/ Language: Русский / Genre:detective,

Все Дело В Науке

Рекс Стаут


Стаут Рекс

Все дело в науке

Рекс Стаут

ВСЕ ДЕЛО В НАУКЕ

- Вот я бы так никогда не сумел! - восторженно воскликнул Питер Болей, бакалейщик. Джон Симмонс, к которому относились эти слова, остановился, чтобы вытереть вспотевший лоб: он без устали колотил по кожаной боксерской груше. От его ударов она глухо стукалась по подвешенной к потолку доске площадью фута четыре.

- Ну, это-то раза в два легче, чем ударить человека, - заявил он со знанием дела.

- Не скажи, - возразил Болей. - Меня, например, ты бы запросто с ног сбил.

Джон Симмонс, казалось, счел такую мысль нелепой:

- Я имел в виду в поединке. Тебя-то я, конечно, уложил бы за минуту. Но против того, кто тренировался, науку изучал, я бы, может, и не выстоял. Я уже не тот, кем был раньше.

- Ну, тут-то у тебя лихо получается, - не отступал бакалейщик, передвигая сигару из правого угла рта в левый. - Хотел бы я, чтобы ты меня тоже как-нибудь поучил. Я говорил Гарри Ваутеру на прошлой неделе. Жаль, что у нас некому помериться с тобой силами, а то бы мы на Пикнике каждый год матчи устраивали.

- Хм, - буркнул Симмонс. - Да, сомневаюсь, чтобы кто-нибудь рискнул. Я, правда, уже не тот, но все равно в Холтвилле я никому не по зубам.

Он развернулся и так влепил по груше, что она, качнувшись несколько раз взад-вперед, опять стукнулась о доску.

Чтобы избежать недоразумений, надо сказать, что Симмонс боксером никогда не был. Он владел скобяной лавкой, единственной в Холтвилле, штат Огайо, куда приехал три-четыре года назад из какого-то городка в верховьях реки, и в жизни был самым покладистым и миролюбивым человеком, какого только можно себе представить. Уже через две недели после появления Джона в Холтвилле его знали и любили все - тем более что предыдущий владелец лавки был самой непопулярной в городе персоной.

У Джона была единственная, но вполне простительная слабость: он обожал потолковать о боксерской доблести, а еще точнее - о самой науке бокса и особенно о том, как он, Джон Симмонс, владеет ею. Разложив свой товар, он тут же подвешивал в задней комнате боксерскую грушу, и Питер Болей, чья бакалейная лавка находилась по соседству, озадаченный непонятными и методичными звуками ударов, которые он никак не мог увязать с торговлей скобяными изделиями, первым узнал о своеобразном увлечении нового обитателя Холтвилля.

Вскоре он, а вслед за ним и весь Холтвилль обнаружили, что Джона хлебом не корми, а дай порассуждать на любимую тему. Он рассказывал о себе уйму историй.

Оказывается, сам-то он в молодости был покупателем посредственным: вот если бы, когда ему не было и двадцати, ему платили за каждый разбитый нос, - тогда другое дело. Теперь, когда ему в два раза больше, он, конечно, уже не тот, но все равно, главное - умение, наука - вот что важно - бэнк - удар по груше.

Потом Джон обыкновенно доставал старый номер "Полис газетт" со статьей Фитжсиммонса, анализирующей преимущества апперкота и полусвинга.

К разгару лета слава Джона достигла таких высот, что его пригласили провести показательную тренировку на Одиннадцатом Ежегодном пикнике Купеческой ассоциации Холтвилля. Это выступление собрало уйму народа, и его повторяли два следующих сезона.

Не следует думать, что Джон злоупотреблял своим мастерством. Он не был забиякой. Два-три жителя Холтвилля как-то попробовали надеть боксерские перчатки и отправились к нему, чтобы научиться защищать себя в случае надобности, но их до смерти напугало профессиональное отношение Джона к этому вопросу, а ведь он всего-навсего шлепнул их пару раз в грудь, пока они прыгали вокруг него без толку, суча руками перед собственными физиономиями.

Нет, никто в Холтвилле не хотел "пойти против"

Джона Симмонса.

Однажды днем в начале июля Пит Болей, бакалейщик, вошел в лавку Симмонса крайне возбужденный.

- Привет, Пит, где ты был после обеда? - спросил Симмонс, стоя у прилавка, на котором заворачивал гвозди для парнишки мисс Перл.

Дождавшись, когда тот уйдет, бакалейщик приблизился к прилавку и с важностью человека, принесшего неслыханную новость, сказал:

- Наш Пикник в этом году будет иметь небывалый успех.

- Да ну! А что случилось? - спросил Симмонс, собрав гвозди в пригоршню и бросив их в жестяную бочку.

- Кое-что хорошее, - заявил бакалейщик. - Думаю, в городе не пожалеют, выбрав меня председателем Увеселительного комитета.

- Хочешь привезти цирк?

- Подожди, не торопись. Я был сегодня в магазине Билла Огивли. Поехал за муслином для дочерей.

Знаешь, у Билла новый приказчик, его зовут Ноттер.

Он приехал сюда из Колумбуса примерно неделю назад. Этот Ноттер меня обслуживал, и я обратил внимание, что рулон муслина он положил на прилавок как перышко - а в нем веса футов эдак тридцать, не меньше.

"Вы не слабак, - сказал я. Он отмерил муслин и кивнул. - Здорово, тем более что физической нагрузки у вас здесь нет".

"Мне она не нужна, - ответил он мне. - Я - атлет. Был как-то чемпионом в матчах любителей в Колумбусе".

"Чемпионом чего?" - спросил я.

"Ну, просто чемпионом, - сказал он. - В легком весе. Я побил всех весом меньше ста сорока фунтов".

Тут бакалейщик прервал свой рассказ и прямо спросил:

- Сколько ты весишь, Джонас?

- Примерно сто тридцать восемь, - ответил Симмонс глухим голосом.

- Я так и думал. Ну так вот, этот Ноттер опять разговорился. Подошел Билл Огивли, и Ноттер рассказал нам обоим, что он был чемпионом в Колумбусе. Несколько лет назад. Одного своего противника он вообще вышиб за веревочные ограждения, и тот два дня валялся без сознания. Я, конечно, все время о тебе думал.

В конце концов я ему сказал: "Ну что ж, мистер Ноттер. Я очень рад, что вы приехали в Холтвилль, и как раз вовремя. Вы можете выступить в боксерском состязании на нашем Ежегодном пикнике Купеческой ассоциации".

"Но ведь в Холтвилле не с кем боксировать", - возразил он мне.

"Есть, есть, - сказал я. - С Джоном Симмонсом - владельцем скобяной лавки. Он каждый день по два часа тренируется с боксерской грушей. Вы его видели?

Вот он и проведет с вами матч. Добро пожаловать!"

"Ну что ж, - отвечает он. - Я бы, конечно, показал ему где раки зимуют - и ему, и любому другому. Но дело в том, что я каждый день, да и вечером тоже, должен быть в магазине и времени на тренировки у меня нет".

"Не беспокойтесь, мистер Ноттер, - заявил тут Билл Огивли. - Я вместо вас подержу здесь оборону час-другой в день. Матч между вами и Джоном Симмонсом того стоит".

В общем, - заключил бакалейщик, - мы договорились. Правда, ни Билл, ни я ничего о правилах матча не знаем, но мистер Ноттер помог нам. Матч будет проводиться в боксерских перчатках по восемь унций.

Десять раундов. Я сказал, что такие перчатки есть у тебя в лавке. По правде говоря, Джонас, мне этот парень не очень-то понравился, и я буду рад, если ты его немного потреплешь.

Бакалейщик замолчал. Повисла тишина. Симмонс открыл витрину и, взяв оттуда комплект напильников, зачем-то вынул их из ящичка, а потом стал старательно укладывать обратно. Казалось, он был целиком поглощен своим занятием.

- Как он выглядит, этот мистер Ноттер? - наконец спросил он, не поднимая глаз.

- Среднего роста, - последовал ответ. - Примерно твоего веса, может, чуть больше. Усы, синяки какие-то на лице, но бицепсы у него в порядке: он закатал рукав и показал их. Ему, пожалуй, лет тридцать восемь, может, немного больше.

Симмонс молчал.

- Конечно ты должен потренироваться. Он намерен...

- Конечно, - согласился Симмонс без особенного энтузиазма в голосе. Минутой позже он задумчиво проговорил: - Знаешь, Питер, может, не стоит на Пикнике проводить матч. Это довольно-таки жестокое зрелище. Там дети будут, плохой для них пример.

- Но ведь это не драка, - запротестовал бакалейщик. - Это же выступление, шоу. Демонстрация правил бокса. Вы ведь не собираетесь причинять друг другу вред.

Симмонс с сомнением покачал головой:

- Ну, не знаю. Я понимаю, что это правила, наука, но не забывай, что все может случиться. Например, я посылаю апперкот ему в скулу, а удар попадает в челюсть. А челюсть - это уже опасно, Питер. Так его и убить можно.

- Ерунда, ты не станешь бить его так сильно, - недовольно сказал бакалейщик. - С ума-то сходить не будешь.

- Да нет, - не сразу кивнул Симмонс, - мы не будем сходить с ума.

- Ребятне это даже полезно, - горячо убеждал его Питер Болей. - Ты же сам не раз говорил, что каждый парнишка должен уметь драться правильно, а не таскать один другого за волосы и пинаться. Я тебе точно скажу, Джонас: это будет самое интересное из всего, что когда-либо происходило в Холтвилле. Я по дороге сюда заглянул к Рилею и Гарри Уотерсу, рассказал им обо всем, и каждый добавил по пять долларов в фонд напитков.

Представь себе только, ведь народ со всего округа сбежится - Холтвилль будет тобой гордиться, Джонас!

Симмонс, подогретый лестью и розовыми перспективами грядущей славы, со стуком закрыл витрину.

- Хорошо, Питер, - сказал он твердо. - Завтра же начинаю тренировки.

На следующий день в городе только и болтали что о предстоящем матче между Джоном Симмонсом и новым приказчиком Билла Огивли.

Почти тут же заявили о себе и противники идеи, чем вызвали болезненное удивление Питера Болея.

Кружок дамского чтения на своем очередном еженедельном заседании вынес осуждающую матч резолюцию, в которой ожидаемое событие было непостижимым образом охарактеризовано как "жестокая, бесчеловечная, деградационная демонстрация самых низменных инстинктов". А на собрании, устроенном по инициативе пастора методистской церкви, была вынесена старательно перепечатанная пастором же резолюция протеста, адресованная Питеру Болею, как председателю Комитета развлечений Купеческой ассоциации Холтвилля.

Питер Болей от изумления потерял дар речи, но, к счастью, в это время там случайно находился Гарри Ваутер, аптекарь, и он сказал следующее:

- Дамы, состоится не поединок, а показательное и познавательное выступление двух джентльменов, одного из которых мы знаем и уважаем вот уже три года.

Да, там будет обмен ударами, но исключительно в научных целях. Может, там и расквасят нос до крови, но ведь такое бывает и когда ваш ребенок, упав, ударится о деревянный ящик. Поэтому это нельзя называть жестокостью. Мистер Болей, я сам и большинство членов нашего комитета при всем уважении к вам вынуждены отклонить вашу просьбу.

Дамы в негодовании удалились, чтобы продолжить спор с мужьями за обеденным столом, но не добились успеха и там.

Часов в девять следующего утра жители Холтвилля с изумлением наблюдали за тем, как мужчина с голыми до колен ногами - впрочем, его руки и плечи тоже были оголены - в белых муслиновых кальсонах и короткой рубашке довольно споро, не глядя по сторонам, бежал по Главной улице и в конце ее свернул на узкую дорогу к пригороду. Волосы его развевались на ветру, а ощетиненные усы приводили в ужас.

Холтвилль ахнул.

- Это мистер Ноттер пары набирает, - пояснил Слим Перл, цирюльник, стоя в дверях своего заведения с кружкой для бритья в руке. - Похоже, ему надо сбросить фунтов восемь-девять.

Джон Симмонс, опускавший в это время тент над лавкой, остановился и обернулся было к бегущему, но, заметив ухмылку соседа, Питера Болея, бакалейщика, торопливо отвернулся и принялся закреплять тент.

Через час бакалейщик вошел в скобяную лавку и увидел, что ее владелец, голый по пояс, с книгой в руке стоит, нахмурившись, перед боксерской грушей.

- Хотел бы я знать, - начал Болей, усевшись на бочонок с гвоздями, как может помочь человеку, который готовится к поединку, бег по предместьям города в нижнем белье?

Ответом ему был страшный удар кулака Симмонса по боксерской груше.

- Пожалуй, вот так, - выдохнул он, не обращая внимания на Болея. - Тут написано, что наносить полный свинг в ухо следует, отставив ногу назад и послав тело всем весом в одну сторону.

Он остановил качающуюся грушу, отступил правой ногой назад, корпус наклонил вперед и изо всех сил опять ударил по груше.

- Смотри, Питер, правильно?

- Не знаю, правильно или нет, - горячо сказал бакалейщик, - но выглядит жутковато. Надеюсь, Джонас, что мистера Ноттера ты так не ударишь.

- Может, я его вообще не ударю, - ответил Симмонс мрачно. - Мне нужен напарник. Никто никогда не тренируется перед боем без напарника.

Это заявление Симмонса не далее как на следующий день привело к весьма грустным последствиям. Так как в Холтвилле нельзя было найти никого, кто бы пошел в напарники к Джонасу, Питер Болей решил принести в жертву науке самого себя. Они надели боксерские перчатки и через девять секунд в задней комнате скобяной лавки Симмонс так угостил бакалейщика в нос, что кровь хлынула из него, как из маленького фонтана.

- Бог мой, Джонас, ты что, - простонал Питер и опустил лицо в миску с водой.

- Мне ведь тренироваться нужно. Разве не так? - ответил тот. - Ты должен был сделать обманное движение, Питер, потом отступить в сторону и послать удар правой! Разве я не учил тебя, как защищаться от свинга?

Дальше тренироваться Симмонсу пришлось без напарника. Каждый день он часами работал с боксерской грушей и полностью ушел в упражнения, о которых вычитал в пособии для боксеров. Заглянув как-то под вечер в скобяную лавку, Питер Болей увидел, что хозяин, голый по пояс, прыгает как сумасшедший перед большим зеркалом, делая обманные удары и нанося свинги и апперкоты по собственному отражению.

Он одновременно перескакивал с ноги на ногу, дергал головой вправо и влево и выбрасывал вперед то одну, то другую руку, защищая лицо.

- Господи, Джонас, что ты делаешь? - воскликнул бакалейщик, застыв от удивления.

- Теневой бокс, - мрачно пояснил Симмонс, даже не оглянувшись.

Прошел месяц, наступил канун праздника.

В пятницу вечером, часов в десять, то есть поздно по меркам Холтвилля, Джонас Симмонс в одиночестве сидел в подсобке своей лавки, уперев ладони в подбородок и мрачно уставившись в темный угол. Это был трудный месяц. Он тренировался долго, старательно и упорно. А тем временем по городу ползли все новые и новые слухи о славной былой карьере мистера Ноттера.

Лицо Джона Симмонса меньше всего выражало радостное нетерпение.

- Чемпион Колумбуса среди любителей, - только проворчал он, и опять все стихло. Через какое-то время он встал, выключил свет и пошел наверх в кровать к жене. Ударив перед уходом по ящику, на котором сидел, он вновь громко сказал: - А Колумбус-то город немаленький.

На следующий день весь Холтвилль поднялся рано.

Ежегодный пикник Купеческой ассоциации был крупнейшим событием лета, даже более значительным, чем Республиканское ралли.

В роще Уеллмен, что в двух с небольшим милях от центра города, уже несколько лет подряд проводились фестивали. Вот туда в это свежее июльское утро и направлялись в фаэтонах и колясках, в автомобилях и пешком все жители Холтвилля и округа, предварительно заперев двери и окна и выпустив на волю кошек.

Семьи Джона Симмонса и Питера Болея, которые, впрочем, состояли только из них самих и их жен, так как обе пары были бездетными, прибыли вместе на пятиместной таратайке бакалейщика. С шести утра Болей уже несколько раз смотался туда и обратно с различными принадлежностями и приспособлениями для сегодняшних увеселений и игр.

Среди прочего там была бельевая веревка, снятая в его огороде. Ее натянули вокруг четырех столбов, огораживая площадку, "ринга" для главного события дня.

Джон Симмонс, сидя на переднем сиденье рядом с бакалейщиком, держал на коленях аккуратный пакет, в котором лежали тщательно упакованные две губки, четыре полотенца, комплект боксерских перчаток и его личный костюм для состязания.

Костюм привел в восторг двух-трех избранных друзей, которым было разрешено взглянуть на него. Сделаный из красного шелка и бело-голубого муслина прелестными ручками самой миссис Симмонс, он в точности повторял костюм Джесса Вилларда в его победном поединке с Джеком Джонсоном и был скопирован с фотографии, которую Слим Перл, цирюльник, нашел в старом номере "Полис газетт".

Взоры всех, кто находился этим утром в роще Уеллмен, были устремлены на Джона Симмонса. Фермеры со всего округа, многих из которых он вообще никогда не видел, останавливали его, чтобы поговорить.

Молоденькие хихикающие девушки со свежими щечками стайками проходили мимо, робко бросая на него заинтересованные взгляды, чем вызывали у Джона приятный трепет, который он не ощущал вот уже многие годы.

Когда солнце достигло зенита, а рощу заполонили сотни искателей удовольствия, к маленькой речушке, сверкающей между заросшими ивами берегами, стали отправляться экскурсии, и то тут, то там группы девушек и юношей затевали какую-нибудь популярную игру.

Джон страшно удивился, когда к нему подбежали из одной такой компании и предложили поиграть вместе с ними в игру, известную в округе под названием "урони платочек". Таким образом они выражали ему признательность за участие в предстоящем состязании.

Среди мужчин оно было единственной темой разговора: забыты политика и урожай, на языках лишь главное событие дня, дискуссии перерастали в перепалки. Слим Перл, цирюльник, когда-то побывавший на нескольких профессиональных матчах в Цинциннати, неожиданно стал важной фигурой, и его звали разрешать бесконечные споры о боксерских приемах. Что же касается предполагаемого результата, то все были почти единодушны: большинство стояло за Симмонса против этого выскочки из Колумбуса, об заклад почти не бились.

В первый раз Симмонс увидел своего противника где-то около полудня. Он подошел к группе увлеченных спором мужчин и в центре ее разглядел человека среднего роста и сложения, без головного убора, с топорщащимися усами и пронзительными серыми глазами.

Это был мистер Ноттер. С ленцой и в то же время достаточно оживленно он говорил с толпившимися вокруг фермерами.

- Однако он довольно-таки бодр, - пробормотал Симмонс себе под нос, быстро отворачиваясь, пока мистер Ноттер его не заметил.

Пора признать, что сам Симмонс был далек от того, чтобы чувствовать себя бодрячком. Сказать, что он испытывал страх, может, и нечестно, но неуютно ему было - это точно.

Он ушел на другой конец рощи. Медленно, но неуклонно в нем росло негодование. О чем, собственно, думал Питер Болей, втягивая его в эту историю?

Конечно, горестно размышлял Джон, Питеру, да и всем тем, кого привело сюда болезненное любопытство и желание увидеть, как потечет кровь, хоть бы хны. Им-то не придется самим стоять на ринге и позволять экс-чемпиону Колумбуса лупить себя по физиономии!

Он ненавидел их.

И вообще, какая дикость: двое взрослых людей должны изо всех сил колотить друг друга! Совершеннейшая чушь! Какой же он дурак, что позволил всему этому зайти так далеко! Теперь-то, если он выйдет из игры, ему не миновать позора и всеобщего осуждения.

Джон заскрипел зубами. Раньше надо было думать!

А какой наглый взгляд у этого парня Ноттера... В нем есть что-то животное. Может, он вообще был профессионалом!

Вот какие мысли крутились в голове Симмонса. Скоро звон ковбойских колокольчиков возвестил о начале праздника. Симмонс не мог есть и ненавидел всех, кто ел. Какие они бессердечные - смеются, болтают, уминают пирожки и маринованные огурчики! Они что, не понимают, какое серьезное дело поединок между двумя тренированными боксерами? Они что, не знают, что полный свинг в челюсть, проведенный по всем правилам, может оказаться роковым?

После пира начались развлечения. Тут были и соревнование по катанию картошки, и бег в мешках, и другие любимые в округе игры. Симмонс, надеясь остаться незамеченным, прислонился в стороне к дереву. Он был близок к обмороку и, если бы не ствол, наверняка бы упал.

Он настойчиво повторял себе, что он не трус. Не в этом дело. Просто какая это глупость - от него ждут, что он победит экс-чемпиона. А ведь вполне возможно, что мистер Ноттер знает, как нанести удар, чтобы полностью отключить противника.

Вдруг до него донеслось, как Питер Болей зычно выкрикивает:

- Сюда! Сюда на конкурс откормленных свиней!

Пожалуйте на конкурс откормленных свиней!

Симмонсу перехватило горло. Конкурс откормленных свиней! По программе - дальше бокс. Час настал!

Кто-то окликнул его, он обернулся и увидел Гарри Ваутера, аптекаря.

- Пошли, Джонас, тебе лучше подготовиться, пока они свиней выводят. Вот твои вещи. Питер сказал, чтобы я помог тебе. На ринге все готово: ведра, полотенца, губки и все прочее. Слим Перл сейчас разбрасывает по нему опилки.

Симмонс с трудом отлепил себя от де? Ближе к опушке рощи виднелся ринг на высоком помосте, окруженном толпой любопытных, которых не могло увести отсюда даже такое интересное зрелище, как конкурс откормленных свиней. Все тут ж", уставились на Симмонса.

- Где мистер Ноттер? - спросил он хрипло.

- Пошел в раздевалку, - ответил Ваутер. - Идем, вот твои вещи. Ты можешь переодеться под навесом.

- Хорошо, я только схожу к речке.

- Поторопись.

- Вернусь через минуту. Ступай к навесу и жди меня. Я буду там через минуту.

Симмонса охватила паника. Неужели это безобразие все-таки должно свершиться? Ему нужна хоть минута на размышление.

Он пошел к речушке. На тропе почти никого не было, конкурс свиней проходил на другой стороне рощи. Симмонс подошел к берегу и постоял, глядя на чистую журчащую воду. Ваутер сказал, что ему нужно поторопиться. Час пробил - и через двадцать, а может, и пятнадцать минут он окажется на огороженном веревками ринге перед этим грубияном Ноттером, который только и ждет момента, чтобы нанести фатальный удар...

Джон осмотрелся. Никого не видно. Он медленно двинулся вдоль берега подальше от рощи, потом прибавил шагу, то и дело оглядываясь через плечо. Вокруг по-прежнему никого не было.

Он пустился наутек.

Симмонс бежал на цыпочках, короткими шажками, все быстрее и быстрее. Оставаться на берегу было опасно: кто-то из участников Пикника мог кататься на лодках и увидеть его, и Джон свернул налево в лес. Там, забыв об осторожности, он, как преследуемый кролик, рванул огромными прыжками вперед. Симмонс спотыкался, по его лицу хлестали нижние ветки деревьев, но он, не обращая ни на что внимания, вслепую продирался прочь от ужасного ринга.

Наконец, сообразив, что роща осталась по крайней мере в миле позади, Джон остановился посреди маленькой поляны, чтобы отдышаться. Устало оглядевшись вокруг, он замер, напряженно прислушиваясь.

Пели черные дрозды. В полном изнеможении Джон повалился на траву и растянулся на ней, чтобы отдохнуть и подумать.

Он убежал. "Ну и что?" - сердито сказал он самому себе. Кто-нибудь что-нибудь имеет против? Да, он убежал. А кто бы этого не сделал? И уж если кому-то очень захотелось посмотреть боксерский матч, то почему бы этому кому-то самому не принять в нем участие? Но ведь будут смеяться над ним! Ну будут, но не без конца же. Он уедет из Холтвилля, да, да, так он и сделает. Этот город ему вообще никогда особенно и не нравился.

И хотел бы он послушать, как кто-нибудь скажет, что он струсил, - да, он не прочь это услышать. Он этому человеку просто врежет. Именно так! А если бы он вернулся туда прямо сейчас, то подошел бы к мистеру Ноттеру и как следует дал по физиономии. Вот что ему следовало сделать сразу же, а не позволять загонять себя за веревки ринга!

Да, прямо в тот день, когда Питер Болей явился и сказал Джону, что новый приказчик Билла Огивли хвастается, будто побьет скобянщика на ринге на Ежегодном пикнике, надо было тут же пойти в магазин Билла, подойти к мистеру Ноттеру, спросить: "Это ты хотел со мной драться?" - и дать ему по...

Ход мыслей Симмонса был внезапно прерван. Какой-то звук послышался справа, нет, слева... Кто-то тут был.

Джон моментально напрягся. Он осторожно встал на четвереньки, пополз по траве, тихонько раздвинул кусты...

И оказался нос к носу с мистером Ноттером!

Припав к земле на локтях и коленях, Симмонс замер и уставился в глаза мистеру Ноттеру. Последний тоже, казалось, онемел от изумления. Он уже почти проложил себе дорогу сквозь кусты, когда перед ним вдруг возник Симмонс. Мистер Ноттер стоял среди листьев и веток и его обычно жесткий взгляд сейчас выражал удивленное недоумение, как у молодого вола, сбитого с ног топором.

Несколько секунд мужчины молча смотрели друг на друга, потом в глазах обоих блеснуло взаимное понимание.

- Привет, - тихо произнес Джон Симмонс.

Мистер Ноттер оглянулся как бы в поисках путей отступления, но, похоже, передумал, с треском вылез из кустов совсем и остановился. Симмонс же попятился и встал на ноги.

- Привет, - сказал мистер Ноттер, как бы вспомнив, что он не ответил на приветствие.

Симмонс кивнул. Оба молчали. Мистер Ноттер неожиданно усмехнулся. Он огляделся, отыскивая на траве местечко посимпатичнее, и, найдя таковое на краю поляны, не спеша уселся, вытянув ноги и прислонившись к поваленному дереву.

- Здесь очень славно, - проговорил он любезно.

Симмонсу не хотелось садиться. Он будет себя глупо чувствовать, если тоже усядется. Но ведь надо что-то делать дальше, не стоять же здесь в позе человека, готового удрать.

Поэтому он быстро сел в сторонке и попытался решить, надо ли что-то ответить на замечание мистера Ноттера, - в конце концов, почему бы и нет?

- Славно, тенек, - сказал он, сорвав травинку и зажав ее зубами.

И вдруг мистер Ноттер взорвался хохотом. Он ревел от смеха, колотил пятками, катался по земле, упиваясь своим весельем и переполошив весь лес.

- Над чем вы смеетесь? - потребовал объяснения Симмонс.

- О, да над всеми этими... людьми, - умудрился выговорить Ноттер между приступами хохота.

- Какими людьми?

- Бог мой, да над теми, которые ждут нас там! Нос расквашенный им увидеть захотелось. А мы вот сидим здесь и смеемся над ними.

- Ну, если вы и дальше так будете шуметь, они нас скоро засекут, пробурчал Симмонс и неожиданно для себя тоже усмехнулся. Правда забавно. Он представил, как Питер Болей, Слим Перл и все остальные бегают вокруг ринга, как цыплята с отрезанными головами.

- Удивительно, что мы очутились в одном месте, - подытожил мистер Ноттер. - Случайность, какие бывают в жизни.

Симмонс понял, что тот имеет в виду "совпадение", и согласно кивнул.

Но его занимало другое. Через какое-то время он высказал свою мысль вслух.

- Знаете, - резко заявил он. - Я не совсем уверен, что пошел бы на это состязание, если бы был экс-чемпионом.

- Я тоже, - хихикнул мистер Ноттер.

- Но ведь вы-то экс-чемпион, - удивился Симмонс.

- Ну да, так я старику Болею и сказал, - усмехнулся Ноттер. - Так я ему заливал. Когда-то я просто был членом спортивного клуба. Там, в Колумбусе.

- Так вы не боксер?

- Нет, как видите.

Тишина. Симмонс проклинал себя. Вот от кого он убежал! Врун и хвастун! Трепач! И он, Джон Симмонс, человек, читавший научные книжки по боксу, непревзойденный мастер по ударам по боксерской груше, убежал от этого маленького, ничтожного, бледного, тщедушного галантерейного приказчика?

- Ну тогда ясно, - бросил он презрительно, - что вы побоялись драться.

- Я не говорил, что побоялся, - возразил мистер Ноттер. - Я просто не захотел.

- Нетрудно догадаться почему.

- Не уверен.

- А я вот уверен.

- А я нет.

Симмонс открыл было рот, чтобы сказать "а я да", но понял, что повторяться глупо, и сказал совсем другое:

- Вы ведь убежали.

- Ну да, а вы нет, - саркастически откликнулся мистер Ноттер.

- Это уж мое дело.

- А мое - тоже мое.

- Я говорю вам, что если я ушел, то не потому, что вас испугался.

Мистер Ноттер презрительно засмеялся:

- Да нет. Наверное, вы испугались откормленной свиньи.

Симмонс, ощущая легкую дрожь, приподнялся на колени:

- На неприятности нарываетесь?

- А хоть бы и так, - дерзко ответил Ноттер.

- Предупреждаю: на неприятности нарываетесь.

- Ты у меня дождешься, трус.

Лицо Симмонса внезапно покраснело.

- Это я трус, я? - Голос его стал хриплым. - Это ложь.

Тишина. Напряженная тишина. Уставившись друг другу в глаза, спорщики тяжело дышали. Вдруг, неожиданно для самого себя, Джон Симмонс подался вперед и нанес удар в челюсть мистеру Ноттеру - ужасный удар, чуть не опрокинувший того на землю.

- Ах, ты так! - яростно вскричал мистер Ноттер, вскакивая на ноги. Симмонс тоже вскочил, но прежде, чем успел провести второй удар, мистер Ноттер вытянул вперед руки, вцепился ему в волосы и стал что есть мочи дергать их.

- Ой-ой-ой, - завопил Симмонс. На глазах у него выступили слезы, он сделал шаг назад правой ногой и нанес удар точно по голени противника. Это привело к желаемому результату, хватка соперника на волосах Джона ослабла.

В следующую секунду Симмонс прыгнул вперед, схватил шею мистера Ноттера, и противники, не размыкая рук, покатились по траве.

Симмонс очутился сверху, но мистер Ноттер ухитрился вцепиться ему в ухо, с силой потянуть вниз и подмять Симмонса под себя. Оба отчаянно лягали друг друга, и Симмонсу в свою очередь удалось вцепиться противнику в волосы. Но он мало от этого выиграл: у мистера Ноттера оказался не столь уж чувствительный скальп.

Они катались по поляне от одного конца до другого, туда и обратно, таская друг друга за волосы, царапаясь, пинаясь и задыхаясь от злости. Потом перекатились через какую-то колоду, причем Симмонс так стукнулся о нее головой, что подумал, будто колода расколется.

- Ах ты, чертов трус! - вскричал он.

Отпустив шею противника, он сложил вместе два кулака и изо всех сил ударил ими мистера Ноттера в нос. Симмонс впервые ударил до крови. Мистер Ноттер пришел в ярость, силы его удвоились, он бросился на Симмонса, прижал коленями к земле и стал лупить его по физиономии.

Симмонс почувствовал, как кровь заливает его лицо, и решил: все - его убивают. Мощным толчком он стряхнул с себя противника, повалив на бок, уселся сверху, и соперники опять сцепились, запустив друг другу пальцы в оставшиеся волосы.

- Пусти мои волосы, - завопил один, корчась от боли.

- Мои отпу-усти, - пронзительно заверещал второй.

Симмонс дернул еще сильнее, но даже его затуманенным мозгам было ясно, что скальп мистера Ноттера вовсе не самая чувствительная часть его тела.

Поэтому он выпустил шевелюру противника и вцепился ему в нос. Зажав двумя пальцами распухший и кровоточащий орган дыхания, он принялся изо всех сил дергать его то в одну, то в другую сторону.

Мистер Ноттер издал ужасный вопль и еще сильнее вцепился Симмонсу в волосы. Отчаявшись, Джон отпустил нос и сжал горло мистера Ноттера.

- Пусти мои волосы, - взревел он снова, ослепнув от слез.

В горле мистера Ноттера что-то булькнуло, и он ослабил хватку. Обезумев от ярости, они опять покатились по траве, подминая друг друга. Симмонс костяшками пальцев нажал на глазное яблоко мистера Ноттера, вращая кулак то в одну, то в другую сторону. Мистер Ноттер изловчился и, подавшись назад, с размаху ударил лбом в нос Симмонсу, вызвав новый фонтан крови.

Страшно выругавшись, Симмонс начал дубасить противника обоими кулаками по лицу - по глазам, зубам, носу, куда попало. Они снова перекатились к поваленному дереву на краю поляны, и мистер Ноттер на сей раз оказался сверху.

Оба совершенно обессилели, и конец явно не заставил бы себя долго ждать, но то, что они очутились рядом с деревом, развязку ускорило.

Мистер Ноттер опять попытался вцепиться Симмонсу в волосы, но тот, предвидя маневр, опередил его, зажав пальцами вражеский нос. Мистер Ноттер отчаянно закричал, дернулся и так стукнулся головой о ствол дерева, что обмяк и потерял сознание.

Какое-то мгновение Симмонс не мог понять, что произошло. Но, увидев, что противник лежит без движения, осознал случившееся, и его охватил дикий страх. Он в ужасе вскочил. Мистер Ноттер мертв! Он убил его! Господи! Едва держась на ногах от усталости и изнеможения, Симмонс смотрел на распростертое перед ним тело.

- Вот они где, - раздался за его спиной крик.

Симмонс, чуть не выскочив из кожи, обернулся и увидел, как сквозь кусты на поляну ломится человек.

Это был Питер Болей.

- Вот они! - снова закричал Болей, и Симмонс услышал, как со всех сторон раздались ответные возгласы.

Бакалейщик вылез на поляну, и взгляд его тут же упал на мистера Ноттера, который слегка пошевелился.

- Вот они! - закричал он в третий раз. - Быстрее сюда! Быстрее! Джонас его нокаутировал.

На следующий день, около полудня, Питер Болей и Джон Симмонс разговаривали в задней комнате скобяной лавки. Симмонс смотрелся неважно. Нос его распух и стал раза в два больше, один глаз украшала повязка, а лицо из-за многочисленных царапин напоминало железнодорожную карту.

Но выражение этого лица - в той степени, в которой его удавалось разглядеть под всеми увечьями, - несчастным назвать уж никак было нельзя.

- Я тебя не виню, Джонас, - говорил Питер Болей. - Раз уж вы с мистером Ноттером решили уйти драться в лес, потому что на пикнике слишком много детей и женщин, я тебя нисколько не виню. Когда вы поняли, что здорово рассердились друг на друга, ничего другого вам и не оставалось. Но вот что я тебе скажу - вы должны были разрешить кому-то пойти с вами - ну хотя бы Слиму Перлу, Гарри Ваутеру и мне. Нам-то ты мог сказать. Черт побери, Джонас, я бы от такого зрелища и за двадцать долларов не отказался! Представляю, какой это был удар, когда ты его вырубил. Он минут пять в себя не приходил. Свингом по челюсти? Да?

Симмонс небрежно кивнул.

- Но он здорово сражался, - великодушно признал он. - Скажу тебе, Питер, он молодец. Пожалуй, для меня это был самый тяжелый бой. Он сильнее меня.

Но, - добавил он, вытаскивая из кармана пачку жевательного табака, ты сам видел, как ему это помогло.

Дело-то все в науке.