/ Language: Русский / Genre:sf,

Разум

Станислав Лем


Лем Станислав

Разум

СТ. ЛЕМ

РАЗУМ

1. Большое затруднение мы имеем с разумом, ибо является он скоплением тайн. Вроде бы каждый (почти) человек какой-то "разум" или хотя бы его след имеет, но мы не располагаем ни эффективной, всеми признанной и апробированной, ни однозначной его дефиницией; и, наконец, мы не знаем ни в малейшей степени, как бы можно было и как бы следовало начать действия, которые бы нас привели, по меньшей мере, к зачаткам "технологии разума", а скорее "разумности". С разумом дело обстоит почти так же как со "временем", о котором св. Августин говорил, что знал, что такое время, пока кто-то его об этом не спросил. Даже четкого разграничения между "разумом" и "интеллектом" нельзя провести, потому что как одно так и другое понятие изменяли объём своего значения в ходе исторического времени. Также ни одно утверждение, что якобы мы теперь о разуме знаем значительно "больше" (прежде всего в прагматически-технологическом подходе), чем знали люди до нас, не удаётся подтвердить доказательствами, потому что речь не идёт в названных подходах о том, что ни по одной дефиниции нет всеобщего согласия, а о том, что мы не имеем (кроме достаточно пустых заявлений фанатиков "artificial intelligence") никакого действительного знания, ни в какой степени, которое сделало бы возможным высечение искры "разумности" или интеллекта в машине.

2. Это не значит, однако, что ничего в названном "предмете" не известно. Во-первых, под "разумом" или, скажем скромнее, "разумностью" понимается способность действия реально физического и языкового ("разумно" можно что-нибудь делать и "разумно" можно "присваивать" и "отбирать" коммуникаты в известных этнических и, даже, специализированно кодированных языках). Во-вторых, известно, что язык, "разумной" конструкции которого с такой настойчивой страстью добиваются компьютерные специалисты уже полвека, "сложен" из соединения синтаксиса ("синтаксиса" и семантики "значений"). Здесь также в соответствующих специализированных работах можно найти дифференциацию на определения языковозвратные и языкопроизводные, как десигнаты, денотаты, денотации и конотации. Это не должно нас здесь особенно пугать. Открытием ХХ века, одним из важнейших пожалуй, было установление (Лысенко и его сторонники поломали себе на нём после некоторого времени сталинистской поддержки все зубы мудрости), что НАСЛЕДСТВЕННЫЙ КОД един, сложен из нуклеотидовых "литер" и также нуклеотидовых "знаков препинания", что хромосомные нити подобно "предложениям", сложенным из этих нуклеотидов (четырёх), являются матрицами, идентичными по структуре всем наследственным элементам во всём животном мире (т.е. во всей земной биосфере от бактерий и вирусов до динозавров и китов), иначе говоря, длящаяся без малого четыре миллиарда эволюция гигантского древа живых видов была ничем иным в своей сущности как ТАСОВАНИЕМ литеро-нуклеотидовых элементов, и ЭТА миллиардолетняя партия наконец, каких-то 150 000 лет назад имела результатом вид Homo Sapiens, представителями которого мы являемся. Одновременно каких-то 14, 15 или может несколько больше тысяч лет назад должен был возникнуть, как главный направитель, усилитель и ускоритель человечества этнический праязык, названный (ТЕПЕРЬ) ностратик, который в течение "только лишь" нескольких тысяч лет разветвился на приблизительно 5000 разновидностей, среди которых есть и семейство славянских языков, а в нём польский язык, на котором я эти слова и пишу. Однако же, и это ДЬЯВОЛЬСКИ важно, язык наследственности каким был - единым - таким до сегодняшнего дня и остался. Его элементы мы можем, если бы мы уже умели, переносить с наследственными результатами генотипически и ФЕНОТИПИЧЕСКИ из одного вида в другие виды, а элементы семантические (слова) аналогичным образом из одних этнических языков в другие этнические языки переносить с СОХРАНЕНИЕМ информационной эффективности, то есть смысла, НЕВОЗМОЖНО, и мы отдаём себе отчёт в этом с такой очевидностью, что о ней не стоило бы даже вспоминать, а ведь, если, отойдя на некоторую дистанцию, над целостностью обоих лингвистик "нуклеотидовой и этничной" - задуматься, то возникнет пожалуй странная картина: одни ЛЮДИ из того же ВИДА Homo не могут найти общий язык с людьми другой нации и языка, а ген, взятый из культуры дрожжей или лягушачьей икры будет как ни в чём не бывало в яичке ЖЕНЩИНЫ, т.е. человека, самым нормальным образом по-своему дальше действовать. Если кто-то не чувствует себя поражённым вышеназванным наблюдением, то пусть сразу же перестанет дальше читать эти заметки.

3. Уже известно, благодаря физио-неврологическим исследованиям, что наш разум складывался как функциональное целое из элементов (мозговых субагрегатов), которые, будучи взяты по отдельности, скорее всего "разумными" или "понимающими" НЕ являются. Когда человек слышит предложение, произнесённое на известном ему языке, возникает с задержкой в 200 микросекунд, таким образом "в мгновение ока", установление связи, как информационного анализа, в разных частях обоих полушарий мозга так, что исследованию подвергается синтаксическая "сторона" или же "слой", а затем семантическая (значащая) сторона того, что было услышано. Возможно обнаружение полной верности (т.е. правильности) предложения в его "синтаксической структуре" при полном непонимании его смысла (значения). Мало того, мы сумеем однозначно установить НА КАКОМ языке составлено полностью непонятное предложение с проверенной синтаксической правильностью. Примеры: "Apentula niewdziosek te bedy gruwasne W koc turmiela weprzachnie, kostra bajte spoczy..." (это моё из "Кибериады"). Или: "Whorg canteel whorth bee asbin? Cam we so all complete With all her faulty bagnose" (Леннон). И т.д. Легко узнать, что первый "стих" на "польском", а второй на "английском". Звуковые ансамбли проявляют "бессмысленное родство".

4. Ни "разумность",. ни "интеллект" не рождаются из ничего. В последнее время дошло, я бы сказал, что с отчаяния, до "открытия" значения главных эмоциональных факторов интеллекта, что было словно откровением, что мы двигаемся потому, что имеем ноги. Ни итерационные компьютеры, ни также надежды на высекание "искусственного разума" уже не воодушевляют, и вдобавок эшбиевский "усилитель интеллекта", также неплохой несколько десятков лет назад, оказался в могиле. Мы всё ещё не знаем, как "это" сделать, не считая того, что надежды следует перенести в сферу "нейронных сетей". Так как, однако, Интернет страдает уже от ужасных перебоев, вызванных теснотой, возникает как бы "Метанет", из сетей важных связей скорее не приватных центров (биржи, правительственные учреждения, банки, научные учреждения и т.п.). Может быть, когда таких наслоений возникнет по меньшей мере НЕСКОЛЬКО ДЕСЯТКОВ и между ними дойдёт до слияний, сверкнёт искра Разума, потому что - и отсюда берётся моя (слабая, однако) надежда, что Разум не возникал потому, что Естественная Эволюция была на его рождение НАПРАВЛЕНА. Кроме того представляется, что "лингвистический стержень" человеческого Разума начал возникать достаточно случайно, и только, когда полезность его понемногу "проявилась", начался явный ДРЕЙФ в "языковую сторону", который (неизвестно как) "обучился" обходить "гёделевские пропасти" и бездонные неопределённости самоизменения, но эти шаги наступали достаточно поздно по диахронической шкале, и опять не так стремительно опередили возникновение ПИСЬМА как "противохронного" (т.е. противостоящего разрушающему действию времени, течение которого каждого из нас убивает) стабилизатора и даже той "жерди", вдоль (ввысь по) которой Разум принялся взбираться как вьюнок (сравнение с фасолью, возможно, было бы для многих людей неудобоваримо).

5. Так как какие-то следы разумности обнаруживают и вынужденные молча жить млекопитающие (каждый, кто имел собаку, знает, как отдельные примеры не только реактивной и активной эмоциональности отличаются друг от друга, как также отчётливы между ними различия "способности понимания" того, что вокруг них происходит и того, что через минуту начнёт происходить), так как трудно не заметить УМСТВЕННОЙ разницы между дельфином и акулой, из всего этого, кажется, можно сделать вывод, что Разумность может, и даже несомненно способна нарастать ПОСТЕПЕННО, от вида к виду, а возникший язык обязательно нас "поведёт к разуму", но - и это я заявляю на свой риск и свою ответственность его повышающей разумность силе люди установят ГРАНИЦЫ (в смысле ПОТОЛКОВ), потому что то, что можно чётко сказать, можно высказать туманно, с претензиями натренированной разумности, с полной невразумительностью, но здесь "volenti sapientiae non fit iniuria"(лат. - ?). Вероятно поэтому с большим многовековым трудом, используя фракционированную лингвистическую дистилляцию, мы вывели себе МАТЕМАТИКУ, а также другие её логические производные со специализированными прикладными возможностями. Удастся ли это высечь из машин, категорически ответить наверняка ДА или несомненно НЕТ сегодня трудно.

6. Много людей со всего мира (из Польши как-то меньше) посещают меня, чтобы узнать, что я думаю по этому предмету. Не могу сказать, чтобы решение этого весьма запутанного гордиева узла уже готово у меня в голове. Я даже не уверен, ДОЛЖНА ли принципиально линейная и квантовая РАЗМЕРНОСТЬ нашей речи (земных языков) быть космической всеобщностью, существование же цивилизаций, пользующихся звуко-письменным языком, ТОЖЕ не кажется мне какой-то вселенской необходимостью хотя бы потому, что обезьяны (например шимпанзе банобо), не имея по-нашему устроенной гортани, последовательности, составленные из символических картинок, содержательно понимают, но заговорить не могут. И полностью ошибаются мудрецы, подсчитывающие прежде всего нейронно-структурное содержимое черепной коробки (дельфин при таком сопоставлении с человеком уже давно должен был нас превзойти). И что отсюда следует? Дорога будет, наверное, долгой и полной сюрпризов, потому что таким беспорядочно (я считаю, что БЕСпорядочно) сложенным оказался наш очень странный и всё ещё неизвестно как действующий мозг. В то, что наши очень упорядоченно, очень точно и весьма ЛОГИЧНО построенные компьютеры породят разум, я нисколько не верю, потому что они именно чрезмерно логично построены, чрезмерно упорядочены и складны, и нет и речи о том, чтобы у них можно было бы отпилить существенные части, а они будут продолжать послушно вести себя в своих действиях по-старому. Если искра разума вспыхнет как Deus ex machina (бог из машины - лат.), то ТЕМ САМЫМ появится множество различно направленных (ориентированных) машинных Разумов, которые вовсе не будут "должны" немедленно взбунтоваться против людей, как с большой любовью ко всякому вздору старалась и старается нас научить Science Fiction (научная фантастика - англ.), которая живёт за счёт своей продаваемости, ибо читатели (и зрители) любят щекочущие нервы, но им напрямую не угрожающие ужасы. А всеобщее "глобальное" "уловление в сети" является попросту связью в большом масштабе, ибо если не хватит нам ерунды по соседству, должен это наверстать вздор из далека. Интернет как передатчик БЕСЦЕННОЙ информации мало для меня значит. Другое дело в отношении информации для экспертов и специалистов. А его деятельность в области глобальной экономики подвергает нас различным коротким замыканиям, потому что биржи заполнены толпами, а толпы легче чем в экстаз впадают в панику, распространяющуюся подобно разрушительному пожару. Так или иначе, всем этим выводом я отдалился от Искусственного Разума и от Искусственного Интеллекта, которые становятся подобны созвездиям на информационных небесах: занимательны, очень далеки и полностью для нас, всматривающихся в них, недосягаемы.

7. Ансамбль наших чувств, в принципе аналогичный высшим животным (млекопитающим) познаёт мир, особенно его часть, находящуюся по близости, и сообщает в общих чертах, что происходит с нашим телом. Будучи в состоянии разговаривать сами с собой и с другими, мы являемся владельцами "разума", но там, где чувствами исследуемый мир не охватить, мы умеем проникать либо догадкой, либо, более строго и однозначно, математикой, основанной на экспериментах. Можно было бы сказать, что наш (животный) разум вытягивает из себя построенные в себе "намётки", и, благодаря их информационно-формальной "обработке" возникает наше ЗНАНИЕ о макро- и микромире (от галактик до атомов). Тем самым над информационным уровнем обезьяны или тигра мы совместно надстраиваем "высшие этажи" генерализации, а это - "Законы Природы": то есть наше ЗНАНИЕ, изменяющееся в ходе истории как фильм, который тысячелетия назад двигался медленно, а в настоящее время ускоряется так, что отменяет "вчерашнее знание". И таким образом "разум" порождает для нас знание, которое постоянно разветвляется различными специальностями. Разум творит таким образом бесчисленное количество "вещей" или "реальностей" (стол из дерева является и столом из электронов, первое мы понимаем по привычке, а второе "косвенным путём теоретических рассуждений"). Философия же является инкубатором пропозициональных гипотез: "как это происходит" и "как разум это делает". Можно добавить, что способности и возможности "разума" в человеческих популяциях распределены неравномерно. Можно было бы сказать, что для одних людей математичность мира очевидна, потому что они располагают для этого (для таких диагнозов) хорошим соответствующим оборудованием, мозговыми конструктивными модулями (субагрегатами), а другие по строгим математическим разветвлениям взбираться не могут, так как им не хватает для этого соответствующих этому взбиранию способностей. (Математик не должен знать, "как он это делает", также, как никто неучёный не знает, как ему удаётся прыгать, плавать и взбираться).

8. Пока, не имея под рукой "машинного разума", мы можем рассчитывать только на различные МОДЕЛИРОВАНИЯ, устроенные в компьютерах на основе исключительно НАМИ составленных программ. (Нашим Разумом.) Так мы узнаем каким будет состояние Космоса через 100 миллиардов лет. (Насколько исходные данные для программирования "правильно" укоренены в реальности). В общем, в направлении проверок "подлинных сдвигов" возникающих таким образом фрагментов знания, непосредственно недоступного чувствам, движется, всё ещё экспансивно, "Машина нашего Знания", перерабатывающая информационные данные, КОТОРЫМИ МЫ ЕЁ ПИТАЕМ, и у нас нет уверенности, возникнут ли когда-нибудь машины-Демиурги, которые будут порождать следующие поколения Демиургов: пока это выглядит как Вавилонская башня, а мы стоим на её первом этаже...

написано в ноябре 1997