, и в голове у нее вдруг стало пусто-пусто… Ей было все равно, куда едет грузовик, главное — чтобы подальше от Ахмед-бея и госпожи Хеперы. Она решила, что сделает все, лишь бы не расстаться со вновь завоеванной свободой.

Луксор. Египет. Сегодня.

Карисса крепко спала, когда почувствовала, что кто-то трясет ее за плечи, но так как даже во сне ее не покидал страх за дочь, проснулась она быстро.

— Джордж?

— Саида! — Парень наклонил над ней испуганное лицо. — Скорее! Хозяин ранен.

— Ранен?!

— Да. Он с кем-то дрался, саида!

— Серьезно ранен?

— Его побили, саида. Он вернулся сам, но выглядит плохо.

Карисса вскочила на ноги, не давая воли своим чувствам, торопливо подхватила шкатулку и побежала в дом следом за Джорджем. Казалось, страх за Ашериса придал ей силы.

— Где он?

— Айша приготовила ему ванну, саида.

— Спасибо.

Она оставила шкатулку на столе и побежала в спальню Ашериса.

Когда она открыла дверь, он как раз залезал в ванну и обернулся. При виде мужа у нее перехватило дыхание: все тело его в синяках, глаз подбит, правая щека в крови, губы тоже разбиты.

— Ашерис, как это случилось?!

Кривясь, он сел в ванну.

— Наткнулся на ночного сторожа.

— Это он, да?

— Он и еще пять сподвижников.

— Зачем так много сторожей?

Она стояла на коленях возле ванны, не в силах прийти в себя от того, что увидела.

— Они спрятали Джулию. Увы, я ее не нашел.

— Никаких следов?

— Никаких.

Она погладила его по голове.

— Я сейчас вернусь. Принесу кусочек мяса, чтобы твой глаз не опух еще больше.

— Кусочек мяса?

— Ну да.

Она бросилась на кухню, чувствуя, как к ней потихоньку возвращаются силы. По дороге обратно она заглянула в библиотеку и налила Ашерису стакан бренди. С каждым шагом ей все отчетливее виделось лицо Джулии, и опять ее охватила ярость. Как они будут жить, не зная, что с их малышкой?!

Карисса подала Ашерису бренди, подождала, пока он выпьет, потом осторожно положила кусочек мяса на глаз. Она услышала, как Ашерис вздохнул.

— Спасибо, — тихо проговорил он. Некоторое время они молчали, потом он открыл неповрежденный глаз и посмотрел на нее. Наверное, на ее лице отразилась вся мука сердца, потому что он накрыл руку жены мокрой ладонью. — Мне жаль, что я вернулся к тебе с синяками, а не с добрыми вестями.

Она кивнула, изо всех сил сдерживая слезы. Ашерис погладил ее по щеке.

— Не расстраивайся так. С Джулией все будет в порядке. Раньше молодых жриц никто не обижал. Наверное, теперь тоже.

— Это если ее увезли служительницы Сахмет…

— А кто же еще?

— Кто угодно! Обычные негодяи, торгующие девочками…

— Нет! Это священнослужительницы. Иначе зачем им родинка?

— Наверное, ты прав… Осталось только узнать, где они ее прячут.

— В школе. Там слишком много охраны. Но вполне возможно, что сейчас ее уже увезли оттуда — они же понимают, что я вернусь. Почему бы и не с полицией?

— Значит, надо ждать до утра?

— Да. Ничего не поделаешь, Карисса.

Далеко за полночь Карисса лежала в кровати без сна и прислушивалась к дыханию Ашериса. Он попросил ее остаться с ним, и она с радостью согласилась, однако у него так болело все тело, что ни о каких объятиях и речи быть не могло. Она даже поцеловать его не могла. Так она и лежала, боясь за него, боясь за Джулию и проклиная себя за то, что навлекла несчастье на любимых людей.

Промучившись несколько часов, она решила, что нечего мешать мужу. Она пойдет в свою комнату, возьмет журналы отца и попробует почитать. Неожиданно она вспомнила о бумагах и открытках, которые надо было разложить по порядку.

Она вошла в свою спальню, и на ночном столике ей попалось письмо в пожелтевшем конверте. Оно было адресовано Ташариане Хигази, проживающей в доме мадам Хеперы, однако оно вернулось за отсутствием адресата. Почти выцветшие цифры указывали на время, когда Ташариана, по-видимому, была в Штатах или только что уехала оттуда. Зачем папа ей написал? Разве он не нашел Ташариану после ее возвращения в Египет? Что сталось с Ташарианой? Карисса аккуратно разрезала конверт и узнала почерк отца.

Письмо Дж. Б. Спенсера. 26 апреля 1966 года.

"Любимая Таша!

Я столько всего передумал, что не знаю, с чего начать. Лечу в Рим, потом в Каир. Сейчас самолет где-то над Атлантикой, и ничего вокруг нет, кроме океана и двух облаков. Мне не надо очень напрягаться, чтобы увидеть тебя, потому что я повсюду вижу твое лицо и никак не могу привыкнуть к мысли, что тебя нет рядом.

Клянусь, Таша, я не успокоюсь, пока не разыщу тебя! Хоть бы уж ты прочла это письмо… Мне трудно поверить, что ты решила вернуться в Египет и обо всем забыть. Мы предназначены друг для друга. Я это точно знаю и клянусь, что мы снова будем вместе, и тогда уже навсегда!

В пятницу утром Френсис сказала, что ты убежала в спешке, наговорив ей что-то о своей карьере и о том, что мы не должны быть вместе. Она дала мне записку, которую ты оставила для меня, и я не узнал в ней свою Ташу. Я не поверил Френсис. Ты должна мне объяснить, почему так неожиданно сбежала от меня!

Ты этого не знаешь, но я купил два билета до Сан-Франциско и собирался там сделать тебе предложение. Я так радовался будущему, а когда возвратился — тебя уже и след простыл. Мне показали газету, в которой тебя обвиняли в воровстве. Что это значит? Очередной трюк мадам Хеперы? Неужели она все-таки увезла тебя в Каир?

Если бы я мог повернуть время вспять, и мы бы стояли с тобой на берегу Нила… Но что я тогда понимал в любви? Иначе я бы ни за что не оставил тебя одну. Неужели нам суждено быть врозь? Помнишь, как нас разлучили в первый раз, перехватывая наши письма? Как быстро мы поверили тогда в вину друг друга… До чего же грустно вспоминать об этом! И опять я не знаю, дойдет ли до тебя мое письмо и что мне сделать, чтобы убедить тебя в своей любви…

Ночь, которую мы провели в Филадельфии, — лучшая в моей жизни. Ведь ты скажешь мне то же самое, когда я разыщу тебя? Неужели ты не понимаешь, что наша с тобой любовь — любовь до самой смерти? Часы, проведенные нами вместе, — это всего лишь кусочек того счастья, которым мы будем наслаждаться всю жизнь. Я закрываю глаза и вижу твое лицо. Помнишь тот дождь на балконе? Я смотрел в твои глаза…

Таша, я люблю тебя. Единственное, чего я хочу, — чтобы ты была рядом. Ну почему я тебе ничего не сказал?! Наверное, ты бы сейчас была со мной, если бы я открылся тебе.

Так называемая помолвка состоялась, как и было намечено, в пятницу. Никогда еще я не чувствовал себя таким несчастным и опустошенным. Наверное, ты посмеялась бы над фарсом, который мы с Кристин разыграли. Я знаю, что не должен продолжать эту игру, которая и так уже зашла слишком далеко. Хотя я всего-навсего хотел защитить ее репутацию, теперь я понимаю, что ты была права и никому не было хорошо от этой фальши.

Подсознательно я всегда чувствовал, что Кристин и ее семья мне не подходят, но тебе я сказал правду, потому что действительно считал себя виновным в трагедии, случившейся три года назад. Что еще я мог сделать, как не заменить погибшего сына Петри? Я был неправ, но без тебя мне бы никогда не понять своей ошибки. Ты не представляешь, как многому ты научила меня, как помогла мне, когда мы с тобой говорили о Чарли! Откуда ты так хорошо меня знаешь? Неужели потому, что любишь меня?

Помнишь музыкальную шкатулку, которую я когда-то подарил тебе? А стихи о розах? Теперь я вспоминаю другого поэта, которого читал, когда учился в Англии. О'Рейли. Он тоже писал о розах. Белые розы — для любви, красные розы — для страсти. Вновь узнав тебя, я понял, на какой пошел компромисс, собираясь жить с Кристин. В нашей жизни не было бы места ни для белых, ни для красных роз, разве что для розовых, роз дружбы, на которые хорошо смотреть издалека.

Таша, с тобой я понял, какой наполненной может быть жизнь. Я хочу отказаться от навязанного мне будущего, от свадьбы, потому что я знаю, как это прекрасно, когда тебя любят по-настоящему. Почему же я был слеп к тому, что ты увидела сразу? Жизнь — это и красные и белые розы сразу. Страсть и любовь. Так было, когда ты была рядом.

Я хочу дарить тебе красные и белые розы. Я очень хочу этого, потому что знаю, что могу их дать и ты достойна того, чтобы принять их. Таша, я стал гораздо лучше благодаря тебе. У меня появилась цель в жизни. Не может быть, чтобы ты тоже не открыла в себе ничего нового! Истинные возлюбленные помогают друг другу открывать в себе неизведанное. Ни с одной женщиной у меня такого не было и не будет. Поэтому я должен найти тебя и сказать, что свое сердце я отдал тебе.

Жаль, что всего этого я не сказал тебе еще в Филадельфии. Наверное, тогда все было бы иначе. Я хотел… Ты не представляешь себе, как я хотел сказать, что люблю тебя, но я думал, будто не имею права говорить о любви, пока не положу конец нашим отношениям с Кристин. Если бы я в ту ночь сказал тебе о своей любви, ты была бы еще в Штатах! Ты бы помогла мне все объяснить Кристин! Мы бы объявили о своей помолвке!

Мне правда очень обидно, что я тебе ничего не сказал! Я виноват в твоем возвращении в Египет, и я лечу к тебе, чтобы все начать заново.

А пока, Таша, знай, что я люблю тебя. Верь мне, моя любимая. Мы будем вместе, и уже навсегда!

Твой навеки

Джейби".

Карисса откинулась на подушку. Ну почему судьба вновь разлучила их?! Заметив мокрые пятна на бумаге, она поняла, что плачет. Почему любовное письмо ее отца к чужой женщине вызвало у нее слезы? Разве это возможно? Она должна была бы презирать ту, что похитила у отца его сердце. И тем не менее она не презирала Ташариану. Она жалела ее и боялась за нее, как будто ее знала.

С грустью Карисса еще раз перечитала письмо отца, поражаясь тому, что не предполагала в Джейби такой силы чувств. Все годы, что он был женат на ее матери, он ни разу не проявил своей романтической натуры. И опять она задала себе вопрос, почему ее отец женился на Кристин, а не на Ташариане.

В третий раз прочитав письмо и разобрав журналы, она все равно не хотела спать. Тогда она решила заварить себе чаю и в темноте отправилась на кухню. Неожиданно ей показалось, что в библиотеке кто-то есть. Тогда она на цыпочках подошла к двери и заглянула внутрь.

Она увидела женщину в черном одеянии, стоявшую возле отцовского ящика. Рукой в серебряных и золотых кольцах женщина откинула крышку и теперь осматривала его содержимое.

Карисса вошла.

— Что вы тут делаете?! — крикнула она, ничуть не боясь старуху.

Женщина подняла голову, показав седые волосы и широкий лоб. Потом она выпрямилась, придерживая рукой крышку. В глазах ее не было страха. Она стояла величественная как королева, словно не ее поймали в чужом доме. Она даже смотрела на Кариссу так, будто это она была здесь незваной гостьей.

— Кто вы? — спросила Карисса. — Что вы делаете в моем доме?

— Я пришла за своим, Карисса Спенсер, — хорошо поставленным голосом проговорила она, не меняя выражения холодных глаз.

"Откуда она знает мое имя? И что у меня есть такое, что принадлежит ей?"

— Что значит "за своим"?!

— За золотым диском Сахмет, матери всего сущего и великой волшебницы.

Карисса заставила себя не глядеть на ящик, зная, что Уолли Дункан нашел его как раз там.

— Почему вы ищете его здесь?

— Потому что его украл ваш отец Джулиан Бедрани-Спенсер, и я знаю, что он здесь.

— Украл?!

— Да! — Она скривила красный рот. — Он обворовал святилище и за это поплатился жизнью.

— Это был несчастный случай.

— Несчастный случай? Ха! — Женщина положила крышку. — Гранитная плита упала на вашего отца и его помощника не случайно.

— Мне говорили, в пирамидах часто бывают ловушки.

— Пусть говорят что угодно. Стражи убили его, чтобы он не узнал слишком много о сфинксе и не унес вещи, которые не принадлежат ни е