/ Language: Русский / Genre:love_history, / Series: Шарм

Любви Тернистый Путь

Синтия Райт

Путь настоящей любви — тернистый путь. Множество препятствий встретил молодой судовладелец Лайон Хэмпшир, дерзнувший пренебречь суровыми законами света и подарить свое сердце красавице служанке Миген Саут. Бурный водоворот событий закружил влюбленных, однако никакие смертельные опасности, никакие коварные интриги не в силах разорвать огненную нить страсти, связавшую Лайона и Миген, — страсти, преодолевающей все…

ru en М. М. Кобрин Black Jack FB Tools 2005-03-20 http://www.litportal.ru OCR LitPortal 28FA1CBD-12D9-49A6-8CEF-96B0088CAC7D 1.0 Райт С. Любви тернистый путь АСТ М. 1999 5-237-03929-4 Cynthia Wright Touch The Sun 1978

Синтия РАЙТ

ЛЮБВИ ТЕРНИСТЫЙ ПУТЬ

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Собирайтесь, парни, со своими инструментами,

С пилами и топорами, молотками и коловоротами.

Приносите колотушки и рубанки, ватерпасы и линейки,

Выпиленные из американской сосны звонкие рейки.

Мы примемся крышу для нас возводить,

И радостно песни звучащими будут.

Пусть наше правительство твердо стоит,

А граждане наши в свободе пребудут!

Франсис Хопкинсон. «Восстание: новая песня строителей Федерации», 1788 год

Глава 1

Зимнее солнце блистало во всех еще тающих сосульках, которые подобно сказочным алмазам свисали с крон ореховых деревьев. Миген Сэйерс верхом на своем сером мерине по кличке Лафтер направлялась на прогулку.

Покрытая грязью дорога под копытами Лафтера была отнюдь не идеальна для верховой езды. Однако — по сравнению с предшествующей зимой — этот день в начале января казался просто райским. Солнце светило и пригревало так, что можно было отказаться от тяжелой накидки.

Миген совершала верховые прогулки каждый день и утверждала, что делает это исключительно ради Лафтера. Однако Миген самой становилось не по себе, если она не могла покинуть дом. А последние недели обернулись бесконечной чередой дождей и снегопадов.

«Ореховая роща» была одной из самых больших плантаций в Виргинии и с самым прекрасным особняком к западу от горы Верной. Никто из местных жителей не мог бы назвать мисс Сэйерс южной красавицей. Проводящая целые дни в лугах верхом на Лафтере, конечно, без дамского седла, она представляла собой весьма оригинальное зрелище: с детства Миген прятала свою женственность под одеждой, которую выпрашивала у молодых грумов.

Родители Миген всю жизнь наслаждались охотой на лис, петушиными боями, танцами и картежными играми и любили попутешествовать. Девочка редко видела их, а когда это случалось, то мать и отец ограничивались тем, что изредка поглаживали ее по головке. А потому Миген росла вольным существом, со свободно развевающимися волосами цвета воронова крыла, умело и дерзко (подобно любому мужчине) державшимся в седле.

Миген ускользала от своих гувернанток, предпочитая брать книги из библиотеки и проводить послеполуденное время за чтением под одним из ореховых деревьев.

Минувшая осень выпала такой же, как и все остальные.

Рассел и Мелани Сэйерсы решили совершить вояж через океан, чтобы хорошенько повеселиться в Версале и Париже. Дочь же ехать не захотела. С чувством облегчения, прикрываемым беспомощными вздохами, они согласились, давно смирившись с тем, что Миген яростно сопротивляется их внезапным попыткам приобщить ее к светским развлечениям.

Сейчас, когда Лафтер мчался галопом по заболоченному лугу, девушка вновь унеслась мыслями к тому октябрьскому вечеру, когда узнала о кораблекрушении. С сообщением о гибели ее родителей прискакал их давний сосед Джеймс Уэйд. Миген тогда больше обеспокоило его отталкивающее «братское» объятие, чем трагическое известие о неожиданной потере матери и отца.

Вновь и вновь Миген ждала, когда же ее охватят горе и печаль. Но они так и не пришли. От понимания того, что она недостаточно любила своих родителей, у девушки было тяжело на душе. И тем не менее присущий ей здравый смысл подсказывал, что родители не сумели завоевать привязанность дочери, поскольку любили только себя…

Из чащи ореховых деревьев кто-то окликнул Миген, она нехотя сдержала бег Лафтера и повернула обратно к дому. Там ее ждал один из мальчиков-конюхов.

— В большом доме Уэйды, мисс.

Миген скорчила недовольную гримасу, но, зная, что соседи все равно будут пить чай и ждать ее, решила перебороть свое раздражение. Она отдала поводья конюху и направилась к внушительно выглядевшему кирпичному зданию в стиле эпохи короля Георга.

Крупная чернокожая повариха Флора при появлении Миген на кухне насупилась, но промолчала. У девушки были испачканы бриджи, а ее черные как смоль волосы разметались по плечам.

Но кто мог противиться ее обаянию? Румяные щеки, вызывающе обезоруживающая улыбка и сверкающие темно-фиалковые глаза. Маленькая, изящная Миген источала энергию и здоровье. Она промаршировала через кухню, пересекла холл и прошла в гостиную, где традиционно распивали чай вот уже четыре поколения Уэйдов и Сэйерсов.

Присцилла и Джеймс уже не удивились, увидев в дверях небрежно одетую хозяйку. За свои семнадцать лет она редко появлялась в приличествующем ее положению платье.

— Все отлично! Вижу, что ты не забываешь о себе! — воскликнула Миген, заметив в руках у Джеймса бокал с двойной порцией бренди.

Брат и сестра Уэйды, как всегда выглядевшие пристойно, молча улыбнулись плюхнувшейся в угловое кресло владелице дома.

Та усмехнулась, перебросив обутую в сапог изящную ножку через обитый розовым бархатом подлокотник.

— Чем объяснить подобную честь?

Темноволосый, полный Джеймс ответил несколько смущенно:

— Миген, ты ведешь себя так, будто бы ничего не изменилось. Мы обеспокоены и хотим узнать о том, каково состояние твоего духа…

Миген несколько смягчилась. Она перевела фиалковый взгляд с распутного Джеймса на его тоненькую рыжеволосую сестру. С детства две эти девочки — с несовместимыми характерами — были подругами, хотя в душе Миген относилась к Присцилле по-матерински.

— Я отнюдь не хочу быть непочтительной, но уж вам-то двоим должно быть известно, что мое существование не зависело ни от матери, ни от отца! В конечном счете…

— Миген! — одернула ее Присцилла. — Тебе следует научиться выражать уважение…

— Фи! — прервала Миген, еле сдержавшись от крепкого выражения. — Я порой прихожу к выводу, что честность — более достойная добродетель. Присцилла, ты превосходно знаешь, что мы с тобой никогда ни по одному вопросу не имели единого мнения. Не могу поверить тому, что ты теперь поучаешь меня! Я много размышляла о своих родителях и удовлетворена выводами, к которым пришла. А потому в советах твоих не нуждаюсь.

Миген привстала с кресла, и похожие на бусинки глаза Джеймса уставились на ее твердые груди под мальчишеской курткой.

В этот момент вошла служанка с чашкой и блюдцем для Миген, и невольная пауза позволила присутствующим несколько остыть.

— Тебе что-нибудь известно о состоянии твоего отца? — спросил Джеймс.

— Ничего сколько-нибудь обнадеживающего. Наш поверенный, мистер Бампсток, сообщил мне в письме о том, что отец, видимо, оказался в долгах. Адвокату, конечно, хочется, чтобы я подольше пребывала в томительном ожидании. Можно надеяться, что окончательные выводы будут сделаны к концу месяца. Однако, зная привычку мистера Бампстока затягивать…

Джеймс одним глотком выпил оставшееся в бокале бренди («Довольно жаден, судя по его жесту», — подумала Миген) и облизал губы, дабы не пропало ни капли жидкости.

— Милая Миген, я очень не люблю торопиться, но на некоторые проблемы приходится обращать внимание. Завтра я отправляюсь на Север, в Филадельфию. И я просто не мог выехать, снова не повидавшись с тобой и не убедившись, что у тебя все хорошо. — Джеймс подошел, приблизив свое лицо к Миген так, что та сморщила нос от окутавшего ее запаха бренди. — Если я тебе потребуюсь до завтрашнего дня, то буду рад оказаться рядом с тобой в любое время.

— Я запомню, милый Джеймс. Надеюсь, ты не лишишься сна в ожидании моего зова? — Миген произнесла эти слова с нежнейшей улыбкой, которая, правда, не могла скрыть от собеседника ее сарказма.

— Тогда я пойду. — Джеймс нелепо откашлялся. — Уверен, что у вас двоих найдется о чем поболтать. Позже я пришлю экипаж обратно. До свидания!

Он удалился, и Миген с любопытством взглянула на Присциллу:

— Филадельфия!.. Что привлекает туда твоего очаровательного братца?

— Фактически он отправляется туда ради меня. Надеется там сосватать свою сестренку.

— Что?.. Ну продолжай же… Оставаться в неизвестности для меня мучительно!

— Если все пойдет нормально, — приободрилась Присцилла, — то к весне я стану женой богатого человека. Разве это не волнующая перспектива? Я буду дамой светского филадельфийского общества!

— О черт побери! Ну и простушка же ты! Ведь Джеймс еще даже не выехал! Ты что, воображаешь, будто он зайдет в некий магазин и подберет тебе богатого мужа?

В голосе Миген все резче звучала обида, она вскочила и стала ходить взад-вперед по толстому восточному ковру. Ох как она злилась на Джеймса Уэйда! Присцилла была глупенькой, дабы понять все, но Миген-то знала, что брат успел растранжирить состояние Уэйдов после смерти их отца. Джеймс не ограничивал свои расходы на выпивку и сигары, картежную игру и путешествия, исходя из некоего предположения, будто поместье «Зеленые холмы» может приносить доходы вечно и само по себе, без каких-либо затрат и вложений. А теперь он намеревался продать свою сестру точно так же, как уже распродал ценные картины, дорогих лошадей и богатую землю.

— Боже мой, Миген, ты ведь знаешь, что Джеймс сделает для меня все! Он считает, я должна занять в обществе положение, достойное моей красоты. Разве это не сладостные речи любящего брата?

— Они слаще того, что я способна переварить, — проворчала Миген и посмотрела в изумрудного цвета глаза своей подруги. — Ты действительно счастлива? Ты хочешь выйти замуж за незнакомца?

— Джеймс не выберет человека ниже нашего круга. Кроме того, есть более важные вещи, нежели любовь. Я не знала, что ты так романтична. — Присцилла взглянула на бриджи Миген и ее буйные локоны. — Не удивлюсь, если в тебе проснулась ревность. Я бы не отклонила ни одного предложения о браке из тех, которые ты на днях получила.

Миген напряглась и стала похожа на готовящегося к прыжку котенка. Густые черные ресницы почти прикрыли ее сузившиеся глаза.

— Я могла бы тебе привести десяток аргументов, и каждый, несомненно, заставил бы тебя упасть в обморок. Но многолетний опыт научил меня, что ничто не способно преодолеть броню твоей восхитительной прически и проникнуть в твой мозг.

Порой мне кажется, что у тебя и в голове только рыжие локоны.

Ответ Присциллы, неизменно терпящей поражения в подобных словесных дуэлях, был робок и осторожен:

— Я прощаю эту грубость, которую, вероятно, можно оправдать твоим горем. Ты даже не замечаешь, как люди интересуются тем, что ты намерена делать теперь, когда твои мама и папа.., ушли. — Она вздохнула и печально покачала головой.

Долив себе чаю, Миген снова опустилась в кресло и возмущенно спросила:

— Что это должно означать? Разъясни-ка, моя умница!

— Ты, конечно, понимаешь, что не можешь оставаться здесь… одна…

— Не имею представления почему! Почти всю свою жизнь я провела одна. Кроме того, «одна» — понятие довольно отвлеченное, поскольку в нашем доме больше слуг, чем пальцев у нас с тобой вместе на руках и ногах. Далее… — Она со злостью хлопнула по столу изящным кулачком. — Далее. Это только мое дело, и оно никого не касается!

— Ты, Миген, так глупа! Неужели предполагаешь, что тебя никто не замечает? Семнадцатилетнюю девушку? Ведь мужчины тебя не обходят вниманием. Ради себя, дорогая, тебе следует начать заботиться о своем будущем! О муже…

— Не вмешивайся в чужие дела!

— Миген! — Милое личико Присциллы зарделось. — Даже Джеймс беспокоится о тебе. Он уже подумывает, что после моего отъезда из усадьбы ты смогла бы переехать к нам…

— Ни в коем случае! — вскочив на ноги, взорвалась Миген: на мгновение показалось, будто вокруг нее смыкаются обшитые модными панелями стены, и ее охватило отчаяние. — Почему вы не можете оставить меня в покое? Конечно, лишь потому, что у меня иные представления о жизни и счастье, вы окрестили меня неудачницей и вздорной личностью!

Присцилла удивилась, увидев засверкавшие в глазах подруги слезы. И хотя ничего не поняла из того, что говорила Миген, тем не менее на нее это произвело впечатление.

— Мне очень жаль, что я такая плохая хозяйка, но.., духота в комнате сводит меня с ума. Мне до захода солнца просто необходимо еще раз проехаться верхом. — Гнев Миген испарился; она снова была полна бурной энергии и быстро наклонилась, чтобы поцеловать Присциллу в щеку. — Я прикажу подать тебе еще чаю и пирожных. Пожелай от моего имени Джеймсу… успешной поездки.

С этими словами Миген умчалась на кухню, где дала Флоре соответствующие указания. Старая повариха последовала за ней до двери, вытирая грубые руки о белый фартук, и долго смотрела вслед бежавшей через сад Миген.

— Тяжелые времена уже приближаются, — пробормотала Флора. — Господи, что же станет с моим маленьким смеющимся беби?.. Когда-то ведь она должна повзрослеть! Неужели в этом уродливом мире нет места для такой чистой и беззаботной пташки?..

Глава 2

В конце января площадь Франклина, как и вся Филадельфия, была прикрыта тяжелыми хлопьями мокрого снега, но в только что отстроенном трехэтажном библиотечном крыле было сухо и уютно. Сегодня Бенджамин Франклин, государственный деятель, философ и естествоиспытатель, один из авторов Декларации независимости и Конституции Соединенных Штатов, почувствовал себя лучше и, одевшись, пил там чай со своей дочерью Сэлли Бэче.

Библиотека отражала его личность в большей степени, нежели весь дом, так как была своеобразной выставкой его изобретений, значительная часть которых постоянно использовалась.

Например, самый последний камин, сооруженный по чертежам Франклина, сейчас равномерно излучал тепло. Рядом лежало новое приспособление, с помощью которого доктор мог взять книги с верхней полки.

Ему было восемьдесят три года. Выглядел он болезненным и осунувшимся, но тем не менее, как всегда, чуть настороженным и уверенным в себе. Постоянная боль в желчном пузыре вынуждала Франклина принимать большие дозы настойки опия, однако он хорошо владел собой. Сегодня его настроение было лучше, чем всегда.

— Вот это, Сэлли, воистину настоящий чай! Позаботься, чтобы чайник был полон к приходу Лайона. Ему захочется согреться.

— Чаем? — с сомнением переспросила Сэлли.

— Ей-богу, ты права! — Отец рассмеялся. — — А бренди есть?

— Ждет внизу на подносе, — ответила она.

— Вот это хорошо.

Доктор отпил глоток чаю, внимательно рассматривая вступившую в средний возраст дочь. Белый домашний чепец и выбивающиеся из-под него пушистые с проседью локоны, обрамляя лицо, придавали ему свойственное всем Франклинам доброе и теплое выражение.

— Ты выглядишь усталым, — заметила она. — Не чувствуешь боли? Хочешь прилечь?

— Нет-нет! Я просто задумался о Лайоне. Ты помнишь тот первый вечер, когда он пришел сюда?

— Ну а как же? Позапрошлым летом, не так ли? Мне припоминается, что в тот день шел дождь и было очень тепло, а ты наверху приводил в движение педальный вентилятор…

— И был «голым как беби»! — добавил он, счастливо улыбнувшись. — Никогда не забуду этих слов Лайона. То был первый день работы Учредительного конвента, обсуждавшего проект конституции. Из-за грозы я остался дома, и Лайон в тот вечер пришел сюда вместе с делегатами, чтобы рассказать мне о заседании.

— Правильно! И скоро он стал одним из делегатов. В то время это казалось странным.

— Он только что вернулся тогда из стран Востока с великолепным грузом. Я буквально протолкнул его на конвент еще до того, как он понял, что произошло. Но все, слава Богу, обернулось хорошо. Лайон стал моими глазами и ушами в те дни, когда я не мог посещать заседания. Держу пари, что обретенный им опыт повлиял на него только положительно.

— На Лайона Хэмпшира? — насмешливо спросила Сэлли, поднимаясь из кресла. — Конечно, он очарователен. Но у меня создалось впечатление, что Лайона больше интересуют авантюры, женщины и деньги!

В ответ на эти слова в дверях раздался цинично звучащий голос:

— Моя милая миссис Бэче, подобное описание моего характера меня изничтожило!

Сэлли резко обернулась, и ее без того розовые щеки зарделись от смущения.

— Лайон, я.., я говорила об этом только в самом хорошем смысле…

Обаяние Лайона было способно заставить прикусить язычок любую женщину, и Сэлли Бэче не составляла исключения. Капитан Хэмпшир казался выше, чем обычно, а его плечи выглядели шире, кожа стала более загорелой, а волосы еще светлее. Он улыбнулся, и весело заискрились синие, как воды океана, глаза.

— Миссис Бэче, я восхищаюсь женщиной, имеющей свое мнение. Не отказывайтесь же от него!

Она смущенно поправила чепец и постаралась спрятать под него локоны.

— Но, Лайон, вы же знаете, как мы все любим вас. Увидеть вас снова просто замечательно. Надеюсь, что ваше путешествие оказалось успешным! Но похоже, однако, вы похудели…

— Чем дальше мой корабль удалялся от Китая, тем менее привлекательным казалось мне взятое про запас продовольствие.

Однако уверен, что теперь все можно исправить с помощью нескольких ваших прославленных блюд.

Сэлли снова зарделась, и в разговор наконец вступил доктор Франклин:

— Неужели моя дочь так очаровательна, что вы не можете уделить ни взгляда, ни слова ее старому, хворому отцу?

Лайон рассмеялся, а Сэлли воскликнула:

— Кажется, меня зовут дети! Я тотчас вернусь с закусками для вас.

Она поспешно вышла из библиотеки, и Лайон сел в уютное красное кресло, стоящее напротив Франклина. Наклонясь вперед, он с почтением пожал исхудавшие руки своего наставника.

— Мне не хватает слов, — произнес Лайон, — чтобы описать, как я рад, вернувшись домой, увидеть, что вы чувствуете себя лучше.

Прошло больше года со времени отъезда Лайона в Китай, и теперь он был удручен явным ухудшением здоровья Франклина.

Спадавшие тому на плечи жидкие волосы поредели. Он ссутулился, а мучительные боли прочертили сотни новых морщин на его лице. Однако не померкли ни его улыбка, ни его умные темные глаза.

— Вы попали в самую точку. Мне действительно лучше.

Мое тело усыхает, но мозг работает так же активно. Контраст между моими умственными и физическими способностями колоссален! — Он умолк, как бы для того, чтобы передохнуть. — Но я вижу, как поживаете вы! Морской воздух, должно быть, пошел вам на пользу. Вы выглядите замечательно!

Они успели пространно обсудить увиденное Лайоном в Китае и последние события в Америке, когда в библиотеку вернулась Сэлли Бэче с бренди и закуской для Лайона. Она хотела поговорить с отцом о конфликте, в который оказался втянут внук Франклина.

Отхлебывая маленькими глотками бренди, Лайон вспоминал, в каких огромных количествах он поглощал эту жидкость с того момента, как три дня назад вернулся в Филадельфию. Как же сказать доктору Франклину о своих новых амбициях?

В конце концов, во всем был виновен старик! Это он убедил Лайона участвовать на постоянной основе в работе Учредительного конвента, включив его в элитную группу, которая почти каждый вечер встречалась на площади Франклина. В группу входили такие видные государственные мужи, как Джордж Вашингтон, Джеймс Медисон, Роберт Моррис, не говоря уже о самом Франклине.

Лайон за это время приобрел опыт, который разжег в нем страстное желание добиться большего, пылкое стремление войти в круг этих людей, блестящие умы и отвага которых формировали новую нацию Америки. Пребывая день за днем в душной Восточной комнате Государственного дома, Лайон не отдавал себе отчета в том, как он сам изменяется. Он лишь понимал, сколь сильно увлекают его даже самые продолжительные, самые напыщенные речи, как интересен ему каждый поворот в дебатах.

Но осенью наступило время Лайону вернуться на Восток.

Молодой человек любил море. Пройдя через битвы войны за независимость английских колоний в Америке и получив ученую степень в Гарварде, Хэмпшир предпочел заняться новой по тем временам торговлей с Китаем, стремясь окунуться в жизнь, полную отваги и неожиданностей, и, конечно, сколотить себе состояние. Другие суда то и дело оказывались жертвами враждебных кораблей и бурных штормов, но эти военные действия обернулись довольно беззаботной жизнью для капитана Хэмпшира.

И теперь, достигнув тридцатидвухлетнего возраста, он был и богат, и красив, и удачлив. А главное, доволен собой… Во всяком случае, до своего последнего плавания.

Сделав большой глоток бренди, Лайон поднял глаза и увидел, что миссис Бэче удалилась, а доктор Франклин наблюдал за ним как всегда испытующе-пронизывающим взглядом.

— Вы выглядите задумчивым, — как бы вскользь заметил государственный деятель. — Вас что-то беспокоит? Быть может, женщина?

— О Боже, конечно же, нет! — с горячностью ответил Лайон. — Если бы все сводилось лишь к этому, как просто бы все было! Вы действительно хотите знать, в чем дело? Вы точно хотите это услышать?

Франклин растерялся. Он никак не предполагал, что вежливый вопрос вызовет такую бурную реакцию у обычно хладнокровного и циничного Лайона.

— Конечно, если только…

— Тогда я расскажу, и вас это здорово развеселит! На обратном пути домой я попал в шторм, который задержал меня настолько, что я не успел к выборам в первый конгресс!

Франклина слова Лайона чрезвычайно озадачили.

— Как я должен понимать это?

— Это означает, что я намеревался возвратиться вовремя и получить место в конгрессе!

— Я правильно вас понял? Могу поклясться, что вы…

— Да! И в этом, знаете ли, ваша вина. Во время Учредительного конвента я загорелся, я стал одержимым человеком!

После нескольких месяцев в море мне так хотелось вновь оказаться в Государственном доме и слушать обсуждение Медисоном плана, касающегося Виргинии. Скажу вам честно, что это вошло в мою плоть и кровь. А теперь я упустил свой шанс! Как, черт побери, вы собираетесь поступить?

Лайон наклонился вперед. Его мускулистые плечи напряглись, чуть не порвав сшитый на заказ модный пиджак. Сердитые синие глаза засверкали.

— Я? — отозвался Франклин. — Мой дорогой мальчик, я все же надеюсь, что вы не обрушите свой яростный гнев на меня! Я старый и очень ослабевший человек… — Он заморгал, и Лайон неожиданно смягчился.

— Черт побери, надо же мне возложить вину на кого-то! — пробормотал он, стараясь скрыть улыбку.

— Так будет получше. Сказанное вами для меня потрясение, хотя я должен признать, что давно заметил вашу горячую заинтересованность. Но не думал, что она приобретет такие масштабы.

— Да я и сам не думал, — проворчал Лайон.

— Но так или иначе, не следует отчаиваться. Вас бы все равно не выбрали. Это, однако, не значит, что люди, которые войдут в конгресс, чем-то лучше вас. Но я боюсь, что на нынешнем этапе у вас довольно много минусов.

— Например? — Лайон упрямо вздернул подбородок.

— Ваш хорошо известный прав, — вкрадчиво ответил Франклин, подняв брови, как бы желая подчеркнуть, что этот факт неоспорим. — Ваш возраст, ваше происхождение, ваше семейное положение, ваша репутация ловеласа и авантюриста, даже ваша внешность, наконец.

— Внешность? Что, черт возьми, порочного в моей внешности?

— Абсолютно ничего, и в этом-то вся проблема. Вы выглядите слишком импозантно и самоуверенно и не производите впечатления интеллигентного человека с серьезными намерениями.

— Это же абсурд! — взорвался Лайон, вскочив с кресла.

Франклин, улыбнувшись, приподнял испещренную старческими жилками руку:

— Я никогда не говорил, что придерживаюсь этой теории, мой мальчик. Но боюсь, что ее разделяет довольно широкий круг людей. Что же касается вас, то я уже назвал ваши слабые стороны. Если вы действительно серьезно относитесь к тому, чтобы стать членом конгресса, то вы должны поработать над собой и после этого выдвинуть свою кандидатуру и составить себе имя.

Старик улыбнулся, веселые искорки плясали за его очками в золотой оправе.

Лайон сел в кресло и пригладил волосы.

— Я не привык выжидать, — наконец сказал он со вздохом.

— Не так-то просто изменить весь уклад своей жизни в один миг. Я понимаю, вы привыкли к тому, чтобы сразу получать желаемое. Но, возможно, настал тот момент, когда вам следует идти на компромиссы. Я посоветовал бы развивать в себе терпение н научиться тщательно разрабатывать свои планы.

Существует некий путь, следуя которому можно было бы и поскорее стать респектабельным.

— И что же это за путь?

— Вам нужно жениться.

Лайон взглянул так, будто ему нанесли удар, на мгновение даже потеряв дар речи, но наконец сумел выдавить из себя несколько слов:

— Что? И вы говорите об этом так, будто речь идет о том, что нужно заказать портному новое платье!

— Может быть.

— Заказать жену? Мне?

Франклин молча взял чашку чаю и приподнял выцветшую бровь, словно подтверждая, что никогда еще не был столь уверен в своих словах.

Глава 3

Утреннее солнце заливало янтарными лучами столовую, в которой Лайон завтракал с пригласившим его в гости доктором Илайшей Диком. Они не виделись тринадцать лет — с тех самых дней, когда вместе учились в академии, — и были рады убедиться в прочности своей дружбы. Доктор Дик предпочел более спокойную жизнь семейного человека и преданного своему делу врача, но отнюдь не удивился, узнав, что его бесшабашный друг пустился в авантюры.

— Не могу выразить словами, как счастлив, что прошлым вечером ты разыскал меня! — в десятый раз повторил доктор Дик. — Я приятно изумлен, что ты помнишь о моем пребывании здесь! И особенно доволен этим, поскольку знаю, что Джеймс Уэйд страстно желает, чтобы ты остановился именно у него, на плантации «Зеленые холмы», что совсем недалеко от меня.

Улыбнувшись, Лайон раскурил сигару.

— Это мягко сказано! Мне ведь понадобилось убедить Уэйда поехать в Виргинию раньше меня. Он же хотел дождаться меня и показать дорогу. Я боялся, что если остановлюсь на его плантации, то Джеймс станет навязывать мне свою сестру! Кроме того, я не хотел упустить возможности повидаться с тобой. В наши дни добрые друзья — это редкость. Я уверен, что мы никогда не потеряли бы связь, не переверни война все вверх тормашками.

— Лайон.., я знаю, что ты сегодня утром собираешься отправиться к Джеймсу, и я не хочу тебя надолго задерживать, но… — Врач в смущении старался подобрать правильное слово. — Это вовсе не любопытство, но я знаю Уэйдов довольно долго, и подобная новость о тебе и Присцилле поразила меня!

Улыбка Лайона превратилась в гримасу.

— Потому что я никогда не виделся с этой девушкой?

— Конечно, и это.., но дело в самой Присцилле!

— Только не говори, что она уродлива! Ее брат описывал мне красоту сестры до тех пор, пока, к моему величайшему удовольствию, портвейн, который он лакал безо всякой меры, не свалил его с ног.

— О, нет-нет! Она очаровательное создание, благовоспитанна и так далее. Однако пустышка и самовлюбленная. Этакий нарцисс женского рода. Я просто не могу понять, как все это произошло. Черт возьми, я предполагал, что уж ты-то женишься на самой очаровательной, самой восхитительной женщине на земле, а Присцилла…

— Ты говоришь, что она пустышка? Так это же блестяще!

Просто замечательно. — Лайон загадочно ухмыльнулся, но все-таки пожалел любопытного доктора Дика и поведал ему свою историю:

— Пусть тебя это так не волнует, Илайша. Такова моя идея. Случилось, что Джеймс Уэйд приехал в Филадельфию месяц назад, как раз в тот момент, когда я больше всего нуждался в нем. Мы встретились в таверне «Индейская голова». Он выяснил, что я как раз.., скажем так, подходящий человек, и сделал мне предложение: будто портной сшил то, что мне было как раз нужно.

— Что же он предложил? — спросил расхрабрившийся Дик.

— Жену, которая может стать украшением. Я честолюбив и намерен стать в течение ближайших лет членом палаты представителей или даже сенатором, и одно из главных условий для достижения этого — быть женатым! Мне же, как ты понимаешь, как раз подходит, чтобы подобная сделка не осложнялась долгими ухаживаниями, охами и вздохами. Создается впечатление, будто Присцилла отнесется ко мне равнодушно, то есть точно так же, как я к ней. Она, выйдя замуж за меня, получит богатство и положение в Филадельфии. Я же получу благовоспитанную, красивую жену. Именно такая сделка мне и нужна.

Хэнне Дик вошла в комнату, чтобы предложить мужчинам еще кофе.

— Нет, благодарю вас, — ответил Лайон и, перед тем как встать, погасил сигару. — Завтрак был вкуснейшим, но теперь мне нужно идти. Не следует заставлять ждать свою будущую невесту!

Хэнне просияла при его словах, но Илайша слишком хорошо знал этот насмешливый блеск в синих глазах Лайона. Он вспомнил, как волновался за друга в юности, но заставил себя подавить беспокойство. В конце концов, Лайон был уже взрослым мужчиной и — при всем своем безрассудстве — энергичным, настойчивым и неизменно удачливым.

* * *

— Не могу поверить, что ты способна так долго спать! — воскликнула Миген, раздвигая темно-красные и розоватые парчовые пологи, закрывающие кровать.

Присцилла чуть приоткрыла один глаз и довольно убедительно застонала. Когда Миген распахнула тяжелые шторы, солнечный свет залил холодную комнату.

— Мне надо выглядеть замечательно! — проворчала соня. — Разве не так? Сон весьма важное средство для сохранения хорошего цвета лица.

— Уже больше десяти, тупица, а сегодня приезжает твой жених.

Присцилла пропустила мимо ушей сарказм, прозвучавший в голосе Миген, и с довольной улыбкой лишь пригладила свои золотисто-каштановые локоны.

— Спасибо, Миген. Знаешь, если ты не станешь возражать, то и тебе бы пошло на пользу побольше спать — ради твоей же красоты. Ты же выглядишь настоящей дикаркой!

Миген раздраженно отбросила назад свои блестящие черные волосы и села на стоящую у окна скамью.

— Мне совершенно наплевать, Присцилла, как я выгляжу.

У некоторых существуют более серьезные заботы, чем цвет своих щек.

— Как это нудно, — сказала Присцилла, зевая и критически рассматривая спутанные волосы Миген и ее испачканные грязью бриджи и куртку. — Никак не могу понять, почему ты постоянно носишь эту ужасную мальчишескую одежду. Ведь у тебя же есть прекрасные платья!

Миген отмахнулась от ее слов и достала из жилетки изрядно помятый листок.

— Это письмо я вчера получила от мистера Бампстока.

— От кого?

— От поверенного в делах отца! — В голосе девушки звучала безнадежность. — Все уже урегулировано. Плантация и рабы, дом, обстановка и все остальное будут проданы для покрытия долгов, а мне следует отправиться в Бостон.

— В Бостон? Для чего?

— Там живет Агата, незамужняя тетя матери. До своего совершеннолетия я должна жить с ней. Мистер Бампсток информировал, что иного выбора у меня нет! — Миген передернуло, и она быстро пересекла комнату. — Я виделась с тетей всего один раз. Она была скрюченна, глуха и вся пропахла плесенью…

Я там сойду с ума!

Только сегодня Миген начала сознавать, насколько оказалась неподготовленной к истинному финансовому положению своих родителей. Даже несмотря на неоднократные намеки мистера Бампстока.

Проведя детство и юность на плантации «Ореховая роща», в роскошно обставленном особняке, Миген никогда не задумывалась о богатстве своей семьи. Однако письмо поверенного в делах раскрыло ей истину, четко зафиксированную в бухгалтерских книгах. Сэйерс неоднократно допускал чрезмерные расходы. Хотя прибыли от плантации и были значительными, их, однако, намного превышала стоимость экстравагантного образа жизни Рассела и Мелани.

Миген с ужасом вспоминала о роскошных обедах и балах, о шелковых и атласных платьях матери, о дорогой мебели и изготовленных на заказ париках. У девушки не было причин быть снисходительной ко всем этим тратам, особенно теперь, когда выяснилось, что все должно быть продано для оплаты долгов.

Миген становилась бездомной.

Завершающим ударом стала новость о том, что она должна переехать в Бостон, к тете Агате. Разум Миген восстал против несправедливости фортуны. В темно-фиалковых глазах отражалось переполнявшее ее негодование…

— Вполне вероятно, — заметила Присцилла, взяв из рук горничной Лили чашку горячего шоколада, — Бостон может оказаться тем, что тебе нужно, Миген. Если твоя тетя богата, ты, несомненно, привлечешь внимание некоторых очень видных мужчин. Фактически твои шансы выйти замуж там будут выше, чем здесь, в Виргинии, где все молодые люди знают, что ты… как это сказать?..

— Да замолчи же, Присцилла. Мне нужно найти выход из этого лабиринта.

Высокая, тощая чернокожая девушка суетилась по спальне, разбрызгивая воду и выкладывая одежду, так что Миген вынуждена была снова сесть у окна. Она прижала колени к груди и задумалась, пристально глядя в окно.

Январь и половина февраля были отвратительно сырыми.

Но последняя неделя принесла сильную оттепель. Обширные лужайки были окрашены в коричневый тон, небо заголубело, и Миген почувствовала, что ужасная зима наконец осталась позади. Вскоре дороги станут пригодны для путешествия, и она отправится в Бостон. Ее на мгновение охватила жалость к себе, и на ее густых ресницах задрожали слезы.

— Мне интересно, каков же он? — обратилась Присцилла к своему отражению в зеркале на туалетном столике.

Лили расчесывала ее длинные золотисто-каштановые локоны, пока они не заискрились под лучами солнца, а госпожа не закрыла глаза и слегка не откинула назад голову.

— Ты имеешь в виду своего жениха? — спросила Миген не без иронии, многозначительно подчеркнув последнее слово.

Веки Присциллы затрепетали, и полные красные губы дрогнули в улыбке.

— Ведь «жених» — милое слово? Джеймс говорит, что он ужасно красив и уж так состоятелен. Представь себе, он хочет жениться на мне, хотя в Филадельфии полно красоток!

— Да, — холодно ответила Миген — Такое трудно представить!

— Какой волнующей будет там жизнь! Джеймс говорит, что балы чуть ли не каждую ночь!

Миген неожиданно приподнялась и прижала свой маленький носик к стеклу — Присцилла, я не хочу прерывать твои грезы, но полагаю, что твой принц подъезжает!

Между огромными дубами, которые росли вдоль ведущей к особняку дороги, появился всадник. Его светлые волосы были аккуратно перевязаны на затылке, открывая бронзовое точеное лицо Он хорошо держался в седле, легко и грациозно, несмотря на свои габариты.

— Почему верхом? — беспокойно спросила Присцилла, присоединившаяся к Миген. — Я полагала, что он приедет в экипаже! Посмотри на его накидку. Такой красивый зеленый бархат, и как хорошо сшита!

Миген вдруг почувствовала свою беспомощность, но продолжала смотреть, как Лайон Хэмпшир приблизился к особняку, вручил мальчику-слуге своего коня, улыбнулся рабу, бросил ему монету и стал уверенно подниматься по широким ступенькам к парадной двери.

Присцилла засуетилась. С помощью Лили она надела одну за другой дорогие кисейные нижние юбки, затем натянула модные бежевые муслиновые юбки.

Пока служанка умело клала краску на высокие скулы своей госпожи, Миген обошла огромное палисандрового дерева кресло и попыталась привлечь внимание подруги.

— Присцилла, мне, пожалуй, лучше отправиться домой. Я должна укладывать вещи. К тому же полагаю, что тебе будет трудно представить меня мистеру Хэмпширу.

— Миген, милая, как ты думаешь, я не переусердствую, если надену изумрудное ожерелье?

Миген поднялась и раздраженно всплеснула руками.

— Не могу поверить в то, что мое мнение имеет для тебя какое-то значение? — Ее прервал громкий стук в дверь. — Почему бы тебе не спросить своего брата? В конце концов, он для тебя авторитет во всех вопросах. Желаю удачи, Присцилла.

Когда ты едешь в Филадельфию?

— Через четыре дня.

— Ну тогда я еще приеду к тебе попрощаться.

Она открыла дверь, чтобы впустить Джеймса Уэйда, в близко поставленных глазах которого была радость триумфа. При виде Миген жирное лицо Джеймса расплылось в широкой улыбке.

— Какая приятная неожиданность, моя дорогая! Позволительно ли мне отметить, что ты самая прелестная оборванка, какую мне приходилось когда-нибудь встречать? Особенно обворожительно пятно сажи на твоем носу!

Из его нагрудного кармана возник надушенный платок, и Миген, увидев, что платок приближается к ее носу, нырнула под протянутую руку Уэйда.

— Общение с тобой, Джеймс, доставляет мне, как всегда, поразительное удовольствие! — приторно пропела она банальную фразу и быстро побежала вниз.

Затем Миген перегнулась через дубовые перила, желая убедиться, что путь для побега свободен, и поспешила вниз по широкой лестнице. Она бежала так быстро, что, оказавшись на последней ступеньке в тот момент, когда появился Лайон Хэмпшир, не сумела остановиться. И только сила Хэмпшира спасла их обоих от падения на пол. При столкновении Миген невольно уткнулась лицом в белоснежные рюши его манишки. Она пришла в ужас, поняв, что ее дыхание замерло и, что еще хуже, она вся трепещет в крепком и уверенном объятии жениха Присциллы.

— Боже мой! — рассмеялся он. — С вами все в порядке молодая, как вас.., леди? — Последнее слово прозвучало не столь уж уверенно: пышные, цвета воронова крыла локоны девушки и странный мужской наряд неожиданно смутили Лайона.

Миген взглянула в синие глаза, сверкавшие высоко над ее головой. Руки незнакомца разомкнулись, и она почувствовала, как уверенность покинула ее.

— Простите меня, сэр. Мое поведение ужасно, не правда ли? — И невольно ответила усмешкой на его ухмылку, заметив, как мужчина критически изучает ее.

Лайон был заинтригован: миниатюрная, изящная, с чудными аметистовыми глазами и запачканным сажей личиком… Необычная девушка! Лицо Миген с маленьким, упрямым носиком и с образующей симпатичные ямочки улыбкой выглядело обманчиво детским. У Хэмпшира, однако, создалось впечатление, что она старше и умнее, чем выглядела. Его охватило любопытство.

— Вы, случайно, не Присцилла? — спросил он с надеждой.

— О Боже! Конечно, нет! Каким бы ужасным потрясением обернулось это для вас! Я.., я просто.., служанка, — не подумав, сболтнула Миген и умолкла, не понимая, зачем так сказала, но решила, что сложившаяся ситуация еще более собьет ее с толку, если она попытается все разъяснить, и продолжила игру:

— Мне нужно бежать! Еще раз прошу меня простить, сэр!

Она исчезла так же быстро, как и возникла, оставив изумленного Лайона одного в отделанной мрамором прихожей.

* * *

Длинные лучи переливчатого лунного света пересекали погруженную в темноту прихожую и разливались серебряными пятнами на ковре ручной работы. Миген сидела, упершись локтями в полированную крышку стола и положив подбородок на сцепленные ладони. Она рассматривала миниатюрный портрет тети Агаты и чувствовала себя совершенно несчастной. Часы в высоком футляре пробили двенадцать.

Миген затянула кушак китайского шелкового халата и вышла на выложенную плитами террасу. Порыв прохладного ночного воздуха освежил и приободрил ее.

— О Боже, — прошептала Миген, вглядываясь в чернильно-темное усыпанное звездами небо. — О Боже! Не можешь ли ты помочь мне? Я так нуждаюсь в помощи для осуществления своего плана.

Грустно улыбаясь, девушка вернулась в пустой дом, темный и спокойный после стольких лет наполнявшего его веселья и света. Выбрав бронзовый подсвечник и прикрыв огонь рукой, Миген поднялась по лестнице, а затем прошла по коридору в свою просторную спальню. Она натянула чистые, обтрепанные бриджи, грубую шерстяную рубашку и теплую серую куртку.

Высоко закатав манжеты, нашла ленту и подвязала сзади волосы.

Ведущая на кухню задняя лестница была холодной и крутой, и Миген держалась в темноте за сырые стены. Ботинки на пряжках стояли перед кухонной дверью, и, натянув их, она вышла к конюшням. Ее Лафтер стоял в первом стойле. Миген привыкла сама седлать своего мерина, и уже через несколько минут была на дороге.

Свет луны, пробивая кроны деревьев, отбрасывал жуткие тени, но Миген было не до страхов. Путь до «Зеленых холмов» занял менее получаса, и, увидев дом, она остановила лошадь и продолжила путь пешком. Миген привела Лафтера в рощу и привязала его к низко растущей ветке.

Вход для слуг ей был знаком столь же хорошо, как и в своем собственном доме, и Миген, сняв башмаки, тихо проскользнула в дом. Потребовалась минута, чтобы добраться до комнаты Присциллы, и, не теряя времени, она разбудила свою подругу. Та уж было собралась закричать.

— Присцилла, не делай глупости! — — приказала Миген, зажав рукой красные полные губы Присциллы. — Это я! Мне нужно поговорить с тобой!

Присцилла откинулась на кружевные подушки. Глаза ее от страха все еще были широко раскрыты.

— Миген! Что ты здесь в такой час делаешь? Нет, ты самая потрясающая личность…

— Мне надо поговорить с тобой. Я нашла наилучшее решение всех наших проблем!

Глава 4

Большие, выкрашенные в желтый цвет почтового ведомства колеса выглядели столь красиво, что доктор Дик с недоверием смотрел на дилижанс. Прохладный, пронизанный солнечными лучами ветер взъерошил темные волосы Илайши, когда он обернулся к Хэмпширу.

— Ты уверен, что сие хитроумное сооружение достаточно прочно?

Лайон громко рассмеялся, заканчивая прикреплять к карете свой саквояж.

— Илайша, ты уж слишком скептичен! Заверяю тебя, что мой экипаж не только достаточно прочен, но и считается одним из быстрейших транспортных средств, встречающихся сегодня на дорогах. — Он обошел вокруг кареты, чтобы пожать руку своему другу. — Благодарю тебя за прекрасные условия, созданные мне в эти дни. Я был очень рад вновь повидать тебя и наконец познакомиться с твоей Хэнне.

— Мы тоже получили наслаждение. И будем рады приветствовать тебя у нас в любое время. — Доктор Дик немного помолчал, слегка нахмурившись. — Ты уверен, что брак с Присциллой Уэйд так уж тебе необходим?

— Я признаю, что Джеймс, может быть, и переоценил свою сестру, — сухо улыбнулся Лайон, — но девушка мне подходит.

Ее пустая красота вполне соответствует моим планам.

— Я полагаю, — сказал Илайша, — что мы расстаемся по-доброму. Еще раз благодарю тебя за твой визит ко мне. Было очень приятно поделиться друг с другом тем, что произошло за минувшие годы в нашей жизни. Надеюсь, после того, что ты рассказал мне, твой конфликт с Маркусом Римсом каким-то образом будет улажен. Это просто позор… Быть может, твой брак изменит…

— Из-за Маркуса я не теряю сна, и вот уже пятнадцать лет меня не мучит бессонница, — лаконично заметил Лайон. — Он зашел слишком далеко, чтобы осталась надежда сгладить острые углы между нами. Конечно, не радует, что есть человек, который считает меня своим злейшим врагом, но я твердо уверен, что виновен не я, а Маркус.

Илайша Дик вздохнул, его лицо выражало искреннюю печаль — не столько из-за слов Лайона, сколько из-за тона, каким они были сказаны. Юноша, стремящийся к общению с другими, тот, кого Илайша знал столь хорошо по академии, приобрел теперь новый, обладающий алмазной твердостью характер.

Он стал холодным, решительным и лишенным сентиментальности человеком. Возможно ли, чтобы он так закалился, или это была защитная маска?

— Желаю тебе удачи, Лайон. Передай мой привет нашим старым друзьям в Филадельфии и поддерживай со мной связь.

Если ты изменишь намерения или твои планы вдруг не осуществятся, мы будем рады тому, чтобы ты поселился здесь. Александрии, ты же знаешь, предстоит стать крупным морским портом!

Белозубая улыбка осветила загорелое лицо Лайона.

— Высоко ценю твое предложение, Илайша, но я добьюсь того, что мое будущее скоро станет соответствовать моим теперешним устремлениям.

Лайон дал указание своему кучеру Джошуа, который вспрыгнул на козлы экипажа, и, помахав стоявшим на пороге дома Илайше и Хэнне, поехал верхом вдоль Кэмерон-стрит.

Было еще рано, когда на горизонте появились белые колонны дома плантации «Зеленые холмы», возвышавшегося над верхушками оголенных деревьев. Желтый экипаж ехал сразу же позади Лайона, когда тот пустил своего коня галопом.

Присцилла стояла на веранде, она нервничала. Пелерина ее изумрудно-зеленого шелкового платья была распахнута, открывая низкое декольте и прелестные округлости. От свежего февральского воздуха девушку защищала лишь вязаная шаль.

Присцилла кокетливо улыбнулась и опустила глаза, как только Лайон поднял ее мягкую белую руку к своим губам для поцелуя.

— Сегодня утром вы выглядите поразительно привлекательной, мисс Уэйд. Считаю для себя честью, что вы встречаете меня лично!

Его глаза задержались на декольте так, что Присцилла покрылась румянцем, а ее длинные ресницы задрожали.

— Вы слишком любезны, мистер Хэмпшир… Но теперь, когда мы обручены, не станете ли вы называть меня Присцилла?

— Ничто не доставит мне большего удовольствия, — , ухмыльнулся он. — Ну а вы.., готовы ехать? Где ваши вещи?

Взволнованная, Присцилла последовала за ним в выложенный мрамором вестибюль, заставленный всяческими чемоданами и коробками. Увидев эту картину, Лайон присвистнул:

— О, Присцилла, из-за непогоды я не смог захватить с собой специальный фургон для багажа и боюсь, что, если мы попытаемся погрузить это все в мой экипаж, его колеса увязнут в грязи!

— Сэр, я надеюсь, вы не предлагаете оставить здесь что-либо из моих вещей! — Она была шокирована. — Вы дали мне понять, что можете перевезти все, что я захочу!

Лайон холодно поднял бровь, решив, что невеста начинает напоминать дерзкого ребенка.

— Но это, моя очаровательная, я говорил до того, как понял, что у вас больше вещей, чем мог бы взять на борт любой мой корабль!

— Как вы невыносимо грубы! — взвилась Присцилла.

— Возможно, лучше привыкнуть к моему обращению и отказаться от пошлых тирад. Если вы все еще хотите поехать в Филадельфию, то предлагаю вам отобрать два чемодана и одну картонку для шляп. Все остальное я куплю для вас там.

Присцилла позабыла о своем нытье, как только в ее воображении мелькнули модные магазины крупнейшего города Америки. Лицо ее снова обрело ласковое выражение, и она приблизилась к Лайону настолько, что он смог уловить окружающий ее волнующий запах магнолии.

— Я должна извиниться за свое поведение, мистер Хэмпшир. Если бы моя мама была жива, то выпорола бы меня за то, что я так разговариваю с вами! Я даже не могу понять, что это случилось со мной. Я, конечно же, не хочу, чтобы у вас сложилось ложное впечатление о вашей будущей жене!

— Не беспокойтесь, — заметил он, иронично улыбнувшись. — Я уверен, что у меня не сложится неверное мнение.

Ее пухлые темно-красные губы были так близко, и Лайон уловил намек. Присцилла прикрыла в ожидании глаза и была удивлена, почувствовав, что он притронулся своими губами к ее устам так легко, что на какое-то мгновение она подумала, будто это ей только показалось. Невеста нерешительно взглянула из-под длинных ресниц и увидела, что Лайон улыбался ей какой-то странной улыбкой. В его глазах застыл синий лед, скованный жестоким морозом. Это смутило и чуть-чуть напугало девушку.

Наконец Лайон спросил Присциллу, где ее брат, ведь нужно попрощаться и отправляться в путь.

Присцилла разрумянилась и, заикаясь, заговорила фальшивым высоким голосом:

— Произошел весьма странный случай; Он съел за завтраком что-то.., и вынужден был лечь в постель!

Лайон, подняв брови, внимательно посмотрел на нее.

— Повезло, что такая же неприятность не приключилась с вами.

— Да! — Присцилла возбужденно огляделась вокруг, словно ожидая, что Джеймс выздоровел и вышел проводить ее.

— Где ваша горничная? Позовите, чтобы мы смогли отправиться в путь, — сказал Лайон.

Он вышел наружу приказать кучеру отнести чемоданы, а из-за высокого комода, стоявшего в гостиной, появилась Миген.

На ней были скромное серое платье и розовато-лиловая мантилья. Она от смущения тихо хихикала, пытаясь прикрыть свои черные локоны капюшоном.

— Какое великолепное приключение! Я с нетерпением жду, как буду разыгрывать твоего самоуверенного жениха!

Присцилла взглянула на нее шальными глазами:

— Твой обман ни за что не пройдет! Он узнает…

— Нет, если только ты сможешь собраться и перестать строить из себя виноватую! Кроме того, какое имеет значение, кто твоя горничная? Лишь бы она у тебя была.

В вестибюль вошел Лайон, и Миген немедленно уставилась в пол, изображая смиренное раболепие.

— Я полагал, что просил позвать горничную, — резко сказал он и, сдвинув брови, посмотрел на Присциллу:

— На каких чемоданах вы остановились?

Присцилла в Панике наугад указала на два из них и поспешно подошла к Миген. На мгновение та даже испугалась, что Присцилла попытается спрятаться за нее. Лайон посмотрел на обеих, а кучер вынес два кожаных чемодана.

— Что здесь происходит? Где ваша горничная?

— Вот… — У Присциллы перехватило дыхание, и Миген захотелось ее ущипнуть.

Хэмпшир пересек комнату, чтобы разглядеть Миген, а потом отбросил с ее головы капюшон мантильи. Длинные черные волосы рассыпались по плечам Миген, и, судя по блеску в глазах, Лайон узнал ее.

— Это вы! — Он повернулся к Присцилле, прижавшейся спиной к стене. — На прошлой неделе я видел вашу горничную и прекрасно помню, что ее кожа была совсем другого цвета, — ехидно заметил Лайон.

Миген увидела, что подруга вот-вот готова расплакаться, и поэтому быстро встала между ними и слащаво улыбнулась Лайону.

— Лили всю свою жизнь прожила на плантации «Зеленые холмы», мистер Хэмпшир. Ее семья находится здесь, и мисс Уэйд слишком добросердечна, чтобы оторвать девушку от родителей. В то время как я… — она попыталась подобрать подходящее объяснение, — я просто бездомное существо, жизнь которого проходит на службе у тех, кто занимает более высокое положение. Итак, мистер Уэйд посчитал, что я могу составить мисс Уэйд компанию. Мы с ней примерно одного возраста, и, конечно же, ей было бы трудно переехать и начать новую жизнь среди чужаков…

Миген поняла, что переусердствовала, поскольку ни одна служанка не могла бы оказаться столь смелой. Однако, поскольку Присцилла явно не способна играть свою роль, у Миген не было иного выбора.

Лайон подозрительно смотрел на нее, но ,в конце концов раздраженно вздохнул:

— Здесь что-то не в порядке, но у меня нет ни времени, ни любопытства выяснять, в чем тут дело. Мы уже потеряли полдня, а впереди у нас долгий путь.

Оказавшись внутри отделанного богатой мягкой обивкой экипажа и зная, что рядом с каретой едет верхом ее жених, Присцилла немного расслабилась и успокоилась.

— Да не волнуйся так, Присцилла, — рассмеялась Миген. — Теперь все пойдет легче. Только не теряй присутствия духа!

— Просто не знаю, почему я позволила тебе уговорить меня, — печально заметила она. — Лайон все узнает и отошлет нас обеих домой! Джеймс убьет меня, а ты будешь вынуждена в конце концов отправиться в Бостон и…

— Да перестань же! Ничего не случится. Ты можешь верить, что твой мистер Хэмпшир в чем-то превосходит обычных людей. Но я полностью убеждена в своей способности перехитрить его. Кроме того, уверена, что, приехав в Филадельфию, я что-нибудь придумаю. Не надейся, моя простушечка, что я намерена пробыть остаток своих дней в твоих служанках.

— Ну а что делать с Джеймсом? Что случится, когда он выяснит, что Лили не поехала со мной, и до него дойдет новость о твоем исчезновении?

При этой мысли Присциллу снова охватила паника.

— Я просила Лили сообщить Джеймсу, будто мистер Хэмпшир решил, что для нее не было места в карете, и обещал тебе найти в Филадельфии новую горничную. Что касается меня, то я никогда не примирюсь и не покорюсь предназначенной мне судьбе — жить в Бостоне. А Джеймс, конечно же, никогда не догадается, что мы сумели перехитрить бесподобного блондина, с которым ты помолвлена. — Новый взрыв смеха раздался из шаловливых уст Миген, но Присциллу вся эта история не забавляла.

Не прошло и часа, а уверенность Миген подверглась первому испытанию, когда она увидела, что экипаж приближается к усадьбе Джорджа Вашингтона «Гора Верной». Они поднялись к вершине холма, на котором возвышался особняк, и Присцилла театрально восхитилась открывшимся видом. С въезда на кольцеобразную дорогу была видна на многие мили широко раскинувшаяся долина и достигающая здесь ширины в две мили река Потомак, которая отделяла Виргинию от Мэриленда. Вода блестела под лучами послеполуденного солнца, вокруг раскинулись леса, луга и соседние плантации.

— Ну разве это не красиво? — вздохнула Присцилла, но, повернувшись к Миген, увидела охваченную паникой подругу, которая теребила небрежно окружавшие ее лицо завитки черных волос.

— О Боже, Присцилла, ты всегда либо испугана, либо блаженно настроена в самые неподходящие моменты! А сейчас, простофиля, как раз время прийти в дикий ужас! Ведь Лайон везет нас в имение «Гора Верной»!

— Ну и что же? — Присцилла осталась равнодушной. — Мне будет очень приятно встретиться с генералом Вашингтоном и его супругой. Он вскоре станет президентом страны, все так говорят. Лайон, возможно, собирается остановиться здесь на ночь!

— Как ты можешь быть подобной тупицей? — воскликнула Миген. — Вашингтоны знают меня! Я помню их с детских лет! А минувшим Рождеством они посетили «Ореховую рощу», чтобы выразить мне соболезнование! Что же делать?

Вопрос был чисто риторическим, ибо любой ответ, который способна дать Присцилла, всегда был хуже самого бесполезного совета.

К тому моменту, когда экипаж выехал на длинную подъездную дорогу, Миген приняла решение сказаться больной, предположив, что будет нетрудно убедить в этом Лайона. Ее лицо от страха было белым как мел, а глаза горели словно от боли. Когда Лайон открыл дверцу экипажа и взглянул на служанку весьма критически, то подумал, что женский наряд мало изменил ее взъерошенный вид.

— Мисс.., как вас там?

— Миген! — тут же подсказала Присцилла.

У Миген снова перехватило дыхание. Ведь она уже с десяток раз предупреждала, что ее новое имя — Элиза.

— Ну что же, Миген, если вы не имеете ничего против, то оставайтесь в экипаже из-за вашего, скажем так, растрепанного вида. Мы здесь долго не пробудем, как можно быстрее засвидетельствуем свое почтение и отправимся дальше.

Миген наблюдала, как он помог Присцилле выйти из экипажа, и отметила, что они составляют красивую пару.

Впереди ехала еще одна карета, и Миген узнала ее: она принадлежала Джеймсу Медисону. Девочкой вместе с родителями Миген не раз посещала имение «Монпельер» и сейчас снова ощутила неприятный холодок при мысли о Медисоне в гостях у Вашингтонов.

Лайон и Присцилла задерживались в доме Вашингтонов уже более получаса, и Миген немного успокоилась. Живописный вид усадьбы оказывал на нее умиротворяющее воздействие. Миген знала, что Вашингтоны были довольны своим домом, и их любовь к нему проявлялась во всем.

Миген нравился этот дом, поскольку ему была чужда кричащая роскошь особняка ее родителей. Завершенность и простота огромного белого жилого здания под красной черепичной крышей придавала ему элегантность, которая не могла быть достигнута излишним украшательством. Ряд опрятных домиков, веером расходящихся от особняка, придавали особое очарование местности, которая напоминала Миген много счастливых часов, когда она прогуливалась в роще у реки, а также совершала верховые прогулки по окружающим лугам.

В графстве было известно, что у генерала портилось настроение при мысли о том, что он должен стать президентом. Миген тоже жалела Вашингтона, раздумывая о его предстоящем отъезде из этого прекрасного дома ради нового служения стране. «Это позор, — размышляла она, — что такой человек вынужден взваливать на себя столь непосильное бремя. Это и печально, и несправедливо».

Миген вновь обратилась мыслями к Лайону Хэмпширу, стараясь понять, почему морской капитан так заинтересован в том, чтобы поскорее засвидетельствовать свое почтение будущему президенту, даже в столь позднее время. Она припомнила, будто Джеймс Уэйд говорил, что Хэмпшир был членом конвента, в котором председательствовал генерал Вашингтон. Видимо, это и был частичный ответ.

Миген все еще обдумывала поведение Лайона, когда открылась парадная дверь и на ступенях появилась Марта Вашингтон под руку с Присциллой.

Оживленно беседующие и жестикулирующие мужчины появились лишь через несколько минут. Миген удивило необыкновенно воодушевленное, выражение лица Хэмпшира. Он был чуть ли не ошеломлен. Миген также поразило, что Лайон был выше генерала, так как всю жизнь считала последнего самым высоким мужчиной. Сейчас в глубоко посаженных серо-голубых глазах Вашингтона отражалась печальная отстраненность и Миген предположила, что они обсуждают проблему президентства.

Кроткий, облаченный во все черное, Джеймс Медисон вынужден был чуть закинуть голову, чтобы видеть лица своих собеседников. Однако, несмотря на свой небольшой рост и тихий голос, этот умница обладал несомненной властью. Многие годы Медисон был видным политиком Виргинии, но лишь недавно заслужил настоящее уважение и прославился созданием основ новой американской конституции.

Когда все подошли к экипажу, Миген нагнулась и сделала вид, будто разыскивает что-то у ног. Ее подташнивало от страха. Наконец гости и хозяева попрощались, и звуки хорошо знакомых ей детских голосов, доносившихся из сада, вдруг навеяли на нее меланхолию Спрятав лицо в складки своей юбки, Миген боролась с набегавшими слезами, впервые поняв приближение грядущего перелома в своей судьбе. Повернуть назад уже поздно. Но еще печальнее было понимание того, что возвращаться-то и не к чему.

Лайон помог Присцилле сесть в экипаж и теперь растерянно рассматривал сидящую на полу Миген.

Дверца захлопнулась, и под хор прощальных слов лошади тронулись к реке Потомак.

Глава 5

Желтой почтовой карете потребовалось несколько часов, чтобы добраться от «Горы Верной» до Александрии. Дорога была в ужасном состоянии, и это могло сойти за зловещее предзнаменование еще более трудных испытаний. Карету трясло по изрезанным колеям и на залитых грязью переездах. Приходилось то и дело останавливаться, чтобы открывать, а затем закрывать за собой ворота, которые были построены местными хозяевами.

Миген произнесла благодарственную молитву в честь укрывшей их темноты, когда они проезжали мимо знакомой ей таверны «Мудрец». У Лайона в результате такой тряски испортилось настроение, и он излил его на хозяина таверны, что идеально отвлекло внимание всех и позволило Миген быстренько проскользнуть в свою комнату. Присцилла спустилась вниз и ужинала вместе с Лайоном, объяснив отсутствие Миген недомоганием.

После того как жених вышел в бар покурить и пропустить вместе с другими мужчинами по стаканчику, Присцилла прошла на кухню заказать горячую еду для Миген. Обе девушки слишком устали, чтобы беседовать и обсуждать свои тревоги, и проспали рядом в пуховой постели, пока утром следующего дня Лайон не постучал в дверь.

— Вставайте! — В его голосе слышалась злость. — По возможности быстрее одевайтесь. Путь предстоит долгий, и нам нужно пораньше отправиться.

Миген крайне удивилась строгости его тона. Она протерла глаза и выбралась из теплой постели. Задержавшись у окна, чтобы посмотреть, настал ли уже рассвет, она поняла причину дурного расположения духа Лайона. Шел дождь со снегом. С ночного неба густой завесой падали мокрые хлопья, и лишь слабые огни освещали крыши красивых кирпичных домов Александрии.

Миген тоже расстроилась и впала в еще большее уныние, вспомнив наивные опасения Присциллы по поводу возможно плохой погоды. Вздохнув, Миген растолкала подругу, уже зная, что предстоят долгие часы ее раздраженного хныканья.

* * *

Во время тех немногих дней, которые им понадобились на дорогу до Балтимора, ей казалось, что Лайон готов убить Присциллу голыми руками. А уж если говорить правду, то Миген была не раз близка к тому, чтобы и самой сделать это.

Все время шел дождь или снег, и поэтому Лайон настаивал на Том, чтобы ехать от рассвета до заката, пытаясь хотя бы частично восполнить упущенные ими часы. Когда они добрались до таверны «Лютики», оказалось, что все же был потерян целый день.

Даже Миген, которая всю свою жизнь терпела детские капризы Присциллы, не могла поверить, что та способна вести себя так безобразно. Она то визгливо скулила, действуя всем на нервы, то жалостливо хныкала всякий раз, когда кто-нибудь резко разговаривал с ней. Ситуация не ухудшилась бы, послушай Присцилла совета Миген: хотя бы в присутствии Лайона контролировать свои эмоции. Но при нем невеста вела себя еще хуже. Особую роль сыграл инцидент, который, видимо, и задал тон всей поездке. По мнению Миген, он заложил основы отношений между Лайоном и Присциллой.

Миген вообще была настроена скептически с тою самого дня, когда Джеймс Уэйд вернулся из Филадельфии с новостью о том, что устроил брак своей сестры. И лишь волнение Присциллы по поводу своего будущего помешало Миген высказать ей свое мнение. После появления Лайона Хэмпшира Миген была слишком поглощена беспокойством о положении Присциллы, хотя и старалась не думать об этом, ибо понимала, что к каким бы выводам она ни пришла, выводы эти будут не оптимистичны.

Однако час за часом Присцилла становилась все более нервной, и Миген хорошо понимала, что такое состояние подруги вызвано не только ужасной погодой, но и отсутствием внимания к ней со стороны жениха. Присциллу всю жизнь баловали, ей постоянно угождали. Отношение же Лайона Хэмпшира к своей невесте отнюдь не отличалось нежной заботливостью.

Терпение Лайона наконец истощилось, когда они переправлялись через Потомак в Джорджтаун. Снег и дождь превратили реку в бурлящий поток, который вызвал страх даже у отважной Миген. Лайон все это время, несмотря на холодную, разбушевавшуюся погоду, продолжал ехать верхом. Теперь же, как только паром стало раскачивать на волнах Потомака, а Присцилла завизжала от страха, он сел в экипаж. Одежда Лайона промокла, воздух в карете сразу стал холодным и сырым. Присцилла от удивления мгновенно замолчала Миген, которая не могла не заметить на лице Лайона усталости, молила Бога о том, чтобы невеста попридержала свой язык.

Однако не успел еще жених откинуться на подушки и закрыть глаза, как Присцилла пронзительно запричитала:

— Как можете вы быть столь грубы и невнимательны к другим? Как можете вы в подобный момент не принимать во внимание мои чувства? Это просто кошмар… — Голос ее резко повысился, и Миген опасалась, что от этого крика стоящий рядом стакан разобьется. — Я ваша невеста, и вы смертельно перепугали меня тяжелым испытанием, которому я подверглась по вашей вине! Я требую…

Угрожающе спокойный голос Лайона оборвал ее визг:

— Моя дорогая мисс Уэйд, если вы произнесете еще хотя бы одно слово, я сброшу вас в реку.

Миген уставилась на него с нескрываемым удивлением, если не возмущением, поскольку полагала, что Лайон говорит серьезно, а Присцилла так и не закрыла свои пухлые губки и долго — целую блаженную минуту — оставалась безмолвной.

Паром сильно раскачивало, и неожиданно ледяная вода обрушилась на их экипаж. Присцилла внезапно разразилась слезами, и Миген пришла в ужас: это был прием, к которому на протяжении многих лет прибегала ее подруга, когда не могла настоять на своем. Однако Миген не могла поверить, что Присцилла осмелится на подобный трюк сейчас.

Быстрый взгляд на Лайона подсказал, что положение становится угрожающим, ибо его квадратная челюсть, казалось, стала каменной, и девушка увидела, как сжались его сильные загорелые руки в здоровые кулаки. Встретив напряженный взгляд его синих глаз, Миген поняла, что должна действовать. И.., со всей силы ударила Присциллу по щеке.

— Ради всего святого заткнись, слабоумная!

* * *

Их путь из усадьбы «Гора Верной» в Балтимор, который обычно без труда преодолевался за два дня, на этот раз занял трое долгих-долгих суток. После инцидента на пароме исчез даже намек на дружелюбные отношения между Лайоном и Присциллой. Невеста, видимо, испытывала удовольствие, раздражая его, а жених отвечал холодностью, граничащей с отвращением. Миген же, оказавшаяся меж двух огней, чувствовала себя совершенно угнетенной.

Их экипаж наконец дотащился по грязной дороге до таверны «Лютики», которая предлагала желанное прибежище изнуренным путникам.

Приветствие, которым их встретил общительный владелец таверны, навело Миген на мысль, что Лайон уже останавливался здесь по дороге в Виргинию. Их кучер Джошуа внес багаж, и хозяин сообщил, что они первые путешественники, посетившие его за целый день.

— Я ждал мистера Медисона! — похвастался он. — Надеюсь, с ним ничего не случилось! Конгресс откроется через неделю…

Лайон, мало расположенный к пустячным разговорам, направился к лестнице.

— Мистер Медисон решил переждать плохую погоду в усадьбе «Гора Верной», поскольку дождь задерживает в пути всех, — пояснил он. — Ну а теперь мы можем взглянуть на наши комнаты?

Хэмпшир задержался у комнаты Миген и Присциллы лишь для того, чтобы назначить время ужина, и сразу спустился вниз.

Миген рассеянно посмотрела ему в спину, удивившись тому, что испытала острый укол в груди, глядя, как тот поднял загорелую руку, чтобы размять затекшие мышцы на шее. Она поспешно закрыла дверь и осмотрела свое временное пристанище.

Комната была восхитительна. Здесь были две кровати, покрытые красно-белыми хлопковыми покрывалами, а также туалетный столик и два резных деревянных кресла в виндзорском стиле. Все выглядело чистым и свежим, не то что во вчерашнем номере.

Служанка появилась с горячей водой и зажгла свечи. Вынимая шпильки из прически, Миген наблюдала за Присциллой, севшей на край кровати. Та хмуро выпятила полную нижнюю губу, и Миген вдруг поняла, что за последний час они не обменялись ни единым словом, и подумала: «Воистину странное поведение!»

— Присцилла, тебе следовало бы поспешить и умыться.

Нам сейчас нельзя заставлять мистера Хэмпшира ждать!

— Что касается меня, то этот мужчина может ждать меня всю ночь, и я ни капельки не пожалею его! — злорадно заметила она.

Миген не сумела подавить улыбку.

— Никак не могу представить себе, что твой жених способен на такое. Более вероятно, что он отужинает и оставит нас здесь, если мы только не сойдем в назначенную им минуту!

— Я в этом не сомневаюсь! — Присцилла раздраженно состроила гримасу. — Более грубого мужчины я никогда не встречала. Я испытываю к нему отвращение.

— Зачем же ты тогда едешь с ним в Филадельфию? Почему не вернуться домой?

— Потому что я хочу жить в Филадельфии! Все говорят, что, после того как генерал Вашингтон будет избран президентом, она станет столицей. И тогда я буду блистать в высшем свете…

— Ну а что будет С твоим браком?

— Лайон возвратится ко мне, как только удостоверится, сколько других мужчин захотят меня, — уверенно ответила Присцилла, взмахнув белой ручкой. — Выйду я замуж за Лайона Хэмпшира или нет, это не так уж и важно. Клянусь, что в Филадельфии есть множество богатых и влиятельных джентльменов, которые посчитают за честь иметь меня своей женой.

Миген устала от пререканий и никак не могла подобрать вежливый ответ на нескромные разглагольствования своей компаньонки.

— Это касается, Присцилла, твоей жизни, но я осмелюсь утверждать, что мистер Хэмпшир достаточно трезвый человек, чтобы отдавать себе отчет в своих поступках… Ну а теперь поспеши. Я умираю от голода.

Присцилла, демонстрируя свое якобы безразличие, растянулась на постели.

— Поспеши сама, я не пойду.

Миген застыла, умывая лицо, и медленно повернулась.

— Я уверена, ты не понимаешь, что говоришь. Ты должна понять., Присцилла, я не могу ужинать наедине с мистером Хэмпширом.

— Ну и что же из этого? Иди на кухню и поешь вместе со слугами.

Миген сдерживала дыхание до тех пор, пока не; взяла себя в руки. Она понимала, что Присцилла все еще злится из-за пощечины на пароме.

— Ну как хочешь, — ответила Миген самым слащавым голосом, на какой только была способна.

Она быстро переоделась в оставшееся у нее последнее чистое платье из сиреневого муслина. Расчесав до блеска длинные, цвета воронова крыла волосы, Миген подколола их так, что ей на спину упали свободные локоны. Затем оценила свой внешний вид, взглянув на волнообразную поверхность зеркала, которое висело над туалетным столиком. Смотревшая из него девушка обладала дивным очарованием уличного мальчишки. Миген понравилась себе и улыбнулась.

— Желаю приятного вечера! — бросила она нахмурившейся Присцилле и вышла в коридор, испытывая странную гордость.

Девушка впервые за три дня осталась наедине сама с собой и раздумывала, как провести этот вечер. «Если бы найти, с кем сыграть в карты! Если бы мужчины не были такими щепетильными!» — думала она, сбегая вниз по лестнице.

Миген повернула на нижней площадке за угол и чуть было не упала на Лайона Хэмпшира, который сидел в кресле у стены.

Он выглядел безупречно. Его серый костюм был тщательно отглажен; чистейший белый галстук выделялся на фоне загорелого лица; волосы при свечах казались цвета шлифованного золота.

Лайон курил сигару, которую быстро положил на тарелку, чтобы, поднявшись, поддержать Миген.

— Вы всегда торопитесь? Когда я услышал стук каблуков на ступеньках, то понял, что это должны быть только вы. — Его синие глаза засверкали, и Миген осмелилась предположить, Что далее последует улыбка. — Женский наряд, в который облачились вы, ни на йоту не изменил вашего поведения! — продолжил он.

Миген проглотила возражение и опустила глаза долу.

— Прошу меня простить сэр.

Теперь Лайон рассмеялся уже по-настоящему, и она исподтишка разглядывала его красивую улыбку. В смехе мужчины прозвучала искренность, которую Миген не слышала с того дня, как столкнулась с ним в особняке «Зеленые холмы». Словно и не было никогда на его лице выражения холодного совершенства.

— Вы скрываете свое раздражение под внешним раболепием, не правда ли? — наконец спросил Лайон, поглядев ей в глаза. — И вам очень хочется поставить меня на место. — Он взял сигару. — Где же наша королева? Свита ждет ее, придворные голодны.

— Мисс Уэйд не придет, — ответила Миген, не в состоянии придумать какие-либо отговорки.

Глаза Лайона сузились. Но внезапно он улыбнулся:

— Лучшей новости за эти дни мне не пришлось услышать.

Пойдемте…

Когда он подхватил ее под локоть, протест с уст Миген не сорвался, и она быстро пошла рядом с Лайоном в примыкавшую к общей комнате маленькую столовую. Стены кремового цвета освещались огнем камина, и Миген увидела на столе прикрытые крышками блюда и хозяина таверны, открывающего бутылку красного вина.

— Мисс Уэйд не присоединится к нам, так что можете убрать третий прибор, — предупредил Лайон.

Миген осталась наедине с Лайоном Хэмпширом и задохнулась от смущения. И это очень удивило невозмутимую мисс Сэйерс. Лайон молча налил ей вина и улыбнулся. Кровь прилила к щекам Миген, и, когда она взглянула на Хэмпшира, ее плечи невольно распрямились, а в мягком свете фиалковые глаза заблестели, словно аметисты.

Лайон стал небрежно приподнимать крышки блюд. Из кухни появилась служанка, чтобы разлить суп, приготовленный из неких тропических плодов, и Миген стала молча и жадно есть, а Лайон наблюдал за ней с нескрываемым удовольствием.

— Я полагаю, что это блюдо покажется нежным по сравнению с той пищей, которую готовят на кухне Уэйдов, — заметил наконец он.

Миген с удивлением посмотрела на него, и большая серебряная ложка застыла у ее раскрытого рта. Она почти забыла о присутствии Лайона, и теперь его слова смутили девушку. Миген слишком хорошо помнила роскошную, изобильную еду в своей прошлой жизни: суп-пюре, суфле из шпината.., и она громко рассмеялась.

Лайон поднял темно-золотистую бровь.

— Я должна признать, сэр, что это блюдо вкуснее того, к чему я привыкла в прошлом. Аромат просто восхитителен.

— Возможно, в будущем вы получите возможность попробовать более изысканную еду.

— А я надеюсь, что этого не будет, — ответила Миген, постаравшись подавить хихиканье.

Лайон приподнял подсвечник. Он мгновенно понял, что не произвел на своенравную камеристку ни малейшего впечатления.

Более того, девушка готова была рассмеяться. Миген опустила глаза прежде, чем Хэмпшир увидел ее взгляд, и перенесла свое внимание на остывающий суп. Лайон с откровенным любопытством наблюдал за тем, как она ела.

Потягивая вино, он обдумывал три последних дня. Лайон был поглощен тяжелой поездкой, устал от капризов раздражительной Присциллы и совсем забыл о Миген. Сейчас он ясно вспомнил, как на пароме девушка дала пощечину своей хозяйке.

У него создалось впечатление, что Миген и раньше делала очень много для того, чтобы призвать Присциллу к порядку.

Лайон вспомнил, как Миген вела Присциллу за руку, очень строго глядя на нее. Сейчас, когда служанка раскладывала на тарелки заправленную черной патокой ветчину и морковное пюре, а также горячий картофельный рулет, он заметил:

— Судя по всему, вы у Присциллы работаете уже давно.

Миген заметила его пристальный взгляд и скромно опустила глаза.

— Да.

— И вы, видимо, умеете обращаться с ней.

Миген сделала маленький глоток вина и оценивающе посмотрела на Лайона.

— Это, сэр, обретенное искусство. — Она загадочно улыбнулась и снова стала есть.

Лайон с удивлением продолжал наблюдать за ней. Ее манера говорить была изысканной, а нежные черты лица выдавали явно аристократическое происхождение.

— Вы всегда были служанкой? — неожиданно спросил Лайон, поразившись своей дерзости.

Миген замерла в изумлении, и на какое-то мгновение ему показалось, что она пришла в замешательство.

— Я не могу представить себе, почему вы задали подобный вопрос, мистер Хэмпшир. Но поскольку вы все-таки спросили меня об этом, то отвечу вам: нет.

— Не скажите ли вы мне причину?

— Мои родители скончались.

Мистер Хэмпшир огорченно нахмурился.

— Простите. Мне не следовало вмешиваться в ваши дела.

Я знаю, как это может раздражать.

Он откинулся на спинку стула и, уставившись в пространство, маленькими глотками смаковал вино.

Миген ела и наблюдала за ним, бросая осторожные взгляды из-под длинных ресниц. На фоне огня в камине красивый профиль Лайона был жестким и резким. Девушка заметила горечь и боль в его ледяных синих глазах. И впервые с того времени, как увидела Лайона Хэмпшира, искренне захотела стать его другом.

Глава 6

Оставшаяся часть пути заняла около десяти дней. И Миген часто задумывалась, придет ли когда-нибудь конец этому странному путешествию. А если точнее — выдержат ли они его. Чем дальше продвигались, тем погода становилась хуже; Лайон мрачнел по мере того, как все сильнее сгущались на небе зловещие тучи.

После ужина в таверне «Лютики» возникли не высказанные вслух симпатия и взаимопонимание между Миген и женихом ее подруги. Лайон понял, что только Миген способна сдерживать приступы раздражения капризной Присциллы. Служанке удалось также объяснить ему, что чем реже он будет на глазах у невесты, тем меньше будет сцен. Лайона такая тайная договоренность вполне устраивала: он не испытывал никакого желания выслушивать хныканье своей будущей жены.

Господин и служанка научились общаться взглядами, которые бросали друг другу за спиной Присциллы. Возможностей же для дальнейших бесед между ними, увы, было мало.

Дни тянулись утомительно длинно. По вечерам Миген заказывала ужин в комнату для себя и Присциллы, лицо которой было постоянно омрачено недовольной гримасой.

Миген сожалела о своем легкомысленном поведении во время обеда с Лайоном Хэмпширом и вовсе не хотела подобного повторения, которое могло лишь разжечь его любопытство. В тот вечер она допустила грубую ошибку, потеряла осторожность и раскрылась перед Лайоном. Девушка понимала, что заинтриговала его, и сейчас панически боялась, что сможет пойти еще дальше. Поэтому она с предельной достоверностью исполняла роль горничной, старалась не попадаться Лайону на глаза, а при его приближении опускала взор долу.

Когда Лайон наблюдал за Присциллой, Миген могла заметить его притворную улыбку, и ее щеки заалели от ощущения своего униженного положения. Но одна мысль о том, что Лайон выяснит истину и отправит ее домой в Виргинию, заставляла Миген Сэйерс холодеть от гнева и несвойственного ей страха.

Но в те моменты, когда Миген не была погружена в тревожные размышления о Лайоне или Присцилле, она искренне радовалась долгим часам путешествия. Эта часть страны в зеленеющем наряде весны была ей незнакома.

Балтимор предстал перед Миген неожиданно красивым. Он был привлекательным и восхитительным городом, раскинувшимся на холме у Чесапикского залива. Миген пыталась представить себе просторные улицы под синим небом и солнечными лучами с многочисленными голубятнями: Лайон сказал им, что балтиморцы верят в то, что голуби и ласточки принесут городу процветание. Правда, когда впряженные в их экипаж лошади цокали по покрытым ледяной коркой улицам, они не встретили ни одного человека.

Пробегавший перед глазами ландшафт штата Мэриленд в равной степени, и очаровал, и огорчил Миген. Дороги оказались плохими, и каждый встречавшийся на их пути холм становился трудным препятствием для лошадей.

В тот день, когда они переправились через Саскужанну, река опасно вздулась, но погода стояла необычно тихая. Во время переправы не было пугающих порывов ветра, и Миген удалось убедить Присциллу сохранять спокойствие.

Миген заметила, что по мере приближения к границе штата Пенсильвания напряжение Лайона спало. Вечером они подъехали к таверне, и Лайон, неотразимо улыбаясь, помог девушкам выйти из кареты.

— Дамы, с Божьей помощью мы добрались до последней остановки. Я надеюсь, что завтра вечером в это время мы уже сумеем по-настоящему приняться за бренди Бингхэмов!

Миген улыбнулась ему в ответ. Она восприняла его хорошее настроение как доброе предзнаменование своего собственного будущего.

Присцилла, конечно, в ответ только фыркнула:

— Должна сказать, что нам уже давно пора доехать! Я не могу представить себе более тяжелого испытания, чем то, что выпало на мою долю за последние две недели. Мое воспитание не подготовило меня…

Выражение лица Лайона, с отвращением поглядевшего на Присциллу, стало суровым, и его глаза обрели цвет обледеневшего сапфира.

— Совершенно очевидно, — парировал он, — что ваше воспитание вообще не подготовило вас ни к чему серьезному в жизни.

Нижняя губа Присциллы, задумавшейся, как бы достойно ему ответить, задрожала от негодования. Не ;сумев придумать ничего толкового, она бросилась в свою комнату.

Устало пожав плечами, Миген направилась за Присциллой вместе с идущим рядом Лайоном. И рискнула осторожно поглядеть на него, ожидая увидеть его Гнев. Однако заметила лишь спокойный интерес.

Лайон взглянул на нее, и Миген на мгновение испугалась, что он вот-вот громко рассмеется. Несмотря на то что Присцилла подобно маленькому ребенку, вспыльчивому и непостоянному, с каждым днем становилась все нетерпимее, у Миген не было никакого желания стать свидетелем еще одной ее сцены.

Поднявшись наверх, Присцилла успокоила себя вином, осушив два бокала до того, как подали ужин. Затем она вытянулась на узкой кровати, оставшись в одной рубашке. Миген же, размышляя о своих планах на будущее, стала умываться холодной водой и растираться грубой тканью.

Девушки сидели друг против друга за стоящим между кроватями расшатанным столом, когда подали ужин. Присцилла помешала ложкой в поисках мяса и улыбнулась самой себе.

— Чему ты так радуешься? — поинтересовалась Миген.

— Просто размышляю, где я буду обедать завтра вечером…

Держу пари, что к тому времени стану жить как королева Помнишь, Лайон упомянул имя Бингхэмов? От Джеймса я слышала всяческие сплетни об их доме! Энн Бингхэм хочет, чтобы он был самым великолепным в Филадельфии.

— На твоем месте я действовала бы немного осторожнее, — резко прервала эти рассуждения Миген. — Если ты не проявишь большей осмотрительности в своих отношениях с мистером Хэмпширом, то может оказаться, что мы с тобой переберемся питаться на кухню!

Присцилла поморщилась и показала язык. Потянувшись подобно кошке, невеста снова легла и быстро уснула; опустошенный бокал выпал из ее изящной руки на коврик.

Миген вздохнула, подобрала его и прикрыла свою подругу стеганым одеялом. Она пододвинула к себе графин вина и, наполнив большой бокал, откинулась на перовую подушку: ей снова захотелось пожалеть себя.

К тому времени, когда она допила вино и перестала размышлять о грустном, сумерки перешли в ночь. Неожиданно Миген решила рискнуть сойти вниз. Она испытывала жгучее желание искреннего человеческого общения. И еще ей очень хотелось повеселиться.

В коридоре горела керосиновая лампа, отбрасывая на ступени удлиненные тени. Миген спускалась тихо, прислушиваясь к голосам, доносящимся с кухни и из пивного зала. Она надеялась встретить дружелюбную жену или дочь кого-нибудь из прибывших путников, но первым в пивном зале она увидела именно Лайона Хэмпшира.

Но он был не один. Группа мужчин собралась вокруг большого стола с откидной крышкой, споря над сложенными в кипу бумагами. Два человека ссутулились над столом для карточных игр. Еще один храпел у камина. Лайон сидел неподалеку, мрачно просматривая газету и попивая бренди. Его золотистые волосы были столь же яркими, как огонь в камине, рядом с которым он сидел, а его загорелая кожа при вечернем освещении казалась темнее, чем обычно.

Выпитое вино придало Миген храбрости. Она подошла к Лайону и, взглянув на него через край газеты, сказала:

— Добрый вечер!

Миген заметила в расстегнутом вороте его рубашки светлые волосы и почувствовала, как усилилось биение ее сердца.

— А, Миген… Что-нибудь случилось? Неужто ее высочество выступила с каким-то официальным заявлением? — И одарил девушку белозубой улыбкой.

— Нет, ничего не произошло. Она спит. — Губы Миген беспомощно задрожали.

— Тогда почему вы здесь?..

— Мне глупейшим образом стало скучно, а темная комната Меня выводит из себя. Вы не станете возражать, если я присяду на несколько минут?

— Будьте моей гостьей. Прошу прощения за то, что не предложил вам сесть раньше.

Миген опустилась в кресло и расправила юбки.

— Позвольте предложить вам бокал вина. — Лайон сделал жестом заказ владельцу таверны, и стоящий за стойкой плотный мужчина принес вина, многозначительно поглядев на них. Лайон проигнорировал его взгляд.

— Я понимаю, почему вы, проведя вечер взаперти с Присциллой, можете чувствовать себя немного не в своей тарелке.

Миген встревожило это замечание. Внезапно она решила высказаться начистоту.

— Простите меня за дерзость, но я думаю, что говорить так о своей невесте довольно странно.

— Вы абсолютно правы.

— Значит, вы признаете это? — воскликнула Миген недоверчиво.

— Боюсь, что я должен сделать это. У меня нет таланта обманывать. — Он улыбнулся, будто подтрунивал над Миген, однако в его словах чувствовалась горечь.

Прежде чем снова заговорить, Миген окинула его строгим взглядом.

— Я знаю, что с моей стороны это непростительно грубо, но я ничего не могу с этим поделать! Почему вы женитесь на Прис.., то есть на мисс Уэйд? Из-за денег? Не думаю, что у нее их так много.

Внутренний голос предупреждал, что для служанки она ведет себя совершенно непозволительно. И чтобы заставить его умолкнуть, Миген сделала еще глоток вина.

Хэмпшир откинулся в кресле, глядя на нее с тем же самым заинтересованным любопытством, какое Миген заметила в тот вечер, когда они вместе ужинали. Лайон усмехнулся, и Миген почувствовала, будто у нее внутри все воспламенилось. Это была та самая ослепительная улыбка, ради которой девушка покинула комнату и сейчас инстинктивно откликнулась на нее.

— В вас есть нечто подозрительное. — Лайон попытался говорить жестко. — Я почувствовал это в первый же день, когда вы налетели на меня в вестибюле особняка «Зеленые холмы». Но я не могу уловить, в чем тут суть. А вторая проблема в том, что вы мне нравитесь… Я вам не доверяю, но вы мне нравитесь… И я высоко ценю ваши усилия, направленные на то, чтобы сделать нашу поездку по возможности сносной, не говоря уже о том, чтобы сделать ее для вашей госпожи по возможности безопасной. Если бы я ехал с Присциллой один, то она сейчас уже была бы на дне Потомака. — В его глазах, когда он поднял бокал, мелькнули шальные искорки. — Прав ли я, предполагая, что мы с вами в некотором роде союзники?

Миген будто онемела: его прямота была полной неожиданностью. Она знала, что хорошая горничная никогда не проявила бы и малейшей нелояльности к своей госпоже, и Миген отважно попыталась занять сторону Присциллы. Но, посмотрев Лайону в глаза, почувствовала, как жар прилил к щекам, а, слова, застыли на ее губах. Лайон победоносно ухмыльнулся.

— Я так и знал! — Он наклонился к ее разрумянившемуся лицу, и Миген показалось, что она падает в тартарары. — Разве мы не друзья? — спросил Лайон. — Я надеюсь, вы не откроете своей госпоже тайну о нашем союзничестве.

«Я больше никогда не стану говорить с ним наедине», — раздраженно подумала Миген, вслух же сказала запинаясь:

— Нет! Никакой тайны не существует! Это просто ваш вымысел.

Лайон с удовольствием покачал головой, потянувшись через стол, чтобы прикурить сигару от оплывающей свечи.

— Что бы вы ни сказали, — промолвил он, — это будут выдумки. Со своей стороны, я отрицаю любые скрытые мотивы, за исключением.., благородного чувства истинной любви к невесте.

Миген с сомнением посмотрела в его искрящиеся смехом синие глаза.

— Я вам не верю.

— А я не верю вам. Вы загадка. Я уверен, что разгадывание может стать хорошим развлечением в зимнее время.

— Не утруждайте себя, — вполголоса мрачно пробормотала Миген.

— Ведите себя впредь поосторожнее, — предупредил с насмешкой Лайон. — Не будьте высокомерны. Мне не хотелось бы оказаться вынужденным уволить вас.

— Вы… — начала Миген, попавшись на удочку, но тут же прикусила язык и замолчала.

— Вот так мне нравится больше. — ""И, быстро наклонившись, он легко прикоснулся губами к ее шее.

Миген испугалась и чуть не задохнулась, но, взяв себя в руки, взглянула на него с гневом:

— Для мужчины, одержимого истинной любовью, вы ведете себя странно.

Лайон громко рассмеялся и потянулся, чтобы схватить ее за запястье.

— Какие невероятные нервы! Вы ведете себя, горничная моей дорогой леди, весьма странно!

Миген вырвала руку как раз в тот момент, когда на стол упала тень, и они оба, подняв глаза, увидели рядом Присциллу, распространявшую аромат магнолии.

Безукоризненно одетая, она улыбнулась, но ее сузившиеся зеленые глаза были холодны.

— Какой милый у вас тет-а-тет, — промурлыкала она. — Я, Миген, не отменила необходимости получить мне разрешение покинуть сегодня вечером комнату.

Суставы пальцев Миген побелели, когда она вцепилась в край стола, помня о наблюдавшем за ними обеими Лайоне.

— Простите, мадам. Вы спали, а мне потребовалось выйти на свежий воздух.

— А вот мне кажется, что здесь воздух насквозь прокурен, — слащаво возразила Присцилла. — Почему бы вам не прогуляться, дорогая? Уверена, что вы своей болтовней уже надоели мистеру Хэмпширу. Впредь я вам предлагаю знать свое место.

Миген встала. Ее щеки приобрели малиновый оттенок" а взгляд был прикован к Лайону некоей магнетической силой, справиться с которой она не могла. Отодвинув ее кресло, Присцилла взяла Лайона за руку и нарочито подмигнула Миген. Та отвела глаза и пробормотала:

— Прошу прощения, мисс Уэйд и мистер Хэмпшир. Это больше никогда не повторится.

Кровь ударила Миген в голову, когда она направилась к двери, но это не помешало ей услышать их голоса.

— Надеюсь, Лайон, — произнесла Присцилла приторным тоном, — вы не посчитаете, будто я тороплюсь. Однако полагаю, что пришло время вам и мне стать друзьями. Боюсь, две минувшие недели я вела себя не очень хорошо, но надеюсь, что вы простите меня и мы начнем все заново.

— Моя милая, вы просто прочитали и изложили мои мысли.

Глава 7

В воображении Миген, лежавшей на узкой кровати, темнота и тягостная тишина растянули минуты в горькие часы. Комнату охватил мертвящий холод. Миген наконец заставила себя пробежаться по ледяному полу и разворошить тлеющие в камине угли.

Она положила горячий кирпич в изножье своей постели, когда вошла довольная собой Присцилла. Вид ее только удвоил гнев «служанки».

— Миген, ты еще не спишь? А я-то думала, что ты давно уже уснула!

Миген сердито рассматривала свою подругу: бездумный взгляд стал хитрым, невинное выражение нежного лица Присциллы теперь было скрытным. Инстинкт самосохранения предупреждал Миген о необходимости соблюдать осторожность, но характер есть характер.

— Не зазнавайся передо мной, Присцилла Маргарет Уэйд! — решительно произнесла Миген. — Ты меня привела в страшное бешенство! Как ты позволила себе так разговаривать со мной?

Расстегивая крючки на платье, Присцилла широко раскрыла глаза, умело изображая непонимание.

— Не могу уяснить, почему ты так злишься! Я, Миген, лишь пыталась играть свою роль! Ты так часто мне внушала, будто я никудышная актриса, а теперь меня осуждаешь. Я посчитала, что при посторонних должна обращаться с тобой как со служанкой.

Хорошенький подбородок Присциллы задрожал от обиды.

Однако Миген хорошо знала свою подругу.

— Я понимаю тебя, Присцилла, лучше, чем ты пытаешься мне объяснить. Тебе очень понравилась та сцена внизу! Ты наслаждалась тем, что разыгрывала из себя высокопоставленную и всесильную даму. Но по отношению к кому? Ко мне?!

— С моей точки зрения, Миген Сэйерс, твои слова отвратительны! — Присцилла начала стягивать платье через голову, и послышалось ее громкое рыдание. — Но быть может, наконец наступила моя очередь, — продолжила она холодно. — Ты всегда вертела мною, еще с тех пор как мы были детьми.

— Это смехотворно! — возразила Миген. — Я лишь заставляла тебя действовать. Если бы ты поступала по-своему, то всю свою жизнь провалялась бы в постели и принимала ванны да занималась своей прической.

— Но я по крайней мере не ходила все время, как ты, в царапинах и синяках! — Застегивая ночную рубашку, Присцилла добавила:

— Посмотри теперь на себя. Ты могла бы жить в светском обществе в Бостоне, однако предпочла роль служанки.

Сегодня вечером я поняла, что теперь ты фактически зависишь от меня. Кто у тебя есть еще?

Ее слова ошеломили Миген Было ясно, что Присцилла воспринимает свои разглагольствования всерьез. В прохладном ночном воздухе нежные волосики на руках и ногах Миген встали дыбом, и она заставила себя немедленно лечь в постель.

Воцарилось молчание, нарушенное наконец самой Присциллой.

— Миген, — нежно проворковала она, — не пойми меня не правильно. Ты всегда останешься моей лучшей подругой, как бы высоко я ни поднялась на вершину общества. Ты ведь знаешь, что, по словам Джеймса, «вершиной общества» называют горстку самых богатых людей Филадельфии В любом случае я не брошу тебя.

— О, ты слишком добра! — саркастично заметила Миген.

— Не тревожь меня своей ерундой! Я хотела поблагодарить тебя за то, что сегодня вечером ты убедила меня взяться за ум — я имею в виду наладить отношения с Лайоном. — И, натянув покрывало до подбородка, многозначительно вздохнула. — Я собираюсь его влюбить в себя. Не удивлюсь, если это уже произошло! Я нахожу, что он может быть очень и очень привлекательным, когда пускает в ход свою ослепительную улыбку!

* * *

Последний день путешествия подверг окончательной проверке обретенную Присциллой решимость.

Трое путников поднялись до рассвета. Одержимый своим желанием поскорее добраться до Филадельфии, Лайон, оставаясь сдержанным и даже резким по отношению к девушкам, уделял все свое внимание лошадям и, дорогам.

Солнце так и не появилось, ибо они двигались на север, и на горизонте стали собираться темные облака. В экипаже Миген, не сказав ни единого слова, уставилась в маленькое запотевшее оконце. Лайон ехал рядом легким галопом. Его загорелое лицо приняло окаменевшее выражение, когда он понял, что буря все-таки настигнет их.

Тяжелые капли подобно пулям наконец низверглись с черного неба. В глазах Присциллы Миген ясно разглядела прежний ужас, но у нее не возникло никакого желания приободрить «госпожу». Она просто проигнорировала загордившуюся Присциллу.

Не прошло и минуты, как экипаж остановился у подножия холма. Лайон открыл дверцу, и внутрь экипажа обрушилось нечто, напоминающее прилив во время шторма. Девушки промокли почти так же сильно, как севшие рядом Лайон и Джошуа.

Ошеломленная, Миген постаралась улыбнуться, вытирая забрызганное дождем лицо и приглаживая волосы. Кучер, очень юный и бледный, сел около Присциллы. Миген почувствовала рядом с собой Лайона Хэмпшира, и его мокрая накидка вымочила ее юбки. Было довольно тесно, и они оказались прижаты друг к другу. Сердце Миген гулко заколотилось.

— Проклятие! — воскликнул Лайон, сбросив с головы шляпу. — Клянусь, что природа с демоном небес вступила в сговор против меня, мешая нам завершить путешествие!

Сидевшая напротив него пара изумленно и безмолвно уставилась на Лайона. Однако Миген — помимо своей воли — сказала весело в тон ему:

— Какая дьявольская удача!

Как только эти слова вырвались у нее, Миген была готова поколотить себя. Присцилла чуть не упала в обморок. Но не прошло и мгновения, как Лайон громко расхохотался:

— О Боже, что вы за прелесть!

Миген залилась румянцем и в смущении стала изучать свои руки. Вдруг посыпал крупный град. Лошади в страхе заржали и панически забили ногами о землю.

— Выходит, эти несчастные существа так и не двинутся вперед? — озабоченно поинтересовалась Миген.

— Нет, — прозвучал спокойный голос кучера. — Я скомандовал им остановиться.

Лайон ухмыльнулся и объяснил:

— Джошуа обладает талантом общаться с животными.

Эти лошади понимают каждое его слово и никогда не ослушиваются его.

Четырех пассажиров бросало из стороны в сторону, когда первая пара лошадей встала на дыбы, принимая на себя порывы бури. Сердце Миген болело за них. Напротив сидела Присцилла с таким же бледным лицом, что и у Джошуа. Но кажется, сегодня она решила не поддаваться своей обычной истерике.

Так они просидели более часа, ожидая, пока ветер и дождь хоть немного утихнут. Вынужденная остановка не располагала к пустячной болтовне. Оцепеневшая Миген сидела рядом с Лайоном, чувствуя через свое тонкое платье затвердевшие мускулы прижавшегося к ней бедра. Каждым своим нервом девушка болезненно ощущала его прикосновение и ненавидела собственную плоть за вполне естественную реакцию.

Лайон, однако, не был обеспокоен ни ею, ни еще чем-нибудь. Он повернулся к окну и с серьезным видом изучал серое небо и пустынные темные поля. Картина земли, лишенной растительности, угнетала его. Но будучи встревожен воцарившейся вне экипажа тишиной, Лайон теперь внимательно наблюдал за Джошуа. Дождевые капли падали реже, и дождь скоро прекратился. Лайон рывком открыл дверцу, ворвался чистый, свежий и холодный воздух. Он и Джошуа спрыгнули на землю.

— И ты полагаешь, что нравишься ему? — резко спросила Присцилла, застав подругу врасплох.

Щеки Миген вспыхнули прежде, чем она смогла взять себя в руки.

— А что?.. Я могу предположить, что это так.

— Ты, Миген, не думай, что сумеешь увести его от меня.

Мне Джеймс рассказывал множество историй о том, как мужчины поступают со своими служанками. И ты ему можешь понравиться только 9…

— Как ты осмеливаешься говорить мне подобные вещи?

Или ты допускаешь, что я могу дать ему повод…

— Я видела тебя вчера с ним! Я видела, как ты смотрела на моего жениха. Я уж не так глупа, как ты, видимо, считаешь!

В зеленых глазах Присциллы горела ревность. Миген потрясло, что подруга проявила столь бурные чувства по поводу Лайона Хэмпшира.

— Я хочу сказать тебе только одно: держись от него подальше. Если хочешь, чтобы я осталась твоей подругой, и если ты хочешь избежать «предложения» со стороны Лайона, просто держись в стороне! — Навернувшиеся слезы злости почти приглушили голос Присциллы.

Прежде чем Миген успела ответить, дверца распахнулась и появился Лайон.

— Как ваши дела, леди? Вы готовы к новым приключениям? Так вот, задние колеса глубоко увязли в грязи, потому что мы остановились на пологом спуске. Перед нами еще один холм, и я боюсь, выбраться нам будет чертовски трудно.

— Что это значит? — Присцилла потянулась к его руке в поисках защиты.

— Это значит, что вы обе должны пойти пешком. И по грязи.

Присцилла еле сдержала свое негодование, увидев, как Миген молча положила руку на плечо Лайона и спрыгнула на землю.

Присцилле удалось сохранить нечто среднее между женским жеманничаньем и отвращением. Лайон мягко опустил ее на землю, и в его синих глазах вспыхнуло удивление, когда невеста храбро улыбнулась ему.

Девушки стояли на краю дороги, и чистый прохладный ветер раздувал подолы их юбок подобно парусам. Обе молчали, наблюдая за попытками высвободить экипаж.

Пять лошадей тянули карету вперед, а мужчины толкали ее сзади. Через несколько мгновений они приняли душ из черной грязи, а колеса так и остались наполовину в колее. Присцилла в ужасе прикрыла лицо, в то время как вращающиеся колеса брызгали снова и снова на Лайона. Наконец дело пошло на лад, но когда экипаж высвободился, силы мужчин были истощены, и колеса вновь скатились в глубокие колеи. Лайон тихо выругался.

Миген бросилась вперед, чтобы встать сзади кареты.

— Давайте я помогу. Я сильная.

— Ну, черт побери, давайте! — Лайон взглянул на невесту, которой снова овладели паника и злость. — Дорогая, почему бы и вам не помочь?

Присцилла, поколебавшись, безмолвно подобрала юбки и рискнула пройти вперед. Бросив яростный взгляд на Миген, она уперлась руками в экипаж, плотно закрыла глаза и стиснула зубы.

Джошуа прикрикнул на лошадей, и все вместе начали толкать экипаж. Колеса стали вращаться, отбрасывая на них комья грязи, и Миген почувствовала, как ее ноги в шелковых туфлях все глубже увязают в трясине. Но вот карета высвободилась из колеи, и лошади оттащили ее вперед Присцилла, глаза которой были закрыты, а лицо искажено гримасой ненависти и отвращения, неожиданно упала прямо на дорогу. Трое путешественников так обрадовались своей победе, что не смогли спокойно выдержать вид повалившейся в грязь Присциллы. Лайон и Миген прижались друг к другу и смеялись до слез. Наконец они подошли к Присцилле, подняли ее на ноги и дали большой платок, чтобы она вытерла испачканное лицо.

Присцилла робко открыла глаза и тут же разразилась потоком слез.

* * *

Вдоль покрытых льдом берегов реки Делавэр стояли пришвартованные вплотную друг к другу суда, паруса которых крепко принайтовали к оголенным скелетам мачт. Филадельфийские доки пустовали. Лошади гулко цокали копытами, таща экипаж вдоль Фронт-стрит.

Контуры города были едва очерчены Небо быстро мрачнело. Приближалась полная тьма.

Почтовая карета повернула на Спрус-стрит и остановилась перед вывеской, на которой было начертано «Озабоченный путник» и изображены веселые супруги, попугай, обезьянка и картонка для одежды.

Лайон распахнул дверцу экипажа и помог девушкам сойти на булыжную мостовую Даже в темноте можно было рассмотреть на лице Лайона прочерченные усталостью морщины.

— Ну вот, Присцилла, — сказал он, — здесь вы сможете привести себя в порядок. Правда, я не намерен ждать слишком долго.

Она ничего не ответила. Невеста, видимо, намеревалась молча хранить свое недовольство как Лайоном, так и Миген до тех пор, пока не посчитает нужным простить их. Неистовый плач, которым она разразилась сегодня днем после унизительного падения в грязь, отнюдь не успокоил ее ущемленную гордость.

Путешественники зашли в чистую, сложенную из красного кирпича таверну. В баре сидели несколько морских волков, кое-кто из них весело приветствовал Лайона. В их голосах прозвучало уважение, и Миген этому удивилась, поскольку моряки выглядели намного старше Лайона.

Хэмпшир взял у владельца таверны оловянный кувшин и сел рядом с моряками на деревянный с изогнутой спинкой стул.

Его неожиданно добрая улыбка вызвала у Миген изумление.

Полная женщина в накрахмаленном белом фартуке и домашнем чепце провела девушек по лестнице в теплую, уютную комнату, где их уже ждал таз с горячей водой.

Миген быстренько почистилась щеткой, а Присцилла явно мешкала, пытаясь спровоцировать своего жениха. Молчание, становящееся после инцидента на дороге все более гнетущим, утомило Миген. Поэтому она радостно встретила громкий стук Лайона в дверь.

— Идемте! — Его тон не допускал возражений.

Присцилла поспешно воткнула в прическу оставшиеся шпильки.

Пока они сидели в таверне, вдоль широких улиц зажгли фонари, и их огни таинственно мерцали в чернилыю-черной ночи.

Миген дрожала в углу экипажа, взбиравшегося вверх по Спрус-стрит, которая через два квартала пошла на спуск. Девушки всматривались в окно, через которое смогли разглядеть лишь желтые огни фонарей, пляшущие на высокой окрашенной ограде, которая протянулась настолько далеко, что ее конец растворился в тумане и темноте.

Почтовая карета остановилась перед декорированными воротами, которые сторож немедленно распахнул. Лайон поехал вперед по дугообразной подъездной аллее, ведущей к огромному особняку Уильяма и Энн Бингхэм. Огни горели в окнах всех трех этажей.

Недовольная гримаса наконец исчезла с лица Присциллы, и невеста воскликнула:

— Это Бингхэмы. У них самый великолепный дом в Америке! Мне Джеймс рассказывал целые истории об этом особняке… Я просто не могу поверить, Миген, что теперь я стала частью этого мира. Разве это не замечательно?

— Замечательно, — холодно согласилась ее спутница.

Одетый в атласную ливрею лакей подбежал к экипажу, чтобы открыть дверцу. Присцилла спустилась на землю, излучая свою самую сияющую улыбку. Лайон, цинично разглядывая свою невесту, подал ей руку. Вслед за ними из экипажа вышла Миген.

В дверях появились Уильям и Энн Бингхэм, и даже Миген Сэйерс не могла отрицать произведенного на нее впечатления.

Она наблюдала за тем, как хозяева и гости обменивались приветствиями, как Бингхэмам была представлена Присцилла.

При взгляде на вестибюль у Миген захватило дух, поскольку тот был куда великолепнее всего, что ей пришлось видеть даже в самых замечательных особняках Виргинии. Пол и центральная лестница выложены мозаикой из бесценного мрамора.

Присцилла весело болтала, при этом внимательно рассматривая окружающий интерьер. Миген восхитилась ее выдержкой.

К ней подошел худой, суровый мужчина в черном атласном костюме.

— Мисс, меня зовут Уикхэм. Я здешний дворецкий. Полагаю, что вы прислуживаете госпоже Уэйд.

— Да! — Миген пристально смотрела на него, поражаясь его надменным манерам до тех пор, пока не осознала, что по социальной иерархии среди слуг он значительно выше ее.

— Меня, Уикхэм, зовут Миген.

— Старшая экономка вот-вот придет сюда, чтобы показать вам вашу комнату и апартаменты госпожи Уэйд.

— Мы остановимся здесь?

— Конечно. Пока капитан Хэмпшир и госпожа Уэйд не поженятся. — Дворецкий слегка кивнул и исчез за углом.

Миген стояла у стены, внезапно остро осознав свой жалкий вид по сравнению с двумя красивыми парами, которые прошли в гостиную.

К ним подошел слуга, разливавший вино, и внимание Миген привлекла Энн Бингхэм, поднесшая к губам хрустальный бокал.

О, она бесспорно красива! На женщине было изысканное янтарного цвета шелковое платье, простота которого сама по себе придавала ему роскошный вид. Волосы Энн слегка припудрила, мягкие каштановые завитки уложила вокруг лица, а пучок длинных локонов ниспадал на белое плечо. Даже на расстоянии нельзя было не заметить, как она красива: высокие скулы, длинная грациозная шея, гибкая и тонкая фигура в сочетании с врожденной грациозностью делали ее внешность незабываемой. Сейчас Энн смеялась, и все смотрели на нее. Уильям с гордостью наблюдал за женой, будучи уверенным, что Энн ослепит и эту гостью.

Ведь Энн была самой блестящей его собственностью, затмевая собой даже роскошный особняк.

Миген нашла Бингхэма менее впечатляющим, чем его молодая жена. Он был краснощеким и коренастым, обладал манерами, которые, видимо, Энн раздражали. А уж на фоне Хэмпшира Уильям выглядел совсем неинтересным.

Разрумянившись, Миген с удовлетворением отметила, как Лайон смело глядит на нее. И была благодарна Энн Бингхэм за то, что та нашла правильные слова, чтобы снова привлечь его внимание к себе.

— Лайон, вы никогда не догадаетесь, кто вернулся из морского похода! — воскликнула Энн с невинным, но фальшиво прозвучавшим энтузиазмом. — Маркус Риме! Если бы я не знала хорошо, что происходит, то поклялась бы, он идет по вашим следам…

Все тело Лайона напряглось. Напружинился каждый мускул. В глазах появился настороженный блеск. Невеста же не заметила его реакцию, ибо Присциллу не интересовали незнакомые имена, и она быстро сменила тему беседы.

Миген пристально наблюдала за Лайоном, а когда обернулась, увидела миниатюрную женщину, собирающуюся похлопать ее по плечу.

— Боже мой!.. Прошу прощения!.. Я не знала…

— Все, дорогая, в порядке. Ничего дурного не произошло.

Эта женщина была довольно молода, на вид лет тридцати.

На ней были изящное серое хлопковое платье и кружевной домашний чепец, надетый поверх напудренных локонов. Ее карие глаза при улыбке становились теплыми и дружескими, а таких полненьких и розовых щек Миген еще ни у кого не видела.

— Моя фамилия Смит. Я здешняя экономка. Рада приветствовать вас в нашем особняке.

— Благодарю вас, Смит. Вы станете называть меня Миген?

— Позвольте проводить вас в вашу комнату. Помещения для слуг расположены вон в том крыле.

«Помещения для слуг! — с грустью подумала Миген. — В какую же я историю попала?»

Глава 8

Уильям Бингхэм наблюдал за Лайоном Хэмпширом сквозь бокал с портвейном, поражаясь его смятению и усталости. Наконец откашлялся и решил начать беседу:

— Недавно я нанес визит доктору Франклину.

— Как он поживает? — поинтересовался Лайон. — С тех пор как я видел его в последний раз, прошло больше месяца.

— Духом не падает, но состояние здоровья не улучшилось.

Мы с ним обсудили предстоящую встречу членов последнего созданного им политического объединения. Доктор откровенно сказал мне, что вряд ли сможет участвовать в работе объединения после того, как завершится его формирование.

— А не вы ли вице-президент этого самого «Общества политических исследований»? Как обстоят его дела?

— Да, вместе с Джорджем Клаймером, — подтвердил немного напыщенно Бингхэм. — Мы продолжаем встречаться раз в две недели у доктора Франклина. Нас только пятьдесят человек, и пока мы ограничиваемся политическими дискуссиями.

Доктор полон идей, и наши дебаты явно доставляют ему большое удовольствие. Однако лишь одному Богу известно, как долго еще сможет доктор Франклин спускаться в большую комнату.

— Было бы хорошо, если бы я смог встретиться с ним завтра, — высказал пожелание Лайон.

Уильям курил длинную изящную трубку, наблюдая за Лайоном, сидевшим по другую сторону затемненного кабинета и пристально смотревшим в пылающий камин. Весь вечер Хэмпшир сохранял необычное для него спокойствие, несмотря на попытки Энн и Присциллы во время ужина развеселить его. Перед Бингхэмами сидел не тот лихой Лайон Хэмпшир, какой был известен им в последние месяцы.

— Черт побери, не собираешься ли ты спросить меня о Маркусе Римсе? — поинтересовался Уильям.

Во взгляде Лайона была скорее скука, чем интерес к тому, чего опасался хозяин особняка.

— Сделай одолжение и поделись новостями прежде, чем взорвешься от своих знаний, — холодно предложил Хэмпшир.

Уильям Бингхэм с недовольным видом пускал из трубки клубы дыма и нехотя начал рассказ:

— Дело в том, что дела у Римса не так уж хороши. Правда, на этот раз его судно вернулось неповрежденным. Боюсь, он совершенно бесталанный морской капитан: подобрал неподходящий и не внушающий доверия экипаж и заключил невыгодные сделки на Востоке. Полагаю, что мне излишне рассказывать тебе об этом подробно. Если бы я не знал Маркуса лучше, то подумал бы, что он конченый человек. Тебе достаточно было бы увидеть его лицо, когда я сказал Римсу, что отказываю ему в финансировании!

— Ты зашел так далеко? — Лайон поднял свои золотистые брови. — Представляю реакцию Маркуса!

— Уважение, испытываемое Энн к этому человеку, чертовски неприятно. Она находит Римса очаровательным, «загадочным», как она говорит, и даже приглашает в наш дом. Я могу поклясться, что Энн нравится принимать его просто потому, что эти визиты создают интригующий дискомфорт.

Улыбка Лайона стала чуть ли не издевательской.

— Почему бы не сказать жене, что ты не разрешаешь этого?

— О Господи! Ты полагаешь, что я не пытался? — Уильям осушил бокал. — Похоже, ты считаешь, будто лучше других подходишь на роль консультанта по управлению женами. Подождем и посмотрим, что будет с тобой через несколько месяцев!

Но, глядя на хладнокровное лицо Лайона, Уильям сомневался в том, что найдется такая женщина — пусть она будет даже его женой! — которая решится пререкаться с этим Хэмпширом. Однако игнорировать мнение таких властных людей трудно, и Бингхэм вспомнил свой недавний разговор с Бенджамином Франклином.

— Мне сказали, что этой весной ты можешь не взять судно, — наконец подошел он к сути.

Лайон поднял загоревшиеся синим пламенем глаза.

— Как же мне об этом договариваться с тобой? — резко спросил он.

— Естественно, как твой кредитор я разочарован. У меня и Мордекая на Кенсингтонских судостроительных верфях стоят два почти законченных великолепных корабля, и я рассчитывал, что ты станешь капитаном одного из них. Ни у кого другого нет ни твоего сильного духа, ни умения руководить, ни твоих знаний.

Ты в море чувствуешь себя как дома, и матросы знают это…

Цветистые комплименты замерли на устах Уильяма, как только он понял, что Лайон, уже все решив, замкнулся в себе.

— Послушай, я более чем разочарован. Что ты делаешь?..

Зачем такой внезапный брак?.. И почему ты не хочешь отправиться в море?.. Из-за Присциллы Уэйд? Будучи твоим другом, я обеспокоен.,.

Лайон засмеялся так заразительно, что Бингхэм уставился на него удивленно и озадаченно.

— Полно, Уильям! — сказал Лайон. — Мы оба знаем, что главное, на чем покоится наша «дружба», заключается в моем умении набивать твои карманы золотом, когда я привожу твои суда домой вверх по реке Делавэр! Что касается моих нынешних планов, то мне не хотелось бы обсуждать их сейчас. Дело все более чертовски осложняется, а я пока хочу одного: отправиться домой и поспать. Я буду благодарен судьбе, если меня разбудят завтра и я узнаю, что все мои проблемы решены.

Он замолк и, закрыв глаза, вздохнул. В Уильяме Бингхэме симпатия к Лайону боролась с чувством разочарования. Но, как всегда, победил его эгоизм и трезвый расчет.

— К черту! — воскликнул Уильям. — От меня ты так легко не отделаешься! Я уже более трех лет твой кредитор и позволил тебе сколотить немалое состояние, обеспечив тебе главную долю во владении двумя прекрасными судами. Я даю прибежище одной девушке с Юга просто потому, что ты попросил меня об этом. Я ни о чем тебя не спрашивал. Однако полагаю, что некоторые разъяснения ты мне дать обязан! Я не позволю, чтобы ты подбросил мне легковесную сплетню и продолжал утверждать, что не хочешь взять мое судно, никак не разъяснив причины такого решения. Ты должен мне…

Устав смотреть на полное багровеющее лицо Уильяма, Лайон перевел взгляд на тени, танцующие по резным карнизам и декорированному потолку.

— Действительно, Уильям, я хотел бы, чтобы ты избавил меня от своей тирады, — хладнокровно прервал его Хэмпшир. — Если ты продолжишь монолог в таком темпе, то тебя хватит апоплексический удар. Поэтому вот что я скажу тебе. Я раздумываю о карьере в нашем новом правительстве и именно поэтому я женюсь и поэтому нынешней весной не могу пойти в море.

— Навсегда? — Кровь отхлынула от лица Бингхэма.

Лайон внимательно посмотрел на свои отделанные кружевами манжеты и тщательно разгладил их.

— Это мы еще посмотрим…

— Как ты можешь поступить так по отношению ко мне?

А что будет с кораблями? Я не могу поверить тому, что ты говоришь.

— Ты не должен сомневаться в истинности моих слов, Уильям И не тревожься. Я не брошу тебя и Мордекая на произвол судьбы. Я присмотрю в порту компетентного моряка. Когда в будущем месяце эти суда выйдут в море, ты сможешь рассчитывать на меня во всем, кроме моего пребывания на борту. Что касается использования моих личных способностей в будущем…

Мне предстоит это еще серьезно обдумать.

Судя по тону Лайона, в окончательности его решения сомневаться не приходилось. Бингхэм понимал, что на данный момент тема закрыта. Чувствуя себя не в своей тарелке, он налил большой бокал портвейна и уныло проворчал:

— Твоя дерзость не укладывается у меня в голове. Но мне все же придется простить тебя.

Губы Лайона невольно скривились в ухмылку.

— Только представь себе, как меня успокоили твои слова! — Бингхэм снова опустошил бокал, а Лайон тем временем продолжил свою учтивую речь:

— Ты ведь все-таки сохранишь место в своем великодушном сердце — и роскошном доме — для моей невесты? Я понимаю, что навязывать…

— Я хозяин своего слова. Я сказал, что она может здесь остановиться.

— Если ты извинишь меня, — Лайон поднялся, — то полагаю, что мне пора домой. Последние десять дней я мечтал о таком вечере. О том, как бы выпить отменного бренди именно перед этим камином. Но теперь, когда я снова здесь, так долго ожидавшееся удовольствие почему-то не приходит. — Взгляд Лайона остановился на висящих над каминной доской часах, и он, тихо рассмеявшись, покачал головой:

— Я вовсе не хотел тебя обидеть, Уильям. Просто я очень устал.

— А можно ли мне надеяться, что после хорошего сна твое намерение переменится?

— Если такое произойдет, то это будет означать, что Бог услышал твои молитвы, Уильям.

Они прошли в ярко освещенный мраморный вестибюль, и их шаги гулко отдавались в безмолвном доме. У дверей Лайон остановился в ожидании Уикхэма, подавшего его высушенные и без единого пятнышка накидку и шляпу.

— Я хотел бы сказать тебе, Уильям…

— Слушаю тебя.

— Речь идет о горничной моей невесты. Она не обычная служанка…

Бингхэм смущенно заморгал и промямлил:

— Ты что, распрощался с рассудком? Во-первых, скажи мне…

— Не начинай все сначала, Уильям, — прервал его устало Лайон. — Я хочу попросить, чтобы ты позаботился о Миген — так зовут ее. Ты, конечно же, положишь на нее глаз. Она — прелестная девушка с иссиня-черными волосами и невероятными глазами, подобными фиолетовым аметистам. И если только я, зная тебя… — Краем глаза Лайон увидел, что дворецкий наклонил голову и прислушивается. — Она не обычная служанка. Вот и все. Не обычная. Пойми смысл моих слов. Если я только узнаю, что с ней поступят ненадлежащим образом.., кто угодно…

— И что ты сделаешь тогда? — поинтересовался в полном замешательстве Уильям, но, поняв, что Лайон не намерен отвечать на этот вопрос, горестно спросил:

— Во имя Бога, что, в конце концов, происходит в моем доме?

* * *

Шелест дорогих шелков возвестил о приближении Энн Бингхэм, и обе девушки в ожидании замерли. Шуршание ее юбок затихло перед дверью в спальню, и раздался деликатный стук.

Миген вышла из-за туалетного столика, чтобы открыть дверь, не забыв, приветствуя Энн, сделать реверанс и потупить взор.

— Доброе утро, мадам, — прошептала она, сжав в немом вызове кулачки.

Энн едва кивнула ей, прежде чем поприветствовать свою гостью.

— Как вам спалось, моя дорогая? Надеюсь, что хорошо?

Присцилла встретила ее на полпути, пройдя по толстому с цветным узором ковру. Глаза ее сверкали восхищением и завистью. Миген тут же отметила, что миссис Бингхэм стала для ее подруги идолом и образцом для подражания.

— За всю ночь я ни разу не открыла глаз! — воскликнула Присцилла. — Невозможно было спать плохо в такой прекрасной постели, особенно после тех, в каких мне пришлось страдать прошлые две недели во время нашего путешествия.

Энн гордо улыбнулась, взглянув на роскошную массивную кровать и дорогую золотистую драпировку.

— Я так счастлива, Присцилла, что вам понравилась эта постель, ведь вы пробудете здесь несколько недель!

Присцилла была ослеплена таким обхождением.

— Вы слишком любезны, миссис Бингхэм.

— Обращайтесь ко мне по имени! Я думала, что мы об этом условились еще минувшим вечером! В конце концов" я, не намного старше вас. Через несколько лет у вас будет такой же дом и двое таких же очаровательных детей, как у меня.

«О, это будет действительно так!» — подумала Миген.

— Я думаю, что вы правы… Энн, — произнесла Присцилла со своим милым южным акцентом и захихикала.

— Я, конечно, надеюсь на это. А теперь поспешите одеться. После завтрака мы вдвоем пробежимся по магазинам!

— О! — Зеленые глаза Присциллы вспыхнули и погасли. — Но ведь Лайон сказал, что придет…

— Моя милая девочка, я вижу, вам предстоит еще много узнать о мужчинах. Именно поэтому вам нужно поспешить, с тем чтобы уйти до его прихода! Постоянная тайна — таков ключ к тому, чтобы мужчина оставался заинтригованным. Это самый важный урок, который я познала во Франции! Вы должны все время быть добычей, представляющей для него интерес, потому что ее надо искать и завоевывать.

* * *

В этот момент на расстоянии каких-нибудь двух кварталов от особняка Бингхэмов у окна своей спальни стоял Лайон Хэмпшир. Солнце пригревало его обнаженные спину и плечи. Лайон брился ловкими, длинными взмахами, пытаясь настроить себя доброжелательно и добродушно. Прежде всего он сосредоточил мысли на погоде, увидев разрывы в темных тучах, редеющих над Делавэр. На западе небо было не правдоподобно ярко-синим — таким синим, как его глаза. Мгновение он постоял у окна, наслаждаясь желанным солнечным сиянием.

Лайон заставил себя спокойно думать о Присцилле, то есть прежде всего о ее положительных качествах, отбрасывая прочь недостатки, запечатлевшиеся в его сознании. Лайон старался вспоминать только ее восхитительные глаза и совершенные формы ее тела, излучающего аромат магнолии.

К тому времени когда он облачился в отлично скроенный темно-коричневый костюм, в парчовую жилетку и отделанную рюшами светло-желтую рубашку, Лайон почти убедил себя, что хочет увидеть свою невесту. Дурманящая погода побудила его отказаться от ожидавшего экипажа и пройтись пешком до особняка Бингхэмов.

Район Филадельфии, в котором жили Лайон и Бингхэмы, был известен под названием Светский холм. Возведенные там дома были очень нарядны.

Люди, рискнувшие впервые за несколько недель выйти на улицу и сесть на скамьи перед парадными дверями, с сомнением смотрели на небо. Лайон кивал своим соседям, хотя лишь немногих знал по имени. Юные девушки раскрыли веера, чтобы скрыть свой румянец, а их матери бросали любопытствующие взгляды на проходившего по улице красивого высокого блондина.

У особняка Бингхэмов он заметил толпящихся у ограды людей, надеющихся хоть одним глазком увидеть неофициальную королеву Филадельфии.

Лайон ухмыльнулся при виде знакомого кучера по фамилии Браун и подождал, пока тот запер за ним на замок витиевато украшенные двери.

— По-прежнему производите впечатление своей престижной работой на всех девушек из таверн?

— Можете смеяться, если хотите, сэр, — ответил Браун, сверкнув темными глазами. — Но это все-таки лучше, чем провести остаток жизни вашим юнгой.

— А что в этом было плохого?

— Это означало только море, сэр. Долгие месяцы иметь перед глазами лишь безграничную воду и экипаж бородатых головорезов. Слишком тяжелое наказание для такого симпатичного парня, как я.

— Именно поэтому показалось весьма печальным лишить в портах женский пол вашей компании, — не без сарказма согласился Лайон.

— Теперь вы это поняли, капитан.

— Приятно узнать, что один из нас удовлетворен своим новым занятием.

Браун вопросительно посмотрел на высокого капитана, отметив, каким далеким и странным стал взгляд Лайона Хэмпшира. В море его глаза были цвета океана в безоблачный продуваемый легким бризом день. Никто из встретившихся с Лайоном не мог забыть его взгляд.

— Бингхэм сегодня дома?

— Нет, сэр. Я отвез его больше часа назад на встречу с мистером Джилмором и мистером Льюисом. Он рассчитывал отсутствовать весь день. А обе леди уехали по магазинам более четверти часа назад. В новом ландо миссис Бингхэм.

Лайон застыл на месте, и его выцветшие на солнце брови сошлись над внезапно ожившими лазурными глазами.

— Что?.. Вы говорите, что Присцилла Уэйд уехала?

— Да, сэр! Не могу понять, почему я не сказал вам об этом сразу же. — Браун замолчал, глядя на своего бывшего капитана. — Вы что, потеряли рассудок, сэр?

— Черт побери, до чего же вы правы! Ведь девушка знала, что я должен сюда прийти.

— Возможно, она забыла? — вежливо предположил Браун, но тут же был вознагражден испепеляющим взглядом.

Тем временем Миген распаковывала чемоданы Присциллы.

Раздавшийся снаружи знакомый голос на мгновение парализовал ее. Потом она небрежно отбросила бархатное платье, которое держала в руках, и быстро подошла к окну. Ее ладони похолодели и стали влажными, а пальцы неловкими, когда она попыталась открыть тяжелую оконную раму. Лайон стоял далеко на подъездной дорожке, беседуя с молодым кучером.

Каким красивым был этот Хэмпшир! Одежда отлично сидела на нем, подчеркивая его широкие плечи и длинные, мускулистые ноги. Солнце, казалось, зажигало искорки в русых волосах, завязанных на затылке в узел. Миген по движению его губ могла понять извергаемые им ругательства и догадалась о причине гнева. Решив, что разумнее не попадаться ему на глаза, она уже хотела отойти от окна, но как раз в этот момент Лайон посмотрел вверх и заметил ее блестящие черные волосы.

— Миген! — закричал он. — Спуститесь сюда.

Она колебалась лишь мгновение, а потом побежала, испытывая приятное волнение, Лайон уже ждал ее в вестибюле у лестницы. Он внезапно улыбнулся, увидев Миген, юбки которой были неосмотрительно приподняты, открывая изящные щиколотки и кружевное нижнее белье.

Лайон был потрясен внезапным ощущением очарования, которое застигло его врасплох. У него возникло горячее желание приподнять еще выше ее платье и познать восторг… Потребовалась вся его воля и дисциплинированность, дабы вспомнить, что он должен прогнать шальные и безрассудные мысли. «Миген всего лишь горничная леди, — твердо повторил он себе. — И я помолвлен с леди, у которой она служит».

Миген уже сбежала до половины лестницы, когда разум отрезвил ее, заставил замедлить бег и опустить юбки. Ее щеки горели, когда на нижней ступени она встретилась с Лайоном взглядом, и тот почувствовал, как от жара ее румянца испаряется его решительность.

— Я, по-видимому, забылась, сэр, — прошептала она.

— До скончания веков, — согласился он со смехом. — Предсказуемо… Восхитительно…

Миген краснела все сильнее, и ей пришлось закрыть лицо руками в надежде, что сумеет таким образом охладить горящие щеки. Лайон взял ее ладонь.

— Вас так легко смутить, что я не мог противостоять искушению поймать вас на удочку. Только не скрывайте этот очаровательный румянец. Он вам так идет!

Браун стоял позади, с большим интересом наблюдая за разыгрывающейся сценой.

Известие о помолвке капитана Хэмпшира шокировало бывшего юнгу. При первом взгляде на Присциллу минувшим вечером, когда та вышла из экипажа, Брауну показалось, что она красива. Однако в ней было нечто искусственное.

Браун всегда считал, что если капитан когда-нибудь и женится, то его избранница должна быть воплощением всех женских достоинств. Но эта девушка по фамилии Уэйд казалась довольно заурядной в большом городе, полном красоток, каждая из которых с наслаждением вздрагивает при имени Лайона Хэмпшира.

Кучер увидел тогда еще одну девушку. Она стояла рядом с Лайоном Хэмпширом. Даже на расстоянии, в сгущающейся темноте она выглядела восхитительно пикантной. Уже нынешним утром, когда Браун отвозил мистера Бингхэма в офис Мордекая Льюиса, хозяин предупредил его не вздумать делать наглые авансы в отношении новой горничной. Браун был озадачен, раздумывая, не имеет ли виды на девушку сам мистер Бингхэм.

Теперь же Браун был окончательно поставлен в тупик. У него было чувство, что все это — составные части замысловатой мозаики, которую он пытался мысленно собрать воедино. А именно: загадочная помолвка капитана Хэмпшира; предупреждение, сделанное Брауну хозяином, который обычно не мог бы отличить одну служанку от другой; наконец, эта сцена, когда таинственная девушка очень мило раскраснелась перед подшучивающим капитаном.

Лайон бросил взгляд вниз и с раздражением спросил кучера:

— — Вы хотели бы мне что-то сказать?

— Простите, сэр! Я просто вспомнил, что не имел удовольствия быть знакомым с мисс…

Миген дружески улыбнулась:

— Называйте меня Миген, мистер…

— Браун! — огрызнулся Лайон. — Парень последние два года был у меня юнгой. Этим и можно объяснить, почему в моем присутствии он так нервничает. Теперь он здесь кучер. Поэтому вам лучше его остерегаться: Браун известный женский угодник.

Миген внимательно посмотрела на сухощавого молодого человека, облаченного в ливрею бингхэмовской челяди и завитой белый парик. Однако пышные черные брови и веселые темные глаза выдавали истинный цвет его шевелюры.

— Рада познакомиться с вами, Браун, и обещаю не судить о вас лишь по тому, что мне сказал мистер Хэмпшир!

Прежде чем Браун успел ответить, Лайон резко повернулся К нему:

— Почему вы не стираете пыль с колес или не делаете чего-нибудь другого, что я могу придумать, поглядев вокруг?

Браун привык уважать такое обращение и, просияв ослепительнейшей улыбкой, быстро выбежал во двор.

— До чего же это восхитительно! — рассмеялась Миген, как только дверь за ним захлопнулась.

— Не особенно, — возразил сухо Лайон. — Пойдемте в гостиную. Я хочу поговорить с вами.

— Я не могу. Представляю, как упадет, в обморок миссис Бингхэм, увидев меня в одном из своих модных кресел, изготовленных ручным способом на парижской мануфактуре, основанной Гобеленами!

Лайон понял, что Миген права, потянул ее за руку и усадил на лестнице рядом с собой.

— А теперь скажите мне, куда делась Присцилла. Почему она ушла, зная, что я должен прийти до полудня?

Миген избегала пронзительного взгляда его синих глаз.

— Я знаю, что она вместе с миссис Бингхэм поехала по магазинам, чтобы обновить свой гардероб. Но что касается…

— Миген, посмотрите на меня и не валяйте дурочку. Вы ведь мне не станете врать, не так ли?

Ее сердце так сильно билось в груди! А в ушах звучал его смех: «Мы с вами друзья! Ведь правда?» Вспоминая отвратительное поведение Присциллы, Миген думала: «По меньшей мере он не игнорирует меня здесь, в Филадельфии, хотя я и на положении служанки. Он обращается со мной тактичнее мнимой подруги, которая знает правду о моем происхождении и воспитании».

Миген подняла глаза и поймала серьезный взгляд Лайона.

— Нет, я, конечно же, не солгу из-за такого бесчестного поступка! Ваша невеста уехала сознательно по предложению Энн…

То есть по настоянию миссис Бингхэм. Они полагают, что эта хитрая уловка способна усилить ваш интерес…

Лайон тихо присвистнул:

— Так пусть же Энн продолжает играть на всех слабостях Присциллы. Неужели они считают, что после этого я, улыбаясь, начну бег с препятствиями?

— Я попыталась объяснить Присцилле, как ужасно она себя ведет. Но теперь я, видимо, не имею на нее большого влияния.

— Жаль. А я так рассчитывал на ваши способности в этом отношении.

— Боюсь, что сейчас ваша невеста прислушивается только к миссис Бингхэм, которая произвела на Присциллу огромное впечатление.

— Так и должно было быть. Идеальная жена — это изготовленная копия Энн Бингхэм, — саркастически пробормотал он.

После долгого молчания Миген заговорила первой:

— Мистер Хэмпшир, теперь мне следовало бы вернуться к работе. Я должна распаковывать чемоданы…

— К черту! — Он схватил ее за запястье и вновь усадил на ступень рядом с собой. — Сегодня никому не удастся испортить нам настроение. Вы займете место вашей госпожи и пойдете со мной.

— Я не могу!.. Нет!.. У меня так много работы…

— Пусть Присцилла сделает все сама. Или вы забыли, кто платит вам жалованье? Я ваш работодатель и приказываю пойти переодеться. На небе появилось солнце, и мы будем радоваться ему!

Глава 9

Весь день она провела будто во сне. В душе девушка была снова Миген Сэйерс — обаятельной, любящей развлечения дочерью богатого плантатора. Всю свою жизнь Миген мечтала именно о таких чувствах, какие испытывала сейчас, когда шла по Третьей авеню и прислушивалась к смеху Лайона Хэмпшира.

На протяжении двух недель, скрываясь под именем Миген Саут, якобы горничной леди, ей было труднее всего запомнить это вымышленное имя и привыкнуть к своему новому социальному положению. А точнее, Миген Сэйерс страстно желала забыть это. И вот уже несколько часов бездумно позволяла себе размышлять над тем, является ли Лайон частью ее сна? Сможет ли он тоже забыть разыгранный маскарад? Позволит ли не вспоминать об этом ей?

Миген была бы поражена, если бы прочитала мысли самого Лайона, ибо они были удивительно похожи на ее. Капитан не мог вспомнить, когда же в последний раз чувствовал себя таким раскрепощенным. Увидев переодевшуюся Миген, Лайон даже вздрогнул от неожиданности. Она выглядела очень изысканно, за какие-нибудь пятнадцать минут ей удалось полностью преобразиться.

Миген надела то самое сиреневое муслиновое платье, в котором была вечером во время их совместного ужина в таверне.

Цвет платья придавал ее коже кремовый оттенок и подчеркивал темно-фиалковые, окруженные черными ресницами глаза. Лайон рассматривал нежные оживленные черты лица, озаренного ярким солнцем, и чувствовал себя очарованным этой загадочной девушкой. Зажигающая взволнованность сияла не только на ее румяных щеках и сверкала в прекрасных глазах, но давала о себе знать в звонком голосе Миген, искреннем смехе и ее энергичной походке.

— Вы всегда приглашаете слуг на дневной променад? — спросила она, и на ее щеках появились очаровательные ямочки.

— К сожалению, — рассмеялся Лайон, — большинство моих служащих мужчины, и поэтому со мной это случается не слишком часто.

Миген искоса посмотрела на него. Ей нравилось, как улыбка задерживается на его губах и как тонкие морщинки разбегаются от напоминающих синеву моря глаз, когда он смеется.

— Я никогда не бывала в Филадельфии, — заметила она.

— Неудивительно, ведь это довольно далеко от Виргинии.

А вы вообще когда-нибудь покидали границы родного штата?

— О да! — Миген подавила желание фыркнуть при воспоминании о путешествиях вместе со своими родителями в Бостон, Нью-Йорк, Лондон и Париж после окончания войны за независимость Северной Америки.

В этот момент их поприветствовал вышедший из небольшого двухэтажного дома приятной наружности мужчина:

— Добрый день, мистер Хэмпшир! Как вы чувствуете себя в эту прекрасную весеннюю погоду? Разрешите мне пожелать вам всего наилучшего в связи с предстоящим браком.

Уильям Вистер в ожидании вежливо смотрел с сияющей улыбкой на Миген. Она взглянула на Лайона из-под густых ресниц, и ей показалось, что тот выглядит скорее раздраженным, чем испуганным.

— Благодарю вас, мистер Вистер. Есть ли какие-нибудь новости из Грамблторпа?

— Все в порядке. Если такая погода продержится, то через несколько дней я съезжу туда.

— Мой привет вашему брату. Я передам ваши поздравления своей невесте. Всего хорошего, мистер Вистер!

Лайон и Миген продолжили свой путь, чувствуя спинами удивленный взгляд этого мужчины.

Лайон беззаботно рассмеялся:

— Я, вероятно, дал повод для серьезных пересудов. Ха-ха!

Подождем, пока мистер Вистер не увидит Присциллу и не поймет, что именно она — моя невеста!

— Я не понимаю… — Миген была озадачена.

Лайону потребовалась секунда, чтобы оценить ситуацию. Да, он позволил себе окунуться в нормальную жизнь и радоваться компании этого вселяющего бодрость «подростка». Но тут Лайон вдруг вновь осознал свое истинное положение — и ее.

— Я и не хотел, чтобы вы поняли, — невозмутимо сказал он. — Просто радуйтесь жизни.

Они шли молча. Миген была разгневана. «Ну что же! Лайон, конечно, поставил меня на место! Но почему же он не принял решения — кто я для него! Друг и союзник, как он говорил раньше, или покорная рабыня?»

Лайон украдкой взглянул на Миген, сердито вышагивающую рядом, и к нему вернулось чувство юмора.

Бриз отбросил назад черные блестящие локоны Миген, открыв упрямое, возмущенное лицо. Лайон отметил негодующие искорки в ее фиалковых глазах и решительно приподнятый изящный подбородок. И тут же использовал шанс, чтобы нарушить все еще продолжающееся молчание, когда перед ними предстал купол церкви Святого Петра.

— Ну вот! — воскликнул он. — Это наша знаменитая церковь Святого Петра! Поскольку вы новичок в Филадельфии, я уверен, что она произвела на вас надлежащее впечатление. Не правда ли?

Миген взглянула на красивое здание и с сомнением посмотрела на Лайона.

— Довольно милое сооружение, — холодно допустила она.

— «Довольно милое»! — драматично воскликнул Лайон, словно раненый прижав руку к своей манишке. — Эта церковь — шедевр и гордость Светского холма! Оценив ее так низко, вы многим рискуете. Имейте в виду, что живущие рядом господа не снесут безропотно ваши слова.

— О, все в порядке! — заметила Миген, стараясь скрыть свое удовольствие. — Это замечательное сооружение, и я от восхищения просто потеряла дар речи.

— Так уже лучше. — Лайон пристально смотрел на Миген, пока она не подняла лицо, чтобы встретить его взгляд. — Перемирие?

— Это не так легко, мистер Хэмпшир. Вы приложили немало усилий, чтобы убедить меня забыть о моей роли служанки в вашей компании. Я не позволю использовать мое положение в обществе ради вашего удовольствия. Точнее, в зависимости от того, как и что вам в данный момент вздумается.

Лайон остановился у ограды церкви Святого Петра и взял Миген за руку. Его прикосновение обожгло ей кожу.

Здравый смысл говорил, что надо отстраниться, но она, казалось, застыла на месте.

— Вы, Миген, правы. Я буду впредь учитывать ваше мнение. Обещаю никогда больше не оказывать вам покровительства.

И хотя совершенно очевидно, что вы не одобряете мои действия, я вынужден просить вас не вмешиваться в мои личные дела.

С ее губ готовы были сорваться еще более злые слова, но Миген не смогла выговорить их вслух. Она подняла руку и прикрыла его рот своей ладонью.

— У вас такие восхитительные руки, — пробормотал он. — Такие мягкие.

Желая скрыть вновь вспыхнувший румянец, Миген отвернулась, чтобы взглянуть на церковь, и была благодарна порыву ветра, разметавшему по ее лицу локоны.

— Это действительно красивая церковь. Вы ее посещаете? — вежливо спросила она.

— Раньше — да, и то очень редко. Однако думаю, что в будущем я стану по субботам заходить в нее, — усмехнулся Лайон.

— Почему в Филадельфии называют это место Светский холм? Потому что здесь живут богачи?

— Сейчас многие считают, что это так. Но я полагаю, такое название дало «Светское общество негоциантов». Оно было основано столетие назад и построило здесь свои склады и контору недалеко от нашей гостиницы. Так или иначе, это название постепенно закрепилось и в конце концов оказалось весьма подходящим. Даже церковь возвели ради богатых прихожан, которым было утомительно брести по грязи в церковь Христа, что на Хай-стрит.

Пока Лайон говорил, Миген немного успокоилась и, немного поколебавшись, спросила:

— Кто был тот мужчина, который нам встретился?

— Уильям Вистер? Ничего особенного из себя не представляет. Но тем не менее довольно известная личность, главным образом благодаря своей семье. Вистеры в Филадельфии люди весьма уважаемые. Они здесь живут по меньшей мере семьдесят пять лет. Его брат, Дэниэл, владеет прекрасным участком к северу отсюда, в населенном немцами городке, который называется Грамблторп. Вы, наверное, слышали о цветущей багровой глицинии. Так вот, именно в честь этой семьи она была названа «вистерия».

Лайон вдруг остановился у построенного в форме буквы "Г" кирпичного особняка. Миген ждала, что он скажет.

— Это мой дом. Вам нравится?

Здание производило впечатление. Но Миген постаралась этого не показать. Не было никаких сомнений, что это был самый красивый дом в квартале: в три этажа, с тремя слуховыми окнами и множеством дымовых труб. Первые два ряда окон были прикрыты чистыми белыми ставнями. Свежей выглядела даже краска на парадной двери. Пока Лайон очищал свою обувь о специальный скребок, Миген изучала мраморную плиту, на которой было начертано: «1787».

— Так вот почему свежая краска! — с улыбкой поддразнила она Лайона, открывающего перед ней дверь.

— Я купил этот дом через год после того, как он был построен. Но проводил здесь очень мало времени.

Узкий вестибюль, в котором они стояли, вел прямо в сад, что был разбит позади дома. Миген могла рассмотреть ажурную арку в сад. «У этого дома, — размышляла она, — есть нечто такое, что затмевает особняк Бингхэмов при всем его богатстве».

Солнечные лучи пробивались в вестибюль через витраж над парадной дверью, отбрасывая треугольные узоры на сверкающий пол. В этот момент послышались мягкие и быстрые шаги, и на лестничную площадку вышел крошечный, странно выглядевший человечек.

— Мисса Лайон, моя так шаль!

Появление дворецкого очень удивило Миген. Мужчина с восточной внешностью был на фут ниже своего хозяина, его желтоватого оттенка кожу лишь подчеркивал завитой белый парик. На дворецком были черный костюм из тонкого сукна, шелковый жилет в черно-белую полоску, белые по колено чулки и черные ботинки с золотистыми пряжками. Когда он доброжелательно посмотрел на Миген, его квадратное лицо осветила яркая белозубая улыбка.

— Мисси Присцилла, я ушасно рад синакомиться с вами!

— Уонг! — вмешался Лайон. — Это не Присцилла. Эта юная леди — новая горничная, нанятая мною. Сейчас она работает у мисс Уэйд. Ее зовут Миген Саут. Миген, это — Уонг Вашингтон, мой камердинер, который занимается моими личными делами и не имеет никакого отношения к управлению домом.

— Уонг Вашингтон? — не могла сдержаться Миген.

— Моя хочу быт американсем! — улыбнувшись, провозгласил Уонг. — Вот пошему я взял еще другой имя.

— О, оно, конечно, американское! — рассмеялась Миген.

— Уонг приплыл сюда из Китая в прошлом году, — пояснил Лайон. — Он нанялся ко мне, когда мы стояли в порту, а Браун болел. Таким образом у меня появился второй камердинер, от которого с тех пор я никак не могу отделаться, несмотря на все героические усилия с моей стороны!

— Он мое лубит! — громко прошептал Уонг на ухо Миген. — Он потерять без меня!

Лайон не сделал ни малейшей попытки опровергнуть его слова, и лишь улыбнулся Миген, глядя через голову китайца.

— Послушайте, Уонг. Я хотел бы обсудить с вами меню для ленча. Миген, почему бы вам не подождать меня в библиотеке? Налейте себе бокал вина, и через минутку я к вам присоединюсь.

Лайон показал ей на дверь у лестницы, а сам отправился на кухню, положив руку на узкие плечи Уонга.

Миген оказалась перед длинной стеной книг, красные и зеленого цвета корешки обложек которых блестели золотистыми буквами. «О, — подумала она, — я могла бы заблудиться в этой комнате. Или могла бы спрятаться здесь на целые дни».

Она стала искать кушетку или кресло и в этот момент увидела девушку. Миген удивилась, как могла не заметить ее. Золотистые волосы девушки были такими же яркими, как и волосы Лайона. Пока она не заговорила, Миген не верила в ее реальность, настолько та была совершенна. Ее лицо, обрамленное солнечными локонами, небесной синевы глаза, ее восхитительная шея, твердые груди, чуть выступавшие из отделанного кружевами декольте.

— Вы.., вы и есть та самая?.. Та, на которой он собирается жениться?

— На мне?.. О нет. Меня зовут Миген. Я просто одна из служанок. Фактически я горничная мисс Уэйд.

Прозрачные капельки скатились с длинных ресниц на щеки.

— Так это, значит.., значит, правда? — Она начала плакать, но Миген отметила с завистью, что лицо ее не покраснело.

Миген прошла вглубь библиотеки и робко присела на край кресла, раздумывая о том, как повести себя в сложившейся ситуации. Решения она, однако, не приняла, так как дверь открылась, и в комнату ворвался разгневанный Лайон.

— Проклятый Уонг! Если бы только у него не было сообразительной головы, то он давно бы потерял ее! Мне положиться на него, Миген, и направить вас сюда, где уже Кларисса!.. — Лайон внезапно умолк, увидев, что Кларисса Клоссен плачет. — Черт побери! Что здесь происходит? — резко спросил он.

Миген с болью увидела, как Кларисса поднялась и бросилась в объятия Лайона, как он прижимал ее к себе, шепча что-то в ее влажную розовую щеку и нежно лаская ее льняные локоны. Миген была готова выброситься в окно, — О, Лайон, — сквозь плач проговорила Кларисса, — как вы могли так поступить по отношению ко мне? Когда я узнала об этом, то просто не поверила. Но сегодня я увидела ее вместе с Энн Бингхэм. Я просто предположила, что это была она! Я шла по Второй авеню и даже не стала ждать свой экипаж… Я всю дорогу сюда бежала. А потом.., потом… Уонг даже признал…

Лайон взглянул на Миген и попросил:

— Подождите меня в гостиной рядом с холлом.

Она быстро прошла мимо них, бросив взгляд на то, как Кларисса потянулась к губам Лайона и прильнула к ним. Миген почувствовала боль в сердце, как от удара ножа, но объяснила себе это примитивным чувством голода.

Гостиная была очаровательна и элегантна. Миген обошла комнату, прикоснулась к роскошной обивке и теплому отполированному дереву, из которого была сделана мебель.

«У Лайона, — решила она, — безупречный вкус, если только он сам продумал интерьер комнаты». Миген остановилась перед красивой каминной полкой из мрамора, размышляя над тем, что же только что произошло в библиотеке.

Затем послышался звук открывающейся в холл двери, и она заметила две золотоволосые головы. Более спокойный плач был прерван твердым голосом Лайона. Миген не могла устоять и взглянула в окно: хозяин провожал Клариссу к экипажу.

Миген быстро отошла от окна. Лайон был мрачнее тучи. Он молча пересек комнату и остановился рядом, с силой ударив кулаком по каминной полке. Девушка невольно вздрогнула. Ее фиалковые глаза стали размером с блюдце. Рот Лайона неожиданно свело судорогой, но он тут же рассмеялся, взглянув на смущенную и напуганную гостью.

— Миген, вы бесценны — прошептал он у самой ее щеки. — Когда вы рядом, я не могу оставаться в дурном настроении. Как мне хочется, чтобы вы сейчас увидели свое лицо! — И Лайон снова рассмеялся. — Вы думаете, что я вас отругаю? Неужели я действительно похож на великана-людоеда? Мне кажется, что вы можете прекрасно защитить себя, если только возникнет такая необходимость.

Улыбка задержалась в уголках его рта, пока он наполнял бокалы — один бренди, а другой вином. Вручив последний Миген, Лайон посмотрел ей в глаза и произнес тост:

— За самую жизнерадостную женщину, которую за многие годы мне довелось встретить!

— Очень жаль, что здесь нет мисс Уэйд, чтобы лично оценить предназначенный ей комплимент, — ответила Миген, надеясь, что выразилась достаточно точно.

Лайон рассмеялся с нескрываемым удовольствием.

— Даже несмотря на встречу с Клариссой, сегодняшний день в конце концов предоставит некоторые благоприятные возможности.

Миген последовала за ним к кушетке, но затем села в стоящее на некотором расстоянии большое кресло. Солидный глоток вина подкрепил ее отвагу.

— Присцилла, конечно, милая девушка. Если вы простили мои слова, то я все-таки сказала бы, что никак не могу понять, зачем было совершать дальнюю и утомительную поездку в Виргинию, чтобы предложить выйти за вас замуж Присцилле Уэйд, если здесь была эта девушка и она явно хотела…

— Для этого у меня есть собственные резоны, — резко перебил Лайон.

Довольно долго он пристально смотрел на Миген, но вдруг, рассердившись на ее проницательность, внезапно для самого себя закричал:

— Поскольку вы настойчиво вмешиваетесь в мои дела, я полагаю возможным изложить вам причины этого брака. Хотя бы для того, чтобы заставить вас замолчать!.. Так слушайте Я хочу на следующих выборах попасть в конгресс, и мое скандальное прошлое вынуждает меня жениться, что должно показать некоторым, как я остепенился.

Услышав подобное объяснение Лайона и отметив охвативший его без каких-либо очевидных причин гнев, Миген от удивления замерла в кресле. Ее наивный взгляд и привлекательность лишь подтолкнули Хэмпшира на дальнейшие откровения:

— Вы шокированы? Полагаю, теперь вы принимаете меня за бесчувственного негодяя! Но позвольте напомнить, что ваша госпожа, сразу дав согласие на наш брак, оказалась столь же бесчувственной. Поэтому-то мы и подходим друг другу. Не так ли?

— Но.., почему…

— В моих планах на будущее нет времени для томящейся от любви невесты. Если бы мне были нужны только любовь и красота, то позвольте вас заверить, что в своей жизни я встречал не одну лишь Клариссу. Правда заключается и в том, что мне не нужна женщина, которая все время цеплялась бы за меня…

— И?.. — поощрила его Миген, совершенно игнорируя мрачный взгляд Лайона.

— Я хочу жену из безупречной семьи — такой, которая восполнила бы пробел в моей биографии. В наши дни Виргиния является гнездом респектабельности.

— Ну что же, должна признать, вы хорошо разработали свои планы!

— Моя милая, вы абсолютно правы.

— И поэтому в них не должно быть места ни человеческим эмоциям, ни ошибкам?

— Вот их-то, Миген, я и должен избегать любой ценой.

— При этом не важно, что вы кому-то можете сделать больно? Даже Клариссе?

— Кларисса далеко не ангел чистоты, каким могла показаться вам, — решительно парировал Лайон и разразился коротким, но горьким смехом. — Эта женщина знает, что для нее всегда будет место в моей постели. Кларисса вернется ко мне, как только ее желание возьмет верх над оскорбленной гордостью.

Миген была шокирована такой откровенностью, но надеялась, что Лайон не заметил ее состояния.

— Полагаю, вы действительно ужасны. И что можно теперь сказать о ваших чувствах? Вы хотите избавиться и от них? В кого же вы превратитесь, в бездушного политикана и карьериста?

— Такие слова из уст служанки звучат довольно странно, — резко заметил он. — Я предлагаю поберечь ваше тонкое проникновение в человеческую натуру для бесед с кухаркой или дворецким.

Миген вскочила и принялась ходить взад и вперед, гневно сверкая фиалковыми глазами.

— Я поняла, что вы решили поставить меня на место. И я горю желанием наговорить столько всего! Но это создаст для меня огромные трудности в отношениях с моим работодателем! — Она саркастически акцентировала последнее слово. — Вот почему, мистер Хэмпшир, я полагаю, вы меня извините, если я теперь продолжу свой путь самостоятельно.

Лайон поднялся и схватил ее за руки. Миген посмотрела на него с откровенным презрением. Он, однако, не скрывал своего удовольствия, в то время как Миген пришла в ярость, почувствовав, что вся пылает от его прикосновения, от его близости.

— Позвольте мне уйти! Я хочу домой!

— Черт побери, да вы просто дикая кошка!

Его самодовольная усмешка терзала и одновременно ослепляла Миген, она вдруг почувствовала, что ее руки дрожат в его сильных загорелых руках.

— Я предпочитаю быть дикой кошкой, чем низкой личностью, какой, сэр, являетесь вы!

Приступ громкого смеха Лайона ошеломил ее, но уже через секунду Миген боролась, стараясь разорвать его хватку. Единственным результатом этого было то, что одним легким движением он обвил девушку крепкими как железо руками, и Миген почувствовала, что ее сердце остановилось. Она отказалась от сопротивления, когда Лайон поднял ее лицо, заставляя взглянуть в его неотразимо синие глаза.

Миген никогда до сих пор не целовалась по-настоящему. В ее жизни было несколько мальчиков, которые неуклюже пытались обниматься. Но она без всяких усилий ставила их на место.

Кроме того, манера одеваться и вести себя по-мальчишески отнюдь не способствовала тому, чтобы девушку зачислили в красавицы графства Фэрфекс. Поэтому Миген оказалась абсолютно не подготовлена к такому неожиданному открытию в себе женского начала.

Поцелуй капитана был неторопливым и настойчивым. Прикосновения его губ заставили Миген забыть обо всем на свете.

Она привстала на цыпочки и страстно ответила на усилие Лайона раздвинуть ее губы и ощутить скрывающуюся за ними неизведанную сладость.

Глава 10

В расплывчато-желтом свете Сэлли Бэче махала им на прощание рукой. Миген обернулась, перед тем как Лайон подсадил ее в экипаж, и успела еще раз увидеть милую Сэлли и освещенное окно на втором этаже.

Лайон захлопнул дверцу, сел рядом, но, к ее облегчению, не заговорил. Внутри экипажа, который загрохотал по Ориэн-стрит, было черным-черно; темноту нарушал лишь мерцающий огонек сигары Лайона.

Долгий, богатый событиями день оставил Миген мало времени для размышлений, и теперь она хотела разобраться в своих чувствах. Мягкий, навеянный хорошим вином легкий туман окутал ее мысли. Однако она попыталась развеять его.

Какой запутанной стала ее жизнь за столь короткое время!

Девушка совсем не была готова к тому, что случилось сегодня.

Конечно, все так усложнилось из-за того, что сейчас она была не Миген Сэйерс, а служанкой Миген Саут. И прожитый день стал возможен лишь в результате того, что Лайон Хэмпшир сумел навязать ей свою волю.

Внутренний голосок тихо насмехался над ней, задавая вопрос: как бы она поступила, коль скоро Лайон приказал бы ей лечь с ним в постель? Совесть Миген громогласно отвечала, что она ни за что не уступила бы ему, что, несомненно, предпочла бы расстаться со своей безопасностью, чем лишиться девственности и самоуважения.

Миген вновь и вновь убеждала себя в этом, но даже воспоминание о столь не правдоподобном поцелуе захлестывало ее странной, пугающе горячей волной…

Миген украдкой посмотрела на сидящего рядом мужчину.

Когда его профиль освещали редкие уличные фонари, четко очерченное лицо казалось еще более жестким и загадочным, нежели всегда. Лайон курил, глаза его в задумчивости щурились, и Миген в какой уже раз захотела понять, почему он решил познакомить ее с Бенджамином Франклином.

После постыдного поцелуя — Лайон его; прервал с вызвавшей удивление и унизившей ее внезапностью — он выпил еще не один бокал бренди, по-видимому, решив сделать вид, будто ничего не произошло.

Во время ленча, когда вино развеяло смущение и сдержанность Миген, они обсуждали безопасные темы-город, Китай и морскую торговлю. Почти стемнело, когда Лайон вдруг заявил, что они должны навестить доктора Франклина, так как время визита уже обусловлено.

Вечер у Франклинов прошел на удивление хорошо. Хотя доктор был прикован к постели, Миген его очаровала с первого взгляда. Они беседовали более двух часов, и Лайон и миссис Бэче с большим удовольствием наблюдали, как поднялось настроение престарелого государственного мужа.

Миген тоже наблюдала за двумя мужчинами и заметила на лице Лайона такое же оживление, какое видела у него во время беседы с Вашингтоном и Медисоном на плантации «Гора Верной».

Интерес, зажегшийся в глазах Хампшира при обсуждении предстоящей инаугурации президента, а также содержания предложенного билля о правах, позволил Миген понять причины приближающейся свадьбы Лайона. «Возможно, — размышляла она, — Хэмпшир на самом деле не такой уж и бесчувственный человек. Пусть даже он заинтересован не столько в Присцилле, сколько в новом составе правительства»

Лайон не мог понять, почему не сумел найти удобный повод, собраться с мужеством и сказать Франклинам, что Миген вовсе не его невеста. Хэмпшир злился на себя за то, что был настолько глуп и привел с собой в этот дом ее, служанку, а также сердился на Миген и Присциллу. Во всех делах люди создают для него помехи, и никто не помогает в осуществлении его планов! Так думал он.

Внезапно Лайон заметил, что Миген изучает его.

— На что вы смотрите? — резко спросил он.

— Я, — сказала она, испытав острую боль от такого тона, — восхищалась тем красивым караульным, мимо которого мы только что проехали.

— Вы от меня устали так быстро, моя милая? — поинтересовался он, не скрывая сарказма.

Сильная рука Лайона нашла талию Миген, и расстояние между ними резко сократилось. Его теплое дыхание обдало ее лоб.

— Как непостоянна женщина! А ведь сегодня днем у меня создалось совершенно определенное впечатление, что я вам в некоторой степени понравился!

Миген собрала всю свою волю.

— Вы грубиян! — коротко выдохнула она, сообразив, что ее прерывистое дыхание объясняется силой ее тяготения к Лайону. — Уберите руки от меня! Вы больше никогда не попользуетесь мной, бесчувственное животное!

Он только тихо засмеялся, все теснее прижимая грациозное извивающееся тело к себе.

— Значит, я вызываю у вас отвращение? Странно, что я совершенно неверно истолковал вашу реакцию. Возможно, мне было бы лучше повторить опыт, с тем чтобы не осталось никаких сомнений…

Миген едва слышно всхлипнула, так как знала, что силы вот-вот покинут ее. Бороться бесполезно, ведь сопротивление окажется таким кратковременным, что мужчина его и не заметит.

Лайон приподнял ее нежный подбородок и впился губами в ее рот. Он лишил Миген способности дышать, пробудив в ней ощущения более бурные, чем тот водопад чувств, который обрушился на нее ранее в гостиной. Ее руки сами потянулись к его твердым скулам и буйным выцветшим под солнцем волосам. Миген страстно хотела забыться с ним, но…

Лайон прервал поцелуй и позволил ей немного отдышаться.

Но это не означало конца. Миген растаяла в его мускулистых руках, когда он погрузил свое лицо в ее пропахшие духами волосы. Под жестким, жгучим ртом на шее Миген бешено затрепетали пульсирующие жилки, и девушка уже была не в силах остановить Лайона.

Его губы и руки мгновенно нашли под одеждой теплые крепкие груди Миген. Она чувствовала только его прикосновения и разгорающийся в его чреслах огонь, а также огонь, разгорающийся в каждой клеточке своего тела.

— вот мы и приехали. — Голос Лайона прервал затянувшуюся паузу, и грохот экипажа вернул ее на землю.

Миген смущенно заморгала, она узнала освещенные окна особняка Бингхэмов. Но даже после того как к экипажу приблизился лакей, Лайон запрокинул назад ее голову и стал жадно целовать, пока Миген не почувствовала, что вот-вот расплачется Лайон натянул на нее капюшон, чтобы прикрыть пылающее лицо и растрепанные кудри, а затем спокойно поправил свой галстук Молча, бесстрастно помог Миген сойти на землю, и они вместе направились к огромным двойным дверям.

У приветствовавшего их в вестибюле Уикхэма было вежливо-вопросительное выражение лица, и Миген почувствовала себя униженной Она потупила взор при раздавшихся в вестибюле недовольных голосах. Правда, успела заметить неистовый взгляд Присциллы и довольную улыбку на лице Лайона, затем как во сне услышала спокойно произнесенные им слова.

— Моя дорогая, сегодня у вас, видимо, было столько дел, что вы даже не заметили отсутствия Миген? Ведь вы были, очевидно, слишком заняты, чтобы вспомнить о нашем свиданий.

А я хотел попросить вас о нескольких услугах.

При том ужасе, который охватил Миген, она все-таки оказалась достаточно сообразительной «Если я покраснею, — подумала она, — то они будут уверены, что я побывала у Лайона в постели, и все посчитают меня проституткой». Усилием воли ей удалось сохранить полное равнодушие и вежливо пролепетать:

— Я была рада оказать вам помощь.

Лайон, взглянув на Миген с удивлением, приподнял бровь.

Энн и Уильям Бингхэм наблюдали за происходящим с нелепым облегчением, Присцилла же не отрывала взгляда от жениха и горничной. Миген уже собралась попрощаться со всеми, когда заметила появившегося из затемненного вестибюля незнакомого ей человека.

Тот был такого же высокого роста и столь же широким в плечах, что и Лайон. На этом сходство между ними кончалось.

Волосы Маркуса Римса были черны, как беззвездная ночь, на лице выделялись проницательные глаза янтарного цвета и большой ястребиный нос. Его широкий рот перекосился в самую странную улыбку, какую Миген приходилось когда-либо видеть.

— Здравствуй, Лайон. Поздравляю тебя с возвращением домой. В твое отсутствие я развлекал восхитительную мисс Уэйд. Надеюсь, что против этого ты не возражаешь?

Лайон заговорил, и стало ясно, что слова Римса привели его в то опасное состояние, когда от его обаяния и сердечности могло не остаться и следа. Миген почувствовала, как холодок пробежал у нее по спине.

— Я не предполагал, что сегодня вечером увижусь с тобой здесь, — сказал он, холодно улыбаясь. — Ведь после нашей последней встречи прошло уже много месяцев. Где же мы последний раз виделись? На острове Хуанпу?

— У тебя, мой друг, прекрасная память.

В этот момент к Присцилле вернулась ее смекалка. Она просияла и встала между мужчинами, явно не обращая внимания на опасные подводные течения в их беседе.

— Я считаю, что нахожусь в компании двух самых красивых мужчин Филадельфии. Лайон, почему вы не рассказывали мне о мистере Римсе?

— Я просто не могу, милая Присцилла, представить себе, почему это стерлось в моей памяти, — ответил он с нескрываемой иронией.

Тем временем Энн Бингхэм бросала неодобрительные взгляды на Миген, которая наконец сделала вид, что поняла намек.

— Извините меня, — прошептала она, сопроводив свои слова коротким реверансом.

Миген поспешила в крыло особняка, где проживали слуги.

Ее лицо горело от стыда, ибо мистер Хэмпшир даже не посчитал нужным кивнуть ей на прощание.

* * *

К концу вечера Лайона охватило препаршивейшее настроение. И никакое количество бренди, выставленного Бингхэмом, не смогло развеять его.

Обычно уже само присутствие Маркуса Римса действовало на Хэмпшира как зубная боль. Но нынешняя ситуация была и вовсе отвратительна: Лайон не мог поверить в то, что его принуждают терпеливо молчать.

Два часа он сидел в душной гостиной в компании четырех меньше всего нравящихся ему людей! Лайона раздражала безупречная красота притворщицы Энн Бингхэм, и он страстно тосковал по искреннему смеху Миген. Уильям выглядел более напыщенным, чем обычно, вставляя в каждую фразу то или иное известное имя. Но ни один из Бингхэмов не вызывал у него и сотой доли того раздражения, какое он испытывал при каждом взгляде на Присциллу. Свою будущую жену.

Нынешним вечером невеста просто источала южную слащавость, будучи уверена, что и Лайон, и Маркус добиваются ее внимания. Она сидела между мужчинами, хихикая и кокетливо хлопая длинными ресницами так, что в конце концов Лайон почувствовал, что готов задушить ее!

Маркус явно наслаждался ситуацией, будучи уверенным, что ненависть Лайона к нему сейчас усиливается еще и ревностью.

Риме постоянно флиртовал с охотно отвечающей на его заигрывания Присциллой, самовлюбленно принявшей недовольное выражение лица Лайона за реакцию обиженного любовника.

Часы в углу пробили одиннадцать, но смех Присциллы заглушил их:

— Мистер Риме, а вы все говорите и говорите! Будьте осторожны, а то вскружите мне голову!

В позолоченной клетке грустно ворковал голубь, и Лайон внезапно почувствовал, что сейчас просто взбесится, если сию же минуту не выйдет на свежий воздух. Поднявшись из кресла, он наполнил до краев бокал и, не сказав ни слова, вышел из комнаты.

В едва освещенном холле терпеливо дежурил лакей, но Лайон прошел мимо без своего обычного дружеского приветствия Оказавшись в саду, он закрыл глаза и сделал глубокий вдох, наслаждаясь прохладным ночным воздухом. В честь весны стрекотали кузнечики, а над головой плыли облака, в просветах между которыми сияли яркие звезды.

После долгой зимы сад был все еще пустынным, но Лайон чувствовал аромат новой жизни. Уже наливались почки на множестве редких сортов деревьев и кустарников, и Хэмпшир заметил, что улыбается, представляя распустившийся сад.

Лайон вышел на сырую лужайку, овеваемую прохладным, чистым бризом. Он прислонился к пирамидальному тополю и старался не думать о плохом. К этому времени большинство огней в доме было уже погашено. И Лайону стало очень любопытно, когда он заметил в одном из окон трепещущее белое пятно.

Обрадовавшись появлению нового объекта внимания, он решил проверить, кто же до сих пор не спит. Лайон подошел поближе и увидел открытое окно; белый призрак оказался служанкой Миген в широкой ночной рубашке.

Здравый смысл подсказывал ему, что следовало бы пока не поздно вернуться в дом. Еще одно свидание с ней добром не кончится. К тому же в глубине души пустило ростки чувство вины — вины за недавнее обращение с девушкой. Но Лайон не привык вступать в спор со своей совестью, и у него не было никакого желания начать заниматься этим и на данном этапе своей жизни. Тем более что бренди приглушило непрошеное чувство вины.

Он и Миген молча смотрели друг на друга. С распущенными волосами и в хлопковой рубашке она выглядела еще более юной и миниатюрной. В выражении ее лица не было, однако, ничего детского, поскольку в фиалковых глазах плескалась ярость, свойственная взрослым женщинам.

Лайон помимо воли принял молча брошенный Миген вызов.

— Ну что же, — тихо рассмеялся он, — неужели передо мной моя маленькая любимая горничная?

Миген крепко стиснула кулачки, с гневом глядя на него и кусая губы.

— Вы что-то напряжены, мое дитя, — продолжил Лайон с нарочитой тревогой. — Вы же не станете утверждать, что сегодняшний день был для вас утомительным? — Он понизил голос до заговорщического тона:

— Или вы меня ждали?

Миген изо всех сил толкнула его в грудь, но он был недвижен как стена.

— Вы мне ненавистны! — воскликнула он? полушепотом. — Я бодрствую потому, что должна завершить работу, от которой вы меня оторвали сегодня утром!

В глазах Лайона плясали веселые искорки.

— Не продолжайте, Миген. Такая эмоциональная благодарность излишня. Я и без того уверен, что вы мне признательны.

— Вы, мистер Хэмпшир, совсем не занятны. Вы мне просто отвратительны. И мне наплевать, если за эти слова вы меня уволите! Я не хочу, чтобы вы снова прикасались ко мне. То, что произошло сегодня, оказалось в моей жизни самым унизительным…

Теперь Лайон смотрел на нее серьезно, словно магнит притягивая к себе Миген.

— Вы чувствуете себя униженной только потому, что вам так сильно понравилось со мной…

— Это ложь! Вы чудовище! Все эти недели вы убеждали вам Доверять, стать вашим другом. Я наивно поверила вам. А вы предали меня, воспользовались мной, будто я обыкновенная Проститутка!

— Ну, Миген, я так далеко не зашел, да я и не допустил бы этого! Оставим это на будущее. — Лайон снова улыбнулся, и на этот раз обе его брови взлетели вверх. — Между прочим, откуда вы, невинное существо, подхватили такое слово?

— Заверяю вас, что из книг. Не из личного же опыта!

— Шш, — предостерег Лайон, приложив." ее губам загорелый палец. — Вы заставите меня громко рассмеяться, и нас поймают.

— Вы этого заслуживаете!

— Не стану с этим спорить.

Он потянулся через подоконник и, овладев руками Миген, поцеловал ее маленькие прохладные ладони. Даже в темноте Лайон заметил ее вспыхнувший румянец. С некоторым опозданием она вырвала руки.

— Вы, сэр, должно быть, глухи! Я же просила вас больше не прикасаться ко мне! Если вы и Присцилла решили погубить свои жизни, то это ваше дело. Но меня не втягивайте в свои игры. Возможно, что Кларисса и другие ваши глуповатые женщины согласны оказаться в дурацком положении. Я же этого не хочу и не допущу. Спокойной ночи!

Наклонившись вперед, она обеими руками схватила оконную раму и с такой силой захлопнула ее, что Лайон еще долго стоял под каштаном, потирая челюсть и растерянно улыбаясь.

Глава 11

Восхитительные запахи готовящейся пищи заполнили просторную, хорошо оборудованную кухню, и Миген мечтательно улыбнулась. На вертеле жарились три упитанных цыпленка, а из печи доносился аромат выпекаемого хлеба.

Миген сидела вместе со всеми за кухонным столом. Уикхэм, Смит и Миген наводили глянец на серебряную утварь, а Брэмбл руководила прислугой на кухне, с поразительной скоростью резала картофель и вела безостановочный монолог, прерываемый лишь шипением падающих в огонь капель цыплячьего жира.

Смит и Уикхэм сидели по одну сторону стола, время от времени сближая свои руки. Миген впервые обратила внимание, как Смит смотрит на Уикхэма, и обо всем догадалась. Смысл сияния ласковых, как у газели, глаз Смит не вызывал у Миген никаких сомнений. Смит и Уикхэм говорили мало и обменивались словами только между собой, и поэтому Брэмбл обращалась большей частью к одной Миген.

— Если бы вы спросили меня, я бы сказала, что это позор! — воскликнула она, и Миген вопросительно посмотрела на нее:

— Что вы имеете в виду, мадам?

Брэмбл наклонилась к ней, поджав тонкие губы.

— Театр! — прошипела она. — Мне сказали, что два дня назад приняли законопроект о театре. Это грех! Наш город славился чистотой морали. Но вот сделан первый шаг, чтобы подорвать ее. Запомните мои слова!

— Как удивительно пахнут цыплята. — Миген попыталась перевести разговор на другую тему. — Я так восхищена вашим умением управляться на кухне.

— Для меня это обычная, трудная работа, — фыркнула повариха. — Я предана ей. Совсем по-иному, чем здешние люди. Бывает время, когда совесть пилит меня за то, что я работаю на них.

— На кого? На Бингхэмов?

— А на кого же еще? Они дурные люди, ибо их образ жизни далек от целомудрия. Мне становится просто худо, когда в доме все это начинается… — Ее нож на мгновение замер в воздухе, а потом Брэмбл снова стала быстро резать картошку. — Я не верю распространяемым побасенкам, но это уже так или иначе общеизвестно.

— Простите, кого вы имеете в виду?

— Маркуса Римса. Этого презренного нечестивца. Я говорю об этом лишь в надежде, что вы, будучи горничной госпожи Уэйд, сумеете ей помочь.

Миген показалось, что часть разговора она пропустила мимо ушей. «Маркус Риме и Присцилла? — размышляла про себя Миген. — Всего два дня прошло с того времени, как Лайон Хэмпшир провел со мной почти весь день».

За это время Миген болезненно осознала «прелесть» своей новой жизни. От волнующей игры в маскарад теперь ничего не осталось. Она превратилась в простую служанку, работающую от рассвета до сумерек, а потом и поздней ночью, но имея ни времени, ни возможности выяснить новые сведения о Присцилле. В любом случае бывшая подруга теперь уже не доверяла ей свои секреты. Видимо, Присцилла забыла, что они некогда были близки, как сестры, ибо ее отношение к «служанке» стало таким же высокомерным, каким было и отношение Энн Бингхэм.

И без того угнетенное состояние Миген ухудшалось из-за того, что после вечернего разговора с Лайоном Хэмпширом она виделась с «хозяином» лишь мельком. Могло ли быть так, что Лайон принял ее слова на веру?

Миген уговаривала себя, будто она была бы рада избавиться от Лайона, напоминала себе, что он наглый и самонадеянный мужчина. И все же.., все же девушка постоянно была начеку: его шаги в коридоре, звук его веселого или сурового голоса…

Но хуже всего было для Миген, когда она спала. Ей снились обнимающие руки Лайона и его целующие уста. Она просыпалась в лихорадочном состоянии, охваченная странным желанием научиться презирать Лайона.

Из обрывков разговоров Присциллы и других домашних Миген стало ясно, что та видится с Лайоном гораздо чаще, нежели раньше. Может, в конце концов он влюбился в нее?

— Брэмбл, какие у моей госпожи дела с Маркусом Римсом? Вы, конечно, знаете, что она помолвлена с мистером Хэмпширом?

Брэмбл, засмеялась, но очень недобро:

— Для таких, как она, это не имеет никакого значения.

Сегодня я видела ее с Римсом. Они шли рука об руку, а мистер Хэмпшир был вне себя от злости.

— Я не понимаю!

— Что же здесь понимать? Они, Саут, разных пород. Для этих людей верность и праведность ничего не значат.

— Это правда? — Миген взглянула на Уикхэма и Смит. — Мисс Уэйд крутит с Римсом?

Смит чуть-чуть покраснела, обменявшись смущенным взглядом с Уикхэмом.

— То, что он был сегодня здесь, правда.., и мисс Уэйд его развлекала. Насколько это возможно…

— Все зависит только от времени! — воскликнула Брэмбл. — Маркус Риме — жесткий мужчина. Я бы сказала, жестокий. И в жизни у него только одно стремление.

— Какое же?

— Затмить мистера Хэмпшира.

Серебряная ложка, которую чистила Миген, выпала из ее рук, и она снова взглянула на Смит.

— Я поставлена в тупик! Не можете ли вы мне разъяснить, о чей идет речь? Что за странное слово «затмить»?

— Я не в силах понять это, — начала, вздохнув, Смит, — но Брэмбл права. Вы, вероятно, смогли бы кое-что посоветовать мисс Уэйд. Конечно, вашей хозяйке, может быть, и неизвестно, но мистер Риме и мистер Хэмпшир давние соперники, точнее, даже враги.

— И мистер Хэмпшир достаточно обоснованно презирает мистера Римса, — лаконично заметил Уикхэм.

— Мы точно не знаем, — продолжила своим приятным голосом Смит, — но у мистера Хэмпшира для этого есть весомый повод. А мистер Риме действительно довольно противный тип.

— Он завистлив, — проворчал Уикхэм, и Брэмбл кивком подтвердила это.

— Может быть, все началось с женщины… Кто знает?.. В любом случае мистер Риме уже давно пытается во всем превзойти мистера Хэмпшира. К сожалению, после начала торговли с Китаем это стремление усилилось. У мистера Хэмпшира все шло очень хорошо, а мистер Риме потопил свой первый корабль. Не сохранил от него ни щепки. Мистер Бингхэм теперь не окажет ему такой же финансовой поддержки, какую предоставляет мистеру Хэмпширу. И это еще больше обозлило Римса. Так или иначе, его визиты в этот дом вчера и сегодня утром являются, по-видимому, предвестниками будущих неприятностей. Но главное, что миссис Бингхэм этим Римсом очарована и откровенно поощряет его.

— А раз так, то и мисс Уэйд тут же посчитала его очень обаятельным, — заметила сухо Миген.

— Именно этого мы все боимся. — И Уикхэм сдвинул черные брови.

В этот момент на кухню ворвалась одна из горничных с возгласом, что к чаю пришла еще одна гостья.

— Великий Боже! — пробормотала Брэмбл и указала своим костистым пальцем на Миген. — Смените фартук и идите прислуживать.

Удивившись приходу нежданной гостьи, Миген побежала по заднему коридору в свою спальню, быстро скинула серый запятнанный фартук, надела чистый из плотной ткани и заправила буйные локоны под чепец. Чудесным образом Брэмбл уже украсила передвижной чайный столик разного сорта кексами и поставила чайный сервиз.

— Поторопитесь, — проворчала Брэмбл. — А то госпожа придет посмотреть, чем мы здесь занимаемся.

Миген толкнула тележку и повезла ее в восточную гостиную. Она уделяла так много внимания дребезжащей посуде, что, когда переступила порог, была никак не готова к тому, что увидела уставившуюся на нее Клариссу.

Можно было бы подумать, что между Присциллой и Энн Бингхэм сидела совсем другая Кларисса: сегодня эта девушка била хладнокровна и собранна. И когда она посмотрела на Миген, в ее морозно-синих, глазах лишь едва заметно мелькнуло удивление.

— Благодарю вас. — Энн Бингхэм холодно улыбнулась Миген и помолчала, стараясь вспомнить имя горничной; затем победоносно улыбнулась, когда ей это удалось. — Саут, я разолью по чашкам сама, а вы нам подадите.

Миген осмелилась бросить взгляд на Присциллу, которая повела себя так, будто подруга была для нее совсем посторонней. Девушка почувствовала, что от негодования краснеют ее щеки, — от чувства, которое в эти дни она не раз отмечала в себе.

Присцилла все больше и больше становилась похожей на Энн Бингхэм, подражая ее жестам и манере разговаривать. Кларисса выглядела сегодня более изысканно. Ее платье было сшито из небесно-синего бархата, оттеняя нежную кожу цвета слоновой кости и золотистые локоны.

«Почему она здесь?» — неожиданно подумала Миген. Подав чай и кексы, она вышла, но не могла отказать себе в удовольствии остановиться за дверями. Услышанное еще больше озадачило ее, поскольку Кларисса заявила, будто уверена, что они станут с Присциллой лучшими подругами. , Имя Лайона упомянуто не было.

* * *

В течение двух следующих дней Миген предприняла несколько неудачных попыток поговорить с Присциллой. Ее было трудно застать одну: даже по утрам миссис Бингхэм подобно бабочке порхала вокруг мисс Уэйд, Удобный случай представился, когда Присцилла после полуденной трапезы послала за Миген. Оказывается, невеста Лайона получила приглашение проехаться в новом экипаже Маркуса.

Миген застала ее сидящей за туалетным столиком, одетой в кружевную сорочку и пристально рассматривающей себя в зеркале.

— О, Миген, это ты. Я уверена, что вот здесь у меня пятнышко. Посмотри. — И указала на розовую точку размером с булавочный укол над правой бровью.

— У тебя исключительное зрение, — заметила Миген, но Присцилла не услышала сарказма в ее голосе.

— Ну что же, может быть, еще немного припудрить…

— Присцилла… — Миген закусила губу, поворачивая скамеечку для ног, чтобы получше рассмотреть подругу. — Мы уже давно знаем друг друга, и, хотя обстоятельства изменились, я по-прежнему люблю тебя.

— Я буду рада, если ты научишься делать маникюр. — Присцилла зевнула, критически рассматривая свои накрашенные ногти.

— Ты слушаешь меня?

— У меня нет времени, Миген, думать о прошлом. Ты сама решила изменить свое положение в жизни.

— Я не собираюсь обсуждать мою ситуацию. Я обеспокоена твоей. Я кое-что слышала о Маркусе Римсе…

— Миген, если ты сейчас остановишься на этом, то я прощу тебе твою дерзость. — Присцилла снова взглянула в зеркало, в котором отражалось ее упрямое лицо. — Я не нуждаюсь в советах горничной, особенно если она откровенно пытается отбить у меня моего жениха!

Миген вскочила с покрасневшими от бешенства щеками.

— Присцилла! Как ты смеешь…

— Я убеждена, что ты, Миген, не будешь столь фамильярно разговаривать со мной… Лучше помоги мне надеть платье.

Маркус должен вот-вот приехать, а мне так хочется посмотреть его новый экипаж!

Миген ошеломленно уставилась на бывшую подругу, не веря тому, что слышит. «Ты просто возомнившая черт знает что о себе гусыня! — молча негодовала Миген. — И ты заслуживаешь того, чтобы испортить себе жизнь!»

Миген стиснула зубы, чтобы не произнести готовые сорваться слова.

Часом позже Присцилле помогли сесть в экипаж Маркуса, правда, вместе с ней в роли дуэньи отправилась миссис Бингхэм.

Тремя днями позже прогулки в экипаже стали неотъемлемой частью времяпрепровождения Присциллы и Энн, и Миген слышала от них имя Маркуса Римса гораздо чаще, чем Лайона.

* * *

В начале марта Присцилла и Энн уехали на целый день к портнихе. В город уже прибыло много делегатов нового конгресса, и Бингхэмы готовились дать в конце месяца званый прием.

Плохая погода вынудила задержать открытие конгресса в Нью-Йорке на неопределенный срок, и никто туда больше не торопился. А потому в Филадельфии царило веселое, праздничное настроение, к тому же обитатели Светского холма были взбудоражены легализацией театра.

В правительственном бюллетене сообщалось о постановке оперы Дюрена, а Также о «празднестве в честь победы театра».

Впервые за пятнадцать лет американская труппа «по распоряжению власти» опубликовала сведения о распределении ролей. Миген была в курсе всех этих событий и очень хотела принять в них участие.

Смит, по-видимому, догадывалась об отчаянии Миген и жалела ее, особенно на фоне собственного счастья, даруемого ей любовью.

В тот дет", когда дамы отправились на примерку, Миген принялась гладить белье Присциллы.

— Не очень веселое занятие в такой прелестный день, — заметила она. — Это и есть премия за хорошую работу трудящейся девушки?

— Возможно. В жизни, однако, женщине нужно нечто больше, чем работа. Вы мне кажетесь измотанной, милая. А знаете ли вы, что, будучи главной экономкой, за всем в отсутствие миссис Бингхэм присматриваю я.

— В самом деле? — равнодушно поддержала беседу Миген.

— И вот я решила, что для вашего здоровья было бы полезно во второй половине дня уехать за город… Солнце сияет Почему бы не попросить Брауна дать вам лошадь?

Миген посмотрела на Смит с обожанием, импульсивно перегнулась через гладильную доску и обняла экономку.

— Вы поразительный человек! — произнесла Миген.

— Тогда поторопитесь! И возвращайтесь до того, как дамы подъедут к чаю!

* * *

Энн Бингхэм назвала извилистую аллею, которая вела на усадьбу и к просторным конюшням, Бингхэм-стрит. Миген как раз по ней и бежала, приподняв юбки. Увидев Брауна, девушка весело помахала ему и заметила, что при ее появлении он просиял — Я думала, что миссис Бингхэм несколько переборщила со всеми этими пташками, которых содержит в доме, — сказала Миген. — Но вот оленята, по-моему, просто прелесть.

Ухмыльнувшись, Браун сдвинул на затылок кепи и вытер лоб носовым платком.

— Их ей недавно привез из Южной Каролины Джекоб Риде. Держу пари, что люди знают, насколько миссис Бингхэм нравится все экзотичное. Вон там видите теплицы? Сейчас они уставлены рядами апельсиновых и лимонных деревьев, которые садовник держит в кадках. Когда потеплеет, все они будут высажены на лужайку. А это лишь образцы редких сортов кустарников, которые здесь появятся через несколько недель.

— Если только подобная экзотика и роскошь приносит ей счастье, то я полагаю, что это прекрасно, — рассмеялась Миген. — Я вас, Браун, сейчас удивлю.

— Поведайте же мне, очаровательная, что вас сегодня привлекло на свежий воздух?

— Смит сказала, что я могу на несколько часов считать себя свободной, и разрешила совершить верховую прогулку! У вас есть лошадь, которой я могла бы воспользоваться?

— Какая же вы счастливая! А у меня уйма работы, иначе я поехал бы вместе с вами. Вы знаете дорогу?.. Поезжайте по хвойной аллее и попадете в деревню. Улица в южном направлении доведет вас до садов Грея. Держу пари, что вам понравится этот путь.

Кучер скрылся в конюшне и вывел лошадь под уздцы. Это была кобыла в яблоках.

— О, Браун, благодарю вас! Она замечательна!

Кучер укрепил на спине лошади дамское седло и помог Миген сесть на него.

— Виктория, — обратился он к лошади, — ты поступаешь в распоряжение прелестной дамы. Надеюсь, что вы обе хорошо прогуляетесь. — И он совершенно сознательно погладил руку Миген.

Но, наблюдая, как Виктория затрусила рысью по Бингхэм-стрит, Браун вспомнил предупреждение мистера Бингхэма. «Что же особенного в этой девушке-служанке, если под свое покровительство ее взял один из влиятельнейших людей в Америке? — думал он. — Что его заинтересовало в Миген? Или, может быть, на нее имеет виды капитан Хэмпшир?» Браун, этот любитель и знаток женских сердец, был заинтригован хорошенькой мисс Саут.

Пока Миген ехала до конца Бингхэм-стрит, она чувствовала на себе взгляд Брауна. Однако на свежем воздухе девушка постаралась прогнать прочь все неприятные мысли С тех пор как погибли ее родители, она никогда еще не чувствовала себя столь беззаботной.

Улицы были запружены лошадьми и повозками. Миген медленно ехала за открытым ландо. Она впервые оказалась в западной части Филадельфии и с интересом рассматривала все вокруг.

Чем дальше Миген удалялась от центра города, тем хуже были дороги После того как она миновала Пенсильванскую больницу и несколько улиц, Миген фактически выехала за город. По обеим сторонам дороги расстилались поля. Окружающий ландшафт выглядел привлекательно, хотя деревья все еще стояли оголенными, а новая трава еще не проросла Над головой голубело яркое небо. Виктория перешла на спокойный, легкий галоп, а Миген закрыла глаза и улыбалась встречному ветру, чувствуя себя так, будто никого в мире больше не существует.

Извивающиеся, похожие на ленты проселочные дороги ответвлялись от главного шоссе и вели к сельским имениям. Миген захотелось поехать по одной из них. Реальность вторглась в ее раздумья, когда она услышала сзади звук конских копыт. Быстро оглянувшись, Миген увидела нечто, вызвавшее тревогу: ее с подозрительной скоростью догонял плотного сложения всадник на довольно крупном коне.

Миген с ужасом поняла, что оказалась в совершенно пустынном районе.

Когда мужчина закричал, девушкой овладела паника, она свернула на боковую дорогу и прижала каблуки к бокам Виктории, заставляя ее перейти в галоп. Над тропой нависали ветки, за одну из которых зацепилась шляпа Миген, Когда она почувствовала стальную хватку чьих-то пальцев.

— Ради Бога! Миген, что, черт побери, случилось с вами?

Вы сошли с ума?

Как же Миген обрадовалась, услышав голос Лайона Хэмпшира. Она затряслась от смеха.

— Я… У меня не было представления… Я не узнала вас…

— Вы что, приняли меня за безжалостного разбойника с большой дороги, желающего лишить девушку целомудрия?

Прозвучавший в его голосе смешок заставил ее понять комичность ситуации.

— Не могу объяснить, что именно тогда подумала. Просто я впервые оказалась в незнакомом месте. Теперь это звучит так глупо, но единственное, что я видела, — это догоняющего меня огромного коня и всадника.

— Я не предполагал, что мне когда-нибудь придется увидеть вас охваченной паникой!

— Возможно, если бы я была дома, в Виргинии, на собственной лошади…

— У вас была собственная лошадь? — спросил он с шутливым недоверием.

— В некотором роде. Но так или иначе, это все в прошлом.

Ну а теперь, когда я вдосталь потренировалась, думаю, мне пора домой. Позабавилась и хватит.

Она отвела глаза в поисках проблеска света, позволяющего разыскать главную дорогу между густыми деревьями. Лайон взял ее за подбородок и повернул лицом к себе. Оказавшись беспомощной, Миген почувствовала, как к щекам снова приливает горячая кровь.

— Я действительно испортил вам день? — ничуть в этом не раскаиваясь, поинтересовался Лайон. — Я не могу удалиться, не сняв такого греха со своей души. Настаиваю на том, чтобы искупить вину.

Уже само по себе присутствие Лайона волновало Миген сверх всякой меры. Она возненавидела себя за то, что вновь испытала при его прикосновении головокружение. Здравый смысл подсказывал, что надо хладнокровно распрощаться и уехать прочь.

Но это было выше ее сил.

— Вы абсолютно правы. Напугали меня настолько, что я потеряла контроль над собой. — Миген почувствовала, что улыбается ему в ответ. — Вы, конечно, заслуживаете того, чтобы компенсировать мои терзания. Мне следует назвать цену?

Лайон усмехнулся и поднял бровь.

— Идея интересная, но я не это имел в виду. Я собирался исполнить при вас две должности — проводника и телохранителя. Ведь вы совершенно не знакомы с местностью и робки, как цыпленок. Ну же, Миген, спрячьте свой коготки! Я выехал посмотреть выставленное на продажу загородное имение и думаю, вы могли бы меня сопровождать. Это должно быть довольно интересное место, и вы, наверное, сможете судить, придется ли оно по вкусу Присцилле.

Последние слова больно ужалили Миген, но она постаралась не показать этого.

— Почему бы и нет? В конце концов, не так часто удается улизнуть из особняка. Я полагаю, что дарованную мне вторую половину дня лучше провести с вами, чем трудиться на господ.

Она повернула Викторию на дорогу, прежде чем Лайон сумел ответить, к, сдерживая улыбку, прикусила губу.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Если тревога мужское сердце разобьет,

То женщины приход прочь туман разнесет.

Подобно звукам скрипки, женщина сладка,

Поднимет дух и усладит наш слух она —

Ведь лилии и розы сияют у ее лица.

Целуй ее,

Ласкай ее!

Пусть сладость

Женских ласк

Дарует радость нам,

Умение владеть собой,

Забвения покой…

Джон Гей. «Опера нищего», 1728 год

Глава 12

Главная аллея, ведущая к вилле «Марквуд», была в диком запустении. Изрезанная колеями, она заросла сорной травой, но чалый конь Лайона шел уверенно, а кобыла Миген покорно следовала за ним.

Путники сохраняли молчание. Миген вспоминала их получасовую поездку верхом по пути в Филадельфию, как часто и как искренне тогда смеялась. Тогда они в пути весело беседовали, дразнили друг друга, но ни словом не упомянули о прошлых эпизодах некоей близости между ними, и она была благодарна ему за это.

Неожиданно показалась большая дугообразная аллея, которая и привела их Прямо к ступеням виллы. Лайон остановился, оглянувшись на "Миген:

— Ну, каково ваше мнение?

В Филадельфии такого большого дома она до сих пор не видела. Здание, конечно, выдержано в георгианском стиле, но было не кирпично-красного, а приглушенно серого цвета. Оштукатуренные стены имитировали каменную кладку. Однако сам дом при всем своем великолепии выглядел облезлым. Да и сад явно нуждался в хорошем уходе.

— Удивительное место… Но кто здесь живет?

Лайон откинул назад голову и громко рассмеялся. Солнечный свет озарил красивые черты его лица, и при виде ослепительной, магнетической улыбки Миген почувствовала, как. знакомый трепет охватывает все ее тело.

— Ах, Миген, — приглушенно проговорил он, смахнув слезинку, — вы воистину самая загадочная женщина!

Миген почувствовала себя неловко, но пошла в атаку:

— Вам когда-нибудь говорили, что высмеивать людей невежливо? Будь у меня веер, я бы вас им отхлестала.

Лайон был готов разразиться новым взрывом смеха. Но сдержал себя. В его ярких глазах плескалась такая неподдельная радость, что возмущенная Миген сразу остыла. Она почувствовала странное тепло в его взгляде. Лайон заговорил мягко, чуть ли не ласково:

— Я смиренно молю вас простить меня за мою невоспитанность, мисс Саут. Жаль, у вас нет веера. Я, несомненно, заслужил, чтобы вы меня им огрели. Это моя вина, что я загодя не рассказал вам о вилле. Вот уже несколько лет она пустует. Ее владелец, Эндрю Марквуд, был британским роялистом. Когда англичане оккупировали Филадельфию, Марквуд пригласил нескольких офицеров разместиться здесь.

К несчастью, после одной из битв в соседнее поместье вернулся человек, фанатично преданный делу американской независимости, но этот парень явно перестарался Он И Марквуд несколько раз сталкивались в спорах, которые завершились дуэлью. Марквуд был убит, а его семья вместе с группой английских солдат, которые возвращались домой, переехала в Лондон Правительство конфисковало виллу «Марквуд», и с тех пор она пустует — Ее прошлое, — сказал в заключение Лайон, — стало обрастать суевериями с такой же быстротой, что и сорными травами сад. Сейчас в Филадельфии нет женщины, которая позволила бы своему мужу купить эту виллу.

Лайон натянул поводья и легко спрыгнул на землю. Тело Миген напряглось, когда он крепко взял ее за талию, помогая спешиться.

— Почему же тогда этим домом заинтересовались вы? Похоже, здесь придется много поработать, чтобы реставрировать его.

Привязав лошадей к большому дубу, Лайон поднялся по ступеням к парадной двери.

— Именно поэтому я и решил приехать сюда. Хочу точно определить, как много здесь работы. Десяток лет назад этот дом был своего рода символом благополучия. Считаю, что преступно позволять ему прийти в упадок только из-за этих смехотворных, нелепых побасенок.

— Какие еще побасенки? — удивилась Миген.

— Люди, например, убеждены, что в этом доме все еще обитает привидение Марквуда Время от времени кто-нибудь утверждает, что видел его, — беззаботно объяснил Хэмпшир Дверь открылась с продолжительным скрипом, и Лайон вошел, но тут же почувствовал, как Миген тянет его за рукав; ее ноги будто вросли в пирог дома.

— Люди его видели? — эхом повторила она слова Лайона.

— Миген! Я считал, вы достаточно умны, чтобы верить подобным вздорам! Я вас дразнил, когда сказал, что вы трусливы, но возможно .

— Все в порядке! Я полагаю, что вы сможете защитить меня, если нам неожиданно встретится мистер Марквуд — Это — привидение — Он положил руку ей на плечо — Вы должны поклясться, что не станете передавать Присцилле подобные сплетни, если я решу купить этот дом Меня одолевает предчувствие, что она может легко вжиться в роль истеричной жены.

— Я ей ни слова не скажу Лайон уже не слушал, внимательно осматривая вестибюль.

Миген следила за его взглядом.

Узорчатый каменный пол был загажен мышиным и птичьим пометом, а на оставшейся мебели лежал слой серой пыли Едкий запах щекотал ноздри Совершая обход дома, Миген держалась за руку Лайона, так как ее не оставляло беспокойство Лайон был, видимо, доволен тем, что увидел, и Миген, несмотря на возникшие поначалу сомнения, была уже склонна согласиться с ним Стены были оригинально отделаны панелями, а замысловато Декорированные потолки уже сами по себе являли произведения искусства. На восточной стене вестибюля господствующее место занимал выложенный изразцами камин Миген потеряла дар речи, увидев главную лестницу, перила которой представляли собой сложно сконструированные поразительной красоты решетки, некогда выкрашенные в белый цвет, а теперь пожелтевшие и облезлые.

Лайон изучал каждый уголок здания Наконец вышли наружу.

Солнце сияло над головой так ярко, что Миген, стыдясь, подумала о том, как глупо с ее стороны бояться встречи с привидением Сады страшно заросли, даже кусты самшита задыхались от пышно растущих сорных трав и виноградных лоз. И тем не менее все здесь, несомненно, привлекало своей незаурядной красотой.

— Ну и как? — резко спросил Лайон, продолжая удерживать Миген за руку.

— Я без ума от этого места, честное слово! Должна сказать, что оно отличается как небо от земли от классической простоты южных домов и имеет свое собственное лицо.

— Да, в нем есть какое-то обаяние. Свой характер. Я полностью за этот новый стиль, который приносит с собой Джордж Вашингтон. Правда, я не очень понимаю следующую за ним новейшую моду. Как только ремонт будет закончен, дом станет теплым и привлекательным.

— Но ваш дом полностью отвечает такому описанию. Зачем вам и этот особняк?

— Так положено! Все представители высшего света владеют летними домами, в которых можно укрыться, как принято говорить, от «противной духоты и давки» большого города. Понимаете, я обязан делать то, чего в эти дни ждут от достойных похвалы граждан!

— Я вас не понимаю, — вздохнула Миген, услышав в его голосе горький сарказм.

— К сожалению, это не тот дом, ауру которого вы способны понять, — грубо ответил Лайон.

— Если вы так стремитесь делать то, что, с точки зрения других, правильно, то почему же выбираете именно это место?

Вы могли бы найти…

— Понимаю. Но в том-то и вся загвоздка. Я знаю, что должен сделать много таких вещей, которые презираю. Все это стало абсурдным притворством. Единственное, что спасает меня, так это цель… Когда мне хочется послать всех к черту, я заставляю себя вспомнить прошлое лето в Учредительном конвенте. Я верю, что если смог вынести то, что мне уже выпало, думаю вынести и все остальное.

— Это позор, — с сочувствием сказала Миген.

— Что это должно означать?

— Я полагаю, что позорно заставлять себя лицемерить только для того, чтобы сделать карьеру, которая считается такой моральной и честной. В этом нет смысла.

— Возможно, настанет день, когда у меня будет такой статус, что я смогу делать все, что мне нравится, не боясь молвы. Но, сейчас это единственный способ, благодаря которому я могу быстро попасть в конгресс. Я должен искупить свою вину, чтобы поправить репутацию рода Хэмпширов.

Миген остановилась посреди дорожки и внимательно посмотрела на Лайона.

— Вам не понравится, что я скажу, но, по-моему, такие действия вам не принесут желаемой пользы. Я полагаю, у вас не тот характер, чтобы вы смогли долго притворяться. Это просто для Уильяма Бингхэма или Джеймса Уэйда, но только не для вас.

— А я придерживаюсь противоположного мнения, — парировал Лайон. — Я рассчитываю, что мне поможет справиться с этим моя сильная воля.

Миген выдержала его сердитый взгляда стараясь скрыть и свое восхищение, и свой страх.

Они довольно долго шли молча. Наконец Лайон заговорил:

— Вы слишком наглая особа. Это до чертиков злит меня.

Но тем не менее я высоко ценю вашу честность. — И легкая улыбка пробежала по его губам. — Только не увлекайтесь. Вы же не хотите взбесить меня? Сильно разозлившись, я теряю благоразумие.

Увидев его снисходительную улыбку, Миген немного расслабилась.

— Миген, что вы рассматриваете столь пристально? Не бородавку ли у меня на лице?

Она, сконфузившись, зарделась, потупила взгляд и прошептала:

— Вы, сэр, бестактны.

Лайон расхохотался и, поднеся ее руку к своим губам, поцеловал крошечные пальчики.

— Ну и заявление! Вы в оборот пустили достойное доктора Франклина выражение: «Горшок корит котелок за сажу»!

Руку Миген словно обожгли приникшие к ней губы. Внезапно охваченная паникой, она побежала по заросшему саду.

«Почему всякий раз, когда он оказывается рядом, я теряю самообладание? — испуганно подумала Миген. — Почему я согласилась поехать сегодня, хотя всего несколько дней назад решила, что не хочу иметь с Лайоном ничего общего?»

К саду примыкал необработанный участок, на котором близко друг к другу росли дубы и вязы. Миген хотела передохнуть в их укрытии, ибо дыхание обжигало ее горло. Неожиданно под ногу попался скрытый грязью толстый серый корень. Миген вцепилась в шероховатую кору и восстановила равновесие, но, когда попыталась пошевелить поврежденной ногой, ее пронзила острая боль.

— О Боже мой, — задыхаясь и чуть не плача промолвила Миген, — что же теперь делать?

Появился Лайон, и в отчаянии Миген прикрыла руками лицо, чтобы скрыть слезы.

— Я сказал что-то неуместное? Я хотел только развлечь вас. Неужели моя шутка подорвала доверие ко мне!

Несмотря на свое состояние, Миген улыбнулась. Забыв о поврежденной лодыжке, она потянулась, чтобы пожать ему руку в знак примирения, и закричала от боли. Лайон мгновенно поднял ее с земли. Миген разрыдалась, прижавшись мокрым лицом к его плечу.

— Моя лодыжка! — простонала она, хотя боль в ноге была лишь частью беды.

На лице Лайона отразилось чувство облегчения, ибо ему неизмеримо проще было иметь дело с физической болью, чем с душевной. Он без каких-либо усилий понес девушку, пока не увидел на прогалине похожее на застекленную террасу помещение.

Внутри вдоль стен стояли широкие скамьи. Муслиновая занавеска защищала от света и пыли плюшевые бархатные диванные подушки. У дальней стены располагались три Письменных стола, прикрытых тонкими белыми чехлами.

Лайон сел на скамью, и Миген оказалась у него на коленях, почувствовав твердые мышцы его бедер, прежде чем он уложил ее на подушки. Не сказав ни слова, Лайон, приподнял юбки Миген, осмотрел лодыжку и осторожно повернул ее. Миген, чтобы не вскрикнуть, прикусила губу.

— Ничего не сломано, — успокоил ее Лайон. — Я сомневаюсь, что нога распухнет больше, чем сейчас. Это, я знаю, болезненно, но держу пари, к утру вам будет много лучше.

— Спасибо, доктор Хэмпшир, — произнесла она со слабой улыбкой и была вознаграждена его быстро сверкнувшей усмешкой.

— Я больше не переборщу со своим сарказмом, моя девочка, — сказал он шутливо. — Впредь вы и ваша лодыжка зависите от моего хорошего поведения.

Миген внезапно ощутила на своей обнаженной ноге его большую теплую руку, и у нее пересохло во рту. Воцарилось молчание, пока Миген медленно не подняла глаза и не встретила его взгляд.

Взор Лайона ласкал ее, задерживаясь на блестящих черных локонах, фиалковых глазах, опушенных темными ресницами, на порозовевших щеках. А затем, как Лайон ни сопротивлялся своему желанию, он опустил свой взор вниз, на нежную линию мраморно-белой шеи Миген.

Она почувствовала себя обнаженной под взглядом его сверкающих океанской синевой глаз, будто снимающих с ее пышной груди бледно-лиловый муслин. Реальность отступила, пришло некое горячащее кровь волшебство, соткавшее вокруг Лайона и Миген атмосферу таинственного очарования. Миген больше не чувствовала и не замечала ничего, кроме близости Лайона, его теплого прикосновения к больному месту, его гипнотизирующего взгляда, сделавшего девушку добровольной пленницей.

Пальцы Лайона скользнули вверх по атласной коже, у Мигер перехватило дыхание, когда пульсирующий жар распространился в уголок тела, где сходились ее бедра. Лайон обнял Миген, и она доверчиво прижалась к нему. Длинные пальцы разглаживали ее волосы, когда их уста слились.

Лайон воспламенил своим языком ее язык, и в ней зажглось страстное желание. Ее руки сплелись на его крепкой шее, а она почувствовала его стальное объятие «Я будто иду на дно». — безвольно подумала Миген, охваченная сладостным туманом Лайон гладил ее хрупкое тело, затем сбросил с нее накидку и умело расстегнул пуговицы.

Платье и нижнее белье Миген, казалось, сами, соскользнули с ее плеч, и Лайон склонился, вдыхая аромат сирени ее шелковистых волос. Он обжег губами гладкую, как лепесток цветов, кожу. Когда рот Лайона коснулся груди Миген, она тихонько вскрикнула. Его язык, губы и зубы ласкали ее, пока девушку не стало бросать то в жар, то в холод и она почувствовала его твердое, дерзкое мужское достоинство…

Бархатные диванные подушки внезапно рассыпались по полу.

Сильные руки Лайона опрокинули ее навзничь, и затуманенным взглядом Миген увидела, что Лайон сбросил с себя всю одежду.

Тело Лайона оказалось великолепным. С грацией дикого кота он молча припал на колени рядом с ней и сдернул ее юбки вниз. В фиалковых глазах Миген кипела страсть, а чресла горели желанием, имени которого она еще не знала.

Миген вздрогнула, когда их тела впервые жарко сплелись, и затрепетала в руках Лайона, мучительно остро почувствовав его желание. Лайон, казалось, пожирал душистое, мягкое тело Миген, приникая к ее грудям, пока они до боли не напряглись под его губами. Застонав, Миген крепко вцепилась ему в волосы.

Руки Лайона скользили в поисках тайных сладких местечек на ее теле. Он целовал затылок Миген, где росли по-детски вьющиеся локоны, и поддразнивал языком ее изящные ушки. Их уста снова слились. Миген гладила его по спине, а потом опустила руки на его узкие бедра. Она почувствовала, как сокращаются мышцы Лайона от ее прикосновений и как ее обожгло нечто твердое.

Никто из них в тот момент не смог бы четко сформулировать, что с ними происходило, ибо победило то, что оба считали роком. Последний поцелуй завершали медленно. Миген прильнула к Лайону и чуть не задохнулась от боли и наслаждения, подстраиваясь под задаваемый Лайоном ритм и поднимая свое тело навстречу его.

Лайон тяжело застонал, стиснул зубы, и испытываемая Миген боль сменилась потоком наслаждения.

Лайон медленно пробовал на вкус влажные губы Миген.

Затем лег рядом, притянул ее к себе, и она прижалась щекой к золотистым волосам на его широкой смуглой груди. Миген прислушивалась к его сердцебиению, пока оно не вошло в нормальный ритм.

— Миген?

Она нехотя подняла лицо и увидела, с какой напряженностью Лайон смотрит на нее. Его глаза были полны удивления.

Миген же счастливо улыбалась, ее взгляд был наивен и простодушен.

— Да, Лайон.

Хэмпшир отвел взгляд, чувствуя укол вины и раздумывая над тем, что же ему следует теперь сказать. Он был весьма сведущ в искусстве случайной любви, знал все хитрости покорения и ловкого увиливания от брачной ловушки. Ни одно из усвоенных им правил в отношениях с Миген, однако, не подходило, и то, что между ними произошло, было ему до сих пор неведомо.

«Возможно ли подобное волшебство? — раздумывал он. — Или воображение сыграло со мной шутку?»

Лайон не отрываясь смотрел на восхитительный изгиб ее тела и подыскивал слова, которые могли бы облегчить его затруднительное положение. Инстинкт предупреждал его о невероятных сложностях, в которые он сам впутывается. Первая из них, увы, уже дала знать, когда он заметил на бедре Миген кровь… Лайон тихо застонал. И, вновь заглянув ей в глаза, он, умоляя, попросил:

— Скажите же мне, что вы не были девственницей!

— Я могла бы сказать так.., но это было бы ложью, — откровенно ответила она, как ни странно нисколько не обеспокоенная.

Лайон положил руку на свой разгоряченный лоб и закрыл глаза.

— О, Миген… Как же вы могли разрешить это, мне?

Несмотря на блаженное состояние, Миген усмехнулась:

— А что, ответственность должна лежать на мне? И тем не менее я не осуждаю вас, ибо не считаю это преступлением. Я скорее должна поставить вам в заслугу, что вы вознесли меня на небо настолько высоко, насколько там могла бы оказаться смертная.

Он разрешил ей отодвинуться, сел и потянулся за одеждой.

Миген тут же почувствовала, как разлетелось в прах маленькое облачко ее мечты. Она вдруг ощутила, какова на самом деле реальность.

— Вам.., вам не больно? — Лайон нашел в кармане плаща носовой платок и протянул ей.

Однако внимание Миген в это время привлекло движение снаружи. Между деревьями мелькнул некто стройный и белокурый, и сердце Миген охватил страх, когда она инстинктивно поняла, кто это был.

— Нет-нет, Лайон, как выглядел мистер Марквуд?

— Марквуд?.. Он, по-моему, был довольно высоким. Крупным. Смуглым. Что за вопросы вы задаете в такой момент! Вы же не станете утверждать, что тоже увидели его? — Лайону явно понравилось, что ему не надо объясняться.

Миген продолжала обеспокоенно смотреть на прогалину за домом. Тревога и растерянность охладили последние минуты ее сияющей радости.

— Нет… Боюсь, что пока не увидела.

Глава 13

На обратном пути Миген совершенно забыла, о странной личности, мелькнувшей в саду, поскольку ее все более тревожило поведение Лайона. Она ждала: вот сейчас Хэмпшир скажет, что любит ее и немедленно разорвет свою помолвку с Присциллой. Но в глубине души Миген знала: этого не произойдет.

Разве Лайон не сказал, что цель — карьера в конгрессе — для него превыше всего? И все же сегодня Миген пыталась забыть их прошлые разговоры и продолжала надеяться.

Пока в сгущающихся прохладных сумерках они возвращались. — легким галопом по загородной дороге, Миген с улыбкой вела легкомысленную беседу. Но постепенно силы оставляли ее, наваливалась болезненная усталость. У Миген шумело в голове, когда она вспоминала о том, что совершила, о том, кем теперь стала для Лайона.

Сколько девушек прошло через это до нее?

Они миновали Пенсильванскую больницу, и Лайон свел своего чалого на обочину. Миген последовала за ним.

— Полагаю, что нам здесь следует расстаться, — мягко сказал Лайон. — Никому лучше не будет, если нас снова увидят вдвоем.

Миген не могла смириться с суровой правдой, она сгорала от позора и унижения. Ей не удалось ответить на взгляд Лайона холодно и равнодушно: глаза переполнили горькие слезы. Она страстно хотела растаять, раствориться, исчезнуть, но… Ей оставалось только отвернуться и вытереть глаза.

— Миген, — сказал он спокойно. — Не разочаровывайте меня.

— Что? — Голос ее звучал хрипло, но вызывающе; сейчас она презирала Лайона. — И вы осмеливаетесь говорить о своем разочаровании?

— Вот уж никогда не думал, что увижу вас плачущей. Вы же знаете, как я себя чувствую! Неужели вы думаете, что я могу от всего этого отказаться? Вы же все знаете, Миген, а потому не надо смотреть на меня так. Вы хотели того, что произошло, так же, как хотел я. — Его глаза потемнели, он словно оправдывался, видимо, желая прежде всего убедить себя. — Если говорить по правде, то не стоит скрывать, что ваше желание было значительно сильнее моего.

Миген в гневе отвернулась, собираясь распрощаться с ним.

Но Лайон схватил ее за руку.

— Послушайте, маленькая. Вы не должны меня ненавидеть.

Но я не хочу вводить вас в заблуждение. Я пока не ощущаю того, что должен чувствовать. Почему бы вам не согласиться с моей точкой зрения? Я верю, что мы должны обрести счастье, но…

Он взял Миген уже знакомым жестом за подбородок и приподнял лицо так, что она была вынуждена посмотреть ему в глаза.

— Сегодня я испытал с вами счастье. Знаю, что и вы испытали то же самое. Не совершайте ошибку и не заглушите эти добрые воспоминания чувством вины. Потому что женщина, проснувшаяся в вас, не знает раскаяния.

С этими словами Лайон наклонился и с горькой нежностью поцеловал ее. Миген была уверена, что увидела в его глазах боль.

— Желаю хорошо отдохнуть, миледи, — прошептал он, натянул рывком поводья и пустил коня легким галопом.

Миген застыла на месте. Она провожала Лайона взглядом и вдруг вспомнила, что в особняке Бингхэмов настало время чаепития. Поняв, что с возвращением опоздала, Миген с необычной силой натянула поводья, и Виктория пошла рысью на Бингхэм-стрит.

Никогда в жизни Миген не была столь безутешна.

Энн и Присцилла ехали в ландо, подняв его верх, чтобы защитить себя от вечерней прохлады. Примерки платьев заняли гораздо больше времени, чем предполагалось, и теперь они застряли в пробке экипажей.

— Я просто измучена! — воскликнула Присцилла, театрально вздыхая.

— Да, бывает, что дни порой оказываются такими нудными, зато вечера компенсируют их. Особенно если вы получаете роскошные платья и можете блистать в них!

— Пожалуй, что так… — Присцилла безразлично рассматривала экипажи и пешеходов. — Вы, кажется, говорили, что Кларисса Клоссен живет где-то на Хай-стрит?

— Говорила! — Энн наклонилась вперед, чтобы посмотреть на улицу. — Как раз вон там, третий дом отсюда!

— Его пора бы уже окрасить, — едко заметила Присцилла.

— Вероятно… Ее отец, Эдгар Клоссен, был некогда одним из виднейших граждан Филадельфии. Он чуть ли не первым занялся торговлей чаем. У него пять дочерей, их мать скончалась при последних родах. Мистеру Эдгару лет семьдесят — а то и больше! — — и на его долю пришлось трудное время — война, воспитание дочерей и поиски для них мужей… А когда началась торговля с Китаем, Клоссен потерял два корабля.., и практически разорился. Кларисса — его последний ребенок, оставшийся дома, и, как можно предположить, выросла без надлежащего присмотра, — монотонно сплетничала Энн.

В этот момент они обе увидели знакомого черноволосого мужчину, который вышел из фаэтона.

— Кучер! — закричала Энн.

Маркус Риме уже поднимался по ступеням дома Клоссенов, когда услышал приветствие. Сначала он решил не обращать на него внимания, но к Энн присоединилась Присцилла. Риме нехотя обернулся. В сиреневых сумерках обе женщины показались ему похожими друг на друга и чрезвычайно миленькими.

— Леди! Как приятно увидеть вас вдвоем. Именно такая встреча нужна мне после утомительного дня.

Парадная дверь распахнулась, и появилась странно возбужденная и взволнованная Кларисса.

— Маркус! Я уж думала, что вы никогда сюда не доберетесь! Подождите, вы сейчас такое услышите…

— Мисс Клоссен, я с не меньшим нетерпением стремлюсь узнать, что же ваш отец собирается мне сообщить. Прошу передать ему, что, как только я пожелаю этим милым дамам доброго вечера, я сразу же к нему поднимусь.

Огромные, небесной синевы глаза смущенной Клариссы наблюдали за Маркусом. Присцилла и Энн, увидев ее пристальный взгляд, приподняли брови.

— Простите… Я, мистер Риме, не хотела вам помешать. — Кларисса улыбнулась. — Всего хорошего, миссис Бингхэм, мисс Уэйд. — И поспешно затворила дверь.

Маркус с некоторым облегчением оглянулся, обратившись к Присцилле с самой добродушной улыбкой:

— Какая эмоциональная девушка! Можно подумать, что ее отец правит всем миром!

— А вы уверены, что ведете дела с мистером Клоссеном, а не с его дочерью? — лукаво поинтересовалась Присцилла.

Маркус чуть вздрогнул, но тут же овладел собой. Инстинкт хищника подсказал, что Присцилла просто ревнует, и охватившая его поначалу паника исчезла. Маркус сел в экипаж и почтительно поцеловал руку Присцилле. Та восхитительно покраснела.

— Мисс Уэйд, я прав, что заметил в вашем голосе нотку собственницы? Вы должны знать, что любой мужчина, обладающий глазами и сердцем, не может обращать внимание на какую-нибудь другую женщину, кроме вас.

— Хочется, мистер Риме, чтобы это было правдой, — парировала Присцилла слегка трагично.

— Что касается меня, то это так и есть. — Он поцеловал кончики ее пальцев, а потом тщательно повторил эту процедуру с пальчиками Энн Бингхэм. — Мне не хочется, :но я вынужден распрощаться с дамами. Мистер Клоссен очень нетерпелив.

— Мы тоже должны продолжить свой путь, — сказала Энн. — Нас ждут Уильям и мистер Хэмпшир. Сегодня ужинаем рано, потому что мужчины ведут нас в театр на премьеру «Римского отца».

— Какая ирония судьбы! И я собираюсь побывать на этом спектакле. Один… — Он печально взглянул на Присциллу.

— Возможно, мы там увидимся, — уверенно предположила та.

— Меня согревает эта надежда. До встречи… — Маркус остался на пороге дома Клариссы, глядя, как женщины кокетливо машут ему из ландо.

Экипаж свернул направо, и на лице Римса выражение грусти быстро сменилось наглым самодовольством.

* * *

Миген повезло: она оказалась дома до возвращения Энн и Присциллы. Смит встретила ее в помещении для слуг и вздохнула с облегчением.

— Миген! Я уже начала волноваться! Не могла даже представить себе, что вы нарочно задержались, и уж подумала, будто с вами приключилось нечто дурное. Я не должна была разрешать вам уходить одной.

— Мне очень жаль, если я обеспокоила вас. — Миген заставила себя улыбнуться. — Это действительно так. Я и не собиралась опаздывать… Просто заехала слишком далеко.

Смит наклонила голову, вопросительно глядя на растрепанную девушку.

— И вы развлеклись? Куда вы ездили?

Пропустив мимо ушей первый вопрос, Миген честно ответила на второй:

— Ездила на виллу «Марквуд». А теперь я должна привести себя в порядок до возвращения мисс Уэйд. Не могу представить себе, что их так задержало.

Миген поспешила переодеться, а Смит продолжила свой обход, зажигая свечи и размышляя, откуда новой горничной известно название старой виллы.

В своей комнате Миген налила теплую воду в таз и начала мыться. Сбросив платье перед мутным зеркалом, она пристально вгляделась в свои обнаженные руки и плечи: казалось невероятным, что какой-нибудь час назад ее тело горело под ласками Лайона.

Миген медленно вынула шпильки из спутавшейся прически и будто загипнотизированная, наблюдала в зеркале уже за иной Миген, безжалостно долго расчесывавшей волосы. Наконец она начала скручивать сверкающий цветом черного янтаря поток волос и закрепила его на затылке.

Вдруг она увидела это. Синяк у корней волос, в нескольких дюймах от затылка. Он был розовый, как цвет поцелуя, если только такие бывают. Сердце Миген заколотилось, подбородок задрожал, и она зажмурилась, стараясь сдержать обжигающие слезы. Затем осторожно притронулась пальцами к отметке, оставленной Лайоном. Ее охватило воспоминание о его сильных, нежных руках, о дурманящем аромате его бронзовой кожи, о горячих поцелуях, о его удивительных объятиях, в которых ее хрупкое тело сливалось с его стройным, жилистым, мускулистым…

Миген уже не пыталась остановить слезы. Горестные рыдания вызвали у нее безысходную тоску, которая, казалось, медленно разливалась по всем клеточкам ее тела. Миген наконец обратила внимание на жгучую боль между ногами, которая красноречивее всех слов напоминала о случившемся…

Но вот поток слез иссяк. Миген привстала, чтобы снова посмотреться в зеркало, и, взглянув на себя, почувствовала, как к ней постепенно возвращается ее прирожденное жизнелюбие.

«Разве я допускала раньше, чтобы кто-нибудь обидел меня-? — критически размышляла она. — Пусть даже мать или отец… С детских лет я научилась в поисках счастья ни на кого не надеяться. Так есть ли причина, по которой я позволила такому.., такому варвару, как Лайон Хэмпшир, причинить мне подобные муки?»

Силы внезапно вернулись к ней, и она стала быстро одеваться. «Я совершила ужасную ошибку, дурочка! Но нет никаких оснований и дальше вести себя так же глупо. Впредь я должна, как всегда, сама заботиться о себе. Мне ничего не нужно ни от Лайона, ни от Присциллы!»

Ее глаза снова заблестели, как аметисты, и она уверенно повязала поверх черного платья белый хрустящий фартук.

«Я просто убегу из этого города, — решила она, — и отправлюсь куда глаза глядят. Надо все начать сначала — вот что мне нужно! Как только я смогу…»

В дверь постучали. В коридоре стояла высокая чопорная служанка с кухни.

— Мисс Уэйд вернулась? — спросила ее Миген.

— Да, Саут. Она обедает. У госпожи не было времени переодеться, но пока она о вас не спрашивала. Вы должны пойти в зеленую гостиную. Там они пьют вино и…

Миген поспешила, слегка прихрамывая, в парадную часть дома…

В зеленой гостиной Лайон Хэмпшир стоял у камина, опершись локтем на мраморную каминную полку, и лениво оглядывал комнату, Уильяма, Энн и Присциллу.

Его невеста в изумрудно-зеленом платье выглядела особенно красивой: пышная грудь, тонкая талия. Кружевная ленточка украшала длинную шею, золотисто-каштановые локоны были причесаны по последней моде — распущенные вдоль щек и заплетенные в косу на спине.

Присцилла заметила, что Лайон наблюдает за ней. Пытаясь изобразить кокетливую улыбку, она слегка склонила голову, показывая ему свой точеный профиль.

Лайон вздохнул, когда Присцилла пересекла комнату, так и не дождавшись, что он первый сделает шаг навстречу ей. Несмотря на красоту, которая теперь начинала рискованно напоминать красоту Энн Бингхэм, в Присцилле было нечто, вызывающее в нем какое-то презрение. Его невеста была жеманной, пустой И тщеславной.

Лайон сделал большой глоток бренди. Перед ним всплыло очаровательное личико Миген, и Лайон снова почувствовал страстное желание, к которому теперь примешивалось чувство вины.

"Миген, — рассуждал он, — конечно, не заслужила такого обращения. Правда, пока не увидел о многом свидетельствующую кровь, я не понимал, что Миген серьезно влюблена в меня.

Довелось ли кому-нибудь слышать о такой привлекательной служанке, как Миген, которая оставалась бы при этом еще и девственницей?" Лайон и подумать не мог, что Джеймс Уэйд уложил бы ее в постель. Эта уверенность почему-то принесла ему облегчение. Он хорошо понимал, что не должен испытывать К горничной никаких чувств, особенно в своем нынешнем положении жениха.

Но как она необычна! Лайон вновь испытал жалящее чувство вины, когда вспомнил, какой была Миген в том сумраке, — слезы, сверкающие в ее фиалковых глазах, а во взгляде — надежда и любовь.

«Я завел Миген в глубокую воду с головой и бросил ее, — горько признался он себе, выпив еще бренди. — Но черт побери, откуда я мог знать, что девушка до этого момента так глубоко никогда не плавала?»

— Заявляю, мистер Хэмпшир, что сейчас вы в тысяче миль отсюда! — Слова Присциллы звучали довольно резко. — Я рядом уже целую минуту!

— Целой минуты пройти не могло! Миледи, нижайше прошу прощения. — Тон Лайона опровергал его слова, и Присцилла подозрительно посмотрела на него.

— Вы для меня, Лайон, загадка. Я никогда не знаю, что и подумать…

— Моя дорогая, я всегда точно такой, каким выгляжу. Не изобретайте тайн, коль их нет. — Он отхлебнул глоток бренди, взглянув поверх бокала на входившую в комнату Миген.

Сейчас она уже не была бледной, плачущей девушкой, с которой он простился на окраине города. Заметив в глазах жениха нескрываемый интерес, Присцилла проследила, куда он смотрит.

Увидев Лайона, Миген ощутила, будто ей дали сильную пощечину, и на мгновение запнулась. Он никогда еще не был так красив, и, как всегда, уже само присутствие Хэмпшира действовало как возбуждающий фактор.

Она сделала глубокий вдох и спокойно посмотрела Лайону в глаза. Щеки Миген зарделись. Уязвимость в ее взоре сменилась враждебностью. От удивления Лайон приподнял выгоревшие брови и подумал: совершенно ясно, что негодница должна была выпить много спиртного, чтобы заглушить память о нем! Миген его игнорировала. Служанка обращалась исключительно к Присцилле, которая сообщила, что нынешним вечером они едут в театр и что нужно подготовить ее платье абрикосового цвета.

— Придешь в мою спальню в половине девятого, — закончила она отрешенным тоном.

Миген слегка, в знак безмолвного протеста, вздернула подбородок, присев в реверансе и глуповато кивнув головой. Лайон только усмехнулся и не обратил внимания на настороженный взгляд наблюдательной Энн Бингхэм.

Миген прислонилась к стене, ожидая, пока утихнет охватившая ее дрожь. Она была не в силах ни сдержать, ни осознать свое страстное желание прикоснуться к Лайону, прижаться лицом к его широкой, сильной груди, почувствовать крепкие и нежные объятия. «Днем, — думала она, заливаясь слезами, — Лайон наслаждался мной, и ему потребовалось так мало времени для того, чтобы облачиться в свой лучший костюм, отобедать со своей невестой, а затем сопроводить ее в театр!» : , Миген, поборов слезы, выпрямила спину, сжала кулаки с такой силой, что ногти впились в ладони. «Злобный трусишка! Я не допущу, чтобы ты победил! Я буду бороться, какой бы дьявол ни управлял моими эмоциями. Лайон Хэмпшир может завладеть своей драгоценной Присциллой, но меня ему не видать больше. А еще говорил, что я его друг! Какой идиоткой я была!»

Миген увидела стройного темноволосого Брауна. Его плутовская улыбка согрела ее и сняла напряженность. Она почувствовала, что рада отвлечься от тяжелых мыслей и поболтать с кучером.

— Привет, Браун! Чему вы так радуетесь? — Миген удивилась, заметив, как он покраснел.

— Возможности увидеть вас, мисс. Позвольте мне сказать, что сегодня вечером вы необычайно красивы.

— А почему бы и нет? Спасибо. Я не верю вам, но милый комплимент всегда приятен. И вы не должны обращаться ко мне «мисс», будто я не работаю, а живу здесь! Меня зовут Миген.

— Мне будет приятно называть вас Миген. Если вы меня снова простите, то я скажу, что вы воспитаны лучше самых богатых женщин. — Браун пустил в ход свою обескураживающую улыбку, в глазах появился охотничий блеск. — Я славлюсь тем, что говорю правду, а потому вы обязаны верить мне.

Миген рассмеялась, обрадовавшись тому, что горькая боль в груди начала таять.

— Вы слишком любезны.

— Для меня будет честью, если вы станете называть меня по имени — Кевин!..

— Это имя бойких ирландцев вам подходит.

— Мне давно так не говорили.

— Правильно, ведь теперь, насколько я понимаю, вокруг вас всегда целый хоровод девушек.

Они медленно направились к кухне, но Браун при ее словах остановился и театрально приложил руку к груди.

— Это не правда! Перед вами одинокий мужчина! Кто распространяет такие сплетни?

— Вы что, забыли? Это… — Имя, которое она собиралась назвать, и улыбка застыли на ее устах.

Браун увидел в ее глазах настоящую боль и пришел в замешательство. Но постарался сменить тему разговора:

— Ну а как прошла сегодня ваша верховая прогулка?

Миген с трудом ответила хриплым шепотом:

— Я бы выпила чашку чая.

Ошеломленный и встревоженный, Браун повел побелевшую Миген на кухню и усадил ее там у плиты на стул с плетеной спинкой. Несколько минут она не двигалась, подобно статуе, затем на побледневшем, как бумага, лице появился легкий румянец, а в глазах мелькнули прежние задорные искорки. Почувствовав облегчение, он пошел за чашкой чая, а когда вернулся, то увидел, что Миген протянула руки к огню и уже совсем весело улыбается.

— Спасибо Кевин, — сказала она, беря слегка дрожащими пальцами чашку. — Простите, не знаю, что со мной сталось.

Внезапно я почувствовала жуткий холод…

У Брауна хватило разума не упоминать больше о дневной прогулке верхом и не обсуждать, имело ли это отношение к странному поведению Миген. Кевин увел ее в уголок столовой для слуг, и Они уселись там в стоящие напротив друг друга в резные деревянные кресла.

— Ну и… — начал он с деланной веселостью. — Я хочу знать, просили ли вы выходной. Я уж не спрашиваю, как это Смит разрешила вам улизнуть!

— Ну что же… — засмеялась Миген.

— Ага! Я так и думал, что вы с ней это не обсуждали. Вы же распоряжаетесь своим временем сами. Ведь ваша госпожа приходит и уходит, когда ей заблагорассудится, — на балы, к портным и модисткам, в театр… Мне в таком случае пришлось бы солгать. Я же только кучер! А вы заслуживаете хоть чуточку отдыха от работы. Я узнал, что завтра во второй половине дня будет званый прием у мэра Пауэла и поэтому Бингхэмы и мисс Уэйд уйдут из дома. Поскольку прием состоится в соседнем здании, мне не надо везти их туда, и у меня выдается свободное время. Я буду рад, если вы проведете этот вечер со мной.

Миген размышляла над тем, что сегодня вечером Лайон будет с Присциллой в театре, завтра — у Пауэла! «А я, — сокрушалась она, — останусь дома с вывихнутой лодыжкой и ощущением одиночества и боли…»

— Что вы имеете в виду? — спросила она Брауна.

Тот улыбнулся, будучи совершенно уверенным в своем обаянии:

— Поскольку вы новичок в нашем городе, я думаю, что вам было бы интересно посмотреть музей Пила. Вы что-нибудь слышали о нем?

Миген посмотрела на Брауна с пренебрежением:

— Мы, виргинцы, не такие уж невежды. Я не только Слышала о нем, но случайно знаю, что генерал Вашингтон послал мистеру Пилу, этому борцу за независимость, французских фазанов, которые он получил от маркиза Лафайета, тоже сражавшегося за независимость в звании американского генерала. А эти фазаны, кстати, передохли один за другим.

Она говорила не просто самодовольно, но с явным налетом этакого снобизма. И это было то, чего Браун не выносил у своей ровни. Его улыбка погасла, а Миген стала ненавистна самой себе. «Я сейчас напоминаю Энн Бингхэм», — подумала она.

Брауна, как и Лайона, интересовало, что же на самом деле представляет собой Миген. Он наклонился к девушке, внимательно посмотрел ей в глаза и тихо рассмеялся:

— Вы уверены в том, что вы горничная при леди? Больше похоже на то, что вы леди по отношению ко мне.

— О, Кевин, простите меня… — — Но, тут же, услышав с улицы колокольный перезвон, спросила:

— Что это такое?

— Это «колокола сливочного масла». Они звонят вечерами накануне перед открытием рынков.. Дважды в неделю… Ах, Миген, филадельфийский рынок — это, надо сказать, зрелище!

— О, я совсем забыла, что завтра утром должна идти на рынок вместе со Смит и Брэмбл!

— Тогда вам надо лечь пораньше, — рассмеялся Браун. — В эти дни Брэмбл поднимается до пяти утра, ведь ларьки открываются перед рассветом.

Миген застонала:

— В таком случае мне лучше пойти в спальню мисс Уэйд. Я должна проветрить вечернее платье, она рассчитывает, что я начну помогать ей наряжаться.

— Подождите! — Браун положил ей руку на плечо. — Лучше я, спрошу вас о главном. Мне доставит огромную радость, если вы пообещаете завтра во второй половине дня пойти со мной в музей Пила — художника, политика и ученого.

Это по-настоящему интереснейшее место. В нем полно скелетов и чучел животных самых различных видов. Там выставлена даже восковая фигура самого Пила. Ну, что вы ответите на мое приглашение?

Его искренность заставила Миген улыбнуться.

— Я бы хотела принять ваше предложение, и сделать его с вашей стороны было весьма любезно… Но я не знаю, разрешат ли мне.

Браун фыркнул:

— Я решусь пойти настолько далеко, что скажу: я полагаю, вам разрешат чуть ли не все, что вы попросите. Ведь мистер Бингхэм строго приказал обращаться с вами предупредительно. — Браун внимательно наблюдал за Миген, и поверил в ее искреннее удивление.

— Что вы имеете в виду?

— По правде говоря, я надеялся, что это объясните мне именно вы! Больше мне ничего не известно. Мистер Бингхэм без обиняков предупредил, мол, никто не должен нахально ухаживать за вами или плохо с вами обращаться. Такое предупреждение в отношении любой служанки и горничной показалось странным. Ни об одной мистер Бингхэм этакого никогда не говорил.

— Но я, по сути, даже не знаю этого человека! Он почти не разговаривал со мной!

— Может быть, в этом замешан капитан Хэмпшир? ; — после некоторой паузы предположил Браун.

Миген побледнела и быстро опустила глаза, внимательно рассматривая вязаный ковер на дубовом полу. Когда она подняла голову и встретила пронизывающий взгляд Брауна, к ее щекам предательски прилила кровь.

— Эта мысль кажется мне еще абсурднее, — решительно возразила она. — Я склонна допустить, что произошла какая-то ошибка.

— Возможно, — согласился, широко ухмыльнувшись, Браун и тем самым разрядил обстановку. — Но ошибка или нет, а я все равно держу пари, что если вы попросите, то свободный вечер вам предоставят. Подождите только момента, когда сможете обратиться с такой просьбой к самому мистеру Бингхэму.

— Ну хорошо, — заметила рассеянно Миген. Больше всего ее озадачило то. Что Лайон поступил так, когда она только приехала сюда и считала их отношения лишь дружески-деловыми.

— Кевин, не напрашиваетесь ли вы на неприятности, пытаясь стать моим другом?

Он весело рассмеялся:

— Надеюсь, очаровательная, что пока я в безопасности. И разве я повинен в «нахальном ухаживании» или в «плохом обращении» с вами?

Миген ответила на его ухмылку улыбкой, как она считала, ироничной, поскольку единственным человеком, повинным в этих проступках, был Лайон.

Браун поднес ее руку к своим губам, и она не воспротивилась. Но потом из коридора раздался смех, и ее лицо и сердце словно закоченели. Смех Лайона звучал необычайно счастливо.

К горлу неожиданно подступила тошнота, и кожу болезненно стал покалывать озноб, охвативший все тело. Это ощущение быстро прошло, а Браун все еще держал ее руку.

Миген подумала о том; что прикосновение этого мужчины не пробуждало в ней ни Огня, ни волшебного трепета…

Глава 14

На рассвете Брэмбл, Смит и Миген отправились пешком на рынок, что на Хай-стрит. Их сопровождал мальчик-конюх, толкавший тележку для покупок. Брэмбл сразу же задала быстрый темп.

Небо на западе все еще сохраняло полуночную синеву, но они шли навстречу рассвету, и открывшийся вид стоил того, чтобы им любоваться. Миген видела отражение розовеющего неба ,в широком устье Делавэр, в водах которой отражалось робко встающее солнце. Воздух был прохладным и нежным, и Миген, глубоко вздохнув, почувствовала его целительную силу.

Заспанные женщины спешили в надежде совершить свои покупки на рынке первыми. Широкую улицу заполонили лошади и повозки, многие фуры были загружены животными и товарами.

Брэмбл зорким взглядом оглядывала все вокруг и молча шла вдоль улицы. Смит, однако, заметила, с каким интересом осматривается Миген, и с удовольствием стала рассказывать ей о рынке.

— Это действительно то еще место! Я люблю сюда приходить пораньше, хотя мне для этого нужно подниматься среди ночи!

У кирпичных мясных ларьков Смит достала из сумочки длинный список и сверила его с записями Брэмбл. Только после этого мрачная и тощая повариха впервые заговорила с Миген:

— На этот раз вы, Саут, помогать нам не должны. Достаточно будет, если вы совсем познакомитесь. — И с этими словами она растворилась в толпе.

Большую часть времени Миген держалась вблизи Смит, наблюдая за тем, как та выбирает товары, решительнейшим образом торгуясь с фермерами и лавочниками. И это поразило Миген.

— За цены и выбор товара, конечно, никого винить нельзя, — разъяснила Смит после того, как расплатилась за покупки. — —Зима всем приносит трудности. Через несколько месяцев вы здесь увидите такие перемены! Сейчас ни овощей, ни фруктов практически нет. Их пока выращивают в теплицах. А знаете, говорят, что филадельфийская говядина самая лучшая в мире. И я склонна этому верить.

«Что за чудесное место!» — подумала Миген с восторгом.

В воздухе царила любовь к жизни — простой и здоровой. Ей в ноздри били запахи рыбы, травы, мяса, апельсинов, животных, молочных продуктов и трудно живущих людей. В глазах мельтешило от разноцветья товаров и пестрой толпы. Гомон голосов сливался в странную какофонию, подпорченную выкриками спорящих о ценах людей.

"Это самый хороший опыт, который я получила, работая служанкой, — сказала она себе. — Ведь я, Миген Сэйерс, сейчас еще спала бы в мягкой постели, как Присцилла или Энн.

Так пусть же на их долю останутся пропахший нафталином старый театр и скучные званые вечера!"

Смит подвела ее к ларькам с кореньями, травами, огородными семенами. И тут Миген заметила маленького, в черной одежде Уонга Вашингтона с огромной корзиной. Нельзя было не узнать его голоса, когда он заорал на одного из здоровеннейших мясников:

— Моя так много не платит! Твоя хотит захитрить меня, мисса!

Они ссорились до тех пор, пока мясник наконец покорно не вздохнул и тихо не сказал что-то Уонгу. Крошечный китаец ликующе ухмыльнулся и расплатился за говядину.

Миген не смогла преодолеть желания заговорить с ним и прикоснулась к его рукаву. Уонг оглянулся и встретил ее взгляд.

— Привет, мисси Миген! Я так рад увидеть вас!

— Уонг, я счастлива, что вы помните меня!

Он расплылся в счастливой улыбке:

— Я говорю так: много-много леди мисса Лайон я забываю.

Но вы особенная.

Миген почувствовала, как разгорается ее лицо.

— Не говорите глупости. Я всего лишь обычная горничная — девушка, прислуживающая леди.

Китаец пожал плечами и доверительно подмигнул ей:

— Мошет, и так… Но если, Миген, ви обыкновенный, то мисса Лайон не привел бы вас в свой дом. И его не смеялся бы так весело, когда был с вами.

Миген пожалела, что подошла к Уонгу. Ее жизнерадостное настроение улетучилось, и она почувствовала уже знакомую тяжесть на сердце.

— Вы говорите бессмыслицу. Мистер Хэмпшир обручен и собирается жениться. На настоящей леди. — Последние слова она выдавила из себя сквозь стиснутые зубы.

— Ваша, мисси, как говорят здесь, в Америке, знает? Кошка мошно ободрать по-разному. Ее совсем не нушно, добавлят они, топить для смерти в молоко.

Миген показалось, что это звучит оскорбительно.

— Эта поговорка ужасна! — проговорила она.

"Во всей заварившейся каше повинна только я. Я не могу надеяться на то, что ко мне будут относиться как к даме, если я по собственной воле стала служанкой. Я никогда не буду чувствовать себя комфортно, пока испытываю подобное унижение.

Наверное, надо было бы поехать к тете Агате… — Миген при этой мысли пожала плечами, поскольку посчитала выбранный ею вариант более приемлемым. — По крайней мере здесь я живу, а не прозябаю в заплесневелом, мрачном доме тети Агаты! Я найду какое-нибудь решение. Мне только нужно накопить денег и уехать отсюда".

Предпринятая ею авантюра стала быстро терять волшебство веселого маскарада. Миген впервые задумалась над тем, чтобы найти какую-нибудь знакомую, которая приняла бы ее к себе, ничего не сообщив тете Агате. Мелькнули любимые лица Джорджа и Марты Вашингтон. Но как только Миген поняла, сколь смехотворна эта идея, громко фыркнула.

Смит посмотрела на Миген: «Вот так-то получше. А минут десять назад девушка выглядела совершенно больной».

— Не обращайте на меня внимания. — Миген уныло ей улыбнулась. — В эти дни мое настроение то подскакивает вверх, то рушится вниз. Но в дурном настроении я никогда долго не остаюсь.

— Вы, мисс, молодец! Знаете, нужно побольше отдыхать.

Вы, наверное, давно и тяжело работаете.

— Я как раз собираюсь это сделать, Кевин Браун пригласил меня пойти с ним во второй половине дня в музей Пила. Я полагаю, что все уйдут из особняка на какой-то прием…

— О да! К мэру. — Глаза Смит заблестели. — Вас приглашает Кевин? Он вроде приятный парень. Правда, немного озорной и избалованный девушками.

— Но порой он заставляет меня смеяться, а это уже немалое достоинство. Остальное пусть вас не тревожит. Никакой опасности, что я отдам ему свое сердце, нет.

Смит замедлила шаг, внимательно глядя на Миген в надежде, что та еще что-нибудь раскроет.

— Вы не хотели бы побеседовать со мной о чем-то, что вас беспокоит?

Миген покраснела и отвернулась.

— Я не могу этого сделать. Хочу только сказать, что со мной не происходит ничего такого, от чего нельзя было бы избавиться. Надо лишь немного времени и побольше решимости.

Смит погладила ее по щеке.

— Желаю вам удачи. И если когда-нибудь потребуется подруга…

— Буду помнить. Благодарю вас.

Брэмбл повернула на Бингхэм-стрит и направилась в особняк.

— Побыстрее! — резко скомандовала она через плечо.

— Можно подумать, — Смит состроила гримасу, — что именно она главная домоправительница! — Она помолчала, пытаясь решить, добавить ли ей еще кое-что или нет, и уступила искушению поделиться своими сведениями. — Я бы не упомянула о том, что хочу сказать — и я действительно не склонна сплетничать, — но уверена, что дальше вас это не пойдет. Уикхэму и мне сказали, что не пройдет и месяца, как Брэмбл заменят.

— Вы шутите!.. Ведь она прекрасная повариха!

— Это не имеет значения. Миссис Бингхэм настроилась заполучить безработного французского повара. Госпожа очень увлечена всем французским, ведь сейчас это так модно! И совершенно не важно, обладает ли этот повар необходимым талантом или нет.

— Брэмбл не переживает…

— Я это хорошо понимаю. Вопрос лишь в том, позволят ли ей гордость остаться на второстепенной должности и подчиняться на кухне приказам другого.

Миген бросило в дрожь, когда она представила себе реакцию суровой поварихи на такой поворот событий.

* * *

Миген пришла, чтобы помочь Присцилле подготовиться к приему у мэра Пауэла. Он давал его в честь членов нового конгресса, в начале этой недели прибывших в Филадельфию и задержавшихся здесь на пути в столицу. Им стало известно, что слушания в Нью-Йорке начнутся по меньшей мере через две недели, и они наслаждались пока светскими развлечениями в Филадельфии.

Присцилла слышала, что в Филадельфии находится и политик Джеймс Медисон, который задержался на неделю в поместье «Гора Вернон». Там к нему присоединился Джон Пейдж, где их обоих неожиданно встретил Роберт Блэнд Ли из Александрии. Миген была хорошо знакома с каждым, и ее снова охватила паника перед возможностью встретить одного из них — или всех троих. «Здесь сейчас, — подумала она, тяжело вздыхая, — собираются все, кого я хоть чуть-чуть знала в Виргинии».

Мисс Уэйд выбрала для приема одно из своих лучших новых платьев. Из шелка цвета слоновой кости, оно было украшено синим и зеленым узором. Узкие, до локтя рукава были обшиты роскошными кружевами. Такие же кружева украшали и, полукругом вырезанный лиф.

Миген помогла ей надеть платье с «парижским мешочком» — маленькой подушечкой, прикрепленной к нижней юбке на ягодицах. Специальный корсет, который придавал пышность груди, держался на подбитой ватой треугольной основе из металлической проволоки. Поверх всего этого надевалось само платье, и все это так жестко удерживалось особым устройством — «голубиная грудь», — что груди Присциллы чуть ли не подпирали ее подбородок.

Несмотря на все Искусственные округлости и подкладки, окончательный результат был потрясающим. Талия Присциллы выглядела тончайшей, шея длинной, а лицо — очаровательным.

Горничная, обслуживающая Энн Бингхэм, научила Присциллу так умело пользоваться специальной французской косметикой — рисовой пудрой, губной мазью и помадой, — что она была почти незаметна. На шею Присцилла надела зеленую бархатную ленту, к которой была прикреплена крупная жемчужина, а также длинную золотую цепочку с эмалевыми часами.

Миген уже приготовила веер из вышитого шелка, подходящего по цвету к платью, а также маленький, инкрустированный жемчужинами и именуемый на французский лад «necessaire», в который были уложены такие совершенно необходимые предметы, как духи, ключик от часов, крохотные ножницы, инструменты для чистки ушей и ногтей, карандаш и маленькая из слоновой кости пластинка для записей.

Миген помогала подруге одеваться и без какого-либо интереса выслушивала ее экстравагантные побасенки о вечере, проведенном в Саузворкском театре.

— Там был поставлен замечательный танец. Думаю, что он назывался «волынка» и был исполнен неким артистом по фамилии Дорланг или…

— Дюрен, — поправила ее Миген.

Присцилла на мгновение прищурила глаза.

— Да, конечно, Дюрен… Он был одет как матрос в милую красную фуфайку. Казалось, он летал по сцене. Лайон сказал, что Дюрен подпрыгивал на специальной сетке, хотя я не очень уверена…

Присцилла продолжала рассказывать о спектакле «Римский отец» досадно примитивно, и это лишь укрепило подозрения Миген, что ее внимание было сосредоточено вовсе не на пьесе. Бингхэмы получили места, приличествующие богатейшей семье Америки, а Маркус Риме принял приглашение Энн сесть в их ложу.

Миген могла представить себе, как все казалось для Присциллы радостным, волнующим, ибо весь филадельфийский свет увидел ее в обществе Бингхэмов и с сидящими рядом не только красивым женихом, но и его привлекательным соперником.

Прежде чем укутаться в синюю накидку, которую Миген держала для нее, Присцилла еще раз бросила взгляд в зеркало и улыбнулась своему отражению. Затем они спустились в вестибюль, чтобы присоединиться к Бингхэмам. Но там их ждал один лишь Уильям, лицо которого было краснее обычного.

— А, дорогая Присцилла! Вы, как всегда, выглядите потрясающе. Сегодня Лайон будет гордиться вами. А Энн все еще одевается. Надеюсь, что она скоро будет готова. Времени остается мало…

Миген, очень смущаясь, приблизилась к Бингхэму:

— Мистер Бингхэм, разрешите обратиться к вам?

Услышав аристократически нежный голос, Уильям обернулся и увидел ту самую маленькую черноволосую служанку, о которой ему говорил Лайон. В девушке, несомненно, было нечто необычное. Ни ее лицо, ни ее голос не были типичными для служанки. Черты лица утонченные, кожа полупрозрачная, а когда девушка взглянула на него, то какие это были удивительные глаза! Уильям Бингхэм никогда не думал, что в природе существует столь чистый фиолетовый цвет.

— Конечно, мисс…

— Саут, сэр.

— О да. Простите, что я запамятовал.

Бингхэм был мужчиной, уверенным в своем обаянии, поскольку то, чего ему не хватало в физическом облике, окупалось его властью и богатством. Энн воистину была подходящей парой Уильяму: ее ослепительная красота плюс его проницательный ум и богатство. По его мнению, подобная комбинация дала поразительный результат.

Из своих апартаментов наконец появилась Энн и произвела на мужа, как всегда, сильное впечатление.

— Я готова, Уильям. Пошли.

Сияющий Бингхэм взял ее под руку.

— Один момент, моя дорогая! Мисс Саут хочет обратиться ко мне.

Энн, посмотрев на Миген, презрительно подняла бровь.

Девушка невозмутимо выдержала ее взгляд.

— Так говорите, — поторопила Энн.

— Я всего лишь хотела спросить мистера Бингхэма, могу ли я быть свободной на сегодняшний вечер.

Уильям добродушно рассмеялся:

— Ну что ж, я не возражаю. Но возможно, вам следовало бы спросить мистера Хэмпшира. В конце концов, ваш работодатель он. Через минуту он должен здесь появиться…

Энн вмешалась в разговор:

— Ну зачем зря тратить время Лайона? Я уверена, что он согласится с твоим решением. — И снова взглянула на Миген:

— Ведите себя как положено, Саут. Возвращайтесь к тому времени, когда надо будет помочь мисс Уэйд подготовиться к отдыху.

С этими словами она стала спускаться в холл под шуршание своих шелковых юбок. Бингхэм рассеянно улыбнулся Миген и вместе с Присциллой последовал за Энн.

Через мгновение Миген услышала, как Энн оживленно приветствует Лайона Хэмпшира. Звук его голоса — холодный и уверенный — подобно магниту притянул Миген к перилам лестницы. Она бросила быстрый взгляд на его золотистые волосы и бронзовое лицо, обращенное к Присцилле, а затем усилием воли заставила себя отойти.

Миген решила забыть о Лайоне, чтобы время, проведенное с Кевином Брауном, оказалось приятным.

Глава 15

Идея Брауна посетить музей Пила оказалась весьма удачной, ибо все там привело Миген в восторг. Она вспомнила свою жизнь в лугах и лесах Виргинии, когда разъезжала верхом или бродила пешком, одетая в бриджи. Казалось, птицы и животные понимали ее, а Миген понимала их. Здесь, среди чучел животных, «резвящихся» в естественном окружении, она почувствовала себя как дома.

— Я слышала, что мистер Пил творил чудеса, но то, что я увидела, мне даже не снилось.

Пил воссоздал холмик с деревьями, зарослями кустарников, скалистым гротом. С помощью зеркал соорудил искусственный прудик, а также кусочек морского берега. На этом естественном фоне Пил расположил самых разнообразных животных.

Молодые люди провели в музее часа два, когда Миген перешла от созерцания животных к изучению портретов. В главной комнате висел, портрет Джорджа Вашингтона в полный рост. У Миген при его виде захватило дух.

— Полное сходство с оригиналом, — тихо сказала она, вызвав у Брауна любопытный взгляд.

После галереи портретов героев национально-освободительной борьбы в Северной Америке, многих из которых Миген сразу узнала, Браун подвел ее к довольно странной экспозиции.

— Я не уверен, что вы придете от этих вещей в восхищение, но надеюсь, в обморок не упадете.

Миген усмехнулась, но вид индейских скальпов, ядовитых зубов гремучей змеи под увеличительным стеклом, вызвал у нее отвращение.

— Вы поступили правильно, оставив на конец самое неприятное. Мне теперь будет легче уйти из музея.

Браун направился к особняку Бингхэмов размеренным шагом, несмотря на попытки Миген пойти побыстрее. Все более опасаясь встречи с кем-нибудь из знакомых, она натянула пониже капюшон.

— Вы боитесь простудиться? — с удивлением поинтересовался Браун, ведь вечерний воздух прохладным не был.

— Да нет. Но меня слегка знобит, и я боюсь, что лихорадка может на свежем воздухе обостриться.

Она старалась не смотреть на Брауна, сосредоточив взгляд на проезжавших экипажах. На Спрус-стрит выехал поразительно раскрашенный в черный и зеленый цвета фаэтон, в который была впряжена пара вороных коней. Зачарованная, Миген глядела на красивых лошадей, блестящие гривы которых развевались под вечерним бризом. И вдруг заметила пассажиров — грозно выглядевшего в трепетавшей на ветру черной пелерине Маркуса Римса и модно одетую Клариссу.: Они сидели близко друг к другу и были настолько погружены в беседу, что не заметили Миген, которая никак не могла понять, почему два таких разных человека вместе. Что бы это могло означать?

Тем временем Браун присматривался к встревоженной девушке, словно стараясь прочесть ее мысли. Ссылка любой другой девушки на лихорадочный озноб легко удовлетворила бы Брауна, по в ответе Миген он услышал фальшь.

Они проходили мимо особняка мэра Пауэла, где начинался прием в честь находящихся в Филадельфии конгрессменов, и зоркий глаз Брауна без труда узнал Лайона Хэмпшира. Он стоял на краю выложенного кирпичами тротуара и курил сигару, разговаривая с двумя мужчинами. В одном из них Браун узнал Уильяма Маклея, второй, скромно одетый был ему незнаком.

— Добрый день, капитан Хэмпшир, — весело поздоровался Браун.

Он никогда не решился бы прилюдно так приветствовать кого-либо, стоящего выше его по социальному положению. Но капитан не придавал значения подобным условностям.

Миген окаменела от бросившего ее в озноб страха и сосредоточилась на невысоком Джеймсе Медисоне.

Узнав пару, остановившуюся у ворот особняка Бингхэмов, Лайон, поскольку его спутники оживленно заспорили о новом правительстве, решил подойти к Брауну и Миген, почувствовав неприятное любопытство.

— Я больна, — сипло прошептала она Брауну и, натянув пониже капюшон, быстро пошла домой.

Бесконечно изумленный, Браун пристально посмотрел ей вслед.

* * *

Миген едва успела умыться и переодеться в черное официальное платье и белый фартук до Того, как ей сообщили о возвращении госпожи с приема.

Дамы собирались отдохнуть до обеда в своих комнатах, и Миген приказали подать Присцилле чай на серебряном подносе.

Направляясь в ее комнату, Миген нервно огляделась вокруг, боясь встретить в коридоре Лайона или кого-нибудь из своих знакомых. Проходя мимо библиотеки, она услышала голоса и смех и, облегченно вздохнув, поспешила по мраморным ступеням в затемненную комнату Присциллы. Миген помогла ей раздеться, с тревогой слушая рассказ о присутствовавших на приеме их общих друзей.

— 1Ы знаешь, — сказала Присцилла, расположившись на атласных подушках и взяв из рук Миген чашку чая, — большинство конгрессменов уезжают из Филадельфии завтра вечером, после обеда в доме доктора Шиппена. Мне точно известно, что мистер Медисон собирается к тому времени отправиться в дорогу, поэтому перестань дрожать и постоянно оглядываться вокруг. — Присцилла зевнула. — Почему бы тебе не пойти к себе? Ты могла бы пока привести в порядок свои волосы. У тебя такие растрепанные локоны!

Присцилла закрыла глаза, и Миген вышла, в знак презрения к хозяйке прищелкнув языком. На кухне она сняла чепец, и ее волосы цвета воронова крыла рассыпались по плечам. «О, как удивительно хорошо я теперь себя чувствую». Миген поставила поднос на длинный деревянный стол и со вздохом пробежала пальцами у корней волос.

— Вы выглядите усталой, моя милая, — раздался низкий голос.

Как всегда, вид этого мужчины вызвал у Миген смятение, казалось, у нее подкосились колени. Кресло Лайона было скрыто в тени. Ноги в блестящих ботинках он небрежно положил на скамеечку и курил так непринужденно, что посторонний мог бы посчитать, будто кухня — это его мир.

Миген нервно скрутила свой чепец и прошипела:

— Что вы здесь делаете?

— Конечно, вы могли бы поступить повежливее, — с притворным упреком сказал он. — Любой услышавший вас подумает, что вы мне не рады.

Вспомнив, что кухня — это отнюдь не место для приватных бесед, Миген оглянулась и только потом подошла к Лайону.

— Может быть, вам присесть? — добродушно пригласил он ее, указав на стоящее справа кресло.

— Спасибо, не стоит, — жестко ответила она, но Лайон снова расплылся в счастливой улыбке, явно радуясь ситуации, да и у Миген неожиданно для нее самой потеплело на сердце, когда она встретила мерцающий взгляд его лазурных глаз.

— Миген, я не могу поверить, что вы не подчиняетесь приказу вашего работодателя. Особенно если он так любезен и обаятелен.

— О Боже мой! Когда же ваш характер столь радикально изменился? — саркастически спросила она, но все же опустилась в кресло, пробормотав:

— Я, видимо, немного устала.

Лайон ласково взял Миген за руку, рассеянно погладив большим пальцем ее ладонь.

— Мы сегодня, кажется, язвительны.

— Мы? Да, мы не собирались быть такими.

— Миген, у меня складывается впечатление, что я вам больше не нравлюсь! Скажите, что я ошибаюсь.

— Я не очень умелая лгунья, но поскольку вы настаиваете, то отвечу вам так: «Сэр, вы ошибаетесь». — Она произнесла это самым безразличным тоном, на какой только была способна.

Лайон смеялся. Его голова откинулась назад, а грудь содрогалась от смеха.

— О Боже, Миген, как я люблю подобные разговоры с вами! Словесная дуэль! Вы просто восхитительны! Ваше миленькое личико становится таким оживленным. И я очень люблю, как точно вы ставите меня на место. Я уже так пресыщен речами всех этих льстивых женщин!

— Согласна, что по крайней мере я не такая, как они, — заметила Миген, пытаясь высвободить свои пальцы из его руки, но Лайон лишь крепче сжал их.

— Я знаю, возлюбленная, что вы согласились бы просидеть здесь со мной весь вечер. Но мое время весьма ограниченно, и поэтому я вынужден перейти к существу. — И снова ухмыльнулся, когда Миген бросила на него испепеляющий взгляд. — Уонг считает, что сегодня обидел вас на рынке. И я пришел принести его извинения.

— Не важно, — равнодушно ответила она. — Это не имеет значения. Мне не следовало ожидать вежливости от человека, работающего на вас.

— Конечно, Уонгу надо было бы помалкивать. Но, Миген, вы не должны сердиться. Он не хотел вас обидеть. Я знаю, что мы оба можем вести себя порой не по-рыцарски, но нами всегда двигают самые лучшие побуждения.

Она взглянула, чтобы убедиться в доброжелательности Лайона. Его глаза были теплыми и проницательными.

— О, Лайон… — прошептала она и порывисто вздохнула.

— Вот теперь намного лучше. — Его улыбка была способна растопить любое сердце; он прикоснулся теплыми и твердыми губами к ладони Миген, а затем к трепещущему на ее запястье пульсу. — Но для того, чтобы убедиться, что мы прощены, я пришел с мирным предложением. Уонг и я… Мы хотим доказать, как нам жаль, если мы случайно обидели вас.

Теперь Лайон выглядел серьезно, и Миген почувствовала, как тает под его взглядом. Он вынул из-за кресла аккуратно упакованный сверток.

— Разверните его! — улыбнулся Лайон, положив сверток ей на колени.

Прежде чем она сумела развязать шнур, дверь распахнулась и в кухню вошла Брэмбл. Ее глаза сощурились и губы плотно сжались. Лицо Миген горело, но Лайон лишь вежливо кивнул поварихе.

— Не могу понять, почему ваши дела не могли подождать? — спросил он. — Мисс Саут и я как раз обсуждали предстоящий день рождения госпожи Уэйд.

— Не может подождать ужин, сэр, — властно произнесла Брэмбл, но Лайон проигнорировал этот тон.

— Ну что же, Миген, может быть, есть какое-нибудь другое место, где мы могли бы поговорить?

Они поднялись и направились в коридор.

— Какой конфуз! — смущенно прошептала она.

— Да не бойтесь, маленькая, этой старой хищницы. Она не ваша мать. Да и не моя!

Он увидел небольшую кладовку, и Миген неохотно вошла туда. В дальнем углу стояла старая мебель. Лайон взял из кучи два кресла и, сдув пыль с одного из них, предложил его даме.

— Итак, на чем же мы остановились? — начал он веселым тоном.

— Вы пытались вернуть мою дружбу, а я всячески сопротивлялась вашим усилиям, — твердо сказала Миген.

Оценивая ее ответ, Лайон привычно выгнул бровь дугой.

— Не помню, чтобы все складывалось именно так! Фактически я просто очень утомил вас!

Миген изучала складку на своем фартуке.

— В этом вы явно ошибаетесь.

— Ну что же, посмотрим. Во всяком случае, я не приложил еще всех усилий.

Миген невольно взглянула на Лайона и увидела пляшущие искорки в его глазах.

— Моя дорогая, в отношении меня вы суровы и несправедливы! Я имею в виду безразличие к этому свертку.

Сверток вновь оказался на коленях Миген. Бумага упала, и под ней обнаружились ярды и ярды красивой белой шелковой ткани, расшитой изящными фиалками.

— О! — только и сумела воскликнуть Миген.

— Вам нравится?

— Нравится?.. Это же прелестная, изысканная ткань!

Довольный, он откинулся на спинку кресла.

— Хорошо. Я признаю, что для практичного платья она не подходит. Но вы заслуживаете чего-то действительно очень красивого. Я бы вам сам заказал что-нибудь, но это невозможно без того, чтобы не снять с вас мерку.

— О, Лайон… — Миген заметила спрятанные в складках ткани бельгийские кружева и жемчужные пуговицы.

— Надеюсь, что вы предоставите мне возможность посмотреть на готовое платье.

— Но я не знаю, смогу ли принять ваш подарок. Разве вы не понимаете?.. Будет ли это пристойно?

— Пристойно?.. — Лайон саркастично рассмеялся. — Вы были бы значительно счастливее, Миген, если бы забыли об этом понятии. Кроме того, если вы не примете его, я буду вынужден предложить этот подарок Присцилле.

Он сказал это с деланным равнодушием, внимательно наблюдая за Миген.

Она невольно приложила украшенную фиалками ткань к своей груди, нахмурилась, но прошло мгновение — и уступила.

— Шантажист! — обвинила Миген Лайона, но в уголках ее манящих губ затаилась улыбка.

— Это правда. Скажите мне, как оказались на улице вы и Браун?

— Он был весьма любезен и повел меня в музей Пила, — весело ответила Миген" не заметив жестких ноток в голосе Лайона.

Она вспомнила о Клариссе и Маркусе Римсе и, относясь к Лайону с искренней нежностью, не могла не обсудить с ним свое беспокойство.

— Вот вы сейчас упомянули о моей прогулке, — робко начала Миген. — Знаете, когда мы возвращались с Брауном обратно, произошло нечто, вызвавшее у меня тревогу.

— К черту! Что сделал этот Браун?

— Браун? Да ничего. Не будьте, Лайон, глупы. — И негромко засмеялась, заметив, как он разозлился. — Меня беспокоит то, что я видела. Ваша подруга Кларисса ехала в фаэтоне с Маркусом Римсом. Разве они, друг с другом хорошо знакомы?

— Насколько я знаю, нет. Но не могу утверждать ничего определенного. Они оба способны на что угодно. Так почему вы встревожились ?

— Я не уверена… У меня сложилось.., нет, скорее просто ощущение. — Она никак не могла заставить себя сказать о фигуре, которую заметила на вилле «Марквуд». — Просто боюсь, что Кларисса способна на очень дурные поступки.

— Маленькая, я высоко ценю вашу заботу, но я уверен в своем умении обходиться с Клариссой. Вам следует ограничить свое волнение Кевином Брауном.

Ужаленная подобным замечанием, Миген подняла голову.

— Неужели?.. Вы считаете, что он тоже сумеет, как говорится, замарать мою репутацию?

Лайон был застигнут врасплох, и чувство вины снова захлестнуло его.

— Миген…

Она резко встала.

— Мистер Хэмпшир, я уже говорила, но вы, видимо, не прислушиваетесь к моим словам. Не вмешивайтесь в мою жизнь! — Ее глаза гневно сверкнули, и она, бросив в Лайона шелк и кружева, выбежала из комнаты.

Глава 16

Сильные смуглые пальцы быстро справились с накрахмаленным белым галстуком, и теперь Лайон Хэмпшир любовался в зеркале результатом собственной заботы о себе. Одетый в цвета слоновой кости бриджи, в синий с серыми полосами парчовый жилет и синий бархатный пиджак, он выглядел безупречно. Белоснежный галстук оттенял его загорелое лицо и ярко-синие глаза.

А неприпудренные волосы в сиянии свечей были подобны отполированному золоту.

В дверях появился одобрительно ухмыляющийся Уонг.

— Ваша смотрит ошень прекрасно, мисса Лайон.

— Спенсер, — так Лайон называл короткую куртку, — смотрится очень хорошо и впервые оказался мне не слишком узок в плечах. Остается надеяться, что и остальные куртки подойдут.

— Ваша хочет шапку сейчас?

— Нет. Я собираюсь перед отъездом выпить в библиотеке бренди. Перед встречей с конгрессменами мне не мешает пропустить бокальчик. — «И предстоит еще один вечер с Присциллой», — тоскливо добавил про себя.

Они вместе спустились вниз. Уонг поинтересовался, как прошел прием у Пауэла.

— Я был рад повидаться с новыми конгрессменами, и мне повезло: удалось побеседовать с Джеймсом Медисоном. Вы знаете, кто он такой?

— Отца конституция! — ответил гордо сияющий китаец.

— Правильно! Уонг, вы действительно хорошо учитесь! — с удивлением воскликнул Лайон. — Сейчас мистер Медисон работает над проектом дополнений к конституции. Понимаете?

Они вошли в библиотеку, и Лайон заметил, что Уонг выглядит смущенным. Лайон улыбнулся, плеснул бренди в бокал и передал его китайцу.

— В этих дополнениях будут четко перечислены права американского народа. Некоторые не считают это необходимым, но Медисон делает великолепную работу. В бюллетене он пишет, что «изменения в конституции укрепят права народа при покушении на них со стороны правительства». Прекрасные слова. Не правда ли? Блестящие проекты…

— А каким будут плава? — нерешительно спросил Уонг.

— О Боже мой! Да эти права драгоценнее алмазов. Свобода слова и печати, право быстрого и открытого суда, запрещение жестоких наказаний.

Восхищенный Уонг кивнул головой.

— И это только начало. После инаугурации президента Медисон внесет свой проект в палату представителей.

— И она голосовать «да»?

Лайон рассмеялся, услышав такой наивно-искренний вопрос.

— Мне хотелось, чтобы это прошло безболезненно. Но в Америке никто никогда и ни с чем не соглашается легко. Вот почему я так мечтаю поехать как член палаты представителей конгресса в Нью-Йорк! Господи, как замечательно, что я могу отдать свой голос за принятие такого жизненно важного документа. Для меня дело прав и свободы нашего народа священно, почти божественно. Вы можете понять это? — Его голос снизился до шепота.

— Да, мисса Лайон, моя понимать.

Молчание затянулось, и Уонг уже собрался ускользнуть из библиотеки. Но Лайон снова громко заговорил:

— Подождите! Я намеревался вам сказать… Вчера я неожиданно встретился с Миген Саут. Вы были правы. Сейчас она раздражена! Я передал ваши извинения, но боюсь, вы должны подтвердить ей это сами. Чем скорее вы поймете, что она не принимает обычное казарменное остроумие, тем в большей безопасности окажетесь.

— Она странный девушка, мисса Лайон!

— О, если бы все были такими странными! — Хэмпшир стал наливать себе еще, но, уныло улыбнувшись, остановился. — Я хочу сказать, что если все служанки будут подобны Миген, то американской аристократии наступит конец.

Лайон думал о Миген, и в его глазах китаец увидел боль.

* * *

Миген лихорадочно шила себе новое платье и надеялась, что, сосредоточившись на работе, сумеет прогнать невеселые мысли о Лайоне. Она считала, что, приняв подарок, унизилась, и теперь злилась на себя. Миген хотела спрятать ткань и забыть о ней, но пальцы ее сами тянулись к роскошному шелку, а глаза наслаждались совершенством вышивки. Раньше девушка не любила красивую и дорогую одежду, но теперь у нее ничего не было…

Миген потянулась за ножницами, отрезала нитку и откинулась в кресле, позволив себе на мгновение отдаться мыслям о Лайоне.

«Ведь вчера меня в кладовку вновь заманил не чудесный шелк, — размышляла она. — То было мое любопытство. Я хотела узнать, оставил ли там Лайон свой подарок. Если бы этот распутник принес мне даже мешковину, то и она была бы мне так же дорога, как этот чудесный шелк».

Миген вспомнила выражение лица Смит, когда показала ей шелк и попросила помочь снять мерку и выкроить платье. Она сказала старшей экономке, что получила этот отрез в подарок от дамы с соседней плантации в Виргинии.

— Я ухаживала за ней во время ее болезни, — лгала Миген с горящими от стыда щеками. — Но у меня до сих пор не было возможности сшить платье.

«О, до чего же низко я пала, — сердилась Миген. — Я стала служанкой, и у кого! У Присциллы Уэйд. Затем допустила, что помолвленный с ней мужчина использовал меня как легкомысленную девицу. Наконец, я приняла от того же мужчины дорогой подарок, а теперь еще вынуждена и лгать!» Из ее глаз брызнули слезы отчаяния, но тут раздался стук.

— Это я, моя леди, Кевин.

Миген быстро спрятала белый шелк в ящик конторки и открыла дверь.

— Я побеспокоил вас? — вежливо поинтересовался он.

— Да нет же. Что…

— После того как всего лишь день назад вы уделили мне один вечер, быть может, и наглость с моей стороны, но я подумал, не согласитесь ли вы со мной перекусить?

— Думаю, Браун, что именно это мне и нужно. Благодарю вас. Но я не могу отсутствовать долго, потому что мне осталось еще много.., работы.

По пути в буфетную Браун вел веселый разговор ни о чем.

Рискуя нарваться на отказ, он все же предложил Миген вина, но девушка согласилась и села в кресло рядом с очагом. У нее болели глаза от долгой работы с иглой, и, пока Браун ходил за бутылкой и бокалами, Миген смежила веки.

— О Боже! У меня прямо отлегло от души, когда я увидела вас.

Веки Миген задрожали. Она открыла глаза, совершенно не желая увидеть вошедшую в комнату… Клариссу. Она была закутана в синюю накидку, опушенную мехом черно-бурой лисицы, даже ее руки были скрыты в огромной лисьей муфте.

Миген безмолвно поднялась, и Кларисса поспешила к ней.

— Мисс Саут, я прошу вас — умоляю! — помочь мне!

— В чем? Я не понимаю…

— Случилось непредвиденное. Мне отчаянно нужен Лайон Хэмпшир! Я хочу, чтобы вы немедленно передали ему от меня важное сообщение.

— Я? Но…

— На объяснение нет времени. Достаточно, что я доверяю вам. И знаю, что только вы одна способны убедить Лайона встретиться со мной.

Кларисса на мгновение почти зловеще прищурила глаза, но тут же настолько быстро изменила выражение лица, что Миген подумала, будто ей это почудилось.

— Я имею в виду и то, — добавила Кларисса, — что Лайон доверяет вам.

— Ну тогда…

— Благодарю вас! Для меня это так много значит. Отправляйтесь в дом доктора Шиппена и передайте Лайону, что он должен тотчас встретиться со мной. В нашем обычном месте.

Миген при этих словах слегка вздрогнула. Однако в силу необъяснимых причин посчитала себя обязанной выполнить просьбу Клариссы.

— Поступлю, как вы сказали, мадам. Но где живет доктор Шиппен?

— Его дом на углу Четвертой авеню и Локаст-стрит.

* * *

Серебряные приборы весело позвякивали о фарфоровую посуду на длинном столе, за которым сидели гости.

Лайон, подавив зевоту и поглаживая указательным пальцем свои светлые брови, слушал Уильяма Бингхэма. Вдруг он почувствовал легкое прикосновение к своему плечу и с любопытством обернулся. Его побеспокоил немного смущенный негр Сайрус.

— Мистер Хэмпшир, в вестибюле находится женщина, которая настаивает, чтобы я сходил за вами. Надеюсь, что я поступил правильно. — Внизу Лайона, нервничая, ждала Миген. В любой момент кто-нибудь из гостей мог выйти в вестибюль и узнать ее. Она уже бросилась к двери, когда на пороге возникла знакомая фигура.

Лайон возвышался над Миген подобно огромной бронзовой статуе всесильного бога.

— Моя сладкая, вчера вы вашими жестокими словами и поступками нанесли болезненный удар по моей уверенности в себе. Вы так соскучились по мне, что ищете меня здесь? Это лишило меня дара речи.

— Вы — самодовольный глупец! Тот день, когда я смогу подорвать вашу уверенность в себе, принесет мне огромную радость! — освобождаясь от магнетической силы его обаяния, попыталась она охладить Лайона. — Давайте будем серьезными. Я пришла сюда не для того, чтобы обмениваться с вами остротами!

— Ваше извинение принимаю, — ухмыльнулся он. — А теперь объясните свой важный визит.

— Сегодня вечером у меня побывала Кларисса — Мшен тревожно поглядела на обеденный зал, откуда раздался смех — Мы не могли бы переговорить с вами вне дома? Не хочу, чтобы Бингхэмы увидели меня здесь…

— Конечно. Я хочу, как и вы, провести хотя бы несколько минут на свежем воздухе.

Миген предупреждающе слегка шлепнула его по руке, когда он открыл перед ней парадную дверь, и Лайон весело засмеялся.

— Каким же скучным был этот вечер, пока не появились вы, моя дерзкая девчонка!

— Я не ваша дерзкая девчонка!

— Я допустил ошибку, — ухмыльнулся он, сложив руки у себя на груди. — Ну?..

— Ваша дорогая Кларисса приказала мне направить вас на ваше «обычное место», — сказала Миген, глаза которой потемнели от злости. — Она проявляла огромную обеспокоенность судьбой всех людей, но только не вашей, Лайон, и я согласилась выполнить ее поручение лишь в надежде, что сумею разубедить вас идти туда.

— Вы так ревнивы?

— Прекратите! Я серьезно! У меня есть предчувствие, но вы, сэр, можете, смеяться над этим. Поверьте, она собирается навредить вам.

Пытаясь заставить Лайона выслушать себя, она вышла из тени и взяла его под руку. Он ласково прикрыл ее руку своей ладонью.

— Миген, вы сомневаетесь в моей способности противостоять добродетельной женщине, которая полагает себя жертвой моего презрения? Вы, должно быть, не считаете меня мужчиной?

— Дело не в том…

— Я не допущу, чтобы вы проводили бессонные ночи, тревожась о моей безопасности! — Он отбросил с ее виска завиток темных волос. — Я докажу вам, что со мной все в порядке, и в полночь появлюсь у вашего окна.

Миген хотела бы доказать, что не испытывает беспокойства, но вместо этого стала умолять его не ходить на свидание.

На мгновение их взгляды встретились, и мир вокруг них перестал существовать. Вступившая в первую четверть луна светила сквозь легкое облако, окружая все сказочной вуалью.

Миген все-таки удалось оторвать взгляд от его сверкающих синих глаз, но она настолько потеряла над собой контроль, что прикоснулась своими изящными пальчиками к скулам Лайона и вновь предупредила:

— Берегитесь!

Он лишь безрассудно ухмыльнулся и нежно коснулся ее ладони своими устами.

— Итак, моя маленькая, вы не допускаете, чтобы я надолго ушел из вашей жизни?

Миген вспыхнула при упоминании о сказанных ею день назад словах.

— Сэр, просто ни за что на свете я не хотела, чтобы вам причинили вред.

— И снова «сэр»? — Он тихо рассмеялся, а потом изобразил на лице выражение ошеломленной озабоченности. — Прошла только минута, как я был назван самодовольным глупцом Вы обладаете феерической способностью по собственной воле ставить себя то выше, то ниже меня!

Миген улыбнулась Лайону вслед, и вскоре его поглотила непроницаемая темнота. «Итак, до полуночи, — вспомнила она и вздохнула: — И у меня не возникло желания спорить с мистером Хэмпширом».

* * *

Миген не хотелось возвращаться в особняк Бингхэмов и ждать там Лайона. Сейчас ее мучило навязчивое подозрение, порожденное спокойной, внешне безразличной реакцией Лайона и собственными опасениями.

Хэмпшир шел быстро и спокойно, и Миген, подобрав юбки, чуть ли не бежала, чтобы не упустить его из виду. У ограды церкви Святого Петра она остановилась, чтобы прислушаться к шагам Лайона, однако услышала голоса.

— Что это за чрезвычайные обстоятельства, которые вынудили вас вызвать меня с обеда у доктора Шиппена? — Лайон говорил тихо, тем не менее в его голосе звучало раздражение. — Прошу объяснить, почему вы избрали своей посыльной Миген?

Разве все слуги ваших родителей разболелись?

Миген с трудом могла поверить, что местом их свидания было кладбище при церкви.

— Лайон, Лайон, — сладким шепотом проговорила Кларисса, — не браните меня. Я просто влюбленная женщина и, следовательно, отношусь к той половине человечества, которая не нуждается в оправдании своих действий.

— Вы — дьявол! У вас должна быть для подобного поведения чертовски важная причина, и я хочу немедленно узнать ее.

Он схватил Клариссу за руку. Миген же в это время вошла на цыпочках в церковный двор и, пробираясь от одной могилы к другой, оказалась в нескольких футах от ссорившихся.

— Я надеялась, — Кларисса говорила довольно неприветливо, — что вы уже осознали свою ошибку и готовы признать ее без моей подсказки. Но я вижу, гордыня ослепила вас. Мужчины такие тупые! Скоро вы будете благодарны мне за то, что я взяла ваше дело в свои руки, Запаситесь терпением… Я принесу вам счастье.

— Ради Бога, что вы там лепечете?

— Вы должны жениться на мне, Лайон. Иначе я сделаю ваше имя в Филадельфии посмешищем.

Он только ехидно фыркнул:

— По-моему, вы сошли с ума!

— Едва ли, миленький. За последние дни я стала намного умнее, стараясь уследить за вами, вашей невестой и маленькой возлюбленной метрессой.

— Я устал от глупых игр в слова. Раскрывайте свои карты.

— Я видела вас с этой шлюшкой… Она была голой… При ярком дневном свете.., на вилле «Марквуд».. Мне было тошно смотреть на вас обоих! — Кларисса хотела изобразить отвращение, но в голосе ее звучала лишь ревность. — Вы считали меня дурой. Говорили, что влюблены и обручены. Но изменили мне.

И не один раз, а дважды!

— Дрянь… Вот кто вы! Вы надо мной никакой власти не имеете! И никогда я ни о чем ином не говорил!

— Нет, миленький. Теперь вы у меня в руках. Я слышала, мистер Хэмпшир уже купил виллу «Марквуд»… Неужели вы думаете, что ваша драгоценная Присцилла выйдет за вас замуж и станет там жить, если узнает, что произошло? Если вы не разорвете с ней и не женитесь на мне, то я уж позабочусь, чтобы весь город узнал, как вы уложили служанку вашей невесты к себе в постель!

Лайон расхохотался, и Миген разглядела недоумение и смущение на лице Клариссы.

— Где же вы собираетесь опубликовать объявление об этом событии?.. Так знайте, что меня ничуть не трогает ваш идиотский шантаж.

Кларисса выпятила пухлую нижнюю губку и пристально взглянула на Лайона.

— Это мы еще посмотрим, миленький. Неужели вас не тронет и то, что ваша маленькая черноволосая потаскушка будет.., скажем так, устранена еще до того, как вы женитесь на мне? Вас интересует, почему я пожелала, чтобы именно она отправилась сегодня с моим поручением? Так вот, сейчас эта служанка на пути из города, и похититель только ждет моего указания, как распорядиться ее судьбой.

Миген была так поражена, что чуть не вскрикнула. Выглянув из-за могильной плиты, она увидела, как Лайон схватил Клариссу за плечи, стал сильно трясти, и тут Миген заметила, что в руке Клариссы что-то блеснуло.

— Уберите прочь руки, Лайон! Вы же видите, что я обвожу вас на каждом шагу! — И кинжал оказался у его шеи.

Миген лихорадочно искала какое-нибудь оружие и в отчаянии схватила длинную палку, затем прыгнула вперед и прижала ее к спине. Клариссы.

— Не совсем так, — произнесла Миген хриплым от волнения голосом. — К вашей спине приставлен один из дуэльных пистолетов мистера Бингхэма, поэтому я предлагаю вам бросить свое оружие.

Лайону наконец удалось подавить в себе недоверие к разыгрываемой, как он первоначально полагал, сцене. Он уже был готов отобрать кинжал у Клариссы и отправиться домой выпить бренди, но в этот момент та издала крик раненого животного и резко обернулась к Миген.

У маленькой служанки были огромные, как блюдца, фиалковые глаза. Она попыталась палкой выбить грозный нож у противницы, но та, сделав круговое движение, ударила девушку.

Лайон схватил Клариссу за запястье и выхватил у нее кинжал.

— Проклятая ведьма! — простонала Миген. — Я истекаю кровью…

Глава 17

Сквозь янтарный туман застилавшей сознание дремоты Миген разглядела сидящую рядом фигуру…

Белые чулки… Белые бриджи, плотно облегающие протянутые к огню мускулистые ноги… Белая льняная рубашка, распахнутая на широкой загорелой груди, покрытой золотистыми волосами… Белые льняные кружева, прикрывающие темные, сильные руки, и бокал бренди…

Ее веки устало смежились прежде, чем она смогла рассмотреть лицо мужчины, и Миген снова погрузилась в успокаивающее объятие сна.

Ей снова было шестнадцать лет… Лето 1787 года она проводила в Париже вместе с матерью и отцом. Большей частью они были в компании Джефферсона, а также Джона и Эбегейл Адаме. Во Францию приехали и супруги Бингхэмы. Но Миген лишь мельком виделась с ними. Родители предоставили ее, как обычно, самой себе И в то время как они искали общения с красивой, прославленной миссис Бингхэм, Миген нашла себе занятие поинтереснее.

Девушки ее возраста и положения осваивали светский этикет в надежде подхватить богатого, красивого мужа. Единственным энергичным французом — или по крайней мере заинтриговавшим ее мужчиной — оказался учитель фехтования с ослепительной улыбкой. Во время упражнений он был одет во все белое. Миген считала фехтование великолепным развлечением и уговорила молодого беззаботного Мишеля давать ей уроки.

Она расходовала карманные деньги на занятия, которые посещала в белых изящных бриджах Волосы она прятала под шапочку и звалась тогда Марселем. Для Миген эта авантюра была куда интереснее любого визита в Версале…

* * *

Ее густые, иссиня-черные ресницы снова затрепетали, и она ощутила острую боль в левом плече. Облаченная в белое фигура склонилась над ней, и Миген уловила запах бренди.

— Мишель? — неуверенно произнесла она.

— Отпейте немного, Миген.

Она послушно приоткрыла рот и почувствовала, как жидкость обожгла ей горло. По рукам растеклось тепло, и боль утихла. Миген стряхнула остатки своих снов, открыла глаза и не без труда сфокусировала зрение. Ей улыбался Лайон.

Она посмотрела на свою перевязанную руку. Сквозь белый бинт проступило красное пятно.

— О Боже! — проворчала она и постаралась улыбнуться.

— Вы потеряли немного крови, но скоро поправитесь. Доктор Раш отлично обработал рану, к счастью, она не глубокая.

— Я не.., упала в обморок?

— Вам в это трудно поверить, не так ли? Говоря по правде, волнения за вас… — Длинный загорелый палец Лайона указал на раненую руку, и Миген увидела, что ему не очень удается скрыть свое изумление.

— Теперь, когда я убедилась, что беспокойство не повергло вас в изнеможение, мне стало легче. Вы великолепно, мистер Хэмпшир, скрываете свои опасения.

Лайон усмехнулся, а затем приглушенно рассмеялся:

— Моя возлюбленная, вы вызвали у меня величайший восторг. Только вы одна даже в такой момент можете быть столь колкой!

Лайон притронулся к ее шее, ласково погладил нежную, атласную кожу. Миген задрожала при его прикосновении, но по-прежнему не отводила пристальный взгляд, стараясь сохранять невозмутимый вид.

— Я могу лишь постараться превзойти вашу беззаботность, — промолвила она.

Лайон мгновение молча наблюдал за девушкой. Когда он вновь заговорил, голос его звучал мягче;

— Неужели вы можете предположить, что я мог бы смеяться, будь ваша рана более серьезной? Лишь после того, как я убедился, что вы вне опасности, ко мне вернулось чувство юмора. И поверьте, я восхищен вами. Вы были неподражаемой, такой привлекательно комичной.

— Комичной? — эхом повторила она.

— Признаю, если бы я не знал, что все это происходит на самом деле, то поклялся бы, что эпизод разыгран лучшей английской комической труппой! Драматичные выходки Клариссы выглядели просто смехотворно, а потом из ниоткуда возникли вы, размахивая какой-то палкой! — Лайон повторил слова Миген:

— «К вашей спине приставлен один из дуэльных пистолетов Уильяма Бингхэма!» — Вновь рассмеявшись, он беспомощно умолк.

— Я надеюсь, — сказала Миген, — что вы ее задушили.

— О нет, маленькая. Сегодня вечером в без того много пролилось крови.

— Конечно, легко находить юмор в ситуации, из которой вы вышли невредимым! Вам повезло, что рядом оказалась я и смогла вас защитить от ее кинжала, — язвительно заметила Миген.

— Вам повезло, — спокойно ответил он, — что вы не подождали меня до полуночи, моя любимая! Если бы вы не стремились так страстно немедленно оказаться в моей компании, то Маркус Риме похитил бы вас еще до того, как вы вернулись в особняк.

— По-вашему, я страстно стремилась быть в вашей компании?! Неблагодарный щеголь! — Миген не обратила внимания на дразнящие смешинки в его лазурно-синих глазах. — Я тогда последовала за вами только потому, что знала: вы были настолько надменны и переполнены ощущением своей значимости, что стали бы смехотворно легкой жертвой сладостно-коварной Клариссы. Я рисковала жизнью ради вас, а вы неблагодарный…

Внезапно лицо Лайона оказалось опасно близко к Миген, и его дыхание согрело ее губы.

— Вы, возлюбленная, поостерегитесь! — проворчал он с дьявольски разгоревшимися глазами. — И не смейте больше говорить, будто я надменный и не в силах достойным образом оценить ситуацию.

Лайон обнял Миген, и она почувствовала его горячее тело, прежде чем их уста встретились. Ощущая сладость открывшихся губ Миген, он старался не потревожить перевязанную руку раненой. Ее сердце бешено заколотилось рядом с сердцем Лайона; он услышал глубокий вздох Миген и почувствовал, как ее язык ищет его язык, как она обнимает его плечи и шею.

Вспышка обжигающей боли подавила страсть Миген, и она, громко застонав, резко отклонилась. Лайон нежно опустил ее больную руку и увидел на перевязке темно-красные точки.

— Глупая, дерзкая девчонка, — пожурил он ее, и Миген вспыхнула от стыда за свое легкомыслие.

Опустив под его пристальным взглядом глаза, Миген лишь теперь заметила, что не одета. На ней были только сорочка и нижняя юбка. К тому же прикрывающее ее грудь белье было не из новых. Батист был еще свежим, но корсаж рассчитан на формы шестнадцатилетней девочки. Ее просвечивающие сквозь ткань груди выглядели при пламени камина бледно-розовыми и словно стремились вырваться из-под кружевной отделки. Из блестящих локонов выпали шпильки, и волосы Миген рассыпались, эффектно контрастируя с персиковой кожей шеи и плеч.

— Ну и великолепные же нервы у вас! — иронично констатировала Миген. — Неужели хотя бы из скромности вы не могли меня чем-нибудь прикрыть.

— Но я же так и поступил! — Лайон натянул Миген на плечи атласное одеяло. — Вы его сбрасывали в бреду, и я в конце концов решил оставить вас в покое.

Миген прижала одеяло к груди и попыталась, правда, с небольшим успехом, хоть немного отстраниться от Лайона. Узкий диван не предназначался для интимного общения.

— Что случилось с вашей любимой Клариссой? — поинтересовалась она, только чтобы сменить тему. — Полагаю, вам удалось усмирить ее.

Лайон взял бокал бренди и, прежде чем ответить, медленно отпил из него, — Я позволил ей уйти. Будучи униженной и побежденной, она горько плакала, и я посчитал, что безопаснее отправить эту мисс домой. Я сделал ей короткие, но точно сформулированные предупреждения и думаю, что она готова признать свое поражение, — И все? Оказывается, сэр, вы всегда исполняете роль доверчивого глупца!

— Миген, у меня не было иного выбора! Что же, по-вашему, мне следовало распространить рассказ о вечернем происшествии по всему городу? Вспыхнувший скандал нанес бы колоссальный вред многим людям. Родителям Клариссы, Присцилле, вашей жизни и моей.

Миген понимала, что он прав, и все-таки несправедливость раздражала ее.

— А Маркус Риме? Я обратила внимание, что вы упомянули его как соучастника Клариссы и предполагаемого похитителя.

Она в этом сама призналась?

— Его имени она не упомянула. Но и не опровергла, когда я назвал его. Однако слово Клариссы в этом деле мне было не важно, так как я не сомневаюсь в соучастии Римса.

Лайон стал смотреть на огонь в камине.

— Маркус — старое бельмо у меня на глазу, но я должен разделаться с ним своим методом. Я не думаю, что от Клариссы следует ожидать еще каких-нибудь гадостей. Что же касается Маркуса, он никогда не сдастся.

— Этот человек попытается снова.., причинить вам вред?

Лайон услышал в тоне Миген сочувствие и беспокойство и быстро повернулся к ней, прежде чем девушка сумела скрыть свою тревогу.

— Ваш тон выдает вас, любимая, — сказал он, слегка улыбнувшись. — Не беспокойтесь. Между мной и Маркусом существуют узы, которые не позволят ему убить меня. Его методы более коварны.., но до сих пор мне удавалось обводить его вокруг пальца.

Миген задумалась о смысле этих загадочных слов, однако страстное желание ощутить прикосновения Лайона пересилило, и она отдалась во власть нахлынувшего на нее блаженства. Для Миген больше ничего не существовало, кроме Лайона и их неодолимого стремления друг к другу.

Но боль в руке вернула Миген на землю. Внезапно она смогла увидеть себя и Хэмпшира как бы со стороны, своим внутренним взором, и ей потребовалась вся сила воли, чтобы освободиться от неимоверного влечения к Лайону. Миген попыталась отодвинуться от Лайона.

— Что случилось? — нежно спросил он, уже зная ее изменчиво-подвижное, подобно ртути, настроение. — Вам больно?

— Да! — Ее голос перешел в рыдание. — Убирайтесь!

Убирайтесь прочь, неуклюжий мужик!

Лайон отстранился, с удивлением глядя на разозлившуюся вдруг Миген.

— Может быть, у вас болит не только рука?

— И Помог ей сесть.

— Да! — повторила она. :

— Разве не понятно, что вы меня грубо обидели, и не однажды? Вы используете меня и пренебрегаете моими чувствами, а они так важны для меня.

— И для меня.

— Неужели? — спросила она все еще раздраженно. — Тогда почему вы так обращаетесь со мной? Ваша Кларисса имеет полное право обозвать меня шлюхой. Ведь всякий раз, встречаясь с вами и разрешая вам прикасаться ко мне, я чувствую, как низко пала. Разве вы не видите, что эти — ну как их назвать? — отношения между нами только усиливают мою боль и мой позор. Если мои чувства имеют для вас хоть какое-то значение, вы должны прекратить.., прекратить… — Прозрачные слезы переполнили фиалковые глаза Миген.

— Перестать заботиться о вас?.. Это не так легко. Если бы я считал, что каждый из нас может найти свое счастье вдали друг от друга, я бы учел ваше пожелание. — Лайон обнял ее, и Миген положила голову ему на грудь. Последние дни я все время думал о решении нашей проблемы. Полагаю, что нашел его.

Сердце Миген стучало так громко, что ей казалось, будто "оно сейчас разорвется. Надежда, появилась надежда…

— Я, моя возлюбленная, хочу увести вас из вашей нынешней жизни и дать вам любовь и счастье, которые вы заслуживаете… Прекрасный дом, красивые одежды, лошадей, — улыбнулся он, — и, конечно, себя.

Миген неуверенно подняла голову и встретила взгляд Лайона. Ее горло так сжалось, что она не могла дышать — не то что говорить.

— Лайон.., что вы Сказали?.. Вы хотите жениться на мне?

Он еще крепче прижал к себе Миген.

— Если бы это было возможно!.. Я бы отдал все за это. Но разве вы не понимаете?..

Ее охватил гнев. Миген в бешенстве оттолкнула его руки, вскочила с дивана и отбежала к камину. Ее волосы пришли в беспорядок, разметались, глаза сверкали, губы дрожали от гнева.

— Не подходите ко мне! Я ненавижу вас! Ничего больше не хочу слышать от вас, презренный хам! Ни одного слова! Вы хуже… Вы…

В этот момент двери библиотеки открылись, и на пороге появился Кевин Браун. Из-за его спины с опасением выглядывал Уонг.

— Мисса Лайон, моя пыталась его делать стоп, — обратился он, но Браун оборвал китайца:

— Черт побери, Миген! Я повсюду вас ищу. Что случилось?

Он пересек комнату. Его черные глаза разглядывали полуодетую Миген и ее перевязанную руку. Лайон поднялся, укутал Миген в атласное одеяло и, встав между нею и Брауном, холодно поинтересовался — С каких это пор вас касается жизнь мисс Саут?

— С тех пор как она обещала провести вечер со мной! Я вышел из комнаты, чтобы принести немного вина. Вернулся, а ее уже нет! Я довольно долго ждал мисс Саут, а потом пошел на поиски. Но нигде в доме ее не нашел! Меня это страшно перепугало! Тогда, капитан Хэмпшир, я направился в дом доктора Шиппена, чтобы попросить вас помочь мне. Ведь я знал, что вы относитесь к Миген дружески. И дворецкий там сказал мне, будто вы ушли с маленькой девчушкой, которая, судя по его описанию, могла быть только Миген!

Браун вытянул шею, чтобы заглянуть за спину Лайона и оказаться лицом к лицу с Миген.

— Кто-нибудь объяснит мне, в чем дело? Где ваша одежда, мисс Саут? Что с вашей рукой?

Лайон прервал его:

— Браун, громкая высокопарная речь начинает действовать мне на нервы. Боюсь, ваше любопытство не знает границ. Я могу лишь сказать, что Миген привлекли к выполнению прискорбно завершившегося поручения. Произошел несчастный случай…

— Кевин, — устало попросила Миген, — я хочу возвратиться домой. Может быть, вы поищете мою накидку…

Приободренный, Браун бросился искать слугу. Лайон посмотрел на Миген:

— Как ваша рука?..

— К черту руку! Мне не нужна ваша забота. — На ее бледном личике сверкали темно-фиалковые глаза. — Запомните, мистер Хэмпшир, если вы надеетесь надоедать мне в будущем, то знайте: я никогда не урегулирую дело на ваших условиях. Вы не можете купить меня для вашего удовольствия, как загородное поместье. Если у вас еще остались захороненные под вашими тщеславием и амбициями хотя бы остатки благородства, то вы оставите меня в покое.

В библиотеку снова ворвался Браун, держа в руках разорванную накидку, в которую тут же укутал Миген. Она вышла из библиотеки, даже не оглянувшись. Когда Браун и Миген покидали через парадную дверь дом Лайона, как раз подъехал выкрашенный в черный и зеленый цвета фаэтон.

— По меньшей мере вы можете утешиться тем, что девчушку спас кучер и что она не заняла предназначенное ей место в постели Лайона, — сардонически заметил пассажир кареты.

— Маркус, мне не нужна ваша жалость, — завизжала его спутница. — Сегодня вечером меня превратили в идиотку, и все это по вашей вине.

— Не считаю возможным возлагать всю вину на меня. Но, будучи джентльменом, я принимаю ваше обвинение. — В его желтых глазах блеснула ирония и нечто еще, что заставило Клариссу похолодеть. — Не раздражайте меня, моя дорогая. И знайте, я вовсе не собираюсь так легко сдаваться.

Глава 18

В особняке Бингхэмов все слуги уже с рассвета были на ногах, готовясь к первому весеннему званому приему в этом роскошном доме. Однако Энн и Присцилла не поднимались до полудня.

Готовя для них завтрак, Брэмбл, как всегда, ворчала. Что касается Миген, та была занята собственными мыслями и поэтому едва ли слышала повариху и даже не заметила, что на врученном ей серебряном подносе сегодня в два раза больше горячего шоколада и кондитерских изделий.

После обеда у Шиппенов и сделанного ей Лайоном предложения миновала неделя. Миген удавалось избегать встреч с Лайоном и отвлекать себя работой. Сейчас, неся поднос вверх по длинной лестнице, девушка почувствовала болезненную пульсацию в начавшей заживать руке, напомнившую о вечере, который она так отчаянно старалась забыть.

Ночами Миген позволяла себе вспоминать о радости прикосновений Лайона. Она, конечно, понимала, что тем самым потакает своей слабости и обрекает себя на долго сохраняющуюся боль. Но блаженство воспоминаний было так сладостно! А грусть после них так горька…

Миген прошла мимо нескольких пьедесталов с установленными на них бюстами и статуями. Дверь в апартаменты Энн была рядом с седьмой статуей, у которой Миген перевела дыхание. До минувшей ночи ей удавалось скрывать рану на руке от всех, кроме Брауна и Смит. Перевязку она меняла с помощью Смит, но Лайон явно не доверял той и прислал доктора Раша.

Когда известный врач появился у парадного входа, любопытная Энн Бингхэм лично проводила его в крыло для слуг.

Доктор был тактичен, дипломатично сумев обойти все поставленные умной хозяйкой вопросы. Но после его ухода миссис Бингхэм отбросила осторожность.

Миген — в отличие от других слуг и служанок — ни капельки не пугали властные манеры Энн Бингхэм. Девушка храбро выдержала пристальный взгляд хозяйки особняка и не пожелала удовлетворить ее любопытство. К счастью, в этот момент Присцилла позвала Миген к себе.

Сейчас, когда Миген задержалась у двери с подносом для завтрака, она очень надеялась, что Энн в круговороте подготовки к приему позабыла свои вопросы. Миген постучала, и разговор в комнате затих.

— Войдите, — раздался голос хозяйки. — Нас попросту уморили голодом!

При первом взгляде на личные покои миссис Бингхэм Миген просто оторопела, хотя ей следовало бы догадаться, что эти апартаменты должны быть великолепнее всех других в доме.

Спальня Энн, декорированная белым атласом и тканями всех оттенков синего цвета, представляла собой огромное помещение, господствующее место в котором занимала фантастических размеров кровать, занавешенная сапфировыми портьерами. Открытая дверь из спальни вела в просторный будуар, где камеристка миссис Бингхэм разбирала сейчас шикарные платья.

Сама Энн выглядела в огромной постели очень грациозной и изящной. Она лежала, облокотившись на пухлые подушки из атласа и кружев, в кремовом атласном пеньюаре, обшитом пышными кружевами. До сих пор Миген никогда не приходилось видеть Энн Бингхэм с неприпудренными и непричесанными волосами. Длинные светло-каштановые локоны раскинулись по плечам, делая ее лицо моложе и более ранимым.

У высокого окна висела одна из знаменитых лакированных под японский стиль клеток. В ней красовались три белоснежные птицы, с тоской глядящие на солнечное синее небо. Присцилла в расслабленной позе сидела между окнами и кроватью на покрытой синей и серебряной парчой кушетке.

Миген каким-то образом удавалось игнорировать бывшую подругу. Ей хотелось поскорее удалиться, пока Энн Бингхэм не вздумалось продолжить обсуждение, почему простую служанку пользовал самый известный врач в городе.

Пока Миген разливала шоколад, Энн проницательно смотрела на нее, словно старалась запомнить каждую подробность лица и фигуры странной горничной. Разговор, однако, вертелся лишь вокруг самых обычных любезностей, и вскоре Миген, присев перед обеими дамами в реверансе, со вздохом облегчения покинула их.

С полным ртом крема Присцилла заметила, что на этот раз пирожные не так свежи, как обычно. Энн никак на это не отреагировала, ее большие глаза продолжали напряженно смотреть на только что закрывшуюся за Миген дверь. Присцилла попыталась вернуться к прежней теме:

— Полагаю, что кондитер сейчас занят приготовлением пирожных к сегодняшнему вечеру… Но это совсем не важно. Осмелюсь ли я спросить, что отвлекает вас от завтрака?

— Если честно, то меня интересует ваша миниатюрная горничная. Она выглядит довольно.., необычной.

— Да, — нехотя согласилась Присцилла.

— Откуда она родом? Как давно эта Саут ваша личная камеристка? — стала забрасывать ее вопросами Энн.

— А в чем дело?.. — Кровь прилила к лицу Присциллы, пока она перебирала в уме возможные варианты ответов, ведь Энн было трудно провести.

— В ней что-то необычное" Ведь так? Я, милая Присцилла, настойчиво прощу вас рассказать мне все начистоту. И пусть моя просьба вас не раздражает. В мире нет человека, которому можно было бы довериться больше, чем мне.

В известном смысле Присцилле стало бы легче, раскрой она Энн Бингхэм тайну затянувшегося маскарада. И, запинаясь, гостья все рассказала, не забыв подчеркнуть, что вдохновителем этого плана с самого начала была Миген.

— Она всегда была чуть-чуть шальной, — завершила Присцилла свое повествование пораженной и внимательно слушающей Энн. — Я никогда не понимала Миген по-настоящему, хотя мы всю жизнь были лучшими подругами. Я считала, что она уделяла своим забавам недопустимо много времени. Она носила бриджи, подобно мальчишке, и целыми днями скакала верхом. Должна признать, что сейчас мои слова, наверное, похожи на вымысел…

— О нет, я верю вам. Хотя должна признать, что Миген производит впечатление не совсем нормальной, коль скоро сама , отказалась от положения в бостонском обществе и пошла в служанки.

— Не могу с вами не согласиться! В тот день, когда Миген показала мне письмо поверенного, сообщившего, что ей следует поехать к своей тете, я сказала подруге, что в Бостоне у нее появится больше шансов найти удачную партию. Нужно только одно — начать вести себя как истинная леди! Правда, Миген всегда была упряма, даже при жизни своих родителей.

Я считала, что первоначально всю эту историю она задумала как шутку… Теперь держу пари, Миген изменила свое отношение к этому.

Легкая улыбка скривила губы Энн.

— Не сомневайтесь. Меня не удивит, если она откажется от придуманного ею фарса и уедет к своей тете.

— О, вы не знаете Миген. Она никогда не сдается и, возможно, удивит всех нас, придумав, как все повернуть в свою пользу. Мой брат говорит, что она, как котенок, который, падая, всегда приземляется на лапы.

Энн откусывала от пирожного, тщательно продумывая следующий вопрос.

— По-моему, Присцилла, это не правда. Я размышляла о том, — выражаясь, конечно, фигурально! — не считаете ли вы, будто Миген испытывает некий интерес к Лайону? Вы понимаете, о чем я?

— Признаюсь, я испытывала беспокойство в этом отношении, — легкомысленно ответила Присцилла. — Но теперь такие мысли меня оставили. Ведь Лайон знает, что Миген всего лишь горничная. Во-вторых, Миген никогда не проявляла сколько-нибудь серьезного интереса к мужчинам. Она даже не знает, с чего нужно начинать флирт. Нет, я не думаю, что это вообще ее заботит. И потом у меня впечатление, что мою подругу очаровал ваш кучер и трудностей он, по-видимому, не встречает. Странно, конечно, предполагать, что Миген Сэйерс, аристократка, владелица одной из крупнейших плантаций Виргинии, флиртует со слугой. Не сомневаюсь, что с этим буйным субъектом ей, может быть, и интереснее.

— Уверена, вы правы. Но в вашем рассказе прозвучала фамилия Сэйерс. Мне кажется, что я была знакома с ее родителями, по-моему, во Франции.

— Это, несомненно, так. Они там бывали Часто. — Присцилла обеспокоенно подалась вперед. — Вы обещаете, что никому о нашем разговоре не скажете ни словечка? Бедняжка Миген живет в постоянном страхе, что все может открыться и ее отошлют к старой тетке в Бостон. Я дала ей слово.

— И я, дорогая Присцилла, даю слово. Ничто не может вынудить меня раскрыть кому бы то ни было правду о прошлом Миген!

* * *

— Ты попадешь в затруднительное положение, если не сойдешь вниз до съезда гостей, — предупредила Миген. — Разве нельзя остановиться на какой-нибудь одной? Неужели тебе нужно перебрать все мушки?

Присцилла состроила милую гримаску. Ее изогнутые брови были подчернены жженым гвоздичным деревом, и создавалось впечатление, будто девушке понравилось ее отражение в зеркале. Что касается Миген, то ей лично казалось абсурдным красть брови, румянить губы и щеки. Но она знала, что любой ее совет Присцилла теперь пропускает мимо ушей.

— Я просто не могу сделать выбор между мушкой, изображающей страсть, — сказала она, укрепляя черную звездообразную накладку у левого глаза, — и мушкой, символизирующей кокетку. — Вторая сердцевидная накладка была прикреплена над верхней губой.

Слова «страсть» и «кокетка» Присцилла произнесла по-французски, что заставило Миген вздрогнуть и застыть при виде обеих мушек и утрированного грима.

— О, дорогая, оставь так, эффект будет просто неописуем! — Она с трудом выдавила из себя комплимент.

Присцилла сверкнула своей ярчайшей улыбкой, закрыла шкатулку с мушками и встала.

— Мне следует поспешить. Энн подчеркнула, сколь важна пунктуальность.

Миген разгладила складки на муаровом платье хозяйки, привела в порядок спускающиеся на плечи ее припудренные локоны и снова вымучила улыбку.

— Ну что же. Благодарю тебя, Миген, — произнесла Присцилла снисходительным тоном и выбежала из комнаты как раз в тот момент, когда внизу прогромыхал голос дворецкого Уикхэма:

— Сенатор Уильям Маклей!

Миген стала приводить в порядок будуар. Складывая валявшиеся повсюду нижнее белье, косметические средства, она пыталась не обращать внимания на доносящиеся снизу веселые голоса и взрывы смеха. На Миген снова накатилось ощущение тяжелого одиночества, перед ее мысленным взором встали образы Лайона и Присциллы — танцующих, улыбающихся, касающихся друг друга…

Горькие слезы наполнили фиалковые глаза Миген, заблестев на густых ресницах. Она открыла ящичек, чтобы достать носовой платок, и заметила там забытый хозяйкой веер.

Все знали, что Присцилла носит в волосах гребни с нарисованными на них миниатюрными портретами Вашингтона, а на ее веере изображено его поместье «Гора Верной». К вееру была прикреплена небольшая золотая цепочка, с помощью которой его можно было укреплять на корсаже.

Миген не сомневалась, что все эти «штучки» вполне отвечали вкусу Присциллы, но она также знала, что об отсутствии веера услышать в последующие дни придется прежде всего именно ей. Со вздохом Миген взяла веер и направилась к черной лестнице, и через несколько минут она уже притаилась в темноте холла перед ярко освещенной гостиной.

Уильям, Энн и Присцилла стояли у двери, здороваясь с гостями, о прибытии которых оповещал Уикхэм, а Смит и другие служанки принимали у визитеров верхнее платье.

Миген вспомнила, что она донельзя растрепанна. Все остальные слуги, находившиеся среди гостей, являли собой образцы накрахмаленных совершенств. Все слуги носили бингхэмовские ливреи, а прически девушек-служанок были тщательно припудрены. Ее же фартук был измазан румянами и жженым гвоздичным деревом, чепец на голове был как-то перекошен.

«О черт побери!» — вздохнув, подумала Миген и поправила чепец и локоны. Она пригладила свои юбки и вышла в ярчайше освещенную гостиную, к украшению которой особые усилия приложила Энн.

Раздвижные двери с зеркалами многократно отражали модные стулья, обитые гобеленами, закупленными в одном из самых знаменитых лондонских магазинов. Кресла палисандрового дерева были изготовлены в форме лир и отделаны фестонами из темно-красного и желтого шелка. В таких же тонах были выдержаны занавеси, а обои были, несомненно, из Франции.

Все находившиеся в гостиной бурно выражали восхищение ее красотой Но Миген открывшаяся картина волновала мало.

Особняк Бингхэмов и образ жизни его обитателей напоминал ей все, что она возненавидела в Виргинии, еще будучи ребенком.

Подойдя сзади к Присцилле, Миген раздумывала над тем, как бы незаметно передать той веер. Ей пришла мысль, что она сможет незаметно завязать золотую цепочку вокруг тонкой талии Присциллы. Жена Роберта Морриса, Мэри, оживленно приветствовала Присциллу, когда Миген крадучись продела один конец цепочки сзади Присциллы и поймала его, чуть улыбаясь при этом своей ловкости. Но в этот момент выдержка изменила Миген — она услышала голос дворецкого:

— Капитан Лайон Хэмпшир!

Миген невольно стала искать Лайона глазами и увидела, как тот стягивает мягкие замшевые перчатки.

«Да как это возможно, — удивилась она, впав в состояние агонии, — чтобы мужчина выглядел день ото дня все лучше и лучше.» Миген лихорадочно вертела в руках застежку, когда Лайон присоединился к прибывшим гостям, выстроившимся в очередь для приветствия хозяев. В этот момент Присцилла бросила на нее раздраженный взгляд.

— Веер! — чуть не плача шептала Миген.

Присцилла сжала губы и попыталась сделать вид, будто ничего не замечает.

Лайон, конечно, сразу заметил Миген. Правда, ему были видны только ее чепец и непокорные локоны. Но он почувствовал присутствие любимой даже до того, как узнал ее.

Миген увидела синие как море глаза, и самообладание оставило ее. Лайон обошел очередь гостей, ожидающих возможности поздороваться с хозяевами приема, и с озорным видом приблизился к Миген. Под его понимающим и смеющимся взглядом та порозовела, страстно желая, чтобы пол гостиной разверзся бы под ней.

— Позвольте, мисс Саут.

Длинные загорелые пальцы Лайона скользнули по ее рукам и быстро закрепили застежку. Миген бросило в дрожь.

— Спасибо, — прошептала она.

— Мне доставляет удовольствие услужить вам, пусть даже в самом маленьком деле, на которое я только способен. — Лайон явно смеялся над ней, и Миген захотелось ударить его, но она только молча присела в реверансе и быстро ушла.

Лайон, улыбаясь, наблюдал, как грациозно она спешила поскорее миновать гостей, приподнимая второпях кружевные оборки своей юбки.

За этой сценой наблюдал еще один мужчина, вручивший Смит шапку и трость с рукояткой из резной слоновой кости. Он не отрывал глаз от темных подпрыгивающих при быстрой ходьбе локонов Миген до тех пор, пока дворецкий не провозгласил:

— Майор Генри Гарднер!

Глава 19

Обе кухни стали очагами кипучей деятельности, и Миген вжалась в стену, боясь, как бы ее не раздавили. Брэмбл громогласно командовала своим носящимся взад и вперед воинством.

Столы были заставлены всякого рода деликатесами и десятками бутылок из Франции. Взмокшие повара все еще колдовали над своими чанами и горшками.

Миген была уже готова искать прибежище в комнате Присциллы, когда рядом с ней возникла милая Смит.

— Самая настоящая фабрика… Не так ли? — улыбаясь, спросила она.

— Абсолютно так, — смеясь ответила Миген. — Я уже боюсь за свою жизнь!

— Когда Бингхэмы устраивают званый прием, они делают это с истинным размахом. Я как раз хочу сделать глоток свежего воздуха. Не присоединитесь ли вы ко мне?

Миген, конечно, согласилась, и они поспешили навстречу прохладе, царившей в саду. Стоял редко выпадавший в марте мягкий вечер, и они сели бок о бок на каменную скамью.

— Гости скоро отыщут и сюда дорогу, — произнесла тихо Смит. — Но пока мы в безопасности.

— Как вам удалось уйти?

— Первый этап аврала позади. С опоздавшими гостями горничные уже сумеют управиться. — Она помолчала, вдыхая нежный, прохладный воздух. — В этом вся прелесть моего положения домоправительницы. Я могу сама себя уволить!

Миген улыбнулась и на несколько мгновений прикрыла глаза, наслаждаясь их дружеским молчанием.

— Вы когда-нибудь завидуете им? — неожиданно для себя спросила она.

Смит внимательно посмотрела на Миген.

— Никогда об этом не задумывалась… А вы?

— Нет. Я немного тоскую по веселью, но не хотела бы оказаться на месте любой из присутствующих здесь женщин. — Она рассмеялась. — Все эти их мушки и грим — уф! Если бы только они легли понять, как это глупо.

Смит кивнула:

— Мисс Уэйд и миссис Бингхэм еще выглядят умеренными щеголихами по сравнению с некоторыми. Вы обратили внимание, что на лицах многих женщин кошмарное количество белил. Доктор Раш говорил им, что в этой краске много свинца и это довольно опасно!

Миген сделала гримасу, но так и не ответила, заметив направлявшегося к ним слугу в ливрее.

— Добрый вечер, леди! — весело сказал Браун. — Мне показалось, я узнал нежный смех моей Миген!

Кучер, ухмыляясь, остановился перед ними, и женщины почувствовали аромат мадеры.

— Кевин, что это вы бродите сегодня вечером? Да к тому же еще пьете?

— Мои конюхи держат все под контролем. А что касается выпивки, так вино я только попробовал!

Смит поднялась. Она беспокоилась значительно меньше, чем Миген.

— Сейчас, когда прием уже в разгаре, я предлагаю вам, дорогая Миген, немного развлечься Идите и ради Брауна наденьте свое красивое платье и выпейте бокал вина. В течение нескольких часов — а может быть, и вообще сегодня — вы мисс Уэйд не понадобитесь. Подобные балы часто затягиваются до рассвета.

Предложение Смит привело Миген в ужас, но экономка, пребывая в веселом настроении и не замечая реакции Миген, направилась к дому.

Оставшись наедине с объектом своей любви, Браун не терял да мгновения.

— Возможно, — настойчиво произнес он, — вы хотите взглянуть на прием: посмотреть, как веселятся люди другого круга? Быть может, это изменит ваше мнение об одежде.

Даже находясь в подпитии, Кевин понимал, что к Миген требуется иной, более тонкий подход, так как она не относилась к тем девушкам, которых позволительно торопить на какие-либо действия. Однако он не захотел ждать, пока Миген под каким-нибудь предлогом убежит, и, быстро взяв за руку, повел ее через темную лужайку к застекленным створчатым дверям гостиной, откуда лился яркий свет.

Брауну пришлось немного подтолкнуть Миген, чтобы она подошла к окнам. Кевин самодовольно улыбнулся. «Как же повезло!» — подумал он. И действительно, прямо перед ними под великолепной хрустальной люстрой танцевали капитан Хэмпшир и мисс Уэйд.

Они безукоризненно исполняли сложный менуэт. Лайон и Присцилла были воплощением влюбленной помолвленной пары.

Браун заметил, как напряглась Миген, увидев их улыбающиеся лица.

— Красивая пара, — вскользь заметил Браун.

Миген отвернулась, глубоко вдохнув прохладный воздух.

— Полагаю, что в конечном счете и вы, и Смит, правы, — проворчала Миген. — Можно и развлечься. Почему бы мне, в конце концов, не воспользоваться шансом, чтобы надеть это платье!

* * *

Генри Гарднер наконец нашел момент остаться наедине с Энн Бингхэм, когда та прервала менуэт, чтобы выпить бокал шампанского, — Моя дорогая миссис Бингхэм, позвольте вам сделать комплимент в связи с таким восхитительным приемом. Красоту вашего дома превосходит лишь краса его хозяйки.

Неприятно пахнущее дыхание майора вызывало у Энн отвращение. Но она заставила себя ответить ему ослепительной улыбкой.

— Майор Гарднер, вы слишком любезны. Ведь ваш новый дом является просто выставкой прекрасного!

Румяные щеки Гарднера раздулись от удовольствия.

— Я своим домом Горжусь. Надеюсь, что в ближайшее время вы окажете мне честь и нанесете визит. Я собираюсь провести ряд праздничных вечеров.

— Ваша заграничная торговля идет хорошо?

— Доверительно скажу вам, это действительно так! Создается впечатление, что спрос на вино повышается.

Гарднер не мог не заметить, что томный взгляд Энн стал блуждать по сторонам, и понял, что ему стоит перейти к делу, пока хозяйка не ускользнула к гостям.

— Вы знаете, при размере моего жилища, — начал он, — стало ясно, что мне нужно иметь побольше слуг.

— Такая проблема мне хорошо известна. — Энн вежливо рассмеялась.

В этот момент подошел Сэмюэл Пауэл и пригласил ее на котильон. Энн улыбнулась Гарднеру и пропела:

— Мне было очень приятно повидаться с вами, майор!

Рассерженный тем, что их прервали, Гарднер осмотрелся вокруг и увидел стоявшего рядом Маркуса Римса, тигриные глаза которого не отрываясь взирали на Присциллу Уэйд, танцующую со своим женихом. Разгневанный Гарднер подошел к Римсу.

С выражением злобно-насмешливого раздражения Риме тем не менее вежливо дал понять, что заметил присутствие майора, а затем вновь обратил все свое внимание на стройную мисс Уэйд.

— Чертовски трудно вести разговор с людьми, которые все время только и думают, чтобы пуститься в пляс! — заметил майор. — Вы здешних домочадцев, Риме, знаете хорошо? — продолжил —Гарднер, решив изложить кому-нибудь свое мнение.

— Возможно.

— А кого-нибудь из слуг?

— Нескольких.

До бешенства раздраженный равнодушием Римса, майор взорвался:

— Я уже больше не могу в своем доме обходиться без помощи. Мне сейчас взбрело в голову нанять увиденную здесь сегодня вечером Служанку. Ту, черт побери, очаровательную маленькую красотку… Черные волосы… Большие фиалковые глаза…

Маркус внезапно насторожился, но, как это бывает у тигров, его интерес проявился только в легком движении головы и мерцании янтарных глаз.

— Я знаю, о ком вы говорите, — заметил он скучающе. — К сожалению, вам бессмысленно интересоваться ею у миссис Энн. Девушка фактически работает у капитана Хэмпшира горничной его невесты. Сомневаюсь, что он разрешит девчушке покинуть эту службу, поскольку та сопровождает мисс Уэйд из самой Виргинии.

Сказанное Маркусом Римсом оказалось таким обескураживающим, что майор умолк и решил больше не обращаться к хозяйке по поводу этой служанки.

Котильон кончился. Энн прищурила свои красивые глаза, когда Маркус пригласил Присциллу на следующий танец, что уже само по себе пахло скандалом. Да и Лайон только обострил ситуацию. Мрачно попивая бренди, он никак не показал, что обеспокоен таким нарушением этикета. Но когда невеста и недруг направились в танцевальный зал, Лайон взял свой бокал и демонстративно удалился в другую гостиную.

— Лучшего званого приема давно уже мы не видели! — воскликнула не без ехидства одна из приглашенных дам и вынуждена была трижды повторить эту фразу, прежде чем Энн ее услышала.

* * *

Лайону все наскучило. Напряжение, которое вызвала у него вынужденная демонстрация любви и внимания к невесте, вылилось в головную боль, и он знал, что не сможет выдержать ночь, если немного не передохнет. Его злило, что он не может собраться и продолжить исполнение им же самим выбранной новой роли Лайон понимал: о том, что он оставил Присциллу танцевать с Маркусом, будут, конечно, говорить, ибо, согласно этикету, приглашенные пары остаются друг с другом на протяжении всего вечера.

Все гостиные на первом этаже были ярко освещены, но Лайон направился в примыкающую к одной из них Оранжерею.

Там он мог насладиться столь необходимыми ему покоем, уединением и темнотой. Лайон шел между рядами растений и, только сделав большой глоток бренди, почувствовал себя несколько расслабившимся.

"Это все Присцилла! — горько пробормотал он. — Если я не в силах выносить ее теперь, то что же будет после, как мы поженимся? Эти мысли вернули Лайона к тому дню, когда он и Миген совершили поездку в заросший сад виллы «Марквуд».

Он будто услышал звонкий голосок, заявивший, что его замысел никогда не удастся, и тяжело вдохнул: «Вполне возможно, что Миген права. В своей слепой надменности я, вероятно, жестоко ошибался…»

Его взгляд привлекло движение между деревьев. Он подошел поближе и увидел медленно танцующую пару на лужайке.

Лайон не обратил на нее внимания, приняв за заплутавших гостей, и взглянул еще раз только после того, как допил бренди. В миниатюрной черноволосой девушке было нечто знакомое. Лайон вспомнил, что локоны всех женщин в гостиной были напудрены. В этот момент облако открыло луну, и в ее серебряном свете он различил да мужчине бингхэмовскую ливрею.

Холодный гнев переполнил его, превратив глаза в синие ледышки. Звучавшая из гостиной музыка умолкла, и одинокие танцоры замерли. Но когда Браун не отпустил Миген, а прижал ее к себе и захотел целовать, Лайон превратился в дикого кота, в котором проснулся инстинкт убивать. Его сильные пальцы сжали бокал, и тот со звоном разлетелся на мелкие осколки. Лайон решительно направился из оранжереи в сад.

Миген была тоже обозлена. Она ругала себя за то, что надела нарядное платье, шелк на которое ей подарил Лайон, и больше всего за то, что осталась наедине с подвыпившим Брауном. Было видно, что вино придало ему храбрости. Будучи трезвым, он при всей своей импульсивности все-таки был управляемым.

Но сейчас Кевин превратился в расслюнявившегося идиота.

Миген пришла в ужас, когда он грубо полез за декольте, ее даже стало подташнивать от унижения и отвращения. Она попыталась оттолкнуть Кевина, но тот лишь крепче прижал ее к себе.

Миген высвободила свои руки и безжалостно впилась ногтями в лицо кучера, ибо ей уже стало по-настоящему страшно.

Внезапно Брауна подбросило в воздух будто сильным порывом ветра. Как сквозь пелену тумана Миген увидела, что Лайон с силой ударил Брауна. Лайон был неузнаваем. Его загорелое лицо выражало ярость; сухопарое, мускулистое тело двигалось с грацией и мощью дикого животного. Лайон был как лев!

Миген была загипнотизирована им. Когда Браун без сознания растянулся на лужайке, Лайон повернулся к Миген, которая беспомощно и изумленно уставилась на него.

Сверкающие глаза Лайона опалили ее, стальные пальцы впились в руку.

— Дрянь! — обрушился он на Миген; на его скулах играли желваки, выдававшие старание хоть как-то овладеть собой. — Потаскуха! Вы хотите видеть Брауна убитым? Убитым из-за его желания иметь вас?

— Но, Лайон…

— И не старайтесь околдовать меня своими чарами. Вы не лучше женщин-интриганок из гостиной Бингхэмов. Посмотрите на себя! В том самом платье! Что, черт побери, вы задумали?

Миген чуть не задохнулась от гнева.

— Не говорите со мной подобным тоном! Я видела, вы танцевали со своей драгоценной Присциллой, склонившись к ней, как томящийся от любви теленок! Тоже мне собственник! Полагаю, на прошлой неделе я дала вам совершенно ясно понять, что между нами ничего нет…

— Черт вас побери! Вы хотели, чтобы я прошел мимо и оставил вас в его объятиях? Вы этого хотели?..

Миген внезапно ослабела и, почти теряя сознание, припала к его широкой груди.

— О, Лайон, не будьте дураком. Только взгляните на щеки Брауна. Уверяю вас, эти отметины заставил меня сделать не порыв страсти. За что вы обрушились на меня?

Ощущаемые тепло и гибкость ее тела охладили гнев Лайона.

— Показалось мне или вы сами признались, что попали в эту историю из-за вашей ревности к Присцилле и ко мне?

Миген еле сдержала улыбку, заметив, как сразу улучшилось его настроение.

— Я слишком огорчена, чтобы здраво рассуждать. Я, возможно, в бреду.

Лайон ласково прижал Миген к себе и прошептал:

— Ах, Миген, глупая, дерзкая девчонка! Как только вы можете считать, что я могу питать любовь к Присцилле?

Он стал, внимательно рассматривать Миген в новом и столь совершенном платье. Умело сшитое, оно подчеркивало миниатюрность ее фигуры и такие манящие округлости. Миген убрала волосы в локоны, свободно падающие на спину.

— Вы выглядите восхитительно… Пленительно… — Длинные пальцы Лайона ласкали ее груди, выступающие над вырезом глубокого декольте. — Боже мой, как вы могли допустить, чтобы и Браун так рассматривал вас?

Лайон обнял ее, и Миген растаяла от волнующего желания, в поисках опоры прижавшись к Лайону. И тут же обратилась в прах броня гнева, обиды и горечи, которую она за последнюю неделю выстроила вокруг себя.

Настойчивые губы Лайона впились в ее уста, он все крепче и крепче обнимал Миген.

— Ну и ну! — отчетливо прозвучал в нескольких футах от них голос. — Это все очень интересно!

Застыв от страха, Миген открыла глаза и увидела Энн Бингхэм, постукивающую закрытым веером по кружевам на роскошном бальном платье.

Глава 20

Если Лайон и был потрясен внезапным появлением Энн, то это ему удалось скрыть просто мастерски. Он повернулся к миссис Бингхэм, изогнув дугой русую бровь.

— Нас, видимо, разоблачили, — произнес он театральным шепотом.

— Вы не ошибаетесь, — заявила Энн. — И вам это безразлично?

— А вы хотите, чтобы я дрожал от страха? Вы, конечно, сами не раз бывали в подобной ситуации, милая Энн. От вашего внимания не могло укрыться, что я не испытываю любви к своей суженой.

— Я вам не мать, если вы именно это намеревались сказать.

Но я, Лайон, должна заботиться о благополучии Присциллы.

Она пока еще так наивна, так предана романтическим идеалам!

Это воистину сломило бы ее…

— О, прошу вас, помилуйте! — язвительно перебил он. — Бедная миленькая Присцилла… Как только я мог оказаться таким бессердечным? Меня уже обуяло чувство вины. Я уже раскаялся!

— Это не шутка! И кстати, что случилось с бедным Брауном?

— Бедный Браун, бедная Присцилла — вот жертвы жестокого мерзавца! — В этот момент выражение его лица стало серьезным: Лайон заметил приближающегося к ним через лужайку Уильяма Бингхэма и наклонился к изумленной Миген:

— Вам лучше бы, маленькая, уйти в свою комнату, пока здесь не собралась толпа любопытных. Не тревожьтесь. Я позабочусь обо всем.

Раньше Миген, наверное, запротестовала бы против того, что ее просят удалиться в самый захватывающий момент. Но на этот раз она почувствовала облегчение и, приподняв юбки, побежала через сад к дому.

Оказавшись в своей комнате, Миген бросилась к окну, надеясь досмотреть разыгравшуюся на лужайке драму. Она не сомневалась в умении Лайона сглаживать острые углы.

Бингхэмы и Лайон некоторое время беседовали втроем, а затем к ним через лужайку направились Присцилла и Маркус Риме. Лайон выглядел абсолютно спокойным и время от времени даже смеялся, затем перебросил Брауна через плечо и понес его в сарай для карет. Уильям шел рядом. Энн сразу же возвратилась в гостиную, а Маркус и Присцилла избрали иной, менее прямой путь в дом. Миген заметила, что Риме даже в присутствии Лайона держал Присциллу под руку или обнимал ее за талию.

«В какое странное время мы живем, — подумала Миген. — А я к тому же оказалась втянутой в скандальную интригу!»

Сменив свое новое платье на батистовую ночную рубашку, Миген в сотый раз поклялась себе держаться впредь подальше от Лайона Хэмпшира. Один раз тот, конечно, мог умиротворить Энн Бингхэм и заставить ее молчать. Однако Миген понимала, что недооценивать эту светскую даму нельзя.

Маркус сидел в будуаре Энн Бингхэм, с любопытством ожидая появления хозяйки. Было два часа ночи, но внизу все еще оставалось много гостей.

Маркус размышлял о том, почему дело Энн до завтра не ждет. Видимо, речь шла о чем-то достаточно серьезном, раз дама рискнула пригласить его в свой будуар, который примыкал к спальне и был предназначен для очень интимных встреч. По этикету здесь не смел бывать ни один мужчина, кроме ее мужа.

Вот почему, когда Энн попросила Маркуса прийти сюда, тот был весьма и весьма заинтригован.

Энн вошла тихо, беззвучно закрыв за собой дверь. Маркус решил, что она сейчас выглядит такой же хладнокровной и сногсшибательной, как и в начале званого приема, и тут же высказал ей комплимент.

— Избавьте меня от вашей лести, Маркус, — резко сказала она и, расправляя свои парчовые юбки, села напротив него. — Я не ищу любовника. Во всяком случае, в данный момент. Мне нужен лишь друг, проницательный ум которого я ценю.

Маркус сардонически взглянул на нее:

— К вашим услугам, мадам.

Без лишних слов Энн разъяснила ситуацию, сложившуюся между Лайоном и Миген, опустив лишь историю прошлого «служанки». Энн подчеркнула, что главное в этом деле — защита интересов Присциллы.

— Вы можете понять, — завершила Энн, — что после увиденного мной сегодня вечером девица не может оставаться в нашем доме.

— Из этого ясно, что я этому дому подхожу? — спросил Маркус, скрывая за улыбкой свои циничные мысли.

«Энн воистину занятна! — думал Маркус. — Она настолько эгоцентрична, что не способна заметить моего интереса к Присцилле. Считает, что я использую мисс Уэйд только для того, чтобы быть рядом именно с ней, Энн, и буду готов на все, дабы заслужить ее благосклонность!»

Маркус криво улыбнулся:

— Вы должны дать мне время все обдумать.

— Прекрасно. Я полагаюсь на вас. Уверена, что вы найдете решение. Но надо действовать быстро! Мне пора идти, чтобы мое отсутствие никого не встревожило. Уходя, проявите осторожность.

Прежде чем выйти, Энн удостоила Маркуса своей самой очаровательной улыбкой, а Маркус принялся размышлять.

Конечно, меньше всего он хотел бы устранить маленького попугайчика Лайона, ибо Миген оказалась превосходным клином в отношениях между обрученными. Естественно, никакой возможности женитьбы Лайона на девушке нет. Однако их небольшой флирт сделал бы Присциллу весьма уязвимой.

С другой стороны, если удалить служанку, то это расчистит путь для Клариссы, которая до сих пор дуется на Маркуса после пережитого ею на прошлой неделе фиаско.

И последнее. Он не может пойти наперекор Энн, которая была его «пропуском» к Присцилле. Если миссис Бингхэм закроет для Маркуса двери в свой особняк, то даже сам Бог не сможет помочь ему снова проникнуть туда.

Итак, никакого варианта у него не было… Во всяком случае, на данный момент. Но Маркусу не потребовалось много времени, чтобы вспомнить недавний разговор с Генри Гарднером, и он ухмыльнулся волчьей улыбкой при мысли о черноволосой девице в лапах этого джентльмена.

После ухода последних гостей до наступления утра оставалось совсем немного времени. Сияло солнце, и даже в доме можно было слышать хор птиц. Персонал в особняке Бингхэмов был так же занят, как и накануне. Все слуги устраняли беспорядок, и к полудню было невозможно поверить, будто всего несколько часов назад здесь проходил пышный прием.

Миген все казалось тревожно обыденным. Никто не упоминал о вспыхнувшей на лужайке ссоре, будто никто ничего не знал. Правда, Смит как бы между прочим заметила, что Браун нездоров.

— Он, несомненно, чуть-чуть лишнего выпил! — шепотом сообщила она.

Все утро у Миген было много дел, пока Присцилла и Бингхэмы спали. Казалось, что все останется по-прежнему, но в глубине души не утихала тревога, и ей хотелось поскорее узнать, чем закончилась ночная история. Как все было объяснено Присцилле?

В полдень Миген принесла поднос с завтраком в затемненную спальню бывшей подруги. К удивлению, Присцилла не проявила раздражения тем, что предыдущим вечером ее служанка не занималась уборкой. Она увлеченно болтала о приеме, рассказывала о своих беседах с гостями и те раз упомянула об очаровательном Маркусе Римсе. Очевидно, суть эпизода в саду от нее скрыли.

Миген вернулась на кухню, и обрела уверенность, что все в порядке. На собственный завтрак оставалось мало времени, поскольку она должна была подготовить для Присциллы ванну и помочь ей одеться. На плите кипела ароматная перцовая похлебка, и Миген почувствовала, что к ней вернулся аппетит.

— О, как я голодна! Какой восхитительный запах! — сказала она и, поставив серебряный поднос, взяла миску и ложку, но повариха жестом остановила ее:

— Прежде чем вы поедите, я должна передать, что хозяйка хочет поговорить с вами в библиотеке.

У Миген душа ушла в пятки. Возникший несколько минут назад зверский аппетит сменился подступившей тошнотой. И когда по лабиринтам коридоров она шла в библиотеку, ее сердечко сжал страх.

На робкий стук последовало немедленное разрешение войти.

Миген сделала глубокий вдох и открыла дверь. Ее поразили стены книг, вид Энн Бингхэм, которая сидела за секретером красного дерева. Отпивающая маленькими глоточками чай, выпрямившаяся и холодная, хозяйка была похожа на застывшую статую. В кресле напротив нее сидел очень крупный мужчина, которого Миген до сих пор никогда не видела. Он был одет в потрясающий малиновый бархатный сюртук и изумрудно-зеленый шелковый жилет. Натянутые на мясистые икры чулки были украшены богатой вышивкой, а на коротких и толстых пальцах и на тросточке сверкали драгоценности.

— Ну вот, вы наконец пришли! — Он злобно посмотрел на Миген, и его толстое красное лицо расплылось в улыбке, заставившей ее съежиться от страха.

— Не стойте там, — решительно приказала Энн. — Я хочу сказать вам пару слов.

Миген казалось, что она идет на эшафот.

— Это мистер Генри Гарднер, известный торговец ввозимыми из-за границы товарами. Она, майор, — Миген Саут, камеристка мисс Уэйд.

Вблизи майор выглядел еще отвратительнее. Его огромные зубы были в пятнах, глаза выпученными, а красное лицо блестело от пота. Его кресло окутывал неприятный запах, и Миген подумала, что белый парик кажется каким-то затхлым.

— Здравствуйте, — сказала она, присев в реверансе и бросив вопрошающий взгляд на миссис Бингхэм.

— Полагаю, что вас интересует, в чем дело. Тогда я сразу перейду к главному. После случившегося прошлым вечером я не вижу для вас будущего здесь. В интересах всех настоятельно необходимо, чтобы вы покинули наш дом, и я позволила себе обеспечить вас новой работой — у майора Гарднера. Он купил рядом с нами великолепный дом, и ему нужны квалифицированные слуги.

— Да, это действительно так! — охотно подтвердил он, обшаривая налитыми кровью глазами фигуру Миген.

— Миссис Бингхэм, я работаю у мистера Хэмпшира! У вас нет права…

— Я просто освобождаю друга от мелких неприятных дел, мисс Саут, тем более что мистер Хэмпшир уже понял, в чем состоит его долг.

— Я не верю вам!

— Это не имеет значения. Выбора у вас нет. Или вы забыли о вашем положении?..

«О Боже, — подумала Миген, — эта холодная статуя знает…»

Глава 21

Новый дом Генри Гарднера был величественным, и майор очень гордился этим. Даже Миген была восхищена огромной, оправленной в свинцовую раму фрамугой, увенчивающей двустворчатые парадные двери.

Гарднер сопровождал ее сюда лично, подождав в особняке Бингхэмов, пока она собирала свои немногочисленные пожитки.

Энн слащаво пообещала Миген немедленно переслать оставшиеся вещи, даже не разрешив проститься с Присциллой и Смит.

Они шли примерно четверть мили до дома Гарднера, и Миген напряженно размышляла о том, как же теперь поступить. В одном Миген была уверена: она ни за что не останется у этого распутника, который уже нагло подмигивал ей. Миген бросила на него самый негодующий взгляд, на какой только была способна. Гарднер на мгновение удивился, а потом довольно грубо расхохотался:

— Полагаю, мисси, что мы с вами поладим!

— Если вы так думаете, майор Гарднер, то вы явно заблуждаетесь.

У парадных дверей в свой дом он церемонно пригласил Миген войти внутрь. Молчаливый дворецкий с неподвижным, будто изваянным из камня лицом принял их меховые пелерины и сразу исчез. Гарднер взял ее за руку и повел вверх по широкой лестнице, на хозяйскую половину.

— Что вы делаете? — холодно спросила она.

— Я хочу.., гм.., показать вам ваши новые покои. — Гарднер обливался потом. — И мы сможем.., гм.., обсудить ваши новые обязанности.

— Которые предполагают, что я буду спать на втором этаже?

— Конечно, моя мышка. Вам предстоит стать моей главной домоправительницей! Поскольку я не женат, вы будете руководить здесь всем, и я хочу, чтобы вы заняли помещение, приличествующее вашему положению.

Он продолжал подниматься по лестнице, и его хватка становилась все сильнее. Миген нехотя тащилась за ним. Гарднер открыл дверь в спальню, и у Миген перехватило дыхание.

Покои были почти так же велики, как и спальня Энн Бингхэм, только декорированы настолько вульгарно, что на мгновение Миген стало смешно.

— Как вам нравится? Все это очень современно.

— По-моему, все выглядит крикливо.

Значение этого слова майор не понял. Польщенный, он засунул свои толстые пальцы в карманы изумрудного шелкового жилета и покачался на каблуках.

— Ах так, значит, вам нравится!

Миген вышла из себя:

— Нет, мне это не нравится! Я считаю это дешевкой, вульгарщиной, и.., и это все неприлично! — Она остановила взгляд еще на одной двери. — Что это там? — И, не дождавшись ответа ошеломленного Генри Гарднера, пересекла спальню, потянула за золоченую ручку и вошла в туалетную комнату и открывшиеся за ней другие помещения.

Через несколько секунд она выбежала с раскрасневшимися щеками.

— Грязный развратник! Неужели вы думаете, что я покорно на это соглашусь? — Миген плюнула ему на туфли.

К Гарднеру вернулось самообладание, и на Миген обрушился приступ его гнева:

— Послушайте-ка, мисси! Что вы, в конце концов, думаете о себе? Вы моя! Понимаете это? Моя служанка, вы согласитесь со всем, что я прикажу! — И он схватил Миген за плечо рядом с почти зажившей раной.

Миген закричала от боли. Гарднер глумливо засмеялся:

— Не так громко. Понимаете? Лучше, если вы не станете забывать о моей власти, мисси, и будете мне благодарны за то, что я выделяю вам прекрасную комнату и обеспечиваю высокое положение в моем доме! Если вы согласитесь со мной сотрудничать и помнить о своем месте, то я буду вам щедро платить. На этот раз я вашу наглость прощу, но если вы снова когда-нибудь проявите подобную невежливость, то горько пожалеете об этом.

Миген услышала в его словах серьезную угрозу, но не смогла проглотить такое оскорбление.

— Сальная свинья! — прошипела она с презрением. — Я лучше умру, чем позволю использовать себя.

Щеки Гарднера побагровели так, что Миген испугалась, не взорвется ли он. На толстых губах запузырилась желтая пена, и он со всей силой ударил ее по лицу. Миген почувствовала звон в ушах, и ее голова безвольно откинулась назад.

— Маленькая девчонка, да вы забыли о том, кто вы такая!

Вы еще станете умолять меня делить с вами постель!

Гарднер еще долго продолжал бы говорить, но Миген пришла в такую ярость, что уже ничего не боялась и не сдерживала себя.

— Никогда! — произнесла она сквозь стиснутые зубы. — Для этого вам понадобится убить меня и положить в постель мой труп.

Его жирная физиономия снова налилась кровью. Гарднер наклонился, желая поцеловать ее в губы. Миген со злостью ударила коленкой его напрягшийся пах и удовлетворенно улыбнулась, когда майор упал, стукнувшись о дверной косяк.

Миген бросилась в туалетную комнату, думая убежать через другой холл. Однако, как бы ни была остра у Гарднера боль, он схватил Миген, когда она почти выбежала из его апартаментов.

— Ax вы, сварливая девка! Вы будете еще сожалеть об этом дне, — кричал он, задыхаясь и волоча девушку вниз по лестницам…

Они пересекли пустующую кухню и попали в буфетную и пристроенный к ней склад. Гарднер распахнул дверь, и в ноздри Миген ударил сырой запах плесени. Зажав нос, она пристально уставилась в бездонную чернильную темноту.

— Не правда ли, очаровательное местечко? — с издевкой поинтересовался майор, явно испытывающий удовольствие от реакции Миген. — Конечно же, не «дешевка» и не, как это вы говорите, «крикливо»? Ведь здесь, в моей подземной темнице, совсем тихо. — Он рассмеялся собственному каламбуру и толкнул Миген на сырые каменные ступени. — Мне порой приходится наказывать матросов. Тех, кто столь же упрямо сопротивляется моей власти. Через день-два они приходят к мысли, что я все-таки лучше голодных крыс!

От его жуткого смеха у Миген побежал мороз по спине, а майор все не унимался:

— Сегодня вечером сюда доставят с полдюжины матросов.

Так что вы здесь, мисси, пройдете двойную обработку! Познаете сполна сырость, темноту, крыс, пауков и развлечения мужланов. Кто знает, может, им и не захочется выходить отсюда!

Замок щелкнул, и Миген погрузилась в полную темноту.

Внезапно дверь открылась, впустив тоненький луч света.

— Послушайте, мисси, я собираюсь доказать, что вы составили обо мне ошибочное мнение: я позволю вам выйти отсюда и начать со мной жить заново. Как только вы позовете. Несколько минут подумайте об ожидающей вас роскошной спальне.., и о матросах, которые скоро присоединятся к вам. Я буду ждать.

С этими словами майор захлопнул перед ее лицом дверь, и Миген услышала грохот задвигаемого засова и тяжелые шаги Гарднера.

— Отвратительный хищник!.. Каменное чудище!.. Ядовитый, грязный подонок!.. — кричала ему вслед пленница.

Миген боялась и сесть, и прислониться к слизистой стене, опасаясь, что на нее тут же набросятся мокрицы, грызуны и пауки. Воздух был холодным, очень сырым, и Миген быстро окоченела. Она со страхом думала о матросах, которые в ее воображении рисовались закоренелыми преступниками — возможно, убийцами. Призвав на помощь всю свою храбрость, Миген решила, что следует наметить хоть какой-то план действий, и, спотыкаясь, спустилась в подземелье, надеясь найти там либо укрытие, либо какое-нибудь орудие защиты. Когда крыса укусила носок ее домашней туфли, Миген подумала, что сейчас умрет от страха и отвращения.

— Дорогой, милосердный Боже, — прошептала Миген, голос был едва слышен за ее сердцебиением. — Это чудовище Гарднер был прав. Он действительно лучше этого подземелья.

Но Миген знала, что никогда не уступит этому подонку. С того самого дня, как покинула графство Фэрфекс, она не раз была вынуждена идти на нравственные компромиссы, пока в результате не оказались серьезно подорваны ее твердые принципы самоуважения, чувство гордости и достоинства. Миген знала, что теперь наступил тот самый момент, когда, надо стоять твердо, ибо, если покорится Гарднеру, то станет презирать себя так, что не сможет жить.

Почувствовав себя увереннее, Миген стала медленно и осторожно продвигаться вперед. Она обнаружила укрепленные на каменных стенах цепи, кандалы и задумалась о страдавших здесь бедных людях, зависевших от милости Гарднера. Увы, не нашлось ни маленьких кладовок, ни чуланов, в которых можно было бы укрыться. Но скоро она нашла примыкающую к темнице огромную комнату, которая, видимо, случайно была не закрыта и была завалена деревянными упаковочными клетями и бочками с вином и крепкими спиртными напитками.

Миген приободрилась. Она решила, что сможет отбить нападение матросов, используя полные бутылки в качестве дубинок, а пустые или разбитые как колющее оружие. Девушка выбрала две здоровенные бутыли вина, вскарабкалась на бочку, где и решила ждать своей дальнейшей участи.

Минуло не более часа, как Миген услышала скрип открываемой двери и шаги по каменной лестнице. Раздался тихий, неразборчивый разговор, и, когда мужчины приблизились, Миген узнала грубый голос Генри Гарднера.

— Куда могла запропаститься маленькая волчица? Мисси, покажитесь! — выкрикнул он.

Они подошли к двери, за которой спряталась Миген с бутылками наготове. И как только вошел первый мужчина, Миген с такой силой разбила о его голову тяжелую бутыль, что он мгновенно свалился на пол.

Глава 22

Миген даже не успела испытать шок. Она отбросила осколок бутылочного горлышка и сразу же схватила вторую бутылку.

Вглядываясь в темноту в поисках следующей жертвы, она вдруг почувствовала, как ее запястье сжала стальная рука и сжимала все сильнее, пока Миген не закричала от боли и не выпустила бутылку. Однако если напавший на девушку считал, что та готова капитулировать, то его ждала неожиданность. Миген, которую мужчина крепко удерживал, подтягивая к себе, вдруг стала колотить его, извиваться, размахивать руками в воздухе, пытаясь расцарапать ему лицо.

Напряженность ситуации разрядил хорошо знакомый Миген радостный смех. Откинувшись назад, она широко раскрыла глаза, желая удостовериться, что это не галлюцинация. В кромешной тьме Миген все-таки разглядела отблеск светлых волос, белозубую улыбку и удивилась тому, что не признала сразу эти теплые ладони, эти сильные руки, которые раньше так нежно обнимали ее.

— Моя маленькая! — рассмеялся Лайон, заключая Миген в объятия. — Как нам обоим повезло, что майор Гарднер вызвался показывать мне путь.

— О, Лайон! — всхлипнула она. — Уведите, пожалуйста, поскорее меня отсюда. Не оставляйте меня здесь!

Лайон приподнял Миген так, чтобы рассмотреть ее лицо, и увидел, нешуточный страх и.., бунтарскую решимость.

— Миген, неужели вы допускаете, что я могу оставить вас в этом месте? Для чего же я тогда здесь нахожусь? Чтобы нанести светский визит галантному майору Гарднеру?

— Но.., миссис Бингхэм сказала, будто вы согласились с тем, что я должна работать именно здесь…

— Не глупите! — строго прервал ее Лайон. — Вы же прекрасно знаете меня, чтобы поверить в такое. Как только мне стало известно, что эта стерва сделала, я сразу же пришел забрать вас отсюда.

Дрожь Миген перешла в рыдания, за которыми последовало приятное чувство расслабления и защищенности. Лайон взял ее, как ребенка, на руки и уверенно направился к винтовой каменной лестнице.

— Оказывается, вы способны видеть в темноте! — словно поставила ему это в вину Миген. — Как кошка! Как давший вам свое имя лев! Спасибо за то, что вы спасли меня, хотя я и должна была добиться этого сама.

Они вышли в ярко освещенную буфетную, и Лайон поставил девушку на пол.

— В это я могу поверить! Доказательством вашей способности постоять за себя станет распухшая голова майора Гарднера.

Миген крепко держала Лайона за руку во время их короткой «прогулки» по дому, с тем чтобы взять свои вещи и сообщить дворецкому о местонахождении его хозяина. Лайон безудержно расхохотался увидев вульгарную красную спальню.

— Вижу, что милый майор возлагал на вас большие надежды! Насколько я понимаю, вы предпочли этой «роскоши» подземелье?

— Вы в моих несчастьях видите только повод для веселья, мистер Хэмпшир, — парировала Миген, густо покраснев при этом.

— Смеюсь только потому, — ответил он, — что вы так часто попадаете в переплет и с таким неотразимым очарованием…

— Насколько я помню, в последний раз вы назвали меня комичной.

Лайон попытался изобразить задумчивость.

— Да… Но в том случае мне выпала удачная возможность видеть спектакль. На этот раз… — Он указал на спальню, — мне остается лишь призвать на помощь воображение.

— Пищи для воображения очень мало, — язвительно ответила Миген, — я просто изложила свое мнение, а майор Гарднер надеялся, что пребывание в темнице способно изменить мои взгляды. Даже если бы крысы сожрали меня живьем, я все равно не уступила бы этой свинье.

— Вот это да! — воскликнул Лайон. — Какая отвага!

Какая сила духа! Я рад, что избавил майора Гарднера от столь бесконечного ожидания.

Миген проглотила едкую реплику, заметив в глазах Хэмпшира искреннее восхищение ею. Они направились к лестнице, и Миген позволила обнять себя за талию.

— Знаете маленькая смутьянка, что в последние дни я занят проблемой вашей безопасности и благополучия? Вырываю вас, так сказать, из когтей смерти.

— Именно — так сказать, из когтей смерти, — повторила она с иронией.

— Это может вызвать колоссальный шок у вас, — продолжил Лайон с улыбкой, — но я вынужден заниматься и другими, не менее важными делами, а не только залечивать ваши боевые раны и спасать из темниц.

— Это может вызвать колоссальный шок у вас, но я могу и сама следить за тем, что происходит со мной! Я у вас никогда не просила защиты и могла бы легко обойтись без того уникального метода лечения, который вы применили на вилле «Марквуд», когда я подвернула ногу. Вы, видимо, думаете…

Рука закрыла ей рот, и Миген возмущенно посмотрела на Лайона, который дугой изогнул в притворном негодовании золотистую бровь.

— Вас никогда не учили тому, что, если мужчина говорит, женщинам полагается помалкивать? — Его глаза смеялись, но на лице сохранялось серьезное выражение. — Когда мне понадобится узнать ваше мнение, я попрошу его высказать. Понятно?..

Миген отбросила руку Лайона.

— Конечно, нет! Перестаньте превращать в шутку каждое произнесенное мною слово!

Они вышли из дома на солнечный свет.

— Куда мы направляемся? — требовательно спросила Миген.

— А я уж подумал, что вы меня об этом так и не спросите!..

Домой, найденыш! Вам предстоит пожить там, где мне легче присматривать за вами и я смогу избавить вас от неприятностей! По крайней мере насколько это будет возможно.

* * *

Подобное решение вопроса Миген в открытую одобрить не могла, но в глубине души была взволнована и рада. Еще бы: жить в доме Лайона! Ежедневно видеть его и, несомненно, проводить с ним немало времени… Правда, ее раздражала собственная радость при одной только мысли о том, что она будет есть за его столом, дышать воздухом, который вдыхает он. Но Миген знала, что ощущаемое сладостное головокружение скоро пройдет.

У Лайона было достаточно здравого ума для того, чтобы поселить ее на нижнем этаже, то есть в той части дома, где размещаются слуги. Он умело позаботился о том, чтобы не оскорбить и не обидеть Миген, зная, насколько уязвима ее гордость. И сейчас, когда она раскладывала свои вещички в ящик полированного кленового шкафа, Миген улыбалась. В этот момент ее мечты прервал голос:

— Я вижу, вы уже убираете свое гнездышко.

Миген обернулась и увидела в дверях Лайона, курящего тонкую сигару. Он снял пиджак и жилет, на нем были только бриджи цвета небеленого сурового полотна и белоснежная льняная рубашка.

Миген раздраженно топнула изящной ножкой.

— Вы могли бы и постучать! Разве мне нельзя рассчитывать на уединение?

— Приношу, миледи, свое нижайшее извинение. — Он отступил назад, закрыл дверь, и секундой позже раздался стук. — :

Не разрешите ли вы мне войти?

— О, вы воистину остроумный негодяй! — саркастично заметила Миген.

Лайон приоткрыл дверь и заглянул в комнату.

— Ну как, теперь я завоевал ваше расположение и могу вас посетить?

— Будьте добры, оставьте эти выкрутасы и входите.

— С большим удовольствием, возлюбленная.

Заметив, что взгляд Лайона задержался на ее фигуре. Миген отвернулась к ящику с вещами. Хэмпшир встал на колени у камина и подкинул в него дрова. Затем зажег тонкую свечу и поднес ее к аккуратно наколотым поленьям.

— Уже почти стемнело, — заметил Лайон, устроившись в стоявшем рядом кресле.

Миген не ответила, и он успокаивающе улыбнулся. Лайон уже забыл, как эта комната мила. Очень хороша для такой прелестной беспризорницы!

— Вам нравится здесь? — поинтересовался он. — Что-нибудь еще требуется?

— Этот вопрос, предполагается, должна была задать я, — резко заметила Миген, но, посмотрев на Лайона, смягчила свой тон. — Комната очаровательна. Но, как вы хорошо знаете, для меня здесь все излишне красиво.

Лайон попытался выглядеть грубоватым и уставился на сигару, которую курил.

— Вы должны заслужить ее, Миген. Хотите верьте мне или нет, но я воистину нуждаюсь в том, чтобы вы остались здесь. Этот дом еще далеко не самое уютное пристанище, но я собираюсь изменить его.

— Что вы имеете в виду? Каково будет мое положение?

— Я полагаю, что речь идет о должности домоправительницы. Я хочу, чтобы вы наблюдали за приготовлением пищи, составлением меню, следили за обстановкой комнат. Всякие нововведения и перестройки будут зависеть только от вас. Постарайтесь, чтобы все шло без шероховатостей. Но добавьте ко всему, что будете делать, еще кое-что: свое тепло. Мне хотелось бы видеть вокруг цветы… И тому подобное.

— Ну а как быть в отношении Уонга? Не обидит ли его мое вмешательство?

— У Уонга достаточно обязанностей камердинера, и теперь он должным образом займется моими личными делами. Я позволяю вам с ним разделить между собой работу, как вы того пожелаете. Но я не хочу никаких ссор и отказываюсь выступать посредником между вами.

— Скажите это Уонгу сами! — Миген сделала гримасу. — Я не могу поверить, что он одобрит мой приезд.

— Уонг работает на меня и должен приспосабливаться. Я его предупреждал, что мой штат будет расширяться. К тому же он постоянно жалуется на непомерную занятость.

— А принято ли во внимание мнение Присц.., мисс Уэйд?

Вы отлично знаете, что она захочет подобрать собственных слуг.

Подозреваю, что она не видит меня в этой роли, и.., честно говоря, я сомневаюсь, что нам вообще удастся ладить друг с другом.

— Подойдите ко мне.

Миген с подозрением поглядела на него. Но Лайон зажал сигару между зубами и похлопал себя по мускулистому бедру.

— Я обещаю вести себя хорошо. Прошу вас разрешить мне побыть рядом с вами хотя бы мгновение.

Она подошла и села к нему на колени. Ее сердце оборвалось. Громко вздохнув, Миген прижалась щекой к его волосам, чувствуя, как приятно напряжены ее нервы.

— Почему вы не можете почаще расслабляться таким образом? — Он положил свою сигару в конфетницу. — Неужели все время необходимо сражаться со мной, будто мы с вами, Миген, в состоянии войны?

— Я должна поступать так, — прошептала она. — И вы знаете, почему. Я достаточно часто говорила об этом. И если вы по-настоящему заботитесь обо мне, то не станете проверять меня таким способом. У меня нет больше сил для бесконечной борьбы.

— Как же мне в этом отношении повезло! — Он жадно гладил ее напряженную спину, пока по телу Миген не прокатилась приятная дрожь.

— Вы такой же распутный, как и майор Гарднер?

— Выходит, вы считаете, что попали из огня да в полымя!

— Как точно сформулировано! Между прочим, вы ушли от вопроса о моем положении здесь после того, как мисс Уэйд… станет миссис Хэмпшир. Я все пойму.., если мне нельзя будет оставаться здесь.

— Почему?

— Вам объяснить это по слогам? — сердито воскликнула Миген. — Вы хотите, чтобы я признала свою слабость?

— Ко мне? — Лайон сделал вид, что удивлен. — Это делает мне честь, возлюбленная. Вы можете и не поверить мне, эгоцентричному негодяю, но скажу, что все-таки считаюсь с вашими чувствами. Я не стану просить вас оставаться в одном доме с Присциллой после того, как мы поженимся.

— О, Лайон, какое облегчение принесли мне ваши слова! В последнее время — особенно сегодня, когда я оказалась в подземной тюрьме, — я все чаще думала, что наилучшим решением для меня был бы отъезд из Филадельфии. Я хотела собрать на это деньги сама, но теперь полагаю, что у меня не остается для этого времени. Поскольку вы думаете так же, как и я, то не могли бы предоставить мне некоторую сумму в долг. Клянусь, что я верну вам все, до последнего цента.

— Миген, — прервал ее Лайон, — не торопитесь и возьмите свои слова обратно. Я не собираюсь позволить вам так легко уйти из моей жизни! Однако вы сделали иной выбор. Я помогу вам любым доступным мне способом. Но только после того, как вы пойдете на компромисс со мной.

— Компромисс? — повторила она с удивлением, а Лайон подумал, что в этот момент ее ресницы похожи на длинные и пушистые, покрытые копотью перышки.

— Конечно. Вы же видите, насколько цивилизованным и рассудительным могу я быть. Итак, вы намерены уехать из Филадельфии и хотели бы, чтобы я финансировал вашу поездку…

— Значит, одолжите мне?

— Шшш! — Он приложил свой палец к ее губам. — Выслушайте меня, поскольку я хочу изложить вам другой вариант. Свой!.. Мое искреннее желание, чтобы вы остались со мной.

Позвольте мне позаботиться…

Миген попыталась встать с его колен, но Лайон удержал ее.

— Уверен, вы догадываетесь, что я собираюсь сказать! В любом случае это — компромисс с моей стороны. Я предлагаю вам остаться здесь до моей женитьбы на Присцилле в качестве домоправительницы и на строго платонических условиях — если таково ваше желание. По моим подсчетам, на три-четыре недели. За это время вы сможете определить, хотите оставить меня или нет. Если решите уехать, я полностью финансирую вам дорогу. Это будет мой подарок. Или вы сможете остаться в Филадельфии в качестве моей любовницы. Несмотря на ваше мнение, я уверен, что смогу осчастливить вас. По рукам?

Миген прищурила свои аметистовые глаза и пробормотала:

— Вы — хам!

Лайон рассмеялся в ответ, и Миген сильно ущипнула его, желая заставить замолчать, но он лишь смотрел на Миген с манящей улыбкой.

— Именно за это, моя маленькая, я люблю вас больше всего. Вы так скоры на комплименты! Когда мы бываем вместе, я всякий раз чувствую себя новым человеком.

— Будем надеяться, что этот человек становится лучше — по сравнению с тем, каким был раньше.

Внезапно Миген поняла, что Лайон устал от их постоянной перебранки, и с горячностью приняла его поцелуй. Она сделала глубокий вдох и предупредила:

— Я никогда не скажу «да». Я принимаю предложенную вами сделку, поскольку иного выбора у меня нет. Но не ждите, Лайон, что я когда-нибудь соглашусь на крохи с пиршества чьей бы то ни было любви. Даже вашей!..

Глава 23

Лайон разыгрывал свою партию весьма продуманно. Три дня он появлялся на глаза Миген редко, пока та не стала тосковать по его улыбке и остроумным репликам.

Она не ошиблась, предполагая, как Уонг оценит ее вмешательство в домашние дела. Лайон, как и обещал, с самого начала откровенно переговорил с ним, но китайцу было трудно передать любую из своих обязанностей новому человеку. Миген казалось, что Уонг постоянно ходит за ней по пятам, ожидая какой-нибудь оплошности, но никаких ошибок с ее стороны не было.

Миген с удовольствием занялась обстановкой дома, естественно, на свой изысканный вкус. При всякой возможности Миген обращалась к Уонгу за советом: так, с его помощью она обзавелась разнообразными растениями, которые подбирала в тон цветовой гамме каждой комнаты. Лайон понял, что девушка поймала его на слове, когда в своей спальне увидел изящную вазу с фиолетовыми гиацинтами.

Миген расспросила китайца о вкусах Лайона и сама составляла меню по тем редким дням, когда он обедал дома. Но повар не обладал сотой доли того, чего ждала от него Миген. Именно этот вопрос она избрала для первого разговора с Лайоном, который нарочно не обращал на нее особого внимания. Миген поняла, что он намерен оставаться сдержанным в ожидании первого шага с ее стороны. И хотя Миген каждый день нервно — точнее, с надеждой — прислушивалась, не пришел ли Лайон, она теперь убедила себя в том, что только обстоятельства привели ее в этот дом.

Предлог для разговора девушка искала уже два дня, но большую часть времени Лайон отсутствовал. Когда же он находился дома, то работал или читал в библиотеке. Если же торопливо обедал в столовой, она упорно стояла невдалеке, надеясь, что Лайон пригласит ее присоединиться к трапезе. На третий день Миген решила, что больше не может откладывать деловой разговор. Она застала его в спальне, где Лайон одевался для посещения театра, попросив, чтобы ему доставили поднос с жареным цыпленком. Миген постучала в дверь так тихо, что сама едва ли услышала его.

— Черт возьми, — рявкнул Лайон, — вносите же! Я умираю от голода!

Боясь, что мужчина может быть не одет, Миген нерешительно выглянула из-за двери. При виде огромных фиалковых глаз и буйных локонов мрачного настроения у Лайона как не бывало.

— Миген! Входите!

Под его теплым взглядом лицо девушки осветила очаровательная улыбка.

— Я принесла вам поднос с едой.

— Вижу. Что, Уонг сломал ногу? — Его глаза блестели, как океан под апрельским солнцем.

— Нет, сэр. — Миген залилась румянцем. — Я хотела обсудить с вами кое-что, а так как вы дома бываете очень редко, то я решила воспользоваться этой благоприятной возможностью.

— О да, мадам, — насмешливо сказал он и понимающе подмигнул ей. — Я как раз собирался узнать, как вы себя чувствуете. Мне жаль, что вас убедили…

— «…не побояться в логово ко льву явиться и смело там противостоять ему», — процитировала Миген.

Лайон, вспомнив, что имя его созвучно со словом «лев», рассмеялся над этим каламбуром и подошел, чтобы взять у нее из рук поднос. Он сразу же вынул из графина пробку и налил в стакан немного бренди.

— Вы всегда выпиваете, прежде чем выходить из дома? — напрямик спросила Миген, увидев, как он быстро осушил стакан и снова наполнил его.

— Вы хотите, чтобы я признался, будто могу выносить Присциллу, лишь притупив свои чувства?

— Значит, она получит в качестве мужа пьяницу? — И Миген прищелкнула языком.

— Этого, возможно, и не произойдет, если у такого мужа будет рядом та, которая подарит ему нечто, чего нет у жены.

Миген отвернулась от его проницательного взгляда и пересекла комнату, но к Лайону не подошла.

— Я лучше поскорее изложу главный вопрос. Он очень важен для меня.

— Я весь внимание, — заверил ее Лайон, взял стакан и удалился в туалетную комнату.

Миген смело последовала за ним, но была шокирована, увидев его перед большим овальным зеркалом с расстегнутыми бриджами, в которые Лайон заправлял рубашку.

— Мистер Хэмпшир, вы нарочно стремитесь постоянно смутить меня?

Лайон невинно Посмотрел на нее:

— Неужели мое полуголое тело вгоняет вас в краску? Я никогда не считал вас лицемеркой! Продолжайте, Миген.

От такой прямоты она чуть не задохнулась. И именно в этот момент Миген пронзили воспоминания о его великолепном обнаженном теле.

— Если вы ожидаете, что я здесь останусь на месяц, то заблуждаетесь. И не следует постоянно напоминать, что вы оставили меня в дураках…

Лайон подошел и ласково поднял ее по-детски нежный подбородок, заставив посмотреть ему в глаза.

— Не говорите так Никогда не принижайте себя. Вы меня понимаете? Вы — единственная известная мне женщина, которая не ведет себя по-дурацки, и я не стану умалять значения того, что нас с вами объединяет.

В глазах Миген заблестели слезы, хотя голос ее звучал твердо:

— У меня нет необходимости уничижать себя. Вы сделали это сами в достаточной степени, вновь и вновь напоминая мне, будто я годна только для того, чтобы быть вашей служанкой или любовницей. И если я уронила свое достоинство, то в этом, мистер Хэмпшир, повинны и вы.

Миген понимала, что зашла слишком далеко. Но в ее душе будто прорвало плотину, и она уже не могла остановиться.

— Я отдалась вам с таким невинным доверием! Разве это не шутка! Вы не смеетесь? Ведь это так забавно, что я верила в любовь. Я верила, будто любовь — это самое главное, что может быть у человека в жизни. Какой абсурд! Разве вы не понимаете, как это смешно? Почему же вы не хохочете! С моей глупой наивностью я думала, что на вилле «Марквуд» я принесла вам в тот день нечто более важное, чем престижный брак или даже место в конгрессе.

Лайон все это время держал Миген за руки. Но в его глазах светились боль и сомнения, и Миген почувствовала, как ее охватывает ужас. Однако она продолжала говорить, казалось, голос звучал помимо ее воли:

— Вы же, с вашим безграничным очарованием, не могли сдержать себя, когда лишали наивную девушку девственности и романтических иллюзий! Вы уверены, что я унижена вашим предложением содержать меня? Однако самым оскорбительным для меня являются ваши отношения с Присциллой Уэйд… Если бы только ваша предполагаемая жена была образцом интеллекта, доброты и терпения. Но…

Сильные руки обхватили Миген, и она прильнула к груди Лайона. Было слышно, как бьется его сердце, и Миген охватила сводящая с ума страсть…

Лайон поднял ее и перенес на кровать, уложив поверх покрывала. Он растянулся рядом и прижал Миген к себе так сильно, что стало жарко от его раскаленного тела.

— Миген, простите меня, простите. Я никогда не хотел причинить вам боль. Я всегда считал, что вы достаточно разумны и сильны…

— О, Лайон, вы так не думали! Не просите прощения!

Он улыбнулся, зарывшись в ее блестящие волосы, и продолжил:

— Я уже говорил, что в тот момент я не искал любви.

Возможно, тогда мои чувства были притуплены, и я полагал, что все так и должно быть. Мне трудно изменить свое мнение. Я буду с вами честен. Вы замечательная девушка, в тысячу раз интеллигентнее и таинственнее Присциллы. Но, черт побери, я принял решение жениться ради того, чтобы добиться положения в обществе. А вы, черт побери, к сожалению, только простая служанка! Почему вы до сих пор не свыклись с этим? Если я и совершил ошибку в отношениях с вами, то частично потому, что не знал, как много вы.., ожидали. И как много ожидаете до сих пор!

Миген наблюдала за его лицом, чувствуя себя все более оскорбленной и обретая свое обычное хладнокровие. Она вырвалась из его объятий и села на противоположный край постели.

— Прекрасно! Вы все предельно ясно изложили.., сэр! Вы намерены претворить свое решение в жизнь, но мы еще посмотрим, кто окажется в дураках!

* * *

В эту ночь сон не пришел к Миген. Вновь и вновь перед ней вставало его лицо, его тело, она ощущала его прикосновения и — самое худшее! — слышала все его слова.

«Каково же решение? — размышляла Миген, — Лайон и предложенный им компромисс, или мое самоуважение и сопротивление и в результате — унылая жизнь без него». Ни один из этих вариантов ни в малейшей степени не устраивал ее.

На лестничной площадке часы пробили два часа, а Миген все еще бодрствовала, понимая, что во многом согласна с Лайоном, хотя и не могла в этом признаться даже себе. Взбив подушки в шелковых наволочках, Миген села в кровати и стала наблюдать за тлеющими углями в камине.

И попробовала снова проанализировать свое положение. Интуиция подсказывала, что Лайон испытывает к ней такие же сильные чувства. Здравый смысл говорил ей, что надо просто сказать всю правду и сразу положить всему конец. Абсолютно простое решение! Если бы Лайон узнал, что ее происхождение такое же знатное, что и у Присциллы, и даже более высокое, то разорвал бы со вздохом глубокого облегчения помолвку и женился бы на ней, Миген.

Подобная мысль посещала ее не раз. Но впервые Миген Сэйерс серьезно обдумывала ее, хотя уже знала, что не может предоставить Лайону столь легкий выход из сложившейся ситуации. Всю жизнь она бы потом грустно размышляла над этим, полагая, что не оставила любимому человеку права на выбор.

И, глядя на оранжевое мерцание тлеющих головней, Миген пришла к следующему выводу: «Прежде чем я снова рассмотрю эти две ужасные альтернативы, я брошу Лайону вызов в рамках его же правил».

Это будет отчаянная игра. Она понимала, что, проиграв ее, испытает боль и унижение во сто крат сильнее, нежели до сих пор. «Но моя любовь стоит такого риска, — решила Миген. — И если Лайон не сможет остановить на мне выбор как на своей жене — только из чувства любви, — тогда для меня не останется места в его жизни. Все или ничего».

Глава 24

Серьезная перепалка с Миген взволновала Лайона сильнее, чем он мог предположить. Стараясь избавиться от навязчивых воспоминаний о ее губах и голосе, от воспоминаний, которые преследовали его на протяжении всего вечера, Хэмпшир сразу после окончания спектакля проводил Присциллу в особняк Бингхэмов.

Лайон хотел пойти я таверну «Сити», где его друзья глушили густой и крепкий светлый английский эль и вели политические дискуссии. Однако в пути решил повидаться с Бенджамином Франклином. Было еще не поздно — едва десять вечера, но в окнах кирпичного дома Франклина свет уже не горел, и Лайон вновь обеспокоился состоянием здоровья доктора. Их беседы всегда поднимали дух Хэмпшира, вселяя уверенность в будущем, и потому в этот вечер он особенно нуждался в заразительном остроумии Франклина. Но Лайон все же посчитал за лучшее не нарушать покой своего наставника и отправился поднимать себе настроение элем.

Когда Хэмпшир наконец добрался до своего дома, то чуть не упал, споткнувшись о старый чемодан у двери. Он сбил кожу на пальцах, пытаясь отыскать круглую дверную ручку.

Поглаживая ободранные пальцы и бранясь про себя, Лайон все же открыл дверь, втолкнул чемодан в холл. И при свече прочитал на бирке два слова, написанные красивым почерком Энн:

«Миген Саут».

Лайон улыбнулся, сообразив, что Миген просто потребовалась ее одежда. Он взвалил чемодан на плечо и пошел в ее комнату.

Лайон тихо постучал, но, не услышав ответа, осторожно открыл дверь. Поленья в камине уже догорели до тлеющих красно-оранжевых углей. На огромной кровати Миген выглядела крошечной, по шелковым подушкам разметались ее роскошные волосы.

Сердце Лайона оборвалось. Он осторожно поставил чемодан на ковер и какой-то момент колебался: выйти из комнаты или остаться. Однако приданные ему элем безрассудство и дерзость легко взяли верх.

Миген спала в той же батистовой рубашке, которая была на ней в ночь, когда Лайон подошел к ее окну в особняке Бингхэмов. На этот раз, однако, она не застегнула ее на пуговицы.

Лайон ласково поцеловал ее нежную шею, затем его губы поднялись вверх, к полуоткрытым губам спящей.

Миген пробуждалась медленно, долго не понимая, реальность ли это, ибо любимый постоянно был героем всех ее снов.

На мгновение она предпочла, чтобы это была восхитительная фантазия: над ней подобно звездам мерцали любимые синие глаза. Лайон наклонился, чтобы снова поцеловать Миген, и она обвила руками его шею и позволила внезапно нахлынувшему волшебству рассеять свою настороженность и скованность.

— Я принес ваш чемодан, — прошептал Лайон, разрушая ее иллюзии.

— Вы перехитрили меня, — запротестовала Миген не очень убедительно. — Я думала, что вы — сон.

— Ну что же, благодарю вас, — ухмыльнулся Лайон. — Честно говоря, вы, найденыш, сами выглядите сновидением. — И ласково провел большим пальцем по ее щеке.

— Я благодарна за вещи. Ведь у меня до сих пор не было времени выстирать мое единственное платье. Только чистые фартуки…

— Вы напомнили мне, — прервал ее Лайон, — что я хотел избавить вас от ужасных черных платьев. Это, конечно, не значит, что вы не выглядите в них очаровательной. Но я все же считаю, что можно найти более веселенький цвет. Новую форму для вас выберу я.

— Могу себе представить, — бесстрастно проворчала она.

— Я не имею в виду, что хочу сменить тему беседы. — Лайон рассмеялся. — Но сегодня в театре я вспомнил, что так и не услышал ничего о том важном деле, о котором вы собирались со мной переговорить. Обсудим его сейчас или вы по-прежнему на меня сердитесь?

— Я… — Миген запнулась. — Мне нужно было бы это сделать. В глубине души я всегда.., но…

— Вы не В силах противостоять такому очаровательному распутнику?

— Вы льстите самому себе.

— Перед тем, как вы нанесете мне своим острым язычком еще одну рану, позвольте снова поинтересоваться, что же вы хотели обсудить.

Полусонная Миген сморщила нос, уловив запах спиртного.

Внимательнее вглядевшись в Лайона, она заметила, что один уголок его обычно твердого рта несколько опустился, в глазах появился вместо проницательной, бдительной настороженности мягкий блеск.

— Лайон, вы пьяны?

Он ухмыльнулся, сделав вид, что такое предположение оскорбительно. Его русые брови взметнулись вверх, и он тут же застегнул белую манишку. Миген заметила слегка перекошенный галстук, что выдавало необычную для Лайона небрежность.

— Неудивительно, что вы набрались наглости и ворвались сюда в разгар ночи!

— Я сегодня действительно выпил — чтобы притупить боль и изгнать из памяти ваше лицо. На какое-то время эль мне помог. Но сейчас он лишь ослабил мой постоянный контроль за своим сердцем и языком. Я почувствовал себя столь же обязанным раскрыть вам свои чувства, как это сделали вы сегодня вечером в отношении своих.

— Возможно, сейчас вам лучше уйти, — предположила Миген, правда, не очень настойчиво. — Я не хочу, чтобы вы сказали что-то такое, о чем завтра сожалели бы.

— Если бы я был трезв, — ответил Лайон с ироничной улыбкой, — то, наверное, ушел бы. Я надеялся, что смогу преодолеть искушение прийти сюда. Но вот как раз сейчас я смертельно ранен своей же самоуверенностью. Я болен ролью, которую должен играть при Присцилле, болен лживой ситуацией с вами, болен тем, что вынуждаю себя вспоминать свои амбиции всякий раз, когда мне нужно было бы прислушиваться только к голосу своего сердца. Вы сомневаетесь в том, есть ли оно у меня?

Да, маленькая, вы вправе сомневаться. Но сердце у меня есть.

Сейчас я вам скажу нечто и прошу вас внимательно выслушать это, ибо, когда я протрезвею, ко мне вернется и самоконтроль.

Лайон взял ладонь Миген и нежно разглядывал ее. На фоне его крупной и смуглой руки ладошка Миген выглядела трогательно крошечной. «Нежная, сладкая… — думал он. — Другой такой руки нет. Нет на земле служанки со столь бархатной, столь изящной ручкой».

— Миген, вы полагаете, что я использую вас как игрушку, ради пустого развлечения. Но сейчас я говорю, что вы ошибаетесь. Мои чувства к вам отнюдь не пустячные, хотя я попытался и пытаюсь убедить себя в их незначительности. Порой я делаю вам авансы, но не ради того, чтобы позабавиться, просто мой разум уже не в состоянии управлять моим сердцем.

Она заметила, как становятся жестче очертания его губ, а глаза загораются мучительным огнем желания. Миген не могла вздохнуть. Не могла даже пошевелить пальцем. А под батистом ночной рубашки до боли затвердели соски. Мерцающий свет от угольков в камине играл на лице Лайона, и Миген сладостно трепетала под его соблазняющим взглядом.

— Ах, Миген, если бы мы встретились раньше, до того как я распланировал свою жизнь! Если бы я узнал вас хотя бы годом раньше!.. Я бы тут же женился на вас. Но именно здесь — понимаете, здесь! — и зарыта собака. Всю жизнь я плевал на всякую осторожность, ставя лишь на то, что меня вызволит из трудностей мое невероятное везение. Я — дьявол!.. А потом, в кои-то веки, я встретил в жизни то, что захотел получить, но не мог: нечто серьезное — место в конгрессе. Можете ли вы хоть чуть-чуть осознать, что за силы меня отрывают от вас? В тот день, когда я приехал в поместье «Зеленые холмы», я жил своей идеей, был взвинчен мечтой о ее достижении. Брак без любви?..

Таков был единственный путь к вожделенной цели, и я был готов пойти ради нее на такой брак. Я был счастлив, что нашел хоть какую-то осмысленную цель в жизни, кроме сколачивания богатства и поиска приключений. Я уже не молод…

— О, Лайон! — Миген не смогла подавить деликатный смешок.

— Нет, я не молод! — перейдя в оборону, повторил он. — Что вы понимаете в этом? Сколько вам лет? Восемнадцать?

— Речь идет не о моем возрасте. Вы ворчите по поводу своих лет, будто у вас уже накупило старческое слабоумие.