/ Language: Русский / Genre:detective,

Повелительница Павианов

Рекс Стаут


Стаут Рекс

Повелительница павианов

Рекс Стаут

Повелительница павианов

Перевел с англ. А. Шаров

В тот день у меня была большая запарка, и лишь избыток природного благоразумия не дал мне выйти на свежий воздух и немного отдышаться. Я лишь изредка спускался в кабинет, тщательно прикрывал за собой дверь в коридор и устраивался в кресле, взгромоздив ноги на стол. А потом закрывал глаза и делал дыхательные упражнения.

Я дал маху дважды - когда Билл Макнаб, заядлый цветовод и издатель "Газетт", предложил Ниро Вулфу как-нибудь пригласить в гости членов Манхэттенского клуба любителей цветов, чтобы они полюбовались его орхидеями, я должен был предвидеть, что мне сулит это мероприятие. Когда день был назначен и приглашения разосланы, мы с Вулфом условились, что Фриц и Сол будут встречать гостей в прихожей, а я, Теодор и сам Вулф развлекать их в оранжерее. Кабы меня не подвел здравый смысл, я бы решительно воспротивился такому раскладу, но не слелал этого и в итоге полтора часа толкался в толпе гостей Вулфа, раскланиваясь и рассылая во все стороны псевдовосторженные улыбки.

Все было бы ещё ничего, найдись среди гостей такие, созерцание которых радовало бы глаз. Спору нет, вступить в Манхэттенский клуб любителей цветов весьма непросто, но, похоже, критерии отбора там очень отличаются от моих. Мужчины, впрочем, были вполне заурядные, ничего особенного. Но женщины! Они льнули к цветам с какой-то изуверской нежностью, а все потому, что цветы не могли ответить им взаимностью.

Одна, правда, оказалась довольно миленькой, но всего одна. Мне пришла охота заглянуть в неотапливоемую часть оранжереи, тут-то я и увидел эту девицу в конце коридора. С расстояния в десять ярдов она казалась более-менее привлекательной, а когда я сумел, лавируя среди цветоводов, подобраться к ней, чтобы ответить на вопросы, если они у неё возникнут, то убедился, что глаза не обманули меня: девица метнула на меня быстрый косой взгляд, и я понял, что она без труда отличит мужчину от цветка. Она молча улыбалась и протискивалась сквозь толпу в обществе своих спутников - двух мужчин и дамы не первой молодости. Чуть погодя я предпринял ещё одну безуспешную попытку приблизиться к девице, а потом, опасаясь, что улыбка намертво приклеится к моей физиономии, решился на самовольную отлучку, чтобы передохнуть. Я бочком подобрался к торцу отапливаемого отделения оранжереи и юркнул в дверь.

Насколько я помню, а память у меня неплохая, в старом особняке Ниро Вулфа на Западной тридцать пятой улице ещё никогда не собиралось столько народу. Я забежал в свою спальню за сигаретами, потом спустился этажом ниже и заглянул в коридор, дабы убедиться, что спальня Вулфа на замке. Затем я проверил, как Фриц Бреннер и Сол Пензер справляются с приемом и проводами гостей, и отправился в кабинет.

Прошло минут восемь или десять, я успел расслабиться и немного отдохнуть, когда вдруг открылась дверь, и девица вошла в кабинет. На этот раз она была одна. Пока она закрывала дверь, я успел вскочить и любезно проговорить:

- А я тут сижу и размышляю, удастся ли...

Увидев её лицо, я осекся. На первый взгляд, лицо как лицо, но на нем читалась тревога. Сделав несколько шагов, девица упала в желтое кресло посреди комнаты.

- У вас найдется что-нибудь выпить? - спросила она.

- Конечно. - Я достал из бара бутылку виски.

Ее руки дрожали, но она не расплескала ни капли и осушила бокал в два приема.

- Еще? - спросил я.

Девица покачала головой. Ее блестящие карие глаза подернулись поволокой, и она вдруг устремила на меня долгий пытливый взгляд.

- Вы Арчи Гудвин, - сказала она.

Я кивнул.

- А вы, надо полагать, египетская царица.

- Я - повелительница павианов, - объявила девица. - Они-то и научили меня говорить. - Она поискала, куда бы поставить бокал, и я забрал его у гостьи. - Посмотрите, как у меня руки трясутся, - проговорила она.

С этими словами повелительница павианов вытянула руку, и я мягко пожал её, взяв в ладони.

- У вас немного расстроенный вид, - заметил я.

- Мне необходимо увидеться с Ниро Вулфом, причем немедленно, пока я не передумала, - сказала она, не сводя с меня глаз. - Я влипла в препоганейшую историю, но могу выпутаться, если уговорю Ниро Вулфа мне помочь.

Я ответил, что едва ли она сумеет встретиться с Вулфом до окончания приема. Гостья огляделась и спросила:

- Сюда могут войти?

- Нет, не могут, - ответил я.

- Можно мне ещё глоток?

Я ответил, что сначала ей нужно успокоиться, и девица не стала возражать, но поднялась и налила себе сама. Я нахмурился, сел и принялся наблюдать за ней. Должен признаться, девица производила несколько странное впечатление. Едва ли она состояла в клубе любителей цветов. Снова опустившись в кресло, она посмотрела на меня и задумчиво проговорила:

- А может, вам рассказать?

- Многие так и делают, - скромно ответил я. - Ладно, рассказывайте.

- Ну что ж... Меня могут обвинить в мошенничестве.

- Да? И чем вы занимаетесь? Передергиваете в канасту?

- Я не о шулерстве, - нервно кашлянув, сказала девица. - Напомните мне как-нибудь, чтобы я поведала вам историю своей жизни. О том, что мой муж погиб на войне, и мне пришлось опуститься до мошеннических трюков. Ну, что, распалила я ваше любопытство?

- Еще как распалили. Так чем же вы занимаетесь? Хищениями орхидей?

- Нет. Раньше я думала, что плохо быть бедной и нечестной, но однажды мне пришлось убедиться, что не все так просто. Жизнь сводит с разными людьми, иногда подпадаешь под их влияние. Два года назад я и трое моих партнеров вытянули сто тысяч долларов у одной зажиточной особы. Могу рассказать, как мы это сделали, даже назвать имена. Едва ли облапошенной даме придет в голову откровенничать.

Я кивнул.

- Жертвам шантажа это не свойственно.

- Я не вымогательница!

- Прошу прощения. Мистер Вулф не устает повторять, что я то и дело опережаю события.

Девица кипела от негодования и, похоже, не слушала меня.

- Вымогатель куда хуже мошенника. Но не в этом дело. Беда мошенника в том, что собратья по промыслу толкают его на гадкие поступки, даже если он не хочет их совершать. Когда-то у меня была подруга, близкая подруга, если только мошенник может иметь друзей. Но её убили. Стоило мне рассказать все, что я знаю, и убийцу поймали бы, но я тряслась от страха и молчала. В итоге он и поныне на воле. Но ведь погибла моя подруга! Похоже, я опустилась на самое дно.

- Возможно, - ответил я. - Ведь я вас почти не знаю и не могу сказать, что с вами будет после двух бокалов виски. Может быть, вы развлекаетесь, водя за нос частных сыщиков.

Девица пропустила мои слова мимо ушей.

- Я давно поняла, что совершила ошибку, - продолжала она, словно читая театральный монолог. - И около года назад решила начать новую жизнь...

- Понимаю, - кивнув, вставил я.

- Но в декабре мы провернули одно хорошее дельце, и я уехала развлекаться во Флориду. А по дороге познакомилась с одним типом. У него была зацеплена клиентка, и сейчас я ею занимаюсь. Мы вернулись сюда только неделю назад. Этот человек... - Она умолкла.

- Да? - поторопил я её. Девица выглядела совершенно подавленной. И дело было не только в тревоге, которую она испытывала.

- Я вам говорю безо всяких преувеличений, он мне противен, продолжала она. - Впрочем, это касается только меня. Сейчас я попытаюсь объяснить, как попала сюда и почему сожалею об этом!

У меня не было оснований сомневаться в её искренности, даже если она репетировала эту сцену перед зеркалом, добиваясь полной достоверности.

Девица уставилась в пространство.

- Если бы я не пришла! Если бы не встретила его! - Она взволнованно подалась ко мне. - У меня есть один недостаток: я соображаю либо слишком быстро, либо слишком туго. Как только я поняла, что увидела знакомого, мне надо было отвернуться, но я этого не сделала, и он все прочел в моих глазах. Я была потрясена и глядела на него, думая, что не узнала бы этого человека, будь он без шляпы. И тут вдруг он взглянул на меня и понял, что случилось. Ну, да было уже поздно. Я прекрасно владею собой и сохраняю невозмутимое выражение лица при любых обстоятельствах, но сегодня это оказалось мне не под силу... Моя неловкость была заметна. Миссис Орвин даже спросила, что со мной. Только после этого я постаралась взять себя в руки, а когда увидела Ниро Вулфа, решила поговорить с ним. Разумеется, при всем честном народе этого сделать нельзя, но потом вы вышли, и я, отделавшись от своих спутников, поспешила за вами.

Девица попыталась улыбнуться мне, но сумела состроить только какую-то жалкую гримасу.

- Мне стало немного легче, - с надеждой в голосе произнесла она.

- У нас хорошее виски, - сказал я. - Вы так и не сообщите мне, кого именно узнали?

- Нет. Я расскажу это только Ниро Вулфу.

- И тем не менее, вы решили довериться мне. Ладно, поступайте, как считаете нужным. Но чего вы рассчитываете добиться, рассказав обо всем Вулфу или кому-либо другому?

- Я смогу обезопасить себя, и этот человек не навредит мне.

- Почему?

- Испугается. Ниро Вулф предупредит его, что я все рассказала, и если со мной что-то случится, он будет знать, кто это сделал. То есть, Ниро Вулф будет знать, и вы тоже.

- Мы будем полезны вам, только если узнаем имя и адрес этого таинственного человека, - сказал я, пытливо разглядывая девицу. - Надо полагать, парень и впрямь ещё тот, раз сумел так застращать вас. Кстати, если уж мы заговорили об именах, как вас зовут?

Она издала какой-то странный звук, отдаленно похожий на смех.

- Марджори вам нравится?

- Ничего. Но какое имя вы носите сейчас?

Девица заколебалась.

- Да полно вам! - воскликнул я. - Вы же не в безвоздушном пространстве, а я, как-никак, сыщик. Мы записали имена всех гостей.

- Синтия Браун, - сказала она.

- Вы пришли вместе с миссис Орвин? Она и есть ваше "клиентка", которую вы зацепили во Флориде?

- Да, но с этим покончено, - девица взмахнула рукой. - Я вышла из игры.

- Понятно. И все же - кто тот человек, которого вы узнали?

Синтия покосилась на дверь, обвела взглядом кабинет и спросила:

- Нас могут услышать?

- Нет. Вторая дверь ведет в переднюю, где мы временно устроили гардероб, а стены кабинета звуконепроницаемые.

- Все должно получиться так, как я задумала, - сказала она, понизив голос. - Но я была не до конца откровенна с вами.

- От мошенницы я иного и не ожидал. Попытайтесь ещё раз.

- Я хочу сказать... - Она закусила губу. - Дело не в страхе за свою шкуру. Разумеется, я боюсь, но Ниро Вулф нужен мне не только для того, чтобы обеспечить мою безопасность. Мне надо поговорить с ним о том убийстве... Но он не должен упоминать моего имени... Я совсем не хочу объясняться с полицией, особенно сейчас. Если Вулф не сможет выполнить это условие... Или вы полагаете, что сможет?

Я почувствовал, как вдоль позвоночника пробежала легкая дрожь. Такое со мной случается очень и очень редко. Стараясь не допустить, чтобы мой голос сорвался, я строго взглянул на девицу и сказал:

- Вулф возьмется за дело, только если вы заплатите ему. Вы располагаете какими-нибудь доказательствами?

- Я видела его.

- Видели сегодня?

- Нет, давно, в тот день, когда навестила подругу, о которой говорила вам, - Синтия сцепила руки. - Я как раз собиралась уходить. Дорис была в ванной. Я подошла ко входной двери, и тут кто-то вставил ключ в замок с наружной стороны. Дверь открылась, и вошел мужчина. Увидев меня, он застыл на месте. Это была моя первая встреча с "сахарным папочкой" Дорис. Она, понятное дело, не хотела нас знакомить. Поскольку у него был свой ключ, я, естественно, решила, что он задумал сделать ей сюрприз, и поспешно ушла, успев сообщить ему, что Дорис в ванной.

Синтия умолкла, её руки чуть расслабились, потом снова плотно сжались. Она сказала:

- Учтите, если надо, я всегда смогу откреститься от своих слов. Выйдя от Дорис, я отправилась в бар, а потом позвонила ей спросить, не изменились ли её планы из-за прихода "сахарного папочки" и будем ли мы обедать вместе. Трубку не сняли, и я вернулась к Дорис. Позвонила у двери, но никто не открыл. В доме нет ни лифтера, ни консьержа, и спросить было не у кого. А наутро горничная Дорис обнаружила её тело. Газеты сообщили, что Дорис была убита накануне. Наверняка это сделал "сахарный папочка"! Но о нем ни слова не написали, никто не видел, как он выходил из дома. И я, подлая малодушная девка, даже не пикнула!

- И сегодня "сахарный папочка" вдруг появился тут, среди любителей орхидей?

- Вот именно.

- Вы уверены, что он вас раскусил? Догадался, что вы узнали его?

- Да. Он пристально смотрел на меня, и его глаза...

Зазвонил телефон. Я подошел к столу, снял трубку и сказал:

- Алло?

- Арчи! - раздался раздраженный голос Ниро Вулфа. - Куда ты, черт возьми, пропал? Немедленно возвращайся!

- Я приду чуть позже. Беседую с возможным клиентом.

- Тоже мне, нашел время! Приходи сейчас же!

Он бросил трубку. Я последовал его примеру и повернулся к возможной клиентке.

- Мистер Вулф зовет меня наверх. Вы можете подождать здесь? И что сказать миссис Орвин, если спросит о вас?

- Что я занемогла и уехала домой.

- Хорошо. Прием скоро кончится. В приглашении сказано: с половины третьего до пяти. Если захотите выпить, угощайтесь. Под каким именем записался сегодня ваш подозреваемый?

- Я не знаю...

- Как он выглядит?

Синтия пристально посмотрела на меня и покачала головой.

- Подождите. Сначала послушаем, что скажет ниро Вулф.

Наверное, она прочла что-то в моих глазах, или ей так показалось. Во всяком случае, девица подошла и взяла меня за руку.

- Вам я больше ничего сообщить не могу. Извините. Я знаю, что вы честный человек, и вам можно доверять. Впервые за многие годы я разговариваю с мужчиной, не таясь. Мне... - Она заколебалась, подбирая слова. - Мне это весьма и весьма приятно.

- Взаимно. Зовите меня просто Арчи. Но вы должны дать мне словесный портрет.

По-видимому, эта мысль не показалась ей весьма и весьма приятной.

- Нет. Пусть сначала Ниро Вулф скажет, что готов взяться за дело.

В оранжерее почти никого не осталось. Когда я присоединился к горстке гостей вокруг Ниро Вулфа, он метнул на меня взгляд, полный холодного бешенства, и я был вынужден выдавить улыбку. Слава богу, было уже без четверти пять, и, если гости внимательно читали пригласительные открытки, скоро прием закончится.

Читали они не очень внимательно, но меня это уже не волновало: я был занят другими размышлениями. Теперь гости действительно интересовали меня, во всяком случае, один из них, если он ещё здесь.

Первым делом надо было выполнить поручение Синтии. Подойдя к троице её спутников, я вежливо спросил даму:

- Миссис Орвин?

- Да, это я.

Миссис Орвин была невелика ростом и весьма дородна, с круглым одутловатым лицом и узенькими глазками.

- Арчи Гудвин, - представился я. - Здешний служащий.

И умолк, не зная, что ещё сказать. На мое счастье, в разговор встрял один из её спутников.

- Моя сестра? - угрожающе спросил он.

Итак, речь идет о брате и сестре. На мой взгляд, братом он был неплохим. Постарше меня, но ненамного. Рослый, поджарый, с тяжелым подбородком и проницательными серыми глазами.

- Моя сестра? - повторил он.

- Наверное. Вы...

- Полковник Перси Браун.

Я снова повернулся к миссис Орвин.

- Мисс Браун просила передать вам, что ушла домой. Я угостил её выпивкой, и это, похоже, помогло, но все-таки ей неможется, и она решила уйти. Велела извиниться за нее.

- Но она совершенно здорова! - вскричал полковник. Мои слова почему-то обидели его.

- Как она себя чувствует? - спросила миссис Орвин.

- Следовало налить ей втрое больше, - подал голос второй мужчина. Или отдать всю бутылку.

Судя по его тону и выражению лица, он не считал нужным беседовать с прислугой, то есть, со мной. Он был много моложе Брауна и очень похож на миссис Орвин. Вероятно, родственник.

Она тотчас подтвердила это, сказав:

- Прикуси язык, Юджин! А вам, полковник, пожалуй, стоило бы сходить и узнать, что с ней.

- Едва ли в этом есть нужда, - с преувеличенно мужественной улыбкой ответил полковник. - Уверяю вас, Мими.

- С ней все хорошо, - подтвердил я и пошел прочь, думая о том, что в языке уйма слов, значение которых требует уточнения. Назвать эту грузную матрону с узенькими глазками Мими было по меньшей мере оригинально.

Я бродил среди гостей и был живым воплощением любезности. Я полностью полагался на чутье, поскольку у меня не было специального счетчика, сигналящего при соприкосновении с убийцей. А ведь изобличение убийцы Дорис Хаттен было бы достойно отображения в моем блокноте!

Синтия Браун не называла фамилии убитой, но мне было достаточно и имени. Когда произошло убийство, а было это месяцев пять назад, в начале октября, газеты, по своему обыкновению, подняли большой шум. Дорис Хаттен была задушена её собственным белым шелковым шейным платком с узором в виде текста Декларации независимости. Место преступления - уютная квартира на пятом этаже дома на одной из западных семидесятых улиц. Платок, которым убийца стянул ей шею, был завязан узлом на затылке. В радиусе мили не нашлось ни одного подозреваемого, и сержант Перли Стеббинс из отдела по расследованию убийств признался мне, что его ведомство вряд ли когда-нибудь выяснит, кто оплачивал квартиру убитой.

Я настроился на самый подозрительный лад и продолжал бродить по оранжерее. Некоторые мои подозрения оказались чересчур нелепыми, что выяснилось в ходе беседы с пробудившим их человеком, когда я хорошенько пригляделся к нему. На это понадобилось много времени, но я не сомневался, что, если Синтия была со мной откровенна, скоро мы будем знать все подробности дела. Проклятый холодок в позвоночнике по-прежнему давал о себе знать.

Пробило пять, пошел шестой час, и толпа гостей поредела. В половине шестого оставшиеся, наконец, уразумели, что их время кончилось, и потянулись к лестнице. Я все ещё был в оранжерее и вдруг заметил, что остался один, если не считать какого-то господина, поглощенного изучением горшка с довианами, который стоял на северном стеллаже. Господин меня не интересовал, я уже оценил его и вычеркнул из списка подозреваемых: он явно не тянул на убийцу. Но, когда я посмотрел в его сторону, он вдруг резко нагнулся и взял горшок с цветками в руки. Мышцы у меня на спине напряглись. Это был чистой воды рефлекс, но я уже осознал, чем он вызван. Большие пальцы незнакомца очень характерно сошлись на горловине горшка. Даже при полном пренебрежении к чужому имуществу не следует браться за пятидюймовый горшочек так, словно собираешься вытрясти из него душу.

Я с опаской приблизился к гостю. Он держал цветочный горшок в нескольких дюймах от своих глаз.

- Прекрасный цветок, - с лучезарной улыбкой проговорил я.

Незнакомец кивнул и наклонился, чтобы поставить горшок на место, но продолжал крепко держать его. Я огляделся. Похоже, в оранжерее остались только Ниро Вулф и горстка гостей, в том числе миссис Орвин с её спутниками и Билл Макнаб, издатель "Газетт".

Когда я вновь повернулся к незнакомцу, он выпрямился и, не удостоив меня ни единого слова, зашагал к выходу.

Я последовал за ним вниз по лестнице, едва не наступая ему на пятки. Наконец мы оказались в просторной прихожей, почти безлюдной, если не считать женщины в каракулевой шубе, уже готовой выйти на улицу, и Сола Пензера, который скучал у двери.

Разумеется, вешалки в гардеробе были свободны. Мой подопечный сразу увидел свое пальто и шагнул к нему. Я обогнал его, чтобы помочь одеться, но гость не обратил на меня внимания, даже не потрудился покачать головой. Я почувствовал себя уязвленным.

Он вышел из гардероба в прихожую. Я шел в шаге позади него. Когда он направился к двери, я сказал:

- Прошу прощения, но мы спрашиваем у гостей имена, не только встречая их, а и провожая тоже. Назовите, пожалуйста, ваше.

- Что за ерунда? - резко отозвался уходящий гость, после чего взялся за ручку и толкнул дверь.

Поняв, что я не стал бы интересоваться именем этого парня без серьезных оснований, Сол подошел ко мне, и мы вместе проводили гостя глазами, дождавшись, когда он преодолеет все семь ступеней крыльца и спустится на тротуар.

- Пойти за ним? - шепотом спросил Сол.

Я покачал головой и уже собрался было что-то буркнуть, как вдруг у нас за спиной раздался сдавленный женский крик, негромкий, но полный неподдельного ужаса. Мы с Солом резко обернулись. Из гардероба выбежали Фриц и какой-то гость, а из кабинета в прихожую пулей вылетела женщина в каракулевой шубке. Она что-то невнятно бормотала, и Сол с зычным рыком вспугнутого тигра бросился к ней. Я рванулся с места ещё быстрее. Мне понадобилось всего восемь шагов, чтобы очутиться на пороге кабинета, и ещё два - чтобы оказаться внутри.

Увидев распростертое на полу тело, я сразу понял, что это Синтия Браун. Впрочем, узнал я её только по одежде, ибо искаженные смертным страхом черты, вывалившийся язык и выпученные глаза сделали лицо совершенно неузнаваемым. Я опустился на корточки, сунул руку под лиф её платья и замер. Сердце не билось.

Поднявшись, я подошел к телефону, набрал номер и сказал подоспевшему Солу:

- Никого не выпускай и ничего не трогай. Впустишь только доктора Уоллмера.

После двух гудков трубку сняла ассистентка и соединила меня с доктором Уоллмером.

- Док, это Арчи Гудвин. Приезжайте немедленно. Задушена женщина. Да, именно так - задушена!

Положив трубку, я взялся за телефон внутренней связи и позвонил в оранжерею. Вскоре раздался резкий раздраженный голос Ниро Вулфа:

- Алло!

- Я в кабинете. Пожалуй, вам стоит спуститься сюда. Возможный клиент, о котором я упоминал, лежит у меня под ногами. Это женщина, и она задушена. Я вызвал Уоллмера, но ей уже не поможешь.

- Ты не шутишь? - спросил Вулф.

- Нет. Спуститесь и посмотрите сами, а потом я отвечу на ваши вопросы.

Вулф бросил трубку. Я достал бумажную салфетку, оторвал краешек и прикрыл рот и ноздри Синтии.

Из прихожей донеслись голоса, и один из гостей прорвался в кабинет. В тот миг, когда раздался крик, он был в гардеробе с Фрицем. Коренастый широкоплечий мужчина с мрачными проницательными глазами и огромными, как у гориллы, руками. Он начал говорить ещё с порога, причем весьма сердито, но умолк, как только подошел поближе и взглянул на пол.

- О, нет, только не это, - хрипло выдавил он.

- Увы, сэр, - ответил я.

- Как это случилось?

- Мы не знаем.

- Кто она?

- Мы не знаем.

Он с трудом оторвал взгляд от Синтии и посмотрел на меня. Я восхитился его выдержкой. Зрелище, как-никак, было жуткое.

- Тот человек у дверей не выпускает нас.

- Это вполне объяснимо, сэр. Вы сами все видите.

- Да, конечно, - ответил он, не сводя с меня глаз. - Но мы ничего не знаем об этом убийстве. Меня зовут Хоумер Карлайл. Я заместитель исполнительного директора "Норт-америкэн-фудз компани". Моя жена просто захотела взглянуть на кабинет Ниро Вулфа и вошла сюда. Мы оба сожалеем об этом. У нас назначена встреча, и я не вижу причин задерживаться тут.

- Я тоже сожалею, но причина есть, сэр, - ответил я. - Ваша супруга первой обнаружила тело. Мы в гораздо худшем положении, чем вы - ведь труп лежит в нашем кабинете. Поэтому я считаю... Привет, доктор.

Войдя в комнату и едва кивнув мне, Уоллмер раскрыл свой черный саквояж и опустился на колени над трупом. Доктор пыхтел и отдувался, хотя и жил на нашей улице, так что ему пришлось прошагать не больше двухсот ярдов. Но последнее время он изрядно прибавил в весе.

Хоумер Карлайл стоял и наблюдал за ним, плотно сжав губы. У дверей Сол и Фриц успокаивали даму в каракулевой шубке. Из кабины лифта вышли Ниро Вулф и миссис Мими Орвин. Юджин Орвин, полковник Перси Браун, Билл Макнаб и какой-то мужчина с копной черных волос спускались по лестнице. Я стоял в дверях кабинета, готовый задержать их.

Когда Вулф направился ко мне, миссис Карлайл схватила его за рукав.

- Я только хотела взглянуть на ваш кабинет. Я не...

Она что-то бессвязно тараторила, а я тем временем заметил, что под расстегнутой каракулевой шубкой виднеется пестрый шелковый шейный платок. Но, поскольку половина женщин на приеме носила нечто подобное, я упоминаю о платке лишь затем, чтобы подчеркнуть свою добросовестность.

Вулф слишком долго общался сегодня с женщинами и не смог сохранить невозмутимость. Он отпрянул прочь, но миссис Карлайл крепко вцепилась в него. Она имела спортивное телосложение, была плоскогруда и мускулиста, и дело грозило дойти до потасовки между нею и Вулфом, весившим вдвое больше своей противницы. К счастью, Сол втиснулся между ними и не допустил мордобоя. Это не убавило красноречия миссис Карлайл, но Вулф хотя бы смог спокойно подойти ко мне.

- Доктор Уоллмер уже прибыл?

- Да, сэр.

Заместитель исполнительного директора вышел из кабинета со словами:

- Мистер Вулф, я Хоумер Карлайл и я настаиваю...

- Заткнитесь, - рявкнул Вулф. Оглядев собравшихся с порога, он желчно проговорил: - Тоже мне, цветоводы. Вы говорили мне, мистер Макнаб, что соберется круг избранных, заядлых любителей цветов... Фу! Сол.

- Да, сэр?

- Отведи их в столовую и не выпускай оттуда. Не позволяй никому прикасаться к дверной ручке и вообще ни к чему возле двери. Арчи, идем со мной.

Он вошел в кабинет, я последовал за ним и аккуратно прикрыл дверь ногой, так, чтобы она не затворилась полностью, но и не оставив щели. Уолмер отважно выдержал угрюмый взгляд Вулфа.

- Ну, что? - спросил Вулф.

- Мертва, - ответил Уолмер. - Задушена.

- Давно?

- Самое большее - два часа назад. Возможно, меньше.

Вулф мрачно оглядел распростертое на полу тело и снова повернулся к Уоллмеру.

- Отпечатки пальцев?

- Шея ниже подьязычной кости была перетянута повязкой, причем широкой и мягкой, чем-то вроде лоскута ткани. Может быть, шарфом. Какие уж тут отпечатки.

Вулф повернулся ко мне.

- Ты вызвал полицию?

- Нет, сэр, - ответил я, покосившись на доктора. - Мне надо кое-что вам сообщить.

- Вас не затруднит ненадолго оставить нас, доктор? - спросил Вулф. Подождите в прихожей.

Уоллмер, явно задетый, заколебался.

- Поскольку меня вызвали как врача, чтобы констатировать насильственную смерть, я здесь больше не нужен. Конечно, я мог бы сказать...

- Тогда отойдите в угол и заткните уши.

Уоллмер так и сделал. Я понизил голос.

- Я сидел здесь, когда она вошла. Либо она была очень напугана, либо прекрасно разыграла сцену. Но, скорее, все же напугана, и мне следовало бы предупредить Сола и Фрица. Впрочем, теперь это неважно. В октябре прошлого года в своей квартире была задушена некая Дорис Хаттен, убийцу не нашли. Припоминаете?

- Да.

- Эта женщина сегодня заявила, что была подругой Дорис Хаттен, находилась в тот день в её квартире и видела убийцу, а сегодня он, якобы, тоже был здесь. По её словам, убийца увидел, как она напугана, и понял, что его узнали. Она хотела просить вас устроить так, чтобы убийца оставил её в покое. Разумеется, я на это не согласился. Зная, что вы не любите лишних осложнений, я не хотел ничего предпринимать, но она нащупала мое слабое место. Сказала, что ей приятно мое общество. Думаю, лучше передать дело полиции.

- Так и передай!

Я подошел к телефону и начал набирать номер - Уоткинс 98241. Доктор Уоллмер покинул свой угол, а Вулф сначала нервно расхаживал перед своим столом, потом тяжело опустился в громадное сделанное на заказ кресло. После недолгих раздумий он поморщился, вскочил, издал звук, похожий на рев подраненного кабана, и, подойдя к книжным полкам, принялся разглядывать корешки.

Но даже это мирное занятие ему не удалось довести до конца. Как только я завершил разговор и повесил трубку, из прихожей донесся какой-то шум. Я бросился к двери, распахнул её и сразу понял, в чем дело. В дверь столовой норовили втиснуться несколько человек разом. Сол Пензер бросился к ним.

Возле входной двери полковник Перси Браун одной рукой отталкивал Фрица, а другой тянулся к ручке. Фриц у нас исполнял обязанности шеф-повара и мажордома и, как мы думали, не был силен в эквилибристике, но он с блеском опроверг наше ошибочное мнение. Повалившись на пол, он неожиданно схватил полковника за ноги и дернул.

Тут подоспели и мы с Солом. Сол был вооружен пистолетом. Кроме того, нам на помощь пришел и гость с пышной шевелюрой.

- Вы глупец, - сказал я полковнику. - Стоит вам шмыгнуть за порог, и Сол подстрелит вас из своей пушки.

- Естественная реакция, - многозначительно проговорил черноволосый гость. - Напряжение превысило критическую точку, и он сломался. Я психиатр.

- Это весьма кстати, - сказал я и взял его за локоть. - Ступайте к остальным и присматривайте за ними.

- Это незаконно, - заявил полковник Браун, тяжело поднимаясь на ноги.

Сол собирал разбредавшихся гостей в плотный гурт. Фриц тронул меня за рукав.

- Арчи, я должен обсудить с мистером Вулфом меню обеда.

- Ты совсем спятил, - грубо ответил я. - В обед тут будет больше народу, чем сейчас.

- Но он должен поесть. Тебе ли не знать.

- Молодец, - я похлопал его по плечу. - Прости мою неучтивость, Фриц, но я очень расстроен. Я только что задушил молодую женщину.

- Хм, - презрительно буркнул он.

- Впрочем, с таким же успехом это мог сделать и ты.

Раздался звонок в дверь. Прибыла полиция.

По-моему, инспектор Крамер допустил промашку. Не подлежит сомнению, что комнату, в которой обнаружен труп, надо фотографировать. В общем-то, полицейские так и сделали, и к восьми часам все было благополучно закончено. Тем не менее, Крамер, как последний болван, в присутствии Вулфа приказал опечатать кабинет вплоть до особого распоряжения. Крамер знал, что Вулф проводит в кабинете по меньшей мере триста вечеров в год. Это и толкнуло инспектора на столь безрассудный поступок.

Безрассудный и глубоко ошибочный. Выкажи Крамер больше благоразумия, Вулф обратил бы его внимание на одно обстоятельство и тем избавил бы инспектора от множества бед.

Подробности дела они узнали одновременно - от меня. В кабинете возились эксперты, гости под охраной толпились в передней, а мы пошли в столовую, где я и рассказал о своем разговоре с Синтией Браун. За годы сотрудничества с Ниро Вулфом я, в числе прочего, успел превратиться в магнитофон, и это дало мне возможность изложить все слово-в-слово. Когда я умолк, Крамер в полной мере продемонстрировал свою любознательность. У Вулфа вопросов не возникло. Возможно, он уже размышлял об одном упомянутом мною выше обстоятельстве, на которое не обратили внимания на Крамер, ни я сам.

Инспектор ненадолго прервал нашу беседу, чтобы подозвать своих людей и отдать им кое-какие распоряжения - сфотографировать полковника Брауна, взять у него отпечатки пальцев, проверить все сведения о нем и о Синтии Браун, немедленно доставить сюда дело об убийстве Дорис Хаттен, побыстрее провести лабораторные исследования, вызвать Сола Пензера и Фрица Бреннера на допрос.

Фрица и Сола привели к Крамеру. Мрачный Фриц вытянулся во фрунт, а Сол стоял вальяжно и свободно. Он имел рост пять футов семь дюймов и один из самых здоровенных носов, какие я когда-либо видел. Разумеется, Крамер знал их обоих.

- Вы с Фрицем весь день провели в прихожей?

Сол кивнул.

- В прихожей и гардеробе.

- Кто входил в кабинет и выходил на ваших глазах?

- Я видел, как Арчи часа в четыре пошел в кабинет. Я в это время вышел из гардероба с чьими-то пальто и шляпой. Я видел, как из кабинета с криком выбежала миссис Карлайл. Но в промежутке между двумя этими событиями никто в кабинет не входил и не выходил оттуда. Я, во всяком случае, не видел: у нас хватало дел в гардеробе и прихожей.

Крамер хмыкнул.

- А вы, Фриц?

- Я никого не видел, - громче, чем обычно, ответил Фриц. - Но хотел бы сделать заявление.

- Говорите.

- Не думаю, что ваше вмешательство пойдет на пользу делу. Я лишь присматриваю за домом и не имею отношения к работе мистера Вулфа, но иногда невольно кое-что слышу и уже не раз убеждался, что мистер Вулф находил ответы на вопросы, ставившие вас в тупик. Думаю, что события, происходящие в его доме, касаются только его.

Я прыснул.

- Фриц, сейчас ты для меня - откровение.

Крамер вытаращил на него глаза.

- Это Вулф просил вас выступить с речью?

- Еще чего! - негодующе воскликнул Вулф. - Боюсь, Фриц, ничего уже сделать нельзя. У нас достаточно ветчины и осетрины?

- Да, сэр.

- Подашь чуть позже. Гостям в прихожей, но не полицейским. Вы знаете этих цветоводов, мистер Крамер?

- Нет. - Крамер повернулся к Солу. - Как вы отмечали гостей?

- Мне дали список членов Манхэттенского клуба любителей цветов. Они должны были предъявлять членские билеты. Всех пришедших я отмечал в списке. Если их сопровождали супруги или другие лица, я записывал и их имена.

- Следовательно, вы занесли в список всех? Сколько там человек?

- Двести девятнадцать.

- Столько здесь не поместится.

Сол кивнул.

- Да, верно. Но они приходили и уходили. Одновременно тут собиралось не более сотни гостей.

- Существенное уточнение, - Крамер делался все наглее. - Гудвин сказал, что стоял в дверях вместе с вами, когда эта женщина закричала и выбежала из кабинета, но вы не видели, как она входила туда. Почему?

- Мы стояли к ней спиной и провожали взглядом только что ушедшего гостя. Арчи спросил его имя, а мужчина ответил, что это глупости. Если вам интересно, его зовут Малькольм Уэддер.

- Откуда вы знаете?

- Я записал его имя, как и все остальные.

Крамер пытливо взглянул на Сола.

- Значит, вы могли бы назвать имена всех гостей, увидев их лица?

Сол передернул плечами.

- Не столько лица, сколько общий облик. Возможно, при этом я допущу несколько ошибок, но не очень много.

Крамер повернулся к полицейскому у двери.

- Леви, вы слышали это имя. Малькольм Уэддер. Пусть Стеббинс проверит его по списку и пошлет за ним человека. - Он опять обратился к Солу: Сделаем так. Я буду сидеть тут со списком, а мужчины и женщины, которых сюда приведут...

- Я могу точно сказать вам, был ли здесь тот или иной человек. Особенно если он не станет переодеваться, менять прическу или приклеивать усы. Что же до имен, то в нескольких случаях я могу ошибиться, хотя и сомневаюсь.

- Я вам не верю.

- Зато мистер Вулф верит, - самодовольно ответил Сол. - И Арчи верит. Я неплохо понаторел в запоминании имен.

- Ладно, будь по-вашему. С вами пока все. Никуда не отлучайтесь.

Сол и Фриц вышли. Вулф уселся в свое кресло во главе обеденного стола, тяжко вздохнул и смежил веки. Я устроился за спиной Крамера, поодаль от стола. Мало-помалу я уже осознавал, с каким сложным делом мы столкнулись.

- Что вы думаете о рассказе Гудвина? - спросил Крамер.

Вулф чуть приоткрыл глаза.

- Последующие события подтверждают его правдивость, вот что я думаю. Едва ли девица подстроила все это, включая собственную смерть, лишь затем, чтобы придать правдоподобия словам Гудвина. Я склонен верить ему.

- Согласен. Мне нет нужды напоминать, что и вас, и Гудвина я знаю как облупленных. Поэтому меня интересует, какова вероятность того, что через день-другой вы вдруг вспомните, что девица и прежде бывала у вас. И кто-то из сегодняшних гостей тоже.

- Вздор, - сухо ответил Вулф. - Даже будь так, вы прекрасно нас знаете, а посему не тратьте время на эту чепуху.

Вошел полицейский и доложил, что звонил член депутатской комиссии. Другой легавый сообщил, что Хоумер Карлайл бушует в прихожей. Вулф как ни в чем не бывало сидел за столом, закрыв глаза. Но я догадывался о его волнении - недаром Вулф чертил пальцем кружки на полированной столешнице.

Крамер наблюдал за ним.

- Что вам известно об убийстве Дорис Хаттен? - вдруг спросил он.

- Только то, что писали в газетах.

- Вести следствие в доме с автоматическим лифтом ещё труднее, чем в доме без лифта, - изрек он. - Никто никого не видит, все входят и выходят незамеченными. "Сахарному папочке" повезло. Но вот незадача: вдруг он встречает человека, который может подробно описать его наружность.

- А может, мисс Хаттен сама платила за квартиру и никакого "сахарного папочки" не было.

- Платила-то наверняка сама, - согласился Крамер. - Вот только где она брала деньги? Хаттен жила в квартире всего два месяца. Когда мы узнали, насколько скрытен был человек, содержавший её, то решили, что он, вероятно, поселил туда Хаттен с какой-то определенной целью. Вот почему мы сообщили газетам все, что смогли узнать. А уж газетчики вполне могли вывернуть все так, будто мы знаем, кто убийца, но он - слишком важная шишка, и мы не можем с ним справиться. Это вполне в духе пишущей братии. Возможно, убийца и впрямь важная шишка, но ему прекрасно удалось замести следы. Если верить тому, что Синтия Браун рассказала Гудвину, она встретила человека, платившего за квартиру Дорис Хаттен. В таком случае мне неприятно говорить вам, почему преступник был здесь и почему все, что он сделал...

- Вы малость передергиваете, - вкрадчиво ввернул я. - Преступник оказался здесь случайно. Кроме того, я отнесся к рассказу Синтии с недоверием. Кроме того, подробности она приберегла для мистера Вулфа. Кроме того...

- Кроме того, я знаю вас. Сколько мужчин было среди этих двухсот девятнадцати цветоводов?

- Чуть больше половины.

- Как они вам понравились?

- Я далеко не в восторге от них.

Вулф хмыкнул.

- Судя по вашим вопросам, мистер Крамер, от вашего внимания ускользнуло одно обстоятельство, - сказал он. - А я его заметил.

- Еще бы. Вы же у нас гений. И что же это за обстоятельство?

- Несколько слов, оброненных мистером Гудвином. Я хотел бы поразмышлять о них.

- Можем сделать это вместе.

- Но не сейчас. В прихожей толпятся люди. Все они - мои гости. Не могли бы вы для начала поговорить с ними?

- Ваши гости! - прошипел Крамер. - Ну и ну! - Он повернулся к полицейскому у двери. - Приведите сюда эту дамочку. Как там ее? Карлайл?

Миссис Карлайл вошла в кабинет со всем своим достоянием - каракулевой шубкой, пестрым шейным платком и супругом. По сути дела, супруг её и привел. Переступив порог, он решительно подошел к обеденному столу и произнес пылкую речь. Крамер воспринял её весьма сдержанно и даже сказал, что приносит извинения. Затем он пригласил супругов присесть.

Миссис Карлайл приняла приглашение, мистер Карлайл отверг его.

- Нас задержали здесь почти на два часа, - заявил он. - Я сознаю, что вы должны исполнить свой долг, но и у простых граждан, слава богу, есть кое-какие права. Мы оказались здесь по чистой случайности. Предупреждаю вас, если мое имя появится в печати в связи с этим преступлением, у вас будут неприятности. Почему нас не выпускают? Что было бы, если бы мы ушли пятью или десятью минутами раньше, как все остальные?

- Не улавливаю логики. Не имеет значения, когда вы ушли и ушли ли вообще. Ваша супруга - главный свидетель. Именно она нашла тело.

- Случайно!

- Могу ли я сказать хоть слово, Хоумер? - возмутилась миссис Карлайл.

- Смотря что ты намерена сказать.

Крамер многозначительно хмыкнул.

- Позвольте спросить, что сие означает? - набросился на него Карлайл.

- А вот что. Я посылал за вашей супругой, а не за вами, но вы пришли вместе с ней, и теперь мне ясно, почему. Вы боитесь, как бы она не сболтнула лишнего.

- Почему это она должна сболтнуть лишнее?

- Не знаю. А вот вы, судя по всему, знаете. Но если я ошибаюсь, то почему бы вам не присесть и не успокоиться?

- Дельный совет, - согласился Вулф. - Напрасно вы так кипятитесь. Не ровен час утратите благоразумие.

Чтобы сохранить благоразумие, исполнительному директору потребовалось известное усилие, но он справился.

Крамер обратился к его супруге:

- Вы хотели что-то добавить, миссис Карлайл?

- Нет, только принести извинения за причиненное вам беспокойство, она сжала свои сухие жилистые руки.

- Не думаю, что вы причинили кому-то беспокойство, разве что самой себе и вашему супругу, - со сдерживаемым торжеством произнес Крамер. - Не имеет значения, вошли вы в кабинет или нет - женщина-то уже была мертва. Поэтому наша встреча - чистая формальность, хотя и обязательная, коль скоро именно вы обнаружили тело.

- Формальность! - взорвался Карлайл. Крамер не обратил на него внимания.

- Гудвин видел, что вы пробыли в прихожей не более двух минут, ещё до того, как выбежали из кабинета.

- Когда мы спустились, я ждала, пока муж оденется.

- А до того вы были внизу?

- Только когда пришли на прием.

- Когда именно?

- В самом начале четвертого.

- Вы расставались с супругом хотя бы ненадолго?

- Нет. Ему хотелось полюбоваться цветами, а мне...

- Разумеется, не расставались, - раздраженно буркнул Карлайл. - Моя жена имеет обыкновение недостаточно ясно выражаться.

- На самом деле я вовсе не косноязычная, - возразила миссис Карлайл. - Кто бы мог подумать, что мое желание посмотреть кабинет Ниро Вулфа сделает меня причастной к преступлению...

- Нет, вы слышали? - возмутился Карлайл. - Причастной!

- Почему вам захотелось увидеть кабинет Вулфа? - спросил Крамер.

- Чтобы взглянуть на глобус.

Я недоуменно воззрился на миссис Карлайл. Естественно было бы предположить, что ею руководило желание увидеть кабинет великого и знаменитого сыщика. Похоже, Крамер ожидал услышать то же самое.

- Глобус? - переспросил он.

- Да. Я где-то читала о нем и хотела знать, как он выглядит. Я думала, что глобус таких размеров - три фута в поперечнике - будет выглядеть несколько необычно в самой заурядной комнате, но...

- Что "но"?

- Я не обнаружила его там.

Крамер кивнул.

- Зато обнаружили нечто другое. Кстати, вы были с ней знакомы?

- Вы имеете в виду эту...

- Мы никогда не видели её и не слышали о ней, - вставил мистер Карлайл.

- Ах, да, ведь она не была членом этого цветоводческого товарищества. А вы?

- Мой муж имеет членский билет.

- Который дает право членства и моей жене, - подхватил Карлайл. - Ты слишком неясно выражаешься. У нас совместное членство. Вы довольны?

- Вполне, - сказал Крамер. - Благодарю вас обоих. Мы больше не потревожим вас без крайней необходимости. Леви, проводите их.

Когда за ними закрылась дверь, Крамер пытливо взглянул сначала на меня, потом на Вулфа.

- Хорошенькое дельце, - мрачно изрек он. - Допустим, убийца Карлайл. Что тогда? Надо бы повнимательнее приглядеться к нему. Посмотрим, что он делал последние полгода. Для этого понадобятся три-четыре человека и две недели времени. Помножим это на... Сколько мужчин было здесь?

- Примерно сто двадцать, - ответил я. - Но вы скоро поймете, что половину можно исключить. Я говорю так, потому что уже сделал кое-какие выводы. Остается шестьдесят.

- Ладно, умножим на шестьдесят. Вы бы взялись за такое дело?

- Нет, - ответил я.

- Я тоже. - Крамер вытащил сигару изо рта и ухмыльнулся. - Конечно, когда она сидела тут, беседуя с вами, вам льстило, что она получает удовольствие от вашего общества. Вы не могли позвонить мне и сказать, что слушаете исповедь мошенницы, которая может показать пальцем на убийцу, и мне остается лишь прийти и взять его тепленьким. Нет, вам непременно надо было приберечь её для Вулфа. Еще бы, ведь вы могли получить гонорар!

- Не стройте из себя дурачка, - грубовато ответил я.

- Вам непременно надо было отправиться наверх в оранжерею. Вам непременно надо было... Что там еще?

Открылась дверь и вошел лейтенант Роуклифф. Среди полицейских немало таких, которыми я восхищаюсь, и ещё больше - таких, которых я презираю и едва терплю. Но только одному я хотел бы набить морду. Это Роуклифф. Лейтенант был высок, строен, хорош собой и невероятно дотошен.

- Мы закончили, сэр, - высокопарно возвестил он. - Все на местах и в полном порядке. Мы были особенно аккуратны, изучая содержимое ящиков стола мистера Вулфа, и даже...

- Моего стола?! - вскричал Вулф.

- Именно так, - с самодовольной ухмылкой подтвердил Роуклифф.

Вулф побагровел.

- А чего вы хотите? - закудахтал Крамер. - Ваш кабинет - место преступления! Нашли хоть что-нибудь?

- В общем-то нет, - удрученно признался Роуклифф. - Хотя отпечатки пальцев надо проверить в лаборатории. Что делать с кабинетом?

- Опечатайте, а завтра видно будет. Вас и фотографа прошу остаться, остальные могут идти. Только скажите Стеббинсу, чтобы прислал сюда эту дамочку, миссис Ирвин.

- Орвин, сэр.

- Погодите, - встрял я. - Что вы хотите опечатать? Кабинет?

- Вот именно, - с ухмылкой ответил Роуклифф.

Я повернулся к Крамеру.

- Вы не можете так поступить. Мы там работаем и держим все наши вещи.

- Действуйте, лейтенант, - велел Крамер Роуклиффу, и тот ушел.

Я был в ярости и очень хотел сказать Крамеру пару ласковых, но знал, что должен держать себя в узде. Такую свинью Крамер нам ещё ни разу не подкладывал. Теперь слово было за Вулфом. Я посмотрел на него. Он сидел, бледный от гнева, и так плотно сжимал губы, что временами их вовсе не было видно.

- Расследование есть расследование, - глумливо произнес Крамер, на что Вулф ледяным тоном ответил:

- Чепуха. Это не имеет ничего общего с расследованием.

- В таких случаях, как этот, мы действуем по уставу. Ваш кабинет теперь не просто кабинет. Нигде в Нью-Йорке не было сплетено столько хитрых интриг и сыграно столько сцен, сколько там. Когда в его стенах после беседы с Гудвином гибнет женщина, а у нас нет никаких подтверждений словам Гудвина, следователь первым делом должен опечатать помещение.

Вулф подался на дюйм вперед и чуть выпятил подбородок.

- Нет, мистер Крамер. Я скажу вам, что это такое. Это злобный выпад человека с ничтожной душой и тупым завистливым умом. Это трусливая месть уязвленой посредственности. Это жалкие потуги...

Дверь открылась, и вошла миссис Орвин.

Если миссис Карлайл сопровождал супруг, то миссис Орвин - отпрыск. Его лицо и повадка претерпели столь разительные изменения, что я с трудом узнал его. Если наверху он источал презрение, то теперь смотрел на меня открытым и почти теплым взглядом.

Перегнувшись через стол, он протянул руку Крамеру.

- Инспектор Крамер? Наслышан о вас! Меня зовут Юджин Орвин. - Он повернулся вправо. - Сегодня я уже имел удовольствие видеть мистера Вулфа и мистера Гудвина. Но это было до убийства. Какой ужас!

- И не говорите, - согласился Крамер. - Присаживайтесь.

- Нет-нет, предпочитаю остаться на ногах. Я хочу сделать заявление от собственного имени и от имени моей матери. Я член коллегии адвокатов. Моя мать плохо себя чувствует. По просьбе ваших подчиненных она пришла в кабинет, чтобы опознать труп, и это стало для неё потрясением. Кроме того, нас держат здесь уже больше двух часов...

Вид матери подтверждал слова сына. Она сидела, подперев голову рукой и закрыв глаза, и, казалось, ничуть не заботилась о том, какое впечатление производит на инспектора.

- Мы можем принять ваше заявление к сведению, если оно имеет отношение к делу, - сказал Крамер.

- Похвально, - проговорил Юджин. - Вы даже не представляете себе, сколько людей пребывает в заблуждении относительно методов работы полиции. Конечно, вам известно, что мисс Браун пришла сюда сегодня в качестве гостьи моей матери, поэтому вы можете предположить, что матушка знает её, но это не так.

- Продолжайте.

- В январе моя мать была во Флориде, где можно встретить кого угодно. Вот моя мать и встретила человека, который назвался Перси Брауном, британским полковником в отставке. Позднее он представил ей свою сестру Синтию. Мать вступила в деловые отношения с ним, ссудила его скромной суммой денег, оставшихся ей после смерти моего отца вместе с довольно большим поместьем.

Миссис Орвин вскинула голову.

- Всего пять тысяч долларов, - устало произнесла она. - И я не обещала ему новых займов.

- Конечно, матушка, - Юджин погладил её по плечу. - Неделю назад мать вернулась в Нью-Йорк, и Брауны приехали вместе с ней. Встретив их впервые, я подумал, что это проходимцы. Они не очень охотно рассказывали о своей жизни, но все же я узнал достаточно, чтобы попытаться навести справки, и послал запрос в Лондон. В субботу я получил ответ, а нынче утром подтверждение, и этого оказалось более чем достаточно, чтобы укрепиться в первоначальных подозрениях, но слишком мало, чтобы поделиться ими с матерью. Если она составляет о ком-то мнение, её потом не разубедишь.

Я не знал, как быть, но решил не оставлять Браунов наедине с матерью, если это будет в моих силах. Вот почему я пришел сегодня с ними. Моя мать член этого пресловутого клуба. Сам я к цветам равнодушен. - Он развел руками. - Вот причина моего появления здесь. Буду с вами откровенен, инспектор. В сложившихся обстоятельствах я не вижу, какую выгоду принесет полиции разглашение сведений о знакомстве моей матери с убитой девушкой. Мы вовсе не пытаемся уйти от гражданской ответственности. Но можно ли не допустить упоминания имени моей матери в газетах?

- Я не отвечаю за содержание газетных статей и не издаю никакой периодики, - заявил Крамер. - Если репортеры уже что-то пронюхали, я не могу им помешать. Но весьма признателен вам за откровенность. Итак, вы познакомились с мисс Браун только неделю назад?

У него было немало вопросов к матери и сыну. Когда Крамер углубился в беседу с ними, Вулф протянул мне клочок бумаги с нацарапанными на нем словами: "Попроси Фрица принести нам кофе и бутербродов. И тем, кто остался в прихожей. И Солу с Теодором. И больше никому".

Я вышел из столовой, отыскал на кухне Фрица, передал ему записку и вернулся.

Юджин охотно отвечал на вопросы Крамера, и миссис Орвин старалась следовать его примеру, хотя это стоило ей немалых усилий. Они заявили, что все время были вместе, но, насколько я знал, это не соответствовало действительности: по меньшей мере дважды я видел их порознь и уже успел сообщить об этом Крамеру.

Они наговорили ещё много всякого, в частности, что не покидали оранжерею вплоть до того момента, когда спустились сюда с Вулфом, что оставались там, пока не ушло большинство гостей, поскольку миссис Орвин хотела уговорить Вулфа продать ей несколько растений, что полковник раз или два куда-то отлучался, что после моего сообщения и реакции на него полковника Брауна их почти не встревожило отсутствие Синтии, что... Ну, и так далее.

Прежде чем уйти, Юджин ещё раз попытался уговорить инспектора не впутывать в это дело его мать, и Крамер пообещал ему сделать все возможное.

Фриц принес Вулфу и мне подносы, и мы принялись за еду. Крамер хмуро наблюдал за нами, потом повернулся и гаркнул:

- Леви, приведите полковника Брауна!

- Слушаюсь, сэр... Этот человек, о котором вы спрашивали, Уэддер, он здесь.

- Тогда давайте сначала его.

В оранжерее Малькольм Уэддер привлек мое внимание тем, как взял в руки цветочный горшок. Когда он уселся за стол напротив нас с Крамером, я ещё держался убеждения, что его персона заслуживает самого пристального внимания, однако после того, как Уэддер ответил на очередной вопрос Крамера, я расслабился и снова принялся за бутерброды. Уэддер был актером, играл в трех бродвейских постановках и, без сомнения, все объяснялось именно этим. Ни один лицедей не возьмется за цветочный горшок так, как это делает простой смертный, как вы или я. Он должен тем или иным способом придать своему действу нарочитости, и Уэддер по чистой случайности избрал такой, который напомнил мне, как человеческую шею сжимают пальцами.

Сейчас он был живым воплощением обиды и негодования.

- Это бестактность - впутать меня в такую историю! - заявил он Крамеру. - Обычная грубая полицейская бестактность.

- Да уж, - сочувственно вздохнув, ответил Крамер. - Этого не случилось бы, будь ваши портреты во всех газетах. Вы член клуба любителей цветов?

Уэддер ответил отрицательно. Он пришел сюда за компанию со своей приятельницей, миссис Бэшем, и остался посмотреть орхидеи, когда она убежала на какую-то встречу. Они пришли около половины четвертого, и он все время провел в оранжерее, ни разу никуда не отлучившись.

Когда Крамер задал все приличествующие случаю вопросы и получил на них, как и ожидалось, отрицательные ответы, он внезапно спросил:

- Вы были знакомы с Дорис Хаттен?

Уэттер насупил брови.

- С кем?

- Дорис Хаттен. Она тоже была...

- А! - воскликнул Уэддер. - Ее тоже задушили. Теперь припоминаю.

- Совершенно верно.

Уэддер положил руки на стол, сжал кулаки и подался вперед.

- Вы же знаете, нет более мерзкого деяния, чем удушение человеческого существа, особенно женщины.

- Вы знали Дорис Хаттен?

- Отелло! - вдруг глубоким зычным голосом произнес Уэддер, поднимая глаза на Крамера. - Нет, не знал, но читал о ней. - Он содрогнулся и резко встал. - Я приходил сюда только затем, чтобы полюбоваться орхидеями.

Он провел рукой по волосам, повернулся и зашагал к двери.

Леви вопросительно взглянул на Крамера, но тот лишь покачал головой.

Следующим привели Билла Макнаба, издатела "Газетт".

- Мне трудно выразить словами, как я сожалею о случившемся, мистер Вулф, - удрученно проговорил он. - Какой ужас! Мне и в кошмарном сне не могло привидеться ничего подобного! И это - Манхэттенский цветоводческий клуб. Конечно, она не была членом, но тем хуже для нас. - Макнаб повернулся к Крамеру. - Это все моя вина.

- Ваша? - удивился инспектор.

- Да, это я уговорил мистера Вулфа устроить прием и разослал приглашения. Я уже поздравлял себя с небывалым успехом, и вдруг такое! Как же быть?

- Присядьте ненадолго, - пригласил Крамер.

Макнаб, по крайней мере, добавил кое-какие подробности, оживив унылую картину. Он сказал, что трижды во время приема покидал оранжерею - провожал гостей и проверял, кто уже пришел, а кто нет. В остальном же он лишь повторил уже известное нам. После разговора с ним мы решили, что нет смысла тратить время на оставшихся гостей только потому, что они уходили последними.

Любой полицейский знает, что вопросы, которые он задает, должны помочь ему выяснить три обстоятельства: мотив, возможность и орудие совершения преступления. В нашем случае вопросы были не нужны, ибо мы уже получили ответы на них. Мотив: убедившись, что Синтия узнала его, неизвестный последовал за ней вниз, увидел, как она входит в кабинет Вулфа, вполне оправданно предположил, что Синтия намерена все рассказать, и решил помешать ей самым надежным и быстрым из всех известных ему способов. Орудие: им мог послужить любой кусок ткани, даже носовой платок. Возможность: убийца был здесь, как и все, кого Сол занес в свой список.

Итак, если мы хотим узнать, кто задушил Синтию Браун, первым делом надо выяснить, кто задушил Дорис Хаттен.

Билл Макнаб ушел, и привели полковника Брауна. Он был очень напряжен, но держал себя в руках. Сейчас его никак нельзя было заподозрить в непоколебимой самоуверенности. Сев, полковник устремил на Крамера взор своих проницательных серых глаз. На нас с Вулфом он не обратил ни малейшего внимания. Когда он представился, Крамер спросил, в какой армии его зовут полковником Брауном.

- Я полагаю, - ледяным тоном ответил Браун, - что мы сбережем немало времени, если я сначала изложу свою точку зрения. Я дам правдивые и исчерпывающие ответы на вопросы о том, что я видел, слышал или делал после своего прихода сюда. С ответами на все другие вопросы придется подождать, пока я не переговорю со своим поверенным.

- Так я и думал, - кивнув, молвил Крамер. - Честно говоря, мне безразлично, что вы видели, слышали или делали во время приема. К этому мы ещё вернемся. Но сперва я вам кое-что сообщу. Как видте, я даже не тороплюсь выяснить, почему вы так рвались уйти отсюда до прибытия полиции.

- Я хотел позвонить...

- Забудем об этом. Итак, дело обстоит следующим образом: женщина, которая назвалась Синтией Браун и была убита здесь сегодня, вовсе не ваша сестра. Вы познакомились с ней во Флориде полтора-два месяца назад, и она стала соучастницей мошенничества, жертвой которого оказалась миссис Орвин. Вот почему вы представили её миссис Орвин как вашу сестру. Неделю назад вы с миссис Орвин приехали в Нью-Йорк. Мошенническая комбинация развивалась. На мой взгляд, это обстоятельство может стать отправной точкой. Все остальное меня не интересует. Я расследую убийство. Отправная точка такова: в течение некоторого времени вы и мисс Браун вместе участвовали в неком действе. Наверняка не раз доверительно беседовали друг с другом. Вы выдавали её за свою сестру, а кончилось все убийством мисс Браун. Этого вполне достаточно, чтобы попортить вам кровь. Но я дам вам шанс, расщедрился Крамер. - В течение двух месяцев вы были в тесных отношениях с Синтией Браун. Наверняка она говорила вам, что её подруга Дорис Хаттен была задушена в октябре прошлого года. Мисс Браун располагала сведениями об убийце, но предпочитала держать их при себе. Она и сейчас была бы жива, если бы не решила поделиться ими. Наверняка она упоминала об этом обстоятельстве, и теперь я хочу, чтобы вы рассказали все нам. Тогда мы сможем арестовать убийцу за сегодняшнее преступление, и это благоприятно отразится на вашей участи.

Браун поджал губы, поднял руку и почесал щеку.

- Очень сожалею, но ничем не могу помочь.

- Вы думаете, я поверю, что за все эти месяцы она ни разу не говорила вам об убийстве Дорис Хаттен?

- Извините, но мне нечего сказать, - твердо и решительно заявил Браун.

Крамер передернул плечами.

- Что ж, ладно. Вернемся к событиям дня нынешнего. Вы помните то мгновение, когда какая-то перемена в облике Синтии Браун заставила миссис Орвин поинтересоваться, что с ней случилось?

На лбу Брауна прорезалась складка.

- Очень жаль, но ничего подобного я не припоминаю.

- Извольте напрячь память.

Браун снова поджал губы, складочка на лбу сделалась резче. Наконец он сказал:

- Возможно, меня тогда не было рядом. Не могли же мы все время толкаться в коридоре, набитом народом.

- Но вы помните, когда она извинилась и сказала, что ей неможется?

- Да, конечно.

- Так вот, событие, о котором я вас спрашиваю, произошло незадолго до этого. Мисс Браун встретилась взглядом с каким-то человеком, и её реакция на это событие заставила миссис Орвин спросить, что произошло. Меня интересует именно этот обмен взглядами.

- Я ничего не заметил.

Крамер так сильно грохнул кулаком по столу, что наши подносы подпрыгнули.

- Леви! Уведите его и скажите Стеббинсу, чтобы запер этого типа в участке. Это важный свидетель. Возьмите ещё людей и займитесь им. Он был судим. Надо узнать, где и за что. Мы уходим. Передайте Стеббинсу, что одного человека перед домом вполне достаточно... Нет, я сам ему скажу.

- Там ещё один гость, сэр, - ответил Леви. - Николсон Морли, психиатр.

- Пусть идет домой. Все это начинает смахивать на фарс.

Крамер посмотрел на Вулфа. Тот выдержал его взгляд.

- Вы недавно упоминали о какой-то мысли, пришедшей вам в голову, отрывисто произнес инспектор.

- Неужели? - холодно ответил Вулф.

Поединок взглядов кончился тем, что Крамер отвернулся и пошел прочь. Меня так и подмывало столкнуть их лбами, но я удержался. Сейчас они оба напоминали расшалившихся мальчишек. Если у Вулфа и впрямь возникла какая-то идея, он должен был понимать, что ради неё Крамер готов отказаться от намерения опечатать кабинет. И Крамер знал, что можно заключить перемирие, не теряя достоинства. Но оба были слишком мнительны и упрямы, чтобы выказать хоть толику здравомыслия.

Крамер уже обогнул стол, когда в комнату снова вошел Леви и сказал:

- Этот Морли настаивает на беседе с вами. Говорит, это жизненно важно.

Крамер остановился и раздраженно спросил:

- Он в своем уме?

- Не знаю, сэр.

- Ладно, приведите его.

Теперь у меня была возможность как следует разглядеть мужчину средних лет, с пышной черной шевелюрой и такими же черными бегающими глазками.

Крамер нетерпеливо кивнул.

- Вы хотели что-то сказать, доктор Морли?

- Да. Нечто очень важное.

- Слушаю.

Морли поудобнее устроился на стуле.

- Во-первых, мне известно, что вы никого не арестовали, правильно?

- Да, если вы имеете в виду арест по обвинению в убийстве.

- Подозревая кого-либо, вы располагаете доказательствами или нет?

- Если вы хотите знать, могу ли я назвать убийцу, то нет, не могу. А вы?

- Кажется, да.

У Крамера отвисла челюсть.

- Что? Вы можете сказать мне...

Доктор Морли улыбнулся.

- Не спешите. Я намерен сделать предложение, которое будет иметь силу лишь при соблюдении некоторых условий. - Морли принялся загибать пальцы, начав с мизинца левой руки. - Во-первых, если у вас нет никаких догадок относительно личности убийцы. По всей видимости, дело обстоит именно так. Он загнул безымянный палец. - Во-вторых, преступление необычное и требует необычных методов расследования. - Доктор загнул средний палец. В-третьих, нам не известно ни одно обстоятельство, способное опровергнуть утверждение, что девушку задушил человек, убивший Дорис Хаттен. Могу ли я исходить из этих допущений?

- Попробуйте. Но зачем вам это?

Морли покачал головой.

- Мне это и не нужно. Если позволите, я внесу предложение. Уверяю вас, что искренне уважаю полицию и её работу, но лишь до определенной степени. Если бы человека, убившего Дорис Хаттен, можно было изобличить обычными полицейскими методами и средствами, он почти наверняка уже был бы арестован. Но этого не произошло. Вы потерпели неудачу. Почему? Да потому что он неуязвим для вас. Потому что выяснение мотива преступления втиснуто в рамки устаревших полицейских схем. - Черные глаза Морли горели. - Вы не специалист, поэтому я избавлю вас от научной терминологии. Наиболее распространенные причины поступков той или иной личности - побуждения самой личности, которые в чистом виде недоступны сколь-нибудь объективному исследованию. Если личность искажена и подвержена психозу того или иного рода, то и побуждения её прявляются в извращенном виде. Как психиатра, меня очень заинтересовали газетные сообщения об убийстве Дорис Хаттен, особенно то обстоятельство, что она была задушена её же собственным шейным платком. Когда ваши усилия не увенчались успехом, вам следовало обратиться за советом ко мне...

- Ближе к делу, - поторопил его Крамер.

- Да. - Морли взгромоздил локти на стол и сплел пальцы. - Перейдем к конкретному случаю. Если исходить из тех допущений, с которых я начал, предположение, что оба убийства совершены одним человеком, выглядит вполне правдоподобным, хотя и нуждается в подтверждении. Если так, нет необходимости разыскивать его среди миллионов других людей, круг поиска сузился до сотни, и я готов предложить свою помощь. - Его черные глаза сверкнули. - Это - подарок для психиатра. Нечасто имеешь дело с психозом, выливающимся в убийство. Увлекательнейшее дело! Вам надо только привести ко мне в кабинет одного за другим...

- Погодите-ка! - оборвал его Крамер. - Вы предлагаете мне привести в ваш кабинет всех, кто был здесь на приеме?

- Нет. Только мужчин. Поговорив с ними, я, возможно, и не добуду доказательств, но узнаю достаточно, чтобы сообщить вам имя убийцы...

- Простите, что прерываю вас, доктор, но мне пора, - сказал Крамер и встал. - Боюсь, ваше предположение не подтвердится... Я свяжусь с вами...

Он вышел в сопровождении Леви.

Доктор Морли проводил их взглядом, затем встал и молча удалился.

- Без двадцати десять, - сообщил я.

Вулф пробормотал:

- Сходи взгляни на дверь кабинета.

- Она опечатана. Злобный выпад завистливой посредственности. Но и тут, в столовой, тоже неплохо.

- Фу! Позволь спросить тебя кое о чем.

- Пожалуйста.

- Меня интересует твое мнение. Допустим, мы безоговорочно поверили тому, что тебе рассказала мисс Браун. Допустим, что человек, которого она опознала, догадался об этом и увидел, как она вошла в кабинет. Заподозрил, что она хочет посоветоваться со мной. Войти в кабинет он не мог: там был ты. Он видел, как ты вышел и поднялся наверх, воспользовался случаем, проник в кабинет, застал женщину одну, убил её, незаметно вышел и опять поднялся наверх.

- Надо полагать, так все и было.

- Очень хорошо. Значит, мы имеем несколько важных ключей к его характеру. Он убил женщину и вернулся наверх, зная, что мисс Браун успела недолго побеседовать с тобой. Он хотел узнать, что она тебе сообщила, особенно его интересовало, много ли она рассказала тебе о нем, дала ли словесный портрет. Мог ли он улизнуть, не получив ответы на эти вопросы? Или предпочел остаться, пока не обнаружат тело, и посмотреть, что ты будешь делать? И я тоже. И полиция.

- Да. Но это - лишь ваши догадки, - сказал я. - Могу предложить вам свою.

- Я предпочитаю догадкам расчет, а для этого нужна отправная точка, и она у нас есть. Мы знаем последовательность событий и кое-что о характере убийцы.

- Хорошо, - согласился я. - Расчет так расчет. Я думаю, преступник оставался тут до обнаружения тела. Значит, он - один из тех, кого допрашивал Крамер. Вам пришла в голову именно эта мысль, правильно?

- Нет, неправильно. Дело совсем в другом. Я лишь пытаюсь произвести расчеты. Но если они верны, я знаю, кто убийца.

Я посмотрел на Вулфа. Иногда я могу сказать, что он разыгрывает меня, но чаще мне не удается понять насмешку. Я решил подольститься к нему.

- Вот это да! - восхищенно проговорил я. - Если вы хотите, чтобы я позвонил ему по телефону, я сделаю это из кухни.

- Я хочу проверить свои расчеты.

- Я тоже.

- Но это не так просто. Проверка, которая удовлетворила бы меня, может быть проведена только тобой. Но тебе придется подвергнуться серьезной опасности.

- Ну и ну! - Я вытаращил глаза. - Это что-то новое. С каких пор вы стали таким нерешительным, когда надо подвергнуть меня опасности?

- Сейчас опасность слишком большая.

- Позвольте мне самому судить. А вы пока расскажите, что задумали.

- Хорошо. - Он взмахнул рукой. - Твоя старая пишущая машинка ещё работает?

- Да, конечно.

- Принеси её сюда и не забудь несколько листов бумаги и конверт. И захвати из моей спальни манхэттенский телефонный справочник.

Когда я вернулся в столовую и поставил пишущую машинку напротив своего стула, Вулф сказал:

- Нет, дай её сюда. Я буду печатать сам.

Я удивленно вскинул брови.

- Но вы провозитесь битый час с одной страницей.

- Вставь лист. У меня всего несколько строк.

Я заправил лист и поставил машинку перед Вулфом. Некоторое время он растерянно смотрел на нее, потом начал печатать. Я отвернулся, чтобы не отпустить замечания по поводу его великолепной двухпальцевой техники машинописи, но не успел: Вулф уже извлек лист.

- Думаю, этого достаточно, - сказал он.

Я взял у него лист и прочел: "Сегодня она была весьма словоохотлива, поэтому я знаю, кому послать означенную записку, да и многое другое тоже знаю. Я ещё не решил, что делать, и пока ничего никому не рассказывал. Сначала я хочу поговорить с вами, и если завтра, во вторник, вы позвоните мне с девяти утра до полудня, мы сможем условиться о встрече. Не стоит её откладывать, иначе мне придется делать выбор в одиночку".

Я трижды перечитал записку и посмотрел на Вулфа, который уже вставил в машинку конверт и теперь листал телефонную книгу. Наконец он принялся печатать адрес. Я подождал, пока он вытащит конверт из машинки, и спросил:

- И это все? Ни имени, ни даже инициалов?

- Нет.

- Готов признать, что это остроумно. Мы можем забыть о расчете и разослать такие письма всем, кто был на приеме, а потом подождать, кто из них позвонит.

- Я предпочитаю отправить это письмо только одному человеку - тому, на которого указал мне ты своим рассказом. Вот и проверим, верен ли расчет.

- И сэкономим на марках. Единственный изъян плана, на мой взгляд, заключается в том, что меня могут задушить.

- Я хочу свести риск к минимуму, Арчи.

- Я тоже. Придется одолжить у Сола пистолет. Мой остался в кабинете. Я могу взять конверт и бросить в ящик на Таймс-сквер.

- Да, но прежде сними с письма копию. Попроси Сола прийти сюда утром. Если нам позвонят, тебе придется хорошенько обмозговать, как провести встречу.

- Согласен.

Вулф протянул мне конверт.

С восьми часов следующего утра мне пришлось то отвечать на телефонные звонки, то открывать дверь. В девять мне на помощь пришел Сол и занялся дверью, а телефон так и остался на мне. Звонили главным образом из редакций газет, но пару раз довелось отвечать полицейским из отдела по расследованию убийств.

Всякий раз, когда я подходил к телефону и говорил: "Сыскное бюро Ниро Вулфа, Арчи Гудвин слушает", у меня начиналось сердцебиение, но вскоре все опять входило в норму.

Незадолго до одиннадцати я сидел на кухне с Солом, которого по указке Вулфа ввел в курс дела. Зазвонил телефон.

- Сыскное бюро Ниро Вулфа, Арчи Гудвин слушает.

- Вы прислали мне записку.

Меня так и подмывало поступить с телефонной трубкой так же, как Уэддер накануне обошелся с цветочным горшком, но я сдержался.

- Я? Вам? Какую ещё записку?

- Записку с предложением встретиться. Вы ещё хотите обсуждать затронутую тему?

- Ах, да! Конечно. Мы одни, никто нас не слышит, но я не узнаю вас по голосу. Кто вы?

- У меня два голоса. Сейчас я использую второй. Вы уже приняли решение?

- Нет, я ждал вашего звонка.

- Разумно. Я готов обсудить дело. Вы вечером свободны?

- Как птица. Приезжайте в кафе на углу Пятьдесят первой улицы и Одиннадцатой авеню к восьми часам. Машину оставьте на Пятьдесят первой улице, но поодаль от перекрестка. Разумеется, вы должны быть один. Войдите в кафе и закажите что-нибудь. Я не приду, но вы получите записку. Успеете к восьми часам?

- Да. Но я все ещё не узнал вас. Непохоже, что вы - тот человек, которому я отправил письмо.

- Это я. Мы договорились, так?

Разговор прервался. Я положил трубку, сказал Фрицу, что теперь он может отвечать на звонки, и пулей поднялся на третий этаж.

Вулф был в холодном отделении оранжереи. Выслушав мой доклад, он только кивнул.

- Этот звонок, - сказал он, - подтверждает верность наших умозаключений и нашего расчета, но ничего более. Печати с двери сняли?

Я ответил, что нет.

- Я просил об этом Стеббинса, и он обещал поговорить с Крамером.

- Больше не проси, - резко бросил Вулф. - Пойдем в мою комнату.

Окажись убийца в этот день в нашем доме, он был бы польщен. Даже с четырех до шести, когда Вулф, по обыкновению, был в оранжерее, он усиленно обдумывал мою предстоящую встречу с душегубом, поэтому, когда он спустился на кухню, у него была уйма новых идей. Я тоже размышлял о том, что произойдет вечером. Правда, мне пришлось на часок отлучиться на Леонард-стрит, чтобы ответить на вопросы окружного прокурора. Среди ценных указаний, данных мне Вулфом, были и такие, которые показались мне сущей бессмыслицей: зайти к доктору Уоллмеру за рецептом, а потом - в аптеку.

Когда я вернулся из окружной прокуратуры, мы с Солом сели в машину и поехали на разведку. Мы не останавливались на перекрестке Пятьдесят первой улицы и Одиннадцатой авеню, но четырежды проехали его, чтобы найти место для Сола. И он сам, и Вулф настаивали, чтобы Сол был поблизости.

Наконец мы остановились у бензоколонки напротив кафе. В восемь часов Солу надлежало сесть в такси и оставаться там, пока водитель будет возиться с карбюратором. Дальше придется действовать по обстановке, и вариантов множество. Кабы я имел дело не с Солом, а с кем-то другим, у меня не было бы уверенности, что мой партнер запомнит хотя бы половину указаний. Например, если я выйду из кафе, сяду в машину и уеду, Сол должен следовать за мной лишь в том случае, если я опущу стекло.

Сол ушел раньше меня, чтобы найти подходящего водителя. Вулф проводил меня до передней, где я вооружился шляпой и дождевиком.

- Мне все это решительно не нравится, - твердил он. - По-моему, тебе надо засунуть его в носок, а не в карман.

- Не согласен. Если меня обыщут, то все равно найдут, в носке или в кармане.

- Ты уверен, что он заряжен?

- На моей памяти вы ещё ни разу так не волновались. Сейчас вы наверняка посоветуете мне надеть галоши.

Вулф даже придержал для меня дверь. На улице моросило, и через пару минут я был вынужден включить "дворники". Когда я свернул к Десятой авеню, часы на приборном щитке показывали без четверти восемь, а когда сделал левый поворот к Пятьдесят первой улице, на них было без десяти. В это время здесь безлюдно. Я подкатил к тротуару и остановился ярдах в двадцати от перекрестка. Заглушил мотор и опустил стекло, чтобы лучше видеть бензоколонку на той стороне улицы. Без одной минуты восемь подъехало такси и остановилось у колонки. Водитель вылез, открыл капот и принялся копаться в моторе. Я поднял стекло, захлопнул дверцу и вошел в кафе.

За стойкой суетился бармен, на высоких табуретах сидели пятеро посетителей. Я сел, заказал кофе с мороженым и за десять минут расправился со всем этим, а потом заказал еще.

Вскоре вошел мужчина, окинул взглядом зал, приблизился ко мне и спросил, как меня зовут. Получив ответ, он протянул мне сложенный лист бумаги и повернулся, чтобы уйти. Он был совсем молоденький, наверное, студент, и я не стал удерживать его - тот тип, с которым у меня была назначена встреча, едва ли мог так выглядеть. Развернув листок, я увидел старательно выведенные печатными буквами слова: "Подойдите к своей машине и достаньте из-под "дворника" записку. Прочтите её в машине".

Я расплатился, вышел на улицу и исполнил все полученные указания. Записка была выведена той же рукой, что и первая: "Не подавайте никаких знаков, следуйте указаниям. Поверните направо на Одиннадцатую авеню и медленно езжайте до Пятьдесят шестой улицы. Сверните направо и двигайтесь к Девятой авеню, поверните на неё и опять езжайте направо до Сорок девятой улицы. Налево на Одиннадцатую авеню. Налево на Тридцать восьмую улицу. Направо по Седьмой авеню. Направо по Двадцать седьмой улице. Остановитесь между Девятой и Десятой авеню. Подойдите к дому 814 и 5 раз постучите в дверь. Отдайте обе записки человеку, который откроет вам. Он скажет, куда идти дальше".

Мне это совсем не понравилось, но надо было признать: они придумали самый лучший способ убедиться, что я пришел на встречу один.

Полил дождь. Запустив мотор, я с трудом разглядел сквозь мокрое стекло водителя такси - тот все ещё возился со своей машиной. Пришлось бороться с соблазном опустить стекло и помахать на прощание рукой. Я подъехал к перекрестку, дождался зеленого сигнала светофора и свернул на Одиннадцатую авеню.

Остановившись на красный свет у Пятьдесят второй улицы, я заметил, что сзади меня от тротуара отъезжает то ли черный, то ли темно-синий автомобиль. Как и следовало ожидать, он увязался за мной.

Как я вскоре узнал, за рулем этой машины сидел не убийца. Возле дома 814 на Двадцать седьмой улице было место для стоянки. Темно-синяя машина остановилась позади меня. Заперев дверцу, я немного постоял на тротуаре, но мой сопровождающий сидел в машине, точно гвоздем прибитый, поэтому я последовал указаниям, поднялся на крыльцо старого приземистого дома и пять раз постучался в дверь. Сквозь стекло мне не удалось никого заметить в полутемной прихожей. Тут за спиной послышались шаги, и я обернулся. Это был мой преследователь.

- Ну, вот и приехали, - дружелюбно проговорил я.

- Вы почти оторвались от меня на каком-то углу, - ответил он. Отдайте мне записки.

Я вручил ему все улики, которые были в нашем распоряжении, и успел разглядеть своего опекуна. Он был примерно моих лет и роста, поджарый и жилистый, с оттопыренными ушами и красной родинкой на правой стороне подбородка.

- Все верно, - сказал он и спрятал записки в карман. Потом извлек оттуда ключ и открыл дверь. - Следуйте за мной.

Когда мы поднимались наверх, я мог бы без труда вытащить пистолет из кобуры у него на боку. Но у него на боку не было кобуры. Возможно, он, как и я, предпочитал носить кобуру под мышкой.

Лестница была деревянная и обшарпанная, стены следовало бы оштукатурить ещё во времена Пирл-Харбор, а воздух был напоен амбре, состоявшим из уникальнейших и мерзейших ароматов. Поднявшись, мой предводитель указал на дверь в конце коридора и велел мне войти.

В комнате был ещё один человек, но опять не тот, с кем я условился о встрече. Во всяком случае, я так думал. Едва ли можно было вести речь о каком-либо убранстве, но в комнате все же была мебель - стол, кровать и три стула. Лежавший на кровати человек приподнялся, когда мы вошли, и сел на постели. Его ноги едва доставали до пола. У человека был торс борца и ножки жокея. Он сощурил красные глаза, как будто только что пробудился ото сна.

- Это он? - спросил полуборец-полужокей.

- Он самый, - ответил тощий.

Полуборец-полужокей поднялся, подошел к столу и взял моток бечевки.

- Снимайте шляпу, плащ и садитесь сюда, - он указал на один из стульев.

- Не торопись, - встрял тощий. - Я ещё ничего ему не объяснил. - Он взглянул на меня. - Все очень просто. Человек, который придет на встречу с вами, не хочет никаких неожиданностей. Ему надо только поговорить с вами. Поэтому мы привяжем вас к стулу и уйдем, а после переговоров освободим, и ступайте на все четыре стороны. Вам все понятно?

Я усмехнулся.

- Вполне. Но что будет, если я не сяду на стул?

- Тогда человек не придет и переговоров не будет.

- А если я сейчас уйду?

- Пожалуйста. Мы свои деньги получили. Если вы хотите увидеть его, способ только один - стул и веревка.

- Привязав его, мы получим больше, - уточнил полуборец-полужокей.

- Замолчи, - велел тощий.

- Я тоже не хочу сюрпризов, - сказал я. - Может, я сяду на стул, а вы свяжете меня не слишком туго, больше для вида, чтобы я мог двигаться? Вдруг возникнет пожар? У меня за пазухой бумажник, а в нем сто долларов. Вы заберете их, прежде чем уйти.

Положение, в которое я угодил, прекрасно подтверждало правило: старайся предусмотреть любые случайности. Одной такой случайностью оказалось поразительное бессребреничество полуборца-полужокея.

- Что? - презрительно проговорил он. - Паршивая сотня?

Я вздохнул.

- Ну, ладно. Только не переусердствуйте. Я знаю дорогу сюда и в случае чего всегда вас найду.

Парни принялись за дело. Полуборец-полужокей примотал мою левую кисть к задней ножке стула. Тощий занимался моей правой рукой. Потом они взялись было за мои лодыжки, но я заявил, что у меня начнутся судороги, если привязать ноги к стулу, и мои пленители после недолгих препирательств просто стянули их вместе. Тощий напоследок проверил узлы, вытащил мой пистолет и бросил его на кровать. Удостоверившись, что у меня нет другого оружия, он вышел из комнаты.

Полуборец-полужокей взял пистолет и сердито уставился на него.

- От этих игрушек одни неприятности, - пробурчал он и, положив пистолет на стол, опять растянулся на кровати.

- Долго ещё ждать? - спросил я.

- Самую малость, - ответил он и закрыл глаза. - У меня была бессонная ночь.

Но он не успел уснуть, потому что распахнулась дверь и вошел тощий. С ним был какой-то субъект в сером, в полоску, костюме и темно-серой фетровой шляпе, в перчатках и с серым плащом, перекинутым через руку. Полуборец-полужокей вскочил, тощий занял место у двери. Вновь прибывший бросил шляпу и плащ на кровать, осмотрел мои путы и сказал тощему:

- Все в порядке, я вас позову.

Они удалились, прикрыв за собой дверь. Незнакомец смотрел на меня и улыбался.

Я не хочу сказать, что обладаю каким-то там особым мужеством. Я прекрасно сознавал, что привязан к стулу и передо мной стоит убийца, но был слишком потрясен, чтобы как-то реагировать. Облик этого человека претерпел поразительные перемены. Теперь у него были густые брови и длинные ресницы. На лице вчерашнего гостя я не видел улыбки, но если бы и видел, она была бы не такой. Волосы тоже изменились, они сделались гладкими и были расчесаны на пробор.

Человек в сером костюме пододвинул стул и сел. Его новый облик мне даже нравился, а его изящные движения укрепили сложившееся у меня впечатление.

- Итак, она рассказала вам обо мне? - спросил он голосом, каким говорил со мной утром по телефону. В нем сквозили нотки напряжения. Затянутые в перчатки пальцы крепко сжимали колени.

- Да, - ответил я и, дабы поддержать разговор, добавил: - Почему вы не вошли в кабинет следом за ней?

- Наверху я заметил, как вы уходите, и заподозрил, что вы направляетесь туда.

- Почему она не кричала и не сопротивлялась?

- Я заговорил с ней первым. - Он тряхнул головой, словно отгоняя назойливую муху. - Что ещё она успела вам рассказать?

- Что вы столкнулись с ней в квартире Дорис Хаттен. И, разумеется, что узнала вас вчера.

- Она мертва, а улик нет, и вы не сможете ничего доказать.

Я усмехнулся.

- В таком случае вы зря напялили лучший маскарадный костюм, какой я когда-либо видел, напрасно потратили уйму времени и сил. Почему бы вам просто не выбросить мою записку в корзинку для бумаг? Впрочем, я знаю, почему. Кишка тонка. Когда сыщик точно знает, что и кого надо искать, собрать доказательства становится гораздо легче. Вы знали, что мне все известно.

- И вы не сообщили в полицию?

- Нет.

- И Ниро Вулфу?

Я кивнул.

- Почему?

- Мне трудно дать вам определенный ответ. Я впервые веду переговоры, спутанный по рукам и ногам, и, надо полагать, это идет во вред моему красноречию. Но мне кажется, что вы - жертва обстоятельств. Сыск мне осточертел, я хочу уйти на покой и располагаю сведениями, которые могут стать предметом нашей с вами сделки. Скажем, пятьдесят тысяч долларов. Мы сможем уладить дело к обоюдному удовлетворению, но надо действовать быстро. Если вы не купите мой товар, мне придется изобрести какое-то объяснение для полиции, которая наверняка заинтересуется тем, почему я не сразу рассказал все, что услышал от несчастной женщины. Могу дать вам сутки на размышления, этого достаточно.

- Вы думаете, я смогу получить то, за чем пришел?

- А почему нет? Вы не хотите, чтобы я долго сидел у вас на шее. Но ведь и я предпочел бы обойтись без такого тяжкого груза, как вы.

- В это я охотно верю. А ещё мне кажется, что от расплаты не уйти... - Мой собеседник вдруг издал какой-то сдавленный звук и вскочил. Вам не уйти, потому что у вас связаны руки, - добавил он и двинулся ко мне.

Я мог догадаться о его намерениях по голосу, хриплому и дрожащему. Кровь ударила ему в голову, глаза потускнели и сделались неподвижными, как у слепого. По-видимому, он с самого начала решил убить меня и теперь старался набраться храбрости.

- Эй, угомонитесь! - крикнул я.

Он остановился, пробормотал: "У вас связаны руки" - и снова шагнул ко мне, явно намереваясь зайти с тыла.

- Вы слишком беспечны, - сказал я. - Ваши наемники совсем рядом, я слышу их шаги. И терпения вам не хватает. У меня есть для вас ещё одна записка, от Ниро Вулфа. Она во внутреннем кармане. Можете достать её сами, но не пытайтесь подобраться ко мне сзади.

Чтобы преодолеть разделявшие нас два ярда, ему пришлось сделать пять или шесть шагов. Когда его затянутая в перчатку рука скользнула ко мне за пазуху и извлекла сложенный вдвое листок бумаги, я расслабился. Судя по тому, как мой собеседник смотрел на записку, читать он умел разве что по складам. Или просто слишком волновался. В конце концов он совладал с собой и принялся изучать каллиграфический почерк Вулфа: "Если мистер Гудвин не вернется домой к полуночи, сведения, сообщенные ему Синтией Браун, станут достоянием полиции, и она вскоре будет у вас. Ниро Вулф".

Мой противник смотрел на меня, и цвет его глаз медленно менялся. В них загорались огоньки. Если прежде он просто хотел убрать меня, то теперь ещё и ненавидел.

Я безмятежно проговорил:

- Теперь вы и сами видите, что поторопились. Вулф рассчитывал, что вы подумаете, будто бы я в ваших руках, и я не мешал вам укрепляться в этом заблуждении. Завтра к шести часам вечера, не позднее, Вулф хочет получить пятьдесят тысяч долларов. Вы думаете, что дело нельзя уладить к обоюдному удовлетворению, но мы придерживаемся иного мнения, и теперь решать вам. Вы говорите, что у нас нет доказательств, но мы в два счета раздобудем их. Напрасно вы недооцениваете наши способности. Лично я не советовал бы вам трогать хотя бы волосок на моей голове и таким образом настраивать Вулфа против себя. Сейчас он не питает к вам враждебных чувств. Он лишь хочет получить пятьдесят тысяч долларов.

Мой собеседник затрясся и приложил немалое усилие, чтобы унять дрожь.

- Вероятно, вы не сможете раздобыть такую сумму сразу, - сжалился я. - В таком случае Вулф согласен на чек, вы можете выписать его на оборотной стороне его записки. Перо у меня в жилетном кармане. По-моему, у Вулфа весьма умеренные запросы.

- Я не такой простак, - рявкнул мой собеседник.

- Разве кто-то считает иначе? - Желчно проговорил я и дал ему немного перевести дух. - Подумайте сами. Либо мы мы загнали вас в угол, либо нет. Если нет, что вы здесь делаете? Если да, такая мелочь, как подпись на чеке, не обременит вас. Вулф вовсе не хочет вас разорить. Держите перо.

Я надеялся, что он уже пришел в себя. Мой противник явно расслабился. И тем не менее, добыча ускользнула от меня. Он покачал головой, его плечи опять напряглись. Ненависть, которая читалась в глазах, сквозила и в голосе, когда он ответил:

- Вы говорите, сутки. Значит, у меня есть время до завтра. Мне надо подумать. Скажите Ниро Вулфу, что я сообщу ему о своем решении.

Он открыл дверь и вышел. Я слышал его шаги на лестнице. Но плащ и шляпа остались в комнате. Я недолго ломал голову, пытаясь понять, что бы это могло значить. Дверь опять открылась, и вся троица вошла в комнату.

- Сколько времени на ваших часах? - спросил убийца тощего.

- Десять двадцать две.

- В половине одиннадцатого отвяжите его левую руку и уходите. Ему понадобится не меньше пяти минут, чтобы освободиться.

Неловкими пальцами, затянутыми в перчатки, убийца вытащил из кармана стопку купюр и отсчитал сорок долларов двумя бумажками. Подойдя к столу, он вытер деньги своим носовым платком и протянул их тощему.

- Я уже вам заплатил, так что это премия за долготерпение. Молодцы, что не ушли до половины одиннадцатого - Не берите их! - рявкнул я. Тощий повернулся ко мне.

- В чем дело? Они заразные?

- Нет, но это мелочь. Он должен тебе не меньше десяти тысяч, дурак!

- Не мелите чепухи, - презрительно процедил убийца и пошел к кровати за плащом и шляпой.

- Отдай мне мою двадцатку, - попросил полуборец-полужокей.

Тощий склонил голову набок и уставился на меня. Недоверчивая мина на его физиономии подсказала мне, что мои слова не возымели должного действия. Когда убийца направился к двери, я с большим трудом наклонился влево и встал, а потом рухнул на правый бок с таким расчетом, чтобы привязанный к моей спине стул заблокировал дверь. Никто из моих собеседников не успел мне помешать.

- А тебе не кажется, что ты продешевил? - спросил я тощего. - Ты поймешь это, как только он уйдет. Хочешь узнать его имя? Миссис Карлайл. Миссис Хоумер Карлайл. Тебе нужен её адрес?

Убийца двинулся было ко мне, но застыл на месте. Он, или, вернее, она напряглась, как стальная пружина, и уставилась на меня, хлопая длинными ресницами.

- Миссис? - тупо переспросил тощий.

- Да. Это женщина. Я связан и беспомощен, но вы-то можете проверить это. А потом поделитесь со мной этими десятью тысячами. - Я заметил, как она дернулась, и крикнул: - Не выпускайте её из виду!

Полуборец-полужокей повернулся к ней. Тощий бросился к миссис Карлайл и распахнул полы её двубортного плаща.

- А что, может, и впрямь женщина, - растерянно проговорил он.

- Это легко проверить, - сказал полуборец-полужокей.

- Так проверьте! - подзуживал я. - Заодно убедитесь, что я прав.

Полуборец-полужокей протянул руку. Миссис Карлайл съежилась и истошно завопила:

- Не прикасайтесь ко мне!

- Я только хотел... - промямлил полуборец-полужокей.

- А что это за корка насчет десяти тысяч долларов? - спросил тощий.

- Это долгая история, - ответил я. - Как-нибудь расскажу, если попросите. Когда она выйдет отсюда и благополучно вернется домой, мы уже не сможем до неё добраться. Надо доказать, что женщина, присутствующая здесь, и миссис Хоумер Карлайл, которая вернется домой, - одно и то же лицо. Если это получится, деньги наши. Пока она прикидывается мужчиной, дело может выгореть. Потом - дудки!

- Ну и что? - ответил тощий. - У меня все равно нет фотоаппарата.

- У меня есть кое-что получше, - сказал я. - Развяжите меня, и я покажу.

Мое предложение явно не понравилось тощему. Он оглянулся на миссис Карлайл. Полуборец-полужокей уже повалил её навзничь на кровать и, подбоченясь, стоял над ней. Тощий повернулся ко мне.

- Предположим, я это сделаю. Что дальше?

- Хотя бы переверни меня. Веревки режут запястья.

Тощий подошел и поднял меня вместе со стулом. Он оказался сильнее, чем я думал.

- А теперь достань из правого кармана моего плаща флакон, - продолжал я. - Надеюсь, он не разбился.

Тощий достал флакон и поднес к свету, чтобы прочесть ярлычок.

- Что это такое?

- Нитрат серебра. Он оставляет черные несмываемые пятна. Закатай ей штанину и намажь голень.

- А потом?

- Потом пусть уходит. У неё нет шансов против троих свидетелей, которые расскажут, как и когда её пометили.

- Откуда у тебя эта штука?

- Я надеялся, что удастся пометить её, вот и захватил.

- Это не вредно для здоровья?

- Ничуть.

Тощий снова изучил этикетку.

- Женщина, - пробормотал он. - Женщина...

- Да, - сочувственно молвил я. - Наверняка в глубине души она потешается над вами.

Тощий повернулся к полуборцу-полужокею.

- Держи её крепче, но не делай больно, - велел он.

Полуборец-полужокей снова повернулся к миссис Карлайл, но она уже утратила все половые признаки и больше не была ни мужчиной, ни женщиной, а превратилась в ураган. Она шарахнулась прочь и, подбежав к столу, схватила пистолет. Полуборец-полужокей шагнул к ней и тотчас схлопотал пулю. Тощий тоже бросился вперед. Раздался ещё один выстрел, но он не остановил тощего. Скажу больше: судя по резкому толчку в левое плечо, пуля угодила в меня. Миссис Карлайл успела выстрелить ещё раз, но промахнулась. Тощий проворно заломил ей руку.

- Эта тварь ранила меня! - в бешенстве завопил полуборец-полужокей. В ногу попала!

Тощий повалил миссис Карлайл на колени.

- Развяжи меня, - велел я ему. - И найди телефон.

Если не считать боли в запястьях, локтях, лодыжках, плече и голове, я чувствовал себя превосходно.

- Надеюсь, вы довольны, - желчно произнес инспектор Крамер. - Опять вы с Гудвином на первых полосах газет. Гонорара не получили, зато какая бесплатная реклама! А я снова в дураках.

Вулф удовлетворенно хмыкнул.

Полицейские занялись привычным делом - навестили полуборца-полужокея в больнице, побеседовали с мистером и миссис Карлайл в окружной прокуратуре, собрали доказательства того, что мистер Карлайл платил за квартиру Дорис Хаттен, а мисс Карлайл узнала об этом, допросили тощего, и так далее. Рад сообщить вам, что тощий, которого звали Гербертом Марвелом, оказался крепким орешком.

- Я вот почему пришел, - продолжал Крамер. - Теперь мне ясно, что я ничего не мог сделать. Не сомневаюсь, что Синтия Браун описала Гудвину внешность миссис Карлайл, а возможно, даже назвала её имя, а Гудвин все рассказал вам. И вы решили приписать всю славу себе. Может, даже хотели вытянуть из кого-то деньги, потому и скрыли улики. - Он взмахнул рукой. Ладно, я не могу этого доказать, но сообщаю вам, что мне все известно, и я больше не намерен спускать вам ваши проделки.

- Беда в том, - ответил Вулф, - что, если вы не можете доказать свою правоту, то и я не могу доказать, что вы заблуждаетесь.

- О, нет. Вы-то можете. Только не станете этого делать.

- Я бы с удовольствием опровегр ваши слова. Хотите?

Крамер подался вперед.

- Тогда ответьте, как вы могли адресовать свою записку миссис Карлайл, если Синтия Браун не дала вам её словесный портрет?

Вулф передернул плечами.

- Я уже говорил, что дело в несложном расчете. Я пришел к выводу, что убийца оставался в доме до обнаружения тела и потом. Этот вывод требовал проверки. Если бы после нашего письма нам не позвонили, это означало бы, что расчет неверен, и мне пришлось бы...

- Да, но почему она?

- В доме оставались две женщины. Миссис Орвин не могла быть убийцей: с её телесами под мужчину не подделаешься. Кроме того, она вдова, а Дорис Хаттен, вероятнее всего, была убита ревнивой женой.

- Но почему убийцей не мог быть мужчина?

- Ну, вы же помните, я сказал вам в столовой, что мне в голову пришла одна мысль, и я хотел бы обмозговать её. Я бы охотно поделился ею с вами, кабы не ваше враждебное отношение ко мне. Вы поступили безответственно, опечатав мой кабинет. Это заставило меня усомниться в вашей способности верно оценить мой совет, и я решил действовать самостоятельно. А осенило меня очень простой идеей: обратить внимание на одно обстоятельство. Мисс Браун сказала Гудвину, что не узнала бы "его", не будь на нем шляпы. Естественно, она употребила местоимение третьего лица мужского рода, потому что в тот день в октябре в квартиру Дорис Хаттен вошел именно мужчина. Мужчину она и запомнила. Да и существительное "убийца" грамматически лучше вяжется с мужским родом. И вот мисс Браун увидела "его" в моей оранжерее. Но ведь мужчины были без головных уборов! А вот женщины почти все щеголяли в шляпах и шляпках, я видел это своими глазами. - Вулф развел руками. Следовательно, речь на самом деле шла о женщине.

- Я в это не верю, - сказал Крамер.

- У вас есть письменный отчет Гудвина о беседе с мисс Браун. Кроме того, существуют и другие доводы. Например, убийца имел ключ от квартиры Дорис Хаттен. Едва ли "сахарный папочка", заботившийся о том, чтобы избежать разоблачения, явился бы к Дорис без предварительного звонка. А кто мог заказать копию ключа, если не жена?

- Можете говорить что угодно. Все равно не верю, - упрямо повторил Крамер.

Ну что ж, подумал я, заметив самодовольную ухмылку на лице Вулфа, у Крамера, по крайней мере, есть выбор - верить или нет. А вот у меня выбора не было.