/ Language: Русский / Genre:detective,

Горная Кошка Тайна Пумы

Рекс Стаут


Стаут Рекс

Горная кошка (= Тайна пумы)

Рекс Стаут

Горная кошка (= Тайна пумы)

роман

Нарваться на неприятности легко, а выбираться из них порой очень трудно! Делии Бранд пришлось самой расследовать обстоятельства гибели родителей и одновременно защищаться от обвинения в убийстве ("Тайна пумы"), а полицейского инспектора Кремера отозвали из отпуска, чтобы раскрыть загадочную смерть миллионера в усыпальнице жены ("Красные нити").

Глава 1

Жарким июньским утром, во вторник, в магазине спортивных товаров Макгрегора покупателей не было, и продавец стоял за прилавком, прислонившись к стойке с рыболовными снастями, и, полузакрыв глаза, предавался приятным мечтам. В своем воображении он всегда рисовал одну и ту же картину, вовсе не помышляя хоть как-то разнообразить ее.

Ему грезилось, что вот открывается дверь и входит покупательница незнакомая прекрасная блондинка. Она просит показать теннисные ракетки и, выбрав одну, со смущенной улыбкой заявляет, что она совсем чужая в Коуди и не знает в этом городишке никого, кроме своего адвоката, поэтому ей придется довольствоваться кроликом за неимением партнера для игры. И тут он галантно представится: "Марвин Хоппл" - и полушутя заметит, что теперь у нее есть еще один знакомый, причем отнюдь не кролик.

Затем быстрое сближение... ее развод с богатым супругом и солидные единовременные отступные вместо скучных ежемесячных алиментов, связанных с необходимостью регулярно встречаться с бывшим мужем.

Подавив зевок, Марвин вдруг резко выпрямился и вытаращил от изумления глаза. Грациозной походкой в лавку и впрямь входила молодая красивая женщина, хотя и не совсем блондинка. Чтобы произвести впечатление, очень важное с его точки зрения, Марвин моментально придал своему лицу соответствующее выражение. Однако по мере ее приближения эту восторженную мину быстро сменило явное разочарование.

Черт побери! Перед ним стояла не восточная принцесса, а Делия Бранд, которая когда-то училась вместе с ним, в одной школе, здесь же, в Коуди. Правда, поступила она годом позже. Тем не менее, приветствуя гостью, Марвин разглядывал ее с нескрываемым любопытством. Ему еще не приходилось встречаться и разговаривать с Делией после постигшей ее трагедии, которая буквально взбудоражила городок. Страшные несчастья, обрушившиеся на семейство Брандов в течение двух последних лет, никого не оставили равнодушным.

Его поразило бледное лицо девушки, напоминавшее застывшую маску, лишь ее карие глаза горели каким-то странным огнем. От того, что прочел в них Марвин, ему стало как-то не по себе, и его бодрое приветствие перешло в невразумительное бормотание.

Кивнув ему, Делия положила на прилавок сумочку, достала из нее револьвер и, держа за ствол, рукояткой к Марвину, спросила:

- У вас есть для него патроны?

- Разумеется, - ответил он.

Сняв оружие с предохранителя, Марвин крутанул барабан, посмотрел, прищурившись, в ствол и поинтересовался:

- Вам какие патроны? С твердой или мягкой гильзой?

- Не знаю. А какие лучше?

- Зависит от обстоятельств. Для чего они вам нужны?

- Собираюсь застрелить одного человека.

Марвин вновь взглянул в глаза девушки. Ему сделалось неловко и немного досадно. Хотя шутки об убийстве людей допускались даже в приличном обществе и порой выглядели довольно забавно, в устах Делии Бранд эта реплика ввиду последних событий в ее семье показалась ему неуместной и даже до известной степени непристойной. Можно сказать, она задела сильно развитое у Марвина чувство меры и приличия.

И потому он без лишних слов повернулся к нужному ящику, достал коробку с патронами, завернул ее в бумагу, перевязал и вручил девушке.

Пока она убирала револьвер и патроны в сумочку, Марвин с определенной долей иронии посоветовал:

- Не старайтесь попасть в голову, если вы неважный стрелок. Цельтесь вот сюда (он описал пальцем круг на своем животе), в середину туловища.

- Большое спасибо, - кивнула Делия и направилась к выходу.

Сдвинув брови, Марвин смотрел ей вслед, и когда покупательница вышла на улицу под палящее солнце, он вздохнул и пошел в подсобку, где хозяин проставлял цену на только что поступивших товарах.

- Сейчас заходила Делия Бранд и купила упаковку патронов к револьверу 38-го калибра, - заметил Марвин.

Мистер Макгрегор даже не взглянул на него. Закончив надписывать коробки, он поинтересовался, не поднимая глаз:

- Которая из них? Я постоянно путаю сестер.

- Младшая.

- Ну что ж, полагаю, они в состоянии оплачивать свои счета, у обеих хорошая работа.

- Она приобрела патроны не в кредит, а за наличные. У нее с собой был револьвер системы "Хекер" старого образца. Когда я спросил ее, зачем ей револьвер, она ответила, что собирается застрелить человека.

- И поделом тебе, - злорадно хохотнул Макгрегор. - Каков вопрос - таков ответ! Сам напросился. Не будешь задавать дурацкие вопросы! Хотя наш Вайоминг и расположен на Западе, но он уже теперь не такой дикий, как прежде. Правда, слава богу, есть еще любители пострелять по сусликам, зайцам или просто по консервным банкам, и, по-моему, чем больше их будет, тем лучше. Ведь мы, сынок, в конце концов, торгуем боеприпасами.

- Знаю. Я ведь сам стою за прилавком! Но если бы вы слышали, каким тоном она это сказала, ни за что бы не поверили, что она шутит.

- Но ты же сам спровоцировал ее, не так ли?

Марвин Хоппл не унимался:

- Если бы вы видели выражение ее глаз, когда она произнесла эти слова, да и потом тоже...

- Хватит попусту языком болтать - разве не видишь, что я занят! - рявкнул Макгрегор, выведенный из себя настойчивостью юноши. - Отправляйся за прилавок и оставь меня в покое! Иди расскажи о своих бреднях лошади, она заржет от смеха.

- Никому не повредило бы, если бы вы позвонили в полицию и на всякий случай предупредили их.

- О, ради всего святого! - вскричал Макгрегор, выразительным жестом указывая на дверь. - Вон!

И поторопись! В лавке уже, как я слышу, покупатель. Если он потребует мячи для гольфа, не забудь спросить, зачем они ему понадобились!

Марвин Хоппл вернулся к прилавку и увидел старого судью Мериама, который и в самом деле попросил мячи для гольфа.

Делии Бранд пришлось преодолеть около ста ярдов под ослепительным солнцем, прежде чем она добралась до своего изрядно потрепанного автомобиля с открытым верхом, доставшегося ей в числе всего прочего от отца после его смерти два года назад. Уже приготовившись открыть дверцу, она вдруг раздумала, постояла немного и затем продолжила путь пешком в прежнем направлении. Даже в сильную жару жители Коуди часто предпочитали пройтись лишних десять минут, чем мучиться в поисках свободного места для парковки в центре города. Но, очевидно, у Делии была и более веская причина отказаться от машины.

Миновав квартал, она вошла в аптеку, где кроме лекарств торговали всякой мелочью и разнообразными прохладительными напитками. Пересекая торговый зал по пути к бару, девушка чуть-чуть задержалась перед чучелом крупного хищника с оскаленной пастью и сверкающими голодными глазами, готового, кажется, в любое мгновение броситься на нее с подставки, на которой он был установлен. На правой лапе зверя болталась карточка с напечатанным красивыми буквами текстом: "Изготовлено Куинби Пеллеттом. Продается".

Обменявшись приветствием с молодым человеком за стойкой, Делия взобралась на высокий стул.

- Пожалуйста, "Специальный парковый" коктейль с двумя вишенками, произнесла она.

Взяв вместительный бокал, бармен принялся колдовать: зачерпнул что-то ложкой из двух различных сосудов, затем добавил немного из двух кувшинов и под конец долил недостающее количество жидкости из трех разных краников. Ставя перед Делией бокал с прохладительной смесью и забирая деньги, он сказал:

- Передайте дяде, пусть зайдет взглянуть на койота. У него на правом плече шерсть вылезает.

- Я это заметила, - ответила Делия с рассеянным видом, думая о чем-то своем.

Парень достал тряпку и привычными движениями принялся вытирать стойку. и Выйдя на улицу, Делия дошла до ближайшего угла, повернула направо и, прошагав почти три квартала по Маунтен-стрит, остановилась перед недавно построенным самым высоким зданием в городе, получившим название Саммис-Билдинг. На лифте она поднялась на пятый этаж и, пройдя примерно до середины коридора, нажала на ручку двери, на стеклянной панели которой значилось: "Эскотт, Броуди и Диллон. Адвокаты".

В приемной не оказалось ни души - ни на половине, отведенной для посетителей, ни за барьером, где находился телефонный коммутатор и стояли два письменных стола для стенографисток. Направившись было к двери в барьере, Делия в нерешительности остановилась на полдороге, не зная, как ей поступить, поскольку из внутренних помещений доносились громкие голоса.

Внезапно дверь распахнулась, и оттуда, смеясь, вышли двое: высокий мужчина лет тридцати, спортивного телосложения, с крупным подвижным ртом хорошего оратора и живыми серыми глазами, и худенькая изящная женщина среднего роста, примерно того же возраста, из тех, на кого невольно обращают внимание. Появившись, она сразу будто заполнила собой все пространство - столь велика оказалась излучаемая ею энергетика. Пожалуй, молодую даму можно было бы назвать красивой, однако люди, знавшие ее только по публиковавшимся в печати фотографиям, зачастую не разделяли этого мнения и считали, что ей просто здорово повезло; про нее болтали, что без огромного состояния, которым она владела, ей, мол, туго пришлось бы с такой невыразительной, заурядной внешностью. Обращала на себя внимание ухоженная, нежной белизны кожа женщины. Однако прежде всего поражали ее глаза - желто-зеленые, с коричневой искоркой. Но самое удивительное, что отчетливо можно было видеть только вблизи, представляли собой их зрачки. Сужаясь, они теряли обычную круглую форму и становились овальными - на кошачий манер. Это поразительное свойство неизменно вызывало недоумение у одних и восхищение - у других.

Увидев девушку, мужчина резко оборвал смех и поспешил ей навстречу.

- Дел! Привет! - произнес он, распахивая дверцу барьера. - Ты ведь знакома с миссис Коулс, не правда ли?

Делия не шелохнулась, застыв в весьма характерной позе - слегка склоненная голова, взгляд немного исподлобья, откинутые назад плечи и чуть прикушенная нижняя губа. Однако ее привел бы в ярость даже намек на то, что она подражает известным кинозвездам, поскольку Делия не уставала твердить о своем презрении к карьере в кино и о том, что никак не связывает свои мечты с Голливудом. И тем не менее любой фанат кино сразу уличил бы ее в фальши.

- Я знала ее, когда она звалась миссис Дурошеч, - переведя взгляд на мужчину, ответила Делия холодно, с явным намерением задеть его спутницу. Или... "пумой", если ей это больше нравится.

- О, как забавно! - воскликнула миссис Коулс, приближаясь к Делии и внимательно разглядывая ее. - Быть может, вы откроете мне... Однако, извините, как вас зовут?

- Делия Бранд, - поспешил представить молодой человек.

- Прошу простить меня, но я нахожу, что запоминать женские фамилии пустая трата времени: они так часто меняются... Быть может, вы откроете мне, мисс Бранд, кто придумал это прозвище - "пума"? Давно пытаюсь узнать. С удовольствием послала бы тому человеку серебряную уздечку или бутылку хорошего вина. Вы не поверите, но оно последовало за мной в Нью-Йорк, в Палм-Бич и даже во Францию. Прозвище мне нравится. Вам известно, кто его автор?

- Да. - Делия чуть-чуть изменила наклон головы и произнесла тем же холодным тоном: - Это я.

- Неужели? Какая удача! Вы ездите верхом? Вам понадобится уздечка или, возможно, вы предпочтете вино?

- От вас - ни то, ни другое, - резко заявила девушка, вкладывая в свои слова все презрение, на какое была способна.

Затем, отвернувшись, она пересекла барьер и прошла во внутренний коридор, где столкнулась с одной из стенографисток. Войдя в открытую нараспашку четвертую дверь слева, Делия оказалась в просторном кабинете с двумя окнами, полками, заполненными книгами по юриспруденции, письменным столом и удобными креслами. Менее чем через две минуты здесь появился уже знакомый нам молодой мужчина. Остановившись посреди комнаты, он несколько секунд молча смотрел на девушку, потом, обогнув письменный стол, устроился в своем вращающемся кресле.

Некоторое время он сидел сжав губы, затем произнес с раздражением:

- Почему бы тебе не отправиться в Сан-Франциско или в Нью-Йорк, одной... работать или бороться за какую-нибудь идею? Пора заняться чем-нибудь серьезным... Ты всегда вела себя немного экстравагантно, а теперь совсем утратила чувство меры. С какой стати, черт возьми, ты ляпнула Уинн Коулс, что именно ты выдумала прозвище "пума"?!

- Какое это имеет значение? - сверкнула глазами Делия.

- Никакого. Однако если бы я сейчас встал на голову и процитировал Геттисбергское послание, ты была бы вправе спросить, зачем я это сделал. К чему вся эта демонстрация вражды и презрения к ней?

Что, сдали нервы? Это только подтверждает...

- У меня нет нервов. Во всяком случае, в том смысле, какой ты имеешь в виду... Хотя и мне не чуждо ничто человеческое. Ты знаешь. Я пришла повидаться с тобой и спросить... - Делия на секунду прижала ладонь ко лбу, затем опустила руку на колено. - Я пришла и увидела тебя веселым, смеющимся с этой смазливой вертихвосткой. Если бы я не взяла себя в руки и не сдержалась...

- Ха! - Диллон был готов взорваться. - Какие страсти! Неужели ревность? Или соображения высокой морали? В любом случае...

- Пусть ревность, ничего не имею против. Я на это способна!

- Возможно. Но у тебя нет на это никаких оснований. - Он сердито взглянул на девушку. - Однако, чтобы покончить с данной темой и всеми разговорами вокруг Уинн Коулс, давай предположим, что ты права. Кто я такой? Я - Тайлер Диллон, адвокат, работаю в лучшей адвокатской конторе Коуди.

А кто такая Уинн Коулс? Жадная до развлечений миллионерша, известная в светских кругах от Каира до Гонолулу. Два года назад она приехала в наш город, чтобы оформить развод. Теперь она вернулась с той же целью. Первый раз она оставила в Коуди пятьдесят тысяч долларов, и нынче можно ожидать от нее ничуть не меньше. От меня зависит, чтобы она уехала довольной и в случае необходимости опять обратилась к нам.

- Уехала довольной? - насмешливо протянула Делия. - Прекрасно известно, что именно делает ее довольной. Не ты ли собираешься доставить ей удовольствие?

- Почему бы и нет! - с раздражением воскликнул он, схватив карандаш и тут же швырнув его на стол. - Кто мне запретит? Ничто не мешает мне даже жениться на ней. Когда нужно платить отступное при разводе, она бывает очень щедра...

- Тай!

- Ну?

- Диллон Тайлер!!!

С минуту он пристально смотрел на нее, потом поднялся, вышел из-за стола и остановился перед Делией, спрятав руки в карманах брюк.

Наконец уже другим, спокойным тоном Тайлер продолжил:

- Послушай, Дел, я вовсе не пытаюсь тебя одурачить, хотя ты - видит бог поставила меня в идиотское положение. Ведешь себя как ребенок. Как школьница! Хотя тебе стукнуло уже двадцать лет.

Возможно, и прекрасная Елена из Трои была такой же взбалмошной в твоем возрасте. Но, по-моему, ты лишь делаешь вид, что ревнуешь меня к Уинн Коулс. Тебе известно мое мнение на сей счет... Я не раз высказывал его и раньше. Я не верю, что ты способна на глубокие чувства. Не думаю...

Делия начала подниматься, но Тайлер положил ей руку на плечо, удерживая.

- Пожалуйста, - мягко попросил он, - не нужно уходить с видом оскорбленного достоинства. Ты видела меня на похоронах твоей матери?

- Не помню. Мне кажется, я вообще никого не видела.

- Это я заметил, - сказал Тайлер, снимая руку с плеча девушки. - Необычное поведение, как правило, не ускользает от моего профессионального внимания. В последние два года ты перенесла столько горя, что, не сомневаюсь, любую другую девушку это надолго выбило бы из колеи. В тот день я в кровь искусал себе губы, наблюдая, как ты стараешься сдержать слезы и сохранить присутствие духа.

- Я тебя не видела, Тай.

- Знаю. Ты никого не замечала. Однако если отвлечься от твоих чувств, связанных с гибелью отца, а затем и матери, которые, должен признаться, не могли бы быть сильнее, то можно сказать, что ты - самая натуральная притворщица... Сиди спокойно, не вскакивай... и потерпи: я опять буду жевать одно и то же. Я много размышлял обо всем... Ты завладела всем моим существом, и я не в состоянии изгнать тебя из своего сердца...

- Даже при помощи Уинн Дурошеч? То есть Уинн Коулс, или "пумы"?

- Вздор. Ты снова играешь роль, как тогда, когда делала вид, что любишь меня, но отказываешься выходить за меня замуж, якобы не желая рисковать собственной карьерой. Ты любила меня не больше, чем набитых опилками кроликов твоего дяди. Помнишь, как ты смотрела мне в глаза и с восторгом говорила о Саре Бернар и Элеоноре Дузе? - Тайлер замолчал и с мрачным видом некоторое время смотрел сверху на девушку, затем, тряхнув головой, вернулся к столу и сел. - Мне следовало уже тогда раскусить тебя. Но я не сумел, так как был по уши в тебя влюблен... Я и сейчас влюблен, но теперь у меня появился шанс более внимательно приглядеться к тебе и опомниться. Я искренне верил, что из тебя получится великая актриса... причем только потому, что ты сама постоянно твердила об этом. Я и не догадывался, что стал для тебя подопытным кроликом, что ты просто пробовала на мне свои актерские дарования. Я даже побывал на спектакле вашего университетского самодеятельного театра и с комком в горле послал тебе букет цветов в награду за великолепную игру, хотя, как теперь понимаю, в ней не было ничего великолепного. Ты играла скверно.

Вместо того чтобы прийти в ярость, разбушеваться - нормальная реакция на столь обидную оценку, - Делия лишь слегка усмехнулась.

- Я этого не отрицаю, - спокойно заявила она. - Требуются многие годы напряженного труда и самопожертвования, прежде чем разовьется...

- Ерунда! Извини, но я не зря так долго ломал голову: тебе необходимо начать работать, чтобы достичь чего-то в жизни. Актерских задатков у тебя не больше, чем у меня. Просто ты, как и миллионы твоих сверстниц, бредила сценой, мечтала стать знаменитой актрисой... Довольно распространенная болезнь, как корь в детстве, и вполне нормальное явление. Но ты должна знать, что я полностью раскусил тебя со всеми твоими фокусами. С меня хватит, я больше не желаю быть игрушкой в твоих руках! Видит бог, ты не вправе так поступать со мной.

И вот еще что, как бы жестоко это ни звучало. Я полагал, что случившееся с твоей матерью - а еще раньше и с твоим отцом - образумит тебя, заставит бросить бесплодные мечты и реально взглянуть на жизнь, но вот ты появляешься здесь, в конторе, и встаешь в заученные, неестественные позы и разыгрываешь из себя ревнивую тигрицу, в то время как на самом деле я тебе настолько безразличен, что если бы ты застала меня в окружении тысяч чужих жен, наложниц и шлюх, то и тогда бы не почувствовала ни капельки ревности... - С трудом переведя дыхание и положив сжатые кулаки на стол, Тайлер с жаром докричал: Молю Бога, чтобы ты куда-нибудь уехала! Как бы мне хотелось, чтобы ты отправилась в Нью-Йорк или в Калифорнию и начала напряженно трудиться! Но ты никогда этого не сделаешь, хотя в глубине души согласна с моими оценками и суждениями.

Прежняя слабая улыбка вновь коснулась губ Делии.

- Возможно, так оно и есть, - кивнула она. - И все же не совсем. Ты, безусловно, прав, утверждая, что я никуда не уеду, чтобы напряженно трудиться и жертвовать собой. Но одна жертва все же принесена. Я уже бесповоротно отказалась от планов относительно актерской карьеры.

- Что?! - выдохнул Тайлер, вытаращив глаза. - Что ты сказала?

- Я не буду актрисой.

Вспыхнувший было в его глазах огонек надежды так же быстро погас, и он с подозрением спросил:

- В чем дело? Почему?

- Считай, что я притворялась, - ответила Делия спокойно. - Надеюсь, Тай, что ты не будешь сожалеть и чувствовать себя несчастным, вспомнив когда-нибудь те горькие слова, которые сказал мне сегодня. Очень хотелось бы... И если ты в самом деле женишься на Уинн Коулс... - Делия умолкла и махнула рукой. - Во всяком случае, я пришла не для того, чтобы публично демонстрировать свою ревность - притворную или настоящую. Мне необходимо посоветоваться с тобой. Хочу задать тебе один вопрос как адвокату.

- Не исключено, - вздохнул Диллон, не сводя глаз с Делии, - что я все-таки набитый дурак.

- Мой вопрос чисто юридический, - покачала она головой.

- Но ты сама отказалась... Ну хорошо. Давай советуйся. Какой вопрос не дает тебе покоя?

- Я должна его тщательно сформулировать, - ответила Делия и, помолчав несколько секунд, открыла сумочку и начала рыться в ней, разыскивая листок с записью. - Это так называемый гипотетический вопрос. Я изложила его в письменном виде. - Револьвер, который ей мешал, Делия положила на колени. Наконец она нашла записку, развернула ее и монотонным голосом зачитала: "Вопрос Тайлеру Диллону. Если какое-либо лицо решит совершить убийство по соображениям, которые оно считает вполне законными и оправданными, и если оно намерено не скрывать свое деяние, а, наоборот, признаться в нем и строить свою защиту ссылкой на те обстоятельства, которые послужили причиной совершенного деяния, то что в данном случае целесообразнее для этого лица: заранее подготовить официальное заявление с описанием этих обстоятельств и передать его адвокату или же только потом, после ареста, рассказать адвокату относительно причин, побудивших к убийству?" - Сложив листок, Делия вместе с револьвером положила его обратно в свою сумочку и, взглянув на Тайлера, резюмировала: - Такова суть вопроса.

Несколько секунд ошеломленный Тайлер смотрел на девушку.

- Дай мне твой листок, Дел, - наконец попросил он.

- Мне нужен только ответ, - покачала она головой.

- Откуда у тебя револьвер? - Он продолжал есть ее глазами.

- Он принадлежал моему отцу.

- Револьвер заряжен?

- Еще нет, но сегодня утром я купила пачку патронов.

- Дай мне взглянуть на него.

Делия опять отрицательно качнула головой.

- Кого ты собираешься убить? - Диллон встал и, обойдя письменный стол, остановился рядом с девушкой. - Не пожалел бы правого глаза, - произнес он с расстановкой, - лишь бы узнать наверняка: реальные ли беды, обрушившиеся на твою семью, лишили тебя душевного равновесия или же ты опять избрала меня объектом своей тренировки? Независимо от наличия или отсутствия у тебя актерских дарований, я не раз имел возможность убедиться в твоем несравненном умении драматизировать события и сопутствующие обстоятельства. Ей-богу, не пожалел бы и правой руки...

- Ты как-то объяснил мне, - прервала его Делия, слегка откинув голову назад, чтобы видеть его лицо, - дабы не ставить адвоката и себя в неловкое положение перед законом, обсуждая щекотливую проблему, лучше всего изложить ее в форме гипотетического вопроса. Вот я и последовала твоей рекомендации.

Диллон буквально застонал от отчаяния.

- Разве не ты сам учил меня?

- Отдай мне этот листок... и револьвер. - Он протянул руку.

- Не устраивай сцены и не драматизируй ситуацию, Тай, - отстранилась Делия, не выпуская из рук сумочки. - Ты прекрасно знаешь: я не склонна действовать очертя голову.

С минуту он молча смотрел на нее, плотно сжав губы, затем вернулся к письменному столу, причем сел на его краешек, не отрывая ног от пола, и, сложив руки на груди, начал тоном профессионального адвоката:

- Хорошо. Я - твой адвокат, и ты задала мне гипотетический вопрос. В данном конкретном случае я бы посоветовал изложить письменно все обстоятельства в виде подтвержденных под присягой показаний и передать документ адвокату. В документе не должно быть ничего, что указывало бы на намерение кого-то убить, а лишь детальное описание предшествующих обстоятельств. Закон обязывает адвоката информировать обо всех известных ему готовящихся преступлениях.

- Информировать? - удивилась Делия.

- Да, сообщать.

- Кому?

- Соответствующим властям.

Тогда, значит, я хорошо сделала, что обратилась к тебе всего лишь с гипотетическим вопросом.

Когда Делия была уже почти у порога, Тайлер бросился за ней и схватил за руку.

- Делия! Дел! Ради бога...

- Разве я не просила тебя не устраивать сцены? - вырывая руку, холодно бросила она и вышла.

Сперва Диллон рванулся, словно пытаясь догнать ее и остановить, но вместо этого, подождав, пока Делия скрылась за дверью приемной, устремился в противоположном направлении - к последнему кабинету по коридору. Диллон уже поднял руку, чтобы постучать, но дверь внезапно распахнулась, и он оказался лицом к лицу с плотным мужчиной в рубашке с закатанными рукавами, на которой выделялись красные подтяжки.

- Ты ко мне, Тай? - спросил он.

Однако, взглянув на хитрую, циничную физиономию старого Фила Эскотта, Диллон понял, что сначала ему следует самому попытаться хорошенько во всем разобраться, а потому ответил:

- Ничего срочного. Хотел сообщить, что дело миссис Коулс продвигается вполне успешно. Она только что ушла от меня.

- Прекрасно. Извини меня. Тороплюсь.

Старший партнер фирмы затопал к выходу, а его младший коллега вернулся в свой кабинет. Просидев неподвижно с четверть часа за письменным столом, Диллон пробормотал:

- Она или действительно отличная актриса, или помешавшаяся на театре взбалмошная девчонка... стопроцентная воображала и зазнайка, или обыкновенная психопатка. А быть может, она просто девушка, которую я люблю, от горя потерявшая голову и готовая на безрассудный поступок, грозящий ей несчастьем?

Повернувшись на винтовом кресле, Диллон достал телефонную книгу, полистал и, пробежав глазами перечень фирм, предлагавших свои услуги, задержался на строчках: "Детективное агентство Коула. Вирджиния-стрит, 3656". Выпятив губы, Диллон некоторое время задумчиво разглядывал номер телефона, затем, отодвинув книгу в сторону, отрицательно замотал головой.

- Нет, не пойдет, - пробормотал он. - Если все это вздор, я буду выглядеть порядочным ослом, а если она говорила серьезно, то все слишком опасно. Диллон тихо застонал. - Но как же быть, черт возьми? Нужно что-то делать!

Через пять минут он снова открыл телефонную книгу, нашел нужную страницу, нахмурился и снял телефонную трубку.

- Мисс Вайн, пожалуйста, узнайте номер телефона Куинби Пеллетта, живущего на Фресно-стрит.

В книге он почему-то не значится.

Ожидая звонка, он продолжал терзать мозги в поисках приемлемого решения, раздираемый противоречивыми чувствами и сомнениями; минут через пять мисс Вайн доложила о результатах своих поисков.

- Что? - удивился Диллон. - У него нет телефона? Невероятно... Премного благодарен.

Бросив трубку на рычаг, адвокат схватил шляпу и поспешно вышел.

Глава 2

Заглянув по дороге в продуктовый магазин, Делия вернулась к своему автомобилю и в первом часу пополудни подъехала к дому на Валкен-стрит, расположенному всего в квартале от реки. Этот довольно скромный с виду особняк с обширным земельным участком отец Делии приобрел, когда она еще пребывала в младенческом возрасте и не садилась за стол без нагрудничка.

Проходя по дорожке, Делия с неудовольствием взглянула на гряду чахлых ноготков и, прежде чем подняться на крыльцо, включила поливочное устройство, разбрызгивающее воду над цветниками.

Ключ в замке входной двери не сделал привычных двух оборотов, а застрял в исходном положении, и Делия, нажав на ручку, обнаружила, что дверь не заперта. Отступив на шаг, она замерла на какую-то долю секунды, потом открыла сумочку и достала револьвер. С оружием в правой руке она левой толкнула дверь и вошла в пустую переднюю. Откуда-то изнутри доносился неясный шум.

- Кто там? - громко крикнула Делия и, услышав в ответ до боли знакомый голос, торопливо спрятала револьвер и через столовую прошла на кухню.

У электрической плиты стояла высокая миловидная женщина, старше Делии года на три-четыре, и жарила яичницу.

- Что случилось? - спросила удивленная Делия.

Разбивая очередное яйцо, Клара Бранд весело заявила:

- Домашняя еда по своим вкусовым и иным качествам превосходит все, что можно получить...

- Не продолжай, знаю, - отрезала Делия, освобождаясь от шляпки и сумочки. - Как ты здесь очутилась?

- Пешком. Всего каких-то десять - двенадцать минут ходьбы.

- Но что все-таки произошло?

- Ничего сверхъестественного. Мне изрядно надоела паршивая еда, которой меня пичкают за один доллар в забегаловке Мискни. Два яйца и половина дыни здесь, дома, обойдутся мне всего в двадцать пять центов. А если учесть, что я уволена с ближайшей субботы... хотя это решение еще не окончательное... Словом, у меня на четыре часа назначено собеседование с хозяином фирмы "Аттерсон бразерс", и Джексон милостиво позволил мне эту неделю уходить со службы в любое время для поиска нового места работы.

- Весьма великодушно с его стороны, - заметила Делия с горькой иронией, доставая из пакета фунт сливочного масла и убирая его в холодильник.

- Какого черта мне обижаться на него? - улыбнулась Клара. - Более года он платил мне очень и очень приличное жалованье.

- Ему нечем было бы тебе платить, если бы не наш отец... Поджарю себе яйца в твоей же сковородке... Нечего рассчитывать, что у Аттерсона тебе предложат роскошные условия.

- Ты права, по-моему, мой заработок будет существенно меньше, если я вообще получу это место.

- И все твои сбережения уже улетучились. Тебе придется отказаться от поездки на побережье.

Поставив тарелку с яичницей на стол, Клара повернулась к Делии:

- Черт возьми, сестричка! Разве ты не видишь, что я стараюсь не вешать носа и сохранять бодрость духа? Разумеется, мои сбережения израсходованы, и банк говорит, что денег, которые мы могли бы получить, продав наш дом, едва хватит на уплату долгов по закладной; дядюшка Куин - добрейший человек, но в жизни - сущее дитя; наша милая, славная мамочка не приумножила семейные финансы, пытаясь во что бы то ни стало разыскать убийц отца, хотя это его не воскресило бы, разве что удовлетворило бы жажду мести...

- Мама руководствовалось вовсе не жаждой мести! - Делия гневно сверкнула глазами на сестру. - Но если бы даже и так? На свете, уверяю тебя, есть вещи и похуже, чем справедливое возмездие.

- Конечно, есть, не спорю. - Клара ласково коснулась плеча младшей сестры. - Не переживай, Дел.

Я не жалуюсь и никого не упрекаю. Бодра и весела. - Она села к столу. - Но я по-прежнему считаю, что маме не стоило тратить тысячи долларов - собственных и полученных по закладной за дом - на оплату кучи детективов. Тем более, что им так и не удалось обнаружить убийц нашего отца. Хотя, конечно, это не мамина вина. Она была вольна распоряжаться своими деньгами и собственным домом, и я не знаю, зачем я снова, черт возьми, заговорила об этом. Прошел месяц со дня ее... ее смерти... и достаточно...

Бросив яйцо на сковороду, Делия кинулась к сестре и, обхватив ее руками, крепко прижала к груди.

Через несколько секунд Клара успокоилась и даже улыбнулась.

- О'кей, сестренка. Давай не будем вешать нос.

Смотри, чтобы не подгорала твоя яичница, и, пока не села за стол, принеси баночку виноградного мармелада. Нечего на нее любоваться!

Покончив с завтраком, Делия предложила сестре по дороге в школу подвезти ее до конторы Джексона.

Пендлетонская школа, в которой обучались дети с первого по шестой класс, размещалась в старом кирпичном здании, расположенном посередине обширного, посыпанного песком двора. Когда Делия переступила порог школы, часы показывали двадцать минут второго. Кивнув встретившемуся ей в просторном вестибюле преподавателю, она прошла в большой зал на первом этаже, где не было ни парт, ни скамеек и никакой мебели, кроме стола, пары стульев, стационарного проигрывателя и шкафа с набором пластинок. Оставив шляпку и сумочку в отгороженной маленькой раздевалке, Делия вернулась в зал, подняла крышку проигрывателя, выбрала нужную пластинку, поставила ее и сменила иглу.

Вдруг дверь распахнулась, и в зал с шумом и гамом ввалилась орава ребятишек - более полусотни девяти-десятилетних девчонок и мальчишек, отличавшихся друг от друга ростом, весом, внешностью и характерами. Обычно взрослые дяди и тети - в зависимости от темперамента и взгляда на реалии жизни - именуют их сорванцами или ангельскими душами, разбойниками или милыми овечками. Войдя, они сбились в кучу. Вслед за ними в дверях возникла высокая тощая дама с каплями пота на лбу.

Поприветствовав Делию, она тут же исчезла. Где-то в глубине здания прозвучал гонг, и Делия скомандовала:

- По местам! Все по своим местам!

Бесформенное сборище пришло в движение, дети начали довольно быстро строиться в редкие шеренги, соблюдая дистанцию примерно в четыре фута.

Когда наконец они распределились - не без помощи назидательных замечаний учительницы - и воцарилось спокойствие, Делия произнесла звучным грудным голосом:

- Здравствуйте, дети.

- Здравствуйте, мисс Бранд, - звонко ответил хор детских голосов.

- Сегодня, как вам известно, мы разучиваем упражнения для выступления на празднике, посвященном окончанию нынешнего учебного года. - Делия подошла к проигрывателю. - Сначала я дам вам послушать музыку и покажу движения. Затем снова включу ту же мелодию, и вы попытаетесь повторить все сами. У нас должно получиться лучше, чем на прошлой неделе. Значительно лучше. Будьте внимательны и следите за мной.

Зазвучала ритмичная мелодия; подняв руки, Делия встала в позицию перед рядами детей и, дождавшись нужного момента, начала в такт ей демонстрировать упражнения. Полсотни пар глаз следили за ее манипуляциями: одни - с напряженным вниманием, другие - с выражением отчаяния на лице, у третьих во взгляде сквозило насмешливое пренебрежение.

Но крайняя степень презрительного отношения к ритмической гимнастике проявлялась не в главном зале, а в маленькой раздевалке за перегородкой, куда во время всеобщей суматохи, улучив благоприятный момент, без особого труда незаметно проскользнули двое мальчишек, отличавшихся особым проворством. Теперь они сидели, притаившись, на корточках в углу. Один из них, с большими оттопыренными ушами, приложив палец к губам, предостерегающе и сурово посмотрел на другого, с огненно-рыжими волосами. Но как только заиграла музыка, лопоухий опустил руку и прошептал своему товарищу:

- Они начали! Слышишь? Они начали!

Другой отрицательно потряс рыжими кудрями и тоже прошептал:

- Она сама сперва показывает!

- А они стоят как болваны. Ждут не дождутся, чтобы повторять всю эту чепуху! О боже, вот ослы...

- Просто ужас! - шепотом подтвердил рыжий, согласно кивая.

Некоторое время они продолжали сидеть на корточках и шептаться, когда же затекли ноги, оба встали. Лопоухий на цыпочках подошел к окошку, но тотчас отпрянул, заметив людей во дворе. Вернулся он в угол, уже держа в руке какой-то предмет.

- Что ты раздобыл? - спросил рыжий мальчик.

- Сумочку мисс Бранд. Ну и тяжелая же она!

- Где ты ее нашел?

- Вон там, на полке.

- А что внутри?

Исчерпывающий ответ требовал не слов, а действия, а потому оба наших героя не стали мешкать.

Присев снова на корточки и положив сумочку между собой на пол, они открыли ее.

- Черт возьми! Она таскает с собой пушку!

Рыжий выхватил револьвер, прицелился в окно и угрожающе прошептал:

- Бах! Бах! Бах!

- Перестань! - приказал лопоухий. - А что, если он заряжен? И сотри свои отпечатки пальцев.

Эй! Взгляни-ка сюда! Ты знаешь, что это такое?

- Не-а. Да ты и сам не знаешь.

- Ты так думаешь? Эх ты! Взвесь-ка на ладони.

Да это же патроны!

- Давай развернем и посмотрим, - предложил рыжий.

- Зачем? И без того ясно, что в упаковке патроны. Какая польза от пушки без патронов? Дурья башка!

- А в сумочке есть деньги?

- Не знаю и знать не хочу. Есть места, где можно заимствовать деньги и где этого делать не следует.

- Ну, хоть десять центов или четвертак?

- Не выйдет. Не трогай, я сказал! Послушай, у нас патроны. Мы можем кое-что предпринять. Спрячь в карман, отдашь мне после уроков.

- Что предпринять?

- Покажу, когда придет время, а пока спрячь.

- Почему бы тебе не оставить их у себя?

- Твои карманы удобнее.

Если мы можем взять патроны, то почему нельзя брать деньги? - канючил рыжий.

- По кочану и по капусте! И нечего торговаться! - прикрикнул лопоухий на приятеля. - Спрячь патроны!

Рыжий с хмурым видом сунул упаковку в карман штанов.

Одобрительно кивнув, лопоухий сказал:

- Протри все тряпкой и положи сумочку на место. Не касайся дверной ручки, я сам открою дверь в нужный момент.

Щупая в кармане увесистую находку, рыжий мальчик угрюмо кивнул.

Четыре раза в неделю Делия проводила занятия в трех школах, но по вторникам она работала только в Пендлетонской школе и, закончив урок, села в автомобиль, проехала по Мейн-стрит, свернула налево, пересекла железнодорожное полотно и вскоре оказалась на Фресно-стрит, где остановилась перед двухэтажным домом с облупившимся фасадом, - здание явно требовало кисти маляра, хотя назвать его совсем запущенным было бы преувеличением.

Стену первого этажа занимала широкая витрина, в которой стояло чучело огромной бурой медведицы, лижущей медвежонка. Поднимаясь по четырем ступенькам крыльца, девушка даже мельком не взглянула в ее сторону. Толкнув дверь, она вошла в дом, держа под мышкой сумочку.

В помещении размером в половину того зала, в котором она недавно разучивала с ребятишками ритмические движения, также отсутствовала какая-либо мебель, но оно вовсе не пустовало. На протянувшихся вдоль стен полках застыли в живописных позах разнообразные представители местной фауны: более дюжины зайцев имитировали скачки и прыжки этих длинноухих вредителей посевов, а также орлы, совы, куропатки, дикие гуси, суслики, бурундуки, бобры; в одном углу стоял, подняв голову и раздув ноздри, чернохвостый олень с ветвистыми рогами, напротив, в окружении койотов, - годовалый лось. На подвешенной к потолку толстой ветке сидела великолепная рысь с оскаленной пастью.

Возле окна расправлял крылья пеликан и куда-то брел, косолапя, крутолобый медведь. На подставке посередине зала разместилось чучело кугуара пяти футов в длину, с прижатым к боку хвостом и пастью, вымазанной в крови; левой передней лапой зверь придерживал мертвого олененка.

Оглядевшись, Делия остановилась возле кугуара и крикнула: "Эй!" Никто не отозвался. Заглянув в мастерскую, где размещались рабочий стол, множество разнообразных инструментов, ящичков и коробочек, экземпляры неоконченных работ, и никого не увидев, девушка вернулась в зал и направилась к лестнице, ведущей наверх, в жилые комнаты. Она уже собралась подняться, когда до нее донесся звук открываемой входной двери. Делия моментально спряталась за висевшую на перилах оленью шкуру. Лишь приблизившись к лестнице, вошедший мог заметить ее, она же прекрасно видела всю комнату.

Вошел сутулый седоволосый мужчина средних лет в рабочем халате, надетом на рубашку, и без шляпы.

Лицо его блестело от пота. Сделав три шага, он окинул помещение прищуренными глазами и, погладив по спине годовалого лося, опустился на колени возле кугуара и принялся внимательно исследовать его брюхо. И в то же мгновение воздух потряс оглушительный вой. Старик подпрыгнул как ужаленный, причем его прыжку мог бы позавидовать и сам кугуар.

Какую-то секунду мужчина стоял неподвижно, а затем с подозрительной дрожью в голосе произнес:

- Черт возьми! Как тебе не стыдно! А ну-ка, вылезай!

Выйдя из укрытия, Делия приблизилась к нему и, встав на цыпочки, чмокнула в щеку.

- Наверное, уже больше двух лет назад я в последний раз играла с тобой в прятки, - заметила она. - Не знаю, что на меня нашло. Услышала твои шаги и спряталась. Все-таки приятно сознавать, что я еще не разучилась подражать вою койота. Уходя, ты не запер дверь.

- Я только на минутку выбежал, чтобы позвонить из автомата на углу, пояснил он, вынимая носовой платок из кармана халата и вытирая вспотевшее лицо. - Мне давно надо установить телефон, да все денег не хватает, не могу себе позволить. Значит, уходя, следует запирать дверь. Нервы уже не те. До сих пор поджилки трясутся. Сердце чуть не лопнуло, - добавил он, вновь вытирая лицо.

- Прости, дядя Куин. Неудачная шутка. Я уже достаточно взрослая, чтобы это понимать. Что случилось с кугуаром? Шерсть выпадает? Между прочим, тебе необходимо взглянуть на койота, выставленного в аптеке Килборна. У него правое плечо лысеет.

- Нет, шерсть у этого красавца в порядке, - ответил Куинби, выразительно посмотрев на кугуара. - Я проверял надежность шва. Нужно взглянуть на койота в аптеке Килборна, говоришь? Хорошо, я проверю. А ты явилась сюда только для того, чтобы до смерти напугать меня?

- Нет, я хочу кое о чем спросить тебя.

- Может быть, пройдем наверх?

- Здесь прохладнее.

Делия присела на краешек подставки кугуара, сняла шляпку и вместе с сумочкой положила рядом с чучелом олененка. Некоторое время она сидела молча, нахмурившись и уставясь на свои туфли.

Пристроившись рядом, Куинби Пеллетт продолжал медленно вытирать носовым платком лицо.

- Я все еще очень переживаю из-за мамы, - начала Делия.

- Разумеется. Как же иначе!

- Каждое утро хожу на кладбище.

- Да-да. Тебе пора это прекратить.

- Но ты ведь тоже ходишь, не правда ли?

- Конечно. - Он взглянул на девушку и быстро вновь отвел глаза. - Мне уже почти пятьдесят лет, и для меня естественно цепляться за прошлое. Она моя единственная сестра, и у меня никого не было ближе ее. Ты еще очень молода, а я - старый брюзга; для таких, как я, самое подходящее место - кладбище. Тебе нельзя так часто ходить на могилу мамы, ты и без того слишком взвинчена, да и всегда легко возбуждалась.

- Вероятно, как и мама. Потому на нее так подействовало то, что произошло с отцом. Но ее смерть ужаснее, чем гибель отца. Ты когда-нибудь пытался поставить себя на место человека, которому становится настолько невыносимо жить, что он решается на самое страшное: покончить с собой? Хоть когда-нибудь пытался? А ведь это случилось с моей мамой, моей родной, любимой мамой!

Их взгляды встретились, и оба отвели глаза.

Через некоторое время Делия снова заговорила:

- У меня тоже есть сестра, мужественная и веселая. Теперь она лишилась работы: Джексон уволил ее.

- Да неужели?! Когда?

- Вчера. В эту субботу у нее последний рабочий день. Просто уму непостижимо! Он разбогател благодаря усилиям нашего отца, который снабжал старателей всем необходимым в обмен на право получения доли от добытого золота. Разве не так?

- Думаю, ты права. Главная забота по поддержанию контактов с перспективными золотоискателями лежала на его плечах. За что же Джексон уволил Клару?

По его словам, он сделал это ради ее же пользы - дескать, в его фирме у Клары нет будущего. Обычная отговорка! Я собираюсь сходить к нему и выяснить, в чем, собственно, дело. На четыре часа у Клары назначена ознакомительная беседа в конторе Аттерсона, пока она будет там, я хочу поговорить с Джексоном. А ты не сходишь к нему вместе со мной?

- К Джексону?

-Да.

- И что же ты собираешься ему сказать?

- Хочу напомнить ему общеизвестные факты и объяснить, что он не может уволить Клару.

- Ему известны все твои факты, - покачал головой Пеллетт. - А поскольку он и Лем Саммис владеют фирмой, то Джексон имеет право в любой момент уволить любого из своих служащих, в том числе и Клару.

- Вопиющая несправедливость! Во всяком случае, у Джексона нет на это никаких оснований!

- С моральной точки зрения - да, но не с юридической. Закон на его стороне. С подобными аргументами к Дану Джексону лучше не соваться, если он уже принял решение. И мое присутствие вряд ли поможет. Я должен встретиться с ним сегодня по другому вопросу и, пользуясь случаем, поговорю о Кларе. Между прочим... уж не Джексона ли ты собралась застрелить?

Делия резко повернулась к дяде:

- Кто тебе сказал?

- Молодой партнер Фила Эскотта, Диллон, кажется, - нехотя ответил Куинби с кислой миной. - Он заходил ко мне и просил отговорить тебя от опасной затеи. По его мнению, у тебя вполне серьезные намерения. Но он не знает тебя так хорошо, как я. Револьвер у тебя в сумочке?

-Да.

- По словам Диллона, он когда-то принадлежал твоему отцу.

- Верно.

- И ты по-прежнему настроена воинственно?

- Да, - твердо ответила Делия; ее глаза горели тем же нестерпимым огнем, как и тогда, во время разговора с Марвином Хопплом. - Ты считаешь, что знаешь меня, дядя Куин?

- Уверен в этом. Я столько раз наблюдал за тобой в самых различных ситуациях. Диллон спросил меня, не думаю ли я, что ты прикидываешься, ломаешь комедию, и я ответил: не может быть. Никогда не замечал, чтобы ты откровенно фиглярничала.

Загнать себя в угол, подобно безрассудному старателю, лезущему в незнакомую старую шахту, - на это ты способна. Но, в отличие от заблудившегося золотоискателя, которому грозит голодная смерть в заброшенной штольне, все твои затруднения заключены в твоей собственной голове. Словно загипнотизированная, каждый раз сама себя вгоняя в транс.

Однако человек под гипнозом не в состоянии совершить преступление или вообще какой-нибудь акт насилия. Так и ты. Внушила себе, что тебе необходимо иметь револьвер в сумочке, купить патроны и нагнать страху на молодого адвоката, но, когда наступит момент нажать на спусковой крючок, у тебя сведет указательный палец, и он откажется повиноваться.

- Поживем - увидим, - ответила Делия спокойно, с едва уловимым металлом в голосе.

Куинби Пеллетт согласно кивнул:

- Потому-то тебе и удается порой вводить людей в заблуждение относительно серьезности твоих намерений: ты не кричишь, не размахиваешь руками, а просто и спокойно заявляешь о своих планах. Ты чаще убеждаешь глазами, чем языком. Представляю маленькое доказательство, что я действительно хорошо тебя знаю. Мне известно, кого ты собираешься убить.

- Ты уже сказал - Джексона.

- Это я так, для красного словца. На самом деле ты нацелилась на священника Руфуса Тоула.

Секунду Делия сидела неподвижно, не спуская с Пеллетта горящего взгляда, затем вскочила и, задыхаясь, крикнула:

- Ты... ты разболтал... ты разболтал!

- Успокойся и сядь.

- Ты все разболтал Таил еру Диллону... - не унималась Делия.

- Я назвал это имя только тебе, и никому больше. Когда несчастья обрушились на нашу семью, сплетни и пересуды достаточно долго занимали первые страницы газет, и я не собираюсь вновь выставляться на всеобщее обозрение.

- Откуда тебе известно?..

- Что ты нацелилась на Тоула? - Пеллетт лишь пожал плечами. - Кто еще мог претендовать на роль твоей мишени? Я ведь тоже замечал, что происходило с твоей матерью за два месяца до смерти. Может, меньше, чем ты, но вполне достаточно, чтобы во всем разобраться. Я прекрасно понимал, что творилось в твоей бедной головке, почему ты настояла на своем, не позволив Тоулу совершить заупокойную службу.

Правда, я не думал, что дело дойдет до покупки патронов, но я видел, как в тебе зрело намерение осуществить возмездие. Когда же Диллон пришел ко мне и рассказал о том, что с тобой происходит, я ни секунды не сомневался, о ком идет речь.

- Ты не намекнул Диллону о своих предположениях? - спросила Делия, нисколько не смягчившись.

- Нет. Только пообещал при первой же возможности поговорить с тобой.

- Ну что же, ты выполнил свое обещание.

Наклонившись, Делия подобрала шляпку и сумочку и направилась к двери.

Куинби Пеллетт, не поднимаясь, воскликнул с отчаянием в голосе:

- Черт возьми, Делия, постой! Я ведь только сказал...

Но девушка уже вышла. С минуту Пеллетт сидел, не сводя глаз с закрывшейся за ней двери и покачивая головой, потом достал из кармана носовой платок и стал снова вытирать вспотевшее лицо.

Глава 3

Новое здание Саммис-Билдинг, номер 214 по Маунтен-стрит, где утром состоялся разговор Делии Бранд с Тайлером Диллоном, выглядело очень внушительно. Старый дом того же названия на Халли-стрит, купленный Лемюэлем Саммисом много лет назад - еще до того, как он приобрел широкую известность в экономике и политике, - не отличался такой помпезностью. Почти весь его первый этаж занимало самое популярное и крупное в городе игорное заведение под весьма банальной вывеской: "Тихая гавань". Еще одна дверь открывала доступ в маленькую прихожую, откуда узкая лестница вела на второй этаж; в темный и тесный коридорчик, по которому редким посетителям приходилось пробираться чуть ли не ощупью, выходили две двери. На стеклянной панели первой еще можно было прочесть потускневшую от времени вывеску: "Горнорудная компания Эвелин", оставленную здесь из сентиментальных побуждений стариком Саммисом, поскольку на ней сохранилось имя его жены, когда-то работавшей простой официанткой в заурядной закусочной в Шайенне. На следующей двери красовалась более свежая надпись: "Саммис и Джексон", правда, без указания конкретных функций фирмы. В узком коридорчике стоял и старый деревянный сундучок, до половины наполненный образцами горных пород: некоторые камни были размером с куриное яйцо, другие с мужской кулак. На прикрепленной к сундуку карточке значилось: "Настоящее серебро. Прекрасный сувенир.

Горнорудная компания Эвелин". Вероятно, прошло не менее двух десятилетий с тех пор, как какой-то посетитель последовал любезному приглашению и взял себе на память кусок "настоящего серебра".

Делия сознательно остановила автомобиль в пятидесяти ярдах от старого Саммис-Билдинг. Часы показывали без двадцати четыре, и ей хотелось, во-первых, избежать встречи с Кларой, когда она пойдет на собеседование к Аттерсону, и, во-вторых, убедиться, что сестра действительно покинула контору. Девушка осталась сидеть в машине, не спуская глаз с входной двери. Через десять минут она увидела Клару, которая, смешавшись с толпой прохожих, удалилась в противоположном направлении. Подождав еще две-три минуты, Делия вышла на тротуар.

Лишь оказавшись в верхнем узком коридорчике, она обнаружила, что при ней нет сумочки, и, упрекая себя в непростительной рассеянности, остановилась. Наморщив лоб, Делия постаралась сосредоточиться. Да, от дяди Куинби она вышла с сумочкой, положила ее рядом с собой на сиденье и поехала к Саммис-Билдинг. Значит, сумочка осталась лежать на переднем сиденье. Делия уже хотела вернуться, но передумала. Теперь она вспомнила, что сумочка лежала на самом краю сиденья, возле дверцы. С тротуара ее не могли бы заметить, да и вряд ли кто станет шарить внутри старого, невзрачного автомобиля в поисках ценных вещей. Делия задержалась у второй, задней двери и вспомнила то время, когда вывеска гласила не "Саммис и Джексон", а "Бранд и Джексон". Потом до нее донеслись чьи-то громкие голоса. Значит, Джексон был не один. Уверенная, что сестры здесь нет, Делия, толкнув дверь, вошла в маленькую приемную. Возле единственного окошка стоял письменный стол с пишущей машинкой, за которым обычно сидела Клара. Дверь в соседний кабинет была распахнута, и Делия услышала сердитый мужской голос:

- ...Я с позором изгоню тебя из штата Вайоминг, и тогда ты узнаешь, почем фунт лиха! Если мне не хватит для этого компрометирующих материалов, - а их предостаточно, и тебе это хорошо известно, - то я найду другие способы и пути!

- Но послушай, Дан...

- Перестань называть меня Даном! Для тебя я мистер Джексон! И не смей касаться...

- Извините меня, но я слышу ваш разговор, - громко произнесла Делия.

- Кто там, черт возьми?! - воскликнул раздраженный голос, и в следующее мгновение на пороге появился высокий плотный мужчина лет пятидесяти, со шрамом над левой бровью, придававшим его лицу коварное выражение. - Ах, это вы, констатировал он более мирным тоном. - Что вам нужно?

- Я подожду, пока вы не освободитесь.

- Хорошо, подождите внизу. Или посидите здесь, мне наплевать.

- Ей нет необходимости ждать. - Уинн Коулс проскользнула мимо Джексона в приемную. Она выглядела на удивление спокойной и невозмутимой. - О, это вы, мисс Бранд! Как поживаете? Не надумали еще насчет уздечки?.. Что же касается назначенной сегодня вечером встречи, - продолжала она, уже обращаясь к Джексону, - то я непременно там буду. Еще никому и никогда не удавалось изгнать меня откуда-либо. Нет, однажды мне пришлось бежать из одной гостиницы в Риме, но сперва понадобилось поджечь здание. - Проходя мимо, она дружески похлопала Делию по плечу: - Милая девушка, вы мне нравитесь.

С этими словами Уинн Коулс удалилась. Несколько секунд Джексон неподвижно смотрел на закрывшуюся за ней дверь, затем с чувством сказал:

- С превеликим удовольствием изрубил бы ее на мелкие кусочки и скормил пеликанам.

- Вы не поступили бы так, если бы одним из пеликанов была я, - заявила Делия.

Джексон перевел взгляд на нее:

- Эта фурия назвала вас милой девушкой. По-моему, в этом она не ошиблась. Заходите и садитесь, - пригласил он, пропуская Делию в свой довольно просторный и обставленный по-деловому - ничего лишнего - рабочий кабинет.

Кроме письменного стола, полудюжины стульев, полок и шкафов с документами в комнате возвышался еще массивный стальной сейф и в разных местах стояли наготове три плевательницы.

После того как они уселись по разные стороны письменного стола, Делия твердо посмотрела Джексону в глаза и решительно объявила:

- Вы не посмеете уволить Клару.

Сперва Джексон удивленно поднял брови, потом, усмехнувшись, заметил:

- Позвольте, милочка, ведь я ее уже уволил.

- Знаю. Теперь вы снова примете сестру на работу и впредь будете держать ее у себя.

- И кто же так распорядился, позвольте вас спросить?

- Таково мое желание.

- Этого мало. Вы пока еще не имеете права даже участвовать в выборах.

- В таком случае мне придется обратиться к мистеру Саммису.

- Я бы вам не советовал, - нахмурился Джексон.

- И тем не менее я к нему пойду.

- Валяйте. Конторой управляю я, и никто другой.

Вас послала ко мне Клара?

- Нет, - ответила Делия, снимая шляпку и вертя ее в руках, - я пришла по собственной воле...

Пришла, потому что мне предстоит сделать один... один очень важный шаг, но прежде я хочу уладить вопрос с Кларой. Вы обеспечите ей у себя постоянное место работы, причем до тех пор, пока она сама не пожелает расстаться с вами. Фирма должна нам значительно больше, нежели постоянное место работы. Вы и мистер Саммис получили сотни тысяч, миллионы долларов благодаря усилиям нашего отца.

Его убили при исполнении служебных обязанностей, возложенных на него фирмой. Как говорят многие, вы даже отдаленно не можете сравниться с ним, у вас нет необходимых знаний и опыта, вы не умеете завоевывать доверие перспективных старателей. И если у вас еще сохранились деловые отношения с незначительным количеством золотоискателей, то это заслуга исключительно Клары. Ей нравится работа, которую выполнял отец, и Клара должна ею заниматься, хотя вы и платите ей лишь половину того, чего она действительно заслуживает.

- Ну и ну! - покачал головой Джексон; тон его голоса вполне соответствовал тому виду, который придавал ему шрам над левой бровью. - Вы в самом деле очень милая девушка! Кто эти многие, которые утверждают, будто я ни на что не гожусь?

- Это я сказала так, между прочим, - отмахнулась Делия. - Что же касается ваших деловых качеств, то мне часто приходилось слышать, как отец говорил о вас моей маме, когда оба полагали, что разговаривают без свидетелей.

- Очень может быть. Однако ссылка на вашего отца не убедительна - ведь он мертв.

Делия побледнела и с силой сжала поля своей шляпки, но через мгновение, овладев собой, спокойно заметила:

- Мне это известно лучше, чем кому-либо, а вам, пожалуй, тоже полезно знать, что в каждом перечне предполагаемых убийц моего отца, которые составляла моя мать, нанятые ею детективы или лично я, неизменно фигурировала ваша фамилия.

- Не сомневаюсь.

- Итак? - Делия все еще судорожно цеплялась за шляпку.

- Что "итак"? - скривился Джексон. - Пожалуйста, Делия!.. Вы, возможно, и впрямь милая девушка, но довольно странная, и всегда этим отличались. Что же касается вашей матери, то смерть мужа чертовски скверно повлияла на нее. Она так и не оправилась от этого заскока. Ни один человек во всем нашем штате не восхищался вашим отцом так, как я. Он не особенно жаловал меня, но я высоко ценил его и даже любил.

У меня не было причин убивать его. В компании он вел деловые отношения со старателями, которые разрабатывали свои золотоносные участки, и это вполне устраивало всех, в том числе и меня. Теперь же его функции выполняю я, и никто другой. Клара вовсе не имеет никаких отношений со старателями. И если она утверждает обратное, то лжет. В фирме у нее весьма скромные обязанности, она всего лишь стенографистка и бухгалтер, и мы с ней почему-то не ладим, по-видимому, не сошлись характерами. Когда ваш отец работал в компании, он ежегодно получал причитавшуюся ему солидную долю от прибыли, и если он почти все промотал, то я в этом нисколько не виноват. При всех его достоинствах у него была такая слабость.

Я ничего не должен ни Кларе, ни вам. Клара толковая девушка и без труда найдет себе подходящее место, быть может, даже еще получше. Суббота - ее последний день здесь, у нас.

Лицо Делии, пока она слушала эту тираду, вновь порозовело.

- И вы даже не хотите еще раз подумать?..

- Клара заканчивает работать у нас в субботу, - упрямо повторил Джексон.

- Тогда я должна поговорить с мистером Саммисом. Мне обязательно нужно решить этот вопрос сегодня.

- Не смею вас задерживать, - нахмурился Джексон, - хотя предпочел бы, чтобы вы не беспокоили Саммиса.

- Разумеется. Полагаю, его мнение не придется вам по вкусу. Он - наш крестный отец, мой и Клары.

- Ох, напугали! - продолжая хмуриться, воскликнул Джексон. - Если Саммис ваш крестный отец, то мне он приходится тестем. Меня больше волнует судьба Клары: соответствует ли работа у нас ее реальным возможностям... Что там еще? - проговорил он, обрывая фразу и прислушиваясь. Делия тоже уловила странный шум, донесшийся снаружи; будто по лестнице прогромыхал мешок с картошкой. Извините меня, милая девушка, - поднялся Джексон. - По-моему, нужно взглянуть, в чем там дело.

- Я все равно уже ухожу, - заметила Делия, вставая и надевая шляпку.

Вместе с Джексоном она вышла через приемную в коридорчик, где в темноте трудно было что-либо разглядеть. Но вот Джексон нагнулся и поднял какой-то предмет. На вопрос Делии, что там, он пробормотал:

- Ничего особенного. Кусок породы из старого сундука. Но почему, черт возьми, он оказался здесь?

С куском серебряной руды в руке Джексон стал спускаться по лестнице. Следовавшая за ним по пятам Делия услышала, как у него внезапно вырвался возглас удивления, однако не могла разглядеть, в чем причина. Джексон заметно ускорил шаги, а когда Делия спустилась вниз, он уже склонился над мужчиной, распростертым у подножия лестницы.

Одна нога его подогнулась, другая лежала на нижней ступеньке. Делия стояла, ухватившись за перила, и, прикусив нижнюю губу, наблюдала, как Джексон пытается проверить, жив ли человек.

- С ним все в порядке, - заверил он наконец, выпрямляясь.

В этот момент Делия увидела лицо лежавшего на полу мужчины и струйку крови, сочившейся из-за уха.

- Дядя Куин! - воскликнула она и опустилась на колени рядом с пострадавшим.

- С ним все в порядке, - повторил Джексон. - Подвиньтесь, не мешайте мне. - Присев на корточки рядом с Делией, он внимательно осмотрел голову Пеллетта. - По всей видимости, беднягу стукнули обломком породы. Куда, черт побери, он подевался?

Пошарив глазами вокруг, Джексон вновь подобрал брошенный им кусок руды.

- Столько крови!!! Он не мертв? - спросила Делия испуганно.

- Да нет, черт возьми, живой! Не паникуйте!

Он потерял не больше пары чайных ложек крови.

Сейчас придет в себя. Побудьте с ним минутку, но не трясите его: возможны переломы. Я сейчас вернусь.

Джексон открыл входную дверь и исчез. Делия, стоя на коленях, достала из кармана носовой платок, помедлила в нерешительности и принялась осторожно вытирать кровь. Как оказалось, острые углы породы рассекли кожу в нескольких местах.

- Дядя Куин! - настойчиво позвала Делия. - Дядя Куин!

Заметив, как у него затрепетали и приподнялись веки, Делия отдернула руку с платком. Закрыв на секунду глаза, Пеллетт вновь открыл их и, тихо застонав, пробормотал:

- Что... что ты тут делаешь... ради всего святого?

- Ты ранен, дядя Куин, лежи спокойно, - ответила Делия, касаясь ладонью его плеча.

- Почему я ранен? Каким образом?

- Не знаю. Успокойся. Через минуту вернется мистер Джексон... а вот и он...

Дверь распахнулась, и в прихожую вошел Джексон с кувшином воды, за ним следовал полный мужчина невысокого роста, с бесстрастным выражением лица, хорошо известный посетителям "Тихой гавани", - помощник управляющего игорным заведением собственной персоной.

С трудом приподнявшись и держась одной рукой за стену, Куинби Пеллетт спросил:

- Что случилось, черт побери?

- О, вы очнулись, - пристально взглянув на него, произнес Джексон. - Вам лучше пока не шевелиться, Куин, возможно, проломлен череп. Я распорядился вызвать по телефону доктора и полицию.

- Полицию? Но что все-таки... - Приложив руку к голове, Пеллетт вновь опустил ее и посмотрел на испачканные кровью пальцы. - Я серьезно ранен?

- Понятия не имею, но думаю, ерунда. Вы получили удар по голове и свалились с лестницы.

- Кто меня ударил? Вы?

- Вовсе нет. Я находился в своем кабинете с Делией, когда это произошло. И с какой стати я стал бы бить вас по голове? Может, в порядке тренировки?

- Откуда мне знать. - Пеллетт осторожно покрутил головой. - Ах, Делия, и ты здесь. Да-да, ты ведь говорила, что пойдешь к Джексону.

- Вам не следует двигаться до прихода доктора, дядя Куин, - предостерегла Делия.

Пеллетт повернулся к Джексону:

- Она действительно собиралась прийти сюда, и я тоже.

- Наверное, - пожал плечами Джексон, - иначе как бы вы очутились наверху. Что вы делали, перед тем как схлопотали по башке?

- Я поднимался по лестнице и уже почти достиг верхней площадки... Постой!

- Ну что?

- Именно здесь меня и ударили, на самой верхней ступеньке лестницы.

- Я так и предполагал. И кто же это жахнул вас?

- Черт возьми, не имею ни малейшего представления.

- Быть может, вы кого-то заметили или что-то услышали?

- Ему следует лежать спокойно, пока не придет доктор, - твердо сказала Делия.

Дверь на улицу отворилась, и в переднюю вошел мужчина в форме сержанта полиции. Кивнув Делии и остальным, он с дружелюбной усмешкой спросил:

- Что с вами, Куин? Познаете законы гравитации, так сказать, на собственной шкуре?

Через двадцать минут сержант, расположившийся наверху, в кабинете, закончил расспрашивать Делию, чьи ответы полностью совпадали с показаниями Джексона. Обезобразив голову дяди Куина толстой повязкой, доктор заявил, что, слава богу, все обошлось без серьезных повреждений. Как заверил Пеллетт, он чувствует себя достаточно хорошо, чтобы остаться и обсудить проблему, ради которой он и пожаловал к Джексону.

В итоге Делия села в свой автомобиль одна. Скоро город остался позади. Девушка не спеша катила по широкой зеленой долине. Нападение на дядю, а также его вид, когда он лежал без сознания, с окровавленной головой, настолько подействовали ей на нервы и спутали все мысли, что только далеко за городом, среди возделанных полей и зеленых лугов, она вспомнила о своей сумочке и посмотрела на сиденье справа. Сумочки там не оказалось.

Автомобиль резко занесло в сторону, и он чуть было не слетел в придорожную канаву. С трудом вывернув руль и удержав машину на дороге, Делия постепенно снизила скорость и в конце концов остановилась на обочине. Поиски за сиденьем, под ним, между сиденьем и дверцей не дали результатов. Сумочка исчезла.

Некоторое время Делия сидела неподвижно и, стиснув челюсти, пыталась сосредоточиться. Она совершенно не сомневалась, что, выходя из машины возле конторы Джексона, оставила сумочку на переднем сиденье. Значит, ее стянул какой-то прохожий.

Она просто жалкая, безалаберная растяпа, всегда ею была и такой, видно, останется впредь.

Револьвер когда-то принадлежал ее отцу. Она искренне, всем сердцем хотела использовать именно его в качестве орудия мести за все несчастья, обрушившиеся на семью Бранд, намеревалась покарать зло, которое стало причиной самоубийства ее матери. Хотела! Намеревалась! Делия еще сильнее сжала челюсти.

Что бы ни говорил Тайлер Диллон, что бы ни утверждал дядя Куин относительно судороги в указательном пальце, они оба ошибаются, и еще как!

И тем не менее факт остается фактом: она забыла сумочку с револьвером на сиденье автомобиля, припаркованного на оживленной улице, и, вспомнив, не вернулась за ней. Разве кто-нибудь, кроме безмозглого идиота или низкопробной кривляки, мог бы поступить подобным образом?

И как теперь быть? Револьвер отца пропал. Возмездие должно свершиться этим вечером - такое бесповоротное решение она приняла. Что же теперь предпринять? У Делии заломило крепко стиснутые челюсти. Припав лицом к скрещенным на руле рукам, она горько заплакала. Это были ее первые слезы после похорон матери. Она плакала тихо, время от времени глубоко вздыхая, когда легкие требовали воздуха, грозя удушьем. Возможно, под влиянием отчаяния и горя она согласилась бы сейчас умереть, прямо у дороги, на глазах проезжавшей публики, бросавшей в ее сторону любопытные взгляды, однако для этого было мало одного лишь мимолетного желания.

Когда Делия снова выпрямилась, с лицом и руками, мокрыми от слез, ей уже стало как-то все равно. Не найдя ответа на главный вопрос, связанный с практическим осуществлением плана возмездия, она тем не менее обрела решимость довести до конца по крайней мере одно начатое дело. Отпустив тормоза и включив скорость, девушка надавила на педаль газа, и автомобиль рванулся с места.

Через десять миль она снизила скорость и свернула направо, на посыпанную гравием ухоженную дорожку, и скоро проехала под огромной каменной аркой, с высеченной наверху крупными буквами надписью: "Ранчо "Какаду". Так называлась забегаловка в Шайенне, где Лемюэль Саммис когда-то давным-давно познакомился со своей Эвелин. Разбогатев, он купил в чудесной долине тысячу акров лучшей земли, построил роскошный особняк и назвал свои владения в честь той закусочной. Как утверждали злые языки, он сделал это для того, чтобы жена постоянно помнила о своем низком происхождении. Но это не соответствовало действительности. Просто Лем Саммис отличался некоторой сентиментальностью. Слов нет, по пути к известности и богатству он не особенно церемонился разорил и грубо столкнул с дороги немало своих сограждан. Угрызения совести не значились в перечне его достоинств, и тем не менее он был не чужд сентиментальности.

Цветы пестрели яркими красками, поливочные устройства разбрызгивали живительную влагу, аккуратно подстриженные газоны радовали глаз сочной зеленью. Остановив машину на дороге в ста ярдах от дома, Делия пошла дальше пешком. Навстречу ей выскочили три или четыре собаки. Тучная женщина с тройным подбородком, оставив попытку дотянуться до ветки сирени, строго прикрикнула на них. Делия поздоровалась с ней за руку.

- Я не видела тебя уже целую вечность, - сказала Эвелин, окидывая девушку взглядом с головы до ног. - Ты плакала? Что случилось?

- Ничего серьезного, просто так. Я приехала поговорить с мистером Саммисом.

- Но сперва мы выпьем чаю. Это взбодрит тебя.

Пойдем на веранду... Да пойдем же, не отказывайся. Из немногих приятных вещей, которые дает нам богатство, мне больше всего по душе этот чай после полудня. И конечно, сандвичи с индейкой и картофельный салат... Пит! крикнула Эвелин во всю мощь своих голосовых связок, и перед ней мгновенно вырос китаец.

К своему удивлению, Делия стала есть с аппетитом. Сандвичи и салат оказались превосходными.

Скоро к их обществу присоединился Лемюэль Саммис. Его сопровождал усталого вида мужчина, в котором Делия узнала уполномоченного штата по общественным работам. Несмотря на то что миссис Саммис без умолку болтала, это нисколько не мешая ей налегать на сандвичи и салат, и Делия уже начала опасаться, что послеобеденный чай незаметно перейдет в ужин.

В конце концов Лем Саммис, разделавшись с третьим коктейлем, поднялся.

- Ты хотела поговорить со мной, Делли? Пойдем-ка в дом.

Девушка последовала за ним. Только он и покойный отец звали ее "Делли".

Они уселись в комнате с резным письменным столом, шкафами, полными книг в роскошных переплетах, с четырьмя оленьими головами, изготовленными дядюшкой Куином. Со своим старческим худым лицом, обветренной и прокаленной безжалостным солнцем кожей и пронзительным взглядом внимательных глаз, Лем Саммис выглядел как олицетворение Вайоминга. Большим и указательным пальцами он достал из переднего маленького карманчика брюк небольшой цилиндр, по-видимому золотой, внешне похожий на патрончик для губной помады, снял колпачок и вытряхнул на ладонь зубочистку. Когда он принялся ею орудовать, то в глаза бросились его белые, как у молодого койота, зубы.

- Индейка застревает в зубах хуже цыпленка или говядины, - заметил он, усердно ковыряя зубочисткой. - Что у тебя на сердце, Делли? Мне нужно еще обсудить кое-какие важные дела с тем типом, который пришел со мной.

- Речь идет о Кларе.

- Что с ней приключилось? Неужто заболела?

- Она потеряла работу. Джексон уволил ее.

Рука старика с зубочисткой замерла в воздухе.

- Когда? - спросил он.

- Вчера. В субботу ее последний рабочий день.

- За что?

- Джексон утверждает, что они не сошлись характерами и что Кларе будет лучше где-нибудь в другой фирме. Я виделась с ним сегодня, и это его собственные слова. Однако, на мой взгляд, он хочет вместо Клары взять кого-то еще... Не знаю кого, да и знать не желаю. Но всем известно его пристрастие... к женщинам.

- В твоем возрасте, Делли... - несколько смутился Саммис. - Право, не думал, что подобные слухи...

- Да, мистер Саммис, - едва заметно улыбнулась Делил. - В таких вопросах вы очень щепетильный человек, и мне не следовало упоминать об этом...

Я сразу же предположила, что вам неизвестно об увольнении Клары. Когда я пригрозила Джексону, что обращусь к вам, и ему сделалось явно не по себе, то я уже больше не сомневалась в правильности своей догадки. Джексон, кроме того, заявил, что он является боссом и управляет конторой. Что тоже довольно странно. Я всегда считала реальным владельцем фирмы вас, даже когда на дверях висела вывеска: "Бранд и Джексон".

- Значит, он считает себя боссом, а?

- Он так сказал.

Откинувшись на спинку кресла, Саммис втянул воздух открытым ртом и тем же самым путем с шумом выпустил его наружу, причем длительность произведенного звука свидетельствовала об отличном состоянии легких. Глаза по-прежнему смотрели молодо и зорко.

- Делли, детка, объясни мне, пожалуйста, - проговорил Саммис, будто прося об одолжении, - как я и моя дочь Эми могли попасться на удочку этому ядовитому червяку, Дану Джексону?

- Право, не знаю, мистер Саммис.

- И я тоже. И, видимо, никогда не узнаю.

Выпятив губы, старик задумчиво смотрел на зубочистку.

Через несколько секунд Делия осмелилась напомнить:

- И насчет Клары...

- Да, конечно. И у него хватило наглости уволить дочь Чарли Бранда! Однако вся сложность в том, что я собираюсь совсем отойти от дел. Мне скоро стукнет семьдесят, и уже тяжело соперничать с кучей энергичных молодых дельцов, вторгающихся в наш бизнес. Особенно много хлопот доставляет эта женщина - ты знаешь, кого я имею в виду, - которая переманивает моих людей, предлагая им более выгодные условия. Как я слышал, она недавно вернулась и затевает новый бракоразводный процесс. Мне уже трудно держать все под контролем.

- Но вы ведь не собираетесь ликвидировать компанию?! - воскликнула Делия испуганно.

- Нет, пока. Я бы очень расстроился, если бы наша фирма с ее заслуженной репутацией перестала существовать. По правде говоря, я охотно бы сделал Клару главой компании, если бы знал, куда девать Дана Джексона... Возможно, поставлю его начальником лодочной станции на озере Пирамидальном, пускай сдает лодки в аренду желающим немного попотеть на веслах, - добавил Саммис с горькой усмешкой.

- Значит, Клара не будет уволена?

- Ни в коем случае. Я поговорю с Даном, быть может, сегодня вечером или наверняка завтра. - Саммис поднялся. - Уже шестой час, а мне не хотелось бы держать того человека здесь до ужина. Какие-нибудь еще просьбы?

- Да. По сугубо личным соображениям я должна уже сегодня полностью решить вопрос относительно работы Клары, покончить с ним окончательно и бесповоротно. По чисто личным причинам. Разумеется, я не сомневаюсь, что вы все уладите, раз пообещали... но если бы вы написали записку - всего одну строчку! - я бы сама отнесла ее к Джексону. Если желаете, я отпечатаю на машинке, а вы подпишете...

- Ах ты, маленький длинноногий бесенок! - усмехнулся Саммис. - Не доверяешь, а? Полагаешь, Дан сумеет меня все-таки уговорить?

- Вовсе нет! - горячо запротестовала Делия. - Просто у меня есть причины личного свойства просить об этом!

Саммис пристально взглянул на девушку:

- Уж не хочешь ли ты сказать, что тебя связывает с Даном Джексоном что-то личное?

- О боже, ничего подобного! Это никак не связано с Даном Джексоном!

Еще раз внимательно посмотрев на крестницу, Саммис сел за письменный стол и достал лист бумаги.

- Хорошо, я постараюсь изложить свою мысль достаточно ясно, чтобы он понял раз и навсегда, - сказал он и начал писать.

Глава 4

Лишь около семи часов Делии наконец удалось выехать с ранчо "Какаду", да и то с большим трудом:

Эвелин всеми силами пыталась уговорить ее остаться на ужин. Записку Лемюэля Саммиса она спрятала под платье, пришпилив к сорочке. Положить ее в сумочку она не могла из-за отсутствия таковой, а доверить бардачку не посмела: у кладбища ей опять предстояло оставить незапирающуюся машину без присмотра.

Солнце почти скрылось за холмами, и стало заметно прохладнее.

Вопрос о том, как осуществить план справедливого возмездия, все еще ждал ответа, и где-то в подсознании у Делии теплилась надежда найти его там, на кладбище. Проехав около двадцати миль, она свернула направо и объехала город стороной. С заходом солнца ворота кладбища запирались, а потому, оставив машину у главного входа, девушка дальше проследовала пешком. В этот момент от кладбища отъехали последние две машины, и кругом не осталось ни души.

Могилы ее отца и матери со скромными надгробиями располагались рядом. За ними регулярно и с любовью ухаживали: вокруг зеленела трава, цвели цветы и росли четыре вечнозеленых куста.

Делия уже провела у дорогих могил почти два часа, а ответа на волнующий ее вопрос: что делать? - так и не возникло. Может показаться странным, даже смешным, что человека, решившегося на крайние меры, чтобы покарать зло, совершенно выбило из колеи такое, по сути, маловажное событие, как кража сумочки с сиденья автомобиля. Ведь, в конце концов, можно купить или попросить у кого-нибудь другой револьвер, использовать нож или придумать совсем иной действенный способ расправы. Но Делия не могла и даже не пыталась перевести мучивший ее вопрос в практическую плоскость, хотя именно здесь, на этом самом месте, она несколько дней назад пришла к выводу о необходимости покарать зло.

Теперь же мысли ее блуждали и путались.

По своей натуре Делия была человеком жизнерадостным, не способным долго печалиться, предаваться меланхолии или копить в сердце ненависть, однако в последнее время ей пришлось пережить слишком много потрясений и горя, и ее израненная душа не могла сопротивляться чувству уныния и безысходности. Делии припомнился тот день, два года назад, когда к ним в дом явился в полночь Лем Саммис и увел маму в гостиную, где она упала без чувств, и как двум сестрам только утром сообщили, что их отца убили в хижине старателя в далекой пустынной местности, именуемой Силверсайд-Хиллз.

Делия ясно видела гроб отца и распростертую возле в глубоком обмороке мать. Потом потянулись мрачные, тоскливые месяцы, полные отчаяния и скорби.

Мать отказывалась предать случившееся забвению и не позволяла это сделать дочерям. Лишь почти через два года, хотя и неохотно, она как будто согласилась подвести черту под прошлым, сосредоточиться на повседневных заботах и думать о завтрашнем дне. Однажды вечером, слушая Клару, она даже громко рассмеялась. Но затем, примерно три месяца тому назад, злой дух вновь нанес удар исподтишка. Он убил, не мгновенно, как пуля в сердце, выпущенная из револьвера, но точно так же наверняка.

Даже сейчас Делия вовсе не утверждала, что ясно видела этот злой дух, но она отчетливо ощущала его присутствие, и ей пришлось самым жестоким образом напрямую столкнуться с ужасными последствиями злодейства: месяц тому назад, утром, после ухода Клары на работу, она отправилась в спальню матери и нашла ее мертвой. Мать покончила с собой, приняв смертельную дозу снотворного.

Делия закрыла глаза, и перед ее внутренним взором возникла предсмертная записка матери, хранившаяся сейчас дома в шкафу, в особом ящичке.

И вновь, с комом в горле, она мысленно перечитала ее слово в слово. Страх матери перед злым духом был так велик, что она даже побоялась назвать его в своем прощальном послании к дочерям. В нем ни прямо, ни косвенно не упоминался священник Руфус Тоул. И тем не менее Делия и Клара точно знали, кто во всем виноват. По словам Клары, выводы напрашивались сами собой. И, несмотря ни на что, две недели тому назад, то есть всего через четырнадцать дней после того, как тело их несчастной матери предали земле, Клара позволила Руфусу Тоулу войти в их дом и беседовала с ним! И потом еще и еще раз! А когда Делия потребовала объяснений, то Клара отделалась пустыми отговорками.

Вечерняя прохлада заставила Делию поежиться.

Она открыла глаза. Издалека донесся звук чьих-то шагов, и девушка предположила, что это сторож совершает очередной обход. Сгустились сумерки, стало почти совсем темно, и Делия внезапно вспомнила, что Клара, вероятно, уже беспокоится о ней, и, кроме того, сегодня следовало закончить важное дело. Вместе с тем ей очень не хотелось уходить.

Если ответ на мучивший ее вопрос где-то существовал, то искать его надо в первую очередь именно здесь. Прежде Делия неизменно посещала кладбище по утрам, но теперь она убедилась, что лучше приходить сюда поздним вечером, когда солнце скрывалось за горизонтом, воздух остывал и ночной мрак окутывал могильные холмики... Вдруг до ее сознания дошло, что звук шагов сделался громче и неожиданно замер. Не успела она повернуть голову, как почти рядом раздался мелодичный голос:

- Добрый вечер, мисс Бранд.

Вскочив на ноги, Делия оказалась лицом к лицу с Руфусом Тоулом. Он держал в руках свою смешную соломенную шляпу, которую носил и зимой и летом, пряди темных волос без единой сединки падали на широкий лоб; его по привычке сжатые губы слегка скривились. Это обычное выражение лица священника недоброжелатели толковали как неискреннюю, елейную улыбку.

- Хвала Всевышнему, - добавил он.

От охватившего ее гнева Делию начала бить мелкая дрожь.

- Со дня похорон вашей матери мне еще не доводилось встречать вас здесь, продолжал Руфус Тоул, - хотя, конечно, я знаю, что вы регулярно приходите на кладбище. Мои обязанности перед живыми, во славу Иисуса Христа, занимают все дневное время, и я бываю тут, среди усопших, только вечерами. Вы намеренно избегаете меня, дочь моя. У меня есть для вас послание. Я хочу вам помочь, а нам всем поможет милосердный Господь, могущественный, добрый и мудрый. Вы пришли, как я догадываюсь, к месту успокоения этой многострадальной женщины, вашей горячо любимой матери, чтобы скорбеть о ее несчастной доле, я же хожу сюда укрепить дух свой. - Руфус Тоул протянул руку. - Я с удовольствием поведу вас...

- Подите прочь! - тихо простонала девушка, хотя ей показалось, что она громко крикнула. - Уйдите... уйдите отсюда.

Делия не выдержала. Она не могла застрелить его - у нее пропал револьвер, не в силах она была и броситься на него, да и вообще что-то предпринять. А потому не оставалось ничего другого, как самой ретироваться. И Делия побежала, бросив шляпку у могилы матери. Все ее великолепные героические планы относительно справедливого возмездия и уничтожения зла закончились совсем банально - бегством сломя голову по ночному кладбищу. Один раз она споткнулась, но устояла на ногах и добралась до ворот, с трудом переводя дыхание.

Некоторое время Делия сидела в автомобиле, дрожа всем телом, пока не сообразила, что Руфус Тоул, покинув кладбище, застанет ее здесь. Запустив двигатель, она поехала в Коуди.

Езда - одно из ее любимых занятий - помогла девушке несколько успокоиться. Водить автомашину научил ее отец, и она довольно успешно освоила это искусство. Когда Делия достигла жилых кварталов, часы на панели показывали без десяти десять.

Вначале она намеревалась предварительно позвонить или заехать домой, но потом, поскольку находилась недалеко от дома Джексона, передумала; кроме того, ей хотелось при встрече обрадовать Клару приятной новостью. Поэтому, проследовав по Блэктейл-авеню, Делия повернула налево и через минуту затормозила перед номером 342.

Расстегнув три верхние пуговки платья, она достала записку Саммиса и вновь привела в порядок одежду. Затем выключила фары, вышла из машины и направилась к крыльцу. В этот момент к дому подкатил еще один автомобиль. Делия услышала, как распахнулась дверца и женщина крикнула:

- Это ты, Джин?

- Нет! Это я, Делия Бранд!

- О, какой сюрприз! - воскликнула Эми Джексон, урожденная Саммис, приближаясь.

- Я пришла поговорить с вашим мужем.

- К сожалению, его нет дома, он все еще в конторе.

Делия выразительно посмотрела на освещенные окна.

- Пусть вас не смущает этот свет, - заметила Эми, перехватив взгляд Делии. - Я всегда оставляю его гореть, когда ухожу из дома после сумерек. Я отлучилась лишь на несколько минут, чтобы купить в городе кое-какую мелочь.

- Вы уверены, что он в конторе? - спросила Делия, с опозданием осознавая всю бестактность своего вопроса.

- Да, я... Во всяком случае, он так сказал.

- Большое спасибо. Я проеду в контору. Мне обязательно нужно увидеться с ним сегодня.

Зажав в руке записку, Делия вернулась к машине и направилась к Халли-стрит. В это время суток перед Саммис-Билдинг вообще не оказалось свободного места, и ей пришлось проехать почти до конца квартала и оттуда вернуться пешком. Многолюдная улица сияла яркими огнями. "Тихая гавань" являлась центром ночной жизни города. Молоденькие продавщицы и безусые рабочие окрестных автомастерских нередко отваживались рискнуть десятью центами в рулетку, а однажды даже произошло невероятное событие для городка, когда Мортимер Каллен из Чикаго за пять часов спустил в карты восемьдесят тысяч.

Делия никогда не была в "Тихой гавани". Рассеянно взглянув на зазывную рекламу, она миновала широкие витрины и вошла в темную дверь. Лестница тускло освещалась электрической лампочкой, горевшей на верхней площадке. За стеклянной дверью с надписью "Саммис и Джексон" света не было, но, обнаружив, что она не заперта, Делия вошла в приемную и повернула выключатель. Записка служила ей своего рода охранной грамотой и оправдательным документом, подтверждавшим законность непрошеного вторжения. Подойдя к закрытой двери кабинета Джексона, она постучала. Никто не отозвался. Делия постучала вновь и громко попросила разрешения войти, но опять не получила ответа. Тогда девушка отважилась толкнуть дверь и ступить в темноту. Нащупав выключатель, она зажгла свет и тут же замерла, затаив дыхание. И ни Тайлер Диллон, ни кто другой не смогли бы на этот раз обвинить ее в подражании какой-то киноактрисе.

За письменным столом сидел человек в очень странной позе. Казалось, он нагнулся, чтобы поднять что-то с пола, но в силу какого-то непонятного каприза так и остался лежать животом на подлокотнике кресла.

Нервы Делии, и без того в последнее время натянутые до предела, пережили дополнительный шок, и ее охватило непреодолимое желание с неистовым воплем броситься вниз по лестнице. Вероятно, она бы так и поступила, если бы в это мгновение ее взгляд не задержался на знакомом предмете, лежавшем на самом краю стола.

Не веря своим глазам, девушка с изумлением смотрела на свою сумочку.

Несколько секунд она стояла неподвижно, потом машинально, ни о чем не думая, шагнула вперед.

Удостоверившись в том, что сумочка действительно принадлежит ей, Делия уже хотела зажать ее под мышкой, но затем вновь положила на стол и уверенными движениями пальцев, которые совсем не дрожали, раскрыла ее.

Револьвера на месте не оказалось.

Она быстро оглядела комнату, стараясь не смотреть на человека в кресле, и почти сразу увидела на стуле возле входной двери то, что искала. Схватив револьвер, Делия убедилась, что он принадлежал ее отцу, поскольку сразу нашла знакомую метку, которую собственноручно нацарапала ножом. В первый момент после того, как она включила свет и увидела человека в кресле, кровь отхлынула у нее от головы и девушка страшно побледнела; теперь же, когда до нее дошло истинное значение обеих находок, кровь вновь прихлынула к голове и у нее застучало в висках. Стиснув зубы, с револьвером в руке, Делия стала медленно обходить письменный стол, но на полпути ее остановил раздавшийся за спиной голос:

- Лучше спокойно положите эту штуку, сударыня.

Делия не слышала шагов - очевидно утратив на какое-то время слух. Круто повернувшись, она увидела у входа высокого плотного седого мужчину с обветренным загорелым лицом и глазами как две узкие щелки. Молча, не двигаясь, Делия смотрела на него. Она знала: перед ней - Скуинт Харли, старатель. Это его привлекли к суду как убийцу ее отца, но оправдали.

Подойдя вплотную, он сказал, протягивая руку:

- Отдайте мне револьвер.

- Это револьвер моего отца, - заявила Делия совершенно некстати.

- И все-таки давайте-ка его сюда. Пускай побудет пока у меня. Кто ваш отец? - спросил Харли, внимательно вглядываясь в лицо девушки. - Черт побери! Да вы ведь дочь Чарли Бранда! Я не хочу силой отбирать у вас оружие, барышня. Лучше добровольно вручите его мне.

Делия упрямо затрясла головой. Его протянутая рука резко опустилась, и пальцы цепко обхватили ее запястье. Она не стала сопротивляться или препятствовать, когда Харли свободной рукой забрал у нее револьвер и, не глядя, сунул себе в карман.

Затем он обошел письменный стол, остановился и, нагнувшись, посмотрел в лицо человека, застывшего в странной позе.

Через несколько секунд он выпрямился и философски заметил:

- Как видно, Дану Джексону уже никогда не придется иметь дело с золотоискателями, - и, повернувшись к Делии, спросил озабоченным тоном: - Что все это значит?

Глава 5

Итак, несчастья, обрушившиеся на семейство Брандов, опять попали на первые газетные полосы, несмотря на заверение Куинби Пеллетта, что они уже фигурировали здесь достаточно долго. На сей раз им отвели значительно больше места, и не только в Коуди, но и в других, весьма отдаленных городах. История, сдобренная пикантными подробностями, показалась куда более интересной, чем убийство в затерянной среди далеких гор лачуге какого-то старателя или самоубийство впавшей в меланхолию вдовы. Смакуя подробности и не скупясь на намеки, газеты писали о девушке, которую застали глубокой ночью в конторе фирмы, когда она с револьвером в руке стояла рядом с трупом мужчины, местного донжуана, сраженного пулей в сердце.

Причем авторы корреспонденции называли девушку замечательно красивой, употребляя такие эпитеты, как "обаятельная", "соблазнительная", "привлекательная", "очаровательная" и тому подобные.

Из всех людей - родственников, друзей, знакомых, государственных чиновников, фоторепортеров, политических деятелей и журналистов, - так или иначе причастных к этому событию, полное спокойствие в эту среду в десять часов утра сохраняла лишь сама героиня газетных публикаций. Она крепко спала на койке в камере окружной тюрьмы, лежа на чистой белой простыне, одетая в чистую желтую пижаму, которую вместе с другими необходимыми принадлежностями ей принесла на рассвете сестра Клара. В коридоре, у двери камеры, сидела Дейзи Уэлш, жена помощника надзирателя. Вяло обмахиваясь широким пальмовым листом, она время от времени тяжело вздыхала, добровольно приняв на себя обязанности дежурной. Однажды, несколько месяцев тому назад, маленькая Энни Уэлш упала в школе с лестницы и прокусила себе язык, и Делия в своей автомашине отвезла девочку домой. Дейзи не забыла этого.

А в этот момент в кабинете директора Пендлетонской школы расположившаяся за письменным столом высокая худая дама, которая накануне доставила ораву школьников и школьниц на занятия по ритмической гимнастике, с явным неудовольствием смотрела на молодого человека, стоявшего перед ней с блокнотом и ручкой в руках, и строго говорила:

- ...Я советую вам покинуть здание и впредь здесь не появляться. Бесполезно у нас что-то выискивать и высматривать. Я разослала всем преподавателям памятную записку, в которой рекомендовала воздерживаться от разговоров с вами. Повторяю: работа Делии Бранд, ее поведение и характер вполне нас удовлетворяли, и ничего другого я добавить не могу.

- Но, мисс Хенкель, поймите, мы хотим только помочь мисс Бранд! Отношение к ней ваше и ваших педагогов способно положительно повлиять на общественное мнение...

- Ну разумеется, - с сарказмом заметила директриса школы. - Вы собираетесь совсем доконать бедную девушку. Я читала утренний выпуск "Таймс стар", а потому еще раз прошу вас покинуть школу.

Смирившись с поражением, репортер удалился, надеясь, что ему больше повезет в одной из шести других школ, где Делия тоже преподавала.

В то же самое время на кухне дома по Валкенстрит перед тарелкой с нетронутой остывшей яичницей, поставив локти на стол и подперев кулачками лоб, сидела Клара. Но вот от тяжелой поступи затрясся пол, и в дверь вплыла внушительная фигура миссис Лемюэль Саммис.

- Звонила какая-то Ваттер или Виттер, - объявила она.

- Маг Ваутер, - поправила Клара, не поднимая головы.

- Очень возможно. Я сказала, что я с тобой и другой компании тебе не требуется. Я также позвонила к себе домой и велела Питу привезти индейку. У нас всегда в запасе жареные индейки, одна или две. Бесполезно что-либо готовить, у тебя все равно все остынет, как вот эта яичница, а имея жареную индейку под рукой, ты всегда сможешь отщипнуть кусочек, когда проголодаешься. Пит может побыть здесь весь день, открывать двери и отвечать на телефонные звонки. Я уже не в состоянии носиться галопом по дому из конца в конец телосложение не позволяет.

- Я вам очень благодарна, миссис Саммис, но я вполне справлюсь сама...

- Забудь об этом, девочка, - перебила Эвелин, усаживаясь в кресло. Сниму-ка я лучше туфли. - Сбросив их, она пошевелила пальцами. - У себя на ранчо я хожу в шлепанцах весь день - и ничего. Но эти дорожные туфли - просто тихий ужас. А теперь послушай. Лем вызволит Делию еще до наступления ночи, не тревожься. Иначе какая польза от того, что почти весь штат у него в руках, если он не сумеет сделать такой пустяк, как освободить девушку из тюрьмы? Застрелив Дана Джексона, она...

- Я уже говорила вам: она этого не делала! - воскликнула Клара.

- Хорошо, хорошо, - перебила ее Эвелин с очевидным раздражением. - Не начинай снова спорить... Застрелив Дана Джексона, Делия совершила благородный поступок. Меня только удивляет, что Лем не сделал то же самое еще несколько лет назад.

Моя Эми вне себя, хоть надевай на нее смирительную рубашку, однако она справится со своим горем.

Как только приедет Пит, я снова надену туфли и отправлюсь к Эми, нужно посмотреть, ела ли она что-нибудь сегодня. Теперь она круто изменит свою жизнь, в конце концов, в ее жилах течет кровь не только отца, но и матери... Ну вот, опять звонят, - тяжело вздохнула Эвелин, поднимаясь и направляясь к двери прямо в чулках.

- Я не хочу никого видеть, - проговорила Клара.

Уже через минуту стало ясно, что Эвелин столкнулась с достойным противником. Сперва послышались громкие возмущенные голоса двух спорящих людей, затем быстрые шаги по коридору, и когда Клара подняла голову, то увидела перед собой взволнованного молодого мужчину.

- Ах, это вы! - кивнула она.

Посетитель приготовился что-то сказать, но тут в дверях возникла Эвелин.

- Он силой прорвался, - с возмущением заявила она. - Я схватила его за руку, но он вырвался.

- Все в порядке, миссис Саммис, - успокоила ее Клара. - Это мистер Диллон. Тайлер Диллон.

- Партнер Фила Эскотта с побережья? - уточнила Эвелин, подавая руку нежданному гостю. - Вид у него вполне благопристойный. Если он останется, то я, пожалуй, поспешу к Эми. Вас не затруднит передать мне вон те туфли?

Вручив Эвелин туфли, Диллон галантно помог ей их надеть, используя в качестве вспомогательного инструмента ручку чайной ложки. Учтиво поблагодарив за оказанную любезность, Эвелин, гримасничая, потопала поочередно каждой ногой, вновь порекомендовала Кларе не тревожиться насчет сестры, | пообещала сообщить по телефону результаты усилий мужа и с достоинством удалилась. Диллон пошел проводить ее. Вернувшись на кухню, он сел возле Клары.

- Так это миссис Лемюэль Саммис собственной персоной?

Девушка молча кивнула.

- Как я слышал, она довольно умная женщина.

- По-моему, так оно и есть.

- Зачем она приходила?

- Она доводится мне и Делии крестной матерью.

Хотела меня утешить и заставить что-нибудь поесть.

Диллон угрюмо сдвинул брови. Судя по его мрачному виду, он нуждался в утешении не меньше Клары.

- Я три или четыре раза пытался связаться с вами по телефону.

- Я не подхожу к аппарату. Мистер Саммис не советовал.

- Когда вы встречались с ним?

- Примерно в семь часов утра в служебном кабинете шерифа. Они привезли меня туда и стали задавать множество вопросов, потом пришел мистер Саммис и заставил их прекратить. - Клара переменила позу и взглянула прямо в глаза Диллону. - Он же посоветовал мне ни с кем не встречаться. Я ничего не имею против вашего посещения, но, как я полагаю, мне не следует отвечать на ваши вопросы.

Вы видели мою сестру?

- Нет. Мистер Саммис обскакал меня и нанял в качестве адвоката Харви Ансона. Они не позволили мне увидеться с Делией, и я не знал, в чем дело, пока не заглянул в утренние газеты. Со мной чуть удар не приключился, ведь только вчера...

- Что вчера?

- Ах, ничего особенного. Я два часа добивался свидания с Делией. Уэлш, помощник надзирателя, сообщил мне недавно, что она спит и с ней его жена.

А вам удалось с ней повидаться?

- Да. - Клара с трудом проглотила застрявший в горле комок. - После прихода мистера Саммиса мне разрешили побыть с ней в течение получаса.

- Что она сказала?

- Делия рассказала мне, где была и чем занималась накануне вечером, и, разумеется, заявила, что не убивала Джексона, но это и так понятно любому идиоту.

- По вашему мнению, она не стреляла в Джексона? - Диллон с изумлением уставился на Клару.

- Боже мой! - с горечью проговорила Клара, не спуская с него глаз.

- Как это понимать?

- Неужели вы думаете, что Делил способна убить человека?

- Нет, я вовсе так не думаю. Но, быть может, мне известно кое-что, о чем вы не имеете ни малейшего представления. Вы виделись с вашим дядей Куинби Пеллеттом?

- Да, я встретила его в тюрьме. А что с ним?

- Он вам говорил о чем-нибудь, связанном с этим происшествием?

Уверял в непричастности Делии к убийству Джексона. Естественно, ведь он еще не спятил и у него сохранилось достаточно здравого смысла. Что еще он мог мне сообщить?

- По-видимому, ничего, раз уж он предпочел промолчать. Вы знаете, где сумочка Делии? Была ли она при ней и конфисковала ли ее полиция?

Клара раскрыла было рот, но тут же опять закрыла, пристально рассматривая Диллона прищуренными глазами.

- Почему вас интересует сумочка Делии?

- В ней лежала записка с моими именем и фамилией, которая может серьезно навредить Делии и явиться козырем в руках обвинения.

- Откуда вам об этом известно?

- Вчера утром в моем кабинете ваша сестра достала записку из своей сумочки, вслух зачитала ее и вновь убрала туда же.

- Записку, которая может... навредить и стать козырем обвинения?

- Совершенно верно.

Клара так резко оттолкнула от себя тарелку с нетронутой яичницей, что часть содержимого соскользнула на стол. В детские годы и в пору девичества она всегда отличалась уравновешенным характером, но, видимо, и на ней все-таки отразилась трагическая гибель отца и матери... а теперь еще и арест сестры... Не обращая внимания на беспорядок на столе, Клара встала и ровным голосом сказала:

- Мне кажется, вам лучше уйти. Если у вас хватает глупости или чего-то еще думать, что Делия застрелила Джексона... Идите и ищите нужную вам записку, которая поможет осудить ее.

Не шелохнувшись и тоже не повышая голоса, Диллон проговорил:

- Я вовсе не глупец, я люблю Делию.

- Не очень-то заметно, судя по вашим рассуждениям. Пожалуйста, уходите.

- Я не могу уйти, - покачал он головой. - Я должен что-то предпринять, но без вашей помощи я бессилен. Вы прекрасно знаете, что я люблю вашу сестру и что она отвергла мое предложение.

Однако от этого моя любовь к ней нисколько не уменьшилась, а скорее сделалась еще сильнее, и я не оставляю надежды в один прекрасный день все-таки на ней жениться. И если эта любовь превратила меня в идиота... пусть... мне все равно. Вчера Делия пришла ко мне в контору и объявила о своем намерении застрелить человека. Убить его! Ей нужен был квалифицированный юридический совет. По ее словам, она перед этим купила пачку патронов. В сумочке у нее лежал револьвер - Делия его вынимала, и я видел оружие собственными глазами. Как она пояснила, револьвер когда-то принадлежал ее отцу. С ума сойти! Я обвинил ее в том, что она пытается разыграть передо мной какую-то из своих очередных ролей, и возмущенная Делия с высоко поднятой головой ушла. Вы, вероятно, знаете, как она умеет это делать.

- Но она не могла... не могла... - Клара в изнеможении опустилась на стул. - Она не могла говорить всерьез.

- Точно так же подумал и я. Тем не менее счел целесообразным рассказать обо всем вашему дяде.

Мне следовало пойти за ней, или привести ее к вам, или сделать еще что-нибудь! Как по-вашему, что я почувствовал, когда увидел эти кричащие заголовки в газетах?

- Все равно я не верю. Делия никого не убивала.

Во всяком случае, если бы она действительно решила... из ненависти... то уж никак не Джексона.

- Почему не его? Тогда кого же?

- Не знаю, но только не...

- Не отрицайте, вы отлично знаете. Так кого же?

Клара медленно покачала головой.

- Черт возьми, Клара! - взорвался Диллон. - Повторяю: я люблю Делию, и она в смертельной опасности. Мне необходимо что-то предпринять для ее спасения! Независимо от того, ее это секрет или ваш, я сохраню его в тайне. Вы вверили судьбу сестры Саммису, потому что он ее крестный отец. Но почему вы думаете, что ему можно доверять? Джексон был его партнером, и Л ем, когда нужно, жесток и беспощаден, как кугуар. Мне нужны все сведения, какие только можно получить. Если Делия собиралась кого-то убить и это был не Джексон, то кто же?

- Делия никогда не говорила мне, что намеревается кого-то убить.

- Она говорила об этом мне. Так все-таки, кого Делия могла иметь в виду?

- Руфуса Тоула.

- Тоула?! - вытаращил глаза Диллон. - Священника?

- Именно.

- Боже праведный! С какой стати?

- По ее убеждению, он довел нашу мать до самоубийства. Я тоже так считала, - пояснила Клара.

- Довел до самоубийства? Но каким образом?

- Своими разговорами с ней, - ответила Клара и умолкла, прикусив нижнюю губу. Через минуту, овладев собой, она продолжила: - Я не представляла... насколько в самом деле мучительно и больно говорить о некоторых вещах.

- А я хорошо представляю. Испытал на самом себе. О чем Тоул беседовал с вашей матерью?

- Не знаю. Мама была членом его общины. Исправно посещала церковные службы, раза два в год приглашала Тоула на ужин. Однако примерно три месяца тому назад, когда мама стала приходить в себя после смерти отца, Тоул начал часто бывать у нее, и они день за днем подолгу беседовали наедине. С этого момента у мамы в глазах появилось выражение... глубокой скорби и обреченности. Она отказалась сказать мне или Делии, в чем дело. Мы пытались подслушивать, но они держались чрезвычайно осторожно, и нам так и не удалось ничего выяснить.

- Как по-вашему, о чем могла идти речь?

- Делия предполагала, что преподобный Тоул каким-то образом заполучил власть над мамой и сознательно мучил ее. Что он мучит маму, я не сомневалась, но причину видела в другом - в тех усилиях, которые она прилагала, не жалея времени и денег, чтобы найти убийц отца. Вскоре после того, как Тоул зачастил к нам, он выступил со страстной воскресной проповедью о несовместимости истинной христианской веры с таким понятием, как мщение.

Он же настоящий фанатик! С каждым днем мама чувствовала себя все хуже и хуже, в конце концов она почти перестала с ним разговаривать и принимать пищу. Однажды утром сестра нашла ее в спальне мертвой. Конечно, мы с Делией каждая по-своему среагировали на смерть матери - по характеру мы разные. Однако мне думается, главную роль сыграл тот факт, что именно Делии выпало первой увидеть маму мертвой.

- Так, значит, вы думаете... когда она говорила мне о своем намерении кого-то убить, то имела в виду Тоула?

- Вне всякого сомнения, - кивнула Клара, нервно сплетая пальцы. - И еще одно. Боюсь, что в последнее время я тоже повела себя не совсем правильно и только усугубила ситуацию. Как-то, две недели назад, ко мне пришел Тоул. Делия не хотела его впускать, но я все-таки впустила и беседовала с ним в этот вечер и потом еще два или три раза. Я надеялась, что он, возможно, что-нибудь расскажет о нашей маме, и даже как-то напрямик спросила его, о чем они так часто толковали вместе, но Тоул сказал, что мама унесла свои секреты с собой в могилу, а он, дескать, лишь старается вернуть меня в лоно христианской веры.

Я перестала посещать церковь с тех пор, как он начал навещать маму: просто не могла видеть его физиономию и слышать его голос.

- И как же это усугубило ситуацию?

- Дело в том... По-моему, Делия серьезно опасалась, что Руфус Тоул окажет на меня такое же вредное влияние, как на нашу маму. Я убеждала ее, что, беседуя с ним, я лишь пытаюсь получить от него кое-какие сведения, но мне следовало учитывать душевное состояние сестры и ее полное неприятие Руфуса Тоула. У Делии были еще свежи в памяти уклончивые ответы мамы, когда мы спрашивали ее о священнике.

Сдвинув брови, Диллон некоторое время размышлял над тем, что ему рассказала Клара.

- Но не могла ли Делия, - спросил наконец адвокат, - ненавидеть Тоула и, желая его смерти, с не меньшей силой ненавидеть Джексона?

- Но почему?

- Ну а если... а если она... - пробормотал он и, будучи не в силах произнести вертевшуюся у него в голове фразу, в отчаянии воскликнул: - Разве вы не читали газет? Не поняли все те грязные намеки?

Неужели вам не известно, что говорят в городе о Джексоне и его отношениях с женщинами?

- Какое это имеет отношение к Делии?

- Разве она не женщина?

- Вы хотите сказать... О! - прищурилась Клара. - А вы поклонник что надо! Просто великолепный!

Сперва вы обвиняете ее в убийстве, а теперь еще и причисляете к любовницам Джексона.

- Я вовсе ни в чем ее не обвиняю! - ответил Диллон с выражением глубокой печали в глазах. - Но, боже мой, что я должен думать? Чему верить?

Как вы полагаете, зачем я пришел к вам? Что, ради всего святого, она делала ночью в кабинете Джексона с револьвером в руке?

- Револьвер лежал на стуле, и она его подобрала.

- Почему она оказалась там?

- Она хотела передать Джексону записку от мистера Саммиса с просьбой оставить меня на работе.

Накануне Джексон уволил меня.

- Кто вам рассказал об этом?

- Делия и мистер Саммис.

- Вы видели записку?

- Нет. Наверное, она у шерифа. Всякий, кто думает, что Делия имела какие-то отношения с Джексоном, глубоко заблуждается. Грязные намеки в газете я поняла, но отнесла их на свой счет. Ни я, ни Делия никогда бы не позволили Джексону даже пальцем дотронуться до нас, а потому все эти инсинуации чистейший вздор.

- Вашу руку! - воскликнул Диллон, вскакивая со стула и крепко, до боли, сжимая миниатюрную ладонь Клары. - Господи, какое облегчение! Моя милая, дорогая, любимая красавица Клара! Теперь я им покажу...

- Я вовсе не ваша любимая, и вы чуть не переломали мне все кости.

- Извините, пожалуйста, - проговорил Диллон, вновь беря девушку за руку и бережно целуя тыльную сторону ладони. - Теперь я могу бороться с легким сердцем и твердым убеждением. Мои мозги снова начнут функционировать... Итак, вы сказали, что револьвер лежал на стуле. Как он попал из ее сумочки на стул?

- Сумочка Делии лежала тут же, на письменном столе.

Хорошо, кто взял револьвер из сумочки?

- Делия не знает. Никто не знает. Ее сумочку вместе с револьвером и патронами украли из машины еще днем, когда та стояла на Халли-стрит.

- Откуда вам это известно?

- Сестра рассказала.

- И когда и где она вновь нашла свою сумочку?

- Она ее не находила, а увидела, когда пришла в кабинет Джексона, чтобы передать ему записку. Он был уже мертв, сумочка лежала на столе, а револьвер возле двери на стуле.

- Когда Делия пошла в контору, сумочки у нее вообще с собой не было? изумился Диллон.

- Конечно. Ведь ее же украли.

- И сумочка оказалась там, когда Делия... и револьвер... Боже праведный! Диллон покрутил головой. - Тогда все выглядит еще хуже, чем я предполагал! И в этих условиях вы доверили судьбу сестры Лему Саммису?

- Вы уже говорили что-то похожее, - заметила Клара. - Он не сделает ничего такого, что может повредить Делии. Я в этом уверена.

- Возможно. Но я не разделяю вашей уверенности. Люди, подобные Лему Саммису, относятся к своим согражданам так же, как генерал к своим солдатам. Он любит их, гордится ими, и он прямо-таки души в них не чает, когда они храбро умирают под его командованием. Вполне естественно, без этих качеств нет хорошего военачальника. Джексон был партнером и зятем Саммиса, и невозможно даже предположить, что в действительности кроется за всем этим, какая политика или хитрая интрига. Я уже говорил о намерении что-то предпринять, и теперь, когда узнал значительно больше, чем надеялся, еще больше укрепился в своей решимости.

Но главная цель моего прихода к вам состоит в том, чтобы вы пригласили меня стать адвокатом Делии.

- Вы хотите сказать - ее защитником?

- Именно.

- Но мистер Саммис уже нанял Харви Ансона.

- Мне это известно, однако послушайте. Во-первых, что бы вы ни думали, всецело доверять Саммису вы не можете, особенно после этой загадочной истории с появлением сумочки Делии в кабинете убитого Джексона. И повторяю: она в смертельной опасности! Во-вторых, нужно помнить о той записке, которую она прочитала мне вчера утром. В ней упоминается моя фамилия, и речь идет о возможных последствиях совершенного убийства. Как ее адвоката меня не станут допрашивать в суде в качестве свидетеля, и к тому же я надеюсь исключить злополучную записку Делии из числа вещественных доказательств. Иначе присяжные неизбежно поверят в заранее спланированное, преднамеренное убийство.

Разумеется, вы вправе выступить свидетелем, рассказать, кому на самом деле и почему она желала смерти...

Клара на мгновение закрыла глаза и зябко повела плечами.

- Понимаю, уже одна эта мысль невыносима, - продолжал Диллон, - но чем еще вы могли бы помочь? Кроме того, присяжные едва ли вам поверят.

Больно уж странная история, если не знать характера Делии и всех сопутствующих обстоятельств. Сейчас очень важно, чтобы ее визит ко мне и содержание гипотетического вопроса не фигурировали в материалах дела. Возможно, по-вашему, я еще не достаточно опытный юрист, чтобы положиться на меня в столь сложном процессе, но в данном случае защиту возьмет на себя адвокатская фирма "Эскотт, Броуди и Диллон", а Эскотт ни в чем не уступит Харви Ансону.

Вы - ближайшая родственница Делии и можете выбирать адвокатов... Хотите, чтобы я ответил?

Как раз в этот момент зазвонил телефон, и Клара кивнула:

- Да, пожалуйста.

Пока Диллон отсутствовал, Клара сидела, сплетая и расплетая пальцы, уставясь невидящим взглядом на соскользнувшую с тарелки остывшую яичницу. Она понимала: ей необходимо принять какое-то разумное решение, но никак не могла сосредоточиться, чувствовала себя измученной и совершенно разбитой. Не прошло и суток с тех пор, как они с Дел ней сидели вместе на кухне, не то чтобы уж очень веселые и беззаботные, но все же здоровые и свободные...

Вернулся Диллон. В его глазах застыли озабоченность и тревожное ожидание.

- Когда я в тюрьме добивался встречи с Делией, шериф сказал, что желает со мной поговорить, и попросил подождать. Я нисколько не сомневался, что он хочет спросить о записке Делии и о том, знакомила ли она меня с ее содержанием. А потому я незаметно улизнул и пришел к вам. Шериф между тем повсюду искал меня, и он очень сердит. Я заверил его, что буду у него в кабинете через пять минут, и мне нужно поторопиться. Могу ли я официально заявить ему, что являюсь адвокатом Делии?

Расцепив пальцы, Клара сжала их в кулаки.

- Решение за мной?

- Да. Вы - ее родная сестра.

- Будет ли это означать... Мне придется сообщить мистеру Саммису, что Делия сменила адвокатов?

- Да. Или, если вы боитесь обидеть его, попробуйте добиться от него согласия, чтобы Ансон взял меня в помощники. Ансону, конечно, это не понравится.

Клара сидела, сжав кулаки и медленно покачивая головой, стараясь сообразить, как лучше поступить.

Наконец, не получив ответа, он сказал:

- Хорошо. Поедемте со мной. Если не решите по дороге, возможно, вам посчастливится увидеть Делию и изложить ей суть проблемы так, как я вам объяснил.

Ведь вы доверяете мне, не правда ли, Клара?

- После разговора с вами я уже никому не могу доверять, - ответила Клара с несчастным видом. - Я еду с вами.

Глава 6

Как раз когда Эвелин Саммис в кухне у Клары Бранд сбрасывала с ног туфли, ее муж восседал за письменным столом из красного дерева в своем служебном кабинете на верхнем этаже нового Саммис-Билдинг, расположенного на Маунтен-стрит под номером 214. Он явно пребывал в скверном настроении, хотя еще не выдвинул вперед нижнюю челюсть - верный признак приближения одного из его знаменитых припадков неистовой ярости. С ним находились еще два человека: Харви Ансон, мужчина преклонного возраста, с холодным проницательным взглядом и тонкими губами, который этим утром не удосужился побриться, и Франк Фелан, начальник полиции города Коуди. Он сидел, скрестив ноги и демонстрируя присутствующим свои ярко-зеленые носки. Вид у него был раздраженный и утомленный, как у собаки, долгое время безуспешно гонявшейся за стрекозой.

- Я бы так не сказал, - запротестовал он.

- А я скажу, - заявил Лем Саммис сердито. - Я сделал Билла Таттла шерифом нашего округа, а Эда Бейкера - окружным прокурором, а теперь они заигрывают с этим жеребцом, который думает загнать меня в угол. Они прикидывают: мне уже семьдесят, я, мол, скоро отброшу копыта, и боссом станет тот скандинавский болван. Вот они и стараются вовремя поменять стойла. Просчитаются! Не только оба молодца, но и тот, кто стремится занять мое место. Я еще крепко сижу в седле, можете мне поверить, и мое слово еще что-то значит в нашем штате, в округе и в городе. Прав я или не прав, Франк?

- Разумеется. - Начальник полиции почесал локоть. - Я не спорю, босс по-прежнему - вы. Но в данном конкретном случае речь идет об убийстве, и с вашей стороны неосмотрительно требовать от Эда и Билла, чтобы они выпустили из тюрьмы девицу, пойманную на месте преступления. На них обрушится столько неприятностей, что они не будут успевать поворачиваться.

- Делия Бранд никого не убивала.

- Боже мой, Лем, помилосердствуйте!

- Как по-твоему, Харви, она виновна?

- Я ее адвокат, - тонко улыбнулся Ансон.

- И она непременно предстанет перед судом, говоришь ты?

- Суда не избежать, если Эд Бейкер предъявит ей официальное обвинение, а он, видимо, собирается это сделать.

Нижняя челюсть Саммиса начала медленно выдвигаться вперед. Заметив это, Франк Фелан поспешно вставил:

- Ради всего святого, Лем, пожалуйста, успокойтесь. Вы ведь знаете, я целиком на вашей стороне.

Возможно, вы правы, и Эд с Биллом действительно заигрывают с чертовым скандинавом, но, независимо от этого, в данном случае они не могут поступить иначе, если хотят остаться в штате Вайоминг. Взгляните на вещи трезво. Подобрав ноги, Франк Фелан наклонился вперед и, упершись локтями в бедра, стал разгибать пальцы: - Первое. Скуинт Харли застал Делию Бранд в кабинете с револьвером в руке, который принадлежал ей и даже еще не остыл, и вела она себя совершенно типично для девушки, только что застрелившей человека, пребывала в состоянии прострации и не пыталась сопротивляться. Второе. Ее сумочка оказалась на письменном столе, а не у нее под мышкой. Как это возможно, если она, по ее словам, лишь за минуту до этого вошла в комнату? Третье.

Зачем ей понадобилось непременно поздно вечером передавать вашу записку Джексону, когда вы твердо пообещали, что ее сестра не будет уволена? Четвертое.

В сумочке Делии Бранд обнаружен листок, на котором ее почерком сформулирован вопрос к адвокату о том, как избежать наказания за совершенное убийство. Пятое. Она была зла на Джексона - днем они крупно повздорили. Франк Фелан перешел на другую руку.

Шестое. Вчера утром мисс Бранд купила в лавке Макгрегора пачку патронов и сообщила продавцу, что собирается застрелить человека. Если для вас это новость, то у нас есть неопровержимые доказательства. Продавец, молодой паренек по имени Марвин Хоппл, в обеденный перерыв позвонил в полицию и информировал об инциденте. Мои ребята посмеялись над ним и даже не сочли нужным доложить мне. Я разговаривал с Хопплом, и он все подтвердил.

Должен признаться, меня смущает одно обстоятельство. Мисс Бранд категорически отрицает, что планировала убить именно Джексона. Она признает, что сама изложила пресловутый вопрос на листке бумаги и говорила Марвину Хопплу о своем намерении застрелить человека, но отказывается назвать его имя. Только настаивает, что никак не имела в виду Джексона. Так вот, если Делия Бранд с самого начала нацелилась все-таки на Джексона, заявила об этом наперед, хотя и в завуалированной форме, не собиралась ничего скрывать, а предполагала защищаться ссылкой на объективные обстоятельства, толкнувшие на подобный поступок, то почему она вдруг изменила первоначальный план и стала отрицать свою причастность к убийству? Признаюсь, мне это кажется весьма странным и нелогичным. Может, она просто струсила, потеряла голову, растерялась... Ну ладно, там увидим. Седьмое.

Увольнение сестры...

- Извините, - перебил его Харви Ансон обманчиво кротким тоном. - Делия Бранд вовсе не признает, что писала упомянутый вопрос и намечала кого-то застрелить.

- Она это сделала до того, как вы побеседовали с ней и порекомендовали ей молчать.

- Это утверждаете вы.

- Разумеется, кто же еще, - с раздражением сказал Фелан, который выглядел очень усталым. - Черт возьми! В конце концов, я сейчас не выступаю свидетелем в суде. Будучи начальником полиции, я сижу и откровенничаю с представителем защиты, разве не так? У нас дружеская беседа или я чего-то не понимаю?

Едва заметно кивнув, Ансон еще раз извинился.

- Прекрасно, - продолжил Фелан, держа перед собой раскрытую ладонь. Итак, седьмое. Увольнение сестры едва ли могло послужить мотивом преступления, тем более что Клара все-таки сохранила за собой место. Есть еще одно обстоятельство. Всем известно отношение Джексона к женщинам... Следствие покажет... А что, если Делия Бранд одна из его пассий?..

- Чтоб тебе подавиться своими словами! - яростно прорычал Лем Саммис, угрожающе выдвинув вперед нижнюю челюсть. - Даже и не помышляйте... ни ты и никто другой! Запомни, Франк, раз и навсегда: связано или нет это преступление с Делией Бранд или с кем-либо, больше никаких расследований, никаких показаний в суде и никаких публичных заявлений, касающихся взаимоотношений этого вонючего хорька с женщинами! Моя дочь уже достаточно натерпелась от него!

Начальник полиции лишь пожал широкими плечами:

- Вряд ли вам удастся остановить Билла, Эда и всю эту свору. Сегодня утром в "Таймс стар" появилась заметка...

- И тот бумагомарака, который сочинил ее, уже бродит по улицам в поисках работы.

- Ты заставил их вышвырнуть Арта Глисона?

- Как видишь.

- О'кей. Ваша взяла, Лем. Эту партию вы выиграли.

- А ты сидишь здесь и разгибаешь пальцы!

Возьмем хотя бы историю с дамской сумочкой. Делия пришла к Джексону без нее! Ее украли вместе с револьвером.

- Кто это говорит?

- Делия... черт возьми!

- Однако, Лем, давайте рассуждать здраво, - сказал Фелан, протягивая руку ладонью вверх. - Мы ведь сейчас не в суде, у нас обыкновенная дружеская беседа. Чего же вы от нее ждали? Она должна была что-то говорить или молчать, не так ли?

Конечно, лучше бы она молчала до прихода Ансона. Ее история с украденной из автомобиля сумочкой не лезет ни в какие ворота. Вы и сами это прекрасно понимаете. Представьте себе, как присяжные будут реагировать, когда Делия выступит вперед и расскажет в суде свою чудесную сказку, и как она будет выглядеть, когда станет отвечать на вопросы...

- Ей не придется отвечать ни на какие вопросы!

Суда не будет! Это говорю я!

- Хорошо, Лем. - Франк медленно покачал головой. - Я, кажется, видел самые невероятные вещи, которые вам удалось проворачивать в этом городе, и истрепал три шляпы, не поспевая снимать их перед вами, но, если вы сможете уберечь Делию Бранд от судебного процесса, я вообще откажусь от шляпы и стану ходить с непокрытой головой!

Билл Таттл, шериф Паркового округа, сидел в своем кабинете, расположенном в цокольном этаже здания окружного суда, рядом с комнатой надзирателя и камерой предварительного заключения. В черном пиджаке и розовой рубашке с лиловым галстуком внешне он ничем не напоминал блюстителя порядка из популярных ковбойских фильмов. Чересчур худым назвать его было нельзя. В глаза прежде всего бросался его нос. Видать, кто-то запустил в шерифа увесистым булыжником - ничто другое не могло придать носу столь своеобразную форму.

Шериф сидел, обуреваемый невеселыми думами.

Как бы ему хотелось сейчас находиться где-нибудь далеко-далеко от здешних мест! Дело об убийстве Дана Джексона не сулило ни славы, ни наград, а только сплошные неприятности. Девицу Бранд поймали на месте преступления, но в результате он сам неожиданно оказался на пороховой бочке, готовой взорваться в любую минуту. Билл знал причину увольнения Арта Глисона владельцем "Таймс стар".

Подумать только, самому Арту Глисону дали пинка!

Разговаривая на рассвете по междугородному телефону с сенатором Карлсоном из Вашингтона - это его кое-кто в городе прозвал "скандинавом", Таттл отлично понимал, что имел в виду сенатор, когда заявил, что все законопослушные граждане Америки требуют торжества справедливости, невзирая на связи и лица. Вероятно, сенатор полагал, что наконец-то подвернулась долгожданная возможность спихнуть Лема Саммиса. И хотя Карлсон был, безусловно, человеком с будущим, списывать со счетов Саммиса торопиться не следовало.

А пока Таттл совместно с окружным прокурором и начальником полиции ревностно собирал улики, которых уже набралось более чем достаточно. Однако шериф не знал, что в этот самый момент Франк Фелан участвовал в дружеской конференции с Лемом Саммисом и адвокатом, но если бы даже и узнал, то нисколько не удивился бы.

Зазвонил телефон, и Таттл, сняв трубку, с раздражением спросил:

- Ну, что там еще?

- Опять доктор Руфус Тоул. Хочет поговорить с вами.

- Соедини меня с ним.

Состроив гримасу, - с его носом в этом не было особой необходимости, Таттл через секунду произнес чрезвычайно любезным тоном:

- Доктор Тоул? Шериф Таттл, слушаю!

- Благослови и храни вас Господь, брат мой Таттл. Меня беспокоит Делия... мисс Бранд. Она все еще спит?

- Да. Во всяком случае, десять минут назад она спала.

- Хвала Всевышнему! Бедное дитя, невинная душа... Вы не забудете известить меня, когда она проснется?

- Сообщу вам немедленно, доктор Тоул.

- Благослови вас господь. И передайте ей, пожалуйста, что я приду навестить ее. Как я уже предупреждал, она откажется, но будем уповать на мудрость Провидения, которое смягчит ее сердце. Мне очень нужно повидать Делию Бранд.

- Я понимаю. Обязательно передам. То есть ей скажет мисс Уэлш.

- О, миссис Уэлш - прекрасная женщина, сама доброта, брат Таттл.

- Вы абсолютно правы. Спасибо, что позвонили.

Шериф положил трубку и с отвращением оттолкнул аппарат, словно это он называл его братом.

Таттл вовсе не принадлежал к числу атеистов, но в нынешней ситуации ни к кому не испытывал братских чувств. Через некоторое время он снова снял трубку и спросил:

- Репортер все еще здесь? Который прилетел из Сан-Франциско? Пошли его ко мне.

Интервью длилось полчаса, главным образом потому, что три или четыре раза прерывалось телефонными звонками. Едва закрылась дверь за репортером, как шерифу доложили, что в приемной находится Тайлер Диллон в сопровождении Клары Бранд. Их тотчас же провели в кабинет и вежливо предложили присесть.

Взглянув на осунувшееся, утомленное лицо Клары, на ее сплетенные на коленях кисти, Таттл с сочувствием спросил:

- Могу ли я чем-нибудь вам помочь, мисс Бранд?

Я уже говорил мистеру Саммису, что вы мне больше не понадобитесь, по крайней мере сегодня. Разве он вам не передал?

- Клара сопровождает меня, - пояснил Диллон.

- Мне она не нужна и как ваша сопровождающая. Я предпочитаю обсудить кое-что с вами наедине. И вообще, что за фокусы? Вы ведь пообещали никуда не отлучаться, пока я не побеседую с вами.

- Я устал ждать. К тому же загодя назначил встречу с мисс Бранд и не хотел ее срывать: мне было необходимо проконсультироваться в интересах моего клиента.

- И кто же этот ваш клиент, если не секрет?

- Ее сестра, Делия Бранд.

- Она ваш клиент?

- Да. Делия была моим клиентом еще до того, как против нее выдвинули нелепое обвинение. В связи с другой проблемой, разумеется.

- В самом деле?

- Представьте себе. Вчера Делия приходила ко мне в контору, чтобы посоветоваться по одному вопросу.

- Приходила вчера? Вы это признаете?

- Я вовсе не признаю что-то, а констатирую факт.

- Именно тогда она задала вам вопрос, который предварительно записала на листке бумаги?

- Послушайте, шериф, вы ведь прекрасно знаете, что я не имею права рассказывать содержание беседы с клиентом.

- Неужели?

- Конечно. Это известно даже ребенку.

- Значит, я не могу расспрашивать вас относительно клочка бумаги с вашей фамилией, на котором записан вопрос о том, как безнаказанно совершить убийство? - нахмурился Таттл.

- Не можете, если этот клочок бумаги каким-то образом, прямо или косвенно, затрагивает интересы моего клиента.

- Вы отказываетесь отвечать?

- В данных условиях у меня нет выбора.

Шериф еще больше помрачнел, потом внезапно встал и торопливо вышел из комнаты, предварительно бросив:

- Подождите здесь минутку.

Некоторое время в помещении царила тишина.

Диллон и Клара молча смотрели друг на друга, затем Клара заметила:

- Возможно, мы допустили ужасную ошибку. Мне следовало сперва переговорить с мистером Саммисом.

Я... я боюсь.

- Выше голову, Клара, - попытался приободрить ее Диллон. - Пока я не прибегал к вашей помощи и постараюсь и впредь, насколько возможно, обойтись без вас. Но в случае необходимости вы меня поддержите, не правда ли?

Клара кивнула. Вид у нее был довольно жалкий.

Через десять минут шериф вернулся с полным мужчиной в отлично сшитом костюме и с васильком в петличке; держался мужчина уверенно, с достоинством. Обменявшись рукопожатиями с Диллоном и Кларой, он сказал, отвечая на вопрос Таттла:

- Безусловно, я знаком с мисс Бранд. Мы принадлежим к старожилам Коуди. Знал ее еще в ту пору, когда у нее была толстая коса, а я сам даже и не помышлял о карьере окружного прокурора. Клара, надеюсь, вы понимаете... - Он замолчал, подумал и, повернувшись к молодому адвокату, продолжал: - Как сообщил мне шериф, Делия Бранд - ваш клиент. Это действительно так?

- Совершенно верно. И я требую встречи с ней.

- Она почему-то забыла об этом упомянуть.

- Когда же ей успеть, если на нее со всех сторон навалились ретивые служители правопорядка?

- Она располагала массой времени, чтобы сообщить все, что пожелает, снисходительно улыбнулся Эд Бейкер. - Официальным адвокатом Делии Бранд значится Харви Ансон, а не вы.

- И тем не менее я - ее адвокат.

- По делу об убийстве?

- Повторяю: я - ее адвокат. Вчера утром она приходила консультироваться со мной.

- Понятно. Именно тогда она обсуждала с вами вопрос, который предварительно записала на листке бумаги?

- Профессиональная тайна, мистер Бейкер, - покачал головой Диллон.

Окружной прокурор лишь пожал плечами. Возможно, разговор и окончился бы этим безразличным жестом, то есть тихо и мирно, если бы не внезапное вторжение. Дверь с шумом распахнулась, и в комнату буквально влетел Л ем Саммис, за ним по пятам - запыхавшийся начальник полиции Франк Фелан, а в арьергарде - Харви Ансон, который странным образом даже не вспотел, хотя ни на шаг не отстал от своих спутников.

Остановившись посредине кабинета, Саммис обвел присутствовавших гневным взглядом и сосредоточился на окружном прокуроре.

- С какой стати тебе, черт возьми, взбрело в голову спрашивать Ансона по телефону, есть ли у него полномочия представлять интересы Делии Бранд?

Эд Бейкер мужественно встретил бешеный напор Саммиса, но, отвечая, слегка заикался.

- Я с-с-сказал Ансону, что произошла какая-то п-путаница. Вот Диллон утверждает, что именно он - адвокат Делии Бранд.

- Чушь! - резко повернулся Саммис к Диллону. - Я вас не знаю. Кто вы такой?

- По профессии я - адвокат. Зовут меня Тайлер Диллон. Приехал из Калифорнии два года тому назад. В настоящее время компаньон адвокатской фирмы "Эскотт, Броуди и Диллон".

- Что вам здесь нужно? Выкладывайте! Быть может, Фил Эскотт пытается поживиться, ловя рыбку в мутной воде, или же Эд Бейкер задумал со мной хитрить?

- Ни то ни другое. Просто я - адвокат Делии Бранд, и больше ничего.

- Кто это сказал?

- Я говорю.

Саммис презрительно фыркнул:

- Я когда-то встречал человека, уверявшего всех, что он медведица с медвежатами... Убирайтесь отсюда, и чтоб вашей ноги здесь больше не было!

Вон!

- Это общественное здание, - твердо ответил Диллон. - Здесь может находиться любой гражданин. Естественно, вы вправе потребовать подтверждения моего заявления о том, что я являюсь адвокатом Делии Бранд. Предлагаю спросить ее сестру, которая находится перед вами.

Диллон взглянул на Клару, в его глазах светилась мольба, отчаянная просьба. Но это испытание оказалось девушке не по силам. Л ем Саммис тоже смотрел на нее, его глаза сверкали из-под нависших бровей.

Все свои двадцать четыре года Клара прожила на территории, где Саммис считался некоронованным монархом. И он проворчал:

- Ты сошла с ума, Клара, или случилось еще что-нибудь?

- Нет... Я... - Она с трудом сглотнула. - Мне об этом ничего не известно. Я знаю только, что мистер Диллон рассказал мне утром и что он дружит с Делией.

- Тоже мне, нашелся приятель! - снова повернулся Саммис к Диллону. Убирайтесь, пока я не вышвырнул вас отсюда! Я еще в состоянии это сделать.

Диллон побледнел, но не тронулся с места и твердо заявил:

- Я требую свидания с Делией Бранд! Я настаиваю...

Саммис двинулся к нему, другие тоже зашевелились, но как-то нерешительно, так как уже не раз имели возможность убедиться, что нельзя безнаказанно препятствовать Саммису, если он ступил на тропу войны. Все с облегчением вздохнули, когда увидели, как между соперниками решительно протиснулась фигура Харви Ансона. Жестом сдержав напиравшего Саммиса, он проговорил:

- Подождите, Лем, не горячитесь. Этот юноша производит впечатление вполне порядочного человека, хотя его фамилия и значится на вывеске конторы Фила Эскотта... Итак, вас зовут Таил ер Диллон. - Ансон развернулся на сто восемьдесят градусов. - Как я понял, шериф и окружной прокурор задавали вам некоторые вопросы, касающиеся Делии Бранд, и вы отказались на них ответить.

Верно?

-Да.

Ансон едва заметно кивнул:

- Сегодня утром Делия сообщила мне, что вчера обратилась к вам за юридическим разъяснением. Это обстоятельство, разумеется, автоматически сделало вас ее адвокатом.

- Об этом же самом я и толкую.

- Безусловно, вы - ее адвокат. Но вы утверждаете, что Делия избрала вас своим защитником на судебном процессе по делу об убийстве?

- Для этого у Делии нет причин, - резко ответил Диллон. - Она никого не убивала...

- Так избрала она вас защитником или нет?

- Нет.

- Быть может, вас выбрал кто-то другой?

- Пока никто.

- Тогда все очень просто, - улыбнулся Ансон. - Нет никаких причин для спора. Вы не защищаете Делию Бранд по делу об убийстве. Эта роль принадлежит мне. Но вы все же ее адвокат в связи с известной вам проблемой, которая, в свою очередь, меня не касается. - И, обращаясь к окружному прокурору, Ансон таким же ровным, но уже полным едкого сарказма голосом продолжал: - Эд, вы когда-нибудь знакомились с существующим законодательством?

Быть может, вам будет интересно взглянуть на список членов Американской ассоциации адвокатов, которые занимаются вопросами профессиональной этики, в том числе и попытками принудить адвоката раскрыть охраняемое законом содержание его беседы с клиентом? Или вы предпочтете позвонить в Вашингтон как вы сделали сегодня рано утром, в четыре часа двадцать минут, - и попросите Карлсона порекомендовать вам подходящее место работы на тот случай, если вы лишитесь своей нынешней должности?

Бейкер собрался что-то возразить и уже раскрыл было рот, но передумал. Тайлер Диллон вновь привлек к себе внимание.

- Мне нужно увидеть Делию Бранд, - упрямо заявил он. - У меня есть на это законное право.

- Только не сейчас, мой мальчик, - возразил Ансон. - Сожалею, но в данный момент это исключено. Почему бы вам сегодня днем не заглянуть ко мне в контору? Нам есть о чем переговорить.

Посмотрев вокруг, Диллон понял полную бесполезность дальнейших попыток добиться встречи с Делией. Рассчитывать на помощь или поддержку кого-либо из присутствовавших не приходилось:

Саммис все еще не остыл, Фелан был бессилен, Таттл занял враждебную позицию, Бейкер временно проглотил язык, Ансон сохранял дистанцию, и ни мольбы, ни уговоры его бы не тронули. В данной ситуации Диллон не мог ничего предпринять. А он страстно желал увидеть Делию; ему казалось: поговори он только с девушкой, хотя бы коротко, - и к нему вновь вернулась бы способность здраво мыслить и эффективно действовать.

Круто повернувшись на каблуках, Диллон покинул кабинет шерифа. Пройдя почти половину длинного мрачного коридора, он услышал позади себя быстрые легкие шаги, и вскоре его схватили за руку.

Это оказалась Клара.

- Простите меня, Тай, - сказала она, глядя ему в глаза. - Я не сдержала слова и очень вас подвела. Но я не ожидала прихода мистера Саммиса, его присутствие просто лишило меня воли. Во всяком случае, теперь все уладилось как нельзя лучше, и они не могут расспрашивать вас о той записке Делии.

- Молю Бога, чтобы вы оказались правы, - заметил Диллон с мрачным видом. Мне необходимо во что бы то ни стало встретиться с Делией, нужно выяснить... Однако каковы их планы? Чем полиция сейчас занимается? Надо же что-то делать, чтобы доказать невиновность Делии!

- Полиция наверняка не сидит сложа руки.

- Хотелось бы верить... Сейчас я отправлюсь к себе в контору и переговорю с Эскоттом. Он с Бейкером на дружеской ноге и, возможно, поможет организовать свидание с Делией. Желаете меня сопровождать?

- Нет. По-видимому, мне лучше вернуться домой.

Диллон и Клара разговаривали в тени под аркой входа. Внизу, у подножия каменной лестницы, стояли, беседуя, двое мужчин и женщина. Когда обе группы сблизились, мужчины, приветствуя друг друга, помахали шляпами. Даже при ярком освещении женщина, казалось, излучала магическое сияние, успешно соперничая с солнцем.

- Здравствуйте, - учтиво раскланялся Диллон. - Вы знакомы...

- А как же, - ответила Уинн Коулс и, обращаясь к Кларе, продолжала: Бедная девочка! Как я вам сочувствую! Господи, что за отвратительная история! Я находилась у себя на ранчо за городом и узнала о случившемся лишь в одиннадцать часов утра. Не могла дозвониться до вас по телефону и дома вас тоже не застала, а потому пришла прямо сюда. Мне сообщили, что вы в кабинете шерифа, и я решила подождать. Бедняжка! Скажите, чем я могу помочь? Вероятно, ее глаза не были приспособлены для выражения сочувствия, но в голосе оно присутствовало.

- Абсолютно ничем, - ответила Клара. - Вы ничего не можете для нас сделать.

- Так не бывает. Еще не встречала ситуации, в которой деньги не могли бы ничего изменить или поправить. Знаю, вы не примете милостыню, хотя я готова израсходовать практически любую сумму и считать это вкладом во имя укрепления нравственности, лишь бы избавить несчастную девушку от необходимости расплачиваться за избавление общества от Дана Джексона.

- Делия никого от него не избавляла. Она не виновна.

- Неужели? Хорошо, пусть будет по-вашему. - Очевидно, для Уинн Коулс вопрос виновности или невиновности не имел особого значения, и она не собиралась затевать из-за него спор. - Но я вполне серьезно предлагаю свою помощь, Клара. Разве мы не можем действовать вместе? Я привезу опытного адвоката из Калифорнии или из Нью-Йорка, который что-то умеет, в отличие от здешних горе-юристов, - извини, Тай, дорогой, я сказала это нарочно, чтобы тебя поддразнить. Я могу купить присяжных или весь этот округ, в котором все равно нет ничего ценного, кроме полезных ископаемых, могу представить сколько угодно нужных свидетелей. Словом, готова сделать все, что в моих силах, и мое предложение вполне серьезное.

- Благодарю вас, миссис Коулс, но...

- Называйте меня просто Уинн, мы ведь партнеры, не так ли? Или, на худой конец, Пумой, как зовут меня на ранчо.

- Хорошо. Но что касается партнерства... Я не уверена...

- Почему же? Вчера вы смотрели на это иначе.

- Ну... во всяком случае, придется немного подождать.

- Чего же еще ждать?

- Пока с моей сестрой... Сейчас я просто не в состоянии что-то обсуждать или планировать.

- Ах, Клара, у вас слишком мягкий характер.

Вам полезно заняться чем-нибудь конкретным.

О сестре не беспокойтесь, мы позаботимся о ней.

Она милая девушка. Видела ее вчера. Вам нужно хорошенько встряхнуться. Вы выглядите и говорите так, будто кто-то стукнул вас дубинкой по голове.

Пойдемте-ка со мной, выпьем по коктейлю, пообедаем, и ваши мозги снова заработают. Или поедем вместе ко мне на ранчо, через сорок минут будем уже там.

- Сегодня у меня нет желания никуда идти или ехать, я хочу домой. Позднее я вернусь навестить Делию.

Тогда я отправлюсь вместе с вами. Вы позволите быть вашей гостьей?

Проводив женщин до автомобиля, Диллон отправился в свою контору на Маунтен-стрит. То, что Клара и Уинн Коулс знакомы, явилось для него неожиданной новостью.

Глава 7

Игорное заведение "Тихая гавань" в старом Саммис-Билдинг на Халли-стрит открылось - правда, как-то неуверенно - еще в первой половине дня, однако парусиновые навесы над окнами оставались опущенными до тех пор, пока солнце не скрылось за ближайшими строениями. В три часа пополудни из дверей показался служащий казино со специальной ручкой. Прежде чем поднять навесы, он окинул оценивающим взглядом мужчину, который стоял в нише между двумя пилястрами. Если не считать двух полосок пластыря на правой щеке и усов довольно необычного, желто-коричневого цвета, в его наружности не было ничего особенного: средних лет, немного сутулый. Закончив крутить ручку, служащий вновь внимательно посмотрел на мужчину в нише и исчез за дверью.

Через несколько минут из "Тихой гавани" вышел помощник управляющего и, подойдя к незнакомцу, спросил:

- Любуетесь ландшафтом, мистер?

- Жду друга, - ответил тот.

- У вас, видимо, не много друзей, раз приходится так долго ждать. Вы уже стояли здесь, когда я проходил мимо четыре часа назад, и все еще топчетесь на этом месте. Почему бы вам для разнообразия не попытаться подождать друга где-нибудь еще?

- Я никому не мешаю и не вторгаюсь в частные владения.

- Это верно. Как выглядит ваш друг?

В ответ незнакомец лишь качнул головой. Несколько секунд помощник управляющего буравил собеседника взглядом, затем не спеша направился к полицейскому, скучавшему на углу в тридцати шагах от "Тихой гавани". Обменявшись с ним приветствиями, помощник управляющего спросил:

- Видел вон того парня, который пустил корни возле моего заведения?

Конечно, видел. Болтается тут целый день.

Утверждает, что ждет друга.

- Нельзя ли посоветовать ему поискать этого друга где-нибудь подальше?

- Наверное, можно, - ухмыльнулся полицейский. - Но что, собственно, тебя тревожит? Уж не опасаешься ли ты, что это агент ФБР, который пытается напасть на след четвертака, проигранного кем-то в рулетку?

- Мне не по душе его настырность. После вчерашнего убийства Джексона там, наверху, про нас и без того достаточно болтают. А спросил я потому, что подумал: не сыщик ли это, работающий по делу об убийстве?

- Он не из наших, - замотал головой полицейский. - Вид у него вполне миролюбивый. Я пригляжу за ним.

Удовлетворенный помощник управляющего возвратился в "Тихую гавань" и вновь приступил к исполнению своих непосредственных обязанностей на ниве служения обществу. Медленной походкой полицейский двинулся за ним, стараясь держаться в тени зданий, и, поравнявшись с мужчиной в нише, как бы между прочим спросил:

- Ну как, ваш друг еще не появился?

- Пока нет. Спасибо.

Такой же ленивой походкой, не торопясь, страж порядка проследовал дальше. Когда полчаса спустя произошла небольшая стычка, он находился на противоположной стороне улицы, внимая ругательствам какого-то бедолаги водителя, менявшего спущенное колесо, а потому пропустил начало короткой бурной развязки долгого бдения усатого незнакомца. Внезапно покинув уютную нишу, тот бросился наперерез рослому молодому парню в довольно потрепанной одежде, который, появившись с севера, резко изменил свой курс - с явным намерением посетить "Тихую гавань".

Загородив ему дорогу, усатый прошипел:

- Мне нужно с тобой поговорить, дружок. Есть шанс заработать. Только не надо...

Парень отпрянул и уже повернулся, собираясь задать стрекача, но усатый крепко схватил его за руку. В то же мгновение правый кулак парня, описав дугу, угодил прямо в нижнюю челюсть противника, и тот как подкошенный рухнул на тротуар.

Отскочив, парень моментально развернулся и пустился наутек, чуть не сбив с ног подвернувшуюся на пути женщину. Через несколько секунд он исчез в узком проходе между домами.

Вокруг лежащего на земле человека быстро собралась толпа, и один из прохожих протянул ему руку, желая помочь подняться. Встав, усатый посмотрел вокруг слегка остекленевшими глазами и громко спросил:

- Где он? Куда скрылся?

Ему ответили сразу около дюжины голосов. Подбежавший трусцой полицейский взял его за локоть и с сарказмом заметил:

- Хорош приятель - стоило так долго его ждать.

А ну-ка, пройдемте со мной.

- Он скрылся! Я должен его поймать!

- А мы станем ловить по очереди и начнем с вас.

Пошли!

- Черт возьми! - вскричал усатый и тут же скривился от боли, щупая подбородок. - Вы меня отлично знаете. Я - Куинби Пеллетт!

- Да? И откуда же у вас вдруг появилась эта странная растительность на верхней губе?

- Ах, ради бога перестаньте, сейчас не до этого, - с досадой проговорил Пеллетт, резким движением пальцев срывая наклеенные усы. - Куда он побежал?

Мне необходимо его разыскать!

- Вероятно, он уже мчится по полю где-нибудь за городом.

Полицейский отпустил Пеллетта, однако его лицо не выражало ни сочувствия, ни желания шутить.

- И к чему же вы устроили этот маскарад? - спросил он. - Эй! Подождите! Куда же вы?

- Вас это не касается. Отстаньте от меня! Мне нужно поговорить с Франком Феланом.

- О'кей. Все расходитесь, дайте нам пройти! По-моему, мне лучше проводить вас, мистер Пеллетт.

Если по дороге вам опять попадутся друзья, вы рискуете не добраться до цели.

Куинби Пеллетт не стал возражать, когда полицейский забрался на сиденье его допотопного автомобиля. Выехав на главную улицу, Куинби, видимо, вообразил, что находится за рулем машины "Скорой помощи".

- А знаете, - заметил полицейский, - я могу оштрафовать вас, находясь вместе с вами в автомобиле.

Прекратив на секунду двигать нижней челюстью, Пеллетт что-то буркнул в ответ.

В полицейском участке им сообщили, что Франка Фелана нет и что он, наверное, в здании суда.

Поскольку Пеллетт отказался разговаривать с дежурным лейтенантом, тот, позвонив по телефону куда следует, подтвердил, что Фелан находится у шерифа.

Чудом избегая столкновения с другими машинами, Пеллетт и его неразлучный спутник поехали к зданию суда. Пройдя по темному коридору, они услышали в приемной от человека в форме, что начальник полиции и шериф очень заняты и им придется подождать. Однако неистовая реакция Пеллетта на это любезное предложение, по всей видимости, произвела впечатление: чиновник поднял телефонную трубку и, коротко переговорив, кивком указал на соответствующую дверь.

Билл Таттл сидел за письменным столом, перед ним стояли два полицейских детектива, поблизости от шерифа расположился в кресле Фелан. Увидев вошедших, он нахмурился.

- Привет, Куин. Что случилось? - спросил Фелан.

- Сперва позвольте мне доложить вам, начальник, - вмешался полицейский, сопровождавший Пеллетта. - Весь день мистер Пеллетт торчал возле "Тихой гавани" с фальшивыми усами, ожидая, по его словам, своего друга...

- Пока вы здесь тянете волынку, он успеет поглубже забиться в норе, перебил Пеллетт с горечью.

- Давайте, Куин, выкладывайте побыстрее. Видите - нам некогда. Кто спрячется в нору и почему?

- Человек, которого я пытался схватить за шиворот. Теперь он, очевидно, уже за тридевять земель отсюда.

- Вовсе нет, - заметил полицейский с усмешкой. - Этот бродяга никогда не удаляется от города больше чем на милю.

- Какой бродяга? - изумился Пеллетт.

- Да тот самый, который задал вам трепку. Его зовут Эд Роули.

- Вы хотите сказать, что знаете этого человека? - пролепетал ошеломленный Пеллетт.

- Конечно, знаю. Он один из тех...

- Тогда найдите его! Тащите его сюда!

- И за какую провинность?

- Приведите его, черт возьми!

- Постойте, Куин, не кипятитесь, - вмешался Фелан, явно раздраженный. Раз мои ребята знают этого парня, они его из-под земли достанут. Но что делать с ним потом?

- Послушайте, Франк, - Пеллетт подошел к креслу и уселся, - я сейчас все расскажу вам, но сначала прикажите своим ребятам найти его. Вы ведь знаете, я никогда не выдавал глупую курицу за куропатку. Распорядитесь, чтобы доставили этого бродягу.

- Кто он такой, Том? - обратился Фелан к полицейскому.

- Как я уже сказал, его зовут Эд Роули. Он объявился в городе в прошлом году вместе с бродячим цирком, который потом обанкротился, и с тех пор Роули болтается по округе, большей частью в притонах на Бакетт-стрит. Время от времени у него в карманах заводится доллар, откуда - не знаю,, и тогда он спешит в "Тихую гавань".

- Мои ребята знают Роули в лицо?

- Конечно, он один из наших наиболее выдающихся граждан.

Пододвинув к себе телефонный аппарат, Фелан набрал номер городской полиции, дал дежурному лейтенанту необходимые указания и, положив трубку, повернулся к Пеллетту:

- Итак, Куин, вашего друга скоро поймают, никуда он не денется. А теперь выкладывайте, что он еще натворил, кроме как отдубасил вас?

- Вчера днем он украл из автомобиля моей племянницы ее дамскую сумочку.

Все присутствующие в комнате буквально вытаращили глаза. Полицейский Том невольно судорожно вздохнул и пробормотал:

- Вот это да!

- Этот бродяга... украл ее сумочку?! Сумочку Делии Бранд? - переспросил Фелан, словно не веря своим ушам.

-Да.

- Ту самую, с револьвером и патронами?

- Верно.

- Откуда вам известно? - вмешался шериф.

- Видел собственными глазами.

- Вы видели, как он взял сумочку?

-Да.

- И ни словом не обмолвились об этом сегодня утром?

- Сегодня утром никого, по сути, не интересовали мои показания. Вы все были настолько уверены в неопровержимости уже имеющихся улик, что не желали больше ни от кого ничего слышать. И, кроме того, я не знал, кто он, мог лишь описать вора, а какая польза от описания?

Значит, вместо того чтобы информировать власти, вы решили действовать самостоятельно: пошли и заняли пост...

- Минутку, Билл, - перебил шерифа Фелан и, сняв трубку, снова позвонил в полицейское управление.

- Мак? Это Франк. По поводу того бродяги, Эда Роули. Дело срочное. Используй всех людей, какие у тебя есть. Он мне нужен, и как можно быстрее.

Не спускай с него глаз. Возможно, он причастен к убийству.

Фелан положил трубку, и шериф, обращаясь к Пеллетту, рявкнул:

- Так, по-вашему, этот голодранец украл сумочку с револьвером и затем ухлопал Джексона?

- Нет, сделать этого он не мог. Я отнял у него сумочку.

- Вы отняли у него?!

- Я застал Роули, когда он вытаскивал сумочку из машины, и забрал ее у него.

- И куда вы дели сумочку потом? Минутку... Выйдите в приемную и ждите там, - сказал шериф, обращаясь к двум детективам и полицейскому. - И держите языки за зубами. Поняли?

Все трое кивнули, правда без особого энтузиазма, и покинули кабинет. Шериф откинулся на спинку кресла и тяжело вздохнул.

- Быть может, вы начнете с самого начала и расскажете по порядку, как все произошло? - предложил Фелан. - Хорошенький... хорошенький сюрприз, ничего не скажешь.

- Предисловий не нужно, - вставил Таттл, не сводя пристального взгляда с Пеллетта. - Куда вы подевали сумочку?

- По-моему, Франк прав, - покачал головой Пеллетт. - Вам следует выслушать все по порядку. Вчера днем ко мне пришла моя племянница Делия...

- Зачем?

- Не имеет значения. Ее приход никак не связан с убийством Дана Джексона, можете мне поверить.

Она хотела, чтобы я отправился вместе с ней уговаривать Дана не увольнять Клару, мою другую племянницу. Я сказал, что нам лучше не ходить вместе, что у меня с Даном в этот день назначена встреча по другому вопросу и я при случае также поговорю с ним о Кларе. Вскоре после ухода Делии я отправился к Джексону. Перед тем он сам позвонил мне и выразил желание посоветоваться. Дескать, им получена новая информация, касающаяся смерти моего зятя два года назад. Когда я искал на Халли-стрит место для парковки, то заметил неподалеку автомобиль Делии. Возвращаясь через некоторое время к Саммис-Билдинг, я увидел незнакомого мужчину, который закрывал дверцу машины моей племянницы, держа в руке ее дамскую сумочку. Судя по его внешнему виду, он вряд ли делал это по ее поручению, а потому я остановил парня и спросил, его ли эта сумочка. "Но она ведь и не ваша?" - ответил он. "Нет, - согласился я, - не моя, но она принадлежит моей племяннице, как и этот автомобиль". Тогда он сказал: "Ну, будьте так любезны, отдайте сумочку вашей племяннице", - и, сунув ее мне в руки, ушел. Проделал он это с таким хладнокровием, что я буквально опешил и только смотрел ему в спину.

- И вы не обратились к полицейскому?

- С какой стати? Что я мог ему сообщить? Ведь сумочка была у меня в руках.

- Кто-нибудь наблюдал за вами и видел этот эпизод? Возможно, кто-то из прохожих остановился?

- Не припоминаю, - сдвинул брови Пеллетт.

- Хорошо. Вы стояли на тротуаре с сумочкой.

Что потом?

- Я решил подождать Делию на улице. Не хотел мешать ее разговору с Джексоном. И отправился на угол выпить кружку пива. Отсутствовал не более пяти минут. Ее машина стояла на прежнем месте, и я подумал, что, оставшись с Джексоном, Делил могла отправиться куда-нибудь еще поблизости, например за покупками. Войдя в здание, я стал- взбираться по лестнице, и уже на самом верху кто-то ударил меня по голове. Потеряв сознание, я скатился вниз. В себя пришел уже на полу, возле меня стояли Делия и Джексон...

- Стойте! - перебил Таттл яростно. - Только не говорите мне, что сумочка исчезла! Ведь исчезла-таки? Верно? Ну конечно же! И нашли вас у лестницы племянница, которая сейчас в кутузке, и Джексон, который приказал долго жить!

- Вы абсолютно правы, - ответил Пеллетт, потирая левую сторону головы. Послушайте, шериф, не старайтесь сбить меня с толку или вывести из себя. Я знал, как вы все отнесетесь к моей истории, а потому решил подкараулить того человека, надеясь, что он вновь появится на Халли-стрит.

А нашли меня племянница и Джексон именно потому, что оба сидели в его кабинете и слышали, как я катился с лестницы. Джексон сразу же побежал в "Тихую гавань" и вернулся с каким-то мужчиной - управляющим или вышибалой, он разговаривал со мной сегодня, когда я стоял возле игорного дома. И прежде чем они помогли мне подняться в кабинет Джексона, пришли сержант полиции Джил Моффетт я доктор. По их заключению, меня ударили куском породы из старого сундука - камень Джексон подобрал тут же, у подножия лестницы.

Наверное, Джил Моффетт обо всем подробно доложил; если нет, то спросите его. Мне, естественно, стало любопытно, кто пытался проломить мне череп, и я поздно вечером позвонил Джилу домой, но он сказал, что полиция не обнаружила никаких следов преступника.

- По вашей версии, кто-то последовал за вами и ударил вас по голове на лестнице?

- У меня нет никаких версий. Но злоумышленник не мог последовать за мной и в нужный момент взять из сундука подходящий кусок породы. Он уже находился наверху.

- Я чувствовал, куда вы клоните. Кто-то уже прятался на верхней площадке. Другими словами, вы намекаете на Джексона, а?

- Ни в коем случае. Когда меня ударили, с ним в кабинете разговаривала моя племянница.

- Да, не повезло. Очнувшись, вы сразу стали искать сумочку, а она пропала?

- Вовсе не так. Когда я пришел в себя, в голове у меня стоял туман. В кабинете Джексона полицейский сержант помог проверить мои карманы и выяснить, не украдено ли что-нибудь. Однако в тот момент из ценных вещей при мне был лишь бумажник с шестьюдесятью долларами и водительскими правами, которые оказались на месте, и я заверил Джила, что все цело. Только немного позже, беседуя с Джексоном, я вспомнил о сумочке, и мы, то есть я и Джексон, начали ее искать, но безрезультатно. Мы везде шарили, наверху и внизу, но сумочки так и не нашли.

- Моффетт и доктор ушли до того, как вы хватились сумочки?

- Да, и моя племянница тоже. Мы остались вдвоем с Джексоном.

Кого-нибудь видели или, быть может, что-то слышали, перед тем как получить удар по голове?

- Никого не видел и ничего подозрительного не слышал. В коридорчике было довольно темно.

Откинувшись назад, шериф некоторое время пристально смотрел на Пеллетта, а затем повернулся к начальнику полиции:

- Как тебе это нравится, Франк? Есть какие-нибудь соображения?

- Не знаю, Бил, - медленно и задумчиво покачал головой Фелан. - Детали, разумеется, можно уточнить потом.

- Давай, попробуй теперь ты.

И Фелан начал по новой. Хотя в его голосе не звучало столь откровенного недоверия, как у шерифа, расспрашивая Куинби Пеллетта, он вдавался во все детали и хотел знать мельчайшие подробности, не упуская ничего мало-мальски существенного. Однако в показаниях Пеллетта он не обнаружил никаких противоречий или несообразностей. Единственный новый факт состоял в том, что, как полагал Пеллетт, убийство Джексона могло быть как-то связано с убийством Чарли Бранда два года тому назад.

Свое предположение Пеллетт основывал на словах Джексона, пригласившего его к себе якобы для обсуждения нового аспекта давнего преступления.

Кроме того, при встрече Джексон показал ему клочок бумаги, будто бы обнаруженный в хижине старателя на Силверсайд-Хиллз, где застрелили Чарли Бранда. То обстоятельство, что Джексона убили через несколько часов после этого разговора, наводило на мысль о возможной связи двух преступлений.

Что было в записке, Пеллетт сказать не мог. От пережитого удара у него сильно болела голова, и они с Джексоном договорились отложить беседу до завтра. После безуспешных поисков сумочки Пеллетт отправился домой.

На этом месте повествования зазвонил телефон.

Таттл снял трубку и, выслушав абонента, передал ее Фелану.

- Это ты, Мак? Да неужели! Отличная работа! Где?

Напомни мне угостить тебя стаканчиком виски. Нет, не надо. Пришли его сюда под надежной охраной, и пусть поторопятся. - Начальник полиции с самодовольной усмешкой положил трубку. - Хорошая команда у меня, Билл. Они подцепили Эда Роули.

- Вот это здорово!

- Да, да, разыскали на Бакетт-стрит. Будут здесь через пять минут.

- Им займусь я, - заявил Таттл.

- Как бы не так. Его нашли мои ребята.

- А это мой служебный кабинет, Франк.

- И довольно вонючий. Роули - моя добыча.

- Сперва им займусь я, упрямо повторил Таттл.

- Нет... пока мой голос что-то значит. А будешь настаивать и пытаться вмешиваться, я тут же прикажу перевезти его в полицейское управление. Ведь Пеллетт обратился ко мне. Разве он пришел сюда не потому, что искал меня?

Спор еще продолжался в том же духе, когда доложили о прибытии Эда Роули, и Таттл приказал ввести его вместе с эскортом.

Куинби Пеллетт поднялся было, но Фелан удержал его.

- Сядьте, Куин. Вы еще недостаточно твердо держитесь на ногах. И ведите себя спокойно.

Эскорт состоял из двух полицейских в штатском и двух в форме. Они плотно окружали того самого мужчину, которого так терпеливо поджидал Пеллетт.

Вид у него был угрюмый, немного испуганный и слегка строптивый.

- Пусть сядет, - распорядился Фелан, и задержанного подвели к стулу.

- Это он, - заявил Пеллетт, не сводя глаз с бродяги.

- Тебя зовут Эд Роули? - рявкнул шериф.

Начальник полиции тут же вскочил и, направляясь к двери, приказал:

- Отведите его в полицейское управление, ребята!

Охрана в недоумении и замешательстве уставилась на своего шефа, а шериф закричал:

- Ну хорошо, хорошо, черт бы тебя побрал!

Развернувшись на каблуках, Фелан подошел к задержанному и, чеканя каждое слово, стал перечислять факты:

- Тебя зовут Эд Роули. Ты - босяк и попрошайка. Я могу посадить тебя за решетку, вышвырнуть из моего округа и сделать с тобой все, что пожелаю. Около часа тому назад мистер Пеллетт остановил тебя на тротуаре перед "Тихой гаванью", и ты ударил его в челюсть. Верно?

- Я вовсе не бо...

- Заткнись! Ты ударил мистера Пеллетта или нет?

- Возможно, но я не...

- А я сказал - заткнись! Почему ты его ударил?

- Он не имеет права меня останавливать, и...

- Как он тебя остановил?

- Загородил мне дорогу.

- Он применял к тебе силу?

- Нет, он что-то сказал, но я не разобрал, а когда я отступил назад, он попытался схватить меня.

Естественно, защищаясь, я врезал ему.

- И бросился бежать сломя голову. Чего же ты испугался?

- Я вовсе не испугался, а просто действовал под влиянием момента, так сказать, инстинктивно.

- Однажды твой инстинкт тебя здорово подведет.

Посмотри на мистера Пеллетта. Я сказал, посмотри на него! Ты встретил его сегодня с усами, но раньше у него усов не было. Ты узнал его сегодня, несмотря на усы?

- Я вообще его не знаю. Никогда не видел раньше.

- А как насчет вчера?

- Вчера? Где же? Что-то не припоминаю.

- Перестань, Роули, - поморщился Фелан, - нам все известно. Три разных свидетеля видели, как ты взял из автомобиля дамскую сумочку и затем отдал ее Пеллетту, когда тот поймал тебя с поличным.

- Это неправда, начальник. Сплошной наговор.

Все они проклятые лжецы.

Куинби Пеллетт издал низкий звук, похожий на отдаленное грозное рычание, но Фелан остановил его кивком и возобновил допрос:

- Значит, ты отрицаешь, что тебя видели на той улице?

- Мне неизвестно, кто и где видел меня, но никто не может утверждать, что я взял какую-то сумочку из какого-то автомобиля. Что это за улица?

- Помалкивай. Где ты был вчера?

-Ну... вчера... - задумался Роули. - Дайте-ка вспомнить. Утром мне посчастливилось заработать полдоллара...

- Каким образом?

- Да просто кое-где подсобил.

- Ладно, забудь об этом. Что ты делал вчера в полдень?

- Ну, в полдень я почувствовал усталость и решил немного отдохнуть, вышел прогуляться и завернул в "Тихую гавань", спустил честно заработанные полдоллара, подышал еще немного свежим воздухом и вернулся в свой пансион...

- Выйдя из "Тихой гавани", чем ты занимался?

- Совершал моцион.

- Прогуливаясь, дошел до машины, заметил на сиденье дамскую сумочку и стибрил ее. Пеллетт застукал тебя, и ты отдал сумочку ему.

- Послушайте, начальник, - Роули подался вперед всем телом и для вящей убедительности помахал указательным пальцем, - возможно, я босяк и попрошайка, как вы изволили выразиться, но я никогда не был мелким трусливым воришкой. Нет, сэр! Всякий, кто утверждает, что видел, как я у кого-то украл, - наглый лжец. Я вовсе не имею в виду мистера Пеллетта. Он не похож на лжеца, и я приношу свои извинения за то, что ударил его. Будем считать, что он меня с кем-то спутал. Если он ошибся...

- Перестань молоть чепуху! Люди, которые видели тебя, - уважаемые граждане и никакие не лжецы.

- И тем не менее они врут, утверждая, будто видели, как я взял какую-то вещь из автомобиля вчера днем. Средь бела дня! На оживленной улице! Не могу назвать их по-другому, кроме как отъявленными лжецами.

Больше от Роули не удалось добиться ничего существенного ни уговорами, ни угрозами. Провозившись с ним еще двадцать минут, Фелан предложил Таттлу попытать счастья, но тот отказался: мол, ему вполне достаточно и того, что он уже слышал. Позволили и Куинби Пеллетту задать несколько вопросов, однако и это не помогло.

Фелан попробовал снова, а потом с досадой махнул рукой, сказав полицейским:

- Уберите его с моих глаз и бросьте в реку!

- Боже мой, - запротестовал Пеллетт, - неужели вы его отпустите?

- А на каком основании я могу его задержать?

Если я посажу его в кутузку за бродяжничество, то нам придется его кормить за казенный счет.

- Но ведь он ударил меня, не так ли? Совершил на меня нападение. Ради бога, не отпускайте его!

- Вы собираетесь выдвинуть против него обвинение в насильственных действиях?

- Да, собираюсь.

- Ну что ж, ребята, - кивнул Фелан, - отведите его в управление и посадите за решетку. На ужин дайте ему сушеную ящерицу. Передайте Маку: Пеллетт напишет заявление.

Выходили полицейские со своим подопечным с заметно меньшим воодушевлением, чем входили.

Начальник полиции выглядел утомленным и раздраженным. Шериф задумчиво потирал нос.

Взглянув поочередно на присутствующих, Пеллетт нарушил затянувшееся молчание:

- Ну и как же насчет моей племянницы? Как она могла убить Джексона, если сумочку с револьвером у нее украли?

- Разумеется, не могла, - коротко заметил Фелан, решив ограничиться этой лаконичной репликой.

- Ну и что же теперь? - не унимался Пеллетт.

Фелан молча указал большим пальцем на шерифа.

- Я вам вот что скажу, Пеллетт. Вы рассказали нам очень занимательную историю. Как мы на нее смотрим? Официально мы весьма благодарны вам за помощь и, конечно, тщательно изучим все аспекты инцидента со всех точек зрения, затем на основании полученных материалов постараемся составить заключение. Неофициально я могу сказать следующее: вполне естественно, что вы стремитесь любыми путями выручить свою племянницу. Очень жаль, что никто не в состоянии подтвердить ваши показания.

Человек, который помогал вам искать сумочку на лестнице, убит, и вы можете себе легко представить, как присяжные воспримут вашу историю относительно сперва украденной, а потом вновь пропавшей сумочки.

- Вы полагаете, я лгу?! - воскликнул с остервенением Пеллетт, поднимаясь. - По-вашему, я все это сочинил?

- Именно так я и думаю, - ответил Таттл. - Неофициально, конечно.

- Мне трудно сказать что-либо определенное, Куин, - с раздражением заметил Фелан. - Откуда мне знать, черт возьми, где правда, а где ложь?

Стиснув зубы, Пеллетт повернулся и вышел.

До нового Саммис-Билдинг было рукой подать, и он отправился пешком. Войдя в здание, Пеллетт поднялся на лифте на четвертый этаж, прошел по коридору и, оказавшись в небольшой приемной, сказал молодой женщине за письменным столом:

- Меня зовут Куинби Пеллетт, я - дядя Делии Бранд. Мне нужно поговорить с мистером Ансоном.

Попросив его подождать, секретарша исчезла за другой дверью. Через минуту она вновь появилась и попросила:

- Пройдите, пожалуйста, сюда.

На следующее утро жители Коуди прочли на первой странице "Таймс стар" объявление следующего содержания:

"Вниманию всех законопослушных граждан, сочувствующих невинно пострадавшей. Если кто-то видел, как во вторник, около четырех часов пополудни, на Халли-стрит, один мужчина, стоявший возле автомобиля, что-то передавал другому мужчине, пусть немедленно свяжется с начальником городской полиции. Ниже публикуется фотография мужчины, которому передавался определенный предмет.

Делия Бранд".

На снимке Куинби Пеллетт выглядел очень похожим.

Глава 8

В ту ночь Тайлер Диллон спал плохо. Ему так и не удалось повидаться с Делией, да и в остальном он не преуспел. Фил Эскотт, выслушав его монолог и просьбу, пообещал подумать, но тут же добавил, что, с его точки зрения, дело почти безнадежное. А потому Диллон, повертевшись до утра на мягких простынях, в шесть часов не выдержал, встал с постели и оделся. Трижды прочитав в утренних газетах упомянутое выше объявление, он, не дожидаясь завтрака, сел в машину и поехал к Куинби Пеллетту.

Диллон нашел его в жилых комнатах, расположенных над мастерской. Пробыв у Куинби примерно с полчаса, он покинул маститого таксидермиста, окрыленный надеждой и разочарованный, причем оба эти чувства как бы взаимно уравновешивались. Позавтракав в закусочной на Маунтен-стрит, адвокат поднялся в свой кабинет. Эскотта он не предполагал застать: до обеда тот был занят в суде, однако в десять часов обещала подойти Уинн Коулс, чтобы подписать кое-какие бумаги, необходимые для предстоящего бракоразводного процесса. Когда она явилась, Диллон, улучив удобный момент, заметил, что ничего прежде не слыхал о ее знакомстве с Кларой Бранд. Однако в ответ его клиентка лишь с легкой усмешкой взглянула на него, давая понять, что этот вопрос его совершенно не касается. Зрачки у нее при этом сузились, сделавшись эллиптическими.

Как только Уинн Коулс ушла, Диллон, предупредив стенографистку, что вернется после обеда, отправился на Валкен-стрит к Кларе. Он нашел ее еще более подавленной и отчаявшейся, чем накануне. В восемь часов утра она навестила сестру, но им разрешили побыть вместе только десять минут. Клара прочитала объявление в "Таймс стар", однако и после того, как Диллон познакомил ее с деталями, ранее полученными от Пеллетта, глаза у нее не засветились надеждой.

- Как вы считаете, Пеллетт мог все придумать? - спросил Диллон.

- Не знаю, - уныло произнесла Клара. - Конечно, ради Делии он готов даже на большее, чем обыкновенная ложь. Он души в ней не чает, всегда любил ее сильнее, чем меня. Но суть-то в другом: шериф, как выговорите, уверен, что дядя специально изобрел всю историю ради спасения племянницы.

Оставив скользкую тему, Диллон перешел к главной цели своего визита.

- Я ищу пресловутую соломинку, за которую можно было бы ухватиться, заявил он. - Пеллетт высказал одно предположение, показавшееся мне достойным внимания. По его мнению, возможно, существует некая связь между убийством Джексона и тем, что случилось с вашим отцом два года назад. В Коуди я приехал немного позже, и мне мало что известно о том преступлении. Ваш отец являлся партнером Джексона, так ведь?

- Не совсем. Если быть точной, он был партнером мистера Саммиса. А Джексона ввели в руководство компанией после того, как он женился на Эми Саммис. Мистер Саммис главным образом предоставлял капитал, а отец выполнял всю практическую работу. В те дни почти каждый, кто имел деньги, пытался разбогатеть, поставляя старателям снаряжение и провиант, хотя удалось это очень немногим.

Наш отец оказался более удачливым, он сумел отлично наладить контакты с золотоискателями и пользовался среди них хорошей репутацией; не хватался за первого попавшегося бездельника и не ждал, когда к нему кто-нибудь сам явится с мешком золота, а выезжал непосредственно на прииски. Одно время с ним работало по всему штату не менее трехсот старателей. Это требовало свыше двухсот тысяч долларов инвестиций, и Саммис неизменно все финансировал. Оба они получали солидную прибыль; один из законтрактованных ими старателей открыл Шипхорновское месторождение.

Но отец не умел копить деньги. С самого раннего детства меня буквально завораживали рассказы о зарытых в земле сокровищах: золоте, серебре, цинке, меди, и отец иногда брал меня с собой в поездку по участкам. Регулярно посещая "своих" золотоискателей, он старался дать им дельный совет, приободрить и, если нужно, помочь в беде. Этим он отличался от других предпринимателей.

- И в одной из поездок его убили?

- Да, - кивнула Клара. - В Силверсайд-Хиллз.

Отец отправился в очередной вояж с очень крупной суммой денег: вез с собой тридцать две тысячи долларов. Он получил информацию, что какой-то "дикарь" нашел богатую золотоносную жилу к востоку от Шеридана...

- А кто такой "дикарь"?

- Старатель, который действует в одиночку, на свой страх и риск. Отец хотел взглянуть на находку и, если дело окажется перспективным, выкупить право на эксплуатацию участка. До места он не доехал: его нашли мертвым в старой хижине возле ущелья Призраков. - У Клары подозрительно задрожали губы, и она на некоторое время замолчала, собираясь с силами. - За год до трагедии, возобновила она повествование, - я ночевала с ним в этой хижине. Туда нельзя проехать на машине. Последние десять - двенадцать миль нам пришлось добираться на лошадях.

- Значит, убийца тоже приехал на лошади?

- Не обязательно. Мог преодолеть это расстояние пешком или уже бродить где-то в окрестностях.

- А много их в тот период шаталось вокруг?

- Да практически никого. Там - пустыня, суровые места, скудный ландшафт, кроме полыни, голых скал да чахлых сосен кое-где в ущелье, ничего нет. Насколько известно, в тех краях обитал только золотоискатель по имени Скуинт Харли - один из людей отца, - который и устроил свою основную базу в старой хижине. Отец остался в хижине, поджидая Харли, который и обнаружил его тело. Харли арестовали, но на суде неопровержимо доказали: пуля, сразившая отца, была выпущена не из его револьвера.

- Ну а деньги, разумеется, пропали?

-Да.

- И больше нигде они не появились?

- Таких сведений не поступало. Половина суммы была в старых десятидолларовых и двадцатидолларовых купюрах. Старатели не жалуют новые банкноты.

- Но убийца наверняка знал заранее, что ваш отец направлялся в Силверсайд-Хиллз с большими деньгами, - нахмурился Диллон и, услышав звонок у входной двери, спросил: - Хотите, чтобы я открыл?

- Да, пожалуйста.

Распахнув дверь, Диллон увидел высокую худую даму в шляпе и с каплями пота на лбу. Она показалась ему знакомой, но он не мог припомнить, где с ней уже встречался.

- Доброе утро, - ответила она на его приветствие энергичным деловым тоном. - Меня зовут Эффи Хенкель... Я директор Пендлетонской школы... Мне необходимо поговорить с мисс Кларой Бранд.

Диллон удивился бы, если б кто-нибудь сказал ему, что причина его внезапного заикания - подсознательное воспоминание о грозном директоре школы в Сан-Хозе, которую он когда-то посещал.

Но он действительно стал вдруг запинаться:

- М-мисс... э-э... мисс Бранд никого не принимает. Даже близких друзей. Я - Тайлер Диллон, адвокат.

Если могу быть вам чем-нибудь полезен...

Я предпочитаю поговорить с мисс Кларой Бранд. То, что я имею сообщить, может оказаться очень важным.

- Разумеется. Однако к сложившихся условиях...

Как я уже упомянул, я по профессии адвокат и готов обсудить все ваши проблемы...

- Вполне допускаю, - ответила мисс Хенкель, окидывая Диллона начальственным взором. - Как, впрочем, и с шерифом или с Харви Ансоном, адвокатом Делии Бранд. Но я стараюсь как можно реже иметь дела с мужчинами и предпочитаю решать серьезные вопросы с женщинами. А потому мне все-таки хотелось бы увидеться с мисс Кларой Бранд.

Капитулировав, Диллон пригласил ее войти, усадил в кресло и, пройдя на кухню, описал Кларе возникшую ситуацию. Тяжело вздохнув, девушка поднялась, прошла в гостиную, сопровождаемая Диллоном, и, пожелав мисс Хенкель доброго утра, села напротив неожиданной гостьи. Внимательно осмотрев Клару - вероятно, чтобы убедиться в ее подлинности, - мисс Хенкель заявила:

- Мисс Бранд, мне хотелось бы, чтобы вы передали вашей сестре искреннее сочувствие и самые наилучшие пожелания от меня лично и от всего служебного персонала Пендлетонской школы. Скажите ей, что даже мисс Крокер, с которой ваша сестра обычно не очень ладит, присоединила свой голос к общему хору. И хотя я рада возможности передать Делии это послание, не оно явилось главной причиной моего внезапного визита к вам.

Мисс Хенкель открыла свою довольно объемистую сумку, вынула оттуда и передала Кларе какой-то предмет. Удивленная Клара машинально взяла его в руки. Наклонившись вперед и увидев известную ему коробку, Диллон в изумлении взглянул на директора школы, но воздержался от комментариев.

- Это, - сказала мисс Хенкель тоном, не допускавшим возражений, - коробка с тридцатью пятью патронами к револьверу 38-го калибра. Сегодня утром ко мне в школу явился мистер Джемс Арчер вместе с сыном, учеником четвертого класса, и рассказал, что, вернувшись с работы вчера, он увидел из рядом с гаражом странное сооружение из картонных коробок - в них обычно продаются ягоды, скрепленных между собой с помощью проволоки и резиновых колец. В картонках были проткнуты отверстия, и из каждого торчал патрон. На вопрос Арчера-старшего сын ответил, что сооружение - военный форт на Желтой реке в Китае. В результате дальнейших расспросов выяснилось, что патроны мальчик украл накануне в школе из сумочки Делии Бранд.

Не тратя времени на извинения, Диллон выхватил коробку из рук Клары, открыл крышку и разочарованно уставился на содержимое. Коробка оказалась заполнена лишь на две трети.

- Как я уже говорила, - мисс Хенкель взглянула на Диллона, и в ее голосе проскользнуло едва уловимое пренебрежение, в коробке тридцать пять патронов. Я прекрасно сознаю, насколько важно установить, что в момент кражи коробка была полная. По словам мистера Арчера, он, не желая, чтобы в его доме валялись боевые патроны, основательно обыскал все помещения и абсолютно уверен, что других патронов в доме нет. Его сын утверждает то же самое. Но я не напрасно вот уже тридцать лет имею дело с мальчишками. Я стала интересоваться деталями, и Джемс-младший, между прочим, упомянул, что первоначально коробка с патронами была в упаковке. Получается, что до кражи пачку не распечатывали. Я указала мальчику на это обстоятельство, однако он продолжает настаивать, что в коробке с самого начала лежало только тридцать пять патронов. Удивительный случай упрямства, просто удивительный. Тут я решила известить вас, мисс Бранд, о происшествии, чтобы вы могли предпринять шаги, какие сочтете нужными...

- Где сейчас мальчик? - спросил Диллон.

- В моем служебном кабинете вместе с отцом.

- Я сам займусь им. Пойдемте...

- Моя информация предназначалась исключительно мисс Бранд. Решение за ней. Если она полагает, что полиция или мистер Ансон...

- Клара, черт возьми! Позвольте мне! Если мы найдем остальные патроны... Клара, вы тоже пойдете со мной! Не возражаете, мисс Хенкель?

- Как будет угодно мисс Бранд. Хотя заранее предупреждаю: вам не удастся от него ничего добиться.

Тут нужен более тонкий подход.

- Вы согласны, Клара? Пойдемте же!

Клара встала и направилась к выходу.

В сотый раз Джимми Арчер повторял со слезами на глазах:

- Говорю вам, - не ябеда я и не фискал и наушничать не буду!

И взрослые начали постепенно верить ему. С тех пор как они хитростью выманили у загнанного в угол мальчишки признание, что в момент кражи с ним находился его сообщник, Джимми не только не сделался уступчивее, а, напротив, в его глазах появилось выражение ожесточения, которое все усиливалось. У него даже перестала дрожать нижняя челюсть. Он подтвердил, что, когда добычу разделили, ему досталось тридцать пять патронов, а приятелю - пятнадцать, но никакими ухищрениями - ни кнутом, ни пряником - его не удалось заставить произнести имя соучастника.

Потерпев фиаско, мистер Арчер и мисс Хенкель удалились в приемную на военный совет, оставив с Джимми в кабинете Клару и Диллона. Как правильно выразилась мисс Хенкель, им приходилось иметь дело с удивительным случаем упрямства, доведенного до фанатизма. Не помогали ни мольбы и просьбы Клары, ни призывы к здравому смыслу мисс Хенкель, ни угрозы и самые заманчивые обещания отца, ни перекрестный допрос Диллона.

- Лупцевать бесполезно, - заметил отец. - Знаю по опыту: уже пробовал. Еще больше упрется. Раньше я часто таскал его за уши, оттого-то, мне кажется, они и торчат в разные стороны, потом перестал - все равно никакого толку.

- Мы могли бы побеседовать со всеми мальчиками, которые в тот день присутствовали на занятии у мисс Бранд, - предположила директриса, - но это может затянуться, да и фамилии в журнал не записывались...

Вскоре к военному совету присоединился и Диллон. Выйдя из кабинета, он плотно прикрыл за собой дверь.

- Послушайте! - вмешался он в разговор. - Мы только напрасно тратим силы и время. С каждой минутой парнишка все больше замыкается в себе. Нет абсолютно ни малейшего шанса прежними методами заставить его произнести имя сообщника. А не стоит ли нам подключить его мать? Как будто она...

Ничего не выйдет, - заявил мистер Арчер твердо. - Обычно мой парень и моя жена отлично понимают друг друга. У нее свой подход: старается особенно не гладить его против шерсти. Но когда у Джимми появляется в глазах подобное выражение...

Конечно, если бы она повозилась с ним два или три дня... Не знаю...

- У нас нет двух или трех дней! - воскликнул Диллон. - Если вы сомневаетесь, что ваша жена справится с этой задачей, то надо попробовать решить проблему другим путем. У меня появилась одна идея.

Немножко сложно объяснить, но я постараюсь. В худшем случае мы потеряем не более часа или даже меньше, а план может дать желаемый результат.

Через пять минут, познакомив участников совещания со своим предложением, Диллон вернулся в директорский кабинет, где Клара не спускала отчаянного взгляда с залитой слезами угрюмой физиономии упорствующего малолетнего правонарушителя.

- Послушай, Джимми, - проговорил Диллон сурово, - я даю тебе еще один шанс назвать имя твоего приятеля, у которого остальные патроны. Это твой последний шанс.

Но мальчик с упрямым выражением лишь замотал головой.

- Значит, ты отказываешься? - Подождав пять секунд, Диллон продолжал: Прекрасно! Тогда я вынужден передать это дело полиции. Посмотрим, сможешь ли ты переупрямить закон. Ты не сможешь защищаться в суде, если будешь сидеть вот так, сложа руки, и лишь трясти головой. Тебе понадобится адвокат, и лучше поскорее его пригласить. У тебя есть хороший адвокат на примете?

- У меня еще никогда... не было адвоката, - с трудом произнес мальчик дрожащими губами.

- Тогда нельзя терять времени. Я уведомил твоего отца, что собираюсь обратиться в полицию, и он здорово напуган возможными последствиями. Мне кажется, он сможет порекомендовать тебе толкового адвоката, если ты его об этом очень попросишь.

Вот и все, что я хотел тебе сообщить, Джимми. Теперь пусть решает полиция. Я сейчас пришлю твоего отца. Пойдемте, Клара.

- Но, Тай, мы не можем...

- Пошли! - резко бросил Диллон. - Нам здесь больше нечего делать.

Джимми остался один. В приемной Диллон сказал Арчеру-старшему:

- Все в порядке. Пусть поразмышляет и поварится в собственном соку пять минут, потом действуйте. Только, ради бога, будьте предельно осторожны и постарайтесь сделать все так, как мы условились.

Не привозите сына до тех пор, пока я не дам знать.

Затем он вместе с Кларой поехал на Маунтен-стрит в адвокатскую контору "Эскотт, Броуди и Диллон".

Заговорщикам повезло. В перерыве между судебными заседаниями Эскотт заехал на работу и теперь перебирал бумаги в своем кабинете, так что искать его по близлежащим ресторанчикам не пришлось. Позвонив сперва в Пендлетонскую школу, Диллон направился к своему старшему партнеру и, посвятив его в суть проблемы, обрисовал намеченную схему действий. Опытный адвокат поначалу отказался играть отведенную ему роль, считая предложенный план неэтичным вмешательством в дела другой фирмы. Однако постепенно идея его все же заинтересовала и даже в какой-то мере позабавила, и он в конце концов согласился участвовать в операции.

Арчер-старший, видимо, все-таки столкнулся с известным сопротивлением: когда он прибыл вместе с сыном, часы показывали почти час пополудни. В приемной конторы сидела только молоденькая секретарша. Арчер-старший легонько подтолкнул своего отпрыска, и Арчер-младший, недоверчиво взглянув на девушку, пробормотал:

- Мне нужно видеть мистера Эскотта.

- Пожалуйста, как мне доложить?

- Джимми Арчер... младший.

Молодая женщина вышла. Вскоре вернувшись, она открыла дверцу деревянного барьера и, сопроводив мальчика по коридору, ввела его в кабинет.

Встав из-за стола, старая лиса Фил Эскотт обменялся с посетителем рукопожатием, усадил его в кресло и затем, без тени улыбки, серьезно поинтересовался:

- Итак, Джимми Арчер, чем могу быть тебе полезен? Какие-то противоречия с существующими законами?

- Да, сэр!- ответил мальчик, сидевший сгорбившись с несчастным видом.

- О чем конкретно идет речь? Предстоит судебный процесс или что-нибудь еще?

- Нет, сэр. Они хотят, чтобы я наябедничал, а я отказываюсь быть фискалом. Лучше сяду в тюрьму, а доносить не стану!

- Молодец! Могу лишь с уважением отнестись к подобной позиции. Дай пожму твою руку.

Неохотно и с опаской Джимми протянул руку, и они вновь обменялись рукопожатиями.

- И кто же хочет, чтобы ты наябедничал?

- Их навалилась на меня целая шайка. И мой отец, и мисс Хенкель, наша директриса, и эта женщина... они зовут ее Клара... у которой сестра за решеткой, и парень по имени Диллон, настоящий громила...

- Диллон? Знаю, знаю этого Диллона. Скверный малый! И на кого же они требуют, чтобы ты донес?

- На моего товарища, с которым мы взяли патроны из сумочки мисс Бранд. Я не предатель.

- Разумеется. Я это сразу заметил, лишь взглянул на тебя. И когда же вы взяли эти самые патроны? - Видя, что мальчик не отвечает, Эскотт медленно откинулся на спинку кресла и, сложив вместе кончики пальцев, воззрился на своего необычного клиента. - Ты, Джимми, конечно, понимаешь, что мне, как твоему защитнику, необходимо знать все подробности дела. Тебе известно, что значит иметь своего адвоката?

- Еще бы, всем известно. Это значит, что вы везде говорите за меня и представляете меня.

- Совершенно точно. - Эскотт едва сдержал улыбку. - Итак, когда ты и твой товарищ взяли патроны?

- Позавчера. Во время занятий по ритмической гимнастике. Мы прокрались в маленькую раздевалку и спрятались, потому что не любим заниматься пустяками. Там оказалась сумочка мисс Бранд, и мы хотели посмотреть, откроется ли замок...

- Подожди минутку! Патроны находились в ее сумочке?

- Да, сэр.

- Лежали в коробке, завернутой в бумагу и завязанной, и вы взяли всю коробку?

- Да, сэр.

На лице Джимми отчетливо отразилось вновь возникшее подозрение, однако Эскотт, будто ничего не замечая, невозмутимо продолжал:

- Ну конечно, мне отлично известны все детали этого дела! Надо же, какое совпадение! Человек, продавший патроны, поручил мне их найти и вернуть ему. Я не только твой, но и его представитель!

Просто невероятно, какое счастливое совпадение! - Эскотт выдвинул ящик стола, достал картонную коробочку и высыпал из нее на стол серебряные доллары. Сложив их башенкой, он сказал: - Взгляни на них.

- Вижу. И что?

- Как что? Да это же вознаграждение тому, кто вернет патроны! Десять серебряных долларов! Тебе здорово повезло, что ты случайно пришел именно ко мне, Джимми! Я знаю этого парня Диллона, он пытался собрать все патроны, чтобы получить вознаграждение! Подумать только, какой мошенник!

Появившуюся было на лице Джимми подозрительность сменило плаксивое выражение. Казалось, он вот-вот разрыдается от отчаяния.

- Но п... пожалуйста! - проговорил он, запинаясь. - У меня уже нет патронов! Их забрал мой отец, а теперь они наверняка достались этому м... мошеннику Диллону!

- Ну, не беда. Не беспокойся, Джимми, ты все равно получишь вознаграждение, я сам тебе его выдам. Поделим его пополам между тобой и твоим товарищем. Однако, чтобы, как положено, завершить, наше дельце, соблюдая все формальности, нужно пригласить твоего товарища сюда, ко мне в кабинет, и уже здесь я вручу каждому из вас по пять...

- Постойте! - воскликнул Джимми, и выражение его лица опять изменилось. Это несправедливо!

- Что несправедливо?

- Давать ему столько же, сколько и мне. Разделить вознаграждение нужно так же, как мы разделили патроны. Тогда мне досталось тридцать пять штук, а ему только пятнадцать!

На какой-то момент Эскотт лишился дара речи и теперь взглянул на Джемса Арчера-младшего уже без всяких снисходительных эмоций взрослого по отношению к ребенку, как деловой человек на делового человека.

- Ну что ж, - наконец пришел к выводу адвокат, - уладить проблему необходимо путем взаимных переговоров и выработки соответствующего соглашения. Для этого потребуется обязательное присутствие твоего приятеля. Тогда мы втроем сможем покончить со всем разом.

- Я схожу за ним. - Джимми вскочил с кресла с решительным видом.

- Будет лучше, если мы пошлем за ним кого-нибудь, а ты пока подождешь здесь. Так быстрее. Как его зовут?

- Эрик Снайдер. У него рыжие волосы. Он живет на Гумбольт-стрит, 319. Учится в четвертом...

Эскотт нажал на кнопку, встроенную в письменный стол, и приказал вошедшей секретарше:

- Передайте мистеру Тайлеру, чтобы съездил за Эриком Снайдером, проживающим на Гумбольт-стрит, 319. Он ученик четвертого класса, рыжеволосый. - Когда молодая женщина удалилась, Эскотт вновь обратился к своему клиенту: А пока мы можем сделать предварительный расчет, сколько причитается каждому из вас. Итак, если вознаграждение разделить в той же пропорции, как вы поделили патроны, то на твою долю придется семь долларов, а Эрик получит три. Правильно?

- Кажется, не совсем так... - Джимми снова выглядел настороженным и недоверчивым. - Три доллара всего за пятнадцать патронов - вроде бы слишком много. - Он сильно нахмурился. - Дайте мне карандаш и листок бумаги.

Эскотт передал ему и то и другое.

Глава 9

Скосив один глаз в сторону плевательницы, Кеннет Чемберс, шериф округа Силверсайд, с расстояния в восемь футов смачным плевком попал точно в цель.

- Уже слышал, и не раз, - промямлил он, растягивая слова. - Но поверь мне, к этому приложил руку Скуинт Харли.

Сидевший за своим письменным столом в собственном служебном кабинете шериф Паркового округа Билл Таттл ворчливо заметил:

- Просто у тебя зуб на Харли.

Ворчливый тон Таттла объяснялся не только жарой, но еще и двумя-тремя серьезными неприятностями.

- Ну и что из этого? - спросил Кеннет. - Любой на моем месте заимел бы. Разве не он убил Чарли Бранда именно в моем округе и затем вышел сухим из воды только потому, что, по мнению пары умников, пуля была выпущена не из его револьвера?

Они называют это наукой! Скоро они, измерив ширину моей филейной части, смогут объявить мне, где я сидел в последний раз! - Он плюнул еще раз и чуть не промахнулся. - А разве Харли не мог заранее смастерить собственный патрон? Или использовать другой револьвер?

- Послушай, Кен, я довольно внимательно следил за тем судебным процессом и скажу тебе откровенно: вы оба - ты и прокурор - выглядели как два олуха царя небесного. Вы не имели ни одной путной улики против Харли, кроме того факта, что он в то время бродил где-то поблизости, и тем не менее вы вцепились в него мертвой хваткой. Если бы ты нашел у него деньги убитого или обнаружил место, где он их спрятал, тогда другое дело.

- Он виновен, как медведь, забравшийся в пчелиный улей.

- Возможно, но ты ведь не представил никаких доказательств его вины. И вот теперь мчишься по адской жаре в Коуди, чтобы добавить мне хлопот, словно их у меня без того мало! Разве я не говорил по телефону, что Харли не имеет отношения к вчерашнему убийству? Он поднялся наверх попросить у Джексона денег и застал девицу с револьвером в руке рядом с трупом.

- А мне плевать на то, что ты мне говорил, - не уступал Чемберс. - Я убежден: Харли замешан и в этом преступлении. Зачем он поперся к Джексону так поздно? И с какой стати ему понадобилось вообще тащиться к нему? На протяжении последних полутора лет после того, как тупоумные присяжные оправдали этого бандюгу, Джексон постоянно отказывался иметь с ним дело. Насколько мне известно, Харли получил кое-какие крохи от Берта Доула из Ларами и с тех пор сосет лапу. И где же он теперь? Наверное, ты опять позволил ему благополучно ускользнуть?

- Никоим образом. На предстоящем судебном процессе он будет главным свидетелем.

- Как бы не так! Подсудимым - ему это больше подходит. - Шериф округа Силверсайд в очередной раз с неизменной точностью послал плевок в цель. - Вот возьму его как следует в оборот, и тогда посмотрим.

- Но не в моем округе, дружище, не в моем округе, - произнес Таттл уже с явным вызовом. - Испортить настроение главному свидетелю из чистого упрямства? Да ни за что на свете! Мы не обнаружили ни малейшего намека на причастность Скуинта Харли к убийству Джексона, и нет никаких оснований предполагать, что доказательства его вины существуют. Наши округа граничат, Кен, и как сосед ты меня вполне устраиваешь, но тебе не удастся будоражить моих овечек в моем же загоне. Черт возьми, в этом проклятом деле и так достаточно темных пятен! Возвращайся домой и лови угонщиков скота или займись еще чем-нибудь. С удовольствием поменялся бы с тобой местами... Извини...

Зазвонил телефон, Таттл снял трубку и, выслушав сообщение, коротко распорядился:

- Пусть войдет.

- Ну а я побегу по своим... - начал было Чемберс, поднимаясь.

- Останься! Если ты сейчас уйдешь, я поручу своим ребятам повсюду следовать за тобой по пятам и не спускать с тебя глаз. Пришел священник, и ты побудешь здесь, пока мы не закончим разговор.

Дверь отворилась, и в кабинет вошел Руфус Тоул со своей нелепой соломенной шляпой в руке и в черном сюртуке, застегнутом на все пуговицы. К широкому лбу прилипла мокрая от пота прядь черных волос.

Приближаясь к письменному столу с протянутой для рукопожатия свободной рукой, он грудным, мелодичным голосом проговорил:

- Благослови вас Господь, брат Таттл... Да, конечно, я знаком с братом Чемберсом, точнее, мне известно, кто он. Видел его, разумеется на процессе, когда судили того несчастного, якобы убившего Чарлза Бранда. Мир праху его.

- Присядьте, доктор, - пригласил Таттл любезно. - Чем могу быть полезен?

- Хвала Господу! - начал Руфус Тоул, с привычной неторопливостью вешая соломенную шляпу на спинку стула и усаживаясь со сложенными на коленях руками. - Вы можете воспринять истину и руководствоваться ею. Истина Господня принадлежит Ему, и только она вечна, но существует еще и мирская истина, и часто именно ее - увы! - избирают в качестве ориентира. - Внезапно голос его окреп, глаза засверкали. - Но истина Господа нашего восторжествует! - Огонь в глазах Тоул а погас, и голос вновь сделался ровным и спокойным. - Я трижды пытался встретиться с Делией Бранд, но она не хочет меня видеть. Наотрез отказывается говорить со мной.

- Да, я слыхал об этом. - Шериф выглядел немного смущенным. - Сожалею. Однако надзиратель не знает, каким образом ему посодействовать вам...

- Понимаю. Вера и милосердие не вторгаются силой, скромный служитель Господа Бога должен ждать, пока двери сердца сами распахнутся. Бедное невинное дитя! Да снизойдет на нее благословение Божье!

- Невинное, сказали вы? - нахмурился Таттл.

- Именно. На мой взгляд, она не виновна. Не думаю, что мисс Бранд убийца. Но даже если она и виновна в соответствии с мирскими канонами, кто вы такие, чтобы ее судить? Только Бог вправе клеймить Каина. За свои грехи я отвечаю перед Всевышним! Осуждая и наказывая, вы узурпируете Его власть и отрицаете Его милосердие!

- Ваши слова, несомненно, хороши для воскресной проповеди, а на нас возложена обязанность обеспечивать соблюдение законов. Зачем принимать законы, если не для того, чтобы исполнять?

- Я знаю, - вздохнул Руфус Тоул. - Кесарево кесарю. Бесполезно пытаться уговорить мисс Бранд изменить свою позицию, а потому я пришел заявить вам, что человек, которого Делия Бранд хотела убить, - я.

К несчастью, конец фразы священника застал Кена Чемберса в ответственный момент очередного прицеливания, и он промахнулся почти на целый фут. Таттл некоторое время сидел разинув рот и вытаращив глаза, а затем многозначительно хмыкнул.

- Позвольте пояснить, - понимающе кивнул Руфус Тоул. - Я не сознавал, что бедняжка желает моей смерти, хотя мне было известно о неприязни ко мне, наполнявшей ее сердце. Когда же я прочитал в газете, что, покупая патроны в магазине спортивных товаров, она объявила о своем намерении застрелить человека, я сразу догадался: мисс Бранд имела в виду меня.

К сожалению, я не вправе сообщить вам причины, заставившие ее возненавидеть меня, но уверяю вас: причины существуют. Без преувеличения можно утверждать, что она испытывала ко мне жгучую ненависть.

Слов нет, я хотел встретиться с мисс Бранд и убедить ее перед лицом выпавшего на ее долю тяжелого испытания уповать на мудрость и милосердие нашего Господа, но я также рассчитывал добиться от нее разрешения сообщить вам о ее отношении ко мне и, в известных рамках, о причинах, породивших такие чувства в ее душе. Однако мисс Бранд отказывается встречаться со мной. Следовательно, я не вправе раскрыть вам причины, но уверяю вас: она ненавидит меня и именно меня собиралась убить.

- Довольно скверным стрелком она оказалась.

Эти слова произнес Кен Чемберс. Таттл сердито взглянул на него, Руфус Тоул проигнорировал реплику.

- Ну что ж, доктор, вы меня в самом деле сильно удивили. Ваши слова производят большое впечатление, они звучат почти неправдоподобно.

- И тем не менее все сказанное мною - сущая правда.

- Возможно. Но если бы вы хоть отчасти пояснили причины ненависти к вам со стороны мисс Бранд...

- Нет, не могу. Доверие между пастырем и членами его паствы свято.

- Разумеется, как же иначе. Мисс Бранд когда-нибудь прямо угрожала или говорила вам о своих чувствах?

- Нет. Но для меня ее душа - открытая книга.

- Говорила ли она когда-нибудь кому-то о своем желании убить вас?

- Мне это неизвестно.

- Тогда какое отношение имеет ваше сообщение, в правдоподобности которого я нисколько не сомневаюсь, к тому факту, что мисс Бранд застали возле трупа Дана Джексона с револьвером, из которого его только что застрелили?

- Мои заключения об истинных чувствах мисс Бранд убедили меня в ее полной невиновности, - ответил Руфус Тоул, возвышая голос. - Кроме того, я хочу предупредить вас, сэр, - и, пожалуйста, отнеситесь к моим словам с должным почтением, - существует еще одна веская причина, которую я не могу раскрыть, позволяющая мне со всей определенностью утверждать, что мисс Бранд не убивала Дана Джексона, упокой Господь его душу.

- Довольно смелое заявление, доктор.

- Я абсолютно точно знаю, что мисс Бранд не виновна.

- Послушайте, преподобный отец. - В голосе Таттла зазвучали официальные нотки. - Надеюсь, вы знаете: закон не признает за служителем церкви права на сохранение в тайне ставших ему известными сведений о серьезном преступлении, тем более убийстве. Вы говорили о святости доверия между пастырем и членами его паствы. Однако ссылки на подобные понятия не будут приняты в качестве оправдания, если обнаружится...

- Бог оправдает! - В глазах Руфуса Тоула вновь загорелся фанатичный огонь, и в голосе зазвучала непоколебимая убежденность. - Неужели, шериф, вы всерьез вообразили себе, что я подчинюсь вашим приказам или испугаюсь угроз? Боже сохрани! Неужели вы и впрямь полагаете, что я откажусь хотя бы от мимолетного благосклонного взгляда Всевышнего с небес ради предоставленной мне - вами или кем-либо еще - возможности для мирского оправдания собственных поступков? Глубочайшее заблуждение не только перед Богом, но и перед людьми!

Таттл пристально смотрел на священника. В конце концов он, по всей видимости, нашел бы подходящий ответ, однако время было уже упущено. Его размышления прервал телефонный звонок. Выслушав сообщение, Таттл попросил пока не пропускать посетителя. Но или шерифа не поняли, или же не очень-то считались с его распоряжениями: не успел он положить телефонную трубку, как дверь с треском распахнулась и в комнату ворвался молодой мужчина. Не в состоянии сразу затормозить, он по инерции проскочил до самого письменного стола Таттла.

- Я сказал, что занят! - крикнул шериф. - Просил вас подождать!

- А мне все равно, заняты вы или нет, - заявил Тайлер Диллон, тяжело дыша, скорее, пожалуй, от волнения, чем от физического напряжения. - Мое дело не терпит отлагательств. У меня...

- Кто ваш клиент на сей раз?

- У меня нет клиента, но зато есть доказательства, которые помогут очистить Делию Бранд от всяких необоснованных подозрений!

- В самом деле? Почему бы вам не отправиться с вашими доказательствами к адвокату Делии Бранд?

- Да потому, что не имеет смысла понапрасну терять время. Факты неопровержимы. Пригласите кого-нибудь для стенографирования. Со мной свидетели. Нужно официально запротоколировать...

- Успокойтесь, - шериф снял телефонную трубку, - вам не удастся еще раз заморочить мне голову вашими адвокатскими штучками. - Затем, обращаясь к кому-то на другом конце провода, он продолжал: - Попросите Эда Бейкера, если можно, спуститься сейчас ко мне в кабинет... Эй, куда вы?

- Я приведу свидетелей.

- Повремените. Сперва вы расскажете обо всем окружному прокурору.

- Пожалуйста...

- До прихода прокурора вы можете сидеть или стоять, как вам заблагорассудится... и только.

Откинувшись на спинку кресла, Таттл с раздражением и недовольством взглянул сперва на своего коллегу-шерифа, потом на преподобного Руфуса Тоула и в заключение - на молодого адвоката, который настойчиво искал клиента. За всю свою долгую служебную карьеру ему еще не приходилось наблюдать столько суматохи, поднятой из-за одного мертвеца. Нагнетание страстей таило в себе серьезную опасность и для него самого. В такой решающий момент он не имел права ошибаться в выборе позиции, тем более в столь запутанном деле, как это, с которым подспудно оказались связаны самые влиятельные силы штата. Ему было уже около шестидесяти лет, он порядком подустал, а денег так и не накопил.

Таттл как раз решал вопрос: не выпроводить ли ему священника и коллегу из Силверсайдского округа, когда в кабинет вошел Эд Бейкер и, подойдя к письменному столу, спросил:

- Итак, Билл, в чем дело?

- Ко мне опять явился тот самый Диллон. Он утверждает, что располагает какими-то доказательствами.

- Ах, это вы, - резко развернулся на каблуках Бейкер. - О каких доказательствах идет речь?

- Которые полностью снимут с Делии Бранд всякие подозрения.

- Где ее адвокат?

- Не знаю и знать не хочу. Я исхожу из предположения, что у вас нет враждебных чувств по отношению к Делии Бранд и что, если вам будут предоставлены факты, довольно убедительно говорящие в пользу ее невиновности, вы не станете держать ее в заключении. Я понимаю, рассказ Пеллетта о пропаже сумочки вызвал у вас сомнение, поскольку тогда никто не мог подтвердить его слова, да к тому же он - ее родной дядя. Теперь все выглядит иначе. В моих руках доказательства.

- Какие?

- Пригласите стенографа.

- Сперва изложите суть дела.

- Как хотите. Я не забуду собственных слов, и у меня множество свидетелей. Постараюсь быть предельно кратким. Как вам известно, во вторник утром Делия купила в лавке Макгрегора пачку патронов.

Тогда же продавец осмотрел револьвер, который она принесла с собой, и убедился, что он не заряжен. Продавец подтвердил это в интервью газете "Таймс стар".

Во вторник же днем Делия оставила свою сумочку вместе со шляпкой на полке в раздевалке рядом с гимнастическим залом. В раздевалку прокрались два подростка и, пока Делия разучивала с учениками упражнения ритмической гимнастики, украли из ее сумочки купленную утром пачку патронов. Ничего другого они не взяли, но видели в сумочке револьвер. Патроны мальчики отнесли к себе домой, а сейчас они у меня в этом кармане, все пятьдесят штук, целехонькие.

Спрашивается: где Делия взяла патрон, которым она якобы застрелила Джексона, и те остальные, которые оставались еще в барабане?

- Во всяком случае, кто-то достал патроны и застрелил Джексона, - напомнил Бейкер.

- Но только не Делия Бранд. Где она могла их приобрести?

- А кто поручится, что патроны в вашем кармане - те самые, которые она купила в лавке Макгрегора во вторник утром?

- Не беспокойтесь. Это абсолютно точно установлено. Подростки, выкравшие патроны, - в приемной.

- Делия Бранд никогда не упоминала о том, что у нее украли патроны. По ее словам, у нее похитили сумочку со всем содержимым.

- Это случилось позднее, сумочку вытащили из незапертой машины. Она просто не заметила пропажи патронов. Дело совершенно ясное, комар носа не подточит. Настолько ясное, что я даже не счел нужным посылать к Делии сестру с тем, чтобы предупредить ее ненароком не ляпнуть, что она видела в своей сумочке упаковку с патронами после окончания занятий в Пендлетонской школе. И без предупреждения Делия не могла сказать ничего подобного, потому что к тому времени патроны уже находились в другом месте. Словом, абсолютно никаких оснований сомневаться.

Некоторое время окружной прокурор стоял в раздумье, покусывая нижнюю губу и продолжая смотреть на Диллона, затем, повернувшись к шерифу, распорядился:

- Пусть введут этих ребят, Билл.

В ответ на команду шерифа население его кабинета увеличилось сразу не на два, а на четыре человека. Впереди маршировала Клара, на утомленном лице надежда и страх, за ней следовали Джимми и Эрик, замыкал шествие Джемс Арчер-старший с переброшенным через руку пальто. Молодой чиновник помог их рассадить и удалился.

Диллон представил вновь прибывших окружному прокурору, который начал с Джимми.

- Во вторник днем ты находился в Пендлетонской школе?

- Да, сэр.

- С какой целью?

- Посещал классные уроки.

- Что ты делал в то время, когда мисс Делия Бранд проводила занятия?

- Я кое-что искал, чтобы получить вознаграждение.

- Вознаграждение? Ну и как? Получил ты его?

- Да, сэр.

- Кто тебе его выдал?

- Мистер Эскотт, мой адвокат.

- Понимаю. Выдавая вознаграждение, он объяснил тебе, что следует говорить, когда тебя доставят сюда?

- Нет, сэр.

- Быть может, кто-то другой научил тебя, как нужно отвечать на вопросы?

- Да, сэр.

- И что же он тебе посоветовал?

- Говорить только правду.

- Ах, бросьте, Бейкер, - перебил с досадой Диллон. - Все это вздор! Есть сколько угодно свидетелей: родители обоих мальчиков, директор школы...

- Благодарю вас, обойдусь без подсказок, - ответил окружной прокурор и возобновил допрос Джимми.

- И что же ты нашел?

- Коробку с патронами.

- Где ты ее обнаружил?

- В сумочке мисс Бранд. Я находился в раздевалке с Эриком, и я шепнул ему...

Рассказ Джимми о дальнейших событиях занял более часа. Сперва с ним, потом с его другом Эд Бейкер подробнейшим образом разобрал мельчайшие детали эпизода, а затем повторил всю процедуру еще раз. Вслед за тем он с не меньшей тщательностью опросил Джемса Арчера-старшего, после чего вновь занялся Джимми, интересуясь обстоятельствами его визита в адвокатскую контору "Эскотт, Броуди и Диллон" и капитуляции перед заманчивым блеском серебряных долларов. Все это время Диллон нетерпеливо расхаживал взад и вперед по кабинету. Потом зазвонил телефон, и шериф после короткого разговора, не кладя трубку, повернулся к окружному прокурору.

- Это Франк Фелан, - пояснил он, прикрыв микрофон ладонью. - Говорит, что едет сюда с чем-то важным, и просит тебя быть на месте.

- Ну, я, как видишь, пока не собираюсь исчезать, - ответил Бейкер с раздражением. - Пусть только не потеряет это важное по дороге!

Еще пять минут беседы с Джимми - и Эд Бейкер окончательно убедился, что выжать из свидетелей больше ничего не удастся. Вопросы иссякли. С

' минуту окружной прокурор молча рассматривал подростка, затем, обращаясь к Диллону с кислой миной, заявил:

- Ну что ж, это действительно весьма любопытные сведения. Поздравляю. Но мне кажется, было бы правильнее, если бы вы пришли с ними не ко мне, а к адвокату защиты. Вам следует поскорее исправить свою ошибку.

- Исправить ошибку? - вытаращил глаза пораженный Диллон. - Какие доказательства вам еще нужны? После всего того, что вы здесь слышали, у вас еще хватает духу продолжать держать ее...

От возмущения у Диллона сорвался голос.

- Остыньте, Диллон, и поразмыслите хорошенько.

Какое отношение имеет ко всему этому мой дух? Должен признать, вам удалось раскопать заслуживающие внимания факты, которые позволят Харви Ансону обратиться в суд с исковым заявлением, оспаривающим законность ареста Делии Бранд, и тогда нам предстоит решить, стоит ли настаивать на содержании ее под стражей. Я заранее обо всем подумаю. Существует масса улик, указывающих на ее вину; на моем месте вы бы действовали точно так же.

- Но, черт возьми, что еще вам требуется? Ведь это доказывает, что Делия Бранд не могла...

- Это доказывает лишь одно: если она застрелила Джексона, то не патроном, купленным в лавке Макгрегора утром во вторник. Конечно, полученные вами сведения являются довольно веским аргументом в пользу невиновности Делии Бранд, и от меня, безусловно, зависит... Это еще что такое?

Дверь распахнулась, и раздался топот множества ног. Все находившиеся в кабинете шерифа с удивлением воззрились на толпу, растекавшуюся по комнате, которая, казалось, с трудом вмещала всех желающих здесь присутствовать. Впереди шествовал Лем Саммис, следом - Куинби Пеллетт, затем гуськом шли: полицейский в форме, высокий, худой, светловолосый юноша в вязаной рубашке и льняных полосатых брюках, начальник городской полиции Фелан и еще один полицейский в форме. Замыкал группу, как обычно, с невозмутимым видом и минимальными затратами энергии Харви Ансон.

Преподобный Руфус Тоул потихоньку встал со своего стула и отошел к стене. Джемс Арчер-старший предусмотрительно согнал мальчиков с их мест, однако вновь прибывшие были настроены довольно агрессивно, а потому остались стоять.

Посмотрим, как вам понравится наш сюрприз, - начал Лем Саммис, обращаясь к Эду Бейкеру. - Вы представили Куина Пеллетта лжецом, не так ли? Когда вы вылетите с работы, Эд, не рассчитывайте на мою помощь!

Фелан посоветовал шерифу очистить помещение от лишних людей. И тут, усиленно работая локтями, к окружному прокурору протиснулся Харви Ансон, его тихий высокий голос сразу привлек к себе всеобщее внимание.

- Знаете, Бейкер, я мог бы подняться прямо к судье Гамильтону, но потом подумал, что, возможно, вы хотели бы узнать обо всем неофициально, так сказать, в порядке любезности с нашей стороны. У нас есть свидетель, которого вам полезно выслушать.

- Свидетель? Кто такой?

- Спросите вот его, - ответил Ансон, указывая большим пальцем на светловолосого юношу. - Он вам все объяснит.

- Быть может, мы пройдем с ним наверх, в мой рабочий кабинет? - заметил Бейкер, окидывая юношу острым взглядом.

- Нет необходимости. Наш свидетель не робкого десятка. Выступление при таком стечении народа доставит ему только удовольствие; кроме того, нам тоже будет интересно его послушать.

А между тем публика уже затаила дыхание в ожидании увлекательного зрелища. В наступившей тишине особенно отчетливо раздался звук плевка, попавшего точно в цель. На этот раз шериф Силверсайда не подкачал. Один из полицейских подтолкнул светловолосого юношу вперед.

- У вас есть что нам сообщить? - спросил его Бейкер.

- Да, есть, - ответил юноша. Голос его прозвучал немного пискляво, но вовсе не от смущения или неуверенности. - Можно начинать? - спросил он.

- Минуточку. Ваше имя, фамилия и род занятий?

- Зовут меня Клемент Ардайс Купер, я учусь в университете и проживаю в Комсток-Холле.

- Хорошо. Теперь начинайте, - буркнул Бейкер хмуро.

- Во вторник около четырех часов пополудни я стоял на Халли-стрит недалеко от "Тихой гавани" и изучал типы...

- Какие еще типы?

Типы людей. Хотите, чтобы я, рассказывая, разжевывал каждую мелочь?

- Я хочу только одного: чтобы вы сообщили нам толком, свидетелем какого события вы являетесь.

- Тогда, пожалуйста, не перебивайте. Я стоял на Халли-стрит и, наблюдая за проходившими мимо людьми, обратил внимание на довольно любопытного субъекта. Я классифицировал его как экстраверта с неустойчивой психикой, относящегося к филотипу "Б". Двигаясь по краю тротуара, он в своеобразной манере заглядывал в припаркованные автомобили, в то же время стараясь не привлекать к себе внимания и постоянно осматриваясь. Но я - психолог, умею наблюдать за людьми незаметно для них. Я видел, как этот человек в конце концов открыл дверцу одного из стоявших поблизости автомобилей и взял кожаную дамскую сумочку. В этот момент он находился от меня на расстоянии примерно тридцати шагов. Почти тут же к нему подошел и заговорил с ним другой мужчина. Первый что-то ответил, бросил сумочку в руки второму и удалился.

Тот, кто остался, несколько секунд стоял неподвижно и смотрел вслед удалявшемуся субъекту, а затем вместе с сумочкой ушел в противоположном направлении. Это был Куинби Пеллетт.

- Вы хотите сказать, что знали его раньше?

- Вовсе нет. Никогда не встречал его до того момента. Сегодня утром я увидел его фотографию на первой полосе газеты в качестве иллюстрации к известному объявлению. Прочитав его, я в два часа, после окончания занятий, отправился в полицейский участок. Послали за Куинби Пеллеттом, и, когда он явился, я, естественно, без труда его опознал.

- Разумеется, как человека, чей снимок вы видели в газете? - с легким сарказмом заметил Бейкер.

- Заблуждаетесь. Как человека, за которым наблюдал во вторник на Халли-стрит. - Диалог с окружным прокурором явно забавлял студента. - Вас нетрудно разгадать. Вы довольно примитивная натура. Почти инфантильная. С удовольствием провел бы с вами несколько психологических тестов.

- Премного благодарен. Если понадобятся какие-то тесты, то проводить их буду я сам.

Бейкер смотрел на юношу с возмущением и обидой, но эти чувства относились совсем не к нему.

Харви Ансон в своем репертуаре! Устроить такой спектакль в присутствии целой шайки любопытных, причем без всякого предупреждения...

- У вас есть ко мне вопросы? - поинтересовался психолог.

- Да, сколько угодно, - резко бросил Бейкер. - Сперва о мужчине, который взял из автомобиля сумочку. Вам описывали его наружность?

- Описывали? Зачем? Кто мог его описывать?

- Любой из тех, кто сейчас находится в этой комнате или даже... отсутствует. Возможно, вам показывали его фотографию.

Теперь я понимаю, куда вы клоните, - насмешливо заметил Купер. - С удовольствием отвечу. Хотя с виду я несколько худощав, но это еще ничего не значит и не должно создавать у вас ложного впечатления. В университете я вторая ракетка. Если вы освободите достаточно пространства в этой комнате или потрудитесь выйти со мной в переулок, я выколочу из вас дурные манеры.

- Здесь не место... - начал было ошарашенный прокурор.

- Места вполне достаточно, - перебил его студент, голос которого сделался писклявее; в остальном же он сохранил спокойствие. - Я пришел сюда, чтобы рассказать вам о том, что я видел собственными глазами, а вы прибегаете к дешевым оскорбительным уловкам. Если вы хотите прямо спросить меня, не лгу ли я, и дать мне шанс ответить "нет", то я не имею ничего против подобного подхода, но вместо этого вы пытаетесь трусливо, исподтишка намекать на что-то. Ваш главный недостаток - низкий коэффициент интеллектуального развития. Если бы я в действительности - по собственной инициативе или поддавшись на уговоры - изобрел историю, у меня хватило бы мозгов сделать ее абсолютно неуязвимой для любых ваших фокусов, которые вы в состоянии придумать. Меня не удивляет, что вы занимаете должность прокурора. Вероятно, вам больше нигде не удалось бы заработать себе на хлеб.

- Мне следовало предупредить вас, Бейкер, - усмехнулся Харви Ансон, кивнув в сторону студента. - Довольно крепкий орешек. Примерно то же самое он заявил и мне. Почему бы вам не поинтересоваться его связями - родственными и иными и постараться выяснить, каким образом мы могли бы склонить его к лжесвидетельству?

- Спасибо за совет, я так и сделаю, - ответил Бейкер, свирепо глядя на юношу. - Чем занимается ваш отец?

- Он геодезист.

- Кто?

- Директор участка федеральной геодезической службы, - улыбнулся снисходительно студент.

- Он знаком с начальником полиции, или Куинби Пеллеттом, или с семейством Бранд? Быть может, с мистером Ансоном или мистером Саммисом?

- Нет.

- А вы?

- Не знаком и не желаю познакомиться. Презираю разных там адвокатов, финансистов, политиков.

- Вы узнаете мужчину, если вам его покажут?

Того, который вытащил сумочку из автомобиля?

- Разумеется. Разве я не говорил, что внимательно изучал его?

- Почему бы тебе в самом деле не испытать парня, Эд? - вмешался Франк Фелан. - С удовольствием бы посмотрел на этот спектакль. Мы могли бы поставить Роули в ряд с дюжиной других молодцов.

- Бьюсь об заклад, Франк, тебе это доставило бы огромное удовольствие, процедил окружной прокурор сквозь зубы и вновь взглянул на психолога. - По вашим словам, вторым мужчиной был Пеллетт и он ушел с сумочкой. Что он с ней сделал?

- Не знаю. В этот момент в поле моего зрения попала молодая женщина монголоид, с типичным...

- Я уже говорил вам, что я с ней сделал! - перебил Куинби Пеллетт. Сперва я выпил на углу кружку пива...

- Я вас не спрашивал и все прекрасно помню, - резко остановил его Бейкер и, обращаясь к студенту, спросил: - Кто-нибудь видел вас на Халли-стрит днем во вторник?

- Разумеется. Время от времени я обменивался впечатлением о результатах наблюдений со своей компаньонкой, мисс Гризельдой Эймс, дочерью профессора горного факультета.

Ошеломленный Бейкер буквально вытаращил глаза:

- Она была с вами все это время, хотите вы сказать?

- Совершенно верно.

- И вместе с вами наблюдала этот эпизод с начала и до конца?

- Точно так.

- Почему же тогда, ради всего святого, вы ни словом не обмолвились об этом? - изумился Бейкер, воздевая руки к небу.

- По-моему, я говорил, - заявил юноша с невозмутимым видом. - Фактически лишь по настоянию мисс Эймс я откликнулся на объявление. Мне представлялось это чем-то вроде донкихотства. Если вы пожелаете, она охотно подтвердит мои слова, хотя, на мой взгляд, в этом нет необходимости. И я нисколько не сожалею, что отозвался на объявление. - Он медленно обвел глазами присутствовавших. - Лица взволнованных людей, испытывающих внутреннее напряжение, необычайно выразительны и красноречивы...

Харви Ансон хихикнул.

Резко повернувшись к нему, окружной прокурор спросил:

- Итак, Ансон?

- Ну что ж, Бейкер, - пожал плечами Ансон. - Как видно, весь вопрос сводится лишь к тому, нужно ли мне начинать официальную процедуру по освобождению Делии Бранд из-под стражи или обойдемся без нее? Откровенно говоря, исковое заявление уже подготовлено и лежит у меня в кармане. Сперва я собирался изложить свои аргументы у судьи, основываясь на показаниях Куинби Пеллетта, но тут весьма кстати подвернулся этот юный психолог.

- И вместо того, чтобы познакомить меня с новыми материалами так, как это принято среди коллег-юристов, вы устроили настоящий цирк на глазах многочисленных зрителей!

- Вы совершенно правы. Лему Саммису и мне лично не по нутру прослеживающиеся в ваших действиях некоторые тенденции, которые вы стали весьма откровенно демонстрировать в последнее время.

Так как же: идти мне или нет с исковым заявлением к судье Гамильтону?

- Нет необходимости, - ответил Бейкер раздраженно и, повернувшись к шерифу, распорядился: - Билл, сходи-ка за Делией Бранд, а я тем временем оформлю необходимые документы. Держи ее здесь, пока я не вернусь. Много времени это не займет, всего несколько минут. Пойдемте со мной, Ансон.

С этими словами окружной прокурор вместе с адвокатом защиты покинули кабинет. Шериф встал из-за стола и тоже вышел в другую дверь. Кен Чемберс ловко плюнул и не промахнулся. У Клары невольно вырвался короткий крик радости, и Тайлер Диллон легонько похлопал ее ло плечу.

- Тай! - зашептала она, сияя. - Они собираются ее освободить! Она скоро будет свободна!

- Да, верно, она сейчас к нам придет, - успокоил он девушку и, подойдя к студенту, стал с энтузиазмом трясти ему руку. Тот снисходительно позволил адвокату выразить таким путем свою признательность.

Священник Руфус Тоул, покинув свой пост у стены, приблизился к Кларе Бранд и произнес:

- Хвала Господу, мое дитя! Хвала Ему за своевременное благословенное вмешательство!

Затем, не ожидая выражения согласия с этим утверждением, он возвратился на прежнюю позицию.

Его сменил Куинби Пеллетт. Склонившись над Кларой и сжимая ее локоть, он быстро заговорил:

- Нам здорово повезло, правда, Клара? Какая удача, что этот студент видел, как я отнял сумочку.

Какой прекрасный юноша и как хорошо, что с ним была девушка! Какое счастливое совпадение!

- Да, все это просто чудесно, дядя Куин! - согласилась Клара, не сводя глаз с двери.

Но вот она распахнулась, и в комнату вошла Делия Бранд, а вслед за ней шериф. - Тайлер Диллон бросился ей навстречу, но, сделав три шага, сконфузился и остановился. Делия выглядела спокойной, не побледневшей и не осунувшейся. Если бы студенту-психологу вздумалось изучать утомленные и напряженные физиономии, она оказалась бы наименее подходящим объектом. Обведя взглядом толпу и заметив Клару, Делия подбежала к ней и, обнимая и целуя, воскликнула:

- Сестричка, что случилось? Я действительно...

Неужели все позади? - Они продолжали держать друг друга в объятиях. - Но что произошло? И ты тоже здесь, Тай?.. Хорошо, можешь поцеловать меня в щечку... Ну, чего стоишь! Полюбуйся на себя, ведь тебя всего трясет... Хорошо, мистер Саммис, поцелуйте меня... и ты, дядя Куин, хотя, я знаю, ты не любишь на людях проявлять свои чувства...

Окружив Делию, ее друзья громко говорили, восклицали все одновременно, перебивая и не слушая друг друга; за захватывающей сценой с интересом наблюдали: ухмылявшийся Франк Фелан и двое полицейских в форме, снисходительно улыбавшийся психолог, довольные мистер Арчер и двое мальчишек, Кен Чемберс, делавший вид, что все это его совсем не касается, и преподобный Руфус Тоул, который шевелил губами в беззвучной молитве. Именно такую картину застали вернувшиеся Харви Ансон и Эд Бейкер.

Подойдя к шерифу, Бейкер вручил ему бумаги, пояснив:

- Вот постановление, Билл, передай его тюремному надзирателю. - Затем он повернулся и возвысил голос: - Мисс Делия Бранд! Пожалуйста! - Все собравшиеся застыли в ожидании. - Мисс Бранд, - начал Бейкер официальным тоном, чеканя каждое слово, - вы освобождаетесь из-под стражи. Искренне сожалею о том, что вас - пусть временно - обвинили в преступлении, которого вы не совершали.

Я не приношу извинений, так как обвинение было предъявлено под давлением улик, которые, казалось, не вызывали сомнений. Ваше освобождение отнюдь не означает, что обвинение не может быть предъявлено вновь в случае обнаружения новых фактов, хотя лично я считаю это маловероятным. Однако хочу, чтобы вы ясно представили себе свое положение. - Бейкер внимательно и твердо посмотрел на собравшихся. - Существуют подозрения, что, арестовывая мисс Бранд, я руководствовался иными соображениями, отличными от заботы о соблюдении законов.

Это неверно. Если мисс Бранд не виновна - а я теперь в этом убежден, никто не радуется ее освобождению больше, чем я. И позвольте сказать вам следующее: я полон решимости довести расследование убийства Дана Джексона до конца, найти и наказать виновного. Или виновную! Я поздравляю вас, мистер Ансон, с благополучным исходом дела. Ваш клиент на свободе, но прошу не забывать, что по-прежнему остается открытым вопрос: кто убил Дана Джексона? И я намерен на него ответить.

- Ну что ж, Эд, действуйте, - вставил Лем Саммис.

- И я буду действовать, невзирая на лица, Лем.

Постараюсь выяснить истину, чего бы это ни стоило.

Так и знайте! А продолжу я свое расследование прямо сейчас, задав Делии Бранд несколько вопросов...

Подождите, пожалуйста... Вам, Ансон, известно, что я не получил от мисс Бранд практически никакой информации. После встречи с вами ночью во вторник она не сообщила ничего существенного, отказываясь разговаривать со мной. А между тем Делию Бранд застали в служебном кабинете с мертвым Джексоном вскоре после того, как его убили, и застрелили его из револьвера, который ранее находился в ее сумочке. Все эти обстоятельства делают мисс Бранд свидетелем преступления. Отказываясь отвечать на мои вопросы, она поступала правильно и вполне законно до тех пор, пока обвинялась в убийстве, но теперь ситуация изменилась. Мне нужно кое-что выяснить у мисс Бранд, и, если она опять наберет в рот воды, я прикажу задержать ее как важного свидетеля. Я не могу заставить мисс Бранд быть со мной откровенной, но очень надеюсь на ее благожелательное содействие.

- Позвольте ей сперва хотя бы одну ночь поспать в собственной постели, мягко заметил Ансон.

- Я не стану возражать, если она будет настаивать, но мне хотелось бы приступить к расследованию немедленно и начать с нее. Как вы на это смотрите, мисс Бранд?

Все глаза уставились на Делию.

- Мне придется отвечать на любой ваш вопрос? - спросила она после некоторого молчания.

- Вы не обязаны, но если вы законопослушная гражданка, то постарайтесь в силу своих возможностей помочь в раскрытии преступления.

- Я хочу присутствовать при допросе, - заявил Ансон. - Мисс Бранд по-прежнему моя клиентка.

- Вы ошибаетесь, - вмешалась Делия. - Я вовсе не ваша клиентка.

- Как так? Разве я не ваш адвокат?

- Нет, с этого момента. - Она холодно взглянула на Ансона. - Вы думали... вы не сомневались, что это я убила Джексона. И не только... Вы полагали, что убийство - это месть... - Делия вспыхнула. - Вы сами знаете, с какими мыслями приходили ко мне. Поэтому я больше не считаю вас своим адвокатом.

- Возьми меня, Дел, - поспешил Тайлер Диллон использовать благоприятную возможность. - Тебе ведь нужен адвокат, и если ты отвергаешь мистера Ансона...

- Нет, адвокат мне вовсе не нужен, - заявила Делия решительно. - Ты в полном порядке, Тай, но я, мне думается, никогда впредь не сделаю и не скажу ничего такого, что в итоге может вынудить меня искать помощи адвоката. Я многое поняла, лежа на тюремной койке... Открывая глаза, я всякий раз видела по ту сторону решетки миссис Уэлш, сидевшую возле камеры не по обязанности, а только по зову сердца, из чувства сострадания ко мне. Я размышляла о вещах, над которыми раньше вообще никогда не задумывалась. Сперва я страшно испугалась, но потом стала анализировать ситуацию и впервые поняла, насколько опасна жизнь обычного обывателя, занятого своими будничными заботами. Он не может быть уверен, что при каких-то не зависящих от него обстоятельствах не окажется в дураках. Я никогда больше не допущу такой ошибки. И никто, кроме самого человека, не в состоянии определить, свалял он дурака или нет...

У вас есть права задавать мне вопросы и в отсутствие адвоката, я вас правильно поняла? - взглянула Делия на Бейкера.

- Да, есть, и подобный разговор мне был бы больше по душе.

- Возможно, ты сейчас как раз совершаешь глупость, Делия, - заметил Лем Саммис. - Ансон вызволил тебя из тюрьмы, а? Какое имеет значение, что он думал? Видимо, порой он, как все, тоже бывает глупцом.

Однако, судя по всему, в результате усиленных мыслительных упражнений на тюремных нарах Делия, помимо прочего, приобрела - по крайней мере временно непреодолимое отвращение ко всякого рода адвокатам. Несмотря на протесты и уговоры Ансона, Лема Саммиса, Клары, Диллона и дяди Куина, она твердо стояла на своем и в конце концов отправилась вместе с окружным прокурором наверх, в его служебный кабинет.

Через несколько минут в комнате никого не осталось, кроме двух шерифов. Некоторое время они сидели молча, затем Таттл глубоко вздохнул.

- Ну, и как тебе это нравится? - начал Кен Чемберс. - Что я тебе толковал? - Он достал из кармана пачку жевательного табака. - Нет, сказал ты, не трогай Скуинта Харли, он, дескать, мой коронный свидетель, а Дана, мол, прикончила та девица Бранд. Нет, сказал ты мне затем, сиди здесь, а если попытаешься уйти, прежде чем мы договоримся, я пущу за тобой моих ребят.

Ах, перестань! с горечью махнул рукой Таттл. Не то чтобы я не сочувствовал Делии Бранд, но взгляни на это свинство! Ты слышал, что заявил Эд Бейкер? Он постарается выяснить истину во что бы то ни стало! Она может стоить ему и мне наших должностей еще до того, как расследование завершится. По твоим словам, преступление совершил Скуинт Харли. Все возможно. А вдруг окажется, что это сделал не кто иной, как сам Лем Саммис?

Зазвонил телефон. Таттл коротко переговорил и, положив трубку на место, поднялся.

- Эд Бейкер, - пояснил он, - хочет, чтобы я разыскал Скуинта Харли и держал его наготове, намеревается побеседовать с ним после разговора с Делией Бранд.

Шериф округа Силверсайд спрятал пачку табака в карман, встал и потянулся.

- Я пойду с тобой, - сказал он.

- Тогда не вмешивайся и держи язык за зубами.

Оба шерифа вышли вместе.

Глава 10

Примостившись на камне с тяжелым автоматическим пистолетом в руке, Уинн Коулс осторожно выглядывала из-за края огромной скалы, нависшей над узким глубоким ущельем. Пистолет и камень, скала и ущелье являлись ее собственностью, так как находились в пределах ее обширных владений. К моменту первого приезда Уинн Коулс в Коуди, два года тому назад, дела на ранчо "Разбитое кольцо" окончательно пришли в упадок, и она приобрела по сходной цене понравившийся ей участок земли внушительных размеров.

Чтобы удовлетворить собственный каприз, она вложила в эту землю столько времени, энергии, находчивости и, главным образом, денег, что их с лихвой хватило бы на постройку железной дороги.

И вот сейчас Уинн Коулс затаилась с пистолетом в засаде. Постепенно ее стало одолевать нетерпение, и она, покинув укрытие, подползла к краю пропасти, желая убедиться, что овечья туша по-прежнему на месте. Пристально всматриваясь, женщина различила серое пятно на дне ущелья. Значит, приманка в порядке. Тогда почему они не появляются? Уинн вернулась в укрытие и вновь стала ждать. Время приближалось к пяти часам вечера. Она даст им еще тридцать минут, не больше. Но не прошло и половины этого срока, как ее зоркие глаза заметили плывущие высоко в голубом небе черные точки. Сняв пистолет с предохранителя, Коулс следила за ними, прижимаясь к скале.

Постепенно точки снижались, двигаясь по сужающейся к земле спирали. Скоро стали различимы и крылья; ими не махали, на них лишь изящно и плавно скользили. И вот уже точки превратились в огромных птиц. Уинн ясно видела голые шеи и ненавистную ей жадность в блестящих круглых глазах. В ее собственных глазах застыло выражение глубокого отвращения. Она подождала, пока птицы, кружась над ущельем, не оказались почти на одном с ней уровне, прицелилась, затаила дыхание и нажала на спусковой крючок. Промах! Она выстрелила снова, и один из грифов - примерно в ста ярдах - внезапно завалился, какое-то мгновение неподвижно висел в воздухе и затем, подобно большому черному листку, опустился на дно ущелья. Семь или восемь остальных грифов теперь уже усиленно махали крыльями и быстро удалялись. Уинн Коулс выстрелила вдогонку четыре раза, но расстояние было уже слишком велико, и пуля только случайно могла попасть в движущуюся мишень.

Она подошла к краю пропасти и посмотрела вниз. Не более чем в двадцати шагах от приманки на камнях бился, как обезглавленная курица, сраженный пулей гриф.

- Зря вы это, госпожа! - раздался за спиной Уинн Коулс чей-то голос. Ей-богу, зря! Эти птицы, как санитары, содержат всю округу в чистоте.

Она обернулась и увидела маленького жилистого человека с добродушными глазами.

- Я подстрелила только одного, Джо. Видел, как он рухнул? Сперва летел важно, как орел, а потом внезапно потерял всякую опору в воздухе. Мне надоело палить по сусликам - в них я никогда не промахиваюсь. Что ты здесь делаешь?

- У меня для вас послание. Вы знаете Эда Бейкера, окружного прокурора?

- Нет. А мне следовало бы его знать? Что с ним?

- Он только что сообщил по телефону, что хотел бы поговорить с вами. В его кабинете, в здании суда, или он мог бы, по его словам, приехать сюда к вам.

Просил передать, что он беседует со всеми, кто разговаривал с Даном Джексоном в день его убийства.

Я пообещал позвонить ему и дать ответ.

- Но я полагала... - нахмурилась Уинн Коулс. - Черт, не люблю разговаривать с властями. - Она сунула пистолет в кобуру, висевшую на поясе. Впрочем, мне, возможно, удастся замолвить словечко за эту строптивую козочку, Делию Бранд.

- Вы все равно собирались в город на вечеринку.

- Да. Поехали.

Их кони мирно паслись в тени отвесного утеса, и они вместе двинулись мимо обширных загонов для скота, добротных хозяйственных построек и орошаемых тучных полей. Жилой дом представлял собой окруженное деревьями низкое белое строение с внутренним двором. Веранду и теннисную площадку защищали от солнца ярко-зеленые тенты, рядом за изгородью резвились несколько вилорогих антилоп. На низком горизонтальном суке дерева возле веранды искусно изготовленное чучело кугуара приготовилось к прыжку, вероятно, прямо на стол внизу, на котором валялись иллюстрированные журналы, стояли ваза с фруктами и резная коробка для сигарет. "Разбитое кольцо" было не только чрезвычайно живописным и дорогостоящим ранчо, но и высокоэффективным рентабельным предприятием, и Джо Пали по праву считался лучшим овцеводом в северной части Вайоминга. Передав ему свою лошадь, Уинн Коулс направилась в свои апартаменты с окнами во внутренний двор, разделась, с удовольствием взглянула на свое отражение в зеркале и прошла в душевую кабинку.

Сидевший в своем кабинете за письменным столом Лем Саммис с раздражением заметил:

- Не имеет никакого значения, Харви, говорю вам. Делия Бранд снова на свободе, и вовсе не благодаря вашим усилиям. Теперь для нас самое главное остановить Эда Бейкера.

- Губернатор обещал поговорить с ним сегодня вечером, а Олли Невинс... начал было Харви Ансон мягким тоном, стараясь как-то успокоить расходившегося босса.

- Болтовня! Пустая болтовня - и больше ничего!

Неужели вы утратили способность соображать? - Саммис ударил кулаком по столу. - Разве вы не видите, что происходит? Этот тупоголовый Карлсон решил использовать убийство Дана, чтобы наконец свалить меня. Вы понимаете английский язык? Он ухватился за этот случай, рассчитывая повлиять на ход расследования и заставить меня защищаться на невыгодных позициях. Карлсон прекрасно знает, что из-за Эми руки у меня связаны. Подлый трус пытается нанести удар, прикрываясь моей дочерью, как щитом! Он меня знает! Я не допущу, чтобы в моем собственном штате какие-то мерзавцы вовлекли мою родную дочь в публичный скандал, чтобы ее прилюдно расспрашивали в зале суда о ее супружеской жизни с этим кобелем! Боже праведный!

Если только вспомнить, какие я раньше дела затушевывал! Ни словечка не появлялось в газетах и никаких судебных разбирательств. А теперь вы утверждаете, что я не в состоянии прибрать к рукам Эда Бейкера!

- Речь идет об убийстве, Лем.

- Вы рассуждаете, как учитель воскресной школы!

- Вовсе нет, - развел руками Ансон. - Постарайтесь быть благоразумным, Лем. Тот факт, что в данном случае мы имеем дело с убийством, позволяет Карлсону оказывать на Бейкера давление.

Люди любопытны; в нашем округе нет такого человека, который не слышал бы о любовных похождениях Джексона. И вот у них появился шанс узнать пикантные подробности, и они этот шанс ни за что не упустят. Им в высшей степени наплевать, что в скандал вовлечена ваша дочь. Бейкер не может просто замять дело. Карлсон в состоянии вышвырнуть его из штата. А потому, я повторяю, мой совет: не пытайтесь заставить Бейкера совершить скачок, который ему не по силам, иначе он закусит удила. У него не останется выбора. Будьте с ним заодно!

Окажите ему всяческое содействие в расследовании и уговорите Эми, чтобы она поступила таким же образом, с условием, что Бейкер сохранит в тайне все то, без чего можно обойтись в зале суда, когда дело дойдет до судебного разбирательства. Другой вопрос: состоится ли оно когда-нибудь вообще.

Лично я в этом сильно сомневаюсь.

- Вы советуете позволить Бейкеру беспрепятственно копаться в грязном белье моего семейства? Моей дочери?

- Я советую не мешать, а содействовать его расследованию с условием...

- Никогда! Позволить этому наглому выскочке, который когда-то ползал на брюхе за гонорар в сто долларов?.. Да ни за что на свете!

- Поступайте как хотите, Лем, - пожал плечами Ансон. - Я знаю, вы упрямый человек, но я также видел, как вы смирялись и даже шли на попятный, когда того требовали обстоятельства. Я неоднократно наблюдал, как вы выходили из игры при неблагоприятных для вас условиях. Зачем же теперь лезть на рожон? Возможно, мой совет не совсем удачен, но если это и так, то лишь потому, что мне, как я начинаю подозревать, известны не все факты.

- Вам известны все факты, которыми располагаю я. Кто-то ночью пришел в кабинет Джексона и застрелил его. Никаких других сведений у меня нет.

- Прекрасно. Но послушайте, Лем, быть может, вы не в состоянии сейчас здраво рассуждать из-за того, что все эти события слишком близко затрагивают Эми? Гнев лишил вас способности, подобно мне, хладнокровно смотреть на вещи. Я всецело на вашей стороне, вы это отлично знаете, но я не могу дать вам квалифицированный совет, не имея полной информации. Если вы держите что-то в себе, лучше поделитесь со мной своим секретом. Иначе мне трудно понять, почему вы отвергаете предлагаемый мною метод действий, который в сложившейся ситуации является, на мой взгляд, наиболее разумным.

- Мне известно не больше вашего.

- Хорошо, Лем, пусть будет по-вашему, - пожал плечами Харви Ансон.

Делил Бранд встала со стула. На ее осунувшемся лице отражалось утомление, куда более сильное, чем то, которое подметили друзья и родные два часа назад, когда ее ввели в служебный кабинет шерифа.

Окружной прокурор допрашивал учтиво, но основательно.

- Это все? - спросила Делия.

- Не совсем.

- Я... я очень устала.

- Охотно верю, - ответил Бейкер, внимательно наблюдая за девушкой. Надеюсь, вы не забыли мои слова, которые я сказал вам внизу при освобождении из-под стражи относительно возможности повторного обвинения в случае обнаружения новых фактов. Я хочу, чтобы вы четко уяснили себе свое положение, тем более что вы добровольно согласились отвечать на мои вопросы в отсутствие адвоката.

- Но повторного обвинения быть не может! Не существует никаких фактов...

- Вы не правы, они существуют. И вы должны реально смотреть на это. В данный момент я не верю, что вы застрелили Джексона, но кто-то его убил, причем из револьвера, который вы носили с собой в сумочке. Конечно, вы оружие потеряли, что неопровержимо доказано. Ну а если потом вы снова заполучили свой револьвер в руки? Пока ни о чем нельзя судить с абсолютной уверенностью.

- Но я не могла вновь заполучить револьвер! Как я уже говорила вам, из конторы Джексона я отправилась прямо на ранчо "Какаду" и заметила пропажу сумочки, лишь проехав значительное расстояние, потом я посетила кладбище, а затем...

- Знаю. Но есть еще странный эпизод с исчезновением сумочки, когда Пеллетт, ваш дядя, лежал без сознания у подножия лестницы, и вы - единственный живой человек, который в тот момент находился поблизости. Я вовсе не обвиняю вас в том, что вы стукнули его по голове куском породы...

- Вы не в состоянии обвинить меня в этом, даже если бы и хотели. Я сидела вместе с Джексоном в его кабинете, когда мы услышали, как дядя свалился с лестницы.

- Это утверждаете вы, - заметил Бейкер сухо. - А Джексон мертв.

Слегка раскрыв рот, Делия в изумлении смотрела на окружного прокурора.

Не поймите меня превратно, продолжал Бейкер. - Я вовсе не намекаю на то, что вы ударили своего дядю по голове или забрали сумочку, пока он лежал без сознания, я просто разъясняю ваше положение. Пеллетт поднялся по лестнице, имея при себе сумочку с револьвером, но с того момента, как он получил удар по голове, судьба сумочки мне неизвестна. Кто ее унес? Вы могли ее подобрать так же легко, как и любой другой, даже с меньшим риском.

Кроме того, вы все-таки не были полностью откровенны со мной, отказались объяснить, что значила ваша реплика продавцу лавки Макгрегора и вопрос, который вы задали Тайлеру Диллону, предварительно записав его на листке бумаги. А узнал я о вашем отношении к Руфусу Тоулу и смог поговорить с вами на эту тему только благодаря телефонному звонку шерифа, рассказавшего мне о визите священника.

Помимо того, не все ясно и в эпизоде с Эми Джексон, подъехавшей к дому поздно вечером во вторник почти одновременно с вами.

- Что вы имеете в виду? - удивилась Делия. - Я описала вам все, как произошло на самом деле.

- Вы упомянули лишь о факте ее приезда. Верно? Но ничего не сказали о том, что вместе с ней в машине сидел ее отец.

- Но я... Его с ней не было! Он находился на ранчо.

- Почему вы так уверены? Ведь ночь стояла темная, разве не так?

- Да, в самом деле. - Делия взглянула на прокурора, сдвинув брови. - Мне кажется, вы сами себе противоречите. Сперва вы утверждаете, что я не совсем откровенна с вами, потому что ничего не сказала о мистере Саммисе, который якобы находился вместе с дочерью в ее автомобиле, а потом заявляете, что из-за темноты я не могла определить, сидел он с ней или нет. Во всяком случае, я чистосердечно сообщила вам обо всем, что имеет хоть какое-то отношение к Дану Джексону и известно мне. Я сказала вам, что он мне никогда не нравился и что я редко встречалась с ним даже при жизни отца, когда они являлись партнерами.

Откинувшись на спинку кресла, Бейкер пристально смотрел на девушку.

Наконец она спросила:

- Это все?

- Как будто все... на сегодня.

- Тогда мне хотелось бы... Могу я получить свою сумочку?

- Нет, не можете. Ее убрали в сейф как вещественное доказательство.

- Я не имела в виду револьвер, только сумочку.

Бейкер отрицательно покачал головой:

- Она лежала на письменном столе, и, по вашим словам, положили ее на стол не вы. Сумочка представляет собой важную улику.

Делия сжала задрожавшие губы:

- В ней фотографии моих матери и отца. Быть может, вы отдадите мне хотя бы снимки?

- Сожалею, но сумочка временно конфискована вместе со всем содержимым. Вы получите ее обратно в свое... в свое время.

- Благодарю вас, - тихо произнесла Делия, повернулась и вышла.

Она уже решила, что следует предпринять в первую очередь, но с осуществлением плана произошла небольшая заминка. Хотя стрелки показывали уже около шести часов вечера, в приемной окружного прокурора толпилось много народу. В одном углу разговаривали вполголоса четверо мужчин - один из них в форме муниципальной полиции. У стены сидели еще трое: Билл Таттл и Кен Чемберс, а между ними - просто одетый мужчина с обветренным лицом и почти седыми волосами, которого Делия в последний раз видела во вторник ночью, когда с револьвером в руке обернулась на звук его голоса. Не успела Делия как следует оглядеться, как ее уже атаковали сразу с двух сторон. Сперва к ней поспешила пара репортеров - один с микрофоном, второй с фотоаппаратом; в ту же секунду с другой стороны наперерез газетчикам бросился Тайлер Диллон, предупрежденный дядей Куином, а Клара, схватив Делию за руку, увлекла ее за собой из комнаты.

- Но, сестренка... зачем... вам не следовало ждать меня так долго.

- Здание окружила огромная толпа, Дел... Это просто ужасно!..

Они пробежали к запасному выходу и вниз по лестнице, ведущей в помещения первого этажа. Вскоре их догнали запыхавшиеся от быстрого бега Диллон и Пеллетт. Запертую заднюю дверь охранял дежурный полицейский. Диллон вручил ему какую-то бумажку, и дверь перед ними распахнулась; асфальтированный двор, где оставляли свои автомобили служащие учреждений, расположенных в здании суда, был почти пуст, а наши беглецы устремились к темно-бордовой машине Диллона.

- Садись скорее! - скомандовал он Делии.

- Я не хочу домой! - затрясла она головой, пятясь.

Все трое ошеломленно уставились на нее.

- Сперва я должна повидаться с доктором Тоулом.

- Боже праведный! - воскликнул дядя Куин. - Вы только послушайте ее!

- Но ты же не пойдешь пешком! - взвился Диллон. - А потому полезай живее в машину!

Все расселись по местам, адвокат включил зажигание. Мотор взвыл, автомобиль на большой скорости описал крутую дугу и через узкий проход вырвался на улицу. Перед взором Делим промелькнуло множество лиц.

- Но почему собралась такая толпа? - спросила пораженная девушка сестру. Неужели из-за меня?

- А то из-за кого же? - ответила Клара, сжимая локоть сестры. - По радио объявили, что Делию Бранд допрашивают в качестве свидетеля и скоро отпустят. Они хотели приветствовать тебя и нести до дома на руках... Что ты хочешь от преподобного Руфуса Тоула?

- Мне нужно его видеть.

Клара вознамерилась спросить что-то еще, но в этот момент автомобиль сильно накренился на крутом повороте, и она ухватилась за ремень, а потом, по-видимому, раздумала задавать вопросы. Через три минуты они остановились под раскидистым деревом на Ривер-авеню, и Тайлер Диллон, обернувшись, сказал:

- Послушай, Дел. По правде сказать, твое место сейчас дома. Как ты утверждаешь, последние два дня тебе довелось много размышлять, не так ли?

- Да, Тай, - ответила Делия спокойно. - Разумеется, мое место сейчас дома. Но сначала я увижусь с доктором Тоулом.

- Зачем он тебе? - простонал Пеллетт.

- Успокойся, дядя, я не стану совершать никаких опрометчивых поступков. Я знаю, вы все думаете, что я взбалмошная дурочка. Вам кажется, что после освобождения из тюрьмы мне не терпится сразу же предпринять что-то радикальное, драматическое. Но, клянусь вам, вы ошибаетесь. У меня самые простые и чистые помыслы. Можете довезти меня до дому, и я возьму свой автомобиль... Между прочим, где он? Я оставила его на Халли-стрит...

- Он дома, в гараже, - ответила Клара. - Его доставил вчера Франк Фелан.

- Словом, если вы довезете меня до дома, я в дальнейшем воспользуюсь своим автомобилем.

- Ни в коем случае, - заявил Диллон. - В своей открытой машине ты будешь повсюду собирать вокруг себя толпы зевак. Черт возьми! Ты нынче подлинная героиня дня! Все в городе уверены, что это ты застрелила Джексона и что тебя выпустили лишь благодаря влиянию Саммиса. Послушай моего совета: отправляйся-ка домой и запри покрепче дверь. Что тебе понадобилось от Тоула?

- Тай, я теперь уже не та, какой была прежде, - не унималась Делия. - Я действительно переменилась.

Но прежде чем я снова войду в дом своего отца, в дом, где умерла моя мама, мне нужно кое-что сделать, что я считаю справедливым и правильным.

- Хорошо, - наконец согласился Диллон, - мы отвезем тебя к доктору Тоулу и подождем возле дома твоего возвращения.

Уютный красивый домик вдовьего священника Руфуса Тоула стоял за церковью на Малтви-стрит. Стол, за которым он по вечерам в одиночестве скромно ужинал, ставили в нише у окна гостиной. Тоул предпочитал эту комнату столовой, где принимал гостей; здесь в это время суток было прохладнее, и, кроме того, он мог видеть висевшую на стене увеличенную и раскрашенную фотографию покойной жены. Священник как раз обгладывал косточку бараньей отбивной, когда экономка доложила, что его желает видеть мисс Делия Бранд.

- А вы не ошибаетесь, миссис Боннер?

- Нет, сэр.

- Хвала Всевышнему! Проводите ее, пожалуйста, в библиотеку.

Медленно и методично Руфус Тоул вытер пальцы салфеткой, шевеля губами в беззвучной молитве, выпил воды, поднялся, застегнул сюртук на все пуговицы и направился в библиотеку - небольшое помещение по другую сторону коридора.

Делия стояла, не спуская глаз с двери, в ожидании появления священника.

Остановившись в трех шагах от нее, Тоул мягко предложил:

- Присядьте, дитя мое.

Делия покачала головой, сглотнула и потом с трудом произнесла:

- Я на минуту... пришла вам только сказать...

- Но вы можете сделать это сидя. Гости и друзья - дети Господа...

- Я не гость и не друг, доктор Тоул, и не дитя Господа... вашего Господа...

- Бедняжка, перенесенные невзгоды переутомили вас...

- Сегодня вы заявили шерифу Таттлу, что я вас хотела убить, - резко проговорила Делия.

- Совершенно верно. Я пытался увидеться с вами...

- Вы правы. - Делия стояла подчеркнуто прямо, держа руки по швам. - Я действительно желала вашей смерти. И мне казалось, что и в самом деле убью вас. Во всяком случае, я приняла решение. Но в последние два дня я заглянула в такие уголки собственной души, куда никогда не заглядывала прежде, и поняла, что не смогла бы убить человека. Наверное, я просто пребывала в состоянии истерии и сама себя обманывала. Но все это осталось в прошлом. Однако я пришла сказать вам: мне известно, что вы убили мою маму. Не знаю, как вы это сделали и почему, но вы ее убили. Мне все равно, понесете вы наказание или нет. Когда я лежала на койке в тюремной камере, напряженно размышляя о случившемся со мной, миссис Уэлш что-то заметила мне... о грехе и милосердии. Я не могу просить для вас милосердия, даже если бы и было у кого попросить, хотя и не желаю больше впадать в истерию и делать вид, что я... я...

Душевные силы оставили Делию, ее губы продолжали двигаться, но ни одно слово не сорвалось с них.

Руфус Тоул шагнул к ней, протягивая руку.

- Бедное дитя! Да благословит вас Господь...

- Не смейте прикасаться ко мне! - крикнула девушка и выбежала из комнаты.

Пять минут священник стоял неподвижно, глядя на дверь, которую она оставила открытой. Затем, затворив ее, он вернулся к столу в нише у окна, взглянув на раскрашенную фотографию жены и, опустив глаза, увидел, что вторая баранья отбивная уже остыла и покрылась тонким слоем застывшего жира.

Глава 11

Окружной прокурор Эд Бейкер объяснял права поведения трем мужчинам, которые находились вместе с ним в его рабочем кабинете.

- Вы, Чемберс, или не раскрывайте рта, или же немедленно убирайтесь. Я посылал за Харли вовсе не для того, чтобы позволить кому-то запугивать или дразнить его, а чтобы получить от него необходимую информацию. До тех пор, пока вас не попросят высказаться, вы должны помалкивать. Понятно?

- Нетрудно понять, - проворчал шериф округа Силверсайд с очевидной досадой.

- Отлично... А вы, Харли, если вам неприятен контакт с шерифом Чемберсом...

- Меня тошнит от одного его вида!

Тогда поверните голову в мою сторону и перестаньте его замечать. Я оставил Чемберса, чтобы сэкономить время, если понадобится его о чем-то спросить. Как я уже говорил, мне нужно знать во всех мельчайших подробностях, что произошло во вторник поздно вечером. Вы, разумеется, уже рассказывали об этом, но ситуация изменилась. Дело оказалось более сложным и запутанным, чем мне представлялось вначале. А теперь начинайте и постарайтесь ничего не упустить.

Скуинт Харли являл собой странную картину. Чинно сидя на стуле в кабинете окружного прокурора, он чувствовал себя не совсем в своей тарелке, что было заметно. Его наружность - огромный рост, грубые черты лица и простая одежда старателя, - столь естественная в условиях дикой природы, среди голых скал и выжженных солнцем холмов, выглядела здесь, в цивилизованной обстановке, гротескно.

- Я не стану разговаривать с Кеном Чемберсом, этой кучей сухого дерьма, пробормотал Харли. - Если он начнет задавать мне вопросы...

- Он не начнет. Вы будете говорить только со мной.

- Хорошо. Я не очень-то ловкий рассказчик.

Привык разговаривать сам с собой; вот уже на протяжении сорока лет я сам себе собеседник. - Харли поднял тяжелую мозолистую руку без одного пальца и согнал с уха надоедливую муху. - Итак, вы хотите, чтобы я описал вам, что случилось вечером во вторник? Первую в жизни глупость я совершил, когда вздумал отправиться на Кубу в 1898 году. Тогда у меня в кармане мирно дремали двести девяносто долларов - достаточно, чтобы спокойно жить среди моих холмов, поджидая, пока не улыбнется фортуна. Второй раз я свалял дурака и продемонстрировал себя величайшим в мире ослом в этот проклятый вторник. На беду мою, встретился мне Слайм Фрейзер. "Пойдем-ка, - говорит, - в одно место, попытаем счастья в вертушку". Ну, я и пошел. Впервые за тридцать два года! Хотя физически по-прежнему крепок, но моя сила воли, видать, серьезно поизносилась. Иначе такого бы не случилось. Значит, я пошел, и Слайм привел меня в "Тихую гавань".

- В какое время?

- Около восьми часов вечера. Солнце уже клонилось к горизонту... Я стал играть в рулетку, ставил по полдоллара главным образом на номер девятнадцать: именно в тысяча девятьсот девятнадцатом году мне посчастливилось найти богатую россыпь в Чифордских горах...

- Как долго вы оставались в "Тихой гавани"?

- Дольше, чем следовало. Проигрался в пух и прах! И хотя я старался особенно не рисковать, через два часа полностью обанкротился. Тут бы мне и одуматься, но нет, я уже был как в лихорадке. Хотел занять у Слайма, но у него не оказалось ни цента, и тогда мне пришло на ум: единственный человек в городе, у которого я мог бы поживиться, - это Дан Джексон. Где он живет, мне известно, и я уже собрался к нему, но когда вышел на улицу, то вспомнил, что его контора находится в том же доме, и решил сперва посмотреть наверху. Наружная дверь оказалась не заперта, и я беспрепятственно вошел и поднялся по лестнице. В помещении горел свет, и дверь стояла нараспашку. Ступал я очень тихо: мне не часто приходится ходить по половицам, и я не выношу их скрипа. В комнате я увидел девушку с револьвером в руке. Она стояла ко мне спиной, а Дан висел, перегнувшись через подлокотник кресла.

- Вы слышали выстрел, когда поднимались по лестнице?

- Нет, не слышал.

- Почувствовали запах пороха, какой бывает после только что произведенного выстрела?

- Немного пахло, но не так, как если бы кто-нибудь только что выстрелил из револьвера. Однако мне трудно судить об этом в городских условиях. Все не так, как на природе. Я вам уже говорил.

- Да-да! Но вам придется повторить все сначала и более обстоятельно.

Бейкера интересовали мельчайшие подробности: насколько теплым был револьвер, как Делия держала его в руках, где именно лежала на столе сумочка, что сказала девушка, как она себя вела и как выглядела, в каком положении находилось тело Джексона - эти и другие детали эпизода исследовались последовательно и досконально.

Наконец Бейкер подвел итог беседы:

- Хорошо, Харли, с этим как будто все ясно. Теперь вернемся немного назад. По вашим словам, вы пришли в "Тихую гавань" в восемь часов вечера.

- Я думаю, около восьми.

- И вы не покидали игорного заведения вплоть до того момента, когда решили отправиться к Джексону за деньгами?

- Верно. Меня охватила лихорадка.

- Слайм Фрейзер или кто-нибудь еще подтвердит, что вы никуда не отлучались?

- Наверняка, а также и тот человек, который крутил колесо.

- Вы можете назвать точное время, когда вышли из "Тихой гавани"?

- Нет, не могу. У меня нет часов, и мне было все равно, но это легко вычислить: я вышел из "Тихой гавани" минут за пять до того, как позвонил вам.

- Конечно, - кивнул Бейкер, рассматривая старателя без всякой враждебности. - Буду откровенен, Харли, я не думаю, что вы застрелили Джексона, но мы обязаны рассматривать любую версию. Доктор прибыл на место в десять часов тридцать пять минут, то есть через двадцать минут после вашего телефонного звонка в полицию. По его заключению, Джексон к тому моменту был мертв не более часа. Значит, если вы сможете доказать, что вышли из "Тихой гавани" за пять минут до своего телефонного звонка, то вы окажетесь вне всяких подозрений и...

- Как бы не так! - взорвался Кен Чемберс. - Он легко мог незаметно выскользнуть...

Внушительная фигура Харли начала медленно подниматься со стула, а Бейкер яростно рявкнул:

- Хватит! Еще одно слово - и вы уберетесь отсюда!

- Но он мог...

- А я сказал - хватит! Что он мог или не мог, я знаю не хуже вашего, а может, даже лучше. - Несколько секунд Бейкер мерил Чемберса гневным взглядом, а затем снова повернулся к свидетелю: - И еще, Харли. Если бы я в самом деле предположил, что вы застрелили Джексона, мне пришлось бы выяснять, как вы заполучили в руки тот револьвер, поскольку точно установлено, что роковой выстрел произведен из него. Как видите, я с вами откровенен и надеюсь на такую же откровенность с вашей стороны. Скажите, например, почему вы вдруг решили, что Джексон возьмет и раскошелится?

- Такая мысль мелькнула у меня в голове.

- И что послужило для нее основанием?

- А основанием для нее послужил тот факт, что Джексон уже ссудил мне немного денег.

- Когда?

- В тот самый день, утром.

- Сколько?

- Он дал мне триста долларов.

- Просто так, за красивые глаза?

- Почему же? Он получил бы свою долю от прибыли, я намеревался разрабатывать богатую золотоносную жилу, а он финансировал мое предприятие.

Кен Чемберс встал, подошел к письменному столу и, глядя в лицо окружному прокурору, заявил:

- Я сейчас разговариваю не с ним, а с вами.

Могу, если хотите, прошептать вам на ушко, черт побери меня совсем. Ведь он морочит вам голову, и я вижу его насквозь. За последние полтора года, с тех пор как полоумные присяжные оправдали его, он не получил от Дана Джексона ни цента! Джексон не желал иметь с ним никаких дел. Мне известен каждый шаг Харли...

- Подите на свое место. Премного благодарен! - осадил его Бейкер и, обращаясь к старателю, спросил: - Итак, хотите, чтобы я повторил свой вопрос?

- Нет необходимости, я все прекрасно слышал, - ответил Харли, прищуриваясь. - Мне кажется, я должен вам кое о чем рассказать, и пусть шериф тоже послушает. Это верно, что Джексон после моего выхода из тюрьмы в Силверсайдском округе отказывался иметь со мной деловые отношения. Я всегда подозревал - и сейчас так думаю, - что настраивал его против меня Кен Чемберс. Мне чуть было не пришлось варить в котле собственные сапоги. В конце концов я получил небольшую ссуду от Берта Доула из Шеридана, но мне чертовски не везло, и скоро я вновь очутился на мели. И вот, когда мне не оставалось ничего другого, как продать инструмент или жить на пособие по безработице, у меня возник план. На попутной машине я добрался до Коуди и утром во вторник, придя в контору, сказал ему: послушай...

- Кому - ему? Джексону?

- Ну конечно. Кому же еще? Так вот, я сказал ему: послушай, два года тому назад я мыл золото в Силверсайд-Хиллз в доле с Чарли Брандом, и мне передали, что он ждет меня в определенный день и час в старой хижине возле ущелья. Из-за больной ноги я задержался, а когда добрался до места много часов спустя, то нашел Чарли Бранда лежавшим на полу хижины с дыркой в сердце. Шериф округа Силверсайд, напомнил я далее Джексону, ненавидит меня за то, что однажды я выступил в суде против него...

- Наглая ложь! Я никогда не чувствовал...

- Замолчите, Чемберс. Продолжайте, Харли.

- Да, так я и сказал Джексону: шериф Чемберс ненавидит меня, злобствует, и не исключено, что это он сам убил Чарли Бранда. Я скорее согласился бы лишиться одного глаза, чем стрелять в Чарли. Кроме того, у меня есть ружье, но я никогда не имел револьвера, а именно из него уложили Чарли.

Тот, кто это сделал, забрал тридцать две тысячи долларов, и где же они? Несмотря на все это, Кен Чемберс арестовал меня и бросил в тюрьму, а затем вместе с прокурором, этим кривоногим прыщом, пытался засудить. Одним словом, сказал я Джексону, ввиду несправедливого ко мне отношения, я утаил от них записку, которую обнаружил в тот день под телом убитого Чарли. "Я никогда никому не говорил о ней, - сказал я Джексону, - и принес вам ее показать только потому, что вы были партнером Чарли Бранда и, наверное, захотите разоблачить убийцу, а записка, возможно, поможет это сделать, и я..."

- Ах ты, поганец! Проклятый брехун! Я не верю...

- Останови его, Билл! - приказал коротко Бейкер. - Нет, выведи его! Убирайтесь немедленно!

С точки зрения поддержания авторитета правоохранительных органов сложившаяся ситуация представляла собой жалкое зрелище: один шериф взашей гнал другого шерифа или, вернее, собирался это сделать. Отдернув руку, за которую пытался его взять Таттл, Чемберс стоял, задыхаясь от ярости, потом выкрикнул:

- Вы не посмеете!..

- Уходите, Чемберс. Предупреждаю вас.

- Но вы слышали...

- А я приказываю: убирайтесь! Разве я не просил вас не раскрывать рта? Прочь с моих глаз!

Билл Таттл шагнул вперед. Чемберс попятился, рыча, как загнанный зверь, затем круто развернулся и вышел, сильно хлопнув дверью. Таттл вернулся к своему стулу и сел.

- В один прекрасный день я возьму ружье и проделаю ему в брюхе дырку, пробормотал Скуинт Харли, потом, спохватившись, взглянул поочередно на шерифа и окружного прокурора и извиняющимся тоном добавил: - Простите, пожалуйста, это я говорил сам с собой.

- Ну что ж, пойдем дальше, Харли. Вы поведали Джексону о записке, которую нашли под телом Чарли Бранда. Почему вы хранили ее в течение двух лет и никогда не упоминали о ней?

- Не видел от этого никакой пользы. Мог ли я показать записку Кену Чемберсу и позволить ему отобрать ее у меня, когда он упрятал меня за решетку и всеми силами стремился воспрепятствовать моему освобождению?

- Разве он вас не обыскал?

- А я записку заранее спрятал.

- Где? Под каким-нибудь камнем? И с какой стати, собственно говоря?

- Я ее заблаговременно спрятал. - Харли вновь прищурился. - Послушайте. Не тратьте попусту время, пытаясь запугать меня или оказать на меня давление. Я рассказываю все, как есть, потому, что, во-первых, я рад возможности сделать это, а во-вторых, мне необходимо иметь где-то хотя бы одного доброжелательно расположенного ко мне человека. Я должен во что бы то ни стало вырваться отсюда, уйти от этой толпы беспорядочно взад и вперед снующих людей, от лепящихся друг к другу многоэтажных зданий, от аккуратно подстриженных газонов, которые постоянно поливают. Я умру, если не вернусь туда, в горы, где мое место. Я знаю: вы не отпустите меня, пока не закончите это дело, но, быть может, вы познакомите меня с кем-нибудь, кто согласится профинансировать мое предприятие, или, возможно, вы сами пожелаете войти со мной в долю. Записку я спрятал в сапоге под стелькой, а если бы я передал ее Кену Чемберсу или тому прокурору, который действовал с ним заодно, они все равно уничтожили бы ее. Когда меня освободили, я намеревался показать записку Джексону, партнеру Чарли Бранда, но он не захотел даже разговаривать со мной. Затем я направился к Лему Саммису - он велел меня вытолкать.

И все по наущению Кена Чемберса. И я хранил записку у себя, пока положение мое не ухудшилось до того, что хоть продавай инструменты. И тогда я решил снова попробовать занять у Джексона и пошел к нему во вторник утром.

- Вы показали Джексону записку?

- За этим я к нему и явился. И не только показал, но и отдал ему листок. Затем я рассказал ему подробно обо всем: о Кене Чемберсе и его злобе на меня, о моих чувствах к Чарли Бранду, о том, что я не стал бы прятать тридцать две тысячи долларов и ждать до тех пор, пока меня самого не закопают в могилу. Я уступил записку Джексону, и он поверил мне и финансировал меня в обмен на долевое участие в прибыли. Получив от него триста долларов, я собирался вернуться в Чифордские горы, но, как последний осел, послушался Слайма Фрейзера...

- В "Тихой гавани" вы проиграли те деньги, которые заплатил вам Джексон?

-Да.

- Быть может, кто-нибудь видел, как он передавал вам деньги?

- В соседней комнате находилась одна из дочерей Чарли Брэнда. Правда, дверь была все время закрыта, но Джексон позвал ее и отдал ей мою расписку.

- Она могла слышать ваш разговор с Джексоном? - вмешался Таттл.

- Не думаю, дверь была закрыта. Кроме того, она непрерывно стучала на печатной машинке.

- Печатной машинке?

- Он имеет в виду пишущую машинку, - пояснил Бейкер. - Скажите, Харли, записка была на отдельном листке бумаги?

Старый золотоискатель молчал.

- Так как же?

И вновь никакой реакции.

- Что с вами, черт возьми?

- Ничего особенного, я в полном порядке. - Харли взглянул на шерифа, потом на окружного прокурора. - Понимаете, я уже не молод, но по-прежнему полон сил, отлично знаю свое дело, и зрение меня не подводит. Вы тоже не реагировали на мои слова, когда я говорил о том, что, быть может, вы познакомите меня с перспективным инвестором или пожелаете сами войти в долю.

- Я не занимаюсь снабжением старателей снаряжением и провиантом и не интересуюсь рудниками.

Но при чем здесь записка?

Прищурив глаза, Харли лишь молча смотрел на Бейкера.

- Уж не пытаетесь ли вы шантажировать меня, чтобы заставить искать для вас компаньона?

- Разве я осмелюсь шантажировать вас, сэр? Просто человеку свойственно пробовать там и сям различные варианты. Мне только подумалось: Джексона убили вскоре после того, как я передал ему записку.

Возможно, в ней есть какая-то зацепка и сообщение о записке поможет вам поймать убийцу, и это воодушевит вас настолько, что вы не откажетесь рискнуть малой толикой, хотя никакого серьезного риска нет - я хорошо знаю Чифордские горы и еще лучше некую впадину...

- Перестаньте и слушайте меня внимательно. - Бейкер для пущей важности подался всем телом вперед. - Вы взяли с места преступления и спрятали важную улику. Как вам понравится, если мы передадим вас вашему задушевному приятелю Чемберсу и попросим его основательно разобраться с этим делом? Что касается поисков инвестора или компаньона, то это ваша личная проблема. Будьте уверены, власти города позаботятся о том, чтобы вы не умерли с голода, пока вас задерживают в Коуди.

Я не стану сажать вас за решетку, во всяком случае до поры до времени, конечно, при условии, что вы чистосердечно все расскажете о записке.

- Я долго не проживу, если меня снова посадят в тюрьму. Я там задыхаюсь.

- Значит, постарайтесь, чтобы вас не посадили.

Итак, записка была на одном листке бумаги?

- На листке величиной примерно с мою ладонь, сложенном вдвое.

- Какого цвета?

- Белого.

- Написана чернилами или карандашом?

- Черными чернилами.

- О чем говорилось в записке?

- Я не знаю.

- Вы хотите сказать, что хранили записку в течение двух лет и не удосужились ее прочитать?

- Ну, я неоднократно подолгу разглядывал ее - это вполне естественно, - но не читал, потому что не умею читать.

- Харли, вы лжете! - выдохнул Бейкер, сурово глядя на старого золотоискателя.

- Нет, я говорю правду. Неужели я стану лгать, если вы меня за это посадите в тюрьму? Я могу читать только по-печатному, но не написанное от руки.

- Что ты скажешь, Билл? - повернулся Бейкер к шерифу. - Ты веришь ему?

- Откуда мне знать... - пожал плечами Таттл.

- Позвони из своего кабинета Кларе Бранд и постарайся все разузнать относительно визита Харли к Джексону утром во вторник: не слышала ли она, о чем они говорили, получал ли Харли триста долларов и к какой статье расходов они отнесены в бухгалтерской отчетности, может ли Харли, насколько ей известно, читать и писать, не видела ли она, как Харли передавал Джексону листок бумаги... Нет, постой! Не стоит обо всем этом расспрашивать по телефону. Попроси ее... Дай-ка вспомнить... Миссис Коулс должна быть у меня в девять... Попроси Клару Бранд подойти к десяти. Пошли также кого-нибудь из ребят за Куинби Пеллеттом, пусть приведут его сюда к восьми часам... и попроси Рея, если он на месте, принести мне пару бутербродов и горячего кофе.

Шериф вышел, а Бейкер, откинувшись на спинку стула, уставился на Харли.

- Значит, вы не умеете читать?

- Написанное от руки не могу.

- А писать вы умеете?

- Могу выводить печатные буквы. Письму я никогда не учился.

- Можете написать свою фамилию?

- Когда нужно, я в состоянии расписаться, но это едва ли можно назвать умением писать.

- Знаете, Харли, а вы все-таки лжете; мне не составит большого труда вас разоблачить, однако в данный момент мне от этого никакой пользы.

- Думается, что и потом вам вряд ли будет какая-то польза.

Некоторое время Бейкер сидел молча и нахмурившись поглаживал кончиками пальцев губы, затем возобновил допрос.

- Бумажный листок был исписан с обеих сторон?

Только с одной стороны. Записка короткая, всего пять-шесть слов.

- Черт побери, о чем в ней говорилось?

Харли лишь потряс головой.

- Но как хотя бы выглядели слова? Какие начальные буквы?

- Я не могу назвать начальные буквы. Возможно, я и различил бы их, если бы постарался, но я знал, что все равно не сумею прочитать, а потому не стал тратить время попусту. Но в одном я уверен точно: писал записку не Чарли Бранд. Мне знаком его почерк: он писал для меня расписки в получении денег, которые я потом подписывал.

Почерк на записке совсем другой. У Чарли буквы выглядели угловатыми, а на листке они больше похожи... похожи...

- На что они похожи?

- Ну, такие круглые и толстые, словно кто-то не особенно экономил чернила. Однажды мне пришлось расписываться ручкой Чарли, и буквы у нее выходили тонкими.

- Значит, записку вы нашли под телом убитого?

- Она лежала под ним на полу. Увидел ее, когда перевернул труп Чарли. У меня привычка хранить всякую мелочь под стелькой сапога. Туда я спрятал и записку. Затем я вытащил Чарли из хижины, привязал к лошади, которая паслась неподалеку, и отвез в Шугабоул. И Кен Чемберс сразу же набросился на меня, стал кричать: разве мне неведомо, что мертвеца нельзя трогать до прибытия полиции, и я сказал: конечно, мне следовало приехать в Шугабоул одному и оставить его в хижине на съедение крысам и койотам. И какой у него после этого был бы вид?

Но не успел я опомниться...

- Хорошо, хорошо, мы устроим отдельно вечер воспоминаний. Когда вы видели записку в последний раз?

- Я отдал ее Джексону.

- Что он с ней сделал?

- Положил в бумажник, который достал из кармана.

- В тот самый бумажник, из которого вынул триста долларов?

- Нет, деньги он взял из сейфа. Бумажник коричневый, похоже кожаный.

- Он снова положил его в карман вместе с запиской?

-Да.

Окружной прокурор снял телефонную трубку и набрал нужный номер.

- Мак? Это Эд Бейкер. Мне сообщили, что Франк ушел ужинать, и я не хочу ему мешать. Ответь, кто-нибудь проверял карманы Джексона ночью во вторник?..

Лично ты? Прекрасно! Ты, случайно, не обнаружил кожаный коричневый бумажник?.. Просмотрел его содержимое?.. Не было ли в нем небольшого листка бумаги... постой, листка белой бумаги...

Через пять минут Бейкер положил трубку, встал и, глядя на Скуинта Харли сверху, произнес:

- Записки в бумажнике не оказалось.

- Но я видел собственными глазами, как Джексон прятал записку в бумажник, - заволновался Харли. - Значит, кто-то ее взял или Джексон потом переложил записку в другой карман?

- При нем ее не нашли. И вообще ее нигде не оказалось. Ваше первое предположение мне нравится больше. Черт возьми, Харли, если только вы водите меня за нос, я вам такое устрою, что небо с овчинку покажется...

- Я вовсе не вожу вас за нос, рассказал в точности, как было.

- Советую и дальше придерживаться этого правила... ради собственного здоровья.

Бейкер подошел к двери, открыл ее и крикнул:

- Зайдите ко мне, Клинт, и прихватите Льюка!

Когда мужчины вошли, притворив за собой дверь, Бейкер, обращаясь к ним, заявил:

- Это дело окончательно запуталось, и лишь отчасти по моей вине... Но где, черт возьми, мои бутерброды?

- Рей с минуты на минуту вернется.

- Хорошо. Льюк, возьмите все необходимое для снятия отпечатков пальцев и отправляйтесь в контору Джексона. Там уже находится Мак Лози с парой помощников. Обследуйте тщательно все помещение и постарайтесь найти листок бумаги величиной с ладонь, сложенный вдвое. На одной стороне запись черными чернилами, пять или шесть слов, буквы толстые и круглые. Если найдете...

- О чем говорится в записке?

- Я не знаю. Если найдете, не отдавайте Маку.

Принесите мне, и я осыплю вас алмазами. Вы, Клинт, пойдете в дом Джексонов на Блэктейл-авеню. Все, что обнаружили в карманах убитого, передали его жене, в том числе и коричневый кожаный бумажник. Заберите его; если удастся, со всем содержимым. Используйте дипломатию, любые приемы. Затем проверьте бумажник и все остальное на наличие отпечатков пальцев. По-видимому, надежды мало, но тем не менее мы должны попытаться. Поспешите.

Клинт и Льюк задали еще несколько вопросов и удалились.

- Вы тоже можете идти. Вам пора перекусить, - повернулся Бейкер к Харли. Я жду вас в половине одиннадцатого. Возможно, вы вновь понадобитесь, после того как я переговорю с Кларой Бранд. - Что-то в лице или в позе старого золотоискателя заставило его спросить: - У вас есть деньги?

- Это вас не касается, - проворчал Харли.

Вынув из кармана пачку банкнотов, Бейкер отделил одну купюру и протянул Харли.

- Вот, возьмите. Да берите же! Называйте это, если хотите, займом. Буду рад, если вы отдадите. Возвращайтесь не позднее половины одиннадцатого.

- Едва ли я смогу так долго бодрствовать и вряд ли вам вновь понадоблюсь. Дочь Чарли Бранда подтвердит мои слова. Но если все же я буду вам нужен, вы знаете, где меня найти.

- О'кей. Но только без фокусов.

- Я на них не способен, - ответил Харли и направился к выходу.

Глава 12

Было уже почти девять часов, когда Куинби Пеллетт в четверг вечером попал в кабинет окружного прокурора, где также присутствовали шериф и начальник полиции. Пеллетт прибыл точно в восемь, как его и просили, но ему пришлось подождать. В половине восьмого в кабинет Бейкера через заднюю дверь, чтобы миновать приемную, вошел приземистый мужчина с выдающейся вперед тяжелой челюстью - губернатор штата Вайоминг, - а когда он через двадцать минут тем же путем удалился, окружной прокурор развернул кипучую деятельность. Собрав всех мало-мальски пригодных людей шерифа и своих собственных, он разослал их во все концы с разнообразными заданиями. В разгар суматохи через заднюю дверь проник в кабинет еще один человек - Олли Невинс, владелец крупнейшей на Западе горнорудной компании, - что привело к пятнадцатиминутной бурной сцене. Появись Невинс раньше губернатора, и наша история, возможно, развивалась бы совсем по иному сценарию, однако Бейкер уже сделал свой выбор.

Когда Пеллетта ввели в кабинет, Таттл и Фелан о чем-то вполголоса препирались, а Бейкер сидел, поставив локти на стол и положив голову на кулаки.

При звуке шагов он выпрямился, прижал кончики пальцев к глазам, поморгал и затем резко бросил:

- Садитесь, Пеллетт. Что было на том листке бумаги, который Джексон показал вам во вторник вечером?

- Боже всемогущий! - с укором и грустью проговорил Пеллетт, слегка приподнимая свои сутулые плечи. - К чему столь грубый тон?

- Я хочу знать, что было на листке бумаги.

- Ну... я тоже хотел бы знать.

- Разве Джексон не показывал его вам?

Пеллетт стиснул челюсти, но потом вновь расслабился, видимо решив сохранять спокойствие.

- Я вчера обо всем подробно доложил Биллу Таттлу, неужели он не информировал вас?

- Он мне сообщил, что кто-то ударил вас по голове, когда вы поднимались к Джексону, и вы ничего не помните. Однако же Дан показывал вам листок, не так ли? Как он выглядел?

- Это был листок белой бумаги, не очень большой. В голове у меня все еще стоял туман, и я едва сидел. Но отчетливо припоминаю одну вещь, которая должна вас заинтересовать. Джексон сообщил мне, что получил этот листок от Скуинта Харли.

Именно Харли...

Это мне известно. Премного благодарен. Вы брали листок в руки?

- Насколько мне помнится - нет. Да, точно, не брал. Мои руки были заняты: я поддерживал ими свою бедную гудящую голову. Заметив мое состояние, Джексон свел меня вниз и отвез домой. Это произошло уже после того, как я обнаружил пропажу сумочки, принадлежавшей моей племяннице.

. - На листке было что-нибудь написано?

- Не заметил, но я не очень-то и вглядывался.

Однако, разговаривая со мной по телефону, Джексон упомянул, что никак не поймет смысл того, что изображено на листке, и попросил меня приехать и помочь разобраться.

- Он не сообщил вам по телефону содержание записи?

Несколько секунд Пеллетт внимательно смотрел на окружного прокурора, а затем спокойно заметил:

- Мне кажется, вы действуете не совсем логично. Если вы желаете выяснить, что содержалось на том листке бумаги, то вам нужно в первую очередь спросить Скуинта Харли - ведь это он передал его Джексону. Но, как я заметил, вам захотелось немного помудровать надо мной, и еще я догадываюсь, что записки у вас, по-видимому, нет, иначе вы не стали бы расспрашивать о ней Харли или меня. Она и в самом деле пропала?

- Я не знаю, - ответил Бейкер. - У меня ее нет.

Может быть, она у вас?

- Вот это уже по-нашенски! - кивнул довольный Пеллетт. - Люблю прямые вопросы. Нет, записки у меня нет. Если бы у меня возникла веская причина солгать, то я не преминул бы это сделать, но такой причины не существует. Я не видел текста, и Дан не сообщил мне по телефону содержание записки. В его кабинете я ее не читал, видел листок как сквозь туман, в руки он мне его не давал, и записку я у него не отнимал, если хотите знать. Она что, действительно пропала?

- Ее пока не обнаружили, - ответил Бейкер уклончиво, глядя, насупившись, на Пеллетта. - Почему Джексон захотел показать листок вам? Почему он решил, что именно вы в состоянии разгадать смысл записки?

- Наверное, Джексон полагал, что записка меня заинтересует и я смогу чем-то помочь. Он знал, что частные детективы, которых нанимала моя сестра, докладывали о результатах своих поисков не только ей, но и мне. Я никогда не верил, что Скуинт Харли убил Чарли, и Дану это было известно.

- А почему вы не верили?

- Я хорошо знаю Скуинта. На протяжении многих лет он снабжал меня убитыми койотами, вилорогими оленями и другими животными. Я неплохо изучил его характер.

- Он умеет читать?

- Как? Читать? Конечно, умеет.

- Откуда вам известно?

- Я видел, как он читал. Вместе с ним много бродил по горам, добывал звериные шкуры, учил его, как их обрабатывать. Давал ему старые журналы...

- Он может читать рукописные тексты?

- Вот этого не скажу, - задумчиво проговорил Пеллетт. - Кажется, я никогда не видел- его читающим что-то, написанное от руки. Но я... О, понимаю! Так вот в чем дело! Он не может передать вам содержание записки, потому что не умеет читать рукописные слова? Черт побери, вот это сюрприз!

- Так, по крайней мере, утверждает он. Значит, вы никогда не верили, что Харли убил Бранда?

- Не верил тогда, не верю и теперь.

- Вы кого-нибудь подозреваете?

- Нет. Моя сестра потратила целое состояние на частных детективов из Сан-Франциско, но и они не нашли ни малейшей зацепки.

- У вас есть хоть какие-нибудь соображения относительно того, кто убил Джексона?

- Да, есть.

- В самом деле?

- Постойте, - потряс головой Пеллетт, - вы неправильно меня поняли. Я не могу назвать этого человека. Еще вчера я высказывал свое мнение на сей счет Биллу Таттлу, а теперь, когда вы утверждаете, что записка исчезла, я еще больше убежден в справедливости своей догадки. То, что Джексона убили всего через несколько часов после того, как он получил листок от Скуинта Харли, могло быть и случайным стечением обстоятельств, но раз записку у него забрали, то это не просто совпадение. Я абсолютно уверен, что тот, кто застрелил Дана, убил и Чарли. Он же ударил меня по голове во вторник на лестнице и забрал сумочку с револьвером. Я уже сотню раз пожалел о том, что не позволил тому бродяге унести сумочку. Тогда, по крайней мере, моя племянница не оказалась бы замешанной в этом деле.

Пеллетт поджал губы и с сокрушенным видом еще больше ссутулился.

- Ваша версия порождает множество вопросов и возражений, - заметил Бейкер, не спуская глаз с Пеллетта.

- Согласен, я достаточно много размышлял обо всем. Например, почему убийце потребовался именно этот револьвер, причем он даже рискнул напасть на меня, лишь бы завладеть им? И откуда ему стало известно, что револьвер у меня? Быть может, он видел, как я отобрал сумочку у бродяги? Или он вовсе не охотился за револьвером, а обнаружил его после того, как подобрал сумочку, и решил использовать? Однако тогда возникает другой вопрос: с какой стати убийца подкарауливал меня? Он не мог ошибиться и принять меня за Джексона даже в темноте - ведь он знал, что Джексон находится у себя в кабинете. И еще: если ему до такой степени была необходима эта записка, что он даже не остановился перед убийством, то почему он не сделал то же самое значительно раньше с Харли? Возможные возражения, как видите, мне хорошо известны, но если бы они отсутствовали, то и гипотеза перестала бы быть гипотезой. Ответить на вопросы и устранить противоречия - ваша задача.

- Это нападение на вас в конторе Джексона... - Бейкер задумчиво барабанил пальцами по столу. - Есть ли у вас какие-то предположения относительно нападавшего?

- Если бы у меня... - начал в своей манере Пеллетт, но затем оборвал фразу и коротко закончил: - Никаких предположений у меня нет.

- Вдруг вы что-то слышали или мельком кого-то видели?

- Кроме удара куском породы вот сюда, - Пеллетт коснулся бинта на голове, - я ничего не заметил. Во всяком случае, и Дан, и врач в один голос утверждали, что стукнули меня куском руды.

- И вы полагаете, по голове вас ударил тот, кто убил Бранда и Джексона?

- Я в этом уверен. И также считаю, что вы продвинулись бы в своем расследовании значительно дальше, если бы не потеряли целых двое суток, посадив мою племянницу за решетку и обвинив ее в убийстве.

- Все улики указывали на нее. На столе - ее сумочка, в руке - револьвер...

- Но вы узнали о краже сумочки вчера в полдень, почти тридцать шесть часов тому назад!

- Узнали от вас, ее родного дяди. Никто тогда не мог подтвердить ваши слова, - махнул рукой окружной прокурор. - Но я должен признать: мы, к сожалению, допустив ошибку, действительно потеряли драгоценное время. Я вам весьма благодарен за вашу гипотезу, наряду с другими версиями мы будем работать и над ней. И вот в связи с одной из других версий я, пожалуй, задам вам еще вопрос. Предпочитаю спросить вас, чем кого-то другого, и надеюсь, вы оцените мою деликатность... Ни для кого в городе не секрет, что до того как Эми Саммис вышла замуж за Джексона, она... ну, проявляла интерес к Чарли Бранду, но он женился на вашей сестре. В то далекое время я сам еще ходил в школу. Примерно три года назад опять пошли разные толки. Вы их, конечно, слышали. Они касались Чарли Бранда и Эми Джексон... и, бог свидетель, ее трудно в чем-то упрекнуть, учитывая поведение Дана. Так вот, как по-вашему, есть ли в этих разговорах хоть какая-то доля правды?

- Я не знаю, - пробормотал в нерешительности Пеллетт.

- Но Чарли и ваша сестра - оба мертвы, а жизнь Эми и без того - предмет всевозможных сплетен, - напомнил Бейкер. - Им ваши откровения, Пеллетт, не повредят. Помимо вас никто не в состоянии ответить на мой вопрос. Мне не нужны досужие домыслы, только реальные факты.

- Нет, - покачал головой Пеллетт, - никакими фактами я не располагаю. И если бы они были мне известны, я постарался бы их забыть. Даже если подобные факты и существуют, вам, слава богу, не удастся их раскопать. Моя сестра мертва, но память о ней и ее дети - живы.

- Вы же хотите, чтобы убийцу Чарли и Дана поймали и наказали?

- Но мои откровения не помогут в его поимке.

- Откуда вам знать. Ваша версия может с одинаковым успехом оказаться верной или неверной. У меня нет ни намерения, ни желания...

В кабинет постучали, и, после приглашения Бейкера, вошел чиновник, который, плотно притворив дверь, доложил:

- Миссис Коулс говорит: ей назначили на девять часов, а сейчас уже половина десятого, и через минуту она уйдет.

Пеллетт поднялся.

- Мы еще продолжим наш разговор, - предупредил Бейкер, обращаясь к нему.

- Но только не о...

- Хорошо, хорошо, поговорим о других вещах.

Например, о вашей гипотезе. Приходите ко мне утром, в восемь часов, устроит?

- Я буду у вас, - ответил Пеллетт и, ссутулившись, вышел.

- Проводите миссис Коулс в кабинет, - приказал Бейкер чиновнику.

Куин Пеллетт совершенно прав, - заметил Франк Фелан.

Тебе лучше перевестись в Силверсайдский округ, - кипятился Билл Таттл. Джексона убила женщина, и я...

- Прекратите, - отрезал Эд Бейкер.

В этот момент дверь распахнулась и в кабинет вплыла прямо-таки роскошно одетая Уинн Коулс.

Гардероб, которым она располагала, соответствовал требованиям любого высшего общества по обе стороны Атлантического океана, а поскольку она считалась только с собственным мнением относительно своей наружности, то и одевалась в Коуди так же, как в Хуан-ле-Пинсе или в Уайт-Салфе. В кабинете окружного прокурора Уинн Коулс выглядела не менее странно, чем Скуинт Харли, но, в отличие от него, она чувствовала себя совершенно непринужденно. Когда она грациозно опустилась на стул, любезно пододвинутый Бейкером, блестящий желтый палантин сам собой соскользнул с ее плеч на спинку. Вновь усаживаясь, трое мужчин с любопытством взирали на экзотическую посетительницу. Ее зрачки приобретали эллиптическую форму только при ярком свете или под влиянием душевного возбуждения. Сейчас они выглядели именно так. Взглянув на Эда Бейкера, она энергичным тоном произнесла:

- Вы заманили меня к себе хитростью.

- Напротив, миссис Коулс, я...

- Да, да, хитростью, хотя, быть может, вы сами этого не знаете. Я согласилась прийти лишь потому, что надеялась замолвить словечко за Делию Бранд, но, приехав в город, узнаю, что вы ее освободили и сняли с нее все обвинения. Тем не менее я все-таки пришла, как обещала. - Уинн Коулс посмотрела на наручные часы с браслетом, украшенные изумрудами. - Танцы у Рандалла начинаются в десять; если меня подозревают в убийстве Дана Джексона, то у вас всего двадцать минут, чтобы заставить меня сознаться. - Она резко повернулась к Биллу Таттлу: - Да, у меня действительно очень красивые руки, и я рада, что они вам нравятся.

- Я постараюсь быть кратким, миссис Коулс, а ваше признание мы отложим до завтра, - заметил Бейкер. - Насколько мне известно, вы о чем-то спорили с Джексоном в его рабочем кабинете, когда Делил Бранд пришла к нему во вторник около четырех часов пополудни. Это верно?

- Называйте наш разговор спором, если хотите, - пожала плечами Уинн Коулс. - Я просто решила высказать Дану свое мнение.

- Но он грозил изгнать вас из штата.

- Да, он говорил что-то похожее, - улыбнулась она.

- Он кричал, чтобы вы держались от него подальше.

- Что-то не припоминаю, - нахмурилась Уинн Коулс; ее лицо ни на секунду не оставалось неподвижным. - Я не часто навязываюсь мужчинам. Разумеется, вам известно обо всем со слов Делии Бранд. У нее, как видно, чрезвычайно богатая фантазия... О, понимаю, речь, вероятно, идет вот о чем: он требовал, чтобы я держалась подальше от золотых приисков, и прежде всего от... но это уже коммерческая тайна.

- Значит, спор зашел о золотых приисках?

- Именно, - слегка улыбнулась Уинн Коулс. - Вы, мистер Бейкер, вероятно, помимо всего прочего, думаете о дорогом моему сердцу давнем прошлом. Ну что ж, я расскажу вам и об этом. Когда я приезжала в Коуди два года тому назад, я много слышала о старателях и возможности через финансирование горных разработок войти с ними в долю. Идея заставить работать на себя десятки людей, партнеров, ищущих в горах золото и серебро, захватила меня. Я решила тоже попытать счастья... Люблю рискованные предприятия... Мне сказали, что Чарли Бранд разбирается в горном деле лучше, чем все остальные специалисты, вместе взятые. И я задумала прибрать его к рукам, не брезгуя никакими средствами. Мы все пользуемся теми ключами, которыми располагаем, когда нам необходимо открыть заветную дверь. Однако мой ключ к нему не подошел. Он оказался не просто неподатливым, а абсолютно глухим и слепым.

Я уже приготовилась смириться со своей неудачей, когда пришло известие о его смерти. Это меня здорово потрясло, однако золотые и серебряные рудники по-прежнему не давали мне покоя, и я решила получить нужную мне информацию у партнера Чарли Бранда. Я уже говорила, что охотно пускаюсь в рискованные операции, но при этом всегда держу глаза открытыми и стараюсь делать все как следует.

У нас с Даном Джексоном сложились довольно дружеские отношения. Так продолжалось до тех пор, пока он не узнал, что я открыла свою маленькую контору, взяла к себе на работу Пола Эмери и начала самостоятельно устанавливать контакты со старателями. Разумеется, я выбирала лучших, используя полученные от Джексона сведения. Раскипятился сверх меры и Лем Саммис - этот старый орангутанг, вообразивший, что ему одному принадлежит вся территория между Скалистыми горами и Сьерра-Невадой. Но я сказала, что Америка - свободная страна, и не отступила. Затем я уехала и поручила Полу Эмери вести дела, однако он не очень-то справился со своими обязанностями. Я вернулась несколько недель тому назад, еще раз огляделась и пришла к выводу, что игра все-таки стоит свеч. Во вторник в полдень я находилась в конторе Джексона и разговаривала с Кларой Бранд, когда явился он сам и сразу же начал бушевать. Клара ушла на какую-то встречу, а я осталась успокаивать Дана: предпочитаю дружить, а не враждовать, при условии, если то и другое требует одинаковой затраты сил. Но мне не удалось добиться ощутимого успеха - помешал приход Делии Бранд. Все равно наш разговор не доставил мне особого удовольствия, и я ушла. - Протянув за спину руку, Уинн Коулс поймала за кромку свой палантин. Вот и все. Вы удовлетворены?

- Да, конечно, - ответил Бейкер, не в силах отвести взгляд от сверкающих изумрудов. - Но, пожалуйста, скажите: когда вы вышли из кабинета Джексона, вы ничего не заметили в коридорчике наверху?

- Что вы имеете в виду? - нахмурилась Уинн Коулс.

- Или, быть может, вы видели кого-то?

- В коридорчике? Нет, не заметила и не видела.

- Возможно, на лестнице или в передней?

- Нет, никого и ничего.

- Выйдя из кабинета, вы сразу спустились вниз и покинули здание?

- Разумеется.

- Вы не заимствовали сувенир из старого сундука, который стоит у стены наверху в коридорчике?

- Не имею ни малейшего представления, о чем вы говорите, - удивилась Уинн Коулс. - Мне ничего не известно ни о каком сундуке. В этом коридоре так темно, что приходится пробираться к лестнице чуть ли не ощупью.

- Вы не знали, что там стоит сундучок с кусками серебряной руды?

- Силы небесные, конечно, не знала. А из них можно добыть настоящее серебро?

Билл Таттл коротко хихикнул. Бейкер с неодобрением взглянул на него.

- А спрашивал я вас потому, - сказал он, - что вскоре после вашего ухода один человек стал подниматься по лестнице, и на самом верху кто-то ударил его по голове куском породы.

- Я здесь ни при чем, - улыбнулась Уинн Коулс. - Честное слово. Кому же это досталось?

- Куинби Пеллетту, дяде сестер Бранд. Вы с ним знакомы?

- Нет, никогда... Постойте... Ну конечно, я его знаю! Пеллетт, таксидермист?

- Он самый.

- Я как-то его встречала. У него такое лицо, будто он объелся чего-то кислого, да и волосы ему не мешало бы помыть. Если учесть, как великолепно он обрабатывает шкуры животных, можно подумать, что он способен надлежащим образом позаботиться и о собственной растительности. И сильно его поранили?

- Не очень. Он уже в полном здравии.

Бейкер взглянул на настенные часы. У него появилось ощущение, что ему тоже лучше сохранять дружбу, чем враждовать, особенно после бурной сцены с Олли Невинсом.

- Еще парочку вопросов, миссис Коулс, прошу вас. Ваш спор с Джексоном касался исключительно горнорудного бизнеса?

- Да. Время ваше истекло.

- Конечно. Как вы сказали-, Джексон требовал от вас держаться подальше от золотых приисков, и прежде всего от... и на этом месте вы остановились и заявили, что дальнейшая информация - коммерческая тайна.

- Да, она тоже связана с золотодобычей и затрагивает интересы третьего лица, - кивнула Уинн Коулс.

- Чьи?

- Эти сведения ничуть вам не помогут в расследовании убийства, улыбнулась она.

- Хорошо, поверю вам на слово, во всяком случае пока, - тоже улыбнулся Бейкер. - Теперь я задам вам два вопроса, которые при расследовании убийства неизбежны. Где вы находились во вторник вечером, между девятью и десятью часами?

Уинн Коулс с усмешкой взглянула на окружного прокурора:

- На месте преступления.

- Во вторник вечером вы были в кабинете Джексона? - изумился Бейкер.

- Не в его кабинете, а по тому же адресу. Под одной с ним крышей. Я сидела в "Тихой гавани" и выиграла тысячу долларов.

- Надеюсь, вас кто-нибудь сопровождал?

- Несколько человек... Мы прибыли в это заведение сразу после девяти и покинули его в полночь.

Если желаете, я пришлю список моей компании. - Уинн Коулс встала, и Фелан с шерифом поспешили помочь ей с палантином.

Поблагодарив их, она обратилась к прокурору:

- Сожалею, мистер Бейкер, но вы продержали меня полчаса в приемной. Затем, застегнув палантин и приготовившись таким образом защититься от вечерней прохлады, добавила: - Вы упомянули два вопроса. И каков второй?

- Второй тоже вполне обычный. Кто, по-вашему, мог убить Джексона и почему?

- И ответ вполне обыкновенный. Не имею ни малейшего представления, а если бы и имела, то все равно не сказала бы вам. Всего хорошего.

Таттл, уступивший первенство с палантином Фелану, на этот раз не оплошал и первым оказался у двери. Проходя мимо, Уинн Коулс милостиво кивнула, и он бережно притворил за ней дверь. Вернувшись на свое место, он тяжело вздохнул.

- Если эта женщина только захочет, она, не моргнув глазом, застрелит любого, а потом преспокойно будет наслаждаться завтраком.

Франк Фелан, протестуя, энергично затряс головой.

- Поверхностное суждение, - заявил он. - Ты просто не понимаешь этот тип женщин, Билл. Посмотри, как она обращается с ребятишками у себя на ранчо "Разбитое кольцо". Когда Ларри Рутерфорд сломал ногу...

- Замолчите, пожалуйста, - прервал их беседу Бейкер, который говорил с кем-то по телефону.

Через минуту в кабинет вошел сотрудник.

- Пошлите ко мне мисс Бранд.

- Ее в приемной нет.

- Она не пришла?

- Нет, сэр. В десять часов я позвонил ей домой, и сестра сказала, что она двадцать минут как ушла.

Сейчас уже десять минут одиннадцатого, а ее еще нет.

- Черт возьми, - нахмурился Бейкер. - Чтобы дойти до нас, ей нужно не более пяти минут. Возможно, задержалась где-нибудь по дороге. Клинт вернулся? Пусть зайдет.

Разговор с Клинтом вышел коротким. Эми Джексон наотрез отказалась не только отдать, но даже показать бумажник. По словам Клинта, она выглядела сильно раздраженной или напуганной. Бейкер вызвал других помощников, выслушал их доклады и отдал приказания. Специалист по баллистике сообщил, что патроны в револьвере, из которого застрелили Джексона, отличались от тех, которые Делия Бранд приобрела в лавке Макгрегора. Другой порученец Бейкера с распухшей челюстью доложил, что попытка заполучить образцы отпечатков пальцев Лема Саммиса закончилась плачевно. Льюк информировал, что никто не мог сказать, находится ли пресловутый листок в кабинете Джексона или нет, так как судья Гамильтон отказался санкционировать вскрытие сейфа, а судью Мериама найти не удалось.

Льюк со своей командой собрал в кабинете Джексона множество великолепных отпечатков пальцев и хотел знать, как с ними поступить дальше.

Без четверти одиннадцать Бейкер вышел в приемную и спросил:

- Мисс Бранд не появлялась?

- О ней ни слуху ни духу.

- Минуло уже больше часа, как она вышла, - тяжело вздохнул окружной прокурор. - Позвони-ка к ней домой, и я поговорю с тем, кто подойдет к телефону.

Глава 13

Сестры Бранд сидели за столом в своей кухне и в обществе дяди Куина и Тайлера Диллона наслаждались бутербродами с ветчиной и сыром, малиной, сдобными булочками и ароматным кофе. Рассказ Клары и Тайлера о розысках патронов, купленных Делией в лавке Макгрегора, и история Пеллетта о пропавшей сумочке часто прерывались из-за внешних помех.

Назойливым репортерам преграждал путь у порога Тай Диллон. Друзьям и знакомым, приходившим якобы поздравить Делию с освобождением, но на самом деле желавшим в первую очередь удовлетворить свое любопытство, кто-нибудь из мужчин - Диллон или Пеллетт - объясняли, не пуская их дальше порога, что Клара и Делия сильно утомлены и нуждаются в уединении и покое. Аналогичный ответ получали и те, кто звонил по телефону, кроме, конечно, сотрудника канцелярии окружного прокурора, который попросил явиться к мистеру Бейкеру на беседу: Пеллетта - к восьми, а Клару - к десяти часам вечера. После этого звонка возникла короткая дискуссия на тему: следует ли Кларе идти, но она заявила, что предпочитает поскорее покончить с неприятной процедурой.

Около восьми часов Пеллетт отправился к прокурору. Трое оставшихся на кухне выпили еще по чашке кофе, потом Клара медленно, с усилием приподнялась и стала собирать грязную посуду.

- Вы обе валитесь с ног от усталости, - заметил Диллон, тоже вставая. Ты, Дел, поднимись наверх и ложись в кровать, а вы, Клара, располагайтесь на кушетке в гостиной. Я сам все перемою, приберу и разбужу вас, когда наступит время идти к прокурору.

Обе девушки горячо запротестовали. Спор закончился капитуляцией Клары, и она легла в гостиной, а Делия и Тайлер вдвоем принялись наводить порядок. На протяжении нескольких минут на кухне раздавался только звон чашек и тарелок, шум открываемых и закрываемых кранов, стук расставляемой по полкам посуды. Ссутулившись и машинально перебирая руками, Делия орудовала в мойке, в голове у нее бродили невеселые мысли. Диллон, напротив, проворно двигаясь по кухне, подносил грязную посуду, ловко вытирал ее после мытья и убирал на место. Внезапно он улыбнулся:

- Я неплохо справляюсь с домашними обязанностями и не отказываюсь стирать детские пеленки, а потому нам необходимо как можно скорее пожениться, Дел.

- Боже мой, Тай, - взглянула на него Делия, пытаясь тоже изобразить на лице улыбку. - Пожалуйста, не надо. Только не сейчас.

Диллон подхватил тарелку и начал усердно тереть ее полотенцем.

- Не буду, Дел, - заверил он девушку. - Я не стану торопить тебя с ответом. Как только мы закончим с посудой, я уйду и оставлю тебя в покое, в котором ты, как я уверял сотни людей, очень нуждаешься. Но прежде чем покинуть тебя, мне необходимо кое в чем чистосердечно признаться, облегчить грешную душу. - Диллон вытер насухо тарелку, поставил ее на полку и взял следующую. Сегодня ты заявила Харви Ансону, что не желаешь иметь его своим адвокатом, поскольку он подумал, что это ты застрелила Джексона, причем по причинам сугубо личного характера. Тебе следует знать, что в мужья ты получишь человека, который думал точно так же... Не перебивай...

Продолжая возиться в такой ответственный момент с посудой, я тем самым стараюсь принизить значение своего признания, придать ему вид заурядного эпизода. Оправдываться не имеет смысла. Замечу только, что, учитывая все объективные факты, любой здравомыслящий человек пришел бы к аналогичным выводам. А факты тебе известны не хуже, чем мне. Я не сомневался, что ты застрелила Джексона; но так как я не мог себе представить, что ты способна убить человека лишь за то, что он уволил твою сестру, - а другого очевидного мотива вроде бы не существовало, - то вывод напрашивался сам собой. Мои тогдашние мысли не имеют теперь никакого значения. Для меня важны только те чувства, которые я испытывал за последние два дня.

- Пожалуйста, Тай. Тебе нет нужды в чем-то оправдываться. По-видимому... если вспомнить конкретные обстоятельства, то всякий...

- Извини меня, - перебил ее Диллон, - я скоро закончу... С посудой тоже... Я чуть не помешался. Мне хотелось разобрать тюрьму по кирпичику голыми руками и вызволить тебя из заточения. Я был готов на все, абсолютно на все, лишь бы выручить тебя из беды. Даже не представлял, что можно дойти до такого состояния. Когда я ехал сюда вчера утром, чтобы встретиться с Кларой, я, доискиваясь до причин, задавался одним вопросом: почему ты стреляла в него? Я говорю о Джексоне, ты понимаешь?

Только в тот момент я в полной мере осознал сложившуюся ситуацию. Я раньше уже говорил тебе о своей любви и желании жениться на тебе, но все это сахарная водица в сравнении с моими нынешними чувствами. Для меня теперь жить значит...

Черт возьми, не знаю, как это выразить обыкновенными словами, только я твой... навеки. Это непреложный факт. - Диллон взял последнюю тарелку. Разумеется, мой монолог лишь прелюдия, но после твоей сегодняшней отповеди Харви Ансону я испытал жгучую потребность свалить с души тяжелый камень. Когда придет время, я продолжу свою исповедь... Куда повесить мокрое полотенце?

- Повесь его сушиться вон на ту перекладину, - ответила Делия, усердно начищая мойку.

Оперевшись на стол и скрестив на груди руки, Диллон наблюдал, как она выжимает тряпку.

- Вероятно, ты еще не пришла к какому-то определенному заключению относительно меня, произнес он, покусывая губы. - Да и думала ли ты вообще обо мне в последние два дня?

Делия молча тщательно вымыла и вытерла руки и лишь потом, подняв на него глаза, ответила:

- В эти дни я много думала обо всем на свете.

О прошлом, настоящем и будущем, о моих родителях, о жизни и смерти, о поступках и словах людей - где правда, а где ложь, и о том, как трудно подчас решить, поступаешь ли ты именно так, как тебе действительно хотелось. Я думала о пожизненном заключении для меня, о казни за не совершенное мною убийство и об освобождении и что я предприму, выйдя из тюрьмы.

Мысли мои не отличались большой глубиной и постоянно перескакивали с одной проблемы на другую. Я рисовала себе радужную картину своего освобождения. Как ты обнимаешь меня и целуешь, а я плачу от счастья. Я представляла себя плачущей, но мои глаза в тот момент оставались сухими. Потом, когда шериф привел меня в комнату и мне объявили, что я свободна, я попросила тебя поцеловать меня в щеку, и ты этого не сделал.

- В комнату набилось столько посторонних людей! - пробормотал Диллон.

- Но сейчас-то здесь никого нет.

- Что... - с трудом сглотнул он. - Что ты хочешь этим сказать?

- Ничего особенного. Ты часто обвинял меня в актерстве, не поможешь ли мне теперь разыграть любовную сцену?

- Если я тебя поцелую, то совершенно искренне, без всякого притворства.

- Имей в виду: в моих тюремных фантазиях ты меня еще и крепко обнимал.

И Диллон не стал мешкать. Соответствовал ли его поцелуй ожиданиям Делии, могла судить только она сама, но что касается его продолжительности, то в этом отношении ее мечты осуществились вполне. За то время, пока он длился, Диллон точно насухо вытер бы дюжину тарелок. Наконец Делия шевельнулась, и Тайлер ее отпустил.

- А теперь отправляйся домой, - сказала Делия.

- Я пойду, но только не домой, - ответил он, с трудом переводя дыхание.

- Это почему же?

- Надо повидать Фила Эскотта. - Диллон вновь шагнул к ней. - Можно мне еще раз...

- Нет, Тай. В моих мечтах ты поцеловал меня лишь один раз.

- Я позвоню тебе завтра утром и, если позволишь, приду. Не забывай: ты уволила своего адвоката.

- Адвокат мне больше не понадобится.

- Не зарекайся, он тебе может потребоваться... в моем лице. Спокойной ночи, Дел.

- Спокойной ночи, Тай.

Они прошли на цыпочках по коридору, чтобы не разбудить Клару, которая мирно спала в гостиной.

После ухода молодого человека Делия вернулась в гостиную и выключила ближайшую к кушетке лампу. Затем села в кресло и стала смотреть на сестру.

Какое чудесное зрелище - этот глубокий спокойный сон. Будет ли она в состоянии потом, когда снова станет спать так же мирно, когда прояснится голова и успокоятся нервы, сердиться на Тая за то, что он о ней такое подумал? "Пожалуй, нет", - решила Делия и сама удивилась собственному безразличию. Вряд ли она уже завтра вспомнит все то, о чем он ей говорил и как он при этом выглядел.

Делия подняла голову, прислушалась. Черт возьми, кто-то топтался на крыльце, и, очевидно, не один.

Раздался звонок. Клара проснулась, открыла глаза и села.

- Проклятый звонок! - воскликнула в сердцах Делия. - Посмотрю, кто к нам пожаловал.

- Кажется, я крепко уснула, - заметила Клара. - Ради бога, не пускай никого.

Но, как убедилась Делия, выполнить эту просьбу оказалось практически невозможно. Включив наружное освещение, она увидела на крыльце тех, перед кем в Коуди распахивалась любая дверь, если у них появлялось желание переступить чей-то порог.

А потому Делия не стала противиться судьбе и послушно открыла мистеру и миссис Лемюэль Саммис.

Она тут же получила поцелуй, на этот раз в щеку; правда, скорее это было легкое прикосновение, так как для Эвелин восхождение на пять ступенек представляло собой довольно серьезную нагрузку на дыхательную систему.

- Ты выглядишь ужасно, девочка! Но это вполне понятно! Когда тот парень кажется, его звали Марби или Марбл - вышел наконец из тюрьмы, где он просидел два года за надувательство индейцев - будто индейца можно перехитрить! - он был толстым, как боров... Привет, Клара! Разве я не говорила тебе, что Лем вытащит ее еще до вечера? Конечно, я сказала это вчера, но она все-таки дома!

- Помолчи, Эва, - остановил ее муж. - К освобождению Делли я не имею никакого отношения. Ее вызволили партнер Эскотта и Куин Пеллетт. Я боялся, что вы обе уже спите. Вероятно, вам и следовало быть в постели. Мы зашли по дороге к Эми...

Делия опять включила лампу возле кушетки, и все четверо расселись, где им показалось удобнее.

- Мы не надолго, - заверил Саммис. - Мне нужно задать вам несколько вопросов, а Эве хотелось непременно чмокнуть Делли в щеку. - Он похлопал жену по коленке. - Сперва к тебе, Клара.

Что ты собираешься делать с конторой?

- Как что? - изумилась Клара. - Меня же уволили.

- Вовсе нет. Разве Делли ничего не сообщила тебе?

Я уже давно подумываю о том, чтобы самому оставить все дела, связанные со старателями и рудниками, но мне жаль совсем закрывать контору. Только на днях я поделился с Делли, что с радостью поставил бы тебя во главе фирмы и дал бы тебе зеленый свет, если бы мог сообразить, куда девать Дана. Ну, кто-то "сообразил" вместо меня и не стал особенно церемониться.

Ты, Клара, - очень толковый работник, но ты ведь женщина, а сейчас ситуация с добычей золота и серебра совсем иная, чем двадцать лет назад. Как сама-то считаешь? Справишься ли, сумеешь сохранить наше предприятие достаточно прибыльным?

- Ну, я полагаю... - начала Клара не совсем уверенно. - Думаю, что смогу.

- Скажем, девяносто долларов в неделю и третья часть от прибыли тебя устроит?

- Я справлюсь, - кивнула Клара, выпрямляясь и поднимая голову, как человек, внезапно принявший твердое решение. - Но я должна сперва сообщить вам кое о чем, чтобы между нами не оставалось никаких недомолвок. Я почти приняла предложение Уинн Коулс стать ее партнером.

Делия ахнула. Саммис нахмурился.

- Ты имеешь в виду ту женщину с кошачьими глазами, на которую работает Пол Эмери?

- Именно. Она говорила со мной около двух недель тому назад, но я тогда отказалась. Потом меня уволили. Мы условились встретиться с ней во вторник в полдень где-то в другом месте, но она пришла ко мне в контору, потому что принадлежит к типу людей, поступки которых определяются их сиюминутными капризами. Джексон ее увидел и почему-то просто взбеленился: они крупно поссорились. Я вскоре ушла и оставила их одних. Позднее я ей сказала, что принимаю ее предложение о партнерстве. Уинн Коулс намеревается вложить в дело до двухсот тысяч долларов. Мне обещала семь тысяч долларов в год и половину от прибыли после уплаты налогов.

- Я не сомневаюсь, что ты эти деньги непременно заработаешь, - прищурился Саммис, - и переманишь к себе всех моих людей.

- Вероятно, по мере истощения их нынешних участков... Но что мне оставалось делать? - Клара умоляюще протянула руки. - Ведь я лишилась работы, разве не так?

- Тебе, девочка, следовало прийти к Лему, - заявила Эвелин торжественным тоном. - Все так поступают: чуть что - к Лему.

- Я и так слишком часто докучаю ему. Кроме того, я была рада больше никогда не видеть Дана Джексона и нисколько не сожалела, что он меня уволил...

Я ничего не говорила тебе, Делия, - повернулась Клара к сестре. - Не хотелось, чтобы кто-нибудь знал о моей сделке с Уинн Коулс, пока все не будет юридически оформлено. Здесь я допустила ошибку. Расскажи я тебе все, ты бы не пошла ночью с запиской к Джексону... Мне очень жаль, что я этого не сделала...

Я всегда старалась ничем вас не огорчать, но не могла упустить благоприятную возможность, - оправдывалась Клара, обращаясь к Лему Саммису. А раз вы все равно хотите отойти от активных дел, то я уверена, что Уинн Коулс с удовольствием приобретет ваши права по контрактам со старателями на выгодных для вас условиях.

- Мне она не очень-то нравится, - проворчал Саммис. - Представляю себе, какие пойдут толки: две женщины захватили компанию "Саммис и Бранд". Ну хорошо, потом пораскинем мозгами. А что ты об этом думаешь, Эва? Ладно, выскажешься после. А сейчас я чувствую себя очень усталым... Ты права, Эва, я действительно чертовски замотался.

Эвелин в свою очередь ласково похлопала мужа по колену.

- Там посмотрим, - вздохнул он. - Все основательно обсудим. Мне хотелось спросить тебя, Делли, вот о чем: ты сказала Бейкеру, что видела меня в автомобиле Эми у ее дома?

Ошеломленная неожиданным вопросом, Делия с удивлением уставилась на Саммиса.

- Как я могла сказать ему об этом, когда я вас вовсе не видела?

- Не видела, говоришь?

- Нет.

- Значит, меня ты не заметила и эту тему с окружным прокурором не обсуждала?

- Совершенно верно. Он только спросил меня, не видела ли я вас в автомашине Эми, и я ответила, что вы не могли быть в ней, поскольку в тот момент находились на ранчо "Какаду". Больше к этому вопросу мы не возвращались.

- Ну что ж, ты, милочка, ошиблась. Как раз в тот момент я находился не на ранчо, а в автомобиле дочери.

- Но, уезжая от вас, я полагала...

- Полагать необходимо с должной осмотрительностью, Делли. Когда ты уходила, я и впрямь садился ужинать. Однако в десять часов мы подъехали к дому Эми... Мне хотелось бы задать вам обеим один вопрос. Предположим, что Эми в самом деле отправилась в контору к Дану и застрелила этого сукина кота, так как не могла больше терпеть его частых измен. Она этого не делала, но предположим на минутку, что именно она убила Дана. На чьей стороне...

- Но она не могла застрелить Джексона. Где бы она достала револьвер?

- Повторяю: она этого не делала, но предположим все-таки, что все произошло именно так. На чьей стороне вы обе в этом случае оказались бы?

Захотели бы вы, чтобы Эми арестовали, судили и вынесли ей приговор?

Обе сестры не сводили с Саммиса глаз.

- Я бы не захотела, - твердо заявила Делия.

- И я тоже, - поддержала ее Клара.

- Я не совсем понимаю тебя, Лем... - вступила Эвелин.

- Замолчи, Эва. Я не говорю ничего лишнего, чего уже не знает Бейкер. Итак, девочки, как я понял, вы обе на нашей стороне, и я вам верю, потому что хорошо вас изучил и, кроме того, вы дочери Чарли Бранда... А теперь об известных Бейкеру фактах. Два человека, независимо друг от друга, сообщили ему, что видели, как во вторник вечером, без четверти десять, из двери, ведущей в контору Дана, вышла Эми, и они не солгали. Уходя из дома, Дан предупредил жену, что ему нужно в контору, но Эми, заподозрив обман, решила проверить и поехала на Халли-стрит. Поднявшись по лестнице и убедившись, что кругом темно и тихо, она, не заглядывая в кабинет, спустилась вниз и ушла.

Вот как это было... Где я присоединился к ней - не суть важно... Эми позвонила мне, и мы встретились. - На мгновение Саммис свирепо выдвинул вперед нижнюю челюсть, но тут же взял себя в руки и ровным тоном продолжал: - Эд Бейкер буквально жаждет допросить Эми и причинить нам кучу неприятностей. Он никогда не сумеет объяснить толком, где и как Эми достала револьвер и сумочку, принадлежавшие Делли, но тем не менее он вполне может арестовать ее и даже устроить судебный процесс. Ему не терпится скомпрометировать Саммисов в глазах жителей штата Вайоминг. Для обоснования мотива убийства Бейкер намеревается вытащить на всеобщее обозрение многочисленные любовные похождения Дана с женщинами. Вот почему я спросил вас обеих, на чьей вы стороне.

Прежде всего это относится, Клара, к тебе. Дан вел себя очень осторожно и почти не оставлял следов.

Я неоднократно пытался поймать его с поличным, и он это прекрасно знал. Десятки раз я порывался спросить тебя, Клара, о телефонных звонках и письмах, поступавших для него в контору, но у меня не хватало духа превратить дочь Чарли Бранда в заурядную шпионку и поручить тебе следить за этим бабником. Но Эд Бейкер не будет деликатничать. Он отлично понимает, что ты, Клара, - лучший и, возможно, единственный источник нужной ему информации. Он ждет тебя сегодня в десять часов, не правда ли?

- Верно, - кивнула Клара. - Но откуда...

- Откуда мне об этом известно, хочешь ты спросить? У меня еще осталось несколько друзей в канцелярии прокурора и здании суда. Когда эта история закончится, у меня их будет больше, чем у Бейкера, или не останется вовсе. Помнишь, как я его приструнил, когда он приготовился допрашивать тебя вчера утром? Даже будучи уверенным, что Джексона застрелила Делли, он не переставал копаться в грязном белье, а теперь, после разговора с губернатором, и совсем распоясался, и я уже не в силах его остановить. А посему я вынужден принять некоторые меры предосторожности. Прежде всего это касается тебя, Клара. Работая секретарем у Джексона, ты невольно много видела и слышала. И я хочу попросить тебя не разговаривать с Бейкером. Даже не ходить к нему. Прошу ради меня и Эми. Ты исполнишь мою просьбу?

- Конечно, - просто ответила Клара.

- Откажись встречаться с ним. Если Бейкер явится сюда, не впускай его. А если он все-таки каким-то образом проникнет в дом, не отвечай на его вопросы.

Возможно, Бейкер решит задержать тебя, в таком случае немедленно звони Харви Ансону.

- Но силы небесные... за что он может меня задержать?

Как важного свидетеля. Ничего страшного.

Судья определит величину залога, и через пять минут Харви Ансон вызволит тебя. Ты готова помочь мне?

- Да, готова.

- Я не сомневался, - с довольным видом кивнул Саммис. - Вы обе прекрасные девушки. Но ты, Клара, должна до конца сознавать, что тебя ожидает. Если тебя арестуют, а потом освободят под залог, то не только наш округ, но весь штат Вайоминг загудит, как потревоженный улей, наполнится самыми невероятными слухами. Ничего не поделаешь, такова уж природа людей. Это ты прекрасно знаешь сама, несмотря на юный возраст. Вспомни, какие только истории не рассказывали о вашей покойной матери и проповеднике Тоуле. Всей этой смердящей братии следовало бы повырывать языки.

Вы можете себе легко представить, на какие гадости они способны, как могут оговорить Эми, вас, да и любого человека, если не постеснялись утверждать, будто Люси Бранд прокралась в хижину Харли и собственноручно застрелила своего мужа?

Я не... В чем дело?

С широко раскрытыми глазами и разинутым ртом Делия как ужаленная вскочила с кресла. Клара тоже уставилась на Саммиса, не в состоянии произнести ни слова.

- В чем дело? - повторил он.

- Что вы сказали? - спросила, задыхаясь, Клара. - Кто-то утверждает, будто...

- Будто ваша мать убила вашего отца? Да, такие сплетни ходят. Хотя я напрасно упомянул об этом.

Мне бы следовало знать, что никто не станет говорить на столь щекотливую тему в вашем присутствии. И тем не менее люди болтают, будто Люси убила мужа раз уж я начал, то выскажу все до конца, - потому что заподозрила его в любовной связи с Эми. И деньги забрала себе, а детективов нанимала только для отвода глаз. А преподобный Тоул каким-то образом все разнюхал и стал обрабатывать ее, давить на совесть, и в припадке раскаяния Люси покончила жизнь самоубийством. Они даже говорят...

- Попридержи язык, Лем, - скомандовала Эвелин.

Делия, по-прежнему с широко раскрытыми глазами, медленно опустилась в кресло и судорожно сжала подлокотники. Тихим, полным отчаяния и неверия голосом, ошеломленная Клара прошептала:

- Но ведь это... ужасно!

- Порой ты бываешь настолько глуп, что просто диву даешься! - воскликнула Эвелин с досадой, поднимаясь. - К чему тебе понадобилось повторять отвратительные сплетни, даже если бы они и доходили до них раньше? Переваливаясь, она подошла к Кларе и потрепала ее за плечо: - Забудь об этом, девочка. В горах немало койотов. Пошли, Лем! Уже почти десять часов, а нам еще нужно побывать у Эми.

- Я не поеду к Эми, мне необходимо повидать...

- Ну а я все-таки съезжу, и ты должен отвезти меня к ней. Пойдем же, пока ты не сморозил еще какую-нибудь ерунду.

Направляясь к выходу, Лем задержался перед Кларой:

- Так могу ли я положиться на тебя?

- Да, вы можете вполне на меня положиться.

- Спасибо... И мне очень жаль, если я... ах, чтоб их всех черти взяли!

- Не переживайте! Все в порядке. Я провожу вас.

Делия не помнила, ответила ли она на пожелания доброй ночи. Она слышала, как трое шаркали ногами в передней, как открылась и снова захлопнулась входная дверь, видела, как сестра вернулась в комнату и остановилась рядом.

- Итак, что теперь? - подняла Делия глаза на Клару.

Та промолчала.

- Когда Руфус Тоул посещал тебя... последние две недели... он говорил что-нибудь в этом роде?

- Нет, - покачала головой Клара и, круто повернувшись, направилась в переднюю.

Через секунду Делия последовала за ней. Клара как раз накидывала на плечи взятый с вешалки платок.

- Ты куда? - спросила Делия.

- Хочу повидать Тоула.

- И я с тобой.

- Нет, сестренка. Ты останешься дома, - твердо возразила Клара, закутываясь поплотнее в платок. - Я старшая. И настаиваю... умоляю, в конце концов. Сама знаешь, как легко ты возбуждаешься. Пожалуйста, сестричка, прошу тебя! Я только все разузнаю и тотчас же назад... Очень тебя прошу!

- Хорошо, - согласилась Делия и, выйдя на крыльцо, крикнула вслед исчезавшей во мраке Кларе: - Возвращайся поскорей!

Делия подождала, пока автомобиль Клары не выехал на улицу, и затем вернулась в дом. Уже в гостиной она вспомнила, что забыла закрыть наружную дверь, однако это упущение показалось ей таким пустячным на фоне других событий последнего времени, что она даже не попыталась его исправить. Вместо этого она. упала ничком на кушетку и горько зарыдала, хотя не плакала даже в тюремной камере.

Скоро рыдания затихли, плечи перестали вздрагивать, но Делия продолжала лежать, уткнувшись лицом в подушку. Она вспоминала, как там, на тюремной койке, у нее вдруг появилась уверенность, что она наконец постигла суть явлений и вещей.

И вот теперь вся ее вновь обретенная, такая, казалось, стройная система взглядов на мир рухнула!

Люди ее родного города, где жил и работал отец, в котором она и сестра родились, ходили в школу и на танцы, приглашали к себе гостей, - эти люди не постеснялись утверждать, что их мать убила своего мужа. Развеялись последние иллюзии; предстояло многое заново переосмыслить, но в голове царила полная неразбериха. В первую очередь требовалось решить, как быть дальше.

Когда зазвонил телефон, Делия, желая избавиться от назойливого трезвона, сняла трубку, надеясь, что на другом конце провода сестра или Тай, но беспокоили от окружного прокурора и спрашивали Клару. Не зная, стоит ли полностью раскрывать карты, Делия ответила, что Клара вышла из дома двадцать минут тому назад. Повесив трубку, она взглянула на часы: шел уже одиннадцатый час. Доехать на машине до дома священника можно было за каких-нибудь пять минут, и Клара, видимо, скоро должна вернуться. Делия снова прилегла на кушетку.

Она обещала Таю лечь в постель и постараться уснуть, а в тюрьме она дала себе слово впредь неукоснительно выполнять собственные обещания, однако до возвращения Клары нечего было и мечтать о сне.

Делия стала размышлять о том, как поступить им в сложившейся ситуации. Она и Клара, конечно, уедут из Вайоминга. Здесь их ничто не держит. Ну а Тай?

Как быть с ним? Как он в действительности относится к ней и какие чувства она испытывает к нему?

Знает ли он, что судачат о ее матери? А если знает, почему раньше не поставил их в известность? Разве мужчина не обязан быть предельно откровенным с любимой девушкой?

Но вот остановилась какая-то автомашина, не то возле их крыльца, не то у соседей? Может, Клара?

Нет, она поставила бы машину в гараж. Значит - у соседей. Итак, разве не обязан мужчина быть... однако кто-то поднимается на крыльцо, и это определенно не Клара: уж больно тяжела поступь. Делия решила нипочем не открывать, сколько бы ни звонили. Ей бы следовало раньше выключить свет.

Боже мой! Она ведь оставила входную дверь открытой! Шаги приближались. Делия рывком поднялась и опустила ноги на пол. Неожиданно в комнату вошел Руфус Тоул, без обычной вкрадчивой улыбки на мертвенно-бледном лице.

Глава 14

Нетвердой походкой, с трудом переставляя ноги, Руфус Тоул приближался к Делии Бранд. У кресла перед кушеткой, в котором совсем недавно сидел Лем Саммис, он, ухватившись рукой за спинку, остановился. Затем, осторожно двигаясь, обошел кресло и медленно опустился на мягкое сиденье. Делия хотела встать, но колени сделались у нее ватными, и она, отказавшись от первоначального намерения, осталась сидеть и лишь с удивлением молча смотрела на священника.

Не звонким и мелодичным, как обычно, а каким-то глухим, скрипучим голосом он спросил:

- Клара?

Делия энергично затрясла головой:

- Ее здесь нет.

- Нет?

Делия снова покачала головой.

Руфус Тоул прижал правую ладонь с растопыренными пальцами к груди.

Войдя в дом, он не сказал, как обычно: "Хвала Господу!", и речь его казалась такой же неуверенной и непривычной, как и все движения и выражение бледного лица.

Мне нельзя много говорить, прохрипел он. - Я чувствую, как при каждом вздохе, внутри, льется кровь... Я ранен... В меня стреляли... Я заткнул рану носовым платком, чтобы кровь не выплескивалась наружу... Если я умру... Где ваша сестра?

- Ее нет дома, - повторила, холодея от ужаса, Делия.

Горящие религиозным фанатизмом глаза священника впились в лицо девушки.

- Могу ли я довериться вам? Вы признаете карающую десницу человека?

- Кто... - начала Делия и на мгновение запнулась. - Кто стрелял в вас?

Вы признаете карающую десницу человека, дитя мое? - снова спросил он, игнорируя ее вопрос. - Я, кажется, умираю, ответьте мне.

Это была одна из тех проблем, над которыми Делия много размышляла в тюрьме, и, очевидно, она решила ее для себя окончательно и бесповоротно, потому что ответила без колебаний:

- Я не признаю карающую десницу человека. Но если вы ранены... Я должна...

- Подождите! - Его голос и глаза удержали ее на кушетке. - Сперва о главном, потом все остальное. Вы должны узнать правду... Если я смогу... Гримаса боли исказила лицо Руфуса Тоула; он медленно, с трудом стал втягивать воздух, но на середине задержал дыхание. - Я намеревался когда-нибудь рассказать вам... вам и вашей сестре, стоя на коленях перед алтарем... как с вашей матерью.

И вот теперь без святой молитвы... я умоляю вас: полагайтесь на Провидение. Факты неопровержимы, но пусть Господь направляет ваши помыслы и поступки!

- Какие факты?

- О вашем отце. Упокой, Господи, его душу. Он не был набожным человеком, но очень порядочным и добрым. Когда он отправился в роковую поездку два года тому назад, то имел при себе большую сумму мирских и немного Христовых денег от меня.

Они принадлежали церкви. Я вручил ему десять двадцатидолларовых банкнотов, и на каждом в уголке вывел чернилами две буквы: "Р.Т." Ваш отец обещал передать их достойному старателю с условием, что найденные им в горах сокровища поступят в мою церковь во славу Господа нашего, сотворившего и эти горы, и все сокровища земли. Но его убили и забрали все деньги: и мирские и Божьи.

Руфус Тоул замолчал, чтобы перевести дух, ладонью он по-прежнему зажимал рану на груди, губы у него вздрагивали.

- Деньги взял у вашего отца тот, кто убил его, - возобновил рассказ смертельно раненный священник. - Я никогда никому не говорил о Божьих деньгах: не хотел подливать масла в огонь людской ненависти. Но я всего лишь слабый человек. Мне не часто приходится видеть двадцатидолларовые купюры: ведь жертвуют обычно более мелкие деньги.

И когда мне попадается двадцатидолларовый банкнот, я осматриваю его со всех сторон. И вот однажды, к моему ужасу, увидел у себя в руках одну из тех купюр, которые дал вашему отцу. На ней в уголке стояли упомянутые две буквы, которые я собственноручно написал за двадцать один месяц до этого. И я точно знал, от кого получил ее. Учитывая все обстоятельства, не могло быть никаких... сомнений.

Руфус Тоул опять замолчал, ему становилось все труднее дышать, и по его лицу было видно, каких усилий ему стоило продолжать разговор. Теперь он зажимал рану на груди уже обеими руками.

- Мне... нужно закончить... Кровь внутри... душит меня. Банкнот взяли у меня... там, где ранили меня... пока я лежал, притворившись мертвым... чтобы спастись от верной смерти. - Он порывисто дышал, ловя открытым ртом воздух и раскачиваясь в кресле. Парализованная ужасом, Делия не могла шевельнуть ни рукой, ни ногой. - Хвала Господу! - прошептал священник горячо. - Я должен передать вам... миссию, возложенную на меня Всевышним! Я сейчас закончу!

Виновный должен раскаяться и принять наказание, но не от человека, а от Господа нашего! Обратитесь... к Богу! Помоги мне, Господи! - Локти Руфуса Тоула соскользнули с ручки кресла, и он начал заваливаться набок. - Хвала Господу! - прохрипел он и замер, перегнувшись через подлокотник, как недавно Дан Джексон; руки священника безжизненно свисали почти до самого пола.

- Нет! - закричала Делия. - Нет! - Не спуская глаз с мертвеца, она поднялась и стала медленно пятиться. - Нет, - прошептала она.

У нее, обычно хладнокровно и основательно обдумывающей свои поступки, возникло непреодолимое желание с громким воплем кинуться прочь; быть может, кто-то ее услышит. Ах да, нужно поскорее вызвать доктора. Но где Клара?

Зазвонил телефон. Стряхнув оцепенение, Делия уверенным шагом приблизилась к маленькому столику и сняла трубку.

- Это резиденция семьи Бранд?

- Да. У аппарата Делия Бранд.

- Ваша сестра дома? Клара Бранд?

- Нет, она вышла.

- Не вешайте трубку, пожалуйста. Окружной прокурор хочет...

Подождите, - проговорила Делия четко и ясно. - Немедленно пришлите сюда доктора. Здесь лежит человек, в него стреляли, и он, вероятно, умирает. Пришлите также...

- Что?! Стреляли? Кто?..

Но Делия уже положила трубку. Дрожащими пальцами она стала перелистывать страницы телефонной книги и, найдя нужный номер, снова сняла трубку.

Ожидая ответа, она стояла, повернувшись к кушетке и креслу спиной.

- Это дом священника Руфуса Тоула? - спросила Делия.

- Да, сударыня. У аппарата его экономка.

- С вами говорит Делия Бранд. Скажите, моя сестра Клара у вас?

- Нет, мадемуазель. Она уже ушла.

- Как давно?

- Минут пять или десять тому назад. Я пустила ее в церковь: ей показалось там удобнее дожидаться священника. Через некоторое время она вернулась и, предупредив меня, что не может больше ждать, удалилась.

- Благодарю вас.

Не кладя трубки, Делия набрала следующий номер; на этот раз ей не потребовалось заглядывать в телефонный справочник: номер телефона квартиры Тайлера Диллона на Бич-стрит она знала наизусть.

На другом конце никто не отвечал. В этот момент Делия услышала, как к дому подъехала автомашина и проследовала в гараж; вскоре в передней раздались шаги, и когда в дверях появилась Клара, она мягко опустила трубку на рычаги.

- Я его не застала, - произнесла Клара. - Почему ты не в постели? Я прождала битый час, но миссис Боннер не знала... - Она замерла, уставившись мимо плеча сестры в ту часть комнаты, где стояли кушетка и кресло. - Дел! Боже мой, что это? - Клара подбежала к священнику, нагнулась над ним и тут же выпрямилась. - Дел! Ради всего святого...

- Ты ошибаешься! - горячо и резко воскликнула Делия. - Он пришел... сел в кресло и заявил, что в него стреляли и он умирает... И я подумала: это ты... А теперь то же самое ты подумала обо мне...

Мы обе приняли друг друга за...

Делия внезапно громко расхохоталась. Она стояла и как безумная смеялась, плечи у нее вздрагивали, голова тряслась. Клара кинулась к ней и, схватив за руки, силой усадила на стул.

- Сестренка! Ради бога, перестань! Я ничего такого вовсе не думала! Дел, дорогая, не надо... ты не должна...

- Они обе здесь, - донесся с порога голос Эда Бейкера.

Клара похолодела, Делия хихикнула.

- Пожалуйста, доктор, сюда, к креслу, - продолжал окружной прокурор, входя в комнату. - Если он мертв, не трогайте его, пока я сам не осмотрю. Пригласи ребят, Франк. Здесь всем хватит работы.

Глава 15

Средний ежедневный тираж газеты "Таймс стар" из года в год не превышал девяти тысяч четырехсот экземпляров. В эти среду и четверг он возрос, соответственно, до двенадцати тысяч и четырнадцати тысяч двухсот, а в пятницу достиг рекордной планки - семнадцати тысяч шестисот штук.

До последнего времени в гостинице Фаулера корреспонденты газет редко появлялись, еще реже в ней останавливались заезжие фоторепортеры. Даже когда в округе появлялись известные государственные мужи, граждане страны узнавали об их повседневной деятельности только благодаря усилиям местных журналистов. Однако к полудню пятницы в гостинице зарегистрировались уже одиннадцать представителей прессы из Спокана, Денвера, городов Тихоокеанского побережья и из населенных пунктов, расположенных между ними.

Мистер Мэттьюз, губернатор Вайоминга, всегда держался весьма демократично. Обычно, чтобы попасть к нему на прием, не требовалось каких-либо формальностей - было бы желание. Однако потенциальный посетитель напрасно стучал бы в эту пятницу в дверь его кабинета в Шайенне, столице штата. Губернатор находился не в собственной канцелярии, а в клубе "Пирамидальный", в комнате с надежно запертыми дверями. И лишь немногие знали об этом.

Церковь преподобного Руфуса Тоула всегда была открыта, в любой день недели, на тот случай, если кому-то вдруг захочется войти и помолиться, однако редко в ней оказывалось более одного или двух молящихся. Но в пятницу люди шли нескончаемым потоком, указывая друг другу на то место, где Клара Бранд сидела накануне вечером, прежде чем смертельно ранить пастора. В то же самое время другие любопытные, проезжая мимо дома 139 на Валкен-стрит, замедляли движение и, вытягивая шеи, старались разглядеть что-либо за окнами гостиной, в которой Делия Бранд застрелила Руфуса Тоула через сорок восемь часов после того, как она уложила наповал Дана Джексона, что расценивалось как выдающееся достижение. Очевидное противоречие в определении конкретного виновника преступления являлось не более чем отражением одного лишь аспекта полемики, расколовшей жителей Паркового округа на два враждующих лагеря.

На самом верхнем этаже нового Саммис-Билдинг в своем кабинете сидел Лем Саммис и не отрываясь смотрел на человека, расположившегося по другую сторону письменного стола; цепкий, острый взгляд посетителя, лет на десять моложе хозяина, не выражал ни дружелюбия, ни особой симпатии, но вместе с тем не был он и враждебным.

- Нет, Лем, - твердо заявил гость, - я здесь не для того, чтобы говорить вам любезности или обмениваться комплиментами. Возможно, однажды вы подрежете мне крылья или, наоборот, я подрежу их вам, но сегодня нам нужно действовать сообща против этих парней. Бейкер должен прекратить свои нападки, или мы окончательно разделаемся с ним, а потом доберемся и до Карлсона. Горнорудная промышленность способствовала процветанию Вайоминга, и мы, золотопромышленники, будем и впредь управлять делами нашего штата. Мне наплевать, кто убил Джексона, ваша дочь или даже вы сами. Надеюсь когда-нибудь хорошенько прижать вас на этом, но не так, как делает Карлсон, не прибегая к помощи голодных обезьян. Мэттьюз забился в нору, но я отыщу его, и ему не поздоровится.

- Я вовсе не прошу об одолжении, Олли, - проговорил Лем холодно.

- О каком одолжении может идти речь! Нам обоим отлично известно, какова ситуация. Мы посчитаемся друг с другом после того, как все благополучно завершится. В первую очередь я займусь губернатором.

- Когда вы его найдете, то передайте ему от меня...

- Я не стану никому ничего передавать от вас, а выскажу свое собственное мнение.

- Пошел к черту!

- После вас, Лем, после вас!

Когда Олли Невинс ушел, Саммис еще некоторое время сидел неподвижно, потом снял телефонную трубку и что-то в нее пробурчал. Через минуту дверь открылась, и в кабинет вошел начальник полиции Франк Фелан. Взглянув с опаской на суровое лицо с выдвинутой нижней челюстью, он уселся в свободное кресло.

- Ну что, Франк? Они полностью отстранили тебя от расследования?

- Да, - кивнул Фелан с мрачным видом. - Они хотели послать моих людей с постановлением на проведение обыска в доме Дана Джексона, а я воспротивился.

- Кто подписал постановление? Судья Мериам?

- Он самый.

- И они намереваются в самом деле производить обыск?

- Непременно. Шериф собирается направить парочку своих людей.

Нижняя челюсть Саммиса выдвинулась еще на четверть дюйма.

- И они смеют обыскивать дом Эми? Дочери Лема Саммиса? Расскажи, что произошло, прежде чем тебя вытолкали.

Откашлявшись, Фелан начал свое повествование.

Часы показывали полдень.

А в это время Бейкер сидел в своем служебном кабинете за письменным столом. Сбоку пристроилась стенографистка, шериф Билл Таттл стоял у окна, держа руки в карманах; напротив окружного прокурора на стуле сидела решительная и сосредоточенная Клара Бранд. Вид у нее был крайне утомленный, глаза припухли и покраснели, лежащие на коленях руки непрерывно двигались.

- Мне нет никакого дела до того, что вы обнаружили. Вчера вечером я рассказала вам все, и я не лгала.

Бейкер выглядел не менее усталым, глаза у него тоже покраснели, и вообще он производил впечатление человека, страдающего от похмелья.

- Значит, вы настаиваете на своих вчерашних показаниях? - спросил прокурор с видимым раздражением.

- Да, настаиваю.

- И вы хотите, чтобы я поверил? Вы помните свои слова? Экономка сообщила вам, что не знает, где священник и когда он вернется; в ответ вы высказали желание подождать его в церкви. Экономка принесла ключ и впустила вас в церковь через заднюю дверь.

Пока все гладко. Миссис Боннер говорит то же самое.

Вы сказали ей, что дождетесь Тоула, когда бы он ни пришел, и попросили передать ему, где находитесь.

Затем по центральному проходу между скамьями вы дошли до отгороженного места, которое обычно занимала ваша мать, и просидели там больше часа. Потом, внезапно решив вернуться домой, вы попрощались с миссис Боннер, сели в автомобиль и уехали. Так в общих чертах выглядела ваша версия вчера.

- Могу повторить ее и сегодня.

- Но нынче она уже не столь убедительна, как накануне. Вас никто не обвиняет в убийстве Руфуса Тоула; вы вообще ни в чем не обвиняетесь. Но по крайней мере одна деталь в ваших показаниях кажется несколько неправдоподобной. Вчера мы еще не имели представления, где смертельно ранили священника. Утром установили, что это произошло рядом с церковью, недалеко от ее задней двери. Здесь мы обнаружили, где он упал на цветочную клумбу.

Там же валялась его шляпа, на траве отчетливо виднелись пятна крови. Значит, возвратившись, он вышел из машины и, прежде чем пройти в дом, направился в церковь, чтобы, по заведенному обычаю, проверить, все ли в порядке. Тут в него кто-то выстрелил. Задняя дверь стояла нараспашку, вы сидели неподалеку, было темно и тихо. И вы тем не менее продолжаете утверждать, что ничего не слыхали?

- Да, продолжаю. И я объяснила почему. Если, конечно, стреляли именно там, где говорите вы.

- Вне всякого сомнения. Вы утверждаете, что задумались, глубоко погрузились в свои мысли и совершенно ничего не замечали вокруг. Откровенно говоря, трудно поверить, что даже в таком состоянии вы не услышали выстрела, раздавшегося в непосредственной близости. Стрелявший, по-видимому, стоял между клумбой и зданием церкви и спустил курок в тот момент, когда Тоул шел по дорожке к двери. Пуля попала в грудь, пронзила легкое и застряла в позвоночнике. Как бы глубоко вы ни задумались...

- А я, повторяю, выстрела не слышала. - Клара вновь крепко стиснула ладони. - Или, быть может, и слышала, но не осознала. Я уже вам говорила: только перед этим мне стало известно об отвратительных сплетнях, которые распространяют в округе о моей матери, и я хотела спросить об этом священника. Выстрела я не слыхала, это все, что могу сказать.

- Вы не слышали ни выстрела, ни криков о помощи? Совсем ничего?

- Совсем ничего.

- И вы постоянно находились в церкви до того момента, когда объявили миссис Боннер, что отправляетесь домой?

- Правильно. Я никуда не отлучалась.

- И вы по-прежнему утверждаете - сегодня мы занесем это в официальный протокол, - что не стреляли в Тоула?

- Да, утверждаю.

- Или все-таки, услышав шум подъехавшего автомобиля, вы затаились в кустах и выстрелили в священника, когда он шел по дорожке?

- Это грязная клевета!

- Не Лем ли Саммис сообщил вам о том, какие разговоры ходят о вашей матери?

Клара промолчала.

- Разве не Лем Саммис сообщил вам об этом?

- Вас это совершенно не касается. Я уже сказала, что отказываюсь отвечать на данный вопрос.

- К вам заезжал накануне вечером Лем Саммис с женой?

- Не ваше дело, кто нас навещал вчера.

- Нам известно, что они приезжали к вам, и вскоре после их отъезда вы отправились к Тоулу. - Прищурив глаза, Бейкер подался вперед. - Вы согласны, Клара, выслушать меня с должным вниманием?

- Я вас слушаю.

- Хорошо. И прошу мне верить, я вовсе не пытаюсь сфабриковать или подстроить что-то с тайным умыслом. Я не собираюсь ставить вам в укор вашу очевидную неискренность. Например, в среду утром вы заявили, что днем во вторник вы пошли на обусловленную встречу с Аттерсоном, а когда я уличил вас во лжи, вы признали, что в действительности в это время находились в гостинице Фаулера, где намеревались увидеться с миссис Коулс. Я даже не упрекаю вас за категорический отказ рассказать мне о вещах, которые вам бесспорно приходилось наблюдать в конторе Джексона за последние два года. Это просто свидетельствует о вашей лояльности к Лему Саммису, давнему другу и партнеру вашего отца. Но как бы вам понравилось, если бы вы узнали, что Саммис пытался подвести вас и вашу сестру под ложное обвинение в убийстве?

Изумленная Клара уставилась на окружного прокурора широко раскрытыми глазами.

- Как бы вам это понравилось, спрашиваю я вас?

- Глупый вопрос, - ответила Клара коротко.

- Представьте, вовсе не такой уж и глупый, как вам кажется, - заметил Бейкер с серьезным видом. - Я еще не готов выдвинуть против него официальные обвинения, но посудите сами. Вот некоторые факты.

Без сомнения, кто-то постарался сделать так, чтобы вашу сестру приняли за убийцу Джексона: ее револьвер, дамская сумочка на столе. И конечно, этот человек знал, что Делия вечером пойдет к Джексону. И кто же это такой, если даже вы, по вашим словам, понятия не имели о планах Делии? Только один человек был полностью в курсе - Лем Саммис. Ведь он собственноручно написал записку, которую она повезла Джексону. Что вы теперь скажете?

- Я не думаю... - начала Клара и осеклась, потом резко воскликнула: Сущая нелепица!

- Вы хотите сказать, что не можете в это поверить?

Ну что ж, на свете много такого, во что трудно поверить, и кое-что на совести Лема Саммиса. Вы не хуже меня знаете, как он относится к тем людям, которые встают ему поперек дороги. Я упомянул факты, касающиеся Делии. А теперь о вас. Не кто иной, как Саммис сообщил вам о пересудах, которые затрагивали честь вашей матери. Разве я не прав?

Клара промолчала.

- Конечно, он, кто же еще? Вот и подумайте, почему же он вдруг сейчас решил открыть вам глаза, а также намекнуть на неблаговидную роль, которую якобы сыграл Тоул в самоубийстве вашей матери?

Разве вы не помчались сразу после этой беседы к священнику? И разве его не убили, по сути, в вашем присутствии? Все подстроено так, чтобы подозрение неизбежно пало на вас.

Это все ваши домыслы, - покачала головой Клара.

- Почему же? Вовсе нет. Существует вполне логическая связь между отдельными звеньями цепи.

По мнению Саммиса, я подозреваю его самого или его дочь в причастности к убийству Джексона. Но он заблуждается! У меня на этот счет большие сомнения. Я скорее склонен думать, что его застрелили из-за полученной им на днях улики, которая могла помочь найти убийцу вашего отца.

- Моего отца?..

- Да. Об этой улике нам стало известно от Куинби Пеллетта, вашего дяди, и от старателя Скуинта Харли.

А теперь о Тоуле. Вы сами знаете, о чем он рассказал перед смертью вашей сестре. С дыркой в легких и с пулей в позвоночнике он сумел все-таки сесть за руль своего автомобиля и доехать до вашего дома. Правда, успел Тоул сообщить только о помеченной им купюре и о том, что ее у него забрали, когда он лежал, раненный, на земле. Во всяком случае, банкнота при нем не обнаружили. А ведь он тоже являлся важной уликой, способной пролить свет на обстоятельства смерти Чарли Бранда. Священника конечно же застрелил тот же самый человек, который убил вашего отца или же каким-то образом участвовал в том преступлении. И этим человеком является не кто иной, как Лем Саммис.

- Я вам не верю. Это всего лишь ваши фантазии.

- Никакие не фантазии. - Бейкер снова подался вперед. - Вы, разумеется, сейчас думаете о том, что Саммис был партнером и близким другом отца. Но раньше до вас, вероятно, доходили различные толки относительно Чарли Бранда и Эми Джексон, хотя я не исключаю, что с вами, как с его дочерью, люди стеснялись обсуждать столь скользкую тему. Во всяком случае, такие разговоры ходили, и Саммис не глухой, а вам прекрасно известно, как он привязан к дочери.

Любовь к ней, пожалуй, его единственная слабость. А потому мои рассуждения вовсе не фантазии.

Клара энергично затрясла головой.

- Вы все еще не верите?

- Не верю.

- И даже не допускаете подобной возможности?

- Нет.

- Ну что ж, вполне понятно. Вы потрясены и не доверяете мне. Вас, по всей видимости, удивляет: с какой стати я с вами разоткровенничался, хотя можно не сомневаться, что вы передадите все Саммису при первой же встрече. Но я сознательно пошел на риск. Мне нужно много информации от кого-нибудь, кто близко знал Джексона и Саммиса, и я очень рассчитываю на вас. Я прошу хорошенько об этом подумать. Сейчас я помещу вас в соседнюю комнату, а вы посидите и поразмышляете, один час, два часа - словом, столько, сколько нужно. И не забывайте о фактах, которые я вам перечислил. Вспомните, что вам доводилось видеть и слышать за последние годы... любую мелочь, ну и, конечно, значительные события.

Тщательно все взвесьте! Не думаю, чтобы вы захотели сохранить лояльность к Лему Саммису или покрывать его, если существует хоть малейшее подозрение, что он убил вашего отца или замешан в этом преступлении, а во вторник и вчера пытался подставить вас и вашу сестру, чтобы самому уйти от ответственности.

Вы согласны пройти в соседнюю комнату и собраться с мыслями?

Клара пристально смотрела на окружного прокурора, в ее покрасневших глазах отражалась тревога, но она твердым голосом отчетливо произнесла:

- Вряд ли в этом есть необходимость.

- И тем не менее вы отправитесь сейчас в комнату рядом и обстоятельно обо всем подумаете. Потом мы продолжим нашу беседу.

- Я обязана подчиняться вашим требованиям?

- Безусловно... какое-то время.

- Ну... мне было бы легче размышлять, если бы я сперва переговорила с мистером Саммисом.

- Не сомневаюсь, - сухо заметил Бейкер. - Сожалею, но ничем не могу помочь.

- Тогда, быть может, вы позволите мне позвонить сестре или мистеру Диллону?

- Вы сделаете это потом, - отрезал Бейкер, резко встав. - Пойдемте. Вам будет там намного удобнее, чем в номере, где оказались бы вы, если бы вам предъявили обвинение в убийстве, как надеялись те, кто заманил вас в ловушку.

Глава 16

В пятницу, в два часа пополудни, когда Клару сопроводили в соседнюю с кабинетом прокурора комнату и оставили наедине со своими мыслями, оживленная суета на Валкен-стрит почти совсем прекратилась.

Правда, время от времени на ней все еще появлялись набитые любопытными гражданами автомобили, которые, проезжая мимо дома Брандов, заметно снижали скорость, да неподалеку дежурил полицейский в форме, следивший за тем, чтобы на тротуаре не скапливались зеваки. Но этим все и ограничивалось. Никто больше не ползал под кустами в поисках револьвера, который Делия Бранд якобы вышвырнула в окно, после того как застрелила Руфуса Тоула. Обыск в самом доме прекратился около пяти часов тому назад, когда смешную соломенную шляпу священника и следы крови обнаружили на цветочной клумбе в церковном дворе. Эти находки избавили Делию Бранд от дальнейших изнурительных допросов, продолжавшихся всю ночь напролет. Не менее двадцати раз ей пришлось повторить слово в слово свой разговор с Руфусом Тоулом, или, вернее, его монолог, и трижды разыграть эпизод в лицах, причем она изображала себя, а шериф выступал в роли священника.

Но к двум часам дня в доме уже никого из посторонних не осталось, кроме Тайлера Диллона. Исчезла даже тень пастора, который, исполняя волю Божью, из последних сил добрался сюда, но захлебнулся в собственной крови, не успев завершить возложенную на него миссию.

Делия лежала в постели в свой спальне наверху, а Диллон там же беспокойно ходил из угла в угол.

Каждый раз, поворачивая у кровати, он задерживался и внимательно смотрел на напряженное лицо девушки с закрытыми глазами, сжатые в кулаки руки, вытянутые вдоль тела поверх одеяла.

Диллон молчал; оба уже обо всем переговорили и пришли к единодушному мнению: что Клара сказала правду и ей действительно неизвестно, кто стрелял в Руфуса Тоула; что, какими бы соображениями ни руководствовался Лем Саммис, требуя от Клары не сообщать окружному прокурору никаких сведений, ей следует рассказать все, что она когда-либо видела и слышала; что, если Клару арестуют, ее защиту возьмет на себя Фил Эскотт; что Делии и Кларе нечего и думать о спокойной жизни в Вайоминге или где-нибудь еще, пока не будут найдены убийцы Дана Джексона и Руфуса Тоула; что необходимо непременно разоблачить истинного виновника смерти Чарли Бранда и раз и навсегда прекратить сплетни относительно причастности их матери к убийству мужа; что Делии и Кларе ни в коем случае не следует уезжать из Коуди, а нужно выстоять до победного конца; что, если бы оба они, то есть Тай и Делия, захотели предпринять что-то существенное для раскрытия этих преступлений, они не знали бы, с чего начать. Куинби Пеллетт, который беседовал с ними битых два часа, полностью согласился со всеми перечисленными выводами, включая и самый последний. По его признанию, он также терялся в догадках, как и в случае с пропажей сумочки Делии перед убийством Джексона. Ушел он, бормоча в чей-то адрес невнятные угрозы. Словом, ситуация казалась совершенно безнадежной и безрадостной, нигде не угадывалось ни малейшего проблеска.

Меряя шагами комнату, Диллон в сотый раз остановился возле кровати, страстно желая, чтобы Делия как-то расслабилась или, на худой конец, приняла таблетки, прописанные ей врачом. Когда позвонили у входной двери, Диллон хотел потихоньку выйти, но Делия открыла глаза и спросила:

- Кто там?

- Не знаю, - ответил адвокат. - Я специально подмазал фараона, чтобы тот никого не подпускал к крыльцу. Пойду взгляну.

- Возможно, это Клара... но у нее есть ключ.

- Я сейчас выясню.

Распахнув входную дверь, Диллон увидел на крыльце двух человек: полицейского и рядом с ним рослого седого мужчину с обветренным и обожженным солнцем лицом и сильно прищуренными глазами.

- Знаю, знаю, что вы хотите сказать, - заговорил первым полицейский, - но остановить его можно, только трахнув дубинкой по башке. Упрям как осел! Возможно, вы с ним не знакомы? Это Скуинт Харли. Тот самый, которого судили как убийцу Чарли Бранда и оправдали.

- Что вам нужно, Харли? - спросил Диллон, окидывая старого золотоискателя внимательным взглядом.

- Мне необходимо увидеть дочь Чарли Бранда по очень важному делу.

- Какую из них?

- Которая постарше. Она работала у Джексона.

- То есть Клару? Ее нет дома, она сейчас в здании суда.

- А когда она вернется?

- Трудно сказать. Наверное, не раньше вечера.

- Я подожду здесь, на крыльце, - кивнул Харли, усаживаясь на ступеньках.

- Если вы собираетесь выдворить его отсюда, вам придется позвонить в управление и вызвать целую команду, - ухмыльнулся полицейский и, обойдя сидевшего на ступеньках Харли, отправился не спеша туда, где собралась внушительная группа школьниц, словно приготовившихся атаковать дом.

- Зачем вам понадобилась мисс Бранд? - спросил Диллон, обращаясь к широкой спине старателя.

- А кто вы такой? - в свою очередь поинтересовался Харли, не оборачиваясь.

- Зовут меня Тайлер Диллон. Я адвокат Клары и Делии Бранд.

- Куда бы ни пошел в этом проклятом городе, повсюду натыкаешься на адвоката, проворчал Харли и, повернув голову, смерил Диллона пристальным взглядом. - Так, значит, вы адвокат Делии? Той самой девицы, которую я застал в кабинете Джексона с револьвером в руке? Возможно, я поговорю с ней вместо ее сестры. Она дома?

- О чем вы собираетесь с ней говорить?

- О деле.

- О каком?

- Об очень важном. Во всяком случае, для дочери Чарли Бранда, если ей любопытно знать, кто ухлопал ее дорогого папашу.

- Расскажите мне, и я все передам ей.

- Не выйдет, - покачал головой Харли. - Наверное, мне все-таки лучше подождать старшую Бранд.

Диллон стоял сдвинув брови и размышляя. После продолжительного молчания он спросил:

- Вы говорите, что речь идет об обстоятельствах смерти их отца?

- Именно об этом.

- Не вы ли обнаружили тело Чарли Бранда в той хижине?

- Да, я.

- Подождите здесь, хорошо?

- Я это как раз и делаю.

Диллон вошел в дом и поднялся по лестнице в спальню. Делия уже не лежала, а сидела, сгорбившись, на краю кровати.

- Кто это, Тай?

Диллон описал ей посетителя, изложил суть состоявшегося разговора и затем сказал:

- На твоем месте я бы сошел вниз и узнал, что ему известно. По крайней мере, это лучше, чем просто лежать на постели, сжимая кулаки...

Без всякого желания Делия все же согласилась повидать Харли, хотя заметила, что если бы он действительно знал что-то важное, то давным-давно рассказал бы об этом. Затем Делия, вяло двигаясь, кое-как причесалась, надела туфли, валявшиеся под кроватью, и последовала за Диллоном вниз. Не желая входить в гостиную после случившегося в ней накануне, она прошла в столовую и сидела здесь, машинально теребя кромку узорчатой скатерти, когда Диллон ввел посетителя и усадил его в одно из шератоновских кресел.

В нем Харли выглядел еще более чудно, чем в кабинете шерифа, однако Делия не обратила на его несуразность ни малейшего внимания. Она старалась сдержать нервную дрожь, которая охватила ее при воспоминании о том, как этот человек, когда-то обвиненный в убийстве отца, застал ее в конторе Джексона.

Наконец, справившись с волнением, она произнесла:

- Мистер Диллон сообщил мне, что вы хотите со мной о чем-то поговорить.

- С вами или с вашей сестрой, - кивнул Харли, прищурившись, и, указывая большим пальцем на Диллона, добавил: - Мы прекрасно обойдемся без него. Я не отличаюсь большим красноречием, и у меня лучше получается, когда передо мной только один собеседник.

- Не стесняйтесь, он мой адвокат.

- Слишком рано вы начинаете связываться с адвокатами, - проворчал Харли. Может, мне все-таки лучше подождать вашу сестру? Речь идет о деловом предложении. Я должен непременно вернуться в горы, и мне нужно с кем-то договориться о снаряжении и продуктах в счет будущей прибыли. В Чифордских горах я знаю одно место...

- По словам мистера Диллона, вы хотели поговорить о моем отце, - перебила его Делия.

- Совершенно верно. Но сперва мне необходимо уладить вопрос с финансированием. Вы дочь Чарли Бранда, и я доверяю вам так же, как всегда доверял вашему отцу. Я, не задумываясь, открою вам свои карты и без всякой опаски возьму в долю, но язык с трудом шевелится и слова застревают в горле, когда рядом сидит адвокат. Я расскажу вам, а он намотает на ус, и в конце концов мы оба, то есть вы и я, останемся с носом.

- Я выйду, если вы будете настаивать, - вмешался Диллон. - Но если вы предложите мисс Бранд что-то стоящее и она пожелает ссудить вас деньгами на разработку золотоносной жилы, я не только не стану отговаривать ее, но и помогу собрать необходимую сумму. Я ее адвокат, это правда, но я также... словом, мы собираемся пожениться.

- Но это нисколько не улучшает ситуацию, а скорее ухудшает ее, нахмурился Харли. - Однако я плохо умею блюсти свою выгоду... Если бы умел, то не дошел бы в своем возрасте до такой жизни, что прошу женщину войти со мной в пай. Во всяком случае, я должен это сделать ради Чарли Бранда, а тот койот в здании суда пусть оближется, я и так уже наболтал ему слишком много.

- Вы имеете в виду Бейкера? Окружного прокурора?

- Кого же еще? Он обрабатывал меня вчера, а когда я намекнул ему, что хорошо бы поучаствовать в моем предприятии, он обошелся со мной так, словно перед ним самая последняя вонючая крыса. Я уже сказал ему, что когда пришел в свою лачугу и увидел мертвого Чарли Бранда, то перевернул его и нашел под ним записку на клочке бумаги. Спрятав ее, по обыкновению, под стельку сапога, я погрузил Чарли на лошадь и отвез в Шугабоул, и тут явился Кен Чемберс и начал ругаться и грозить. Вот я и не стал говорить ему про находку, - какой толк! а решил держать ее у себя до поры до времени. Я бы показал листок Лему Саммису, но он поступил со мной очень невежливо. С тех пор я помалкивал до последнего вторника, когда отдал записку Дану Джексону и он положил ее в свой бумажник и тут же отсчитал мне триста долларов. Я расплатился с некоторыми долгами, а остальные деньги в тот же вечер, как безмозглый идиот, проиграл в рулетку в "Тихой гавани". И я подумал: раз Дан Джексон безо всяких отвалил за бумажку столько денег, то он, возможно, не откажется выложить еще немного, и я отправился к нему и застал вас с револьвером в руке в его кабинете.

Скуинт Харли перевел взгляд на Диллона.

- А вы не очень-то похожи на настоящего адвоката, иначе вы закидали бы меня вопросами.

- Сперва закончите.

- А я уже закончил. То же самое я вчера сообщил Бейкеру. От него и узнал, что записки в бумажнике Джексона не оказалось. Значит, ее забрал убийца, а поскольку он не взял деньги, то, выходит, что застрелил он Джексона из-за этой записки. А отсюда следует: тот, кто убил Чарли Бранда два года назад, ухлопал и Дана Джексона вечером во вторник. Вполне логично. Естественно, Бейкер страсть как хотел знать, о чем говорилось в записке, но я сказал ему, что не знаю, так как не умею читать написанное от руки. Это был листок белой бумаги величиной с мою ладонь, сложенный вдвое, с пятью-шестью словами.

- И вы не могли пересказать ему содержание записки?

- Нет, сэр, не мог.

- И записка исчезла?

- Как пить дать. Застреливший Дана похитил ее из бумажника.

- И вы утверждаете, что обнаружили листок под телом мертвого Чарли Бранда?

- Верно. Когда его перевернул.

- И никто не знает содержания записки?

- Похоже, что так.

- И вы пришли, чтобы рассказать об этом мисс Бранд?

- Вы попали в самую точку. И кроме того, сообщить ей содержание записки, если это ее интересует.

Делия и Тайлер в изумлении уставились на старого золотоискателя, сидевшего в кресле с невозмутимым видом.

- Но вы только что заявили, что не умеете читать рукописные тексты.

- Вы не очень-то внимательно меня слушали.

Это я только сказал Бейкеру, что не смог прочитать записку; учитывая, как он повел себя со мной в ответ на мою просьбу помочь с финансированием моего предприятия.

- Понимаю, - в свою очередь прищурился Диллон, глядя на Харли. - Вам нужны деньги. Если мисс Бранд согласится обеспечить вас всем необходимым для разработки золотоносной жилы, вы скажете ей, о чем говорилось в записке.

- Что-то в этом роде.

- А если подобная записка вообще не существовала? Если вы все нарочно придумали?

- Но я ничего не выдумывал! Я таскал с собой эту бумажку целых два года.

- Ну а как вы поступите в том случае, если мисс Бранд откажется участвовать в вашем предприятии?

- Я окажусь в чертовски неудобном положении, - ответил Харли. - Мне придется все равно сообщить ей содержание записки. Ведь она - дочь Чарли Бранда и должна узнать правду. Но я уверяю вас, известное мне место в Чифордских горах...

- Я согласна войти с ним в долю, - вмешалась Делия. - Я скопила достаточно денег, чтобы...

- Я сам финансирую его, - заявил Диллон, доставая из кармана чековую книжку и ручку. - Итак, Харли, о чем эта записка? Говорите, и я сейчас же выпишу вам чек или, если вы предпочитаете наличные...

- Мне не нужны деньги сию минуту. Только когда мне разрешат покинуть этот проклятый город. - Губы старого золотоискателя вздрагивали от охватившего его нетерпения, руки беспокойно шарили по скатерти. - Значит, вы готовы выдать мне ссуду? Даже до трехсот долларов?

- Разумеется.

- И прибыль пополам?

- В рамках обычных правил.

- Отлично, - согласился Харли, стараясь сдержать волнение. - Хотя, должен признать, вы не очень похожи на адвоката. На листке было написано: "Пума на охоте 450 "У.Д.".

- Пума?! - невольно вырвалось у Делии.

- Подожди минутку, - остановил ее Тай. - Записка написана карандашом или чернилами?

- Черными чернилами.

- Может, ее написал Чарли Бранд? Как вы полагаете?

- О нет! Почерк Чарли я хорошо знаю. Тут буквы крупные, круглые и толстые.

- Фраза написана в одну строчку?

- Нет. В первой строке стояло слово "пума", ниже - "на охоте", еще ниже "четыреста пятьдесят", а в самом низу - "У.Д.".

- "Четыреста пятьдесят" написано словами или цифрами?

- Цифрами. Четыре, пять и ноль, без всяких черточек или точек между ними. Затем внизу - заглавные буквы: У и Д.

- Тай! - воскликнула Делия. - Уверяю тебя, "пума" - это Уинн Коулс! Она в то время всячески обхаживала отца, пытаясь разузнать побольше о его делах. Он много шутил по этому поводу, когда бывал дома...

- Очень может быть, - кивнул Диллон. - Но возможны и другие объяснения. Конечно, Уинн Коулс всегда не прочь поохотиться за чем-то или кем-то, и "У.Д." напоминает подпись.

- Но слово "пума", вне всякого сомнения, относится к Уинн Коулс!

- Очень может быть, - повторил Диллон. - Вам, Харли, известен кто-нибудь, чьи имя и фамилия начинаются с этих букв?

- Нет. Думал над этим целых два года.

- Вы уверены, что почерк не Чарли Бранда?

- Так же верно, как дважды два.

- Вы сказали: листок лежал под ним. Как это "под ним"?

- Очень просто. Я перевернул Чарли, чтобы поудобнее ухватить и отнести к лошади, и бумажка оказалась на полу, сложенная вдвое.

- Может, она валялась там еще до его прихода.

- Чертов адвокат! - рассердился Харли. - Откуда она взялась? Только я останавливался в хижине в последние два месяца перед убийством.

- Или Чарли Бранд носил записку в бумажнике, и она выпала, когда убийца искал деньги.

- Он никогда не имел бумажника, деньги обычно хранил при себе в специальном поясе, а деловые бумаги, расписки и тому подобное держал в кожаной папке, которую всегда прятал в седельную сумку. Она висела вместе с седлом на перекладине возле наружной двери, ее никто не открывал. - Глаза Харли превратились в узенькие щелочки. - Если вас интересует, как записка оказалась под Чарли Брандом, то я объясню.

- Вам известно, как она туда попала?

- Я хочу только растолковать вам. И хотя я не адвокат, но еще в состоянии здраво рассуждать. У меня было два года, чтобы сообразить, как все произошло.

Парень, который застрелил Чарли, свернул с большой дороги примерно в двух милях к северу от Шугабоула и двинулся далее через горы пешком...

- Почему именно в двух милях к северу от города?

- Здесь единственное место на дороге, где можно надежно спрятать автомобиль между больших камней.

- Но отчего он дальше пошел пешком? Почему бы ему не поехать на лошади?

- Ну а где бы он мог достать лошадь, чтобы никто об этом не знал? взглянул Харли на Диллона, удивленный его наивностью.

- Ну хорошо, хорошо. Продолжайте.

- Относительно пояса для денег и кожаной папки все правильно, - вставила Делия. - Отец всегда брал их с собой в поездку.

- Как дважды два. Никто не станет утверждать обратное. Итак, парень топает через горы и добирается до лачуги первым.

- Почему именно первым? Откуда вам знать?

- Очень просто. Чарли в тот день приехал на лошади Берта Оукли из Шугабоула и привязал ее возле самой двери. А у этого коня есть дурная привычка: стоит только где-то поблизости появиться постороннему человеку, как он начинает громко ржать и бить копытами. Если бы Чарли оказался в хижине первым, он услышал бы ржание и, зная, сколько при нем денег, обязательно подошел бы к двери с револьвером наготове. Но его оружие осталось в кобуре, а он сам лежал в десяти - двенадцати шагах от входа. Стало быть, убийца уже прятался в хижине.

- Звучит вполне правдоподобно. Дальше.

- Ну, Чарли входит, и злодей укладывает его наповал с одного выстрела. Проще простого с такого близкого расстояния. Цель преступника: завладеть деньгами. Он страшно торопится, так как не имеет ни малейшего представления о том, что больная нога задержит меня на пять или шесть часов. Пояс с деньгами довольно широкий и объемистый, и убийца снимает с себя куртку, чтобы самому им подпоясаться. Он уверен, что надетая поверх куртка скроет добычу от посторонних глаз. Местность там довольно малолюдная, но всегда можно нечаянно на кого-то наткнуться. Преступник нервничает, ожидая с минуты на минуту моего появления, и в спешке не замечает, как у него из кармана куртки выпадает записка. Стаскивая пояс, он переворачивает Чарли и случайно накрывает мертвым телом листок.

Делия сидела, покусывая, нижнюю губу. Диллон слушал, сдвинув брови и напряженно вдумываясь в каждое слово Харли.

- Зачем ему понадобилось возвращаться пешком?

Почему он не воспользовался лошадью Чарли Бранда?

- Если бы он это сделал и если бы эту лошадь обнаружили в двух милях от Шугабоула, то даже сам Кен Чемберс, при всей его злобе, не смог бы посадить меня за решетку. У этого малого хватило ума оставить лошадь на привязи. А раз мы уже заговорили об уме, - Харли взглянул поочередно на Делию и Тайлера, Кен Чемберс сейчас в Коуди.

Насколько мне известно, он находился в городе и вечером во вторник, когда убили Джексона. Кто застрелил его, тот и забрал у него записку. Я ничего не предлагаю, а лишь высказываю свои соображения. Но на вашем месте, будь у меня достаточно мозгов, я бы занялся вплотную Кеном Чемберсом.

Вы считаете, что Кен Чемберс убил Чарли Бранда?

- Ничего подобного я не говорил, а лишь посоветовал поближе присмотреться к нему.

- У вас есть какие-либо основания подозревать его? Какие-нибудь улики? спросил Диллон.

- Ничего, кроме обыкновенного здравого смысла. Я слишком хорошо знаю, на что он способен, - ответил Харли.

- Неужели Кен Чемберс мог решиться на такое преступление? Где он был в тот роковой день?

- Не знаю. Однако выяснить это не мешало бы.

Нахмурившись, Диллон в раздумье покачал головой и на некоторое время замолчал.

- Кен Чемберс здесь ни при чем, ведь под "пумой" в записке подразумевается Уинн Коулс, - начала Делия. - Я в этом убеждена. Какая связь между ней и Чемберсом?

- Откуда мне знать, Дел, - ответил Диллон угрюмо. - Где теперь этот проклятый листок, который никто не видел, кроме Харли, и который пропал?.. Какого качества была бумага? Дорогая или дешевая? - вновь обратился он к Харли.

- Ну... она была белая.

- И на ней никаких знаков, печатных букв?

- Ничего, кроме написанной чернилами фразы.

- Напоминала бумага газетную, которая легко рвется, или выглядела значительно плотнее и глаже?

- Я не пробовал ее рвать. Просто листок белой бумаги.

- Вы носили записку под стелькой в течение двух лет. Она протерлась на сгибе?

- Нет, обе половинки надежно держались вместе. Конечно, время не могло не повлиять. Бумага несколько потерлась, сделалась немного шершавой.

- Листок, говорите, величиной с вашу ладонь?

- Примерно. Или чуть больше.

- Как выглядел почерк... минутку.

Диллон выбрал среди различных вещей, которые достал из кармана вместе с чековой книжкой, старый конверт, написал на нем своей ручкой слово "пума" и, показав Харли, спросил:

- Не похож ли почерк на этот?

- Ничуть. Там буквы крупнее и толще.

- Забудьте о толщине. Зависит от пера, каким вы пользуетесь. Сосредоточьтесь лишь на манере письма. Теперь, Дел, попробуй ты.

Делия послушалась, но Харли, взглянув на ее творчество, затряс головой и заявил:

- Этот еще хуже.

- Ну хорошо. Дел, дай ему ручку. А вы, Харли, постарайтесь сами воспроизвести, как можно точнее, некоторые из букв.

- Ничего не выйдет, - заявил Харли, даже не пытаясь взять ручку. - За сорок лет я, кроме моей фамилии, не написал и сотни слов.

- Все же попробуйте.

- Нет, сэр. У меня получится не лучше, чем если бы я стал писать киркой на камне.

- Но мне хотелось лишь получить хотя бы общее представление о почерке. Переверните конверт и скажите... ах, этот адрес напечатан на машинке.

Взгляните на другой конверт. Есть ли хоть какое-нибудь сходство?

- Здесь сходства уже больше, но не намного, - ответил Харли, разглядывая исполненный от руки адрес. - Буквы слишком мелкие.

- Ну а как вот этот? - спросил Диллон, передавая ему еще один конверт.

Едва Харли взял его в руки, как нижняя челюсть у него отвисла, а глаза из щелочек сделались почти нормальными.

- Но... ведь... Черт побери! - пробормотал он, явно ошеломленный. - Вот он!

- Что вы имеете в виду? - спросил Диллон.

- Да это же тот самый почерк! Никакого сомнения!

Выхватив у Харли конверт, Делия прочла: "Мистеру Тайлеру Диллону, Коуди (Вайоминг), Маунтенстрит, 214".

В верхнем левом углу красивым шрифтом было отпечатано: "Ранчо "Разбитое кольцо", Коуди (Вайоминг)".

Делия бросила конверт на стол, и его поднял Диллон.

- Итак, Уинн Коулс, - протянула она, как бы недоумевая.

Диллон кивнул и, еще раз взглянув на конверт, повернулся к Харли.

- Вы утверждаете, что фраза на листке, который вы обнаружили под телом Чарли Бранда, исполнена похожим почерком?

Не похожим, а тем же самым, - повторил Харли, производивший впечатление человека, у которого на глазах кто-то вытащил из цилиндра кролика. - Я не могу ошибиться - разглядывал записку сотни раз.

- И почерк в точности такой же?

- Как две капли воды.

- Чтоб меня черти взяли, - пробормотал Диллон. - Нам необыкновенно повезло. Я только вчера получил это письмо в конторе. Она прислала бумаги, необходимые для бракоразводного процесса.

Обычно я сразу выбрасываю конверты...

- Так это бумаги, связанные с бракоразводным процессом, - облегченно вздохнула Делия.

- Разумеется. А ты что подумала?.. Стой, мы оба с тобой, Дел, безмозглые тупицы! Два года назад Уинн Коулс носила фамилию Дурошеч. А потому она подписала записку инициалами "У.Д.".

- Значит, я права! Все-таки "пума".

- Да, ты угадала.

- И ее записку Харли нашел под телом отца. Следовательно, ей что-то известно о том, что случилось два года назад.

- Не обязательно, - заметил Диллон. - Давай не спешить с выводами, попробуем рассуждать логически. Учитывая сказанное Харли относительно почерка, а также инициалы "У.Д.", можно считать установленным, что записку писала Уинн Коулс. Прекрасно. А из этого вытекает: или Уинн Коулс сама обронила записку, и тогда выходит, именно она застрелила Чарли Бранда, или же листок потерял кто-то другой, но в таком случае она должна знать, для кого конкретно предназначалась записка, и остается лишь спросить: когда она писала ее и кому передала? Много труднее будет докопаться до истины, если верно первое предположение, то есть если листок потеряла Уинн Коулс.

В этом случае было бы неразумно спугнуть ее, расспрашивая о записке, тем более что она исчезла и не осталось никаких доказательств ее существования.

А потому необходимо от разговоров с Уинн Коулс на эту тему пока воздержаться. Можешь ли ты назвать хоть какую-то причину, которая послужила бы этой женщине поводом для убийства твоего отца?

- Нет, - ответила Делия, глядя прямо в глаза Диллону. - Если бы знала, то не стала бы скрывать. Не теперь. И не из стремления к возмездию... просто из желания прекратить этот ужас... А Клара сейчас у прокурора совсем одна... Делия с трудом проглотила подкативший к горлу комок. - Я не думаю, что Уинн Коулс убила отца. Какие у нее для этого основания? И она никогда бы не взяла у него деньги. Я не люблю ее, однако не считаю способной на подлый поступок. Нужно спросить ее: с какой целью она написала записку и кому отдала?

Кто-то из нас должен поговорить с ней.

- Мы совершим большую ошибку, если Уинн Коулс каким-то образом причастна к преступлениям. Не исключено, что она является лишь вдохновительницей, а исполнял кто-то другой.

- Я этому не верю, - заявила Делия.

- Вы когда-нибудь имели финансовые дела с Уинн Коулс? - спросил Диллон старателя.

- Никогда не слыхал о ней.

- Женщина, которая купила ранчо "Разбитое кольцо".

- Ах эта... Доходили слухи, но я ни разу с ней не встречался.

- А вы не получали денег на разработку россыпей от Пола Эмери?

- От этого надутого выскочки? Никогда!

- Ну что ж, - сказал Диллон после некоторых размышлений. - Я могу сходить к ней и спросить, хотя эта затея и представляется мне довольно наивной.

Есть, конечно, еще одна альтернатива: мы можем передать полученные сведения окружному прокурору.

Он располагает необходимыми ресурсами...

- Вы имеете в виду Бейкера? - проворчал Харли. - И он посадит меня за решетку за то, что я соврал, когда заявил, что не умею читать. Но клянусь вам: если я снова окажусь в тюрьме...

- Этот путь все равно никуда не годится, - успокоил старателя Диллон. Бейкер настолько глубоко увяз в политике, что уже не в состоянии беспристрастно смотреть на вещи, если бы даже и хотел, хотя нет никакой уверенности, что он этого хочет. Мы не можем никому из них доверять. Шериф у Бейкера под каблуком, играет роль мальчика на побегушках.

Франк Фелан душой и телом предан Лему Саммису, а это дело, скорее всего, затрагивает интересы Лема. - Диллон собрал со стола свои бумаги, включая и конверт с адресом, написанным рукой Уинн Коулс, запихнул их в карман и, оттолкнув стул, поднялся. - Хорошо. Схожу к ней и попытаюсь выяснить.

- Я пойду с тобой. - Делия тоже встала.

- Нет, Дел, пожалуйста, не надо. Уинн Коулс будет более откровенной в разговоре с глазу на глаз, чем при свидетелях. Я должен идти один. А тебе следует сидеть дома и ждать Клару. И еще. Что вы теперь думаете делать, Харли?

- Как что? - удивился старатель. - Пойду в свою комнату. Куда приятнее, чем бесцельно шляться по проклятым тротуарам.

- А вы понимаете, что являетесь мишенью?

- Мишенью?

- Да, для пули. Джексон располагал уликой против убийцы Чарли Бранда, его застрелили и забрали записку. Руфуса Тоула... но вам, наверное, еще неизвестно, что с ним приключилось. Тоула убили по той же самой причине, что и Джексона. Вы единственный оставшийся в живых свидетель, который может представить хоть какое-то доказательство, изобличающее преступника. Вы видели листок и знакомы с содержанием записки. Убийце, вероятно, об этом известно.

Кто знает о том, что вы убедили окружного прокурора в своем неумении читать рукописные тексты?

- Понятия не имею.

- Так, может, вы не откажетесь еще немного пожить на этом свете?

- Вот уже около семидесяти лет я успешно копчу небо и пока не спешу в другой мир, - пробурчал Харли.

- В таком случае вам, на мой взгляд, следует остаться здесь, в доме. Наверху есть свободная кровать.

- Я должен остаться здесь? - изумился Харли, вставая. - В своей экипировке? Мне лучше, я полагаю, отправиться в собственную конуру.

- Мой автомобиль у дома. Я вас отвезу, - предложил Диллон.

- Нет необходимости, - твердо заявил Харли. - Предпочитаю ходить пешком.

- Как хотите, упрямый вы человек, - покачал головой Диллон и повернулся к Делии: - Постараюсь возвратиться как можно скорее. До ранчо Уинн Коулс сорок минут езды, это на тот случай, если я не найду ее в городе. От нее я приеду прямо к тебе.

- Пожалуйста, нигде не задерживайся, - попросила Делия, касаясь его рукой.

- Понимаю, Дел. Приложу все силы.

Диллон нежно поцеловал девушку. Явно сконфуженный, Скуинт Харли живо отвернулся, на его обветренных щеках проступила легкая краска смущения.

Глава 17

Открыв дверь, Лем Саммис вошел в двухэтажное деревянное здание и, пройдя пять шагов, остановился, всматриваясь в окружавших его со всех сторон животных и птиц: оленей, гусей, орлов, бурундуков, кроликов, лосей, медведей, кугуаров. Но все они были лишь набитыми опилками чучелами, а потому Лем Саммис, особенно не задерживаясь, проследовал в дальний конец обширного помещения, где за перегородкой наконец обнаружил того, кого искал.

- Я трижды посылал за вами, - проворчал Саммис.

Сидевший у рабочего стола Куинби Пеллетт поднял голову. За последние дни в волосах у него прибавилось седины и он сгорбился еще сильнее.

- А мне в высшей степени безразлично, - заявил он спокойно. - Посылайте хоть тысячу раз.

Послушайте, Куин, сердито проговорил Саммис, подходя ближе. - Вы всегда держались независимо. Ничего не имею против. Но когда мы сообща разрабатываем одну и ту же жилу, а в данном случае так оно и есть, то подобная позиция неуместна и от нее никому никакой пользы. Бейкер удерживает вашу племянницу в здании суда. Ему не удастся доказать, что я, или вы, или кто-то из наших родственников причастен к убийствам, но он может устроить большой скандал, прежде чем я сумею остановить его. Бейкер упорно копается в прошлом вашей сестры и, возможно, заново изучает обстоятельства ее смерти. Не оставляет он в покое и мою дочь Эми. Ворошит все, что так или иначе связано с личной жизнью и работой Чарли и Дана. Сейчас у него Клара. Сегодня утром он в течение двух часов допрашивал вас. Мне необходимо знать, что конкретно вы рассказали Бейкеру.

- Я не сказал ему ничего существенного.

- Но вы сидели у него битых два часа!

- Повторяю: я не сказал ему ничего существенного.

- Некоторое время при вашем разговоре с окружным прокурором присутствовал Франк Фелан. Я беседовал с ним.

- Если Франк сообщил вам, будто я доверил Бейкеру что-то такое, что ни вам, ни мне не хотелось бы предавать гласности, то он солгал. А на ваши приглашения я не откликнулся по очень простой причине: я больше ни с кем не хочу говорить на эту тему, даже с вами. И без того слишком много всяких разговоров.

- И слишком много стрельбы, Куин.

- Это я знаю не хуже вас.

- Вы ничего не говорили Бейкеру об Эми и Дане?

- Нет.

- И вы и впредь не станете ничего говорить?

- Не стану.

- Честное слово?

- Можете мне верить.

Около десяти секунд Саммис пристально смотрел на Пеллетта, затем молча повернулся и вышел.

Начальник полиции Франк Фелан выскочил из-за письменного стола и, приблизившись к трем городским детективам в штатском, вне себя от ярости заорал:

- Кретины несчастные! Разве я посылал вас искать иголку в стоге сена? Нет, вы должны были найти губернатора Вайоминга! Может, вас снабдить его фотографией? Мне наплевать, где он прячется или кто его прячет! Найдите его, и баста! Его хотят видеть Лем Саммис и Олли Невинс! Сколько я должен вам повторять, бестолковые обезьяны? Убирайтесь, пока я не сварил вас в кипящем масле!

Спотыкаясь и натыкаясь друг на друга, троица поспешила из кабинета.

- Что вам еще нужно? - рявкнул окружной прокурор Эд Бейкер.

На стоявшего перед ним Кена Чемберса, шерифа округа Силверсайд, грубый окрик не возымел никакого действия.

- Я пришел сообщить кое-что о Скупите Харли, - сказал он, по обыкновению растягивая слова.

- А что с ним?

- Я немного понаблюдал за ним. Недавно он побывал в доме сестер Бранд на Валкен-стрит.

- Ну и что из этого следует?

- Я подумал, что вам будет полезно знать. Он пробыл там более часа. Только недавно вернулся в свою комнату.

- И почему вы решили, что мне необходимо об этом знать?

- Черт возьми! - не выдержал Чемберс. - Неужели вас выбирали только затем, чтобы избавить от всяких хлопот? Если вас не интересует, зачем Скуинт ходил к сестрам Бранд...

- С кем он там встречался?

- Я не сопровождал его под ручку в дом.

Недовольно хмыкнув, Бейкер снял телефонную трубку и коротко с кем-то переговорил. Вскоре в кабинет вошел молодой рослый сотрудник, выглядевший изрядно усталым. Бейкер спросил: известно ли ему, где обитает Скуинт Харли, и тот ответил, что неизвестно.

- Я покажу ему, - вызвался Чемберс.

- Премного благодарен, а ты, Джек, ступай с Чемберсом и доставь Скуинта Харли к нам.

- А постановление на арест имеется?

- Боже праведный, совсем запамятовал, - проговорил Бейкер с легкой иронией. - Зайди в типографию и попроси их изготовить специальное красочное приглашение.

- Ладно. Извините, что я еще осмеливаюсь дышать без спроса.

Когда Джек и Чемберс удалились, Бейкер через противоположную дверь прошел в соседнюю маленькую комнату без окон. Через застекленную крышу падал свет, мерно жужжал вентилятор. Клара сидела, откинувшись на спинку кресла и закрыв глаза. При появлении окружного прокурора она встрепенулась и взглянула на него, прищурившись от яркого света.

- Ну как, пришли к какому-то решению? - спросил он, останавливаясь перед ней.

- Я хочу домой, мистер Бейкер.

- Я обещал отпустить вас к ужину. От вас никто не требует чрезмерных жертв. Вы же хотите, чтобы мы раскрыли преступления?

- Да, конечно.

- Но вы также сами понимаете: это практически невозможно осуществить, не сделав кому-то больно.

- Наверное.

- Вы же не станете покрывать убийцу?

- Нет, ни в коем случае.

- Тогда помогите нам, Клара, и покончим с нашим затянувшимся разговором.

Клара молча покачала головой.

- Вы не желаете?

- Я еще ничего не решила. Все это время я, кажется, проспала. Теперь я чувствую себя сносно и уже больше не усну.

- Вам принести сандвичи или еще что-нибудь?

- Нет, спасибо.

А в это время под тентом на веранде ранчо "Разбитое кольцо" в шезлонге с хромированным каркасом и надувными шинами полулежала Уинн Коулс, одетая в желтую шелковую пижаму. Рядом - небольшой столик с сигаретами, спичками, книгами и разной мелочью, без которой не обойтись молодой красивой женщине. Заслышав приближающиеся шаги, она отложила журнал и подняла голову. Под воздействием яркого солнечного света, заливавшего окрестности за пределами навеса, ее зрачки моментально сузились и приняли форму эллипсов.

- Приветствую вас, милый путник! - весело помахала она рукой. - Ваше появление - законный повод для доброго коктейля со льдом, в котором я настоятельно нуждаюсь. - Протягивая руку для пожатия, Уинн Коулс сдвинула брови. - Но боже мой, какое у вас лицо! Вы заметно осунулись! Я обещала быть в августе в Саратоге. Когда вы говорили со мной по телефону, я поняла по голосу, что у вас какое-то важное дело. Но, судя по вашему виду, речь, должно быть, идет о подлинной катастрофе.

Пододвиньте себе кресло. Вам виски или водки?

Чистое или разбавленное?

Уинн Коулс позвонила прислуге.

- Водки с содовой, - выбрал Тайлер Диллон, усаживаясь. - Моя наружность не может служить основанием для столь категорических заключений.

Это напускное.

- Значит, никакой катастрофы?

- Слава богу, пока никакой. Мне просто нужно спросить вас кое о чем. Немного информации, которая поможет молодому честолюбивому адвокату сделать карьеру.

- Чрезвычайно польщена.

Вошел слуга-китаец и, получив распоряжение относительно напитков, удалился.

- Но если вы не против, - возобновила разговор хозяйка, - то мне хотелось бы сперва самой получить кое-какую информацию. Как обстоит дело с Кларой Бранд? Священника застрелила она?

- Нет.

- Ее арестуют?

- Не думаю.

- Это уже лучше, черт бы побрал ее совсем. Самолюбива и ершиста не по годам. Сегодня утром я звонила ей три раза. Дважды она отказалась подойти к телефону, а потом заявила, что не нуждается ни в чьей помощи.

- Ее не трудно понять... Вполне естественно, - ответил Диллон, пытаясь соорудить на лице некое подобие улыбки. - Ее рупором являюсь я, собственной персоной.

- Оставьте этот легкомысленный тон, он вам совсем не идет. Я знаю: предмет вашего увлечения - младшая сестра. Влюблены по уши. Потому-то я не трачу напрасно свое время и силы на вас. Она и впрямь милая девушка. Когда вы позвонили, я подумала, что вам, возможно, нужны деньги на организацию защиты. С удовольствием внесу свою лепту.

- Спасибо, пока нет, но на всякий случай беру на заметку ваше предложение. В данный момент меня интересуют лишь некоторые события, произошедшие два года тому назад. - Диллон пристально посмотрел на нее.

- Для моей памяти - целая вечность. Вы требуете от меня подвига!

- И тем не менее давайте попробуем... В один прекрасный день вы взяли листочек белой бумаги и написали сверху слово "пума", на второй строке - "на охоте", ниже вывели число 450, а в самом низу проставили свои инициалы "У.Д.". Вы пользовались при этом черными чернилами. В то время вас звали Уинн Дурошеч.

- Неужели? О время, время, как оно быстротечно... А вот и наши напитки. Уинн Коулс сдвинула в сторону книги и журналы, освобождая место для подноса с бокалами, и, помешав содержимое одного из них, протянула бокал Диллону. Значит, я написала на листке слово "пума"... Именно два года тому назад я получила это прелестное прозвище. Между прочим, я должна вашей девушке бутылку хорошего вина. Если вы согласитесь отнести, она, вероятно, не откажется принять. По ее мнению, у меня пожизненный контракт с самим дьяволом.

- Вы помните эту свою записку? - спросил Диллон, пригубив из бокала.

- Помню ли я? - наморщила лоб Уинн Коулс. - Различные обстоятельства влияют на мою память, и в первую очередь неуемное любопытство. Я любопытна, как пума. Если я действительно писала упомянутую вами фразу два года тому назад, то как - черт возьми! - вы об этом узнали? И если вам уже известно содержание записки, зачем вам понадобилось ехать за тридцать миль, чтобы расспросить меня о ней?

- Мне, как адвокату, известно многое. Что же касается моих расспросов, то это, возможно, всего лишь предлог, имеющий целью замаскировать мое подлинное желание: наслаждаться великолепным коктейлем в обществе одной из красивейших и обольстительнейших женщин Америки.

- Вздор! Я видела, какими глазами вы смотрели на Делию Бранд. Как напиток? Нравится? Или слишком разбавлен?

- Нет, спасибо, как раз. И вы весьма обольстительны, о чем сами прекрасно знаете.

- Разумеется, - улыбнулась Уинн Коулс. - И я также всегда в состоянии определить, когда вы говорите искренне, а когда лукавите. А теперь относительно той фразы, якобы написанной мною на листке бумаги черными чернилами... Между прочим, какое тонкое восприятие мельчайших деталей!.. Вам придется освежить мою память и показать мне упомянутый листок с пресловутой фразой.

- Я бы с радостью, да не в моих силах.

- И почему же, позвольте узнать? Записка не у вас?

- Нет, не у меня.

- А у кого же?

- Понятия не имею.

- Где же вы ее видели?

- Я ее никогда и не видел.

- Ах вот как! - протянула Уинн Коулс с разочарованным видом. - Слушая вас, я уже, грешным делом, подумала, что вы держите записку у себя под подушкой. Она отпила из бокала и быстро провела по губам кончиком розового языка. Прекрасный коктейль.

- Вполне с вами согласен. - Диллон поставил бокал на столик. - Послушайте, миссис Коулс, вам явно доставляет удовольствие играть со мной в кошки-мышки, и в другое время и в иных условиях я не стал бы возражать и с удовольствием составил бы вам компанию, но сейчас дорога каждая минута, а я стараюсь прояснить очень важный момент, вот и спросил напрямик: вы помните, как писали подобную фразу на листке бумаги?

- В данный момент я ничего не помню. И прошу меня не торопить. Ведь стоит мне вспомнить, как вы сию же секунду помчитесь в суд, или в тюрьму, или куда-нибудь еще, а я пока не готова отпустить вас. Мы с вами еще по бокалу коктейля выпьем. - Уинн Коулс позвонила, вызывая прислугу. - Я страшно боюсь адвокатов. Мне всегда кажется, что они пытаются обвести меня вокруг пальца.

- Заметно, как вы дрожите.

- Конечно, вы не должны... Побольше льда, Джон... Вы не должны уж очень упрекать меня, если я снова полюбопытствую. Как я поняла с ваших слов, вы никогда не видели записку, не знаете, где она сейчас и у кого, а между тем вы так подробно ее описали, будто стояли за моей спиной, когда я водила пером по бумаге. Откуда у вас столь точные сведения?

- Я получил эту информацию от человека, который держал ее в руках и читал.

- Кто это?

- Старатель по имени Скуинт Харли.

- Где он видел эту записку?

- Рассматривал ее много раз, - ответил Диллон, стараясь не хмуриться. Носил с собой в течение двух лет.

- Как записка попала к нему?

- Скуинт Харли ее нашел.

- И где же, если не секрет?

Диллон несколько секунд молча смотрел на Уинн Коулс, уже не пытаясь скрыть своей озабоченности, и наконец произнес: